home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 5

Лодка Китти скользила в тумане, мотор мягко тарахтел. Вода с ши– пеньем расступалась перед фигурой на ее носу, деревянной химерой с трезубцем, а потайной фонарь освещал внутренность рулевой рубки смут– ным зеленым светом.

Руки Китти, широкие и грубые, на штурвале казались маленькими. Майкл стоял рядом с ней, всматриваясь сквозь заливаемое брызгами стекло. Большую часть дня она была пьяна, но как только солнце начало садиться, отставила водку и умыла лицо ледяной водой. Сейчас, в два часа ночи девятнадцатого мая, через три часа после того как сорокафу– товое, истрепанное непогодой старое суденышко было стащено на воду, Китти, стоя в рулевой рубке, была молчалива и угрюма; ни следа не ос– талось от ухмыляющейся пьяной женщины, приветствовавшей их в Юскеда– ле. Теперь она была страшно деловита.

Она оказалась права насчет ветра, который будет в ночь на сем– надцатое. С гор и в самом деле сорвался свирепый ветер и выл над Юс– кедалем до рассвета, но дома были построены с расчетом на такие кап– ризы погоды, и никакого ущерба, кроме потрепанных нервов, буря не причинила.

Китти оказалась права и насчет тумана, который накрыл Юскедаль и залив, укутав все в белую тишину. Как она могла управлять лодкой в таком супе, он не знал, но очень часто она настороженно поднимала го– лову и, казалось, вслушивалась, наверняка не к пению рыб, а к звукам самой воды, говоря ей что-то, чего Майкл понять был не силах. Время от времени она потихоньку покручивала штурвал, мягкими толчками, как ребенка.

Вдруг Китти неожиданно протянула руку и схватила Майкла за пар– ку, притянула к себе и указала на что-то. Хотя он и кивал, но ничего, кроме тумана не видел. Она удовлетворенно проворчала, отпустила его и стала поворачивать лодку в ту сторону.

Когда они грузились в Юскедале, у причала произошло нечто стран– ное. Майкл чуть не натолкнулся на лицо Китти, обнюхивавшей его грудь. Она обнюхала его лицо и волосы, потом выпрямилась и уставилась на не– го голубыми нордическими глазами. Она чует во мне волка, подумал Майкл. Китти заговорила с Хёрксом, который перевел ее слова для Майк– ла.

– Она хочет знать, из какой вы страны?

– Я родился в России,– сказал Майкл.

Она опять заговорила через Хёркса, указывая на Лазарева.

– От него воняет, как от русских. У вас запах как у норвежца.

– Почту за комплимент,– ответил Майкл.

Но Китти приблизилась к нему вплотную, неотрывно уставилась ему в глаза. Майкл не отводил взгляда. Она опять заговорила, в этот раз почти шепотом.– Китти говорит, что вы какой-то другой,– перевел Хёркс.– Она думает, что вы – роковой человек. Для нее это – высшая похвала.

– Скажите ей, что я благодарю ее.

Хёркс передал. Китти кивнула и скрылась в рулевой рубке.

Роковой человек,– думал Майкл стоя рядом с ней, пока она вела все дальше и дальше в туман. Он надеялся, что роковым он будет для нацистов, а не для Чесны и Лазарева, и остров Скарпа не станет их мо– гилой. Хёркс остался в Юскедале, принципиально не путешествующий по воде с тех пор, как подлодка торпедировала грузовое судно, на котором он плыл. Лазарев тоже был не морской волк, но, к счастью, вода была спокойной, а продвижение лодки ровным, так что Лазарев всего лишь два раза перевешивался через борт. Возможно, это было из-за нервов, а возможно, от рыбьей вони, которой пропахла лодка.

В рулевую рубку вошла Чесна, капюшон ее парки был натянут на го– лову, а руки – в черных шерстяных варежках. Китти продолжала смотреть прямо перед собой, направляя лодку к точке, которую другие видеть не могли. Чесна предложила Майклу попить крепкого черного кофе из термо– са, который они взяли с собой, он согласился.

– Как там Лазарев? – спросил Майкл.

– По крайней мере, в сознании,– ответила она. Лазарев лежал в тесном маленьком кубрике, который, как заметил Майкл, был даже мень– ше, чем конура в Фалькенхаузене. Чесна всмотрелась в туман.– Где мы?

– Если бы я знал! Хотя Китти, вроде бы, знает, и мне кажется, что этого достаточна.– Он возвратил термос Чесне. Китти повернула штурвал на несколько градусов вправо, а затем усилила рычание мото– ра.– Иди! – сказала, обращаясь к нему, Китти и показала вперед. Она явно хотела, чтобы Майкл проследил за чем-то. Он взял фонарик, у ко– торого был ржавый металлический корпус, и вышел из рулевой рубки. Чесна последовала за ним.

Майкла встал над фигурой на носу лодки и посветил фонариком. В луче света плыли клочья тумана. Лодку сносило, волны лизали борт. На палубе послышался топот сапог.– Эй! – окликнул их Лазарев, голос у него был напряженным, как натянутая проволока.– Что с моторами? Мы тонем?

– Не волнуйся,– сказал Майкл. Лазарев двинулся к ним, не отрывая руку от заржавленного рейлинга. Майкл медленно сделал полукруг фона– рем справ налево и обратно.– Что вы ищете? – зашептал Лазарев.– Зем– лю? – Майкл покачал головой, хотя на самом деле и сам не имел пред– ставления об этом. И тут луч фонаря высветил еле заметный, плохо раз– личимый предмет недалеко от правого борта. Он похож был на торчащую сгнившую сваю, облепленную зеленой плесенью. Китти тоже увидела это и повела лодку в его сторону.

В следующий момент все они увидели его, вероятно яснее, чем хо– телось бы.

Волна от лодки окатила одинокую сваю и унесла часть плесени. Пред их глазами предстал скелет, привязанный к этой свае и погружен– ный по грудь в воду. На черепе еще оставались клочья кожи и седых во– лос. На дважды обвившей его шею петле из толстого провода держалась металлическая пластина с выцветшими словами на немецком:

«ВНИМАНИЕ! ВЪЕЗД ЗАПРЕЩЕН!»

В свете фонаря маленькие красные крабы копошились в глазницах скелета и высовывались между сломанными зубами.

Китти повернула штурвал. Лодка продрейфовала мимо страшного зна– ка и оставила его во тьме. Она снова запустила мотор, приглушив его до слабого рокота. Менее чем в двадцати ярдах от скелета и сваи луч фонаря выхватил плавающий серый шар, покрытый водорослями и мрачными остриями.

– Это мина,– воскликнул Лазарев.– Мина! – крикнул он в рубку и показал: – Бу-бум!

Китти и сама знала, что это такое. Она сделала поворот влево, и мина ушла в кильватер лодки. В животе у Майкла заныло. Чесна нагну– лась вперед, вцепилась в левый рейлинг, а Лазарев высматривал мины по правому борту.– Вон одна! – указала Чесна. Та качнулась и лениво по– вернулась, усеянная ракушками. Лодка проскользнула мимо нее. Майкл засек следующую, почти прямо перед носом. Лазарев пробрался назад в рубку и вернулся с еще одним фонарем. Китти продолжала вести лодку, медленно, ровно скользя, уклоняясь от мин, которые появлялись теперь уже с обоих бортов. Лазарев думал, что борода у него поседеет, когда смотрел, как обросшую водорослями мину несло на гребне волны почти прямо на них.

– Поворачивай, черт побери! Поворачивай! – орал он, показывая налево. Лодка повиновалась, но Лазарев услышал, как мина царапнула по корпусу, словно мел по классной доске. Он съежился, ожидая взрыва, но мина скрывалась в их кильватере, они продолжали движение.

Последняя мина прошла у них по правому борту, а потом они уже не встречались. Китти тихо постучала по стеклу, и когда они посмотрели в ее сторону, приложила палец к губам, а потом провела им по горлу. Смысл был ясен.

Через несколько минут сквозь туман пробился луч прожектора, ме– тавшийся вправо и влево на вершине маяка на острове Скарпа. Сам ост– ров был все еще не виден, но вскоре Майкл мог слышать медленный ров– ный шум ударов, похожих на биение огромного сердца. Шум тяжелого обо– рудования, работающего на химической фабрике. Он выключил фонарь, это же сделал Лазарев. Они уже приближались к берегу. Китти повернула лодку, держа ее за пределами радиуса действие прожектора. Она выклю– чила мотор, и лодка пошла по волнам неслышным шепотом. Майкл и Чесна услышали другой, более мощный мотор, рокотавший где-то в тумане. Пат– рульная лодка, кружившая возле острова. Шум стал отдаляться и посте– пенно стих, и Китти осторожно дала газ. Луч прожектора скользнул в опасной близости от них. Майкл увидел сквозь мглу сверкание россыпи мелких огней, похожей на гирлянды, и смутные очертания огромной дымо– вой трубы, скрывающейся туманом. Теперь удары, похожие на биение ог– ромного сердца стали громче, и Майкл разглядел смутные силуэты зда– ний. Китти вела их вдоль неровной береговой линии острова Скарпа. Вскоре огни и шум оборудования остались позади, Китти повернула лодку в маленькую серповидной формы бухту.

Китти знала эту бухту и подвела их прямо к раскрашенным остаткам волнолома, выключила мотор, позволив лодке плыть по инерции к основа– нию пирса. Майкл включил свет и увидел прямо перед ними облепленный ракушками причал. Сгнивший нос давно затонувшей лодки торчал из воды, как странное рыло.

Из рулевой рубки вышла Китти. Она прокричала что-то, что звучало примерно как: «Копахэу тинг! Тимешо!», показала рукой на причал, и Майкл спрыгнул с лодки на площадку из скрипевших прогнивших досок. Чесна бросила ему канат, которым он привязал лодку к свае. Второй ка– нат, брошенный Китти, завершил это дело. Они прибыли.

Чесна, Майкл и Лазарев проверили свои автоматы и повесили их на плечо. Их запасы – порции сырой воды, сушеного мяса, бруски шоколада, обоймы патронов и связки гранат по четыре – были в рюкзаках. Майкл, в свой предыдущий осмотр их запасов, заметил также нечто, завернутое в маленький пакетик из вощеной бумаги: капсулы цианида, похожие на те, что он положил себе в рот на крыше парижской Оперы. Тогда они ему не пригодились, и скорее он умрет от пули, чем примет их здесь, на Скар– пе.

Взяв весь свой груз, они последовали за Китти по древним сту– пенькам в безжизненную деревню. Она шла впереди, светя фонарем, кото– рый забрала у Лазарева, луч его высвечивал натоптанную тропинку и до– ма, покрытые налетом от влажного морского воздуха, белым, как пепел. У многих домов крыши провалились, окна были без стекол, и все же со– всем мертвой деревня не была. Майкл везде ощущал их запах и знал, что они были где-то поблизости.

– Пожалуйте! – сказала Китти и рукой показала им на один из все еще крепких домов. Было ли это строение ее домом, Майкл не знал, но пока что это станет их домом. Когда они прошли через дверь, фонарь Китти развеял сумрак и высветил двух тощих волков, один рыжий, другой серый. Серый в одно мгновение прыгнул в открытое окно и исчез, а ры– жий крутился перед вторгшимися людьми и скалил зубы.

Майкл услышал, как клацнул отведенный затвор. Он схватил Лазаре– ва за руку раньше, чем русский успел выстрелить, и сказал:

– Нет.

Волк спиной попятился к окну, держа голову кверху, глаза его го– рели огнем. Затем он резко повернулся и выпрыгнул из дома через окон– ный проем.

Лазарев выдохнул долго сдерживаемый им воздух.

– Ну, видали этих? Да они разорвут нас на куски! Почему, черт возьми, ты не дал мне выстрелить?

– Потому,– спокойно сказал Майкл,– что автоматная очередь обяза– тельно приведет сюда нацистов, они появятся здесь почти так же скоро, как ты успеешь вставить новый магазин. Волки тебя здесь не тронут.

– Нацисты – худые парни,– сказала Китти, посветив фонарем вок– руг.– Волки – не так худо. Парни-нацисты убивают, волк ест тех, кто мертвый.– Она пожала массивными плечами.

Этот дом, с волчьими следами на полу, будет их штабом. Вполне вероятно, рассудил Майкл, что немецкие солдаты, охраняющие химическую фабрику Гильдебранда, так же боятся волков, как Лазарев, и потому не наведываются сюда. Майкл выждал, пока все распаковали свои вещи, и сказал: – Я хочу прогуляться, чуток разведать. Вернусь, как только смогу.

– Я с тобой.– Чесна стала опять надевать свой рюкзак.

– Нет. Один я смогу передвигаться быстрее. Ты жди здесь.

– Я приехала с тобой не…

– Спорить,– закончил за нее Майкл.– Не для того мы здесь. Я хочу подобраться как можно поближе к фабрике и оглядеться. Для этого лучше один разведчик, чем двое или трое. Правильно?

Чесна колебалась, но его голос был тверд, и он сверлил ее глаза– ми.– Хорошо,– согласилась она.– Но, ради Бога, постарайся, чтобы тебя не заметили!

– Именно потому я и хочу идти один.

Выйдя из дома, Майкл резво зашагал по дороге прочь из деревни. В семидесяти ярдах к востоку от последнего дома начали расти деревья, стали попадаться валуны с острыми краями – начался подъем к скалистой части Скарпы. Он сошел с дороги и понаблюдал какое-то время, желая убедиться, что Чесна не следует за ним, через пару минут скинул с плеча автомат, стащил рюкзак и снял парку. Он полностью разделся, ко– жа его дрожала от холода, голый, нашел безопасную нишу, чтобы запих– нуть туда свой рюкзак, одежду и «Шмайсер», а потом сел на корточки и стал превращаться.

Став волком, он сообразил, что запах еды из его рюкзака для вол– ков Скарпы будет как гонг к обеду. Решить этот вопрос можно было только одним путем. Он пометил все камни вокруг своего склада, но ес– ли этот запах все же не отпугнет волков, они попируют его запасами сушеного мяса. Затем он потянулся, чтобы кровь прилила в мышцы, и легкой рысью продолжил путь от волчьего города.

Он пересек хребет, затем была полумильная увеселительная пробеж– ка по пустому лесу, а потом он учуял человеческую вонь. Она станови– лась все сильнее – он двигался в правильном направлении. Различные ароматы забивали его обоняние: горьковатый запах выбросов из фабрич– ной трубы, запах влажного пара, зайцев и других мелких зверьков, пря– тавшихся при его появлении, и… терпкое благоухание юной самки.

Он услышал мягкое потрескивание прутика слева от себя, а когда он глянул в ту сторону, то уловил промелькнувшее лишь на мгновение что-то рыжее. Она держалась в стороне от него и шла в ту же сторону, вероятно, привлеченная собственным любопытством и его ароматом самца. Он забеспокоился, не была ли она свидетельницей его превращения? Если так, то ей предстояло рассказать своей стае интереснейшие сказки.

Горьковатый запах усиливался, а с ним и человеческая вонь. Рыжая волчица стала держаться уже сзади, пугаясь близости людей. Через не– которое время она остановилась, и Майкл услышал, как она звонко про– тявкала на высокой ноте. Он понял сигнал: «Туда лучше не идти». Он бы и не пошел, если бы имел выбор, но продолжал продвигаться дальше. Еще через пятнадцать ярдов он выскочил из леса – и перед ним оказалось творение Гильдебранда, огороженное невысокой стенкой, поверх которой шла колючая проволока.

Массивная труба из серого камня испускала клубы дыма. Вокруг нее располагались бетонные строения, соединенные между собой многочислен– ными надземными переходами, и выше уровня крыш зданий было несколько площадок, наверное, для наблюдения, все вместе это напоминало лаби– ринт Гарри Сэндлера. Ритмичные удары, словно биение сердца, шли отку– да-то из недр этого комплекса, сквозь ставни на окнах сиял свет. Меж– ду строениями вились аллеи. Пока Майкл наблюдал, лежа на брюхе на краю леса, из-за угла одного из строений вынырнул грузовик и, рыча, двинулся, как жирный жук, к другой аллее. На воздушных площадках он увидел несколько фигур. Двое рабочих поворачивали большой красный ма– ховик, а затем третий проверил что-то, напоминающее пульт, и сделал знак, что все в порядке. Работа здесь шла круглосуточно.

Майкл встал и стал красться вдоль ограды. Вскоре он сделал еще одно открытие: аэродром, оборудованный ангарами, топливными баками, и топливозаправщиками. На летном поле, выстроенные в одну линию, стояли три ночных истребителя, «Дорнье» DO-217 и два «Хейнкеля» HE-219, все с носовыми радарными остриями, и устрашающие выглядевший дневной ист– ребитель «Мессершмит» BF-109. Закрывая все поле своей тенью стоял ог– ромный транспортный самолет «Мессершмит» ME-232, с размахом крыльев около ста восьмидесяти футов и около сотни футов в длину. Нацисты яв– но занимались здесь серьезными делами. Хотя в данный момент на аэрод– роме никакой деятельности не было. Дальше, за аэродромом, скалистая гряда Скарпы спускалась в море.

Майкл вернулся к опушке леса и выбрал оттуда место для подкопа. Затем стал выкапывать дыру под ограждением – для такой работы его волчьи лапы подходили куда лучше, чем человеческие руки. Однако земля была каменистая, работа оказалась нелегкой. Но дыра росла, и когда она стала достаточно большой, Майкл вжал брюхо в землю и, цепляясь когтями, пролез в нее. Он встал на все четыре лапы и огляделся. Сол– дат видно не было. Он устремился по аллее, направляясь бесшумной тенью в сторону размеренных ударов.

Он почуял и услышал позади грузовик, направлявшийся к той аллее, по которой он шел, отпрыгнул за угол и прижался к земле, чтобы фары не высветили его. Грузовик проехал, в струях воздуха после него Майкл уловил терпкий дух пота и страха, как из зоопарка, запах, который он моментально связал в уме с Фалькенхаузеном. Он встал и на почтитель– ном расстоянии последовал за грузовиком.

Грузовик остановился перед длинным строением с закрытыми ставня– ми на окнах. Кто-то изнутри поднял ворота из рифленой жести, оттуда вырвался яркий свет. Грузовик въехал в ворота, и спустя несколько се– кунд рифленая жесть опять стала опускаться с металлическим лязгом. Ворота закрылись, отрезав свет.

Взгляд Майкла зафиксировал лестницу, поднимавшуюся сбоку от зда– ния к надземному переходу в двадцати футах над головой. Этот надзем– ный переход упирался в центр крыши нужного ему строения. Времени для размышления не было. Он увидел поблизости несколько бочек из-под смазки и скрючился за ними. Когда превращение было совершено, его бе– лая кожа задрожала от холода. Он встал, подбежал к лестнице с метал– лическими ступеньками и быстро забрался по ней – то, что человеческие руки и ноги сделать могли, а волчьи лапы нет. Надземный переход вел дальше, к следующим строениям, но на крыше этого здания была дверь. Майкл попробовал ее, и ручка повернулась. Он открыл дверь на лестнич– ную клетку и стал спускаться.

Он попал в что-то типа цеха, с конвейерной лентой и подвесными кранами под самой крышей. Там были штабеля ящиков и масляных бочек, а также пара тяжелых лебедок. Майкл услышал голоса, все люди находились на другом конце длинного строения. Он осторожно пробрался туда, пря– чась за оборудованием, и в одно мгновение укрылся за стеллажом, заби– тым медными трубками, когда услышал, как раздраженный голос сказал:

– Этот человек работать не может! Боже мой, да поглядите на его руки! Беспомощные, как у старой бабы! Я же сказал дать мне людей, ко– торые способны обращаться с пилой и молотком!

Майкл узнал этот голос. Он выглянул из своего убежища и увидел полковника Эриха Блока. Огромный Бутц стоял рядом с хозяином. Блок орал в лицо немецкого офицера, пылавшее огнем, а слева от них стоял тощий мужчина в мешковатой серой форме военнопленного. Руки заключен– ного не только дрожали, но и были все в трещинах от грязи и недоеда– ния. Позади этой четверки стояли еще семь заключенных, пять мужчин и две женщины. На большом столе была банка с гвоздями, лежали комплек– тами молотки и ножовки, а рядом со столом возвышалась стопка досок. Грузовик, по обеим сторонам которого было по солдату с винтовкой, стоял возле металлических ворот.

– Ох, уберите эту падаль назад, в его нору! – Блок презрительно отпихнул заключенного.– Что ж, придется использовать то, что есть!

Когда офицер толкнул военнопленного назад к грузовику, Блок по– ложил руки на бедра и обратился к офицерам:

– Я верю, что вы способные ремесленники и горите желанием рабо– тать. Да?

Он улыбнулся, от его серебряных зубов отблеснуло. Заключенные не выказали никакой реакции на его слова, лица у них были бледные и не– выразительные.

– Вы, леди и джентльмены, были отобраны среди других, потому что в ваших личных делах записано, что вы знакомы с плотницким делом. К утру вам предстоит выполнить работу по дереву, двадцать четыре упако– вочных ящика, сделанные по чертежам, строго именно так, как следует.– Он вынул из кармана лист бумаги и развернул его.– Тридцать два дюйма в длину, шестнадцать дюймов в высоту, шестнадцать дюймов в ширину. От этих размеров не должно быть никаких отклонений. Ящики эти изнутри надо обить резиной. Острия гвоздей, после того, как они будут забиты, следует загибать. Все неровные края должны быть отшлифованы песком до одинаковой гладкости. Крышки должны быть на двух петлях и со скобой, их гвоздями не забивать.– Он отдал бумагу Бутцу, который тут же пошел нацепить ее на гвоздь на доске объявлений – для общего пользования.– Более того,– продолжал Блок,– через шестнадцать часов после окончания работы эти ящики будут проверяться. Не прошедший проверку ящик будет разбит, а его создателя заставят выполнять работу снова. Вопросы? – Он подождал. Конечно, вопросов не было.– Благодарю за внимание,– ска– зал он и зашагал к металлическим воротам, Бутц следовал за ним.

Те же два охранника подняли ворота, водитель грузовика вывел его задом, вместе с офицером и отбракованным военнопленным, трясущимися в кузове. Блок не попытался проехать на грузовике, он и Бутц вышли вслед за ним, металлические ворота были опять опущены. Один из охран– ников заорал: «Принимайтесь за работу, ленивые говнюки!», а другой подошел к женщине и ткнул ее сзади стволом винтовки. Тщедушный на вид человек с седыми волосами и в очках в проволочной оправе сделал шаг к рабочему верстаку, затем то же сделал мужчина помоложе. Когда все за– ключенные зашевелились – вяло, их мозг и тела были измучены регуляр– ными побоями,– оба охранника сели за стол и принялись играть в карты.

Майкл проскользнул обратно на лестничную клетку, по которой при– шел, вылез на крышу, а затем опять спустился по лестнице. На земле он снова скрючился за бочками из-под смазки и отрастил теплую шубу. Сус– тавы у него ломило от столь многих превращений за такое короткое вре– мя, и мышцы у него ныли, но он снова был готов бежать. Он вышел из своего потайного места, понюхал воздух. Среди множества запахов он уловил лимонный запах помады для волос Эриха Блока и последовал по этому следу.

Он повернул за угол и прямо перед собой увидел энергично вышаги– вающих Блока и Бутца. Он последовал за ними, низко пригибаясь. Двад– цать четыре ящика, думал Майкл. Обитые резиной. Что будет уложено в эти ящики? До него дошло, что ящики были такого же размера, какой ну– жен, чтобы поместилась большая мина, ракета или бомба. Тот большой транспортный самолет на взлетной полосе, должно быть, здесь именно для того, чтобы доставить ящики с их грузом туда, где бы ни был за– крыт в ангаре Стальной Кулак.

Кровь у Майкла забурлила. Он испытывал сильное желание убивать. Расправиться с Блоком и Бутцем здесь, в этой аллее, было бы несложным делом, хотя у обоих были пистолеты. Было бы бальзамом на душу разо– рвать глотку Бутцу и плюнуть ему в лицо. Но он сдержал себя: его мис– сией было найти, где находится Стальной Кулак и что за ужас создал доктор Гильдебранд. Сначала – задание, а потом уже он будет удовлет– ворять свои желания.

Он последовал за ними до двухэтажного бетонного блочного дома недалеко от центра фабрики. Здесь тоже окна были закрыты ставнями. Майкл понаблюдал, как Блок и Бутц забрались по металлической лестнице и вошли через дверь на втором этаже. Дверь за ними закрылась. Майкл залег, выжидая, когда они выйдут, но время шло, а они не появлялись. Через два часа рассветет. Пора было возвращаться в волчий город.

Майкл вернулся к месту, где прокопал себе лазейку. На этот раз он еще углубил ее, чтобы могло пролезть человеческое тело. Из-под лап летела земля, потом он проскочил под оградой и побежал в лес.

Рыжая волчица, думавшая лишь о том, какая она хитрая, вышла из кустов и стала следовать рядом с ним. Майкл прогнал ее, а затем по– старался добраться до своих вещей и совершить превращение до того, как она слишком приблизится.

На двух ногах, одетый, с рюкзаком на спине и «Шмайсером» на пле– че, Майкл бежал по дороге назад в волчий город. Чесна поднялась с то– го места, где пряталась за стеной из осыпавшихся камней, автомат ее был нацелен на приближавшуюся фигуру. В следующий момент она увидела, что это Майкл. Лицо его было забрызгано грязью.

– Я нашел, как попасть внутрь,– сказал он ей.– Пошли.


Глава 4 | Час волка | Глава 6