Book: Поступь Империи. Право выбора



Поступь Империи. Право выбора

Иван Кузмичев

Поступь империи. Право выбора

(Начало новой эпохи 2)

"Нет никакого мужского чувства, которое могло бы оправдать потерю единственного эфемерного "Знамени" для каждого из нас, часто называемого Честью!"

Автор.

Пролог

— Солдаты!

Крик утонул в утренней тишине, захлебнулся, прерванный ударом шпаги. Спросонья в темноте домов заметались люди, не в силах понять что случилось. И словно в противовес поднявшейся суматохи в сараях спокойно стояли кони, жуя свой овес, как ни в чем не бывало.

— Сучьи дети, по местам! — раздался зычный голос с крыльца одного из домов в центре лагеря.

Услышав команду своего Головы, растерявшиеся людишки тут же начали разбегаться по сторонам, занимая места для обороны. Но то один, то другой человек, бегущий по улочке к какому-либо дому спотыкался и падал лицом на землю.

— Да, что же это такое происходит, господи?! — взмолился один из бородатых мужиков, целуя распятие.

На его вопрос никто не ответил, лишь Голова угрюмо смотрел по сторонам, в надежде увидеть хоть какие-либо тени, чтобы открыть по ним огонь. Внезапно, левее от приготовившихся к обороне разбойников раздался взрыв, раскатавший сараюшку, в которой спрятались трое татей. Вспышка! А за ней тут же повалил черный, густой дым, прорезающий предрассветные сумерки. Сильно запахло жареным мясом и палеными волосами. В предутренней тишине горели бревна, освещая утренние сумерки, заставляя разбойников крепче сжимать свое оружие.

Тишину лесного хутора разорвал звериный крик, впрочем, тут же оборвавшийся.

— Всем приготовиться, — шепотом сказал Корзень, перехватывая удобнее рукоять пистоля, сабля привычно легла в ладонь.

Секунда, сменялась секундой, а ничего не происходило, словно не было этой безумной побудки, и нет за окном догорающих раскатанных взрывом бревен сарайчика. Лишь легкий треск огня нарушал затишье, скрывая прочие звуки леса.

— Какого…? — удивленно сказал один из лихих людишек, наблюдавший за окном, выходящим к лесу.

Не успел Корзень посмотреть, что там увидел его подчиненный как в окна, разрывая бычий пузырь, натянутый на оконные рамы полетели горящие ручные бомбы, оставляющие за собой едкий запах, буквально выворачивающий наизнанку людское нутро.

В тяжелом приступе кашля согнулись пополам разбойники, продирая кулаками слезящиеся глаза, не в силах вынести едкого дыма. Следом за бомбами в окна полетели огромные крючья, тут же натянувшиеся со стороны улицы. Минута и на каждом из окон закрепилось по паре стальных крюков, по своей форме напоминающие абордажные крючья.

Решившись встать, Корзень попытался посмотреть, что там происходит, но куда там! Глаза заливали слезы, ничего не было видно дальше собственного носа. Едкий дым сделал свое дело. Голова встал на ноги, пистоль выпал из ослабевшей руки, только верная сабля, оставшаяся еще с первого грабежа по-прежнему была вместе с главарем татей. Ставни окон тихо заскрипели, с улицы донеслись хлесткие удары кнута, стены дома задрожали, готовые в любой момент рассыпаться во все стороны, крючья впивались в ладные бревна, словно челюсти волка в нежное мясо ягненка…

— Пошли, родимые! — внезапно заорал кто-то снаружи, щелкнув кнутом.

«Черт! — пронеслась мысль в голове главаря разбойничьей шайки».

— Руби веревки! — крикнул Корзень, первым опуская саблю на ближайшее крепление крюка.

Вот только дым оказался столь едким, что льющиеся слезы застилали все перед собой. Клинок Корзня упал рядом с пенькой, даже не поцарапав ее…

Приказ был отдан слишком поздно и уже через секунду, стены дома затрещали, заходили ходуном, самые хлипкие бревна понемногу вываливались из пазух, скатываясь на улицу.

«Это конец… — угрюмо подумал Голова, видя, как в дом сверху залетают размытые тени враги. — Но и мы не лыком шиты!»

Однако опустить саблю на голову первого попавшегося противника Корзень не успел. Алый кончик длинного кинжала одной из теней вышел из груди главаря, аккурат в районе сердца, Корзень осел на пол, изо рта потекла сукровица, капая на пол, над бывшим стрельцом замер солдат в грязно-зеленом с грязно-коричневыми пятнами мундире.

— Все готовы? — спросил один из ворвавшихся внутрь солдат.

— Один слишком горяч, оказался, — виновато ответила одна из фигур.

— И?

— Вон в угол я его положил.

— Бери его, и пойдем на улицу.

В то время пока из развалившегося дома вытаскивали через образовавшиеся проломы бесчувственные тела разбойников, снаружи суетились люди, подгоняя подводы для погрузки убитых и раненых разбойников. Как только все тела были уложены к построившимся в две шеренги воинам подошел один из стоящих в стороне людей. Внимательно осмотрел каждого из них, с головы до ног тяжелым взглядом, спросил.

— Потери есть?

— Никак нет, господин капитан! — ответил старший группы.

— Замечательно, — вся тяжесть во взгляде ушла и на лице появилась зловещая улыбка. — Его взяли?

— Да, мы его отдельно от всех положили, — показал на куль со свернутым Корзнем старший в группе.

— Молодцы! Все прошло превосходно, награды получите сразу же, как только прибудет Его Высочество, лично из его рук, — капитан Службы Безопасности (СБ) отдав честь стоящим молодым воинам отошел в сторону.

Не видя восторженных глаз молодых витязей, на правом рукаве каждого из них был пришит ровный круг, на трехцветном фоне в нем замер готовый к прыжку волк, а на темно-зеленых беретах блестела кокарда, с тем же волком.

— Служу Царю, Вере, Отечеству! — гордо крикнули замершие воины.

— Я еду в губернию, вам же предстоит доставить этих татей в Рязань да как можно скорее, причем живыми, — капитан Службы Безопасности развернулся и пошел к десятку полицейских, хмуро глядящих на подрастающее поколение…

— Всех кто погибнет в дороге вешать на деревьях, и не придавать земли, нечего татям милость оказывать, — забравшись на коня, сказал капитан СБ.

Глава 1

Начало июня 1709 года от Р.Х

Азов. Отбытие посольства

Алексей Петрович.

Небосвод озарился алыми красками восходящего солнца, наши корабли неторопливо шли по лазурной глади, оставляя за собой вяло расходящиеся по сторонам волны.

Посольство России, снова оправлялось в Европу, спустя почти десяток лет после первого, не слишком удачного для нее опыта, искать союзников и друзей, я же плыл смотреть на самобытность европейских народов, вместе с этим как мне думается, лучше изучить эти страны, их людей. Все это пригодится в будущем, я уверен в этом, да и наказ отца выполнить необходимо, государь как никак.

Три барка выстроившись друг за дружкой, шли, набирая скорость, оставляя за собой порт Азова. Я смотрел на вспенившуюся гладь моря и уныло думал о том, что еще черт знает сколько времени не смогу увидеть, ни друзей, ни родной Рязани, ни свою ненаглядную Оленьку!

«Отставить печаль и нытье! — в сотый раз командую сам себе, стараясь прогнать наваливающуюся тяжким грузом тоску».

Но это только сказать легко, а вот сделать… Да сделать проблематично, даже очень проблематично. Не умею я заниматься само кодированием, хоть ты лопни, а это могло бы помочь. Правда хочу заметить, все эти «мытарства» отвлекли меня от моей апатии, и теперь я хоть о чем-то стал задумываться. Нет в жизни ничего плохого, есть только неверный взгляд на это самое настоящее

— Цесаревич, как вам просторы Азовского моря? — спросил меня подошедший ко мне Петр Толстой.

— Красиво, только скучно немного, — признаюсь я седовласому послу Руси-матушки.

— Да, с этой напастью ничего нельзя поделать, остается только терпеть. Или быть решить эту проблему, беседой к примеру, — улыбнулся мне Толстой.

— Премного благодарен вам за заботу, Петр Алексеевич, но, увы, я пока не настроен на беседы, даже с вами, — честно ответил я.

— Понимаю, такое бывает, особенно в первый день путешествия, сам через это прошел. Уезжая из, отчего дома, три дня ни с кем не разговаривал, какие только бредни в голову не лезли, вы даже себе не представляете! — улыбнулся посол и отошел в сторону, к боярину Долгомирову, молодому и энергичному человеку приданного нам в качестве попутчика, если конечно можно так выразиться.

Царь-батюшка сразу же после своей поездки в Европу повелел слать знатных недорослей, а также всех прочих людишек, желающих занять сколько-нибудь заметную должность при дворе, на обучение за границу. Ума набираться, дабы дома полезным оказаться. Так что карьеристам местного пошиба, для получения вожделенной «конфетки» приходится пару годков «покрутиться» на чужбине, при этом большая их часть никакого языка кроме родного русского вовсе не знала, создавая при этом изрядные трудности не только в общении, но в обучении в целом. Однако такие мелочи государя не смущали, хотящие научится, таково правило и изменить его никто не сможет, оно для всех едино, кто бы это не был, родовитый князь или сын купца.

На первый взгляд такая практика могла показаться негуманной и жестокой, но для государя имеющего под рукой «полудиких слуг» так не казалось и он спешно, будто железным прессом старался давить на боярство и купечество, ведя их по дороге скорейшего обучения для блага Руси. Общий принцип: выживает сильнейший, самый верный, по крайней мере, так можно говорить о самом государе, глядя на проводимые им реформы.

Как бы то ни было, сейчас я на борту барка со смешным для такой посудины именем «Зверь», ну а судьба «золотой молодежи» меня, в общем, то не интересует, со своими проблемами бы разобраться.

«Стоп! Не думать о всяких неприятностях! — оборвал я свои разошедшиеся апатические мысли на «полуслове».

— …А я говорю, они все равно начнут с нами войну, слишком зуб большой у них имеется на Русь-матушку, — меланхолично заметил Толстой.

— Кажется, я чуть было не пропустил интересный разговор, — едва слышно хмыкнул себе под нос, сбрасывая оковы странного оцепенения.

— Но ведь, признайтесь, Петр Алексеевич, что мыслишки то у них не раз поворачивали в эту колею, с посредничества Франции, между прочим, — ехидно заметил мужчина в преклонных летах Петру Алексеевичу.

— Ну, мысли, к примеру, я читать не умею, Егор Филиппович, да и вам бы пожелать того же хотел, во избежание неприятностей, а то мало ли кто что нехорошее подумает, — все так же меланхолично заметил полномочный посол.

От этого, казалось бы, дружеского замечания названный Егором Филипповичем чуть-чуть побледнел и не говоря, поспешил отойти подальше от главы дипломатической миссии, тут же найдя себе собеседника из каких-то молодых помощников посла.

— А вас здесь побаиваются, господин посол, — заметил я, подходя к шестидесяти пятилетнему мужчине.

— Может быть и так, ваше высочество, — улыбнулся мне Петр Алексеевич.

— Вы кажется, совсем недавно мне занимательную беседу предлагали? Надеюсь, предложение остается в силе? — спросил я его.

— Конечно, цесаревич, я буду только рад, если смогу ответить на ваши вопросы, а заодно и провести с пользой наше долгое путешествие, — ответил седой дипломат.

— Хорошо, тогда давайте пройдем в каюту. Разговаривать, всегда лучше за столом с бокалом доброго вина, нежели на продуваемой всеми ветрами палубе.

— Мне тоже так кажется, ваше высочество, — заметил посол.

— Тогда прошу ко мне в каюту, Петр Алексеевич, — сказал ему, идя впереди посла.

Как и на большинстве судов этого времени, отдельные каюты на корабле были роскошью и отдавались в распоряжение высшим офицерам, либо как мне и главе дипломатической миссии, то есть людям имеющим «определенный вес».

Сама каюта ничем примечательным не отличалась, разве что высота у нее была чуть более сажени, да и вся отделка изнутри представляла собой мечту столяра. А так вполне заурядная комната, или быть может я такой черствый, и уже не могу оценить по достоинству всю красоту? Не знаю, может быть.

— Присаживайтесь, — указал я на кресло возле стола.

— Спасибо, признаться честно, моя поясница замучила меня. А как из Царьграда вернулся, так и вовсе житья с ней никакого не стало, — с облегчением сел в кресло Толстой.

— Тогда, хочу предложить вам попробовать одного интересного вина, уважаемый Петр Алексеевич, — сказал я послу, копаясь в подобии бара. — А вот и оно, правда, названия я так и не удосужился узнать, поэтому прошу не ругать меня.

— Что вы, ваше высочество! — возмутился старый дипломат.

— Шучу я так. Увы, неудачно, — сказал я, разливая в бокалы рубиновый напиток.

— За здоровье государя нашего, батюшки моего Петра! — поднимаю бокал.

Толстой незамедлительно меня поддержал, и так же пожелал здоровья своему теске, Петру Алексеевичу, внимательно осматриваясь по сторонам.

«Как будто у врага находится, — мимоходом заметил сам себе, наливая новую порцию, после чего позвонил в колокольчик и попросил слугу принести нам легкий завтрак».

— Так о чем бы вы хотели побеседовать, Ваше Высочество? — наконец спросил меня Петр Толстой, делая глоток вина.

— Ведь на сколько мне не изменяет память, вы Петр Алексеевич восемь лет были послом в Стамбуле. Вот об этом я и хотел бы поговорить.

— О моем посольстве в Османской империи? — изумился старый дипломат.

— Нет, что вы, дорогой Петр Алексеевич. Я хотел бы поговорить об османах в целом, а не вашей миссии, — засмеялся я.

— Простите, мне мои седины, Ваше Высочество, а то я уж было подумал о том, что вам интересна вся та рутина, которой мне приходилось заниматься у басурман, — тут же «отошел» Толстой, удобнее располагаясь в кресле. — Так о чем бы вы именно хотели узнать, цесаревич?

— А давайте вы будете мне рассказывать обо всем, что сами знаете, а если меня что-то заинтересует больше другого, то мы с вами подробнее об этом поговорим? — с улыбкой предлагаю я послу, готовясь слушать все то, о чем я всего лишь имел смутное представление человека 21 века.

— Что ж, коли так, то разговор предстоит долгий, — сказал Петр Алексеевич, разламывая пополам принесенный пирожок с черникой. — С чего же мне все-таки начать…

— Что если вы, Петр Алексеевич, начнете свой рассказ со своего назначения, ведь насколько я помню, вам тяжко пришлось в первые месяцы пребывания при дворе султана? — участливо поинтересовался я у посла.

— Да, пожалуй, и вправду лучше с моего прибытия в Адрианополь начать рассказывать, — согласился со мной дипломат, запивая пирожок глотком вина.

«Не зря говорят, позволь старикам вспомнить молодость и они расскажут тебе все, что ты захочешь, даже не подразумевая об этом, — улыбнулся я про себя, наполняя бокал посла новой порцией вина. Сам же я предпочел налить себе ягодного морса, запасенного моими слугами еще с момента отправления из Рязани».

— После того как в семисотом году нашей России-матушке и тогдашнему послу Егору Украинцеву удалось очень выгодно заключить мир с Портой. Наш государь пришел к выводу о том, что нашей стране нужно иметь в Османской империи своего человека, причем человека наделенного полномочиями и способного принимать решения от лица правителя, не в ущерб оному конечно, — немного покряхтев начал свой рассказ, Петр Толстой.

— В силу того, что я уже имел некий опыт на дипломатическом поприще, да еще к тому же будучи «волонтером» пару лет в Италии изучая морское дело, попутно овладев итальянским языком, и узнал азы кораблевождения и навигации… — начал перечислять свои заслуги перед самим собой пожилой дипломат.

Я же стоически все это вытерпел — мне необходимы знания, а они, увы, никогда не даются легким путем. Так что пришлось мне немного подождать, пока Петр Толстой не продолжит свое повествование с интересующей меня информации.

…-И вот вызвал меня, наш государь-батюшка к себе и дал наказ, ехать в Эдирне. Основывать там постоянное посольство, при этом особо выделил «с чужестранными министрами обходиться политично», дабы в дальнейшем на них опора могла быть. Но, увы, это так и осталось нашей мечтой…. Эх, но об этом чуть позже немного расскажу, — вздохнул Петр Алексеевич. — Так же в инструкции были предписания ответить на «статьи» нашего государя, описать «тамошнего народа состояние», «какое там управление» и «которые государства из приграничных соседей в первом почитании у себя имеют», «с кем хотят мир держать и войну вести и для каких причин», вот так-то.

— Так вот приехал я Эдирне, к тогдашнему султану Мустафе Второму в конце августа семьсот второго года. Как и ожидал наш царь Петр Алексеевич трудно там оказалось дела вести, много нахлебников и недалеких людей возле ног султана возлежало. Да к тому же османы предложили возместить убыток их греческих купцов от ограбления запорожцами, а потом и вовсе покинуть Османскую империю. Но как вы понимаете, ваше высочество, уехать я не мог, клятву государю на кресте давал, что выполню его поручение, да и само мое пребывание сильно важно для нас было в силу того, что нужно было знать намерения басурман.



— И как же вы там остались, Петр Алексеевич? — поинтересовался я у немного захмелевшего посла, выпившего уже четвертый бокал.

— А, пришлось сделать небольшие уступки им, часть убытков от запорожцев покрыть, — ответил Толстой.

— Но ведь насколько я знаю, потом то деньги из казны на выплаты убытков купцам не поступали, — заинтересовался я.

— Да не поступали, — сказал посол и как-то странно на меня посмотрел. — Не просты вы, ваше высочество, ох не просты. Хотя так даже и лучше, — чуть слышно сам себе сказал Петр Толстой, мотнул головой, словно прогоняя наваждение.

— Как же мне удалось добиться того, что мы больше не выплачивали за наших запорожских казаков деньги? — «перепрыгнул» со своей мысли посол.

— Я очень хотел бы узнать это, Петр Алексеевич, — честно признаюсь ему.

Что делать, в школе не слишком сильно уделяли внимания таким тонкостям политики Петра, да и потом в военной истории больше по военным действиям упор делался, в частности по сражениям времен 19–20 века.

— Ну что ж, думаю можно приоткрыть эту небольшую тайну, хотя какую тайну? Так хитрость небольшая. Дело в том, что я получал от Азовского воеводы Ловчикова известия о набегах крымских татар на русские пограничные поселения. Естественно я тоже кое-какие приятные сюрпризы воеводе делал, но это уже лишнее и к нашему делу не относящееся. Так что у меня имелось много сведений в обидных книгах, куда я и записывал все данные от воеводы. Как видите, ваше высочество, никаких секретов здесь как оказывается, и нет вовсе, — заключил посол, бросая в рот горсть чернослива, принесенного слугой.

— Почему же, Петр Алексеевич? Есть здесь секрет — секрет ведения дел посла. Ведь именно из таких мелочей и складывается вся работа посла. Или я не прав? — возрази я дипломату.

— Правы ваше высочество, еще как правы.

— Оставим, пожалуй, обсуждения оных действий, господин посол, давайте лучше вы продолжите свой рассказ, — немного грубовато прервал я старика.

— Как вам будет удобно, — кивнул посол, понимая меня. — Тем более что я каждый год составлял для Посольского приказа статейные записки. А они насколько я помню, на пятистах листах не всегда умещались, так что если вы захотите больше узнать об этом, просто дайте знать нужному приказу, и вам их доставят.

— Что-то я опять отвлекся.

— Ничего-ничего, Петр Алексеевич. Я вас слушаю с превеликим вниманием, — сказал я ему, заметив что за окном каюты солнце перевалило за полдень.

«Время то как быстро летит».

— Мое посольство нельзя назвать прогулкой. Хотя бы уже потому, что в первый год моего пребывания в Османской империи, я имел возможность наблюдать за большими внутренними потрясениями этой страны, которые закономерно завершились янычарским бунтом, а оный привел к свержению Мустафы Второго.

— Позвольте прервать вас, Петр Алексеевич? — спросил я посла.

— Конечно, ваше высочество, — ответил он.

— А не могли бы вы сказать мне, почему произошел этот бунт? Не на «ровном же месте» они взбунтовались, — поинтересовался я.

— Да, не на «ровном» месте, как вы выразились. Дело даже не в том, что у султана не было никаких способностей к управлению страной, а в том, что он даже не желал заниматься государственными делами. Позволив одному своему приближенному — шейх-уль-исламу Фейзуллах-эфенди «захватить» в свои руки всю власть, который пользуясь своим влиянием на Мустафу посадил на все важные государственные и духовные должности своих сыновей и родственников. При этом Фейзуллах оправлял любого нелояльного ему человека в глухие уголки Антиохи, — пояснил мне посол.

— А откуда, позвольте поинтересоваться, у вас такие сведения? — изумился я услышанному.

— Ну, я не просто так ем свой хлеб, ваше высочество. Так что сведения обо всех малозначащих людях я собирал не жалея денег, да и государь наш сам велел хорошенько разузнать про устройство Османской империи.

— Понятно, продолжайте, прошу вас, — попросил я Петра Алексеевича.

— Можно с уверенностью сказать, что в бунте участвовали не только янычары, но и горожане, ведь, на сколько мне известно всего восставших выступило, чуть ли не 100 тысяч человек. И самое удивительное, одним из основных требований бунтующих было требование возвращения султанского двора в Стамбул из Эдирне, куда его перевел сам Мустафа Второй. Так что как видите, ваше высочество у османов сильны торгово-ремесленные круги, ведь именно для них перенос столицы в другой город стал большим ударом, многие из тимариотов тогда в первые годы разорились.

— Мне кажется, что в любой стране купцы с ремесленниками имеют сильные позиции, дорогой Петр Алексеевич. Другое дело, что в остальных странах с влиянием этих сословий справляются в более-менее пристойной форме, — не согласился я с послом.

— Тут вы, конечно же, правы, ваше высочество, но я все же продолжу, — оговорился посол, смачивая горло глотком вина.

— Однако само восстание послужило новым толчком к «кровопусканию» как чиновников, так и военных людей. Новый султан — Ахмед Третий, который и сейчас правит Османской империей, за то время что я был в Стамбуле казнил чуть ли не свыше 25 тысяч человек, в число которых вошли все мало-мальски значимые фигуры восставших. И я могу вполне обосновано полагать, что именно на данный момент у османов нет ни одного высокого сановника, которого можно было бы назвать не то что бы хорошим, но вообще пригодным для его места.

— То есть вы полагаете, что османская империя сейчас уязвима как никогда? — напрямую спросил я Петра Алексеевича.

— Нельзя недооценивать противника, тем более такого, ваше высочество, но я все же склонен дать положительный ответ на ваш вопрос, нежели отрицательный, — витиевато ответил посол.

— Что ж с этим все ясно, прошу вас, продолжайте, — попросил я дипломата.

«Ага, как же, уязвима! А какого хрена тогда Прутский поход так плачевно закончился? — подумал я про себя».

Все же превосходство османов было многократное, так что и поражение можно назвать закономерным. Все же зря царь повелся на обещания «братьев славян». Да жаль, правда, пока то этого еще не случилось, так что не будем отчаиваться. Все битвы впереди, и надеюсь не такие как под Нарвой.

— В сентябре того же года двор султана переселился обратно в Стамбул, а вместе с ним переселили и всех послов. Закончившаяся смута позволила мне более подробно изучить османов изнутри. И вот к какому выводу я пришел после нескольких лет изучения государственных и духовных лиц империи: если раньше, еще каких-то пару десятков лет муфтии исполняли лишь роль духовных наставников народа, то сейчас же они уже могут соперничать властью с визирями. Именно из-за щедрых пожалований султанов самим высшим духовным лицам и их учреждениям способствовали усилению муфтий, делая их одними из крупных землевладельцев в Османской империи. «Многие вотчины, которые в турецком государстве, с доходами их отписаны на их мечети и монастыри. Те доходы суть бесчисленны, понеже воедино время султан по своему изволению то отдал им, и никто не может в том ему противного что говорить и так сие дело обходится и возрастает с каждым годом…», — зачитал мне посол пару строк из своего дневника для примера, который он постоянно носит с собой.

— Сильные оказываются у турок муфтии, — сказал я тихо.

— Да, очень сильны, а в последнее время и вообще силу большую набрали, высшие духовники османов, — покачал головой посол с явным сожалением.

Что ни говори, а джихад никому в России не нужен, а объявить его может любой сбрендивший глава ислама. В той же Османской империи к примеру.

«Дела! — присвистнул я про себя».

— Но и это не все, ваше высочество, — с большей радостью сказал дипломат.

— Есть, что-то более приятное? — спросил я его.

— Дело в том, что у Османской империи большие проблемы с деньгами, — сказал посол.

— Что вы имеете в виду, Петр Алексеевич?

— Из-за того, что в управлении государством у них полная разруха и как таковых дельных глав у них нет, все деньги не могут быть учтены. И часть налогов, причем скажу без преувеличения, большая часть налогов оседает в карманах вороватых чиновников. Взять хотя бы, к примеру, сведения по 1705 году, в этот год империя собрала вдвое меньше налогов, чем в 1704 году. Это хорошо показывает уровень налогового приказа османов.

— Да, без денег никакой государь не сможет ничего сделать, — хмыкнул я.

Мало кто из правителей Европы в действительности мог бы похвастаться тем, что увеличил казну своей страны, за счет реформ и грамотного управления, а не в результате контрибуций и ограбления колоний. Ежели таковы имеются, конечно. Вот такие дела. Правда, увы, сам царь Петр, в желании своем сделать все быстрей и лучше порушил русскую систему финансов, которая обещала давать прирост доходов больше чем втрое против первоначальной казны. Правда, на это требовалось как минимум четыре года, которых у Петра не было…

Ну да ладно, сделанного не воротишь, так что будем исходить из того, что мы уже имеем. А имеем мы многое, если разобраться. Первое — это конечно то, что элита турок — янычары превратились из превосходных воинов в 50 тысячную своевольную армию, которая отступает при грамотном и ожесточенном сопротивлении противника. Второе — это лишенный хороших управленцев госаппарат, к тому же без достаточного количества денежных средств. И третье — это самое важное на данный момент, нет достаточного сплочения самого народа, что не может не радовать меня, в силу того, что государь просто не сможет утерпеть и не напасть на соседа, после победы над Карлом. Вот только как бы не было его желание чересчур поспешным, иначе все повторится как в моей родной истории. А это очень не хорошо! Для меня не хорошо, или наоборот хорошо?

В свое время Великий князь Святослав погиб от рук печенегов под предводительством хана Кури, и многие факты позволяют думать о том, что сделано это было с подачи своего союзника Киевской Руси, сына самого Святослава…

Так что может быть проще? Пустить Петра к туркам, «шепнуть» крымскому хану, о том, что не плохо было бы…

«Стоп! Никаких таких еретический и предательских мыслей! — оборвал я сам себя, чувствуя, как кто-то внутри меня шепчет о том, что это очень заманчиво и на многие вещи открывает просто неограниченные возможности».

— Много богатства себе присваивают тамошние министры, да и грабят они людишек нещадно, так что слаба сейчас Османская империя, сильно ослабла по сравнению с той что была полувека назад, — подвел итог дипломат.

— А как там дела обстоят с нашими братьями-славянами? Ведь насколько я знаю, у престола моего батюшки давно пребывают валашские и молдавские посольства, — спросил я у Петра Алексеевича.

— К моему глубочайшему сожалению бремя налогов коснулось славян, находящихся в подчинении у султана, много сильнее всех остальных, ведь притеснения христиан у нехристей столь сильно, что в Боснии и Сербии осталось, чуть ли не треть населения оттого, что было еще десять лет назад. Целые районы территорий христиан как будто «вымирают», оставляя пустые халупы и заросшие бурьяном поля.

Дипломат прервался на пару секунд, для того чтобы смочить горло глотком вина и съесть еще один пирожок с ягодами.

— Но опять же хочу заметить, что без милосердия и без пощады тяготят податями паче тех христиан, которые в средине и окрест недалеко градов Константинополя и Андрианополя. А на других своих христианских подданных, на греков и арапов и на прочих, которые живут в Иерусалиме, в Египте, в Антиохии, в Македонии, в Александии Сирской и близ Каира, то суть Вавилона, на тех поборы накладывают легче и много меньше, опасаясь от них волнений.

Что же до самого народа турецкого, то могу сказать, что они много гордыни и славолюбия имеют, глаголют о себе яко свободный народ. Хотя их высочайшие особо, опасаются народных волнений и много «сладостных речей» говорят, сдерживая порывы своих людишек.

— И что ни разу не было сильного восстания, у османов то? — поинтересовался я у старого посла.

— Как же не быть, то ваше высочество? Ведь их «великие подати» народ совсем обобрали, и не только христиан, но и своих братьев по вере — арабов, населяющих Сирию, Ирак, Йемен. Вот у них как раз и было самым сильным восстание, супротив ига турецкого. Хотя Порта и делала все возможное, чтобы не допустить восстания: так, египетским арабам Порта снижает налоговые ставки, в Ираке же среди арабских племен разжигает вражду и междоусобицы, вождям других племен выплачивает определенные суммы, стравливая их между собой. Но как видно не всегда это помогает, так что волнений у османов хватает. Почти каждый год где-то вспыхивает мятеж. Но Порта быстро подавляет их, вот например, для подавления самого сильного восстания в Ираке, султан послал семь пашей с большим войском, которые разбили арабов, да так сильно, что почти никто с поля сражения и не ушел, остались лежать в песках, на поживу стервятникам…

Но отдельно надо заметить про Крымское ханство. Этот вассал турецкого султана ежегодно получает от османов по 40 тысяч золотых червонцев «на стол и на покупку стрел». И поэтому отряды хана всегда участвуют во всех войнах империи, отдавая часть военной добычи султану.

— А как же владения османов в Африке? Ведь много земель тамошних принадлежит нехристям, — поинтересовался я у Петра Алексеевича Толстого.

— А никак, ваше высочество, — просто ответил он мне. — Они вообще практически не зависят от Порты. Даже есть пара случаев, когда народы сии супротив французов и испанцев выступали. И хочу заметить, без ведома султана, так что они только на картах приписаны к Османской империи, а на самом деле сами себе принадлежат.

Поглядев за окно, я увидел, что солнце уже село, а полумрак каюты освещают десяток толстых свечей, зажженных учтивым и бесшумным слугой.

«Пора закругляться, надо отдохнуть и привести мысли в порядок, — решил я про себя».

— Спасибо вам большое, Петр Алексеевич, за то, что столь много мне рассказали и поведали. Но я не хотел бы отнимать все ваше время, тем более что уже скоро полночь, — тонко намекнул я дипломату.

— Что вы, ваше высочество, располагайте мной в любое время дня и ночи, тем более мне самому нравиться эта тема, да и былые времена вспомнить тоже полезно, — поняв мой намек, сказал посол, вставая с кресла.

— Спасибо еще раз, Петр Алексеевич, думаю, завтра ближе к обеду если вы сможете уделить мне толику вашего времени, то это будет просто замечательно. Хотя бы еще пару часиков для беседы? — встал я со своего места, чтобы проводить его.

— Конечно, ваше высочество! — ответил он, слегка покачиваясь.

Хм, наверное, корабль сильно качается, хотя и градусы вина, в моем времени сто процентно названное бы крепленным, наверняка дали знать о себе, старый человек все же.

Проводив посла до его каюты, благо она была в трех шагах от моего обиталища, я разделся и лег на кровать, собираясь «раскидать по полочкам» моего мозга ту информацию, которую получил от посла, но утомленный бездельем организм не стал слушать доводы разума и банально уснул!

Встал я скорее поздно, чем рано, проспал общий завтрак команды, вместе со всеми утренними «разборами полетов» капитанов судов.

Мда… расслабился я что-то!

Как бы то ни было, завтрак я проспал, а до обеда времени еще выше крыши, как говорится, так что можно воспользоваться им с выгодой для себя. До встречи с Петром Алексеевичем у меня часик, скорее всего, есть, так что думаю, пора и вспомнить чему учил меня мой преподаватель по фехтованию. А то и так уже скоро жиром заплыву да все позабуду. Хотя я, конечно, наговариваю на себя, редко бывает, чтобы я хотя бы полчаса в день не занимался с «Veritas».

Так, начнем, пожалуй, с чего-нибудь попроще, пожалуй, сначала обычная разминка подойдет лучше всего. Отжимания, чуть-чуть нагрузки на пресс и мышцы ног… ага вот уже потихоньку чую, что форму терять начал. Сорок отжиманий, а уже почти взмок весь… не порядок! Жаль, нет перекладин на корабле, а то ведь и выход на одну можно было бы сделать, увы, но этого излишества на барке не наблюдалось. Что ж, будем располагать тем, что имеется под рукой.

Уф! Хватит ОФП (обще физическая подготовка) заниматься и перейдем к делу. Поработаем на уровне груди. Плавно смещаемся в сторону головы, и начинаем отрабатывать первую связку, блок-выпад-парирование возможного удара сверху. Раз повтор, второй, третий,… десятый… после того, как я почувствовал, что связка начинает «всплывать» в голове сама по себе, перехожу к следующей, стараясь усовершенствовать все что знаю и умею. А иногда, когда, получается, беру уроки у тех людей, которые могут научить меня чему-то большему, вот только жаль, что времени не хватает на все мое обучение фехтовальному искусству.



Впрочем, не будем отчаиваться, у меня еще все впереди!

«Раскачав» сам себя я приказал позвать ко мне в каюту господина посла, и принести легкие закуски, с разбавленным вином. С утра напиваться дурной тон, так что оставим это дело на вечер, а еще лучше на весьма неопределенный срок. Здоровье не казенное, печень новую себе здесь не поставишь.

— Утро доброе, ваше высочество, — пожелал мне вошедший Петр Алексеевич.

— И вам доброе утро, господин посол. Прошу вас, присаживайтесь, — указал я на стоящее рядом со столом пустующее кресло.

— Спасибо, — сказал Петр Толстой, усаживаясь на свое вчерашнее место, успевшее за ночь остыть и теперь жадно забирающее тепло тела дипломата.

— Вы уже завтракали, Петр Алексеевич? — задал я насущный для меня вопрос.

— Увы, не успел, ваше высочество, старость не радость, проспал я завтрак, — улыбнулся посол.

— Тогда не откажете мне, составить компанию в приеме сей пищи? — спросил я его, указывая на принесенные яства, предвестники обеда.

— Если вы этого хотите…

— Не только хочу, но и прошу вас об этом, — засмеялся я.

Думаю, не стоит описывать все вкусности и деликатесы, тем более что половина из них мне не знакома, можно о них сказать только одно — очень вкусно, вот, пожалуй, и вся характеристика.

— Похоже, можно продолжить нашу вчерашнюю беседу, ваше высочество? — спросил меня Петр Алексеевич, откладывая столовые приборы в сторону.

— Конечно, — отвечаю ему, приготовившись внимательно слушать.

— Как я говорил до этого, Османская империя уже не та, которой была раньше, для доказательства этого можно привести пример «Священной лиги», коалиции европейских стран, созданная для противодействия османам. Кстати, хочу заметить, что благодаря тому, что Россия вошла в состав лиги она получила от Польши давно желанный Киев с близ лежащими землями.

Так вот, пример лиги показывает нам то, что сила империи османов проходит и увядает. Я думаю, что поражения турок от войск «Священной лиги» вполне объяснимы и в первую очередь это связано с упадком самого государства. Так как ослабевшая страна попросту не может привести к месту битвы достаточное количество полков, из-за этого и получалось, что большие армии европейцев разбивали ослабленные войска османов, выбивая тех с захваченных земель.

Значительная часть турецкого войска, в основном янычары, потеряла свои прежние навыки, и это не могло не сказаться на их боеспособности. Военные упражнения и учения, которые раньше были обязательными, перестали проводиться. В основном из-за недостатка денег в государстве, а также из-за повального воровства военачальников. Янычары по нескольку месяцев не получают жалования и, чтобы прокормиться, вынуждены заниматься ремеслом и торговлей, забывая то, что было дано им тяжким трудом и потом. Такие воины «суть именуемы и защищаемы тем именем, а войны не знают».

— На стрельцов похожи янычары изрядно, — сделал я вывод об услышанном.

— Да, сходство имеется у них, да и как не быть, если воинских умений они не приобретают, а только для себя в свободное время живут? Так что не зря наш государь-батюшка в свое время, стрелецкое войско разогнал, — ответил посол. — Однако даже те войска, которые проходят специальное обучение. По уровню своих знаний военного искусства заметно слабее армий европейских. Вся их военная хитрость и сила состоит в их множестве… ежели же их неприятель сначала побьет и принудит отступить, то потом уже никоим образом восстановить свой строй они не смогут. Беспорядочно бегут и погибают, бросая своих командиров и начальников. Сам же их строй очень сложен и плох, при этом европейскому искусству обучаться они не желают.

Что же до возведения крепостей и крепостниц, то могу сказать, что в Османской империи они стоятся по древнему обычаю. Больше полаются на число своих защитников, нежели на силу стен своих, предпочитая бреши своих стен закрывать людишками, а не разумно построенными крепостями.

— Не совсем хорошо дела у турок обстоят с военным искусством, — заметил я сам себе. После чего поинтересовался у дипломата. — А как дела с флотом у них, ведь, на сколько мне известно, государь отдельно этому вопросу внимание уделяет.

— Да, ваше высочество, царь-батюшка зелено интересовался флотом турецким. Да и признаться честно и сейчас его интересует. Флот османов сравнительно велик, неплохо оснащен и представляет силу на Азовском и Черном морях. Так же большому вниманию надо уделить морскому уставу, принятому в Оманской империи в 1701 году, в нем подробно говорится о системе управления самим флотом, о действиях морских чинов от капитан-паши до простого матроса, об их обязанностях, формах оплаты и многом другом, — сделав глоток разбавленного вина, сказал мне Петр Алексеевич.

— Да, а в России пока нет такого документа… — нахмурился я, совершенно забыв подробнее изучить дела России на морских просторах.

А ведь становление флота как раз и начиналось с эпохи правления Петра Великого! Так что в будущем необходимо подробнее ознакомится с флотом и флотской жизнью, авось чего-нибудь дельного смогу придумать, точнее даже не придумать, а вспомнить.

— Да, нет, но у нас есть «Инструкции и артикулы военные, надлежащие Российскому флоту», так что есть, на что опереться нашим капитанам, — сказал Петр Алексеевич, кивая головой, будто китайская болванка. — И как человек, достаточно хорошо ознакомленный с морским делом, могу с уверенностью сказать, что выучка нашего флота мало уступает султанской, да и по большей части из новизны дела сего и по неопытности.

— Скажите, Петр Алексеевич, а как же относятся теперь европейские державы к Османской империи. Ведь после побед над некогда грозным соперником, «Священная лига» не только не добила его, но и кое-где даже поддерживает, по крайней мере, некоторые из ее членов, — поинтересовался я у посла.

— Скажу вам прямо, ваше высочество, поражение османов в войне со Священной лигой, несомненно, ослабило и ее международный престиж. Даже был введен пост министра, который отвечает за правильный прием послов и церемониальные службы. В Османской империи сейчас аккредитованы послы Франции, Голландии, Англии и Венеции, а также резидент Австрии и дипломатический представитель Ратузы. И, кроме того, помимо послов в Стамбуле европейские державы имеют своих консулов в основных портах империи. Вот такие разительные перемены произошли за какие-то неполные двадцать лет с момента первых поражений от войск «Священной лиги».

— А как же враждебные нашим интересам страны, точнее послы этих стран? Я не поверю, что не чинили они разных препятствий в налаживании мирной жизни между нашими государствами, — спросил я старого дипломата, не удержавшись, плеснул себе половинку бокала разбавленного вина.

— Как же без этого, ваше высочество? Взять хотя бы Шарля Ферриоля, посла Франции, из-за действий которого много крови попили у меня служивые люди султана. Этого переубеди, этого подмасли… Много чего было, царевич, много…

Но хочу сказать еще кое-что, хотя посол и вел свою политику супротив России, турки тоже оказались не лыком шиты и во многих сказанных словах и посулах нашли лживое семя раздора, которое хотели посадить между нашими странами французы.

И даже когда Франция помогла османам в ряде действий против «Священной лиги» турки сами поняли, что делали их «доброжелатели» это отнюдь не ради бескорыстной помощи, а для собственных планов, в которых была нужда короля-Солнце.

«Да, это тебе не в песочнице играть, с детишками малыми, здесь чуть что не так и все, не только голова полетит, но и сотни тысяч людишек сгинут бесславно, — пришла мне в голове очередная «перспективная» мысль».

— Есть у меня еще вопросик к вам, Петр Алексеевич. Знаю я, что в Австрии их подданные венгры восстали, против владычества австрийского и неужели Османская империя не воспользовалась такой возможностью?

— Я же говорил вам, ваше высочество, дела у османов больно худы. Правда к плохим внутренним делам османов много чего прибавляется. Все чаще и чаще словесные убеждения послов подкрепляются ценными подарками султану и его окружению в виде сукон, часов, дорогих ювелирных изделий, шелков и крупных денежных сумм и все это делается только для того, чтобы Порта приняла нужную сторону, а вместе с этим убедить оную в привлечении на свою сторону венгров. И самое удивительное, ваше высочество, это, пожалуй, то, что количество денег потерянных с обеих сторон великое множество, а результата то, как такого и нет, — сказал посол, хитро прищурившись.

— Видимо и ваши силы приложены к этому, Петр Алексеевич? — улыбнулся я ему.

— Не без этого, царевич, не без этого, — ответил дипломат. — А с недавнего времени Франция начала натравливать османов на Русь-матушку, провоцируя, турок на войну с нами. Послу Ферриолю сам Людовик XIV письма шлет с предписаниями, что нужно оному сделать. И судя по тому, что французский посол продолжает подзуживать турок к войне с Россией, то сии предписания не несут нам добра.

К тому же в 1707 году я писал нашему государю, в Стамбул к французскому послу прибыл посланец от Карла и Станислава Лещинского, после которого Ферриоль обратился к Порте с просьбой о помощи, чтобы «Станислав возмог воспротивиться от царя Московского». Тогда же в Стамбул прибыл посланец крымского хана, который вместе с французом промышлял привести Порту с Россией в ссору…

— Но ведь мы с османами не воевали тогда, — возразил я дипломату.

— Не воевали, это, правда, но это не значит, что так может продолжаться вечно. А тогда крымского хана сместили, если конечно, это можно назвать смещением, — согласился со мной Толстой.

— А зачем французам вообще понадобилось это все?

— Что все? — не понял моего вопроса Толстой.

— Ну, натравливать на нас османов…

— Хм, дело в том, что кроме их желания ввязать турок в войну с Австрией, которая, кстати говоря, претендует на часть владений Испании, которая почти десять лет назад лишилась своего законного наследника. А, как известно король-Солнце пожелал сесть на два трона сразу и посадил на испанский престол младшего сына дофина герцога Анжуйского. Была и прямая выгода Франции от Османской империи, ведь именно благодаря османам она могла вести торговые дела с большим прибытком для себя. Привозят в турецкую землю свои сукна и делают убавку прибыли англичанам и голландцам. Кроме сукна французы ввозят изделия из серебра и злата, а так же стали, сами же вывозят персидский шелк и продовольствие. Видимо именно с этой целью Франция учредила в Османской империи большое число консульств, больше чем любая другая европейская страна. Сейчас на сколько мне известно консульства были в: Алеппо, Смирне, Каире, Бейруте, Триполи, на Кипре и еще в десятке мест, имена которых, признаюсь, забыл.

А что самое бесстыдное и порочащее со стороны французских купцов есть, это то, что они порой торгуют под разными знаменами на приклад под малтинским, ливорненским, мавританским, и многими другими, да и честно сказать, ежели, где слышится про воровство между торговыми людьми — значит, обитают там французы.

Не стыдятся обманывать турок, французы и с монетами, привозят к ним сделанные у себя, тем самым рушат деньгу османскую, сии монеты, снижают ее цену.

Тем самым грабят французы турецкие места без войны и без бою, — грустно заметил старый дипломат, прикладываясь к бокалу с вином.

«А я то по простоте душевной думал, в будущем с Людовиком «пообщаться», может, чего-нибудь интересное узнаю. А теперь уже и боязно смотреть то на него, глядишь, и он сам меня раскрутит, как Казанова восемнадцатилетнюю девственницу».

— Ответь мне еще на один вопрос, Петр Алексеевич. Вот ты все про французов говоришь, но неужели англичане никоим образом не обретаются в Порте? — спросил я посла.

— Про англичан могу сказать лишь, то, что Османская империя для них нужна как придаток, куда они свои товары привезти могут и с прибылью большой сбыть, а вывозят нужное им подешевле. А чтобы показать, как сильно нуждаются англичане в османах, могу сказать, что сам английский посол направлен от Левантийской компании, которая имеет довольно широкие полномочия от своей страны, — ответил мне старый дипломат.

Я уже хотел, было спросить дипломата о том, что для России лучше, по его мнению: война или мир с Османской империей, но Петр Алексеевич, после почти десятиминутной паузы, прерываемой хрустом жаренных крылышек птицы, сам заговорил.

— Знаете, ваше высочество, что, по-моему, разумению лучше для Руси-матушки? — спросил он меня и сам же ответил. — Мир нужен нам с османами. И я скажу вам, почему нам нужен мир, а не война…

Я приготовился слушать мысли одного из самых умных и начитанных людей России этого времени, не даром именно про Петра Толстого в последствии скажет один из историков: «Толстой искусством своим в политически делах, не менее единым разумом своим подкрепляющий Российский скипетр».

Да и на личном примере я смог убедиться в том, что Петр Алексеевич довольно-таки умный и грамотный человек, знающий цену себе и окружающим. Но все мои суждения о нем пока лишь только подкрепляются, и не до конца еще утвердились, так что все впереди.

Как бы то ни было, но именно от сего разговора я узнал, что русско-турецкая торговля была только в зачатке и полностью не могла себя реализовать. Да еще к тому же постоянно ставили палки в колеса европейские послы, стремящиеся направить основное русла русской торговли в Западную Европу, где, используя обстоятельства, связанные с войной со Швецией, можно было бы извлекать из нее наибольшие выгоды, и эти державы, естественно, противились появлению русских купцов на турецком рынке.

Сама же Османская империя очень активно использовала Черное море для торгового судоходства, в Стамбул везли товары со всех провинций империи, и как заметил Петр Алексеевич «ежели всего этого с Черного моря не будет, хотя бы один год, оголодает Стамбул».

Сама же Россия стремилась не только к миру, но и к развитию с османами торговли, ведь в связи с Северной войной русская торговля сократилась со странами Северной Европы. Но и Османская империя со своей стороны была заинтересована в торговле с нами, поскольку никаких мехов они достать сами не могли, да и московский скорняжный товар в великой чести у турок. Вот только при всех плюсах с обеих сторон торговля шла ни шатко, ни валко…

…На протяжении всего путешествия до Царьграда я много узнал нового для себя об Османской империи, о наших с ней отношениях, но многое по-прежнему остается закрытым для меня той ширмой, которую чаще всего именуют государственная тайна.

Эти мысли никак не желали испаряться и исчезать, так и, норовя «всплыть» в самый неподходящий момент. Вот и сейчас, стоя на корме, я в сотый раз задумался о том, что как бы ни был открыт со мной посол, он все равно много чего утаил от меня. Одни его оговорки во время пьяной беседы чего стоят. Хотя ладно, Бог с ним, сами разберемся! Или попробуем хотя бы это сделать.

На горизонте медленно поднималось солнце, подсвечивая далекие очертания величественного города, который не раз брали русские вои, и на ворота которого повесил свой щит Великий князь Олег!

Глава 2

16 июня 1709 года от Р.Х

Левобережная Украина. Полтава.

Три дня назад корпус генерал-майора Третьяка прибыл в расположение основной армии, успевшей прибыть к осажденной Полтаве раньше, чем шведы смогли ее взять. Несмотря на то, что большая часть регулярных войск была переброшена на границу со Швецией и ее захваченным областям на Балтийском море, почти сорок тысяч солдат замерли на левом берегу Ворсклы, а если прибавить к ним подошедший корпус генерал-майора, то получалось явно больше сорока тысяч.

На сегодня запланирован военный совет у государя, на котором почти двухнедельное ожидание войска могло, наконец, закончится.

Рано утром гонцы Петра понеслись ко всем значимым военачальникам, созывая их на предстоящий совет. В течение десяти минут все генералы были оповещены, сразу же, направившись в расположение шатра государя.

— Ну, что господа офицеры вы мне скажите по диспозиции шведа? — задал свой первый вопрос царь, вытаскивая трубку изо рта.

Посередине большого походного шатра стоял огромный стол, на котором раскинулась карта ближайших земель, возле которой застыли чуть больше полутора десятков высших офицеров. Рядом стоял большой планшет, идея которого пришлась сильно по душе Петру.

— Государь, шведы стоят там же где и были перед началом осады Полтавы, они даже свой лагерь толком не обустроили, больше надеясь на успех осады города, — ответил генерал Брюс, получивший донесение от одного из посланных конных разъездов.

— А по подробнее? Укажи на карте, может, какие полки куда-нибудь сдвинулись или вовсе ушли? — попросил ответившего генерала Петр.

Отвечавший, молодой генерал-майор с орлиным носом и голубыми глазами, уверенно подошел к столу и, посмотрев на позиции шведов, слегка пододвинул пару фигурок на карте, а потом, немного подумав, сместил с основных позиций передние линии шведов, уводя их ближе к тылам, вперед же выдвинул четыре конных полка.

— Что ж, с диспозицией противника мы вроде бы как разобрались. Но у нас нет одного важного и необходимого действа! — трубный глас Петра заставил высших офицеров опустить свои глаза, все же не всякий мог выдержать созерцание постоянно мельтешащую фигуру царя, который к тому же находясь в возбужденном состоянии, постоянно забываясь, срываясь на ор.

— У нас нет войск на том берегу, чтобы совершить переправу, — продолжил царь.

— Значит необходимо послать туда чуть ниже по течению один из корпусов и пусть он в случае нужды закроет на время от противника наших солдат, — подал идею князь Шереметьев.

— Дело говоришь, но ведь знаешь, что это можно сделать только при одном условии, — хитро прищурился государь.

— Нам нужно дать генеральное сражение государь, — вмешался Меншиков.

— А не рановато ли, Алексашка? Ведь швед это сильный противник, — задумчиво сказал Петр останавливаясь.

— Никак нет, ваше величество, не рано, сейчас у нас перед Карлом большое преимущество, обоз с боеприпасами он под Лесной потерял, еды не хватает, такого шанса может ведь и не представиться. Не дай бог он в Померанию отступит, да еще к тому же численность нашего войска поболее будет, чем у него, — задорно сказал царский любимец.

— Да, быть может ты и прав, — хлопнул себя по бедру Петр, выпуская кольца ароматного дыма.

Походив еще пару минут, словно окончательно взвешивая все «за» и «против» государь снова остановился.

— Решено. Дадим шведам генеральное сражение! А на тот берег пошлем тебя Никола, вместе с твоим корпусом. Поручаю держать правый берег Ворсклы напротив нашего войска и ждать пока мы не переправимся, — сказал Петр, обращаясь к боярину Третьяку, добавив. — Все можешь идти готовиться к выступлению, я должен видеть через пару часов только пустое место на той земле, где сейчас стоят твои солдаты.

Генерал-майор тут же отдал честь и развернулся к выходу, слыша, как государь начинает обсуждать с оставшимися офицерами план самого сражения и собственных позиций во время оного.

Придя к себе в шатер, боярин вызвал всех командиров и коротко обрисовал ситуацию, давая немного времени на возможные вопросы со стороны командиров. Вопреки ожиданиям никаких вопросов от командующих полками не было, все военные быстро уловившие, что именно от них требуется, начали в своих мыслях прорабатывать план действий, «отключившись» ненадолго из реальности.

— Раз вопросов у вас не имеется, тогда не буду вас больше задерживать, господа офицеры, — сказал генерал, увидев, что лица всех командиров приняли глубоко задумчивый вид…

Через два часа, после того как командиры корпуса генерал-майора Третьяка получили указания, место расположения оного покинуло чуть больше пяти тысяч человек, оставляя после себя примятую и утоптанную траву, затухающие угольки костерков.

Колонна солдат шла ниже по течению, оставляя за собой основную часть войска, вальяжно расположившуюся на пологих склонах холмов, стоящих почти на самом берегу реки. Замыкал же уходящую колонну полк витязей, вместе с парой десятков орудий, привезенных ими с собой. Иногда чуть в стороне колонны проносился десяток-другой кавалеристов, исполняющих роль разведчиков и передовых летучих отрядов пехотного корпуса.

Ближе к полудню, когда солнце уже нещадно палило, буквально испепеляя своими лучами северные, привыкшие к морозу больше, нежели к жаре, души русских солдат, один из посланных вперед разъездов, нашел переправу через реку, вызвав бурный восторг солдат.

— Да, солнце не щадит никого, — вытирая текущий со лба пот, коричневым от пыли платком сказал генерал-майор, наблюдая за тем, с какой радостью бросаются солдаты к вожделенной воде, прямо на берегу собирая плоты, сделанные еще на стоянке.

— Это точно, — согласился с генерал-майором командир витязей, неотлучно сопровождающий боярина на протяжении всего перехода.

— Я думаю, витязям надо идти вместе с Пятым полком, мало ли какие оказии могут случиться на том берегу, — наконец сказал генерал. Заметив, что на плоты затаскивают и крепят орудия.

— Как прикажите, господин генерал-майор, — сказал Прохор, разворачивая своего жеребца в сторону своего полка.

В сотнях мелькающих зелено-красных мундирах виднелись несколько сотен абсолютно зеленых мундиров, на некоторых из которых кроме погона для ремня ранца было еще один золотистый погон с разным количеством серебристых полосок. Именно к этому островку зелени послал своего коня майор Митюха, сам одетый в такую же одежду, что и его подчиненные, только лишь с тем различием, что вместо полосок у него была одна серебряная звезда. Да и на войлочной беретке кроме небольшой металлической пластинки с гербом витязей была прикреплена пластинка с изображением развевающегося трехцветного русского флага.

Увидев своего командира, сидевшие без дела витязи встали и построились в шеренги, ожидая команды.

— Всем приготовиться к переправе, мы идем вместе с Пятым пехотным полком, будем охранять берег пока не переправятся все остальные, — улыбнулся Прохор, видя, что даже в такую жару бывшие кадеты сохранили дисциплину. — Разойтись.

— Все слышали? Быстрее! Плоты уже готовы! — тут же начали исполнять свои прямые обязанности капралы с сержантами, не дожидаясь приказов от лейтенантов.

К полковнику подошел молодой витязь, на погоне которого, как и у него блистала серебряная звезда, только меньших размеров и вместо черной беретки на его голове была беретка ярко алого цвета, выдавая в нем принадлежность к артиллерии.

— Как дела с «колпаками», Федор? Все нормально? — спросил у своего друга командующий витязями.

— Все отлично, Прохор, что ты так волнуешься? — улыбнулся ему Федор.

— Да не знаю, неспокойно как-то вот и хочу лишний раз все проверить, перед тем как на другой берег переправляться начнем, — признался другу майор.

— Ну, ежели так, то давай я еще разок пробегусь и осмотрю, как закрепили орудия и снаряды, перед переправой лишнее не будет, — задумавшись сказал Федор Заболотный.

— Будь добр посмотри, а то мало ли какие гостинцы могут нас на той стороне ожидать.

— Тогда я пошел.

— Иди, — ответил Прохор, продолжая осматривать окрестности на противоположном берегу Ворсклы.

Через пару минут на пологом берегу вместе с Прохором замер командир Пятого пехотного полка полковник Шестаков, напряженно смотрящий в одну сторону вместе с майором.

— Начали! — скомандовал полковник.

Первое капральство полка вошло в воду, быстро погружаясь по грудь. Но как только солдаты прошли пяток метров, дальнейшее погружение в воду остановилось, весь дальнейший путь в реке они так и пошли, по горло в воде с высоко поднятыми над головой фузеями. Хотя расстояние до противоположного берега и было небольшим, всего около сотни метров преодолеть его без инцидентов всем не получилось. Кто-то из спешащих побыстрее перебраться на сушу взял много левее указанной отметки и тут же с головой ушел под воду, и если бы не товарищи, вовремя схватившие ремень фузеи неудачный солдат навсегда бы остался на дне реки, являясь предметом чрезмерного внимания разнообразных рыбешек. Но вот воины, добравшиеся до противоположного берега, смогли закрепить канаты, предусмотрительно взятые артиллерийскими расчетами.

Следом за первым капральством в воду зашли две роты витязей, идущих в две колонны, четко друг за другом. Именно на них, вместе со вторым капральством, ушедшим чуть дальше, для наблюдения за местностью, ложилась первоочередная охрана подступов к броду с этой стороны берега. Разойдясь на сотню саженей в стороны две роты разбив территорию на два сектора занимали по четыре позиции, на каждый взвод по одной. Молодые воины приготавливали оружие к бою. Хотя казнозарядные фузеи витязи проверяют при каждом удобном случае, лишний раз осмотреть механизм не помешает. Увы, но даже она имеет массу недостатков, один из которых бумажные патроны. Пороховой заряд быстро отсыревал, если находился не в специальной сумке или наглухо забитых ящиках. Кроме того, игла, ржавела и ломалась, поэтому каждый витязь имел при себе пару образцов ударников, что естественно не прибавляло ему прыти. Радовало одно, что в фузеях стальные пружины держались достаточно, не плохо, только успевая главное вовремя осматривать их, да смазывать льняным маслом. После пары десятков выстрелов в трубке накапливался пороховой нагар, сильно мешавший игле двигаться, из-за чего его приходилось часто чистить, от чего трубка постепенно расширялась.

Первые сотни переправлялись и тут же уходили охранять периметр вдоль берега, следом за ними в ближнее охранение отошли все оставшиеся витязи, приготовившись отражать возможное нападение противника. Но к счастью переправляющихся солдат нападений не было и даже небесные птахи спокойно сидели в стороне, весело щебеча.

После переправы половины корпуса к песчаному берегу прикатили плотно закрепленные разобранные пушки, тут же оказавшиеся на больших плотах. Повозившись, закрепляя телеги с орудиями, артиллеристы дали команду к переправке плотов, по натянутому канату, будто на пароме плоты следуя друг за другом переправлялись на другой берег. Как бы не хотелось командирам переправлять войска быстрее, это было не возможно в связи с тем, что плотов было всего три, из-за чего возникала закономерная «пробка» в переправе, ведь защита позиций с тыла была не менее важным атрибутом переправы, как и защита возможного нападения с фронта.

— Что ж думаю можно и остальные полки пускать, — облегченно сказал генерал-майор, наблюдая за тем, как к противоположному берегу отходит последняя тройка плотов.

Сразу за ними в теплую воду вошли солдаты Седьмого пехотного и Рязанского полков, с наслаждением отдавая чрезмерное тепло, накопленное телом на протяжении дня. Сам же генерал-майор, командиры полков и батальонов переправлялись на плотах, верхом на лошадях.

Должна же у начальства быть привилегия перед обычными солдатами.

Ближе к пяти часам вечера все войска вверенные генерал-майору Троицкому переправились на правый берег Восклы и были готовы к дальнейшему движению, которое и продолжилось в обратном направлении по этому берегу реки, к своим войскам, для подготовки временной базы.

К семи часам первые воины корпуса графа Троицкого подошли к намеченной позиции, тут же начав ее обустраивать. Первые партии разведчиков-кавалеристов, получив приказы, еще в начале движения ускакали далеко от своих позиций, высматривая присутствие противника.

Предосторожности командиров оказались напрасными, и подготовка временного лагеря прошла без каких-либо инцидентов.

— Ну что, господа офицеры, я думаю нам можно и отдохнуть, — сказал своим командирам генерал, собрав их после полуночи, когда все дела были уже решены, а приказы на утро отданы.

— Как будет угодно, господин генерал-майор, — ответил полковник Шестаков.

— Тогда ступайте к себе, завтра нам всем рано вставать, — устало, улыбнувшись, сказал боярин, отпуская всех.

…Ранний подъем не предвещает ничего хорошего… Так думают везде, кроме армии, и лучше всех усвоили эту простую истину молодые «зеленые» витязи, привыкшие жить по расписанию. Место стоянки оных отвечало всевозможным хитростям инженерного дела, при условии, что в распоряжении у витязей было чуть меньше пяти часов на обустройство своего внутреннего лагеря. Слишком уж большой получалась временная стоянка для пяти тысяч людей, не считая полтысячи коней.

— Подъем! — дружно начали распихивать сонных витязей капралы и сержанты, после первых звуков полковой трубы.

Но как бы ни хотелось спать молодым воинам они дружно встали со своих теплых, нагретых мест и построились в шеренги, ожидая команд от своих непосредственных начальников.

«В походе, — сказано в Уставе витязей. — Витязю разрешается отступление от режима дня, в том числе это касается и телесной нагрузки, ежели прямой командир витязей сам освобождает подчиненных от оной. Все приказы самого командира исходят из п. 3 главы «О командирах и их обязанностях"».

Вместе со своими подчиненными встал и командир витязей, майор Митюха. По началу, недоумевая, многие командиры других полков с запозданием поняли плюсы такого подхода командования.

Хотя даже никто из самих витязей не мог догадаться, откуда царевичу пришла такая мысль — ставить вровень командира и подчиненного на одну ступень в такой дисциплине как телесные упражнения, как назвал физическую нагрузку цесаревич Алексей.

С того времени прошло почти два года, и ни разу наследник не пожалел о том, что ввел такое правило для командиров-витязей, которые не только сохраняли свои боевые навыки, но и становились эталоном и примером для подражания своих подчиненных. Постоянно совершенствуя их и показывая на личном примере, что нет предела совершенству.

Легкая десятиминутная разминка и витязи готовятся к утреннему осмотру, благо, что никаких боевых действий еще не было, поэтому и кардинально менять расписание режима в походе Прохор не стал, дабы его воины не расслаблялись. Конечно, многим не было понятно, почему молодой полковник так нещадно, по сравнению с другими полками гоняет своих солдат, не намного младше, а то и такие же по возрасту. Но что делать, такова участь многих новшеств, причем не только в России, но и во всем мире.

Пока большинство витязей делали зарядку и готовились к утреннему осмотру, повара и их помощники готовили на походных кухнях кашу, с кусочками говядины, еще вчера бывшей беззаботной парнокопытной животиной.

День начинался, так же как и десятки предыдущих, с тем лишь отличием, что вокруг временного лагеря-стоянки были далеко раскинуты патрули разведчиков. Вопреки уложившемуся порядку корпус генерал-майора Троицкого не стал делать никаких укреплений, воины использовали приготовленные фашины, столь заботливо собранные из валяющегося повсюду в лесу хвороста.

Адъютанты мелькали пред глазами, передавая послания от одного командира к другому, являясь связующим звеном между ними. Многие из адъютантов были еще юнцами, не потерявшими веру в героизм любой войны, они еще не видели ужаса той смерти, которая приходит не во время сражения, а после. Тогда, когда раненый картечью в живот солдат, с трудом удерживает лезущие наружу кишки окровавленными культями наполовину лишенными пальцев, не в силах сразу же умереть и не в силах терпеть боль и страх того, что Костлявая уже занесла свое оружие и ждет только одного — момента, когда раненый отпустит наружу свои внутренности. Адъютанты чаще всего были отпрысками знатных фамилий, в силу приказа государя посланные служить на благо родины и Отечества. Мало кто из них участвовал в настоящем сражении, больше наблюдая за сим действом со стороны, на вершине холма или на коне, мчась к одному из командующих с очередным приказом.

— Адъютант Сизов! — громко выкрикнул командующий корпусом, приставляя свою печатку к горячему воску на стыке краев страницы.

В шатер к графу Троицкому вошел молодой парень, лет семнадцати с большими голубыми глазами, обрамленными длинными ресницами, как есть ангел во плоти, года через два от его взгляда будут падать девушки, а то и замужние женщины, если он конечно проживет эти два года.

— Адъютант Сизов, прибыл, господин генерал-майор! — бодро крикнул юноша, щелкнув для острастки каблуками.

— Передашь полковнику Митюха, — протянул юнцу письмо генерал. — Скажешь,… а впрочем, ничего не говори.

— Есть! — взял в руки конверт юноша.

Через пять минут адъютант Сизов прибыл в расположение витязей, где воины, чуть старше самого адъютанта стояли с фузеями в руках, в дула которых были всунуты багинеты, под счет офицера, так же как и подчиненные стоявший с фузеей они синхронно делали несколько движений и возвращались в прежнее положение. Не сразу адъютант заметил, что багинеты оказались и не багинетами вовсе, да и в самих дулах никаких посторонних предметов не наблюдалось, узкий, клинок локтя полтора длиной примыкался рядом с дулом, с левой стороны. Сизов даже забыл, что от него требовалось, с интересом наблюдая за движениями витязей…

— Делай раз!

Сотни солдат одновременно сняли с левого плеча, на котором был закреплен погон под ношение фузей и перехватили оружие двумя руками, направив его в сторону перед собой.

— Делай два!

Дружный, монолитный шаг витязей заставил наблюдателя вздрогнуть, вместе с которым фузеи резко выталкивались вперед, протыкая невидимого врага.

— Делай три!

Следом за атакой каждый воин сделал еще один шаг и оказался на локоть ближе к вероятному противнику, одновременно вынимая оружие из тела врага и занимая первоначальное положение, беря оружие на изготовку.

Адъютант, не видя знакомых глазу знаков различия у тренирующего офицера, кроме разве что офицерского шарфа решил свою задачу самым правильным, по его мнению, действием.

— Пакет от господина командующего, полковнику Митюха! — громко выкрикнул он.

В ответ на слова адъютанта, тренирующий офицер остановился.

— Капитан Панов! — громко сказал офицер.

— Я! — раздался ответ со стороны правого крыла застывших витязей.

— Замени меня, и продолжайте комплекс, — приказал офицер и чуть подумав, добавил. — Если меня не будет дольше, то начинайте отрабатывать седьмое построение.

— Есть, продолжить тренировку! — ответил капитан, занимая место Прохора.

— Ну, что давай посмотрим, что там, — сказал молодой офицер, подходя к адъютанту боярина Третьяка и забрал из рук опешившего Сизова конверт с печатью генерал-майора.

А за спиной подошедшего офицера все так же продолжилась тренировка, разве, что движения не много изменились, но на какие именно адъютант заметить не успел. Полковник Митюха уже шел к стоящему невдалеке небольшому походному шатру, возле которого стояло полковое знамя с вставшим на задние лапы бурым медведем на зеленом фоне, с небольшим православным крестом в правом верхнем углу.

Догнать Прохора адъютант Сизов смог лишь возле входа в шатер, где его и остановили два молчаливых витязя, перегородив дорогу.

— Пусть зайдет, — из своего пристанища сказал командир витязей.

— На словах ко мне еще что-нибудь есть? — заинтересованно спросил командующий полком.

— Никак нет, господин майор! — ответил Сизов, наблюдая за тем, как он вскрывает маленьким ножичком конверт.

— Тогда, подожди пару минут, — сказал он, погружаясь в чтение, но не прошло и половину от того времени, которое дал адъютанту полковник, как он оторвал взгляд от желтоватого листа бумаги и откинулся на спинке кресла. — Можешь идти.

— Есть, господин полковник! — ответил адъютант и вышел из шатра.

— Ну, что-то такое, я и ожидал, — улыбнулся Прохор, чувствуя, как приятно греет сердце осознание того, что ты предугадал действие пускай не противника, но все же. — Капитана Панова ко мне!

Постоянно дежурившие возле входа полковника два витязя, по сути, совмещали две должности, как телохранители Прохора, и как его адъютантов. Через пару минут перед командиром стоял раскрасневшийся офицер, недавно занимавшийся со своими подопечными, в сотый раз, а может и в тысячный, повторяя комплекс упражнений для пехоты, придуманный и «отшлифованный» в корпусе «Русских витязей».

— Нам предписывается выступить к Полтаве, в случае обнаружения противника действовать согласно «личной инициативе и смекалке», — сказал своему заместителю капитану Кострову Прохор.

— А цель, какая?

— Разведка и помощь осажденному городу.

— Так Швед к нему не подходит! Уже чуть ли не две недели сидит без дела, — сказал недоуменно Александр.

— Вот поэтому нас и посылают к городу, на всякий случай, — хмыкнул полковник, укладывая приказ в небольшой ларец, стоящий на столе.

— Это что же тогда получается, нам прямо сейчас выступать?

— Ну не прямо сейчас, конечно, через час я думаю уже нас здесь быть не должно… — подумав, ответил Прохор своему заму. — Так что давай иди, готовь наших молодцев.

— Есть, господин полковник! — вскинул руку к берету Панов.

— Давай, давай Саша, нам еще с маршрутом определиться надо будет.

Заместитель командующего витязями вышел из шатра, оставляя того наедине с самим собой и мирно покоящимся в ларце приказе.

«Вот тебе и первые подводные камни, — грустно улыбнулся Прохор, вспоминая, что говорил ему царевич, перед тем как они расстались…

…День был на удивление солнечным и приветливым, солдаты шли по разбитой дороге, мешая грязь сапогами, будто старуха кашу в огромной ступке. В центре колонны ехало десятка два всадников, возле которых невдалеке постоянно курсировали полсотни кавалеристов, высматривающих появление на горизонте возможных «проблем».

Кто-то разговаривал друг с другом, споря до хрипоты по одной ему известной причине, кто-то внимал «мудростям» старших сотоварищей «наматывая на ус» их жизненный опыт, кто-то просто молчал, не в силах оторваться от прелестного вида ранней весны, уже вовсю хозяйничающей на просторах южной Руси.

И лишь пара одиноких всадников, уединившись от ушей окружающих, оторвались от общей колонны, ехала саженях в двадцати впереди построения.

— … Я уже говорил тебе, Прохор о том, что не все так радужно в штабе армии, — задумчиво сказал молодой всадник на вороном жеребце, для которого ярость сражения и свобода на просторе больше привычны, нежели неторопливый прогулочный аллюр.

— Старший брат, ты же знаешь, я бывал у тебя в штабе, — улыбнулся юноша в зеленой форме с двумя погонами, на одном из которых сверкала большая серебряная звезда.

— Там куда ты едешь сейчас, подход к этому делу не такой как у нас был до этого, а надеяться на русское авось я не хочу. Ты мой брат по духу Прохор и на тебя я надеюсь как на самого себя. Да и дела при дворе моего батюшки не так хороши, как мне хотелось бы, вряд ли кто из командующих будет поддерживать вас. Ведь все витязи для приближенных моего отца выскочки, недоучки, непонятно как получившие в руки фузеи. А для самых влиятельных и возможные неприятности в будущем, — цесаревичу явно не понравился тон, которым говорил с ним Прохор, слишком беззаботно и весело звучали слова витязя.

— Старший брат, ты так говоришь, будто мы едем не в расположение наших частей, а во враждебный лагерь, — улыбнулся Прохор, но, увидев суровый взгляд наследника русского престола, улыбка сама по себе сползла с губ.

— Вполне возможно, что так оно и будет, — тихо сказал Алексей, глядя на гарцующих невдалеке всадников».

Спустя час полк витязей, вместе с приписанной к нему артиллерией покинул расположение корпуса, уже приготовившего плацдарм для переброски всего войска с левого берега Восклы.

— С Богом, — смотря в подзорную трубу, в след уходящим зеленым мундирам сказал генерал Третьяк, прекрасно понимающий, что если шведы прознают о движении полка к городу, то вполне могут послать ему на перерез несколько сотен кавалерии. А что будет тогда с молодыми воинами, ему вовсе не хотелось думать. До сих пор не придумано способа защиты пехоты от внезапной конной атаки, которая по истине может привести к ужасным последствиям для витязей.

Между тем, колонны полка «Русских витязей» бодро шли по пыльной дороге, ведущей к Полтаве. В центре построения ехали телеги, запряженных тяжеловозами, прикрытыми со всех сторон от возможного проникновения нежданного противника.

До города было не столь далеко, как могло показаться в начале, чуть больше сорока верст, но вот пройти их налегке это одно, а вместе с артиллерией это совсем другое, увы, но лесные тропки не подходят для езды пресловутой тягловой повозки. Так что по окружной дороге, проходящей много севернее наиболее подходящего маршрута к городу, протяженность дороги увеличивалась, чуть ли не вдвое, перерастая из обычной передислокации в небольшой поход со всевозможными лишениями и большей вероятностью нападения врага.

Благодаря полусотне драгун, в последний момент приданных полку, разведка местности и проверка годных участков дороги для продвижения занимала не столь много времени, если бы ту же функцию выполняла одна из рот полка.

Но все-таки не все было таким безоблачным, как показалось в начале пути. Через час один из десятков драгун, сменяющих друг друга, по разным направлениям натолкнулся на разъезд шведов, часть которого тут же вступила в бой, а часть понеслась обратно, к своим войскам. Из десяти драгун в бой успели вступить только шестеро, унеся с собой жизни пары шведских кавалеристов, но затем, шведы резко отступили, получив какую-то команду от своего старшего офицера.

Услышав неприятною новость, Прохор приказал разведчикам усилить бдительность и дальность самой разведки, как никак лишних пять минут никому не помешают, тем более, если через оные к тебе вылетит неприятельская конница.

— Надо искать место для отражения атаки, — сказал Федор, внимательно оглядывая редкий перелесок впереди себя.

— Нам надо скорее пробраться к городу, — не согласился с ним командир.

— Если шведы не дураки, то обязательно воспользуются моментом и атакуют нас, причем наверняка на марше, — задумчиво сказал Федор.

— Может, они и не пошлют никого к нам, — сказал Прохор, понимая, что говорит глупость.

На слова командира Федор никак не отреагировал, лишь косо посмотрел, мол «Сам то веришь?».

— Ладно, не смотри на меня так. С детства не люблю, когда на меня так смотрят, — улыбнулся Прохор своему другу.

— Мне надо позицию для моих «малышей» присмотреть, — посмотрел на друга Федор.

— У тебя же телеги как у булавинцев, такого же действия, — сказал Прохор, намекая на то, что выбор позиции таким способом не столь уж и нужен, да и зачем он требуется, если поставил на телегу пушку, и пали куда хочешь. Конечно, ограничения есть существенные, да и разборка самой телеги времени не мало занимает, но все же это лучше чем ничего.

— Хм, сам же знаешь, мои ребята почти не тренировались таким способом стрельбу вести, а это как сам знаешь черева-то, да и качество стрельбы оставляет желать лучшего. Этот способ хорош только для отражения атаки в притык, — нахмурился командир всей полковой артиллерии.

— Хорошо-хорошо, будет тебе позиция, через минут десять мы встанем лагерем, там и выберешь, куда стоит поставить «колпаки», — сдался полковник, немного подумав.

Как и было обещано, пройдя за неполный день чуть больше дюжины верст, полк встал лагерем, тут же огородившись по периметру от возможного налета вражеской кавалерии кольями, сделанными из молодых березок, растущих по обеим сторонам дороги.

— «Кубышками» их бей, Федор! — донесся сквозь звуки сражения до майора Заболотного полный ярости приказ друга.

— Скорее заряжай! — отдал приказ артиллеристам майор, смотря, как относительно хрупкие цилиндрические снаряды с остроконечным концом со смертельной начинкой заталкиваются в дула 12-ти фунтовых орудий.

— Пять, десять, пятнадцать… — считает про себя молодой артиллерист, после чего дает отмашку, и первые пять «колпаков» выплевывают сноп искр, сквозь который с яростью прорываются пять чугунных чушек, столь заботливо созданных в недрах мастерских корпуса «Русских витязей».

Нападение шведов произошло на второй день марша, после обеда, когда солдаты слегка расслабились. Разведка в лице драгун почти прозевала четыре сотни конницы шведов, спешащей за уходящими от них к Полтаве пехотинцами. В самый последний момент, усиленный дозор сумел послать к не подозревающим о приближении врага витязям вестового. Сами же драгуны, стараясь хоть как-то искупить свою вину, устроили засаду передовому отряду шведов и напали на него, заставив отступить. Легкая задержка была на руку готовящимся к отражению атаки витязям. Понимая, все это командир шведов приказал не задерживаться и идти только вперед. Быстротечная стычка кавалеристов и драгун закончилась столь быстро, что шведы даже не поняли, как и почему они отступили до этого.

Тридцать семь мертвых тел лежали на земле, медленно остывая в тени редких деревьев, чуть больше десятка раненых драгун отступили по дороге к своим позициям…

Но как не спешили шведы зайти в тыл идущей колонне, они все же не успели, и пехотинцы полка смогли на скорую руку приготовиться к отражению атаки. Когда шведы сотня за сотней влились на дорогу со стоящей неподалеку естественной балкой, разбивающей широкую тропу на две, их накрыл свинцовый дождь, выкашивая зазевавшихся кавалеристов, следом за атакой витязей в плотные ряды конницы влетели гранаты, ломая и коверкая тела людей вместе с лошадьми, взрываясь в плотной массе конницы.

Не меньше полусотни изломанных тел остались лежать перед балкой, орошая землю своей кровью. Но потеря своих собратьев не столько остудила пыл шведов, сколько подстегнула их, бросив в горнило ярости и жажды смерти.

— Держать ряды!!! — пронеслось над шеренгами витязей, первые линии которых застыли с фузеями на изготовку, у части новиков, закончивших свой первый год только весной, немного тряслись руки, выдавая сильное волнение.

Никто уже не скажет, что точно случилось в тот момент, когда шведы смогли взобраться на пологий взгорок и ворваться в ряды молодых воинов. Но одно было видно даже невооруженным взглядом, вместо панического бегства первые шеренги наоборот сделали шаг вперед, ставя фузеи на манер копий, после короткой команды: «К вершине!».

Звон и грохот сошедшихся клинков и выстрелов сотрясли воздух на сотню шагов, стирая границы между языками, попросту заглушая все иные звуки кроме всеобщей «песни войны».

Между тем на возвышении застыла батарея из двадцати пушек, возле которых суетились артиллерийские расчеты, спешно заряжая орудия. Канал ствола уже давно прочистили, пороховой заряд в снаряде давно дожидался запальника, и вот, наконец, последний расчет закончил запихивать в орудие снаряд, закрепив его пыжом и насыпав в заправочное отверстие пороховую смесь. Тут же рядом с орудиями застыли запальщики, ожидая команды офицера.

— Пали! — едва слышно донеслось до передовой линии сражающихся.

Над головами витязей пронеслись новые снаряды, тут же врезались в середину взбирающихся на холм кавалеристов. Центр шведской конницы будто выкосило, оставив после взрыва истерзанные картечью, людские и лошадиные тела, перегородившие проход для остальных шведов. Не чувствуя поддержки от своих войск первая линия кавалерии подалась назад, отступая для перегруппировки, но новый залп, не известно когда зарядивших свое оружие витязей окончательно смешал ряды шведов. Последняя попытка шведов построиться для новой атаки окончилась провалом, когда в застывшие линии врезались новые «кубышки», попутно убив командира шведского кавалерийского отряда.

— Отступают! — радостно закричал кто-то из витязей и тут же его поддержал хор из десятков голосов.

Оглядев поле боя, Прохор увидел, что как они не старались свести потери к минимуму, на земле после боя осталось лежать чуть больше дестяка тел молодых воинов, отдавших жизнь за свою Родину. Перебросив же взгляд чуть ниже по склону, командующий батальоном увидел, что на земле лежат, чуть ли не три сотни воинов противника, часть которых еще шевелилась. За спинами витязей, спешившись перевязывали раны драгуны, рядом с ними стояли витязи, приготовив чистые бинты.

— Надо бы им помочь, — заметил кто-то из сотников, смотря, как кто-то из раненых шведов старается подняться на ноги.

Но рваный обрубок ноги не позволял этого сделать и швед, не умерший от болевого шока, раз за разом падал на алую землю, словно от того встанет он на ноги или нет, зависит его жизнь.

— Собираем наших воинов и выступаем к городу, — зло бросил Прохор, отворачиваясь в сторону от ужасной картины, сжимая до боли кулаки.

В уголках глаз появились капельки слез, видеть гибель своих братьев тяжело всегда, но становится тяжелее оттого, что ты понимаешь, этих смертей не избежать и в скором времени их будет больше. Однако это не значит, что он будет прощать гибель своих братьев!

— Не по-христиански это… — попробовал возразить кто-то из драгун, но напоролся на холодный взгляд командира и тут же замолчал.

Сам же Прохор пошел в сторону сложенных на телегах тел. Внимательно подошел к каждому из погибших и подолгу всматривался в лицо каждого, запоминая его навсегда. Уже осматривая последнего мертвого витязя, он увидел желтоватый клочок бумаги, выглядывающий из нагрудного кармана молодого воина.

Аккуратно достав листок, полковник развернул его и увидел, на залитой кровью бумаге неровные буквы слов, прыгающих строк:

Жизнь нас ломала,

Но мы не сдавались,

И каждый день

За «соломку» держались.

Бывало уж помощи

Ждать не откуда,

Но мы все равно

Держались друг друга!

Настанет день,

А может час,

И каждый скажет:

«Честь дороже нас!»

Накроет прахом

Тень времен,

Но всякий знает,

Мы не уйдем!

Для нас Присяга

Не пустое слово!

И клятва верности,

Ведущая единой дорогой…

Все наши жизни

Принадлежат России,

Ведь Вера и Родина

Для нас едины!


Прочитав их, Прохор бережно сложил листок пополам и убрал к себе в карман, чувствуя, как на щеках остаются мокрые дорожки, скупо капающих из глаз слез…

*****

24 июня 1709 год от Р.Х

Полтава

Ровные ряды солдат в зеленых мундирах необычного покроя входили в раскрытые ворота города, везя за собой возы с ранеными и мертвыми воинами, за ними медленно втягивались подводы с разобранными орудиями.

Пришедшее в город подкрепление встретил сам комендант города — полковник Келин. Рядом с ним стоял среднего роста человек, с казацким чубом в полковничьем мундире.

— Полк «Русских витязей» прибыл в подчинение к командиру гарнизона города! — отрапортовал Прохор стоящему напротив него начальству, после того как последний воин замер в шеренге перед воротами.

— Хилые воины пошли у Руси-матушки, — с сарказмом сказал казак, смотря на запыленную форму витязей.

— Да? А вы пошли кого-нибудь под балку съездить, что в восьми верстах отсюда, — спокойно сказал полковник Митюха, лишь карие глаза опасно сузились.

— Посмотрим, никуда не денемся, — заверил Прохора казак, подзывая к себе кого-то из ближайшего окружения.

— А что уже здесь нет коменданта, раз кто-то решается без его слова что-то решать? — удивился командир витязей, смотря в глаза полковника Келина.

— Нет, комендант здесь есть, просто Иван немного забылся, — хмыкнул полковник, смотря, как покрывается алой краской казак.

«Не правильное начало какое-то, — вздохнул про себя Прохор. — Надо будет исправлять, обязательно надо исправлять!»

— Позволите лично посмотреть, что там такого увидели, хм… витязи, господин комендант? — спросил казацкий полковник у своего командира.

— Конечно, господин полковник, думаю, сегодня шведов ждать не следует, так что можно позволить себе легкую прогулку, — улыбнулся Келин, поворачиваясь к полковнику. — Пожалуй, нам стоит пройти ко мне в кабинет, полковник. Ваших людей проводят на постой.

Митюха ничего не сказал, лишь кивнул, повернувшись к своему полку, посмотрел на заместителя, капитана Панова, который только качнул головой, мол «Я все понял». Рука полковника медленно опустилась в карман, нащупала клочок бумаги и сжала его, чувствуя, как проходит начавшаяся было дрожь.

«Успокойся! — приказал сам себе витязь, поднимаясь вместе с полковником Келиным вверх по улицам города».

— Напра-во, шагом марш! — скомандовал за спиной Прохора его заместитель, переговорив с подошедшим к нему квартирмейстером.

Колонны витязей пошли в ногу за капитаном, каждый из молодых воинов смотрел перед собой, думая о чем-то своем. Лица витязей, полные решимости заставляли отводить глаза встречающих их горожан и солдат осажденного города.

Между тем, Прохор шел за комендантом города и думал о том, что ему передал цесаревич, в тот момент, когда отъезжал от бригады, заворачивая на Азов.

…-Пойдем со мной Прохор, проводишь меня перед долгой дорогой, — улыбнулся витязю его высочество, пуская коня в сторону от неторопливо движущихся войск.

— Конечно, старший брат, — ответил командир полка «Православных витязей».

Пыль взлетала маленькими облачками из-под копыт пары медленно едущих коней, тут же оседая обратно. Ровные шеренги солдат шли по Смоленской дороге, весело перешучиваясь по пути, кто-то запел походную песню, тут же подхваченную десятками голосов.

— Красиво поют, — сказал цесаревич Алексей, о чем-то задумавшись.

— Да, это они умеют, — улыбнулся Прохор, смотря, как наравне со всеми поют и его витязи, поддерживая звонкими мальчишескими голосами хриплые голоса мужиков.

— Знаешь, Прохор, я ведь уезжаю на довольно продолжительное время, и сам не знаю, когда вновь окажусь в России, — внезапно перевел разговор на другую тему цесаревич. — Да и в дороге многое может случиться, всего не предусмотришь…

— Ты обязательно скоро вернешься, старший брат! — горячо возразил полковник, старающийся всегда называть цесаревича только как младший витязь своего старшего собрата, есть в этом что-то… родное.

— Да-да, конечно, — грустно улыбнулся Алексей, смотря в настороженные глаза своего друга, ставшего таким родным, что и придуманное когда-то слово стало не таким уж и выдуманным. — Но все, я хотел бы тебе кое-что сказать.

— ??

— Не смотри так, Прохор, а то меня дрожь пробирает. Ничего такого, о чем ты думаешь, я тебе не скажу, потому что не знаю, а вот кое-что по предстоящей кампании тебе поведаю, открою тайну, если можно так выразиться, — сказал Алексей, глядя в обеспокоенные глаза командира витязей. — Возможно, что как только бригада прибудет в расположение войск, вас отправят на помощь осажденному городу…

— Какому городу? — удивился Прохор.

— Узнаешь, не это главное, просто знай, что такой поворот возможен и наиболее вероятен. Но и это еще не все, я дам тебе письмо, которое тебе надо будет открыть, как только ты окажешься за стенами города, причем там, где не будет никаких лишних глаз и ушей, но никак не раньше, — сказал цесаревич, смотря в его глаза.

— Но почему? Разве нельзя сразу сказать…

— Нет! — резко оборвал младшего Алексей, устало, потирая виски кончиками пальцев. — Есть много вещей, про которые стоит узнавать только тогда, когда приходит их время.

— Как скажешь, старший брат, — склонил голову витязь пред цесаревичем, внимательно глядящим на него.

— Я хочу, чтобы ты знал, Прохор, я люблю каждого витязя как родного брата, и стараюсь делать для них все от меня возможное, — сказал Алексей.

— Мы все знаем об этом! — удивленно сказал Митюха, прекрасно зная как заботиться о тех юношах, которые порой оставались в живых только благодаря везению и милости Бога. И теперь у этих мальчишек, когда-то заросших в грязи по уши, с вечно голодными глазами, появилась их семья, та самая, которая дает им все в этой жизни, суровую мужскую заботу и внимание старых ветеранов, вкупе с пониманием учителей.

— Сделай все, что только возможно Прохор, но сбереги их, никто из витязей не должен предать нашего знамени, оно столь же свято, как и узы всего нашего братства. Делай, что должно и будь что будет! — сказал Алексей, наблюдая за полетом степных птах, высматривающих в густой траве свою добычу.

Каменные постройки города перемешались с деревянными избами, создавая причудливый образ двух разных культур. Все же Полтава это тот город, который совмещал в себе две культуры, мирно существующие друг с другом, с разнообразными причудами и веяниями эпох. Трехэтажное здание на окраине центральной площади представляло собой одну из тех построек, которая лучше всех показывает новые потребности русской архитектуры.

— Господин полковник, как вы думаете, шведы пойдут на штурм города? — внезапно спросил комендант Полтавы у Прохора.

— Хм, не знаю, господин полковник, может, и пойдут, а может, и нет, это от их государя зависит, — пожал плечами витязь. — Но я не думаю, что Карл совершит столь опрометчивый поступок, все же воевать на два фронта много сложней и опасней, чем на один.

— И я так думаю, но расслабляться не следует, — кивнул головой Келин, проходя мимо замершего слуги, распахнувшего двери перед полковниками.

— Господин полковник, расскажите, как вам удалось так долго держаться? Ведь у города, то по сути и стены то нормальной нет, так валы одни… — с жадным интересом поинтересовался у коменданта молодой витязь.

Все же прав был цесаревич — знаний лишних не бывает и каждая мелочь, в случае крайней нужды в конце концов может пригодиться, даже в совершенно немыслимых ситуациях.

Внутреннее убранство дома коменданта не отличалось изысканностью и разнообразием, все же старые привычки не так то легко уходят, и выбрасывать огромные деньги на ветер пока еще господа дворяне не научились. Кабинет полковника Келина был расположен на втором этаже, окна которого выходили прямо на западную сторону города, туда, где сейчас на расстоянии в десяток верст должен находиться лагерь шведов.

— Садитесь полковник, раз тебе интересно то почему бы и не рассказать. Осада действительно была не легкой для нас, и даже скажу больше, мы уже готовы были биться голыми руками…

Прервавшись, полковник указал на кресло напротив своего рабочего стола, раскрыл ставни окон. Жара стояла просто невыносимая, только легкий ветерок и тень кое-как спасали людей от столь отвратной летней погоды.

— Благодарю.

— Вина? — спросил Келин.

— Лучше квасу, если можно, — улыбнулся Прохор.

— Конечно, — хмыкнул полковник, позвонив в маленький колокольчик, стоящий на столе. — Митька квасу тащи!

Прибежавший на звонок мальчонка лет тринадцати тут же умчался выполнять приказ. Глаза Прохора странно посмотрели ему в след, где-то в их глубине промелькнула тень недовольства, впрочем, тут же исчезшая.

— Ну, что ж, слушайте…

С самого начала осады Полтавы выяснилось, что артиллерии как таковой у шведов попросту нет, ни пороха для пушек и гаубиц, ни самих орудий катастрофически не хватало, да и со снарядами дела обстояли не лучше. На протяжении всей осады шведы, волохи под их командованием и изменники-казаки штурмовали стены и валы города почти без помощи артиллерии, рассчитывая взорвать довольно хлипкие укрепления моего города минами, однако правильно делать это воины Карла Двенадцатого не умели. Доходило до того, что как только мина ложилась в черте города, наши защитники умудрялись вовремя открывать оный гостинец, используя ее порох для собственных нужд. Вот и получилось, что за три месяца осады пороху, в конце концов почти не осталось и обстрел как таковой прекратился.

— Скажите мне, господин полковник, а для чего вы прибыли сюда? — задал неожиданный вопрос комендант Полтавы, после своего обстоятельного рассказа.

— Что вы имеете в виду? — удивился витязь.

— Не поймите меня неправильно, но просто получается так, что перед генеральным сражением государь отправляет один из полков в место, где нападения и вовсе не ожидается…

— Гм, не думаю, что на сей вопрос я смогу ответить, приказ отдавал не я…

— Да-да, конечно, генерал-майор Третьяк, знаю, читал, но вот все же это все странно… вы не находите? — прищурился Келин, поглаживая гладкий подбородок.

— Не вижу ничего странного, господин комендант, боярин Третьяк решил так не по своей воле. А что же до войск в наших руках, то могу сказать, что у нас и без того почти на десять полков больше. Да и признаться честно береженого бог бережет. Мало ли что шведскому государю в голову взбредет? Вдруг он решит ночью вылазку против города совершить, а тут только половина гарнизона осталась, да и та почти вся ранена, так что решение генерал-майора очень даже своевременное.

— Хм, об этом я не подумал, признаюсь. Извините, если чем-то задел вас, господин полковник, просто почти два месяца осады, и никакой помощи, а тут сразу полк целый прибыл, пускай и молодой полк, — виновато улыбнулся Келин, пытаясь загладить неловкость повернувшей не в то русло беседы.

— Ничего, от меня не убудет. Только раз уж если у вас появились такие мысли, то мне хотелось бы их развеять, — задумчиво сказал Прохор.

— О чем это вы?

— Просто я хочу, чтобы мой полк имел возможность совершать какие-нибудь действия, а не просто сидеть за стенами, в то время, когда наши войска будут биться со шведами, — ответил полковник витязей.

— Вы на что это намекаете?! — начал багроветь Келин, поднимаясь со своего места.

— Ни на что я не намекаю, господин полковник, просто говорю, то, что сказал бы вам Его Высочество. Наш полк нуждается в постоянной тренировке, поэтому я хотел бы попросить вас, позволить мне с двумя-тремя ротами каждый день выходить за стены города…

— Ах, вот вы о чем, — сел обратно комендант. — Тогда ладно, тем более что я и сам хотел устроить пару тройку вылазок в лагерь Карла, останавливало только малое число гарнизона, но раз уж вы сами придерживаетесь схожего мнения, то я, конечно, позволю вам это, господин полковник.

— Тогда, позвольте мне откланяться, дела не требуют отлагательств, — встал Прохор, поправляя, черный берет, стальная пластинка с выпуклым медведем заняла место чуть выше середины лба, аккурат на четыре пальца выше бровей.

— Конечно-конечно, я вас не задерживаю. Только прошу вас, господин полковник, предупредить своих воинов о том, что нарушений и драк у себя в городе я не потерплю.

— Поверьте, это лишнее, да и не до этого им сейчас, — бросил Прохор Митюха, развернулся и вышел из кабинета, оставив наедине с самим собой полковника Келина.

Глава 3

Двадцатые числа июня 1709 года от Р.Х

Дарданеллы — Царьград

Второй полномочный посол России Алексей Романов.

Вопреки совету Толстого, сходить на берег Царьграда я не стал. Не мог и все тут, давно уже нет того города, откуда на РусьРусьРу пришла вера наших отцов и прадедов. Да и трехчасовая остановка погоды, если честно не сделает, поэтому вместо того, чтобы праздно шататься по землям Османской столицы, я сел дописывать новую главу ко второй книге по тактике, специально для командирского состава корпуса витязей. Увы, пока только для них одних.

Ведь даже не смотря на то, что в Преображенский и Семеновский полки поступило по две сотни казнозарядных фузей, роты, перевооруженные ими по-прежнему придерживаются старой тактики — уповая на линейное построение, вместо того, чтобы использовать в полной мере мобильность и скорострельность. Хотя быть может эпоха линейных построений, не прошла просто-напросто необходимо разработать новые построения, к примеру вместе с орудиями в линиях. Хм быть может, об этом стоит подумать чуть позже?

Хорошо, что моя надежда и гордость — витязи, в полной мере оправдывают мои ожидания, схватывая на лету все то, чего я хочу добиться от них. К тому же Димка, наконец, всерьез занялся проблемой создания казнозарядных штуцеров или, проще говоря, винтовок, причем именно под наш капсюльный патрон, процесс изготовления которого находится в строжайшей тайне. Плюс к этому, наш «Кулибин» параллельно взялся за создание нового орудия с нарезными канавками, по моим первым чертежам. Даже обещался показать уже готовый вариант к моему приезду, что ж будем смотреть, только почему-то мне кажется, что из этой затеи у него мало что получится. Ведь многие моменты я попросту не освещал, так что… А ладно, время покажет, может у него даже лучше получится чем было в моем времени.

— Ну да ладно, на чем я там закончил? А вспомнил! — в руки легло гусиное перо, легкий бриз, ворвавшийся в окно каюты, слегка приподнял желтоватый листок бумаги, лежащий передо мной, кончик пера начинает свое путешествие по бумаге…:

«П.7.

Контратака превосходящих сил противника.

Совершать сие действие позволительно командирам, званием не ниже капитана. Однако есть ряд ограничений, кои отрадны будут и инициативу дурную воспретят:

— нельзя контратаковать врага без дозволения своего прямого командира, кроме тех случаях, которые указаны в п.3 главы: «Инициатива командира. Что позволено, а что нет».

— нельзя совершать контратаку даже при малейшей возможности атаки врага в тыл или с фронтов своих соратников, через образовавшуюся из-за атаки брешь в обороне.

— нельзя атаковать конного противника, до завершения тактического маневра врага (если до этого не было прямого приказа своего командира).

— Никогда нельзя оголять собственные позиции, уводя всех воинов в атаку, в резерве всегда должно оставаться не менее пятой части от воинского подразделения (действенно только для активной защиты, при прямых атаках врага сие правило может опускаться(!)).

В остальных же случаях командир волен самолично решать, как действовать в тех или иных ситуациях, при этом каждый командир ОБЯЗАН ВСЕГДА поддерживать своего собрата в бою, или же сдерживать преступные порывы оного. (Запомните: один в пол — не воин!)

Любой командир принявший решение на контратаку, обязан использовать всю имеющуюся в его распоряжении артиллерию, до того как посылать своих солдат на врага.

Однако каждый командир должен придерживаться рамок Устава. Любые вопросы, появляющиеся у командиров должны быть детально разобраны и изложены на бумаге, дабы в дальнейшем не было неясности и неточности…».

— Ваше Высочество, вы позволите?

Поднимаю голову от исписанного листа бумаги — на пороге замер Петр Толстой.

— Конечно, Петр Алексеевич, — указываю на кресло напротив себя.

— Благодарю.

— Вы что-то хотели или просто решили пообщаться?

— Признаться честно Ваше Высочество, меня очень сильно поразили наши предыдущие разговоры, и даже обрадовали оные, в какой-то мере, поэтому я тешу себя надеждой, что мы продолжим наши беседы…

— Я и сам с удовольствием поговорю с вами, Петр Алексеевич, вот только теперь мне хотелось бы затронуть в нашем разговоре не Османскую империю, а Францию и Англию, ну еще, быть может, Голландию, если вы не возражаете, конечно, — убираю листы в стол, следом за чернильницей и пучком перьев.

— Вот и замечательно, — потянувшись, размял руки и шею, сделав пару упражнений. — Никифор!

— Что изволит Ваше Высочество? — кланяясь, спросил камердинер, появляясь из-за двери.

— Принеси нам с Петром Алексеевичем что-нибудь перекусить, ну и вина какого-нибудь, в общем как обычно.

— Сию же минуту будет исполнено, Ваше Высочество! — пятясь назад, сказал камердинер, прикрывая за собой дверь каюты.

— Так что же вы хотели бы обсудить в первую очередь Ваше Высочество? — поинтересовался дипломат.

— Как вы знаете, Петр Алексеевич, в Европе уже не первый год идет война за Испанское наследство, и честно сказать, мне очень интересно узнать ваше мнение на сей счет, ведь судя по всему, мне кажется, что Франция вместе с Испанией ее проиграют, — я решил не терять время даром.

— Я бы не стал так сразу, Ваше Высочество, хотя должен согласиться, что дела у Короля-солнца действительно не важны, коалиция во главе с Англией и Голландией теснят его войска по всем фронтам, не говоря уже об Испанских Нидерландах. В мире всегда есть место чуду, так что все может быть…

Разговоры со старым дипломатом стали для меня той отдушиной, которая помогает любому человеку, у которого может случиться приступ апатии. Пускай, она вызвана расставанием с любимой, со своим детищем, с друзьями, в конце концов, суть не в этом, главное, что она есть. Да я могу писать главы к тактическим заметкам для витязей, могу читать последние книги о фортификации, попутно просматривать все имеющиеся в наличие иностранные газеты, благо, что французский и немецкий языки были «вложены» в голову цесаревича. Быть может, эта странная апатия могла бы пройти сама собой, но я не знаю насколько она могла растянуться.

Однако долгие беседы с послом Толстым, отличающимся богатыми познаниями во многих сферах жизни. С ним можно было беседовать о политике, и тут же переключиться на проблемы некоторых губерний, он мог рассказать какую-нибудь историю из жизни почти под любую обсуждаемую нами тему. Благо, что опыт общения с турками у него имелся большой, а они, как известно, особенно советники султанов объясняются весьма витиевато. Единственное чего не мог делать Толстой, это, пожалуй, упражняться вместе со мной в фехтовании, отдавать утро созерцанию просторов и питью шербета.

Как-то так получилось, что в поездку я взял с собой не свою облюбованную саблю, а подаренную Петром булатную шпагу, и честно сказать не пожалел об этом. Хотя сабля и оказалась коварнее прямой шпаги, но зато уступала ей в длине давая несомненное преимущество перед саблей, при условии, что противники равны по технике. Каждое утро начиналось для меня с разминки и часовой тренировки, вместе с шестью гвардейцами, попарно сменяющими друг друга. Что делать, тренировать полученные навыки жизненно необходимо, мало ли что может случиться в поездке. Да чего говорить, достаточно вспомнить относительно недавнее покушение на меня в лесу. Мда, интересные дела…

Между беседами и тренировками я пытался вспомнить все то, что так или иначе может пригодиться Руси-матушки в будущем, старался анализировать имеющиеся у меня в наличие данные, представлять всю картину в целом. Дела шли медленно, со скрипом. Частенько и вовсе откатываясь назад — в этом деле помощников мне было не найти.

Пришлось вспоминать всевозможные агрегаты для удобства работы и улучшения всего производства. К примеру, я таки умудрился вспомнить кое-что важное о порохе. Ведь не зря же патроны создаются именно в Петровке, надо только еще создание самого пороха на поток поставить и все будет замечательно. Благо, что утечки информации не будет, за этим внимательно следит Михаил, с десятком специально отобранных человек.

Как известно в данный момент производство почти всего пороха в мире идет, чуть ли не в ступках. Но пару лет назад под руководством выдающихся мастеров порохового дела Егора Маркова и Ивана Леонтьева была усовершенствована сама технология получения дымного пороха, они ввели обработку тройной смеси под бегунами, что повысило плотность порохов и их стабильность при горении.

Вот только неприятные инциденты случались и здесь, поэтому мне в голову пришла мысль о том чтобы, воспользоваться изобретением одного из ученых своего времени. Хорошо, что в свое время удалось пару раз пробежаться глазами по интересной заметке в какой-то энциклопедии…

В середине 19 века какой-то мастер порохового дела, увы, но я не запомнил его имени, предложил совершенно новый способ уплотнения пороха, намного безопасней, нежели используемый сейчас, его суть заключалась в следующем. Вместо бегунков и разнообразных бочек и прочей утвари порохового дела используются прессы, причем они должны быть строго определенной температуры 100…105RС. Конечно до такого прогрессивного способа изготовления первоклассного пороха еще далеко, но уже в это время мы вполне реально можем изготовить подходящие условия для этого. Тем более что паровую машину Димка уже создал, осталось дело за малым!

*****

Двадцатые числа июня 1709 года от Р.Х

Где-то в Ионическом море

Полномочный посол государства Российского Алексей Романов.

…Эгейское море осталось далеко позади, сегодня — завтра должны выйти в центральные воды Ионического моря, так что наше морское путешествие, как я очень надеюсь в скором времени должно закончиться, ненадолго, но все-таки. Недели три и мы, наконец, сможем высадиться в первом городе нашего посещения — Провансе. В отличие от Петра я предпочел начать свой путь не с Англии и Голландии, а с Франции. Пусть она сейчас находится в относительном упадке, но все же симпатий она вызывает много больше нежели, заносчивое островное государство. Увы, но батюшка так и не хочет понять, что союз с Англией, которого он так жаждет, не принесет ничего хорошего для России, а вот если получится, наладить отношения с Францией. То в будущем вполне возможно будет на нее рассчитывать в ряде решения «южных» вопросов, связанных с Османской империей, коей она является союзником. Да и общаться с почти побежденной страной много сподручнее, нежели с ее победителем. Политика, знаете ли, скользкое искусство, в котором нет место личным привязанностям…

Чушь! Я, по крайней мере, именно так считаю. Лучше иметь под боком одного надежного друга и союзника, чем постоянно ожидать предательства от «временных друзей», не видя дальше своего носа. Вот только для того, чтобы быть уверенным в том, что выбранный союзник был именно таким какой тебе нужен, необходимо соблюдать ряд взаимных условий. Одно из них, к примеру, такое: отдавать наследников и детей правителей на обучение в Россию, второе — никогда не позволять оседать на землях империи и союзника еврейским сынам, или же наоборот сразу уравнять их в правах при одном условии: все осевшие на русскую землю должны быть выкрестами. Ну и третий пункт один из главных, но не последний — тесно связать экономику союзника путами помощи и поддержки, в крайнем случае они могут стать и кандалами. Жестоко, некрасиво, в какой-то мере омерзительно, но крайне надежно, а самое главное действенно, если так будет продолжаться на протяжении нескольких поколений, то народ союзной державы сможет быть в дальнейшем ассимилирован, причем на добровольной основе.

— Стоп! У меня мысли куда-то не туда пошли, завернули не в то русло! — массирую свои виски.

Вечерняя прохлада приятно овевает разгоряченное от жарких дум тело, будто опытный опахальщик в полуденную жару. Новые идеи и мысли занимают свои места в голове, в надежде на то, что в скором времени и до них дойдет время.

Внезапно на палубе забил колокол, созывая личный состав наверх. За окном каюты резко похолодало, слабый ветерок полностью исчез.

— На нас движется шторм! — донеслось сверху на палубе, колокол продолжать надрываться, предупреждая команду о надвигающейся опасности.

В окно каюты увидел, как сзади нашего корабля два барка выстраиваются в линию, зажигают на мачтах фонари, отдают команды флажками, на кораблях спешно готовятся к бою со строптивой стихией.

— Сейчас нас накроет! Паруса закрепить, обвязаться веревкой…

Голос капитана оборвался, об борт барка ударилась волна, следом за ней еще одна, еще больше первой. Через мгновение на лицо упали сотни капель, выводя меня из оцепенения. Хаотично метаясь по каюте, закрыл окна, быстро собрал все бумаги и книги, начал упаковывать их в стоящий в углу сундук, но внезапно пол подо мной поехал, я не удержался и упал на спину, зацепив локтем небольшую полку. Качка началась!

Морская качка усиливалась с каждой секундой, пару раз меня знатно приложило об угол стола, один раз, не удержавшись, упал на пол. Постепенно на теле не осталось ни одного целого участка, один сплошной кровоподтек, да и только. Жизнь в очередной раз подбрасывала новое испытание.

Как я до сих пор не сломал себе шею, мне таки и не удалось понять. Бумаги, которые писал все свое путешествие, с огромным трудом удалось затолкать в сундук, замок которого благополучно затерялся в недрах каюты. Дощатый пол скрипел, и казалось, что через мгновение эта посудина развалиться пополам, но нет, проходили минуты, а барк продолжал упорно противостоять стихии. Где-то вдалеке слышались голоса кого-то из команды…

Поворачиваю голову и вижу, как в очередной раз меняются местоположением потолок и пол, удар, вспышка боли, я теряю сознание.

— Ваше Высочество с вами все в порядке? — откуда-то издалека донеслось до моего сознания.

Открываю глаза и вижу, что передо мной на коленях стоит Егор, один из моих гвардейцев, обеспокоено разглядывая меня чуть ли не со всех сторон.

— Все нормально, если про голову забыть, — отвечаю ему, чувствуя, как внутри больной головушки взрываются мириады звезд, к горлу подступил неприятный комок.

«Мне только сотрясения не хватало!»

— Где мы находимся?

— Наши корабли разметало по морю, Ваше Высочество, «Зверь» не в состоянии продолжить плавание, у него пробоина, пока его не отремонтируют из бухты он не выйдет, — ответил Егор.

— Так ясно, — оглядываюсь и вижу, что лежу на песчаном берегу, вокруг валяются баулы и сундуки с вещами, рядом в небольшой бухточке замер наш барк, с отломленной бизань-мачтой. — Хорошо, что вообще целы остались…

— Да, это точно, — нервно облизал губы гвардеец, вспоминая недавнюю битву со стихией.

— Капитан говорил, где мы сейчас находимся?

— Извините. Ваше Высочество, я не узнавал…

— Ничего, все в порядке, я сам переговорю с капитаном Мироновым.

В голове продолжают бить колокола, в горле противная горечь, того и, гляди мой вчерашний ужин попроситься наружу, но пока, слава богу, этого не происходит. Так что не без помощи Егора встаю на ноги, собираясь идти к капитану корабля.

Он сам, если меня не обманывает зрение расположился на самом берегу, в надежде выискать бухту понадежнее. Видимо барк действительно хорошо потрепало, если уж капитан не решается довести его в ближайший порт. Барк слегка накренился, видимо течь сильная, если наш корабль готов завалиться на бок.

С каждым шагом в голове гулко проносится эхо тревожного колокола. Определенно последствия удара головой, не самые приятные.

— …Мать твою Ефим! Я тебе что говорил?! А? Я тебя спрашиваю?!

Не доходя до капитана саженей двадцать, увидел такую картину: стоит молодой матрос, нервно теребящий свой платок, а возле него капитан. Злой голос капитана и виноватое лицо матроса явно говорили о том, что произошел какой-то инцидент, явно не из приятных.

— Дык откуда я знал, ваша милость?

— Что ты не знал? Что углы на сундуках надо прикрыть?! Тогда тебе нечего делать на моем корабле! Пошел вон собака! — казалось еще немного и капитана хватит кондрашка, как в народе называют эпилептический удар.

— Но…

— Это еще Его Высочество не знает! Иначе точно на рее вздернет! Пошел вон с глаз моих долой!

Матрос понуро направился прочь от взбешенного капитана Миронова, тот же остался стоять на месте, о чем-то усиленно думая. Мое приближение он явно не видел, да и как увидишь, если я иду со спины?

— Капитан что случилось? — спрашиваю тридцатилетнего Миронова.

По спине капитана барка пробежала едва заметная судорога. Медленно, словно приговоренный к смерти он повернулся ко мне, на лице красные пятна, под глазами синие мешки, видимо он вовсе не ложился спать.

— Ваше Высочество, — кланяется он.

— Ну же, Дмитрий, говори, что случилось такого, из-за чего ты чуть бедного матроса на тот свет не отправил? — улыбаюсь капитану, все же тошнота и головная боль постепенно проходят, странно конечно, что так быстро. Но жаловаться на сие глупо, так что вместе с уходящими личными неприятностями понемногу возвращается хорошее настроение.

— Во время шторма, посол Его Величества, государя-батюшки Петр Алексеевич Толстой ударился об один из углов стоящий в его каюте сундуков…

— И? — слегка сжимается сердце от плохого предчувствия.

— Он умер, — коротко, по-военному отвечает Дмитрий, смотря мне в глаза.

— Мне надо осмотреть его каюту, и сундук, конечно же, о который он ударился.

— Сию секунду! — облегченно выдыхает капитан.

Да, увы, как не жаль замечательного человека, но и такое может быть, сам чуть богу душу не отдал, так что вариант со смертью от сундука, как бы нелепо это не звучало все же можно рассмотреть, да и лгать капитану мне не с руки. Но как бы то ни было, видимость расследования надо провести.

После осмотра «оружия убийства» мы вместе с капитаном Мироновым отправились обратно на берег, куда уже переправили все вещи дипломатической миссии. В том числе семь небольших сундучков с золотой монетой и один с драгоценными камнями. Конечно для обычной поездки этих денег слишком много, но государь так же требовал нанимать мастеров и офицеров на службу в Россию, а если повезет, то и заложить на какой-нибудь верфи фрегат-другой.

Однако сейчас, когда получается, что во главе сильно сократившегося посольства остался я один, в силу случившегося несчастья, то мне все карты в руки. Да и сам Петр говорил о том, что я могу посещать те страны, которые считаю нужным, вот только вопрос что мне делать дальше? В распоряжении вместо трех кораблей остался всего лишь один, да и тот никуда не годен, по крайней мере, в ближайшем времени. А вот его то мне терять ни в коем случае нельзя, необходимо как можно скорее попасть обратно в Россию.

В итоге, что мы имеем? Во-первых, полную свободу передвижения и заключения хоть сколько-нибудь нужных договоров, во-вторых, денежные средства для осуществления всех этих передвижений и в-третьих всю полноту власти как полномочного посла. Хм неплохо, вот только без кораблей отсюда не выбраться, насколько я правильно понял нашего капитана, мы попали на Сицилию, прямо посередине между Мессиной и Катанией. Откуда ему это известно я допытываться не стал, не до этого сейчас признаться честно.

Из числа всего посольства, которое плыло во Францию в моем распоряжении, на данный момент находятся боярин Долгомиров и боярин Бирюков, остальные же пятнадцать служивых и дворовых людей посольства мы, как видимо, потеряли. Получается, что если посчитать нас всех вместе, с моими гвардейцами, прислугой, и людьми бояр, то всего получается двадцать семь человек. Хм не так уж и мало, могло бы быть хуже.

Решение пришло само собой, спонтанно, если говорить кратко:

— Капитан мы отправляемся в Мессину, в случае же если на горизонте появятся наши корабли, то пусть идут следом за нами в город. Тело Петра Алексеевича Толстого остается с вами, я постараюсь сразу же прислать корабль за ним, негоже русскому человеку на чужбине быть похороненным. Если же корабля в течение пары дней не будет, то мне кажется, батюшка Арсений не откажется воздать должные почести верному сыну России и исправно отстоит службу.

— Как будет угодно, Вашему Высочеству, — склонил голову Миронов, признавая мою правоту.

Больше ничего, не говоря, иду обратно к гвардейцам, рядом с ними лежит куча вещей. Рядом расположилась пара бояр, вместе со слугами. Не желая терять время, приказал всем собираться, благо, что десяток коней на барке осталось. Так что путешествие не должно оказаться слишком уж суровым, вот только телег для скарба нет, все остались на других кораблях, но это уже мелочи, как-нибудь переживем сие неудобство, все же в первом городке их купить можно.

Через час наше сильно уменьшившееся посольство было готово тронуться в путь. Ну а так как указания капитан Миронов уже получил, вместе с моим письмом для государя, то и задерживаться на берегу смысла попросту нет. Тем более что солнце начало немилосердно припекать. Так что к полудню наша небольшая колонна тронулась в путь.

Отъехав всего на пяток верст, я заметил, что ландшафт плавно изменился, местами где-то вдалеке виднелись пологие холмы, рядом с ними часто росла какая-нибудь рощица, в которой даже если захочешь устроить засаду, то только с помощью дополнительных насаждений, про которые здесь мало кто мог бы додуматься. Не тот век, не то время…

Плавная размеренная езда заставляла задумываться обо всем, кроме самой поездки, не знаю, почему, но мысли о предстоящей ответственности угнетали. Сам, желая получить больше возможностей, я по-прежнему хотел оставаться самим собой, быть хозяином самому себе, однако как я успел убедиться, власть имущие далеко не так свободны, как их описывают историки и современники. Как бы то ни было, но именно наиболее рьяные, занятые делами по уши государи, канцлеры, премьер-министры оставили наиболее значимый след в истории, пускай не всегда приятный, но все-таки видимый потомкам.

Мир меняется по воле сильной личности, одной или десятка, но именно личности, и чем умней, расчетливей, жестче, сильней этот человек тем быстрее меняется окружающее его пространство, будь то государство или же племенное объединение. Вот такая суровая правда жизни, и от нее никуда не денешься, если конечно не хочешь стать «растением».

Верста за верстой оставались за спиной, отдаляя наше посольство от берега. Слуги весело переговаривались, впрочем, не решаясь мешать при этом своим господам, бояре и вовсе обсуждали прелести местных девиц, которых я, к примеру, еще ни разу не видел. Да и не нужны мне они, признаться честно, меня в Рязани и так самая чудесная девушка ждет, так что для меня все остальные только бледные отображения моей Оленьки.

Оторвавшись от размышлений, оглядел вокруг себя не столь живописные места, сколько несколько странные, но вот почему именно странные я пока еще не понял. Рядом со мной почти сразу же оказались двое гвардейцев, готовые прикрыть меня своими телами в любой момент.

«Молодец Олег, толкового себе помощника Мишка подобрал, растет на глазах, — делаю вид, будто и вовсе не замечаю перестановки своих воинов».

Наконец в голову пробивается мучавшее меня смутное беспокойство. Я таки понял, в чем дело, оказывается, я уже чуть ли не пару минут гляжу на два похожих друг на друга холма, в низинах, которых раскинулись те самые рощицы, которые я видел издалека. Сейчас же они не казались такими уж маленькими и никчемными, при желании в них, наверное, можно будет спрятать пару эскадронов улан, если конечно постараться.

Сзади все так же беспечно беседовали бояре, не замечая ничего вокруг, слуги переставляли ноги, иногда перебрасываясь друг с другом парой фраз — не более того, сил на бесполезную болтовню у них уже почти не осталось.

— Вам бы, Ваше Высочество в середке схорониться надобно, а то мало ли что, — негромко сказал Олег, подъезжая сбоку.

— Если нападут толпой, то это не поможет Олежка, так что не переживай, но и про дозоры не забывай, — успокоил я его.

«Определенно смышленый воин».

— Как скажите, Ваше Высочество.

Через десяток минут наш кортеж проходил между холмами, где-то рядом в чащи щебетали птицы, по верхушкам деревьев гулял ветерок, заглушая большинство звуков.

— Федот! Егор! — кивнул головой Олег, выезжая впереди меня.

Два гвардейца тут же дали шенкелей коням, вырываясь вперед, хотя дорогу и проверяли буквально пять минут назад, но лейтенант гвардейцев решил перестраховаться, посылая дополнительный разъезд пред кортежем. Однако ожидаемой опасности впереди не было, Федот с Егором ждали нас на перекрестке дорог, поблизости не было ни одной живой души.

Чтобы хоть как-то скоротать время я попросил одного из бояр, Бориса Долгомирова рассказать о здешних местах, то, что он знает сам.

— Мне приходилось бывать в здешних водах всего пару раз, Ваше Высочество, мог бы и чаще сюда наведываться, да ведь из-за проклятых нехристей, наши суда не могут пройти через Царьград, поэтому приходиться плавать через Архангельск.

— Так это чуть ли не в три раза длинней, получается, — быстро прикинул в уме получившееся расстояние.

— Да где-то так, но побывать здесь конечно стоило, разве что из-за каперов, которых очень уж много развелось в водах близ Англии и Франции путь крайне опасен, но зело выгоден. Семь лет назад я побывал в Милане и Венеции, много всего полезного привез тогда.

— Ну а чего ты можешь про народ здешний рассказать? Каков он? — допытываюсь в меру возможностей, мало ли, что пригодиться во время будущих переговоров.

— Горячие тут все, словно раскаленные угли, но это даже хорошо, особенно для женщин… Кхм, так о чем это я, ах, да, так вот горячие они, да и своевольные шибко уж очень, вместо работы про дурость поют, да вино делают. Торгаши! — закончив свое краткое повествование, Борис сплюнул на землю, выражая, таким образом, все свое презрение к здешнему народу.

— Кратко, но со смыслом, — буркнул себе под нос Егор, ехавший рядом со мной в паре саженей справа.

— А скажи-ка мне Борис, как долго нам до Мессины добираться? Ведь капитан особо не распространялся об этом.

— Увы, Ваше Высочество, но я не знаю, не путешествовал здесь, да и не интересовался этим.

— Что ж спасибо и на этом.

Однако вновь уйти в себя, раздумывать над очередными идеями мне не дали. На горизонте, как раз со стороны нужного нам города скакал легкой трусцой отряд численностью около двух дюжин, все солдаты в кирасах, одетых поверх красных кафтанов пышными рукавами, расширяющимися возле плеч. На головах людей блестели железные шлемы, немного заостренные по центу, наподобие гребня, с небольшими полами по кругу.

Увидев нас, они немного замешкались, но почти сразу же припустили своих коней, часть отряда заняла позиции с боков, приготовив укороченные фузеи, другая же, основная часть отряда остановилась в десятке саженей от нас, в нашу сторону выехал один всадник, мне ничего не оставалось, как последовать его примеру.

Еще на «Звере» мы вместе с Петром Алексеевичем решили, что я подобно отцу поеду не под своим титулом, а «сменю» его на менее значимый. Так что теперь я можно сказать для всех, кроме свиты светлейший князь Романов. А что звучит!

Подъехав, друг к другу мы представились. Однако беседу пришлось вести на французском языке, из-за того, что я испанского не знаю, да и сам офицер вряд ли понимает по-русски.

— Сеньор прошу представиться, вы находитесь на землях Его Величества короля Испании и Сицилии Филиппа Испанского, — настороженно приказал офицер, заведомо отойдя с линии возможного огня своих подчиненных.

— Конечно. Перед вами, светлейший князь Романов, подданный Русского царя, — как можно расслабленней ответил я.

— Капитан Алехандро-Пабло Пилар-Гомез, — в ответ представился испанец. — Сеньор Романов позвольте поинтересоваться целью вашего прибытия на наш остров?

— Мы плыли в посольстве, но недавний шторм разметал наши корабли, тот корабль, на котором плыли мы, нуждается в ремонте, поэтому обстоятельства вынудили нас пуститься в путь по испанским землям.

— Что вы собираетесь делать дальше? Будете ждать, пока не починят ваш корабль? — как можно учтивей спросил офицер, махнув рукой приготовившимся к стрельбе солдатам.

Сзади меня немного расслабились гвардейцы, глядя, что на меня никто не собирается нападать. Однако рук с эфесов шпаг не убрали, да и взведенные кремниевые пистоли можно вытащить за долю секунды, была бы практика.

— Мы хотели бы добраться до Мессины, а там уже, насколько мне известно, мы смогли бы найти корабль, который сможет переправить нас на большую землю.

— Замечательно! Мы как раз должны сейчас возвращаться с рейда обратно в город, — обрадовался испанец.

— В какой город? — добираться, куда либо еще, да еще на ночь, глядя,… хм увольте!

— Так мы же сами из Мессины, уважаемый князь! И поэтому с вашего разрешения хотели бы сопроводить вас, а то на дорогах что-то слишком много разбойников развелось, — лучезарно улыбаясь, предложил испанский офицер.

— Мы с удовольствием примем вашу помощь, сеньор Алехандро.

Развернувшись, офицер бросил пару слов своим солдатам и пара, из них отделившись от общей массы, поскакала обратно. Наш же кортеж пришлось выстраивать вновь, теперь уже по бокам ехали солдаты в кирасах и красных мундирах, гвардейцы, повинуясь командам Олега, заняли позиции как можно ближе рядом со мной…

Глава 4

25 июня 1709 год от Р.Х

Полтава, полк «Русских витязей»

Прохор Митюха.

Прошел день с тех пор как витязи прибыли в город. Второй день бездействия планомерно уходил в прошлое, когда только что прибывший полк, без лишнего шума и суеты, поставив в центр колонны десять небольших телег, вышел из расположения казарм. Ворота Полтавы негромко всхлипнули, выпуская наружу, чуть больше восьми сотен воинов, и тут же закрылись, часовые наверху увидели в закатных лучах солнца как молодые солдаты быстрым шагом идут в сторону небольшого перелеска, начинающегося в паре верст от стен города, катя телеги, закрытые от постороннего наблюдателя тряпицами.

Приближалась ночь, витязи, отдохнув после перехода в казармах, тихо идут по редкому леску, углубляясь в березовую чащу. Все беды и тревоги ненадолго отошли на второй план. Юношеский максимализм готов стерпеть многое, в том числе и саму смерть. Да именно так, и никак иначе, такова природа каждого мужчины: до двадцати мы герои, после двадцати до тридцати мы самые умные герои, а после тридцати воины, готовые отдать свои жизни за Родину.

Впереди всех идет молодой полковник, сжимая в руке письмо цесаревича и старшего брата Прохора. Ровный, убористый почерк Алексея немного смазался, не выдержав потных ладоней полковника, не понимающего откуда цесаревич может знать Это?

Да конечно в письме указано все приблизительно, но ведь между строк явно читается знание всего того, что должно произойти завтра. Как бы то ни было, но Прохор верил своему старшему брату, как никому и никогда. Сзади хрустят ветки под ногами, выдавая движение колонны, нервы витязей напряжены, руки сжимают казнозарядные фузеи, примкнутые штыки блестят холодным лунным светом, кое-как проникающим сквозь листву березняка.

Где-то вдалеке мелькнули слабые, едва уловимые отблески…

Колонна встала.

— Егор. Николай, — тихо сказал Прохор, всматриваясь вдаль между стволами деревьев.

Тут же от первого взвода отделились два капрала и бесшумно растворились в ночи. Передовые дозоры хотя и были высланы, но от неприятных сюрпризов никто не застрахован, лучше уж «перебдеть», чем «недобдеть».

Проходит минута, за ней другая, рядом с Прохором появляется один из ушедших:

— Все хорошо, никого нет, там озерце маленькое, — тихо, в самое ухо сказал полковнику витязь.

— Где Егор?

— Он дальше пошел, на всякий случай, — все так же тихо ответил Николай.

— Хорошо.

Вверх взметнулся кулак, введенная цесаревичем новинка, значительно упрощающая отдачу неожиданного приказа: «Стой!» или «Вперед!». Колонна вновь тронулась в путь, иногда она замирала, силясь протащить между корягами груженые до верху телеги. На этот раз от канона Устава пришлось отступить, Прохор взял с собой половину привезенной артиллерии.

Рассуждение молодого полковника были довольно логичны — атака шведов должна быть как можно незаметней, а как этого добиться, если выводить на позиции надо не 10, а 20 орудий, при этом для каждого из них требуется найти подходящее место. Так что Прохору Митюха пришлось оставить в городе десять «колпаков» оставив при них артиллерийские расчеты с минимумом боезапаса, на всякий случай. Да и о движении по лесу забывать не следует, все-таки это то еще удовольствие.

Семь верст, намеченных Прохором с начала движения превратились в десять. Полковник витязей решил перестраховаться и обошел шведов по дуге немного дальше, чем намечал цесаревич в своем письме. Витязи начали уставать, когда полковник, наконец, скомандовал привал. Часа два у его воинов есть, если верить посланию старшего брата, в котором тот указал точное время начала битвы — два часа ночи этого дня. То есть получается, что до начала атаки шведов осталось полчаса, не больше. Часы, подаренные цесаревичем Алексеем, плотно прилегали к сердцу полковника, напоминая о том, что даже вдали от ставшей родной губернии он ответственен не только за себя, но и за тех людей, которые доверились ему. А самое главное за честь наследника, доверившего ее молодому полковнику.

Во время привала витязи занимались чем угодно, только не разговаривали, если только могли перекинуться парой слов с сидящим рядом братом по корпусу. Кто-то чистил свое оружие, кто-то проверял надежность портупеи, высматривая одному ему известные шероховатости. Лес замолк в ожидании, даже звери перестали заниматься своими повседневными делами, чувствуя, что на их территорию пришел самый страшный хищник — человек.

Но ничто не может продолжаться вечно, в том числе и тишина, минуты утекали, словно песок сквозь пальцы, оставляя после себя горькую надежду скорейшего прекращения бездействия. Полковник знал, что будет делать, так же он знал, что его полк будет стоять в этом лесу, смотреть, как гибнут его соотечественники, наблюдать за ходом сражения и ждать, не в силах ничего сделать… так сказал старший брат, значит так и будет.

«Засадный полк», так кажется, сказал когда-то Алексей, рассказывая Прохору о великой победе русского воинства над татаро-монголами на Куликовом поле. Ведь тогда русичи, так как и он стояли, смотрели на гибель своих братьев, выжидая удобного момента…

Ночь, ночь, как же приятно пройтись ночью по полю, забыться ненадолго, поглядеть на звезды, что так прелестно смотрят на мельтешение тысяч людей и наверняка не понимают, зачем мы ведем все эти войны, и для чего убиваем друг друга. В этом мире, как в прочем и везде, во всех эпохах, считаются только с сильнейшими. Так было, так будет, так есть!

Перед полковником Митюха замерли три взвода боевого охранения, в обязанности которых входит безопасность командира полка, они постоянно высматривали в ближайших кустах и деревьях тени врагов, готовые тут же закрыть своими телами своего командира. Идея захватить шведского офицера сразу же отлетела в сторону — слишком мало времени осталось для подобного действа. Как бы то ни было, но совершить, хоть что-нибудь Прохор был обязан, но, понимая всю тщетность душевных порывов, сидел на месте, сжимая в руке все то же пресловутое письмо, которое он так и не сжег, решив, что с этим он может повременить. Подумав, сложил его пополам и нехотя, будто отрывая от собственного сердца небольшой кусочек, убрал за пазуху.

Однако приказ Старшего брата выполнить стоит как можно скорее, иначе потом воинам будет попросту не пройти.

— Сержанта Елисеева позовите ко мне, — тихо сказал одному из охраняющих его витязей полковник.

Сразу же по цепочке приказ командира долетел до нужного человека, и через минуту сержант, стараясь не нарушать спокойствия леса замер перед полковником Митюха.

— Руслан, бери своих витязей, вместе со вторым взводом и тихо мирно двигайтесь в обход лагеря шведов, когда начнется сражение, где бы вы не находились в него не вступать. Внимательно следите за тем, что происходит в стане противника. Как только шведы будут разбиты… Да-да разбиты! — чуть громче положенного повторил Прохор увидев как брови Елисеева слегка приподнялись вверх. — После этого начинайте высматривать все что покажется достойным внимания: генералов, может людишек каких близких к Карлу заметите. Мне нужно, чтобы вы захватили их, по возможности вместе с самим королем, но если такой возможности не представиться, не подставляйтесь. Вы нужны своим братьям и Родине!

Сержант тут же вытянулся во фрунт, вскинул ладонь под берет.

— Ступай, — тихо сказал Прохор, глядя, в спину чуть ли не бегущего воина.

Минуты тянулись, витязи продолжали сидеть на своих местах, приготовив на коленях фузеи. Полсотни разведчиков спешно собравшись, отбыли. Остальные глядели друг на друга и окружающий лес, вслушиваясь в звенящую тишину. Где-то вдалеке ухнула сова, ей вторил дятел, выбивая из коры очередного деревца жучков. Подняв голову, Прохор заметил, как впереди едва видно мелькнула вспышка, за ней другая… тишину леса разорвали звуки взрывов и залпов фузей.

Полтавская битва началась!

Посмотрев на часы, полковник увидел, что минутная стрелка едва-едва перевалила за двадцать минут. Старший брат оказался прав, значит и все остальное тоже правда.

— Всем приготовится, — негромко сказал Митюха, глядя на просветы над кронами деревьев. — И как интересно отсюда их видно?

Капитаны, стоящие чуть сзади своего командира ушли к своим ротам, им необходимо распределить поставленные перед их солдатами задачи. Десять подвод подкатили ближе к окраине поляны, приготавливая все необходимое. Кто-то из витязей заготовил стволы молодых березок, сложив их поверх первых двух ведомых телег. В дороге может всякое случиться, и иметь под рукой десяток другой крепких жердин не помешает.

Минули полчаса. Единая колонна витязей разбилась две поменьше, в центре каждой поставили по пять телег, предварительно проложив две тропы для проезда. Полк «Русских витязей» был готов к выступлению.

Не говоря ни слова, полковник Митюха махнул рукой, и колонны двинулись вперед, молча, словно ночные призраки, оставляя после себя столь же девственную природу, каковой она и была. Разве что колеса тачанок оставляли после себя неглубокую колею, да и та после первого дождика должна исчезнуть.

Разведка уже давно вернулась и теперь десяток витязей, наблюдавших за передвижением противника, вели весь полк, продолжая вслушиваться в звуки сражения и лесные шорохи. Рядом с командующим полка шел сержант разведчиков пятой роты, Филимон Добрынин, переведенный из первой роты для усиления недавно сформированных рот своих молодых собратьев. Конечно, переводили не только Филимона, вместе с ним их «старых рот» забрали еще десятка три отличившихся витязей, назначая их на более высокие должности, именно туда куда, по мнению командующего это требовалось. Он подробно докладывал полковнику обо всех своих наблюдениях, которые заметил за полчаса. Перед Прохором начала разворачиваться картина сражения еще до того момента, как он сам увидел его в подзорную трубу…

Войска Карла начали готовиться к атаке к двум часам, хотя, по словам Филимона может, что и раньше, в темноте сложно рассмотреть действия. Хорошо хоть луна светила, иначе бы взвод разведчиков и вовсе не смог бы ничего увидеть, до того момента как колонны тронулись с места.

Сержант смотрел, как строятся в десять колонн шведы, причем четыре из них были намного ближе расположены к позициям русских войск, чем все остальные.

Луна, появившаяся на небосводе играла на багинетах шведов, болтающихся у них на поясе. Она перебегала от одного солдата к другому, заглядывая в душу каждого, будто заботливая мать, провожающая своих сыновей в последний путь, но об этом мало кто догадывался, все-таки предстоящий бой занимал умы людей намного больше, чем игра Владычицы ночи. Штандарты висели безжизненными тряпками, не желая развеваться по ветру. Вся природа и весь мир намекали, они говорили шведам о скором проигрыше, который, наконец, переломит исход этого противостояния. Но что могут почувствовать сыны земли, когда с ними говорить само небо?

За пазухой у полковника лежит все то же письмо. В нем сказано, что Карл сам не сможет вести своих солдат в бой, почему именно так указано не было. Исходя из этого, перед полком «Русских витязей» стояла задача захватить шведского короля, в то время когда основная часть воинства шведов завязнет в бою с нашей армией. Плененный Карл сможет стать замечательным подарком царю-батюшке. Но чтобы этот план осуществился, полковнику требовалось стоять и смотреть, на сражающихся с русскими войсками шведов.

Молодой витязь с тоской сжимал подзорную трубу. Мысли о том, чтобы ударить в спину этим сине-голубым мундирам посещали все настойчивей и настойчивей. Кто-то из пришедших с Прохором воинов тихо ругнулся, глядя на живую массу армии Карла, втягивающуюся в сражение.

Однако Прохор не зря был командиром, он прекрасно понимал, что настоящий полководец, это тот, который прольет меньшую кровь для победы, и будет смотреть, как гибнут его соотечественники, выжидая нужный момент, для того чтобы ударить и принести победу своей стране. Нежели тот, который позволит сиюминутному сердечному порыву одержать верх над разумом, тем самым раскрыть свои позиции раньше времени и понести слишком большие потери, порой приводящие к полному и безоговорочному поражению.

Сзади сержанты под присмотром капитанов выбирали подходящие позиции для «колпаков», нужно было сделать так, чтобы шведы до самой последней секунды ничего не заподозрили. А то и вовсе не заметили первый залп, что конечно мало вероятно, ведь гранатами с картечью необходимо стрелять с открытых позиций, все больше называемых среди витязей — «кубышки», за свою продолговатую форму.

Между тем ровные шеренги шведов продолжали наступать на редуты! Вот уже две колонны сошлись чуть ближе друг к другу, еще две обошли правее, теряя под свинцовым ливнем солдат и офицеров. Шведская конница оттесняет нашу кавалерию, вырвавшуюся из заднего редута. Шведские гренадеры начали готовить гранаты к бою, бросая их в недостроенный первый редут. Залпы фузей с обеих сторон не прекращались ни на мгновение. Плутонги фузилеров сменяли друг друга, выигрывая время для отстрелявшихся собратьев.

Изо всех сил Прохор вглядывался в подзорную трубу, высматривая наиболее ожесточенные схватки за редут. Вспышки взрывов освещали разъяренные лица солдат, с ненавистью убивающих друг друга. За спиной полковника метрах в двухстах, за деревьями готовились к началу атаки все витязи, стоящие в двух колоннах, повзводно, в порядке очередности, сначала первая рота с одного начала и вторая рота соответственно с другого. Впереди колонн, разобрав от трухлявых стволов путь до предполагаемых позиций огня, стоят орудия, за ними артиллерийские расчеты.

— Вторая рота прикрывает «колпаки» с артиллеристами, — повернувшись к капитану Мишину, скомандовал полковник Митюха, глядя, как в противоположные стороны уходят два взвода разведки, неся с собой по несколько молодых березок, срубленных во время стоянки, какое-никакое, а прикрытие для позиций в первые минуты боя у них имеется. — Всем остальным готовиться, по команде, без горна выступаем.

В первой роте никого не осталось, так уж получилось, что вся рота стала единоличной разведывательной ротой, половина ее ушла с сержантом Елисеевым, а вторая половина с капитаном Мишином, лейтенантов в первой роте не было. Слишком мало личного состава на полк «Русских витязей».

Витязи второй роты недовольно сопели, но на большее не решились, все же дисциплина в полку была на первом месте, хотя и насаждали ее явно не демократическими методами, порой за проступок и сквозь строй можно угодить, правда, таковых «вразумлений» еще не было применено ни разу…

Минутная стрелка сделал ровно один круг, медленно подползая к отметке в двадцать минут. В это время первый редут отбивался из последних сил, находящийся за ним помогал своим собратьям, как мог, но этого было мало, то и дело на позициях недостроенного редута взрывались гранаты шведов, унося жизни защитников полевого укрепления. Рядом мелькали сотни конных силуэтов, пистолетная пальба вместе со звоном скрещивающихся клинков слышалась будто бы со всех сторон.

В бой вступила русская кавалерия, сопротивляясь столь упорно натиску шведов, что не только не пропустила их сквозь свои ряды, но и отбросила неприятеля от редута. Вот только закрепиться драгунам было не за что, редуты в стороне, своей пехоты рядом нет, в отличие от самих шведов, которым всякий раз помогал полк мушкетеров, выкашивая залпами десятки конников. Помощи от государя, по-видимому, драгунам ждать не стоит…

Конское ржание с предсмертными хрипами разносилось далеко за пределы поля боя. С каждой минутой бой становился все жестче и кровавей. Бьющиеся драгуны, внезапно прогнулись и вот первые десятки голубых мундиров шведских кирасир появляются за спинами распавшегося русского строя. Приказ и половина драгун сразу же отходит вправо от русского ретраншемента. До боли, сжимая рукоять сабли, Прохор продолжает глядеть за битвой в подзорную трубу, подмечая для себя ошибки нашего воинства, изо всех сил стараясь не сорваться и не дать команду «В атаку!»…

Однако вторая половина драгун не последовала за своими собратьями, они отступали так, словно заманивали врага в ловушку, аккурат к достроенным редутам. При этом у полковника Митюха складывалось такое впечатление, что каждый драгун то и дело оглядывался по сторонам не для того, чтобы увидеть, что творится на поле боя, а для того, чтобы держать в поле зрения определенные координаты.

Вот проходит минута, другая, конница шведов втягивается все дальше и дальше, подставляя свои фланги под ружейный огонь, но и это было не все, что было приготовлено зарвавшимся шведам! Четыре десятка вспышек прорезали ночную мглу, выплевывая приготовленные заранее смертоносные заряды, сразу же выкосившие половину угодивших под перекрестный огонь шведских кирасир….

Плотоядно улыбнувшись, Прохор перевел подзорную трубу обратно на пехоту противника. Колонны шведских солдат давно распались, встав в ровные линии, четким, мерным шагом идя на своего противника, кое-где сине-голубые мундиры смогли ворваться на позиции первого редута, расстреливая в упор русских воинов.

Зубы Прохора едва не крошатся от бессильной злобы, он, как мог, унимал сам себя, но юное сердце не желало просто так смотреть на гибель своих русских солдат. Хотя головой полковник прекрасно понимал, что необходимо выждать еще не много, шведы должны увязнуть в сражении так, чтобы первый же залп «колпаков» смог собрать богатую жатву, «кубышки» необходимо использовать с наибольшей эффективностью.

На ощерившиеся едва видимыми вспышками редуты, накатывала одна волна шведов за другой, поливая оружейным огнем небольшие полевые укрепления, словно весенний дождь, промерзлую землю. Видя, как конница Меншикова начала теснить шведов Прохор поймал себя на мысли, что и сам готов броситься в бой, но тут же отогнал глупую мысль, прекрасно помня приказ Старшего брата.

Внимательно продолжая следить за сражением, полковник увидел, как падают два шведских штандарта, вырванные из рук несших их солдат артиллерийскими снарядами, разорвавшимися чуть ли не под самыми ногами шведов. В то же самое время кавалерийские сотни Меншикова продолжали теснить врага, и теперь постепенно отжимали шесть батальонов шведов и несколько эскадронов конницы к засевшему в лесу полку «Русских витязей».

— Приготовить «колпаки»! — приказал Прохор, продолжая смотреть в подзорную трубу за приближающимися расстроенными порядками сине-голубых мундиров.

— Артиллерия готова! — через пять минут доложил майор Заболотный.

— Ну, Федор, не подведи, стреляй по команде, — не смотря на друга сказал полковник, глядя как шведские сотни умудряются отбиваться от кавалеристов. — Огонь веди в центр, дабы не задеть нашу кавалерию.

— Есть! — приложив к берету ладонь, майор бегом направился к своему месту, отдать последние приказы наводчикам артиллерийских расчетов.

Выждав еще пару минут, окончательно убедившись, что кавалеристы не выпустят пехотинцев Карла из мешка, Митюха скомандовал:

— Пли!

Секунда, другая и десять «колпаков» выплюнули десяток продолговатых снарядов, почти по прямой пролетевших сквозь редкий перелесок. Не долетев до земли пару метров, снаряды взорвались в пехотных каре шведов, за одно мгновение, выкосив центральные шеренги в сине-голубых мундирах.

— Отлично! Второго залпа не потребуется! — продолжая наблюдать за шведами, крикнул полковник, глядя, как кавалеристы окружают окончательно растерявшихся и деморализованных врагов, бросающих свои фузеи прямо на землю, с отрешенными лицами взирающих на кровавую бойню оставшуюся после одного единственного залпа «кубышками».

Оторванные ладони и руки, беспорядочно валяющиеся на все площади погибших солдат, вместе со стонущими от боли шведами, некоторым из которых картечь вывернула все кишки, произвели неизгладимое впечатление не только на шведских воинов, но и на русских кавалеристов, в непонимании оглядывающих лес, откуда прилетели снаряды. Эскадроны, окружившие потерянных шведов, настороженно готовились к новой атаке.

— Ярослав! — позвал полковник одного из витязей охраны.

— Я здесь, полковник! — тут же отозвался он.

— Предупреди наших собратьев, что в лесу сидит полк «Русских витязей», ждет удачного момента, пусть не беспокоятся, — сказал Прохор.

«Как, интересно отреагирует на это царь Петр? Ведь приказа то не было… хотя, почему же не было? Думаю, что подобрать свой «ключ» можно и к этому моменту, надо только заранее оповестить государя, иначе он узнает со слов кавалеристов, а это крайне не желательно, — мимоходом подумал командующий витязей, смотря на полковое знамя, сейчас покоящееся в кожаном чехле».

Следом за Ярославом бегом отправился к русским всадникам еще один человек, в его задачу входит как раз добраться до государя и рассказать о полке…

— Не подведи, Егор, ой не подведи, — шепнул сам себе Прохор, поднося к глазам подзорную трубу.

Утренние сумерки понемногу освещали уставшие лица солдат, остервенело бьющихся друг с другом, напор шведов постепенно угасал, хотя они умудрились захватить первый редут, это им все равно не помогло. Разве что второе недостроенное полевое укрепление сейчас из последних сил сдерживало яростный натиск посланных в бой сине-голубых мундиров. Фузейные выстрелы уже не гремели, лишь иногда какой-нибудь из кавалеристов перезарядив пистоль, выпускал во врага свинцовую пулю, не всегда находящую свою жертву.

Шведская конница, теснимая русскими драгунами, оставила без прикрытия свою пехоту, добивающую последних защитников второго редута. Но никаких шевелений в русском стане не было и в помине, государь не желал воспользоваться столь благоприятным моментом, отдавая инициативу в руки шведов, словно осторожный мальчишка, в предвкушении основной баталии.

— Давайте государь, что же вы! — то и дело переводил выпуклый глаз трубы на русский лагерь полковник, но каждый раз ничего не видел. Разве что в какую-то минуту, для прикрытия артиллерии чуть выдвинулся один из пехотных полков, приготовившихся к атаке любого противника, фузилеры стояли чуть сзади, не двигаясь, гренадерская рота вышла чуть вперед, что-то выжидая…

— Все, теперь будет затишье… — негромко сказал Прохор, после того как шведы захватили второе недостроенное полевое укрепление.

— Почему? — поинтересовался один из стоящих сзади командира капитанов, внимательно глядящий на уводимых с поля боя пленных шведских солдат.

От шести батальонов отступающих сине-голубых мундиров осталось не так уж и много, не больше двух, да и те в большей части своей ранены и не известно выживут ли вообще. Вместе с обычными солдатами и офицерами удалось захватить генерала Шлиппенбаха, второго же генерала, ведущего свой отряд на подмогу кавалерии так и не смогли найти среди мешанины тел, да его особо и не искали, не до этого было. Генерал Роос пропал без вести, но, скорее всего, умер, слишком страшным орудием оказались «кубышки».

Определенно новые снаряды собрали богатый урожай после первого же выстрела, жаль только, что они окончательно не доработаны, много картечи разлетается вверх, а это не хорошо. Но и на такой результат жаловаться артиллерийским расчетам грех!

— Наш государь, пока выжидает, придерживается задуманной стратегии боя, насколько я вижу, братья, поэтому он будет действовать, как планировал, а не так как выпадет случай, — с некоторым сожалением ответил Прохор, убирая подзорную трубу.

— Разве это плохо? — удивился Александр Дуров, капитан первой роты.

— Нет, конечно, Саша, но скажи мне как в Уставе прописано, о действиях во время сражения или внезапном обнаружении противника? — с задумчивым выражением лица поинтересовался у витязя Прохор Митюха.

Александр пару секунд подумал, после чего словно по книге продекларировал:

«п.3. Действия командиров во время боя. Внезапные налеты противника. Воля случая на поле боя.

Каждый командир, вне зависимости от звания обязан в первую очередь, при нападении или ситуации не входящей в описание плана боя внимательно изучить сие действо, после чего незамедлительно, начать действовать для достижения наилучшего результата. Основной догмой для данных случаев, не относящихся к полученным от командира приказам, является выражение: «лучше сделать десять действий и пять из них будут не правильными, чем за то же самое время совершить одно, но правильное»…»

— Достаточно, а теперь скажи мне, какова мысль, прописанная в этих строках? — прервал капитана витязей Митюха.

— Так ясно же, что необходимо использовать любую возможность, если таковая представится, при условии, что ты не выполняешь поставленную приказом командира задачу, — ответил Дуров, будто отвечая прописную истину.

— Правильно, но скажи те мне братья, сие можно применить для нашей битвы? Ведь мы, по сути, являемся скрытым резервом государя, пусть он не знает о нас, хм… точнее сейчас должен узнать, что мы рядом, а не в Полтаве. Нас можно использовать для нанесения удара в тыл противника, или же выждать время и когда шведы пойдут в новую атаку ударить им в спину, дав возможность нашим драгунам рассеять противника. Вот и получается, что не все видят представленные возможности столь уж нужными для исполнения…

«Быть может это и правильно, — чуть погодя пришла в голову полковника шальная мысль. — Ведь получается, что можно поступить в данной ситуации так, а на самом деле это будет много крат хуже в дальнейшем… Хм, определенно, надо отвлечься».

— Полковник Митюха! — кто-то звал Прохора метров с десяти позади.

— Да?

— Вас требует к себе государь, — надменно сказал молодой адъютант, смотря на Прохора, словно на червя.

— Сию секунду. Майор Заболотный! — позвал друга полковник.

— Я! — тут же отозвался Федор.

— Ко мне! — скомандовал Прохор.

— Есть! — через несколько секунд майор стоял в пяти шагах от Прохора, держа руку под беретом, смотря на своего друга снизу верх, получилось так, что Митюха оказался на небольшом взгорке, что подделать, лес кругом, кочек просто прорва.

— Принимай командование, пока меня нет, держи «колпаки» наготове, но сам до приказа не высовывайся. Все ступай, — Прохор повернулся к адъютанту, оглядел его и, не говоря ни слова, пошел к жеребцу, подведенному ему одним из драгун, стоящих на окраине леса, сейчас спешно переводящие своих коней в березняк, прокладывая своим четвероногим товарищам дорогу в лесные дебри.

Как и ожидал Прохор, его сопровождающий больше не сказал ни слова, только лишь задумчиво поглядывал на полковника, в столь необычном мундире. Штаб государя России напоминал разворошенный муравейник, постоянно носились туда сюда интенданты, посыльные, офицеры ожесточенно спорили друг с другом. Однако старались при этом особо не шуметь. Похвально рвение, увы, оказалось напрасным, шум от галдящих людей все равно стоял такой, что полковник витязей даже удивился, как можно в нем работать? Ведь насколько он понял царь Петр сейчас в палатке вместе с генералами и маршалом Шереметьевым как раз посередине этого «муравейника».

Лагерь русского воинства, готовился к следующей фазе сражения, к генеральному этапу, который и решит, чье мужество и выучка лучше: предков морских разбойников или же сыновей русских богатырей.

Стараясь не отвлекаться, Прохор на ходу поправил китель, столь разительно отличающийся от красно-зеленого сюртука фузилеров и алого гренадеров, чуть сместил вправо портупею, ножны с саблей оказались как раз под рукой. Пару раз, вздохнув, Митюха вошел в шатер, в первый раз находясь от государя на столь близком расстоянии…

— Полковник «Русских витязей» прибыл по приказу своего государя! — четко, выпрямившись во фрунт, сказал Прохор, переступив импровизированный порог штаба царя, прикладывая по привычке ладонь к берету.

Возле круглого стола стояли сам государь, князь Шереметьев, Александр Меншиков, боярин Третьяк, смотрящий на карту сражения с каким-то слишком уж пространственным выражением лица, генерал-поручик Рене, Брюс и Боур.

— Хорош, — хмыкнул государь, но тут же нахмурился, видимо вспомнив, для чего вызвал молодого витязя. — Ответствуй мне солдат, ты по что приказ нарушил, данный твоим командиром?

— Я не нарушал приказа, государь, — ответил Прохор, все так же стоя с приложенной к берету ладонью.

— А кто город оставил и в леса подался? Не буду скрывать, хорош ход, вовремя полк там оказался, вот только кара за это ждет не только тебя, но и твоих офицеров, — недобро прищурился Петр, теребя мочку уха.

— Мой полк вышел из города на рейд, государь-батюшка, для посильной помощи армии Его Величества! — добавил Прохор, вспомнив, что говорил ему цесаревич про общение с государем.

— Ишь ты, отговорился, а ежели на шведа одним прикажу идти? — задумчиво поинтересовался государь.

— По одному вашему слову, — глядя в глаза, царю ответил полковник витязей.

— Хм, действительно ведь пойдешь,… неплохих воинов воспитал сын, ой неплохих… — словно сам себе тихо сказал Петр все остальные же военачальники стояли рядом с государем, предпочитая изучать карту будущего сражения, нежели слушать разговор царя с витязем, только лишь Алексашка Меншиков внимательно глядел на своего властителя.

Полковник витязей стоял вытянувшись во фрунт, пока царь не махнул рукой, мол, хватит, немного постояв, Петр подошел к карте сражения, раскурил трубку, задумчиво глядя на немного изменившиеся позиции войск.

— Хорошо, раз уж вы там так удобно появились, то грех не воспользоваться моментом. Слушай, что ты со своим полком должен сделать… — с улыбкой сказал государь Русского царства.

Командиры внимательно глядели на планшет, по которому двигался, кончил деревянной указки. Пользуясь таким моментом, Петр решил таки немного изменить план сражения. Все же зря полковник «Русских витязей» столь опрометчиво судил царя в не использовании представляемых моментов, государь понимал важность случая не меньше, нежели основатель корпуса — его сын Алексей Петрович.

Благодаря усилиям авангарда Меншикова, драгунским полкам Боура и Брюса, фельдмаршалу Шереметьеву и поделенными между ними действиям получилось организовать бесперебойное и частое доставление сведений государю, имевшему свой собственный план, а теперь благодаря появлению полка «Русских витязей» в него вносятся новые изменения, дополняющие целостную картину будущего продолжения сражения.

Спустя полчаса Прохор скакал обратно к своим витязям, стараясь держаться опушки леса, благо, что небольшие перелески позволяли относительно скрытно передвигаться возле деревеньки Яковцы, не далеко от которой удалось с первого же залпа принудить шесть батальонов шведов к сдаче.

Мысли полковника Митюха слегка путались, многое, что говорил Петр, было понятно молодому витязю, однако порой простых вещей государь не говорил, почему так, Прохор не понимал, из-за этого приходилось отвлекаться, теряя должную концентрацию на предстоящем сражении.

Перед самой отправкой в Яковецкий лес, он увидел, как строятся пара полков драгун под командованием генерал-поручика Боура, выдвигаясь к Малым Будищам, следом за ними пришли в движения и все центральные полки под командованием фельдмаршала, дивизия государя же пока еще стояла на месте, небольшая перестановка началась. В этом сражении главную роль должны сыграть пехота и артиллерия! В силу этой не приложенной аксиомы кавалерия светлейшего князя Меншикова, разделившись на две неровные половинки, замерла на флангах, готовая по первому приказу броситься на врага.

Глянув на часы, Прохор увидел, что минутная стрелка подбирается к отметке «восемь», большая стрелка замерла на полпути к шести часам. Вороной жеребец одного из гвардейцев царя негромко хрипел, кусая удила, словно сладкую морковь. Перед замершими солдатами на белом коне проскакал Петр, крича на скаку:

— Воины! Вот пришел час, который решит судьбу отечества. И так не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за отечество…

Что говорил государь дальше, полковник уже не слышал, встречный ветер заглушил все звуки, времени на задержку попросту нет, а сделать надо так много! Драгоценные минуты утекали, словно ключевая вода, полковник едва успел вовремя скрыться в березняке, когда сине-голубые мундиры тронулись с места, успев за время отлучки Прохора Митюха подойти почти вплотную к деревеньке Малые Будищи.

Наступал седьмой час утра, когда Петр приступил к осуществлению основного своего намерения: вывести сорок один батальон пехоты из лагеря. Построить их двойным рядом, фланкировать справа и слева эту двойную линию пехоты конными полками, возвращения которых к лагерю он и требовал от Меншикова на первой стадии сражения, именно для этой решающей минуты, и привести всю эту воинскую массу в боевой порядок

Получилось так, что основная масса воинов Карла оказалась аккурат перед позициями русского лагеря, лишь только два резервных полка в ожидании замерли перед лагерем шведского короля. Русские полки замерли на своих местах в двух шереножном строю, держа фузеи на изготовку с уже примкнутыми штыками, удачным нововведением цесаревича еще почти год назад.

Солдаты в зелено-красных мундирах стояли на месте, ожидая приказа командования, глядя на мерно идущую в паре верст от позиций русского лагеря армию неприятеля. Еще в штабе Прохор знал, что его величество приказал шесть полков держать в резерве в ретраншементе: Гренадерскому, Лефортовскому, Ренцелеву, Троицкому, Ростовскому и Апраксину.

Это было сделано для того, чтобы неприятель, стоящий близ леса, будь в великом страхе, не должен видеть всех сил, иначе он может не дать боя и просто уйдет ради того, чтобы этого не случилось, надлежит из прочих полков учинить убавку, дабы через свое умаление привлечь неприятеля к главной баталии.

Этот шаг государя Прохор целиком и полностью поддерживал, ведь, как известно из разведки у шведов всего 32 батальона, против 47 русских. Такое соотношение заставит задуматься кого угодно!

Сине-голубые мундиры, гроза Европы шли на русские позиции, четко под барабанную дробь, сохраняя идеальную дистанцию между плутонгами и ротами. Трехгранные багинеты на бедрах солдат Карла едва заметно покачивались, шевелясь, словно большие серые ящерицы, вытянувшиеся по всю длину.

Кое-как добравшись до своей облюбованной позиции, на небольшом взгорке возле опушки леса Прохор замер с вытянутой в руке подзорной трубой, внимательно оглядывая ряды противника. Рядом с ним замер неподвижной статуей майор Заболотный, оставивший свои позиции на помощника — лейтенанта Егора Болоткина, усердно просчитывающего угол навесной стрельбы для «колпаков».

— По моей команде все «колпаки» открывают огонь по лагерю шведов, — негромко сказал майору Прохор.

— Но зачем… — удивился командир артиллерии витязей, но больше ничего не сказал, прерванный взметнувшимся вверх кулаком командира витязей.

— Выполняй приказ брат, все ответы и вопросы потом, времени нет на них отвечать! — чуть громче сказал полковник своему другу, продолжая, глядеть в сторону двигающихся друг на друга солдат.

— Есть, полковник, — приложив ладонь к берету, майор, блеснув глазами, развернулся и ушел к орудиям, отдавать приказы на прокладку новых маршрутов для быстрого выдвижения пушек. Тут же артиллерийские расчеты засуетились возле орудий, витязи из второй роты спешно начали им помогать, разбирая завалы на пути движения пушек.

Между тем Прохор продолжал наблюдать за разворачивающимся действом, русская артиллерия продолжала молчать, а под грохот барабанов двигались на встречу друг другу две армии, почти подошедшие на два мушкетных выстрела друг к другу. Мгновение и дула десятков орудий, выдвинутых Шереметьевым на передовую позицию, окутались едким дымом, после чего до ушей засевших в лесу витязей донеслась орудийная канонада. В рядах идущих шведов взметнулись к небу комья земли, взрывы бомб и пролетающие сквозь шеренги ядра выкашивали солдат будто спелую пшеницу. Второй этап сражения… решающий этап начался!

Словно не замечая пролетающей над головами смерти, первая и вторая линия шведов по команде офицеров замерли, взяли фузеи на изготовку, новая команда и подошедшие на оружейный выстрел шведы делают залп, ненадолго оставшись в облаке сизого дыма. Идущие им на встречу, русские солдаты не останавливались. Хотя кто-то из них споткнулся, упав на чернозем, поймав своим телом свинцовую осу. Десятки красно-зеленых мундиров остались лежать на земле, орошая ее своей сукровицей, толчками выливающейся из еще разгоряченного битвой тела. Десять, двадцать шагов… шеренги русских полков остановились, зычная команда: «Товсь!» и следом за ней «Огонь!» пронеслись над рядами солдат, сразу же выстреливших во врагов, не забывая отвернуться в сторону при выстреле.

Яростные лица, с горящими от ненависти глазами смотрели друг на друга, животный крик застыл на губах, стоило только увидеть сошедшихся в штыковом бою воинов, зеленый, голубой цвета уже не важно, почти все они в скором времени станут алыми или же коричневыми, со следами подошв солдатских сапог. Прохор не мог видеть всех бьющихся на поле боя русских солдат, да ему этого и не надо было, он и так знал, как сражаются русские богатыри, с тем огнем в сердце, который не в состоянии затушить не одно море мира, над ним не властна даже смерть! Порой, умирая, сердце воина вспыхивает на доли секунд, давая увидеть врагам, что это смерть героя и это еще не конец!

В глубине леса шли активные приготовления к внезапной атаке на лагерь шведов, однако это не мешало офицерам видеть, как гибнут их соотечественники, отдавая свои жизни во благо России. Лишь только приказ полковника и железная дисциплина не давали сорваться молотым витязям, до зубовного скрежета сжимающие челюсти в тщетной попытке заглушить боль ноющего сердца.

Водя подзорной трубой из стороны в сторону, Прохор заметил сотни всадников, заходящих за спины своих солдат, для удара во фланг нашему войску. Наконец шведы кинули свой последний серьезный резерв, стоящий до этого возле лагеря Карла.

— Приготовится к атаке! — громко сказал полковник Митюха, продолжая наблюдать за сражением, уделяя особое внимание именно коннице, чересчур сложному противнику для витязей.

Еще свежи воспоминания о подавлении бунта Булавина, и порой витязю приходит в голову один и тот же вопрос. Что если бы во время первого боя с восставшими с ними не было бы пушек? Ведь получается, что конница казаков попросту бы раздавила юных воинов, только-только научившихся держать строй и пользоваться фузеями!

— Выступаем по моему сигналу! С юго-западной стороны леса! — добавил полковник, не отвлекаясь.

Кавалерия шведов так и не смогла завершить свой маневр, зайти во фланг сражающимся полкам, на самом узком участке в их ряды влетели казаки атамана Скоропадского, позволив выгадать драгоценные минуты для драгун Боура, спешащих на выручку строптивому казачьему отряду. А, приглядевшись, командир витязей увидел, как по самой окраине опушки леса ровными колоннами идут три батальона фузилер, заходя в тыл увлекшимся сражением шведам. Однако, приглядевшись, Прохор заметил, что к казакам прибыло подкрепление, много меньшее чем можно было бы ожидать, основой части отряда светлейшего князя на боле боя не было, по крайней мере, не видно. Более десятка драгунских полков оказались вне поля зрения Прохора, попросту исчезнув с театра сражения.

Постепенно все поле боя разделилось на две части, в одной сражалась кавалерия в другой шла битва между русской пехотой, поддерживаемой артиллерией и шведскими воинами, под командованием Левенгаупта, противостояние двух армий нарастало с каждой минутой, в ход шли не только штыки, но и кулаки, зубы! Солдаты пользовались любой возможностью, выпадающей на поле боя.

Полковник витязей видел, что русские ядра и картечь оставляют целые просеки в рядах шведов, отрывая ноги и ломая тела людей, словно они были тряпичными куклами. Но так не могло продолжаться долго и спустя несколько минут артиллерия замолчала, лишь иногда посылая одинокие бомбы за шеренги сражающихся. Шведам удалось пройти то расстояние, которое делало их отличными мишенями для русских орудий.

В какой-то миг витязю, наблюдавшему за сражением, показалось, что один из русских батальонов полностью ляжет под сдвоенным ударом двух шведских батальонов, уже почти полчаса теснившего его по центру. Но когда уже шеренги чуть было, не дрогнули и не прогнулись, подошла помощь, отбив шведский натиск, слишком сильно насевших на серые мундиры «нового» батальона воинства России.

— Всю артиллерию вывести на позиции, — наконец-то отдал долгожданный приказ Прохор, посчитав, что время пришло.

— Есть, артиллерию на позиции! — отозвался майор Заболотный, тут же махнув рукой кому-то из своих помощников, сразу же приготовленные «колпаки» поставленные в две колонны покатили по проложенным ранее тропкам.

Спустя десять минут с юго-западной стороны леса начали показываться завернутые тканью до поры, до времени дула серо-голубых орудий. Сразу же, словно на учениях «колпаки» выводили на свои позиции, артиллерийские расчеты начинали суетиться возле них, заряжая «кубышками». Приготовления полка не остались незамеченными, и стоящие в резерве кавалеристы зашевелились. Однако без приказа тронуться не могли, это и сыграло с ними злую шутку, обученные артиллеристы быстро зарядили орудия и по команде полковника Митюха выстрелили в приготовившиеся к атаке шеренги кавалеристов.

Следом за первым выстрелом к орудиям подошли роты витязей, приготовив свои казнозарядные фузеи к бою, по команде командира каждый четвертый взвод занял позиции чуть дальше основных, на случай атаки шведов. Остальные три четверти приготовились вести прицельную стрельбу по возможному противнику, благо, что небольшой взгорок позволял находиться выше своих собратьев и не задевать их.

Сизый дым после выстрела нехотя развеивался, открывая витязям жестокую картину действенности картечи в продолговатых бомбах. Центр, куда угодили по наводке майора Заболотного все десять снарядов буквально выкосило, осталась только мешанина тел, вяло пытающихся подняться на ноги.

Увидев, что ряды шведов не столь велики, как он думал, Прохор отдал приказ на выдвижение, сразу же после второго залпа орудий. Однако оставшиеся кавалеристы явно не желали повторения участи своих однополчан, бросившись на замерших возле опушки леса воинов в зеленых мундирах. Нещадно настегивая коней, словно заправские казаки шведы готовили пистоли и палаши, предчувствуя, как ворвутся в ряды молодняка, разрубая их тела с лихого наскока!

Вот только артиллерийские расчеты витязей успели перезарядить «колпаки» раньше, чем шведы смогли ворваться в ряды витязей. Федор, видя, что основная масса того и гляди проскочит зону обстрела, скомандовал спускать орудия вниз, понижая градус стрельбы, выводя на отметку в сотню саженей. Не давая своим собратьям толком прицелиться, майор скомандовал: «Огонь!», десяток «кубышек» вырвался из серо-голубых орудийных дул. Поспешность, с которой действовали витязи-артиллеристы, принесла свои плоды, однако чуть ли не половина снарядов взорвались много дальше предполагаемых мест, попросту ввинтившись в землю. Что поделать, «колпаки» не могут стрелять, как пожелает командир! Но те снаряды, которые попали в низину взгорка, смогли произвести должный эффект: вылетевшие на прямую наводку шведы, проскочили, как им казалось основную опасность, и угодили под другую, не менее страшную своей силой, безжалостностью. Картечь, сделанная на все том же Истьинском заводе что и «колпаки», под руководством бывшего кузнеца Ивана Нестерова, в форме вытянутых шестигранников прошивала кирасы и тела шведов с ужасающей легкостью, словно обычную ткань…

Куча мала из истерзанных тел, не позволила пройти напирающим конникам Карла. Кто-то свалился с лошади, падая под копыта разъяренных коней. Ошеломленные столь быстрой расправой с однополчанами, шведы, тем не менее, попытались выбраться из кровавой ловушки, в которой оказались по воле случая, но слитный залп фузей, подоспевших витязей смешал все планы командира кирасир, сразу же вывив из строя всю первую линию атакующих. Больше полутысячи молодых солдат под зычные голоса своих командиров опустошали запасы патрон, стреляя повзводно, по тем секторам, которые определили для них капитаны «Русских витязей».

Затвор отводится до упора, слышится щелчок и в открывшийся проем суется заготовленный патрон, едва заметное усилие и затвор встает на место, остается только начать на курок и тонкая игла проткнет капсюль, выпуская навстречу врагу свинцовую смерть. Шведы не понимая, как так получается, что какие-то жалкие полтора батальона умудряются, буквально поливать их ряды свинцовых дождем. Кавалеристы все еще пытались выбраться из кровавого мешка, но только лишь усугубляли свое положение, в толчее мешая своим собратьям организовать полноценное грамотное отступление на позиции.

«Колпаки» под присмотром майора Заболотного спешно выводились на новую позицию, прикрываемые тремя взводами, готовыми к отражению любой атаки. Видя, что судьба предоставляет благоприятный момент Федор, завернул два орудия чуть ли не в притык на образовавшийся кровавый мешок. Не дожидаясь отмашки командира, майор крикнул: «Огонь!». Два снаряда легли чуть в стороне от центра копошащихся шведов, как раз в том месте, откуда смогли выбраться первые сотни ошарашенных воинов в синих мундирах.

Порой его величество Случай играет с нами в жестокие игры, которые мало кому понятны. Вот и сегодня, для шведской кавалерии Случай оказался тем роковым событием, которое окончательно переломило ход сражения.

Если при первых залпах «колпаков» сражение продолжалось, так как намечалось, то после того как образовался «мешок» для резервных полков, со всеми выходящими отсюда последствиями командующему шведами на этом участке Акселю Спарре, любимцу Карла, пришлось высвободить пару батальонов сражающихся на правом фланге и спешно посылать их назад, отбивать атаку с тыла. На какие-то пару минут в рядах сине-голубых мундиров образовалась брешь, но ворваться в нее пехота попросту не могла, расстояние было слишком уж большим для такого броска. Кавалерия же вовсе сражалась на левом фланге, стараясь добраться до пехотинцев Карла, попутно с этим связывая все наличествующие кавалерийские силы в один сплошной живой клубок, яростно сражающихся людей.

Однако откуда ни возьмись из-за перелеска показались знакомые красные мундиры русских драгун, ведомых генералом от кавалерии Александром Меншиковым, за минуту достигших меняющих свой порядок шеренг. Залп пары сотен шведских мушкетеров не принес ничего, разве что пара десятков всадников упали с коней, остальные драгуны, азартно крича: «Ура!» накатились на приготовившихся держать удар пехотинцев, которых с другой стороны дожимали Новомосковский и Преображенский полки.

В какое-то мгновение лопнула струна, державшая волю потомков морских разбойников в руках, безусловно, талантливых шведских командиров, ряды всколыхнулись, словно при землетрясении. Ржание коней и русский мат, слышащийся отовсюду, окончательно сломили шведов, секунда, другая и первый мушкет падает на землю — молодой солдат из весеннего призыва разворачивается и собирается бежать, но тут же падает, с рассеченной головой. Над ним замер его сержант, ветеран десятка боев и сражений, хмуро оглядывая своих измученных подчиненных, он проглядел момент, когда на них вылетела сотня драгун, неизвестно как проскочившая в тыл шведских войск. Узнать, что случилось со своими собратьями ветеран так и не смог — палаш одного из всадников перерубил деревянное ложе его мушкета, разрубил ключицу до самого сердца, навечно оставив на его лица выражение неописуемой растерянности.

Молодые новобранцы, почуявшие, как ледяные коготки липкого страха подбираются к их сердцам, начали падать на колени, видя, что победоносные полки их короля на глазах истаивают под ударами русских варваров…

Между тем Прохор умудряющийся оглядывать все поле боя стал отводить своих воинов ближе к лагерю Карла, стараясь как можно скорее добраться до столь вожделенной для каждого воина добычи, как король. Ведь пленение любой монаршей особы это не скачок — огромный рывок вперед, причем во всем! Именно так говорил цесаревич, когда-то беседуя еще с только что ставшим майором.

Из двух полков, судя по всему, не до конца укомплектованных личным составом из мешка удалось выбраться только половине, почти семь сотен тел осталось лежать на земле, поливая летнюю зелень своей алой сукровицей. Потерянные и разъяренные одновременно шведские кирасиры. Их малая часть таки умудрилась пробиться до рядов витязей, но только бесславно пала под выстрелами фузей. Давать шанс врагам своего Отечества никто из «Русских витязей» явно не собирался. Однако молодой полковник не учел одного обстоятельства — всеобщего отступления шведской пехоты. Из-за чего его полк, ставший хлипким заслоном против сотен бегущих солдат в сине-голубых мундирах грозил в считанные минуты прекратить свое существование.

Ведь что такое витязь? Это в первую очередь единство! Именно это добивались наставники от своих кадетов, этого они требовали и этого они добились…

А что будет, если они встретят беснующуюся толпу на своем пути в одиночестве? Ничего хорошего это точно, поэтому…

— Горнист! — заорал полковник во всю мощь своего горла.

Запыленный, с горящими глазами витязь тут же появился рядом с Прохором.

— Играй: «На позицию!», — сжав до боли, правый кулак командир витязей глядел, как спешно сворачивают лагерь шведского короля, его же самого на носилках спешно уносят с поля боя. Карл бросал свою армию, а полковник ничего не мог сделать, чтобы его захватить.

«В первую очередь сохранность своих братьев и только потом уже второстепенные задачи! — мелькнула строчка из приложения к Уставу витязей для командующих малыми и большими подразделениями».

«Колпаки» наведенные на лагерь шведов спешно перевозились на старые позиции, направляя свои серо-стальные дула на бегущую толпу с безумно-яростными глазами, не видящими ничего вокруг себя. А сзади, преследуя по пятам, населись конные сотни казаков и драгун, где-то вдалеке, на самом краю поля появились первые санитары с носилками, сразу же приступившие к поиску раненых солдат.

— Федор, не пускай их к нам! Что хочешь, делай, но не пускай! — стоя возле передовой линии полковник не питал ложных иллюзий по поводу того, что его воины могут просто так расстреливать безоружных людей, пускай и врагов.

На многие, казалось бы, простые вещи молодой командир витязей смотрел совершенно с необычной для этого времени стороны. Беседы с наследником Пера Алексеевича не прошли для него даром, мир перестал быть черно-белым, появились первые серые оттенки, вкрапленные в общее миропонимание Прохора Митюха. Верность цесаревичу приобрела новый смысл, понимание важности этого стало столь же новым для витязя, как и обретение почти три года назад новой семьи!

Суета никогда не приводит ни к чему хорошему, вот и сейчас на небольшом островке спокойствия, охраняемого неполным полком витязей, спешка привела к тому, что только три из десяти орудий попали туда, куда требовалось, наводка артиллерийских расчетов оказалась из рук вон плохой — сказывалось всеобщая атмосфера. Однако и этих попаданий в толпу бегущих шведских мушкетеров оказалось достаточно, чтобы те остановились как вкопанные и стали дожидаться пленения, в большем случае. Хотя конечно, были и такие, кто предпочел продолжить свой панический бег… прямо на штыки витязей. Началась новая стрельба, боезапас подходил к концу, на каждого из витязей осталось десяток патрон. Обоза из Петровки, как было запланировано в начали похода пока еще не было, ждать придется не меньше полумесяца, не ранее.

— Прекратить стрельбу! — приказал своим воинам полковник Митюха, повернувшись к замершим невдалеке шведам, он, немного помолчав, продолжил. — Всем сложить оружие, и подходит с поднятыми руками справа от наших позиций. Чем скорее вы это сделаете, тем быстрее вам смогут оказать помощь, да и наши солдаты не будут тогда зверствовать.

Последнее дополнение видимо сыграло свою роль, тем более что диверсии казаков, не вставших на сторону изменника Мазепы, были известны не только своей наглостью, но и жесткостью. Не прошло и минуты, как первые пленные, передвигая ноги, пошли ручейком в обозначенное Прохором место, находящееся в небольшой низине, из которой вполне вероятно через десяток другой лет образуется овраг.

— Капитан Березин!

— Я! — отозвался немного уставший ровесник Прохора, оглядывая своих собратьев-подчиненных на предмет ранений.

— Организуй охранение пленных со своей ротой.

— Есть! — ладонь капитана вскидывается под берет, и сотня витязей мигом перебирается к вставшим рядом с полком пленным.

Сзади замерших с поднятыми руками шведов замелькали красные мундиры драгун, кое-где показались усталые лица русских гренадер и фузилеров, с ожиданием смотрящие на столпившихся врагов. Разобравшись, что здесь производит капитан драгун, послал свой эскадрон дальше, преследование противника необходимо организовывать сразу же, внося в ряды бегущих осознание неотвратимости проигрыша и неминуемой гибели.

Между тем Прохор, упустив возможность захватить шведского короля, смотрел, как приносят на вершину холма, где вновь закрепились «колпаки» мертвых витязей, погибших от пуль кирасир…

«Десять…двадцать,… двадцать семь, — проходя между телами молодых воинов, с навечно застывшими обиженно-удивленными лицами полковник Митюха почувствовал, как острые ледяные коготки медленно сжимают пламенеющее сердце витязя, грозя сомкнуться на нем подобно тискам в мастерской Дмитрия Колпака».

Нет, по щеке Прохора не покатилась скупая слеза, и он не проклинал небеса и своих врагов, понимание простых истин столь же необходимо, как и преданность, своей Отчизне, смерть приходит за всеми, ее не стоит бояться, но и нельзя покорно дожидаться. Прошло всего каких-то пару дней с момента прохода с боем к Полтаве, а в голове командующего полков «Русских витязей» словно щелкнул невидимый замок, началось переосмысление многого. То о чем порой говорил цесаревич начало всплывать из глубин памяти в совершенно новом свете.

— …ник! Полковник! — едва знакомый голос слышался Прохору в некотором отдалении, словно кто-то пытался докричаться до него в паре верст к западу.

Встряхнувшись, сгоняя с себя оцепенение, витязь, мотнув головой, огляделся и увидел, что в паре саженей от него сидя на коне, хмурится государь.

— Я тут мой государь! — спохватившись, поклонился полковник Митюха, искоса глядя на великанскую фигуру царя.

— До тебя невозможно докричаться, полковник, — хмыкнул царь, криво улыбнувшись. — Однако ты молодец! Отлично приказ выполнил, хвалю и тебя, и твоих орлов!

Повернувшись к витязям, Прохор незаметно для государя дал отмашку и запыленные, немного уставшие воины, разом набрав воздуха, ответили, крича во всю мощь молодецких глоток:

— Служу Царю, Вере, Отечеству!

По виду Петра можно было сказать, что таким ответом он остался, крайне доволен, да и как могло бы быть иначе?

— Скоро будет пир по случаю победы, хочу видеть тебя на нем, — бросил царь, поворачивая коня в сторону лагеря шведов, который уже заняли русские войска, чуть в стороне от шатров вытянулась цепочка караулов, мигом отогнавших зазевавшихся солдат от вожделенной армейской добычи — вина.

Полковник витязей ничего не ответил, только лишь еще раз поклонился. С государем не спорят, ему только починяются и никак иначе.

Что же делать с пленными Прохору никто не сказал, однако, глядя, как сине-голубых мундиров сгоняют на окраину поля, полковник Митюха приказал Мишину сопроводить пленных в общую массу. Пусть там сами разбираются, что делать с ними, брать на себя еще одну головную боль Прохор не собирался, дел и так невпроворот.

— Капитан Дуров подойди ко мне, — подозвал одного из стоящих рядом ним витязей Прохор, глядя в сторону русского лагеря. — Надо наших братьев похоронить, найди священника, они как раз сейчас должны уже начать ходить по полю боя…

— Есть!

Отойдя в сторону, капитан передал приказ одному из своих лейтенантов, тот по цепочке сержанту, ну а сержант капралу, который и должен был или сам выполнить приказ или же послать на его выполнение своего рядового, при условии, что приказ общий, а не персональный. Строгая иерархия в плане выполнения приказов исключала такого свойственного этому времени «сорняку» как разброду в управлении полка. Каждый командир не только имеет право, но и обязан выполнять приказ своего непосредственного начальника или же на крайний случай командира своего полка, но ни в коем случае никого другого. Так прописано в Уставе, так должно быть и так есть!

Многие проблемы решаются много проще чем принято думать, главное вовремя их определить, эти проблемы и ни в коем случае не запускать их, откладывая общее решение на «потом». Каждодневные, злободневные мелочи отнимают времени много больше нежели решение действительно крупных и неотложных проблем, такова правда жизни, как бы глупо сие утверждение не звучало.

Вот и сейчас, когда сражение выиграно решение мелочей с головой могло бы захлестнуть Прохора Митюха. Но введенные на заре первого выпуска кадетов-витязей «рамки решения внутренних проблем взвода или роты», целиком и полностью позволили спихнуть на подчиненных офицеров столь муторное занятие как разбирательство между личным составом и что самое главное, его обустройством. Командиры рот сами должны заботиться о своих подчиненных, сам же полковник обязан проследить за тем, чтобы интендантская служба целиком и полностью обеспечивала его подчиненных, всеми необходимыми вещами, от боезапаса до куска хлеба.

Священник нашелся быстро, однако на то чтобы вырыть могилы для каждого витязя ушло около двух часов, все-таки обязанности с полка никто не снимал, пускай он и не регулярный, в полном смысле этого слова. Как бы то ни было, но, даже победив в одном сражении всей компании не выиграть, необходимо жать врага и прижимать уже на его собственной территории! Но сегодня пока об этом забудется, сегодня настоящий праздник, наконец, русское воинство смогло победить противника при почти равном соотношении сил! Россия доказала, что списывать со счетов ее после Нарвы нельзя ни в коем случае.

Часа через четыре после победы, Прохор узнал, что конница Меншикова начала преследование убегающих шведов.

— Это что же получается, наш полк захватил семь с половиной сотен шведов, плюс двести солдат утром, да еще и пленные Меншикова числом не менее двух тысяч. Знатный улов, очень знатный, — мысленно прикидывая в уме, полковник Митюха готовился к празднеству, чиня парадный мундир, неизвестно как оказавшийся худым. — Мыши, чтоб вас…

Между тем уставшие, но довольные обещанной царем-батюшкой наградой солдаты в красно-зеленых мундирах готовили на разведенных кострах нехитрую похлебку, кто-то уже начал свой личный праздник, доставая тайком от капрала припрятанный бутыль браги.

Прохор же сидя в своем шатре, думал о том, куда подевались его два взвода разведчиков, которым было приказано следовать за королевским советником. Времени ведь прошло более чем достаточно, а никаких вестей от них нет…

Не успел полковник подумать об этом, как снаружи раздалось конское ржание и веселый смех десяток молодых глоток. Не сдерживая своего неуемного любопытства, Митюха вышел на улицу и увидел, что «потерянные» витязи стоят в паре десятков саженей. Замерев вокруг пару коней в охранной формации, на одном из коней восседал зрелый мужчина со съехавшим набок парике и бледным лицом, руки пойманного были туго связаны спереди, дабы ему было удобнее держаться за поводья.

— Сержант Елисеев! — нахмурился полковник Митюха, крикнув на молодого витязя.

— Я! — тут же улыбка Руслана Елисеева слетела с губ, не мешкая, он подошел к командиру.

— Что здесь происходит?

— Согласно вашему приказу, полковник, о передвижении в район шведского лагеря и наблюдении за приближенными шведского короля, нами был пойман советник шведского монарха, граф Пипер. Мы смогли опередить его и оказаться в шведском ретраншементе под Полтавой несколько раньше, чем он. Шведы к тому времени, уже знали, что проиграли сражение, спешно отступали со своих позиций в лагере. Короля же куда-то увезли почти сразу же, нам никоим образом не получалось его захватить. А граф Пипер по-видимому решил выполнить последнюю свою службу, — чуть было не плюнув в его сторону сказал сержант, глядя на бледного шведа. — Он хотел сжечь письма и бумаги, находившиеся в помещении короля. Но, слава Богу, этого сделать не успел. Весь кабинет Карла с находившимися в нем бумагами теперь в наших руках!

— Не в наших руках, витязь, а в руках государя-батюшки, — жестко оборвал подчиненного Прохор, впрочем делая это скорее по необходимости нежели по собственному желанию. — Давай говори, что еще, вижу ведь Игорь, что еще что-то сказать хочешь!

— Кроме бумаг мы нашли сундуки с золотом, — чуть ли не шепотом добавил сияющий, словно золотой червонец сержант Елисеев.

— Деньги все на месте? — тут же напрягся Прохор.

— Так точно, полковник! — немного обиженно ответил витязь.

— Отлично! Золото ко мне в шатер, поставить охранение, никого не впускать внутрь без моего приказа, — улыбнувшись, Прохор взял протянутые сержантом бумаги в толстой папке, он заметил, что кроме двух коней в центре охранения двух взводов лежат десяток небольших сундучков, со следами сорванных с петель замков. — Объявляю благодарность, витязи! Быть вам награжденными и не единожды, обещаю!

— Служу Царю, Вере, Отечеству! — радостно ответили два взвода.

Счастливая улыбка, словно сытый удав наползла на губы Прохора, слегка обнажая ровные белые зубы. Все складывается как нельзя лучше, не только для корпуса, но и для Старшего брата.

Глава 5

28 июня 1709 года от Р.Х

Дорога на Мессину

Полномочный посол Русского царства цесаревич Алексей Романов.

Наш разросшийся чуть ли не вдвое отряд двигался по дороге в Мессину. Небольшие рощицы то и дело попадались на обочинах, словно их когда-то специально рассаживали именно для эстетической красоты самих земель, нежели для чего-то полезного.

Чуть впереди ехали три разведчика, посланные капитаном Пилар-Гомезом в дальний рейд. Видимо обстановка на острове действительно удручающая, если коменданту одного из самых больших городов Сицилии приходится прибегать к столь радикальным мерам безопасности. Что ни говори, а военные патрули поневоле заставляются задумываться об общем положении на здешних землях.

Я, конечно, знаю, что война за Испанское наследство длится уже почти десятилетие и Франция с самой Испанией не слишком в ней преуспели, скорее наоборот, однако сама Сицилия исконно считалась испанской, если мне не изменяет память. И если десант на острове столь ожидаем, а помощи из центральных земель нет, то …

Впрочем, оставим такое неблагодарное дело, как гадание, профессионалам — цыганкам то есть. Слишком все зависит от обычных случайностей жизни.

— Сеньор Алехандро, вы не могли бы мне сказать, что вас так тревожит? — то и дело кусающий губы молодой офицер слегка смутился.

— Ничего, сеньор Алексей, просто за последние пару недель в этих лесах участились нападения на торговцев и даже на наши патрули! Разбойники совсем обнаглели, раз позволяют себе такое! — с легким неудовольствием ответил капитан.

— Неужели комендант города не посылал отряды против разбойников? — удивляюсь такому, казалось самому простому и легкому решению.

— В том то и дело, что сначала посылал, а никого не находили, а теперь позволить послать большой отряд далеко от Мессины мы не можем, десант австрийцев может высадиться в любой день, — нахмурившись, ответил Алехандро.

— Да, трудно вам здесь приходится, если ожидать удар с любой стороны каждый божий день, то долго не выдержишь, людям отдыхать обязательно необходимо иначе последний боевой дух растеряют, — немного сочувствия капитану явно не помешает.

Честно признаться, я до последнего думал, что эта война не такая уж и кровавая, скорее просто затянувшаяся. В чем-то я, конечно, был прав, но не учел одного — все крупные сражения произошли в первые пять лет, а сейчас проходит время «зализывания» ран, противники стягивают силы для новых сражений, которые должны окончательно поставить все точки на «Ё». Вот только почему-то мне кажется, экономика двух стран союзниц переживает явно не лучшее время, да и наемники или все уже завербованы или пали во время штурмов бесконечных крепостей на границах государств. Набрать новобранцев же можно, что активно делают обе страны, но вот качество… Мда, новобранцы есть новобранцы и с этим ничего не поделаешь.

— Милостью Бога мы выстоим, — перекрестившись, сказал Алехандро.

— Да-да конечно.

Всю дальнейшую дорогу до города мы больше с капитаном испанцев не разговаривали, я предпочитал обдумывать свои дальнейшие шаги, моя свита, из двух человек же пыталась узнать более значимые вещи: цену на зерно, пушнину, металлы. В общем, ничем примечательным дальнейшая дорога нас не «порадовала», что уже хорошо. Никогда не знаешь, где можешь получить свинцовый «сюрприз», ну а лезть самолично под огонь ружей радости мало. Если же по нужде, то конечно, вот только искать драки там, где ее можно избежать может только глупец. Исключения могут быть только во время военных действий, в мирной жизни, злачные места лучше обходить стороной. Или наоборот искоренять, с парой десятков полицейских.

Почти полтора дня ушло на то, чтобы добраться до Мессины.

Войдя в ворота Мессины, мы застали знаменитую испанскую сиесту, когда на улицах города можно увидеть разве что лоточников, да редкий армейский патруль, усиливающий верноподданнические чувства граждан, браво вышагивающий по запыленным улочкам города.

— Здесь наши дороги расходятся, сеньор полномочный посол, — немного виновато сказал капитан Пилар-Гомез.

— Что ж, мне, было крайне приятно встретится с вами, сеньор Алехандро! — искренне отвечаю ему. — я благодарен вам за то что вы проводили нас до города!

— Ну что вы, это долг каждого благородного человека! — горячо возразил капитан разъезда чуть-чуть смутившись. — Но я все равно должен доложить о вас, коменданту города графу Кантолье. Где вы остановитесь?

— Увы, но честно признаться не знаю, может быть, вы посоветуете что-нибудь стоящее? — неловко все же ощущать себя ничего не ведающим путником.

— Конечно, идите по улице, до главной площади на ней будет стоять, недалеко от фонтанов постоялый двор для благородных: «Серебряный лебедь», да вы по вывеске все поймете, — с улыбкой сказал Алехандро, развернулся и, дав шенкелей коню, отправился к коменданту.

Удивительное дело, но при въезде в город нас не то что не осматривали, но даже не спрашивали о цели прибытия, правда, въезжали то мы в составе испанского разъезда, так что можно понять небрежность стражников Мессины на воротах. Не спеша, словно на прогулке мы направились вверх по улице, слуги попеременно несут сундучки с деньгами, бояре тихо переговариваются между собой, иногда прерываясь для осмотра местных достопримечательностей. Справа от меня в почтительном молчании едет Олег, держась на полкорпуса сзади, так чтобы в случае нужды быстро оказаться передо мной. Похвальное рвение, надеюсь, оно не понадобится в данном городе. Было бы жаль испортить первое не самое плохое впечатление о нем. Да и испанцы мне понравились, благородный, пылкий народ, судя по капитану Пилару и его солдатам. Нет, определенно ничего случиться не должно!

— Егор Филиппович, можно вас на минутку, — негромко позвал грузного боярина.

Он тут же пришпорил своего коня, идя чуть ли не вровень со мной.

— Да, господин.

— Вы человек знающий, бывали в этих местах не раз. Как думаете испанцы сильный народ?

Видимо мой вопрос застал врасплох боярина, на лбу тут же появилась глубокая морщина, зрачки чуть сместились вверх, складывалось такое ощущение, что еще немного и послышится треск крутящихся жерновов внутри головы Егора Филипповича. Несомненно, боярин, обдумывая ответ, наверняка считает, что где-то скрыт подвох. Не этого я честно признать ожидал от него, но видимо придется потерпеть секунду другую.

— Сильный, — наконец выдал он. — Но слишком они сердцу доверяют, в головах у них не холод нашей зимы, а жаркие степи Поволжья, Ваше Высочество.

— Я же, кажется, приказал называть меня, как было уговорено, никак иначе?

Это еще что такое? Открытое неповиновение или матерые рыкачи пробуют на зуб молодого наследника, мол, вот ты такой, но мы видали посильней. Но зачем им это? Хм непонятно.

— Да, господин… светлейший князь… — сглотнув, боярин Бирюков, на мгновение опустил глаза. Продолжая искоса смотреть на своего собрата. Видимо, еще не все потеряно, раз он на открытую конфронтацию не идет, значит, признает силу. Что ж будет им сила, не сейчас правда, но будет непременно!

— Хорошо, — больше не обращая на него внимания, вновь погружаюсь в собственные мысли.

А через десяток минут мы уже подъезжали к гостинице. В центре мощеной неровными камнями площади гордо высился небольшой постамент, вокруг которого разместили четыре фонтана в форме нимф, держащих в руках кувшины. Из них льется прозрачная родниковая вода, мельчайшие капли которой образуют радужный ореол вокруг всей композиции, отделяя красоту фонтана от реальности.

— Красиво, — с придыханием сказал один из гвардейцев, глядя в центр площади.

— Не будем задерживаться, думаю, пора уже и на постой встать. А то придется нам устроиться прямо здесь.

Рекомендованный постоялый двор оказался действительно приметным зданием, подходящим для проживания не только князю, но и королю! Посеребренные ставни, резные окна и чистое подворье уже настраивало на то, что обслуга и сам сервиз в этом заведении находятся на подобающем уровне.

— Прямо царские палаты какие-то, — едва слышно пробормотал под нос Олег, с осуждением глядя настоль расточительное заведение.

Хм, действительно, мой дворец «победнее» будет выглядеть с точки зрелищности конечно, придется наверстывать, нужно марку держать, иначе никак. Уважение складывается порой из сущих мелочей.

— Никифор нам нужны комнаты, распорядись.

— Сию секунду, господин, — кланяется камердинер и тут же вместе с парой слуг направляется на постоялый двор.

Вообще у моего камердинера талант к своей профессии, или призванию, не знаю, как будет точно, но суть от этого не меняется. Никифор истинный мастер своего дела, да и слуг держит в ежовых рукавицах, сваливая с моих плеч решение муторных мелких проблем. Из-за которых как известно пропадает желание не только вершить, но и двигаться вперед. Поистине есть «вторые» номера и эти номера, пускай не могут быть во главе, но в своих вотчинах они никем незаменимы.

Пока мы чуть ли не пешком дошли до подворья, слезли с коней и подошли к дверям заведения, внутри постоялого двора что-то загромыхало, зазвенело. Не понимая, что происходит, восемь гвардейцев положили руки на эфесы шпаг, бояре нахмурились, ну а я только удивленно поднял брови, увидев перед собой бледную рожу с трясущую из себя подобострастную улыбку.

Это «чудо» пролепетав на испанском языке какую-то невразумительную фразу, трясущимися потными ладонями распахнуло двери здания нараспашку. Понять, кто это перед нами появился я смог, после того как солнечный свет упал на фигуру импровизированного швейцара, холщевый фартук, коричневого цвета, накинутый на голое пузо, небольшая проплешина на голове, покрытая мелкими капельками пота, пускала слабеньких солнечных зайчиков в темный проем «Серебряного лебедя».

Хозяин постоялого двора, а это был именно он, вызывал противоречивые чувства: с одной стороны брезгливость, с другой смех, и разобрать какое из них сильней, мне, к примеру, не под силу. Однако столь странное поведение оказалось легко объяснимо. Из-за того, что Никифор испанского языка не разумеет, то он решил «разговаривать» на все известном языке — денежном. Вывалив перед хозяином «Серебряного лебедя» полсотни золотых червонцев, проще говоря, предложил за постой сумму много большую, чем требовалось, но это было сделано из лучших побуждений, никто не должен знать, что посольство обделено деньгами, иначе многие двери могут оказаться закрытыми для меня в последствии.

Вот только мой камердинер не учел одного обстоятельства — на Сицилии из-за войны цены на недвижимость упали, постояльцев почти нет, так что увиденное золото сеньор Карлос, хозяин «Лебедя» принял за манну небесную, с радостью продав убыточное хозяйство первому попавшемуся клиенту.

Вот так оказывается, что русское царство потихоньку обзаводится собственной недвижимостью, на территории других государств! Чудно, это происходит ей богу, у страны денег нет, постоянно царь-батюшка новые налоги вводит, да изгаляется, как может, лишь бы лишнюю копейку получить, а я тут можно сказать вкладываю золото в какую-то… хрень одним словом. Нет, сие ни мне, ни государю не нужно.

Данные измышления были немедленно сказаны камердинеру, надо признаться его чуть удар не хватил, шутка ли не угодить своему господину, но Никифор все же стоически выдержал мои замечания и тихо удалился, через десяток минут сообщив, что постоялый двор вновь принадлежит сеньору Карлосу, ибо бумаги, справленные в магистратуре даже не были выбиты. Так что девятая часть всех денег отданная первоначально хозяину «Серебряного лебедя» благополучно вернулась в закрома Никифора, отвечающего за нашу казну, вкупе с парой гвардейцев, неразлучно наблюдающие за заветными сунудчками.

В конце концов, когда все неурядицы были улажены, а в животах началось настоящее сражение от ароматных запахов исходящих из недр кухни, наша компания, уселась за обеденными столами, кроме слуг, разумеется, которые обязаны, есть отдельно от господ. Таковы правила этого времени, и не мне их менять. Гвардейцы же, согласно моему личному распоряжению всегда обязаны быть рядом со мной, поэтому и кушать они так же должны рядом, но за другим столом, разумеется. Столы, стоящие в центре зала оказались единственными занятыми во всей гостинице, и все кушанья, что готовились на кухне, предназначались в первую очередь для нас. Других то посетителей все равно не предвидится.

Однако перед тем как сесть за стол, я отдал распоряжение камердинеру приготовить ванну. Терпеть, чуть ли не постоянный зуд больше нет сил, чистота тела так же важна, как и физическое здоровье!

К моменту окончания трапезы камердинер доложил о том, что вода приготовлена. Не мешкая, я сразу же направился в свои комнаты, где, по словам камердинера, стоит ванна с водой. Удивительное дело, но при довольно неприхотливом отношении к самому себе, я, тем не менее, стараюсь всегда, когда удается залезть в горячую ванну, расслабленно полежать в ней полчаса, а то час, правда с каждым месяцем таких возможностей становится все меньше. Дела и заботы по губернии засасывают, словно болотная трясина невезучего путника и выбраться из нее не представляется возможным.

Уф! Ну и жара, не зря испанцы придумали у себя полуденный отдых, ой не зря, а если уж взять мою одежду…. Хорошо, что Никифор позаботился о сменной паре облачений, иначе быть мне запеченному в собственном поту. Мимолетная мысль улетучилась тут же, едва я увидел открывшуюся моему взору ванну. Вопреки европейским традициям и нежеланию перенимать такую полезную традицию как ежедневные омовения, здесь были вполне приемлемые условия для расслабления. Да, ванночка, конечно, так себе, но и не то убожество, которое я рисовал в своем воображении, поднимаясь по лестнице. Определенно у меня сегодня счастливый день! Увы, но местным слугам, наполнявшим чугунную ванну невдомек, что русскому человеку не нужна вода как парное молоко, мне, к примеру, подавай такую, чтобы залезть боязно было. Кипяток спасает от всех хворей, если конечно не перегибать палку с ним, во всем нужно проявлять чувство меры. Но не будем излишне привередливыми, вода есть и это уже замечательно, без всяких разговоров. Наконец-то я понял, чего мне не хватало во время путешествия.

Расслабленно лежа в покатой двухметровой посудине мне в голову, поневоле начали лезть мысли, которые в свободное от работы время стараюсь гнать как можно дальше от себя, дабы они не нарушали психическое состояние, правда с каждым днем это получается все хуже и хуже.

…Перед глазами в розовом свете зори возникает лик Ольги. Она улыбается, глядит на меня глазами полными безмятежного спокойствия с легкой тенью грусти. Она будто бы хочет позвать к себе, но вовремя вспоминает что-то и не решается произнести ни слова, продолжая смотреть на меня, улыбаясь, чуть-чуть приподнимая уголки губ. Я наслаждаюсь ею, но ничего большее сделать не могу, иногда забываясь, приподнимаю ладонь, в надежде прикоснуться к шелковой коже Оленьки, но опускаю сразу же как только понимаю — это всего лишь видение. У меня только одно утешение, осталось не так уж и много времени до того момента, когда мы будем вместе, всего-то посетить пару стран и можно с чистой совестью трогаться обратно домой…

Правда их посещение может быть только месяца на два, при условии, что больше не будет всяких форс-мажорных ситуаций, на подобие пробоины в корме нашего «Зверя». Составленный по ходу нашего небольшого путешествия план поездки пока не дает сбоя, но это еще ничего не значит. Задерживаться в Мессине я не вижу смысла, город самый заурядный, единственное, что его несколько скрашивает и оживляет это порт. Который в принципе нам и нужен, точнее корабль, могущий нас вывезти отсюда, в один из прибрежных городов Франции, или Испании.

Посещать другие страны я не вижу смысла, в отличие от Петра мне известно их отношение к России, лезть к ним по собственной инициативе не буду точно. Спесивые ублюдки! Огромное спасибо моему школьному учителю истории — Кунашевой Татьяне Николаевне, доценту исторических наук, просто ужасно читающей нам материал, да таким безжизненным голосом, что ничего кроме храпа услышать от нас на своих уроках она не могла. Именно после полугодовалого изучения истории вместе с ней я таки решил проверить, на самом ли деле история скучный предмет или же в ней есть некая струна, могущая задеть за живое. И еще раз слава ей, моему учителю истории! Без нее я бы просто не познал всего того, что удалось узнать о своих предках, пускай память у меня не фотографическая, но кое-какие моменты даже по прошествии стольких лет вполне сносно могу воспроизвести. К примеру, то, что война за Испанское наследство Францией и Испанией будет проиграна, а это при условии правильного подхода сулит немалые плюсы для моей Родины. Конечно, появляется сотня вопросов, разбавленных разнообразными упущениями, как дипломатическим, так и военными, но это уже тонкости. Главное как говорится начать!

Объяснять их все я не вижу смысла, незачем это, но некоторые из особенностей очень охотно освещу. К примеру, Франция во главе с Королем-солнцем издавна является союзницей Османской империи, пускай, это не страшно. Наоборот, в случае построении удачных дипломатических отношений с французским монархом может статься так, что османы будут более сговорчивым в случае конфликта России с ними, при условии превосходства военной машины русского царства, хм пока еще царства. Но это только малая часть тех плюсов, которые можно извлечь из сотрудничества с Францией, один из самых «заметных» это, несомненно, торговля через Царьград. В руках у османов находимся поистине золотоносная жила, частичка которой может оказаться и у России, при посредничестве Франции. Русские купцы, а вместе с ними и государство могут иметь в этом случае баснословные прибыли, при приложении много меньших усилиях, чем при торговле через Балтику, где и так хватает конкурентов.

Что же касается Испании, то даже слабая помощь ей может дать Руси шанс закрепится на политической арене Европы не в качестве полудикого народа, а в качестве союзника великой державы, пускай и оставившей свое величие в недалеком прошлом. Правда, помочь войсками испанцам я думаю Русь пока не сможет. Пускай государь разобьет шведов под Полтавой, однако если не помочь ему, то эта война затянется еще на десяток лет, и тогда ни о какой помощи Испании не может быть и речи. А ведь через каких-то четыре года, если мне не изменяет память, войска австрийцев и итальянцев окончательно выбьют испанцев с Апенинского полуострова. Все провинции, включая, и саму Сицилию Испания потеряет раз и навсегда, без каких-либо оговорок. Вообще вся эта война тяжелым ярмом упадет на плечи Филиппа Испанского. Потеря баснословных денег везомых из Нового Света вкупе с утратой влияния на «сапоге» навсегда вычеркнут эту католическую страну из мировых держав, играющих не последнюю роль на политической арене Европы.

Конечно, не плохо было бы получить островок другой в этих бесконечных морях, используя его как перевалочный пункт для русских кораблей, который стал бы тем якорем, держась за который в последствии можно было бы окончательно закрепиться в центральной Европе. А потом глядишь, и заиметь землю на материке, со стороны Эгейского моря…. Вот только как это осуществить? Встречаться с испанским монархом стоит с глазу на глаз, и переговоры нужно вести с минимумом свидетелей, а в идеале без них. Хорошо, что Алексей успел вовремя выучить французский язык, иначе без переводчика я бы точно не обошелся, а это очень не желательно.

Что же все-таки сделать, во-первых? Ехать во Францию, стараясь не напороться на отряды австрийцев и банды дезертиров или проскользнуть мимо каперских судов англичан, двигаться напрямик в Барселону, а оттуда в Мадрид, на встречу с государем Испании? Не стоит забывать и о возможном письме государя с отзывом обратно. Все-таки Петр Алексеевич Толстой погиб, а я не знаю тех сведений и указаний, которые давал ему царь-батюшка, следовательно, пока я не наворотил дел, меня необходимо вернуть обратно. Ведь, по сути, я могу и войну объявить, если мне заблагорассудится совершить столь опрометчивый поступок. Полномочный посол только я один, а, следовательно, правом оспорить мое решение больше никто не обладает…

Хм, решено! Начинаем с Испании, и если время останется то и на Францию переключится можно, хотя нет, с Францией договариваться надо обязательно, иначе ни один караван, будь то транспортный или торговый через Царьград не пройдет. И тогда все договоренности летят псу под хвост, а этого нам ни в коем случае не нужно.

Руси суждено быть первой, и только от внимания к мелочам, вкупе с нашими общими стараниями будет зависеть, как скоро она сможет этого добиться.

За всеми этими рассуждениями я совершенно забыл о времени, час пролетел незаметно, словно я только-только опустился в теплую ванну. Что ж, думаю, пора вылезать, а то и заболеть недолго. Болеть в этих странах себе дороже, они о народной медицине то, наверное, ничего не знают, если только прусаки, да и те от своих корней отошли давным-давно, всех травниц на костры послали. Стоп! Болезни, болезни… мысль, где ты? Едва-едва начало что-то проклевываться и вот исчезает! Куда?! Стоять!

Словно очумевший начинаю метаться по комнате в одних панталонах в надежде ухватить ускользающую мысль, появившуюся в столь необычной обстановке. На мою выходку испанские слуги отреагировали неадекватно, вышколенные местными аристократами они не привыкли к столь безумной, по их мнению, выходке, поэтому они были ошарашены ею, с глупыми выражениями лиц следящие за моим метанием по комнате. Федор же, с парой наших русских слуг стоял совершенно спокойно, ожидая пока пройдет мое «озарение». Все это я уловил боковым зрением.

— Вот оно, то, что надо! — не в силах сдержать эмоция я засмеялся, легко свободно, так как это может делать только действительно счастливый человек, ведь в эти минуты все заботы и вся печаль оставила меня, отступила, давая мне насладиться столь необычным и ярким моментом моей жизни!

Камердинер не обращая внимания, держал в руках мои вещи, приготовленные заранее еще в Азове, где мы по долгу службы пробыли, чуть ли не двое суток.

— Бумагу мне и письменные принадлежности! Живо! — кричу слугам, сам же не спеша, словно боясь спугнуть появившуюся идею.

Через пару минут передо мной лежало сероватое полотно с какими-то черными вензелями в правом верхнем углу, что это такое разбираться мне никак не досуг, главное записать идею, а потом детально ее обработать, «почистить» и пустить в свет. Спеша записать все и сразу, вывожу первые буквы алфавита 20 века, забывшись, что так сейчас никто не пишет, кроме витязей конечно, обучаемых по составленному мной Букварю. Пара чернильных капель кляксами растеклись по бумаге, заливая написанные строки. Страстно хочется ругаться, но нельзя, цесаревич должен уметь сдерживаться в любых ситуациях. Что позволительно обычному смерду непозволительно мне, такова судьба.

Решив, что во многих словах много неясности вывожу всего лишь четыре: пенициллин, прививка, народная медицина. Да-да именно так. Пусть пенициллин нельзя создать в этом времени, не важно! Для меня важны сами свойства гриба. Растущий в теплых сырых подвалах и каморках, считающийся в этом времени обыкновенной плесенью сей неказистый гриб может помочь столь многим, что от перспектив руки трясутся, главное подвести под эту производственную базу. Скажу честно, потери армий, причем любых армий от сражений чуть ли не два раза меньше чем от болезней, именно так, вот она суровая, правда 18 века.

Что же до прививок… то в Европе, если мне не изменяет память, догадаться о лечении оспы должны только в середине этого века. В России же сие событие будет лишь в четвертой четверти 18 века, первому добровольцу, испытавшему на себе столь необычный метод лечения и профилактики оспы, даже был присвоен графский титул, самой Екатериной Великой, которой как я надеюсь, не будет в этой истории. Я ведь вообще сторонник держать всех особей женского пола как можно дальше от политики. Их головы не об этом должны думать, только лишь о семейном очаге или на крайний случай о светских раутах, до которых пока, слава Богу, в России не додумались.

А вот народная медицина случай особый. Под давлением церкви и моды, да и чего скрывать европеизации Руси, из обихода знати выходят многие полезные и нужные привычки, традиции, а вместе с этим постепенно вымирает и все лекарское, знахарское знание, накопленное веками нашими предками и пращурами, а такого допускать никоим образом нельзя! Хорошо, что хоть Оленьку к этому делу пристроил, думаю, что она сможет хотя бы придержать парочку другую знающих людей, а там глядишь и семинаристы, присланные епископом Иерофаном, свою роль сыграют. Эх, как много всего еще предстоит! Это тебе не в мечтах летать, думая, что одним единственным указом можно всех разом облагодетельствовать, увы, но такое только в сказках и нигде больше.

Закончив писать, я еще посидел минут пять, укладывая мысли по полочкам.

— Никифор позови боярина Долгомирова.

— Сию секунду, господин, — поклонился камердинер, пятясь, выходя из моей комнаты.

Вслед за ним по мановению руки вышли все слуги, оставляя меня в одиночестве. Что ж, до города мы наконец добрались, отдохнули немного, теперь можно трогаться дальше, вот только бы корабль найти…

— Вы звали меня, ваша светлость?

Приподняв глаза, вижу перед собой вошедшего Бориса Долгомирова, отдохнувшего, успевшего сменить пыльный камзол на легкую рубашку с шитыми серебром рукавами.

— Борис, я хотел бы направить вас в доки, для поиска корабля, — внимательно смотрю на его лицо.

— Конечно же, ваше высочество, — кланяется он, вот только вспыхнувшие на мгновение глаза сказали о многом.

— Это не все, как только найдете корабль для нас, постарайтесь найти хотя бы шхуну для отправки к месту нашей высадки, думаю, вы сможете объяснить, куда следует плыть?

— Конечно.

— Вот и замечательно, ступайте, с вами отправятся пару гвардейцев, на всякий случай, а то на причалах многое случиться может, а мне не хотелось бы, чтобы сыны Руси проливали кровь где-то за границей, без пользы для Родины.

Еще раз, поклонившись, боярин, вышел, я же вертя в руках серый листок, унесся далеко-далеко, в Рязань, мысленно представляя какие усилия, потребуются для реализации всего того, что я написал на бумаге. Прививки, конечно, не сразу приживутся, для начала насильно придется действовать, не хорошо конечно, но куда деваться? Без этого никуда, правда, с пенициллином проблемы возникнуть могут, для использования гриба необходимы огромные кладовые-резервуары для его выращивания, а где их взять? Да и хранить готовую эмульсию, даже после того как ее выделишь нельзя долго, пара дней и она приходит в негодность… впрочем, оставим все эти мысли знающим людям, пусть у них голова болит. Единственное что мне представляется наиболее продвинутым по способу ввода в повседневность это народная медицина. Конечно, не все так безоблачно, но ведь с поддержкой епископа можно вырастить не так уж и мало священников — лекарей, пускай и травников, но ведь прецедент появится? Появится, значит, дальше будет легче.

Да, дел предстоит немало, и их решения займет всю жизнь, какой бы долгой она не была, несомненно первоначальная идея создания сильной империи несколько изменилась, кроме военной мощи в моей голове постепенно возникают и вполне миролюбивые идеи. Пускай часть из них и незрелые, но ведь их просто так не вытравишь из головы. Приходится жить с ними, переосмысливать, вертеть, разглядывая с разных сторон, чуть ли не под лупой.

Думы думами, а одеться все же надо, а то получается не красиво как-то, в одних панталонах сижу, о будущем думаю, смех и грех! Рубашка, брюки… прочие мелочи, большая часть которых оставлена на тумбочке. В который раз Федор делает как надо, а я игнорирую, что ж, пускай, вдруг придется действительно нацеплять на себя всю эту мишуру?

Тихий стук в дверь, оборачиваюсь, передо мной стоит Олег, вопросительно глядя на меня.

— Да, ты что-то хотел Олежек?

— Никак нет, ваша светлость! Там внизу прибыли гости…

— Какие гости?

— Хм, точнее один гость, капитан Гомез, — улыбнулся лейтенант.

— Странно, не ожидал я визита Алехандро, да еще так быстро. Передай ему, что я сейчас спущусь.

Чуть наклонив голову, гвардеец вышел, я же продолжил одеваться, благо, что осталось сапоги зашнуровать…. Как назло шнуровка запуталась, закон подлости во всем его многообразии! Но ничего, главное не нервничать, нервы, как известно не восстанавливаются, хм или восстанавливаются, но крайне медленно.

— Добрый день, сеньор капитан, я уже признаться честно и не думал вас больше увидеть, — с улыбкой поприветствовал я Алехандро.

— Что вы, сеньор, как я мог забыть о столь интересном собеседнике? — вернул улыбку испанец. — Но вообще то вы правы, я здесь не по своей воле…

— Силком тащили? — смешинка срывается с губ.

— Ха! Нет, сеньор Алексей, просто я был полчаса у коменданта, и он страстно желает познакомиться с вами, господин полномочный посол, если вы, конечно же, не против посетить резиденцию графа Кантильи, — с интересом глядит на меня капитан.

— Я с удовольствием приму это приглашение, сеньор Алехандро, — кивнул капитану, чуть-чуть прикрыв глаза.

— Замечательно. Тогда он ждет вас сегодня у себя, вместе со свитой после шести вечера.

— У вас намечается какой-нибудь праздник?

— Нет, что вы, никакого праздника, просто в Мессине еще не было полномочных послов государств, вот в вашу честь и будет дан прием, — любезно разъяснил мне Алехандро. — Разрешите откланяться, до приема мне надо сдать дела помощнику, так что мы с вами еще увидимся.

— Тогда до встречи у коменданта, сеньор капитан.

Молодой испанский аристократ, улыбнувшись на прощание, стремительно вышел из зала, оставив обдумывать нежданную новость боярина Бирюкова, Борис же еще пока не вернулся с причала.

— Господа, неужели вы так привередливы? — удивляюсь я.

— Нет, господин, все дело в том, что нам необходимо блюсти чести Руси-матушки, и то, как мы будем вести себя на людях и даст этим людям представление обо всем русском народе, — разъяснил мне боярин.

— Егор, неужели ты думаешь, что мне не известны столь простые истины? Ты такого плохого мнения обо мне? — удивляюсь столь грубому выпаду в мою сторону.

— Нет, что вы, — испугался он.

— Тогда следи за собой, боярин, ведь за такие вот «простые» слова и языка лишиться можно, а то и головы, — хмыкнул я, разворачиваясь к лестнице.

До приема еще часа три, так что время у меня есть, пора дальше писать дополнение к Уставу витязей. Жаль только, время много потерял, хотя с другой стороны отдохнул от писанины, идеями новыми разжился.

В комнате, где мне пришлось принять ванну, суетились слуги.

— Мда. Поработать мне точно не дадут сегодня… Хотя, можно в другой комнате посидеть весь этаж то наш. Федор!

— Я здесь господин, — появился в проеме комнаты камердинер.

— У нас есть свободные комнаты, не занятые никем? Кажется, ты говорил, что весь этаж принадлежит нам…

— Конечно, любая комната по вашему выбору будет прибрана и приготовлена для вас, господин, — поклонился слуга.

— Не надо любую, найди пустую, и по возможности светлую, больше мне пока ничего не надо, — собирая бумагу и письменные принадлежности, приказал ему.

— Сию секунду будет исполнено, ваша светлость.

Через пару минут я уже сидел за столом в одной из комнат, аккуратно выводя:

«Наказ для командиров-витязей, как младших, так и старших, по обороне и цели ею преследуемые».

1. Перво-наперво, любому командующему, будь то сержант или же полковник необходимо уяснить, что оборона преследует несколько целей, в зависимости оттого, что требуется от обороняющихся и где происходит сие действо.

В одном случае защита позиций от наступающего врага, сиречь оборона на месте преследует цель упорным сопротивлением связать и вымотать солдат противника. В другом, сдерживая превосходящие силы противника, на короткий промежуток времени дать на данном участке сражения союзным войскам полную свободу действий, тем самым, приближая победу в битве.

Цели обороны:

— выигрыш времени, необходимого для рекогносцировки союзных сил, общего наступления на одном из направлений или для организации обороны на новом месте.

— сковывание сил противника на второстепенном участке сражения до получения результатов наступления по всему полю битвы.

— экономии сил в данном месте, для сосредоточения штурмовых групп на решающем направлении (см. п.11 «Боевой Устав витязей»).

— удержание отдельного района местности или же строения, имеющие важное тактическое или же стратегическое значение.

Сама оборона может носить двойственный характер: монолитный, упорный или же подвижный, действуя по тактике партизан и городового ополчения.

2. Суть обороны заключается в единой организации сил артиллерии, кавалерии, инфантерии, сиречь пехоты, боевой выучки командиров и личного состава, а так же мужества всех воинов.

3. Организация обороны заключается в создании наиболее удобного и непроходимого участка сражения, используя все инженерные и природные возможности для построения непроходимой полосы заграждения перед солдатами противника.

Создание необходимых открытых позиций для орудий и их артиллерийских расчетов, удобных путей снабжения боеприпасами и провиантом (на случай долговременной обороны, такой как осада).

При этом войска обороняющихся витязей, вооруженных казнозарядными фузеями или штуцерами следует располагать так, чтобы избегать кучности, распределяя по всему фронту равномерно, с созданием резерва для предотвращения прорыва противника и своевременного его устранения. Отдельных стрелков-витязей следует располагать таким образом. Дабы они могли вести огонь с закрытых позиций, действуя в соответствии догм Боевого Устава (см. п.5 Б.У.)

Так же любому командиру никогда не следует забывать об организации боевого охранения, исходя из собственной интуиции и опираясь на Боевой Устав корпуса «Русских витязей», но боевое охранение не должно быть меньше взвода для батальона и трех взводов для полка.

Работы ведомые воинами в первую очередь:

— расчистка обзора и обстрела, ежели таковая имеется.

— постройка редутов, закрытых мест ведения огня для стрелков, оборудование позиций для орудий.

— повсеместное приспособление местных предметов к обороне, обеспечение безопасных путей для передачи сообщений от командующего к подчиненным, в случае не возможности использования горна.

Все инженерные работы должны проводиться в условиях тщательной маскировки не только самого процесса работ, но и по возможности возводимых полевых укреплений.

4. Имея в подчинении младших по званию офицеров, командующий обязан, в случае нормального временного запаса:

— решив задачу по обустройству обороняемого участка, отдав предварительные команды, вместе с младшими командирами (от роты до полка) произвести личную рекогносцировку всего участка обороны, уделяя особое внимание тем участкам, которые наиболее важные для удержания.

— во время рекогносцировки командир в случае нужды подчиненных или же возникновении срочных безотлагательных вопросов сызнова отдает ранний приказ, тем самым подтверждая его.

— так же командир обязан установить на случай непредвиденных обстоятельств общее взаимодействие командиров от артиллерии до кавалерии без его непосредственного командования.

5. Сила пехоты в обороне заключается в ее мужестве, стойкости и губительном для противника огне, в решительных контратаках, в ее способности и постоянной готовности в ближнем бою огнем, гранатой и штыком уничтожить противника. Наиболее действительный огонь пехоты — это перекрестный огонь со взаимодействием картечного огня артиллерии.

Все командиры обязаны в обороне организовать управляемый огонь так, чтобы, начиная с дальних дистанций, он наращивался по мере приближения противника к переднему краю и на решающей дистанции до 30 саженей достигал наивысшего пика. Каждая точка местности в полосе до 30 саженей должна быть под губительным огнем — фланговым, косоприцельным и фронтальным. Вместе с этим необходимо помнить, что огонь будет наиболее действительным при условии, если он для противника окажется неожиданным. Поэтому иногда будет выгодно подпустить противника на близкие дистанции и нанести ему тяжелые потери внезапным уничтожающим огнем. при этмо не подвергая опасности захвата артиллерийских орудий.

6. Артиллерия в обороне, дополняя огонь пехоты, во все периоды боя ведет борьбу с кавалерией и пехотой противника.

Задачи, решаемые артиллерией подробно описаны в п.7 Б.У. где и изложены основные моменты использования орудий на дальних, средних и ближних дистанциях. Все управление артиллерией в бою централизуется, однако ежели расчеты находятся слишком далеко друг от друга, и нет возможности направлять артиллерийский огонь, командование батарее переходит старшему офицеру, по собственной инициативе и измышлениям выбирающий следующую цель, при условии, что не образуется опасных для прорыва собственных войск участков сражения.

7. Оборонительный бой с наступающим противником начинается на дальних дистанциях, и продолжается в течение всего наступления противника. Наибольшего напряжения оборонительный бой достигает в период атаки противником переднего фронта, где противник должен быть остановлен и уничтожен. В случае прорыва противник должен быть окончательно уничтожен вводом в бой всех резервов имеющихся в наличии. В бою на расстоянии до 30 саженей обороняющиеся должны использовать все оружие, имеющиеся у них.

Отдельные замечания командирам батальонов.

8. Командир батальона, обороняя свой участок, должен быть всегда готов к бою в окружении, памятуя, что старший над ним командир сможет уничтожить прорвавшегося противника, опираясь на стойкость батальонов, упорно обороняющих свои позиции.

Основная задача батальона — не допустить прорыва переднего фронта сила противника.

Командир батальона должен всегда помнить, что успех боя батальона определяет успех всего полка!

Отдельные замечания командирам полков.

9. Командир полка влияет на бой батальонов в целом, командуя таким образом, чтобы нанести врагу наибольший урон.

В случае прорыва пехоты противника и движения ее в глубину обороны командир полка, обязан предотвратить дальнейший прорыв, используя для этого резерв. В случае невозможности оного действия, командир полка переходит к обороне на подготовленном рубеже, обеспечивая, таким образом, отход имеющихся в наличие собственных сил, сражающихся на переднем крае обороны.

10. Контратака может быть произведена как по приказанию старшего начальника, так и по инициативе младшего командира, если нет возможности взаимодействия с непосредственным начальником. От своевременности и силы контратаки может зависеть конечный успех обороны.

Контратака должна быть проведена решительно и быстро.

Командир, приняв решение, ставит немедленно задачу перед личным составом и имеющейся у него в наличие артиллерии. Артиллерия, действуя по приказу командира, помогает своей пехоте, а ударный кулак воинов быстро выходит, развертываясь на ходу, на исходный для контратаки рубеж.

— Ваша светлость, с причала вернулся боярин Долгомиров, прикажете впустить? — в комнату зашел один из гвардейцев, деликатно постучав по косяку двери.

— Пусть зайдет, — отрываюсь от написания дополнения, аккуратно убираю бумагу в папку.

— Ваша светлость, побывав в порту, мне удалось зафрахтовать шняву для вас и шхуну для переправки тела графа на Родину.

— Замечательно, Борис! Когда отправление? — для меня это приятная новость, несомненно.

— Капитан стоит на якоре уже почти два месяца, так что отправляться можно хоть завтра, — улыбнулся боярин.

— Тогда, отправляемся завтра, сразу же с утра собираемся и трогаемся на причал. Как называется судно?

— «Санта-Лючия», ваша светлость.

— Переводчика где-то нашел? — заинтересовался я.

— В порту можно найти самых разных людей, а я неплохо разумею по-немецки, так что нужный человечек быстро нашелся.

— Коли так, то иди готовься, в шесть вечера мы отправляемся к местному коменданту, — махнул ему рукой.

Поклонившись, боярин вышел. В комнату едва заметной тенью проскользнул Федор, неся в руках поднос с кувшином. По комнате тут же разлился сладостный аромат виноградной лозы.

— Мне порой кажется, что ты Федор лучше меня знаешь, что я хочу в данный момент, — улыбаюсь камердинеру, принимая из его рук кубок с вином.

— Просто я с вами, ваша светлость с малых лет, знаю, что вы хотите, даже тогда, когда сами об этом не догадываетесь, — улыбнулся он в ответ, ставя поднос на стол.

— Что-то еще, ваша светлость?

— Нет, пока можешь быть свободен, если ты понадобишься, то я позову.

Федор ушел так же неслышно, как и вошел. Осталось не так уж и много времени до начала приема, пожалуй, стоит приготовиться заранее…

Глава 6

28 июня 1709 года от Р.Х

Под Полтавой

Полк «Русских витязей» отдыхал вместе со всей армией, празднуя великую победу русского духа над потомками диких и необузданных викингов. Кто-то из молодых воинов уже распробовал вкус слабенького разбавленного родниковой водой виной, обнимался с седоусыми ветеранами гвардейских полков, подпевал неизвестные слова песен, отдыхал душой, стараясь забыть этот день.

Мир не так жесток, как это может показаться, а тем более в это время, многие витязи прекрасно знали, кем станут, когда вырастут, почти бесправными полу животными, которыми имеет право распоряжаться барин или же государь-батюшка, ежели они живут на казенных землях. Но корпус дал им возможность выбраться из этой трясины невежества. Но за все надо платить, не важно, какая это цена. Деньги или служба, преданность или предательство, плата есть основа основ любых взаимоотношений между людьми.

Доктрины, возводимые для витязей, впитываемые ими на занятиях с отцом Варфоломеем, наставниками-сержантами или же учителями, ненавязчиво навевали им мысли о том, что свобода это не что иное, как наказание для обычных людей. Нет, никто не прививал витязям склонность к тирании или же пренебрежительному отношению к крепостным в целом, наоборот корпус давал кров именно самим крепостным, пускай и бывшим. Молодым, неокрепшим умам требуется время для постижения многих тайн и житейской мудрости, подносимых наставниками в огромных количествах. И главной из них негласно является чувство братства и безграничной преданности единственному человеку… кому именно… хм об этом умалчивается, но никем не обсуждается. Все знают об этом и так.

Правда существует еще одна немаловажная особенность воспитания воинов-витязей все крепостничество представлено под таким углом, когда приходит понимание — это только лишь ступенька, на которой человек может споткнуться или же наоборот взобраться на небывалые выси! «Естественный отбор», как сказал некогда сам цесаревич, читая одну из немногих лекций по трактовке царских указов.

Все это вместе позволяет витязям отдать на откуп многие проблемы, собственным убеждениям и командирам, таким же братьям, пускай и выше званием. Человек способен на многое, если чувствует, что не одинок, была бы лишь поддержка и твердое плечо брата по идеи!

Именно по этому для большинства сражение и битва в целом не стали чем-то необычным, опасным да, тревожным да, но только и всего. Конечно, молодняк трясло еще много времени спустя, да и сейчас стараются напиться именно они, 16–17 летние юнцы, уверенно держащие казнозарядную фузею и делающие из нее в среднем по 5–6 выстрелов минуту. Но все это пройдет, как прошло у Прохора, его капитанов, и братьев-однокашников.

Полковник Митюха в парадном мундире, с белыми аксельбантами и золотыми петлицами на темно зеленом фоне шел в расположение шатра государя, куда уже подтягивались все мало-мальски значимые лица армии, причем как успел заметить Прохор не только русской армии.

Вообще история парадной одежды для витязей в целом приключилась необычная. Ведь после подавления бунта Булавина цесаревич придумал на чистые, но уже порядком поношенные мундиры воинов повесить белые аксельбанты, на большее тогда никто не претендовал. Сейчас же для каждого из витязей был пошит собственный мундир с зауженными штанами и кителем, слегка ушитом в талии. На нечто более значимое портной-закройщик по настоянию самого наследника престола не решился, основной девиз витязя в одежде: «Практичность и удобство, а не бесполезная красота и убожество».

За такими мыслями и воспоминаниями Прохор ненадолго «выпал» из реальности, и пропустил момент, когда рядом с ним оказался боярин Третьяк, идущий с таким видом, как будто совершенно случайно прогуливаясь он встретил полковника и так уж получилось, что им оказалось по пути.

Не выказывая удивления, Митюха поинтересовался у генерала:

— Я вам за чем-то понадобился, господин генерал-майор?

— Нет, что вы, господин полковник, — лучезарно улыбнулся тридцатилетний. — Просто захотелось подышать воздухом перед очередной попойкой, и случайно встретил вас. Вот и подумал, почему бы мне не составить вам копанию, если вы, конечно же, не против моего присутствия.

— Друзья старшего брата, мои друзья, — чуть поклонился витязь, внимательно оглядывая Третьяка.

— Странные вы, витязи… — смакуя последнее слово, сказал боярин. — Непонятные. Преданные… царю, как погляжу, без всякой меры, да и так…

— Что так, господин генерал? Мы преданы государю и Отечеству! Это странно? — нахмурившись, поинтересовался полковник, разговор, как и последний раз, явно начинал уходить не в то русло.

— Все так, все так это то и настораживает, признаюсь честно, не бывает так.

— А у нас есть! — отрезал полковник. — Честь имею.

Запахи зажаренного мяса витали в воздухе, да такие ароматные, что рот Прохора непроизвольно наполнился слюной, в животе началась своя собственная баталия… за лакомый кусочек, до которого еще предстоит добраться самому полковнику. Как слышал полковник, государь жалует на празднествах подход: «больше пить, меньше есть». Практично конечно, еды меньше уходит, но ведь оная организму ой как нужна!

— Совершенно забыл поздравить вас и ваших витязей с замечательно проведенным боем, действительно было на что поглядеть! — с улыбкой сказал генерал-майор. — Отличные воины растут, настоящие орлы!

— Спасибо, мы стараемся служить, так как умеем, — ответил на комплимент Прохор, чувствуя, как резкие толчки в желудке становятся все чаще и чаще, постепенно усиливаясь. — Но пока своего слова не скажет государь-батюшка все остальные…

Полковник «Русских витязей» не успел договорить, за его спиной кто-то гулко засмеялся. Оглянувшись, Прохор увидел государя, смотрящего на него с явной симпатией.

— Кхм, ответ хорош, нечего сказать. А на счет витязей… молодцы! Исправно дело воинское знают, орлы! — с улыбкой сказал государь. — Но раз все вопросы улажены, то не стоит стоять здесь, пора и за празднование садиться! Не так часто бывает, чтобы такого сильного врага сокрушить! Битва кончилась, пора и пленников посмотреть.

Петр с улыбкой посмотрел на свое окружение, дожидаясь, когда ему принесут походный трон, закурил свою трубку, продолжая смотреть на поле боя, где давно работали санитары, выискивая живых и раненых, оттаскивая в стороны трупы русских и шведских солдат, причем последних было во много раз больше.

— Пора начинать, не так ли Алексашка? — с хитринкой в глазах спросил своего любимца Петр, выпуская облако вонючего дыма.

— Да уж давно пора, государь, — с некой долей насмешки ответил Меншиков, глядя на замерших неподалеку шведских генералов и высших сановников.

Первым к царю привели принца Вюртембергского плененного в середине сражения, он так был похож на Карла, что Петр по ошибке принял принца за монарха.

— Неужели не увижу сегодня моего брата Карла? — с улыбкой спросил окружающих государь, узнав о своей ошибке. — Не дело сие, сам давеча срамные речи говорил, а в гости не желает идти, что ж придется объявить награду тому, кто приведет пленного Карла, или принесет его тело, генеральский чин тому молодцу пожалую!

По рядам солдат и офицеров пробежала рябь, впрочем, тут же стихнувшая.

— Господа, как пленные офицеры, вы обязаны сдать свои шпаги нашему государю, — выйдя чуть вперед, сказал Меншиков видя, что принц Вюртембергский готов отойти обратно на свое место с оружием.

Пленные ничего не сказали, только обреченно вздохнули, принимая условия как данность. Даже сам принц прекрасно понимал всю подоплеку просьбы-приказа генерала от кавалерии, и он же первым преклонил колено, перед Петром протягивая ему эфес своей шпаги.

— Так не годится господа, я приму шпагу только у брата своего Карла, а у вас пусть примет светлейший князь! — с улыбкой сытого удава сказал собравшимся пленным царь России.

Как неизбежность восприняли выходку Петра пленные шведы, но ничего поделать не могли, подходя к трону, они все равно вставали на колено, правда, протягивали гарды шпаг не царю, а его любимцу, глядя в землю, запоминая минуты позора шведского оружия, минуты, которые навсегда превратятся в вечность! Но это только от высшего офицерского состава Меншиков принимал оружие, у всех штаб— и обер-офицеров принимал генерал Алларт, вяло проявивший себя при недавней битве, стоя с двумя третями войск в ожидании приказа к атаке, которого так и не последовало.

— Господин фельдмаршал, как здравице государя твоего, ныне спешно избежавшего нашего общества? — спросил сразу же Петр, после того как все шведские шпаги были отобраны.

— Благодарю, Великого государя о том, что он заботиться о нашем монархе, которому по причине тяжелого ранения в ногу срочно пришлось за четверть часа до окончания битвы отбыть из нашего лагеря, поручив оную моим заботам, — склонившись в поклоне, ответил фельдмаршал Реншильд.

— Молодец, что крамолу на государя не возводишь, да и весть ты мне хорошую сказал, за это жалую тебе шпагу,… но не твою, фельдмаршал, а российскую! — рядом с троном появился невзрачный человек, несший на вытянутых руках ножны со шпагой.

— Спасибо, — сердечно поблагодарил Петра швед, отступая обратно на свое место.

— Ну, что ж коли больше не на кого мне посмотреть, из гостей, — с нескрываемым превосходством посмотрел на поникших пленных генералов и сановников государь всея Руси. — Знаю я, что говорил вам, господа мой собрат, король шведский, просил вас в мои шатры на обед, и вот вы по его обещанию в мои шатры прибыли! Но вот брат мой Карл ко мне с вами в шатер не пожаловал, в чем пароля своего не сдержал, я его весьма ожидал и сердечно желал, чтоб он в шатрах моих обедал, но когда его величество не изволил пожаловать ко мне на обед, то прошу вас в шатрах моих отобедать.

Перебравшись сразу же после принятия всех шпаг у генералов в свой шатер вместе с окружением, царь махнул рукой вдоль приготовленных столов со снедью, тянущихся не на один десяток метров. Уже выпив по паре чарок, государь поднял свой кубок, делая тост: «За здоровье учителей, за шведов!»

— Хорошо же вы ваше величество отблагодарили своих учителей! — горько-иронически заметил один из шведских генералов.

А спустя полчаса, Реншильд сказал сидящим рядом с ним русским командирам, среди которых был и полковник «Русских витязей», что они с графом Пипером, которого не было на этом обеде, многократно советовали королю прекратить войну с Россией. И заключить с оной вечный мир, но к их глубочайшему сожалению Карл упорно не желал их слушать.

— Мир мне паче всех побед, любезнейшие господа! — воскликнул Петр с головы стола, обращаясь к шведам, рядом с ним лежала его шляпа, прострелянная шведской пулей, а на груди висел медный крест, погнувшийся от шведской пули.

Пленники е сидели и смеялись, пили за здоровье государя, но вот только они никак не могли прийти в себя от ужаса страшной катастрофы, так внезапно оборвавшей навсегда их величкое боевое поприще. После стольких усилий, таких многолетних побед и испытаний кончилось могущество их родины, и померкла слава их непобедимого вождя, ныне бежавшего от тех «диких варваров», которые некогда сами убегали с поля боя близ Нарвы…

— Я ведь говорил вам, — обреченно чуть пьяным голосом протянул шведский генерал Левенгаупт, оглядыв мрачно-пьяные лица своих соотечественников.

— Что вы говорили, генерал? — тут же поинтересовался Прохор, пьющий только по нужде, но никак не по личной необходимости.

Вместо Левенгаупта молодому полковнику ответил пленный шведский фельдмаршал, с печальным видов разглядывая столовые приборы, лежащие перед ним:

— Он нам рассказывал, в секрете от нашего короля, что «Россия пред всеми имеет лучшее войско», но мы ему не поверили. Так же генерал рассказал о битве при Лесной, объявлял, что русское войско непреодолимое. Ибо оно целый день вело непрерывный огонь, а из линии фронта отряд самого генерала смог выти только с большими потерями, при этом оставив весь обоз и артиллерию.

— Нет, мы бились так словно последний раз в этой жизни Альберт! — поднял на разговаривающих о нем мутнеющий взгляд Левенгаупт. — Много раз ружья невозможно было держать, потому что огненными они становились от пуль выпущенных из них, а позади фронтов не видима была земля за множеством падших пуль…

«Вот ведь привирают, любо дорого послушать, даже пьяные себя не обидят! А то наш государь-батюшка не писал Старшему брату о той битве, шведские лгуны, дрались они, видите ли! Да их за милую душу раскололи, они и пикнуть не успели, — про себя со злостью подумал Прохор, не до конца понимая этого странного жеманства с врагом, ведь враг есть враг и истреблять его нужно везде и повсюду!»

Несомненно, Петр тот государь, который достоин всякого восхваления не только своими подданными, но и врагами! Так сейчас думали все пленные, часть которых сейчас сидела за одними столами с русскими воинами, поникнув головами. Да, конечно это были только офицеры, но ведь и обычных шведских солдат не морили голодом, дав им вдосталь воды и по горбушке хлеба.

Остаток обеда, плавно превратившегося в пир, Прохор запомнил плохо, не было на этом праздновании ни четкого порядка, ни каких перерывов, кроме, разумеется, тостов значимых фигур, сидящих за столами. Вино лилось рекой, чаши и кубки пустели столь же быстро как родниковая вода в полуденный июльский зной в руках бурлака. Пиршество, замирая на какие-то минуты, разгоралось вновь, с новым пылом, вновь приносили полные бочонки с вином, тащили жареных поросят, гусей, откуда-то принесли целого теленка, водрузив его в центр стола, напротив места государя.

Недавние враги пили вместе за здравие государя России, желали ему дальнейших подвигов на военном поприще и долгих лет жизни, восхищались его умом и талантом полководца. Подхалимы тоже не забыли внести свое лепту, ну а государь… тот же человек и на лесть ведется, но подходит к ней с практической точки зрения, ведь сама лесть бывает разной: грубой как мужицкий топор или изящной, филигранной, словно стило ювелира. Во всем должна быть мера…

Вот только этой самой меры после четырех часов сидения за столами больше не наблюдалось, причем не только в винопитии, но и в обществе куртизанок и цыган, веселящих уставших солдат, сбрасывающих собственное напряжение всеми доступными способами. Серебряные рубли летели в ладошки распутных дев, взамен солдаты получали утешение на то недолгое время, пока она с ним, позволяя чувствовать себя простым пахарем, вернувшимся с сенокоса в родной дом, забравшегося в постель к своей нареченной.

Не выдержав столь долгого сидения и выйдя на свежий воздух, полковник витязей оказался в некой прострации, слабый ветерок не много согнал дурман алкоголя, но все же не так хорошо как того хотелось самому Прохору. Оставлять надолго застолье нельзя ни в коем случае, это Прохор понимал прекрасно, да и слова цесаревича о поведении при государе, будоражили воображение витязя, чутко улавливающего действительно важные моменты в общении, причем не только со Старшим братом, но и со всеми друзьями. Удивительный талант полковника много раз спасал его из неловких ситуаций, позволяя лавировать в «опасных» разговорах, ежели таковы имели место быть.

— Вышли подышать свежим воздухом, господин полковник? — тихо спросил кто-то за спиной витязя.

— Да, день сегодня чудесный, господин генерал-майор, таких очень мало бывает в году, — ответил, не оборачиваясь, Прохор, глядя на светлое ночное небо, с миллионом светящихся ровным светом точек, сияющих где-то вдали.

— Вы правы, ТАКИХ дней действительно бывает крайне мало, они навечно остаются в умах людей, и не только участников этих событий, но и вообще… человечества, — немного грустно сказал генерал-майор.

— Вы жалеете об этом? — удивленно спросил витязь боярина Третьяка.

— Понимаешь, витязь… сегодня мы все совершили геройский поступок… да-да геройский не спорь, я то знаю что говорю, а что дальше? Нельзя же жить вечным героем, — тихий смешок вырвался из уст боярина.

— Да, вечным героем жить нельзя, но кто говорит, что так должно быть? Не лучше ли быть героем иногда? Давать отдыхать себе и доверившимся тебе людям, тогда когда это необходимо ведь каждый из них сможет стать тем же самым героем. Не это ли действительно нужно всем солдатам?

Даже сейчас, на праздновании победы над шведами в голове Прохора мелькали картины бесконечных рядов колонн измученных солдат, половина которых давным-давно забыла о том, что такое нормальная еда. Да, конечно в корпусе тоже жизнь была не мед, но ведь о братьях то заботились и заботятся, чтобы не случилось! А здесь…

— Опасные речи ведешь полковник, не по чину тебе, да и не твоего ума дело, как в армии дела ведутся. Радуйся, пока можешь, живи, пока живется, а голову в пасть льва не суй, откусят разом, ты даже дернуться не успеешь. И цесаревичу скажи об этом, по душе он мне, пусть примет дружеский совет… — напускная личина добродушия боярина слетала в единый миг, сменяясь волчьим оскалом, мол, говори-говори, но не заговаривайся.

— Старший брат и без моих советов знает, как лучше поступать, господин генерал-майор, — ответил Прохор.

— Хорошо, если он действительно знает, как надо поступать, — вздохнул боярин, поворачиваясь спиной к полковнику Митюха. — Наш государь-батюшка изволил отметить тебя и твоих витязей, полковник, а тебя за столом нет, не порядок. Ступай, бражничай дальше, иначе осерчает царь-батюшка, в немилость впадешь.

— Спасибо за совет, я как раз собирался обратно за стол, — улыбнулся Прохор как можно дружелюбней.

Удивительное дело, но царь Петр действительно ценил в людях их личные качества, полезность для дела. Даже во время застолья по случаю победы в сражении государь выспрашивал у собеседников о разных новшествах в их стране. Причем его интересовало все, начиная от сельского хозяйства и заканчивая корабельным делом. Вот только утолить неуемное желание к познанию русского царя ни мог никто.

— Полковник, что такой квелый? Неужто заскучал здесь, на застолье? — изумленно спросил у Прохора государь.

— Нет, Ваше Величество, просто занемог я, устал, трудный день был, да о солдатах справиться надо, как там они, — ответил полковник витязей.

— Ты им что нянька, что ли? — хмыкнул Петр, постепенно гости стали прислушиваться к разговору государя и молодого офицера.

— Нет, царь-батюшка, не нянька, но вот о раненых заботиться я должен как отец родной, — спокойно сказал Митюха, вызвал смех у половины пьяных гостей, только у четверых на лицах осталась задумчивость, одним из них оказался и сам государь.

— А откуда ты такое узнал, воин? Ведь мало кто так думает то, почитай только лейб-гвардия у меня в заботе. А остальные полки сильно им в фураже и вещах уступают, — царь с интересом смотрел на витязя, будто бы изучал, как одного из уродцев в своей кунтцкамере.

— Сие истины открыл нам, Его Высочество, — чуть склонил голову полковник.

— На словах что ли? — хмыкнул Петр.

— Нет Ваше Величество, цесаревич написал отдельно для витязей Устав…

— Вон оно как, интересные вещи я узнаю, зелоно интересные, — погладив усы протянул государь. — А больше ничего он не писал?

— Никак нет, Ваше Величество.

— А откуда он это узнал, пример с кого брал, ответствуй полковник, — негромко приказал царь.

— С ваших наставлений и артикулов, государь и прусского устава, — ответил Прохор, заученными словами.

«Говори только то, что я тебе говорил, больше ни о чем не упоминай, многое пускай останется тайной, негоже иностранцам и прочим подхалимам знать государеву тайну, все, что нужно я сам отцу расскажу, когда свидимся с ним, — писал в письме Старший брат».

— Вот только многое Его Высочество изменил, под русского воина сделал, где-то убрал, где-то прибавил…

— Интересно, а почему он мне об этом не рассказал, утаил, значит? — грозно нахмурился порядком захмелевший царь.

— Никак нет, Ваше Величество, Его Высочество приказал ни о чем не рассказывать, так как сам хотел рассказать вам, даже с собой привезти хотел, но не успел, уехал за границу, с посольством, — опустив глаза, сказал Прохор, искоса следя за севшим обратно государем, нервно набивающим трубку табаком.

— Хорошо, ежели так. Как только сын приедет, мы с ним потолкуем, — успокоившись, Петр улыбнулся и залпом выпил стоящую перед ним чарку медовухи.

Дальше вся пьянка перешла в монотонное винопитие, с ежеминутными здравицами и пьяным гоготом, прерывающимся изредка чьим-нибудь рыганьем. Воспитание большинства окружения царя России действительно оставляет желать лучшего, правда от «черни» поднявшейся до этих высот недалеко ушли и именитые бояре, в том числе и шведские аристократы, сильно перебравшие медовухи и вина…

Как ни старался Прохор соблюдать меру за столом государя, но, увы, ничего не вышло, были такие здравицы, которые пропустить просто не было возможным ни в коем случае, ну а молодому, не искушенному мужчине много ли надо? В итоге ближе к одиннадцати часам вечера полковник кое-как добрел до своего шатра, где благополучно и уснул. Не видя, что его витязи тоже находятся в изрядном подпитом состоянии. Молодых воинов смогли напоить зрелые седоусые ветераны, с интересом и снисходительностью разглядывая одетых в странную форму витязей.

*****

Утро оказалось сильно испорчено. Голова полковника раскалывалась неимоверно, Прохору хотелось выть, от боли. Единственным утешением оказался половник рассола, неизвестно как оказавшийся рядом с кроватью молодого полковника.

«Видимо кто-то из обозников постарался, — с благодарностью подумал командир витязей, делая большой глоток».

Вообще вся система корпуса «Русских витязей» была немного странной, особенно если ее сравнивать с регулярными полками. Набор в корпус происходит только для малолетних отроков, при этом там они уже делятся на пятерки, и взводы. Десятков как таковых нет в помине. В обоз набирают обслугу, не касающуюся воинских умений и навыков, умудренных опытом ветеранов. Большая часть калеки, не желающие волочить безрадостную жизнь в городских подворотнях или списанные по годам седовласые мужики, не знающие ничего кроме воинского дела, такие как наставник, Михей к примеру. В самом же Корпусе, витязей вообще пестуют исключительно жители Петровки.

Полевые кухни, частенько используемые сначала полком, а потом и неполным полком витязей, хотя и решил множество проблем с питанием воинов, оказались не такими эффективными на месте постоянного базирования. Из-за чего в самой Петровки все полевки, используются только на выезде или дальних рейдах, как нынешний к примеру.

Удивительное дело, но полк «Русских витязей» до сих пор обходят такие проблемы армии как инфекционные заболевания. Быть может из-за того, что питание у воинов много лучше обрабатывается, нежели у всех остальных солдат русской армии, до сих пор питающихся отдельно друг от друга?

Вот и сейчас утро в самом разгаре, а пара хозяйственных взводов, постоянно меняющихся из наличия всех имеющихся за исключением некоторых, уже растапливает четыре полевки, по одной на две сотни витязей. Кто-то готовит котлы, воду, чистит репу, рубит вяленое мясо… Как диковинка отдельно готовится пара мешков картофеля — «земляного яблока» по другому, выращиваемого в Петровке и у помещика Александра Баскакова. Наказ цесаревича по внедрению этого заморского овоща исполняется с неохотой, мало ли чего чудит наследник, но все же в срок. Аккурат по тем нормам, какие указаны Старшим братом, и парой людишек, приехавших с государем-батюшкой из заморских земель, видевших и общавшихся с крестьянами, которые уже выращивают этот картофель у себя в хозяйстве.

Прохор, чувствуя, что тяжесть постепенно улетучивается из головы, быстро собрался и вышел из шатра, предварительно проверив сундуки с привезенным вчера разведчиками добром. Бумаги и золото шведского короля оказались на месте.

— Полковник, завтрак готов, прикажите подать на пробу?! — тут же подскочил к командиру витязей один из поваров, ефрейтор третьего взвода пятой роты Кузьма Дронов.

— Давай, неси, а то ребята уже заждались совсем, вон лица какие понурые, наверное голод мучает, — улыбнулся Прохор глядя на хмурые лица молодых воинов.

Причину столь разительных перемен у своих витязей полковник знал лучше кого бы то ни было, сам страдал этим же, но старался виду не показывать, все же командирская должность обязывает сохранять авторитет. Пускай даже перед своими же сверстниками, еще полтора года назад обучавшимися в одной группе.

Так уж получилось, что в первых походах, когда с витязями был сам цесаревич, снимать пробу перед каждым вкушением пищи всегда предлагалось только ему, потом же когда наследник Русского царства не мог быть вместе с витязями такой чести удостаивался командир сначала батальона, а потом и полка «Русских витязей». Таким образом, постепенно негласно корпус обрастает собственными традициями, где-то странными, где-то непонятными, но все же своими собственными, делающими жизнь кадетов разнообразнее и много интереснее, позволяя чувствовать, что они одно целое, которому предстоит многому учиться и многое узнать.

— Отлично, — подув на деревянный половник, сказал Прохор, делая небольшой глоток, по языку прокатился горячий комок густой каши, сдобренной пряностями и солью.

Что-что, а рацион для витязей Старший брат старался подобрать так, чтобы они всегда были сытыми и довольными, разносолов же, как таковых не было. Разве что по большим православным праздникам: Рождеству, Пасхе, Новому году…

Хотя корпус и требовал больших денег для своего существования, одно обмундирование с фузеями чего стоит, но постепенно переходил на само обеспечение. Кураторами Корпуса, как повелось, стали поручик Преображенского полка Кузьма Астафьев, и купеческий сын Николай Волков, сообща перестраивая хозяйство по тем канонам, которые требовал от них сам цесаревич, согласно собственным измышлениям.

Постепенно разрасталось хозяйство на подворье, забегали квохчущие наседки, закопошились в грязи первые поросята, неуклюже переваливаясь, вышагивали по утоптанной дороге гуси… Даже повседневную одежду, носимую кадетами в своих казармах старались изготавливать прямо тут же на месте, правда сие плохо получалось: сказывалась нехватка рабочих рук. Все же население деревни не дотягивает и до сотни, не считая малолетних чад конечно, и это вместе с купленными в свое время семьями закупов.

Все дела попросту нереально выполнить столь малыми силами. Поэтому по-прежнему много денег вылетает «в трубу» уходя на сторону к местным рязанским мастерам или купцам, с удовольствием, сбывающим льняные и шерстяные ткани на «бездонные» склады рязанского наместника, без лишней волокиты и задержек…

Десять минут и каждый витязь с собственной железной тарелкой сидел на мягких валиках шерстяных полотен, в полсажени шириной и сажень длиной, называемой среди молодых воинов не иначе как скаткой. Полезная обыденная вещь помогала не только в холода, но и в летние сырые вечера, надежно служа витязям в любую погоду, жаль только что от дождя не укрывает, но «это тем паче лишество не нужное, хотя много полезное, коли было бы таковым» как скажет старший наставник Михей.

Ложки стучат по дну, слышны веселые голоса и радостный смех, где-то на окраине временного лагеря витязей, расположившихся отдельно от основной армии, чуть слышно затянули походную песню…

— Пора, — командует сам себе Прохор, отставляя в сторону, пустую плошку. — Сержанта Елисеева ко мне!

Необходимо как можно скорее предстать перед государем с подарком, личным подарком от всего полка, столь удачно захваченным вчера после сражения. Моментом надо уметь пользоваться. А когда лучше, если не тогда, когда эйфория от победы еще не прошла, только чуть угасла? А тут нате вам и пополнение в казну, и важные документы врага! Разве не достойно почестей?

— Сержант Елисеев прибыл! — доложился Руслан, вскидывая ладонь к беретке.

— Бери два десятка своих витязей, сундуки с золотом и бегом ко мне, я буду ждать на выходе, — приказал полковник.

— Есть!

Через пять минут, двадцать воинов с десятью небольшими сундуками золотых талеров спокойно шествовали через просыпающийся после вчерашнего гуляния лагерь, впереди небольшой колонны шел сам командир витязей, неся под мышкой толстую папку, с серебряной тесьмой, замыкал колонну сержант Елисеев.

По мере приближения к шатру государя интерес к юным воинам, несшим непонятные сундуки, возрастал в геометрической прогрессии, дойдя до крайней точки — к Прохору подошел генерал от кавалерии Меншиков, с ухмылкой потребовав от командира витязей показать, что они несут.

— Первым содержимое сундуков может увидеть только наш государь-батюшка, — спокойно ответил Прохор, глядя на злые глаза «полудержавного властелина Руси».

— Ты забываешься, холоп! А ну открыл быстро сундуки, иначе будешь в холодной до конца своей никчемной жизни сидеть! — гаркнул на девятнадцатилетнего полковника Алексашка Меншиков.

— Это вы, господин светлейший князь забываетесь, видимо теперь вы государь Руси-матушки? Раз требуете такого наперед государя? — все так же спокойно сказал Прохор, немного ближе к рукояти сабли сместив свою ладонь.

— Хорошо, не хочешь по хорошему… Схватить его! — скулы светлейшего князя побелели, ноздри дрожали, словно паруса во время шторма.

В толпе зашелестели вынимаемые из ножен клинки, двенадцать витязей оказались в окружении ожидающих дальнейшей команды спешившихся кавалеристов.

— Вы чего замерли?! Я приказал взять их и кинуть в холодную!

— Так нет тут холодной, — кто-то виновато пробубнил в рядах кавалеристов.

— Так зарубите их, к чертовой матери, я не хочу видеть здесь их мерзкие рожи! — чуть ли не брызгая слюной, надрывается Алексашка.

— Стоять! Что здесь происходит? — остановил, было начавших исполнять бредовый приказ генерала от кавалерии драгун властный окрик.

За спиной разъяренного Меншикова замер царь Петр, с интересом глядящий на своего любимца и Прохора.

— Ну? Я жду! — нахмурился государь.

— Этот… полковник, — выплюнул последнее слово Меншиков. — Не подчиняется приказам, из-за этого я приказал арестовать его.

— Да?! Это правда, полковник?

— Нет, Ваше Величество, — спокойно ответил Прохор. — Я всего лишь сказал светлейшему князю, что не покажу ему содержимое сундуков, до той поры пока их не увидит сам государь.

— Что скажешь на это Алексашка? Так дело было, али врет полковник? — насмешливо спросил Петр, хорошо изучивший своего любимца, беззаветно преданного ему и его преобразованиям, но так же беззаветно любивший брать взятки и «подарки».

— Врет, собака!

— Ну, коли так, то давай полковник открывай сундуки, поглядим, посмотрим из-за сего ссора вышла, — немного подумав, сказал государь.

Кивнув первой паре витязей, Прохор самолично подошел к сорванным замкам и откинул крышку, на мгновение, ослепнув от солнечных лучей, заигравших на гранях золотых монет.

— Етить! Святая матерь Богородица! Во те на! — понеслось со всех концов, увидавшей золото толпы.

— Кхе, неплохой сундучок, зелоно не плохой… и что все таковы? — погладив подбородок, спросил Прохора государь.

— Так точно Ваше Величество, весь десяток сундуков полон золота, — четко ответил полковник Митюха.

— Ну, коли так, то давай пройдем в шатер, там и продолжим разговор… наедине, — нахмурился государь, глядя на гневно раздувающего ноздри Меншикова, собирающегося что-то сказать, но тут же захлопнувшего свой рот, увидев, что государь не шутит.

Толпа собралась порядочная, но после пары десятков зуботычин, вставших в караул преображенцев желающих поглазеть на уносимые в шатер государя сундуки стало много меньше. Между тем витязи сложили десять сундуков в один угол, тут же вышли из шатра, по настоянию охраны государя уйдя за невидимую линию.

— Садись, полковник, — закинув ногу на ногу, государь стал забивать в длинную трубку рассыпчатый табак.

— Спасибо Ваше Величество.

Мягкий стул с высокой спинкой чуть скрипнул, врываясь в зеленый дерн и замер.

— Рассказывай, я тебя слушаю, ничего не утаивай, — милостиво разрешил Петр, прикуривая угольком вонючие табачные листья.

Пару секунд Прохор помолчал, собираясь с мыслями и четко, как на уроке тактики, глядя чуть выше головы государя начал:

— Ваше Величество, когда наш полк отбыл для помощи Полтаве…

— Оставь, полковник, — поморщился Петр. — То что ты со своими солдатами, «вынырнул» из Яковецкого леса, аки заяц под копыта коня, бог с тобой. Хорошую службу заслужил, и тебе с твоими витязями все зачтется, я уже сказал. Ты мне про золото лучше расскажи, зелоно интересно мне сие, откуда оно, кто добыл. Все расскажи.

— Как прикажите государь. Перед тем как вступить в бой, прошлым утром я отдал приказ двум взводам полка, разведчикам по дуге обойти лагерь шведом и до того момента покуда их командир, сержант, не решит вмешаться, они должны будут наблюдать за ходом сражения издали. При этом я приказал наблюдать им за штабом короля шведов и при случае захватить кого-нибудь.

— А откуда ты знал, что мы победим? — прищурился Петр.

— Русская армия сильней шведской, … то, что было шведской армией, — поправился Прохор. — Это еще ваш сын нам говорил, государь!

— Ишь как! — крякнул царь. — Продолжай дальше.

— Так вот, когда ближе к обеду войска Карла побежали, разведчики смогли выследить одного из сановников шведского короля. Некоего графа Пипера, дождавшись когда момент для захвата будет самым удачным, два взвода витязей вошли в покинутый лагерь шведов и скрутили этого графа. А как потом выяснилось, он хотел уничтожить важные государственные бумаги и переписку своего короля, оставленные им в старом штабе, чуть ближе к Полтаве, чем тот который он поставил во время вчерашнего сражения, — говоря это, Прохор передал Петру плотную кожаную папку, перевязанную парой кожаных ремешков, удерживающих бумаги от выпадения.

— Вон даже как, отрадно, — задумчиво выпуская облако дыма, царь взял бумаги, сорвал ремешки и углубился в чтение.

В течение десяти минут, государь просто выпал из жизни, то и дело, хмыкая, он постоянно потягивал трубку и листал чуть пожелтевшие страницы государственных бумаг, на которых голубым оттиском стояла королевская печать. Определенно бумаги действительно оказались важными.

— Читал? — с все тем же прищуром спросил царь Прохора, убирая бумаги в стол, задумчиво теребя левую мочку уха.

— Никак нет, Ваше Величество! Мои подчиненные дисциплине обучены, и никто не решился бы на ее нарушение в угоду личному желанию и интересу! — приподняв голову, ответил полковник Митюха.

— Отрадно, коли так, отрадно. А что же на счет золото, откуда оно? Признаюсь нужно оно ой как нужно государству нашему, но узнать, как попало в руки к твоим орлам, просто обязан, — довольно спросил Петр.

— Так вместе с графом Пипером, разведчики и казну шведского монарха нашли, государь.

— Ха! — хлопнув по коленкам, царь захохотал, после чего, встав, вытер выступившие слезы, весело проговорил. — Теперь у Карлушки ни армии нет, ни денег на новую… Молодцы, орлы! Всех к награде представлю! А где же сам граф, неужто помер?

— Нет, государь жив, здоров, хоть и помят немного.

— Тогда веди его ко мне сейчас же, хотя нет, вечером приводи, вместе с орлами захватившими его, уяснил? — улыбка правителя Русского царства напоминала улыбку ребенка наконец-то получившего долгожданный гостинец.

— Так точно, Ваше Величество!

— Тогда ступай.

Встав, Прохор поклонился царю, коротко по военному, развернулся и со счастливой улыбкой вышел из шатра, на встречу обеспокоено ожидающим своего командира разведчикам.

— Награда! — громко сказал полковник, только одно слово, но и его хватило, чтобы молодые солдаты радостно закричали в предвкушении того, чего добивался Старший брат — признания корпуса царем!

Глава 7

29 июня 1709 года от Р.Х

Мессина

Полномочный посол Русского царства светлейший князь Алексей Романов.

«Санта-Лючия» медленно, словно нехотя выплывала из порта, на корме мельтешил капитан, щедро одаривая зуботычинами провинившихся матросов. Два месяца бездействия сильно сказались на дисциплине команды шнявы. Мутные глаза с опухшими после похмелья лицами тому подтверждение, но, увы, выбирать не приходиться, еще повезло, что вообще кто-то в порту стоял.

Кроме нанятого корабля у причалов замер красавец — фрегат, в бортах у которого зияли шестнадцать бойниц, открытых после недавнего мытья палубы. Как сказал мне капитан этот сорока пушечный корабль стоял на дрейфе, готовясь выйти в море, латая дыры, появившиеся во время последнего боя с каперами английской короны, нахально заплывшими в исконные испанские воды.

Рядом со мной на палубе стоит капитан Гомез, отправленный вместе со мной ко двору испанского монарха. Так уж получилось, но прием в нашу честь, данный комендантом затянулся до полуночи, по большей мере это был даже не прием, а фуршет, когда люди стоят по компаниям с кубком вина в руке и беседуют на различные темы. Вот именно так сие действо и было вчера.

Граф Кантилья оказался добродушным подтянутым ветераном, седоусым с неизменной бородкой, в которой половина волос была полностью седая, а другая черная. Несомненно, годы берут свое, но глядя на этого человека хочется думать, что годы берут не все… далеко не все.

Беседа получившаяся с комендантом в целом носила чисто ознакомительный характер, в большей мере мы с графом разговаривали о нейтральных темах и только ближе к концу приема, смогли поговорить на действительно важные темы, оставшись наедине в кабинете коменданта.

Основной вопрос, мучавший испанца, был, несомненно, причина появления Московии на землях центральной Европы, чего она хочет, для чего наше посольство. Мой же ответ был всегда лаконичен и краток: «Для расширения представительств посольств и заключения различных договоров, а быть может и союзов». Как не изощрялся комендант в лести, но больше он выбить из меня не смог ничего стоящего. Разве что я сам намекнул ему, вполне может случиться так, что Россия сможет помочь Испании в войне с Англией и ее союзниками, не важно как, главное что помочь, правда имеется ряд условий, без которых помочь Русское царство Филиппу Испанскому не сможет.

Вот тут то граф заинтересовался по-настоящему, видимо дела империи Филиппа Испанского идут действительно не важно, раз возникает такой интерес к обычным словам, не подтвержденным никакими вескими доводами. Ведь, по сути, у Руси даже войск свободных нет. Чтобы их можно было послать как экспедиционный корпус в подчинение к испанцам.

В общем, интересный разговор получился, в довершение которого комендант обещал помочь нашему посольству в меру своих возможностей. И сразу же, в знак «дружбы» отрядил с посольством капитана Гомеза, благо, что такой провожатый до столицы действительно будет очень кстати, много вопросов и ненужной волокиты попросту отпадут и нас не коснутся.

Где-то за городской стеной, со стороны южных ворот глухо ухнуло, часть домов слегка покачнулась, но все тут же стихло. Не понимая, что происходит, беру притороченную к портупее подзорную трубу, благо, что привычка носить ремень нового образца быстро прижилась не только у меня. Одно крепление ножен чего стоит, не надо постоянно поправлять сползающую на живот гарду или в раздражении придерживать болтающийся возле детородного органа клинок.

— Смотрите, там кажется пожар! — кричит один из слуг, указывая рукой на юг города.

Перевожу трубу в указанную сторону, действительно медленно разгорается один из крайних домов. Но не это оказалось интересным, по стене, окружающей саму Мессину бегали испанские солдаты, постоянно припадая к ней и тут же прячась обратно за каменные зубцы.

В слабом просвете между нагромождения домов и стены замечаю, что кусок серого камня попросту лежит на земле, открывая вид марширующих колонн австрийских мушкетеров, чуть в стороне от них идут знаменосцы, на вытянутых руках удерживая древко с развевающимся полотном. Глухие удары повторились вновь, причем не так как до этого, а будто капель, бьющая по крыше… канонада! Стараюсь рассмотреть, что происходит в самом городе, вот только ничего не видно за портовыми трущобами, переулок, через который столь удобно было смотреть за атакой врага, остался позади, наш шлюп, набирая скорость, выходил из бухты.

Алехандро с беспокойством смотрит на город, непонятно что, высматривая за стеной припортовых домов. Между тем, наш корабль, сделал небольшой поворот и перед моим взором, предстала картина штурма Мессины. Уже и капитана Гомез смог увидеть, что происходит под стенами его города.

— Обратно! Давай обратно! — кричит он на капитана шлюпа.

— Нет, обратно нам уже нельзя… мне жаль, — жестко говорю ему.

Глаза испанца опасно заблестели, ладонь чуть сместилась к гарде клинка, тут же рядом со мной встал лейтенант гвардейцев, а в паре метров от Алехандро замерли Егор с Русланом, готовые по первому приказу броситься на несдержанного испанского офицера. Я едва заметно махнул им рукой, мол, успокойтесь, сам же отвернулся от Алехандро, продолжая глядеть в трубу за движением колонн австрийцев.

Пришвартованный фрегат снялся с якоря, проплыл пару сот метров и замер на месте, встав аккурат напротив пролома в стене. Видимо капитан решил помочь осажденным, правда, как он это будет делать, я не представляю. Кругом дома, и нет открытого пространства для огневой поддержки. Но вопрос разрешился сам собой, не мудрствуя, капитан просто-напросто приказал открыть огонь по ближайшему дому, закрывающему обзор и пролом в стене, стоящему прямо на прямой наводке пушек фрегата.

Трех этажный дом сложился как карточный домик, после первых пяти попаданий, остальные же ядра полетели дальше, не изменив своей траектории, напрямик в пролом, к которому приближались штурмующие войска австрийцев. Пара снарядов пролетела далеко от колонн врага, но вот остальные задели крайний ряд мушкетеров под черно-желтым флагом, оставляя после себя сломанные куклы, еще недавно бывшие живыми людьми. Тут же фрегату вторила канонада крепостных орудий, буквально выкашивая марширующих солдат, первые шеренги пали, так и не дойдя до заветной стены, под которой жидкой грязью текли остатки воды, в пересохшем рву.

Сбоку от меня радостно закричал Алехандро, тряся кулаками в чистое небо, неотрывно глядя в подзорную трубу, взятую у капитана «Санта-Лючии». Проследив за взглядом испанского офицера, я озадаченно погладил подбородок: к порту Мессины приближается пара корветов с полосатым желто-красным флагом. Странно, но, кажется, вчера граф говорил о том, что в городе не хватает войск, тех пяти сотен солдат, что расквартированы в казармах города, попросту не хватает даже на поддержание порядка в ближайших землях, не говоря уже о полноценном контроле всей подвластной территории. А что говорить о кораблях? Комендант вообще только горестно вздохнул, стоило мне только упомянуть о них. Фрегат чисто случайно здесь оказался, а тут получается в Мессину шли сразу два корвета, пускай эти корабли предназначены в большей мере для крейсерской деятельности против противника и вы слеживания оного, но ведь и их 32 пушки в решающий момент могут сыграть важную роль в сражении. Даже в таком, когда каждый бортовой залп уменьшает количество нападающих на десятки человек. Все-таки странно, право слово видеть в захолустном городе на отшибе империи, нуждающейся во всех наличествующих сил как никогда ранее сразу два военных корабля.

— Что они делают?! Они…они, о нет, Святая Мария! — Алехандро ухватился за борт шнявы, до бела сжимая дрожащими пальцами ни в чем не повинное дерево.

Вновь перевожу взгляд на пару корветов, вижу, что команда обоих кораблей суетится сверх меры, не понимая в чем дело, гляжу на капитана Гомеза, вновь перевожу взгляд на корветы и только теперь замечаю, причину иступленного состояния Алехандро. Испанский флаг на обоих кораблях пропал, вместо него на мачтах корветов трепыхался на ветру его английский собрат. Каперы!

— Полный вперед, капитан, нам надо уходить как можно скорее!! — ору что есть мочи на замершего у штурвала капитана Кастанедо.

Однако он и без моего приказа прекрасно разобрался в ситуации, тут же начал раздавать приказы суетящимся на палубе матросам. Между тем я продолжал глядеть за разворачивающимся действом на берегу. Австрийцы, неся большие потери под ливнем пуль и картечи, сумели пробиться к образовавшемуся пролому, теперь ожесточено бились с испанским заслоном, держащимся из последних сил, против многократно превосходящего врага. Испанцы таяли, словно снег под лучами весеннего солнца, но и с собой забирали не мало врагов на тот свет, вот только слишком мало их было, подданных Филиппа Испанского. Даже ополченцы и те на смерть стояли за каждую пять земли города, то и дела вскидывая руки падая на каменную брусчатку городских улиц.

Легкая дымка развеялась над проломом в стене, открывая печальное зрелище героической защиты горстки солдат против многократно превосходящих сил противника. Давно замолкли крепостные орудия, артиллерийская обслуга спустилась вниз, сражаясь плечом к плечу со своими собратьями, зубами вгрызаясь в родную землю. Новый залп подошедших мушкетеров и целая шеренга испанцев падет лицом вниз, на серые камни мостовой, орошая ее своей кровью. Минута и сражение становится обычным избиением, выстрелы доносились даже до нас, отплывших уже на порядочное расстояние от порта-города.

— Мессина пала, — с болью в голосе сказал Алехандро, поворачиваясь спиной к чадящему дымом городу, из которого то и дело слышались животные крики боли и слитные залпы десятков мушкетов.

Капитан фрегата не мог помочь своим собратьям, подвергшись атаке английских каперов, испанец, подняв паруса, двинулся им на встречу, готовя к бою собственные орудия, пока еще оставшиеся пустыми после последнего залпа. Но корветы, действуя на удивление слаженно и четко, не желая вступать в открытое противостояние с более сильным противником, аккуратно разошлись в стороны, разворачиваясь бортами к плывущему на них фрегату. Секунда и первые дымные облачка взвились над палубами англичан, посылая в испанца оставляющие за собой дымный хвост бомбы. Все бы ничего, но капитаны корветов, действуя слаженно, допустили небольшую ошибку в наводке из-за чего из пары десятков бомб фрегат задела только десятая часть, да и то в скользь, срикошетив в воду.

Между тем англичане спешно разворачивались другими бортами, стараясь выжать из своего положения всю выгоду, но им не хватило каких-то пары минут. Фрегат, подплыл к ним в плотную, минута и уже над бортами фрегата взмыли маленькие облачка белесого дыма, тут же развеянные налетевшим ветром. Борта одного из корветов неожиданно вздулись горбом и лопнули, выпуская наружу красные языки пламени, сразу же охватившего всю палубу англичанина. На втором же корвете разрушений как я успел заметить, почти не было, большая часть снарядов с левого борта испанца оказалась картечью. Вся палуба второго корвета оказалась пустой, попавшая под обстрел обслуга осталась лежать недвижимыми телами рядом со своими орудиями. Однако как оказалось у англичанина еще есть порох в пороховницах, треть пушек таки выплюнула горящие снаряды в сторону фрегата. Чуть погодя уже на испанском корабле стал, заметен поднимающийся над кормой черный дым, где до этого громыхнуло пара взрывов.

Словно мелкий раненый шакал, английский корвет, подняв паруса, лег по ветру, уходя от фрегата в открытое море. Спасать же тонущих моряков с взорвавшегося английского корабля никто не собирался, испанец на всех парусах мчался обратно в порт, чадя в лазурное небо черным дымом. Остатки защитников города дожимали австрийские солдаты, планомерно как механические часы, отстреливая облаченных в кирасы поверх алых пышных рубах воинов.

Ополчение, чуть больше трех сотен человек, вместе с сотней выживших солдат из последних сил отбивались от наседающих австрийцев, упорно идущих вперед. Длинные пики с легкостью пропарывают беззащитную плоть людей, буквально насаживая их на четырех метровые оглобли. Испанцы до последнего не сдавались, держались на последнем издыхании. Но вот, наконец, в порт заходит фрегат, недолгое мельтешение и левый борт корабля поворачивается в сторону основной массы австрийцев…

Что было дальше, я не мог увидеть, шнява «Санта-Лучия» сменила курс и теперь Мессина осталась за небольшим перелеском, надежно скрывающим от наблюдателя все происходящие там события, одни только темные клубы дыма по-прежнему уносились ввысь, никакие звуки городского боя или выстрелов пушек фрегата больше не были слышны.

— Мне жаль, Алехандро, но мы не могли ничего сделать, — искренне говорю графу, надеясь, что боль все же не сильно затуманила его разум.

— Я знаю, светлейший князь, но видеть, как гибнет твой город от рук врага… это мерзко, унизительно, особенно когда ты сам уплываешь… словно трус! — покрасневшие глаза испанца с холодной отрешенностью наблюдали за суетящейся командой шнявы.

— Нет, ты не прав, уважаемый граф, далеко не прав. Ты не трус, вот скажи мне. Если бы на поле боя тебе был отдан приказ стоять в засаде с твоей ротой, ожидая команды для благоприятной атаки, ты стал бы ждать, видя, как погибают твои соотечественники? — с легким прищуром глаз спрашиваю испанского офицера.

— Если бы был такой приказ, то конечно, — не думая, отвечает он.

— Так почему же ты тогда говоришь о трусости, когда речь идет о нашем отплытии? — строго спрашиваю его. — Ведь для нас главное добраться до Мадрида, на аудиенцию к твоему королю, Филиппу Испанскому, где я смогу от имени свое страны говорить о государственных делах, ты же можешь сразу же по прибытии оповестить власти Барселоны о нападении на Мессину. Разве это не лучше чем бесславно погибнуть на улицах пылающего города? Стать его освободителем, пускай не личным, но ведь вовремя узнанная новость помогает порой лучше любой армии за спиной.

— Вы, правда, так думаете, сеньор Алексей? — с надеждой спрашивает меня испанец.

— Конечно, иначе я бы даже не стал говорить вам об этом сеньор Алехандро…

— Алехандро, для вас, я просто Алехандро, — улыбнулся граф.

— Конечно, … Алехандро, — пробуя на звук имя испанца без дополнительных слов. — Тогда и ты можешь обращаться ко мне на ты, так будем много удобней. Тебе так не кажется?

— Это честь для меня, — отрывисто кланяется граф Гомез.

— Вот и хорошо, думаю, нам стоит обдумать то, как и что говорить при встрече с властями Испании, иначе быстро добраться до королевского двора мы не сможем, — задумчиво протянул я, смотря на едва видимый дым над горизонтом, оставляемый за нашими спинами.

*****

Июль 1709 год от Р.Х

Центральная Россия

Тусклые стены кабинета, слабо угадывались в полутьме, ночь только-только вступила в свои права, на небе нет ни одной звездочке, предгрозовой небосвод, плотно затянут тучами, где-то вдалеке вспыхивают ломаные росчерки молний.

Пара свечей догорала в подсвечниках, спиной к ним сидел уже не молодой мужчина, лицо покрыто морщинами, пряди черных как вороново крыло волос ниспадают с плеч, вот только проседь уже забрал большую часть стариковских волос, ежеминутно напоминая о прожитых годах.

— Ерема! — внезапно крикнул мужчина сильным поставленным голосом.

— Я здесь господин, — появился на пороге кабинета старый слуга.

— Думаю, пора тебе съездить к нашим друзьям, — плотоядно улыбнулся мужчина.

— Но, разве их не убили, мой господин? Ведь недалече как пару месяцев назад охальники на деревушку Корзня напали, пограбили ее всю, а их самих на деревьях развесили, воронью на поживу, — приподнял голову от пола слуга.

— А я сказал, что к этому недотепе поедешь, да пожрут его в аду черти? А то я не знаю, что ватага его по дороге к Рязани вся развешена, а его самого так найти, и не удосужились, хотя наверняка просто не узнали в изъеденном червями трупе. Ну да ладно, не об этом речь, дело важное тебе предстоит. Нужно тебе Еремка напомнить о себе этим лапотникам, незнамо с чего возомнившими себя боярами.

— Но разве они не у цесаревича на службе сейчас? Послушают ли они, господин? — посмотрел на своего хозяина старый слуга.

— Не твоего ума дела, у кого они на службе! Главное, что они у меня вот тут все! — потряс пудовым кулаком Господин, но, быстро успокоившись, продолжил уже на полтона ниже. — Ты поедешь к ним, а для убедительности возьмешь кое-что для напоминания, а то они и вправду совсем голову могут потерять и глупостей наделать … память холопья она ведь короткая, милость господскую редко кто ценит. Так что с рассветом отправляйся в путь, дорога не близкая

— Как будет угодно моему господину, — вновь кланяется до пола Еремей, пятясь, выходя из кабинета.

На стенах безобразно плясали тени, порождаемые огарками свечей…

*****

Июль 1709 год от Р.Х

Барселона

Полномочный посол Русского царства — Алексей Романов.

Предрассветные сумерки скрывали посеревшие от вечной влаги доки. Тусклые фонари со скрипом качаются на ржавых цепях. Где-то вдалеке надсадно кричит чайка, встречая первый луч солнца. Барселона, как хмурый страж, встречает неизвестных путешественников, неприветливо и насторожено. Даже тишина в порту, где всегда должны суетиться грузчики вызывала настороженность.

В Испании видимо действительно не все в порядке, раз появление одного корабля вызывает столь странную реакцию. Или мне так кажется? Определенно, мир понемногу сходит с ума, или я обзавожусь манией.

Так необходимо расслабиться, вдох, выдох, закрываю глаза и медленно открываю…

— Вот она, Испания! — с придыханием шепчет появившийся рядом со мной граф Гомез, восторженно глядя на серую хмарь, опустившуюся на город. — О Боже, если бы ты знал Алексей, как долго я ждал этого дня, когда увижу хотя бы клочок Испании, солнечной Испании!

— Но тебе всего-то двадцать с небольшим, Алехандро, а ты говоришь так. Как будто тебе уже за полвека перевалило, — улыбаюсь ему, ненадолго скрываясь от собственных проблем.

За штурвалом что-то бормочет капитан Кастанедо, жаль, что по-испански, а то наверняка я бы смог пополнить свой словарный запас новыми нецензурными словечками. Определенно плавание для шнявы вышло что надо, даже один раз от какого-то маломощного корабля с австрийским флагом пришлось удирать, незнамо, как появившегося вдали от родных берегов.

— Ах, всего четыре года, а, кажется, что я не был в своей родной Испании целую вечность! — не слушая меня, с блаженной улыбкой на устах говорит Алехандро.

Почти сразу же прозвучал зычный приказ капитана и на пристань полетели свернутые кольцами канаты, «Санта-Лючия» наконец добралась до берегов Испанского королевства, не смотря ни на какие перипетии и трудности.

— Сгружаемся, — командую своим людям, сам же не дожидаясь трапа, прыгаю на дощатый настил пристани.

Чуть слышное поскрипывание, вот и все, видно работу мастеров, прекрасно сделавших свою работу, как говорится не за страх, а за совесть. Тут же рядом со мной приземлилась пара гвардейцев.

— Ваша светлость, вам нельзя быть одному, простите, но не положено, — несколько сконфуженно говорит Олег, с борта шнявы, следя за тюками нашего посольства.

— Конечно, лейтенант, я никуда не ухожу, так что неси службу исправно, мне не с руки доставлять тебе, да и себе тоже лишнюю головную боль, ее и так на наш век хватит, — смотря в сторону города, отвечаю командиру гвардейцев.

Порт понемногу оживал, появились первые бродяжки, с интересом глядящие на лежащие в одной кучи тюки, кто-то из них даже сделал попытку подобраться поближе, но тут же ретировались назад, увидев хмурые лица гвардейцев, недовольно глядящих на припортовую чернь.

— У вас нет к нам каких-либо вопросов, сеньор Кастанедо? Все ли так как вы договаривались с моим помощником? — напоследок спрашиваю капитана «Санта-Лючии».

— Да, сеньор, все хорошо, желаю вам удачного путешествия, — облегченно ответил капитан, глядя на нашу спешенную компанию.

— Что ж, тогда удачного плавания, сеньор капитан.

— Спасибо, сеньор посол, но мы пока здесь будем, в море пока не спокойно, а тут глядишь, и в караван какой-нибудь прибиться можно будет.

— Хм, все равно удачи, она никогда лишней не будет, — перевел мою фразу своему соотечественнику граф Гомез.

Слуги разобрали наш багаж, сундучки с деньгами остались у гвардейцев, пара которых тут же вышла чуть впереди нашей небольшой компании.

— В этих местах человека убить проще, чем копейку заработать, — кусая губу, недовольно буркнул под нос лейтенант, постоянно держа ладонь на эфесе шпаги.

Трущобы Барселоны мало отличались от домов бедняков в любом портовом городе, да и не портовом тоже, разве что географическое положение вносило некоторые коррективы во внешний вид разбойничьего пошиба шайки местных аборигенов.

— Алехандро, нам есть смысл останавливаться в городе? — задумчиво спрашиваю графа Гомеза.

— Думаю на пару часов да, как только я сообщу властям о нападении на Мессину, то мы можем сразу трогаться в путь дальше, тем более если ты хочешь, как можно раньше попасть ко двору, то не стоит задерживаться здесь. Но и спешить не надо, слухи о посольстве далекой Московии все равно дойдут до двора быстрее, чем мы прибудем туда, — с улыбкой ответил Алехандро, глядя на трущобы с таким выражением лица, словно это прекраснейшее место на земле.

— И где можно пока провести свободное время? Нам стоит, наконец, отведать нормальной кухни, а то признаться, вяленое мясо конечно хорошая пища, да только когда его не ешь пару недель подряд.

Мой интерес отнюдь не был праздным, запах и вкус мяса действительно надолго «впитался» в меня, и признаться честно не знаю, когда он исчезнет. А ведь когда мы путешествовали на «Звере», то такого отторжения не было. Интересно с чего бы это так?

— Не доходя до центральной площади, есть один замечательный постоялый двор там чудесно готовят мясо молодого теленка, — немного подумав, сказал Алехандро. — Кажется «Королевская пристань», да кажется именно так, через пару часов я буду там.

— Быть может ты пройдешь с нами этот район, а дальше уж отделишься от нас, а то мало ли какой казус может приключиться среди этих домов, — с неким сомнением говоря графу, намеревающемуся отправиться в одиночку через полу разваливающиеся домишки.

— Думаю, так действительно будет лучше, — внимательно глядя на толпящихся бродяг, ответил Алехандро.

— Береженого Бог бережет, — негромко говорю ему.

— Да, действительно именно так. Тогда не будем тратить время?-

— Раз все вопросы улажены, то нам стоит быстрее идти в эту «Пристань», а то и поесть не успеем, — как можно серьезней говорю своим людям, которым, по всей видимости, корабельный паек то же встал поперек горла.

Как и договорились, пройдя с нами трущобы, граф Гомез тут же свернул в какой-то проулок, сказав, что вскоре снова увидится с нами. Желтые и оранжевые стены домов слегка облупились, но фасады зданий мимо, которых мы проходили, внушали уважение, как дань тем мастерам, которые сумели сделать их. Цокот лошадиных подков далеко разносился по пустынным улочкам города, но вскоре то тут то там стали появляться фигурки лоточников, высовывались из резных окон заспанные лица почтенных матрон.

Почти сразу же, как только мы въехали в более благонадежный, и чистый район Барселоны услышали шаги подкованных сапог, четко по военному идущих полудюжины стражников. Ненадолго задержавшись на нашей компании взглядом, идущий чуть в стороне от шестерых рядовых стражей порядка, сержант прошел дальше, поглаживая, на ходу коротко стриженые усы. На улицах покатились первые извозчики, загорланили разносчики разнообразной снеди, а мы все никак не можем найти эту «Пристань»!

— Если она не появится через пять минут, то останавливаемся в первой попавшей таверне и отдыхаем, — хмуро говорю моим соратникам, с нетерпением высматривающих долгожданный постоялый двор, который словно издеваясь, не желал показываться на горизонте.

Вот уже вдалеке показались силуэты большого открытого пространства — главной площади города, на которой по образу Мессины виднелся ряд фонтанов, собранных в единую композицию, жаль только, увидеть оную пока не представляется возможным, далеко очень.

— Вот она, ваша светлость! — махнул рукой в сторону боярин Долгомиров, глядя на приземистое, раскрашенное в лазурные цвета здание с еле-еле крутящимся от легко ветерка флигелем в форме корабля.

— Наконец-то, а то признаться, я уж думал, что граф перепутал название заведения.

Двери постоялого двора не смотря на раннее утро, были слегка приоткрыты. Из красной кирпичной трубы идет белесый дымок, в воздухе дева уловимо пахнет пряностями.

— Ну что встали? Давайте шевелитесь! — прикрикнул на нерасторопных слуг Федор, сам же первым делом прошмыгнул в «Пристань», проследить за тем какое место и что подадут его господину, мне то есть.

Да, мой камердинер по всем параметрам незаменим в своем деле, повезло, что он у меня такой. А сначала то я и не думал, что такая, казалось бы, невзрачная работа может оказаться столь нужной. Ох, не зря государь в недалеком будущем выпустит Табель о рангах. Надо, кстати говоря царя как-нибудь подтолкнуть к сему действию побыстрее, главное самому не забыть что говорить отцу.

— Федор!

— Да, господин? — тут же появился из дверей обеспокоенный камердинер.

— Пусть приготовят письменные принадлежности, пока будут готовить нам есть, я поработаю немного, — попросил я его.

— Сию минуту господин.

Бояре с некоторой озабоченностью глядят на меня, ведь я уже давно не тот, что был два с половиной года назад и многие до сих пор этого не поймут, привыкнув видеть во мне только слабого послушного воли отца наследника, богомольного и боящегося. Да, именно так, но все меняется и даже такой «неженка и слабак» как цесаревич может кардинально измениться. Жаль только простора маловато, хотя и несоизмеримо больше чем ранее. Впрочем все еще впереди, главное пока набросать основные мысли, иначе забуду все. Пора блокнот заводить и ходить с пучком перьев вкупе с чернильницей-непроливашкой.

«Да, вытравливаю я в себе дух путешествий, определенно вытравливаю и никуда от этого не деться, как не старайся! Разве что пустить дела на самотек, но совесть не позволит, себя то я знаю, — с некой грустью подумал я».

— Ваша светлость смотрите! — Борис с озабоченностью указывает в стороны улочки, как раз туда где мы были пару минут назад.

В указанном боярином месте разворачивалась печальная картина. Пара десятков людей облаченных в черные плащи, скрывающие лица за полумасками долбили в массивную дверь одного из двухэтажных домов ручным тараном, которым военные вышибают двери кладовых или оружейной. Сверху на них из окон посыпались горшки с цветами, и тут же за ними мелькнула ручная граната, как в замедленной съемке падающая на голову одного из нападающих. Фитиль гранаты медленно догорал, белый дымок исходящий от горящего шнурка, неровной спиралью ввинчивался в воздух, оставляя после себя маленькое облачко.

Увидев, какой сюрприз упал на одного из своих товарищей, нападающие рассыпались в стороны, оставив лежащего без сознания соратника рядом с бомбой в надежде укрыться от столь опасного снаряда. Но куда можно спрятаться от осколков разорвавшейся бомбы на ровной улочке, причем не такой уж и широкой, как, наверное, хотелось бы нападающим. Мостовая чуть дрогнула, в небо полетели комья земли смешанные с мелкими камнями, расщепленными от булыжников улицы взрывом гранаты.

Тяжелое эхо пролетело по улице, алый фонтан окрасил косяк двери, брызнув чуть ли не до окон второго этажа. Большая часть разорвавшихся чугунных осколков гранаты впилась в тело оставленного возле порога дома нападающего, не по своей воле «спасшего» соратников от опасных неровных зазубренных частиц бомбы.

Сразу же за взрывом к двери вновь метнулись нападающие, подхватив валяющийся в паре метров от двери таран, вновь начали самозабвенно ломиться в дверь. Из окна тут же высунулось дуло мушкета, выплюнувшее свинцовый шарик в одного из штурмующих людей. Крик готовый сорваться с губ неизвестного, утонул в потоках крови, вырывающихся из прострелянной шеи. Атака на мгновение замерла, но затем продолжилась с новой яростью. Треск двери и первая пара атакующих врывается во внутрь дома…

Не теряя времени на пустые размышления и созерцание нападения на дом, Олег Фошин спешно отодвинул мою персону как можно дальше с возможной линии атаки, собираясь и вовсе выпроводить в «Королевскую пристань», но не тут то было. Лейтенант, получив четкий приказ, бессильно выругался и приказал своим подчиненным готовить оружие к бою, предварительно убрав за наши спины сундучки с деньгами и драгоценностями. Трое гвардейцев вышли чуть вперед, остальные приготовили к стрельбе пистоли, взведя курки, остальные, распределив между собой сектора стрельбы, замерли в ожидании.

Между тем нападение на дом с успехом развивалось дальше, шум стрельбы и звон скрещивающихся клинков был слышен даже здесь, и было не вполне понятно, почему до сих пор не видно патруля, ведь взрыв бомбы чуть ли не в центре города должен был бы по любому привлечь к себе внимание. А тут вон как, полное пренебрежение своими обязанностями, хотя если стражей подкупили, или убили, то становится понятно их бездействие.

Из окна посыпались осколки стекла, вслед за ними вылетел какой-то табурет, упав на голову одного из нападающих, дежуривших около выхода дома. Так получилось, что сей неказистый снаряд, оказался действенным орудием убийства, угол мебельной конструкции попал аккурат в висок неудачливого человека в маске. Почти сразу же в окне появился одетый в белую рубаху немолодой загорелый испанец с окровавленной шпагой в руке. Вот только спрыгнуть он не успел, это только в фильмах или книгах герой умудряется совершить десяток действий, прежде чем благополучно накрутит хвост своим преследователям и будет таков. Здесь же наблюдая за замершим на подоконнике человеком, я не понимал, почему он не прыгает на улицу, ведь там никого нет, единственный дежуривший нападающий лежит в луже собственной крови…

Но все встало на свои места сразу, как только рубаха мужчины окрасилась бардовым цветов прямо на уровне сердца. Темное пятно быстро разливалось по груди, держащийся за косяк окна качался на негнущихся ногах, из последних сил стараясь не упасть на мостовую, но видимо нападавшие были другого мнения и давать даже такой призрачный шанс на спасение не собирались. Пара остро оточенных жал пронзили плоть обороняющегося лишая того последних сил, его ноги подогнулись из ладони выпала во двор шпага, а следом за ней вниз полетел и сам смертельно раненый.

— Черт те, что здесь творится, — потрясенно говорю сам себе, глядя на исчезающими людьми, выбежавшими из дома, в какой-то подворотне.

А через пару минут в конце улицы загромыхали десятки кованых сапог стражей порядка почти сразу же отцепивших неширокую улочку от праздных зевак. Пара облаченных в кирасы испанских солдат тут же нырнули внутрь дома, еще двое кинулись к ближайшему дому, барабаня в дверь с таким видом, будто именно там засели нападавшие. К нашей замершей компании почти сразу же подошел один из стражников, спрашивая что-то по-испански, он слегка мотнул головой в сторону мертвого мужчины, раскинувшего руки на раскуроченной взрывом мостовой.

— Уважаемый сеньор, но, увы, я не знаю испанского, — с сожалением говорю, по-видимому, командиру прибывших стражников, переходя на французский язык.

— Извините, я должен был сразу догадаться, сержант Луис-Мигель Риккардо-Лопез, — ответил на французском испанец. — Вы видели, кто напал на этот дом, сеньор?

— Конечно, буквально пять минут назад к нему подошли два десятка неизвестных людей в черных плащах в масках, они то, как раз и напали на дом, — сразу же говорю сержанту.

— Быть может, вы сеньор скажете, отчего тогда камни улицы разбиты да еще к тому же выкорчеваны, — озабоченно спрашивает Луис-Мигель.

— Когда на дом напали, из окна на головы нападавших сбросили ручную гранату.

Брови сержанта медленно поднялись домиком, выражая крайнюю степень озабоченности. Еще бы ведь иметь такую «игрушку» в доме противозаконно, да и хранить оную небезопасно для собственного здоровья, мало ли какая случайность произойдет. Получается, что с таким сюрпризом могут жить не только умерший мужчина, но и еще полгорода! А это никак не избавляет стражей порядка от лишней головной боли, скорее наоборот. На все бы ничего, если бы не военное положение Испании, крайне шаткое после девяти лет непрерывной войны с половиной Европы.

— Что ж, не смею вас задерживать, сеньор, — ошеломленно сказал сержант, глядя на расслабившихся гвардейцев. — Однако прежде чем уйти я обязан поинтересоваться, кто вы?

— Полномочный посол Русского царства, — коротко говорю командиру стражи, разворачиваясь в сторону открывшейся двери постоялого двора.

Внутри в полутьме мелькали силуэты слуг снующих туда сюда, отдельно от всех ставили столы для меня и моего окружения, на которых уже ставят разбавленное вино и легкую закуску, видимо и до более основательной пищи скоро время придет, раз служки так торопятся. Да и Федор с нетерпением смотрит на пустующий стол, освещенный редкими лучами солнца, падающего из раскрытого окна. Не дожидаясь пока принесут письменные принадлежности, с удовольствием усаживаюсь на стул, расслабленно вытягивая под столом уставшие ноги.

— Федор, кажется, я просил бумагу, — в потолок говорю камердинеру.

— Уже несут, господин! — чуть дрогнув голосом, говорит он.

Действительно, через мгновение передо мной легли чистые листы и пара остро заточенных гусиных перьев, на центр небольшого стола с тихим стуком опустилась серебряная чернильница. Больше ни на что, не отвлекаясь, аккуратно вывожу пером первые слова: «Милостивый государь-батюшка…»

*****

Конец июля 1709 года от Р.Х

Сарагоса

Полномочный посол Русского царства Алексей Романов.

Время путешествия по дорогам Испании пролетает незаметно, теплая необычайно «ровная» погода заставляет думать не о делах, а об отдыхе, навевая мысли о сибаритстве. Более шести сот верст, пройденных за пару недель, ничем примечательным не отличились. Разве что выезд из Барселоны ознаменовался несколько печальным событием, граф Гомез прибыл на встречу с тяжелым ранением в живот, Алехандро не повезло нарваться на одну из банд, на обратном пути от военного ведомства.

Сама информация, принесенная капитаном Мессины, как с огорчением заметил Алехандро, никакого толчка к действиям не дала, полковник сидящий на месте только горестно вздохнул, припомнив о том, что матушка Испания не сегодня-завтра ляжет бездыханной под ноги Англии и Голландии. Великая некогда Империя медленно и верно чахнет под натиском молодой островной властительницы морей и океанов. Не считая притязаний германского императора, с его извечными сильно любимыми территориями на Аппенинском полуострове.

Итог один, полковник посоветовал капитану Гомезу направляться в столицу и обращаться на прямую к королю или пробиваться в вера генералитета, что крайне сложно, о чем полковник Мантильо сразу же заметил. Так что первоначальная задача для Алехандро благополучна «утонула» погребенная под ворохом слов о сожалении и проклятиях германскому императору. Несомненно, Филиппу Испанскому удерживать свою разваливающуюся страну в сохранности, тем более что и у главного союзника появились собственные проблемы, навязанные сразу тремя фронтами войны за Испанское наследство.

Вообще как через пару дней, после того как мы с трудом смогли покинуть Барселону, Алехандро рассказал о том, что город уже четыре года поддерживает эрцгерцога Карла. И наше пускай не такое легкое прохождение по землям сего города можно назвать удачей, ведь, по сути, Барселона город мятежник внутри и так обессиленного государства.

— Так что же ты молчал об этом, до того как мы причалили в порту города? — раздраженно спросил я тогда графа.

— Другого подходящего порта не было поблизости Алексей, а идти дальше вдоль берегов Испании было черева-то встречей с английскими каперами, которые перехватывают, чуть ли не каждый второй корабль вышедший в открытые воды, — извиняющим голосом ответил Алехандро.

— Следующий раз я хочу знать заранее обо всех возможных «случайностях», дабы понапрасну не подвергать людей, доверившихся мне глупым опасностям. Я понятно выражаюсь? — прищурившись, спрашиваю испанца.

— Конечно, понятно, — сконфуженно опустив глаза, ответил граф Гомез.

После того разговора к данной теме больше не возвращались. Постепенно раздражение ушло и беседы с молодым испанцем, почти моим ровесником стали затрагивать непосредственно его родину, обсуждали все. Начиная от времен года и погоды им сопутствующей и заканчивая началом войны, тем, о чем знал сам Алехандро и что ему рассказали уже на Сицилии, после того как он там оказался, в самом начале своего юношества, прибыв в гарнизон Мессины. Именно граф Гомез стал тем источником информации, которую я попросту не знал, он, как мог, описал предысторию войны, рассказал о битвах, проходящих между союзными армиями Испании и Франции и их противниками.

В целом же получалось такая картина: в конце 17 века, когда умер умственно и физически больной король Испании, Карл II началась борьба за престол огромной Испанской империи, включающей в себя владения в Италии, Америке, Испанских Нидерландах и Люксембург. Основными претендентами оказались, как мне уже было раньше известно, французские Бурбоны и австрийские Габсбурги, причем эти обе королевские семьи были тесно связаны с последним испанским королем.

Самым прямым и легитимным наследником Испанской империи был Людовик великий Дофин, единственный законный сын французского короля Людовика XIV и испанской принцессы Марии Терезии, старшей единокровной сестры Карла II. Кроме того, как объяснил мне хитросплетение при европейских дворах Алехандро, сам Людовик XIV был двоюродным братом своей жены и короля Карла II, поскольку его матерью была испанская принцесса Анна Австрийская, сестра испанского короля Филиппа IV, отца Карла II.

Сам же Дофин, будучи первым наследником французского престола, стоял перед трудным выбором: если бы он унаследовал французское и испанское королевства, то ему пришлось бы контролировать огромную империю, угрожавшую балансу сил в Европе. К тому же Анна и Мария Терезия отказались после замужества от своих прав на испанское наследство. В последнем случае отказ не вступил силу, поскольку он был условием уплаты Испанией приданого инфанты, которое так и не получила французская корона. Ну а так как Франция на тот момент была сильнейшей страной в мире, то под влиянием Короля-Солнца на трон Испании сел герцог Анжуйский, при этом, не отказавшись при короновании от прав на французский престол и владений в Нидерландах. Вследствие чего Габсбурги объявили войну Испании.

После рассказа я помню, долго не мог понять, при чем здесь тогда Англия и Голландская республика, естественно об этом я и поинтересовался у Алехандро, столь хорошо осведомленном о делах происходящих в Европе. По видимому дворяне испанской короны были тесно связаны со всеми нитями королевского дома, раз даже «отшельник» на Сицилии знает столь хорошо ситуацию почти десятилетней давности. Либо… хм лучше не думать, что есть какая-то иная причина знаний графа Гомеза, пусть оная будет его личным секретом.

— Все верно, тогда Англия и Голландия не вступили в войну, но уже через год, когда Людовик XIV начал править и самой Испанией от лица нашего короля, отрезав тем самым торговые пути Англии и Голландии с Испанией, только тогда эти две страны объявили нам войну. Тогда же Франция вступила с нами в союз, вместе с Португалией, Баварией, Савойей и Кёльном, — вздохнул Алехандро немного грустно. — В первые же годы моя страна потерпела столько поражений, сколько не было за десятилетия до этого. Даже бывшие владения Арагона восстали против нас.

— Но еще не все потеряно, союзники выдохлись, ты же сам говорил об этом! — удивился я как можно убедительней, прекрасно осознавая, что горькая правда не нужна графу. Все же есть истины, знание которых действительно равносильно яду, день за днем убивающему своего носителя.

— Даже я. Двадцати двух летний мужчина, граф Пилар-Гомез понимаю, что война нами почти проиграна, — смотря куда-то в даль, качнув головой, сказал Алехандро. — но это не значит, что мы опустим руки и перестанем сражаться! Нет, мы покажем им, как сражаются и умирают настоящие сеньоры!

Сбросив нахлынувшие тоску и печаль, капитан Мессинского гарнизона яростно стеганул кулаком воздух перед собой. Решив больше не затрагивать больную для графа Гомеза тему, я постепенно перевел разговор в сторону, затронув историю самого графского рода Алехандро. Его истоков, подвигов, жизненных ценностей… всего того, что заставляет потомков с тревогой в сердце вспоминать былое, счастливо смеяться, думая о былых победах и ронять скупые слезы, глядя на портреты былых героев своей семьи!

Увы, но в тот день услышать рассказ о семье Алехандро мне так и не удалось, за разговором день прошел столь быстро, что наша кавалькада, с одной единственной каретой, в которой были сложены все ценности посольства, под постоянным надзором пары гвардейцев, миновав предместья Сарагосы, оказалась возле небольшого придорожного трактирчика. И как перевел граф Гомез название оного заведения было ему под стать «Маленький кабанчик». Вывеска же отсутствовала, по-видимому, затерявшись где-то по дороге к сему месту постоянного обитания.

Радуясь, что дневное путешествие, наконец, закончилось, я первым делом приказал приготовить ванну, естественно под бдительным присмотром Никифора. Пока вся наша компания готовилась к вечерней трапезе, в верхней комнате трое не дюжих слуги ставили большую чугунную ванну, рядом с ними застыли пара служанок, держа наготове горячие кувшины с кипятком, выпускающим пар под темный потолок трактира. Только все вышли, отправленный моими камердинером за порог сразу же как ванна была наполнена, как я сразу же с чистой совестью, в предвкушении блаженной неги опустился в горячую ванну, чувствуя как по телу разливается ощущение чистоты и свежести, заставляя щуриться от удовольствия.

Все-таки это можно сказать единственный раз, за последнюю неделю, когда наше посольство отдыхает подобным образом, в большей части приходилось заночевать на природе, благо, что погода позволяла, да и время честно признаюсь, поджимало. Мне хочется как можно скорее уладить все дела в Европе, дабы отправиться назад в Россию приглядывать за собственным твореньем и государем-батюшкой, которому только предстоит совершить главную ошибку его царствования. Про которую стоит с ним как можно скорее поговорить, не на прямую конечно, но все же времени конечно еще вдосталь, но готовить разум царя стоит как можно скорей, а то валашские и молдавские послы сумеют смутить разум Петра в большей степени пустыми обещаниями.

Незаметно для себя расслабившись, погружаюсь в сладостные объятия царства Морфия, так и не успев вылезти из ванны, сделанной чуть ли не специально для чудесного времяпрепровождения в ней. Так уж получилось, что разбудил меня не холод остывшей воды, а тихий голос Никифора спорящий с кем-то возле порога.

— Что случилось? — плеснув в лицо немного воды, спрашиваю стоящих возле двери людей.

— Господин, ужин подан, все ждут только вас, — виновато ответил камердинер.

— Кажется, я говорил, что в походах и прочих подобных поездках все первостатейные нужды решаются без моего участия. Или Никифор мне вам теперь и разрешение в нужник давать необходимо? — спросил слегка раздраженно своего незаменимого слугу.

— Никоим образом господин, — чуть-чуть дрогнул голос камердинера.

«Обиделся, блин, действительно резко я начал, с чего бы это? — мелькнула удивленная мысль на грани сознания».

— Начинайте без меня, — командую через дверь. — Никифор останься.

По коридору разносились неспешные шаги второго человека, по-видимому, кого-то из дворян, судя по едва узнаваемому мной голосу, дверь, протяжно скрипнув, впустила Никифора с белым полотенцем на сгибе левой руки и виноватым выражением лица, мол, извините, что потревожил вас покой.

Быстро накинув на себя рубаху, штаны, завязал толи летние сапоги толи, летние ботинки, прицепив на ремень ножны с подаренной государем шпагой, хорошо, что перевязь как таковая благополучна, канула в лету, по крайней мере, для витязей и всего моего окружения удачно заменившись широким кожаным ремнем с портупеей. Признавать свои ошибки всегда тяжело, но очень полезно для собственного самомнения и рационального подхода к дальнейшим действиям, а признавать вину перед человеком стоящим на много ступеней ниже в иерархической и родословной лестнице во много крат трудней. Однако эти границы наедине легко «смываются» так же небрежно как те традиции, которые с завидным успехом и проворством ломает единовластный самодержец Руси — Петр.

— Никифор если я тебя чем-то обидел, то не обижайся на меня, ты же знаешь меня не первый год, ты мне дорог так же как и все мои товарищи, и сам по себе бесценен, — повернувшись к слуге с улыбкой говорю ему.

— Что вы батюшка, да никогда я не смог бы чем-то выразить свое неудовольствие коего и быть не может! — повалился на колени камердинер, на проклевывающуюся седину аккуратной небольшой бороды, упала слезинка из заблестевших глаз. — Я же за Вас господин Богу душу отдам! Батюшка только скажите!

— Встань, Никифор, встань я говорю, — с некоторой неловкостью говорю счастливо улыбающемуся слуге. — Я говорил тебе, чтобы не было такого!?

— Говорили господин, — снова поник он.

— А ладно, в последний раз такое, больше подобных выходок мне не устраивай. Ступай, я сейчас спущусь.

Вот ведь напасть уже почти два с половиной года как в новом теле, а до сих пор не могу привыкнуть к подобным вещам, прямо нутро все переворачивается, словно на вертел наматывается. Собравшись с мыслями, натянув полуулыбку на губы, спускаюсь вниз в трапезную, аромат жареного мяса переплетался с тонким запахом молодого вина разлитого в медные кубки, небрежно стоящие на столе, только одно место пустовало, дожидаясь своего хозяина. Во главе стола стоял то ли стул, толи кресло, справа сидели бояре, не спеша, потягивая из кубков вино, слева сидел лейтенант Фошин и граф Гомез неторопливо жующие мясо какого-то зверя, разрубленная тушка коего лежала перед ними на столе, предоставив им на выбор любую часть. За соседним столом ближе к входу сидели гвардейцы, и часть слуг, все же я не столь консервативен, чтобы к людям относиться как к животным, поэтому и наверное отношение ко мне у служащих мне несколько другое чем к большинству дворян России. Каждый человек ценен по-своему, и унижать его только по собственной прихоти верх идиотизма и пустое расточительство, ведь что такое Слово? Слово это пустота. Несущее в себе великую слову, порой довольно одной похвалы и человек готов ради тебя носом землю рыть лишь бы оправдать кажущихся надежд, вот такая вот, правда жизни, не всегда приятная, не всегда понятная, но существующая с момента когда первые люди смогли говорить друг с другом не на языке жестов а с помощью голоса.

Увидев меня, компания собралась встать, но тут же все сели обратно, по легкому мановению руки. Сев во главе стола я по неволе оказался под перекрестьем чужих взглядов обращенных на меня. Не торопясь взял первую порцию какого-то овоща, напоминающего картофель, почти такой же как и выращиваемый у нас в Петровки и поместье Александра Баскакова, только раза в полтора больше. Кажется сорт испанцев явно лучше, чем тот, который привез государь из Голландии. Хотя сильно напрягать мозги об этом не стоит, селекция данной культуры идет тем путем, которым и должна идти, благо, что мои первоначальные наставления по выращиванию земляной груши, включают в себя метод «сильнейших плодов», проще говоря, с каждого урожая отбираются наибольшие картофелины и на следующий год сажаются уже они. Правда, даже скинув, проблему распространения и выращивания картофеля на переехавшего в Рязань воронежского купца Лоханького, пришлось повозиться с принятием этого овоща в крестьянских семьях. Помня опыт своего батюшки и последствия, которые были в моей истории я решил обратиться за помощью на прямую к епископу Иерофану, дабы тот наставил младшее звено священнослужителей на проповедование пользы картофеля. Оный, к слову сказать постепенно распространялся по всей моей губернии, с помощью выселковых семей помещика Баскакова и быстрому росту самих клубней на черноземе рязанских равнин.

За этими не хитрыми размышлениями я и просидел всю трапезу в некой прострации, не слушая разгорающийся спор между двумя слегка подпитыми боярами.

— …нет, Егор Филиппович, вы не правы, не может ландмилиция быть достойна прошлых своих деяний. Сиречь государь-батюшка это доказал, послав их на охрану рубежей! — Борис Долгомиров с блестевшими глазами упорно доказывал своему собрату по чарке. — Изжила она свое времечко, теперь пущай с казачками вместе побудут, глядишь, и пользу царю нашему сослужат хоть какую-нибудь.

«Так ландмилиция… — тут же напрягаю мозги, переводя до сих пор несколько исковерканные, по-моему, подразделения нашей русской армии. — Кажется это бывшие рейтары, часть стрельцов и артиллеристы старой закалки, привыкшие к вензелькам на орудиях и стационарному положению орудий на протяжении чуть ли не целых месяцев, короче говоря, не тот контингент, который стоит брать батюшке, но и не тот которым можно просто так разбрасываться. Да определенно решение усиления южного порубежья много стоит».

— Так судари, вы, кажется, решили тут батюшку хулить? — спокойно гляжу в глаза боярам, с их лиц постепенно сходила кровь, бледность как морозный узор на стекле в лютую зиму поползла к шее.

— Нет, ваше… ваша светлость, как можно, мы же только о людишках простых говорим, о черни, которой тьма везде, — вымученно улыбнулся Егор Филиппович, дрожащей рукой вытирая со лба выступивший пот.

— Так вы русский народ за людишек бесправных держите, а иностранцев чумазых готовы на руках носить, так что ли? — все так же спокойно спрашиваю боярина Бирюкова, глядя в глаза Бориса Долгомирова, давно смекнувшего «куда ветер дует».

— Но так ведь они и правда людишки, холопы, что с них взять? — губы Бирюкова чуть дрожали, кажется, этот недалекий человек действительно не понимал о чем я его спрашиваю.

— Знаете,… Егор Филиппович, — выплюнул я его имя. — Я не желаю больше вас видеть, вы сегодня же отправляетесь обратно, с письмом государю. Если же вы задержитесь где-то, то я узнаю об этом, и поверьте мне сударь, наказание будет действительно страшным. Вслед за вами я отправлю еще одного гонца, и ежели он прибудет к моему отцу раньше вас…

Не договорив, я сразу же отвернулся, глядя куда-то поверх голов сидящих чуть в стороне от нас гвардейцев. Почти сразу же боярин на негнущихся ногах встали из-за стола и постоянно оглядываясь, пошел к себе в комнату, вытирая текущий по лицу и шее пот.

— Разумеешь Борис, почему я так делаю с ним? — указав ладонью на уходящего боярина, спрашиваю его молодого собрата, несомненно, более умного и более знающего, нежели Бирюков.

— Нет, ваша светлость, — настороженно ответил Долгомиров, гладя ладонью угол стола.

— Этот человек не понимает, что тот народ, к которому он принадлежит не рабы и не тупое стадо, мы принадлежим к тем, пред кем уже сейчас готовы склонить головы некоторые соседи. Дела моего батюшки тому доказательства, но ведь это никто не желает замечать, для тех, кто вхож к престолу моего отца русский народ по-прежнему быдло и холопы, — смотря куда-то вдаль говорю боярину, приданному в посольство с какими-то скрытыми мотивами, причину которых пора выяснить, раз уж дела идут так благоприятно.

— Опасные речи глаголешь, ваша светлость, — тихо прошептал боярин, так чтобы было слышно только мне.

— Не опаснее твоих речей, Борис, поверь мне, было бы мое желание висеть тебе на первом же суку еще на Сицилии. И ты прекрасно знаешь, что сделать это можно было свободно, без каких-либо последствий, но ведь я этого не сделал. И знаешь почему? — с улыбкой спрашиваю опустившего в стол глаза Долгомирова.

— Нет.

— А ты подумай, знаешь полезно иногда посидеть обдумать, что да как, так что посиди, а когда надумаешь, мы с тобой поговорим, — вставая, сказал я ему. — Судари приятного ужина, сегодня была трудная дорога, так что я отправляюсь на покой, вам же хочу заметить, что завтра с восходом мы едем дальше, не пересидите.

С веселыми глазами Алехандро и Олег заверили меня, что прямо сейчас же последуют в комнаты на отдых, вот только по последнему кубку допьют и все. Боярин же встал вместе со мной, быстро прошел передо мной на второй этаж в комнату своего неудачника собрата. Признаться честно о чем будут разговаривать эта пара мне не интересно, да и если Борис умный человек, то постарается выложить все на чистоту как можно скорее, а там уже смотреть, как я себя поведу. Интриганы етить!

Пара гвардейцев встала из-за стола раньше остальных, уйдя сменять своих собратьев, караулящих казну посольства. Я же, не спеша, прошел к себе в комнату, спать не хотелось, хотя солнце уже давно село и вечер планомерно переходил в ночные сумерки, Луна, плывя по небу, заглядывала в открытое окно, усиливая исходящий от трех свечей свет. Дорожка света, словно терновый венец обходила дрожащий ореол желтого неровного света, постоянно дрожащего под порывами теплого солнца испанской земли. Засмотревшись, на действительно красивую и необычную картину природы я пропустил момент, когда дверь за спиной отворилась.

— К вам можно, ваша светлость, — прикрыв дверь, спросил тридцатилетний боярин, со смятением в глазах глядящий на комнату, но только не на меня самого.

— Да конечно Борис, я же сам говорил тебе заходить, как только ты сам захочешь поговорить… без посторонних ушей, — отвлекшись, я прошел к небольшому креслу, обитому неизвестной для меня кожей, тускло блестящей в свете свечей. — Присаживайся, в ногах как ты знаешь, правды нет.

— Благодарю, — мотнув головой прогоняя какие-то мысли, ответил он, подходя к стулу.

— Так в чем же дело, Борис? С самого начала нашего путешествия, вы с вашим старшим собратом, несколько странно себя ведете. Быть может, объясните мне это? — расслабленная поза улыбка на лице, пальцы с тихим стуком барабанят по дубовому столу, свечи на столе дают яркий живой свет, колыхающийся между нами словно мучающийся под пытками на дыбе человек. — Знаете, Борис ваш компаньон, боярин Бирюков отослан мной будет завтра же, с письмом государю, как я и сказал, но ведь вместе с ним, если желаешь, можешь поехать и ты. Денег из казны я велю отсыпать, как раз на обратную дорогу до Руси-матушки хватит, пешем ли ходом али на корабле, каком, все едино домой поспеете много раньше, чем наше посольство.

От моих слов боярин чуть дернулся, по челу пробежала тень, но сразу же пропала, морщины на лбу разгладились, в глазах замерла немая обреченность.

«Вот черт, и охраны то нет! Достанет пистоль и пиши, пропало! — запоздало подумал я, нащупывая рядом с собой подаренную отцом шпагу».

Но боярин Долгомиров переборов себя, не стал делать каких-либо глупостей, он словно, наконец, решился сделать то, чего хотел давным-давно, но никоим образом это действие не было возможности совершить, сейчас же я сам дал ему эту самую возможность. Вот только что именно так гложет Бориса? Впрочем, раз уж дела пошли по такому руслу, пути назад уже нет.

— Я начну с самого начала, Ваше Высочество, — выдохнув сквозь зубы воздух, Борис закусил губу, погладил заросший щетиной подбородок начал. — Как вы знаете полвека, назад произошел раскол некогда единой и благословенной православной церкви. Он случился из-за того, что тогдашний патриарх Никон, желая укрепить основы Церкви, дать ей больше власти задумал и приступил к осуществлению церковно-обрядовой реформы, которая свела к унификации нашей старой завещанной прадедами богословской системы на всей территории России.

— Я знаю об этом, Борис, та реформа произошла в 1653 году от Рождества Христова, — продолжая тихонечко отстукивать пальцами незамысловатую дробь, я с интересом стал присматриваться к боярину, кажется что старообрядцы, наконец, решили выйти из подполья и глупого сидения в лесах, хотя не все конечно, но сильнейшие из них.

Вот только почему я ничего подобного не слышал в своей истории? Ведь были восстания, целые области колыхались под гневом крестьян-старообрядцев, не желающих свободно менять старые порядки на обновленные, получается, что попытки то были, да власти не слушали, впрочем, быть может, я и не прав вовсе. Будем слушать дальше, может что-нибудь действительно полезное, я услышу.

— …для того чтобы осуществить эту реформу, патриарху было необходимо уничтожить различия в обрядах и устранить образовавшиеся за долгое время опечатки в Писании и богословских книгах. Часть церковнослужителей во главе с протопопами Аввакумом и Даниилом предложили при проведении реформы опираться на древнерусские богословские книги. Однако сам патриарх Никон решил использовать греческие образцы, первоначальные, византийские, которые, по его мнению, могли бы облегчить объединение всех православных земель под Московской патриархией, — глаза Бориса, опущенные в пол, с каждым словом поднимались вверх, пока не замерли на уровне моего взгляда. Теперь боярин смотрел на меня с неким огнем в глазах, тем огнем, который отличает стоящих на пути фанатизма и догматизма, того огня, который сжигает все на своем пути если только увидит что препятствие мешает устоявшимся традициям.

— Разве это плохо? — улыбка сошла с моего лица, оставив только сосредоточенный на моем собеседнике взор прищуренных глаз. — Разве ты сам боярин не хочешь, чтобы Русь объединила под своей дланью всех наших правоверных детей Божьих? Разве не для этого мы столько лет объединяли земли, освобождали от ига степняков братьев славян, чтобы из-за каких-то крючкотворов вновь отдаться в слепое безумие войны, войны, когда бьются не с иноземцами захватчиками, а собственным братом или может отцом?

Огонь глаз Бориса постепенно угасал, уступив моему холодному гневу, поднимающемуся из глубин души, оттуда, где зарождается сила, дающая каждом из нас второй шанс в последний миг перед гибелью, сила, некогда осветившая людям путь из Леса. Та самая, которая сожгла сердце Данко, вырвавшего его из своей груди для того, чтобы жили люди!

— Нет, цесаревич не плохо, — сник он. — Но то, что предложил Никон, было чужим для наших отцов, он менял Русь не по образу своей родительницы, а по образу мачехи, пришедшей откуда-то издалека. Он вырвал из людей веру в высокое служение избранницы Божией — России, именно он и его антихристы позволили ереси Запада сладостным ядом проникнуть в освященные веками Церковные Таинства. Разве мог отец предать своих детей? Скажите мне Ваше Высочество?!

Голос мужа дрожал, на глазах выступили слезы боли и отчаянья, кажется, что еще чуть и трясущиеся пальцы боярина со скрипом сдавят край стола, ногти вырвут кровавую дубовую стружку, а глаза навсегда потеряют блеск голубых озер Нижегородских земель, сжигаемые пламенем безысходности.

«Что делать? — билась в голове, словно в клетке птица, единственная мысль. — Бала не была, хуже не будет, а лучше,… быть может, и станет».

— Знаешь, Борис, я, как и ты радею о народе, думаю, ты видел, что в Рязанской губернии, той самой, которую доверил мне государь-батюшка, произошли разительные изменения, и я надеюсь, эти изменения были только в лучшую сторону, — полупустой взгляд боярина поднялся чуть выше, вперяясь мне в грудь. — Многочисленные непрерывные испытания в прошлом веке утомили русский народ. Но мы привыкшие к тому терпели, сражались с недругами, бились против крымских татар уводящих в полон тысячи православных людей, мы противостояли всем им! Дрались, и никогда не опускали своих рук. Вот только перемены, нужные перемены хочу заметить, в том единственном утешении от злобы западной и восточной, в нашей Церкви стали ударом для русского народа сродни нашествию полчищ татарвы. Самая стойкая, веками незыблемая Православная Церковь стала искушением для некоторых умов, она стала непосильным, гибельным, … страшным соблазном.

Туманная пленка стремительно проясняет взгляд Бориса, начавшего открывать в протестующем крике роль. Вот только говорить я ему не дам, он должен понять, иначе так и останется в неведомой сладостной ненависти, пожирающей человека изнутри как серная кислота кожу на руках.

— Те, у кого не хватило терпения, смирения, решили — все, история нашей страны кончается. Русь гибнет, отдавшись во власть слуг антихристовых. Они кричали, чуть ли не на всех углах о том, что нет более ни царства с Помазанником Божиим во главе, ни священства, облеченного спасительной силой благодати. Но к чему привело их гордыня? Что оставалась обычным людям на чьи плечи разом взвалились все тягости изменений? Спасаться в одиночку, бежать, бежать вон из этого обезумевшего мира — в леса, в скиты, умирать под саблями стрельцов, убивать своих детей, навсегда забывать свою Родину! А если же их найдут — и на то есть средство: запереться в крепком срубе и запалить его изнутри, испепелив в жарком пламени смолистых бревен все мирские печали…

— Это не так! Мы старообрядцы, только мы чтим наших дедов, мы дорожим нашей Русью, мы помним…! — голос боярина постепенно набирал обороты, вот уже чуть и не будет беседы, начнется ругань, что естественно позволять Борису нельзя ни в коем случае. Вот только я и сам на взводе, как же меня бесят непробиваемые лжи истины старообрядцев!

«Так успокоиться! Отвлечь его, да и самому отвлечься, — вторит голос внутри меня, унимая трясущиеся руки».

— Знаешь в чем настоящая причина Раскола, Борис?

— В чем же?

— В том, что люди — будь то чернь, купцы или же бояре, все они боятся да, они боятся! — повторил я, видя, что рот Долгомирова открывается в протестующем крике. — Они, да и вы все старообрядцы, раскольники думаете, не уходит ли из жизни благодать? И вы готовы бежать от жгучих вопросов и страшных недоумений, куда угодно бежать, лишь бы избавиться от томления и тоски, грызущей ваши сердца…

— Я не прошу тебя сейчас это понять, я всего лишь хочу, чтобы ты сам своим умом дошел до истины. Если захочешь то приходи снова мы побеседуем, но следующий раз я надеюсь ты уже не будешь столь … опрометчив в своих словах. А теперь ступай, мне нужно отдохнуть, — махнув рукой на дверь я медленно поднялся из-за стола, стоя так пока сникший мужик больше чем на десяток лет старше меня не вышел прочь из комнаты.

Еще минут десять я приходил в себя, отпустив стоящих за дверью гвардейцев, ожидающих первого моего сигнала, дабы скрутить, а в случае нужды и убить зарвавшегося боярина. Мысли скакали, путались, сердце замирало от адреналина тугими струями, бьющими в кровь, еще не скоро мне удалось заснуть, переживая снова и снова этот разговор. Разговор, который должен был состояться, но только не здесь и не сейчас…

Глава 8

Середина сентября 1709 года от Р.Х

Предместья Выборга

«Русские витязи».

После Полтавской битвы русские войска почти две недели стояли лагерем, пополняемые фуражом, припасами и снарядами с порохом, с общим обозом пришел и рязанский, привезший восемь подвод патрон и снарядов под «колпаки». Вместе с ними прибыла и первая пробная партия в количестве восьми штук возниц-пекарен, сделанных по образу полевых кухонь витязей, но приспособленных только выпечки хлеба.

Между тем, именно после битвы, на следующий день государь смел самолично оценить, как героически сражались защитники Полтавы, увидел царь и то, что у них осталось всего полторы бочки пороху и восемь ящиков с патронами.

Тут только царь-батюшка, в окружении генералитета узнал в точности, что выдержал этот город. Как рассказал сам комендант Полтавы: четыре раза неприятель доводил штурм до такой силы, что врывался через низкий вал в город, и его приходилось с большим трудом выбивать оттуда. Войска в осажденном городе на момент прихода шведов 4182 человека, потом удалось во главе с Головиным перебросить дополнительно 900 человек, но главная помощь пришла от мирных жителей Полтавы, пожелавших принять участие в обороне, коих набралось 2600 человек. Они наравне с солдатами стояли насмерть за свою родную землю! Все это рассказывал государю сам полковник Келин, показывая Петру, пустые запасники ядер и картечи, коих давным-давно не имелось в наличии, пушки же приходилось заряжать обломками железа и дроблеными камнями.

— Тяжко сыны мои вам пришлось. Очень тяжко, но вы выстояли, за это честь вам и хвала! Не забуду я, сей геройский поступок, — сердечно сказал государь на площади, собравшейся толпе, снимая шлапу перед полковником Келиным. — А сегодня пир горой и гулянья, работать сегодня и завтра воспрещаю!

Радостные голоса собравшихся людей, набирая обороты, разносились над головами. Постепенно шум и гвалт стали такими, что услышать друг друга на расстоянии пары метров было не возможно. Часть солдат, спешно отделившись, юркнула проулок, выкатывая бочонки с вином и пивом.

Уже вечером 29 июня, как государь и обещал, награждал Прохора с разведчиками. Все витязи, участвовавшие в захвате графа Пипера, получали по десятку сдвоенных золотых червонцев, ну а сам полковник стал мелкопоместным дворянином, на службе Его Величества государя Российского, правда, приданный в личное распоряжение цесаревича, наследника царя-батюшки, да и надел ему предстояло иметь только лишь в пределах территории Рязанской губернии.

Сам же неполный полк «Русских витязей» теперь именуется не иначе как регулярный полк. Не взирая на возраст витязей и его численность. В силу этого, вместо отправки нас обратно под Рязань, государем было принято решение отправить полк «Русских витязей» в составе армии князя Шереметьева на западные границы России. Принудить часть земель Швеции, находящихся на берегу Балтийского моря к сдаче, до того момента как Швеция сможет собрать новую армию.

Как быт то ни было, но после того как часть армии под командованием Репнина пошла к Риге, куда должен был подойти двадцати тысячный корпус усиления его отряда, в обязанности которого входило так же прикрытие границы Руси со стороны Польши. Фельдмаршал и государь России с тридцати трех тысячным войском двинулись в сторону прибалтийских земель. Как объявил Петр перед началом похода, в первую очередь основная задача его армии — это захват всех значимых городов и предместий, прибалтийских земель. Для этого вся армия была разбита на три части, две по семь с половиной тысяч, а третья восемнадцать тысяч соответственно, для большего охвата территории единовременно и скорейшего ее захвата. Однако в силу того, что земли восточных владений шведов как таковые остались без защиты, лишь города охранялись малыми гарнизонами, то фельдмаршал скорректировал движения одного из отрядов. Отправив его в Финляндию. Обойдя по дуге Нарву, отряд вышел около предместий Санкт-Петербурга основанного не так давно государем в пойме здешних рек.

Первый город, который предстояло взять семи тысячному отряду генерал-майора Третьяка, стал Выборг. Маленький ключик ко всем финским территориям, владея которым столь удобно «держать руку на пульсе» чуть ли не всего этого края, обезопасив тем самым строящийся город. Таким образом, в десятых числах сентября русский отряд в который и вошел полк «Русских витязей» оказался перед стенами Выборга…

Попробовав решить дело малой кровью, боярин Третьяк предложил осажденным жителям города и солдатам добровольно сдать город, но шведский комендант наотрез отказался от этого предложения. Он прекрасно видел, что у русских нет осадной артиллерии, только легкие полевые пушки, да и тех. Всего два десятка, не больше, чем-чем, а своей разведкой молодой амбициозный полковник Шриле гордился по праву. У отряда, в самом деле, было всего двадцать орудий, и не единым больше.

Летние дни постепенно шли на убыль, хотя вечерело по-прежнему поздно, конные разъезды старались возвращаться в лагерь как можно раньше. Небольшой город оказался костью в горле у всего отряда, так как именно с владения им начинается контроль финских территорий, прилегающих к России, не всех конечно, но значительной части точно. Из-за этого оставлять сей град в руках врага, пускай и сильно битого, было нельзя ни в коем случае. Но и взять его оказалось не так-то просто, вся осадная артиллерия, по причине, не известной даже генералу осталась под стенами Великого Новгорода и в данный момент только выдвинулась к назначенному пути и когда оная прибудет, остается только гадать, толи два месяца толи три. И самое удивительное, что в принципе не важно саботаж это или наше войсковое разгильдяйство, время на взятие города будет потеряно, а следовательно у шведов появится дополнительная возможность подготовить новые полки.

Уже пошла вторая неделя, как шесть пехотных и два драгунских полка, маются от безделья. Правда надо заметить, что первые три дня солдаты рыли укрепления и строили из подручных материалов землянки, обустраивали полевой лагерь.

Ночью на третий день, когда русские воины было уж, расслабились от ничегонеделанья, шведы сделали вылазку, потерь от нее почти не было, шведы не много просчитались, напав не в том месте, где следовало. Караульная служба в русской армии поставлена таким образом, что любой отдыхающий солдат уверен: пока он спит или отдыхает, к нему никто незаметно не подкрадется. Вот и тогда полу сотенный отряд шведов, убив пяток солдат, сам попал под огонь, поднявших тревогу охранных рот, из-за чего обратно до города смогло добраться едва ли четверть вышедших из него, еще около полудюжины шведов попало в плен.

Вот только удивительно одно: все солдаты, попавшие в плен, оказались вояками, несшими службу на южной стене, наиболее укрепленной и «значимой», и соответственно самой надежной из всех имеющихся в городе. Складывалась неприятная картина для русского отряда провести под стенами Выборга много больше времени, чем было запланировано в начале.

С тех пор никаких вылазок от шведов больше не было, как впрочем, и приступов со стороны русских войск, перекрывших все подступы к городу, с возможным перехватом гонцов или охотничьих групп.

Но ничто не вечно, поэтому все когда-нибудь заканчивается, в том числе и любое ожидание. В один из беспросветных серых дней, окрашенный легкими сполохами тусклых красок, готовых в один прекрасный момент смениться на алый росчерк битвы или сладкое забвение смерти, в своем шатре созвал собрание штаба генерал-майор, пригласив всех полковых командиров и своих заместителей.

— Господа, думаю, пора что-то решать с этим городом, ждать тут три, а то и четыре месяца у нас попросту нет времени. Я внимательно слушаю ваши предложения, — устало сказал боярин Третьяк, глядя на полковников рассевшихся вокруг приготовленного со снедью стола.

— Штурмом брать надобно, — сказал один из командиров. — Фашину готовят, осадные лестницы тоже, тут стены не высокие, думаю, достанут…

— А не дорого штурм то обойдется? Город то мал, а защитников, поди, сотни три наберется, не считая самих жителей, да еще шведы ополчение опять же с окрестных деревень собрать, могли, но ежели другого выхода не будет то, придется думать над штурмом, — задумчиво протянул генерал-майор, крутя в пальцах небольшой серебряный кубок с гравировкой какого-то зверя.

— Ну, война же, куда без смертей то? — ответил все тот же полковник.

— Да, война…

— подкоп под стены не удастся сделать, а неплохо было бы… — с неким сожалением сказал командир седьмого полка от инфантерии мелкопоместный дворянин петровского пошиба Руслан Тимохин и тут же разъяснил остальным. — Земля тут болотистая, топкая кое-где, стены укреплять хорошо надобно будет. По времени накладно выйдет, проще орудия дождаться…

— Без осадных орудий город взять сложно, но можно, — негромко сказал Прохор, глядя перед собой, после пяти минутной тишины.

— Это как же? — удивились сидящие в шатре высшие офицеры. — Уж не твоими ли пушчонками, полковник?

Седоусые, зрелые мужи ухмылялись, с неким превосходством глядя на девятнадцатилетнего выскочку, незнамо как получившего столь высокий почетный армейский чин.

— Именно ими, — никак не реагируя на косые взгляды, спокойно сказал командир витязей.

— Хм, — подпер кулаком подбородок генерал-майор. — Ну, так говори, давай Прохор, коли дельная и стоящая мысль мы ее тут же обмозгуем, и дальше решать будем, годна она или стоит над другой подумать.

— Идея довольно простая, но и сложная одновременно… — с неким азартом начал говорить собравшимся свою идею полковник «Русских витязей».

Спустя пару часов после сбора в шатре генерал-майора Третьяка, по лагерю забегали посыльные, младший офицеры начали подгонять солдат, выгоняя в лес, за новым материалом. Заготовленных фашин и лестниц по подсчетам командования оказалось недостаточно, да еще и большая часть сделанных лестниц была слишком мала, чтобы достать до края стены, поэтому негодные осадные лестницы были тут же порублены, дабы не было негодного примера для солдат, на совесть мастерящих деревянную продукцию.

Полки разбились на батальоны, те на роты, ну а роты на капральства, кто-то занялся приготовлением дополнительных фашин, кто-то перетаскиванием частей обозного инструментария, но большая часть все же пошла в лес, заготавливать материал.

Работы продолжались до глубокой ночи, стук топоров был слышан везде, в том числе и в самом городе. Осажденные наблюдали за приготовлениями русского воинства, пару раз даже пытались достать их выстрелами из крепостных орудий, но выпущенные зазря снаряды легли с большим недолетом в чистом поле, под стенами города. «Психологическая атака, во всем ее величии»— как-то заметил цесаревич, наблюдая за учениями витязей, отрабатывающими на полигоне псевдо атаку превосходящей более чем в два раза конницы, которая накатывала валом, приучая молодых воинов к возможным превратностям войны. Тогда часть витязей, не выдержала и сломала строй, и не заняла позиции в боевых тройках, спина к спине, как требует Устав в условиях окружения врагом. После того провального занятия подобные тренировки, с максимальным «вживлением в роль» самих конников стали проводиться еженедельно, причем в самых разных погодных условиях.

Так в приготовлениях к штурму Выборга прошло два дня, на исходе которых фельдмаршал вновь собрал всех полковников, обозначил места ударов, после чего всех отпустил. На следующий день с утра должен начаться штурм этого маленького «крепкого орешка». Без суеты солдаты готовили осадное снаряжение, перетаскивали горки фашин ближе к городу, складывали их небольшими кучками, лестницы и вовсе положили как можно ближе к местам атак, все же сырое дерево весит не мало и надрываться, таская почти четырех метровые оглобли радости мало. Вот только никто из солдат не знал, что атака начнется не в восемь часов утра, как было объявлено во всеуслышание, а много раньше, в пять раньше первых лучей восходящего солнца красящих далекий горизонт.

Последние полгода, постоянные стычки сделали из Прохора настоящего воина. Да, что там говорить, все витязи, пережившие горнило первых сражений к своим практическим знаниям и навыкам добавили реальные ощущения, страхи самой сути битвы, когда рядом с ними верные братья, а противник перед тобой жаждет твоей кровушки, и все зависит от того, как быстро и точно ты выполнишь команду своего командира!

Ночью как назло не было ни одного облачка на небосводе, оставалось чуть более часа до восхода солнца, когда капралы, разбуженные своими командирами, потихоньку поднимали личный состав, мало понимающий, что сейчас происходит.

Через полчаса весь отряд был готов к штурму, приготовив бою личное снаряжение, отдельно от всех застыл полк «Русских витязей», перед ровными шеренгами которого спешно выдвигались двадцать полевых 12-фунтовых стальных орудий.

Быть может для кого-то слова командира, произносимые им перед боем всего лишь пустой звук, а быть может, для кого-то это заряд ярости и энергии, толкающий тело вперед, на замершие шеренги врага, вселяя в солдата ту искорку ярости, которая разгорается с каждым ударом сердца.

— Братья! Сегодня тот день, когда сила нашего духа, нашего оружия, наших идей и нашей веры. Сможет доказать свеям и прочим латинянам, что мощь Руси, неколебимая даже после Нарвы, достойна величия наших предков! — перед витязями в предрассветном тумане стоял Прохор Митюха, с блеском в глазах зажигая сердца молодых воинов прошедших не одно сражение. — За Веру, Царя и Отечество, братья!

С последними словами полковника батареи «колпаков» разбили утреннюю тишину, выплевывая два десятка гранат, с гулким эхом унесшихся к крепостной стене. Пришли в движение драгунские полки, выстраиваясь двумя клиньями за полком «Русских витязей». Два полка: 9-й пехотный Старо-Ингермандландский и 1-й пехотный Куликова заняли позиции согласно предложенному Прохором плану. Аккурат возле северных и восточных ворот, поставив в первую линию для отвлекающего маневра только по две роты, оставив остальные 6 фузилерских рот в резерве, ожидать команды генерал-майора Третьяка. Другие два полка сформированные не так давно, 63-й пехотный Углицкий и 21-й пехотный Муромский встали на правом и левом фланге батареи.

Туман неохотно расползался перед шеренгами солдат, готовых идти на штурм стен. Вслед за первым залпом последовал второй, кучно падающие гранаты ложились над воротами, выбивая куски стен, ломая внутренние крепления ворот. За стеной пару раз вспыхнуло, послышались первые крики среди осажденных.

— Федор плотнее клади снаряды! Плотнее огонь, выбей мне, эти чертовы ворота! — надрывался полковник Митюха, глядя на то, как очередная граната отскакивает от железных полос главных южных ворот Выборга. Взрываясь на безопасном от них расстоянии, напрасно выкашивая желтеющую траву.

— Не получается полковник, слабоваты наши «колпаки» для осадных работ! — обреченно говорит майор Заболотный своему командиру.

— Федор, кто из нас артиллерист? — не известно для чего спросил вдруг командующий «Русскими витязями» высматривая очередной снаряд, бесполезно клюнувший створки ворот и тут же отскочивший обратно.

— Я, — отвечает майор.

— Так неужто ты позабыл совсем, где обычно крепеж врат то идет? Побоку, побоку бей, там же камень меньше толщиной!

— А ведь и, правда, но только не много не так, побоку бить не надо. Надо над верхом, как сейчас, только чуть левей, — тут же ушел в первичные расчеты майор.

Между тем солдаты замерли с осадными лестницами наготове, в первых рядах драгун вместо приготовленных к бою пистолей лежат вязанки фашин. Все воины готовы выступить к стенам города по первому приказу генерал-майора, который напряженно смотрит на молодого полковника, корректирующего огонь своей полевой артиллерии. Если его задумка не удастся, то придется начинать полноценную осаду, а это значит, что компания этого года будет напрасной, потому что взять город без тяжелой артиллерии будет невозможно, запасов «тяжелых» снарядов для орудий витязей всего несколько сотен, ровно столько, сколько нужно для внезапного прорыва, но никак не более того. «Кубышки» же не подходя сами по себе в силу своих специфических возможностей, предназначение у них не то.

Двадцать орудий, вперив в землю пары железных лап — сошников намертво встали на своих местах, отдача «колпаков» шла в землю, лишь не на много сбивая прицел орудия. Вместо клиньев, подбиваемых во всех артиллерии России и Европы у «колпаков» установлен полноценный винтовой механизм, позволяющий регулировать вертикальный угол наклона дула. Конечно, наводка была далека до идеальной, но и не такой плохой, как во всех остальных случаях, позволяя вести стрельбу батареями по малым площадям с заметно большей скоростью. Ведь повторная наводка квадранта уже не требовалась, да и сошники позволяли сохранять первоначальное горизонтальное положение.

— Четверть оборота вверх и две четверти влево! — скомандовал артиллерийским расчетам Федор, заканчивая расчеты.

Прислуга «колпаков» тут же схватив металлические клинья и ключи, побежала к лафетам, регулировать по требованию командира небольшой стальной верстак, отвечающий за угол атаки орудия. Минута, новый залп, половина снарядов которого легла чуть выше ворот, выбив большой каменный кусок, следом за которым едва слышно заскрипели раскуроченные железные прутья, вырываемые силой тяготения из пазух стены.

— Три четверти оборота вправо! — новая команда майора от артиллерии и вот уже ключи крутятся в требуемую сторону, в дула заталкивают продолговатые снаряды с заостренным концом…

Новый залп и вот распадающаяся кучка гранат, оставляя едва видимый белесый след, врезается чуть правее крепостных ворот, взрываясь внутри пазух, выкорчевывая остатки крепежных механизмов, скрипа заваливающихся ворот не было слышно. Но этого и не надо было, солдаты сами увидели за развеивающимся пылевым облаком открывшийся проем, за которым обнажились светло голубые стены девственно целых жилых домов Выборга.

В лагере на секунду замерла абсолютная тишина, командиры ошеломленно смотрели на упавшие ворота, переводя взгляд с Выборга на полковника «Русских витязей». Залихватские заявления Прохора Митюха оказались не пустой бравадой, а действительностью!

— В атаку! — первым опомнился генерал-майор Третьяк, посылая первый драгунский полк вперед.

С криками конница понеслась к не широкому рву, на ходу приготавливая связки фашин. Ошеломленные шведы, не ожидавшие, что ворота дадут слабину в том месте где никто не ожидал начали обстреливать скачущих ко рву русских драгун, но вот только усилия потраченные солдатами Выборга не принесли желаемого результата, пара десятков упавших коней не могли сыграть решающей роли в разворачивающимся штурме.

Однако вслед за 17-м драгунским Нижегородским полком устремился его собрат 5-й драгунский Каргопольский полк, приготавливая на скаку укороченные кавалерийские фузеи. Часть рва уже благополучно была засыпана, давая чуть ли не полу дюжинный проход к открывшемуся проему.

Однако шведы не сидели в пустом ожидании, часть защитников, спешно подтаскивала к упавшим воротам разнообразный хлам, замелькали первые телеги, переворачиваемые в проходе.

— Выбей их, пока наши не подошли вплотную к воротам! — командует Прохор Федору, следя в подзорную трубу за возводимой баррикадой.

— Будет сделано, — закусив губу, говорит он, почти сразу же командуя своим подопечным, в ожидании замершим возле «колпаков». — Одна четверть оборота влево и одна четверть оборота вниз!

С тихим скрипом заработали винтовые механизмы, подстраивая орудия к новым углам атаки, сверка заданных параметров и вот снаряды проносятся над головами марширующих пехотных полков. Генерал-майор Третьяк не стал дожидаться подхода отозванных с восточной и северной стороны города полков и послал пару стоящих на флангах батальонов, по одному от каждого полка.

«Русские витязи» же, как стояли, так и стоят, наблюдая за Муромскими и Углицкими воинами скорым шагом двигающиеся к воротам. Все осадные лестницы и фашины оказались «забыты». Повторный залп батарей «колпаков» разметал хлипкую попытку шведов возвести полноценную баррикаду внутри ворот, попросту расщепив все принесенные туда материалы и выбив закрепившихся защитников, разрываясь в плотной массе солдат и ополченцев. Гранаты после первого же залпа собрали богатую жатву, как опытный косарь, положив с первого взмаха все колосья до последнего в пределах лезвия своего орудия, так и гранаты, попав в людскую массу, взорвались внутри нее кровавым фонтаном. Крики боли и отчаянья разносились далеко за пределы проломленных ворот, пугая птах на крышах домов и верхушек растущих рядом с городом деревьев.

Первые драгуны, перебравшись к стенам, скапливались возле стены, давая русской артиллерии сделать еще один залп, залп, окончательно расчищающий путь к городу.

— Господин полковник, сразу же после залпа выступаете со своими витязями, — приказал Прохору командующий восками.

— Есть!

— Вот и ладненько, — задумчиво протянул боярин, глядя на дымящиеся внутри города постройки, видимо гранаты упавшие за стенами смогли причинить беспокойство не только защитникам, но и обычным жителям города. — И еще, у вас, кажется, полк идет вместе с пушками всегда?

Как бы невзначай интересуется боярин Третьяк.

— Конечно, по Уставу именно так прописано, так что вместе с ними мы и пойдем, — ответил сразу же Прохор. — Правда, не со всеми, но пяток думаю, возьму, все же шведы могут внутри города баррикады устроить, а выбивать их надо как можно скорее.

— Тогда со своим полком сразу же проходишь на центральную площадь к магистратуре. Занимаешь круговую оборону, с тобой пойдет батальон Мурманского пехотного полка, и пара эскадронов драгун Нижегородцев они будут твоих орлов под стенами ждать, так что поторапливайся, — отдав приказ, генерал-майор застыл соляным столбом, внимательно изучая в подзорную трубу ситуацию возле пролома.

Второй залп батарей окончательно уничтожил намечающиеся баррикады шведов возле ворот, следом за ним в город бросились скопившиеся под стеной драгуны, следом за ними к городу подходили пара полков, где-то сбоку городских стен Выборга под барабанный бой шли полки ушедшие к северным и восточным воротам, внося сумятицу в ряды защитников города.

Фузейные залпы, крики умирающих людей, проклятия на свейском языке сливались в однотипный монотонный гул. Переливчатые звуки горна и армейских литавр, смешанные с барабанным боем едва уловимо меняли направления атак нападающих, следуя приказам, передаваемым звуковыми инструментами, роты занимали дома, проходили по трупам обороняющихся шведов, сжигали запершихся в домах горожан. Штурм Выборга с каждой минутой становился все кровавей и страшней, словно обезумев, шведы дрались за каждый клочок земли, истаивая под фланговыми ударами драгун и пехоты, а после того как в город вошел полк «Русских витязей» к общей какофонии добавились хлопки выстрелов «колпаков» и взрывы «кубышек», выкашивающих линии единым залпом. Выворачивая наружу кишки, намотанные на граненые шипы внутри «кубышек» впивались в каменные стены домов, навсегда впитывающих «вкус» и запах обреченной крови шведских защитников.

Многочисленный гарнизон Выборга не в силах противится судьбе, зажатый среди улочек города постепенно сдавался на милость победителей, тут же конвоирующих солдат и офицеров за стены города. Проходя очищенные от присутствия шведских солдат улочки города, полковник Митюха оставлял в особо удобных местах своих витязей, на всякий случай, да и усилению верноподданнических чувств простых обывателей, холодный блеск примкнутых к фузеям штыков, ой как помогает.

Ведя своих витязей к центральной площади Выборга, Прохор заметил небольшой проулок уходящий чуть правее самой улицы, можно сказать небольшой канал, соединяющий две большие магистрали города.

Решив не рисковать понапрасну полковник оставил один взвод, перекрывающий этот проулок поперек, аккурат для небольшого заслона остужающего пыл местных жителей, ну а на большее витязи в этом районе города уже не претендуют, основная масса защитников с боями отходит в северную часть города.

Два десятка молодых солдат с завидным проворством располагались на узкой дорожке, зажатой между стенками домов. Расстояние, между ними было чуть больше десятка аршин, да и то уменьшалось за счет выпирающих на улицы посадов домов и валяющихся под стенами пустых деревянных ящиков.

— Быстрее братья, нам нужно как можно скорее перегородить улицу! — командует сержант витязей, Артем Милов, своему взводу.

— Да ладно Артем, кто же тут появится то? Наши, поди, последнего шведа к стенке прижали! — с улыбкой говорит один из воинов.

— Приказ есть приказ, так что давайте шевелитесь, не бай Бог шведы появятся, а мы тут с голыми пупами их встречать будем, — сплюнув в сторону, прервал, начавшуюся было болтовню Артем.

Не успел сержант договорить, как на окончании проулка послышался шум, почти сразу же за ним выскочили полторы сотни свеев, запыленных, с окровавленными клинками и полубезумными от пороха и крови глазами, из дул мушкетов трехгранными штырями торчат багинеты.

— В две шеренги по пятеркам становись! — приказал сразу же сержант, обнажая саблю, приготавливая к стрельбе пистоль, сделанный по образу и подобию казнозарядной фузеи, по сути, являясь ее сильно укороченным аналогом.

«Обрез» как назвал когда-то этот странный полу пистоль цесаревич, увидев опытный результат работы мастеров во главе с молодым Дмитрием Колпаком, мастерская которого за последний год разрослась до небольшого оружейного завода изыскивающего любыми способами привлечении молодых витязей к столь нужному и интересному занятию. Благо, что часть работы, облегченная созданными паровыми движителями освободила руки от самой трудоемкой, «черновой» работы.

Штыки витязей примкнутые слева от ствола блестели в лучах утреннего солнца, фузеи первой линии, вставшей на колено, приставлены к плечу, глаза каждого солдата высматривают в мушку свою цель, предварительно оговорив ее с рядом стоящим напарником. Над головами первых пятерок замерли в стоящем положении их собратья, так же как и они, выбрав свою личную цель. Увидев впереди себя хлипкий заслон из пары десятков молодых солдат, шведы бросились с криками вперед, надеясь в пару секунд, смести и уничтожить столь малые вражеские силы на своем пути.

— Огонь по готовности. Пли! — командует сержант, не целясь, стреляя в плотную массу свеев, бегущую на них.

Справа от командира плечом к плечу замерли два десятка, монолитным движением спуская курки, движение и затвор на казне откидывается вверх, пальцы опускаются, подсумок на бедре нащупывают бумажный цилиндр патрона, быстро вставляют его в проем и опускают затвор, щелкая маленькой перемычкой на плавающем замке. Новый залп, кто-то раньше, кто-то чуть позже, но эффект от того не был хуже, и без того после первого залпа первые полтора десятка бегущих в тесном проулке шведов повалилось на мостовую, мешая своим же соратникам двигаться дальше, опрокидывая бегущих следом за ними свеев на серые булыжники проулка.

Вновь выстрелы и новые трупы падают на камни улицы, орошая обыденную серость города алой кровью защитников, нелепо и глупо гибнущих за пустые мечтания своего короля. Но, увы, шведы не цели в тире, да и более чем семикратное превосходство в численности сыграло свою роль, уже после второго выстрела русские солдаты встали в полный рост, приготовившись к штыковому бою, подбежавших к ним шведам. В конце проулка загрохотал цокот подков драгун, и кованых сапог, бегущих на помощь молодым воинам, вставшим поперек дороги бегущих шведов.

— Пока братья, — успевает громко сказать сержант, выстреливая в лицо бегущему на него с мушкетом на перевес седоусому ветерану, отбивая удар шпаги второго, подныривая под руку третьего, орудуя «обрезом» как молотком, перехватив его за ствол.

Плечо к плечу, словно древние богатыри, сражающиеся против орд диких печенегов, два десятка воинов в черных беретах бросились вслед за своим командиром на врага, прокладывая путь к своему спасению, сохраняя свою честь. «Не отступать и не сдаваться!» негласный девиз полка, словно сладкий яд проник в мысли каждого витязя, большая часть которых обрела свою новую семью в стенах корпуса…

Чуть больше сотни запыленных окровавленных свеев бежало к зданию магистратуры, по приказу командира имеющихся на площади солдат их пропустили, почти сразу же перекрыв все возможные выходы из здания.

— Откуда они прорвались? Ведь, кажется, все их силы сейчас складывают оружие около северных ворот, — спросил своего помощника, Никиту Кожевникова Прохор.

— Не знаю, полковник, — ответил он.

— Ну ладно, пускай, посылай к оставленным взводам вестовых, пускай выдвигаются к нам, нечего им теперь в проулках стоять, пусть отдохнут немного, — смотря на окна магистратуры, сказал Митюха капитану.

Не говоря ни слова, тот уж было собрался послать десяток солдат из восьмой роты, как увидел, что по улице, через которую шел полк катиться пара десятков подвод, а возле нее идут русские солдаты в красно-зеленых мундирах, бережно придерживая безжизненные тела собратьев, отдавших сегодня во время штурма Богу свою бессмертную душу. Закусив губу, капитан витязей все же послал вестовых к оставленным трем взводам, приказ как бы то ни было необходимо выполнять с должным прилежанием.

— Стоп, а это что такое? — как-то странно протянул Прохор, вглядываясь в повозки с мертвыми воинами.

На одной из повозок аккуратно сложены тела в темно зеленом мундире, поверх которого лежали черные береты с выпуклыми кокардами, на которых стоял на задних лапах медведь, терзая невидимого противника. Заглянув в лица мертвых витязей, Прохор вспомнил, что все они оставались в том невзрачном проулке, откуда и опасности то ждать не приходилось. Однако она пришла, пришла, откуда не ждали.

— Солдат, где вы подобрали их, — спросил одного из сопровождающих подводы рядовых полковник «Русских витязей».

— Дык они на смерть стояли супротив шведов, коих сотни полторы было, ваше благородие, здесь недалече, в полуверсте, наверное, — ответил ветеран, с сочувствием глядя на мертвых витязей. — Не пустили они ворога дальше себя, полегли все, да ведь свеев то поболе было, прошли все-таки нехристи!

— Я понял, спасибо тебе, — мрачно кивнул полковник, отходя от подвод, к которым тут же подошли свободные витязи, с хмурыми лицами вглядываясь в лица еще вчера смеющихся братьев. Братьев не по крови, но по духу!

А через пяток минут прибыли вестовые с сообщением о том, что два взвода без потерь идут к площади.

— Майора Заболотного ко мне! — приказал Прохор, вглядываясь мельтешащие в окнах магистратуры Выборга тени.

Только майор собрался по Уставу доложить о прибытии, как полковник, махнув рукой, остановил приветствие, кивком показал на магистратуру, хищно прищурив карие глаза, в которых разгорались огоньки яростного пламени.

Закусив губу, Федор быстрым шагом пошел к замершим на площади «колпакам», он все понял без слов, все же друзья на то и друзья, чтобы многое понимать без лишних объяснений. По команде командира артиллерии пяток орудий спешно разворачивали в сторону одиноко стоящей магистратуры, вызывая в рядах замерших русских солдат непонятный ажиотаж. Только полк витязей стоял в полном молчании, весть о гибели собратьев успела, как пожар разнестись по ротам.

Не понимая, что такое происходит около пушек русских, шведы, спрятавшиеся в магистратуре, собрались, было выслать парламентера, требуя почетного прохода для себя, как вдруг в основание здания врезались слегка дымящиеся снаряды, и уже через секунду после взрыва гранат внутри трехэтажного строения появился первый дымок, слабо тянущийся куда-то в поднебесье. За первым залпом последовал второй, за вторым третий, после которого здание занялось пламенем со всех сторон.

Одинокая магистратура сгорала как свеча, чадя в чистое небо черным едким дымом, лишая последних защитников города возможности выбраться на улицы. Крики сгорающих заживо людей будоражили кровь, разносясь далеко за пределы площади, никто, даже бывалые солдаты, не могли смотреть на эту… казнь, все кроме самих витязей, равнодушно взирающих на пламя, пожирающее некогда самое прекрасное и величественное здание сего града.

Прохор смотрел на последний оплот шведов, мертвая улыбка замерла на губах. Почти сотня свейских солдат и высших офицеров погибали мучительной смертью, задыхаясь от дыма пожара, кто-то, ища спасение на улице, выпрыгивал на площадь в надежде на милость победителей. Казалось что такого потерять солдата? Ведь идет война и потери неизбежны, все это Прохор прекрасно понимал, но как-то гадко становилось у него на душе только при мысли о том, что братья останутся неотомщенными.

— Огонь! — командует полковник витязей, замершей невдалеке от окон здания третьей роте, глядя на копошащиеся фигуры шведов.

Единый залп фузей и некогда гордые свеи, смеющиеся над «дикими русскими варварами» упали на грязную мостовую Выборга, смывая грязь улиц собственной кровью. Уже не видя как на центральную площадь города, еще вчера принадлежавшего шведскому королю, въезжает кавалькада командующего штурмующих войск генерал-майора Третьяка, возле которого, настороженно следя за окнами жилых домов, степенно идут ряды личной охраны из первого эскадрона Муромского драгунского полка…

Через два дня после штурма Выборга пленные солдаты шведов числом чуть более трех тысяч под конвоем из батальона Нижегородского и трех эскадронов драгун Углицкого полка вышли в сторону Москвы. Как доказательство успеха осады и конечно как бесплатная рабочая сила на черновой работе, каковой всегда хватало на Руси в любое время года. Да и пополнение необходимо срочно отправить к только что захваченному городу, ведь предстоит еще по весне брать Кексгольм, который так удачно расположился на Ладожском озере, давая возможность создать отличный плацдарм для дальнейшего продвижения русских войск в Финляндию. А там, чем черт не шутит, возможно, и на Скандинавский полуостров.

Полк «Русских витязей» оставался на зимний постой в самом Выборге, часть же штурмовавшего город отряда расползлась по меньшим городкам и весям в радиусе полусотни верст, имея возможность в случае нужды быстро вернуться в город. Дабы солдаты не страдали от безделья, временный комендант города генерал-майор Третьяк тут же выискав с помощью полковника Митюха прорехи в крепостной стене, приказал их восстанавливать или вообще перекладывать, все же погода пока позволяла, да и лишние глупости в захваченном свейском городе генералу не нужны. Там бы до весны простоять, смениться присланным государем комендантом и дальше двигаться, не давая шведам опомниться, выбивая их гарнизоны из всех городов этого края! А главное из Кексгольма, создавая тем самым совершенный плацдарм для прикрытия парадиза Петра.

Глава 9

Конец Сентября 1709 года от Р.Х

Рязань

В светлой комнате сидела молодая красивая девушка глядела в окно. Ладонь молодой красавицы частенько ложилась на ложбинку между грудей, касаясь твердой пожелтевшей бумаги, приятно согревающей в любую погоду.

— Матушка, — так получилось что молодую девушку, которой не исполнилось и восемнадцати весен, называли не иначе как «матушка», было в невысокой прелестнице что-то такое, заставляющее любого стороннего человека глядеть, в ее добрые глаза так словно именно там сокрыто спасение его бессмертной души.

— Да? — повернулась она.

— Мы закончили, — поклонился вошедший отрок, с обожанием глядящий на Ольгу, за его спиной стояло еще семеро таких же учеников, облаченных в льняные рубахи, подпоясанные серыми поясами, на которых висели письменные принадлежности, а на бедре болталась большая тетрадь, обернутая грубой кожей.

— Хорошо, Саша, ступайте в класс, скоро придет отец Варфоломей.

Ничего больше не говоря, молодые лекари, только-только начавшие понимать все то, чему их обучала Оля и Евдокия, женщина травница, такая же, как и наставница, самой возлюбленной цесаревича, найденная в какой-то деревеньке под Ряжском. Именно после того как удалось привезти в Рязань нового учителя по травничеству, как назвал сей предмет сам Алексей, девушка смогла полноценно взяться за те наработки, о которых она давно говорила с любимым человеком. Стараясь быть полезной во всем, в чем сама разбиралась или же начинала учиться тому, что тяготило подручных Алексея, выбивая из привычной колеи повседневных забот.

Первые потуги привлечь к обучению молодых лекарей иностранного доктора окончились полным провалом, тех, кто мог чему-то обучить, попросту не было, а те, кто жил в Москве не могли приехать связанные по рукам и ногам постоянным бдением над чадами высокопоставленных дворян русского царства. Как впрочем, потерпела неудача с идеей повсеместного введения обучения азам травничества для священников. Так что вопросы, отложенные на неопределенный срок, копились, для того, чтобы при участии наместника Рязанской губернии в конечном итоге благополучно решиться.

Но все же некоторые идеи девушки нашли отклик в корпусе, к примеру, нормы санитарии, сформулированные в артикуле «О чистоте и противодействии хвори» написанном Ольгой в мае-июне этого года. Так же при корпусе появилась своя свиноферма, предоставляющая кадетам сразу несколько полезных новшеств, таких как мясо, удаление отходом, получение удобрений и … производство мыла.

Сам процесс изготовления мыла, был позаимствован Дмитрием у костромских мастеров, при помощи одного из своих оружейников у которого жена была родом из тех мест. Вот только вместо говяжьего сала в корпусе используется свиное, вместе с льняным маслом, скупаемом у одного коломенского помещика, точнее у одной из его деревенек, занимающейся производством оного продукта в районом масштабе. Так что уже к ноябрю месяцу в корпусе появятся первые кусочки мыла созданное не из покупного сала, а из собственноручно выращенного.

Кроме того, заготовка трав в близлежащем к корпусу лесу и дальних полянах оказалась поставлена на радость девушки просто блестяще, при посредничестве Кузьмы, главного куратора корпуса. По сути, Оля, являясь единственной девушкой в компании цесаревича, была не обделена вниманием всех друзей наместника, вот только на что-то больше никто из них не рассчитывал, все прекрасно видели, что отношения между их лидером и спасшей его лекарки не обычные и влезать между ними никто не хотел. Хотя пара эпизодов, о которых Ольга старалась не вспоминать порой заставляли ее гневно сжимать свои маленькие кулачки: купеческий сын Никола Волков в отсутствие своего благодетеля пару раз намекал девушке о своих чувствах. Писать Алексею об этом она не хотела, думала, что у него и так своих проблем хватает, раз даже письмо от него пришло такое… тревожное.

Вспомнив о нем, девушка, закусив губу, достала спрятанное возле груди письмо Алексея, аккуратно разложила перед собой и медленно, проникая в суть каждой строчки, каждого слова погружалась в него, украдкой роняя слезы на дубовый стол. Первая паника о крушении корабля давно прошла, как и то, что ее любимый отправился, чуть ли не один в неизвестность, блуждая на просторах Европы, словно в тумане.

Вот только Оля сама себе не решалась признаться, что сильнее ее тревожило и от чего на душе скребли кошки, а сердце болезненно сжималось, чувствуя, как ледяные когти паники подбираются все ближе и ближе. Ревность. Слово, которое девушка не решалась произнести в слух, слово о котором она думала каждый день, думая о том, что верен ли ей Он, или, как большая часть мужчин падает в постель каждой встречной благородной юбки?

— Хватит! — вырывает сама себя из затуманенной дымки иллюзий девушка, складывая письмо в несколько раз и убирая его обратно, чтобы потом вновь достать и украдкой плакать, плакать о своем одиночестве, о тех минутах, когда Его нет рядом, о той любви, которая была так далеко.

«Уже полдень, скоро придется вновь идти с учениками в лес, — с тоской подумала лекарка. — Впрочем, почему это придется? Вновь пойдем в лес!»

Первоначально четыре ученика и ученицы «выросли» в восьмерых, из-за того, что Рязанская и Муромская епархия во главе с местоблюстителем патриаршего престола пожелала воспользоваться трудами лекарки, и взрастить первых православных священнослужителей со знаниями, помогающими людям, и, конечно же, заодно с этим контролировать сей процесс. Жаль только, что почти все нижнее звено священнослужителей закостенело в своих убеждениях, и воспринимает перемены к лучшему как враждебные действия к себе и своей пастве.

Хотя процесс уже запущен, и остановить его будет сложно, а через пяток лет и вовсе невозможно, во только стоит взрастить хотя бы пару десятков юношей-лекарей, для нужд корпуса «Русских витязей». Ведь умелые руки лекарей смогут спасти сотни жизней, окажись они в том месте, где нужно.

Постепенно производство в корпусе увеличивается, это заметила даже Ольга, далекая от мастерских, но отнюдь не лишенная глаз и ушей. Казнозарядные фузеи, пистоли, называемые «обрезами», «колпаки» все это множилось каждую неделю, молодое пополнение с восторгом взирало на новые «игрушки» уже сейчас нещадно гоняемые наставниками так, что у них едва хватает вечером сил доплестись до своих кубриков и шлепнуться спать, забываясь сном.

Были какие-то первые образчики нарезной фузеи, дающей много лучший результат по точности и стрельбе, только как слышала Ольга, сама пуля была меньше своего аналога у обычной казнозарядной фузеи раза в полтора. Как это влияет на стрельбу девушка, конечно же, не знала, только отмечала в своей голове услышанные фразы, на досуге стараясь понять, в чем же дело и о чем идет разговор. И надо заметить этот самобытный анализ произошедших событий и слышанных фраз давал свои результаты, позволяя лекарке не только слышать, но и порой участвовать в беседах друзей наместника, частенько посещающих корпус.

Многие идеи, начатые еще в прошлом году, а реализованные в этом только давали первые сходы. К примеру, ПБР (Первый Банк России) задумка коего была принята именитыми купцами с большим воодушевлением начал свою работу только в сентябре, на месяц позже первоначального срока. Со скрипом были начаты первые банковские операции, на деньги ПБР строятся мануфактура на Урале и бумажное производство близ Рязани верстах в двадцати вниз по течению реки Оки. Пока только одни убытки и никакой прибыли, плюс ко всему тяжелым бременем легли на банк обязательства по выделению займов цементному заводу под руководством мастера Андрея Вартынского, постепенно прокладывающего дорогу к Рязани и Петровке, выполняя первые заказы от губернии, спешно обновляющей внешний облик города.

Как слышала Ольга в планах у Совета губернии, было открытие порохового завода, да только на него нет ни денег, ни сколько-нибудь значимого места с добычей селитры и хорошего каменного угля. Впрочем, эта задача решаема, но опять же все упирается в деньги, коих всегда не хватает. Но это мало заботило саму лекарку, главное для нее было то, что ее идея осуществляется, пускай несколько не так как она думала сама, но все же и не стоит на месте.

Мази и настойки, создаваемые учениками под надзором Ольги и тетушки Марии копились в складском помещении третьей казармы витязей, отведенной как раз для подобных нужд. Травмы, ушибы, кровяные мозоли… все, что только не появлялось у кадетов во время тренировок, сразу же попадало в поле зрения лекарей-травниц или их учеников. Благодаря их усилиям хвори мучавшие отроков на протяжении двух наборов отступили, позволяя не прерывать обучение витязей из-за того, что в классах не хватает по половине списочного состава.

Польза травников, их незаменимость в лечении пускай не очень серьезных, но крайне неприятных травм, постепенно становилась столь очевидной, что наставники корпуса уже после месяца работы лазарета оборудованного на первом этаже третьей казармы вздохнули с облегчением. Попросту сняв с себя половину забот о юных воинах, отдавшись целиком и полностью самому процессу обучения.

В голове девушки протекали образы того, что она хотела бы сделать, того к чему стремилась, они, слегка размытые, но с каждым днем все четче и четче видимые давали ей тот заряд энергии, который мог бы дать один человек на всем свете, которого в данный момент не было рядом. Внезапно холодный сквознячок, подхватив листок с записями взмыл в воздух, и коснулся щеки девушки, выводя ее из оцепенения. На белой бумаге виднелись девичьи наброски будущей формы лекарей-витязей. Как должен выглядеть воин, помогающий своим собратьям? В первую очередь он сразу же должен внушать уважение и некую долю почтения, почтения не к себе, а к своей профессии своим обязанностям, к своему труду. Ведь как можно говорить о почтении если седоусого ветерана будет обслуживать и лечить молодой парень, толком и войны то не видевший! Но при всем при это у военных лекарей не должно быть каких-либо аляповатостей и мишуры, только строгая и практичная форма, по образу той которая сейчас у самих витязей. Эти мысли давно бились в голове Оли, постепенно представляя себе все то что бы она сама хотела увидеть в своем творении она неровными кривыми штрихами наносила на бумагу, десятки раз перерисовывая одну и ту же деталь, а то и общий фасон она в конце концов смогла приблизиться к своему идеалу форму для своих подопечных. Правда показывать, кому бы то ни было раньше цесаревича, она не хотела, да и бесполезно это, все новые отчисления, как и было, приказано наместников назначались только им.

Выделенные деньги под созданные приказы-ведомства губернии могли пользоваться только ими, весь же прибыток складывался в ПБР, где и ожидал своего часа, являясь неким гарантом стабильности и вечности данного учреждения. Вот только пользоваться этим резервом нельзя было ни в коем случае, даже ближайшим соратникам Алексея.

Ведомства, возглавляемые в основном тем кругом лиц, который был при цесаревиче с самого начала его восхождения к наместническому креслу, тратили, врученные деньги не без удержу как это следовало ожидать, а по заранее принятой прокламации, статье расходов, одобренной лично наместником, с прописанными в ней суммами и нуждами для этих денег. Исключение делалось только разве что для Службы Безопасности, успешно заменившей полицейских и городовых вместе взятых, при этом, сбросив обязанности обычных солдат взимать налоги с населения.

Очистив город от большинства шаек, занимающихся разбоем и прочими непотребствами патрульные, насчитывающие сейчас чуть более ста сорока человек, занялись более тщательной проверкой близлежащих земель. Перевооружение, намеченное на зиму прошлого года, прошло еще при наместнике, правда в отличие от полка «Русских витязей», чья структура вошла и в Службу Безопасности капралы, как и сержанты, были вооружены не казнозарядной фузеей, а обрезами с саблями. Сами же рядовые «безопасники» кроме фузей получили сабли, заостренные только с одной стороны, изготовленные в Петровке семейством Кузнецовых, быстро сделавшие кузню, спешно увеличивая само производство, привлекая к этому кузнецов из всех губернских земель, кинув клич вместе с вестовыми.

Запрещалось в Петровке насильственное привлечение к труду, даже исконным жителям давалась свобода выбора, в разумных пределах конечно, но и это не тот предел, которого хотел достичь наместник Рязанских земель. В идеале цесаревич Алексей Петрович вовсе хотел освободить семейства живущих там крестьян, но решил подождать, следуя собственному разумению «о праве хотящего».

В целом же те дела, которые были намечены, еще при наместнике выполнялись в срок, а кое-где и с опережением. Некогда маленькая деревенька сейчас напоминала больше разворошенный пчелиный улей, в паре верст от подворий чадили мастерские главного мастера корпуса Дмитрия Колпака, который впрочем, не вмешивался в дела своих старших знающих подчиненных, только лишь ставил пред ними определенные задачи. С приходом в Петровку новых людей золото из казны губернии потекло полноводной рекой, выкачиваясь так словно его там и не было, и этот поток нельзя было остановить никоим образом, ведь все шло по планам Совета и Алексея. При всем при этом Истьинский завод Ивана, вместе с оружейным производством, принадлежащем как Алексею, так и частично отцу Николая Волкова позволяли даже набирать какие-никакие деньги для дополнительных нужд. Которые откладываются в ПБР, так же как и «неприкосновенная» часть казны самой Рязанской губернии.

К тому же вскоре должна была подойти дата отчета самого наместника перед царем, аккурат по возвращению из Европы. Так что забот у молодых помощников Алексея очень много, одно только сохранение и увеличение хозяйства помещика Александра Баскакова и доведение поголовья овец до необходимого числа заставляло его отрываться от дел губернии. Постоянно проверяя загоны и всю работу своих управляющих в целом, налаживая процесс таким образом, чтобы в дальнейшем можно было не беспокоиться о нем. И как камень преткновения вставал вопрос и собранной шерсти, ее превращения в нить. Ведь пока ее было не много, то крестьянки управлялись с ней на прялках, но вот уже в новом масштабе этот процесс доставлял Александру лишнюю головную боль, не хотелось молодому помещику за бесценок отдавать ее скупщикам и барыгам, очень не хотелось, да и договоренность с цесаревичем была более чем прозрачная.

Выход нашелся, правда, только после того как над этой проблемой почти полгода сидел молодой Андрей Нартов, пришедший в корпус больше года назад, вместе с Артуром Либерасом, несколько расширившим свою токарную мастерскую. Да так, что государь-батюшка, бывая в Москве на Немецкой слободе, частенько захаживал к нему в гости, собственноручно работал и обрабатывал различные детали. К интересу, проявляемому царем ко всем новшествам, а особенно новшествам крайне полезным для страны знали все иностранцы, пока еще жиденьким ручьем, стремящиеся на необъятные просторы Руси на поиск лучшей жизни.

Сам молодой Андрей безотлучно находился в «токарне», построенной на базе одной из мастерских в корпусе, так получилось, что в свои семнадцать лет он уже стал тем человеком, к голосу которого прислушивались и советы которого воспринимались как необходимая данность по большей части верная. С молодым токарем, работающим по восемнадцать часов в сутки, найти общий язык оказалось крайне сложно, кадеты, частенько приписанные к разным мастерским, «для выявления талантов и приобретения навыков жизненных» хотя и обучались с завидным проворством, не могли не видеть, как работает их учитель. Подобно самого государю, так же самозабвенно, с огнем веселой ярости в глазах юный мастер решал поставленные перед ним задачи, с фанатизмом аскетов порой забывая о том, что в его комнате стоит, дожидается обед… ужин или завтрак. Из всех «излишеств» коим он называл обычный рацион кадетов-витязей, спешно готовящийся в огромной столовой рядом с тремя казармами мастеру-токарю полюбился только кофе, да вот только пить его много было просто нельзя, запасы были маловаты, да и цена его благодаря усилиям купцов приближалась к заоблачной.

Как бы то ни было, но когда к Андрею обратился помещик Александр, по указке занятого Дмитрия, то тот вместо отказа обещал что-нибудь придумать, а через полгода он пригласил Баскакова посмотреть на свое творение. Для него он раздобыл себе самопрялку, вместе с самой работницей и долгое время наблюдал за ней, делая на листах бумаги необходимые заметки и зарисовки.

Долго думая как облегчить труд рабочих, при этом увеличить производительность, позволяя во много крат больше обрабатывать шерсть, имея в наличие меньшее количество занятых на производстве рук мастер-токарь заменил человеческие пальцы на пару «вытяжных» валиков. Они вращались с разной скоростью. Один валик имел гладкую поверхность, а другой был шероховатый с рифленой поверхностью. Однако прежде чем поступить на эти валики прялки, волокна шерсти должны были пройти предварительную обработку — их необходимо было уложить тонким слоем. После чего «расчесать».

Механизировал же, сей процесс Андрей при помощи чесальной машины. Принцип ее действия заключался в следующем. Цилиндр, снабженный по всей поверхности крючками, вращался в желобе, который на своей внутренней стороне был снабжен зубьями. Проходя через него, слой шерсти таким незамысловатым образом расчесывался. Уже после этого пряжа в виде нити подавалась в саму улучшенную прялку и здесь сначала вытягивалась в десяти вытяжных валиках, а потом поступала на веретено, вращавшееся быстрее валиков, и закручивалась в нить.

Как показал на практике мастер помещику Баскакову, вращаясь с разной скоростью, восемь валиков вытягивали шерсть в нить, а с только последние два валика давали нити поступать на само веретено. Было только одно плохо, места эта машина занимала много больше, чем обычная самопрялка, но и результат был много лучше, вся же конструкция приводилась в движение или вручную или тягловым способом.

Как бы то ни было, но улучшенная машина тут же была собрана и отвезена в поместье, на построенную для выделки шерсти мануфактуру. А после недельной проверки пришли еще три заказа от Александра Баскакова на такую же машину, с половинной выплатой заранее. Но это было в начале лета, сейчас же давая прибыль помещику, отара овец в восемь тысяч голов немногим не дотягивала до требования государя, но все же стала окупать себя и странная уходящие на нее, постепенно перекрывая двухгодичные расходы. Постоянные закупки новых «бекающих» созданий были прекращены, ожидание приплода в зиму и строительство целой группы ферм забили статью расходов Баскакова, да так сильно. Что он, было, примчался брать новый займ в Совет, да только его не получил, ибо первичный указ о «замораживании» резервов, обрезал последнюю лазейку на получение каких-либо денег. Разве что траты на переселенцев-мастеров остались открытыми да вот только следили за этими средствами уже фискалы, совместно с тремя витязями, приобщенными в СБР, на должности младших помощников, для изучения банковских дел, а проще говоря, для постижения сего нового и необходимого дела.

Где-то невдалеке загромыхали раскаты грома. Ольга собравшаяся идти вниз, к ученикам посмотрела в окно, за высокими соснами чадили черные клубы дыма, вырываясь из высоких кирпичных труб. Вновь удар грома, и новая порция дыма вырывается из черного раструба.

— Опять Димка своих чудищ работать завел, — хмуро подумал девушка, прекрасно понимающая пользу молотов соединенных с паровой машиной, но привыкнуть к грохоту было не так то просто, хорошо, что мастерские поставили рядом с полигоном, иначе не жителям Петровки пришлось бы не сладко.

Спускаясь вниз, Оля заметила, что в лазарете необычайно тихо, обычно в доме для наставников и учителей с лекарями, стоящем рядом с пристанищем больных витязей прекрасно слышались ломаные голоса отроков, только-только прививающихся к дисциплине и порядку. Приглядевшись, она заметила, что возле входа в лазарет стоят витязи, держа на импровизированных, на носилках пару человек. Около двух десятков юношей в стальных кирасах, специально замазанных в некоторых местах какой-то грязью, на локтевых сгибах правой или левой руки (у всех по-разному) приторочен шлем-шишак, на ногах обычные сапоги, чуть зауженные в голени. А на голове вместо черного, темно-зеленый берет.

— Матушка Ольга, матушка Ольга, там витязи … они… ранены! — тут же примчалась к Ольге одна из ее учениц, Света, выглядевшая ошеломленной и взволнованной одновременно.

— Уже бегу, — бросила на ходу лекарка, быстрым шагом направившись к носилкам, так и оставшимся на руках у воинов. — Заносите их в лазарет.

Четверо витязей аккуратно, чтобы не потревожить раненых прошли внутрь лазарета, положили поверх жестких постелей и постоянно оглядываясь, вышли вон из смежной с общим залом палаты. Дверь следом за ними немедленно закрылась, Евдокия с восьмью учениками были уже здесь, приготовив первые необходимые мази и настойки.

— Вот вам и практика ученики, разбивайтесь по группам и вперед, мы же с матушкой Евдокией будем следить за вами, — осмотрев раненых, девушка решила, что больные ранены не тяжело, хотя выглядят не важно, сказывалась потеря крови и долгая тряска на носилках, заражения же пока не было. И это, несомненно, радовало главную лекарку. Ведь лечение тогда сводится к восстановлению сил и обычному заживлению ран, без выжигания заразы не самыми приятными и быстрыми методами.

Четверо семинаристов, тут же разделились к ним подошли по девушке и одному отроку, получалось, что группы равновесные. Все же первоначально то четыре ученика у Ольги были начавшие свое обучение именно у знахарей-травников, вот только из-за преследования их учителя были вынуждены согласиться с доводами молодой лекарки. И отдать их на обучение в корпус, где им уже вполне легально разрешалось не только обучаться, но и использовать на практике, с благословения самого епископа Иерофан. Но вот пришлые четыре семинариста занимаясь в богословском заведении, были напрочь лишены даже поверхностного понятия о том занятии, которое предстояло им обучаться. Так что первые месяцы были своеобразным экзаменом для начавшей свой путь учителя Ольги, азы, с которых начинали все лекари-травники, были обязательным составляющим любого из будущих лекарей. Вот только проблема нехватки грамотных, профессиональных лекарей, опирающихся не на природу, а на человека — хирургов, встала в полный рост уже после трех месяцев обучения, да и пожелание возлюбленного девушки были адресованы кроме профилактики заболеваний, но и лечению европейским методом, которого ни Ольга, ни Евдокия соответственно не знали. Что не говори, а колотые и резаные раны проще зашить и обработать должной настойкой, чем ждать сращивания краев оной.

Оля прекрасно понимала всю пользу совмещения методов европейских лекарей и травничества Руси, но вот найти нужного человека она не могла, одна надежда, на то, что Алексей сможет заинтересовать какого-нибудь лекаря в своих странствиях и привезти сюда, для обучения. Отдавать же своих учеников в Москву на практику к Николаю Бидлу, возглавляющему госпиталь, построенный три года назад рядом с Немецкой слободой, Ольга не хотела, потому что после обучения у Бидла все лекари обязаны были по назначению государя разъезжаться по городам или в армию, где и лечить больных и увечных. А это, как известно самой возлюбленной наместника, цесаревичу не нужно никоим образом, ведь для него в первую очередь важен свой корпус и Рязанская губерния, а только потом уж вся Россия.

Для тех же, кто ослушается приказа, было особое наказание. Всех докторов и лекарей держал под своим надзором Монастырский приказ, правда только в Москве и прилежащих землях, но ведь кто сказал, что после обучения отроков отпустят обратно в Рязань? Вот и мучалась Оля, думая как быть, однако все равно с должным старанием пыталась по латинским книгам, привезенным по заказу Алексея из столицы изучать анатомию, благо, что возможность была. Так что кое-какие навыки и знания по строению человека лекари все равно получали, но до полноценного понимания им, было очень и очень далеко.

— Как продвигаются ваши дела, ученики? Почему до сих пор не помогли раненым? — нахмурилась Евдокия, видя трясущиеся руки у одного из учеников.

Практики кроме той, что давал корпус (растяжения, ссадины, хвори) у юных лекарей, которым только-только исполнилось от силы шестнадцать весен, попросту не было. Вот и получалось, что теория лежала мертвым грузом в головах будущих лекарей, а столкнувшись с действительностью они ошеломленно замерли, не знаю что предпринять.

— Все вместе отвечаем мне, что нужно перво-наперво сделать с больным, какой бы он ни был? — голос сорокалетней учительницы был до невозможности сух.

— Осмотреть и обработать поверхность раны, если таковая имеется, — туту же ответил нестройных хор голосов.

— Так почему же два воина лежат в крови и с перевязанными тряпьем ногами?

От голоса учителя ученики быстро пришли в себя и тут же разбежались по сторонам, следуя давно отработанной схеме: кто-то нес чистые тряпицы, кто-то теплую воду, всегда стоящую в лазарете, кто-то искал нужные мази или настойки, а последний аккуратно разрезал ткань на теле раненого витязя ножницами.

Наблюдая за работой учеников, Оля сама невольно вспомнила, как трудно ей пришлось врачевать своего будущего возлюбленного, если бы началось заражение, то помочь ему можно было бы, только выжиганием скверны, да только кто бы дал молодой лекарки это сделать? Впрочем, вылечила и ладно, главное что получилось! Задумавшись, главная лекарка отошла в сторону, смотреть за действиями учеников можно и отсюда, да и мешать суетящимся будущим лекарям она не будет.

За окном раздался стук копыт, следом за ним обиженное конское ржание, а уже через пару секунд в палату стремительно вошел Кузьма, внимательно оглядев раненых, издали, благо, что законы в лазарете действовали для всех, он кивнул Ольге вышел прочь, оставив после себя едва видимые следы пыли. Лекарка не слышала как куратор корпуса «Русских витязей» отозвал всех воинов в сторону, уведя их на небольшую полянку, приспособленную для множества брусьев, турников и прочей радости кадета.

— Сержант Лисицын! — остановившись рядом с висящей на турнике «грушей» сделанной из тройного слоя свиной кожи и набитой деревянной стружкой. Данное приспособление как впрочем, еще десяток таких же расположенных как здесь же на поляне, так и в каждой казарме предназначались для отработки казацких приемов рукопашного боя.

Как и было обещано наместником, три казака, взятые в прошлом году на должности наставников занялись молодыми кадетами «с пылом, с жаром», как говорится, вколачивая в отроков суровую науку казаков. А заодно и своих детей частью пристроили в корпус, вот только не учли родители одного, общаться с родными витязи не могут, не потому что это запрещается, просто сил на это у них попросту не остается. Да и сама идея братства основана на взаимодействии кадетов друг с другом, решая проблемы все вместе. Вот только порой получалось так, что соперничество между ротами и взводами перерастала в настоящие конфликты, и если бы не отец Варфоломей, то… нет никто не скажет, что могло бы тогда быть с корпусом. Но как бы то ни было третий курс витязей это не первый и отработанные системы обучения постепенно выравнивались и приносили свои плоды, освобождая умы наставников для новых идей и мыслей, доказывая друг другу и юным отрокам, что «есть еще порох в пороховницах».

К замершему капитану СБ, с эмблемой на левом рукаве в виде парящей летучей мыши на трех цветном фоне подошел рослый витязь, замерев перед капитаном в трех шагах он вскинул ровную ладонь к темно-зеленому берету.

— Господин капитан, сержант Лисицын прибыл по вашему приказу!

— Докладывай, как так получилось, что вы понесли потери ранеными? — чуть дрогнувший голос Кузьмы выдал его взволнованность, однако витязь не заметив этого закусив губу, наклонил голову чуть влево, приставляя сжатые кулаки к бедрам, аккурат к пришитым карманам.

… Между стволами деревьев неспешно двигалась колонна людей, скрываясь в тени листвы от возможного взгляда неизвестного наблюдателя, одиннадцать пар молодых воинов, шли вторые сутки, по дуге выбранной их командиром.

В службу безопасности какой-то доброхот донес о местоположении одного из хуторов в пяток дворов, там проживала разбойничья шайка в десяток человек. Проверив подлинность доноса капитан СБ как обычно делал до этого послал натасканных на уничтожение небольших групп противника «волков». Само задание было не сложным, благо, что подобные этому уже случались три раза, и ни разу никто из витязей не пострадал, даже легких ранений не было. Все же тренировка воинов была действительно на высоком уровне, правда тренировать подобным образом можно не всех, слишком тяжелые нагрузки легли на плечи отроков, буквально выжимая из них последние соки, вытягивая те крохи сил, остающиеся после очередной тренировки.

Вот и сейчас двадцать два витязя обойдя хутор по дуге, миновав по пути маленькое болото, коих в Рязанских землях немереное количество, шли к дальнему дому, стоящему на отшибе от всех, словно в нем жил староста или знахарь. Однако что-то смутило «волков» глядящих на деревеньку и не понимающих в чем же дело, пока один из них не шепнул: «У них же нигде креста нашего, православного нет, да и вон идолище поганое в центре стоит, и под ним запекшаяся кровь…». Простая истина того, что почти под самой Рязанью живут не единоверцы христиане, а язычники раскаленным штопором вонзилось в головы отроков. Хотя православные догмы, внушаемые отцом Варфоломеем молодым витязям, и представляли смягченный вариант, но есть все же некоторые аспекты, которые терпеть просто невозможно, к примеру, жертвоприношение людей относится именно к ним. Правда еще, не известно так ли это, однако проверить деревеньку разбойников нужно в любом случае.

— Пошли, — губы старшего витязя во взводе едва слышно шепчут своему помощнику, тот так же тихо предает по цепочке, доставая из чехла небольшой арбалет, вслед за ним еще дюжина воинов расчехлила смертоносное оружие, остальные же не спеша, обнажили сабли, в паре с волнистыми кинжалами.

Шелест крон деревьев глушил чуть слышный треск сучьев, изредка попадающихся под ноги разошедшихся цепью «волков», чуть впереди вышли арбалетчики, приготовив клинки к бою, они замерли возле высоких стен подворья, высматривая перед собой возможных противников. Сзади каждого арбалетчика замерло по одному воину с оголенной саблей, прикрывая того от нападения.

— Первая пятерка вперед, вторая их прикрывает, остальные следят за своими сторонами, — командует командир взвода, высматривая на пустынном дворе разбойников.

«Волчата», как порой называл юных воинов Кузьма, чуть слышно проникли в первый дом, но никого там не обнаружили, только натопленные комнаты говорили о том, что здесь проживают люди. Замерев возле стен, подворий витязи, прикрывая друг друга, бросились в два крайних дома, Нои там никого не обнаружили, словно все дома покинули незадолго до прихода воинов. Слегка расслабившись, волчата сунулись, было в последние два дома, но первые воины едва успели увернуться от рогатин вылетевших из темного проема домов.

— Арбалетчики, Пли! — приказ сержанта плетью стеганул по ушам напряженных до предела воинов.

Сразу же перед двумя домами сменяя друг друга, закрутилась смертельная карусель витязей вооруженных арбалетами, выпуская в темноту комнаты по разным направлениям болты. Тут же заголосили раненые разбойники, проклиная явившихся по их душу «царских псов», пару раз был слышен чмокающих звук, тут же меняющийся бульканьем. Так продолжалось пару минут, пока на ложах арбалетов не осталось по одному болту, граненой смертью глядящих в темный зев домов.

Почти сразу же послышалась непонятная возня сзади главного входа, тут же перед сержантом замерли два «волка» показывая, что сзади пытались сбежать, что стало с разбойниками, Михаил Лисицын не спрашивал. Все понятно без слов.

— Вместе, на счет три, — парой жестов сказал сержант, подходя сбоку к проему одного из домов, медленно загибая пальцы на левой руке.

Как только третий палец коснулся ладони в дверь, бросились витязи, в кирасах, прикрывающих грудь, живот и плечи воина, и шлемах-шишаках с бармицей, отведя чуть в сторону саблю, а кинжал наоборот выставив чуть вперед, для удобства отражения внезапной атаки. Не ожидавшие такой прыти защитники домов пропустили первые мгновения боя, давай витязям возможность осмотреться и броситься на ошеломленного врага.

Однако все оказалось не так просто как показалось в начале, в полутьме дома оказалось несколько больше народа, чем докладывал доносчик. Да и разбойники оказались не обычной голытьбой с вилами, а матерыми ватажниками, по-видимому, в первую очередь были убиты слабейшие представители шайки, более сильные спрятались по углам, давая врагам возможность выложить все козыри сразу. Одно хорошо, никаких фузей и луков у шайки не обнаружилось. За каких-то дюжину секунд из пятерых живых в одном доме и семерых в другом доме разбойников на ногах остались только четверо, ранив при этом двух первых витязей, бросившихся в дом. Решив не рисковать, и не показывать глупую браваду Михаил кивнул арбалетчикам, сразу же высунувшие тупые носы лож своего оружия в темный проем, разряжая их в бросившихся на них татей.

Весь бой занял чуть больше десятка минут, когда же проверив все дома «волчата» собрались уходить, то услышали едва слышный крик ребенка….

— Что ж, бой провели грамотно, на счет этого вопросов нет, но теперь отрабатывать будете не только одиночные и групповые бои на природе. Но и действия в помещениях, иначе, в конце концов, можете напороться на действительно серьезного противника, который будет готов к вашим гостинцам, — одновременно задумчиво и облегченно выдохнул капитан СБ. — Теперь идите, о ваших братьях уже заботятся лекари, так что все будет в порядке.

«Волчата» развернувшись, пошли по направлению к казармам, только лишь сержант немного помялся на месте, словно хотел что-то сказать.

— Тебе есть, что мне сказать еще, кроме того, о чем мы беседовали? — собравшись уходить, Кузьма остановился, глядя на Мишу.

— Там же четыре детей малолетних было, с двумя матерями, мы их на поруку в деревню сдали… старосте, — нехотя ответил сержант, ожидая реакции командира.

— Хорошо, думаю, что Бориска сумеет их пристроить, да и нам рабочие руки в корпус нужны, так что правильно вы сделали, взяв их с собой, молодцы!

Улыбнувшись, сержант «волчат» поспешил к своему взводу, замершему в паре десятков саженей. Капитан Службы безопасности только чуть приподнял уголки губ, видя, с каким облегчением витязи уходят к казармам.

Между тем невдалеке вновь загромыхали удары стальных молотов, по наковальням с каким-то мелким песком, на раз выбивающие из разогретого метала монолитные формы кирас, которые только-только входят на вооружение. Первыми эту новинку получили как раз «волчата», однако из-за специфики их работы они носили облегченные кирасы, да к тому же спереди у них не было маленьких дуг сделанных специально под приклады фузей, облегчающих прицеливание и стрельбу воинов. У армейского же варианта кирасы защита предусматривалась как спереди, так и сзади, причем не только для корпуса, но и на плечи с шеей, правда для последней была только покатая защита с тыльной стороны.

Так же приятной новинкой к приезду цесаревича и наместника Рязанской губернии были кованые таким же способом, как и кирасы шлемы-шишаки. Вот только размеры их несколько больше чем у кадетов, но эту досадную помеху решили самым примитивным и одновременно действенным для воина методом. Вовнутрь шлема помещалась сделанная для каждого бойца кожаная конструкция, с вязаной шапкой, больше напоминающей тюбетейку, так что сразу решали две появившихся проблемы: стандартизировали шлемы и амортизировали возможные удары по голове.

Одно было плохо в новом способе ковки, процесс этот, хотя в десятки раз и ускорил производство брони, да только сами образцы, по которым выковывались или, говоря языком Дмитрия, выдавливались, все были одного размера, его подгонка для витязей осуществлялась кузнецами в мастерских. А для того, чтобы изменить форму выдавливаемой кирасы требовалось менять не только выемку наковальни, но и навершие самого молота, то есть везти его на сталелитейный Истьинский завод и в чудо-печи переплавлять по-новому, добавляя и без того занятым литейщикам ненужной работы. У них хватало дел с отливкой снарядов для «колпаков», про сами орудия даже никто и речи не поднимает, создание оных после Полтавской битвы стало и вовсе золотоносной жилой для губернии, хм точнее для казны наместника, и купца Волкова, отца Николая, вовремя смекнувшего «куда ветер дует».

О других же разработках неугомонного Дмитрия никто не знал, разве что сам цесаревич, да только нет его рядом, а без него от всех просьб показать и продемонстрировать главный мастер-конструктор-изобретатель корпуса только раздраженно отмахивался, мол, не до вас. Исключения были для его ближайших помощников и мастеров, призванных из рязанских и тульских земель, которые, как и их молодой глава были не многословны, постоянно витая в облаках.

Дмитрий умело подобрал состав помощников, при должной поддержке отца Варфоломея, сумевшего настроить работников на ту «волну» которой постоянно не хватало истинным творцам жаждущим вершить, но по недомыслию власть имущих до этого всей полноты свободы выбора не имели. Каждую неделю команда из мастеров-изобретателей отправлялась на полигон в сопровождении взвода Службы Безопасности и роты витязей.

По артикулу, составленному цесаревичем, о «Сохранности секретов, как военных, так и всяко других полезных для блага Царской Руси прожектов» солдаты и «безопасники» проверяли окружающий полигон лес и занимались тем, что на нужное для мастеров время отцепляли его, запрещалось даже приближаться к нему. Может, конечно, это всего лишь глупая перестраховка, но Алексей даже не собирался давать хоть каким-нибудь доброхотам, будь то русским или иноземным шанса на преждевременное изучение секретных разработок. Исключение могло быть сделано только для государя, при одном условии — он сам должен сказать, приказать, или же попросить, да хотя бы намекнуть о желаемом показе того или иного оружия. Но ведь для начала он должен об этом узнать, а как это сделать в условиях строжайшей тайны среди Мещерских лесов?

Глава 10

Начало октября 1709 года от Р.Х

Азов

Полномочный посол Русского царства Алексей Романов.

«Наконец-то дом! Родимый дом! — не сдерживая секундного порыва, падаю на колени, на сухую желтую пожухлую траву едва касаясь, провожу ладонями по ней, закрывая глаза, со счастливой улыбкой поднимаясь на ноги. Лимит слабостей исчерпан, так что придется взять себя в руки».

Рядом со мной замерли гвардейцы с Борисом, старик Рауль Гариэнтос, то и дело с улыбкой оглядывающий просторы новой родины и баюкающий раненую руку Александр Пилар, с тоской то и дело оглядывающийся назад.

… В середине августа наше посольство прибыло в испанскую столицу. Мадрид встретил нас радостными, оживленными улицами, заполненными улыбающимися лицами людей. Так уж получилось, что мы прибыли в город незадолго до начала знаменитой испанской сиесты, лучи солнца, буквально выжигали все, что попадалось у них на пути. Однако сей факт не сильно то беспокоил горланящую публику торговцев и попрошаек, блуждающих по улицам столицы Испании. Благочестивые синьоры и синьорины, стараясь добраться до нужного места на ходу доставали мелкие монеты, сразу же брезгливо подавая их грязным улыбающимся попрошайкам, не все конечно так делали но большая часть точно. Никаких стражников или полицейских на улицах вообще не наблюдалось, что очень странно, все-таки столица же.

Да и что скрывать, всякий сброд должен чувствовать тяжелую длань закона, дабы не наглеть сверх меры. Вот, к примеру, на Руси с давних времен существовали богоугодные заведения при церквях — богадельни: Николаевская, Троицкая, Смоленская, Адрианонатальская и многие другие, в которых помогали страждущим и неимущим.

Однако чуть меньше четырех лет назад боярин Мусин-Пушкин по указу великого государя начал всех нищих, которые появлялись в Москве, бродящих по рядам и улицам, сидящих на перекрестках, просящих милостыню, ловить. А деньги, которые при них имеются забирать, причем забирали не в казну, а в карман поимщику, а самих халтурщиков-попрошаек провожали в Монастырский приказ, где их наказывали.

Разрешалось только давать милостыню в богадельни, где они действительно могут принести помощь страждущим, тем самым, поддерживая начинания отцов иерархов, государь, не вкладывая казенные деньги, увеличил приток пожертвований. Как впрочем, заодно уменьшил потоки нищих бредущих на легкие деньги столицы. Тем же, кто милостыню дает на улицах, было введено наказание в виде пени по указу; из этих пенных денег половина идет в Монастырский приказ, а другая — тому подьячему, который привел такого человека в приказ. Правда заниматься этим делом могли только сами служащие из Монастырского приказа с отряженными для их нужд и стараний солдатами.

Здесь же в Испании попрошаек было сверх меры, они буквально падали под копыта коням бросаясь за вожделенной мелкой монетой. Вся эта своеобразная идиллия, симбиоз богатства и нищеты, если можно сие безобразие так назвать, настолько выпадали из общей картины восприятия родины Алехандро, что мне по неволе пришлось более внимательно вглядываться в лица людей, изучать их, ища что-то … только вот что? Ведь какая оказия, чувствую надо глядеть, а вот увижу ли, это уже неизвестно, быть может, я уже сейчас проглядел что-то важное. Философ блин!

Лица испанцем живущих в столице, гордые этой истинной так же как и коренные питерцы в будущем, гордящиеся своим городом и принадлежностью к нему, но ведь что, по сути своей любой город в нашем мире? Грязь да камни, и куча ненужного барахла. Каждое место обитания людей: в лесу ли, на опушке, равнине, горах, да где угодно, должно ставить во главу угла в первую очередь самого человека и его качества, а не страх и эфемерные понятия богатства!

Как обычно бывает, по закону подлости, стоило мне только ухватить мысль «за хвост» тут же случается очередная оказия реальности, напоминающая о том, что зевать и глядеть по сторонам стоит только в родных пенатах, но ни в коем случае на улицах чужого города. Один из оборванцев, крутящихся на небольшом пятачке сбоку улицы, подбежал к нашей неспешно двигающейся процессии, и схватил меня за ногу, залепетав какую-то тарабарщину на испанском языке, он нагло ухмыльнулся, требовательно вытянув руку, бросая косые взгляды в сторону смеющейся гурьбы грязных оборвышей.

— Да вы тут песьи дети совсем страх потеряли! — Олег резко взмахнул плетью, только смазанное движение руки и он вновь сидит, так же как и до этого.

Сам же нахальный оборвыш повалился на колени с завыванием падая на бок, держа трясущимися ладонями за лицо, сдерживая сочащуюся через пальцы сукровицы, вместе с ней, словно мутная вода потекло нечто. Кто-то, из слуг не сдержавшись, перегнулся через круп своего четвероного друга, выблевывая остатки утренней трапезы.

Маленькая лужица крови, смешиваясь с пылью дороги, приобрела мутно-грязный цвет, заставляя отводить взгляд.

— Пошел прочь! — брезгливо пнул пытающегося подняться на ноги оборванца Алехандро, даже не беря в руки плеть.

Сразу же перед нами разбежались все нищие, просящие милостыню, посылая спины проклятия, кто-то из них грозно кричал, а кто-то жалобно голосил, словно бабка-плакальщица, нанятая сердобольными родственниками на смерть не слишком любимого богатенького родича.

— Жаль, что я родом не из этих мест, Алексей, иначе я бы обязательно пригласил тебя к себе, — с сожалением вздохнул Алехандро, как ни в чем не бывало, будто бы и не было этого жестокого случая. — Вот если бы мы были на просторах Арагона… бывшего Арагона, то там тебя сразу же бы приняли как полагается, не то что здесь.

Осекшись граф Гомез умолк, оглядывая проходящих прохожих, с плохо скрытой неприязнью глядя в сторону дворца. По-видимому, кто-то из свиты испанского монарха успел испортить жизнь Алехандро, вот только вопрос когда? Впрочем, пускай граф сам решает, рассказывать ли ему мне о своем прошлом или нет.

— Ничего, нам пока хватит и постоялого двора, а там глядишь и в обратный путь трогаться пора, хм или во Францию, если получится, — чуть слышно добавил я. — Да и если все будет, так как я думаю, то скорее потребуется место под посольство Русского царства или на крайний случай небольшой дворец…

За разговором нам пришлось проплутать по улицам Мадрида весь час пик, из одежды можно пот ручьями выжимать, а у нас даже намека на подходящее жилье нет, обидно ведь! Слава богу, сам Алехандро умудрился разузнать для нас о не дорогой гостинице, с хорошей обслугой.

«Роскошь» Мессины, точнее «Серебряного лебедя» была приятным событием, но никак не постоянным явлением, деньги государства необходимо беречь, а не спускать подобно неразумным чадам. Так что через полчаса блужданий мы занимали пяток смежных комнат, отдаваясь блаженной неге в тени постоялого двора, под звучным названием: «Тихая заводь». Причем здесь заводь я так и не понял, но решил, что это не столь важно, чтобы задумываться над проблемой дольше положенного времени.

Сам Алехандро, как только мы нашли нужную, гостиницу спешно отбыл, куда естественно я не спрашивал, все же он не мой подчиненный, а вернулся он через полтора часа, улыбающийся с веселыми глазами поймавшего в свои сети долгожданную добычу охотника.

— Все просто замечательно, дорогой друг! — с порога моей комнаты заявил граф Гомез. — Я сумел поговорить на счет аудиенции с одним приближенным к королевской особе, давним другом моего отца, он обещал, что в течение недели король примет посланника из Московии.

— А как же захват Мессины? Что-нибудь будет предпринято? — заинтересовано спросил я Алехандро, все же такие «оплеухи» страна не должна прощать, хотя сейчас война, можно и на нее неудачи списать, а то и козла отпущения найти, в случае нужды.

— Не знаю, но думаю, что она уже никогда не будет, нашей, — с болью в голосе ответил граф, — по крайней мере, ближайшее время точно, у королевства просто нет свободных войск.

— Ведь недавно ты говорил, что армия французов разбила объединенные войска англичан и голландцев?

— Граф Бельвердэс говорит, что Англия планирует в следующем году высадить десант на нашем побережье, такой, что он может и Мадрид осадить, — с неохотой сказал Алехандро.

— Что это понятно, осталось только ждать, — вздыхаю, откидываясь назад.

Предстоит о многом подумать и многое решить, как для себя, так и для Руси в целом, все же первые идеи о помощи Испании были, кажется преждевременными, дела у империи идут просто отвратительно, разве что об этом они в открытую не говорят, но ведь чувствуют же!

Моргнув пару раз, прогоняю остатки не самых радостных мгновений жизни, но убиваться из-за этого не будем, путь России лежит далеко от европейской проторенной дорожки, как бы не считал Петр и его окружение, самобытность моей Родины — вот ключ к ее величию, правда самобытность не пассивная, а активная. С равной долей агрессии и продвижения нужной для нас политики!

— Ваше Высочество, прикажите готовиться к пути или займете комнаты в городе? — Олег с ожиданием смотрел на меня.

— Быстрее тронемся, скорее, домой попадем, в Рязань, — мечтательно прикрыв глаза, я увидел пред собой прелестную лекарку в легком платьице, с охапкой каких-то полевых цветов.

«Черт! Скорее домой! — в грудь, словно в набат ударило сердце»

— Как прикажете, — развернувшись, лейтенант гвардейцев тут же начал распоряжаться своими подчиненными, радостно переглядывающимися между собой, Никифор же командовал слугами, посылая их из одного конца пристани в другой.

Затянутое свинцовыми тучами небо не предвещало ничего хорошего для путешественников, однако торчать на юге России и праздно шататься было выше моих сил. Почему бы это так ведь, здесь климат совершенно другой, да и условия проживания во много раз лучше, чем в центральной России, ан нет, есть такое понятие как любовь к Родине! От него никуда не деться и не спрятаться, приходиться только мириться … и мирить с этим всех остальных, как бы двусмысленно сие заявление не звучало.

За подготовкой к дальнейшей поездке, занявшей около получаса, я размышлял о том, что сейчас делает отце, ведь как мне кажется, победа при Полтаве дала государю, наверное, впервые после нарвского поражения возможность вздохнуть «полной грудью». И наверняка у него сейчас развязались руки разобраться в массе отдельных распоряжений первых годов войны. Как ни крути, а карманы людей не бездонны, не говоря уже про саму казну, и это все вместе накладывает свой отпечаток на будущую военную кампанию.

Вот только за военные траты я как раз не опасаюсь, они стопроцентно останутся на уровне, если вообще не поднимутся, увы, но данной проблематике в свое время я не уделил должного внимания, и теперь понимаю, что зря, вот только вернуться назад уже нельзя.

И как же решил вопрос нехватки денег отец? Очень просто: следуя правилу «все для армии, все для победы», Петр упростил финансовое управление страной. Он просто-напросто передавал сборы с отдельных местностей прямо в руки генералов, на их расходы, минуя центральные учреждения страны, куда деньги должны были поступать по старому порядку.

С одной стороны, вроде мысль здравая, а вот с другой… вояки, что бы там не говорили, редко отличаются особой смекалкой по управлению землями, не говоря уже о целых губерниях, так что как закономерностью можно считать разбиение страны на губернаторства, подчиненные не воеводам, а губернаторам. По сути своей они становились властителями данных краев, не считая меня и моей самой маленькой губернии, я то должен держать ответ перед царем, причем уже сразу по приезду, а они то нет. К примеру, в ново завоеванной стране — в Ингерманландии, отданной в «губернацию» Меншикову, Алексашка творит что хочет, мотивируя это тем, что якобы укрепляет район, хотя знаю я, из истории как он его укреплял, две трети расходов себе в карман, а одну треть на стройку. Урод!

Так же можно в принципе считать дела обстояли и в Киеве со Смоленском, я имею в виду полное владычество губернаторов в них. Эти два города объединяли под собой прилегающие земли для приведения их в оборонительное положение против нашествия Карла Двенадцатого еще два года назад, правда там действительно работа была проведена титаническая, не к чему придраться… в основном.

Оставшиеся Казань, Воронеж и Азов получили своих вожделенных губернаторов из-за тяги страны к увеличению мощи государства, и в частности ее стабильности. Казань — для усмирения волнений, а на Воронеж и Азов — для постройки флота…

— Послушай Алексей, — несколько вяло обратился ко мне Алехандро. — Гм… Ваше Высочество, неужели здесь всегда так, сыро, серо и уныло?

В глазах испанца все еще плескалась тоска о потерянном доме, о предательстве, понять которое он не может до сих пор и о том, что надежды, мечты рассеялись безвольным дымом, унесенные легким ветерком королевского слова.

— Нет, не всегда, вот там где будем мы, такая погода как минимум треть от всего времени, не считая мороза и снегопада, — серьезно отвечаю Алехандро.

— Ааа, — протянул он досадливо.

В отличие от своего земляка, взятый в первом попавшемся лекарь, выглядел на удивление живым и бодрым, кажется, его участь не казалась ему плохой, скорее наоборот. Хотя как ему не быть таковым, если его сжечь, как колдуна пытались, и это в просвещенной европейской стране, дикари!

Между тем наша процессия, легкой рысью тронулась в путь, оставляя за собой мачты шнявы «Санта-Лучии», чей капитан, наверное, зло матерится, проклиная свою тягу к авантюрам.

…Как и говорил граф Гомез, нам пришлось прождать приглашение на аудиенцию к испанскому монарху в «Тихой заводи» шесть дней. Блуждая по Мадриду, я нашел много интересного для себя, даже купил пару переливающихся на свету всеми цветами радуги безделушек специально для Оленьки, а то, не хорошо, получается, уехал и приеду без подарка.

Гуляя по улицам и магазинам, полные разнообразной безвкусицей мы однажды забрели в парк, где сидела пара живописцев, увлеченно пишущих пейзаж Мадрида, решив не мешать мастерам, мы с Алехандро стояли невдалеке пару часов, дожидаясь пока они не закончат. Проследив за ними, мы вышли к трехэтажному зданию школы живописи, не удержавшись от соблазна, я прошел внутрь. Соприкоснуться с действительным искусством всегда полезно, а главное нужно, дабы не стать простым болванчиком, оценивающим все объекты вокруг себя через призму: ценно или нет.

По просьбе Алехандро, нас проводили в одну из зал, в котором были выставлена часть полотен. Проходя мимо них, внимательно вглядываясь в мученический, одухотворенные, разъяренные, поникшие, унылые, радостные лица, поневоле подумал о бренности собственного существования. О том, что мир не столь сер как кажется на самом деле, главное уметь видеть…

Но одно полотно, «Ангел изводит ап. Петра из темницы» чем-то зацепило взгляд больше чем все остальные вместе взятые, не понимая, почему именно так, я решил купить ее. Разобраться самому, а заодно и государю подарок сделать, все же повод будет при первой встрече с радостного мгновения.

Как не удивительно, но с покупкой сей картины, проблем не возникло, оказывается, эта зала и предназначалась для предварительного ознакомления с полотнами, и пользовались ей не сказать, чтобы часто, но все не столь редко, чтобы сама школа разорилась и закрылась.

Сам же старинный город, выглядел этаким атлантом, держащим у себя на плечах весь мир, но видимо этот атлант прекрасно понимал, что в скором времени его силы истощатся и ему придется передать свою неподъемную ношу более могучему собрату. Который вполне вероятно может раздавить ослабевшего соперника, дабы тот и впредь не помышлял о былом величии, не говоря уже о чем-то большем. В мире всегда будет править позиция силы, как бы ее не назвали, будь то борьба за равенство, ядерная дубинка или же экономическое превосходство, разница лишь в средствах, а итог всегда один.

Часто со мной гулял и сам Алехандро, оказавшийся охочим до архитектурных изысков столицы своей страны. Оказывается он в Мадриде всего лишь третий раз, да и то все предыдущие его посещения были скомканными и не позволили молодому графу должным образом насладиться красотой шпилей соборов и церквей, старинных особняков аристократии.

На жизнь юного отпрыска старого, но не богатого рода накладываются свои отпечатки, не всегда радостные и достойные воспоминания, но все же они есть и от них никуда не деться. Как впрочем, и от представления его родителей о столичной жизни, где во все времена тратилось больше средств, чем уходит на нужды собственной армии. Такая суровая и грязная действительность!

Но красота красотой, а про работу я не забывал, свободно засиживаясь до глубокой ночи над нужными мне трудами военных тактиков и географических атласов, допотопных, дрянных, но за не имением лучшего все же полезных.

Даже пришлось привлечь к работе собственных гвардейцев, слишком уж временем признаться честно я дорожил, и тратить оное на перерисовку побережья Испании и Франции просто не хотел, пускай я и приобрел атлас, но иметь в запасе столь полезные сведения никто не мешает, пускай, они несколько схематичны, даже сильно схематичны. Но ведь и таковых на Руси нет. А значит любая крупица знаний пригодиться.

Но вот, наконец, наши мытарства и ожидание закончились, приодевшись, приготовив подарок королю, особо большой неграненый алмаз, найденный где-то в Сибири еще при Алесе Михайловиче, моем номинальном деде, наше посольство, во главе со мной тронулось в путь. Быстро преодолев расстояние до дворца, нам пришлось пару часов ожидать, пока к аудиенции будет все приготовлено. Хотя, что именно, никто, конечно же, не сказал, мол, так и должно быть.

В конце концов, ожидание закончилось, или просто терпение самого монарха вышло, и какой-то кичливый юнец, гордый своим «почетным» званием неся перед собой то ли, штандарт, то ли флаг, одетый в старую потертую ливрею. Одно это указывало на бедственное положение королевства, впрочем это не мешало юнцу кичиться своим положением, глядеть на замерших возле дверей разодетых в кружева и бархат придворных!

На наше степенно идущее посольство, одетое вопреки ожиданиям местной аристократии в легкие шелковые рубашки, с минимумом кружев, дабы подчеркнуть официальность сего мероприятия и сразу же отбросить в сторону ненужные «ахи и вздохи» о том, что мы «варвары» и вообще недочеловеки. Так же степенно пришлось шагать и юному «знаменосцу» идущему впереди нас, хотя как мне кажется ему больше понравилось бы гоняться с дворовой ребятней, чем скучать в окружении старых интриганов и сплетников.

Громко ударили о каменный пол тупые концы алебард, большие двери, разукрашенные позолотой и драгоценными камнями, нехотя отворились, открывая вид в большую залу. По сторонам широкой дорожки алого цвета, расстеленной от начала залы до первых ступенек возвышения на котором стоял трон, застыли самые разные сановники королевства. Их внимательные глаза, не пропускающие ни малейшего нашего движения, следили так словно это монокуляры. Странно, вроде бы насколько мне известно о России заговорили только после Полтавской битвы, точнее даже не после нее а только через полгода, да и то, все равно не считали относиться к ней как к равному государству. О победе Петра же здесь никто не знает, следовательно такой прием или норма… или заранее спланированная сценка… сценка из придворных интриг!

«Черт! Теперь точно жди неприятностей, — запоздало, поняв, что люди, глядящие на меня, вовсе не интересуются посольством из далекой Московии, они просто ждут … веселья! «

— Да, рановато Ванька то из славянских земель нос показал, — чуть слышно шепчу сам себе, глянув перед собой.

Сам монарх, достигший двадцати семи летнего возраста, смотрел на мир вокруг себя глазами непосредственного ребенка, непонятно из-за чего обремененного ненужными для него заботами. Глядя на него, складывалось такое ощущения, что он способен только повиноваться, но никак не повелевать. Рассеянный взгляд смотрел на нас с некоторым интересом, однако проявление оного быстро угасло, и вот карие глаза монарха вновь глядят куда угодно, только не на идущую к трону процессию.

Как успел мне рассказать граф Гомез, сам король подчинялся влиянию своей королевы Марии Луизы Савойской. Ей в год свадьбы только что минуло четырнадцать лет, но даже сейчас по прошествии десятилетия чувствовалась былая красота женщины. Глядя на нее, в противоположность мужу можно было увидеть уверенный взгляд человека, привыкшего повелевать другими людьми, не взирая ни на что. Такая мадам вполне могла бы пустить в ход свои кулачки, будь что не по ее желанию.

«Жаль, Филиппа, просто по-мужски, жаль, — хмыкнул про себя, глядя в лицо королевы».

Однако насколько я помню, Алехандро говорил о своей королеве как о очень деятельной особе, способной к самоотверженности, внушая всем испанцам горячую преданность, да и в народе она приобрела такую популярность, которой ее непутевому мужу никогда не достичь.

Бросив взгляд чуть в сторону, увидел, стоящего рядом с троном человека, среднего роста. Слегка прищурившись, он глядел куда-то вдаль, словно вовсе не замечал идущих к трону людей. Получается, что это и есть Джулио Альберони, первый министр испанского короля, которого так люто ненавидят испанские гранды. Что ж понятное чувство, кому же понравиться видеть рядом с собой выскочку?

Глядя на всю эту свору, собравшуюся возле престола, поневоле пришла мысль о том, что некогда великая Империя, рушится, так же как и многие империи до нее, построенная на крови и … золоте, добытом в проклятых джунглях царства инков и ацтеков. Ведь что такое те реки золота, которые текли в руки испанских монархов два столетия?

Это тот пятые столп, который в бесконтрольном состоянии подтачивает основы власти, разрушая ее, а, не укрепляя, как ржа железо. Создавай иллюзию величия и могущества, иллюзии от которых гибнут тысячи человек просто так, исчезая в пучине ненужных войн и карательных рейдов. Иллюзии людей слишком страшное оружие, чтобы отмахиваться от них, правда, понять эту в принципе то не такую уж заумную мысль могут не многие. Да и те чаще всего становятся изгоями и одиночками, ведь выделяться из толпы во все времена черева-то неприятными последствиями, будь ты гений или безумец все одно, судьба твоя незавидна!

Вся мишура рассыпалась пеплом, унося непонятно как появившиеся у меня в голове странные мысли. Чуть больше сотни шагов, от порога до первой ступеньки постамента трона, и вот я замираю перед Филиппом Испанским. Помню, когда-то я читал, что Петр Великий в свое время после десятого года кажется, посылал своего сына в германские земли, договариваться о денежном вопросе с родичами будущей невесты. Так вот царь приказал собственному сыну, чуть ли не унижаться перед немцами, прося об уступке, которую он, кстати говоря, не получил. О чем это говорит? О действительном отношении отца к сыну, правда это было тогда, когда их размолвка стала слишком сильной и пути назад уже, наверное, не было…

Вот опять «повело»! Еле-еле удалось вовремя взять себя в руки. А то не хорошо могло получиться, аудиенция, а посол о чем-то мечтает.

— Пресветлейший и державнейший Великий Государь Царь и Великий Князь Петр Алексеевич, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Государь Псковский и Великий Князь Смоленский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных Государь и Великий Князь Новагорода Низовския земли, Черниговский, Рязанский, Ростовский, Ярославский, Белоозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, и всея Северныя страны Повелитель и Государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей, и Кабардинские земли, Черкасских и Горских Князей и иных многих государств и земель, восточных и западных и северных, отчич и дедич, и наследник, и Государь, и Обладатель желает своему венценосному брату долгих лет царствования! — слегка опускаю голову, выпуская сквозь сжатые зубы воздух. Титул царя ой как непросто выучить, не дай Бог ошибешься где-нибудь, от стыда сгоришь, не говоря уже о задетой чести Руси и ужасной славе самого посла.

— И я желаю государю и правителю далекой Московии долгих лет царствования! — с улыбкой ответил Филипп на французском языке, вот только его глаза продолжали смотреть с жадным интересом, а где-то глубоко, спрятавшись от всего и вся застыла беспросветная тоска и усталость: от войн, интриг, судов над проворовавшимися чинушами.

Судьба и доля правителя, особенно когда в стране десяток древних фамилий, свободно претендующих на трон, ой как несладка! Мне не хотелось бы оказаться на его месте.

— Государь наш Петр Алексеевич, отправил посольство с целью положить начало новым отношениям с теми государствами, которые до сих пор неведомы для нас, — глядя на монарха «закидываю» первую удочку.

— Хм, и какие же такие страны оказались уже … известны Московии?

— Еще в первый свой визит в Европу наш царь побывал в Англии, Голландии, некоторых немецких княжествах.

— А Франция? Как же так получилось, что, будучи в тех землях царь Московии не попал в Версаль? — удивился Филипп.

— Этого я не знаю, как впрочем, и не должен знать, — с улыбкой отвечаю монарху.

— Что ж, действительно не ваше это дело. Но тогда быть может, полномочный посол расскажет подробнее, для чего он прибыл в Испанию, — с безразличием спросил Филипп, не видя, как глаза супруги слегка прищурились…

В общем, малоинтересный разговор тогда получился, главная часть аудиенции окончилась, а к сути я так и не перешел. Ну не говорить же мне, мол, так и так, давай ты Руси отдаешь Сицилию и пару островов рядом, а мы тебе помощь окажем, при условии, что Франция поспособствует с Турцией, повлияет на нее так сказать, проход для кораблей даст и тому подобное.

Однако, уже выходя из дворца, ко мне подошел тот же лакей, который шел перед нами и передал записку от королевы. В ней говорилось о том, что аудиенция для приватного разговора будет на следующий день, почему именно так, я не понял, а объяснить в чем дело, увы, было не кому, Толстой умер, а умудренных дипломатов со мной, конечно же, не было. С другой стороны, день то уже перевалил за полдень, может, поэтому решать государственные дела королевская чета не хочет?

Как бы то ни было, но на следующий день задолго до пробуждения короля, в девять утра, я зашел в рабочий кабинет королевы, по всей видимости, именно она является действительным властителем Испании. Об этом говорила и сама атмосфера кабинета, сидящая здесь женщина, заваленная горами бумаг, поневоле внушала чувство жалости, все не дело все же не женское это дело, управлять государством, ей бы лучше возиться с детьми, или на худой конец гулять с фрейлинами по парку, слушая щебет птиц и собирая гербарии.

В кожаном кресле восседала Мария Савойская, вопреки моему ожиданию, на ней не было ни кружев, ни рюшечек, только сугубо практичная домашняя одежда. Перед королевой лежала кипа бумаг, которые она просматривала, а между делом выписывала какие-то цифры, вполне возможно, что делала смету расходов.

Рядом с распахнутым окном замер первый министр, крутя, на левой руке золотой перстень он глядел куда вдаль, высматривая чего-то, а быть, может и кого-то. Услышав, как лакей плотно прикрыл за собой дверь, Альберони повернулся ко мне лицом.

— На каком языке вы, сеньор посол, предпочли бы вести беседу? — учтиво поинтересовался он.

— На русском, сеньор, но так как у вас просто нет навыка общения на моем родном языке, то лучше сразу же перейдем на французский язык, — отвечаю ему, возвращая любезность.

— Конечно-конечно, как вам будет угодно, — сказал Альберони, поворачивая голову к королеве.

— Вы знаете, сеньор, у нас дела идут несколько не так, как хотелось бы всем грандам Испании, да и королю, как бы он там не говорил своим подданным и советникам, — отвлекшись от лежащих перед ней бумаг Мария Савойская с интересом оглядывая фигуру молодого посла.

— Я прибыл ко двору не для того, чтобы давать пустые обещания или как некоторые мои собратья плести интриги против власть имущих, — слегка поклонившись, сказал королеве, боковым зрением глядя на первого министра.

— Что ж, рада это слышать, вот только мне непонятно для чего тогда вы здесь? Не из праздного же любопытства, в самом деле? — несколько наиграно спросила Мария Савойская.

— Моя страна во многом преуспела за последние годы, но у нас по-прежнему нет устойчивого выхода к морям, кроме разве что внутреннего, да только оно не так уж необходимо, когда не имеет выхода к другим морям. Так же России нужна поддержка в Европе, и чем тверже она будет, тем серьезней может быть оказана помощь той стране, взаимовыгодный союз с которой моя Родина смогла бы заключить, — спокойно выдвигаю первое предложение, впрочем, не надеясь на его принятие, слишком оно … нереальное, что ли.

— И какого рода поддержка интересуют твоего государя? — спросил Альберони.

— Любая, которая может привести к процветанию и укреплению нашего взаимовыгодного союза, если конечно его удастся заключить…

— На счет прямого союза,…ведь вступая в союз, Московия будет обязана вступить в войну на нашей стороне…

— Вовсе нет, ваше величество, моя страна сможет помочь вам… только после того, как мы сами уладим дела на своих западных границах, как вы, может быть, слышали, — на губах против воли появляется едва уловимая улыбка. — Мы уже десять лет воюем со Швецией, и смею заметить, в конце июня этого года произошло сражение, в котором вся шведская армия панически бежала с поля боя, сам король скрылся в Османской империи. А почти все солдаты и большая часть офицеров в данный момент двигаются к центральным землям России, отрабатывать потом и кровью все свои безобразия, учиненные в Малороссии и восточной Руси.

— Это не может быть! Шведская армия сильнейшая во всей Европе, — возразил первый министр, с негодованием глядя на меня, будто я лжец каких свет не видывал.

— Но все же это так, сеньор первый министр, — спокойно замечаю ему. — Я же сказал вам, что моя страна смогла извлечь выгоду из поражения под Нарвой. Взять себя в руки, перестроиться, взрастить саму себя и справиться с сильным врагом, об армии которого спотыкались не раз и не два наши западные соседи и союзники.

— На что это вы намекаете, сеньор посол? — с негодованием спросил Джулио Альберони

Не говоря ни слова, слегка пожимаю плечами, мол, кто знает.

— Вы правы, сеньор посол, — Мария Савойская встала из-за стола, прошла к углу комнаты, к глобусу на котором чуть ли не треть занимали белые проплешины неизведанных земель. — Еще совсем недавно, всего пару месяцев назад никто не предполагал, что эрцгерцог Карл вместе с предателями арагонцами сможет разбить войска моего мужа. Случилось так, что под Сарагосой нашли свое упокоение слишком много преданных нам воинов, а новой армии у нас просто нет, кроме той, остатки которой разбросаны по гарнизонам, в надежде на скорую помощь французов. Да и давно ли ушел из Мадрида сам Карл? И месяца не прошло, а ведь он был именно тут, в этих апартаментах, в самом дворце, а ни где-то еще!

«Эк тебя перекосило! — с несказанным удивлением гляжу на лицо королевы с болью взирающей на слегка вращающийся глобус».

— Если бы не верные каталонцы, то и по сей день, здесь восседал Карл, а не мы с супругом, — будто бы не замечая гримас первого министра, продолжила королева. — Где наша союзница Франция? Куда ушли ее армии? Я знаю куда! Они предали нас, решив отгородиться от опасности вторжения в собственные земли. Из-за этой бесконечной войны в стране разруха, по дорогам стало опасно ездить даже дюжине человек, а не одинокому путнику. Испания гибнет, окунаясь в пучину раздора и междоусобиц, но и их не избежать, ведь предательство нельзя прощать ни в коем случае. Уже потеряны владения в Италии, Сицилия ушла в руки к императору, Гибралтар захватили английские войска…

— Ваше Величество может все же не стоит… — деликатно прервал несколько разошедшуюся королеву Альберони.

— Нет, Хулио, стоит! Мне надо, наконец, выговорится! И ты это лучше меня знаешь! — гордая королева, в прошлом красавица, каких мало на свете сейчас стояла вполоборота ко мне с потерянным взглядом, смотрела куда-то за стену, словно старалась найти сил для противостояния с этой катастрофой. В которой некогда сильная и великая империя навсегда теряет остатки былого величия и могущества.

Немного успокоившись, Мария Савойская вернулась на свое место за стол с лежащими в беспорядке бумагами, будто и не было вовсе этой сцены слабости женского начала, которому следует заботиться о потомстве, но никак не о нуждах целой страны.

— Что может предложить … Россия моей стране, — облокотившись на сомкнутые в замок ладони, напрямую спросила королева.

От такого вопроса первый министр не просто скривился, а чуть ли в обморок не упал, так уж невероятно оказалась выходка властительницы, или они просто это так разыгрывают? Не знаю, да и не суть, главное, что можно начать с существенных вещей, а не с пустых слов и бахвальств.

— Как я уже сказал ранее, моя страна не может вступить в союз с вами до тех пор, пока идет война со шведами, да и про Османскую империю забывать не следует…

— Тогда как же нам сможет помочь Московия? — спросил Альберони, глядя мне в глаза.

— Мы можем помочь вам припасами, оружием, но только не войсками, — спокойно заметил я, наблюдая гаснущие искорки удовлетворения в глазах первого министра. — По крайней мере регулярными войсками точно, но на счет наемников, мы могли бы что-нибудь придумать, если постараться конечно.

— Это уже что-то, но все же не столь много как хотелось бы… — продолжил Хулио Альберони украдкой поглядывая на королеву, которая все так же сидела в кресле наблюдая за нами, слегка прищурив глаза.

— Увы, но это пока единственная возможная помощь, которую может оказать моя страна вам, впрочем, даже такую помощь, как мне известно, Испании уже года три как никто не оказывается, — все так же спокойно говорю первому министру, сам же в полглаза гляжу на королеву.

Альберони собрался уже, было что-то сказать, но не успел, прерванный повелительным взмахом руки Марии Савойской, медленно опустив ладонь на лакированную поверхность стола, проведя пару, раз по его углу она глубоко вздохнула, с неким вызовом глядя на меня своими карими глазами, мол, ну давай, что же ты.

— Хорошо, такая помощь нам действительно нужна, неурожаи, бедственное положение в стране, да и … много всего, как вы, сеньор посол наверняка успели заметить во время поездки до Мадрида все вместе складываясь заставляют меня признать, что такая помощь нам крайне нужна, возможно, что даже сильнее, чем экспедиционный корпус в десяток тысяч штыков. Поэтому я прошу вас, назовите ту цену, которая будет удовлетворять ва… Россию, чтобы оказать нам помощь, пусть даже скрытную, — королева чуть приоткрыла губы, выдавая свое переживание.

Перед окном замер первый министр, наверное, дышащий через раз, а то и два, с нескрываемой тревогой глядя на властительницу, кажется, происходящее сейчас в этом кабинете не вязалось с теми планами, которые наверняка были обговорены заранее. Я стоял в некотором ошеломлении, стараясь не подавать виду, не знаю, получилось ли это или нет, не такого разговора я ожидал, совсем не такого, пускай опыта дипломата у меня кот наплакал, да вот только мозги то работают как надо. А это значит, что напрямую в таких делах говорят только в двух случаях: когда в рукаве еще пара сюрпризов, или дела говорящего действительно идут не лучшим образом. И какая из этих версий ближе я как раз и не знаю, все же мой источник информации об Испании и правящей чете — это Алехандро, но и он же не всеведущ, многих подробностей жизни в столице не ведает.

— Честно признаться, ваше величество я ожидал несколько другого разговора, настраивался, думал о том, как и что, предложить, … потребовать для своей страны. Но на деле оказалось, что все мои старания оказались напрасными, — решив говорить начистоту, я продолжил переть напролом, словно дикий тур, не разбирающий что перед ним: зеленая трава или молодые деревца, я отрывисто продолжил. — Моя страна давно жаждет получить выход к южным морям, не к Азовскому, а к Черному, Эгейскому … Эллинскому в конце-концов, но, однако мы понимаем, что это все мечты пращуров и наших предков. Сейчас осуществить их в одиночку почти нереально. Поэтому моя страна не будет просить у Испании каких-нибудь уступок или подписания кабальных договоров. Мы только просим вашей поддержки, как в политике, так и в светских кругах. Многое доступно местным грандам и кортесам, и возможно кто-нибудь из них с удовольствием согласиться отправиться в путешествие к берегам Руси…

— Это не возможно, идет война, и не известно как поведут себя союзники в будущем году, и отдавать офицеров было бы не совсем правильным… — возразил первый министр.

— А разве я сказал, что это должны быть военные? — улыбаюсь как можно дружелюбней. — Моей стране требуются лекари, зодчие, корабельщики, опытные учителя мореплавания, на худой конец пойдут людишки хорошо знающие крестьянское ремесло.

— И много таковых требуется? — тут же поинтересовался Альберони.

— Столько сколько найдете, лишним никто не будет точно, всем желающим найдется работа и крыша над головой, как минимум, — заверил я его.

— А качество… товара вас интересует? — осторожно поинтересовался первый министр пару минут спустя, когда вновь отвернулся к окну.

— Что вы имеете в виду, сеньор Альберони?

— У нас в Испании очень строги законы церкви… из-за чего многие люди порой оказываются в темницах, ожидая приговора церковного суда, — многозначительно замолчал первый министр, поворачиваясь ко мне лицом.

— Я вас понял. Думаю, что если люди действительно ценные и знающие, то моя страна не будет относиться к ним как к преступникам и с радостью займет этих грешных людей праведным трудом, — с улыбкой отвечаю ему, украдкой поглядывая на королеву отслеживая ее реакцию.

— Это очень хорошо, сеньор посол, пусть так и будет, думаю, мы сможем вам помочь в этом, в самом скором времени, а с одним лекарем уже даже в ближайшее время, — усмехнулся Альберони. — В знак дружбы и взаимовыгодного сотрудничества.

— Интересно, кто же это? — столь быстрого эффекта я признаться не ожидал.

— Один старый зубодер, Рауль Гариэнтос, он чем-то провинился, ба так, что ему представлены такие обвинения, что на десяток лет тюрьмы хватит с лихвой, да вот только он уже не молод и вряд ли выдержит такое. Поэтому наказание можно будет изменить, взамен тюрьмы ссылка, только и всего.

— Замечательно, если так. Думаю, что мы сможем плодотворно сотрудничать вместе…

Планомерно, словно на каком-то рынке, мы начали обсуждать условия столь заманчивого для обеих сторон предложения. Русь еще не скоро будут воспринимать всерьез, так что отток светлых голов не будет пресекаться, скорее, наоборот будет только поощряться, как, к примеру, в свое время было с ворами и смутьянами в Англии, когда она заселяла Америку, впрочем, она и сейчас проводит такую же политику. Только разница лишь в том, что в отличие от Англии Россия с удовольствием примет под свое крыло отверженных испанцев, а заодно и воспользуется всеми их знаниями и умениями. Впрочем, время покажет.

Покидая кабинет королевы, сразу же после разговора я услышал, как она едва слышно с тоской сказала: «Сейчас мы в рядах побежденных, а может случиться так, что мы окажемся в рядах отверженных. Я не желаю такой судьбы для своей страны, сеньор посол. Помните об этом».

Замерев на месте, на пару секунд я вышел, давая понять, что прекрасно слышал фразу королевы. Но вот только как я то могу ей в этом помочь? Задачка не из легких, и как решить ее честно признаться, я пока не имею ни малейшего представления. Впрочем, еще три года есть, до подписания стран мирного договора, столь унизительного для Испанского королевства.

Получив все, что нужно от аудиенции, я отправился в гостиницу. Предстояло хорошо подумать над теми пунктами первоначального договора, которые удалось выбить из королевы и первого министра, а заодно и прицениться к тому, что же наобещал Испании сеньор полномочный посол Русского царства и не сделал ли где-нибудь серьезной промашки.

Известие о том, что переговоры прошли успешно для всех представителей посольства, начиная с боярина Долгомирова и кончая последним слугой, стало действительно радостным, все же путь, пройденный нами, оказался не напрасным. Однако рассказывать о собственных планах, да и о самом договоре я не стал, главное, что контакт есть, а остальное приложится, если к делу с умом подойти.

Но посидеть над интересующими меня вопросами мне так и не удалось, как это обычно бывает в самый неподходящий момент, вмешался его величество Случай. В этот же вечер как только я приготовился внимательно изучить набросанные на скорую руку пункты договора как ко мне в комнату, ввалился окровавленный граф Гомез. Ничего, не соображая, он еле-еле шевелил языком и с трудом говорил о «кровной мести рода». Разбираться во всем этом надо было сразу же, да и помочь графу следовало как можно скорее, не то он истечет кровью прямо возле моей кровати.

— Сергей, Руслан! — позвал я гвардейцев из соседней комнаты.

Тут же на пороге появились гвардейцы, с немым изумлением глядящие на лужу крови, растекшуюся под телом Алехандро, которого я прислонил к подножию кровати, кое-как перевязав кровоточащую рану в предплечье.

— Найдите лекаря и прикажите местным слугам согреть воды.

— Будет сделано, ваша светлость! — выпрямившись, пара воинов, скрылась за дверью, оставив меня с бредящим графом.

— Никифор!

— Я здесь, господин.

Камердинер стоял на пороге с парой белых полотенец и маленьким тазиком в руках, по комнате сразу же потекли запахи травяного сбора и лесной свежести. Не спрашивая ничего, Никифор подошел к Алехандро, достал откуда-то из вороха своих одежд маленькие ножницы, разрезал ими рукав рубахи, а чуть погодя то же самое проделал и на штанине, где как, оказалось, тоже была рана, правда не столь опасная как в предплечье.

Внизу уже суетилась прислуга, растормошенная гвардейцами. Зычный голос Олега был слышен так хорошо, что даже закрой я уши ладонями, то и тогда бы слышал каждое слово лейтенанта. Четверо из воинов тут же приготовили оружие к бою, все же ночь на улице, а кровники вряд ли будут спрашивать кто перед ними, если они конечно же умудрились выследить дом в котором скрылся раненый граф.

Пока искали лекаря и готовились к обороне Алехандро пришел в себя, бледный с вымученной улыбкой на губах он как можно короче рассказал о случившимся, начав с самого начала.

Выяснилось, что с давних пор род графа Пилар-Гомеза был приближен к трону арагонских монархов, постоянно поддерживая их во всем. А как у любого влиятельного семейства Испании, тем более что раньше считавшегося одним из сильнейших и влиятельнейших в Арагоне не может быть врагов?

Если первое время после падения королевства было еще спокойно, то потом, когда осталась лишь частичная автономия, к роду Гомез стали все больше и больше предъявлять плату кровью, вырезая сторонников графов и их юных отпрысков. Конечно в ответ графы вместе со своими вассалами вырезали семьи своих врагов, не щадя ни стар ни млад, убивая даже младенцев…

Это ужасно, но таковы правила выживания. Кто даст гарантию, что малец, оставленный в живых через двадцать лет не придет и не всадит вершок другой стали в сердце старика, убившего его родителей и всех родственников. Именно поэтому кровники люто ненавидели друг друга, потому что знали, пощады никто из них не получит, какие бы увещевания не были!

И вот начинается война, с десантом австрийцев высаживается эрцгерцог Карл, к которому сразу же присоединилась почти вся Каталония и земли бывшего королевства, роды вновь вспомнили о кровной вражде, утихнувшей было на несколько лет из-за проводимой политики первого министра, направленной в первую очередь на изгнание захватчиков с земель Испании.

Часть родов поддерживаемых законного короля покинули родовые земли вместе с семействами, но большая часть присягнула на верность эрцгерцогу, тем самым, нарушив клятву верности Филиппу. Однако не всем удалось скрыться от мести разозленных грандов Арагона, кого-то перехватили по дороге, а кого-то убили прямо в родовых поместьях, застав за сбором вещей.

Семью Алехандро нашли три года назад, давние враги — Кортесы, ночью напав на имение графов они в тяжелом сражении смогли убить всех, включаю всю прислугу и расквартированных на территории имения наемников. Не ушел никто, остались только трупы и море крови, все семейство графов Гомез, кроме Алехандро навсегда упокоилось не вдалеке от местечка Санакоста.

Сегодня же молодой граф на улице увидел трех Кортесов, спокойно прогуливающихся по городу. Ярость застлала разум Алехандро, и он пошел за ними, подкараулил на пустующей улочке и напал, одного сразу же проткнул в сердце, с двумя другими пришлось биться больше, да и то один выжил, только отделался легким ранением, благодаря не в меру ретивой страже столице. Сам же граф кое-как умудрился скрыться от стражников, но вот удалось ли ему, замести следы к гостинице? Я что-то сильно сомневаюсь, ведь кровники вполне могли бы поднять на ноги нужных людей, а те, если не зря едят свой хлеб, за тройку дней при сильном везении могут найти желаемый дом. Скрывался то граф уже вечером, но люди еще не спали, да и грохот под окнами наверняка не даст уснуть.

— Для тебя то, что ты совершил это верная смерть, из столицы тебя не выпустят точно. Законы твоего короля ты лучше меня знаешь, и про кровную месть там отдельная глава есть, о ее запрете и наказании через повешенье за несоблюдение королевской воли, — покачав головой, гляжу на бледного испанца. — Впрочем, у тебя есть один шанс выбраться из этой ситуации целым.

— Какой? — качаясь в такт моим словам, граф с надеждой смотрел на меня.

«А он ведь боится, боится умереть, — взорвалась в голове догадка. — Да и как не боятся старухи с косой, если ему всего то двадцать лет?!»

— Мне придется говорить о твоем помиловании с королевой и первым министром, но думаю, что это будет возможно только как замена наказания.

— Каким же? — чуть слышно шепчет он, опуская голову на грудь.

— Не знаю, но завтра постараюсь сделать все от меня зависящее, потому что иначе пеньковая удавка тебя точно не оставит… — смотрю на меняющееся лицо арагонца.

— Что ты хочешь сказать? — недоуменно спросил он, морщась от боли, Никифор туго перетягивал рану в плече.

— Наказание за содеянное тебе не избежать, если конечно ты не хочешь сейчас же уехать из Мадрида, правда я могу побиться об заклад, что далеко ты не уедешь, поэтому лучше будь здесь и не дергайся понапрасну, — посоветовал я графу.

— Хорошо, Алексей, я верю, тебе и сделаю, так как ты скажешь, теперь мне видимо действительно лучше быть здесь, — устало согласился Алехандро, при помощи Никифора укладываясь на постель.

— Прости отец… — едва слышно донеслось до меня, когда я прикрывал дверь в комнату.

Внизу собралось, наверное, все посольство, ожидая указаний, боярин Долгомиров с улыбкой глядел на нахохлившегося Олега, неприязненно косящегося на окровавленные тряпки в маленьком тазике Никифора, спешащего выбросить их во двор. Да изменился Борис. Сильно изменился, не зря я тогда с ним побеседовал, кажется, понял он нечто важное для себя, раз стал помощником посла, а не наблюдателем от влиятельных родов Руси.

— Хозяина и всю прислугу из дома пока не выпускать, а то мало ли что они сказать успеют, лучше пару деньков в случае нужды мы на старых запасах побудем, все же поберечься лишний раз не мешает, — подумав сказал им.

— Хорошо, — ответил лейтенант гвардейцев, кивая одному из своих подчиненных, тот сразу же ушел за дверь, проверять черный ход.

Слуги тут же разбежались по углам, гвардейцы начали проверять оружие, кто-то даже залез в принесенный из кареты сундук с запасными пистолями, тут же начав деловито их заряжать…

Как не удивительно, но ночь прошла спокойно, через полчаса в гостиницу пришли отосланные за лекарем гвардейцы, неизвестно как нашедшие искомого, заспанного мужика, с какой-то кожаной сумкой и растерянным выражением лица. Кажется, его выдернули прямо из постели, причем использовали явно не лестные уговоры, нечто более жесткое … мужское.

Однако как только лекарь увидел, что от него требуется, сразу заметно повеселел, видимо он уже было решил, что его похищают. Достав из своей котомки какие-то баночки, нож, белые тряпки и многое другое, предназначение которого я не совсем понял, он что-то требовательно сказал одному из служек гостиницы, тот сразу же убежал на кухню, гремя посудой.

Нам же всем пришлось покинуть мою комнату, в которой лежал Алехандро по красноречивой просьбе лекаря, да и отдохнуть мне надо, иначе завтра буду никакой, а это тем плохо, что решать проблемы, да тем более не свои, с головной болью удовольствие не из приятных. Как бы то ни было, но, выслушав доклады Олега и Никифора, я сразу же отправился на боковую, прихватив с собой извечную шпагу из своей комнаты. Жизнь штука такая, когда расслабляться не следует, разве что в бане, да и то не всегда.

Так получилось, что утром проснулся я в десятом часу, банально проспав, чего естественно со мной давно не случалось. Ведь чтобы не случилось, встаю с восходом солнца, видимо вчера действительно переутомился. Однако утренний моцион с легкой зарядкой отменять не стал, время есть, да и изменять себе сразу же в нескольких вещах за день, не слишком хорошо.

Благоухающие ароматы завтрака расползались по этажам гостиницы, будоража пустой желудок так, что казалось еще чуть-чуть, и он сам себя съест, не дотерпит до того момента, когда в него попадет кусочек другой съестного чуда.

Гвардейцы, переждавшие ночь в относительном спокойствии, с веселыми лицами сидели за столом, уплетая за обе щеки испанские блюда, иногда искоса поглядывая на молодых служанок, стреляющих глазками в стороны статных русских воинов.

За нашим столом уже сидели Олег с Борисом, обсуждая какую-то судя по всему занятную тему, то и дело один из них показывал какие-то фигуры на пальцах, желая доказать своему оппоненту собственную правоту.

— Утро доброе господа.

На мое приветствие все собравшиеся ответили разноголосицей, кто-то даже порывался встать, но успокаивающий взмах руки посадил ретивых служителей посольства обратно на места.

— Интересно, что же вы так оживленно обсуждали, друзья, что даже на пальцах показывали друг другу, наверное, для острастки? — с улыбкой спросил я лейтенанта с боярином, усаживаясь за стол с приготовленными горячими блюдами.

Олег с Борисом несколько стушевались, но спустя минуту уже оживленно начали доказывать уже мне, то самое о чем они так охотно спорили. Оказывается, суть проблемы была в том что они спорили о оружии, точнее о пехотной шпаги и палаше, про сабли вроде никто ничего не говорил. Как боярин и соответственно как больше уделяющий внимание конным экзерциям Борис Долгомиров придерживался мнения о том что палаш наиболее удобен и незаменим, нежели легкая пехотная шпага, которую пехотинцы особо не используют, полагаясь больше на фузею со штыком. Ну а Олег настаивал на том, что шпага лучше палаша, причем даже верхом на коне. Спор в котором честно признаться не мастак не вызвал у меня ничего кроме вежливого интереса, да и то только потому, что приходилось слушать опустошая тарелки перед собой. А вообще я конечно же придерживался варианта, что именно сабля наиболее удобна как личное оружие воина, и относительно легкая, в меру длинна, да и к тому же удар смягчать ей проще в сшибке с врагом, проверено! Но как говорится о пристрастиях не спорят, так что пусть каждый использует то что ему нравится, лишь эффект должный был. Вот только мои то витязи вооружены именно саблями. А через век с небольшим вся русская армия перейдет со шпаг на сабли, чем не показатель?

Позавтракав, я отправился во дворец, сопровождающих взял минимум, всего троих: Олега и Руслана с Сергеем, остальные остались в гостинице, присматривать за прислугой и за раненым графом Гомез. Все же оставлять мало воинов пускай и не в такой уж и большой гостинице не стоило, кто знает, что кровники могут учудить?

Во дворец удалось попасть только через пару часов, да и то благодаря тому, что пришел начальник караула, видевший меня вчера, он сразу же передал просьбу об аудиенции у первого министра Хулио (Джулио) Альберони. Правда, даже проходя во дворец моих гвардейцев, пришлось оставить во внешнем периметре, ожидать меня «на улице» если можно так выразиться. Дальше пускай их никто не хотел что в принципе то правильно, нечего во дворце посторонним разгуливать, да ненужные возможности покушений плодить.

— Вы, сеньор посол хотели меня видеть? — поинтересовался у меня первый министр, как только я вошел к нему в кабинет, где он сидел за чашечкой ароматного кофе, пролистывая бумаги.

— Да, сеньор первый министр. У меня появилось одно довольно-таки щекотливое дело, которое хотелось бы уладить, не придавая огласки, — присаживаясь напротив министра, говорю ему, благодарно кивнув за кружечку напитка поставленную рядом со мной.

— Вот даже как, а я признаться думал, что у вас возникли какие-нибудь вопросы по поводу вчерашнего разговора, но раз все их нет, значит, мы правильно поступили, что так долго обсуждали наши проблемы.

Альберони встал из-за стола, распахнул окна и вновь сел, с улыбкой откинувшись на спинку кресла, подставляя влажный от пота лоб теплому ветерку, приятно овевающий в такую погоду.

— Знаете, сеньор посол, я думал, что на центральных улицах Мадрида, несмотря на все то, что творится в предместьях столицы и ее окраинах можно спокойно погулять и не думать о постоянно ударе в спину или выстреле с запыленного чердака. Но оказывается, что и это все не так, как хотелось бы, вчера к примеру на глазах у многих жителей один молодой человек напал на трех мужчин, которые ничего не делали кроме того, что мирно созерцали красоты столицы.

Отвернувшись, первый министр пододвинул ко мне исписанный мелким почерком листок, ткнув пальцем в окончание. Приглядевшись, даже я не знающий испанского языка разобрал «Алехандро Пилар-Гомез». Как и откуда об этом узнал сам Альберони он мне, конечно же, не скажет, но вот теперь мне придется дорого заплатить за жизнь Алехандро. Ведь теперь то это будет не просьба, а банальный откуп, цена которого может оказаться такой, которую я не смогу заплатить за жизнь графа Гомез.

— Что ему грозит? — сам для себя спрашиваю у министра.

— Виселица.

— За убийство кровников?

— Да, именно за него. Наш король Филипп, да славятся его годы в веках, человек очень справедливый, и отступаться от своего решения не будет, тем более что закон это действует уже давно, — с показным сожалением вздохнул итальянец.

— А если заменить наказание?

— Чем? Другой казнью?

— От чего же казнью? Ведь главное, чтобы граф Пилар-Гомез больше никогда не появился на землях Испании? Так какая разница умрет он или навсегда покинет ее пределы … так сказать под принудительной ссылкой в холодную и дикую страну? — с сарказмом спрашиваю первого министра.

— Не думаю, что это можно будет сделать.

— Что ж, тогда не буду вас больше задерживать, сеньор первый министр, надеюсь, что вы сможете что-нибудь сделать для молодого графа, оставшегося, на сколько мне известно единственным в своем роде.

Красноречиво глянув на Альберони, я выложил на стол, поверх исписанного мелким почерком листа пару больших камней алого и темно-зеленого цвета, на гранях которых тут же заиграли десятки солнечных лучей, пуская разноцветные «зайчики» на стены кабинета.

— Но с другой стороны, королева может повлиять на своего супруга, и сделать исключение для одного не в меру горячего юноши…

…Через три дня почти ополовиненное посольство отбыло из Мадрида, оставив в городе во главе небольшого консульства боярина Долгомирова, пятерых слуг и трех гвардейцев, купив для нужд Русского царства небольшой двухэтажный дом. Раз уж начало отношениям положено, то опускать вожжи раньше времени нельзя, первое время держать «руку на пульсе» отношений с Испанией просто необходимо.

Что же до полноценного посольства, то оно будет основано только после указа государя, однако половину казны я все же оставил Борису, налаживать связи при дворе и приобретать друзей. Политика дело дорогое, не зря Петр в первую очередь выделяет деньги на армию, флот и посольства, дипломатов то есть. Информация всегда ценилась, во все времена!

Полтора десятка человек ранним утром покинула столицу Испании, увозя вместе с собой двух испанцев: молодого графа, помилованного королем и отправленного в вечную ссылку и старого лекаря, приговоренного к смерти, а сейчас благословляющего всех святых за свое счастливое спасение.

Подготовка в обратную дорогу шла как можно незаметней, ведь кровники Алехандро, узнав о замене наказания, рвали и метали, грозясь отомстить. А, зная, что это не пустые похвальбы, то лезть лишний раз на рожон не стоило, поэтому я принял решение, что пускай не все дела удастся выполнить, но зато и шанс благополучно избежать ненужной встречи вырастает много больше, чем даже через день.

Но все же видимо удача была на нашей стороне и мы выехали поутру без происшествий, но это не значило, что и весь путь будет спокойным. Стоило спешить и еще раз спешить.

Карета и десяток верховых всадников летели, словно на крыльях приближаясь к заветному порту, с каждым днем расстояние уменьшалось, и одновременно с этим увеличивался шанс на дальнейшее спокойное путешествие: без кровников и ненужной для меня мести.

Ночуя на полянах, при свете костров, съедая прихваченные с собой запасы вяленого мяса и пирогов, а порой купленные прямо по пути в придорожных тавернах зажаренные мясные тушки, аппетитно пахнущие сквозь тройной какой-то ткани, больше похожей на мешковину, только более плотную. Порой, глядя на игры огненных духов в пламени кострища, я ловил себя на мысли, что быть может зря мы вообще так мчимся, и стоит просто ехать, останавливаясь на ночлег в гостиницах и тавернах?

Но эти мысли почти сразу же пропадали, стоило мне только вспомнить глаза семейства Кортесов, глядящих на приговоренного графа Пилар-Гомез. Что делать, здесь кровная вражда впитывается с молоком матери и избавиться от нее так же сложно, как и от следов оспы, то есть вообще нереально, навечно оставаясь с лицом изъеденным безобразными шрамами.

И все же все предосторожности были не лишними, благодаря им мы смогли добраться до Валенсии в относительной целостности и безопасности. Лишь только у предместий города нас начали догонять преследователи.

Загоняя бедных животин до обморочного состояния, мы влетели на пристань, как зачумленные спасающиеся от костра. К моему удивлению в бухте стояло всего три корабля и только один из них тихонечко качался возле причала. Приглядевшись я увидел знакомые силуэты шнявы, везшей наше посольство на полуостров. А между тем в паре верст от нас, изо всех сил настегивая уставших лошадей, неслись всадники в алых рубахах, поверх них блестели темные кирасы, в лучах заходящего солнца сверкали клинки палашей и шпаг.

— Быстрее на шняву! — мой голос дрожал, грудь вздымалась, словно волны во время шторма, конь хрипел утомленный длительной скачкой.

Слуги, получив приказ, тут же бросились к трапу, перекинутому через невысокий борт на пристань. Не спрашивая разрешения, выстроившись по цепочке, вместе с гвардейцами быстро кидали вещи из кареты на борт.

Через пару секунд после того как на палубу шнявы упал первый тюк с вещами, через борт свесился человек. Злое лицо капитана «Санта-Лучии», ошеломленно следящее за накапливающимися тюками выражало крайнюю степень непонимания. Не долго думаю я достал из кошеля небольшой изумруд, чей блеск в лучах солнца отвлек раздраженного капитана судна от погрузки наших вещей к нему на борт.

— Скажи ему, что мы должны сейчас же отплыть, — помогая гвардейцам, говорю Алехандро, сам же перекинув какой-то маленький тюк на борт, тут же забираюсь на корабль, взлетая по приготовленному трапу.

— Он говорит, что треть команды сейчас на берегу, без них выйти в море будет крайне сложно, — виновато ответил граф после десятка секунд общения с сеньором капитаном.

— Ничего мы ему поможем, главное, чтобы он сейчас же тронулся! — оглянувшись назад, кричу Алехандро.

Проследив за моим взглядом, капитан Кастанедо собрался, было потребовать объяснений, увидев приближающееся облачко пыли, но тут же умолк, почувствовав, как в поясницу колет острое жало кинжала. С добродушной улыбкой Олег приобнял капитана, незаметно для встревоженной команды уколов кинжалом.

— Ну же, граф, говорите своему соплеменнику то, что нужно!

Не долго думая капитан командует своим матросам к отплытию. Сами же матросы будто только этого и ждали, десяток другой секунд и вот уже трап поднимается на борт, а паруса медленно падают вниз, наполняясь теплым испанским воздухом. Почти сразу же на пристань вылетел преследовавший нас отряд кровников, во главе с краснолицым мужчиной, посылающим нам в спину проклятия, досада об утере возможности избавиться от заклятого врага читалась легче простого на разъяренном лице одного из Кортесов.

Глава 11

Начало октября 1709 года от Р.Х

Выборг

Полк «Русских витязей».

Вопреки надеждам генерал-майора Третьяка, полк витязей, так хорошо показавший себя в боях с неприятелем и взятии Выборга спешно собирался в дорогу, уже как сутки минули с того времени как прискакал на взмыленном коне гонец от государя и приказал всему полку явиться в свою губернию, к наместнику. Почему именно так, никто, конечно же, не знал, но и спорить, а уж тем более противиться приказу никто не собирался. Раз приказано, то следует его со всевозможным прилежанием выполнить, чем раньше, тем лучше. Вот именно поэтому, рассыпавшиеся отряды войск бригады генерала стягивались к Выборгу, оставляя дальние поселения, для того чтобы уже весной вновь выйти в финские края, неся с собой правду русского оружия.

Молодые воины готовились к трудному осеннему переходу, конечно навыки оных у витязей было более чем достаточно, но это совсем не значит, что они получали от этого удовольствие. Однако даже в этой спешке ощущалось праздничная атмосфера сборов, даже майор Заболотный, постоянно жаловавшийся на ужасную погоду, финский край и самих шведов, не сделавших нормальные пороховые склады, улыбался, чувствуя, что возвращение в родные края уже не за горами.

Как не удивительно, но полк в полном составе вышел из Выборга уже через три дня, быть может из-за того, что вся интендантская служба была в руках временного коменданта генерал-майора Третьяка, а может из-за того, что в самом полку за каждую роту отвечал ее непосредственный командир — капитан, соединивший в себе и интенданта и тактика и сурового родителя, причем возраст самого командира почти всегда был тот же что и у подчиненных. Однако порядок и дисциплина, вводимая суровой наукой корпуса, и его наставников давно приучили витязей к такому порядку, приветствуя умеренную инициативу в собственных рядах, ибо каждый из братьев знал, что единство и выучка корпуса его сила. И не стоит нарушать эти правила, целиком и полностью отдавшись под опеку Старшего брата и полковника Митюха, уже наученным опытом как в общении с высшим командным составом, так и самим цесаревичем и его ближними сподвижниками.

Странное дело, но лидерство поставленных старших командиров и обер-офицеров никем не оспаривалось, будто так и должно быть, чего нельзя сказать о младших должностях в корпусе, где постоянно велась борьба за лидерство. Побуждая молодых сержантов и капралов постоянно сохранять форму и совершенствоваться, чтобы всегда превосходить своих солдат, а лейтенантов и капитанов постоянно быть первыми. Потому что узы братства тем и хороши, что все в нем равны и человек благодаря своим способностям может подняться высоко не чувствуя у себя на спине неприязненный взгляд высокородной аристократии.

Все это прекрасно понимали и сам цесаревич и Прохор, но избежать всех проблем попросту не реально, да и ни к чему это. Как-то Старший брат заметил, что гвардия тем и хороша, что постоянно находится на передовой, по своей сути являясь знаменем для остальных регулярных полков, которые должны равняться на нее. Но стоит гвардейским батальонам осесть на месте, пускай и в столице, как воины постепенно становятся хилыми и рыхлыми, никоим образом не являющимися тем знаменем, за которым идут другие молодые, набранные недавно полки русской армии.

День за днем солдаты в темно-зеленых мундирах маршировали по ужасным дорогам северо-запада Руси, пробираясь по лесам и весям, ночуя под палатками, сделанными из льняной парусины. Сама палатка напоминала небольшой домик с вертикальными стенами и четырех скатной крышей. Вход был один, с небольшим пролетом — тамбуром. На боковых стенках имелась пара откидывающихся полотен-окон, для освещения в дневное время. В крыше, рядом с основным шестом, удерживающим крышу, виднелась небольшое дымоходное отверстие. Так же кроме основного жеста было четыре поменьше, устанавливающиеся по углам палатки, кроме того углы палатки натягивались до упора. При помощи железных клиньев и веревок.

Данная конструкция была специально сделана в корпусе «Русских витязей» по проекты наместника Рязанской губернии для того, чтобы молодые защитники Руси могли укрыться под ними в непогоду. Или вовсе поставить целый городок, из оных палаток.

Как бы то ни было, но с каждым днем опыт обращения с новым приобретением давал о себе знать, не было пожарищ, перестали рваться от перетяжки веревки, не зияли дырками и прорехами в крыше кое-как залатанные пара палаток. Витязи с должной практичной смекалкой подходили к своему обеспечению, находя способы латания, замены или вовсе предлагая собственные варианты устроения стоянки, создавая тем самым «Ряд правил должного похода в непогоду и сырость», пишущихся на привалах и ночевках в шатре полковника.

Дороги и мосты были в столь ужасном состоянии, что порой сам Прохор диву давался, как так получилось, что их маршрут идет относительно ровно. Согласно размеренному плану и распорядку, составленному им самим с учетом тяжелой дороги.

Быть может, все было бы не так, если бы не полевые кухни и хлебопекарни витязей, идущие наравне с колонной, умудряющиеся при этом на ходу готовить нехитрую солдатскую пищу, тем самым, сокращая ненужное стояние на месте, в ожидании своей порции.

Сама же дорога шла по местам относительно безлюдным, лишь изредка вдалеке струились дымовые ручейки, штопорами ввинчивающиеся ввысь. Однако даже в таких местах случилось то, чего никак не ожидал полковник. Малолюдность и плохая заселенность данного края привели к тому, что шайки разбойников, подыскивая местечко для своих пристанищ, обживались, чуть ли не на самой дороге. Две шайки, не разобрав в вечерних сумерках войсковых разведчиков, попытались, было ограбить их, но вместо этого в одной банде не досчитались пятерых ватажников, а в другой трех, правда, все они через час, оказались взятыми в собственных избах, вместе с добром, накопленным былым разбоем.

Памятуя о наказе Старшего брата, витязи приготовили веревку, для каждого из разбойников, развесив их прямо возле поселения, лишь только главари ватажников оказались целыми. Правда разбитые лица, опухшие от ударов прикладами тела, внушали серьезные опасения на счет их дальнейшего благополучного путешествия в Рязань, но это уже как Бог решит, возьмет к себе, значит судьба, а нет, тогда разбираться с ними будут служивые из СБ.

С каждым днем погода ухудшалась все сильней, теперь к сырости и слякоти добавились северный ветер и морозные ночи. Если бы не присланные в последнем обозе тулупы, называемые не иначе как бушлаты, то многие из витязей замерзли бы в первую неделю, или слегли бы в постель в первой попавшейся деревеньке. Переход действительно оказался сложным, но как бы то ни было, вместе с морозом дороги улучшились, грязь замерзала, а снег еще толком не выпал, тем самым, давая воинам возможность ускорить и без того быстрый марш по бескрайним просторам России.

По пути колонне витязей, движущейся вместе с артиллерией, и немаленьким обозом встречались в основном купцы и гонцы, спешащие пробраться сквозь надвигающуюся непогоду как можно быстрее. Вечерами, на привалах, чтобы хоть как-то отвлечь уставших братьев, командиры устраивали беседы со своим личным составом. Что за «беседы»? Ответ довольно простой, ведь обучение в корпусе само по себе многоплановое и предметы, преподаваемые в нем, в разной степени давались каждому из взводов, хотя сами по себе и были стандартными. Однако главной темой для обсуждения и разговоров была история. Да-да, именно она, с времен античности и до наших дней, витязи обсуждали то, что им было мало понятно, выискивая нечто важное для себя у своих командиров, таких же в прошлом кадетов как и они.

С одной стороны такое тесное сближение командиров и подчиненных было нарушением устава. Однако с другой, в том же уставе сказано: «командир витязей, будь то капрал или полковник должен в первую очередь быть для них родным братом, заботящимся о них со всей строгостью и любовью, а сами витязи должны как послушные младшие братья слушаться своих командиров, оберегать их и брать с них пример».

Составляя Устав витязей, цесаревич долгое время думал о том, что и как в него внести, не «перепрыгивая» эпоху. Именно так появилось само братство воинов, скрепленное между собой невидимыми узами. Однако был один минус, о котором Старший брат долго думал, но так и не придумал, как его убрать. Дело в том, что корпус «Русских витязей» сам по себе становился закрытом воинским объединением, в которое просто-напросто не допускались другие лица. Корпус постепенно становился обособленным от других воинских объединений, а сами витязи, приобретшие в нем вторую семью, сплоченнее относились друг к другу, помогая не только своему взводу, но и младшим собратьям по набору. Конечно, были драки, и стычки между взводами, все то чем отличает замкнутый мужской коллектив от гражданского общества, но благодаря работе наставников и отца Варфоломея, отдававшего любимому делу себя без остатка, чувство соперничества постепенно изменялось в чувство единого братства, которое начинало проявляться не в самом корпусе, нет. Оно проявляется уже, после того как кадеты выходили из единого лона витязей.

В полку, Службе Безопасности, ПБР, везде, где появлялись витязи, можно было видеть не только самих молодых воинов, но и их собратьев, часто помогавших им, подставляя свое плечо, в любой ситуации. Медные кольца с годом выпуска и именем кадета уже не казались обычными безделушками, не стоящими внимания. Даже сейчас по прошествии двух лет набор в корпус увеличился до семисот кадетов, при этом на следующий год ожидалось пополнение не меньшее, чем в этом году.

Все это было известно Прохору из писем своих собратьев и старшего наставника, некогда приютившего молодого отрока, сбежавшего из дома. Да, много воды утекло с тех пор, но раны в душе молодого полковника порой заставляли его уединяться от всех, отрешенно глядя на скудную растительность осенней земли, почти везде скрытой за снежным покровом.

Как бы то ни было, но даже обучение первого выпуска, само по себе до сих пор не окончено. Это прекрасно понимали не только командиры, но и их учителя, поэтому первый наказ Старшего брата, уплывающего с посольством, был о том, что по завершении кампании первым делом вернуться в Петровку, для дальнейшего обучения, уже по специальным предметам, углубленно так сказать. Вот только сама кампания затянулась на долго, и ее конец не был виден, по крайней мере, в ближайшее время точно. Но о своих догадках Прохор не говорил никому, посвящая в них только маленькую записную книжечку, постоянно носимую с собой.

— Полковник, разрешите обратиться! — рядом с Прохором в центре идущей колонны замер по стойке «Смирно!» один из разведчиков из взвода сержанта Елисеева, Дмитрий Малышев.

— А где командир твой, лейтенант Селиванов? — спросил полковник, глядя на витязя.

— Так он меня к вам и послал с докладом.

— Хорошо, говори, коли так.

— В паре часов марша отсюда мы заметили столбы дыма, лейтенант думает, что это тати лесные шалят, спрашивает, каков будет дальнейший приказ, идти дальше или осмотреть местечко? — стоя все так же по стойке витязь внимательно смотрел на Прохора.

— Разведать, но в случае обнаружения противника не вступать в бой, ждать пока мы не подойдем, — сразу же приказал Митюха. — Исполняй!

— Есть! — ладонь взметнулась, было, пол берет, но остановилась на полпути, сместилась и замерла напротив виска, что поделать, но полк перешел на зимнюю форму одежды и теперь легкие черные и красные береты аккуратными стопками лежали в обозе. А на головах витязей были одеты толстые не пропускающие холодный морозный воздух треухи, больше называемые просто ушанками, за свисающие по бокам части шапки, надежно прикрывающие уши от мороза.

«До чего дошло, чем ближе к столице, тем наглей разбойнички, видать давненько царские войска леса частой гребенкой не проходили. А этим следовало бы заняться в первую очередь, и солдатам опыт какой-никакой и польза большая для людишек имеется, вон, как у нас у губернии Старший брат сделал, рейды, чуть ли не каждую неделю устраивал. Да и сейчас Михаил, кажется, своих служивых гоняет по ближайшим землям, а может уже и дальше Служба Безопасности Рязани пройти успела… — полковник думал и одновременно следил за действиями капитанов, проверяющими как идут дела не только у витязей, но и у постоянно дымящей походных кухонь. Которые благоразумно поставили в центр колонны, выставив для их охранения не по одному, а по два взвода с примкнутыми штыками и готовыми к стрельбе «колпаками"».

Стоило только полку приблизиться к месту, откуда лучше всего был виден черный след дыма, как Прохор услышал знакомые залпы фузей, стрелявшие, чуть ли не каждый пять секунд.

— Мишин бери свою сотню и за мной! — кричит полковник, командиру второй роты, тут же направляя своего жеребца на просеку.

За его спиной сразу же коротко заиграла труба, и послышался топот собираемой сотни, выстроившейся в две колонны, за мгновение они бросились вслед за Прохором, приближаясь к звукам выстрелов.

Доскакав до просеки, Митюха слетел с коня, дождался роты и, разбив ее на взводы, послал два по сторонам, а два взял с собой, бегом направившись к дымовым столпам. Что случилось, и почему началась пальба, полковник не знал, он сомневался, что разведчики стали бы нарушать прямой приказ, следовательно, случилось нечто из ряда вон выходящее. Не соблюдая тишину четыре десятка витязей, приготовив сабли и фузеи, неслись по лесу, с каждой секундой все ясней различая яростные крики сражающихся и звон скрещивающихся клинков. Звуков стрельбы становилось все меньше и меньше, видимо началась рукопашная схватка.

Выбежав на поляну, где некогда стояла деревушка в пару десятков дворов витязи увидели, что на улицах валяются мертвые люди в крестьянских одеждах, вперемешку с разбойниками, то тут то там из окон теремов выскакивал желтый язычок пламени, и тут же пропадал. На подворьях в пятерках сражались разведчики, капрал с саблей чуть впереди, сзади один из его пятерки прикрывал его, а оставшиеся трое держали наготове фузеи, сумка с патронами болталась на бедре, аккурат под правой рукой, стоит только ладонь опустить, и бумажный цилиндр с острой пулей зажат в пальцах.

— Да, тут бы пара орудий, точно не помешали бы, — тихо сказал сам себе Прохор, глядя, как взвод разведчиков постепенно отходит на противоположную сторону, оттаскивая трех раненых к лесу. — В атаку, братья!

Оголив саблю, полковник поправил обрез и перебежками бросился к первому дому, его по бокам туту же обступили витязи, а через мгновение уже воины вырвались вперед, ударив в спину, вылезшим было из домов разбойникам. Ошеломленные они собрались, было вернуться обратно в свои укрепления, но там где еще можно было засесть, уже слышалась яростная ругань замешкавшихся подельников татей, а за ней сразу же послышались оружейные выстрелы.

Не прошло и пяти минут, как последний тать упал на землю, испуская дух. Проверив деревню, витязи нашли пяток испуганных молодух и семерых дрожащих детей, все остальное население деревеньки легло на улице, защищая свой нехитрый скарб.

Махнув рукой, Прохор приказал им собираться в дорогу, взять только самое ценное и ушел к колонне, оставив пяток разведчиков, обязанных привести найденных к обозу. Эта задержка стоила полку полтора часа, вслед за которыми через час колонна остановилась на подходящем пятачке. Сразу же после того как воины оборудовали полевой лагерь, натянув палатки, им начали подавать железные чашки с готовой сытной похлебкой, впрочем, не забыли и о найденных детях и девушках, накормив их сразу же, как только они попали в обоз.

Дальнейшая дорога полка оказалась не легче и не тяжелей пройденной, только в середине ноября витязи смогли подойти к предместьям Рязани, с облегчением остановившись на окраине какой-то деревушки, Прохор сразу же отбыл во дворец Старшего брата, надеясь на то, что он уже прибыл из Европы.

*****

Ноябрь 1709 года от Р.Х

Москва

Палаты английского посла лорда Витворта

Немолодой мужчина с обрюзгшим подбородком, в седом парике сидел за маренным дубовым столом, листая доклады от своих людей, описывающих различные веянья в высших кругах русского общества. Посол, именно он сейчас сидел в светлой комнате, давно знал грешки большинства бояр и даже некоторых князей, складывая их все в тайник, чтобы при необходимости достать их и использовать по назначению, мало ли какой голос в конечном итоге повлияет на мнение государя?

В таком грязном деле как политика не бывает лишних аргументов, каким бы путем они не были получены. Однако сейчас в руках у Витворта было не обычное письмо-донос, а скорее больше напоминающее наблюдение некоего стороннего лица, не известно по каким причинам решившего помочь англичанину в его происках против Русского царства.

— Господин обед подан, изволите отобедать в кабинете? — слегка поклонившись, спросил потомственный слуга английского посла в седьмом поколении прислуживающий роду Витворт, Уильям Корнер, зрелый мужчина с небольшой проседью в волосах.

— Нет, я спущусь в трапезную, пусть все приготовят как обычно, — немного подумав, ответил посол, все же воспитание не позволяло джентльмену уподобляться до уровня здешних дворян.

— Как вам будет угодно, — ответил слуга, закрывая за собой дверь.

Между тем в пальцах посла продолжало лежать послание неизвестного доброхота, вызывая у сэра Витворта два чувства, противоречащих друг другу. С одной стороны ему было радостно, оттого что у него в руках оказались столь ценные сведения, а с другой стороны у лорда возникло неприятное чувство возможных будущих проблем, которые могут возникнуть именно из-за этих варваров. Да еще оказывается, что уже сейчас у них имеется оружие, которого у Англии нет, более того, темпы становления всей промышленности Руси вызывали оторопь у бывалого дипломата. К чему это может привести лорд Витворт знал, пожалуй, лучше всех англичан, даже тех которые сейчас проживают в Русском царстве, по-прежнему смотрящих на здешних обитателей как на какой-то скот, с которого можно стричь деньги, но не более того.

«Глупцы! Они даже не представляют, на сколько опасны эти русские. Еще десять лет назад они проиграли битву, а уже сейчас они победили своего прошлого противника, да и как победили… ни одной подобной победы, как Полтава не было в истории Европы. Увы, это я должен заметить с горечью, хорошо, что флота у этих варваров нет, иначе матушке Англии пришлось бы думать о том, что в Балтике ей придется серьезно потесниться, — вертя в руках белый лист бумаги, лорд в который раз думал о сложившейся ситуации. Он совершенно не понимал, почему его письма к Палате лордов остаются не только без ответов, но и вовсе им не уделяется должного внимание, которое как раз именно сейчас должно быть сконцентрировано на Русском царстве. — Да еще это посольство! Какого черта им понадобилось в Испании и Франции? Неужели царь Петр решил отказаться от дружбы с нами? Хотя какая дружба? Нет бы, чтобы помочь ему, когда требовалось, и заиметь друга, теперь же он ищет новых союзников, и кого спрашивается? Французов с испанцами! Впрочем, пускай ищет, можно при умелом подходе к только что прочитанным сведениям развязать в России если не гражданскую войну, то уж пару восстаний точно, вот только бы еще достойного претендента на роль лидера найти…»

Английский посол неспешно спустился вниз, усаживаясь за стол в мягкое кожаное кресло, привезенное им из своего родового замка, как память о туманном Альбионе. Порой бывало, чувствуя себя не лучшим образом, лорд садился в него и «уходил» от этого мира, вспоминая свою бурную молодость и те годы, когда юного лорда сопровождала компания таких же сорвиголов, в их извечных путешествиях по просторам морей, с лихими абордажами испанских галеонов.

Медленно разрезая запеченное бедро поросенка, Витворт ненадолго отвлекся от решения насущных проблем. За его плечом стоял Уильям, наполняя бокал лорда красным полусладким вином, завезенным в Россию старым знакомым лорда из Англии, по специальному заказу посла и еще пары предпринимателей, постоянно проживающих на Немецкой слободе в столице.

Обед заканчивался, когда на улицы послышался цокот подков и возбужденные голоса каких-то русских, по всей видимости, в очередной раз разбирающиеся между собой столь примитивным и не джентльменским способом, как банальное убийство. Однако не было слышно ни звуков скрещивающихся шпаг, ни выстрелов пистолей, только лишь возбужденные голоса и топот ног.

А через минуту в дверь посольства забарабанили, призывая немедленно отворить, в случае же неповиновения стоящие снаружи обещали выломать хлипкую преграду. Не понимая в чем дело, на лорда недоуменно посмотрел Уильям, в отличие от пятерых охранников посла, тут же выхватившие свои шпаги из ножен они заняли оборонительные стойки возле двери. Не долго думая, лорд Витворт бросился на второй этаж, секретные документы и компромат на виднейших людей России остался лежать на самом виду, английский посол слишком самонадеянно стал относиться в последнее время к сохранению столь ценных бумаг. Его дипломатическая неприкосновенность и «слепота» властей на сей раз сыграли с ним злую шутку. Главный тайник посла требовалось не только открыть, но и незаметно закрыть, чтобы никто из вошедших ничего не заметил.

— Задержите их, насколько возможно, не дайте им пройти наверх! — приказал он охранникам, бегом поднимаясь, верх по лестнице, нашаривая на шее связку ключей от кабинета, сундука и тайника.

Почти сразу же разговоры за дверью стихли, и в нее бухнуло что-то тяжелое. На дверной панели образовалась трещина, новый удар и вновь трещина, второй, третий и наконец косяк не выдерживается заваливаясь внутрь дома, заставляя охранников посла отпрыгнуть назад.

— Именем канцлера Головкина сложите оружие и не двигайтесь! — вышел вперед молодой капитан, с затаенной яростью глядящий на англичан, замерших перед ним, за его спиной выстроились два десятка солдат в мундирах, уже взявших на изготовку шпаги и фузеи.

Вместо выполнения приказа англичане решили, было потянуть время, показывая, что не понимают сказанного, однако вопреки их надеждам капитан повторил приказ по-английски, заставив охранников непроизвольно сморщиться, видимо схватки им избежать не удастся. Однако как только один из них сделал пробный выпад в сторону капитана, тут же раздался слитный залп тройки фузей, опрокинувший смельчака на спину, сразу же поубавив пыл все четверки.

Вновь приказ и на сей раз четверо воинов сразу же медленно кладут оружие на пол, сам же капитана бегом вместе с тройкой солдат вбегает наверх, следом за послом. Остальные же солдаты тут же забрали оружие у ног охраны посла, и повинуясь командам немолодого сержанта повели пятерых англичан на улицу, где их уже дожидалась карета с зарешеченными окнами, а за ней стояла четверка верховых с палашами наголо, по всей видимости, глядя на угрюмые лица Этой четверки можно было бы уверенным в том, что они то будут сражаться до последней капли крови, защищая вверенный груз.

Через пяток минут из дома следом за выведенной пятеркой появился и держащийся за окровавленный нос посол.

— Об этом узнает ваш государь и вам не поздоровится! Вы меня слышите? — надрывался он, вот только все его слова и угрозы разбивались о ледяную броню конвоиров, часть которых уже выносила на улицу мертвое тело, и небольшой сундучок оббитые серебром с узором на матовой синей поверхности в виде поднявшегося на задние лапы льва.

— Пошевеливайся, и ничего не говори, твою судьбу будет государь решать, и моли бога, чтобы он оказался тот день в благостном расположении духа, иначе тебя ждет виселица, — напоследок с усмешкой сказал капитан, нагоняя на посла страху, вот только даже капитан Суворов прекрасно понимал, что никто и никогда не покусится на жизнь посла, если не хочет конечно же полного охлаждения отношений со стороны данной страны. Хот вполне вероятно, что после такого плевка в «лицо» может быть объявлена война. Хотя была бы охота, а повод для войны найти всегда можно.

— Сержант Ходов, выдели господину послу отдельный эскорт, думаю, что его в первую очередь нужно доставить к господину канцлеру…

…В то время пока отряд капитана Суворова выбивал дверь в посольстве, в другом доме, не меньшем английского посольства, а то и больше оного в полутемном кабинете сидел один человек. Он с затаенным интересом разглядывал подаренную ему когда-то еще Алексеем Михайловичем саблю, усыпанную изумрудами, с рисунком в виде пары змей, кусающими друг друга во время боя, а вокруг них плелись ростки плюща, готовые в одно мгновение связать и обездвижить змей.

Кто-то тихо постучал в дверь, однако никакой реакции со стороны сидящего не было, казалось он, сильно задумался о чем-то, или засмотрелся на игру света в мелких зеленых камнях, богато рассыпанных на ножнах и рукояти клинка. Через пару минут стук опять повторился, и на сей раз, взгляд господина дернулся, словно сбрасывая оцепенение.

— Входи, — негромко сказал Господин.

В дверь протиснулся немолодой сухопарый мужчина, сразу же поклонившийся сидящему за столом. Тут же он подошел к столу, положил на край стола небольшой листок бумаги, на которой были написаны красивым почерком пара предложений, без каких-либо подписей и имен. Пара фраз в конце для непосвященного могла показаться каким-нибудь трудным ребусом или вовсе бредом, слишком уж она выбивалась из общего смысла послания.

«Белые сделали свой ход, но черные медлят с ответом, поэтому ладьей пришлось пожертвовать. Конец партии ожидается в сором времени, с нетерпением жду новой занимательной партии. Боголюб оказался не таким уж и простым, как говорилось ранее…»

— Рассказывай Еремка, — хлопнув по листку, приказал Господин.

— Письмо доставили как и было указано, а неделю назад нам удалось добраться до заветного тайника посла, и вложить туда переписку наследника с ним, — улыбнулся Еремей, глядя на своего повелителя и единовластного покровителя.

— Хм. А таковая была разве? — нахмурился он.

— Нет, но знающий человек может и не такое сделать, если умеючи то…

— Чья затея? — тихо спросил слугу господин.

— Моя затея, повелитель, — внезапно побледнел Еремей, с опаской глядя на пальцы своего господина гладящие ножны с дорогим подарком прошлого государя.

— Хорошо…

— Правда?! — не удержался от возгласа давний слуга.

— Хорошо, что ты такой… нужный и умный, — как будто не замечая слугу, продолжил Он. — Вот только мне кажется слишком умный. Если твоя затея удастся, награжу по царски, а нет, то накажу … тоже по-царски. Ха-ха!

Усмехнулся господин, махнув рукой слуге, мол, свободен. Не говоря ни слова, Еремей развернулся и бесшумно вышел в коридор, оставляя своего повелителя одного в полутьме, столь любимой им, особенно в последнее время.

…Небольшой картеж въехал на территорию дворца князя Головина, у ворот замер караул из городских полицейских, картеж проехал мимо поста без каких-либо проволочек, приказ о его пропуске был дан самим князем.

Еще пара минут потребовалась запряженной двойке, чтобы довести карету к лестнице ведущей к парадной двери. Возле которой уже стоял невысокий старичок в белом парике. Из кареты вылез капитан Суворов и лорд Витворт, с немного опухшим лицом, он уже не выглядел незыблемым столпом. О который разбились не один десяток знатных родом Русского царства, подтачиваемого английским послом как дерево жуком короедом. Вроде бы и не смертельно, но все же крайне неприятно!

Следом за ними из кареты вылезла пара солдат несших изъятый у посла сундучок, впереди них шел сержант с пухлой папкой, в последний момент захваченной со стола лорда. Поприветствовав гостей слуга, не задерживаясь, вошел во дворец, ведя их к кабинету канцлера.

А уже через десять минут солдаты во главе с капитаном выходили из дверей дворца, с улыбками глядящие на позвякивающий мешочек в руках сержанта. Сам же капитан Суворов смотрел на мир счастливыми глазами, ведь предстоящее повышение оказывается уже не за горами и очень даже может быть, что может случиться так, что это повышение окажется переводом в гвардейский полк.

Всем было хорошо, кроме английского посла, с тоской глядящего на стоящий перед ним кубок с рубиновой жидкостью. Напротив лорда сидел с таким же кубком в руке князь Головкин, с улыбкой смотрящий на своего гостя.

Глава 12

Ноябрь 1709 года от Р.Х

Воронеж

Алексей Петрович.

Путешествовать осенью мало приятного, а уж, когда еще и сами небеса против этого, то и вовсе движение не иначе как мучением не назовешь. Карета, приобретенная еще в Мадриде, постоянно застревала, из-за чего мне казалось, что мы проводим на одном месте больше времени, чем двигаемся вообще. Однако хандрить я себе не давал, отгоняя непрошеные мысли о том, что это только юг России, а все трудности еще впереди, ведь как это не прискорбно, но болотистая местность Мещеры была еще не осушена. И огромные площади по-прежнему занимали полуболотные грязевые равнины, с кочками-мхами и редкими голыми деревцами, кое-как удерживающимися корнями за спрятанную где-то на дне землю.

Между разудалыми криками гвардейцев и испанскими словечками Александра, то и дело помогающего им в нелегком деле по изъятию из грязевого плена увязших до самых рессор колес кареты, я размышлял о том, как уже совсем скоро окажусь в своем граде. Пускай, он пока не столь красив как столица, и размер его не так уж и велик, но за те два года, которые я в не нем правил, успел таки прикипеть к нему. Да и что кривить душой, не город главная причина, не город…

Ухабы постепенно становились все хуже и хуже, пока не дошло до того, что пришлось даже на один день остановиться в какой-то деревушке со звучным названием Пеньки. Почему именно так никто в самой деревне не знал, мол, было и было, а почему именно так никому не интересно.

Однако как бы не была плоха дорога, версты оставались позади, и желанная цель становилась все ближе и ближе, несмотря на ярое противодействие сил природы. И все же я не удержался от того, чтобы заглянуть в Воронеж, город становления мореходства на Азовском море, город с которого в принципе началось мое военное настоящее в этом времени!

В первый же день прибытия в Воронеж я узнал, что в город приехал смоленский губернатор — боярин Петр Самойлович Салтыков. Остановившись в палатах государя, заняв правое крыло, как и пристало наследнику царя, я первым делом в приказном порядке отправил всех в бани, отмывать дорожную грязь и конечно же хорошенько пропарить кости. Все-таки путешествовать под проливными ливнями и холодными ветрами опасно для здоровья, поэтому и следить за ним следует много внимательней, чем летом. Правда с нами есть лекарь, целый хирург(!), но ведь заболей кто-нибудь из нас даже обычным гриппом и я думаю, он, вряд ли сможет помочь, не та специфика знаний.

С утра же, сразу, как только я проснулся, чуть ли не с восходом солнца, а может и раньше, в комнату бесшумно вошел Никифор, с извечным белым полотенцем на согнуто руке, в середине комнаты стоял большой таз, над ним клубились комья пара, растворяющиеся в воздухе почти сразу же как только они поднимались на локоть-другой от таза.

Взяв щепотку мелко резаных трав, приготовленных для меня Оленькой перед отъездом, засунул их в рот, глотнул теплой воды и минут пять гонял слипшийся, вязкий комок в ротовой полости. Альтернатива конечно зубной пасте не очень, однако проблем с зубами и деснами я не замечал, за это огромное спасибо мой прелестной лекарке!

Еще пару минут ушло на утреннее омовение, и как замена контрастному душу, сразу же после теплой воды пару раз умываюсь ледяной ключевой водой из стоящего рядом с тазиком кувшина. Вот теперь я полон сил и энергии! Жаль, только погода за окном подгуляла, вечные спутницы осени: сырость и слякоть в своем самом отвратном состоянии пришли в Воронеж, навевая уныние. До Рязани то еще не меньше пяти ста верст, ну быть может четыре с половиной сотни, и из-за непроходимых дорог путешествие может затянуться непозволительно долго!

— Были ли донесения ко мне? — по привычке поинтересовался я у камердинера.

— С заутреней приискал гонец с письмом для вашего высочества, оно лежит на столе.

Повернувшись к круглому дубовому столу, с резными ножками я увидел желтоватый квадрат бумаги с аккуратно прилепленной печатью на стыке двух краев.

— Прикажи подать мне завтрак прямо сюда, — накидывая рубаху, приказываю Никифору.

— Сию секунду будет исполнено, господин, — поклонился камердинер, бесшумно выходя из комнаты.

Сорвав печать, прочитал, увидел ровный аккуратный почерк, в нем говорилось о том, что смоленский губернатор хотел бы с соизволения цесаревича отобедать, а заодно и поговорить о делах на южных и западных границах Руси.

— Ну коли так, то грех не воспользоваться приглашением, хм точнее пригласить к себе Петра Самойловича, да и на сколько мне известно от вездесущего Николы Волкова, боярин мужик он с головой, — чуть слышно проговариваю мысли, складывая письмо, убирая его в папку с документами.

Поглядев на шпагу, одиноко стоящую рядом с изголовьем кровати, выбросил из головы появившиеся мысли об утренней тренировке. Как никак только прибыли в город можно дать себе послабление, тем более что завтра-послезавтра снова в путь, и он как я думаю, будет не в пример тяжелее пройденного, так что придется набраться сил и терпения. Терпения для того, чтобы не начать срываться, на ком не попадя.

Через плотно сдвинутые шторы пробился первый лучик света, не дожидаясь пока придет прислуга, сам распахиваю закрывающие окно портьеры. На сером небосклоне появился небольшой проблеск чистого голубого неба, да так удачно, что падал он можно сказать аккурат ко мне в окно, если конечно не считать всего дворца, с половиной города в придачу.

Прикрыв от удовольствия глаза, я так и стоял, пока какая-то туча не заволокла собой этот небольшой островок солнца, лишая сынов земли чудесного созерцания светила. Как бы то ни было, но написать приглашение боярину стоит как можно скорее, а то чего доброго он еще додумается, до того, чтобы опоздать и явиться не в срок. А такое пренебрежение к собственной персоне хочешь, не хочешь прощать нельзя, и тем более оставлять безнаказанным. Но зачем это, когда можно просто чуть-чуть ускорить процесс?

Правда, вопреки моим опасениям смоленский губернатор прибыл вовремя. Первоначальная беседа, начавшаяся было до того, как были выставлены кулинарные изыски местных поваров, затронула сугубо мои посольские дела. Но как я выяснил, многое из того, что было написано государю уже известно и его ближайшему окружению, так что рассказ мой получился коротким и почти неинформативным. Ведь не буду же я рассказывать служивому человеку то, о чем должен знать только государь!?

Так же я узнал, что «Зверь» и «Медведь», два из трех посольских барка вернулись в порт Азова, о судьбе же третьего ничего не известно и многие думают, что он потонул в море во время шторма, потому что вестей не от одного из находящихся на нем людей до сих пор не поступало. Кроме того тело Петра Алексеевича Толстого не удалось отвезти дальше Азова, поэтому его похоронили на кладбище одной из недавно построенных церквей, какой именно боярин не знал.

После того как я казалось, рассказал Петру Самойловичу все интересующие его новости, он сам было начал рассказывать о тех делах, которые творятся в его вотчине и окрестных землях. Причину его рвения я понял сразу же: кто-то из ближнего окружения батюшки имеет большой зуб на боярина и тот ищет себе покровителя. А кто как не цесаревич подойдет для этого? Пускай раньше я был в опале, но ведь отношение Петра ко мне сильно изменилась. Так что желание Борина понять можно, да и в принципе уважить можно, не все же самому себе сотоварищей взращивать аки вощи какие, надо наконец и государевых людей к себе привязывать, но только не деньгами, хотя в случае нужды и они пойдут в ход, однако об этом пока еще рано, лучше послушаем что там интересного расскажет губернатор.

— …на поляков надежды нет совсем, король их Август не раз государя нашего предать решался, в тихую со шведом мирясь, но после победы под Полтавой, он сам к царю-батюшке прибежал, о возобновлении союза речь завел, — с неприязнью сказал боярин, отпивая из кубка разбавленного вина.

— Так что ты так извелся, боярин? Неужто беда какая приключилась? — интересуюсь у него.

— Слава Богу, нет никакой беды ваше Высочество, — несколько замявшись, сказал он. — Вот только татарва крымская осмелела, а за ними и прочие тянутся…

— А ты то тут причем, губернатор? На то ведь генерал-губернаторы есть, вот пускай они и разбираются что почем, а то и государю отписывают, если нужда такая возникнет.

— Да должок у меня перед Азовским губернатором имеется, вот и обещал подсобить ему, по старой дружбе.

— Ну а я что смогу сделать то? Не властен я над землями этими, да и над Рязанщиной тоже, если в корень зреть тоже не властен, с соизволения отца только восседаю там. Так что не тому человеку ты речи свои сказываешь, — прожевав кусок мяса слегка развел руками, мол, я тут не причем.

— Но, вы ведь наследник государев, а сам царь-батюшка вскоре должен в Москву златоглавую прибыть, победу над шведом праздновать…

Не договорив, боярин замолчал, поглаживая чистый подбородок, искоса поглядывая на меня, словно ожидая сиюминутного отказа. Хотя я и мог бы не взваливать на себя лишний груз забот, но очень уж лестно получалось, что обращаются именно ко мне. Значит считают, что я способен на это, или по крайней мере рассчитывают на это. Что ж постараюсь не разочаровывать их, тем более что и государю при встрече много нужного и полезного сказать надобно, так что выслушать он меня обязательно выслушает.

— Что ж сказывай, в чем дело, а я подумаю, как помочь тебе и порубежью нашему, раз уж до царя нашего просьбы не доходят, — улыбнувшись, сказал я боярину, подумав, что много кто мог просто-напросто перенимать гонцов, а то и вовсе сами письма уничтожать, а самое удивительное никто ничего не докажет. Беда в этом времени с корреспонденцией, и не столько от разбойного люда, сколько из-за корыстолюбивых людишек и их ставленников. Вот только как избавиться от этой проблемы? Посадить своих людей, причем воспитанных должным образом и в должных традициях … таких как витязи, правда, со специфичными знаниями.

Придется набор увеличивать, и часть кадетов отделять в отдельный корпус, полу гражданского профиля, для обучения азам управления, экономики, законодательства, как необходимый резерв кадров, готовых сразу же вступить на новые должности.

Следующие два часа пролетели незаметно, слишком уж интересные вещи рассказывал смоленский губернатор. С одной стороны вроде бы и знал я о них, но только поверхностно, не вникая в суть, теперь же у меня появилась возможность исправить сию оплошность.

Петр Самойлович поведал мне о том, что в православные христиане, находящиеся под пятой у Османской империи, давно присылали к царскому двору посольства с грамотами о заверении в верности и просьбы о помощи и освобождении от исламского владычества. Самыми ревностными в этом плане оказались Дунайские княжества.

В Валахии господарем сейчас был Бранкован, а в Молдавии, свергнув Николая Маврокордата, восседал Димитрий Кантемир, который воспользовался помощью крымского хана. Как сказал смоленский губернатор крымский хан так прямо и сказал султану в полном диване: «Бранкован богат и силен, у него много войска, он предан русским; неосторожно при настоящих обстоятельствах оставить в его руках Валахию; ежеминутно должно ждать от него измены и помехи успеху нашего оружия. Надобно захватить его, потому что добровольно он не явится в Константинополь; только Димитрий Кантемир в состоянии исполнить это дело, и потому назначьте его молдавским князем, а Николай Маврокордато не способен на это. Не могу сноситься я о важных делах с человеком, которому не верю».

Кроме того, что Кантемир получил Молдавию, ему было дано обещание, что если успеет захватить Бранкована, то и вся Валахия станет его. Откуда все это узнал боярин я не спрашивал, слава Богу своих резидентов у Руси-матушки в тех краях предостаточно, так что сомневаться в его словах мне не следует.

Одновременно с этим угнетенные христиане действовали самостоятельно, без указки бояр и князя. В сентябре этого года к царскому двору приезжал сотник Богдан Попович, вручив канцлеру, за неимением государя, грамоту от австрийских сербов, из городов Арада и Сегедина, от полковников Ивана Текелия и Волина Потыседа.

Все идет к тому, что готовится восстание, и нужно восставшим только одно, русские войска под боком и уверенность в поддержке со стороны православного государства, наследницы Византийской империи в православных делах.

— Ну, так что же тогда получается?

— Если война с османами будет, то может статься, что мы потеряем и Азов и часть земель наших, за которые русской кровью плачено, — тихо сказал губернатор, не глядя на меня.

— Не уж то, ты боярин мысли крамольные у себя в голове держишь? Или силу оружия русского не признаешь? — нахмурившись, спрашиваю его, прикидывая в уме, с каким итогом закончилась война в моем времени. Помню, что Россия возвращала Турции Азов с его округом и обязывалась срыть укрепления на Днепре и Дону и Таганрогскую крепость. Кроме того, вроде бы Петр обязывался не вмешиваться в польские дела и дать Карлу пропуск в Швецию. Определенно есть о чем задуматься.

— Нет, что вы ваше высочество! — оторопело ответил Петр Салтыков. — сила оружия русского известна нам, да только выдюжит ли Русь матушка война на две стороны? Мне говорили, что цесаревич умный и деятельный человек, прислушивается к словам, коли они с пользой сказаны. Ведь нет теперь Священной лиги, и некому будет помочь России, да что там, все только Османской империи помогать будут, после победы над шведами!

— Твоя правда боярин, но ведь к государю приходят донесения об угнетенных братьев наших по вере, да еще и князья дунайские помощь предлагают, отец не выдержит и сорвется к Днепру. А ведь кто-нибудь из князей и предать может, всяко под боком у басурман лежат, вот и предадут, для злата и живота своего не глядя на своих крестьян, слезно молящих государя нашего о помощи.

Подумав немного я все решил пока ничего не обещать и лучше прикинуть шансы на войну, благо что многое мне известно, и кое-что может быть подправлено. Вот только хватит этого эфемерного поправления? У османов то армия раза в три больше нашей под Прутом была. Что ж время покажет, кто прав, а кто виноват.

— Хорошо, боярин я поговорю с государем, но не обещаю, что получится, вам же, как я слышал вскоре полки подойти должны от татарвы защищаться, так ты их к южным рубежам определи и по крепостницам рассели, все же надежней оно будет. И армию не пропустят и от летучих отрядов проще отбиваться да мирных людишек защищать.

— Благодарствую ваше высочество! — встав, боярин, поклонился мне, как всегда кланялись старшему и более высокому не только по положению, но и по знаниям.

— Если какие вопросы появятся, то пиши мне, постараюсь ответить, или помочь, а ежели у меня самого возникнет надобность в тебе Петр, то уж не серчай, отпишу обязательно и службу попрошу, — с улыбкой сказал я ему.

— Как можно? Я же с радостью!

— Вот и замечательно, тогда ступай, давай, время идет, а мне уже сегодня снова в дорогу собираться, даже дел здешних посмотреть не успею. А то может за год еще, каких мздоимств нашлось, и кое-кого повесить для острастки не помешает, — с показным сожалением говорю боярину, тот лишь слегка покивал головой и был таков, позволив разрешения удалиться.

Однако уехать вечером не получилось, было решено остаться в городе до утра, хляби небесные оказались чересчур уж слезными. Ливень стоял такой, что дальше десятка шагов ничего не было видно, словно не вода это, а сплошное серое марево.

Но за ночь видимо погода наладилась и поутру даже светило осеннее солнце, тусклое, кое-как согревающее усталую землю, но даже такое светило много лучше чем яростный дождливый напор. Перед тем как мы выехали за ворота, к нам подъехал молодой отрок в курьерском облачении и передал мне увесистое письмо от смоленского губернатора. Поблагодарив отрока рублем, мы тронулись в путь, я же изменив своим правилам, залез в карету, слишком уж необычно это, вроде бы только вчера говорили с Салтыковым, а тут на тебе и письмецо, причем, наверное, писаное явно не день и не два назад. Значит, вчера была только проверка, а сейчас нечто большее, важное.

Занавесив с одной стороны кареты шторы я поудобнее уселся на вещах, распаковал письмо, с каждым мгновением все сильней углубляясь в чтение старорусской письменности. Постепенно, как это бывало раньше, буквы выстроились в понятный мне ряд и проблемы были решены. Продираясь сквозь множество титулов и ненужных хвалебных словоизлияний, я таки уловил суть письма и даже несколько оторопел, и в принципе оно действительно как минимум стоило того, чтобы быть прочитанным.

В нем говорилось о том, что все неудовольствия, среди разных слоев населения южных окраин Смоленской губернии и владений Азовской, постоянно находящийся ели не войны с Татрами, то уж в ожидании оной точно.

Конечно, в центральных провинциях сопротивление действиям государя и его реформам не могло возникнуть в силу объективных причин, чего нельзя было сказать об окраинах, то есть у башкир, казаков и южных народов, относительно недавно влившихся в состав России.

Однако главное все же было не это, основной вопрос уделялся Малороссии. Было коротко написано, что сразу после Полтавы царь Петр утвердил представленные ему гетманом Скоропадским статьи о сбережении всех прав и вольностей казачьих войск. Плюс к этому государь подписал статью о том, что казаки, находящиеся в подчинении у генералов не занимались, не военным ело, то есть заготовкой сена, выпасом крупно рогатого скота и лошадей и многим другим, не являющимся обязанностями казаков. Так же говорилось о том, что на казацких дворах будет строго запрещено останавливаться без разрешения старшины поселения, всех же ослушников указа государева ждала кара немилосердная. Вот только какая, почему то Салтыков не указал.

И после всей этой мишуры, в самом конце письма было написано о том, что якобы губернатор смоленский разговор вел с бывшим чигирским сотником Невенчанным, когда он ехал из Москвы, то на дороге встретил гетманского посланца, отвозившего к государю дичину. Так вот этот посланец спрашивал сотника, что в столице делается, сам же он говорил, что ходят слухи на Украйне, будто бы государь хочет украинских людей перевести за Москву и на Украйне поселить русских людей. А сама Москва лучшие города казаков хочет себе побрать. Да и много других нехороших слухов сказывал посланец, да и говорил о том, что призывают их поднять Орду и объединиться с татарами, скинуть с себя русских людей.

Сразу же после слов сотника была небольшая приписка, как избавиться от этого, да не допустить погибели людишек. На Украйне надобно, прежде всего, посеять несогласие между полковниками и гетманом, не надобно исполнять всякие просьбы гетмана, особенно когда будет просить наградить кого-нибудь деревнями, мельницами или чем-нибудь другим. Тех же, кто был в измене уличены и произведены в чины, отставить и произвести на их место тех, которые добрую службу государю показали. И вот когда народ узнает, что сам гетман не будет иметь такой власти, как Мазепа, то станут они приходить с доносами.

При этом самим доносчикам не надо чинить препятствий и обращаться с ними ласково, даже если некоторые из них придут с ложью, то пускай ибо, потом придет уже тот человек, который правду сказывать будет, а гетман и старшины будут опасаться этого. Так же боярин Салтыков написал, что бывал он в Глухове и виделся с гетманом, да только во время пьянки, много чего интересного рассказывал Скоропадский о том, что в тех краях творится, «всякими способами внушает злобу на тех, которые хотя мало к нам склонны».

— Интересно получается, грамоту то отец подписал, а гетман выходит, свои собственные игры закулисные вести надумал? А тут еще и это… вот блин и приехал на Родину, любимую и желанную! Да у меня в Испании меньше проблем было, а тут только к первому городу подъехал и уже нате и решайте «ваше высочество», — тихонечко бурчу сам себе под нос, листая страницы письма, коих насчиталось больше десятка штук.

«…Слышал я, ваше высочество, что гетман сей хочет просить у государя-батюшки, чтоб он ему дал Умань. Вполне возможно что он напишет будто бы Умань местечко малое, но это на самом деле место большое и соседнее со степью. В самом городе с уездом будет тысяч десять людей, по моему мнению, ему Умани давать не следует, пусть живет со всеми своими делами у нас в середине, а не в порубежных местах, и под присмотром и киевский губернатор с воеводой приструнить в случае чего смогут.

Умань на границе степи, нагайским татарам, кочующим по ту сторону Днестра, и запорожцам пристанище, беспрестанно татары из Очакова приезжают туда покупать скотину, а уманцы к ним в Очаков ездят, возят лубья, доски и уголья. Гетман Скоропадский, думаю, будет писать жалобы на Палея, но пускай государь наш не слушает его, гетману хочется выжить Палея из порубежных городов и на его место послать кого-нибудь из своей своры. Знаю и то, что если еще не писал, то будет писать к царю-батюшке жалобу на чигиринского полковника Галагана и на Бреславского, хочется ему, чтоб их не было рядом с ним, потому что они с другими к России склоняются и братьев славян своих к этому же примучают.

Сам же Скоропадский поставил в Корсуне полковника Кандыбу, а оный изменником был при Мазепе. Еще когда Мазепа посылал его к киевскому воеводе, из Ромна, чтобы он в Корсуне остался в полковничьем чине, то князь Дмитрий Михайлович Голицын, узнав об этом, не допустил его. Из-за этого Кандыбе некуда было деться, но придя к гетману он тот час же получил должность в Корсуне, туда же куда его сам Мазепа-изменник и определил. Но разве можно ждать от этого чего-нибудь хорошего, кроме плутовства?

Очень хорошо было бы, если б на его месте был другой человечек, с нашей стороны, как и во всех порубежных городах были полковники несогласные с гетманом, потому как если будут не согласны они, то дела Скоропадского будут открыты нам как писание священное…»

Устало протираю глаза, убирая в папку письмо смоленского губернатора, неизвестно как оказавшийся в Воронеже, да еще и столь хорошо осведомленном о делах не своего района ответственности. Впрочем, думаю, что на то они и ближники государевы, чтобы друг с другом отношения поддерживать и информацией делиться, главное, что звоночки тревожные поступают и это в преддверии войны с Османской империей. Которую, увы, не избежать, ведь начала ее отнюдь не Россия. Сместят Али-пашу, дружественного Руси и султан тут же воспользуется моментом.

Да и подозрительность киевского воеводы и смоленского губернатора, относительно порубежных полковников понятна, стоит только вспомнить, что Мазепа сбежал вместе со шведским королем, и сейчас обретается на территории Османской империи.

День за днем возвращался к чтению письма, заново пробегая глазами самые важные моменты, но пока ничего не приходило в голову. Как избежать заведомо проигрышной войны? Почему именно проигрышной? Потому что воевать на два фронта Россия не сможет по одной простой причине, нет у нее ни ресурсов, ни подготовленного четкого плана, который в прочем будет составлен, да вот только опираться он будет не на собственную силу и припасы, а на обещание дунайских князей. Так стоп! С чего же началась война? Карл оказался у османов, а через год султан объявит войну, точнее следующей осенью, получается, что время пока есть и тот фактор, который и является «раздражителем» Османской империи стоит убрать как можно быстрее. Хорошо, что дипломат новый в Стамбуле Шафиров полностью перенял бразды у погибшего Петра Толстого, иначе много ниточек потеряно могло быть, очень много, а они нам ой как нужны.

Еще бы узнать о том, как дела обстоят с нашими западными «друзьями» столь лихо предававшими нас, что уже и не знаешь, как лучше с ними или без. Но это так, мысли в слух, отец же для блага страны «забудет» предательство некоторых королей и поможет им, что, конечно же, правильно, вот только мне забывать это не следует. Лучше холить и лелеять достояние истории, а лучше приказать историку подробно написать об этом труд, с привлечением официальных документов и писем, думаю, государь наш не будет против этого. Тем более что уже год как у нас появилась первая типография, и размножить книгу не составит труда, хм, наверное. Решено, буду у батюшки просить дозволения о составлении подробного описания дел праведных и не очень.

Да и Петру, после Полтавы очень выгодно уладить вопрос о польском престоле. Восстановить полную законную власть Августа Второго, при этом оный тут же должен забыть о стародавних претензиях Речи Посполитой на Белую Церковь, как впрочем и о каких-либо претензиях польского короля на Ливонию. Но все это мои догадки, правда, до сего времени отцу не откажешь в каких-либо политических упущениях, что ни говори, а государь действительно человек дела, совершивший невозможное за неполные десять лет!

*****

Конец ноября 1709 года от Р.Х

Рязань

Наместник Алексей Петрович Романов.

Остатки нашего посольства прибыли в Рязань до обеда, уставшие, но счастливые, ведь что может быть приятней возвращения домой? Въезжая в город я думал, что и встречать то нас никто не будет, все же я посылал одного из гвардейцев с письмом, в котором говорилось, что мы вообще прибудем в начале декабря. Однако видимо погода решила нам подыграть и последние полтораста верст оказались на удивление легко проходимыми.

Вот только стоило нам въехать на центральную площадь, где и стоял мой дворец наместника, как в воздух взметнулись оголенные штыки сотен витязей. А чуть в стороне строя стоял майор Заболотный, за ним два десятка расчехленных «колпаков». От удивления я даже не заметил, как ко мне подъезжают Прохор, Артур, Михаил и Кузьма, с улыбками, глядящими на мое несколько ошеломленное лицо.

— И когда вы только успели приготовиться? — отойдя от ошеломления, спросил троицу.

— Так благодаря разведчикам Прохора мы вас, ваше высочество уже третий час ожидаем, — ответил Кузьма, поправляя обрез на поясе.

— Молодцы, что еще можно вам сказать? Вот только где весь Совет, почему вас только трое, не вижу Николая, да и Сашки тоже нет?

— Никола в Истьинский завод вчера уехал, с проверкой поставок руды возникли какие-то проблемы, а Сашка с заводом и шерстью управляется, — ответил Артур.

— Каким еще заводом? — удивляюсь.

— Он еще летом нашего молодого мастера-токаря, подговорил ему с проблемой шерсти его помочь, так Андрейка и придумал станок прядильный с чесальней. Ну а наш Сашка не дурак, сразу еще тройку таких же ему заказал, а они места много требуют, вот и получился у него завод, не большой, правда, но зато все под крышей, да и людишек по вашему распоряжению не сильно мучить приходится, — пожав плечами, коротко рассказал датчанин.

— С этим ясно, но вот что с рудой? Там же чудо-печи на ней стоят, все в избытке, только лопатой да киркой махай.

— Не знаем, перед нами Никола не отсчитывается, поэтому и ответить не можем.

— Ладно, этот вопрос я сам с ним решу. Скажите мне други, где моя прелестная лекарка, почему не вижу ее, раз уж вы все тут? — задал самый насущный и главный для меня вопрос.

— Она в корпусе все время проводит, в городе не появляется почти, поэтому она сейчас должна прибыть.

— Понятно, — кивнул своим мыслям и с улыбкой чуть пришпорил коня, останавливаясь в центре площади, только теперь я заметил, что кроме витязей здесь стояли и воины СБ, блестя поверх тулупов стальными кирасами.

— Воины! — выпрямившись в седле, делаю небольшую паузу. — Сегодня замечательный день для всех нас! Я горжусь вами, всеми вами, вашими поступками и вашими победами! Наша Русь-матушка взрастила вас, а я дам вам цель в жизни! Так отпразднуем же победу русского оружия и русского мужества над северными варварами! Сегодня в городе объявляется большой праздник в честь победы моего отца близ Полтавы!

— Ура! Ура! Ура! — троекратное «ура» пронеслось над площадью, выводя из полудремы мирных обывателей.

— Кажется Михаил, твоим орлам придется сегодня поработать больше обычного, — улыбнулся я начальнику СБ.

— Такая работа только в радость для них

— Что ж, я рад коли так и есть. А теперь извините меня друзья, — глядя на противоположную сторону площади, где послышался стук копыт и через мгновение вылетела небольшая кавалькада, во главе которой на гнедой кобыле скакала прелестная девушка, с сияющими от слез глазами. — Я думаю нам всем стоит собраться в Приемной зале, причем всех офицеров полка и СБ стоит пригласить, а завтра ближе к обеду я думаю, будет нечто необычное, о котором я говорил вам еще в прошлом году…

— Как прикажете, ваше высочество, — с понимающими улыбками ответили они.

Не сдерживаясь больше, и не оглядываясь назад пришпорил коня, от чего он скакнул вперед галопом понесся вперед, через пару секунд остановившись перед гнедой кобылой. Не мешкая тут же спрыгиваю на землю и ловлю в свои объятия свою любимую, со всей силой прижавшейся ко мне.

— Никуда тебя больше не отпущу, с тобой куда угодно поеду, но одного не отпущу… — шепот Ольги словно живительный бальзам разливался по моей истосковавшейся душе.

«Любит! — внутри меня с радостью отозвался запертый на долгие месяцы зверь, сейчас окончательно пробудившийся в присутствии моей второй половинки».

— Милая, вечером я весь твой, но сейчас мне нужно заняться делами, и я очень хотел бы, чтобы ты была рядом со мной на обеде, и ужине, — опуская ее на землю, тихо сказал ей на ушко.

— Конечно, я все понимаю, — с улыбкой отозвалась она.

Дальнейшее времяпрепровождение пронеслось как один миг, обед плавно перетек в ужин, на площади гулял, кажется, весь город, детворе раздавали пряники и пирожки, выпекаемые специально по моему заказу в паре пекарен города. Для горожан и витязей, вместе со служивыми людьми на площадь выкатили бочки с медовухой и пивом. Где-то даже распивали сбитень, привезенный кем-то из купцов на осенней ярмарке.

Никаких дел, коих стоит заметить накопилось великое множество я конечно же не решал, сославшись на то, что денек можно и отдохнуть, все же в дороге я работал много, хотя и не столько сколько хотелось бы.

Однако, помня о своем обещании посвятить вечер своей ненаглядной половинке, я ближе к восьми часам вместе с Олей тихонечко выбрались из-за стола и ушли в мою комнату, оставив гуляющих и веселящихся друзей вместе с молодыми капитанами и лейтенантами радоваться победе, а заодно и знакомиться с графом Гомезом, благо что опыт винопития у Алехандро имелся не маленький так что за него я не беспокоился. Жаль только старика Рауля пришлось отправить в корпус сразу же как только с ним пообщалась Ольга, используя как переводчика меня самого и Алехандро. Повезло нам, что Рауль оказался неугодным церкви «еретиком», лекарь он опытный, вот только на сколько он хороший хирург, увы я не понял, а у Оленьки не та специализация, но как говорится в любом случае дареному коню в зубы не смотрят.

Пускай само празднование победы под Полтавой несколько запоздало, но ведь я его так толком и не отметил. Ну не считать же пару бутылок испанского вина, выпитого впопыхах в одной из придорожных таверн, сразу же как только нас встретил гонец от государя, привезшим весть о виктории и приказ о возвращении в Россию, в связи с «желанием царя Всея Руси и радеющего о сыне отца».

…наконец дверь за нами закрылась, и мы оказались в полутьме комнаты, разгоняемой кое-как парой свечей, в любой момент могущих превратиться в огарки.

— Любимый, как долго я ждала тебя!

Вокруг моей шеи сомкнулись ручки Оленьки, сразу же, как только мы остались наедине, губы ощутили сладостный вкус лесных ягод. Девушка с замиранием отстранилась от меня странно оглядывая с головы до ног.

— Ты был с другой… Да? — спросила она на конец, отворачиваясь к окну.

— Ну что ты милая! С чего такие глупости полезли тебе в голову, неужели мне кто-то будет нужен кроме такой прелести как ты? — со смехом спрашиваю ее, привлекая к себе, нежно обняв за талию. Лекарка попыталась, было надуть губки, но тут же улыбнулась, чувствуя, как мои ладони медленно опускаются по талии вниз, останавливаясь чуть ниже допустимого уровня…

— Вот так всегда, нет, чтобы сказать, что любишь меня, — повернувшись, девушка слегка наклонила голову, с хитринкой глядя на меня.

Не удержавшись, наклоняюсь к ее шее, слега, прикусываю кожу губами, от чего моя любимая прикрыла глаза, но, вспомнив, что еще недавно она была на меня обижена, аккуратно вырвалась из рук, надувшись, уселась в кресло.

— Ну, Оленька, что ты придумала? В конце концов, тебе моего слова недостаточно?! — постепенно начал я распаляться.

Увидев, что я начинаю злиться на необоснованную глупость, она тут же улыбнулась.

— Просто я действительно люблю тебя, мне было так плохо без тебя милый!

— Я знаю, я это прекрасно знаю, — не выдержав, подхватываю вяло сопротивляющуюся девушку на руки, успевая целовать ее плечи и лицо.

Со смехом начинаю кружить Оленьку по комнате, до тех пор пока радостный смех не разлетелся по углам комнаты. Еще пару раз, покрутившись вместе с ней аккуратно положил ее на постель, с восторгом глядя на чудесную фигурку, закрытую светло-зеленым сарафаном. Видя как я на нее смотрю Оля радостно засмеялась, маня к себе…

Спустя пару часов, я наблюдал как у меня на плече улыбаясь, спит мой ангел-хранитель, которого я действительно люблю больше жизни. Правда узнать об этом не суждено никому, даже ей, ведь я уже не подвластен себе, как бы не старался и не желал этого, мой путь Россия и если государь скажет нет, то я с этим ничего не смогу поделать, как бы больно и горько от этого мне не становилось.

С такими не радостными мыслями я закрыл глаза, для того чтобы с утра проснуться от ласковых поцелуев моей прелести, легонько теребящая мои уши, поглаживая их кончиками пальцев, доставляя поистине неземное удовольствие.

— Пора вставать, там прибыл человек от государя-батюшки, ожидает тебя, милый, в Приемном зале, вместе с твоими друзьями, все ждут твоего прихода, — ласково сказал Оля.

— А это не может подождать? — делаю попытку отсрочить столь ненужную в данный момент встречу.

— Нет, тем более ты мне сам говорил, что дела надо делать сразу же как они появляются, иначе через день их станет много больше, и тогда решить их будет во много крат сложнее.

— Хорошо-хорошо, уже встаю, — нехотя разлепляю веки, вижу перед собой улыбку любимой, пытаюсь поцеловать ее, но девушка уворачивается от меня.

— Нет, тебе надо вставать, гости ждут, а хозяину не хорошо заставлять их ждать.

— Только второй день у себя в городе, а уже как будто и не покидал его, те же проблемы, что и всегда. Наверное, все же Совету не стоило давать столько полномочий, — хмуро бросаю в пустоту, не ожидая ответа от любимой.

— Ну почему же, так даже лучше, иначе кто бы тебя подстегивал с утра и постоянно будил такого соню? — с хитринкой спросила лекарка.

— Да я всегда с первыми лучами солнца встаю! — задыхаюсь от такого несправедливого замечания. — Подумаешь, денек дал себе расслабиться…

— Вот видишь, ты уже проснулся, так что одевайся и спускайся, я буду у себя, мне надо еще пару листов по программе учеников написать, все же если как ты говоришь это долгожданней и столь нужный нам хирург, то ребятам придется заново кое-что проходить, а быть может и переучиваться, — со скрытой радостью сказала Ольга.

— Но я думал, что ты составишь нам… — только начал я говорить, как пальчик девушки лег мне на губы.

— Теперь я тебя никуда без себя не отпущу, а в разговорах мужчин мне лучше не участвовать, пускай ты если надо будет у меня что-нибудь спросишь, и мне радость и тебе не думать постоянно о моем близком присутствии, — тепло улыбнулась Оленька. — С мыслей сбиваться не будешь на плотские и духовные утехи.

Не дав мне времени возразить лекарка выпорхнула из комнаты словно бабочка и тут же в нее вошел Никифор с двумя слугами несшими медную ванну, за ними шли четверо с горячей водой в больших бидонах. По традиции камердинер нес чистое полотенце и что-то еще, квадратной формы.

— Что это?

— Мыло, которое передала мне госпожа, сегодня утром, — спокойно ответил Никифор, протягивая мне кусок, сам же приготовил полотенце.

Кинув взгляд в сторону увидел тазик на треноге с приятно пахнущей водой, на дне которой лежал небольшой камешек салатового цвета.

«Чудеса народной медицины, — усмехаюсь про себя, брезгая ладонями странную воду».

Умывшись, я почувствовал, как по лицу пронеслась волна свежести, окончательно изгоняя из организма дремоту. Ополоснувшись, быстро накинул на себя рубаху, порты и сапоги, прицепил к портупее ножны с подаренной отцом шпагой, поправил рубаху и с чистой совестью вышел в коридор, по пути заглянув в комнату Оленьки, шепнув ей. Что непременно буду ждать ее внизу, и она не в коем случае не будет отвлекать меня от государственных дел, скорее наоборот, но по-прежнему получил вежливый отказ, подкрепленный страстным поцелуем, прерванным самой Олей, с виноватой улыбкой показав на начатые строки на белом листе бумаги.

Мне же ничего не оставалось как наконец спуститься к друзьям, весело обсуждавшим какую-то новость, чуть в стороне от Артура, Миши и Кузьмы с Прохором сидели Алехандро, уже вполне сносно общавшийся на русском языке и неизвестный мне молодой человек, которому на вид вряд ли дашь больше четверти века. Увидев меня присутствующие встали, в приветствии, а неизвестный слегка поклонился, представляясь:

— Василий Никитич Татищев, прибыл к его высочеству для осведомления оного о Полтавской виктории и делах государственных, по приказу государя нашего, Петра Алексеевича, — чуть ли не щелкнув каблуками представился молодой дворянин.

— Очень приятно видеть вас, Василий Никитич у себя, надеюсь вы отобедаете с нами, все-таки труды моих поваров достойны того, чтобы быть как минимум опробованы, — с дружеской улыбкой спрашиваю Татищева.

— Конечно, ваше высочество…

Сразу же в залу внесли десяток блюд, за ними пару больших супниц и поднос с молодым поросенком, зажаренном в каком-то соусе… хм или не соусе, не знаю, не разбираюсь я в этом, так что как говорится, не судите строго люди. Во время завтрака, слово за слово удалось узнать, что присланный по моей давней просьбе участник Полтавской баталии со стороны государя. А не верных мне витязей родился как я и думал не так давно, а именно в апреле 1686 года в семье псковского помещика, который в то время служил стольником при царском дворе. Конечно, про древность рода я его не спрашивал, но, глядя на его лицо, поневоле начинало казаться, что десяток благородных предков у Василия имеется точно. Вот собственно и все что мне удалось узнать о нем, однако это было не все, что хотел поведать мне царский посланник, да и мне не с руки при нем начинать разбираться в тех делах, которые на протяжении полугода остались без моего внимания. Так что, извинившись перед нашей компанией, мы вместе с Василием вышли во двор, где на его конце занимался десяток гвардейцев, увидев меня тут же отдавшие воинское приветствие, вытянувшись во фрунт подняв шпаги чуть выше колен. Ответив им, я прошел дальше, увлекая за собой отцовского посланца в сторону небольшого домика, где с легкой руки Ольги выросли кадушки с цветами и небольшими деревцами, само помещение отапливалось тремя печами, а в стенах зияли стеклянные витражи. Сами же кадушки стояли по сторонам узкой дорожки длинной в пару десятков метров, плавно заворачивающуюся в ровный овал, позволяя в случае нужды гулять в этом ботаническом саду сколько угодно времени.

— Ну что Василий, сказывай о том, что государь наш приказал тебе поведать мне.

— Как скажете ваше высочество, — улыбнулся он.

В следующие полчаса я узнал, что моя «слава» среди людей ищущих дополнительного покровителя облетела не только южные просторы Руси, но и залетела в западные районы, минуя Черноземье. С одной стороны сие конечно же хорошо, люди поневоле принимают меня в серьез, а с другой мне теперь предстоит ожидать много неприятностей со стороны тех людей, которые не желают изменения порядка сложившихся при нынешнем государе вещей, тот же Алексашка будет ой как против, если я возвышусь на столько, что государь приблизит меня к себе не только как сына, но и как полноправного приемника.

Так вот, как сказал мне Татищев, государь «простил» Августу альтранштадтскую измену и сразу же после Полтавы приказал русскому отряду прогнать вон из Польши шведские полки, ополовиненные политикой Карла, изможденные и лишенные нормального снабжения, шведы сразу же покинули пределы польских территорий, как только весть о русском отряде, увеличившемся в два раза по сравнению с прошлым годом дошла до них. Ну а польские магнаты сразу же поспешили провозгласить Станислава Лещинского низложенным и восстановили Августа на престоле.

— Истинную же цену польско-саксонскому союзнику наш государь знал очень хорошо, — сказал Василий оглядываясь по сторонам, словно высматривая следящих за нами шпионов. — Царь-батюшка при встрече с Августом спросил у него, где подаренная ему сабля, та самая рукоять которой, осыпана драгоценными камнями и которую он подарил некогда Августу, вступая в союз с ним. Август ответил, что забыл ее в Дрездене. «Ну, так вот я тебе дарю новую саблю!» сказал наш государь, отдавая ему ту же самую саблю, которую наши войска нашли на поле Полтавской битвы в личных вещах бежавшего Карла. Оказалось, что два года назад, заключая свой предательский договор с Карлом, Август подарил шведскому королю подарок нашего государя…

— Вот ведь пёсий выкормыш! — выругался я, не сдержавшись. — Как отреагировал на ложь «союзничка» его величество?

— Как говорил нам государь, предательское поведение Августа, он раскусил еще в прошлом году, когда из-за него наша армия в Польше испытывала огромные трудности, находясь в отчаянном положении. И это не могло не быть оценено по достоинству его величеством. Однако из-за того, что сам Август нужен нам, государь решил сделать вид, что быль молодцу не в укор. Поэтому встреча трепетавшего Августа с царем оказалась любезной со стороны нашего царя-батюшки, и разговоры тоже велись самые учтивые.

Однако эта неприятная сцена не помешала Августу подослать к царю своего министра Флеминга, который пытался выпросить у Петра кое-что в пользу Польши из последних русских завоеваний в Прибалтике. Но из этого ровно ничего не вышло. Не для того наши солдаты выдержали такую долгую и тяжкую борьбу, чтобы, вытеснив шведов, допустить саксонских немцев или поляков к только что приобретенному морскому берегу. Как сказал сам государь «все мои союзники меня покинули в затруднении и предоставили меня моим собственным силам. Так вот теперь я хочу также оставить за собой и выгоды и хочу завоевать Лифляндию, чтобы соединить ее с Россией, а не за тем, чтобы уступить ее вашему королю или польской республике».

— Получается, что все-таки ни Саксонии, ни Польше ничего не перепадет из добытого от шведов русской кровью? — с облегчением спрашиваю посланца государя.

— Да, все остается у нас и никому завоеванных территорий наш царь не отдаст, — без улыбки ответил Василий.

— Ну а дальше что же? Как на счет наступательного договора, ведь не мог этот… не согласиться на новый договор? — спрашиваю его, уже зная ответ.

— Ха, польский король уже через три дня по прибытии государя нашего Петра Алексеевича согласился подписать новый наступательный и оборонительный договор Польши и Саксонии с Россией против Швеции.

Кроме того выяснилось, что помимо Августа к моему отцу со всех сторон съезжались разные поздравители. 7 октября в Торунь прибыл чрезвычайный посланник от датского короля — барон фон Ранцов с поздравлениями и желанием вступить в новый наступательный и оборонительный союз против Швеции. На следующий же день между фон Ранцем и министрами, бывшими в свите царя, были улажены статьи договора против шведов, почти сразу же ратифицированные в Копенгагене.

Так же навстречу государю, отплывшему по реке Висле из Торуня, поспешил самолично король прусский, который явился на царское судно недалеко от Мариенвердера. Там им удалось заключить между Россией и Пруссией оборонительный союз против Швеции. На наступательный союз Фридрих Вильгельм не решился.

— Спасибо тебе Василий, действительно интересную и важную весть мне привез, так что ежели у тебя нет дел больше, то прошу быть моим гостем, — с улыбкой сказал я царскому посланнику.

— Увы, ваше высочество, но я и так задержался, в этом чудесном граде, а ведь еще надо дела свои и государевы сделать, да к середине декабря обернуться, — поблагодарил меня Татищев. — И еще, государь наш батюшка повелел мне передать, чтобы вы прибыли вместе с полком «Русских витязей» к войскам, перед тем как будут проедены по улицам Москвы пленные шведы. Царь собирается включить их в общую колонну, отметить наравне с гвардейскими полками!

— Что ж спасибо еще раз, приказ батюшка закон…

Василий, попрощавшись еще раз, сразу же отправился к стойлу, где стоял привязанный жеребец, возле которого мельтешил юный конюх, сноровисто проверяющий подпругу и само седло. Постояв пару секунд, я развернулся и пошел к заждавшимся друзьям, мысленно прикидывая, чем заняться в первую очередь. Почему-то у меня сложилось такое впечатление, что проблем в губернии стало больше, чем до моего отъезда. Да и чего говорить, своя рубашка всегда ближе к телу, нежели служебная.

Тарелки давно уже опустели, и сейчас четверо друзей слушали рассказ Алехандро, дошедшего до того момента как мы начали отплывать из Валенсии.

— Не плохо вы там повеселились, ваше высочество! — присвистнул Артур, с интересом поглядывая на графа.

— Не сказать, чтобы очень мы там веселились, но разговор сейчас будет не о том. Лучше расскажите мне о своих делах, а после я и доклады ваши за месяцы работ прочитаю, всяко лучше, чем в праздности время проводить, — как бы, между прочим, говорю собравшимся.

— И когда нужны будут вашему высочеству доклады? — спокойно спросил барон Либерас.

— Завтра до обеда я хочу ознакомиться со сметой и докладами каждого из вас, друзья. Все же время прошло, а бюджет наш не бездонный, да и предупреждал я вас, что по приезду проверю вас. Дружба дружбой, а спрос в случае нужды будет строгий, — нахмурившись, сказал я им.

— Конечно, мы все это прекрасно понимаем, — кивнул Михаил, боярский сын.

— Я могу прямо сейчас отчитаться за свою вотчину, — насупился Кузьма, видимо моя подозрительность задела его. Но ничего, я уже не тот мальчик, каким был два с половиной года назад, и многие глупости из головы постепенно выветриваются.

К примеру, о том, что у руля власти есть бескорыстные люди, увы, но это не так, кушать всем хочется, да и мошна у каждого своя, до коммунизма в этом времени далековато, как впрочем, и в моем прошлом времени.

— Сейчас не к спеху, но завтра я обязательно выслушаю тебя Кузя. Теперь же рассказывайте, какие тут у вас без моего ведома истории приключались. Может странности, какие глаз зацепил? — постепенно напряженность в зале спала, неторопливая беседа, как обычно переросла в возбужденное обсуждение, в которой активно участвовал и Алехандро, несколько по-другому глядящий на обыденные для нас вещи и события.

В целом дела в губернии в мое отсутствие, оказывается, шли в гору, пускай с некоторыми сложностями, но все-таки не стояли на месте, как я в тайне про себя боялся. Треть дороги от цементного завода, рядом с которым вырос его кирпичный придаток, уже покрывали толстенькие толи блоки, толи плиты. Сама дорога оказалась поднята чуть ли не на сажень над той, которая была ранее, правда пока это создавало большие проблемы на окончании дорожного полотна, из-за большой разницы между старой и новой дорогой. Однако движение по проложенным бетонным плитам оказалось много лучше чем по той грязи, которая чуть ли не по полгода стояла на проезженной колее.

Определенно плюсов было много больше, чем минусов, да и те в скором времени должны убраться, всего пару лет и дорога на Рязань и в Петровку будет готова, а при желании можно уложиться раньше, используя всю мою власти, главное не переборщить.

Основанный банк как я и думал, занимался не совсем тем, что нужно, вместо действительно выгодного вложения капитала купцы решили по-тихому «снять сливки», но это у них не получилось, витязи, приставленные в качестве наблюдателей и младших сотрудников столь необычной структуры не дали. Что ж придется тогда самому принимать меры, вводить устав банка, иначе это копание ни к чему дельному не приведет. Вот только странно, почему Николай всего этого не сделал? Ведь он ответвленный за этот сектор. Да, вопросов, несомненно, больше чем ответов на них, и не сказать, что я этому рад.

В Петровке растут мастерские как грибы, вот только все равно этого мало, очень мало. Да конечно же молоты Дмитрия значительно облегчают работу, как впрочем и все те новые станки Андрея Нартова, которые он успел сделать, благодаря близости к литейной и кузнице. Один только способ отливки пушек с готовым калибром без внутренней фурмы чего стоит. Ведь насколько я знаю, Дмитрий до этого момента высверливал нужный калибр. Благо, что все «колпаки» были 12-ти фунтовые, иначе проблем с их созданием было бы много больше. Конечно, отливают их на Истьинском заводе, подручные главного мастера, следуя тем статьям, которые были им, составлены чуть ли не полтора года назад, теперь же процесс ускорился, чуть ли не втрое, да и доработанные станки Нартова для сверления орудий и дул фузей много пользы принесли. И как я надеюсь это далеко не все, что придумает гений молодого мастера-токаря.

— А что известно по мануфактурам на Урале? — как бы между прочим спрашиваю друзей. — Как Николай справляется с этим делом? Все же заводы уже должны уже стоять, по крайней мере большая часть работ должна быть сделана, да и по другому вопросу о найденных залежах не мешало бы мне рассказать.

— Как отписывали братья Мироновы, дела у них идут как и планировали в срок, к весне уже могут доставить в Рязань первые образцы выплавленного чугуна, говорят что места там богатые на руду, да и по пути разведали пару мест с каменным углем. Но отписывают они, что людей для охраны маловато, места там дикие, зверья полно, да и местные частенько балуют, на лагерь даже пару раз нападали, но взять его не смогли, только пятерых охранников положили, — ответил Михаил.

Про серебро, найденное Мироновыми Михаил благоразумно умолчал, не та обстановка, да и вопрос этот не решается за пару минут, слишком много сложностей возникает при его решении. С одной стороны огромный барыш заиметь можно, если в тихую обработать месторождение, но при этом в случае обнаружения получить на свою голову кучу проблем, и опала меньшая из них. Петр ревностно относится к казне и лишаться дополнительного дохода ему не с руки. Вот так-то и получается, что остается второй вариант, как получение одной пятой от добычи плюс возможность заиметь часть льгот под другое строительство, к примеру беспошлинно торговать внутри страны и с соседями той продукцией которую производят подвластные мне предприятия.

Правда в общем случае получается, что из всех мастерских и заводов, исключая работающие на армию и являющиеся по своей сути секретными, на внутренний и внешний рынок пока работают только Истьинский завод, выпускающий косы, лопаты, топоры и пилы, цементный завод, большую часть продукции использующий в собственных нуждах, но все же летом выведший на рынок Рязани новый строительный раствор, сразу же прочно обосновавшийся в рядах особо полезных строительных материалов. Кирпичный завод пока приносил одни убытки, оно и понятно строительство его только-только закончено и никакой продукции на рынок он произвести просто не успел.

И все же точных цифр передо мной не было, благо что за эти два завода отвечает Кузьма, успевающий быть в корпусе, Рязани и заводах чуть ли не одновременно. В общем убытки от налаживающегося производства на лицо, а прибыли в ближайшие полгода ждать не придется это точно, одна надежда на финансирование ПБР, да на государевы дотации, все же поставки фузей на сколько мне известно идут полным ходом и четыре батальона Семеновского полка уже полностью перевооружены новыми образцами фузей, впрочем и в Преображенском полку дела обстояли не особо хуже, последняя партия должна была окончательно исправить сию несправедливость. Остается надеяться на благоразумие Петра о сохранении тайны оружия и его хранении и должной эксплуатации, а то ведь привыкли чистить оружие красным кирпичом, и не переубедишь, что это не хорошо, скорее очень даже наоборот!

Артур же рассказывая об успехах мастерской Андрея Нартова коротко изложил проект молодого гения, разработанный им совместно с Дмитрием Колпаковым, по созданию плавильной мастерской на территории Петровки, со всеми нужными для нее приспособлениями и устройствами по подъему вновь отлитых орудий и снарядов. По словам Артура получалось, что эта мастерская должна быть размером с хороший завод, однако не дожидаясь моих возражений, барон сразу же встал в защиту этой идеи, основываясь на том, что на Истьинском заводе хотя и работает литейная, но ее качество таково, что только каждый четвертый орудийный ствол проходит должную проверку и уходит с обозов в расположение корпуса.

Про снаряды же и вовсе говорить не следует, ибо порох изготавливаемый в Москве лежит на складах в корпусе, дожидаясь новой поставки с завода, а ведь как было бы проще, если бы все это выплавлялось в одном месте действительно знающими людьми. Мои возражения по поводу того, что сталь, создаваемая на заводе требует высоких температур для повторной переплавки сразу же отмелись в сторону, ибо как сказал Артур этот вопрос решаем и два мастера уже давно придумали как его решить, вот только об этом они расскажут мне при личной встречи.

Удивительно но неспешный разговор занял у нас часа три, а то и больше, обед был благополучно проглочен, а до ужина еще далеко, но острых вопросов уже не осталось, да и друзьям надо дать время, для их подготовки к завтрашней ревизии. Так как слово человека, должно быть тверже гранита!

Один только Алехандро остался без работы, с интересом слушающий нашу беседу он то и дело морщил лоб, и внимательно следил за каждым высказыванием, попутно совершенствуясь в русском языке и заодно узнавая нечто новое для себя самого, особенно о своей новой Родине.

— Алехандро, если ты не против, то я думаю, что Кузьма не откажется взять тебя с собой, а если ты заинтересуешься, то может статься что даже при желании можешь поучить наших отроков фехтованию, все же лишним это не будет точно, да и тебе будет чем заняться, пока ты не определился с будущей стезей, — с улыбкой предложил я графу Гомезу, уже начавшему с тоской озираться по сторонам.

— Конечно, я буду только рад! — обрадовался он, говоря с небольшим акцентом.

— Я тоже, — искренне улыбнулся Кузя, глядя на испанца с интересом, оценивая его по каким-то собственным параметрам, неведомым мне.

— Что ж, тогда друзья думаю, нам стоит оставить этот зал и встретиться завтра с утра, скажем часиков в восемь, как раз и солнышко только встает и работается поутру лучше, да и мне надо будет с делами губернии посидеть…

Глава 13

Декабрь 1709 года от Р.Х

Недалеко от Москвы

Наследник Русского царства.

Полк «Русских витязей» остановился после марша, сразу же начав обустраивать свой лагерь. Дальше можно уже не двигаться, скоро сюда должны подойти полки государя и вместе с ними витязи вступят в столицу, ведя перед собой часть пленных шведов, самую элитную ее часть.

Пока молодые, но уже опытные воины занимались необходимыми приготовлениями, расчищали площадки для походных шатров, натаскивали дрова для походных кухонь, помогали поварам готовить обед. И только трое стояли без дела, на маленьком пятачке спокойствия, посреди этого людского муравейника.

— Прохор, как там братья? Довольны ли они наградой, все ли их устраивает в нынешней жизни своей? Быть может пожелания у них скрытые есть, которые мне побоялись сказать? — цесаревич стоял рядом с молодой девушкой, прижимающейся к нему.

— Довольны, Старший брат, даже очень довольны! — улыбнулся полковник, в который раз глядя себе на грудь, где блестел золотой выпуклый медведь, внизу которого были три слова: «Победа при Полтаве».

Моя давняя задумка, наконец, воплотилась в жизнь, златокузнецы таки сделали заказ годичной давности, создав малые ордена и медали. Вот только одно меня смущало, такого новшества может не одобрить сам государь, мол, как же так, один полк получил наградные медали и ордена, а другие, гвардейские, к примеру, нет. Получалось не очень то и хорошо, правда надеюсь, решение, создать больше таких орденов и медалей было своевременным и сейчас, когда в обозе у меня лежала, чуть ли не тысяча оных наградных знаков. Я вполне могу подтолкнуть царя к тому, что неплохо было бы их легализовать на государственном уровне, а не на областном, тьфу ты, губернаторском. Что ж время покажет, а пока будем думать, как быть дальше.

Жаль только, что медалей удалось сделать всего ничего, два вида: «За мужество» и именная «Победа при Полтаве», да и орден был всего лишь один, как раз с таким же названием, как и медаль. Сами же медали были круглой формы, на одной был выгравирован пикирующий сокол, а на второй пушка, фузея и всадник. На ордене же рисунок был точно таким же.

Орден решено было присудить только обер-офицерам и естественно самому полковнику. А вот медаль за Полтаву выдавалась всем участникам битвы, выделяя их из общей массы воинов, сразу же ставя их на ступеньку выше всех тех, кого там не было. Вот только сих медалей у меня в запасе было маловато, но думаю, если задумка понравится Петру, то он найдет способ наградить всех воинов, точнее сделать для них медали.

Между тем время шло, оборудование полевого лагеря заканчивалось, когда на горизонте показались всадники, часть из них скрылась в перелеске, а остальная часть на рысях тронулась напрямик, то есть на нас. Разглядев штандарт, часовые расслабились, сам царь ехал к нам, оставляя за спиной пару сотен драгун, которые дожидались остальной кортеж, вместе с пехотными полками и пленными шведами.

— Молодец! Даже раньше меня на месте оказался, да еще и лагерь оборудовать успел. А это что за шатры такие странные стоят, раньше таковых я не встречал? — Петр тут же заинтересовался новшеством, подошел к одному из них и подробно осмотрел, даже внутрь заглянул. — Отрадно, а главное для солдата место будет, чтобы от дождя и ветра укрыться. Так что сын, пускай часть этих шатров моим гвардейцам отдадут, скажем, половину в самый раз будет.

— В этом нет нужды, ваше величество, мы привезли с собой в обозе полсотни палаток, как раз для того, чтобы был пример, с которого такие же сделать можно было. А вместе с тем и проверить их на практике, в поле или вовсе поставить возле стоянки, словом сделать все что угодно, — мягко возражаю Петру.

— Хм, и в правду так оно лучше будет, — подумав, согласился царь, потом внезапно на его лица мелькнула улыбка и тут же пропала. — А это что прелестница с тобой рядом стоит сын?

Такого вопроса от государя я не ожидал, поэтому дернулся, словно от удара плетью, но все же нацепил на лицо улыбку и немного виновато посмотрел на Оленьку, мол, говорил же тебе не стоит ехать со мной, но она только лишь улыбнулась и все.

— Это моя спасительница и любимая девушка, боярыня Звонарева, — представил я Олю.

— Я что-то не припомню ее, иначе такую красоту обязательно бы заметил, да и род Звонаревых что-то не припоминаю, — нахмурился государь.

За спиной царя начали шептаться светлейший князь Меншиков и князь Головкин, в окружении верных прихлебателей, чуть дальше от них стояли Апраксин с князем Долгоруким, приехавшим в штаб к государю прямиком из Дании. На празднование победы, и, конечно, для получения дальнейших указаний о действиях союзников Русского царства против Швеции, которые нельзя доверить обычному письму.

— Она жила у дедушки, всю юность и малолетство, родители Оли умерли почти сразу же после рождения, — ответил я за Ольгу, чуть выйдя вперед.

— Что ж, тогда понятно, — прикусив губу, царь недолго думал над чем-то, а потом резко пошел в сторону возвышавшегося отдельного шатра на бугорке, в сторону моего шатра. — Пусть разместят мою свиту, нам как никак здесь день, а то и два постоять придется. Видимо нас ожидает что-то особенное. А министры пускай быт полка изучают, глядишь, и чего-нибудь нового у твоих орлов узнают, зелоно примерны они на деле, да и в выполнении приказов оказались, вон даже при Полтаве графа Пипера с казной захватили.

— Конечно ваше высочество, — киваю государю, бросая мимолетный взгляд на Прохора, тот на меня и лишь уголком губ показал, что все прекрасно понял, тут же выйдя наперерез свите государя, собравшейся было уже за царем.

— Сержант Дубков! — позвал одного из витязей полковник.

— Я! — мигом отозвался тот, подходя к Прохору.

— Проводи боярыню Звонареву в ее шатер, — чуть тише приказал командир витязей.

— Есть, — ответил он, опуская ладонь, выйдя, чуть вперед он, подождал пока Оля пойдет за ним, с моего молчаливого согласия, и повел ее в сторону, чуть ниже моего шатра.

Попытавшиеся было возмутиться Меншиков и Головкин замолчали, увидев, что все их хамство ни коим образом не действует на появившихся из ниоткуда пары десятков мрачно глядящих на окружение Петра витязей с фузеями на плечах.

— Ответь мне сын, что это на груди у воинов висит? — внимательно всматриваясь в одного из идущих витязей, внезапно спросил государь.

— Это медаль, отец, их по моему приказу сделали золотари, дабы воины, отличившиеся в битве или своей честной службой были видны издалека и они сами могли бы по праву гордиться своими ратными подвигами и безупречной службой.

— Складно речи ведешь, Алешка, весьма складно, однако почему допрежь меня воинов жалуешь? Или считаешь меня не достаточно годным для этого? — хмуро поинтересовался Петр, даже не глядя на меня, продолжая идти к шатру.

— Так я же для опыта, отец! — недоуменно восклицаю.

— Чего?!

— Говорю, сделал я это не со злого умысла, а только для того чтобы посмотреть, как витязи чувствовать себя будут, ощущать себя с медалью на теле…

— Ну и как? Узнал? — с интересом спросил Петр.

— Да, и выяснил, что боевой дух у них весьма подрос и на многое, что раньше они роптали, сейчас даже в голову не берут, весьма важная эта вещь оказалась. Награждать отличившихся солдат медалями.

— И что все равно кого награждать? А как же урон чести для шляхетсва? Ведь что обычному солдату, что ему… не почести будет, — с сомнением протянул отец, отодвигая первую занавеску на входе в тамбур палатки.

— А для обер-офицеров и выше существуют малые ордена, выше по достоинству, чем медали, поэтому и урон для чести старшим офицерам не будет, вот только отличие младших орденов от медалей только в том, что выполнены они, из драгоценного метала, серебра или золота, а обычная медаль из меди.

— Хорошо, что так продумал, сын, иначе я уж было усомнился в тебе, особенно когда канцлер наш мне переписку твою с английским послом показал! — пройдя внутрь, царь тяжело поглядел на меня, ожидая моей реакции.

— Какую переписку? — не понимаю о чем идее речь, однако, видя напряженное лицо Петра, понимаю, что он не шутит.

— Ту самую, где ты с ним договариваешься о помощи, вот только какой помощи, там не сказано, — все так же напряженно смотрит на меня государь.

— Не было никакой переписки отец, клянусь, что не было ее! Если ты захочешь, батюшка то давай мои письма сверим, с теми, что я тебе писал из-за границы, да и на Руси тоже.

— Хочешь сказать подложное оно? — отвернулся он от меня, разглядывая столешницу.

— Да, именно так.

— Ладно, пускай так оно и будет, делом и помыслами ты мне себя давно показал, вижу я, что исправился ты, да за голову взялся, так что пускай людишки делом займутся. А мы отложим сей разговор пренеприятный. В случае чего примерно накажу виноватых, — немного оттаял царь.

Помолчав пару минут, государь встал со своего места, я невольно отметил торжествующие искры в его глазах, сейчас передо мной стоял человек, чуть ли не в одиночку совершивший невозможное. Гордый своими деяниями и тем подвигом, который совершила русская армия в конце июня этого года, уничтожив армию врага. Качество и выучка, которой превосходило качество любого из войсковых объединений Европы! И даже небольшая размолвка со мной видимо не испортила его настроения, все-таки видимо он и сам не верил в те доказательства, которые были предъявлены канцлером Головкиным.

Да и князь хорош, скупердяй, етить его через плечо! Ну, неужели я два года корпел над губернией и создавал буквально из ничего новую структуры армии, с непохожим на мировые аналоги Уставом. Не та дешевая подделка, которую Петр в будущем скопирует с австрийского. Свой, написанный за долгие вечера и бессонные ночи! Конечно, я тоже не из головы основные положения брал, но ведь и не из европейских уставов точно. Видать кому-то очень уж прижимает мое небывалое возвышение, хотя какое возвышение? Я же наследник престола, а не какой-нибудь безродный выкормыш петровский, как тот же самый Алексашка!

«Стоп! Оставить все ненужные мысли, тем более, такие, от которых только проблемы получить можно, но никак не пользу, — выдохнув сквозь зубы воздух, одергиваю сам себя».

— Садись сын, рассказывай, каково тебе быть дома, после путешествия своего? Сказывай что делал, как дела вел, а может беседы с кем плодотворные вести приходилось? — царь по своему обыкновению начал набивать трубку табаком, словно и не было только что неприятных речей, и мы только встретились, я же поудобнее устроился на кресле, налил себе холодного морса.

— Дома, на Руси отец много лучше, чем в Европе, хотя и погода там много глаже, да и людишки одеты нарядней…

— Это ничего, дело это справное, главное сказывай! — перебил меня Петр, с энтузиазмом раскуривая вонючую трубку.

— В середине нашего путешествия, как я тебе уже писал батюшка, попал наш караван в шторм который и разметал корабли по сторонам, нашему «Зверю» не повезло, и у него образовалась течь, поэтому капитан приказал двигаться к первой попавшейся бухте, где он и должен был заделать оную…

— Это знаю я, дальше сказывай, о дворе Испанском и их монархе! — нетерпеливо бросил государь, выпуская облако дыма.

А что можно рассказать, если и так все подробно на бумаге написал и с курьером отправил впереди себя? Не знаю, видимо отец чего-то хочет, но ведь чего? А ладно, от меня не убудет, еще разок повторить все что было, глядишь, действительно чего нужное вспомню, о чем позабыл отписаться.

Так слово за слово, я подробно рассказал отцу о том, как наблюдал осаду и взятие Мессины, бой с каперами, рассказал о городах Испании в которых удалось побывать. Поведал о том, что узнал у Алехандро о внутренней политике, добавил часть свои наблюдений, кое-какие мысли по поводу сближения с разоренной страной. Не забыл и про заключенный тайный договор, о поставках сырья, оружия и провизии для королевства.

— Что ж, могу похвалить тебя, сын видимо действительно многому научился ты за последнее время, — с улыбкой сказал Петр, подходя ко мне. — На счет кораблей ты конечно немного лиху дал. Нет у нас, их, чтобы послать к испанцам, по крайней пока, но вот то, что они заинтересовались уже хорошо, значит надо будет твое консульство в посольство переделать, да и боярина того…

— Долгомирова, — подсказал государю, отпивая глоток прохладного морса.

— Да, боярина Долгомирова на место утвердить, зелоно смышлен он, да и ротация о нем была хорошая, так что пускай с испанцами отношения добрые завяжет, да подручников из их числа наберет, там глядишь и еще кого на поселение к нам определим. Да и он там еще кого-нибудь из нужных людей подберет, тех, что Испании не нужными оказались, а то, как-то не хорошо получилось, ты всего двоих привез. А ведь Руси нужно многие сотни! Да чтоб посмышленнее, от которых польза нашему Отечеству была. Я предчувствую, что россияне когда-нибудь, а может быть и при моей жизни пристыдят самые просвещенные народы успехами своими в науках, неутомимостью в трудах и величеством твердой и громкой славы!

— Ты прав отец, именно этого и следует добиваться всеми силами! Однако государь, как же иностранцам ехать сюда, если свободы, то у них как таковой не будет? В Европе почитай уже век как крепостного права нет, все крестьяне с наделом живут, и по пустому не ропщут, — «кидаю» пробный камешек в огород отца.

— Ты мне эти мысли брось! Ишь отменили они, а кто будет на мануфактурах работать и в армию пойдет, ежели я свободу крестьянам дам? Ответь мне, Алешка, — вновь нахмурился государь, исподлобья глядя на меня.

— Так сами людишки и пойдут, и лучше прежнего будет, ведь каждый для себя работает много лучше чем на барина, или иноземца какого-нибудь, — возразил я царю.

— Так то оно так, да не совсем… — чуть остыл Петр. — Война у нас на носу с османами, да и Карл мир подписать не желает, точнее сестра его с советниками, поэтому и думать надо не о людях и животе их бренном, а о пушках, фузеях, и строящемся на Балтике флоте!

— Как скажешь, батюшка, так оно и будет, — смиренно наклоняю голову, гася в зародыше зарождающийся гнев.

Трудно мне будет, ой как трудно переубедить отца в его взглядах на политику, которые пока принесли не так то и много пользы для простого народа, разве что для страны кое-что обломилось, да и то, не иначе как проблемой не назовешь. Между тем видя мою покорность царь встал с кресла и пыхая сигаретным дымом, словно паровоз, ходил взад вперед, наслаждаясь вонючей травой.

— На счет боярина Долгомирова решим, так как только что сказали. Указ завтра же подпишу и в канцелярию о выделении денег в 2000 червонцев, да с нарочными отошлю, пускай скорее работать боярин начнет. Всяко проще ему будет с деньгами в столице испанской осесть, с людишками опять же нашими словом перемолвиться. Нельзя же во всем на испанцев полагаться, — прикусив губу, государь развернулся ко мне. — Вот только зачем лекаря с собой привез, а в Москву не повез?

— Так зачем он там, отец? Госпиталь и так работает главный лекарь, лечит и учеников берется обучать, а в корпусе благодаря испанцу мы сможем военных лекарей, подготовить, которые воинов лечить будут, травами, да с божьей помощью, — отвечаю как можно смиренней, видя, как морщины на челе Петра постепенно разглаживаются.

— Коли так то пускай, польза большая от занятия этого будет, со своими орлами доказал уже сие, они у тебя молодцы, и казне прибыток принесли под Полтавой и себя воинами показали, каковых пока мало еще на Руси. Так что пускай так оно и будет, — повторился государь, затягиваясь табачным дымом.

Пару минут Петр ничего не говорил, словно спорил с самим собой, стоит ли говорить мне о чем-то или нет, но все же отеческая половина взяла верх, и государь, пододвинув ко мне свое кресло, присел, свободно откинувшись на спинке.

— Я хотел бы поговорить с тобой сын о делах насущных и важных для государства нашего. Вижу твое старание и радение о делах наших, и от этого сердце мое радостью наполняется, поэтому подумаем вместе, а может, и ты мне мысль какую здравую скажешь, как делал это раньше, у себя в губернии.

— По единому слову твоему, отец я тотчас же… — договорить я не успел, Петр махнул рукой, мол, подожди.

— Выслушай в начале, а потом поговорим с тобой, дабы возможность мнение мое узнать наперед, а не после того как сам выскажешься, — объяснил государь, убирая трубку на стол, сам же слегка помяв мочку правого уха, начал неторопливо говорить о давно мучимых его вопросах.

Суть же была в следующем, отец прекрасно понимает, что шведы возлагают большие надежды на некоторые особенности нашего государства. Во-первых, на отсутствие у России сильного флота, который имеется и только-только становится боевой силой. Во-вторых, на дипломатическую и военную помощь иностранных держав, которой, нам, увы, действительно было негде искать, кроме разве что Испании, да и та пока только скрытая союзница, при условии, что пункты помощи с нашей стороны будут соблюдены должным образом. И в-третьих, шведы надеются на время, которое потребуется для создания нужной обстановки и условий, которые смогут привести к вмешательству в дела Северной войны со стороны Великих держав на стороне шведов.

Однако сам Петр предлагал сделать так, чтобы время, нужное Швеции для осуществления ее планов превратилось для нее в ее же погибель, потому что именно оно даст нашему Отечеству возможность создать сильный флот. Ведь именно сильный флот создаст такие условия, которые затруднят всякую иностранную интервенцию в пользу Швеции, плюс к этому поддержка с моря наших войск окончательно сломит шведское сопротивление на суше.

— Батюшка, так ведь нам нужен флот уже как можно скорей, иначе многие земли, которые были покорены или будут покорены в следующем году, мы не сможем удержать.

— Правильно мыслишь сын, но ты видимо забыл, что на Балтике спешно закладываются новые корабли. А их команды учатся ходить по морю в прибрежных водах, налаживая совместную отработку и общую выучку, — с некоторым довольством объяснил мне отец.

— Да, ваше величество, действительно подзабыл я про это, каюсь, — чуть склонив голову, я едва сдержал улыбку, все же многого не стоит показывать Петру, открыто, пускай он и дальше будет отцом, а я прожектером-сыном, способным создать нечто новое, пока меня это устраивает.

— Ничего, со временем ты сможешь помнить о многом и делать еще больше чем сейчас, — несколько самодовольно сказал Петр. — Ладно, думаю, пора нам уже строить войска. Иначе простоим здесь неизвестно сколько времени. Ты как думаешь сын стоит ли вступать в город сейчас?

— Думаю, что времени было достаточно, чтобы все приготовить как надо.

— Что ж тогда, пускай твой полк будет идти позади колонны, заслужили молодцы, аккурат перед артиллерией Преображенского полка с телегами боеприпасов! — довольно сказал государь. — Да и ты как наследник со мной рядом поедешь.

— Батюшка, а может мне остаться здесь или вовсе сзади плестись? Пускай недруги наши уверятся, что в опале я у тебя, тогда и подлости ко мне меньше будет, да и настраивать тебя против меня никто не будет, — озвучил я только что появившуюся мысль.

— Как же так, какие недруги у тебя, Алешка?! Ты мой наследник, и речи не может быть, чтобы ты отдельно от меня был, тем более что заслужил ты сие, пускай не сам, но своими витязями точно, так что поедешь рядом со мной!

Больше ничего, не говоря, царь быстро вышел из палатки, оставив меня одного, разозлился он, батюшка мой… Через пару минут зашел Прохор в сопровождении Ольги, чуть позади них возле входа маячила пятерка охраны моей любимой. Они оба не спрашивали, о чем мы беседовали с государем. Прохор в силу своей дисциплины, а Оля из-за своей скромности, да и не дело, когда девушка начинает лезть не в свои дела! У меня ведь примеров масса в голове, как с этой эпохи, так и в будущих, которых я надеюсь, не будет.

— Все хорошо, государь приказал мне ехать рядом с ним при въезде в город, удостоил чести так сказать, а витязям отвел задние ряды, как особо «отличившимся». Идиотизм! Зачем же он так? Ведь мой полк показал себя с наилучшей стороны…

— Мы все твои, Старший брат, что бы не случилось, — негромко сказал полковник, глядя мне в глаза. — А об уроне нашей чести не беспокойся, главное, что ты знаешь, о нас и знаешь, что мы не подвели тебя, остальное не так уж и важно.

— Спасибо, Прохор! Действительно спасибо, но сейчас получается, что действительно государь оказал нам честь, раз специально перевел вас сюда, да еще к тому же выделил из общей массы войск, пускай даже и поставили в конце, перед орудиями. Или я чего-то не понимаю?

Оля молча сидела в кресле, разглядывая один из чистых кубков, стоящих на небольшом полевом столике. Прохор, отдав честь, развернулся и вышел из палатки, оставляя меня наедине с лекаркой, в одно мгновение ставшая боярыней. Впрочем, порода в ней действительно имеется, а раз так то и солгал я всего лишь малость.

— Не ехал бы ты, милый с государем, — вдруг сказала она.

— С чего это вдруг золотце? — прижимаю ее голову к себе, мягко проводя рукой по волосам. — Да и ца