home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 19

– Если ты твердо решила стать моей ученицей… – тоскливо начал первый урок Креол, все еще надеясь, что Ванесса передумает, – …запомни следующее. Ученик должен во всем повиноваться учителю. Если я скажу «прыгай!», ты должна сначала подпрыгнуть, и только потом спрашивать, зачем это нужно. На время обучения ученик себе не принадлежит, он делает только то, что говорит учитель, и ничего больше. Даже если понадобится в отхожее место, ты сначала должна спросить разрешения у учителя, и если я запрещу – придется терпеть…

– Чего?! – возмутилась Ванесса. – А ты не опупел?

– Хозяин шутит, – весело хихикнул Хубаксис. – Пугает, чтоб ты передумала.

– Молчать, раб! – рявкнул Креол.

– Это правда? – прищурилась Вон.

– Ладно, хватит! – поморщился маг. – В общем, главное для ученика мага – слушать и запоминать все, что говорит учитель. Ну и приказы выполнять, конечно, без этого никак… Еще ученику нужно завести собственный набор инструментов и магическую книгу, но это обычно делается года через полтора после начала, не раньше…

– Так с чего начнем? – нетерпеливо потерла руки девушка.

– Ты начнешь с того, что внимательно прочтешь мою книгу, – злорадно сообщил маг. – Всю – от первой до последней страницы. Но только про себя – вслух не произноси ни единого слова, ясно? Заклинания нельзя читать вслух, даже если ты не владеешь магией. Особенно, если ты не владеешь магией…

– А что будет? – перебила его Вон.

– Скорее всего, ничего, – подумав, ответил Креол. – Но иногда все-таки получается, причем что именно – даже Черный Слепец заранее не предскажет. В общем, если что-то будет непонятно, спрашивай, но не перебарщивай – потом я обо всем расскажу подробно. Можешь приступать прямо сейчас.

Вон обиженно надулась. Магическую книгу Креола она уже пробовала читать, и большого удовольствия от этого не получила. Полторы тысячи страниц мелкого текста несли не так уж много интересной информации – в основном всякая нудятина. Но, как говорится, сама напросилась – пришлось приниматься за этот толстенный фолиант.

На первых страницах подробно излагались основы магии. Как заучивать наизусть заклинания, как впитывать магическую энергию, или ману, как влиять на окружающие предметы и существ, чтобы они изменялись так, как этого хочется магу, как преобразовывать материю в энергию и наоборот. Возможно, поняв все это, можно было стать магом и самостоятельно, если бы не одно «но» – эти инструкции напоминали те, что даются в учебниках по карате. Как известно, еще никто не сумел научиться драться по одной только книжке. Необходим тренер и практические занятия.

К тому же здесь излагались только самые первоначальные инструкции – более подробно обо всем этом рассказывалось дальше. К сожалению, найти что-либо конкретное в магической книге Креола смог бы только он сам – не было ни оглавления, ни алфавитного порядка, ни даже банальной нумерации страниц. В древнем Вавилоне до таких вещей просто еще не додумались.

Вон читала и читала. Заклинания, ритуалы, гадания, колдовские смеси и зелья, описания магических животных и растений, имена и свойства различных духов и демонов, инструкции по изготовлению и применению артефактов, просто всякая полезная информация… Голова у несчастной девушки начала болеть уже через полчаса. Глаза – еще раньше, такой мелкий шрифт использовал Креол. Конечно, это позволяло вместить очень много информации на сравнительно небольшой площади, но читать подобное было адски трудно.

«Возьми отрезанный язык удава, погрузи его в чашу, наполненную собственной кровью, и продержи там два часа, все это время напевая молитву Дамбаллаху Темному. С помощью собственных ногтей изобрази на языке символ Дамбаллаха, после чего помести его на кончик собственного языка. Язык Дамбаллаха готов к работе. Пока он остается у тебя во рту, ты можешь говорить со всеми змеями и понимать их язык, но на это время ты не сможешь говорить с людьми – для того, чтобы вести речь с кем-то себе подобным, язык придется вынуть. Также все змеи будут вести себя дружелюбно, пока язык Дамбаллаха у тебя во рту, и даже могут выполнять твои просьбы, если просить достаточно вежливо».

Ванесса задумалась. Да, говорить на змеином языке и приказывать змеям могло бы быть очень полезно. Жалко только, что для этого придется пожертвовать целой чашей крови. Однажды Вон сдавала кровь, и потом три дня чувствовала себя более чем отвратительно. С тех пор все донорские центры она обходила стороной.

«Возьми в одну руку горсть кремниевой пыли, а в другую – горсть пыли из магнитного камня. Произнеси нараспев заклинание, приведенное ниже, после чего сожми руки вместе и выкрикни имя Собо. Когда это произойдет, из твоих уст вырвется оглушительный гром, который оглушит навсегда всех, кто стоит ближе, чем в трех метрах от тебя, и на время – ближе, чем в пятнадцати. Кроме того, любой стеклянный предмет поблизости от тебя разлетится на куски».

– Ничего себе! – присвистнула Вон, взглянув на заклинание и прикинув, сколько времени нужно будет, чтобы прочесть его нараспев. – Это кто же будет столько времени ждать, пока ты его оглушишь?

– Заклинание можно прочесть заранее, а потом хранить в памяти, – пояснил Креол, лежащий с закрытыми глазами на кровати. – Я всегда так и делаю. Кстати, и пыль можно смешать заранее, а в нужный момент просто рассеять ее возле себя. «Собо» – слово-ключ, имя духа грома. Действует как спусковой крючок.

«Флаурус – демон огня и разрушения, один из опаснейших демонов во всех Темных Мирах. Вызов его сопряжен с огромной опасностью, посему перед началом ритуала следует максимально обезопасить себя всеми возможными способами. Начерти большой круг, подкрепленный четырьмя Наблюдательными Башнями, а в нем – треугольник вершиной к северу. В нем размести печать Флауруса, начерченную на пергаменте. Операция должна выполняться в ясную погоду, когда луна стоит в четной фазе первой половины цикла, между восходом солнца и полуднем. В кадильнице зажги марсианский ладан (см. состав выше) или смолу без других добавок. На груди обязательно повесь амулет защиты и печать Флауруса. Слово-ключ при данном ритуале „Темешо-Масанин!“.

Флаурус появляется сначала в образе ужасного леопарда, затем принимает обличье человека с горящими глазами и страшным лицом. Никогда не смотри ему прямо в глаза, и вообще избегай смотреть на него – лучше всего стоять к нему спиной. Пригрози Флаурусу магической цепью, затем окружи ею магический круг, в котором он находится, и заверни пентаграмму Флауруса в черную материю. Затем пронеси ее по кругу, поминутно касаясь ритуальным ножом. Далее освяти пентаграмму огнем и водой, и в конце разверни и вручи ее Флаурусу в качестве платы за услугу. Отдай Флаурусу приказ, после чего дай разрешение удалиться. Обязательно очисти место вызова, иначе Флаурус может потом вернуться сюда уже самостоятельно, охваченный желанием отомстить».

– А ты можешь превратить тыкву в карету? – не нашла более умного вопроса Ванесса. От всех этих ужасов она потихоньку начинала тупеть.

– Зачем? – искренне удивился Креол. – Если уж так срочно понадобилась карета, проще сделать ее прямо из земли. Или даже из воздуха…

– А еще проще просто полететь куда нужно, – вставил Хубаксис. – Вон, да ты отдохни, что ты себя мучаешь? Все равно ничего не поймешь, магии нужно учиться постепенно…

– Ты-то откуда знаешь? – хмыкнул маг, приоткрывая один глаз. – Среди джиннов ты наверняка был самым худшим учеником…

«Если вместе связать несколько перьев и подвесить к кровати, то это избавит тебя от ночных кошмаров. Помещенный под подушку больного небольшой венок из перьев поможет ускорить процесс выздоровления, но тому, кто будет плести венок, необходимо во время процесса представлять себе больного здоровым и сильным, иначе можно еще больше навредить. Также перья, сожженные над кроватью, могут помочь роженице во время родов».

Это Вон добралась уже до полезных советов, строго говоря, не являющихся настоящей магией, но от этого не перестающих быть полезными. Большинство их выглядели как обычные суеверия, но выгодно отличались от них четкостью изложения. Подробно растолковывалось, что будет в том-то и том-то случае и как этого избежать. К примеру, Ванесса нашла в этом разделе тот факт, что разбитое зеркало приносит неудачу, правда вместо семи лет тут упоминались семь недель. Однако тут же перечислялись способы, как от этой неудачи избавиться. К примеру, можно было сразу же повернуться трижды против часовой стрелки и можно было бросить соль через плечо, но эти способы признавались малоэффективными. Книга советовала собрать все осколки и сжечь их, или хотя бы закоптить до черноты, а затем закопать. Также можно было взять семь белых свечей и затушить их в полночь одним дыханием на первую же ночь после несчастного случая. Но самым эффективный способ заключался в том, что следовало коснуться осколком разбитого зеркала надгробного камня, неважно чьего. На всякий случай Ванесса все это запомнила.

Оторвав глаза от страниц, девушка заметила, что Креол успел уснуть. Он тихонько посапывал, сложив руки на груди так, словно был покойником в гробу. Ванесса невольно подумала, что подобная поза должна быть для него привычной. Во сне маг выглядел предельно умиротворенным и легонько улыбался. Видимо, ему снилось что-то хорошее.

– Хуби, а Креол раньше брал учеников? – спросила Ванесса. Голос она понизила до шепота, чтобы невольно не разбудить сурового учителя.

– Один раз… – почему-то замялся Хубаксис. – Но он не доучился.

– Что, надоело? – понимающе хмыкнула Вон.

– Да нет, он умер.

– Ах вот оно как… – неловко произнесла Ванесса. Собственно, ей полагалось посочувствовать неизвестному пареньку, но как-то не получалось сочувствовать тому, кто умер пять тысяч лет назад. Чересчур уж большой срок. – А как это произошло?

– Да дело-то житейское… – пожал плечами джинн. – Слишком уж любопытный мальчишка был, все время лез куда не просят. Вот и доигрался.

– То есть?

– Ну как это обычно бывает… Залез в магическую книгу хозяина, когда его дома не было, и прочитал заклятье вызова демона. Азам-то он уже научился, и способности имелись, так что демона-то он вызвал… А защитить себя не смог – он всего два года проучился, не умел еще. Демон его и разорвал.

– Какой ужас! – воскликнула Вон.

– Потом, конечно, хозяин вернулся, утихомирил демона, изгнал его обратно, но было уже поздно…

– Он, наверное, сильно расстроился?

– Еще бы! – фыркнул джинн. – Демон к тому времени полдворца разнес по камешку! Знаешь, сколько мы потом отстраивались?

– Я вообще-то про мальчишку говорила, – сухо пояснила Ванесса.

– Да нет, за него хозяину платить не пришлось, – непонимающе взглянул на нее джинн. – Он сирота был, никаких родственников. Время только зря потеряли…

– Хуби, ты что, вообще бесчувственный? – поджала губы Вон. – Неужели тебе его совсем не жалко было?

– Да мы и знакомы-то были два года всего… – недоуменно пожал плечами джинн.

– По-твоему, это мало?

– Для джинна – мало. Мы и взрослыми-то становимся только годам к шестидесяти…

– А, ну да. А тебе сколько сейчас – пятьдесят шесть, да?

Хубаксис обиженно отвернулся. Больше всего на свете он не любил, когда ему напоминали о двух вещах – его росте и его возрасте. И то и другое для джинна были просто крошечными.

Дверь тихонько скрипнула, и внутрь нерешительно заглянула кудрявая голова. В следующий миг за ней появилось остальное тело, и Ванесса пораженно поняла, что это опять ангел! Но другой, не тот, которого она видела раньше.

– Простите, – робко обратился к ней крылатый красавец, – вы не видели кого-нибудь из моих сорасников?

– Кого? – удивилась Вон.

– Ну, других ангелов… – смутился ангел. – Вы ведь человек, да? Простите, я не очень хорошо отношусь к местным жителям…

– Ничего страшного, мне они тоже не нравятся, – поспешила согласиться Вон. – Вообще-то, пару часов назад я видела, как по коридору прошел другой ангел.

– Правда? А как он выглядел?

– Да так же, как вы… – виновато развела руками Вон. – Чуть повыше, и волосы чуть посветлее, вот и все…

– Натаниил, должно быть, – вслух подумал ангел. – О, простите мою невежливость! Эндиан, к вашим услугам.

– Очень приятно, Ванесса Ли, – попыталась сделать книксен Вон. Получилось плохо – опыта не хватало. На уроках танцев ее чему-то такому учили, но она никогда не была прилежной ученицей. – Скажите, Эндиан, а что вы здесь делаете? Я-то думала, что ангелы живут в Раю!

– Там мы и живем, – кисло улыбнулся Эндиан. – Мне кажется, мы здесь по той же причине, что и вы, Ванесса Ли. Нас отправили в качестве делегации на местные празднества. Поверьте, я бы с большой радостью отказался от этой сомнительной чести…

– И много вас здесь?

– Шестеро ангелов, архангел и два херувима, – охотно перечислил ангел. – Боюсь, я отбился от основной группы. Наверное, теперь меня ищут… Если не возражаете, я продолжу поиски своих друзей.

– О, конечно, конечно, – запоздало спохватилась Вон, глядя, как ее новый знакомый исчезает за дверью.

– Терпеть их не могу, – поделился надутый Хубаксис, не перемолвившийся с ангелом ни единым словечком. – Такие наглые, сволочи, выше всех себя ставят… И сами-то по чужим мирам все время шляются, а к себе никого не пускают! К ним, видите ли, можно только праведникам… Гады!

– Но вы двое как-то ведь к ним попали? – насмешливо прищурилась Ванесса.

– Хороший маг везде пройдет… – неохотно признал джинн. – А хозяин один из самых лучших!

– Правильно, раб, молодец… – не просыпаясь, пробормотал Креол.

Ванесса на всякий случай пощелкала пальцами у него над ухом – нет, спит. Видно, сильно любит, когда его хвалят – даже во сне реагирует.

Она взглянула на часы – время уже перевалило за полночь. В этот мир они переместились вчера вечером, следовательно, она не спала уже часов сорок. Явный перебор, то-то у нее глаза так слипаются. Раньше она об этом не задумывалась – как-то все не до того было, каждую минуту новые впечатления. А вот теперь времени было хоть отбавляй. Вон, и джинн уже успел уснуть – разлегся у хозяина на животе и дрыхнет спокойно. А вот куда лечь ей?

В конце концов Вон кое-как примостилась в кресле, ибо единственное спальное место занял Креол. Ему и одному этой раскладушки хватало едва-едва.

Открыв глаза, Ванесса первым делом снова посмотрела на часы. Ей казалось, что она задремала всего на часок, но на самом деле перевалило уже за полдень. В родном Сан-Франциско, конечно, здесь сутки явно распределялись как-то иначе.

Креол, похоже, проснулся уже давно. Он сидел на корточках в центре комнаты и что-то варил в магической чаше. Жаровня полыхала вовсю, зелье бурлило, надутый Хубаксис помешивал его палочкой, Креол внимательно контролировал процесс.

– С добрым утром! – зевнула Ванесса, с хрустом потягиваясь.

– В Лэнге сейчас ночь… – равнодушно поправил ее маг.

– И всегда ночь, – пробурчал джинн.

– А в Темных мирах обычно и не бывает светлого времени. Зато в Светлых – наоборот, – усмехнулся Креол. – Ты запоминай, запоминай, женщина, думаешь, я все это просто так говорю?

– А для чего же тогда? – не поняла Вон.

– Тебя учу, для чего же еще… – растянул губы в улыбке Креол. – Ученик мага должен обучаться все время, без остановок… Даже во время еды, даже во время сна, даже во время… м-да… в общем, всего остального. Между прочим, это тоже часть урока. Но, может, ты передумала? – с надеждой осведомился он. – Еще есть время передумать, пока ни до чего серьезного не дошли…

Вон молча помотала головой.

– Тогда приступим к урокам, – вздохнул маг.

Следующие несколько часов стали одними из самых скучных в жизни Ванессы. Они даже могли бы претендовать на звание самых скучных, если бы не уроки математики в школе. Что поделаешь, Вон и в школе не была прилежной ученицей. Хорошие оценки у нее были только по физкультуре, да еще по биологии. Природу Ванесса любила всегда. Одно время даже хотела записаться в «зеленые», но потом передумала. Дело в том, что с ними активно контактировала ее матушка, а Вон давно убедилась – все группировки, с которыми сотрудничает Агнесс Ли, не назовешь иначе, как сдвинутыми.

Так или иначе, Креол приступил к непосредственному обучению Вон магии. Для начала он на скорую руку сотворил завтрак, при этом подробно комментируя свои действия. Оказалось, что магия – это отнюдь не только произнесение заклинаний и смешные жесты руками. Все это лишь внешняя сторона, не имеющая большого значения, а вот под ней скрывается жесткий каркас, на котором все это и держится. Магия подчиняется нескольким суровым законам, обойти которые не может ни один маг. Самый главный из них – закон сохранения материи-энергии. Креол объяснил, что он вовсе не сотворил пищу из ничего – такое невозможно в принципе. В процессе чтения заклинания окружающая материя – всего лишь несколько сот молекул из окружающего воздуха или земли под ногами – превращается в энергию – магическую энергию, ману, а затем снова в материю – требуемую пищу. При этом двойном превращении число молекул увеличивается многократно, и сами они полностью меняются, превращаясь в другие, но закон сохранения не нарушается – точно такое же количество молекул при этом где-то исчезает. Где именно, сказать невозможно, ибо потери не обнаружить – они равномерные. Одна молекула там, одна здесь. В данном случае каждое слово в заклинании было важным – ошибись в одной букве и получишь что-нибудь совершенно несъедобное, а то и вовсе какую-нибудь мерзость. Креол упомянул, что есть и другие случаи, когда само заклинание не имеет никакого значения, но примеров приводить не стал.

Ванесса спросила, откуда же заклинание знает, какие именно блюда доставить – она не заметила в тексте ни одного названия, кроме того, что пища должна быть «съедобной», «сытной» и еще почему-то «мясной». Креол постучал жезлом по кругам, нарисованным на столе и пояснил, что каждое блюдо размером точно совпадает с кругом, а название блюда написано внутри. Вон попыталась разобрать странные значки, но у нее не получилось.

– Это с’мшит, Древний Язык, – хмуро ответил Креол. – Его иногда используют в Искусстве. Не волнуйся, ты и его выучишь.

– Это радует… – вздохнула Ванесса.

– Да, Вон, магу приходится знать много языков, – порадовал ее Хубаксис. – Хозяин вот знает несколько десятков!

– Не отвлекай нас, раб, – грозно нахмурился Креол. – Итак, на чем я остановился?

Во время еды он учил Ванессу этому самому процессу – превращать материю в ману, которую затем можно использовать как захочется. Можно превратить ее снова в материю и таким образом сотворить что-нибудь вещественное, а можно оставить в виде энергии и опять же использовать как заблагорассудится. Любой магический процесс требует маны, и Креол учил Ванессу постоянно поддерживать в себе некоторый запас, чтобы в нужный момент не тратить времени на впитывание. Он рассказывал, показывал и требовал повторить. Потом громко ругался, снова рассказывал, показывал и требовал повторить. И так до тех пор, пока у Ванессы наконец что-то не получилось. Чувство, которое она испытала, когда мана проникла в ее тело, невозможно сравнить ни с каким другим чувством – это надо испытать самому, чтобы понять. Но Креол остался удовлетворенным и сообщил, что на сегодня урок закончен.

– Поздравляю, Вон, – еле ощутимо похлопал ее по плечу джинн. – Главное – первый успех, дальше пойдет легче. Хотя, между нами говоря, ты поглотила этой маны ничтожно малое количество…

– Да, даже меньше, чем умеет поглощать мой раб, – усмехнулся Креол, глядя, как обиженно отворачивается Хубаксис. – Да и не обольщайся: поглощение маны – самая легкая часть процесса, гораздо труднее научиться ее использовать. Но на сегодня с тебя хватит.

– Как скажешь, – безуспешно попыталась сделать огорченное лицо Ванесса и взяла с блюда последнюю фазанью ножку. – Да, а ты мне не сделаешь чашечку кофе?

– Нет, – сухо произнес Креол. – Не могу.

– Почему? – удивилась Вон, окидывая взглядом завтрак, сотворенный им. – Какая разница – кофе или вино?

– Еще один урок, – устало произнес маг. – Итак, чтобы сотворить что-либо, применяется несколько основных способов. Так, металлы мне очень трудно творить из ничего, и для них я обычно применяю метод Трансмутации, причем одни металлы поддаются превращению лучше, чем другие. Золото получить очень трудно, медь – гораздо легче. Можно и металлические предметы творить так, как я сотворил завтрак, но повторяю – для меня это сложно. Не моя специализация. Гораздо проще работать с пищей или другими предметами, бывшими когда-то частью живого существа…

– Мы называем такие вещества «органикой», – подсказала Вон, заметив, что Креол безуспешно пытается подобрать нужное слово.

– Пусть будет органика, – согласился маг. – Для каждого конкретного предмета, или набора предметов применяется свое заклинание и свой чертеж. Можно и без чертежа, но с ним легче. Чтобы составить заклинание, прежде всего мне нужен образец. Я не могу сотворить предмет, которого никогда не видел. Первым делом я копирую образец с помощью заклятия Копирования. Это помогает мне узнать параметры предмета, и теперь я уже могу начать составлять заклинание. С первого раза никогда не получается, обычно приходится затратить семь-восемь попыток, после каждой корректируя черновой вариант. В конце концов на свет появляется новое заклинание, я записываю его в книгу и могу пользоваться. Твой кофе я еще никогда не творил, так что на него можешь не рассчитывать. Поняла, ученица?

– Кажется, поняла, – неуверенно кивнула Вон, отметив про себя, что Креол теперь называет ее не «женщина», а «ученица». Это был несомненный прогресс. – А почему же ты таким способом не производишь всякие травки и листики для лекарств и всего такого?

– Потому что сотворенную органику можно есть, носить на себе и так далее, но она не содержит ни гранулы магии, – посмотрел на нее, как на дурочку Креол. – Можно творить только самые простейшие компоненты, вроде воды. Еще вопросы?

– Да… Говоришь, металлы из воздуха тебе творить слишком трудно? А это что тогда такое?

Вон постучала пальчиком по ближайшему бронзовому блюду.

– Ученица, – растянул губы в улыбке маг, – скажи-ка мне, а где сейчас блюда от предыдущей трапезы?

Ванесса повертела головой – действительно, пол был совершенно чист. Она помнила, как маг скинул остатки ужина со стола, но теперь там ничего не было.

– Не знаю…

– То-то и оно, – наставительно поднял палец Креол. – Это не настоящая бронза, а твердая иллюзия. Растворяется через несколько часов вместе с остатками трапезы.

– Круто… – оценила Ванесса. – И мусор выкидывать не надо… Только я тогда вот чего не поняла – если ты так легко можешь сделать из ничего любые деликатесы, почему дома ты всегда заставляешь готовить меня или нашего домового?

– Ученица! – повысил голос Креол. – У тебя есть самоходная колесница? Как ее… ахтомобиль?

– Есть… – непонимающе кивнула Вон.

– На нем можно передвигаться гораздо быстрее, чем пешком, не так ли?

– Конечно.

– И ноги при этом не устают, верно?

– Ну да, – согласилась девушка, все еще не понимая, куда он клонит.

– Так почему же ты не ездишь на нем из комнаты в комнату, скажи мне?! – вспылил Креол. – Может быть, мне и задницу почесывать с помощью магии?!

– Это совсем не обязательно, – сухо ответила Ванесса.

– А не обязательно, так и закрой рот! – рявкнул Креол.

– Грубить тоже не обязательно! – возмущенная до глубины души, отпарировала Вон.

– Привыкай, ученица… – неожиданно расплылся в улыбке Креол. – Пока я твой учитель, я буду на тебя кричать и ругаться. Как и мой наставник в свое время – на меня. Подобные отношения между учителем и учеником освящены веками…

Ванесса продолжала дуться.

– Ладно, не злись… – примирительно наклонил голову Креол. – Съешь еще шоколада – это успокаивает.

Вон посмотрела на оставшийся кусочек и невольно облизнулась. Признаться, ее сильно удивило то, что Креол, оказывается, отлично знает, что такое шоколад, и умеет его творить. А она-то думала, что его изобрели совсем недавно. Шоколад древнего Шумера немного отличался от современного, но не сказать, чтобы в худшую сторону.

– Нет, спасибо, – неохотно отказалась она. – Надо следить за фигурой…

– За какой еще фигурой? – не понял Креол, оглядываясь по сторонам. – Зачем за ними следить?

– Ну… вот за этой… – смутилась Вон, показывая, что она имеет в виду. – Талия и все такое…

– А чем ей может повредить шоколад? – искренне удивился Креол. – И вообще, ты прекрасно выглядишь – почти как потомственная аристократка Ура. Только глаза у тебя какие-то странные… Но все равно красивые – как у кьян-вена.

– Спасибо… – с сомнением кивнула Вон, не совсем уверенная, комплимент ли это или очередная насмешка. – Но от шоколада толстеют, а зачем мне это?

Креол усмехнулся, продемонстрировав желтоватые зубы. Ванесса пыталась научить его пользоваться зубной щеткой, но он отказался наотрез, заявив, что для мага гораздо проще время от времени отращивать новые зубы, чем каждый день мазать их какой-то дрянью. Неприятный запах изо рта его тоже не смущал – Креолу достаточно было провести рукой и пробормотать пару слов, чтобы его устранить.

– Во-первых, от шоколада не толстеют, – наставительным тоном произнес он. – Во-вторых, пища, созданная магией, только насыщает – разжиреть с нее невозможно. В-третьих, я всегда могу сделать тебе такую фигуру, какую сама захочешь.

– Вот не знала, что ты еще и пластический хирург! – недоверчиво фыркнула Вон. Вот в это она, откровенно признаться, не поверила. Хотя вроде бы и успела убедиться, что Креол обладает удивительно трезвой самооценкой. Он никогда не хвастался зря, но никогда и не скромничал без нужды.

Почему-то Ванесса именно сейчас вспомнила, что через три дня у нее заканчивается отпуск, а значит, придется либо возвращаться к работе, либо увольняться. Подумать только, с момента знакомства с Креолом прошло меньше четырех недель! А ей-то уже казалось, что она знает его с младенческого возраста…

– Ученица, ты не знаешь, где мой раб? – ворвался в ее мысли недовольный голос мага. Вон нахмурилась. Ей пришло в голову, что она действительно давненько не слышала ворчания маленького джинна.

Креол на миг закрыл глаза и удовлетворенно усмехнулся.

– Так я и думал. Подглядывает за чужой игрой в свечу, мерзавец…

– За чем подглядывает? – не поняла Вон.

– Ну, за этим… – слегка покраснел Креол, показывая жестами, что в Древнем Вавилоне стыдливо именовали «игрой в свечу». Ванесса с трудом сдержала смех, глядя на смущенное лицо мага. Все-таки он не был таким непробиваемым, каким хотел казаться…

– Погоди-ка, – задумалась она. – Так ты что же – можешь видеть, где он находится?

– Он все-таки мой дух-советчик, – пожал плечами Креол. – Официально… Между нами магическая связь, хотя и довольно слабая.

– Почему?

– Что почему?

– Почему слабая?

– Потому что дух-советчик из него такой же никудышный, как и все остальное, – недовольно скривился Креол. – Зачем я его вообще держу, ума не приложу… Привязался я к нему, наверное…

В дверь забарабанили сразу десятком кулаков. Ванесса испуганно подскочила, невольно хватаясь за пистолет, но дверь распахнулась, и она облегченно отпустила рукоять. Явился один из Тварей, а у них рук столько, что хватит на целый отряд.

– Креол-еол и Ванесса-несса Ли-и? – вопросительно посмотрел на них монстр. Он говорил сразу двумя ртами, и звук немного не совпадал, отчего и возникал своеобразный «эффект эха».

– Правильно, – настороженно подтвердил маг. – А тебе чего надо?

– Вас-ас приглашают-лашают на-а торжественный-жественный ужин-жин в трапезном-зном зале-але великого-ликого Йог-Сотхотха-Сотхотха.

– Здорово! – обрадовалась Вон. Торжественный ужин есть торжественный ужин, даже в замке монстров. Но на всякий случай она уточнила у Креола: – Это ведь хорошо?

– Смотря с какой стороны смотреть… – с сомнением произнес маг. – А с какой это стати мне такая честь, Тварь? Мне казалось, что туда приглашают только особо почетных гостей, нет? Официальных послов, и все такое прочее…

– Не-е могу-гу знать-ать, – проскрипел Тварь. Или проскрипела. Или проскрипело. Определить пол этого существа вряд ли сумел бы даже сам Кювье. – Мне-не приказано-азано проводить-дить.

Креол молча вскинул на плечо сумку с магическими инструментами и коротким жестом предложил Твари исполнять свои обязанности. Ванесса проверила, на месте ли оружие, и двинулась следом.

Чудовище катилось в нескольких метрах впереди. Именно катилось – ног у Твари было бешеное количество, и росли они в самых неожиданных местах, так что со стороны он напоминал этакого Колобка-мутанта.

В этих местах Ванесса еще не бывала. Впрочем, из всего Замка Кадаф она пока что видела лишь главный зал, купальню для гостей и несколько коридоров. В этом районе стены были особенно тщательно отделаны черным ониксом, а пол покрывало нечто вроде стеклянного паркета. Ванесса ступала очень осторожно, боясь поскользнуться, пока не заметила, что это «стекло» совсем не скользкое.

По пути они прошли сквозь очень жуткое место. Что-то вроде небольшого зоопарка, только в клетках сидели не львы и тигры, а люди. Мужчины, женщины, дети всех возрастов. Все обнаженные. Они кричали, плакали, стонали, но Вон не уловила в этих воплях ни единого членораздельного слова.

– Это рабы? – с некоторым сомнением спросила она. С сомнением, потому что люди в клетках были чересчур упитанными для обычных рабов. Да что там! Все эти пленники были настолько жирными, словно несколько лет подряд питались исключительно в «Макдональдсе».

– Когда-то были… – равнодушно откликнулся Креол, с брезгливой жалостью осматривая клетки. – А теперь это просто пища…

– Что? – не поверила своим ушам Ванесса. – Что ты сказал?!

– А что делать? – пожал плечами Креол. – Господа Лэнга не едят ничего, кроме мяса. И им нравится человечина… До того, как Мардук Двуглавый Топор запечатал их измерение, они добывали себе жертв из других миров, а теперь приходится выращивать людей, как скот… Кстати, если тебя это интересует, – освобождать их бессмысленно.

– Почему?! – взъярилась Вон.

– Пищевые рабы не умеют даже разговаривать. Это просто животные в человечьем обличье… – вздохнул Креол.

Дальше девушка спорить не осмелилась, хотя могла бы привести еще множество аргументов. Но ее ненависть к местным Господам увеличилась многократно…

Застолье, на которое их так любезно пригласили, выглядело не слишком-то привлекательно. Особенно отвратительна была еда на столе у демонов. К счастью, Креола и Ванессу посадили за другой стол – для гостей. Он был несколько поменьше, и за ним почти треть едоков были несомненными людьми. Конечно, было и множество других существ, но они выглядели не такими мерзкими, как те, что чавкали за главным столом.

Те, кто рассаживал гостей, явно руководствовались правилом «первый-второй». Только тут использовалось правило «мужчина-женщина». Так что по левую руку от Креола по-прежнему сидела Вон, а по правую – ослепительно красивая дама, напоминающая толкиновских эльфов. По крайней мере, уши у нее были остроконечными. Вот Ванессе с соседом повезло гораздо меньше – рядом с ней посадили белокожего пигмея с не по росту большой головой и короткой шерсткой, покрывающей все тело. Креол тихо шепнул ей на ухо, что это лемур. Ванесса обиженно промолчала, решив, что над ней насмехаются. Она регулярно смотрела «Планету зверей» и хорошо знала, кто такие лемуры и как они выглядят.

Однако соседи ее особо не интересовали. Внимание Вон с самого начала было приковано к необычной парочке, сидящей напротив них с Креолом. Видимо, когда дошли до них, женщины закончились, и для этих двоих сделали исключение. Впрочем, они этому не слишком радовались.

Слева сидел архангел. От ангелов он отличался только ростом и мускулатурой – в крылатом исполине было почти три метра. Волосы, похожие на жидкое золото, голубые глаза и постное лицо аскета. Архангел был облачен в белую хламиду, похожую на помесь римской тоги и японского кимоно, а на поясе у него висел меч, похожий на язык застывшего пламени. Явись такой индивидуум на Землю, и христианство моментально укрепило бы свои позиции.

Его сосед тоже мог бы укрепить их, но совершенно другим способом. Справа восседал самый настоящий дьявол. Ростом он почти не уступал архангелу, но если тот был воплощенной красотой, то этот – воплощенным уродством. Козлиные рога, копыта и хвост, свиной пятачок, густая шерсть и красные глаза. Дьявол красовался в багровой мантии с огненно-красными разводами, а на лбу у него был стальной обруч с шестиконечной звездой в центре. На поясе у него тоже висело оружие, но это был не меч, а трезубец. Правда, очень коротенький, больше похожий на огромную вилку. Скорее всего, это было не настоящее оружие, а просто знак власти. Ведь и королевский скипетр произошел от простой дубины.

Во взглядах, которыми эти двое награждали друг друга, было все, что угодно, кроме дружелюбия. А вот на Ванессу, которая сидела напротив них, они посматривали с видимым интересом. И тот, и другой, и нельзя сказать, чтобы Вон это не льстило.

Еще она сразу заметила явное различие в яствах, стоящих на столах у гостей и хозяев. У демонов Лэнга в тарелках не было ничего, кроме мяса. Жареное, вареное, тушеное, сырое, но одно только мясо, без всякого гарнира. Вон даже думать не хотелось, что какая-то часть этих кушаний когда-то тоже принадлежала к роду человеческому. К счастью, гостям, наоборот, не дали ни единого мясного волоконца. Сладковатая каша, рисовые лепешки и какая-то зелень, похожая на спаржу. В общем, спартанская пища. Некоторые из гостей не слишком этому радовались, но только не Ванесса! А глядя, как жрут все эти зубастые чудовища, ей и кашу-то есть не хотелось. Вот на аппетит Креола это нисколько не повлияло, он лопал так, что за ушами трещало. Он-то в жизни на всякие гадости насмотрелся.

– Очень интересно, – подтолкнул ее локтем вышеупомянутый Креол. – Обрати внимание, ученица, – за нашим столом сидят представители всех соседних с Лэнгом измерений, кроме Земли. Понимаешь, что это значит?

– Не очень.

– Это значит, что я стал послом… – задумчиво почесал подбородок маг. – Вот уж не ожидал…

– Ты?! Послом?!

– И ты тоже, – обрадовал ее Креол. – Мы теперь послы Земли в славном и добром Лэнге. Счастлива? Не переживай, это ничего не добавит к твоим обязанностям… Просто формальность.

Ванесса оторопело замолчала. Вид у нее стал до невозможности глупый. В первую очередь ее занимал вопрос, как Креол определил, что здесь нет представителя Земли? Людей за столом было немало, и на ее взгляд они ничем не отличались друг от друга. Но спросила она совсем другое.

– А мир джиннов соседствует с Лэнгом?

Креол молча кивнул, продолжая уплетать кашу.

– Тогда где здесь джинн?

Маг бесцеремонно ткнул пальцем в чернокожего мужчину, сидящего на противоположном конце стола, и Ванесса принялась его разглядывать. Вообще-то, без помощи Креола она никогда бы не догадалась, что это джинн. Самый обычный мужик – высокий, широкоплечий, с наголо обритой головой и одиноким чубом в самом центре, как у запорожского казака. Приглядевшись, она поняла, что на руках у него по шесть пальцев, но на этом разница заканчивалась. Если бы не чуб, он совершенно нормально смотрелся бы на улицах Сан-Франциско. Да и с ним, собственно, тоже…

– Ни капли не похож на Хубаксиса, – с сомнением сообщила она.

– А как же… – прочавкал Креол с набитым ртом. – Джинны – генетически нестабильная раса. Они все разные. Постоянные мутации сперматозоидов, и все такое…

– Ого! – подняла брови Вон. – Это откуда мы такие умные слова знаем?

– Прочитал твой учебник биологии. Хорошая книга, полезная… Жаль, что в мое время таких не было, тогда бы я избежал той ошибки… – задумчиво произнес Креол, явно вспоминая о чем-то неприятном. – Ты будешь доедать кашу?

Ванесса молча передала ему свою тарелку. Каша была довольно вкусная, но, как уже говорилось, сейчас у нее не было особого аппетита. Да и вообще она кашу не любила.


Глава 18 | Архимаг | Глава 20