home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 1

Каменные ступени,– подумал Майкл. Самая подходящая штука, чтобы сломать ногу. Он моргнул – и вернулся из своего путешествия по лаби– ринтам памяти.

Кругом тьма. Над головой раскрыт белый парашют, свистящий от ветра, играющего в натянутых стропах. Он посмотрел вниз по всем сто– ронам: никаких признаков зеленой мигалки.

Сломанная нога была бы некстати и явно не тем, с чего следовало бы начинать выполнение задания. Куда-то он опустится? На болотистый луг? На лес? На твердую, выложенную плитами землю, от которой колени у него вывернутся как сладкие тянучки? Он почувствовал, что земля те– перь быстро надвигается, и схватился за стропы, слегка согнув ноги в коленях для приземления.

Вот она,– подумал он и напрягся.

Его ботинки ударились о поверхность, которая под его весом про– валилась, как гнилая фанера. А затем он свалился на более жесткую по– верхность, которая содрогнулась и треснула, но удержала его от даль– нейшего падения. Ремни под мышками натянулись, купол зацепился за что-то наверху. Он глянул наверх и увидел неровную по краям дыру, из которой сверкали звезды.

Крыша, догадался он. Он сидел на коленях под крышей из прогнив– ших дранок. Где-то в ночи залаяли две собаки. Действуя быстро, Майкл отцепил подвесные ремни и освободился от парашюта. Он прищурился и рассмотрел охапки какого-то материала вокруг себя. Он взял его в горсть. Сено. Он попал в амбар с сеновалом.

Майкл поднялся, начал стаскивать вниз купол и втягивать его в дыру. Скорее! – приказал он себе. Теперь он в оккупированной нациста– ми Франции, в шестидесяти милях к северо-западу от Парижа. Повсюду могут быть немецкие патрули на мотоциклах и бронемашинах, и скоро за– трещат передатчики: «Внимание! Около Безанкура приземлился парашю– тист! Патрулям проехать по всем фермам и деревням!» Очень скоро вок– руг может стать горячо.

Майкл сложил на сеновале купол, потом стал прятать парашютный ранец в большой копне сена.

Через несколько секунд он услышал лязг отодвигаемой на двери ще– колды. Он застыл в напряжении. Снизу послышался мягкий скрип петель. В амбаре появился красноватый свет. Майкл медленно и бесшумно вынул из ножен нож и в свете фонаря увидел, что балансирует на самом краю сеновала. Еще несколько десятков сантиметров – и он бы свалился. Фо– нарь покрутился, высвечивая углы. Потом, по-французки: – Месье? Где вы?

Голос был женский, прокуренный. Майкл не пошевелился, но и не убрал нож.

– Почему вы не отвечаете? – спросила она по-французски, требуя от него ответа. Она опять подняла фонарь и снова обратилась к нему живым напевным деревенским нормандским выговором: – Мне сказали ждать вас, но я не подозревала, что вы свалитесь мне прямо на голову.

Майкл только спустя несколько секунд свесил голову с края сено– вала. Она была темноволосой и одета в серый шерстяной свитер и черные свободные брюки.– Я здесь,– спокойно сказал он, и она отскочила, по– вернув фонарь вверх к нему.– Только не в глаза,– предупредил он. Он немного опустила фонарь. Он быстро оглядел ее лицо, квадратный подбо– родок, резко очерченные скулы, широкие темные брови, под которыми сапфирами светились глаза. У нее было подвижное тело, и выглядела она так, как будто могла быть живее, если потребуется.– Далеко ли мы от Безанкура? – спросил он.

Она увидела дыру в крыше в трех футах от головы этого человека.– Поглядите сами.

Майкл так и сделал, просунув в дыру голову.

Меньше чем в сотне ярдов в окнах крытых соломой домишек горел свет, они раскинулись вокруг того, что оказалось большим участком па– хотной земли. Майкл подумал, что, когда он выберется из этого пере– плета, ему следует выразить свою благодарность пилоту С-47 за точ– ность наводки.

– Пойдемте,– настойчиво потребовала девушка.– Нам нужно поме– стить вас в безопасное место.

Майкл уже собрался спуститься обратно на сеновал, когда услышал жесткое рычание моторов, надвигавшееся с юго-запада. Быстро приближа– лись три ряда огней, шины вздымали пыль проселочной дороги. Патруль– ные машины, рассудил он. Наверняка набитые солдатами. А сзади медлен– нее двигалась четвертая, более тяжелая. Он услышал лязг гусениц и по– нял, похолодев изнутри, что нацисты на случай не надеялись, они при– гнали с собой «Панцекампфвален» – танк.

– Слишком поздно,– сказал Майкл. Он наблюдал, как патрульные ма– шины рассыпались веером, окружая Безанкур с запада, севера и юга. До– несся резкий приказ «слезай» по-немецки, и темные фигуры запрыгали с машин, даже не дожидаясь, когда остановятся колеса. Танк, лязгая подъехал со стороны амбара, охраняя восточную окраину деревни. Майкл увидел достаточно, чтобы понять, что попал в ловушку. Он пригнулся к сеновалу.– Как вас зовут? – спросил он девушку-француженку.

– Габриэла,– сказала она.– Габи.

– Порядок, Габи. Я не знаю, какой у вас опыт в таких делах, но вам придется через все это пройти. Кто-нибудь из местных дядей прона– цист?

– Нет, здесь все ненавидят этих свиней.

Майкл услышал стрекочущий звук: орудийная башня танка поворачи– валась, в то время как машина приближалась к задней стене амбара. Я, пожалуй, спрячусь здесь наверху,– решил он. Когда начинается стрель– ба, не стойте на пути пуль. Он вынул из кобуры пистолет и вставил в него обойму.– Удачи,– сказал он ей, но свет лампы уже исчез, а с ним и она. Лязгнула закрываемая на двери амбара щеколда. Майкл прильнул к щелке между досками, увидел, как солдаты с фонариками пинками распа– хивали двери домов. Один из солдат поджег сигнальный факел, который осветил всю деревню ослепляющим светом. Затем нацисты стали под дула– ми автоматов гуртом выгонять крестьян из домов, выстраивать их вокруг факела. Высокая тощая фигура в офицерской фуражке вышагивала перед ними взад-вперед, а сбоку от него шагала вторая, эта была громадная, с массивными плечами и столбообразными ногами. Гусеницы танка замер– ли. Майкл посмотрел через пролом в задней стене амбара. Танк остано– вился менее чем в пятнадцати футах, из него вылезли три человека эки– пажа и закурили сигареты. У одного через плечо на ремне висел авто– мат.

– Внимание! – Майкл услышал, что офицер обратился к крестьянам по-французски. Он вернулся к щели, стараясь передвигаться бесшумно. Перед ними стоял офицер, позади него в нескольких шагах огромная фи– гура. В свете факела были видны пистолеты, винтовки и автоматы.– Мы знаем, что летатель на парашют упал на этот арена,– продолжал офицер, коверкая французский язык.– Мы теперь будем хотеть схватить этот вторгатель в наш территорий! Я спрашивает вас, человеки Безанкур, где есть человек, которого мы хотим заточить в клетка?

Слишком многого хотите,– подумал Майкл и взял пистолет в руку.

Он вернулся к пролому. Экипаж танка похаживал вокруг своей маши– ны, болтая и хохоча, словно хвастливые мальчишки. Нельзя ли с ними разделаться? – подумал Майкл. Он мог пристрелить сначала того, кото– рый с автоматом, потом того, кто ближе к люку, чтобы тот не влез в танк и не разнес амбар.

Он услышал низкое рычание еще одного мотора и лязг гусениц. Эки– паж танка зашумел и замахал руками, и Майкл увидел, как на пыльной дороге остановился второй танк. Из люка вылезли два человека и стали разговаривать про парашютиста, о котором получили сообщение по ра– дио. – Быстро сделаем из него отбивную! – пообещал один из первого экипажа, сделав сигаретой движение, похожее на сабельный удар.

Лязгнула щеколда на двери амбара. Майкл скрючился у задней стен– ки сеновала, когда дверь распахнулась и лучи двух или трех фонариков стали тыкать кругом.– Ты пойдешь первым! – услышал он, как сказал один из солдат. Другой гаркнул: – Заткнись, ты, осел! – Люди вошли в амбар, освещая пространство перед собой. Майкл сидел тихо, темной фи– гурой в тени, палец легонько прижимался к курку пистолета.

В следующие секунды до Майкла дошло, что они не знают, прячется ли он тут или нет. А там, на деревенской площади, офицер кричал: – Для всех, кто сожительствует с врагом, будут строгий проникновение! – Трое солдат осматривали под сеновалом, разбрасывая пинками банки и инвентарь в доказательство того, что они действительно тщательно обы– скивают. Потом один из них остановился и поднял фонарик к сеновалу.

Майкл ощутил, будто его кольнуло в плечо, которое осветило лу– чом, но потом тот свернул правее. В сторону дыры в крыше.

Он учуял запах пота от страха, и не разобрал, было ли это от не– мца или от него.

Луч уперся в крышу, стал медленно приближаться к дыре.

Ближе, еще ближе.

– Боже мой! – сказал один из находящихся внизу.– Погляди на это, Руди!

Луч света замер менее чем в трех футах от края дыры.– Что там?

– А вот что,– послышалось звяканье бутылок.– Кальвадо! Кто-то его здесь припрятал!

– Наверно, какой-нибудь местный доходяга. Свиньи! – Луч фонарика двинулся, на этот раз от дыры, он мазнул по коленям Майкла, но Руди уже шагал к бутылкам с яблочной настойкой, которые другой солдат вы– копал из укромного места.– Не дайте Харцеру увидеть, что мы взяли с собой это,– предупредил третий солдат, испуганным мальчишеским голо– сом. Ему явно не больше семнадцати,– подумал Майкл.– Иначе то, что сделает с нами Бутц – и представить невозможно!

– Верно. Давайте, сматываем отсюда,– опять сказал второй солдат. Звякнули бутылки.– Нет, стойте. Нужно разобраться с этим до того, как мы выйдем отсюда. И давайте на всякий случай прочешем здесь.

Но лезть на сеновал они не стали, а воспользовались вместо этого своими автоматами. Майкл вжался телом в стену, холодный пот выступил у него на лице.

Он начал стрелять, выбивая отверстия в стене ниже сеновала. По– том грубым хрипом заговорил второй автомат, посылая пули через пол сеновала. В воздухе полетело сено и куски досок. Третий солдат стре– лял выше, тоже по сеновалу, посылая зигзагом струи пуль, отбивавших куски от досок в двух футах справа от Майкла.

– Эй, вы идиоты! – заорал один из экипажа танка, когда шум стрельбы смолк.– Кончайте упражняться по амбарным мишеням. У нас тут канистры с бензином!

– В рот я *** этих эсэсовских сволочей,– выругался Руди спокой– ным тоном, а затем вместе с двумя другими солдатами покинул амбар с награбленными бутылками кальвадо. Дверь амбара осталась распахнутой.

– Кто здесь мэр? – кричал офицер – Харцер? – голос которого был раздражен и свиреп.– Кто старший? Немедленно выйти вперед!

Майкл еще раз посмотрел в пролом, ища путь к бегству. Он уловил запах лившегося бензина: один из экипажа второго танка, стоявшего на дороге, наливал бензин из канистры в горловину бензобака, рядом сто– яли еще две канистры.

– Здесь мы поговорим уже по-другому,– сказал кто-то из-под сено– вала.

Майкл бесшумно повернулся, присел и стал ждать. Амбар наполнился светом.

– Меня зовут Харцер,– произнес голос.– Это мой напарник Бутц.

– Да, месье,– испуганно ответил старик.

Майкл очистил от сена пулевые отверстия в полу и прильнул к ним.

В амбар вошли пятеро немцев и пожилой седоволосый француз. Трое немцев, солдаты в полевой форме серого цвета и касках, как ведерко для угля, встали у двери, у каждого из них в руках смертельные черные автоматы «Шмайсер». Харцер был тощим мужчиной, державшимся с той неу– молимой суровостью, которую Майкл всегда связывал в уме с идеалом на– цизма. Как будто ему через зад вставили и продернули до самых лопаток железный шомпол. Рядом с ним стоял человек, которого звали Бутц – ог– ромная толстоногая фигура, которую Майкл видел в свете факела. Бутц был ростом наверное около шести футов и трех дюймов и весом за двести пятьдесят фунтов. На нем была форма адъютанта, на его рыжеватой стри– женой голове – серая фуражка, а на ногах кожаные ботинки с подошвой толщиной не меньше двух дюймов. В красноватом свете фонарей, которые держали два солдата, широкое квадратное лицо Бутца было зловещим и уверенным. Лицо убийцы, любящего свое дело.

– Теперь мы одни, месье Жервез. Вам не стоит беспокоиться за других. О них мы тоже позаботимся.– Сено хрустело под ногами Харцера, продолжавшего говорить на ломаном французском: – Нам известно, что летатель на парашют упал здесь. Мы верим, что кто-то в ваша деревня должен быть его связь… э… агент. Месье Жервез, кто мог бы быть этим кем-то?

– Пожалуйста, месье… Я не… я ничего не могу сказать.

– О, не будьте так категоричны. Как ваше имя?

– Ан… Анри.– Старик дрожал. Майкл слышал, как у него стучали зубы.

– Анри,– повторил Харцер.– Я хотел, чтобы вы подумал, прежде чем отвечать. Анри, вы знаете, где упал летатель на парашют и кто тут ему помогает?

– Нет. Пожалуйста, капитан. Я клянусь, что нет.

– Увы,– вздохнул Харцер, и Майкл увидел, как он пальцем показал Бутцу.

Огромный человек сделал шаг вперед и пнул Жервеза в левое коле– но. Хрустнула кость, и француз вскрикнул, падая на сено. Майкл уви– дел, как на подошвах ботинок убийцы сверкнули металлические подковки.

Жервез обхватил колено и застонал. Харцер наклонился.– Вы сказа– ли, не подумав, верно? – Он постучал по седоволосой голове.– Восполь– зуйтесь мозгами! Где упал летатель на парашют?

– Я не могу… о, Боже… я не могу…

Харцер произнес: – Дерьмо,– и отступил назад.

Бутц нанес тяжелый удар по правому колену старика. Кости хруст– нули со звуком пистолетного выстрела, и Жервез взвыл от боли.

– Мы еще не научил вас, как думать? – спросил Харцер.

Майкл почуял запах мочи. Мочевой пузырь старика не выдержал. За– пах боли тоже стоял в воздухе, словно горьковатый привкус свирепого урагана. Он почувствовал, как под кожей у него заныли мускулы и пеле– на пота стала покрывать его тело под маскировочной одеждой. Превраще– ние могло вот-вот произойти, стоит ему захотеть. Но он остановил себя на самом краю неистовства: что это может дать? «Шмайсеры» располосуют его с такой же легкостью, что и человека, а при такой расстановке солдат у него нет возможности расправиться со всеми тремя людьми и двумя танками. Нет-нет, с некоторыми вещами человек справится лучше, и это одно из его «я» лучше знало свой предел. Он постарался рассла– биться, чтобы снять напряжение, предвещавшее превращение, и почувст– вовал, как оно спало и отошло от него, словно колкое облачко.

Старик всхлипывал и молил о пощаде. Харцер сказал: – Мы некото– рое время подозревал, что Безанкур – центр шпионов. Мой работа заклю– чается в том, чтобы их разыскать. Вы понимаете, что это есть мой ра– бота?

– Пожалуйста… больше не бейте меня,– шептал Жервез.

– Мы собираемся вас убить.– Это была констатация факта, без ка– ких-либо эмоций.– Мы собираемся вытащить ваш труп наружу, чтобы пока– зать другим. Потом мы опять будем задавать наши вопросы. Понимаете, ваша смерть в действительности будет спасать жизни, потому что кто-то скажет. Если никто не скажет, мы сожжем всю вашу деревню.– Он кивнул Бутцу.

Майкл напрягся, но здесь ничего сделать было нельзя.

Рот старика открылся от страха, он попытался отползти на своих раздробленных ногах. Бутц пнул его в ребра, раздался треск, как от прогнившей бочки, и Жервез завыл и ухватился за сломанные ребра, ко– торые впились в его тело. Следующий пинок подкованного сапога попал старику в ключицу, и она с хрустом сломалась. Жервез дернулся как ры– ба на гарпуне. Бутц продолжил пинать ногами, добивая старого француза каблуками насмерть, действуя медленно и с продуманной методичностью – пинок в живот, чтобы отбить внутренности, каблуком по руке, чтобы раздробить пальцы, пинок в подбородок, чтобы выбить челюсть, зубы по– сыпались как пожелтелые игральные кости.

– Это моя работа,– проговорил Харцер в истекающее кровью изуве– ченное лицо.– Мне за нее платят, понимаете?

Бутц пнул старика в горло и перебил гортань. Жервез стал зады– хаться, и Майкл увидел, что лицо Бутца вспотело от усилий, этот чело– век не улыбался, черты его лица были словно бы высечены из камня, но в его светло-голубых глазах светилось удовольствие. Майкл неотрывно смотрел на лицо Бутца. Ему хотелось взглядом прожечь его до мозгов.

Жервез в последней безумной попытке попытался поползти к двери. На сене оставался кровавый след. Несколько секунд Бутц дал ему по– лзти, а потом встал правой ногой на середину спины старика и сломал его позвоночник, как палку метлы.

– Вытащите его наружу.– Харцер повернулся и быстро пошел к ос– тальным крестьянам и к солдатам.

– Я нашел серебряный! – Солдат поднял зуб.– Может, у него есть еще такие?

Бутц пнул дрожащее тело сбоку в голову, вылетело еще несколько зубов. Солдат наклонился, разыскивая в сене серебро. Потом Бутц вышел вслед за Харцером, а двое солдат ухватили Жервеза за ноги и выволокли труп из амбара.

Майкл остался в темноте, в ноздрях его стоял запах крови и ужа– са. Он дрожал, на затылке у него поднялись волосы.– Внимание! – услы– шал он крик Харцера.– Ваш мэр отделился от жизни и оставил вас одних! Я намерен задать вам два вопроса и хочу, чтобы вы тщательно подумал, раньше чем отвечать…

Хватит,– подумал Майкл. Настала пора ему самому задавать вопро– сы. Он встал, подобрался к пролому. Бензиновый запах стал еще гуще. Человек на втором танке доливал из канистр остатки. Майкл понял, что надо действовать, и действовать сейчас. Он встал у дыры, вылез на крышу и там пригнулся.

– Где упал летатель на парашют? – спрашивал Харцер.– И кто ему помогает?

Майкл прицелился и выстрелил.

Пуля пробила канистру с бензином, которую держал человек. При этом произошло одновременно две вещи: бензин выплеснулся из канистры на одежду человека, и от пулевого отверстия брызнули искры. Крик Хар– цера оборвался.

Канистра взорвалась, и танкист вскочил, превратившись в факел.

Пока человек дико прыгал и огонь голубым пламенем охватил лужицу вокруг горловины бензобака танка, Майкл разобрался с еще тремя танки– стами, стоявшими у самого амбара. Один из них заметил вспышку из дула пистолета и поднял свой автомат. Майкл попал ему в шею, и автомат вы– пустил в небо веер трассировочных пуль. Другой был готов уже вот-вот прыгнуть в люк головой вперед. Майкл выстрелил, но пуля отскочила от металла. Он выстрелил второй раз, и тогда человек вскрикнул и, уда– рившись спиной, свалился с борта танка на землю. Майкл отметил, что в обойме его «Кольта» осталось три патрона. Оставшийся танкист побежал, ища, где бы укрыться. Майкл спрыгнул с крыши.

Он приземлился на танке возле главного люка, от удара ноги у не– го загудели. Он услышал, как Харцер вызывал пулеметчика и приказывал солдатам окружить амбар. Люк был все еще открыт, край его был вымазан кровью немца. Майкл уловил движение справа, почти за спиной у себя, и развернулся, когда солдат выстрелил из винтовки. Пуля прошла у него между колен и срикошетила от крышки люка. Майклу некогда было прице– ливаться, но ему это делать и не пришлось, потому что в следующее мгновение разрывы пуль ударили немца в грудь и подкинули его, после чего он рухнул на землю.

– Лезь внутрь,– крикнула Габи, держа в руках дымящийся «Шмай– сер», который она забрала у первого застреленного Майклом немца.– Скорее! – она подскочила, ухватившись за металлическую ручку, и под– тянула себя на танк.– Вы что, не понимаете по-французски? – рассерди– лась Габи, глаза ее горели злобой. Выстрелила винтовка, две пули от– скочили, взвизгнув, от танковой брони, и дальше уговаривать Майкла не потребовалось. Он прыгнул в люк и ниже, в тесную кабину, где горела красная лампочка. Габи последовала за ним, потянулась и захлопнула люк, потом заблокировала его.

– Туда, вниз,– Габи толкала его глубже внутрь танка, и он уселся в неудобное кожаное сиденье. Перед ним был щит с циферблатами и пока– зателями приборов, что-то типа рукояти ручного тормоза и несколько рычагов. На полу были разные педали, а перед самым лицом – узкая смотровая щель, справа и слева тоже были щели, и сквозь левую он уви– дел танкиста, горевшего на земле около второго танка, другой человек, высовывавшийся из танкового люка, кричал: – Повернуть башню вправо на шестьдесят шесть градусов!

Башня танка с курносой пушкой стала плавными рывками поворачи– ваться. Майкл приставил дуло пистолета к смотровой щели и нажал на курок, вырвав кусок из плеча человека. Немец сполз назад в танк, но башня продолжала поворачиваться.

– Давай, заводи! – закричала Габи, в ее голосе послышался страх.– Тарань его!

Пули щелкали по бронированным бортам танка как нетерпеливые уда– ры кулаков. Майкл встречался с танками такого типа в Северной Африке и знал, как им управлять с помощью рычагов, которые переключали пере– дачи и скорости гусениц – но сам он раньше никогда танк не водил. Он бесполезно искал, как его завести, и тут рука Габи скользнула вниз перед его носом, нажала на кнопку стартера, послышалось жужжание, за– тем молотящий, стучащий рев, за которым последовал глухой выхлоп. Танк затрясло, мотор заработал. Майкл нажал ногой на то, что показа– лось ему педалью газа, дернул этим рычаг переключения передач и отпу– стил отжатую Габи педаль сцепления. Это был не прогулочный «Седан» модели «Ягуар». Шестерни со стуком вошли в зацепление, и танк рванул вперед, откинув голову Майкла на мягкий подголовник. Сверху над ним, на месте заряжающего, Габи сквозь свою щель увидела, как на танк за– прыгнули люди, направила в нее ствол «Шмайсера» и полила пулями две пары немецких ног.

Майкл выжал педаль газа до пола и дернул на себя один из рыча– гов. Гусеница справа остановилась, а левая продолжала вращаться, раз– ворачивая танк вправо, но это было не то направление, на которое рас– считывал Майкл, поэтому он вернул этот рычаг в исходное положение и оттянул другой. На этот раз остановилась левая гусеница, а правая за– крутилась, резко повернув танк влево, в сторону врага. Танк дрожал, но подчинялся антигитлеровской коалиции точно так же, как и «Оси». Майкл увидел, что башня второго танка вот-вот уставится прямо на них.

Он отжал сцепление. Пушка второго танка плюнула огнем. Послышал– ся предупреждающий о смерти вскрик француженки, и волна печного жара обдала сквозь щель лицо Майкла. На мгновение он потерял всякое пред– ставление о происходящем, не зная, разорван ли он на миллион кусков или нет,– и тут раздался взрыв, где-то в поле в трехстах ярдах за Безанкуром.

У него не было времени переживать и уж точно для испуга. Он от– пустил педаль сцепления, и танк продолжил поворот влево. Гусеницы взметывали фонтаны земли. А затем смотровую щель заполнил второй танк, из пушка на его башне все еще курился дымок.

– Ящик позади тебя,– закричала Габи.– Залезь в него! – Пулемет– ные пули с визгом отскакивали от башни, заставляя Габи инстинктивно пригибаться.

Майкл засунул в ящик руку и вытащил металлическую кассету. Габи потянула за рычаг, повернула другой, раздался звук и открылись метал– лические полозки.– Вставляй сюда! – сказала она, помогая ему запра– вить кассету в канал затвора пушки. Затем с треском захлопнула за– твор, на лице ее показались капельки пота.– Держи ровнее! – сказала она ему и дернула другой рычаг. Что-то зажужжало, началось взведение ствола.

Второй танк начал пятиться, его башня готовилась для второго вы– стрела. Майкл поставил рычаги в нейтральное положение и двинулся ров– ным курсом, направляясь прямо к чудовищу. Из люка показалась голова человека, что-то кричавшая, что именно, Майкл из-за грохота двигателя разобрать не мог. Однако он догадался, что это был приказ развернуть башню на девяносто девять градусов. Для них это будет смертельный вы– стрел.

Пушка поворачивалась, ища цель.

Майкл собрался было снова отжать сцепление и тормоз, но остано– вил себя. Они могли и на этот раз ожидать, что он остановится. Он стал давить на газ, шальная пуля ударила в край смотровой щели спра– ва, осыпав его искрами.

– Держать курс ровно! – предупредила Габи и потянула за красную планку с надписью «фойерн» – «огонь».

Майкл подумал, что одновременно произошли две вещи: его барабан– ные перепонки вылетели из головы наружу, а кости выскочили из суста– вов. И в то же мгновение понял, что его неудобства были чепухой по сравнению с теми, которые испытал экипаж второго танка.

Во вздыбившемся красном столбе взрывов и пламени Майкл увидел, как с другого танка начисто срезало башню, словно скальпелем бородав– ку. Ее пушка все же выстрелила, поскольку была заряжена, башня дважды перевернулась в воздухе и шмякнулась в пыль. Из туловища чудовища с волями выпрыгнули два человеческих факела, уже обреченные на смерть.

Майкл ощутил запахи пороха и обгоревшего мяса. Из другого танка вырвался еще один взрыв, раскидавший звенящие куски железа. Майкл де– рнул за один из рычагов, сворачивая влево, чтобы промчаться мимо ра– зодранного каркаса.

Немецкие солдаты с криком убегали с дороги танка. Сквозь смотро– вую щель Майкл увидел две фигуры.– Огонь! Огонь! – орал Харцер с «Лю– гером» в руках, но всякое подобие порядка было нарушено. В нескольких шагах позади него Бутц безучастно наблюдал за происходящим.

– Вот он, сукин сын! – сказала Габи. Она вытянула руки, отвинти– ла люк и отбросила его крышку, прежде чем Майкл смог удержать ее. Она высунула голову и плечи, прицелилась из «Шмайсера» и отстрелила Хар– церу голову. Его тело сделало три шага назад, прежде чем свалиться, а Бутц плашмя бросился на землю.

Сзади ревел мотор танка. Майкл ухватил Габи за ногу и втащил ее назад. Она захлопнула люк, из дула «Шмайсера» шел голубой дымок.– Че– рез поле! – сказала она ему, и он повел танк прямо вперед, переклю– чившись на максимальную передачу.

Майкл сурово улыбнулся. Он был уверен, что только капитан Харцер мог бы понять, что это была работа не только Габи.

Взметая гусеницами густую желтую пыль, танк грохотал по полю, удаляясь от деревни и беспорядочных вспышек винтовочных выстрелов.– Они будут двигаться по нашему следу на патрульных бронемашинах,– ска– зала Габи.– И, наверно, уже вызывают подкрепление. Нам лучше бы вы– браться из отсюда, пока можно.

У Майкла возражений не было. Он достал еще один снаряд из дере– вянного ящика за его сиденьем и заклинил им педаль газа. Габи вылезла наверх через люк, ожидая, когда Майкл присоединится к ней, затем швырнула свой «Шмайсер» и прыгнула. Он спрыгнул спустя пару секунд – и впервые наконец-то ступил на землю Франции.

На какое-то мгновение он в пыли потерял ее из виду. Затем заме– тил какое-то шевеление слева, и ошеломленная Габи в испуге открыла рот, когда он бесшумно появился сзади нее и стиснул ее руку. Она ав– томатом указала вперед.– Лес находится там. Вы можете бежать?

– Всегда,– ответил он. И побежал в сторону деревьев, располагав– шихся примерно в тридцати ярдах от них. Через некоторое время Майкл сбавил шаг, чтобы не вырваться от нее далеко вперед.

Они без затруднений достигли леса. Стоя между деревьями, Майкл и Габи смотрели на то, как прошли две патрульные бронемашины, следуя за танком на почтительном расстоянии. Танк уведет их по меньшей мере на несколько миль.

– Приветствуем вас во Франции,– сказала Габи.– Вы верите в зна– менательное начало, да?

– Любое начало, если я остался в живых, знаменательно.

– Поздравлять себя пока рано. Нам еще предстоит долгий путь.

Она повесила «Шмайсер» на плечо и подтянула ремень.– Надеюсь, что у вас выносливое сердце – я хожу быстро.

– Постараюсь не отставать,– пообещал он.

Она повернулась, вся сосредоточенная и целеустремленная, и стала тихо продвигаться по лесной поросли. Майкл держался футах в двенадца– ти позади, вслушиваясь в звуки, доносившиеся до них. За ними не гна– лись; после того как Харцер был убит, солдаты потеряли всякую инициа– тиву и никто не торопился прочесывать лес. Майкл вспомнил человека в начищенных и подкованных сапогах. Убить старика было легким делом. Ему было интересно, как поведет себя Бутц против более серьезного со– перника.

Что же, жизнь полна неожиданностей.

Майкл шел за молодой француженкой, и лес укрывал их.


Глава 4 | Час волка | Глава 2