Книга: История бокса. Кулачный бой в Древней Элладе



Руслан Холодницкий

ИСТОРИЯ БОКСА

Глава VI

Кулачный бой в Древней Элладе


История бокса. Кулачный бой в Древней Элладе




Наибольшее развитие в своей древней истории кулачные бои получили в Древней Греции. Легенды древних эллинов повествуют, что основоположником бокса (греч. – pygmachia, от pyg – кулак и machi – поединок) на греческих островах был мифический герой Тезей (XIII век до РХ) – афинский царь, победитель мифического минотавра из лабиринта на о.Крит и великана-разбойника Прокруста. Древние эллины считали, что именно Тезею принадлежала идея проведения кулачных поединков двух людей, сражавшихся насмерть. Другая древнегреческая легенда обеспечивала кулачные бои эллинов высоким покровителем – “богом” Аполлоном, который, проявив искусство ловкости и быстроты, победил “бога” войны Ареса.


В свою очередь, античный философ Платон (V век до РХ) отцом кулачных боёв считал царя Вифинии Амикуса, сына бога морей Посейдона и нимфы Мелии, который не отличался особой гостеприимностью и не выпускал из своего королевства ни одного чужеземца, предварительно не встретившись с ним в кулачном бою. Конец этой традиции согласно мифу об аргонавтах положил сын Леды Полидеукс, убивший в поединке не в меру спортивного царя. Вот какими были истоки боксёрских традиций Эллады со слов Аполлония Родосского:

“Когда аргонавты прибыли в Вифинию, их встретил местный царь Амикус. Каждому чужестранцу он объявлял, что тот не смеет покинуть его владений, пока не встретится с ним в кулачном бою. Немало людей убил он таким образом. Подойдя к кораблю, он потребовал, чтоб кто-нибудь из них вышел биться с ним. Ответил ему Полидеукс, сын Зевса и Леды: “Кто бы ты ни был, воздержись от кровопролития. Мы готовы подчиниться твоим приказам. А я готов вступить с тобой в бой”. Полидеукc отбросил посох, снял с себя одежды и встал напротив царя-исполина. Полидеукс размял перед боем натруженные веслом мышцы, а царь Вифинии пренебрёг разминкой, будучи уверенным в себе, и сразу встал в боевую стойку. Слуга положил на землю кожаные ремни для рук. Ремни были старые и жесткие. Царь сказал Полидеуксу: “Следовало бы бросить жребий, кому какие ремни достанутся. Но я разрешаю тебе первому выбрать, а когда выберешь, обмотай хорошенько руку, чтобы ты мог рассказать каждому, какие ремни я умею вырезать из бычьей кожи, чтобы разбивать в кровь лица чужеземцев”. Царь напал первым, но Полидеукс уклонился. Амикус тут же повторил атаку. Удары градом сыпались с обеих сторон, оба бойца тяжело дышали, но ни один из них не был повержен на землю. На минуту они остановились, чтобы стереть с лица пот... Полидеукс выиграл этот бой”.


Герою этого повествования Полидеуксу было суждено стать первой настоящей звездой в мире кулачного боя: в его честь и в честь его брата - искусного всадника Кастора - была названа одна из двух главных звёзд созвездия Близнецов, дарующего свет Северному полушарию нашей планеты. Имена этих звёзд дошли до наших дней в римской транскрипции, а потому холодная, красная одиночная и наиболее приближенная к нам звезда созвездия, посвященная как раз Полидеуксу, именуется “Поллукс”. Что интересно, в звёздном атласе богатого польского коммерсанта и астронома XVII века Яна Гевелия Полидеукс почему-то изображен не в подобающем кулачному бойцу антураже, а… с дубиной в руке!




История бокса. Кулачный бой в Древней Элладе


Причиной столь грубого несоответствия мифическому облику героя, очевидно, является изначальное стремление астрономов древних времён выдавать желаемое за действительное, что в нашем случае означает подогнать избранный персонаж мифологии к реальному расположению звёзд. А ведь будь былые звездочёты не столь внимательны и не найди они возможности прилепить к небесным светилам именно Полидеукса, их современные коллеги вполне могли бы занять “боксёрскую” вакансию Близнецов нашими братьями Кличко! И олимпийский факел в руке Владимира смотрелся бы куда более в тему, чем палица Полидеукса из больного воображения удумавшего подобное хироманта. Однако же, и на том спасибо - ведь среди 88 известных на сегодня созвездий ночного неба место среди представителей всех видов спорта нашлось именно для мастера благородной науки самообороны. Напоследок “звёздной” темы  следует отметить, что среди персонажей древности, хоть немного помахивавших кулаками, аналогичной и даже большей Полидеуксовой чести удостоился лишь мифический персонаж Геракл - его именем, опять же в римской транскрипции - Геркулес, названо одно из крупнейших созвездий того же Северного полушария.  


Первое упоминание об организованных состязаниях в кулачных боях среди греков приходится на завершающий период Троянской войны греческих племен из Спарты, Микен, Тиринфа, Аргоса, Коринфа и других городов против главного портового города Малой Азии Трои (XIII век до РХ). В честь погибшего в бою Патрокла его друг Ахиллес – лидер греческого войска в Троянской войне - устроил спортивные игры, в которые вошли гонки на колесницах, бег, метание диска и копья, стрельба из лука, борьба и кулачный бой. Основным источником информации об этих включавших боксирование спортивных играх является поэма Гомера (VIII-VII век до РХ) “Илиада”, XXIII песнь которой описывает бокс как элемент спортивных состязаний древнегреческих воинов.


Как повествует Гомер, игры в память о Патрокле начались гонками на колесницах, которые завершились разделом наград меж участниками, последнюю из которых Ахиллес преподнес славному старцу Нестору с такими словами:


“Дар сей тебе, божественный старец! и ты сохрани сей

Памятник грустный Патрокловых похорон: между живыми

Больше его не увидишь! Тебе же награду победы

Так я даю; ни в борьбу ты, Нелид, ни в кулачную битву,

Верно, не вступишь; ни в меткой стрельбе ты, ни в легкости бега

Спорить не будешь: тебя удручает тяжелая старость” 


Нестор на это ответствовал:


“Истину, сын, говоришь, и все ты разумно вещаешь.

Члены мои ослабели; ни ноги, любезный, ни руки

Так на моих раменах, как бывало, не движутся быстро.

Если бы молод я был! и если бы силой блистал я

Оных годов, как эпейцы в Вупрасе царю Амаринку

Тризны творили, а дети царя предложили награды!

Там не сравнился со мной ни один человек из эпеян,

Даже из храбрых пилосцев и духом высоких этолян.

Там я кулачною битвой бойца одолел Клитомеда…

… Но продолжай и друга усопшего играми чествуй” 


Как видим из Несторова ответа, кулачный бой во времена Троянской войны не являлся каким-то новшеством, внезапно предложенным Ахиллесом, а плавно проистекал из традиций древнегреческих племен. Это косвенно подтверждает истории о кулачных противостояниях греков, изложенные в мифах о Тезее и Амикусе. Именно кулачный бой продолжил игры:


 “...Пелид сквозь великие сонмы ахеян

Вновь возвратился, приветствие выслушав Нестора старца.

Тут предложил он награды кулачного страшного боя:

Выслав пред круг, привязал шестилетнего, сильного меска;

Игом еще не смиренный, жесток для смирения был он.

Меск — победителю мзда; побежденному — кубок двудонный.

Стал наконец среди сонма и так говорил аргивянам:

"Чада Атрея, и вы, меднолатные мужи ахейцы!

Ныне подвижников двух призываем, которые сильны,

Руки поднять на кулачную битву. Кому стреловержец

Даст устоять и кого победителем все мы признаем,

Тот к своему кораблю поведет терпеливого меска;

Кубок же сей двоедонный боец побежденный получит”


 Первым отличительным знаком победителя кулачной схватки, таким образом, стал вполне осязаемый материальный трофей, кубок же доставался побеждённому. С течением веков эта традиция видоизменилась, и спортивные чемпионы становились обладателями и того, и другого. Однако вернём слово Гомеру:


 “Рек он, — и быстро восстал человек и огромный и мощный,

Славный кулачный боец, Панопеева отрасль, Эпеос.

Меска рукой жиловатой за гриву схватил и кричал он:

"Выступи тот, кто намерен кубок унесть двоедонный.

Меска ж, надеюся я, не отвяжет никто из ахеян,

В битве кулачной победный: горжуся, боец я здесь первый!

Будет того, что меж вами я воин не лучший, — что делать:

Смертному в каждом деянии быть невозможно отличным.

Что до битвы, объявляю при всех, и исполнено будет:

Плоть до костей прошибу я и кости врагу изломаю.

Пусть за моим сопротивником все попечители выйдут,

Чтоб из битвы унесть укрощенного силой моею".

Так говорил он, — и все, онемевши, молчанье хранили.

Богу подобный один Эвриал на него подымался,

Внук скиптроносца Талая, сын Мекистея героя,

Некогда в Фивы ходившего, к играм надгробным Эдипу,

Падшему в оное время, и всех победившего кадмян.

К битве его снаряжал Диомед, копьеборец могучий,

Дружеской речью бодря и сердечно желая победы:

Бросил он запон ему, и красиво кроенные после

Подал ремни из степного вола, убитого силой.

Так опоясавшись оба, выходят бойцы на средину.

Разом один на другого могучие руки заносят,

Сшиблись; смешалися быстро подвижников тяжкие руки.

Стук кулаков раздается по челюстям; пот по их телу

Льется ручьями; как вдруг приподнялся могучий Эпеос,

Резко врага оглянувшегось грянул в лицо, — и не мог он

Больше стоять; подломившися, рухнулись крепкие члены.

Словно с порывом Бореевым прядает рыба из моря

На берег мшистый и вдруг покрывается мутной волною, —

Так пораженный упал Эвриал. Добродушный Эпеос

За руку поднял его; а усердные други, представши,

С поприща в стан повели, по земле волочащего ноги,

Кровь извергавшего ртом и бросавшего голову набок.

В омрак он впал; и его меж своими друзья посадивши,

Сами пошли и на поприще подняли кубок двудонный”


 Завершившись нокаутом, первый исторически описанный Гомером боксёрский поединок Эпеос – Эвриал вошел в легенду, благодаря играм в память о Патрокле сделав кулачный бой одним из элементов древнегреческих спортивных игр. Возможно, племена малограмотных воинов дорийцев, вторгшихся в Элладу в конце II тысячелетия до РХ и осевших в основанной ими Спарте, а затем завоевавших пришедшие в упадок из-за долгой Троянской войны основные греческие полисы, переняли опыт кулачных схваток именно из этих посвященных другу Ахиллеса состязаний.


К слову, кулачный бой в эпоху Троянской войны не оставался уделом одних лишь древних эллинов, о чем свидетельствует песнь XIII “Илиады”:


“Зевс и троян и Гектора к стану ахеян приблизив,

Их пред судами оставил, беды и труды боевые

Несть беспрерывно; а сам отвратил светозарные очи

Вдаль, созерцающий землю фракиян, наездников конных,

 Мизян, сильных в ручном бою и славных кобылодойцев” 


Более поздние греческие авторы перенесли эти гомеровские эпитеты – фракийцы и мизяне – на названия самих кочевных народов черноморского побережья, со слов Гомера владевших кулачным боем. Древнегреческий поэт Гесиод (VII-VIII века до РХ) даже называл их имя – Скифы, хотя принято считать, что скифская миграция на побережье Черного моря началась лишь с  VI века до РХ, то есть уже после киммерийцев. Однако гомеровский эпитет кобылодойцев – ίππημολγοί – приложенный Гесиодом к скифам, позволяет допустить, что господствовавшие в Азии скифские племена действительно могли быть упомянутыми в “Илиаде” мастерами ручного боя. По крайней мере, подконтрольные ираноязычным скифам обширные территории свидетельствовали о высокой воинской доблести, что отменно согласуется с характеристикой мизян как искусных ручных бойцов, а также о необъятном просторе миграции скифских племен, которые вполне могли захаживать со своими кулаками на Черное море еще до появления там киммерийцев. Скифия достигла господства в Азии еще около XXXVI века до РХ и была полиэтнична, объединив несколько десятков античных кочевых народов. Стало быть, если скифы и не стояли у истоков кулачного боя как такового, то могли перенять его у соседей-ионийцев, т.е. древнейших греков, обживших просторы Малой Азии.


Не обошел вниманием Гомер популярные в древности кулачные бои и в другой своей поэме – “Одиссее”. Герою этого эпоса Одиссею при различных обстоятельствах довелось столкнуться с кулачными поединками в песнях VIII и XVIII. В первом случае бокс вновь предстал как часть спортивных игр эллинов, устроенных гостеприимным фракийским царем Алкиноем для прибывшего Одиссея-гостя:


“Он фракиянам веслолюбивым сказал: “Приглашаю

Выслушать слово мое вас, судей и вельмож фракийских;

Душу свою насладили довольно мы вкуснообильной

Пищей и звуками лиры, подруги пиров сладкогласной;

Время отсюда пойти нам и в мужеских подвигах крепость

Силы своей показать, чтоб наш гость, возвратяся, домашним

Мог возвестить, сколь других мы людей превосходим в кулачном

Бое, в борьбе утомительной, в прыганье, в беге проворном” 


 Призыв царя нашел широкий отклик среди его народа:


“На площадь все собралися: толпой многочисленно‑шумной

Там окружил их народ. Благородные юноши к бою

Вышли из сонма его...”


После состязаний в скорости бега пришел черед силовых испытаний:


“Стали другие в борьбе многотрудной испытывать силу:

Всех Эвриал одолел, превзошедши искусством и лучших.

В прыганье был Анхиал победителем. Тяжкого диска

Легким бросаньем от всех Эретмей отличился. В кулачном

Бое взял верх Лаодам, сын царя Алкиноя прекрасный” 


По окончанию игр монарший отпрыск Лаодам предложил проявить себя в спорте Одиссею, получив язвительную поддержку от борца Эвриала, после отказа  немолодого Одиссея начавшего провоцировать его колкими насмешками. Герой Гомера вспылил и продемонстрировал свои способности метанием впечатляющих размеров каменюки, после чего грозно ответствовал:


“Юноши, прежде добросьте до этого камня; за вами

Брошу другой я и столь же далеко, быть может, и дале.

Пусть все другие, кого побуждает отважное сердце,

Выйдут и сделают опыт; при всех оскорбленный, я ныне

Всех вас на бой кулачный, на бег, на борьбу вызываю;

С каждым сразиться готов я — с одним не могу Лаодамом:

Гость я его — подыму ли на друга любящего руку?

Тот неразумен, тот пользы своей различать не способен,

Кто на чужой стороне с дружелюбным хозяином выйти

Вздумает в бой; несомненно, себе самому повредит он.

Но меж другими никто для меня не презрителен, с каждым

Рад я схватиться, чтоб силу мою, грудь на грудь, испытать с ним.

Знайте, что я ни в каком не безопытен мужеском бое”


Положение спас миролюбивый царь Алкиной, дипломатично урезонивший Одиссея дружелюбием и критикой зазнавшегося Эвриала, что лишило славного гомеровского странника возможности показать мощь своих кулаков. Однако унывать Одиссею долго не пришлось. В песне XVIII на знатной гулянке ему пришлось столкнуться с редкостным хамом, “жадным желудком своим, и нахальством, и пьянством” Иром, который наехал на Одиссея следующим образом:


 “Прочь от дверей, старичишка, иль за ноги вытащен будешь;

Разве не видишь, что все мне мигают, меня понуждая

Вытолкать в двери тебя; но марать понапрасну своих я

Рук не хочу; убирайся, иль дело окончится дракой”


Ответ Одиссея вышел в наилучших традициях современного бокса, вместив в себя красочную угрозу не в меру крутому молодому попрошайке:


“Ты сумасброд, я не делаю зла никому здесь; и сколько б

Там кто ни подал тебе, я не стану завидовать; оба

Можем на этом пороге сидеть мы просторно; нет нужды

Спор заводить нам…

Воли, однако, рукам не давай; не советую; стар я:

Но, рассердясь, я всю грудь у тебя разобью и все рыло

В кровь;…”


 Дальнейшее развитие событий до боли напоминает лучшие образчики пресс-конференций Майка Тайсона и Джеймса Тони. Ир:


 “…Постой же; тебя проучить мне порядком

Должно, приняв в кулаки и из челюстей зубы повыбив

Все у тебя, как у жадной свиньи, истребляющей ниву.

Полно ж сидеть; выходи, покажи нам свое здесь уменье,

Вот поглядим мы, ты сладишь ли с тем, кто тебя посильнее”


Содержательная беседа двух оборванцев не осталась незамеченной гуляющей публикой, среди которой первым почуял запах зрелища Антиной: “уж скоро драка там будет; пойдем поскорее, нам должно стравить их”. Взяв на себя инициативу, хозяин тусовки выступил с идеей мотивировать конфликтующие стороны на кулачное разбирательство, на пару тысячелетий опередив английских аристократов:


 “Выслушать слово мое вас, товарищи, я приглашаю;

Козьи желудки лежат там на угольях; сами на ужин

Их для себя отложили мы, жиром и кровью наливши;

Я предлагаю, чтоб тот, кто из двух победителем будет,

Взял для себя из желудков обжаренных лучший; потом мы

Будем вседневно его приглашать и к обеду; другим же

Нищим сбирать здесь столовые крохи вперед не дозволим”


Однако прежде, чем согласиться на поединок, хитрый Одиссей, напирая на свою старость, сумел получить гарантию невмешательства со стороны в ход боя от кутящей аудитории, гарантом чего выступил Телемах. После этого Одиссей предстал перед публикой во всей красе:




“…Тогда сын Лаэртов

Рубище снял и себя им, пристойность храня, опоясал.

Тут обнаружились крепкие ляжки, широкие плечи,

Твердая грудь, жиловатые руки, и сделала выше

Ростом его, неприметно к нему подошедши, Афина.

Все женихи на него с изумленьем великим смотрели;

Глядя друг на друга, так меж собою они рассуждали:

“Иру беда; за нахальство теперь он заплатит. Какие

Крепкие мышцы под рубищем этого нищего скрыты!” 


 Испуганного нежданной атлетичностью соперника Ира пришлось изрядно пугнуть и приволочь к Одиссею силком, после чего состоялась не слишком продолжительная кулачная схватка:


“Силою слуги его притащили; и подняли руки

Оба. Себя самого тут спросил Одиссей богоравный:

Сильно ль ударить его кулаком, чтоб издох он на месте?

Или несильным ударом его опрокинуть? Обдумав

Все, напоследок он выбрал несильный удар, поелику

Иначе мог бы в сердцах женихов возбудить подозренье.

Оба тут вышли; в плечо кулаком Одиссея ударил

Ир. Одиссей же его по затылку близ уха: вдавилась

Кость сокрушенная внутрь, и багровая кровь полилася

Ртом; он, завыв, опрокинулся; зубы его скрежетали,

Об пол он пятками бил. Женихи же, всплеснувши руками

Все помирали от смеха…”


 Таковыми из произведений Гомера предстают перед нами истоки кулачных поединков в Европе, вобрав в себя как чисто спортивную, так и скандальную составляющую бокса, намного предвосхитив и как продуманную, турнирную организацию кулачных схваток, так и спонтанные разбирательства на кулаках способом материального мотивирования бойцов.   


Упоминания о мастерах кулачного боя содержатся и в великом труде “Отца истории” Геродота “История” (V век до РХ). В книге III основоположник исторической науки описывает прибытие в Элладу славных мореплавателей из Финикии (восточное побережье Средиземного моря), которые в своё время “поселились в этой земле и принесли эллинам много наук и искусств и, между прочим, письменность, ранее, как я думаю, неизвестную эллинам”. Продолжая повествование, Геродот открывает нам страницы древнейшей истории кулачных боёв, указывающие на просветительскую роль финикийцев:

“И мне самому пришлось видеть в святилище Аполлона Исмения в беотийских Фивах (к северу от Афин – авт.) кадмейские письмена, вырезанные на нескольких треножниках и большей частью сходные с ионийскими. Надпись на одном треножнике гласит:


Амфитрион меня посвятил, одолев телебоев.


Эта надпись, быть может, относится ко временам Лаия, сына Лабдака, внука Полидора, правнука Кадма…На другом треножнике начертана шестистопным размером вот такая надпись:


Скей, кулачный боец, тебе Аполлон‑дальновержец,

Верх одержав, посвятил меня, жертвенный дар несравненный.


Этот Скей, быть может, был сыном Гиппокоонта. Если только это - он, а не тезка посвятившего сына Гиппокоонта, то треножник относится ко времени Эдипа, сына Лаия”. 


Еще одно упоминание о кулачном мастерстве встречается в книге IX “Истории”, выделяясь из общей канвы современной автору Греко-персидской войны, подробнейше описываемой Геродотом: “В этой битве особенно отличились афиняне, а среди афинян - Гермолик, сын Евфена, весьма искусный в кулачном бою и борьбе”. Цитата показывает немаловажное прикладное значение древнегреческих кулачных схваток, позволявших искусным бойцам проявлять себя не только в состязательном бою, но и в реальной битве.


Пренебрегая древними сказаниями, историк Филострат (II век) придерживался спартанской версии происхождения бокса, считав, что кулачные бои были авторски изобретены греками-дорийцами. По одной из легенд её воины не видели необходимости в ношении защитного шлема на поле брани, верив, что бокс подготовит их к неизбежным ударам по голове в ходе битвы. Однако статуэтки спартанских воинов, сохранившиеся до наших дней, противоречат такой версии Филострата, поскольку изображают воинов Спарты, облаченных в боевые шлемы.



История бокса. Кулачный бой в Древней Элладе


Тем более что искусство кулачного боя и борьбы прививались спартанцам еще со школы, в которой основное внимание уделялось физическим упражнениям учеников как будущих воинов. Рукопашный бой в Спарте был настолько неотъемлем от общефизического воспитания, что именовался не иначе как “спартанской гимнастикой”. Кулачные бои как спортивное состязание спартанцы не практиковали, поскольку считали, что даже спортивное поражение лишало чести воина Спарты. В то же время без “боевой практики” подрастающее поколение спартанских вояк не оставалось: проверкой силы, ловкости и приобретенных бойцовских навыков служил криптий – ночные походы, в которых юные спартанцы ловили и убивали беглых илотов (рабов).


Воинская доблесть и слава составляли собой основу государственной политики и идеологии Спарты, граждане мужского пола которой признавали достойным себя занятием лишь ведение войны. Производная от этого нещадная армейская закалка что называется с младых ногтей превратила культовые в Древней Элладе спортивные состязания в средство боевой подготовки солдат, считавших ниже своего достоинства “размениваться” на участие в ярко обставленных игрищах соседей по Элладе. Квинтэссенцией поголовной милитаризации спартанского общества стало воспевание в песнях своих богатырей, сражавшихся не на спортивных аренах под присмотром элладоников, а в суровых военных баталиях:


“Будем за родину храбро стоять и, детей защищая,

Ляжем костьми, не щадя жизни в отважном бою.

Юноши, бейтесь же, стоя рядами, не будьте примером

Бегства постыдного иль трусости жалкой другим.

Дух сохраняйте в груди навсегда удалой и могучий,

И не жалейте души, выйдя с врагами на бой…

Пусть же, широко шагнув и ногами упершися в землю,

Каждый на месте стоит, губы зубами прижав” 


 Со временем былое могущество греческих городов-государств (полисов) возродилось, дав новый импульс к развитию античных культуры, науки и спорта. Греки вели счет лет от первых Олимпийских игр, которые, по преданию, прошли в 776г. до РХ.  Хотя, согласно легендам, первые Олимпийские игры были организованы еще мифическим героем Гераклом (историк Евсевий относил их к 1210-м гг. до РХ) и с того времени проводились раз в 5 лет. Затем традиция игр была прервана и возобновилась при элидском царе Ифите и содействии спартанского правителя Ликурга. Время правления Ифита точно неизвестно, но античные авторы относили проведение первых игр после перерыва на 884 – 828гг. до РХ. Изначально игры не нумеровались, а назывались по имени победителя в единственном виде состязаний – беге на стадию. Имена победителей впервые собрал Парабаллон из Элиды. Гиппий из Элиды упорядочил, расставил по порядку и пронумеровал Олимпийские игры на рубеже V - IV веков до РХ, Аристотель (IV век до РХ) позднее также составил список Олимпийских игр. Широко использовать хронологию по Олимпиадам впервые стал в своих работах историк Тимей из Сицилии в конце IV века до РХ. На основании собранных материалов античные авторы решили начать отсчёт Олимпиад с 776г. до РХ - в этот год Олимпийские игры известны по имени победителя – Кореба из Элиды. Вероятно, имена победителей в более ранних играх восстановить не удалось, а значит и само проведение игр не может считаться достоверным фактом. Юлий Африкан, греческий автор III века, пишет, что игры 776 года до РХ на самом деле были XIV (“Историография”, кн. 3), а, значит, первой могла быть Олимпиада 828г. до РХ. Византийский автор Фотий пишет в отзыве на труд Флегона из Тралл (II век) по Олимпийской хронологии и победителям на Олимпиадах:

“Трактат начинается с I Олимпиады, потому что, как признают почти все другие авторы, не существует подробных или точных свидетельств о предшествующих периодах, но разные авторы делают разные заявления, и даже те из них, кто внушает доверие, противоречат сами себе”.


Интересную информацию о генеалогии Олимпийских игр приводит в книге I “Истории” Геродот, описывая жителей Лидии (Малая Азия):

“Сами лидийцы утверждают, что и игры, которые ныне в ходу у них и у эллинов, - их изобретение. Лидийцы изобрели эти игры именно в то самое время, как говорят, когда выселились в Тирсению (здесь Геродот передаёт древнейшие известия о переселении этрусков (римское название, самоназвение – расены) в Италию в начале I тысячелетия до РХ – авт.). О себе они рассказывают так: при царе Атисе, сыне Манеса, во всей Лидии наступил сильный голод [от недорода хлеба]. Сначала лидийцы терпеливо переносили нужду, а затем, когда голод начал все более и более усиливаться, они стали искать избавления, придумывая разные средства. Чтобы заглушить голод, они поступали так: один день все время занимались играми, чтобы не думать о пище, а на следующий день ели, прекращая игры. Так лидийцы жили 18 лет. Между тем бедствие не стихало, а еще даже усиливалось. Поэтому царь разделил весь народ на две части и повелел бросить жребий: кому оставаться и кому покинуть родину. Сам царь присоединился к оставшимся на родине, а во главе переселенцев поставил своего сына по имени Тирсен. Те же, кому выпал жребий уезжать из своей страны, отправились к морю в Смирну. Там они построили корабли, погрузили на них всю необходимую утварь и отплыли на поиски пропитания и [новой] родины. Миновав много стран, переселенцы прибыли в землю омбриков (оско-умбры – итальянские племена, авт.) и построили там город, где и живут до сей поры. Они переименовались, назвав себя по имени сына своего царя [Тирсена], который вывел их за море, тирсенами. Лидийцы же на родине были порабощены персами”.


 Таким образом, Геродот даёт основания полагать, что игры и, возможно, вместе с ними и часть спортивных состязаний лидийцев, среди которых вероятно мог быть и кулачный бой, могли зародиться вне Эллады либо приобрели популярность среди греков благодаря соседям по Эгейскому морю. Кроме того, стараниями Геродота до наших дней дошли сведения о том, что не одними греками живились спортивные традиции в древней Европе – как оказывается, канувшая в лету цивилизация лидийцев-этрусков еще в незапамятные времена активно практиковалась в спортивных состязаниях, скорее всего включавших в себя и распространённый в регионе кулачный бой. Этрусский след, на который выводит Геродот, лишь добавляет этой версии убедительности, поскольку именно этруски принесли с собой на Апеннины традиции кулачного боя, что заслуживает отдельной темы.



История бокса. Кулачный бой в Древней Элладе


Олимпийские игры были кульминацией греческой традиции спортивных игр (греч. - агон). Они проводились в честь верховного “бога” Зевса каждые 4 года в Олимпии, поскольку считалось, что на горе Олимп проживал сам Зевс с “младшими по званию” божествами. Игры проходили в первое полнолуние после летнего солнцестояния, то есть припадали на аттический месяц Гекатомбеон, и длились 5 дней, из которых одна часть была посвящена состязаниям, другая - религиозным обрядам (греч. - έορτή) с жертвоприношениями, процессиями и общественными пирами в честь победителей. По словам писателя и географа II века Павсания, до 472г. до РХ  все состязания происходили в один день, а позднее были распределены на все дни праздника.


Изначально на Олимпиадах сильнейшие греческие атлеты состязались в беге на 1 стадию, с XIV игр был добавлен двойной бег на 2 стадии, с XV - долгий бег на 7 стадий, с XVIII – борьба и пятиборье, и только с XXIII – кулачный бой. В XXXIII игры был включен гибрид кулачных боёв и борьбы – панкратион. Порядок состязаний объявлялся публике посредством белой вывески (греч. λεύκωμα). Перед состязанием все желающие участвовать в нём и допущенные к играм вынимали жребий для определения порядка, в каком будут выходить на борьбу, после чего герольд объявлял во всеуслышание имя и страну (полис) выходящего на ристалище. Победитель получал в награду оливковый венок, ставший символом спортивной победы, и помещался на бронзовый треножник с пальмовыми ветвями в руках. Когда Олимпийский чемпион возвращался домой, город организовывал ему триумфальную встречу. В знак признательности за то, что он прославил свою родину, победителю Олимпиады воздвигали статуи, посвящали стихи и поэмы, поддерживали материально. Отдельные источники детализируют материальные выгоды статуса Олимпионика, указывая на единоразовую выплату в сумме 500 драхм.


Подробно раскрывает спортивные обычаи древней Эллады историк Андре Боннар в своей работе “Греческая цивилизация от Илиады до Парфенона” (1958г.), где в т.I говорится:

“Слава спортивных побед, одержанных в крупных национальных состязаниях, принадлежит не только всему народу, но и полису победителя. Самые известные поэты – Пиндар и Симонид – посвящали этим победам целые лирические композиции; в них средствами музыки, танца и поэзии прославляются величие и заслуги общины, чьим посланцем являлся победивший атлет. Случалось, что победителя удостаивали высшей награды, какой только можно почтить человека, оказавшего услугу своей родине: он становился пенсионером полиса – город его кормит и поселяет в Пританее, то есть в городской ратуше”.


Ярким примером воспевания спортивной славы среди древних греков служит посвященная Олимпийским играм элегия писателя и историка Ксенофонта (V – IV века до РХ):


 “…Тот, кто в беге проворном или в бою

пятиборцев смог добиться победы

где Зевсова роща, на равнине Олимпа, у Тифа,

в поединке борцов, или в схватках кулачных, иль в

побоище страшном, что недаром зовется

панкратион, тот пред городом все еще более славном

предстанет...”


Особого внимания заслуживает другая древнегреческая традиция, связанная с проведением спортивных игр, также описанная Боннаром:

 “Пока длятся национальные игры, не только складывают оружие войска, но в судах не разбираются дела и откладывают казни. Эти передышки длятся, правда, несколько дней, но иногда и целый месяц”.


Кулачные бои к моменту возобновления олимпийских традиций, судя по отсутствию в программе Олимпийских игр, лишь начинали возвращать интерес к себе взыскательных эллинов. 



История бокса. Кулачный бой в Древней Элладе


Однако же, благодаря стараниям представителей античной культуры Эллады, бокс до нашей эры не был забыт, став частью традиции. Он мало напоминал современный бокс: бои проходили под открытым небом на площадках, границами которых являлись зрители, не имели ограничений во времени и раундов, и включали в себя борцовские приёмы. Завершением поединка являлись нокаут, отказ от продолжения боя или смерть одного из боксёров. Тем не менее, уже тогда греческие бойцы применяли himantes (согласно другим источникам – мейлихай) - защиту кулаков и запястий, которые обматывали поначалу мягкими полосками бычьей кожи, а к IV веку до РХ и более жесткой кожей (oxus), что превращало руки в грозное наступательное оружие.



История бокса. Кулачный бой в Древней Элладе


 Кожаные полосы, защищавшие руки бойцов, представляли собой 3–3,5 метровые ремни, сыромятные либо просто смазанные маслом или жиром.



История бокса. Кулачный бой в Древней Элладе


С V столетия до РХ в употребление вошли sphairai - толстое кожаное кольцо для защиты суставов, надевавшееся на руку поверх ремней.



История бокса. Кулачный бой в Древней Элладе


О популярности кулачных боёв в Древней Элладе свидетельствуют многочисленные образы бойцов, искусно изображенные на вазах и кубках.



История бокса. Кулачный бой в Древней Элладе


История бокса. Кулачный бой в Древней Элладе


Следствием подобной популярности раннего бокса стало включение кулачных боёв в программу XXIII  Олимпийских игр в 688г. до РХ. С XLI игр в 616г. до РХ Олимпийская программа приросла и юношеским боксом. Первым олимпийским чемпионом среди “взрослых” кулачных бойцов стал Ономастос из Смирны, среди юношей – Филот из Сибариса. К состязаниям на Олимпиаде допускались только свободнорожденные греки, сумевшие предоставить организаторам игр доказательство того, что в течение минимум 10 месяцев перед соревнованиями они специально готовились к ним. Процесс подготовки боксёров проходил в специальных школах - палестрах. На тренировках бойцы использовали не только подобие перчаток из мягких кожаных ремней, но и защищали голову маской с наушниками. В подготовку боксеров входил и бой с тенью. Также грекам принадлежит изобретение боксёрской груши (греч. - korykos), применявшейся для отработки ударов.



История бокса. Кулачный бой в Древней Элладе


Согласно некоторым источникам, представленным во Всемирной сети, существовало условное деление по массе спортсменов: varea – как тяжелый вес и koufa – как лёгкий вес, - касавшееся не только бокса, но и борьбы или метания дисков. Однако на самих соревнованиях весогабаритного разделения бойцов не было, что давало преимущество более мощным мастерам кулачного боя.


Помимо 10-месячного подготовительного периода, каждому участнику надлежало за месяц до начала игр прибыть в Олимпию и в течение месяца проходить испытания в олимпийской гимназии за счет самого участника, доказывая судьям, что уровень их спортивного искусства достоин участия в играх. Кроме того, отцы, братья и гимнастические учителя желающих принять участие в состязаниях должны были также поручиться за них - поклясться в том, что они не будут виновны ни в каком преступлении.




Первый олимпийский чемпион среди боксёров Ономастос отстоял своё первенство также на XXIV, XXV и XXVI играх.  Согласно легенде, именно он по просьбе жителей Эллады изложил правила ведения кулачного боя, получившие название “Геракловых правил”. Другая легенда приписывает авторство этих правил самому сыну Зевса, вершителю 12 подвигов Гераклу, оставляя Ономастосу лишь скромную роль летописца первого устава бокса:

    Бой ведется на ограниченной площадке, усыпанной песком;

    Кисти рук бойцов обматываются кожаными ремнями;

    Победителем становится боец, сбивший своего соперника с ног так, что тот полностью теряет способность к продолжению поединка, или боец, вынудивший своего соперника отказаться от продолжения боя. Побежденный поднимал руку, когда был не в силах оказывать сопротивление;

    Если бойцы устают, разрешается перерыв для отдыха по их обоюдному согласию;

    Если в установленное время победитель не определен, судья назначает обмен ударами без права защиты. Количество ударов не лимитируется. Бойцы наносят удары друг другу по очереди, согласно жребия;

    Удары ниже пояса, по спине или затылку прямо не запрещены.


За соблюдением бойцами правил боя следил судья – элладоник, - изображаемый древними греками с прутьями в руках.



История бокса. Кулачный бой в Древней Элладе


 Ударами этих прутьев он разнимал бойцов в случае нарушения ими правил боя. Однако когда бывало уже слишком поздно, победа могла быть присуждена погибшему от неправильного приема боксеру, о чем оставил сведения Павсаний, описавший подобный случай на Немейских играх:

“Кревг нацелил свой удар в голову Дамоксена, и последний вынудил Кревга поднять руку. Когда тот поднял руку, Дамоксен ударил соперника выпрямленными пальцами под рёбра, и благодаря силе удара и остроте ногтей сумел проникнуть внутрь тела, схватить внутренности и разорвать их, когда вырвал наружу. Кревг скончался на месте, и жители Аргоса изгнали Дамоксена за нарушение соглашения, по которому соперники должны были обменяться по одному удару. Они присудили победу мёртвому Кревгу”.


Схожий случай имел место в финале LXXII Олимпиады в 492г. до РХ, когда Клеомедос из Астипалейи в пылу схватки убил Иккоса из Эпидавра, за что был лишен титула Олимпийского чемпиона.


К слову, тема (не)предвзятого судейства, причем не только лишь в кулачных схватках, актуальна была и в античные времена. Элладоники – судьи древних Олимпиад, - назначались по жребию из местных элейцев и заведовали устройством всего праздника. Было их сперва всего 2, затем 9, ещё позднее 10. Со CIII (103) Олимпиады (368г. до РХ) их было уже 12, по числу элейских фил. На CIV играх число их пало до 8 и, наконец, со CVIII Олимпиады до времен Павсания их считалось 10 человек.  Судьи носили пурпурную одежду и имели на стадии особые места. Под их начальством состоял полицейский отряд (άλύται), с άλυτάρκης во главе. Так вот, предоставим слово Геродоту:

“В царствование этого Псаммиса (Псамметиха I, фараона Египта 29 династии, VII век до РХ – авт.) прибыли в Египет послы элейцев и стали похваляться тем, что устроили Олимпийские игры по самым справедливым и прекрасным законам на свете. Кроме того, по их словам, даже сами египтяне, мудрейший народ на свете, не могли бы придумать ничего лучше [и справедливее]. Итак, когда элейцы прибыли в Египет и изложили царю дело, ради которого приехали, царь этот велел созвать египтян, славных своей великой мудростью. Мудрецы собрались и стали расспрашивать элейцев, какие у тех правила и порядки на олимпийских состязаниях. Элейцы рассказали им все, прибавив в заключение, что прибыли сюда узнать, не могут ли египтяне придумать еще более беспристрастные правила и порядки на состязаниях. А мудрецы, посоветовавшись, спросили, принимают ли участие на состязаниях также элейские граждане. Те ответили, что и они также могут состязаться подобно всем другим эллинам. Египтяне же на это возразили, что такими порядками они совершенно нарушают беспристрастие: ведь как судьи они не могут беспристрастно относиться к борцу из своих граждан и не обижать чужеземцев. Если же они желают проводить состязания действительно по справедливости и ради этого прибыли в Египет, то должны допускать к состязаниям только иноземцев и исключить всех элейцев. Такой ответ дали египтяне элейцам” (“История”, кн. II).


Наиболее воспетыми триумфаторами древних Олимпиад были Глаукос из Каристоса, славившийся молотоподобным ударом, Эуридамас, проглотивший выбитые зубы и одолевший деморализованного соперника, Диагорас из Родоса, впоследствии воспитавший двух сыновей – олимпийских призёров, Тагенес из Тасоса (480г. до РХ в боксе и 476г. – в панкратионе), которому эллины насчитали 1425 побед, и, особенно, Тисандрос из Накоса (современная Сицилия), в VI веке до РХ побеждавший на четырёх Олимпиадах подряд. Павсаний замечал, что от Накоса не осталось даже руин, и лишь благодаря Тисандросу сохранялась память о городе. Среди олимпийских чемпионов в кулачных боях нередко полуофициально числятся значительные деятели своего времени: великий математик Пифагор и даже царь Армении Вараздат. Хотя на самом деле Вараздат на момент олимпийского триумфа числился “лишь” принцем, а Пифагор, сын Кратета из Самоса, победивший на XLVIII Олимпиаде 588г. до РХ, являлся лишь тезкой знаменитого математика и своего земляка из того же Самоса, родившегося спустя 18 лет после его триумфа. Его победа вышла несколько курьёзной: вначале он был исключен из состязаний в боксе среди юношей и осмеян за изнеженность и длинные волосы, но заявился на кулачные состязания среди взрослых и побил всех соперников (Эусебиус, “Хроники”, III век).


Олимпийские игры сыграли важнейшую роль в истории становления и развития цивилизации Древней Эллады, поскольку прославляли наилучшие человеческие качества - здоровье, красоту, физическую силу и мужество, что содействовало усилению национального самосознания эллинов и поощряло занятия спортом. В отличие от сверх меры милитаризованной Спарты, основные греческие полисы, несмотря на многочисленные военные конфликты, отдавали должное прекрасному, ценя силу искусства и всестороннего развития человеческого существа. Колонизуя необъятные просторы от Кавказа до Пиренеев, греки несли с собой не только лишь оружие, но и свет высокоразвитой культуры, дух честного состязания и веяния зарождавшейся демократии. Древняя Эллада не терпела ограниченности и однобокости, культивировав отношения состязательности, потому логичным стало дальнейшее развитие греческой традиции проведения национальных игр (агонов): с 582г. до РХ в Дельфах проводились Пифийские игры, тем же годом датируется возникновение или, по крайней мере, приобретение общегреческого значения Истмийскими играми на Коринфском перешейке (Истме), а с 573г. берет начало упоминание о проведении четвертого национального греческого агона - Немейских игр близ Немеи.


Пифийские игры получили своё имя в память о мифическом подвиге “бога” Аполлона, умертвившего дракона Пифона, преграждавшего дорогу к святилищу. Изначально проводились раз в 8 лет и включали в себя только музыкальные состязания, пока в 582г. до РХ после окончания I Священной войны управление играми не перешло к Дельфийской Амфиктионии – Совету 12 греческих племён. С того времени игры проводились каждые 4 года за год до Олимпиады, припадая, по всей вероятности, на конец августа. Со сменой руководства игры приросли атлетическими соревнованиями, состязаниями на колесницах и верховой ездой. Достоверная информация о наличии в программе Пифийских игр кулачных боёв отсутствует. Пифийские игры пользовались огромной популярностью, привлекая в Дельфы потоки народа, что приносило городской казне немалые доходы. На время игр действовал священный Дельфийский Мир, продолжавшийся 3 месяца, что гарантировало людям - как участникам, так и зрителям - безопасную поездку на игры и обратно домой. В продолжение олимпийских традиций победители игр получали не денежное поощрение, а лавровый венок, хотя, вероятно, в качестве награды иногда применялись и яблоки.


Учреждение Истмийских игр древние предания также относят к доисторическим временам, приписывая основание агона “богу” Посейдону, по легенде впервые справившего его в память по утонувшему в море Меликерту. Другое предание настаивает на ином основателе – легендарном герое Тезее, взявшем верх в смертном бое над Скироном и Синисом. Однако наиболее реально выглядит версия об учреждении игр после либо в честь свержения тирании Кипселидов в 582г. до РХ. Заведовали агоном представители Коринфа, а в честь Тезея почетным председательством была обеспечена его родина - Афины. В то же время на игры не допускались элейские спортсмены, что даёт основание считать Истмийские игры неким подобием оппозиции другому национальному агону – Олимпиаде. Проводились раз в 2 года, вероятно, весной каждого 2 или 4 года Олимпиады. Традиционно и эти игры начинались с объявления священного перемирия, охватывавшего период проведения игр. Программа состязаний включала в себя гимнастические и конные дисциплины, однако с уверенностью констатировать наличие или отсутствие среди них кулачного боя не позволяет скудость источников об этом агоне. В императорские времена на играх проводились и состязание в музыке. По истечению нескольких дней игр победители получали пальмовые ветви и венки, которые в древнейшее и императорское время плелись из сосновых ветвей, а в классическую эпоху -  из сельдерея.


Последним общенациональным агоном Древней Эллады стали Немейские игры, как и Олимпиады проводившиеся в честь Зевса. Эти игры проводились раз в 2 года – за год или через от Олимпийских. Традиционно, мифология снабжала древними корнями и Немейкие состязания. По одной легенде, они берут начало от победы Геракла над Немейским львом, а по другой были впервые проведены в память о погибшем молодом царевиче по имени Офельт. Первые же фактические упоминания о Немейских играх относятся к 573г. до РХ. Руководил играми город Клеонаи, а после его завоевания в 450г. до РХ городом Аргосом Немейские игры стали проводится под  руководством захватчиков. Программа игр состояла из следующих дисциплин: стадионный бег (180 м), кулачный бой, стрельба из лука, борьба, метание диска, метание копья и гонки на повозках. Таким образом, Немейские игры могли служить некой репетицией Олимпиады для кулачных бойцов и других спортсменов, рассчитывавших поучаствовать в главном состязании 4-летия. Победители Немейских игр награждались венками из листьев сельдерея, в их честь поэт Пиндар слагал хвалебные песни.


Пигмахия, греческий кулачный бой, соединяла в себе славные спортивные традиции Эллады и сугубо практическое прикладное значение средства подготовки отважных воинов Спарты. Пройдя немалый в историческом смысле путь развития, кулачный бой обзавёлся собственными традициями, правилами и состязаниями, школами подготовки. Это факт, что как популярный вид спорта бокс состоялся именно в античной Греции. В то же время, обстоятельство, что существовал он благодаря и стараниями его носителей – древних кулачных бойцов – способствовало не только развитию техники боксерских приёмов, но и индивидуальному подходу к достижению победы в кулачном поединке. Попросту говоря, чтоб не ударить в грязь лицом и не подвести оказанное малой родиной доверие, ввиду невозможности одержания победы над превосходящим в классе либо силе соперником мастера пигмахии пускались на различные технические уловки. Захваты, броски, удары по “святым местам” никак не красили ранний бокс, но позволяли вести вполне конкурентный бой. Благо, правила ведения кулачных схваток были весьма поверхностными, и лишь зоркий глаз элладоника создавал препоны полной кулачной вакханалии на спортивной арене. Тем не менее, изначальное наличие в древнем боксе элементов борьбы и неразборчивость бойцов в употребляемых приёмах позволяют предположить в них истоки возникновения видового ответвления кулачного боя - греческого рукопашного боя, названного именем панкратион (от греч. παγκράτιον - пан и кратос, т.е. примерно “всей силой”).



История бокса. Кулачный бой в Древней Элладе


Выделившийся из бокса и борьбы панкратион быстро завоевал любовь горячей южной публики благодаря своей первобытной зрелищности, поскольку включал в себя практически все существовавшие боевые приёмы, что оставляло судьям гораздо меньшую возможность вмешиваться в ход боя. Дебютировав на XXXIII играх в 648г. до РХ с победы Лигдамиса из Сиракуз, панкратион надолго привлёк к себе уважение и внимание ценителей боевых искусств Эллады. Его даже обеспечили надёжным мифическим тылом, посвятив победе Геракла над львом способом удушения. Ввиду крайней опасности для здоровья и жизни юноши были допущены к панкратиону лишь со CXLV (145) Олимпиады в 200г. до РХ. Наиболее славными олимпиониками в панкратионе были Аррахион их Фигалии, увенчанный оливковыми венками Олимпиад 572, 568 и 564 (посмертно) годов до РХ, Тагенес из Тасоса в 476г. до РХ, играми ранее побеждавший на состязаниях кулачных бойцов, Дамагетос из Родоса, побеждавший в 452 и 448 годах до РХ, его земляк Дорией, державший верх в 432, 428 и 424 годах, Полидамас из Фессалии в 408г. до РХ, Состратос из Сикиона, первенствовавший на играх 364, 360 и 356 годов до РХ, Никон из Колхиды в 300 и 296 годах до РХ, и, особенно, Капр из Элиды, в 212г. до РХ  впервые со времен Геракла победивший одновременно в борьбе и панкратионе, за что его титуловали не иначе как “второй после Геракла”. После Капра лишь 6 бойцов сумеют повторить его достижение: Аристоменос из Родоса в 156г. до РХ, Протофанос из Магнесии-на-Менандре в 92г. до РХ, Стратоник из Александрии в 68г. до РХ, его земляк Марион в 52г. до РХ, Аристий из Карии в 13 году, а также Никострат из Эгины в 37г.


Техника боя в панкратионе соответствовала изречению Филострата в “Гимнастике”: “Идеальный боец в панкратионе тот, кто борется лучше, чем боксер, и боксирует лучше, чем борец”. Соединение борцовской техники, ударов руками и ногами, удушений и гимнастической подвижности представляло собой завершенное комплексное боевое искусство, более свойственное Дальнему Востоку, нежели Европе, однако сформировавшееся безо всякого восточного влияния. Основным отличием сражений в панкратионе от преимущественно вертикального положения бьющихся боксёров и горизонтального у борцов являлась универсальность панкратиона: к бою в стойке присоединялась борьба на земле после падения обоих бойцов. Борьба на земле завершалась не в силу какого-то заранее определенного условия, как, например, после троекратного падения в античной борьбе, а в результате отказа одного из соперников от продолжения поединка. Смысл схватки заключался в достижении такой ситуации, при которой продолжение ее становилось невозможным. Для достижения такой ситуации применялись все доступные средства, не просмотренные элладониками, основной задачей которых было недопущение смерти бойцов или получения ими тяжелых увечий. К удушениям, выкручиванию суставов, захватам и заламываниям - излюбленному приёму Состратоса, получившего прозвище “Пальчик” за акцент на заламывание фаланг пальцев ног противников, - добавлялись удары кулаком или ладонью (без ремней или перчаток) по всем участкам тела, удары ногой, ступней, коленями. По-видимому, подобное зрелище во многом напоминало средневековый английский пугилизм, линейным продолжением которого является современный бокс.                        


Что касается чисто кулачной составляющей панкратиона, то нужно заметить, что наступательные удары кулаком в этом единоборстве навряд ли могли быть такими же акцентированными, как в кулачном бою, особенно когда они направлялись в голову. Ибо повреждения рук, вполне вероятные в этом случае, поставили бы под вопрос продолжение поединка, как и в кулачном бою, проводимом незащищенными ремнями кулаками, чего не допускали эллины. В то же время в обороне удар кулаком имел гораздо больше “прав на применение”, даже если при этом боец рисковал повредить руки. При многих приемах и во многих ситуациях в панкратионе удар кулаком в уязвимые точки (например, в нос или подбородок) мог быть последней попыткой избежать грозящего поражения. Когда необходимость вынуждала атлета с помощью удара кулаком избавить себя от невыносимой боли в до предела выкрученном суставе, он непременно наносил удар, даже рискуя заплатить за это травмой руки. Такая же ситуация возникает при удушении, когда у атлета возникает страх смерти, когда он задыхается и просто не задувыется о возможном травмировании руки.


Бойцы панкратиона, представлявшие собой видоизменённых стилистикой единоборства кулачных бойцов, развивали своё тело и его возможности исходя из специфики своего ответвления кулачных схваток. По внешнему облику атлета-панкратиаста следует поставить между кулачным бойцом и классическим борцом. Он был тяжелее кулачного бойца, не отличаясь его великолепной гибкостью и подвижностью. В то же время он отличался и от классического борца: меньшим весом, более мягким очертанием мускулов и более высокой подвижностью и ловкостью. Открытый, свободный стиль панкратиона, предпочтение толчкам и броскам, нежели вяжущим захватам, зачастую непредсказуемые варианты перехода к борьбе на земле, отреагировать на которые атлет мог лишь ловкими и быстрыми движениями тела, - это те факторы, которые делали внешний вид панкратиаста гораздо более изящным, чем тело классического борца, как бы воплощавшего в себе вес и мощь. От кулачного бойца панкратиаст должен был отличаться большей подвижностью бедер, что было обусловлено бросками при борьбе в стойке и особенностями борьбы не земле.

Фактически, панкратион являлся прообразом современных ММА - смешанных единоборств.


Таким образом, прославляя в веках греческие спортивный дух и традиции, мастера пигмахии и панкратиона сыграли неоценимую роль в сохранении и дальнейшем развитии кулачных схваток всех видов.






на главную | моя полка | | История бокса. Кулачный бой в Древней Элладе |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу