home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

В телефонном справочнике Пайн-Сити нашелся всего один адрес фирмы, где можно было взять напрокат театральные костюмы для любительских драматических групп и для балов-маскарадов, так что не было проблем, куда обращаться. Фирма под вывеской «Лоис» располагалась на четвертом этаже старого здания на окраине города.

Открыв дверь, я очутился в крохотной приемной, похожей скорее на конуру. Костюмерную отделяла от приемной пыльная бархатная портьера цвета спелой сливы.

Почти у самого входа была маленькая стойка со звонком посредине. Я нажал на него пару раз и закурил сигарету, настраиваясь на долгое ожидание.

Однако бархатную портьеру раздвинули секунд через десять, и в приемную проскользнуло миниатюрное создание — человечек лет пятидесяти с гладким, без морщин, бесстрастным лицом и с красивыми кудрявыми седыми волосами, тщательно причесанными в стиле эпохи мадам Помпадур. На нем был черный костюм из переливающегося шелка с бархатным воротником ярко-розового цвета и серый широкий галстук с жемчужной булавкой. С каждым его шажком запах пряного одеколона становился все ощутимее.

— О да! — Он хитровато глянул на меня из-под длинных накладных ресниц. — Что-то сногсшибательное с мечом? Не традиционный домашний пират, но скорее… — Изящная ручка грациозно взметнулась в воздух. — Буканьер ! Определенно буканьер с длинным пером на шляпе!

— Что? — пробормотал я.

— Ну-у, — протянул он, бросив на меня укоризненный взгляд, — в конце-то концов, это фирма проката маскарадных костюмов, не так ли?

— В данный момент меня очень интересует костюм Санта-Клауса.

— О Господи!

Он прижал ко лбу тыльную сторону ладони, изображая полнейшее разочарование.

— Я понимаю, сейчас подходящее время года, но ведь это не оригинально! И ужасно неудобная борода! Выпьете два мартини, дорогой мой, и с бороды будет долго капать вам на носки.

Я понял, что инициатива ускользает из моих рук, словно на коньках-роликах, и ситуация скоро станет вконец неуправляемой. Вынув бляху, я сунул ее ему под нос. Он взглянул на нее без особого интереса и упрямо покачал головой:

— Ну нет, мне думается, это никуда не годится. Вы сами знаете, что лейтенанты полиции не носят форму, поэтому едва ли вам подойдет отправиться на вечеринку в костюме обычного офицера, ведь верно? Я хочу сказать, это не только полнейшая безвкусица, но и противозаконно!

— Я не шучу! — выкрикнул я, едва не задохнувшись от возмущения. — Я настоящий лейтенант из настоящего офиса шерифа!

— О Господи!

Он с минуту моргал наклеенными ресницами, потом прикусил нижнюю пухлую губу.

— Я глупый старый болтун, не так ли? Я решил, что вы желаете взять напрокат костюм для…

— Не важно! — вне себя от раздражения оборвал я. — Мне нужно выяснить, сколько костюмов Санта-Клауса вы выдали за последнее время.

Он метнулся к противоположному краю стойки, вытащил потрепанный регистрационный журнал и начал торопливо его перелистывать:

— Давайте проверим. Ага, первый был взят неделю назад миссис Торндайк. Она — президент благотворительного…

— Меня не интересуют благотворительные и прочие подобные общества! — рявкнул я. — Валяйте дальше!

Он перевернул страницу и повел большим пальцем вниз по столбику.

— Пятнадцатого числа еще один, некий мистер Тернболл. — Моргнув, он застыл в ожидании.

— Это все?

— Ох, мистер Тернболл возвратил костюм на следующий день, как я вижу. Вот еще один. Два дня назад, мисс Мейлон. Ее я помню. — Он слегка вздрогнул. — Совершенно безмозглая блондинка! Она требовала от меня непристойный пиратский костюм!

— Кто-нибудь еще?

— Вчера три, все — благотворительность. — Он вздохнул негодующе. — Знаете, поскольку они не претендуют на прибыль, то требуют скидки. Клянусь честью, некоторые люди совершенно невыносимы! Вы согласны со мной, лейтенант?

— Вполне, — ответил я, изо всех сил стараясь избежать его взгляда. — Ну что ж, благодарю вас, что вы уделили мне столько времени, Лоис!

— Пожалуйста, лейтенант! — Он внезапно захихикал, и мои нервы болезненно отреагировали на странный звук. — Я бы желал, чтобы вы называли меня Лу!

Видите ли, не выношу формальных отношений между людьми.

— Охотно верю. В следующий раз, когда буду в настроении, то обращусь к вам за костюмом пирата, но без пера на шляпе. Договорились? Понимаете, на вечеринке могут возникнуть недоразумения, если я буду щекотать пером хозяйку всякий раз, когда стану к ней наклоняться.

— Ох, лейтенант, лейтенант! Какой вы шутник! — Он погрозил мне пальцем. — Вижу, вы из тех людей, которые ни о чем не забывают, не так ли?

Если на этот вопрос и существовал ответ, то в тот момент он не приходил мне в голову, поэтому, ограничившись загадочной улыбкой, я поспешил убраться восвояси.

На улице я почувствовал, что с воздухом творится нечто неладное, и мне пришлось сделать пару глубоких вдохов, прежде чем я понял, что в нем начисто отсутствует запах одеколона. Мои часы подсказывали мне, что уже половина третьего, и мой желудок жаждал выяснить, куда, черт побери, запропастился ленч.

Остановившись у ближайшей закусочной, я заказал сандвич с отбивной. Ее вполне можно было принять за бычью кожу, причем недоваренную, если бы по вкусу она чем-то не напоминала конину… Однако, дабы ни у меня, ни у других бедолаг не возникало нежелательных сомнений, к ценнику в буфете была пришпилена малюсенькая пластиковая корова, чтобы устранить возможные недоразумения.

Приблизительно через час я остановил машину на подъездной дорожке у дома Айрис Мейлон и поднялся на парадное крыльцо. Она сама открыла дверь через пару секунд после того, как я позвонил, и стояла передо мной с бесстрастно-выжидающим лицом. Одета она была в белую шелковую блузку и шорты из черной кожи. Ноги у нее были все такие же стройные, как и накануне, если не более.

— Значит, снова вы, трусишка лейтенант? — холодно обронила она. — Видите, мне удалось пережить ночь и без вашей поддержки.

— Как вы это достигли? — спросил я небрежно. — Облачились в костюм Санта-Клауса, чтобы не замерзнуть?

— Что? — В небесно-голубых глазах отразилось беспокойство.

— Почему бы вам не пригласить меня для приятной беседы в дом? Мне хотелось бы выяснить кое-какие подробности на тему народных сказок. Например, где находились у вас бакенбарды: поверх одеяла или под одеялом? Не вызвало ли у вас зуда красное одеяние Санта-Клауса, не раздражало ли вашу нежную кожу?

Она машинально отступила назад, и я прошел мимо нее в холл и далее в гостиную. Следы недавней вечеринки были полностью уничтожены, и гостиная обрела тот аккуратный нежилой вид, ради которого иные хозяйки в предместье тратят столько времени и сил.

Я удобно устроился на диване. Она присела на подлокотник кресла напротив и с сомнением взглянула на меня.

— О чем, черт побери, вы толкуете? — спросила она капризно-требовательным тоном. — Что, в ваш слабый мозг проникла влага и усилила процесс угасания умственных способностей?

Вытянув вперед руки, я потряс кистями и затем театральным жестом воздел их к потолку.

— Мой приятель Лоис, — Заговорил я, чуть шепелявя в подражание маленькому щеголю из фирмы проката, — утверждает, что вы брали у него костюм Санта-Клауса.

— Правильно, брала, — выпалила она. — Ну и что?

— Вчера вечером вы про это не упоминали.

— Я совершенно забыла. Из-за убийства и прочего!

Едва ли можно предполагать, что я вспомню о таком пустяке.

— Напротив, это весьма важная деталь, золотко, — вкрадчиво произнес я. — Ведь Дина Кэрролла убил некто в костюме Санта-Клауса. Припоминаете? Для чего вы брали этот костюм?

— Для вечеринки, конечно. — Она нетерпеливо запустила руки в свои светлые волосы. — У меня было дикое желание где-то около полуночи, переодевшись Санта-Клаусом, улизнуть от всех, чтобы раздать на улице прохожим мешочки с рождественскими сувенирами.

— А где сейчас костюм?

— «— Он таинственно исчез. Вчера вечером я разложила его на кровати, подготовив к моменту, когда я надумаю переодеться. После вашего ухода я отправилась спать, и его на месте не оказалось.

— Почему же вы не явились сегодня утром в офис шерифа и не сообщили о случившемся?

— Ну… — Она загадочно улыбнулась. — Я решила, что это не столь уж важно, лейтенант.

— Скорее вы решили, что вам не стоит про это упоминать? — спокойно продолжал я. — Так сказать, из чувства неловкости. Ведь когда Кэрролл был убит, все играли в устроенную вами игру» убийство в темноте «.

Так что пробраться в вашу спальню, надеть там костюм Санта-Клауса, пройти в комнату для гостей и застрелить Дина не составляло никакого труда. Однако, чтобы проделать это, преступник должен был знать, что костюм находится в вашей спальне.

Ее глаза округлились — она смотрела на меня в упор.

— Уж не воображаете ли вы, что его убила я?

— А почему бы и нет?

— Но… Вы спятили! — выкрикнула она. — Чего ради я бы вздумала его убивать? Я была с ним едва знакома!

— У меня нет ни малейшего представления, из каких соображений вы решили его убить, — произнес я ворчливо, — но в одном я убежден: вы — отчаянная лгунья.

Так почему бы вам не рассказать мне еще парочку небылиц, вроде того, что вы с Кэрроллом были» едва знакомы»и поэтому не имели оснований отправлять его на тот свет.

— Все, что я вам сказала, — чистейшая правда, будьте вы прокляты! — Ее лицо покраснело от негодования. — Я не намерена смиренно сидеть с вами и выслушивать, как вы оскорбляете меня, лейтенант! Я позвоню моим адвокатам и попрошу их…

— Я заберу все свои слова обратно, даже принесу извинения, — пообещал я ей, — если вы сделаете для меня одну вещь.

— Какую?

— Покажите мне мешочек с теми рождественскими сувенирами, которые вы, в облике Санта-Клауса, собирались раздавать на улице вчера ночью.

— Я… — Она закусила губу. — Не могу….

— Только не говорите, что вас ограбили и вместе с другими вещами унесли и мешочки с подарками, и костюм Санта-Клауса.

— Нет, я…

Неожиданно зазвенел дверной звонок. Айрис облегченно вздохнула:

— Извините, лейтенант!

Она почти бегом бросилась из гостиной, и я подумал, что при сложившихся обстоятельствах вид ее упругих, подпрыгивающих ягодиц послужит достаточной: компенсацией за перерыв в разговоре. Закурив, я стал ждать с тем спокойствием, которое обычно бывает следствием нервного перенапряжения, приводящего в конечном итоге к язве желудка — самому распространенному у копов заболеванию.

Вернулась она в сопровождении шедшего за нею высокого тощего малого с продолговатым насмешливым лицом и начавшими редеть черными волосами. Судя по его одежде, я решил, что он собирается либо в банк, либо на похороны. Черный аккуратный костюм и того же цвета галстук, резко выделявшийся на фоне белоснежной рубашки, заставили меня чуть понервничать при мысли, что вдруг он откуда-нибудь извлечет складной гроб и примется укладывать меня в него для примерки.

— Лейтенант, — улыбка Айрис Мейлон была ослепительной, но фальшивой, — вы, конечно, помните Ларри Вулфа?

— Помню ли я его? — Я внимательно разглядывал типа несколько секунд, мысленно увенчав его голову парой рожек. — Да, конечно. Это же сатана.

— Хэлло, лейтенант! — Его голос по-прежнему звучал язвительно, хотя он и не отпускал ядовитых шуточек, отметил я про себя. — Я подумал, не заскочить ли и не проверить, как чувствует себя Айрис… Вижу, я помешал…

— Ты ничему не помешал, Ларри! — возразила Айрис неестественно бодрым голосом. — Мы просто беседовали… не так ли, лейтенант? — И, не предоставив мне возможности оспорить ее утверждение, она затараторила:

— Я как раз собиралась приготовить напитки, когда ты позвонил в дверь. Ты всегда выбираешь удачный момент для визита, Ларри! Что это у тебя? Уж не зеркальце ли для бритья, судя по коробке? — Не умолкая ни на секунду, Айрис прошла к бару и принялась колдовать с различными бутылками и хрустальными бокалами на длинных ножках. — Назови-ка свою любимую отраву, дружок?

— Раз уж выпивка такая ранняя, то джин с тоником, наверное. — Вулф с озадаченным видом взглянул на приятельницу. — Ты уверена, что я не явился не вовремя?

— Послушай, Ларри! — залилась она громким смехом. — Чего ты хочешь? Скомпрометировать лейтенанта или нечто в этом духе? — Она махнула бутылкой в моем направлении. — Ну а вам, лейтенант? Скотч со льдом и немножко содовой? Верно?

— А почему бы и нет? — ответил я с безнадежным видом.

Вулф, усевшись в кресло, неторопливо скрестил ноги.

— Полагаю, мой вопрос покажется вам глупым, но все же мне хотелось бы узнать, как продвигается расследование, лейтенант?

— Я уверена, что сейчас лейтенант хочет расслабиться, Ларри, — не дав мне ответить, заворковала блондинка. — К тому же все скоро появится в газетах, через пару часов.

Она торопливо, словно напитки могли испариться, раздала нам бокалы и, плюхнувшись рядом со мной на диван, приподняла свой фужер:

— Ну, за все хорошее!

Вулф взглянул на нее с откровенным любопытством:

— Какая муха тебя укусила? Что тебя так взбудоражило?

— Айрис вам послал сам Господь, — пояснил я. — Она опасается, как бы я не задал ей еще несколько неудобных вопросов о костюме Санта-Клауса, который она брала напрокат.

— О? — Он казался в меру заинтересованным. — У Лоиса?

— Да, — промямлила она едва слышно.

— Не вижу в этом ничего особенного, — добавил он, пожимая плечами. — Я тоже взял у него два комплекта таких же костюмов.

— И что вы с ними сделали? — спросил я, хмурясь.

— Но это же рождественская пора, лейтенант, сами понимаете. Костюмы Санта-Клауса потребовались двум благотворительным обществам, в которых я работаю, ну а фирма Лоиса — единственная в городе, где подобные вещи можно получить на любой срок.

— Двум благотворительным обществам, в которых вы работаете? — медленно переспросил я.

— Мой бизнес — сбор средств для благотворительных обществ, — разъяснил он, — но иногда бывают непредусмотренные, так сказать, поручения вроде этого.

— Когда вы доставили костюмы в оба общества? — потребовал я уточнения.

— А я их еще не доставил, — махнул он рукой. — Они все еще у меня дома, поскольку не нужны до сочельника.

— А теперь самое время спросить вас, — пробормотал я, — были ли у вас основания желать смерти Дину Кэрроллу?

Он выпрямил скрещенные ноги и поправил чуть сбившиеся стрелки брюк.

— Были. Однако, думаю, не более, чем у остальных, знавших его. — Он беззаботно улыбнулся. — Совсем недавно, всего пару месяцев назад, я стал его клиентом.

— Кажется, меня осенило! — пробурчал я. — Прежде чем перейти к Кэрроллу, вы были клиентом Мэла Йорганса?

— Совершенно верно, — кивнул он. — Если не ошибаюсь, я был у Мэла самым крупным клиентом, и он не очень-то благосклонно отнесся к тому, что я расстаюсь с ним. Но у меня просто не было выбора.

— Почему?

— Дин вынудил меня на этот шаг шантажом. Чертовски изобретательный негодяй! Он упорно копался в моем прошлом, пока не напал на кое-что и не заставил меня поступить так, как ему было угодно.

— И что же это за «кое-что»? — поинтересовался я.

— Ну, подобные сведения — из категории «секретных данных». Боюсь, если вы будете настаивать на моем ответе, вам придется иметь дело с моим адвокатом.

— Но вы сами только что совершенно добровольно признались, что у вас имелся серьезный мотив для убийства Кэрролла, ибо он, прибегнув к шантажу, заставил вас стать его клиентом, — пожал я плечами. — К тому же у вас была возможность это сделать, поскольку вы вместе с другими гостями присутствовали на вечеринке.

И вы не отрицаете, что в день совершения преступления у вас в доме лежали костюмы, идентичные тому, какой был на убийце.

— Да, но все это не так уж и важно. Не правда ли, лейтенант? Всего лишь минуту назад вы говорили, что у Айрис в доме тоже есть или был костюм Санта-Клауса. Догадываюсь, что он исчез, а ее смятение вызвано тем, что она не в состоянии объяснить, куда он подевался. И опять-таки я — всего лишь один, Бог его знает из какого великого числа людей, имевших серьезные причины убить Дина. Возьмите, к примеру, гостей, которые были здесь вчера. Начнем с Тони Кэрролл. Она люто ненавидела мужа, и у нее тайная связь с Грегом Толленом. Возможно, она унаследует все деньги Дина.

Далее, Джанис Айверсен — старая, верная любовница Дина, которую он вышвырнул словно мусор в корзинку, без всяких там раздумий и чеков на кругленькую сумму в уплату за ее сердечное тепло. Не следует забывать и про крошку Айрис.

— Ларри! — воскликнула изумленно блондинка. — Пожалуйста, не надо!

— Милочка, — улыбнулся он ей отнюдь не ласково, — тебе не ускользнуть от неизбежного. Лейтенант все равно рано или поздно про все узнает, не так ли? — Он посмотрел на меня. — Айрис чертовски богата, но она — с редкими для таких людей причудами, или, грубо говоря, придурью. Ей мало денег, ей непременно надо еще и что-то делать. Работать, например. Понимаете, что я имею в виду? Ей просто необходимо доказать самой себе, что она обладает великим талантом, который все равно принес бы ей богатство. И она занялась сочинительством каких-то рекламок, но так и не смогла никуда пристроиться, пока не познакомилась с Дином. Добряк ввел ее в разные агентства, где он высоко котировался, и она превратилась внезапно в лучшего стихоплета в городе. Естественно, старина Дич возжелал, чтобы его отблагодарили за благодеяние, и, очевидно, Айрис не возражала и провела с ним несколько ночей. Она ради удовольствия переспала с таким количеством парней, что «оплата натурой», ставшей своего рода банковским счетом, ее ничуть не волновала.

Однако потом…

— Он лжет, лейтенант! — завопила она в смятении. — В его словах нет ни капли правды!

— Не сомневаюсь, у лейтенанта найдутся весьма эффективные способы проверить все сказанное мною, — спокойно возразил Вулф. — Ну, как мне говорили, сочинительство крошки Айрис носит весьма фривольный характер, но те, кто использовал ее стишки в рекламе, не слишком спорили, поскольку всячески старались угодить Дину. К тому же стишки всегда можно было поместить в окружении более тривиального материала, где они остались бы незамеченными и не принесли бы особого вреда. — Он не спеша закурил сигарету, не сомневаясь, что его слушатели ловят каждое его слово. — Я уже говорил, что Дин был изобретательным негодяем. У него всегда имелся про запас индивидуальный подход к тому или иному человеку. Что же касается Айрис, возможно, он устал делить с нею ложе любви.

А тем временем ему стало известно, что Грег Толлен спит с его женой, и он решил с ним поквитаться… Вы представляете, каким образом Толлен зарабатывает себе на жизнь, лейтенант?

— Как своего рода конфиденциальный агент? — хмыкнул я.

— Прекрасная характеристика! — Его похвала напомнила мне снисходительный тон учителя, ставящего хорошую оценку отстающему ученику. — Главное для него — репутация человека, умеющего держать язык за зубами. Так или иначе, Дин заставил Айрис сообщить по секрету Грегу, будто он намеревается приобрести одно из крупных рекламных агентств, но знает, что столкнется с противодействием со стороны главы агентства.

Дин выяснил, что первый вице-президент — тип весьма честолюбивый — согласится в уплату за будущее президентство в агентстве стать тайным союзником Дина и его шпионом. Айрис, проинструктированная Дином, преподнесла это Грегу таким образом: если он сумеет подойти к вице-президенту и успешно провести с ним переговоры, Дин будет по гроб жизни ему благодарен и щедро вознаградит за эту услугу. Грег с радостью ухватился за предложение: он боялся все время, как бы Дин не проведал про его связь с Тони. Теперь же ему представлялся верный шанс выслужиться перед ним. Проведя переговоры с вице-президентом, с готовностью согласившимся на сделку, он доложил обо всем Дину. — Вулф негромко хохотнул'. — Ну а тот уж разыграл целый спектакль. Оказывается, он был «возмущен случившимся до глубины души». Заявил, что ничего не поручал Грегу и что он, то есть Грег, поступил крайне неэтично, и так далее, и так далее… После этого Дин все рассказал представителю агентства. В итоге, разумеется, репутация Грега была сильно подорвана, вице-президента выгнали с позором, и по городу поползли слухи, что причиной всего явилась Айрис Мейлон, а поскольку она уже перестала быть протеже Дина, то лишь безумец решился бы напечатать ее стишки.

Допив бокал, он поставил его на столик, затем степенно поднялся с кресла.

— Благодарю за выпивку, Айрис, — вежливо сказал он. — Мне доставил огромное удовольствие визит к тебе. Не провожай меня. По всей вероятности, вам с лейтенантом предстоит долгий разговор.

Блондинка пристально взглянула на него, ее нижняя губка нервно подергивалась. Неожиданно она разрыдалась. Вулф посмотрел на нее, покачал головой и пошел к двери. Я, словно зачарованный, не в силах отвести от него взгляд, ожидал с нетерпением, что вот-вот он вновь превратится в сатану, но два черных рога так и не появились на его голове. Когда дверь за ним захлопнулась, Айрис в бессильной злобе стала колотить себя по бокам.

— Все — ложь! — истеричным голосом повторяла она снова и снова. — Отвратительный тип! Мразь! Я привлеку его к судебной ответственности за клевету! Он еще приползет ко мне на коленях, моля о прощении. К тому времени, когда я поквитаюсь с ним, он не раз пожалеет, что родился на свет! Я ему…

— Он действительно мразь, — ворчливо согласился я. — Но для меня куда интереснее то, о чем я и не подозревал.

От удивления у нее даже прекратилась истерика.

— Погодите, скажите сначала, почему вы решили, что он мразь? Вы же с ним впервые встретились.

— Я о другом, — проговорил я кислым тоном. — Меня задело, что я не сразу распознал в этой мрази, как вы соизволили выразиться, столь превосходного детектива. Я бы с готовностью вручил ему свою бляху, но не уверен, что справлюсь с его служебными обязанностями. По сбору средств.


Глава 3 | Труп на рождество | Глава 5