home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Примечания

1

Начало стиха из «Энеиды» Вергилия («Энеида», VI, 620), ставшее ходячим выражением. (Прим. ред.).

В дальнейшем все сноски, кроме особо отмеченных, принадлежат автору. Примечания, касающиеся военных операций, сделаны В. К. Печоркиным.

2

«Volkischer Beobachter», Berliner Ausgabt, 13/II 1943.

3

Битва под Сталинградом началась 17 июля 1942 года и закончилась 2 февраля 1943 года, т. е. продолжалась 200 суток. Автор в данном случае считает началом битвы 19–20 ноября (начало советского контрнаступления).

4

«ОКВ» (Oberkommando der Wehrmacht) — Верховное главнокомандование вермахта.

5

Транскрипция географических названий дана автором по книге «История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941–1945», т. 3, «Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны (ноябрь 1942 г. — декабрь 1943 г.)», Воениздат МО СССР, М., 1961.

6

Здесь и далее автор говорит о действиях советских войск Юго-Западного направления, нанесших удары по врагу в ходе общего стратегического наступления, начавшегося в январе 1942 г.

7

Так немцы называли г. Львов.

8

Архив автора.

9

Кунктатор (латинск. cunctutor) — от прозвища древнеримского полководца Фабия, уклонявшегося от решительного боя и предпочитавшего занимать выжидательное положение.

10

Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко был в это время главнокомандующим войсками Юго-Западного направления, куда входили Юго-Западный и Южный фронты.

11

5–6 декабря 1941 г. началось контрнаступление советских войск под Москвой. Оно охватило огромный фронт шириной свыше 1000 километров и продолжалось до 7–8 января 1942 г. За этот период войска Западного, Калининского и Юго-Западного фронтов провели ряд крупных наступательных операций. В итоге северная и южная ударные танковые группировки группы армий «Центр» были разбиты и отброшены от Москвы на 100–300 км. Враг испытал первое с начала Второй мировой войны поражение стратегического значения. И танковых, 4 моторизованные и 23 пехотные дивизии врага были разбиты, остальные понесли тяжелые потери в людях и технике. Гитлеровцы потеряли огромное количество солдат и офицеров. Например, по их собственным данным, боевой состав каждой дивизии 4-й танковой армии к 5 января 1942 г. равнялся одному усиленному батальону, 3-я танковая дивизия 2-й танковой армии на 28 декабря 1941 г. состояла всего из двух танковых рот, насчитывавших 24 танка, двух моторизованных батальонов по 100–200 человек и одного пехотного батальона. Общие потери за период Московского контрнаступления, включая раненых и больных, составили не менее 300 тыс. человек. (См. «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой», под редакцией маршала Советского Союза В. Д. Соколовского, М., 1964, стр. 203, 303, 304).

12

На южном крыле советские войска в течение января — марта 1942 г. провели ряд наступательных операций на белгородском и харьковском направлениях, в Донбассе и в Крыму; к крупным территориальным успехам эти операции, однако, не привели. Наибольших результатов наши войска добились при наступлении в Донбассе (Барвенково-Лозовская операция).

Уже в конце января — начале февраля линия фронта на юге начала стабилизироваться, хотя бои продолжались с неослабевающим напряжением. Войска советских 6-й, 57-й и 9-й армий закрепились в образовавшемся выступе на линии между Балаклеей, Лозовой и Славянском (до 20 км в глубину и до ПО км в ширину) и заняли выгодное положение для ударов во фланг и тыл харьковской и донбасской группировкам врага.

Так что у Паулюса действительно были основания для опасений. Однако операции эти остались незавершенными, что объясняется крайне тяжелыми зимними условиями (глубокий снежный покров до 80 см и морозы до -30°), недочетами в подготовке и проведении операций, недостатком средств усиления — танков и артиллерии.

Несмотря на это, действия войск Юго-Западного направления в этот период сыграли определенную положительную роль. Они сковали группу армий «Юг» и вынудили вражеское командование перебросить на ее усиление в январе — апреле 1942 г. в общей сложности 11 дивизий из Германии, Франции, Румынии, Югославии и Венгрии. Были сорваны намерения вражеского командования осуществить частные наступательные операции по овладению линией Дон-Донец для создания предпосылок удара на Кавказ.

13

«Приказ о комиссарах» был издан 6 июня 1941 г. главной ставкой как «совершенно секретный документ, пересылавшийся только через офицеров»; он назывался «директивой об обращении с политическими комиссарами».

14

«Пг» (Pg. — партейгеноссе) — член нацистской партии.

15

Однофамилец фельдмаршала Кейтеля — начальника Верховного командования вооруженными силами.

16

Золотой значок НСДАП вручался тем ее членам, которые состояли в партии со времени ее основания.

17

Из документов немецкого генерального штаба, высказываний высших руководителей вермахта, из анализа фактического хода военных действий явствует, что немецко-фашистское командование после разгрома под Москвой уже не могло организовать одновременного удара на всех трех стратегических направлениях советско-германского фронта и свои замыслы на лето 1942 г. намеревалось осуществить последовательно в три этапа. В течение первого этапа (май — июнь) путем ряда частных операций предполагалось улучшить оперативное положение войск, выровнять линию фронта и высвободить как можно больше сил для главной операции. На втором этапе планировалось, сосредоточив основные усилия на юго-западном направлении, разгромить южное крыло советских войск и овладеть районом Сталинграда, Нижней Волгой и Кавказом (с захватом Кавказа связывался также честолюбивый замысел Гитлера о проникновении на Средний Восток и дальше в Азию и сокрушении сферы британского владычества). На третьем этапе планировалось, используя успехи главной операции и высвободившиеся силы и установив непосредственную связь с финскими войсками, овладеть Ленинградом. На севере в это время намечалось захватить Мурманскую железную дорогу и тем самым лишить Советский Союз важных путей связи с внешним миром. В итоге всего комплекса операций руководители фашистской Германии надеялись подорвать экономическую мощь Советского Союза, захватив южную часть нашей страны, где в больших масштабах добывались нефть, уголь, железная руда, находились крупнейшие металлургические и машиностроительные заводы и богатейшие сельскохозяйственные районы. (Промышленность Урала противник надеялся в дальнейшем вывести из строя посредством воздушных бомбардировок.) В ходе последующих ударов планировалось нанести решительное поражение советским войскам на центральном участке фронта. Все это, по расчетам политических и военных руководителей фашистской Германии, должно было поставить Советский Союз в такое критическое положение, при котором он не смог бы больше продолжать вооруженную борьбу.

План гитлеровского командования на лето 1942 г. был противоречив и построен так же, как и план «Барбаросса», на переоценке своих сил и недооценке сил и возможностей Советского Союза. Расчеты на успех нового наступления руководство рейха прежде всего основывало на предположениях, что Советскому Союзу, потерявшему значительную территорию, на которой производилась до войны одна треть всей промышленной продукции и находилось около 50 % всех посевных площадей, не удастся обеспечить свою армию достаточным количеством вооружения и боеприпасов. Кроме того, оно считало, что Советская Армия к весне 1942 г. понесла невосполнимые потери, лишилась своих кадровых войск и поэтому уже не представляет серьезной силы. Как показал последующий ход событий, эта оценка немецко-фашистским командованием состояния и возможностей Советского Союза оказалась глубоко ошибочной. Боевые действия, развернувшиеся летом и осенью 1942 г., опрокинули все планы врага (см. «Военно-исторический журнал» № 1, 1961, стр. 31–42).

18

12 мая войска советского Юго-Западного фронта нанесли два удара по сходящимся направлениям: главный — с Барвенковского выступа в обход Харькова с юго-запада, вспомогательный — из района Волчанска. Вначале наступление развивалось успешно. Наши войска прорвали оборону 6-й армии Паулюса на обоих указанных участках и в течение пяти дней продвинулись на 40–50 км.

19

17 мая армейская группа «Клейст» (17-я и 1-я танковая армии) из района Славянск, Краматорск нанесла внезапный удар на Изюм и северо-западнее по 9-й армии нашего Южного фронта и прорвала ее оборону, что поставило под угрозу окружения советские войска, наступавшие с Барвенковского выступа. Одновременно 6-я немецкая армия нанесла удар против 28-й армии нашего Юго-Западного фронта. Отвод советских войск не был своевременно разрешен, они продолжали наступать, что еще более усугубило обстановку.

23 мая 6-я немецкая армия, наступавшая с севера, и соединения группы армий «Клейст», наступавшей с юга, соединились в районе Балаклеи. Войска советских 6-й, 57-й армий и группы генерала Л. В. Бабкина были окружены. До 29 мая они вели тяжелую борьбу с превосходящими силами противника. Лишь отдельным отрядам удалось вырваться из окружения. В этих неравных боях погибли смертью храбрых многие верные сыны нашей Родины, среди них Ф. Я. Костенко, заместитель командующего Юго-Западным фронтом, командармы А. М. Городнянский, Л. В. Бобкин, К. П. Подлас (Великая Отечественная война Советского Союза. Краткая история, М. 1965, стр. 160, 161, 162).

20

Адам, видимо, имеет в виду Керченско-Феодосийскую операцию, осуществленную войсками Закавказского фронта во взаимодействии с Черноморским флотом (декабрь 1941-январь 1942 г.). В итоге этой операции был освобожден Керченский полуостров, города Керчь и Феодосия, наши войска продвинулись на 100–110 км, а немецко-фашистское командование было вынуждено на время прекратить атаки Севастополя и перебросить часть сил осаждавшей этот город 11-й армии Манштейна в район западнее Феодосии.

Как известно, героические защитники Севастополя оборонялись в общей сложности 250 дней; этот город был оставлен советскими войсками по приказу 3 июля 1942 г.

21

По данным начальника генерального штаба сухопутных войск генерала Гальдера (они признаются в советской историографии как достоверные или близкие к истине), общие боевые потери сухопутных войск с 30 сентября 1941 г. по 28 февраля 1942 г. составили действительно около полумиллиона солдат, кроме того, свыше 112 тысяч солдат и офицеров выбыли из строя в результате тяжелых случаев обморожения.

В ходе зимнего наступления наших войск было разгромлено до 50 дивизий противника.

22

Эпизоду с захватом в плен майора Рейхеля Вильгельм Адам, как и другие немецкие авторы, придает преувеличенное значение. Едва ли документы, имевшиеся у Рейхеля, были столь важными. Во всяком случае, приказы гитлеровской ставки на летнюю кампанию 1942 г. в их полном объеме стали известны советскому командованию после войны.

23

Командование вермахта полагало, что сумеет окружить и уничтожить главные силы Красной Армии, якобы сосредоточенные на южном крыле советско-германского фронта, поэтому Паулюс и Адам ожидали, что 6-я армия и ее соседи добьются окружения особенно крупных контингентов советских войск и захватят большие трофеи. В действительности же наиболее многочисленная группировка советских войск находилась на центральном (московском) направлении, а юго-западное направление оказалось ослабленным, что и явилось причиной первоначального успеха летнего наступления гитлеровских войск.

24

12 июля 1942 г. Ставка Советского Верховного Главнокомандования образовала Сталинградский фронт, в состав которого были включены 62-я, 63-я и 64-я общевойсковые армии, выведенные из резерва, и 8-я воздушная армия. Вскоре в состав фронта был включен еще ряд ослабленных в боях соединений расформированного Юго-Западного фронта. Новый фронт получил задачу оборонять рубеж по реке Дон от Павловска до Клетской и далее по линии Клетская, Суровикино, Верхне-Курмоярская. 17 июля авангарды 6-й армии вошли в боевое соприкосновение с разведотрядами войск Сталинградского фронта, началась великая битва на Волге («Великая победа на Волге», под редакцией маршала Советского Союза К. К. Рокоссовского, М., 1965, стр. 27–28, 49).

25

Возраставшее сопротивление передовых отрядов нашей 62-й армии, в частности на рубеже Пронин, Тормосин, заставили немецко-фашистское командование провести перегруппировку и включить в 6-ю армию новые соединения.

В 6-й армии к исходу 22 июля было уже 18 дивизий, в том числе пехотных — 12, легкопехотных — 1, танковых — 1, моторизованных 2 и охранных — 2. В боевых частях армии вместе с частями усиления насчитывалось: людей — около 250 тыс., орудий и минометов — около 7500, танков — около 740. Наступление 6-й армии с воздуха поддерживалось основными силами 4-го воздушного флота противника, в составе которого к этому времени имелось около 1200 боевых самолетов.

В составе Сталинградского фронта к исходу 22 июля числилось пять общевойсковых армий и две танковые армии.

Однако, несмотря на указанное количество армий и сравнительно большое число соединений в них, возможности фронта к этому времени оказывались весьма ограниченными. Так, на свои оборонительные рубежи к 22 июля смогли выдвинуться лишь дивизии 63-й и 62-й армий. Из соединений 64-й армии к исходу 22 июля в район Сталинграда прибыли всего лишь две стрелковые дивизии.

Из всех соединений имели среднюю укомплектованность только 16 стрелковых дивизий. Авиационные дивизии 8-й воздушной армии были укомплектованы самолетами не более как на 50 % и имели всего 337 исправных боевых самолетов.

Соотношение сил и средств на Сталинградском направлении к 22 июля видно из приведенной ниже таблицы:

Катастрофа на Волге

(«Великая победа на Волге», под редакцией маршала Советского Союза К. К. Рокоссовского, М., 1965, стр. 54, 56, 57).

26

Характеризуя директиву № 45 как роковую, автор забывает, что и предыдущие приказы Гитлера были не менее авантюристичны. Постигшая агрессоров катастрофа объясняется тем, что советская сторона преодолела последствия внезапного удара вермахта и ряда ошибок, допущенных в первый год войны, и сумела реализовать свои объективные преимущества перед агрессором.

27

Маршал Советского Союза А. М. Василевский как представитель Ставки, находившийся в это время на Сталинградском фронте, свидетельствует:

«Сосредоточенные в ночь на 25 июля на западном берегу Дона войска 1-й танковой армии с рассветом приступили к нанесению контрудара по противнику, который тоже возобновил наступление с целью захватить переправы у Калача. 27 июля нанесла контрудар 4-я танковая армия. Хотя контрудары этих армий и не привели к разгрому ударной группировки противника, прорвавшейся к Дону, но они, как видно из последующих событий, сорвали замысел врага окружить и уничтожить войска 62-й и частично 64-й армий, сыгравшие в дальнейшем основную роль в защите города, не позволили противнику в намеченный срок захватить переправы через Дон и осуществить стремительный удар на Сталинград» («Военно-исторический журнал» № 10, 1965 г., стр. 13–14).

28

Здесь Адам лаконично рассказывает о том сопротивлении, которое оказывали войска Сталинградского фронта, и прежде всего 62-й армии, наступавшим в большой излучине Дона войскам противника. В эти дни, например, был совершен подвиг четырьмя советскими бронебойщиками из 33-й гвардейской стрелковой дивизии 62-й армии Петром Болото, Григорием Самойловым, Александром Беликовым и Иваном Алейниковым. На их позиции, расположенные южнее Клетской, шло до 30 вражеских танков; 15 машин было уничтожено отважными воинами.

25–31 июля командование фронтом по согласованию со Ставкой провело контрудар, о котором сказано в предыдущем примечании.

29

В действительности здесь действовали 8 ослабленных стрелковых дивизий, 2 танковых корпуса (без танков) и 2 слабоукомплектованные танковые бригады 62-й армии. Против них наступало 13 вражеских дивизий, в том числе 9 пехотных, 2 танковые, 2 моторизованные. Эти войска располагали 400 танками и поддерживались значительной частью сил 4-го воздушного флота.

Нужно также иметь в виду, что одновременно 4-я танковая армия Гота наносила удар южнее Сталинграда в районе станции Абганерово и советское командование вынуждено было бросить часть своих резервов на южное крыло.

30

Тыловое учреждение по призыву и комплектованию резервов в военное время.

31

Автор несколько преувеличивает роль 6-й армии. Главной целью летней кампании гитлеровская Ставка считала овладение Кавказом. Захват Сталинграда рассматривался все еще как вспомогательная задача. Что касается боеспособности войск 6-й армии, то она продолжала оставаться довольно высокой.

32

Вот что рассказывает об этих боях бывший командующий Сталинградским и Юго-Восточным фронтами маршал Советского Союза А. И. Еременко:

«Вначале противник попытался форсировать Дон на участке Нижне-Акатов, Нижне-Герасимов, но успеха здесь не достиг. Передовые части гитлеровцев, переправившиеся на наш берег, были уничтожены. Тогда атаки были перенесены на участок Вертячий, Песковатка, где врагу удалось на узком участке фронта добиться огромного превосходства в силах; сосредоточенные здесь три пехотные дивизии наступали при поддержке всех огневых средств двух мотодивизий и одной танковой дивизии, подготовленных для развития удара на Сталинград; огневым щитом из танковой и полевой артиллерии противник прикрыл участок для форсирования реки; на стороне переправлявшихся вражеских частей было тактическое преимущество местности — господствующий берег Дона». (А. И. Еременко, «Сталинград», М., 1961, стр. 121).

33

«В течение десяти дней, с 23 августа по 2 сентября, войска Сталинградского фронта предприняли ряд ожесточенных контратак с задачей уничтожить прорвавшуюся к Волге вражескую группировку. Для решения этой задачи привлекались вновь прибывающие дивизии (правда, малочисленные и не вполне подготовленные для боя), а также изыскивались силы и средства путем возможного маневра. Для отражения этих контрударов противник вынужден был повернуть значительные силы на север.

Нашим частям не раз удавалось „закрыть ворота“ прорыва. Однако всякий раз противник вновь организовывал атаки превосходящими силами, наносил с различных направлений удары, поддержанные огромной массой артиллерии, танков и авиации, добиваясь восстановления положения. 10 суток отчаянно напряженных боев, к сожалению, не привели нас к более или менее ощутимому результату: для прочного закрепления достигнутых успехов, а тем более для ликвидации опасного клина, вбитого врагом в нашу оборону, явно не хватало сил.

Однако вражеские войска, несмотря на свое явное преимущество в танках, пехоте и особенно в авиации, не смогли пробиться к Сталинграду», — свидетельствует А. И. Еременко. («Сталинград», М., 1961, стр. 152).

34

«Швейной машиной» немецкие солдаты прозвали советский самолет ПО-2.

35

Цитируется по: «Процесс против главных военных преступников в Международном военном трибунале. Нюрнберг, 14 ноября 1946 г.» (нем.), т. VII, Германия, 1947 г., стр. 191.

36

Это не совсем точно. Немецко-фашистское командование только в октябре направило в район Сталинграда для пополнения потрепанных дивизий около 200 тыс. обученного пополнения. Кроме того, туда еще прибыло до 90 артиллерийских дивизионов резерва главного командования, насчитывавших около 50 тыс. человек и более 1000 орудий (калибром 75 мм и крупнее), и воздушным транспортом было переброшено около 40 саперных батальонов, специально подготовленных для штурма города. Эти батальоны имели более 30 тыс. человек личного состава. («Великая победа на Волге», стр. 190). Что касается 4-й танковой армии, то она продолжала действовать в направлении Бекетовки, Красноармейска, т. е. южных пригородов, находящихся в черте большого Сталинграда.

37

Генерал В. И. Чуйков, маршал Советского Союза, командовал героической 62-й армией, которая проявила безграничную отвагу в боях за Сталинград и нанесла смертельные удары гитлеровским захватчикам.

38

Это достоверное свидетельство Адама разоблачает послевоенные попытки генерала Цейцлера доказать, что он всеми силами боролся за отвод 6-й армии из района Сталинграда. Однако Адам не избежал некоторого преувеличения, говоря о предвидении командованиями 6-й армией и группой армий «Б» готовящегося советского контрнаступления. (См. 3. Вестфаль, В. Крейпе, К. Цейцлер и др., «Роковые решения», М., 1958, стр. 166–167.)

39

Речь идет о 138-й стрелковой дивизии (командир полковник И. И. Людников), переданной из состава 64-й армии в 62-ю и переправившей через Волгу все свои три стрелковых полка в ночь с 15 на 16 октября в Сталинград. Дивизии была поставлена задача оборонять завод «Баррикады».

40

Главное командование сухопутных войск вынуждено было 14 октября 1942 г. отдать приказ, согласно которому войска вермахта переходили к обороне на всем советско-германском фронте. Активные наступательные действия должны были продолжаться только непосредственно в Сталинграде, а также в районе Нальчика и Туапсе.

41

Судьба 6-й армии была решена советскими войсками, разгромившими немецких захватчиков. (Прим. ред.).

42

Наступление войск Юго-Западного фронта (командующий генерал Н. Ф. Ватутин) и правого крыла Донского фронта (командующий генерал К. К. Рокоссовский) началось в 8 часов 50 минут 19 ноября мощной артиллерийской подготовкой, которая продолжалась 1 час 20 минут. Около 3500 орудий и минометов, сосредоточенные на трех узких участках прорыва общим протяжением 28 километров, обрушили свой огонь на врага.

43

Главный удар Юго-Западный фронт наносил силами 5-й танковой и 21-й армий. Противник оказал сопротивление. Особенно упорным оно было в полосе наступления 5-й танковой армии генерала П. Л. Романенко, где гитлеровцы опирались на сильно укрепленные населенные пункты. Но советские войска умелым маневрированием вынуждали противника к отходу, а местами и к паническому бегству. Прорыв вражеской обороны оказался все же трудной задачей, лишь ввод в бой подвижной группы в составе 1-го и 20-го танковых корпусов позволил форсировать продвижение. К 14 часам прорыв был завершен.

44

К утру 20 ноября 26-й танковый корпус генерала А. Г. Родина разгромил части 1-й румынской танковой дивизии и вышел в район Перелазовского. Здесь танкисты уничтожили штаб 5-го армейского румынского корпуса и захватили много пленных, после чего повернули на юго-восток в общем направлении на Калач — Советский.

45

20 ноября 1942 г. с плацдарма в районе Сарпинских озер нанесли удар войска Сталинградского фронта (командующий генерал А. И. Еременко). Утро было туманным, поэтому армии фронта переходили в наступление не одновременно, а по мере того как туман на их участках рассеивался. В 8 часов 30 минут после артиллерийской подготовки перешла в наступление 51-я армия генерала Н. И. Труфанова, спустя два часа — 57-я генерала Ф. И. Толбухина, а затем 64-я генерала М. С. Шумилова. Враг также оказал отчаянное сопротивление, но в первый же день оборона была прорвана. Для развития прорыва были введены 13-й, 4-й механизированные и 4-й кавалерийский корпуса. Наращивая темп продвижения, они быстро охватывали с юга 4-ю танковую и 6-ю полевую армии врага. В авангарде в направлении Калач — Советский, навстречу танкистам Юго-Западного фронта, двигался 4-й мехкорпус генерала В. Т. Вольского. (Великая Отечественная война Советского Союза, 1941–1945. Краткая история, М., 1965, стр. 213.)

46

На юго-восток, в сторону Калача, основные силы Юго-Западного фронта, имея в авангарде 26-й и 4-й танковые корпуса, повернули не с рубежа реки Лиски, а раньше, с рубежа Перелазовский, Свечниковский.

Удар на юг развивали 1-й танковый корпус генерала В. В. Буткова и 8-й кавалерийский корпус генерала М. Д. Борисова. Они и имели задачу перерезать упомянутую Адамом железную дорогу в районе станций Бол. Осиповка, Суровикино, Обливская.

47

В данном случае автор несколько сгущает краски. В тот момент угроза выхода советских войск к Азовскому морю была еще проблематичной. Окружение сталинградской группировки не было завершено.

48

Это были танки 4-го танкового корпуса генерала А. Г. Кравченко, который наступал на Калач-Советский левее 26-го танкового корпуса.

49

Мост был захвачен небольшим отрядом под командованием подполковника Г. Н. Филиппова. Танки Филиппова с включенными фарами подошли к переправе. Гитлеровцы, охранявшие мост, приняли их за свои. Советские танкисты, переправившись через реку, уничтожили охрану и захватили мост. (См. «Битва за Волгу», Волгоград, 1958, стр. 133–134; «История Великой Отечественной войны, 1941–1945», М., 1961, т. 3, стр. 33–34.)

50

Здесь, как и в ряде других мест книги, Адам одной из важнейших причин катастрофы гитлеровских войск на Волге считает недооценку со стороны Гитлера и генерального штаба сухопутных войск сил и возможностей Красной Армии. Но этот порок был свойствен также и командованию 6-й армии, которое неоднократно заверяло Гитлера, что овладеет Сталинградом.

51

В ночь с 22 на 23 ноября, когда происходил этот разговор между Паулюсом и Адамом, кольцо окружения еще не замкнулось. Это произошло днем 23 ноября, когда 45-я танковая бригада подполковника П. К. Жидкова из 4-го танкового корпуса Юго-Западного фронта и 36-я механизированная бригада подполковника М. Р. Родионова из 4-го механизированного корпуса Сталинградского фронта встретились в районе Калач — Советский. Вслед за подвижными соединениями продвигались стрелковые дивизии. Они создавали все более прочный внутренний фронт окружения. В тот же день, 23 ноября, 64-я и 57-я армии Сталинградского фронта вышли на рубеж реки Червленной и закрыли пути отхода окруженным на юг. В районе Калача выдвинулись передовые части 21-й армии Юго-Западного фронта, лишив противника возможности идти на запад.

Создавался и внешний фронт окружения: к исходу 23 ноября части 1-й гвардейской и 5-й танковых армий Юго-Западного фронта, выйдя на рубеж рек Кривая и Чир, приступили к созданию прочной обороны, а части 51-й армии и 4-го кавкорпуса Сталинградского фронта выдвинулись на рубеж восточнее Садового. В результате всех этих действий операция на окружение была надежно обеспечена, так что возможность прорыва из котла зависела отнюдь не только от разрешения Гитлера.

52

В группу армий «Дон» вошла также вновь созданная 4-я танковая армия под командованием генерал-полковника Гота. Этой армии предстояло выполнить главную задачу всей группы армий — деблокировать окруженных.

53

Слова из песни, которую по приказу Геббельса передавали по немецкому радио во время Сталинградской битвы.

54

Трудно судить о моральном облике военачальников вермахта, отказывавшихся сражаться в котле. Быть может, речь шла не о трусости, а о понимании безвыходности положения. Во всяком случае, преданность Гитлеру, которую в эту пору проявили многие офицеры и генералы, усугубила, а отнюдь не облегчила участь окруженных. (Прим. ред.).

55

По данным, приводимым Дерром, 6-я армия получила следующее количество грузов:

Катастрофа на Волге

Всего за 70 дней 6-я армия получала по воздуху в среднем 94,16 тонны грузов в день. (Г. Дерр. Поход на Сталинград, М., 1957, стр. 117.)

56

Свидетельство Адама о составе сил противника в районе нижнего течения реки Чир проливает дополнительный свет на возможности врага по деблокированию окруженных. Длительное время в советской историографии существовало ошибочное мнение, будто гитлеровское командование сумело сосредоточить две деблокирующие группировки — в районе Котельникова (4-я танковая армия) и в районе Тормосина. В действительности же, как это особенно наглядно подтверждается Адамом, очевидцем и участником событий именно на этом участке, вторая деблокирующая группировка в районе Тормосина так и не была создана.

57

Судя по донесению Паулюса в штаб группы армий «Б» от 22/Х1-1942 года, он не ставил тогда столь безапелляционно вопрос об отходе. Основная мысль этого донесения сводится к утверждению возможности удерживать район Сталинграда. (См. Г. Дерр. Поход на Сталинград, М., 1957, стр. 74.) Лишь в донесении от 23 ноября Паулюс высказался более определенно за выход своих войск из окружения.

58

Архив автора.

59

Следующие штабы, соединения, части и должностные лица были окружены в Сталинградском котле на Волге:

Из штаба 6-й армии генерал-фельдмаршал Паулюс, командующий 6-й армией; обер-лейтенант Циммерман, личный адъютант командующего (убит); генерал-лейтенант Шмидт, начальник штаба 6-й армии; обер-лейтенант Шатц, личный адъютант начальника штаба 6-й армии (убит); полковник генерального штаба Эльхлепп, начальник оперативного отдела (убит); капитан Бер, 1-й адъютант (улетел из котла); капитан фон Зейдлиц, прикомандированный к оперативному отделу (убит); подполковник генерального штаба Нимейер, начальник разведывательного отдела (убит); капитан Маттик, адъютант (умер); подполковник генерального штаба фон Куновски, квартирмейстер I (начальник тыла); полковник Адам, 1-й адъютант; обер-лейтенант Шлезингер, помощник 1-го адъютанта; полковник Зелле, начальник инженерной службы армии (улетел из котла); полковник ван Хоовен, начальник связи армии.

Армейские корпуса

IV армейский корпус: генерал инженерных войск Иенеке, командир корпуса (улетел); генерал артиллерии Пфеффер, командир корпуса; полковник генерального штаба Кроше, начальник штаба.

VIII армейский корпус: генерал-полковник Гейтц, командир корпуса; полковник генерального штаба Шильдкнехт, начальник штаба.

XI армейский корпус: генерал пехоты Штрекер, командир корпуса; полковник генерального штаба Гроскурт, начальник штаба.

LI армейский корпус: генерал артиллерии фон Зейдлищ-Курцбах, командир корпуса; полковник генерального штаба Клаузиус, начальник штаба (убит).

XIV танковый корпус: генерал пехоты Хубе, командир корпуса (улетел); генерал-лейтенант Шлемер, командир корпуса; полковник генерального штаба Мюллер, начальник штаба.

Дивизии

44-я пехотная дивизия: генерал-лейтенант Дебуа.

71-я пехотная дивизия: генерал-лейтенант фон Гартман; генерал-майор Роске.

76-я пехотная дивизия: генерал-лейтенант Роденбург.

79-я пехотная дивизия: генерал-лейтенант фон Шверин (улетел).

94-я пехотная дивизия: генерал-лейтенант Пфейффер (улетел).

100-я егерская дивизия: генерал-лейтенант Занне.

113-я пехотная дивизия: генерал-лейтенант Сикст фон Арним.

295-я пехотная дивизия: генерал-майор доктор Корфес.

297-я пехотная дивизия: генерал-лейтенант Пфеффер (в январе 1943 г. принял IV армейский корпус); генерал-майор фон Дреббер.

305-я пехотная дивизия: генерал-майор Штейнметц (улетел после ранения); полковник Чиматис.

371-я пехотная дивизия: генерал-лейтенант Штемпель (убит).

376-я пехотная дивизия: генерал-лейтенант Эдлер фон Даниэльс.

384-я пехотная дивизия: генерал-лейтенант барон фон Габленц (улетел).

389-я пехотная дивизия: генерал-майор Магнус.

3-я моторизованная дивизия: генерал-лейтенант Шлемер (в январе 1943 г. принял XIV танковый корпус); полковник фон Ханштейн.

29-я моторизованная дивизия: генерал-лейтенант Лейзер. 60-я моторизованная дивизия: генерал-майор Колерман (улетел).

14-я танковая дивизия: генерал-майор Бесслер (смещен); генерал-майор Латтман.

16-я танковая дивизия: генерал-лейтенант Ангерн (убит).

24-я танковая дивизия: генерал-майор фон Ленски.

9-я зенитно-артиллерийская дивизия: генерал-майор Пикерт (улетел).

1-я румынская кавалерийская дивизия: генерал-майор Братеску. 20-я румынская пехотная дивизия: генерал-майор Димитриу.

100-й хорватский пехотный полк (приданный 100-й егерской дивизии).

Войска резерва главного командования

Минометная бригада (полковник Чекель);

2-й минометный полк;

51-й минометный полк;

9-й зенитно-артиллерийский полк;

243-й и 245-й самоходно-артиллерийские дивизионы;

Саперные батальоны: 45, 294, 336, 501, 605, 672, 685, 912, 921, 925. 149 различных отдельных частей и подразделений (подразделения артиллерии РГК, строительные батальоны, полицейские части, части организации Тодта, подразделения полевой почты, команды аэродромного обслуживания, трофейные команды, истребительная авиационная группа, эскадрильи ближней разведки и другие).

(Архив автора)

60

Полный текст памятной записки гласил:

Командир LI армейского корпуса

№ 603/43 сов. секр.

Район расквартирования 25/11 1942, утро

Совершенно секретно

Господину командующему 6-й армией.

Получив приказ по армии от 24/11-1942 о продолжении сопротивления и сознавая всю серьезность настоящего момента, я чувствую себя обязанным еще раз изложить письменно мою оценку обстановки, которая подтверждается сообщениями за последние 24 часа.

Для армии есть только два выхода:

Прорыв на юго-запад в общем направлении на Котельниково (речь идет о Котельниковском. — Ред. нем. изд.) или гибель в ближайшие дни. Понимание этого основано на трезвой оценке фактического положения вещей:

I. Так как уже в начале сражения почти не оставалось запасов ни в какой области, положение со снабжением является определяющим для принятия решения.

Состояние снабжения LI А. К. на вечер 23/11 см. в приложении. Цифры говорят сами за себя.

Даже небольшие оборонительные бои последних дней чувствительно сократили наличие боеприпасов. Если корпус подвергнется наступлению по всему фронту, с возможностью чего приходится считаться ежедневно, они будут полностью израсходованы в один, два или три дня. Едва ли можно предполагать, что положение с боеприпасами лучше в других корпусах армии, уже много дней ведущих бои крупного масштаба. Расчеты показывают, что достаточное снабжение по воздуху сомнительно даже для LI А. К., для армии же, следовательно, совершенно исключено. То, что может доставить 31 «юнкерс» (на 23/11) или лишь обещанные дополнительно 100 «юнкерсов», — капля в море. Возлагать на это надежды означает хвататься за соломинку. Непонятно, откуда может взяться требующееся для снабжения армии большое количество «юнкерсов». Если даже они имеются в наличии, их пришлось бы перебазировать со всей Европы и с Севера (В книге: И. Видер. Катастрофа на Волге, М., 1965, говорится вместо «Север» — «Северная Африка» — прим. пер.).

Потребность этих самолетов в горючем, учитывая расстояния, которые пришлось бы преодолевать, была бы столь велика, что при существующей нехватке горючего возможность изыскать соответствующие ресурсы представляется крайне сомнительной, не говоря уже о последствиях такого перерасхода горючего для ведения войны в целом. Даже если ежедневно будет приземляться 500 машин вместо предполагаемых 130, то может быть доставлено не более 1000 тонн груза, что недостаточно для армии в 200 000 человек, ведущей бои крупного масштаба и не имеющей запасов. Не приходится ожидать больше, чем покрытия минимальной потребности в горючем, незначительной доли потребности в нескольких типах боеприпасов и, быть может, небольшой части потребности в продовольствии для людей. Лошади сдохнут через несколько дней все до единой. Поэтому тактическая маневренность уменьшится еще больше, снабжение подразделений будет значительно затруднено, а с другой стороны, увеличится потребность в горючем.

Нельзя сомневаться в том, что основная масса русской всепогодной истребительной авиации будет брошена в атаку на прибывающие транспортные самолеты и на единственные пригодные для крупных операций посадочные площадки — Питомник и Песковатку. Значительные потери неизбежны, едва ли можно гарантировать непрерывное прикрытие истребителями протяженной трассы полетов и обеих площадок. Изменчивая погода также будет влиять на работу транспортной авиации. При доказанной таким образом невозможности достаточного снабжения армии по воздуху оно может лишь оттянуть на несколько дней — так, для боеприпасов примерно на 3–5 дней — полное израсходование армией предметов довольствия, но не предотвратить его. Можно растянуть наличное продовольствие, что до известной степени зависит от нас самих (в LI А. К. уже несколько дней назад отдан приказ сократить паек наполовину). Что же касается возможности растянуть наличные горючее и боеприпасы, то это почти полностью зависит от противника.

II. Нетрудно оценить предполагаемые действия противника, перед которым открывается возможность одержать победу в классической по своим масштабам битве на уничтожение. Зная его активную тактику, не приходится сомневаться, что он будет продолжать свои атаки на окруженную 6-ю армию с не уменьшающейся силой. Следует признать, что он понимает необходимость уничтожить армию, прежде чем мероприятия немецкой стороны по деблокированию смогут стать эффективными. Как показал опыт, он не останавливается перед человеческими жертвами. Наши успехи в обороне, особенно 24/11, а также установленные на некоторых участках крупные потери противника не должны вводить нас в заблуждение.

Несомненно, противнику небезызвестны и наши трудности со снабжением. Чем настойчивее и сильнее он наступает, тем быстрее расходуем мы наши боеприпасы. Даже если все его атаки будут безуспешными, все же он добьется конечного успеха, поскольку наша армия израсходует боеприпасы и окажется безоружной. Оспаривать такие его соображения значило бы ошибаться в оценке действий противника. В истории войн это всегда приводило к поражениям. Это была бы игра ва-банк, которая закончилась бы катастрофой 6-й армии, что имело бы тяжелые последствия для будущего, быть может, даже для конечного результата войны.

III. В оперативном отношении отсюда неопровержимо следует: при упорной круговой обороне 6-я армия может избежать поражения, если в ближайшие дни, скажем 5 дней, попытки выручить нас из котла станут настолько эффективными, что противник будет вынужден прекратить свои атаки.

Нет никаких признаков этого.

Если попытки выручить нас будут не столь эффективными, неизбежно наступит состояние безоружности, то есть 6-я армия будет уничтожена. Не видно, чтобы ОКХ осуществляло какие-либо мероприятия для освобождения 6-й армии. Прийти с Запада выручка может только в отдаленном будущем, так как наши части охранения находятся западнее верхнего Чира и на нижнем Чире, начиная примерно от Обливской; следовательно, сосредоточение деблокирующих сил должно осуществляться вдали от 6-й армии. Сосредоточение армии, достаточной для быстрого прорыва, через Дон и одновременного прикрытия своего северного фланга, с помощью имеющей достаточную пропускную способность железной дороги через Миллерово, потребует целые недели. К тому же в непогоду и в короткие дни нынешнего времени года для самих операций потребуется значительно больше времени, чем летом.

Начатое для выручки с юга сосредоточение двух танковых дивизий близ Котельниково и их наступление рассчитано по крайней мере на 10 дней. Виды на быстрый прорыв во многом зависят от необходимости прикрывать удлиняющиеся с каждым шагом фланги, особенно восточный фланг. Кроме того, неизвестно состояние дивизий, а также достаточно ли вообще двух танковых дивизий. На возможность ускорить сосредоточение деблокирующей группировки и использовать значительное число моторизованных транспортных колонн рассчитывать не приходится. Ни колонн, ни горючего, по-видимому, нет, иначе их ввели бы в действие еще раньше для обеспечения столь важного Сталинградского фронта в тот период, когда для этого требовалось меньше транспортных средств.

IV. Расчеты на то, что армия в соответствии с приказом ОКХ может удерживать круговую оборону до освобождения извне в течение периода, пока хватит материальных ресурсов, строятся на явно нереальных предпосылках. По этой причине приказ невыполним и неизбежно приведет к гибели армии. Если командование хочет сохранить ее, оно должно добиться немедленного изменения приказа или же действовать по собственной инициативе — принять другое решение. Мысль о том, чтобы сознательно пожертвовать армией, не может быть предметом какой-либо дискуссии, учитывая оперативные, политические и моральные последствия этого.

V. Сопоставление расчетов времени, необходимого для снабжения и для проведения операций с учетом вероятных действий противника, приводит к ясному заключению, что дальнейшие колебания, собственно, излишни. Однако можно указать и другие идущие в том же направлении доводы: а) нестабильное до сих пор положение на западном участке круговой обороны; б) невозможность долгое время отражать на северном участке массированное наступление противостоящих сил после того, как 10-я танковая дивизия, а затем 3-я пехотная дивизия (мот.) вынуждены были отойти хотя и на более короткую, но совершенно не оборудованную линию обороны; в) напряженное положение на южном участке фронта; г) уменьшившаяся боеспособность сильно разреженного волжского участка фронта, особенно когда на реке, как это вскоре должно произойти, образуется ледяной покров и она не будет больше служить препятствием для наступающих; д) вследствие недостатка у нас боеприпасов непрерывный беспрепятственный подвоз сил противника к его плацдарму на Волге, на фронте которого прежние атаки врага уже потребовали использования всех наших местных резервов; е) состояние дивизий, обескровленных в результате наступления на Сталинград; ж) армия тесно зажата в скудном степном районе, где почти нет годных жилых помещений и возможности укрытия, так что войска и материальная часть всюду подвержены влиянию непогоды и вражеским воздушным налетам; з) угроза наступления холодов при почти полном отсутствии топлива в большей части нынешних линий обороны; и) лишь незначительная поддержка авиацией ввиду недостаточного количества удобно расположенных исходных аэродромов. Наряду с этим отсутствие противовоздушной обороны, так как имеющиеся подразделения зенитной артиллерии пришлось полностью использовать для противотанковой обороны. Сравнение с прошлогодним Демянским котлом может привести к опасным ошибочным выводам. Там тяжелые для наступающих условия местности облегчали оборону, а расстояние до главного германского фронта было в несколько раз короче. Потребности окруженного корпуса в военных материалах были значительно меньшими, поскольку приходилось снабжать куда меньше боевых средств, совершенно необходимых здесь, в голой степи (танков, тяжелой артиллерии, минометов и т. п.).

VI. Вывод ясен. Либо 6-я армия, заняв круговую оборону, защищается до тех пор, пока не израсходует все боеприпасы, то есть останется безоружной. Так как несомненно, что атаки противника на участках фронта, до сих пор остававшихся спокойными, будут продолжаться и, вероятно, усиливаться, и это состояние безоружности наступит раньше, чем мероприятия по деблокированию станут эффективными, такая пассивность означает конец армии. Либо же армия активными действиями должна разорвать кольцо окружения.

Это пока еще возможно, если армия, оголив северный и волжский участки фронта, то есть сократив линию фронта, высвободит ударные силы для наступления на южном участке фронта и, оставив Сталинград, будет прорываться в направлении наиболее слабого сопротивления, то есть в направлении на Котельниково. При таком решении придется бросить значительное количество материальной части, однако это даст возможность разбить южную дугу вражеского кольца, спасти от гибели и сохранить для продолжения операций значительную часть армии и ее вооружения. К тому же часть сил противника длительное время останется связанной, тогда как после уничтожения армии в круговой обороне всякое связывание вражеских сил прекратится. Для внешнего мира возможно будет изобразить события таким образом, чтобы это предотвратило тяжелый моральный ущерб: после полного разрушения советского военно-промышленного центра Сталинграда армия, разгромив вражескую группировку, была отведена от Волги.

Виды на успех прорыва тем более велики, что прежние бои неоднократно доказывали незначительную стойкость вражеской пехоты на открытой местности, а на небольших речных рубежах восточнее Дона и на Аксайском рубеже еще стоят наши силы.

С учетом фактора времени прорыв должен быть начат и осуществлен без промедления. Любая задержка уменьшает его шансы, любая задержка ведет к сокращению количества бойцов и боеприпасов. Любая задержка увеличивает силы противника на фронте прорыва, дает ему возможность подтянуть больше сил прикрытия против группы Котельниково. Любая задержка уменьшает боеспособность войск в результате гибели лошадей и тем самым выхода из строя оружия на конной тяге.

Если Главное командование сухопутных сил не отменит немедленно приказ о круговой обороне, то голос собственной совести велит нам выполнить свой долг перед армией и немецким народом, самим вернуть себе свободу действий, которой нас лишил изданный приказ, и использовать пока еще имеющуюся возможность нашим наступлением предотвратить катастрофу. Угрожает полное уничтожение двухсот тысяч солдат и всей материальной части. Другого выбора нет.

Подписал: «фон Зейдлиц, генерал артиллерии».

(Цитируется по книге: Egbert Frankenberg, Meine Entscheidung. Deutscher Militarverlag, Berlin, 1963, S. 331 ff.)

61

Архив автора.

62

Группа армий «А» в конце декабря 1942 года получила приказ Гитлера об отходе. 31 декабря ее войска начали отход; особенно поспешно отступала 1-я танковая армия, действовавшая на левом фланге группы армий «А». К 10 января 1943 года она отошла на рубеж Дивное, Пятигорск, а к 22 января была на рубеже Белая Глина, Сальск. К этому моменту армии оставалось пройти 160–180 километров, чтобы отойти за Ростов. А в первых числах февраля большая часть войск 1-й танковой армии была уже за Ростовом. Эти данные показывают, что сопротивление 6-й армии в котле имело значение для кавказской группировки до середины января 1943 г.

63

Манштейн по этому поводу писал в своих мемуарах: «… я решил сам вылететь в котел, чтобы переговорить с Паулюсом. Однако вследствие настойчивых уговоров моего начальника штаба и начальника оперативного отдела я в конце концов отказался от этого полета. При таком состоянии погоды было вполне возможно, что мне пришлось бы задержаться в котле на два дня, а может быть, и больше. Но столь длительного отсутствия не допускали ни напряженная обстановка в других армиях, ни необходимость отстаивать взгляды группы армий в ОКХ…»

Маршал Советского Союза А. И. Еременко так оценивает линию поведения Манштейна: «Если принять во внимание, что 6-я армия была образована из двух армий, составляла больше половины войск группы армий „Дон“ и, несомненно, находилась в наиболее критическом положений, то станет понятным, что отказ Манштейна встретиться с Паулюсом и лично выяснить обстановку объясняется, по-видимому, просто трусостью». (А. И. Еременко. «Против фальсификации истории Второй мировой войны», М., 1959, стр. 89–90).

64

Под кодовым названием «Удар грома» был зашифрован второй этап операции «Зимняя гроза». По условному сигналу от Манштейна 6-я армия должна была частью сил нанести удар навстречу армии Гота, прорывая внутреннее кольцо окружения советских войск, и одновременно основными силами начать отход от рубежа к рубежу, оставляя Сталинград.

Как следует из достоверных источников, Манштейн был не против того, чтобы 6-я армия нанесла удар навстречу 4-й танковой армии, но он не разрешал Паулюсу одновременно с этим начать отход из Сталинграда.

65

15 декабря в состав Сталинградского фронта была передана из резерва Ставки 2-я гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта Р. Я. Малиновского, которая первоначально предназначалась для ликвидации окруженных, 2-я гвардейская армия была выдвинута на рубеж реки Мышкова правее оборонявшейся здесь ранее 51-й армии генерал-майора Н. И. Труфанова. Эта армия тоже была усилена механизированными войсками. Попытки Гота после этого прорвать оборону советских войск на рубеже реки Мышкова остались безуспешными.

В оборонительных боях с 12 по 23 декабря войска Сталинградского фронта воспрепятствовали деблокирующей группировке врага выйти на соединение с окруженными. Противник добился лишь незначительного успеха, продвинувшись на направлении главного удара до 60 км. Уже к 23 декабря армия Гота понесла значительные потери, было уничтожено до 250 танков и до 60 % моторизованной пехоты.

24 декабря войска двух упомянутых советских армий перешли в контрнаступление. За время с 24 по 31 декабря они продвинулись на 100–150 км, армия Гота поспешно отходила, потеряв убитыми и пленными 16 тыс. солдат и офицеров. Советские войска захватили 70 танков, 347 орудий и минометов, 20 самолетов и другое вооружение и имущество. В итоге расстояние, отделявшее окруженную группировку от внешнего кольца окружения, достигло 200–250 км. Советские войска заняли город Котельниково и получили возможность развивать наступление на Ростов.

67

С 16 по 30 декабря Юго-Западный (командующий генерал П. Ф. Ватутин) и Воронежский (командующий генерал Ф. И. Голиков) фронты нанесли удар по 8-й итальянской армии, оперативной группе «Холидт» и остаткам 3-й румынской армии на среднем Дону. За период наступления было разгромлено 11 дивизий и 3 бригады, 8-я итальянская армия потерпела сокрушительное поражение. В плен было взято 60 тыс. ее солдат и офицеров, захвачено более 2 тыс. орудий, 178 танков, 368 самолетов. Войска фронтов продвинулись на 150–200 км, освободив более 1200 населенных пунктов и выйдя на линию Кантемировка, Миллерово, Тацинская, Морозовск. (Прим. ред.).

68

Наиболее высокого темпа продвижения в ходе наступления советских войск на среднем Дону достиг 24-й танковый корпус генерал-майора В. М. Баданова, входивший в состав 1-й гвардейской армии Юго-Западного фронта. За пять дней он продвинулся на 240 км и 24 декабря занял Тацинскую, перехватив важнейшую железнодорожную коммуникацию Лихая — Сталинград.

Вот как вспоминает об этом В. М. Баданов: «Утром 24 декабря был сильный туман. Появление корпуса для немцев было неожиданным. Личный состав аэродрома был в землянках. Артиллеристы… не были у орудий. Гарнизон противника мирно спал… Поселок Тацинская, аэродром и станция были очищены от противника к 16.00. В итоге дня на аэродроме было захвачено и уничтожено до 350 самолетов… захвачены огромные склады продовольствия и горюче-смазочных материалов, артсклады и в эшелонах оружие: пулеметы и автоматы» («Битва за Волгу», Сталинград, 1958, стр. 158–159).

Эпизод с захватом Тацинской примечателен еще и тем, что в последующем враг окружил советских танкистов и пытался их уничтожить. И вот в этом случае проявилось принципиально иное отношение советского командования к окруженным врагом войскам сравнительно с линией поведения гитлеровской ставки. Командующий Юго-Западным фронтом Н. Ф. Ватутин, потребовав от командира окруженного корпуса удерживаться в Тацинской, оговорил, что в крайнем случае Баданов может принять иное решение. Этот приказ был одобрен ставкой с указанием предпринять все меры, чтобы не допустить уничтожения врагом отважных танкистов, И действительно, было сделано все необходимое, чтобы корпус прорвал кольцо окружения и соединился с остальными войсками фронта. (См. «История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945», М., 1961, т. 3, стр. 50.)

69

Резерва главного командования.

70

Это свидетельство Адама опровергает попытки Манштейна снять с себя ответственность за гибель окруженных. Так, например, в своих мемуарах он утверждает, что Паулюс якобы еще 18 декабря, когда котел посетил майор Эйсман, категорически отверг предложение командования группы армий «Дон» о прорыве из котла. (Е. von Manstein, Verlorene Siege, Bonn, 1955, S. 364.)

71

Иллюзии командования 6-й армии о возможности держаться до середины февраля, по-видимому, связаны с тем, что советские войска до начала января 1943 г. не наносили серьезных ударов по окруженным, поскольку основное внимание уделялось ликвидации попыток деблокирования и наступлению на среднем Дону.

72

Архив автора.

73

Русский текст ультиматума цитируется по книге «Великая победа на Волге» под редакцией маршала Советского Союза К. К. Рокоссовского. М., 1966, стр. 445–446.

Советский ультиматум гласил:

«Командующему окруженной под Сталинградом 6-й германской армией генерал-полковнику Паулюсу или его заместителю.

6-я германская армия, соединения 4-й танковой армии и приданные им части усиления находятся в полном окружении с 23 ноября 1942 г.

Части Красной Армии окружили эту группу германских войск плотным кольцом. Все надежды на спасение ваших войск путем наступления германских войск с юга и юго-запада не оправдались. Спешившие вам на помощь германские войска разбиты Красной Армией, а остатки этих войск отступают на Ростов. Германская транспортная авиация, перевозящая вам голодную норму продовольствия, боеприпасов и горючего, в связи с успешным, стремительным продвижением Красной Армии вынуждена часто менять аэродромы и летать в расположение окруженных издалека. К тому же германская транспортная авиация несет огромные потери в самолетах и экипажах от русской авиации. Ее помощь окруженным войскам становится нереальной.

Положение ваших окруженных войск тяжелое. Они испытывают голод, болезни и холод. Суровая русская зима только начинается; сильные морозы, холодные ветры и метели еще впереди, а ваши солдаты не обеспечены зимним обмундированием и находятся в тяжелых антисанитарных условиях.

Вы, как командующий, и все офицеры окруженных войск отлично понимаете, что у вас нет никаких реальных возможностей прорвать кольцо окружения. Ваше положение безнадежно, и дальнейшее сопротивление не имеет никакого смысла.

В условиях сложившейся для Вас безвыходной обстановки во избежание напрасного кровопролития предлагаем Вам принять следующие условия капитуляции:

1. Всем германским окруженным войскам во главе с Вами и Вашим штабом прекратить сопротивление.

2. Вам организованно передать в наше распоряжение весь личный состав, вооружение, всю боевую технику и военное имущество в исправном состоянии.

Мы гарантируем всем прекратившим сопротивление офицерам, унтер-офицерам и солдатам жизнь и безопасность, а после окончания войны возвращение в Германию или в любую страну, куда изъявят желание военнопленные».

(Далее следуют уже процитированные в книге абзацы ультиматума.)

74

Это предположение Адама подтверждается советскими источниками. Так, маршал Советского Союза В. И. Чуйков в своих воспоминаниях сообщает, что перед началом операции по уничтожению окруженных к нему на командный пункт заехал К. К. Рокоссовский и другие члены Военного совета фронта, чтобы уточнить, сумеет ли 62-я армия удержать свои позиции, если окруженные сделают отчаянную попытку прорваться через скованную льдом Волгу. В. И. Чуйков сказал начальнику штаба фронта М. С. Малинину, что гитлеровцы в котле — это «затравленные зайцы», а войска Паулюса не армия, а «окруженный лагерь военнопленных». (См.: В. И. Чуйков. Начало пути, М., 1962, стр. 297.)

75

Ликвидация окруженной группировки, отклонившей ультиматум о капитуляции, потребовала осуществления специальной фронтовой операции, получившей условное наименование «Кольцо», проводившейся силами Донского фронта (командующий генерал К. К. Рокоссовский, представитель Ставки генерал Н. Н. Воронов) и начавшейся 10 января 1943 года. Главный удар наносился с запада на восток двумя армиями (21-й — командующий генерал-майор И. М. Чистяков и 65-й — командующий генерал-лейтенант П. И. Батов), что позволяло наступать вдоль оврагов, ведущих к Волге, на тех направлениях, где оборона противника была значительно слабее. Особое внимание было уделено артиллерийской поддержке наступления; танков наступающие соединения имели сравнительно немного, так как их использование было более целесообразным на участке Южного, Юго-Западного и Воронежского фронтов, переходивших в общее стратегическое наступление на южном крыле советско-германского фронта.

76

Христиан Моргенштерн (1871–1914) — немецкий лирический поэт, автор оригинальных гротескно-комических стихотворений. Пальмштрем — персонаж цикла таких стихотворений. Адам приводит слова из стихотворения «Невозможный факт».

77

Архив автора.

78

Архив автора.

79

Архив автора.

80

То же.

81

Архив автора.

82

С 22 по 25 января войска Донского фронта вновь добились существенного продвижения. В результате территория, занятая окруженными, значительно сократилась. Линия фронта по кольцу окружения теперь составила не более 75 километров, а площадь котла равнялась примерно 100 квадратным километрам. Протяженность удерживаемого врагом плацдарма составляла с севера на юг 20 километров, а с запада на восток (в самой его узкой части между 21-й и 62-й армиями) — 3,5 километра. Внешний фронт к этому времени проходил по линии Старобельск, река Северный Донец, западнее Сальска, т. е. в 270–400 километрах от окруженной группировки.

Общие потери 6-й армии с 10 по 25 января составили убитыми, ранеными и пленными свыше 100 тыс. человек. На 25 января в кольце оставалось до 110 тыс. человек.

83

Гибель генерала Гартманна подробно описывает в своих воспоминаниях Гельмут Вельц, бывший майор вермахта, участвовавший в битве на Волге в качестве командира саперного батальона, в плену активный участник движения «Свободная Германия», в дальнейшем бургомистр Дрездена и затем директор одного из химических заводов ГДР. Он считает поступок Гартманна своеобразным протестом против действий Гитлера и командования 6-й армии. (См.: Г. Вельц, Солдаты, которых предали. М., 1965, стр. 265–266.)

84

«Хиви» — сокращенное от немецкого Hilfswillige («добровольный помощник»). Так называли в гитлеровской армии нестроевых служащих из местного населения.

85

Волынская лихорадка — инфекционная болезнь, переносчиками которой являются вши. Имела широкое распространение в гитлеровской армии.

86

Рано утром 26 января без артиллерийской подготовки 51-я и 53-я гвардейские стрелковые дивизии 21-й армии, поддержанные танками, перешли в наступление. Навстречу им наносила удар 13-я гвардейская стрелковая дивизия 62-й армии. Противник сопротивлялся упорно, но, не выдержав удара, бросая тяжелое оружие, вынужден был поспешно отойти частью сил в южную, а частью сил — в северную половину города. В результате упомянутые дивизии 21-й армии у поселка Красный Октябрь, а затем на западных скатах Мамаева кургана соединились с 13-й гвардейской и 284-й дивизиями 62-й армии.

87

Архив автора.

88

То же.

89

Архив автора.

90

Архив автора.

91

Ландрат — окружной начальник в Германии.

92

Гейбель Эмануэль (1815–1884) — немецкий поэт, воспевавший прусско-германское государство. Цитируется по книге: Emanuel Geibels Werke, Leipzig, 1915. Стихотворение «Deutschlands Beruf».

93

Военно-ремесленные школы обучали старослужащих солдат рейхсвера гражданским профессиям..

94

«Хрустальная ночь» — 9 ноября 1938 года гитлеровские фашисты организовали в Берлине и других городах еврейские погромы, явившиеся началом массовых убийств евреев. Получила свое название по осколкам разбитых витрин магазинов, принадлежавших евреям.

95

30 января левофланговые части 64-й армии вышли в центральную часть города, 38-я мотострелковая бригада этой армии, наступавшая на площадь Павших борцов в направлении универмага, захватила в плен солдат и офицеров противника. Из их опроса было установлено, что на подступах к универмагу все развалины зданий укреплены и превращены в опорные пункты. Это насторожило командира бригады полковника И. Д. Бурмакова, и он решил в ночь на 31 января блокировать здание универмага, В течение ночи бригада во взаимодействии с 329-м инженерным батальоном со всех сторон блокировала универмаг.

Первым из советских офицеров, кто вел переговоры с представителями штаба Паулюса, был начальник оперативного отделения штаба 38-й бригады старший лейтенант Ф. М. Ильченко, который и отдал приказание подразделениям бригады, окружившим универмаг, прекратить огонь. Вместе с лейтенантом А. И. Межирко и несколькими автоматчиками он спустился в подвал универмага. За ним сюда пришли заместители командиров мотострелковых батальонов бригады капитаны Л. П. Морозов, Н. Ф. Гриценко, Н. Е. Рыбак, а затем заместитель командира бригады подполковник Л. А. Винокур и другие.

Тем временем Ф. М. Ильченко, добившись предварительной договоренности о капитуляции штаба 6-й армии, доложил об этом командиру бригады, а тот — командарму 64-й М. С. Шумилову, который направил делегацию для окончательного решения вопроса о капитуляции во главе с начальником штаба армии генерал-майором И. А. Ласкиным. Он и был советским генералом, который предъявил ультиматум о немедленном прекращении сопротивления и о полной капитуляции войск в «южном котле» и завершил все формальности, связанные с пленением штаба Паулюса.

96

Из этого сообщения Адама можно понять, что с прибытием начальника штаба 64-й армии И. А. Ласкина плененные Паулюс, Шмидт и Адам были сразу же увезены в штаб армии. В действительности И. А. Ласкин вел переговоры о капитуляции. На командный пункт М. С. Шумилова пленные были доставлены в 12.00 часов 31 января.

97

О конце «северного котла» рассказывается в статье бывшего командира 24-й танковой дивизии генерал-майора Арно фон Ленски «Сталинград — конец и пробуждение». (См.: «Военно-исторический журнал» № 3, 1962, стр. 85–90.).

98

В битве на Волге в советский плен попали следующие генералы:

Генерал-фельдмаршал Паулюс, командующий 6-й армией.

Генерал-лейтенант Шмидт, начальник штаба 6-й армии.

Бригадный генерал медицинской службы д-р Рейнольди, штаб 6-й армии.

Генерал-полковник Гейтц, командир VIII армейского корпуса.

Генерал-полковник Штрекер, командир XI армейского корпуса.

Генерал артиллерии фон Зейдлиц-Курцбах, командир LI армейского корпуса.

Генерал артиллерии Пфеффер, командир IV армейского корпуса.

Генерал-лейтенант Шлемер, командир XIV танкового корпуса.

Генерал-майор Вассоль, начальник артиллерии II армейского корпуса.

Генерал-майор Вульц, начальник артиллерии IV армейского корпуса.

Генерал-лейтенант Дебуа, командир 44-й пехотной дивизии,

Генерал-майор Роске, командир 71-й пехотной дивизии.

Генерал-лейтенант Роденбург, командир 76-й пехотной дивизии.

Генерал-лейтенант Занне, командир 100-й егерской дивизии.

Генерал-лейтенант Сикст фон Арним, командир 113-й пехотной дивизии,

Генерал-майор д-р Корфес, командир 295-й пехотной дивизии,

Генерал-майор фон Дреббер, командир 297-й пехотной дивизии.

Генерал-лейтенант Эдлер фон Даниэльс, командир 376-й пехотной дивизии.

Генерал-майор Магнус, командир 389-й пехотной дивизии.

Генерал-лейтенант Лейзер, командир 29-й (моторизованной) пехотной дивизии.

Генерал-майор Латтман, командир 14-й танковой дивизии.

Генерал-майор фон Ленски, командир 24-й танковой дивизии.

Генерал-майор Братеску, командир 1-й румынской кавалерийской дивизии.

Генерал-майор Димитриу, командир 20-й румынской пехотной дивизии.

(Архив автора.)

99

«История дипломатии», т. III, M., 1945, стр. 689–690.

100

Цитируется по книге: Sie kampften fur Deutschland. Verlag des Ministeriums fur Nationale Verteidigund, Berlin, 1959, S. 147 f.

101

Гитлеровское командование, сосредоточив мощную ударную группировку до 50 дивизий (900 тыс. солдат и офицеров, 10 тыс. орудий и минометов, около 2700 танков и свыше 2 тыс. самолетов), 5 июля 1943 г. из районов южнее Орла и севернее Белгорода предприняло попытку осуществить мощное наступление с целью вернуть себе стратегическую инициативу, утраченную в битве на Волге. Замысел врага был своевременно раскрыт советским командованием. Войска Красной Армии в упорной и активной обороне сорвали расчеты гитлеровцев и нанесли им большой урон (противник потерял 70 тыс. человек убитыми и ранеными, 850 орудий, свыше 1500 танков и 1400 самолетов), что создало предпосылки для перехода советских войск в решительное контрнаступление. Оно началось 12 июля и включало в себя две наступательные операции стратегического значения: Орловскую (12 июля-18 августа) и Белгородско-Харьковскую (3–23 августа), осуществлявшиеся силами Западного, Брянского, Центрального, Воронежского и Степного фронтов. Цели, намеченные советским командованием, были достигнуты в полном объеме. В итоге пятидесятидневной битвы было разгромлено 30 дивизий, людские потери врага составили свыше полумиллиона.

102

Sie kampften fur Deutschland, S. 147.

103

Там же, стр. 151

104

Deutsche Reichgeschichte in Dokumenten. Band П., 3. Auflage, Berlin, 1934, S. 614.

105

Немецкой боевой ярости (лат.).

106

Слишком поздно (лат.).

107

Sie kampften fur Deutschland… S. 156 f.

108

Там же, стр. 157.

109

Там же, стр. 158 и дальше.

110

Freies Deutschland, № 8/9, 15/1Х 1943, S. 4.

111

Das Nationalkomitee «Freies Deutschland». Protokol der Konferenz des Jnstituts fur Deutsche Militargeschichte am 27 und 28 Marz 1963. Potsdam, 1963, S. 31.

112

Цитируется по: Sie kampften fur Deutschland. Verlag des Ministeriums fur Nationale Verteidigung. Berlin, 1959, S. 167.

113

Вид карточной игры.

114

Генрих Гейне, стихотворение «Ночные мысли», перевод М. Михайлова. Цитируется по: Генрих Гейне. «Избранные произведения», ГИХЛ, 1950, стр. 262.

115

Freies Deutschland, № 12, 3/Х 1943, S. 1.

116

Generalfeldmarschall von Hindenburg: Aus meinem Leben, Leipzig, 1920, S. 400.

117

«Воспоминания Гинденбурга», Центральное кооперативное издательство «Мысль», Петроград, 1922, стр. 111, 112.

118

Там же, стр. 112.

119

Freies Deutschland, № 12, 3/Х 1943, S. 2.

120

Das Nationalkomitee «Freies Deutschland». Protokol der Konferenz des Instituts fur Deutsche Militargeschichte am 27. und 28. Marz 1963. Potsdam, 1963, S. 35.

121

«Сборник документов Московской, Тегеранской, Крымской, Берлинской конференций и Европейской консультативной комиссии, 1943–1945 гг.». Издание МИД СССР, М., 1946, стр. 20, 21.

122

Так в тексте. Площадь Павших борцов.

123

Теперь город Гижицко Ольштынского воеводства ПНР.

124

Цитируется по: Sie kampften fur Deutschland, S. 174 f.

125

В летней кампании 1944 года главный удар Красная Армия наносила в центре советско-германского фронта, в Белоруссии — против вражеской группировки, которая, располагая крупными силами (63 дивизии, 3 бригады общей численностью 1,2 миллиона человек, 9500 орудий и минометов, 900 танков и САУ, 1350 самолетов), прикрывала подступы к Германии.

Замысел советского командования состоял в том, чтобы силами 1-го Прибалтийского, 3-го, 2-го и 1-го Белорусских фронтов одновременно на шести направлениях прорвать глубокоэшелонированную оборону противника, окружить и уничтожить сначала его фланговые группировки в районах Витебска и Бобруйска, а затем, развивая успех, нанести поражение основным силам 4-й немецкой армии, окружив ее в районе восточнее Минска.

В итоге операции группа армий «Центр» была разгромлена. В частности, 105-тысячная группировка немецко-фашистских войск оказалась в котле. Советские войска освободили Белоруссию, большую часть Литвы и восточные области Польши, форсировав Неман, они подошли к границам Германии.

Враг понес огромные потери: 17 дивизий и 3 бригады были полностью уничтожены, 50 дивизий понесли потери от 60 до 70 процентов своего состава.

126

Перевод с немецкого Георгия Ашкинадзе — прим. ред.

127

Перевод с немецкого Л. Гинзбурга.

128

Freies Deutechland, № 29, 16/VI1 1944, S. 1.

129

Sie kampften fur Deutschland, S. 146.

130

Freies Deutschland, № 31, 30/V11 1944. S. 3.

131

Винценц Мюллер. Я нашел подлинную родину, М., 1964, стр. 315.

132

Цитируется по: Erich Weinert; Das Nationalkomitee «Freies Deutschland», 1943–1945, Berlin, 1957, S. 95.

133

Адам рассказывает о серии победоносных операций, проведенных Красной Армией и поставивших гитлеровскую Германию на грань катастрофы.

Лишь после этого в июне 1944 г. западные союзники совершили высадку во Франции. Появился наконец второй фронт в Европе. Народам пришлось очень долго ждать этого события, они понесли огромные неоправданные жертвы из-за политики проволочек, проводившейся господствующими кругами англосаксонских стран.

134

Последний довод (лат) здесь в смысле «последнее средство».

135

Потеряв всякую надежду на помощь извне, командование гитлеровских войск, оказавшихся в котле, предприняло отчаянную попытку вырваться из окружения. Остатки нескольких соединений были стянуты в район Шандеровки (юго-западнее Корсунь-Шевченковского). Воспользовавшись сильным снежным бураном, противник в ночь на 17 февраля 1944 г. двинулся двумя колоннами дальше на юго-запад.

Несмотря на совершенно «нелетную» погоду, ночные бомбардировщики 5-й воздушной армии сбросили на фашистские войска бомбы, уничтожающий огонь открыли реактивные установки, вслед за этим врага на различных направлениях атаковали танки, пехота, кавалерия.

Вражеские войска, пытавшиеся прорваться, были почти полностью уничтожены. Лишь небольшой группе танков и бронетранспортеров с генералами и старшими офицерами, бросившими свои войска на произвол судьбы, удалось под прикрытием пурги прорваться в направлении Лысянки.

136

Полный текст обращения гласил:

Москва, 8/12-1944.

Немцы!

Охваченные глубокой тревогой за будущее нашего народа, за нашу горячо любимую родину и за дальнейшее существование Германии, мы, немецкие генералы, совместно со многими сотнями тысяч солдат и офицеров находящиеся в русском плену, обращаемся в этот решающий час к вам, немецкие мужчины и женщины.

С глубочайшим волнением следим мы за вашими безнадежными усилиями в кровопролитнейших оборонительных боях, за вашим сверхчеловеческим напряженным трудом и все возрастающими лишениями.

Весь наш народ полностью ввергнут теперь в опустошительную войну: на всех фронтах истекают кровью наши мужчины — от стариков до подростков, а на родине женщины страдают от все усиливающихся бомбардировок противника, изнывают под тяжестью непосильного труда. Никогда еще война не приносила таких неописуемых бедствий нашему отечеству! Близится час окончательного крушения перед лицом подавляющего превосходства сил объединенных противников. К такому положению привел Германию Адольф Гитлер!

Он обманывал наш народ с помощью национальной и социальной демагогии. Только благодаря гигантским вооружениям он устранил безработицу, мы же приняли это за общий хозяйственный подъем. Мы позволили совершать зверства, которые уже тогда были направлены против нашего народа, мы позволили уничтожить права и законы, допустили расовое мракобесие, гонение на религию, коррупцию нацистских фюреров.

Опьяненные первыми успехами, мы не заметили грозной опасности, таившейся в непомерных планах Гитлера, вовлекших нас в эту пагубную войну. Нас обманули и злоупотребили нашим доверием. Мы были слепым орудием в руках Гитлера и в конце концов стали его жертвами.

Став во главе государства, Гитлер установил у нас на родине безграничный произвол. Он нарушил все договоры с другими странами и, опираясь на верность и послушание немецкой армии, использовал ее для осуществления своих захватнических планов и для угнетения других народов. По его приказу палачи Гиммлера творили в оккупированных странах бесчеловечные зверства и тем самым опозорили немецкое имя перед всем миром.

Эта политика вероломного разрыва договоров и грубого нарушения международного права объединила в конечном счете все народы мира в войне против Германии. После устранения наших опытных военачальников, после того как Гитлер единолично взял в свои руки верховное командование, поражения со времен Сталинграда следовали одно за другим.

Никаких надежд на изменение положения больше нет! Ни одна держава мира не станет вести переговоры с Гитлером. Война проиграна!

Результат этого политического и военного руководства Адольфа Гитлера для Германии: миллионы убитых, калек и лишившихся крова. Семьи разрушены, угрожающе надвигаются голод, холод и болезни.

И несмотря на это, Гитлер хочет продолжать войну. Гиммлер и Геббельс расписывают всяческие ужасы о мести врагов, о мнимом большевистском терроре, о порабощении всего нашего народа и его безысходном будущем. Они апеллируют к национальным чувствам и любви к родине и отечеству, принуждая немецкий народ отчаянно бороться вплоть до самоуничтожения.

Самоубийственное продолжение этой войны, ставшей бессмысленной, служит лишь для сохранения Гитлера и его партийных фюреров. Именно поэтому СС и нацистская партия захватили основные руководящие посты.

Но наш народ не должен погибнуть!

Поэтому надо немедленно покончить с войной!

Что же будет потом? — спросите вы.

Правда, наше отечество будет оккупировано войсками противника, но бессмысленные жертвы на фронтах и на родине прекратятся, а уцелевшие еще жилища и предприятия будут сохранены!

Правда, победители потребуют наказания за все несправедливости, причиненные их народам, но перед судом предстанут только те, кто виновен в преступлениях против законов культуры и гуманности!

Конечно, наше будущее будет нелегким, мы будем работать, восстанавливать, но перед нами снова откроется дорога подъема.

Вместо террора, произвола и расовой ненависти восторжествуют право, порядок и гуманность.

Вместо бесконечных бедствий и ужасов наступит мир. Наше усердие и добрая воля будут с каждым шагом по новому пути приближать нас к тому дню, когда свободный и равноправный немецкий народ займет свое место среди других народов.

В 1918 году, когда с военной точки зрения перед лицом превосходящего противника война стала бесперспективной, Гинденбург и Людендорф потребовали ее прекращения.

По той же причине мы, генералы, и вместе с нами многие сотни тысяч солдат и офицеров, объединившиеся в движении «Свободная Германия», обращаемся к вам из русского плена; все наши чувства И помыслы принадлежат только нашему народу и его судьбе.

Немецкий народ! Подымайся на спасительный подвиг против Гитлера и Гиммлера, против их губительного режима!

В единении — твоя сила! В твоих руках — и оружие для борьбы!

Освободись сам от этого безответственного и преступного государственного руководства, толкающего Германию на верную гибель!

Кончай войну, прежде чем совместное наступление объединенных сил противника уничтожит немецкую армию и то последнее, что еще осталось у нас на родине.

Нет такого чуда, которое могло бы нам помочь.

Немцы! Мужественной борьбой восстановите перед всем миром честь немецкого имени и сделайте первый шаг к лучшему будущему.

(Опубликовано в газете «Фрейес Дейчланд» № 50 10. XII. 1944. Русский перевод см. в «Правде» от 15 декабря 1944 г., стр. 3.)

137

Цитируется по: Sie kampfen fur Deutschland, S. 148.

138

Цитируется по: Walter Bartel: Karl Liebknecht gegen Krupp, 2. Auflage, Berlin, 1951, S. 6.

139

«Нюрнбергский процесс» (в 7 томах), т. 1, М., 1958, стр. 171, 172.

140

Там же, стр. 172.

141

Там же, стр. 179.

142

Там же, том II, стр. 606, 607.

143

Бер Георг (1666–1738) — немецкий архитектор. Фрауэнкирхе — образец европейской барочной архитектуры.

144

Кьявери Гаэтано (1689–1770) — итальянский архитектор, работавший в России, Польше и Саксонии.

145

Цвингер — построенный архитектором М. Д. Поппельманом в 1711–1722 гг. ансамбль дворцовых корпусов и павильонов, Цвингер — блестящий образец позднего немецкого барокко.

146

Вейсер Хирш — «Белый олень», название дачного района Дрездена.

147

Заявление Паулюса Советскому правительству датировано 24 октября 1953 г. и опубликовано в «Правде» 1 ноября 1953 г.

148

Архив автора: рукописи генерал-фельдмаршала Паулюса, стр. 1 и след.

149

Архив автора: рукописи генерал-фельдмаршала Паулюса, стр. 231 и след.

150

Ausschus fur Dnitsche Einheit: Feldmarschal P Spricht. Broschure, S. 5 f.

151

Erich v. Manstein: verlorene Siege, Bonn, 1959, S. 619.


Взгляд в прошлое и перспективы | Катастрофа на Волге |