home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 28

Прошло сколько-то дней. Агнесс Ли наконец-то вернулась из Европы, но тут же упорхнула снова, прихватив с собой мужа, хотя он и упирался. Она, видите ли, отыскала в Бостоне восхитительный домик, как раз для них двоих, и нужно срочно его посмотреть. Когда она успела это сделать, и чем бостонские дома лучше тех, что в Сан-Франциско, осталось загадкой. В особняке Катценъяммера она задержалась ровно настолько, чтобы расспросить Ванессу, как у нее дела, и потребовать, чтобы они наконец определились с датой свадьбы. Хорошо, что Креол этого не слышал… и очень хорошо, что Агнесс не видела его. Шумерский маг продолжал молодеть. Теперь он выглядел ненамного старше самой Ванессы – даже на самый придирчивый взгляд ему невозможно было дать больше тридцати лет. Вон даже начала беспокоиться, не превратится ли он в конце концов в ребенка, но Креол ее успокоил. Через день-два процесс омоложения должен был окончательно завершиться.

За это время дважды происходили мелкие, но неприятные происшествия. Однажды по почте пришла маленькая бандероль без обратного адреса. Совершенно безобидная на вид. Но как же хорошо, что Ванесса не стала вскрывать ее сама, а дождалась своего домашнего мага! Тому хватило один раз втянуть носом воздух, чтобы учуять подлянку. Вместо того, чтобы вскрыть нежданную посылку, Креол обвязал ее магической цепью, а потом проткнул ножом. Внутри раздался чей-то дикий вопль, а потом из всех отверстий потекло что-то густое и черное. Креол мрачно сообщил, что это кровь демона.

Во второй раз было еще хуже. На этот раз тревогу поднял глаз Урея – посреди ночи Креол проснулся от подаваемых ему сигналов. Вон, конечно, проснулась тоже – спросонья маг споткнулся о стул, а потом очень громко и злобно ругался. Впрочем, он мгновенно заткнулся, когда подошел к окну и увидел, с чего это его «сторожевой пес» начал брехать. На газоне под окном плескалось небольшое озеро какой-то серебристой жижи. И озеро на глазах росло, булькало и ужасно воняло. Креол не стал тратить времени на спуск по лестнице – выпрыгнул из окна второго этажа. А потом запахло еще хуже – маг минут десять поджаривал эту странную жидкость, пока от нее не осталось только жженое пятно.

Эту штуку Креол назвал Ртутным Проклятием и обмолвился, что это любимая забава Троя. Да и демона в коробочке, скорее всего, прислал он. Выходит, старый враг разыскал Креола первым, но в лобовую атаку пока не идет – прощупывает противника, как делал и раньше. Креол не смог удержаться, чтобы не похвастаться тем, какой мощной защитой закрыл он дом – мол, если бы не она, Трой давно бы ударил чем-нибудь посерьезнее. Торнадо, например, или Невидимой Смертью… Ну а пока следует ждать еще трех-четырех мелких пакостей, а потом… потом Трой вполне может пожаловать и сам. Зависит от того, какими силами он обладает теперь, в двадцать первом веке. Креол всерьез беспокоился – он-то сам до сих пор не сумел отыскать старинного врага, и не имел ни малейшего понятия, во что превратился Трой к этому времени, и к чему готовиться в этой новой битве.

А перед Креолом Ванесса как раз чувствовала себя виноватой. Дело в том, что у нее катастрофически не хватало времени на учебу – все съедала служба. Те немногие часы, которые ей удавалось выкроить, были припарками для мертвеца, и Креол каждый раз так и заявлял. Он не уставал повторять, что магия – сложнейшее искусство, и ему следует посвящать столько времени, сколько у тебя есть. То есть – все имеющееся время.

Каждое утро Ванесса виновато пожимала плечами и отправлялась в участок. Креол обиженно дулся и уходил то в подвал, то на чердак, то на балкон. На этом балконе он зачем-то соорудил штурвал, как на корабле, и еще какие-то непонятные штуковины. В подвале и на чердаке он тоже что-то мастерил – что-то непонятное, но очень громоздкое, потому что он снова перестал спать и литрами поглощал кофе с противосонным порошком. Ванесса неоднократно спрашивала, что он такое творит, но он каждый раз только огрызался и невнятно бормотал о том, что все, мол, идет по плану.

А вот сегодня он пригласил ее сам. Ванесса спустилась в подвал – первый раз за последнюю неделю, и пораженно ахнула.

Подвала больше не было. Вернее, он был, но теперь скорее напоминал внутренности подводной лодки – кругом сплошной металл. Раньше подвал был каменным. Да и металл, из которого он теперь состоял, выглядел как-то странно – необычного цвета, играющий световыми бликами. На ощупь – словно обледеневший бархат.

К тому же он сменил форму – осталась всего одна комната, но зато идеально круглая и довольно уютная. В самом центре был вырезан круг с хитроумными узорами, а уже в его центре лежал сахарно-белый плоский камень с небольшим углублением на макушке. Креол стоял рядом, опустившись на одно колено, и старательно резал металл вокруг камня. Оказалось, что магический жезл отлично может работать и паяльником. Верный Хубаксис сидел у него на плече, подавая язвительные комментарии. Бат-Криллах тоже был тут – втыкал какие-то плоские гвоздики в потолок.

– Что это ты наделал? – растерянно спросила Вон. – Как все это называется?

– Коцебу, – одним словом ответил Креол, хитро поглядывая на нее прищуренными глазками. – Недурно, а? Это и есть четвертый пункт моего плана – собственный коцебу!

– Креол, ты, наверное, забыл, с кем говоришь, – терпеливо напомнила девушка. – Я Ванесса, помнишь? Простая американская девушка. Я не жила в древнем Шумере, не заключала договоров с демонами и не сражалась с ужасными куклусами. Что такое коцебу?

– Коцебу, а не коцебу, – недовольно поправил Креол. – Ударение на втором слоге.

– Понятно, – задумчиво кивнула Вон. – А все-таки – что это такое?

– Это… это такой артефакт. Летающий артефакт. Очень большой летающий артефакт…

– Насколько большой? – уточнила Ванесса.

– Достаточно большой, чтобы поднять этот дом, – усмехнулся маг.

– Подожди минуточку… – Ванесса подняла руку. Нет, все-таки Креол полон сюрпризов. Она-то считала, что знает его более или менее хорошо, но он не переставал ее удивлять. – Ты что – собираешься сделать летучий дом?!

– Да вообще-то, уже сделал, – растянул губы в улыбке Креол. – Почти. Осталось доделать кой-какие мелочи… Мне надоело быть прикованным к земле, ученица. Я хочу летать!

Ванесса села прямо на пол. Стоя она уже говорить не могла.

– И как это все… ну… устроено?

– Я выплавил огромный диск, – с гордостью начал рассказывать Креол. – Из черной бронзы – для летающих артефактов этот сплав самый лучший, он прочный и легкий. Трансмутировал всю землю вокруг дома – там сверху остался только небольшой слой, ниже сплошная бронза. Подвал тоже почти весь залил металлом – иначе развалится, когда взлетит. По краям установил магические штыри – для защитного поля. Ну помнишь, ты про них спрашивала?

Ванесса помнила. Несколько дней назад она обнаружила возле забора какие-то странные палки, но тогда Креол отказался объяснить, что это такое. Сказал только, что они ему нужны. Теперь-то она припомнила, что они состояли из того же самого странного металла, что и теперешний подвал.

– Теоретически можно взлетать хоть завтра. Здесь останется только аккуратная круглая ямка…

Хубаксис мелко захихикал. Бат-Криллах тоже вежливо улыбнулся.

– Скажи-ка, гений, а ты не подумал, что скажут люди, когда увидят летающий дом? – сухо осведомилась Вон. – Не боишься, что нас начнут обстреливать с вертолетов?

– А вот именно для этого я и поставил здесь обктамерон, – спокойно сказал Креол. – Видишь?

– И что же это такое? – Обктамероном маг явно назвал этот самый белый камень.

– Генератор невидимости. Односторонней – изнутри дом останется таким же, как прежде, а снаружи станет невидимым.

Ванесса медленно кивнула. Замысел Креола постепенно начал разворачиваться перед ней и играть яркими красками. Да что там – оживала мечта ее детства! Летающий дом – такого Вон даже в сказках не читала (про «Волшебника Страны Оз» она сейчас не помнила). Правда, было одно «но». Не слишком серьезное, но все-таки…

– Так ты хочешь стать бродягой? – неуверенно предположила Вон. – Как цыгане?… Нет, это здорово, но все-таки…

– Во-первых, мне это нужно не для развлечения – у меня война на носу! Во-вторых, мы можем никуда и не лететь, – резонно уточнил Креол. – Как видишь, этот маленький дворец пока что стоит, где стоял, и если тебе так хочется, он может здесь и оставаться. Надеюсь, потеря части подвала не слишком тебя огорчает? В-третьих, никто не заставляет насовсем переходить на такую жизнь – я, кстати, и не собираюсь. Вот выполню план… надеюсь, выполню… Ты же не возражала, когда мы путешествовали в Лэнг? Сама, помнится, напрашивалась…

– Но мы же не сможем потом вернуться? – растерянно уставилась на него Вон.

– Именно сюда – не сможем, – согласился маг. – Но что такого привлекательного именно в этой точке? Можно остановиться, скажем, милей в сторону, на месте какого-нибудь разрушенного дома…

– А что скажут люди, если увидят дом, появившийся за одну ночь, да еще стоящий на огромной бронзовой монете? – скептически осведомилась Вон.

– Это меня ничуть не беспокоит, и на то есть три причины. Первая – дом может так и оставаться невидимым. Кому надо, тот найдет дверь. Вторая причина – коцебу может вплавиться в землю, и будет такое впечатление, что дом всегда здесь и стоял…

– Ага, как же! – покрутила пальцем у виска Вон. – Кого ты собираешься этим надуть?

– Ученица… – грустно покачал головой Креол. – Если ты увидишь дом, которого еще вчера на этом месте не было, что ты подумаешь?

Ванесса задумалась. Потом она нерешительно ответила:

– Наверное… наверное, я подумаю примерно следующее: странно, что я его раньше не замечала…

– Отлично, ученица, в самую точку, – одобрительно кивнул Креол. – Девять людей из десяти подумают то же самое. А даже если нет – кто догадается, что произошло на самом деле? Не-ет, человеку гораздо проще поверить в собственную невнимательность, чем в то, что здесь произошло чудо. Так было в мое время, так осталось и сейчас…

– Ладно, убедил. А что за третья причина?

– Третья… – Креол растянул губы в улыбке. – Третья причина в том, что мне плевать, что там подумает всякое быдло!

– Вон, это ведь здорово! – пискнул Хубаксис. – Хозяин еще в том времени пытался такое сделать, но на Шахшанор у него силы не хватило – слишком большой был. А потом мы занялись проектом «Временная Смерть»…

– Молчать, раб, – лениво приказал маг.

– И Бат сможет вернуться домой! – не унимался джинн.

– И это приятно согревает мне душу… – мечтательно согласился демон.

– А это-то каким образом? – не поняла Вон, припоминая, почему Тот-Кто-Открывает-Дверь-Ногой не может вернуться в свое измерение. – Чем твое коцебу тут поможет?

– А! – поднял палец Креол. – Совсем забыл упомянуть еще об одном полезном свойстве коцебу. Том самом свойстве, которое так поможет в моей войне. Помнишь о Камне Врат?

Он достал из кармана тот самый диск со звездой, который ему подарил Йог-Сотхотх, и дал Ванессе еще раз на него полюбоваться.

– Я установил связь между этим диском и вот этим, – маг постучал каблуком об пол. – Теперь я могу перемещаться между мирами вместе со всем домом!

– Круто! – восторженно согласилась Вон.

– Именно так. Существует столько миров… столько миров, а я был всего-то в восьми… или все-таки в девяти?

– В девяти, хозяин. Помнишь про Эйшу?

– Да, точно, в девяти. Теперь понимаешь, как Бат-Криллах сможет вернуться домой, ученица?

– Вообще-то, пока еще не очень.

– Ну это же очень просто, – поморщился Креол. – Он не может покинуть наше измерение, потому что связан с пентаграммой на чердаке. Однако, если пентаграмма отправится вместе с ним – это же совсем другое дело! Уже на месте мы вырежем часть пола и оставим их там…

– Я очень признателен вам, господин Креол, – поклонился демон.

– Хватит уже, – скривился маг. – Ты ведь из Кввецоль-Иина?

– Правильно.

– Еще бы не правильно! – фыркнул Креол. – В таких вещах я не ошибаюсь!

Ванесса обошла округлую комнату по периметру. Теперь она понимала, зачем нужен был штурвал на балконе – Креол собирался управлять домом так же, как обычным кораблем.

– Глаз Урея назначу впередсмотрящим, – размышлял вслух Креол. – Хватит ему прохлаждаться – никакой пользы не приносит… Призрака посажу за штурвал – специально сделал такой, какой он сможет использовать… На чердаке поставлю боевые кристаллы, да побольше… Собственно, один уже поставил…

– А Хуберт в курсе? – забеспокоилась Вон.

– Да он счастлив! – успокоил ее Хубаксис. – Самый счастливый домовой в истории!

– Тогда все в порядке…

– Конечно, в порядке, ученица! Ха! Если я не могу стать Верховным Магом в этом мире – стану им в другом! Мой первый учитель Халай Джи Беш всегда говорил – сидя на одном месте, хорошим магом не станешь. А для настоящего мага нет большего счастья, чем добавить к своему могуществу еще хоть капельку…

– А почему ты не можешь стать Верховным Магом у нас? – обиделась Ванесса.

– А над кем ему тут главенствовать? – фыркнул Хубаксис.

– Он прав… – скривился Креол. – Что за радость быть Верховным, если в подчинении у тебя жалкая горстка дилетантов? Допустим, я создам свою Гильдию. Сколько десятилетий придется мне ждать, прежде чем она наполнится мастерами и подмастерьями? Ваш мир почти пуст – число настоящих магов в нем можно пересчитать по пальцам… Собственно говоря, я и не собираюсь становиться Верховным Магом! Сейчас у меня есть дела поважнее – я заканчиваю коцебу и сразу приступаю к пятому пункту плана… В вашем мире его, к сожалению, не выполнить. А мне нужно торопиться! Трой жив, Ктулху просыпается… Нет уж, я отсюда ухожу…

– И куда же?

– Сначала мне нужно заглянуть к одной старой знакомой. Узнать новости, посоветоваться, да и просто выяснить, не передумала ли она… А ты со мной, или нет? – с видимой тревогой уточнил маг. Ему явно не хотелось лишаться своей единственной ученицы. – Твое обучение еще только начато! И вообще, ты мне нужна!

– Я подумаю… – уклончиво ответила Ванесса.

Последняя фраза звучала очень лестно, только вот тон ясно показывал, что Креол отнюдь не имел в виду ничего романтического. Голый прагматизм, и ничего больше – от Ванессы все-таки тоже могла быть какая-никакая польза в его крестовом походе. Если честно, она до сих пор не могла понять, как он собирается подступиться к такой, казалось бы, невыполнимой задаче – уничтожение целого мира. Ну вот как такое можно сделать? Когда она спрашивала напрямую, Креол только хмыкал и уклончиво бормотал, что, мол, есть способы… В пример он приводил библейскую историю о Давиде и Голиафе – иногда достаточно одного точного удара, чтобы завалить даже самого могучего гиганта. А уж если это колосс на глиняных ногах, как Лэнг… Больше он ничего не говорил, и Вон в конце концов отстала.

Выходя из дома, Ванесса постучала ногой по земле. Действительно, почва стала тверже. Она поковыряла ее носком туфли – под слоем в три-четыре сантиметра проступал металл. Креол проделал фантастическую работу, превратив в черную бронзу десятки тонн земли и камня.

По дороге она заехала за Шепом. Свою машину он вчера разбил, а другой у него не было.

Между прочим, Креол предлагал переделать ее «Тойоту» так, чтобы она могла летать по воздуху, но Ванесса отказалась. В участке на нее и так уже посматривали косо – все гадали, откуда у нее взялся этот порошок правды. Да и вообще – слишком много странностей в последнее время сопровождало простую американскую девушку. Действительно, будет очень даже недурно куда-нибудь переехать, а то и правда ФБР заинтересуется…

– Привет, Вон! – махнул рукой напарник. Он уже ждал на крыльце. – Как жизнь?

– Скажи, Шеп, тебе нравится работать в полиции? – задумчиво спросила Ванесса, пока он садился.

– Нормальная работа, не хуже любой другой, – ничуть не удивился вопросу Шеп. – А что такое?

– Я, может быть, скоро уволюсь…

– Почему вдруг? Нашла что-то получше?

– Да нет… Собираюсь отправиться в путешествие…

– Свадебное? – подковырнул ее Шеп.

– Да иди ты! – прыснула Вон.

– А если честно?

– Далеко, Шеп… Очень далеко…

– В Китай? Или в Австралию? Мы с женой в прошлом году ездили в Австралию…

– И как там?

– Жара. Море. Кенгуру, – пожал плечами Шеп. – Все, как здесь…

День прошел так же, как и все остальные до него. Солнце уже клонилось к закату, когда заскрипела полицейская рация.

– Вон, ты там? – раздался приглушенный голос Флоренс. – Будь ласка, заедь с напарником на старый склад возле причалов – ну ты помнишь, про который вчера сигнал поступил, что там контрабанду прячут. Проверь, о’кей? Справитесь там вдвоем?

– А что, могут быть опасности? – недовольно пробурчала Ванесса. – Шеф, рабочий день уже закончился! Я сейчас заброшу Шепа на квартиру, и на боковую!

– Ничего, прошвырнитесь перед сном, – в голосе Флоренс появились металлические нотки.

– Но туда же Роб с Клифом должны были ехать! Еще вчера, между прочим…

– Они не смогли, у них с «коксом» забот полон рот. Да ладно, Вон, быстренько смотаетесь, проверите, и обратно. Никаких проблем не будет – подумаешь, гонконгские тряпки… И вообще, это приказ, а приказы не обсуждаются! Конец связи.

– Приказ… – насупилась Вон, убедившись предварительно, что начальница отключилась. – Не пошла бы ты со своими приказами?! Все, заканчиваю дела и увольняюсь! Чрево Тиамат!

Любимое ругательство Креола в ее устах прозвучало как-то неестественно и должного удовлетворения не вызвало. Ванесса бросила быстрый взгляд на подчеркнуто отвернувшегося Шепа и решила вернуться к старому доброму американскому сквернословию.

Адрес склада Ванесса помнила. Сам склад – тоже, в прошлом году он уже проходил по делу с бандой фальшивомонетчиков. Очень уж эта куча кирпича была удобна для всякого отребья – с тех пор, как весь этот огромный лабиринт перешел в собственность муниципалитета, его так и не удосужились использовать для чего-нибудь полезного. Естественно, что криминальный элемент этим вовсю пользовался – рейды в эту часть порта стали уже в порядке вещей.

– Ну что, будем вызывать подкрепление? – для порядка осведомился Шеп, вылезая из машины.

– Сами справимся, – решительно отказалась Вон. Ей ли, победительнице демонов, бояться каких-то жалких контрабандистов? – Да и кого вызывать – ночью даже копам спать надо…

– Смотри… – лениво пожал плечами напарник.

Они оставили машину за углом и с максимальной осторожностью двинулись к воротам. Точнее, к тому месту, где они когда-то были – то, что закрывало склад сейчас, воротами можно было назвать только с очень сильной натяжкой. Замок, на котором они держались, тоже был хлипенький – Шеп с Ванессой по счету «три» одновременно ударили плечами, и дверь немедленно распахнулась.

Внутри было очень тихо. «Ворота», через которые они вошли, были не главным входом, а всего лишь задней калиточкой, ведущей в подсобку, так что и попали они не в главное помещение склада, а в задний коридор. Сквозь основательно запылившиеся окна с трудом пробивался солнечный свет, кругом висела паутина и ужасно пахло плесенью. Идеальное место, чтобы прятать… все, что угодно.

– Вон, я тут хотел с тобой поговорить… – нерешительно начал Шеп. – Понимаешь, я много раз замечал всякие… странности. Сыворотка правды твоя, видеофон этот странный… Эксперт твой… Креол… я пробил его по нашим каналам и ничего не нашел. Такое впечатление, что он появился из ниоткуда…

– Ты что, за мной следишь? – возмущенно повернулась к нему Ванесса. Лицо у нее было очень злое. – Ты это прекращай, Шеп!

– Нет, понимаешь, я просто… И Флоренс тоже просила меня за тобой приглядывать. Мы же твои друзья, мы беспокоимся…

– Тс-с-с! – зачем-то приказала напарнику Вон, осторожно заглядывая за угол.

Там обнаружился человек. В пыльном кресле сидел небольшого роста парень с обрезом на коленях. Он с увлечением рассматривал журнал, глянцевую обложку которого украшала практически нагая девица с нечеловеческих размеров грудью. Ну правильно, что же ему – «Войну и мир» на посту читать?

– А ну-ка, быстро поднял руки! – тихо приказала Вон, делая шаг вбок.

Парень вздрогнул, увидев нацеленный в него пистолет и уронил журнал. К счастью, он не стал делать глупостей, и послушно поднял руки, даже не попытавшись потянуться к оружию.

– Шеп, возьми у него эту игрушку, – дернула головой Ванесса.

Напарник отобрал у сторожа обрез, привычным жестом охлопал его карманы, надел ему наручники, и в довершение всего сделал из носового платка нечто вроде кляпа и запихал ему в пасть.

– Полиция Сан-Франциско. Есть там кто? – тихо спросила Вон, низко наклоняясь к перепуганному парню.

Тот часто закивал, мыча что-то невнятное и указывая дальше по коридору. Там, насколько Вон помнила внутреннее устройство склада, располагалось самое большое помещение из всех.

– Ладно, – задумчиво кивнула она. – Лежи тут и не вздумай дергаться, понял?

Пленник послушно кивнул, показывая, что он все отлично понял.

Еще более осторожно Вон и Шеп прокрались по следующему коридору и увидели то, что творилось на складе. Точнее, увидела Вон – Шеп стоял сзади и изнывал от любопытства.

– Ну что там? – прошипел он.

– Люди, вот что, – огрызнулась напарница. – Контрабандисты. Человек пятнадцать, не меньше… Ящики какие-то, коробки… Есть вооруженные.

– Ящики? – подковырнул ее Шеп.

– Заткнись, придурок! – окрысилась Вон. На работе она шуток не понимала. – А Флоренс обещала, что все будет легко…

– Может, подкрепление вызвать? – предложил напарник.

– Можно… Только я рацию в машине оставила.

– А вон, смотри, из этого окна твою «Тойоту» видно – сбегаем быстренько, сообщим? – предложил слегка струхнувший Шеп.

– Черт с ними, сами справимся, – отказалась Ванесса. Трусостью она никогда не страдала. – Значит, так – быстро выскакиваем и сразу стреляем. Но в потолок. Потом я буду на них орать, а ты зачитывай права. И чтоб голос не дрожал! Это народ такой – чуть почуют страх, считай, пропал… Все понял?

– А-га… – сглотнул Шеп.

– Тогда пошли…

И тут на улице раздался взрыв. Ванесса рефлекторно метнулась к окну и успела увидеть, как ее любимая «Тойота» разлетается на кусочки, на ее останках распухает огненный шар, а из огня вылетает уродливая фигура, похожая на скрюченную ящерицу в полтора человеческих роста. Монстр был склизким и чешуйчатым, но его шкуру словно бы покрывал тонкий слой мерцающего огня, а в огромных глазищах бушевало самое настоящее пламя. Тварь проревела что-то нечленораздельное, встретилась взглядом с Ванессой и одним диким прыжком сиганула прямо на нее. Раздался звон стекла…

Нангхсибу был ужасно зол. Его самого и его побратима Озога вызвал в этот жалкий мир один из этих ничтожных человечишек – некий Трой. Разумеется, сначала братья-ш’ары хотели растерзать колдуна, но тот оказался неплохим демонологом и сумел принудить их исполнить его волю. Хорошо хоть, всего одну – после исполнения приказа они могли вернуться в Лэнг.

Ш’ары – это огненные утукку, демоны, обитающие в огненных реках Лэнга. Они принадлежат к надзирателям средней руки и не умеют ничего более сложного, нежели рвать в клочья ходячие куски мяса, именующие себя людьми. Огонь – их стихия, все, к чему прикасается ш’ар, тут же загорается. Но только когда демон в телесном виде – в своем эфирном обличье ш’ар невидим и неосязаем, но и сам никому не может причинить вреда.

Креол, жертва Нангхсибу и Озога, оказался крепким орешком. Они уже три дня наблюдали за его жилищем, благоразумно не покидая эфирного состояния. Маг сумел укутать свой дом таким плотным слоем защитных заклинаний, что достать его внутри не было никакой возможности. Демоны не стали даже пытаться – они любили жить.

Первое время они просто ждали, пока жертва покинет защищенную территорию. Потом им надоело ждать, и они стали искать способ проникнуть внутрь. И все-таки придумали кое-какой план.

За эти дни огненные утукку успели понять, что женщина Креола (существо женского пола, живущее в одном доме с существом пола мужского, по понятиям ш’аров, могло иметь один-единственный статус) каждый день садится в эту уродливую железную повозку и куда-то уезжает. А потом возвращается обратно. И демоны решили, что Нангхсибу проследит за ней, улучит удобный момент, спрячется в ее повозке, а потом вместе с ней проникнет на закрытую территорию и притаится там. А на следующий день то же самое проделает Озог, и они вместе нападут на Креола. Поскольку в повозке, кроме демонов, будет находиться еще и женщина Креола, охранная система ее не остановит. Они бы сделали это сразу вдвоем, но в эфирном состоянии демоны не могли пробраться в особняк мага даже внутри этой повозки, а в телесном они были слишком велики.

Вот как раз сейчас Нангхсибу и попытался спрятаться внутри железной повозки. Ящик в ее передней части показался ш’ару как раз самым отличным местом для этого. Правда, там лежали какие-то уродливые железяки, пришлось их вынимать. К удивлению Нангхсибу, это оказалось труднее, чем он ожидал – железяки за что-то зацепились. А потом он дошел до железной бутылки с дурно пахнущей жидкостью…

Ну откуда было несчастному демону знать, что эта вонючая моча шогготов так легко загорается?! Ну откуда он мог знать, что она не просто легко загорается, но и очень быстро сгорает, порождая ужасный шум и большой огненный шар?! Нангхсибу был не против самого огня, огонь ему нравился, но взрывная волна очень больно ударила его об землю, а обломки от разорвавшейся железной повозки его сильно поранили!

Нангхсибу оправился от боли (это заняло ровно одну секунду) и увидел за стеклом испуганное лицо женщины Креола. Вот она – виновница того, что ему сейчас так больно, а в шкуре столько дырок!

Увидев летящего на нее демона, Ванесса совершила самый лихой прыжок в своей жизни, умудрившись в последний момент увернуться от его жутких клыков. Она даже успела почувствовать, как ужасно воняет пасть Нангхсибу, но не больше. Ее зацепило краешком огненной шкуры утукку, но жара она не почувствовала, зато почувствовала, как вокруг нее рассыпается Личная Защита.

Шеп, увидев Нангхсибу, дико заорал и принялся палить, судорожно нажимая на курок. Несколько пуль попали в цель, оставив в склизкой чешуе ш’ара сквозные отверстия, из которых тут же хлынула черная жидкость, похожая на нефть, но демона это даже не замедлило. Он грозно рявкнул на Шепа, но тут же отвернулся, заметив в другой стороне Ванессу. Ее он решил убить первой.

Девушка тоже было выхватила пистолет, но, заметив, что даже дырка во лбу, оставленная одной из пулей Шепа, ничуть не беспокоит демона, передумала. Нангхсибу оскалился, распространяя удушливое зловоние, и резко швырнул свое тело в воздух, летя прямо на Ванессу. Она судорожно сглотнула, понимая, что уже не успевает увернуться.

Дальнейшие события уместились в одной-единственной секунде. Пока ш’ар преодолевал несколько метров, разделяющих его и девушку-полицейского, она умудрилась сначала вспомнить о кольце, подаренном Креолом, потом поднять руку, нажать, как учили, большим пальцем на маленькую ложбинку, и мысленно прокричать слово «Молния!». Собственно, ее мысли звучали так: «Молния, молния, молния, молния, молнияяяя!!!»

Нангхсибу чрезвычайно удивился. Жертва каким-то образом швырнула в него целую кучу мощнейших электрических разрядов. Это удивление было последним, что он испытал в жизни – пять молний, ударивших практически одновременно, превратили его в кучу обугленного мяса. Хотя эта куча мяса еще успела отшвырнуть Ванессу к стене, разрушив еще одну Личную Защиту. Хорошо, что Креол позаботился о своей ученице, окружив ее целых тремя слоями.

Вон кое-как поднялась на ноги. Шеп в ужасе смотрел на то, что осталось от демона, и на нее саму. Он неуверенно поднял пистолет, в котором осталась одна-единственная пуля – остальные остались в трупе Нангхсибу и окружающих стенах.

– Вон, что… – с трудом выговорил он.

– Отстань, не до тебя! – огрызнулась Ванесса, вытаскивая из кармана пудреницу. – Креол, у нас большие проблемы! Я не знаю, что это бы…

Ее прервал сильный удар по голове. Во время короткой, но очень насыщенной схватки с демоном они совсем забыли, что буквально в трех шагах от них находится целая банда вооруженных бандюков, которые просто не могли не услышать всего этого шума – взрыва машина, разбитого стекла, рева демона, выстрелов Шепа и отнюдь не бесшумных молний Ванессы. И вот теперь…

Удар не причинил Вон вреда – у нее оставалась еще одна Личная Защита, но она все равно не смогла устоять на ногах – парень, ударивший ее, выглядел настоящим Геркулесом. Пудреница вывалилась у нее из руки, и тут же превратилась в пластмассовое крошево, жалобно хрустнув под ботинком другого члена банды. Ванесса с ужасом подумала, что теперь, когда маяк, встроенный в артефакт, разрушен, Креол не сможет ее отыскать. Значит, о помощи можно забыть…

Перед тем, как Геркулес ударил ее еще раз, явно удивленный, что она не потеряла сознание после первого раза, она успела увидеть, как Шеп, стоявший к появившимся парням лицом, а не спиной, как Вон, выпускает последнюю пулю. В левую половину груди одного из бандитов. Тот охает и падает замертво, а другой, стоящий с ним бок о бок, что-то разъяренно кричит, пытаясь его подхватить. После этого сознание девушки погасло.

Пробуждение было медленным и мучительным. Ее подташнивало, голова раскалывалась, руки онемели. Причину этого долго искать не пришлось – она была накрепко привязана к стулу. Справа от себя Ванесса заметила Шепа, грустно кивнувшего ей с точно такого же стула. Он был связан еще туже.

Вон обвела взглядом то место, куда они попали. Это было то самое помещение, куда они так самонадеянно намервались ворваться и всех арестовать – вдоль стен громоздились ящики и коробки. Контрабандисты спешно грузили какие-то тюки в небольшие микроавтобусы.

– Очнулись, [цензура]? – грубо осведомился один из них – здоровенный, как танк, с ежиком темных волос и татуировкой на щеке. Изображена там была какая-то хитрая завитушка, отдаленно напоминающая арабскую вязь. Ванесса сразу его узнала – это он кричал, когда Шеп подстрелил одного из бандитов. – Ну что, [цензура], давайте побеседуем, пока вы еще можете…

– Босс, а «роллексы» грузить? – крикнул какой-то мелкий парень. – Их мало осталось…

– Я же сказал, все грузить! – рявкнул на него амбал. – Ты, [цензура], что тебе, [цензура] такая, непонятно, а? У нас мусора на хвосте, надо срочно [цензура] все и [цензура] отсюда!

– Э-э-э, босс, кто у нас на хвосте? – неуверенно переспросил маленький контрабандист.

– Мусора, [цензура]! – оскалился здоровый. – Менты! Вот они! – он указал на связанных Ванессу с Шепом.

– А-а-а, копы… – понимающе протянул мелкий.

– [Цензура] [цензура]! – возмущенно покрутил пальцем у виска здоровый. – Да, копы! Америкосы [цензура], простых слов не [цензура], все вам через [цензура] объяснять надо!

– Ты хоть что-нибудь понимаешь? – прошептал Шеп, наклоняясь к Ванессе. – Он вообще на английском разговаривает, или как? Если это сленг, то какой-то новый…

– Это похоже на Флоренс, когда она сильно сердится, – наморщила лоб Вон.

– Так, вернемся к вам, – неприятно улыбнулся здоровяк, поворачиваясь обратно. – Позвольте представиться – Аркадий Кириллович Поляков, хотя вы, америкосы [цензура], все время коверкаете мое ФИО…

– Мы что, попали к русской мафии? – удивилась Вон.

– Не-ет, – хохотнул Поляков. – Мы не мафия, мы так, мелочь по карманам тырим… Тут кругом сплошные америкосы. А вот я из России, и потому я здесь [цензура] босс. А все потому, что в вашей [цензура] Америке нормальных блатных днем с огнем не сыщешь, ни [цензура] не умеете. С этими [цензура] [цензура] только и можно, что фальшивыми часами торговать…

В том, что кругом сплошные «америкосы», Ванесса уже убедилась сама. Из присутствующих здесь четверо были чернокожими, а один – монголоид, возможно, такой же китаец, как и она сама.

Поляков деловито сжал руку в кулак, размахнулся и с силой ударил Шепа по лицу. Тот скрипнул зубами, но промолчал, с ненавистью глядя на главаря банды. Левый глаз полицейского начал стремительно заплывать. Правый уже заплыл – видимо, бандит начал экзекуцию, пока Шеп был еще без сознания.

– Полагаю, тебе, [цензура] америкос, интересно, за что это я тебя так? – скучающе осведомился Поляков. – А потому, [цензура], что ты, [цензура], только что пришил моего брата! И теперь я в вашей [цензура] Америке один остался нормальный пацан! Вот на [цензура] тебе понадобилось палить, мусор [цензура]? Поубивал бы вас всех, янки [цензура]!

– Я наполовину китаянка, – на всякий случай сообщила Вон.

– А неважно, – успокоил ее Поляков. – В гробу все лежат одинаково – что америкосы, что китаезы, что жиды, что чукчи… В общем, так – с тобой уже, считай, все кончено, – еще раз ударил Шепа он. – Ты все еще жив только потому, что я еще не решил, как тебя убить. Хочется, понимаешь, чтоб ты, [цензура], помучался перед смертью. Предложения будут? Должно быть очень больно и не слишком быстро, но чтобы без грязи – не [цензура] [цензура] улики плодить.

– Какая расчетливость! – иронично восхитилась Вон. – Может, вы нас тогда на удобрения пустите – чего добру пропадать, правильно?

– Мне нравится ход ваших мыслей, мадам, – хмыкнул Поляков. – Была бы у меня здесь дача, так бы и сделал. Но, боюсь, придется вас просто закатать в бетон. Тут неподалеку дом строят – мы вас ночью туда отвезем и в фундаменте зароем… Быстро и надежно… Нам, извините, торопиться надо, из-за вас, мусоров [цензура], все планы полетели на [цензура]. Так что не жалуйтесь.

– А где мое кольцо? – не выдержала Ванесса, все это время безуспешно ощупывающая указательный палец. Ей ужасно хотелось поступить с этим гадом так же, как и с демоном, взорвавшим ее «Тойоту», но кольцо, стреляющее молниями, бесследно испарилось.

– Что еще за [цензура] кольцо? – не понял Поляков. – Мадам, вы с темы не сходите. [Цензура] вашего я убью однозначно очень мучительно, но у вас еще есть крохотный шанс остаться в живых… или хотя бы принять быструю смерть. В общем выбор простой – либо вы со мной сотрудничаете, причем очень быстро, и тогда я вас убиваю быстро… а может даже отпущу на [цензура], либо… Либо вы не сотрудничаете, и тогда я тебя, [цензура], пущу по кругу. И будут эти [цензура] тебя [цензура], пока [цензура] не [цензура]…

Ванесса не очень поняла, чего этот русский ей наобещал, но судя по его роже – ничего хорошего.

– Судя по тому, что вы не орете: «Стреляй, фашист, все равно ничего не скажу!», вы решили сотрудничать? – издевательски уточнил Поляков. – Тогда вопрос первый – сколько у нас времени? Судя по тому, что я все еще не слышу воя сирен, сколько-то времени есть, верно? Мы бы давно отсюда [цензура], но тут, понимаешь, товару немеряно, не [цензура] его бросать… Погубит меня когда-нибудь жадность… И не вздумайте мне [цензура] – вас я в любом случае успею пристрелить на [цензура].

Ванесса пожала плечами, а потом честно ответила, что понятия не имеет, когда их приедут спасать. Да и приедут ли вообще – Флоренс, похоже, совершенно искренне считала, что посылает Вон с Шепом на пустяковое задание, и волноваться тут не из-за чего. На Креола рассчитывать и вовсе не приходилось – как он их отыщет, если пудреница с встроенным маяком разбилась?

– Ответ неправильный, наказание – смерть, – поджал губы Поляков. – Второй шанс. Из чего вы стреляли там, в коридоре?

– Из пистолета… – ответил за нее Шеп.

– Не тебя спрашивают, [цензура]! – рявкнул на него бандит, еще раз врезав по лицу. – Твой [цензура] пистолет меня уже [цензура]! Я спрашиваю, что это был за фейерверк с электрошоком?!

Ванесса снова пожала плечами. Кольцо с ийром куда-то испарилось, и она понятия не имела, что с ним стало. Но даже если бы оно по-прежнему оставалось у нее, она не собиралась рассказывать о нем этому типу. Да и вряд ли он поверит, что это была самая обыкновенная магия…

– Вторая неудача, – печально покачал головой Поляков. – Третий и последний шанс. Что это такое?!

Он жестом фокусника сдернул покрывало с какой-то кучи, на которую Ванесса доселе не обращала внимания. Куча оказалась тем самым демоном, которого она испепелила молниями. Сейчас ш’ар выглядел еще противнее, чем раньше – его естественный огонь погас, тело как-то обмякло, словно из него выпустили воздух, а из пулевых отверстий по-прежнему текла густая черная кровь.

– Даю вам еще несколько [цензура] минут, мадам, – хмуро пообещал Поляков. – А пока вы думаете, я закончу с вашим [цензура]. Может, посговорчивее станете…

Поляков со вкусом ударил Шепа в очередной раз, посмотрел на него с умилением и сообщил:

– Пожалуй, придумал. Тебе, [цензура], я надену на голову полиэтиленовый пакет, затяну его покрепче, и буду смотреть, как ты задыхаешься. Медленно, мучительно, и скучно никому не будет. Эй, Пит, ну-ка дай мне [цензура] пакет!

– Сейчас, босс, – хрюкнул один из чернокожих – жирный парнище с низким лобиком. – Только он грязный, ничего?

– Так даже лучше, – ухмыльнулся Поляков, натягивая отчаянно сопротивляющемуся Шепу пакет на голову. – Спи спокойно, дорогой [цензура], мы тебя никогда не забудем…

И в этот момент склад вздрогнул. Пол под ногами задрожал, с полок посыпались вещи, двое бандитов не удержались на ногах, и упали. Шеп тоже свалился вместе со своим стулом. Ванесса кое-как сохранила равновесие.

– Это еще что такое? – с легким недовольством буркнул Поляков. – Неужели землетрясение? Надо же, как тебе везет, [цензура], все-таки проживешь на несколько минут дольше… Видать, любит тебя бог…

Склад тряхнуло еще раз, сильнее. Поляков терпеливо поднял стул с Шепом, поднял свалившийся пакет, и снова начал его надевать. Всю процедуру казни он проделывал сам, не желая делиться личной радостью с подручными.

Шеп только бессвязно ругался, пытаясь укусить своего мучителя. А вот Ванесса, к его удивлению, приобрела ужасно счастливый вид. Да уж, она-то сразу поняла, что означает это нежданное землетрясение – Креол все-таки пришел на помощь. Каким-то образом он все-таки узнал, что с ней что-то случилось, сумел отыскать ее в огромном городе и прибыл как нельзя более вовремя.

А снаружи тем временем раздался какой-то грохот и шум. Что-то так ударило в одну из стен, что с потолка посыпалась штукатурка, ящики, стоявшие поблизости, разлетелись в стороны, а на каменной поверхности образовалась сеть трещин. Однако стена выстояла. Креол, как всегда, даже не подумал поискать дверь, а просто ломился кратчайшим путем.

– Эй, что за [цензура] там происходит? – возмутился Поляков, вытаскивая пистолет.

– Однако прочная стена! – приглушенно удивились снаружи. – Ну-ка, раб, доломай ее, а то у меня живот болит…

Пистолеты начали вытаскивать остальные члены банды. У кого не было пистолетов, достали ножи. У кого не было ножей, взяли ломики. Один парень даже вооружился кирпичом – видимо, ничего получше у него не нашлось.

В стену еще раз ударили – трещина расширилась, а потом посыпались кирпичи, и часть стены рухнула. В отверстие влетел Хубаксис. Но в первый момент Ванесса его не узнала – Хубаксис увеличился до размеров человека. И вот в таком виде он выглядел действительно страшно…

– Вон, ты где?! – пробасил джинн, обводя единственным глазом помертвевших бандюг. Голос у него тоже изменился – теперь он ничуть не напоминал тот мышиный писк, что обычно производил этот лилипут.

Следом за Хубаксисом в пролом шагнул Креол. Таким Ванесса его еще не видела. Брови сведены к переносице, губы сжаты в узенькую полосочку, в глазах ненависть и жестокость. Маг-разрушитель. В правой руке жезл, левая почему-то прижата к животу, и из-под нее тоненькой струйкой течет кровь. Креол явно испытывал сильную боль, но стоически ее переносил.

– Один [цензура] шаг – и я ее убью! – заявил Поляков, приставив пистолет Ванессе к виску. Он был единственным здесь, кто сохранил какую-то видимость спокойствия.

– Да ну? – удивился Креол. – Нападай, демон!

Из-за его ноги вылетел Бат-Криллах. Четверорукий демон взметнулся в воздух подобно молнии, нацелившись в горло Полякову. Главарь банды быстро перевел дуло на него, и нажал на курок. Прозвучал выстрел, но там, где пролетела пуля, элвена уже не было – он увернулся, попутно отхватив одному из бандитов руку с ножом. Парень дико заорал – зубы-бритвы Того-Кто-Открывает-Дверь-Ногой только что сделали его калекой. Хубаксис месил кулачищами другого – сейчас джинн мог помериться силами с самим Тайсоном.

– Я что, неясно сказал?! – рявкнул Поляков, с ужасом глядя на жутких пришельцев. Его пистолет снова смотрел в висок Ванессе. – Прекратите, или я ее убью!

– Сколько угодно, – равнодушно разрешил Креол. – А я воскрешу.

– Да кто ты такой, [цензура] мать?! – возмутился Поляков, стреляя уже в Креола.

Дальнейшее Ванесса запомнила плохо. Палили все. Однако Бат-Криллах мелькал по складу, как ртуть, и в него никто не попадал, а сквозь Хубаксиса пули просто пролетали. Как он умудрялся делать так, чтобы его кулаки оставались материальными, а все остальное – нет, известно только самому джинну.

Креола защищало нечто вроде мерцающей сферы – оболочка тоньше мыльной пленки, но все, что в него метали, отскакивало от нее, как от стальной стены. Один парень выстрелил из винчестера, и пуля почти пробила успевшую ослабеть магическую защиту. Креол удивленно приподнял бровь и метнул в стрелявшего Стальное Лезвие – тончайший металлический диск, вылетевший прямо из его руки. Оружие выпало из мертвых рук парня, а затем свалился и он сам. Его голова была чисто срезана. Еще один бандит бешено заорал и бросился на мага, размахивая бейсбольной битой. Креол повел рукой, и нападающий упал, как подкошенный, дергаясь в ужасных конвульсиях.

А потом сражение как-то резко застопорилось. Хубаксис снова уменьшился до размеров воробья и метнулся под защиту хозяина. Бат-Криллах удивленно замер на месте. Все выжившие контрабандисты (а осталось их ровно двенадцать – остальные почему-то лежали неподвижно и не дышали) тоже замерли. Даже Поляков ошарашенно опустил пистолет.

Вызвано это было тем, что на арене появился новый персонаж. Из того коридора, где часом ранее погиб Нангхсибу, выплыло нечто, напоминающее огромную шаровую молнию. Только формой она скорее походила на человечка, грубо вылепленного из глины – ручки, ножки, голова. От молнии то и дело отделялись тонкие энергетические щупальца и неуверенно касались стен и пола, оставляя черные пятна.

– Ученица?!! – бешено посмотрел на нее Креол. – Ты что, выпустила сразу несколько молний одновременно?!

– А нельзя было? – испуганно пролепетала Вон.

– О тупость человеческая! – воздел руки маг. – Поглотитель же не рассчитан на такое напряжение, он разрушился! А ийр освободился вместе с твоими молниями, безмозглая девчонка! Чрево Тиамат, за что мне такое наказание?!

Освободившийся ийр еще несколько секунд неуверенно висел на месте, словно бы осматривая собравшихся людей и одного демона, а потом, похоже, узнал Креола. Во всяком случае, молния, ударившая из того, что условно можно было назвать его грудью, была нацелена именно в него. Креол рефлекторно защитился Электрическим Щитом и ударил в Гая Звуковым Резонансом, одновременно лихорадочно размышляя, что еще можно применить. На ийра в его натуральном обличье вода не оказывает большого влияния, а другого Поглотителя у Креола припасено не было. Существуют специализированные заклинания как раз против энергоидов, но ни одного из них в памяти мага сейчас не было, а читать заклинание с нуля, когда тебя атакует взбешенный ийр, – верный способ самоубийства.

Гай, слегка отодвинутый назад Звуковым Резонансом, снова ударил электроразрядом. И еще одним. И еще. Первые два Креол принял Электрическим Щитом, а вот третий…

От третьего он увернулся. Точнее, бросился на землю, потому что защитный амулет обжег кожу, едва ли не крича о новой опасности.

Молния Гая ударила в стену, причинив новые разрушения, а мгновением позже из этой же самой стены выпрыгнул ш’ар, на ходу переходящий из эфирного состояния в телесное. Озог, побратим Нангхсибу, все это время не переставал следить за Креолом, держась в почтительном отдалении, и теперь, когда выдался удобный момент, не замедлил напасть.

Креол резво перевернулся на спину, встречая утукку Огненным Копьем. Он не успел заметить, кем был этот новый нападающий, иначе ни за что не использовал бы это заклятие – он-то, конечно, знал, что легче утопить рыбу, чем сжечь ш’ара.

Но, во всяком случае, столб огня отбросил Озога назад. А Креолу снова пришлось проявлять чудеса ловкости, ибо в то место, где он только что лежал, ударила еще одна молния. Маг метнулся в сторону пролома, проделанного Хубаксисом, выхватывая в прыжке цепь. Один из контрабандистов, дико крича, неожиданно поднялся в воздух и отлетел прямо в искрящегося ийра – Креол безжалостно использовал его в качестве живого щита.

– Сурук ха, порождение Лэнга! – пообещал он, выпуская в Озога заклятье Молнии и сразу за этим швыряя в него Копье Мардука.

Озог принял грудью первое заклинание, но сумел увернуться от второго. Раненый, но живой, он прыгнул на Креола – прямо навстречу раскручивающейся в воздухе цепи. Цепи, одно прикосновение которой могло убить рядового демона, подобного ш’ару.

Утукку спас Гай. Разумеется, он вовсе не собирался помогать нежданно-негаданно объявившемуся союзнику – ийр выстрелил в Креола. Не его вина, что между электрическим разрядом и магом неожиданно появился Озог. И тем не менее, эта молния спасла демону жизнь, изменив траекторию его полета. Озог пронесся мимо Креола с его цепью и с жутким всхлипом впечатался в стену. И тут же вскочил.

Утукку не отличаются большим умом. Озог подтвердил это, когда вместо того, чтобы напасть на как раз удачно открывшегося Креола, обрушивающего над Гаем потолок, напал на ийра. Да, его молния не вызвала у Озога приятных ощущений, но она все же спасла ему жизнь.

Ийр превратил упавшую балку в груду щепок и недовольно завибрировал, разбрызгивая вокруг себя ослепительно-белые клочья. С тех пор, как он освободился из кольца Ванессы, прошло уже больше часа, и его тело, и без того не отличающееся прочностью, все больше стремилось рассыпаться на молекулы. Этот мир совершенно не подходил для бедного энергоида. А тут еще на него бросился утукку, стремящийся разорвать на клочки то, что так больно его ужалило. Его ничуть не волновал тот факт, что после схватки ийра и ш’ара обычно умирает как раз ш’ар…

Но Озог и в этот раз не добрался до цели. В него врезался маленький розовый комок, вцепившийся ему в плечо. Бат-Криллах оставил никому сейчас не угрожающих бандитов и переключился на более опасную цель. Ш’ар зарычал и попытался подмять под себя четверорукого демона, но тот с юркостью ужа переместился ему на спину и вгрызся тому в загривок. Утукку намного больше и сильнее, зато элвены гораздо быстрее движутся и с рефлексами у них получше. Со стороны это напоминало схватку небольшого, но пронырливого леопарда и могучего, но неуклюжего медведя.

– Мало тебе было одного раза?! – прохрипел Креол, в бесчисленный раз отбивая электроразряд Гая и посылая в него Звезду Радуги – единственное заклятье в его сегодняшнем арсенале, способное причинить какой-никакой вред ийру.

Гай неприятно затрещал, когда в него врезался переливающийся всеми цветами шар, и начал раздуваться, словно мыльный пузырь. Звезда Радуги не могла убить его, но она позволила выиграть несколько драгоценных секунд.

– Ученица, отвлеки его! – рявкнул Креол, вытаскивая из-за воротника Хубаксиса и швыряя его в сторону Гая – с той же целью.

– Как?! – истерично завопила Ванесса, все это время бившаяся в ужасных конвульсиях, пытаясь освободиться.

Маг, только сейчас заметивший, что девушка привязана к стулу, а возле нее стоит донельзя растерянный бандит с пистолетом, недовольно поморщился и сделал быстрый жест, посылая в Полякова заклятие Инфаркта. Тот упал, как подкошенный, успев, однако, нажать на курок. Прозвучал грохот выстрела, но Ванесса осталась невредимой. Сразу вслед за этим веревки, удерживающие ее, вспыхнули голубоватым пламенем.

Ме-Керрета, магический огонь Иштар, в мгновение ока уничтожает то, на что его наслали, но ничего кроме. Этот огонь вполне можно держать в руках – как и его хозяйка, он не может причинить вреда живому существу. Вон вскочила со стула и с округлившимися глазами заметила, что возле нее в воздухе висит пуля, выпущенная перед смертью Поляковым – Креол успел заметить, что его ученица истратила все Личные Защиты, и остановил свинцовую смерть. Она не долетела какой-то сантиметр…

Через мгновение пуля с тихим звоном упала на пол, но зато в воздух поднялись два пистолета – тот, что все еще держала мертвая рука Полякова и другой, вырванный из длани другого бандита, все еще живого. Он расстался с оружием без пререканий, с совершенно офигевшим лицом глядя на все происходящее. Вообще-то, он остался практически единственным, кто еще стоял во весь рост – остальная банда давным-давно попряталась между ящиков. Они бы сбежали и совсем, но один выход загораживал Гай, другой – Креол, а рядом с машинами дрались Бат-Криллах и Озог.

Ванесса схватила пистолеты и хищно улыбнулась, едва удержавшись, чтобы не послать первую пулю в уже мертвого Полякова. Вокруг нее возникло голубовато-белое сияние – Электрический Доспех.

– Атакуй! – коротко приказал Креол, уже не глядя на нее. Он защитил свою ученицу от молний, а теперь листал магическую книгу, разыскивая заклятие, способное уничтожить ийра.

Девушка послушно бросилась на Гая, паля из обоих стволов. Разумеется, пули пролетали сквозь него, не причиняя ни малейшего вреда, но главной цели она добилась – ийр, оправившийся от Звезды Радуги, больше не нападал на Креола. Теперь он бил током в нее. От одной молнии Ванессе удалось увернуться, но все остальные ударили прямо в нее, бесславно растворившись в Электрическом Доспехе.

Пуля за пулей летели в Гая. Тот ярился – эти маленькие кусочки свинца оставляли в его энергетическом теле раздражающие прорехи. Они тут же исчезали, но какие-то ничтожные частицы энергии все же улетучивались бесследно. А ийр и без того потерял ее слишком много…

– Вот оно! – торжествующе выкрикнул Креол, поднял руку с жезлом, другой рукой швырнул в ийра какой-то серебристый порошок и начал зачитывать заклинание:

Вон, вон, прочь, прочь!

Сгинь, сгинь, пропади, пропади!

Изыди, исчезни, вон, прочь!

Твое зло, как дым, пусть взовьется в небеса!

Ина зумрийа иса,

Ина зумрийа рерха,

Ина зумрийа беша,

Ина зумрийа хилрха,

Ина зумрийа дуппира,

Ина зуммира атлака!

Ана зумрийа ла татурра,

Ана зумрийа ла тетехха,

Ана зумрийа ла терхерреба,

Ана зумрийа ла тасаннирха!

Жизнью почтенного Шамаша будь заклят!

Жизнью Эа, владыки истоков, будь заклят!

Жизнью Асаллухи, экзорциста богов, будь заклят!

Жизнью Гирры, схватившего тебя, будь заклят!

Ина зумрийа лу таппаррасама!

Иса иса рерха рерха!

Беша беша хилрха хилрха!

Ванесса, чей Электрический Щит уже начал растворяться, а патроны давным-давно закончились, облегченно смахнула со лба пот. С последним словом заклинания Гая отшвырнуло в сторону и теперь он бился в агонии среди ящиков и коробок, разрушая то, что еще осталось неразрушенным. Один из контрабандистов попал под удар его энергощупальца и теперь корчился, заработав электрошок страшной силы.

Агония ийра продлилась недолго. Несколько секунд, и бесформенная шаровая молния вспыхнула ярким светом, а затем рассыпалась на множество искр. Потом исчезли и они…

– Так, теперь с тобой! – грозно пообещал Креол, подходя к Озогу, все еще поглощенному схваткой с собратом-демоном.

Они оба выглядели не лучшим образом. Тело Озога было густо покрыто рваными ранами, оставленными зубами Бат-Криллаха. Элвен же после встречи его челюсти и бронированного лба утукку лишился доброй половины зубов, а к тому же выглядел сильно обожженным – его противник не переставал источать пламя.

– Арра и Агнибаал! – воскликнул Креол, хлеща Озога магической цепью. – Именем Мардука и Марутукку, Третьей Эмблемы, – рассыпься в прах, злокозненный утукку!

Озог послушался. На том месте, куда ударила цепь, мгновенно вспух толстый уродливый рубец, а спустя какое-то мгновение от ш’ара осталась лишь кучка дымного черного пепла.

Бат-Криллах, усталый и измученный, подполз к магу, прихрамывая сразу на все руки, и жалобно заскулил.

– Видите, господин Креол? – с трудом выговорил он искалеченной челюстью. – От меня тоже все-таки есть польза…

– Согласен, – с признательностью кивнул маг, мимоходом накладывая на него заклятие Регенерации. Обычное Исцеление практически не действует на демонические сущности. – А что делать со вторым?

Он с интересом осмотрел обугленный труп Нангхсибу, ткнул его носком ботинка, поскреб пальцем и равнодушно отвернулся.

– Ты что, не собираешься его уничтожать? – озадаченно обратилась к нему Вон, но маг даже не соизволил ответить, собирая с пола пыль, оставшуюся от Озога. – Ладно, нет, так нет… Найдут его люди в черном, отправят на «Базу 51»… Инопланетянские трупы у них уже есть, теперь и демон будет… Ой, Шеп, мы же тебя не развязали!

Уцелевшие контрабандисты постепенно начали выползать из укрытий. Креол по-прежнему вызывал у них ужас, но он все-таки был человеком, а не ящероподобным демоном или ожившей молнией.

– А вы почему все еще живы? – совершенно искренне удивился маг, обнаружив, что на складе по-прежнему полно народу. – Да поглотит вас священный огонь Гибила, черви!

Разумеется, заклятие подействовало в ту же секунду – Ванесса не успела даже крикнуть, чтобы он не смел убивать арестованных. Банда Полякова стремительно прекращала свое существование – все ее члены по слову Креола превратились в ходячие факелы. Склад наполнился диким ором и воплями – гореть заживо очень больно. Один факел вспыхнул даже на улице – кому-то все же удалось под шумок ускользнуть.

Пламя Гибила за считанные секунды убило всех, кроме самого Креола с компанией и привязанного Шепа. Впрочем, уже не привязанного. Несчастный парень оторопело пялился на своих спасителей, явно боясь их гораздо сильнее тех, кого Креол только что перебил.

Ванесса понимала, что следует отругать его за массовое убийство – ведь на ее глазах только что произошла такая бойня, рядом с которой недавно осужденный Флетчер казался невинным дитятей! Но сейчас ей было не до этого. Она уперла руки в бока, подошла к Креолу вплотную и требовательно воскликнула:

– Ты почему так поздно, а?! Я тут… а он… ага! Гад, гад, гад, гад!!!

Вон с силой пихнула мага в грудь. И еще раз, и еще. Тот недоуменно моргал глазами, глядя на разбушевавшуюся ученицу. Она прекратила экзекуцию только после того, как заметила, что весь низ рубашки Креола пропитан кровью.

– И это твоя благодарность? – обиженно надулся маг. – Дождешься от вас – что здесь, что в Шумере…

– Ой, а что это с тобой? – растерянно спросила Вон, указывая на кровь.

– А ты как думаешь?! – раздраженно огрызнулся Креол. – Я же не мог найти тебя без маяка… быстро, по крайней мере! Пришлось вызывать демона. В легионе Элигора розыском потерянного занимается Андромалиус, а его услугу я уже истратил… да ты его помнишь.

– Помню?

– Конечно. Это же он мне тебя и притащил… хотя этого я не просил!

– А, тот панк из музея… – припомнила Вон.

– Кто? – не понял Креол. – Так или иначе, пришлось вызывать Ниннгхизхидду, а с ней у меня договора нет. Знаешь, сколько крови пришлось заплатить ей за помощь?! Моей собственной крови! Вот скажи, зачем ты сломала маяк?!

– Я сломала?! – возмутилась Ванесса. – Да это кто-то из этих его сломал! Вот этот, кажется… или этот…

Ванесса с отвращением и растерянностью смотрела на обгоревшие и погрызенные трупы, но теперь отличить их друг от друга стало весьма затруднительным.

– Ладно, допустим. А зачем ты выпустила ийра? Я для этого его ловил?!

– Я выпустила?! – снова возмутилась Ванесса. – А ты меня предупредил, что из этого кольца нельзя стрелять очередями?! И вообще – у меня не было выбора, меня пытались сожрать! И это ты виноват!

– Я?! – теперь пришла очередь Креола возмущаться несправедливому обвинению. – При чем здесь я, ученица?! Это разве я наслал на тебя демона?!

– Не ты, – не стала возводить напраслину Вон. – Но ведь натравили его на тебя! А я просто невинная жертва! Я прожила двадцать четыре года, и ни разу не видела даже самого маленького демона! А с тех пор, как познакомилась с тобой, они так и сыплются изо всех щелей!

– Подумаешь, двадцать четыре года… – усмехнулся Креол. – Вот у меня целых три возраста. Абсолютный – пять тысяч лет с небольшим. Личностный – девяносто три с половиной. И биологический – чуть меньше тридцати. Да, думаю, где-то двадцать девять…

– А еще этот гад мою «Тойоту» взорвал… – печально хлюпнула носом Ванесса, не слушая рассуждений Креола о его возрасте. – Такая хорошая машина была…

Машины действительно было жалко – Ванессе подарили ее на совершеннолетие, и она ездила на ней уже довольно-таки долго.

Креол посмотрел на нее несколько виновато и протянул руку. Довольно неловко – он все еще не до конца освоил этот непривычный ему жест.

– Счет ничейный? – предложил он.

– Ничейный, – сквозь слезы улыбнулась Вон, но руку пожимать не стала. Вместо этого она еще раз шмыгнула носом и заключила своего личного мага в объятья. Тот только крякнул – у него все еще болела рана на животе, оставленная собственным ритуальным ножом, но сопротивляться не стал.

Дружеские объятья несколько подзатянулись и уже не очень походили на дружеские. Креол неожиданно поймал себя на мысли, что ему это приятно, и совершенно искренне удивился. Он даже понюхал волосы Ванессы, чтобы проверить, не замешаны ли здесь какие-то враждебные чары. Как известно, у человека нет чувства для восприятия магии, и чародеям приходится пользоваться теми, что есть. Маги «видят» магическую ауру, «слышат» магические всплески, «чуют запах» чар, и даже могут отличить артефакты на ощупь.

Разумеется, Ванесса почувствовала, что ее обнюхивают. Разумеется, она совершенно неправильно это поняла. Сейчас она гадала, как далеко осмелится зайти этот наглец из солнечного Шумера и одновременно пыталась решить нравственную проблему – давать ли пощечину или черт с ней, с девичьей честью? Впрочем, с ней-то она рассталась еще задо-олго до встречи с Креолом…

Ее размышления прервал странный звук. Что-то вроде пароходного гудка, только более тонкий и певучий. Земля под ногами еле заметно содрогнулась, как будто где-то рядом приземлилось что-то очень-очень тяжелое.

– Это еще что за?… – начала Ванесса, выскакивая наружу, через пролом, проделанный Хубаксисом, и осеклась. Шеп со все еще охреневшим лицом вышел вслед за ней и окончательно превратился в соляной столп. Зато вот Креол смотрел чрезвычайно гордо.

За то время, что Вон провела на старом складе, вечер успел превратиться в ночь. Прохладную декабрьскую ночь – счастье, что она жила в теплом городе Сан-Франциско. Сегодня было новолуние – совершенно черное безоблачное небо густо покрывали яркие точки созвездий. В сотне метров от дверей склада начиналось море – точнее, Тихий океан. Сегодня он был действительно тихим – широкая гладь воды выглядела огромным зеркалом, не испорченным ни единой морщинкой. И на фоне этого великолепного ночного пейзажа взору Ванессы и остальных открылось это.

Представьте себе колоссальных размеров монету с ребром толщиной метра в три. Эта монета висит в воздухе над водой, а от ее переднего края отходит что-то вроде трапа. А на ней покоится мрачный готический особняк, вершину которого украшает мачта с медленно вращающимся человеческим глазом. На балкончике второго этажа за штурвалом стоял мрачный усач в форме кавалерии Конфедерации. Сквозь него все просвечивало…

Дверь старого особняка Катценъяммера распахнулась и на пороге появился чопорный домовой в ливрее дворецкого.

– Коцебу подан, сэ-эр! – важно провозгласил он, задирая подбородок как можно выше.

– Прошу на борт, ученица! – весело воскликнул Креол, запрыгивая на трап. – Что скажешь о моем творении?

– Конспирация летит ко всем чертям… – покачала головой Ванесса, заметив совершенно остекленелые глаза Шепа, – …но и черт с ней! Это же здорово! Эй, Шеп, справишься здесь без меня?

– Я… а… ну… – с трудом выдавил из себя полицейский.

– Вот и отлично! Тогда передай Флоренс, что я увольняюсь! Зарплату за последний месяц пусть пришлет по почте… если сумеет добыть адрес.

– Готовь Камень Врат, Хуберт! – жизнерадостно крикнул маг, заходя в дом. – Следующая остановка – Девять Небес! Во имя Мардука Двуглавого Топора, да будет так!


Глава 27 | Архимаг | Примечания