home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5. И наступила весна

В приемной приюта, куда Дима отвез собаку, сегодня сидела не Татьяна. Незнакомая девушка взглянула на Машу исподлобья и довольно грубо спросила:

– Чем могу помочь?

Маша объяснила всю ситуацию, но девушку мало интересовали подробности.

– Как фамилия вашего Димы?

– Я не знаю… Мы не очень хорошо знакомы.

– Вот когда узнаете, тогда и приходите, – и девушка уставилась в монитор.

Маша находилась в полной растерянности, не для того она проехала столько остановок на автобусе, чтобы уезжать ни с чем.

– А Татьяна разве сегодня не работает? – сделала она еще одну попытку.

– Какая именно вам нужна Татьяна, их у нас целых пять, – глаза девушки увлеченно что-то рассматривали на экране, на Машу она даже не взглянула.

– Мне нужна та, которая работала тут вчера.

– Не знаю, чья была смена.

– Но как же… – она не закончила, дверь распахнулась, вышел высокий мужчина в голубом халате, а следом за ним Дима.

– Ой, привет, как песик?

Парень кивнул ей.

– Привет. Я только от него. Пойдем, покажу, где он.

Мужчина улыбнулся Маше и обратился к девушке:

– Катюша, поменьше сидите в чатах знакомств, почаще проверяйте почту, одно важное письмо идет до меня уже третий день!

Дима повел ее по длинному коридору, они поднялись на второй этаж и вошли в просторную комнату с небольшими клетками. Тут находились собаки, перевязанные бинтами, кто-то в зеленке, у одной черной дворняжки не было передней лапы, а в соседней клетке резвились два щенка. Большинство питомцев оказались беспородными, таких на каждой помойке хватало, они подходили к решетке и смотрели по-собачьи печальными глазами, а хвосты приветливо повиливали, словно теплилась надежда, что пришли именно за ними.

Дима остановился у клетки с их вчерашним рыжим подопечным. Пес не поднялся им навстречу, и парень пояснил:

– Пока не ходит, но доктор сказал: со временем он поправится.

– Вроде бы неплохо выглядит, – заметила Маша.

– Уж точно лучше, чем вчера, – усмехнулся Дима.

Они переглянулись. Маша едва доставала Диме до плеча, поэтому ей приходилось задирать голову, а ему, напротив, опускать.

– Хочешь открою клетку?

– А можно?

Он отодвинул засов.

– Почему бы и нет.

Около часа Маша провела с ласковым псом, потом Дима не выдержал:

– Слушай, давай пойдем, у меня еще есть дела.

Она быстро попрощалась с собакой и послушно вышла из комнаты.

Выйдя из приюта, Дима указал на машину:

– Подбросить тебя?

– Ты вроде торопишься, я могу сама, на автобусе.

Парень поежился.

– Да ну, так холодно, садись, все равно по пути.

Она согласилась. Было приятно сидеть в удобном кресле, слушать негромкую музыку, смотреть на серо-белую дорогу, вдыхать аромат мандарина, который источала оранжевая елочка, висящая на зеркале. Дима мало разговаривал, но ей это нравилось. Он выглядел взрослым и серьезным, а еще очень красивым. У нее дыхание перехватывало, когда он смотрел на нее, а щеки горели, точно после бани.

– Когда закончу школу, буду работать в приюте, – сама не зная зачем, сказала она.

– Правда? – он с любопытством посмотрел на нее. – Зачем тебе это?

– Правда. Мне хочется помогать животным.

– Там мало платят, – уставился Дима на дорогу.

– А я так, за бесплатно.

Он покачал головой.

– Глупо.

– Почему?

– Любая работа должна быть оплачена.

– А для меня это не работа, а самая настоящая радость!

– Ты в каком классе?

– В восьмом.

Он пренебрежительно фыркнул.

– Интересно будет посмотреть на тебя в одиннадцатом.

– Это почему же?

– Сомневаюсь, что ты все так же будешь хотеть работать в приюте, да еще и бесплатно.

– А как думаешь, если попрошу немного мне платить, какой-нибудь приют согласится?

– Еще бы! А почему ты вообще против зарплаты?

– У приюта мало денег, чем больше денег уходит на зарплаты, тем меньше остается для животных.

– Мне жаль разбивать твои иллюзии, но… Первое – у приютов есть деньги, второе – эти деньги независимо от мизерной зарплаты для тебя осядут в карманы тех, кто «сильнее остальных» любят животных. Если действительно хочешь сделать что-то полезное, устройся на нормальную работу, да где получше платят, и жертвуй приютам. Не деньги жертвуй – а корм, медикаменты, разные принадлежности для животных. Тогда больше вероятности, что принесешь пользу тем, кому хотела.

– Ты так делал?

– Делал, – нехотя признался он.

– Когда?

– Всегда.

– Как это?

Он повернул голову и улыбнулся.

– А ты не выпытывай, все равно не расскажу!

– Ты добрый, – окончательно определила Маша.

Дима затормозил возле ее дома и пожелал:

– Удачи.

Она вылезла из теплой машины, и неожиданно ей стало жаль, что они так быстро приехали. Хотелось еще чуть-чуть посидеть рядом с ним, поговорить, просто посмотреть на него.

Сестру Маша дома не застала, поэтому быстренько скинула куртку и пробралась в Сашину комнату. Попугай заметил ее и сразу же заголосил:

– Летал… Маркус птица… летал, летал.

Она частенько, когда сестры не было, навещала попугая – разговаривала с ним, играла, выпускала полетать. Маркус совсем не возражал, ей даже казалось, ему приятна ее компания.

Маша присела на крутящийся стул сестры и вытянула руку. Попугай приземлился на руку и по ней, точно по мосту, перебрался на стол. Поклевал карандаш, взял лапой ручку, выкрикнул: «Са-шенька!» – и прыгнул на лежащую посреди стола тетрадку. Маша вытянула тетрадь из-под его лап, но Маркус возмущенно вцепился в нее клювом, да так рьяно, словно она принадлежала именно ему.

– Отпусти, а то Сашка узнает, что я тут была, разорется!

– Са-шенька, – тащил на себя тетрадь Маркус.

– Ладно, – Маша отпустила тетрадь. – Давай-ка, иди в клетку! – Маркус внимательно смотрел на нее, будто оценивал, насколько серьезно ее заявление про клетку. Кончик тетради он по-прежнему не выпускал из клюва. – Ну же, – она поднялась и открыла дверцу клетки, – иди, хороший, не подставляй меня.

Неожиданно он вместе с тетрадью побежал по столу, а потом взлетел на свисающие с люстры качели. С тетради слетела обложка, кружась, она мягко опустилась посреди комнаты.

– Да не нужна мне ее тетрадь, залетай в клетку! – воскликнула Маша, протягивая к своенравному попугаю руку.

Маркус хитро глядел на нее, покачиваясь на качелях. Возвращаться в клетку он вовсе не собирался.

– Маркус, давай-ка… – она не договорила, в комнату ворвалась Саша с таким безумным взглядом, что Маша в страхе шарахнулась к окну.

– Что ты тут, блин, делаешь?!

– Я… мне показалось, Маркусу одиноко, – прошептала Маша.

Сестра подняла голову, попугай тут же спикировал ей на плечо. Саша взялась за тетрадь, он даже не подумал сопротивляться, а принялся неистово тереться о ее щеку.

– Хороший мой, умничка, охранник… – Саша на миг позабыла о сестре, а потом обрушила на нее свой гнев: – Сколько раз я тебе говорила не заходить сюда! Что ты такая непонятливая! Я в твою комнату не хожу, вот и ты сюда не суйся! Моей птице противопоказано общение с тобой – с дурой! Пошла отсюда!

Маша вышла и прикрыла дверь, успев услышать, как Саша ласково сказала попугаю:

– Как ты тут без меня, мальчик мой славный… сейчас покушать тебе дам.

У себя в комнате Маша упала на диван, жутко хотелось есть, но в кухню сейчас идти было боязно, сестра снова наверняка стала бы ее распекать. Саша ненавидела, когда входили без спроса к ней в комнату, а тем более трогали попугая. За такое она могла неделю злиться, а то и больше.

Маша приготовила уроки, почитала книжку, полистала учебник по биологии, выискивая животных, потом пришла с работы мама, а за ней папа. Они пообедали всей семьей. Саша, как обычно, на нее нажаловалась, но родители не восприняли поступок Маши как что-то криминальное, поэтому сестре пришлось смириться. Вечером Маше позвонил Миша. Они поговорили про его котенка, она рассказала о происшествии с псом, которого Дима отвез в приют, а на прощание они договорились встретиться завтра после школы.

В это утро ей особенно хотелось пойти в школу, но не потому, что ее ждала встреча с Мишей после уроков, а потому, что она надеялась снова увидеть Диму. Раньше ей нравилось ходить в школу только по тем дням, когда в расписании стояли любимые предметы, но из-за мальчика – никогда. Охватившее ее волнение было для нее ново. Она поймала свой настороженный взгляд голубых глаз в зеркале и тихо рассмеялась. Волосы находились в ужасном беспорядке, но раньше ее это как-то не заботило, она сама не поняла, какая неведомая сила двигала ее рукой, потянувшейся за расческой. Внутри все словно пело. В таком отличном настроении она не пребывала уже давно, его можно было сравнить лишь с приходом весны. Вот только за окном шел снег, а градусник показывал минус девять, деревья и кустики под окном были голыми.

Из дома она вышла вместе с сестрой, которая принарядилась в новую серую шубку.

– До встречи, – сказала Маша.

– Пока-пока, – проворчала сестра.

Маша прошла совсем немножко, как Саша ее окликнула.

– Что у тебя на заднице прилипло! Идешь, как пугало, сними хоть!

Маша провела рукавицей по куртке – в снег упал какой-то листок. На нем в столбик были записаны цифры. Маша сунула находку в рюкзак и до самой школы раздумывала, где к ней мог прилипнуть этот листок.

После первого же урока на втором этаже у кабинета физики она увидела Диму, тогда-то ее и осенило. Она вынула из рюкзака листок с цифрами и подошла к старшеклассникам.

– Привет, это случайно не твое? – показала она Диме листок.

– Ха, – хлопнул по плечу Диму какой-то парень, – смотри-ка, снова та малявка! Ты че, знаешь ее, что ли?!

– Какие знакомства, Димон, да ты кру-у-ут, – пропела какая-то девушка, крепко обхватывая его за плечи. – Ты ее в зоопарк водишь или в парк, на уточках кататься?!

Дима поморщился, но руку одноклассницы не скинул.

– Никого я не знаю! – он сердито посмотрел на Машу и отчеканил: – Девочка, это не мой лист, хватит за мной ходить!

Маша отступила, она и не представляла, что парень, с которым вчера провела целый час в приюте для животных, может лишь за одну ночь так перемениться, так пренебрежительно смотреть и в открытую врать, что не знает ее.

Девушка выхватила у нее листок и, быстро пробежав его глазами, громко хмыкнула.

– Я не я, если не скажу, что это ответы на контрольную по алгебре! Ты у нас, Димочка, кстати, на каком варианте сидишь?

– Не помню, – буркнул Дима.

– А че тут помнить, – громко заржал парень, обозвавший Машу малявкой, – на втором он сидит, тут и думать не надо.

Девушка оскалила белые зубы и помахала листком в воздухе:

– Второй вариант, господа!

Маша развернулась и пошла по коридору, хотелось заткнуть уши, лишь бы не слышать противных смешков, или вернуть время на пять минут назад, чтобы отговорить себя от глупой затеи подходить к Диме. Легкость куда-то испарилась, исчезло то необыкновенное ощущение, хорошее и светлое, которое она почувствовала, проснувшись сегодня утром. Сейчас ее точно придавило бревном, такой тяжести в груди она никогда не ощущала. Даже за больных котят и щенят переживала совсем по-другому. С людьми оказалось все намного сложнее. Нет, она не плакала от обиды, но для себя решила, что больше никогда не будет первой заговаривать с мальчиками, даже если они кажутся ей добрыми и хорошими.


* * * | Когда улыбаются звезды | * * *