на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Глава 1. Кто и зачем убил Григория Распутина?

Солнце светит так ярко… Я ощущаю такое спокойствие и мир на его дорогой могиле. Он умер, чтобы спасти нас.

Из письма императрицы Александры Фёдоровны

… Пуля, его прикончившая, попала в самое сердце династии.

Александр Блок

Неспокойно в Петербурге. Морозно и темно. Петроградский п олитехнический институт имени Петра Великого стоит на самой окраине города. Здесь в Лесном — и мороз крепче, и темень непрогляднее. Пять минут пешком от зданий института — и уже начинаются деревянные дачные дома. Потом лес. Страшно. Особенно неприятно ст ало после последних событий Февраля: отречение царя, появление нового Временного правительства. Одним словом — свобода! Везде митинги, шум, выстрелы. Но, и преступность выросла неимоверно, а полицию новые власти распустили. Теперь спасение утопающих стало делом рук самих утопающих, а точнее говоря, студентов. Они и попросили администрацию ввести круглосуточное дежурство в институте. Для пущей уверенности и спокойствия утвердили начальником охраны института привлечённого для этих целей прапорщика Парвова. Тот поставил дело по-военному. Заступающий дежурный наряд получал инструктаж: никого на территорию не пропускать, на вызов выходить сразу группой, чтоб видом толпы остудить любую горячую голову, вызывать начальника караула в любом случае, и обязательно вести запись происшествий.

Холодно на улице, чертовски холодно. Мнутся дежурные студенты у своего поста, с ноги на ногу переминаются. Хоть и десятое марта сегодня, а мороз — дай бог такой в январе! И вдруг — легковая машина, за ней грузовик. У заставы не остановилась, промчались дальше, к лесу. Страшно стало студентам — место пустынное, глухое. Но, что делать! Сжимая револьверы да винтовки, потихоньку подошли туда, где виднелся тёмный силуэт автомобиля. А машина в снегу застряла — ни туда, ни сюда. Буксует, и люди возле неё суетятся. Оказались они с документами, но на всякий случай решили студенты отвести их к коменданту института, к тому прапорщику, что учил премудростям несения караульной службы во взбунтовавшемся городе.

Вот и тёплые институтские помещения. Вышел из своей комнатки начальник охраны. Щёлкнул каблуками, представился. Заговорили и двое пришедших из лесу. Один был военный, другой штатский.

— Здравствуйте, господа. Я уполномоченный Временного комитета Государственной думы Купчинский Филипп Петрович. Со мной представитель Петроградского общественного градоначальника, ротмистр Кочадеев.

Сказал, и сразу за рукав взял институтского прапорщика.

— Нам надо поговорить с вами тэт, а тэт!

Тот пропустил гостей в кабинетик, прикрыл дверь. Через несколько минут они вышли. Прапорщик, осунувшийся и побледневший, сразу заговорил.

— Дело государственной важности. О бязать права не имею. Нужны пять или шесть добровольцев!

— В чём дело-то?

— Надо будет поработать физически, — пояснил Купчинский — Подолбить мёрзлую землю.

Четверо согласились добровольно, двоих пришлось добавить самому прапорщику. Машина — небольшой грузовичок, стояла напротив ворот института. Студенты, подталкивая друг друга, запрыгнули наверх. В кузове стоял ящик. Расселись вокруг, да поехали в сторону Пискаревки. Темнота стала ещё непроглядней, ни огонька, ни лучика. Дачи то все заколочены до сезона. Почти сразу машина свернула в лес.

— Приехали, господа. Возьмите в ящике у кабины лопаты, кирки, топор. Идите следом.

Пройдя немного вглубь, Купчинский ткнул в землю носком сапога.

— Здесь.

Промёрзшая земля была твёрдая, словно гранит. Ничего её не берет. Уж испарина появилась на лбах студентов, а ямка, что они выкопали, была не более двадцати сантиметров.

— Чёрт побери, так мы и до весны не управимся! — возмутился самый нетерпеливый — Вы нам хоть объясните, что или кого мы тут пытаемся хоронить?

— Пожалуйста, — согласился Купчинский. — Гроб с телом Гришки Распутина. Если хотите, Григория Ефимовича Распутина.

И увидев, как затихли и уставились на него «политехники», продолжил:

— Мы выполняем поручение министра юстиции Александра Фёдоровича Керенского. Лично его, но с огласованное с другими членами Временного правительства. Господа министры считают, что Распутина надо тайно захоронить, чтобы могила не стала местом паломничества к его останкам. Высшее духовенство тоже с этим согласно. Распутин был мерзавцем, он окружил себя сомнительными личностями, кои служили иностранным разведкам. Потому нам нужно зарыть его поглубже, и тайно. И забыть место, где закопали! Вот так вот, господа.

Студенты молчали и переглядывались. Этого можно было и не говорить. Распутина практически каждый считал отщепенцем, бросавшим тень на вековой институт русской монархии.

— Задание Государственной важности — Купчинский повёл головой и посмотрел на студентов — Но похороны у нас что-то не получаются. В силу данных мне приказаний я решаю действовать по-другому. Идите, господа, рубите берёзки! Мы его сожжём!

Деревья, политые бензином, вспыхнули быстро и охотно. В свете костра вынутый из гроба Распутин выглядел неважно. Крупное лицо, большой нос огурцом, густые брови домиком. Жиденькая борода, выбитый глаз, разбитая голова. Шёлковая рубашка же наоборот казалась совсем свежей. Это был он, сомнений не было…

Свой рассказ мы начали с самого конца. С того момента, когда прах Григория Распутина был развеян по ветру в районе современной станции питерского метрополитена «Политехническая». Так кто же и зачем убил Григория Распутина, и почему было нужно так тщательно уничтожать его останки?

Чтобы ответить на этот вопрос нам теперь надо вернуться в самое начало. Сразу скажу, что давать оценку личности Распутина не будем. Плохой, хороший ли был он, сказать невероятно сложно. Вот только на его долю, на его жизнь и смерть приходится изрядная порция тех странностей, совпадений и чудес, что полностью перевернули русскую жизнь в начале ХХ века. Более того, убийство Распутина стало стартом, отправной точкой будущей русской катастрофы. Отречение Николая II и смерть Распутина разделяют всего десять недель. Отказ от власти русского царя непосредственно вытекал из убийства простого русского мужика. Но не будем забегать вперёд.

В столице Российской империи Григорий Ефимович Распутин (Новых) появился примерно в 1904 году. В следующем, году он уже был представлен русскому императору. И быстро сделал головокружительную карьеру! Простой мужик вошёл в ближайшее окружение царя и царицы, пользовался их огромным доверием. Давал советы и делал предсказания, которые императрица Александра Фёдоровна воспринимала, как откровения святого. Николай II к словам Распутина относился чуть более критично, но с течением времени и он подпал под магнетическое влияние распутинской личности. Как же произошло, что властитель громадной империи стал прислушиваться к словам неграмотного сибирского мужика?

Причина проста — Распутин, безусловно, обладал некоторыми целительными способностями. В современном понимании он был сильным экстрасенсом. Как он лечил, как это делал, неизвестно до сих пор, но факты загадочных исцелений есть в достаточном количестве. Первым примером непонятных способностей Распутина стал случай с близкой подругой императрицы, фрейлиной Анной Вырубовой. Она попала в катастрофу и уже умирала, когда Распутин её спас. Он просто подошёл к ней и сказал: «Аннушка, открой глаза». Потом перекрестил. Результатом столь необычного лечения стало практически полное выздоровление. На память о страшной катастрофе у вырубовой осталась лишь хромота.

Этот случай чудесной способности к исцелению и открыл путь Распутину в императорскую семью. Дело в том, что сын Николая II, наследник Алексей Николаевич, страдал гемофилией, наследственной болезнью, нарушением процесса свёртывания крови. Человек, страдающий этим заболеванием, может погибнуть из-за непрекращающегося кровотечения. Любой порез или царапина могут привести к летальному исходу — кровь не останавливается и страдающий гемофилией может запросто умереть от её потери. Ужас ситуации заключается в том, что если внешние кровотечения ещё можно хоть как-то остановить, то со скрытыми кровотечениями внутри человеческого организма, вызванными любыми травмами, справиться нельзя никак.

Будущее России, будущее Династии, вообще Будущее — все это заключалось в хрупком и ранимом, больном гемофилией цесаревиче. Медицинских средств лечения этой болезни не было. Именно по этой причине в юном возрасте к наследнику был приставлен здоровенный матрос, в обязанности которого входило носить Алексея Николаевича на руках, дабы избежать любой травмы. Естественно, что любой, кто мог облегчить страдания наследника, кто мог спасти его, был в царской семье святым и желанным. Экстрасенс Распутин и занял место домашнего святого Романовых.

Существуют подтверждённые многими свидетелями факты спасения им Цесаревича Алексея от смерти. В 1907 году, когда наследнику было всего три года, у него случилось тяжелейшее кровоизлияние в ногу в Царскосельском парке. Вызвали Распутина, он молился — оно прекратилось! О другом чудесном случае пишет посол Франции Морис Палеолог. Это произошло в октябре 1912 года в царских охотничьих угодьях Польши: «Однажды наследник, возвращаясь с прогулки в лодке по озеру, сделал неловкий скачек, чтобы спрыгнуть на землю, и ударился бедром о борт. Ушиб показался сначала поверхностным и безвредным. Но две недели спустя, 19 октября, на сгибе, в паху, появилась опухоль; распухло бедро; затем внезапно поднялась температура. Доктора Фёдоров, Боткин и Раухфус, спешно приглашённые, определили кровяную опухоль, гематому, которая распространялась. Следовало бы немедленно сделать операцию, если бы гемофилитический диатез не делал опасным всякий разрез. Между тем, температура с каждым часом повышалась; 21 октября она достигла 39,8. Родители не выходили из комнаты больного, так как врачи не скрывали своего крайнего беспокойства».

Состояние цесаревича стало настолько безнадёжным, что доктора стали настаивать на публикации бюллетеней о здоровье наследника, что означало подготовку общественного мнения к его неизбежной кончине. Казалось, надежды нет: Распутин в это время был в родном селе Покровском. Тогда Вырубова, по просьбе императрицы отправила ему телеграмму. Вскоре пришёл ответ: «Бог воззрел на твои слёзы. Не печалься. Твой Сын будет жить».

«На следующий день, 24-го, температура больного спустилась до 38,9 — пишет в своей книге французский посол — Через два дня опухоль в паху рассосалась. Наследник был спасён». Царский врач Боткин назвал это чудом.

В 1915 году Николай II, отправившись в действующую армию, взял наследника с собой. В пути у царевича началось кровотечение носом. Оно никак не останавливается. Поезд вернули, так как мальчик просто истекал кровью. Наследник бледен, лицо восковое, в ноздрях окровавленная вата. Срочно вызвали Распутина. «Он приехал во дворец и с родителями прошёл к Алексею Николаевичу — повествует Вырубова в своей книге „Страницы моей жизни“ — По их рассказам, он, подойдя к кровати, перекрестил Наследника, сказав родителям, что ничего серьёзного нет и им нечего беспокоиться, повернулся и ушёл. Кровотечение прекратилось… Доктора говорили, что они совершенно не понимают, как это произошло».

Столь чудесные избавления наследника от смерти не могли не внушить Романовым веры в Григория Распутина. Постепенно он из чисто медицинской сферы стал расширять своё влияние и делать предсказания, а потом и давать политические советы. К ним стали прислушиваться. И чем дальше, тем больше царь и царица в политике и даже военной сфере следовали именно его пророчествам и высказываниям. Говорил ли Распутин искренне, или слова в него закладывали посторонние силы, заинтересованные во влиянии на русского императора, сказать сложно. Вероятнее всего и то и другое. Однако вскоре даже назначения премьер-министра могло произойти только со своеобразного «одобрения» Распутина. Однако, для нас не столь важно, был ли Распутин святым или отпетым негодяем, молился ли денно и нощно, либо кутил с проститутками по кабакам. Не столь важно и рупором, каких земных или потусторонних сил он являлся. Важно для нас другое: что советовал Григорий Ефимович Николаю II! Если, обладая гипнотическим воздействием на царскую семью, он направлял императора в полезном для страны направлении и оберегал от роковых ошибок, то Распутину можно многое простить. Если, пользуясь своей близостью к царю, святой старец просто «зашибал бабки» и советы русскому монарху давал дурные — дело совсем другое. Рассмотрев советы Распутина царю, можно понять и какие силы были заинтересованы в его устранении. Именно те, чьим замыслам он мешал, и составят будущий план убийства Григория Ефимовича. Кому же перешёл дорогу Распутин?

На повестке дня большой европейской политики начала ХХ века стоял вопрос организации Первой мировой войны. Началась она в 1914 году, но могла начаться и раньше. Сценарий её начала был уже давно утверждён. Пороховая бочка на Балканах была уже заложена. Оставалось лишь поджечь её и усадить на неё сверху Россию и Германию. Цена вопроса ни много, ни мало — господство над всем миром. Для начала процесса необходима лишь неуступчивость России, помноженная на её желание помочь «братьям славянам». И, неожиданно, на пути будущей русской и мировой катастрофы встал неграмотный сибирский мужик! В 1912 году, когда Россия в первый раз готова была вмешаться в балканский конфликт, Распутин на коленях умолил Николая не вступать в войну. Граф Витте в своих мемуарах указывает что «он (Распутин) указал все гибельные результаты европейского пожара, и стрелки истории повернулись по-другому. Война была предотвращена». Это не голословное утверждение. Первая мировая война началась в 1914-м по точно такому сценарию, какой был подготовлен двумя годами ранее. Конфликт на Балканах, Россия поддерживает Сербию, Австрия получает поддержку Германии, и пошло и поехало! И тут ОН путает все карты! Война не случается, нет революций, нет Гражданской войны, а есть Российская империя, словно скала, по-прежнему возвышающаяся среди европейского континента! Правильные рекомендации давал Распутин русскому царю! Да за один такой совет ему смело можно ставить памятник!

Тут скептик-читатель поморщится и задаст абсолютно резонный вопрос: отчего же экстрасенс Распутин не отговорил Николая II от вступления в войну в 1914-м, если он так ловко сделал это двумя годами ранее? Вот тут и начинается самое интересное. Невероятное, удивительное, необъяснимое. Чудеса, да и только. «В июне, незадолго до покушения Гусевой, Распутин часто повторял государю, что он должен остерегаться Франции и сблизиться с Германией» — это вновь слова французского посла в России, Мориса Палеолога. Уважаемый парижский дипломат забыл указать одну немаловажную деталь — «июнь», это июнь 1914 года! До начала Первой мировой войны всего месяц, по старому стилю она начнётся 19-го июля, по новому — 1-го августа! Распутин как раз и предостерегает Николая II от ошибки, которая приведёт к уничтожению Российской империи. Удивительное совпадение! Французский дипломат потому и запомнил и записал её в свой дневник, что в десятку попал Распутин в своих советах, в самую точку. Почему же Николай II на этот раз его не послушал?

Русский царь не выслушал мудрого совета Распутина и «вляпался» со второго захода в страшную мировую войну, ПОТОМУ, ЧТО В МОМЕНТ ПРИНЯТИЯ НИКОЛАЕМ РОКОВОГО РЕШЕНИЯ, РАСПУТИН НАХОДИЛСЯ ПРИ СМЕРТИ!

Если историки об этом пишут, то используют самый мелкий шрифт. Стараются не заметить и никак не объяснить. Ведь практически одновременно с убийством австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда, происходит покушение на Распутина! 15 (28-го) июня 1914 года в Сараево убит австрийский наследник, через две недели в родном сибирском селе чуть не лишился жизни Распутин. Сызранская мещанка Хиония Гусева, с провалившимся от сифилиса носом, втыкает в живот Распутина кинжал. Сложно представить себе, что она действовала синхронно с убийцами эрцгерцога Франца Фердинанда. Однако, не будем спешить с выводами. Мы уже знаем, что после смерти Распутина, Российская империя просуществует чуть больше двух месяцев. Это не мистическое совпадение, а чётко организованное начало блестящей операции британской разведки по уничтожению Российской империи Революция — Разложение — Распад. Подождите, ещё появится в деле об убийстве Распутина чёткий и доказуемый английский след. Много интересного откроется нам, когда мы попробуем проследить, что же стало со всеми «героями» убийства Распутина дальше, при новой, «демократической» власти Временного правительства и «кровавой диктатуре» большевиков. Но, об этом мы поговорим позже.

Вернёмся к двум покушениям. Убийство Франца Фердинанда — это повод к войне, это бикфордов шнур мирового конфликта. Но, бомба, заложенная под европейский мир, не сможет взорваться, если русский царь не займёт неуступчивой позиции. Смягчить её, как это уже было два года назад, может своими советами Распутин. Сам Григорий Ефимович неоднократно заявлял позже: «Кабы тогда меня эта стерва не пырнула, не было бы никакой войны, не допустил бы». Разница в две недели между двумя покушениями тоже неслучайна. Политическая ситуация в мире накаляется не сразу, от момента убийства Франца Фердинанда до начала Первой мировой войны пройдёт месяц и три дня. Причём первые две недели будут относительно спокойными и страшной развязки не предвещающие. Потом Европа очень быстро скатится к войне. В этот решающий момент Распутин должен быть мёртвым, чтобы не мог удержать Николая II от гибельного шага. Вышла осечка, Распутина не убили, но он всё же находится при смерти, без сознания. Только перед самым началом будущего мирового конфликта он окончательно пришёл в себя. Влияние Распутина, его авторитет, так велики, что царь не может не спросить его совета. Учитель царевича Алексея, француз Пьер Жильяр, подтверждает факт обращение царя к Распутину за советом по поводу объявления войны. Едва придя в себя, старец шлёт телеграммы, «умоляя государя не затевать войну, потому что с войной будет конец России и им самим [царствующим особам] и положат до последнего человека». Фрейлина Вырубова лично передала одну из таких депеш царю. Она свидетельствует, что он принял телеграмму с глухим раздражением, а, по другой версии, даже разорвал листок на мелкие кусочки. Давление на Николая II оказывалось страшное, военные требовали немедленной мобилизации. И он дал на неё своё согласие, но тут же потребовал мобилизацию не объявлять. Откуда такие колебания? Царь получил распутинскую телеграмму и засомневался. Но Григорий Ефимович далеко, и партия войны протаскивает нужное решение…

Война начинается: план уничтожения России Революция — Разложение — Распад приведён в действие. Начинается и подготовка будущего революционного взрыва. С одной стороны в его фундамент лягут трупы русских солдат, бездарно погубленные ради спасения Парижа, с другой стороны — безответственная агитация думских лидеров. Цементирующим раствором революции станет желание других Романовых устроить тихий дворцовый переворот и убрать Николая II от престола. И снова на пути этого революционного катка, всей этой мощи стоял… Распутин! Ведь для того, чтобы потерять власть, а следом за ней и жизнь Николай II должен был совершить ещё множество ошибок. Русский монарх терял власть, как песочные часы теряют своё содержимое — медленно и неотвратимо. Но ведь отверстие часов можно заткнуть и песчинки выпадать перестанут! Можно часы и перевернуть, и процесс наберёт обратную силу — вместо потери власти монарх станет её приобретать!

Убийству Распутина и сами убийцы, и будущие историки всегда придавали ауру патриотичности. Мол, хотели лучшие люди страны спасти государя от пагубного влияния изменников, главой и рупором которых был Григорий Распутин. Но был ли он таковым? С самого начала войны наиболее трезвомыслящим русским политикам была очевидна вся ненужность и вредность столкновения с Германией. Но выступать за прекращение войны в атмосфере всеобщего шовинистического угара, охватившего, кстати, не только Россию, но и все воюющие страны, было непросто. Тогда разговоры о мире с немцами смотрелись, как предательство национальных интересов. Это сейчас, спустя девяносто лет с тех событий мы понимаем, что единственным спасением для страны был мир с Германской империей! Сепаратный, какой угодно! Тогда бы не было Февраля, Октября, Гражданской войны, всеобщего одичания и озлобления, миллионов погибших и сирот, уничтожения русской промышленности и разграбления нашего золотого запаса! Не было бы всего того ужаса, что заполнил собой все начало XX века! Не было бы и Второй мировой войны! В блокадном Ленинграде не умирали бы голодные дети, а бульдозеры не сгребали бы в братские могилы миллионы жертв нацистских концлагерей!

Ужас ситуации заключался в том, что подавляющее большинство искренних патриотов России не понимали логики развития событий и были категорически против мира с Германией. Всех их дальнейшая революционная лавина просто сметёт. Но пока они тщательно закладывали взрывчатку под задние русской монархии, не понимая, что его руины погребут их под собой. Тех, кто понимал логику развития событий, кто мог хотя бы приблизительно представить себе ужасное будущее России, были единицы.

Главный противник заключения мира с Германией — верховный главнокомандующий русской армией великий князь Николай Николаевич. В условиях временных успехов на фронте авторитет главнокомандующего сильно возрос, а во всех неурядицах в тылу, в городах, очередях в магазинах обвинялись император и Совет Министров. Это обычная история. Тревогу вызывало стремление Николая Николаевича произвести, как бы это помягче сказать, перестановки в правящем доме. Конечно, из лучших побуждений.

«Я ожидал каждый день в столице начала восстания. Некоторые „тайноведы“ уверяли, что дело ограничится тем, что произойдёт „дворцовый переворот“, т.е. Царь будет вынужден отречься от престола в пользу своего сына Алексея, и что верховная власть будет вручена особому совету, состоящему из людей, которые „понимают русский народ“— пишет в своих мемуарах Великий князь Александр Михайлович Романов — Этот план поразил меня. Я ещё не видел такого человека, который понимал бы русский народ. Вся эта идея казалась измышлением иностранного ума и, по-видимому, исходила из стен британского посольства».

Нам сейчас неважно, на каком именно варианте остановились дворцовые заговорщики. В любом случае Николая Романова и его жену Александру Федоровну планировалось от власти отодвинуть. Угроза была вполне реальной. Тот же Морис Палеолог 13-го июня 1915 года записывает в дневнике: «Московские волнения носили чрезвычайно серьёзный характер, недостаточно освещённый в печати. На знаменитой Красной площади, видевшей столько исторических сцен, толпа бранила царских особ, требуя пострижения императрицы в монахини, отречения императора, передачи престола великому князю Николаю Николаевичу повешения Распутина и проч.».

Власть ускользает из рук Николая II. И снова на пути заговорщиков оказался Распутин, верно служивший «папе» и «маме», как он называл Николая и Александру. «Если, — писал он царю в ставку, — ты не примешь на себя командование войсками, полетишь с трона прямо сейчас». Николай послушал и сместил Николая Николаевича, своего дядю, в августе 1915 года с поста главнокомандующего и сам возглавил армию, замечая в письме к жене, что не только совет Распутина подвиг его к этому, но и собственные раздумья о судьбах страны.

Слишком многим мешал Григорий Распутин своими советами, слишком многим. Удивительно не то, что его убили, а то, что он сумел так долго прожить! Но, опережая его физическую смерть, началась кампания по его духовному убийству, очернению и дискредитации. Она была в любом варианте беспроигрышной. Либо царь удалит от себя скомпрометированного советника, и лишится возможности получать толковые предостережения, либо, оставив его, запачкается сам. И надо сказать, что эта кампания достигла своей цели. Распутина не любили, его ненавидели. Только царская семья боготворила того, кто спасает их единственно сына и, таким образом, сам институт монархии.

Как такое возможно? Неужели Романовы были слепыми и наивными людьми? Может быть, Николай Александрович и Александра Фёдоровна были морально разложившимися людьми и поэтому притягивали к себе отщепенцев и проходимцев? Нет, они были дружной семьёй, где в атмосфере любви и уважения росли четыре чудесные дочки и сын. Никаких претензий не смогли им предъявить и следователи Временного правительства, тщательно перетряхнувшие всю подноготную царской семьи. Так откуда такое разное восприятие одного и того же человека общественностью и правящей семьёй?

Дело в том, что царская семья лично знала Распутина, а окружающие составляли своё мнение на основе газет, слухов и сплетен. В результате получались портреты двух абсолютно разных людей! «Преувеличенные до крайности толки о нём послужили всем русским противоправительственным партиям средством для борьбы, направленной к дискредитированию монархического принципа и личностей Государя и Императрицы — пишет в своих мемуарах генерал Курлов — Средство оказалось действительным, — и не подлежит сомнению, что достигшая, благодаря главным образом лжи и клевете, чудовищных размеров слава Распутина сослужила революционерам огромную службу и создала благоприятную почву для падения Российского трона».

Кампания по дискредитации Распутина была неслучайна и целенаправленна. Возможно, это один из первых случаев «чёрного пиара» такого масштаба. Татьяна Боткина, дочь расстрелянного с царской семьёй лейб-медика, передаёт в своих мемуарах слова отца: «Если бы не было Распутина, то противники Царской Семьи и подготовители революции создали бы его своими разговорами из Вырубовой, не будь Вырубовой, из меня, из кого хочешь».

Так тщательно создавалась легенда о развратнике и мздоимце, опутавшем царскую семью. Так готовилась почва для будущего убийства. Так мостилась первая ступенька будущей революции. Одновременно с распусканием клеветнических слухов, на царя оказывалось мощное давление буквально со всех сторон. Все требовали перемен и формирования «ответственного министерства». Это говорили с трибуны Государственной Думы, об этом открыто дискутировали в великосветских салонах. Этого же требовали от Николая II другие члены династии! Какая поразительная слепота, поразившая почти всех членов правящего императорского дома!

В ноябре 1916 года, Великий князь Николай Михайлович Романов представил царю свою записку на пятнадцати страницах. Краткое содержание — создание либерального думского правительства. В том же месяце его брат, великий князь Георгий Михайлович написал Николаю II о своих впечатлениях, собранных им во время посещения ставки генерала Брусилова: «Милый Никки, если в течение ближайших двух недель не будет создано новое правительство, ответственное в своих действиях пред Государственной Думой, мы все погибнем…». Этот «советчик» будет расстрелян там же, где и его брат, всего через два года и десять месяцев, после того, как Николай II послушает их мудрого совета.

В ноябре 1916 года, пишет русскому царю и Великий князь Михаил Михайлович Романов, проживавший с 1891 года в Лондоне и лишённый права наследования трона за морганатический (неравный) брак. Он тоже присоединяет свой голос к хору предостережений: «Я только что возвратился из Букингемского дворца. Жоржи (английский король Георг) очень огорчён политическим положением в России. Агенты Интеллидженс Сервис обычно очень хорошо осведомлённые, предсказывают в ближайшем будущем в России революцию. Я искренно надеюсь, Никки, что ты найдёшь возможным удовлетворить справедливые требования народа, пока ещё не поздно». Английские разведчики из лучшей в мире спецслужбы, предсказывают в России революцию. Потому, что сами её тщательно готовят. Её, якобы, можно предотвратить. Именно тогда, когда Николай II попытается «удовлетворить справедливые требования народа», то именно тогда революция и свершится, а страна стремительно покатится в пропасть!

Одна мысль во всех советах, во всех письмах, во всех разговорах — создай «ответственное» правительство, пойди на уступки! Пока был жив Распутин, отбивался Николай II от всех советчиков, но вот его убили в декабре 1916-го, и через два месяца русский царь поддался давлению и уговорам. Своим отречением от трона он создал правительство ответственное перед Думой, правительство народного доверия. Оно называлось Временным правительством. Конец этой затеи нам уже известен — он трагичен и пропитан кровью невинных дочерей Николая…

Но сначала надо было убить Распутина. Против него был устроен самый настоящий заговор. История подготовки и организации ликвидации Распутина очень хорошо исследована. Есть масса литературы, в том числе мемуары самих убийц. И всё-таки глубины истории подготовили нам невероятный сюрприз. Настоящих героев, как всегда история узнает с опозданием. Только сегодня. Но о них чуть позже. Сейчас о тех, кого вот уже почти девяносто лет считают убийцами святого старца. Многочисленные книги, повествующие о смерти Распутина, подробно рассказывают о том, кто и как его убил. Всесторонне исследованы и хронология, и сам процесс убийства. Но вот на один единственный вопрос до сих пор вопрос не дан. Почему же именно эти люди решили убить Распутина?

И, правда, почему. Это, действительно, интересно. Десятки тысяч людей благодаря развязанной кампании по его дискредитации, Распутина ненавидели. Высшее общество, офицеры, революционеры, часть семьи Романовых, думские деятели — все они думали, что он вредит России, ведёт её к гибели. Считали, что вокруг него свили гнездо германские шпионы и агенты. Что под руководством Распутина ведутся переговоры о сепаратном мире, и он вот-вот будет заключён. И никто не попытался его убить! Ведь охраны у него фактически никакой не было: как до покушения полоумной Гусевой, так и после она была очень иллюзорной. Этот тезис подтверждает и та лёгкость, с которой Распутина потом действительно убьют. Просто возьмут — и убьют! Почему же никто не догадался сделать это ранее?

Потому, что стать убийцей непросто в принципе. Стать убийцей приближённого царской семьи — сложнее вдвойне! Гнев монарха может быть страшен. Вся государственная машина, направленная на одного человека или даже на группу лиц, легко способна превратить их в «лагерную пыль». Страшно выступить против такой махины! Социалисты — революционеры, бесстрашные эсеры не боялись и рвали бомбами губернаторов и министров. Но то было раньше, а теперь во время страшной войны даже они понимают, что террор против своего государства во время войны — это помощь государству чужому! За это в военное время принято расстреливать. Потому, и нет террористических актов в России в военное время. Весь запал оппозиционеров уходит в думские речи и закулисные интриги.

Вот и представьте себе ситуацию. Распутина очень надо убрать, он сильно мешает своими неуместными здравыми советами царю и тем самым срывает «союзный» план Революция — Разложение — Распад. Его смерть откроет путь тем силам, что сметут русскую монархию и саму Россию. Но его убивать страшно — никто это делать не хочет. Выход тут двоякий. Найти фанатиков, ненавидящих Распутина безмерно. И которым за его убийство практически ничего не будет. Ненависть и безнаказанность — вот движущие силы будущего преступления!

Идею убийства можно подбросить. Исподволь, постепенно, капля за каплей, вливая в выбранную голову основную мысль — Распутина надо убить! Для блага России, конечно. Главное, чтобы семена упали в подготовленную почву, и личность будущего убийцы была неуравновешенной, чтобы Вашу идею он легко впитал и через некоторое время уже считал своей. Таких людей и нашли. Все убийцы Распутина были:

— стран ными, неуравновешенными людьми (с ледов ательно, они легко поддавались внушению);

— были пр актически вне юрисдикции закона (з начит, должны были остаться безнаказанными );

— имели свои причины Распутина ненавидеть.

Это очень важный момент! Это помогает понять, как заговор с целью убийства Распутина был организован, и почему правда об истинных вдохновителях и целях смогла быть сокрытой до самого последнего времени.

Судите сами. На вопрос, кто являлся главным организатором убийства, историография даёт вопрос однозначный — князь Феликс Юсупов. Этот 27-летний выпускник Оксфордского университета был наследником знатной и богатой фамилии. Свои мысли он описывает так: «После всех моих встреч с Распутиным, всего виденного и слышанного мною, я окончательно убедился, что в нём скрыто все зло и главная причина всех несчастий России: не будет Распутина, не будет и той сатанинской силы, в руки которой попали государь и императрица…».

Патриотичным действием в такой ситуации было решительно разрубить «опутавшие» Россию и Династию узы. Сам Феликс к такой мысли и пришёл. Организовал заговор, воплотил его в жизнь и убил Распутина. Об этом вы прочитаете во многих книгах, посвящённых Распутину. Но, лишь в некоторых из них Вы можете узнать интересные подробности. Оказывается воспитанный красавец, Феликс, имел одну небольшую странность: он обожал носить женскую одежду! С детства князь Юсупов наряжался в платья дома, в двадцать лет в таком виде он впервые показался на публике. В таком виде он открыто посещал общественные места, рестораны и театры, не только в России, но и за границей. Однажды в Париже в театре Феликс увидел, что «пожилой субъект из литерной ложи настойчиво меня лорнирует». Этим человеком оказался английский монарх Эдуард VII…

После такого успеха у первого донжуана Европы, молодой аристократ вернулся на Родину окрылённый и решил выступать на сцене модного петербургского кабаре. В женском платье, разумеется. Перед публикой «красавица» Феликс выступала в хитоне из голубого тюля, расшитого серебряной нитью. При этом костюм был декорирован большим количеством крупных семейных бриллиантов. По ним выступающую «звезду кабаре» и распознали знакомые родителей Феликса. Отец князя был в ярости, но, потихонечку остыв, он решил подлечить сына от таких странных наклонностей. Фетишиста и гомосексуалиста родители отправили поправлять здоровье к… Распутину! Лечение, которому подвергался Феликс, состояло в том, что старец укладывал его через порог комнаты, порол и гипнотизировал. Согласитесь, что опыт общения с Распутиным у Юсупова, был, прямо скажем, специфический!

Уж не знаю, лечение ли Распутина помогло, или просто взялся князь Юсупов за ум, только в 1914-м году он отложил юбки и кринолины в сторону, и женился на дочери Великого князя Александра Михайловича Романова, соединив венценосную фамилию со своими, поистине несметными богатствами. Супруга князя Юсупова, Ирина, была внучкой покойного императора Александра III и императору Николаю II доводилась племянницей. Таков наш первый заговорщик — женатый на племяннице царя, богатый взбалмошный трансвестит и гомосексуалист, с неустойчивой сексуальной ориентацией. Слабо верится, чтобы такая личность могла хладнокровно просчитать убийство Распутина! Зато такого субъекта можно было легко направить в нужное русло. Ведь действовали будущие заговорщики из лучших побуждений, которые в результате были использованы «союзниками» для уничтожения страны. Убийством Распутина пытались предотвратить революцию, гибель Династии и России, которые и погибли в пожаре, первой искрой которого стала смерть святого старца!

Это самый рациональный метод направить человека действовать в ваших интересах: заставить его думать, что нужное Вам действие необходимо ему самому! Такая мысль и внушалась Феликсу Юсупову — Распутин «своим предательством увеличивал количество жертв на войне»! Для патриота вполне достаточный мотив. К сожалению, история не терпит сослагательных наклонений. Знал бы князь Юсупов, к какому количеству смертей в России даст сигнал смерть Григория Ефимовича Распутина, то поступил бы по-другому! Он и напишет потом, после двух мировых войн, в том ключе, что напрасно, зря воевала Россия с Германией! И будет прав. Только его эмигрантскую участь понимание «задним числом» не облегчит.

Второй из заговорщиков — это Великий князь Дмитрий Павлович Романов. Его мать, Великая княжна Александра Георгиевна, принцесса греческая, умерла при родах. Дмитрий появился на свет, а его мама, дав ему жизнь, этот свет покинула. Отец его увлёкся княгиней Палей и совсем позабыл о маленьком сыне. Над Дмитрием взяли опеку генерал-губернатор Москвы великий князь Сергей Александрович и его жена Елизавета Федоровна. Когда 4(17) февраля 1905 года террорист Каляев убил великого князя, Елизавета Федоровна ушла из грешного мира в основанный ею монастырь. Дмитрий стал жить в Царском Селе, у царя и императрицы. Их он звал папой и мамой, именно они являлись его официальными опекунами. Великая княгиня Елизавета Федоровна предоставила в его распоряжение великолепный дворец на Невском проспекте в Петербурге, купленный её погибшим мужем у князей Белосельских-Белозерских. Там молодой «сирота» и поселился.

С Феликсом Юсуповым он дружил очень давно. Под Москвой имение Феликса было соседним с имением Великого князя Сергея Александровича, где жил Дмитрий Павлович. Судя по описаниям современников, он был существом легкомысленным и беззлобным. Знал Дмитрий Павлович об огромной роли Распутина в семье Николая II, о том, что тот спасает жизнь Цесаревичу Алексею. Но это не смутило молодого Великого князя. В благодарность за заботу и ласку царской семьи, Дмитрий Павлович принимает участие в заговоре с целью убить самого близкого человека своей «мамы» и основного советника своего «папы». Что сказать: молодой человек был добрым и отзывчивым, благодарным и честным. Только такая личность могла так отплатить царской семье за добро! Друг Феликс для него важнее. Потому, что и Великий князь Дмитрий Павлович являлся гомосексуалистом! А, любящий женскую одежду Феликс Юсупов, был ему больше, чем просто друг…

Мотив для ненависти к Распутину есть и у молодого Дмитрия Павловича. Царь и царица, подумывают женить его на одной из своих дочерей. Распутин открывает им глаза на сексуальные предпочтения их любимца. Заодно он рассказывает о том, кто пристрастил Дмитрия Павловича к «настоящей» мужской любви. Имя совратителя — Феликс Юсупов. Разочарованные и возмущённые, император и его супруга, больше и слышать не хотят о таком браке своей дочери. За совершенное зло понесёт наказание и князь Юсупов. Он вот-вот должен закончить кадетский корпус. Теперь двери блестящих гвардейских полков для него закрыты.

Так Феликс Юсупов получает новый импульс ненависти к Распутину, а Дмитрий Павлович полностью попадает под влияние своего приятеля. Юсупов об этом пишет так: «Мы долго с ним сидели и разговаривали в этот вечер. Он рассказывал мне о своём последнем пребывании в ставке. Государь произвёл на него удручающее впечатление. По словам великого князя, государь осунулся, постарел, впал в состояние апатии и совершенно инертно относится ко всем событиям. Слушая великого князя, я невольно вспомнил и все слышанное мною от Распутина. Казалось, какая-то бездна открывалась и готовилась поглотить Россию. И, думая обо всём этом, мы не сомневались в правоте нашего решения уничтожить того, кто ещё усугублял и без того великие бедствия нашей несчастной Родины».

Вероятность наказания и для Феликса и для Дмитрия Павловича ничтожна мала. Они слишком близки к царю. На это и делался расчёт организаторов преступления — если убийцы будут из ближнего круга царя, он спустит дело на тормозах. Они ошибутся — в сложной ситуации Николай II проявит твёрдость и даст возможность следствию продвигаться вперёд.

Третий заговорщик — Владимир Митрофанович Пуришкевич, помещик, монархист, член Союза Русского Народа и Русского Народного Союза имени Михаила Архангела. То есть человек крайне правых взглядов, черносотенец. Депутат, в Государственную думу был избран депутатом от Бессарабской губернии. Войдя в Таврический дворец неизвестным человеком, Пуришкевич очень быстро сумел снискать себе скандальную славу. Он был одной из «достопримечательностей» русского парламента. Например, 1 мая, издеваясь над представителями левых течений, Пуришкевич приходил на заседания «украсив» свою ширинку красной гвоздикой. Во время выступлений других депутатов он не сидел на месте, а расхаживал по рядам и выкрикивал свои комментарии прямо из зала. Своим поведением Пуришкевич быстро добился того, что его имя стало нарицательным. Среди петербургских извозчиков оно превратилось в бранную кличку, за сравнение с ним дворянин мог вызвать на дуэль.

В 1910-м году, когда Дума обсуждала проект закона о земстве в западных губерниях, он запустил стаканом в лидера кадетов Милюкова. Потому, что считал действия этой партии вредными для России. Вот и Распутина Пуришкевич ненавидит потому, что считает его деятельность гибельной для монархии. В ноябре 1916-го года на заседании парламента он бросит в зал даже не фразу, а просто крик души:«Надо, чтобы впредь недостаточно было рекомендации Распутина для назначения гнуснейших лиц на самые высокие посты. Распутин в настоящее время опаснее, чем некогда был Лжедмитрий… Господа министры! Если вы истинные патриоты, ступайте туда, в царскую Ставку, бросьтесь к ногам Царя и просите избавить Россию от Распутина и распутинцев, больших и малых».

Взбалмошный, неуравновешенный и фанатично борющийся с врагами — идеальный портрет потенциального убийцы. Кроме всего прочего, Пуришкевич обладал неприкосновенностью, так как являлся депутатом. Следовательно, и его привлечь к ответственности было крайне сложно.

Помимо вышеперечисленных достоинств было у всех заговорщиков ещё одно весьма ценное качество. Они очень хотели прославиться! Комплекс Герострата был в них настолько силён, что и Юсупов и Пуришкевич написали мемуары, где ничего не стесняясь, прямо признались в уголовном преступлении! Чтобы вся слава досталась именно им! Но истинным организаторам убийства нужна была смерть Распутина, а не признание общественности. Даже наоборот они были крайне заинтересованы в том, чтобы в будущих мемуарах убийцы забрали всю славу себе, замаскировав, таким образом, роковой след этого преступления. К примеру, у Пуришкевича жажда славы была настолько сильна, что он сразу после убийства совершил вопиющую глупость. Он подошёл к городовому, находившемуся неподалёку от дворца Юсуповых, представился и заявил, что только что убил Распутина: «Я освободил Россию от этого чудовища. Он был другом германцев и хотел мира. Теперь мы можем продолжать войну. Ты также должен быть верным своему отечеству и молчать».

Для убедительности своих слов Пуришкевич дал полицейскому пятьдесят рублей. Разумеется, городовой немедленно направился в участок, где обо всём и доложил, что в дальнейшем сильно помогло следствию. Пуришкевич нормальный? Не совсем. Но ведь так хочется похвастаться, просто кричать: «Это я, я убил Распутина! ». Распирает Пуришкевича осознание собственной значимости, и чувство выполненного патриотического долга. К моменту написания мемуаров он будет искренне верить, что убил Распутина именно он!

Юсупов, Пуришкевич и великий князь Дмитрий Павлович — это и была основная троица убийц. Помимо них в злодействе участвовало ещё два гомосексуалиста: поручик Сухотин и доктор Лазаверт. Знал о готовящемся убийстве и председатель Государственной думы Родзянко, родной дядя князя Феликса Юсупова. «Я уверен, что убийство Распутина будет понято, как патриотический акт» — сказал своему племяннику глава русских парламентариев. Не пройдёт и месяца, как он убедит Великого князя Михаила Александровича не принимать трона, и тем самым сильно поможет февральскому перевороту. А девять месяцев спустя Родзянко был вынужден бежать из Петербурга, спасаясь от большевиков. Мудрый был глава у русского парламента. Дальновидный…

Теперь давайте немного отвлечёмся от личности будущих убийц и зададимся одним интересным вопросом. А были ли на самом деле Распутин «другом германцев»? Вёл ли сепаратные переговоры о мире, против чего так боролись Великие князья и депутаты думы?

Однозначного ответа на сегодняшний день нет. Существуют две точки зрения. Первая рассказывает о контактах с немцами, как о вопросе решённом, и трактует переговоры, как состоявшийся исторический факт. Вторая говорит всего лишь о зондаже и робких попытках контактов. Читая документы и мемуары сложно разобраться в политических переплетениях той поры. Информация весьма противоречива и запутанна. Оценивать намерения всегда сложнее, чем дела. Возьмём, например, факт сотрудничества Ленина и германского руководства. Ясно, что их контакты начались задолго до марта 1917 года. Однако если бы не было «пломбированного» поезда и Брестского мира, то какие бы реальные документы, говорящие о подготовке этих событий, были бы у современных историков? Корешки телеграмм? Только косвенные свидетельства?!

Сам Распутин не был фигурой способной вести переговоры о мире и войне. Не тот калибр. Он мог лишь подсказать, воздействовать на царскую чету в тот или ином русле. Поэтому оценивать степень вероятности переговоров «распутинской клики» с Германией можно лишь исходя из такой постановки вопроса: а мог ли Николай II, возглавлявший Россию в то время вести закулисные переговоры с противником?

Когда Германия поняла, что вместо войны с Россией ей навязана абсолютно безнадёжная борьба практически со всем миром, то в Берлине стали задумываться о разумном выходе из сложившейся ситуации. Кроме того, кайзер Вильгельм прекрасно представлял себе, механизм организации мирового конфликта, который практически проходил у него «на глазах». Понимание того, кому нужна война между русским и германским монархами, быстро привела Берлин к попыткам её остановить. Наилучшим выходом для Берлина было заключение мира. Ведь целью Англии и Франции была не просто победа в войне, а уничтожение Германской империи. Поэтому всеобщий мир на тот момент был невозможен, ибо англичане торпедировали любую возможность такого исхода. Единственным выходом для немцев оставался сепаратный мир с Россией. В Берлине начали прощупывать почву. Через датского и шведского королей в Петербург была отправлена информация, о готовности немцев пойти на компромисс на хороших для России условиях. Но, делая такие предложения, германское руководство неправильно оценивало отношение русского царя к возникшей мировой войне. Николай II отказался, от каких бы то ни было переговоров с противником. Он пылал праведным гневом на своего «вероломного кузена Вилли», и ни о каком мире и слышать не хотел. Не догадываясь о коварстве своих «союзников», благородный русский монарх не мог и помыслить об измене общесоюзному делу.

Все попытки сепаратных переговоров, зондажа принадлежали исключительно германской стороне! Эту особенность «мирного диалога» историки стараются не подчёркивать, зато охотно рассказывают о самих попытках. Кроме коронованных особ немцы пытались использовать любые способы установления контакта с Россией. Одним из эмиссаров Берлина стала пожилая русская аристократка Мария Александровна Васильчикова. Во время объявления войны, она постоянно жила на вилле в окрестностях Вены, принадлежащей её другу князю Францу фон Лихтенштейну, бывшему ранее австрийским послом в Петербурге. Проживала там Васильчикова достаточно давно, поэтому при начале боевых действий её не арестовали и не интернировали, а просто запретили отлучаться с виллы. Находясь под таким домашним арестом, она вела активную светскую жизнь и принимала многочисленное общество.

Через некоторое время её другой высокопоставленный германский друг, великий герцог Гессенский, попросил её приехать в город Дармштадт и прислал ей пропуск. Княгиня согласилась. «В Дармштадте великий герцог просил её отправиться в Петроград, чтобы посоветовать царю заключить мир без промедления — пишет в своей книге французский посол в России Морис Палеолог — Он утверждал, что император Вильгельм готов пойти на очень выгодные по отношению к России условия; намекал даже, что Англия вступила в сношения с берлинским министерством о заключении сепаратного соглашения; в заключение сказал, что восстановление мира между Германией и Россией необходимо для поддержания в Европе династического начала».

Васильчикова согласилась и приехала через нейтральные страны в Россию, где доставила немецкие предложения по адресу. Реакция Николая II, описанная многими, была примерно следующей:

— Делать мне такие предложения, не постыдно ли это! И как же эта интриганка, эта сумасшедшая, посмела мне их передать! Вся эта бумага соткана только из лжи и вероломства! Англия собирается изменить России! Что за нелепость!

Возмущённый русский монарх, даже не допускает мысли, что Англия ему может изменить. Он так и не узнает правды и умрёт, уверенный, что за его благородство и честность «союзники» платят ему тем же. Княгиня Васильчикова же по личному приказанию русского императора была арестована и отправлена в Чернигов для заключения там в монастырь.

Но, немцы не унимались. Ведь за всеми их военными успехами, вдалеке маячил неизбежный страшный конец. Кайзер Вильгельм предпринимает новые попытки спасти себя и свою страну. Созданная Керенским комиссия по расследованию преступлений царя и императрицы жадно рылась в их документах, надеясь найти доказательство изменнической деятельности венценосной четы. И нашли — письмо кайзера Вильгельма к Николаю, по-немецки, в котором германский монарх предлагал Николаю заключение сепаратного мира. Радости сотрудников Керенского не было предела, пока они не нашли ответ. Николай поручил кому-то по-французски сообщить Вильгельму, что глава России не желает отвечать на его письма. Об этом факте следователю Соколову рассказал сам Керенский. И не просто поведал, а ещё и добавил: «В результате работы Комиссии в этом направлении (по вопросу о наличии в действиях Государя и Государыни признаков “измены”) мне было доложено, что в действиях Николая II и Александры Фёдоровны Комиссия не нашла этого преступления. Об этом я тогда же докладывал и Временному Правительству».

Первый глава Временного правительства князь Львов на его заседании делал доклады, утверждая, что «невиновность Царя и Царицы в этом отношении установлена». Итак, сами ниспровергатели монархии, «февралисты» позже убедились, что ни Николай II, ни его супруга измену не замышляли и ни в чём неповинны. Однако все военные годы великосветские салоны, окопы и рабочие мастерские полнились самыми нелепыми слухами о предательстве, свившем гнездо на самом верху. Получается интересная картина: либо Распутин, ни в каких переговорах не участвовал, так как его царственные патроны не были в этом замешаны, либо простой русский мужик Распутин вёл их самостоятельно, что уж совсем невероятно. Не может быть и, чтобы Распутин, на таких переговорах представлял интересы других персон, а не царя и царицы. Его сила и влияние были сосредоточены, только в слепой вере венценосцев в способности святого старца. Без них, без их поддержки — он никто, и никому не интересен.

Фактов переговоров по инициативе России нет, нет даже фактов консультаций. Историки располагают, лишь предложениями из Германии и отрицательными ответами главы России. Но если быть честными до конца, то во второй половине 1916-го года ситуация смотрелась несколько по-другому и давала повод для подозрений. После некоторых перестановок внутри русской власти, 20 января (02.02.) 1916 года Председателем Совета Министров России был назначен Борис Владимирович Штюрмер. А с марта по июль того же года он одновременно назначается министром внутренних дел, а с июля по ноябрь — министром иностранных дел. Чтобы кресло главы МИДа освободилось, в отставку отправляется Сазонов, последовательный проводник политики дружбы с Антантой любой ценой.

Британское правительство начеку. За переменами министров может таиться нечто большее, чем простая смена фамилий. Посол Англии во Франции Ф. Берти писал: «Штюрмер, без сомнения, очень громко провозглашает о своём намерении продолжать политику своего предшественника, но, поскольку своим приходом к власти он обязан германофильской партии, приходится опасаться, что мало-помалу иностранная политика России если, и не изменится практически, то подвергнется иным влияниям».

Англичане не должны позволить выйти России из войны. Даже, если вероятность мирных контактов нового русского премьера с германцами равна одной тысячной процента, её нужно задушить в самом зародыше. Ведь именно война приведёт к Февралю, а он в свою очередь к Октябрю и крушению Российской империи. Вместе с ней рухнут в пыль и её противники — монархии Германии и Австро-Венгрии. Мирных переговоров допустить нельзя. Неслучайно первым настоящим официальным документом Антанты стала подписанная в сентябре 1914 года декларация о незаключении Россией, Францией и Англией сепаратного мира с немцами…

Цели и интересы англичан понятны. Другой вопрос, а искал ли Штюрмер, усаженный в премьерское кресло при определённой помощи Распутина, этого самого сепаратного мира?

«Положение Б. В. Штюрмера оказалось трагическим благодаря клевете, которая была против него направлена с первых же дней — пишет генерал Курлов — Его немецкая фамилия, во время войны с Германией, дала возможность избрать его мишенью яростных нападений, за которыми скрывались посягательства на авторитет царствующей династии. В думских речах он выставлялся как видный член германофильской партии, будто бы возглавляемой Императрицей, и как сторонник сепаратного мира с Германией. Нельзя обвинить Б. В. Штюрмера за его мнение, что война с Германией была величайшим несчастьем для России и что она не имела за собой никаких серьёзных политических оснований».

Тот, кто внимательно изучит историю возникновения Первой мировой войны, тот кто внимательно проследит всю виртуозную комбинацию главы британского МИДа сэра Грея, приведшую к страшной бойне, тот согласится, что воевать русским и немцам было незачем. Однако, именно мнение премьера Штюрмера используется недобросовестными историками частенько, как доказательство его действий. Ведь фактов его переговоров с немцами нет, вот тогда то реальные факты подменяются на неосторожные высказывания!

«Последний царский министр внутренних дел Протопопов, накануне своего вступления в правительство, вёл в Стокгольме переговоры с немецким дипломатом и докладывал о них царю» — можем мы прочитать в мемуарах Льва Давыдовича Троцкого. Тоже самое, уже без ссылки на автора пишут современные исследователи. Так, может быть, Троцкому и его последователям удалось найти факты переговоров Штюрмера, Распутина или кого угодно с германским правительством?

Сенсацию троцкистские историки делают из воздуха, ведь само «происшествие» было буднично и неинтересно. Ничего нового, кроме очередного проявления германского желания заключить мир, оно в мировую политику не привнесло. К Протопопову, ещё даже не входящему в правительство, находившемуся в нейтральной Швеции, пришёл советник немецкого посольства Варбург. «…Разговор носил чисто общий характер и А. Д. Протопоповым были записаны и вопросы и ответы,… а тема о возможности сепаратного мира не была вовсе затронута» — указывает своих мемуарах суть происшествия генерал Курлов. И пишет далее: «О сепаратном мире Б. В. Штюрмер, как умный человек, не мог, конечно, и думать, хорошо зная рыцарские взгляды в этом отношении Государя Императора».

Но может быть русского премьера с немецкой фамилией просто выгораживают его единомышленники? Открываем «Мои воспоминания о войне 1918-1921» немецкого генерала Эриха Людендорфа: «О сколько-нибудь конкретной возможности вступить со Штюрмером в какие-либо сношения не было и речи, точно так же, как и о самых отдалённых попытках последнего. В возможность мира с Россией никто не верил». Значит ни царь, ни его супруга, ни самый «подозрительный» премьер переговоров не вели и вести не могли. Но, их политические противники кричали об этом на каждом углу! Не имея никаких доказательств, кроме:

— немецкой фамилии премьера — Штюрмер;

— отставки министра иностранных дел Сазонова, горячего сторонника Антанты;

Более доказательств нет. Зыбка доказательная база. Тут то и нужен загадочный и таинственный Распутин, который своей демонической личностью и скрепит эти слабенькие факты. Убийство Распутина всегда представляется в современной историографии, как акт, направленный на предотвращение выхода России из войны, как срыв заключения сепаратного мира. Однако фактов закулисных переговоров правительств России и Германии во время войны нет. «Никаких доказательств связи распутинцев с германским штабом не было обнаружено и после переворота» — об этом напишет даже Троцкий. А ведь у него после следующего переворота, Октябрьского, была возможность искать такие документы сколь угодно долго. Значит причина убийства другая. А тиражируемая историками версия — ложный след!

Распутина убили не за потенциальные переговоры с немцами, а в рамках финальной подготовки Ф евральского переворота, когда царь под давлением «общественности» должен отречься от престола! Без отречения Николая II весь план Февраля лопался, как мыльный пузырь. И иголкой здесь был именно Распутин! Будь он жив в феврале-марте семнадцатого, он ни за что ни допустил в голову Николая II мысль об отречении, помог бы ему выдержать страшное давление думской делегации, плохих новостей и предательства ближайшего окружения. Уже за одно это его следовало убить. И 3 марта 1917 года, в момент рокового решения царя, набальзамированный Распутин будет лежать в могиле! А 10 марта, он уже мёртвый взойдёт на костёр у Политехнического института…

Даже потенциальная, гипотетическая возможность установления связей России и Германии настолько напугала «союзные» правительства, что они решили действовать без промедления. Удар по потенциальному миру было решено нанести с двух сторон. Планировалось осуществить «утечку» информации с Думской трибуны и таким образом скомпрометировать возможные переговоры в глазах общественности, а заодно и замазать «прогерманское» правительство Штюрмера. Вместе с ним грязью обливалась императрица Александра Фёдоровна. Глухие слухи о том, что «немецкая» императрица выдаёт германцам все русские секреты, должны были быть озвучены с высокой думской трибуны. Немку по национальности, Александру Федоровну, планировалось выставить в роли самой главной предательницы. Ведь являясь принцессой Гессен-Дармштадтской, она приходилась кузиной германскому императору. Тот факт, что русская царица была ещё и внучкой английской королевы Виктории и двоюродной сестрой правящего английского короля Георга, замалчивался и нигде не упоминался. В результате тень подозрения падала и на самого Николая II. С другой стороны удар было необходимо нанести по фигуре, чья роль в стремительно развивающихся событиях была ключевой — по Распутину. Убийство самого опасного противника и компрометация всех остальных — вот тактика «союзников» в разворачивающихся событиях.

Роль думского рупора досталась лидеру кадетов Павлу Николаевичу Милюкову. Именно он в своей речи на заседании Государственной Думы 1(14) ноября 1916 года, бросил в русское общество фразу, ставшую знаменитой: «Что это: глупость или измена?». Выступление Милюкова блестяще. Разоблачая «предателей и изменников», то есть тех, кто хотел спасти страну путём заключения мира с Германией, он настолько здорово добился поставленной цели, что правительство Штюрмера уже 10(23) ноября было отправлено в отставку. А, тем не менее, никаких доказательств, в своей речи лидер кадетов не предъявил!

Выступление Милюкова классический образец манипуляции человеческим сознанием. Он столько раз за вечер повторит «Что это глупость или измена?», что к концу речи в факте измены сомнений у слушателей не останется. Обильное цитирование немецкой прессы, придаёт речам главы кадетов убедительность. Слушая лидера кадетов, депутаты не думают о том, что публикация в целях свержения неугодного русского правительства в любой газете Европы проблемы не составит. На кону ведь власть над миром…

Потом распечатки речи пойдут «в народ». Ими будут зачитываться, и передавать из рук в руки. Доказательства уже будут не нужны. Сомнений не останется — предательство есть. И список предателей ясен: царица, Штюрмер, Распутин! И хотелось бы эту мне эту речь Милюкова полностью опубликовать, да уж больно объёмиста она. Но попадёт к Вам в руки — обязательно её прочитайте. Не было в русской Государственной Думе более вредоносного выступления!

Блестящая речь, блестящий результат. Всё будет, как требует Милюков: Штюрмер будет отправлен в отставку. Почти синхронно с речью Милюкова Германия и Австро-Венгрия объявляют о создании независимой Польши, состоящей исключительно из «русских» кусков польской территории. Николай II воспринимает это почти как личное оскорбление.

Его реакция на такой недружественный шаг германской дипломатии несложно просчитать. Но решаются на него в Берлине именно потому, что надежды на сепаратный мир с Россией нет совершенно никакой! Поляки могут дать несколько дивизий, а Николай II так ни о чём разговаривать не хочет…

Далее события развивались следующим образом. Поднятую Милюковым тему «глупости или измены» подхватили другие думские заводилы. В том числе и незабвенный Александр Фёдорович Керенский. Только он уже выражался куда более конкретно. Потому, что знал значительно больше либерала кадета Милюкова: «Вы, господа, до сих пор под словом „революция“ понимаете какие-то действия антигосударственные, разрушающие государство, когда вся мировая история говорит, что революция была методом и единственным средством спасения государств. Это есть напряжённейший момент борьбы с правительством, губящим страну…».

Смешно читать эти строки. Смешно и горько. Погубивший Россию Керенский, говорит о своей борьбе «с правительством, губящим страну»! Однако, на тот момент речь будущего премьера и Верховного главнокомандующего чересчур революционна. Председатель Думы Родзянко, отмечает недопустимую революционную и антидинастическую направленность его выступления, прерывая зарвавшегося оратора. Что Керенскому за эту крамолу будет? Ничего. Либерализм погубит Российскую империю, её главу и его семью.

Керенский не просто так выступал, рекламируя революцию с думской трибуны. Думаете, шёл Александр Фёдорович на осознанный риск ради зари будущей российской свободы? Конечно, нет! Просто Керенский знал всегда развитие событий на пару шагов дальше всех остальных русских политиков. От своих кураторов из британской разведки, по плану которых события и развивались. Слава пламенного революционера и борца с тиранией очень пригодится Керенскому, в тот момент, когда будет формироваться Временное правительство. Туда всё же не с улицы набирали, а самых достойных противников царизма и произвола из думских рядов. Вот таким «достойным» и надо быстренько становиться, набирая политические очки смелыми крамольными речами. Благо за это всё равно ничего не будет. Выступление Керенского состоялось 17(30) декабря 1916 года. В ту же ночь убьют Распутина. В ту же ночь появился указ об о тсрочке заседаний Думы до 14 (27) февраля 1917 года. Следующее заседание будет только через месяц, следовательно, даже слова не лишат. План Революция-Разложение-Распад продолжал осуществляться, а значит — очень скоро самодержавия не будет. 14-го февраля думцы взойдут на трибуны, а 23-го начнутся беспорядки. Всё будет очень быстро. А революционные речи, произнесённые в «старой» России, это рекомендательные письма во власть в России новой!

Тем временем, министр внутренних дел Протопопов, тот самый, что вёл «переговоры» записывая германские вопросы, докладывает Николаю II о вещах куда более реальных. А именно, о постоянном общении английского посла Бьюкенена с основными деятелями «прогрессивного» думского блока! Сомнений, откуда дует ветер милюковских речей, у него нет. Протопопов предлагает установить наблюдение за британским посольством. Николай II этого шага не одобряет. Следить за послом союзной державы он находит «не соответствующим международным традициям»…

Итак, мы подошли к самому главному. Злодейство свершилось в ночь на 17(30) декабря 1916 года. Распутин был заманен во дворец Феликса Юсупова, под благовидным предлогом, чтобы он посмотрел страдавшую каким-то недугом жену Юсупова Ирину. Далее в изложении убийц их намерения выглядели следующим образом: старца планировалось убить с помощью яда, которым было отравлено предлагаемое Распутину угощение. Однако яд не подействовал непонятно почему. Вообще в мемуарах Феликса вся картина убийства представляется прямо, как готический фильм ужасов, когда умерший злодей несколько раз оживает. Первое «оживление» Распутина — это спокойное поглощение им отравленных пирожных. Юсупову приходится стрелять: «На шёлковой рубахе расплывалось красное пятно. Через несколько минут старец перестал шевелиться. Доктор констатировал, что пуля попала в область сердца. Сомнений не было: Распутин мёртв».

Владимир Митрофанович Пуришкевич описывает этот момент следующим образом:

«Перед диваном в части комнаты, прилегавшей к гостиной, на шкуре белого медведя лежал умирающий Григорий Распутин, а над ним, держа револьвер в правой руке, заложенной за спину, совершенно спокойным стоял Юсупов… Крови не было видно; очевидно, было внутреннее кровоизлияние, и пуля попала Распутину в грудь, но, по всем вероятиям, не вышла…»

И тут Распутин оживает во второй раз! Зачем нужно было всё это придумывать? Потому, что рассказ убийц так же далёк от правды, как и голливудские боевики. Отчего бы тогда Феликсу Юсуповуне сочинить что-то леденящее кровь:

«Вдруг меня охватила непонятная тревога, я бросился вниз. Распутин лежал на том же месте, где мы его оставили. Я пощупал пульс и не услышал ни малейшего биения. Да, действительно он мёртв. Сам не знаю почему, я вдруг схватил труп обеими руками и встряхнул его». От этой встряски умерший Распутин, согласно Юсупову, очнулся и набросился на него. А потом бросился бежать!

Владимир Митрофанович Пуришкевич:«…вдруг снизу раздался дикий, нечеловеческий крик, показавшийся мне криком Юсупова: "Пуришкевич, стреляйте, стреляйте, он жив! он убегает! ».

Мёртвый Распутин, чью смерть уже зафиксировал доктор Лазаверт — убегает!

Владимир Митрофанович Пуришкевич:«Медлить было нельзя ни одно мгновение, и я, не растерявшись, выхватил на кармана мой „соваж“, поставил его на „огонь“ и бегом спустился по лестнице… Григорий Распутин, которого я полчаса тому назад созерцал при последнем издыхании, лежащем на каменном полу столовой, переваливаясь с боку на бок, быстро бежал по рыхлому снегу во дворе дворца вдоль железной решётки, выходившей на улицу…».

Феликс Юсупов: «Ползя на животе и на коленях, хрипя и рыча, как дикий зверь, Распутин быстро взбирался по ступеням. Весь подобравшись, он сделал прыжок и очутился возле потайной двери, ведущей во двор. Зная, что дверь заперта, я остановился на верхней площадке. Каково же было моё изумление и мой ужас, когда дверь отворилась, и Распутин исчез в темноте! ».

Владимир Митрофанович Пуришкевич:«Я бросился за ним вдогонку и выстрелил. В ночной тиши чрезвычайно громкий звук моего револьвера пронёсся в воздухе — промах! Распутин наддал ходу; я выстрелил вторично на бегу — и… опять промахнулся. Не могу передать того чувства бешенства, которое я испытал против самого себя в эту минуту. Стрелок, более чем приличный, практиковавшийся в тире на Семеновском плацу беспрестанно и попадавший в небольшие мишени, я оказался сегодня неспособным уложить человека в 20 шагах. Мгновения шли… Распутин подбегал уже к воротам, тогда я остановился, изо всех сил укусил себя за кисть левой руки, чтобы заставить себя сосредоточиться, и выстрелом (в третий раз) попал ему в спину. Он остановился, тогда я, уже тщательнее прицелившись, стоя на том же месте, дал четвёртый выстрел, попавший ему, кажется, в голову, ибо он снопом упал ничком в снег и задёргал головой. Я подбежал к нему и изо всей силы ударил его ногой в висок. Он лежал с далеко вытянутыми вперёд руками, скребя снег и будто бы желая ползти вперёд на брюхе; но продвигаться он уже не мог и только лязгал и скрежетал зубами».

Затем заговорщики сбросили тело Распутина с моста в прорубь на Малой Невке. По существующей легенде, он был жив ещё в воде и даже сумел развязать опутанные руки. Это третье «воскрешение» святого старца. Вот теперь давайте сосредоточимся. По описанию, составленному убийцами в теле Распутина должно быть три пулевых ранения: в сердце, то есть в грудь выстрелил Юсупов, затем Пуришкевич попал в спину, и он же издалека попал в голову. По факту убийства Распутина было возбуждено уголовное дело. Попадания пуль три, и если убийцы говорят правду, именно столько ранений на теле Распутина должны найти, осматривая труп. Следователями были проведены все необходимые действия, в том числе и вскрытие. Вот оно то и показало удивительные, прямо невероятные несовпадения с версией изложенной убийцами в своих мемуарах! Слово доктору Косоротову, проводившему это самое вскрытие:

«Вся правая сторона головы была раздроблена и сплющена вследствие ушиба трупа при падении с моста. Смерть последовала от обильного кровотечения вследствие огнестрельной раны в живот. Выстрел произведён был, по моему заключению, почти в упор, слева направо, через желудок и печень с раздроблением этой последней в правой половине. Кровотечение было весьма обильным. На трупе имелась также огнестрельная рана в спину, в области позвоночника, с раздроблением правой почки, и ещё рана в упор, в лоб, (вероятно, уже умиравшему или умершему). Грудные органы были целы и исследовались поверхностно; но никаких следов смерти от утопления не было. Лёгкие не были вздуты, и в дыхательных путях не было ни воды, ни пенистой жидкости. В воду Распутин был брошен уже мёртвым».

Очень забывчивые убийцы оказались у Григория Распутина. Почти ничего из их рассказов вскрытие не подтвердило. Наоборот оно полностью опровергло версию гибели Распутина, так тщательно повторенную и Пуришкевичем и Юсуповым! Нестыковок очень много:

Выстрел Феликса Юсупова в сердце, убивший Распутина «в первый раз», оказался попаданием в живот.

Огнестрельная рана в спину, вызванная выстрелом Пуришкевича подтвердилась.

Его же попадание в голову Распутина издалека, по материалам вскрытия, оказалась ВЫСТРЕЛОМ В ЛОБ, В УПОР!

Смерть Распутина вызвана не утоплением, а большой кровопотерей и контрольным выстрелом в голову.

В воду Распутин попал уже мёртвый.

Последний нюанс, важен вот с какой стороны. Сразу после гибели старца пошли разговоры о возможности его канонизации. Так вот, по канонам православной церкви утопленник не может быть признан святым! Поэтому и понадобилась ложь об очередном воскрешении Распутина, уже подо льдом, в воде.

Можно поверить, что Феликс и Пуришкевич так спешили и волновались, что могли вновь толком не удостовериться в смерти Распутина. Но как же убийцы могли не запомнить и потерять из своей памяти выстрел в лоб? Стрелять с расстояния и стрелять в упор, это совсем не одно и тоже! Перепутать это невозможно. А путаниками оказываются и Пуришкевич, и Юсупов. Почему? Потому, что они тщательно скрывали истинный порядок убийства Распутина. Если рассказывать все, как было, на поверхность всплывала личность настоящего убийцы. Именно он контрольным выстрелом в лоб, в упор поставил точку в декабрьской трагедии. Жёстко, без опереточных криков и голливудских воскрешений. Твёрдой рукой вогнал пулю в лоб Распутину, и первый гвоздь в гроб русской империи. Именно он и был организатором этого преступления. Этот человек подчинил своей идее и внушил необходимость убийства Распутина всем неуравновешенным исполнителям собственной воли. С радостью, отдав им славу Герострата, позволив писать в своих мемуарах, всё, что угодно. С одной оговоркой: не писать правды!

Кто же этот злой гений? Может быть, Великий князь Дмитрий Павлович? Именно так считают многие исследователи. Он мемуаров не оставил. По рассказам общавшихся с ним позднее, в эмиграции — он совсем себя не чувствовал героем. Он вообще не говорил о той роковой ночи, избегал даже намёков на то, что произошло в юсуповском доме. Долго не решался причащаться, считая себя недостойным приступать к таинству единения с Богом. Может быть всё же он?

Великий князь Александр Михайлович, тесть Феликса Юсупова, узнав об убийстве Распутина, немедленно приехал в столицу. Знал он уже и о том, что слухи приписывают его зятю участие в этом преступлении: «Прибыв в Петроград, я был совершенно подавлен царившей в нём сгущённой атмосферой обычных слухов и мерзких сплетен, к которым теперь присоединилось злорадное ликование по поводу убийства Распутина и стремление прославлять Феликса, и Дмитрия Павловича. Оба „национальные героя“ признались мне, что принимали участие в убийстве, но отказались, однако, мне открыть имя главного убийцы». Почему же Феликс и Дмитрий Павлович так выгораживают этого неизвестного убийцу? Да потому, что скажи они правду и вся история приобретёт совсем другой смысл!

Александр Михайлович делает вывод, наиболее логичный на основе имеющейся у него тогда информации: «Позднее я понял, что они этим хотели прикрыть Пуришкевича, сделавшего последний смертельный выстрел». Мемуаров убийцы ведь ещё не издали и все нестыковки их версии пока ещё неизвестны.

Может всё же Пуришкевич и есть тот таинственный убийца, как думает Великий князь? Но Пуришкевич совсем «забыл» о выстреле в лоб! Да и имя его все равно всем известно, что ж тут скрывать? Нет, главный убийца не Пуришкевич, просто тесть неправильно истолковал слова своего зятя: «Оба „национальные героя“ признались мне, что принимали участие в убийстве, но отказались, однако, мне открыть имя главного убийцы».

Ключевое слово здесь «главного»! Это не просто убийца, а идеолог и автор сценария! Правда всегда выплывает на поверхность, рано или поздно, но всегда! Как бы её ни пытались скрыть. Правда об убийстве Распутина появилась лишь спустя 88 лет, в конце сентября 2004 года. И всё стало на свои места. Разом объяснились все загадки, все недоразумения. Стало понятно, почему позже грустил в эмиграции великий князь Дмитрий Павлович. Почему выдумывали самые удивительные вещи Феликс Юсупов и Пуришкевич. Стало понятно, почему морозной ночью 10(23) марта 1917 года тело Распутина надо было непременно сжечь, уничтожить. Так, чтобы от него ничего не осталось. Чтобы было невозможно провести эксгумацию трупа и установить тот факт, что контрольным выстрелом в лоб Григорий Распутин был убит британским шпионом Освальдом Рейнером.

Именно его имя скрывали Юсупов, Романов и Пуришкевич, ставшие слепым орудием в руках английской секретной службы. 1-го октября 2004 года по английскому телеканалу BBC 2 в программе «Timewatch» прошёл фильм, посвящённый убийству Распутина. Отставной сотрудник Скотленд-ярда Ричард Каллен и историк Эндрю Кук на основе фотографий трупа, актов вскрытия, документов и мемуаров той поры достоверно восстановили картину убийства. И когда они это сделали, сразу стало ясно, что существующая версия убийства Григория Распутина намеренно сфальсифицирована. Да, Юсупов и Пуришкевич оба стреляли в Распутина. Однако именно английский агент произвёл третий, контрольный выстрел в лоб Григорию Распутину.

Освальд Рейнер, фигура в этом деле отнюдь не новая: он неоднократно упоминается в мемуарах Феликса Юсупова. На следующий день после убийства, пишет князь, он обедал с Рейнером, который «знал о заговоре и пришёл узнать новости». Да и сами мемуары Юсупова, опубликованная в 1927 году, были написаны в сотрудничестве с Рейнером. Если вы посмотрите на титульный лист, то увидите, что на английский перевёл её… Рейнер. Таким образом, соавтором «правдивых» мемуаров Феликса Юсупова была сама английская разведка! Стоит ли тогда удивляться «странным» несовпадениям и удивительной забывчивости князя? Рейнеру и его руководителям правда была совсем ни к чему. Ведь он был лейтенантом британской разведки, «Сикрит Интеллидженс бюро», как она тогда называлась. Сейчас эта служба известна, как МИ-6. В ней, совершая свои подвиги, состоял легендарный Джеймс Бонд. Его коллеги начала двадцатого века, также занимались весьма грязными делами.

Освальд Рейнер прибыл в Россию в 1915 году, а в 1918-м отбыл на Родину с чувством выполненного долга. После своего русского успеха он работал в бюро британской разведки в Швеции и Японии. В 1922 году он снова появляется в России, в Москве в составе британской торговой миссии. Под этим прикрытием он продолжал работать на благо британской короны. В 20-е и 30-е годы он работал в европейских странах, во время Второй мировой войны служил в Канаде, а затем в Испании в качестве офицера связи между британской и испанской разведками. Кроме него, по информации авторов фильма, причастными к убийству, были старшие офицеры английской спецслужбы: капитаны Джон Скейл и Стивен Алли. Именно они и спланировали убийство, а лейтенант Освальд Рейнер реализовал этот план с помощью своего русского друга князя Юсупова. Оказывается, гомосексуалист и трансвестит Феликс Юсупов был очень «близок» с тремя офицерами из английской разведки. Степень этой близости, спустя столько лет, достоверно выяснить сложно. Известно, что Рейнер учился вместе с Юсуповым в Оксфордском университете, и там они стали друзьями. Капитан Алли родился в Юсуповском дворце в Москве в 1876 году — его отец был близким другом отца Феликса. Он был одним из британских инженеров, строивших первую российскую железную дорогу между Петербургом и Москвой и по совместительству — шпионом. Что же касается капитана Скейла, то он находился в России с 1912 года и также был другом семьи Юсуповых и резидентом британской спецслужбы. Позднее, уже в эмиграции познакомилась с Феликсом и дочь Джона Скейла. Таким образом, молодой князь Юсупов был дружен сразу с тремя офицерами британской разведки! Им оставалось лишь вложить в его красивую голову нужную мысль…

Откуда же доблестные англичане, спустя столько лет, узнали о старой операции своих собственных спецслужб? Совершенно случайно. Собирая материалы про другого рыцаря английской королевы, Сиднея Рейли (о нём мы подробно поговорим чуть позже), Эндрю Кук брал интервью у 91-летней дочери Джона Скейла, которая живёт в Шотландии. Она показала ему множество других документов, которые свидетельствовали о том, что её отец, был не только осведомлён, но и причастен к устранению Распутина. Среди документов находился и список агентов в Петрограде, где фигурировало имя Рейнера. Заинтересовавшись этим, британский историк разыскал племянника Освальда Рейнера. Тот рассказал, что его дядя перед своей смертью поведал о том, что был во дворце Юсупова в ночь убийства. У него также имелось кольцо, сделанное из пули, которую, по его словам, выпустили в Распутина. Это было ещё одним подтверждением участия Рейнера в заговоре. Дочь Скейла и племянник Рейнера жили в разных концах Великобритании и даже не знали о существовании друг друга. Однако рассказы их совпали в мельчайших деталях. После этого Ричард Каллен и Эндрю Кук поняли, что им удалось раскрыть многолетнюю тайну британской спецслужбы.

В начале 2004 года они провели несколько недель в Петербурге, чтобы на месте досконально изучить обстоятельств убийства Распутина. Калён, будучи криминалистом, сосредоточился на официальных медицинских документах о смерти Распутина и посмертных фотографиях тела и места преступления. В этом ему помогал известный санкт-петербургский судмедэксперт Владимир Жаров, который десять лет назад предпринял собственное расследование преступления, но так и не смог его обнародовать.

Изучение фотографий трупа Распутина и результаты баллистической экспертизы показали, что три пулевых отверстия разного размера были сделаны тремя разными пулями, выпущенными из трёх разных видов оружия. Пулевое отверстие в центре лба, которое хорошо видно на посмертных фотографиях, было сделано в упор. Это дало повод заключить, что существовал третий убийца, и им был не кто иной, как Освальд Рейнер, который находился во дворце и руководил операцией по устранению Распутина.

Менялось и все представление о том, как в действительности произошло убийство. Попытавшись отравить Распутина и увидев, что яд не действует, Юсупов выстрелил в старца. Распутин упал и потерял сознание, но взволнованный Феликс Юсупов посчитал его мёртвым. Ключ к дальнейшему «оживлению» Распутина даёт сам князь в своих мемуарах. Вдруг его охватывает непонятная тревога, и он возвращается в подвальную комнату, где лежит убитый. «Сам не знаю почему, я вдруг схватил труп обеими руками и встряхнул его» — пишет Феликс Юсупов. Странное желание, имеет вполне рациональное объяснение. Вся таинственность и мистичность распутинского убийства просто прикрывает факты, которые надо скрыть. Так и с непонятным желанием Феликса потрясти убитого Распутина. Через дверь, ведущую во двор, Юсупов запускает в дом английского разведчика, чтобы он для отчётности сделал фотографические снимки убитого старца. Поэтому Распутина и поднимают, и крутят. Эту пачку фотографий позднее найдёт полиция. Но вот фотосессия закончена и англичанин, уходит тем же путём, что и пришёл. Из всех заговорщиков его видит только Феликс Юсупов.

От встряски Распутин приходит в сознание. Он понимает, что единственный его шанс на спасение это бегство. Юсупов возвращается в комнату и тут происходит «оживление» старца. Он откидывает остолбеневшего князя и бросается наутёк. Дверь, через которую ушёл Освальд Райнер, никто не закрыл. Именно через неё Распутин бросается на улицу. «Зная, что дверь заперта, я остановился на верхней площадке — вспоминает князь — Каково же было моё изумление и мой ужас, когда дверь отворилась, и Распутин исчез в темноте! ». Об этом же моменте пишет и Пуришкевич: «…послышались чьи-то шаги уже внизу у самой лестницы, затем до меня долетел звук открывающейся в столовую, где лежал Распутин».

Тут раздаётся крик Юсупова, и Пуришкевич бросается вслед за убегающим Распутиным. Затем стреляет, попадая старцу в спину. Распутин падает и пытается из последних сил, ползком ускользнуть от убийц. В этот момент, не успевший далеко уйти англичанин, бросается к упавшему старцу и делает тот самый контрольный выстрел в лоб. На фотографиях сделанных следователями того времени, сделанных из окон дворца, видно, что через двор тянется длинная кровавая полоса, оканчивающаяся лужей крови у того места, где был припаркован автомобиль. Именно здесь Распутина и убил Освальд Райнер.

Далее Распутина грузят в машину, увозят и выбрасывают тело в прорубь. Во дворе остаётся широкая кровавая полоса. Напротив Юсуповского дворца — полицейский участок. Городовой, привлечённый выстрелами, спешит узнать у князя, что же случилось. Чтобы объяснить кровь и выстрелы, Юсупов убивает свою собаку и говорит полицейскому, что она набросилась на его гостей, и её пришлось убить. Отсюда и выстрелы. Уже позднее, когда его будут спрашивать, не мучила ли его совесть от участия в убийстве, Феликс будет отвечать: «Нет, я ведь убил собаку! ». И загадочно улыбаться, произнося эти слова. Окружающие будут поражены, думая, что «собакой» князь называет ненавистного ему Распутина. На самом деле — перед нами мрачный образец юсуповского юмора. Феликс говорит чистую правду, он пристрелил лишь несчастное животное! Распутина убил английский шпион.

Цель британской разведки, и недалёких «спасителей» Родины, была достигнута, а Николай II очутился в щекотливой ситуации. В произошедшем убийстве замешаны его родственники: фактический приёмный сын Великий князь Дмитрий Павлович, и Феликс Юсупов — зять его старшей сестры Ксении. Дома у русского самодержца безутешно рыдает жена, для которой Распутин был святой и непорочный. Главный повод к её слезам давала даже не столько сама смерть обожаемого старца, сколько поведение членов семьи Романовых. Никакой солидарности, никакой поддержки. Радость и злорадство. Да, что там Династия — её родная сестра повела себя совсем не по-родственному! Великая княгиня Елизавета Федоровна телеграммами выражает свою поддержку матери Феликса и своему подопечному Великому князю Дмитрию Павловичу, который живёт в её дворце на Невском проспекте. Великая княгиня молится и поздравляет убийц Распутина, самого дорогого человека её сестры, русской императрицы! Анна Вырубова пишет, что императрица была этими новостями просто убита: «она плакала горько и безутешно, и я ничем не могла успокоить её». В английском посольстве в день похорон Распутина, словно нарочно, шикарный банкет…

Говорят, что Николай не наказал убийц Распутина, потому, что где-то в глубине души даже обрадовался произошедшему. Это ложь. 21-го декабря 1916 г. Николай II записал в своём дневнике: «В 9 час. проехали всей семьёй мимо здания фотографий и направо к полю, где присутствовали при грустной картине: гроб с телом незабвенного Григория, убитого в ночь на 17-е декабря извергами в доме Ф.Юсупова, кот. стоял уже опущенным в могилу».

Радости, прямо скажем, мало в его записях. Нет, он просто не успел покарать убийц. Революционного правосудия ещё не было, а следствие не успело подойти к концу. В Российской империи дела об убийстве решались в суде, не должно было стать исключением и дело об убийстве Распутина. Убийцы были следствию ясны, более того они сами обо всём рассказали! Важно было понять, кто за всем этим стоит. Николай II обязательно покарал бы убийц. Даже, несмотря на то, что к нему обратились 12 членов Императорского Дома Романовых с просьбой помиловать великого князя Дмитрия Павловича. Их письмо — памятник человеческой самонадеянности и наивности. Это оценка «пять», выставленная «союзным» манипуляторам, за блестящее оболванивание всей русской общественности. Ведь, что говорить о думских лидерах, если многие Романовы так рады убийству, того, кто своими советами ограждает их от гибели их самих и сам институт русской монархии! История вынесет слепцам свой приговор очень быстро.

«Ваше Императорское Величество. Мы все, чьи подписи Вы прочтёте в конце этого письма, горячо и усиленно просим смягчить Ваше слово и решение относительно судьбы Великого Князя Дмитрия Павловича. Мы знаем, что он болен физически и глубоко потрясён и угнетён нравственно».

Далее идут подписи двенадцати Великих князей и княгинь. Через год с небольшим большевики убьют пятерых, остальные без гроша в кармане пополнят ряды эмигрантов. На письме своих родственников Николай написал: «Никому не дано право заниматься убийством, знаю, что совесть многим не даёт покоя, так как не один Дмитрий Павлович в этом замешан. Удивляюсь Вашему обращению ко мне».

Показательно и поведение английского посла Джорджа Бьюкенена. На приёме в честь Нового года он заговорил с русским императором: «… Поскольку я слышал, что его величество подозревает молодого англичанина, школьного друга князя Феликса Юсупова, в соучастии в убийстве Распутина, я воспользовался случаем убедить его, что такие подозрения абсолютно беспочвенны».

Вдумаемся. Официальный представитель Великобритании пытается убедить Николая, что не английская пуля попала Распутину в лоб, основываясь на слухах! Делая этот шаг, Бьюкенен выдаёт себя с головой. Когда ещё посол делает заявления, пользуясь выражением «я слышал». Ведь это не просто англичанин говорит с российским самодержцем, это говорит представитель британского монарха. Мало ли какие слухи ходят по русской столице, посол не может, не имеет права на них реагировать. А вот для нас заявление Бьюкенена несёт массу информации

— раз посол убеждает, что англичанин не виновен в убийстве, значит, точно знает, о ком идёт речь;

— раз убеждает, что именно этот англичанин не убивал Распутина, значит, точно знает, кто убил Григория Ефимовича.

Вывод отсюда простой: такая поразительная осведомлённость британского посланника демонстрирует нам крайнюю заинтересованность англичан. Заинтересованность в смерти, Распутина и сокрытии британского следа в этом деле…

Николай II внимательно выслушал посла. Он очень хотел покарать убийц. Но. Не успел. Расследование не дошло до конца — царь отрёкся, а новая власть, чьи корни глубоко уходили антирусский заговор британской и французской разведок, тут же поспешила замести следы. Вместо расследования зверского убийства Распутина началось совсем другое следствие. Сразу же после отречения царя начинает работать та самая следственная комиссия Временного правительства. Отрицать клевету мёртвый Распутин уже не мог, а потому для дальнейшей компрометации царской семьи он снова был наилучшей кандидатурой. Однако, слухи о многих миллионах рублей, которые якобы заработал старец на своей близости к царской семье, не подтвердились никогда и никем. Ничего не говорил об этом Керенский, не указал никаких подробностей Троцкий. Даже колчаковский следователь Соколов, проводивший расследование гибели Николая II и его семьи, однозначно смог подтвердить лишь одну сумму: «Мною установлено, что только в Тюменском Отделении Государственного Банка после его смерти оказалось 150 000 рублей». При том уровне, на который поднялся святой старец — это не деньги! Но с другой стороны Соколов ведь не может и утверждать, что найденная им сумма единственная. Слухи о разврате романовского фаворита также не получили документального подтверждения. Комиссия Временного правительства через газету предложила откликнуться женщинам, которых он совратил. Никто не появился.

Для нас не так уж важно, был ли Распутин чёртом в рубище или ангелом во плоти. Главное, что в определённый период Русской истории именно он стоял на пути «союзников», ведущих Россию к гибели! И потому был ими убит. Феликса Юсупова его британские друзья привлекают разговорами о предотвращении сепаратного мира и революции, которая вспыхнет вслед за этим. Она сметёт монархию. Она сметёт всех. Убийство Распутина — это спасение страны. Так говорят британцы, так думают заговорщики. Это — правда, все так и будет, как предсказывает неуравновешенному Юсупову британский агент Освальд Райнер. Он не говорит главного: убийство Распутина не предотвратит революцию, а станет её началом!

Пора было уже свергать монарха, и двигаться дальше к запланированному крушению Российской империи. На жёстких сидениях Думы уже засиделся о безделья Александр Фёдорович Керенский. По узким улочкам Цюриха прогуливался Владимир Ильич Ленин. Все они жаждали действия, рвались вперёд. Дорогу всем им должен открыть Николай Романов своим отречением. А дорогу к отречению открывала смерть Григория Распутина…

Были ли Юсупов и кто-либо ещё из убийц британскими агентами? Вероятнее всего нет. Но есть множество фактов жизни убийц Распутина, где так или иначе английская линия пересекается с линией их судьбы. О многочисленных друзьях-любовниках Феликса Юсупова мы уже упоминали. Есть британский след и в жизни Великого князя Дмитрия Павловича. В своём дворце в самом центре Петербурга, на пересечении Фонтанки и Невского (ныне дворец Белосельских — Белозерских), он позволил открыть англо-русский госпиталь на 200 коек. Русские солдаты, десятками тысяч умиравшие в атаках, теперь могли спокойно залечить свои раны на двухстах коечках, оплаченных британцами! Это — «союзный» вклад в общую победу. На открытии этого медицинского заведения присутствовала вдовствующая императрица Мария Федоровна, посещала его и супруга Николая II вместе с дочерьми.

Этот госпиталь и станет основным местом встреч английских шпионов с Феликсом Юсуповым и Дмитрием Павловичем. Очень удобно — никаких подозрений. На первом этаже живёт Великий князь, а на втором располагается британский госпиталь. Любой англичанин не вызывая подозрений может навестить своих соотечественников — врачей. Вот так делая добро и спасая сотни жизней, англичане готовились отнять одну, чтобы последствия их действий умертвили ещё миллионы наших соотечественников. Да в дальнейшем, при оценке будущей судьбы убийц Григория Ефимовича мы можем увидеть интересную закономерность. Великобритания, а вместе с ней и Временное правительство, а затем и большевики(! ) очень благоволили ко всем, кто имел отношение к смерти Распутина. И наоборот, все, кто пытался предотвратить русскую катастрофу, закончили очень плохо!

Достаточно проследить судьбу основных персонажей, имевших отношение к «распутинским» делам, и этот странный факт станет абсолютно очевидным. Начнём с несостоявшейся убийце Распутина, Хионии Гусевой, той самой, что пырнула старца кинжалом и не позволила ему предотвратить Первую мировую войну. После покушения на старца, её, разумеется, арестовали и допросили. И выяснили, что мещанка Гусева намечала совершить убийство Распутина ещё в Петербурге, а после его отъезда преследовала старца по маршруту Петербург-Ялта-Царицын-Покровское. Николай II уже совсем не контролировал свою державу. Власть ускользала из его рук и это прекрасно видно на примере дела Гусевой. Даже такой, казалось бы, очевидный случай, как публичное покушение, глава русского государства не мог довести до конца! Безусловно, сразу после начала Первой мировой войны царь забыл о её существовании и на ход расследования не влиял. Это не удивительно. Удивительно другое: о полоумной мещанке не забыли и силы, заинтересованные в разрушении России. Те, кто вложил кинжал в руку Гусевой одновременно с револьвером Гаврилы Принципа!

3 (16) июля 1915 года Хиония Гусева объявляется ненормальной и освобождается от уголовного преследования! Уже тогда «дурка» была наилучшим способом легального ухода от ответственности. Главная задача Гусевой переждать, пересидеть неспокойное время, всего пару лет до падения ненавистного царского режима. Понятно, что пока Николай II у власти свободы ей не видать. Но она не особенно бедствует и в психушке. Живёт в хороших условиях, получает посылки с едой и фруктами. Свободно переписывается со своими поклонниками, считающими её героиней. Но, вот Николай Романов отрекается от престола. И тут же, в начале марта 1917 года, по личному распоряжению Керенского её отпускают из лечебницы! И, не просто выпускают: Гусева амнистирована, за «особые заслуги перед Отечеством» с неё снята вина! Одновременно с этим мы наблюдаем и чудо исцеления. Два года назад Хиония Гусева была объявлена сумасшедшей, а медицинское освидетельствование, сделанное «узнице совести» перед выпиской из лечебницы, говорит, что она совершенно нормальна! Удивляться этому не будем — странное «исцеление» Гусевой не самое большое «чудо», совершенное британской разведкой во время русской революции…

Следствие по делу об убийстве Григория Ефимовича Распутина длилось чуть более двух месяцев, и было спешно прекращено 4(17) марта 1917-го года по распоряжению министра юстиции Временного правительства А.Ф. Керенского. Оглянемся вокруг. Мы видим странную картину: Временному правительству совершенно нечем заниматься! В стране не существует ни проблем, ни трудностей. Нет и в помине того хаоса и неразберихи, что верным спутником будет сопровождать Временное правительство на протяжении всей его кипучей деятельности. Видимо и закончилась уже и Первая мировая война. Почему мы так решили? К такому выводу можно прийти, просто изучая распоряжения новой власти в первые дни своего существования. Вспомним хронологию событий: 2-го марта 1917 года Николай II отрекается от престола; 3-го марта следует отречение его брата Михаила Романова. Выходит, что 4-е марта — первый полноценный рабочий день Временного правительства. Улеглись страсти, напечатаны декларации, отшумели митинги. Пора заниматься государственными делами. В том числе, и новому министру юстиции Александру Фёдоровичу Керенскому. По идее, работы у него должно быть невпроворот: за считанные дни Февраля погибли 1433 человека, разгромлены магазины и государственные учреждения, полицейские участки и тюрьмы. Совершены сотни преступлений — грабежи, убийства, изнасилования. На свободе в мутном потоке февральских дней оказалось множество уголовников. Именно для защиты от них и будут студенты Политеха создавать дружину и назначать дежурных по университету. Что же делает Керенский в свой первый полноценный рабочий день в ранге министра юстиции?

В этот день он отдаёт два приказа:

1. П рекра т и ть уголовн ое дело об убийстве Распутина.

2. Найти могилу и достать оттуда гроб с телом старца.

Вне всякого сомнения — это самые важные задачи, стоящие перед новой властью! Без прекращения уголовного дела об убийстве Распутина новой демократической России не построить! Не достав его из могилы, не преодолеть тяжёлый внутриполитический кризис! Вот потому и кажется мне, что нет в стране никаких проблем, и нечем было Временному правительству заниматься, если сразу после прихода к власти оно занимается такими пустяками. А может быть это совсем и не пустяки, раз Александр Фёдорович Керенский уделяет этому своё драгоценное время?

Его действия могут показаться нам «странными». Однако, если мы поймём, что расследование убийства Распутина могло вывести на «союзный» след, на британских шпионов, то поступает Керенский очень логично и правильно: дело надо прекратить! Надо найти и тело Распутина, потому, что его труп самая важная улика. И не просто найти, а уничтожить, ведь во лбу Григория Ефимовича зияет пулевое отверстие. Никаким чудесным образом его появление не объяснишь, вот «союзные» кураторы Керенского и «подсказывают» ему необходимость срочного заметания следов.

Это логично и правильно. Задайте себе вопрос — а зачем ещё может быть нужно, выкапывать Распутина из могилы? В литературе вы найдёте несколько версий, все они трогательно наивные и абсолютно несостоятельные. Условно их можно разделить на две части: по организаторам поиска тела мёртвого Распутина. Согласно гипотезе номер один, некие журналисты или военные по собственной инициативе, будучи сообразительными людьми, вычислили место захоронения, благодаря его посещению императрицей. А что делать с могилой Распутина, если вы знаете её расположение? Это у нас с Вами ответ на этот вопрос вызовет лёгкое замешательство. У активистов новой «демократической» власти ответ простой — раскопать её! И достать оттуда гроб с телом. Тут резонно спросить, а зачем все это им нужно. На этом месте, «распутиноведы» дают несколько объяснений. Первую высказал Уполномоченный временного комитета Государственной думы Филипп Петрович Купчинский студентам Политеха: необходимо предотвратить будущее поклонение праху Распутина. Но это полная чушь. Дело в том, что в день похорон, цинковый гроб с телом убитого старца был по приказу императрицы увезён в неизвестном направлении. Общественности объявили, что он будет захоронен в родном селе Распутина, а на самом деле похороны состоялись в Царском селе. Императрица желала оставить себе возможность ежедневного посещения могилы дорогого её сердцу старца Григория. Возникает резонный вопрос — как же «контрреволюционные силы» могут поклоняться мощам Григория Распутина, если захоронение является тайной царской семьи и точное место погребения никто не знает? Наоборот: когда могилу Распутина нашли, вот тогда и пошли об этом слухи, и часовня стала быстро становиться местом паломничества! Получается: мы гроб найдём, скрыть это нам не удастся, пойдут Распутину поклоняться люди. Поэтому… надо его могилу искать! Неубедительный лепет.

Вторая версия вскрытия могилы Распутина ещё интереснее. Её, например, можно прочитать в «Комсомольской правде» от 26-го декабря 2002 года. Оказывается, искали могилу действительно специально, по заказу властей. Якобы Керенский считал, что в могиле Распутина спрятаны сокровища, и именно поэтому гроб был поднят из-под земли! Конечно, ничего кроме иконки, «искатели сокровищ» внутри гроба не нашли… Опять мы видим неубедительное совсем объяснение поступкам Керенского. Скажу больше — что-либо глупее вообще придумать сложно. Когда до этого в русской истории могилу человека вскрывали по приказу властей, не для судебных действий, не для эксгумации и опознания, а для поиска спрятанных сокровищ? Если следовать этой логики, то надо вскрывать все захоронения без разбору — а вдруг там спрятаны тайные клады! Начать можно с мавзолея Ленина, вдруг именно там спрятано пресловутое «золото партии». Причём, вскрыв могилу и ничего не найдя, обратно потревоженный прах хоронить не надо, а необходимо увести его в лес и сжечь без остатка! Ведь поклонники Керенского, подсовывающие нам бездарно сляпанные версии, не удосуживаются объяснить, почему убедившись, что золота нет, Распутина не похоронили обратно.

Некоторые исследователи в качестве мотивации действий Временного правительства, приводят обращение к нему императрицы Александры Фёдоровны, с просьбой предотвратить надругательство над телом близкого ей человека. И Керенский, добрая душа, тогда и отдал приказ найти могилу Распутина. Развенчать это утверждение особого труда не составляет. Обращения бывшей русской царицы действительно было, но его смысл был совершенно другой. Опасаясь возможного надругательства, она просит Керенского это предотвратить, т.е. либо охранять место упокоения, что в новых условиях невозможно, либо перезахоронить его тайно в тихом месте. Пусть и спит там спокойно мужик, неоднократно спасший жизнь её единственного сына. Для этого она выдала Керенскому и само место погребения. Естественно, что Александра Фёдоровна никогда не могла попросить сжечь тело своего «друга»! Любой нормальный и обычный руководитель страны, на месте Керенского выполнил бы её просьбу. Керенский же лично отдал приказ надругаться над останками «старца»? Почему же он так сделал?

Потому, что его тело, главная улика обвиняющая «союзные» спецслужбы, должно было быть немедленно уничтожено. Такое внимание Александра Фёдоровича Керенского к делу Распутина помогает нам выяснить, кто же выстрелил в лоб старца Григория. А точнее — кто этого не делал! Великого князя Дмитрия Павловича Романова можно смело исключить из списка стрелков в упор. Он Распутина не добивал, он вообще в него не стрелял. Иначе, зачем демократу Керенскому заметать следы убийства, которое совершил член Династии?

Могила Распутина была найдена в Царском селе. Подняв из места захоронения гроб, его заколачивают в деревянный футляр от рояля, и прячут в придворных конюшнях на Конюшенной площади. Далее в дело вступает «уполномоченный Временного комитета Государственной думы Купчинский Филипп Петрович»…

Комендантом главной русской крепости в Манчжурии Порт-Артура, во время русско-японской войны 1905-1906 годов был генерал-лейтенант Стессель. Причём тут Распутин, при чём тут Купчинский, спросите Вы? Подождите, сейчас поймёте. Стесселя, в своё время много и часто ругали русские газеты. Как известно Порт— Артур был японцами сдан, что привело к поиску виновных в этом поражении русской армии. Генерал, командовавший обороной, был заключён под стражу. Во многом его арест был обусловлен позицией прессы, развернувшей травлю русского генерала. Началось следствие, приведшее к тому, что все обвинения были сняты и бывшего коменданта Порт-Артура освободили в апреле 1909 года по личному распоряжению Николая II. Стессель оказался невиновным.

Каким же образом это связано со смертью Распутина? Самым непосредственным. Генерал-лейтенант Стессель оставил после себя не только ордена и медали, но и интересные мемуары. В них он дал весьма любопытное описание личности господина Купчинского. Во время русско-японской войны будущий комиссар Временного правительства был военным корреспондентом газеты «Русь» в Порт-Артуре и своими статьями активно посодействовал тому, чтобы невиновного Стесселя упрятали в Петропавловскую крепость.

Свидетельство генерал — лейтенанта столь интересно, что мы приведём его полностью: «Этого (Купчинского — Н.С.) я почти не помню в Артуре, он уехал до осады и за полгода до сдачи крепости. Уехал он на шлюпке с приезжавшим в Порт-Артур корреспондентом Борисом Тагеевым. И вот, спустя большой промежуток времени, по возвращении из плена, явился к генералу Рейсу, уже в Петербурге, унтер-офицер, сопровождавший Тагеева, и представил его донесение. Донесение это, в виду важности, передано в главный штаб 30 апреля 1905 года за № 270. Тагеев сообщал в нём, что когда он с Купчинским выехал на китайской шаланде из Артура в Инкоу, на пути им на горизонте встретился японский миноносец, который мог их не заметить. Тагеев и бывший с ним унтер-офицер хотел пройти мимо незамеченными, но Купчинский вдруг вскочил и стал махать белым платком миноносцу, после чего последний и взял всех троих в плен. По донесению Тагеева, Купчинский начал немедленно рассказывать японцам всё, что знал о Порт-Артуре, несмотря на то, что его никто и не расспрашивал об этом. Тот же Купчинский, когда был в Японии в плену, вращаясь в кругу пленных офицеров, которые его ещё не знали, был посвящён несколькими нашими офицерами в план бегства, которое они хотели устроить. Во главе заговорщиков был поручик Святополк-Мирский. Купчинский выдал заговорщиков японцам. Все офицеры были арестованы, а некоторые, как например Святополк-Мирский, подверглись даже истязаниям, а Купчинский едва ли не в знак признательности к нему японцев, был отпущен из плена, но предварительно избит до беспамятства нашими офицерами за своё шпионство. Все эти факты признает и не может не признавать сам Купчинский. Вот вам мои „обличители“ в печати. После всего, что я сказал, я думаю, всякий поймёт, почему я не вступаю в полемику с этими господами».

Снова мы видим «удивительные» совпадения. Господин Купчинский, ведёт себя, как предатель. Это — если очень мягко сказать! Если же посмотреть правде в глаза, то его поведение очень похоже на действия шпиона. Такие же мысли пришли в голову и русской контрразведке, поэтому в 1909 году репортёр был арестован охранным отделением по обвинению в разглашении государственной тайны. Но, проведя всего лишь несколько месяцев в тюрьме, вышел на свободу. Именно этот сомнительный человек, получает ответственное задание по уничтожению трупа Распутина. Не на высоте была кадровая политика? Нет, в отделе кадров царил полный порядок. В отделе кадров британских спецслужб! Поэтому, Александр Фёдорович Керенский и поручает щекотливое дело такому же, как и он сам, ставленнику и марионетке. Шпиону и предателю.

Купчинский с честью выполнил задание — прах Распутина был развеян по ветру. После этого и следы нашего героя теряются в бурях Гражданской войны. Мне удалось обнаружить его фамилию лишь на агитационных плакатах Вооружённых Сил Юга России, т.е. белой армии под командованием Деникина. Отдел агитации и пропаганды назывался ОСВАГ. Видимо там Филипп Петрович Купчинский, поэт и публицист, с честью выполнял новое задание своих хозяев — «беззаветно служа» белому делу, ни в коем случае не допускать его торжества в Гражданской войне. Боролся с красными до последнего белогвардейца! Эта задача, как нам известно, с честью была «купчинскими» выполнена — белые проиграли. Это не удивительно, это закономерно, если у генерала Деникина были такие «пропагандисты».

После смерти Распутина события развевались с бешеной скоростью. План Революция-Разложение-Распад заработал в полную силу. Не пройдёт и года после контрольного «союзного» выстрела в лоб старца, как в Смольном будут заседать уже Ленин и Троцкий!

Менялись власти в революционной России, но для убийц Распутина, тех, кто объективно помог нажать на спусковой крючок русской революции, всё складывалось одинаково хорошо. И наоборот, пытавшиеся им помешать, спасти страну, почти все погибли или серьёзно пострадали.

Уволенный в отставку премьер-министр Борис Владимирович Штюрмер на свободе проходил недолго. Временное правительство, руководимое и направляемое британской и французской разведкой, не простило ему немецкой фамилии и даже гипотетических сепаратных переговоров с Германией. Те, кто критиковал Штюрмера с думской скамьи, при новой власти получили возможность засадить его в Петропавловскую крепость, где он допрашивался Чрезвычайной следственной комиссией Временного правительства. Живым он из крепости не вышел, так и не представ перед судом, и став одним из первых жертв новой «демократической» русской власти. После смерти Штюрмера его вдова потребовала от Временного правительства провести расследование, и либо оправдать честное имя мужа, либо — вынести приговор. Ответ она получила закономерный: «дело Б. В. Штюрмера прекращено за полным отсутствием против него, каких бы то ни было улик». Иначе говоря — никаких доказательств предательской деятельности не обнаружено. А современные историки все пишут и пишут о сепаратных переговорах, под руководством Штюрмера и Распутина. До сих пор выгодно фальсифицировать историю и скрывать правду…

Последний царский министр внутренних дел Александр Дмитриевич Протопопов, получивший от Распутина кличку «Калинин», также пал жертвой своих стокгольмских «переговоров» с немцами и близости к святому старцу. На русской политической сцене он вместе с Керенским и Лениным «представлял» симбирское землячество. Однако земляки ему не помогли: сначала Временное правительство заключило его в Петропавловку. Затем, чтобы опорочить царского министра, «февралисты» начали распускать самые гнусные слухи. Вы когда-нибудь слышали о слабоумии Ленина, о том, что его мозг был поражён сифилисом? Так вот, печальная честь быть первой жертвой подобных слухов принадлежала его земляку Протопопову.

Газета «Голос Сибири», 29 сентября(12.10) 1917-го года.

«Как уже сообщалось в печати, чрезвычайная следственная комиссия ввиду сведений о том, что бывший министр А. Д. Протопопов до вступления в эту должность, и состоя в последней страдал душевным расстройством, признала необходимым подвергнуть его медицинской экспертизе. Врачи, обследовавшие А.Д. Протопопова, нашли, что он страдал прогрессивным параличом на почве сифилиса».

Идея очень простая: только морально опустившийся человек, страдающий венерическими заболеваниями, с разложившимся мозгом, может пытаться заключить сепаратный мир с Германией, служить Распутину и царю! После Октября Протопопов, как ненужный свидетель, был быстро расстрелян «в порядке красного террора».

Говорят, все познаётся в сравнении. Вот для сравнения — судьба ярого монархиста, бывшего царского министра внутренних дел в 1912-1915 годах, Николая Алексеевича Маклаковаи не менее ярого монархиста Владимира Митрофановича Пуришкевича.

«Погибнуть с этим человеком можно, а спасти его нельзя» — так однажды сказал Маклаков о Николае II. Но, несмотря, на пессимистический взгляд сделать он это пытался! В том самом декабре 1916 года, когда убили Распутина, Маклаков, написал письмо Николаю II, в котором призывал принять жёсткие меры против распоясавшихся внутренних врагов России. Волевая личность, в начале 1917 года он даже рассматривался правыми деятелями как самый подходящий кандидат на роль диктатора в случае начала революции. Во время Февраля, Маклаков был арестован, и тяжело раненный в голову, помещён в Петропавловку. Проведя все демократические перемены в застенках новой России, в тюрьме он встретил и Октябрь. Большевики поступают гуманнее «временщиков»: в декабре 1917 года, по состоянию здоровья Маклакова переводят в больницу.

Пуришкевич после убийства Распутина, воспользовавшись перерывом в думских заседаниях, благополучно уехал в действующую армию с медицинским поездом. Потом грянул Февраль, затем и Октябрь. Ярый монархист, антисемит, один из создателей «Чёрной сотни» скрывался от большевиков под фамилией Евреинов (! ), но был арестован. Вот тут и происходит развилочка:

— Монархист Маклаков предлагал навести жёсткий порядок, пытался спасти страну и монархию, а значит, англичанам мешал — и его под конвоем везут в Москву. Там в первый же день «красного террора» его казнят.

— Монархист Пуришкевич убивал Распутина и англичанам помогал — его отпускают на свободу.

Допрашивался Владимир Митрофанович Пуришкевич лично Дзержинским, а приговор получил от Советской власти смешной — всего четыре года принудительных работ! Хотя не много, ни мало, а участвовал в реальном антибольшевистском заговоре сразу после октябрьского переворота. И поставить бы на этом точку, но, увы, не получается. Чудеса постоянно происходят в судьбе людей, вольно или невольно, помогавших английской разведке губить Российскую империю! Даже маленький срок Пуришкевич не отсидел: справедливый пролетарский суд отпускает его на свободу через четыре месяца! Формулировка просто удивительная: «освобождён, в связи с болезнью сына»! Кто говорит о зверствах большевиков? Вот вам пример их истинного гуманизма! Разве можно расстрелять ярого монархиста, если у него дома болеет сын! Стыдитесь. Такого человека даже в тюрьме держать нельзя — вот Пуришкевича и отпускают не через четыре года, а через четыре месяца. Позднее он умрёт от тифа в Новороссийске.

Великий князь Дмитрий Павлович отделался лёгким испугом. Сначала его по приказу императрицы посадили под домашний арест. Сам Николай II, как бы вновь отвечая своим неугомонным родственникам, написал: «Отменить домашний арест Дмитрию не могу до окончания следствия. Молю Бога, чтобы Дмитрий вышел из этой истории, куда завлекла его горячность, чист». Тогда же в декабре семнадцатого Великий князь был отправлен «в ссылку» в отряд генерала Баратова, действовавший в Персии совместно с британскими войсками. Снова линия судьбы молодого Романова пересекается с английской линией! После Октября, Великий князь Романов (случай небывалый для Династии), перейдёт на британскую службу! Потом он оставил её, жил в Лондоне и Париже.В 1926-м году Дмитрий Павлович женился на перешедшей в православие богатой американке Эмери. После чего он и его сестра Мария Павловна уехали в США, где Великий князь занимался торговлей вином, а Великая княгиня служила консультантом в фирме модной одежды «Бергдорф и Гудман».

Феликс Феликсович Юсупов тоже не пострадал от вызванной им революции. Николай II до окончания следствия сослал его в родовое имение. Наступает Февраль — Юсупов становится героем. В Октябре ему приходится значительно хуже. Забрав из своего дома несколько полотен Рембрандта и ряд фамильных драгоценностей, он спешно выезжает в своё поместье. До 1919 года Феликс с семьёй прожил в Крыму, а в апреле 1919 года вместе с оставшимися в живых членами династии уплыл на английском корабле за границу. Так и выходит, что все убийцы Распутина от новой большевистской власти не пострадали. Совершенно случайно, разумеется…

Эта книга не об убийстве Распутина. Она о виртуозной операции «союзников», разрушивших Российскую империю. Большевикам, стремительно взлетевшим на Олимп русской власти при помощи британской и французской разведки, пришло время отдавать долги. Заключать Брестский мир.


От автора. | Кто добил Россию? Мифы и правда о Гражданской войне. | Глава 2. Кому был выгоден Брестский мир.