Book: Икона и крест



Билл Нэйпир

Икона и крест

А потом, говорят они, появлялись так называемые Звезды, которые отнимали у людей души и превращали их в неразумных скотов, так что они губили цивилизацию, созданную ими же самими.

А. Азимов. Приход ночи (Перевод Д. Жукова)

ЧАСТЬ I

БОЖЕСТВЕННАЯ ДОЛГОТА

ГЛАВА 1

Высоко в небе кружит птица. Она опирается на восходящий ток теплого горного воздуха. Движение это исполнено соразмерности: ничего стремительного, ничего суетливого. Четкие, едва заметные повороты крыльев удерживают ее в безупречно горизонтальном положении (древние силы эволюции немало здесь потрудились). Черный глаз неотрывно смотрит на некую точку пятьюстами футами ниже. Птица видит неподвижное крупное животное. Древний инстинкт подсказывает ей, что оно попало в беду.

Промелькнула тень. Что-то большое. Человек не в силах понять, что именно. С трудом открыв глаза, он сначала видит лишь режущий солнечный свет. Потом различает чернеющий в небе силуэт. Птица, дивная тварь, парит в горной вышине…

И еще одна. И еще.

«Пить. Язык свинцовый. Лицо горячее, в поту».

Их много.

«Они кружат надо мной. Снижаются».

Гриф опустился на землю, ярдах в двадцати от человека. Теперь птица вовсе не кажется гармоничной: мощный клюв, которым удобно рвать добычу на части, лысая голова, тощая шея, большие когти. И эти черные блестящие глаза. Позади раздается шум мощных крыльев, там потасовка: кажется, две птицы что-то не поделили. Следом – негромкое шуршанье, совсем близко. Почти у самой шеи.

«Я не могу пошевелиться!»

Теперь на человека смотрит несколько пар глаз.

В них нет жалости. Мольба, уговоры – бесполезны, контакт – невозможен. Осторожными маленькими скачками они подбираются ближе. Караван повозок, окруженный индейцами.

«Не умру. Только не так. Не стану обедом для грифов».


– Судебная энтомология, например, тут не поможет.

Профессор – мне, во всяком случае, он показался профессором – маленький, тощий, сморщенный. Узкое лицо блестит от пота, уголки неприятных тонких губ опущены вниз. Он одет в дешевый серый костюм из нейлона, который на Ямайке смотрится просто дико. Под мышками расползлись темные пятна. Узел безвкусного яркого галстука ослаблен. Маленькие черные глаза. Профессор склонился над лежащим на столе небольшим деревянным изделием. Предмет состоит из трех дощечек, соединенных одна с другой петлями, так что боковые части ложатся на центральную. В эту центральную дощечку вделан прямоугольный кусок сучковатого дерева. На створках роспись: на левой изображена Богоматерь с Младенцем, а на правой – распятый Христос на фоне черного, грозового неба. Профессор разглядывает странный предмет при помощи лупы.

– Энтомология?

Второй мужчина чешет в затылке. Профессор чопорно улыбается.

– Насекомые. Если бы это было насекомое, мы воспользовались бы обширной базой ДНК. Но, как видите, перед нами не насекомое, а кусок дерева, а дерево как-никак мертво. Разработаны специальные методы проверки, к какой именно разновидности относится дерево: контрастирование, освещение ультрафиолетовыми лучами и так далее. Мы можем сделать соответствующий заказ. Но необходимость в таких процедурах возникает лишь при определении деревьев, относящихся к необычным семействам. Обычно это малоизвестные виды из Южной Америки. Представители семейства вохизиевых, например, накапливают в себе алюминий, который получают из почвы, и их древесина при обработке специальными реактивами синеет.

В сравнении с другими камерами смерти эта вполне уютна, даже роскошна. Такая просторная комната…

Одна из стен целиком состоит из стеклянных дверей, выходящих на широкий балкон, за которым простирается полуночное Карибское море. Из углов раздается еле слышный шепот кондиционеров. Пол выложен крупной разноцветной плиткой из привозного итальянского мрамора. Тяжелая мебель – темно-коричневая, с витиеватой резьбой – в мексиканском стиле. Тут и там стоят диковинные светильники и вазы, стены украшает яркая ямайская живопись.

На низком кожаном диване сидят трое. В середине – бородатый мужчина, высокий, хорошего сложения. Ему немного за тридцать. Он держится прямо, в его осанке чувствуется напряжение: этот человек подсчитывает шансы на успех. Слева от него сидит молоденькая девушка, в джинсах и белом свитере, и часто, глубоко дышит. У нее распухла щека, испуганные глаза широко раскрыты. Она изо всех сил пытается не терять самообладания.

По правую руку от мужчины – женщина, которой, как и ему, слегка за тридцать. Она тоже одета в повседневную одежду. Как и мужчина, она пытается спрогнозировать ситуацию и приходит к тому же удручающему выводу. Все трое понимают, что живы, пока говорит профессор. Вот когда он заткнется…

Один из двоих мужчин по ту сторону стола – профессор, второй – некто средиземноморского происхождения. Возможно, грек. Он невысок, коренаст, с глубокими морщинами на костистом лице. На нем черные брюки и рубашка с открытым воротом. Грек носит серебряный крест на цепочке. Или это свастика? На полированном столе, на расстоянии вытянутой руки от него, лежит тяжелый черный револьвер. Его собеседник все говорит.

Помимо грека в комнате еще шестеро вооруженных людей: пять мужчин и одна женщина. Женщина расслабленно откинулась на спинку стоящего в углу кресла. Судя по внешности, у нее тоже средиземноморские корни. На женщине ладно скроенное розовое вечернее платье и множество золотых украшений. На коленях лежит револьвер. Пятеро мужчин сидят на простых стульях, за исключением молодого темнокожего ямайца, волосы которого заплетены во множество косичек.

Он сидит, поджав ноги, на огромной подушке и сворачивает большой косяк. Оружие – рядом, на полу. Косяк, кажется, интересует ямайца куда больше, чем пленные. А вот женщина внимательно, с холодной полуулыбкой смотрит на них. В ее взгляде читается предвкушение. Так кошка взирает на мышь. Женщина вращает барабан револьвера – на один шаг за раз, словно проверяя, полностью ли он заряжен.

– Исследование с помощью электронного микроскопа потребует немалого времени. Но я, по правде говоря, не знаю более полезного инструмента, чем вот эта лупа. Например, – говорит профессор, всматриваясь в кусок дерева, – в мире существует около восемнадцати тысяч видов деревьев, а я всего через несколько секунд работы с лупой сужаю количество возможных вариантов до нескольких сотен.

Нудит и нудит не переставая. Черные глазки горят, губы поджаты.

– Ствол дерева – настоящее водопроводное чудо! Выстроившиеся в цепочки крупные клетки доставляют воду от корней к листьям, а другие клетки доставляют выработанные органические вещества обратно к корням. У различных видов проводящие ткани, знаете ли, устроены по-разному… Ага, вот кое-что интересное! Здесь большие структуры смешаны с клетками поменьше. Значит, можно исключить целую группу – в основном деревья мягких пород. Думаю, перед нами или ясень, или гикори, или дуб.

Молодой ямаец откликается:

– Угу…

Косяк наконец-то свернут. Он извлекает узенькую синюю зажигалку, щелкает ею и закуривает. Завитки дыма медленно плывут вверх. Ямаец наблюдает, как они поднимаются к потолку, и его лицо удовлетворенно расслабляется.

Профессор отводит взгляд от лупы.

– Скорее всего, Иисус Христос был распят на кресте, сделанном из белого дуба. Эта порода часто встречается на Ближнем Востоке. Несколько десятилетий назад в Турции, на горе Арарат, [1] обнаружили что-то вроде корабля. Он, как выяснилось, был выстроен из белого дуба, и особенно восторженные личности решили, что это, возможно, Ноев ковчег.

Опять эта натянутая, высокомерная улыбка.

– Существует несколько разновидностей дуба: «кверкус робур», «кверкус рубра»… [2]

– Профессор…

Но профессор словно не замечает вулкана, пробуждающегося в нетерпеливом греке.

– …. и я готов утверждать, что перед нами древесина белого дуба.

– Что именно вы выяснили, доктор? – спрашивает грек. – Откуда этот кусок дерева? С Ближнего Востока?

– К сожалению, белый дуб был также обнаружен в Южной Америке. Двести лет назад его нередко использовали в кораблестроении. Тем не менее я полагаю, что эта древесина куда старше. Кроме того, существуют едва уловимые отличия между южноамериканским и ближневосточным дубом. По моему мнению, этот дуб – не южноамериканский. Да, он с Ближнего Востока. И очень, очень старый.

Раздражение грека достигает наивысшей точки. Он спрашивает:

– Перед нами та икона? Да или нет?

Профессор торжествующе улыбается.

– Конечно, окончательный ответ даст датировка по содержанию в древесине углерода-14. Но я могу с полной уверенностью исключить вероятность хитроумной современной подделки.

Для пленных это прозвучало смертным приговором.

– Благодарю вас, профессор.

Грек выдыхает – словно перепускной клапан открылся.

– Наверное, вам пора. Кассандра, позаботься о полагающемся доктору гонораре.

Профессор чуть-чуть наклоняет голову.

– Я бы предпочел оказаться подальше от этого острова… – он поглядывает на пленных, – до того, как начнутся неприятности.

Грек улыбается во весь рот.

– К тому моменту, как здесь что-либо произойдет, вы давно будете в пути!

Женщина в розовом, сидевшая до сих пор нога на ногу, ставит ноги ровно, встает и идет к пленным. Высокие каблуки цокают по каменному полу.

Профессор бросает на них последний взгляд – на этот раз в его глазах читается легкое беспокойство.

– Понимаете ли, они видели мое лицо…

– Об этом можете не беспокоиться, профессор.

Женщина поднимает револьвер.

ГЛАВА 2

Приближалось время закрытия. Дженис, сказав напоследок ежевечернее жизнерадостное «пока!», ушла, и я уже был готов поставить магазин на сигнализацию, когда к двери подкатил темно-бордовый «роллс-ройс» и встал на двойной желтой полосе. Дождь лил стеной, и мужчина, пока бежал от «роллс-ройса» до магазина, успел основательно промокнуть.

Время от времени я встречал его на улицах Линкольна. Маленький, полный, седой, с крошечным надменным ртом, поросячьими глазками и цветом лица, выдающим давнюю привязанность к портвейну. Голос принадлежал человеку среднего возраста, с привилегированной частной школой за плечами. Еле заметное высокомерие оскорбляло мои пролетарские корни.

– Мистер Блейк? Гарри Блейк?

– Если вам угодно.

– Моя фамилия Теббит. Тоби Теббит.

Теббиты. Местные дворяне, устроившиеся под Линкольном – за высокой стеной, среди лесов (тысяча акров или около того).

– Сэр Тоби?

– Если вам угодно. – Он смахнул несколько капель со своего пальто из верблюжьей шерсти. – Мистер Блейк, мне нужна помощь. Я получил посылку с Ямайки – кучу бумаги. Очень старой, насколько я могу судить.

– Как она к вам…

– По праву. – В короткой фразе слышалось легкое раздражение человека, не привыкшего отвечать на чужие вопросы. – Если вы оцените для меня эти бумаги, я буду очень признателен.

– С удовольствием. Они у вас с собой?

– Лучше, если вы сами приедете их посмотреть.

– Запросто. За магазином приглядит помощница. Я приеду завтра в десять.

Теббит резко кивнул, поднял воротник и смело бросился под дождь, обратно к своему «роллс-ройсу». Он даже не потрудился сообщить, где живет.

Следующее утро выдалось ясным, но горизонт затянуло темными облаками. Я сел в видавшую виды «тойоту» и выбрался на загородную трассу, прочь из Линкольна. Через несколько миль свернул на дорогу с односторонним движением и со сторожкой при въезде. Надпись на следующем посту гласила: «ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ. ПОСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН».

Под колесами стелился асфальт, по сторонам тянулась низкая металлическая ограда. Дорога вилась среди полей, тут и там росли дубы, паслись овцы. Я проехал около мили. Слева показалось маленькое озеро.

У коротенького причала ждала на привязи гребная лодка. За очередным изгибом дороги открылся усыпанный гравием внутренний двор – с фонтанами, безупречно ухоженными кустами и статуями в итальянском стиле, которые век-другой тому назад пользовались популярностью среди людей, державших в штате садовников.

Пока я поднимался по заросшей мхом лестнице, на меня холодно взирали поколения чужого семейного благополучия. На двери висел тяжелый медный молоток. Я постучал, и мне почти сразу открыли.

Девушке было лет девятнадцать. Темные глаза, собранные в хвост черные волосы, черные свитер и джинсы. И оценивающий взгляд.

– Папа сейчас будет.

Она провела меня по широкому коридору, и мы оказались в помещении, служившем, как я решил, кабинетом: где-то тридцать на двадцать футов, пол целиком застелен аксминстерским ковром. [3]

Одна из стен скрывалась за книжными полками со старыми, в дорогих переплетах, аккуратно расставленными томами (которые, подумал я, отродясь никто не читал). Девушка указала мне на кресло, а сама села напротив, с персидской кошкой на коленях.

Опять этот оценивающий взгляд.

– Значит, вы Гарри Блейк…

– Да.

– Меня зовут Дебби. Чем вы занимаетесь?

– Я антиквар. Собираю главным образом старые географические карты и рукописи.

– Скучновато…

– При наличии воображения – ничуть. А как насчет вас? – спросил я. – Интересуетесь чем-нибудь?

– Главным образом ночными клубами и лошадьми. – Она шаловливо улыбнулась. – А также симпатичными парнями.

Тут вошел ее папаша в старом свитере и мешковатых брюках.

– Это дело тебя не касается, Деб. Когда будешь выходить, закрой дверь.

Она швырнула кошку на пол и бросилась вон из комнаты, так и пылая негодованием юности.

Сэр Тоби жестом пригласил меня к столу, стоявшему у большого эркерного окна. Под окном раскинулась лужайка, а дальше начинались деревья. В их тени я заметил худощавого человека в высоких сапогах, с черным Лабрадором и винтовкой.

– Понятия не имел, что у меня есть родня на Ямайке…

Он помолчал, словно ожидая какого-то отклика.

Я кивнул. Фыркнув, он продолжил:

– Некто по имени Уинстон Синклер. По-видимому, я его ближайший родственник. На момент смерти у него ничего не было.

Теббит будто стыдился признаться в этом.

– Вы хотите, чтобы я глянул на эти бумаги?

– Вы и в самом деле покупаете и продаете старинные документы?

Под окном стоял деревянный ящик размером с коробку из-под печенья. Сэр Тоби водрузил его на стол.

Сбоку я увидел трафаретную надпись: «Кофе Силвер-Хиллз. 20 кг». Пошуршав упаковочной бумагой, Теббит извлек и протянул мне кипу листов (формата кварто) дюйма в три толщиной.

– Ничего в них не понял. А вы что скажете? Это ведь какая-то рукопись, верно?

Бумага хорошо сохранилась, хотя старые чернила приобрели коричневатый оттенок, а углы, как говорят антиквары, «пошли лисьими пятнами». Первая страница была отведена названию, написанному неуверенной, почти детской рукой и расползающемуся в разные стороны: «О МОЕМ ПУТЕШЕСТВИИ К БЕРЕГАМ АМЕРИКИ И МЕКСИКАНСКИМ ОСТРОВАМ, ГДЕ МНЕ СУЖДЕНО БЫЛО ОБНАРУЖИТЬ ОСТРОВА ЯМАЙКУ И КУБУ». Под заглавием значилось имя автора: «ДЖЕЙМС ОГИЛВИ». Мне это имя ничего не говорило. Я смог разучить на бумаге печать в виде короны, включенной в несколько овалов. Между овалами было написано: «АРХИВ ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА». Возраст манускрипта я оценил лет в четыреста. Однако я не понял ни слова: похоже, автор пользовался некой скорописью.

– Это больше похоже на путевой дневник, – сказал я. – Расшифровка займет некоторое время.

– Сколько?

– Возможно, несколько дней.

– Сегодня вечером я уеду в Лондон и пробуду там до воскресенья.

– Отлично. Мы отложим это до вашего возвращения.

Сэр Тоби замешкался.

– По правде говоря, я очень хочу избавиться от рукописи. Почему бы вам не взять дневник с собой? Сообщите мне свое мнение, когда я вернусь.

– Не уверен, что готов принять на себя такую ответственность. Вдруг у меня случится пожар? Или меня ограбят?

Еще одна задержка. Сэр Тоби взвешивал «за» и «против». Потом сказал:

– Этот риск я беру на себя. Тут есть одно обстоятельство… – Он понизил голос, хотя мы были в кабинете одни. – Конфиденциальность. Из соображений, о которых вам нечего беспокоиться, я не хочу иметь к этому дневнику никакого отношения.

– Я буду хранить его в своей квартире. Я живу один, и никто, кроме меня, не будет об этом знать. Сэр Тоби, вы все рассказали мне об этом документе? – попробовал я застичь баронета врасплох.

– Конечно! Что за странный вопрос!

Саркастический смешок.

– Тот ямайский юрист, кто он?

Сэр Тоби недовольно поджал губы.

– Какое, скажите на милость, вам дело?

– Если что-либо в документе представляет исторический интерес, то мне, возможно, захочется уточнить его происхождение.

Сэр Тоби замер.

– Не надо. Ограничьтесь расшифровкой. Я жду от вас перевод, оценку и счет за услуги.

Я взял бандероль.

– Перезвоню вам после выходных.

Сэр Тоби отрывисто кивнул и развернулся к книжным полкам. Когда я выходил из кабинета, он сделал вид, что читает.

О капот моей машины, словно модель из авто-шоу, оперлась «роковая женщина» Дебби.



– Люди иногда находят папу излишне резким, – сказала она.

– Мне так не показалось, – соврал я. – Возможно, на следующей неделе я заеду опять.

Дебби скатилась с капота и заглянула в окно машины.

– А как вы относитесь к верховой езде? – спросила она, широко распахнув глаза.

Я искоса глянул на нее и резко взял с места. Слева от меня, в роще, раздавалась беспорядочная стрельба.

ГЛАВА 3

В магазине никого не было, так что я отпустил Дженис и закрылся пораньше. Дома я вынул рукопись из коробки и переложил в сейф у себя в спальне. Это был старенький «Гардзмен»: двенадцатиразрядный цифровой замок, отдельный замок с ключом и несгораемая внутренняя облицовка. Снаружи он был обшит деревом, что делало его похожим на обычную тумбочку. Как правило, там не лежало ничего ценнее паспорта, нескольких почти израсходованных кредитных карт и тонкой пачки банкнот.

В пабе «Корона и мученик» было полно народу (среда, вечер – все как обычно), однако мне удалось найти место в уголке. Мы с Барни совершили свой всегдашний ритуал: он спросил, что я буду заказывать, а я ответил, что возьму карри из курицы и кружку пива. Он ушел. В пабе было светло и шумно, что составило приятный контраст с пасмурной тишиной теббитовского мавзолея. За соседним столом полдюжины «офисных» девушек праздновали чей-то день рождения и вовсю откровенничали. Одна из них склонилась вперед и говорила вполголоса: «Медовый месяц… резиновые перчатки… и чтобы я потрогала эту гадость…» За этим последовали радостные взвизги. Я занялся пивом.

События дня оставили в душе какой-то осадок и никак не складывались в ясную картину.

Я доел карри и выпил уже вторую кружку, когда заметил, что из другого конца паба Барни машет мне телефонной трубкой. Кто мог меня здесь искать? Я пробился к аппарату.

– Мистер Блейк?

Женский голос. По-английски говорит хорошо, только согласные звучат резковато. Акцент то ли средиземноморский, то ли турецкий, возраст – примерно моя ровесница, на четвертом десятке.

– Передавал ли вам Тоби Теббит что-либо на хранение?

«Откуда ей это известно? Вот черт!»

– Возможно, – уклончиво ответил я.

– И Теббит ничего не рассказал вам о содержимом?

– Извините, а с кем я говорю?

– Можете называть меня Кассандрой. Мне кое-что известно, и я хотела бы поделиться с вами этими сведениями.

Раздался очередной взрыв девичьего смеха. Я закрыл ухо ладонью.

– Я вас слушаю.

– Будет лучше, если мы встретимся. Но видеть нас разговаривающими не должен никто, мистер Блейк. Знаете молельную комнату в местном соборе?

– Вы имеете в виду придел Ленгленда?

На том конце повесили трубку.

После теплого паба вечерний воздух показался холодным. Я тяжело шагал вверх по Стип-Хилл, перебирая возможные объяснения, но среди них не находилось ни одного здравого. Собор был открыт. Я кивнул женщине, собирающей пожертвования. Немногочисленные припозднившиеся туристы разбрелись по огромному, опустошающему разум пространству. Я прошел в глубь собора, пересек большой трансепт[4] и свернул на право, в маленькую комнату с каменными стенами и тяжелой дверью. Окошко в двери было забрано прутьями. Одна надпись сообщала: «СЮДА ПРИХОДЯТ ПОМОЛЧАТЬ НАЕДИНЕ СО ВСЕВЫШНИМ». И еще одна:

«СОБЛЮДАЙТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ТИШИНУ».

В центре комнаты стоял маленький стол с горящими свечами. На одной из стен висел простой деревянный крест, другую занимали узкие витражные окна. Еще там были деревянные стулья, выстроенные по краям комнаты, и две горгульи[5] – мать и сын, чьи широкие лица напоминали статуэтки с острова Пасхи.

Я ждал. Минут через десять комната начала давить: наверное, так на меня действовала тишина. Или тут было слишком много изображений. Я развернулся к выходу и вздрогнул. В дверях стояла женщина, молча за мной наблюдая. У нее были коротко остриженные короткие волосы, крючковатый нос и темные глаза.

Возможно, гречанка, или итальянка, или даже турчанка. В деловом костюме. Не местная.

Ее темные глаза встретились с моими.

– Мистер Блейк?

– Да. И вы…

– Я сразу перейду к делу, мистер Блейк. Я хотела бы купить у вас бумаги.

Я отрицательно покачал головой, сбитый с толку и обеспокоенный.

– Вам придется обсудить это с сэром Тоби. Кстати, – понизил я голос, звучавший слишком громко в пустом соборе, – откуда вы узнали, что дневник у меня?

Она отмахнулась.

– К несчастью, Теббит сейчас в Лондоне, а мне надо получить документ как можно быстрее.

– Здесь холодно. Может, поговорим в каком-нибудь другом месте, где потеплее? – предложил я. – За бокалом вина?

Она нетерпеливо покачала головой. Я пожал плечами:

– Тогда очень жаль, но мне нечем вам помочь.

– Я уполномочена предложить вам двадцать тысяч фунтов.

В кабинете сэра Тоби я прикинул, что за дневник можно выручить от одной до трех тысяч долларов. На мгновенье я засомневался, все ли у этой женщины в порядке с головой. В ней чувствовалось какое-то неблагополучие: то ли в жестах и мимике, то ли в прямоте, то ли в какой-то фанатичности – не знаю.

– Рад был бы помочь, но я не имею права продавать чужой дневник.

Опять нетерпеливое движение головой.

– Мне некогда торговаться. Нам нужен этот дневник. Немедленно. Пятьдесят тысяч фунтов. Больше я дать не могу. Деньги вы получите завтра утром. Если хотите – наличными.

«Пятьдесят тысяч!»

Происходящее начинало терять правдоподобие. Словно бы я смотрел какой-то фильм. Женщина вглядывалась мне в лицо, пытаясь прочитать мои мысли.

– Извините, но если этот дневник принадлежит не мне, то как же я могу его продать?

– Настоящая головоломка… – задумчиво покивала Кассандра, рассеянно водя пальцем по шее вверх-вниз. – Ответ – сто тысяч фунтов?

Наверное, я побледнел. Во рту у меня, по крайней мере, пересохло. Женщина ни капельки не шутила.

Я смотрел на опущенные уголки ее губ и чувствовал на себе пристальный, сбивающий с толку взгляд. Двадцать тысяч вызывали недоумение, но сто – это ни в какие ворота не лезло! Впрочем, тогда я мог бы пога сить кредит в банке, расплатиться за машину, разобраться с кредитными карточками, проделать хорошую брешь в задолженности за квартиру… В какое-то мгновение я и в самом деле дрогнул, хотя вслух сказал:

– Извините, однако продолжать этот разговор не имеет смысла. Почему бы вам не найти Теббита, чтобы он позвонил и дал разрешение на продажу?

– Теббит не обладает правом продавать дневник. Документ принадлежит людям, интересы которых я представляю. – Она помолчала. – У вас тоже нет права держать его у себя.

В ее голосе послышалась еле различимая угроза.

Я решил, что мне почудилось.

– Люди, интересы которых вы представляете?

– Не отвлекайтесь! – оборвала она.

– Не понимаю. Если дневник принадлежит вам, почему вы пытаетесь его купить? Почему бы вам не доказать свои права на него? Обратитесь, если нужно, в суд…

Кассандра покачала головой.

– Это может… – она подыскивала нужное слово, – привести к осложнениям.

– Если я продам вам дневник без разрешения, это приведет ровно к тому же. Послушайте, сэр Тоби возвращается в воскресенье. Тогда с ним и поговорите.

– Вы не должны возвращать его Теббиту. Но нам, как видно, придется искать другие способы убедить вас. – В ее улыбке была неприкрытая злоба. – Мы еще встретимся, мистер Блейк.

– Всегда рад!

Улыбка стала еще выразительней. Я услышал стук ее высоких каблуков по каменному полу нефа.

Я дал себе пять минут, чтобы отдышаться. Меня трясло. На улице моросило, около ларька с хот-догами весело шумела небольшая компания. Я узнал девушек из паба «Корона и мученик». Дорога заворачивала за угол собора, а там я свернул еще раз, по направлению к своей квартире. Я жил в тупике, застроенном полудюжиной элитных зданий. В переулке – ни души.

В свете уличных фонарей мне было неуютно. Я зашел в усыпанный гравием двор и начал рыться в поисках ключей (одновременно готовясь к нападению выскочивших из кустов громил). Проклиная разыгравшееся воображение, я вставил «чаббовский» ключ[6]и повернул его. Теперь американский замок. Естественно, ошибся ключом. Еще одна попытка. Наконец я сделал все как нужно, и дверь открылась.

Нащупал выключатель. В коридоре никого. Прошел в гостиную – никого. Ну конечно! Я беззвучно прошагал в спальню, испытывая нелепое желание заглянуть под кровать. Проверил двери и окна. Вернувшись в коридор, я, улыбаясь во весь рот, облегченно вздыхая и называя себя идиотом, повесил куртку и скинул туфли.

На кухне, еще ухмыляясь, я быстренько соорудил бутерброд с томатами. И вдруг… Следы дождя на подоконнике! Несколько капель!

Обходя квартиру во второй раз, я, с хлебным ножом в руке, распахнул каждый шкаф и заглянул под кровать. Напоследок, обмирая от ужаса, открыл сейф. Но в моем «Гардзмене» все оказалось цело: и замки (обычный и цифровой), и огнеупорное внутреннее покрытие. Меня охватили облегчение и слабость.

Я сбросил одежду, а бутерброд съел уже лежа в постели и листая дневник, в котором не понял ни слова.

В конце концов я убрал его обратно в сейф и выключил свет. Голова у меня шла кругом, и понять что-либо в этом вихре мыслей не получилось. До слуха доноси лись лишь удары капель о крыши машин да редкие вздрагивания холодильника. Время от времени я всматривался в темные углы спальни.

Сквозь сон я подумал: если бы не следы на подоконнике, я никогда не узнал бы, что в квартиру кто-то проник.

Спал я не особенно крепко. Хотя, наверное, приятно было лежать в утробном тепле постели и слушать, как барабанит в окно дождь. Увы, я все думал о загадочном дневнике. Дневнике, который сэр Тоби получил от неизвестного родственника и который привел его в состояние легкой паранойи. А еще – и это главное – мне не давали покоя тени в комнате. И дурные предчувствия.

ГЛАВА 4

Было около восьми утра. Я набирал номер, торопливо делал омлет и поглядывал на низкие темные облака, которые летели над полями навстречу моим окнам.

– Сэр Тоби?

– Да?

– Это Гарри Блейк.

Последовала небольшая заминка.

– Блейк?! Да как вы меня здесь нашли?

– Ваша дочь сообщила мне, что обычно вы останавливаетесь в «Кавендише». У нас неприятности. Кто-то хочет заполучить вашу рукопись.

– Что?..

Удивление и испуг.

– Мне предложили за нее большие деньги. Большие до нелепости. Я направил этих людей к вам, но они сочли, что вас их предложение не заинтересует. Женщина, с которой я говорил, утверждала также, что дневник принадлежит ей по праву.

Еще одна заминка.

– Бред!

– Это еще не все. В моей квартире побывали. Таких совпадений не бывает.

– Вы хотите сказать – вас ограбили? Что с рукописью? – всполошился он.

– Они не смогли до нее добраться. Сэр Тоби… Полагаю, я имею право знать, во что ввязываюсь.

– Ввязываетесь? О чем вы!

Этот человек лгал. Я понимал это, и он понимал, что я понимаю, и ему было в высшей степени наплевать.

Его высокомерие меня взбесило.

– Сдается мне, я обращусь в полицию…

Теббит не обманул моих ожиданий.

– Нет! Ни в коем случае!

– Но я и вправду обращусь, сэр Тоби… Если только вы не расскажете, что происходит.

На этот раз Теббит молчал дольше. В конце концов он промолвил:

– Я бы предпочел, чтобы вы мне доверились. Я действительно не могу вам ничего рассказать.

– Сейчас я положу трубку, сэр Тоби. А когда подниму ее снова, то сообщу полицейским о попытке ограбления, упомянув попутно и дневник.

– Я не привык кого-либо упрашивать, мистер Блейк!

– Давайте же, сэр Тоби. Рассказывайте. Или мне, или полиции.

– Какое бы вознаграждение вы ни имели в виду, я дам вам вдвое больше!

– Мои услуги вам в любом случае обойдутся недешево. Мы имеем дело с некой скорописью, применявшейся в елизаветинские времена. На расшифровку у меня уйдет не один день – даже если удастся отыскать ключ, который мог и не сохраниться. В те дни применялась не одна тайнопись.

– Слушайте! Просто сделайте это, ладно? Утройте ваш чертов гонорар! И ради Христа, держите рукопись в безопасном месте, а свой рот – закрытым!

Он повесил трубку. Я минуту подумал. Приблизилось очередное черное облако. Тогда я вновь поднял трубку и набрал другой номер.


Дженис привыкла к моим внезапным исчезновениям, так что я мог на несколько дней доверить ей магазин. В деньгах она не нуждалась, но зарплату ей надо бы повысить – и давно. Я все ждал, что мне попадется какая-нибудь неуловимая диковина, которая на торгах в «Кристи» уйдет за полмиллиона.

Собравшись, я выехал на трассу M1, оставив Ноттингем справа. Пока я еле-еле тащился в объезд Бирмингема и выезжал на М40, меня сопровождал Моцарт, а оставшийся путь до Оксфорда я провел в компании какого-то диджея. Он нес свою ахинею то ли из Нью-Йорка, то ли из Нью-Джерси, и его доход превышал мой раз в десять. Дорога была перегружена, лобовое стекло закрывала грязная пелена, дворники работали не переставая. Воображаемые преследователи никак не шли у меня из головы, однако в зеркале заднего вида ничего особенного я не замечал. Да и что я мог там увидеть?

В Оксфорде я просочился сквозь Вудсток-роуд, оставил машину у колледжа Святого Эдуарда, вышел под дождь и, минуя церковь, пересек четырехугольный двор. В дверях комнаты отдыха меня ждал человек лет пятидесяти. Копна торчащих во все стороны седых волос смягчала официозность его костюма. Он взглянул на меня поверх серповидных очков и улыбнулся.

– Рад тебя видеть, Гарри! Ну-с, что у тебя там? Давай сразу к делу.

Мы поднялись на галерею и уселись в мягкие кресла неподалеку от бара. Было начало третьего, комната отдыха пустовала. Я достал из портфеля дневник. Мой собеседник переворачивал страницы, внимательно их разглядывая.

– Очаровательно! Ты прав, Гарри. Дневник – времен Елизаветы, можешь не сомневаться. И написан тайнописью, разработанной достаточно рано.

– Сможешь определить ее разновидность?

Я говорил с одним из лучших в мире экспертов по тайнописи елизаветинских времен. Фред Суит что-то пробурчал.

– Похоже на очень раннюю тайнопись. Не удивлюсь, если ее создал сам Тимоти Брайт, – тогда рукопись можно будет отнести к тысяча пятьсот восемьдесят восьмому году или позже. Правда, есть маленькие отличия… Не исключено, что автор пользовался самой ранней версией системы Брайта.

– Взгляни на водяной знак, Фред: Нидерланды времен испанского владычества. Как дневник елизаветинской эпохи оказался написанным на этой бумаге?

Он поднял лист к окну, прищурил глаза и внимательно вгляделся.

– Ты прав. Бумага именно оттуда.

– Что за дичь! Представь себе служебную записку из архивов британского правительства, напечатанную на официальных бланках Третьего рейха!

Тот пожал плечами.

– Может, да, а может, и нет. К концу шестнадцатого века голландцы ослабили испанские путы. Кроме того, Нидерланды кишели английскими тайными агентами. Но я согласен, это странно.

Суит бросил на меня любопытный взгляд.

– Где ты его раздобыл?

– Извини, Фред, мой клиент не хочет раскрывать свое имя.

Мои слова прозвучали слишком уж по-заговорщицки.

– Однако мне и впрямь нужно взломать этот шифр.

– Попробуй взять «Искусство скорописи и тайнописи» Брайта. У Бодлея эта книга должна быть.

Я поблагодарил Фреда и, оставив машину на парковке колледжа, сел в переполненный автобус, идущий к центру Оксфорда. Обычно по своей читательской карточке я проходил в новое здание библиотеки имени Бодлея, в зал географических карт, но Тимоти Брайт относится к редким книгам, и, следовательно, искать его надо было в старом здании, на другой стороне Брод стрит. Я прошел через первый пост охраны и стал подниматься по винтовой лестнице в крыло гуманитарных наук. Сто футов света, готический мираж… Еще один пост. Охранник напряженно работал над кроссвордом в «Дейли миррор». И вот я оказался в святая святых – в библиотеке герцога Хамфри, почти такой же старой, как и нужная мне книга. Черни сюда входа нет. Отныне и во веки веков.

Я заказал Брайта в зале для дипломников и около часа прождал у стола, где выдают редкие издания.

Меня окружали гротески[7], гербы на потолке и слабый запах старинных книг. Пока вернулась служащая, стемнело. Улыбнувшись, она отдала мне маленькую книгу в кожаном переплете. В одной из узких ниш я нашел свободный стул и уселся между пожилым ученым с нервным тиком и девушкой в мини-юбке и с розовым лэптопом. Я положил книгу на длинную узкую полочку и начал осторожно переворачивать страницы. Слова оказались знакомыми. Старый друг Фред не подвел: ключом к дневнику Огилви действительно была система Брайта.

Правила в этой обители знания строгие и обсуждению не подлежат. Любые разговоры вызывают сильнейшее неодобрение. Рукописи, появившиеся до 1901 года, запрещается копировать. Пользоваться переносными фотокопировальными машинами также нельзя. Перьевыми и шариковыми ручками пользоваться запрещено.

Выбирая между лэптопом и карандашом, я остановился на карандаше и, собравшись с силами, взялся за дело.

Профессор исчез около шести вечера, а девушка – немногим позже. В нише я остался один.



В самом начале десятого, когда начал давать о себе знать мой мочевой пузырь и заболели пальцы, я смутно ощутил чье-то присутствие. Я решил не обращать внимания. Тогда человек смущенно кашлянул.

– Мистер Блейк?

Молодой парень с коротко стриженными аккуратными волосами и медной сережкой. В хорошо сшитом костюме-тройке и с зеленым галстуком. Незнакомец, обратившийся ко мне по имени. Опять. Внутри у меня все оборвалось.

– У вас находятся некие документы, которые вам не принадлежат. Я хочу, чтобы вы передали их мне.

Я постарался ничем не выдать своего смятения.

– И думать забудь, приятель.

– По-моему, вы не до конца осознаете серьезности происходящего. Мне даны указания получить необходимое любым способом.

– У вас наплечная кобура и в ней «беретта-автомат» – все, как полагается?

– Нет, при мне только ручка с ядовитой капсулой, – ответил он с той же интонацией. – Мы солидные люди, мистер Блейк, и не просим вас делать ничего дурного. Просто встаньте и уйдите, оставив рукопись на столе. Возвращайтесь в свою квартиру в Линкольне – там вы найдете конверт, содержимое которого вас не разочарует. Это в ваших же интересах, поверьте мне.

– Будь я проклят, если вы и в самом деле ученый!

Как вы сюда проникли, черт побери?!

Царящие в библиотеки спокойствие и уют придали мне отваги.

– Тсс!

Седоволосая пожилая женщина, сидящая по ту сторону прохода, сердито на нас посмотрела. Мы нарушили запрет на разговоры, и ее лицо пылало негодованием.

Молодой человек смерил меня колючим ледяным взглядом и ушел – так же тихо, как и появился. А меня затрясло.

Выждав пять минут, я вернул Брайта библиотекарше. Из короткой беседы с охранником стало ясно, что того джентльмена он и в глаза не видел. «К нам нынче ходит так много иностранцев, сэр, и у него точно была читательская карточка». Я без лишних слов забрал у охранника свой портфель, вышел на мокрый блестящий тротуар Брод-стрит и смешался с толпами студентов. Я петлял по улицам, путал следы, заныривал в переулки, заходил в пабы через боковой вход – в общем, вел себя как последний тупица. Наконец я пришел к автобусной остановке на Глостер-Грин. В автобусе были только стоячие места, но через несколько остановок стало свободней. Я получил возможность оглядеть пассажиров, которые, при всем своем разнообразии, казались мне головорезами из гангстерского фильма. Впрочем, маленькими группками, кто на той остановке, кто на этой, «гангстеры» сходили. Добравшись до стоянки у колледжа Святого Эдуарда, я с облегчением уселся в машину и рванул прочь из Оксфорда.

Гостиницу я нашел в нескольких милях от Бистера.

В качестве ужина прихватил гамбургер, который съел у себя в номере – за обездвиженной при помощи стула дверью. Еда всю ночь пролежала в моем желудке тяжелым комком.

На следующий день я не стал брать машину и отправился в Оксфорд на автобусе. Вчерашнего вежливого гангстера в библиотеке не было и в помине, и я запросто мог бы выкинуть его из головы. Обедал я в «Кингз армз» – сидя у стены, лицом к помещению. К вечеру Брайт был переписан. Кисть у меня болела. Я повторил вчерашние «петли» по дороге и вместе с горсткой усталых пассажиров сел в автобус.

Бистер был пуст, если не считать нескольких безобидных пьянчуг. Я свернул сначала на Шип-стрит, а потом в какой-то тихий переулок. Ярдах в двадцати от себя я увидел парня и девушку, которые взялись за руки и закружилась в вальсе. Мне показалось это странным. Вдруг я получил ребром ладони по почкам. За этим последовал сокрушительный удар в глаз. Меня охватила жуткая боль. Одновременно из моей руки вырвали портфель. Я лежал на тротуаре, охал и думал о том, как ловко они меня отвлекли.

С трудом, держась за стену, я поднялся на ноги.

Надо было не мешкая возвращаться в гостиницу, пока налетчики не обнаружили, что портфель пуст. Проходя мимо консьержки, я закрыл подбитый глаз ладонью и что-то пробормотал. Надеюсь, та решила, что я пьян.

Оказавшись в комнате, я привычно продел ножку стула в рукоятку двери. Во рту у меня пересохло, била дрожь, но хуже всего была острая боль в почках. Я извлек дневник Огилви из-под рубашки и бросил его на кровать. Пошел в душ. Холодная вода обожгла синяк, а вытираться оказалось еще больней. Затем я позвонил.

Бутерброды в баре закончились, но нашлись чипсы и безалкогольные напитки. Когда их принесли, я сбросил одежду.

Теперь я располагал всем необходимым для медленной, кропотливой работы. Мне предстояло расшифровать скоропись Огилви и переписать его дневник на современном варианте английского. Печатать на английском времен Елизаветы не было никакого смысла.

Я включил лэптоп. Для удобства сэра Тоби я пользовался современной орфографией и даже перестраивал целые фразы (если они звучали слишком архаично).

Это был личный дневник или, скорее, путевые заметки. Они принадлежали перу некого мальчика по имени Джеймс Огилви. Тут и там он вставлял в рукопись стихи, цитаты на латыни и тому подобное, пользуясь в этих случаях обыкновенным письмом. Их я переписывал как есть, в точности повторяя текст – шекспировский или еще чей-либо. Я не обращал внимания ни на дрожь, ни на боль. Пребывая где-то между решительностью и гневом, я стучал и стучал по клавиатуре.

Чипсы и банки «Севен ап» убывали, двадцать первый век отступал… Машина времени незаметно перенесла меня на четыреста лет назад, в странный и опасный мир Джеймса Огилви.

ГЛАВА 5

«Думаете, я невежественный пастуший сын, который, чуть живой от голода, отправился в далекие страны за лучшей долей? Ничего подобного! Да, мой отец был пастухом. Но он был еще и фермером и владел большей частью долины Туидсмьюр. Когда отец умер, мать с неподобающей торопливостью вышла замуж за угрюмого, противного, низкого человека – низкого и телом, и умом. Он был из Драмлзеров, живших в нескольких лигах к северу от нас и слывших головорезами: путника они пропускали с миром только в обмен на его кошелек. Мой отчим был свиреп и невоспитан, и от него, как и от многих моих земляков, отвратительно пахло. Мать же, будучи женщиной пустой и легкомысленной, легко поддалась на его лесть. Вот так и вышло, что этот недостойный, исполненный низкого коварства человек завладел землей, по праву принадлежавшей брату и мне.

Нет, я не какой-нибудь безграмотный пастух. Благодаря собственному усердию и неоценимой помощи, оказанной мне учителем из приходской школы, я научился читать и писать. Этот Динвуди был странным человеком. Одни видели в нем, чужаке, бывшего пирата, другие судачили, что он бежал от гнева английской королевы – после того, как участвовал в неудавшемся заговоре. Находились и такие, кому в его печальном длинном лице мерещился отпечаток былых невзгод. Проповеди его пронизывало уныние, но этим отличались, как мне кажется, проповеди всех тогдашних пастырей.

Он был образованным человеком, а в уединении нашей долины находил какое-то удовлетворение.

Именно через него я познакомился с „Началами“ Евклида, а также сочинениями других греческих и римских ученых мужей. Отец в своем завещании выделил деньги на наше образование, так что я, мой брат Ангус и четыре дочери местного кузнеца научились читать, писать и считать. Нередко я задерживался после уроков, и мы с Учителем о чем только не говорили. Ему довелось попутешествовать, это уж наверняка, однако он мне так и не рассказал о своих занятиях. Динвуди любил приложиться к бутылке, и иногда, когда у него развязывался язык и горящий торф наполнял комнату красноватым мерцанием, он пускался в рассуждения, предмет которых вполне мог привести его на виселицу – как еретика. Я впитывал его речи, как растение в засуху впитывает влагу. И должен признаться, что движимый восторженной – даже безумной – любовью к знанию, я не единожды брал с собой одну из книг Учителя и, сидя среди холмов, читал, хотя должен был бы приглядывать за овцами.

По какой-то странной иронии… Ирония. Учитель часто пользовался этим словом. Оно происходит от греческого „эиронеиа“ [8] и означает „неожиданное противопоставление“. К иронии нередко прибегал Сократ. Так вот, по какой-то странной иронии Учитель, человек выдающихся познаний, предпочел укрыться в нашей долине, а меня то же знание заставляло видеть в окружающих холмах тюремные стены, застившие собой огромный, неведомый мне мир. Что уж там говорить… Весь свой век пасти овец – такая жизнь начинала казаться мне загубленной.

Отчим лишь подогревал мое нарастающее беспокойство. Такого невежду, каким был он, вам никогда не встретить! Но этого мало. Его отличала невиданная свирепость, особенно после виски. Меня часто били. Причина могла быть самая ничтожная – если она вообще находилась. Впрочем, присутствие брата нередко избавляло меня от неприятностей. Ангуса, который был крупнее и сильнее меня, отчим не трогал.

Однажды, спустя несколько месяцев после замужества матери, мне выпала особенно жестокая взбучка, и я, ослепленный бешенством, отлупил отчима лопатой.

Тот, хныкая и потирая многочисленные ушибы, сбежал в трактир, и больше я его тем вечером не видел. На следующий день я сообщил матери, что отправляюсь на юг Англии – возможно, в Лондон, – чтобы найти свою дорогу в жизни. Она плакала и осыпала меня укоризнами, но я не сомневался, что в душе мать обрадовалась избавлению от младшего и столь беспокойного сына. В хозяйстве от меня толку особого не было, а тут еще эти странные мысли, всякая чушь… И ересь, о которой она даже не догадывалась.

Накануне своего ухода я отправился к жившему милях в полутора от нас Учителю. Высоко в небе кружились облака. Они образовали узкую скважину, из глубины которой светила полная луна. Холмы отливали неземным светом, среди теней мне мерещились колдуны.

Учитель – для меня он всегда оставался таковым – был пьян и не слышал, как я вошел. В комнате, залитой красными светом от горящего торфа, было тепло.

Динвуди сидел, развалившись, на стуле и пристально смотрел в огонь. На полу лежала Библия, рядом стояла почти пустая бутылка. Не взглянув на меня, он заговорил:

– Что, уходишь? В город королевы, в эту великую навозную кучу?

– Утром…

Теперь он развернулся в мою сторону. Его щеки и глаза тоже были красными – то ли от виски, то ли от огня.

– О жизни за пределами Туидсмьюра ты не знаешь ничего, Джеймс…

– Как это так? Гляньте, сколькому вы меня научили!

Тот покачал головой.

– Образование – славный щит и смертельное оружие, но одними знаниями ты не обойдешься. Ты так неопытен, а отправляешься один в город, грехов в котором больше, чем в Ниневии.

– Я бывал в Ланарке…

Учитель коротко рассмеялся.

– Ланарк – не Ниневия! – Помолчав, он добавил, словно про себя: – Свидимся ли еще?..

– Кому об этом знать, сэр, кроме Всевышнего?

– Кого – кого? Ах да! Азы ты оставил далеко позади.

Такого сообразительного паренька мне встречать еще не доводилось. Однако тебе понадобится кое-что еще.

Учитель встал и неуверенной походкой направился к стоящему в углу черному сундуку. Меня не единожды разбирало любопытство, что же там внутри, но спросить я не отважился ни разу. И вот теперь Учитель поворачивал ключ в висячем замке и поднимал крышку.

– В помощь твоей сообразительности…

И Динвуди извлек черные кожаные ножны, из которых вытащил длинный, узкий, обоюдоострый кинжал. Я был изумлен! Он протянул мне оружие чуть ли не с благоговением.

– Моряки называют его „Береги яйца“. О том, где он бывал и что видел, тебе знать незачем. Закатай-ка рукав.

Я подчинился. Он пристегнул ножны к тыльной части моего предплечья.

– Такие рукояти встречаются не часто. Она вырезана из слонового бивня.

Меня куда больше интересовал сам клинок. Я потрогал его края и охнул от боли. Такие острые лезвия мне еще не попадались.

– Вложи его обратно в ножны. А теперь быстро вытащи – и постарайся не полоснуть по коже, как только что.

Я вытащил. Внутри ножен имелся выступ, который удерживал кинжал, но, чтобы вытащить его, достаточно было потянуть за рукоять.

– Еще.

Я повторил движение несколько раз. Теперь я выхватывал нож в мгновение ока.

– А теперь опусти рукав и повтори все сначала.

Я так и сделал. Учитель кивнул.

– Теперь еще раз, быстрее.

Я упражнялся до тех пор, пока не отточил движение до совершенства. Учитель был доволен.

– Он – твой друг. Больше никому не доверяй. Пользуйся им только при необходимости. Но если необходимость возникла, пускай его в ход неожиданно, со всей яростью и отвагой.

Я начал было благодарить Учителя, однако тот, не дав мне закончить, нетерпеливо махнул рукой.

– А вот еще один хороший друг.

Учитель достал из-под кровати жердь – где-то мне по плечо, с острым железным наконечником.

– На открытом воздухе ей будет лучше, чем под кроватью. У моряков это называется „абордажным копьем“. Умения особого здесь не требуется, но оружие от этого не становится менее действенным. Защититься от него нельзя. Смотри.

Он держал копье на уровне колена и вдруг сделал выпад, остановившись в дюйме от моего живота. Мой испуг его рассмешил. В красном свете горящего торфа влажные глаза Учителя блестели. Вид у него был вполне сатанинский.

– Если ты поразишь врага сюда, – и он опустил наконечник, указывая на мой пах, – его мучительная смерть будет длиться часы, а то и дни.

– Я не пожелал бы такого ни одному человеку, даже если он нехристь.

Учитель собрался было что-то ответить, но передумал. Вместо этого он откинул занавеску.

– Может быть, еще один друг. Последний.

Над разобранной постелью висела единственная полка с книгами. Он вытащил один из томов и с заметным смущением сунул ее мне в руки. Я опять хотел заговорить, но Динвуди взял меня за плечи и развернул к двери. В последнее мгновение он сказал:

– Я не могу дать тебе лучший совет, чем этот, Джеймс: не расставайся с оружием, держи язык за зубами и не сближайся с людьми сверх меры. А теперь иди, и да хранит тебя Бог, если только Он существует.

Я ушел, и голова моя кружилась – вместе с облаками надо мной. Не может быть, что мир за холмами так опасен, как предполагал мой хмельной преподаватель.

Динвуди был служителем Божьим, но какому именно Богу он служил – тут у меня возникли сомнения.

Утром я перебрался через спящего брата и тихонько спустился по лестнице. Из-за занавески, скрывающей нишу в стене, где спали родители, раздавался тяжелый храп. Пошевелилась одна из свиней. Сума моя была готова. Взяв ее, я услышал, как прошептали мое имя:

– Джеймс!

Сверху на меня смотрело бледное напряженное лицо брата. Я не знал, что ему сказать, и вместо этого только молча помахал. Мое сердце переполнилось печалью.

На улице было холодно и сыро. Я выбрался на дорогу, которой пользовались погонщики скота. Рядом журчал Туид. С темных холмов спускался туман. Дорога свернула к югу, прочь от дома, в котором я прожил всю свою жизнь.

Мили через полторы появилась кузница, окна которой были закрыты ставнями. Дом Фионы… Фионы с длинными черными волосами и радостной улыбкой.

Фионы, которая, останься я в долине, могла бы однажды выйти за меня замуж. Ей было пятнадцать, как и мне. В то мгновение воля почти покинула меня: я понимал, что, если пройду мимо, могу никогда не увидеть ее вновь. Но кузница осталась позади, хотя колени у меня дрожали, а сердце ныло.

Теперь туман начал рассеиваться. Дорога огибала обширные болота, из которых брал свое начало Туид, а дальше вилась вдоль края Чертова Котла. Путь был опасным, и я проявлял всяческую осторожность. Огромный провал был заполнен туманом, и казалось, что в нем кипит вода. Дорого резко пошла вниз, к Моффату, где из дюжины труб поднимался дым. К полудню я уже шел через деревню и не встретил на своем пути ни души.

Теперь я стоял на границе своего мира. За Моффатом начинались незнакомые мне места. Я ждал приключений. Впрочем, мой настрой разбавляли дурные предчувствия. Я продолжал идти на юг, и к вечеру моя дорога слилась с другой, главной, которая вела в Карлайл и дальше на юг.

На то серебро, что дала мне мать, я мог питаться в течение нескольких недель. В руках я нес подаренное Учителем копье, а в рукаве, в закрепленных на предплечье ножнах, притаился кинжал. За время моего долгого пути я не единожды задумывался о прошлом этого диковинного человека и об историях, которые мог бы мне поведать этот кинжал. И все равно, с копьем и кинжалом я чувствовал себя в безопасности. Вздумавший подстеречь меня грабитель мог запросто остаться лежать с перерезанным горлом.

В моей суме был не только кошелек с деньгами, но еще маленькая Библия и – да благословит Господь моего преподавателя! – „Жизнеописания“ Плутарха в переводе Томаса Норта. Бесполезный груз? Моя мать так и сказала бы. Однако меня ждали испытания, а спасение мое таилось в мудрости глубоко свободных людей: Солона, Филопемена, Тита Квинция Фламинина, Гая Мария… Их мысль, пробившись сквозь пелену времен, разгоняла страхи и освещала путь, до тех пор скрытый во тьме. Их дружеское присутствие делало меня сильнее, и я искренне верю, что без них не дожил бы до этого дня.

Вам может прийти в голову, что идущий по незнакомым местам деревенский паренек – подходящая жертва для завзятых ловкачей, которые готовы притвориться любезными попутчиками, хотя интересуют их лишь его монеты. Некоторые и вправду пробовали завязать со мной знакомство. Это произошло в первый же день, когда я, с наступлением темноты, остановился на постоялом дворе, где дарили жара и веселье.

Не буду утомлять вас описанием всего, что приключилось со мной за время долгого пути на юг: обстоятельства заставляют меня беречь бумагу. Благодаря этим же обстоятельствам я вынужден писать в спешке – ибо на вопрос, выживу я или нет, ответ будет получен еще очень не скоро. Ограничусь лишь тем, что скажу: трудности оказались мне по плечу. Зато когда три недели спустя я вошел в Лондон – без монеты в кармане и с истершимися подошвами – с меня сняли мерку и нашли непригодным для мира людей.

Туман над великим городом я увидел за полдня до того, как передо мною предстал он сам».

ГЛАВА 6

«На подходах к городу мне стали попадаться дома, подобных которым я не встречал ни разу в жизни. Они походили на дворцы и своим великолепием почти не уступали замкам, виденным мною издалека, пока я шел на юг. К некоторым из них вели длинные широкие проходы. Сами дома были окружены правильно расположенными деревьями и кустами, и при взгляде на эти узоры становилось ясно, что это дело человеческих рук. Дорога стала шире. Время от времени мимо меня проезжали всадники – иногда по одному, иногда по двое или трое – прекрасно одетые, с длинными узкими мечами в ножнах. Дома уменьшились и лепились близко один к другому, а места для садов вокруг них я почти не видел.

Теперь я встречал обыкновенных прохожих, которые почти не обращали на меня внимания. На всем долгом пути из Шотландии я предпочитал оставаться в одиночестве – „держа язык за зубами“, как сказал бы Учитель. Я был столь враждебен и неразговорчив, что незваные попутчики быстро находили повод для расставания. Здесь я с такими трудностями не сталкивался. Мне даже не кивнули ни разу.

Я шел по городу уже час. Мимо тянулись ряды жавшихся друг к другу домов, сотни прохожих месили уличную грязь. Мне тут же вспомнился наш коровник. Впрочем, даже он вонял меньше. Я начал ловить на себе любопытные взгляды. Наверное, внимание привлекала моя одежда – бриджи с шапкой – и копье. Мимо меня, хихикая, пробежали две молодые женщины – каждая прикрывала рот ладошкой, а на их лицах я заметил какой-то белый порошок, что показалось мне весьма странным.

Все то время, что я приближался к центру города, суеты и шума вокруг меня становилось больше: какие-то люди тянули за собой тележки, полные овощей, магазины выставляли в витринах покрытое мухами мясо, женщины несли мешки с хлебом и мукой… Всадников стало тоже больше. Они были в чулках (как у моей матери), в одежде с оборками и в повязках из белой материи вокруг шеи, носили мечи и обычно держались с некоторым самодовольством, а их кони не уступали хозяевам в великолепии и высокомерии. Другие лондонцы – одетые в лохмотья, покрытые вшами – протягивали сложенные горстью ладони, прося милостыни. Один или двое играли на мандолинах, как принято у попрошаек в Ланарке.

Вскоре я шел вдоль узких улиц, среди которых попадалось множество трактиров; здесь сновали туда-сюда торговцы, мелькали повозки с бочками, древесиной, тюками шерсти и прочими товарами. На холме стояла огромная квадратная башня, на четырех углах которой имелись свои башенки, и на каждой из них развевалось по флагу. Однако не сама башня привлекла мое внимание. Рядом стояла виселица, на которой покачивались тела трех казненных. Дальше я увидел огромную арку, неподалеку от нее какие-то шесты, а на них – кормовая репа, что ли… Приблизившись, я с ужасом разглядел, что это человеческие головы. Они уже высохли и потеряли цвет, рты с отвисшими нижними челюстями были широко открыты, и в них, а также в ушах и глазных впадинах, жужжали мухи.

Вниз по шестам растекались темные пятна. Какое варварство! Я не верил собственным глазам! Что бы эти люди ни сделали, разве не были они христианами, разве не заслуживали погребения по христианскому обычаю? Борясь с тошнотой, я шагнул под арку. Похоже, никто в окружавшей меня толпе не замечал этих мерзких шестов.

Ближе к вечеру небо потемнело, вроде собиралась гроза. Я шел вдоль широкой реки, называвшейся Темзой. Вверх и вниз по полоске воды сновали маленькие корабли, многие из них с грузом. Прежде я видел такие только на картинках. Они очаровали меня, и я почти забыл страшные головы, под которыми проходил раньше. На набережной стояла деревянная лебедка, с помощью которой грузили бочонки – судя по всему, с французским вином. Наконец я дошел до моста. Уже почти стемнело, а у меня не было ни денег, ни места для ночлега. Кроме того, я ужасно устал, так как в тот день отшагал четыре лиги.

Здесь, к югу от реки, резала глаза нищета. Но и веселья тут было больше – так мне показалось. По улицам толпами бродили пьяницы. Совсем не молодая женщина (лет, возможно, сорока) с ярко накрашенными губами и усыпанным белым порошком лицом как-то странно улыбнулась. Мне стало неприятно. Я не обратил на нее внимания и прошел мимо. От женщины пахло цветами и потом. Шагов через пятьдесят, а то и меньше, путь мне преградили четверо юношей, выглядевших старше меня на несколько лет. На них были плоские шапки с перьями, а на поясе у каждого висело по длинному узкому мечу. Их поведение совсем мне не понравилось.

Самый старший из них, с тупым лицом, в тускло-красном плаще и тонких бриджах, остановил меня, подняв ладонь.

– Откуда ты приполз, деревенщина? Из Шотландии?

Его друзья, стоявшие вокруг меня, хрипло расхохотались.

– А где ты украл свою одежду? Вынул из задницы у овцы?

Опять смех. Я попытался оттолкнуть его и пройти, но он пихнул меня в грудь и сказал:

– Разговор еще не окончен, парень!

Его лицо находилось в футе от моего, изо рта у него отвратительно пахло портвейном.

– Ты мне тоже не нравишься! – ответил я.

Он уставился на меня в сердитом изумлении и ударил наотмашь по лицу. Удар был сильным и неожиданным – я отшатнулся и чуть не упал. Юноша наступил на выроненное мною копье. Устояв на ногах, я внезапно, „со всей яростью и отвагой“, выхватил из рукава кинжал и метнулся к горлу моего противника. Он замер с широко раскрытыми от ужаса глазами. Я только проколол кожу у него на горле, и из ранки потекла кровь, а я громко, не сдерживая гнева, спросил:

– Я действительно из Шотландии, сэр. Вы хотите что-то сказать по этому поводу?

Все еще бледный, он тряс головой и отступал, но тут я краем глаза заметил, что один из его товарищей потянулся за мечом. Меч мне показался не длиннее руки.

Он был короче моего копья раза в два.

Защититься от удара копьем в живот, когда его вскинули от уровня колена, невозможно. Бросив кинжал, я схватил копье и ударил всем своим весом: я чувствовал смертельную опасность, а кроме того, очень разозлился. Железный наконечник погрузился в живот моего врага на целый палец. Он рухнул и начал кататься по земле, закрыв рану ладонями и вопя от боли. Между пальцев струилась кровь. Его товарищи с криками разбежались – ох и отважные же парни! – оставив раненого выть в одиночестве. Женщина, улыбнувшаяся мне мгновением раньше, куда-то исчезла.

Я подобрал кинжал и пошел своей дорогой, слушая крики и стараясь ожесточить свое сердце.

Не прошагал я и сотни шагов, как был опять остановлен – на этот раз ровесником, одетым чуть ли не в лохмотья.

– Я видел! – сказал он с акцентом, который я разбирал с большим трудом. – Ты чужак в здешних местах?

– Чужак! И что?

Недавнее волнение заставило мой охрипший голос дрожать.

– Это Саутворк, и с наступлением темноты здесь становится опасно. Тут бродит немало жуликов и охотников за кошельками.

– Да! И ты, возможно, один из них!

Мой кинжал опять был в рукаве и мог в единый миг оказаться у его глотки. Незнакомец рассмеялся.

– Меня зовут Майкл, – представился он. – Клянусь всем, что есть самого святого: чужаки подвергают себя большой опасности, приходя сюда!

– Ты видел, как я расправляюсь с ее величеством Опасностью.

– Еще бы!

Раненый человек все метался по земле и выл. Прохожие обходили его стороной, почти не обращая внимания. В голосе Майкла слышалось восхищение, хотя чем тут было восхищаться – я не понимал.

– Где ты собираешься ночевать? – спросил он.

Я замешкался с ответом, не зная, стоит ли доверяться незнакомцу, но потом решил, что немедленной опасности тот не представляет.

– Мне негде ночевать, а если ты решил сыграть со мною шутку и избавить меня от кошелька, то не трудись понапрасну. Денег у меня нет.

– А как насчет еды?

– Я ел вчера.

– Иди за мной.

Я решил, что остаться одному в этих недружелюбных краях опасней, чем отправиться вслед за своим ровесником. Не ослабляя внимания ни на минуту, я пошел за ним. Запах нечистот мешался с ароматом еды, доносившимся из многочисленных кабаков. Вскоре мы вошли в один из них. Там было шумно и светло, а над выходом я заметил нарисованный галеон – похожие мне попадались в книгах Динвуди. Такого шума я не припомню даже в гостиницах, в которых доводилось останавливаться по пути на юг. От множества тел и полыхающего у входа огня было жарко.

– Найди свободное место, – сказал Майкл и ринулся в дальний угол комнаты.

В это мгновение трое мужчин, все как один пьяные, встали, собираясь уходить. Я пробился сквозь толпу, привлекая к себе внимание. Виновато в этом было, наверное, мое копье, хотя кровь с наконечника к тому времени и была вытерта. Я сел. Вскоре появился мой товарищ с двумя кувшинами пива в руках.

– Пей, – сказал он. – Еда сейчас будет.

– Почему ты это делаешь? – спросил я. – Ты же видишь меня впервые. Сдается мне, что тобою движет не милосердие.

Майкл ухмыльнулся и поднял свой кувшин.

– Есть у меня кое-какие соображения.

– Ты о тех грубиянах?

– Я о том, как ты с ними расправился.

Я пригубил пиво. Оно было крепким. Прикончи я целый кувшин, то опьянел бы, как и большинство посетителей таверны. Поэтому я решил прихлебывать пиво (из учтивости), но совсем по чуть-чуть – так, чтобы вместе получилось не больше обычного глотка.

– Значит, шотландец?

– Да.

– Пришел в большой город искать работу.

– Верно.

– A y самого нет ни денег, ни крыши над головой.

– Вкратце ты рассказал обо мне все. Но только вкратце. Еще я вооружен, всегда держу ухо востро, и шутки со мною плохи!

– Тут по-другому и нельзя, – улыбнулся Майкл. – Хотя меня бояться нечего.

– А я и не боюсь, уж поверь.

Тут к нам подошла женщина, которой было примерно столько же лет, сколько моей матери. Она принесла тушеное мясо с овощами, хлеб и столовые принадлежности. Верхняя часть ее груди была самым бесстыдным образом открыта. Я не знал, куда деть глаза. Женщина с тревогой посмотрела на мое копье, но вслух ничего не сказала. Я начал жадно есть. Майкл, не отрываясь от еды, то и дело исподтишка на меня поглядывал.

Кожаные ножны моего кинжала надежно согревали предплечье.

– Говоришь, вооружен… Но в ближнем бою от него толку мало, – кивнул он на мое копье.

Интересно, разглядел он в сумерках, как я пустил в ход кинжал?

– Для ближнего боя у меня припасено кое-что еще.

Майкл опять ухмыльнулся. Улыбка у него была почти счастливая.

– Не сомневаюсь! Все шотландцы такие воины?

Он замахал рукой и позвал какого-то человека, стоявшего в дальнем конце комнаты. Человек был совершенно лыс, и таких загорелых людей я видал только на картинках в книге Учителя Динвуди о путешествиях сэра Джона Мандевиля. Его руки с сильными мышцами были покрыты рисунками. На лице выделялся большой нос. Желтые зубы прогнили. Он сел за наш стол и поставил перед собой кувшин с пивом.

– Это Турок.

Я воинственно кивнул в ответ. Майкл наклонился вперед, за общим грохотом его было едва слышно.

– А это шотландец. Каких-нибудь десять минут назад он убил человека. Я видел это собственными глазами.

Глаза у Турка расширились.

– Возможно, бедняга еще жив. Я действовал, защищая себя.

Турок взглянул на мое копье.

– О чем думает этот дурак? Он считает, что может прийти с этой штукой в переполненный кабак и не вызвать всеобщего любопытства? Почему ты не спасаешься бегством? Все шотландцы убивают так нагло?

Ты что, не замечаешь, что на тебя смотрят из всех углов?

– По правде говоря, сэр, я встретил в этом городе столько странного, что мне до остальных сейчас мало дела.

– Кто-нибудь еще видел?

Глаза Турка были по-прежнему широко раскрыты.

– С тем человеком было трое товарищей. Они все бросились врассыпную.

– Немудрено!

Турок отпил из своего кувшина.

– Опиши их.

– На них были дорогие плащи, белые оборки на шее, шапки с перьями. Они носили мечи, и лет им было немногим больше, чем мне.

– Это не охотники за кошельками, – сказал Турок. – Они – сыновья знатных родителей. – Он свистнул через щель между зубами и помотал головой. – Ты засунул свою голову в петлю, мой маленький шотландец. Тебя наверняка ищут. Еще до утра, а может, даже и часа не пройдет, как ты будешь схвачен и брошен в Ньюгейт. А тогда, если ты не богач…

И он резко провел себе ребром ладони по горлу.

– Но я не сделал ничего дурного! – сказал я в смятении.

Мне тут же вспомнились те головы на шестах. Турок все ухмылялся.

– Ничего-то ты не понимаешь! Возможно, у них богатые отцы. Судья свое дело знает. А если вдруг что забудет, то мешочек с золотом послужит хорошим напоминанием.

Страх и отчаяние пробрали меня до костей. Я оттолкнул тарелку.

– Тогда мне нельзя здесь больше оставаться!

Я глянул на дверь, которая через секунду отворилась. Я испуганно вцепился в копье, но увидел лишь двух женщин средних лет, с густо накрашенными и посыпанными порошком лицами, в ярких безвкусных платьях – сплошь в пятнах и с подолами, вымазанными уличной грязью.

– Да! – сказал Турок, неуклюже передразнивая мой акцент. – Куда же ты отправишься?

– Обратно в Шотландию. Я достаточно насмотрелся на этот город, на эту навозную кучу. Лучше бы я оставался где был.

– А сможешь ли ты убежать от всадников? Ты уж прости, но ты… как бы это сказать… заметный. Да, слишком заметный.

Он оглядел мою одежду сверху донизу и неприятно осклабился.

– Я придумал кое-что получше, – сказал Майкл.

Я чувствовал, что это ловушка, но что мне было делать?

– Шотландец ищет место для ночлега, и ему нужна работа.

– Работа?

Турок повысил голос. Он даже немного охрип, но в его голосе мне слышалось что-то еще. Я и так не дремал, а теперь был готов без дальнейших разговоров с ними расстаться.

– У меня есть что тебе предложить.

– А какая работа? – спросил я.

Турок все ухмылялся.

– Такая, что ты сможешь избежать встречи с палачом. Этого вполне достаточно.

К нам подошла одна из девушек. Она напомнила мне Фиону, хотя была вроде чуть постарше. На ее лице с ярко накрашенными губами я заметил все тот же белый порошок, любимый лондонскими щеголихами.

– Поговорим о деле, джентльмены?

Мой товарищ отмахнулся от нее, как от мухи. Мне такое обращение с женщиной показалось оскорбительным, но та не обиделась, а просто перешла к следующему столу.

– О каком деле? – спросил я.

Девушки изумленно уставились на меня, потом переглянулись и покатились со смеху.

– Здешние женщины торгуют своим телом, – наклонился ко мне Майкл. – Многие джентльмены пересекают мост лишь затем, чтобы весело провести вечер.

Здесь такие тоже есть.

У меня ушло несколько секунд на то, чтобы понять, о чем он. Ну и нравы! Нежели это и в самом деле так?

Я вспомнил Фиону, приходившуюся ровесницей той девушке и так на нее похожей. Но Фиона застенчива, добра и весела. И как только женщины могут быть такими разными?

– Думает ли она о своей душе? – спросил я.

Слова Майкла поразили меня. И разожгли мое любопытство. Турок рассмеялся, словно услышал невесть какую остроту.

– Здешние души прокляты от рождения, шотландец!

Может, лучше было остаться в долине? Я мог бы сразу, рискуя встретиться с констеблями, отправиться в обратный путь и еще раз пройти эти пятьдесят лиг.

Но Турок прервал мои размышления:

– Мы ночуем в подвале – тут, неподалеку. За ночлег берут совсем немного, а на эту ночь ты наш гость. О работе поговорим завтра.

Он прихлопнул блоху на сильной руке.

– Я подумывал о работе в магазине или еще где-то, где пригодилось бы мое умение писать. Так какого рода эта работа?

Турок, хитро улыбаясь, постучал пальцем по своему большому носу. Я разозлился и сказал:

– Или вы мне сейчас же все расскажете, или я благодарю вас за еду и ухожу!

– У тебя едва ли есть время на то, чтобы допить пиво, – ответил Майкл. – Твои джентльмены уже наверняка успели сходить на другой берег и сейчас возвращаются обратно, прихватив с собой друзей. Давай, шотландец, решай! Турок или палач? Кого ты выбираешь?»

ГЛАВА 7

«Я не доверял своим новым товарищам и решил не спать. Лежал на влажной соломе, спрятав торбу под себя, а рукой обвив копье. Вскоре у меня по всему телу ползали блохи. Я прислушивался к доносящемуся из темноты храпу дюжины, если не больше, постояльцев.

В углу раздавался непонятный шорох. В тесной комнате пахло потом, сыростью, дрянным вином, а теперь еще и мочой. Дышал я с трудом.

Наверное, я все-таки заснул. Потому что когда я вновь открыл глаза, из окошка под потолком лился холодный серый свет.

Я сел. Руки и ноги чесались и были сплошь покрыты красными следами от укусов. Я с отвращением оглядел лежащих как попало незнакомцев и затосковал по брату, по нашей с ним дружбе.

В углу с открытым ртом спал одетый в лохмотья Майкл. Турка нигде не было видно. Взяв торбу и копье, я направился к выходу, перебираясь через жалкие тела спящих. Оказавшись в узком проходе, я начал жадно вдыхать доходивший туда свежий воздух. Отхожее место было за углом, и пользовались им сотни жителей – судя по количеству смотрящих на меня окон. У единственной водокачки присела собака.

Я отступил обратно в проход, ломая голову, как выбраться из этого ужасного города, как вдруг увидел стоящего на улице Турка. Он одарил меня широкой желтозубой улыбкой.

– Шотландец! Надо тебя отсюда увести, и как можно быстрее!

Появился протирающий глаза Майкл.

– Выброси его, – сказал Турок, кивая на мое копье.

– Ни за что! Вчера вечером оно спасло мне жизнь.

– А сегодня приведет тебя на виселицу.

Я помотал головой.

– Упрямый остолоп, – пробормотал Турок.

Он развернулся и проворно зашагал впереди. Мы шли на север, к мосту, через который я перешел вчера вечером. Нам попалось темное пятно – там, где я вспорол живот своему врагу. По размером оно превосходило человеческое тело. Жив ли тот человек? Или умирает где-то в мучениях?

Майкл указывал на пятно и что-то прошептал Турку. Он сказал:

– Шотландец, если появятся констебли или шайка молодых господ, беги со всех ног. Спасайся, если сможешь.

В свете раннего утра, когда не было ни шума, ни суеты, ни пьяниц, это место производило самое унылое впечатление. По улице, пошатываясь, бродили женщины, а некоторые из них сидели, сгорбившись, прямо в переулке.

Сразу за мостом мы свернули вправо. Здесь, несмотря на ранний час, жизни было куда больше. К нам приближались несколько джентльменов, едущих верхом. Глаза Турка испуганно раскрылись.

– Твое копье! Ты, шотландская бестолочь! – прошипел он. – Выброси его!

Я опять замотал головой, хотя ноги у меня дрожали. Джентльмены проехали мимо.

Мы продолжали двигаться вдоль набережной. Теперь нам встречались торговцы, которые тащили за собой тележки с бутылками и мешками. Турок так и рвался вперед, он почти бежал, словно впереди нас ждал спасительный приют. Его нетерпение оказалось заразительным, и я зашагал быстрее, хотя и опасался, что спешка только привлечет внимание. Мои товарищи не посвящали меня ни в какие подробности, а я не видел смысла о чем-либо их расспрашивать.

И тут я заметил его… Пусть я и видел такой на картинке в одной из книг Учителя, но действительность заставила меня широко открыть рот. Заметив мое изумление, Турок рассмеялся, хотя что-то по-прежнему не давало ему покоя.

Паруса трехмачтового корабля были убраны. Такелаж смахивал на паутину. Вдоль борта тянулся ряд квадратных отверстий. По сходням сновали люди, груженные бочками, мешками и сундуками. На пристани беседовали несколько господ, при мечах и в пышных атласных нарядах – зеленых, желтых и красных.

Я начал понимать, что за работу предлагал мне Турок. Можно было тут же развернуться и убежать. Вместо этого я спросил:

– Куда он направляется?

– Никто не знает. Ты идешь добровольно?

Кинжал и копье были при мне, и я знал, что смогу убежать от этого здоровяка. Но убежать куда? В вонючий подвал в Саутворке? В объятия к палачу? Турок обязательно закричал бы „Убийца!“, справедливо рассчитывая на вознаграждение, каким бы оно ни было.

Я представил свою голову, насаженную на кол, жужжащих мух… В конце концов, я искал свою дорогу в жизни и пришел сюда не затем, чтобы стать беглым каторжником или попрошайкой. Я чувствовал какое-то странное влечение к этому величественному кораблю – с резкими командами офицеров, доносящимися с палубы, со всеми его запахами и суетой. Меня влекли земли, которые он, возможно, посетит и которые я иначе не увижу. Разве что на картинках у Динвуди.

А еще, как бы там ни повернулось, у меня будут какая-никакая еда и место для сна. Получше, чем кишащий блохами подвал или камера смертников в Ньюгейте.

– Сколько продлится плавание?

Турок пожал плечами.

– Не знаю.

Мои товарищи ждали. Я посмотрел на них, потом опять на корабль и двинулся вперед. Майкл и Турок шли справа и слева от меня и ухмылялись от уха до уха.

Они завлекли меня на борт, и я подозревал, что за это им полагается вознаграждение.

– Дайте знать, что я поднялся на борт по собственному желанию, как свободный человек, а не по чьему-либо принуждению.

Турок радостно кивнул. Выполнит ли он мою просьбу, зависело, скорее всего, от размера ждущей его награды.

Мы встали в конец небольшой очереди. У бочки, на которой лежали бумага, перо и чернила, сидел краснолицый человек. С Турком они были знакомы.

– Опять с нами пойдешь, Ферхат?

– Так точно, мистер Туисс!

– Даже кабацкая шваль и та не идет к нам добровольно. Твой опыт очень пригодится. Может, на этот раз охота окажется более удачной.

Мистер Туисс поглядел на меня.

– Что за мелюзгу ты к нам привел? Как тебя зовут, парень?

– Джеймс Огилви, сэр.

– А это что у тебя?

Он с любопытством разглядывал мое копье.

– Рыбу ловить, сэр.

Я услышал, как Турок чуть не задохнулся.

– Через свою дерзость он отведает кнута еще до конца плавания, – словно в шутку сказал мистер Туисс.

– Мистер Туисс – старшина! С ним нельзя так разговаривать, шотландец.

– Скоро разберется, что к чему, – сказал мистер Туисс. – Сдается мне, ты попал в какую-то передрягу?

Я ничего не ответил, хотя сердце у меня в груди так и заколотилось.

– Возможно, влип в большие неприятности?

Не зная, что говорить, я стоял молча. Мистер Туисс пристально на меня смотрел. Потом пожал плечами.

– Нам до этого дела нет. В море хоть раз ходил?

– Нет, сэр.

– Делать что-нибудь умеешь?

– Читать и писать.

– Я спрашиваю, умеешь ли ты делать что-нибудь полезное?

Похоже, он использовал иронию так, как это делал Сократ.

– Чем раньше занимался?

– Мой отец был фермером.

– Ну вот! Что ж ты сразу не сказал? Скоро на борт загрузят скот. Будешь за ним приглядывать.

Он записал на листе бумаги мое имя.

– На время плавания ты на королевской службе. Измена карается смертью. Найди себе место для сна и присоединяйся к погрузке. Не отлынивай! Мы должны успеть к вечернему приливу.

Меня охватили волнение и радость.

В палубе был открыт люк, люди один за другим входили и выходили. Я последовал за Турком, неловко спускаясь по крутым ступеням. Дальше была еще одна лестница, а потом длинный темный коридор.

– Скоро тут станет тесно, – предупредил меня Турок. – Предоставь место у пушек другим. Пушки-то появятся непременно…

Коридор оканчивался большой низкой комнатой. Чтобы не удариться о балку, мне пришлось пригнуть голову. Между балками висели длинные узкие сетки.

– Выбери себе гамак и положи в него свои вещи.

Я бросил торбу, копье и куртку в одну из сеток и присоединился к безостановочно движущимся людям на палубе.

Все утро я с остальными моряками, которые, все как один, были весьма суровы на вид, вкатывал здоровенные бочки с водой и пивом в сеть, подвешенную на деревянной лебедке. Несколько мужчин поднимали этот огромный груз в воздух и разворачивали лебедку так, чтобы бочки сквозь открытый люк опускались в темные недра корабля. Потом я помогал устанавливать бочки в сумраке трюма.

К полудню мышцы у меня болели, а спина отваливалась. Из глубины корабля начал подниматься дым, мешавшийся с запахами дегтя и пота. Следуя указаниям мистера Туисса, мы прекратили работу и спустились в большую комнату со столами и скамьями. Здесь запах дыма, идущий из смежной кухни, был особенно силен. Мы выстроились в очередь. Нам раздали галеты и по огромному кувшину пива. Галеты оказались просто каменными. Отовсюду слышался стук: люди колотили ими об углы и края скамеек.

– Хангер! – воскликнул сидящий рядом со мной Турок и помахал какому-то моряку.

Маленький, крепко сбитый человек ухмыльнулся нам и сел напротив. Полную галет тарелку он принес с собой.

– Ну что? Не подцепил еще дурную болезнь? Похоже, ты соскучился по неприятностям!

– Точно, – ответил человек по имени Хангер. – Куда мы направляемся? Команда для такого большого корабля очень уж мала.

– И мне так показалось, – кивнул Турок. – Да и запасов никаких. Говорят, за этой экспедицией стоит сэр Уолтер Рэли.

– Кабацкие сплетни! – ответил Хангер презрительно.

– Сам-то что думаешь?

Турок – вот это да! – разгрыз галету и громко захрустел. Я жадно пил пиво: поработали мы немало, так что в горле у меня пересохло.

– Мы будем искать карибское золото, – сказал Хангер. – Вы видели порты – аж для десяти пушек. Вполне достаточно, чтобы напугать до полусмерти любого испанского капитана.

– Ага, только там пока пусто. Где сами пушки?

И кто будет из них стрелять? Людей едва хватает, чтобы поставить паруса.

– Что мы вскорости и сделаем, бьюсь об заклад!

Человек, сказавший это, присоединился к нам только что.

Дым начал есть мне глаза, однако окружающим, кажется, не мешал. Я закашлялся и отпил еще пива. Напиток был мне внове, и теперь я не без удовольствия ощутил его воздействие.

– Карибское золото! Это уж наверняка, мистер Чандлер, – согласился с подошедшим Турок.

Тут что, все знают всех?

– И аутодафе, если только нам не добавят людей.

– Аутодафе? – спросил я.

Чандлер удивленно на меня посмотрел.

– Ты не знаешь, что такое „аутодафе“?

Я смутился и помотал головой. Тот, откинувшись, захохотал.

– А на борт тебя заманил, разумеется, Турок!

– Я сам хотел попасть на корабль, и никакой Турок меня не упрашивал!

– Осторожней! Не задирай юного шотландца, – сказал Турок словно в шутку.

– У него крутой нрав, и он способен на любую жестокость, – радостно присоединился Майкл. – Я собственными глазами видел трех человек, которые с воем катались по земле, пытаясь засунуть на место выпущенные им кишки!

Я предпочел не спорить, решив, что среди моих новых товарищей такая слава не помешает.

– Готов поспорить, что загрузка корабля – уловка, – сказал человек по имени Хангер. – Рассчитанная на лазутчиков Мендосы. Мы наверняка зайдем в Портсмут и возьмем там еще провизии и людей. А пока рано что-либо говорить.

Раздираемый любопытством, я спросил:

– Мендосы?

Человек по имени Чандлер откликнулся:

– Что за отсталый народ эти шотландцы! Ты знаешь вообще хоть что-нибудь?

– Я знаю, как перерезать глотку!

Чандлер прищурился. Наверное, прикидывал, где в моих словах хвастовство, а где – правда. Сказать он ничего не успел. К нам шел невысокий плотный человек с короткой дубинкой в руке. Держал он ее как-то странно. В следующую секунду я заметил, что у него не хватает на руке двух пальцев. Борода и бакенбарды были такими густыми, что они делали его похожим на какое-то животное, покрытое мехом. На меня уставились маленькие свиные глазки, чем-то похожие на камешки.

– Заканчивайте и принимайтесь за погрузку!

– Есть, мистер Солтер!

Меня поразила раболепность в голосе Турка. Что-то подсказывало мне, что слава пятнадцатилетнего головореза не произведет на бородача особого впечатления.


Волшебство следующих дней невозможно описать! Подчиняясь хриплым командам мистера Солтера, мы поднялись на мачты и поставили паруса. С высоты мачты я видел большую часть Лондона и даже немного за ним. Паруса наполнились ветром, и мы заскользили по Темзе. Турок показал, где Гринвич и Айл-ов-Догз. Река постепенно расширялась, и к концу первого дня до ближайшего берега было не меньше мили. Тогда на корме зажгли огромный фонарь, и дальше корабль шел в темноте. Вскоре к горлу у меня подкатила тошнота, и я, под смех окружающих, поспешил вдоль прохода, выбрался наверх, пробрался к фальшборту и опустошил желудок прямо в море.

На третий день подгоняемый криками мистера Солтера корабль начал поворачивать к большому городу с огромной гаванью. Вдоль берегов тянулись ряды хорошеньких белых домиков и лавок, а на улицах было полно людей. Я как раз убирал парус, название которого было для меня настоящей загадкой. И располагался он на высоте, достаточной, чтобы испугать меня. Мы работали вместе с Хангером и Турком.

– Что это за город?

– Плимут!

Корабль скользил вдоль длинной пристани, сплошь заваленной мешками, бочками и всякими другими грузами. Несколько детей приветственно нам махали. Мы проплыли мимо какого-то парусника, который был немногим меньше нашего.

– „Лайон“, – произнес Хангер с благоговением.

– И „Роубак“, – сказал Турок. – А это что за корабли?

Турок, судя по всему, не умел читать.

– „Дороти“ и „Элизабет“, – ответил ему Хангер.

Но восхищаться нам было некогда. Нас ждала погрузка. Солдат в порту собралось видимо-невидимо. Я с удивлением заметил, что копья у них такие же, как у меня. Такого количества запасов я не видел за всю свою жизнь! Сундуки, бочонки, мешки, бочки побольше, корзины с сушеной рыбой, с черносливом… А уж сидра, вина и пива было столько, что все собравшиеся могли бы не просыхать месяцами!

С пристани раздался хриплый окрик:

– Дорогу!

Люди с короткими дубинками, одетые в морскую форму, гнали несколько десятков изнуренных, серолицых мужчин самых разных возрастов. Некоторые из них были пьяны.

– Кто они? – спросил я у Турка, с которым мы закатывали бочку в подвешенную к лебедке сеть.

– Судя по виду, острожники, – ответил тот. – И кабацкий сброд.

Кажется, Турок забыл, что впервые я увидел его как раз в кабаке.

– Насильно взятые на флот, – просветил меня Хангер. – Люди боятся служить. После экспедиции сэра Хамфри удивляться тут нечему.

Другой матрос, по имени Хог, вытер лоб.

– Говорят, перед той бедой рулевой слышал странные голоса, а на крючок им попадались необыкновенные морские твари. А незадолго до потопившей их бури мистер Кокс видел белые скалы, которые исчезали, как только корабль к ним подходил.

– Чушь, – сказал мне Чандлер. – Люди боятся идти в плавание, наслушавшись астрологов. А у тех планеты не так выстроились. Юпитер и Сатурн встретились на восьмидесяти трех градусах, так что мы вступили в век Огненного Треугольника. Пришли времена великих бедствий. Путешественникам Томас Портер пророчит лютые муки, а Юан Ллойд обещает нам тьму-туман, бурю-ураган и всякие другие напасти!.. Басни, годящиеся разве что для баб, – продолжал наставлять меня Хангер. – Многие матросы и вправду верят в эту ахинею. Шотландец, дела обстоят совсем не так. Людей в этом плавании пугает кое-что из нашего мира – дух и небеса тут ни при чем. Люди боятся аутодафе.

Опять это слово, которое всегда произносится с таким страхом. Даже манящий блеск карибского золота не мог пересилить эту боязнь.

На то, чтобы набить трюмы „Тигра“, ушло три дня непосильного труда. Десять пушек, внесенных на борт по частям, собрали уже здесь. Я тогда еще подумал, что эти громадные орудия должны были развеять опасения Турка и его друзей. Теперь на борт взошли матросы и солдаты. На корабле вдруг стало очень тесно, прямо повернуться было негде. И тогда же появились джентльмены.

День подходил к концу, когда Турок вдруг изо всех сил замахал мне, чтобы я подошел. Мы свесились через фальшборт и стали смотреть на маленькую группу внизу.

– Вон сам Уолтер Рэли, – сказал Турок с благоговением. – Он фаворит королевы, недавно произведен в рыцари! Рядом с ним стоит Томас Хэрриот.

– О Господи! Филип Амадас! – воскликнул Хангер в смятении, когда из кареты вышел какой-то крошечный человечек.

– А эти кто? – спросил я.

Из второй кареты вышли двое людей, которые выглядели очень странно. С ними было еще несколько джентльменов.

– Весь Лондон их знает, – ответил Турок. – Их зовут Мантео и Уончес. Туземцы, привезенные из Америки.

– Все ясно, – сказал Хангер. – Мы направляемся в Америку.

– Наверняка через Вест-Индию, – добавил Турок. – Заодно и пограбим немножко…

– Да будут благословенны пушки!

Дел мне хватило до самого вечера: на борт погрузили кур, свиней и коз. Мистер Солтер выделил для меня на палубе совсем узенький прямоугольник. Однако я справился и полагал, что, несмотря на тесноту, прекрасно все устроил, в связи с чем испытывал некоторую гордость. Наконец на борт поднялись джентльмены, большинство – на „Тигр“. Оставшийся на пристани Рэли сел в карету и уехал.

Девятого апреля тысяча пятьсот восемьдесят пятого года наши корабли бесшумно вышли из плимутской гавани. Меня разом охватили волнение и мрачные предчувствия. Однако прошло еще целых тринадцать дней, прежде чем я отважился спросить Турка об аутодафе».

ГЛАВА 8

«Все началось незадолго до моей первой стычки с мистером Солтером. Теперь я благодарен ему за ту трепку. Не потому, что исполнился ненависти к своему обидчику (а я исполнился), но потому, что тогда же решил расстаться с кабацким сбродом – чего бы мне это ни стоило – и войти в круг джентльменов.

Следуя указаниям и во всем повторяя Турка, я взбирался на мачты, тянул за веревки до тех пор, пока мои ладони не начинали кровоточить, драил палубу и выполнял все требования мистера Солтера.

Меня постепенно охватывало странное чувство, связанное каким-то образом с моим желудком. Ожидание чего-то нехорошего, которое трудно описать… День ото дня оно росло, и в конце концов все мое существо наполнила уверенность в собственной никчемности. Еще немного, и я захотел бы умереть.

Это случилось на самом верху, на брам-стеньге. Турок сидел верхом на рее, а я, сам не свой от страха, тянул за веревку, как он мне говорил. Отсюда я видел все пять кораблей, разбросанные тут и там среди бурлящего моря. Они перекатывались с боку на бок, поднимались, опускались, вертелись, а ветер все гнал и гнал их по волнам. На такой высоте качка казалась куда сильнее. Я припоминал какой-то принцип, связанный с рычагом, высказанный… Аристотелем, что ли? Впрочем, я был слишком несчастен и напуган, чтобы как следует все обдумать. Брам-стеньга раскачивалась из стороны в сторону, ужасное ощущение усиливалось.

– Турок! – сказал я. – Меня сейчас вырвет…

– Это качка.

Кажется, он ничуть мне не сочувствовал.

– А теперь поймай вот это и тяни вверх. Сильней, ты ж не девчонка!

– Как заставить корабль перестать качаться?

– Никак, дурень! Привыкай! Другого не дано.

Далеко внизу несколько бывалых моряков свесились через фальшборт. Лица у них были серые. Один из них начал блевать в океан. Этого я перенести не мог!

– Мне нужно сейчас же спуститься!

– Нельзя! – сердито глянул на меня Турок. – Сначала мы должны поставить парус.

Но мне стало невмоготу. Я хотел любой ценой добраться до фальшборта и опустошить желудок как можно быстрее. Осторожно, бочком, я пробирался вдоль реи и мимо сидящего на ней Турка. Мне пришлось отклониться назад, держась за его плечи, а ногами в это время нащупывать веревку. Ступня у меня соскользнула, и несколько ужасных секунд я раскачивался между жизнью и смертью – вместе с ходящим ходуном судном. Ногти Турка глубоко вонзились в мое предплечье. Удержавшись, я долез до грот-мачты, ступил на ванты и начал быстро спускаться. Мою рубашку полоскал ветер.

Мистер Солтер смотрел на меня снизу. В его глазах была враждебность и еще что-то, мне непонятное. Он уже открыл рот, чтобы заорать. К несчастью, именно в это мгновение к моему горлу подкатила желчь. Вниз полетела белая пенистая струя, в которой мелькали полупереваренные куски галет, сушеной рыбы и гороха. Мистер Солтер попытался отпрыгнуть в сторону, но ему помешала качка. Моя блевотина низверглась ему прямо на голову и теперь стекала по куртке. Все вокруг задохнулись от ужаса. Кто-то пробормотал:

– Господи, парень, да он же тебя убьет…

Я полез обратно. Как я хотел, чтобы ванты доросли до облаков! Меня вернул вниз рев мистера Солтера. Он носовым платком счищал блевотину с головы и шеи, а я стоял перед ним и дрожал. Потом Солтер снял куртку, положил ее на палубу и медленно поднял свою дубинку, уроненную при прыжке. Она была короткой, гладкой, с узкой рукояткой и толстым окончанием. Солтер несколько раз хлопнул ей по изуродованной ладони. Он молчал. Его синие глаза, и так-то недружелюбные, теперь светились настоящим бешенством.

Первый удар пришелся мне в живот. Удар был сильный, направленный вверх, – он держал дубинку обеими руками. Я согнулся пополам и упал на палубу, не в силах дышать. Солтер поднял меня за волосы и начал охаживать по рукам, ногам, ребрам – повсюду, куда только мог добраться. Когда он наконец отпустил мои волосы и я упал на палубу, удары посыпались на спину и ягодицы. Я гадал, хватит ли Солтера на весь день и буду ли я жив к тому времени, когда его ярость утихнет. Наконец я, распростертый, стенающий, услышал далекий голос:

– А теперь вымой палубу, шотландский ублюдок!

Ночью, когда я лежал в гамаке и не знал, каким боком повернуться – кровоподтеки были повсюду, – мистер Боулер, корнуоллец, плававший с Фробишером в восемьдесят четвертом, сказал мне:

– Он невзлюбил тебя, шотландец.

– За что? Я же нечаянно!

– Ты умеешь читать. Ты напоминаешь Солтеру о его невежестве.

– Точно! – сказал другой голос из темноты. – Зато наши спины будут целее.

– Продолжай читать и впредь, парень!

Со всех сторон громыхнул мужской смех. Как я их тогда ненавидел – страстно, всем сердцем! И, лежа там, страдая и трясясь после взбучки, которая не шла ни в какое сравнение с домашними, я подумал: „И зачем только я ушел из дома!“ Тогда же я решил, что должен найти способ остаться под палубой, подальше от мистера Солтера, его пронзительных глаз и дубинки. Если мне это не удастся, то обязательно наступит день, когда я выхвачу кинжал и буду снова, снова и снова вонзать его Солтеру в живот. На этом для меня все и закончится.

Следующие несколько часов я вертелся так и эдак, то погружаясь в ночной кошмар, то вновь выныривая на поверхность, слушая скрипы корабля и храп соседей, вдыхая запах пота и дегтя. Где-то в районе полуночи я услышал чье-то мерное „топ-топ“ по палубе наверху. Кто-то ходил взад-вперед, взад-вперед… Должно быть, ночной часовой.

Уже под утро через люк до меня донеслись низкие невнятные голоса. Следом раздался приглушенный удар, и опять стало тихо. Потом я услышал какой-то непонятный шорох, словно что-то тащили вдоль палубы. И снова тишина – если не считать тысячи ночных корабельных звуков. В другой раз любопытство заставило бы меня подняться наверх и все разведать. Однако теперь мое изнеможение было столь велико, а кровоподтеки так болели, что я остался лежать.

На следующее утро я не мог пошевелиться и никуда не пошел. Руки распухли, а при каждом вздохе болели ребра. Турок принес воды, но даже галета оказалась мне не по силам – хотя мой приятель и разгрыз ее своими желтыми зубами. За большим столом двое матросов с грохотом играли в нарды. Потом стало пусто, я лежал один и то задремывал, погружаясь в очередной кошмар, то вновь просыпался.

Днем меня разбудил звук шагов: кто-то спускался по лестнице. Когда туман рассеялся, я увидел мистера Хэрриота, который внимательно меня изучал.

– Ты вряд ли мне поможешь…

– Что-то?

Я мог лишь шептать.

– Ты ведь в последние несколько часов не поднимался на палубу, верно?

– Не поднимался, сэр.

– Правильно. Мы не можем найти мистера Холби. В последний раз его видели вчера за обедом.

Мистер Холби. Один из джентльменов. Я что-то смутно припоминал. Или это был сон? Нет, не сон.

– Сэр, сегодня рано утром я слышал какой-то шум. Возможно, мистер Холби тут и ни при чем…

Мистер Хэрриот ничего не ответил – лишь глазами показал мне, чтобы я продолжал.

– Наверху разговаривали двое. Потом раздался глухой удар, и что-то протащили по палубе. И опять стало тихо.

Выражение его лица не изменилось.

– Надеюсь, ты не хочешь мне сказать, что мистера Холби оглушили и выбросили за борт?

Я не совсем понимал, куда может меня завести разговор, и слегка забеспокоился.

– Нет, сэр. Я лишь рассказал о том, что слышал.

– Всплеск был?

– Не слыхал, сэр.

Я с трудом сел. В глотке пересохло. Ветер стал холодней, а качка усилилась. Через люк виднелись темные быстрые облака.

– Как тебя зовут, мальчик?

– Джеймс Огилви, сэр.

– Что же с тобой случилось?

– Меня вырвало на мистера Солтера.

В какое-то мгновение я испугался: его глаза словно вспыхнули весельем. И тут я подумал, что другой такой возможности у меня не будет. Движимый дерзостью и отчаянием, я сказал:

– А еще я умею читать и писать. Я читал „Жизнеописания“ Плутарха и знаком с „Началами“ Евклида.

Хэрриот уставился на меня в совершеннейшем изумлении, как если бы вдруг заговорил кочан капусты.

– Неужели? И в чем же, скажи, заключается теорема Пифагора?

– Квадрат гипотенузы прямоугольного треугольника равен сумме квадратов двух других его сторон.

Его изумление росло.

– И я нашел другое доказательство. Евклид пользуется сдвигами и поворотами треугольников, а я беру квадрат, построенный на гипотенузе, и рассекаю его на куски, которые могу уложить так, что получаются квадраты меньших сторон.

Я хорошо помнил, что как-то днем играл в эту игру в нашем сарае, а корова, боюсь, так и осталась недоеной.

Он молчал, не в силах осознать это явление – говорящий кочан капусты.

– Чудеса, да и только! О Пифагоре мы еще побеседуем, мистер Огилви. А пока – никому не говорите о том, что слышали прошлой ночью.

– Обязательно, сэр! Обязательно!

Уже на лестнице мистер Хэрриот еще раз обернулся и озадаченно на меня посмотрел. Его шаги затихли в отдалении, а я почти забыл о моих синяках. Без стыда признаюсь, что рыдал от счастья. Я рассказал джентльмену, что я не какое-то там отродье, не завсегдатай кабаков, который только того и достоин, что смерти от непосильной работы… Кто знает, вдруг Евклид станет моим спасителем?

Уже через час я, еле двигающийся, с кружащейся головой, был снова на палубе, вдыхал наполненный брызгами воздух и переполнялся радостным предвкушением. Как хорошо, что отправился в это плавание!

Долго радоваться своему везению – если таковое и имело место – мне не пришлось. Поиски пропавшего мистера Холби шли полным ходом. Турок заметил меня, и мы с ним и с Майклом отправились в глубь корабля. Путь нам освещали пропитанные смолой веревки. Судно все еще было мне незнакомо, и вскоре я перестал понимать, где мы находимся. Турок вел нас то вниз по лестницам, то вдоль темных проходов. Когда мы проходили мимо камбуза, запах дыма усилился. В самой глубине, уже под поверхностью воды, вонь стояла почти непереносимая.

– В днище просачивается морская вода, – объяснил мне Майкл.

– В днище? – переспросил я.

Майкл рассмеялся.

– Это между килем и трюмом. Вода просачивается туда и издает страшную вонь. Или ты такой неуч, что не знаешь слова „киль“?

Я не обратил на него внимания и пошел вслед за удаляющимся Турком, чья тень была похожа на какого-то джинна. В темном трюме мы пробирались мимо бочек и мешков. Вокруг стояли писк и беготня, а из углов светились красные глаза, в которых отражались наши факелы. Я споткнулся об одно из этих крупных, опасных созданий. Крыса поднялась на задние лапы и бешено на меня уставилась. Я смотрел, не зная, что делать. Вдруг мимо меня что-то просвистело. Раздался сначала удар, а потом радостный крик. Крыса извивалась, приколотая ножом Турка к мешку с зерном. Наклонившись, я увидел дюжину разбегавшихся в разные стороны блох. Попробуй я так бросить свой кинжал, то задел бы ее лишь рукояткой, а скорее всего – вообще бы промахнулся. Турку не нужно было ничего говорить: он и так видел мое изумление и теперь показывал свои желтые зубы. В его улыбке сквозили понимание и торжество. Ценный урок. Расправившись тогда в Саутворке сразу с четырьмя противниками, я возомнил себя крепким бойцом. Но в сравнении с таким воином, как Турок, я был никем.

И тут избитое тело напомнило о себе. Каждое движение отдавалось болью.

– Продолжайте без меня. Я буду искать мистера Холби самостоятельно.

Мы разделились. Я почти не сомневался, что прошлой ночью мистера Холби выбросили за борт и что среди нас есть убийца, но в соответствии с указаниями мистера Хэрриота молчал обо всем.

Вскоре я понял, что если специально захотеть затеряться на корабле, то нет ничего проще. Имелась чуть ли не сотня подходящих тихих уголков. Я все больше терял ориентацию. Кладовые, длинные темные проходы, лестницы, ведущие то вверх, то вниз, какие-то мешки с провизией, кипы шерсти, гигантские кувшины с оливковым маслом, засоленное в морской воде мясо, огромное количество канатов, тюки с парусиной, бочки с водой и пивом, полки с пушечными ядрами… Крысы были повсюду – сотни, если не тысячи. И стоило подумать, что теперь мне знаком каждый дюйм судна, как я находил очередное помещение и очередной груз. Моя веревка догорала, и я начал искать лестницу наверх, к свежему воздуху. Тут откуда-то спереди раздался крик.

Когда я дошел до несчастного мистера Холби, вокруг бочек уже столпились матросы. Я только предполагал, что это мистер Холби. Мы видели лишь пару голых, покрытых нарывами ступней, которые торчали из-под нагроможденных одна на другую бочек – в два человеческих роста каждая. И лужу. Нет, это было не пиво, а кровь, вытекшая из раздавленного тела».

ГЛАВА 9

«Вместе с остальными я извлекал расплющенное тело мистера Холби из-под бочек. Тут зазвенел колокол, вызывая нас всех на палубу. Мистер Солтер наблюдал, как мы один за другим выбираемся из люка. Нас ждали паруса. Солтер принялся во всю глотку выкрикивать команды. Умел ли этот человек разговаривать как все люди? Вряд ли. Ветер дул сильнее, но я больше не чувствовал mal de mer [9], как называют ее французы, хотя мучился еще только вчера. Я гадал, не битье ли избавило меня от этой напасти.

Я едва переступал ногами, не говоря уже о том, чтобы куда-нибудь лезть. Мистер Солтер, видя мою задумчивость, подошел поближе.

– Тебе помочь влезть на ванты, Огилви?

Я догадывался, что это будет за помощь.

– Нет, сэр.

Голос у меня дрожал, и в этом не было никакой наигранности. Я заставил свои руки поднять непослушное тело на веревки. По крайней мере, там меня не достанет его дубинка.

Не прошло и десяти минут, как мистер Солтер позвал меня вниз. Его голос резал слух. Я представил, как по моим кровоподтекам опять разгуливает дубинка, и меня захлестнул такой страх, что тут же захотелось спрыгнуть с фок-мачты и разбиться насмерть – лишь бы избежать очередной трепки. Но когда я встал перед Солтером, готовый упасть в обморок, он просто сказал:

– Тебя хочет немедленно видеть капитан.

Я стоял у стола сэра Ричарда Гренвилла в его огромной каюте. Мое тогдашнее волнение описанию не поддается. Лицо капитана казалось высеченным из гранита. Мистер Хэрриот стоял рядом. Я в точности повторил свой рассказ. О трепке, которую задал мне мистер Солтер, о боли, бессоннице и странном шуме, когда что-то словно тащили по палубе наверху. Когда я закончил, капитан холодно на меня уставился, а потом эти двое заговорили так, словно меня там не было.

– Что мы знаем об этом мальчике?

– Вы видите то же, что и я, Ричард. Похоже, он нахватался кое-каких знаний, у него живой ум и способности к математике – возможно, серьезные. Я позже проверю, на что он способен.

– Еще один чародей на нашу голову! – прорычал сэр Ричард. – Но меня интересует другое. Верить ли его показаниям? На него можно положиться?

– Будь я проклят, Ричард! Холби исчез. Если его нет на борту – значит, он на дне океана. Он не выпрыгнул. И его не столкнули, иначе бы он закричал. Рассказ Огилви оставляет единственное возможное объяснение: Холби зарезали или оглушили, а потом выкинули за борт.

– Сначала Холби, теперь плотник…

Плотник! Так значит, тот человек под бочками – вовсе не Холби, а вторая жертва!

– Похоже, среди нас есть убийца, Ричард.

– Точно. Что им движет, Хэрриот?

Они сурово смотрели друг на друга. И тогда я почувствовал – нет, я знал! – что у этого плавания была какая-то тайная цель. И в чем бы она ни заключалась, кто-то из находящихся на борту хотел помешать нам.

Сэр Ричард вдруг вспомнил о моем присутствии.

– Оставь нас, – резко приказал он.

Я уже был у двери, когда мистер Хэрриот промолвил:

– Огилви… Мне нужен помощник. Думаю, на этой службе от тебя будет больше толку, чем на мачтах. Не возражаете, Ричард?

Сэр Ричард как ни в чем не бывало махнул рукой. Апостол Петр, пропускающий грешную душу на небеса… Сравнима ли радость такого грешника с моей?


– Можешь найти Полярную звезду?

– Да, сэр. С помощью Медведиц. Вон она, на окончании Малой Медведицы. На Большой Медведице тоже есть указатели. Медведицы ходят по небу, но никогда не опускаются за горизонт. Все остальные звезды словно вращаются вокруг Полярной звезды. Однако так только кажется – на самом деле вращается Земля. Звезды неподвижны, они закреплены в хрустале небес.

– А если встать на Северном полюсе – где тогда будет Полярная звезда?

– Прямо над головой. Все звезды будут двигаться вдоль горизонтальных окружностей.

Мы стояли в средней части корабля, подальше от кормового фонаря – так, чтобы свет не мешал наблюдению. У мистера Хэрриота имелась глиняная чашечка, наполненная какой-то горящей травой. Он втягивал этот дым через полую трубку и затем вдыхал его.

– А теперь надень волшебные сапоги. Ты гигантскими прыжками скачешь к экватору. Что ты увидишь на небесах, пока будешь двигаться к югу?

Я заговорил не сразу, так как не был вполне уверен, какого именно ответа ждал от меня мистер Хэрриот.

– Полярная звезда не будет больше висеть прямо надо мной. Пока я буду нестись к экватору в своих волшебных сапогах, она будет опускаться все ниже и ниже.

– А на экваторе?

– Тогда Полярная звезда ляжет на горизонт. Все звезды будут двигаться вдоль больших вертикальных окружностей – вокруг оси, соединяющей Северный и Южный полюса. А если я перемещусь еще дальше к югу, то вообще перестану видеть Полярную звезду. Если только над Южным полюсом не окажется другой такой звезды.

– А ее там нет. Португальские торговцы и проповедники путешествовали и посуху, и по морю (держась берегов, они огибали Африку с юга) и описали южные небеса. Португальские мореплаватели заплывали еще дальше проповедников. Они повстречали немало чудес.

Например, видели огромную звезду – больше, чем ты можешь себе вообразить! И четыре звезды, расположенные в виде креста… Они видели Южный полюс мира на высоте копья над горизонтом. Но вот о южной Полярной звезде ничего не сказано. Зато мы здесь, на севере, можем безошибочно определить широту, на которой находимся.

Он замолчал, а я продолжил:

– Надо найти высоту Полярной звезды над горизонтом. Если она прямо над нами, значит, мы на Северном полюсе. Если она лежит на горизонте – корабль на экваторе. А если она в шестидесяти градусах от зенита, то мы находимся в шестидесяти градусах от Северного полюса и в тридцати градусах от экватора. То есть наша широта – тридцать градусов.

– У меня как раз есть прибор для измерения высоты небесных светил. Он называется градшток. Скоро я научу тебя им пользоваться. Что ж, Огилви, ты можешь определить, как далеко к югу или северу мы находимся. А как насчет запада и востока? Вот мы плывем в океане, вокруг – лишь волны да морские чудовища. В скольких мы лигах от Англии? В сотне?

В тысяче? Сколько еще до Карибского моря, до обеих Америк?

Я чувствовал, что это проверка. Меня разбирало щенячье нетерпение, я страшно хотел порадовать своего нового господина и изо всех сил напрягал мозги в поисках ответа, но в конце концов со страшной неохотой признался:

– Не знаю, сэр.

Мистер Хэрриот, продолжая сжимать трубку зубами, рассмеялся.

– И никто не знает, мой юный Огилви, так что не грусти! Представь, что от Северного полюса через Лондон к Южному полюсу проведена линия. Это долгота.

Если для тех, кто находится вдоль этой линии, Солнце в зените, то с противоположной стороны, в ста восьмидесяти градусах от этой долготы, солнце находится в своей низшей точке.

Занимался рассвет.

– Но если нам известно, когда полдень в Англии, а полдень на корабле шестью часами позже, значит, мы прошли четверть земного шара, так как Солнцу на путь вокруг Земли требуется двадцать четыре часа. Значит, наша долгота относительно Англии – девяносто градусов!

Меня распирала гордость. Мистер Хэрриот улыбнулся:

– А откуда ты узнаешь, когда полдень в Англии?

– Надо, покидая Англию, установить часы на полдень. Когда бы эти часы ни показывали полдень, в какое бы время дня и ночи…

– Какие именно часы? Песочные? Египетские часы с водой? Часы с заводом? Они едва способны показывать время на суше. А при качке и вовсе бесполезны.

– Тогда я сдаюсь, мистер Хэрриот.

Я видел, что никуда не гожусь – не только как боец или матрос, но даже как ученик мистера Хэрриота. Ужасная мысль посетила меня: неужели все, на что я способен, это пасти овец?

Хэрриот опять рассмеялся.

– Да не убивайся ты так! С этой задачей не справились лучшие умы – что в Англии, что за ее пределами. Однако половину земного шара еще только предстоит открыть, торговые маршруты в Китай не проложены, в Америках нас ждут несметные сокровища. Человек, который найдет способ точно определять местоположение корабля в океане, сказочно разбогатеет!»

ГЛАВА 10

Тайная цель!

Было уже около трех утра, и глаза у меня слипались. Я не мог бодрствовать ни минутой дольше. Доковыляв до кровати, я скользнул под прохладные простыни. Меня тут же утянуло в сказочные дали, в которых мешались парусники, ножи «Береги яйца», головы на шестах и деревянная дубинка. Она поднималась и опускалась, опять поднималась и опять опускалась… Солтер бьет пятнадцатилетнего мальчика. С его головы стекает блевотина, лицо перекошено от гнева, он кричит: «Тайная цель, тайная цель, что еще за тайная цель?!»

Наступило серое утро. Я, не завтракая, заплатил хозяйке гостиницы за постой, бросил портплед на заднее сиденье «тойоты» и отправился на север, сверяясь время от времени с дорожными знаками. Выбравшись на автостраду, я разогнался до девяноста миль в час и большую часть пути держался быстрой полосы.

Мое самолюбие было уязвлено. А поведение Теббита меня просто взбесило! Не люблю, когда со мной обращаются словно с одним из слуг, которого можно прогнать щелчком пальцев, – а ведь речь идет об историческом открытии исключительной важности. Терпеть такое от мелкопоместного дворянчика, возомнившего себя владыкой мироздания, я не собирался. Экспедиция на Роанок была первой попыткой колонизации Северной Америки. Теббиту передали путевой дневник, в котором имелись некоторые сведения по этому поводу, и я хотел знать, какие именно. В любом случае я сомневался, что тот располагал законным правом лишить меня причитающейся доли истории. А еще мою решимость укрепляли ощущения в почках – они все болели.

И пока я ехал по автостраде, из моей головы никак не выходили слова «тайная цель».

«Будь я проклят, если это ускользнет у меня между пальцев, если я просто переведу рукопись и отойду в сторону…»

До своей квартиры я добрался к полудню. У Теббита было занято наглухо, так что в конце концов я поехал в Пикарди-Хаус сам. Рядом с домом выстроилось внушительное количество «бентли» и «ягуаров». Я подумал было, что случайно попал на вечеринку, но потом заметил полицейского в униформе и людей в белом, суетящихся позади полицейского микроавтобуса.

Полицейский в желтом жилете регулировщика покрутил пальцем, чтобы я опустил окно.

– Что вам здесь нужно?

Он старался говорить внушительно, но до Солтера ему было далеко.

– Хочу поговорить с сэром Тоби.

– Значит, вы не родственник?

– Нет. Я едва знаю этого человека.

– Он уже два дня как мертв, сэр. Вы что, газет не читаете?

Мне потребовалось несколько секунд, чтобы переварить услышанное. Если не считать кирпичного цвета щек, во всем остальном Теббит выглядел совершенно здоровым. Или это был сердечный приступ?

– Наверное, мне лучше убраться…

В это мгновение в дверях появилась Дебби, говорившая с кем-то вроде юриста. На ней была серая кофта и длинная черная юбка. Ничто не выдавало пережитого – она выглядела даже более спокойной, чем обычно.

Заметив меня, девушка махнула рукой. Я помахал в ответ.

Полицейский наклонился вперед и заговорщицки сообщил:

– Вы знакомы с его дочерью? Оторва еще та! Мать умерла много лет назад, и она – единственное чадо. Ей достанется все, вы только представьте!

– Если это похороны…

– Нет, сэр. Он в городе, лежит там в холодильнике. А сюда съехались горюющие родственники и друзья. Денежки у сэра Тоби, что уж там говорить, водились.

Полицейский наклонился еще ближе. От него несло чесноком.

– Им принадлежит чуть не половина Линкольншира.

Юрист направился к своему «БМВ» (самой дорогой модели), а Дебби изящно спустилась с крыльца и направилась ко мне.

– Мистер Блейк? Гарри?

Я толком не знал, что сказать.

– Дебби, я узнал…

– Конечно, ты ведь был в отъезде… Папу убили, вот…

– Что?!

– Грабители.

Она говорила словно между прочим.

– Давай, заходи.

Я взял рукопись и, чувствуя себя слегка не в своей тарелке, последовал за Дебби в дом. Дверь кабинета пересекала бело-голубая лента с надписью: «НЕ ВХОДИТЬ. ПОЛИЦИЯ».

– Судмедэксперты сказали, что скоро закончат. Вплоть до этого утра они занимали дом целиком.

Она привела меня в длинную унылую комнату, посреди которой стоял тяжелый стол, а вокруг – штук двадцать стульев. На столе – напитки и бутерброды.

Вокруг собралось человек двадцать – двадцать пять.

Люди говорили вполголоса. В мою сторону начали поглядывать с любопытством.

– Кажется, я вторгаюсь… – начал я.

– Ничего подобного. Ты закончил перевод? – спросила девушка, кивнув на рукопись.

Она машинально жевала губу. Глаза у Дебби были какие-то остекленевшие, и я подумал, что ее могли накачать успокоительным.

Ответить мне не удалось. Маленький крепенький седой человек лет сорока незаметно отделился от остальных и подошел к нам. Его сходство с покойным сэром Тоби поражало: те же пронзительные глазки и опущенные уголки губ. Он поглядел сначала на Дебби, потом на меня. Как и сэр Тоби, он не пытался быть любезным.

– Что вам здесь нужно?

– Моя фамилия Блейк. Я занимаюсь антикварными книгами. Сэр Тоби попросил меня перевести некую рукопись и установить ее цену. Я узнал…

– Неважно. Просто оставьте ее вот здесь.

Он кивнул в сторону стола.

– Перевод еще не закончен. Я хотел обсудить рукопись с сэром Тоби.

– Что ж, теперь это невозможно. Просто оставьте рукопись на столе.

– Извините, но я до сих пор не знаю, с кем говорю.

– Я его брат.

Это было произнесено октавой выше, чтобы указать мне на мою дерзость.

– Если вы беспокоитесь по поводу гонорара, напишите вот по этому адресу.

– Отлично.

«И в следующий раз я воспользуюсь служебным входом, ты, жаба!»

– Что тебе удалось выяснить, Гарри?

Голос Дебби звучал совершенно спокойно, в нем слышалась забота. И откуда в этой надменной семье столь очаровательное дитя? Я открыл было рот, но брат Теббита влез первым:

– Я уверен, что это сейчас совершенно неважно, Дебби. Полагаю, у мистера Блейка много других дел.

– Дядя Роберт, дневник принадлежал папе, а он хотел узнать, что в нем.

– Возможно, мне лучше уйти, Дебби, – предложил я.

– Возможно! – резко сказал дядя Роберт.

Я продолжил, обращаясь к Дебби:

– Дневник вел некий юнга, участвовавший в плавании времен Елизаветы. Он пользовался тайнописью, которую мне удалось расшифровать. Ты должна знать, Дебби, что мне предлагали за него большую сумму – по правде говоря, совершенно несуразную сумму, куда выше его рыночной стоимости.

Дебби широко раскрыла глаза.

– Да ты что? Ни фига себе! Я знаю, что папа страшно разволновался, когда всплыл этот дневник. Он считал, что там есть что-то о нашей семье. Как думаешь, в чем там дело?

– До свидания, мистер Блейк, – многозначительно произнес дядя Роберт.

– Я хочу, чтобы ты копнул поглубже, Гарри. С какой стати люди предлагают за этот дневник большие деньги? Там наверняка есть что-то интересное. Или даже пенное.

– Я же сказал вам, мистер Блейк! До свидания!

Лицо брата сэра Тоби побагровело.

Дебби заговорила тоном, властность которого удивляла – особенно из уст такой молоденькой девушки:

– Гарри, я хочу, чтобы ты оставил дневник у себя! Выясни, что именно так заинтересовало папу и почему эти люди предлагали за рукопись несуразные деньги.

Лицо дяди Роберта исказил гнев.

– Дебби, ты даешь незаполненный чек незнакомому человеку! Разве ты не видишь, что он хочет тебя надуть? Я не собираюсь спокойно за этим наблюдать.

А теперь, – он гневно указал на меня, – убирайтесь!

Вокруг нас постепенно расширялось кольцо тишины – по мере того как окружающие улавливали флюиды.

Дебби вспыхнула:

– Дядя Роберт, вас это не касается! Дневник принадлежит мне – если только папа не сказал что-либо противоположное! И гонорар выплачиваете не вы, а я!

Гарри, ты согласен продолжать? Я сделаю все от меня зависящее, чтобы защитить тебя от…

Я прервал ее:

– С удовольствием, Дебби. Буду держать тебя в курсе.


Инспектор была отменно вежлива. Внимательная, с длинным лицом, она сидела и слушала мой рассказ. Рядом делал пометки сержант. Он смахивал на вождя краснокожих: крепко сбитый, седой, покрытый морщинами и совершенно бесстрастный.

– Какова ценность этой рукописи?

– Дневник представляет огромный интерес для историков, занимающихся той эпохой.

Она терпеливо кивнула. Я не так ее понял.

– Я имела в виду его коммерческую ценность. То есть… Ведь шестнадцатый век – это достаточно давно, не так ли?

– Да. Но эту рукопись нельзя сравнивать, например, с первым изданием Буэнтинга или Теодора де Бри. Или с чем-либо написанным самим Уолтером Рэли. Слыхали вы когда-нибудь о Джеймсе Огилви? Возможно, у вас получится продать его галерее на Нью-Бонд-стрит тысячи за полторы. Частный коллекционер, возможно, заплатит больше.

– А-а…

Сколько разочарования! Сколько неоправдавшихся ожиданий!

– Так какого, говорите, она года?

– Тысяча пятьсот восемьдесят пятого. За три года до «Непобедимой армады».

– И там рассказывается о плавании к берегам Северной Америки?

– Точно так.

– Есть в этой рукописи что-либо, представляющее коммерческий интерес? Может быть, что-то, указывающее на спрятанный клад…

Она вежливо улыбнулась, словно стараясь смягчить неприличность вопроса и всячески потакая своему душевнобольному собеседнику.

– Ничего такого я там не заметил. Это простой отчет о событиях, записанный юнгой, который участвовал в первой экспедиции Уолтера Рэли.

– Убивать, значит, не из-за чего?

Еще одна вежливая улыбка.

– Насколько я могу видеть, ни в малейшей степени. Просто несколько весьма забавных личностей захотели наложить лапы на этот дневник. Больше мне сказать нечего.

Кивок.

– Значит, дневник прислали с Ямайки?

– Да. У сэра Тоби обнаружился некий родственник, о котором он ничего не знал. Его звали Уинстон Синклер. Тот человек умер, а дневник переслал его юрист.

– Что ж, благодарим вас, мистер Блейк. Увидеть полную картину никогда не помешает.

Инспектор встала и протянула мне руку, а «вождь краснокожих» со вздохом захлопнул блокнот.

Я повернулся к двери.

– Как был убит сэр Тоби?

– Вам разве не рассказывали? Похоже, он сильно кому-то досадил. Все происходило у него в кабинете. Его привязали к стулу, вставили в рот кляп и сделали очень-очень больно. Я не могу раскрывать подробности. Скажу лишь, что крови там было много. Умер он от сердечного приступа. Его дочь вернулась из ночного клуба уже после случившегося. Увиденное не могло ее не расстроить.

– Обычный грабитель просто взял бы и дал ему чем-нибудь по голове – разве я не прав? Так себя ведут, если что-то ищут…

– Мы рассматриваем все возможные версии, – последовал стандартный ответ. – В какое время вы встречались с той женщиной в соборе?

– Около десяти вечера.

– В среду?

– Да.

– А когда позвонили сэру Тоби?

– Следующим утром, в семь часов. В четверг. Когда именно его убили?

– Между десятью и полуночью, вечером того же дня. Он сел на поезд до Линкольна сразу же после вашего звонка. Где вы были тем вечером?

– Лежал под одеялом в одной гостинице в Бистере.

Я продиктовал адрес.

– Та женщина попыталась завладеть дневником, и через двадцать четыре часа сэр Тоби умирает во время пытки. И вы говорите, что тут нет никакой связи.

У инспектора получилось улыбнуться.

– Это вы так говорите, мистер Блейк. Никакого интереса этот дневник не представляет, верно? Убивать там не из-за чего?


– Доктор Кан?

– Зоула Кан у телефона.

– Меня зовут Блейк. Гарри Блейк. Вы меня не знаете, я торгую старинными картами.

Она ответила не сразу. Затем в ее голосе послышался холодок.

– Вы из Линкольна?

– Да, верно! – удивился я.

– На самом деле мы пересекались, мистер Блейк. Пару лет назад, в Росс-он-Уай, на мероприятии для библиофилов. «Терра Нуэва».

«Вот черт…»

Теперь я вспомнил эту женщину. Просто имя Зоулы Кан, историка-мариниста, не увязывалось у меня в голове с тем существом. Мы тогда с нею сцепились.

– Теперь я вспомнил. Гастальди тысяча пятьсот сорок восьмого года, которого вы приняли за Джиро-ламо Русцелли.

Из телефонной трубки на меня так и дохнуло морозом.

– Ошиблись вы, а не я, уверяю вас!

Мы не сошлись во мнениях относительно авторства «Терры Нуэвы», карты шестнадцатого века. На кону не стояло и шестисот долларов – просто была задета профессиональная гордость. На подобных веселых мероприятиях никогда не обходится без изрядного количества выпивки. Дела приняли совсем опасный поворот, и в конце концов она обозвала меня недоучкой – прямо перед коллегами, смотревшими на нас выпучив глаза.

Я в долгу не остался и сообщил ей, что она ведьма, каких поискать.

Откашлявшись, я задумался, не ошибкой ли был этот звонок.

– Доктор Кан, мне попал в руки один путевой дневник. Его вел некий человек, участвовавший в экспедиции Рэли тысяча пятьсот восемьдесят пятого года.

– Что?! Экспедиция к Роаноку?

– Да.

– Вы обнаружили путевой дневник, который вел кто-то из находившихся на борту?

– Да, юнга по имени Джеймс Огилви.

– С ума сойти! Да где ж вы его откопали?

– С ума и вправду можно сойти, однако это еще не все. Мне, если честно, нужна ваша помощь. Я полагаю, что в дневнике содержится больше, чем видно невооруженным глазом. Что касается права собственности, то тут, скажем так, не все ясно. Мы могли бы встретиться?

– Да, разумеется! И, само собой, не забудьте дневник. Где вы находитесь?

– В Линкольне. Но я могу подъехать к вам прямо сейчас. Чем скорей мы встретимся, тем лучше.

– Вряд ли вы успеете добраться до Национального морского музея к сегодняшнему вечеру…

Ей, как и мне, не терпелось.

– Конечно, успею. Я буду там около пяти.

– Я приготовлю обалденную паэлью…

«Смотри, не отрави меня!» – подумал я.

– … и обещаю не класть в нее яд, – добавила она.


– Тяните за голову. Не так, сильнее – в этом весь смысл. А теперь отрежьте щупальца прямо над глазами.

– И что мне с этим делать? – спросил я, поднимая мокрую блестящую тушку.

– Под раковиной есть мусорное ведро.

– Вообще-то я плохо в этом разбираюсь… – сказал я, пытаясь справиться с кусочками головоногого моллюска.

– Непонятно другое, мистер Блейк.

– Зовите меня Гарри.

Тут моллюск выскользнул у меня из рук. Я, словно охотничья собака, отыскал его и понес к мусорному ведру, стараясь преодолеть легкую тошноту.

– Непонятно другое: почему убили Теббита? Нельзя же всерьез увязывать его смерть с этой рукописью.

В течение секунды я исподтишка ее разглядывал.

С той нашей встречи она почти не изменилась: где-то под сорок, с черными волосами, достигающими плеч, с длинными раскачивающимися серьгами, на лице – ни морщинки, а по акценту можно было догадаться, что какое-то время она провела в Штатах. Я подхватил ее у Национального морского музея, и мы поехали к ней домой. Жила Зоула неподалеку, в просторной современной квартире, располагавшейся на четвертом этаже. Из ее окон открывался прекрасный вид на Гринвич-парк, а благодаря тяжелым стеклопакетам в квартиру почти не проникал уличный шум. На стенах тут и там висели невразумительные картины, но семейных фото я не заметил. По всей видимости, она жила одна.

– Возможно, они пытались убедить его, чтобы он отдал им дневник. И у него отказало сердце.

Зоула посмотрела на меня так, словно проверяла, не шучу ли я.

– Стыд какой! У вас просто разыгралось воображение.

– Что вы знаете об играх моего воображения? – спросил я словно в шутку.

– А что вы знаете обо мне?

Она резала на куски морского ангела. В руках у нее был длинный тонкий нож – похоже, острый как бритва.

– Теперь удалите хрящ, – сказала Зоула. – Не ножом. Выдавливайте его – вот так.

Из щупальца выскочил круглый хрящ, похожий на глазное яблоко.

– Хорошо. Теперь удалите перепонку – вот ту коричневую штуку.

Я изо всех сил скреб ногтями, а слизью перемазался чуть не по локоть. Зоула продолжала живенько резать.

– А как насчет подлинности? Вспомните, как вы опозорились с тем Русцелли.

– Вы имеете в виду Гастади? Водяной знак Нидерландов времен испанского владычества подделать было бы сложно. Кроме того, я показывал рукопись Фреду Суиту в Оксфорде. Подлинность не вызвала у него ни малейших сомнений. Какая мерзость…

– И все равно, Гарри, ваша уверенность в том, что убийство сэра Тоби как-то связано с дневником, – выдумка.

– Я считаю эту связь весьма вероятной.

– В полиции рассудили иначе.

– Они решили, что я просто запутался. Что у меня что-то вроде мужской менопаузы…

Зоула красноречиво промолчала. Потом заговорила вновь:

– Ладно. Теперь промойте его холодной водой, а когда справитесь – начинайте резать хвосты тонкими кольцами.

– Мне что-то нехорошо… – сказал я, с трудом удерживая тонкие щупальца.

– Что можно найти в дневнике четырехсотлетней давности? Из-за чего там убивать?

– Вот и я об этом спрашиваю.

На массивной газовой плите стояла большая сковорода с двумя ручками. Зоула бросала в шипящее масло рис и все остальное.

– Ответ: не из-за чего.

– Не забывайте, что я подвергся нападению. Они выхватили у меня портфель. Я предвидел нечто подобное, поэтому держал рукопись под рубашкой.

– У людей то и дело выхватывают портфели. Что ж, прекрасно! – Она мило улыбнулась и закончила: – Теперь можете отдирать головы креветкам.


– Что вы говорите! Думаете, я забыл? – подначил я ее.

Зоула терла глаза. Было два часа ночи. Мы не стали приводить в порядок стол на кухне и сидели теперь на мягком пушистом ковре, напротив газового камина, обложившись листами.

– Вы не будете возражать, если я переоденусь во что-нибудь более удобное? – спросила она.

– Конечно, не буду, – ответил я, исполненный любопытства.

Зоула на несколько минут исчезла у себя к комнате. Теперь на ней была пижама из белого шелка, сплошь покрытая месяцами, звездами и плюшевыми мишками. Поперек груди маленькими желтыми буквами было написано: «Страстные ночи». Переливающийся красный халат доходил до щиколоток, а на спине был нарисован китайский дракон.

Я разлил остатки вина – мы приканчивали вторую бутылку шабли, которую я прикупил в «Сейнзбериз».

– Есть кое-какие нестыковки, – сказала она.

– Например?

– Томас Хэрриот был штурманом, однако тогда это называлось иначе, и, судя по записям, штурманом был Фернандес. И еще много таких мелочей. Есть и кое-что действительно важное. Хэрриот курит трубку. Любой школьник знает, что табак в Англию завез Уолтер Рэли, но к Хэрриоту он должен был попасть от Амадаса или Барлоу.

Я подпер голову рукой.

– Ничего не понимаю. Посмотрите на эти похожие на паутину трещины. Здесь использовали обычные для того времени чернила – в них добавляли желчь и окиси железа. Если не обработать дневник эфиром фитиновой кислоты, то через десять лет его не станет. Подделка исключена.

– Гарри, вы меня не поняли. Впрочем, я еще в Росс-он-Уай заметила, что вы не очень-то сообразительны.

Она хихикнула.

– Я клоню к другому. Люди, которым стоила таких трудов эта подделка, не поленились бы уточнить каждую мелочь. А вот историки, сдается мне, что-то напутали. Противоречия в данном случае не недостаток, а достоинство.

Я вытянул ноги.

– А тут еще попытки завладеть рукописью. Может ли это быть связано с тайной целью экспедиции?

– Тайная цель… Это меня и в самом деле заводит!

Зоула подобрала страницы и начала их листать.

– Продолжим читать. Если, кончено, вы не хотите отправиться в постель…

Она бросила на меня испытующий взгляд. Подумав, я ответил:

– Продолжим читать.

ГЛАВА 11

«Поначалу я не сомневался, что об убийствах знали только капитан, мистер Хэрриот и я. Входить в узкий круг посвященных было ужасно приятно, меня так и распирало от гордости. Однако я мало разбирался в жизни на корабле. С гибелью плотника и таинственным исчезновением мистера Холби слухи начали расползаться по „Тигру“ словно чума.

– Ты заметил, как тщательно распределен груз по судну? – спросил меня Хангер.

Мы сидели в тихом углу, неподалеку от якорей, и играли в замысловатую игру, которую он называл шахматами.

– Будь грузчики не столь добросовестны, во время шторма или просто при сильной качке грузы могли бы нарушить равновесие корабля или даже заставить его перевернуться. Сумел бы ты поднять те бочки с водой, засунуть под них нашего плотника и дать им раздавить его тело? – спросил он. – Конечно же, нет. Ни одному человеку это не по силам. Без лукавого здесь не обошлось.

Такое объяснение мне было не по душе, но взамен я ничего предложить не мог. А вскоре я вообще отвлекся, потому что игра закончилось в мою пользу. Мистер Хангер называл такое поражение „шах и мат“.

Жизнь на корабле шла своим чередом, и загадочные смерти начали забываться. Вообще смерть, как я вскоре убедился, была неотъемлемой частью корабельного быта.

Некоторым матросам – из тех, что поопытней – было лень спускаться с одной мачты, чтобы тут же подняться на другую. Они пристрастились скакать по воздуху, что очень и очень опасно. Как-то раз я услышал глухой удар и, оглянувшись, увидел лежащего на палубе матроса. Я с первого взгляда понял, что он мертв: у него была сломана шея. Сверху смотрели его оробевшие товарищи. В тот же день погибшего завернули в парусину, привязали несколько камней и, совершив весьма поверхностный обряд, выбросили за борт. Казалось, что этого человека никогда и не существовало.

Каждый день, ближе к полудню – или к тому времени, которое я считал полуднем, – я отправлялся в кормовую часть судна. Полдень наступал, когда солнце достигало наивысшей точки, и мистер Хэрриот, измеряя его высоту, мог определить широту, на которой находился „Тигр“ и остальные корабли. Но стоило нам миновать острова, известные как Канарские, небо потемнело и не стало ни мистера Хэрриота, ни солнца – лишь низкие, темные, быстро несущиеся облака, качка и вселяющее страх бормотание матросов. Даже старшие из них – тот же мистер Боулер – помрачнели, и мне стало совсем не по себе.

Днем Хог передал, что меня требует к себе мистер Хэрриот. Я должен был подавать джентльменам выпивку и галеты. День изо дня разговоры шли об убийствах и ни о чем другом. Но на этот раз я вошел в то мгновение, когда один из джентльменов, молодой кучерявый человек по имени Мармадьюк Сент-Клер, рассказывал какую-то длинную историю, которая закончилась взрывом смеха.

Мистер Хэрриот сидел в углу и читал. Во рту у него вновь торчала короткая трубка с чашечкой на конце. Позже я узнал, что горевшая там трава привезена из разведывательной экспедиции Амадаса и Барлоу за год до этого. Запах был резким, хотя назвать его неприятным я не мог.

Эта беззаботность, которую раньше я не замечал, рассеяла мои сомнения. Они были людьми высокого происхождения, получили прекрасное образование. А те, остальные? Безграмотное стадо, завсегдатаи кабаков и тюрем! Я знал, где мое место, и беззвучно вышел вон. Из полумрака доносились разговоры мерзавцев и головорезов. Они обменивались жалобами, страхами, играли в кости и раскрашенные карты – я же читал жизнеописание Филопемена, который убил тирана Маханида в 208 году до Рождества Христова. Его подвиги меня вдохновляли. Если бы я только мог прожить свою жизнь так же, как законодатели, воители и философы далекого прошлого!

В течение всего дня качка усиливалась, ветер выл все громче, а в бормотании матросов прибавилось тревоги.

Как слуга и помощник мистера Хэрриота, я стоял рядом со столом, за которым сидели джентльмены и офицеры, или проворно ходил между камбузом и большой каютой. Я ничем не выдавал своего присутствия, и вскоре обо мне забывали. Необходимость в моих услугах возникала, только если заканчивалась выпивка или нужно было унести тарелки. Сэр Ричард прихватил в путешествие музыкантов, и, должен признаться, визг их инструментов не вызвал во мне особой любви к музыке. Но с уходом музыкантов „живая вода“ текла рекой – как, впрочем, и разговоры. Я слушал изо всех сил, и каждый вечер давал мне больше, чем годы занятий с Динвуди. А ночью, лежа в гамаке, я выслушивал совсем другие истории. Казалось, на земном шаре существуют два мира, между которыми нет ничего общего.

Вскоре я увидел, что к мистеру Хэрриоту некоторые из джентльменов относятся с подозрением. Его страстью была математика. Однако он удивил меня, когда рассказал, что эта наука считается чем-то вроде черной магии, хотя в новых университетах уже тогда преподавали геометрию, арифметику и астрономию. Мистер Хэрриот рассказывал о Пифагоре, утверждавшем, что есть связь между дробями, музыкальной гармонией и движением планет.

Но когда речь зашла о ереси Коперника, в которой центром мироздания было Солнце, а не Земля, я почувствовал опасность. Лица стали серьезными, люди тянулись вперед и слушали со всем вниманием. Выпив лишнего, мистер Хэрриот отважно рассуждал о странных взглядах одного итальянского монаха по имени Джордано Бруно.

– Пару лет назад он приезжал в Оксфорд. Бруно полагает, что звезды – такие же шары, как наше солнце, разбросанные в бесконечном пространстве, и что вокруг них есть свои миры, населенные всякими тварями.

– А во что веришь ты, Томас?

В голосе сэра Ричарда слышалась угроза, но мой господин, казалось, не замечал ее – или делал вид, что не замечает.

– В этом, по крайней мере, он прав.

– Для неискушенных умов такие воззрения весьма опасны, – проворчал Энтони Рауз.

– Этот человек – неаполитанский еретик! – закричал Мармадьюк. – Его изгнали из доминиканского ордена! Однажды он будет сожжен на костре!

– Я тоже слыхал его в Бейллиол-колледже, – сказал мистер Рауз. – Он здорово рассказывал о ереси Коперника – что земля вертится, а звезды стоят на месте. На самом деле это у него голова пошла кругом, а мозги никак не встанут на место!

Сэра Ричарда услышанное крайне разозлило. Взбешенный столь нелепой ересью и хмельной, он взревел, словно бык, и выстрелил в воздух. Пуля отскочила от бруса, выбив из него щепку, и попала в руку одного из музыкантов. Кровь так и хлынула, и тот с воем вылетел за дверь, а рев капитана перешел в хриплый хохот.

– Однако земной шар вы пересекли именно благодаря математике, сэр Ричард, – отважился выступить некий молодой человек по имени Абрахам Кендалл, недавно окончивший Оксфордский университет. – Где бы вы сейчас были без знаний и умений Джона Ди и Томаса Хэрриота?

Энтони Рауз, член парламента, побагровел от выпитого. Он презрительно отмахнулся.

– Да провалитесь вы с вашей „Школой Ночи“, вашим мракобесием и чертовыми треугольниками! Дайте мне шлюху на каждый день и медвежьи бои!

– Не доведут они тебя до добра, Энтони…

Хэрриот вновь набивал трубку.

– В твоих умозаключениях слишком много всякой чуши, Томас, – упорствовал Рауз. – Планеты вращаются вокруг Солнца! Другие миры и населяющие их люди! Господи, нельзя же в подобное верить!

Он вытаращился и отпил „живой воды“.

– А я верю, Энтони.

Рауз ехидно улыбнулся.

– В следующий раз ты расскажешь нам, что однажды люди полетят через океан – словно птицы.

Он помахал руками, как крыльями.

– Или на Луну! – взревел сэр Ричард, тоже побагровев.

Он откусил край своего бокала, с хрустом разгрыз стекло и выплюнул осколки, все это время не отводя сердитого взгляда от мистера Хэрриота. У капитана остался кровавый след на подбородке. Я почувствовал, что окружен умалишенными.

Музыканты еще не возобновляли своего скрипа. Оставшиеся трое стояли, сгрудившись в углу.

Эта бестолковщина не помешала мне заметить, что качка усилилась, а вой ветра в оснастке стал злее. Меня немного успокаивало то обстоятельство, что джентльмены не обращают на это внимания. Или им было все равно.

Ночь принесла с собой мрак и шквальный ветер.

Волны вокруг „Тигра“ не уступали ему высотой. Корабль опускался, поднимался и раскачивался словно маятник. Меня вновь замутило. Но, как и всегда, я вместе с мистером Хэрриотом отправился на корму, неся с собой градшток и фонарь. Мне не единожды пришлось цепляться то за тот канат, то за другой, чтобы не упасть, а один раз я чуть не выронил градшток. Чем бы это для меня закончилось, я боялся и думать…

Мы ступали по палубе. Раскачивался фонарь, изгибались в такт движениям корабля наши тела. Всякий раз, как мы выныривали на гребень волны, я видел крошечные огоньки остальных кораблей, однако тут же мы вновь погружались, и нас окружали черная вода и небеса, бывшие еще чернее воды.

Мы простояли на палубе добрых полчаса, вымокли до нитки, но звезды не увидели ни одной. Наконец мистер Хэрриот, к ногам которого прилип мокрый плащ, сказал:

– Очень хорошо.

И мы прекратили наши попытки наблюдений.

Забравшись в гамак, я лежал и дрожал, а сон все никак не мог меня побороть. С разных сторон раздавались скрипы и стоны корабля, которые было едва слышно за храпом и сонным бормотаньем матросов.

Лежа в темноте и слушая, как бьются о корпус корабля волны, как воет в такелаже ветер, я пытался представить себе нас посреди необъятного, бурлящего океана, которому ничего не стоит поглотить корабль. Я соскользнул в полудрему и теперь покачивался между сном и явью. Вопросы обступали меня со всех сторон. Зачем Всевышнему эта соленая бездна? Дно – далеко ли до него? А что за существа прячутся там, в глубине?.. Страх бродил где-то совсем рядом.

Меня разбудил грохот. Я совершенно растерялся и не мог в темноте понять, где нахожусь, пока не разглядел наконец, что переборки поменялись местами с полом и потолком, а мой гамак висит по-прежнему. Мне почудилось, что корабль сейчас пойдет ко дну, а сквозь решетки хлынет вода. Ничего подобного не произошло, но „Тигр“ громко, словно от боли, стонал. Длинный стол, стулья и два шкафа сгрудились у стены. Когда глаза привыкли к темноте, я заметил, что груда выпавших из шкафа вещей, большей частью – одежды, мокнет в воде. И тут вещи поползли к противоположной стене. В смятении я понял, что в трюме больше никого нет.

Я вылетел из гамака, и меня тут же то ли швырнуло, то ли покатило вдоль мокрых досок и ударило о край стола. Я заорал от боли. Бум! Клянусь, борт корабля прогнулся внутрь, будто по нему ударили гигантским молотком. Корабль начал выравниваться, и я откатился в сторону, чтобы не оказаться под одной из ножек стола. Наконец мне удалось встать. Ребра горели. Я ухватился за край стола и, спотыкаясь, побежал к лестнице. Вскарабкавшись, я повис на руках, чтобы не свалиться обратно.

Сначала я подумал, что вокруг темно, хоть глаз коли. Однако это лишь люк оказался задраен. Мне удалось его открыть, хотя с другой стороны давил ветер. После темноты в трюме серый дневной свет ослепил меня. Брызги ожгли лицо, словно осколки. Чтобы не свалиться, пришлось ухватиться за поручень, а мои ноги болтались над водой. Корабль перевалился на левый борт, и люк с грохотом закрылся.

Над волнами неслись низкие темные облака, а сами волны смахивали на небольшие горы: „Тигр“ был куда ниже их.

Матросы все как один занимались парусами, от кливера до бизани, а мистер Солтер, держась за ванты, выкрикивал ругательства и приказы. Из-за этой какофонии ни я, ни, уверен, матросы не понимали ни слова.

Глаза у Солтера почернели от усталости.

Волна перед кораблем размером не уступала холму у нас в Туидсмьюре. Я тупо смотрел и ждал, что сейчас нас разнесет на куски. Но „Тигр“, словно чайка, оседлал волну и взмыл по ее крутому склону.

Оказавшись на вершине волны-чудовища, я увидел, что кругом полно таких же волн, увенчанных шапками пены. Они тянулись до самого горизонта. Их закрывала пелена горизонтально летящих брызг и дождя. Вдали виднелась одинокая мачта. „Тигр“ ринулся вниз, и спуск его был не менее крутым, чем недавний подъем.

На бушприте, вцепившись руками и ногами, держались четверо, тянувшие за канаты. „Тигр“ разогнался, люди ушли под воду, а когда бушприт появился вновь, матросов на нем осталось лишь трое. Через несколько секунд на поверхности воды показалась голова, неистово замахала рука, но корабль начал взбираться на очередную волну, и человека унесло назад. Я узнал мистера Тренора, ирландца. Нас разделяло всего несколько ярдов. Он кричал, захлебывался, я видел ужас в его глазах, однако голос уносило бурей. Помочь ему было нечем. Он исчез за ближайшим гребнем.

Порыв ветра повернул корабль, почти уложив его на борт.

– Лезь наверх, слышишь?! – заревел Солтер, указывая на матросов, держащихся на ноках реев фок-мачты. – Шевелись, шотландский ублюдок! Полезай к ним, помоги разобраться с парусом!

Его голос сорвался, он был почти в истерике. Я понятия не имел, о чем он говорил, но, глядя, как Солтер, согнувшись пополам, с топором в руке, идет ко мне, видя его лицо, я понял: чем не подчиниться, лучше сразу броситься в воду. Он всучил мне топор, я дождался, пока палуба очередной раз качнется, побежал к мачте и вцепился в нее. Вода оказалась от меня всего в нескольких дюймах. Еще одна пробежка по скользкой палубе, наперегонки с волной, и вот я уже карабкаюсь по треплющейся на ветру веревочной лестнице. Ругань Солтера за воем ветра была едва слышна.

Лысая голова Турка блестела, на шее пульсировали вены. Он выхватил из моей руки топор и принялся рубить канат, зацепивший край паруса. Мне приходилось изо всех сил цепляться за рангоутное дерево, а Турок каким-то чудом умудрялся одной рукой держаться, а другой рубить. Мачта при этом раскачивалась страшно! Ветер здесь дул сильнее, бьющая в лицо вода даже на такой высоте была соленой – что брызги, что дождь. Теперь я видел величественное море и разбросанные по нему мачты других кораблей. Мистер Солтер что-то вопил. Мы летели вниз. Я сидел на рее фок-мачты и смотрел на приближающуюся исполинскую волну. Она прокатилась по палубе, мистер Солтер оказался по пояс в воде, не удержался, и волна увлекла его за собой. Его протащило по палубе и ударило головой о фальшборт. Он остался недвижим и, казалось, не мог подняться. Подоспела вторая волна. Палуба накренилась ей навстречу. Мистер Солтер делал отчаянные попытки встать, но его вот-вот должно было накрыть.

Я заторопился вниз, наперегонки с приближающейся стеной воды. Волна добралась до Солтера первой, и на какое-то мгновение он исчез в бурном водовороте. Когда вода отступила, он висел, уцепившись за фальшборт, а его тело раскачивалось над океанской бездной.

На лбу у Солтера вздулась большая фиолетовая шишка. Я попытался втащить его обратно, но вместе с намокшей одеждой в нем было, наверное, два моих веса. Как он смог удержаться – этого мне понять не дано. Тут подоспел туземец Мантео, и мы втащили тяжеленное тело Солтера на палубу. Из его рта лилась вода, глаза закатились. С Божьей помощью и ценой многих усилий мы оказались у люка, открыли его, спустили бездыханное тело по лестнице и уложили в мой гамак.

Я отправился в обратный путь, к каютам джентльменов, по дороге переступая через солдат с посеревшими лицами. Мне был нужен лекарь, мистер Оксендейл.

Я нашел его храпящим в койке, закутанным в простыни. Голова лекаря в такт движениям корабля билась о переборку. По полу катались две пустых бутыли из-под вина. Его сосед, Энтони Рауз, стоял, вцепившись в потолочную балку. Он смотрел на меня глазами загнанного животного и не говорил ни слова. Я презирал их, сам того не желая. Я повернулся и ушел.

Не знаю, сколько времени мы провели в темноте, держась за балки. Время от времени казалось, что мистер Солтер не дышит, и я гадал, не умер ли он. Тогда дикарь подносил палец к носу моряка и бурчал что-то успокаивающее. Я почувствовал тошноту, зубы у меня застучали. Сначала я решил, что виновата качка, но дальше стало еще хуже: меня начало бросать то в жар, то в холод – по очереди.

Где-то за час до рассвета сверху полетели брызги. Непорядок в моем животе перерос в сильную боль. Сначала я подумал, что люк открыло ветром, но тут по лестнице, держась обеими руками, спустился капитан. Хватаясь за верхние балки, он дошел до нас и молча посмотрел на мистера Солтера. Я не знал, позволено ли мне говорить, и все-таки сказал:

– Он жив, сэр.

Сэр Ричард держался за край гамака. Его синие пронзительные глаза молча меня рассматривали.

– Паренек, у тебя жар. Раз ты счел возможным уступить мистеру Солтеру свой гамак, найди его койку и устройся там.

Дикарь, похоже, все понял. Он кивнул и помахал мне, чтобы я уходил. Я вскарабкался наверх и опять пробрался мимо спящего лекаря и перепуганного мистера Рауза к каюте мистера Солтера и Саймона Фладда, архитектора.

Саймон Фладд лежал на полу. Его лицо было пурпурным, вывалившийся язык – почти черным. Глаза, казалось, вот-вот выскочат из орбит. Они тоже были черными. Потом я понял, что это так расширились его зрачки. Руки и ноги вытянулись, как у скандалящего ребенка, их сотрясала крупная дрожь. Дышал Фладд с большим трудом. Его глотка исторгала звуки, похожие на кашель.

Я понял, что Сатана еще не закончил с нами. „Тигр“ вот-вот должен был перевернуться. Он стонал и сотрясался от ударов, мистер Фладд хрипел и кашлял, а меня била дрожь. По-моему лицу катился пот, к горлу подступала блевотина. Я решил, что стал очередной жертвой. Мне пришло в голову, что все это теперь неважно – отравитель и его жертвы, капитан и остальные джентльмены, матросы и солдаты… Корабль сейчас пойдет ко дну и унесет с собой все наши тайны и умыслы. Бездна не пощадит никого и ничего».

ГЛАВА 12

«Потом мне рассказали, что жар не отпускал меня три дня. Я смутно припоминал сухость во рту, горящий пищевод, тряпку, промокавшую лоб и лицо, а когда я открывал глаза – как Мантео подносит чашку к моим губам и льющееся в глотку теплое козье молоко…

Утром четвертого дня я проснулся в собственном гамаке, слабый как девочка, но уверенный, что хворь – яд ли, жар ли – покинула мое тело. Матросы, оставив нарды, помогли мне выбраться из гамака и довели до лестницы. Я медленно поднялся на палубу. Паруса наполнились свежим ветром, посветлевшие облака хоть и закрывали небо, но держались высоко. Воздух был теплым, а море – спокойным. Мистер Чандлер, уроженец Девона, приветственно помахал мне рукой.

– Тут нескольких повесили. Двоих. Да уж, пока ты болел, мы времени даром не теряли…

– Повесили?

– Двоих солдат. Они вздумали устроить мятеж – заявили, что корабль проклят и живым до Нового Света никто не доберется. Что ж, они и не добрались.

Я спустился в каюту мистера Хэрриота, который вместе с Фернандесом изучал карту.

– Готов приступить к своим обязанностям, Огилви?

– Да, сэр.

– Хорошо. Сегодня днем ты нам понадобишься.

Вскоре я понял, что готовится весьма необычная встреча. На борту „Тигра“ собирались капитаны других кораблей. У всех застыло на лицах озабоченное, угрюмое, решительное выражение. На камбузе были предупреждены, и по судну распространился запах поджаренной свинины. Он заполнил все лестницы, проник через все люки, добрался до каждого трюма.

Капитанов было пять. Разумеется, сам сэр Ричард Гренвилл, капитан „Тигра“. Джордж Раймонд, капитан „Лайона“, поднялся первым. За ним последовал Джон Кларк с „Роубака“, быстроходного судна голландской постройки. Размерами оно не уступало „Тигру“, но Фернандес говорил Турку, что править им в шторм – сущее наказание. Мистер Кларк был маленький, кругленький, с презрительно поджатыми губами. Он чем-то напомнил мне отчима.

Меня отозвали на камбуз, так что я не увидел прибытия Артура Барлоу, капитана маленького барка по имени „Дороти“, и краснолицего Томаса Кавендиша, капитана „Елизаветы“.

Помимо капитанов за столом сидело еще шестеро джентльменов. Джон Уайт, художник. Рядом с ним – Филип Амадас, чей крутой нрав не уступал таковому сэра Ричарда; с этим человеком старались лишний раз не связываться. По левую руку от сэра Ричарда сидел Ральф Лейн, военачальник. Человека суровей я не встречал. Из-под стола доносилось ворчание двух его громадных мастифов, с хрустом грызших кости. Справа от сэра Ричарда сидел Фернандес, португальский моряк и человек небывалого высокомерия. Моряки за глаза обзывали его кабаном. А рядом с ним сидел тот, кто постепенно становился моим наставником и учителем, – Томас Хэрриот. Замыкал ряд Мармадьюк Сент-Клер.

Моя роль на этой встрече была более чем скромной – подливать офицерам и джентльменам вино и более крепкие напитки. И все равно меня распирало от радости: я попал на совет избранных, пусть и в роли покорного слуги.

Повод для встречи стал ясен с самого начала, после первых же слов сэра Ричарда, сказанных, как только все расселись:

– Сначала Холби, потом плотник… Первое могло быть несчастным случаем: возможно, Холби свалился за борт спьяну. Вторая смерть вызывает подозрения.

Я до сих пор не могу понять, как тело плотника оказалось погребенным под бочками. Но чтобы трижды?

Три загадочные смерти? Смерть мистера Фладда, которого отравили, не оставила места для сомнений. На борту „Тигра“ находится убийца. Что скажете, Хэрриот? Кто он? Иезуит? Или колдун?

– Или и то, и другое, – заметил Раймонд и показал, что его кубок пуст.

Я поспешил выполнить это желание, а потом медленно пошел вокруг стола, держа в руках бутыль с красным вином. Слуге надлежало вести себя как можно незаметней, однако я задерживался при каждом удобном случае, стараясь не пропустить ни слова.

– Чую иезуита, который стоит за этими смертями! – объявил во всеуслышание Ральф Лейн, не дав мистеру Хэрриоту начать говорить.

Сэр Ричард издал рычание. Оно шло откуда-то из глубины и очень напоминало собачье.

– А за ним – испанский трон! И что же, я действительно должен поверить, что один из нас – убийца?

Что кто-то не желает, дабы наши замыслы претворились в жизнь? И возможно, убийца сидит сейчас за этим самым столом?

Ледяной взгляд сэра Ричарда медленно переходил с одного лица на другое, словно он хотел заглянуть в душу каждого из присутствующих. Все смущенно молчали. Щеки Мармадьюка Сент-Клера так и горели. Первым заговорил Джон Уайт.

– Тело плотника было раздавлено бочками. Ни иезуит, ни кто-либо другой не способен поднять такую тяжесть, а потом опустить ее на подложенное тело. Сила здесь нужна поистине чудесная! Мое мнение, это дело рук колдуна. Такого, который в состоянии призвать на помощь нечистого.

– У нас была цель: сохранить тайну, – сказал Джордж Раймонд. – Как же о ней стало известно постороннему?

Сэр Ричард встал и прошел к шкафу. Он извлек из-под одежды большой медный ключ, взял с полки кремневый пистолет, какую-то коробку и вновь сел, положив пистолет рядом с кубком.

– Не будь дураком, Раймонд. Мендоса и его лазутчики…

– Ричард, ее величество изгнала Мендосу как раз перед…

– Этой змеи больше нет. Но готов ли ты поклясться, что среди рабочих на плимутской пристани, поставщиков продовольствия и виноторговцев, присутствовавших при погрузке, не было ни одного агента испанского короля? Разве не видели они сундуки с сушеными бобами, мешки с гессенским горохом и другими семенами для посадки? Дураку ясно, что мы собираемся основать колонию во имя Елизаветы!

Об этом я уже и так догадался, пока бродил по трюмам „Тигра“. Однако права обладать подобным знанием у меня не было. То ли они решили, что я не стою беспокойства, то ли – и это более вероятно – просто забыли обо мне. Я отступил назад и стоял тише воды ниже травы.

– Умный заговорщик прикинулся бы, что его привели силой на корабль, – предположил мистер Уайт.

– Возможно, – кивнул мистер Хэрриот. – Но если кто-то в самом деле решил нам помешать, ему следовало начать приготовления за месяцы до нашего отплытия. И он знал о нашей экспедиции. Получается, это кто-то из приближенных королевы.

– Боже милостивый, Хэрриот! Вы сами-то слышите, что говорите? Один из придворных – предатель?

Щеки Амадаса стали кирпичного цвета. Он отпил и, даже не взглянув на меня, щелкнул пальцами. Я торопливо наполнил его бокал успокоительным пойлом.

Один из мастифов Лейна грозно зарычал.

Я почувствовал неуверенность мистера Хэрриота. Похоже, он прикидывал, не выйдет ли из себя сэр Ричард. Капитан сейчас казался спокойным, но этот человек был похож на Стромболи – гору, о которой мне рассказывал Динвуди. Его непредсказуемые приступы ярости заставляли всех нас относиться к нему с опаской.

– Не все иезуиты и католики – предатели, Ричард, – сказал Хэрриот. – Саймон, например, католик под маской протестанта.

– Он португалец.

Это прозвучало как „он слуга“ или даже „он вор“. Фернандес с улыбкой пожал плечами, однако на мгновение – возможно, мне это только почудилось, – в темных глазах моряка сверкнула лютая ненависть.

– Полагаю, моя преданность ни у кого не вызывает сомнений, – сказал Мармадьюк Сент-Клер. – При этом я католик.

– Да, и будь ты проклят! Впрочем, ты, по крайней мере, не отказываешься присутствовать на наших службах.

Ричард спокойно засыпал в ствол порох и умял его шомполом. Ральф глянул через стол на Хэрриота.

– Колдовство? По-вашему, такое возможно?

Сэр Ричард зловеще улыбнулся.

– Иногда я подозреваю в колдовстве Томаса.

– Я не верю в духов, – заявил мистер Хэрриот без обиняков.

Мармадьюк Сент-Клер весь подался вперед. Его лицо горело, а кубок, который я ему только что налил, был, кажется, уже четвертым.

– Разве вы не слыхали об изгнании злых духов в Тулузе и Каркасоне? Происходившем на глазах у тысяч зрителей? Раз возможно изгнание злых духов, значит, духи существуют!

Сэр Ричард нахмурился.

– Иезуитские бредни! Разыграно попами, дабы поразить воображение гугенотов и вновь забить головы ложным учением.

– И, как я слышал, им это вполне удалось, – добавил Раймонд.

Взволнованный Мармадьюк отпил вина.

– Марта Брозье доказала, что одержимость злыми духами – не выдумка!

– Слыхал о ней… – скривился Раймонд.

– Говорила на латыни и на греческом – на языках, которыми до этого не занималась! Узнавала тайны, доступа к которым не имела! Когда ей читали Священное Писание или прыскали на нее святой водой, с ней случались судороги!

– Ты что, оставил свои мозги на плимутской пристани, Мармадьюк? Думаешь, я проглочу вместе с вином побасенки европейских католиков?

Ненависть сэра Ричарда к испанцам не уступала его вспыльчивости. Я молился, чтобы Мармадьюк не вздумал упоминать изгнания злых духов в Кадисе и Мадриде.

– А что до Уильяма Уэстона…

– Ну? Еще один иезуит – и, следовательно, еще один лгун!

Голос сэра Ричарда понемногу креп. Я опасался очередного извержения „Стромболи“. Капитан загонял в ствол пулю, но Мармадьюк будто не чувствовал, чем пахло в воздухе, и лез напролом.

– А еще – Джон Даррел…

– Разрази тебя гром! Даррел – пуританин!

Сэр Ричард швырнул пистолет на стол. А у Мармадьюка, похоже, отвага окончательно вытеснила рассудок. Он все больше краснел.

– Если не бывает ни одержимых, ни колдовства, тогда кто же поверит в бесов? А если нет бесов – кто поверит в ангелов? Подумайте, сэр! Без веры в Создателя вы – не лучше клочка бумаги!

Стало тихо. Даже Сент-Клер понял, что зашел слишком далеко. Он побледнел, а сэр Ричард, наоборот, начал медленно багроветь.

Положение спас Томас Хэрриот:

– Я слышал о растениях, дым которых способен вызывать видения. Вы или летите, или разговариваете – с кошкой, с собакой… Хотя внешний наблюдатель не видит ничего подобного.

– Орудие Дьявола, – предположил Мармадьюк.

– Вряд ли, – ответил мистер Хэрриот. – Употребление растений одобрено Библией. Вспомните псалом сто четвертый [10], стих четырнадцатый, где говорится об их пользе. Не сомневаюсь, что вера в колдунов своим существованием обязана в первую очередь этим растениям. Наиболее падки на такое женщины – создания легковерные и склонные к кликушеству.

– Верно! По крайней мере, в этом мы можем согласиться, – успокоился капитан. – По-вашему, здесь поработал отравитель, а не заклинатель или колдун со своими демонами?

– Все известные мне случаи колдовства и черной магии объясняются самым естественным образом, без потустороннего вмешательства. Да и вообще, как может существовать мир духов? – воскликнул Мармадьюк, задыхаясь от ярости.

– Бестелесные сущности водятся лишь там, где нет места материи. Но материю можно измерить. Следовательно, совершенная пустота невозможна, ибо она не будет иметь ни длины, ни ширины, ни высоты.

А если нет пустоты, то нет и бестелесных сущностей. Бесам Мармадьюка просто нет места. Среди мыслящих людей ни о чем сверхъестественном речи идти не может.

– Тут единая цепь! – настаивал Мармадьюк. – Если мы решим побаловать себя и задумаемся, верить нам в колдовство или не верить, то следом мы задумаемся о бесах, духах, воскресении, бессмертии души и – о Создателе. Стоит разрушить одно звено, и мы подвергаем опасности главные догматы нашей веры!

Теперь заговорил Филип Амадас. Его говор был мне едва понятен.

– Мармадьюк прав. Только дурак может подрывать веру. Вы считаете вещь несуществующей на том основании, Томас, что доказательства обратного вам неизвестны. Но тысячи людей видели действие потусторонних сил! Отрицая колдовство, вы ставите себя выше свидетельств людей, дошедших до нас через века! Вы отказываете в праве на существование мира неведомого, недоступного нашим чувствам. Это говорит не о разумности, а о заносчивости и самодовольстве!

В ответ мистер Хэрриот откинул голову и расхохотался.

Я не мог припомнить, чтобы мои земляки говорили о чем-либо, кроме цен на овец. Ставить под сомнение то, о чем в моем мире отродясь не слыхивали, постигать эти вещи своим умом – и каким умом! Дух, которым были пропитаны „Жизнеописания“ Плутарха, жив; философы, существовавшие до Христа, живы!

Они здесь, в этой каюте!

Не удержавшись, я выпалил:

– Разве не утверждал Демокрит, что мир складывается из невидимых глазу частиц, которые непрестанно ударяются одна о другую? Возможно, духи занимают место между этими частицами…

Кочан капусты заговорил. Пораженные слушатели умолкли. Было слышно, как один из мастифов под столом грызет кость.

Амадас, на лице которого мешались ужас и недоверие, произнес:

– Повесьте его!

– Нет, – покачал головой капитан Кларк. – Он еще совсем мальчик. Просто выпорите его так, чтоб шкура полезла.

– Никогда! – жестко сказал Хэрриот. – Он родом из Шотландии и понятия не имеет ни о званиях, ни о правилах. Я взял мальчишку под свое крыло и всячески поощряю его желание думать – оно так редко встречается в наши дни.

– Поощрите его заодно на то, чтобы держал рот закрытым, Томас! – прорычал сэр Ричард. – Он здесь затем, чтоб наполнять кубки, а не для участия в наших беседах.

Мистер Хэрриот ничего не ответил, а повернулся ко мне и приложил палец к губам. Необходимости в этом уже не было. Теперь я заговорил бы, только если бы ко мне обратились.

– Однако в словах сорванца что-то есть, – заметил Раймонд. – Как один человек может поставить бочки на тело другого? Тут нужно действовать втроем. Сразу понятно, что не обошлось без нечистой силы.

– Или, – добавил мистер Хэрриот, – убийц было трое».

ГЛАВА 13

«Капитаны ни о чем не договорились. Вышло так, что та встреча оказалась последней: второй шторм разметал корабли. Теперь горизонт был совершенно чист.

Возможно, казни напугали преступника. Как бы там ни было, жестокие убийства прекратились. День за днем ничего не происходило, и страх потихоньку начал отступать. Мы с нетерпением всматривались, когда же появится Америка.

Ничего похожего на жару, царящую у тропика Рака, я припомнить не могу. Мое нижнее белье было мокрым от пота. Я полоскал его в морской воде, сушил на ветерке, чтобы через час оно вымокло вновь. Приближался полдень. Солнце стояло высоко, тени от оснастки стали совсем короткими. Они покачивались, словно маятники, в такт волнению моря. Скромность не позволяла мне раздеться чуть не догола – в отличие от моряков постарше.

Паруса полнились ветром, и, если карта шкипера Фернандеса не врала (а сомнение в ее правдивости могло закончиться виселицей), Пуэрто-Рико был не за горами. Иоахим, человек, отвечающий за поиск полезных ископаемых, рассказал мне, что грозящие бубонной чумой джунгли находятся под властью испанцев, но сэру Ричарду нужны свежие фрукты, вода, скот, и для достижения своей цели он вполне может воспользоваться пушками. Впередсмотрящие были внимательнее, чем обычно. Остальные матросы стояли на носу корабля, подставляя загорелые тела под еле заметные брызги.

По утрам, когда все обязанности перед джентльменами бывали выполнены, у меня наконец-то появлялось время на дневник. Но вот песка в часах осталось меньше чем на час, и я отправился на поиски Фернандеса. Он, мистер Хэрриот и сэр Ричард находились в кормовой части судна и о чем-то серьезно поспорили.

За поясом у капитана торчал его кремневый пистолет. Я встал на почтительном расстоянии, а солнце тем временем приближалось к своей наивысшей точке. Вмешаться в разговор было бы дерзостью, а промолчи я – солнце прошло бы зенит, и мне досталось бы за невыполнение обязанностей. А тут еще капитан и Фернандес не сошлись во мнениях. Оба покраснели и говорили громкими, сердитыми голосами, а мистер Хэрриот пытался их успокоить. Права слушать это у меня не было. Насколько я мог понять, они препирались из-за каких-то пустяков.

Мгновения уходили одно за другим, и я подошел поближе. Меня по-прежнему не замечали. Наконец я начал громко кашлять. Фернандес грозно обернулся, готовый выместить на мне свое раздражение. Я специально встал так, чтобы он не сразу меня достал.

– Сэр, полдень. Время обсервации.

Хэрриот удивленно вскинул голову.

– А? Сходи-ка за моим градштоком, шотландец.

Я спустился в короткий проход, ведущий к каютам джентльменов. Маленькая каюта мистера Хэрриота содержалась в безупречном порядке. Градшток лежал в сундуке с навигационными приборами – у стены напротив двери, прямо под письменным столом. Ключ от него лежал в левом ящике.

А справа, под койкой мистера Хэрриота, стоял его сундук из кедровой древесины. Он открывался большим медным ключом, хранившимся в правом ящике стола.

Я глядел на сундук, снедаемый любопытством. Клянусь, словно кто-то живой мне нашептывал: „Открой меня, узнай мои тайны! Никто не догадается!“

Я мог взять ключ из правого ящика, вытащить сундук, поднять крышку, быстренько заглянуть внутрь, опять закрыть, вернуть ключ на место и взбежать наверх с градштоком в руках – на все вместе уйдет не больше минуты.

Повинуясь приказу засевшего во мне безумца, я выдвинул запретный ящик. Вот он, ключ… Вокруг лежали перья, бутылочки с черными чернилами, циркуль и пергамент с какими-то знаками, изучать которые мне было некогда.

Я бросился к койке, встал на колени, запомнил точное положение сундука и только потом подтащил его к себе. Он оказался очень тяжелым, и мне понадобилось куда больше времени, чем я рассчитывал. Я уже решил сдаться и начал заталкивать его обратно, но…

Вот он, замок, а вот – ключ.

Я навострил уши. До меня доносились лишь скрипы и стоны „Тигра“, который то взбирался на волну, то вновь опускался. Хотя руки у меня дрожали, ключ повернулся легко. Я поднял крышку.

Там лежал аккуратно сложенный черный плащ.

И книги, много книг… И каких! Я с удовольствием узнал „Жизнеописания“ Плутарха в переводе Томаса Норта, которые так скрашивали мою жизнь на всем пути из Туидсмьюра. Но об остальных даже не слыхал. О содержании некоторых можно было догадаться по заглавиям: „Соколиная охота“ Тербевилля, „Teatrum mundi“ Дж. Олдея, „Жизнеописания мучеников“ Джона Фокса, „Трактат о Новой Индии“ Ричарда Идена. Другие, похоже, содержали какие-то повествования – например, „Золотые послания“ Гевары в переводе сэра Джеффри Фентона. Попалась мне на глаза и поэзия – „Астрофил и Стелла“ сэра Филипа Сидни. Вы яснять, что такое „Ханаанские напасти“ Томаса Дек-кера, времени не было. Встречались тут и сочинения, бывшие, как я подозревал, под запретом: „Decern rationes“ Эдмунда Кампиона (казненного, по слухам, за государственную измену), „Секретная алхимия“ Хамфри Гриндала. А при виде „De umbris idearum“ Джордано Бруно меня охватила дрожь. За свою ересь этот монах мог запросто расстаться с жизнью! Я торопливо пролистывал страницы. Пифагор… Магия… Тайные знаки…

Я не отважился промедлить еще хотя бы минуту. Задвигая обратно сундук, я услышал странный шорох откуда-то снизу. Сбоку у сундука была маленькая щель.

Я вставил в нее кинжал. К моему изумлению, оттуда выехал ящик. Сундук был с двойным дном!

Там лежала карта, вид которой заставил меня вздрогнуть. Я по слогам прочитал надпись в углу: „Indiarum occidentarium, pascaert van Vesindien ende Caribys Ailenden“. Ниже крошечными яркими буквами значилось: „ВГБ“. Здесь изображались острова Вест-Индии, были отмечены все четыре путешествия Колумба, сообщались географические названия побережий и отмелей, были нарисованы морские чудовища и галеоны… А самое главное, я заметил еле видную тонкую линию – долготу, проходящую через обе Америки, от местности под названием „Виргиния“ на севере до Гайаны на юге. На этой линии имелась единственная точка, которая, насколько я понял, и была тайной целью нашего путешествия. Именно о ней говорили сэр Ричард и Томас Хэрриот. Она находилась немного в глубине континента, в нескольких милях от берега.

А еще там была рукопись – простая связка пергаментных листов, хранящая в себе совсем другой рассказ… Я с ужасом осознал, что, только взглянув на этот документ, я уже превращался в шпиона. Если в это мгновение в каюту войдет мистер Хэрриот, меня отправят прямиком на рею.

„Прямодушно и робко обращаемся мы к милостивой королеве Елизавете, дабы Она, великолепная и несравненная, изучила сие и обеспокоилась, ибо счет годов и дней, у нас принятый, изменить надобно и приспособить к истинному времени течению“.

Рукопись принадлежала перу Джона Ди, королевского астронома!

Над заглавием чья-то рука вывела: „Тайный цикл доктора Ди. Тайная цель нашего путешествия“. Внизу страницы другим почерком было написано: „Quod defertur поп aufertur Е. Р.“. Эта строка была зачеркнута, и та же рука начертала: „JACTA ESTALIA“.

Понимая, что если меня поймают, то непременно казнят, я глянул на следующую страницу. Наверное, опасность обострила мою память. Я помню эти строчки слово в слово.

Елизавета, славься в веках!

Открыт новый счет временной!

Помирились нашим врагам на страх

Год небесный и год земной.

Не собьемся теперь и за триста лет,

Не покатится Солнце вспять.

Довольно свой природе ответ

Ошибкою осквернять!

Мы видим времени ткань с лица:

Не тряпье, не дерюга она!

В узор, которому нет конца,

Жизнь Спасителя вплетена…

На лестнице раздались торопливые шаги. Шаги мистера Хэрриота.

Страх захлестнул меня с новой силой. Хэрриот быстро приближался. Времени на то, тобы запереть сундук и положить ключ на место, у меня не было. Бешеным усилием я задвинул сундук обратно под койку, сунул ключ под рубашку, поближе к кошельку, быстро поднялся и развернулся к сундуку с навигационными приборами.

Когда вошел мистер Хэрриот, я стоял к нему спиной, а в руки уже брал градшток. И все-таки я слишком задержался. Мистер Хэрриот обводил глазами свою каюту.

– Почему так долго, парень? – резко спросил он.

В каждом его слоге слышалось подозрение.

– У меня не сразу получилось открыть замок, сэр! Но я уже справился.

– Быстрее, не то пропустим время обсервации!

Я схватил градшток, грифельную доску, мел и последовал за мистером Хэрриотом. Колени у меня дрожали. Я понимал, что должен повторить все с самого начала: привести в порядок карты и книги, запереть сундук и вернуть ключ на место – до того, как его исчезновение будет замечено.

Муки, которые я испытал в тот день, описать невозможно. Меня отправили на кухню, где я помогал готовить вечернюю еду. Мотаясь между комнатой, в которой ели джентльмены, и камбузом, я то и дело оказывался возле каюты мистера Хэрриота. После обсервации мистер Хэрриот, сэр Ричард и Фернандес отправились в каюту к капитану. Вскоре после этого мистер Хэрриот ушел к себе и больше не выходил.

Он обязательно заметит, что сундук стоит иначе.

Ему непременно понадобится циркуль, и тогда мистер Хэрриот заметит пропажу огромного медного ключа. А тогда – конечно же! – он обнаружит, что сундук был открыт, а внутри кто-то рылся. Я носил свой смертный приговор под рубашкой – в виде этого самого ключа. У меня не хватало духу от него избавиться, так как я хотел вернуть его на место (если мне вообще суждено выжить).

Воображение уже рисовало жесткую пеньку вокруг шеи. Матросы тянут за веревку, я чувствую страшное сужение в глотке, мои ступни отрываются от палубы, я раскачиваюсь из стороны в сторону и вижу море лиц в красном мареве – они наблюдают мою пляску…

Турок хлопал меня по плечу. Уже наступил вечер.

Стол накрыли, слышалась невнятная музыка.

– Мистер Хэрриот требует, чтобы ты сию же минуту был у него.


Я постучал в дверь и, после того как мистер Хэрриот отозвался, вошел. Хозяин каюты сидел спиной ко мне и писал. Градшток лежал у него на столе.

– Огилви…

– Да, сэр?

– Ты очень подвел своего господина.

– Сэр…

Я чувствовал, как на моей шее стягивается петля.

Мне казалось, что я сейчас упаду в обморок.

Он обернулся.

– Как чувствуешь себя, парень? Какой-то ты бледный…

– У меня все хорошо, сэр. Немного мутит от качки.

– А я всеми забыт. Принеси мне вина.

Я постарался не выказать облегчения, которое охватило меня всего. Взяв в трюме бутыль красного вина, я вернулся. Он сделал вид, будто не замечает, как у меня дрожат ноги и руки. Мне опять пришлось сосредоточиться – на этот раз, чтобы не пролить вино.

Вечер одарил нас огромным кроваво-красным овалом солнца. Оно касалось горизонта. Небо быстро синело.

Надежда, отчаянная надежда потихоньку отогревала мое нутро. Пока ноги мистера Хэрриота надежно спрятаны под столом, а я, унося и принося, хожу между большой каютой и камбузом, можно рассчитывать на удачу. Я проскользну в его каюту, положу все как было и верну на место ключ.

На ужин подавали вяленую говядину, свежеиспеченный хлеб, масло, мед, чернослив и большое количество эля и вина. Турок и я бегали без остановки. Когда пришло время первой перемены блюд, мы начали относить тяжелые золотые тарелки обратно в камбуз. Когда мы шли по проходу, я отдал свою стопку Турку.

– Куда это ты собрался?

Дверь большой каюты раскачивалась вместе с кораблем. Я поднес палец к губам и открыл дверь в каюту мистера Хэрриота. Глаза у Турка округлились.

– Дурень! – прошипел он. – На рею захотел?!

Я затряс головой и быстро закрыл за собой дверь. Потом прошел к сундуку и вытащил его из-под кровати. Поначалу было слишком темно, и я ровным счетом ничего не видел. Но свет из большой каюты пробивался из-под двери, и медленно – как же медленно! – мои глаза привыкали к темноте.

Я разложил книги в том порядке, в каком они лежали с самого начала, повернул ключ в замке, прыгнул к письменном столу, сунул ключ в ящик, подбежал к двери и в ужасе остановился.

С той стороны раздавались голоса, один из которых принадлежал Мармадьюку. Я расслышал, как он сказал:

– Зайдите и убедитесь сами.

Дверная ручка начала поворачиваться».

ГЛАВА 14

«Я прощался с жизнью. Что мне было делать?

Я съежился за сундуком, закрывавшим меня от глаз неожиданных посетителей. Ног было четыре пары, одна из них принадлежала Мантео.

– Не тяните, Сент-Клер! – сказал кто-то тихо, но настойчиво; голос принадлежал Кендаллу, молодому математику. – Мы подвергаем себя смертельной опасности!

– Вы пожелали увидеть это собственными глазами.

Мармадьюк Сент-Клер… Не тот беспечный Мармадьюк, которого я знал прежде, исполненный веселья и добродушия, – нет, это был голос человека, уверенно идущего к своей цели.

– Хватит пререкаться, дурачье!

А это кто? Голос хриплый и напряженный… Возможно, Рауз, член парламента.

– Покажите нам карту и реликвию!

К моему ужасу, один из них нагнулся и потащил на себя сундук. Я прижался к переборке. Сундук выволокли на середину каюты. Чтобы увидеть меня, им достаточно было нагнуть голову. Вместо этого они взяли из ящика ключ, затем послышался отчетливый щелчок, и потайное дно открылось.

Они молчали так долго, что я подумал, что обнаружен, но тут зашуршала бумага. Они раскладывали карту на столе у мистера Хэрриота.

– Вот эта линия? – спросил Рауз.

– Да. Семьдесят семь градусов западной долготы, – ответил Кендалл.

– Longitudem dei, – произнес Сент-Клер.

– Действительно, божественная долгота…

В голосе Рауза слышалось нетерпение, граничившее со страхом:

– Но тут нужно углубиться на пять лиг! Попробуй доберись, судя по этой карте.

– Ричард не такой дурак! И у него есть Лейн. Он свою задачу выполнит.

Это был Сент-Клер. Видимо, страх заразил и его.

– А реликвия?

Опять Кендалл. В его голосе слышалось напряжение, страх и – алчность.

Все пошли к койке Мармадьюка. Я не понимал, что происходит. Как мне ни было страшно, я все же высунул голову. К моему изумлению, Мармадьюк отодвинул в сторону задвижку в перегородке над своей койкой.

А потом что-то бережно оттуда вынул. Что-то плоское, тяжелое и завернутое в черную ткань. Они повернулись, и я забился обратно, так ничего и не увидев. Ткань развернули. Раздался чей-то судорожный вздох, и кто-то – наверное, Кендалл – начал молиться на латыни.

– Это она? – хрипло спросил Рауз.

– Она, – ответил Сент-Клер. – Ее поцеловала королева.

Опять молчание.

– Во имя Господа нашего, джентльмены… Мы должны победить!

– Ваша правда, Кендалл, – ответил Рауз. – Но если войдет Хэрриот, для нас все будет кончено прямо здесь.

– Так уберемся отсюда поскорее!

Кендалла явно мучило беспокойство.

Они водворили на место задвижку, вернули карту в сундук, закрыли потайной ящик, и Мантео, опустившись на колени, задвинул сундук обратно под койку, прижав меня к стене. Он надавил сильнее, а потом заглянул под койку и уставился прямо на меня. Туземец не выказал ни малейшего удивления. Его выражение ничуть не изменилось. Я уже собрался выбежать наверх и прыгнуть в океан, чтобы избежать конца, уготованного мне Сатаной, но тут Мантео так же молча встал, и они вышли, оставив меня дрожать в темноте. Я изо всех сил старался не заплакать».

ЧАСТЬ II

ВИЗАНТИЙСКИЙ КРЕСТ

ГЛАВА 15

Зоула вскочила и вылетела из комнаты. Я слышал, как она ходила взад и вперед по коридору. Она восклицала:

– Да! Да!

– Заговор? – крикнул я в ответ.

– Да, Гарри! Эти люди пытались сорвать экспедицию, у которой, надо думать, была тайная цель.

Зоула вернулась в комнату. Она подняла указательные пальцы и опустила взгляд. Я в замешательстве помотал головой.

– Цель как-то связана с этой долготой. Что особенного в семидесяти семи градусах к западу? Божественная долгота…

– Что-то очень знакомое…

Она положила ладони на макушку, закрыла глаза и поморщилась.

– И еще. Как они определяли долготу? На борту не было часов.

– Знаю. Часы Харрисона[11] появились не раньше тысяча семьсот тридцатого года. Думаю, они полагались на затмения, происходившие в определенное время.

Возьми местное время затмения, сравни его со временем, в которое затмение случается в Лондоне, и у тебя есть метка. В общем, возни хватало.

– Так что же у этих людей на уме? И что, черт возьми, было спрятано в той переборке?

Напольные часы в коридоре пробили три. Вдруг я почувствовал, что не могу больше держать глаза открытыми.

– Зоула, как насчет комнаты?

– Конечно! Все время забываю. Тебя преследовали головорезы, допрашивали в полиции в связи с убийством, а потом еще и избили. Полагаю, тебе и в самом деле хочется немного поспать.

Я последовал за ней, вверх по деревянной лестнице. На небольшой лестничной площадке имелось три двери. Зоула открыла одну из них, и мы оказались в маленькой аккуратной спальне, располагавшейся под самой крышей. В воздухе стоял легкий запах ароматической смеси.

– Подходит?

– Бениссимо!

Я сказал это совершенно искренне – и повторил бы, жди меня вместо кровати кишащая блохами куча соломы.

На полках рядами стояли куклы, привезенные из пятидесяти стран. Эскимосы с маленькими копьями, девушки из американских индейских племен с охотничьими ножами, шотландцы в юбках, греки, тоже в юбках, столь коротких, что где-нибудь на Лестер-сквер их арестовали бы, индийские мальчики в тюрбанах…

Все они смотрели на меня. Чувствуя себя немного неловко, я сбросил одежду и забрался под одеяло. Я лежал на матрасе, набитом конским волосом. В век тракторов такие не достать, но равных им по удобству как не было, так и нет. Головная боль, синяки, головорезы, огромные взятки, несносные дворянчики, юные женщины-вамп, путешествие времен Елизаветы – все смешалось в зловещий коллаж. Я засыпал.

Не сплю. Что-то меня разбудило.

Куклы ожили и с легким топотом бегают по дому.

Так проснулся я или не проснулся? Я ощущаю чье-то присутствие.

Бред. Я не верю в телепатию. Куклы подбираются ко мне: из темноты уставились пятьдесят пар глаз.

До меня доносится еле слышный звук. Кажется, из спальни Зоулы. Наверное, она пошла в ванную комнату. Потом стон. Или скулеж – тихий-тихий. Я не уверен, что действительно слышу его.

Я лежу трупом – с навостренными ушами и стучащим в груди сердцем.

Грохот! А следом вопль! Такой громкий, что больно ушам. Я вылетаю из постели и кидаюсь к двери. Распахнувшись, она ударяет меня по носу. Я чувствую теплую кровь, мне очень больно. Передо мной чей-то темный силуэт. Он может принадлежать Зоуле, но вот его кулак врезается в мое плечо. Я лягаю противника в живот. Моя ступня угодила во что-то мягкое, а пальцам стало больно. Мой противник охает, я лягаю опять – на этот раз краем ступни. Неужели Зоула мертва?

Теперь мой враг наносит удары в темноту. Они не достигают цели, и я бросаюсь на него, воспользовавшись своим девяностокилограммовым телом как тараном.

Неизвестный падает навзничь. Раздается два отчетливых удара: его затылок задевает косяк, а потом он бьется о пол лестничной площадки. Я бросаюсь на него сверху. Он хватает меня за волосы, а я давлю большими пальцами ему на глаза. Человек пугается и изо всех сил трясет головой, а я продолжаю нащупывать его глазные яблоки. Тогда он меняет тактику и с силой тычет пальцем мне в глаз. Мне приходится отпустить его и откатиться в сторону. Теперь на меня садятся верхом и, помахав кулаками, сдавливают горло, что есть мочи нажимая большими пальцами. Я пытаюсь отвести руки противника, но тот навалился всем весом.

Я не могу дышать. Мне страшно. Я пытаюсь нащупать его глаза, а перед моими собственными уже пляшут огоньки. Его ногти все глубже впиваются в мой кадык.

Тут раздается какой-то металлический звук. Неизвестный воет, словно раненый пес. Отпускает меня и с трудом поднимается на ноги. Слышна легкая возня. Нападавший с грохотом скатывается с лестницы, бежит по коридору внизу и хлопает входной дверью – так, что дрожит весь дом.

Свет включается, и я вижу Зоулу. Она, в пижаме с плюшевыми мишками и месяцами, торжествует, сердится, пылает румянцем… В руках у нее сковородка. Кажется, чугунная. Такой можно вдребезги разбить череп.

– Хорошо я ему врезала?


Зоула в душе. Сквозь щель под дверью доносится шум воды. За двойным стеклопакетом шумит Лондон.

Меня мутит, и я наклоняюсь над раковиной. Тошнота проходит, я включаю воду и подставляюсь под холодную струю. Потом осторожно промокаю голову – вытирать очень уж больно. Наливаю в чайник немного воды и смотрю на бешеное синее пламя. Глянуть в зеркало у меня не хватает духу. Не сейчас. И тут накатывает боль. Болит все: голова, горло, живот, нос…

Особенно нос. Хорошо хоть кровь течь перестала.

Вода уже не шумит. Через мгновение появляется Зоула: снизу желтое полотенце, на голове розовое. На лбу красуется кровоподтек. Я вспоминаю, что на мне только трусы.

– Давай позвоним в полицию, – предлагаю я ей.

Чайник закипает, я ищу растворимый кофе и чашки. С желудком у меня по-прежнему неладно.

В ее голосе слышится гнев.

– Что-то в этой рукописи есть, Гарри!

– С какой новости начать – с плохой или хорошей?

Она сердито машет рукой.

– Рукопись им не досталась, – говорю.

Я уже принес манускрипт из своей спальни.

– А плохая новость?

– Они унесли мой лэптоп. Там есть файл с дневником Огилви.

– Но об этом дневнике им известно не больше, чем нам.

– Ошибаешься, Зоула. Они не могут не знать, что ищут.

– Тогда давай обыграем их на их же поле.

Она вытирает волосы, осторожно обходя кровоподтек на лбу. Ее голос доносится сквозь розовое полотенце.

– Серьезно? Ты и вправду хочешь продолжать?

Зоула останавливается и удивленно смотрит на меня из-под полотенца.

– Ни о чем другом я и не думаю!

Она включает фен в розетку и начинает вытворять всякие штуки с щипцами для волос.

– По силам нам такое, Гарри? Я могла бы взять на две недели отгул…

– Согласен, – говорю я как ни в чем не бывало. – Бог знает, чем это для нас закончится, но у меня есть обязанности перед клиенткой… юной женщиной вамп…

– Между прочим, наши соперники еще могут вернуться. Их было двое. Один ждал внизу.

– В следующий раз они, возможно, прихватят с собой оружие, – предположил я.

Что такое оружие, я знал и пообщался с ним немало. До того как уволиться из армии, я успел побывать в Северной Ирландии, Косово и Заливе. После чего выбрал жизнь поспокойней. В этом, сдается мне, я похож на Динвуди.

– Ты все еще не выкинул из головы ту выдумку? Что Теббита убили за дневник?

– Соглашайся, Зоула. Я опять оказался прав.

Меня начинает трясти. Она выключает фен, садится к кухонному столу, наливает молоко, берет обеими руками большую кружку с кофе, подтягивает на дюйм полотенце и окидывает меня распутным взглядом.

– Ты живешь один, да?

– Как ты догадалась?

– Никто не сможет жить с таким самодовольным индюком.

Она отпивает кофе и вздыхает.

– У тебя я тоже не вижу никаких признаков сожителя, – замечаю я.

– Я была замужем за восхитительным человеком. Познакомилась с ним в Венеции, семь лет тому назад. Мы разведены.

– Немудрено. Наверное, он не мог с тобою ужиться?

– Я оказалась для него слишком любвеобильной. Он не поспевал.

Я разбрызгиваю кофе. Это движение отдается болью в лопатке, а Зоула довольно хихикает. Потом ее улыбка тает.

– Говоришь, оружие?

– Возможно. Еще один повод для звонка в полицию.

– Нет, Гарри. Они попросту заберут на шесть месяцев дневник, а я не хочу жить как Салман Рушди или как осведомитель, провинившийся перед мафией. Наш лучший способ защиты – выяснить, что есть такого в дневнике Огилви. Раньше врага. Обыграть этих придурков на их же поле. Что скажешь?

– Женщина! Будь благоразумна!

Она молчит.

– Мы не знаем, кто они и что нас ждет.

По-прежнему ничего – лишь немигающий, сбивающий с толку взгляд поверх кружки с кофе.

Я подумал: «Какого черта!»

– Лучше нам куда-нибудь исчезнуть.


Сквозь двойной стеклопакет доносится приглушенный шум автострады. Мое лицо в зеркале если не привлекательное, то хотя бы просто умиротворенное. Глаз еще привлекал к себе внимание, но явно шел на поправку. И я не проспал и двух часов. Что ж тут поделаешь?

Я вышел из общественного туалета и вернулся в зал.

Из кухни доносился запах поджаренного бекона.

Зоула сидела за столом у окна, в черных свитере и джинсах. В ушах – вчерашние цыганские серьги. Дневник лежал перед ней. За соседним столом водитель грузовика уписывал «настоящий английский завтрак», а по ту сторону от прохода сидела молодая пара с двумя заспанными детьми. Больше в забегаловке никого не было.

– В холодном свете утра наш поступок выглядит так себе. С какой стати мы должны бегать?

– Мы и не бегаем. Просто ложимся на дно, чтобы побить конкурентов.

Утверждение, конечно, спорное, но для препирательств было слишком рано. Я взял гренок.

– Кстати, куда мы направляемся?

– В Девон. У меня там есть убежище – родительский загородный дом. – Зоула наклонилась ко мне и понизила голос: – А еще я знаю, что на уме у Хэрриота и остальных.

ГЛАВА 16

– Что ж, Гарри. Сейчас твои мозги начнут дымиться. В состоянии ли ты переварить мои слова? Не уверена…

– Валяй!

Слово «валяй», наверное, было не лучшим из возможных, но уж что сказал, то сказал.

– Найди то место, где говорится о секретном цикле доктора Ди.

Я ни минуты не сомневался, что Зоула ездит на чем-то из ряда вон выходящем. И действительно, это была классика автомобилестроения, «релиант-симитар».

С трехлитровым движком, легким серебристым кузовом из стекловолокна и приборной панелью как в самолете. На длинном капоте я заметил тоненькие, с волосок, царапинки, но черные кожаные сиденья ничуть не просижены.

Толку от этой притаившейся мощи оказалось не много. Мы ползли со скоростью нескольких миль в час: на трассе М25 велись дорожные работы. В воздухе стоял легкий запах духов и кожи.

Я пролистывал страницы.

– Вот они, эти стихи. Что-то насчет земного и небесного годов, которые «помирились»… И еще: «не собьемся теперь и за триста лет».

– Именно. Первая подсказка. Это все как-то связано с календарями.

– Пока понятно, – сказал я.

– Только пока. Теперь – следующая улика. Что связывает Томаса Хэрриота и Джона Ди?

– Оба принадлежали к «Школе Ночи».

Дорожные работы заканчивались. Зоула смотрела вперед, выискивая брешь и готовясь к рывку.

– Ты меня поразил, Гарри! – призналась она. – Вот уж не ожидала, что вшивый лавочник может знать что-либо подобное.

– Мне известно, – продолжил я, – что лучшие умы того времени собирались у Уолтера Рэли – в его лондонском доме, в Дарем-Хаусе. Например, Фрэнсис Дрейк, путешественник и исследователь, Молине, один из создателей земного и небесного глобусов, Кристофер Марло, драматург, Джон Ди, придворный астроном, Томас Хэрриот, математик… Были и другие. Я знаю, что некоторые из них имели доступ к королевскому уху. Знаю, что их обвиняли в атеизме, богохульстве и отправлении странных обрядов. На самом деле темой их бесед становились самые разные вещи: насколько правдив Ветхий Завет, теория Коперника, новая математика, навигация… Они одной ногой стояли в современной науке, готовили почву для исследования всего земного шара и будущего могущества Англии. А так о «Школе Ночи» я знаю совсем немного.

Теперь дорога была свободна от дорожных служб. Зоула приметила щель и воткнула передачу. Я почувствовал жесткий толчок в спину, и мы с ревом пронеслись мимо стада машин. Она сказала:

– Там есть волшебный треугольник: Рэли, Хэрриот и Джон Ди. Теперь позволь дать тебе третью подсказку. Глянь, какую надпись оставила королева Елизавета на донесении Джона Ди.

– «Quod defertur non aufertur», – прочитал я. – Она говорит Джону Ди, что отложить на время – не значит забыть вовсе. Потом это было вычеркнуто и заменено на «jacta est alia» – «жребий брошен».

Зоула незаметно разогналась до сотни миль в час.

– Что за жребий, Гарри?

– Он как-то связан с тайным кругом и календарем?

– Умный мальчик, соображаешь. Теперь давай я расскажу тебе о секретном календаре Джона Ди. У нас есть високосные годы, потому что в году не ровно триста шестьдесят пять дней, так? Около четверти суток остаются неучтенными.

– Поэтому к каждому четвертому году добавляется один день. Мы ввели високосный год.

– Что и делалось со времен Юлия Цезаря. Вот только та разница немного отличается от четверти суток.

Счет был по-прежнему не совсем точен, и календарь шел чуть-чуть не в ногу с временами года. За человеческую жизнь накапливалось немного, однако за те тринадцать веков, что церковь пользовалась римским календарем, отставание достигло десяти дней. В конце концов Санта Клаус заявился бы к нам посреди лета.

– Так ведь григорианский календарь, которым мы пользуемся до сих пор, вроде как лишен этого недостатка. Насколько я помню, там учитываются не все високосные года.

– Исключаются все года с двумя нулями, кроме делящихся на четыреста. Двухтысячный год был високосным, а тысяча девятисотый – нет. Григорианский календарь повторяет четырехсотлетний цикл. Но и это еще не все, Гарри. Этот календарь был католическим. Его в тысяча пятьсот восемьдесят втором году ввел папа Григорий Тринадцатый, он же пьяница и бабник по имени Уго Бонкомпаньи. Так что протестантские страны стояли перед выбором: то ли придерживаться старого календаря и год от года ухудшать свое положение, то ли стиснуть зубы и принять превосходящий его католический. Это был вопрос жизни и смерти. Календарь определял время религиозных праздников, а между католической и протестантской идеологиями шла война, в которой все средства были хороши.

– Ты к чему клонишь? Джон Ди, что ли, изобрел новый календарь?

Зоула кивнула. Стрелка спидометра замерла на ста десяти милях в час. Промелькнули указатели на Саутгемптон.

– Что это была за прелесть! Для начала, он лучше выполнял главную задачу календаря, о которой думали и папа Григорий, и Филипп Испанский. Нужно было добиться, чтобы двадцать первое марта – отправной пункт для всех расчетов, связанных с Пасхой, – как можно точнее приходилось на весеннее равноденствие. Это когда день равен ночи.

– Зоула, я не отрицаю, что ходил в рядовую общеобразовательную школу, но что такое весеннее равноденствие, мне известно. И почему это так важно?

– Четыреста лет идет скрытая от глаз война. Она не затихла до сих пор. Даже сегодня мы о ней мало что знаем.

– Война?

– Между Христом и Антихристом.

Я на нее так и уставился. Она не шутила.

– Ты всерьез?

– Не то слово, Гарри. Война за души людские, и тут не обходится без календаря. Современный календарь – григорианский – включает четырехсотлетний цикл, в каждом из которых по девяносто семь високосных лет. Скучные цифры, непонятные трудящемуся до изнеможения сил крестьянину. А Ди выработал куда более совершенную систему високосных годов, при которой календарные даты шли в полном соответствии с временами года. Восемь из них повторялись в тридцатитрехлетнем цикле.

– Тридцатитрехлетнем?

– Да, равном возрасту Христа. Со временем поймешь, Гарри. Для простого человека, жившего в шестнадцатом веке, календарь, в котором учитываются не только времена года, но и продолжительность жизни Христа, – такой календарь казался бы даром Всевышнего. Календарь папы Григория был бы посрамлен.

Протестантские государства приняли бы календарь Ди, а католики наконец-то получили бы по заслугам.

– И все из-за високосных годов?

– Умный мальчик! Первый цикл – с первого года по тридцать третий. Високосные годы: четвертый, восьмой, двенадцатый, шестнадцатый, двадцатый, двадцать восьмой и тридцать второй. Второй цикл повторяет первый и длится с тридцать четвертого года по шестьдесят шестой. И так далее.

– Четырехлетние промежутки между високосными годами? Как в григорианском календаре?

Зоула помотала головой, нажала на акселератор и обогнала вереницу машин.

– Не совсем. Между последним високосным годом одного цикла и первым високосным годом следующего пропуск в пять лет.

– Не слишком ли сложно? Как их вычислять?

– Проще простого. Возьмем две тысячи четвертый год. Разобьем его на 20 и 04, а потом сложим – получится 24. Двадцать четыре делится на четыре, значит, по системе Ди этот год – високосный. Как мозги, Гарри? Поджариваются помаленьку?

– Даже не нагрелись толком. Ты всегда так носишься?

– С робкими пассажирами вроде тебя – всегда.

У этого календаря есть еще одно бесценное свойство.

– Ага…

– Чуть раньше я упомянула, что в календаре Ди весеннее равноденствие точнее, чем в григорианском, попадает на нужную дату.

– Вот теперь мозги начинают дымиться.

– Гарри, я знаю, что особой сообразительностью ты не отличаешься, но мы найдем тебе какое-нибудь применение. В григорианском календаре между високосными годами случаются семилетние промежутки.

За это время весеннее равноденствие съезжает на сорок один час. Удержать его на одной и той же дате не получается. Согласно же Евангелиям, Иисус воскрес в первое полнолуние, случившееся после весеннего равноденствия. В результате Пасха не всегда попадает на «библейское» воскресенье – если выражаться, скажем так, астрономически. Что никуда не годится, если ты набожный христианин.

– А в календаре Ди, в котором все завязано на возраст Христа?

– В календаре Ди промежуток между високосными годами никогда не превышает четырех лет, так что равноденствие в каждый из этих годов съезжает менее чем на шесть часов, а на пятый все опять выравнивается. Разница не выходит за пределы двадцати четырех часов. А теперь представь, что каждые тридцать три года, в начале большого пятилетнего промежутка между високосными годами, равноденствие случается как раз после полуночи. И этот цикл будет повторяться бесконечно. Значит, Пасха будет ближе ко времени, предписанному Библией. Ты уже мало что понимаешь, верно?

Я не хотел этого признавать, но пришлось.

– Мозги кипят! Как ты можешь устраивать равноденствие сразу после полуночи в такой-то год? Разве оно не случается тогда, когда случается?

– Но после какой полуночи? Полуночи в Гонолулу или полуночи по Гринвичу? Так как Земля круглая, Гарри, полночь наступает в разных местах в разное время. Ты имеешь право сам выбрать исходный – нулевой – меридиан и измерять по нему всемирное время.

– Дай мне самому догадаться… Нужно установить этот исходный меридиан на семьдесят седьмом градусе западной долготы!

Зоула промахнулась мимо передачи, обогнала грузовик не с той стороны, после чего вновь набрала сто десять миль в час.

– Отсчитывать долготу от Виргинии, а не от Гринвича, – кивнула она. – Ввести секретные високосные года, разработанные Ди, и выиграть.

– Однако католическая империя Филиппа Испанского обладала монополией на «Божественную долготу», – сказал я. – Она проходит через Кубу, Ямайку, Панаму и так далее.

– Ты близок к решению, Гарри.

– Все, я понял! Англичане тайно основывают колонию на семьдесят седьмой долготе. Как только колония есть, они объявляют всему миру о новом календаре доктора Ди – в нем время отмеряется жизнью Христа, наступление Пасхи близко к предусмотренному Библией, и он куда меньше расходится с временами года. Ну как тут устоять! Влияние Англии среди протестантских государств возрастает, а Антихристу (в лице папы) остается лишь расхваливать собственный церковный календарь, который он только что ввел. Победа остается за англичанами. Ай да Джон Ди!

– Ты не знаешь о нем и половины! Он разработал стратегию развития Британской империи, живо интересовался навигацией и картографией, перевел Евклида, был обладателем самой большой библиотеки в Англии, у него хранилась рукопись Войнича, шифр который не сломан и по сей день. Ди основал в пику иезуитам орден розенкрейцеров, состоял советником королевы по астрономическим вопросам и шпионил в ее пользу в Европе, работая под кодовым именем «ноль-ноль-семь».

– «Ноль-ноль-семь»? Шутишь!

– Нет, Гарри, я не шучу. Он был первым Джеймсом Бондом.

– Хорошо, убедила. «Школа Ночи» не могла пройти мимо такого. И все же, что за секретная карта? Почему Огилви считал, что у экспедиции есть тайная цель?

Зоула, словно генерал на маневрах, оглядывала дорогу впереди. Она перешла на передачу ниже.

– Гренвилл утверждает, что лазутчики Мендосы сновали повсюду. Им наверняка удалось проникнуть на корабль. Они старались разрушить предприятие изнутри.

Мотор недовольно ворчал, а мы перестроились на медленную полосу.

– Мармадьюк Сент-Клер, Энтони Рауз, Абрахам Кендалл. Предатели и убийцы.

– Или патриоты и борцы за свободу – с какой стороны посмотреть.

Под тихое бульканье двигателя мы съехали с трассы.

– Но это не объясняет желание заполучить этот дневник любой ценой. Не объясняет убийства Теббита. Не объясняет последнюю ночь. Черт подери, дело было четыреста лет тому назад!

Она обреченно покачала головой:

– Мы так и не докопались до главного.

Я листал дневник.

– Так-так-так…

– Что «так»? – нетерпеливо спросила Зоула.

– Хорошая попытка, Зоула. Но помимо календарей тут еще есть тьма-тьмущая всякого другого…

– Гарри!

– У тебя задымятся мозги – если, конечно, там есть чему дымиться.

– А что касается убийства…

– Не отвлекайся от дороги. Мне надо подумать.

ГЛАВА 17

– Если мы захотим отправиться дальше на юг, то нам понадобится лодка, – сказала Зоула.

Она медленно провела свой «симитар» вдоль края маленькой площади и нырнула в узкий, круто спускающийся проулок. За домами мелькнуло море. Мы выехали из маленькой деревеньки и свернули вправо, на выложенную булыжником дорогу, вдоль которой выстроилось несколько белых загородных домов. Она остановилась у последнего из них.

– Ключ, – сказала она, и я пошел вслед за ней по дорожке.

Открылась дверь. Из дома выбежал спаниель и принялся обнюхивать мои ноги. Следом вышла невысокая плотная женщина средних лет.

– Привет, Зоула! Как поживаешь? Приехала на выходные?

– Угадали, миссис Мергатройт. Это Гарри Блейк, мой коллега.

Миссис Мергатройт произвела мгновенную оценку и одарила меня взглядом, означавшим: «Так вы просто хорошие друзья?»

– Нужны яйца и молоко?

Когда мы оказались в доме ее родителей, Зоула прошлась по шкафчикам и встала к плите. Я швырнул дневник на большой фермерский стол и отправился побродить. Дом был большим, уютным и старым. Окна смотрели в ухоженный сад, прямо за которым я увидел виноградник – дар глобального потепления. В коридоре тихонько тикали напольные часы. Они показывали самое начало десятого, а чувствовал я себя так, словно было четыре утра. Вернувшись на кухню, я занялся поисками растворимого кофе.


– Итак… – сказала Зоула.

Мы только что закончили завтрак, состоявший из бекона, яиц и мягких кукурузных хлопьев. Перед нами стояло по третьей за утро кружке кофе.

– Итак. Огилви вернулся в каюту Хэрриота. Он хотел выяснить, что прятал Мармадьюк в своем тайнике.

– Ему что, жить надоело?!

– Что ты предпочитаешь – узнать, что он нашел, или возобновить прерванный сон?

Она зевнула.

– Позже. Мы на дистанции, ты не забыл?

ГЛАВА 18

«Когда-нибудь мое любопытство приведет меня на виселицу. Уже покидая каюту мистера Хэрриота, чуть живой от страха, я знал: мне придется выяснить, что скрывается за потайной задвижкой. „Что там? Что это за вещь, которую ото всех прячут? Почему она так важна?“ – нашептывал мне в ухо сам Сатана.

Следующие два дня я провел в обычных делах: производил полдневную обсервацию, определял положение звезд, прислуживал за столом джентльменам, стирал их простыни и одежду, присматривал за несколькими курами и козами… Я бегал день и ночь, так что был защищен от поползновений со стороны мистера Солтера, чья нелюбовь ко мне выражалась теперь лишь в пронизывающих взглядах, которые он время от времени бросал. Можно было, конечно, одарить его нахальной улыбкой или сказать что-нибудь эдакое, но я решил воздержаться. Зачем дразнить медведя? Однажды клетку могут оставить открытой…

Разумеется, каждый вечер я проводил рядом с Мантео и всеми остальными, однако наедине мы не оставались ни разу. Я не единожды встречался с ним в коридоре и на камбузе. Однажды я стоял, склонившись на фальшборт, и вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд, Повернувшись, я увидел Мантео, который сидел скрестив ноги, словно индийский Будда, и бесстрастно меня рассматривал. Я понимал, что достаточно одного его слова – и меня повесят. Все равно, по мере того как проходил испуг, решимость совершить еще один набег на каюту мистера Хэрриота только возрастала. Мне неодолимо хотелось отодвинуть загородку и узнать скрытую за ней тайну. Это любопытство было то ли болезнью, то ли даром Сатаны.

Второе преступление на почве любопытства я совершил спустя три дня после того, как чуть не попался за первое. Четверо моряков умерло от чумы, и на тот корабль было отправлено трое с „Тигра“. Среди них оказались мой саутворкский приятель Майкл, Хангер и какой-то незнакомый мне матрос. Вместо того чтобы спускать шлюпку, между кораблями натянули веревку, а потом моряки по очереди надевали страховку и, перебирая руками, отправлялись на тот корабль. Хотя море было спокойным, веревка то натягивалась, то провисала, и человека то подбрасывало в воздух, то окунало в воду – к вящей радости зрителей. На протяжении всего мероприятия музыканты играли всякие бравурные мелодии. Капитан, Рауз, Хэрриот, Сент-Клер, Кендалл и остальные джентльмены собрались на корме. Время было самое подходящее.

Вниз по лестнице – за это меня никто не повесит.

По коридору к корме: по-прежнему никого. Раздавались лишь сотни стонов самого „Тигра“. Привлеченные зрелищем, все поднялись на палубу.

Я стучу, вхожу в каюту и закрываю за собой дверь. Заслонка в переборке плавно отъезжает в сторону.

Там стоит несколько склянок, в одной из которых хранятся высушенные зеленые насекомые (странно!), в другой – черные скукожившиеся листья, а в остальных – какие-то белые порошки. Я разворачиваю ткань. Меня бьет дрожь, я изо всех сил прислушиваюсь, не слышно ли чего за скрипами корабля. И вот что я вижу.

Три доски. Центральная – около фута в высоту и девять дюймов в ширину. Две другие соединены с ней деревянными петлями так, что они могут лечь поверх нее или раскрыться, выстроившись в ряд. В центральную доску вделан прямоугольный кусок какого-то растрескавшегося сучковатого дерева. Его окружает широкая серебряная полоса, а в ней, словно изюм в пудинге, разбросаны бриллианты, рубины, сапфиры, изумруды и желтые камни, название которых мне не известно.

На левой доске изображение: женщина с большими, как у коровы, глазами, с неимоверно длинным тонким носом, крошечным ртом и заостренным подбородком. Видно лишь ее лицо – волосы, уши, шею и тело закрывает черный платок. На груди женщины покоится младенец, прижимающийся щекой к ее щеке и завернутый в длинное покрывало. У него длинные вьющиеся волосы и крошечные ручки и ступни. Вокруг их голов – нимбы. Еще там была надпись, подобных которой я до сих пор не встречал. Все это на кроваво-красном фоне.

На правой доске картина вполне знакомая: Иисус на кресте, черное солнце на штормовом небе, у ног Спасителя плачут женщины, а мужчины отводят глаза и воздевают руки, словно хотят загородиться от этого зрелища.

Забыв о времени, я глазею на это диво. Откуда оно, кто его создал, что оно означает?

Чувствую, что построение, симметрия – все сделано так, чтобы привлечь внимание смотрящего к прямоугольному куску дерева в середине этого странного сооружения.

Смех и шаги на лестнице возвращают меня в настоящее и напоминают об опасности. Я поспешно складываю доски, завертываю их в ту же ткань, кладу обратно в тайник и ставлю на место задвижку. Вот я у двери, вот иду по коридору, потом вверх по лестнице, на свежий воздух, к солнцу, и никто, насколько я могу судить, не заметил моего отсутствия».

ГЛАВА 19

«Не спать!» – твердил я себе.

– Давай рассуждать логически. Перед нами реликвия, некий таинственный предмет. Именно за ним охотились убийцы Теббита. Не за золотом, не за брильянтами – их интересовал кусок дерева в центре триптиха.

Зоула вытянулась на диване, положив голову на диванную подушку. Будь я сделан из камня, может, у меня и получилось бы не обращать на нее внимания. Этот живот… Эти груди…

– Какого триптиха?

– Он описывает икону.

– Хорошо, Гарри. А дальше? То, что ты говоришь, – просто слова.

– Заговорщики-католики взяли с собой в экспедицию икону. Они руководствовались религиозными соображениями.

– Пока все понятно. Как насчет небольшой прогулки?

– Я бы предпочел постель.

– Зато на прогулку можно отправиться вдвоем…

Мы рассмеялись.

– Что за религиозные соображения? – продолжил я. – Они пытаются сорвать экспедицию, и, если принять твою версию насчет семьдесят седьмой долготы, предполагалось, что там будет основана протестантcкая колония и учрежден новый календарь. Но обрати внимание на год – тысяча пятьсот восемьдесят пятый. Обрати внимание на очаровательное совпадение с попыткой в тысяча пятьсот восемьдесят шестом году свергнуть королеву Елизавету с престола. Как раз тогда колонисты должны были обустраиваться на новом месте.

– Ты о заговоре Бабингтона? В результате которого Марии Стюарт отрубили голову?

Я отпил остывшего кофе.

– Я предполагаю, что связь есть. В случае убийства королевы Елизаветы должно было начаться испанское вторжение в Англию.

– Гарри, не тяни! Объясни мне, какая тут связь с той реликвией.

– Я считаю, что описанный кусок дерева – от того креста, на котором был распят Иисус Христос.

Зоула нервно моргнула, села и уставилась на меня.

Интересные глаза. Темные, умные. Такие глаза способны заглянуть в самую душу…

– Что ты говоришь, Гарри?

– Если монарх дотронется до какого-нибудь предмета, имевшего отношение к Христу или Деве Марии, то тем самым он удостоверит свое божественное право на престол.

– Пока все неплохо, – осторожно сказала Зоула.

– Теперь давай представим, что этот кусок дерева поцеловала Мария Стюарт, а потом его переправили на семьдесят седьмой градус западной долготы.

Зоула еле заметно кивнула.

– И давай представим, что заговор Бабингтона увенчался успехом. Мария Стюарт и Елизавета устраивают драку, после чего испанцы вторгаются в Англию. А право на Северную Америку Мария уже подтвердила, поцеловав крест. Это стало бы колоссальной победой католиков. И вот, когда положение Марии становится достаточно прочным, под властью католиков оказываются обе долготы – и северная, и южная.

Протестанты уже не могут учредить календарь доктора Ди. А Риму ничто не мешает сделать это – и состричь все купоны. Истинная религия выигрывает гейм, сет и матч. Протестантская ересь терпит сокрушительное поражение и, возможно, вскоре вообще исчезает с лица Земли.

– Красивая теория, Гарри. Аккуратная. Не хуже моей. Возможно, удар по голове не прошел для тебя бесследно. Видишь ли, какое дело… Чтобы твоя теория работала, нужен настоящий кусок дерева от того креста. Где ж ты его откопаешь?

– У крестоносцев такой был. Они называли его Подлинным Крестом.

– Гарри, двадцать первый век на дворе. Все это не более чем легенды.

– Понимаю.

Зоула склонила голову набок и посмотрела мне прямо в глаза. Потом холодно сказала:

– Гарри, ты вызываешь у меня уважение. Правда-правда! Беда в том, что ты возомнил себя сверхсуществом и тебе приходится так и эдак меня обрабатывать, чтобы я доросла до твоего уровня. Одновременно ты сидишь тут и не сомневаешься, что я подниму тебя на смех.

– Ты права, Зоула. Я считаю, что столь смелая мысль находится за пределами твоего понимания.

– По правде говоря, твоя теория многое объясняет. Например, почему люди готовы пойти на убийство ради того, чтобы заполучить эту реликвию. Вообрази коммерческую ценность куска дерева от Подлинного Креста. Только представь, сколько выложат за него музеи. А какой почет ждет обладателя!

– Отлично. Но чтобы проверить мою теорию, нам нужно выйти на эксперта по религиозной старине.

– Я знаю кое-кого, – сказала Зоула не моргнув.

– А если мое предположение хоть сколько-нибудь верно, то между Мармадьюком Сент-Клером и Теббитами должно быть родство, тянущееся как минимум со времен крестоносцев. Вот и выяснилось, что нам надо знать историю семьи Теббитов.

– И где мы ее раздобудем?

– У Дебби, разумеется. У моей юной женщины-вамп.

ГЛАВА 20

– Дебби?

– Гарри!

Судя по голосу, она только что плакала. Мой звонок ее обрадовал, чем я был очень тронут.

– Я понимаю, что звоню не вовремя. Но сейчас когда ни позвони – все будет не вовремя.

– Вовсе нет!

Это прозвучало вполне искренне. Что она сейчас делает? Бродит по собственному мавзолею, который для нее слишком велик? Или там все еще полно скорбящих родственников? Или дядя Роберт решил обустроиться в доме и взять дела под свой контроль?

– Я по поводу дневника. По-моему, мы кое-что выяснили.

– Выяснили?

– Не знаю наверняка. Мне надо кое в чем удостовериться. Слушай, Дебби, ты не окажешь мне одну услугу?

Я буквально почувствовал охватившее Дебби любопытство.

– Разумеется! Что я должна сделать?

Я глубоко вдохнул.

– Мне нужно узнать кое-что из истории твоей семьи.

– В смысле, кем был мой дедушка и все такое?

– Нет, Дебби. Я хочу узнать зайти так далеко в прошлое, как только возможно. К самому началу.

– О-о! Идти придется очень долго, Гарри.

Последовала заминка, после которой Дебби холодным, деловым тоном, словно разговаривала с мясником, произнесла:

– Я перезвоню.

Следом раздался мужской голос:

– Это Блейк?

Дядя Роберт. Он и в первый-то раз говорил жестко… Недружелюбия в его голосе меньше не стало.

– Слушаю.

– Я повторяю еще раз, мистер Блейк. Вы должны прекратить какое бы то ни было общение с моей племянницей. Если не подчинитесь – будете иметь дело с моими юристами. Вам понятно?

Зоула стояла в другом конце холла с чашкой кофе в руках и поднятыми бровями. Я судорожно показывал пальцем в сторону кухни. Ей потребовалась секунда, чтобы сообразить. Она неслышно пробежала ко второму телефону. В трубке послышался легкий щелчок.

– Мистер Теббит. Я свободный гражданин свободной страны и, черт подери, могу разговаривать с тем, с кем считаю нужным.

Я догадывался, что Теббит, как и его брат, не привык к возражениям. Он с трудом сдерживал гнев.

– Вы, сударь, аферист! Все, что вам нужно от моей племянницы, – это выкачать из нее как можно больше денег! Кроме того, вы удерживаете у себя дневник, являющийся собственностью нашей семьи. Я хочу, чтобы в течение ближайших двадцати четырех часов он был выслан мне заказной почтой. Если этого не произойдет, я приму необходимые меры и заставлю вас оплатить судебные издержки. Верните дневник и прекратите всякие отношения с нашей семьей!

– Бренди добавить? – кивнула Зоула на мою чашку с кофе.

Она положила ноги на кухонный столик и, опасно отклонив стул, раскачивалась взад-вперед. Вообще-то, я не из пугливых, но после этой неожиданной стычки меня слегка потряхивало.

– Ты собираешься выполнить его требование? Прекратишь общаться с Дебби?

– Ты что! – ответил я. – Плевал я на него.

По правде говоря, такая бравада не соответствовала моему состоянию. Зоула нахмурилась:

– Тебе не приходило в голову, что дяде Роберту очень хочется прибрать к рукам этот дневник? И помешать тебе в нем разобраться?

Я отпил кофе.

– Еще бы не приходило! Но какой ему толк от этого дневника? Если ему сунуть под нос лист – он что, узнает скоропись времен королевы Елизаветы?

– Не будь дураком, Гарри. Он просто наймет другого специалиста. И он знает историю своей семьи. Если тут что-нибудь есть, дядя Роберт доберется до этого раньше тебя.

– Возможно, он хочет лишить Дебби чего-то принадлежащего ей по праву, – размышлял я вслух. – Кстати, где твои родители держат бренди?


В тот же день я позвонил Дженис и попросил («если, конечно, нетрудно») на ближайшие две недели взять магазин на себя.

– Тут для вас сообщение. Факс. – Тон озорной. – «Домой мне не звони: дядя Роберт рыскает повсюду. Как мне с тобой связаться? Дебби». Кто такая Дебби?

– Мы с ней хорошие друзья, – объяснил я, после чего оставил Дженис номер Зоулы и попросил передать его Дебби, когда она в следующий раз позвонит.

Телефон зазвонил в семь часов. Я как раз собирался порадовать Зоулу обедом в ресторане. Дав ей время добежать до второго телефона на кухне, я поднял трубку.

– Гарри?

– Привет, Дебби.

– Я в кабинете, – тихонько сказала она. – Не могу найти свой мобильник. Дядя Роберт наверняка куда-нибудь его запрятал. Весь день тут ошивается. Чувствую себя героиней какого-то приключенческого романа!

– Тебя могут подслушивать, Дебби? Там есть параллельные телефоны?

– Да, в одной из спален наверху. Но дядя Роберт сейчас играет в снукер[12] с одним из своих друганов.

– То есть ты в доме одна?

– Нет, Гарри, он в комнате для игры в снукер. Прямо надо мной.

– Нехорошо как-то… – засомневался я, непроизвольно переходя на шепот.

– Не обращай внимания. Итак, вот оно. В одной из книг у папы в кабинете все описано, но большую часть из этого я уже и так знаю. Думаю, все или почти все документы по имению и семейная переписка находятся в Халловском университете. Как они туда попали, я понятия не имею. Ты готов?

– Приступай.

– Ладно. Наши предки были крупными землевладельцами. Это Теббиты в Линкольншире и Максвеллы в Шотландии. На самом деле мы – Теббиты-Максвеллы, но в двадцатые годы с этой групповухой было покончено, так как моему прапрадедушке захотелось баллотироваться от социалистической партии или что-то в этом роде. Еще там упоминаются мелкие землевладельцы в Йоркшире – Гринакры.

– Очень хорошо, – подбодрил я ее.

– Начну с Максвеллов. Я себя мисс Максвелл не чувствую – возможно, виноват прапрадедушка, отбросивший вторую половинку. С этой линией очень сложно и большей частью скучно: все вступают в брак со всеми, лишь бы деньги остались в семье. К началу прошлого века линия почти заглохла. Осталась единственная дочь, Гвендолин. Она владела двадцатью тысячами акров в Линкольншире и Дамфрисшире и Карлаврокским замком в придачу. В тысяча девятьсот четвертом году она вышла замуж за герцога Норфолкского, так что линия была продолжена и деньги остались в семье.

– Можешь копнуть поглубже, Дебби?

Послышалось шуршание страниц.

– Так. У Максвеллов случились неприятности триста лет тому назад, когда они заняли не ту сторону в восстании якобитов. Четырнадцатый лорд Максвелл сбежал из тюрьмы, переодевшись женщиной. Одежду ему доставила жена. Остаток жизни бедняжки провели в Италии, вместе с принцем Чарли-красавчиком.

Они жили на холме Фраскати, неподалеку от Рима.

– Да, не позавидуешь, – согласился я.

Никакой связи с дневником.

– В семье по-прежнему была куча баронов, которые владели поместьями по всей Шотландии.

– А еще раньше можешь забраться? Что было до якобитов?

– Разумеется. Максвеллы происходят от Ундвина и его сына Максуса, живших в одиннадцатом веке. Максус превратился в Максусвеллла, а тот в свою очередь – в Максвелла Карлаврокского. И так далее.

По-прежнему, насколько я мог судить, связи с дневником Огилви не прослеживалось.

– Хорошо, Дебби, а как насчет Теббитов? Ты уверена, что мы можем спокойно говорить?

– Да что он мне сделает?! – взбрыкнула она и шепотом продолжила: – Родство между Теббитами и Максвеллами восходит к тысяча шестисотому году, когда один из Теббитов женился на леди Джойс Максвелл.

Так, подожди… Да, вот! Он и два его сына вместе с герцогом Норфолкским участвовали в битве при Флоддене в тысяча пятьсот тринадцатом году, где и погибли.

В наследство вступил младший сын, но за участие в линкольнширских волнениях ему отрубили голову. Поместья и особняки были у него конфискованы, но кое-что из этого королева Елизавета вернула его внуку. Не клади трубку.

На несколько мгновений стало тихо.

– Все нормально, он пошел в туалет. Был еще Стивен Теббит, который выступил не на той стороне во время Английской революции. Парламент Кромвеля отобрал у него все поместья.

– Похоже на семейную традицию – брать сторону неудачников.

– Спасибо, Гарри. Скажи мне только, как я тогда оказалась в Пикарди-Хаус, а ты в какой-то линкольн-ской лачуге? Следующую сотню лет Теббиты оставались на плаву только благодаря великодушию родственных им Гринакров. Потом было предпринято несколько внутриклановых браков, состояния начали вновь расти, пока в нашей собственности не оказалось пять тысяч акров в разных графствах, пара дюжин дворцов и одно аббатство. Для хронических неудачников, по-моему, совсем неплохо!

– Очень даже неплохо, Дебби. А еще раньше можешь заглянуть?

– Совсем в начало? К динозаврам? Сейчас…

Опять шорох страниц.

– Так. Линию Теббитов можно отследить вплоть до барона Филиппа, сына Карра. Вильгельм Завоеватель даровал ему половину Чешира. Один из потомков Филиппа женился на француженке, урожденной Сент-Клер, родом из Пикардии[13]. Первоначально ее фамилия писалась де Клери. Эти сколотили себе состояние на Крестовых походах. Впоследствии они присовокупили к своим владениям Линкольншир и Йорк. Всего у них было шестьдесят особняков. Во сколько им обходилось отопление, я даже представить боюсь, но, думаю, их это мало заботило.

Крестовые походы. Крестоносец де Клери, превратившийся в Сент-Клера из Пикардии. Синклер. Уинстон Синклер, загадочный родственник, отправивший дневник в Пикарди-Хаус, семейное гнездо Теббитов.

Кусочек головоломки с восхитительным щелчком встал на свое место.

Дебби же все говорила:

– Ну и так далее. Видишь, какие мы все из себя – особенно в сравнении с тобой. Гарри, ты меня слышишь? Есть тебе от этого какая-нибудь польза?

Я быстренько сварганил холостяцкий ужин, и тут наверху лестницы появилась Зоула. Она была в красном платье – почти в цвет вину, которое я разливал.

Ее серьги и ожерелье из искусственных брильянтов играли в свете свечей – свечей, которые держат на случай отключения электричества, а не «специальных романтических». Соус «путтанеска», хоть и из магазина, был на удивление хорош. Мне не терпелось попробовать крем-мусс, сделанный на итальянский манер (правда, вместо «марсала-ал-уово» в него пришлось добавить хересу).

Зоула пригубила вино и бросила на меня испытующий взгляд.

– Похоже, наша юная Дебби по уши в тебя влюблена.

– Чушь. Я для нее всего лишь большой мягкий плюшевый мишка. Скорее я играю роль суррогатного дяди.

Сев, я стал накручивать на вилку спагетти.

– Вот что, Зоула. Как только поедим, мне придется отсюда съехать. Я могу остановиться в деревенской гостинице. А то миссис Мергатройт разрушит твою репутацию.

Сначала она недоверчиво на меня уставилась, а потом хихикнула.

– А ведь все эти годы я была уверена, что динозавры вымерли. Я Козерог, Гарри. Я порывистая, влюбчивая и страстная. А ты кто?

– Кажется, Лев.

Она скорчила рожу.

– Ты законопослушен, холоден и рассудочен, так что моей девственности ничего не грозит. Вот невезуха!

«Становится жарко!» – подумал я про себя, а вслух сказал:

– Синклер.

– Синклер, – задумчиво повторила Зоула. – Совпадение?

– Ни один из нас в такое не поверит. Этот крестоносец, Сент-Клер… Интересно, докуда он дошел?

Зоула медленно кивнула:

– Я могу кое у кого выяснить.

ГЛАВА 21

Этот «кое-кто» оказался хозяином Оксфордского музея древностей. Где-то я читал, что он владел еще несколькими игрушками вроде этой – например, островами в Эгейском и Карибском морях. Я предложил встретиться в одном из пабов, многие из которых я помнил еще со времен своей учебы в Оксфорде. Он находился неподалеку от Паркс-роуд и был собственностью Пачинских, польской четы в годах. Ровно в десять «симитар» с урчаньем въехал на стоянку. Нас уже ждали.

В этом пабе одно время (недолгое) снимали сериал про инспектора Морса. Черно-белые фотографии, на которых седовласые владельцы заведения купались в лучах славы находящихся тут же ведущих актеров, украшали унылые, обшитые деревом стены. Миссис Пачинская была все та же – только волосы совсем побелели.

«Кое-кому» перевалило за пятьдесят. С невесомыми редеющими волосами, в очках с толстыми стеклами, одетый в желтую рубашку без воротника и синюю ветровку. Занятия благотворительностью плохо вязались с тем, что этот человек регулярно оказывался где-то на окраине списка самых богатых людей, регулярно публикуемого в «Санди тайме». При виде Зоулы его лицо просияло, а их объятия заставили меня задуматься, насколько же близко они знакомы.

Мы сели к круглому столу. Для выпивки было рановато, но я все же заказал светлого пива. Друг Зоулы пришел не один. Рядом с ним сидел черный ямаец с аккуратной короткой прической и гладким круглым лицом. Лет ему было немного за тридцать. Образ дополнял серый костюм. Единственным противоречием была булавка для галстука в форме гитары, затаившаяся на фоне всей этой консервативности. Говорил ямаец застенчиво и нерешительно, чем совершенно сбил меня с толку.

У каждого из присутствовавших была своя копия дневника Огилви, и, пока я рассказывал, мы то и дело к нему обращались. Глотка у меня пересохла. Закончив, я одним глотком осушил половину кружки.

Все сосредоточенно молчали. Да, было о чем подумать… Оксфордский меценат повернулся к своему товарищу:

– Ваше мнение, Долтон?

Он явно опасался мошенничества. Перед тем как ответить, ямаец застенчиво на меня глянул.

– В первую очередь надо убедиться в подлинности этого документа, сэр Джозеф. Вспомните о дневнике Гитлера.

Сэр Джозеф невозмутимо поглядел на меня:

– Что скажете?

Зоулу он знал, а меня еще следовало проверить.

Если имело место мошенничество, то ему надо было убедиться, что мы жертвы, а не злоумышленники.

– Его подлинность не вызывает у меня никаких сомнений. Микротрещины вокруг исписанных мест подделать невозможно. Как и саму бумагу. Кроме того, документ видел Фред Суит, находящийся всего в паре миль отсюда.

Рядом Зоула потягивала красный мартини. Она сказала:

– Там есть несколько расхождений с общепринятым описанием путешествия к Роаноку.

– Это ты к чему? – поднял брови сэр Джозеф.

– Это я к тому, Джо, что мошенник не наделал бы таких ошибок. Их слишком просто проверить. Историки кое в чем заблуждались. И еще одно. Экспедиция на Роанок состоялась в тысяча пятьсот восемьдесят пятом, а Огилви в своем дневнике использует шифр, который был создан якобы не раньше тысяча пятьсот восемьдесят восьмого. Конечно, он мог писать свой дневник спустя годы после событий, но, судя по непосредственности изложения, Огилви рассказывал о происходящем в течение нескольких дней после случившегося.

Опять же, мошенник не совершил бы подобной ошибки.

– Ну, а дальше? – спросил сэр Джозеф.

– Почти наверняка Огилви имел доступ к системе шифров, которая на тот момент еще не была опубликована. На том корабле были лучшие умы Англии, и им эта система могла быть известна от самого Томаса Брайта. Об авторском праве в те времена речи не шло.

Сэр Джозеф кивнул:

– А еще, по вашим же словам, у вас есть независимое мнение, высказанное мистером Суитом…

– … так что у меня в руках подлинная рукопись, – закончил я. – Анализ чернил и бумаги можно произвести в любое время. Только надо заручиться согласием владельца.

Судя по виду сэра Джозефа, он принял решение.

– Очень хорошо. Я склоняюсь к мнению, что этот дневник – подлинный, а молодой человек из шотландской глубинки вел запись «по горячим следам». – Он поиграл стаканом с соком. – Вы полагаете, что глубокий интерес к дневнику вызван описанной в нем реликвией?

– Чем же еще? И «глубокий интерес» – это слабо сказано!

– Да, ничего себе синяк. Долтон, во сколько бы вы оценили этот предмет?

Долтон говорил мягко, даже робко. В его голосе угадывалась ямайская гнусавость. Гласные были по-оксфордски округлыми, однако я слышал след чего-то еще. Франция? Может быть, даже сам Париж?

– Если дневник подлинный, то я просто не верю собственным глазам. – Он дотронулся до галстука и увлеченно продолжил более низким голосом: – Описанный Джеймсом Огилви предмет поразительно похож на некую реликвию, утерянную более тысячи лет назад. Кусок креста, на котором был распят Иисус Христос. Подлинного Креста.

Я ощутил электрическое покалывание где-то в позвоночнике. Мы ждали. Долтон отпил кока-колы, откашлялся и продолжил:

– Подлинный Крест посеял больше смерти и разрушений, чем любая другая реликвия за всю историю.

Вернуть Крест, находившийся в руках мусульман, было главной целью Пятого крестового похода. Если он действительно существует… Если всплывет кусок настоящего Креста, – Долтон взглянул на своего товарища, – то, сдается мне, музеи, богатые частные коллекционеры, а то и религиозные объединения заплатят целое состояние, чтобы его заполучить.

– Состояние? – перебила Зоула.

– На глазок я бы назвал сумму в десять миллионов долларов, – сказал сэр Джозеф. – Столько готов заплатить мой музей.

– Хорошая попытка, сэр Джозеф, – ответил я. – А как насчет музея Гетти? Сколько они заплатят? Или богатый американский проповедник? А Ватикан? Я держу в голове никак не меньше пятидесяти миллионов.

Он на меня покосился. Теперь говорила Зоула:

– Представьте, что кусок настоящего Креста попал в руки американского евангелиста из правых! Это придаст небывалую достоверность его речам. Эти молодцы торгуют религией словно мылом, и чем обширней их паства, тем большие бабки они зашибают. Он подомнет под себя весь штатовский рынок! А деньги там крутятся немалые.

– Если это подлинная вещь, – вставил я. – Насколько мне известно, большая часть реликвий – подделки.

Долтон кивнул:

– Вы совершенно правы, мистер Блейк. В Средние века существовало пятнадцать образцов крайней плоти Иисуса, три головы Иоанна Крестителя, а костями святых и апостолов можно было забить целый товарный склад. Я уже не говорю о сосудах с кровью Христа и тому подобном. Кусок материи, до которой дотрагивались Иисус или Мария, попадая в руки какого-нибудь европейского короля, наделял его священным правом на престол. Кроме того, с помощью реликвий лечили заболевания и тому подобное. Коммерческую ценность они представляли невероятную. Они притягивали к себе грабителей и убийц. Что было еще одним поводом для иконоборцев.

– Иконоборцев?

– Буквально – «дробителей икон». Люди, сражавшиеся с изображениями, имевшими религиозное значение. Впрочем, даже они для Подлинного Креста делали исключение.

– Но если чуть ли не все реликвии – подделки, – спросил я, – то чем же Подлинный Крест от них отличается? Надо думать, дерева вокруг хватает, и из предполагаемых фрагментов можно наделать хоть дюжину крестов.

Долтон едва заметно улыбнулся:

– Как ни странно, отличие есть. Окончательное описание реликвии, носящей имя Подлинного Креста, появилось в тысяча восемьсот семидесятом году и принадлежит перу Де Флери. Он определил подлинность всех имевшихся на тот момент фрагментов креста, каталогизировал их и сообщил общий объем. В сумме вышло около четырех литров. Дерево легче воды, так что их общая масса – килограмма два-три. Масса самого креста – где-то семьдесят пять килограммов.

– Но перед нами, несомненно, по-прежнему средневековые подделки.

Я стал похож на испорченную пластинку.

– Почти наверняка вы правы. За исключением этого предмета. Я полагаю, что эта вещь – подлинная.

– Да ладно!

Блейк Недоверчивый.

– Я совершенно серьезен, мистер Блейк.

Сказано спокойно, уверенно.

– Крест был обнаружен в триста двадцать седьмом году после Рождества Христова. Император Константин гарантировал христианам, что их больше не будут преследовать, и епископ Иерусалима Макарий провел раскопки, в результате которых были найдены различные священные места, вроде гробницы Христа или Голгофы.

– Разве за три века успела возникнуть необходимость в таких раскопках?

– Император Адриан скрыл все эти места. Впрочем, благодаря ему они только лучше сохранились. Не забывайте, правда, что о точном их расположении местные христиане хорошо знали. Эти сведения передавались из поколения в поколение. Во время раскопок и был обнаружен Крест.

– Это всамделишная история или очередная легенда?

– Гарри, это правда. Раскопки упоминаются в различных надписях, появившихся, судя по датам, вскоре после тех событий. Святой Кирилл Иерусалимский пишет об отыскании святыни в триста сорок седьмом году, всего двадцать лет спустя после самих раскопок.

Надпись, датируемая триста пятьдесят девятым годом, упоминает, что был найден кусок Креста. В написанном Сильвией «Паломничестве по святым местам», чья подлинность ни у кого не вызывает сомнений, упоминается кусок древесины, из которой был сделан Крест. Во время тогдашних Пасхальных празднеств ему поклонялись. Это было около трехсот восьмидесятого года от Рождества Христова.

– Ваш рассказ впечатляет, Долтон, – сказал я, а про себя подумал: «Этот парень хорошо знает свое дело».

– Это еще не все. В результате все тех же раскопок была обнаружена предполагаемая усыпальница Христа. Подлинность усыпальницы вызывает сомнений не больше, чем Крест. Ясно?

– Ясно.

– Тогда идем дальше. Если вы посетите храм Гроба Господня в Иерусалиме, вы увидите очереди, выстроившиеся к месту, на котором, как принято считать, находилась усыпальница. Теперь оснований верить в это прибавилось. Разработанная в Оксфорде бесконтактная археология Биддла подтверждает, что на том месте и в самом деле есть древняя усыпальница. И возраст – как раз тот, что нужно.

Долтон откинулся и поболтал кока-колу в стакане.

– Документы, история и археология говорят одно. Есть все основания считать выкопанный тогда кусок дерева принадлежащим Кресту.

– Значит, Подлинный Крест не из той же серии, что пятнадцать кусков крайней плоти и три головы Иоанна Крестителя?

– Ничего общего. Существует огромная вероятность, что он – настоящий.

– А что с ним случилось потом?

– Константин построил храм Гроба Господня, и вплоть до шестьсот четырнадцатого года Крест хранился там. Потом была война. Крест захватили и увезли в Персию. Потом была другая война, и византийский император Ираклий отвоевал его и вернул в Иерусалим.

Во время Первого крестового похода тысяча девяносто девятого года западные христиане получили Крест. Потом он достался Салах-ад-дину, когда тот в тысяча сто восемьдесят седьмом году захватил Иерусалим. Говорят, султан разъезжал по улицам Иерусалима, а за ним волочился Крест, привязанный к хвосту его лошади. Но это уже из области легенд.

– А дальше?

Долтон остановился, чтобы откашляться, и пригубил остатки кока-колы.

– А дальше след теряется. Вертикальная часть была утеряна во время Пятого крестового похода. Но считается, что фрагменты, которые удалось отделить, были сохранены и привезены в Европу крестоносцами. Они также исчезли.

– В любом случае это были подделки.

Моя игла продолжала спотыкаться о ту же царапину.

– И мне так кажется, – кивнул Долтон. – Время было такое. Но, как я уже сказал, к реликвии Огилви это не относится.

– Почему?

– Этот бизнес получил развитие на Западе – в Риме, Барселоне, Венеции – и распространен был именно в Средние века. Описание, данное Огилви, в точности похоже на фрагмент, упомянутый за девять веков до крестоносцев. Вернемся к святому Кириллу, описавшему в триста сорок седьмом году обнаружение Креста. Он ведет речь о фрагментах, разбросанных по всему известному в те времена миру. Эти фрагменты давно исчезли, и нам о них ничего не известно. За исключением одного.

Я хрюкнул.

– Этот последний был в буквальном смысле откопан – по описанию в свитке, спрятанном в нише над колонной в Святой Софии. Не той, что в Константинополе, а другой, маленькой, находившейся в Митре.

Это Южная Греция, куда в пятнадцатом веке бежали последние византийские мудрецы. Свиток содержал список сокровищ, принадлежавших маленькой византийской церкви до того, как крестоносцы ее ограбили.

Там упоминается и триптих с куском дерева из Креста. Он полностью совпадает с описанием в дневнике Огилви. Там еще сказано, что кусок дерева был возвращен из некого монастыря в Атласских горах.

– И?..

– В Атласских горах есть место под названием Тикстер, неподалеку от города Константина в Алжире. Там было обнаружено описание местных реликвий, одна из которых – фрагмент Креста. Надпись датирована триста пятьдесят девятым годом.

«Мозаика собрана», – подумал я.

– Получается, Крест был обнаружен около триста двадцать седьмого года. Есть надежные сведения, что его разрубили на куски и вскоре после этого отправили в разные стороны. Нам также известно, что один из них попал в монастырь в Атласских горах, а потом так или иначе был возвращен в Константинополь. Он был вделан в центр некого священного триптиха, описание которого было обнаружено в позднем византийском поселении. И это описание в точности совпадает с данным в дневнике.

– Ура, – вставила Зоула.

– А один крестоносец, Де Клери, прямой предок моего клиента, захватил этот триптих, когда грабил византийскую церковь, и он веками хранился в той пикардийской семье.

– Я считаю, что это фрагмент настоящего Креста, – сказал Долтон. – Единственный, в подлинности которого мы можем не сомневаться.

– Король Священных Реликвий, – сказал сэр Джозеф.

– Датирование по радиоуглероду прояснит, что к чему, – добавила Зоула.

– Сначала отыщите эту икону, – уточнил Долтон.

Сэр Джозеф слегка улыбнулся.

– Вот именно, мистер Блейк. Что там вы ни говорите, а икона по-прежнему утеряна. И теперь самое время мне перейти к своему предложению.

Мне было не в диковинку потратить тысячу фунтов на поиски пятисотфунтовой карты – я только что «обет бедности» не давал. Стараясь выглядеть равнодушным, я ждал предложения от одного из богатейших людей Англии. И он заговорил:

– Если это и в самом деле фрагмент Креста, или он хотя бы будет чтиться как таковой большей частью населения, то коммерческие перспективы переоценить трудно. Только представьте, что даст музею обладание таким экспонатом…

Про себя я отметил, что о его религиозном значении не было сказано ни слова.

– Я готов отправить вас обоих на поиски этой иконы – если ее вообще возможно найти. Вы получите полную финансовую поддержку в любом необходимом объеме. Если вам удастся обнаружить реликвию и датирование по радиоуглероду подтвердит, что фрагмент относится к временам Христа, мы обратимся к независимым экспертам. Я куплю его за половину стоимости.

Деньги вы сможете распределить между собой и вашими коллегами.

– А если датирование покажет, что это средневековая подделка?

Мой собеседник улыбнулся:

– Тогда я потеряю деньги, а вы – время.

– Исключено. Если мы обнаружим икону, она сразу перейдет в собственность моего клиента. В любом случае, музей Гетти сможет предложить цену, намного превышающую стоимость иконы, и, возможно, приобретет ее.

– Но есть ли у вас на примете другой спонсор?

– Разумеется, есть! Мой клиент.

Возможно, я говорил неправду. Скорее всего, вопрос с капиталом Дебби будет решаться месяцами, пока юристы продерутся сквозь все тонкости, а дядя Роберт будет встревать, где только возможно.

Сэр Джозеф вздохнул.

– Очень хорошо. Тогда позвольте предложить вам другой вариант. Я профинансирую ваши поиски, а за это вы предоставьте мне право преимущественной покупки. Если Гетти или Ватикан предложат больше, то мои потери никто не возмещает.

Зоула кивнула.

– Опять не годится, – заявил я.

– Я могу послать Долтона, чтобы он вступил с вами в соревнование. У меня нет уверенности, что ваш клиент – истинный владелец этой реликвии. Возможно, это придется решать тем, кто финансировал поиски.

Лучше нам объединиться и заранее обсудить, кому что достанется.

– Мне надо переговорить с Гарри с глазу на глаз.

Снаружи было серо и промозгло. Мы с Зоулой сели на ограду парка.

– Ты чего добиваешься, а? Вернись на землю! Нам надо немедленно отправляться в путь!

– Я искал совета, а не спонсорской поддержки.

Нас профинансирует Дебби. С какой стати мы будем передавать инициативу в руки этого парня?

– Поддержка серьезного музея будет совсем не лишней! Не исключено, что нам понадобятся знания Долтона. Я даже не уверена, что смогу опознать этот триптих: ведь четыреста лет прошло.

– Но можно ли доверять Долтону? Он работает на сэра Джозефа. Если мы найдем икону, он может взять да и исчезнуть, а мы останемся на мели.

– Будет тебе, Гарри… Я знаю Джо не один год. Самое время поверить хоть кому-нибудь.

– Я не могу пойти им навстречу, не заручившись согласием Дебби. Если она законный владелец, то все права – у нее.

– Вот именно – «если»! Так позвони ей!

– А дядя Роберт? Он все время рыщет где-то неподалеку. Если он что-то учует – мы останемся не у дел.

Более того, Дебби может остаться не у дел. Возможно, это объясняет его желание заполучить дневник и держать меня на расстоянии. Пойдем. И не мешай мне его уламывать.

Когда мы вернулись в паб, я сказал сэру Джозефу:

– Ваше предложение противоречит интересам моего клиента.

– Ваш клиент, насколько я могу судить, находится вне досягаемости, а деньги вам нужны немедленно. Возможно, не мы одни идем по следу. Посмотрите на ситуацию трезво, будьте гибче. Как бы там ни было, вопрос собственности – я ни минуты в этом не сомневаюсь – может вызвать многолетние споры, которые вылетят в копеечку.

Куда он клонит?

– У меня есть обязательства перед клиентом.

– Которые вы не можете выполнить за отсутствием средств. Что скажет ваш клиент, если вы отдадите искомый предмет сопернику?

Я обратился к Долтону:

– Если этот триптих все еще существует и находится где-то на Ямайке, каким был бы ваш первый шаг?

– Полагаю, разумно было бы начать с ямайского юриста.

– Совершенно верно. Но его клиент – Теббит, так что с вами он разговаривать не станет. Вас уже в самом начале ждет провал.

Теперь я повернулся к сэру Джозефу.

– У меня есть встречное предложение.

Последовало осторожное:

– Я вас слушаю.

– Я ищу предмет, о котором идет речь, и постоянно помню об интересах своего клиента. Все предприятие финансируете вы. В обмен на это я советую клиенту предоставить вам право преимущественной покупки, основанной на независимой оценке. Тогда вы избежите конкуренции с музеем Гетти или кем бы то ни было еще.

– По-вашему, икона, если она будет найдена, непременно становится собственностью вашего клиента. Но имеет ли он хоть какое-то право называть ее своей – большой вопрос. Могут объявиться и другие претенденты, а также не исключены осложнения с «найденным кладом», правами землевладельцев и бог знает чем еще.

– Икона принадлежала ее семье в течение тысячелетия.

– Препираясь по этому вопросу, мы можем сильно повысить благосостояние юристов. И еще: а вдруг клиент не захочет последовать вашему совету? Он может вообще отказаться продавать икону – особенно если она ему действительно принадлежит.

– Рискните. У вас просто нет другого выхода. Иначе я вообще закрываю вопрос с поисками.

Установилось молчание. Сэр Джозеф взвешивал все «за» и «против». Наконец он сказал:

– Если мы остановимся на вашем варианте, то мне вполне может достаться лишь счет с Ямайки.

– Правильно. Мы все здесь рискуем. И еще одно условие. Положите двадцать тысяч фунтов на счет моего клиента – на будущие траты. Как только мы окажемся на Ямайке, я попрошу его перевести деньги туда.

– У меня тоже есть дополнительное условие. Долтон отправится с вами. Он будет представлять мои интересы. А вопрос с собственностью будет решать независимый юрист – если вам удастся отыскать икону.

– И чего мы этим добились, Гарри? – спросила Зоула.

– Мы отдельно переговорим с Дебби. Как только сэр Джозеф купит икону, мы договоримся о процентах.

– Переговорщик вы хоть куда, – заметил сэр Джозеф.

– Чего у нас нет, так это времени. По следу идем не мы одни.

– Полагаю, мы теперь одна команда, – сказал Долтон. – Я постараюсь раздобыть билеты на Ямайку.

– А я поеду в Линкольн. Паспорт, зубная паста и тому подобное. А ты, Зоула?

– Паспорт у меня в сумочке, а вещи я прихвачу по дороге.

Через несколько минут мы вновь проехали мимо паба. (Чтобы избежать пробки, нам пришлось сделать U-образный разворот.) Долтон и сэр Джозеф еще были там. Они увлеченно разговаривали с кем-то третьим.

ГЛАВА 22

Серым дождливым утром, часов около девяти, мы прибыли в манчестерский аэропорт, где нас уже ждал Долтон. Строгий серый костюм и черные туфли остались в прошлом. Теперь на нем были брюки до середины икр, длиннющий бирюзовый свитер и сандалии.

– А дреды? – спросил я.

– Сложил в коробку, – ухмыльнулся тот.

Следующая неожиданность ждала меня в зале ожидания для международных рейсов. Долтон и Зоула отправились в «дьюти-фри», а я слонялся по залу. Почему-то из сотен людей я выделил некую молодую женщину в коричневом свитере и слишком тесных слаксах. Она смотрела на мокрое асфальтовое поле за окном и болтала по мобильнику. Ее силуэт и прическа показались мне смутно знакомыми. Сперва я списал это на свою прогрессирующую паранойю, но тут неизвестная пассажирка обернулась. Вот, получите! Мисс Дебби, понимаешь, Теббит! Она помахала и широко улыбнулась. Когда я подошел, телефонный разговор был уже закончен.

– Какого черта!

Сложностей мне и так хватало.

– Здравствуй, Гарри. Мог бы сказать, что рад меня видеть, или еще что-нибудь.

– Дебби, ты с нами не поедешь. Пожалуйста, отправляйся домой. Предоставь это мне.

– Почему?

– Потому что ты мне платишь. Потому что тебя ждут семейные дела.

Она надула губы. Тот же подростковый гнев я наблюдал тогда в отцовском кабинете.

– Отца вчера похоронили – если ты об этом.

– Прими мои соболезнования. И еще: если дядя Роберт узнает, он обвинит меня в похищении ребенка!

– Гарри, ты говорил, что иконы ищем не только мы.

– Верно, Дебби, и наши соперники – редкостные мерзавцы. И это дополнительный повод оставить тебя дома.

– Гарри, ты прелесть! Так печешься обо мне… Тебе надо было стать мельником викторианских времен или еще кем-нибудь в этом роде.

Она сунула мобильник в сумочку, села и уставилась на меня большими карими глазами.

– Как думаешь, это они убили моего отца?

– Что ты! Конечно нет!

– А я думаю, что они. Возможно, мне доведется их повстречать, – сказала она как ни в чем не бывало.

Ситуация выходила из-под контроля. Юная маньячка-убийца – этого мне только не хватало! Я старался говорить как можно спокойней.

– Дебби, что за глупости. Пожалуйста, отправляйся домой.

В ответ она лишь закатила глаза.


Неожиданность номер два ждала меня где-то в районе Северо-Атлантического хребта – если верить выведенной на монитор карте, на которой отмечалось положение самолета. Появление Дебби было всего-навсего нежелательным осложнением, но вторая неожиданность таила в себе смертельную опасность.

Обойдясь без прелюдий, Долтон и Зоула заняли места, которые на «Эйр Джамайка» назывались «местами для уединения». Дебби, вытянувшись на кресле, дремала. А я пошел в туалет, находившийся в хвосте самолета.

Женщину-сюрприз номер два звали Кассандра. Она сидела одна, у иллюминатора. Когда я проходил мимо, она подняла взгляд от журнала, одарила меня холодной улыбкой и тут же вернулась к чтению.

Оказавшись в туалете, я запер за собой дверь, прижался к ней лбом и закрыл глаза. Силы меня покинули.

То ли она села на хвост Дебби, прослушав ее телефон, то ли еще что… Откуда мне было знать? Видела она нас с Дебби там, в зале ожидания? Знает ли о Зоуле с Долтоном? И, что еще более важно, одна ли она?

Или в Монтего-Бее нас уже ждут эти мерзавцы? Вряд ли. Еще вчера я и сам не знал, что полечу на Ямайку. Возможно, задачей Кассандры было не потерять нас из виду, пока не прибудет помощь. В таком случае нам нельзя рассиживаться. Я подумал о ямайских головорезах, дожидающихся нас в аэропорту, а то и о ямайских полицейских, которым наплел что-нибудь дядя Роберт.

Идя обратно, я постарался принять равнодушный вид. Зря напрягался: Кассандра даже не потрудилась оторваться от своего журнала. Столь очевидное безразличие напугало меня не меньше, чем само ее присутствие. Вернувшись на свое место, я нацарапал записку:

«Не оглядывайтесь. Сзади сидят нежелательные попутчики. Количество неизвестно. Не показывайте, что мы знакомы. Из Монтего-Бея надо убираться немедленно». Выждав час, я отправился в туалет в передней части самолета и по дороге не глядя бросил сложенную записку на колени Долтону. Когда я шел обратно, они с Зоулой сидели прямо и тревожно всматривались в ночь за иллюминатором. С Дебби было сложней.

Кроме того, мы оба находились в поле зрения Кассандры, но вскоре Долтон отправился в хвост самолета и по дороге едва заметно задел мое плечо.

Спустя девять часов после взлета большой самолет медленно спускался к ямайскому берегу, отороченному редкими огнями, проглядывающими то тут, то там сквозь темные облака. Потряхивало. Монтего-Бей казался гроздью огней, из которой гигантская акула выгрызла кусок.

К кабинам с чиновниками пограничной службы выстроилась дюжина очередей. Я оказался зажатым в толпе неимоверно толстых негритянок, громогласно общающихся между собой. По левую руку от меня стояла пара новобрачных, а за ними – Кассандра. Дебби, Долтон и Зоула стояли в одной и той же очереди справа от меня. Перед кабинами желтела толстая линия, похожая на стартовую. Позади надрывался усталый ребенок.

Дебби уже прошла. У нее хватило ума не ждать нас, а сразу спуститься к багажу. Передо мной две негритянки вступили в спор с чиновником. Кассандра и я поглядывали друг на друга так, словно нам предстояло сейчас драться на дуэли. Наши очереди потихоньку продвигались вперед. Она опять холодно улыбнулась.

От выхода ее теперь отделяли лишь новобрачные. У моей кабины поднялся крик. Что-то там не заладилось с документами, и моя очередь застопорилась. Еще одна улыбка. Вдруг моих толстух пропустили, а Кассандра, наоборот, застряла.

Злорадствовать было некогда. Я сбежал по лестнице. Сердце колотилось. Долтон и Зоула уже положили на тележку мой чемодан. А вот Дебби куда-то исчезла.

– Где, черт подери… – начал я.

Мы понеслись к выходу. На улице было как в топке. Маленькая площадь, немногочисленные микроавтобусы, такси, беспорядок… Ну куда она могла деться! Потом я ее увидел. Дебби стояла рядом с такси и махала нам рукой. Дверцы были открыты. Водитель, лет эдак за тридцать, с убийственной неторопливостью запихивал наши чемоданы в багажник. Наконец Дебби села вперед, а Зоула втиснулась между мной и Долтоном.

– Очо-Риос. Годится? – спросила Дебби, развернувшись ко мне.

– Очо-Риос, – согласился я.

Умная девочка: до этого мы заказали номера в одной из гостиниц Монтего-Бея.

Водитель сообщил, что его зовут Норман Смерч, и не замедлил доказать, что такое прозвище дано ему неспроста. Вдоль побережья тянулась узкая, усеянная колдобинами и запруженная бесхозным крупным и мелким рогатым скотом дорога. Со всем вышеперечисленным наш таксист неизменно вступал в поединок.

Облака слева от нас освещались желтыми вспышками. Да, это вам не английская немощь… Вот оно – настоящее тропическое великолепие! Грома я не слыхал. Правда, в машине гремела развеселая попса. Вдоль дороги выстроились лачуги, освещенные или лампочками без абажуров, или синим мерцанием телевизора.

В Фалмуте мы притормозили и стали медленно пробираться через площадь, до отказа забитую молодыми людьми. Одни приплясывали, другие грохотали кастрюльными крышками. Юнец в красно-желтой кепке, из-под которой свисали дреды, таращил глаза, хлопал ладонью по моему окну и радостно скалил желтые зубы. Норман Смерч объяснил нам, что «братишки» раз волновались из-за выборов и что это не идет ни в какое сравнение с 1980 годом, когда в перестрелках погибло восемьсот человек. Мы выбрались из города и устремились в темноту. Коробка передач так выла, что я, глядя на пальмы и крошечные деревянные лачуги, гадал, что мы будем делать, если машина встанет.

В начале третьего часа такой езды, когда от моих нервов остались одни лохмотья, Дебби показала на торчащую среди деревьев ярко освещенную крышу и сказала:

– Туда, наверх.

Норман Смерч проехал через охраняемые ворота и поднялся по идущей вверх извилистой дороге к раскинувшейся на холме гостинице для курортников. Место отдыха, словно лагерь для военнопленных, окружала высокая освещенная ограда. В машине работал кондиционер, а здесь жара вновь на меня навалилась.

В лесу пронзительно жужжали насекомые.

К тому времени, когда нашлись комнаты с кухней, сил на разговоры у нас не было. Долтон и Зоула заняли односпальные кровати, Дебби ринулась к огромной двуспальной кровати, а я в нерешительности остался на кухне.

– Гарри, тебе негде спать, – сообщила вернувшаяся Дебби.

– Все нормально. Я лягу здесь.

Мы нашли несколько одеял, и я застелил ими диван. Потом разделся до белья и нырнул под простыню. Жужжание насекомых смахивало на визг сотни фанаток. По темному потолку металась бабочка.

Пока я лежал на диване и потел, мое воображение нарисовало другую картину. Кассандра стоит у выхода из аэропорта и спрашивает, не видел ли кто компанию из четверых людей («Они обронили кошелек. Куда они направились?..»); находит имя местного таксиста, звонит ему; разговорчивый Норман Смерч все выбалтывает; ранним утром защелкивающийся замок на входной двери бесшумно поддается взломщикам…

Что происходило в этом полусне дальше – не помню. Последнее, что я видел, это бабочку. Яркая и бесшумная, она нацелилась на меня, словно маленькая крылатая ракета.

ГЛАВА 23

Небо только начинало светлеть. Дебби в прозрачном белом халатике эдаким привидением вплыла на кухню.

– Гарри, просыпайся!

Включился свет, и она начала греметь шкафчиками.

– Есть кофе? Нет кофе!

«Тресь!»

– Есть хоть что-нибудь? Ничего нет!

«Тресь!»

Перебарывая смущение, я надел брюки под одеялом. Появился Долтон в своем ямайском прикиде.

– Давайте-ка уберемся отсюда. Они могут найти нас через Нормана Смерча.

– Выдумки! – сказала Дебби.

– Возможно, – ответил я. – Готова поспорить на собственную жизнь? Я думал об этом ночью, когда уже засыпал. Они могут ждать таксиста в аэропорту этим утром.

– Или выяснить его телефон в службе аэропорта.

А то и домашний адрес.

Дебби схватилась за голову:

– Боже милостивый!

– Дебби, одевайся, – сказал я. – Мы отправляемся в город. И не забудь прихватить свой кошелек.

Мы с Дебби торопливо прошли мимо бассейна, покинули территорию гостиницы и спустились с холма, на который вчера поднимались в такси. Ночной воздух напоминал духовку, а уж теперь, когда тропическое солнце устремилось ввысь, температура подлетела до девяноста градусов[14]. Я еле осилил эти две мили до Очо-Риоса. Голова у меня кружилась. Над домами, словно гигант среди лилипутов, вздымалось огромное круизное судно.

Как нам и было указано, мы шли вдоль главной улицы, людной и шумной даже в этот час. Мимо проплывали рынки с произведениями местных ремесленников, рыночные крикуны, магазинчики, торгующие всяким хламом для туристов… Еще одна миля, и мы оказались в местах, куда туристы с того круизного судна не заходят. Город изменился. Теперь перед нами будто шумела, клубилась, цвела буйным цветом Африка. Мы свернули на боковую улочку, обошли лежавшего на тротуаре молодого человека (он растянулся на постели из картона), и вот оно, «Саншайн ренталс», – как раз там, где рассказала служащая гостиницы. Беззубый пожилой индеец повел нас на задний двор. По дороге он наподдал кудахтавший курице, которая попалась ему на пути, и махнул в сторону поцарапанной, мятой, старой «тойоты», наполовину засыпанной листьями растущей рядом папайи. Дебби заплатила за неделю вперед американскими долларами. Хозяин сообщил, что «машина – хороший, очень хороший, никогда меня не подводил, а встанешь на дороге – звони мистеру Клейбону».

По возвращении мы нашли Долтона и Зоулу, которые ждали нас внизу с упакованным багажом. Лицо надевшего темные очки Долтона ничего не выражало, а Зоула заметно нервничала. Мы быстро загрузили багажник, а Дебби тем временем сдала ключи. Она села за руль, и мы поехали вниз. Навстречу нам поднималось такси. Когда мы разъезжались, я узнал Нормана Смерча. Кто там сидел сзади, я не разглядел.

– Видели? – спросила Зоула.

– Да, – ответил я. – Думаешь, он нас заметил?

– Вряд ли. Но я не уверена…

Мы ждали, пока стоявший на воротах охранник перестанет трепаться с приятелем. Дебби что-то мурлыкала, раздраженно теребя руль. Наконец шлагбаум поднялся, и мы резво вырулили на дорогу.

– Рвем когти, крошка! – сказал я.

Она завопила какую-то речевку – кажется, норвежских герл-скаутов.

Сидевший на заднем сиденье Долтон указывал дорогу, а Дебби резво следовала его инструкциям. Мы ехали по Ферн Галли, куда даже ямайское солнце пробивалось с трудом – столько здесь было деревьев. Затем выбрались на нужную дорогу, на которой то и дело встречались повороты и было полно колдобин. Она пересекала Ямайку с севера на юг. Мелькали бокситные шахты, апельсиновые рощи, тянулись ущелья, осталась позади дюжина маленьких городков, тысяча ветхих строений и придорожных лотков. Уличную жару можно было пощупать руками. Я благодарил судьбу за кондиционер в старой машине. Через два часа мы были в Спаниш-Тауне, оттуда широкое шоссе вело в Кингстон, на южное побережье. Вдалеке маячили Блу-Маунтинс, а справа переливалось в солнечном свете Карибское море.

Кингстон не был «Ямайкой для туристов». Тут вас не ждали ни залитые солнцем пляжи, ни пальмовые деревья. Здесь не было гостиниц для отдыхающих, где от местных жителей вас заботливо ограждали металлической оградой. Кингстон – карибский порт, который и размерами, и уровнем суеты явно превосходит Ливерпуль. Уличное движение отличалась не столько интенсивностью, сколько безалаберностью. Дебби этот хаос переносила на удивление спокойно, а при виде музея Боба Марли даже издала радостный визг. Эта достопримечательность оказалась совсем не лишней: в следующие полчаса она попалась нам еще дважды. Наконец я увидел нечто знакомое по «Краткому путеводителю» – сине-белый фасад местного театра. Адвокатская контора, я знал, была где-то неподалеку. Дебби обогнула здание и припарковалась. Зоула вышла поразмять ноги, а Дебби, Долтон и я пошли охотиться на юриста. После кондиционера мы чувствовали себя как в сауне.

– Знаете, где находитесь? – спросил Долтон.

Надев очки, он начисто слился с окружающей средой.

– В Кингстоне, на Ямайке, – ответил я.

– Вон там, – показал он, – окраина Джонс-Тауна. А еще дальше – Тренч-Таун. Шестьсот убийств в год. Это одно из самых опасных мест в Западном полушарии.

– Спасибо, Долтон. Узнав это, я почувствовал себя куда лучше.

На деревянной доске белой краской было написано:

ЧАК МАРТИН

Адвокат

И под этим еще одна дощечка:

«КАРИБСКИЕ БРЫЗГИ»

Агроуслуги

Правление компании

Судя по нескольким дыркам от гвоздей в штукатурке, раньше здесь было больше таких «правлений». От вывесок вел узкий вход на лестницу, забранную тяжелой металлической решеткой. Там нас ждала еще одна открытая дверь. За столом сидела дородная женщина.

– Добрый день, меня зовут Дебби Теббит, – обратилась к ней Дебби. – Я хотела бы встретиться с мистером Мартином.

– У вас назначена встреча? – спросила женщина, с сомнением разглядывая нас поверх очков.

Девятнадцатилетняя Дебби умела при необходимости настоять на своем.

– Нет. Но ради встречи с ним мы приехали из Англии.

– О господи… Подождите минутку, – и она исчезла за дверью.

В следующее мгновение к нам вышел маленький, худой, покрытый морщинами седой человек. Он жестом пригласил нас войти. При виде офиса нельзя было не вспомнить романы Диккенса: темная мебель девятнадцатого века и кипы пожелтевших от времени бумаг.

Он с любопытством разглядывал нас поверх очков, сделанных в форме двух полумесяцев.

Дебби начала разговор без всяких прелюдий:

– Вы послали моему отцу бумаги, принадлежавшие одному из ваших клиентов. Сам клиент скончался.

Юрист кивнул:

– Все правильно, мисс Теббит. Это был некий мистер Синклер. Нелишне было бы позвонить заранее и предупредить о визите.

– У нас не было времени.

В ее голосе зазвучала истинная Теббит.

– Ваш отец наделил вас соответствующими полномочиями? – спросил Мартин. – Вы имеете право обсуждать данный вопрос?

– Мой отец умер на прошлой неделе, – спокойно сказала Дебби. – Я унаследовала все его состояние.

– Ваш отец умер? Очень жаль…

Юрист умело изобразил печаль, вызванную смертью ни разу не виденного им человека.

– Я забыл о хороших манерах. Хотите кофе? А может быть, замечательной холодной колы?

– Спасибо, не надо. Я буду вам очень признательна, если вы расскажете нам об этом Уинстоне Синклере. Видите ли, мы никогда не слыхали, что у нас есть такой родственник.

Чак Мартин откинулся назад, достал из ящика стола жестяную коробку и взял с полки трубку.

– По правде говоря, я сам узнал о его существовании лишь две недели назад. Он был бедняк из бедняков. Насколько мне известно, без семьи. Жил на Уэст-роуд, один, в однокомнатной квартире. Уэст-роуд находится в Тренч-Тауне. Даже ямайцы предпочитают туда не забредать. Домовладелица нашла его мертвым.

Он лежал в постели, а рядом валялась пустая бутылка из-под рома. Наводя порядок у него в комнате, она нашла коробку, на которой значилось имя вашего отца и адрес. Коробка была принесена сюда. Вот и все, что я могу рассказать.

– Должно же у него быть какое-то происхождение, – сказал я.

Юрист холодно улыбнулся:

– Несомненно. Домовладелица сказала, что он был не совсем черным. Какая-то белая кровь в нем присутствовала. Несомненно, Уинстон Синклер откуда-то произошел.

Он открыл жестянку и начал пересыпать в трубку темный табак, подталкивая его указательным пальцем. Кажется, один высушенный листик я заметил у него на плече.

– А узнать, как бумаги попали к нему, нельзя? – спросил Долтон.

– За неимением других версий, я склонен признать, что ему они тоже достались по наследству.

Теперь он уминал табак, запихивая его поглубже в чашечку.

– А откуда у него имя и адрес вашего отца, мисс Теббит, и почему он считал себя вашим родственником – это для меня загадка.

– Те бумаги – дневник, мистер Мартин, – сказал я. – Отчет о путешествии в Америку, состоявшемся в елизаветинские времена. Корабль, на котором находился автор, сел на мель в районе Каролины. Как дневник попал из Америки сюда – еще большая загадка.

– Уж всяко не своими ногами пришел. Думаю, дневник прихватил кто-нибудь с испанского военного корабля или корабля, перевозящего невольников.

Юрист дотронулся до дужки своих очков, словно поправляя их, и посмотрел на Дебби:

– Что именно вас интересует, мисс Теббит?

– Генеалогия.

Враньем это назвать было нельзя.

– Европейская ветвь нашей семьи прослеживается на тысячу лет назад. Но об американской стороне нам ничего не известно.

– Поиски завели вас довольно далеко, мисс.

Интересно, поверил он ей? Порывшись, Мартин нашел на захламленном столе коробок и почему-то чиркнул спичкой о нижнюю поверхность столешницы. Юрист раскурил трубку, и по тесному офису поплыл синий дым. Он удовлетворенно откинулся.

– Во времена Елизаветы Ямайка принадлежала Испании. Если хотите в этом удостовериться – зайдите в Испанский архив. Должен признаться, что мало верю в удачу такого предприятия. В те времена на Ямайке жили только испанцы, рабы и индейцы-ара-ваки. Вряд ли вы происходите от кого-нибудь из них.

Он улыбнулся, показывая, что шутит.

– Где находятся эти архивы? – спросила Дебби.

– В Спаниш-Тауне, разумеется. Идти туда сегодня смысла нет: они скоро закрываются. Сдается мне, что ваши поиски ни к чему не приведут. Боюсь, вы проделали весь этот долгий путь зря, мисс Теббит.

Он вытряхнул из трубки золу.

Мы поблагодарили его, спустились по узкой лестнице и опять оказались на жаркой улице. Полдюжины молодых людей раскачивали машину из стороны в сторону, а Зоула сидела внутри, вцепившись в переднее сиденье. Один из юнцов, в желтой вязаной фуфайке и надетой задом наперед бейсболке, вожделенно посмотрел на Дебби и сказал:

– Хочешь забраться на мой большой бамбук, белая девушка?

Она одарила его фирменным теббитовским взглядом.

Долтон напустил на себя местную развязную манеру и приблизился к парню. Он встали лицом к лицу.

«Это лишнее, – подумал я. – У них могут оказаться ножи». И тут Долтон заговорил «по-ямайски». Мягко так, примирительно. Я разобрал «брат», «жены» и «что ты сказал».

Его слова совершили чудо. Юнец почтительно отступил, и вот мы уже в машине и несемся прочь. Дебби опять за рулем. Я повернулся к Долтону и обалдело на него посмотрел. Тот ухмыльнулся.

– С меня хватит, – сказала Зоула.

Она была напряжена и сидела с плотно сжатыми губами. Я не знал, что она имела в виду – машину, город или весь остров.

– Они просто валяли дурака, – сказал Долтон.

Дебби тем временем вела машину вполне целенаправленно.

– Куда мы едем? – поинтересовался я.

– В Блу-Маунтинс. Я сняла для нас номер в тамошней гостинице, «Мунлайт-Шале». Тут есть такое место – называется «Край света». Эта гостиница как раз за ним.

– Почему именно туда?

– В журнале «Хеллоу» писали, что там прятался от публики Мик Джаггер.

– К такому совету стоит прислушаться?

– Найди «Край света» на карте, если сможешь, Гарри. Раз Мик Джаггер смог там спрятаться, то мы тем более. Это – нигде.

– Так вы родом с Ямайки, Долтон? – спросил я.

– Вообще-то я из Бирмингема.

Переход от городской суеты к горному одиночеству удивлял своей резкостью. Только что была шумная площадь, очереди на автобусной остановке, и вдруг – однополосная колдобистая дорога, круто берущая вверх, к Блу-Маунтинс. Не прошло и десяти минут, как мы оказались на территории бедноты. Казалось, что отсюда до любого места не меньше миллиона миль. Мимо тянулись лачуги. За нами угрюмо наблюдали потомки беглых рабов.

Подъем стал еще круче. Поначалу вдоль дороги тянулись парапеты, но и они сошли на нет. Дебби с ходу брала «тещины языки», перед которыми не было никаких указаний, что нас ждет по ту сторону. Тут и там были разбросаны валуны – результат проливных дождей и оползней. Я сидел спереди. Ладони у меня вспотели, а челюсти свело от напряжения. Она вела машину так, что до края тысячефутовой пропасти бывало не больше нескольких дюймов. Сзади стояла мертвая тишина. Уже почти на вершине мы въехали в облако, и Дебби включила фары. По крайней мере, теперь я ничего не видел за пределами дороги. Наконец из тумана, словно в фильме про Дракулу, выплыли ворота с надписью: «Мунлайт-Шале». Это место было столь же удаленным, сколь и безопасным – как любая другая точка этого острова.

– Откуда они узнали, что мы на Ямайке? – спросил я.

Мы сидели вокруг джакузи с бурлящей теплой водой. Вдоль края выстроились высокие стаканы с розовым пуншем. На такой высоте воздух был прохладным. Кингстон раскинулся собственной картой, миллионом мерцающих огней внизу. За ним темнело Карибское море. Сквозь облако пробивалась луна. Вокруг едва угадывались силуэты гор, а между ними вкрадчиво пробиралось своими пальцами облако. Джакузи была подсвечена. Такой опрокинутый свет придавал лицам загадочность, даже неестественность. В нескольких ярдах от нас резвилась в бассейне пожилая американская чета.

– Слежки за мной не было – если ты об этом.

Дебби из всех синих бикини выбрала самое крошечное.

– Пикарди-Хаус с дороги не видно, так что об отбытии и прибытии никому ничего неизвестно.

– У нас с Гарри то же самое, – ответила ей Зоула. – Мы приняли меры.

Я согласно кивнул.

– А о моем существовании они вообще не знают, – сказал Долтон. – Во всяком случае, я на это надеюсь.

– Ты кому-нибудь говорила, что собираешься на Ямайку, Дебби?

Она свирепо на меня посмотрела.

– Разумеется, нет! Что я, идиотка?

И добавила:

– Только дяде Роберту. Разругались мы вдрызг.

Он считает тебя мошенником, захотевшим получить мои денежки.

Вот оно что! Дядя Роберт…

Дебби охнула.

– Что ты можешь рассказать нам о своем дяде Роберте? – спросила ее Зоула.

Дебби махнула рукой:

– Я понимаю, к чему вы клоните, но все это глупости. С какой стати дядя Роберт стал бы трепаться? Откуда ему вообще знать этих людей?

– Все равно расскажи, – продолжала осторожно давить Зоула. – О своем дяде. Например, как у них складывались отношения с твоим отцом?

Дебби сделала несчастное лицо. Ее голос звучал теперь как-то подавленно.

– Каждый приезд дяди Роберта заканчивался ссорой. Я не должна была это слышать, но я слышала и знаю, о чем они ругались.

– Вам долить?

Из темноты возник служащий с чем-то вроде длинной рыболовной сети в руках. Мы отрицательно покачали головами, и он исчез в темноте, словно корабль ночью.

– Речь шла о деньгах, – продолжила Дебби. – Дядя Роберт держал лошадей. Он все время выставлял их на скачках, все время ставил на них деньги, все время проигрывал и все время попадал в переделки.

Я предполагаю, что папа то и дело выплачивал за него залог. Из моих денег. Или, – добавила она, – из денег, которые должны были стать моими.

– Значит, твой дядя – идиот. Вот и все, – сказала Зоула.

Я не знал, как перейти к следующему пункту. К вопросу о наследстве.

– Полагаю, Пикарди-Хаус завещан вам? – спокойно спросил Долтон.

– Скорее всего. А что?

Я почувствовал себя эдаким чурбаном.

– Дебби, а если ты попадешь под автобус, кому перейдет собственность?

– Какая чушь!

Я ждал. Наконец Дебби произнесла:

– Разумеется, дяде Роберту. У папы не было других братьев или сестер.

И она заплакала.

– Мы устали, у нас сбиты биоритмы и все такое, – сказал Долтон. – Я иду спать. А ты, Дебби?

Дебби, обливаясь слезами, кивнула. Когда они ушли, Зоула на меня накинулась:

– Ты что, не понимаешь? Дядя Роберт, возможно, ее единственная родня! А ты тут рассуждаешь о том, что он может захватить икону или вообще угробить собственную племянницу!

– Тогда почему он ведет себя так враждебно? Я что, единственный из присутствующих, кто не утратил чувства реальности?

– Чувство? Она – ребенок, оставшийся без отца! А ты, Гарри Блейк, самый бесчувственный идиот из всех встреченных мною идиотов!

ГЛАВА 24

«Георг Третий, милостью Божией Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии король и защитник веры.

Верным и любезным моему сердцу Патрику Смиту и Уильяму Фарреллу, эсквайрам, да будет известно, что мы учреждаем, одобряем и назначаем – и настоящим объявляется, что мы учреждаем, одобряем и назначаем, – каждого или любого из них исполнить обязательство, данное Томасу Хиггинсу и Уильяму Миддлтону, джентльменам, в том, что они, справедливо и не кривя сердцем, со всей рассудительностью и по совести, учтя и оценив все личное движимое имущество, права и кредиты Эдварда Сент-Клера, проживавшего в Трилони, землевладельца, врачевателя и хирурга, ныне усопшего…»

Следуют подписи, и потом:

«… от имени его светлости Уильяма, герцога Глостерского, главнокомандующего и правителя вышеупомянутого острова и главы Йаго-де-ла-Вега.

Писано в 1815 году anno Domini [15], ноября 11-го, на 56-й год нашего правления.

Джордж Клейтон, письмоводитель».


– Эй! – горячо зашептала Дебби мне в ухо. – Сент-Клер!

В помещении государственного архива работал кондиционер. Мы сидели за массивным круглым столом, сделанным из тикового дерева. Рядом стояла тележка с переплетенными томами, каждый дюйма три в толщину и восемнадцать в высоту. Раскрытые перед нами листы издавали отчетливый пряный запах. Они потемнели от времени, а чернила выцвели. Некоторые записи стали совсем нечитаемыми.

– Возможно, это совпадение, Дебби, – сказал я и сам себе не поверил. – Давай посмотрим опись.

И мы продолжили читать:

«ОПИСЬ И ОЦЕНКА на общую сумму 13 110 фунтов стерлингов


59 рабынь, в том числе:

Нэнси – 100 фунтов; Фиби – 150 фунтов;

Нефертити – 75 фунтов; Агнесса – 75 фунтов.


97 рабов, в том числе:

Том – 100 фунтов; Старый Гау – 30 фунтов;

Билли – 100 фунтов.

Общая стоимость рабынь и рабов 11 600 фунтов.


Один бык – 30 фунтов.

12 коров, по 15 фунтов каждая – 180 фунтов.

Пять телят и три телки по 5 фунтов каждая – 40 фунтов.


Общая стоимость скота – 250 фунтов.


44 бочки с сахаром, оправленные Уильямом Бейкером в Кингстон, Роберту Месседжу, продавшему их за 2303 фунта 11 шиллингов 2 пенни».

На нескольких страницах перечислялось «разное»:

Ром – 20 фунтов.

Медицинские принадлежности – 30 фунтов.

Золотые часы с золотой цепочкой – 10 фунтов.

Книги, по 10 фунтов каждая – 160 фунтов. Корабельный компас – 30 фунтов.

Навигационный прибор – 2 фунта.

Два дневника, по 1 фунту каждый – 2 фунта.

Два стола из красного дерева – 13 фунтов, 4 шиллинга.

24 стула, 4 зеркала, 4 платяных шкафа,

4 кровати, всякого рода постельные принадлежности и одежда, два портрета, три Библии, всякого рода кухонные принадлежности и кастрюли – 50 фунтов.

И так далее.

Почему-то среди «разного» числилось некоторое количество рабов и рабынь, но вовсе не они привлекли мое внимание.

– Ты видел? – спросила Зоула.

Глаза у нее лихорадочно блестели. Она показала на запись:

– Два дневника!

– И навигационный прибор, Зоула. Зачем терапевту и плантатору навигационный прибор?

Дебби пришла в неистовство. Ценой неимоверных усилий она продолжала говорить тихо.

– Это же мои предки! Мы напали на след, мы напали на след! Давайте попробуем копнуть поглубже!

Я пролистывал страницы назад.

– На изучение твоей родословной у нас просто нет времени, Дебби. Давай-ка не будем разбрасываться.

О чем нам нужно получше разузнать – так это о втором дневнике. Который и приведет нас к… – тут я понизил голос, – сама знаешь к чему.

– Я тебе плачу, ты не забыл?

– А нам сели на хвост очень нехорошие люди, ты не забыла? Мы не можем задерживаться дольше необходимого.

– Как они могут нас найти?

– А юрист?

– Откуда им знать про юриста?

– А твой дядя Роберт?

– Знаешь, Гарри… Я так тебя ненавижу…

– Знаю.

Зоула прервала напряженное молчание.

– Нужно искать уведомления о регистрации рабов.

– Синклеры не были рабами, – сказала Дебби. – Они были рабовладельцами.

– Но уведомления укажут нам, кем были их владельцы, – заметила ей на это Зоула. – Давайте спросим у хранительницы.

Той было лет тридцать. Круглое лицо, тяжелые очки, блестящие черные волосы и такая же кожа.

– Вы с теми людьми? – спросила она.

– Какими людьми? – У меня похолодело в животе.

– Которые были здесь вчера. Она задали тот же вопрос.

– Это другая исследовательская группа, наши соперники, – объяснил я. – Да, мы с ними соревнуемся.

Извините, если мы заставляем вас дважды выполнять одну и ту же работу.

– Ничего страшного, – ответила она. – Что мне для вас найти?

Благодаря нам следующий час хранительнице не пришлось сидеть без дела. Стол постепенно исчезал под уведомлениями о регистрации, бумагами избирательной комиссии, налоговыми документами, списками присяжных и описями имущества. Мы забыли о Долтоне, который торчал внизу – «поджидал» Кассандру с приятелями. Забыли о времени. И вот, когда уже наступал вечер, хранительница вежливо откашлялась и сказала:

– Мы работаем до половины пятого.

«Черт!»

В пятнадцать минут пятого мы сделали еще одно, не менее значимое открытие. Это была карта, указывающая границы плантаций. Чернила выцвели почти полностью, так что поняли мы немного. Но одна фамилия сразу бросилась нам в глаза.

«Карта плантаций. Масштаб 5 чейнов [16] на 1 дюйм.

Чарльз Аткинсон, эсквайр и К.

Мартин Теббит.

1250 акров, N 247, Сент-Аннс, Ямайка».

На карте был изображен неправильной формы участок, с юга ограниченный рекой, а с севера – побережьем. Просматривался компасный румб. Мы еле разглядели текст внизу:

«… как приказал мне достопочтенный Чарльз Томас Линч, проживающий в Кенте…

… вице-губернатор и главнокомандующий острова Ямайка…

… и отпущенный Мартину Теббиту старшему…

… гора и земля в указанных выше пределах, согласно порядку, предписанному советом и…

… место, как и было исполнено. Апреля 10 числа 1674 года…

… Джон Хорн…»

Теббит!

Хранительница снова откашлялась. Зоула склонилась к ней, обдав меня своими духами.

– Нам не хватает времени! – страстно прошептала она.

– Что же я могу поделать? Придется подождать до завтра.

– Гарри! – прошипела Зоула. – Ты что, забыл о наших плохих парнях? Они на целый день впереди нас!

Дебби отодвинула стул и прошла к хранительнице.

Они долго о чем-то вполголоса говорили и трясли головами. Чуть позже вошла пожилая женщина. Зоула и я, озадаченные, наблюдали. Хранительница вышла из комнаты, а седая женщина подняла телефонную трубку. Дебби весело мне подмигнула. Опять разговоры, но на этот раз все кивали. Потом Дебби куда-то звонила и что-то писала. Наконец она вернулась к нам.

– Пойдем перекусим, а в шесть вернемся. Они откроются специально для нас и будут работать до полуночи. Служба безопасности готова понапрягаться сверх положенного времени, а хранительница останется за нами присматривать.

Я так на нее и уставился. Она торжествующе улыбнулась:

– Я пожертвовала двенадцать тысяч долларов в специальный фонд, из которого финансируется реставрация документов и переплетное дело. Разумеется, из денег сэра Джозефа. Как насчет «Макдоналдса»?

Долтон ждал нас в машине, в переулке. Рядом стояла беседка из итальянского мрамора, выстроенная над памятником какому-то адмиралу. С боков ее охраняли две пушки. По лицу Долтона градом катился пот.

Мы оправились на юг города, мимо собора и зловещей, обнесенной стеной тюрьмы. Сквозь крупную решетку нам махали ее обитатели.

– Около пятнадцати здешних обитателей ждут исполнения смертного приговора, – сообщил вдруг Долтон, а я удивился: он-то откуда знает?

«Макдоналдс» мы нашли в шумном торговом центре. Долтон, извинившись, направился к туалетам. Выждав две минуты, я оставил очередь и пошел следом.

Когда я свернул за угол, до Долтона было ярдов три дцать. Он вел по мобильнику какой-то деловой разговор. Обернувшись и увидев меня, Долтон улыбнулся и одним движением убрал мобильник в задний карман.

Что-то тут было не так, но что именно – я не понимал.

Мы без промедления вернулись в архивы. На этот раз Долтон пошел с нами: рабочее время кончилось, так что Кассандра с приятелями не могли нас там искать. Теперь каждый час обходился нам в две тысячи долларов. По мере того как хранительница выкатывала одни тяжеленные тома и забирала другие, древо семьи Синклеров обрастало все новыми подробностями Огилви не было. Подсказок, как он попал на Ямайку, – тоже. Ничто не вело к Подлинному Кресту (если он вообще когда-либо существовал). Но сквозь все записи тянулись нитью два дневника, передаваемые от поколения к поколению.

– Я этот вопрос специально изучала, – сказала Дебби. – Именно британцы ввели здесь плантации, а остров они захватили только в тысяча шестьсот пятьдесят пятом году. До этого здесь ничего подобного не было.

– Не совсем так, мисс.

Хранительница держала в руках килограммов двадцать записей.

– Британцы действительно оккупировали остров в тысяча шестьсот пятьдесят пятом году и разрушили крепость Йаго-де-ла-Вега, которую теперь мы называем Спаниш-Таун. Но испанцы уходили без особой спешки и смогли забрать все ценности с собой, в том числе и множество записей. Они пять лет отсиживались на севере острова, в районе Очо-Риоса.

– Вы хотите сказать…

– Вполне вероятно, что часть документов уцелела и была вывезена на север Ямайки, а оттуда – на Кубу. Похоже, многие испанцы полагали, что Ямайка будет отвоевана и это лишь вопрос времени. Они закопали свои ценности и деньги. Поговаривают, что под нашими ногами прорыты целые туннели. Как бы там ни было, они составили официальный документ, в котором указали расположение тайников. Историк по имени Эдвард Лонг, живший в девятнадцатом столетии, ссылался на чьи-то слова, будто бы такой документ существует и находится где-то на Кубе. Где именно – никто не знает.

– Но испанцы так и не вернулись…

Хранительница улыбнулась:

– Да, и сокровища разбросаны по всей Ямайке.

– Ну и ну! – отозвалась Дебби.

– Вы, случаем, не клад ищете? – спросила она словно в шутку.

– Нет, что вы! – не моргнув глазом сказала Дебби. – Значит, у вас нет записей, относящихся ко времени до тысяча шестьсот пятьдесят пятого года?

– Именно это я и имею в виду. Но до сих пор вы смотрели только в государственных и церковных записях. Попробуйте поискать в частных. У нас есть письма и расчеты на испанском, португальском, голландском и даже на латыни. Кое-что мы недавно получили в дар от Кубы – из Сантьяго-де-Куба, как раз с того берега.


Мы наткнулись на него, когда до полуночи оставался час.

Пока Дебби и Долтон заходили все дальше в прошлое, мы с Зоулой отслеживали дневники. Они передавались из поколения в поколение. От обезвоженного воздуха и вековой пыли в горле у меня пересохло.

Дебби заполняла пробелы в своем семейном древе. Хранительница, у которой опухли глаза, выкатила лежащие в ящике из-под чая документы, дарованные элбриджской фабрикой по производству рома.

Ее выстроили на своей плантации Сент-Клеры. Уинстон Синклер, последний представитель ямайской линии семейства Дебби, прикончил остатки фабричной продукции, обанкротился и умер в нищете Тренч-Тауна. А новые хозяева передали все бумаги в государственный архив. Ниточка, ведущая к дневнику, на этом обрывалась, – если этот дневник вообще когда-либо существовал.

Я наклонился над чайным ящиком. Сам не знаю почему, но мне на глаза попалась пачка листов ин-кварто, перевязанных розовой ленточкой. Почерк показался знакомым. Я вытащил пачку и развязал ленту.

Руки у меня затряслись. Я пролистнул потемневшие, с выцветшими чернилами страницы. По телу будто пробежал электрический ток.

– Здорово, приятель, – тихонько сказал я.

Мой голос проник в каждый уголок здания.

Все вокруг окоченели. Чистейшее карибское золото. Второй дневник Огилви.

ГЛАВА 25

– Раньше полуночи нам не управиться.

– Я оставил в машине фотоаппарат, – сказал Долтон.

– Фотографировать не разрешается, – сказала хранительница. – У нас с этим строго.

Я осторожно пролистал ломкие страницы.

– Вчетвером мы справимся часа за четыре.

– Мы договаривались остаться до полуночи, сэр. Это через пятьдесят минут.

– Жаль, – откликнулась Дебби. – А то я хотела внести еще пару тысяч долларов на ремонт и переплетные услуги…

– Раз вы так ставите вопрос… Я переговорю с дежурной, – ответила хранительница.

– Я тоже с ней переговорю, – сказала Дебби. – Как ее зовут?

– Рут.

Я разделил кипу на четыре части. Долтон, Зоула и я начали переписывать так быстро, как только могли. Спустя минуту вернулась Дебби.

– Мама Рут сидит с ребенком. Она все равно собиралась остаться на ночь. Рут не имеет права принимать подарки, но двойная оплата ее вполне устраивает. А помощь бабушке никаким правилам не противоречит.

Около двух ночи мы поблагодарили изможденных служащих и выбрались наружу. На улице буйствовал ветер. За руль опять села Дебби. Кажется, ей нравилось водить. В столь поздний час машин в Кингстоне было немного, но на проезжей части все равно царила анархия. Дебби умело лавировала в этом потоке. Я потихоньку начал осваиваться и, сверяясь с картой, указывал дорогу. Сначала на Олд-Хоуп-роуд до Матильдас-Корнер, потом направо и по дороге, огибающий Вест-Индский университет. Мы въехали в горы. Ветер усилился. Я начал беспокоиться насчет падающих деревьев, не говоря уже о том, что нас могло сдуть с дороги в пропасть.

Мы благополучно добрались до своего «убежища». Было где-то три часа ночи. Приглушенные огни освещали круто вздымающуюся обсаженную кустами подъездную дорожку. Бассейн и джакузи по-прежнему были освещены. Насекомые больше не зудели. Им на смену пришли мощные порывы ветра и шум деревьев.

Наше «шале» – а на самом деле солидная вилла – было одним из полудюжины раскинувшихся на нескольких акрах, очищенных от тропического леса. Позади зияло ущелье, спереди светился бассейн. Дебби разложила свои записи на обеденном столе. Долтон отправился на кухню. Зоула вышла из спальни в тех же пижаме и халате, что я видел на ее квартире в Гринвиче.

Мы достигли той степени усталости, когда остановиться уже невозможно. Долтон, Зоула и я потягивали кофе, а Дебби с головой ушла в составление своего семейного древа. Тишину то и дело нарушали ее «Да!» и «Ух ты!». Так прошел час. Наконец она появилась в дверях и позвала:

– Идите, гляньте!

Мы наклонились над ее маленьким древом. Джеймс Огилви взял в жены Фиону Маккей; у них было трое детей, все девочки. Самая младшая, Агнес Огилви, родилась в 1630-м, на закате жизни Джеймса. Мармадьюк Сент-Клер взял в жены Инесу Териаку – судя по всему, местную испанку. Их ребенок, Эдуардо Сент-Клер, женился на Агнес Огилви. Они, надо думать, дружили семьями. У них родились Инеса Сент-Клер (1649) и Эдуардо Сент-Клер (1651). Инеса Сент-Клер вышла за муж за Роберта Теббита, и линию Теббитов продолжили Джеймс и Марта Теббиты, умершие на Ямайке. Линия Эдуардо Сент-Клера продолжалась до недавно почившего Уинстона Сент-Клера.

– Хорошо поработала, Дебби, – сказала Зоула. – Значит, семьи Огилви и Сент-Клер породнились через брак, затем один из их потомков вступил в брак с Теббитом, дав начало ямайской линии Теббитов, а другая шла прямиком до Уинстона Сент-Клера.

– Одной загадкой меньше, – сказал я. – Теббиты оказались ближайшими родственниками Уинстона.

Долтон склонился над работой Дебби, словно Роммель над картой:

– Значит, мы на верном пути. Молодец, девочка!

– Чудесно, – сказала Зоула. – Но как Джеймс Огилви и Мармадьюк Сент-Клер добрались до Ямайки?

– Вот именно! Как? – поддакнула Дебби. – И разве Ямайка не принадлежала тогда Испании? Почему им разрешили там поселиться? Почему испанцы не сожгли их на костре или не сделали еще что-нибудь не менее ужасное?

– Возможно, записки Огилви расскажут нам об этом.

Мне не терпелось до них добраться.

– Возможно, – откликнулась Зоула.

В ее голосе слышалось еще большее нетерпение.

– А Джеймс Огилви женился на Фионе, – заметил я.

– Его детская возлюбленная? – улыбнулась Дебби, очарованная романтичностью предположения.

– Наверняка!

Я пытался представить себе Джеймса, проделавшего весь этот путь до Туидсмьюра лишь затем, чтобы забрать свою невесту. Скорее уж он послал письмо, а уж тогда Фиона оставила дом, семью и сама пересекла океан.

– Для тогдашней молодой девушки путешествие то еще!

– А Мармадьюк женился на местной женщине. Они не могли не дружить семьями: ведь их отпрыски поженились.

– Интересно, почему они не вернулись в Англию? – пробормотала Дебби.

Я зевнул. Каждый мускул моего тела был изнурен.

– Я иссяк. Иду в постель – вместе с дневником Огилви.

– Можно я с тобой? – спросила Зоула, и мы все рассмеялись.

Легши в постель, я глянул на часы: четыре утра.

Я был чуть живой. Выключив свет, я закрыл глаза и стал слушать вой ветра в лесу, стоны и скрипы нашей виллы. А потом провалился в беспробудный сон.

Не знаю, что заставило меня проснуться всего час спустя. Я лежал в темноте, слушал ветер, который стал еще сильнее. Я заставил себя встать и доковылять до окна. Что я ожидал там увидеть? В нескольких ярдах, справа, на подъездной дорожке стояла машина.

Фары были выключены – силуэт автомобиля угадывался в приглушенном свете бассейна. Когда мои глаза привыкли к темноте, я разглядел внутри двух человек.

Кто-то с ними разговаривал, наклонившись со стороны водителя. Потом машина сдала задним ходом и исчезла внизу. На фоне огней Кингстона я увидел ее очертания.

А идущий по дорожке человек крепко прижимал к груди кипу бумаг. Это был Долтон.

ГЛАВА 26

«Все это время мне страшно хотелось хоть кому-то поведать свою историю. Я надеюсь, что однажды написанное мной прочтет кто-нибудь из моих соотечественников. Приключения, выпавшие на мою долю в обеих Америках, столь необыкновенны, что я сам едва себе верю. С вашего позволения я начну рассказ с опасений, которые по мере приближения к континенту брали надо мной все большую власть, потом как они сначала рассеялись, а после вернулись с удвоенной силой.

– Что такое „аутодафе“?

– Ради Бога! Шотландцы вообще хоть что-нибудь знают? – воскликнул Турок. – Так по-испански называется „испытание веры“, Джеймс.

– А почему все так этого боятся?

Потрескивали наполненные ветром паруса, море было спокойным. Гамак мягко покачивался. Люк наверху был открыт, но привычной прохлады мы не чувствовали – на нас оседала липкая духота. Сквозь продолговатую решетку я видел Северную Корону. Звезды переходили из одной клеточки в другую. Вокруг Короны я насчитал то ли пять, то ли шесть звезд поменьше.

– Ничего-то он не знает, – раздалось из угла. – Ничегошеньки!

После чего говорившего охватил сухой кашель.

– Ты слыхал об экспедиции Хокинса?

– Нет, – ответил я в темноту.

Кто-то рассмеялся. Другой добавил:

– Ха!

– То плавание закончилось настоящей бедой.

Я узнал голос Хога.

– В Мексике английских моряков схватили испанцы. Все матросы были лютеранами. Для начала их поселили в хлев и заставили есть из одного корыта со свиньями. В качестве питья им давали винный уксус. Потом их одели в желтые плащи, дали в руки зеленые свечи, накинули на каждую шею по веревке и отвели на рыночную площадь, где перед вопящей толпой был зачитан приговор. Одних тогда сожгли. Других секли час за часом, пока с их спин не сошло все мясо. Третьим переломали руки и ноги. Это и есть аутодафе, шотландец. Инквизиция и ее истинно христианское милосердие – вот чего ты должен ждать, если угодишь в плен к испанцам.

– Вот почему ты окружен здесь тюремным отребьем, шотландец, – добавил Турок. – Больше Рэли людей брать было неоткуда.

– Спасибо тебе, Турок, что пригласил меня в это плавание.

Он тихонько засмеялся.

Следующие несколько часов я наблюдал, как Корона вышла из видного мне участка неба и ее место занял могучий Геркулес. Было чему удивляться… Я думал о красоте небесного свода над моей головой, о невообразимых глубинах, о той бездне, на поверхности которой мы удерживались. Я размышлял о людской злобе и о том, сколь жестоким может быть человек с себе подобными – и все во имя Того, кто проповедовал любовь.

Я плавал в собственном поту, вдыхал запах гнилья и прислушивался к кашлю и храпу кабацкой сволочи вокруг. И в который раз мне пришло в голову: а не луч ше ли было провести свои дни в безвестности, приглядывая за овцами в прохладной, тихой долине Туидсмьюра.

К восемнадцатому дню после шторма жара стояла совсем уж несусветная. Мистер Хэрриот утверждал, что мы приближаемся к враждебным испанским землям. Впередсмотрящие были особенно бдительны, а сэр Ричард и Фернандес задерживались на палубе дольше обычного и без устали вглядывались в пустой горизонт.

Утром девятнадцатого дня сверху раздался радостный крик. Матрос указывал в небо: таких больших птиц я еще не видывал. Она приблизилась к кораблю и лениво покружилась над мачтами. Все радостно завопили. Вскоре на палубу вышли музыканты и несколько матросов пустились в пляс: они нелепо прыгали и скакали по палубе.

– Скоро землю увидим! – радостно ухмылялся мистер Боулер.

На мгновение я впал в грех и возгордился:

– Разумеется! Мы с мистером Хэрриотом так и предполагали – по звездам!

Тут я почувствовал, что собственная заносчивость заставила меня покраснеть, однако мистер Боулер лишь рассмеялся и хлопнул меня по спине.

Теперь к большой птице прибавилось еще несколько, а в волнах мы заметили полузатонувший древесный ствол. Корабль преобразился: живее управлялись с парусами, тщательней мыли палубу, веселей стали разговоры на камбузе… Казалось, даже мистер Солтер мог, чего доброго, улыбнуться.

На следующий день сэр Ричард направил корабль на северо-запад. Бирюзовая вода, грохот прибоя, белая пена, буйная растительность и длинная полоска песка… Мы бросили якорь. От предвкушения у меня мурашки по коже бежали, но, к моему разочарованию, мистер Солтер приказал мне остаться на борту. Пока отпущенные на берег матросы радовались твердой земле под ногами, я производил опись имевшегося на корабле продовольствия. Весь день я, потея, рылся в темном трюме, а вокруг с писком сновали крысы. Вонь стояла невыносимая. Сыр давным-давно протух, галеты покрылись толстым слоем меха. В бочках с водой плавали маленькие белые червяки, и – клянусь! – червяков там было больше, чем воды. Крысы прогрызли в мешках дырки, обжирались семенами и плодились с неимоверной скоростью. Я пересчитывал бочки и мешки и боролся со рвотой. Той ночью я спал на палубе. До меня доносились запах дыма от праздничных костров и игра музыкантов.

На следующий день мы подплыли к бухте, в которой, по расчетам сэра Ричарда, должны были встать на якорь остальные корабли. Но там никого не оказалось. Мы вновь бросили якорь. Следующую неделю Ральф Лейн возводил крепость – на случай появления испанцев. За это время я ни разу не покинул корабль: мне находилось то одно, то другое дело. Я не сомневался, что мистер Солтер имел на меня зуб. Но ведь та история с морской болезнью случилась так давно…

Неужели мистер Боулер оказался прав? Неужели этому человеку не давали покоя мои скромные познания – умение читать и писать?

Вскоре после постройки крепости впередсмотрящие заметили на горизонте мачту. Солдаты поспешно вернулись на корабль, мы подняли якорь и бросились в погоню. То оказалась „Элизабет“. В честь такого праздника мы выстрелили из пушки и разрядили наши мушкеты.

Чуть позже мы повстречали-таки испанский корабль, чей капитан при виде нас пришел в такой ужас, что его команда немедленно села в шлюпки и покинула судно. На корабле не оказалось ни продовольствия, ни воды – лишь всякие ткани. Наше положение становилось все более отчаянным. Без свежих фруктов и домашней скотины мы вряд ли смогли бы довести свое дело до конца.

Первого июня мы подошли к острову, известному морякам как Испаньола. Мне сказали, что остров охраняется многочисленным гарнизоном испанских солдат и что только крайняя нужда заставила сэра Ричарда приблизиться к этому месту.

Мы бросили один из двух якорей в полумиле от берега. Всех охватило нетерпение. Мы чуяли сушу. Моряки постарше бормотали о какой-то лихорадке, приносимой ветром, а мистер Боулер пугал меня рассказами о нарывах, желтухе и смертельной заразе, летящей к нам с берега, но я был слишком возбужден, чтобы прислушаться. Мое обоняние терзало густое зловоние тропиков. Вдоль берега выстроились толпы людей. Некоторые нам махали. Наш вид не мог не напугать испанцев: десять пушек, переливающиеся на солнце доспехи солдат…

Через некоторое время появилась лодка с десятью гребцами. Когда она приблизилась, я разглядел стоящего на корме человека: у него была темная дубленая кожа (повлияли одновременно природная смуглость и жаркое солнце) и черная, начинающая седеть борода.

Как бы ни раскачивало лодку, мужчина держался совершенно прямо. Его гордость и высокомерие указывали на правдивость моряков, рассказывавших мне об испанцах.

К борту корабля вышли Фернандес и Гренвилл. Последовали громкие переговоры по-испански. С борта „Тигра“ с большим трудом спустили собственную лодку. В нее село несколько офицеров, и тут, к моему удивлению, Гренвилл щелчком пальцев приказал мне отправляться вместе с ними. Я спустился по веревочной лестнице в раскачивающуюся на волнах скорлупку. Наверное, им понадобилось мое умение обращаться с домашней скотиной.

Ощущения от твердой почвы под ногами были самые странные. А лица встречавших нас людей – и того страннее. Попадалось много черных. А некоторые, как мне показалось, принадлежали китайцам.

– О чем задумался, парень? – спросил меня, широко улыбаясь, Мармадьюк, пока мы шли вдоль берега бухты.

– Я думаю, сэр, о земле под ногами, о кочанной и цветной капусте, о дынях и апельсинах, о чистой свежей воде, в которой нет червей… Еще я думаю о милосердии этих людей, потому что об испанцах мне рассказывали, что они…

– Мы подняли флаг перемирия, паренек, – перебил меня мистер Уайт.

– Так точно, – отозвался сэр Ричард. – А в качестве подкрепления у меня есть несколько пушек.

Если испанцы вздумают сжечь парочку еретиков, пушки нас не спасут – в этом я не сомневался ни секунды. Но счел разумным промолчать.

Нас сопровождал конвой – по-другому и не скажешь – из доброй дюжины вооруженных до зубов испанских солдат. Прямо по запруженным народом улицам бегали козы. Какой-то священник осенил нас крестным знамением. Уютней мне от этого не стало. Многие зеваки были одеты самым удивительным образом: яркие красно-желтые куртки, красочные платки, у одних повязанные вокруг шеи, у других – вокруг головы.

Мы пришли к церкви. Над ступенями был сделан навес. Там нас ждал дородный властный испанец. Вокруг него толпились военные и чиновники. Обмен любезностями перешел в долгий разговор на испанском, в ходе которого Фернандес переводил для сэра Ричарда. Меня в тень навеса не пригласили, так что я мучался от жажды и обливался потом в стороне. В дополнение к жарящему солнцу, меня донимали две молодые девушки: они улыбались, хихикали, а мои штаны и куртка привели их, насколько я мог судить, в полный восторг.

Наконец мистер Уайт знаком велел мне подойти.

– Иди за этим мальчиком, – сказал он. – Отбери двух быков, десять самых лучших коров и пригони их на пристань.

Маленький мальчик вел меня по пыльным улицам мимо выкрашенных яркой краской деревянных домов. Среди них попадались поистине величественные строения. На балконах стояли мужчины и женщины и что-то кричали. Я не понимал ни слова, однако не сомневался, что в их криках не было ничего для меня лестного.

На окраине города был устроен загон для сотни голов скота. С такой породой я до сих пор не сталкивался. Если честно, я не мог сказать, какие из них лучше, а какие хуже, и выбрал самых крупных (из тех соображений, что в них больше мяса). Мой спутник и я, орудуя палками и увертываясь от острых рогов, пробивали себе путь сквозь стадо. Потом я выбрал еще с десяток коров, и мы погнали их вдоль улиц обратно к пристани. Задача была не из простых, потому что здешние коровы не менее тупы, чем их сородичи на моей родине, но куда более воинственны. Испанское судно уже ждало у берега, и мы по широким сходням загнали животных на палубу. Потом мы отправились в другой загон, за быками, с которыми я натерпелся еще больше, чем с коровами.

День выдался долгий, тяжелый, но к его концу у меня был повод почувствовать удовлетворение. На борт „Тигра“ было погружено десять коров, два быка, двенадцать свиней, столько же овец, около сотни кур, а также корм для них всех, которого должно было хватить на месяц. Ночь напролет, при свете фонарей, я возился с хомутами и устраивал скотину, а с берега тем временем доносились смех и музыка. На берегу установили столы, и джентльменам был оказан радушный прием. Остальные моряки таскали на корабль свежую воду, пиво, чудесные зеленые овощи и прекрасные свежие фрукты. Всем грозило наказание за самовольные пробы. Я сам не удержался от греха, принявшего форму дыни – столь прекрасной, что она казалась даром Всевышнего. К рассвету я справился со своим заданием и поспешил к гамаку. Я был совершенно обессилен, но доволен.

Мы провели на Испаньоле три дня. Страшные рассказы моряков об аутодафе никак не вязались с гостеприимностью, ждавшей меня при сходах на берег. Двух девушек, смеявшихся тогда над моей одеждой, звали Изабелла и Регина де Ангуло. Они были дочерьми местного военачальника. По-английски ни одна из них не говорила, тем не менее, когда я приходил в великолепный дом их отца, полный изящной мебели и картин столь прекрасных, что описать их я не в силах, они научили меня играть в раскрашенные куски плотной бумаги, а еще – в странную игру, в которой мяч отбивался чем-то вроде лопатки и перекидывался через натянутую сетку. Жара стояла изнуряющая, но я был счастлив. Признаюсь, я покидал Испаньолу с сожалением. А еще я подумал, что всю жизнь приглядывать за овцами в Туидсмьюре было бы… пресновато как-то.


Седьмого июня „Тигр“ и „Элизабет“ вышли в море. Через две недели мы со всей осторожностью приблизились к огромному континенту и стали продвигаться к северу. Амадас и Барлоу оказались здесь не впервые, так что береговая линия была нам знакома. Здешние воды таили в себе неисчислимые опасности: вдоль берега баррикадами выстроились песчаные отмели. А еще эта часть Атлантики славилась неожиданными бурями. Теперь обязанности штурмана принял на себя капитан Фернандес. Он должен был провести корабль между отмелями, в воды, ими же и защищенные.

К несчастью, он допустил роковую ошибку, неправильно оценив глубину. „Тигр“ сел на мель, сдвинуть его никак не удавалось. „Элизабет“ и два других не менее замечательных корабля вскоре разделили нашу судьбу. Тут и буря подоспела. „Тигр“ стоял к огромным волнам бортом, и два часа кряду они нещадно его трепали. Казалось, огромный корабль сейчас распадется на куски. Когда начался прилив и громадная волна сняла нас с мели, все вознесли хвалу Господу.

Жестокая буря наконец улеглась, и урон стал виден невооруженным глазом. Домашний скот бросился в воду и уплыл на берег, а повреждения киля были столь велики, что в трюм хлынула морская вода. Галеты, рис, зерно, семена для посадок – не уцелело ничего.

Теперь о том, чтобы выращивать урожаи и самим себя прокормить, не шло и речи. Колония с населением более сотни душ попала в полную зависимость от милосердия туземцев.

Невероятными усилиями „Тигр“ и остальные корабли были восстановлены. Мы вновь загрузили их и прошли еще десять лиг к северу, до большого промежутка между отмелями. На этот раз корабли оставили на безопасном расстоянии от берега, после чего на шлюпках перевезли грузы в хранилище на Дальних отмелях, с тем чтобы позже переместить их на остров Роанок, где мы и собирались основать колонию.

Остров отличался плодородием. От любопытных испанских глаз его отделяли Дальние отмели, а от континента – полоска воды шириной около лиги. Последнее препятствие защищало нас от туземцев. Мы стояли на виду у их деревень.

С этого момента власть перешла к Ральфу Лейну.

Он построил на Дальних отмелях дом и наблюдал за продолжавшимся перевозом грузов с кораблей на Роанок. На севере острова была возведена крепость – около двух лиг в длину и пол-лиги в ширину. Точнее, не крепость, а некое сооружение из песка и бревен, которое не шло ни в какое сравнение с замками, знакомыми мне по моей Шотландии. Только после этого мы занялись устройством собственного жилья. Для джентльменов выстроили изящные дома, зато жилье, доставшееся матросам, солдатам и простым поселенцам, было еще более убогим, чем туидсмьюрские лачуги.

Я не стану описывать все наши беды. Джентльмены не работали, будучи заняты исследованиями, набросками и измерениями. А остальные колонисты отказались на них трудиться. Солдаты вели себя словно дикие звери. Впрочем, Ральф Лейн вскоре установил жесткий порядок. Не один солдат был повешен и остался гнить на дереве. Главными же нашими опасностями были голод, тающие запасы еды и отношения с туземцами, начавшиеся хорошо, но затем испортившиеся.

Все это время я был предельно внимателен: вдруг мне откроется истинная цель экспедиции? В том, что это как-то связано с присутствующими в ней джентльменами, я не сомневался.

Людей, менее приспособленных для выращивания урожая, рытья канав и строительства, нельзя было и представить. В безоблачные ночи мистер Хэрриот наблюдал за звездами. В одну из таких ночей меня и посетила эта мысль. Мы вышли к океану: я – с грифельной доской и фонарем, мистер Хэрриот – с градштоком и компасом. Он определял положение одной восходящей звезды из созвездия Тельца, которая называется Альдебаран.

– Сэр, – обратился я к нему. – Вы говорили, что для определения долготы вам нужны часы, которые показывали бы время в Англии, а его вы бы сравнивали с местным временем.

– Именно так, Огилви. – Мой наставник прищурился, определяя положение стрелки компаса. – А еще я сказал, что человека, построившего такие часы, ждут слава и богатство.

– Их не нужно строить! – радостно ответил я ему. – Они уже существуют!

Мистер Хэрриот оторвался от компаса. В тусклом свете фонаря я видел любопытство в его изучающем взгляде.

– Вон там, в небесах! – показал я на ущербную луну. – Разве не видите, сэр? В качестве часов можно воспользоваться луной! Ее движение по звездному небу подобно движению стрелок по циферблату. Если луна проходит какую-нибудь звезду в полночь для наблюдателя в Англии, а здесь это происходит в шесть часов вечера, тогда вот она, долгота! Четверть суток или девяносто градусов.

От радости я чуть не запрыгал. Мистер Хэрриот рассмеялся:

– Поостынь, Огилви. Зачем, по-твоему, нам с Кендаллом все эти наблюдения? Боюсь, твоя придумка не сработает. Мы не в состоянии с достаточной точностью предсказать движение луны относительно звезд. У нас даже нет достаточно точных карт звездного неба…

Разочарованный, я съежился. Но поражение лишь наполнило меня решимостью. Однажды я решу эту грандиозную задачу!

Я так и не смог понять, в чем заключалась тайная цель, и решил, что все прояснится, когда колония будет достроена. Еще я подозревал, что заговорщики решили разрушить ее изнутри: убийства продолжались, в наше сообщество проник страх. Разрастаться ему не давала только растущая враждебность со стороны индейцев.

Облегчение, даже радость охватила всех нас, когда убийца наконец был найден и задержан. Ни одно приключение из выпавших на мою долю в Америке не взволновало меня до такой степени, не отпечаталось в памяти так, как суд над нашим аптекарем, Абрахамом Роузеном».

ГЛАВА 27

«Черные облака громоздились одно на другое, вот-вот должен был ударить гром… И точно, когда я выходил от мистера Барлоу, неся в руке пачку его записок, далеко в океане ослепительно блеснула двузубая молния – от высоких облаков до самой воды. Океан бурлил, и темно-зеленые, увенчанные белой пеной волны ритмично били в песчаные отмели. Я мог разглядеть раскачивавшиеся мачты „Тигра“ и „Роубака“.

По утрам я, как правило, перерисовывал сделанные джентльменами наброски и расшифровывал черновые записи Хэрриота и Барлоу, но на этот раз мои занятия прервал Энтони Рауз. Он нес под мышкой какую-то толстую книгу. На его лице застыло решительное выражение.

– Оставь это, юноша. Тебя ждут другие обязанности. Сейчас же бери письменные принадлежности и отправляйся в часовню. Захвати побольше.

Член парламента исчез. Я едва успел собрать бумагу, перья и чернила.

В часовне, на возвышении, стоял грубо сколоченный длинный стол, развернутый лицом к пастве. В воздухе пахло свежей стружкой. На передних скамейках сидела дюжина джентльменов. Пространство за их спиной занимали чернорабочие, матросы, купцы, военные – в общем, яблоку негде было упасть. Судя по давке позади, двери едва открывались.

Ральф Лейн, правитель колонии, занял место в центре стола. Слева от него сел мистер Кендалл, справа – мистер Рауз. Я подумал о Святой Троице с Лейном в роли Господа, но быстро отогнал богохульную мысль. Я тоже сел к столу, с краю, по левую сторону от мистера Лейна. Теперь я понял, о каких обязанностях говорил Энтони Рауз. Я освоил скоропись, и теперь мне предстояло вести протокол суда. Что до самого процесса, то эта загадка должна была вскоре разрешиться.

Передо мной лежали бумага, перья и чернила. Как и было велено, я захватил побольше. Стол был пуст, если не считать книги, которую нес тогда мистер Рауз. Она лежала перед Ральфом Лейном. Я с трепетом узнал „Malleus maleficorum“ – „Молот ведьм“.

Мой наставник, Томас Хэрриот, сидел спереди, между Амадасом и сэром Эдвардом Коулом, законником. Правитель Лейн щелкнул пальцами одному из военных, Джону Вону, стоявшему позади. Капитан Вон исчез за дверью, оставив всех в напряженном ожидании.

Нас разбирало любопытство.

Минуту спустя раздался шум голосов, и все лица обернулись к дверям. Двое солдат локтями и плечами расталкивали толпу. Они тащили Абрахама Роузена, аптекаря. Его руки и ступни были закованы в кандалы. Один из солдат держал веревку, накинутую на шею пленника, – его вели на поводке, словно собаку. Аптекарь хромал, его тело покрывали кровоподтеки, ему было больно. Прошлой ночью я слышал крики. Теперь понятно: военные делали свое дело. Роузен был напуган. Пока его тащили к возвышению, аптекарь дико водил глазами из стороны в сторону, будто хотел сбежать.

Ральф посмотрел влево, потом вправо и наконец остановил холодный взгляд на аптекаре.

– Вам ясно, в чем вас обвиняют? – спросил он.

– Да. И я невиновен.

Голос аптекаря был тих и испуган, но в нем все равно слышалась решимость.

– Зачитай обвинения.

И Ральф Лейн протянул мне лист. Кажется, голос у меня немного дрожал.

– Во-первых, вас обвиняют в принадлежности к Ордену ведьм и колдунов. Во-вторых, с помощью магии и ядов вы уничтожили тело Саймона Холби, родившегося в Йорке. В-третьих, используя магию, вы убили Джона Барнеса, плотника. В-четвертых, вы отравили Саймона Фладда, родившегося в Эксетере. В-пятых, вы отравили Дэвида Фолкнера. В-шестых, будучи евреем, вы вступили в связь с иезуитами, были подкуплены ими и подговорены испанскими властями разрушить нашу экспедицию изнутри, так что вы виновны еще и в государственной измене.

Со всех сторон зашептали.

– Тишина! – прорычал Лейн.

Он кивнул сэру Эдварду Коулу, высокому человеку, одетому в черный атлас и белый круглый воротник. Сэр Эдвард носил бороду, короткую и седую, волос у него почти не осталось, а левая рука усохла. Коул встал перед Лейном, но так, чтобы говорить и ему, и пастве, поворачиваясь то в одну, то в другую сторону.

– Перед судом стоит вопрос, чудовищный по своей сути. Любое убийство отвратительно. Однако совершить его при помощи тайного знания и магии – это сговор с самим Сатаной, и по сути это деяние направлено против Всевышнего! Этот человек попытался помешать нашему делу, одобренному ее величеством, действуя по указке врагов ее величества, а именно Филиппа Испанского.

Здесь сэр Эдвард остановил взгляд на Лейне, чья ненависть к испанцам стала притчей во языцех. Затем он указал своей здоровой рукой на аптекаря:

– Негодяй должен понести наказание, предусмотренное для всех изменников. Его следует повесить, перерубить веревку, пока он дышит, отрезать ему срамные части, сжечь их у него на глазах и вырезать ему, еще живому, внутренности. Тело сжечь дотла, как всегда делают с колдунами.

Руки и ноги аптекаря задрожали, раздался звон цепей. В голосе сэра Эдварда не было жалости.

– Он сине религионе, сине седе, сине фиде, сине ре эт сине спе – у него нет веры, нет дома, к нему нет доверия, у него нет средств, и ему не на что надеяться. Он был подкуплен иезуитами. Мне ни разу не приходилось слышать хоть об одной измене без стоящего за ней католика.

Сэр Эдвард развернулся к Ральфу Лейну.

– Вы видите перед собой „Malleus maleficorum“. Мнение об Ордене ведьм и колдунов, изложенное в этой книге, признано всеми. „Malleus maleficorum“, или „Молот ведьм“, признан и католическими, и протестантскими законниками, а также величайшими умами по всей Европе. Это книга скрывает в себе большую ученость и глубокую мудрость.

– О каких величайших европейских умах идет речь? – спросил Рауз.

– Например, я могу отослать вас к Жану Бодену, члену французского парламента и одному из выдающихся философов наших дней. Вот что он написал.

И тут сэр Эдвард начал читать по бумаге, что показалось мне странным. То ли он предвидел вопрос, то ли между законником и одним из судей имел место сговор.

– „Существует великий, скрытый от глаз орден – Орден ведьм и колдунов. Богатства его неисчислимы. Во главе его стоят искусные и лукавые правители, в каждом городе и в каждой деревне Орден держит своих людей. Повсюду снуют его соглядатаи. У него куча осведомителей – от высокопоставленных придворных до простых работников. Они беспощадно ведут тайную войну против устоявшегося порядка, против религии и власти. Он владеют древним тайным знанием, куда входит и знание о ядах, берущее начало от египтян или даже в более ранних временах“.

Законник поднял взгляд от листа.

– Томас Хэрриот скажет вам, что не верит в ведьм. Впрочем, найдутся и такие, кто самого Томаса Хэрриота, интересующегося черной магией и состоящего в „Школе Ночи“, сочтет частью этого тайного ордена.

В часовне заахали. Помрачневший мистер Хэрриот собрался было встать, но законник жестом его остановил:

– Это не я говорю. Возможно, вся разница между нами кроется лишь в словах. Я считаю, что ведьмы используют сверхъестественные силы, а мистер Хэрриот, возможно, думает иначе. Возможно, Томас согласится признать существование ведьм в качестве вполне земного, но от этого не менее зловещего ордена.

Я чувствовал, что слова сэра Эдварда таят в себе угрозу, однако он облек ее в такую изощренную форму… Он словно говорил мистеру Хэрриоту: „Согласись хотя бы, что ведьмы существуют, иначе тебя самого будут считать колдуном“. Времени обдумать это у меня не было, так как сэр Эдвард заговорил вновь, и я со всей своей скорописью еле за ним поспевал.

– Не будем же забывать, что лучшие умы – я говорю о целой Европе – не сомневаются в существовании Ордена ведьм и колдунов. Только глупец может не обратить внимания на столь прочное единодушие, которое имеет место не первый год. Книга появилась в тысяча четыреста восемьдесят шестом году и с тех пор постоянно переиздается. Даже римские папы признали существование ведьм, особенно усердно действующих на севере Германии.

Я удивился, с чего это сэр Эдвард упомянул Северную Германию, но мое любопытство вскоре было удовлетворено.

Лейн поднял ладонь, останавливая обильную речь законника.

– Томас, ты хочешь что-то сказать?

Сидящий на передней скамейке мистер Хэрриот тряхнул головой:

– Всего несколько слов. Многие уважаемые люди действительно верят в существование ведьм. Я могу сказать лишь одно: в моей картине мира для них места нет, и все больше людей науки считают так же.

– Люди науки… – повторил сэр Эдвард. – Люди, погрязшие в магических штудиях? Люди, которые верят в существование атомов – вечных, неделимых, из которых и состоит все сущее в этом мире? Все то, что, по мнению людей веры, принадлежит лишь Богу?

Опять неуловимая, скрытая угроза, которую я никак не мог понять до конца.

– Сейчас мы не обсуждаем взгляды Томаса Хэрриота, Эдвард.

Законник резко кивнул:

– Я прошу суд разрешить мне задать несколько вопросов лекарю.

– Приступайте.

Сэр Эдвард показал пальцем в глубину помещения.

Там зашевелились, и несколько моряков, проталкиваясь сквозь толпу, вывели мистера Оксендейла. На нем была тесная бархатная шапочка пурпурного цвета, закрывающая уши, и длинная пурпурная же мантия.

Я услышал, как Энтони Рауз прошептал Ральфу Лейну: „Зачем этот дурень оделся судьей?“ Лекарь сел на краешек стула так, чтобы видеть и суд, и сэра Эдварда. Он волновался, и я едва понимал его говор. Кажется, он был родом то ли из Девона, то ли из Уэльса. Все же я постарался записать его слова как можно полнее, хоть мне и приходилось угадывать некоторые из них.

Законник стал рядом, возвышаясь над лекарем.

– Ваше имя?

– Питер Оксендейл.

– Ваше занятие?

– Я лекарь, как вам уже известно.

– Чем вы можете это подтвердить?

– Я принадлежу к гильдии брадобреев-врачевателей или содружеству врачевателей – так мы назывались до того, как объединились с брадобреями. Нам дарована королевская грамота.

– Этого подтверждения вполне достаточно, мистер Оксендейл. А теперь опишите, если вас не затруднит, события, предшествовавшие смерти Дэвида Фалконера.

– Мистер Фалконер пришел ко мне в четверг, после обеда, за пять дней до нашего прибытия в Пуэрто-Рико. Он пожаловался на беспокойство и затрудненное дыхание. У него было сильное сердцебиение. Сперва я решил, что тому виной дурное питание.

– В дальнейшем вы изменили свое мнение?

– Да. Его черты исказились. Он словно ухмылялся. Я уложил его на койку, но тут его тело начало скручиваться так и эдак. Потом наступило некоторое затишье, во время которого он лежал, обессиленный и напуганный, затем его опять начало крутить. Он испытывал страшные мучения. Спина у него выгнулась так, что, казалось, она сейчас переломится, а челюсть застыла в открытом положении. Такого сердцебиения я не наблюдал ни у одного больного. Мистер Фалконер умер во время очередного припадка. Полагаю, он просто задохнулся.

– Вы изучали его тело после смерти?

– Изучал, сэр.

– И что же вы обнаружили?

– Его конечности стали серого цвета, кровь потемнела и загустела, в желудке находился какой-то красный сгусток, а под кожей имели место кровоизлияния.

Печень, кишки и сердце издавали запах миндаля.

– Это указывает на присутствие яда?

Мистер Оксендейл искоса взглянул на аптекаря.

– Мне известна ягода, сок которой способен оказать такое воздействие, причем количество требуется самое ничтожное. Он бесцветен и столь могуч, что достаточно булавочной головки, чтобы отравить человека насмерть. Мне рассказывали, что иногда смерть наступает через двадцать минут.

– А сколько времени умирал мистер Фалконер?

– Три часа. Большую часть этого времени он пребывал в сознании, но говорить не мог, так как его челюсть не могла двигаться.

Сэр Эдвард отступил назад, показывая, что закончил. Ральф Лейн глянул прямо на Томаса Хэрриота.

– Есть ли у тебя вопросы к лекарю?

Мистер Хэрриот молча покачал головой.

– В таком случае я задам несколько вопросов обвиняемому, – сказал сэр Эдвард.

Мистер Роузен водил глазами из стороны в сторону, будто у него жар. Его лоб блестел от пота.

– Ваше имя? – высокомерно, как мне показалось, спросил сэр Эдвард.

– Абрахам Роузен.

– Значит, вы еврей?

– Да, сэр.

– Как еврей оказался на корабле ее величества?

– Сэр, два года назад я был принудительно взят на службу Фробишером. Полагаю, что служил я хорошо. Кроме того, я многое узнал о хворях, которые поджидают моряков на тропических широтах, а также научился залечивать разнообразные ранения. О моих умениях было известно, ко мне послали человека, и я согласился служить вновь.

– И где вы занимаетесь своим ремеслом?

– Я держу аптеку в Лондоне.

– К северу или к югу от моста?

– К югу.

– В Саутворке?!

Сэр Эдвард возвысил голос, словно был страшно удивлен, хотя я ни минуты не сомневался, что он знал ответ заранее.

– Среди ворья и шлюх?!

– Моему ремеслу находится там применение – как и в любом другом месте. Кроме того, в богатых кварталах еврея не всегда встречают дружелюбно.

– Раз вы аптекарь, то вы, надо думать, разбираетесь в травах?

– Разбираюсь. А также в бальзамах и лечебных повязках.

– Вы являетесь последователем Клавдия Галена[17]или относите себя к преобразователям?

– По правде говоря, не знаю. До сих пор ни одна трава не позволила вылечить сифилис или чуму, и я уверен, что преобразователям не следует мешать в их поисках. Я применяю любые лекарства, лишь бы они помогли вылечить болезнь, пусть это будут травы последователей Галена или химические вещества приверженцев Парацельса. [18]

– Значит, вы разбираетесь в травах?

– Конечно.

– Считаете ли вы, что вам эти вопросы знакомы лучше, чем мистеру Оксендейлу?

– По правде говоря… – Аптекарь пугливо оглянулся на Ральфа. – По правде говоря… Думаю, мистер Оксендейл плохо в них разбирается.

Я чувствовал ловушку и был удивлен, что аптекарь ее не замечал. Наверное, его ум помутился от страха.

Не без гордости он добавил:

– Я учился у самих Питера Северинуса и Томаса Эрастуса.

– Человек, так глубоко изучивший травы, знает, наверное, и яды? – захлопнул ловушку сэр Эдвард.

– Яды? – переспросил дрожащим голосом аптекарь.

– Яды.

– Так, знаю кое-что…

– Понятно. О травах он знает много, а о ядах – почти ничего.

Сэр Эдвард кивнул какому-то морщинистому человеку в черной кожаной куртке, который сидел за спиной джентльменов. Тот суетливо подбежал к законнику, протянул ему маленькую черную коробку и вернулся на свое место.

– Узнаете эту коробку? – спросил сэр Эдвард.

В его голосе слышалось торжество. Как ни трудно было в это поверить, но на лице аптекаря, и так донельзя огорченном, выразилась совсем уж небывалая скорбь.

– Это часть моих медицинских запасов.

– Именно! – произнес сэр Эдвард с насмешкой. – Это было найдено вчера в вашем жилище.

Он положил коробочку на стол перед Ральфом Лейном. Тот открыл ее и заглянул внутрь.

Я чуть не задохнулся. Я уже видел эти листья – в секретной нише над койкой Мармадьюка! Мне тут же стало ясно, что мистер Роузен невиновен, а убийства совершали Мармадьюк, Рауз и Кендалл, двое из которых были судьями! Да, я знал это, и мистер Роузен будет спасен, если я все расскажу, но меня в таком случае ждет виселица. Я исподтишка оглянулся. Никто не заметил моей тревоги: все взгляды были устремлены на склянку. Что же делать?

От ужасной дилеммы меня отвлек отрывистый голос Лейна:

– Что это?

– Это листья аконита, – ответил готовый упасть в обморок аптекарь.

Казалось, цепи своим весом сейчас оторвут ему руки. Законник предвосхитил следующий вопрос Лейна:

– Расскажите нам об аконите.

– Это лекарственное растение.

– А если мы предложим вас проглотить один лист?

– В чрезмерных количествах это veneficia.

– Veneficia? А если без латыни?

– Яд.

– Громче!

– Яд, – повторил аптекарь и сокрушенно кивнул.

Яд. Казалось, часовня набита мертвецами. Сэр Эдвард некоторое время хранил молчание. На его лице было написано презрение. Слово „яд“ миазмами повисло в воздухе. Наконец сэр Эдвард спросил:

– А это растение – оно тоже ядовитое?

– Да, но только в чрезмерных количествах.

– Какое же количество является „чрезмерным“? Если мы захотим положить сколько-нибудь на ваш язык?

Аптекарь оказался в западне. Он прошептал:

– Нужна самая малость…

– Еще раз! Громче! – скомандовал Лейн.

– Крошечная доля?

– Да.

– Неужели! Выходит, говоря „чрезмерное количество“, вы имеете в виду „самую малость“?

Несчастный аптекарь кивнул.

– Опишите приметы, указывающие на отравление аконитом.

– Смерть.

Легкая волна смеха ослабила всеобщее напряжение. Взгляд Лейна опять установил тишину.

– А перед смертью? Не возникает ли онемение и покалывание во рту?

– Да, такие ощущения появляются через несколько минут после принятия яда.

– Просто покалывание во рту? Значит, смерть легкая? Или покалывание распространяется дальше?

– Оно охватывает всю глотку, а затем и все тело. Жертва теряет зрение и слух, оставаясь при этом в сознании.

– Человек слеп, глух, обездвижен, однако продолжает осознавать, что с ним происходит?

Аптекарь кивнул:

– У него расширяются зрачки. В конце концов он умирает от удушья.

– В конце концов? И сколько времени это длится?

– От нескольких минут до нескольких часов, в зависимости от дозы.

Законник кивнул. Ральф Лейн разглядывал содержимое коробки. На лице его был написан чуть ли не ужас. Он взял следующую склянку. Там лежали ярко-зеленые высушенные жучки. Их я тоже видел в тайнике Мармадьюка.

Лоб мистера Роузена блестел от пота.

– Шпанская мушка.

– Шпанская мушка? Снова яд? – нахмурился Лейн.

– Да, сэр, но…

– А это?

– Это растение завезено из Южной Америки. Я собрал его во время путешествия с капитаном Фробишером.

– Разумеется, тоже яд?

Взгляд Лейна исключал всякие сомнения в вине аптекаря.

– Да, сэр.

Аптекарь отвечал еле слышно, и я с трудом разбирал его слова.

– Это?

– Ягоды.

– Вижу, что ягоды!

– Те самые, которые, по мнению брадобрея-врачевателя, убили Саймона Фладда.

Очередная склянка.

– По-моему, я такие уже видел.

– Верно, сэр. Это листья белладонны.

Лейн вытащил пробку.

– Сэр! – остановил его мистер Роузен. – Этот яд способен проникнуть внутрь и через кожу!

Лейн поспешно вставил пробку и бросил склянку обратно в ящик.

– Как отличить отравление белладонной? – сурово спросил он.

– Человеку трудно глотать, кожа краснеет, у него все сильнее болит голова, начинаются видения… Потом – обездвиженность и смерть.

– А глаза? – спросил сэр Эдвард. – Вы не упомянули самое заметное отличие смерти от белладонны.

Аптекарь ненадолго закрыл лицо ладонями, словно закрываясь от чудовищных обстоятельств.

– Зрачки так сильно расширены, что глаза кажутся совсем черными. По ним действительно проще всего отличить отравившегося белладонной. В небольших количествах она использовалась для придания женским глазам большей привлекательности. Отсюда и название —„белладонна“.

Сэр Эдвард немедленно воспользовался этой возможностью и высмеял обвиняемого:

– Зачем она у вас? Чьи глаза вы собрались украшать? Глаза моряков? Или глаза военных? Нет, наверное, вы приберегли это для глаз пленных дикарок!

В часовне засмеялись. Мистер Роузен ничего не отвечал. Лицо его приняло самое жалкое выражение.

– Когда брадобрей-врачеватель и вы ухаживали за бедным мистером Фалконером…

– Его зрачки расширились и глаза были совершенно черными…

– Вы согласны с мнением мистера Оксендейла, что мистер Фалконер был отравлен?

– Согласен, но там был применен не один яд. По моему мнению, его отравили сочетанием нескольких из них.

– Да неужели? Похоже, ваши познания в вопросах ядов более обширны, чем вы пытались нас убедить!

В часовне зашептались, но взгляд Ральфа Лейна заставил всех замолчать. Встал Томас Хэрриот:

– У меня есть вопросы к аптекарю.

Сэр Эдвард насмешливо поклонился и отступил назад. Томас подошел к скамье и взял склянку с засушенными жучками.

– Каковы лечебные свойства шпанской мушки? – спросил он, поворачиваясь к аптекарю.

– Растолченная оболочка этих жуков, взятая в малом количестве, усиливает любовное влечение.

Часовню сотряс непристойный хохот. Ральф Лейн – и тот улыбнулся. Тут опять вмешался сэр Эдвард, которого так и распирало от желания подковырнуть аптекаря:

– Зачем вам понадобилось эдакое средство в нашем путешествии?

– Оно также помогает справиться с волдырями на коже. В часовне присутствует несколько людей, которые испытали это на себе.

В толпе раздался одобрительный шепот.

– А белладонна? – продолжал спрашивать Томас.

– Крошечная щепоть этой травы облегчает страдания от морской качки. Я помог с помощью нее нескольким морякам, в том числе и джентльменам. Мои слова подтвердит Мармадьюк Сент-Клер.

– А ягоды? Средство, убившее Дэвида Фалконера, само по себе или в сочетании с чем-то еще?

– Я травил им крыс. С большим успехом. Не сомневаюсь, что в дальнейшем во все путешествия следует с избытком брать эти ягоды.

В часовне зашептались. Крысы были нашим проклятьем, уничтожали нашу еду… Лейн сидел наклонившись вперед и сосредоточенно прищурившись. Я восхищался своим господином. Две минуты назад судьба аптекаря казалась решенной. И вот, после нескольких искусно заданных вопросов, его вина стала казаться вовсе не столь очевидной. Конечно, теперь суд не сможет признать его виновным!

Мистер Хэрриот продолжил:

– А что вы скажете об этом растении из Южной Америки?

Мистер Роузен замешкался с ответом.

– Некоторые племена используют его, чтобы испытать различные видения – будто человек летит или блуждает. Я прихватил его только с одной целью: углубить собственные познания в травах.

Несколько секунд мистер Хэрриот молча смотрел на Ральфа Лейна, после чего вернулся на место.

Сэр Эдвард встал и развернулся к Лейну. Каждая черточка его лица дышала гневом. Я чувствовал фальшь: он просто хотел своей страстностью повлиять на судей. Негодование заставило его возвысить голос:

– Приговор аптекаря – в его же устах! Посмотрите, как он вывернулся! Коробка, полная смертельных ядов, оказывается средством от волдырей и морской болезни, или приманкой для крыс, или поводом для удовлетворения любопытства! Нельзя не увидеть пронырливость, свойственную всем колдунам! Гляньте, как он скрыл свои истинные намерения, наговорив нам всяких умных слов! Сама хитроумность его речей служит свидетельством против него! Собственный язык лишает его всяких надежд на оправдание!

– Я не колдун! – вскричал Роузен в отчаянии.

– Что же еще может сказать колдун? Что от него ждать, кроме лжи?

Сэр Эдвард приблизился к аптекарю. Теперь их разделяло фута два.

– Как вы оказались в Англии?

– Я бежал из Бремена, где меня травили, – ответил Роузен с мукой в голосе. – Чтобы попасть в Англию, мне пришлось многое перенести!

Сэр Эдвард кивнул. Он шагнул к столу Ральфа Лейна и положил руку на „Молот ведьм“.

– Эта книга была написана Крамером и Шпрен-гером, выполнявшими предписание папы Иннокентия Восьмого. Колдовство получило в Германии широкое распространение – особенно в Кельне, Майнце и Бремене.

Законник сделал шаг назад. В его голосе слышался приговор.

– Уверен: в дальнейших словах нет необходимости. Среди лекарств у этого негодяя были обнаружены смертельные яды, прибыл он к нам из Бремена, рассадника ведьм и колдунов, словами он играет так, как не всякому иезуиту по силам… Мне этого вполне достаточно. Должен удовлетвориться этим и суд. Что убийства совершал именно он, я считаю доказанным.

А его попытка помешать нашему делу – злодеяние из злодеяний. Кроме того, он не англичанин. Подсудимый заслан к нам испанцами, и ему придется за все ответить.

Мистер Хэрриот встал и прошел к Ральфу. Аптекарь взглядом провожал моего господина. В его глазах мешались надежда и отчаяние. Томас говорил спокойно, даже тихо – в противоположность скрипучим воплям сэра Эдварда.

– Сэр Эдвард удивил меня, говоря о Генрихе Крамере и Якове Шпренгере как о столпах премудрости.

Ведь они были доминиканцами! Уж не обратился ли господин законник в католичество? Что же до колдунов и ведьм, которых якобы так много в Германии, то раз уже они не существуют в природе, то это указывает лишь на доверчивость и низость жителей указанных провинций. А яды… Какую чушь нагородил нам тут сэр Эдвард!

Законник испепелил Томаса взглядом, но мой увлекшийся господин не обратил на него никакого внимания.

– Аптекарь обязан брать с собой множество трав и веществ, которые при неразумном употреблении могут оказаться ядовитыми. Разъяснения, данные мистером Роузеном по этому поводу, вполне достаточны.

И еще: можно ли утверждать, что доступ к ним имел только он? Никто не видел, чтобы мистер Роузен – или кто-либо другой – пускал их в ход. Этот человек невиновен. Мистер Лейн, аптекаря следует отпустить.

Лейн задумчиво поглаживал бороду, глядя то на подозреваемого, то на законника, то на моего господина.

– Чтобы разобраться, нам понадобится время.

Он встал. Все с шумом последовали его примеру.

Судьи один за другим удалились в комнату, находившуюся в глубине часовни. Я не знал, следует ли мне отправляться туда же, но никто на меня не глянул, так что я собрал свои записи и стал ждать.

Постепенно вокруг начали шуметь и смеяться. Казалось, все разговаривали со всеми, словно в базарный день. Все, за исключением мистера Роузена, который стоял, опустив голову. Он лишь иногда поднимал глаза и поводил ими влево-вправо. У него был взгляд умалишенного.

После чуть ли не часового отсутствия судьи вернулись. Аптекарь стоял чуть живой.

– Абрахам Роузен! – сурово сказал Ральф Лейн.

В часовне стояла такая тишина, что, казалось, пробеги мышь – и то было бы слышно. От волнения я записывал его слова дрожащей рукой. Звон аптекарских цепей возобновился.

– Из всех убийц отравитель – самый подлый. Он коварен, он мерзок. Он использует темные, противоестественные силы. Такой злоумышленник незаметен: сделав свое дело, он тихо возвращается в тень. Мы нашли вас виновным в убийствах, обвинения в которых вам уже предъявлены. Но вы – не просто убийца. Вы – предатель страны, которая приютила вас, и королевы, чье покровительство позволило вам жить в Англии.

Тут мистер Роузен закричал:

– Нет! Я не совершал этого! Бог свидетель! Я невиновен!

Я знал об этом, так как видел тайник Мармадьюка. Отчаяние аптекаря было столь велико, а его возражения столь искренни, что суд на этот раз просто не мог ему не поверить!

Ральф Лейн дождался, пока стихнет шум в часовне и замолкнет мистер Роузен. Аптекарь продолжал всхлипывать, а он огласил приговор. В его голосе не было ни капли жалости.

– Наказание, достойное государственной измены, будет приведено в исполнение сегодня же. Тебя повесят и еще живого опустят вниз. Затем отрежут твои срамные части. Из тебя, еще живого, вынут внутренности. После смерти тебе отрубят голову. Капитан Вон, за исполнение отвечаете вы».

ГЛАВА 28

– Чак Мартин? Это Гарри Блейк. Я получил ваше письмо. Очень удачно вышло, что я проверил, нет ли сообщений. Откуда у вас адрес моей электронной почты?

Юрист оставил мой вопрос без ответа.

– Я рад вашему звонку, мистер Блейк. Очень рад. – Тут он понизил голос. – Вы можете говорить не таясь?

Вас никто не слышит?

Я вышел на балкон и огляделся. К тому времени ветер и дождь стихли. О них напоминал лишь пар над случайной лужей. Долтон, решив отдохнуть от расшифровки, плескался в бассейне. Стройное тело, плоский живот – такое требует ежедневной часовой тренировки. Ему можно только позавидовать! На садовой скамейке, в тени папируса, сидела Зоула. В желтом полотенце, темных очках и широкополой соломенной шляпе. Она что-то строчила в блокноте. Рядом лежали листы, прижатые стаканом с чем-то розовым.

– В чем дело?

– Могли бы вы сегодня вечером покинуть своих товарищей? Скажем, на пару часов.

– Та-ак… Что происходит, мистер Мартин?

– Я хочу свести вас с некими людьми.

– Не нравится мне все это. Что все-таки происходит?

– Поверьте, мистер Блейк, это в ваших же интересах. Сегодня вечером неподалеку от Матильдас-Корнер будет сборище на открытом воздухе. Многие придут туда повеселиться. Сумеете выбраться?

– Не исключено, – сказал я.

– Все начнется с наступлением темноты. То есть где-то через час или около того.

– Так чьи же интересы вы представляете, мистер Мартин?

– Своим клиентом я считаю мисс Теббит. Но она почти ребенок, мистер Блейк, и я не уверен, что могу передать ей информацию, которую приготовил для вас. Эта встреча отвечает ее интересам не в меньшей степени, чем вашим.

Долтон вылез из воды и теперь вытирался. Солнце с обычной для тропиков скоростью опускалось за горизонт. Облака над Кингстоном окрасились в ядовитые химические цвета.

Происходящее мне не нравилось, однако я не видел другого выхода. Схватив кошелек и ключи, я пошел к «тойоте». Зоула с удивлением на меня посмотрела.

– Я в город.

– Что?! А как же шифр?

Тратить силы на ответ я не стал. Всю дорогу к машине я чувствовал на себе взгляд Зоулы. «Тойота» стояла под папайей. Еще немного, и крупные розовые плоды плюхнулись бы прямо на нее. Рулевое колесо было обжигающе горячим.

Я осторожно спустился по горной дороге. Слившееся с поверхностью моря солнце окружали красные с желтым облака – последние напоминания о буре. Наконец светило ушло под воду.

Я двигался по Олд-Хоуп-роуд. Доехав до Матильдас-Корнер, я оставил машину в переулке. Густой, бухающий ритм эхом отлетал от домов. Жизнерадостные подростки рекой текли к источнику шума, и я последовал за ними.

Парк был освещен, словно ярмарочная площадь.

Я встал в очередь. Толстяк в огромной вязаной шапке с красными, золотыми, черными и зелеными полосами собирал со всех по три тысячи ямайских долларов.

Он курил большой, небрежно свернутый косяк. Я прошел под аркой с синей надписью «ТО И ЭТО» и оказался в парке, в котором собралось никак не меньше тысячи народу. Все – или почти все – с темной кожей.

Заметить меня, во всяком случае, труда не составляло.

Я протолкнулся к высоким столикам, где продавали жареных цыплят, и наполнил бумажную тарелку всякой всячиной. Натянутые между деревьями гирлянды цветных электрических лампочек раскачивались на ветру, в воздухе носились запахи травки и специй, карибский говор мешался с танцевальной музыкой, рвущейся из громаднейших колонок. На сцене скакали и дергались юнцы с гитарами. Я почувствовал себя столетним старцем.

Чака Мартина не было и следа. Да и мог ли он меня обнаружить в этой свалке?

Вдруг мне в голову взбрело следующее: а что, если за юристом стоит Кассандра со своими друзьями и дергает за нитки? Разве не могут они в толпе всадить мне под ребра нож? Место самое подходящее. Именно этого они и хотели – чтобы я почувствовал себя в безопасности!

Меня охватило беспокойство. Я решил подождать еще десять минут и смыться. В любом случае, еще немного, и я бы оглох. Закончив есть, я прихватил со стойки порцию пунша (судя по всему, плата за вход была платой за выпивку) и начал прокладывать себе путь к выходу.

– Хочешь потанцевать?

Лет около двадцати, темнокожая, в желтом топе, открывающем не только живот, но и большую часть груди, и желтой юбке, открывающей значительную часть бедер. «Хорошие бедра», – мелькнуло у меня. Девушка широко улыбалась, показывая безупречные белые зубы. Она носила золотые серьги и ожерелье, а обута была в белые тапочки.

– Не очень, – ответил я, перекрикивая музыку.

– Я не кусаюсь, – опять улыбнулась она.

– А я не танцую.

– Передвигай ноги – и все.

Она взяла меня за руку. Ладонь у нее была маленькая и теплая, и я подумал, что плевать, чего там…

Выходя, я оставил пунш на одном из столиков, и мы смешались с разгоряченной толпой. Пахло ромом, и жареными цыплятами, и потом, и травкой, и было жарко. Тесно прижатые ко мне бедра, раскованность, волнообразная свобода движений… Я пытался повторять за девушкой, но не мог попасть в ритм. Она сказала:

– Не мучайся. Делай, как я сказала. Передвигай ноги.

– Как тебя зовут?

– Хелен. По-моему, ты не любишь шумные компании?

Вот оно! Сейчас предложит найти уголок потише.

– Угадала.

– Мы могли бы найти уголок потише.

Эта улыбка…

– Вот что. Ты найдешь себе кого-нибудь пообщительней, а я отправлюсь спать.

Она рассмеялась:

– Так просто ты от меня не отделаешься! Пойдем.

Она опять взяла меня за руку, и мы начали пробираться сквозь толпу. Хелен и на ходу продолжала танцевать, ритмично виляя задницей и подергивая плечами. На сцене же творилось что-то вроде искусственного оргазма. Диджей понес какую-то ахинею, мешая английский с местным наречием, и ко всему этому примешивался душераздирающий синтетический вой.

Хелен намеревалась отвести меня в какое-то тихое, темное место. Я должен был изловчиться и выяснить, что лежало за знакомством, не разделив при этом судьбу Теббита. Я обливался потом. Или она охотилась за моим кошельком, или вела меня к кому-то. Или ею двигало простое дружелюбие, и Земля в таком случае плоская – что бы там ни говорили ученые.

Девушка вывела меня мимо прилавков и баров на окраину парка. Здесь было потемнее. В высокой ограде имелся вход, за оградой – дорога, по которой потоком шли машины, а за дорогой – бетонная стена и ряд грязных одноэтажных домов с закрытыми ставнями.

В моей голове тревожно гудел набат.

Почувствовав мое замешательство, она вложила свою ладонь в мою:

– Не волнуйся. Иди со мной.

Девушка больше не улыбалась.

– Чем ты зарабатываешь себе на жизнь, Хелен?

– Не тем, о чем ты подумал, мистер.

Мы пошли вдоль улицы. Она дождалась просвета между машинами, перевела меня на ту сторону, и мы отправились дальше. Ее ладонь по-прежнему была в моей. Шли молча. Игр в «случайное знакомство» как не бывало. Ярдов через пятьдесят она оглянулась, и мы свернули за угол, в узкую темную улочку.

Из тени вынырнул человек. Хелен, если это было ее настоящее имя, могла бы удержать меня за руку при его нападении и не дать мне убежать. Все, что я смог придумать, – это заехать ей по носу и пуститься наутек. Я почти так и сделал, но вдруг узнал в том человеке Чака Мартина. С ним было еще двое, каждому лет под сорок. У того, что пониже, было рябое лицо. Смуглая кожа выдавала средиземноморское происхождение. Другой (высокий, сутулый, неловкий и в очках) не представлял для меня угрозы.

– Я оставлю вас, джентльмены, – сказал Мартин.

– Рада была познакомиться, Гарри, – попрощалась со мной девушка.

Она села в большой внедорожник. Юрист взобрался на сиденье рядом. Когда они отъезжали, девушка мне помахала.

Высокий открыл кошелек и показал проштампованную полароидную фотографию с какой-то писаниной, которую я не смог прочитать.

– Инспектор Уотерспун, Соединенное Королевство, специальная служба. А это – инспектор Менем из Турецкой государственной полиции.

«Специальная служба? Турецкая полиция?»

– Извините за нелегальщину, мистер Блейк, – продолжил Уотерспун. – Важно было убедиться, что вы не приведете за собой хвост. Второпях мы не придумали ничего лучше случайного знакомства на танцах.

– Дичь какая-то!

Замечание так себе. Учитывая обстоятельства, без него можно было и обойтись.

– Мы с огромным интересом наблюдали за вашей работой, мистер Блейк.

– Вы хотите сказать, я все это время был под наблюдением?

– Нам нужна ваша помощь, – уклонился от ответа Уотерспун. – Именно поэтому мы здесь.

– И давно вы за мной наблюдаете?

– Долго рассказывать…

– Дело как-то связано с Долтоном, верно?

Они быстро обменялись взглядами.

– Вы сказали это наобум? – спросил Менем.

Я не ответил.

– Нельзя ли перебраться куда-нибудь, где есть кондиционер?

– Значит, он представляется Долтоном, – проговорил Уотерспун, ни к кому не обращаясь.

– Разумеется! Его так зовут!

– Какие именно отношения связывают вас с так называемым Долтоном? – задал вопрос Менем.

– Неужто не знаете? Ведь мы были под наблюдением!

Менем подождал, пока мужчина и женщина в мини-юбке не спеша пройдут мимо. Мужчина пересчитывал толстую пачку ямайских долларов.

– Нам хотелось бы, чтобы вы просто ответили на вопрос.

– А мне хотелось бы, чтобы вы посвятили меня в курс дела.

– Вы всерьез утверждаете, что вам ничего не известно?

Менем больше не скрывал своего враждебного ко мне отношения.

– До свидания.

Я и вправду развернулся уходить. Уотерспун схватил меня за руку и попытался уладить ситуацию:

– Думаю, мы все немного погорячились. Давайте найдем кафе с кондиционером и начнем сначала.

Мы прошли несколько кварталов, прежде чем до нас перестал доносится шум из парка. Наконец забрели в некое помещение с бассейном и несколькими занятыми столиками. В углу стоял игровой автомат, вокруг которого сгрудились юнцы. Мы заняли свободные стулья, и я заказал себе молочный коктейль. Полицейские удовольствовались кофе. Я взял инициативу в свои руки:

– Где в этом уравнении место для турецкой полиции?

– Имейте в виду: вопросы задаем мы – вы на них отвечаете.

Я пытался держать себя в руках.

– Имейте в виду: я свободный гражданин свободной страны, а вы можете идти ко всем чертям!

Уотерспун отхлебнул кофе и скорчил рожу.

– Вы правы, мистер Блейк. Поймите, мы давно в пути, пролетели несколько часовых поясов… Нам и в самом деле очень хотелось бы услышать ответы на наши вопросы. Вы не представляете, насколько это важно.

Интересно, они играют со мной в плохого и хорошего полицейского, как в кино? Я-то всю жизнь считал это выдумкой сценаристов и беллетристов.

– Так какие отношения связывают вас с этими людьми? – спросил Менем.

Они столько времени морочили мне голову! Кроме того, я все еще был зол.

– Меня наняла знатная линкольнширская семья, чтобы я изучил одну рукопись. В ней содержится нечто, требующее специальных навыков. Зоула – историк-маринист, Долтон – эксперт по предметам религиозного поклонения. Обнаруженное в рукописи заставило нас прилететь сюда.

– Вы утверждаете, что до тех пор с Долтоном знакомы не были?

Менем определенно действовал мне на нервы. Возможно, я сам виноват: мои анархические задатки всегда мешали мне работать в команде. Если не верите, спросите у моего старого сержанта.

– Ни в малейшей степени.

«Специальная служба… Турецкая государственная полиция…»

– Вы, часом, не о терроризме ли речь ведете?

Эта мысль уже несколько дней дремала в моем подсознании.

– Странно, что это прозвучало именно из ваших уст, – сказал Утерспун.

Я ждал ответа. Вместо этого он сам спросил:

– А вы, часом, не ищете что-нибудь?

Менем стрельнул в него глазами, словно тот сказал слишком много.

– Откуда вам это известно?

– Догадался, – ответил Уотерспун, помешивая кофе.

Он не ждал, что я ему поверю, и не беспокоился по этому поводу.

– Так уж получилось, что моя страна находится на перекрестке между Востоком и Западом, Европой и Азией, – начал Менем. – Наши западные соседи – они же давние враги – греки. На востоке – Армения и Иран, обвиняющие Турцию в геноциде, имевшем место в прошлом. К сожалению, наша история полна кровавых событий…

– Благодарю, за время работы я немного поднаторел в истории. Давайте ближе к делу.

Полицейский положил в свой кофе три ложки сахара.

– Как я уже говорил, мы можем рассказывать вам далеко не все.

– Вы прилетели на Ямайку, чтобы мне об этом сообщить?

– Мы хотели бы выяснить, – ответил Менем, – что именно вы ищете и насколько успешны ваши поиски. Ваши и ваших друзей.

– А с какой стати я должен вам о чем-либо рассказывать?

Я все еще чувствовал себя не в своей тарелке: не мог свыкнуться с недавним открытием, что за мной следили.

– Мистер Блейк… Я вхожу в специальный отдел Турецкой государственной полиции. Географические и исторические особенности моей страны, о которых я вам только что рассказал, делают ее притягательной для разного рода экстремистов. Нам приходится иметь дело с курдскими сепаратистами, взрывающими бомбы на Египетском базаре в Стамбуле, мусульманскими фундаменталистами, пытающимися проникнуть на американские военные базы, греческими боевиками, которые…

– При чем тут я?

– Уже некоторое время мы расследуем деятельность некой группы людей. Если я скажу, что эти люди опасны, то сильно преуменьшу серьезность положения.

Я почувствовал, как съеживается кожа на моей голове. Менем продолжил:

– Они и вы ищете одну и ту же вещь. И для них очень важно найти ее раньше вас.

– Я не понимаю, о чем вы говорите.

Я прекрасно все понимал. Меня била мелкая дрожь. Кондиционер виноват, что ли?..

– Этот маленький остров очень жесток. В стране, где в прошлом году случилось восемьсот убийств, смерть трех туристов будет считаться очередным несчастным случаем.

Я понял это, как только ступил на ямайскую землю. Нет, еще в том оксфордском пабе, когда только узнал о грядущей поездке.

– Вы сказали «трех туристов».

– Зоула, Дебби и вы. Не Долтон.

Я задумался.

– Не Долтон?

Менем покачал головой:

– Не Долтон.

Я с шумом прикончил остатки молочного коктейля. Рука немного тряслась. Глаза Менема казались стеклянными шариками.

– Если нам повезет, то ответ будет уже через день-другой.

Уотерспун удовлетворенно кивнул:

– Мы просим вас, мистер Блейк, лишь держать нас в курсе ваших успехов. Что бы вы ни нашли, держите связь через офис мистера Мартина. Не через консульство, в котором течей не меньше, чем в решете.

– А как быть с Долтоном?

Полицейские переглянулись. Менем коротко кивнул, и Уотерспун сказал:

– Ваш друг Долтон выдается напрокат.

– А если без тонкостей? Долтон – наемный убийца?

– Не просто убийца, – ответил Уотерспун. – У него как минимум дюжина имен и столько же паспортов.

Вы непременно обнаружите его в Ираке, Палестине, Турции – везде, где нужен нож в темном переулке или зверская расправа на рыночной площади. Его жизнь – сплошная криптограмма, а выходит на улицу он только с заходом солнца.

Менем вытащил из бокового кармана небольшой коричневый конверт и передал мне черно-белую фотографию. С карточки на меня пристально смотрел Долтон. Улица смахивала на лондонскую. Фотография была сделана из окна машины. Еще там была печать с номером и имя – Лерой Або.

– Не этого ли человека вы называете Долтоном?

– Этого. Так он – Лерой Або?

Я почувствовал тошноту.

– Это одно из многих его имен, – ответил Менем. – А вот некоторые из его художеств.

Он протянул мне пару вырезок из англоязычных газет. Покореженный автобус, разбросанные по оживленной улице обломки и тела людей, кареты скорой помощи… Другая фотография. Разрушенный рынок.

Судя по машинам и прохожим – где-то в Средиземноморье или на Ближнем Востоке.

– Три года назад он сбежал из измирской тюрьмы. На данный момент он связан с некими экстремистами на севере моей страны. Мы полагаем, что искомый вами предмет обладает с их точки зрения неким символическим значением. Очевидно, данному человеку было дано задание обнаружить этот предмет. И, по нашим сведениям, его успех послужит сигналом к террористическим действиям с глобальными последствиями.

Я почувствовал, что побледнел.

– Не может быть! Он работает на сэра Джозефа, директора Оксфордского музея древностей!

– Не работает, – сказал Уотерспун. – Сами удостоверьтесь. Гляньте в Интернете, есть ли его имя в списке работников музея.

Менем выдавил из себя полуулыбку:

– Ах да, сэр Джозеф… Добродетельный, непогрешимый, богатый сэр Джозеф… Теперь мы и в самом деле вторгаемся в области, в которых я теряю право разглашать те или иные факты.

Он дал мне несколько секунд, чтобы мое воображение понеслось вскачь. Затем спросил:

– Вы не замечали ничего странного в поведении Долтона?

Я задумался. Вспомнилось несколько мелочей.

– Да… Да, замечал. Он говорил с кем-то по телефону, но, стоило мне войти в комнату, бросал трубку.

Или отлучался, никак не объясняя своего отсутствия.

Я повернулся к Уотерспуну:

– Это они убили Теббита? А убийство обставили как ограбление?

Инспектор посмотрел на меня ничего не выражающим взглядом.

– И, зная это, вы как ни в чем не бывало использовали меня в качестве наживки!

– Ну, зачем вы так, мистер Блейк…

– Это еще не все! – В горле у меня пересохло. – Зоула клянется, что тогда, в кафе, видела, как Долтон разговаривал с неким человеком. Разговор был вполне серьезный – не дружеская болтовня!

Улыбка исчезла. Они опять переглянулись.

– Получается, он действует не один.

– Может быть, Зоуле, Дебби и мне лучше просто сбежать?

– Скажу откровенно: вы подвергаетесь колоссальной опасности, – ответил Уотерспун. – Я бы десять раз подумал, прежде чем ставить одного из своих оперативных работников на ваше место. Даже одного. И все же я прошу вас остаться. На кону множество человеческих жизней.

– Получается, вы использовали меня как наживку со времени того убийства, да? – повторил я вопрос.

Уотерспун все размешивал и размешивал свой кофе.

– Что мне делать с Долтоном?

Я никак не мог свести воедино веселого, застенчивого юношу, которого я знал, и эту тварь, этого фанатика, о котором мне только что рассказали.

– Не сообщайте ему о нашей встрече. Не подавайте виду, что все о нем знаете. И главное, в его руки не должен попасть найденный предмет.

В замешательстве я покачал головой:

– Не уверен, что такое возможно.

– Как только это попадет ему в лапы, – объяснил мне Менем, – вы, Зоула и Дебби станете для него обузой. Он раздавит вас, как букашек.

– Что, по-вашему, я должен делать?

– Как только найдете ту вещь, дайте нам знать, – сказал Уотерспун. – Мы постараемся обеспечить вашу безопасность.

Я встал. Ноги меня не слушались.

– Кстати, где вы остановилась?

Спрошено будто бы невзначай.

– У нас есть убежище.

– Так дело не пойдет! Нам нужно знать, где именно оно находится.

– Вилла в Ред-Хиллз. – Я от всей души надеялся, что вру убедительно. – В сотне ярдов от бензоколонки «Шелл», справа от нее. Вы не пропустите, такое большое белое здание с балконами. Я нашел его достаточно безопасным.

– Оно было бы таким, не окажись среди вас этой змеи…

Выйдя на улицу, я махнул, останавливая такси, из которого неслось регги. С ним соревновался доносящийся с Матильдас-Корнер тяжелый ритм. Менем сказал:

– Как только мы узнаем, какого рода ваша находка, мы лучше поймем, чем она так привлекательна для курдских террористов.

Мы стояли на людной улице. Я торговался с пожилым растаманом, собираясь ехать в Ред-Хиллз. Уотерспун на прощанье мне помахал. Через пару сотен ярдов, я оглянулся: полицейских не было. Затерялись в толпе.

Когда мы достигли Констант-Спринг, я развернул водителя обратно, после чего мы проехали через все Беверли-Хиллз. Мы аккуратно пробирались по тихим улицам с дорогущими домами, высокими оградами и людоедскими собаками. Нарезав несколько кругов, я убедился, что нас не преследуют, и мы вернулись на Матильдас-Корнер. Я остановил такси в миле от «тойоты». Опять поднимался ветер, а вечеринка в парке была в самом разгаре.

– На дискотеку? – спросил растаман.

– Верно, друг. Сдачу оставь себе.

– Да хранит тебя Господь!

Он поехал дальше. Наследие Боба Марли эхом отлетало от стен домов.

Через полчаса я был уже на вилле. Зоула делала какую-то свою штуку, в которой участвовали ананас, рыба под названием люциан и острый нож. Дебби была здесь же и выполняла роль кухонной прислуги. Долтон, в своем ямайском наряде, внимательно изучал рукопись Огилви. Он приветствовал меня дружеским жестом и застенчивой улыбкой, которые я никак не мог увязать с изуродованными телами на Египетском базаре в Стамбуле.

ГЛАВА 29

Мои часы показывали девять утра. Я проспал три часа.

Снизу раздавался мелодичный голос, принадлежавший местной женщине. В лесу по-прежнему завывал ветер. На кухне что-то жарили.

Я надел свитер, шорты и скатился по широкой деревянной лестнице на первый этаж. Дебби и Долтон сидели за большим столом и пили кофе. Долтон мне помахал, а Дебби одарила очаровательной, простодушной улыбкой.

Подошла молодая чернокожая служанка и с сильнейшим акцентом сказала:

– Здравствуйте, меня зовут Перл. Хотите завтракать?

– Попробуйте что-нибудь из местных кушаний, – посоветовал Долтон.

Глаза Перл засверкали.

– Можно кашу из кукурузной муки и бананов, омлет с сыром…

Она продолжала перечислять. Я разобрал только «соленую рыбу».

– Перл, спасибо, я обойдусь гренками.

Она надулась.

– Гренки нельзя. Можно большие жареные бананы.

– Отлично!

– Хорошо.

Перл улыбнулась, и в следующее мгновение я услышал шкворчание масла на сковородке.

На Дебби были черные свитер и слаксы. Она налила в кофе сгущенного молока и сказала:

– Я наконец-то закончила. Вот мое семейное древо с ямайской стороны.

Она подтолкнула ко мне несколько листов формата А4.

– Папа никогда мне об этих родственниках не рассказывал. Думаю, он их стеснялся. Там встречались браки между плантаторами и их рабынями.

– Он ничего не знал о своих ямайских родичах, – сказал я совершенно искренне.

Только я взял в руки древо Дебби, как в комнату влетела Зоула. Она тоже размахивала листами.

– Посмотри, Гарри! Тайнопись!

Я посмотрел и немедленно узнал тайнопись Бабингтона.

– Рука Огилви. Я узнаю почерк.

В глазах Дебби читалось романтическое предвкушение – сокровища и тому подобное.

– То, что нужно, верно? Гарри, ты должен немедленно это перевести!

– Ешьте, пока горячее! – приказала Перл.

Она пошла наверх – наверное, заправлять постели.

– Я не дешифровщик, Дебби.

Судя по вкусу местных бананов, приправлены они были местным же перцем. Кто-то говорил мне, что острее его не бывает, и теперь я готов был в это поверить.

Долтоновская неизменная улыбка вызывала у меня беспокойство. Неотрывно на меня глядя, он сказал:

– Но ведь этот шифр относится к временам Елизаветы?

– Думаю, это шифр Бабингтона, – сказала Зоула.

«Черт бы тебя подрал, Зоула! Не при Долтоне!»

– Ты не можешь не знать его, Гарри, – насторожилась вдруг она. – Ты же собирался сам его расшифровать, забыл? Может, ты и Крест решил найти сам?

Все тот же уверенный, сбивающий с толку взгляд Долтона. Уж не догадался ли он, что я оказался свидетелем ночного междусобойчика?

– Не глупи, – беззаботно махнул я рукой. – Да, с виду похоже на тайнопись Бабингтона, хотя на самом деле всего-навсего перечень замен букв, набор символов и слов. Их наверняка можно скачать из Сети.

Я старался развеять повисшее в воздухе подозрение.

– Почему бы тебе не пройтись? Посмотреть, нет ли где в городе Интернет-кафе… Пока ты будешь искать, я начну работать с дневником Огилви, как могу.

– Мы с Зоулой займемся этим, – сказал Долтон.

Мне не хотелось, чтобы они оказались вместе.

– Схожу-ка я сам.

– Это почему? – спросила Зоула недоверчиво.

– Чтобы вы двое не сбежали с сокровищем!

Делать вид, что это шутка, я не стал. Воздух был наэлектризован. Зоула налила себе кофе и ледяным тоном промолвила:

– Ты должен был бы знать, что это за шифр, Гарри. Ты только делаешь вид, что не знаешь. Это неспроста. Не исключено, что ты просто хочешь прибрать к рукам икону стоимостью в тридцать миллионов долларов.

Я не мог объясняться при Долтоне.

– Конечно, неспроста! Я спал три часа! Если ты готова в любом идиотизме искать особый смысл…

Радостная Дебби все изучала свое древо.

– А вы знаете, что мое второе имя – Инеса, как у Инесы Териаки?

Она попыталась состроить из себя надменную испанку, а потом долила в кофе еще сгущенного молока.

– Гарри прямо сам не свой, – заметил Долтон. – Здесь обязательно должен быть выход в Интернет. Давайте не будем огорчать нашего руководителя и останемся на месте.

Я посмотрел на гнущиеся деревья и проливной дождь. Вода в бассейне слегка волновалась.

– Погода не для джакузи. Пойду наверх, посмотрю, что расскажет мне наш юный Джеймс Огилви.


«Мы все надеялись, что после суда над несчастным мистером Роузеном загадочные отравления прекратятся. Аптекарь надул палача, выбрав для этого самый зрелищный способ. Как только приговор был оглашен, он вырвал веревку из рук солдата, кинулся к столу, схватил склянку с черными лепестками и высыпал их себе на ладонь. Роузен потер руки одну о другую и вымазал черной пылью лицо и грудь. Потом поднял ладони и стал дико поводить глазами по сторонам. Никто не отважился к нему подойти. Мы стояли как вкопанные и ждали, что будет дальше. Через несколько мгновений мистер Роузен тяжело задышал, спина у него выгнулась, и он упал на землю, ударившись при этом головой. Все его тело свела ужасная судорога. Лицо стало багровым, черты исказились, а руки и ноги напряглись, будто на дыбе. Еще через две минуты дыхание остановилось, хотя глаза продолжали смотреть.

Он подергивался, а между его спиной и полом во время судорог вполне могла проскочить собака. Потом раздался страшный, похожий на кашель звук, и безжизненное тело аптекаря вытянулось на полу.

Ужасная смерть мистера Роузена принесла мне облегчение. Совесть больше не мучил выбор между спасением невиновного человека и моей собственной жизнью.

И все же… Заговори я тогда, до объявления приговора… Скажу лишь, что в последующие годы меня посетил не один дурной сон. Не раз я просыпался посреди ночи, видя устремленный на меня взгляд мистера Роузена, в котором мешались мольба и укор.

Через неделю случилось очередное убийство: ночью застрелили молодого часового. Мы не нашли ни оружия, из которого стреляли, ни пули, ни пальца, нажимавшего на спусковой крючок. А еще через несколько дней возобновились отравления.

Подозрение пало на Иоахима Ганца, человека из Праги, отвечавшего за поиск полезных ископаемых.

Как и мистер Роузен, он был скорее иудеем, нежели христианином, и относились все к нему без приязни. Мистер Кендалл пустил слух, будто бы как-то вошел в комнату мистера Ганца, а „этот еврей“ торопливо прятал склянку с зелеными листьями. Я не сомневался, что Кендалл врет, но поселенцы зашептались: мистер Ганц входил к человеку, вскоре умершему. Я понимал, что убийства совершались кем-то из этих трех: Мармадьюком Сент-Клером, Энтони Раузом и Абрахамом Кендаллом. Понимал я и то, что раскрой я рот – и меня ждет виселица. Это не моя игра, и ее исход не должен меня волновать. Так я пытался приглушить чувство вины.

Но муки совести в конце концов пересилили осторожность. Однажды утром я пришел к мистеру Хэрриоту и сообщил, что страстно верю в невиновность Иоахима Ганца. Я с ужасом ждал, что мой господин сейчас поинтересуется, на чем основана такая уверенность. Знал ли мистер Хэрриот о чем-то, догадывался ли, я не мог сказать, однако во мне навсегда осталась благодарность к моему проницательному собеседнику.

Он спокойно меня выслушал и ответил, что мистеру Иоахиму ничего не грозит: мистер Ганц научил англичан особым образом плавить медь – умение, необходимое при изготовлении бронзы для пушек. Это дало нам преимущество перед испанцами с их чугуном. Мистер Ганц стал хорошим другом англичан. Томас Хэрриот рассказал мне, что благодаря мистеру Ганцу члены Тайного Совета и даже некоторые из обитателей этой колонии заработали огромные деньги. И действительно, слухи вскоре утихли.

А жизнь колонии шла своим чередом. Мистер Хэрриот описал это в своем дневнике, и добавить мне тут почти нечего. Я заметил, что он никак не упоминал о попытках разрушить колонию изнутри. Наверное, не хотел, чтобы люди слишком близко подобрались к тайной цели нашего плавания. Мы надеялись, что мистер Ганц найдет драгоценные камни или золото. Он и в самом деле обнаружил одно медное месторождение, но руда там оказалась слишком бедной, так что в дальнейшей разработке смысла не было. Ральфу Лейну, размахнувшемуся на постройку исполинской крепости с валом и каменными стенами, пришлось удовлетвориться фортом, окруженным песчаной насыпью и глубоким рвом.

На исходе августа сэр Ричард отплыл в Англию, пообещав вернуться к Пасхе. Нас осталось около сотни. Когда „Тигр“ и „Элизабет“ скрылись за горизонтом, колонию охватило уныние.

В следующие несколько месяцев Ральф Лейн и Томас Хэрриот предприняли ряд вылазок в глубь континента. Я никогда не забывал о „longitudem dei“, тайной цели и „jacta est alia“ английской королевы. В одной из вылазок участвовал и я, вместе с мистером Уайтом и мистером Хэрриотом. Мы выплыли на гребной лодке в большие волны Атлантики, а потом свернули к Чесапикскому заливу. Тамошние земли отличались плодородием, а туземцы – дружелюбием. И хотя стояла зима, было так тепло, что мы спали прямо на земле.

Мы задержались больше чем на месяц. К нашему возвращению – уже наступила весна – колония пришла в полный упадок. Убийства продолжались. Люди озверели. Дикари становились все враждебней: им надое ло снабжать нас едой. Если целью заговорщиков было посеять раздор и не дать осуществиться нашим начинаниям, то это им вполне удавалось.

К лету пища закончилась. Даже мастифы Ральфа Лейна отправились в котел. Туземцы воспользовались такой возможностью и стали грозить нам полным истреблением. Лейн вышел против них в поход. То было дурное, кровавое дело, принесшее нам голову индейского вождя, Уингины. Я предполагаю, что только так мы могли избавиться от их все более наглых нападений и наконец-то вздохнуть свободно. Еще через неделю капитан Стаффорд принес поразительную новость: с Дальних отмелей он разглядел огромный английский флот. К нам на помощь прибыл сэр Фрэнсис Дрейк с двадцатью тремя кораблями. Колонистов забирали домой. То, что для них было спасением, для меня обернулось настоящим бедствием.

Стоило сэру Дрейку бросить якоря, как разразилась буря. Волны за Дальними отмелями становились все выше и вызывали все большие опасения. От флота к нам направились баркасы. Мы потащили к берегу наброски мистера Уайта, сундуки с минералами и растениями, собранными нами же, а также личные вещи джентльменов.

И вот теперь, как ни печально, порядок остался в прошлом. Поселенцев, среди которых было немало военных, все эти месяцы едва удавалось держать в узде. Лейн добивался подчинения, лишь время от времени кого-то вешая. Но сейчас буря усиливалась, и все испугались, что Дрейк поднимет якоря и исчезнет за горизонтом, оставив нас на милость дикарей, у которых теперь был повод ненавидеть колонистов. Моряки Дрейка так испугались бури, что и вправду угрожали бросить поселенцев.

Ральф Лейн первым ступил в ожидавший баркас, а за ним последовали остальные джентльмены. Их сундуки остались на берегу и были поручены морякам.

Я судорожно рассовывал вещи по сундукам Хэрриота, Рауза, Уайта и остальных, оставив свой тайный дневник напоследок. Теперь, когда мачты кораблей раскачивались все сильнее, я выбежал из хижины мистера Уайта и сквозь стену дождя понесся к своей лачуге.

У меня уже не осталось времени на камушки и странные морские раковины. Я отбросил в сторону соломенную подстилку, схватил дневник, спрятал его у себя на груди и выбежал обратно.

– Огилви! Сюда!

Мармадьюк неистово махал мне рукой. Я подбежал и отправился вслед за ним в его хижину.

– Ради бога, помоги мне вот с этим! И побыстрей!

Он пытался упихнуть в свой сундук невозможное количество вещей. Что крышка не закроется, мог увидеть и ребенок.

– Сэр! – сказал я. – Так не годится!

– Будь ты проклят, Огилви! Нашел время грубить! Сядь на чертову крышку!

Но заставить ее закрыться не могло ничто. Минуты уходили. Наконец Сент-Клер выругался, оставил крышку в покое и начал перебирать свои вещи, беря их по очереди в руки и решая, что оставить. К несчастью, он хотел забрать сразу все. Я обезумел.

– Сэр! – прокричал я опять. – Мы должны идти!

– Тогда помоги мне вытащить этот чертов сундук!

Мы принялись толкать сундук. Он был такой тяжелый, что едва двигался. Мы закрепили дверь хижины, чтобы ее не закрывало ветром. Когда я выглянул, то, к своему ужасу, увидел, что последний баркас сталкивают на воду. Люди дрались, пытаясь попасть на борт. На волнах уже появились барашки, а флот сэра Дрейка постепенно исчезал за стеной дождя.

Увидев это, Мармадьюк закричал, бросил свой сундук, грубо меня оттолкнул и помчался к берегу. Я припустил следом. В ушах стучала кровь, сердце разрывалось. Но было поздно. Когда мы добежали до берега, баркас виднелся уже в трехстах футах от нас. Его мотало на волнах, и под весом людей на борту он, того и гляди, мог пойти ко дну. Один отставший кричал и размахивал руками; волны доходили ему до горла. Моряки не обращали на него внимания: им хватало забот с тем, чтобы остаться на плаву. Тот перестал махать и, покинутый, наблюдал за удалявшимся спасительным баркасом. Наконец он развернулся и пошел к берегу.

Это был Саймон Солтер.

Когда последний баркас поднялся повыше, я узнал одного из моряков, Турка. Он тоже меня увидел и отнял руку от весла, чтобы махнуть мне: „Все безнадежно!“ Зайдя за Дальние отмели, они начали выбрасывать за борт сундуки. Образцы и семена, которые с таким трудом мы собирали весь этот год, дневники, карты, наброски – все отправилось в воду.

Что-то еще там произошло, я не сразу смог разглядеть. Но тут ветер стал чуть тише. Увиденное заставило меня ужаснуться. Рабов – черных мужчин и женщин – тоже выбрасывали за борт! На палубе шла ожесточенная борьба. Собравшиеся вместе баркасы вот-вот могли разбиться о корабль. И с них на судно хлынули моряки. Они карабкались по сети, сброшенной с борта.

Похоже, корабль освобождали от рабов, чтобы дать место матросам. Я видел, что многие рабы не умели плавать. Они сбились в кучу – плотную, черную, бурлящую, постепенно уходящую под воду кучу!.. Несколько сотен смогли доплыть до суши и жались друг к другу на узкой отмели.

– Неужели христиане способны на такое?! – прокричал я Мармадьюку.

– Не будь дураком, Огилви! Они же рабы!

– Но у них нет ни еды, ни оружия! Дикари разрежут их на куски!

Я знал, о чем говорю. Хуже всех были женщины-индианки: при помощи острых морских раковин они сдирали с живых пленников кожу или растягивали их выпущенные внутренности по земле, на съедение псам.

– Позаботься лучше о себе – чтобы такая участь не постигла нас, людей просвещенных!

С видом человека, приговоренного к смерти, Солтер с трудом вышел на берег и встал рядом с нами. С его штанов и порванной рубахи лила вода. Мы наблюдали, как раскачиваются многочисленные мачты. Сквозь дождь их было видно все хуже. Наконец корабли, один за другим, исчезли из вида.

Мы смотрели друг на друга, потерявшие дар речи и ошеломленные. Три белых человека – единственные белые люди на земле, полной дикарей. И мы остались без всяких средств к существованию».

ГЛАВА 30

Наверное, этот шум мне снится: большая пушистая собака скребется в дверь кухни. Меня продолжают трясти до тех пор, пока я наконец не просыпаюсь. Лицо Зоулы всего в нескольких дюймах от моего уха.

– Гарри! – взволнованно шепчет она. – Кто-то пытается попасть в дом!

Секунда – и я вылетаю из постели, натягивая брюки. Еще несколько драгоценных секунд уходит на поиски спортивной куртки. Я надеваю ее через голову. Босиком крадусь с Зоулой к двери спальни и прислушиваюсь. Сперва слышу только шум ветра в листве деревьев, а потом опять: осторожный повторяющийся шорох, словно собака пытается открыть дверь.

По коридору беззвучно идет Долтон.

– Я разбудил Дебби.

– Администратору звонили? – спросил я.

– Телефон прямо у двери. А мобильники здесь не работают.

У меня промелькнуло удивление. Откуда ему это известно? Можно подойти к окну и завопить, отпугнуть непрошеных гостей… Появилась Дебби, полностью одетая и дрожащая – несмотря на жару.

– Почему бы не включить свет? – предлагает она шепотом. – Отпугнем их!

Я бегу к окну спальни. У входа стоит большой внедорожник, поблескивающий в приглушенном свете, идущем от бассейна и гостиницы. Внутри вроде бы никого. От подоконника до террасы всего десять футов. Развернувшись, я чуть не сталкиваюсь с Дебби.

– Кажется, они уже внутри, – говорит она переменившимся от страха голосом.

Я хватаю ее за руку и тащу к окну. Дебби смотрит вниз и мешкает.

– Я тебя подержу!

Она перелезает через подоконник; я чуть придерживаю ее за запястья и отпускаю. Следующая Зоула.

Я поворачиваюсь к Долтону, но тот толкает меня к окну. Я прыгаю и с грохотом приземляюсь на пол террасы.

Кусты и деревья освещает желтая вспышка. Следом раздается грохот какого-то огнестрельного оружия. Я не сразу понимаю, что меня ранили. Просто чувствую, как что-то толкает меня в левую руку, и падаю лицом вниз. Встав, я умудряюсь оглянуться. У окна стоят двое.

Дебби и Зоула зигзагами бегут по дороге. На моем рукаве расплывается темное пятно. Руку постепенно охватывает болезненное оцепенение.

Я рву дверцу внедорожника на себя. Хочу разблокировать рулевое колесо и скатиться с крутого холма.

Эти идиоты не вынули ключ из замка зажигания. Дебби и Зоула скрываются за деревьями слева от меня.

Где Долтон – даже не представляю. Заведя двигатель, я втыкаю вторую передачу и со всей силы жму босой ногой на педаль акселератора. Несколько невыносимых секунд несусь в темноту и отчаянно ищу выключатель верхнего света. У меня не выходят из головы смертельные обрывы по краям дороги. Но вот пространство передо мной заливает сноп света, и я что есть духу лечу вниз.

Минуту спустя мои страхи оправдываются: позади меня, наверху, появляются чьи-то фары. Судя по всему, они нашли ключи от «тойоты». Я еду чуть быстрее, но каждый поворот похож на женскую шпильку, и мне страшно. Иногда фары выхватывают верхушки деревьев. Чаще же они пялятся в черную пустоту.

Гонка длится минут десять. У меня кружится голова, кровь из руки размазалась по ставшему скользким рулевому колесу. «Тойота» куда юрче внедорожника.

Я прикидываю, что еще минут пять – и меня догонят.

Теперь началась боль. Она идет откуда-то из глубины руки. Голова кружится все сильнее. Я понимаю, что надо задержать кровотечение, но как? Ведь я несусь по самой опасной дороге из всех – если говорить об островах Карибского бассейна.

Передо мной неожиданно возникает 180-градусный поворот. Я в ужасе торможу до пятнадцати миль в час. Машина накреняется в сторону обочины. Я двигаюсь по каменистой осыпи, возникшей после недавнего дождя. Чтобы объехать ее, прижимаюсь к правой обочине, и тут левое колесо налетает на валун, а правое проваливается в выбоину. Чувство реальности покидает меня.

Правое колесо уже за обочиной. Машина кренится, словно самолет на вираже. Снизу надвигается темнота. Я не сомневаюсь, что вот-вот погибну. Рвусь вверх, к пассажирской дверце. Внедорожник еще касается дороги, однако дрожит и, опрокидываясь, продолжает поворачивать в сторону. Раздается удар, и двигатель глохнет.

С металлическим скрежетом машина переваливается через край дороги, медленно-медленно… Я опять прыгаю к левой дверце и на этот раз выбираюсь наружу, но тут машина уходит у меня из-под ног, и я – невесомый, свободный, с желудком неизвестно где, с болтающимися руками и ногами – лечу следом, в темноту, к своей могиле. Какой бы она ни была.

Птица, дивная тварь, парит в горной вышине…

И еще одна. И еще. Вдруг я понимаю, что они кружат надо мной. Страшно! Я не могу пошевелиться.

Один из грифов опускается на землю, ярдах в двадцати от меня. Потом остальные. Они громко хлопают крыльями.

Я собираюсь с силами и шевелю пальцем. Достаточно. Еда пока не умерла.

Что-то совсем рядом со мной. Я заставляю себя шевельнуть рукой. И все. Силы кончились. Но грифы держатся на расстоянии – пока.

Я слышу мужской голос. Речь ямайская, человек говорит непонятно, что-то вроде: «Господи, господи…»

Сквозь опухшие веки я различаю черное обеспокоенное лицо, вглядывающееся в мое. Потом меня берут под мышки и с трудом поднимают. Теперь я сижу.

Мой спаситель берет меня на закорки, и я впервые могу рассмотреть местность вокруг. Я упал с пятидесяти футов. Впрочем, чуть дальше есть еще один обрыв, спускающийся к широкому, более-менее ровному пространству. Машина, судя по всему, докатилась до края и рухнула вниз. Мельком я вижу банановые деревья и кофейные кусты. Человек, пошатываясь под моим весом, несет меня к своему дому с верандой и крышей из гофрированного железа. Из дома выходит маленькая седая женщина и спешит к нам. Я вижу только покрытую кустами плодородную землю.

Меня кладут в маленький грузовичок, наполненный, кажется, листьями. Женщина удерживает меня в сидячем положении, а мужчина со скрежетом включает передачу. Мы переезжаем вброд неглубокий ручей, взбираемся по крутому каменистому склону и выруливаем на дорогу. Я то почти прихожу в себя, то теряю сознание. Опять оживаю и опять проваливаюсь.

Едем вдоль изумрудно-зеленого склона, по которому ходят черные тени. Я вижу прилавки, небольшое скопление магазинов с названиями вроде «Успокойся!», «Кухни Румяной Кети» и тому подобными. Все надписи – с орфографическими ошибками, отражающими местное произношение. А вот лачуги, раскрашенные поярче: мясник, продовольственный магазин, почтовое отделение с какой-то рекламой и предупреждениями об опасности диабета. Я гадаю, долго ли мне суждено прожить. Вдруг мы оказываемся в городе и сворачиваем влево, к автобусной остановке. Перед нами церковь Святого Фомы Аквинского и длинный ряд прилавков. Потом грузовичок резко сворачивает вправо, к низким розовым строениям с надписью: «БОЛЬНИЦА ВЕСТ-ИНДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА».


Я смутно вижу черное лицо, склонившееся к моему.

– Как вас зовут?

– Фома Аквинский.

– Назовите свое имя, или меня обвинят в убийстве.

В глазах наконец проясняется, и я вижу большую комнату, по которой беспорядочно снуют около дюжины человек. Люди в белом, больные на каталках… Какому-то юнцу разрезали футболку. Глаза у него закатились, он громко стонет. Вокруг столпилась куча народу.

К больному тянется непостижимый моток пластиковых трубочек и проводов.

– Мне нужно узнать ваше имя.

Темнокожая женщина решила попробовать чистый английский, а не местный диалект.

– Гарриус Блейкус.

– Откуда вы, мистер Блейкус?

– Я в отпуске, остановился в «Терранове». Выиграл первый приз – выходные с мисс Ямайка.

– Ну, будьте же умницей. Что с вами произошло?

– Я пошел в поход в Блу-Маунтинс.

– Один?

– Нет, с мисс Ямайка. Меня ограбили.

Медсестра втыкает мне в рот термометр.

– Идти туда одному – глупо, глупо! Вам крупно повезло, что вы живы, мистер Блейкус!

Подошел врач. Во всяком случае, мне этот человек показался врачом. Одетый в белый халат, со стетоскопом, властный, лет около пятидесяти, с черным морщинистым лицом и седыми волосами, он снимает стетоскоп и щупает мой пульс:

– Вы потеряли три пинты крови. Кость руки, слава богу, не задета. У вас изранены лодыжки, но ничего не поломано. Отдохнете два-три дня и будете плясать под волынку.

Простыня вымокла, лоб вспотел. Я весь дрожу. Доктор заговаривает опять:

– И у вас небольшой жар.

– Где я?

– В кингстонском травмопункте. По части пулевых ранений мы накопили больший опыт, чем Вест-Индский университет.

Парень, у которого ранена грудь, начинает громко что-то кричать на густом ямайском жаргоне. Доктор исчезает из моего поля зрения, и я засыпаю.


Теперь вплывают двое мужчин-санитаров. На потолке – сырые пятна и яркие светильники. Все вместе крутится, словно ночной небосвод.

– Он выдержит перевозку?

– Да, только держите его под капельницей.

Мой грохочущий голос заполняет большую комнату и все больничные коридоры:

– Они не медики! Они хотят меня похитить! Они забирают меня, чтобы убить!

Наверное, у меня шевелятся губы. Меня аккуратно поднимают, перекладывая на каталку. Ко мне наклоняется медсестра:

– Вы хотите что-то сказать, мистер Блейкус?

– Они убьют меня, – с трудом шепчу я. – Я знаю, где искать Крест Иисуса.

– Все хорошо. Не волнуйтесь.

Я цепляюсь за ее рукав:

– Не отдавайте им меня!

Сестра освобождается от моей хватки и успокаивающе похлопывает по плечу. Потом что-то тихонько говорит доктору. В следующее мгновение он оказывается рядом. В руках у него шести футовый шприц.

– Это вас немного успокоит.

Я пытаюсь выдрать капельницу, выползти из носилок и пуститься по коридору наутек. Я уже почти дотянулся до капельницы, но хватка у медсестры как у гориллы.

– Вы потеряли много крови, мистер Блейкус. А еще европейцам вредно подолгу бывать на солнце.

Коридор опять оглашается воплями: очередной юнец стонет и держится за голову. Вокруг толпятся его приятели. Мне мерещится, что я вижу открытый мозг.

– Здесь белому делать нечего, мистер Блейкус, – мягко говорит медсестра. – Вас отвезут в замечательную частную лечебницу.

– Мне и тут неплохо… – прошептал я.

– У нас мало места.

Потолок уплывает назад. У парня теперь вся грудь в бинтах, он громко жалуется, что ему порвали футболку. Меня со скрипом катят по коридору. Я ловлю на себе любопытные взгляды, дрожу от холода, парю, словно наполненный гелием шар, потом чувствую на лице жаркий солнечный свет, меня везут по каким-то буграм, грузят в «шаттл», мы взлетаем высоко над Блу-Маунтинс, и Ямайка съеживается до маленькой зеленой точки на бирюзовом карибском фоне, и я слышу запах духов мисс Ямайка, которая почему-то смахивает на головореза из Тренч-Тауна, а он похож на одного из тех стрелявших…

Тихая комната. Легкие простыни. Теплый сухой воздух. Сквозь жалюзи задувает ветерок. С улицы доносится странное ритмичное постукивание, словно прыгают теннисные мячики. Миллион насекомых. Они щелкают и жужжат. Радужная стрекоза задумчиво зависает перед окном – смотрит, нельзя ли чем поживиться. Кидается в сторону. Женский смех, мужской голос.

Комната – светлая, просторная, со вкусом обставленная. Здесь есть плетеные стулья. Я вновь уплываю в сон.


В следующий раз я просыпаюсь уже в темноте. Снаружи доносится шорох. Это волны. Я пытаюсь пошевелиться, но мои руки весят по тонне каждая. Я говорю о метрической тонне или о единице, принятой в Британской империи? Скоро придется идти в туалет.

Я закрываю глаза и засыпаю на целый месяц.


На второй день я чувствовал себя настолько хорошо, что даже сел и стал обдумывать побег. Что было весьма оптимистично, если учесть, что еще только вчера меня до туалета и обратно водили под руки. Два «медбрата». С револьверами за поясом.

ГЛАВА 31

Моя голова превратилась в пушечное ядро. Кто-то заменил мне кровь ртутью, а артерии – свинцовыми трубами. На то, чтобы стянуть простыню и опустить ноги на пол, у меня ушло не меньше минуты. Я сел. Голова кружилась. Из-под толстой повязки выглядывали распухшие пальцы.

Я дождался, пока отступит дурнота, и попытался выпрямиться. Когда я доковылял до окна и оперся на подоконник, мне показалось это настоящим достижением. Я ощущал запах кофе и сырой тропической почвы.

К маленькой тихой бухточке с каменистыми берегами и бирюзовой водой сбегала тропинка. Коротенькая пристань с пришвартованной к ней гребной лодкой, в сотне ярдов от берега – мощный катер с множеством антенн, играющих в солнечном свете. Я смог разобрать его название – «Второе пришествие». Дальше, насколько хватало глаз, белело барашками волн Карибское море.

Синий бассейн очертаниями напоминал человеческую почку. На надувном матрасе лежал человек. Его широкая волосатая спина блестела от пота, руки свисали в воду.

У края бассейна стоял белый столик с розовым зонтиком, на котором красовался логотип мартини. За столом сидела женщина – похоже, без одежды – и потягивала через соломинку какой-то оранжевый сок. Смуглая грудь, темно-розовые соски… Она подняла глаза, улыбнулась и помахала:

– Завтракать?

И кивнула кому-то, скрытому от меня красным козырьком под моим окном.

В следующие мгновение раздался скрип шагов на лестнице. Совершенно лысый человек в рубашке без ворота – один из «медбратьев» – взял меня за здоровую руку и повел вниз по деревянным ступеням. На поясе у него по-прежнему висел черный револьвер. Он смахивал на молодого Коджака[19]. Каждая дверь и каждое окно в доме были открыты, по комнатам гулял теплый ласковый ветер. Когда меня довели до стола, человек из бассейна вытирался полотенцем, а груди Кассандры скрылись под лифчиком бикини.

– Вам стоит поесть, – сказал мужчина густым голосом.

Его лицо покрывали морщины. По-английски он говорил с сильным акцентом. Коджак исчез за стеклянными дверьми, где-то в тенистой глубине виллы.

– Кофе? – предложила Кассандра и налила мне чашку.

Мне пришлось воспользоваться двумя руками.

Я жадно пил сладкую темную жидкость.

Мужчина протянул пачку «Мальборо». Я покачал головой. Он и девушка закурили. Вернулся Коджак с английским завтраком. Все было как следует прожарено. Расставляя тарелки, он нагнулся надо мной. Заткнутый за пояс его шорт револьвер оказался всего в двух футах от меня, но ему не было до этого дела: я вилку и ту с трудом поднимал. Окружающие молча наблюдали, как я ем. Поев, я почувствовал себя лучше. Коджак собрал тарелки и чашки и опять ушел в дом. Вилла была большая, белая, напоминавшая чем-то конструктор «Лего». Она состояла сплошь из террас и вычурных украшений.

Я откинулся на спинку стула.

– Что теперь?

Мужчина тоже откинулся, выпустил дым и задумчиво на меня посмотрел.

– Меня зовут Апостолис Хондрос. Я священник Греческой православной церкви. Говорю это на случай, если вам удастся выбраться. Не исключено, что вы узнаете меня на одной из интерполовских фотографий. А если не выберетесь… В общем, передавая вам эту информацию, я ничего не теряю. Как видите, я с вами вполне откровенен. Мне нужна ваша помощь, мистер Блейк.

– И, надо думать, у вас есть способ уговорить меня.

– Верно. Я намерен добраться до той иконы, мистер Блейк.

– Возможно, ее не существует в природе.

– Мы уверены в обратном.

– Что с остальными?

– С вашими коллегами? И Дебби, и Зоула здесь. Отдыхают.

У меня подвело живот.

– Долтон – один из вас, да? Лерой Або…

Грек хрипло рассмеялся.

– Вижу, вам совсем задурили голову! На самом деле он служил в МИ-шесть. Они воспользовались вами, чтобы добраться до нас.

– И где он теперь?

Мужчина равнодушно махнул рукой с сигаретой:

– Мертв. Дам вскорости ждет то же самое.

– О господи…

Я уронил голову на стол. Кассандра подняла меня за волосы.

– И тебя, – сказала она как ни в чем не бывало, вглядываясь мне в лицо сквозь сигаретный дым. Глаза садистки. – Вот отдал бы мне дневник тогда, в Линкольне…

– Если вы нам поможете, – сказал Хондрос, – мы пересмотрим ваше будущее.

Я с трудом оттолкнул ее руку, откинулся и посмотрел на них обоих. Милосердия в их глазах было не больше, чем в глазах тех грифов. Как же трудно говорить…

– Как только реликвия попадет в ваши жадные лапы, для Дебби, Зоулы и меня все будет кончено.

Грек кивнул:

– Не исключено. Мое благородство – ваша единственная надежда. На что вам еще рассчитывать?

Я взглядом указал на тяжелый серебряный крест у него на груди. Он висел на толстой цепочке.

– Это крест или свастика?

Хондрос улыбнулся:

– Капризничать вздумали, мистер Блейк? Надеетесь меня разозлить?

– Куда мне! С самодовольными типами вроде вас такое не проходит. Мне только любопытно, какой именно психоз лежит в основе ваших действий. Имею я на это право?

– Психоз? – Хондрос состроил на лице озадаченное выражение. – Смирение перед Всевышним – психоз? Но вы, возможно, неверующий. Возможно, вы полагаете, что мир вокруг нас возник сам собой.

– Плохо дело, – вздохнул я. – Вы свихнулись на религиозной почве.

– Некоторые предпочитают потратить короткий земной век на подготовку к вечности.

Я оглянулся на катер.

– Хоть вы у нас и проездом, зал ожидания вам подавай со всеми удобствами.

Хондрос высокомерно улыбнулся. Он загасил окурок в небольшой мраморной пепельнице и вынул очередную сигарету из лежавшей перед ним пачки.

– Вы ведь любите путешествовать?

– Это моя работа. Я ищу старинные карты в глухих закоулках мироздания.

– Венецию хорошо знаете?

– Не очень.

– Площадь Святого Марка знакома?

– Ага.

Он щелкнул маленькой зеленой зажигалкой, поднес ее к сигарете. Поплыла вверх спираль серого дыма.

Грек с удовольствием затянулся.

– Представляете себе собор Святого Марка?

Что-то я припоминал.

– Более-менее.

– А четырех позолоченных лошадей с ипподрома, украшающих фасад этого здания?

– Помню. И что?

Еще один клуб дыма. Я только сейчас заметил, что его пальцы потемнели от никотина.

– Это византийский стиль. Истинная красота… Отправляйтесь в Венецию, Рим, Барселону. Присмотритесь к тамошним изумительным статуям, мистер Блейк.

Вглядитесь в изображения святых, в вытянутые головы и узкие лица. Византийские ваятели и живописцы держались этого стиля целую тысячу лет. О да, византийский стиль! Вот что было похищено у великой цивилизации в тысяча двести четвертом году.

– В тысяча двести четвертом году?

– Латинянами. Во время Четвертого крестового похода. Вместо того чтобы биться с мусульманами за Святую землю, крестоносцы изнасиловали Константинополь, средоточие византийской цивилизации. Византийцы хоть и были братьями-христианами, но числилось за ними одно прегрешение…

Он замолк.

– Какое же? – подыграл я.

– Прегрешение, мистер Блейк, вот какое: они были людьми высокой культуры, ярким пламенем среди темноты и варварства. Они любили искусство и литературу, любили прекрасные творения рук человеческих.

Они мылись, а не смердели. Когда латиняне набили свои корабли золотом, серебром и редкими константинопольскими тканями, когда переплавили бронзовые статуи в пушки, – тогда они сожгли прекрасный город дотла…

У меня возникло ощущение, что этот рекламный спектакль был хорошо отрепетирован. Грек всматривался в мое лицо, стараясь угадать, каковы мои впечатления.

Я сказал:

– Побойтесь Бога! С тех пор прошло восемьсот лет!

Он пожал плечами:

– Мой друг… Пройдитесь среди разрушенных колонн бывшего женского монастыря – нынче там мечеть Фенари Пса, – и призраки убиенных монахинь будут повсюду сопровождать вас. Вы ощутите их живое присутствие. Вы поймете, что захват произошел только вчера. Впрочем, надругательство продолжается и по сей день.

– Я слишком устал для всего этого.

– Оно продолжается, мистер Блейк. За крестоносцами пришли турки. Они вошли в наш город двадцать девятого мая тысяча четыреста пятьдесят третьего года и не освободили его по сей день. Придите в нынешний Константинополь. Что вас ждет? Мечети, выстроенные на развалинах церквей. Церковь святых апостолов, вторая среди константинопольских церквей после собора Айя-София, была разграблена латинянами, а после турецкого завоевания сокрушена дервишами Мехмеда Второго. Сокрушена в течение четырнадцати часов, мистер Блейк. Святыня, которую за четырнадцать часов разбили вдребезги – железными прутьями! Придите к этому священному месту. Там выстроена мечеть. Монастырь Иисуса Христа Вседержителя, растащенный венецианцами, – там теперь тоже мечеть, а императорский гроб служит ножной ванной для входящих турок… Надругательства неисчислимы, а правительство Греции бездействует.

– Вы это всерьез?

– Величайшую несправедливость я приберег напоследок. Я о жульничестве Ватикана, история которого якобы восходит к святому Петру. Что вы знаете о прошлом нашей религии, мистер Блейк?

– Ну вот, – сказал я. – Очередные враки.

– Возможно, вы слышите об этом впервые, но предполагаемое апостольское преемство Ватикана не подтверждено ничем, кроме многочисленных пыток и убийств. Устранение истинных православных епископов – кельтов, саксов, западных римлян – началось в седьмом веке. Эта операция прошла в Испании, Португалии, Италии, Германии, Англии, Галлии… Только на востоке, в Греции, сохранилось истинное преемство. Нынешнее папство – антихрист, возвысившийся через убийство. Нет, не враки, Блейк, а исторический факт. Кассандра, еще кофе нашему гостю.

Та подчинилась. Кофе был чуть теплый.

– Кому до этого дело? Все в прошлом.

– Антиквар, собирающий старинные карты, – и без чувства истории? Как это по-западному! Но надо отдать должное антихристу. Он был последователен. Его политика не изменилась вплоть до недавних дней. В тысяча девятьсот двадцать третьем году, когда Италия отвоевала у Турции острова Додеканес, православные епископы были заменены представителями Ватикана. Самым стойким пришлось или принять сан из рук этих самозванцев, или отказаться от проведения таинств.

– Убедили, Хондрос. Теперь я вижу, что вы дипломированный псих. Только при чем тут икона?

Глаза грека ровно мерцали. Он затушил сигарету и откинулся на спинку стула.

– Вам известна история Подлинного Креста. Вам известно, что он был обнаружен императором Константином, похищен персами, возвращен три века спустя, вновь похищен сначала магометанами, потом латинянами, и, после восемнадцативекового путешествия, он оказался наконец на этом острове. Вы отыщете для нас Крест – или то, что от него осталось. В противном случае вы трое мертвы.

– А после, когда мы его найдем?

– Он будет немедленно возвращен в Константинополь. За этим последуют определенные события.

Секунду я соображал, затем меня начали одолевать самые нехорошие предчувствия. Хондрос ухмыльнулся. Кассандра зажгла свою вторую сигарету. Ее движения были скованны и отрывисты.

– Я все равно что мертвый. Почему бы мне не узнать?

– Мертвый?

Он задумчиво посмотрел мне в глаза:

– Что ж, не стану оскорблять вас пустыми обещаниями. Но вы поможете мне найти икону, чтобы продлить свою жизнь. «Что-нибудь да подвернется».

Я прав?

– На все сто.

– Очень хорошо. Возвращение Подлинного Креста станет символом. Через три дня грузовик, груженный взрывчаткой, с отважной молодой женщиной за рулем, врежется в мечеть Ахмеда Первого в Стамбуле.

Мечеть Сулеймана Великого – возможно, это самая красивая из городских мечетей – постигнет та же участь. Паром, идущий через Босфор к Ускюдару, набитый туристами, которые мечтают насладиться видом рыбачьих деревень и старой крепости Румели-хисары, взорвется и затонет – одновременно с первыми двумя событиями. А следствие, которое займет не один месяц, приведет к «Опус Деи».

– К кому-кому?

– Меня поражает ваше невежество, мистер Блейк. «Опус Деи» – одна из ветвей католической церкви, славящаяся несметными богатствами и давним всеобщим недоверием к ее истинным целям. Их не раз подозревали в связях с фашистами. Вранье, конечно, и они все отрицают, но кто будет слушать крики невиновного, когда так хочется верить в худшее? Только представьте себе охватившее мусульманский мир бешенство.

Несколько дней спустя, – продолжил грек, – легкий самолет с взрывчаткой, зарегистрированный в Боснии, взлетит с тамошнего аэродрома. Он пересечет Эгейское море, и вплоть до последнего мгновения его не засекут радары. Его цель – купол собора Святого Петра. Будут разрушены церкви в Венеции, Барселоне и Риме. Месть! Средства массовой информации поднимут крик: «Мусульмане ответили католикам!» Ненависть, целое тысячелетие томившаяся под поверхностью, вырвется наружу. В нынешней обстановке, когда трут только и ждет поднесенной спички, кто знает, к чему это приведет… Но мы, православные, будем наблюдать со стороны, как наши давние враги рвут друг друга на части. Мы все – от Афин до Олимпии – будем сидеть в барах, пить кофе и смотреть Си-эн-эн.

Согласитесь, мистер Блейк, месть сладка. Мы испытаем эту сладость. И Подлинный Крест, вложенный в наши руки Всевышним, будет символизировать правоту нашего дела.

– Что-то вроде одобрительного знака свыше.

Он холодно на меня посмотрел:

– Если угодно.

– Прекрасно, Хондрос! Представление – высший класс! В какое-то мгновение я вам почти поверил.

Я повернулся к Кассандре, которая хмурилась и недоуменно на меня смотрела:

– На самом деле его интересуют наличные. Он загонит Крест музею Гетти или Ватикану и выручит за него сумасшедшие деньги. Когда ты наконец это сообразишь, он просто вышибет тебе мозги.

Хондрос улыбнулся и помотал головой. Потом закурил очередную сигарету.

– Какие жалкие потуги!

Кассандра откинула голову назад и рассмеялась.

ЧАСТЬ III

ЗВЕЗДНЫЙ ЗНАК

ГЛАВА 32

– Я должен их увидеть. Должен убедиться, что они живы.

Хондрос что-то прокричал по-гречески. Я уставился в сумеречную глубину виллы. Спустя несколько мгновений появилась Дебби; следом шел низенький крепыш с револьвером в руке. Девушка была бледной, на руке вздулась желтоватая шишка размером с кулак. На ее белом, аккуратно заправленном в джинсы свитере зеленели пятна, будто она поскользнулась на мокрой траве. При виде меня ее лицо просияло.

– Гарри!

Она рванулась ко мне, но громила схватил ее за руку.

– Удовлетворены?

– А как Зоула? – обратился я к Дебби.

– С ней все хорошо. Мы живем в одной комнате. Что они собираются с нами делать, Гарри?

Хондрос жестом приказал ее увести, и охранник потащил девушку прочь.

– Гарри!

Но Дебби уже уводили по какому-то длинному мрачному коридору.

– Вы не думайте, сострадание мне вовсе не чуждо, – сообщил Хондрос, не выказывая и намека на что-либо подобное.

Он раскрыл лежавшую перед ним папку и подтолкнул в мою сторону несколько страниц. Я пролистал их своей здоровой рукой: копии второго дневника Огилви.

– Фотокопии, – сказал он. – Мы, несомненно, могли бы его расшифровать, но время поджимает, а вы так славно работали… Займитесь. Сообщите нам, что там говорится об иконе. Вы должны управиться…

Он взял Кассандру за запястье и посмотрел на ее часы.

– Ну, скажем, загадка должна быть разрешена к завтрашнему утру, к девяти часам.

– Не будьте идиотом! На взлом шифра могут уйти недели, а я не специалист.

– К девяти утра. Если к тому времени вы не сообщите нам, где искать икону, мы застрелим Дебби. Дадим вам еще три часа и убьем Зоулу. А еще через три спишем в утиль вас – за плохую работу.

– Не можете же вы всерьез…

– А если вы еще хоть раз заикнетесь, что чем-то недовольны, то я сокращу время до одного часа.

– Дайте мне Дебби и Зоулу. Три головы лучше, чем одна. Они уже чрезвычайно мне помогли: Дебби с ее знанием семейной истории и Зоула как историк-маринист.

– Пожалуй, в ваших словах есть толк, мистер Блейк.

– Мы не сможем работать, когда ваши гориллы дышат нам в затылок.

– Почему бы тебе не воспользоваться ежовыми рукавицами, Толис? – откликнулась Кассандра. – Убеди его ударом молотка по раненой руке. Еще кофе, Гарри?

– Спасибо, не надо. У тебя пахнет изо рта. Или я повторяюсь?

– Пожалуйста, обойдемся без взаимных оскорблений, – обратился к нам Хондрос. – Я не дурак, Блейк.

И понимаю, что ваш ум затуманен болью и что размышления требуют соответствующей обстановки. В вашем распоряжении весь первый этаж и участок – в преде лах ограды. Дотроньтесь до ограды или ворот – вас застрелят. Опустите кончик ступни в море – вас застрелят. Ступите на пристань – вас застрелят. Поднимитесь наверх без сопровождения – вас застрелят. Разумно?

– Вы – сама щедрость. Благодарю. А если мы найдем для вас икону?

– Этим вы заслужите мое расположение.

– То есть, нажимая на спусковой крючок, вы улыбнетесь?

– Вы теряете время, мистер Блейк. Думаю, вам пора приниматься за работу.

Он прокричал что-то внутрь дома. Переговоры велись на греческом. Похоже, обитатели виллы получали инструкции.

Я медленно встал и, нетвердо ступая, пошел в дом.

Там была большая, оснащенная кондиционером гостиная, прохладная после уличной жары. Вбежала Дебби и своими объятьями чуть не сбила меня с ног. Руку сразу охватила стреляющая боль. Зоула была в легком летнем платье; она тоже крепко меня обняла.

– Что произошло, Гарри? Ты опасно ранен?

– Мне попали в предплечье. Обошелся главным образом большой потерей крови. И лишился спортивной куртки. Эти психи выкрали меня из госпиталя.

А с вами как было?

– Мы убежали в лес, но там нас ждало четверо.

– А Долтон? – спросил я.

– Понятия не имею. Они говорят – мертв. Стрельбы там было много.

На лице Дебби застыло беспокойство.

– Они рассказали, чего от нас хотят, Гарри. И что произойдет, если мы не справимся.

– Тогда давайте приступим.

В то мгновение мне больше всего хотелось заползти обратно в кровать.

Со стороны бассейна донесся плеск. Кассандра и Хондрос были в воде. Хондрос плавал как колесный пароход, а Кассандра просто лежала в воде лицом вниз. Мимо бассейна спускалась тропинка, оканчивавшаяся деревянным причалом. У конца причала ждала моторная лодка. Револьвер Кассандры остался валяться на столе у бассейна. Казалось, что особого умения тут не требуется.

– И думать забудь, – вслух промолвил я, беседуя сам с собой. – У окна второго этажа стоит одна из горилл.

Я пошел к столу. Дебби вложила свою ладонь в мою, чтобы меня поддерживать. Зоула взяла листы и, нахмурившись, стала разглядывать ряды значков. Револьвер лежал на расстоянии вытянутой руки.

– Гарри, ты ошибся, – сказала Дебби. – Горилл две, а не одна.

– Как же мы это расшифруем? – поинтересовалась Зоула.

За плеском им ничего не было слышно, но я все равно говорил вполголоса.

– Ты все правильно тогда почувствовала, Зоула. Думаю, это шифр Бабингтона.

– Что что?

Глаза Дебби выражали истовую, но совершенно неуместную веру в ее дядю Гарри.

– Он относится к временам неудавшегося заговора против Елизаветы. Помнишь свою историю, Дебби? Мария Стюарт, королева шотландцев, вляпалась по самое уши. Английские католики считали Мэри истинной королевой Англии – и не без оснований.

– Как так?

– Елизавета была дочерью Анны Болейн, однако английские католики не признавали нового брака Генриха Восьмого, потому что они не признавали его уход от Екатерины Арагонской, потому что это не получило одобрения папы. Получается, что Елизавета – незаконнорожденная и не имеет права на трон. Вполне логично.

– Мне нет ни малейшего дела до этой чепухи. Все, что я хочу, – это выжить.

– Но эта чепуха может спасти тебе жизнь. Заговор был составлен неким молодым человеком, которого звали Бабингтон. Заговорщики были молодыми, очаровательными, наивными католиками. После провала всех их ждала ужасная смерть.

– Как и Мармадьюка Сент-Клера, – сказала Зоула.

– Что еще за Мармадьюк? – спросила Дебби.

– Неважно, сейчас не до того. Заговорщики собирались устранить королеву Елизавету, поднять мятеж и возвести на трон Мэри. Бабингтону требовалось одобрение Мэри, и они некоторое время обменивались письмами. Закодированными письмами, Дебби. На случай, если их обнаружит тюремщик. Все это происходило в тысяча пятьсот восемьдесят шестом году.

– Экспедиция на Роанок была в тысяча пятьсот восемьдесят пятом.

– Ты мыслишь в правильном направлении, Дебби. Бабингтон сплотил заговорщиков вокруг себя в тысяча пятьсот восемьдесят шестом, но задумал все намного раньше. Мармадьюк и остальные участники экспедиции на Роанок действовали, так сказать, загодя. Со смертью Елизаветы они объявили бы, что принадлежащая Марии святыня погребена на семьдесят седьмой долготе. Католический мир мог бы тогда предъявить права и на Южную, и на Северную Америки, а также на новый календарь. Европейские протестанты потерпели бы сокрушительное поражение.

– А шифр, которым пользовался Бабингтон…

– … стал известен Мармадьюку и уже от него – Огилви.

Я помахал Хондросу и крикнул:

– Мне надо позвонить!

В течение нескольких минут все было подготовлено. Кассандра, вся в сияющих брызгах, стояла над Дебби, направив ей в голову револьвер. На столе лежал беспроводной телефон. Хондрос опять курил. Зоула стояла рядом со мной и неотрывно смотрела на Кассандру. Начал я со справочной службы. В Оксфорде сейчас было три часа дня, но я знал, что расписание Фреда жесткостью не отличалось. Он подошел к телефону спустя несколько минут.

– Фред? Это Гарри. Я звоню с Ямайки. Хочу опять воспользоваться твоими мозгами.

– С Ямайки? Занесла же тебя нелегкая!

– С Томасом Брайтом ты оказался прав, Фред. А та рукопись помогла мне найти второй дневник, тоже Огилви, хотя зашифрованный иначе. Я подозреваю, что это код Бабингтона.

– Бабингтон? На Ямайке? Что там… Что вообще происходит?

Кассандра с громким щелчком оттянула курок.

Дебби затрясло.

– Расскажу, когда вернусь. А пока что, Фред, мне надо узнать, что тут за алфавит – Бабингтон ли это вообще.

– Продиктуй несколько символов.

– Тут есть цифры – 2, 3, 4, 7, 8 и так далее, знак бесконечности, заглавная греческая «дельта», еврейская «набла»… Многие символы не принадлежат никакому алфавиту. Например, «~», как в знаке Waffen-SS.[20]

– Несомненно, это Бабингтон.

– Фред, окажи мне услугу. Мог бы ты отсканировать шифр Бабингтона и послать мне по электронной почте на мой обычный адрес? Я скачаю его оттуда.

Нужно позарез.

– Не знаю… – решил поддразнить меня Фред. – Такая услуга тянет на две пинты.

– Я привезу тебе ящик «Ред Страйп».

– По рукам! Через час шифр будет у тебя.

– Спасибо, Фред.

В спальню набилось восемь человек. Я сидел у стола в углу, на котором стоял компьютер и принтер, и скачивал файл. Память меня не подвела: шифр главным образом заключался в замене букв и лишь иногда замещались самые распространенные слова. Несколько страниц можно было расшифровать в течение часа, а если умеючи, то еще быстрее. Я распечатал на принтере несколько копий.

Хондрос взял одну. Догоревшая сигарета обожгла ему пальцы. Он бросил окурок на деревянный пол и растер подошвой.

– Что ж, дамы и господа… Теперь, когда у нас есть шифр, вы нам, похоже, больше не нужны.

– Мне нравится то, что за этим последует, – сказала Кассандра.

Я окоченел. Лицо Дебби побелело. Зоула плотно сжала губы и, словно кошка, приготовилась к прыжку. Казалось, она и вправду сейчас бросится на Кассандру. Но в комнате было еще три молодых человека, вооруженных и стоявших слишком далеко.

– Только на случай осложнений… – продолжил Хондрос. – Переведите-ка оставшийся текст.

– Этим я и займусь, – сказал я.

Мы могли выиграть время. Больше я ни о чем не думал. Мысль о смерти, которая должна была наступить через несколько часов, никак не укладывалась в моей голове.

Поддерживаемый Дебби, я пошел обратно к бассейну. Один из охранников, сунув мне под нос блокнот и карандаш, гордо ушел прочь. Дебби и Зоула сели по сторонам. В гостиной те двое набросились на текст. Кассандра вслух зачитывала символ, а Хондрос искал его в шифре. Выходило у них мучительно медленно.

– Надо что-то делать, – прошептала Дебби.

Я огляделся. Вооруженные охранники рассредоточились по территории. Один стоял на причале, рядом с лодкой. Изо рта у него торчала сигарета. Он бесстрастно рассматривал нас сквозь темные очки. Другой замер наверху, опершись на перила, и смотрел в море.

Еще один растянулся в шезлонге на балконе, с газетой на голове. Он потягивал что-то из большого стакана и ухмылялся нам.

Я сказал:

– Обгоним этих идиотов с переводом.

ГЛАВА 33

«Сэр Фрэнсис Дрейк бросил нас, и мы остались в Новом Свете. Нам троим – Мармадьюку Сент-Клеру, Саймону Солтеру и мне – грозила нешуточная опасность. Как только флаги „Святого Георгия“ скрылись за стеной бури, я принялся всех подгонять: надо было немедленно бежать с острова, пока дикари не поняли, что к чему. Иначе через каких-нибудь несколько часов нас ждал плен. После той бойни не прошло и недели, а возмездия туземцы могли теперь не бояться… О том, что нас ждет в плену, я не смел и думать. Испугались мы до смерти.

Мармадьюк настаивал, что нужно бежать к его сундуку и забрать реликвию. Мы с Саймоном метались от хижины к хижине, собирая объедки. Деревня Уингины после нашего кровавого набега стояла пустой. К несчастью, из той части деревни, что располагалась на континенте, мы были видны как на ладони. Нас разделяла полоска воды шириной в лигу. Возьмись мы за весла прямо там, за нами неминуемо бросились бы в погоню, поэтому мы потащили каноэ через остров. Охотничьи каноэ были слишком тяжелы, и каждый из нас тащил по долбленке с единственным однолопастным веслом. Наши силы не уступали охватившему нас страху. Мы молились, чтобы индейцы подольше ничего не узнали и не поняли.

Подгоняемые ужасом, мы проволокли каноэ целую милю до Шэллоубэгской бухты на западе острова и торопливо побросали в них наши судовые запасы. Несколько черных рабов каким-то чудом добрались до острова, в сотне-полутора ярдов к северу. Как им это удалось, я не знаю. Когда мы оказались на западном берегу острова, они со страшной скоростью побежали к нам. Несколько бултыхнулись в воду. Один из них, хороший пловец, догнал каноэ Мармадьюка и уже мог ухватиться за борт. Негр был молод, где-то моего возраста. Мармадьюк поднял тяжелое деревянное весло и с размаху опустил на голову раба, раскроив тому череп. В это мгновение меня снедала ненависть к нему, но разве у него был выбор? Раб остался плавать лицом вниз, вокруг его головы растекалось кровавое пятно, а мы изо всех сил гребли прочь.

Около мили тянулся остров Роанок. Здесь от больших атлантических волн нас защищали Дальние отмели. Мы не переставали трястись от страха: из-за южного окончания острова могли появиться индейцы – нам наперехват. Но мы достигли опасного мелководья у Порт-Фердинандо и выбрались за Дальние отмели, не приближаясь к враждебному берегу. Нас сразу же залило. Я попытался воспользоваться курткой сначала как черпаком, а потом как губкой. Так было недолго и опрокинуться; пришлось вернуться к отмелям, держась сколь возможно близко к берегу, в непрестанной опасности быть перевернутыми. Мы стремились лишь убраться из этого проклятого места и от его кровожадных обитателей и гребли так, словно за нами гнались все дьяволы ада.

Через час, когда мы приближались к острову Хатораск, на нас вдруг обрушился град стрел. Пришлось опять удалиться прочь от берега – туда, где поджидали опасные волны.

И вот произошло самое страшное. Когда мы плыли вдоль острова, от него отделилась дюжина каноэ. Нас вот-вот должны были отрезать от пути на юг. Повернуть назад значило пойти на верную смерть – нас окружили бы туземцы. В открытом море – захлестнули бы волны.

Мы гребли, пытаясь не дать индейцам перехватить нас. Они издавали странные, пронзительные крики.

Нам удалось опередить их. Я плелся в двадцати ярдах от Мармадьюка с Саймоном. У меня не хватало духу оглянуться, но я слышал всплески и крики за моей спиной. Как я ни старался, расстояние между мной и моими товарищами медленно увеличивалось, а туземцы подбирались все ближе. До них оставалось ярдов пятьдесят. Я выбивался из сил и чуть ли не всхлипывал. Бесполезно. Меня догоняли.

И тогда Саймон Солтер совершил поразительный поступок. Он оглянулся, проревел мне что-то ободряющее и, увидев, что силы мои на исходе, развернул каноэ навстречу туземцам. Его лицо было искажено бешенством и страхом. Когда мы встретились, я крикнул:

– Сэр, не смейте!

Но он оборвал меня:

– Спасай свою шкуру!

Индейцы завопили с удвоенной силой. Мармадьюк оглянулся и опять стал грести словно одержимый. Повернувшись, я увидел Саймона, окруженного вопящими дикарями. Весла взмывали вверх и падали вновь.

Его собственное весло только что опустилось на чью-то шею. Я вернулся к своему занятию и больше не оглядывался.

'Удалившись на милю к югу, мы с Мармадьюком бросили взгляд назад. Погони за нами не было. Справа тянулся незнакомый берег. Мы выбились из сил, но остановиться все равно боялись. Еще через час мы вытащили каноэ на отмель и легли на песок. Дождя, холода для нас не существовало – лишь неимоверная усталость и страх перед дикарями. Разобравшись с мистером Солтером, они могли заняться нами. Мои колени превратились в сплошную рану и кровоточили. И все же я был жив.

Мы перетащили каноэ в более спокойную воду между отмелями и большой землей и отправились дальше на юг, мимо унылых болот. Наконец нас начали терзать жажда и голод, однако пристать к берегу мы не решались. Ветер стих, дождь по-прежнему лил стеной. Спускалась тьма. Мы присмотрели маленькую бухточку и вошли в нее. Я ничего не чувствовал от усталости и даже немного поплакал.

К следующему утру в каноэ набралось на дюйм дождевой воды. К нашему смятению, на песке обнаружились следы дикарей. Сначала мы напились водой из каноэ, а потом отважились на вылазку в глубь острова, где набрели на пресное озерцо и еще раз попили.

Там было полно рыбы, но поймать нам не удалось ни одной. Мы нашли несколько вылежавшихся в воде кусков дерева и соорудили из них сиденья для каноэ, чтобы поберечь израненные колени. Еще несколько плоских деревяшек прихватили про запас, чтобы вычерпывать ими воду.

Мы продолжили путь на юг, растравляя изголодавшиеся желудки немногими кусками влажного хлеба, которые швырнул в мое каноэ Саймон – еще тогда, на Роаноке. К концу дня буря прекратилась, еда закончилась, а голод и холод вернулись. Нашу кожу покрывала высохшая морская соль. Она осела белыми корками вокруг глаз, ушей и на руках, отчего гребля доставляла немалую боль. Как и в прошлую ночь, мы спали на отмелях, дрожа от холода. Но страх погони остался в прошлом.

Мармадьюк и я проснулись только утром. Реликвия и мой дневник были при нас: каждый хранил свое сокровище у себя на груди. Мы осмелились на еще одну вылазку в глубину острова и вновь набрели на пресное озеро. На этот раз нам удалось раздобыть рыбы – с помощью выстроенной из камней плотины.

Рыбу мы съели сырой: с головой, костями и всем остальным. Как же это было вкусно!

Не буду подробно описывать наш путь на юг. Он длился сорок дней, в течение которых я делал кинжалом зарубки на борту каноэ. У меня было время подумать о мистере Солтере. Почему этот человек, всегда казавшийся мне злым и невежественным, не любившим ни меня, ни кого бы то ни было еще, – почему он пожертвовал своей жизнью ради спасения моей? В последующие годы этот вопрос не единожды ко мне возвращался, но я так и не смог найти удовлетворительный ответ. Могу сказать одно: если Небеса существуют, то я уверен, что мистер Солтер – там. Да, Небо и ад таят в себе немало удивительного…

По мере нашего продвижения на юг погода становилась все теплее, а море спокойней. Стояла жара, ослепительно светило солнце. Сначала кожа с нас облезла, а потом мы загорели до черноты. По спокойной воде мы продвигались очень даже бодро, а пропитание добывали, то и дело совершая набеги в глубь побережья.

Время от времени мы видели туземцев. Тогда мы без промедления прыгали в каноэ и отходили подальше от берега. Мы жили с широко открытыми глазами и были всегда начеку.

На сорок первый день путешествия нас схватили испанцы. Я проснулся оттого, что по моим ребрам ударил чей-то башмак. Вокруг столпилось с полдюжины солдат. У берега ждал баркас, а подальше – огромный корабль, наверное галеон. Грубый офицер задавал мне вопросы на испанском. Я не понимал ни слова. Раздраженный моей несообразительностью, он каждый вопрос сопровождал затрещиной. Я счел благоразумным держать кинжал при себе.

Мармадьюк поразил меня: он бегло заговорил по-испански. Отвел офицера в сторону и минут десять или около того о чем-то тихо с ним беседовал. Высокомерие офицера сменилось удивлением. Он взял в руки триптих, отобрал его у солдат и осторожно откинул шелк – так, чтобы никому не было видно. Когда офицер подошел ко мне во второй раз, его отношение полностью изменилось. Мы были усажены в раскачивающийся на волнах баркас и доставлены на корабль.

Мармадьюк держал триптих на коленях, а мой дневник был по-прежнему у меня на груди. Я мог только догадываться, много ли там уцелело за эти шесть недель дождей.

На палубе было полно солдат, точь-в-точь как на „Тигре“. Мы спустились в люк, и затем нас проводили в небольшую каюту и представили капитану. Мармадьюк опять как ни в чем не бывало говорил по-испански, и опять враждебность испанца сменилась сначала изумлением, а затем и почитанием.

В тот вечер мы сели за стол вместе с капитаном и его офицерами. Было выпито немало вина, все шумели и веселились, а центром не умолкавшей ни на секунду беседы, в которой я не понимал ни слова, стал Мармадьюк. Я же радовался шелковым рубашке и штанам, мягкому сиденью, свинине, рису, столовому серебру и серебряным кубкам, пиву, которым я насладился сполна… И еще: наконец-то мне кто-то прислуживал, а не наоборот.

Ту ночь я провел на великолепной койке. Опять качался на волнах корабль, отовсюду доносились скрипы и стоны, а Мармадьюк, хмельной от вина и радостного возбуждения, наговорил больше, чем следовало.

Что плавание к Роаноку было предпринято с тайной целью, я знал уже давно. Теперь же мне стала ясна сама эта цель. Основав колонию протестантов в точности на семьдесят седьмом градусе западной долготы, королева Елизавета рассчитывала ввести новый календарь, изобретенный ее придворным астрономом Джоном Ди, нулевой меридиан которого проходил как раз через эту колонию. Новый календарь превосходил григорианский, введенный Римом, по всем статьям.

В него был встроен тридцатитрехлетний цикл, равняющийся возрасту Спасителя, так что человек мог в точности знать, что он родился, скажем, на четвертом году жизни Господа нашего Иисуса Христа. Пасха, священнейший из всех дней, в точности следовала библейскому времени. Влияние Елизаветы на соседей-протестантов возросло бы неимоверно, а высокие достоинства изобретения Ди заставляли бы все новые и новые народы переходить в протестантство – к унижению папы и позору Испании, которые остались бы с худшим из двух календарей.

Из всего вышеперечисленного следовало, что этим намерениям следовало во что бы то ни стало помешать, и к нам были засланы Мармадьюк, Рауз и Кендалл. Отравлениями занимался Кендалл, в солдат стрелял Рауз, Мармадьюк же взял с собой Подлинный Крест, хранившийся в его семье со времен Крестовых походов. Получился заговор католиков с участием одного протестанта. Но и это еще не все. Святыня, которую поцеловал монарх, подтверждала его божественное право на трон. К этой святыне действительно прикладывались. Только целовала ее не королева Елизавета, а Мария, королева шотландцев. Укрытый на семьдесят седьмом градусе западной долготы, Крест подтвердил бы право Марии на Новый Свет – в преддверии свержения Елизаветы.

Что Мармадьюк католик, я знал и так. Но его участие в заговоре против королевы Елизаветы, после которого на трон должна была взойти ее племянница, Мария Шотландская… Я был потрясен. Еще мне было непонятно, как он мог о таком рассказывать, пусть и пьяный. Вскоре прояснилось и это. Чтобы сохранить мне жизнь, Мармадьюк представил меня как соучастника и помощника. В противном случае меня, протестанта, ждало аутодафе. Моя безопасность покоилась на этой уступке. Кроме того, меня могли допросить, что позже и было проделано доминиканскими монахами.

Мармадьюк рассказал мне, что корабль шел на Ямайку. Там мы должны были остаться до той поры, пока не была бы свергнута королева-протестантка и в Англии не восстановилась бы истинная вера. Еще он добавил, что испанцы знают не все.

– Я рассказал им лишь, что мы помешали намерениям протестантов изнутри. Мендоса, который стоял во главе заговора, знает обо мне и подтвердит мои слова в письме из Испании.

– А Подлинный Крест? Что будет с ним?

– Я сказал им, что беру эту вещь повсюду с собой, как семейную реликвию. Они не знают, что это Подлинный Крест. Хорошо, если и не узнают. Он останется со мной на острове.


Теперь я – пожилой человек, и моя исповедь подходит к концу. Как уже известно долготерпеливому читателю, заговор против Елизаветы провалился. Коро лева Шотландская была казнена. Палачи Уолсингема [21]нашли способ узнать имена остальных заговорщиков.

Имя Мармадьюка во всеуслышание ни разу упомянуто не было. Возможно, с помощью этой уловки его хотели заманить обратно в Англию. Однако он так и не покинул Ямайку.

Пришло время, и я, после всех моих приключений, отправился в Испанию. Я перебрался во Францию, в Кале, посуху, в крытой повозке, после чего на рыболовецком судне переправился в Дувр. К тому времени у меня водились деньги, и, разжившись лошадью, я отправился в мой родной Туидсмьюр.

Я вырос в этой долине, она составляла мир моего отрочества… Теперь мне все казалось здесь маленьким и незначительным. Случилось за это время немало. Не стало матери – ее унес жар, а мой непотребный отчим спился и умер, чему я очень порадовался. Любимый брат Ангус, став зажиточным землевладельцем, в жены взял Джин, младшую из дочерей кузнеца. Я стал дядей. Учитель Динвуди, к тому времени уже совсем седой, встретил меня как давно утерянного сына, и мы провели в разговорах не один вечер.

Фиона превратилась в прекрасную молодую девушку. Я попросил ее выйти за меня замуж и отправиться со мной на Ямайку, где у меня имелись большие плодородные угодья, брошенные испанцами. Она, к моей радости, согласилась, и мы проделали долгий обратный путь – опять через Францию, Испанию и весь Атлантический океан. За время нашей жизни мы еще не единожды возвращались в Шотландию, но лишь ненадолго. Наши корни теперь здесь, на Ямайке. Тут мы и останемся до самой смерти – с нашими тремя детьми.

Подлинный Крест Мармадьюк Сент-Клер, умирая, оставил в мое распоряжение, чтобы я сохранил его для будущих поколений нашей семьи. Здесь (где именно, дано понять только члену нашей семьи) он и укрыт».

ГЛАВА 34

«Я, Джеймс Огилви, сын Уильяма Огилви, туидсмьюрского пастуха и фермера, объявляю сие моим завещанием.

Согласно воле друга моего, Мармадьюка Сент-Клера, я указываю, где сокрыт Подлинный Крест Спасителя нашего Иисуса Христа. Это послужит напоминанием детям моим и внукам моим. Им разъяснено будет значение дальнейшего, а они передадут сие тайное знание грядущим поколениям рода нашего. Дабы Крест остался в руках наших и ничьих других, пишу лишь это:

СЧЕТОВОД

ЗВЕЗДА КОЛЕС ВРЕМЕНИ

МНОГОУГОЛЬНИК


Да хранит вас Господь!

Сие мое последнее слово.

Джеймс Огилви».

– Слава богу!

У Зоулы как гора с плеч свалилась.

Дебби, все еще бледная, выглядела озадаченной.

Я объяснил:

– Мы выиграем время, Дебби. Им придется оставить нас жить до тех пор, пока мы не решим головоломку Огилви.

– А мы можем ее решить? Что это значит?

Я уставился на оставленные Огилви подсказки. «Многоугольник». Он обожал геометрию. «Звезда». Астронавигации его обучал один из ведущих специалистов того времени. Но «колеса времени», «счетовод»! Я потряс головой.

– Понятия не имею. Зато эти психи точно не отгадают. Так что у нас на руках есть козырь.

– Не уверена, Гарри, – сказала Зоула. – Они избавятся от нас, как только мы объясним им значение этих слов. Извини, Дебби.

– В конце концов нас устранят, не спорю. Однако не раньше, чем икона попадет им в руки. До этого нам нужно изловчиться и сбежать.

– И добраться до иконы раньше них, – добавила Дебби.

Я так на нее и уставился. Тут выжить бы, а она все о фамильных сокровищах печется!

– Давай, Гарри! От этого зависят наши жизни!

Зоула пристально смотрела на оставленное Огилви сообщение и водила по нему пальцами. Я опять помотал головой. И тут Дебби удивила меня еще раз.

– Гарри, почему бы тебе не заняться расшифровкой, пока мы с Зоулой поищем способ бегства?

– Ты видел связку ключей в гардеробной? На ней есть метка королевского яхт-клуба.

– Вернись на землю, Зоула. Если ты поднимешься наверх, тебя застрелят. Одна горилла на пристани, две другие смотрят сверху, еще одна бродит за домом.

И это не считая Кассандры и Хондроса.

– Есть предложения получше?

– Я не то что бегать – ходить-то могу еле-еле. Мне отсюда не выбраться. Я выдвину условие: сначала вы выйдете за дверь, и только тогда я отдам расшифровку.

– Вернись на землю, Гарри. Как только ты сообщишь им, что расшифровал сообщение, они выбьют его из тебя пытками. А если не из тебя, то из нас. А потом все равно убьют – всех троих.

Зоула права. О том, что они сделают с Дебби, я не хотел и думать.

– Я не хочу умирать… – прошептала Дебби.

В ее темных глазах застыл страх.

К нам подошел нахмурившийся Хондрос.

– Счетовод? Звезда колес времени? Многоугольник? Что это значит, Блейк?!

Голос у него дрожал. Я пожал плечами. Этот невольный жест вывел его из себя. Он закрыл сообщение Огилви своей пятерней, и от ярости глаза у него выпучились.

– Остановиться теперь? Через семнадцать веков после того, как эти воры его у нас забрали? Из-за какого-то пастушка, который любит загадывать загадки?..

Разберись, что это значит, Блейк! Быстро разберись! Даю тебе срок до полуночи.

– Это нелепо…

– Тогда мы пустим в ход ежовые рукавицы. Начнем с твоей подруги Дебби. Ты будешь решать задачу и слушать ее вопли до тех пор, пока она не умрет или ты не найдешь решение. Понял?

Я твердо на него поглядел и кивнул. Я понял.

ГЛАВА 35

Поначалу я, со склоненной в задумчивости головой, шатался по дому и чувствовал на себе направленные со всех сторон подозрительные взгляды. В конце концов бандиты забеспокоились. Я прикидывал, как бы этим воспользоваться, но придумать ничего не мог. Ходил я еле-еле, и это кружение в итоге совсем меня утомило. Охранников было четверо: один на пристани, один у ворот, а двое бродили где вздумается – то исчезали в доме, то стояли опершись на балконные перила, то разваливались в креслах у бассейна. Отвратительные черные револьверы были всегда при них. Выхода я не видел.

Территория виллы, занимавшая около акра, была окружена девятифутовой оградой. У дома стояло две машины: одна – наша видавшая виды «тойота», другая – черный джип. Похоже, им не стоило труда найти замену тому, красному, который я пустил под откос в Блу-Маунтинс. Единственная колдобистая дорога вела через тяжелые кованые ворота вверх по холму, до вершины которого было несколько сотен ярдов. Далеко в море я видел белое круизное судно, направлявшееся, можно не сомневаться, на Сент-Люсию, Гренаду и так далее. На Ямайке они «отметились» сегодня утром. Точки, в которой я был бы скрыт от глаз охранников, не существовало.

Я вернулся в гостиную и рухнул на диван, подставив себя холодному ветерку из кондиционера. Кассандра, в темных очках и красном бикини, сидела у бассейна и читала книгу в мягкой обложке. Она то и дело откладывала чтиво и намазывала руки и ноги кремом для загара. Хондрос половину времени проводил в разговорах по мобильному телефону. Похоже, расшифровку он целиком переложил на нас. Зоулы и Дебби нигде не было видно – в таком большом доме это и не удивительно.

Что-то притаилось на задворках моего сознания и никак не хотело выходить на свет. Что-то, связанное с Огилви, звездами и календарями. Я встал и закрыл глаза, изо всех сил стараясь думать. Мне предстояло торговаться, и необходимо получить козырь. Кому – в семнадцатом веке, на Ямайке – нужен был счетовод?

Проходя мимо, Дебби сказала:

– Если хочешь попить чего-нибудь холодненького – иди на кухню, Гарри.

Тон самый непринужденный. Я понял намек. Зоула сидела на кухонном шкафчике, постукивая каблуками по дверце. Вокруг не было ни души, но она все равно говорила полушепотом:

– Снаружи есть щиток с предохранителями. Там нужен торцовый ключ-шестигранник, однако можно изловчиться и открыть его пилкой для ногтей. С наступлением темноты мы устроим в доме короткое замыкание.

– Не выйдет. Нам придется удирать отсюда на машине или на лодке, а для этого нужны ключи. Они наверху, на столике в гардеробной, вместе с мобильником Дебби. Представь, как мы бежим наверх за ключами, потом вниз, на улицу, там возня с ключами от ворот, потом заводим машину и уезжаем – все на глазах у этих головорезов. В любом случае один из них дежурит наверху.

– У тебя есть предложения получше? – холодно спросила Зоула.

– Да. Взломать код Огилви и использовать его как козырь в переговорах.

– Это мы уже проходили, Гарри. Ты все им сообщишь под пыткой, или они наставят пистолет на голову Дебби или на меня.

– Десять против четырех. Они собираются пристрелить меня в полночь, если мы не взломаем код, – напомнила мне Дебби.

Она пыталась говорить как ни в чем не бывало, но в ее голосе слышалось отчаяние.

– Как ты там, Гарри? Получается что-нибудь?

– Да, Гарри, как? Получается?

В дверях стоял Хондрос: мобильник в одной руке, всегдашний револьвер в другой, над красными плавками нависает волосатый живот. Мне хотелось сказать что-нибудь хамское, оскорбительное. Вместо этого я произнес:

– Есть кое-какие наметки. Сведения Огилви самые что ни на есть скудные…

– Естественно. Он хотел, чтобы они были доступны только в узком кругу его семьи.

Грек глянул на револьвер и крутанул барабан.

– Поделитесь со мной этими наметками, Блейк.

– Где именно на Ямайке требовался в те времена счетовод? При Огилви здесь была лишь фактория. Проходящие мимо корабли запасались в ней едой и питьевой водой. Им нужно было вести учет – вот здесь-то в уравнение и входит счетовод. К тому времени, как Огилви появился на Ямайке, испанцы оставили Новую Севилью, что на севере, и перенесли столицу в Спаниш-Таун. Гаванью служил Порт-Ройал. Там и спрятана икона. Там, где-то на южном побережье. Пока все.

Хондрос важно кивнул:

– Очень хорошо, Блейк.

Он прицелился Дебби в голову – вытянув руку и прищурив один глаз. Стало совершенно тихо. На лице Хондроса застыло выражение судьи, объявляющего смертный приговор.

– Но мне нужен Подлинный Крест, а не какие-то там наметки. У тебя осталось семь часов и пятьдесят минут.

И он вышел из кухни – так же тихо, как и вошел.

Его босые ступни оставляли мокрые следы. Зоула обняла Дебби. Дебби не издавала ни звука, только плечи ее вздрагивали.

– Он клюнул на эту чушь, Гарри!

Зоула похлопывала Дебби по спине, словно ребенка.

– Так она не в Порт-Ройале? – расслышал я вопрос Дебби; она прятала лицо на груди у Зоулы, а руками обнимала ее за шею.

– Исключено, – сказал я. – Владения Сент-Клеров находились у Сент-Анс-Бея, на севере острова. Помнишь, что сказал Огилви? Что он возделывает землю, брошенную испанцами.

Зоула по-прежнему обнимала Дебби.

– И первая плантация называлась «Севилья-ла-Нуэва», опять же на севере. К моменту экспедиции на Роанок она была заброшена.

Дебби высвободилась из объятий Зоулы.

– На севере?

Я кивнул:

– К западу от Очо-Риоса. А на плантации обязательно был счетовод. Поиски надо начинать не на юге острова, Дебби, а на севере. Согласна, Зоула?

– Именно об этом я и думала. «Севилья-ла-Нуэва». Не Порт-Ройал.

Дебби вытерла глаза своим свитером.

– Вы хотите пустить этих ненормальных по ложному следу?

– Мы им как следует задурим голову. Они отправятся на юг, а мы – на север.

– Значит, мы сбежим? Ты что-то придумал, Гарри?

– Придумывать – ваша забота.

Надежда в ее глазах угасла. Я ненавидел себя в это мгновение.

– Звезда колес времени, – сказал я в никуда.

– Что-то связанное с Днями Пустоты? – ухватилась за мои слова Зоула. – «Немонтеми»?

– Сомневаюсь, что тут есть связь. Мне думается, он говорит о большом колесе, пятидесятидвухлетнем цикле.

– Может, хватит молоть чепуху? – вмешалась Дебби.

– Майя и ацтеки были помешаны на календарях и вообще времени. Их жизнь веками подчинялась…

– И что? – нетерпеливо перебила меня Дебби. – Ты извини, скоро полночь, когда мне вышибут мозги. Что ты собираешься предпринять? Ты лишь говоришь об ацтеках и колесах времени. Даже я знаю, что ацтеки жили в Мексике, а не на Ямайке, и о колесах они слыхом не слыхивали.

– Но араваки жили именно в Центральной Америке, – ответила Зоула.

– Зоула не совсем права, Дебби. Коренными ямайцами были тайно, а не араваки, хотя это неважно. Какой-то индеец прыгнул в каноэ и пришел на Ямайку. Кто бы это ни был, он был помешан на времени и принес свою культуру с собой. Огилви не мог устоять и воспользовался их календарями для шифровки сообщения. В этой экспедиции все крутилось вокруг календарей.

Зоула не могла допустить, чтобы последнее слово осталось за мной.

– Перестань заниматься казуистикой, Гарри. Тайно – родственники ацтеков. Но тут есть одна загвоздка: ко времени прибытия Огилви они все умерли от непосильной работы на испанских плантациях.

– Кто-то мог и выжить… – возразил я.

– Перестаньте же наконец препираться! К чему нам все это? – спросила Дебби с отчаянием в голосе.

– Это может спасти тебе жизнь, Дебби, – сказал я. – У ацтеков было два календаря. В первом насчитывалось триста шестьдесят пять дней, поделенных на восемнадцать месяцев, по двадцать дней в каждом, так что пять дней оставались неучтенными. Они назывались Дни Пустоты, когда не полагалось ни огня, ни еды, ни секса. Но у них имелся второй календарь, священный. В нем было двести шестьдесят дней, поделенных на тринадцать месяцев по двадцать дней в каждом.

Так что отсчитываешь триста шестьдесят пять дней и оказываешься в начале первого цикла, после двухсот шестидесяти – в начале второго, а спустя пятьдесят два года[22] – в начале обоих. Два больших колеса, на которые нанесено время.

Я пытался пояснить свои слова, вращая руками и изображая шестерни, но без особого успеха.

– Так ты слушай. Год длиннее трехсот шестидесяти пяти дней (на шесть часов), и получается, что через пятьдесят два года оба календаря отстают уже на двенадцать дней.

– Хорошо, Гарри. И что? Как это спасет мою жизнь?

– Чтобы к концу пятидесятидвухлетнего цикла привести календарь в соответствие с временами года, они следующие двенадцать дней выкидывали из счета. В это время выполнялись грандиозные обряды, устраивалось шествие к Холму Звезды и совершалось полуночное жертвоприношение пленника. Его раскладывали на земле, вырезали сердце, а на его месте возжигали огонь. Тут-то у нас все и сходится, Дебби. Это и есть ответ на вторую загадку Огилви. Он упоминает священную звезду. Это – Звезда Колес Времени…

– Известная также как Звезда Возжигания, – добавила Зоула. – Полагаю, это есть на ацтекском календарном камне, описанном в тысяча восемьсот десятом году Гумбольдтом.

– Нет, там показана смена мировых эпох во времени. Скорее это есть у Ланды, в книге тысяча пятьсот восемьдесят шестого года.

– Я думала, она утеряна, Гарри.

– Так оно и было в течение трех столетий, однако ее нашли – в Мадриде. Лишь твое невежество…

– Прекратите! – сжала кулачки Дебби. – Вопрос идет о жизни и смерти. Что еще за звезда?

– Альдебаран. «Глаз быка». Яркая красная звезда в созвездии Тельца.

Зоула несколько раз прошлась взад-вперед. Потом надула щеки.

– Может, тут что-то и есть. Найти на старой испанской плантации что-нибудь, имеющее отношение к счетоводу, и провести линию к точке, в которой Альдебаран появляется над горизонтом.

В моей раненой руке пульсировала боль.

– Найти ближайший многоугольник, чем бы он ни оказался. И там, где этот многоугольник, или под ним, ты и найдешь свою икону.

Я повернулся к Дебби:

– Думаю, она у нас в руках.

– Ну и ну! Здорово! Какие вы крутые! – ответила она. – Ладно. Только величайшим умам по плечу такое.

А уж придумать, как отсюда выбраться, вам и вовсе раз плюнуть.

ГЛАВА 36

Я нарезал еще несколько кругов по вилле. Моя голова была склонена – будто в глубоком раздумье.

Время от времени я посматривал по сторонам. Большой розовый овал солнца коснулся горизонта и пошел вниз, во всем своем малиново-желтом великолепии, пересеченном тут и там черными полосами. У меня никак не получалось представить себе, что это мой последний закат.

Картина была ясна: человек на пристани, человек у ворот (Коджак) и двое наверху. Молодые греки, которым дали указание оставить нас в покое. Ни один дюйм ограды не был оставлен без наблюдения. А еще они хотели есть, ходить в туалет и пить. При здешней жаре пить они должны много…

Вскоре солнце начало совсем исчезать, а окрестные холмы огласились криками местных насекомых, словно бы подражающих писклявым фанаткам. Когда небо потемнело, появились Кассандра с Хондросом, оба элегантно одетые, будто собрались куда-то на вечер.

На Кассандре – узкое розовое платье, маленькая сумочка и гирлянда золотых украшений, Хондрос – в черных брюках, черной шелковой рубашке и со «свастикой» на шее. Он не обратил на меня внимания, а Кассандра искоса бросила сладострастный взгляд. Они залезли в ждавший у ворот полноприводный «крайслер». Коджак открыл ворота, и я проследил, как исчезли за холмом красные огни.

Вышли две-три звезды. До полуночи оставалось около пяти часов.

Из какой-то будки послышался клацающий металлический звук, и всю территорию – бассейн, джакузи, ограду и саму виллу – залили потоки света, будто автомобильную стоянку при торговом центре. Я все еще не видел выхода, а прогулка изнуряла меня.

Во время очередного обхода в кухне зажегся свет, и я заметил Дебби, которая чем-то занималась у раковины. Чуть позже до меня донесся запах готовящейся еды.

Из дома вышла Зоула.

– Гарри, есть хочешь?

Я не хотел, но в ее голосе было что-то еще. Мы пошли к стеклянным дверям.

– А вы? – резко спросила Зоула, глядя на Код-ясака.

Тот вынул револьвер из-за пояса джинсов, помахал нам с Зоулой, веля идти к дому, и крикнул что-то своему коллеге на балконе.

Длинный кухонный стол был накрыт на семерых – похоже, для нас троих и четырех горилл. Горели свечи. Я решил, что женщины немного переборщили с гостеприимством: скоро эти люди будут всаживать в наши тела одну пулю за другой.

Вошли двое гангстеров, дежуривших наверху. Человек с пристани не появлялся.

Жара было ужасной. В раковине стояла миска с залитой водой картошкой, которую чистила Дебби. Зоула поставила на электрическую плитку тяжелую сковороду. Оглянувшись через плечо, она сказала:

– Как в моей гринвичской квартире, Гарри.

Чтобы увязать ее замечание со сковородкой, мне понадобилась секунда.

– Вы с Дебби готовите что-то особенное, – ответил я, и сердце в моей груди так и забилось.

– Ты прямо в точку.

«Что-то особенное».

– Кажется, мы почти решили ту задачу, – сообщила Дебби стоявшему рядом молодому человеку.

– Ага…

Ему было все равно. Он стоял за спиной Дебби и, не скрываясь, осматривал ее с головы до ног.

А решать было что. Все они стояли на расстоянии дальше вытянутой руки, и каждый держал по пистолету. Я не понимал, где дамы собирались искать ответ.

– Да, – согласилась Зоула, – Я думаю, у нас получилось. Гарри, не нарежешь хлеба? Мы хотим сделать тостики.

Хлебница стояла на кухонном комбайне. Я поплелся к ней, показывая всем своим видом, что едва передвигаю ноги. Коджак отступил, не сводя с меня внимательного взгляда. Я оглянулся в поисках хлебного ножа, нашел его в ящике стола.

– Ты уверен, что тебе это по силам, Гарри? – спросила Зоула, и я наконец понял, к чему она клонит.

– Само собой.

Дала себя знать армейская закалка.

– Тут слишком много, – сказала Дебби.

Она окунала филе рыбы в масло и складывала куски на тарелке. Зоула торопливо подбежала, схватила тарелку и вернулась к сковороде, оттолкнув по дороге одну из горилл.

Теперь их план был мне совершенно ясен. У Зоулы сковорода, у меня нож. Дебби, уверен, сейчас понадобится помощь. И точно, она поворачивается к своему соседу с очаровательной улыбкой на лице.

– Почистите картошку, а то я боюсь ногти испортить.

Громила сует за пояс револьвер. Дебби идет ко мне и берет пару кусков хлеба. Наши взгляды пересекаются – на кратчайшее из мгновений.

Я, вцепившись изо всех сил в рукоятку ножа, режу и режу хлеб. Мои костяшки побелели, рука от напряжения болит. Это должно произойти в ближайшие несколько секунд – иначе у меня кончится хлеб и повода держать нож не останется.

Дебби вкладывает хлеб в тостер (омерзительную желтую штуку рядом с раковиной). Руки ее соседа погружены в воду.

Вдруг Зоула обеими руками сжимает ручку сковороды. Дебби хватает тостер. Сковородка взмывает в воздух. Следует сокрушительный удар. Масло и куски рыбы веером разлетаются по всей кухне. Мой нож входит Коджаку в низ живота – со всей силой, на какую я только способен. В моей голове раздается голос Динвуди:

«Защититься от удара снизу – вот такого – нельзя!»

Все как в замедленной съемке.

Дебби швыряет тостер в раковину. Что-то жужжит, словно рассерженная пчела. Вспыхивает и тускнеет свет. Коджак оседает на пол. Неожиданная боль и страх заставляют его открыть рот. Сковорода Зоулы крепко впечатывается в лицо бандита. Сосед Дебби выгибается назад. Его глаза вот-вот выскочат из орбит. Короткие черные волосы стоят дыбом. Потом свет гаснет совсем, и теперь я понимаю, зачем на столе свечи.

Дебби перепрыгивает через корчащееся тело своей жертвы. Я кидаюсь за ней, но Зоула кричит:

– Не туда! Назад! – и показывает на дверь за моей спиной.

Я бегу через маленькую темную кладовку, набитую консервами и мешками. Зоула мчится за мной. Мы выскакиваем в жаркую ночь. Шумят насекомые. Небо усыпано звездами. Вопит человек на пристани. Его не видно. Опять кричит, теперь ближе. Между Зоулой и мной появляется Дебби. Она тяжело дышит. В ее руке позвякивают ключи. Надеюсь, что звук не послужит наводкой.

«Тойота» стоит у края дома, на виду у человека с пристани. Зоула выглядывает за угол и поднимает ладонь, приказывая нам остановиться. Длится мучительное ожидание. С черного хода доносятся стоны Коджака. Наверняка это Коджак: те двое или без сознания, или мертвы.

Зоула неистово машет рукой: «Вперед!» Согнувшись вдвое – не знаю зачем – делаем рывок к машине. Дебби садится за руль, включает зажигание и втыкает передачу, а мы с Зоулой еще только запрыгиваем в машину.

– Где хренов свет?! – кричит Дебби.

– Не включай! Ворота открыты! – кричу я в ответ.

Мы едва различаем высокие стойки ворот. Дебби направляет машину между ними. Двигатель и покрышки нестерпимо визжат. Следом тянется лента легкой пыли.

– Он выбрался! – кричит Зоула с заднего сиденья.

Я оглядываюсь. Вдоль белой стены виллы вспыхивают желтые огни, но мы уже на холме. Каждые несколько секунд машина с грохотом влетает в выбоину.

За домом, далеко в море, переливается огнями круизной теплоход – разукрашенный, словно в Рождество.

Вот мы уже за холмом. Дорога становится шире. Дебби нашла головной свет и, как настоящая трюкачка, швыряет машину из стороны в сторону, пытаясь увернуться от чернеющих колдобин. Еще несколько сотен ярдов мы несемся сквозь лес, потом начинается асфальт. Дебби сворачивает вправо и притапливает педаль.

Зоула хохочет как безумная, моя рана болит как одержимая, я вспоминаю электроказнь тостером, нож и размозженный череп, а на ум мне приходит строчка из Джейн Остин – что-то насчет дам. Что они растения. Очень хрупкие и ранимые.

ГЛАВА 37

– Тормози!

Дебби съехала на обочину, вдоль которой тянулся ряд прилавков. Из-за угла хижины выплыл их хозяин. Зоула побежала на хозяйственный рынок. Мы были на окраине Орокабессы. Спустя несколько минут Зоула вернулась – с тремя фонариками, связкой лопаток, киркой и, как ни странно, калькулятором. Дорога особых штурманских навыков не требовала, так как почти все время мы ехали вдоль побережья. Только однажды я предложил свернуть, чтобы срезать большой полуостров. В результате мы потерялись и минут двадцать плелись за грузовиком, у которого не горело ни одного габаритного фонаря. Дебби кипела от злости, а Зоула исходила сарказмом по поводу торговца картами, который не умеет эти самые карты читать.

Наконец мы выбрались обратно на прибрежное шоссе, и Дебби погнала так, что стало страшно. Ей приходилось то и дело вилять, чтобы не угодить в колдобину, а крупный и мелкий рогатый скот она разгоняла при помощи клаксона.

– Пусть кто-нибудь подержит фонарь, – потребовала Зоула.

Я переполз на заднее сиденье и осветил ей страницу. Зоула чертила маленькие сферы с треугольниками на них и составляла какое-то уравнение. Я узнал синусы и косинусы, знакомые еще со времен школы.

– Сферические треугольники, – сообщила она. – Узнаёшь формулу косинуса, Гарри? Вряд ли… Будем надеяться, что толку от моих вычислений будет больше, чем от твоей навигации.

Зоула начертила очередную небесную сферу и выписала несколько цифр. При взгляде на эти цифры казалось, что они написаны рукой пропойцы: трясло нас нещадно.

– Солнце оказывается в созвездии Тельца к концу мая.

Она принялась тыкать в калькулятор.

– Отлично. Альдебаран в это время – где-то между пятнадцатью и двадцатью градусами к северу. Пусть склонение равно восемнадцати градусам. Разумеется, на какой широте Ямайка, ты понятия не имеешь…

– На восемнадцати градусах северной широты, – ответил я. – Неужто не знала, навигатор ты наш?

Еще несколько цифр.

– Готово. На этой широте, когда Альдебаран появляется над горизонтом, его прямое восхождение равно примерно семидесяти градусам.

Она поглядела в темноту за окном:

– Где мы?

– Подъезжаем к Очи, – ответила Дебби; в ее голосе слышалось напряжение. – Яма!.. Поздно!

Последовал сотрясающий удар.

– Отлично, – сказал я. – Если Зоула в своих суммах ничего не напутала, мы найдем эту испанскую плантацию, поглядим, есть ли там что-либо, имеющее отношение к счетоводу, возьмем заданный азимут – семьдесят градусов – и посмотрим в том направлении.

Если увидим многоугольник, то икону мы, считай, нашли.

Из темноты возник одинокий красный стоп-сигнал. Дебби затормозила и пристроилась, исходя от нетерпения, за цементовозом, из которого капала вода.

– Как в книге про пиратов. Место отмечено крестиком. Мы и вправду ищем сокровище на Ямайке…

– Вот-вот найдем. Только не забывай про конкурентов.

– Как он меня достал!

Дебби посигналила, включила дальний свет и притопила педаль – мы буквально процарапались мимо грузовика. Не прошло и часа, как мы неслись по улицам Очо-Риоса. «Жареные цыплята», ярко освещенное круизное судно, курорты, рестораны… Этой дорогой за три дня до этого нас вез Норман Смерч, только в противоположную сторону.

Я сказал:

– Эдак мы уже минут через семь-восемь будем на месте.

Через пять минут я склонился через плечо Дебби.

– Помедленней.

И вот в свете фар мы прочитали: «Нуэва Севилья». Дебби снизила скорость до черепашьей и свернула влево.

– Выключи фары.

Месяц осветил узкую извилистую дорогу, еле заметно поднимающуюся вверх. Она вела к низкому белому зданию, залитому ровным светом прожекторов.

– Главный дом, – предположила Зоула. – На каждой плантации должен быть главный дом.

Проселочная дорога уходила влево от шоссе. Дебби проехала по ней еще несколько ярдов и встала. Мы молча озирались по сторонам.

– Никого, – сказала Зоула.

– Откуда тут кто возьмется-то? Без нас им ту загадку нипочем не решить, – неуверенно ответил я.

– Ты ведь направил их в Порт-Ройал, верно?

По голосу Дебби было слышно, что она нервничала.

– Тогда почему мы так натянуты – словно скрипичные струны? – спросила Зоула.

– Дебби… Может, тебе лучше исчезнуть? Мы с Зоулой будем ждать тебя где-нибудь на шоссе.

– Издеваешься?

По плантации были разбросаны низкие полуразрушенные строения. Местность просматривалась не дальше чем на полумилю. Мы вышли и тихонько закрыли дверцы машины. «Почему мы крадемся?» – подумал я. Дебби перегнулась через перила и посмотрела с моста вниз. Слышалось журчание воды.

– Что ищешь, Гарри?

– Что-нибудь имеющее отношение к счетоводу.

– Счетовод? Откуда здесь взяться счетоводу, будь он неладен?

– Где бы он ни был, нам надо поторапливаться.

Мы разделились. Лучи наших фонариков ощупывали пядь за пядью. Я уже подбирался к главному дому и начал беспокоиться, нет ли тут охраны, когда услышал сдерживаемый крик откуда-то снизу холма. Радостный голос Дебби:

– Сюда! Нашла!

И вправду. Табличка гласила:

«ДОМ СЧЕТОВОДА

Испанская кладка. Счетовод надзирал за работами.

В больших поместьях – таких, как это – держали обычно двух надсмотрщиков: один наблюдал за рабочими в поле, а другой – на фабрике».

Прибежала Зоула. Она громко шептала:

– Наконец-то! Наконец-то!

Отсюда мы видели море. Небо усыпали звезды, раскинулся от края и до края Млечный Путь. Великолепная красная звезда так и бросалась в глаза. Ничего удивительного, что Огилви воспользовался ею как естественным ориентиром.

– Это и есть Полярная звезда? – спросила Дебби, показывая на Арктур.

– Нет. Ее можно найти с помощью Большой Медведицы. Полярная звезда вон там.

Она висела над морем, чуть выше линии горизонта. Я вытянул руку:

– А это – наш азимут, семьдесят градусов.

Тут Дебби изящной рысью разбежалась по траве и перепрыгнула через низкую ограду. Сердце у меня забилось. Мы и вправду искали клад. Чудеса!

Следуя указаниям, мы вернулись к дороге, на которой Дебби оставила машину, перешли мост, и вот…

«НУЭВА-СЕВИЛЬЯ. ЦЕРКОВЬ

1524–1534

В 1524 году по распоряжению аббата Петера Мартира началось возведение каменной церкви. Вот как описывает эту церковь Ганс Слоун, видевший ее в 1688 году:

„В церкви три нефа с рядами колонн. Очень хороши западные врата“. Церковь выстроена в готическом стиле, так что в ней применены контрфорсы. Форма – многоугольник. Найдено несколько фрагментов здания, в том числе лепнина, фестоны, херувимы».

– Это оно! Правда, Гарри? – прошептала Дебби.

Ярдах в тридцати стоял ряд домов. Сквозь шторы пробивался свет.

– Многоугольник.

– И я готова поспорить, что икона закопана как раз посредине, – добавила Зоула, тоже шепотом.

– Ее, возможно, оттуда давным-давно забрали. Сколько-то веков тому назад какие-нибудь работяги взяли и выкопали.

– Ах, Гарри! Только не после всего того, что нам пришлось перенести, – услышал я рядом голос Дебби.

Мы крались вдоль развалин. Ночной скрип насекомых уже начался. Зоула посветила фонариком в дверной проем и крикнула:

– Эй!

Археологический раскоп. Все как положено: брезент, ступенчатые склоны, ведра, лопатки и веревки, натянутые в виде аккуратной прямоугольной решетки.

Мы обалдело водили фонариками, освещая каждый угол. У меня кружилась голова.

– Дядя! – раздался местный говор. – Что надо?

Дебби тихонько взвизгнула, а я так чуть из шкуры не выпрыгнул. Рядом стоял мальчик лет четырнадцати. В руках он держал банку из-под варенья, в которой плавали большие прозрачные креветки.

– Ты меня испугал, – сказала Дебби.

Испугал! Да я со страху чуть не помер!

– Археологи здесь давно работают? – спросила Зоула.

– Теперь мой дедушка тут все купил. Я отведу.

Мы пошли за мальчиком. В поле стоял одинокий дом с крыльцом и крышей из гофрированного железа.

– Дед здесь?

В глубине дома кто-то закашлялся. К нам вышел старик с палочкой. Из его приветствия мы не поняли ни слова, но он доброжелательно помахал нам, чтоб входили. Мальчик прошел вперед и исчез в доме. Пахло едой.

Гостиная была тесной. Комнату освещала свисавшая с низкого потолка лампочка без абажура. В одном углу стоял телевизор, в другом – несколько ящиков с подушками и одинокое кресло. На буфете выстроились семейные фотографии и пара свечек. Над буфетом висело зеркало, слева от него – прикрепленный к стене упаковочной клейкой лентой портрет Хайле Селассие[23] (вырезанный из журнала), а справа висел на гвоздях Подлинный Крест.

Из кухни донесся постепенно нарастающий женский крик.

– Ты что, совсем балбес?! Кыш! Воды принеси! Указанной в средневековом описании серебряной отделки не было. В древесине остались углубления – судя по всему, от драгоценных камней. Но сам триптих сохранился. На двух створках проглядывались изображения: мать и дитя – на левой, распятый Христос – на правой. Увеличенные глаза, удлиненные лица, заостренные подбородки… Так писали в Византии. В центральную же часть был вделан прямоугольный кусок дерева, где-то шесть дюймов на двенадцать. Сучковатая древесина казалась старой, ее словно из воды выловили. Или этому куску просто-напросто было две тысячи лет… Если не считать серебра и камней, предмет перед нами точь-в-точь совпадал с тем, что описал Огилви.

Наши вытянувшиеся лица заставили мужчину перейти в оборону:

– Это не из той ямы! Это наше! Очень давно!

– Я хотела бы его у вас купить.

– Сколько дашь?

– Сотню американских долларов.

– Он дедушкин… Во как!

«А то и прапрадедушки», – подумал я.

– Двести долларов, но больше не просите.

– Триста! За триста – отдам.

– Договорились, – невозмутимо сказала Дебби.

Она отвернулась и полезла под свитер, а когда опять встала к нам лицом, то держала в руке пачку американских долларов. Мы с Зоулой едва заметно переглянулись. Ее лицо было белым, а по моему градом катился пот.

Дедушка ухмыльнулся:

– Нехорошая штука. Она мне не нравилась.

Гвозди, на которых висел триптих, были вбиты в углубления из-под камней. Дедушка прислонил палку к буфету, снял со стены икону и протянул ее Дебби. Складывалась она легко. Отсчитывая деньги, девушка сунула ее под мышку. В дедушкину ладонь ложились купюра за купюрой. Длилось это лет сто, не меньше. Я только к концу понял, что все это время не дышал, и начал ловить воздух ртом.

Дедушка махал нам, стоя в дверях.

– Вот так купила! Вот так молодец! – выкрикивал он в темноту.

Огилви назвал бы это иронией в духе Сократа.

– Нехорошо получилось, – раздался голос Зоулы. – Выходит, мы его обманули.

– Я – Дебора Инеса Теббит! Триптих уже тысячу лет принадлежит моей семье! Это моя собственность. Он – мой.

Меня бросает в пот. Все никак не может дойти… Просто не верится, что икона у нас в руках! Осталось лишь добраться до машины и сбежать отсюда. Еще несколько секунд – и все!

У других на уме то же самое. Сначала мы идем быстрым шагом, потом переходим на рысь, потом бежим.

Только я открыл рот, как кто-то заговорил на хорошем средиземноморском английском. Голос раздавался из маленькой церкви, мимо которой мы только что пронеслись.

– Спасибо! От всей души вас благодарю. Сам бы ни за что не нашел.

Нас освещает свет четырех фонариков, с четырех сторон света: с севера, юга, запада и востока.

ГЛАВА 38

– Судебная энтомология, например, тут не поможет.

Профессор – во всяком случае, так я называл его про себя – рассматривает разложенный на столе триптих. Он водит по нему большой лупой и бубнит про древесину и ДНК. Я мысленно поместил его в третьесортный университет где-нибудь на севере Англии.

А профессорское звание (если оно у него вообще было) он получил, как пить дать, через умение доить всякие фонды и ученые советы.

Они ждали, что мы убежим, даже хотели этого. За нами следовал конвой машин с выключенными фарами – по темному прибрежному шоссе, до самой «Севильи-ла-Нуэвы». Хондрос забрал у Дебби икону. Она принадлежала ее семье тысячу лет, а в ее руках не пробыла и минуты. Откуда ни попадя выехали машины, и нас всех распихали – по одному в каждую. Мы проехали обратно, сквозь все ту же темную ночь. Миновали Очо-Риос и пронеслись по пустынному побережью назад. Я сидел между двумя людьми, которых видел впервые в жизни. Оба непрерывно курили, но моя тошнота не имела к дыму никакого отношения.

«Лего»-дом было видно даже в темноте. Его побеленные стены мерцали в свете звезд. Большой катер по-прежнему ждал в лагуне, и у меня мелькнула мысль: вот бы прыгнуть в него и исчезнуть среди океанских просторов…

Электричество починили, а зарезанные, оглушенные и убитые электрическим током куда-то делись. Возможно, их вышвырнули в море. Мы сидим на диване в гостиной, который так низок, что встать с него – целая задача, так что о неожиданном прыжке не может быть и речи. Я вижу перед собой новые лица: опять греки, насколько я могу судить. Во всяком случае, оттуда, из Средиземноморья. «Инспектор Менем» тоже здесь, и в каждой руке у него по пистолету, при том что пленных всего трое и они безоружны. В противоположном углу сидит молодой черный ямаец и сворачивает большой косяк. Судя по всему, он обеспечивает их оружием, которое на Ямайке добыть не труднее, чем пачку сигарет. Кассандра ловит мой взгляд и холодно улыбается.

Хондрос и профессор примерно в десяти футах от нас, у дальнего конца стола. Кассандра в одном углу, ямаец в другом – до каждого не меньше пятнадцати футов. Дебби сидит слева от меня и хватает ртом воздух. Меня душит беспомощная ярость, смешанная с чувством вины, что она здесь оказалась. Дебби старается не распускаться.

Бубнеж профессора близится к завершению. Вывод подается с самодовольством и уверенностью, свойственными любому человеку ограниченного ума. Хондрос требует подтверждения:

– Это может оказаться той святыней?

Профессор кивает:

– Конечно, точный ответ даст датировка по содержанию углерода-14. – Он торжествующе улыбается. – Но я могу с полной уверенностью исключить вероятность хитроумной современной подделки.

Наш смертный приговор.

– Благодарю вас, профессор.

Хондрос складывает триптих.

– Наверное, вам пора. Кассандра, позаботься о полагающемся доктору гонораре.

Профессор чуть-чуть наклоняет голову.

– Я бы предпочел быть вдалеке от этого острова, – он поглядывает на пленных, – до того, как начнутся неприятности.

Хондрос вкрадчиво улыбается:

– Не бойтесь, доктор. К тому моменту, как здесь что-либо произойдет, вы давно будете в пути!

Кассандра медленно идет через комнату. Профессор опять смотрит в нашу сторону – на этот раз в его глазах читается легкое беспокойство.

– Понимаете ли, они видели мое лицо…

– Об этом можете не тревожиться, профессор.

Она поднимает револьвер.

Профессор не сразу понимает, в чем дело. Когда происходящее становится очевидным – когда палец Кассандры ложится на спусковой крючок, – он издает тонкий жалобный крик и вскидывает ладони, словно защищаясь от пули. Раздается сухой выстрел, тело профессора падает на пол. Его голова бьется о мраморные плиты. Красное пятно в середине груди расплывается по галстуку и рубашке.

Кассандра говорит:

– Доктор Каплан свой гонорар получил.

Она невозмутима. Дебби тихонько всхлипывает.

Кровь образует красную лужу и начинает растекаться по полу. Хондрос чешет в затылке:

– Ох и болтун же он был!

– Вы бесчеловечны!

Я понимаю, что зря это сказал. Понимаю, что не надо их провоцировать, не надо привлекать к себе внимание. Но поделать с собой ничего не могу.

Все болтают по-гречески. Кто-то отпускает шуточки. Некоторые поглядывают на Дебби. Молодой ямаец поднимает пистолет и щурится на него сквозь дым от косяка. Если нырнуть под стол, то на какое-то мгновение я получу защиту. Дерну Хондроса за ноги, он упадет, я схвачу его револьвер и направлю ему в голову. Пока банда будет размышлять, что произошло, Дебби с Зоулой убегут. Я понимаю, что это глупость. Понимаю, что моя тактика обречена на неудачу. Но… Есть другие предложения? А старомодная мольба о пощаде… Скорее это увенчалось бы успехом с грифами.

– Что теперь? – каркаю я.

Хондрос смотрит на часы:

– Времени у нас в обрез. Я хочу покинуть этот отвратительный остров и к завтрашнему дню быть в Европе. Ну, кого убирать первым? Вас, Блейк? Или вы предпочитаете увидеть смерть подруг, продлив тем самым свою жалкую жизнь на несколько секунд?

Я не могу говорить. Он щелкает пальцами:

– Отвечайте!

– Возможно, будет лучше, если я уйду последним. Чтоб остальные меньше страдали.

– Как благородно! Кассандра, начни с мистера Гарри Блейка.

Звонит мобильник Дебби. В воздухе повисает тишина. Все вскакивают – кроме Дебби, Зоулы и меня. Дебби говорит:

– Я жду звонка.

Вернувшееся к ней самообладание изумляет меня.

– Не отвечай, – приказывает Кассандра.

Она поворачивается, переводя пистолет с меня на Дебби. Мобильник все трезвонит.

И вдруг я понимаю, что произойдет дальше. Меня охватывает уверенность, – кристальная, ничем не замутненная уверенность. Колотится сердце. Дебби продолжает:

– Мне придется ответить. Они ждут.

– Кто?

Хондроса переполняют подозрение и тревога.

– Специальная служба, – отвечаю я, из всех стараясь быть убедительным. – У нас был договор, что мы позвоним как раз в это время.

Говори все равно что, только бы они следили за мобильником и не оглянулись на стеклянные двери. Соблазн посмотреть туда – хоть мельком! – велик, но я заставляю себя не отводить взгляда от Хондроса. Внутри меня все вопит: «Сейчас, сейчас это произойдет…» Кассандра приближается к Дебби с пистолетом в руке.

Она ждет приказа. Не только Кассандра. На нас направлено все семь револьверов, все курки взведены.

И вот…

Стеклянные двери разлетаются вдребезги. В образовавшиеся проломы влетают трое, через кухонную дверь и из спальни – еще двое. Спецназовцы по шею закрыты пуленепробиваемыми жилетами, на них черные шлемы, в руках – отвратительные черные самозарядные карабины. Кассандра открывает рот, чтобы завизжать, карабины грохочут, и ее безжизненное тело валится на пол. Грохот не смолкает. Молодой ямаец, выронив косяк, опустошает свой револьвер в вооруженных греков. Пальцы Зоулы все глубже впиваются в мое предплечье.

Остается один Хондрос. Его пистолет лежит на столе, окропленном мелкими брызгами крови Кассандры. Спецназовцы орут:

– Полиция! Не двигаться!

Хондрос будто не слышит. Он смотрит на Подлинный Крест и произносит:

– И экклизиа трефете ме то эма тон мартирон.

– На пол!!!

Он поворачивается ко мне. В глазах у него такое выражение… Какой-то огонь… Я до конца так и не понял.

– Макари о Теос на coy стреси Галини каи Иремиа, – продолжает он.

– Лицом вниз! Лечь пластом!

Хондрос не спеша тянется к револьверу на столе.

Пять карабинов вступают одновременно. Лицо и грудь Хондроса распадаются на части, шматки мозга и мяса, обломки белой кости громко влепляются в стену за ним и в висящую на ней ямайскую живопись. Разлетается в пыль ваза, падает на пол изрешеченная картина. Пули сообщают изуродованному телу грека такой импульс, что оно отлетает, ударяется об пол и какое-то время скользит, оставляя за собой ярко-красный след. Я теряю слух. Через несколько секунд осознаю: Дебби истошно визжит.

ГЛАВА 39

Очередной эскорт вез нас сквозь все ту же непроглядную тьму. На этот раз мы свернули у Очи и направились в глубь острова. Свет фар время от времени выхватывал дома и магазинчики, прячущиеся за кованой оградой. А между ними простиралась пустота.

О том, чем закончится наше путешествие, я не задумывался. Меня втиснули промеж двух полицейских в бронежилетах и шлемах. Карабины они держали между ног и за время пути не проронили ни слова – я не преувеличиваю. Водитель курил одну сигарету за другой. Всю дорогу меня трясло. Я утешал себя, что это общий упадок сил.

Мы остановились у небольшого сине-белого здания. Захлопали двери. Долтон, Дебби, Зоула и я вышли каждый из своей машины и теперь разминали ноги.

Я всей грудью вдыхал свежий ночной воздух. «Ямайская полиция. Богуок», – прочитали мы. Несмотря на два часа ночи, место напоминало субботний рынок.

Дебби, вся в слезах, обхватила Долтона за шею, а голову склонила к нему на плечо:

– Молодец, Долтон!

– А нам сказали, что ты мертв, – добавила Зоула.

Долтон расплылся в улыбке и осторожно выбрался из объятий Дебби.

– Они несколько преувеличили, Зоула. Но ты это и так знал, Гарри, да?

– Догадался. Как вы нас нашли? И как ты смог втереться к ним в доверие?

Долтон приложил к губам палец. Он завел нас на автостоянку. Бойцы швыряли бронежилеты и каски в машины, а карабины отправились в ждавший тут же «форд транзит».

– Они нуждались в оружии, – заговорил Долтон. – Ввезти его было нельзя, так что пришлось закупать на месте. На обнаружение поставщика у нас ушло два дня, после чего нам оставалось арестовать его, сделав это без лишнего шума. Они искали кого-нибудь, кто привел бы в порядок дом, избавился от оружия и тому подобное. И тут появляется Долтон, друг того поставщика: он ищет, где бы заработать сотню – другую долларов.

– Страшновато, – сказал я, запинаясь. – Они могли тебя узнать.

– Они меня ни разу не видели вблизи.

– Я сама еле тебя узнала, – подключилась Дебби. – Эти дреды…

– Я ж вам рассказывал, – ухмыльнулся Долтон. – Я храню их в специальной коробке.

Мы двигались в сторону крыльца. Вокруг сновали потные полицейские.

– А как они нашли нас в «Мунлайт-Шале»?

– Следили за вами, как же еще? Мы прослушивали телефон юриста, – добавил Долтон, понизив голос. – Ему просто заморочили голову. Когда вы сбежали, мы потеряли вас из виду. Пришлось немного понервничать… Чтобы вас обнаружить, потребовалось «Джи-си-эйч-кью». [24]


– Долтон, я устал. Нельзя ли выражаться яснее?

– Наши люди прочесывали остров, но без всякого успеха.

Помешкав, он сказал:

– Ладно, Гарри, все равно ты раньше или позже во всем разберешься. Хондрос пользовался мобильным телефоном. Мы распознали его звонки, которые шли через спутник: Лондон располагает умненьким программным обеспечением для идентификации голоса.

Потребовалось всего несколько звонков, чтобы в точности определить его местоположение. За этим последовало обычная полицейская операция.

– Семь трупов! И это – «обычная полицейская операция»? – спросила Зоула.

– Похоже на то. Спасшие вас люди работают в подразделении по борьбе с организованной преступностью.

Они привыкли иметь дело с хорошо вооруженными бандами.

Ту он понизил голос:

– Наши «друзья» такие ярые защитники «прав человека», что Чингисхан по сравнению с ними – настоящая Белоснежка. Хорошо, что полицейские не опоздали.

– Чуть не опоздали, – поправила Зоула. – А если бы?..

– Запасные варианты не рассматривались. Я просто сидел и молился вместе с вами.

– Так когда вы впервые напали на наш след? – спросил я.

– Сразу после «Севильи-ла-Нуэвы». Хондрос сообщил по мобильному своим друганам, что вы у него в руках. Кстати, эти звонки оказались очередным подарком. У них имелось несколько групп, которые прочесывали остров в поисках вас. Всего тридцать человек, в четырех виллах – от Негрила до Сан-Антонио. Полиция Ямайки сейчас отлавливает бандитов по всему острову.

Дебби пока еще трясло, но в ее голосе появилась прежняя решительность:

– Полицейские забрали Подлинный Крест. Сказали, что это вещественное доказательство или что-то в этом роде.

Долтон нахмурился:

– К несчастью, это действительно вещественное доказательство.

– Но они же могут продержать его у себя не один месяц!

– И даже не один год, Дебби. Ямайская судебная система весьма неповоротлива. Мы можем вообще его больше не увидеть.

Он ненадолго задумался.

– Есть мысль… Сейчас попробуем.

Мы пошли вслед за Долтоном в глубину здания, в комнату с надписью «Посторонним вход воспрещен». Там пахло потом, сигаретным дымом и кофе. Полдюжины телефонов звонили не переставая. Через открытую дверь мы увидели, как подъехала машина. Дверца открылась, и оттуда вылез высокопоставленный мутноглазый полицейский, явно не выспавшийся. Входя в комнату, он искоса на меня взглянул. «Глаза навыкате, тяжелые веки… – думал я. – Как же зовут этого человека? Мистер Лизард![25] Другого имени и представить нельзя. Какая прелесть!»

Он тихо беседовал с местным сержантом.

Долтон достал маленькую записную книжку и набрал номер, показав пальцем на два телефона. Одну трубку подняла Дебби, а мы с Зоулой воспользовались другим аппаратом.

Ответил пожилой женский голос:

– Слушаю.

– Будьте добры, я хотел бы поговорить с сэром Джозефом.

– Извините, он спит.

– Не могли бы вы его разбудить?

– Извините, я не расслышала…

– Скажите ему, что это Долтон.

На том конце замолчали. Наконец голос, в котором теперь слышался холодок, ответил:

– Минуточку…

Послышались приближающиеся и удаляющиеся шаги. Трубку взял сэр Джозеф:

– Долтон? Она у вас?

– И да, и нет, сэр Джозеф. Я звоню вам из полицейского участка. Мы в ямайской глубинке. Нашу находку полиция забрала как вещественное доказательство. Мы можем увидеть ее только годы спустя, если вообще когда-нибудь увидим.

– А балканские друзья?..

– По уши в этом самом… Семеро мертвы, остальных сейчас арестовывают по всему острову.

– Я попытаюсь выйти на министра иностранных дел. Где именно вы находитесь?

– В населенном пункте под названием Богуок.

– Держитесь. При общении с местной полицией старайтесь сообщать как можно меньше. Про икону ничего им не рассказывайте. Если я не смогу связаться с министром, боюсь, вас ждет долгая ночь…

Мистер Лизард продолжал на меня коситься. Потом что-то буркнул сержанту. Тот нервно облизал губы.

– Почему вы пользуетесь служебным телефоном, сэр? – спросил, подойдя, сержант.

Я положил трубку и пожал плечами.

– Будьте добры следовать за мной, – сказал полицейский.

– С какой целью вы прибыли на Ямайку?

Он решил обойтись без всех этих «вы имеете право…».

– По делу.

Комната для допросов была не больше кладовки.

Почти все пространство в ней занимал маленький квадратный столик и четыре стула. Я отпил кофе, едва теплый и безвкусный.

– О каком именно деле вы говорите?

– Искал кое-что для моего клиента.

– Черт побери, мистер Блейк! – потерял терпение сержант. – Отвечайте на вопросы как положено! Что конкретно вы искали?

– Принадлежащую семье клиента ценность, которая, по его предположениям, находилась на Ямайке.

– Какую ценность? – заорал сержант.

Возможно, он хотел произвести впечатление на старшего по званию.

– Просто старинную вещь.

В какое-то мгновение мне показалось, что он полезет драться. Мистер Лизард не дал ему продолжить.

Он закурил маленькую сигару и сказал:

– Мистер Блейк, позвольте, я обрисую вам ситуацию. Нам позвонили из Англии – из вашей специальной службы – и сообщили, что вас держат у себя вооруженные бандиты. Нам сообщили даже, где именно.

Мы вызволили вас, рискуя жизнью своих людей. У меня на руках семь трупов. Вы же не думаете, что теперь просто встанете и пойдете по своим делам?

– Конечно, я так не думаю.

– Я очень рад достигнутому взаимопониманию. «Международная амнистия» уже дышит нам в затылок, так как мы, по мнению некоторых, склонны нарушать права человека – когда попадаем под обстрел.

Что я скажу комиссару полиции? Что весь этот сыр-бор – из-за куска дерева на столе? Теперь нам придет ся выяснить, кем были те люди, что они хотели и откуда взялись. Помогите мне во всем разобраться, мистер Блейк.

Он говорил разумные вещи, изъяснялся вежливо, даже изысканно. Я не знал, как теперь себя вести.

– И мне не хотелось бы везти вас в Ист-Сентрал-Кингстон, где разговор примет более официальный оборот. Лучше, по возможности, обойтись без этого. Давайте-ка выясним все на месте. Итак…

Лизард сменил прежний тон на деловой:

– Что это за кусок дерева?

ГЛАВА 40

Британский посол пожаловал лично. Он был молод и держался на удивление непринужденно, и с ним было двое спутников еще моложе него. О прибытии особо важных лиц сообщил насмерть перепуганный полицейский. Постучавшись, он осмелился засунуть в комнату лишь кончик носа.

– Конечно, моя власть на здешние дела не распространяется, – согласился посол с мистером Лизардом. – Но я с минуты на минуту ожидаю звонка комиссара полиции.

Тут, как по заказу, в дверь постучали, и тот же перепуганный полицейский сообщил мистеру Лизарду:

– Вам звонят, сэр.

Мы оставили душную комнату. Ни Дебби, ни Зоулы видно не было – наверное, каждая давала показания в своей маленькой конуре. Мистер Лизард взял трубку, и я с удовольствием наблюдал, как язвительное выражение на его лице начало плавиться, потом растаяло совсем и наконец растворилось в угрюмом согласии.

– Где он? – поинтересовался посол.

– О чем вы?

Мистер Лизард решил сделать вид, что не понял.

– Посол имеет в виду тот кусок дерева. О котором вы меня расспрашивали последний час, помните?

Полицейский напустил на себя безучастный вид.

– Давайте лучше позвоним комиссару, – вкрадчиво предложил посол. – Уверен, он вовсе не против вылезти лишний раз из постели.

– Сержант Мортимер, займитесь этим. И обеспечьте транспорт для наших свидетелей.

Транспорт? Но куда нас повезут? Не хочу, чтоб меня куда-то везли! Особенно если за перевозку берется мистер Лизард. Хорошо бы оказаться от всего этого далеко-далеко… Меня охватило смятение, которое я отнес к усталости и разыгравшемуся воображению.

Посол ее величества то ли читал мои мысли, то ли даже их опережал.

– Спасибо, я возьму своих людей с собой и отвезу их в служебном «роллс-ройсе».

Мы ждали посла у машины. «Роллс-ройс» был цвета бутылочного стекла, и на нем имелся маленький флаг Соединенного Королевства. Его «британскость» успокаивала – пусть эта фирма и принадлежит нынче «БМВ».

Через минуту появился посол с триптихом в руках. Было три часа ночи, обстановка потихоньку разряжалась. Инспектор Макинтайр, руководивший захватом, сообщил мне, что за ночь они накрыли тридцать человек. Их раскидали по дюжине полицейских участков, во всех концах острова.

Посол и его приспешники спускались с крыльца.

Через несколько секунд подъехал Долтон.

– Не ждите меня, поезжайте. Мне тут надо кое-что закончить.


– Просто не верится! – сказал посол.

Вид у него был слегка озадаченный. В машине царила тишина, словно в монастыре. «Роллс-ройс» скользил над дорогой, как судно на воздушной подушке. Помощники сидели впереди.

– Министр иностранных дел объяснил мне, что происходит, всего час тому назад. Никак не укладывается в голове… Что вы рассказали местным полицейским?

– Сказку про грабителей, гнавшихся за нами по Блу-Маунтинс, – ответила Зоула. – Версия получилась совершенно неправдоподобная, нам не поверили ни на секунду.

– Это все, что мы смогли придумать в два часа ночи, – добавила Дебби.

– Кроме того, за полчаса до этого мы купались в крови, – напомнил я ему.

Посол хмыкнул:

– Ничего страшного. Главное – сработало.

Он похлопал по триптиху на коленях.

– Можно сегодня же отправить дипломатической почтой. Куда МИ-шесть предпочла бы его переслать, мистер Блейк?

До меня доходило несколько секунд. Зоула на кратчайшее мгновение удержала мой взгляд.

Посол сказал:

– Ох, конечно. В это время суток я тоже ничего не соображаю.

Он нажал на кнопку, и стеклянная плита, отделявшая салон от водителя, бесшумно встала на место.

– В Пикарди-Хаус?

– Лучше не надо: там дядя Роберт. Думаю, мы просто придержим его у себя, – сказала Дебби.

Что-то в ее голосе подсказало мне, что лучше не спорить. Посол кивнул. Дебби забрала у него триптих и устроила на коленях, прижав покрепче к себе. Она взглянула на меня и улыбнулась.

«Спустя девятьсот лет», – подумал я про себя.

– А что вам вообще известно об этой операции, господин посол? – спросила Зоула.

– Только то, что рассказали мне ваши люди.

– Но я не знаю, что именно происходило, – сказала она. – Последние день-два мы были оторваны от светской жизни.

Посол неуверенно посмотрел на Дебби.

– Не волнуйтесь, – успокоила его Зоула. – У Дебби тот же доступ, что и у нас. Можете говорите свободно.

– Хорошо, тогда я расскажу вам вкратце о полученных мною инструкциях. Пару лет назад полиция Иерусалима допрашивала священника Греческой православной церкви – речь шла о торговле оружием. Он был отпущен за неимением доказательств; тем не менее британские и американские спецслужбы заинтересовались. Выяснилось, что он никакой не священник, а просто чиновник из их арабского отдела. Забыл имя…

– Апостолис Хондрос, – подсказала Зоула.

– Точно, теперь вспомнил! При рождении ему было дано другое имя, верно? На самом деле он – Энвер Байал. Турок по происхождению, на рубеже веков обращенный в православие Греческой церковью. Пытался стать священником, но был отвергнут. По свидетельству епископа Аристарха из греческого патриархата, взгляды этого человека отличались крайним экстремизмом, он питал фанатичную ненависть к Ватикану и яростно противостоял соглашению, которого достигли православная и католическая церкви в тысяча девятьсот тридцать третьем году. Хондрос противостоял также и родной стране – из политических соображений, которые я за дефицитом времени опущу. Что-то связанное с поддержкой боснийских мусульман. Как у меня выходит?

– Пока что замечательно, господин посол, – откликнулась Зоула. – По-моему, вы получили исчерпывающую информацию.

– Турецкая полиция подозревает Хондроса в том, что в конце девяностых он участвовал в убийстве нескольких мусульманских духовных лиц, но доказать ничего не удалось. На несколько лет он исчез, а в начале нового тысячелетия основал группировку под названием «Византийский круг». Организация состояла, как всегда, из ячеек, что затрудняло проникновение в нее, и привлекала обычную смесь религиозных экстремистов, националистов, молодых идеалистов, наивных ученых, потерявших почву под ногами, обиженных и просто чокнутых.

– Они все чокнутые.

Я хотел заставить посла говорить дальше.

– Они ставят перед собой такую задачу… – Посол помотал головой. – В голове не укладывается…

– И какая же это задача?

«Зоула, не искушай судьбу!»

Посол на мгновение замешкался:

– Она у них всего одна, разве не так?

– Много вам успели рассказать? – спросила Зоула.

– Немного. И вы вряд ли мне что-либо расскажете?

– Сожалею, господин посол. Служебная тайна.

Кажется, во время того разговора Зоула солгала.

И не единожды.


Проспали мы не больше трех часов. В последние три дня это стало для меня нормой. Долтон вскочил с утра пораньше и начал колотить во все двери, крича, что еще немного, и мы пропустим карибский восход.

Все переливалось розовым и золотым и взметалось «лошадиными султанами», и мы сидели на террасе, и смотрели, и зевали, и пили кофе, и заедали его булочками. Послу, судя по всему, булочки доставляли каждое утро – самолетом из Англии.

– Мы были наживкой, да?

– Извини, Гарри, в МИ-шесть не принято что-либо рассказывать о работе. Не оплошай господин посол, вы бы никогда не…

– Или я был наживкой, а Зоула с Дебби – помехой. В любом случае, правительство ее величества не имеет права подвергать своих граждан такому риску.

– Правила меняются, Гарри, – ответил Долтон. – Нынешний мир полон опасностей.

– А мой отец? – спросила Дебби. – Его не грабители убили, верно?

Долтон покачал головой:

– Извини, Дебби. Очень жаль, что не могу тебе это рассказать. У меня нет такого права. Следствие еще не закончено.

– Нарушь правила хотя бы раз, Долтон! – рявкнула Зоула. Наверное, не выспалась. – Для нее это так много значит!

– Долтон хочет сказать «да», – объяснил я Дебби. – Для меня его мимика и жесты – открытая книга. За убийством стояла Кассандра.

– Ты так думаешь, Гарри? Тогда я удовлетворена… – Она устремила задумчивый взгляд куда-то в морскую даль. Ее глаза подернулись влагой. – Вполне удовлетворена.

– Неужели я такой плохой актер? – откликнулся Долтон. – А, все равно! Вы ведь подпишете акт о неразглашении государственной тайны.

– Поотгадывай еще, Гарри, – попросила Зоула. – Мы все хотим научиться читать мимику и жесты Долтона.

– Запросто!

Я взглянул на него:

– Вы знали, что готовится масштабная террористическая акция. Знали, что они охотятся за дневником Огилви, но понятия не имели почему. Возможно, вам было известно, что отца Дебби убили именно они, и вы приказали местной полиции держаться в стороне. Я рассказал им о Кассандре. Вы решили не мешать нам и посмотреть, куда приведут наши поиски. Неплохо для начала?

Долтон намазывал на свою булочку масло и делал вид, что ничего не слышит. Кончик его ножа выписывал меленькие завитки.

– Вполне правдоподобно, Гарри, – одобрила меня Зоула, – за исключением одного. Откуда взялся сэр Джозеф? Я попросила его о консультации по поводу Крестовых походов, и тут, как по волшебству, появляется Долтон. Оказывается, он знает об иконах все и хорошо вписывается в ямайскую среду. Он что, был у Джо под рукой?

– Не был. Но раз я находился под наблюдением МИ-шесть, значит, и ты тоже. Не сомневаюсь: твой звонок сэру Джозефу прослушали. А затем сэра Джозефа, ссылаясь на государственные интересы, убедили нанять Долтона, который, можно не сомневаться, прошел зубодробительный курс по реликвиям, Крестовым походам, средневековой нетерпимости и религиозному фанатизму.

Долтон зачерпнул ложкой мармелад и намазывал его теперь на свою булочку.

– Гадай я так, как теперь гадаешь ты, Гарри, я сказал бы, что, возможно, МИ-шесть уже нанимает на службу людей, разбирающихся в этих вопросах. Застарелая ненависть – серьезная вещь в наши дни.

– А какую роль играла здесь Кассандра?

– Еще одна сумасшедшая, разумеется. Вроде Хондроса, – ответила Зоула, намазывая маслом рогалик.

Ранняя колибри быстрыми радужными прыжками порхала вокруг мексиканского плюща на стене.

– Или ей были нужны деньги? Конечно, трудно что-либо утверждать. Но не будем компрометировать нашего «коллегу» из МИ-шесть. Он у нас птица высокого полета. Его карьера движется со страшной скоростью, он несется по быстрой полосе и не хочет ее никому уступать.

– Всех их подвигли на это убеждения, а не деньги, – сказал Долтон. – Я не должен этого говорить, но, как только вернетесь в Англию, вы обо всем прочтете в газетах. «Византийский круг» готовил эту акцию в течение двух лет – задолго до того, как всплыл Подлинный Крест.

– Когда же они узнали, что есть документ, ведущий к Подлинному Кресту… – продолжил я.

Зоула вытерла варенье в уголку рта:

– Узнали от…

– … дяди Роберта? – закончила предложение Дебби.

– Нет. Пока ты тут загорала, с твоим дядей Робертом побеседовали. Он догадался, что в дневнике сообщено что-то об утерянной семьей иконе, и подумывал заняться ее поисками сам.

– Украсть ее у меня!

– Но к «Византийскому кругу» он не имел никакого отношения. Гарри и Зоула были несправедливы в своих подозрениях по этому поводу. Мы полагаем, что Хондроса поставил в известность кто-то из работников ямайского юриста, Чака Мартина. Кто-то поинтересовался историей семьи, узнал о Де Клери и сообщил Хондросу с Кассандрой. Как именно это произошло – нам неизвестно. Похоже, те люди рассчитывали получить свой процент. Расследование ведет ямайская полиция.

– Кое о чем вы никто не знаете, – сказал я. – Долгота участка в Богуоке. Семьдесят семь градусов.

– Что? – ахнула Дебби. – Поразительно!

– То же верно и в отношении «Севилья-ла-Нуэвы», где была спрятана икона.

– Неужели ты считаешь, что Огилви… – начала Зоула, но я ее прервал:

– Подумаем об этом позже. Пока что нам нужно как можно быстрее убраться с острова. У нас на руках икона, которая стоит целое состояние, а новости распространяются быстро.

– Я уж было подумал, что до тебя так ничего и не дойдет, Гарри, – признался Долтон. – Скоро могут объявиться и другие претенденты, и они тоже будут давить на комиссара полиции. Есть свои соображения и у ямайского правительства. Не думаете же вы, что я вас разбудил только ради рассвета.

– Мы не можем ее лишиться! – сказала Дебби. – Только не теперь!

– Пока вы тут спали, я заказал билеты на двенадцатичасовой лондонский рейс, которыми мы не воспользуемся. Я также зафрахтовал яхту на Кубу, на восемь утра.

Он глянул на часы:

– Остался один час и девять минут.

– Вперед, вперед, вперед! – воскликнула Дебби.

Я одним глотком допил остатки кофе.

– Никогда в жизни не плавал на яхте. Мы перевернемся, и нас съедят акулы.

– Хватит ныть, Гарри! – сказала Зоула. – Думаю, править яхтой совсем несложно.

Долтон встал:

– Ходу! Соберите вещи и сдайте ключи.

– И не забудьте Крест, – добавил я. – Он дорого нам обошелся.

ГЛАВА 41

Происходящее напоминало детектив Агаты Кристи, когда все подозреваемые собираются в гостиной.

Мы набились в маленькую кухню гринвичской квартиры Зоулы. Сэр Джозеф, со стаканом молока в руке, уселся на высокий стул. Дебби, в темной юбке и свитере, сидела на шкафчике рядом с кухонной раковиной.

Ее лицо так и горело. Долтон, Зоула и я заняли стулья вокруг маленького круглого стола. Моя огнестрельная рана более или менее зажила, и я надел рубашку с коротким рукавами, показывая всем «дуэльный» шрам: он будил во мне что-то героическое. В ведерке со льдом ждала нераспечатанная бутылка с шампанским. Были приготовлены бокалы. Подлинный Крест ненадолго забрали из хранилища Английского банка. Зоула, Долтон и я отщепили от него по кусочку, после чего вернули предмет на место.

– Меня проконсультировали по вопросам собственности, – объявил сэр Джозеф. – Хотите послушать?

Все одобрительно зашумели.

– Все очень непросто. Имеет значение, как давно вещь утеряна, искали ли ее последующие поколения, и если искали, то как.

– Как можно искать что бы то ни было, если не знаешь даже, где начать? – спросила Дебби.

– Однозначного ответа тут дать нельзя. Важно, как действовали предыдущие поколения. Если, скажем, пара поколений – или даже одно – прекратило поиски, хотя бы лет на десять, то потомку могут отказать в праве на собственность. Если же кто-то еще нашел эту вещь, то он вполне может заявить на нее права.

– Подлинный Крест, где-то спрятанный, передавался в нашей семье из поколения в поколение. Икона всегда рассматривалась как часть наследства. Мои пикардийские предки лишь укрыли ее… Она была спрятана, а не утеряна. То, что Мармадьюк Сент-Клер взял ее с собой на Ямайку, подтверждает мою правоту. А Мармадьюк – мой предок.

Сэр Джозеф кивнул:

– В точку! И еще одно очко в вашу пользу. Указания, где его искать, были переданы вашему отцу – пусть и косвенные, но прямым потомком Мармадьюка.

– Значит, икона принадлежит Теббитам.

– Но если вы передаете что-либо по наследству, недостаточно сказать: «Я все завещаю тебе». Вы должны упомянуть конкретный предмет. Огилви просто-напросто закопал Крест и оставил зашифрованное сообщение для потомков. Нам совершенно ясно, что последующие поколения не смогли его расшифровать, и поэтому у ваших противников есть основания утверждать, что Крест был семьей утерян.

– Почему вы так решили? – возразила Дебби. – Они могли держать его в тайнике. А если он и был утерян – все равно, вы можете не сомневаться, что сообщение пытались расшифровать. Это ведь и называется «искать Крест», не так ли?

– Тем не менее Крест не упомянут ни в одном завещании. Кроме того, существуют другие претенденты.

– Ямайский бедняк?

– Например. Откуда у него икона? Он и вправду ее выкопал? Она действительно принадлежала его семье не одно поколение? Тогда он может заявить на нее свои права. Кроме того, если икона была закопана в ямайской земле, особенно на территории, принадлежащей государству, – а именно так нынче обстоят дела с «Севилья-ла-Нуэвой», – то правительство Ямайки вправе объявить ее «кладом, переходящим в собственность государства». Если в действие вступят законы, регулирующие отношения отдельных граждан и государства, то сложности вас ждут, уж вы извините, поистине византийские.

– Дебби ее купила, – напомнил я.

– Значит, икона ей, возможно, вообще не принадлежит.

– Однако это лишает прав на нее того парня. Он ее продал.

– Вас могут обвинить в мошенничестве. Вы предложили ему триста долларов за вещь, которая стоит тридцать миллионов.

– Это ровно на триста долларов больше, чем ему причиталось, – решительно сказала Дебби.

– Возможно. Если он выкопал икону, усиливаются позиции ямайского правительства. Впрочем, есть еще одна сложность.

– Еще одна? – воскликнула Дебби.

– Кто сказал, что крест принадлежал Де Клери по праву? В конце концов, он выкрал его во время одного из Крестовых походов. Кража не дает права на владение.

Церковь может заявить, что Крест принадлежит ей.

– Какая именно церковь? – спросила Зоула.

Сэр Джозеф нахмурился:

– Мы ступаем на опасную почву. Константин (или один из его фаворитов) обнаружил Крест в Иерусалиме в триста двадцать седьмом году и забрал его в Византию. Следовательно, Крест может принадлежать Греческой православной церкви, чем она тогда и воспользуется.

– Джо, неужели Хондрос и Кассандра претендовали на эту икону по праву?! – спросила Зоула, широко раскрыв глаза от удивления.

– Я лишь предполагаю, что заявят дорогостоящие юристы. С другой стороны, католическая церковь может выстроить свою стратегию в деле, опираясь на апостольское преемство. Не хотел бы я быть тем судьей, которому придется выбирать между столь могучими соперниками.

– Я сомневаюсь, что какая-либо из церквей имеет здесь какие-то права, – сказал я. – В конце концов Крест был захвачен мусульманами и удерживался у них веками, а церкви прекратили поиски. Так что, по вашим же словам выходит, что они отказались от своих прав.

– Но католическая церковь не оставляла попыток вернуть Крест. Пятый крестовый поход был предпринят именно с этой целью.

– Это было лишь поводом для грабежа, а не попыткой вернуть Крест!

Сэр Джозеф пригубил молоко.

– Откуда нам знать, что происходило в голове у того или иного папы римского, жившего восемьсот лет назад?

– И к чему же мы пришли? – спросила Зоула.

– Вернемся к нашему договору. Мои юристы выясняют вопрос с собственностью. Если кто-либо предъявит права на икону, суды будут длиться месяцами, и траты нас ждут огромные. Не забывайте также и о том, что после освобождения рабов людям пришлось кормиться самим. Многие ушли в глубь острова и жили, как могли, на той земле, что была. Ни о границах, ни о юристах речи тогда не шло. По договору я убеждаю Дебби дать вам право преимущественной покупки, предварительно оценив Крест у независимых экспертов.

– Верно. Я оцениваю Крест в двадцать миллионов долларов.

– По оценке моих людей, он стоит на сорок миллионов больше. Я не могу советовать Дебби соглашаться на меньшее.

Сэр Джозеф махнул рукой:

– Дебби, я предлагаю вам за эту икону десять миллионов долларов – в том случае, если она и вправду относится ко времени Христа. Другими словами, в обмен на десять миллионов вы отказываетесь от всяких прав на нее. Юридические процедуры я беру на себя. Если выясняется, что икона ваша, вы берете деньги и отдаете мне икону. Если она вам не принадлежит, вы просто берете деньги.

– А если икона окажется средневековой подделкой?

– Мисс Теббит не получает ничего.

Дебби повернулась ко мне:

– Гарри?

– Дебби, надо поговорить.

Мы сидели в противоположных концах дивана в гостиной Зоулы. На лице Дебби читалось смятение.

– Так нельзя… Реликвия веками принадлежала моей семье…

– Хорошо, Дебби. А если суд постановит, что икона тебе не принадлежит, и ты потеряешь два-три миллиона фунтов? У тебя есть такие деньги?

– Пикарди-Хаус, возможно, столько и стоит. Все очень непросто, и дядя Роберт обязательно вмешается… Игра не стоит свеч.

– Если икона окажется подделкой, ты и здесь ничего не получаешь. Думаю, предложение сэра Джозефа вполне разумно. Я бы посоветовал принять его – при условии, что оно будет заверено юристом. Однако решать не мне, не дяде Роберту и не юристу. Решать тебе.

– Гарри, посмотри на меня. Я похожа на женщину в жемчужном ожерелье и кашемировом свитере? Женщину, которая выйдет замуж за жизнерадостного самодовольного болвана из «правильной» семьи, в чьей голове помещаются лишь светские новости из «Кантри лайф» да цены на силос? Не думаешь ли ты, что я проведу остаток дней, затерявшись в великолепии родных анфилад? – Она решительно помотала головой. – Папы больше нет. Пора сниматься с места. Я больше не хочу жить в Пикарди-Хаус. И я хочу избавиться от иконы.

– Это непростое решение, Дебби. Она хранилась в твоей семье со времени Крестовых походов. Фрагмент того Креста, ты только представь…

– И какая была от этого фрагмента польза – нам или кому бы то ни было еще? Я все обдумала, Гарри. Лучшее, что я могу сделать для своих шести детей (когда они у меня будут) и для всех будущих Теббитов, – это отправить Крест в музей, где ему и место.

– Проклятие иконы… – тупо сказал я.

– Продай этот чертов триптих! А я продам Пикарди-Хаус, куплю по берлоге в Лондоне, Париже и Монте-Карло и буду наслаждаться жизнью. С ямайским дедом я все улажу, а тебе, как моему агенту, причитается десять процентов. Как и Зоуле с Долтоном.

– Долтон – государственный служащий, так что он ничего не возьмет.

Дебби фыркнула:

– Десять миллионов – большие деньги. После того как вы с Зоулой получите свою долю, останется восемь. Вперед!

– Окончательное решение?

Дебби ответила не сразу. Она взвешивала варианты. Вокруг ее рта возникли морщинки.

– Окончательное.

Она слегка улыбнулась.

Сэр Джозеф допил молоко и старательно изображал полную невозмутимость.

– Я отсоветовал Дебби принимать ваше предложение.

– Вы сделали глупость.

– Икона, возможно, принадлежит ей, и ее стоимость превышает сорок миллионов долларов. Я не могу, находясь в здравом уме и доброй памяти, советовать клиенту удовольствоваться четвертью цены.

– Но по силам ли Дебби принять на себя судебные расходы, если до них дойдет? А они будут астрономическими.

– Мы найдем юридическую фирму, не берущую гонорара и готовую идти на не окупающиеся траты.

К нам выстроиться очередь. Мне очень жаль, сэр Джозеф…

– Пятнадцать.

– Двадцать.

– Пятнадцать – мой предел. Принимайте, или я отказываюсь от всех своих предложений.

– Двадцать миллионов долларов – и она ваша.

– Блефовать изволите?

– Ага. Ваш музей – не единственный во вселенной.

Сэр Джозеф задумчиво меня разглядывал. На протяжении нескольких секунд самым громким звуком было тиканье часов на кухонной стене. Потом ухмылка и…

– По лезвию ножа вы ходите неподражаемо, Гарри. Поздравляю! Если будете искать работу…

Мы обменялись рукопожатиями. Дебби обменялась рукопожатиями с сэром Джозефом. Все обменялись друг с другом рукопожатиями.

«Двадцать миллионов долларов. Пятнадцать миллионов фунтов стерлингов. Дебби хватит на целый табун.

Минус полтора миллиона комиссионных мне и столько же – Зоуле. Хорошее рабочее утро!»

Сэр Джозеф что-то говорил. Я с трудом отвлекся от идиотских мечтаний о бассейнах и «астон-мартинах».

– Мои люди подготовят бумаги. Теперь все зависит от правильной даты. Две тысячи лет назад или все-таки тысяча.

Правильная дата. Ответ должен был дать углерод-14. Каждый из нас отщепил от Креста по кусочку и отправил в свою лабораторию. Моя щепка досталась той, что в Ист-Килбрайте. Долтон и Зоула не сказали, куда послали свои образцы, а я не спрашивал. Три образца, три независимые лаборатории. Подлинность Креста все еще была под сомнением.

В Ист-Килбрайте мне объяснили, что к чему. Там было очень много технических подробностей. Радиоактивный углерод или, как его еще называют, углерод-14, возникает из атомов обычного углерода под воздействием космических лучей (углерод входит в углекислый газ, который составляет часть атмосферы). Период полураспада углерода-14 – пять с половиной тысяч лет. Между возникновением радиоактивного углерода и распадом уже имеющегося установилось равновесие. Углерод-14 попадает в пищевую цепочку. Когда растение погибает, или съевшее его травоядное погибает, или погибает хищник, съевший то травоядное, – тогда это растение перестает поглощать углерод-14.

Оставшийся в костях животного или в древесине радиоактивный углерод начинает убывать, а пополняться ему неоткуда. Найдя, какая часть содержащегося в материи углерода радиоактивна, вы можете определить время, прошедшее с момента гибели животного или растения. Большое количество углерода-14 – это когда счетчик Гейгера громко стрекочет, а смерть наступила недавно. Если наоборот – смерть наступила давным-давно, а счетчик едва потрескивает.

Есть еще одна сложность. (Без сложностей дел вообще не бывает). Иногда космическое излучение сильнее, иногда слабее. Источником его является Солнце, а у Солнца наблюдается – неважно почему – двухсотлетний цикл активности. В диаграмме возникают отклонения, которые разделяет период в двести лет. Если их не учесть, то можно на век-другой промахнуться.

Но мои находчивые ребята учитывают эти маленькие отклонения. Они заверили меня, что могут определить возраст щепки, которой предположительно две тысячи лет, с точностью до века, а то и пятидесяти лет.

Самые отважные говорили даже о большей точности. Разница в возрасте у Подлинного Креста и средневековой подделки – тысяча лет. Они сказали, что я прошу их попасть в дверь сарая с шести дюймов.

Я улыбнулся Долтону поверх непочатой бутылки с шампанским. Улыбка получилась вымученной.

– Что это значит для тебя? Самое главное? – спросил я.

– Главное – поймать этих негодяев.

Ничего особенного. Хондрос общался с членами «Византийского круга» через Интернет, посредством видеопосланий. В каждом кадре – миллион пикселей, и, если знать алгоритм, какой пиксель проверять следующим (темный – 0, светлый – 1 или еще как-нибудь), то вы можете пересылать сообщения в двоичной записи, которая не поддаются расшифровке. Да, много воды утекло со времен Бабингтона и его замен одной буквы на другую… Но в «Лего»-доме они нашли диск, управление национальной безопасности за пару недель взломало код, и с этого мгновения домашняя фильмотека Хондроса превратилась в пещеру Аладдина. Крупномасштабная операция идет полным ходом, мерзкие маленькие террористические ячейки – в Греции, Турции, Италии – уничтожаются одна за другой. Вы можете следить за этим по вечерним новостям Си-эн-эн. Обычный отдых папы в Кастель-Ган-дольфо был отменен без объяснения причин, а слухи о неудавшемся покушении расползлись «подобно чуме», как выразился бы Огилви. Эти события должны стать самой яркой полосой в ранней карьере Долтона.

– А ты, Зоула?

– Я выросла как профессионал и притронулась к истории. Дневник Огилви наполнил ее жизнью… А еще я бы хотела сходить в плавание на Кубу. Я куплю яхту и назову ее «Альдебаран». Или проще – «Дебби».

Я посмотрел на Дебби, постукивающую каблуками о дверцу кухонного шкафчика.

– Папа был бы доволен.

Я понимал ее. Да, она отказывалась от Пикарди-Хаус и от семейной реликвии, но жизнь строила по семейным традициям, оставаясь Деборой Инесой Теббит. А пережитые впечатления сохранятся в ее памяти на всю жизнь.

Мой взгляд упал на сэра Джозефа. Тот сказал:

– По-моему, со мной все ясно. Я получил для своего музея Подлинный Крест. А вы, Гарри?

– Если Крест не окажется подделкой?

Я не стал маскироваться:

– Для начала я погашу банковскую задолженность и раздам долги. А потом сойду с ума. Куплю дом с садом в несколько акров и бассейном, перед которым будет стоять «порше» или «астон-мартин». Затем в одночасье выброшу все это из головы, остепенюсь и посвящу остаток жизни предмету моей страсти.

– Предмету вашей страсти?

– Буду искать карты и рукописи на базарах, разбросанных по всему миру.

– Звучит заманчиво, – откликнулась Зоула. – Возможно, я время от времени буду составлять тебе компанию. Мы можем пойти на «Альдебаране» к Босфору и прочесать книжный рынок в Стамбуле.

Весьма беспечное заявление. Или она подразумевает что-то еще?

На ее губах застыла полуулыбка: она читала мои мысли.

Я сказал:

– Только не проси меня помогать делать паэлью.

Сэр Джозеф озадаченно на меня посмотрел.

– Ответ даст датировка, – сказала Дебби. – Ведь без нее все эти мечты – ничто, верно?

Она приехала накануне вечером. Две дамы и я взяли себе по спальному мешку и расползлись по разным углам квартиры. Сэр Джозеф объявился на рассвете, Долтон – час назад. Все три лаборатории обещали дать ответ к полудню. Полдень наступил.

– Чаю кто-нибудь хочет? – спросила Зоула.

Никто не ответил.

Зазвонил телефон. Ко второму звонку Зоула встала и подняла трубку. Все вскочили. Сэр Джозеф с грохотом уронил стул. Я осознал, что изо всех сил сжимаю кулаки и не разожму их ни за какие блага. Послышалось неразборчивое бормотание, после чего Зоула передала трубку мне:

– Это из Ист-Килбрайта.

– Гарри Блейк слушает. Доброе утро, Джим. Я передаю трубку третьей стороне. Расскажи все ей.

Я повернулся к Дебби:

– Икона твоя.

Дебби стала слушать. Бормотание продолжалось около минуты. Потом она заговорила:

– Вы совершенно уверены?.. Плюс-минус пятьдесят лет… Большое вам спасибо… До свидания.

Она положила трубку и, прислонившись головой к висящему на стене телефону, повернулась к нам. В ее широко открытых глазах читалось удивление: откуда это мы тут взялись?

«Ну же!» – хотел крикнуть я.

Дебби посмотрела на меня и улыбнулась. Затем улыбка стала шире. Она прикрыла рот ладонью и хихикнула, а потом прислонилась к стене и захохотала.

Потом смех, в котором было что-то заразное, стал похож на истерику. Дебби медленно сползала по стене, а мы, вопреки собственной воле, смеялись над ее бессилием.

– Побойся же Бога, женщина! – выдавил я из себя.

Дебби замолкла, посмотрела на меня и опять откинулась назад – на этот раз ненадолго. Наконец она пришла в себя и сказала:

– Этим ты обязан доктору Ди, Гарри. «Агенту ноль-ноль-семь» елизаветинских времен.

– То есть…

Ее лицо просияло ласковой, счастливой улыбкой.

– Можешь отправляться за своим «астон-марти-ном».

БЛАГОДАРНОСТИ

То, что у экспедиции Рэли, состоявшейся в 1585 году, была скрытая цель – заявление сильное, если не сказать спорное. Авторство этой идеи принадлежит Саймону Кассиди. Секретному календарю Джона Ди отведена в этом предположении центральная роль, и я в долгу перед Саймоном Кассиди и Дунканом Стилом, с которыми я беседовал на эти и похожие темы. Мы говорили о сопутствующих событиям интригах и об исключительной исторической роли, выпавшей на долю календарей. Последнее великолепно описано в книге Дункана Стила «Замечая время» (издательство «Джон Уили энд санз», 2000).

Я благодарен Даниэле Pop. Она посвятила меня в юридические хитросплетения, в которых грязнут герои книги, когда пытаются выяснить, кому же принадлежит этот триптих. Майк Бартл снабдил меня ценными сведениями относительно мореплавания во времена Елизаветы I, а также поделился кое-какими впечатлениями от океанской гребли на каноэ. Персонал ямайских государственных архивов, а также работники библиотеки в Арме (Северная Ирландия) оказали мне неоценимую помощь. То же касается Сью Уэлс, сотрудницы библиотеки имени Бодлея в Оксфорде. Алисия Хаиэт из «Тропических туров» в Очо-Риосе помогла мне с ямайским диалектом, а Апостолис Кристоу – с греческим языком. Я также обязан Джею Тейту, служившему когда-то в британской армии и рассказавшему, что чувствует человек с простреленной рукой: хоть я и люблю, готовя свои романы, узнавать все «из первых рук», но в данном случае предпочел положиться на чужой опыт.

Примечания

1

Гора Арарат находится на территории Западной Армении, которая в течение длительного времени пребывала под турецким владычеством. – Здесь и далее примечания переводчика.

2

Quercns robur, quercus rubra – дуб черешчатый, дуб красный (лат.).

3

Толстый ковер фабричного производства, напоминающий ручную вязку. Изначально делался в городе Аксминстер (графство Девоншир).

4

Трансепт – поперечный неф, пересекающий под прямым углом основной (продольный) неф в крестообразных по плану зданиях. Неф – часть интерьера, ограниченная с одной или обеих сторон рядами колонн.

5

Горгулья – рыльце водосточной трубы, сделанное в виде фантастической фигуры (готика).

6

«Чабб» – тип замка, назван в честь его изобретателя англичанина Чарльза Чабба (1818)

7

Здесь: орнаменты, в которых причудливо сочетаются изобразительные и декоративные мотивы (растительные и звериные формы, фигурки людей, маски, канделябры и т. д.).

8

Притворство.

9

Морская болезнь (фр.).

10

В православной Библии это псалом 103.

11

Джон Харрисон – английский механик. Создал первый морской хронометр, пригодный для практического использования.

12

Разновидность бильярда.

13

Пикардия – историческая область на севере Франции.

14

Около 32 градусов по шкале Цельсия.

15

От Рождества Христова (лат.).

16

Чейн – мера длины (66 футов или чуть больше 20 метров).

17

Клавдий Гален – римский врач и естествоиспытатель, классик античной медицины.

18

Парацельс (псевдоним; настоящее имя – Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм) – врач эпохи Возрождения.

Выступал против слепого почитания Галена.

19

Коджак – герой американского сериала 1970-х годов. Он модно одевался, был совершенно лысым и отличался решительным характером. Работал в полиции.

20

Войска СС (нем.).

21

Уолсингем, сэр Фрэнсис – государственный деятель, приближенный Елизаветы I. Созданная им служба безопасности раскрыла заговор Бабингтона.

22

По календарю с 365-дневным циклом.

23

Хайле Селассие (настоящее имя Тафари Маконнен) – император Эфиопии с 1930 по 1974 год., сыгравший огромную роль в создании Организации африканского единства. На Ямайке возник культ, носящий его имя, – «растафарианство» (от «рас» – принц).

24

GCHQ (Government Communications Headquarters) – штаб правительственных служб связи.

25

Lizard (англ.) – ящерица.


home | my bookshelf | | Икона и крест |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 11
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу