home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 4

– Похоже, Луис ушла, – сообщила Вон, прислушавшись к щелчку входной двери. – Можете выходить.

Креол и Хубаксис послушно перешли в гостиную.

– Сейчас я вам приготовлю чего-нибудь перекусить, – пообещала Ванесса. – Можете пока посмотреть телевизор. Хотите?

– Нет, спасибо, – пренебрежительно отказался маг. – Какой смысл смотреть, если там все равно сплошная иллюзия? Я уж лучше поработаю.

– Колдовать будешь? – с интересом спросила девушка.

– Нет. Первым делом нужно скопировать книгу.

Креол уселся в кресло и начал старательно зарисовывать что-то в найденную тетрадку. Но уже через минуту чертыхнулся и с презрением отбросил ручку.

– Что опять не так? – возмутилась Ванесса с кухни. Ей и без того мешал Хубаксис, устроившийся на потолке и с преданным видом заглядывающий ей за пазуху. – Чернила кончились?

– Я не могу писать этой дурацкой палочкой! – скрипнул зубами Креол. – Неудобно! И этот гримуар слишком тонкий – в нем не уместится и десятой части всего, что мне нужно!

– Хорошо! – воздела руки Вон. – Я сейчас схожу в канцелярский магазин и куплю тебе самую толстую тетрадь, какая там будет! Но если ты и после этого будешь капризничать… ух, я просто не знаю, что я тогда с тобой сделаю!

Она вернулась через двадцать минут, держа в руках толстенный том, похожий на Библию первопечатников. Ванесса с грохотом швырнула его на стол и устало выдохнула.

– Вот. Большой формат, самая лучшая бумага, тысяча шестьсот двадцать листов, твердый переплет. Вообще-то, это альбом для рисования, но ничего лучше там не было. Такими пользуются профессиональные художники! И еще я купила тебе бутылку чернил, чернильницу и перо. Извини, гусиных у них не было, взяла металлическое. Устраивает?

– Еще бы, – расплылся в улыбке Креол, открывая фолиант на первой странице и обмакивая перо в чернила. – Лучше и придумать было нельзя. Сейчас начертаю первый лист, и проведу ритуал Нетленности. И тогда это будет настоящая Книга Заклинаний…

– Между прочим, за все это добро я отдала сорок восемь долларов, – поджав губы, сообщила Вон.

– Мне это ничего не говорит, – отмахнулся маг. – Что такое «доллар»?

Ванесса вздохнула и пошла обратно на кухню. Рис уже начал закипать.

С кухни ей было хорошо видно, как Креол сначала быстро и мелко пишет что-то в своей новой книге, а потом долго бормочет очередную абракадабру, обвязав книгу магической цепью и обрызгав какой-то дрянью, тут же сваренной им на жаровне. Ингредиенты для зелья он по очереди натаскал с той же самой кухни. Ванесса не запомнила весь состав, но помнила, что туда входила соль, оливковое масло, виноградный сок и опять-таки кошачьи волосы. Она решила, что Креол именно потому так и уважает котов, что в любую бурду приходится сыпать их волосы.

Совершив весь этот странный процесс, маг вырезал на переплете несколько линий и заполнил их своим варевом. Затем он произнес еще несколько слов в полный голос, и книга на несколько секунд словно бы засветилась изнутри.

– Книга Слов, Книга Ритуалов, будь благословенна ты, Книга Искусства! – громко воскликнул маг. – Во имя Креста, Круга и Звезды, да будет так!

Терзаемая любопытством Ванесса подошла посмотреть, чего он такого наколдовал. Результат ее впечатлил.

Теперь переплет книги стал словно бы вырезанным из поделочного камня, вроде яшмы или малахита. Он весь изукрасился каким-то разводами, а на обложке появилось вычеканенное изображение пентаграммы в круге и правильного креста в самом центре. Над этой фигурой маг вырезал слово «Креол». Вон попыталась открыть книгу под ироничным взглядом Креола и Хубаксиса, но у нее ничего не получилось. С недавних пор магическая книга словно бы склеилась, и открыть ее не получалось. К тому же она сильно полегчала – Ванесса почти не ощутила тяжести, поднимая ее одной рукой.

– Удивительно… – покачала головой она. – И долго ты будешь… ну, заполнять ее?

– Думаю, за несколько дней управлюсь, – пожал плечами Креол. – Придется работать по ночам, конечно…

– А когда же ты собираешься спать?

– В ближайшее время вообще не собираюсь, – хмыкнул маг. – Я спал пять тысяч лет, женщина, неужели ты думаешь, что я не выспался? А в крайнем случае есть такая простая вещь, как заклинание Бессонницы. Десять минут, и сон отшибает на всю ночь.

– А говорят – древность, древность… – завистливо вздохнула Вон. – Мы тут мучаемся, кофе литрами пьем, таблетки глотаем, а у вас все так легко…

– Я бы не назвал это легким, – сухо сообщил маг.

– Тогда неужели ты не можешь потерпеть с этой дурацкой книгой?

– Женщина! – вспылил Креол. – Когда тебе захочется в отхожее место, попробуй заткнуть отверстие пальцем и потерпеть! Надеюсь, тебя не смущает такое сравнение?

Ванесса только презрительно фыркнула.

– Видишь ли, в чем тут дело… – попытался объяснить маг. – Мне нужно было сохранить книгу заклинаний, иначе спустя пятьдесят веков я очнулся бы лишенным большей части могущества. Но моя книга была написана на пергаменте, а на пергамент не действуют чары Нетленности. Есть еще заклинание Упрочнения, но оно слабее, и не выдержало бы столько времени. Поэтому я перенес книгу прямо в голову… Хотя это было дико трудно. И сначала я сам думал, что смогу сдерживаться, и не торопился. Но теперь оказалось, что не могу. Заклинания жгут мой череп изнутри, пытаются вырваться на свободу. Вот сейчас я перенес одно из них в книгу, и оно перестало меня беспокоить.

– Прости, я не знала… – с искренним раскаянием попросила Вон. – Может быть, стоило купить тебе пишущую машинку?

– А что это такое?

– Ну, понимаешь, это такой прибор, с буквами… Нажимаешь кнопки, и машина сама пишет.

– Магический самописец? – сообразил Креол. – У меня был такой. Нет смысла, каждое слово в книге заклинаний должно быть написано от руки. И сделать это должен я сам.

– К тому же мы с хозяином все еще не разбираем ваших букв, – деланно безразличным тоном намекнул джинн. Ему явно хотелось еще посмотреть телевизор, но делать это не так уж приятно, если не знаешь языка.

Через пару минут Ванесса подала на стол. Креол с удовольствием принюхался к тушеной баранине с рисом, но столовые приборы моментально поставили его в тупик.

– Что это такое? – взял он в руки вилку. – Маленький трезубец?

– Это вилка, – склонила голову Ванесса. – Только не пытайся убедить меня, что в ваше время не знали, что такое вилка. В шумерском языке есть это слово!

– Я знаю, что такое вилка! – огрызнулся Креол. – Но у них только два зубца, и их не используют при еде!

– А у нас вот используют, – отпарировала Вон. – И если не хочешь, чтобы на тебя показывали пальцем в ресторане, тебе тоже придется научиться.

– И мне тоже придется учиться? – прочавкал Хубаксис, набивший себе полный рот.

Ванесса смерила его взглядом. Крошечный джинн вряд ли смог бы даже поднять эту вилку, а не то что орудовать ей за столом.

– Тебе – нет, – неохотно согласилась она. – На тебя все равно никто не будет смотреть.

– Почему?

– Потому что там, где есть люди, тебе придется уменьшаться, – постучала себе по лбу девушка. – Или прятаться в сумку, как уж сам пожелаешь.

Креол так и не сумел правильно взять вилку. Да и ножом он орудовал довольно неумело – маг использовал ножи где угодно, но только не за столом. Однако ел он с видимым удовольствием, и это радовало Ванессу. Нет ничего приятнее для повара, чем аппетит, с которым поглощаются его блюда. К ее великому удивлению, Хубаксис съел почти столько же, сколько и Креол.

– Да как в тебя столько влезает?! – возмутилась она. – Ты же сожрал больше, чем весишь сам! Примерно раз в десять…

– Он же джинн… – лениво пояснил Креол, пробуя на вкус домашний сидр. – Джинн может ничего не есть годами, а может в один присест проглотить парочку слонов. Хотя это обычный джинн – насчет моего раба я немного сомневаюсь…

– Я тоже могу, хозяин, – неубедительно соврал Хубаксис. – Только не хочу.

На сладкое Ванесса подала желе собственного изготовления. Креол крайне подозрительно посмотрел на зеленую колышущуюся массу, поковырял ее ножом, потом нерешительно дотронулся пальцем. Хубаксис явно разделял его чувства.

– Что это такое? – наконец решился спросить Креол. Ванесса непроизвольно подумала, что только за сегодняшний день слышит этот вопрос чуть ли не в сотый раз.

– Желе, – невозмутимо ответила она. – Очень вкусное кушанье.

– Из чего оно сделано? – оттягивал момент дегустации Креол.

– На ощупь напоминает резину, хозяин, – сообщил джинн. – А на вид – замороженную медузу.

– Попробуй на вкус, раб, – приказал Креол.

– Спасибо, хозяин, я уже сыт, – невольно отшатнулся джинн.

– Я сказал, попробуй! – повысил голос маг.

Хубаксис сжал губы в узенькую полоску, свирепо зыркнул на мага своим единственным глазом, и нерешительно откусил кусочек. Прожевал. Проглотил.

– Ну?! – воскликнула Вон, едва сдерживаясь, чтобы не встряхнуть мелкого джинна. Правда, выглядело бы это довольно странно – все равно, что трясти мышь или воробушка.

– Очень сладко, хозяин, – неожиданно расплылся в улыбке Хубаксис.

– М-да? – недоверчиво переспросил Креол. Потом взял ложку, после нескольких неудачных попыток отколупал кусочек и отправил его в рот.

Только врожденный такт и нежелание выглядеть глупо перед Ванессой не дали Креолу выплюнуть съеденное желе. Он пересилил себя и проглотил то, что взял в рот. Но выражение лица у него при этом было такое, как будто он слопал пиявку.

– Гадость… – скривился он. – На вкус такое же, как и на ощупь – резина.

– Но ведь сладко, хозяин? – тихо хихикнул Хубаксис.

– Да, сладко, – кивнул Креол, признавая справедливость данного утверждения. – Слишком сладко. Видишь, женщина, что собой представляет мой раб? Солгать мне он не может по определению, но зато может о чем-то умолчать, скотина…

– Прости, хозяин, не сдержался, – потупился джинн. Видно было, что он ужасно доволен собой.

– Видимо, ты забыл, насколько больно бьет мой жезл, – задумчиво посмотрел на него Креол.

– Хватит! Прекратите! – Ванесса развела руки словно судья на боксерском ринге. – Что это еще за средневековье?! Рабство отменили еще в прошлом веке, тогда же запретили и телесные наказания!

– А пытки?! – одновременно воскликнули Креол и Хубаксис.

– Еще раньше! – непреклонно провозгласила девушка. – И только попробуйте сказать, что вас, садистов чертовых, это огорчает!

– Нет, с одной стороны это, конечно, хорошо, – не стал спорить Хубаксис. – А с другой стороны – плохо…

Доев, Креол вновь принялся строчить в своей рукописи.

Ванесса некоторое время скучающе побродила вокруг, не зная, чем заняться. Телевизор смотреть не хотелось, никаких дел по дому не намечалось, и вообще было скучно. В любой другой день она просто пошла бы посидеть в кафе, но сегодня ей не хотелось без крайней нужды отлучаться из дому. В любой момент кто-нибудь мог заглянуть в гости, и вышел бы сильный конфуз, если бы этот кто-то обнаружил в ее квартире функционирующего мага и прилагающегося к нему джинна.

– Ты так и собираешься писать все время? – скучающе осведомилась она, заглянув через плечо Креола. Лист усеивали крошечные значки и рисунки, в которых Вон с некоторым напряжением узнала знакомый ей (с сегодняшнего утра) шумерский. Но слов она понять не смогла, за редким исключением.

– Да, – довольно подтвердил маг. – Собираюсь писать, пока не перепишу все. А что?

– Может сходим куда-нибудь, развлечемся? – неожиданно предложила Ванесса. Обычно она в таких случаях дожидалась, пока ее саму пригласят, но тут это вряд ли имело смысл. – Город посмотрите… Знаешь, какой у нас красивый город?…

– И то правда, хозяин! – поддакнул Хубаксис. – Пойдем! По базару погуляем, в баню зайдем, на храмы посмотрим! Кстати, мне нужно в отхожее место. Вон, где оно у тебя?

– Можешь погадить в цветочный горшок, – рассеянно хмыкнул Креол. – Ты такой маленький, что этого все равно никто не заметит.

– Ну уж нет! – фыркнула Вон. – В своем Вавилоне гадьте где хотите, и сколько хотите, а здесь вам Соединенные Штаты, у нас так не принято! Пошли, покажу.

Хубаксис вернулся только через полчаса.

– Представляешь, хозяин! – взмахнул руками он. – Там… Там мраморные стены, настоящая ванна, и вода течет прямо из стен! Нажмешь на кнопочку, а она и течет! А бумагу, – понизил он голос до шепота, – бумагу они употребляют даже для этого… самого…

– Для чего именно? – наморщил лоб Креол, продолжая чиркать пером.

– Ну… для этого… – джинн стыдливо показал жестами, для чего современные люди используют бумагу.

– Какое расточительство, – пожал плечами маг, по-прежнему строча в своей книге. Перо бегало по бумаге со скоростью молнии.

– Так что, поедете кататься? – забарабанила пальцами по столу Ванесса. – Я вам Золотые Ворота покажу!

– Что-что? – от удивления Креол даже перестал писать. – Ворота из золота?! В мое время такие были только у императора!

– Богато! – выпятил нижнюю губу Хубаксис.

– Да нет, ты не понял, – поморщилась Вон. – Это не настоящие ворота. Это мост.

– Мост? – еще больше изумился Креол. – Мост из золота? Да у вас что – золото девать некуда, что вы из него мосты строите? И почему он тогда называется «ворота»?

– Да не из золота он! Это просто такое название!

– Глупость какая-то! – фыркнул Креол. – Сумасшедший век. В мое время ворота называли воротами, мосты мостами, золото золотом, а дураков дураками. Думаю, ваш царь сильно хворает на голову, если дал мосту такое название. И зачем вообще название мосту? Это же не город…

– А в ваше время что, мосты никак не называли? – ядовито осведомилась Ванесса.

– Нет, почему же, – пожал плечами маг. – Называли. Скажем, «мост через Тигр». Или «мост через Евфрат». А чаще всего просто – «мост». Нет, я шучу, конечно, попробуй-ка, построй мост через Тигр. На паромах переправлялись…

– Ну, хватит! – устала от идиотского спора девушка. – Идете со мной, или нет? Если нет, я пойду одна. Осточертело в четырех стенах сидеть…

– Так и быть, разомну кости, – милостиво согласился Креол. – Только инструменты я возьму с собой. И книгу тоже.

– Может, сразу всю квартиру с собой потащишь? – пробурчала Ванесса. – Смотри, тебе нести…

Вон отыскала свою старую спортивную сумку, в которую прекрасно поместилось все имущество мага, включая здоровенный фолиант. Сумка идеально подходила к его новому костюму, и не привлекала нежелательного внимания. Только самый неразборчивый вор вздумал бы украсть мешок, выглядящий так, словно он наполнен гантелями и другим спортинвентарем.

– Не устанешь тащить-то? – насмешливо осведомилась она, глядя, как маг взваливает груз на плечо.

– А ты так ничего и не поняла, женщина, – покачал головой Креол. – Подержи-ка.

Ванесса машинально приняла у него груз и охнула от удивления. Выглядящая неимоверно тяжелой сумка на поверку оказалась почти невесомой – килограмм, не больше.

– Ах да, все время забываю, какой ты крутой к… маг, – дошло до нее. – Заклинание Облегчения? – с понимающим видом уточнила она.

– Конечно. Ты же сама говорила, что мои инструменты посчитали всего лишь позолоченными…

– Да, точно, я и забыла… – припомнила Вон. – Книгу тоже уже успел заколдовать?

– А как же! – горделиво подбоченился ее протеже.

К разочарованию Ванессы, Креол не проявлял особого удивления, глядя в окно машины. Первая реакция прошла, и теперь маг взирал на чудеса Сан-Франциско почти равнодушно. Иное дело – Хубаксис. Джинн поминутно ахал, охал и показывал на все подряд пальцем. Вон даже пришлось прикрикнуть, когда он вылетел из автомобиля, чтобы поближе рассмотреть почтовый ящик.

– Какой большой и богатый город! – восторженно сообщил Хубаксис. – Дома до небес! Людей больше, чем в Вавилоне! И ни одного стражника!

– Кхм, – кашлянула Вон, как раз в этот момент глядящая на полицейского, скучающего возле патрульной машины. – Вообще-то они есть, просто выглядят по-другому…

– А как? – с неподдельным интересом спросил Хубаксис.

Вместо ответа Ванесса молча кивнула в сторону того самого полицейского.

– Я, может быть, ошибаюсь, – неуверенно начал Хубаксис, почесывая рог, – но, по-моему, именно в таком костюме была ты… ну, сначала…

– Конечно, – невозмутимо ответила Ванесса. – Видишь ли, мой маленький друг, по вашей допотопной терминологии меня тоже можно назвать стражником.

Хубаксис опешил. Креол медленно поднял голову, до сего момента безразлично склоненную набок. Потом они практически одновременно расхохотались.

– Не смеши меня, женщина! – закатился в хохоте Креол.

– Женщина-стражник?! – вторил ему джинн. – В жизни не слышал ничего глупее! Только не уверяй меня, что мы попали в царство амазонок!

– Да каких еще амазонок! – обиженно надулась Вон. – У нас, между прочим, равенство полов, вот!

– Хватит уже! – с легким раздражением воскликнул Креол. – Ты меня за дурака принимаешь? Равенство полов… Конечно, и в мое время имелись государства, в которых мужчинам разрешалось иметь всего одну жену, но даже там их до сражений не допускали… женщин, я имею в виду.

– Точно, – согласился Хубаксис. – Да женщина даже простую алебарду не поднимет, какой же из нее стражник?!

– Не хотите, не верьте, – отмахнулась Ванесса. – Сами со временем убедитесь…

– Ну-ну, посмотрим… – скептически хмыкнул маг.

Обещанное чудо Моста Золотые Ворота все же произвело на Креола некоторое впечатление. Он уважительно покивал, оценив труд, затраченный на то, чтобы построить такой колосс, но тут же заметил, что по сравнению с Вавилонской Башней это просто чепуха.

– А разве это не миф? – удивилась Вон.

– Наша башня? – гордо переспросил Креол. – Самая настоящая реальность. Сотни тысяч рабочих возводили ее почти сорок десятилетий! Сто двадцать гильдейских магов Шумера принимали участие в строительстве! Даже ваши здания – ничто рядом с этим чудом. Да, а она еще стоит?

– Бессмысленный вопрос, хозяин, – печально произнес Хубаксис. – Если Вон думает, что великая Башня – миф, она разрушена так давно, что никто даже не уверен, что она существовала на самом деле…

– Жаль… – покачал головой маг. – Я ведь и сам помогал ее строить… В самом конце, правда…

– А ведь вам двоим просто нет цены, как свидетелям, – задумчиво воскликнула Ванесса. – Да любой историк отдал бы полноги, чтоб только поговорить с вами, узнать, как все было… ну, пять тысяч лет назад…

– Зачем? – поднял брови Креол. – Разве у вас нет летописей?

– Ладно, забудь, – махнула рукой Вон. – Все равно никому не докажешь, кто ты такой, и откуда взялся. Не поверят. Да еще психиатров вызовут…

– Не поверят? – растянул губы в улыбке Креол. – А если я превращу их в кучу угольков, поверят?

– Тогда вызовут не психиатров, а ФБР, – резонно возразила Ванесса. – Секретные материалы, и все такое… Да, а вы точно не собираетесь возвращаться?

– Куда? – не понял маг.

– Ну, назад, в прошлое… – пояснила Вон. – А то я с вами вожусь, вожусь, а вдруг вы завтра – хоп, и исчезнете?

– Что за глупость ты говоришь, женщина? – Креол посмотрел на нее так, словно сомневался в ее умственной полноценности. – Как можно вернуться в прошлое?

– Да кто ж вас знает, фокусников чертовых, что вы можете, чего нет… – пробормотала Ванесса.

– Женщина! Боги явно обделили тебя умом! Ни один маг не способен возвратить то, что уже прошло! Во имя Эа и Энлиля, такое не под силу даже богам!

– И Великому Хану тоже, – поддакнул Хубаксис.

– Какому еще Хану? – покосилась на него Ванесса.

– Великому Хану джиннов и ифритов, – пояснил он. – Хозяин, а как ты думаешь – он все еще жив?

– Не уверен… – пожевал губами Креол. – С одной стороны, времени прошли тьмы и тьмы, но с другой стороны, вы, джинны, живете почти вечно… А что, соскучился по старому господину?

– Упаси боги! – отшатнулся маленький джинн. – Что ты, хозяин, я скорее утоплюсь, чем уйду от тебя! Он же будет меня пытать, пока… вечно будет пытать!

– То-то же, – благодушно кивнул маг.

Ванесса озадаченно крутила баранку, пытаясь догадаться, за что же Великий Хан так возненавидел эту крохотульку, что готов угробить вечность, чтоб только умучить его как следует? И почему он не может сделать этого сейчас – неужели Креол сильнее повелителя джиннов?

Неожиданно маг закрутил носом, словно принюхиваясь к чему-то. Вон тоже понюхала воздух, но единственным запахом, который ей удалось учуять, оказался запах бензина. Ее «Тойоту» давно пора было отправить подремонтировать – залатать бензобак и еще кое-что по мелочи, но все как-то времени не хватало.

– Останови здесь! – резким тоном потребовал Креол.

Ванесса удивилась, но все же нажала на тормоз. Креол после нескольких неудачных попыток справился с дверцей и шагнул на тротуар. Хубаксис уменьшился до размеров мухи и порскнул следом.

– Чувствую магию! – хрипло сообщил маг, продолжая принюхиваться. – Впервые после перемещения чувствую чужую магию! Вон оттуда!

Он указывал на небольшой антикварный магазинчик. Ванесса пожала плечами, пискнула брелком, закрывая машину, и пошла следом за Креолом. Оставлять мага одного посреди улицы ей совсем не улыбалось.

– Чем могу помочь, мадам? – расплылся в слащавой улыбке хозяин магазинчика, вышедший на звук колокольчика над дверью.

Креол жадно рассматривал витрины, одновременно принюхиваясь. От него помощи ожидать явно не приходилось.

– Я даже не знаю… – неловко промямлила Вон. – А у вас случайно нету чего-нибудь такого… даже не знаю, как сказать… волшебного?

Продавец понимающе улыбнулся. По-видимому, он привык ко всяким чудакам.

– Мадам, – придвинулся поближе он, – должен вам сообщить, что у нас очень много того, что вам нужно. Вот, например… – он покопался в одном из ящичков и вынул нечто, похожее на высушенный корешок, – самая настоящая мандрагора. Если ее съесть, она исцелит почти любую болезнь, а также, – он фривольно подмигнул, – многократно усилит мужскую потенцию. Интересует?

– Он говорит, что это мандрагора, – перевела Ванесса Креолу. – Это правда?

Маг бросил короткий взгляд на корешок и презрительно фыркнул.

– Это высушенный стебель полыни. Даже отдаленно не похоже на мандрагору. Магии в этом сорняке нет ни на медяк.

– Мой знакомый говорит, что это полынь, – насмешливо перевела Ванесса.

– Уверяю вас, мадам, это самая настоящая мандрагора! – возмутился продавец. – Неужели я стану вас обманывать из-за каких-то шестидесяти долларов?

– Вот это! – возбужденно воскликнул Креол, копавшийся в ящике с дешевыми украшениями. – Купи это, женщина! Заплати любую цену, это стоит того!

Говорил он, естественно, на шумерском, но продавцу хватило и тона, которым это было произнесено. Его глазки сразу масляно заблестели, а внутренний кассовый аппарат лихорадочно защелкал.

– Сколько стоит эта вещица? – все еще с сильным сомнением спросила Ванесса. Ее можно было понять, если учесть, что предмет, найденный Креолом, представлял собой всего лишь позеленевший от времени амулет на цепочке. Кажется, бронзовый. На нем все еще виднелись какие-то закорючки, но даже опытный шифровальщик не взялся бы сказать, что они означают. Плюс витиеватый узор на обороте, тоже не кажущийся особо интересным.

– О-о-о, мадам! – Продавец закатил глаза, словно ему предложили продать любимого сына. – Ваш друг отыскал одно из самых ценных сокровищ в моей коллекции! Это древний талисман индийских факиров, способный защитить вас от беды, а также… – он снова фривольно подмигнул, – усилить мужскую потенцию…

– Это антикварная лавка или секс-шоп? – брезгливо осведомилась Ванесса. – Я спрашиваю, сколько он стоит?

– Он бесценен, мадам, бесценен! Но только для вас, только для вас я мог бы уступить его… скажем… за пятьсот долларов.

– Что?!! – яростно завопила Вон. – Пятьсот?! Но на ценнике написано всего пятьдесят!

– Не может быть такого! – зацокал языком возмущенный продавец. – Не может быть! Дайте взглянуть… ах вот в чем дело! Это мой сынишка, мадам, маленький шалопай, замазал один нолик какой-то гадостью. Дети, дети… Ничего страшного, сейчас я его снова нарисую… Так вы будете брать или нет? Думайте быстрее, через несколько минут мы закрываемся.

Ванесса бессильно опустила руки. Ей ужасно не хотелось отдавать такую сумму за какой-то дурацкий талисман. Будь при ней сейчас пистолет и значок, она бы точно не удержалась и арестовала жулика.

– Видишь, что ты наделал! – прошипела она на шумерском. – Если бы ты так громко не радовался, он продал бы эту штуковину за пятьдесят! Может быть, я бы даже сторговалась на половине!

– М-да… – почесал лысину Креол. Ему сразу стало стыдно – маг ненавидел переплачивать в лавках. – Спроси, а он не захочет поменяться?

– А на что? – удивилась Вон. – Только не говори, что отдашь взамен свою чашу Святого Грааля!

– Даже и не подумаю! – заверил ее маг. – Раб, создай в моем правом кармане твердую иллюзию золотого перстня с бриллиантом.

– Слушаюсь, хозяин, – пискнул откуда-то Хубаксис.

Когда Креол вынул руку из кармана, в ней сверкал и переливался шикарный перстень. Даже английская королева не побрезговала бы украсить таким свой пальчик. А уж как расширились глаза плутоватого продавца, можно и не говорить.

Он извлек из-под стола увеличительное стекло, бегло осмотрел камешек, попробовал надкусить металл, чуть не сломав правый верхний клык, а потом резко подтолкнул к Ванессе бронзовый жетон.

– Идет! – торопливо выкрикнул он. – Забирайте свою покупку, мадам и попрошу вас поскорее удалиться! Мы закрываемся… мне пора обедать… спать… принимать таблетки… Прощайте, мадам, заходите еще!

Он буквально вытолкал Ванессу и Креола из магазина и тут же повернул засов. За стеклом закачалась табличка «ЗАКРЫТО».

– Чего это он? – поднял брови маг.

– Боится, что передумаем, – хохотнула Вон. – Классное было колечко, даже жалко…

– Не жалей, – коротко сказал маг, залезая в «Тойоту». – Запускай свою колесницу, а то, боюсь, он сам сейчас передумает…

– Почему? – весело поинтересовалась она. – Даже если бриллиант фальшивый, такой перстенек все равно стоит дороже, чем эта побрякушка.

– Видишь ли, женщина, – растянул губы в улыбке Креол, – мой раб – очень маленький джинн, а твердые иллюзии во много раз сложнее бесплотных. Продолжительность существования этого кольца – минут пять, не больше. Думаю, наш новый знакомый уже стал свидетелем того, как оно растаяло в воздухе…

– Это не моя вина, – смущенно пропищал джинн. – Но ведь тебе же хватило и этого, хозяин?

Ванесса уткнулась лбом в руль и залилась беззвучным смехом. Конечно, она только что стала соучастницей мошенничества, но ей было так приятно при мысли, что продавца-кидалу самого кинули, да еще так ловко…

– А все-таки, что в этой штучке такого особенного? – с интересом спросила она. – По мне, так просто дешевая бижутерия, на любой помойке можно отыскать красивее…

– Если ты найдешь какое-нибудь безлюдное место, я покажу тебе, на что способно мое приобретение, – пообещал Креол.

Ванессе стало интересно. Она заехала на укромную улочку и остановилась в темном тупике между двумя домами. Сюда явно заходили не чаще, чем один-два раза в день.

Креол вылез из машины, осмотрелся по сторонам, особенно задержавшись взглядом на куче мусора, вывалившейся из опрокинутого контейнера, и отчетливо произнес:

– Слуга, покажись!

В паре метров от него прямо из воздуха материализовалась фигура, похожая на вихрастого подростка лет шестнадцати, но только вырезанного из цельного куска хрусталя. Сквозь него можно было разглядеть предметы, и весь он выглядел каким-то безжизненным. Глаза – тусклые, погасшие.

– Кто это? – шепотом спросила Ванесса, на всякий случай спрятавшись за спиной Креола.

– Магический Слуга, – ответил маг. – Существо, порожденное магией. В обычном состоянии невидим. У него нет ни чувств, ни желаний, ни даже мыслей. Он умеет только выполнять приказы. Приказы того, кто носит вот этот амулет, – ухмыльнулся он.

– Круто! – согласилась Ванесса. – А что он может?

– Ну, не так уж много, – признал Креол. – Не больше, чем просто хороший работник. Одежду сшить, мебель сделать, дом построить…

– Ну-у-у… – разочарованно протянула Вон. – Конечно, все равно круто, но…

– Не торопись с выводами, женщина, – усмехнулся Креол. – Вначале взгляни сама. Слуга, убери этот мусор!

Магический Слуга мгновенно исчез из видимости. Контейнер молниеносно встал на место, а мусор, раскиданный по всему переулку, сам собой начал собираться и сваливаться на место. Происходило это с такой скоростью, что Ванесса даже не видела, как летают все эти бумажки и огрызки. Меньше чем через двадцать секунд все вокруг сияло такой чистотой, как будто здесь прошла бригада дворников.

– Вот это да!… – раскрыла рот она.

– Он движется в сто раз быстрее человека, и еще у него есть все необходимые инструменты для любой работы, – поднял палец маг. – Работает за сотню работников, при этом не ест и не спит.

– А машину он починить сможет? – жадно поинтересовалась Ванесса.

– Машину? – задумался маг. – Не знаю… Конечно, магический Слуга умеет многое, но он ведь очень и очень древний… Видишь, тут на обороте написано на языке, который был древним уже в мое время…

– И что, любой может надеть эту безделушку и приказывать этому парню?

– Конечно, – пожал плечами Креол. – Хочешь попробовать?

– А можно? – обрадовалась Ванесса.

– Пожалуйста, почему бы и нет…

Маг снял амулет и самолично надел его на шею девушки. Прохладная цепочка приятно холодила кожу, а сам амулет почти ничего не весил, словно тоже был подвергнут заклятию Облегчения.

– Давай, Вон, прикажи ему что-нибудь, – послышался голос Хубаксиса.

– Сейчас… сейчас… черт, ничего не приходит в голову…

Ванесса огляделась вокруг. Ничего подходящего в поле зрения не обнаружилось.

– Ну? – поднял бровь Креол.

– Да подожди ты… – закусила губу Вон.

– Прикажи ему разложить мусор так, как он лежал, – ехидно посоветовал джинн.

– Да отстань ты! Стоп, вспомнила!

Ванесса достала из сумочки случайно захваченный с собой апельсин и подняла его перед собой, словно факел.

– Совершенно не умею их чистить, всегда обрызгиваюсь, – доверительным тоном пояснила она. – Эй, ты, ну-ка очисти его!

Ничего не произошло.

– Что-то сломалось?

– Просто ты забыла добавить «Слуга», – хмыкнул маг. – Слово-ключ. Как же иначе он поймет, что ты обращаешься к нему, а не кому-то другому?

– Да? Ладно… Слуга, очисти апельсин!

В следующую секунду кожура со скоростью молнии слетела с апельсина и легла ей в руку. На сладкой мякоти не осталось ни единого клочка шкурки.

– Круто, – оценила Ванесса, деля апельсин на три равных доли. – Только зачем он и кожуру мне отдал? Мог бы и выкинуть, что ж он, совсем тупой…

– Разумеется, – кивнул маг. – Он выполняет приказы и ничего больше. И это очень хорошо, что он такой безмозглый.

– Почему?

– Потому что магический Слуга, обладающий разумом, рано или поздно начинает тяготиться своим положением. В итоге – неизбежный бунт. Мне известны по крайней мере три случая, когда такой вот Слуга убивал собственного хозяина.

Ванесса чуть не подавилась долькой апельсина. Она лихорадочно стянула с шеи цепочку и вернула амулет Креолу. Тот невозмутимо надел его обратно, рядом со своим старым амулетом, защитным, и заметил:

– Однако этого бояться не стоит. Конечно, если отдать ему приказ убить тебя, он выполнит и его, но с тем же успехом можно бояться и собственного ножа. Хотя нет, ошибаюсь. Даже меньше. Магический Слуга не может причинить вреда хозяину – это часть его жизненного кредо.

– И как же тогда они бунтовали? – подозрительно спросила Ванесса.

– Обычное дело. Недочет в заклинании. Большинство магов вкладывают в таких магических Слуг желание работать. Любовь к работе, понимаешь?

– Трудоголиками их делают, значит? – кивнула Вон. – И что же в этом плохого?

– Слуга постепенно становится более самостоятельным. Он начинает требовать от хозяина работы – сначала робко, а потом все более настойчиво. Постепенно доходит до того, что он угрожает убить мага, если не получит очередного приказа.

– Да уж, до такого даже наши профсоюзы не додумались! – фыркнула Ванесса. – И что – убивают?

– Редко. Большинство магов додумывается до обычной в таком случае уловки – поручить Слуге нечто неразрешимое. Скажем, свить веревку из песка или вычерпать море ложкой. Это занимает такое существо на неопределенно долгий срок.

– А еще им иногда дают и магические силы, – поведал Хубаксис. – Я когда-то знал одного мага, владеющего таким Слугой. Он называл его «То, Не Знаю Что».

– По-моему, в детстве я читала сказку о чем-то в этом роде… – задумалась Ванесса.


Глава 3 | Архимаг | Глава 5