home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



7. Временные меры

Но это стало известно только теперь. Комиссия политбюро (все те же Андропов, Громыко, Устинов, Пономарев), коей поручено было «информировать», разумеется, не сообщает в своем отчете того, что произошло, а излагает официальную версию событий.

После государственного переворота и убийства Генерального секретаря ЦК НДПА, председателя Революционного совета Афганистана Н.М.Тараки, совершенных Амином в сентябре этого года, ситуация в Афганистане резко обострилась, приобрела кризисный характер, — пишут они 31 декабря. — Х.Амин установил в стране режим личной диктатуры, низведя положение ЦК НДПА и Революционного совета фактически до положения чисто номинальных органов. На руководящие посты в партии и государстве были назначены люди, связанные с Х.Амином родственными отношениями, либо узами личной преданности. Из рядов партии были изгнаны и арестованы многие члены ЦК НДПА, Ревсовета и афганского правительства. Репрессиям и физическому уничтожению в основном подверглись активные участники Апрельской революции, лица, не скрывавшие своих симпатий к СССР, те, кто защищал ленинские нормы внутрипартийной жизни. Х.Амин обманул партию и народ своими заявлениями о том, что Советский Союз якобы одобрил меры по устранению из партии и правительства Тарани.

По прямому указанию Х.Амина в ДРА стали распространяться заведомо сфабрикован-ные слухи, порочащие Советский Союз и бросающие тень на деятельность советских работников в Афганистане, для которых были установлены ограничения в поддержании контактов с афганскими представителями.

В то же время имели место попытки наладить контакты с американцами в рамках одобренного Х.Амином «более сбалансированного внешнеполитического курса». Х.Амин ввел в практику проведение конфиденциальных встреч с поверенным в делах США в Кабуле. Правительство ДРА стало создавать благоприятные условия для работы американского культурного центра, по распоряжению Х.Амина спецслужбы ДРА прекратили работу против посольства США.

Х.Амин стремился упрочить свои позиции путем достижения компромисса с главарями внутренней контрреволюции. Через доверенных лиц он вступил в контакт с лидерами правомусульманской оппозиции.

Масштабы политических репрессий приобретали все более массовый характер. Только за период после сентябрьских событий в Афганистане было уничтожено без суда и следствия более 600 членов НДНА, военнослужащих и других лиц, заподозренных в антиаминовских настроениях. Фактически дело шло к ликвидации партии.

Все это в сочетании с объективными трудностями, специфическими афганскими условиями поставило развитие революционного процесса в чрезвычайно тяжкие условия, привело к активизации контрреволюционных сил, которые фактически установили свой контроль во многих провинциях страны. Пользуясь поддержкой извне, которая при Амине стала принимать еще более широкие масштабы, они добивались коренного изменения военно-политической обстановки в стране и ликвидацией завоеваний революции.

Диктаторские методы управления страной, репрессии, массовые расстрелы, несоблюдение норм законности вызвали широкое недовольство в стране. В столице стали появляться многочисленные листовки, в которых разоблачался антинародный характер нынешнего режима, содержались призывы к единству для борьбы с «кликой Амина». Недовольство распространилось и на армию. Значительная часть офицеров высказывала возмущение засильем некомпетентных ставленников Х.Амина. По существу в стране сложился широкий антиаминовский фронт.

Проявляя тревогу за судьбы революции и за независимость страны, чутко реагируя на усиление антиаминовских настроений в Афганистане, находившиеся в эмиграции за рубежом Кармаль Бабрак и Асадулла Сарвари взяли курс на объединение всех антиаминовских групп, находящихся в стране и за рубежом, для спасения родины и революции. При этом учитывалось, что находившаяся в подполье группа «Парчам» под руководством нелегального ЦК провела значительную работу по сплочению всех здоровых сил, включая сторонников Тараки из бывшей группы «Хальк».

Были устранены существенные разногласия и ликвидирован имевший место в прошлом раскол в НДПА. Хальковцы (в лице Сарвари) и парчамисты (в лице Бабрака) объявили об окончательном объединении партии. Бабрак был избран руководителем нового партийного центра, а Сарвари — его заместителем.

В чрезвычайно сложных условиях, которые поставили под угрозу завоевания Апрельской революции и интересы обеспечения безопасности нашей страны, встала необходимость оказания дополнительной военной помощи Афганистану, тем более, что с такой просьбой обратилось в прошлое правительство ДРА. В соответствии с положениями советско-афганского договора 1978 года было принято решение направить в Афганистан необходимый контингент Советской Армии.

На волне патриотических настроений, охвативших довольно широкие массы афганского населения в связи с вводом советских войск, осуществленным в строгом соответствии с положениями советско-афганского договора 1978 года, оппозиционные Х.Амину силы в ночь с 27 на 28 декабря с.г. организовали вооруженное выступление, которое завершилось свержением режима Х.Амина. Это выступление получило широкую поддержку со стороны трудящихся масс, интеллигенции, значительной части афганской армии, госаппарата, которые приветствовали создание нового руководства ДРА и НДПА.

На широкой и представительной основе сформированы новое правительство и Революционный совет, в состав которых вошли представители бывших группировок «Парчам» и «Хальк», представители военных и беспартийные.

В своих программных заявлениях новые власти провозгласили борьбу за полную победу национально-демократической, антифеодальной, антиимпериалистической революции, защиту национальной независимости и суверенитета Афганистана. В области внешней политики провозглашен курс на всемерное укрепление дружбы и сотрудничества с СССР. С учетом ошибок прошлого режима новое руководство в своей практической деятельности намерено уделить серьезное внимание широкой демократизации общественной жизни и обеспечению законности, расширению социальной базы и укреплению власти на местах, проведению гибкой линии в отношении религии, племен и национальных меньшинств.

Одним из первых шагов, привлекших внимание афганской общественности, явилось освобождение большой группы политзаключенных, среди которых находятся видные политические и военные деятели страны. Многие из них (…) активно и с энтузиазмом включились в деятельность нового Революционного совета и правительства.

Широкие народные массы с нескрываемой радостью встретили сообщение о свержении режима Х.Амина и выражают свою готовность поддержать объявленную программу нового правительства. Командование всех основных соединений и частей афганской армии уже заявило о поддержке нового руководства партии и правительства ДРА. Отношение к советским военнослужащим и специалистам продолжает оставаться в целом благожелательным. Обстановка в стране нормализуется.

Точно в таком же духе (иногда в тех же выражениях) составлены все официальные советские заявления и послания (сообщение ТАСС, указание всем совпослам и отдельно — советскому представителю в ООН, закрытое письмо ЦК партийным организациям КПСС, сообщение руководителям соцстран, письмо ЦК КПСС коммунистическим и рабочим партиям несоциалистических стран), подготовленные и одобренные политбюро еще 27 декабря, надо полагать, еще при жизни Амина (или, быть может, как раз в то время, когда Амин и его гости угощались гранатовым соком). Всем без исключения разъяснялось, что: 1. мера эта «временная» и 2. введенный советский «контингент — ограниченный». Разница была лишь в том, что «не своим» вообще ничего об Амине не сообщалось, как если б его никогда и не существовало. «Своим» же сообщалась версия о «здоровых силах» среди афганских коммунистов, свергнувших узурпатора во имя спасения Апрельской революции. Совсем «своим», то бишь членам ЦК, ЦК союзных республик, крайкомам и обкомам, еще разъяснялось дополнительно:

Осуществляя указанные меры, Политбюро ЦК учитывало стратегическое положение Афганистана. Он находится в непосредственной близости от наших границ, соседствует с советскими республиками Средней Азии, имеет границу большой протяженности, недалеко находится и Китай. Поэтому необходимо проявить заботу о безопасности нашей социалистической Родины и учитывать наш интернациональный долг.

Принимая данное решение, Политбюро учитывало вероятную негативную реакцию империалистических государств и их средств массовой информации, а также возможное непонимание на первых порах со стороны наших друзей некоторых компартий капиталистических стран и их союзников.

А вся гигантская машина советской пропаганды получила указание:

Давать твердый и аргументированный отпор любым возможным инсинуациям насчет имеющегося якобы советского вмешательства во внутренние афганские дела. (…) При освещении изменений в руководстве Афганистана подчеркивать, что это является внутренним делом афганского народа, исходить из заявлений, опубликованных Революционным советом Афганистана, из выступлений председателя Революционного совета Афганистана Кармаля Бабрака.

Особенно наглый, даже оскорбительный ответ получил на свое обращение к Брежневу по линии прямой связи президент США Картер: видимо, кремлевские психологи рассчитывали ошеломить, а может, даже напугать противника нарочитой грубостью.

Совершенно неприемлемым и не отвечающим действительности является и содержащееся в Вашем послании утверждение, будто Советский Союз что-то предпринял для свержения правительства Афганистана. Должен со всей определенностью подчеркнуть, что изменения в афганском руководстве произведены самими афганцами, и только ими. Спросите об этом у афганского правительства. (…) Должен далее ясно заявить Вам, что советские воинские контингенты не предпринимали никаких военных действий против афганской стороны, и мы, разумеется, не намерены предпринимать их. (…)

В свете всего этого бросается в глаза неумеренность тона некоторых формулировок Вашего послания. К чему это? Не лучше ли было бы поспокойнее оценивать обстановку, имея в виду высшие интересы мира и не в последнюю очередь взаимоотношения наших двух держав.

Что касается Вашего «совета», мы уже сообщали Вам, и тут я повторяю снова, что, как только отпадут причины, вызвавшие просьбу Афганистана к Советскому Союзу, мы намерены полностью вывести советские воинские контингенты с территории Афганистана.

А вот наш Вам совет: американская сторона могла бы внести свой вклад в прекращение вооруженного вторжения извне на территорию Афганистана.

Не случайно Картер говорил потом, что в эти декабрьские дни узнал о Советском Союзе гораздо больше, чем за всю свою жизнь. Последовало эмбарго на продажу зерна СССР, сокращение культурного обмена, а позднее — бойкот Олимпийских игр в Москве, рост военных бюджетов стран НАТО. Реакция Запада была довольно сильной, не в последнюю очередь из-за ареста и высылки Сахарова, поразившей многих никак не меньше самого вторжения. «Детант» 70-х годов с его гнилой атмосферой мечтаний о «социализме с человеческим лицом» и «конвергенции» отходил в прошлое. Новое десятилетие начиналось в гораздо более здоровом климате противостояния и «консервативной революции». Мир стремительно правел, в Европе одно за другим исчезали социалистические правительства, а силы мира, прогресса и социализма неожиданно для себя оказались в обороне.

И только в Москве еще долго не понимали масштабов этой катастрофы, делали вид, будто ничего особенного не произошло. Ну, пошумят, повозмущаются, как бывало уже не раз, да успокоятся — и все начнется сначала, вернется к «детанту» В июне созвали пленум ЦК. Опять в Кремлевском дворце звучали бодрые речи о несокрушимой мощи Советского Союза и отзывались в древних сводах бурными, продолжительными аплодисментами. Витийствовал Громыко:

«…просто невозможно увидеть в правильной перспективе те или иные тенденции, если не учитывать в полной мере решающий фактор мирового развития — неуклонное укрепление позиций социализма, в том числе на международной арене.

Уже сама география его говорит о многом.

В западном полушарии — это славная Куба.

В юго-восточной Азии строит новую жизнь социалистический Вьетнам.

Пополнили семью братских государств Лаос и Народная Республика Кампучия.

С социалистическим путем развития связывают свое будущее страны разных континентов. Это — Ангола, Эфиопия, Южный Йемен, а теперь и Афганистан. Об этом же говорит пример Никарагуа и некоторых стран, вступивших на путь социалистической ориентации.

Число государств, сделавших выбор в пользу социалистического развития, расширилось в годы разрядки, именно — разрядки.

События последнего времени продемонстрировали, что государства, входящие в блок НАТО, во многом проявляют солидарность. Но касается это, прежде всего, тех областей отношений между государствами, в которых сама логика событий выдвигает на первый план классовые интересы.

Имеется вместе с тем и другая сторона этого процесса. Не все, что хотели бы сделать империалистические круги США в ущерб Советскому Союзу, они могут сделать. Политика свертывания экономических, научно-технических и иных связей с социалистическими государствами, особенно с Советским Союзом, натолкнулась на сопротивление со стороны других капиталистических стран, например Франции, Западной Германии, Италии. Да и в Англии, несмотря на беду, свалившуюся на ее голову в виде Тэтчер, не во всех отношениях равняются на Вашингтон. (Смех в зале).

Бросается в глаза, что при нынешнем обострении международной обстановки натовская команда действует менее сыгранно, чем прежде в аналогичных ситуациях. (…) Сейчас картина сложнее. Западные государства, почувствовав преимущества политики разрядки, вовсе не спешат выстраиваться в одну шеренгу с Вашингтоном, а если и подстраиваются, то делают оговорки. (…) Все это говорит о том, что разрядка глубоко проникла в сознание людей, в ткань международных отношений и действует как фактор, ведущий к обострению межимпериалистических отношений».

А США — что с них, империалистов, взять?

«Нормальному ходу советско-американских отношений не помогают и президентские выборы в США. Раз в четыре года они, как правило, приводят к антисоветскому шабашу. Кандидаты, не имея возможности предложить действенные программы исправления серьезных пороков внутренней и внешней политики и прямых ее провалов, соревнуются в нападках и клевете на Советский Союз.

Кстати, выбор кандидатов в президенты небогатый. Выдвинувшиеся вперед Картер и Рейган один другого стоят. Не случайно среди американцев в ходу мрачная шутка: „Одно хорошо — Картер и Рейган не могут одновременно оказаться в Белом доме“ (Смех в зале)».

Брежнев резюмировал:

«…Мы и в дальнейшем не пожалеем сил, чтобы сохранить разрядку, все то доброе, что дали нам 70-е годы, добиться поворота к разоружению, поддержать право народов на свободное и независимое развитие, сберечь и упрочить мир. (Продолжительные аплодисменты)».

В конце приняли резолюцию:

«Пленум ЦК полностью одобряет принятые меры по оказанию всесторонней помощи Афганистану в деле отражения вооруженных нападений и вмешательства извне, цель которых — задушить афганскую революцию и создать проимпериалистический плацдарм военной агрессии на южных границах СССР.

Пленум поручает Политбюро ЦК и в нынешней ситуации, когда авантюристические действия США и их пособников вызвали усиление военной опасности, неуклонно продолжать курс XXIV–XXV съездов КПСС на всемерное укрепление братского союза социалистических государств, поддержку справедливой борьбы народов за свободу и независимость, за мирное сосуществование, обуздание гонки вооружений, сохранение и развитие международной разрядки, взаимовыгодное сотрудничество в экономической, научной и культурной областях.

В то же время Пленум считает, что происки империализма и других врагов мира требуют постоянной бдительности и всемерного укрепления обороноспособности нашего государства, с тем, чтобы сорвать планы империализма на достижение военного превосходства и осуществление мирового диктата».

Так под бурные, продолжительные аплодисменты в Кремле завершился очередной цикл колебаний от «холодной войны» к «детанту» и обратно: принята была программа последнего этапа «холодной войны», с ее гонкой вооружения и «борьбой за мир».


6.  «Шторм-333» | Московский процесс (Часть 2) | 8.  Страницы позора