home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



КАК СБИВАЮТ САМОЛЕТЫ

Лумис находился в кабине управления огнем. Сами лазерщики именовали ее между собой «главным барабаном». Эта штуковина была суперсекретной; похоже, попадись Лумис властям, только за ее посещение, даже если не учитывать все остальное, он мог схлопотать пожизненный срок. Он находился здесь уже часа четыре, и единственное, что он научился делать, это тихонько сидеть в уголке и прижиматься к стене, когда мимо него кто-то из спецов протягивал руку или протискивался к аппаратуре. Места здесь было немного и к тому же страшно жарко. Поначалу, когда он еще пытался поддерживать разговор, он поднял эту тему. Мероид, не глядя в его сторону, он калибровал частотомер, ответил, что шум, из-за которого они давно уже не разговаривают, а кричат, вызван работой охладителей, но, к сожалению, они охлаждают не людей, а аппаратуру. Вообще, Мероид в минуты некоторого спада активности просвещал Лумиса относительно происходящего.

– Мой любезный союзник, взгляните сюда. Вот на этом экране мы наблюдаем окружающее пространство на предмет наличия воздушных целей. Со стороны северо-запада и севера мы видим очень недалеко, нам мешают горы. Обычно в боевом режиме информацию о целях нам дает вышестоящий командный пункт, и мы, не выдавая себя, спокойно ждем добычу. Сейчас мы в этом плане отрезаны от окружающего мира, приходится делать разведку самим, а ведь мы ограничены горизонтальной видимостью.

– Что, противник может подобраться, и вы не заметите?

– Нет, просто мы можем себя выдать активностью, брашей это насторожит.

– И что делать?

– Наше дело ждать. Ждать и не оплошать в нужный момент.

Очень скоро этот момент наступил.

У Лумиса тоже были свои средства связи с повстанцами. По периметру объекта его люди окапывались на случай штурма. Еще его периодически беспокоил новый начальник – ворчун Бурм. Именно теперь он получил от него тревожное сообщение. Лумис решился потревожить штурм-майора.

– Уважаемый майор, позвольте вас оторвать. Новости из столицы: гвардейская пехота оставляет позиции и спешно отходит. Остатки «больших стволов» тоже откатываются.

– Спасибо за информацию. – Офицер повернулся к своим: – У нас все готово? – И снова к Лумису: – Противогаз держите наготове и предупредите своих людей, от этих сволочей в КПГВПС всего можно ждать.

Мероид начал соединяться с другими кабинами, проверяя готовность, но получил встречный вызов с КП.

–Главштурм-майор Мероид, вы слушаете меня? С вами говорит командующий группировкой войск прикрытия столицы маршал Диракузо. – Голос маршала шел по «громкой» связи, слышали все.

– Вот тебе на, только вчера был генералом, – отведя микрофон, прокомментировал Мероид. – Да, я слушаю, господин маршал.

Майор, вы боевой офицер, почему вы отказываетесь выполнять приказ?

Это преступный приказ.

Не нам с вами судить, мы ведь не политики, мы военные. Наше дело выполнять приказы. Я предлагаю вам прекратить этот бунт. Как заместитель министра стратегической обороны, я обещаю: никто не будет расстрелян, я буду ходатайствовать перед военным судом за вас.

– Я подумаю над вашим предложением, господин маршал. Мероид глянул вокруг.

– Что уши развесили, смотрите на экраны. Дорман, – обратился он в другой микрофон, – как энергетика?

– Все в норме, майор.

– Начинаем работать. Мощность реактора пять.

– Есть мощность пять.

– Отключить внешние источники питания. Полная автономия.

– Готово.

– Все, пока ждем.

В кабине находилось четыре офицера и три оператора-сержанта. Все были очень сосредоточены. Мероид выключил громкую связь.

Так надежнее, – сказал он в сторону Лумиса. – Не хватало еще, чтобы они подслушивали нас с помощью какого-нибудь хитрого полицейского прибора.

Наблюдаю цель, – внезапно очень громко произнес лейтенант, сидящий в дальнем углу. Громко он говорил, видимо, оттого, что был в специальных огромных наушниках. – Сверхзвуковая, совершает набор высоты. Не могу опознать. Азимут сто девяносто. Высота два.

Мероид махнул капитану, сидящему справа, тот сразу включил аппаратуру записи.

– Третья, – обратился штурм-майор в микрофон. – Азимут сто девяносто. Произвести опознание. Включайте локатор.

– Пятая.

– Слышим, – ответил голос Дормона. – Включать накачку?

– Пока нет.

Теперь команды и доклады сыпались непрерывно.

– Цель идет по баллистической, скорость падает, азимут сто девяносто, высота восемь, эффективная отражающая поверхность ноль восемь, вращается.

– Цель не отвечает на запросы «свой-чужой».

– Это снаряд, – произнес Мероид без эмоций. – Дальность, ребята?

– Дальность сорок, уменьшается.

– Направление?

– Цель на приближении.

– Пятая накачку на два накопителя. Реактор режим восемь. – Мероид отодвинул микрофон. – Анахт, сделайте расчет точки падения.

– Наблюдаю цель «два», – снова активизировался лейтенант в углу. – Азимут сто девяносто, совершает набор высоты, скорость сверхзвуковая.

– Первая, докладываю: третий, четвертый накопители в режиме накачки. Реактор – режим восемь.

– Доклад принят. Ну что, Анахт? – майор Мероид глянул на дисплей. – Черт!

– Он снова взял микрофон.

– Пятая. Реактор в режим девять. Накачку в предельный уровень.

– Включить разогрев, – майор повернулся к Лумису. -Это по нашу душу.

«Большие стволы»? – предположил Лумис.

– Наверное. – Мероид кивнул. – Пусть ваши люди прячутся, и пусть наденут очки, те, что мы вам выдали, если не хотят ослепнуть.

Лумис начал отдавать распоряжения по своей линии связи, а в кабине продолжала кипеть работа.

– Наблюдаю цель «три». Дальность сорок пять, совершает набор высоты.

– Майор, может, включим «пушку» на автомат, пусть сама разбирается?

– Наша главная задача – уничтожить браша, а электроника отдаст приоритет скоростным ближним целям. Понимаете?

– Цель «один»: дальность двадцать, начала снижение, азимут сто девяносто, скорость три звуковых, на запросы не отвечает.

– Как разогрев?

– Разогрев предельный, готовность «ноль».

– Доклад принят.

– Штурм-майор, вот уточненный расчет. Снаряды будут падать с круговым вероятным отклонением сто пятьдесят -двести метров от кабины.

– Точно бьют гады.

– Первая. Накопители три, четыре через пять минут прикончат ресурс.

– Готовьте еще два, эти мы сейчас разгрузим. Пракс, ну-ка, покажи, чему ты выучился. Цели вращаются, не забудь увеличить время фиксации.

– Само собой, – расцвел вице-лейтенант за пультом. Лумис не переставал удивляться этим людям. К ним с бешеной скоростью приближалась смерть, а в кабине возникла атмосфера какой-то веселости, но он и сам чувствовал эту нарастающую в душе приподнятость, наверное, подобное наблюдается в идущих на расстрел, если их приговорили очень давно, ожидание порой страшней подсознательно желаемой развязки.

– Наблюдаю цель «четыре». Азимут сто девяносто, скорость сверхзвуковая, высота четыре...

– Включить наведение.

– Есть наведение.

– Дать разрешение на уничтожение «первой», «второй»,"третьей".

Лейтенант сорвал печать, отодвинул защитный стеклянный колпачок и вдавил кнопку.

– Есть разрешение на уничтожение «первой», «второй»,"третьей".

Мероид повернулся к Лумису.

– Вам понравилось?

– Что, уже все? – оторопело спросил Лумис.

– Нет пока, но функция людей закончилась, теперь все делает машина.

– С ума сойти. И что дальше?

– Верующие могут молиться, – штурм-майор уже отвернулся. – Пятая, что там?

– Третий, четвертый накопители – пусты. Первый, второй – в режиме накачки.

– Доклад принят.

– Наблюдаю цель «пять». Азимут сто девяносто, скоростьсверхзвуковая...

– Снова-здорово, – сказал кто-то.

– Тихо, ребята, меньше эмоций, – осадил Мероид.

– Цель «один» – дальность семь, высота пять.

– Цель «один» – усиливается сигнал, возросла отражающая поверхность.

– Цель «четыре» – азимут сто девяносто, высота двадцать, скорость три звуковых...

– Цель «один» – распад, наблюдаю мелкие сегменты.

– Цель «два» – усиливается сигнал, возросла отражающая поверхность. Остатки цели «один» продолжают снижение, возросла отражающая поверхность... Наблюдаю вторичный распад, очень мелкие сегменты, скорость падает.

– Наблюдаю цель «шесть». Азимут сто девяносто...

– Цель «два» – распад, наблюдаю около десяти мелких сегментов. Мелкие сегменты цели «один» – возросла отражающая поверхность, последовательный распад, диапазон скоростей меняется... Полный распад, если и есть обломки, размеры менее разрешаемых. Цель «три» – возросла отражающая поверхность... Извините, майор, мои доклады запаздывают.

– Понятное дело, передохни малость, и так все ясно. -Мероид снова повернулся к Лумису: – Для вас разжую. Машина уничтожила указанные цели в количестве трех, в процессе цели распадались, осколки машина распознала как вторичные цели и уничтожила их, после чего целей стало оченьмного, осколки снова показались нашей «пушке» опасными, она прикончила и их тоже. Такие дела.

– Цель «четыре» – высота пятнадцать, снижается...

– Включить разогрев. Пятая, два накопителя в непрерывную готовность. Включить наведение. Дать разрешение на уничтожение всех сверхзвуковых целей с азимута сто девяносто.

– Есть разрешение на избирательное уничтожение по азимуту сто девяносто.

– Доклад принят.

– Штурм-майор, вас к телефону. -Кто?

– Майор Гроппе. Мероид взял трубку.

– Да.

Привет, коллега. – Гроппе был командиром ракетной противовоздушной точки, тоже прикрывающей столицу, правда, только от низковысотных целей. – Воюешь?

– Чего ты хочешь? Мне тут некогда болтать.

– Не кипи, Мероид, тебе сегодня здоровье еще потребуется. Картинку оперативной обстановки тебе, наверное, отрезали?

– Ты прозорлив, как никогда.

– Я тебе передам ее по телефонному кабелю. Я тут, как смог, подключил свою «цифрушу». Пусть твои ребята быстренько изобретут какой-нибудь приемник. Будет, разумеется, некоторое запаздывание, но это лучше, чем ничего. На всякий случай: на азимуте двадцать высотная цель, дальность семьсот. Все. Желаю выжить сегодня.

– Спасибо за помощь.

Мероид начал давать необходимые распоряжения. А «пушка» между тем продолжала истреблять крупнокалиберные снаряды, их счет уже перевалил за десяток. «Как просто, – думал Лумис, – а там, в столице, эти снаряды снесли целые районы, и все были бессильны против них».


концы в огонь и воду | Огромный черный корабль | * * *