на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



ЖИЗНЬ И ДЕЯНИЯ ЦАРЕЙ КАРТЛИ ПОСЛЕ РАСПАДА ЦАРСТВА НА ТРИ ЦАРСТВА И ПЯТЬ КНЯЖЕСТВ


79-й царь Константин, царствовал 36 лет

От начала [летосчисления] римского 5418, греческого 1469, грузинского 157, индиктиона 2, после царя Гиорги сел сын его Константин. Так как в Имерети воцарился Баграт, призвал Константин атабага Баадура и эров и кахов. И не пришел атабаг, ибо завладел он Самцхе-Кларджети, но епископам разрешил. И эры и кахи также не пожелали прийти и призвали из Дидоети Давида и благословили на царство.

И свершилось с тех времен троецарствие, распад на три [царства], ибо один царь сел в Имерети, один в Кахети и остаток достался царю Картли.

Не довольстуясь этим, отложился атабаг и завладел он атабагством, иже есть Самцхе-Кларджети. Затем отложились от имеров Дадиани, Гуриели, Шарвашидзе и сваны и захватили они границы свои. И до сих времен стало невозможным собрать [вновь грузинские земли], но еще более, расчленились они.

И тогда Константин, видя это и думая исправить дело свое, собрал каталикоза и епископов и владетелей и дидебулов, присоединились к ним епископы Самцхе и кларджов и некоторые эры и кахи, а также знатные, и благословился в Тбилиси царем, обеспокоенный распадом царства.

Однако не уступал [Константин] Давиду Херки, Сагурамо, Марткопи, а имерам окрестностей Лихской горы и атабагу востока от [реки] Мтквари.

А когда умер Липарит Дадиани, царь имеров Баграт собрал войска, вступил и занял Картли. И тогда Константин укрепил Тбилиси, Сомхити и Лоре, заручился помощью атабага Баадура и бились меж собою.

Тогда предложил Баграт господарю кахов Гиорги присоединиться к нему и завладеть землями Кахети. И скрепил Гиорги союз с Багратом и завладел землями Кахети.

После этого умер атабаг Баадур, а атабаг Манучар не пожелал помочь Константину.

И было 5 лет между ними смятение, так как Константин владел Тбилиси, мтиулами и мохевэ, Сомхити и Лоре, а Баграт [занимал] Картли и кахи слушались его и ни одно существо не перечило ему, даже воины. Но хотя цари перестали сражаться, воины же постоянно [бились].

А лета Христова 1477, грузинского 165 начал Вамик Дадиани воевать и нападать на имеров, так как узрел возвышение Баграта. Видя это, Баграт возвратился из Картли и вступил в Одиши и, победив там, вновь вернулся в Картли более сильным.

Узун Асан шах

А лета Христова 1468, грузинского 156 сел шахом Узун Асан из тюркского рода. Завладел он обеими [землями] шаха и Тавризом и другими племенами. (Ибо хотя до сих времен и были шахи, но не всей Персии. Также сыновья Баязида, султаны Стамбула, первозванного Константинополя, бились преимущественно с французами, и поэтому была Грузия невредимой от врагов, однако страдала от своих).

Этот Узун Асан шах[1] вступил в Грецию, взял Трапезун, разорил земли и вновь возвратился в Персию.

Затем лета Христова 1478, грузинского 166 пришел [шах] в Армению, опустошил ее и вступил в картлийский Сомхити, подошел к Орбети и смело встретили [его] царь Константин [и войска] Бараташвили. Ничего не сумев разрушить, подошел [шах] к Тбилиси, а царь Константин с [войском] Сабаратиано громил отряды шаха.

Тогда шах предложил царю Константину явиться к нему и он пожалует ему [царю] всю страну его и сохранит невредимым. Тогда, посоветовавшись с вельможами, пришел Константин с [войском] Бараташвили и отдал шаху Тбилисскую крепость, а шах премного его уважил и пожаловал ему дары великие и поставил в крепости воинов своих.

Видя это, Баграт не решился противостать и ушел в Рача. А шах пришел и стал в Мухрани, разослал оттуда отряды и разорили Картли и Херки, Сагурамо и Тианети, пограбили и уничтожили.

Однако гневом божьим схватил недуг смертельный Узун Асана, собрался и ушел, и передал Тбилиси с шахскими воинами Константину и дал дары большие, и Бараташвили [также] одарил богато и отпустил.

Якуб-шах

И спустя немногое время умер Узун Асан и вместо него шахом сел сын Асан бега, Якуб. Узнав о смерти шаха, защитники [Тбилисской] крепости оставили и ушли с разрешения царя.

Но в том же году умер Баграт, царь имеров, а царь Константин усилился и захватил Тбилиси и крепости, занятые татарами. Затем приказал Бараташвили и жителям Сомхити, [и они по приказу царя] напали на [кочевые] племена, оставленные шахом на границе Картли, истребили и захватили [их в плен], взяли огромную добычу и возвратились с победой.

Затем собрал царь Константин войска и захватил Картли лета Христова 1479, грузинского 167, взял Гори и другие крепости, вывел [из них] имеров и поставил своих воинов. Затем царь призвал с Кавказа горцев и, договорившись с Дадианам, вступил в Имерети. Александр не смог противостать. Взял [царь Константин] крепости Имерети и занял Имерети. Подошли к Кутаиси Вамик Дадиани и Кахабер Гуриели ибо гневались на Александра из-за Баграта.

Тогда поставил царь в Кутаиси своих воинов, выступил и взял с собою Вамика Дадиана с войском и имеров, собранных из Картли, и напал на атабага в Джавахети лета Христова 1481, грузинского 169. Этому не смог противостать атабаг Манучар и отнял царь [у него] Самцхе до Арсиани, укрепил [его] и пришел в Картли и отпустил Дадиана и имеров.

В следующем году умер Вамик Дадиани и вновь в Имерети началась смута. Видя это, атабаг Манучар снова захватил Самцхе. Тогда царь Константин собрал войска, быстро пошел в Самцхе, однако Манучар и на этот раз не посмел вступить в бой. Тогда с его согласия сразился Кваркваре с царем и был бой жестокий лета Христова 1483, грузинского 171, потерпел царь поражение и вернулся в Тбилиси.

Видя [это], Александр, сын Баграта, захватил Кутаиси и благословился царем имеров и занял Имерети лета Христова 1484, грузинского 172.

Тогда царь убедился, что судьба, которая благоприятствовала ему, отвернулась от него, призвал кахов, чтобы объединиться, однако не пожелал [этого] господарь кахов Гиорги, тем более атабаг.

Приход Якуб-шаха

После пришел Якуб-шах в Самцхе лета Христова 1486, грузинского 174. Прислал он войска из Ацкури, напали они на Дманиси и Квеши, разорили и ушли. Узнали Бараташвили, встретили [их] в укреплениях и бились мужественно и волею всевышнего истребили и прогнали [так, что] один гнался за сотнею и гибли [враги] и бросали пленных, а также своих многих и немногие убежали.

Прославился тогда Сулхан Бараташвили, который, кроме других, убил одного знатного [приближенного] шаха, от которого зависели войска шаха и из-за которого шах сильно опечалился. И возвратились так Бараташвили к царю с победой.

И после ухода Якуб-шаха воспользовался благоприятной [обстановкой] царь Константин и истребляли татар в окрестностях.

Умер атабаг Манучар и сел Кваркваре.

В это время вновь предложил Липарит Дадиани царю Константину захват Имерети. Устраивало это [Константина] царя и снова призвал горцев-кавказцев, собрал войска свои и вступил в Имерети. Александр не смог противостать из-за Дадиана и вошел в крепости. И царь Константин вновь занял Имерети, пришел и взял Кутаиси, соединился там с ним Дадиани тоже и передали все крепости царю Константину лета Христова 1478, грузинского 175. Тогда царь отпустил горцев, а сам остался там, чтобы закрепить [за собой] Имерети, так как Картли он владел миром.

Приход татар

А лета Христова 1488, грузинского 176, прислал Якуб-шах полководца своего Халил-бега. Пришел он, начал строить Каозиани и крепость Агджакала. Известили Константина царя и велел он [роду] Бараташвили враждовать с ним. И начали они сражаться с татарами, убивали и истребляли их многие дни.

Узнав об этом, шах послал им на помощь огромные войска, которые пришли и приступили к Тбилиси и бились сильно. Услышав об этом, царь Константин выступил из Имерети и вперед послал Кайхосро Цицишвили и Джаваха Джавахишвили с войском на помощь Бараташвили. С их приходом собрались Кайхосро, Джавах и Бараташвили и напали на стоявших в Чандари татар. Дал бог победу, истребили всех, ибо даже вестник не смог уйти, и возвратились нагруженные добычей.

Узнали стоявшие в Тбилиси татары о полном истребляли их грузины так, что головы их понатыкали на отошли от Тбилиси и ушли. Тогда догнали их за Кумиси Кайхосро Цицишвили и Бараташвили и была битва сильная. Затем татары были побеждены и истребляли их грузины так, что головы их понатыкали на колы и заборы. Однако татары настигли шедших позади группы грузин и окружили их. Тогда воспрянули духом Сулхан Бараташвили, Кайхосро Цицишвили и Джавах Джавахишвили, яко древние герои и пробились со всеми своими отрядами сквозь татар. Одвако за грехи наши некоторые другие грузины были обращены в бегство и истреблены. А другие турки нападали на ослабленных [грузин], стоявших на подступах к Орбети. Но Бараташвили постоянно одолевали татар. Поэтому побежденный Халил-бег отправился к шаху и сообщил ему обо всем этом.

А после ухода из Имерети царя Константина привлек Александр сванов, присоединил Рача-Лечхуми, спустился и захватил Кутаиси, связался с Дадианом и Гуриелом и помирился с ними и захватил [земли] за Лихи больше прежнего.

Приход татар

А затем лета Христова 1490, грузинского 178, прислал шах войска. Поэтому обратился царь Константин к атабагу и кахам, чтобы совместно выступить против татар или [дали бы они] помощь войсками. Однако те не пожелали, ибо хотели унижения царя. Тогда посоветовался царь с дидебулами своими о войне с татарами.

А знатные посоветовали не биться [с ними] в открытом бою, а укрепиться в крепостях и сражаться лишь при подходящих случаях. Понравилось это царю и так и приготовились.

И подошли татары к Орбети, ничего не смогли повредить и направились к Коджорской крепости и начали палить ружьями. В ту ночь повалил снег большой, поэтому отошли татары от крепости. Тогда оказавшиеся в затруднении защитники крепости, которыми командовал Солагашвили, вышли той же ночью [из крепости] и разошлись по одиночке. Утром увидели татары пустую крепость, вошли и разрушили крепость, затем подошли к Тбилиси.

В это время царь Константин стоял в Ничбиси и усиливал Бараташвили войсками и укреплял их. А татары, которые из-за близости царя не смогли сокрушить Тбилиси, послали 1500 избранных всадников и других многих воинов для разорения окрестностей Орбети. Тогда напали татары на горные селения и, кого нашли, истребили и полонили. Узнали об этом Бараташвили, стоявшие в Энагети, и вместе с ними Кайхосро Цицишвили и Кайхосро Турманидзе и глава их Сулхан Бараташвили, выступили они быстро и нагнали татар, сразу же вступили в бой, загнали татар в каменистые ухабы и убивали и истребляли яко кур, так что кровь их текла ручьем. Тогда пленил Мераб Бараташвили родственника шаха, весьма знатного. Даже от пленных наших погибали татары и сами пленные захватывали их в плен. Еще Кайхосро, Джавах, Кавтар и Солагашвили. встретились с шедшими позади 300 татарами. Грузин было 20. Дал бог победу, обратили в бегство и истребили так, что лишь немногие спаслись бегством.

Услышали осаждающие Тбилиси татары об истреблении своих войск, сразу же снялись и ушли восвояси наскоро.

Так из-за верности стране и царю своему дал бог победу Бараташвили, ибо сокрушили, истребили и прогнали сильных врагов, и с этих времен уже не смели татары приходить в Картли. Если бы ие решились Бараташвили, атаковали бы татары и Внутренний Картли и стали бы причиной сильного беспокойства страны и царя.

И после ухода татар собрал царь Константин войска, напал и истребил окрестные [татарские] племена, разорил и разрушил Агджакала и Каозиани, взял их имущество и возвратился в Тбилиси.

Затем призвал каталикоза, епископов и знатных своих и обсуждал, что предпринять для [воссоединения] отложенных земель и как [их] вернуть вновь в свое царство. Тогда дидебулы оказали: «Так как имеры и кахи твердо придерживаются верности избранным им царям, а также жители Самцхе атабагу, не советуем воевать [с ними], ибо если одолеем одного, не даст другой [победу]. А повременим, может еще даст бог царствию твоему». И увидав такое положение среди своих, царь поэтому предпочел мир, ибо умер в эти же времена господарь кахов Гиорги, а господарь кахов Александр и царь Константин заключили мир любви, затем [помирился] с атабагом и затем с Александром, царем имеров. И так [они] заняли границы, которые мы описали. Но царь Константин старался застраивать и укреплять страну.

Еще преставились при царе Константине каталикозы Давид и Николоз, посадил царь Абраама.

Еще при царе Константине лета Христова 1494, грузинского 183, отомстил атабаг Кваркваре жителю Шаки, обошел Кахети и в Картли встретили его Цицишвили и картлийцы из Внутреннего Картли. Картлийцы были побеждены и атабаг ушел невредимым. Узнав об этом, царь Константин был опечален поражением войска и также восстанием атабага, и те, которые без его ведома совершили это, попали в опалу. И были у царя Константина от царицы Тамар сыновья Давид, Гиорги, Баграт, Александр и Мелхиседек (который затем стал каталикозом). А после умиротворения земель он, Константин, царствовал в мире и добром царствии 12 лет.

Появление шаха Исмаила

Еще в его же время появился шах Исмаил сын шиха лета Христова 1496, грузинского 184, татарского 901. И захватил он Ардавель и выступил оттуда и стал завоевывать земли.

А ших тот был во времена Темура в Ардавели и сообщили об его кознях Лангтемуру и пришел Темур видеть его. Тогда показал ших [Темуру] козни дьявола четыре чуда и изумился Темур и сказал: «скажи, чего желаешь, чем тебя одарить». А ших тот попросил 12 тысяч пленных из Шамы, которых полонил Темур, и город Ардавель. Темур пожаловал ему все это и владел с тех пор тот ших и сыновья его городом Ардавель, а пленных отпустил на свободу.

Затем восстал против деда шаха Исмаила ширван-шах и убил его. После был также убит сын его, отец шаха Исмаила, за злодейство. И после отца собирался царь Тавриза убить и шаха Исмаила и увезли его малолетнего в Гилян и спрятали. А как повзрослел, выступил и захватил Ардавель и стал завоевывать земли.

И усилился [шах Исмаил] лета Христова 1499, грузинского 187, татарского 905, и присоединились [к нему] все те пленные из Шама, которых освободил ших.

Затем лета Христова 1500, грузинского 188, татарского 907 он, шах Исмаил, захватил Адрибежан и ушел и захватил Персию. Потом отправился в Балх и Бухару и Кабул.

И в эти времена преставился царь Константин лета Христова 1505, грузинского 193.

60-й царь Давид, царствовал 19 лет

После Константина царя сел старший сын его Давид. Собрал он каталикоза и епископов и знатных своих и благословился в Тбилиси на царство. И был этот царь Давид ласковый, ненавидящий смуты и миролюбивый. Занял он страну, оставленную своим отцом, и правил добром и миром.

И лета Христова 1509, грузинского 197, перешел с войском [в Картли] Александр, царь имеров, подступил к Гори. Все были оскорблены и уговаривали царя Давида сразиться с ним. Однако не пожелал царь Давид, говоря им: «ибо возвратится смутьянам смута». И Александр захватил Гори и занял сам. И сообщили ему о нападении на Имерети чихов, отступил и ушел в Имерети. После того царь Давид занял Гори и укрепил сильнее прежнего.

Спустя один год умер царь имеров Александр.

И лета Христова 1511, грузинского 199, убил господаря кахов сын его Гиорги. Стоял в ту пору царь Давид со своим двором и охраной в Атени. Напал Ав-Гиорги[2] на царя Давида в Атени. И Давид, из-за отсутствия войск не сумевший сразиться, вошел в Атенскую крепость. И осадил Гиорги [крепость], однако увидел, что не сможет разрушить крепость и войска подходят на помощь царю Давиду, отступил и ушел в Кахети. Но не довольствовался этим злом и вновь начал пленять, разорять и грабить Картли, ибо приходил время от времени и разорял.

А лета Христова 1512, грузинского 200, пришло войско султана несметное на Самцхе и Имерети.

В том же году напал царь имеров Баграт на Вахтанга в Мохиси, победил Вахтанга. И помирил царь Давид их и взял Баграт брата своего [Вахтанга] с собой и ушел в Имерети.

И так как не переставал Ав-Гиорги разорять страну, предложили братья царю Давиду воспротивиться ему, а он отвечал: «из-за своего зла получит он возмездие, почему мы должны затеять смуту?» Однако Баграт, брат царя Давида сказал: «отнял [он] Кахети и ныне хочет [отнять] Картли», и выпросил в удел Мухрани и ущелья Арагви и Ксани с мохевэ и мтиулами под свою власть (которое после того является спаспетством или садрошо. Говорят, что с того времени в Картли установилось четыре садрошо) и [говорил Баграт] «я стану врагом Ав-Гиорги». Тогда Давид был вынужден разрешить Баграту [это].

Выступил Баграт и построил в Мухрани Мтверскую крепость. Узнав об этом, пришел Ав-Гиорги с большим войском, окружил пребывающего в крепости Баграта и теснил сильно три месяца Баграта. Послал тогда Ав-Гиорги Баграту кувшин с вином [и велел сказать]: «ты сын царя и уже много время не пил [вина], так угощайся». А Баграт в колодце держал живого лосося, отослал его Ав-Гиорги и велел передать: «три месяца пребываешь на [реке] Ксани и не пробовал [рыбу], угощайся, ибо живая она». Удивился Ав-Гиорги и поверил в изобилие пищи [у осажденных] и отступил, разорил страну и вернулся в Кахети.

Затем вновь выступил Ав-Гиорги по обыкновению, ограбил Картли и, так как не боялся никого, отослал свои войска вперед, а сам с немногими людьми шел и забавлялся охотой. Тогда Баграт со своим войском проследил [за ним] в теснине Дзалиси, и когда туда подошел Ав-Гиорги, выбрав подходящее время, атаковал и истребил бывших с ним и захватил Ав-Гиорги и заключил его в Мтверской крепости лета Христова 1513, грузинского 201. Затем в том же году удавили его или умер[3].

И так как не было никого [кто правил бы в Кахети], кроме Ав-Гиорги, собрал царь Давид войска свои и вступил в Кахети и никто не смог противостать ему и занял весь Кахети, затем возвратился в Тбилиси.

А малолетного сына Ав-Гиорги, семилетнего мальчика вместе с матерью его спрятал Гарсеван Чолакашвили, ибо мать его [царевича] была родственницей Гарсевана. Узнал царь Давид о местонахождении Левана, сына Ав-Гиорги в Кахети, послал по этой причине брата своего Баграта с подчиненным ему войском и с Амилахором, чтоб найти Левана и доставить к нему. Вступив в Кахети, [Баграт] нагнал страх большой на кахов и всех жителей тамошних. Однако все клялись страшной клятвой, что не ведают о нем. А Гарсеван Чолакашвили замыслил обман и хитрость великую, ибо поставил Левана виночерпием в непристойной одежде и заставил прислуживать во время стола перед гостившим Багратом. И когда спросили Гарсевана о Леване, поклялся он крепкой клятвой, что «кроме тех, кого вы видели, ни малого и ни взрослого у меня нет и не ведаю». Поверил этому Баграт и возвратился в Картли. Тогда Гарсеван отослал Левана в крепость Очани и спрятал там. А Давид владел Кахети по своей воле.

Приход шаха Исмаила

Затем лета Христова 1518, грузинского 206 выступил шах Исмаил для захвата и разорения Картли, ибо этот шах Исмаил захватил Персию, Балх и Бухару и Кабул. Он же нарек персов кизылбашами по той причине, что надел им на голову таджи и чалму и установил персам веру шиитов (чтобы отмежеваться от султана сунитов), а сам назвался сыном Али и поэтому персы чтили сыновей шаха Исмаила, яко детей имама их и поклонялись им яко имамам. Услышав об этом, царь Давид взял дары большие и сына своего Рамаза послал к шаху и обещал покорность, чтобы не разорил [шах] Картли и страну.

Увидев это, кахи вывели Левана из крепости, привели и занял Леван Кахети. А царь Давид, занятый ожиданием сына своего [и не ведая] как поступит с ним шах, дал кахам свершить это.

Тем временем пожаловал шах царевича Рамаза с великой честью и одарил его и отпустил с миром, согласившись на перемирие. И избавил царь Давид Картли от разорения [и] пленения (так совершил шах, ибо собирался воевать с султаном [и не хотел], чтобы грузины помогли ему).

А шах-Исмаил ушел и захватил Диарбекир. Сразился там [с ним] султан Селим, потерпел неудачу шах-Исмаил и войска его были истреблены. Пришел шах в Казвин и остался там до поры до времени.

Тогда царь Давид, получив заверения от шаха, собрал войска свои и перешел в Кахети. Леван не смог противостать и вошел в крепость Маграни. Подошел царь и осадил и начал теснить сильно, [так что] хотели отдать крепость.

В это время получил царь весть о приходе в Картли османов, однако царь скрыл [эту весть] от воинов своих и отправил архиепископа и Амилахора [к осажденным] чтобы сдали крепость: «в случае отказа умрете с голода». Защитники крепости пришедшим обещали сдачу, однако архиепископ тайно сообщил матери Левана, приложившейся к руке архиепископа: «Не страшись, в эту ночь уходим, крепись!», Услышав [это], мать Левана сказала: «Подбадриваю сына и [отговариваю] от сдачи».

Передали это царю, отступил [он] и возвратился в Картли, сразился здесь с османами, дал бог победу, обратил в бегство и убил многих, захватил добычу их большую и вернулся в Тбилиси.

Затем вновь собрал войска и ушел в Кахети. Прибыв в Сагареджо, примкнули к царю тамошние, и пришел в Кисики и там также соединились с ним все окрестные [жители] и напал на Кисики.

А Леван сразился с ним с малым войском [лета] Христова 1520, грузинского 208, войска царя Давида были побеждены.

Отошел царь и вернулся в Тбилиси.

Стоял царь Давид затем в Гори и подали [ему] весть о приходе войск из Персати, ибо прошел Мамия Гуриели гору Гадо с помощью атабага, чтобы помочь Левану [в борьбе] с царем Давидом в [установлении] мира или битвах и присоединиться к нему. Слышавший [это] царь Давид разгневался и выступил против него с тем войском, которое находилось при нем. Тогда Гуриели, не предполагая, что там находится царь, атаковал у Мохиси [его отряд]. Царь Давид потерпел поражение и вернулся в Тбилиси. Там он вновь собрал войска, чтобы отомстить Гуриелу. А Гуриели пришел в Мухрани и туда же подошел Леван и землям [тем] не приносили [они] никакого вреда.

А царь Давид со своим войском пришел в Ничбиси и послал брата своего Баграта вверенными ему [войсками] и с Амилахором, чтобы на следующий день наступать [на них] из Базалети, а сам со своим войском атакует лицом к лицу.

Однако прислал Гуриели знатного [человека] своего со словами: «Пришел я с мольбой перед вами, свершить мир между вами и Леваном, ибо война ваша возникла от неведения. Молю вас ныне – ибо ничем я не повредил стране, и этим я чист – учинить мир и любовь между вами, ибо вокруг суть враги сильные, [такие] как шах, который захватывает страны». Тогда, хотя царь не желал этого и намеревался сражаться, каталикоз и епископы и знатные посоветовали помириться. Поэтому соблаговолил царь и установили мир и границы и учинили любовь меж собою, совместную вражду над врагами и дружбу с друзьями. Затем повидались друг с другом, обменялись дарами и разошлись по своим [землям].

И преставились во время царя Давида каталикозы Абраам и Басили и посадил тот царь Дорафеоза.

И после такого мирного житья лета Христова 1522, грузинского 210[4] направился [в Грузию] шах Исмаил, так как хотя и считал грузин покорными, услышал о порабощении мусульман грузинами, а также [потому] что он был побежден султаном и [остерегался], чтобы грузины не примкнули к султану.

По этой причине пришел и стал в Агджакала и начал ее строить. Тогда попросил царь Давид у него мир, а шах призвал царя к себе: «дам тебе дары большие и страну [твою] и отпущу». Но так как шах заставлял его отречься от Христа и мусульманиться, царь не пожелал идти к нему.

И получил он подкрепления от месхов и господаря кахов Левана, затем призвал кавказцев и горцев, укрепил Тбилиси и все крепости и укрепления Картли. Услышав шах Исмаил об укреплениях и собирании войск царем, выслал апаспета своего Карафила с большим войском и вслед за ним послал мискарбаша Елиас-бега с войском, а затем выступил и сам со своим войском, ибо весьма остерегался смелости грузин.

Известившись [об этом], царь Давид выступил в Телети со всеми своими войсками и вспомогательными отрядами. Подошел сперва Карафил, сразились и началась битва сильная, и были убиты многие и кизыл-баши обратились в бегство. Беглецы встретились с Елиас-бегом, он повернул [их], пришли и разгорелся бой сильнейший и жесточайший и свирепый.

Увидел царевич Луарсаб усиление кизылбашей, развернулся со своим отрядом и атаковал кизылбашей слева, и силою креста рассек их отряд, промчался и зарубил многих. И кизылбаши обратились в бегство и избивали грузины и отнимали добычу. И Луарсаб гнался [за ними] и истреблял.

Однако шах-Исмаил [тем временем] перешел гору Яглуджа и скрывался в теснине[5]. И как увидел своих воинов разбитых и бежавших, омрачился сильно и приказал [воинам] Кара-Койнлу выступить и вступить в бой. Обошли они быстро грузин с тыла и атаковали сильно. Хотя усталые и нагруженные добычей грузины бились жестоко, однако за грехи наши [войска] царя Давида были побеждены.

И возвратился царь в Картли, а Луарсаб переправился через Мтквари вблизи от Карана и прибыл к отцу своему. И вновь собирался царь собрать войска для [продолжения] войны и обороны, надеясь на выдержку Тбилиси. Однако шах-Исмаил, который после битвы подошел к Тбилиси, обещал крепостной голове награду большую и голова отдал городскую крепость.

Вступил [шах-Исмаил], разбил иконы и кресты и ограбил и бросил в Мтквари икону Сионской богоматери (которую потом нашел господин Леван в Навтлугской роще), разорил город и пленил [жителей], построил мечеть у моста, в верхней крепости поставил воинов своих и занял [ее] для себя. Затем послал из Тбилиси отряды в качестве грабителей и разорили Самцхе, кого только нашли. Затем отступил и ушел в Персию.

А царь Давид с собранным войском намеревался нападать и вредить войскам шаха, однако так как шах уходил, счел за лучшее атаковать крепости, которые захватил шах. Затем послал царь отряды и истребил окрестные татарские [кочевые] племена и не прекращал борьбу с [крепостью] Тбилиси.

А лета Христова 1523, грузинского 211, татарского 930 умер шах-Исмаил, сел сын его шах-Тамаз 10 лет. Он еще не мог воевать и [ходить] в поход.

Затем подступил царь Давид к Тбилиси, взял его, истребил кизылбашей, еще взял Агджакала, разрушил ее и пригнал татар и занял границы свои все.

После этого обдумал царь Давид изменчивость мира и несчастия свои, оставил царство и постригся в монахи. И остались три сына от царицы Тамар – Луарсаб, Деметре и Рамаз. Однако дал царство брату своему Гиорги, а сам царь Давид поступил в монастырь в Тбилиси же и после скончался монахом лета Христова 1525, грузинского 213.

81-й царь Гиорги, царствовал 10 лет

После пострижения царя Давида воцарился брат его Гиорги лета Христова 1524, грузинского 112, благословился в Мцхета в присутствии каталикоза, епископов и дидебулов.

Этот Гиорги царь более, чем царь Давид, сблизился с господарем кахов Ливаном и относился к нему с любовью, также [сблизился он] с царем имеров Багратом, а атабага Кваркваре держал в подчинении своем. Занял он границы свои и жил в мире.

Преставился каталикоз Дорафеоз и посадил царь брата своего Мелхиседека.

После этих [событий] присылал султан Сулейман посла к этим трем царям – Гиорги [царю] картлийцев, Баграту [царю] имеров и Левану [царю] кахов о том, что «место веры вашей, Иерусалим захватили неверные, придите и изгоните их и владейте себе». (Сие совершил султан по той причине, что воевал на западе, во вторых – так как враждовал он с шахом, сыном шиха, чтобы завладеть этим всей Грузией и [грузины] не примкнули бы к шиху).

Услышав это, цари собрались с радостью с войсками своими, ибо были в твердой любви, и пришел к царю Гиорги атабаг Кваркваре и отправились уповая на бога. Прибыв в Иерусалим, находящиеся там спросили: «скажите [кто вы], если враги, кажетесь нам малочисленными, а если гости, много вас». А цари ответили: «собираемся отвоевать эти места». Услышавшие выступили из города Иерусалима и сразились друг с другом и была битва сильная. Одолели [воины] Грузии и обратили в бегство и погнались за ними в город, захватили город, истребили и выгнали их, а остатками завладели и взяли добычу и пленных. Узнал все это султан, выслал им дары превеликие и [подарил им] святые места, могилу Христа, Голгофу, Вифлеем и монастырь Креста. А цари освободили их и возвратились победителями и возвратились в свои царства.

А царь Гиорги укреплял страну и воевал с татарами и порой жил в мире.

А лета Христова 1529, грузинского 217 пришел султан Сулейман[6] к Еревану и взял его. И впали в страх от этого жители Грузии, однако помиловал господь и возвратился султан в Багдад. А царь Гиорги царствовал в доброте [и] любви [и] единстве с царями имеров [и] кахов и атабагом. Но затем и он оставил царство и, не имея сына, отдал царство племяннику своему Луарсабу, а сам поступил в монастырь и постригся в монахи.

82-й царь Луарсаб, царствовал 24 года

После оставления царства царем Гиорги благословился Луарсаб, сын Давида, в Тбилиси царем лета Христова 1534, грузинского 222. А был сей Луарсаб доблестным, мужественным, бесстрашным, верующим, боголюбцем, в богословском [и] воинском [делах] совершенным. Начал он беспокоить татар наиболее всех и изгонял их и укреплял крепости.

А лета Христова 1535, грузинского 223 пленил царь имеров Баграт атабага Кваркваре и захватил Самцхе. Огорчился этим царь Луарсаб, однако ничем не смог помочь, но захватил царь Луарсаб Джавахети и его части.

После умер каталикоз Мелхиседек, посадил царь каталикозом Германа и [епископом] Мровели Гедеона.

А после шаха Исмаила начал воевать шах Тамаз лета Христова 1532, грузинского 220. Разбогател он и захватил страны больше отца своего. А лета Христова 1536, грузинского 224 пришел тайком в Ганджу с сильным войском. В это время царь, Луарсаб был в Тбилиси. В тот вечер умер малолетний сын царя и отвезли в тот же вечер и проводили любимого сына царь и царица и похоронили в Мцхета. И на рассвете подкравшись, вступил шах Тамаз в Тбилиси, чтобы схватить царя. Однако избавил царя бог [от пленения] по причине сына. А шах Тамаз сжег Тбилиси. Тогда убоялся голова. Тбилисской крепости шаха Тамаза и [также] царя за сожжение Тбилиси, вышел из крепости и явился к шаху Тамазу. Видевшие это стражи крепостные некоторые ушли, а другие явились к шаху. Он заставил всех отречься от Христа и сделал мусульманами и в Тбилисской крепости поставил своих стражей кизылбашей, а сам ушел опять в Карабаг.

В то время владел Самцхе царь имеров Баграт. Явился он в Карабаг к шаху, а Луарсаб не посмел воевать, так как шах пришел внезапно и жители Картли все укрылись наскоро, однако защитил он страну от пленения.

После этого постригся в монахи Баграт, дядя царя, владетель Мухрани лета Христова 1539, грузинског 227 и оставил сыновей Вахтанга, Арчила, Ашотана и Ерекле, а владетельцем Мухрани стал Вахтанг.

А после ухода шаха царь Луарсаб снова нача нападать на Тбилиси и в окрестностях истреблял татар, ибо дал бог победу ему над ними многажды, а затем взял и Тбилиси и занял его.

Затем лета Христова 1539, грузинского 227 армяне ошиблись в Воскресенье.

А когда царь имеров владел Самцхе, пришли османы войной на Баграта в Басиани. Попросил тогд Баграт царя Луарсаба помочь против них и [предложил ему] самому занять восток от Мтквари. И хотя Луарсабу царю никто не помогал [в борьбе] за усиление свое, однако беспокоило Луарсаба порабощение Грузии, расчленение и раздор среди своих от врагов чтобы [страна] не стала мусульманской. По этой причине собрал войска и выступил на помощь Баграту и прибыл в Басиани. При построении войска Луарсаба пожелали быть в передовом полку. Тогда месхи сказали: «Исстари мы бывали в передовом полку и ныне земля наша и нам это положено». Однако не согласились картлийцы с этим. Поэтому отомстили месхи и не помогли и пали грузины многие, а месхи ушли. Из-за такой зависти потерпели грузины поражение лета Христова 1545, грузинского 233. И вернулся царь Луарсаб в свое царство.

После этого сговорились царь Луарсаб и господарь кахов Леван, убил Леван Асан-бега и сообщили об этом месхам, присоединились они тоже и начали нападать и разорять Ганджу, Шак-Ширван и Адрабаган многажды и забирали добычу и пленных премногих, ибо шах Тамаз был занят.

А после пришел шах Тамаз в Ширван для рассмотрения тамошных дел лета Христова 1548, грузинского 236, татарского 955, затем направился оттуда в Тбилиси (потому что захватал царь Луарсаб и владел им). Пришел шах, разрушил Тбилиси и истребил оставшихся и поставил в крепости стражу больше прежнего. А из Тбилиси послал к атабагу, подчинил и его, стал его сватом и ушел в Персию.

Однако царя Луарсаба огорчило подчинение шаху господаря кахов Левана и атабага, так же как [огорчило это] некоторых знатных месхов по имени Иджу, Шермазана и Вахушти Диасамидзе, призвали они царя Луарсаба, пришел царь с войском и отнял у атабага Самцхе, Джавахети, Кола и Артаани и завладел ими. Обо всем этом атабаг известил шаха и шах Тамаз выступил быстро на помощь, прошел и разорил Шаки, прошел через Картли, Сомхити, не смог царь Луарсаб противостать, вступил и занял [шах] Самцхе, схватил Иджу и Шермазана и казнил их, а других пленил, прошел Сомхити и выступил на Ереван.

Хотя царь Луарсаб и попадал в затруднения из-за такого насилия, однако и дальше не отказывался от борьбы с татарами, ибо улучив время, нападал [на них], истреблял и захватывал добычу с пленными и совершал это многажды. А когда время бывало неподходящее, укреплял замки и крепости в горах и долинах и воевал он таким образом.

Затем выступил султан Сулейман. Услышал об этом шах Тамаз, пришел и стал в Артаани, разорил Самцхе. взял и погромил Кари, потом ушел из Самцхе, разорил Триалети, Сабаратиано и осадил Биртвисскую крепость. (И потому шах враждовал с царем Луарсабом, что не покорялся он ни шаху и ни султану, чтобы и другие, подчиненные ему, не усилились и не оставили Христа).

Тогда шах Тамаз, не сумевший взять Биртвиси, придумал коварное [дело], обещал благо и дары большие защитникам крепости, этим соблазнил их и отдали те крепость. А он отступился от клятвы и истребил и пленил их. Затем пришел и подступил к Гори, разрушил его тоже и Верийскую крепость и другие. После подступил к Атенской крепости, взял ее и вывел оттуда мать царя Луарсаба и жен многих знатных лета Христова 1556, грузинского 244, отступил и захватил [с собой] всех пленных и также мать царя. Узнал об этом находящийся в Мтиулети[7] царь Луарсаб, погнался за шахом, догнал [его] со своим войском и истребил многих, однако матери не смог помочь, захшатил большую добычу и возвратился.

Прибыв [на место], мать царя Луарсаба, предчувствуя обесчещание свое, выпила яд и умерла.

Тогда же; насадил шах бегларбегов и их подчиненных в Рани, Мовакани и Ереване, посадил также ханов (которые суть: бегларбег – эриставтэристави, хан – эристави, султан – хевисбери), приказал им в случае нападения царя Луарсаба на Тбилиси, выступить всем на помощь.

Тем не менее, изгнал царь Луарсаб татар и занял Картли и Сомхити и все крепости, кроме Тбилиси и непрестанно нападал на Тбилиси. Защитники Тбилиси сообщили об этом ганджинскому бегларбегу Шаверди. И собрал он под собою подручных ему и всяких других вышеназванных и выступил в Картли. Узнав об этом, царь Луарсаб с войском своим стал в Гариси, чтоб завлечь их в укрепления. Так как был он стар и были у него сыновья Свимон и Давид, дал он Свимону войска свои, и сам [царь] с немногими старцами и епископами стал в Гариси. Выступил Свимон и схватился с кизылбашами и был бой жестокий, истребили грузины кизылбашей и обратили в бегство и гнались и захватывали добычу. Тогда бежавший Шаверди увидел стоявшего царя и был бессилен уйти [и] от страха за спасение свое напал на немногих [из свиты царя], чтобы [прорвать их и] убежать. Тогда ободрились старцы, ровесники царя, как юные [атаковали и] истребили и погнали персов.

Тогда встретился с царем Шаверди-хан и у царя были сломаны сабля и копье в битве, толкнул [царь] конем Шаверди-хана и переехал через него. И погнавшись за другим, провалился у него конь в трещину и упал конь вместе с царем на землю. Подскочил персиянин именем Зирак и вонзил меч в царя сильно. А воины царя истребили кизылбашей полностью и не ведая об этом, возвратился царевич Свимон с победой и добычей, и, увидев царя в таком состоянии, опечалился сильно.

После недолгого времени преставился царь Луарсаб лета Христова 1558, грузинского 246, причисленный к лику святых, яко Горгасал. Ибо царь сей воевал все дни свои с мусульманами, чтобы не оставили грузины Христа. И если бы он покорился им, было бы сомнительным [что не случится это], ибо мужеством своим принес он землям победы многажды и крепость. Отвезли [царя] и похоронили в Мцхета.

83-й царь Свимон, царствовал 34 года

Воцарился после царя Луарсаба сын его Свимон и благословился царем в Мцхета. А каталикоз Герман был усопшим и царем же Луарсабом был посажен Николаоз. Умер каталикоз Николаоз и сей царь Свимон каталикозом посадил Доментия. А в жены царь Свимон привел дочь господаря [кахов] Левана, Нестан-Дареджан, рожденную от дочери шамхала, и справил свадьбу лета Христова 1559, грузинского 247. И занял все [земли], которыми владел отец его, кроме Тбилиси.

В ту пору Арчил, сын Баграта Мухранбатона, нападал на Тбилиси и сильно вредил его предместьям. В один день вышли из Тбилисской крепости воины-кизылбаши, напали на стоявшего в Сапурцле [Арчила], был Арчил побежден и схвачен со всем чадом лета Христова 1560, грузинского 248 и увезли их к шаху.

Не считая этого [события], было у царя Свимона три мирных года. И после пригласил он шурина своего Гиорги, чтобы воевать с персами и встретились в Цихедиди. Узнав об этом, Шаверди-султан выступил с войском и прошел [все] земли незамеченным, ибо Гардабани был незаселен и они же владели Тбилиси, а дозор царский [в составе] царского слуги Германозишвили и других стояли на Девиснамухлари. Но в ту пасхальную ночь поднялись они в Мухатгверди, чтобы послушать службу праздничную. И в бытность их там прошли кизылбаши и напали внезапно на царя Свимона. Разгорелась битва сильная и ожесточенная и погибло большинство персов. И убили Гиорги, сына господаря кахов Левана лета Христова 1561, грузинского 249 и обратились в бегство кахи и погибли картлийцы тоже многие, только из [фамилии] Амилахвари погибли девятеро (по этой причине пожаловал царь им верхнюю церковь в Мгвиме). Видя [это] царь Свимон тоже отступил побежденным, а кизылбаши ушли с победой.

В том же году напали пховцы на Мухрани, но Ашотан, сын Баграта Мухранбатона, сразился с ними и побил их и обратил в бегство, но сам тоже был убит ими.

84-й царь Даудхан, царствовал 8 лет

И как увидел Давид, брат царя Свимона, поражение от персов, ушел в Персию, ибо был человеком плотоядным, блудником и стал изменником страны и прибыл к шаху. Шах Тамаз пожаловал его и омусульманил и нарек Даудханом и называл его сыном своим, дал ему в награду 2000 туманов, кафтан, пояс и кожу с соболью, таджи[8], златотканные [материи], саблю кинжал и браслет жемчужный и коня оседланного золотом, все осыпанное камнями, кувшин и чашу золотую, что было впоследствии узаконено и подносилось царям Картли. Направил [шах Даудхана] царем Картли с большим войском, вступил он в Тбилиси и был с ним ганджийский хан.

Не мог с этим мириться царь Свимон и картлийцы все. Поэтому собрал царь Свимон войска и стал в Дигвами. Услышав об этом, выступил Даудхан с войском кизылбашей [и тех] грузин, которые явились к нему. Напал царь Свимон лета Христова 1567, грузинского 255, потерпел поражение Даудхан и истребили его воинов и вновь вошел в Тбилиси. Тогда подступил царь к Тбилиси, а притесненный Даудхан из крепости сообщил об этом Усеин-бегу спаспету [племени] Карамлу и потребовал подмогу. Известившийся Усеин-бег вступил в Тбилиси незамеченным, а царь поднялся в Табахмела. Расхрабрился этим Даудхан, вышел с войском и сразились у Самадло лета Христова 1658, грузинского 256. Вновь взял верх царь Свимон и истребляли царские воины грузины бежавших [врагов]. Вернулся царь и вновь стал в Табахмела. Так как укрылся Даудхан опять в Тбилиси, предложил царь Свимон грузинам, бывшим с Давидом в крепости уйти от него, однако не захотели они.

После того разуверился царь в взятии Тбилиси и отступил, а Даудхан сообщил шаху Тамазу обо всем. Тогда написал шах бегларбегам Шемахи и Ганджи и прислал дары большие, чтобы призвали шамхала с лезгинами и черкесов. И дали им дары и призвали их и собрались все вместе и пришли в Хунан. Услышав об этом, царь Свимон с собранным войском стал в Ацуфи и подошли они к Парцхиси. Тогда сбежал Кахабер Корганашвили [к ним] и заверил кизылбашей [в победе] над царем, ибо страшились они сильно [царя.] Привел он [кизылбашей] и сразился царь с ними в Парцхиси. Был бой жестокий и погибли многие татары и бежали скороспешно. Однако осмелел царь, погнался за их отрядом, пронзил копьем всадника и сбросил его и рассек отряд их и напал на другого. Узнал его Кахабер Корганашвили и сказал кизылбашам: «Вот царь, схватите его!» В ту же минуту окружили его и схватили сражавшегося мужественно царя Свимона лета Христова 1569, грузинского 257 и увезли, а грузины разбрелись каждый к себе.

И посадили персы Даудхана в Тбилиси царем и ушли и доставили царя Свимона к шаху Тамазу. Пожаловал он [царя] и предложил оставить Христа, но он не захотел. Поэтому заключил [царя] в Аламутскую крепость. Затем и Арчила с семьей заключил в Шираз лета Христова 1573, грузинского 261.

А Даудхан занял Картли, однако некоторые мтавары отложились [от него] и не подчинялись.

И обосновался Даудхан в крепости Квеши и наслаждался плотью, и бывал иногда в Тбилиси, не заботясь о душе и стране. Ничем Даудхан не жаловал царицу, супругу царя Свимона. Видя это, Амилахори и Ксанский эристави (в угоду Александру, господарю кахов, ибо Амилахори был тестем Александра, а Александр враждовал с сестрой из-за своих братьев и жена Даудхана тоже была родней Александра) напали на царицу царя Свимона, жившую в Кавтисхеви и отняли имущество полностью и забрали добычу, чего нельзя было делать (тогда говорили в народе: «Горе животу царя Свимона!»).

А спаспет Сачино Бараташвили не ссорился с Даудханом и шел с Коджори. С ним встретился Кахабер Корганашвили. Схватил его [Сачино] и сказал: «Если измена царю и стране является благом, испытай ныне ты!» И бросил его со скалы Гуликари (тогда в народе появилась о нем поговорка).

А об отторжении шахом Тамазом Самцхе и разделе страны между ним и султаном напишем в ином месте, так как в ту пору [шах] не приходил в Картли.

Затем умер шах Тамаз лета Христова 1576, грузинского 264, татарского 984. Посадили шахом сына его Исмаила. Сей шах Исмаил отпустил царя Свимона, а также Арчила с семьей из Шираза. Однако из-за кровной мести и [того, что он был] сунитом, кизылбаши убили шаха Исмаила лета Христова 1577, грузинского 265, татарского 985 и посадили шаха Худабанду.

Во времена же этого шаха выступили войска султана и захватили Ереван, Ганджу и Тавриз, ибо был шах Худабанда слепым и ничтожным и немощным.

Выступление[9] Лала-паши

Затем лета Христова 1578, грузинского 266 появилась комета. В этом же году выступил Лала-паша с сильным войском султана Мурада. Прошел он Самцхе и подошел к Тбилиси. Не смог противостать ему Даудхан, поджег Тбилиси и ушел в укрепления. Поэтому Лала-паша собрался послать войска во Внутренний Картли и [для захвата] царицы. Тогда Вахтанг Мухранбатони был на правах царевича правителем Картли и все ему подчинялись. Привел он Бардзима Амилахвара и Элизбара Ксанского эристава к Лала-паше и спас Картли и народ от истребления. А Лала-паша пожаловал им свои вотчины и на четвертый день отпустил с честью. Однако жители Сомхити нанесли большой урон османам и побили многих.

Затем Лала-паша послал воинов в Имерети и встретили их имеры на Лихской горе. В этой битве участвовал Эрекле, сын Арчила. Побили [имеры] многих османов и обратили их в бегство. А в Эрекле попало 11 сабель [-ных ударов], 40 стрел, но панцырь и шлем не смогли пробить, хотя и убили азнауров его. А османы спаслись немногие. Затем вновь прислал Лала-паша в сентябре войска в Имерети, а имеры побили их на той же горе и бежавших османов встретили картлийцы и истребили большинство [из них]. После [этого] ушел Лала-паша в Ширван и, возвратившись оттуда, стал в Мухрани. Тогда, [так как] шах Худабанда ничего не мог [с этим] поделать, мать его (которая была дочерью Отара Шаликашвили) обернула саблю вуалью и прислала царю Свимону (по обычаю грузин) и велела сказать: «Выбирай, какую хочешь и иди в свою страну с дарами большими и воюй с османами».

Отправили [царя] и дали ему сказанное выше [дары, выданные] Даудхану и вдобавок девять тысяч туманов и всех пленных Грузии, находящихся там. Увидев, что кизылбаши отвернулись от него, Даудхан связался с Лала-пашой и уступил ему все крепости Картли и сам отправился к султану в Стамбул и после некоторого времени Даудхан скончался там. А османы захватили Картли, превратили Тбилиси в пашалык, восстановили Гори и сделали санджаком, в Самшвилде разрушили церковь купольную, так как там османам причинили много вреда, и укрепили Самшвилде и Дманиси.

Возвращение царя Свимона из Персии

В этом же году пришел царь Свимон в октябре и привел Арчила, сына Баграта и всех пленных картлийцев и стал в Сомхити и связался с Лала-пашой. Но [так как] царь болел, не смог повидаться с Лала-пашой. После этого ушел Лала-паша из Мухрани в Самцхе, а царь Свимон занял Картли, ибо желали его картлийцы. Затем [царь] взял Лоре, Гори и все крепости Картли, кроме Тбилисской. Намеревался тогда царь Свимон отомстить Амилахору и Ксанскому эриставу, но Вахтанг Мухранбатони по вышесказанной [причине] заступался [за них] перед царем Свимоном. Рассердился царь и в том же году арестовал Вахтанга по подозрению и заключил в крепость Кехви. Затем пленил Бардзима Амилахора тоже. Побоялся Ксанский эристави Элизбар и взмолился царице, возвратил ограбленное полностью и разное другое, также [преподнес] Ахалгори, Меджвда, а Амилахори – Каспи и Карби. Простила царица и попросила царя помиловать их. Царь также простил и заставил поклясться на верность. Потом отпустил и Вахтанга.

Узнав о делах Свимона, Лала-паша прислал Манучара с мирмаром и из-за Свимона не смог вступить в Картли и напали на Садгери и сожгли его. Попортились сокровища церковные, однако пленить никого не сумели. Снова Манучар пришел с санджаком, по вражьему разорил Картли и ушел.

А господарь кахов Александр чувствовал неприязнь к царю Свимону из-за сестры своей, и Даудхан несомненно был с ним в родстве, а также Амилахори был его тесть. Напал [Александр] без извещения на стоявшего в Дигвами царя Свимона лета Христова 1580, грузинского 268. Тогда Свимон, не имея войск, спасся бегствам. И Александр обесчестил царицу, сестру свою, надев на копье подштанники царицы и ушел. Содеял [Александр] непристойное и неподобающее, яко вор.

Разгневанный царь Свимон собрал войска и велел передать Александру: «Содеял ты дело непристойное, ибо если совершил бы [это] иной, ты должен был мстить. Теперь готовься к бою назавтра, ибо буду мстить». На следующий день пришел [царь Свимон] на Александра, стоявшего в Чотори, вышел он тоже на встречу и разгорелся бой сильный и Александр обратился в бегство. Тогда пленили всех знатных кахов и захватил добычу его, возвратился [оттуда] и привел кахов в Мцхета и заставил их всех поклясться: «Пусть бог никогда не даст победу кахам над картлийцами». Затем одарил и отпустил всех.

В этом же году умер Вахтанг Мухранбатони.

В октябре этого же года Кваркваре и Бека атабаги напали на Лоре, разорили и ушли.

После этого пришел Махмад-паша или Синан и войска его взяли Лоре. И взял он Горийскую крепость, поставил стражу и сам стал в Мухрани. Также царь имеров Гиорги по слову паши напал на Верхний Картли, за ним последовали Дадиани и Гуриели, [и] не найдя бежавших [жителей], сожгли ту и эту сторону и ушли. А царь Свимон не погнался за ними, а напал на Синан-пашу в Мухрани с войском своим и разгромил его войска. Убежал паша и вошел в Тбилисскую крепость в 1581, грузинского 269. Затем вновь собрал царь войска и призвал жен знатных своих. Взял с собою царицу и их и поднялся на Лило, послал воинов немногих, чтобы захватить стада тбилисские, и свершили они приказанное [царем]. Тогда вышли из Тбилиси в погоню большие отряды турок и когда вышли на удобное место, атаковал их царь со своим войском, смотрели женщины и домочадцы многие, [как царь] истребил и обратил османов в бегство и немногим удалось войти в Тбилиси. Погнались грузины за ними до ворот, однако не смогли захватить крепость и вернулись с добычей.

Затем с собранным войском пришел царь в Лоре, встретил его паша [начальник крепости], атаковал царь и истребил большинство их, однако крепость не смог отнять, но захватил пещеры лета Христова 1582, грузинского 270.

И увидели атабаг Кваркваре и брат его Манучар усиление Свимона, связались с ним и породнились, пришел Манучар к царю Свимону и в том же году отдал царь дочь свою Елену в жены Манучару, справил свадьбу и возвратился Манучар в Самцхе.

В том же году подступил царь к Лоре и взял его 1 апреля. Затем вернулся и стал в Табахмела. Узнал об этом Синан-паша [и] вышел из Тбилиси, чтобы напасть на войско царя. Проведал царь Свиман и атаковал смело, дал бог победу [царю], истребил их и погнал остатки, вбежали опять в Тбилиси. Говорят, воин с конем свалился со скалы Табахмела и оба остались живы. Тогда приступил царь Свимон к Тбилиси и спустя немногое время взял и перебил османов всех лета Христова 1583, грузинского 271. Затем подошел к Самшвилде, ночью незаметно направил воинов через Курдискари, перебили османов и захватил крепость и разгромил [османов] и занял ее царь. Дошли эти вести до султана, выслал большие войска, пришли к Лоре и взяли его, затем вступили в Картли и стали в Хатис-сопели. Тогда явился к ним царь в качестве посла, говоря: «царь Свимон велел передать, что хватит [с нас] столько крови, сотворим мир между нами и покорюсь вам, ибо так лучше для меня и также для вас». Обрадовался паша и обещал мир. А этим разведал царь и в ту же ночь выступил царь с войском, ночью же спустился с горы Хатис-сопели и утром атаковал сильно, разбил их и истребил и немногие сумели бежать. Возвратился [царь] с добычей в Тбилиси.

Затем подступил к Дманиси, ибо занимали его османы же, спустя немногое время его также захватил и занял все крепости, кроме Гори и Лоре. Прогнал [царь] османов из Картли и после этого ничего не смогли приобрести и не смели приходить османы.

В это время явился атабаг Манучар перед царем Свимоном и взял жену свою Елену, дочь царя Свимона, и ушел в Самцхе. И установился мир, так как не воевал [царь] уже с османами, и примирился с Александром, господарем кахов, ибо сыновья их были двоюродными братьями и любили друг друга.

И схватили кизылбаши шаха Худабанду лета Христова 1586, грузинского 274, татарского 995 и посадили сына его восьмилетнего шаха Абаза. И завладел он Персиею, кроме Багдада и Адрибежана. А лета Христова 1587, грузинского 275 пришел шах Абаз в Ганджу, построил Ганджу и ушел.

В этом же году помог царь Свимон атабагу Манучару на османов, однако царю не дали биться с османами, так как у Манучара османами были взяты заложники. Тогда разорил царь непокорные Манучару области и возвратился в Картли.

В этом же году прибыл сбежавший Манучар и поставил [его] царь в Ахалдаба у Мтквари.

Затем лета Христова 1588, грузинского 276 выступил с собранным войском царь Свимон в Самцхе, истребил противников Манучара и посадил [Манучара] атабагом. Сам царь возвратился.

В это время, не воюя больше с внешними врагами, припомнил [царь Свимон] гнев на Гиорги, царя имеров и решил захватить Имерети, ибо Левану не очень подчинялись [имеры]. С этой целью связался [Свимон] с имерами и дали некоторые [из них] твердое обещание [помочь]. Затем с собранным войском перешел в Имерети. Тогда Леван созвал войска и стал в Гопанто, однако не помогли ему Дадиани и Гуриели. Подошел царь Свимон и сразились друг с другом, [после] сильного боя Леван был побежден лета Христова 1588, грузинского 276 и укрылся в крепости. А царь Свимон занял Имерети и взял у них заложников, возвратился с заложниками и прибыл в Картли, ибо беспокоился за Картли из-за османов, стоявших в Горийской крепости.

А Леван пришел и вновь занял Имерети и захватил крепости, полученные Свимоном. Однако пленил Дадиани царя Левана и посадили Ростома. У него тоже отнял Гуриели Кутатиси и отдал Багра ту. Узнал об этом царь Свимон и вступил с войском в Имерети, захватил крепости и вывел из Кутатиси Баграта и занял Имерети, забрал вновь заложников и вернулся опять в Картли. Однако вновь с помощью Дадиана занял опять Ростом Имерети и взял Кутатиси. Услышав [это] вновь пошел царь Свимон с войском большим и пушками большими и украшениями всякими. Вступив в Имерети, захватил крепости Свери, Сканда, Квара, а Ростом не смог воспротивиться и убежал в Одиши. Подошел царь Свимон в Кутатиси и его тоже взял. Затем направился к Одиши, чтоб захватить Ростома и стал в Опшквити.

Тогда прислал Дадиани к царю Свимону [человека] для заключения мира, сказавшего: «Отдай Ростому Имерети и владей в полной покорности нами, как своими [поданными]». Однако осмелевший победой и множеством имеров и картлийцев, царь Свимон разгневался на него и велел передать: «Иду войною и если можешь, встречай, [а] если дашь Ростома, отступлю и не причиню вреда земле твоей».

Слышавший это, Дадиани вместе с Ростомом напал утром на царя Свимона и разгорелся бой сильный. Узнал царь Свимон о бегстве воинов своих и потребовал [коня своего] Шурдана, ибо во время поражения садился на Шурдане, а во время побед на Палавана. Сказал тогда [царю] Туркестанишвили: «О царь, неужели пришла пора бегства», налетел Туркистанишвили, нанес удар копьем всаднику [противника] и сбросил на землю. Однако обратились в бегство [воины] бывшие с царем лета Христова 1590, грузинского 278.

Прибывшему в Колбеури царю сказывала [крестьянская] женщина: «Ныне трезв царь, пусть заберет с собою сына моего», ибо когда проходил царь [Колбеури], сказал тогда [ей]: «Пьян я от людей, не хочу сына твоего». Кающийся из-за этих содеяний, пришел царь Свимон в Картли.

А в Кавтисхеви уставшего царя принимала [крестьянская] женщина и, не признав в нем царя, спрашивала у царя о картлийском войске из-за своих мужа и сыновей [находившихся в нем]. Царь ответил [что] не ведает о них и [что] царь находится в добром здравии. Тогда женщина благодарила бога: «Раз царь жив, пусть все они будут [погибшими] вместо него». (Впоследствии царь даровал ей дворянство за это слово).

В это же время собрал царь оставшихся воинов Картли, ибо из крепости Лоре выступили османы и, считая царя [ушедшим] далеко, буйствовали в Ташири. Напал на них внезапно царь Свимон, побил всех, захватил и занял крепость Лоре тоже.

[Затем] вернулся [царь] в Тбилиси и помирился с Ростомом, возвратил ему заложников из Имерети и взял у него оставшихся на поле битвы знатных, азнауров и крестьян и стражу крепостную.

После направился царь Свимон к Гори и стал в Горисджвари, выкурил гашиш (ибо пристрастился в плену) и пил вино, захотел зелень из сада, говоря воинам своим: «Неужто не стыдно вам, ибо желаю зелени, вижу глазами и не могу отведать». Выслушав сие, воины подошли к Гори, чтобы принести зелень, вышли из крепости османы и завязался бой, погибли многие, хотя больше убивали пушками из крепости. Тогда убили племянника деда царя, спаспета передового [полка] Гоча (ибо был этот Гоча сыном Гиор-ги, Гиорги сын Константина, Константин сын Александра, Александр сын царя Константина, и из-за него, Гоча, детей его нарекли Гочашвили). Преподнесли царю зелень и упрекнули его в гибели воинов. (После того прозвали царя Свимона безумным, а мусульмане звали Дели Свимоном).

После нескольких лет [царь Свимон] вновь подступил к Гори и бился девять месяцев, затем взял Горийскую крепость и отпустил османов, не причинив вреда лета Христова 1599, грузинского 287 и освободил Картли от османов.

Однако услышал об этом султан [и] прислал Джафар-пашу со многими войсками. Пришел тот и стал в Нахидури, а царь Свимон со своим войском стоял у Сагирашени. Оставил царь там войско свое и пошел сам с двенадцатью воинами и трубачем для разведки османов.

Подойдя к Нахидурской малой церкви, чтобы обо реть и обдумать – как напасть на них на следующий день, велел трубачу протрубить, чтобы узнать готовность. Услышав звук трубы, османы приняли это за нападение [грузинских] войск и начали вооружаться и садиться на коней. Видя это, царь повернул быстро, а османы погнались [за ним]. Но прискакав в Парцхиси, провалилась [у царя] лошадь в топь, напали османы и пленили царя Свимона лета Христова 1600, грузинского 288 и взяли и привели к паше, а он снялся быстро и ушел.

Узнал об этом сын царя Гиорги, погнался за османами, однако ничего не добился, повернулся [и] возвратился в Картли. А османы взяли Лоре, поставили в нем стражу и сами отправились и привезли царя Свимона в Стамбул.

Тогда Гиорги занял, кроме Лоре, весь Картли и крепости в нем, затем послал [людей] в Стамбул чтобы вызволить из плена отца своего. Но султан предлагал царю Свимону платить дань и покориться «на этом отпущу». Однако не пожалел царь Свимон [наложить] на Картли дань. Тогда потребовали от Гиорги выкуп за царя. И Гиорги послал сокровища [и] клады отца своего и церквей и монастырей и знатных грузин. И привезя все это в Стамбул, [нашли грузины] царя Свимона умершим, отдали им усопшего [царя] османы и отняли сокровища. Хотя свершил царь Свимон [дело] непригожее, ибо обложил крестьянский дым ефимкой и этим скупал осов, кавказских [горцев], черкезов и отсылал их к шаху.

И оставил царь Свимон сыновей Гиорги и Вахтанга. И привезли после царя Свимона и предали земле в Мцхета.

85-й царь Гиорги, царствовал 3 года

После кончины царя Свимона сын его Гиорги благословился царем в Тбилиси лета Христова 1600, грузинского 288. После собрал [царь Гиорги] войска и подступил к Лоре лета Христова 1601, грузинского 289, взял его и занял. После этого пришел шах Абаз и подступил к Еревану лета Христова 1602, грузинского 290, татарского 1012 и призвал [к себе] царя [Гиорги] и господаря кахов Александра. Собрали они войска и прибыли в Ереван к шаху. Осадили Ереван войска шаха Абаза с трех сторон и с одной стороны стали они [грузины]. Через несколько дней шах Абаз велел войскам атаковать крепость. Тогда [воины] грузинские раньше персов ворвались в крепость, разгромили и захватили город. Затем вошли персы и занял город шах Абаз.

После этого обратился шах Абаз к царю Гиорги: «так как султан был моим врагом, но более твоим, и раз победа одержана моими силами, то пригоже тебе отдать мне в награду Лоре с рекой Бердуджа». Огорчился сильно царь и ответил: «ожидал я в награду другого города тоже за службу отца моего, а не отнятия своих границ». Ибо шах Абаз был коварным и желал умаления Картли, а еще сбежавший эристави Лоре, принявший мусульманство, советовал шаху лишить этой большой силы Картли, чтобы отдать ему Лоре и для прихода [туда] реку Бердуджа. Пожаловал [взамен шах царю] Пуштукуни и Xвин и триста туманов в Лайджане ежегодно. Обезоруженный этим, отдал царь Гиорги [шаху] Лоре. Затем шах одарил его премного. (Говорят, когда поднесли царю халат от шаха, не снял он своей одежды, а одел поверх нее. Сказали ему знатные, что не подобает шаху это и обидится, а царь отвечал: «ничего вы не знаете, если я поступлю так, еще потребует поступать по его воле и поэтому так лучше»). И отправил [шах царя] в Картли. И так отплатил шах Абаз царю Гиорги за верность отца его.

А затем, в это же время возникла смута между сыновьями господаря кахов Александра, когда они гостили у царя Гиорги, ибо сыновья Александра были двоюродными братьями Гиорги.

Спустя немногое время после этого преставился царь Гиорги лета Христова 1603, грузинского 291, привезли и предали земле в Мцхета.

86-й царь Луарсаб, царствовал 12 лет

А после Гиорги воцарился сын его Луарсаб и благословился в Мцхета и занял Картли. И были Картли и царь весьма скудны сокровищами, так как все было отдано за выкуп царя Свимона. Однако пребывал он в покое, ибо кахи относились по-родственному и шах был занят и жаловал [его] и султан также был занят. После этого шах Абаз обратился к царю Луарсабу с просьбой дать ему в жены сестру Тинатин. Выдал он ее и увезли с большими почестями и дарами.

В эту пору усилились мтавары и ущелья и земли захватили для себя и более всех [усилился] Саакадзе Гиорги, моурави Тбилиси, Кцхинвали и Двалети. И стоял царь Луарсаб в Кцхинвали, ибо время от времени объезжали они свои земли. А этот моурави Гиорги был мужественным, доблестным, сильным и отважным, бесстрашным, коварным, шептуном и вероломным. Всегда он кого-либо язвил и не унимался. Узрел это царь и спросил: «почему не перестанешь язвить и кем хочешь стать?» По сей причине взмолился моурави [епископу] Доменти Мровелу: «предупреждают о предании меня смерти царем и не ведаю причины согрешения, кроме как рабства моего». Все это молвил Доменти царю, но царь, будучи в неведении, удивился и поручил Мровелу, что моурави может быть спокойным, ибо «нет у царя злобы на тебя, однако пусть моурави скажет, кто это наговорил». Но моурави не сказал, ибо «взяли они клятву у меня»[10].

Приход (крымских) ханских татар

И во время этой беседы доставили царю весть, что пришли большие войска крымских татар (в то время захватил султан Багдад и для возвращения просили [они у султана] разрешения пройти через Картли, так как кто-то сказал им о краткости пути и изобилии пленных и добычи)[11]. В тот же час прервали совет и отправил царь [князя] Иарали, чтобы перекрыть дороги и быстро сообщить царю, а сам царь прибыл в Цхирети.

Выступивший для перекрытия дороги Иарали отдыхал и на спящих напали татары и вместе с Иарали побили всех, так что никто не спасся. Затем подошли и сожгли Манглиси и Квелта, захватили в Квелта священника одного и били плетью, чтобы сообщил местопребывание царя. И священник сказал: «Не сменю жизнь вечную на преходящую и не стану изменником царя и страны». Повел священник [их] поверх Гостба и опустился [с ними] на дорогу Квенадриси. Поняли татары, что обманывал священник, поэтому отсекли [ему] голову, и был причислен к святым мученикам.

Вступившие татары обхватили Эртацминда и Ахалкалаки и царь набюдал из Цхирети. Моурави и Заза Цицишвили отправились от царя, собрали живущих вокруг, и узнав это, к царю явились и Бараташвили. А моурави спустился в рощу Схерта, за [селением] Ниаби, напал на татар и истребил многих. Тогда Заза убил пашу и, когда отсекал голову, окружили [его] татары, взял Заза зубами бороду его [отсеченной] головы, вскочил на лошадь и боем пробился через татар.

Явились к царю, поднесли головы [татар] и добычу их, а царь собрал войска Картли и погнался за татарами. А идущих по полю у Доеси татар увидел армянский священник из Гори, быстро побежал [он] назад и разрушил горийский мост. Увидев разрушенный мост, татары прошли по владениям Цицишвили и где кого увидели, побили, пленили и разорили и пришли в Брбона, где разломали дома и наладили мост на Мтквари, перешли и стали за Ташискари. И царь тоже подошел свойском к Ахалдаба и не было уже там моста, ибо в июне месяце Мтквари был полноводным. Видя это, царь с войском помолились богу и на лошадях переправились невредимо, и тайком спустились по берегу Мтквари и вышли в конце Сурами. Там их встретили все грузины, жившие к северу от Мтквари. Тогда по совету моурава расположили стрельцов во рву, а конники на рассвете подошли к поляне, напали стремительно и разгорелась битва сильная лета Христова 1609, грузинского 297. В этой битве весьма доблестно проявили себя царь Луарсаб и особенно моурави. Дал бог победу и побили многих и бежали татары, так что повязанные платками женщины в продолжение трех дней выводили татар [из укрытий], раздевали и отпускали. А царь взял добычу и вернулся и головы их послал шаху Абазу и он прислал дары большие.

А возвратившегося царя пригласил моурави, который таил в сердце коварство из-за вышесказанного и была у него сестра прекрасная и кокетливая. Говорил он – покажу ее царю и если станет моим зятем, сотворю что захочу, и если нет, поверю в наговоренное. И устраивал [царю] наслаждения и пиршества и сестру свою назначил виночерпием. И так как царь был юным, воспылал страстью и на другой же день потребовал в жены. На это коварный моурави ответил отказом, ибо жены дидебулов не потерпят мою сестру царицею и не будут благоволить и донесут тебе для моего изжития. Затем взмолился матери царя царице Маркам, дочери Липартиани. Однако царь не послушался и справил свадьбу.

И спустя несколько месяцев не стерпели знатные враги моурава и особенно дядька царя Шадиман Бараташвили, советовали царю разойтись с женой и разорить моурава. Не соглашался царь на это, [но] внял им наконец и пригласил моурава на охоту в Карана. Явился моурави к царю, стоявшему в Цавкиси, и в ту же ночь собирались схватить его. Услышал об этом парештухуцеси царя Кахабер Херхеулидзе и в тот же час сообщил моураву. Услышав, моурави сразу вскочил на покрытую попоной лошадь и ускакал быстро.

И прибыв в Носте, забрал домочадцев своих и ушел в горы. В тот же час появились воины царя и сожгли Носте и искали моурава и перекрыли все пути. Однако моурави ночью тайком перешел бродом [реку] у Мцхета и прибыл в Душети к Нугзару, так как моурави был женат на дочери Нугзара. (А Нугзар был эриставом Арагвским, ибо дед его был азнауром из Ванати и при первом царствовании Свимона отложился владелец Ванагской крепости и он по велению царя и обманом взял ту крепость и царь пожаловал ему там вотчины. А когда кизылбаши пленили царя Свимона, он же заручился помощью Ксанского эристава и истребил Тектурманидзе и Чармеули и захватил Базалети. Умер он и незаконный сын его убил братьев своих. И этого Нугзара, племянника его, похитили юным. И как подрос, сманил Нугзар людей и убили его и занял Нугзар Базалети, затем покорил Мтиулети. А когда вернулся Свимон, пожаловал [эриставство] деду же Нугзара и оставались до этого времени эриставами).

Его, Нугзара, известил моурави [о намерении] идти к шаху, так как не смогли бы [они] противостать царю. Согласившись с этим, отправились [все] и прыбыв в Агджакала, оставил моурави семью и сами явились к шаху Абазу. Тот принял с честью и пожаловал дары большие. И после того подговаривал моурави шаха к захвату Картли, так как он [шах] намеревался захватить и омусульманить Картли. Отпустил [шах] Нугзара с дарами, а моурава оставил там до времени.

А возвратившись от шаха господарь кахов Теймураз попросил сестру царя Луарсаба Хорашан в жены. Этого не пожелал царь [Луарсаб] из-за родства, но по настоянию шаха Абаза отдал и справили свадьбу славную. Во время этой свадьбы написал шах Абаз казахскому хану: «Собери всех [воинов] вокруг и иди на царя Луарсаба, убей его и голову пришли мне». То же написал [он] царю. Тогда царь собрал быстро войска и напал на хана и убил его и голову послал шаху Абазу. В награду за это шах Абаз прислал царю дары большие. Содеял сие [шах] чтобы узнать силу царя, можно ли повредить ему коварством и найти причину.

Приход шаха Абаза

И после этого пришел шах Абаз в Ганджа тайно для похода в Кахети, ибо явился к нему моурави и известил шаха, что поход в Картли лучше зимой, так как беглецы не смогут уйти в горы и можно захватить всех.

Тогда предложил господарь Теймураз царю Луарсабу соединиться, и царь, не доверяя шаху из-за вышесказанного, согласился и договорились [стоять] крепко. Однако Нугзар и Иесе эриставы, Андукапар Амилахори, Пешанги Палавандишвили, Агатанг Херхеулидзе ушли тайно и явились к шаху в Ганджа. Затем Теймураз пришел к Луарсабу в Мухрани, а шах Абаз из Кахети направился в Картли. Цари попытались вступить в бой, однако картлийцы и кахи не захотели из-за вышесказанного и ушли цари в Имерети лета Христова 1615, грузинского 303, татарского 1024. Встретил их царь Гиорги и принял радушно, а шах Абаз пришел в Гори и предложил царю Гиорги выдать царей и он одарит [его] сокровищами и наградами. На это [предложение] прислал царь Гиорги каталикоза Малакию и Левана Абашидзе с подношениями [и с] ответом: «Молим тебя, чтоб пожаловал нас и вернул царям царства свои и послужат так, как [служили] первым отцам твоим, а вы уходите». Увидел шах Абаз, что силой не сможет их заполучить, призвал теперь хитрость и коварство, призвал Шадимана, дядьку царя Луарсаба и сказал ему: «Как я могу пренебречь внуком царя Свимона и сыном царя Гиорги, однако ведаю, что совратил его Теймураз. А теперь и ты знай твердо, если явится ко мне, верну ему все свое и более того», поклялся с плачем и Шадиман поверил. А каталикоза и Левана одарил премного и велел передать царю Гиорги: «Теймураз издавна враг мой и ему не поверю, но если вернется царь Луарсаб, одарю его за службу предков его», и отправил их и послал Луарсабу с евнухом саблю, осыпанную камнями, и письмо сестры Луарсаба о возвращении его, чтобы избавить от страха.

И тогда Шадиман, прибывший к царю, заверил царя Луарсаба [в безопасности] от шаха и собрался царь в путь. Цари и знатные имеры отговаривали его от этого [шага], но не послушал он, говоря: «Если не пойду, разорит земли и выселит, что мне за благодать [от этого»].

Услышав о приходе Луарсаба, шах Абаз сел [на лошадь] и вышел на охоту, чтобы встретить царя и показать своих воинов. Но увидел Луарсаба, заплакал шах Абаз, говоря: «как могу я причинить зло [такому] мужественному и прекрасному из верных сыновей моих», пожаловал как равного себе и затем направился к Тбилиси, обещая царю оставить его там. А в Тбилиси предложил [царю] отправиться на охоту в Караиа и взял царя с собою. Тогда оставил [шах] в крепости Кала стражу вместе с начальником крепости, которого теперь именовали кутвалом и минбашом, и занял [крепость] для себя. И прибыв в Караиа, поохотились и созерцали жен и женщин или гарем шаха. В тот день убил царь 13 сайгаков и другую дичь. Изумился этому шах Абаз и воспламенился завистью, ибо был врагом всех доблестных [людей]. Хотя предостерегала [царя] сестра его Тинатин, жена шаха, но не послушал царь, говоря: «Знаю, что не отпустит уже, поэтому лучше показать добро, чем зло». А шах ласкал его елейно, чтобы не сбежал царь и говорил: «Раз ты такой рыцарь и безупречный стрелок, поохотимся в Карабаге», а в Карабаге пригласил в Мазандеран и увел в Мазандеран и там принуждал отречься от Христа, но царь не пожелал. Впоследствии многими ласками дарами и угрозами предлагал, но царь твердо стал на своем. Поэтому [шах] заточил царя. Тогда царь причастился к пречестной крови и плоти господни и заставил вельмож [своих] оплакивать его как мертвого, и царь при восхвалении отвечал: «Так [поступи], душа моя».

Затем шах Абаз переслал царя в Шираз, в [крепость] Гулабкала и там заключил. Потом опять не остыл от гнева, послал шах Абаз [приказ] и задушили в той крепости царя Луарсаба тетивою от лука лета Христова 1622, грузинского 310, и был причислен к лику святых мучеников. И ныне покоятся святые останки его там.

И после ухода шаха Абаза из Картли остался Картли без царя, ибо не остался у царя Луарсаба брат или сын и жили мтавары сами для себя и укрепляли свои владения. А после того, как господарь Теймураз вновь занял Кахети, узнал об этом шах Абаз, рассвирепел и выступил в Кахети и оттуда в Тбилиси лета Христова 1616, грузинского 304, татарского 1024.

87-й царь Баграт, царствовал 3 года

Посадил тогда в Тбилиси царем Картли Баграта, сына Даудхана и родственницы господаря кахов, сам [шах] возвратился, выселил [жителей] Кахети и прибыл в Испаган. А этот Баграт был усердным мусульманином и лишен всякой добродетели, ненавидели его картлийцы и жил в Сабаратиано и называли его господарем Сабаратиано и не очень ему повиновались и подчинялись. Впоследствии, будучи в Болниси, умер Баграт лета Христова 1619, грузинского 307. А жена его Анна с сыном Свимоном бывали в Тбилиси и Сомхити и ей также не очень повиновались картлийцы.

А как истребил Барата родичей своих, племянник его Каплан бежал и прибыл к шаху. По этой причине шах Абаз прислал войска и догнали Барака Паравани и убили его.

Еще до этого умер Нугзар и эриставом сел сын его Баадур. Ему не подчинился брат Зураб, прогнал его и ушел [Зураб] с женой к шаху Абазу. Тот принял его радушно по ходатайству моурава, ибо [Зураб] был воспитанником моурава. Потом пожаловал ему шах Абаз дары и эриставство и отпустил Зураба, осталась жена его там. Прибывший Зураб с силой шаха и помощью Свимона захватил Базалети и прогнал Баадура, брата своего и ушел Баадур. А Зураб призвал на помощь спаспета Сабаратиано Барату Бараташвили и начал воевать с мтиулами и мохевэ и подчинил их и весьма усилился, (ибо принадлежали они царю и до сих пор не владели они [Арагвские эриставы] Хеви, хотя мтиулы немного слушались).

А в жену Баадура, бывшую в Сачино, влюбился Сазверели – Чиджавадзе и с согласия же жены убил Баадура и женился на ней. Узнав об этом, Зураб перешел Персатскую гору. Но той же ночью жена Баадура видела сон, что убили Сазверела и пленили ее, сказала обо всем этом Сазверелу, а тот не послушался и та женщина вошла в крепость и укрепила ее. Утром напал Зураб, убил Сазверела, отсек голову и ушел, однако крепости не смог навредить и вернулся с победой.

Приход кизылбашей

Видел все это Свимон, сын Баграта, что укрепились мтавары в своих владениях и никому не подчинялись [и] отправился к шаху. Видя это, Зураб эристави тоже явился к шаху, чтоб не донесли на него. А шах рассмотрел их дела и встревожился по поводу отложения Картли, призвал моурава и Зураба, ибо прославился моурави перед ним в боях и брал [шах] с собой его в Багдад и Кандагар, поэтому жаловал и слушал его. С ним послал Карчихана со многими войсками и велел истребить Кахети и [жителей] Картли выселить и привезти к нему [в Иран]. С ними послал также Свимона, сына Баграта, [чтобы посадить] царем Картли и чтобы грузины не проведали о том деле, и дал Свимону в жены Джанбанум, дочь корчибаша.

Когда они пришли [в Грузию], картлийны с подозрением отнеслись к большому числу войск, но моурави и Зураб клятвенно заверяли, что дал вам шах царем Свимона и поэтому поверили им все грузины.

Затем прибыли в Тбилиси и оставили там Свимона царем и сами отправились с войском и стали в Мухрани. Туда призвали кахов и, свершив с ними то, о чем писали, намеревались выселить и [жителей] Картли.

88-й царь Свимон, царствовал 7 лет

Однако моурави, будучи на охоте в Лочинской теснине, увидел скачущего гонца, схватил его и обнаружил [у него] письмо шаха Абаза, которым Карчихану предписывалось: «Как только истребишь кахов и переселишь [жителей] Картли, отруби голову моураву тоже и пришли мне». Изумленный этим моурави убил гонца и схоронил там же и пришел тайно к Зурабу эриставу, предложил ему перебить кизылбашей и [тем жителей] Картли спасти от выселения. Но Зураб отказался по причине жены, которая находилась в Испагане и [где также находился] сын моурава, Паата. А моурави обещал женить [Зураба] на сестре Баграта, царевне Лела, и многими ласками добился его согласия. И, пожертвовал Зураб женой и моурави сыном и решили изменить кизылбашам.

После пришел моурави и предложил Карчихану призвать картлийцев и выполнить приказ, дал разрешение Карчихан и по призыву собрались картлийцы. И к собравшимся знатным обратился Зураб и известил их о намерении шаха, [и] чтобы не свершили это и не разорили Картли, [предложил им] присоединиться к их решению. Тогда все они обещали клятвенно, только Андукапару Амилахвари не доверились, ибо был женат на сестре жены царя Свимона, дочери Корчибаша, родственника шаха и был он также омусульманившимся. Поэтому схватили его в Сапурцлийской роще и жену тоже и отправили и заключили в крепость Арша.

Утром напали на Карчихана грузины [во главе] с Зурабом, а находящийся внутри [лагеря] кизылбашей моурави ворвался к Карчихану и убил, и сын его Зураб [убил] сына Карчихана, и истребили кизылбашей так, что немногие спаслись лета Христова 1623, грузинского 311, татарского 1034, и наполнились их имуществом и добычею. (А если моурави не видел бы письмо гонца, выселили бы [жителей] Картли, но бог таким образом спас народ свой).

В тот же день по совету моурава направились войска Картли одни в Ахалцихе, другие [во главе] с Зурабом в Кахети, а моурави напал на Тбилиси, взял город, но с крепостью не справился. Тоже содеяли с Ахалцихе. А из Кахети сбежал Пейкар-хан, у которого хотели отнять жену, царевну Лела. И моурави тоже прибыл к Зурабу и погнались они за Пейкар-ханом до Бардава и не смогли догнать его, догнали [обратно], разорили Ганджу, Карабаг и нагруженные добычей возвратились в Картли. Тогда правителем Картли поставили Кайхосро, сына Вахтанга Мухранбатона, хотя только назвали его так, ибо моурави все свершал и подчинялись ему все по-холопьему. А эти [кахи] призвали господаря Теймураза и занял он Кахети и отдал дочь свою Дареджан Зурабу эриставу по замыслу моурава.

Приход корчибаша

Услышал шах Абаз о гибели своих войск и захвате Теймуразом Кахети, разгневанный послал Исахана корчибаша с премногим войском. Пришел тот и стал лагерем на Алгети. Тогда с целью привлечения кахов призвали господаря Теймураза с войском кахов, собрались и стали в Коджори. Пришел сбежавший от кизылбашей Манучар атабаг с тремястами воинами. А спаспет Сабаратиано Барата Бараташвили боялся, что отряды из Сабаратиано могут оставить поле боя, поэтому по его предложению на рассвете напали из Коджори на корчибаша и завязался сильный бой и погибли многие с обеих сторон лета Христова 1624, грузинского 312, в июне. И обратились в бегство кизылбаши, а грузины собирали добычу до моста Гатехили.

А ереванский бегларбег Амиргуна-хан не подоспел к битве и как услышал шум боя, заспешил и подошел с Марабдинской горы и увидел бегущих кизылбашей и немногих грузин, собравшихся вместе, ибо Зураб эристави был ранен в голову и о нем заботились. Напал хан на них, и вновь разгорелась битва жесточайшая малыми силами, и из них весьма мужественно проявили себя господарь Теймураз, моурави и присутствующие грузины. Тогда атабаг встретился с Амиргуна-ханом и нанес удар саблей и рассек голову и ранил сильно. Сказал [тогда] Амиргуна-хан атабагу: «Неблагодарный!», ибо он [атабага] растил. Отпустил атабаг и отошел.

И убили доблестно сражавшегося Теймураза Мухранбатона и разнесся слух и все поверили в смерть господаря Теймураза и кахи и картлийцы оставили поле боя. Видя это, кизылбаши вернулись и побили грузин безжалостно. В этом сражении пало 18000 кизылбашей, 9000 кахов и картлийцев и 900 [воинов] Зураба.

После боя пришли кизылбаши в Тбилиси и вышли из Тбилисской крепости стоящшие там воины для разорения Лиси, напал на них моурави с 60 воинами, обратил в бегство и побил семьсот и немногие спаслись [за стенами] Тбилиси. Затем направился моурави к Гартискари, завалил дороги и укрепил Верхний Картли.

А корчибаш пытался забрать Амилахвара с женой из Арша и не мог этого добиться. Тогда обратился он к Зурабу эриставу [с просьбой о помощи] для их освобождения. Зураб разрешил с таким условием, чтобы прошли они через его дорогу на Арагви, а вернулись на Ксани, чтобы его вотчина не была разорена. Обещал это корчибаш твердой клятвой и поставил во главе отряда Хосро-мирзу и отправил.

(А сей Хосро-мирза был сыном Даудхана от наложницы в бытность [Даудхана] в Испагане и с тех пор жил без почестей и в большой нищете. И когда там был моурави, пришел Хосро-мирза на прием к моураву. Как увидел его моурави, приветствовал его и усадил на свое место и сам сел поодаль. Видевшие это кизылбаши справились у моурава о нем, а он представил его сыном своего патрона. Об этом известили шаха Абаза и пожаловал он его и наградил и дал моуравство Испагана.

А совершил это моурави, не из-за любви к патрону своему, но чтобы подыскать соперника царю Луарсабу).

А у Цицамури кизылбашей встретил моурави, нанес им большой урон, однако взяли они верх числом, прошли и стали в Мухрани, затем прошли Душети и потом Мтиулети и перешли в Хеви и вывели из [крепости] Арша Андукапара и ту женщину, затем перешли гору Ломиса и вступили в [ущелье] Ксани. Тогда собрались Иесе Ксанский эристави и брат Зураба эристава Гиорги, ибо Зураб не [захотел] примкнуть к ним из-за клятвы, [данной корчибашу], и перекрыли ксанскую дорогу и моурави тоже встретил их в конце [ущелья] Ксани. Так истребили кизылбашей, что [река] Ксани стала похожа на кровь, пленили казахского хана, трех султанов, однако мужественно бился Хосро-мирза, ибо не смогли отнять у него женщины той, увел ее и привел к корчибашу.

Затем направил корчибаш воинов для разорения Сомхнти [и] Сабаратиано, а моурави укрепил крепости Киканатбери, Али, Сурами, Кехви и ушел в Самцхе, ибо там находились домочадцы его. Потом послал корчибаш войска против моурава. Пришедшие кизылбаши осадили Аспиндза. Тогда моурави был на охоте и оттуда увидел окруженную [крепость] Аспиндза, напал с немногими людьми и обратил кизылбашей в бегство и побил их и немногие ушли. Владели тогда кизылбаши Хертвиси и некоторыми крепостями Самцхе, напал на них моурави, истребил защитников и занял их, [потом] послал Гиорги Кавтаришвили к султану и попросил войска, чтобы занять [эти крепости]. Султан с удовольствием согласился, прислал моураву дары многие и янычаров и заняли они те крепости.

А корчибаш некоторое время оставался в Тбилиси, потом оставил царя Свимона в Тбилиси и сам отбыл. В том же году прибывшему, в Испаган Хосро-мирзе пожаловал шах Абаз за его службу [должность] куларагаса.

А моурави оставался в Самцхе, затем прибыл в Имерети к царю Гиорги, потом его принял Леван Дадиани, оттуда опять прибыл в Имерети и возвратился в Самцхе.

В это же время Андукапар Амилахори заручился помощью Ксанского эристава и, так как в своем аресте обвинил Газнела, напал и разорил его и поделили вотчину его, Ксанский эристави захватил каменное здание, а остальное [занял] Амилахори. После того пришел Андукапар в Мцхета, схватил деканоза и забрал сокровища [собора] Мцхета и угрожал протопопу, что призовет муедзина туда. Оттуда пришел в Тбилиси и, сидя вместе с крепостным воеводою в крепости Кала и намереваясь осуществить вышесказанное [о посылке муедзина], споткнулся и навалился на окно, пробил его и упал в город и умер Андукапар зловеще.

После того Иесэ Ксанский эристави истребил братьев своих с домочадцами всех.

А моурави возвратился из Самцхе в Картли, вновь договорились моурави и Зураб эристави, привели и правителем Картли посадили того же Кайхосро [Мухранбатона]. И они же творили [все] дела, ибо царь Свимон не смел выходить из Тбилиси из-за них.

Опять в это [же] время не выплатили двалы повинности моураву, перешел моурави с войском Зекара, вступил и наказал непокорных и вновь заставил платить и вернулся в Картли.

Затем мелик Сомхити атабег и Закум оставались верными шаху, напал на них моурави, а они сбежали и захватил их домочадцев и имущество и возвратился.

А Кайхооро Бараташвили был в родстве с спасаларом [Ирана] Ростомом и присылал Ростом ему дары многие, по этой причине не повиновался он моураву. И привел он пятьсот кизылбашских стрелков и поставил в Биртвисской крепости. Встревожился этим моурави и в одно утро напал на Тбилиси и захватил Кайхосро и брата его Хосию с ним вместе, затем заставил Кайхосро вызвать кизылбашей из Биртвиси и истребил все пятьсот и Хосию заключил в крепости Киканатбери.

Затем [дошел до моурава слух, что] Квели Церетели угрожал моураву, напал моурави и поджег владения его, на обратном пути догнал его Квели и начали биться друг с другом, но моурави ранил его тремя стрелами и бежал Квели, а моурави вернулся с победой.

После этого более возвысился Зураб эристави и не слушался моурава. Оскорбился этим моурави и склонился на сторону Кайхосро и перестал пускать Зураба в Картли. Тогда Зураб призвал господаря Теймураза и намеревался посадить его царем Картли. А кахи посеяли вражду между Зурабом и братом его Гиорги, [говоря], что «собирается он в этой борьбе изменить тебе, так как он зять Кайхосро (ибо Гиорги был женат на дочери Теймураза Мухранбатона) и сам хочет стать эриставом». Поверил Зураб, схватил Гиорги и ослепил.

А моурави собрал войска Картли, выпросил вспомогательное войско у царя им еров Гиорги и Сафар-паши из Самцхе и дали они [войска], со всем собранным этим [войском] напал на Душети, сразились в Базалети и не осталось человека, который не был бы ранен, в том числе сам господарь Теймураз, моурави и Зураб. Однако взяли верх над моуравом и ушел в Самцхе вместе с Кайхосро [Мухран-батоном] лета Христова 1626, грузинского 314. И семья Кайхосро и племянники его ушли в Имерети, а Кайхосро и моурави отправились в Стамбул к султану, попросили у него войска, чтобы захватить Картли и там же моурави омусульманился. Тогда мир был между султаном и шахом и не пожелал султан [помочь им], а послал их на войну в иную страну и если завоюют ее, тогда [обещал] послать их в Картли с большим войском.

Прибыли к везиру азаму Кайхосро и моурави в ту страну и прославился весьма моурави и захватил ту страну и обо всем известили султана.

Но жена везира азама была сестрой султана [и будучи этим известием] подавленной, написала она мужу: «Что ж это такое, прославилось имя моурава и о тебе ничего не слышно, лучше смерть твоя, чем [такое] положение твое». Рассвирепел везир азам, схватил Кайхосро, моурава и всех грузин [находящихся] с ними и обезглавил всех. И когда собирались обезглавить Бежана, сына Горгасала, обратился отец его к палачу, предложив вознаграждение: «Обезглавь меня и отпусти сына моего», ибо он [отец] был освобожден за плату. Отпустил [палач] Бежана и отсек голову Горгасалу. И домочадцы моурава остались в Арзруме.

И захватил господарь Теймураз Картли и Кахети. Враждовал он с сыновьями и племянниками Кайхосро и не оставлял за ними Мухрани и отдал (Мухрани) сыну своему Давиду.

После [того] скончался шах-Абаз лета Христова 1628, грузинского 314, татарского 1038 и началась среди кизылбашей смута. Тогда Хосро-мирза собрал войско кули и посадил шахом Шах-Сафи и истребил противников [его]. С тех пор шах именовал отцом Хосро [и] он стал могущественным и весьма богатым.

И после [этого] начались раздоры между господарем Теймуразом и Зурабом эриставом. Вывел Зураб царя Свимона из Тбилиси и занял Свимон весь Картли. В это время прибыли в Мухрани сыновья и племянники Кайхосро и заняли [владения] свои. А царь Свимон называл Зураба отцом. И видя [все] это и бессильный господарь Теймураз отправился к шаху и из Упадари написал Зурабу: «Не подобает зятю жертвовать тестем, но увидим конец твой и Свимона». Встревожился Зураб, ибо хотел [он видеть] Теймураза господарем кахов и Свимона [царем] Картли и обоих зависящими от него, поэтому замыслил злое [дело], пришел ночью к стоявшему в Цхвилоси к царю Свимону, вошел и убил его лета Христова 1629, грузинского 317 и отослал голову Теймуразу. Возвратился Теймураз и занял Картли и Кахети.

89-й царь Теймураз, господарь кахов

Тогда припомнил Теймураз вражду султана Цукети и отправившись на него [войною] повредил плечо, поэтому во главе войска поставил Зураба эристава. Пришедший [Зураб] убил султана и разорил страну его и вернулся к Теймуразу. Но с тех пор возымел Теймураз неприязнь к Зурабу эриставу, так как убил [он] Свимона и возвысился сильно. Поэтому все время был готов предать [его].

Следующей зимой, будучи в Сапурцле, улучил время и убил Зураба, затем вступил в Душети, увел [оттуда] свою дочь и отдал в жены имерскому царевичу Александру с большим приданым.

Потом собрал оба войска [Картли и Кахети] напал на Улукосори, истребил мечом и пленил их и вернулся с победою. Вновь собрал оба войска и напал на Карабаг, опустошил и пленил, взял добычу большую и возвратился в Картли. [И] ходил Теймураз в походы преимущественно потому, что располагал большим войском и с целью закрепить за собою обе земли.

И в те поры пришел ганджинский бегларбег Давид Ундиладзе и господарь Теймураз поселил [его] вместе с [прибывшими с ним] мусульманскими племенами у [реки] Иори. Его потребовал шах и господарь Теймураз не дал. На это разгневался Шах-Сефи и прислал спасалара Ростома Саакадзе с большим войском и вышеупомянутого Хосро-мирзу царем Картли (и Хосро нарек Ростомом) с большими дарами, и Кахети отдал Салимхану. И все они пришли вместе и стали в Хунани. Услышав об этом, господарь Теймураз собрал войско в Сапурцле и пытался вступить в бой и при себе держал семьи Бараташвили, [чтобы заручиться верностью их глав], однако Бараташвили оставили своих жен и явились к царю Ростому, ибо Вахтанг, сын Теймураза Мухранбатона, первым встретил Ростома из-за родства и так же поступили Бараташвили. Увидя это, Теймураз разгневался и решил женам Бараташвили отрезать носы, однако царица Хорешан не позволила. И из-за такого положения Теймураз не смог противостать персам и ушел в Имерети. Узнав [об этом], спасалар послал вдогонку воинов, догнали они беженцев на горе Перанги, побили и пленили и вернулись в Тбилиси.

89-й царь Ростом, царствовал 24 года

И спасалар Ростом и царь Ростом также прибыли в Тбилиси лета Христова 1634, грузинского 322. И посадили царя Ростома в Тбилиси и Салим-хана в Кахети. В этом же году построили Горийскую крепоть и поставили стражу кизылбашей там, а также в Сурамской крепости. Отдали царю Ростому в помощь ханов Казах-Шамшадило-Лоре и сам спасалар Ростом отправился к шаху.

А этот Ростом был мусульманином и воспитанным там [в Иране] и когда он пришел царем, было ему 67 лет [и] был он хитрым, хорошо знающим мир, знаменитым, богатым, ибо был куларагасом шаха, моуравом Испагана и одаривал шах [его] несметными [дарами] и именовал отцом. Учредил он дворцовых правителей своих по обычаям кизылбашским, но не упразднил грузинские и учредил оба. И награждал он дарами немногими грузин и этим делал их верными. Ибо в то время грузины были мужественными, твердыми в вере, честными, несребролюбцами, [а] он привел из Персии омусульманившихся пленных грузин и по их вине распространились среди грузин роскошь, кизылбашские пиршества, прелюбодеяние, ложь, наслаждение тела, баня [персидская], щегольство непристойное, арфисты [и] певцы [мусульманские]. И кто не пристрастился к этим делам, их не почитали. И власти тоже совратились и совершали непристойное.

И этот Ростом привел в жены дочь Горджаспа Абашишвили, Кетеван и назвал ее Гулдухтар и справил христианско-мусульманскую свадьбу.

Затем оставил дворец Исанской крепости и построил на берегу Мтквари, между церквами Анчисхати и Сиони и отдал всю крепость кизылбашам, построил стену от моста до крепости Кала и разделил город и крепость, обнес Метехи стеной и превратил ее в сильную крепость с мостом и поставил туда тоже стражу из кизылбашей. И творя эти [дела], жил Ростом в покое и веселье.

Не подчинялся ему Арагвский эристави Датуна, брат Зураба. Собрал Ростом войска и пришел в Мухрани и предложил Датуне отправиться к шаху или явиться к нему. Но Датуна не решился на это. Тогда [Ростом] послал [к нему] Габашвили и Туркистанишвили и велел убить Датуну по прежнему замыслу и привезти его голову. И пришедшие выполнили приказ в Душети и поднесли голову его и Ростом послал шаху, так как был он возмутителем страны и сам напал на Душети лета Христова 1635, грузинского 323. Тогда Заал, брат Датуны, укрепился и заставил отступить Ростома и вернулся [он] в Тбилиси. По этой причине Заал послал к господарю Теймуразу, чтобы [он] вернулся и захватил Картли и обещал ему клятвенно свершить [дело] сие.

И пришел султан Мурад[12] и взял Ереван лета Христова 1636, грузинского 324, и ушел. Затем Мурад султан и Шах-Сефи заключили мир, остался за султаном Имерети, Саатабаго и половина Курдистана, и за шахом остался Ереван, Картли, Кахети и половина Курдистана.

Потом припомнил Ростом истребление кизылбашей в Биртвиси моуравом и в отмщение за их кровь захватил Кайхосро Бараташвили и бросил его с крепостной башни в сторону Ганджийских ворот.

А Теймураз через Двалети прибыл в Душети лета Христова 1636, грузинского 324 и оттуда старался [захватить] Картли. Но Ростом располагал силами кизылбашей и картлийцы также за исключением немногих все оставались верными [ему] и поэтому не смогли ему навредить. Потом подослали предателей, однако Ростам был пытливым и владел земными хитростями и избегнул он всего.

После Теймураз и Заал, не добившись ничего от вражды с Ростомом, привлекли Ксанского пристава и напали на Салим-хана, прогнали Салим-хана и занял Теймураз Кахети.

В это время умерла первая жена царя Ростома и посватался [он] с Леваном Дадиани и отдал он сестру свою. Совершил это Ростом потому, что царь имеров Гиорги был сватом господаря Теймураза, а Дадиани и царь имеров враждовали. Поэтому породнился с Дадианом и не имея дороги, попросил царь Ростом дороги у Юсуфа, ахалцихского паши. Он предоставил с радостью и прибыл Ростом из Персати к Какасхиди и Дадиани тоже подошел к Какасхиди. передал сестру свою и Ростом взял Мариам и пришел в Тбилиси и справил там свадьбу славную лета Христова 1638, грузинского 326. И этим лишил он Теймураза помощи Дадиана. И творя эти [дела], объезжал Ростом Гори, Цхирети, Тбилиси и жил в покое и радости. После этого господаря Теймураза призвали Заал эристави, Иотам Амилахори, Нодар Цицишвили, Гиорги Гочашвили и каталикоз Евдемос Диасамидзе воцариться в Картли и Нодар пришел с войском в Доеси и ждал их тоже. Уэнав [об этом], царь Ростом выступил. Увидя его, Нодар не посмел сразиться и отступил. Но два брата Чхеидзе, находящиеся при Нодаре из-за родства, не пожелали отступать, повернули и [сразившись с воинами Ростома] сбросили всадников [с коней]. А Иорам, сын моурава, сбросил их, захватил и привел к царю Ростому. (Этого Иорама привел царь Ростом из Арзрума за добро, которое сотворил с ним моурави и возвратил ему все владения свои) А сбежавший Нодар укрылся в Верийской крепости, и подошел Ростом, не устоял Нодар, ушел и прибыл в Самцхе. А царь Ростом взял крепость и разрушил, оттуда возвратился и стал в Цхирети. Об этом сообщил каталикос Евдемос господину Теймуразу: «Как поступил ты, из-за бегства Нодара отступил, теперь приди на Ростома, ибо [он] в твоих руках». Племянница этого каталикоза была замужем за царевичем Давидом, сыном господаря Теймураза. Поэтому каталикоз совершал это.

Как только выступил слышавший это Теймураз, известил об этом царя Ростома Вахтанг Мухранбатони и Ростом быстро укрылся в Горийской крепости. Узнал об этом Теймураз и повернул назад, догнал его Вахтанг Мухранбатони и нанес ему большой вред вплоть до бегства, и возвратился Теймураз вновь в Кахети наскоро.

По этой причине царь Ростом схватил каталикоза Евдемоса и заключил в Тбилисской крепости, а после сбросил его с башни Ганджийских ворот.

Затем схватил Гиорги Гочашвили и ослепил его. Напал на Иотама Амилахора, избил его и отпустил, [заставив] поклясться [в верности] и разрушил его крепость Цхвилоси. И некоторых изгнал и некоторых оставил без наследства. А Иотам был временщиком – порою был с господарем Теймуразом, порою с Ростомом.

Потом собрал царь Ростом войска свои и выступил против господаря Теймураза в Магаро, однако был разбит его немногими воинами и вернулся в Тбилиси. Но и этим не смогли [Ростому] нанести вред и усилился более, ибо привлек картлийцев всех [на свою сторону] и кизылбаши подчинялись ему, как шаху.

Видя это, Заал эристави попросил царя Ростома, чтобы пожаловал и отпустил Теймураза и [тогда Заал] явится к нему [Ростому]. Тогда велел Ростам [Заалу] отправиться к шаху, так как Ростом хотел подчинить шаху Картли наподобие других ханств и для этого посылал туда всех и [шах им] определял жалованье и наказание, чтобы этим грузины зависели от кизылбашей. Слышавший это Заал эристаии, будучи бессильным, отправился к шаху, а шах пожаловал Заала, заставил принять мусульманство, одарил и отпустил. Вернулся [Заал] в Душети и с тех пор служил Ростому.

А Ростом посадил каталикозом Христефора Урдубегашвили, человека благообразного. И еще прибавил [к делам своим) Ростом, ибо Свимон посылал шаху скупленных пленных, а он брал сыновей и дочерей знатных и азнауров и отсылал. Видя это, грузины приобщились к продаже пленных вдов и сирот, и умножилось зло, ибо исчезла забота духовная и не заботился царь о царствии и стране, [думал] только о наслаждениях, по обычаю мусульман. По этой причине захватили мтавары свои владения, земли [и] крепости царства и селения.

А лета Христова 1642, грузинского 330, татарского 1052 умер шах Сефи и сел сын его шах Абаз. После сих времен собрал царь Ростом войска для похода на Кахети. Теймураз тогда стоял в Тианети, и Ростом Вахтанга Мухранбатона со своим войском послал в Тианети, а кизылбашей отправил в Магаро. С подошедшим Вахтангом [и бывшим с ним] Заалом сразились войска Теймураза и в битве ими был убит Раваз Чолокашвили и [воины] вместе с Теймуразом отступили. Ростом последовал [за ним] и Теймураз перешел в Кахети. А при Магаро кизыл-баши убили Давида, сына господаря Теймураза и голову поднесли Ростому лета Христова 1648, грузинского 336, татарского 1058.

А к Ростому, собирающемуся пленить господаря Теймураза, явилась царица Хорешан, которая была внучкой дяди Ростома [и] взмолилась отпустить [Теймураза] с миром. Ростом уважил ее, как сестру и исполнил ее волю, дал коней и лошаков, одарил премного, и под предводительством каталикоза отправил в Имерети той ночью. А сам Ростом вступил в Кахети и занял Кахети, а голову Давида отослал шаху и известил [его] обо всем. Затем уладил дела Кахети и вернулся в Тбилиси. По этому поводу шах прислал ему дары большие и дребывал Ростом в покое.

Но не было у него сына и усыновил Луарсаба, сына Вахтанга, сына царя Свимона, приведя его из Испагана и его объявил сыном своим. Однако во время возведения моста Гатехили Ростом стоял в Хунани, и в один день Луарсаб вместе с преданными ему людьми ушел на охоту в рощу Карана. И во время ружейной пальбы по оленьему стаду попала пуля в Луарсаба и умер он. Услышав об этом, Ростом опечалился сильно, ибо вымерло семя великого Луарсаба царя.

Тем не менее владел Ростом Картли и Кахети и пребывал в большой роскоши и покое. Но когда умер усыновленный, никого не осталось из своей родни и сам тоже постарел сильно. Поэтому усыновил он Вахтанга Мухранбатона, сына Теймураза Мухранбатона, который был убит в Марабдинской битве (ибо Теймураз был сыном Вахтанга, Вахтанг сыном Баграта и Баграт 79-го царя Константина). Этого Вахтанга послал к шаху Ростом, чтобы дал бы [шах] ныне [должность] правителя Картли и после него царство лета Христова 1653, грузинского 341.

И шах с честью принял Вахтанга (ибо слушался слова Ростома) и заставил его принять мусульманство и назвал Шахнавазом, затем наградил его богато и направил в Картли правителем. С тех пор правил [он] делами Картли.

После [того] лета Христова 1656, грузинского 344 свалился купол Мцхетского [монастыря] и царь Ростом восстановил. Но так как постарел [Ростом] и стал немощным, по указу же шаха посадил в Кахети Салим-хана и Заалу эриставу отдал Эрцо-Тианети, но и по кахетским делам Салим-хан советовался с Заалом.

И после смерти Левана Дадиана сел Липарит. Затем Александр, царь имеров, посадил Вамика. И в этой смуте послал царь Ростом на помощь Липариту войска из Сацициано, [вотчин] Авалишвили и некоторых из Сабаратиано, ибо Липарит был братом царицы Мариам. Но в сражении при Бандза картлийцы были пленены и вынуждены откупиться серебром.

Потом правитель Вахтанг увидел, что Ростом стар и смерть приближается к нему, и известил об этом шаха, а шах прислал доваренного лица к Ростому. В это время царь Ростом умер лета Христова 1658, грузинского 346. А доверенный шаха не успел увидеть живого Ростома [и] до извещения шаха ввел царицу Мариам в Тбилисскую крепость и к сокровищам Ростома приставили стражу. А Заал эристави, не желавший воцарения Вахтанга, пришел и стал в Авлабари. Обо всем этом Вахтанг известил шаха.

Узнав об этом, шах пожаловал Вахтангу царство в Картли и дары большие и сокровища Ростома и велел жениться на царице Мариам. Получив эти вести, Заал эристави отступил в Душети и не захотел подчиниться Вахтангу и отказался от сватовства тоже с ним, ибо Заал [до того] просил у Вахтанга дочь его за сына своего.

А Вахтангу было тяжело жениться на царице Мариам, ибо был он женат на Родам, дочери Каплана, возвышенной и добродетельной, однако бессильный [Вахтанг] отпустил Родам и женился на Мариам.

90-й царь Вахтанг царствовал 18 лет

И сел на царство Вахтанг и занял Картли и правил добром (шахом был прозван Шахнавазом).

А когда умер царь имеров Александр и правил слепой Баграт, имеры призвали царя Вахтанга. Собрался Вахтанг и стал в Пца. Но Заал эристави истребил мусульманские племена в Кахети и враждовал с царем Вахтангом тоже. Поэтому возвратился и приказал племянникам Заала и своим (ибо племянники Заала были сыновьями его сестры), которые были озлоблены на него, убить Заала. [И] они, гостившие в Душети, напали шестеро саблями и убили Заала дядю своего лета Христова 1660, грузинского 348, мая 9 в седьмицу.

В награду царь дал Отару эриставство, Эдишеру [должность] мсаджултухуцеса. Ясону [должность] сахлтухуцеса царицы. А сыновья Заала бежали в Самцхе. [Однако] царь послал вдогонку людей, схватили на Тбискури и привели к царю, а он отослал к шаху. Затем Ксанское эриставство пожаловал Иесе и подчинил (царь) весь Картли, ибо были они верными ему.

В это же время царь Вахтанг и Вамик Дадиани поделили Имерети – [земли] к востоку от Буджисцкали остались за Вахтангом и к западу – за Дадианом лета Христова 1660, грузинского 348. И владел Вахтанг Картли, Имерети и Кахети с тех пор, как Заал истребил мусульман. В этом же году умер каталикоз Христефор и посадил царь двоюродного брата своего Доменти, человека достойного престола.

Опять в том же году потребовал шах в жены Ануку, дочь царя Вахтанга. Прибыли евнухи и увели с большими почестями.

И от Мариам у царя не было детей, а от Родам были сыновья: Арчил, Гиорги, Леван, Александр, Луарсаб, Соломон и дочери Анука и Тамар. И пожелал царь женить сына своего Арчила на дочери Дадиана, попросил, он дал и посватались. Однако жена у Дадиана была своенравной и заставляла своего мужа отказаться [от этого шаха] из-за дальности [ее] и отдал ту женщину в жены Гогоберидзе. Однако по наущению царя [Вахтанга] убили имеры Гогоберидзе. В связи с этим собрал царь войска Картли и некоторых кахов, пришел и стал в Али. Услышав об этом, Дадиани с войском всего Имерети прибыл в Сачхере и там стал. Тогда связался царь с имерами, перешли на его сторону Паата Абашидзе, Папуна Рачинский эристави, правитель Лечхуми Хосия Лашхисшвили. Перешел царь Лихскую гору, узрел Дадиани, не смог противостать и отступил в Одиши. Перешедший в Имерети царь Вахтанг призвал всех имеров и окружил Сканду. И находившийся в Скандской крепости господарь Теймураз, лишенный всяких сил, попросил царя Шахнаваза отправить его к шаху и тогда он явится к нему. Царь с радостью согласился на это, потом прибывшего господаря Теймураза принял с большой честью и отправил в Тбилиси, а сам царь подошел к Кутатиси, занял Кутатиси и все крепости Имерети и поставил там свою стражу лета Христова 1661, грузинского 359.

После вступил царь в Одиши, не смог Дадиани противостать и бежал в Сванети, и по приказу царя подослал [к нему] Хосия Лашхисшвили людей и убили Дадиана. Тогда царь опустошил Одиши и захватил крепости, затем осадил крепость Чаквити, где пребывала семья Дадиана, спустя некоторое время вывел их оттуда и захватил сокровища Дадиана премногие и обнаружил там икону Оконскую, которая осталась там от царя Свимона. Затем прибыл в Зугдиди, там к нему явился Шарвашидае с абхазами и большими дарами. После посадил [царь] в Одиши Дадианом Левана, затем выступил оттуда с большой добычей и пленными и прибыл в Кутатиси. Там к нему присоединился Деметре Гуриели. По воле собравшихся имеров [царь] благословил в Кутатиси царем имеров сына своего Арчила и оставил его имерам.

Затем [царь] Левану Дадиану отдал в жены племянницу свою Тамар, а сам отбыл и с собою взял слепого царя Баграта и вернулся победоносным в Тбилиси. Тогда отправил господяря Теймураза к шаху в сопровождении Гиви Амилахора и послал [ему ж] дары и пленных из Одиши. Шах Абаз обрадовался этому и прислал дары большие царю в ответ.

После этого сообщил Ахалцихский паша султану о захвате царем Вахтангом Имерети. Узнав [об этом] султан направил посла к шаху со словами: «Между нами установлен мир и теперь царь Шахнаваз захватил Имерети. И если желаешь начнем войну». По этой причине шах уведомил царя Шахнаваза, чтоб отправил бы он сына своего Арчила к нему и даст он [Арчилу] лучшую землю и пусть не будет он нарушителем мира между ними [султаном и шахом]. Поэтому призвал царь сына своего Арчила и в сопровождении Гиви Амилахора послал к шаху лета Христова 1663, грузинского 351. А этот Гиви был зятем царя, ибо был женат на дочери царя, Тамар.

Когда Заал эристави истребил в Кахети мусульман, тогда призвал сей Заал из России Эрекле, внука господаря Теймураза, чтоб посадить на царство. В эту пору Эрекле был в Тушети и воевал из-за Кахети. Об этом оповестил царь Шахнаваз шаха и он велел схватить или изгнать Эрекле и прислал всех ханов, которые подчинялись царю Ростому. Тогда собрал [царь] войска и опаспетом поставил Датуну, племянника своего и натравил в Кахети. В Кахети же прибыл Эрекле с войском, сразились в Уриатубани с ним картлийцы и в битве потерпели поражение кахи и бежал Эрекле и укрылся в крепости Торга, а картлийцы возвратились к царю. В тот же час собрал царь все войска свои с [прибывшими] ханами и пришел к Торга и осадил его. Спустя некоторое время защитникам стало тяжело, поэтому мать Эрекле передала царю мольбу, чтобы отпустил он их тайно, «ибо не подобает тебе пленить и омусульманить нас». Согласился царь и отпустил тайно и ушел Эрекле в Тушети лета Христова 1664, грузинского 352, а Шахнаваз взял крепость Торта и занял весь Кахети и возвратился в Тбилиси.

А прибывшего в Мазандаран Арчила принял шах с честью и полюбил сильно, затем омусульманил его вместе с Гиви, пожаловал дары большие и Кахети на царство и отправил. И пришел [Арчил] в Кахети в том же году. В это время Эрекле вновь начал смуту из-за Кахети. А узнав об этом, Шахнаваз с собранным войском пришел в Кахети и стал в Ацквери. Увидев это, Эрекле отступил опять в Тушети. После этого царь отпустил войска свои и с немногими знатными и воинами остался там же в Ацквери. Об уходе войск царя кахи известили Эрекле и призвали его и твердо обещали помочь. Пришел Эрекле с тушами и кахами и темной ночью напал на царя, однако ошиблись нападавшие шатром царя и напали на [шатер] Амилахора. Тогда Гиви сбежал с войском Внутреннего Картли и за ними пошли войска Цицишвили и султан Байдара, хотя некоторые из них остались.

А царь приказал укрепить все жилища свои и сам со своим сыном Арчилом вошел под одной сенью и убивали нападавших тушов. Тогда бесчестил царя туши один мерзко, выскочил за это Тамаз Туркистанишвили, сразился, убил его и голову поднес царю. Затем на рассвете царь приказал протрубить и садиться на коней. Слышавшие туши узнали о пребывании там царя и сразу же убежали. Догнал [их] Заза, спаспет Сабаратиано в одиночестве и приостановил их, и как только подоспели воины, напали смело, и в битве поломал Заза пять копий, однако побили многих, так что из голов их воздвиг царь башню, а [снятые] с голов кожи отослал шаху. В ответ шах прислал дары бесчисленные, затем отставил непокорных [лиц] и Кахети и поставил покорных ему. И занял Арчил твердо Кахети, после чего вернулся царь Шахнаваз в Тбилиси.

А Арчил узнал, что Отар Арагвский эристави и братья его намереваются посадить на престол Эрекле. Поэтому отнял он у них Эрцо – Тианети. Тогда поклялись они на гвозде о невиновности и [Арчил] вновь вернул им Эрцо – Тианети.

После этого отложились [они], ибо были безумными и Отар эристави известил шаха о [своей] верности и [желании] явиться к нему.

Возрадовался шах, ибо Вахтанг возвысился сильно, и решил этим ослабить царя и призвал Отара к себе, дал [царь] дорогу и отправился Отар. Встревожился этим царь, ибо вопреки его воле совершил это Отар.

Затем Иорам Гочашвили по их [Арагвских эриставов] желанию восхотел стать царем, надеясь на шаха. За это схватил его царь и ослепил и отнял вотчину. (Этот Иорам был сыном Гиорги, Гиорги сыном Гоча, которого убили в Гори). После этого собрал царь войска и напал на Душети, а Арчил с войском кахов прибыл из Тианети. Однако укрепились в твердынях Эдишер и братья его, во время боя переломили ногу Папуа, брату Отара и схваченного доставили к царю, а другие бежали. И царь вступил и стал в Душети, хотя не желал царь полного их истребления, ибо были они племянниками [его] и взмолились они, повесив на шее меч [в знак покорения]. За это простил им царь и вернул им все, отъехал и прибыл в Тбилиси. После пришел Отар, которому шах пожаловал эриставство, и царь также подтвердил это и с тех пор оставались верными друг другу.

Спустя немногое время Отар и Эдишер умерли (и говорили, что из-за ложной клятвы на гвозде), посадил царь эриставом дядю их, Реваза.

А этот царь Вахтанг был мужественным, доблестным, красивым, испытанным в боях, отважным, избранным в рыцарских играх, умевшим слушать, умным в разговоре [и] размышлении, щедрым, жаловавшим вдов и сирот, гневным, справедливым и милостивым, счастливым и боголюбивым.

Он укрепился в Картли и Кахети, имерами иногда владел [он], а иногда служили и слушались [его], месхи подчинялись. Он застроил и обогатил Картли, Триалети, Ташири, Абоци, которые не были заселены, расширил веру христианскую и церкви, ибо старался [чтобы] развращенную Ростомом [веру] вновь укрепить, так как свойства крови и тела господа нашего считали позорным. [И] он вместе с каталикозом Доменти вновь ввел исповедь и причащение.

Но так как некоторые мтавары Картли были наделены шахом, по этой причине не мог их заменять без шаха, однако шах прислушивался к его желаниям, ибо считался с ним.

После этого умер шах Абаз лета Христова 1667, грузинского 355, татарского 1077 и сел шах Сулейман, сын его. В этом же году по настоянию Арчила вызволил царь у Ахалцихского паши дочь Датуны, Кетеван, привел в Тбилиси и справил свадьбу славную. А шах Сулейман вознамерился выдать замуж Ануку, бывшую жену шах Абаза, дочери царя [Вахтанга]. И пожелал ее в жены Шихали-хан и [также] хан Лористана. Спросил шах об этом царя Шахнаваза, кому он предпочитает отдать [её], а царь захотел не Шихали-хана, а лорийского хана, и отдали ему. Поэтому стал Шихали-хан врагом и враждовал с царем.

Потом прислал шах царю серебро многое, чтобы обнести Тбилиси стеной. И когда царь исполнил [это], поставили кизылбаши стражу у ворот. Увидя это построил царь свой дворец и сторону арены [для игр], на берегу Мтквари и не возвратился в Тбилиси, а остался там. Совершили это кизылбаши потому, что намеревались одной ночью закрыть ворота и прислать войска и захватить царя со всеми домочадцами. Но видя это, оставили тбилисские ворота и ушли. После [этого] царь вновь вступил в Тбилиси.

А сына своего Гиорги женил царь на Тамар, дочери сына Елизбара, а Луарсаб взял в жены Мариам, дочь Реваза Аратского эристава, и справил [царь] им свадьбу славную и знатную в Лило. Затем Левану привел в жены Тута, дочь Кайхосро Гуриела и справил свадьбу лучшую в Гори.

После отказались двалы платить царю повинности, пришел поэтому [царь] с войском в Кцхинвали для похода в Осети. Услышав, двалы испугались и старшины их явились в Кцхинвали и выплатили повинности и подчинились по-прежиему.

А спаспет Заза возвысился и возгордился над царем, за это царь решил наказать его и призвал к себе. А царевич Гиорги, которому доложили неверно, вознамерился схватить его, а тот с кинжалом напал на холопов его и убил Павленишвили. Тогда по приказу царевича убили и его. Услышав об этом, царь весьма опечалился, ибо был он родственником. (Говорили, что эта невинная кровь явилась причиной смуты между сыновьями царя, яко Давида).

А спаспетом после него поставили Тамаза Капланишвили.

А Шихали-хан не переставал враждовать с царем и тайком подстрекал Ахалцихского пашу, посылая ему поминки, чтоб взял бы он к себе одного из царевичей. И паша, указывая на скудость Кориани [более всех земель] в Картли, настроил царевича Луарсаба на захват Имерети и взял [его] в Ахалцихе, ибо жена Луарсаба была племянницей Рачинского эристава Шошиты. Узнав об этом, царь опечалился сильно, но не смог вразумить и ничего поделать с Луарсабом.

Затем по его следу ушел царь Арчил. сын Шахнаваза и он также [решил] прибыть в Ахалцихе и [оттуда] захватить Имерети. Узнав об этом, весьма рассерженный царь Шахнаваз погнался за сыном своим и не смог его догнать, затем послал за ним каталикоза, чтобы вернуть его и [чтобы] дождался бы он дня кончины царя и после поступал как хочет. Однако не послушал Арчил и не внял мольбе отца своего.

Узнавший (это) царь возвратился в Тбилиси, огорченный сыном. Затем известил царь Шахнаваз обо всем шаха, о пренебрежении его сыновьями, о верности и безгрешности своей и готовности отправиться к нему. И шах Сулейман написал [царю] прибыть к нему и отправился царь с торжественностью великою и государскою, ибо был весьма богатым и не оставил ничего сыновьям своим за их непокорность, ибо гневался сильно. А правителем оставил сына своего Гиорги и уведомил [его], чтобы прогнал он Иесе Ксанского эристава, который отложился.

А царевич Гиорги при отце же привел из Тушети Датуну сына Шалвы [Ксанского эристава] и держал у себя. Он, Гиорги, послал брата своего Левана с войском Внутреннего Картли, напали они на Ксани и изгнали Иесе и эриставом посадили Датуну.

А царь Шахнаваз прибыл в Хошкар, там занемог и преставился лета Христова 1675, грузинского 363. Узнав об этом, шах прислал человека и описали все имущества царя и отдали Александру и Ануке, детям царя же, ибо царь (Шахнаваз) этого Александра первым послал к шаху и был он там таругой Испагана.

После призвал шах для получения отцовской доли царевича Гиорги, чтобы дать (ему) Картли и царство. Слышавший [это] царевич Георги отправился к шаху и оставил в Тбилиси правителем Картли брата своего Левана. Но прибывшему царевичу Гиорги шах не захотел отдать Картли из-за Шихали-хана, а [намеревался дать] Эрекле, внуку господаря Теймураза.

Узнав об этом, царь Арчил, пребывающий в Садгери, прибыл в Картли и начал захватывать Картли не для себя, а чтоб узнал [это] шах и немедленно прислал брата своего Гиорги. Услышал шах Сулейман о захвате Арчилом Картли, предусмотрел в этом отложение Картли, призвал Гиорги наскоро и отдал Картли и дары большие и отправил омусульманившегося [царевича] с почестями тамошними.

91-й царь Гиорги царствовал 12 лет

После прибыл Гиорги царем в Тбилиси лета Христова 1676, грузинского 364 и правил Картли. И был этот царь Гиорги мужественный, доблестный, сильный и телом прекрасный, красивый, радушный, сладкоречивый, щедрый и грозный, бесподобный в рыцарских играх.

И преставился каталикоз Доменти лета Христова 1675, грузинского 363, и посадил царь теперь каталикозом Николоза, брата Гиви Амилахора.

А шах потребовал от царя, чтоб он схватил царя Арчила и отправил к нему или изгнал. И Арчил, сбежавший из Ахалцихе, стоял в Сурами, и когда царь сообщил ему об этом, ушел Арчил [и] занял Имерети. Затем шах потребовал Луарсаба, брата царя Гиорги. И [в то время] умер Реваз эристави, тесть Луарсаба и посадил царь Ясона, брата Отара эристава и отправил царь брата своего Луарсаба к шаху.

И все это, о чем мы писали или будем писать, шах совершал по наущению Шихали-хана, ибо был он этимадовле и везир азам [и] слушался шах его очень. И вновь указал шаху на захват Арчилом Имерети, ибо царь Гиорги ссорит нас с султаном, так как Арчил с его помощью и силами захватывает Имерети. Поверил шах и направил спасалара Аджи Али-хана и пришел тот в Тавриз лета Христова 1679, грузинского 367, чтобы [заставить] грузин отложиться от царя Гиорги. И написал шах царю Гиорги: «Захвати Арчила и пришли ко мне или прогони». Царь Гиорги известил об этом Арчила. Ушел тогда Арчил в Двалети а царь Гиорги сообщил шаху об изгнании Арчила. Но вновь написал шах Гиорги [и велел] изгнать его оттуда тоже. На это царь Гиорги послал брата своего Левана и Гиви Амилахора к царю Арчилу и сообщил обо всем этом. По этой причине потребовал Арчил гвоздь и убрус Христа и вервь: «Если дадите, отправлюсь в Россию». Опечалились царь, каталикоз-епископы и мтавары, однако потом [положившись] на его слово, отдали все и ушел Арчил в Россию (и лишился с тех пор Картли этих даров божьих).

Однако и этим не унялась вражда Шаха Сулеймана к царю Гиорги и старался уничтожить его из-за Шихали-хана и велел Аджи Али-хану вредить царю, но из-за мужества царя Гиорги не смогли пока навредить.

В то время из-за вотчин судились у царя в Коджори Цици и племянники его, сыновья Нодара. Тогда Цици отбыл в Тбилиси [чтоб выкупаться] в бане и встретили его у моста Ишишутруки братья Парсадан, Паата, Вахтанг, Нодар и Амилгабар, убили Цици и укрылись в своей вотчине. Разгневанный царь пошел на них, однако спаслись они [бегством], а азнауров их соумышленников истребил и пожаловал вотчину Цици его же сыну Цици и за малостью приставил к нему Папуа, сына Мухранбатона и сам вернулся в Коджори.

А этот Вахтанг пришел затем в Душети, ибо был [он] женат на дочери Отара Эристава (говорили по наущению царя – если Вахтанг убьет Ясона, пожалует ему царь вотчину его и он задушил в сенях).

А в Имерети царем сидел Гиорги Гуриели. И царь, не надеясь на возвращение Арчила, пожелал, чтобы в Имерети [царем] сидел исполняющий волю его, для усиления своего. И захотел [царь] посадить па царство в Имерети Александра, сына Баграта слепого, которого выкрали [из Имерети] лета Христова 1678, грузинского 366, и воспитывал [его царь] как сына. Написал [царь] ахалцихскому паше, чтобы посадил [паша] Александра царем, а паша известил султана. Затем по требованию паши царь послал Александра с большими почестями лета Христова, 1682, грузинского 370.

В этом же году преставилась царица Мариам. Затем преставилась царица Тамар, супруга царя, из рода господарей кахов лета Христова 1683, грузинского 371.

А царь Александр, победив Гиорги Гуриела у [селения] Рокити, прислал царю гонца [с радостной вестью и] благодарностью, ибо от него все свершилось. И пусть теперь удостоит его и отдаст дочь свою Мариам в жены. Сие не пожелал царь из-за Арчила и сослался на помолвку [царевны] с Давидом Эриставом и одарил богато человека его и отпустил. Затем вновь попросил Александр [в жены] Елену, дочь Луарсаба, брата царя, и царь обещал ее отдать.

После пожелал царь посвататься с Папуной Рачинским эриставом и попросил [в жены] Хорешан, дочь Гиорги Микеладзе, ибо была двоюродной серой Папуны. Привел [ее] в Коджори и оправил свадьбу знатную [и] славную лета Христова 1687, грузинского 375, чтобы иметь их союзниками.

А Аджи Али-хан подучил мтаваров, ибо не было уже [у них] твердости в вере и верности к своим царям, так как из-за подарков немногих омусульманивались и имели жалованье от шаха, более почитали славу мирскую, нежели царствие убитого за нас Христа. Отложился Ясон Арагвский эристави из-за зависти к Гиви Амилахору, затем Камар-бег, мелик Сомхити, доносил Аджи Али-хану о деяниях царя, и Эрекле, сын Мухранбатона, которого воспитывал царь как сына своего, и братья Мачабели, Иесе и Елизбар, сыновья Зазы, собирались изменить царю. Однако по приказу царя застрелили из-за засады Камар-бега в Коджори и умер он. А Эрекле и [братьев] Мачабели схватил царь и заключил [их в крепость].

Тогда отдал царь дочь свою Датуне Ксанскому эриставу и справил свадьбу в Коджори, надеясь на привлечение его [на свою сторону]. После [того] подослал царь человека к Ясону эриставу и, как вышел он для естественной нужды, задушили его ремнями. И после него Гиорги, сын Отара, занял Арагви.

В эту пору послал царь двух старцев в Россию к Арчилу из-за смуты этой, чтобы возвратился бы [он] и помог [царю], так как желали его царем кахи и также имеры. Пришедшие старцы в Дагистан были схвачены шамхалом. Тогда занемог шамхал запором. Узнав об этом, монах Давид Туркистанишвили дал лекарство и освободил его. За это полюбил шамхал Давида и называл его сыном. Взамен выпросил у шамхала Давид [разрешение] и отправил в Россию того, второго старца и подружил шамхала с царем Гиорги и оставался Давид у шамхала до прибытия Арчила.

Узнав об этих событиях, шах потребовал у царя брата его Левана, ибо был шах извещен [о том, что] он направляет его дела. А [до того] скончалась жена Левана Тута, дочь Гуриела лета Христова 1678, грузинского 366 и остались от нее сыновья Кайхосро, Вахтанг и Доменти и дочь Хварамзе. Затем женился [Леван] на Тинатин, дочери Гиорги Авалишвили лета Христова 1680, грузинского 368 и родились от нее сыновья Иесе, Свимон и Теймураз.

И когда услышал царь о вызове брата своего, опечалился сильно и попросил шаха оставить Левана и пошлет [царь] сына своего Баграта: «Это более верно, так как нет у меня сына кроме него». О, злость неверной зависти, ибо потребовал шах обоих и написал, что «теперь убедился я в твоей верности, так как не бережешь и сына». Поэтому задумал царь [восстать] и обратился к кахам (так как хан владел Кахети и не благоволил к кахам), чтобы убить его, соединиться и сделать [Картли и Кахети] одним царством. Обещали кахи это твердой клятвой.

Собрал царь войско, будто для отправления сына и брата, пришел и стал в Куркута и той ночью хотел подойти к Топкарагаджи, так как кахи стояли [там] в ожидании царя. Однако в ту же ночь сбежал спаспет Тамаз и вошел и крепость Агджакала. Узри злость неверия, ибо был [он] братом матери царя и заслуживающим доверия и предпочел соединиться с неверными, чем с наследником и родственником своим царем. Однако имел [он] причину злости, ибо Гиорги Арагвский эристави был его зятем, и если царь выполнил бы это [намерение свое], тот лишился бы всего. Видя это, царь послал сына и брата Левана к шаху лета, Христова 1688, грузинского 376.

После этого [царь] предложил Гиорги эриставу присоединиться к нему, однако тот не пожелал. И еще скончался двоюродный брат царя, Теймураз Мухранбатони, который был человеком, творившим большие дела, верным царю и [которого] опасались все. И так уменьшались [сторонники] царя и умножались противники. Поэтому решил царь в том же году вступить в Душети [с намерением] или захватить и подчинить их, или пусть свершиться то, что хотят. С собранным войском пришел и стал в Сабурдиано и оттуда вновь предложил Гиорги подчиниться, но [тот] не пожелал. Тогда напал царь на Тинийскую дорогу и их поддержали кахи, ближние им, и засели в укреплениях и начали палить из ружей с утра до полудня. Но оставили другие знамена и преимущественно палили по царскому знамени, убили Иосифа Тбилели и Кайхосро Цицишвили и многих других, однако царские [войска] взяли верх и разбили их и убежали (они]. Вступил победоносный царь и стал в Базалети и воины царя сожгли Душети и его окрестности.

Узри вновь злобу я неоплату добра, ибо Датуна Ксанский эристави был послан царем [в обход], чтобы вступить ему в бой со стороны Гремисхеви. Однако тот не пришел и стал наблюдать за боем. Но когда они обратились в бегство, Датуна быстро направился к царю и с ним столкнулись Гиорги и Бардзим, бежавшие с немногими людьми, а он не причинил им вреда, не бился, не схватил [их], а отпустил с миром. И сам Датуна явился к царю и сразу же начал вынуждать его к отступлению, ибо Гиорги и Бардзим подъезжали к царю, чтобы помиловал (царь их). Но из-за этого Датуны и они не захотели (явиться), а затем пронырливые и злые люди царские, с помощью Давида эристава, в ту же ночь совершили бегство и царя оставили там. Видя это и не смогший предпринять что-либо, царь также выступил той же ночью без происшествий и прибыл в Коджори.

Услышал это шах Сулейман, взял под стражу находящихся в Тохче сына царя юного Баграта и Левана и отправил их в Герат в заключение. Также Луарсаба, брата царя, послал в Кирман. А этот Луарсаб совершил злое [дело], ибо когда заставляли отречься от Христа, не согласился, но теперь в дороге разбил себе нос и измазался кровью и объявил что «избил меня имам этой ночью, говоря – почему не соглашаешься быть мусульманином?». Однако не сочли эту хитрость за правду, омусульманили и отправили туда же.

А царю Гиорги написал шах: «Явись ко мне и дам тебе другую землю и дары большие, а Картли даю Эрекле». А этот Эрекле находился в Испагане 14 лет и не отрекся от Христа, ибо воспитывался в России, о чем мы уже упоминали. К нему собрались находящиеся с ним кахи и особенно наставник его старец Нацвлишвили и они брали на себя грех, чтобы оставил он Христа. Тогда омусульманился он со всем своим чадом и нарекли Назарали-ханом и отпустили с дарами к Картли царем.

Услышав об этом, Тамаз спаспети вступил в Тбилисскую крепость и отнял изменой крепость у царя [Гиорги]. Тогда царь отправил царицу в Корниси и потом в Хунани. По прибытии Назарали-хана выступили картлийцы для встречи Эрекле. Затем царь Гиорги прибыл в Кцхинвали и оттуда ушел в Рача Либской дорогой и с гор отпустил картлийцев кроме немногих, ибо шах дал Назарали-хану в помощь Аджи Али-хана и сидящего в Кахети хана, и по просьбе же Эрекле, тушов и кизикцев в качестве стражи, так как не очень доверял [Эрекле] картлийцам.

92-й царь Эрекле, царствовал 16 лет [13]

Сей Эрекле, нареченный шахом Назарали-ханом, пришел и сел в Тбилиси царем лета Христова 1688, грузинского 376. Но был он незнаком с Картли и порядками Грузии и неопытный в царствовании, употреблявший бесстыдные и непристойные [слова], любящий пить и развлечения, мужественный и прекрасный телом, милосердный и милостивый к простым людям и унижающий великих, хотя и не мог без шаха [творить сие], временами грозный и жестокий.

И еще до него не менялись каталикоз и епископы на своих престолах [до смерти своей], он сменил и посадил своих – каталикозом Иоане Диасамидзе, Нацвлишвили – архиепископом, Доменти Капланисшвили [епископом] Тбилели, [епископом] Манглели Иосифа Джавахишвили, племянницу которого привел к себе наложницей. Затем управляющим своего двора, мсаджултухуцесом, назначил Бардзима, брата Гиорги эристава, сахлтухуцесом – Бебурисшвили, куларагасом – Луарсаба Капланисшвили, везиром – Киаса и этим отошел от дел всяких государственных и сам пировал и охотился постоянно.

Однако тяготился сильно такими изменениями Грузии и желал, чтобы сам владел Кахети и царь Гиорги [владел] Картли, ибо они суть наследники.

Сказали ему [Назарали-хану], что сыновья Арчила находятся в Зрамаге [и предложили] послать войска, схватить их и отправить шаху. Во-вторых, это будет большой помощью царю Александру [имеретскому], с которым дружили они из-за вражды к царю Гиорги. Этому [предложению] Эрекле не был рад, ибо сыновья Арчила были его племянниками. Однако, чтоб не донесли грузины шаху, поэтому собрал войско и во главе с Бардзимом мдиванбегом, который вызвался на это, отправил в Двалети. Но против прибывшего в Зрамагу с войском Бардзима выступил Еликанашвили и отправил детей царя Арчила в Дигори. А оставшийся ни с чем Бардзим отступил и возвратился к царю Эрекле.

Вновь сказали Эрекле, что семья Левана, брата царя Гиорги, находится в доме Гиорги Авалишвили. И опять отправил вызвавшегося на это Кайхосро Цицишвили, которого звали Лопина, чтобы привести их. Но Гиорги Авалишвили взял их в Самцхе, Логатхеви, к брату своему, который был мусульманином. А Лопина напал и разорил все имущество Левана. Хотя Эрекле не желал этого, однако боялся, чтобы враги царя Гиорги не донесли шаху. И вновь из-за этих подстрекателей унижал верных царю Гиорги [людей] и возвышал кахов и также некоторых картлийцав. Но более всех унизил Тамаза спаспета и возвратился к нему зло [свое]. Затем Гиви Амилахора и Давида эристава и Ашотана Мухранбатона. А возвысил защитников Тбилисской крепости кизылбашей, ибо убивали и отнимали у мужчин семьи, некоторых продавали и некоторых омусульманивали. И из-за такой чумы бежали картлийские крестьяне и азнауры в Кахети, ибо желанием Эрекле было восстановление Кахети.

А царь Гиорги из Рача [направился] в Одиши, из Одиши в Гурию, из Гурии прибыл в Самцхе и стал в Ошора. Оттуда послал своих воинов, чтобы напасть на царя имеров Александра, стоявшего в Цедиси, Узнал об этом Бежан Саакадзе и уведомил Александра и он быстро вошел в крепость Гори и воины царя возвратились в Ошора ни с чем. А царь Эрекле обо всех этих деяниях царя Гиорги известил шаха. По этой причине шах Сулейман направил к султану посла Калбали-хана: «Так как между нами заключен мир, отдай царей Арчила и Гиорги», и послал [султану] дары большие, «и посади царем имеров Александра». Тогда сребролюбивые османы велели ахалцихскому паше схватить и отдать их и воцарить Александра в Имерети.

Услышав это, знатные месхи советовали царю Гиорги вступить в янычары и принять их веру, так как уже не было другой возможности. Затем пришел паша и окружил царя, бывшего в Зикилии, и царь поступил так. А советовали ему месхи из-за своих семей, ибо если бы царь спасся, то им [семьям месхов] не удалось бы спастись. И взяли царя в Ахалцихе.

Однако так как картлийцы были притеснены от царя Эрекле, поэтому предлагали царю Гиорги прибыть в Картли и [обещали] души не пожалеть и клялись крепкою клятвою. И присылали Ашотан Мухранбатони, Гиви Амилахори и Николоз Магалашвили [царю] дары многие, чтобы царь заткнул ими рты корыстолюбивым османам.

И одной ночью с ведома месхов опустил царя с крепостной стены Доленджи Хмаладзе и ночью же прибыл царь в Слеса, ибо там для близости к Картли находились прибывшие из Зикилии домочадцы царя. В тот же час поднял [царь] царицу и семейство свое и прибыл в картлийское ущелье. Тогда и Александр выступил [на помощь] к паше, но в пути разошлись [с царем] и воины царя схватили его слуг и привели к царю. Затем оставил царь царицу с семейством в ущелье.

Вступил царь Гиорги вновь в Картли и царствовал 4 года

Лета Христова 1691, грузинского 379 собрал окрестные войска и вступил царь во Внутренний Картли. И присоединялись к нему тамошние все с радостью. И узнал царь, что мать и семья Александра пребывают в Руиси, напал на них и разорил их и сыновей его заключил под арест и остальных пленил. Услышав это, бывший в Коджори Назарали-хан быстро вступил в Тбилиси. И царь Гиорги прибыл в Душети и оттуда и Тианети, ибо там стояли Гиорги и Бардзим [эриставы]. Приветствовали оба с радостью [и] поклоном и просили прощенья, затем преподнесли присвоенные [им] окрестности Тини и свои [владения] также многие.

Тогда Кайхосро-Лопина собрал войска свои, чтобы напасть на царицу в Ахалдаба, но племянник царя Вахтанг, сын Левана, созвал своих [воинов] и выступил на встречу с ним. Кайхосро отступил и прибыл и Тбилиси к Эрекле, а племянник Кайхосро, Цици, захватил Сацициано и присоединился к царю. И царь с собранными [войсками] из Тианети пришел к Дидгори, где соединились с ним [войска] из Сомхит-Сабаратиано. Затем подошел и стал в Коджори. Царь Гиорги вновь поставил каталикозом Николоза и послал Бардзима мсаджултухуцеса в Имерети на подмогу царю Арчилу, однако [Бардзим] не подоспел, ибо Арчил прибыл в Эрцо. Приветствовал там [его] Бардзим с большими дарами и привел Арчила в Кцхинвали и сам Бардзим направился к царю Гиорги. Тогда царь подступил к Тбилиси и начал сильно теснить. И связался с кахами и [предложил им] царем вновь Арчила, а они с радостью обещали [принять его), твердо поклявшись и известили об этом Арчила. Однако он не пожелал и собрался ехать в Россию, но по настоянию сестры своей Тамар остался,

А царь Гиорги, надеясь на клятву кахов, выступил к Лило, чтобы занять Кахети. И послал оттуда Бардзима воеводой войск, Гиви Амилахора и Тамаза за спаспета и картлийцев. В Ниноцминда прибывших встретили сахлтухуцеси Чолокашвили Реваз со своими вассалами и [епископ] Ниноцминдели их угощал.

А Душиа, моурави Кисики, спустился с гор с немногими тушами и кисикцами – не для войны, а для заключения мира с ними. А этот Бардзим был гордый, наглый, дерзкий и никого не признавал и особенно кахов. Узнав об этом [приходе Душиа] и считая их враждебно настроенными, выпив вино и опьянев, разгневался сильно и не послушался никого и напал на них. Тогда Душиа, испугавшись, начал палить ружьями, попали Бардзиму в грудь навылет и отвели раненого за ворота [монастыря] Ниноцминда и укрепили холопы его монастырские стены. И сбежавшие картлийцы вновь вернулись в Лило к царю Гиорги. После [этого] отступил царь и прибыл в Мцхета. Вновь предложил царь Гиорги Арчилу занять Кахети, ибо кахи просили об этом, но Арчил не захотел и ушел в Осети.

А царь Гиорга опять стал в Коджори. И отправил племянника своего в Гори, ибо бывший там Иотам Амилахори разорял оттуда Картли. Затем связался царь Гиорги с шамхалом, чтоб помог [он царю], и он обещал с послом Ахмад-бегом, сыном Али-ага.

Для этой цели послал [царь] племянника своего Вахтанга заложником к шамхалу с таким условием, что когда сын шамхала прибудет в Картли, тогда и Вахтанг явится к шамхалу. Однако прислал шах шамхалу дары большие со словами]: «Так как владеешь дорогой, захвати ушедшего в Россию царя Арчила и пришли ко мне. По этой причине нарушил шамхал клятву и условие, и как схватили царя Арчила в Черкезети, узнал об этом Вахтанг, находящийся в Хеви, выступил и прибыл в Гори к брату своему Кайхосро.

В это время Назарали-хан предложил Абазкули-хану захватить Эрцо-Тианети. Послал царь на них Папуа Мухранбатона и Гиорги эристава с войском. Прибывшие атаковали сильно и бежали воины наши. Узнав об этом, подошел и царь к Тианети с войском и вновь занял Тианети. Тогда и царь Эрекле пришел и стал в Картлисубани. Тогда, доверившись друг другу, договорились цари Гиорги и Эрекле, чтобы занял Гиорги Картли, а Эрекле Кахети и сообщить шаху, что подобным образом опять будут ему подчиняться. И дали о том [друг другу] слово и не разрешили смутьяны свершить сие.

Тогда пожелал царь Гиорги сразиться [с царем Эрекле] и это не захотел Гиорги эристави, ибо был [человеком] несмелым и трапезолюбцем и по его настоянию отступил царь Гиорги, а царь Эрекле занял весь Тианети к востоку от Арагви. Тогда царь, раз сам не смог вступить в бой, отправил Теймураза, сына Ясона эристава с войском, они разбили [отряды] Назарали-хана, обратили их в бегство и отняли берега Арагви и заняли сами. Затем послал царь Заала Херхеулидзе с войском, пришли они и разорили Марткопи. Услышал об этом царь Эрекле и погнался за ними и они примчались в Мцхета и подошедший царь Эрекле окружил их. Видя это, царь Гиорги выступил наскоро, но и здесь не дал Гиорги эристави пройти Гартискари и истребить их, а обошли через Схалтба. А при виде идущих войск [царя Гиорги], быстро перешли к Джвари и стал там царь Эрекле. И не смогли сразиться из-за укреплений, а стояли там и здесь и бились беспрестанно лета Христова 1694, грузинского 382.

После привезли они из Тбилиси пушки и палили, однако людям не смогли причинить вреда, но [снаряд] попал в мцхетскую церковь. Тогда попали этим под гнев и ударом молнии Бежан корчибаши был сражен, яко мертвый.

А царю Гиорги начал изменять Цици Цицишвили и обо всем сообщал Назарали-хану, ибо с ним был Лопина. Схватил поэтому царь Гиорги Цици и умертвил его и Сацициано отдал Парсадану, сыну Нодара. Затем велел царь племяннику своему Кайхосро схватить Бежана Саакадзе, так как и он уличал [царя] с Назарали-ханом и ослепили его (так как брат его во время первого пребывания царя в Кцхинвали не дал вино из Атени, поэтому схватил и ослепил).

А после подоспел к царю Эрекле [на помощь] Абазкули-хан и так продолжались бои тамошние и вреда не смогли причинить друг другу. Затем отступили Назарали-хан и Абазкули-хан и прибыли в Тбилиси.

После этого выступил царь Эрекле в Сомхити. Узнал это стоявший в Кркони царь и известил Арчила. Соединились братья и пришли в Вархуна. Узнал царь о нахождении Эрекле в Болниси и решил идти на него, ибо был [Эрекле] с немногими воинами. Сообщили об этом царю Эрекле и [тот] быстро направился в Борчалу.

В это же время передали царю Гиорги, что триста тушов и кахов идут к царю Эрекле. Слышавшие воины все вскочили на коней и помчались. Видевшие [это] туши сгрудились на горе в конце просеки и разгорелась жестокая схватка между напавшими и стоявшими. Однако разбили и побили всех картлийцы и убили они Гиви Чолокашвили, Баадура Шаншиашвили и других. Затем услышал о приходе других отрядов и сразу выступил навстречу Вахтанг, племянник царя и последовали за ним воины. Пришедшие [картлийцы] увидели кизылбашские войска, ибо умер шах Сулейман лета Христова 1692, грузинского 380, татарского 1104 и взамен сел сын его шах Султан-Усейн. Им были присланы халат для царя Эрекле и смена для находящейся в Тбилиси кизылбашской стражи. На них напали картлийцы и истребили исех. Тогда пронзил Вахтанг копьем перса и другой навел [на Вахтанга] стрелу. Увидел Хохона Херхеулидзе и накрыл его грудь щитом, выпустил перс и пронзила [стрела] тот щит и не причинила вреда Вахтангу. Тогда же мужественно бился перс один, ибо сбросил пятерых доблестных юных всадников. Потом пленил его тоже Николоз Госташабишвилм и отпустил с миром за его отвагу.

А Эрекле перешел Гемикаиа. Узнавший [об этом] царь Гиорги захотел перекрыть дорогу и пленить его, однако не позволил царь Арчил и вступил царь Эрекле в Тбилиси, а царь Гиорги вновь возвратился в Кркони.

По этим причинам Назарали-хаш отправил Луарсаба Капланисшвили к шаху и доложил об Абаскули-хане, что он друг царя Гиорги и не желает помочь нам, и попросил помощь войсками.

В ту пору шах Султан-Усейн освободил из заключения братьев царя Левана и Луарсаба, а сын царя, Баграт, умер в Герате, о чем было сказано царю еще в Ахалцихе. А просьбу царя Эрекле уважил и прислал Калбали-хана с большим войском и написал царю Эрекле, чтобы схватил Абаскули-хана и прислал к нему.

А в ту зиму преставилась царица Хварашан лета Христова 1695, грузинского 383 и царю Арчилу той же зимой сообщили из Москвы о смерти сына его Мамуки. И печалились цари вместе.

Приход Калбали-хана

Затем этим летом пришел Калбали-хан с большим войском в Хунани, встретил его царь Эрекле, а царь Гиорги стал в Дидгори. Однако и здесь не разрешили царю Гиорги биться, ибо Гиорги и Датуна эристави не отваживались сражаться в поле и Тамаз спаспети также не пожелал вступить в бой с подошедшими к Хинци с кизылбашами, ибо [Хинци] был его вотчиной. Избегали они пролить кровь кизылбашей, а более всего не желали [сражаться], желая угодить шаху.

А Назарали-хан и Калбали-хан прошли Сомхити, Дманисское ущелье и стали в Карабулах. И царь Гиорги также подошел и стал в Клдекари.

В ту пору царь Эрекле и Александр [царь] имеров дружили, поэтому напал [Александр] на Али и пленил [жителей]. Услышав [об этом], царь Арчил, стоявший в Ташискари, погнался за ним, но не смог догнать и заставили [Александра] бросить пленных. По этой причине договорились цари Арчил и Гиорги с имерами, и имеры схватили Александра и передали царям. Они привели в Руиси и умертвили.

А война между картлийцами и кизылбашами продолжалась, ибо кизылбаши надеялись на малодушие и отступление картлийцев, а картлийцы знатные, не желающие воевать и надеясь на укрепления свои, говорили: «Подождем до снегов и удалятся кизылбаши». А царь хотел биться, так как знал, что если [кизылбаши] выступят оттуда, картлийцы не смогут задержать их укреплениями и помешать им.

Много было также изменников, как например, когда царь велел племяннику своему Кайхоеро напасть с войском и истребить караульных и забрать [их]| лошадей, и когда за ними в погоню выйдут кизилбашские отряды, нападут на них царские основные войска и истребят их, – об этом известили эти изменники и выставили [кизылбаши] там отборные войска. И на выступившего по приказу [царя] Кайхосро напали те готовые кизылбаши и разгорелся жестокий бой и убили многих и у Кайхосро убили коня. Тогда доблестным показал себя Заал Палавандишвили, сошел и дал свою лошадь Кайхосро и сам сражался. Затем картлийцев обратили в бегство и убили Заала тоже там.

На другой день прислали [они] Кайхосро-Лопина с воинами, перешел он Торийскую гору у Гуджарети и стал в Гведзинети. Узнав [об этом], царь Гиорги послал Парсадана Цицишвили и Зураба сына эристава, однако они не смогли ему причинить вреда и занял [он] Сацициано. Узнав об этом, Калбали-хан выступил с войском.

А царь заставлял картлийцев сражаться, однако вновь не пожелали мтавары. Поэтому вернулся царь в Кркони, забрал с собой пребывающих там свою семью и домочадцев и ушел в Имерети лета Христова 1695, грузинского 383. А Назарали-хан и Калбали-хан прибыли в Гори и послали [воинов] и разорили некоторые горные деревни. А мтавары не смогли обороняться в своих укреплениях из-за своих холопов и Гиорги эристави и Гиви Амилахори ушли в Двалети и оттуда в Имерети. А Давида эристава свои же холопы привели из Магран-Двалети к [царю] Эрекле. Бессильные Папуа Мухранбатони и Тамаз спаспети с сыном Мамука явились к Калбали-хану. Всех их, по совету царя Эрекле, Калбали-хан отправил к шаху, а шах заключил их в Кирман.

После их повиновения к царю Эрекле явились все картлийцы. Затем, без ведома своих дядей, Кайхосро, сын Левана, предложил Калбали-хану послать его к шаху и [в случае согласия] явится он к нему [Калбали-хану]. Он с радостью обещал и явившегося [Кайхосро] пожаловал и отправил к шаху. Шах также пожаловал его, ибо отец [Кайхосро] также находился там.

Так как ереванский хан и Калбали-хан были врагами, поэтому предложил ереванский хан царю Гиорги явиться к шаху и там наладить дела свои всякие и шах даст ему вновь Картли и одарит щедро. Услышав [об этом предложении], царь твердо обещал отправиться [к шаху]. А дочь черкесского князя, которую царь привел для своего сына, сначала же оставил царь у племянника своего Вахтанга. И после ухода Кайхосро забрал Вахтанг ее и мачеху свою и братьев своих и прибыл в Харагеули и там по воле царя справил свадьбу не [очень] славную.

А ереванский хан сразу же сообщил шаху о прибытии царя. Услышав это, шах сделал того хана топангчиагасом, а для [провожания] царя отправил мехмандара.

И прибыл тот в Али. Узнав об этом, царь также пришел в Али. Повел мехмандар [царя] с большими почестями, прошел Картли, зашел в Атени и через Триалети – Абоци прибыл в Ереван лета Христова 1696, грузинского 384, затем прибыл в Испаган к шаху. [А шах] принял его милостиво и с честью и пожаловал дары, которых был лишен [царь во время опалы]. И встретили царя братья его Леван и Луарсаб и племянник Кайхосро, а Вахтанг, племянник царя, остался с домочадцами в Имерети.

А после отъезда царя Гиорги Калбали-хан ушел в Ганджа с войском и Эрекле занял весь Картли, отставил опять каталикоза Николоза и вновь посадил Иоане. И хотя Калбали-хан владел Кахети, всегда они обращались к Эрекле. И тушами, Кисики и Эрцо-Тианети владел Эрекле. Затем Арагвским эриставом посадил Баиндура Ксанского эристава, двоюродного брата Датуны, Амилахором – Иотама, спаспетом – Луарсаба Капланишвили, Мухранбатоном – Константина. Вновь унизил верных [людей] царя Гиорги и у некоторых отнял вотчины и возвысил кахов более всех и им пожаловал вотчины. А более всех обласкал воинов из крепостной стражи Тбилиси и превратил их в коренных горожан, так что они уже не сменялись.

Потом проложил мост у Нагеби через Мтквари и говорил притесненным картлийским крестьянам: «Переходите, вот мирный Кахети», и так заселялся Кахети. И подчинил всех так, что если даже малое пропадало, схватывал сахлтухуцесов каталикоза, Мухранбатона, Арагвско-Ксанского эриставов, Амилахора и в тот же час заставлял возвращать.

И творя так, большей частью развлекался. Однако не было у него жены, кроме наложниц. И по совету и требованию картлийцев привел из Испагана Анну, оставленную им с сыном и дочерью, и там же сочетался браком, [Анна прибыла] с дочерью Еленою, а сын Давид остался там же. Потом построил в Нагеби дворец и зимой постоянно пребывал там, [забавляясь] охотой и пирами и певцами. В эти же времена татары – защитники Тбилисской, Горийской и Сурамской крепостей – свободно похищали пленных и продавали. И заразились картлийцы также пленопродавством и поступали они больше по порядкам кизылбашским со всеми непристойностями и с грехами христианскими.

После скончался каталикоз Иоане лета Христова 1700, грузинского 388. Посадил Эрекле племянника Иоане же Евдемоза.

И по наущению матери Датуны эристава жители Ксанского ущелья убили Давида эристава. Опечалился Царь Эрекле, разгневался и послал войска Верхнего Картли, напали на Ксани и разорили, и захватил царь Эрекле его вотчины.

Но затем побоялся [царь Эрекле], чтоб не донесли шаху и поэтому попросил у шаха Датуну эристава, привел и дал ему эриставство[14].

А в Имерети убили Свимона. Оскорбился этим царь, так как [Свимон] был послан им, и с собранными войсками Картли [и] Кахети прибыл в Дагалула, чтобы отомстить Абашидзе и отнять Хефинисхеви, ибо после ухода царя Гиорги владел он [им]. Но так как имеры поддерживали твердо Абашидзе, поэтому по совету везира Киаса и Луарсаба спаспета возвратился опять в Тбилиси.

А когда восстали булудж-азары и авганы, они разбоем грабили от Кирмана до Иезда, и сколько шах ни посылал [на них] войска и воевод, всегда они побеждали. По этой причине вынуждал шах царя Гиорги, чтобы [он] справился с этим делом и вернет [ему] вновь Картли и не соглашался царь. Однако бывшие с ними грузины умоляли его согласиться. Поэтому согласился царь, дали [ему] Кирман и дары большие. И отправил царь первым в Кирман брата своего Левана с немногими грузинами. И прибыв в Кирман, Леван пошел на лутбаров, у которых [предводительствует] мужественная женщина в битвах и смутах их. И лутбары не смогли противостоять и отдали ту женщину и там же повесил ее и подчинил их. Затем большие отряды булуджов выступили для грабежа, схватился с ними Леван и истребил всех так, что ни один не ушел. Затем Леван разбил еще трижды напавших отрядов грабителей и их головы отослал шаху. За это шах одарил [его] премного.

После отправился и царь с небольшим войском грузин. Опять вышли булуджы и разорили весь Хорасан. В ответ собрал царь войско кирманское и с ним грузин, пошел по трудной и безводной пустыне и нагнал их. Увидев [царя], они укрепились на горах и скалах. Тогда разделил царь свои войска, Левана и грузин отдельно, кирманцев отдельно и сам отдельно, перешли в атаку и ворвались в их лагерь и истребили всех так, что ни один не ушел. Возвратился царь в Кирман и отослал их головы шаху. За это прислал шах дары бесчисленные и назначил Левана мсаджултухуцесом Ирана и Кайхосро таругой Испагана и призвал Левана к себе в Испаган.

Тогда известил царь шаха из-за Левана, что «скуден сын наш Вахтанг в Имерети, и если не будет ему от нас помощи, уйдет он в Россию и не будем мы в этом виноваты».

Услышав [это], шах немедленно написал царю Эрекле, чтоб привел он Вахтанга в Картли и отдал ему удельные владения отца своего Левана все. И хотя царь Эрекле не желал этого, не смел не подчиниться шаху. Поэтому направил к Вахтангу каталикоза Евдемоза и Луарсаба спаспета и призвал Вахтанга.

В то время к Вахтангу возвратились от царя Арчила посланные им [Вахтангом] Залиа Шаншиашвили, сын Баадура и гонец Мамука с призывом идти в Россию. Поэтому Вахтанг посоветовался с знатными имерами – идти ему в Россию или в Картли, а они советовали идти в Картли. Отправился и прибыл в Картли. Там каталикоз и Луарсаб дали веру о невредимости и после прибыл в Тбилиси лета Христова 1701, грузинского 389.

Царь Эрекле принял радушно прибывшего Вахтанга и оказал ему большие почести и вернул ему и владенье что было приказано [ему шахом]. После этого направился Вахтанг в Сурами и забрал жену и сыновей своих и домочадцев и некоторое время находился у Назарали-хана.

А когда Вахтанг стал владельцем своих вотчин, Абашидзе вернул ему Хефинисхеви, «ибо ваша есть».

А царь Гиорги утихомирил всех непокорных, ибо Хосрошах и Шахдада, владельцы булуджов, явились к нему охваченные страхом и с поклоном. Затем опять авганы, граничащие с индусами, и булуджи пришли грабить Хорасан. Царь послал на них грузино-кизылбашские войска. Прошли они жестокую пустыню, догнали [их] и завязался бой сильный, но счастье царя взяло верх и истребили всех без спасения и пришли к царю с победой.

Но затем восстали булуджи против Кандаарского хана, особенно Мир-Самандар и разоряли окрестности Кандаара. А тот хан послал [на них] Тамаза спаспета, ибо был [он] дядей Тамаза. И побеждал их Тамаз многажды. Потом напал Мир-Самандар, убил Тамаза и побил его воинов и после этого не смог противостать Кандаарский хан и постоянно грабили [они] окрестности Кандаара, так что хан не мог выходить из крепости.

Узнав обо всем этом, шах велел Левану, чтобы царь Гиорги получил вновь Картли и спасаларство Ирана и управился с делом Кандаара. А Леван немедленно сообщил об этом царю. Встревожился сильно царь из-за этого дела и не желал [этого], однако вынуждали бывшие с ними грузины свершить это. По этой причине попросил шаха отдать теперь же правительство Картли Вахтангу и потом отправить в Картли Левана, чтобы он привел в порядок дела тамошние распавшие и прислал войска Картли. Выслушав просьбу, шах исполнил все это царю Гиорги и написал Назарали-хану: «Возвращаю Картли царю Гиорги, а тебе отдаю Кахети и [жалую] куларагасом. А теперь езжай ко мне». Услышав об этом, царь Эрекле ушел и отвез семью в Марткопи, а сам вернулся в Тбилиси, готовясь ехать к шаху.

Вахтанг, царствовал 8 лет, татарского 1115 пришел Леван

И пришел Вахтанг в Тбилиси и сел правителем Картли лета Христова 1703, грузинского 391. И царь Эрекле отправился в Испаган в мае. Затем июля 15-го прибыл и Леван.

А этот Леван был с юных же лет боголюбивым, мудрым и почитающим премудрости, строителем и украсителем церквей, скромным и не поминающим зло, милостивым, спокойным, вдумчивым и мудроречивым. Он устроил дела всякие картлийские и никому не отомстил за содеянное ими зло царю Гиорги.

Затем вновь по представлению царя отпустил шах Гиорги эристава, Папуа Мухранбатона и всех картлийцев с дарами.

А Леван отправил воинов-картлийцев к царю Гиорги [в количестве] 2000 всадников. И когда они явились к царю в Кирман, выступил царь, в Кандагар. Но до этого царем были посланы [туда] Систанский хан и Кациа, сын Тамаза. При их приходе авганы и азары узнали о прибытии [вслед за ними] и царя, по этой причине подчинились и не было больше разорения от них.

И шедший [в Кандагар] царь прошел жестокую пустыню и прибыл в Систан, оттуда в Гиришк и из Гиришка пришел в Кандагар. При появлении царя напал на всех страх и ужас и явились все к нему. Затем [царь] велел: «Всякий, кто подчинится, должен явиться ко мне и пожалую всех по достоинству их. А если не пожелают, истреблю мечом». Услышав это, явились все к царю с большими дарами и подчинил всех и обложил данью.

После отправился [царь] на охоту с большим войском. Мир-Самандар же подумал, что идет царь на него, выступил наскоро с племянником и несколькими рабами и явился к царю. За это царь пожаловал его и одарил и затем заручился его повиновением и обещанием выплатить дань в срок и отпустил[15].

После этого прислал индийский царевич, сидевший в Кобуле, [послов] с большими дарами и просьбой о мире, ибо он также предполагал, что царь идет на него. А царь отослал те дары и письмо его к шаху. За это шах остался весьма благодарен ему и те дары [индийского царевича] и многое другое пожаловал царю же, а также послал ему дары для индийского царевича и велел отправить своего посла. По этой причине царь стал весьма доверительным лицом шаха и завидовали этому кизылбаши.

А Леван привел в порядок расстроенные всякие дела Картли и оставался в Картли 15 месяцев и оставил сына своего Вахтанга правителем Картли, а сына своего Иесе взял с собой и отбыл в Испаган лета Христова 1704, грузинского 392, татарского: 1116, сентября 26.

А этот Вахтанг был богобоязненный и [бого-] любивый и весьма деятельный, почитающий власти одаривающий вдов и сирот и нищих, милостивый строитель церквей, украшатель икон и крестов, любящий знания, мудрый, доблестный и мужественный, прекрасный телом, усердный, щедрый и уравновешенный, хотя временами грозный. Он сплотил всех грузин. Хотя царь каталикозом посадил тог же Николоза, однако сговорились епископы и архимандриты и не пожелали Николоза, ибо человек он мирской, а Эвдемоза обвинили в невежестве, и волей Вахтанга избрали Доменти, сына Лавана и брата Вахтанга, недавно прибывшего из России и благословили [его] в 1705, грузинского 393.

А Вахтанг восстановил Картли и управлял (им), ибо когда при царе Эрекле картлийцы перешли в Кахети, он по приказу шаха вернул их на свои места. Ему подчинялись имеры, слушались кахи. [Он] привез из Влахети печатное дело и умножил книги божии, так что невежественные власти также начали читать. Устроил постоянное войско для охраны своей, написал книгу о праве и по ней судили судьи, отменил пленопродавство, унизил [в правах] татар и особенно стражу Тбилисской крепости, возвысил грузин, проложил каналы, построил села многие.

А кахи не позволили каталикозу Доменти занять свои владения в Кахети. Поэтому отправился [каталикоз] к шаху лета Христова 1707, грузинского 395. Шах пожаловал прибывшего каталикоза и отдал ему все свои вотчины и дары большие [и] затем отпустил и возвратился [каталикоз] в Тбилиси лета Христова 1708, грузинского 396. После прибыл он в Кахети к Имамкули-хану и разрешили занять владения свои и вернувшись [из Кахети], находился в Мцхета.

А когда царь [Гиорги] усмирил Кандагар, вновь восстал азарский султан Дакез. Царь велел Мирвеису убить или схватить его и привезти к нему. Тогда Мирвеис убил изменой и преподнес голову его и покорил царь Азару, а голову Дакеза отослал с Мирвеисом шаху и посоветовал не отпускать Мирвеиса [вновь] туда, ибо был [Мирвеис] злым [и] хитрым. Но дидебулы шаха из-за зависти к царю вновь отпустили [Мирвеиса] и сообщили о вражде [к нему] царя. И возвратившись в Кандагар, Мирвеис постоянно искал случай, чтоб убить царя, однако из-за страха изображал верность.

А царь послал в Иерусалим 2000 туманов в помощь Голгофскому и Крестовому монастырям и многое другое для украшения их. Затем прислал Оконскую икону и святыни и кресты, которые были взяты в залог из Самцхе, и один месх преподнес ему там все [святыни] и царь одарил его дарами бесчисленными. А как Вахтанг передал те святыни и Оконскую икону, 30 июля учредил праздник.

А когда распространилась весть об усилении царя [Гиорги], услышал [об этом] Париджан султан, бежавший в Индию. Поэтому пришел он к Папуне Цицишвили, чтобы отправил он его к царю, так как он владел султанством. Однако калантар был врагом султана, дал [он] взятку Папуне и султана убили в дороге. Услышав об этом, царь разгневался и велел отрубить голову Папуне, но внял мольбам грузин и воздержался от этого. Испугался тогда калантар и отложился со своим племенем. Разгневанный этим царь послал на него воинов-грузин и кандаарцев всех, во главе их поставил Александра, сына брата своего Луарсаба и его наложницы, а сам царь с отрядом абдалов и домочадцами своими и немногими грузинами остался. Тогда открыл царю измену Мирвеиса брат же [его] Мирвеиса, однако не поверил царь. А прибывшие войска царя разгромили крепости и побили сопротивлявшихся и пленили, захватили имущества их многие и подчинили всех

А здесь у царя в ночной дозор стоял Мирвеис. Воспользовался он случаем и призвал воинов и послушных своих, ушел тайно к своему отряду и напал на абдалского султана со словами: «Приказ царя!» и отрубил голову, так как не подчинялся он даже по приказу царя, ибо был предан царю. И если бы его не убил, [Мирвеис] ничего не смог бы свершить. Тогда напал на царя, но охрана царская – абдалы и племянник Мир-Самандара и немногие грузины сам царь бились жестоко и Мирвеис не смог их одолеть. Решил царь вскочить на лошадь и так биться, однако не позволили кизылбаши с женоподобными сердцами.

Тогда Мирвеис сумел отрубить голову кому-то и сказал абдалам: «Вот, я убил царя, возьмите имущество и сокровища себе, а людей оставьте нам». Поверившие в это, абдалы забрали богатства и ушли. Затем окружил Мирвеис с войском царя, и [воины] царские бились сильно, однако спутали кровли домов [грузины] и убили [авганы] царя Гиорги лета Христова 1709, грузинского 397, в великий четверток. И отобрал у царя иконы и кресты Мирвеис отослал шаху псалом, который читал в то время [царь] со славами: «так царь обманывал тебя». 3атем возвратился в Кандагар и защитникам крепости сообщил о смерти царя по повелению шаха, по этой причине отдали [ему] Кандагар и занял [крепость Мирвеис].

Как узнали об этом Александр и грузины, крайне опечалились. И ушли от них авганы все и как только отступили, несколько раз нагнали их войска Мирвеиса, однако каждый раз грузины побеждали их. И пришли в крепость Леил-Маджнура и там узнали о захвате Мирвеисом Кандагара и направились в Гиришк, однако провожатые обманули их и вновь привели в Кандагар и вошли туда, за стенами фруктовой рощи. Подошли войска Мирвеиса и окружил их. Тогда глупой хитростью Иер-Махмад, брат Мирвеиса, взял Александра в Кандагар. Затем потребовали у грузин оружие и заставляли принять мусульманство и поселиться там же. Встревожились сильно этим грузины и ночью пробили стену фруктового сада, вышли и ушли. Но и здесь нагнали их воины Мирвеиса многажды, однако одолели [грузины]. Встретили их и у кандагарской воды, но пришедшие грузины, увидев их, переплыли и все вместе вышли [на другой берег] и разгорелась битва сильная, дал бог победу, обратили их в бегство и побили многих. И дальше догнали [авганы] многажды, однако побеждали их грузины. Затем догнали 15000 авганских всадника 500 грузин, бились сильно и силою божиею истребили так, что немногие спаслись бегством и победоносные прибыли в Гиришк. Но и здесь по наущению Мирвеиса не дали им струги, вновь переплыли на лошадях безвредно. Однако на берегу остался человек немощный. Напали на него авганы, взмахнул пеший воин саблей и рассек полностью авгана в панцире и вскочил на его лошадь и он также переплыл. А авганы поднесли рассеченный панцырь Мирвеису и сказали: «С сотворившими такое не можем биться».

А грузины вошли в крепость Гиришка и укрепили ее, затем известили шаха обо всем происшедшем. Опечалился шах сильно этим, затем призвал Кайхосро, сына Лавана, отдал Картли в царство и спасаларство Ирана, ибо Леван был сильно болен, а грузинам прислал большие дары. А неугомонный в злобе Мирвеис собрал 13000 всадников и послал в Гиришк, чтобы обложить его. Тогда грузины решили до окружения [ими крепости] встретить их и напасть на них. И на втором рассвете напали на них и истребили многих, так что из их голов построили башни и кожи с Бежаном Ратишвили прислали шаху.

93-й царь Кайхосро, царствовал 3 года

А царь Кайхосро, собиравшийся отправляться и узнавая эти [победы грузин], радовался, однако не пожелали советники шаха отправления Кайхосро, так как грузины постоянно побеждали авган. [Поэтому] вновь послали грузинам дары, а бывшего там же Махмадкули-хана назначили командующим и отдали тамошние войска, чтобы он бился с Мирвеисом. Этот Махмадкули-хан послал в Кандагар к Александру писымо, чтобы сбежал он или сообщил, как можно напасть на Кандагар. А письмо это вручили Мирвеису. Разгневался он и вывел 30 грузин и отрубил головы. А Александра, Папуну и Нодара спас брат Мирвеиса. Тогда собрал Махмадкули-хан кизылбашско-грузинское войско и пошел на Кандагар. Мирвеис встретил прибывших боем. Где были грузины, обратили в бегство и побили бесчисленное [количество], а с другой стороны кизылбаши убежали и оставили грузин среди них. Увидев это, грузины кликнули друг друга и боем прорвались и они тоже пришли в Гиришк. За это послали Бежана Ратишвили к шаху и известили обо всем. Тогда шах послал Кайхосро с большим войском и дарами, а Кайхосро потребовал грузинских воинов. А Вахтанг, узнавший о смерти дяди и отца Левана, который умер лета Христова 1709, грузинского 397 в мае, печалился сильно. И после сетования отправил брату своему Кайхосро 1500 грузин всадников, а сам правил Картли. Но за то, что унизил татар, защитники Тбилиси, татары, отложились и заперли крепостные ворота и начали пальбу ружейную и пушечную. Вахтанг сообщил об этом шаху. Разгневался шах и прислал пристава, [который] прибыл и всех закованных преподнес Вахтангу. Затем взяли [их] в Испаган и заключили в Аламутской крепости. По этой причине исчезло пленопродавство. Только Назарали-хан, наподобие царя Ростома, посылал шаху пленных многажды, а Вахтанг, если не требовал шах, не посылал, и тех большей частью купленных.

А Мирвеис, узнав об уходе Кайхосро, отпустил Александра и бывших там грузин, отдал также тело царя и слуг их. Прибыли они в Гиришк. Оттуда с ними пошли все грузины и прибыли в Машат. Узнал это спасалар Кайхосро и приказал «вновь войти в Гиришк. Узнав о возвращении грузин в Гиришк, Мирвеис собрал войска и окружил Гиришк. А грузины из-за многочисленности его войск не посмели сразиться [с ними] в поле и укрепились в городе-крепости [в продолжение] четырех месяцев. Однако начали голодать, ибо 3 фунта ослятины продавалось за рубль серебром[16]. (Но зри коварство, ибо Мирвеис монаху Арсену Доленджишвили присылал муку в достатке).

Услышал спасалар о тяжелом положении Гиришка, прислал к ним на помощь Махмад-хана с 5000 всадников. По дороге к нему обратился Мирвеис [со словами]: «Ты знаешь что спасалар враг мой. Поэтому доверяю тебе и прошу ходатайствовать перед шахом, чтобы простил меня и явлюсь к тебе». Услышав это, Махмад-хан из-за зависти к спасалару не вник в коварство [Мирвеиса], а велел передать; «Приди и исполню все пожелания твои».

Мирвеис оставил Гиришк и утром появился перед ним. Видевшие [его] кизылбаши начали садиться на коней, чтобы сразиться [с ним], но Махмад-хан, полагаясь на договоренность, сдерживал их. Тогда напал Мирвеис с войском и полностью истребил [их] так что никто не спасся, кроме Заала Лорткипанидзе и Арешишвили, и они благодаря мужеству своему. А Мирвеис с победой возвратился вновь к Гиришку и известил обо всем грузин и потребовал Сехнию Цицишвили в заклад «и уйду в Кандагар». Опечалились грузины и не пожелали [выдавать его], но Сехниа пожертвовал собой ради них, чтоб спасти их от гибели. И отдали Сехния и ушел Мирвеис, хотя оставил все свое продовольствие им.

А Вахтанг, как было выше сказано, правил Картли и охотился зимой в Караиа-Сомхити, осенью [и] весной в Гори и Тбилиси, летом в Триалети, в Шамбиани. Но умер брат его Теймураз лета Христова 1710. грузинского 398. Опечалились все и горевали до [положенного] времени.

А спасалар пришел в Машат, из Машата в Пара. Там к нему присоединился брат его Иесе с кирманским войском. Тогда прислал Мирвеис [человека] и потребовал у спасалара выкуп за Сехнию и тогда отпустит его, но спасалар, опасаясь шаха, не посмел это и поэтому Мирвеис отрубил голову Сехнии. Оскорбился этим спасалар, пришел и стал лагерем у реки Кандагар и на том берегу стал Мирвеис с войском. Там узнал Мирвеис, что к спасалару идет султан абдалов с войском. Оставил он тогда там брата своего Иер-Махмада, сам ушел и напал и истребил 4000 абдалских всадников и возвратился.

Утром поставил спасалар справа брата своего Иесе, слева Александра и вступили в брод. Авганы же начали палить из ружей и пищалей, но Александр перешел вплавь с конным войском и бежали авганы при переправе Иесе, [грузины] догнали и побили многих. А Иер-Махмад не смог уйти и вошел в скалы Бабавели и окружили их кизылбашские воины. А усталый Мирвеис, шедший на подмогу своим войскам и видя это, поскакал в Кандагар. Увидел его Александр и погнался за Мирвеисом, а он укрылся в одной разрушенной крепости. Тогда Александр попытался напасть на крепость и захватить его, но кизылбаши посоветовали спасалару: «Мирвеис хитер, этот не Мирвеис, и когда нападем, он, наблюдавший за нами, нападет на нас и истребит наших воинов». Послушался их спасалар и призвал Александра к себе, однако Александр утверждал, что он и есть Мирвеис и настаивал на атаке. Но его вынудили вернуться, а к крепости приставили стражу. В ту же ночь Мирвеис вышел и вступил в Кандагар. Также Иер-Махмад обратил в бегство кизылбашей и тоже вошел в Кандагар. После узнали, что был Мирвеис и крайне опечалились, от чего случилось зло, о чем идет речь ниже.

А на другой день подошел спасалар и стал у стен Кандагара и думали, что Мирвеис выйдет, однако не вышел [он]. Затем послал спасалар шарбашарского султана, встретил его Мирвеис и отогнал. Увидя это, Иесе и Александр атаковали и Мирвеиса обратили в бегство и побили более 200 [и] у крепостных ворот отрубали им головы и возвратились с победой, с утра до вечера находящиеся в бою.

Но бои продолжались три месяца и с той и с этой стороны погибали многие. Хотя перекрыли дороги к Кандагару, однако из-за достатка продовольствия Мирвеис не испытывал нужду.

После того распространилась среди кизылбашей и грузин тоже болезнь желудка и не хватало продовольствия. Увидел это Мирвеис и перекрыл дороги и шедших [к войску] с продовольствием кизылбашей убивал. Видя это, Мир-Самандар, который обещал прибыть с войском к спасалару, не пришел и продовольствие тоже не прислал. От болезни и отсутствия пищи войска начали терпеть бедствия. А Мирвеис ободрял своих воинов. Потом выслал немногих воинов, а сам тайно выступил вслед за ними. Атаковали их кизылбаши [и] грузины, перегоняя друг друга. Авганы убежали, но как только вышли на удобное место, напал на иих Мирвеис, обратил их в бегство и побил мнопих, хотя благодаря мужеству грузин остальные сумели уйти. Но с тех пор напал страх на кизылбашей и уже не могли биться с авганами. Вновь Мирвеис вышел [из крепости] и сражались. Но Мирвеис выходил из крепости, когда считал лучшим, а если нет, бился оттуда. Ворвались [тогда] туда грузины и спасалар также пришел на помощь, одолели Мирвеиса и побили его воинов. И закрепились пешие авганы в скалах и палили из ружей. Тогда пришел какой-то кизылбаш, сказавший: «Приказ спасалара, заканчивайте битву и отступите». Услышав это, кизылбаши оставили грузин и ушли. Видя это, авганы вновь атаковали и побили многих. После убили мужественно сражавшегося Александра.

Тогда испугались сильно кизылбаши и посоветовали спасалару отступить и умножить войска и вновь придти и сразиться [с авганами], так как умножились болезни, смерть и голод. Узнал об этом Мирвеис и прислал спасалару условия мира: «Если уйдешь, не причиню тебе вреда и если шах даст тебе воинов, вновь приходи». Поверивший [в слова Мирвеиса], спасалар велел выступить ночью и направил Иесе, чтобы не остались воины, а [бросить] только обоз. Тогда коварный Мирвеис выслал стрельцов и начали [они] палить. Видя это, женоподобные кизылбаши бежали. Иесе также не оглянулся на своего брата, тоже бежал и оставил спасалара с немногими воинами. Но спасалар не пожелал бежать и атаковал Мирвеиса с немногими [воинами] и разбил их и обратил в бегство. Однако увидели авганы сверху бегущих кизылбашских воинов, крикнули своим воинам об их бегстве, повернули вновь [они] и напали на спасалара. Хотя доблестно сражался спасалар, ибо убил троих всадников, однако шестеро сразили спасалара копьями и умер [он] лета Христова 1711, грузинского 399, октября 26. Затем авганы погнались [и] разбили кизылбашей и захватили полностью их богатство и добычу. А Иесе с грузинами прибыл в Гиришк и оттуда в Испаган.

А Вахтанг, правитель Картли, после скорби веселился и охотился, как было сказано выше. Затем выступил с войском на Осети, вступил и разрушил 80 башен, поджег и пленил непокорных, прошел Зрамаг и Жгельскую лощину и перешел Кедела и прибыл в Кударо и из Кударо [возвратился] с победою в Картли лета Христова 1711, грузинского 399. [После] захватил Двалети и наложил [на жителей] дань и находился в Гори, веселясь и размышляя

94-й царь Вахтанг, царствовал 3 года

В это время сообщил шах о смерти брата своего и Картли отдал ему. Опечалился весьма Вахтанг и отбыл в Тбилиси, а там советники посоветовали идти к шаху. Послушался [Вахтанг их] и написал шаху об этом. Затем выдал своих дочерей замуж – Тамар за Теймураза, сына царя Эрекле, а Ануку за Вахушти Абашидзе.

После того прибыл мехмандар проводить [его] к шаху. Тогда оставил [Вахтанг] брата своего Свимона правителем Картли, а царицу и сыновей своих отправил в Гори и сам с немногими людьми отбыл лета Христова 1712, грузинского 400, апреля 23.

И прибыв к шаху, был [он] принят с большими почестями и полюбил [шах его] за его доблесть и предлагал [шах принять] мусульманство и обещал большое жалованье и скорый отпуск. Однако он не согласился, говоря: «Я явился для того, чтобы враги не строили козни и Картли не был поколеблен. Но [у вас] находятся братья мои мусульмане и пошли, какого хочешь и я останусь у тебя». Тогда собрался шах отпустить Вахтанга со своей верой, однако не позволили амиры, советники его, и Иеое также не захотел идти по воле Вахтанга.

А так как среди мусульман считалось грехом платить дань и служить христианам, а цари Картли имели многих данников и слуг мусульман, то больше по этой причине омусульманивали царя. А жалованьем их было то, о чем говорилось выше в связи с Даудханом и [оплачивали царям] приезд и отъезд, и пока они находились в их странах, все расходы были их и три дня по приезде и три дня до отъезда прислуживали и подносили продовольствие для обеда и ужина, все [со стола] шаха на его же подносах.

А в том же году Свимон взял в жены дочь Бардзима, помолвленную с Кайхосро, и справил свадьбу, чтобы привлечь [на свою сторону] Гиорги эристава и затеяли к Вахтангу пронырство.

В том же году, августа 2, родился в Гори Гиорги, сын Вахтанга от царицы Русудан.

А Иесе восстановил против брата тбилисскую стражу, которым был топчибаш, и доносили шаху о сожжении корана и насилии многом над мусульманами. Для этого прислал шах в Тбилиси Холофу, чтобы выяснить, какое зло совершил Вахтанг над мусульманами. А тайно предложили ему – если найдет случай, самому занять Картли, а Свимона послать сюда [в Иран]. С прибывшим Холофой сговорились Свимон и мтавари картлийские против Вахтанга, так как, когда Вахтанг захватил Осети и создал отряд своих телохранителей, с той поры баялись Гиорги и Датуна эриставы потери своих вотчин. Поэтому написали шаху: «Не желаем Вахтанга, а пришли Иесе». И вот странное, ибо каталикоз и епископы и власти дали разрешение за подвижника Христа Вахтанга, а сотворив сие, осудили Холофу и возвратился [он] в Испаган.

А в те времена появилась саранча, затмевая солнце при полете и был голод сильный.

А Свимон правил больше неправдою. И не побоялись бога и сотворили и сие: схватил Свимон каталикоза Доменти и отослал Бакару, чтобы ослепил его, однако не разрешила царица Русудан и находился [каталикоз] с ними в чести.

Когда шах услышал такие дела про Вахтанга[17], тяготился сильно и не хотел так [поступать], однако вынудили амиры и отпустил Иесе на царство в Картли с дарами, ибо Иесе обещал шаху прислать царицу и сыновей Вахтанга и пятьсот картлийцев с семьями для поселения их в Фарабад.

95-й царь Иесе, царствовал 2 года

Пришел сей Иесе, нареченный шахом Аликули-ханом в Тбилиси Христова 1714, грузинского 402. А был он мужественный, доблестный, милостивый, щедрый, одаривающий великих и малых, любящий пир, веселье и отдых, почитающий властей, и благословили его картлийцы все и поднесли дидебулы и знатные многие золото и серебро. И был он сильно омусульманившийся и поступал по их [обычаям], богатый и высокомерный.

А царица и сыновья Вахтанга ушли в Рача и отпустили каталикоза Доменти, которого Иесе принял с честью и вновь поставил каталикозом. Потом написал Иесе шаху: «Пока Вахтанг находится у тебя, не смогу выполнить приказаиное тобой. Заключи его». Опечалился шах, ибо любил сильно [Вахтанга], затем написал Вахтангу елейно: «Отправляйся с почестями в Кирман, клянусь, что скоро тебя призову опять и одарю богато». И отправился с большими почестями, как патрон их[18] [кирманцев].

А этот Иесе, который веселился и наслаждался непристойно с юнцами и неподобающими песнями, [вместо того], чтобы поступать величественно, отнял жену у Кайхосро Амираджиба, дяди матери своей, племянницу бабушки своей, дочь Эрасти. и взял себе в жены. Осудили [его] каталикоз-епископы и особенно Иоанн Саакадзе, настоятель Гареджского [монастыря] Бертубани, человек достойный, однако не послушался он, говоря: «Подобает мне, как мусульманину».

Затем привел в жены Елену, дочь царя Эрекле лета Христова 1715, грузинского 403 и справил свадьбу славную, хотя и неудовлетворительную.

В это время прошли чарцы Кахети, пришли в Хунан, разорили деревни, пленили [людей] и ушли. На это просили кахи помощь у Иесе, направил он Луарсаба спаспета с [войском] Сабаратиано. Вернулся после Луарсаб к Иесе бежавший и разгромленный. Затем послал Автандила Амилахора с [войском] Верхнего Картли. Прибыл он в Сагареджо, однако и он вернулся ни с чем.

Тогда, раз Иесе не сумел выполнить поручение шаха, призвал шах Вахтанга, дал Картли и спасаларство Ирана и обратили в их веру лета Христова 1716, грузинского 404 и направили в Тавриз, чтобы послал он войска в Хорасан, а правителем Картли поставили Бакара, сына его. И прислали [из Персии] пристава, чтобы схватить Иесе и передать [его] Бакару пленным, ибо так потребовал Вахтанг. А Бакар из Имерети прибыл в Мцхета, ибо в Тбилиси было моровое поветрие, а Иесе ушел в Кахети. Бакар послал шахского пристава за Иесе, однако господарь кахов Имамкули не разрешил. Об этом оповестил Бакар отца своего и царь [сообщил] шаху. Разгневался шах и прислал мурдара своего, пришел он, забрал Иесе, привел и передал Бакару, а Бакар заключил в тбилисском дворце. Затем по приказу отца схватил Луарсаба спаспета, однако его спасла царица Русудан. Потом схватил Эрекле Мухранбатона и ослепил [его], а Мухрани отдал Левану, сыну Папуны. Затем умертвил Папуну Диасамидзе, который был подстрекателем братьев. И кое-кого других изгнали и это все совершил по велению отца.

96-й царь Бакар, царствовал полтора года

А так как Вахтанг предполагал идти в Хоросан, по этой причине осмелился он просить у шаха, чтобы дал [он] царство Картли сыну своему Бакару. Послушался [шах] и отдал [царство Бакару] и обратили [Бакара] в их веру лишь славами, а не делом, находящегося в Коджори лета Христова 1717, грузинского 405.

А тем летом вышли от Сулхава лезгины-чарцы 8000 всадников, разорили они Болниси и ущелье Кция до Тавмргвала. Узнав [об этом], Бакар послал дядю своего Свимона (который горевал, ибо во время морового поветрия погибли семья и слуги его, причиной чего называли проклятье каталикоза). Пришел Свимон с тремястами всадников к селению Назара, напали лезгины и окружили их, однако после ружейной пальбы атаковали грузины в гущу их и обратили в бегство и побивали как диких зверей, но из-за многочисленности лезгин рассеялись грузины. Увидели это чарцы, собрались вместе и побили грузин и заставили их бежать, преследовали до Марнеулской горы и возвратились, прошли Караиа с добычею, но из-за жары и жажды погибли многие и после того до какого-то времени не смели грабить.

А когда Бакар лишил Датуну Ксанского эристава звания сахлтухуцеса и дал Эдишеру, сыну Кайхосро Лопина, счел это Датуна причиной и отложился. Поэтому послал Бакар на него брата своего Вахушти и при его прибытии умер Датуна эристави, а сыновья его ушли в Кахети и занял его владения Вахушти.

Но Шанше, сын Датуны, отправился к шаху в Казвин. Царь Вахтанг также был шахом вызван из Тавриза туда. Царь Вахтанг выпросил у шаха прибывшего Шанше, отдал шах и пленного [Шанше] прислал [царь Вахтанг] сыну своему Бакару. Бакар его также заключил в Тбилиси. А затем с согласия же царя Вахтанга лишил [его] шах спасаларства и отправил в Картли, чтоб управиться с лезгинскими делами.

94-й царь Вахтанг, царствовал 5 лет

После прибыл царь Вахтанг лета Христова 1719, грузинского 407 [и] сел на престол. Поклялись ему в твердой верности все грузины и благословили все [его] на царство и поздравили и поднесли золото и серебро многое [и] дидебулы [и] знатные [и] азнауры [и] каталикоз и епископы-архимандриты. (А этот порядок издревле существовал в Грузии и так совершали с каждым в Тбилиси и после этого почитали царем и никого, кроме него). И было веселье великое и радость по поводу прибытия Вахтанга и правил он добром.

Тогда схватил [царь] мелика Сомхити, сына Камарбега, и расстрелял ружьем. Затем [схватили] Баграта Цицишвили, Пешанга Палавандишвили, Джамаспи Херхеулидзе, Папуну Ревазишвили и Платона Вешапидзе, [но] спас их от смерти каталикоз и распродали [их] в Осети, как коз.

А так как царь имел от шаха поручение [управиться] с делами лезгин и лезгины разоряли не только Кахети, но [также] Гянджу, Бардав н Ширван, поэтому встретились в Мухрани царь Вахтанг и господарь кахов Имамкули, заключили мир и обещал Вахтанг послать войска в Кахети следующей весною. Послал [царь] Эрасти, сына Каплана с войском Сабаратиано, оставался он в Кахети около трех месяцев, не дали кахи [ему] воевать и возвратился в Тбилиси ни с чем.

После того сбежал Шанше в свою вотчину и отложился. А царь послал на него сына своего Бакара на Ксани и Вахушти на Лиахви. Вступили они и отобрали все, однако в Чурта [воины Шанше] обратили в бегство немногих воинов [царя] и закрепился там Шанше. Поэтому царь призвал имеров. Прибыли Шошита Рачинский эристави, Свимон и Леван Абашидзе с войском [и] напал царь на Чурта. Увидел это Шанше и, [в знак повиновения] повесив саблю на шею, явился к Бакару, [а] он привел к отцу. Вернулся царь в Тбилиси и дал имерам поохотиться и попировать, одарил богато и отпустил и до времени Шанше также отпустил с ними.

Однако вновь сбежал Шанше и укрепился в Чурта. В это время прислал шах ширванского хана на помощь кахам. Как он прибыл в Шаки, напали чарцы, убили хана и истребили его воинов. Поэтому велел шах царю разорить Чари и царь со всем собранным войском Картли выступил, а кахи привели [его] на следующий день в Магаро. Взмолились чарцы царю, чтобы пожалел их и повинуются ему во всем. Тогда прибыл от шаха Бежан [которого звали] Подседельник, чтоб царь возвратился от них [к себе]. На обратной дороге царь поохотился в Караиа и вернулся в Тбилиси.

А весной собрал царь войска, пришел и стал в Зебекури. Увидев [его], Шанше вновь явился к царю с повинною и с саблей на шее, поклявшись на верность. Помиловал царь и пожаловал ему вотчины его полностью. Оттуда прибыл царь в Гори. Туда явился человек султана, ибо так как он послал племянника своего Александра с дарами в Ахалцихе для воцарения в Имерети, поэтому просил о помощи. Согласился царь и послал на помощь Вахушти.

А зимой узнал царь о появлении лезгин, собрался и стал в Хунани, ибо Сулхав угрожал и Гандже. Оттуда послал войска и отогнал их от Гянджи. Однако азнауры посчитали, что их посылают в Кандагар и затеяли там смуту. Схватил царь [их], некоторых умертвил, некоторых замучил, других лишил наследства.

И усилились [в это время] авганы и Махмуд, сын Мирвеиса, подошел к Испагану с 8000 всадников. Вышли тогда амиры, беги и 120000 войско сразиться с ним. Атаковал их Махмуд, обратил кизылбашей в бегство. И был там убит брат царя, куларагас Ростом с войском кули, сражавшийся мужественно. Истребил [Махмуд] воинов и подступил к Испагану лета Христова 1722, грузинского 410, в марте. Написал тогда шах царю, чтоб помог ему. Тем временем подошли к Гандже лезгины и ганджийцы также просили [царя] избавить их [от лезгин]. Затем прибыл посланец российского государя Мамука, чтобы присоединился [царь] к нему, когда он выступит в Персию. Услышав об этом, султан обратился к царю [с предложением] подчиниться ему.

Об этом посоветовался царь с мтаварами Картли, однако они не захотели идти в Испаган, ибо останется Картли обезлюденным и враги суть многие. Хотя постановили избавить [от лезгин] Ганджу и выступили в Ганджу. Однако как только царь пришел в Шанкори, узнал Сулхав, отошел от Ганджи и ушел к себе. Встретил [царя] ганджийский хан, привел в Ганджу и поднес дары большие и просил подчинить ему свои племена. Послал царь воинов, побили непокорных и подчинил (их) хану. Затем возвратился и прибыл царь в Тбилиси в мае. А в августе находящийся в Коджори царь получил от шаха таджи и перо и кинжал и саблю, осыпанную камнями, и должность спаспета Адрибежана [и повеление], чтобы захватить Ширван, ибо владели им лезгины.

[Тогда] вновь прибыл Баадур Туркистанишвили от великого императора Петра [с предложением] что, так как направлялся [император] из Солаха, прибыть царю в Ширван к нему. Потом прибыл посол от султана (с предложением) о покорности его. Однако [царь] оставил всех и выбрал русского царя, ибо надеялся на освобождение церквей и христианских сил.

По этой причине с собранным войском направился в Ганджу, казахскому хану пожаловал Казахи и призвал. Однако в Казахи стоял господарь кахов Махмадкули-хан и он уведомил царя: «так как Казахи шахом пожалован мне, не положено вам его отнимать, а воинов дам я». Согласился тогда царь, но потребовал тамошних воинов и договорились встретиться и видеться друг с другом у моста Гатехили.

А до этого царь освободил брата своего Иесе из заключения и пожаловал ему Мухрани и [должность] мсаджултухуцеса. А был он все же порочным и некоторые картлийцы также и не пожелали встречу Махмадкули-хана с царем, желая смуты. По их совету Махмадкули-хан ночью перешел Мтквари у Гемикаиа и прибыл в Сагареджо и в воинах также отказал царю, и по этой причине возникла неприязнь между ними.

И царь Вахтанг прибыл в Ганджу и оставался там три месяца и ничего не мог узнать о государе Петре. После прибыли Баадур и посол царя Петра в Тбилиси, так как сам [государь] возвратился назад и обещал вновь прийти весною и обо всем этом известил царя Вахушти.

В то время войска царя и Махмадкули-хана сражались в Казахи. Тогда направил Махмадкули-хан чарцав, которых вели кахи, и разорили деревни Лило. Услышав об этом, царь возвратился и прибыл в Тбилиси, затем послал Бакара и Иесе для разорения Сагурамо. Подошел Теймураз с кахами, начали переговоры и заключили мир и Теймураза привели в Тбилиси вместе с кахами. Поклялись они перед царем, епископами и мтаварами не оспаривать [ничего у царя] и об единстве. И поверил царь и отпустил их с дарами.

После того взяли авганы Испаган октября лета Христова 1722, грузинского 410 и сел в Тавриз Шах-Тамаз, сын шаха Султан-Усеина, который был послан туда шахом во время осады Испагана. К этому Шах-Тамазу от царя был послан Сехниа Чхеидзе. Этот Сехниа угодил Махмадкули-хану и ничего не сообщил царю, ибо царь и Махмадкули-хан унижали друг друга перед шахом. А Шах-Тамаз по совету [советников] пожаловал Картли Махмадкули-хану и выбрал шах-Тамаз его. Об этом известил Махмадкули-хан стражу Тбилиси, они заперли крепостные ворота ночью и начали палить из ружей и пушек.

Тогда царь выслал царицу в Гори, а сам с войском стал в Тбилиси. Затем подошел Махмадкули-хан и стал у Авлабари. А Теймураз тайно вошел Мцхета и укрепили ее кахи. Потом кахи подкрались и захватили Клдисубани Тбилиси. Атаковал их Бакар с войском, побили кахов и обратили в бегство, занял сам и поставил стражу.

А Махмадкули-хан привел на помощь ганджийского хана и ереванские войска и лезгин, а царь рачинцев и имеров Абашидзе. И длилась война три месяца.

После вновь появились грабители у Телети. Услышав это, Бакар выступил на них. Однако увидев [что он ушел], из Авлабари вышли кахи [и] лезгины и подошли к Табори, повернул Бакар с войском и атаковал их, обратил в бегство и побили многих, ибо обнаглели они.

Когда Мамука, сын Тамаза, стоял в Табахмела, напали [на него] кахи, и атаковал он и разгорелась битва, одолели Мамуку и побили многих. А в брата Мамуки, Раваза, попали девять пуль, однако [все же] ушел и вылечился. И теперь же убили Вахтанга сахлтухуцеса, сына Гиви Амилахора, совершенного во всем.

А Ганджийский хан пришел в Шулавери, прогнал воинов и опустошил Шулавери. Слышавший это царь послал Вахушти с войском Сабаратиано [и] имеров. Подошли они и истребили племена Борчалу, однако хан не вышел из Агджакальской крепости. Затем вернулись и стали в Цопа. На другой день послали отряды грабить. Тогда жители Сомхити известили хана о том, что Вахушти остался без войска. Тогда Махмадкули-хан выслал кахов и лезгин на помощь хану. Узнав это, (вскочили они быстро на коней и выступили. Узнал Вахушти и встретил их, однако атакованные [ими] отступили в укреплениях и бились до вечера и присоединялись к нашим войскам [посланные нами] отряды. Затем атаковали слева, обратили кахов в бегство и побили многих и прибыли с добычею в Тбилиси.

Затем вышли отряды грабителей [кахов], напал на них Бакар, истребил, других пленил трехсот [воинов]. А на обратном пути Бакара встретили кахи [и] лезгины и кизылбаши, атаковали [воины Бакара] и при первой же атаке обратили в бегство и побили большую часть и остальные спаслись, войдя в Сеидабад, а Бакар вернулся в Тбилиси.

Затем царь направил Вахушти в Мцхета, ибо Деметре Капланишвили, которому мцхетские [жители] предложили занять Мцхета, навел мост и по этой причине просил войско у царя.

Первым был послан Иесе, и выступили кахи, чтобы напасть на Иесе, но побил [их] Иесе, а спасшиеся беглецы вошли в Мцхета. Однако Иесе, не желая [продолжать] сражаться, ушел в Мухрани.

А Вахушти с 600 воинами подошел ночью и окружили Мцхета. Тогда молившимся в церкви кахам заперли ворота мцхетские [жители]. [И] хотя палили кахи сильно, однако [воины царские] ворвались, разбили и захватили всех и заняли Мцхета, забрали мтаваров кахов и преподнесли [их] царю в Тбилиси.

Затем вновь послал Бакар воинов ночью и отнял у них Табори. Встревожился этим Махмадкули-хан, ибо стоял [он] в Сейдабаде, снялся утром и направил к Табори пеших тушов и лезгин, взяли они Табори и пошли [они] на Бакара. Тогда Бакар атаковал Махмадкули-хана и сразу обратились [воины Махмадкули-хана] в бегство. И побивали их картлийцы [и] имеры и столпились они в теснине Мтквари, однако еще больше погибали в Мтквари. Но погнаться за ними не позволили Бакару мтавары коварством [своим], – так как чуть погнавшись, [Бакар] схватил бы Махмадкули-хана – чтоб не уничтожил [Бакар] соперника своего. Забрали [тогда] знамена и добычу его и осадили Тбилиси, ибо, не успев уйти, Теймураз вошел в крепость (отсюда пошли нижесказанные дела злые наизлейшие).

А Махмадкули-хан переплыл на лодке [реку] у Гемикаиа, прибыл в Марткопи и оттуда в Кисики [чтоб собрать] лезгинское войско, ибо опасался шаха, так как коварством затеял он смуту эту. А царь из Сейдабада подошел к крепости и успокоился, затем послал Вахушти в Марткопи, который разорил его и возвратился в Тбилиси.

В ту пору стоял арзрумский паша в Карсе, собираясь разрушить Ереван и захватить Адрибежан. Присылал он к царю, чтоб не помог бы им и пожалует ему султан дары большие. В ответ послал [царь] Эдишера Рочикашвили и обещал не помогать им, так как надеялся, что весною прибудет русский царь.

Потом прибыли в Сейдабад и присоединились к царю знатные кахи все. А прибывший [в Кисики] Махмадкули-хан обещал лезгинам серебро многое, взял их с собой, и напали они на царя в Тбилиси. [И] смотри измену, ибо воинов было много, Мтквари прибавил сильно и мост [был] узким. Но находящийся там Свимон не разобрал моста, засады тоже не укрепил и картлийцы также оставили царя в руках вражьих, и видя такое положение ушли все. Видевший это конюх подвел коня к царю, а также к Бакару и ушли они. Тогда доблестно вел себя Ростом Палавандишвили, защищая царя и не подпуская лезгин. А лезгины побили картлийцев и кахов многих и подступили к городу. А царь прибыл в Мцхета и Бакар направился в Душети, чтобы подоспеть с войском в Тбилиси, однако Гиорги эристави отпустил его без коня.

А Махмадкули-хану отдали город и вошли лезгины, разорили и многих пленили. Вышли также татары, защитники крепости, и подожгли [собор] Сиони и разбили икону просвятой Богоматери[19]. И сколько девиц и истинных матерей и монахинь было растлено злодеями и кровь праведных пролилась [от рук] неверных, лета Христова 1723, грузинского 411.

А Бакар возвратился к отцу и направились [они] в Гори. И занял Махмадкули-хан Тбилиси, призвал картлийцев и никто не пожелал явиться, ибо [хотя] на Сабаратиано послал войска лезгин, все же не пришли. Явился только Гиорги эристави из-за зависти к царю. После пришел Шанше Ксанский [эристави], кое-кто из Бараташвили и Цицишвили, а из Верхнего Картли никто [не явился]. За это Махмадкули-хан послал брата своего Теймураза с кахами и лезгинами.

Тогда царь отправил царицу в Имерети и сам стал в Кцхинвали и отпустил оттуда посла русского царя вместе с Баадуром и попросил о помощи.

А обо всем этом узнал сараскир[20], находящийся в Карсе, и выступил, так как счел время удобным, и оповестил царя: «пришли ко мне родсвенника твоего, прогоню я Махмадкули-хана и именем султана вновь отдам тебе Картли». По этой причине послал царь [к сараскиру] Иесе, однако после него отправился и Бакар и встретил сараскира в Шанбиани, хотя и Теймураз подошел в Чала.

В это время у царя стало много войск, ибо прибыли Свимон Абашидзе с имерами и верхнекартлийцы все, и намеревался [царь] напасть на Теймураза. Однако известили о приходе [царя] османы [и] отступил вновь Теймураз в Тбилиси, а османы появились в июне и стали в Куркута.

Увидел Махмадкули-хан, что не сможет нанести вред, явился к нему и преподнес крепостные ключи, чтобы отдал [сараскир] ему Картли.

Сараскир прислал янычаров и поставил в крепости. На другой день по просьбе Бакара схватил Махмадкули-хана и посадил под арест, а на персиян, жителей крепости, послал янычаров, [которые] разграбили их имущество и скот и выгнали всех из крепости обобранными и отдали город и Картли Бакару. Поэтому известил [Бакар] отца, чтобы прислал он османам дары. Послал тогда царь 12 лошаков, нагруженных золотом, серебром и украшениями.

После [того] арестованный Махмадкули-хан взмолился Бакару, чтобы отпустил [он его] и поклялся быть наподобие раба его. Помог он [Бакар] сбежать и пришел [Махмадкули-хан] в Кахети. Потом схватил [Бакар] по приказу отца и сараскира Гиорги эристава с сыном и сахлтухуцесом Теймуразом. Затем обезглавил Гиорги и османы направились для разорения и пленения Душети.

Тогда вынудили османы царя повидаться с кехой. И стоял царь в Оками, а османы стояли в Шиосубани. Сюда прибыл для свидания с царем кеха и поклялись османы царю, что не отставят его от царства и решили вступить в Душети. Поэтому царь пришел в Ксанское ущелье с целью наступать со стороны Гремисхеви. Увидев [это], Отар, сын Гиорги эристава, дал взятку кехе и выразил покорность и явился к кехе, а кеха по этому уговору отпустил Отара, а сам направился в Тбилиси. Но после [Отар] прибыл к находящемуся в Кцхинвали царю, так как бежавшая от лезгин дочь его Тамар вместе с Теймуразом прибыла в Ананури. И царь выступил на ее помощь и стал в Аргуни, не доходя до Душети, но лезгины возвратились назад. А Отар явился к царю и поклялся в верности. За это царь дал ему эриставство и вотчины его и отпустил.

Однако той ночью пришли лезгины, разорили Гремисхеви и захватили имущество кахов-беженцев и ушли. Погнался за ними царь, догнали [их] воины и обратили лезгин в бегство и побили многих и остаток их скрылся за стенами Цилкани. И после вновь вышли из Цилкани немногие [лезгины] и начали палить из ружей. Тогда бежали Свимон и Шанше и при подходе царя присоединились к нему. И войны стремились идти в атаку и разрушить стену, однако подошедший Шанше не позволил. [Тогда] отступил царь и стал в Ксовриси.

Затем пришли иные лезганы и разорили владения Амилахора и на обратном пути вступили в Шиосубани. В ту пору у царя был прибывший для кое-каких дел Свимон Абашидзе с немногими воинами. Собрались Отар эристави и картлийцы и требовали у царя [разрешения] сразиться. Но Шанше был врагом Отара и, так как войска Отара преобладали числом, не желал Шанше идти в бой, ибо Отар будет виновником победы.

И подойдя, вышли лезгины из Шиосубани, атаковали их имеры и разбили и обратили в бегство. Увидел это Шанше, повернулся и бежал. Погнались лезгины и убили Свимона Абашидзе и побили имеров, но больше картлийцев. И царя заставляли повернуть назад, но лошадь споткнулась и упал [царь]. Тогда Симарадишвили подвел свою лошадь и пришел [царь] в Кцхинвали и увидел царь, [что] картлийцы начали замышлять иное.

После этого, стесненный взятками [османам] и непристойными делами османов, Бакар ушел из Тбилиси от османов. Затем прибыл в Мужрани с целью разбить лезгин, однако не смог догнать, ибо ушли лезгины в Сагурамо. Возвратившись, [Бакар] прибыл к отцу в Али. После направился в Мцхета и туда же прибыл Махмадкули-хан и договорились об единстве [и] любви и разошлись каждый к себе.

После [того] направил [Бакар] дядю своего Иесе в Тбилиси к османам, а Иесе принял их веру, ибо когда был он пленен [грузинами], вновь вернулся в христианство и теперь поступил так, ибо был плотояден. По этой причине доверились ему османы и послали его с войском на Бакара, стоявшего в Гори-стави. А Бакар, не имея войск, не смог противостать и ушел в Атени. И османы заняли Сабаратиа-но. Но весной Бакар послал воинов, они разбили находящихся в Триалети османов и у Фока истребили 500 всадников, идущих в Тбилиси. За это [османы] вновь направили Иесе и Исака ахалцихского пашу с войском. Бакар не смог противостать и ушел в горы. А османы подошли к Гори, разорили окрестности и заняли Гори. На обратной дороге [они] прошли владения Амилахора, Мухрани и пришли в Тбилиси. Затем вновь под предводительством Иесе пришли в Кцхинвали, разорили и пленили османы и ушли.

Царь Вахтанг отбыл в Россию

В это время пришли из России посланцы Давид Назарашвили и Франгистан и передали царю приглашение в Россию. Слышавший царь, надеясь на их государя, собрался, выехал и прибыл в Рача лета Христова 1724, грузинского 412. С ним поехали картлийцы из каждого дома и кахи тоже многие, около 1400, и многие с домочадцами. Из Рача пришел царь Вахтанг в Дигори. Там встретил его шурин, черкезский князь. Прибыв оттуда в Черкез, встретили его большие войска русских и пришел в Солахскую новую крепость 28 августа, в октябре сел на корабль и вышел в Астрахань 8 ноября.

А после царя Вахтанга собрались картлийцы, привели Махмадкули-хана с кахами, тушами, пшавами, хевсурами и стали в Тедоцминда. Узнав об этом, османы забрали с собой Иесе с войском Сабаратиано и пошли, а грузины встретили их у Гупта, атаковали и османы бежали. Подоспел Иесе, навернул османов, атаковал вновь, разбил и бежал Гиви Амилахори и захватил Махмадкули-хана, погнались [за ними] османы, побили столько, что головы [убитых] Эрасти Капланишвили на арбах отвез в Тбилиси к Раджаб-паше, который дал ему в награду 30 драхканов.

И заняли весь Картли. И хотя Иесе не называли правителем, но с ним советовались и дела Картли вершили по нему. Но он собирал неправдой и забирал земли оптом и разбогател сильно.

Не осталось больше у османов противников, переписали весь Картли и определили подать на душу человека – драхкан, на овцу – полабаза, на корову – абаз, на буйвола и лошадь – полтора абаза, на урожай – пятину с фруктами.

И по этой причине было бедствие большое, и обернулась ложь на голову [свою], ибо лишили Отара эриставства, дали Теймуразу, сыну Ясона, а сбежавший Отар прибыл в Астрахань к царю. И разоряли османы вотчину Шанше.

Видя такое положение, каталикоз Доменти направился в Лоре, ибо не захватили еще османы, и при поддержке Иесе трон каталикоза захватил Бесарион. После [этого] приблизил паша каталикоза Доменти, но каталикоз попросил отпустить его к султану, ибо надеялся оттуда помочь Картли. Отправил он и прибывшего в Стамбул [каталикоза] встретили с великой честью, больше [чем] патриархов и выслушали обо всем. Однако Исак-паша Ахалцихский, которого посадили в Тбилиси наподобие царя, встревожился по поводу чести [оказанной] каталикозу, и при поддержке грузин донес султану [о нем]. За это каталикоза сослали на остров Тенадос и каталикозом Картли стал Бесарион.

А царя Вахтанга призвал император Петр Великий в Петербург. Прибыв в Царицын, узнал о смерти Петра Великого, опечалился сильно, но поехал [дальше] и прибыл в Москву. Там встретила его Дареджан, дочь царя Арчила, и встретились сердечно. Затем приехал в Петербург к императрице Екатерине и она оказала славную царскую честь и одарил бесчисленными [дарами].

После [того] весной направила [царя] в Гилян, чтоб заключить мир между ними и шахом. Поэтому царь призвал царицу в Москву и приехав в Москву, царя встретила там царица. И оставил там царицу и сам выехал в Гилян. А прибыв в Дербент, вручили ему синюю [ленту] кавалера Андрея [Первозванного] от императрицы.

Затем прибыл в Гилян и явились к нему все гилянцы и известил царь обо всем шаха. В это время у шаха был Надир Авшар. Он по велению шаха убил Фатали-хана Каджара и помог шаху захватить Машат. Шах нарек его Тамазом и пожаловал должность корчибаша. Затем захватил [Надир] Хорасан. И без него ничего не мог предпринять шах.

Тогда шах, посоветовавшись с ним, сообщил царю о [своем согласии] заключить мир, как он желает и прислал дары.

Однако преставилась императрица Екатерина и [на престол] сел сын сына Петра Великого тоже Петр, 13 лет. Он призвал Царя в Москву и прибыл царь [Вахтанг] лета Христова 1728, грузинского 416.

А за год до этого скончался Иесе. Тогда Исак-паша разделил Картли, Сомхит-Сабаратиано пожаловал Эрасти Капланишвили, вверх от Мцхета Баграту Цицишвили, Верхний Картли – Гиви Амилахору, Мухрани и владения эриставов – главам их [домов] и от них получал дань и остальное, что было положено.

Но взаимной завистью грузины усугубили бедствия и по их наущению османы грабили и отнимали, особенно [разорялись] разбоем и пленением от лезгин. И из-за мтаваров османы поработили [грузин] так, что если гонец [их] сразу же не получал коней, то садились на них самих, как поступили с Манучаром Капланишвили и Гиорга Кавтаришвили, надели узды, воссели [на них] и шпорили. Или если кто-либо причинит османам вред, посадят на кол и заставят выплатить серебро премногое, как поступили с Деметре Амилахором, которого вместе с двумя слугами посадили на кол.

Вновь возвысил Исаак-паша тбилисского мелика Ашхарбега, и когда явились к нему на прием спаспет Луарсаб и картлийские мтавары все, не обратил он [мелик] на них внимания, не пожелал видеть и отпустил.

А Теймураз Мачабели не подчинялся Амилахору и истреблял османов всюду, где находил их.

Вновь отложился Шанше Ксанский эристави. И Теймураза Арагвского эристава тоже прогнали османы и посадили Реваза и этот Реваз тоже не подчинялся османам. Поэтому Исаак-паша велел Махмадкули-хану и прислал ахалцихские отряды. Пришли они, прогнали Реваза и посадили Папуа, сына Зураба. Затем пришли, разорили Ксани и подошли к Ванатской крепости и из пещеры побивала многих османов, однако той ночью ушли из пещеры. Увидев это, дал Шанше османам дары [и] заключил мир с ними.

А Амилахори повел османские войска вместе с Махмадкули-ханом и напал на Мачабели в Мугути, разрушили крепость Свери, которая была построена Теймуразом Мачабели, однако в Мугути побили многих османов. Затем стало [Мачабели] трудно и ушел Мачабели и прибыл с семьей в Рача. А османы разорили, пленяли [и] разрушили крепости и прибыли в Гори.

И задумали османы обмануть и схватить Махмадкули-хана, так как явились там к нему лезгины. Узнал Махмадкули-хан и ушел в Кахети. А османы в основном покорили Картли и поделили деревни.

В это же время подошли лезгины к Чала, убили Эрасти, сына Реваза Амилахора, и разорили Чала, забрали 1000 душ пленных и ушли. И кроме этого и кроме тех бед, которых причиняли османы, каждой весной и осенью лезгины уводили пленных, ибо нападали отрядами в примерно 1000 [человек].

А услышав Усуп-паша, сын Исака, о выступлении лезгин, направился с османо-грузинскими войсками и в Мухрани атаковал лезгин, истребил их и остатки [лезгин] вошли в Шиосубани. Окружил [Усуп] их, нападали и побивали лезгин, но шум боя услышали другие проходящие лезгины, напали и прогнали Усуп-пашу, так что еле спасся, и побили лезгины большинство османов.

Затем атаковал лезгин в Надарбазеви Махмад-бег с османо-грузинским войском, а лезгины отступили к лесу, где притаилась засада. И как подошли османы, начали лезгины палить из ружей с двух сторон, побили османов и обратили в бегство так, что спаслись немногие.

После того на окраине Ничбиси возвращавшиеся из Гори османские воины встретили лезгин, при первой же атаке лезгины обратили их в бегство и большинство захватили в плен, а убитым воткнули их же чубуки в задний проход. И усилились так, что начали нападать на Самцхе-Джавахети лезгины и разоряли и [жителей] полонили.

Так что не осталось жителей в Мухрани, Картли и Сацициано и местами также в Сабаратиано-Сомхити, кроме как в крепостях, ибо даже для обработки земли спускались [в поле] украдкой, и увидя их [лезгин] возвращались в крепости. И османов побивали многажды так, что не могли они противостать [лезгинам].

Вновь разорили [лезгины] Джавахети. Узнали грузины и известили османов, подошли грузины и перекрыли перешейку Дидгорскюй башни и как появились лезгины, начали палить из ружей и побили [грузины] многих, а они бросили всю добычу и убежали. Тогда у Теладгоры встретили их османы и еще больших побили. Однако от самих османов было большее разорение и пленение и в бою тоже большей частью одолевали они.

И так как умножилось распутство, прелюбодеяние, содомия, пленопродавство, зависть, взаимное истребление и иное многое зло, поэтому и бог напустил [на землю] зло, ибо даже звери нападали и съедали без стеснения многих. Потом появились полчища воробьев, которые затемнили солнце своим числом и всецело съели посевы, чего не помнили веками. Затем погибли многие из-за чумы, однако никто не побоялся бога.

А после бегства Исак-паши прибыл Топал-паша. Он велел грузинам быть вооруженными и относился к ним с честью и учил единству и послушанию бога. В ту пору войска его всегда побеждали лезгин и истребляли [их]. Однако спустя немногое время отослали [пашу] в Багдад и после него вновь вернулся Исак-паша и стало по-прежнему, даже хуже.

А когда преставился император Петр второй и села императрица Анна, призвала она царя Вахтанга в Петербург, одарила его и направила в Дербент, чтоб захватить Шемаху и затем Картли. Выступив, прибыл [царь] в Дербент лета Христова 1734, грузинского 422. Однако вышеупомянутый Тамаз-хан первым занял Хорасан и прогнал из Испагана авганов и вновь посадил там шаха Тамаза. Затем вновь отнял у османов Тавриз и оставил шаха для взятия Еревана, а сам направился в Хорасан. Однако у Еревана османы отогнали шаха Тамаза, который вернулся в Испаган. Узнал об этом Тамаз-хан, пришел в Испаган и схватил шаха Тамаза, ибо был [шах] пьяница и низких поступков. А Тамаз-хан направился в Багдад и убил Топал-пашу и возвратился в Испаган и собирался идти на Багдад. Однако узнал [он] о походе царя Вахтанга из Дербента на Шемаху, оставил Багдад и подошел тайком к Шемахе, отобрал ее у Сулхава и затем напал на Сулхава в Кулмухи, захватил и разорил, забрал имущество его, перешел в Шаки и оттуда приступил к Гандже [и] прислал в Дербент к царю Вахтангу человека, чтоб явился к нему. Однако Вахтанг не пожелал и отбыл в Астрахань, ибо отдали русские все [владения] персидские Тамаз-хану.

Но этой зимой Тамаз-хан не смог вэять Ганджу. Тогда грузины истребили всех османов, находящихся вне Тбилиси. Гиви Амилахори также вошел обманом в Горийскую крепость и побил их и занял крепость. После [этого] явились грузины к Тамаз-хану у Ганджи. А он одарил их немногими дарами, отправил с ними Ханджал-хана с войском для борьбы с османами. Прибыли они, собрались вновь и стали в Авчала. Тогда из Тбилиси вышел Махмад-бег с османским войском, напали на них кизылбаши и грузины, обратили в бегство и побили, а остальные вошли в Тбилиси.

Затем кизылбаши и грузины стали в Коджори, а ночной дозор их в Цавкиси. Ночью пришли османы и истребили ночной дозор полностью, а утром напали на кизылбашей и грузин и сразились эти тоже и убежали османы и побивали [их], погнались [за ними] и подошли к Тбилиси [кизылбаши и грузины].

И этой весной Тамаз-хан оставил Ганджу сам и осадил ее другими войсками. Прошел он Сомхити, Дманиси перешел Каикули и подошел к Карсу. Тогда там находился недавно прибывший сараскир Корул с большим войском. Не справившись с Карсом, Тамаз-хан вернулся и стал у Еревана. А на третий день, утром, прибыл и Корул с войском, сразились и развернулся бой сильный, убили Корула и османы обратились в бегство, так что один захватывал сотню [осман]. Видя это, османы отдали Ереван, Ганджу, Лоре, Тбилиси. И занял Тамаз-хан и призвал грузин в Ереван, однако там схватил всех, кроме Кайхосро Капланисшвили, который в то время был спаспетом, и отправил всех под арест в Тбилиси. После захватил весь Каикули и жителей отправил в Хорасан.

Тамаз-хан прибыл в Тбилиси

Затем сам [Тамаз-хан] тоже прибыл в Тбилиси лета Христова 1735, грузинского 423. А дружины грузин ушли [все], кроме Вахушти Абашидзе.

А из Тбилиси направил войска и напали на Бардзима на [реке] Арагви. Оттуда кнзылбашей прогнали. Но в Верхнем Картли и Сацициано забрал многих душ и отправил в Хорасан. И узри гнев [божий], будто недостаточно было этого, ибо от Хилхила до Инджа валялись триста мертвых младенцев, брошенных матерями.

А Тамаз-хан, который собрался полностью разорить Картли, услышал о появлении крымских татар у Дербента. По этой причине оставил [он] Картли, прошел Кахети, разоряя его, и прибыл в Дербент. Однако крымские татары возвратились назад и [не застав их] он опустошил уцмия и пришел в Муган и там короновался и стал называться шах-Надиром.

Затем прибыл в Испаган, собираясь [оттуда] в Кандагар, а в Картли в качестве вали оставил Али-мирзу, сына Иманкули и Сефи-хана. Этот Сефи-хан приманил в Гори грузин, схватил Теймураза, Гиви Амилахора, Бардзима эристава и других, а Шанше сбежал, и отправил их в Испаган к шаху Надиру. А тот не причинил им вреда и взял с собой в Кандагар. Потом сделал Ханджал-хана ханом Картли, передал ему [этих] грузин и отпустил. А сам взял Кандагар и направился в Индию.

Обложил тогда прибывший [в Картли] Ханджал-хан поборами и [было] бедствие большое, ибо изымали ото всего – с деревьев, виноградников, пашни и животных. И этим подчинили воинов и нарекли «нокари» и мтаваров также пожаловали по их должностям и отняли вотчины и служили тбилисскому хану, ибо он же правил Кахети, Борчалу и Казахи. Часто собирали [кизылбаши] пленных и отсылали к шаху Надиру. Шанше же порой нападал [на кизылбашей], а затем отступал.

А царь Вахтанг обосновался в Астрахани и отправил в Москву сына своего Бакара с грузинами и привел туда царицу тоже и пребывал в покое один год. Затем преставился лета Христова 1737, грузинского 425, марта 26 и похоронили там с почестями большими и царскими. После него и царица уехала в Москву и остались они там.

И умер каталикоз Бесарион, затем прибыл Доменти из Стамбула в Имерети, призвали его в каталикозы, встретили [его] Ханджал-хан и знатные все и [весь] город и оказали почести большие.

И умер Ханджал-хан [и] дали ханство Алаверди, сыну Иесе от наложницы.

А так как не нападал [больше] Шанше, пошли кизылбаши на него, не смог Шанше устоять и с домочадцами бежал в Имерети и оттуда в Россию. Прибывшего в Москву Шанше ее пожаловал государь и вновь вернулся в Картли и занял владения свои и призвал лезгин и разорял земли.

А после бегства Шанше у брата его Арагвские эриставы отобрали жену и отдали кизылбашам. За это собрал Шанше лезгин и напал на Ананури, взял [его], разорил и истребил Арагвских эриставов полностью так, что никто не спасся (узри, ибо жену Гиорги эристава нагрузили каменной солью и так погнали).

Но не успокоился Шанше и разорял Картли с помощью лезгин. Пришли эти лезгины в Ташири. Узнал об, этом стоявший в Казахи Сефи-хан, который прежде сидел ханом в Тбилиси и по доносу грузин отозвал его шах Надир с гневом. Пришел он с 5000 человек в Дманиси, забрал с собой Кайхосро спаспета и подоспел к лезгинам, переходящим из Ташири, атаковал и истребил так, что немногие смогли убежать. Затем вновь успел перейти в Кахети и вышедших из Картли [лезгин] побил многих. Кизылбаши также побивали их многажды.

Однако стояли [лезгины] в Ксани и было постоянно от них разорение и пленение, так что не осталось жителей, ибо были сильно напуганы от лезгин. Так, что пятеро лезгин с пленными женщинами перезимовали в [селе] Чхиквта. Забеременев от лезгин, (женщины) родили и летом заставили забрать своих детей и ушли. (И бог допустил такое, ибо не боялись бога).

После того возвратился шах Надир из Индии, прибыл и направился на страну лезгин. Послал войска и напали на Шанше, вывели они из крепости Ацерисхеви семью Шанше и многих пленных, а Шанше бежал в Ахалцихе. А Аликули-хан, начальник войск и Тбилисский хан, вступил в Магран-Двалети, разорил его и горы [принадлежащие] Шанше, однако жамурские осетины обратили хана в бегство и побили его войска.

А по просьбе шах Надира османы передали ему Шанше. Шах Надир согласился отпустить его при поручительстве грузин, однако грузны не пожелали и [тогда] послал в Хорасан. Но в дороге Шанше сбежал. Схватили вновь и вместе с братом ослепили.

А грузины продолжали пребывать у шаха Надира в Дербенте. В то время прибыл туда и каталикоз Доменти, и [шах] принял его с честью и вновь отправил в Картли каталикозом.

А было в Картли бедствие большое из-за корма, так как за один месяц заставил [шах] выплатить триста тысяч кодов хлеба и ячменя, ибо у знатных семьи были [оставлены] в Тбилиси и никто не смел не подчиниться.

Тогда же донесли грузины на Аликули-хана и прислал шах Надир в Тбилиси Коджа-хана. А Капланисшвили побили купцов турецкого каравана. Пожаловались [они] шаху Надиру, схватил Элизбара и умертвил, а у Кайхорро велел взять 500 туманов и вручил тем купцам. Затем у Бараташвили отрезал уши из-за корма. После того дал [шах] Гиви Амилахору Ксани и [звание] векила Картли, а Бежану (дал) эриставство Арагви и велел идти на лезгин с Кахетских гор.

И когда знатные грузины возвратились в Тбилиси, в ту пору преставился каталикоз Доменти, лета Христова 1741, грузинского 429 и похоронили в Мцхета. А он же посадил каталикозом Николоза Херхеулидзе.

А Гиви Амилахори стал сватом Бежана эристава и занял Ксани и подчинялся Бежан Гиви. И так как шах Надир вверил ему Картли, потребовал у него вдов, девиц и юношей по триста, пятьсот дымов мужчин и 20 000 харваров хлеба. По этой причине предложил Гиви грузинам: «Не в силах мы сделать сие и отложимся, ибо не сумел шах Надир по желанию своему покорить лезгин». И обещали они твердо. Тогда Гиви посоветовал хану идти на лезгин и выступил хан с [войском] кизылбашей и грузин. А Гиви ушел с семьей из Тбилиси, надеясь на крепости, и прибыл в ущелье Ксани. Но грузины не последовали за ним и не отложились. Услышав об этом, хан вернулся в Тбилиси и начал притеснять мтаваров из-за требуемой дани и многих бил и лишил свободы и напал на Гиви, не смог одолеть, разорил окрестности и возвратился в Тбилиси.

В это время императрица Елизавета Петровна прислала в Астрахань Бакара, сына Вахтанга. Гиви предположил, что Бакар направляется в Картли для воцарения [и] послал Бардзима, двоюродного брата своего и призвал Бакара прийти и занять Картли.

А шах Надир в продолжение года бился с лезгинами, притеснил и привел их в ужасное положение, ибо продавали детей своих и ели свинину. Однако и среди воинов шаха Надира был голод сильный, ибо четыре коди хлеба продавались за три тумана. По этой причине отступил шах Надир и возвратился в Персию. А Бакара (вновь отозвали в Петербург и [он] возвратился туда.

Однако Гиви не успокоился и бился с ним тбилисский хан и разоряли земли и он и эти. Поэтому Гиви также призвал лезгин, как вспомогательное войско, и побил многих кизылбашских воинов, хотя не разорял земли.

А после того по подстрекателыству кахов Бежана эристава убили его же крепостные и явились к Теймуразу. А мтиулы отняли имущество у Гиви Амилахора и его семью выгнали из Хады. Однако Гиви вновь укрепил Ксанскую крепость, [а также крепости. Цхвилоси, Кехви и Сурами и ушел в Картли и не переставал Гиви разорять земли с помощью лезгин

Теймураз известил обо всем этом шах Надира и шах Надир дал ему Арагвское эриставство. Пришел он и стал в Тини и нападал на Ксани.

В ту пору из страны лезгин пробирался к османам [человек], называвший себя сыном шаха, и его провожатый обманул его и привел к Теймуразу. А Теймураз схватил его и в сопровождении сына своего Эрекле отправил к шаху Надиру, который в то время воевал с османами в Мосуле. Надир был благодарен за это, дал ему дары большие и [царевича] Эрекле тоже отпустил с дарами.

А Реваз, двоюродный брат Гиви, отдал Теймуразу ксанские крепости и сам с азнаурами и крестьянами перешел в Кахети. И многие знатные, азнауры и крестьяне картлийцы заселялись в Кахети, ибо бедствия от татар там было меньше.

А лета христова 1744, грузинского 432, султан прислал лезгинам клад большой и прибыл Усуп, ахалцихский паша, с 15 000 войском, чтоб переслать его лезгинам. К нему присоединился и Гиви Амилахори. Услышал об этом Тбилисский хан собрался с кизылбашами и призвал картлийцев и Теймураза.

Собравшись вместе, прибыли они в Гори, а османы подошли к Тедоцминда. Встретил их хан с картлийцами и Теймуразом, были они побеждены османами и вступили в Гори. Подошли османы и окружили их и клад тот с большим войском послали в страну лезгин. Известили об этом хан и Теймураз [царевича] Эрекле, собрался он с кахами и ашганами и перекрыл [Эрекле] прибывшим османам лощину на берегу Арагви. Начали они палить из ружей, одолели их и побили многих, однако забрали они клад и побежали к Гори. Увидев это, Усуп-паша снялся и ушел, яко беглец. А хан и Теймураз вышли из Гори и завладели большой добычей.

Затем вернулись они в Тбилиси и сообщили обо всех событиях шаху Надиру. Обрадовался он сильно и отдал Теймуразу Картли, а сыну его, Эрекле, Кахети. После этого прибыл Теймураз в Тбилиси лета Христова 1744, грузинского 432.

[1] Об этом шахе пишет летописец Польши: взял Трапезун и Синаполь, разорил и истребил [население] Малой Азии лета Христова 1472. В следующем году выступил против него султан Махмад II и бились крепко трижды, и султан был побежден и сам Махмад сбежал ночью. А у шаха убили сына и с победой возвратился вновь в Персию (прим. Вахушти).

[2] «Ави» (груз.) – злой, Ав-Гиорги – злой Гиорги.

[3] А в другой хронике написано о поединке самого царя Давида и Ав-Гиорги (прим. Вахушти).

[4] Татарского 929. В наших хрониках написано о приходе шаха Исмаила: «Девал пришел, разорил Картли и Самцхе». А в персидских написано [о приходе] шаха Исмаила и мы тоже так описали. А девал, надо думать, есть или он сам или спасалар его. Я считаю девала более вероятным, так как после войны с султаном шах Исмаил не ходил в походы, и об этом приходе шаха Исмаила было написано во времена царя Луарсаба, когда царь Давид был жив, как свидетельствует дата Христова 1523, грузинского 211 о смерти шаха Исмаила и жизни царя Давида (прим. Вахушти).

[5] Пишет: «Перешел шах-Исмаил Кумясскую гору», а устно передают: «Перешел Яглуджа и спрятался в теснине». Мы это более сочли за правду, так как Яглуджа является более удобной дорогой, чем Кумисская гора и так [мы] написали (прим. Вахушти).

[6] Татарского 936, умер Махмад II, в 1480, сел сын его Баязид, умер Баязид в 1510, сын его Селим, умер Селим в 1520, сел сын его Сулейман, он захватил Ереван (прим. Вахушти).

[7] В другой хронике написано об уходе царя Луарсаба в Имерети и мы поэтому написали «Имерети» в его свитке (прим. Вахушти).

[8] Таджи есть корона их, которую оборачивают тяжелой, златотканной белой шелковой тканью и украшают двенадцатью венцами (прим. Вахушти).

[9] Умер Сулейман в 1566, сел сын его Селим. Умер Селим в 1575, сел сын его Мурад. Он отправил Лала-пашу. Этого Мурада считали за еврея, которого везир произвел в султаны (прим. Вахушти).

[10] Так как был он честолюбив и не выдал сказавшего, придумал это сам, чтобы заполучить царя, так как выдачей [наговорившего ему] человека клятву бы не нарушил потому, что наговорил [тот] в измену царя и страны и [этим] угасло бы зло. Однако [содеял это моурави] из-за вражды к врагам своим, что проявил и после (прим. Вахушти).

[11] Умер Мурад в 1595. Сел Махмад, сын его. Умер Махмад в 1604. Сел Ахмад, сын его. Он захватил Багдад.

[12] Умер Ахмад в 1617, сел брат его Мустафа, свергли Мустафу в 1618, посадили Османа, брата его. Свергли Османа в 1622, сел тот же Мустафа. Свергли Мустафу, сел Мурад, брат Османа. Он взял Ереван (прим. Вахушти).

[13] При находящемся в Картли царе Гиорги. Без него царствовал 11 лет (прим. Вахушти)

[14] Когда о смерти эристава услышал шах, из-за [совета] царя Гиорги пожаловал шах эриставство Бежану Ратишвили и он прибыл в Тбилисскую крепость, обратился к царю Эрекле, чтобы отдал [он ему эриставство], однако не захотел [царь], ибо [Бежан] был верным царя Гиорги и особенно поэтому вытребовал Датуну эристава, а Бежан вновь вернулся в Испаган (прим. Вахушти).

[15] А Леван лишил [звания] амилахора Автандила и пожаловал Андукапару, сыну Гиви. Тот не захотел без принятия мусульманства, привел моллу и совершил обрезание в Тбилиси, чего никогда не бывало, кроме Персии. После сорока дней отправился к себе домой, чтобы повеселиться вместе со своими слугами. И по дороге поохотился в лесу, выскочил заяц, [Андукапар] собрался выпустить в него стрелу, но азнаур его, бывший больше всех ему верным, толкнул [Андукапара] конем, [сшиб его и Андукапар] сломал шею и умер. А заяц на глазах [всех] исчез. Тогда сочли это чудом, а зайца [приняли] за дьявола.

И о тех, кто без возвращения [в свою веру] умирал и хоронился здесь, говорили, что в каждую ночь из их могил выползали собачьи щенки и визжали. И страшною клятвою клялись, что видели это Тамар, невестка Кайхосро Цицишвили и Давид Павленишвилн [утверждал] об отце своем и многие другие (примечание Вахушти).

[16] В тексте: «литра ослятины за 3 миналтуна». Литра равна 9 фунтам, а минал-тун – это рубль серебром.

[17] Находясь здесь в Испагане, царь Вахтанг изучил я перевел на грузинский [язык] персидскую «Изидж», книгу звездочетов и о небесном строении (прим. Вахушти).

[18] Находясь здесь в Кирмане, царь Вахтанг с персидского на грузинский перевел «Килилу и Даману» (прим. Вахушти).

[19] Леван украсил, Константин разбил (прим. Вахушти).

[20] Умер Мурад в 1640, сел Ибраим, брат Мурада. Умер Ибраим в 1648, сел Махмад, сын его. Умер Махмад в 1687, сел Сулейман, сын его. Свергли Сулеймана в 1691, сел Ахмад, брат его. Свергли Ахмада в 1695, сел Мустафа, брат его. Свергли Мустафу в 1703, сел Ахмад, сын Махмада. Он прислал сараскира Ибраим-пашу (прим. Вахушти).



СЛОВО К ЧИТАТЕЛЯМ ДЛЯ ЧЕГО СЕЙ ТРУД | История царства грузинского | ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ЖИЗНЬ КАХЕТИ И ЭРЕТИ