home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 27

– Признавайся! Признавайся, скотина!

Ванесса и Шеп применяли древнейший трюк с добрым и злым полицейским. Вон брызгала слюной и орала на подозреваемого, а Шеп шепотом уговаривал его признаться, пока «эта чокнутая окончательно не спятила». Но толку все равно не было.

– Послушайте, я не понимаю, о чем вы говорите! – раздраженно ответил Флетчер. – Да, я знал Карло, и мне очень жаль, что его убили, но это не я, понятно вам? И вообще, я буду разговаривать только в присутствии своего адвоката!

Вон оставила его в кабинете и вышла за дверь. Минуту спустя к ней присоединился Шеп.

– Не колется… – не глядя на напарника, заметила она.

– Точно, – согласился Шеп. – Пистолет мы не нашли, алиби у него железное… Совершенно не к чему придраться! Но я задницей чувствую – он! Слушай, а твой эксперт не сможет дать нам какое-нибудь доказательство?

– Сможет-то сможет, только ни один суд такого доказательства не примет, – печально призналась Вон. – Хотя подожди минуточку… Сейчас вернусь.

Ванесса отошла на несколько шагов, достала пудреницу и шепотом обрисовала Креолу ситуацию.

– Ничего сама не умеешь… – удовлетворенно хмыкнул Креол. На нем почему-то был поварской колпак. – В мое время, чтобы получить признание, использовались только две вещи – металл и огонь, по отдельности и вместе. Итак, слушай инструкции – возьми для начала пару иголок и загони ему под ногти. Лучше всего на мизинцах – там больнее всего…

– Последний раз повторяю – пытки у нас запрещены! – прошипела Ванесса.

– Ну тогда не жалуйтесь, что у вас никто не признается! Я бы тоже на его месте молчал, как камень!… Ладно, тогда привези его ко мне. Я умею отличать ложь от правды.

– Это, конечно, можно, но… – замялась Вон, – …но, может, еще что-нибудь придумаешь?

– Еще можно применить порошок истины, – не стал спорить Креол. Похоже, ему и самому не особо хотелось напрягаться. – Это не так интересно, но тоже срабатывает. У тебя есть?

– Вообще-то, это тоже не совсем разрешено… – промямлила Ванесса. – Если экспертиза обнаружит, что подозреваемого травили всякой дурью, меня по головке не погладят… К тому же у меня все равно нету таких лекарств…

– Ладно уж, выручу, – растянул губы в улыбке Креол. – Мой порошок магический, для здоровья не вредный, его ваша экскретиза ни за что не обнаружит. Жди, высылаю раба с посылкой.

– Здорово!

Ванесса прервала связь и со счастливым видом обернулась к Шепу. Тот пристально посмотрел на нее, но потом отвел глаза. Он явно что-то подозревал, вот только что?

Ванесса предоставила напарнику продолжать бесплодные попытки расколоть подозреваемого, а сама села за стол спиной к этим двоим и попыталась поднять степлер. Не руками, конечно, – разумом. Ничего не получилось. Она вздохнула и попробовала сделать то же самое с ручкой. Результат не изменился. Даже крохотная скрепка не поддалась усилиям начинающей магессы, даже скобка из этого самого степлера, даже клочок бумаги размером чуть больше крупной песчинки.

Оставив бесплодные попытки, Ванесса невесело подумала, что держать этого Флетчера с каждой минутой становится все труднее – все сроки давно прошли, его нужно было выпускать как можно быстрее, иначе он мог, чего доброго, подать иск за незаконный арест. Вон знала таких типов – с него станется. Нет, на самом деле, конечно, не рискнет – если он действительно убийца, это было бы такой невероятной наглостью… А он убийца – призрак ясно назвал его имя. А призраку-то зачем врать? Да он и не смог бы, если верить Креолу…

Ее думы прервал слабый, едва слышный писк, донесшийся откуда-то из ящика стола. Ванесса открыла его и с трудом сдержала возглас удивления. В ящике сидел Хубаксис.

– Привет, Вон! – тихонько пискнул он. – Я не опоздал?

– Да нет еще. – Ванесса обернулась, проверяя, не смотрят ли на нее те двое, но они злобно сверлили друг друга взглядами и на нее не обращали внимания. – А как ты меня нашел?

– Через твое зеркальце. Хозяин туда маяк поставил. Так это здесь ты работаешь?

– Да, да, – нетерпеливо подтвердила девушка. – Где сыворотка?

– А что это такое? – удивился джинн.

– Сыворотка правды! Креол же мне обещал!

Хубаксис хмыкнул, снимая со спины объемистый рюкзак. Для его размеров, конечно, объемистый. Ванесса даже удивилась, что не заметила его в первый момент.

– Сыровотка… – пробурчал посланец, передавая груз. – Нет здесь никакого сыра, зачем он тут нужен? Значит так – порошок истины бесцветен, безвкусен и ничем не пахнет. Можешь дать его с пищей, с напитком, или можешь его поджечь и дать вдохнуть дым. Вкусивший или вдохнувший его не сможет лгать или даже умалчивать о чем-то – выболтает все, что знает. Все, вроде бы? – с некоторым сомнением спросил себя Хубаксис, не уверенный, достаточно ли точно передал инструкцию.

– Спасибо, – улыбнулась Вон, разглядывая порошок. По виду он был похож на самую обычную поваренную соль мелкого помола, только чуть потемнее.

– Вон, а можно я тут пока побуду? – попросил Хубаксис. – Я устал, и спать хочу, а там меня хозяин опять куда-нибудь пошлет…

– Оставайся, только из ящика не вылезай. Не дай бог тебя кто-нибудь увидит! – разрешила Ванесса, и потянулась за кофейником, который, к счастью, стоял прямо под рукой. – А сколько класть-то? – забеспокоилась она, приготовив свой любимый капуччино без сахара.

– Щепотки хватит, – сообщил джинн, взглянув на размер чашки. – Тебе же не надолго?

– Даже лучше будет, если быстро испарится, – согласилась Вон. – Главное, чтобы успел признаться, а потом пусть делает, что хочет…

– Послушайте, это уже переходит всякие границы! – возмущенно повысил голос подозреваемый. – Или отпустите меня, или, хотя бы, вызовите моего адвоката! Я, кажется, имею право на один звонок, или демократия в нашей стране уже ничего не значит?!

– Да ладно нервничать-то попусту, – умильно улыбнулась ему Ванесса. – Вот, выпейте лучше кофе.

– Спасибо, – сердито буркнул Флетчер, беря чашку. – Только, по-моему, вы забыли свою роль, офицер.

– То есть?

– Насколько я понял, вы, – он указал на Шепа, – добрый полицейский, а вы, – он перевел палец на Ванессу, – злой. Если уж один раз распределили роли, придерживайтесь их и дальше…

– Хорошо-хорошо, – не стала спорить Вон, с наслаждением наблюдая, как он осушает напиток с сюрпризом. – А теперь признайтесь, это вы убили мистера Тоскини?

– Да, это я, – кивнул Флетчер. Ванесса тут же щелкнула диктофоном. – А ведь я предупреждал его, чтобы он держался подальше от Дороти! Говорил, что этот ублюдок слишком стар для нее! Но он не захотел меня слушать – значит, сам виноват… да что за чертовщина тут творится?!

– Не отвлекайтесь, – металлическим голосом потребовала Вон. – Расскажите все подробно.

Флетчер заработал языком. Он выболтал все – как придумал этот план, как купил у какого-то чернокожего мальчишки пистолет, дерьмовый, слепленный где-то в Таиланде, но вполне пригодный, как обеспечил себе алиби, довольно хитро, надо признать, как убил Тоскини, позаботившись о том, чтобы его никто не заметил, как избавился от пистолета, и так далее, и так далее… При этом глаза у него были испуганные и недоумевающие, а Шеп глазел на Ванессу с немым восхищением. Из ящика доносилось тихое хихиканье Хубаксиса, но кроме Вон никто не обращал на это внимания.

– Полиция Сан-Франциско благодарит вас за сотрудничество и желает вам всего хорошего, – мило улыбнулась Вон. – Чистосердечное признание зачтется вам на суде. Эй, парни, отведите его в камеру! Думаю, теперь вы не будете настаивать на немедленном освобождении, мистер Флетчер?


Ванесса уже собиралась домой, когда ее вызвали в кабинет шефа. Девушка только чертыхнулась, запихивая Хубаксиса в карман. Маленький джинн наотрез отказался покидать помещение иначе, как вместе с ней, и все это время сидел у нее в ящике стола. Он явно что-то там жег – Вон совершенно явственно ощущала запах гари.

– Вызывали? – осведомилась Ванесса, просовывая голову в дверь.

– Да, Вон, заходи, – кивнула Флоренс. На столе у нее лежали материалы по делу Флетчера. – Присаживайся.

Ванесса села. Начальница упорно не поднимала взгляда от бумаг, и напряжение в кабинете понемногу нарастало.

– М-да… – наконец вздохнула она. – Знаешь, мне сегодня звонила одна моя дальняя родственница – кажется, свояченица кузена моего свекра, или что-то в этом роде… неважно. Она жаловалась, что ее подругу загипнотизировал какой-то коварный инопланетянин, и теперь она сама не своя. А выражается это в том, что она не хочет общаться с ней, своей лучшей подругой. По-моему, эта ее подруга, наоборот, выздоровела, но… что ты об этом думаешь?

– А что тут можно думать? – недоуменно пожала плечами Вон. – Это как-то касается полиции?

– Нет, конечно, – поморщилась Флоренс. – Вообще-то, я уже привыкла – у этой гадалки каждую неделю что-нибудь… этакое. То НЛО приземлится на заднем дворе, то снежный человек копается в мусоре, то вампир делает предложение руки и сердца, то лепрекон подбрасывает горшочек с золотом… Но дело в том, что в этом конкретном случае она дала точный адрес, по которому проживает «инопланетянин». Твой адрес! Это ведь ты недавно переехала в старый дом Катценъяммера? Он уже как-то раз проходил по одному делу…

Ванесса резко закрыла рот, уже начавший было открываться для очередной реплики. Итак, тетка-экстрасенс оказалась родственницей ее начальницы. Да уж, мир тесен…

– И что ты собираешься с этим делать? – осторожно поинтересовалась она.

– Ничего, конечно, – пожала плечами Флоренс. – Кто же обращает внимание на такие жалобы? Совершенно ничего, но… Вон, ты ничего не хочешь мне сказать?

Ванесса медленно покачала головой.

– Ладно… – все еще с явным подозрением глядя ей в глаза, кивнула Флоренс. – Тогда перейдем к делам более материальным. Как же тебе это удалось?

– Что именно? – недоуменно похлопала глазками Вон.

– Арестованный Флетчер подал на тебя жалобу. Он утверждает, что его накачали какой-то дрянью и заставили наговорить на себя всякой чепухи. Знаешь, Вон, он все-таки поговорил со своим адвокатом, и тот ему такого насоветовал… У тебя могут быть неприятности.

– Вот как? – Губы Ванессы сжались в тонкую линию. – А что показала экспертиза?

– Полный ноль. Никаких транквилизаторов. Они нашли даже стакан виски, выпитый вчера вечером, но…

– Но?

– Но я сама слушала его признание. Вон, если честно, как тебе этого удалось? Гипноз? Зомбирование? По-моему, ты поставила рекорд – полностью раскрыть преступление без малейших зацепок, да еще и добиться признания обвиняемого за два с половиной часа… такого я не припомню.

– Не понимаю, о чем вы говорите, – гордо отвернулась Ванесса.

– Хорошо, – пожала плечами Флоренс. – Но тебе должно быть известно, что звукозапись не является доказательством в суде, и любой адвокат в два счета докажет, что ты ее подделала. Поэтому у меня к тебе только один вопрос.

– Да?

– Ты сможешь заставить этого подонка повторить все еще раз? Перед присяжными?

– Ну, если очень надо… – сложила губы бантиком Вон. – Признается как миленький.

Флоренс впервые подняла голову и посмотрела своей собеседнице прямо в глаза. В глазах у нее плясала веселая искорка.

– Может, все-таки расскажешь? – с надеждой осведомилась она. – Хотя бы намекни – гипноз или сыворотка?

– Сыворотка… – вздохнула Вон. – Но она совершенно безвредна! Просто заставляет говорить правду.

– Совершенно безвредна… – мечтательно повторила начальница. – И экспертиза ничего не нашла… Нет, я видела такие штуки, но их и искать потом не надо – за милю видно, что парня накачали какой-то дрянью… Где ты взяла такую прелесть?

Ванесса молчала.

– Ну ладно, ладно, не хочешь говорить – пожалуйста! – рассердилась Флоренс. – Могла бы хоть намекнуть, я бы тоже не отказалась от пары фунтов…

– Достаточно одной щепотки, – не выдержала Вон.

– Тогда пары фунтов хватит надолго… – мечтательно улыбнулась Флоренс. – Ну что ж… Ладно, Вон, можешь идти, но если вдруг захочешь поделиться – ты знаешь, где меня найти.

– Буду иметь в виду, – серьезно кивнула Ванесса, вставая со стула. Она искренне надеялась, что шеф не слышала, как хихикает джинн у нее в кармане. Хубаксис положительно не умел сидеть тихо.

Выходя из кабинета, Ванесса мысленно вырывала себе язык. Сама все время ругала этих пришельцев из прошлого, что они не желают соблюдать конспирацию, и вот на тебе! Надо же было так проколоться! Похвастаться ей, видите ли, захотелось – раскрыть преступление в рекордные сроки! А теперь о ней неизбежно поползут слухи, и к чему это может привести в конечном итоге?

– Дурость, дурость, дурость… – бормотала Ванесса.

К великому удивлению Вон, на пути от кабинета начальницы до выхода из участка ее трижды останавливали коллеги. Причем причина каждый раз была одна и та же – всем ужасно хотелось узнать тайну напитка, открывающего правду, и, если возможно, заполучить хоть немножко для себя. Да уж, слухи по участку распространялись быстро…

– Креол? – Ванесса открыла пудреницу, уже садясь за руль.

– Ну что опять, ученица? – огрызнулся маг. – Что на этот раз? Может быть, мне еще и палачом поработать, или вы все-таки сами его казните?!

– Кого? – ужаснулась Вон.

– Ну, этого… – поморщился маг. – Для которого ты порошок истины заказывала. Кстати, а как его будут казнить? Огонь? Веревка? Топор? Кол?

– Его вообще не казнят, хозяин! – обиженно вмешался в разговор Хубаксис. – Представляешь, его просто посадят в подземелье на несколько лет!

– Почему меня это уже не удивляет? – вздохнул Креол. – Сумасшедший мир, сумасшедшие люди…

– Хватит! – вспылила Ванесса, поворачивая ключ зажигания. – Скажи лучше – ты сможешь приготовить еще немного такого порошка?

– Еще немного? – прищурился Креол. Ванессе показалось, что он сейчас вылезет из этого зеркальца. – А сколько именно?

– Ну… пару фунтов. С запасом.

– Не морочь мне голову, ученица, – поморщился маг. – Сколько это – фунта?

– Фунт, а не фунта. Примерно вот столько.

Ванесса на секунду оторвала руки от руля, показывая, какой объем должен иметь мешочек с двумя фунтами порошка. Креол аж закашлялся от изумления.

– Ты что, смеешься?! – прохрипел он. – Да зачем тебе так много?! Ты что – императорское войско собралась допрашивать?!

– Она им торговать собирается, хозяин! – пискнул джинн.

– А-а-а, ну это другое дело, – моментально успокоился Креол. – В мое время им тоже торговали, снадобье нужное… Ты смотри не продешеви – он дорогой!

– Насколько дорогой? – с невинным видом поинтересовалась Вон.

– А это смотря кто сделал! – с важным видом поднял палец Креол. – Чем сильнее маг, тем лучше у него получается порошок. Я хоть и не Мастер Эликсиров, но у меня он хорошо получается. Думаю, полтора золотых веса будет в самый раз…

– Это как?

– Напомни – как называется ваша мера?

– Фунт, хозяин! – подобострастно сообщил Хубаксис.

– Точно. Значит, если кому-то вдруг понадобится… хотя кому может столько понадобиться!… фунт порошка истины, он заплатит полтора фунта золота.

– Ну ты хватил! – фыркнула Вон. – Ты что – с арабскими шейхами собрался торговать?

– Так никому и не понадобится так много! – пожал плечами Креол. – В Шумере этот порошок всегда продавался малыми дозами. Вот такой мешочек, какой я тебе послал, стоит две золотых монеты. Одну щепотку можно было купить за серебреник…

– Слушай, а это ничего, что я у всех на глазах магию применяю? – попробовала успокоить сама себя Вон. – Понимаешь, у нас-то с этим немного…

– Плевать! – тут же разозлился Креол. – Магия – величайшее искусство, ученица! Никогда не стыдись своих умений!

– А если слухи поползут? – все еще сомневалась Ванесса. – ФБР, например…

– Если, – жестко отчеканил Креол, – если мне кто-нибудь попытается… хотя бы попытается запретить заниматься магией… или хотя бы приказать делать это тайно! О-о-о… У вас есть закон, это запрещающий?

– Нет, это не запрещено, конечно…

– Тогда плевать! Император Хеттья, который был еще до моего рождения, однажды попытался ограничить магов… знаешь, что было?

– Что?

– Один очень мертвый император, вот что! – рявкнул Креол. – Если ваш царь… как ты его называешь?… задиент… продент…

– Президент.

– Если твой пердизент попытается издать такой закон, вашу столицу ждет чума, саранча, ураганы и землетрясения! – грозно пообещал маг. – Я архимаг, ученица, и я не позволю…

– Да, а где ты этот симпатичный рюкзачок взял? – прервала его брызганья слюной заскучавшая девушка. – Куклу Барби ограбил?

– Мешок-то? Слуга сшил… минуточку… какой еще куклус? – почему-то насторожился Креол. – Разве они еще остались?

– Кто, куклы? А что с ними могло случиться?

– Откуда они взялись, хозяин?! – непонятно с чего занервничал Хубаксис. – Их же всех перебили, правда?!

– Я так думал… – скрипнул зубами маг. – Где они водятся, ученица? Готовься, раб, предстоит новая битва… О Двуглавый Топор, неужели тебе мало, что я начинаю войну с Лэнгом?! Неужели тебе мало было наслать на меня Троя?! Чрево Тиамат, почему еще и это?!

– Да о чем вы говорите? – Ванесса с трудом сдерживалась, чтобы не расхохотаться. – Чем вам куклы-то не угодили?!

Креол и Хубаксис одновременно заговорили, возмущенно пялясь на Ванессу – один из кармана, второй из зеркальца. Уже через пять минут Ванесса поняла, что произошло банальное недопонимание между представителями разных культур. Еще через пять минут она убедила в этом Креола, кое-как объяснив, каких кукол она имела в виду.

Оказалось, что в Древнем Шумере, конечно, имелись и куклы, и другие игрушки, но слово «кукла» для любого представителя этой цивилизации означало нечто совсем другое. «Кукла», или, точнее, «куклус», так на древнешумерском назывался один из видов нечисти – полудемон-получеловек, которые одно время весьма досаждали славному Вавилону. Эти твари расползлись по всей тогдашней Месопотамии, без устали превращая других людей в свои подобия. Что-то вроде вампиров, только на вид еще отвратительнее, и с несколько иными повадками. Они не пили кровь, предпочитая высасывать непосредственно душу, после чего на ее месте возникал некий эфирный суррогат, и человек превращался в жуткую тварь – нового куклуса. Внешне куклусы напоминали прокаженных на последней стадии болезни. Ванессе невольно пришел в голову Ку-Клукс-Клан.

Креол был совсем молодым магом, когда крестовый поход против куклусов окончился полной победой людей, но ему все же довелось поучаствовать в этой легендарной войне, и он вынес из нее крайнее отвращение к куклусам и тем, кто ими повелевал – сообществу могучих некромантов и Дагону, архидемону Лэнга, который это сообщество возглавлял. Еще одна безуспешная попытка Лэнга восстановить былое могущество. Хубаксис тоже видел парочку куклусов – некоторой их части все же удалось избежать уничтожения.

– Смерть и разрушение несли они, – мрачно закончил рассказ Креол. – Двенадцать городов было полностью уничтожено, а их жители превращены в тварей-душеедов. Все воины и все маги Шумера бились с ними, и в конце концов мы победили, но как же дорого мы заплатили за победу!… Последние из этих тварей потом ютились в катакомбах Вавилона – их вылавливали по одному…

– Главное при встрече с куклусом – изо всех сил молиться, – поделился Хубаксис. – Он не может повредить истинно верующему.

– Поэтому то десятилетие послужило своеобразным очищением, – скривился маг. – За время войны вера в богов сильно укрепилась – только она могла спасти от той судьбы, что хуже самой смерти…

– Ух ты… – с трудом выдавила Ванесса.

Ничего себе – а она-то думала, что такие кошмары бывают только в скверных ужастиках вроде «Ночи живых мертвецов». Правда, если верить Креолу, задолго до этого была долгая кровопролитная война с войском Лэнга, вторгшимся в наш мир, по сравнению с которым куклусы – что Израильско-Палестинский конфликт рядом со Второй Мировой. А еще до этого были битвы с человекоящерами. А еще раньше… В общем, Вон решила, что ей еще повезло с эпохой, потому что в последние века люди дрались исключительно с себе подобными. Со своими.

Чужие кончились.


Глава 26 | Архимаг | Глава 28