home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 2

В конечном итоге Ванессе, отнюдь не обделенной разумом, удалось таки уяснить, что здесь к чему. История, которую ей преподнесли Креол и Хубаксис, звучала невероятно, но доказательства были вполне убедительными. Демоны, которых она видела собственными глазами, самая настоящая магия, неизвестный язык, выученный за секунду, внешность Креола, и, разумеется, джинн. Все это могло убедить и более недоверчивого человека.

Креол, поначалу относившийся к Ванессе довольно презрительно, постепенно увлекся, и рассказал ей всю свою историю… ну, большую ее часть. Он ни за что не признался бы в этом даже самому себе, но внутренне он просто боялся выйти на улицу и оказаться там, среди волшебных огней, гигантских домой и этих жутких людей, владеющих такими страшными громобойными амулетами. Девушка-полицейский нисколько не походила на магессу, а значит, подобный предмет был в этом мире нормой. Сбежав из своего времени, он никак не рассчитывал, что мир настолько изменится. Он уже начал думать – а не было ли все это ошибкой? В конце концов, с Элигором можно было и договориться…

Ванесса же, со своей стороны, полностью оправилась от первоначального испуга. Конечно, все это было очень странным, но человек привыкает ко всему, а Креол при более близком знакомстве оказался вполне приличным дядькой. Особенно когда тоже успокоился и начал рассуждать здраво.

К тому же у Вон заиграла коммерческая жилка. Внутренне она всегда мечтала об очень быстром обогащении, и вот теперь перед ней явственно замаячила прямая возможность этого. Она пока не знала, как именно Креол способен в этом помочь, но он же сам говорил, что в прошлой жизни у него был дворец и куча рабов, а значит, маги очень даже неплохо зарабатывают. А здесь, где у него практически нет конкурентов, это будет еще легче. Правда, криминал она отвергла сразу. Конечно, магия Креола вполне могла бы помочь безнаказанно выпотрошить пару-тройку банков, но при одной мысли о нарушении закона совесть потомственного полицейского начинала революцию.

Ванесса немного подумала и решила обдумать этот вопрос потом. Вначале нужно было помочь новому знакомому освоиться в новом мире, а уж потом строить планы. В музее ее не хватятся до самого утра, так что об этом можно было пока не думать. Вон задумчиво кивнула и решительно взяла судьбу пришельцев из прошлого в свои хрупкие женские руки.

– Для начала нам нужно убраться отсюда, – скомандовала она. – Не знаю, когда вернется профессор Грин, но лучше будет его не дожидаться.

– Кто вернется? – покосился на нее Креол. – О чем ты, женщина?

– Профессор Грин, – терпеливо пояснила Ванесса. – В вашем мире были профессора?

Поскольку в шумерском, который она так неожиданно выучила, такого слова не было, легко можно было заключить, что подобной профессии пять тысяч лет назад еще не существовало, но Вон предпочитала убедиться наверняка.

– Ну я не знаю, как вы их там называли, – махнула рукой она. – Мудрецы, философы, мыслители…

– Да о чем ты говоришь, женщина? При чем здесь какой-то философ?

– Это тот человек, который живет здесь! – раздраженно объяснила Вон. – Ну, тот, который принес сюда твой гроб и… тебя.

– И меня, хозяин, и меня, – напомнил о себе Хубаксис.

– Да, и тебя, – хмыкнула Ванесса.

– Ах, вот это кто! – сообразил наконец Креол. – А зачем куда-то уходить? Пусть он только придет, я его так поджарю!… Сейчас вот заряжу жезл, и будь он хоть трижды магом, отправится на корм червям, клянусь Тиамат и военачальником ее Кингу!

– И думать забудь! – возмутилась Ванесса. – Нельзя убивать людей!

– Почему? – удивился Креол.

– Да, почему? – еще больше удивился Хубаксис. – Мы с хозяином убили много разных людей, почему же теперь стало нельзя?

– Меня не касается то, что было с вами в древнем Вавилоне! – повысила голос Вон. – Сейчас вы в Сан-Франциско, так что будьте любезны соблюдать закон! А иначе я вам не помогаю, и делайте что хотите!

Креол опешил. Признаться, у шумеров его времени место женщины было где-то посередине между мебелью и домашними животными. Ни одна из его рабынь не смела не то что заговорить с ним, но даже просто взглянуть в глаза. А эта орет на него, как будто считает, что так и надо. Сначала Креол хотел разозлиться, но маг никогда не любил торопиться с решениями. Немного подумав, он припомнил, что у некоторых народов женщины стояли наравне с мужчинами и он вроде бы даже слышал о таком, у которого они главенствовали. Поэтому он решил простить глупую дикарку и какое-то время относиться снисходительно к ее чудачествам.

– Но он вынес нас из гробницы и перенес в свой дом, – подумав, сказал джинн. – Грабить могилы тоже нехорошо.

– Да о чем вы говорите? – удивилась Ванесса. – Это же была археологическая экспедиция, ясно вам? Если могиле столько лет, это уже не могила, а памятник древности! Откуда профессор мог знать, что вы не до конца умерли?

– Я умер до конца, – поправил ее Креол. – Просто потом воскрес.

– Ну, как бы там ни было, – махнула рукой Вон. – Зато только представьте, какое у него будет лицо, когда он вернется и найдет пустой гроб!

Креол представил и раздвинул губы в легкой улыбке. Он еще немного покобенился, но все же в конце концов согласился простить и профессора.

– Так и быть, давай убираться отсюда, – снисходительно кивнул он. – Где выход в этом несуразном жилище?

– Эй, эй, погоди-ка, погоди, – подняла руки Ванесса. – Ты что, в таком виде на улицу собрался?

– А что во мне не так? – опять обиделся Креол.

– Ну, я не знаю, как у вас там, в древнем Шумере, а у нас по улицам не разгуливают зомби в облезшем тряпье! Будь я сейчас при исполнении, так бы и арестовала обоих…

– Если мне будет позволено сказать, хозяин, в Вавилоне тебя бы тоже заколол первый же стражник, – любезно вставил Хубаксис. – Живых мертвецов нигде не любят.

– Может быть, сделаешь какой-нибудь фокус, чтобы привести себя в порядок? – с надеждой спросила Вон. Ей очень хотелось лишний раз убедиться, что ей достался настоящий волшебник.

– Точно, хозяин, вызови демона-целителя! – с энтузиазмом предложил джинн. – Валефора, например…

– Если я буду вызывать демонов по любому пустяку, они очень быстро закончатся, – огрызнулся Креол. – Ты не забывай о специфике моего договора – одно желание, а потом снова жди одиннадцать лет. В легионе Элигора всего-то шестьдесят демонов, и все жадные, всем платить надо… А у меня всего одна душа, и снова я ее продавать не собираюсь! Хватит с меня и одного раза… Нет уж, обойдемся собственными силами.

Заговор Исцеления у мага уже был подготовлен. Он пробормотал слово-активатор и провел рукой по лицу. Результаты не замедлили себя ждать. Кожа пришла в нормальное состояние, хотя на ощупь так и осталась холодной, как у рептилии. Глаза приобрели обычный серый цвет, и лишь белки остались чуточку красноватыми, но это встречается и у других людей. Только волосы так и не выросли, но тут уже было мало простенького лечебного заклинания.

– Гораздо лучше! – восхитилась Ванесса.

С новым лицом Креол немного напоминал кавказца или араба, но это было все же предпочтительнее прежнего обличья монстра Франкенштейна. В прошлой жизни он дожил до девяностолетнего возраста, но сейчас выглядел лет на сорок, не больше.

– Но почему только лицо? – задумчиво произнесла Вон, глядя ниже Креолу шеи.

Действительно, от плеч и ниже картина оставалась прежней. Та же самая мертвенно-белая кожа, многочисленные потертости, а в нескольких местах – разошедшиеся раны. Самая большая и отвратительная красовалась в центре груди, так что можно было полюбоваться виднеющимися ребрами.

– Могу и целиком, но это будет долго, – беззаботно ответил Креол. Его самого это ничуть не заботило – главное, что организм нормально работал.

– Ладно, все равно под одеждой никто не увидит, – неохотно согласилась Вон. – Только одежду тоже надо сменить.

– А одежда-то чем не нравится?

– Хозяин, да ты посмотри на себя! – хихикнул Хубаксис. – В Вавилоне даже последние бродяги одевались лучше!

– У нас тоже, – поддакнула Ванесса. – Надо посмотреть, может у профессора есть какая-нибудь одежда…

– А может, у него и какая-нибудь еда есть? – с интересом спросил джинн. – Знаешь, Вон, я уже пять тысячелетий ничего не ел…

– Надо посмотреть в холодильнике. Думаю, он не обидится, если мы возьмем немножко…

Холодильник обнаружился прямо здесь, буквально в двух шагах. Ни маг, ни джинн доселе не обращали на него внимания, и в мыслях не держа, что этот предмет заключает в себе такое чудо.

– Ничего себе! – восхитился Хубаксис. – Морозящий сундук!

– Ничего особенного, – выпятил губу уязвленный Креол. – У меня во дворце был целый подвал. Помнишь, я наложил специальное заклинание, чтобы еда не портилась?

– Я помню, сколько золота отвалил нам император, когда ты сделал ему точно такой же, – закивал джинн.

– Хорошо быть колдуном… – завистливо вздохнула Ванесса, роясь в недрах холодильника.

– Магом, женщина, магом, – недовольно поморщился Креол.

– А какая разница?

– Очень большая! – повысил голос маг. – Тебе понравится, если я буду называть тебя шлюхой?

– Эй, осторожней в выражениях, ты, ублюдок! – возмутилась Вон. – Думаешь, если умеешь колдовать, так можешь обзываться?

– Видишь, не нравится, – ухмыльнулся Креол. – А разница примерно такая же. Маг – художник, магия для меня – искусство. Я ни от кого не завишу, делаю то, что сам захочу. Колдун – раб, он продает душу демону и в обмен получает магическую силу. Маг может быть белым, черным или серым, как я. Колдун – только черным. Граница между магом и колдуном очень тонка, но она есть, эта граница! Чрево Тиамат, да я для того и похоронил себя заживо, чтобы не преступить эту черту! Чтобы сохранить душу, вот для чего я переселился в ваш сумасшедший мир!!! Понятно тебе, безмозглая дикарка?!!

С каждой фразой Креол ярился все сильнее и сильнее, а после слова «душа» он уже и вовсе ревел подобно взбесившемуся мамонту. Только вот и Хубаксис, и Ванесса взирали на бушующего мага с полным равнодушием. Это злило его еще сильнее.

– Ну прости, я же не знала, – беззаботно пожала плечами девушка, когда Креол наконец-то выдохся. – Ладно, ешьте пока, а я поищу, во что тебя можно нарядить.

На тарелке, наспех собранной девушкой, красовалась куриная ножка, кусок пиццы, разрезанный пополам помидор и пара маринованных огурчиков. Рядом стояли две банки – с пивом и кока-колой. Больше в холодильнике ничего не отыскалось, профессор не так уж часто обедал в лаборатории.

Пицца очень понравилась Хубаксису. Несмотря на размеры, джинн обладал завидным аппетитом. Ножку и огурцы съел Креол. А вот помидор их обоих очень удивил.

– Какая странная ягода, – осмотрел томат маг. – Как по-твоему, раб, она не ядовитая?

– Не знаю, хозяин. Может быть, заставим сначала попробовать эту женщину?

– Нет, – мотнул головой маг. – Не хочу проявлять перед ней трусость. Попробуй ты, раб.

– Но, хозяин…

– Пробуй, я тебе сказал!

Хубаксис злобно фыркнул в его сторону, но все же откусил кусочек. И тут же вгрызся изо всех сил.

– Как вкусно, хозяин! – воскликнул он. – Никогда раньше не пробовал ничего подобного!

– Да? – с сомнением откусил кусочек Креол. – Ты прав, раб! Ну-ка, отдай мне свою часть!

Хубаксис возмущенно завопил и побыстрее отправил в пасть то, что еще осталось. За что тут же и получил подзатыльник. Но слабый – из-за размеров джинна Креол опасался лупить его во всю силу. Ему совсем не хотелось остаться с крохотным трупиком вместо относительно полезного раба.

– Что это такое? – Креол перешел к банкам. – Кажется, там что-то плещется.

– По-моему, это такой металл, – предположил джинн. – Только как достать то, что внутри?

Креол еще раз ощупал банку. Колечко, за которое нужно было потянуть, не вызвало у него интереса – он посчитал его всего лишь украшением. Других отверстий он не нашел.

– Позволь, я проверю, что там внутри, хозяин? – предложил Хубаксис.

Креол молча кивнул и джинн юркнул прямо сквозь металл банки. Оттуда немедленно донеслось аппетитное хлюпанье – ему попалось пиво.

– Великолепный напиток, хозяин, – отдуваясь, выполз джинн. – Немного похоже на пиво, но гораздо лучше. К сожалению, там больше ничего не осталось. Позволь, я проверю и вторую емкость?

– Обойдешься! – возмутился Креол.

Он внимательно осмотрел оставшуюся банку и с силой швырнул ее в стену. Банка осталась целой. Удары жезла тоже не смогли пробить прочный металл. Тогда Креол поднял над ней ритуальный нож. Магическое лезвие, способное разрезать камень, как кусок масла, легко распороло банку, испортив пол и оставив большую лужу черной жидкости.

– Знаешь, хозяин, а это на вкус совсем другое, – задумчиво сообщил Хубаксис, лакнув из уцелевшей половинки. – Но тоже неплохо.

– Неплохо, – согласился Креол, допив то, что удалось спасти. – Странное ощущение – как будто в этой жидкости содержится много крохотных пузырьков…

– Что вы тут без меня натворили? – ахнула Ванесса, появившись на пороге. Креол и Хубаксис виновато съежились.

С одеждой Вон мучилась довольно долго. Вероятно, профессор Грин использовал свою вторую квартиру еще и как склад ненужных вещей. Она нашла целых три шкафа, битком набитых старой одеждой. Казалось бы, выбор большой – от ночной пижамы до похоронного савана (как ни странно, она отыскала здесь даже его). Вот только обнаружилась одна маленькая проблема – размер. Креол обладал весьма неплохой комплекцией – высокий, широкоплечий, со стройной талией и узкими бедрами. Профессор, напротив, был маленьким и пухленьким. Любой из его предметов смотрелся бы на воскресшем маге не лучше, чем его теперешнее одеяние. Даже нижнее белье.

Но в конце концов Ванессе удалось-таки отыскать что-то подходящее. Вероятно, этот костюм принадлежал сыну профессора, или еще кому-то из его родственников. Так или иначе, он был словно специально сшит на Креола. И вряд ли его надевали больше одного раза. Жаль только, что фрачная пара не слишком подходит для прогулок по ночным улицам. Обычно в таких красуются на званых вечерах и торжественных мероприятиях. Но выбирать было не из чего.

– Какая… странная… одежда… – пропыхтел Креол, безуспешно пытаясь натянуть левую штанину. – Ты уверена, что ваши мужчины носят именно такие?

– Конечно, уверена, – с легкой неуверенностью сказала Ванесса. – Это очень хороший костюм, и он тебе как раз, это самое главное. Завтра я куплю тебе другой.

– Не верю, что в этом можно нормально передвигаться, – буркнул Креол, сгибая руки в локтях. С непривычки ему было очень неудобно шевелиться. – Ничего, вот развернусь тут как следует, выполню План (слово «план» он явно произнес с большой буквы), и я вас всех переодену в правильную одежду…

– А что носили у вас, в Древнем Египте?

– Каком еще Египте, я из Шумера! – огрызнулся Креол.

– Ой, прости, я забыла, – насмешливо улыбнулась Ванесса. – Так что же вы там носили?

– В Вавилоне носили плащи, туники, кафтаны, – сказал Хубаксис. – Еще хозяин нигде не показывался без двух шарфов крест-накрест. А панталон у нас никогда не носили, это варварская одежда.

– Во-первых, это не панталоны, а штаны, – обиделась Вон за современную моду. – Во-вторых, никакая не варварская, а очень даже удобная – я и сама так хожу.

– Женщина в панталонах?! – Креол, казалось, только сейчас обратил внимание на одежду Ванессы. – Что за отвратительное зрелище?!

– Ну знаешь, дорогой мой! – еще больше оскорбилась Ванесса. – Тебе лучше оставить свои устаревшие взгляды – на дворе двадцать первый век!

– Двадцать первый? – нахмурил чело Креол и начал что-то высчитывать на пальцах. – А от какого события вы ведете летосчисление? В мое время шел шестьдесят девятый век от Великого Потопа…

– Да какого еще потопа? – отмахнулась Ванесса. – Мы считаем годы от Рождества Христова. Ну, об этом я тебе потом расскажу. Тебе вообще еще много чего нужно узнать…

Ванесса отошла назад и скептически осмотрела полностью одевшегося мага. В незнакомом одеянии ему было ужасно неудобно, он с трудом удерживался от того, чтобы почесаться. Но общий вид ей неожиданно понравился – сейчас Креол напоминал облысевшего Джеймса Бонда. По крайней мере, в таком виде он не должен был вызывать удивленных взглядов на улице.

– Галстука не хватает, – задумчиво подметила она. Приличных галстуков она не нашла – только несколько тех тряпок ужасной расцветки, которые обычно дарят на дни рождения, когда не могут придумать ничего получше. – Ладно, думаю, сойдет на первое время. Забирай свое добро и пошли.

Креол сгреб в охапку предметы, похищенные из музея и нерешительно застыл посреди комнаты. Ванессе тоже стало понятно, что с такой кучей золота в руках он все равно будет выглядеть подозрительно, и она отправилась разыскивать какую-нибудь емкость. В конце концов ей удалось отыскать сумку с клюшками для гольфа. Судя по их виду, ими не пользовались по крайней мере с прошлого года, поэтому Ванесса не испытала особых угрызений совести, когда выкинула все клюшки на пол. В освободившуюся тару были погружены инструменты Креола. Правда, не все – только жаровня, чаша и цепь. Амулет он оставил на шее, нож вполне удобно разместился в левом брючном кармане. С жезлом маг тоже отказался расставаться, сославшись на то, что это самое ценное из того, что у него есть, и он предпочтет выкинуть все остальное. Пришлось Вон быстренько припомнить все, что она когда-либо слышала о портняжном искусстве и приделать за пазухой фрака нечто вроде двух петель из веревочек, куда и запихнули злосчастный жезл. Креол удостоверился, что может выхватить его одним движением и остался доволен.

– Теперь надо как-то открыть дверь… – задумчиво произнесла она. – Профессор, конечно, запер ее снаружи… У тебя кредитной карточки нет? Впрочем, что это я спрашиваю… Ладно, сейчас что-нибудь придумаем…

– Открыть дверь? – усмехнулся уголком рта Креол. – Будет сделано.

– Не вздумай!… – завопила Вон, но маг уже активировал заклинание Молнии.

Сверхмощный разряд электричества, изошедший из руки Креола, превратил и без того хлипкую дверь в нечто несуразное, повисшее на одной петле. Креол с гордым видом толкнул этот кусок дерева и он с жалобным скрипом упал на пол, подняв тучу пыли.

– Круто, – вздохнула Ванесса, понимая, что ругаться все равно уже поздно. – Кстати, если ты все равно весь такой из себя мощный, может, вернешь мне пистолет? Между прочим, за ношение оружия без лицензии у нас статья полагается!

Креол вытащил уже забытое им оружие. Защитный амулет молчал, и это означало, что девушка-полицейский не питает к нему враждебных чувств. К тому же один слой Личной Защиты он между делом уже успел восстановить. К слову, это было одно из немногих заклинаний, которые нельзя было заключить в жезл.

– Что такое «лиценсия», и откуда ты знаешь, что у меня ее нет? – подозрительно спросил он, протягивая ей пистолет рукоятью вперед.

– Ну, это… – повертела пальцами Ванесса, но быстро сдалась. Несмотря на то, что теперь она говорила на шумерском так, словно он был ее родным, многие слова ей по-прежнему приходилось произносить на английском. В шумерском они попросту отсутствовали. – Потом попробую объяснить…

Креол решительно перешагнул через валяющуюся дверь и шагнул на лестничную площадку. Хубаксис порхнул вслед за ним.

– Эй, подожди-ка! – окликнула его Ванесса. – Опять-таки не знаю, как там было у вас, но у нас по улицам джинны не летают. Ну-ка, быстро в сумку!

– Вон, а может, я лучше спрячусь у тебя за пазухой? – заискивающе предложил джинн. – Там меня тоже никто не заметит, и там теплее…

– Еще чего! – возмутилась девушка, заметив, как похотливо пялится на нее джинн-лилипут. – Прячься у своего хозяина, если боишься замерзнуть!

– У него холодно! И противно…

– Не обращай на него внимания, – брезгливо махнул рукой Креол. – Джинны волочатся за всем, что шевелится, и этот не исключение. Если это «все» женского пола, конечно, о джиннах-содомитах я пока что не слышал…

– У него все равно ничего не получится, мы в разных весовых категориях, – насмешливо фыркнула Ванесса.

– Эй, красавица, если понадобится, я могу увеличиться до твоих размеров, вот тогда и увидишь! – расплылся в улыбке Хубаксис. – Хочешь взглянуть?

– Обойдусь как-нибудь! А он и в самом деле это может? – на всякий случай уточнила Вон.

– Может, может, – устало отмахнулся маг. – Очень ненадолго, но ему обычно хватает.

– Да еще как хватает-то! – закивал джинн. – Пока никто не жаловался!

– Держись от меня подальше, предупреждаю! – Вон поднесла к лицу Хубаксиса кулак, а другой рукой намекающе коснулась кобуры.

– Успокойся, женщина, – покосился на нее Креол. – У моего раба слишком длинный язык, а вот все остальное у него коротковато… Не веришь – посмотри сама. Помню, дома он всегда приставал к моим рабыням, а вот когда доходило до дела…

Маг посмотрел на джинна и противно хихикнул. Похоже, вспомнил что-то смешное. Хубаксис злобно зашипел, и упорхнул сквозь потолок. Ванесса от души понадеялась, что этажом выше сейчас никого нет.

– Дам совет на будущее: лучше забудь слово «раб», – предупредила она Креола. – Рабства больше не существует.

– Что?! Нет рабства?! А кто будет строить мне башню… и дворец… и… и все остальное?! Что за дикость, как вы до такого докатились?

– Вот так вот и докатились, – вздохнула Вон. – А, вернулся, Казанова монстрообразный? Живо в сумку, кому сказано!

– Знаешь, Вон, а я ведь только его раб! – обиделся Хубаксис. – Тебе я повиноваться не обязан!

– Не хочешь в сумку – не лезь, – хмыкнул Креол. – Только тогда тебе придется уменьшиться.

– Лучше уж так, – буркнул джинн, стремительно уменьшаясь в размерах, пока не достиг величины крупного муравья. Теперь разглядеть его стало весьма проблематично.

– Так ты же говорил, что он не может надолго меняться, – припомнила Ванесса.

– Увеличиваться не может, – поправил ее Креол. – А уменьшаться – на доброе здоровье, хоть навсегда.

Лифт не работал. Возможно, хозяин дома отключал его на ночь, а может, его просто кто-то испортил. Пришлось спускаться по лестнице.

Этажей через пять Вон заметила, что Креол что-то бормочет вполголоса. Она прислушалась, но его слова звучали совершеннейшей абракадаброй.

– Ты с кем говоришь-то? – стало интересно ей.

Маг недовольно покосился на нее и забормотал быстрее. Через несколько ступенек он закончил и ответил:

– Подготавливаю заклинание. Нужно пользоваться каждой свободной минутой, никогда не знаешь, когда понадобится…

– Здорово. А много ты знаешь заклинаний?

– Смотря каких, – неохотно отозвался Креол. – Простых – сотен шесть… или семь, как-то не приходило в голову их подсчитывать…

– А что, бывают и сложные?

– Конечно. Простое заклинание нужно произнести вслух… такие сильные маги, как я, умеют и про себя, но это гораздо сложнее… а потом оно сидит себе в памяти, пока не захочешь его применить. Сложное нужно не только произносить, но и сопроводить чем-нибудь. Ну, там, травку воскурить, зелье разбрызгать, круг начертить, жертву принести… По обстоятельствам. Для чего, по-твоему, мне эти инструменты?

– Понятно, понятно… – задумалась Ванесса, представляя, как могут быть использованы предметы в сумке. – А цепь для чего?

– Чтобы подчинять демонов, с которыми у меня нет договора, – скривился Креол. – Неприятная штука.

– А какие у тебя заклинания? – не отставала Вон.

– Всякие!

– А все-таки?

– Долго перечислять, – поморщился маг. – Вот будет время, я перепишу свою книгу на пергамент, тогда и посмотришь…

– Что, можно будет почитать? – удивилась Ванесса. – А я слышала, что вы, колдуны… ой, прости, маги, никому не раскрываете своих секретов. И что, каждый может вот так прочесть заклинание, и оно исполнится?

– Как же! – фыркнул Креол. – Тогда бы мир состоял из одних магов! Нет, просто прочитать текст мало, нужно еще долго учиться, прежде чем сможешь применять… А сейчас и прочитать никто не сможет, раз шумерского больше никто не знает. Если хочешь, потом расскажу поподробнее. Я никогда не отказывался учить магии других…

Почему-то при этих словах Хубаксис насмешливо фыркнул.

На девятом этаже Ванесса заметила, что Креол снова что-то бормочет себе под нос.

– А теперь какое заклинание готовишь? – с любопытством спросила она.

– Да отстань ты от него, – пропищал ей в ухо крошечный джинн. – Если он сейчас прервется, ему придется начинать с самого начала. Тебе бы это понравилось?

– А-а-а, – понимающе кивнула Вон. – А много он может… ну, держать заклинаний?

– В памяти – штук одиннадцать-двенадцать. В жезле – еще пять раз по столько. В среднем, конечно.

– В смысле?

– Ну, одни заклинания занимают больше места, чем другие. Землетрясение или Адский Град, например, займет половину памяти, или десятую часть жезла. А Свет, наоборот, можно сотнями запоминать, и еще на что-нибудь хватит.

– Землетрясение?… – с интересом протянула Ванесса. Похоже, она все-таки недооценила Креола.

Консьержка проводила этих двоих удивленным взглядом. Она могла бы поклясться, что никогда раньше ни видела ни лысого мужчину во фраке, ни китаянку в полицейской форме. Но ей полагалось останавливать тех, кто входит, а не тех, кто выходит, поэтому она ничего не сказала.

Выйдя на улицу, Креол поежился. Сан-Франциско расположен в достаточно теплых широтах, но в октябре, да еще ночью здесь все же прохладно, а на маге была не слишком теплая одежда. Да и прибыл он из еще более жарких земель.

– Такси! – закричала Ванесса, встав около тротуара.

Полчетвертого ночи – позднее время, а лаборатория профессора располагалась далеко от центра, поэтому улицы были пустынны. Креол успел забросить в память целых три заклинания, пока они дожидались автомобиля.

– Так, главное – не пугайся, – быстро предупредила его Ванесса, вспомнив, с каким ужасом всегда относились к автомобилям всякие киношные чуваки из прошлого. – Ничего страшного тут нет…

– Да я знаю, – раздраженно оборвал ее маг. – Подумаешь – самоходная колесница, у меня тоже была наподобие. Не держи меня за дикаря, женщина.

– Ладно, – обрадовалась его реакции Вон. – Тогда садись.

Креол был приятно удивлен, когда обнаружил, что на водительском месте сидит негр. Он и сам был на четверть африканцем, и к черным всегда относился с большей симпатией, чем к белым. Если нашелся один чернокожий, значит, здесь есть и другие. Креол остался доволен.

– Что, офицер, арестовали кого-то? – весело спросил водитель.

– Нет. Мы… с карнавала. Да, точно, это маскарадные костюмы, – нашлась Вон. Ей не хотелось признавать, что она полицейский, хотя это и было ребячеством.

– Ну-ну, понятно, – кивнул шофер.

На самом деле он ей не поверил. Наметанный глаз старого таксиста с первого взгляда обнаружил, что пистолет в кобуре – настоящий, а не игрушечный муляж. Но к чему ему лезть в чужие дела? Хватает и собственных проблем.

– Куда мы едем? – подозрительно спросил Креол.

– Ко мне домой, – ответила Вон. – Поживете пару дней, а потом подыщем что-нибудь получше.

– Для начала нужно разжиться деньгами. Обеспечь мне помещение для ритуалов, женщина, и я тебя щедро отблагодарю.

Это вполне отвечало планам Ванессы, и она удовлетворенно кивнула. Водитель взглянул на них в зеркало, пытаясь понять, на каком языке говорят эти двое, но ничего не сказал.

Ванесса жила на противоположном конце города, почти в таком же доме, как тот, что они покинули. Она снимала квартиру пополам с подругой – Луис Макдугал, кассиршей из супермаркета.

– Только тихо, – предупредила она, открывая дверь. – Если что-то будет непонятно, спрашивайте у меня. Без разрешения не колдовать, из дому не выходить, сильно не шуметь. Понятно?

– Хозяин, кто из вас главный? – пропищал Хубаксис.

– Молчать, раб, – добродушно приказал Креол.

Квартира Ванессы и Луис оказалась лишь чуть больше, чем лаборатория профессора Грина. Зато здесь был телевизор, мягкая мебель и прочие приятные достижения цивилизации. Видно было, что в этом месте именно живут, а не просто приходят поработать время от времени.

Телевизор Креола не заинтересовал – ящик и ящик, что в нем особенного? Включать его Ванесса не стала, решив познакомить с ним попозже. Остальная обстановка тоже не привлекла большого внимания – ничего из ряда вон выходящего в комнате не было. Зато Креол просто застыл на месте, увидев домашнее животное двух девушек – пушистого сиамского кота Флаффи.

– Священное животное! – выдохнул он, с новым уважением глядя на Вон. – Ты не говорила, что принадлежишь к благородным!

– Да о чем ты говоришь? – пожала плечами Ванесса, сбрасывая обнаглевшего котяру с подушки.

– Святотатство! – возмущенно заорал Креол. – Не смей так обращаться с Кошкой!

Последнее слово он явно произнес с большой буквы.

– А я-то думала, что только египтяне поклонялись кошкам… – задумчиво произнесла Ванесса, глядя, как почтительно поглаживает млеющего Флаффи Креол.

– А шумеры им вовсе и не поклонялись, – пропищал ей в ухо джинн. – Просто относились с большим уважением. Владеть ими было разрешено только членам аристократических фамилий, а за убийство кошки полагалась смертная казнь.

– Ну не знаю… По-моему, это и называется поклонением, – хмыкнула Вон.

Дверь комнаты Луис отворилась, и оттуда вышла сама Луис – заспанная, моргающая от яркого света. Платиновая блондинка с длинными ногами, она была явно красивее своей подруги. Впрочем, смотря на чей вкус.

– О, привет, Вон, – сонно пробормотала она. – А разве ты сегодня не на всю ночь?

– Да, но, понимаешь, там возникли кое-какие проблемы… – замялась Ванесса.

– А это кто? – Луис обратила внимание на все еще гладящего кота Креола. – Твой новый парень?

– Да ты что! – фыркнула Вон. – Он не в моем вкусе. Это мой дальний родственник. Из Китая. Он так неожиданно приехал… в общем, ему негде остановиться. Не возражаешь, если он пару дней переночует у меня?

– Да ради бога, – зевнула Луис. – Мне-то что, пусть живет… Добро пожаловать в Штаты! – громко воскликнула она, обращаясь уже к Креолу. При этом она делала какие-то странные знаки, словно разговаривала с глухонемым.

– Что говорит эта сумасшедшая? – переспросил маг, оторвавшись от кота и с удивлением воззрившись на нелепые жесты мисс Макдугал.

– Здоровается, – перевела Ванесса. – Луис, он совершенно не говорит по-английски. И вообще немножко диковатый. Ну, понимаешь, всю жизнь прожил в горах Тянь-Шаня… Так что ты не удивляйся, если он чего-нибудь отмочит.

– Что, первый раз в большом городе? – улыбнулась Луис.

– Точно. Представляешь – сегодня он впервые в жизни увидел автомобиль!

– Да что ты говоришь? – всерьез удивилась подружка. – Не может быть! А как его зовут?

– Креол.

– Что, и все? А фамилия?

– Фамилия?… – запнулась Ванесса. – Ой, знаешь, из головы вылетело. Сейчас спрошу. Как твое полное имя? – спросила она по-шумерски.

– Креол. А разве я не говорил? – недоверчиво покосился на нее маг.

– Да нет! – закатила глаза Ванесса. – Ну, у человека ведь не может быть только одно имя!

– Мне пока что хватало, – огрызнулся Креол, уязвленный тем, что его потомки, оказывается, завели моду носить по несколько имен, да еще удивляются, что у кого-то бывает только одно. – Или ты про титул? Тогда я Креол, Сын Креола, Архимаг Пятого Уровня Магической Академии Шестидесяти Знаний, Верховный Маг Ура, Йоланга и Вавилона, Обладатель Радужного Жезла Владык, Поработитель Шумму, Тея и Метху, Победитель Эскетинга и Трех Великих Демонов Энку…

– Ну так как? – не выдержала Луис, желавшая сейчас только одного – вернуться в постель. – Он что, и сам не знает?

– Похоже, у них там не носят фамилий… – неловко пролепетала Ванесса, раздраженно подмигивая Креолу, все еще зачитывающему свой титул. Она уже пожалела, что спросила – маг явно собрался перечислить все мало-мальски значительные моменты своей биографии. – Совсем дикари…

– Да уж, – равнодушно зевнула Луис. – Ну ладно, спокойной ночи, время позднее…

– Скорее, уже раннее… – пробормотала Ванесса, глядя, как за ее соседкой захлопывается дверь. – Боже мой, пять часов утра!

Она отвела Креола и, предположительно, Хубаксиса к себе в спальню и заперлась изнутри. Джинн тут же принял свой максимальный размер и облегченно вздохнул. Ему не нравилось быть маленьким. Ну, в смысле, еще меньше, чем обычно.

В спальне было довольно тесновато. Кровать, небольшой телевизор, зеркальный столик, пара шкафчиков – вот и вся мебель. Креол тут же присел на край кровати – стоять он не слишком любил.

– Так, кровать у нас только одна… – начала Ванесса.

– А мне и нужна только одна, – оборвал ее Креол. – В чем дело, женщина, боишься, что я не помещусь?

– Ну ты обнаглел, – покачала головой Вон. – А я, по-твоему, где буду спать?

– Не знаю, как в вашем сумасшедшем мире, а в мое время место женщины было на полу, – хмыкнул Креол.

– Ты мне брось этот свой первобытный шовинизм! – надулась Ванесса. В следующую секунду она заметила веселые искорки в глазах мага и надулась еще сильнее.

– Хозяин шутит, – успокоил ее джинн. – На полу спали только рабыни, а свободные – в кроватях, как и мужчины. Иногда даже вместе с ними… Намек понятен?

– Молчать, раб, – лениво приказал Креол.

– Сразу видно, что юмор у вас тысячелетней давности, – сухо заметила Ванесса.

– А что, хозяин? – не унимался Хубаксис. – По-моему, мы отлично разместимся все втроем…

– Молчать, раб!

– Это я должен был сказать! – возмутился Креол.


Глава 1 | Архимаг | Глава 3