home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



31. При чем тут Юлия?

Таманцев с двумя офицерами должен был приехать еще полтора-два часа тому назад. Ожидая их в условленном месте, у мостика через крохотную речушку, Алехин лежал близ обочины мощенной булыжником пустынной дороги на успевшей остыть земле, размышлял о деле и терялся в догадках, почему они так задерживаются.

Еще не стемнело, но от низких сумрачных туч повечерело раньше времени.

Звук мотора полуторки он заслышал издалека и погодя, когда шум приблизился, вышел на дорогу.

Как только машина остановилась, Таманцев и за ним двое прикомандированных выпрыгнули из кузова.

– Капитан Фомченко, – представился плечистый, с головой, обожженной справа от виска до затылка.

– Старший лейтенант Лужнов, – вытянулся перед Алехиным высокий, помоложе.

Как и Таманцев, они были без головных уборов, в плащ-палатках, с автоматами ППШ и вещмешками в руках; только Таманцев дополнительно захватил еще «шмайссер»[30].

Обоих прикомандированных Алехин наверняка видел в отделе контрразведки авиакорпуса. Он даже припомнил, что у капитана на одной из медалей вмятина от пули или осколка.

– Развернись и стань сюда, – указывая в кусты на отходящую перпендикулярно неторную дорогу, велел он Хижняку и позвал офицеров: – Идемте.

Широкой травянистой тропой, обжатой с обеих сторон кустарником, они направились к темнеющему вдали лесу – Алехин и Таманцев впереди, Фомченко и Лужнов за ними.

– Что так долго? – справился Алехин у Таманцева.

– Можете проколоть себе дырочку для ордена, – небрежно сообщил Таманцев. – Мы нашли этих – капитана и лейтенанта.

– Кто это? – заинтригованный упоминанием об ордене, поинтересовался Фомченко.

– Подозреваемые, – пояснил Алехин, – точнее даже – проверяемые… Где они?

– Зашли в дом шесть на улице Вызволенья. Судя по всему, они там уже бывали. Блинов наблюдает за ними. По данным комендатуры, фамилия капитана – Николаев, лейтенанта – Сенцов. Прибыли из воинской части тридцать один пятьсот восемнадцать… Цель командировки указана стандартно: выполнение задания командования.

– Блинову там не управиться, – вздохнул Алехин. – Тридцать один пятьсот восемнадцать – это что за часть?

– Второго Белорусского фронта. Я сделал запрос. Подполковника не было, потому и задержался.

– Если они действительно из этой части… другого фронта, что же они лазят у нас по хуторам? Странно… Твои соображения?

– Ничего примечательного. Держатся спокойно, непринужденно… По виду в армии не новички… Их надо понаблюдать, – заключил Таманцев. – Вы же сами говорите – проверяемые. Возможно, этим и ограничится… К утру будет ответ.

– Ну уж к утру.

– Будет, – заверил Таманцев. – Я сам звонил по вэ-че в Управление Второго Белорусского. И передал с литером «Весьма срочно»… За подписью генерала.

– Плачет по тебе гауптвахта, – покачал головой Алехин. – Кончится война, посадить на полгодика – вполне по заслугам!

– Уж я бы там отоспался. И ряшку бы наел – во! – Таманцев развел руками. – Есть элементы авантюризма, – со вздохом признал он, – но исключительно для пользы дела.

– Там гроза… – оборачиваясь в сторону Лиды, помолчав, проговорил Алехин.

– Уж это точно!.. Веселенькая ночка вам предстоит…

Таманцев осмотрел темное небо, потом лес впереди – выглядело все вокруг мрачно, диковато – и заметил:

– Прекрасное место для отдыха. В каком отеле для нас приготовлены номера?

Алехин, будто не слыша, молчал.

– Распорядитесь доставить туда багаж, – не унимался Таманцев, – массажистку и педикюрных операторов.

– Ожидают тебя с нетерпением, – принимая тон Таманцева, сказал Алехин.

– Очень мило… А каков приказ Родины?

– Взять Казимира Павловского и тех, кто с ним, – вполне серьезно сказал Алехин.

– Кто это – Павловский? – спросил Фомченко; он, видно, был любознателен и, во всяком случае, хотел быть в курсе дела; а Лужнов молчал.

– Агент германской разведки, – оборачиваясь, сказал Алехин.

– Милейший парень, – добавил Таманцев. – Девять успешных перебросок и четыре железки от немцев… Особо опасен при задержании. Как-то под настроение ухлопал трех лопухов из комендатуры.

– Понятно, – несколько озадаченно проговорил Фомченко.

– Ну уж – лопухов, – не согласился Алехин. – Офицера и двух патрулей. С ним надо ухо держать востро. Я ознакомлю вас с ориентировкой и фотографиями, – пообещал он.

– Нам сказали… – наконец произнес Лужнов, – здесь полно банд. Правда?

– Говорят, убивают, – Таманцев пожал плечами, – но мы не видели.

Лужнов держал автомат наизготове, время от времени утыкаясь стволом в спину Таманцеву.

– Поставьте на предохранитель, – посоветовал ему Алехин и улыбнулся. – Вы летчик?

– Летчик, – покраснев, подтвердил Лужнов и сдвинул шишечку.

– Восемьдесят семь боевых вылетов, – сказал за него Фомченко. – Комиссован после ранения. Как и я, грешный…

«Вот так… Восемьдесят семь боевых вылетов, а автомата, возможно, в руках не держал. Летчики… Ладно, скажи спасибо, что этих дали».

Они вышли к всполью и все четверо встали за кустами. На поле, метрах в двухстах от них, виднелся добротный дом с мансардой, левее – две бедноватые хаты, за ними зловеще чернел лес.

– Это дом Павловских, – показал Алехин.

– Он заколочен, – заметил Таманцев.

– Да… Сам хозяин, Павловский-старший, арестован как фольксдойче… сидит в Лиде, – объяснил Алехин Фомченко и Лужнову. – В меньшей хате, – Алехин указал рукой, – проживает Юлия Антонюк.

– А это кто? – нетерпеливо осведомился Таманцев.

– Сирота… Она с детства в услужении у Павловских; то ли батрачка, то ли служанка – не поймешь. Имеет дочку полутора лет.

– От кого? – спросил Таманцев.

– Поговаривают, что от немца, но я думаю иначе… Эта Юлия – родная сестра жены Свирида. Кстати, вон его хата…

– А кто это – Свирид? – вступился Фомченко.

– Приятель капитана, – с иронией заметил Таманцев. – Он и подарил нам Павловского.

– Вот именно… – улыбнулся Алехин и пояснил Фомченко: – Обездоленный человек, горбун.

– А тетка? – озабоченно спросил Таманцев. – У Казимира тут где-то есть родная тетка.

– Не здесь, а в Каменке… Я отдаю предпочтение Юлии. На две засады у нас просто нет сил.

– Нам-то все равно, где блох кормить – там или тут. – Таманцев сплюнул. – Только просветите. Не дайте помереть дурой! При чем тут Юлия? Почему Павловский должен появиться здесь?..


ЗАПИСКА ПО «ВЧ» | Момент истины (В августе сорок четвертого) | 32. Алехин