home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



список

Лумис надавил на дверь. Можно было ударить, можно было расстрелять замок, но ему очень хотелось выдавить ее. Он испытывал себя, как раньше на изнурительных тренировках. После скоротечного боя в нем еще кипела энергия, ее надо было выплеснуть, выплеснуть до того, как он доберется до цели.Дверь начала выгибаться, покоряясь его вздувшимся венам и мышцам, он ощутил приятное напряжение сухожилий. Нога соскользнула, он перераспределил вес, и тут дверь лопнула. Он ввалился в проем, но не упал. Глаза моментально обшарили пространство в поисках опасности, рефлексы работали независимо от сознания. Прошли доли секунды, а он уже катился по полу, потому что туда, в вывороченную дверь, с шипением втыкались иголки. Лумис был вооружен до зубов, но этого неумелого стрелка нельзя было убивать – он и был целью. Еще бросок, и вот уже вывернутая рука выронила на пол оружие. Лумис боднул этого одетого в красивый костюм человека каской, не снимая ее с головы, и бросил поверженного в угол.

– Мистер Инно, если не ошибаюсь?

Мистер Инно ничего не ответил, он нянчил вывихнутую руку, а на лбу его вздувалась багровая ссадина.

– Знаешь, Инно, я так давно тебя искал, мне уже начало казаться, что мы состоим в родстве.

Лумис пододвинул к себе тяжелое дорогое кресло и сел.

– Кто вы такой, черт возьми? – спросил мистер Инно с гонором, но не очень уверенным тоном.

– Я твоя смерть, – спокойно ответил Лумис. – Твоя мучительная смерть.

Он расслабил мышцы, положил каску на большой письменный стол и посмотрел на часы. Мозг привычно посчитал время, затраченное на операцию: все было в норме.

– Кто вас нанял? – уже совсем нерешительно осведомился человек в углу.

– Кто меня нанял? – повторил Лумис задумчиво. – Давно, очень давно, мистер Инно, меня никто не нанимает. Но речь не обо мне, речь о тебе. Вообще-то, у меня принцип: не болтать со своими жертвами, но в отношении тебе подобных я буду его нарушать. Еще у меня есть принцип или, можно сказать, прихоть: не мучить людей, но в отношении тебя я нарушу и это. Знаешь, подонок, что ты мог успеть сделать, когда мы начали убивать твою охрану? Ты мог застрелиться. Но у тебя слишком тонка кишка для этого. Все ублюдки, подобные тебе, решительны, только подставляя других, используя других, карабкаясь по службе и по жизни за счет других. Прости, я немного прервусь, неинтересно говорить со столь малой аудиторией.

Лумис повернулся и крикнул в дверь:

– Берг, пришли сюда Маэстро Смерть вместе с его ящиком!

– За меня дадут хороший выкуп, – подал голос Инно.

– Заткни рот, еще не наступило время для твоего выступления. И сиди, где сидишь, а то тебе станет больно гораздо раньше, чем предусмотрено планом. Сейчас сюда войдет человек, цель жизни которого – увидеться с тобой – еще в большей степени, чем у меня. Раньше, в том убитом тобой времени, он был телевизионщиком, оператором. Он профессионал. То, что он заснимет здесь сегодня, останется в веках. Знаешь, ему не посчастливилось быть в Пепермиде, когда взорвались ваши полумегатонные мины, у него лучевая болезнь смертельной степени, но он жив, и сегодня он снимет хороший фильм.

В кабинет вошли люди, первым шел человек невероятной худобы. При взгляде на него казалось, что он должен упасть от малейшего движения воздуха. Двое других, в касках-шлемах и с иглометами на ремне, открыли тяжелый ящик и стали помогать первому устанавливать аппаратуру. Они справились быстро.

Лумис порылся в одном из многочисленных карманов и достал оттуда, а затем надел на голову маску. Это была красная матерчатая тряпка с прорезями для глаз.

– Начнем, господа, – сказал он в объектив. – То, что произойдет перед этой камерой, чистая правда. Я палач, а это жертва. Это – мистер Инно, как видите, он еще жив, но в конце фильма он будет мертв. Этот человек, скромно сидящий в углу, повинен во многих вещах. Он обвиняется в преднамеренном убийстве приблизительно пяти миллионов человек, которые умерли или же неизбежно умрут от ран, излучения и шока. Он убил их сознательно, расчетливо, во имя своего бизнеса. Убил не своими руками, тщательно затер следы своего участия, он считал, что никто и никогда не узнает правды. Он ошибся. Кроме того, он обвиняется в использовании служебного положения в личных целях, в давлении на политиков, в подкупе должностных лиц, в заказных убийствах, точнее, в их заказе и оплате, в нечистоплотных денежных махинациях и прочем и прочем. Ну и главное: мистер Инно – первый в моем списке, дальше следуют...

Лумис достал из внутреннего кармана и тщательно расправил перед собой лист обычной бумаги, хронопластины остались только в воспоминаниях. В условиях повышенного радиационного фона они стали слишком ненадежны. Затем Лумис зачитал длинный перечень фамилий, титулов и должностей.

– Все эти люди повинны в преступлениях против человечества, все они убийцы. Наш мир был не лучшим из миров, но они очень постарались сделать его еще хуже. У них была и остается власть, которой можно распорядиться с пользой для всех, но они считают, что власть – это лишь оружие для получения собственной выгоды. Они оправдываются тем, что так делают все. Они используют власть для удовлетворения своих прихотей. Ради нее они совершали преступления. Я представляю тех, кого вы убивали, убиваете, еще убьете, тех, кого вы ограбили, уморили голодом, кого вы нещадно эксплуатировали и продолжаете эксплуатировать, кого вы обманули и продолжаете обманывать. Я – представитель рабов. Знайте, вы, власти предержащие: список еще не полон. Сегодня мистер Инно станет первым, кто будет вычеркнут из этого списка. Смотрите внимательно, то, что вы сейчас увидите, вскоре произойдет и с вами.

Лумис подвинулся к объективу:

– У нас цветная пленка, оператор?

– Да, палач.

– Как со звуком?

– Все в норме, палач. Можете приступать. От имени мертвых, к которым я скоро присоединюсь, поручаю вам осуществить возмездие.

– Слушаю и повинуюсь! – произнес Лумис и стал натягивать боевые перчатки.


* * * | Огромный черный корабль |