home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



44

Проулок, в котором обитала Красуля, на этот раз находился там, где положено. Я протрусил мимо, не желая невольно накликать беду на жилье друга. К тому же не хотелось самому выглядеть идиотом, угодив в неприятную историю.

Пробегая во второй раз, я быстро заскочил в дверь, оставив бестолкового наблюдателя в растерянности на улице. В этот момент, чтобы остаться незамеченным, он пытался затеряться в толпе гномов. Меня беспокоил не столько он, сколько мои остальные поклонники, которые без труда сообразят, что меня можно отыскать с помощью этого придурка.

Слой мусора в проулке стал еще толще. Вообще грязи в городе становилось все больше и больше. Что же, таков, видимо, общий порядок вещей.

В лавке царила сверхъестественная тишина – совершенно невозможная тишина. Здесь никогда не было шумно, но сегодня нельзя было расслышать даже дыхания мышей или шуршания тараканов. Появилась взъерошенная кошка Красули и уставилась на меня страдальческим взглядом ревматика. Интересно, насколько хорошо она видит? Сам я стоял смирно, выжидая, пока глаза адаптируются к полумраку помещения. Да и не было охоты проверять на себе средства защиты, установленные Красулей.

Вдруг она возникла передо мной буквально из ниоткуда. На миг мое сознание отключилось, и вот я уже не один.

Жуть!

Красуля посмотрела мне в глаза:

– А ты, оказывается, с возрастом разжился кое-каким умишком.

– Только последний дурень станет расхаживать и прикасаться к предметам в месте, подобном этому.

– Я имела в виду совсем другое, мой мальчик. Тому, о чем ты говоришь, ты прекрасно обучился еще в щенячьем возрасте. Теперь же ты поумнел настолько, что стал замечать, когда события начинают выходить из-под контроля.

Поумнел? Неужели?

Тем не менее я согласно кивнул. Ужасно не люблю лишать людей их иллюзий.

– И это, кстати, объясняет, почему ты в отличие от остальных Гарретов вернулся с войны.

Я был заинтригован и позволил ей высказаться. Выдержка и терпение – вот что требуется, когда перестаешь понимать происходящее. Когда она примолкла, я сказал:

– Виксон и Уайт знали девочку. Однако похоже, что вся линия с черной магией сработана Грэнджем Кливером.

Я посвятил ее во все подробности точно так же, как в иных обстоятельствах посвятил бы Покойника.

Красуля позволила мне иссякнуть. Продержав меня некоторое время в молчании, она спросила:

– Почему Дождевик хочет найти девушку?

– Не имею понятия. Быть может, ее мать умерла, а дочь нужна, чтобы сохранить контроль над собственностью.

– То есть одно из двух: она может представлять для него либо ценность, либо опасность.

– Либо то и другое одновременно.

– Чтобы это выяснить, тебе придется найти девочку. Сумеешь?

– Со временем – да.

– Ты обзавелся врагами. Кто-то использовал против тебя заклинание обнаружения.

– Этого я и опасался. Тот кретин…

– Нет. Он всего-навсего следил за тобой. Пометил тебя кто-то другой.

– Торнада или Мэгги.

– Похоже, эта женщина, Дженн, – замаскированный Дождевик.

– Который спит и видит, как я отправлюсь на корм рыбам.

– И который не побрезгует магическими средствами для достижения своих целей.

– Нет. Все-таки этот кретин работает не на Кливера. Там, где я задерживаюсь достаточно долго, появляются подлинные люди Дождевика. Интересно, кто нанял это ходячее недоразумение.

– Я не умею читать мысли. Если ты явился за этим, можешь убираться.

– Не могу понять, почему Кливер открыл на меня охотничий сезон.

– В данный момент «почему» не имеет значения. Важно лишь то, что он ведет охоту. Именно из этого тебе следует исходить.

Я слегка шевельнулся. Совсем чуть-чуть. Крошечный знак нетерпения. Тем не менее старая кошка Красули зашипела на меня.

– Терпение, мой мальчик. Терпение и осторожность. На тебя может обрушиться сотня несчастий еще до того, как ты отойдешь на сотню шагов от моего дома.

– Знаю. Именно поэтому я здесь.

– Я не выпущу тебя отсюда, пока ты не будешь лучше подготовлен.

– Спасибо. На это я и рассчитывал.

– Мне это известно.

– Буду вечно благодарен.

– Не разбрасывай благодарности навозными вилами, мой мальчик. Я все это делаю лишь для того, чтобы поставить Дождевика на место.

Красуля знала правила игры. Никогда ни при каких обстоятельствах не показывай, что ты о ком-то искренне беспокоишься. Кто беспокоится – тот уязвим.

Кошка снова зашипела.

– В чем дело? Ведь я же ничего не сделал.

– Не обращай внимания на Малкин. Она чует, что ты принес с собой опасность, и волнуется за меня. Малкин… Ну конечно. Кто же еще?

– Я сам чую, что за мной постоянно следует опасность. Это какое-то проклятие.

– Или призвание.

Ее правая бровь поднялась. Великолепно! Я и не подозревал, что она обладает этим талантом.

– Нет. Мне постоянно хочется избавиться от этого состояния. Я вовсе не желаю все время влипать в безумные истории. С гораздо большим удовольствием я сидел бы дома, посасывая пивко и…

– Никогда не вешай лапшу на уши тому, кто этим сам занимается всю жизнь, мой мальчик. Я знаю о тебе гораздо больше, чем ты думаешь.

Наступил мой черед приподнять бровь.

– Хватит болтать. Пора работать. – Она начала двигаться по комнате, напевая и бормоча что-то. В бессвязном наборе слов я уловил имена.

– Эй, подожди. Какое отношение к делу имеют эти люди?

– Пока остается опасность, ты не вспомнишь ни одну из названных мной девиц и не сможешь познакомиться с новыми…

– Ну так и быть. Согласен.

Правдивые слова частенько оказываются неприятными. Красуля права. Женщины – мое самое слабое место. Приветливая улыбка и многообещающее подмигивание способны заманить меня куда угодно.

Зловеще улыбаясь, Красуля сняла человеческие черепа с подставки в форме куста папоротника и стала вместо них размещать другие ужасающие экспонаты, притаскивая их из разных углов комнаты. Я попытался что-то сказать, но язык прилип к гортани. Я так и остался стоять с раскрытым ртом.

– Дай-ка мне свою палку, малыш.

Я передал ей дубинку и вновь открыл рот.

Красуля не дала мне и слова сказать.

– Поскольку мы не представляем, какие опасности могут встретиться на твоем пути, я хочу обеспечить тебе защиту широкого спектра.

Эти слова были приятны слуху, конечно, если они вообще имели какой-то смысл.

– Придадим дубинке дополнительную мощь, мой мальчик, и ты без всякого труда пробьешь ею обычную магическую защиту. Теперь посмотри на эту красную штуковину.

– Похоже на высушенное свиное ухо, по чьей-то прихоти выкрашенное в красный цвет.

– Именно. Это похоже на свиное ухо потому, что оно и было им, пока его не срезали с головы несчастной скотины. Возьми ушко и положи в правый нагрудный карман. Держи его там до тех пор, пока не разберешься с Дождевиком.

– Зачем?

Но она опередила мой вопрос:

– Да потому, что Дождевик сразу разделается с тобой, когда ты выскочишь из дома в поисках юбки. Со свиным ухом в правом нагрудном кармане у тебя не возникнет опасных позывов. Вот это да! Но, оценив ситуацию, я все же взял свиное ухо и разместил его согласно рекомендации. О более отдаленных последствиях ношения свиного уха думать почему-то не хотелось.

– А теперь постарайся запомнить. – Она показала мне четыре предмета и разместила их передо мной в определенном порядке.

Одним из них оказалась маленькая деревянная коробочка, из которой доносилось сердитое жужжание. Как будто в коробочке был спрятан большущий жук.

Заметив мой интерес, Красуля пояснила:

– Он гораздо опаснее, чем можно судить по голосу.

– Счастлив слышать.

– Тебе не стоит опасаться его, сынок. Я сообщу ему, что ты его друг. – Какие могут быть сомнения. Обожаю жуков всю жизнь. Не исключено, что я познакомился с его родственниками, когда воевал на островах. В Кантарде я сумел подружиться со множеством жуков. – Ты всегда любил молоть чепуху, малыш. Что, черт побери, она хочет этим сказать?

– Не хочешь прибегать к помощи маленького дьяволенка – не прибегай. Но храни его как последнюю надежду. Когда твоя глупость и твой язык заведут тебя в безвыходное положение, открой эту крышку.

– Да? – Мне не приходилось убивать жуков со времени службы в Королевской Морской пехоте. – А что потом? Он отхватит у меня полноса, и я своим воплем обращу врагов в бегство?

– Возможно. Однако скорее всего он прилетит домой и сообщит мне, что ты нуждаешься в помощи.

Обладание жуком в коробочке не казалось мне сногсшибательным достижением; однако мама Гаррет воспитала своих мальчиков так, чтобы они никогда не вступали в спор с существами, подобными Красуле. Мама Гаррет требовала, чтобы они держали рот на замке, когда рядом находился человек, способный превратить ее дорогих мальчиков в жаб.

– Угу, – буркнул я.

Одарив меня ледяным взглядом, Красуля продолжала пояснения. Я слушал очень внимательно, запустив на полную мощность свое воображение.

Красуля передала мне какую-то деревянную штуковину в форме диска или скорее игральной фишки, окрашенную с одной стороны в красный, а с другой – в зеленый цвет.

– Если пожелаешь стать невидимым для своих преследователей, трижды проведи большим пальцем правой руки по красной стороне. Наблюдатель ничего не заподозрит, так как заклинание обнаружения, используемое в твоем случае, не очень надежно. Если ты хочешь, чтобы за тобой тащился «хвост», проведи три раза по зеленой стороне.

– С какой стати я захочу, чтобы кто-то следовал за мной?

– Откуда мне знать? – пожала она плечами. – Похоже, это все, что я могу для тебя сейчас сделать. В путь, мой мальчик. Меня ждут клиенты, которые в отличие от тебя платят за услуги.

Интересно, где же эти клиенты? Но вслух свои сомнения я предпочел не высказывать.

Старая кошка смотрела на меня с таким хищным видом, будто намеревалась отхватить у меня кусок лодыжки. А может, она просто думала, с каким удовольствием сделала бы это, будь у нее зубы. Не знаю.

Красуля ободряюще похлопала меня по плечу и довела до двери, по пути убедившись, что я разместил все магические предметы так, как она хотела.

– Что ты мне можешь сказать о…

– Топай, малыш, топай. Убирайся побыстрее. Как можно заниматься серьезным делом, если вы, дети, постоянно вертитесь под ногами.

Неужто она тронулась умом? Или, быть может, хотела, чтобы я ощутил ностальгию по далекому прошлому?

Я, естественно, дорожил своими детскими воспоминаниями, но отнюдь не считал то время «старыми добрыми днями». Старых добрых дней никогда не существовало. Старые добрые дни я переживаю сейчас, и они все время со мной.

Все говорит о том, что лучших дней ждать в будущем не приходится.


предыдущая глава | Смертельная ртутная ложь | cледующая глава