home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 29

За спиной остался туннель Каменного Неба. Впереди нарисовался висячий мост через пропасть. А над ним – какие-то странные силуэты. Только очень уж бледные, уши заостренные, за спиной летучемышиные крылья, а конечности скорее волчьи, чем человеческие. Волос на теле нет совсем – совершенно лысые. Двигались они довольно быстро, и точно сосчитать их не получалось, но по меньшей мере сотня.

– Хабова мать! – ахнул Логмир. – Чтоб мне провалиться… Вампиры Сумура! Папой клянусь, вампиры! Прямо из Серой Земли!

– Вампиры? – нахмурился лод Гвэйдеон, вытягивая меч. – Они не очень-то похожи…

– Да это дикие. Уроды, скотины, даже говорить не умеют. Зато света не боятся.

Света они и в самом деле не боялись – солнце стояло в зените, жарило вовсю, но вампиры Сумура даже не думали как-то из-за этого страдать. Этот подвид нежити издавна обитал в горах Серой Земли, и опять же издавна служил серым колдунам чем-то вроде цепных псов. Поодиночке эти твари стоили немногого, но вот целой сворой…

– Что встали – переходим! – приказал Креол, ступая на мост.

На этой стороне он задерживаться не собирался: Канал, захлопнутый им вчера, явно намеревался раскрыться снова, причем очень резко и очень широко. Создавалось такое впечатление, что кто-то позаботился о том, чтобы вновь пробудить его к жизни. В принципе, он догадывался, кто именно.

– Может, не стоит? – опасливо посмотрела на кружащих над головой вампиров Ванесса.

– Не задерживаемся! – прикрикнул на нее маг. – Это ловушка! Надо переходить быстрее, тут…

Сзади что-то оглушительно хлопнуло, и Вон одним махом пробежала сразу метров двадцать. Правда, обернувшись, она поняла, что ничего страшного еще не произошло – это всего лишь вернулся на свое место Канал, вновь оставив Султана Земли наедине со своими злобными мыслями. Правда, теперь этот стихийный портал начал расширяться…

– Не теряйся, подруга, они неопасные! – утешил ее Логмир, зачем-то вытаскивая катаны.

– Неопасные? – не поверила девушка. – Точно неопасные?

– Ну, пока не нападают – неопасные. А вот если нападут…

Лод Гвэйдеон быстро заряжал арбалет керефовыми болтами, и еще несколько запасных сунул в кармашки на ложе – чтоб не копаться при перезарядке. Против вампиров простая сталь обычно не помогает.

– Будем надеяться, что… – начал было Креол.

В доме отшельника открылось окно. Отсюда было плохо видно, что именно там происходит, но через несколько секунд из него вылетел еще один крылатый силуэт. И стремительно помчался к шестерым на мосту.

Когда он подлетел поближе, стало ясно, что эта женщина. Причем очень эффектная – высокая, бледная, пепельноволосая и ураганно красивая. На серую похожа мало – явно полукровка. И нет никаких сомнений, что собой представляет вторая половина – за спиной растут крылья, уши остроконечные, а изо рта выпирают острейшие клыки. Плащ серый.

– Асмодея Грозная? – уточнил Креол.

– Да-а, – медленно кивнула колдунья, приземляясь на мосту. Хлипкое сооружение ощутимо закачалось. – Какая мощь… О Нъярлатхотеп, какая мощь…

Ванесса моментально возненавидела эту вампиршу. В ее горящих глазах, устремленных на Креола, ощутимо перемешалось благоговейное почтение и вожделение.

– Это вы убили тех слабосилков? – заинтересованно спросила Асмодея. – Антикваро и остальных?

– Я, – не стал отрицать Креол. – А что – нельзя?

– О, вы были в своем праве! – поспешила успокоить его вампирша. – Вы воистину великий колдун, владыка…

– Маг!!! – бешено проскрежетал Креол. – Ну когда, когда вы запомните?! Сколько раз мне еще придется вас поправлять?!! Я! Не!! Колдун!!!

– Разве суть в названии? – удивилась колдунья. – Владыка, вы возвращаетесь от Султана Земли… вам удалось достать Сердце?

– Святой Креол, мне убить ее? – тихо предложил лод Гвэйдеон.

– Не смей прерывать беседу Высоких, смерд! – яростно сверкнули глаза Асмодеи. – За такое вопиющее непочтение тебя ждет наказание!

Судя по всему, она попыталась воздействовать на лода Гвэйдеона чем-то вроде болевого шока. Но к ее великому удивлению, паладин даже не заметил ее потуг – сверкающая броня веры защитила его прочнее любого щита. Серебряные Рыцари уже много веков занимались умерщвлением колдунов. Да и нежить тоже не гладили по головке.

– Ты крепче, чем я думала, старик… – недоуменно пробормотала она, всю больше скрючивая когтистые пальцы. – Неужели ты ничего не чувствуешь?

– Святой Креол, позволь мне… – с трудом удерживался, чтобы не проткнуть колдунью, лод Гвэйдеон.

– Хой, шваруба диа,[21] прекрати свои штучки! – потребовал Логмир, чиркая Рарогом и Флеймом друг о друга. – Командир, давай ее выпотрошим! Ну давай, а?

– А правда, чего мы ждем? – потрясла Креола за плечо Ванесса.

– Ваши слуги слишком много себе позволяют, Владыка! – вскипела Асмодея. – Я вынуждена проучить их…

– Не сметь! – резко взмахнул рукой Креол.

Колдунья отшатнулась, как будто он ее ударил. Из уголка рта начала сочиться кровь.

– За что, Владыка?.. – растерялась она. – Я же всего лишь…

– У тебя есть одна минута, чтобы заинтересовать меня, женщина, – холодно скрестил руки на груди Креол. – Потом я тебя убью.

– Но… но, Владыка!.. – искренне удивилась такому отношению Асмодея.

– Пятьдесят секунд, – поднял руку Ванессы с часами Креол.

– Подождите, Владыка, выслушайте! – выставила перед собой руки колдунья. – Вы намного могущественнее, чем Бестельглосуд Хаос!

– Знаю. Это ведь ваш нынешний глава?

– Да, и мой старший брат, – равнодушно отмахнулась Асмодея. – Владыка, с моей помощью вы могли бы свергнуть его и занять место на Сером Троне! У вас уже есть три Сердца, а я помогу добыть четвертое! Вы и я, вместе мы могли бы править всей Серой Землей… всем миром!

– Пятнадцать секунд, – постучал по часам маг. – И мне пока что неинтересно.

– Неинте… но, Владыка! – пораженно расширились глаза вампирши.

Она не могла понять, как кто-то может не соблазниться таким предложением. Всю жизнь Асмодея Грозная почитала силу, боготворила силу, преклонялась перед силой. Многие годы Бестельглосуд Хаос был для нее божеством – ибо был сильнее ее. Кроме него среди серых было еще только два колдуна могущественнее, чем Асмодея: их мать Руаха Карга и еще один брат – Яджун Испепелитель. Но Бестельглосуд был сильнейшим, а потому главнейшим.

Однако сейчас она видела перед собой силу, значительно превышающую мощь Бестельглосуда – Креола Урского. И мгновенно позабыла о брате и прочей родне, с первого взгляда влюбившись в шумерского архимага. И точно так же позабыла бы и о нем, повстречай кого-то еще сильнее.

Увлекающаяся натура.

Креол насмешливо скалился. Он расшифровал ее мысли с первого же взгляда, и теперь преисполнился к Асмодее глубочайшим презрением. Он-то сам никогда не лизал пятки кому-то, кто сильнее, наоборот – всегда стремился превзойти этого кого-то, чтобы потом взглянуть на него сверху вниз. И обычно ему это удавалось. И уж конечно, Креол никогда не предавал своих .

– Твое время истекло, женщина, – криво усмехнулся он. – Это все, что ты имела мне сказать?

– Да… да… – все еще не в силах поверить, что ее отвергли, выдавила из себя Асмодея. – Владыка…

– Хой, командир, ты щас что-нибудь умное будешь рассказывать? – дернул Креола за рукав Логмир. – Ну, на тему, какая эта шварубих плохая, и как всем, даже ей самой, будет лучше, когда ты ее убьешь? Или обойдемся без морали?

– К Кингу мораль! – кивнул Креол, бросая заклятие Десяти Лезвий.

Вообще-то, сначала он хотел метнуть Огненный Шар – против вампиров нет средства лучше огня. Но вовремя успел передумать: применять огненную магию на деревянном мосту над пропастью – не самое разумное занятие.

Оскорбленная до глубины души Асмодея даже не попыталась увернуться или защититься. Она стояла столбом и растерянно смотрела на великого мага. В ее глазах стояли слезы горя и унижения. Лезвия прошили ее тело насквозь, но она не заметила и этого – просто стояла и пыталась справиться с комком в горле. Впрочем, раны тут же начали затягиваться – вампира так просто не уничтожишь.

Но слезы быстро высохли. А в глазах появилось совсем другое выражение – бешенство отвергнутой фурии. Есть ли на свете что-нибудь страшнее женщины, которая предложила кому-то всю себя, а от нее брезгливо отвернулись?

– Убе-е-ейте и-и-ихххх!!! – завизжала она, резко взмахивая крыльями.

Крылья вампирши оканчивались бритвообразными когтями. Один из них задел веревку, натянутую между огораживающими колышками, воткнутыми вдоль моста, и та лопнула. Мост колыхнуло, и все, кто стоял справа – сама Асмодея, Креол и Витааль – полетели в пропасть…

– Святой Креол!!! – рыбкой метнулся следом лод Гвэйдеон.

Но его схватили за руки Логмир и Ванесса, с огромным трудом удерживая бьющегося паладина. Он был сильнее их обоих, вместе взятых.

– Отец, не дури! – заорал ему в ухо Двурукий. – Ты что – птица?! Чем ты ему поможешь?!

– Да ему не надо помогать, он летать умеет! – вторила ему Ванесса, с неуверенностью глядя в клубящийся внизу пар, в котором только что исчезли две фигуры. – Умеет… точно умеет…

Простая логика остудила пыл паладина. Он затих и уставился вниз – туда, где пропал тот, кому он клялся в вечном служении.

Витааль тоже висел над пропастью. Но его чешуйчатую руку удерживала другая – огромная и волосатая. Эйста передергивало от отвращения – он коснулсядэвкаци ! Но в данном случае альтернативой было падение в глубочайшую пропасть, поэтому он не вырывался и позволил втянуть себя обратно на мост.

– Индрак вернул долг, – холодно прорычал дэвкаци. – Больше Индрак ничего не должен эйсту.

– Согласен… – еле выговорил Витааль. Его жабры расширились до максимума и из них с шумом вырывался воздух. – Спа… спасибо…

– Индрак просто вернул долг, – рыкнул гигант. – Благодарить не надо.

И резко сорвал со спины щит, закрываясь от устремившихся со всех сторон вампиров. Крылатые твари ринулись вниз, как только до них донесся приказ повелительницы. Зубы, похожие на белые иголки, нацелились на живые мишени. Растопыренные когти задних лап словно бы еще больше заострились.

– И-и-эх!!! – ударил вверх башенным щитом дэвкаци.

Он метнулся вперед, прикрывая от атак Ванессу и Витааля – самых незащищенных. Пистолет и паровой шипомет заработали одновременно, паля в белый свет, как в копеечку. Уродливые создания только злобно шипели, когда пули и шипы попадали в них.

Но вот керефовые болты действовали куда эффективнее! Лод Гвэйдеон стрелял скупо, не тратя понапрасну ограниченный запас патронов, но каждый его выстрел убавлял количество вампиров на единицу – они просто рассыпались в пыль. От атак он оборонялся гольбейном в левой руке, и его острие тоже отправляло крылатых тварей к праотцам. Потом болты начали заканчиваться – все-таки кереф очень дорог, и запас был не так уж велик. Лод Гвэйдеон, жалея о том, что при нем нет копья, вытащил меч, и начал с бешеной скоростью вращать им вокруг головы. Вампиры порскнули в разные стороны, спасаясь от ужасного оружия.

– Надо переходить! – крикнул паладин, первым подавая пример. – Они могут обрушить мост!

Зря он это сказал. Вампиры Сумура все-таки не были совсем уж безмозглыми – они понимали человечью речь и кое-что все же соображали. Десяток бестий тут же метнулся к концу моста – рвать веревки.

По мосту промчался белый вихрь, резко затормозивший на самом конце. Рарог и Флейм замелькали в воздухе, безжалостно кроша вампиров. Их лезвия действовали не так эффективно, как Белый Меч, но без крыльев и лап твари стоили немногого. Логмир спихнул останки в пропасть, обернулся и заметил, что на противоположном конце моста творится то же самое – там тоже копошатся вампиры, яростно грызущие веревки. Вихрь промчался в другую сторону, едва не столкнув в бездну громоздкого Индрака.

Могучий дэвкаци медленно шагал вперед, прикрываясь щитом. Он даже не пытался обороняться – против этих суетливых летучих чудовищ его молот ничем не мог помочь. Он предоставил охрану лоду Гвэйдеону, идущему впереди и расчищающему путь, а сам играл роль передвижной крепости для Ванессы и Витааля. Эйст старался держаться подальше от гиганта, но все же не настолько далеко, чтобы выйти из-под надежного укрытия. Когти вампиров и так то и дело царапали его чешую, оставляя белесые отметины.

Ванесса, закусив губу, палила в пикирующих тварей, одновременно стараясь не думать о том, что Креол до сих пор не появился из-под белых облаков на дне пропасти. Те же самые мысли отчетливо читались на лице лода Гвэйдеона. Даже сквозь шлем.

– Ну быстрее же!!! – взмолился Логмир, в восьмой раз пересекая мост. Он едва успевал отгонять вампиров от одного конца, как они уже собирались у другого.

– Индрак… идет… – пропыхтел дэвкаци, еле удерживаясь на ногах после очередного толчка.

Вампиры избрали новую тактику – они разгонялись и врезались в медленно движущегося по мосту титана. Поодиночке им не хватало весу и силы, чтобы опрокинуть его, но когда они стали делать это одновременно втроем-вчетвером… Индраку приходилось несладко. Хорошо еще, что Ванесса и Витааль отгоняли часть летунов. Да и лод Гвэйдеон не дремал – опытный паладин уже расправился с доброй четвертью вампирской своры. Арбалет, гольбейн и Белый Меч трудились без устали.

Ванесса решила, что надо будет отдать неразменный пистолет Креолу на усовершенствование. Пусть заменит пули на серебряные. Если, конечно, он еще жив… При этой мысли внутри нее все похолодело.

А Креол тем временем стремительно падал в пропасть. И рядом с ним падала Асмодея Грозная. Маг и колдунья вцепились друг в друга и летели вниз, прямо к лавовому потоку. Вампирша пыталась выцарапать Креолу глаза, а тот старательно душил ее, как небезызвестный мавр свою пассию.

– Отпусти крылья, идиот! – прохрипела Асмодея, – Я еще могу спасти нас обоих, я умею летать! Прими мое предложение, и останешься жив!

Креол весело заржал.

– Энлиль Колебатель, да ты спятила! – радостно воскликнул он. – Женщина, я тоже умею летать, не хуже тебя!

– Тогда отпусти! – взвизгнула колдунья. – Мы же сейчас сгорим, ненормальный!!!

– Ты – сгоришь, – согласился маг. – Ты нежить. А я архимаг, огонь – моя стихия!

В подтверждение этого он выдохнул мощный язык огня, опалив Асмодее лицо. Та завизжала от боли и вцепилась клыками Креолу в плечо. И завизжала еще громче, яростно отплевываясь.

– Это заклятие Ядовитой Крови, – ласково сообщил маг. – Отличное средство против кровососов. Нравится?

– Не нравится!!! – в диком ужасе заорала вампирша – огненная река приближалась все быстрее и быстрее. Уже ощущалось ее опаляющее дыхание…

Вокруг Креола воздвигнулся Ледяной Доспех – даже архимаг не может просто взять и нырнуть в лаву без какой-либо защиты. Асмодея заметалась по своему арсеналу, ища что-нибудь, способное помочь от огня, и ничего не нашла.

Проклятия, анимагия, некромантия, колдовство, вампиризм – вот в этом она понимает.

– Отпусти, отпусти, отпусти!!! – завизжала она, безуспешно вырываясь из мертвой хватки ухмыляющегося Креола.

А через секунду две сцепившиеся фигуры с оглушительным плеском исчезли в бурном потоке лавы…

Некоторое время гладь огненной реки оставалась спокойной. Но потом из нее с чмокающим хлюпом вылетела черноволосая фигура с сумкой на плече, покрытая толстой ледяной коркой. За ней оставалось что-то вроде ракетных выхлопов, только очень и очень холодных. Однако пятки у Креола дымились.

– Пусть огонь тебе будет пухом, – саркастично пробормотал маг, стремительно поднимаясь вверх – туда, где виднелась тонюсенькая ниточка, протянутая над пропастью, и множество точек, мелькающих в голубом небе…

Логмиру давно осточертело летать туда-сюда по мосту. Он едва успевал отогнать вампиров от одного конца, как они уже собирались на другом. Толстые веревки держались едва-едва. Лод Гвэйдеон, подобно неутомимому голему, по-прежнему работал мечом, отгоняя этих москитов-переростков. Правда, теперь он уже махал им не над мостом, а под, просовывая лезвие меж досок. Уцелевшие вампиры вновь сменили тактику и начали ломать мост снизу. Там катаны Логмира уже не могли до них дотянуться. Индрак шел все медленнее и медленнее – каждая следующая доска угрожала обвалиться под громоподобным дэвкаци. Но до твердой земли оставалось всего метров тридцать, и он твердо намеревался дотянуть их до конца. Ванесса и Витааль уже давно бросили стрелять из своих орудий, и вместо этого придерживали гиганта, стараясь распределить вес на как можно большее число перекладин.

А вампиры, естественно, не собирались отпускать жертв. Они бессильно ярились, не осмеливаясь подлетать ближе – Белый Меч, отправивший в небытие изрядную толику их собратьев, внушал им почтительный трепет. А башенный щит Индрака надежно прикрывал остальных членов отряда. Поэтому они пытались не растерзать мишени, как поступили бы в другом случае, а хотя бы просто сбросить их в пропасть. Не съесть, так хотя бы убить…

До твердой земли осталось метров десять. Еще один рывок, и все. Обозленные вампиры стремительно слетелись в один огромный шар. Правда, добрых три десятка тварей рассыпались прахом усилиями лода Гвэйдеона, и еще около двадцати исчезли в пропасти, рассеченные на куски Рарогом и Флеймом. Да и Вон удалось все-таки пришибить пару-тройку – с перебитым крылом вампир моментально погибал. Ибо падение в лаву никого не красит.

И тем не менее еще почти полсотни вампиров пребывали в полном здравии. И это был их последний шанс – ударить всем клубком, сбросить лода Гвэйдеона вниз и спокойно разорвать в клочья остальных. Пятьдесят вампиров одновременно взмахнули крыльями, резко устремляясь вперед…

Из пропасти ударил огненный столб чудовищной мощи. Настоящее извержение вулкана. Клубок вампиров разметало, как лопнувший воздушный шарик. Добрая половина крылатых тварей рухнула в пропасть, дымя, как подбитый аэроплан. Остальные в полном шоке вспархивали крыльями, кое-как удерживаясь в воздухе.

А следом за столбом огня из бездонной глубины поднялся гордый и довольный собой Креол. Маг завис в позе статуэтки «Оскар» и растянул губы в улыбке, пересчитав свой отряд и убедившись, что все живы и покалечены не слишком серьезно.

– Ну?! – гаркнул он, швырнув несколько огненных шаров и молний в уцелевших вампиров, и уже спокойно вступая на твердую землю.

– Командир! – просвистел в воздухе Логмир, в две секунды пересекший весь мост. В последний раз. – Хабова мать, жив все-таки!

– Святой Креол! – откинул шлем лод Гвэйдеон, сходя с моста. – Хвала Пречистой Деве!

– Великий шаман! – гулко пророкотал Индрак.

– Архимаг! – не пожелал отстать от природного врага Витааль.

А Ванесса просто молча стиснула его в объятьях. Да так, что Креол на миг пожалел, что не погиб в этой чертовой пропасти. И он мстительно ответил на объятья. Теперь уже Ванесса что-то придушенно пискнула и начала вырываться – Креол как следует натренировался на Асмодее Грозной.

– Это была последняя, – черкнул в блокноте лод Гвэйдеон. – Все эмиссары серых мертвы.

– Увы, это только эмиссары… – вздохнул Витааль. – На Серой Земле многие сотни колдунов, и среди них найдутся и посильнее этих…

– Вот уж что меня нисколько не беспокоит! – фыркнул Креол. – Знаешь, как вычислить силу армии магов?

– Ну, вероятно, следует найти силу среднего мага в этой армии, а потом перемножить на число солдат? – предположил многомудрый эйст. – Среднее арифметическое помножить на… думаю, я могу составить формулу.

– А вот и неправильно. Сила армии магов равняется силе самого сильного мага в ее составе! – хитро прищурился Креол. – И не более.

– Как это? – не поверил Витааль.

– Кажется, я понимаю, – нарушил молчание лод Гвэйдеон. – Это можно сравнить с фехтованием. Подумайте, магистр: предположим, против вас выступает множество воинов, вооруженных рапирами. И у вас тоже рапира. Но в данном случае они не могут напасть на вас все разом – они же будут мешать друг другу. Одновременно на человека может напасть не более восьми противников – большему числу просто не хватит места. Соответственно, если вы способны одолеть восьмерых, то справитесь с любым числом. Само собой, следует сделать поправку на то, что вас могут ранить, вы устанете, а вот у врага все время будет свежее пополнение, но вы же поняли мою мысль?

– Ага, точно, – согласился Логмир. – Я, когда катаномашествую, так мне по хабу, сколько там солдат! Если нет кого-то ловчей меня, буду побеждать, пока не устану!

– Аналогия достаточно близкая, – благосклонно кивнул им обоим Креол. – Действительно, все примерно так и обстоит. Маги дерутся один на один… или небольшими группами. А если в сражении участвует много магов, им всем приходится творить одно заклинание. Одинаковое. Потому что если хотя бы пара десятков магов начнет колдовать каждый на свой лад, получится такая дикая смесь, которая может привести к чему угодно… А уж если их сотни…

– Но ведь это конкретное заклинание будет усилено в сотни раз! – продолжал спорить Витааль.

– Верно. Но оно все равно останется одно . И не усиленное – заметь! – а просто… расширенное, что ли. Накрывающее большую площадь. И я просто ставлю против него защиту, и плевать мне, насколько оно велико. А потом бью сам.

– И они тоже выставляют защиту! – поспешил продолжить Витааль. – Уже против вашего заклинания!

– Снова верно. Но вот в чем фокус – каждый из них должен успеть выставить защиту сам. Они просто не успевают подготовить коллективное заклинание. А поскольку большая их часть намного слабее меня, я их защиты просто проламываю. И число магов с каждым разом уменьшается…

Витааль задумался над сказанным. Признаться, он так и не понял, в чем тут суть. Впрочем, чтобы по-настоящему это понять, требовалось самому быть магом. И, желательно, опытным.

– Ну ладно, это все равно очень приблизительный пример, на деле обычно бывает не так, – поспешил дополнить себя Креол. – Но основное правило таково – нельзя добиться перевеса, просто увеличивая количество магов. Куда важнее качество . Потому-то в войнах обычно участвуют все-таки солдаты, а для усиления к ним прилагается десяток-другой чародеев. А то и вовсе только один-два, но по-настоящему сильных. Это даже лучше.


Глава 28 | Самое лучшее оружие | Глава 30