Book: Волколак



Волколак

Муркин Александр Владимирович

Волколак

Армагеддон

– Посмотрите, у него никаких признаков разума. Это зверь.

– Профессор, но он умён?

– Да. Во всяком случае, если у него будет ключ, он сумеет открыть замок.

Полковник рассматривал Зверя. Решётка клетки из сплошного субсплава впечатляла.

– Одна решётка обошлась, как десяток роботанков.

– Больше, полковник. Больше. Субсплав двойной толщины.

Полковник присвистнул.

– Зачем?

– Одинарный слой он порвал.

– Это невозможно. Даже американцы на своём Роксе всего лишь сетку поставили, и броню не берёт прямое попадание противокорабельной ракеты. А тут сплошной.

– Мы тоже так думали. Но факт – он сумел выломать один прут решётки и взялся за второй. Тогда мы пустили усыпляющий газ и продержали его во сне всё то время, пока напыляли второй слой.

Зверь молча следил из-за решётки.

– Он нас понимает?

– Вряд ли. Это просто животное. Очень умное, но животное.

Землетрясение тряхнуло лабораторию, зазвенели пробирки.

– Пятый раз сегодня, – проворчал профессор. – Земля сошла с ума. И это район, где последнее землетрясение до двадцать первого века было во времена динозавров.

– По прогнозам, Япония продержится ещё год.

– Какое мне дело до узкоглазых. Одно хорошо, янки убрали от туда свою базу.

– Не обольщайтесь. Их корабли там остались. А на кораблях ракеты можно разместить ничуть не хуже, чем на острове. Так говорите, на полную адаптацию уходит два года?

– Вы не поняли, личность не удалось сохранить. Это был умный парень, сдвинутый на человеколюбии, но всё же человек. А этот гляньте, – и профессор сунул меж прутьев электрошоковую дубинку. Клетка вздрогнула, дубинка разлетелась в мелкие осколки. Зверь остался неподвижным. – Видите, какая злоба. На испытаниях его выпускали в катакомбы. Выпустили туда трёх смертников, из них две женщины. Вы бы видели, с какой скоростью он их убил.

– Я не понял, как он разбил электрошок.

– Вон кинокамера. Смотрите. – Немного покопавшись, профессор вывел на экран стоп-кадр. В кадре размазанный силуэт Зверя бил лапой по дубинке. – Время кадра – три сотых секунды. И изображение смазано. Это он так быстро двигается. Если бы удалось сохранить разум, против таких бойцов у обычной пехоты не будет ни одного шанса. Но увы, пока личность сохранить не удалось. Это вообще единственный выживший экземпляр.

– Но эта модификация надёжна?

– Не понял вопроса.

– Я спросил, если обычному человеку сделать укол этой модификации, он превратится в зверя?

– Да. В этом смысле модификация надёжна.

– Отлично! – Полковник потёр руки. – Вы сами не понимаете потенциал своего изобретения. У нас полно смертников. Сделаем им укол – и забросим на территорию врага. И пусть там веселятся.

– Я думал об этом. Не годится. Вскоре кого ни будь из них убьют, или хотя бы ранят. Достаточно одной капли крови – и они получат мой наномут. И забросят к нам своих смертников. Надо продолжить опыты.

– Сколько проживёт Зверь после завершения трансформации?

– Думаю, он нас переживёт.

– Но до сих пор наноформы жили недолго.

– Это особая модификация. Я делал их на основе антистара.

– Это тех наномутов, что должны были стариков делать молодыми, но вызывали рак? Вроде, их создателя убили ватиканские террористы.

– Да, тех самых. В сочетании с этой цепью ДНК формация оказалась устойчивой. Уже три года, как формация завершена, и никаких признаков рака.

Полковник с профессором вышли. Зверь пошевелился, устраиваясь поудобней. Камеры автоматически вышли на большие обороты, делая по тысяче кадров в секунду. Через полминуты вернулась к обычному режиму тридцать три кадра. Зверь, оставаясь неподвижным, смотрел на полку у дальней стены. На полке лежало громоздкое оборудование, а под полкой, закрытая хрупким колпачком, была кнопка, открывавшая клетку. Полка крепилась двумя кронштейнами к стене, и один кронштейн был уже наполовину перебит. Под лапами Зверь прятал два фарфоровых штыря от шокера, который только что разбил.

Неуловимо быстро щёлкнули когти, одновременно он зевнул. Тот, кто будет просматривать запись, решит, что камера ускорилась от зевка. Штырь воткнулся рядом с кронштейном, разлетелся в пыль, углубив ямку в стене. Зверь завозился, незаметно захватив поудобней второй штырь, дождался замедления режима камеры и метнул снова, опять замаскировав движение под зевок. И снова промахнулся.

Что-ж. Он будет ждать. За последние пять лет он этому научился. И научился притворятся зверем. Это единственное, что тормозило профессора. Если он поймёт, что Зверь сохранил разум, эти фанатики вколют наномут себе. А его просто усыпят и сожгут. Сейчас притворство было единственной возможностью бороться со своими палачами.

А полковник дурак. Профессор чуть ли не прямым текстом проговорился, что кроме наномутов у него в крови наноботы, улавливающие из воды и пищи частицы субматериалов и встраивающие их в опорно-двигательный аппарат. Кости, мышцы, сухожилия, хрящи. Только суб может порвать суб. Профессор значительно расширил эксперимент, и теперь пытался заставить свои наноботы покрыть субом пластинку металла. Когда ему это удастся, он получит заказ на технологию изготовления брони. Дешёвой суб-брони. И пошлёт полковника куда подальше.

Надо ждать…

Взвыла сирена воздушной тревоги. Вбежали лаборанты – лаборатория располагалась в убежище. Помощники профессора. Когда он вырвется, троих он не убьёт. Эти явно испытывали к нему жалость. Остальные были либо равнодушны, либо брезгливы. Когда он вырвется, эту обитель зла заполнит кровавый туман. За то, что они сделали с ним, с другими, за равнодушие. За то, что заставляли его убивать других смертников. Он отплатит за всё. С каким наслаждением он будет убивать! Зверь понимал, что он давно сошёл с ума. Наслаждение убийством не может вызывать экстаз. Но это его уже не волновало. Годы в клетке невозможно выдержать, если страдать и бояться. Но слишком много народу, надо притворяться животным. Привычно погасил все мысли, оставив наружу одни инстинкты.

Неторопливо вошёл профессор.

– Профессор!!! – Кричала молоденькая от коммуникационного центра. Зверь не видел, что там, на экране, но девчонку заполнял ужас. Его зверь чуял очень хорошо.

– Что у тебя? – Профессор брезгливо поморщился.

– Они заливают город мутагеном !!!

Вот теперь ужас захлестнул всех.

И снова затряслась земля. В шестой раз за сутки.

1 год спустя. Осколки Мира

Земля затряслась. Несильный толчок, четыре балла, не больше. Зверь давно уже слышал, как что-то приближалось по вентиляции. Слышал не ушами, просто знал, что там ползёт что-то живое, не задумываясь, от куда он это знал. И тут, словно землетрясение было сигналом, живое достигло пылевой решётки. И Зверь отчётливо разглядел, как многочисленные жвалы принялись бесшумно грызть сетку. И у них это получалось!

Трое лаборантов слушали радио.

Это были уже не те брезгливые рожи, что год назад. Теперь ему завидовали. На Зверя мутаген не действовал, отвергался организмом. И Зверь вдруг стал очень-очень важен. Ведь если понять механизм отторжения мутагена, можно будет найти лекарство. Профессор обнаружил это свойство в первый же месяц после Армагеддона, и не сообщил в центр. Иначе Зверя забрали бы в другие секретные лаборатории.

Мутаген не задерживали воздушные фильтры этого убежища. В случае химической или бактериологической угрозы оно просто переходило на автономный режим, запасов баллонов с кислородом хватало на две недели, и только. Предполагалось, что двух недель хватит для дезактивации поверхности. Вот и пришлось волей-неволей качать воздух снаружи, когда кончился кислород. Качать с мутагеном.

Мутаген по своей природе был синтезом вирусной инфекции и нанобота. Он произвольно вырезал куски ДНК из одних организмов и встраивали в другие. Половина поражённых умирала быстро. Другие мучились долго, успевая измениться.

Вот и эти, один лаборант весь порос зелёными побегами фиалки, у другого росло две лишние пары конечностей, причём нижняя пара дополнялась ртами с мощными жвалами, как у насекомых. Третий выглядел нормально, пока не открывал рта. Там у него прятался арсенал из частых, мелких игольчатых зубов, покрывавших верхнее нёбо. Их приходилось постоянно ломать, потому что они всё время росли. При том, что снизу челюсть была человеческой. Ни говорить, ни жевать он не мог, а язык давно отрезал из-за начавшейся гангрены. Сейчас, год спустя, эти трое – всё, что осталось от бывших двух десятков лаборатории.

Профессор тоже умер. Зверь сожалел о его смерти. Тот умер легко, во сне. Слишком легко для своих злодеяний.

В последнее время лаборанты мало работали, всё больше слушали радио. Они не были гениями, всего лишь недавние студенты. И не знали, что делать. Радио вещало на английском, но в лаборатории его все понимали, включая Зверя.

– Пандемия продолжает двигаться на север и достигла штата Невада. Кордоны передвинули на сто пятьдесят миль северней. По неподтверждённым данным, среди отрядов заграждения есть заболевшие. Между тем тактика выжженной земли на Панаме себя оправдывает, вот уже седьмой день пандемия дальше на юг не идёт. США и Канада вновь направили запросы в Африку, Китай, Европу и Австралию с просьбой предоставить эмиграционные убежища для сорока миллионов человек. Китай и Австралия уже ответили отказом. ООН направило в зону карантина шесть дополнительных крейсеров военно-морских сил Аргентины. Российская подводная лодка потопила баржу, пытавшуюся прорвать карантин. В район затонувшего судна сброшены с самолётов надувные плоты, в которых есть двигатель, радио, медикаменты и провизия. По радио передают настоятельный приказ вернутся на континент.

– Стаи летающей нечисти усилили натиск на Польшу. За последние сутки погибли сорок человек, потерянно ещё двести квадратных километров площади, в основном, сельскохозяйственных земель, но есть три населённых пункта. Жители эвакуированы заблаговременно.

– По данным спутников, в России есть выжившие. Стабильно фиксируются костры в лесах на одних и тех же местах. По мнению учёных, выжившие подвёрглись ужасным мутациям, и даже если выживут, не смогут дать потомства.

– Гигантский кальмар напал на рыбаков в Мраморном море. Есть погибшие. Подоспевший морской катер Греции заставил его отступить огнём из пулемёта, а потом уничтожил глубинными бомбами. По данным предварительных анализов, мясо кальмара содержит мутаген.

– Экстренное сообщение. Отряды вышедших из повиновения роботанков атаковали Грузию! Атака была совершенно неожиданной, заградительные отряды, подготовленные для отражения атак нечисти, были быстро уничтожены. Атака велась фронтом около ста километров, численность роботанков не менее пяти сотен, не менее десяти процентов нападавших были лёгкими скоростными роботанками, что исключало всякую возможность отступления. Сейчас армия Грузии срочно перебрасывается на укреплённые перевалы. В Турцию срочно отправлены послы с предложением о мире. Турция обещала не предпринимать атак в связи с изменением обстановки.

И тут заскрежетал разгрызаемый металл. Особо мощные жвалы быстро сминали и рвали его. Лаборанты вскочили.

Смерть пришла к ним. Хорошая смерть, Зверю нравилось. Эта смерть легко проберётся меж прутьев клетки, и убьёт и его тоже. Что ж, зато он повеселится напоследок, эти трое умрут раньше. Теперь можно было не скрываться. Зверь наконец-то позволил по настоящему пробудиться памяти, мыслям. Он вспомнил, что он человек. Радость мести и конца мучений захлестнула всего, заставив победно взвыть.

И он впервые подал голос. То, что он может говорить мысленно, он узнал на втором месяце мутации, когда он ещё внешне был человеком. И тогда ему удалось это скрыть. Он убил тогда услышавшего его лаборанта, швырнув ему в глаз карандаш.

«Ну что, уроды, кажется, настал ваш час».

Лаборанты вздрогнули и, оторвавшись от созерцания решётки, посмотрели на него.

– Кто это сказал?

«Я» – Зверь снова взвыл.

– Ты разумен !!!!

«Полностью сохранил разум и память»

– Почему ты молчал !!! Сколько бы людей можно было спасти !

«А зачем? Чтоб вы напридумывали новой гадости? Мутаген, лиловый дым, наномуты, эксперименты на смертниках… Хотите это продолжить? Сдохните, твари! Пусть всё человечество сдохнет!! Люди недостойны права жить!»

«Надо вколоть его кровь нам», – написал на блокноте немой.

«Поздно. Слышите скрежет? Это нечисть, пришла по ваши души»

Решётка поддалась, и из вентиляции хлынул поток нечисти. Отверстие было прямо над дверью. Лаборанты закричали. Топтали мелких, прожорливых насекомых, кидали в них химическими реактивами. Нечисть – мутировавшие насекомые, лилась неостановимым потоком.

Вдруг Немой прыгнул к пульту и, откинув колпачок, вдарил по кнопке, отрывая клетку зверя. И замычал, указывая на дверь. Зверь, столько лет планировавший своё освобождение и последовательность действий, растерялся. И всё же не стал убивать мутировавших уродов, обречённых на смерть, метнулся сквозь поток нечисти, в пол секунды порвал сталь двери, и помчался по коридорам, воя от торжества.

* * *

Немногочисленный отряд самообороны вёл безнадёжный и бессмысленный бой. Раньше нечисть ещё можно было убивать пулями, задерживать проволокой под током. Но теперь пошли такие мутации, которым пули и электроток нестрашны. Разве что плазма да лазер справлялись с ними, но зарядов плазмы оставалось немного, её берегли для роботанков. А лазерные батареи не успевали заряжаться, врагов было слишком много. Покинуть же укреплённую позицию было самоубийством, до окраин города они бы не дошли.

Капитан самообороны злобно скалил клыки. Клыки и когти – самая безобидная, даже полезная, мутация. Ирония. Они справились с атаками роботанков, пережили космобомбёжку, и должны умереть от атаки тараканов.

Батарея замигала зелёным, и он выстрелил в самого крупного таракана, метра два длинной. Развалил на две половинки. Остальные тараканы попёрлись к убитому. Это было уже проверенно. Если завалить самого крупного в колонне, они сначала сожрут его, подерутся, пока не выделится новый вожак. А к тому времени батарея снова зарядится. Но тогда будет хуже. Этот был самым крупным, легко определялся. А вот помельче несколько. Кто из них станет вожаком? Выстрел будет только один. Максимум – полтора, больше батарея зарядиться не успеет.

Капитан засвистел. Подтянулись ещё трое бойцов.

Пятьдесят четыре бойца – всё, что осталось от полутора тысяч. Зато патронов завались.

– Щас будет новая атака. Стреляем по очереди, следим. Если не помогает, свищу общую тревогу.

Из хода убежища раздался вой. Волчий вой. И он быстро приближался. Неожиданно полковник закричал,

– Свисти общий сбор !!!

Капитан засвистел. Все подбежали. Полковник схватил мегафон,

– Если из убежища выскочит собака, стреляйте из всего, что есть, кроме плазмы. Собака !!!! Это очень опасный Зверь !!!

Неожиданно что-то ударилось в створку ворот изнутри. Ворота выдержали. А затем это что-то вырвало половинку дверей, и те упали. Из пролома выскочил пёс. Самый обычный пёс. Серой расцветки, он напоминал немецкую овчарку. Или худого волка. Глаза сияли торжеством.

Отряд открыл ураганный огонь, но пёс успел отпрянуть обратно в туннель. Следом полетели гранаты, но он вдруг выскочил снова, метнулся серой молнией вперёд и, прежде, чем кто либо успел выстрелить, скрылся за углом развалин. И лишь тогда в глубине бункера рванули гранаты. Полковник облёгчённо вздохнул. И тут же пёс, вернее, Зверь, появился снова. С противоположной стороны бункера. Он вспрыгнул в амбразуру, пролетел меж бойцов, и ударил по полковнику. Все отпрянули, а Зверь завыл. Полковник рухнул, но никто не решался стрелять – выжившие усвоили много уроков войны. Зверь стоял в скоплении людей, и рикошеты повредили бы многим. Все выжидали.

– Тараканы! – крикнул кто-то. Люди отвлеклись на мгновенье, и этого хватило, чтоб Зверь исчез. А в следующий миг врезался в колонну тараканов, во все стороны полетели рыжие брызги. Колонна погибла в несколько секунд. И Зверь исчез уже окончательно.

Из пролома ворот убежища выбежали трое лаборантов. Они были в крови.

– Убежище захвачено многоножками !

– Чёрт… – Капитан протиснулся к лежавшему полковнику. Тот вроде дышал, над ним склонился врач.

– Жить будет?

– Лучше бы он умер, – ответил врач. – Удар нанесён очень ювелирно. Повреждён позвоночник, вырвано мясо почти всей шеи. Но все крупные сосуды целы. Дыхательная трахея тоже цела. Если бы такую рану нанёс человек, я сказал бы, что убийца хотел доставить жертве побольше мучений.

– У него зуб на полковника, – сказал один из лаборантов, четырёхрукий, словно индийский божок. – Это ведь Зверь поработал? Не так ли?

– Серенький такой пёсик. Очень шустрый.

– Ну да, точно он.

– Что это за тварь?

– Вообще-то это секрет. Да, плевать теперь. Секретная разработка нашей лаборатории. Всё убежище было построено ради этого Зверя.



– Здорово. И что теперь?

– Теперь всё. Он сбежал, надежды у меня лично больше нет. Дальше жить незачем.

– Да ну. Тогда держи автомат. Хоть помрёшь с пользой.

Лаборант зажал автомат всеми конечностями, усмехнулся.

– Хорошо, капитан. Командуйте.

В окне засвистели.

– Волна !!! Волна идёт !!!

Люди подбегали к амбразурам и смотрели. Действительно, новая волна. Нечисть шла сплошным потоком. Пожалуй, побольше того, что был пол года назад. Но тогда их было восемь сотен человек. Они её сдержали, навалив вал нечисти в два человеческих роста.

– Ну вот и всё, – пробормотал капитан. – ПО МЕСТАМ !!!! ЭТО НАШ ПОСЛЕДНИЙ БОЙ !!!! ПАТРОНОВ НЕ ЖАЛЕТЬ !!!!

Люди разбегались по местам. Капитан довольно смотрел, как всё деловито готовятся к последнему бою. Сами походившие на кошмарный сон. Всевозможные конечности, щупальца, отростки готовили оружие к бою, выкладывали рядом полные магазины патронов, гранаты. Глаза всевозможных видов выцеливали врага. Впрочем, тут были и безглазые бойцы, тем не менее прекрасно стрелявшие на слух или другие ощущения, недоступные остальным.

Все три лаборанта уже держали автоматы и надевали пояса с полными магазинами. Врач поспешно обрабатывал их ранки, нанесённые многоножками.

– Держитесь ближе ко мне, – сказал капитан.

Снова раздался волчий вой. Со стороны Волны. Зверь метался в гуще нечисти, нескольких тварей убил. И сбил-таки Волну, изменил течение, отвлекая на себя. И вдруг побежал куда-то по головам нечисти. Волна потянулась за ним. Капитан засвистел общий сбор.

– Слушайте меня! Пёс увёл Волну в сторону дамбы. Не знаю, сколько он продержится, но нельзя упускать этот шанс. Думаю, Волна собрала всю нечисть с окрестностей. Предлагаю уходить из города, пока тварей мало. Здесь все выжившие!

– Куда пойдём? – спросил Черепах, получивший прозвище за характерный панцирь. Из одежды на нём были только специально пошитые сапоги, из которых торчали ножные когти, а передними лапами он сжимал тяжёлый огнемёт с переделанной под него ручкой и спусковой скобой.

– С начала в противоположную от Волны сторону. Потом по безлюдным местам.

– Почему по безлюдным? – спросил кто-то.

– Мутагеном заливали в основном города. Безлюдные участки пострадали меньше. Предлагаю идти в Сибирь.

– Кому мы, уроды, теперь нужны?

– Если и есть где уцелевшие люди, то это в Сибири. Там мы будем нужны. Войдём в отряд самообороны. Опыта нам не занимать, оружия полно.

– Пешком? Да сдохнем раньше, чем дойдём.

– Значит, сдохнем в пути.

Капитан знал. Люди пойдут. Все устали жить без цели, без надежды. А тут хотя бы цель. Надежды всё равно нет. Но хоть цель. Десять минут ушло на сборы, распределяли роль носильщиков и бойцов. Заминка вышла только с лаборантами – по характеру своей мутации они не годились для носильщиков, а бойцами были необстрелянными. Капитан назначил каждому напарника из опытных бойцов, и отряд тронулся в путь. Сам капитан задержался, чтоб застрелить полковника. Направил на него лазерное ружьё,

– Простите, это всё, что могу. Моргните один раз, если согласны.

Полковник крепко зажмурил все три глаза. И капитан выстрелил. Максимальная мощность, минимальный импульс. Во лбу над средним глазом образовалась аккуратная дырочка, а затылок разнесли вскипевшие мозги. Мгновенная смерть. Отдав честь, капитан ушёл.

Пол дня спустя пришёл Зверь. Шерсть была мокрой. После боя с Волной и последующим купанием в водопадике под дамбой он был настроен добродушно. Насмешливо обнюхал труп. Хотел было помочится на него, даже заднюю лапу задрал, но передумал. И сел обдумывать, что делать дальше. Получалось, что идти ему просто некуда. Даже собачкой не послужишь – людей нет. Родины нет. Друзей нет.

Зачем жить?

Его внимание привлекли кровавые следы на лежавшей двери убежища. Когда он её выламывал, крови не было. Принюхался. И пасть невольно оскалилась в ярости, добродушия как не бывало. Лаборанты посмели выжить! Последние трое мучителей сбежали из ловушки. Непонятно как, но сбежали.

Зверь радостно запрыгал и погнался за собственным хвостом. Поднялся маленький смерч. Веселье! У него появилась цель! Он проследит за беглецами. Они познают ужас близкой гибели! Он будет их преследовать, и каждый раз давать им шанс уйти. И доведёт их до того, чтоб они сдались. И либо сами покончили с собой, либо подставили горло. И он медленно сожмёт клыки, закончит их страдания.

Из убежища потянулись многоножки. И направились прямо к трупу. Зверь полюбовался, как труп начали объедать, и ушёл. След нескольких десятков мутантов был виден чётко. Зверь неспешно потрусил за жертвами.

* * *

Отряд двигался уже третьи сутки. За это время потеряли троих и продвинулись на шестьдесят километров к северо-востоку. Лаборанты, получившие прозвища Фиалка, Немой и Рукогрыз, показали себя в бою хорошо, и капитан решил, что пора познакомиться поближе. Для начала он выбрал наиболее спокойного из них – Фиалку. Тот, не смотря на ночной холод, ходил только в свободном халате, топорщившимся от фиалковых побегов, беспорядочно поросших на его теле. Пояс с подсумками повесил кособоко – мешала поросль. И на каждом привале сбрасывал халат, оставаясь в ботинках и трусах. Трусы тоже топорщились от поросли в разных направлениях, и Капитан готов был поспорить на дневную пайку, что тому хочется остаться вообще голым, но стесняется. И при всёй своей нескладности, он показал себя прекрасным наблюдателем. Из пяти схваток с нечистью, четыре раза именно он вовремя поднял тревогу. Пятая схватка, стоившая отряду троих бойцов, началась в момент, когда он спал.

– Слышь, – обратился он к нему во время полуденного привала. – А чего ты эту зелень не обстрижёшь? Вон, Немой, постоянно себе лишние зубы ломает.

– Они часть меня. Там нервы идут, и кровяные сосуды. Больно, как палец себе отрезать, и кровь остановить трудно.

– Понятно. А они чего ни будь дают? Ну там, от солнечного света тебя кормят?

– Слышу я хорошо.

– На сколько хорошо?

– Достаточно, чтоб слышать прямо сейчас, что у Черепаха два сердца, одно больше и медленней другого. Или например, слышу, как ползёт вон в тех кустах наш пёсик.

– Пёсик тут?!

– Вторые сутки вокруг шатается.

– А почему сразу не сказал?

– Я его утром заметил. Утром второго дня. И понял, что он всю ночь бродил вокруг лагеря. Я его во сне слышал, но не проснулся. Раз ночью не напал, значит, у него другие планы.

– Расскажи про него.

– Это был человек. За пять лет до войны пытался продать какой-то секрет американцам. И попался. Подробностей не знаю.

– Не слишком хорошо.

– Да. Его, естественно, осудили в смертники и передали нашему профессору. А Полковник курировал его со стороны армии. Ему вкололи наномут, превративший его вот в такого пёсика. Проект назвали «Зверь». Но этот гад очень искусно притворился, что ему полностью отшибло память и стёрло личность. Наверно, он был в прежней жизни неплохим психологом. Во всяком случае, он обманул всех. Проект посчитали неудачным. Возможно, если бы не его саботаж, сейчас наши войска делали бы Парад Победы по улицам Вашингтона. Его боевые качества вы видели. Мы бы вкололи наномут сотне тысяч бойцов, и захватили бы Америку за неделю. Вот такой вот милый пёсик.

Капитан с каждым словом мрачнел всё больше.

– Какие у него боевые качества? Его легко убить?

– Регенерация у него на уровне амёбы. То есть, если вы его не убили сразу, и он уполз, на следующий день он вернётся и убьёт вас. Когда ему ради эксперимента отрезали все четыре лапы, он их регенерировал за два месяца. При этом его не кормили, только пить давали. Исхудал, конечно. А двигаться он может со скоростью в половину звуковой. В смысле, бежать с такой скоростью. А когти на концах лап при этом двигаются с полной звуковой скоростью. Скорость реакции такова, что он видит летящие в него пули и уворачивается от них.

– А лазер его убьёт?

– Ну, если его разрезать пополам, то да. Но ведь в него ещё и попасть надо. Он ведь не просто бежит с полузвуковой скоростью. Он ещё и зигзагом при этом бежать может.

– Значит, на нас охотится Зверь, которого почти невозможно убить?

– Похоже, что так.

– А если капкан поставить? Или отраву кинуть?

– Не забывайте, в образе зверя сидит очень умный человек. Кроме того, у него чувствительный нюх. Точно не знаем, но он должен быть не хуже лучших пород поисковых собак.

– Почему же ты сразу не сказал?

– Есть у меня подозрение, что он нас слышит. Прямо сейчас.

Капитан всмотрелся в кусты. До них было метров двести.

– Ты уверен, что он там?

– Я его прекрасно слышу. У него громкое сердце с очень характерным двойным ударом.

– Как думаешь, что ему надо?

– Не знаю. Но, судя по его единственным словам, что он сказал нам, перед тем, как сбежать, за те пять лет, что он просидел в клетке, у него появилась идея фикс, что человечество недостойно права жить.

– Совсем хреново. А почему на него мутаген не подействовал? Или подействовал?

– Не подействовал. Это Профессор и пытался выяснить. До того, как умер.

– Чего он Полковника убил?

– Так ведь он прекрасно знал своих тюремщиков. И в лицо и на запах.

– А чего тогда вас не убил.

– Наверно, думал, что мы погибнем. Ситуация действительно была сложной, спаслись чудом. Спасибо Немому. Додумался намотать на швабру тряпку, и заткнуть дыру, сквозь которую ползли многоножки. Те, конечно, тряпку быстро разгрызли, но мы успели удрать.

– Так может, он за вами идёт?

Фиалка напрягся, задумался,

– Не думаю. Хотел бы убить, убил бы.

– Зверь бы убил. Но ты сам сказал, что в шкуре зверя ум человека. Может, он хочет растянуть месть?

Фиалка в сомнении покачал головой,

– Вряд ли. Он всегда убивал сразу, как только предоставлялась возможность. Ум то у него человеческий, но набекрень сдвинутый. Желания, похоже, всё же звериные.

– И многих он убил?

– Восьмерых за три года перед войной. После начала войны ему такой возможности не давали.

– А кого убивал-то?

– Смертников. Запускали их в катакомбы. От туда только один выход, и повсюду баллоны с усыпляющим газом. И одного лаборанта, тот ему подставился однажды.

– Значит, газ на него действует?

– Только если он не может убежать. То есть в закрытом помещении.

– Понятно… – Капитан молчал до конца привала. Только в самом конце подошёл к Черепаху,

– Слышь, у тебя сердец сколько?

– Тебе зачем? – подозрительно спросил тот. Он был самым массивным в отряде – триста килограмм, и при этом нёс груз в пол тонны, ползя на четырёх лапах. И самым медлительным, это из-за него отряд двигался так медленно.

– Надо, теорию одну проверить.

– Два сердца у меня.

– Понятно. ВНИМАНИЕ, ОТРЯД !!! У НАС НОВЫЙ СЛУХАЧ! Фиалка! Скидывай ты свой халат, если так лучше слышишь, и иди в центре отряда. Запомни, ты у нас главный часовой теперь. Ещё новость! Нас от самого города преследует тот милый пёсик, что убил Полковника. Как он может быстро двигаться, вы все видели. Так что увидев, не вздумайте в него стрелять! Не дай бог рассердите. Возможно, у него мирные намеренья. Ну, всё, ПОШЛИ !!!!

Зверь лежал в кустах и обдумывал новую ситуацию. Он не слышал, что говорили Фиалка с Капитаном. Но отлично чуял их настроение. И то, как они смотрели на кусты, заставило заподозрить, что о нём знают. Последняя речь Капитана перед отправлением показала, что догадка была верна. И УСЛЫШАЛ его новый слухач отряда.

Ситуация поменялась. Он мог, конечно, напасть среди ночи, и, пока все проснутся, убить Фиалку. Или даже просто оборвать все его листики. Небось, ими он и слышит. Но был один нюанс. Фиалка теперь Слухач отряда. А значит, жизненно необходим отряду.

Скверно. – Зверь с досады щёлкнул зубами. – Он не хотел вредить отряду. Не было у него к ним злобы и мести. Ему даже нравились эти ребята. Страшно изуродованные войной, они не только выжили и боролись. Они ещё остались настоящим отрядом и даже извлекали выгоду из своих мутаций, распределяя согласно им обязанности.

И тут Зверь вскочил. Он нашёл выход. Отряд искал новое место поселения? Он найдёт это место!

Здесь, совсем недалеко, километрах в сорока, он чуял поселение. Надо туда наведаться, разведать, примут ли там отряд. И, может, Слухач будет уже не так нужен, как в походе.

Недолго думая, Зверь распрямился в прыжке и помчался туда, где чуял людей. С полузвуковой скоростью, прыгая от дерева к дереву, оставляя на стволах глубокие следы когтей.

Фиалка, шёдший в середине отряда замер, прислушиваясь,

– Пёсик уходит. Быстро уходит, спешит куда-то.

– Думаешь, отстал?

– С его скоростью он преодолеет наш дневной переход за пять минут. А с его нюхом он пройдёт по следу и месяц спустя. Так что он нас легко найдёт и догонит. Погулять пошёл. Может, поохотиться решил. Он мясом питается.

Утром следующего дня, едва Капитан отдал приказ выступать, Фиалка крикнул,

– Стойте! Пёсик прямо впереди на тропе.

Фиалка щеголял в новой сбруе, сделанной ночью Портным отряда. Сетка из тонких ремешков, проклёпанных хитиновыми заклёпками, обвивала торс, нигде не пережимая листки. Даже набедренная повязка была кожаная с дырками. Фиалковые листики свободно колыхались на утреннем ветерке, проникшим под своды леса. На петлях сбруи висели подсумки и кобура пистолета. С поясом и автоматом Фиалка с облегчением расстался.

– Что он там делает?

– Сидит. Просто сидит. Прямо на тропе.

– Всем оставаться на местах. Я пойду, поговорю с ним. Вперёд выйти с лазерными ружьями. Если он на меня кинется, стрелять из лазеров. Остальным – не пытайтесь попасть в него. Просто ставьте сплошной заградительный огонь.

Капитан, без оружия, пошёл вперёд. Пёс сидел на тропе сразу за поворотом. Капитан показал пустые руки,

– У меня нет оружия.

Пёс медленно поднялся и направился в лес. Пройдя два шага он оглянулся и замер.

– Ты что, хочешь, чтоб мы шли за тобой?

Пёс сделал ещё шаг и опять встал, обернувшись. Капитан вернулся к лагерю,

– По-моему, он хочет, чтоб мы шли за ним.

– Он что ни будь сказал? – спросил Рукогрыз.

– Нет. Он что, действительно говорящий?

– Да. Как он говорит, непонятно. Речевой аппарат у него не подходит для речи. Но его было отчётливо слышно.

Немой написал палкой на тропе: «ОН ГОВОРИТ ТЕЛЕПАТИЧЕСКИ БЕЗ ЗВУКА»

– Вот как… Нет, молчал. Ведёт себя, как настоящая собака. Та так-же звала бы. Он бы наверно, и за одежду меня потащил бы, но наверно, опасается быть не так понятым. В общем, ставлю на голосование, идти за Псом или нет. Аргументы за – он что-то нашёл, раз завёт. А нам собственно, всё равно, куда идти. Аргументы против – неизвестно, что у него на уме.

Единогласно проголосовав за, отряд пошёл за Псом. Его теперь так звали. Зверь не подавал вида, что он более разумный, чем просто умный пёс. Ему не хотелось становиться Другом. Ведь тогда его месть станет ПРЕДАТЕЛЬСТВОМ, а это ему не нравилось.

За двое суток похода он несколько раз пресекал нападения нечисти, сделал большой крюк вокруг мутировавшей малины, от которой шёл сладковатый запах спелых персиков, а почву под ней устилали кости, среди которых были и человеческие. К концу второго дня услышал и Фиалка,

– Я слышу впереди разговоры. Там люди. И я слышу женский голос. И ещё, точно! Дети! Грудные дети! Три.. четыре.. Пять! Пять детей!

Весь отряд приободрился. Женщина! Это казалось невозможным! Почему-то все женщины и дети без исключенья не пережили мутаций. Все умерли в первые полгода после атаки мутагеном. Неужели здесь остался островок, нетронутый мутациями? Это было непонятно, потому как нечисть разносила мутаген повсюду.

Когда отряд вышел из леса к огородам, открылась крепость – сделанный из брёвен барак с бойницами, с плоской крышей, тоже из брёвен, с двумя башенками. Барак был где-то пятьдесят на пятьдесят метров, и высотой в пять метров. Из крыши торчало четыре кирпичных трубы, одна дымилась. Всполошно завыла сирена.

– Поднимите пустые руки! – приказал Капитан. Отряд взметнул вверх свои конечности – руки, щупальца, клешни и просто лапы.

Сирена смолкла, а из бойниц на них смотрели стволы оружия. Капитан насчитал десять стволов. И пошёл вперёд с поднятыми руками. Пёс куда-то пропал, никто не заметил, когда.

– Мы бойцы самообороны Калуги. Все, кто остался в живых.

Несколько секунд тишины, потом от барака раздался трубный голос, которому были не нужны никакие мегафоны. Он был сам себе мощный рупор,

– НУ И ЧТО ВЫ СЮДА ПРИШЛИ ?

– Оборонять нам больше нечего. Город в руинах. Идти нам некуда. Страны больше нет. Ищем, где дожить остаток дней.

Немного посовещавшиеся селяне, как окрестил их Капитан, открыли в стене тяжёлую дверь, вышел седой старик. На вид, мутаций было незаметно.

– Что-ж, сердешные, – прокричал он. Трубный глас принадлежал точно не ему. – Вы первые, кто посетил нас со времени Конца Света. Только еды у нас мало. Сейчас трудно добыть чистой еды.

– Чистой еды? Разве ещё осталась чистая еда?

– Бывает. Из десяти рыб берём только две, остальные выкидываем. А вот огород наш весь чистый.

– Еды у нас много, уважаемый. С собой. Но она не чистая. Как видишь, нам уже не страшно есть нечистую еду.



– Ещё скажите, добрые ли у вас намеренья?

Капитан, невольно подстраиваясь на «старинный» стиль речи старика, ответил,

– Клянусь. И в мыслях нет причинить вам зло. А ежели и найдётся среди нас злодей, так мы его сами же изничтожим.

– Что ж. Заходите… люди… добрые.

Людьми отряд можно было назвать с большой натяжкой. Но в душе они оставались людьми. И когда втянулись в барак, невольно замерли.

Селян было три десятка. Из них пять грудных детей, и пять в возрасте от трёх до десяти лет! И четыре женщины в возрасте от восемнадцати до сорока лет! И все без малейшего признака мутаций!

Посреди барака был бассейн пять на пять метров. И возле него сидело что-то, похожее на тюленя. Если бывают тюлени с ярко-алыми жабрами.

– Ну что встали, – проворчал тюлень уже знакомым трубным гласом. Говорил он вполголоса, но его наверняка было слышно и за стеной барака. – Игорь! Куда пялишься? Ты часовой или где? Мамаши! А ну к детям, вон как испуганы. А вы, гости, подойдите ка сюда.

Отряд подошёл к Тюленю поближе. С ними приблизился и старик. Мужчины селян, не выпуская оружия, без всякой команды рассредоточились вдоль двух стен. Капитан невольно отметил, что грамотно рассредоточились. Возникни перестрелка – друг другу мешать не будут.

Тюлень в упор рассматривал пришельцев, слегка прихлопывая по полу передней ластой.

– Ну что скажешь, Дед, – спросил он наконец.

– Уже сказал, – ответил старец.

– Ну, как скажешь. А ну-ка, освободите гостям северную половину крепости.

Селяне, наконец, расслабились, принялись вешать оружие на стены, перетаскивать вещи. Капитан удивился – слишком легко им поверили. А вдруг они были бы грабителями.

– Так что вы хотите? – спросил Тюлень.

– Нам нужна ЦЕЛЬ ЖИЗНИ. Цель, что бы жить.

– Нашли что ни будь?

– Надеюсь, да.

– И что же?

– Вас.

Тюлень сердито посмотрел на старика, тот только улыбался.

– Поясни.

– Позвольте остаться жить с вами. В тягость, надеюсь, не станем.

– У нас всего четыре женщины. Самая большая ценность нашей крепости. Возможно, единственные женщины на тысячи километров в округе. И они не мутировали, питались только чистой едой. Мы не можем допустить вас к ним.

– Любой из нашего отряда готов отдать жизнь за любого из нас. Мы единая семья. Если вы позволите, то и вы станете нашей семьёй. А что до женщин, никому из нас не придёт в голову приблизиться к ним. Ведь это будущее. Вы слушаете радио?

– Да. У нас есть радио. Мутаген распространяется по всему миру, а не локализовался в России. Появились бактерии и растения, вырабатывающие мутаген. Зато землетрясения пошли на спад. Последние полгода не более одного в сутки, и те небольшие. И с каждым днём всё реже.

– Это только в России и обезлюдевших местах Северной Америки. В других местах всё хуже. Города в руинах, вулканы губят урожай.

– Интересно, да? Где нет людей, нет землетрясений.

– Да. Интересно. Раз у вас есть радио, то знаете, весь мир гибнет. Мутаген и Лиловый Дым. Смерть пожинает богатый урожай. И женщины и дети здесь – это наше будущее. Мы отдадим за них жизнь.

– Ладно, клыкастый.. Поживите немного, там посмотрим.

Внезапно подал голос старик,

– А как вы нас нашли?

– Пёс нас к вам привёл.

– У вас есть пёс?

– Нет. Это мутант. Бывший человек. Сейчас выглядит, как пёс. Точнее, как волк. Вот он нас сюда и привёл.

– Где же он?

– Не знаю. Он не совсем нормальный. Мотивацию его поступков трудно понять. Скажу лишь, что в результате этой мутации получился очень опасный зверь. Очень опасный. Если ему взбредёт в голову убить здесь всех, думаю, он справится. Не поможет и всё оружие, что мы с собой принесли. Уж очень быстро он может двигаться.

– Зачем же вы за ним шли?

– Было всё равно, куда идти, а Пёс явно нас куда-то звал. Оказалось, сюда. Скажите, а как вы чистую от нечистой пищу отличаете?

– Я различаю, – ответил Тюлень. – По запаху.

2 года спустя. Сбор осколков

Зверь в бешенстве полосовал когтями ни в чём неповинные деревья. Ошибка! Какая ошибка! Фиалка стал не только слухачом отряда, но теперь он слухач всего поселения! И как минимум дважды за этот год спасал многим жизнь, вовремя обнаружив опасность! Зверь теперь просто не мог мстить. Ведь убить Фиалку означало подвёргнуть риску всех, в том числе и это чудо – женщин и детей. Немой гниёт от гангрены, а Рукогрыз заболел. И умирает, мутация оказалась фатальной. Кому теперь мстить!

Наконец, вцепившись зубами в собственный хвост, взвизгнул от боли и немного успокоился. Отдышался, лёг.

Так. Значит, мстить не получится. Жаль. Очень жаль. Но жизнь продолжается. Капитан отряда прав. У жизни должна быть цель. Какая может быть цель у него? Потомство? Он наномутант, у таких не бывает потомства. Служить? Хватит, уже послужил. Спасать мир? Так его уже не спасти. Разве что собрать те осколки, что остались.

Вот например, это село. Они думают, что единственные в России. А ведь селений много. Он чуял их, эти селения. За сотню километров как минимум три селения, и в каждом есть женщины. Беременные женщины. Он это чуял. Установить меж ними связь? А что, это идея. Проложить безопасные тропы, отметить их засеками на деревьях. Хорошо заметными засеками, когти с этим справятся. Рано или поздно кто ни будь пройдёт по тропе. Да, это работа на много лет. Мир большой. И надо его вновь делать единым целым. А то ведь выродятся поодиночке через несколько поколений.

Зверь не спеша пошёл к селению, вслушиваясь в свои чувства. Он не знал, как это получалось, просто чуял вокруг живое. Чем крупней и многочисленней было это живое, тем на более дальнем расстоянии он его чувствовал. Это не был нюх. Слишком далеко. Это что-то сродни телепатии. И кроме того, он чуял крупные скопления мутагена в почве. Нечисть старалась не уходить далеко от них. И он мог проложить тропу, огибая их.

Ночью он вышел на край леса. В темноте он отлично видел крепость, оставаясь невидимым. Возможно, его слышал Фиалка, но тревога ни разу не началась, даже когда Зверь подходил вплотную к стенам крепости, когда слухач просто не мог его не заметить.

Весело оскалившись, Зверь вырезал на коре сосны крупный круг, намеренно скрипя когтем как можно громче, пусть голову поломает Фиалка. Вычистил получившийся круг от коры и начертил по древесине косой крест. Вот так. Хорошо заметно.

Перешёл к следующему дереву, продолжил.

Вскоре он понял, что работа оказалась довольно нудной, надоедливой. Остановился, размышляя. И решил метить деревья через сотню метров, а не каждое. Только на поворотах тропы метить часто. Дело пошло веселей. К утру устал и отправился на охоту, затем поспал в логове. Он оборудовал вокруг посёлка несколько лежбищ, и теперь заснул в ближайшем. Вернувшись к вечеру, унюхал, что днём по его тропе прошли люди. Радостно оскалился. Они поняли всё верно, только поторопились. До цели полсотни километров. А тропа протянулась всего на три километра. Ничего, теперь дело пойдёт быстрей. За неделю справится. И он начал вырезать очередной круг.

На следующие сутки работы его вдруг начало одолевать сомнение. А ну как люди, пройдя по тропе, передерутся. Запросто. Убить друг друга, это у людей в крови, и плевать, что весь мир гибнет. Например, взбредёт кому в голову украсть женщин у соседа. Вражду только начни, потом не удержишь.

Специально бросив выводить очередную метку на половине, чтоб пришёдшие по тропе люди поняли, что тропа временно закрыта, он отправился в разведку. Неспешно отправился – быстрый бег отнимал слишком много сил.

За десяток километров от неизвестного поселения он задержался. Впереди, совсем недалеко, был одиночка. Он его давно чуял, но не так явно. А теперь мог разобрать все эмоции. Охотник.

Зверь недоумённо принюхивался. Одиночный охотник был невозможен. В поселении, где поселился отряд, в лес или на рыбалку ходили не менее, чем десятком. И всё же потеряли десятерых. Это до того, как к ним пришёл отряд мутантов. За последний год погибло пять мутантов. В основном, на реке – в лесах Зверь уничтожал наиболее опасную нечисть, хотя в крепости об этом, возможно, и не знали.

А тут идёт один. Не иначе, как весьма опасный мутант. И Зверь осторожно прилёг в кустах на пути движения охотника. Когда охотник появился, Зверь восхищённо округлил глаза. Ящер!

Двухметровый хищный двуногий динозавр с гребнем длинных костяных игл по хребту, с мордой крокодила. Скудных познаний в генетике у Зверя хватало, чтоб знать – мутаген не придумывает ничего, он вырезает ДНК из одних организмов и встраивает в другие. Черепах, например, держал у себя дома черепашку. А Тюленя война застала побережье Северного Ледовитого океана. От какого зверя мог получить этот мутант такой вид? Конечно, в каждом организме были и регрессивные гены древних предков. Но они были не жизнеспособны, работали только на стадии развития зародышей. И мутировавшие регрессом быстро умирали.

Но вот охотник выжил. И неплохо выжил. Ни одежды, ни оружия, а охотник удачный – на гребне были наколоты тушки птиц и зверьков. И почему-то пахло от охотника палёной шерстью.

Ящер вдруг замер и направил на кусты верхнюю лапу. Почувствовав, как по телу забегали электрические разряды, Зверь отпрыгнул. А в куст, где он только что сидел, ударила молния, сорвавшаяся с лапы ящера. Зверь поспешил убраться подальше, отгородившись от метавшего молнии мутанта стеной деревьев. Ящер точно чуял жизнь вблизи от себя каким-то дополнительным чувством – ни запахом, ни зрительно заметить его в кустах он не мог. Хороший охотник. Убежав от Ящера, побежал к посёлку, быстро, как мог только он.

Подобравшись к посёлку, принялся наблюдать издали. Посёлок был странный. Разделён на две части – одна, обнесённая стеной, сделанной из разных материалов, напоминала деревню – тесные дома, куры, свиньи. Лают собаки. Ходят люди – обычные люди, не мутанты.

И рядом, за стеной – барак-крепость, очень напоминающий тот, что выстроили под руководством Тюленя. И там обитали мутанты. Вокруг посёлка раскинулись поля и огороды. Причём Зверь чуял – часть урожая зрела на нечистой земле. Очень ему не нравилось разделение. Неужели национализм? Высшие и низшие расы? Но вслушиваясь в чувства обитателей, не чуял ни ненависти к ближнему, ни раболепства. Только обычные чувства хорошо знающего друг друга сработанного коллектива.

Появился уже знакомый Ящер. Приблизился к посёлку. Его встречали приветственными криками. Слов Зверь не разобрал, но вот настроение – прекрасно. Ему радовались и мутанты и простые люди. И Ящер радовался и гордился удачной охотой. Сам весит под полтора центнера, и добычи притащил не меньше ста килограмм. При этом Зверь был уверен, он ещё был и весьма сытым – значит, часть добычи уже съел. Сырой. Или зажаренной молниями. Вроде по настроениям признаков расизма не чувствовалось. Добычу разделили. Явных мутантов сразу отдали мутантам, с неявными разбирался какой-то человек.

Зверь, сам не понял, почему, почуял от этого человека опасность. Не для него лично, а вообще. Человек был очень опасен. Что-то в нём было не так. Вроде обычный, лет тридцать, хотя волосы седые, усы и бороду бреет. Идёт неспешно, одет в свободного покроя плащ. Из-под плаща видны сапоги из чёрной резины. В руке посох. Посох необычный. Красивый, резной, светлой древесины, на конце каменный белый шар. Ни дать ни взять – колдун из сказки. Интуицией, которой Зверь доверял, чуял – что-то с ним не так. Опасность. Среди людей – чистых и мутантов, Зверь легко его различал своим непонятным чувством, помогавшем чуять жизнь за многие километры, так видна горящая свеча среди незажженных.

Колдун бегло осмотрел тушки и ткнул пальцем в две, те отправились вслед за другими к мутантам, остальные понесли в «чистый» посёлок. К Колдуну все окружающие относились с уважением, но без страха. На огородах работали люди и мутанты вместе, на грязных участках работали только мутанты.

Зверь наблюдал весь вечер. Когда наступила ночь, все уснули, кроме часовых. «Чистые» люди ходили поодиночке поверх стены. Мутанты просто выставили часовых к окнам барака, ни один из них не вошёл в посёлок. Хотя окна были закрыты ставнями, они чуяли сквозь них. Так-же было и в посёлке Тюленя. Но вот одиночные часовые «чистого» посёлка были непонятны. Ведь некоторые виды нечисти способны подкрасться и убить мгновенно, дежурить надо по двое.

Зверь тихо пополз к стене. В темноте отчётливо было видно, как по стене пробегают непонятные слабые зелёные всполохи. У самой стены увидел, как подбирается нечисть. Этот вид в посёлке Тюленя прозвали крабами. Они на пару метров могли стрелять отравленными усами, убивали мгновенно. Зверь принялся наблюдать. Не может быть, чтоб крабы нападали впервые.

Едва первый краб прикоснулся к стене, по бетону пробежал зелёный всполох, и краб был отброшен. И убит. Мгновенно. Другие крабы потоптались и повернули обратно. Часовой не обратил на всполох внимания. Зверь приблизился, обнюхал краба. Убит, без сомненья. Но как? На стене незаметно никаких технических устройств. Что за вспышка?

Лягушка, прыгнув, уткнулась в стену. Никакой реакции. Ночные мотыльки безбоязненно садились на стену. И вдруг всполох, совсем микроскопический. И один мотылёк упал. Зверь рассмотрел его – явный мутант, не меньше трёх десятков хоботков. Мёртвый. Получается, стена различает мутантов?

Пронаблюдав почти всю ночь, он убедился – стена убивает именно мутантов. Притащив горсть «грязной» земли, кинул в стену – получил всполох. Стена реагировала на мутаген! Как это было возможно?

И тут почуял взгляд. Кто-то его заметил. Мутант? Нет, Колдун! Но колдун на другом конце села, Зверь ясно чуял его на фоне остальных. Колдун следил за ним, не хуже самого Зверя!

«ТЫ КТО?» – голос возник прямо в голове. Зверь испуганно подпрыгнул и кинулся в лес. Привычка, впитавшаяся за долгие годы заточения, заставила мгновенно погасить мысли, память. Остался хищник, животное. Животное, застигнутое врасплох неизвестностью, и среагировавшее, как животное – он сбежал. «НЕ БОЙСЯ. НЕ УХОДИ. ТУТ ДРУЗЬЯ». Через несколько километров Колдун потерял его из своего мысленного взора, и Зверь наконец успокоился. Самодовольно усмехнулся. Всё же Колдун послабее его. Всего несколько километров, и он его потерял. Зверь же различит его за тридцать, а то и сорок километров.

Зверь наблюдал за посёлком Колдуна ещё двое суток, и пришёл к выводу, что разделение чистых людей и мутантов не расовое, а техническое. Скорее всего непонятная, колдовская защита вокруг «чистого» посёлка убила бы мутантов, как любую другую нечисть. Вход в посёлок был им закрыт. Работа же на «грязных» полях была противопоказана «чистым» людям – недолго и мутировать, вдохнув грязную пыль. Правда, оставалось непонятным, зачем вообще разбили «грязные» огороды. Везде, где это было возможно, люди и мутанты работали вместе. Кроме Ящера. Тот охотился один. И всегда удачно.

Зверь ещё дважды входил в радиус мысленного взора Колдуна, и тот каждый раз звал его, убеждал. Последний раз Зверь задержался, послушал аргументы. Хотя в том психическом состоянии зверя, в который он себя вогнал, притворяясь животным, он не мог воспринимать человеческую речь, но запомнил. И после, наблюдая, обдумал.

Колдун, без сомненья, принял его за одиночного мутанта-человека, одичавшего, бродящего по лесам и вышедшего, наконец, к людям. И уговаривал, как ребёнка, самыми простыми словами. Как они дружно живут, как будут рады новенькому. Аргументы Зверю понравились, и он решился продолжить метить тропу.

Вернувшись к проторенной тропе, развеселился. Люди каждый день приходили сюда, и даже прошли на пару километров дальше. Видно, не поняли значение наполовину законченной метки.

Отошёл на три километра и продолжил тропу. За несколько дней закончил, вернулся, и проложил вечером оставшиеся три километра. Теперь посёлки соединялись тропой. Ночью вышел к посёлку Тюленя и победно завыл. Его наверняка слышал не только Фиалка, но и весь посёлок.

На следующий день группа охотников прошла по тропе десяток километров и вернулась. Зверь подобрался вплотную к крепости и слушал разговоры. Все соглашались, что надо проверить тропу, но споры возникли с составом экспедиции. Спорили долго, в конце решили, что пойдут двадцать мутантов, легких в ходьбе и способных вместе с оружием нести десятидневный запас пищи. Капитан и Фиалка вошли в состав экспедиции. Капитан долго спорил против кандидатуры Фиалки, убеждая, что он необходим посёлку, на что Дед, подводя итог, сказал,

– Выжили мы до вашего прихода, мил человек, выживем и теперь. А в походе он много жизней спасти может.

Дед редко высказывал своё мнение. Но если высказывал, с ним не спорил даже Тюлень. Дед никогда не ошибался. Зверь, поначалу решивший в случае ухода Фиалки остаться охранять посёлок, после этих слов решил сопровождать экспедицию. Дед не ошибался никогда.

Экспедиция вышла рано поутру. Зверь сопровождал её в километре левее. Шли довольно ходко, и подходящее место в середине тропы, которое Зверь предусмотрел для ночлега, с хорошим укрытием в буреломе, близким ручьём и натасканной горой дров, прошли в полдень. Место всё же пригодилось – остановились на час дать отдохнуть гудящим ногам, поесть у костра. И пошли дальше.

Вскоре после этого Зверь почуял Ящера – тот шёл прямо по тропе навстречу. Обеспокоившись, начал сближение с группой. Группа тоже вскоре остановилась. Когда Зверь подошёл на столько, что смог их видеть, то услышал голос Фиалки,

– Пёс подошёл почти вплотную. Раньше он так не делал. Возможно, то, что движется нам на встречу, очень опасно.

Группа засела на тропе, укрываясь за деревьями, выставив вперёд оружие. Не приходилось сомневаться, что когда Ящер покажется – из него сделают решето. Зверь фыркнул, представив вкус жареного ящера. А его ведь наверняка съедят, в походе мутанты жрали всё. И не догадаются, что съели собрата по разуму. Надо было вмешаться. Зверь демонстративно вышел вперёд на тропу, подошёл к мутантам вплотную и, неожиданно прыгнув, вырвал у Капитана лазерное ружьё. Бросив его на землю, уселся сверху.

– По-моему, – сказал кто-то, придя в себя после броска Зверя, – он не хочет, что бы мы стреляли.

– По-моему тоже, – согласился Капитан. – Отдай ружьё. Обещаю не стрелять, если то, что идёт на встречу, не нападёт первым.

Зверь встал, прошёл по тропе полсотни метров и остановился. Хорошее место. Если Ящер вздумает метать молнии, можно метнуться к нему – он наверняка вперёд атакует то, что столь быстро движется. И сбить его с ног. Не хотелось бы начинать знакомство посёлков с убийства главного добытчика.

Когда Ящер появился, все замерли. Ящер, с приготовленной поднятой передней лапой, мутанты, целившиеся в него из-за деревьев. И расслабивший перед прыжком мышцы Зверь на полпути между ними. Прошла минута тишины.

Добыча на иглах хребта у Ящера была всего одна, зато знатная – небольшая лань без признаков мутаций. Он вдруг снял её с игл и протянул вперёд, положил перед собой. Затем легко содрал с ближайшей сосны кусок коры, поцарапал её когтем и сказав «Ы-ы-ы…» кинул её отряду. Не докинул. Капитан вышел из-за укрытия, подобрал кору.

– Тут написано «КТО ВЫ?». Ребят, это не зверь, это мутант, такой же, как мы.

А Зверь изумлённо смотрел на Ящера. Оказывается, тот не умеет говорить! Вот так шутка! Был бы человеком, смеялся бы во весь голос. Тоже мне, нашли дипломата. Хотя, наверно, он сам пошёл. Увидел метки и пошёл. Не дипломат – разведчик!

– Ты нас понимаешь?

– ЫЫЫ – согласно кивнул Ящер.

– Мы ищем выживших. Там, от куда ты шёл, есть выжившие?

Ящёр склонил голову, раздумывая. Зверь чётко улавливал его эмоции – тот сердился! Сердился на себя. И напряжённо размышлял.

– ЫЫЫ – кивнул Ящер. Потом указал на тушку лани, затем на отряд. – Ы! – и повернувшись, быстро ушёл.

– Он убегает, – сообщил Фиалка.

– Побежал предупредить. Правильно, в принципе. И свою добычу нам оставил. Чтоб нас задержать, а самому налегке.

– Быстро бежит. Из всех нас его только Пёс догнать сможет.

Зверь сошёл с тропы и ушёл в лес.

– Видать, не станет Пёс его догонять. Ну что, разделываем добычу, и идём дальше. Думаю, тот привал на полпути был. Так что до ночи успеем.

Капитан рассчитал правильно. Из лесу к селению они вышли уже в темноте – солнце освещало только облака. И остановились. В двух сотнях метрах, лёжа под кустом, за событиями наблюдал Зверь, сумерки ему не мешали.

Селение приготовилось к обороне. За стеной не было никого – все укрылись в бараке мутантов. Туда же загнали и всю домашнюю живность, и, похоже, перетащили запасы еды. От ворот стены к бараку шла свежая разбитая колея – тут возили что-то, совсем недавно. А сам барак темнел многочисленными открытыми бойницами. Между ним и лесом на полпути стояли двое – Колдун и Ящер. Капитан, оставив своё оружие и показывая пустые руки, приблизился к ним. О чём они говорили, Зверь не слышал, но чуял, как настроение и Капитана, и Колдуна с Ящером из настороженных постепенно становилось восторженным.

Решив, что тут больше ничего интересного, он вернулся в лес и, развив предельную скорость, помчался к крепости Тюленя. Как бы за день без Фиалки с ними чего не случилось. На таком расстоянии он мог уловить только общий фон посёлка.

Ночь прошла спокойно. Зверь прокрался к самому бараку, под бойницу. Часовой стоял прямо над ним, не замечая. А отдыхавшая смена часовых слушала радио. Регулярных передач уже полгода не было. Расплодившаяся в морях нечисть очень быстро разнесла мутаген по всему миру. Мутаген теперь был даже в каплях дождя. Несколько островков цивилизации просто обменивались новостями, в основном на английском. Десяток городков в Китае, два десятка в Африке. Больше всего было в Южной Америке. У них даже сохранились аэродромы и пара нефте-спиртовых комплексов. Вся Южная Америка высылала с этих аэродромов помощь Панаме, продолжая сторожить Лиловый Барьер. Но в последнее время и там началась катастрофа – нечисть от чего-то атаковала спиртовые заводы и поля особенно яростно, и уже было ясно, что скоро самолёты перестанут летать.

В Европе семь выживших анклавов вели оживлённые переговоры, обмениваясь новинками тактики. Они даже перепись провели – пять миллионов человек. Новинки помогали слабо – нечисть у каждого анклава была индивидуальна, и тактику приходилось подбирать индивидуальную. И женщин оставалось всего сто тысяч.

И ещё были банды мутантов. Они бродили по всему миру, мародерствуя на останках цивилизации. И нападали на немутировавших людей. Пленных заставляли есть загрязнённые мутагеном продукты.

Начало следующего дня Зверь проспал, проснувшись только к полудню. И, проснувшись, учуял возвращавшуюся экспедицию. С ней шёл Колдун.

К вечеру они вернулись. Колдун оказался единственным представителем соседей. Разумеется, никто не лёг спать. Кроме часовых и совсем малых детей, все слушали его рассказ. Зверь тоже подслушивал с интересом.

До войны Колдун был природным экстрасенсом – целителем. Официально зарегистрированным. К нему ездили лечиться не только с окрестных деревень, но и далёких городов. В самом начале войны он попал под облако мутагена. Ещё «чистого» мутагена, не успевшего набрать генома для мутаций. И Колдун стал чувствовать мутаген. И больше того – воздействовать на него. Было ли это развитием природного дара, или последствие малой мутации, Колдун не знал. Но воспользовался новыми возможностями. Он сумел создать вокруг села барьер, непроницаемый для мутагена. И село осталось чистым. Это не значило, что мутаций не было совсем – были. Лошади вдруг стали понимать невысказанные команды своих хозяев, родившиеся перед войной две девочки-близняшки могли затворять раны и сращивать сломанные кости за несколько минут. При этом девочкам было всего три года.

И, как не береглись люди, бывали и более страшные мутации, когда мутант уже не мог обходиться без мутагена, заболевал, слабел и начинал гнить изнутри. Такие мутанты, носившие мутаген внутри себя, уже не могли пересекать выстроенный Колдуном вокруг села барьер и построили отдельную крепость рядом с селом.

Когда Колдун описал симптомы болезни, охватывавшей мутантов при нехватке мутагена, все оживились. Слишком это походило на болезнь, охватившую половину мутантов. И наиболее пострадавшие уже не могли двигаться.

Колдун немедленно осмотрел больных и подтвердил – да, это та самая болезнь. Немедленно нужна грязная пища.

Зверь, услышавший новость, фыркнул, перепугав часового. Оказывается, болезнь Рукогрыза и Немого излечима. Или у Немого всё-же обычная гангрена?

Вернувшись в логово, он долго размышлял, настроение быстро переходило от ярости к восторгу и обратно. Следовало решить, продолжать ли мстить. Фиалка неприкосновенен, но Рукогрыз и Немой доступны. Но если одним мстить, другим нет, это будет несправедливо.

Зверь решил обдумать проблему с другой стороны – а хочется ли ему мстить. И сам себе признался – нет. Там, в лаборатории, если бы он вырвался из клетки, убил бы не задумываясь. Но теперь, по прошествии года личной свободы и гибели старого мира – нет. Сейчас был ценен каждый.

Но, с другой стороны ТАКОГО, что с ним сделали, прощать нельзя.

Зверь взвыл от неразрешимой проблемы. И решил плюнуть на долг, оставив всё как есть. Пусть живут. У него других дел полно, кроме мести. Надо собирать осколки мира.

10 лет спустя. Ближний Восток

Зверь подбирался к людям. Совершенно было непонятно, что тут делает эта толпа. И самым удивительным было их настроение, которое чувствовалось совершенно отчётливо!

Такого Зверь не чуял никогда. Страх, радость, похоть, боль, любовь – да. Но это… Что-то вроде любви, экстаза, похожее, но другое. Это было непонятно. Тем более здесь, в развалинах Иерусалима, насыщенным нечистью.

Подобравшись ближе, услышал пение. На непонятном языке, но не арабском и не иврите. Отчётливо выделялась мелодия церковных псалмов. Уши удивлённо встали торчком – БЛАГОЛЕПИЕ! Толпа впереди была охвачена религиозным экстазом.

Веселье и любопытство охватило его, и он поспешил вперёд быстрей. Теперь, когда до них было несколько сотен метров, он понимал, что ясновидца у них нет. Его бы он почуял.

Поднявшись на очередную плиту развалин, разглядел наконец. Люди и мутанты, человек триста, БЕЗОРУЖНЫЕ!!! Идут с какими-то иконами, вышитыми на ткани. Как они называются, Зверь не знал, но до войны часто видел по телевизору похожие церковные ходы православных. Далее он уловил такое, что аж шерсть встала дыбом. Люди шли через гнездовье гига-гадюк! Эта мутация была способна к размножению и быстро распространялась. Быстрые, смертельные, крупные, они были очень агрессивны, и атаковали любого врага, приблизившегося к их гнездовью. Но ЭТИ гадюки были так-же охвачены благолепием. Ни одна из них не собиралась нападать, только наблюдали из щелей, куда они забились в поисках тени.

После того, что Зверь видел в России, магией его было не удивить. Но волхва, мага или ведьму он чуял далеко. Их тут не было! Чудеса.

Процессия приблизилась к развалинам храма. Собственно, от всего храма остались всего несколько колон. И вдруг из одной из колон, из трещины, змеящейся от верха до низа, вылетели языки огня. Религиозный экстаз паломников ещё усилился, достигнув пика. Люди по очереди подходили и зажигали от огня связки длинных свечей. И затем «умывались» огнём от свечей. Ожогов не было, только слегка опаливались волосы, у кого они были.

Праздник длился не очень долго, но свечи успели зажечь все. Огонь из колонны пропал, экстаз пошёл на спад, и люди с церковными песнопениями на неизвестном языке пошли обратно. Впрочем, оставшегося экстаза хватало, чтоб сбить с гадюк агрессивность.

Провожать их Зверь не стал. Его заинтересовал один мутант, напоминавший осьминога. Явился сюда он раньше паломников. Растёкшись трехметровыми щупальцами на плитах очищенной от обломков площади, он только наблюдал. Религиозного экстаза у него не было, в настроение преобладало недоумение. Прямо как у Зверя. И ещё – Осьминог был вооружён. Один топор, один нож, два меча, два арбалета, колчан стрел. Это свидетельствовало, что мутант разумен, но не наделён достаточным набором природной защиты. А от стрелы или меча Зверь легко увернётся. Всё это было пристёгнуто ремешками к основаниям восьми щупалец. Пожитков не было, что свидетельствовало, что лагерь его близко, либо, что он в них не нуждается.

Зверь решил познакомиться поближе. Подкрался и услышал бормотание. Осьминог, не смотря на свой вид, сохранил речевую функцию. Несколько слов Зверь узнал – некоторые лаборанты его тюрьмы любили щеголять латынью. Осьминог бормотал речитатив на латыни. Когда он закончил словом «Аминь», стало ясно, что это чудо молилось. Зверь представил, как осьминожиха Ева протягивает Адаму восемь яблок – по яблоку в каждом щупальце, и закашлялся. Осьминог мгновенно выхватил оружие – два длинных меча, два арбалета, и приподнялся на четырёх щупальцах.

«А арбалеты-то двухзарядные» – отметил про себя Зверь, выходя из-за бетонной плиты развалин. Один арбалет направился на него, другой нет. Глаза осьминога были независимы, и в Зверя целил только один, другой обшаривал окрестности. Зверь, изображая игривого щенка, забил хвостом. Осьминог, оставаясь на трёх щупальцах, одним вытащил из мусора обломок деревянной доски и кинул в Зверя. Удачно кинул, будь Зверь и правда собакой – получил бы чувствительно. А так легко поймал зубами и, продолжая игру в щенка, запрыгал вокруг осьминога. Тот держал его на прицеле, но не стрелял. Пробормотал что-то раздражённое, и пополз в развалины, передвигая четырьмя свободными щупальцами. Быстро пополз, со скоростью хорошо идущего человека.

Зверь обогнал его и, встав на пути, выплюнул доску. Осьминог подобрал и зашвырнул далеко, прочь от себя. Зверь радостно кинулся вдогонку доске и подобрал её сразу, как та упала. И быстро принёс её обратно.

– Что с тобой делать… – пробормотал осьминог по-английски, потом снова перешёл на латынь. Повинуясь доброжелательному приглашающему жесту, Зверь побежал рядом. Так они и шли бок о бок по развалинам около часа, потом осьминог открыл каменную крышку и полез в узкий лаз. Зверь восхитился, как тот просочился в щель вдвое себя уже – похоже, костей у него не было. Прополз сам, осторожно выискивая ловушки – ловушек не было. После этого осьминог потащил за верёвку, и лаз закрыла снаружи каменная пробка.

Зверь в шоке оглядывал подвал – это была общественная библиотека! Современная – два десятка терминалов с клавиатурой и щелью для носителей. Все терминалы призывно светили зелёным диодом, показывая, что вакуумные батареи в порядке. Подвал освещали тусклые «дневные» лампы.

– Вот на, погрызи, – пригласил осьминог на английском. – и положил на чистый бетонный пол хорошую берцовую косточку. На ней ещё были кусочки варёного мяса, а в глубине костный мозг. – Но я надеюсь, что ты меня не объешь. Впрочем,… – и добавил что-то на латыни. Судя по чеканности речитатива – поговорку или цитату древнего мудреца. Зверь мог бы легко сгрызть кость целиком, но решил не выходить из образа безобидного щенка, и принялся старательно мусолить угощение, лишь слегка оставляя следы зубов. А осьминог уснул на каменном ложе. На самом деле уснул, не попытавшись посадить Зверя на привязь. Как он вообще выжил при таком отношении к безопасности.

У зверя всё зудело внутри – хотелось включить терминал. Но он терпеливо ждал. Только обследовал весь подвал, убедившись, что других входов в подвал нету. Были ещё четыре трубы вентиляции, из которых тянуло сквозняком, но они были узкие, около десяти сантиметров в диаметре, вдобавок, забраны несколькими слоями решётки, как крупной, от крыс, так и мелкой, от насекомых.

На следующий день осьминог пришёл на берег моря и полез в воду. Перед этим что-то сказал сопровождавшей его «собачке» на неизвестном языке ободряющим тоном, и нырнул. Зверь помчался в библиотеку, отвернул камень, не забыл вернуть его, потянув за верёвку, и, волнуясь, нажал на кнопку включения терминала. Он включился! Встав на задние лапы, осторожно, боясь повредить, прикоснулся когтем к экрану, выбрал в меню русский язык, потом, пробежав по каталогу, нашёл звуковой самоучитель арабского для русских. И принялся учить слова. Голос наверняка давно умершей дикторши старательно озвучивал слоги, ударения. Пояснял разницу произношения.

Зверь так увлёкся, что перестал замечать всё вокруг, уверенный, что почует приближение чего угодно заранее. В себя его привёл свист. Свистел осьминог. Зверь вздрогнул – осьминог появился в подвале совершенно бесшумно, и со стороны, противоположной входу.

– Вот так щенок… – сказал он на английском. Оружия у него сейчас не было, только одно щупальце сжимало сетку, в которой снуло шевелились пара крупных рыбин. В настроение преобладало удивление и возмущение. Он бесстрашно приблизился к Зверю. Тот попятился – неизвестно, каким природным оружием наградил осьминога мутаген, но тот явно не боялся. Однако, осьминог не напал, только посмотрел в горящий экран. – Так, русский, значит, – сказал он на английском. – Ты по-английски понимаешь?

Зверь кивнул головой.

– Не бойся. Я тебя не обижу. Вишь, сам как выгляжу. А ведь когда-то я был католическим священником. Хочешь, будем вдвоём жить? Мяса не обещаю, но рыбу всегда добуду.

Зверь фыркнул и, неожиданно для самого себя, послал телепатическую мысль на английском,

«Ты бы поменьше купался. Там, в море, монстров хватает. Страшные»

Осьминог вздрогнул,

– Ты можешь читать мысли?

«Нет, только передавать. Но чужое настроение чую хорошо»

– Здорово ты меня обманул, бегая с палкой. Я ведь правда тебя за собаку принял.

«Я внешне русский волк. Но тут никогда не видели лесных хищников. Думают, собака»

– Волк, значит. Волколак.

«Почему волколак?»

– Так зовут разумных волков, неспособных превратится в человека. Правда, в легендах они кровожадны.

«Легенды правдивы. Я такой»

– Мне послышалось, или в твоих мыслях я услышал самодовольство? Грех это.

Зверь, волколак, закашлял от смеха. Осьминог, не смотря на вид, остался священником.

«Ты мне скажи. Что там за крёстный ход был?»

– Пасха это была православная. На православную пасху огонь над гробом Господнем исходит. Уж две тысячи лет, на каждую православную пасху.

Волколак задумался. Пожалуй, и две тысячи лет назад можно было провести трубы с самовозгорающимся газом. Две тысячи лет работы – надёжно тогда строили. Вот только кто же нынче краник поворачивает?

– Не понимаю, – пробормотал священник. – Почему именно на православную пасху? Она же неправильная, постепенно смещается вперёд по календарю. За каждые четыреста лет на трое суток. Почему же столь великий символ веры был отдан православию, а не папе Римскому.

Волколак смотрел недоумённо – неужели он ИСТИННО верит… Это после всего, что произошло? Но сдержал язвительный комментарий. Вместо этого сказал,

«Мне надо языки знать. Арабский. Китайский. Поможешь?»

– Китайского не знаю. Но терминал поможет. Пользуйся.

«Я предупрежу, если морские монстры приблизятся. Я чую их очень далеко. Мясо я всегда достану. На нас обоих. Но не всегда чистое от мутагена»

– Будет день – будет пища. С радостью принимаю твою помощь. Мутаген мне не страшен. Худшее уже произошло. Один учёный друг сказал мне, что от мутагена мутируют только первые полгода, затем вырабатывается иммунитет.

«А мне один знакомый медик сказал, что некоторым мутантам мутаген становится необходим. Без него они умирают»

– Даже так.. А про каких монстров ты говорил?

«Стая рыб. Небольших, по три килограмма. Хищные, их терзает голод. Стая большая»

– На сколько большая?

«Когда она заплыла в бухту Севастополя, заполнилась вся бухта. Думаю, их десять миллионов. Или больше. Их голод я почую за сотню километров»

– Да уж. Большая. Теперь понимаю. Два месяца назад нырнул в залив, а там пусто. Не то что рыб, даже водоросли и улитки сожраны. И вода взбаламучена.

«Они не жрут водоросли. Это что-то другое. А как ты вошёл сейчас в подвал?»

– Через вентиляцию. Я чуть ли не в любую щель пройти могу. Такое вот свойство мутации.

«Там сетка. Муравей не пролезет»

– Решётки легко открываются.

Они проговорили весь день. Волколак неожиданно для себя разоткровенничался, рассказал про себя всё. Как на исповеди. Священник, вместо отпущения грехов, рассказал про себя. Не так уж и кроток оказался божий человек. После начала войны США с Россией, на седьмой день, страшное землетрясение разрушило Иерусалим. А цунами, которых никогда не видали в Средиземном море, смыло почти всех жителей Палестины. Из-за войны помогать Израилю было некому, и он начал выживать сам. Вот только армейской охране подлежали теперь только города с числом более пяти тысяч жителей. Уцелевшая в землетрясении церковь священника была в селении с полутора тысячью жителями. В землетрясении и цунами погибла почти половина, из выживших большая часть уехала на охраняемые армией места. А он и сто двадцать прихожан остались.

Потом пришли арабы Хамаз. Эти были настроены мирно, даже не ограбили никого. Заняли пустующие дома. Говорили, что скоро привезут сюда свои семьи. А потом пришла банда арабов. Кого они представляли, он так и не узнал. Но между ними и Хамаз начался бой. И новые победили. Во время боя он и прихожане укрылись в церкви. Сам священник говорил с главным отряда Хамаз по рации, когда его убили. И по оставшейся включенной рации услышал, как новые арабы обсуждают, расстрелять ли прихожан прямо в церкви или вывести и расстрелять. Сошлись на том, чтоб вывести.

Когда банда подошла, в церкви остались только восемь десятков прихожан, в основном старики, женщины, дети, и священник. Их вывели, построили в ряд перед церковью. На расстрел собралась почти вся банда. Тут и накрыл банду залп засевших в засаде мужчин. План священника удался – почти вся банда погибла сразу. Потом, вместе с немногими уцелевшими хамазовцами, вылавливали уцелевших бандитов.

После того случая его выбрали старейшиной. Организовали боевое патрулирование. Пару раз к ним приезжали военные подразделения Израиля, оставили оружие, боеприпасы. А он был и священником, и главнокомандующим, и судьёй, и мэром сразу.

А потом дожди принесли мутаген. И селение погибло. Мутировали все. Выжившие после мутаций собрались в отряд и ушли. А он остался. Потом приехала банда арабов-мутантов, и взорвала уцелевшую в землетрясениях церковь. Самого его преследовали, но он скрылся в море. И отправился в развалины Иерусалима, где и нашёл эту библиотеку…

Вечером обе рыбы были сварены. Интересные рыбы, с зачатками лапок. Зверь, чуя голод Осьминога, соврал, что не голоден. Съев обе рыбы, священник уснул, и Зверь, решивший именовать себя Волколаком, выбрался из подвала, закрыл плиту и побежал к храму. Там внимательно изучил колонну, от куда вырывался огонь. В камне не было никаких отверстий. Да и сама трещина была вовсе не трещиной, а скорее шрамом, оставленном в камне молнией. По словам священника, до разрушительного землетрясения огонь исходил не из колонны, а над каменным ложем, куда по преданию положили тело Христа. Когда-то католики пытались отнять у православных чудодейственный храм, и на православную пасху не пустили их туда. В тот раз и ударила молния, и огонь вышел из колонны. Католики вернули храм православным, и на следующий год огонь снова был внутри. Когда же его разрушило землетрясение, огонь стал исходить из колонны.

Ни отверстий, ни запаха газа или нефти в каменном шраме не было. Только воском свечей накапано. Если это обман – то высшего уровня. Волколак помотал головой. По своему образованию он не верил в богов. Пусть и сам помогал новоявленным волхвам составлять Веды. Даже увидев в действии магию волхвов, не верил в что-то высшее. Потому что если Высшему нет никакого дела до людей, то и для людей его как бы нет. А если есть – он по определению должен быть добрым. Пусть мораль Бога и отлична от человеческой, но тех ужасов, что на протяжении всей истории сотрясали род человеческий, не допустил бы.

А уж Армагеддон был вообще… Даже равнодушный человек, увидев горящий муравейник, попытается откинуть прочь попавший туда уголёк. Не может быть… Но что тогда он видел здесь?

Снова обследовал колонну. Попытался влезть в развалины храма, но обломки лежали плотно. И озадаченно побрёл обратно. По пути машинально загрыз гига-гадюку, плотно поев. Перед входом в библиотеку вспомнил про Осьминога, отправился за добычей. Мяса в округе было полно, но на сколько Осьминог не брезглив в выборе пищи, он не знал, и потратил пол часа, прежде чем добыл искомое – крупный кролик без внешних признаков мутаций, хотя и с мутагеном. С ним и вернулся. Осьминог всё ещё спал.

Волколак отключил на одном из терминалов звук и принялся изучать арабскую письменность. Он вдруг с удивлением понял, что легко запоминает всё с первого раза. Раньше на это он не обращал внимания, но теперь, легко припоминая любое событие со времён Армагеддона, понял, что у него действительно нечеловеческая память. Он помнил всё!

* * *

– Да-да, виси там! – Палач смеялся, подтягивая жертву к потолку. Волколак наблюдал, укрываясь в тени меж двух камней. Под потолком висело уже два десятка обнажённых «чистых» людей, не мутантов. Пленных мутантов связанными разводили по клеткам.

Палач закрепил верёвку последней жертвы, перекинутую через блок. Тела под потолком были расположены горизонтально, лицом вниз. Хитрые узлы на верёвках не мешали кровообращению, и жертвы могли бы провисеть долго, очень долго.

– А теперь послушайте меня! – Главарь банды мутантов, только что совершившей удачный набег на селение, был полукотом. Обросший шерстью, с длинными вибрисами вместо усов, треугольными ушами и короткими пальцами с выпускными когтями, он больше походил на человека, натянувшего кошачий карнавальный костюм, чем на настоящего мутанта. – Слушайте! Очищающий огонь прошёл по земле, и все должны причаститься. Вы, – он указал лапой на подвешенных, – посмели ослушаться Всевышнего! Вы не ели святую пищу! Ну так знайте! Вы будите там висеть, пока не попросите у нас святую пищу причащения, либо пока не помрёте с голоду!

И банда села пировать, насыщаясь жирным пловом. Волколак поразился, где они смогли достать мясо с такой убойной концентрацией мутагена. Ничего подобного ему не встречалось. Одновременно он прислушивался к ползущему по карнизу под самым потолком. Явно мутант, человек бы туда не забрался. Его чувства читались легко – сопереживание пленникам, ненависть к банде. И настройка на длительное ожидание. Готовность убивать. Похоже, лазутчик собрался ждать, пока в пещере останется мало часовых. И тогда напасть.

Волколак представил, как рвёт на куски банду. В голове зашумело, боевое веселье заряжало тело энергией. Ух и повеселится же он.

Ручная лисица, а может, такой мутант, всё время бегавшая вокруг главаря и выпрашивавшая куски мяса, вдруг тревожно зацокала.

– Тревога! – взревел главарь! – Большая опасность!

Мутанты вскакивали, хватали оружие. Волколак вышел из щели. Он знал, что сейчас хорош. На Руси его однажды сфотографировали в боевой стойке – оскаленная морда, кожа впереди морды собралась в складки, обнажая белые зубы в обрамлении чёрных губ, шерсть дыбом, глаза большие, горят безумием жажды убийства. Спина горбом, хвост вдвое короче обычного и вдвое толще. Идёт, опираясь на когти.

– Эта шавка, что ли опасность? – спросил кто-то.

– Заткнись! Рыжий Хвост не ошибается!

В следующий миг лисица завизжала, главарь выстрелил из дробовика, и Волколак позволил безумию полностью завладеть им. Как он мечтал устроить подобное в лаборатории – своей тюрьме. Тела от ударов взрывались красным туманом, и он, напрягая мускулы и наслаждаясь, продирался сквозь этот туман.

Бандиты кончились слишком быстро. Всего-то их было полсотни штук. Он сумел во время остановиться, погасил безумие жажды убийства, не тронул пленников. Для них бой занял несколько секунд.

Красный туман медленно оседал, равномерно покрывая пол, низ стены, клетки с пленниками и волколака. И пленники, и лазутчик, были объяты ужасом. Дурачась, он сделал вид, что не может разгрызть клетки пленников – толстые бронзовые штыри. Только слегка покусал их, оставив глубокие следы зубов. Потом подпрыгнул к потолку. Несильно подпрыгнул, до половины. Порычал и убежал. Умывшись в ближайшем пруде, вернулся. Лазутчик не подвёл – он опустил пленников с потолка. А вот ключа клеток не нашли. И теперь по очереди пилили прутья двумя найденными у бандитов обломками полотна ножовки по металлу. Двое человек дежурили у входа, залегли в пулемётных дотах.

Волколак, решив пошутить, показался им. Раздался крик, он почувствовал, как люди спешно карабкаются по верёвкам к потолку, на тот самый карниз, где прятался раньше лазутчик.

«А вот интересно, выстрелят или нет?» – подумал он, и, не торопясь, пошёл к пещере. В пулемётных гнёздах были почти спокойны – бойница узкая, дверь прочная. Но не выстрелили, хоть и сопровождали его прицелом. Люди в пещере расселись на карнизе, со страхом глядя вниз. Мутанты в клетках боялись сильней. Ещё бы, по одному пруту было из клеток уже выпилено, второй почти распилен. Оглядевшись, поел плова из котла, определил, от куда взялся мутаген – плов был заправлен особой травкой. Подобрал среди разорванных трупов кусок мяса покрупнее – кусок грудины с рёбрами, и ушёл. Мясо он выкинул в пруд. Потом издалека смотрел, как бывшие пленники, запрягшись в телеги, тащат добро в свой посёлок. Бандиты грабили долго, и ходок селянам предстояло сделать много. И хотя очень боялись Зверя, были полны решимости перевезти домой всё! Ведь предстояло ещё покупать у соседей скотину, которую бандиты вырезали полностью.

Очень удивил волколака Рыжий Хвост. Лисица, точнее лис, робко бежал рядом с одной из телег и испугано косился в сторону кустов, в которых залёг волколак. Как лис выжил в бойне, было непонятно. Ведь он думал, что всех убил. В чувствах селян легко читалось желание прибить любимчика бандитов. Лис дрожал и прятался под телеги. Но от людей не уходил.

Потом, подкравшись к домам селения, с удовольствием слушал, как рассказывают проезжим купцам о Великом и Ужасном звере-людоеде в образе волка. Купцы недоверчиво усмехались, но охотно соглашались передать в соседние посёлки письма с просьбой о продаже скотины, бойко торговали с неожиданно разбогатевшим селом. И фотографировались рядом с колом, на котором сидела кошачья голова главаря банды, наводившей ужас на всю округу.

А Рыжий Хвост оказался удивительно полезным. В первую же ночь он тявканьем указал на проползшую в посёлок нечисть. Оказалось, забор был повреждён бандитами. На следующий день он не дал упасть старику, полезшему чинить крышу по неустойчивой стремянке – лис вовремя вцепился зубами и удержал стремянку. А через час тявканьем привлёк внимание заговорившихся хозяек к подгорающему обеду. В этот день он получил свою первую порцию еды в этом посёлке.

Когда через неделю он среди ночи с воем стал рваться в один из домов, а от туда не отвечали, стражники выломали дверь и вовремя вынесли почти угоревших жильцов – забыли открыть заслонку в трубе камина. После этого случая отношение к Рыжему Хвосту переменилось – еды ему давали вдосталь, а самого считали жертвой бандитов.

Волколак, прокопавший под дома норы и скрытно наблюдавший, не мог отделаться от ощущения, что Рыжий Хвост только притворяется зверем. Как он сам притворялся, будучи пленником лаборатории. Лис определённо предвидел будущее. Но недалеко, совсем недалеко. Что и помогало ему предотвращать мелкие беды. Подловив момент, волколак вышел перед ним ночью, в тупичке между домами. Лис не испугался, просто остановился, лёг. Волколак представил, как разрывает ему горло – лис заскулил, повалился на спину, поджав лапы, подставляя живот и горло. Волколак с изумлением понял, что хитрюга избрал совершенно верную тактику. Даже если бы он всерьёз решил его убить, то не убил бы. Наверное. Неинтересно.

«Как твоё имя» – послал он ему мысль. Лис заскулил громче и описался. Волколак фыркнул – «Если ты притворяешься – мои поздравления. Великий артист». Лис продолжал поскуливать. Однако волколак не чуял настоящего страха. Немного пахло адреналином, но это был не страх, а волнение.

«Артист» – вновь фыркнул волколак. – «Если понимаешь меня – последний шанс. Потом уйду. Навсегда. Подай знак»

Лис продолжал скулить.

«Прощай. Знай, что мутантам, таким, как ты, не выжить без грязной пищи. Заболеешь и помрёшь».

Лис затих. Волколак пошёл прочь. И так потратил на этих бандитов с деревней десять суток. А крупных банд тут было много, работы предстояло немеряно.

* * *

Ощетинившийся лезвиями роботанк в третий раз обходил селение. Волколак с любопытством рассматривал его, вживую это чудовище он видел впервые. Всё, что он про него знал, было из стандартного курса подготовки, который проходил ещё в бытность человеком.

Нанотрубчатые мышцы, вакуумные батареи. Было несколько роботанков с броневой суб-защитой и дублирующимся мозгом, но такие были штучными, охраняли Пентагон, Белый Дом. Большинство роботанков имели обычную броню многослойной легированной бронзы, квантовый самообучающийся компьютер тоже был один.

Универсальным средством уничтожения роботанков был плазмобой. Без суб-защиты плазма пробивала любую броню и выжигала всё внутри. Вот только радиус поражения плазмобоев был всего триста метров. Кумулятивным зарядом стандартного гранатомёта роботанк тоже можно было поразить, но требовалась снайперская точность. Тяжёлый роботанк поражался в заднюю нижнюю часть корпуса, там был технологический люк-плита, через который устанавливался квантовый компьютер. Кумулятивный боеприпас мог его пробить и поразить мозг роботанка. У лёгких роботанков такой люк располагался сверху, их рекомендовалось поражать с крыш домов.

Этот роботанк был тяжёлым. Неспешный, шестиногий. Он появился около полудня, перепугав работавших на полях людей и пошёл следом за ними. Судя по всему, его боезапас кончился, или он его экономил. А лазера не было или вышел из строя. Люди сидели на стене, словно мишени, он не стрелял. Трижды обойдя посёлок, остановился перед воротами, очевидно, решив, что это самая уязвимая часть стены.

Просунул короткие и толстые лезвия-когти передних лап под ворота и попытался приподнять их. Выломал небольшую дырку. Несколько секунд размышлял, а потом принялся ломать ворота. По кусочку. Компьютер никуда не спешил.

У людей, похоже, тоже не было ни зарядов плазмобоя, ни кумулятивных гранат. В роботанк летели камни, один раз даже сбросили стеклянную банку с бензином, а следом горящий факел. Роботанк не обращал на это внимания.

Волколак приблизился. Роботанк ни на мгновенье не отвлёкся на него, оценив, как не боевую единицу. Волколак неспешно рассмотрел чудовище вблизи. Вот он, этот технологический люк. Квадрат со стороной в пол метра, прямо перед ним. Уж если он выламывал прутья клетки с суб-защитой…

Ускорившись, Волколак прыгнул вперёд, втолкнул свои когти туда, где у люка были небольшие выемки, предназначенные для зацепов. Потянул. Клетку ломать было сложней, плита слегка смялась. Волколак перехватился когтями по другому и со второй попытки вырвал люк.

Роботанк, оценив опасность, начал сдавать назад, собираясь раздавить Волколака своей массой, но времени у него уже не было. Волколак, не разбираясь в компьютерах, просто порвал все открывшиеся ему переплетения световодов и отскочил. Туша роботанка замерла в той позиции, в которой прекратились подаваться сигналы от мозга.

Победно взвыл, осознав, что только что одолел роботанк. Легко одолел.

– Людоед убил его!

Людей на стене захлестнула радость, облегчение от пережитого страха. И всё испортил голос мурзы,

– Заделайте дыру скорее, пока в неё не пролез Людоед!

Дыру спешно забросали камнями. Волколак оскалился в усмешке. Далеко разошлась его слава. В этом селении он ни разу не был, а его узнали. Прозвище Людоед намертво приклеилось к нему. Будь у него желание, перепрыгнул бы стену. Она всего-то восемь метров.

Потрусил в сторону Иерусалима, он давно не видел Осьминога. И в этом районе он больше не чуял крупных банд. Люди быстро поняли, что Людоед убивает именно банды, и банды исчезли. Частично разбежались, частично ушли в другие места. Оставшихся он быстро уничтожил. Теперь тут быстро развивались совсем другие банды – сговорившиеся торговцы заламывали чудовищные цены за свои товары. Но с этими бандитами уже начали справляться местные правители, болтавшиеся на виселицах тела наглядно показывали, что в любом деле есть грань, которую лучше не переступать.

Окрестности Иерусалима изменились. От чего-то тут появилось много источников, часто шли мелкие дожди, и пустыня покрылась травой. И уже несколько лет не было землетрясений. Песок был не слишком подходящим местом для пшеничных полей, зато здесь можно было насадить сады, благо их полно было в заброшенных еврейских городах. В самих городах селиться было опасно, слишком много нечисти поселилось в домах, вот и выкапывали деревья целиком и перевозили их в зазеленевшую пустыню, где строили возле источников новые посёлки. Иерусалим оказался окружен оазисами. Люди и мутанты старались селиться отдельно, но были и смешанные поселения.

Развалины Иерусалима тоже изменились. Через них проложили хорошие дороги, вокруг которых регулярно уничтожали нечисть. Дороги вели к развалинам храмов.

Сам Волколак дорогами не пользовался, спокойно прошёл напрямик к жилищу Осьминога. Ещё издали почувствовал, что Осьминог не один, народу там много. Но вроде агрессии не чувствовалось, никто никому не угрожал.

Осторожно приблизился. Вход тоже изменился. Он был теперь там, где раньше был заваленный обломками вход в библиотеку. Тяжёлые, огромные стальные ворота, бегемоту пройти можно. А на них белой краской надпись на арабском и иврите: «Публичная библиотека Иерусалима». Только теперь Волколак понял, что к жилищу Осьминога ведёт одна из новых дорог. Сам Осьминог тоже был тут. Спал. Волколак чуял его.

Подошёл к воротам, подцепил их когтем, открыл. Пружина тут была тугая, открыть смог бы не каждый. Тем более, что ручки снаружи не было. Вошёл. Больше половины терминалов были заняты, перед экранами сидели посетители библиотеки.

– Людоед!!!

Истошный визг рассёк тишину подвала. Люди и мутанты подскакивали, роняя наушники, и замирали в ужасе. И снова наступила тишина.

– Признайся, серый, что ты доволен эффектом. – Знакомый бас Осьминога гулко срезонировал в подвале. – Это видно по твоей ухмылке.

«Они забавны» – ответил Волколак.

– Ты правда поедал мясо убитых?

«Врут»

– Это хорошо, а то я очень удивился. Заходи ко мне, тут как раз чудесная рыбка сварена. С мутагеном, как ты любишь. Не пугай моих гостей.

Пройдя мимо замерших посетителей, Волколак пошёл на голос. У дальней стены было огорожено ширмами небольшое пространство, где и постелил себе маты в качестве лежанки Осьминог. Был тут и низкий стол, на котором лежала наполовину съеденная двухметровая рыба. Акула.

– Последняя охота была удачной. Редкая добыча.

«Ты где её варил?»

– В ванне. Старой чугунной ванне

Посетители начали успокаиваться и, против ожидания Волколака, не ушли, а продолжили работу за терминалами.

15 лет спустя. Индия.

Волколак продирался по джунглям. Было жарко, слишком жарко. Хорошо хоть нормальная температура его тела, как было установлено давным-давно, когда ещё его держали в заточении, сорок градусов по Цельсию. И нормальное потоотделение. Волк обильно потел, много пил, и частенько задумывался, стоит ли тратить на эти джунгли время.

Вот уже месяц он бродит по этим удушливым, насыщенным вонью болот и мутагена местам. И сам за километр тоже вонял, как могут вонять только никогда не моющиеся потные звери. Да, тут на удивление много посёлков. Но все они из мутантов. А значит, вымрут со временем. Слишком много мутагена в воздухе.

Вот и сейчас, впереди, километрах в десяти, посёлок. Около пяти десятков жителей. А ближе, куда он продирается уже полчаса, всего в километре, один. Явно разумный, наверняка мутант. И ему больно, он ранен. А в этих джунглях бесполезно умение ускоряться. Здесь не разгонишься. Вот и приходиться рвать лианы, медленно прокладывая тропу.

Он всё-таки успел раньше хищников. Даже удивительно. Рухнувшее дерево придавило мутанта. Не повезло. Подобравшись ближе, замер от удивления. Под деревом лежал Осьминог – друг, католический священник, а ныне главный библиотекарь публичной Иерусалимской библиотеки. Как он тут оказался?

Присмотревшись внимательней, понял свою ошибку. Его обмануло внешнее сходство мутации. Этот осьминог был другим, запах не тот. Да и внешне – чуточку покрупнее, щупальца длинной около четырёх метров, чуточку посветлее. И священник никогда на суше вне дома не расставался с арбалетами, а у этого не было специальных кожаных кобур для них.

Осьминог лежал без сознания, придавленный. Ускорившись, Волколак когтями раскрошил ствол над ним в мелкое крошево. Спугнул выползшего из джунглей на сигналы боли помесь крокодила с черепахой, явно хищного.

Рассмотрев ранения, решил ничего не трогать. Клюв осьминога не пострадал, район мозга вроде тоже не задет. Сильно пострадало одно из щупалец. На других щупальцах много сломанных когтей у присосок, но у осьминогов их сотни, так что не страшно.

Нового посетителя уловил в последний момент, увернувшись от стрелы. Стрела, как уловил по запаху, была отравлена ядом кураре.

«Не стреляй. Я друг» – передал он на арабском. И тут же повторил на хинди.

– Ты говорящий? – спросили из листвы на хинди.

«Да» – передал он.

– Что ты здесь делаешь?

«Ему было больно. Вытащил из-под дерева»

Листва зашуршала и появился ещё один осьминог. Совсем крохотный, размах щупалец метра полтора, не больше. Всё имущество – нож, короткий лук и колчан со стрелами. Ловко перебирая щупальцами на манер паука, спустился вниз, с противоположной от раненого стороны. Осторожно погладил раненого между глаз,

– Мама, мама, ты меня слышишь…

Волколак впал в ступор. Оказывается, раненый мутант был женщиной, родившей вдобавок такого же мутанта. Никогда раньше он не слышал об успешных родах у мутантов. Хотя среди неразумной нечисти репродуктивные особи встречались.

– Мамочка, пожалуйста, ответь…

«Она не слышит тебя. Я почувствовал бы» передал он.

Горечь и страх пронзили маленького осьминога.

«Ты где живёшь? Маму надо отнести домой. Мы не справимся. Нужна помощь»

– Я могу привести помощь. Но ты её посторожишь?

«Посторожу. Не бойся».

– Я быстро. Сейчас.

И маленький осьминог скрылся в переплетении лиан, мимоходом просочившись в щель, в которую с трудом пролез его колчан со стрелами. Волколак остался сторожить. Но осьминожик, которого он теперь чуял очень хорошо, не побежал к деревне, как рассчитывал Волколак, а забрался на ближайшее высокое дерево и стал очень сосредоточен. Похоже, подавал сигналы. Вскоре от деревни отделилось пять особей и ПО ВОЗДУХУ быстро приблизились. Летающие мутанты? Не было слышно ни шума моторов, ни взмахов крыльев. Когда подлетели вплотную, Осьминожик что-то быстро прочирикал им на непонятном диалекте хинди и вместе с ними начал спускаться.

Когда они приблизились достаточно, Волколак уловил, что в них просто чудовищная доза мутагена. Коснись такие периметра, что наговаривали новоявленные волхвы в России, они бы не просто погибли. Они бы взорвались. Тем интереснее будет на них взглянуть.

К его удивлению, летающие мутанты внешне не отличались от людей. Впрочем, все они были закутаны в белую ткань с ног до головы, оставляя только кисти рук и глаза. Но пропорции тела, кисти рук и глаза были человеческими.

К нему они не приблизились, зависнув на высоте около пяти метров, наверное, предполагая такую высоту безопасной. При желании он смог бы в одном прыжке убить всех пятерых за долю секунды. Они левитировали совершенно свободно, словно рыбы в воде, совершенно бесшумно и, похоже, совсем не напрягаясь. Разглядывая их снизу, Волколак отметил, что ступни у них чистые, а вот зад на одежде слегка вытерт. Значит, они вообще не пользовались ногами для передвижения, а вот садиться иногда садились. На попу.

– Ты говорящий? – голос был старческий.

«Говорящий. Разумный»

– Почему ты помог Марии?

«Вы долго будете спрашивать? Если знаете, как оказать ей помощь, действуйте»

Настороженно косясь на него, пятёрка опустилась почти к самой земле, зависла вокруг раненой, и тут раненая начала подниматься в воздух.

«Раненое щупальце не шевелите, ей больно!»

Лианы над ними сами начали раздаваться в стороны, образуя колодец, и в его вершине Волколак увидел небо, впервые за последние дни. Осьминог-Мария всплыла в этом колодце, сопровождаемая пятёркой.

Волколак был восхищён. Вот это мутация! Такой мощный телекинез. Эта Мария, пол тонны весит, не меньше. Пожалуй, вздумай он напасть на эту деревушку, его бы убили. Каким бы он не был быстрым и сильным, ничего бы не смог сделать, зависнув в воздухе. И его спокойно расстреляли бы отравленными стрелами.

– Ты их извини, они не сказали спасибо. Очень трудно поднимать такую тяжесть. Им нельзя отвлекаться. Спасибо тебе. Ты помог моей маме.

«Тебе сколько лет?»

– Четырнадцать.

Получалось, что осьминожка родился год спустя после Армагеддона

«Кто твой папа?»

– Папа умер, его болезнь забрала.

«Ты мальчик или девочка?» – Волколак просто так спросил, не думая, для поддержания разговора. И тем шокирующей был ответ,

– Девочка. Меня Адарой зовут. Ты приходи к нам. Я побегу, посмотрю, как маму лечат.

Потрясённый, он уставился на это чудо. Девочка-осьминог, рождённая осьминогом-женщиной. Наверное, забеременевшей до начала мутации. Но раз она выжила… Он не был генетиком, но всё же нахватался знаний, много лет слушая разговоры лаборантов. Собственно, это было единственным занятием, когда он сидел в клетке. И теперь его знаний хватало, чтоб понять – есть пятидесятипроцентная вероятность, что мутация оказалась устойчивой и репродуктивной. То есть, способной к естественному размножению. Интересно, а от куда сама осьминожка знает, что она девочка? У осьминогов, вроде бы, внешне самцы от самок не отличаются. Либо тут много осьминогов, есть, с кем сравнить, либо в деревне есть специалист по морской фауне, знает, как отличить.

Чудо же быстро исчезло в зарослях джунглей. В отличии от Волколака, оно могло просочиться почти в любую щель. Тяжко вздохнув, он начал прорывать себе путь в деревню. Как хорошо было в русских лесах. Эти лианы…

* * *

Деревня, как он и ожидал, была сплошь заселена мутантами. Самыми разными мутантами. Они ходили, ползали, прыгали. Один даже катился, он весил тонны две, имел форму тела, напоминающую грушу, четыре рудиментальных круглых лапки не имели пальцев и, похоже, вообще не были способны двигаться. Огромные уши и длинный хобот мутанта не оставляли сомнений, чей ген был основным в его мутации. Вот этим хоботом он и цеплялся, за деревья, заборы, или отталкивался, катясь вперёд.

Волколак с удовольствием вслушался в настроения обитателей. Давненько он такого не чувствовал, с тех самых пор, как покинул Россию. Доброжелательность главенствовала в чувствах жителей, когда они говорили друг с другом.

Приблизился к воротам. К нему подлетел один из летающих мутантов,

– Добро пожаловать, чужеземец. Мы рады добрым гостям.

Ворота распахнулись, и он вошёл.

Подобно отряду самообороны, тут были только мутанты. Но вот боли и страданий болезней он не чувствовал. Так же, как и в других ближайших деревнях, мутанты были полны жизни.

Новое поколение. Эпилог.

Серг тихо полз меж ветвей. Полз совершенно бесшумно, медленно, с подветренной стороны, как учил Волк. Глупые кролики высыпали на полянку, далеко уйдя от нор. Крольчата веселились, взрослые щипали траву. Серг присмотрел себе крупного кроля.

По поляне мелькнула тень, кроли бросились к норам. Серг кинулся вперёд. Время привычно замедлило ход, мышцы, словно деревянные, растягивались с огромным трудом, отдавая болью в сухожилиях. Серг прыгнул.

Орёл. Просто орёл. Спугнул кролей.

Серг пролетел над кролем – не рассчитал прыжок. Но всё же сумел задней лапой зацепить его. Кроль покатился кубарем и спустя миг его хребет проломили волчьи зубы. Одновременно орёл сбил с разгону крупную крольчиху.

Время вернуло нормальный ход. Серг потащил кроля в кусты, подальше с поляны. Орёл сердито клекотал вслед.

За кустами Серг с сомнением оглядел добычу. Дикие волки жрали кролей целиком и сырыми. Волк утверждал, что и ему можно. Приступ голода свёл желудок, и он решительно впился в тушку.

Полчаса спустя от добычи Серга осталась одна ушастая голова. Дикие волки съедали её в первую очередь, но Серг не был диким. И впервые ел сырое мясо.

Вкус оказался не таким противным, как он ожидал. Несколько минут он просто лежал, наслаждаясь сытостью. И вдруг заметил движение. Лесной краб осторожно подбирался к нему. Точнее, к голове кроля. Приподнятые жвалы смотрели прямо в глаза.

Будь Серг всё ещё человеком, он бы сразу метнул копьё. Или стрелу. Или палку. Жвалы били только на два шага. Человеческих шага. Но били точно и смертельно, противоядия не существовало. Но сейчас, как ни странно, Серг понял невысказанную просьбу. Краб ПРОСИЛ…

Охотники не раз рассказывали, что крабы отнимают добычу у других хищников – лис, волков, даже медведей. Но теперь Серг понял – не отнимают, а выпрашивают. И послал в ответ дружелюбие. Краб, восприняв разрешение, быстро засеменил, не отводя, однако, от Серга смертельных жвал. Схватил голову, потащил её куда-то. Серг смутно уловил от него запах гнездовья и маленьких крабов, только что сбросивших свой первый панцирь.

Поднявшись на все четыре лапы, не спеша побрёл. Идти ему было некуда, и он брёл в никуда. Мыслей о будущем тоже не было. Теперь, когда не грыз голод, мысли снова вернулись к прошлому.

ЗА ЧТО …

350 лет спустя. Новое поколение.

Это была обычная деревушка, затерявшаяся в лесах рода древлян. На низком берегу крупного, местами заболоченного озера, питаемого мелкой речкой. От Реки озеро отделяла Дамба Древних. Особое строение дамбы поддерживало озеро на одном уровне, даже в самые сильные половодье или засуху позволяя ему колебаться не более, чем на пол метра. А на другом, крутом берегу озера, были развалины Города Древних. Туда ходили только волхвы. Они же говорили, что Древних было много, очень много. Но пришла война и все погибли. Выжили те, кто сидел в лесу.

Серг был умным. Когда он спросил волхва, где могли Древние добыть столько еды, если даже им еле хватает, волхв улыбнулся и сказал, что Серг вырастет волхвом. Серг испугался, он хотел быть кузнецом, как отец, которого уважал весь посёлок. И больше никогда ничего не спрашивал у волхвов.

* * *

– Здорово, Серг! Пойдёшь на охоту?

Четырнадцатилетний пацан радостно заулыбался,

– Привет, Мишка. Кого ловим?

– Ха-ха-ха! – Богатырь захохотал. – О-ХО-ТА!!! Не ловля. Стадо кабанов, не гига, обычные. Но много. Нам не сладить. Полсотни голов только взрослых. Сейчас, по весне, они злые.

– ОГО ! И что тут сложного? Побить стрелами с деревьев.

– Умён ты, Серг, но дур-рак. Бить будем только хряков. Хрячек и молодняк отпустим. Да и хряков, десяток набьём, и хватит. А с дерева только одного-двух, если целиться, потом стадо уйдёт.

– Да понял, понял. Если не целится, молодняк посечёте.

– Во, я ж говорю, что хоть и дурак, но умный.

– Так зачем вам много людей?

– Хряки, они умные. Если опасность, молодняк и хрячки бегут, а хряки стоят, отход прикрывают. Вот и надо их пугнуть, толпой выйдем. Как хрячки отбегут, пустим стрелы. – Мишка улыбнулся. – Только смотри, опасно это. Раненый хряк, он нападает сразу. А тут их голов двадцать будет. А нас три десятка. Как на нас ломанутся, отпрыгнуть может быть некуда.

– Пойду, конечно. – Серг глянул на отца. Тот только усмехнулся и кивнул, продолжая полировать топор.

Так Серг оказался на той охоте.

Всё было так, как и говорил Мишка. К стаду шли до полудня. Когда люди показались на тропе, стадо сразу разделилось. Молодняк, окружённый хрячками, быстро удрал, а хряки плотно, плечо к плечу, встали стеной. Туча стрел сразу завалила двух, многие кинулись бежать, но пятеро рванулись вперёд. Мишка и другой охотник, стоявшие по бокам Серга, бросили луки и схватили рогатины. А Серг, так и не выстреливший в начале бойни, прицелился в бегущего прямо на него зверя. У него был не лук, а предмет особой гордости – самодельный арбалет.

Арбалетный болт ударил хряка прямо в пятачок. Обезумевший от боли визжащий хряк изменил направление бега и кинулся на Мишку. Толстая рогатина, упёртая в землю, сломалась, как прутик, всего на миг задержав хряка. Но этого мига хватило, чтоб второй охотник воткнул лезвие своей рогатины в бок и достал до сердца. Хряк в последний раз взвизгнул и упал.

Охотник повернул бешенные глаза на Серга,

– Волчье племя! Ты что, не видел, что он шёл мимо! Мишка чуть не погиб! Рогатину сломал!

Мишка, от удара кабаньей туши упавший, поднялся, потирая бок.

– Тихо ты. Он же не охотник. От куда ему знать все тонкости.

– Ты чуть не погиб, из-за этого дурня! Это ж додуматься хряку в нос пальнуть.

– А вот будет день, когда ты, с длинной бородой, придёшь к нему: «Уважаемый кузнец Серг, зуб сломал, сделай мне золотой, я к волхвам пойду»

Второй охотник сердито засопел, но не выдержал и захохотал. Вслед за ним засмеялись Мишка и Серг. Отсмеявшись, Мишка посерьёзнел,

– Запомни. Если кабан бежит мимо охотника – не мешай ему, он подставит охотнику бок.

– Запомню, – кивнул Серг.

В тот день была добыта дюжина хряков. В последующие часы Серг не раз пожалел, что отец отпустил его. Разделка добычи была не столь интересной, как ему думалось. Всё вокруг пропитались запахом крови, и потянулась нечисть.

Охотники встали кругом, окружив стащенные в кучу туши, а разделывать пришлось Сергу и другим, кого пригласили охотники. С начала Серг думал, что про нечисть охотники выдумали, но когда один из охотников вскрикнул и указал рукой, разглядел в кроне дуба туманника. Дымчатое, полупрозрачное, почти человеческое лицо размером с колесо телеги жадно глядело на мясо. Сразу три горящих стрелы устремилось к нему, но туманник резко разбух вдвое, и стрелы прошли насквозь, ничего не повредив. После чего нечисть скрылась в кроне.

После разделки мясо предварительно обжигали на разведённых кострах. Лишь уже ночью, дождавшись восхода полной луны, затушили костры и пошли домой, бросив в добавок к тому, что осталось от разделанных туш, две туши целыми, только клыки выломали. Серг побледнел, когда толпа нечисти потянулась к угощению, хотя люди отошли всего на полёт стрелы. Три туманника, крабы, болотники, крысюки. В лунном свете это было особенно страшно.

– Что, пробрало? – Мишка хлопнул по плечу. – Не бойся, нечисть редко нападает. На раненого одиночку, например. Или на детей. Пока мы рядом, не бойся.

Волхвы говорили, что до войны нечисти не было. Что в войну враги применили страшное оружие – мутаген. И от того люди, звери и растения умирали, и заводилась нечисть и мутанты.

Люди шли, вытянувшись цепочкой, Серг был почти в конце, потому сначала услышал смех, и только потом, подойдя поближе, увидел спеленатого паутиной мегапаука волка, висящего над дорогой. Мегапаука, конечно, не догнали. На весь посёлок у них был всего один мегапаук, причём старый, от чего детвора бегала не в паутине, а в кожаных одёжках. Люди, смеясь, спустили кокон и начали разматывать ценную нить.

А потом волк вдруг рявкнул, неожиданно вырвался из пут и прыгнул. На Серга. Тот успел заслониться арбалетом, покатился кубарем, выронив оружие, а волк удрал в лес. К Сергу подбежали, но, убедившись, что у него лишь длинная царапина на руке, возбуждённо стали обсуждать происшедшее.

Как выяснилось, волк не просто освободился. Он ПОРВАЛ паутину на множество коротких отрезков. Когда это поняли, охотники вдруг перестали шутить, бросили паутину, и велели быстро уходить, и не болтать. Серг, уже заговоривший царапину, оказавшуюся необычно глубокой, сунулся было расспросить Мишку, но тот только шикнул.

Теперь двигались не цепочкой. Носильщики шли плотно, в два ряда, а охотники окружили их, по бокам, впереди и сзади. И не как обычно, на полсотни шагов, а всего в двух. Сергу это напомнило стадо хряков, те убегали в таком же построении, только люди никого не оставили для заслона убегавших. Мясо было очень тяжелым, но все шли молча, и Серг тоже молчал. Он вспомнил.

Прабабка, пока была жива, рассказывала на ночь сказки, она знала их неисчислимое число. Иногда Маринка, старшая сестра, если луна в небе была неполной, просила страшную сказку. И прабабка рассказывала.

Было много рассказов про нечисть. Особо часто она рассказывала про роботанки – сумасшедшие машины, убивавшие всё, что движется. Раньше, во время Войны, их было много. Это они разрушили Город Древних. Лёгкие, быстроногие роботанки повыбили ещё воины Древних, до того, как их убила нечисть. А вот тяжёлые сохранились. Против роботанков сражаться было бесполезно, можно было только убегать. Схорониться от них можно было только на плоту над глубоким местом. Тяжёлые роботанки не могли догнать бегущего человека, и не умели идти по следу, не умели плавать. Зато не тонули под водой и любили нападать, подкравшись по дну реки. Древние воины имели оружие против роботанков, но теперь такого оружия нет.

Роботанки ушли на юг, когда прабабка ещё не родилась.

Но и про другую нечисть она тоже рассказывала.

Среди нечисти особо выделялся ВОЛКОЛАК. Неотличимый от волка, он был неуязвим. Сила его была такова, что легко рвал любые решётки и верёвки. Яды на него не действовали, а шкуру нельзя было пробить никаким оружием. И ум его лишь немногим уступал человеку.

И ещё волколаки были очень мстительны, никогда не прощая обид. И нюх имели такой, что могли следовать весной по следу, оставленному осенью.

В одном дне пути вниз по реке было Бобылевское кладбище. Всё, что осталось от Бобылевского посёлка, чем-то разозлившего волколака. С волколаком могли справиться только волхвы, заворожив его.

Только сейчас с ними не было ни одного волхва.

Они не дошли до посёлка совсем немного, один поворот, когда волколак настиг их. Он стоял впереди прямо посреди тропы, а в зубах держал арбалет Серга, который тот забыл, заговаривая царапину. Недолго понаблюдав за испуганными людьми, волколак выронил арбалет и неспешно ушёл в кусты. Один из охотников вышел вперёд, выложил на тропу рогатину, нож, топор и лук, показывая пустые руки, приблизился к кустам.

– Я его не вижу!

Охотник подобрал своё оружие и все поспешили дальше. Арбалет все обходили. Серг, подумав, подобрал его. Стрелы не было, взвод спущен. Видать, арбалет выстрелил, пока волколак его нёс. Остаётся надеяться, что это не испугало и не разозлило его.

Когда заговорённые волхвами тяжелые ворота периметра отгородили их в посёлке от ночного леса, все разом заговорили. Событие было тревожным, про волколаков никто не слышал уже сотню лет. С тех самых пор, как последнего волколака, превратившего Бобылевский посёлок в кладбище, заворожили волхвы.

В Город Древних за помощью верховных волхвов идти ночью не решились. Разбудили волхвов, обучавших в посёлке детей, те принялись ворожить. Забрали у Серга его арбалет и безнадёжно испортили ложе, срезая с него щепки и кидая в кипящий без огня котёл.

– Что, Серг, задумался? – Мишка присел рядом с ним на бревно. – Не каждый может похвастать, что на него прыгнул волколак, а он остался жить. Ты вообще один такой.

– Я задумался, куда его укусил паук.

– А какая разница?

– Чтоб сонный яд подействовал, надо, чтоб он попал в кровь. Получается, паук знает, где у волколака уязвимое место.

Мишка удивлённо посмотрел на него.

– А ведь ты прав. Умён ты. Яд его не на совсем усыпил, но точно подействовал. Спал волк, когда его сняли. Это точно. Прокусил ему паук шкуру.

На рассвете волхвы объявили то, что и так уже все знали – рядом с посёлком бродит волколак.

В последующие три дня все жили очень тревожно, за периметр ходили только волхвы. А потом объявили, что волколак пришёл в их края по следу роботанка с юга, меж ними произошёл бой, и роботанк был убит. А волколак ушёл на юг. Бой был совсем рядом, там, где воды озера проходили через дамбу Древних.

Весь посёлок ходил смотреть на убитого роботанка.

Он был страшным. Железный шестиногий зверь, весь ощетинившийся лезвиями. Особенно крупные лезвия были шпорами на лапах и рогами на голове. Зад роботанка был оторван и в ране видны разноцветные толстые нити, порванные, припорошённые сухой пылью. Тяжёлая металлическая плита с ладонь толщиной, выдранная из панциря, лежала рядом, слегка погнутая, со следами когтей волколака. Глубокие следы роботанка шли от реки. Как и в старых легендах, роботанк пришёл по дну реки. Серг на пробу воткнул в землю палку и попытался оставить след такой же глубины. Не получилось.

Что привело в их края роботанк, было непонятно. Зато все понимали, что неожиданная схватка нечисти уберегла их. Роботанк, без сомнения, разрушил бы и их посёлок, и соседние, и сильно навредил бы волхвам в Городе Древних. Они никогда не спешили, эти роботанки, но никогда не останавливались. А заговор периметра на них не действовал.

Роботанк так и не смогли сдвинуть с места, оставив там, где настигла его смерть, только накидали курган из камней.

* * *

Серг не выглядел богатырём, как Мишка. Но он с малолетства помогал отцу в кузне, с девяти лет махал малой кувалдой, а с двенадцати и большой. И выглядел старше своих сверстников. А теперь он ещё увлёкся кулачными боями. Отец ворчал, что в его годы он проводил в кузне больше времени, но Серг чувствовал, что на самом деле он им гордится.

Ему всего четырнадцать лет, а на кулачках он бьёт ребят на два года старше. Легко бьёт, он бы побил и более старших, но кто же выйдет против него. Победить ребёнка – никакой славы. А проиграть – позор.

Серг легко уклонялся от медлительных взмахов противника и аккуратно бил под дых. Аккуратно – чтоб не покалечить. Одного удара всегда хватало.

А в последнее время его сила возросла, и уже самая большая кувалда легко порхала в его руках.

– Бей! – кричал отец, держа клещами на наковальне раскалённую крицу. И Серг бил, выбивая из крицы всю ненужную примесь. Однажды, поставив очередную крицу, отец крикнул: «Бей, что есть силы!». И он ударил. Крица мелкими брызгами разлетелась по кузне, а молот, столкнувшись с наковальней, обломился с рукоятки.

Этот молот служил в семье много поколений. Его ручкой служила стальная труба, отполированная постоянной работой. Отец такую трубу сделать бы не сумел. И не знал, от куда в их семье такая кувалда.

Растерявшийся Серг держал в руках трубу, а отец изумлённо качал головой,

– Сила есть – ума не надо…

На первое осеннее новолуние он напросился с отцом на Желябскую ярмарку. Шло десять человек, включая двух волхвов. На подводах довезли предназначенное для торговли добро до берега, потом подводы отправили обратно, волхвы принялись чертить периметр вокруг стоянки, а остальные строили плот. Не смотря на осень, погода стояла тёплая, и Серг даже искупался. Вечером плотно поели, всех клонило в сон, Серг на правах ребёнка первым забрался в шалаш и уснул.

Среди ночи проснулся, словно толкнул кто-то. Чувство опасности пронзило всего, он выглянул из шалаша.

Костёр прогорел, и, в свете ущербного месяца было видно, что все спят. НА ПЕСКЕ. ЧАСОВОГО НЕ БЫЛО. Периметр работал – линии слегка светились в темноте. Но как же без часового-то? И почему спят не в шалаше?

Серг подбежал к отцу, попытался разбудить, и не сумел. ВСЕ БЫЛИ ОКОЛДОВАННЫ. Кинулся к волхвам – те тоже спали колдовским сном. Серг схватил копьё, подбросил дров на тлеющие угли. Что за нечисть смогла усыпить даже волхвов за периметром?!

«Этого я боялся»

Серг подпрыгнул, обернулся. Позади него, за периметром, стоял волк. Нет, ВОЛКОЛАК. Слишком умным был взгляд.

Серг, вспомнив, как охотники упирали в землю рогатины при охоте на кабанов, вдавил упор копья в песок.

«Против волка не упирай копьё в землю. Волк подбегает низко и прыгает снизу вверх в последний момент. А может и не прыгнуть, схватить за ногу. Не успеешь опустить копьё»

Волколак не шевелил пастью. Голос раздавался прямо в голове. Мыслеречь, которой владели волхвы.

Серг вытащил копьё из песка, направил на волколака. Тому явно было весело.

«Я спас ваше селение от роботанка. Мог бы и спасибо сказать»

– Спасибо, – сказал Серг. – Что ты хочешь?

«Я укусил тебя. Моя слюна в твоей крови»

– И что?

«Она заразна»

– ЧТО ?!

«Я подбросил в еду сон-траву»

– Какую сон траву?

«Растёт на юге. Ваши волхвы растят её в на развалинах»

– Ты был в Городе?

«В развалинах их ворожба вязнет. Меня искали»

– Когда они проснутся?

«Утром»

– Как ты прошёл в Город через периметр?

Волколак закашлял. Серг понял, что тот смеётся.

«Во мне нет мутагена» – И, шагнув вперёд, пересёк периметр. Серг напрягся, линии периметра продолжали спокойно гореть.

– П-почему я проснулся, а другие нет?

«На волколаков яды действуют слабее»

– Я НЕ ВОЛКОЛАК !!! – Серг заорал.

Волколак молчал. Виновато молчал.

– ЗАЧЕМ ТЫ ЭТО СДЕЛАЛ ?!!!

«Извини. Я был напуган»

Он ударил копьём. Лапа волколака словно размазалась в воздухе, отбив удар. Конец копья обломился. Серг швырнул обломок на песок и сел, обхватив голову руками. Хотелось выть, словно волк, но именно поэтому не завыл, только застонал сквозь сжатые зубы.

– Как от этого излечится?

«Лекарства нет»

– Лекарство всегда есть. Например, смерть.

«Да. Смерть всё лечит»

– Как тебя укусил паук, твоя шкура ведь неуязвима?

«Сказки это. Я просто очень быстр. Потому в меня трудно попасть. Но если попадут, стрела проткнёт шкуру так же, как у обычного волка»

– Ты был человеком?

«Да»

– Как тебя звали? От куда ты.

Волколак прилёг,

«Поговорим про тебя. Ты в опасности. Скажи, ты сам никого не кусал?»

– Нет.

«Раны кому ни будь зашёптывал? Знаешь, в некоторых посёлках плюют в рану, когда её зашёптывают»

– У нас каждый сам себе зашёптывает. И не плюём.

«Значит, твоя слюна не попала ни в чью кровь? Вспоминай, думай»

– Нет.

«Хорошо»

– Что ты со мной сделаешь?

«Ничего. Понаблюдаю. Потом уйду»

– Зачем?

«Ты не просил тебя кусать. Меня мучает вина»

– Сколько мне ещё быть человеком?

«Ты уже не человек. Если ваши волхвы устроят проверку, решат, что ты мутант. Изменения уже есть. Твои кости и сухожилия стали крепче, сила больше, реакция быстрей»

Серг снова застонал. Он-то считал себя великим бойцом, а оказалось, что это волколак в нём просыпался.

«Внешне ты пока человек. Я никогда не кусал детей. Взрослый начинает обрастать шерстью через год после укуса»

– Значит, до следующей весны.

«Да. А потом люди тебя попытаются убить»

– За что?

«Они боятся»

– Что же делать?

«Уйди до того, как появится шерсть. Уйди так, чтоб твои друзья думали, что ты погиб. Пусть лучше скорбят о друге, чем боятся твоего возвращения»

– Скольких ты кусал?

«Шестерых. Все погибли»

– Как они погибли?

«Двое проиграли битву роботанку, двое умерли от голода, с горя перестав есть, один отравился, пытаясь найти лекарство, одного сожрал кракен»

– Что такое кракен?

«Нечисть, обитающая в море-океане»

– Ты их тоже, случайно укусил?

«Трое просили, троих случайно»

– Они сами попросили ?!!

«Один был дряхлым стариком, но хотел увидеть конец строительства мечети. Мой укус подарил ему ещё несколько лет жизни»

– Что такое мечеть?

«Храм, в котором поклоняются люди на дальнем юге. А двое других хотели защитить своих людей от роботанков. И три танка убили. Четвёртый убил их. У него был лазер»

– Что такое лазер?

«Оружие Древних. Бьёт мгновенно на большие расстояния»

– Они были героями.

«Люди закидывали их камнями»

Слёзы наконец прорвали плотину и Серг заплакал. Впервые, сколько себя помнил. Тихо и горько. Долго.

За периметром зашипело. Он вскинулся. Волколака рядом не было. А он и не заметил, как тот ушёл.

Волколак снова появился рядом с периметром,

«Жужели. Один выводок»

Жужелями называли маленьких гусениц, нечисть, проникавшую спящим людям через нос или уши в мозг. Периметр на них реагировал слабо, они проникали за него. Но всё же реагировал, сигнально полыхая зелёным, и часовой легко уничтожал их, кидая в костёр. Погибая, они шипели. Серг встряхнулся. Он один не спит, значит, ему и охранять всех.

– Ты всех жужелей убил?

«Всех»

– Почему?

«Как говорят волхвы – не плоди врагов без причины»

– Ты знаешь веды?

«Знаю»

– Как тебя зовут?

«Когда то меня звали Сергеем. Сергом, по-вашему»

– КАК? Я тоже Серг.

«Тогда давай, я буду Волком»

– Хорошо, Волк. Скажи, ты друг?

«Жизнь покажет»

– Ты рисковал собой, спасая нас от роботанка.

«Да»

– Значит, ты друг?

«Всё забываю, что ты ребёнок»

Серг обиженно засопел.

– Я лучший кулачник!

«Скажи, увидев, как тонет в луже слепой щенок, ты его спасёшь?»

– Да. Он может стать моим другом.

«А если ты точно знаешь, что щенка увезут на ярмарку, и ты его больше никогда не увидишь? Спасёшь?»

– Да.

«Почему?»

– Потому. Так правильно.

«Вот и я на роботанк напал. Потому, что так правильно».

* * *

Плот встретила лодка задолго до желябской пристани, в лодке сидел пацан лет двенадцати, гордый от своей важной миссии.

– Эгей, на плоту! К берегу не приставайте! Крысюки в поток собираются.

– Эк ма, пришла беда – открывай ворота, – пробормотал волхв.

Когда люди проснулись от колдовского сна, они увидели, что их всю ночь охранял ребёнок. Все перепугались. Потому как не было до сих пор твари, способной навести на волхвов сон. Ещё больше перепугались, когда по следам прочитали, что всю ночь вокруг бродил волколак.

В тот день они не уплыли. Один из волхвов сумел дотянуться мыслеречью до Анунок и сообщил о случившемся. Две дюжины приехавших на подводах волхвов, с инвентарём для ворожбы, и десяток бывалых охотников-следопытов выяснили, что волколак шёл за людьми от самого посёлка, а его никто не заметил. И всю ночь ходил вокруг стоянки кругами, убивая нечисть. То есть ОХРАНЯЛ. Волхвы долго обсуждали, зачем – то ли помогал людям, то ли защищал то, что посчитал своей добычей. То ли просто пакостил тому, кто навёл сон.

Про то, что волколак зашёл за периметр, Серг не рассказал, а следы на песке затёр. Он боялся, что люди узнают про его болезнь, и постарался скрыть все следы ночного разговора. Про сломанное копьё сказал, что ударил им в момент, когда зверь попытался зайти за периметр. Волхвы же не слишком внимательно проверили, что делал волколак среди ночи. Их больше интересовало начало ночи, узнать, кто навёл сон. И конец ночи, узнать, куда ушёл волколак. Про сон-траву в еде никто не подумал, искали волшбу. А Серг впервые на деле понял, что волхвы не всеведущи.

Только после захода солнца плот отплыл на середину реки и встал на якорь. Периметр плота заговаривали все две дюжины волхвов, линии сияли так, что можно было пересчитать все пальцы даже тогда, когда месяц скрывался за тучей.

И вот, подплывая к Желябке, узнали, что тут крысюки собираются в поток.

Крысюки сами по себе были не слишком опасными тварями, к тому же очень осторожными, даже трусливыми. Внешне они напоминали рыже-чёрную мышь размером с годовалого ребёнка, с длинным голым хвостом, короткими лапками, и редко появлялись из своих нор. И ещё они умели двигать взглядом мелкие вещи – орехи с дерева сорвать, или кузнечика к себе подтянуть.

Но иногда они собирались в поток – сплошную колонну, шириной не больше двух шагов, а длину никто бы не измерил, потому как приблизиться было невозможно – только половина крысюков была в потоке, вторая половина охраняла поток, за сотню и больше шагов в обе стороны. Поток уходил за несколько дней пути и исчезал, крысюки разбегались в новом месте обитания.

А по его пути оставалась просека в два шага шириной. Деревья, оказавшиеся на его пути, были разбиты в мелкую щепу. Это крысюки делали с помощью удара потока – совместном ударе взглядов всего потока. Всё живое бежало с его пути.

За несколько дней до потока крысюки сбивались в большие, агрессивные стаи. И тогда в лесу становилось опасно даже группам охотников.

Ночевали на середине реки. И утром пристали к пристани. Плотов тут было не счесть. На желябскую ярмарку, происходившую в первое новолуние после дня урожая, сходились люди со всех окрестных посёлков. И даже приплывали на больших ладьях из далёких стран.

Серг с изумлением разглядывал чужеземных воинов. Чешуйчатые или сплошные брони, шлемы и железные сапоги делали их похожими на мутантов. А ведь были ещё щиты и мечи, длинные ножи, страшные стрелы с узкими, длинными наконечниками, предназначенные не для зверя, а для человека. Все знали, что в далёких странах нет волхвов, способных найти любого вора или убийцу. И потому там были разбойники, нападавшие на людей и отнимавшие их добро силой оружия. И для защиты от них были нужны вот такие страшные люди. В броне и с оружием. Вот только пахли они неприятно. Кожаную часть амуниции они смазывали жиром, а тот со временем протухал.

Чужаки о чём-то говорили по своему, довольно оглядывались, смеялись. Потом появился ещё один чужак, с седой бородой, в богато разукрашенной броне. И что-то тихо сказал. Остальные недоверчиво забормотали, седобородый обругал их. Серг не знал языка, но таким тоном точно ругаются. Все замолчали. И тогда седобородый указал на плот, на котором прибыл Серг. По лицам воинов пробежала волна страха. Серг не сразу понял, что они смотрят на заметно светившиеся даже в солнечном свете узоры периметра. Комары, попадавшие в чересчур накачанный периметр, не падали замертво, а сгорали, окружая плот заметными мелкими искорками.

Потом все выгружали добро с плота на подводы, которых, совместно с другими недавно прибывшими, набралось уже две дюжины, и всей толпой пошли на Желябку. Чужеземные воины шли отдельно, окружив свои две подводы, недоверчиво посматривая по сторонам.

По пути то и дело попадались затоптанные норы крысюков. Их и правда было чересчур много. Некоторые норы ощетинивались зубами убитого крысюка. Воины шли слишком плотно, только впереди идущие могли разглядеть норы на дороге, и чужаки то и дело спотыкались.

Среди воинов раздался крик. Прямо в толпе из норы вырвались два крысюка и кинулись на людей. Крысюков убили, затоптав, но двоих они успели ранить. Воины остановились, остальные пошли дальше, только один волхв поспешил к чужеземцам зашептать раны – они не умели даже такой малости.

Желябка раскинулась широко. Периметр был не просто плетнём – это была стена из брёвен высотой в два человеческих роста. Такую не то что нечисть, даже медведь не одолеет.

Для гостей ярмарки изнутри периметра к стене были прибиты добротные сараи из толстых досок, двухэтажные, с большим запасом сена под крышей. Сложив всё добро в выделенном им сарае, все ушли повидаться с знакомыми, договариваться о продажах и покупках. А Серг остался в сарае, сказав, что хочет спать. С той ночи он был всё время молчалив и мрачен. Это заметили все попутчики ещё на плоту. Отец даже пытался разговорить его, но волхв сказал,

– Оставь. Однажды он сам расскажет, если это важно. А может, это его секрет, который не следует знать другим.

Но Серг не собирался делиться своей бедой. Ему не помочь. Волколак правильно сказал – надо будет уйти до того, как начнёт обрастать шерстью.

Когда над Желябкой раздался вой, он не сразу понял, что происходит. А в следующий миг сам воздух засветился зелёным сумраком. Яркие краски помутнели, зато не осталось нигде тёмных уголков.

Когда детям волхвы-учителя объясняли, что если нежить однажды соберётся в армию и нападёт на посёлок, воздух за периметром начнёт светиться зелёным, и вой разбудит спящих. Тогда Серг только весело перемигивался с друзьями. Где ж это видано, чтоб нежить в армию объединилась.

И тут понял. А чем поток не армия. Поток пошёл через Желябку!

Серг скатился по лестнице со второго этажа, где валялся на сене, мимоходом пожалел, что у него нет стальной брони, как на воинах-чужеземцах, схватил из сложенного товара два малых топорика на длинных ручках. Топорики вместе с отцом делали, а ручки он сам вырезал и выварил. Хорошие ручки, дубовые, с стальными клинышками. Такими удобно сучки обрубать.

Выбежать из сарая он не успел – стена периметра внутри сарая вспухла белым комом и разлетелась щепками. И в появившуюся дыру, в которую новорождённый телёнок прошёл бы не нагибаясь, хлынул поток крысюков. Не успев подумать, что он делает, Серг прыгнул на встречу и раскроил топориком голову первому крысюку. В следующий миг, когда на него кинулось сразу несколько крысюков, он вдруг осознал, что встал на пути у потока.

Страх, обида последних дней, ярость – всё это соединилось в мощную волну и вдруг исчезли все звуки, а крысюки почти замерли, двигаясь медленно, словно неспешно плыли под водой.

А его мышцы словно стали деревянными. Двигаться было тяжело и больно, он ощущал, как напряженны каждая косточка, каждое сухожилие. И всё же двигался. Мысли тоже были тугими. Думать, вспоминать было не о чём. Была только схватка. И он отдался ей.

Крысюки лезли, он убивал. В какой-то момент вдруг осознал, что кружится в середине сарая, а крысюки лезут со всех сторон и отлетают к стенам разрубленными тушками, потом этот миг озарения прошёл и он снова ничего не сознавал, был только бой.

Бой кончился неожиданно. Он ещё покрутился в поисках врагов, и вдруг вернулись звуки. Точнее, было тихо, но эта тишина отличалась от той тишины, когда он дрался. Эта тишина была настоящей.

Навалилась усталость, всё болело, будто его долго били. Мешками с картошкой. А потом заставили таскать камни. Вокруг всё было завалено крысюками и залито кровью. В воздухе медленно гасли последние зелёные искры.

Серг опёрся на топорики, как на костыли и начал медленно оседать.

«Нет, так не годится. Сарай сожгут. Надо выйти».

Мысль была верной. Из последних сил, поскальзываясь на крысюках, добрался до ворот. Ворота до половины были завалены телами крысюков. Хорошо, защёлка сверху. Отвернул шпингалет. Ворота со скрипом приоткрылись, в проём вывалились тела крысюков, в них вонзились стрелы.

– Не стрелять!!!!

Мощный голос разнёсся над Желябкой и снова тишина. Серг скользнул по склизким от крови телам в щель, навстречу солнечному дню.

Вокруг сарая стояли люди. Очень много людей. Люди стояли на стене, на домах, на ближайших сараях, забили все просветы меж домами. Копья, топоры, стрелы – всё смотрело на Серга, ближайшие люди пятились. И всё это в полной тишине.

«Во, стояли, ждали, нет бы помочь, – подумал он. – И почему они боятся, я что, начал обрастать шерстью?»

Это была последняя мысль, потом он провалился в беспамятство, не видел, как из толпы к нему бежал отец, как люди распахнули ворота сарая и долго никто не решался приблизиться, пока волхвы не сказали, что живых там нет.

Очнулся в мягкой постели. Рядом на скамье стояла большая чаша тёплого куриного бульона и здоровенный ломоть хлеба. Почувствовав их запах, испытал жуткий голод и съел всё это в полминуты. После этого заметил незнакомого старого волхва, с интересом следившего за ним из дальнего угла.

– Эк ты ешь вкусно.

– Здравствуйте, – смутился Серг.

– И тебе здравия. От кель ты такой взялся, герой?

– Из Анунок.

– Да это знаем. А вот как ты поток крысюков одолел. Про тебя твои анунканцы такого порассказали. Ща пьяные все. Их повсюду угощают, да просят про тебя рассказать. Да вся Желябка пьяная. Это ж надо, поток чрез посёлок пошёл, а все живы и всё цело. Про тебя твои говорят, и первый кулачник ты, и даже супротив волколака драться не боялся. И молотов на тебя не напасёшься, в кузне ломаешь. И колдовство злое тебя не берёт. И девки все за тебя замуж хотят.

Серг начал было смущаться, но упоминание о волколаке направило мысли по другому.

– А чего это от меня люди пятились, когда я из сарая вышел.

– Так думали, чудище какое вышло. Ты ж весь в крови был, на человека и не похож, будто зверь какой. Как периметр заполыхал, посёлок к дыре сбежался, а дыра-то в сарае. Сарай ходуном ходит, рёв там стоит, будто стадо медведей дерётся. Кровь из под него ручьями льётся. Лучники на стене видят, поток сквозь стену в сарай идёт. Пару раз пальнули, так всех снесло ударом потока, хорошо, живы остались, только кости поломали. А потом вообще, крысюки будто с ума посходили, как ринулись все в дыру, все, не только поток, но и вся охрана его, и не шагом, бегом. Пред дырой завал был, боялись, стена рухнет.

– А чего они меня ударом потока не снесли?

– А встал ты удачно. Чтоб взглядом двигать, – и пустая чаша из под бульона плавно всплыла в воздух, – надо это видеть. – Чаша опустилась на место. – А ты не давал крысюкам по много собраться. Не видел тебя поток. Всех положил, слой по грудь тел лежит, а у стен – так до потолка. Вот нарубил ты. Лесорубом бы тебя, сучки обрубать, один бы справился. А на самом ни царапины. Как обмыли тебя в бане-то, глядим – синяков полно, а ран нет. Вот ведь дровосек какой.

– Обмыли?!

Только теперь он заметил, что одет в незнакомое чистое бельё. А его свежевыглаженная одежда сложена недалеко на лавке. И покраснел.

– А то, вся Желябка, да и гости все, всё бегают, когда это герой проснётся, спит сном богатырским и день и ночь, уж отец твой, и тот уснул, не дождавшись, когда ты проснёшься. И все тебя одарить хотят. Девки чуть не подрались, кто тебе рубаху новую подарит. А волхвы по сих пор ворожат в сарае.

У Серга заболела голова.

– Не знаю как так вышло.

– Да зато я знаю. Берсерк ты, парень. Самый настоящий берсерк.

– Бер-Серг? – насторожился Серг.

Волхв затрясся мелким смехом.

– Не Бер-Серг, а берсерк. Человек это, но особый. Как в ярость впадает, не может остановиться, пока вокруг враги живы, или сам не погибнет. Так что забудь, парень, про кулачные бои. Везло Анункам, что не нашлось тебе противника равного средь сверстников. А если б нашлось, поубивал бы ты и его, и тех, кто рядом, и половину посёлка поубивал бы. Вот так-то, парень. Забудь про кулачные бои. Кулачки – это не для тебя. Так всем волхвы и скажут, что тебе кулачки запретили.

– Я ж помог Желябке.

– Да. Крепко помог. Теперь тебя долго помнить будут, бабки внукам сказки рассказывать. А уж чужеземцев ты напугал. Как пришли они, чуяли волхвы, недоброе дело они замыслили, следили за ними, да только, как в тот сарай заглянули, перепугались все, и враз недобрые дела забыли. Уж они-то знают небось, кто такие берсерки. У них каждый мужчина должен уметь людей убивать.

– Есть хочу, – неожиданно сказал Серг. Волхв снова затрясся со смеху. Вошла старушка, держа чрез полотенце чугунок, от которого пахло гречкой и мясом. Серг сглотнул. Следом за старушкой вбежал отец, стиснул его в своих руках,

– Ну, выспался, охотничек? Как же теперь хвосты носить будешь?

Серг не сразу понял. А потом рассмеялся. У охотников был обычай пришивать к одежде хвост убитого крысюка. Серг представил себя под стогом из хвостов крысюков и захохотал в полный голос. Следом за отцом потянулись другие анунканцы, и правда пьяные. Потом пошли незнакомые люди. Все норовили поговорить. Пока старушка не выгнала всех, даже волхва, оставив только отца.

– Дайте поесть человеку.

Серг съел весь чугунок. Так, что даже в животе больно было, а на лбу выступил пот.

– Уф. Спасибо.

– Тебе спасибо, сынок.

Товары кузнеца совсем не пострадали, а два топорика, которыми бился Серг, купили чужеземцы за огромную цену, десять золотых червонцев. Однако, почти все другие товары были испорчены безвозвратно. Зерно, мёд, тонко выделанные кожи, прополис. Даже тонкие деревянные перья птиц счастья покоробились от пропитавшей их крови. Анунканцы было приуныли, но словоохотливый волхв, что дежурил у ложа набиравшегося сил Серга, пообещал помочь. И в тот же день желябцы и гости ярмарки потянулись с подарками. Анунканцам дали другой сарай, и он стал быстро наполняться.

Крысюкам отрубили хвосты и покидали их тела в болото. Кикиморы злобно выли на нарождающуюся луну, недовольные чужими запахами, но потом стали сытно наедаться пиявками и выть перестали. Хвосты Серг, по совету волхвов, подарил желябской ярмарке, из них свили косу и прибили поверх стены периметра, обернув всю Желябку.

В пропитанном кровью сарае волхвы ворожили трое суток, после чего разобрали, выкопали всю пропитавшуюся нечистым запахом землю, и сожгли всё это у болота.

Потом волхв снова беседовал с Сергом, но не один на один, был ещё волхв анунканцев и отец.

– Волколак преследует вас, это совершенно точно. Он был в том сарае, когда ты бился. Когда поток упёрся в периметр, он под шумок незамеченным перескочил через стену, приподнял доску в крыше сарая и спрыгнул на сено. Всё время, пока ты бился, он следил сверху. А потом, когда ты ушёл, он тоже ушёл. Зарылся в тела крысюков и выбрался за периметр через проделанную ими дыру. Мы долго думали, и решили, что он преследует именно тебя. Потому, что столкнулся с ним тогда, в первый раз. А учитывая, что это нечисть, вряд ли он задумал доброе дело.

– А не он ли на Желябку поток направил? – спросил отец.

– Нет, – волхвы совместно качнули головами. – Нет у него дара внушать свою волю или наводить иллюзии. Это совершенно точно. Слабый у него дар. Рану заживить, усталость прогнать. Сила волколака в его уме, прочности костей, силе лап и зубов. Но поток навести он не в силах.

– Волколак спас Анунки от роботанка. – попытался защитить волколака Серг.

– Ты хочешь видеть добрые дела в его поступках. Мы думаем, что это было случайно. Он убил роботанк, но не думал, что это спасёт ваш посёлок.

– Я с вами не согласен.

Все трое посмотрели на него с удивлением.

– Ты не согласен с волхвами?

– Да. Даже вы иногда спорите друг с другом. Вы так и не поняли, что усыпило волхвов за периметром. А значит, можете ошибаться

– Мой отец тоже был волхвом, – сказал старый волхв. – И он в молодости осматривал то место, где сейчас Бобылевское кладбище. Вот что он рассказал. Тогдашний волколак не просто убил всех. Придя ночью, он разрушил все дома. Раскидал по брёвнышку, и эти брёвна загорелись от непогасших печей. Небывалый костёр разгорелся на месте села. Огонь был такой силы, что к нему нельзя было подойти ближе, чем за три полёта стрелы, языки пламени были видны за десять дней пути, а зарево за двадцать дней пути. Огонь сжёг все тонкие связи прошлого с будущем, и потому никто не знает, как и почему он убил всех. Волхвы видели только уже убитых, растерзанных людей. Всего один человек уцелел в начале бойни. Он попытался бежать, но волколак догнал, убил его и кинул тело в огонь. Это видели деревья, издалека, но видели.

Но и это не всё. Таков был его гнев, что он прыгнул прямо в огонь, и плясал там, где кости обычного волка превратились бы в пепел почти мгновенно, на нём же сгорела шерсть, уши, а тело покрыли страшные ожоги. Только тогда он бежал от огня, и деревья, кусты, трава, мимо которых он бежал, отпечатали его мысли. Он ГОРДИЛСЯ СОБОЙ, радовался. Его мучили нестерпимые боли, но всё перебивала гордость.

Но и это не всё. Каждый ребёнок знает, что того волколака заворожили и утопили волхвы. Но вот тебе правда. Волхвы собрались вместе небывалой силой. Сто сорок четыре волхва, дюжина дюжин. Все вместе они сплели ворожбу, призывающую волколака. Не убивающую, а только призывающую. И он, еле живой, обгоревший, ВОСПРОТИВИЛСЯ ворожбе. Пополз от волхвов и утонул в Реке.

Вот какая это злобная тварь. Теперь ты веришь, что волколак задумал недоброе?

Серг подумал,

– Нет.

Наступило удивлённое молчание. Вдруг старый волхв засмеялся,

– Надо свести тебя с верховным волхвом. Вот уж найдёт коса на камень.

Анунканский волхв тоже засмеялся, вместе с ними неуверенно заулыбался отец. И только Серг продолжал хмуриться.

– Ладно, – отсмеявшись, вздохнул волхв. – Но что делать-то. Может, с большой охраной вам надо ехать домой.

– Хотел бы волколак меня убить, давно бы убил. А если надумает убить – он одолел роботанк. Ему что десяток охотников, что сотня – всё едино. Только зря людей погубим.

– Что же, так и пойдёте, вдесятером на пяти подводах?

– Каких пяти подводах?

– А подарки довезти. Сегодня как раз анунканцы подводы покупали. Пяти подвод еле хватило.

Серг улыбнулся,

– Вот так и пойдём.

Снова помолчали. Потом старый волхв вздохнул,

– В твоих словах мудрость. Но мне горько, что вам придётся полагаться на милость нечисти.

– Я не знаю ни одной сказки про волколака, кроме Бойни в Бобылино, когда волколак убивал невинных людей. Убийц, воров – да, было. Но невинных – нет.

– Разве Бойни мало?

– Никто не знает, что там было на самом деле. Вы сами это сказали.

– Но одного он убил точно.

– Да, но неясно, почему. Та бойня – тайна.

– Ты прав. Почти прав. Но в наших краях волколаки редки. Последний утоп сто лет назад. Но вот на юге, на берегах Моря-Окияна, их часто видят. И все легенды сходятся в том, что они кровожадные и мстительные.

– Легенды. Там нет волхвов, чтоб знать правду. Может, тамошние люди сами злобят волколаков, камнями закидывают. Они их от роботанков защищают, а они камнями.

– Мда-а… Лет через сорок быть тебе верховным волхвом.

У Серга, вспомнившего, что жить человеком ему до следующего лета, окончательно испортилось настроение. У волхва, похоже, тоже. Он продолжил,

– Я надеюсь, что ты прав. Но в чём ты точно прав – вам надо поскорей уехать из Желябки. Товар распродан, подарки подарены. Если волколак недоброе задумал – вам лучше уехать. Прости нас.

– Поутру и тронемся, – сказал отец. Серг кивнул. Волхвы ушли.

– Ты повзрослел, сынок.

– Бывает, – улыбнулся Серг.

– Думаешь, волколак нападёт? Может, вдвоём поедем, а другие анунканцы позже на день?

– Не думаю. Хотел бы напасть, давно напал. Периметр ему не преграда. Вон, у Желябки какая стена. А волхвы говорят, он чрез неё перемахнул.

– Может, он играет с тобой, как кот с мышью.

– Может и так. Но не думаю.

– Ладно, пойду я. Скажу другим анунканцам.

Серг недолго был один. Бесшумно изогнулась доска в полу и из под пола в комнату пролез волколак.

«Спасибо за доверие»

– Почему, когда ты говоришь, мне кажется, что ты смеёшься?

«Не каждый раз. Но сейчас весело. Представил волколака волхвом. Верховным. Учит других мудрости»

– Не смешно. Сколько вас всего, волколаков?

«Двое нас, живых. Других не знаю»

– Кто второй?

«Ты»

Серг минуту молчал.

– Сколько лет живут волколаки?

«Правильный вопрос» – из мыслей волколака исчез смех. – «Долго»

Серг посмотрел непонимающе и вдруг побледнел,

– Ты… Это ты, сто лет назад, сжёг Бобылино?

«Да»

– Зачем?

Волколак вздохнул, очень по человечески.

«Я расскажу тебе, какой была война Древних. Людей было много. Очень много. И злобы столько, что земля тряслась каждый день. Вулканы, это такие горы, из которых вырывается огонь, а раскалённый пепел может убить всё на несколько дней пути, дымили небо по всему миру. И было знание, очень много знания. Не мудрости. Люди были глупы, но знали много.

Наша страна поссорилась с другой, на другом конце мира. Тебе, наверно, кажется глупым ссорится с тем, кто так далеко. Но только тогда это не было далеко. Весь мир можно было пересечь за день на крылатых машинах Древних.

Та страна была большой. Меньше нашей, но людей там больше, и знаний тоже было больше. И боевых машин тоже было больше. Это была самая сильная страна, и думала силой заставить других себе поклоняться. Они были жадные, очень богатые, но хотели больше богатства. Но не все. Больше там было добрых, но они не имели власти.

Когда началась война, они залили мутагеном нашу страну, закидали роботанками, блуждающими минами. Но и наши мудрецы тоже имели свои секреты. Они сделали лиловый дым. Страшное, чёрное дело. Лиловый дым прятали в стеклянных шарах. Мы обстреляли ту страну через Море-Окиян этими шарами. Их защита уничтожила все шары. Но один шар всё же достиг берега. Достиг потому, что промахнулся. В той стране жили три клана. Бедный, но весёлый и добрый клан на юге, богатый, но малочисленный, спокойный и мудрый клан на севере. Мы же поссорились с тем кланом, что был между ними.

Шар промахнулся, и попал в тот клан, что на юге. Всего один шар.

Началась пандемия. Болезнь очень быстро захватила всю страну, все три клана. Через пол года в живых там осталось всего несколько маленьких городов. С помощью машин они могли говорить со всем миром. Они взывали о помощи, но все боялись пандемии, и никто не помог. Они пытались бежать из страны на своих крылатых машинах, но машины сжигали огнём соседи, боясь, что с ними придёт болезнь».

– А мы, мы им почему не помогли?

«А мы тогда умерли уже. Так все думали. Да мы и сами тоже так думали. Вся страна была залита мутагеном. Животные, растения, люди. Всё умерло, и народилась нечисть. Очень много нечисти. Намного больше, чем сейчас. Сейчас лишь бледная тень того ужаса, что был тогда. Те, что остались ещё в живых, думали, что жить им недолго.

Потом наступила весна. Люди в уцелевших городах вышли на поля посадить урожай. И болезнь пришла с ними в города. Вся страна умерла. Но умерли только люди. Лиловый дым действовал только на людей. Сейчас там вся огромная страна заселена только зверьём.

А из нашей страны нечисть полезла в соседние страны, и несла с собой мутаген. И расползлась по всему миру. Так умер мир Древних.

В нашей стране немного людей выжило. Они обладали даром лечить раны. Зашёптывать, как говорят сейчас. От них народились дети, тоже сохранившие этот дар богов. Так родился твой клан.

Уф, устал. Давно столько не говорил»

– Но почему тем, злым, не помешали их добрые. Не может быть народа без добрых.

«Они все думали, что это наши предки – зло. Их в этом убеждали их правители. И они верили. А наши добрые люди верили нашим правителям»

– Но кто же был злом?

«Все были злом. Зло пожрало зло. Но в той стране были худшие злодеи. Потому что та страна порождала везде зло. Подкупала богатством, обманом, убийствами. Помогала в других странах прийти к власти тем злодеям, что готовы были убивать своих и чужих ради богатства и власти. Они думали, что рассорив всех со всеми, станут сильней. Когда волки в стае дерутся из-за куска мяса, они просто выясняют, кто вожак. А мы с ними стали драться насмерть. Наши правители были глупей и кровожадней волков. Их не жалко. Жалко людей»

Серг долго размышлял.

– Ты не сказал, почему сжёг Бобылино.

«Бобылино построено на плохом месте. В мире древних там было вырыто много подземелий. И в тех подземельях работали мудрецы. Они много, чего сделали. И страшное оружие Древних всё ещё там.

Дети откопали шар с Лиловым Дымом. В этом селении было пять волхвов. Целых пять. Двое из них знахари. Когда началась пандемия, они сказали людям сидеть в своих домах и попробовали лечить. Не справились. Отдали все силы и не справились. Сказали наделать много досок с надписями „Заражёно. Тут смерть. Уходите“ и понаставить вокруг посёлка, на внешней стороне периметра. У них не было ни одного, кто смог бы дотянуться мыслеречью до ближайшего посёлка, сообщить о трагедии, поэтому соседи ничего не знали.

Когда я пришёл, многие были уже мертвы. Я рассказал, что это за болезнь, и что всё надо сжечь и прокалить всю землю посёлка вглубь, иначе болезнь могла сохраниться в земле. И тела сжечь. Ещё живые попросили убить их, чтоб поскорей зажечь посёлок. И я убил всех.

Только один, уже больной, пытался бежать в соседний посёлок. Он сошёл с ума от горя, увидев смерть своих родных. Я убил его и всё сжёг. Разметал дома, сделав один большой костёр. Огонь убивает Лиловый Дым»

– А зачем сам прыгнул в огонь?

«Болезнь могла впитаться в шерсть»

– Почему ты не заболел?

«Я не человек»

Серг ещё подумал.

– Ты сделал правильно.

Волколака это развеселило.

«Я тоже так думаю»

– Скажи, почему поток попал на Желябку?

Волколак развеселился ещё больше,

«Волхвы слишком полагаются на дар. К цели много путей. Поток обходит опасные места. Если что-то начинает убивать крысюков в охране, поток отворачивает в сторону. Не надо дара внушения. Надо всего лишь убить нескольких. И поток повернёт»

– Так это ты направил поток?!

Волколак веселился.

– Но зачем? Я чуть не погиб. Люди могли погибнуть. Многие.

«Никто бы не погиб. Я за этим и пересёк периметр. Чтоб встать на пути потока, если ты не справишься»

– Но зачем?!

«Боевой транс. Ты должен знать, что это. Теперь знаешь. Если бы ты вошёл в боевой транс во время кулачных боёв, ты убил бы весь свой посёлок. И было бы ещё одно село-кладбище, сделанное волколаком. Знай. Тебе нельзя давать волю гневу»

– Волхв сказал, я берсерк.

«Не просто берсерк. Берсерк, умеющий входить в темп. Это гораздо опасней. Вхождение в темп – ты начинаешь двигаться на много быстрей. Вспомни, как исчезли звуки и медленно двигались крысюки»

– А кто ревел? Волхв сказал, что рёв стоял, будто медведи дрались.

«Ты дышал. Очень быстро и громко. Топоры воздух резали. Крысюки визжали. Я выл»

– А зачем выл?

«Весело»

– Мне было не весело.

«В боевом трансе только Ярость»

– И ещё я был потом без сил. Даже сейчас ноги дрожат, как встану.

«С опытом научишься входить в темп экономно. И не впадать в ярость во время схватки»

– Я не хочу драться.

«Тебе придётся добывать себе мясо. Охотиться. Входя в темп, это легко»

– Чему ещё ты меня научишь? Не хочу больше такой учёбы. Люди думают, я герой.

«Герой ты взаправду. Ты же бился всерьёз. Насмерть. А учиться ты должен сам. Особенно научиться не кусать людей»

– Я никого кусать не собираюсь.

«Я тоже думал, что никого не укушу. Но тебя укусил»

– Ты долго ещё будешь в наших краях?

«У меня нет планов на будущее».

Серга вдруг одолело любопытство,

– А может, в той далёкой стране кто-то тоже остался жив. Интересно, каким даром богов обладают они.

«Никого там нет, кроме зверья»

– От куда тебе знать.

«Я был там. Недавно. Полвека назад. Пять лет бродил, искал людей»

– Может, плохо искал.

«Волхв сказал, у меня дар заживления ран, снятия усталости. Но есть ещё кое-что. Мыслеречь. Вхождение в темп. И чувства жизни. Я чую жизнь. Я чую, как мышь кормит свой выводок под твоим полом, как дерутся на кулачках два парня на другом конце Желябки. Как недовольные чем-то чужеземцы встали на якорь в одном дне пути вниз по Реке. Я чую даже твои Анунки. Не могу почуять их чувства, но я чую людей, направление и расстояние до них. Те посёлки, что ближе, могу чуять чувства. Нет, от меня бы не скрылся даже одинокий путник. Там не было ни одного человека»

– Может, у них дар скрываться от таких, как ты.

«Если только так».

– А какие сейчас чувства у ближних посёлков?

«Голод. Ужинать люди собрались. Кстати, ты тоже»

И волколак проворно юркнул под лавку, на которой было ложе Серга. Не успел Серг удивиться, как в дверь вошла хозяйка дома, неся чугунок наваристой ухи. Всё же слегка пахло псиной, но хозяйка не заметила. Серг притворился спящим, она поставила чугунок на стол и ушла.

– Есть будешь? – спросил Серг.

«Жалко хозяйку. Если волхвы вдруг проверят, что ты тут делал, увидят, как я хлебал, ведь выкинет котелок. Да и тебя не добрым словом помянет»

– Как знаешь. – Серг уселся за стол, зачерпнул ложку и вдруг замер. – А ведь если я от сюда поем, слюна в котелок попадёт. А она мыть будет. А ну как рука у неё поцарапается чем, попадёт зараза в кровь.

«Через минуту слюна становится безопасной. Эта зараза только внутри нас живёт»

– Если это не мутаген, что это?

«Наномуты. Это сделали мудрецы Древних»

– Зачем?

«Искали способ победить в войне»

– От куда ты всё это знаешь?

«Я там был»

– Там? Где там?

«В том времени. Я родился до войны»

– Ты Древний?!

«Да»

* * *

До зимних свадеб Серг был почти счастлив. Помня, что скоро расстанется с прежней жизнью навсегда, он хотел оставить о себе добрую память. И самозабвенно наслаждался каждой минутой общения. Помогал отцу, поражал волхвов своей жадностью к учёбе, в которой вдруг далеко обогнал сверстников, бегал и прыгал в детских забавах, не только со старшими и сверстниками, но и детьми, даже теми, кто только начинал ходить, что было большой редкостью в его поколении. Лишь только подругу он себе не выделял, не сторонясь, но и не давая повода назвать себя «женихом». Он помнил, что у него здесь нет будущего.

Его ставили в пример, он был героем, его любили. И только отец и старшие волхвы следили за ним со всё возраставшей тревогой, которую Серг начал чувствовать своим обострившимся восприятием.

Волколака волхвы смогли проследить от Желябки до ближайшей норы барсука, в которой тот и пропал. У барсуков всегда много потайных отнорков, и где волколак вылез – неизвестно. Вся ворожба волхвов так и не смогла выяснить, где он. Но все были уверенны, что он где-то рядом.

А перед зимними свадьбами пропали дети, ушёдшие за клюквой. С начала никто не встревожился. С ними ушли два опытных охотника, кикиморы уже спали. Вполне могли задержаться, если попали в неурожайное место. Корзинки-то набрать надо. Но когда не вернулись к ужину, посёлок загудел. Как на грех, в обед был снегопад, и следы завалило.

Волхвы начали ворожить, но на полную ворожбу должна была уйти целая ночь. И люди побежали в ночь искать сами. Серг побежал на дальнее болото с группой, в которой было ещё два опытных охотника и двое подростков-пчеловодов. И вдруг почуял волколака совсем рядом. Волколак сидел за кустами у тропы, и в настроении у него преобладало недоумение. Серг не знал, как он понял настроение, но был уверен, что понял правильно.

– Стойте!

Все остановились, глядя на него. Авторитет у Серга был огромный.

– Там, за кустами, волколак.

Все замерли. Один из охотников шёпотом спросил,

– Это он… детей.. ?

– Нет. Стойте тут. – И приблизился к кустам. Он вдруг вспомнил, как волколак чуял чужеземцев за день пути. Тот неспешно вышел на встречу.

«Что за переполох? Все встревожены. Не верти головой, они меня не слышат»

– У нас пропали пять детей и двое охотников, на болотах.

Волк склонил голову, прислушиваясь.

«Чую. Небольшую группу. Дети, двое взрослых. Один взрослый ранен. Но не на болотах. В лесу. Очень испуганны»

– Помоги нам. Покажи дорогу.

«Идите по моему следу. Я поспешу». – И волколак рванул с места в лес. Серг оглянулся на свою группу,

– Бежим за ним!

И побежал впереди. Когда группа начала отставать, притормозил. Какова бы не была там опасность, волколак с ней справится. А группе разбиваться не след. К тому же, как он уже понял, он гораздо лучше видел в темноте, и чётко видимый ему след из вывернутых листьев в слегка припорошённой талым снегом листве для них был почти неразличим, даже для охотников. Хорошо хоть луну не закрывали тучи, та была половинчатой, но светила ярко.

Через час он почуял, что волколак близко, довольный. Потом почуял запах крови.

– Идём тише, – сказал вскоре один из охотников. – Кровью пахнет.

В лунном свете, пробивавшимся через голый осино – берёзовый лес, чётко было видно чертово дерево – толстый гладкий ствол, который не брал никакой топор, раскрашенный, словно берёза, только блестящий, как отполированный. Волхвы говорили, что это тоже нечисть, только растительная и безвредная. А под деревом был медведь. Раненый медведь! И сразу, взревев, кинулся на их группу.

Охотники выступили вперёд, выставив рогатины. У пчеловодов и Серга вместо рогатин были охотничьи копья, и они отступили за охотников. Но медведь пёр вепрем, а не вставал на задние лапы, что было очень опасно. В миг перед тем, как разбежавшийся медведь врезался в правого охотника, Серг вошёл в темп. Он это уже умел делать без особого напряжения.

Упёршись левой ногой в выступавший из земли корень, скользнул вправо, точным ударом глубоко вогнал своё копьё медведю в ухо и выдернул охотника из-под летевшей туши, потянув того за рогатину. Крепко вцепившийся в рогатину охотник не выпустил оружие и отлетел вбок, второй охотник упёр своё остриё в горло медведя, лезвие вошло, и второй охотник тоже отлетел, но в другую сторону. Туша упала меж пчеловодов, и те ударили копьями. Плохо ударили, по рёбрам, только шкуру попортили.

А наблюдавший всё это волколак, остававшийся для всех, кроме Серга, невидимым, веселился! Серг был рассержен, но гнев сразу ушёл, как только он почувствовал на чёртовом дереве детей. Они все были тут. Они и оба охотника. Корзинок не было.

Упавшие охотники из его группы поднялись, подобрали рогатины. Серг выдернул своё копьё.

– Все целы? – Охотник обвёл всех взглядом. – Пошли дальше.

– Пришли уже, – сказал Серг.

Тут дети радостно закричали. Все кинулись к ним. Серг сердито посмотрел в сторону волколака, тот улыбался. Устроил себе представление и радуется.

Оказалось, обычно клюквенное место на болоте было выбрано зверьём, и охотники отвели детей на другое болото. Возвращаясь, наткнулись на медведя. Тот был от чего-то сердит. Один из охотников попытался сдержать его рогатиной, а другой в это время закидывал детей на чёртово дерево. Потом дети закрепили на сучьях верёвку, охотник забрался по ней. Когда же попытался подняться второй, медведь в конец рассвирепел и кинулся, порвав охотнику ногу. Кровь сумели остановить, зашёптав, но рана была слишком серьёзна, порваны сухожилия, и по-настоящему её теперь могли зарастить только волхвы.

Медведь не смог забраться на прочный и скользкий ствол, только прыгал. Охотник пытался попасть ему в глаз из лука, но лишь подранил.

– А где ж корзинки-то? – спросил Серг.

Отвлечённый мелочный вопрос рассмешил всех, даже детей, и смех смыл остатки пережитого страха. Корзинки отыскались недалеко, только клюквы там не было, медведь сожрал. Охотники споро сняли с туши шкуру, потом разделились. Сделали носилки. Серг перешёл в группу с детьми, чтоб помочь донести раненого. Все знали, что, не смотря на кажущуюся худобу, он не только боец, но и по силе не уступает своему отцу-богатырю. Дети нагрузились мясом медведя, сколько смогли тащить, рассовали по корзинкам. Остальное мясо разделила меж собой его прежняя группа и отправилась на болота, передать остальным, что дети нашлись. Что не смогли поднять – завернули в шкуру, понавешав на неё охранных оберегов от нечисти, и спрятали в кроне чёртова дерева,

«Дойдёшь до дома сам», – передал волколак. – «А я провожу их. Туманников многовато на болотах» – Серг кивнул. Люди ничего не заметили. Но дойти без приключений не удалось. В темноте второй охотник сломал себе ногу. Зашептывать пришлось Сергу. У него это получилось неожиданно легко, и вскоре охотник удивлённо топал.

– Быть тебе волхвом, точно говорю.

Серг уже научился не огорчаться от таких слов, только усмехался.

– Может, и меня пошепчешь? – спросил раненый.

Серг попробовал. Срастить края рваной раны получилось с трудом, остался уродливый шрам, да и жилы срослись косо, потом волхвам придётся резать и снова сращивать. Но дохромать до волхвов охотник теперь мог сам.

– И чего вы меня тащили?

– Ну извини, – развёл руками Серг. – От куда ж мне было знать, что я знахарь.

Дальше шли веселей. Охотники и Серг взяли у детей половину ноши и скорость возросла. Когда через час вышли к посёлку, дети засыпали на ходу. Охотники шли весёлые, и только Серг был встревожен. Эта ночная прогулка обострила чувства, он чуял близко находившихся людей. А вот волколака чуял очень далеко. Тот был на болотах. И дрался.

К рассвету все вернулись. Пасечники в который раз рассказывали о том, как они вдвоём убили медведя, расшвырявшего перед этим охотников и Серга. Остальные их слушали и посмеивались – история с каждым разом становилась всё более героической. Дети и оба провожавших их охотника к тому времени уже спали, утомлённые событиями и лечением ран. Серг же не спал. Он чуял, что волколак вышел из боя победителем, и был очень довольным. Но с кем он дрался и зачем, было непонятно.

– Как вы там, никого не встретили? – спросил он охотников из своей группы.

– Нет, всё тихо. А что?

– Да кто его знает. Волколак то за вами увязался.

– Точно?

– Уверен. Неспроста же он за вами пошёл.

– Надо было его отблагодарить. Мясо оставить. Не догадались.

Серг хмыкнул.

– Да. Не догадались.

Все снова обсуждали волколака. Теперь никто уже не сомневался, что он понимает человеческую речь. Но никак не могли понять, почему он помогает людям.

А потом охотники нашли на кустах клочки его шерсти, и волхвы снова взялись за ворожбу. И неожиданно сказали, что он не нечисть. В нём нет даже следов мутагена. Вот только найти его опять не удалось. А значит, он мог быть где угодно, даже сидеть под полом в школе. Ведь периметр ему, получается, не преграда.

Серг, чувствовавший, что тот не в посёлке, а в Городе Древних, только плечами пожал на это,

– Так ведь вреда от него никакого, одна польза. Так что пусть себе бродит, где хочет.

И люди, и волхвы долго обсуждали новую способность зверя. В конце концов, решили, что лучше бы ему в посёлок не ходить, но если войдёт, не пытаться его выгнать или заговорить, а звать волхвов. И те решат по обстоятельствам.

351 год спустя. Ещё новое поколение.

Через неделю снова выпал снег. Обильно, припорошив землю по щиколотку. Волхвы объявили, что он уже до весны не растает, и в посёлке начались зимние свадьбы.

Друг Мишка женился на Галке – старшей дочери кожевника из посёлка Михино. Вместе с ним играли ещё девять свадеб, и веселился весь посёлок. В соседних посёлках тоже играли свадьбы, пять девах с родителями уехали в соседние посёлки. И Серг полностью отдался радости праздника.

В праздник и поджидала его беда. В снежном бое Незабудка, соседская девчонка, подстерегла его, и с огромным снежным комом обрушилась с крыши школы прямо на голову. Он как раз что-то кричал в этот момент, и почувствовал, как её рука попала ему в рот и клык распорол кожу Незабудке. Небольшая ранка, минута зашёптываний. Но из неё обильно текла кровь. А значит, и его слюна могла туда попасть.

Враз растеряв весь интерес к празднику, он побрёл в Город Древних. Когда пересекал периметр, на встречу вышел молодой волхв.

– Что ищешь?

– Верховного волхва.

Волхв хмыкнул. Он был молод, приехал издалека, и не знал Серга в лицо.

– Маловат ты с Верховным говорить.

Серг, уже отвыкший от такого обращения, удивился,

– Как тебя, с таким высокомерием, в волхвы взяли?

– Да ты… – задохнулся волхв от возмущения.

– А НУ ЦЫЦ !!!! – К ним подошёл пожилой волхв. – Ты смотри, не умеришь гордыню, вылетишь из волхвов, и не посмотрим, что знахарь знатный.

Молодой склонил голову,

– Простите, я виноват. Этот парень ищет Верховного.

– Вот как. Ну, проходи, Серг. – Молодой, услышав имя, вздрогнул. – Верховный тебя с самой ярмарки ждёт. Вот только сейчас ворожит он. Не отвлекай. До ночи подождать можешь?

– Да. Подожду. – И неожиданно сильно ощутил волколака. Совсем рядом, под снегом. Хотя снег лежал нетолстым настом, волколак был тут.

«Решил с Верховным поговорить? Готов поспорить на свой хвост, что пригласит он тебя для разговоров в Лунный Круг, как раз сейчас полнолуние. Небо облачно, но он не поленится разогнать тучи»

– Не откажись разделить со мной трапезу, – предложил старый волхв.

– Спасибо.

Он прошёл в пещеру волхва. Хотя это, наверно, была рукотворная пещера. Стены были не деревянными, и не из натурального камня, а из грязно-красных прямоугольников. А потолок из огромных, серых прямоугольных плит.

– Это подпол здания Древних, – пояснил волхв, заметивший интерес Серга. – Стены из кирпича. Древние делали их из обожженной глины. Вроде, как мы горшки лепим. А цвет такой, потому что жар их печей посильнее, чем горшкам нужен, был.

Еда у волхва была скудной – вываренная перловка, да сливочное масло. Но Серг не замечал вкуса – он вспоминал счастливо смеющуюся Незабудку. Она была такой счастливой, что сумела его обхитрить.

– Время, – сказал волхв. Серг встрепенулся. Часы пролетели незаметно. Выйдя из подпола, волхв довёл его до тропки.

– Иди по тропке, она тут ни с какой не пересекается. В конце тебя Верховный ждёт. – И ушёл, слишком поспешно. Вдруг разошлись тучи, и полная луна залила всё вокруг искрящимся, призрачным светом.

«Ну, что я говорил. Разогнал тучи Верховный».

– Я укусил одну девчонку, – сообщил Серг. – Случайно.

Игривое настроение волколака враз испортилось.

«Понятно. Ладно, иди, раз решил»

Серг пошёл. Тропу и правда не пересекла ни одна другая. И в тоже время волколак был где-то совсем рядом, под снегом, но не тревожил наст. Серг не понимал, как это у того получается, снегу было всего ничего, цыплёнка не закопать. Наконец, увидел Верховного.

Верховный сидел у небольшого костерка, а вокруг были расставлены удивительные камни. Высовываясь из снега на высоту человеческого роста, дюжина камней образовывали круг. Цвет камней был светло-медовым, почти прозрачным. Казалось, камни светятся, напитавшись лунным светом. Тропка шла меж камней в центр круга, к костерку.

Серг прошёл меж камней, и почувствовал, как по коже побежали мурашки. Камни были волшебными, и внутри круга всё пропиталось мощной волшбой.

– Садись, – Верховный указал на чурбачок напротив себя, по другую сторону костра. Серг сел. Верховный оказался с молодыми глазами. Полная луна светила Сергу в лицо, а вот лицо Верховного было в тени, только одни глаза и сверкали, да была видна седая борода. И ночное зрение не помогало.

– Знаешь, зачем был создан этот круг? Это сделано триста лет назад. Всего через пол века после Армагеддона. Здесь нельзя поддаваться гневу, иначе тебя просто выбросит из круга.

– Почему вы решили встретиться со мной здесь?

– Ты понял.

Серг застонал, как от зубной боли,

– Вы знали?

– Не всё. Я и сейчас не всё знаю. Знаешь, я чувствую вину перед тобой. Ты стараешься всем помочь, тебя все уважают, а я от тебя в Лунном Круге прячусь. Позволь мне объяснить. – Серг кивнул.

– Когда появился волколак, я встревожился. Мы же про них ничего не знаем. И ведь это не та нечисть, что появилась от мутагена. Про волколаков знали Древние задолго до войны.

Здесь, в развалинах, сохранилась библиотека. К сожалению, это не учебники. Древние развлекались, сочиняя разные истории, и удачные записывали в книги. Вот такие книги нам и достались. Очень сложно отличить правду от вымысла. И ещё там очень много книг. Жизни не хватит, чтоб всё прочесть.

Вот там я и поискал книги про волколаков. У Древних было им много имён. Волколаки, оборотни, вервольфы, ликантропы. Все найденные мной книги про них – выдумка. Страшноватые сказки, которыми развлекали себя древние. Но в каждой сказке есть доля правды. И все книги сходятся в одном – тот, кого укусил волколак, сам превращается в волколака. И я думаю, это правда. Превращения начинаются в полнолуние. И ещё все книги сходятся в том, что волколак забывает свою прежнюю жизнь и, превратившись в зверя, может убить друзей и родных.

Вот почему я хочу говорить с тобой в круге.

Серг сидел спокойно. Но вот волколак, прятавшийся за камнем за пределами круга… Когда Верховный начал свою речь, ему просто стало смешно. А в конце он не выдержал и зафыркал в голос.

– Кто тут?! – грозно спросил Верховный.

«Я тут» – появился меж камнями волколак. Верховный растерялся, Серг молчал, спокойно ожидая развития событий. Сейчас от него ничего не зависело.

– Подойди к костру, – предложил волхв.

«В Лунный Круг?» – Волколак вошёл, подойдя к костру и уселся на тропе. Между Верховным и Сергом. Потом волколак с Верховным встретились взглядами, словно в гляделки играли. Через минуту тишины Серг догадался, что меж ними идёт разговор на мыслеречи. Веселье волколака как ветром сдуло, он стал неожиданно серьёзен.

Разговор был долгим. Серг дважды подкидывал в костёр дрова. Наконец, волколак потянулся и лёг.

«Уф. Замучил он меня. Не привык я говорить»

– Спасибо за беседу. – Волхв глянул на Серга, – Кого ты укусил?

– Незабудку.

– Дочь рыбака Ерша?

– Да.

– Как это случилось?

– Играли в снежки. Не заметил, как подкралась по крыше. И спрыгнула. Поцарапалась о мои зубы.

– Беда. Уж лучше бы волколак и правда в зверя превращался. А то человек в зверином обличье.

– Почему лучше?

– А ты разве не видишь? Он сильный, быстрый, не болеет, долго живёт. Ему не страшны ни жара ни холод.

– Так это хорошо.

– Это плохо. Потому что многие захотят стать волколаками.

– И что тут плохого? – спросил Серг. Волколак фыркнул.

– Скажи, – обратился к волколаку волхв, – когда ты последний раз держал топор? – Волколак снова фыркнул. Волхв повернулся к Сергу. – Понятно? В мире много существ, что сильней человека, и тех, кто живёт дольше. Но человека делает сыном богов умение держать в руках топор. Без него за несколько поколений забудутся умение строить дома, лепить горшки, делать колыбели. И через десяток поколений появится племя, дикое, хищное, страшное. Племя зверей, где править будут не законы и справедливость, а сила и зубы. Разве я не прав?

«Не знаю» – ответил волколак серьёзно.

– Что же делать?

– Главное, сделать так, чтоб ни ты, ни Незабудка больше никого не покусали.

«Незабудке можно ещё две луны ждать. Слюна становится заразной через две луны. Вот кровь заразной станет быстро»

– Я не кусал её, это вышло случайно.

– Значит, больше не участвуй в играх.

– Разве вы другим не расскажите?

– Расскажу пока совету. Знать будут только высшие. Вместе мы будем думать.

– Надо ей сказать. А не знаю, как.

– Пока не говори. Одну луну. Я буду вести у них уроки истории, присмотрюсь к ней. Потом сам скажу. Сейчас я покину вас. Надо созвать совет.

Верховный ушёл, Серг остался с волколаком. Помолчали.

– А у меня зубы болят, – неожиданно признался Серг. – И зашептать не могу.

«Передние резцы?»

– Да.

«Не зашёптывай, хуже будет. Лезут волчьи зубы. Тебе пора научиться мыслеречи. С волчьей пастью не поговоришь» – и волколак мокро хлюпнул языком.

– Да. Пора учиться. Может, мне пора уйти совсем?

«Поздно. Теперь ты ответственен за девчонку»

– Кем ты был. Там, в прежней жизни?

«И ты тоже. Волхв замучил. Воином я был»

– Тебя учили убивать людей?

«Да»

– А как волколаком стал?

«Наши мудрецы создали наномуты. Нужно было их проверить. А я стал преступником, приговорённым к смерти. Меня было не жалко. Проверили на мне»

– Ты преступник?

«Пытался сообщить всем людям рецепт лекарства от лилового дыма. Сказали, что я предатель. Это был секрет»

– Почему ты не сказал рецепт в Бобылино?

«Это был рецепт генетиков. Только генетики могли сделать лекарство. Я даже запомнить его не мог, только записать»

– Генетики? Это те злодеи, что сделали мутаген?

«Генетики – это мудрецы, понимавшие секреты жизни. Их было много. Были среди них злодеи. Но были и герои. Вы не знаете многих болезней благодаря им. Не знаете, что такое авитаминоз, радикулит, кариес. Вы до старости бодры и сильны благодаря им. Долго живёте. Раньше люди часто умирали молодыми. А к старости еле двигались от многочисленных болей, не могли нагнуться и у них выпадали зубы»

Серг поёжился,

– А как же старики жили?

«Без молодых помирали. Молодые им помогали».

– А мы генетиков злодеями считаем.

Серг помолчал ещё, глядя на огонь.

– А от куда у волколаков столько силы? Ты роботанк порвал. Такое ни одной нечисти не под силу.

«Паутинку потрудней порвать было. У меня в теле есть субматериалы. Кости, сухожилия, когти, зубы. Вроде, даже в мускулах есть. Ещё нанотрубки в мускулах»

Серг удивлённо покачал головой. В его семье уже несколько поколений хранился суб-нож. Только древние знали секрет сплава. Узкое тонкое лезвие длинной с ладонь было покрыто на режущей кромке чёрной полоской. Нож, хоть и хранился у кузнецов, принадлежал всей деревне. Он резал всё – кость, металл, камень поддавались ему с одинаковой лёгкостью.

– А ты знаешь секрет суба? Ты ведь древний.

«Суб создавали на мощных ускорителях частиц. Это такие сооружения древних, размером с город. Город Древних, а не нынешних маленьких городов. На их строительство уходило десятки лет, и строили мудрецы древних»

– Значит, во мне нет суба? Только в тебе?

«В тебе есть суб. Иначе ты бы погиб в схватке с потоком»

– Но тут нет ускорителя.

«Это загадка и мне интересна. Но у всех волколаков есть суб»

– А другое оружие Древних сделать можешь?

«Сложное не могу. А всё простое не будет теперь работать. Было оно основано на взрывчатом веществе. Например, в металлической трубке взрывалась щепотка этого вещества. Взрыв толкал пулю. Это такой кусочек металла. Пуля вылетала из трубки и летела на много быстрей стрелы. Вроде как дети через трубки горохом стреляются. Вот только для нормальной стрельбы свойства взрывчатки не должны меняться. Очень важна скорость взрыва. Если скорость мала – пуля далеко не улетит, а может вообще в трубке остаться. Если скорость велика, пуля может не успеть вылететь и сила взрыва разнесёт трубку. Так вот, после конца света скорость горения взрывчатых веществ стала нестабильной. Она меняется. А может даже взорваться сама по себе. Видел я, как один торговец помолился своему Богу, и у разбойников взорвался весь порох, что они принесли для захвата его каравана. Быстро взорвался, всё оружие разнесло».

* * *

Весна в этом году пришла рано. Река вздулась быстрым половодьем и так же быстро опала. Уже на праздник Пасхи все желавшие успели и позагорать и даже искупаться. Волхвы говорили, что Пасху – праздник единения людей и богов, праздновали даже Древние, хотя они тогда ещё не знали Истинных богов. И праздник отмечали с размахом.

Серг выдернул Незабудку из хоровода танцевавших: «Волк нас зовёт».

О их нечеловеческой природе знало всего несколько волхвов, да родители. Все остальные просто считали их женихом и невестой. Лучший жених и лучшая невеста. Хотя и удивлялись, как расцвела за зиму раньше ничем не примечательная девчушка. И каким хмурым и неразговорчивым стал Серг. У Серга передние резцы уже выпали и на их месте росли острые волчьи, клыки не выпали, а удлинились, а вот коренные пока держались. Ему пока удавалось это скрывать, практикуясь в мыслеречи, он не открывал рта. Уплотнившиеся же когти он стачивал на кузне о точильный камень. Пока что суба в них было не много и камень помогал. А вот Незабудка, узнавшая про свою долю, вовсю ушла в общение с другими, желая запомнить всех друзьями.

– Давай попозже, сейчас первоцвет в венки плести будут.

«Он нашёл гнездо мегапаука. Одна самка и пять детёнышей. Давай их поймаем»

Синие глаза Незабудки вспыхнули восторгом. Незаметно взяв по кожаному мешку, они углубились в лес. На встречу выскочил Волк,

«Они там. Совсем рядом» – мотнул он головой.

Направились вслед за Волком. Серг ощутил, что настроение Незабудки скачет. Предвкушение охоты вдруг сменилось стеснением, затем были гнев, нерешительность. Волк остановился,

«Ты что то хочешь?»

– Да… – Незабудка вдруг покраснела и сердито посмотрела на Серга. Тот недоумевал, Волк предостерегающё глянул,

«Молчи. Это что-то важно для неё, но стесняется»

Серг уже различал, когда Волк говорит со всеми, кто рядом, а когда только с ним, неслышно для других. Сейчас Незабудка ничего не слышала, она колебалась, но всё же приняла решение,

– Ладно, пусть и Серг тоже слышит. Когда я ещё была человеком, у меня уже начались женские кровотечения на полнолуние. А через две луны, как я о его зубы поцарапалась, прекратились, и больше не было. Я спросила Верховного, он сказал спросить у тебя.

Волк озадаченно поднял торчком уши,

«Я никогда не кусал женщин. Не знаю, есть ли женские кровотечения у волколаков. Не знаю, можешь ли ты беременеть. Не знаю, не убьёт ли тебя беременность. Не знаю, родятся ли у тебя щенки или человеческие дети. Не знаю, будут ли твои дети разумны или иметь душу зверя. Не знаю»

С каждой фразой Серг и Незабудка вгонялись в ужас. Волк помолчал, потом добавил,

«Зато я знаю, что ты пока единственная женщина – волколак. И даже если ты родишь умных, здоровых щенков – волколаков, для создания семьи им придётся или кусать людей или жениться друг на друге»

Волк снова помолчал, давая им осознать положение. И подвёл итог,

«Прошу вас не торопиться заводить детей» – И, считая разговор оконченным, пошёл дальше.

Гнездо мегапауков и правда было рядом, даже порой доносилось хоровое пение с праздника. Они захватили его врасплох, почти не прибегая к темпу. Распихали паучиху в один мешок, паучков в другой. И тут Серг упустил одного. Паучок развил сумасшедшую скорость, словно тоже вошёл в темп. А может, и правда вошёл. Прыгая от дерева к дереву, он враз исчез.

– МОЙ ! МОЙ ! – закричала Незабудка и кинулась за ним, войдя в темп легко и быстро. Серг ещё некоторое время ощущал её, но потом она затерялась в мощных эмоциях праздника, шёдшего от собравшегося на берегу народа. Беседуя с Волком, они неспешно пошли к людям.

Когда народ внезапно захлестнула волна ужаса, Серг выронил мешки и, войдя в темп, помчался к берегу. Волк сразу его опередил и быстро уходил вперёд.

Вылетев из леса, Серг и сам испугался.

От реки к людям мчались три страшных твари. Они напоминали сделанных из железа длинноногих собак, ростом с лошадь, и бежавших быстрее лошади. А позади от реки неспешно шли ещё четыре, шестиногих. Три лёгких и четыре тяжёлых роботанка!

«Зигзагом!» – мыслеречь Волка в темпе была странной. Серг сразу не понял, почему Волк побежал странным дёрганным зигзагом, прыгая то влево, то вправо. Но когда от лёгких роботанков по Волку синхронно ударили три белых луча, тонких, как иглы, и ярких, как солнце, понял. Все три луча промахнулись. И, копируя Волка, побежал к четвероногим тварям рваным зигзагом. Роботанки повернули в их сторону. Лучи ударили снова, и снова мимо. А потом Волк достиг их, вспрыгнул крайнему справа на спину, вырвал лист металла, ударил. И тут ударили, два луча по Волку, а из уже обречённого – по Сергу. По Сергу луч промахнулся, а Волка лучи легко развалили на части.

Тут Серг достиг левого, подражая Волку, вспрыгнул на спину, легко смяв, сорвал толстый лист, увидел под ним цветные нити, порвал их, нырнул под брюхо – над ним прошёл луч, вспрыгнул на последний лёгкий роботанк, сорвал с него лист, порвал цветные нити. Роботанк, немыслимо изогнув голову, выстрелил ему в грудь лучом.

Вспышка боли, а затем навалилось беспамятство.

* * *

Очнулся на кровати. Открыл глаза. Кирпичные стены указывали, что лежит в пещере волхвов.

– Ну как дела?

Совсем рядом сидел молодой волхв. Тот самый, что нагрубил ему зимой. Сидел не вплотную, а в двух шагах, положив руки на колени.

«У меня же сердце пробило»

– Ага. Но волколаки, они живучие.

«Ты знаешь?»

– Все знают. Когда к вам подбежали, ты с открытым ртом лежал. Твои зубки все увидели.

«Там было ещё четыре роботанка»

– Их Незабудка порвала.

«Как?»

– Поотрывала им лапы. Они живы, но только ворочаться могут. Пытаются рогами до людей достать, если подойти близко. Издалека люди приходят, посмотреть на диковинку.

Вспомнилось, как развалился на части Волк, навернулись слёзы. И тут же почувствовал Волка за стеной, совсем рядом. Волк спал без сновидений.

«Волк жив?!»

– Ага! – Волхв ухмыльнулся. От него так и веяло самодовольством.

«Ты его… зашептал?»

– Сначала тебя. Раны, скажу, страшные. Плоть не только рассечена, она ещё и обуглена была в ране. Пришлось счищать обгоревшее, а потом только сращивать. А уж потом Волка. По частям склеил.

«Ты великий знахарь»

– Знахарь я хороший, а только две дюжины волхвов после того лечения без сил лежали. Все, кто был на празднике. Все силы мне отдали. Ради тебя и Волка.

Серг вдруг осознал, что нос свой видит слишком хорошо. Нос выдавался далеко вперёд, чёрный на кончике, был покрыт серой шерстью.

«Сколько я пролежал?»

– Скоро уж зимние свадьбы. Сейчас ночь, полнолуние.

«Зеркало дай»

– Извини, зеркал у волхвов нет. Но сейчас ты уже почти полностью стал волком.

Серг вдруг учуял Незабудку. Она тоже его почувствовала и бросилась к нему.

«Незабудка как?»

– Сейчас глядеть на неё страшновато, – хмыкнул волхв. Если бы не это предупреждение, Серг бы вздрогнул, а так сдержал чувства. Она вбежала… Скорее, она напоминала плохо побритого медведя, одетого в девичье платье. Чёрный кончик носа, клочья серой шерсти. И лишь глаза были прежние, голубые. Испуганные.

«Привет, волчара!» – В её чувствах легко читался страх быть отвёргнутой. У Серга от избытка чувств защемило сердце

«Привет, голубоглазик! Обними меня»

Она тоже легко прочла его эмоции и кинулась вперёд, обхватила шею, прижалась щекой.

«Мне было так страшно. Я такая уродина»

«Скоро ты станешь красивой волчицей»

Волхв тихо вышел.

«Расскажи, как там всё было»

«Я гналась за паучком, до самой реки. А потом почуяла страх людей. Кинулась, и увидела, как тебя и Волка убили. А потом не помню, что дальше. Очнулась уже здесь, Упрям меня бульоном поил»

«Упрям?»

«Это тот волхв, что нас лечил. Знаешь, к нему зверьё из леса приходит. И он всех лечит. Даже крысюков»

«Знатный волхв. Говорят, ты роботанки порвала»

«Ага. Только не помню. Ты предупреждал, что я берсерк. А я не верила»

«Хорошо, смогла остановиться»

«Люди говорят, добежала до тебя и упала. Три дня спала. А как проснулась, неделю еле ползала»

«Как народ к нам относится?»

«Хорошо. Жалеют нас. И любят»

«А Волк говорил, боятся будут» – Серг довольно хмыкнул.

«Ага. Знаешь, что Верховный сказал. Что боги помогли появиться волколаку, чтоб тот защищал людей. И что мы с тобой избранны богами продолжить его дело. Что это тяжелое бремя»

«Здорово. Об этом я не думал. Надо поговорить с ним»

«Он ушёл»

«Умер?»

«Нет. Его Волк цапнул. Он передал власть приемнику и ушёл. Сказал, что всегда хотел путешествовать. Теперь сможет. Как когти расти стали, так и ушёл»

«Зачем он его цапнул?»

«Во сне. Верховный его бульоном поил. Тот и цапнул. Его не будили ещё. Ему ещё луну спать. Его раны страшней твоих»

«Волк огорчится. Он будет чувствовать вину»

«Знаю. Попробуй встать»

Серг поднялся. На мгновенье смутился, поняв, что под одеялом на нём не было одежды. Но тут же понял, что одежда не нужна. Он был волком. Почти. Ещё не так вывернуты передние лапы. Да и пальцы слишком длинные. Но превращение почти завершилось. Шерсть лежала ровно.

«Ты расчёсывала меня?»

«Ага» – Незабудка сильно смутилась. – «Но меж задними лапами не чесала» Серг секунду размышлял над оговоркой и упал со смеху на спину, дрыгая лапами в воздухе. Вместо смеха вырвалось фырканье, но ему это не мешало. Вконец засмущавшаяся Незабудка схватила подушку и стукнула его.

«Тихо ты» – сквозь смех сумел подумать он. – «Имей сочувствие к выздоравливающему»

«Так тебе и надо. Чего смешного». – Но не выдержала и принялась смеяться сама. Вслух. Её смех напоминал порыкавынье.

«Паучка-то догнала?»

«Упустила. Но остальных нашли люди. В тот же день и нашли. Волхвы без сил лежали, так что от нечисти окрестности охотники чистили. И нашли. Только упустили паучиху, когда один мешок открыли. А паучата в клетке сейчас. Растут.»

– Если вы не возражаете, совет волхвов хотел бы поговорить с вами.

Они и не заметили, как вошёл Упрям.

– Идите за мной.

Хромая, на слабых, трясущихся лапах, Серг пошёл. Незабудка шла рядом. Идти на четырёх лапах было гораздо удобней. Если бы у него было две, его бы пришлось нести на носилках, такая была слабость. А так он сам добрёл по слякотной от талого снега тропе до собрания. Дул тёплый южный ветер и снег стремительно таял. Наверное, последнее тепло перед зимой. Ступни лап почти сразу потеряли чувствительность от холода.

Дюжина высших волхвов стояли полукругом в Лунном Круге, одетые в ритуальные плащи с капюшонами, лиц было не разглядеть. Светила луна на безоблачном небе, затмевая звёзды. Серг и Незабудка, войдя в Лунный круг, встали напротив.

– Поклянитесь, что никогда не нанесёте людям раны первыми, что никогда не совершите злого дела по своему умыслу, что будете знать и блюсти веды!

Кто из дюжины говорил, было не понять. Голос шёл отовсюду. Это были слова клятвы приёма чужеземцев в род. Серг почуял раздражение Незабудки – они-то ведь не чужеземцы, и глянул на неё иронично. Этого ей хватило, чтоб успокоится.

«Клянусь» – сказал он. – «Клянусь» – повторила Незабудка.

– Добро пожаловать в наш род, племя волколаков.

Только теперь Серг понял. Принимали не его, не Незабудку. Принимали всех их потомков. Незабудка тоже поняла, они переглянулись, и вместе поклонились совету, принимая бремя ответственности. Те склонили головы в ответ.

Потом волхвы откинули капюшоны, и Серг рассмотрел Высших. Трое были знакомы ему, двое из них преподавали в анунканской школе историю и волшбу, он и не подозревал, что учился у таких мастеров. А третий был тот самый словоохотливый старичок из Желябок. Остальных он видел впервые. Наверно, приехали со всех краёв рода. И именно на желябском волхве висело массивное золотое украшение, изображавшее солнце – символ Верховного.

– Ты что-то хочешь спросить? – сказал Верховный.

«Да. Роботанки. Со времён Армагеддона они не ходят стаями»

– Да. Мы тоже этому удивились. И сотворили ворожбу познания.

Серг вздрогнул. Ворожба познания творилась пол луны и требовала огромных и непрерывных усилий от волхвов. Она могла ответить на любой вопрос, но спрашивавший умирал. Кто-то из волхвов пожертвовал собой, чтоб узнать причину появления роботанков.

– Мы узнали. Первый роботанк, чей курган вы насыпали за дамбой, появился здесь случайно. Но стая пришла на манок. Манок был спрятан в бусах, что продали чужеземцы одному из анунканцев на желябской ярмарке. А тот принёс бусы своей жене. Чужеземец, продавший манок, знал об его свойстве.

«Как чужеземцы смогли сотворить такую волшбу?»

– Мы проверили те бусы. И не нашли в них даже следа ничьей ворожбы. Но среди нас есть такие, что хранят знания древних. Они сказали, что это технический манок. Он приманил роботанки.

«Чужеземцев покарали?»

– Ещё нет. Те, что принесли зло, не были на ярмарке в этом году.

«Но будут в следующем»

– Да. Другие чужеземцы узнали, что в наши земли вторглась стая из семи роботанков, и все были убиты. Двух убил герой, остановивший поток крысюков, одного убил его учитель, при этом оба были ранены. И остальных перебила невеста героя, когда увидела, что героя ранили.

Волхвы улыбались, Незабудка смутилась.

– И ещё они узнали, что из-за нападения погиб волхв. Это всё, что им сказали. Про волколаков они не знают. Злодей не ведает, что про него известно, и к следующей ярмарке непременно явится. У него есть ещё манки.

«Я хочу увидеть его глаза»

– Ты будешь там.

«Что с ним будет?»

– Мы триста лет не знали таких злодейств. Триста лет назад один злодей открыл ночью периметр села и подманил крабов. Чем-то его обидели в том селе. Тогда повезло, никто не погиб. Его утопили в болоте. С этими поступим так же. Эти чужеземцы хуже того злодея. Тот был глуп, эти умны.

Серг поёжился.

«А если не все на ладье виновны?»

– Мы узнаем. Если будет сомнение, сотворим ещё одну ворожбу познания. Лучше пожертвовать собой, чем покарать невиновного. Тем более – так покарать.

Серг склонил голову, соглашаясь. Потом вспомнил свой первый визит в Лунный круг.

«Про нас. Что нам делать?»

– Живите.

«Но я не смогу держать топор или молот. Я могу охотиться»

– Волколаки чуют отдельного лося или кабана за дневной переход охотника. А стадо учуют за два перехода. Пойми. Ты один сможешь заменить всех охотников Анунок.

Серг был озадачен. В голосе волхва явно слышалось осуждение.

«Разве это плохо?»

– Охотники, учащиеся всю жизнь, гордящиеся своим мастерством, станут не нужны. Разве это хорошо?

Серг понял. От него так повеяло огорчением, что Незабудка невольно погладила его голову.

«Но я не хочу быть трутнем в роде».

– Вы отдельный клан. Клан сам решает свои дела. Взаимная помощь кланов нужна, но помощь лишь когда попросят. Бывают у охотников неудачные дни. К тебе обратятся за помощью. Ты не заменишь охотников, а только поможешь им найти добычу.

Серг заулыбался. Такой вариант вполне делал его полезной частью рода, и не грозил ничем охотникам.

– Вот например, волхвам твоя помощь будет нужна постоянна. Мы не едим мяса, но для ворожбы часто нужны разные животные и растения. Часто мы не можем сотворить хорошую ворожбу, потому что что-то не хватает. Если согласишься помогать волхвам, мы будем рады.

«Да» – ответил он радостно.

Когда они возвращались, Незабудка вдруг застонала от пронзившей её боли.

«Что?»

«Зубы. Коренные. Тебе повезло, что без чувств лежал. Очень больно. Пойду к Упряму»

«Волк говорил – зашёптывать, только хуже будет»

«Не зашёптывать. Вырвет он человеческий зуб, и всё»

«А не поцарапается?»

«У него щипцы есть. Особые. Ему прежний Верховный подарил. Сказал, ими ещё Древние зубы дёргали»

«Значит, у Древних было много волколаков»

«Нет. Они зашёптывать не умели. И зубы у них чаще наших болели. Вот и дёргали больные зубы».

«Пойдём к нему».

Упрям жил за периметром. Серг так удивился, что дважды обошёл домик Упряма, проверяя, чем тот от нечисти защищается. Оказалось – почти ничем. Но на него никто не нападал. Дом Упрям себе сделал особый – четыре близко росших сосны переплёл ветвями, срастил досками – и получился домик на четырёх живых деревьях. Обернул стволы деревьев понизу жгучим пухом от хищных насекомых – вот и вся защита. Бурно разросшийся Синий мох забил все щели, и в доме было тепло, несмотря на уличный холод. Вокруг было очень много звериных следов, и Серг начал чихать. Только теперь он осознал, что различает огромное число запахов, и вокруг дома Упряма запахи разного зверья смешивались в удивительную смесь. И были среди следов даже следы крысюков и болотных кикимор.

Упрям в одну минуту вырвал Незабудке больной зуб и кинул его в огонь, тлевший в большой бронзовой чаше на трёх длинных ножках. Другого огня в таком доме и не разведёшь.

А Серг, как вошёл, сразу заметил на одной из полок стеклянный шар, размером с кулак кузнеца. В шаре будто висело нежно-розовое облачко. Пронаблюдав, он заметил, что облачко медленно меняет форму.

«От куда у тебя этот шар?»

– Верховный, прежний, подарил. Он все свои вещи раздарил, когда уходил. Ты испуган?

«Думаю, этот шар из подземелий под Бобылинским кладбищем»

– Да… – Упрям нахмурился. – Детвора нашла три шара. Один отдали волхвам. Это было до того, как волколак убил Бобылино. Два других шара на пепелище не нашли.

«Разве вы не знаете, почему умерло Бобылино?»

– Нет. Да и никто теперь не узнает. Все погибли, волколак утонул.

«Волколак остался жив. Это наш Волк»

– Вот как? – Упрям встревожился. – Зачем он это сделал?

«Дети нашли оружие Древних. Болезнь. В Армагеддоне именно эта болезнь убила всех наших врагов. За Морем-Окияном есть большая страна, где по сих пор нет людей. Бобылино убила болезнь. А волколак только сжёг, что осталось, чтоб сжечь болезнь. И себя чуть не сжёг, опасаясь унести болезнь в шерсти»

– В шаре болезнь? Но я бы почувствовал.

Тут вмешалась Незабудка,

«Разве почуяли волхвы ворожбу в бусах, что подарили чужеземцы?»

Упрям завернул шар в шарф и засунул в кроличью шапку,

– Так будет безопасней. Думаю, ты ошибаешься, но с начала я поговорю с Волком. Позже, когда он проснётся.

«И всю луну будешь хранить его у себя? А если ураган повалит деревья? Шар разобьётся»

– Что ты предлагаешь?

«Сказать Высшим. Пусть решат, где хранить»

Упрям нахмурился, кивнул,

– Ладно. Скажу. Но что скажут они, когда узнают, что это он тот самый волколак?

«Пусть лучше узнают, пока он спит. Тогда, когда проснётся, люди уже поймут, что он спасал всех. И простят. Он страдал от того, что его считали злом»

– Или не простят.

«Тогда пусть умрёт во сне. Но я тогда уйду из рода»

«И я» – добавила Незабудка.

– Ладно. Прямо сейчас и пойду, пока Высшие не разъехались.

Серг первый выскочил из дома, и невольно зарычал. Прямо напротив входа в кустах завис туманник. В свете занимающегося рассвета на фоне покрытых росой кустов он был почти невидим, но волколачье чувство жизни сразу позволило его учуять.

– Надо же, теперь и туманники приходить стали, – без всякого удивления сказал Упрям.

«Это он лечиться пришёл?!» – Серг аж икнул от изумления.

– Да. Вишь, кость рыбья в горле застряла. – И Упрям, без страха подойдя к туманнику, спокойно засунул руку ему в пасть по локоть. Туманник мяукнул, но пасть не закрыл. Упрям вытащил рыбий хребет. Туманник съёжился и быстро уполз сквозь кусты.

«Как в тумане могла застрять кость?» – спросила Незабудка.

– Спроси что полегче. Но кость и правда застряла. Еле вытащил. Знаете, я лучше один поговорю с Высшими.

«Как скажешь, – кивнул Серг. – Мне отца проведать надо»

* * *

Выводить Волка из беспамятства решили в присутствии Серга и Незабудки, но стоящих за стеной. Они слишком изменились с последней встречи с ним.

Упрям провёл рукой по морде Волка, будто погладил. Но Серг почувствовал как ожил, просыпаясь, мозг. Упрям отошёл подальше и сел на табурет, держа руки на виду, всем видом демонстрируя мирные намеренья. Никто не забыл, как Волк кинулся на Серга после пробуждения от укуса паука.

– Привет! – сказал Упрям. – Я знаю, ты уже не спишь.

Волк приподнял голову. Недоумённо огляделся. Осмотрел себя. Почуял за стеной Серга с Незабудкой, послал им вопросительный посыл, получив в ответ успокаивающее «Всё хорошо».

– Будь добр, попробуй встать. У тебя были страшные раны.

Волк поднялся, встряхнулся, пошатнулся.

«Кто меня лечил?»

– Я.

«Не ожидал, что такое возможно. Какой сегодня день?»

– Завтра день зимнего солнцестояния.

«Зима?!»… «А… Серг ?»

– Полностью стал волком. Незабудка недавно потеряла последний человеческий зуб.

«Люди знают?»

– Все. Не только в Анунках. Все древляне.

«Почему меня не убили?»

– А за что?

Растерянность и изумление Волка были столь велики, что он сел, помотал головой. Из-за стены вышли Серг с Незабудкой. Незабудка сейчас была в том моменте трансформации, когда неудобно ходить ни на двух, ни на четырёх лапах, она неуклюже ковыляла, сгорбившись.

«Привет» – Серг попытался вложить в интонацию важность предстоящего разговора, который он обдумывал целый месяц – «Племя волколаков принято в род древлян. Я поклялся пред полным кругом Высших волхвов за всех волколаков. Что мы будем соблюдать обычаи и веды».

Волк продолжал оставаться немым, отвечая только изумлением. Наконец, шевельнулся, разнося вокруг радость. Даже Упрям почувствовал эмоции волколака,

«Я понял тебя. Ты ответственен за всех волколаков»

«Да»

«Если хочешь, я тоже поклянусь волхвам»

«Достаточно пообещать мне. А я верю тебе»

«Обещаю»

«Ещё новость. Когда тебя поили во сне, ты укусил Верховного. Это было давно. Он передал власть другому и ушёл. Никто не знает куда. Сказал, что пойдёт путешествовать»

«В Индию»

«От куда ты знаешь?»

«Я ему много рассказывал про дальние страны. В Индии есть племя, где умеют летать. Он подробно записал, как пройти туда. И у него были карты Древних. Он очень этим интересовался»

«И ещё новость. Скажи, как выглядит шар с лиловым дымом?»

Волк встревожено насторожил уши,

«Стеклянный шар с голову новорождённого ребёнка, в нём лиловое облако, всё время меняет форму»

«Как его убить?»

«Он из кварцевого стекла. Его надо прокалить в костре. Но это очень тонкое стекло. Один лёгкий удар может разбить его»

– Ещё вопрос, – сказал, поднимаясь, Упрям. Подошёл к Волку вплотную и достал из кармана бусы-манок. Центральный большой плоский камень был открыт. – Ты говорил, ты Древний. Посмотри. Именно это приманило роботанки. Это принесли чужеземцы на ярмарку.

Волк фыркнул, рассматривая бусы,

– Ты знаешь, что это?

«Радиомаяк. Вот только ему надо источник»

– Такой? – Волхв показал блестящий начищенным хромом кругляш размером с червонёц.

«Да. Это он. И ещё сигнал такого маяка слышен только за двести километров»

– Ты хочешь сказать, что та стая пришла всего за двести километров?

Волк снова фыркнул,

«Тогда бы они заявились всего несколько дней спустя после ярмарки. Нет. Пришли издалека. Значит, спутники уцелели. Вот не ожидал»

«Что за спутники?»

«Такие машины. Висят высоко в небе и смотрят сверху. Услышали радиомаяк и сообщили роботанкам»

«Чужеземцы придут снова на следующую ярмарку» – передали Серг и Незабудка хором.

«Готовые жених и невеста, вместе говорите» – пошутил Волк.

«Муж и жена. Две недели» – ответили они опять хором.

Волк снова прилёг. Несмотря на плещущую радость, ноги были пока слабы,

«Всего пол года не было, столько изменений» – внезапно радость приугасла. – «Серг… Что ты им рассказал про лиловый дым?»

«Всё»

«Про Бобылино?»

«Тоже»

«Почему меня не убили?»

«Решили, что ты поступил правильно»

Волк посмотрел в глаза Упряма.

– Да, Волк, – сказал тот. – Теперь все знают, что волколак не убил Бобылино, а очистил его от скверны. И благодарны тебе.

Волк закрыл глаза, опустив морду на лапы.

– Всё позади, друг…

Волк открыл глаза,

«А радиомаяк. От куда он взялся у чужеземцев?»

– Мы ещё не знаем, но уверенны, на следующую ярмарку они снова придут. И тогда узнаем.

«У них опытные воины. Если дойдёт до силы… Я должен быть там, когда волхвы узнают»

– Да. Серг тоже там будет, – кивнул Упрям.

«И я» – сказала Незабудка. – «Три волколака. Никакие воины даже не помыслят о кровопролитии»

* * *

С ладьи сбросили сходни, первыми по ним на палубу пробежали волколаки, затем поднялся Верховный. Но для чужеземцев все волхвы были одинаковы. Они одевались одинаково, и узнать их ранг незнакомому было невозможно. А волколаков они не смогли бы отличить от обычных волков

«Чуешь», – сообщил Волк, – «Они все удивлены, только один испуган».

«Да», – ответили хором на мыслеречи и волхв, и волколаки.

– Чем обязан приходу волхва? – спросил бородатый торговец, опасливо косясь на волков.

– Два года назад вы были здесь. И оставили зло. – Верховный вытянул вперёд руку, держа в ней бусы. Плоский камень в центре бус был открыт и видна техническая начинка. – Это называется радиомаяк. Манок древних, что приманил к нам стаю роботанков. Нам повезло, что они встретились с героями, сумевшими их победить, но один волхв всё же умер. – Волхв указал пальцем на побледневшего седобородого предводителя воинов. – Ты! Это ты передал те бусы. И ты знал, что это. И заставил манок работать, своей рукой вставил в него свежий источник силы древних.

«ВНИМАНИЕ!» – передал волхву Волк. – «Они все наливаются злобой, сейчас нападут».

И тут чужеземные воины ударили. По своему предводителю. Серг и представить не мог такой ярости. Не смотря на броню, тело было пробито копьями в нескольких местах сразу и умерло мгновенно, а они всё били и били.

– Благодарю вас за то, что помогли нам узнать имя чернокнижника, – обратился к волхву купец. – У нас погибло много городов от нападений стай роботанков. Все знали, что в стаи их заставлял сбиваться чернокнижник, но не знали, кто он. Клянусь, мы не знали.

– Вы поторопились. Надо было узнать, кто помогал ему. Такой манок могли сделать только Древние. Где он их взял.

– Да простят нас боги за поспешность. Но он много скупал изделий Древних. Может, и бусы скупил. И в этот поход он взял трое таких бус. Двое на моём корабле. И одни бусы продал уже купцу из Астрахани, тот повёз их в дар своей дочке. Возвращаясь домой, я заеду в Астрахань. Это потребует от меня лишних двадцать дней пути, но я заеду. И предупрежу его.

«Он искренен» – сообщил Волк. Волхв кивнул.

– Добро пожаловать на нашу ярмарку. А что до злодея. Его тело надо утопить в болоте. Наши люди проводят вас до него. А бусы сожгите на жарком огне. – И он выронил свои бусы на палубу.

«Пошли» – сказал Волк, когда волхв сошёл по сходням. Серг и Незабудка вздрогнули,

«Я не могу понять»… – Незабудка растерянно оглянулась. – «Они были словно берсерки».

«Последние двадцать лет роботанки стаями нападают на их города. У всех есть погибшие друзья»

Волки сошли по сходням. Чужеземцы заговорили меж собой на своём языке.

«Они заинтересовались нами» – со смешком сообщил Волк. – «Они понимают, что это был не простой волхв, и не простые волки» – И, дурачась, поточил когти о крупный зелёный камень, бок которого служил опорой пристани. Полетели искры. Всю ладью захлестнула волна страха.

«Ага. Среди воинов есть ветераны боёв на Волчьем острове. Вон как перепуганы»

«Ты с ними встречался раньше?»

«Было дело. Два города устроили друг с другом войну. С начала одни отправили армию. Две тысячи человек, половина на конях. Им надо было перейти вброд реку, через большой остров на реке. Там я их и встретил. Поубивал полсотни коней, поломал копья, щиты помял. В общем, убежали они. Потом второй город послал полторы тысячи человек, я и их прогнал. Тогда они подружились и спустили на меня свору боевых псов. Большая была свора, полторы сотни пастей. Я их убил. Быстро убил. Тогда только до них дошло, что раньше я с ними играл, а не сражался. С тех пор и прозвали тот остров Волчьим. И считается, что на том острове нельзя обнажать оружие. Боги рассердятся. Десять лет назад это было».

«А зачем ты это сделал?»

«Не люблю войну. Сейчас у них общие законы. Подружились»

«А почему воевали?»

«Да каждый хотел налоги с соседа брать»

«Что такое налоги?»

«Это способ грабежа такой. Каждый должен отдать часть своих богатств правителю. Каждый год»

«И отдают? Я бы не отдал»

«На те налоги содержат армию. Армия защищает от грабителей. Не заплатишь налоги – выгонят из города, ограбят грабители»

Серг задумался. Получалось, что правители чужеземных городов в сговоре с грабителями.

«А как они тебя узнали?»

«Да я там на виду войск когти о камни точил. Предупреждал, что не простой волк им дорогу преградил».

Все чужеземцы молча следили за волколаками.

«Напугали людей по полусмерти» – проворчала Незабудка.

«А глаз его я так и не рассмотрел» – огорчился Серг.

«Обычные глаза. У таких злодеев глаза обычны»

И волколаки направились к своему логову.

– Посмотрите, – пробормотал купец. – Они пошли не за волхвом, а куда-то. Это не его пёсики, они сами по себе гуляют тут. Как у нас бродячие псы.

– Спаси нас боги, – сказал один из воинов. – Местные что, не знают, что это за демоны?

– Знают. Их волхвы всё знают.

– И не боятся?

– Может, боятся. Кто же их разберёт. Раз не поубивали, значит не могут убить. Или не хотят.

Шёдший впереди волк остановился и посмотрел на сжавшихся от страха людей.

– Посмотрите, клянусь своей бородой, он смеётся…

– Если он на нас кинется… На Волчьем всего один был, а тут трое.

– Прекрати трястись. Через Волчий купеческие караваны свободно ходили, даже когда там демон жил. Кидали ему козу, и проходили спокойно. Только с армиями он воевал.

– Да. Я всегда удивлялся, что ни разу не отравили его.

– Один раз пытались. Только вечером мясо той козы в их же котле оказалось.

– Все померли?

– Нет. Повар заметил. Кидал баранину, а мясо козье варится. Собаке дали того плова, она и сдохла.

«О чём они говорят?» – Спросил Серг.

«Вспоминают волка с Волчьего острова. Считается, что тот волк умер давно»

«Ты слишком часто умирал»

«Да. И дважды по-настоящему. Оба раза здесь, в землях нашего рода»

«А первый раз когда?»

«Когда утонул. После Бобылино»

«А как выжил?»

«До сих пор понять не могу. Очнулся на берегу. Кто вытащил, не знаю»

* * *

Серг проснулся от смутного беспокойства. Поднявшись, он прислушался. Всё было спокойно. В пределах периметра опасности не было. Большинство людей спали, некоторые нет, но они не тревожились, значит, за них не стоит беспокоиться. Крысюки и крабы ползли глубоко в туннелях. Но тревога не проходила. Он принюхался. И почувствовал, как на затылке шерсть сама поднимается дыбом. Запах Незабудки изменился. Было в нём что-то непонятное…

Волк открыл глаза, мгновенно перейдя от сна к темпу, Серг так не умел. Убедившись, что непосредственной опасности нет, вышел из темпа,

«Что случилось?»

«Запах Незабудки. Странный»

Волк обнюхал Незабудку и попятился. Не испугался, в его чувствах преобладала растерянность, хотя были и смех и тревога.

«Что с ней?»

«Течка»

Серг растерялся. Два года женаты, но такое с подругой было впервые. Эмоции, захлестнувшие его, были так сильны, что разбудили Незабудку.

«Что случилось?» – она с тревогой смотрела на пялившихся на неё друзей. Серг растерянно глянул на Волка, отдавая ему слово.

«Помнишь, ты беспокоилась, что у тебя нет женских кровотечений? У тебя началось»

Глаза Незабудки стали совершенно круглыми, хвост метнулся под брюхо. Сунула морду вниз. Запах пошёл мощной волной.

«Ой» – Она растерянно посмотрела на друзей.

«Ничего страшного» – попытался успокоить её Серг.

«Я НЕ БУДУ ХОДИТЬ ТАК СРЕДИ ЛЮДЕЙ !!!» – Она буквально закричала. Волк хмыкнул,

«Да. Это будет не совсем прилично. Да и боюсь, псы всего посёлка за тобой прибегут на другой конец села»

«Ой !!!» – Она испугалась ещё больше.

«Что же делать?» – Спросил Серг.

«Предлагаю сейчас, пока ночь, убежать вам вдвоём в лес. Людям скажу, что вы решили прогуляться. Ни к чему волновать людей. Это… наши проблемы»

«Сколько это продлится?»

«Не знаю»

Незабудка отчаянно выбежала из подпола. Серг кинулся за ней. Волк фыркнул и затёр пылью набежавшую лужицу крови. Потом пошёл по следу. Так и есть. Незабудка отмечала свой путь капельками крови, отчётливо видными на снегу, очень пахучими. Он прошёлся до самой окружной дороги, что шла вокруг Периметра, затирая следы. На дороге постоял недолго, но потом решил не стараться дальше. Если какой кобель устремится в лес – ему же хуже.

Вернулся в подпол, досыпать, но передумал. Здесь всё пропиталось новым запахом Незабудки, и это от чего-то будило воспоминания о собственной семье, невесте. Очень древние воспоминания, к которым он не хотел возвращаться. Повернувшись, не спеша побрёл к дому Упряма. Тот сейчас не спал, что-то варил на своей жаровне в большой колбе. Волк ощущал его нетерпение. Может, попросит помочь. Какого ни будь уха белки не хватает, или чего подобного.

Молодые супруги вернулись спустя семь дней. Вошли в подпол, Волк ждал их в классической позе сфинкса. Кто такой Сфинкс, Серг не знал, но Волк называл эту свою любимую позу именно так.

«Почему не ели? Из за вас у меня пятый день живот сводит»

Серг хмыкнул – взаимная чувствительность волколаков имела и негативные стороны. Он был одновременно довольным и испуганным. Вот подруга его была почти спокойна и немного сердита.

«У нас огня не было»

«А то, что мясо можно есть сырым, вы не догадались»

«Не догадались» – ответила Незабудка, пристально смотря на Волка.

«Не надо на меня так смотреть»

«Ты всё подслушал!»

«Хотите, чтоб я вас не слышал, уйдите за две сотни километров. Для волколака пустяк, одна ночь бега»

«Но ты нас осуждал!»

«Да»

«Я решила!»

«Да»

«И я рожу!»

«Да»

Незабудка, наконец, развеселилась, и боднула Серга в бок,

«А ты что молчишь?»

«Я за тебя боюсь»

«Положимся на волю богов» – И она лизнула его в нос. Волк веселился. – «Забудь о волнении. Я есть хочу»

«Зайдите к Ершу» – сказал Волк. – «Я ему вечером сообщил, что вы утром вернётесь. Думаю, твоя мама уже сварила ту ногу лося, что я ей принёс»

«Ты даже это подслушал!»

«Вы пели хором на весь лес. Даже люди слышали. Только думали, простые волки воют. У них тоже зимние свадьбы. Но то, что вы решили вернуться, я разобрал»

Вернувшиеся смущённо переглянулись,

«Громко пели?»

«Ещё как. И вслух, и на мыслеречи. Хорошо, без слов. Но кое-кто из волхвов вас слышал. Так что Верховному мне пришлось объяснить, что происходит. Идите уж, молодожёны. Вас ждёт сытный завтрак»

Когда они убежали, Волк слегка отпустил свои эмоции. Эх, молодые! Рано, очень рано. Если окажется, что волколаки могут плодиться с волчьей скоростью, это напугает людей. Особенно волхвов. Надо было подождать несколько десятилетий. И даже тогда плодиться очень осторожно.

«Потом…» – донеслась до него ехидная мысль Незабудки. – «В следующем году мы будем осторожны. Не в этом»

Волк удивился. Она почуяла малейшие нюансы его настроения на таком расстоянии, на каком он чуял только общий фон желаний.

Волк попытался себя убедить, что ещё не всё потерянно. Может, никого не родиться. Наномуты создавали для создания боевого зверя. А отнюдь не для создания нового, самовоспроизводящегося вида.

Но надежды на это вскоре рухнули. Две недели спустя Упрям сказал, что Незабудка беременна. Всего одним ребёнком. Новость быстро разлетелась, и Незабудка благодарно ловила эмоции анунканцев – они были рады за неё.

Беременность длилась пять месяцев. И за последний месяц щенок (Упрям теперь точно был уверен, что родится именно щенок, мальчик) научился РАЗГОВАРИВАТЬ с окружающим миром на мыслеречи. Когда счастливая мать заявила, что ребёнок заговорил с ней, Волк вначале не поверил. И тут же ощутил, как ещё неродившийся ребёнок ощупывает всё вокруг мысленным взглядом. Как запищали в своём тёплом гнезде за стеной встревоженные мыши, как завыл пёс за периметром, всполошено взвились утки с пруда.

«Осторожней, малыш» – передал он.

«Вззззз» – ответило это существо, ещё не обладавшее разумом, но уже имея неуёмное любопытство…

За несколько дней до родов Упрям убедил их переселиться в другой подпол, где был камин с трубой. Лично развёл огонь, и Волк с Сергом наносили из лесу гору дров, которые порубил на поленья отец Серга. Когда до рожденья осталось не более чем пол дня, Упрям выгнал Волка и Серга,

– Вы слишком волнуетесь, беспокоите её. Сходите, прогуляйтесь.

«Я останусь» – сказал Волк Сергу. – «Я справлюсь с волнением. А ты так пока не умеешь. Сходи, поохоться. Попробуй сырого мяса. У тебя желудок сводит с голода, а ведь эмоции и на ребёнка посылаешь»

Волк и вправду справился. Замерев у входа в своей любимой позе сфинкса, он вдруг погасил в себе мысли, эмоции, замедлил дыхание и даже сердцебиение. И «исчез» из мысленного взора.

«Как он это делает?» – удивилась Незабудка. Серг на прощанье послал ей ещё раз свои эмоции, словно укутав её своим сопереживанием. – «Всё будет хорошо» – ответила она. И он ушёл. Охотится…

Новое поколение. Окончание эпилога.

«Скорей возвращайся. У нас замечательный малыш»

Почувствовал, как начал выходить из транса Волк, но понял, что на это уйдёт много времени. Он вернётся раньше.

Серг вошёл в темп и помчался, прыгая от дерева к дереву. В голове звонко билась удивлённо-счастливая мысль:

ЗА ЧТО … ЗА ЧТО МНЕ ТАКОЕ СЧАСТЬЕ…

360 лет спустя. Ритуал.

Жора вбежал в подпол, распространяя вокруг себя ехидство. Серг недовольно оглянулся на сына. Знал ведь, что сейчас он обучает группу детей на дальнюю мыслесвязь, а всё равно перебил настрой.

«Всех проверил?» спросил он. В этот год малолетних детей стали отпускать в лес по грибы не с охотниками, а с Жорой. С тех самых пор, как он сдал знахарский экзамен по сращиванию костей, а волхвы признали, что по уровню развития личности он достиг четырнадцатилетнего человеческого отрока. В его обязанности входило проследить, чтобы все доверенные ему дети были переданы с его лап на руки родителям.

«Конечно», – несколько обиженно ответил сын. И тут же снова впал в ехидство. – «А мы дядю Волка видели. Умытого».

«Волк купался?»

«Нет. Его умыли. Мыльным корнем. И расчесали».

«Что?!»

Волколаки не то, чтоб были грязнулями. Нет, они следили за своей чистотой. Испачкавшись в грязи, всегда шли купаться на озеро или речку. А зимой купались в снегу. И даже иногда расчёсывали колтуны шерсти и приставший репейник когтями задних лап. А куда не могли дотянуться когти – прекрасно дотягивались зубы. По сравнению с дикими волками волколаки были ухожены. Но мыльный корень, это человеческое средство гигиены… Бр-р-р-р… Оно же вонючее. И глаза щиплет.

«Кто его умыл?»

«Баба Евдотья» – Жора прям прыгал от восторга. – «Он сейчас такой красивый. Пушистый»

Евдотья была старейшим патриархом не только семьи пасечников, которой принадлежала, но и всего поселка. Последние её сверстники умерли ещё десять лет назад. А она всё бодро покрикивала на праправнуков, копалась в огороде и отгоняла мёд. Особым её пунктиком была забота об окружающих. Она навязывала свою заботу, не спрашивая, нужна она или нет. Например, когда пасечники варили медово-ягодное варенье, до ледника добиралась только половина медовых ягод – остальное раздавалось малышне. Серг и сам в семь и восемь лет бегал к Евдотье, когда та варила ягоды. И ей же отнёс в подарок своё первое самостоятельное кузнечное изделие – пасечный нож. Этот нож не требовал в изготовлении особой сноровки или закалки, был бы широким, ровным да толстым. Евдотья была тогда очень довольна подарком и вскрывала соты до сих пор именно им. Что могло заставить Волка подчиниться её заботе?

Серг просканировал окружающее пространство, определил, где Волк, и пошёл смотреть. Это зрелище пропустить было нельзя. Жора прыгал вокруг, поторапливая. Волк сидел у ворот периметра, наблюдая за приближающимися охотниками. Серг сосредоточился – ну так и есть. У одного из кролей, что добыли охотники, в мясе мутаген. Раньше наличие мутагена определяли при пересечении периметра, по одной перебрасывая тушки через периметр. Но это не всегда себя оправдывало, случалось, избыток мутагена заставлял мясо взрываться. Ещё мутаген могли определить некоторые из волхвов, но они обычно были очень заняты в Городе Древних какими-то своими, важными делами. Теперь волколаки прямо указывали мутагенную пищу, и та шла на прокорм мегапаукам в клетках и чешуйникам в пруду.

Серг с Жорой погасили эмоции и тихо подкрались к Волку. Тот был хорош! Воняющая мылом шерсть сверкала чистотой. Таким чистым он, наверное, не был ни разу в жизни. И при этом он был расчёсан! Оказывается, волколаки весьма пушистые создания. Просто обычно они не чёсаны. Он сейчас казался толстым, хотя по жизни был поджарым. Шерсть стояла торчком. Не дыбом, а именно торчком, ровным слоем, вся. Волосинка к волосинке.

«Волк, что с тобой случилось?»

Волк вздрогнул, оглянулся и смутился.

«Да вот. Умыли»

«Кто же сподобился на такой подвиг?»

«А то ты запах Евдотьи не учуял».

«Учуял. Но что подвигло её на это?»

«Я бочку с мёдом на себя опрокинул» – смущённо признался Волк.

Жора с Сергом повалились на спины, от смеха дрыгая ногами. Представить Волка, перемазанного в меду, было выше их способностей. Глядя на них, Волк тоже усмехался.

«Как же это получилось?» – наконец спросил Жора, продолжая покашливать от смеха.

«Там лестница приставная была к дому прислонена. Правнук Евдотьи, малолетка трёхлетняя, уронил её на себя. Я заметил, успел прыгнуть, отбросил лестницу в сторону. И упал прямо на лавку, где эта бочка стояла»

«И что Евдотья?»

«Разохалась. Не ушибся ли я. И сказала, что никуда не отпустит, пока меня не вымоет».

Раскашлялись волколачьим смехом уже втроём. Подошли охотники, тоже заинтересовались необычным видом Волка. Тот принялся рассказывать историю заново. Вскоре смеялись и охотники. Тут донеслась мыслеречь Незабудки, которая проводила занятия в Михино.

«Милый, группа готова. Посылай им сообщение».

Серг прогнал посторонние эмоции, мысли. Сосредоточился на группе. Всех семерых детей он хорошо знал. У них рано проснулись способности к мыслеречи, и волхвы надеялись, что занятия с волколаками существенно увеличат её дальность. Сосредоточился на своей жене. Вот она смотрит на детей. Он видит её глазами. Видит всех семерых. Теперь сосредоточится на этом видении, абстрагировавшись от Незабудки… Вот…

«Привет!»

Дети радостно заулыбались. Они его услышали.

«Ответьте…»

Сосредоточенные лица, нахмуренные лобики. Почему люди хмурятся? Неужели складка на лбу помогает сосредоточению.

«Привет…»

«Молодец, Сойка. У тебя получилось. Ну же, остальные…»

«Привет…»

Двое. С первого захода передают на полсотни километров. Конечно, слышат их волколаки, тут с людьми не сравнить. Но ведь это только начало, тренировки усилят способности.

«Всё всё, достаточно!» – передаёт Незабудка. Как знахарь, она лишь немногим уступает Упряму. И если сказала хватит, на то серьёзные причины.

«Что случилось?»

«Слишком напряглись. Надо отдохнуть. А чего ты такой весёлый?»

«Волка мыльным корнем умыли»

«Что?!»

Вполне ожидаемая фраза.

«И причесали. Ты должна это видеть»

«Покажи»

Серг расслабил контроль сознания. Почувствовал, как к нему потянулось сознание жены, позволил ему слиться с собой…

«Какая лапушка… Муж, тебя надо вымыть и расчесать!»

«Что?!»

Серг был так возмущён, что его негодующую фразу услышали окружающие. Все недоумённо обернулись. Незабудка весело расхохоталась.

«Я пошутила. Не пугайся. А как это произошло?»

Серг рассказал историю про лестницу и бочку мёда. Незабудка всхлипывала от смеха.

«Ну вот, сейчас эти дальнобойные вундеркинды тянут меня за ухо и просят рассказать, чему я смеюсь».

«Ну так расскажи»

«Да куда же мне деваться. Расскажу. Пока, милый».

Волк указал охотникам мутагенного кроля, те отдали его мальчишке, потащившего пропитание мегапаукам. Тут их достигла мыслеречь Верховного волхва, его они могли слышать за десяток километров.

«Нужна помощь волколаков. Срочно»

Втроём они сорвались с места, мгновенно входя в темп. Пробежка до озера, затем по дамбе и до периметра Города Древних. На всё ушло минут пять.

– Пришло письмо почтовым соколом. В Ферзях сегодня утром медведь утащил ребёнка. Охотники потеряли его след, – сообщил Верховный.

«Жора, останься» – резко сказал Волк. – «Мы вдвоём с твоим отцом справимся».

«Дядя Волк, почему?!» – сколько возмущения в эмоциях!

«А кто будет Анунки защищать от неприятностей?»

«Мама»

«Мама сейчас в Михино. И не может оставить группу».

Жора грустно повесил морду, смирившись. Волк с Сергом устремились в темпе вдоль тропы на восток. Село Ферзи было где-то там, в сотне километров. Когда из этой сотни пробежали пару десятков, Серг спросил,

«Почему ты не пустил его с нами?»

«Две причины. И одну я назвал ему. Анунканцы привыкли, что волколак всегда рядом. Не надо оставлять их без привычной помощи»

«А вторая причина?»

«Нет статистики по пределу выносливости молодых волколаков. Я знаю, что я, ты и Незабудка выдержим бег в темпе на сотню километров. А он уже на полусотне уставал»

«Это было месяц назад. И он был после водных лыж»

С тех пор, как Волк показал остальным волколакам, как можно глиссировать по поверхности воды на брюхе, ударяя в темпе лапами по поверхности воды на манер водомерки, Жора стал купаться летом каждый день, если не было сильных волн. По поверхности озера носился водяной вулкан – самого молодого волколака за брызгами разглядеть было нельзя. Вскоре Волк дал идею водных лыж, и теперь за водяным вулканом на длинной верёвке обычно буксировалось счастливое существо на старых, широких, коротких охотничьих лыжах, с которых был содран мех. Дети были в восторге от нового развлечения. Вот месяц назад Жора после такого развлечения в темпе и сбегал в Михино. И устал.

«Он может обидеться, что его посчитали за слабого»

«Пусть обижается», – жёстко ответил Волк. – «Если бы от наших действий сейчас не зависела жизнь ребёнка, я бы первый согласился проверить его выносливость»

Серг послал согласительный посыл. Дальше бежали молча. Успели прибыть в Ферзи до заката. Местный волхв показал, где медведь схватил девочку, дальше Волк в темпе кинулся по следу, а Серг повёл следом группу охотников. Вскоре Волк передал ему горестный вскрик – он нашёл объеденные останки ребёнка. Пошел следом за убийцей.

«Ребёнок мёртв» – передал Серг старшему из группы охотников. – «Я найду, где то, что от неё осталось» – Охотник хмуро кивнул. Волхвы в Ферзях уже сказали ему, что вместо спасения будет возмездие. Людоедам не место среди живых.

– Только не убивайте его сами, – сказал он. – Найдите и приведите нас к нему. Это наш долг.

Серг передал Волку пожелание охотников. Вскоре он показал на останки ребёнка. Медведь закопал их в песке, а Волк разрыл, желая убедиться, что нет ошибки. Один из охотников, собрав останки в кожаный мешок, отправился назад, остальные пошли по следам медведя.

«Стойте» – Сказал Серг через полчаса. – «Волк нашёл его и гонит нам на встречу. Людоед разъярён и испуган»

Вскоре впереди послышался треск ломаемого подлеска. А потом на людей выскочил бурый медведь. В глазах его было безумие ужаса. Волк гнал его, изредка царапая когтями по ляжкам, каждый раз по одному и тому же месту. Раны были уже достаточно глубокими, след бегущего медведя отмечался окровавленной травой. Весь низ задних лап был в крови. Увидев перед собой людей, медведь отшатнулся, встав на дыбы, и тут же ему в грудь воткнулись две рогатины. Заревев, он опустился на четыре лапы, подминая рогатины и тем самым разрывая себе сердце и лёгкие. Булькнув кровью, умер.

– Это точно он?

«Точно» – ответил Волк. – «Когда вскроете ему желудок, убедитесь».

Волколаки пронаблюдали за вскрытием людоеда. Сергу стало дурно, когда увидел полупереваренную детскую ладонь. Хотя, может быть, дурно стало охотникам, а он просто уловил их эмоции. Попрощавшись с охотниками, ушли. Помочь больше они уже не могли, а сопереживать – найдётся кому.

По ночному лесу они бежали лёгкой волчьей рысью, без всякого темпа собираясь к утру достигнуть Анунок.

«Поохотимся?» – предложил Серг, ощущая лёгкий голод.

«Да ну его. Варёное сытней. Потерпи до дома».

Первым странный звук уловил Серг.

«Ты слышишь?»

Волколаки остановились, прислушиваясь. Тихий звон, словно тысячи колокольчиков. Тихо-тихо, на грани восприятия.

«Что это?»

«Не знаю. Пойдём, посмотрим»

Они свернули на звук. Лес был густым, еловым. Хорошо по такому пробираться волколакам, стелясь над самым ковром из старых иголок, скользя под низко опущенными густыми ветвями. Для человека это была бы непролазная чаща. Потом наткнулись на лесную тропу, и побежали по ней. Звон был всё ближе. А потом резко вместо елок пошёл березняк.

Волколаки остановились. Это действительно были колокольчики. Тысячи мелких хрустальных колокольчиков, привязанные к берёзовым ветвям, тихо звенели в лёгком ночном ветерке. Серг уловил в эмоциях Волка ошеломляющее узнавание, а затем смертную тоску, от которой хотелось выть навзрыд. Волк тут же заблокировал свои эмоции и застыл неподвижно. Серг сообразил, что ничем, кроме Бобылинского кладбища, эта берёзовая роща быть не может.

«Оставь меня одного ненадолго»

Серг кивнул и, обогнув березняк, направился к реке, оставляя друга наедине с его прошлым. Если повезёт, можно будет поймать рыбу. Рыба и сырая не менее сытна, чем варёная или печёная. Добравшись до реки, попробовал просканировать окрестности, определяя рыбное место. Бесполезно – вода тут была слишком насыщена жизнью и воспринималась, как одно большое существо. И вдруг уловил слабую жизнь. Недалеко, на границе воды и суши, кто-то умирал. И похоже, это был человек. У него почти не осталось сил, иначе его волколак почувствовал бы гораздо раньше.

Войдя в темп, Серг помчался вдоль берега и через пару километров увидел огромный плоский каменный валун, почти полностью скрытый под водой. На валуне лежал человек, наполовину в воде, наполовину на камне. На нём поверх мокрой одежды была намотана рыболовная сеть. Жизнь в человеке еле теплилась, он был без сознания.

«Волк, Волк! Тут человек помирает!»

«Иду»

Серг растеряно встал над умирающим. Чем тут можно помочь? Все знахарские таланты волколака тут были бесполезны – у человека не было ран, повреждений. Он просто замерзал. Аккуратно приподняв зубами за воротник, потащил его из воды. Обратил внимание, что вода, потянувшаяся за человеком, была густой, словно желе. Верный признак присутствия водяного. Наверное, ждал смерти человека, чтоб объесть.

Из кустов вылетел Волк, вспрыгнул на камень.

«Надо его раздеть. Одежда мокрая, холодит тело»

«Но костёр мы не разведём. Замёрзнет до утра. Надо позвать людей»

«Зови Жору. Пусть приведёт людей. А мы пока будем отогревать его своими телами»

Серг сосредоточился на дальнем посыле. Лучше бы позвать жену, но она на полсотни километров дальше. Эмоции уловит, а слов не разберёт.

«Отец?»

«Привет, сын»

«Спасли ребёнка?»

«Нет. Ребёнок погиб. Убили медведя. Нам нужна твоя помощь. Тут человек помирает. Замёрз в воде. Нам его живым до людей не дотащить. Приведи людей на помощь»

«Я понял»

Серг вышел из транса дальней связи. Волк тем временем уже ободрал зубами и когтями с человека одежду и рыболовную сеть, порвав их на лоскутки и отбросив в прибрежные кусты. Затем волколаки с двух сторон прижались к умирающему, отогревая своим теплом.

«Надо научиться разводить костёр» – передал Серг.

«Наверное, это возможно» – задумался Волк. – «Искры из камней мы выбивать когтями можем».

«Попробуем сейчас?»

«Лежи. Пока собираем хворост, он помрёт»

Некоторое время лежали молча. Человек больше не умирал, но и к жизни не возвращался. Завис меж двух состояний.

«Серг, ты ничего странного не заметил тут?»

«Ничего. Кроме самого человека. Непонятно, что с ним случилось»

«Помнишь, я рассказывал, как после Бобылино утоп в реке?»

«Помню»

«Так вот, я очнулся на этом самом камне. Наполовину в воде»

Серг задумался.

«Думаешь, его спас тот, кто и тебя?»

«Это возможно»

«Но кто? Не водяной же»

«Какой водяной?»

Оказалось, Волк совсем не знал про нечисть, обитавшую в реке. И Серг начал рассказывать. Водяной тоже был нечистью, наподобие туманника, только неопасной для человека и жил в воде. Питался в основном падалью, растворяя в себе гнилое мясо. Иногда пакостил рыбакам, объедая рыбу в сетях.

«А русалок тут не водится?» – спросил Волк.

«Каких русалок?»

«Это сказка Древних»

«Расскажи»

И Волк рассказал несколько сказок про оживших утопленниц. Жутковатые были сказки у Древних. Тут человека начала пробивать дрожь. Это было хорошо, значит, начал отогреваться. Вскоре Серг почуял свою жену, она быстро приближалась, в темпе. Наверняка что-то уловила и расспросила Жору.

«С ума сошла, по ночному лесу в темпе бежать? А если головой стукнешься»

«Тут дорога есть, я по ней бегу»

Минут через десять Незабудка присоединилась к ним. Теперь они уже отогревали человека втроём. Вскоре человек перестал трястись и обморок перешёл в глубокий сон. Под утро появился Жора, приведя c собой пятерых охотников и волхва из ближайшего поселения. Те принесли с собой носилки и несколько меховых шуб. Волхв обследовал пострадавшего и решил, что тот сможет перенести транспортировку. Укутав так и не проснувшегося человека в шубы, погрузили на носилки и унесли.

Волк прошёл по камню, зайдя в воду по брюхо, задумчиво рассматривая реку. Потом передал в самом широком диапазоне мыслеречи, передавая мысль всем, кто был рядом:

«Кто бы ты не был, благодарю тебя за спасение»

Вода вокруг него закрутилась водоворотом и затихла.

«Неужели рыбака спас все-таки водяной» – удивилась Незабудка.

«А больше некому, наверное» – ответил Волк.

«Значит, он разумен»

«Может быть. Надо будет потом поговорить с этим не состоявшимся утопленником»

Вышел из воды. Вода опадала с шерсти не каплями, а крупными желеобразными кусками. Кто бы ни спас человека, водоворот взбаламутил точно водяной.

«Поохотимся?» – предложила Незабудка. Волк хотел предложить потерпеть до дома, но чувство голода четверых волколаков, взаимно резонируя, усиливало само себя. Тем более, что совсем недалеко чувствовалось стадо косуль, идущих к водопою.

«Загоним одного старого самца» – согласился он. – «А голову и внутренности отдадим водяному»

«Только, дядя Волк», – передал Жора, – «Ты не обижайся, но мы без тебя поохотимся»

«Это ещё почему»

«Очень уж твой мыльный корень далеко чуется. Распугаешь дичь»

«Неужели ещё пахнет? Я не чую»

«Ты принюхался просто»

* * *

Когда они вернулись, Незабудка поспешила в Михино, к своей группе вундеркиндов, Жора побежал купаться, Волк пошёл в Анунки, Серг разобрал в его эмоциях желание вновь посетить Евдотью. А сам Серг направился к Верховному.

«Что такое статистика?» – спросил его он после того, как рассказал о событиях последней ночи.

– Где ты взял такое слово?

«С Волком обсуждали выносливость Жоры. И Волк сказал, что у него нет для этого разговора статистики. Я не понял, что это»

– Так спроси Волка.

Серг почесал ухо,

«Тут такое дело. Волк Древний. Знает много из знаний Древних. Он говорит, что мудрости у нас больше наших предков. Но вот знаний мы потеряли очень много. Порой в его мыслях проскакивает жалость. Он, конечно, блокирует такие чувства, но не всегда успевает. Не хочу в его глазах выглядеть дикарём»

– Я не знаю, что такое статистика. Ладно, я сам с Волком поговорю про статистику. Иногда в утерянных знаниях Древних бывает что-то очень полезное.

Через десять дней Верховный сам пришёл в логово рано утром. Под летнее логово в Городе Древних волколаки использовали старый подпол, продуваемый сквозняками. Эти сквозняки, дувшие из многочисленных щелей, делали подпол непригодным для людей, и очень нравились волколакам. Свежий воздух и не так жарко. В это утро они были все в сборе, вчетвером. Над Волком уже не подшучивали, привыкнув к его расчёсанному виду. Волк отчего-то привязался к Евдотье, пропадая на пасеке по пол дня, помогая по мере возможностей. Патриарх каждый день его расчёсывала, хотя больше и не мыла. Мыться Волк отказывался наотрез.

– Выздоровел спасенный вами рыбак. Передаёт вам земной поклон. При случае лично зайдёт, поклонится. – сказал Верховный.

«Как он в воде оказался? Не рассказал?»

– Ставил сеть и опрокинул лодку. Утлая у него была лодочка. Маленькая. Ну и запутался в своих сетях. А дальше не помнит, держал воздух под водой, сколько сил хватило, потом сознание потерял.

«А волхвы не ворожили?»

– А как же. Конечно, поворожили. Правы вы оказались, водяной его вытащил. Такие вот дела. Сейчас совет решил с водяными дружбу завести попробовать. Не знаю только, что получится. Мыслеречью водяные не владеют, как с ними говорить. Они-то нас услышат, а мы их как. Ну да ладно.

«А как водяной его вытащил? У него же лап нет. Чем он схватил рыбака?»

– Течением. Он может создавать течения. Вы вот жизнь чуете. Водяного далеко учуять сможете?

«Не знаю» – ответил Серг. – «Я того водяного в упор не чуял. Там река полна жизни, в каждой капле мелкая живность. Сплошной фон жизни, отдельных существ не чуется. Волк рассказал, что в Море-Окияне есть такое животное, дельфин. Тоже иногда утопающих спасает. Так что водяной может и не быть разумным»

– Понятно. Я чего зашёл, тут дело такое. Я вот тут подумал. Если бы в Ферзях был кто-то из вас, вы бы успели спасти ребёнка.

«Но нас слишком мало»

– Я тут вот про статистику. Разослали мы по всем сёлам волхвам наказ сообщить, сколько у них числом людей живёт, сколько за последние десять лет померло, сколько родилось. Вчера последний ответ прислали, всю ночь считали. Интересная наука. Получилось, что древлян сейчас чуть больше пятнадцати миллионов. Да, так вот. Родилось за последние десять лет один миллион четыреста двенадцать тысяч двести двенадцать детей. А померло один миллион сто пятьдесят пять тысяч четыреста восемьдесят человек. О чём это говорит? – спросил он, по неистребимой привычке учителя заставляя собеседников анализировать услышанное.

«Что родилось больше, чем померло» – предположил Жора.

«Что средняя продолжительность жизни сто двадцать лет» – сказал Волк.

Верховный замер, шевеля губами. Глаза невидяще смотрели куда-то вдаль. Наконец, очнулся.

– Хм… Средняя продолжительность жизни. Интересный термин. Мда… Вы оба правы, но главное, это говорит, что за последние десять лет у древлян померло больше миллиона человек. Почти все они были весьма достойными людьми.

«Почему почти?» – встрял Жора.

– Потому что двенадцать из померших были трутнями и лентяями. Недостойными зваться древлянами. Никто по ним слёзы не лил. А один вообще был злодеем. Придумал давать в долг, но требовал, что бы ему возвращали больше, чем он давал. Представляете, это так работать не надо, получается, знай себе в долг давай. А пусть другие работают. Это его купцы с юга научили. Там такая мерзость обычное дело. Конечно, ничего у него с древлянами не вышло, кто же согласиться. Но вот с некоторыми иноземными купцами у него получилось. Сейчас его наследник разбирает его дела и возвращает неправедно нажитое добро иноземцам.

«Так мы тут причём?» – спросил Серг.

«Неспроста же вы к нам с утра пришли» – добавила Незабудка.

– Неспроста. Помню я, как Волк рассказывал, что на дальнем юге старика укусил. Помирающего старика. Тот стал волколаком, помолодел, прожил несколько полноценных лет, пока не погиб в схватке с морским чудищем.

Волк вскочил, начал нервно ходить из угла в угол.

«Вы хотите старых людей превращать в волколаков?»

– Только достойных, конечно. Зачем нам в волколаках трутни да злодеи. Доброе дело, думаю. И обращать только старых, проживших долгую жизнь человеком и доказавших всей своей жизнью, что они достойны продления жизни.

«А сколько мяса потребуется миллиону волколаков, вы посчитали? И миллион это только за десять лет. И это если ещё сами не станем плодиться. Что будет через сто лет? Мы сожрём всю дичь в округе»

– Мне тут рассказали, как ты медведя гнал. А кабана так загнать сможешь?

«Смогу»

– Значит, волколаки могут пасти диких кабанов. Как домашний скот. Вот вам и мясо.

«Всё равно. Несколько миллионов волколаков это не прокормит. Нужны биофабрики для выращивания белковых культур. Как у Древних»

– Каких белковых культур?

«Древние мясо в больших бочках растили, вроде как наши волхвы шампиньоны и вешенку в подвалах растят»

– Интересно. А мы так можем?

«Однажды к этому придём. Неизбежно при перенаселении»

– Понимаю. Нужны знания. Да где же их взять.

«Есть место. В Иерусалиме уцелела библиотека. Электроника со временем вышла из строя, но оптроника вся должна быть в порядке»

– В этом городе тоже была библиотека.

«Не то. Тут оптронику разбомбила космобомбёжка. Вам достался маленький бумажный архив художественной литературы. Это бесполезная бумага»

– А что за оптроника?

«Оптические кристаллы памяти. Лазеры чтения. Всё это должно было уцелеть. Если починить терминал, можно будет всё включить»

– Э-э… А как починить?

«Среди волхвов есть несколько электронщиков. Изучающие технику Древних. Компьютерный интеллект им не собрать, но разобрать старые терминалы, протестировать разные узлы и собрать из нескольких сломанных один целый они смогут. Я им тоже помогу, насколько смогу. Я не электронщик, но многие знания к древним приходили сами по себе, в процессе жизни. Кое-что я в электронике знаю»

– И мы сможем растить мясо в бочках?

«Не сразу. Лет через тридцать. Технологии делаются поэтапно»

– Гм… Через тридцать лет будет уже около четырёх миллионов волколаков. Если начать спасать старых людей сейчас. Пожалуй, места для кабаньих стад в лесу на столько не наберётся.

«А зачем нам на одном месте сидеть?» – спросил Жора. – «Стал волколаком – отправляйся в путешествие. Вон, дядя Волк говорит, за Морем-Окияном целый континент есть. Людей нет, а дичи полно. А как мясо в бочках растить научимся, вернёмся. Давно хотел там побывать»

– А… Гм… Мда, это может быть выходом. Надо, конечно, всё продумать. Два года волколаку надо, что бы в силу войти, да пару лет потренироваться. Это будет полмиллиона волколаков. А затем и в поход. Идти крупными стаями. Скажем, раз в неделю. Со всех древлян это где-то стая на пять тысяч волколаков будет. Сопровождающие нужны из волколаков, кто путь знает. Идти разными маршрутами, чтоб прокормиться в пути. Переправляться надо будет корабли нанимать.

«Я вплавь через пролив между материками перебрался летом. Возвращался зимой, пролив был замёрзшим. Но лучше зимой, если вплавь на кракена стая наткнётся, многие погибнут»

– Ага. Значит, вопрос с переправой решается просто. Правда, путешествовать придётся зимой. Это значит, стаи будут больше, а маршрутов меньше. Зимой сложнее прокормиться. Полмиллиона волколаков в наших лесах прокормятся, но вот как в пути кормить.

«Можно и поголодать. Я как-то остался без лап и два месяца ничего не ел, пока лапы не регенерировал. Только воду пил. И ничего, выжил. Хотя от голода мозги ничего не соображали, никому бы такого не пожелал. Но сначала надо убедиться, что удалось починить терминал»

– Ну да. Вот только дело такое. Статистика оказалась весьма страшной наукой. Вот мы с вами пока разговариваем, у древлян десять человек умерло.

«Как умерло?!» – вскинулся Жора.

– От старости. Сами умерли.

«Почему именно десять?»

– А вот благодаря этой самой статистике такие вещи и узнаёшь. Вот представь себе, через полгода получим мы этот самый терминал, убедимся, что лет через тридцать сумеем выращивать в бочках мясо. Появятся у нас волколаки. А потом тебе один волколак скажет: «Моя жена умерла за три дня до того, как терминал заработал. Почему ты её не обратил…». Ты сможешь смотреть ему в глаза?

Волк, в своём беге из угла в угол, не успев вовремя притормозить, пробежал по стене.

«А если терминалы окажутся бесполезными? Если мы не сможем наладить биофабрики?»

– Тогда прекратим проводить ритуалы укусов. Думаю, к тому времени у нас будет около пятидесяти тысяч волколаков. Вполне достаточно, почти в каждом посёлке будет свой волколак.

«А если начнут плодиться сами?»

– Не начнут. Они же древляне, долг перед родом ценят превыше своих желаний. Удержат желания.

«Но наши молодые не удержались» – съехидничал Волк, остановив свой бег. Серг с Незабудкой смущённо опустили взгляд, а Жора сердито фыркнул.

– Ничего страшного. Они тогда не понимали, какую опасность несёт размножение долгоживущих существ. Ведь поняли теперь, верно?

Серг с Незабудкой синхронно кивнули.

«Значит, у меня не будет сестрёнки или братика?» – возмутился Жора.

– Может и будет, но не скоро, – ответил ему Верховный. – Надо разобраться с угрозой перенаселения, продолжительностью жизни волколаков и наличием свободных территорий. Тогда и поймём, можно ли твоим родителям ещё детей заводить. Да не расстраивайся. Если мне удастся убедить совет, скоро волколаков будет много. Целый народ.

«Ага. Одни старики. А играть мне с кем»

«Погоди», – прервал Жору Волк. – «Убедить совет – значит, они ещё не знают о твоём проекте?»

– Проекте? Хм… Что-то ты в последнее время так и сыпешь забытыми словами Древних. Нет, свои замыслы я хотел с начала с вами обговорить. Из сотен тысяч стариков желающие стать волколаком найдутся. А вот если сами волколаки не захотят кусать – ничего не получится. Вам решать, спасать старых людей или нет. Если вы согласитесь – тогда будет, что сказать совету.

«А ты сам? Примешь укус волколака?»

– Знахари говорят, мне ещё лет двадцать среди живых быть. Потому торопиться не буду. А вот наставник мой примет. Ему полгода жизни осталось. Первыми будут волхвы, покажут пример. Потом и простой люд примет укус.

Волколаки переглянулись, обмениваясь эмоциями. Повернулись к волхву,

«Мы согласны» – ответил за всех Серг.

«Подготовьте пятерых человек для дальнего похода» – передал Волк. – «Я проведу их до Иерусалима. Покажу место библиотеки. Там надо будет нанять носильщиков, собрать караван для похода назад. Для найма пусть возьмут с собой побольше изумрудов»

– Изумрудов? Я думал, южане золото любят.

«Изумруды ценятся дороже, если крупные. Но только с чистым цветом и без трещин. А у древлян их много набралось от Уральских посёлков. Золото тоже надо будет взять, по сотне червонцев каждому. И по сотне изумрудов, размером не меньше ногтя мизинца. Через полгода привезём сюда всю Иерусалимскую библиотеку»

– Хорошо. Я подберу людей для похода.

* * *

Помост ритуального укуса строили две недели. Сделали его круглым, каменным, чтоб тысячи лет простоял. Крышу сделали восьмискатную, на восьми столбах, не пожалев на неё морёного дуба. Посмотреть на первый ритуал съехалась тьма народу из ближних и дальних посёлков.

Первыми через ритуал должны были пройти десяток древних волхвов. Ритуал проводил Волк. По одному выходили они на помост, а за помостом вставали их друзья и ученики.

«Знаете ли вы этого человека?» – спрашивал Волк, и люди за помостом вслух подтверждали, что знают. – «Достойный ли человек вышел на этот помост?» – И все подтверждали, что достойный. – «Согласен ли ты добровольно принять укус волколака, нести бремя живых и ответственность сильного перед людьми и волколаками?» – И вышедший вслух говорил, что согласен и готов. Протягивал руку, и Волк аккуратно пробивал ему запястье клыками. Вышедший показывал рану, зашёптывал, и под приветственные крики сходил с помоста.

Ритуал был нарушен только один раз. Последний кандидат на вопрос «Знаете ли вы этого человека» сказал, что он не человек, а мутант. Просто под одеждой незаметна чешуя. Волк, растерявшись, заметил, что мутанта ритуальный укус может убить. Его наномуты рассчитывались для организма человека.

– Я рискну, – ответил волхв-мутант. – Мне жизни осталось два месяца. А я ещё не закончил много дел. И не доучил последних своих учеников. Убьёт меня твой укус – я ничего не потеряю.

Дальше ритуал прошёл обычно. После ритуала устроили праздник, люди веселились, чествовали укушенных кандидатов. На следующее утро Волк отправился с пятью молодыми волхвами на крупной парусной лодке вниз по реке.

«Береги Евдотью» – напоследок передал он Сергу. Тот кивнул. Упрям прогнозировал Евдотье ещё четыре полноценных года жизни, в любом случае, проводить ей ритуал было рано. Да и остальным решили пока ритуал не проводить, только волхвам. А стариков среди волхвов набиралось не более полусотни в год во всём роде древлян.

С остальными старыми людьми возились знахари. В принципе, ничего не мешало им продлить жизнь умирающего на пять-шесть лет, это было им вполне по силам. Просто возможности состарившегося человека резко уменьшались. Он не мог ходить быстро, поднимать тяжести. То есть, становился в тягость роду, отдавал меньше, чем брал. И раньше люди просто запрещали знахарям продлять себе жизнь такой ценой. Но теперь появилась цель. Если проверка на волхвах себя оправдает. И потому соглашались продлять себе жизнь, зная, что потом вернут всё роду сторицей.

Волк смотрел за проплывающими назад берегами и неожиданно фыркнул. Он вдруг осознал, что уже никогда больше не будет одинок.

361 год спустя. Масоны.

– Поворачивай к берегу.

Волк вслушался в окружающий мир, затем присмотрелся к берегу простым зрением. Что могло привлечь волхвов? Тут же пусто на десяток километров. Если разного зверья не считать. Степи. Спросить? Не надо. Загадка. Сумеет ли разгадать до того, как ответ станет очевидным. Слишком уж серьёзны были волхвы. Первым спрыгнул на берег. Безопасность группы на нём. Он сильнейший боец и проводник. Но место, действительно, безопасное. Что тут нужно волхвам?

Не разгадал. Волхвы стали плести венки из травы, без цветов. Ну да, сегодня же годовщина Конца Света. Именно в этот день началась Последняя Мировая Война. Древляне отсчитывают года от этого дня. Значит, сегодня древлянский Новый Год. До Конца Света Новый Год был праздником и отмечался зимой. Теперь это день скорби по всем безвременно погибшим, и отмечается летом.

«Где вы чернотравье возьмёте? Эта травка тут не растёт».

– Мы с собой чёрные ленточки захватили.

Венки оплели узкими чёрными лентами, погрузились в лодку, вышли на середину Волги, на самую стремнину, бросили скорбные венки в воду. Помолчали, следя, как медленно отстают венки. Поставили парус и отправились дальше.

– Волк, скажи, Древние ведь вели летоисчисление от Рождества Христова. Но почему начало года считалось на восемь дней раньше? Ведь Рождество было на восьмой день после Нового Года.

Волк довольно оскалился. В последние годы он полюбил произносить маленькие лекции, поучая окружающих. Пока что окружающие терпели эту слабость молча, уважая его возраст. А тут как раз спросили про тему, близкую к хорошо известной ему. После того, как Осьминог рассказал ему про «правильное и неправильное» летоисчисление католиков и православных, от чего Пасху отмечали в разное время, он в библиотеке потратил два часа, разбираясь в разнице.

«Рождество было за шесть дней ДО Нового Года. Просто разные народы считали дни в году чуть по разному, и за пару тысяч лет накопилась разница в начале Нового Года в тринадцать дней. Когда решили календари привести в единую международную систему, получилось, что у одних Рождество перешло на седьмое число после нового года. Ну а ко времени Конца Света разница была уже четырнадцать дней. Одни отмечали Рождество за шесть дней до Нового Года, а другие на восемь дней позже. Хотя вопрос, конечно, интересный. Почему начало года не совпадает с Рождеством. Ответа я не знаю»

– А как можно по-разному считать года? – удивился другой волхв.

«Сколько дней в году точно?»

– Триста шестьдесят пять с хвостиком.

«Вот с этим самым хвостиком они и не сошлись во мнении. Одни считали, что хвостик ровно четверть суток, другие, что чуть меньше четверти. За четыреста лет разница в три дня набегает»

– Разве не проще отмечать по звёздам? Или по самому длинному или короткому дню в году? Не ошибёшься.

Волколак закашлял, смеясь.

«Им проще было считать дни»

Волхвы синхронно пожали плечами. У всех народов разные обычаи, что странно одним, естественно другим. Волк задумчиво рассматривал их. Привыкнув к древлянам, он всё еще не переставал удивляться, насколько их психология отличается от других людей. Неожиданные вопросы, неожиданные выводы из ответов. Вот взять хотя бы набор талантов в этом походе. Олгер – руководитель экспедиции. Знахарь. Впрочем, как знахарь уступает талантам Волка. Ясень – самый молодой. Предсказатель. Разумеется, разве можно в походе без предсказателя. Игорь – разумник. Так называют этот талант волхвы, Волк называл для себя таких штатными психологами. Главная обязанность – вовремя заметить возникающие трения в коллективе и сгладить их. Ещё в обязанности разумников входит предупреждать, опасны или нет встречающиеся на пути животные, но с этим лучше справится волколак. Это понятно.

Но вот зачем, спрашивается, в поход пошли два мозголома? Братья близнецы Светарь и Ларх. Мозголомы у волхвов в основном заготавливали экзотические ингредиенты для зелий. Печень кикиморы, яйцеклад саранчи, и прочие подобные алхимические прибабахи. Они могли приманить, отпугнуть или заставить сидеть неподвижно почти любую живность. Отнюдь не всесильны, Волк однажды сумел сопротивляться сразу дюжине дюжин мозголомов. Зачем эти сборщики тут потребовались? Лучше бы ещё знахаря с ясновидцем дали.

В поход отправлялись торопливо, со своими попутчиками Волк знакомился уже в пути. Тут и узнал об их специализации. Лет десять назад он бы непременно ехидно прокомментировал ситуацию, но за эти годы привык мыслить в стиле древлян. Пустые слова без действий будут мозголомам обидны. А какие тут могут быть действия? Вернуться и поменять команду? Волхвы ведь не случайно набрали её именно такой, наверняка причина была, серьёзная. Он просто чего-то не понял. И Волк промолчал. Будет работать с тем, что есть.

На следующий день после Годовщины добрались до Волока. Этот город возник как крепость купцов, перетаскивавших свои суда из одной реки другую. Потом разросся, появились ремесленники, фермеры. Сейчас это была столица маленького королевства, взимавшего мзду с купцов, постоянно находившегося под угрозой нападения кочующих скотоводов. Все жители были поголовно опытными бойцами и даже во сне не расставались с оружием.

От Волока тянулись две воняющие старым протухшим салом дороги из досок, по которым быки тянули платформы со стоящими на них купеческими кораблями. Волхвы торговаться не умели, и с них стребовали за переволок лодки целый червонец. Волк мог бы помочь с торговлей, но уловил к себе пристальный интерес одного из купцов, и решил пока притворится ручным зверем.

Во время переволока, когда лодку волхвов и корабль купца неспешно тянули на одной платформе, купец подошёл к ним, косясь на Волка. Волхвы, как и команда купца, шли пешком за платформой, желая размять ноги.

– Добрый день, уважаемые. Позвольте представиться, купец Таранстин. Известный и уважаемый купец на берегах Каспия и Черноморья.

– Волхвы древлян, – ответил Олгер, как старший из волхвов. Имена у волхвов использовались обычно только в общении друг с другом, поэтому посторонним они редко их сообщали. Купец вздрогнул. – А его зовут Волк, – добавил Олгер, кивнув на волколака.

Волк почувствовал, что больше всего купец хотел убежать. Но сдержался.

– Ходят слухи, что волхвам древлян удалось приручить волколаков. Неужели они правдивы?

– Ложные слухи. Древляне не приручали волколаков. Мы с ними подружились.

Купец сглотнул,

– Это волколак?

– Да.

Волк с трудом подавил рычание. Короткий ответ. И вся конспирация прахом. Но что взять с волхвов. Волхв не может лгать, не может уклониться от ответа. Солгавший древлянин будет опозорен. Волхв солгать не способен в принципе. Это не просто закон. Это то, что изменило весь род древлян, сделало его таким, каков он сейчас.

– Э-э… Уважаемые. Вы знаете, что за волколака можно получить очень большие деньги. Огромные. Всего одного волколака, и можно всю жизнь не работать. За живого вдвое больше. Могу помочь найти тех, кто заплатит такие деньги.

Всё таки Волк опять недооценил волхвов. Они даже не рассердились.

– Почтенный Таранстин. Я правильно произнёс ваше имя? Я уже сказал, но вы наверное не поняли. Волколаки друзья. Друзьями не торгуют.

– Но может быть, вы просто покажите вашего друга. Ему не причинят вреда. Учёные люди просто осмотрят его. И очень хорошо за это заплатят. Не так много, как за полные права на него, но всё равно очень хорошо.

«Не слышал я про учёных людей, способных подарить целое состояние за то, что бы просто посмотреть», – передал Волк мысль Ольгеру неслышно для купца. – «Учёные на юге вообще обычно бедные люди».

– И где же живут эти учёные люди?

– В городе Назарете. – обрадовано сказал купец. – Это далеко от сюда, почти месяц пути. Но поход туда окупится. Я могу показать на карте Древних, где это.

«Я знаю этот город. Два-три дня пути от Иерусалима. Но там не живут. Тридцать лет назад не жили, во всяком случае. Развалины захвачены змеями-мутантами. Может, другой город так назван»

– Почтенный, я слышал о Назарете. Наш путь будет близок к нему, может быть, мы и зайдём. Но, как я слышал, там одни лишь развалины, где обитают опасные мутанты.

– Так было. Но сейчас там построен Назаретский Университет. Учёные со всего мира приглашаются туда. И молодые, талантливые ученики. Лучший цвет мудрости всего мира собрался там. Всех мутантов перебили.

– Благодарю вас, почтенный. Думаю, теперь наше посещение Назарета стало неизбежным. Но всё же покажите этот город на карте.

Купец побежал на свой корабль за картой.

– Не нравится он мне, – сказал один из молчавших весь разговор мозголомов. Ольгер кивнул,

– У того купца, что манок для роботанков нашим в бусах подсунул, мысли такой же оттенок имели. Я видел. Что скажешь, Ясень?

Ясень закрыл глаза, смотря в будущее.

– Не ясно с этим Назаретом. Не всё там чисто. Чувствую смерть. Не все, но кто-то из нас погибнет. И много смертей, не нас, других людей.

– Но мы туда придём?

Ясень помолчал, уйдя в транс. Затем глухо произнёс,

– Наш приход в Назарет неизбежен. Долг волхва поведёт нас туда.

Волк всё же зарычал.

«Я могу сходить туда один»

Волхвы улыбнулись,

– Долг превыше страха. Если туда нас поведёт долг, значит, мы туда пойдём. Не бойся за нас, смерть нас не страшит.

Прибежал купец с картой, показал пальцем,

– Вот тут этот город.

«Да, именно этот город и есть», – передал Волк. – «Кстати, купец даже награды не попросил за свои слова. Что ещё раз говорит, что это ловушка»

– Благодарю вас, – кивнул Олгер. – Да возблагодарят вас боги по заслугам.

Купец важно кивнул,

– Легкой вам дороги.

И ушёл на свой корабль.

«Неплохо», – констатировал Волк. – «Ты ему пожелал получить по заслугам, он тебе добраться до ловушки и нигде не заплутать. Быстро учишься играть словами»

– Не мог же я ему пожелать провалиться, хотя и хотелось. Его вину ещё надо доказать, хотя я и уверен в ней.

«Поворожи»

– Он не оставил ни одного своего предмета. Не на чем проследить его путь.

«Попроси его разменять золотой. У нас мало серебряных и медных монет. Хотя нет, не надо. Это будет подозрительно. В начале и конце волока есть лавки менял, и курс там вполне достойный. Чёрт с ним»

На встречу, по параллельной дороге, тянулись другие платформы.

– Украли!!! Кошель украли!!!

Встречный купец рвал на себе бороду.

– Почтенный Рустам, – поспешил к нему Олгер, – что случилось?

Тот выпучил глаза,

– Древлянский волхв! – и тут же бросился перед ним на колени.

– О Мудрый! Помоги найти пропажу!

– НЕМЕДЛЕННО ВСТАНЬ!!!

Даже Волк вздрогнул. Оказывается, вывести из себя волхва очень легко. Достаточно встать перед ним на колени. Конечно, все волхвы обучаются подчиняющей модуляции голоса. Это искусство необходимо. Например, заставить тонущего в болоте перестать паниковать и выбираться из трясины плавными движениями. Но вряд ли Олгер применял это раньше на практике. Явно переборщил с прессом воли. Купец вскочил и замолчал, в глазах испуг.

– Дай руку, – мягко сказал волхв и взялся обеими руками за левую кисть купца. Закрыл глаза… – Твой кошелёк спрятан под сбруей этого быка, а один из камней из кошелька уже вытащен и спрятан в правом сапоге этого человека, – указал он на быка и его погонщика.

Погонщик кинулся бежать, но через секунду ему в затылок с хрустом воткнулся охотничий срезень из арбалета командира погонщиков.

– Обыскать! – приказал тот.

Олгер дёрнулся было к упавшему, но сразу остановился. Не надо было быть знахарем, чтоб понять – вор уже мёртв. Волхв побледнел, сообразив, что только что убил своими словами человека. Пусть вора, но всё равно человека.

Через минуту крупный рубин достали из сапога вора, а из сбруи быка – плотный кошель. Отдали всё купцу. Тот кланялся волхву,

– Чем я могу отблагодарить вас?

– Тем, что никогда больше не встанешь на колени перед древлянином, – ответил волхв и поспешно забрался на платформу, в свою лодку. Следом за ним забрались остальные.

«Скверно получилось» – выдал Волк. – «Я предупреждал о том, что здешний народ душегубов от волхвов не отличает. Всё одно чернокнижники, по их мнению»

– То-то я смотрю, все такие испуганные стали. И посыльный вперёд поскакал на коне.

«Не все испуганы. Тот купец, что нам про Назарет сказал, доволен, что тот кот, опрокинувший на себя сметану».

– Ясень, скажи, нам драться придётся?

– Нет. Там, впереди, знают от купцов, что волхвы дружбу с волколаками завели. А посыльный про Волка расскажет. Остерегутся напасть. Хотя их командира потом накажут за трусость. Если Волк не покажет всем, что он волколак.

«Ладно, покажу. О какой ни будь камень когти поточу»

– Олгер, а ты того купца давно знаешь, что по имени назвал?

– На ярмарке однажды видел. Меня в тот раз к ним приставили, в помощь. Всё пытался мне серебряные монетки дать, чтоб место ему получше выбрал. На следующий год опять встретил, но там уже мельком. Волк, если бы тот вор не побежал, что бы с ним было?

«Заклеймили и в рабство продали»

– Как заклеймили?

«Раскалённым железом. На щеку знак, что вор. Такому рабу одна дорога в рудник. Там на лоб клеймо рудника. На волоке заботятся о честной репутации»

Волхвы шокировано молчали.

– Слава богам, что он погиб, – выдохнул Олгер. – А семья у него была? Ясень?

– Не вижу. Может быть.

Олгер с тоской посмотрел вслед уже довольно далеко ушедшей платформе. Труп вора погрузили на неё.

– Надо будет на обратном пути узнать. Если погибну – узнайте вы.

Остальные волхвы согласно кивнули, обещая.

«Неприятности» – сообщил Волк. – «Налёт бандитов»

Шайка разбойников, числом до полусотни, верхом на ездовых ящерицах, с визгом перевалила через ближайший холм и помчалась к платформе. Волк, превратившись в размытое серое пятно, рванулся им на встречу. Из под его лап вылетали в сторону платформы клочья вырванного когтями дёрна. Убил он всего одну ящерицу, опередившую остальных, вырвав ей горло. Её наездник, вовремя спрыгнув с седла кувырнувшейся через голову ящерицы, заорал:

– ВСЕ ВДРУГ!!!

Банда разом развернулась поворотом вправо и кинулась назад. Было заметно, что маневр отступления ими тщательно отработан многими тренировками. Никто ни с кем не столкнулся. Спешенный ухитрился во время разворота банды запрыгнуть за спину одного из седоков. Отступившая банда через пол минуты уже скрылась за холмом, от куда появилась, оставив дергающееся в предсмертных конвульсиях тело ездовой ящерицы. Волк перебил ей шейный позвонок и неспешно вернулся к волхвам,

«Ну вот, мы все засветились по полной. Теперь можно не доказывать, что я волколак»

И точно, от погонщиков отделился ещё один посыльный и, нахлёстывая коня, помчался вперёд. Предупредить о волколаке.

«Хорошо, что эти бандиты всегда с подветренной стороны нападают. Там такая вонь, что людей порой наизнанку выворачивает»

– Из за ящериц?

«Нет. Не моются эти наездники никогда. Тьфу»

– Волк, ты рассказывал, что раньше банды уничтожал. А почему сейчас не уничтожил?

«Потому что человечество выросло. Здесь есть армия, что вполне может сама уничтожить этих бандитов. Нечего делать чужую работу»

Волхвы понимающе кивнули. Действительно, бездействие развращает, пусть сами свою работу делают.

Добрались к следующему полудню. В этом конце волока тоже стояла крепость. А вот людей на берегу не было. Последние пол дня на встречу не попалось ни одной платформы. Пустые платформы плавали у берега, ожидающие ладьи купцов отошли к противоположному берегу. Погонщики и быки этих платформ укрылись в крепости, стены были заполнены молчавшими людьми.

– Пожалуй, тут нам золото менялы не разменяют, – грустно сказал Олгер.

«Да уж. Если будете возвращаться без меня, идите другой дорогой. Иначе убьют»

Погонщики их платформы ловко загнали свой груз в реку. Ладья купца Таранстина и их лодка закачались на волне.

– Ну и ладно. Идём дальше. Наворожим ка ветер попутный.

– Стоит ли их пугать ещё больше? Облака то встреч идут. Опять скажут, чернокнижники колдуют.

– Куда уж больше. Сильней их уже не испугаешь.

Вскоре парусная лодка устремилась к Черноморью. Люди облегченно делали жесты, отгоняющие злую силу.

Через несколько дней лодка волхвов закачалась в солёной воде Черноморья. Другое название этого моря было Море Кракенов. За последние столетия ни один корабль, из пытавшихся пересечь море напрямик, не вернулся. Что за чудовища обитали в центре Черноморья, точно никто не знал. Но кракены там точно были, видели их иногда недалеко от берегов. К счастью, совсем близко к берегу они не подходили, не любили кракены мелкое дно. Вдоль суши оставалась безопасная полоса.

Через сутки в море разразился шторм с дождём. Ясень вовремя предупредил, и даже указал «счастливое для них место высадки». В чём будет счастье, объяснить не смог. Ухватив зубами буксировочный канат, Волк оттащил лодку подальше от воды. Вскоре нашли уютную пещерку, а недалеко от неё сохнущий на берегу выброшенный предыдущими штормами всевозможный мусор, в том числе и кучу деревянных обломков, вполне годившихся на дрова. Успели натаскать дрова в пещеру до начавшейся бури.

Поначалу решили, что «счастье» заключалось в удачно найденной пещере и дровах, позволяющих переждать непогоду. Но «счастье» заявилось уже после начала бури. Среди ночи в пещеру вошла девочка, лет шести. Промокшая, замерзшая, голодная и чихающая. Одежда на девочке была добротной, кое-где даже украшенной мелким бисером из драгоценных камней. Девочка деловито заявила, что её зовут Ольга Скаф, и что она заблудилась. И нисколько не боялась незнакомцев. Девочку немедленно накормили. Знахарь, незаметно для девочки, вылечил её начавшуюся простуду. Отогревшись у костра, заинтересовалась Волком.

– А как вашу собачку зовут? А погладить можно?

– Это не собачка, – осторожно сказал Олгер. – Это волколак.

– Настоящий? – восторженно пискнула девочка и подбежала к Волку, потянула за холку. – Ты настоящий?

Волк тихо зарычал.

«Не пугай ребёнка» – сердито передали ему мыслеречью волхвы почти хором.

«Да я сам боюсь. Это же Скаф, боятся они не умеют»

– А кто такие Скафы? – спросил Ясень вслух.

– Скафы моя семья, – деловито сказала Ольга, заглядывая Волку в ухо. Волхвы оторопело смотрели, как Волк быстро переместился в угол пещеры и свернулся клубком, так, что снаружи осталась только выгнутая колесом спина.

– Волколак! Волколак! Ну повернись! – Девочка тянула за шкуру. Волк терпел.

– Гм… Ольга. Ты же видишь, что он не хочет играть.

– Но он же хороший!

– Хороший волколак устал. И не любит играть.

– А папа говорит, что волколак его катал.

Волк снова зарычал, но никак не прокомментировал слова Ольги.

– Значит, папу катал отдохнувший волколак. Ты ведь не будешь играть уставшей.

– Буду.

Такое пренебрежение к взрослым волхв видел впервые.

– Но волколак пытается заснуть.

Девочка зевнула,

– Я тоже спать хочу.

– Спи. Давай я тебе плащ постелю.

– Не надо. Тут теплее. – И улеглась на волколака.

«Волк, ты как?»

«Пусть спит. Не будите».

«Волк, а что девочка говорила про то, как волколак катал её папу? Ничего не хочешь рассказать?»

«Не хочу»

Волхвы переглянулись. Волк явно что-то скрывал. У древлян было не принято лезть с вопросами, если собеседник явно дал понять, что разговор ему не нравится, они и не стали лезть. Только отметили про себя, что и тут волколак успел отметиться, и, похоже, не слишком приятные были про это воспоминания.

Под утро буря сменилась затяжным дождём. Вдруг волколак мысленно завыл.

«Что случилось?» – мысленно, чтоб не разбудить сладко спавшую девочку, спросил Игорь.

«Знакомый заявился. Отец этого кошмара нашёл нас»

«Опасен?»

«Скаф первым никогда не нападёт. Но встречаться с ним мне не хочется»

В пещеру вошёл мужчина, лет сорока, телосложением и одеждой он походил на охотника, но с парой перстней на пальцах, что в здешних местах было признаком богатого человека. Охотники здесь позволить себе такие излишества не могли. Из оружия был только кинжал, висевший на поясе в ножнах, рукоять кинжала была простой, потёртой, а вот ножны богато украшены позолотой и чернёным серебром. Приветливо улыбнулся волхвам, посмотрел на спящую девочку,

– Доброе утро, уважаемые. Спасибо, что приютили мою дочь. Она вам не слишком надоела?

– Что вы, очень самостоятельная девочка. И храбрая.

– Она Скаф, – равнодушно пожал плечами мужчина. – Разрешите представиться – Чепа Скаф.

– Мы впервые здесь. Видимо, ваша семья известна.

Чепа тихо, опасаясь разбудить девочку, засмеялся.

– Можно и так сказать. Мой дед здешний правитель. А вы кто?

– Мы волхвы из рода древлян.

Чепа нахмурился,

– Предупреждаю. На землях Скафов человеческие жертвоприношения, и жертвоприношения разумных мутантов караются смертью.

Волхвы возмутились,

– Неужели вы думаете о нас такие гадости?

– Всем известно, что колдуны черпают силы из жертв. А жертвы разумных дают больше всего сил.

– Мы волхвы, а не колдуны. Мы черпаем силы из себя.

Чепа недоверчиво покачал головой. Потом повернулся к своей дочке,

– Собачка ваша похожа на волколака.

– Это и есть волколак.

– Ольга знает?

– Знает.

– Понятно. Я ей рассказывал, как у меня в детстве был волколак, она себе тоже хочет. Не уступите?

– Волколак наш друг. Друзей не продают.

– Жаль. Впрочем, мой волколак мне тоже был не зверушкой, а другом. Как мы с ним проказничали!

– Проказничали? – Волхвы удивились. Как то не вязался образ Волка, пусть и смешливого, с детскими проказами.

– Ага. Мне однажды так от отца влетело! Вспомнить приятно. В бане был женский день. А мы волколака через окошко засунули, он там как зарычит! Девки голые на улицу убежали. Весь город хохотал.

Волхвы оглянулись на Волка с осуждением, тот притворился спящим. А девочка открыла глаза,

– А про это ты мне не рассказывал!

– А про такое взрослые детям не рассказывают, – ничуть не смутился Чепа. – А подслушивать нехорошо.

– Зато интересно. И ты ведь ребёнком был тогда.

– Остался бы ребёнком, рассказал бы давно. А сейчас я вырос, и про такие проказы взрослому детям рассказывать неприлично.

– Почему?

– Потому что те, кто голыми оказались на улице, были ни в чём не виноваты. А первый закон Скафов помнишь? Я его тогда нарушил.

Девочка насупилась,

– Ну и ладно. А когда вырасту – расскажешь?

– Тебе няня пусть расскажет. Она была в той бане.

Ольга заулыбалась. И начала тянуть волколака за шкуру,

– Просыпайся! Просыпайся!

Волк, тоскливо поднявшись, вышел из пещеры и пропал за занавесью дождя.

– Кажется, ваш волколак очень серьёзен. А вот мой игривый был. И всё понимал.

– Наш тоже всё понимает.

Вскоре Скафы ушли, а промокший Волк вернулся. Вытянулся у костра, суша шкуру. Вздохнул,

«Придётся вам всё рассказать, как я с этими Скафами встретился», – решил он. – «Скафы захватили власть в этой местности где то через пятьдесят лет после Конца Света. Местные на них молиться готовы. Для бандитов попытка ограбить их подданных равносильна самоубийству. Армию они не держат, только наблюдателей. Сами проблемы решают. Я не понял, как это происходит. Видел один раз, как Скаф банду вырезал, что деревню одну ограбила. Они не умеют входить в темп. Но это не мешает им в одиночку равняться войску. Ранить их почти невозможно. В бою движения плавные, вроде небрежные, но непредсказуемые, точные. Под обстрелом десятка лучников Скаф шёл не спеша, чуть смещаясь из стороны в сторону, стрелы проскакивали вплотную к телу, но ни одна его не задела»

– Наверное, предчувствуют будущее, – предположил Ясень.

«Нет. Предсказателям надо войти в транс, они никогда небыли в трансе. А даже случайно упавший со стены камень в них никогда не попадёт»

– Значит сканируют будущее непрерывно, без транса.

«Опять не то. Я с этим Чепой больше года бок о бок ходил, в одной комнате спал. Не чувствовал он будущего. Его могли обмануть, удивить, рассердить. Так вот, когда мы встретились, он меня не испугался. Меня это удивило, обычно меня пугаются. И я, притворившись зверем, решил познакомится поближе, на свою беду»

– И что случилось?

«Я эмпат. Если люди меня боятся, я себя чувствую страшным и непобедимым. Если меня любят, не могу не ответить взаимностью. Если вокруг плачут, мне хочется выть.

До встречи со Скафами я думал, что эмпатия даёт мне только преимущество. Но оказалось, что она таит и опасность. У Чепа с друзьями в детстве были на уме одни проказы. И они ни чуть не сомневались, что я полностью разделяю их замыслы, являясь умным зверем. Я слишком вошёл в роль. И в результате из грозного хищника я превратился в озорника-хулигана, любимца наследника правителя. Они были счастливы, эта компания детей. Незамутнённым, простым детским счастьем. И счастьем своим щедро делились со мной. Я был счастлив чужим счастьем. Подобно алкоголику, снова и снова пил это чувство. Не только не в силах отказаться, но даже не замечая свою зависимость.

Однажды отец наказал Чепа, запер его в подвале без света и еды на трое суток. Как раз за ту самую баню. Трое суток я мыслил самостоятельно, своими эмоциями. И очнулся. Когда Чеп вернулся, я попрощался с ним и ушёл»

– Ты с ним говорил? Он знал, что ты разумен?

«Нет. Я просто посмотрел ему в глаза, он всё понял, снял с меня ошейник со своим гербом, и я ушёл»

– На тебя надели ошейник?

«Я мог порвать ту железяку одним движением лапы. Так что это был просто символический знак, чтоб случайный охотник не пустил в меня стрелу. Я не видел вреда в ней, все ведь думали, что я зверь»

– А как соседи отреагировали, что у Скафов есть ручной волколак?

«Не удивились. Решили, что это вполне по скафски, приручить волколака. Его отец и дед были очень довольны.»

– И не боялись за сына?

«Говорю же. Скафы бояться не умеют. Это не фигура речи, это медицинский факт»

– А почему сейчас ты не заговорил с ним?

«Почему алкоголик боится понюхать вино. Я ведь был с ним счастлив»

– А сейчас ты счастлив?

«Да»

– Своим счастьем? Или чужими чувствами?

«Своим» – Волк решительно встал, уже понимая, что волхв скажет дальше.

– Так почему ты отказываешь в разговоре своему другу?

«Вы правы» – и волколак вновь выскочил под дождь, войдя в темп. Весь день его не было, вернулся только поздно вечером вместе с Чепом.

– Хочу принести свои извинения, что сравнил вас с колдунами, непотребства творящими. Волк рассказал мне про вас. И хочу попросить, можно ли и в моей стране возвести одну из школ волхвов.

Волхвы растерялись.

– Не было такого никогда. Всегда волхвы берегли один лишь род древлян.

– Но обучать мудрости другие народы вам ваша вера не запрещает?

– Нет, конечно.

– Значит, это не правило, а просто исторически сложившаяся случайность.

– Зачем вам это?

– Зачем? – Брови Скафа недоумённо изогнулись домиком, словно вопрос его удивил. – Мой народ живёт по восемьдесят-девяносто лет, и в последние двадцать-тридцать лет страдает от старческих болезней. Волк мне сказал, что древляне живут до ста двадцати лет, и от старости страдают лишь последнюю пару месяцев. Это заслуга знахарей, обученных волхвами. А ещё Волк рассказал мне про ваш новый обычай ритуала укуса волколака.

Я согласен с вами, что надо строго следить, чтобы ритуал не прошёл злодей. Потому без достойных доверия поручителей нельзя его проводить.

Моему деду семьдесят пять лет. И я очень надеюсь, что он пройдёт этот ритуал. Волхвы, обучающие в школе, и станут поручителями. Несколько лет, думаю, им хватит убедиться в достойности моего деда.

– А религия не станет препятствием? Наша вера отлична от вашей.

– Да как можно заставлять кого-то силой молиться? Пусть каждый выбирает Бога сам.

Волхвы переглянулись, беззвучно совещаясь.

– Спустя три месяца или позже мы вернёмся домой. И сообщим совету волхвов про наш разговор. Почти наверняка ваше желание будет исполнено. Не сейчас, а года через два или три школа, возможно, будет. Но знахарей вам точно пришлют через полгода. Если только, кто ни будь из нас вернётся живым домой. Позвольте задать пару вопросов. Если это тайна, так и скажите, мы не станет настаивать и принятое решение не изменится. Каков первый закон Скафов, что убедил утром девочку?

– Никакого секрета нет, все знают. Не обидь возлюбившего тебя. Задавайте второй вопрос.

– В чём секрет вашей непобедимости? Вы чуете будущее?

Скаф хмыкнул,

– Нет. Будущее я не чую. Зато различаю опасное от неопасного. Вот если сейчас в меня полетит стрела, я почувствую опасность нахождения на её пути и сдвинусь в безопасное место. Или, взяв в руки бокал с отравленным вином, почувствую, что пить его нельзя.

– Но волколака нельзя назвать неопасным. А вы его не боялись.

– Для меня конкретно он был безопасен. Это чувство только по отношению ко мне работает.

* * *

Подгоняемая навороженным ветром, лодка ночью проскочила пролив и вышла в Средиземноморье. Ночью потому, что Ясень предсказал, что днём на них наверняка нападут. Почему – объяснить не смог. Вот и вглядывался Волк во тьму, руководя волхвами, ведя лодку вдоль берега. Под утро были далеко от проливов и продолжили путь. И уже через пять дней приблизились к Иерусалиму.

«Я чую, что на меня кто-то смотрит!» – передал Волколак в последний день пути.

– Где он?

«Не знаю. Это мысленный взгляд. Кто-то сканирует окрестности мысленным взглядом. Но кто – не чую. Не могу понять. До сих пор считал волколаков чемпионами в этом искусстве. Кто-то превзошёл меня».

– Друг или враг?

«Не знаю»

– Это друг, – сказал Ясень.

Пристали к берегу в развалинах Иерусалима. Развалины давно уже были полностью захвачены гигагадюками, и только религиозные походы на Пасху, к Колонне Сходящего Огня, собирали толпы народа различных концессий. В большинстве случаев гигагадюки пропускали ход, но иногда бывали и одиночные нападения. Считалось, что гибли лишь недостаточно верующие, и потому толпы народа меньше не становились.

Волк как то пытался выяснить, что за концессии так дружно собираются на этот праздник. Десяток христианских сект, о которых бывший католический священник Осьминог выражался однозначно: «Ересь!». Пяток сект, прославлявших Будду и веривших в переселение душ, десяток можно было назвать наследниками мусульманства, остальные, которых было большинство, исповедовали многобожие. Что не мешало всем дружно обниматься на празднике.

Волк спрыгнул в воду ещё за сотню метров до берега, водяным вулканом пронёсся на сушу и принялся метаться там серой молнией. Гагагадюки, испытывавшие страх только перед особями собственного вида, бесстрашно кидались со всех сторон. Это была настоящая бойня.

Когда волхвы пристали, волколак нервно прохаживался по берегу. Шерсть стояла дыбом,

«Я почуял того, кто нас засёк. Это волколаки. Двое»

– Как такое может быть?

«Только одно объяснение. Предыдущий Верховный волхв. Он ушёл неведомо куда. Я думал, в Индию. Прошло много лет, а от него нет известий. Волколаки идут сюда. Один идёт, другой остался»

– Что же. Подождём.

Через минуту из развалин на берег выметнулся незнакомый волколак. Насмешливо осмотрел спокойно взиравших на него волхвов и нервничающего Волка. И обратился на хинди,

«Привет тебе, мой серый лохматый сводник»

Волк изумлённо уселся на хвост. Так его называло только одно существо.

«Осьминог??!»

«Твоими молитвами. Да твоими укусами. Это ведь ты прислал того волколака в мою обитель»

Волхвы не знали хинди, но ошеломление Волка чувствовали. Тот помотал головой, пытаясь собрать разбежавшиеся мысли.

«Зачем он тебя укусил?»

«Я просил его об этом. Не оставлять же было мне Мари»

«Второй волколак?»

«Да. Это Мари. Она ждёт нас. Я запретил ей пробежку. Нечего беременной в темпе бегать»

Волк, наконец, развеселился, закашлял,

«Вот теперь я тебя узнаю. Командующий патриарх и беременная Мари»

«Не так уж часто она и беременна была, просто ты к нам в гости приходил так удачно всегда. И на этот раз не изменил привычкам. Мы волколаки пять лет, а беременна она впервые в этом образе»

«Так зачем вы стали волколаками, объясни мне, древний мудрец»

«Всё насмешничаешь надо мной? Мари умирала. Тот волколак, твой друг из волхвов, сказал, что она, наконец, состарилась. Ну и предложил укус. А уж я её оставить не мог, составил ей пару. Идём в прежнюю библиотеку. Там сейчас наше логово. Я к вашему приходу рыбку сготовил. Извини, знаю, любишь с мутагеном, но мне настоящая белая акула попалась. Нельзя такой деликатес выбрасывать, так что поедим чистую. Тем более, с тобой люди. Пошли, покажу удобный проход»

«Как сама библиотека?»

«Кто-то унёс всё оборудование. Но я догадываюсь, кто. Друг мой, меня волнует беременность Мари. Не убьёт ли это её»

«Одна волколак уже благополучно рожала. Правда, роды принимал лучший из знахарей. Но он сказал, что не было никаких проблем»

«А родился кто? Волколак?»

«Да. Щенок. Семьсот грамм чистейшего сплава любопытства с писком»

Осьминог улыбнулся.

«Кто тебя улыбаться учил? Слабонервного человека инфаркт хватить может. Потренируйся перед зеркалом»

«Я более трёх с половиной веков был лишён этой возможности. Неудивительно, что сказалось отсутствие практики»

«А как ты акулу поймать умудрился?»

«Это не я. Тут, в этих водах, сейчас элитный отряд моих детей. Гвардейцы»

Волк принюхался,

«Не чую осьминогов»

«Они не выходят из воды. Есть серьёзная причина. Потом объясню»

– Волк, кто это? Ты выяснил? – не выдержал чужого диалога на незнакомом языке Ясень.

Как не удивительно, не смотря на разнообразие знаний языков, волхвы и Осьминог не знали ни одного общего языка. Особенно Осьминога удивило, что волхвы не знали латынь. По пути к бывшей библиотеке Волку пришлось работать переводчиком. Волхвы засыпали Осьминога вопросами про Индию, прежнего Верховного, летающих людей и мир Древних. К концу пути у Волка от мыслеречи болела голова, появление древних железных ворот он воспринял с огромным облегчением. У ворот с любопытством взирала на гостей Мари. Судя по рыскающему мыслесканером малышу, она была на последнем месяце беременности.

– А у нас волхвы считают, что волколакам для беременности непременно надо пожить на холоде, – задумчиво сказал Олгер. – Мне бы хотелось осмотреть её.

Волк перевёл его фразу, пояснив, что Олгер является знахарем. Мари и Осьминог синхронно кивнули:

«Мы две недели на леднике в Кавказских горах жили. Там она и забеременела. И мне будет гораздо спокойнее, если её осмотрят. Это ведь первая беременность после трансформации»

Олгер опустился возле Мари на колени, осторожно приложил обе ладони к её боку. Малыш было занервничал, но волхв передал волну чувств любви и любопытства. Одновременно Мари, успокаивая, укутала малыша в свои чувства любви и спокойствия. Ребёнок срезонировал их настроение, успокоился, и сам начал сканировать незнакомую личность, оказавшуюся столь близко.

Минут десять волхв вслушивался, с закрытыми глазами водя ладони по телу Марии, потом вынес вердикт:

– Родит через неделю. Здоровый ребёнок. Один. Девочка. Щенок.

Волк с облегчением выдохнул и перевёл его слова. Облегчённый выдох повторился, а Мари молча улыбнулась. Её улыбка была гораздо естественней.

«Пора есть эту акулу», – сказала Мари. – «Мой муж озаботился ей, как только я почуяла твоё приближение».

«Незабудка тоже очень далеко чуяла, пока была беременной»

«Это так зовут ту девочку, что поцарапалась о зубы Серга? Твой друг рассказывал»

«Да. Она»

«Надеюсь, у неё родился мальчик?»

Осьминог с Волком взахлёб раскашлялись. Мари уже беспокоилась о женихе для своей девочки.

«Мальчик. И мечтает о сестрёнке, но родители не спешат»

«Почему?» – искренне удивилась Мари. Сама она была праматерью народа, насчитывающего уже десятки тысяч осьминогов. И представить не могла, как кто-то может не хотеть детей.

«Детей они хотят. Но опасаются перенаселения» – пояснил Волк и рассказал про планы древлян о ритуале укуса и заселении Северной Америки.

«Это надо основательно обдумать», – сказал Осьминог. – «А сейчас и правда, пора обедать»

Акула, приготовленная Осьминогом, была оценена гостями по достоинству. Затем заговорили о деле.

«Друг мой» – начал первым Осьминог. – «Мне нужна твоя помощь или хотя бы совет опытного воина. Мои гвардейцы имеют только опыт боёв в джунглях»

«Так что у тебя случилось?»

«Десять месяцев назад иноземцы напали на одно из поселений моего народа. Они имели лазерное оружие и действующие автомобили Древних, бронированные. Многих убили. И захватили в плен нескольких детей. Как моих потомков, так и летунов»

Волк зарычал. Осьминог продолжил,

«Мы с Мари шли по следу. Шли медленнее каравана убийц. В поход мы выступили поздно, через месяц. Увы, были срочные дела во исполнении клятвы союза с нашими северными соседями. Запах следа выветрился, но многие жители разных поселений запомнили тот караван. И молва вела нас. Искали их мы семь месяцев. Очень помогла твоя слава. Так мы оказались в Назарете. Там под землёй Древними построено много убежищ. Я нашёл вентиляционный канал из подземелья, от куда пахло моими потомками. Увы, в этом новом теле я не смогу протиснуться туда. А нормальный вход охраняют автоматические лазерные пушки. Не думаю, что даже волколак сумеет войти в эту крепость атакой в лоб. И ещё. Дважды я видел, как там летал вертолёт, а однажды видел, как группа техников чинила древнюю решётчатую антенну. У них наверняка есть радиосвязь. А ещё я замечал там вокруг разные замаскированные датчики и телекамеры. Уверен, меня заметили и, сейчас, возможно, подготовили ловушку»

Волк снова зарычал. Перевел разговор волхвам, и добавил,

«Помните того купца, что нас уговаривал зайти в Назарет? От него пахло странно знакомо, я не мог тогда вспомнить этот запах. Теперь вспомнил. Так пахнет работающая неизолированная вакуумная батарея. Вечный источник энергии для машин Древних. У него на корабле была радиостанция. В Назарете нас ждут. И в проливах ждали наверняка по их распоряжению»

– Очень многочисленная и опасная организация, – подвёл итог Олгер. – А также становится понятным, от куда взялся технический манок, приманивший в земли древлян стаю роботанков. Но непонятно, зачем они творят эти злодеяния, кто из людей тех подземелий злодей, а кто случайный наёмный рабочий. Думаю, ясно, что надо сделать. И почему один из нас погибнет.

– Нас всего пятеро, хватит ли сил.

– Хватит, – сказал Ясень. – Нас шестеро, Волк тоже знахарь.

«О чём вы?» – спросил, недоумевая, Волк.

– О ворожбе познания.

Волк вздрогнул. Он вдруг понял, почему волхвы ввели в его отряд близнецов-мозголомов. Их специализация была не важна, важно было, что они волхвы-близнецы. Понимая сверхважность миссии, они предусмотрели и возможность ворожбы познания. Ещё одна чёрточка к портрету волхвов. Но Волку очень не понравилось, что о жертве первым заговорили не близнецы, а Олгер. Извиняло командира в глазах Волка только одно – будь будущей жертвой не один из близнецов, а сам Олгер, то говорил бы об этом так же спокойно. В этом Волк не сомневался.

«Не спешите. Попробуем сначала разведать обычными методами»

– Разумеется. А что на счёт библиотеки?

Волк моргнул, в который раз изумляясь, как резко могут менять тему древляне. Осьминог на его вопрос ответил,

«Перед входом в библиотеку были следы от посадки тяжёлого вертолёта. Вертолёты я видел только у тех самых убийц. Думаю, библиотека у них»

«И не только библиотека. У них производство. Кристаллы боевых лазеров имеют ограниченное число срабатываний. Значит, они их производят. Плюс работающие автомобили и вертолёты. У них есть производство»

«Скажи мне, наш Друг», – обратилась Мари, чувствующая состояние Волка. – «Что тебя напугало?»

Волк объяснил про ворожбу познания.

«Они накачивают одного волхва две недели наркотиками, токсинами. Всё это время он в трансе, другие волхвы не дают ему умереть. Наркотики и токсины чередуются в строгом порядке. Любого человека это убьёт, но он будет какое-то время жить. Его мозг разгонится до немыслимых скоростей. По сути это будет уже дух, обладающий всезнанием, мгновенно получающий ответ на любой вопрос. Он как-то считывает ответ с ткани мироздания, так, по крайней мере, объясняют сами волхвы. Сам я обряд ни разу не видел. Пока живо тело, у духа сохраняются прежние, человеческие желания. Потом тело всё равно умирает, мозг просто разлагается от непомерной нагрузки. Но на парочку вопросов ответить успевает. Любых вопросов, для вопрошающего нет тайн вообще. На такую жертву идут только ради спасения других жизней»

Мари и Осьминог испуганно смотрели на волхвов.

«Они пожертвуют собой?»

«Да», – ответил Волк им и повернулся к волхвам, заметившим состояние волколаков. – «Я им объяснил суть обряда вопрошения».

* * *

– А если попробовать открыто идти в Назарет по дороге?

«На открытом проходе стоит стража, с лазерами, никого не пускает»

– Но если пойдём с волколаком, нас могут пропустить. Ведь нас вроде как должны ждать.

– Есть более безопасный способ подобраться к подземельям, – сказал обычно молчавший Светарь. Его брат Ларх согласно кивнул. – Кобольды.

– Кто?!

Остальные волхвы и Волк спросили одновременно. Братья-мозголомы непонимающе посмотрели на них, хором повторили,

– Кобольды.

– А кто это?

– Ну. Обычные кобольды.

Волк переглянулся с Олгером, Ясень непонимающе хлопал глазами, Игорь улыбался. Ларх нахмурился,

– Вы не знаете, кто такие кобольды?

– Нет.

– На Урале все знают. Сейчас покажем.

Братья уселись поудобнее и застыли в трансе. Их «сейчас» длилось полчаса. Неожиданно Волк вскочил,

«Опасность! Многоножки!»

В год Конца Света многоножки истребили около сотни бойцов самообороны Калуги. В лаборатории, где волколака держали в клетке, лаборанты пытались систематизировать сведенья о нечисти, и Волк неоднократно видел изображения многоножек на экранах мониторов. Один раз видел многоножек вживую, в тот день они проникли в лабораторию и уничтожили её. А волколак получил свободу. На всю жизнь он запомнил их запах, ментальный шум, звук движения миллионов лапок и хруст работы жвал. Больше он никогда не сталкивался с ними и думал, что этот вид нечисти вымер. Ошибся.

«Большая опасность! Надо всем уходить!»

«Что? Что случилось?» – обеспокоился не понимавший русского Осьминог.

– Успокойтесь, – сказал Ларх. – Это кобольды. Мы их контролируем.

Через вентиляцию поползли первые ряды многоножек. Ларх безбоязненно взял одно из насекомых в руки.

– Мы такими работаем в шахтах на Урале.

«Как вы контролируете тысячи одновременно?»

– Кобольды сливают сознание в одно целое. Так что мы контролируем только одно существо. Они могут прокопать шахту прямо в эти убежища. Прокопать издалека, из за пределов их сенсоров.

«Какого далека?»

– Думаю, за неделю километров десять прокопают. Они же одновременно по всей длине туннеля копать будут. Но пропитания им будет нужно много. Очень много.

«Осьминог, где тут можно много мяса добыть?»

«Кракена тебе хватит?» – деловито осведомился тот.

«????!!!!» – без слов, одни эмоции, передал Волк. Осьминог самодовольно пояснил,

«Мои гвардейцы сумели подобрать состав яда, парализующего мышцы кракена. Потихоньку, коля гарпунами ближайшие щупальца, добираются до тела и колют в вену недалеко от правого глаза. Через десять минут останавливается сердце»

«А мясо не ядовито после такого?»

«Яд разлагается через несколько часов»

* * *

Братья-мозголомы сумели прокопать при помощи кобольдов туннель до подземных стен убежища, но на этом всё и остановилось.

– Там порода состоит в основном из песка, – пояснял Ларх. – Ниже двадцати метров под поверхностью уровень грунтовых вод. Это значит, что кобольды ниже этого уровня копать не смогут. А само Убежище состоит из нескольких помещений. Выше уровня грунтовых вод только часть. Кобольды прокопали ходы вдоль стен. Можно полазить, наверное, волколаки сумеют услышать, о чём говорят за стеной. С нижней частью Убежища верхнее соединяется несколькими пустотелыми колоннами. Наверняка внутри лестница. Внутрь кобольды прогрызть ход не смогут, там мелкоячеистая сетка стоит из субсплава. Такое даже им не разгрызть.

«Проект „Секрет-ноль-плюс“» – сказал Волк. Осьминог с Мари согласно кивнули. За эти дни они немного подучили язык древлян, что при их памяти было не сложно.

– Что за проект?

«Проект „Секрет“ с цифрой – это концепция Древних для бункера для секретных работ» – начал лекцию Волк. И даже уселся чуть по-другому, чтоб стать выше. – «Чем меньше цифра, тем больше секретность и уровень безопасности. „Секрет-ноль“ самый секретный. Всё убежище строится в глубине водоносного слоя. Безумно дорого. В случае опасности термозаряды обращают всё внутри в пепел, достаточно нажать одну кнопку. Либо это происходит автоматически при фиксировании внутри объекта чужака. Затем разгерметизация, и водоносный слой, смесь песка с водой, заливает всё внутри. Что делало копание в пепле почти безнадёжным.

Если к проекту добавляется плюс, это означает, что часть убежища построена с учётом, что на объекте постоянно или временно будут представители элиты. Но я никогда не слышал, что на таких убежищах стоит суб-защита».

– Жуть какая, – пробормотал Игорь, волхв-психолог. – Создателю такого проекта нужна была помощь знахарей.

«Мои родич?» – поинтересовался Осьминог. Он только осваивал язык древлян и, не смотря на свою цепкую память, путался в правильном произношении.

– Пленники содержатся в нижней части Убежища. Через вентиляцию не проникнуть, там система фильтров включает вращающиеся ножи. Кобольдам не пройти.

«Лопасти. Эти вращающиеся ножи называются лопасти», – не упустил случая поучить Волк. – «Кроме шинкования в фарш нежелательных визитёров они ещё гоняют по вентиляции воздух»

– Значит, при попытке освобождения детей всё внутри сгорит?

«Вероятность есть»

– Не понимаю, зачем им дети.

* * *

Волк с Осьминогом шли по извилистому ходу, прогрызенному кобольдами. Мария рожала, и Олгер категорически потребовал, чтоб Осьминог ушёл куда подальше, слишком сильные эмоции он проецировал на свою жену и ребёнка. Вот тогда Волк и потащил его «в разведку» взглянуть на стены Убежища своими глазами.

«Чего они так криво прокопали?» – ворчал Осьминог. Волк фыркнул,

«Если бы можно было прокопать прямо, так бы и сделали. Скажи спасибо, что узких мест нет».

Ход вилял не только вправо-влево, но и вверх-вниз. Там, где стены были песчаные, они глянцево блестели застывшей слюной кобольдов, превратившей песок в монолит. Периодически в потолке или на стене у пола попадались узкие норы, из которых пахло наземным миром – вентиляция. Через эту вентиляцию в ход успела наползти мелкая живность. Сейчас она впереди торопливо расползалась по норам вентиляции, уступая дорогу и оставляя за собой запах хитина. Через потолочные отверстия, кроме воздуха и живности, попадало тусклое освещение. Волколакам хватало. Один раз пришлось убить детёныша гигагадюки.

Через десяток километров они подошли к Убежищу. Стена металло-керамики с вплавленной сеткой суб-сплава. Ход раздваивался и шёл вдоль стены. Волколаки повернули налево. Оказалось, Убежище в плане представляет собой круг трёхсотметрового диаметра. Стена плавно закруглялась, пока ход не завершил круг.

«Ты говорил, что можешь порвать суб»

«Эту стену не порву. Нужно давление в сотню тонн на кончик когтя. Коготь выдержит, мои мускулы такое давление дадут, но во что мне упереться? Нет опоры. Был бы хоть прямой угол, тогда можно было попробовать сжать с двух сторон. Но стена круглая»

«А если угол между стеной и дном?»

«Мозголомы говорили, там угол тоже скруглён. Колонны, ведущие в нижнюю часть, тоже круглые»

«Упереться в одну колонну, давить на другую»

Волк задумался. Это было возможно. Если расстояние между колоннами не слишком большое. А если три волколака упрутся друг в друга лапами…

«Ларх», – обратился он дальней мыслесвязью к волхву, тот ждал их возле выхода из подземного хода. – «Надо прокопать ходы под верхней частью убежища. Хочу осмотреть колонны»

«Покиньте ход, будете мешать»

Волчьей трусцой волколаки побежали назад. Темпом в этом ходу решили не пользоваться, опасаясь за прочность стен.

«Ларх, что ход криво?» – на ломаном русском спросил Осьминог, когда они выбрались на поверхность.

– Кобольды не трогали напряжённые породы. Криво, зато прочно. Волк, помоги.

Волк улёгся поудобнее на каменную глыбу, волхв уселся напротив, глаза напротив глаз.

«Осьминог, сейчас я с волхвом впаду в транс, охранять нас предстоит тебе».

«А ты тоже так умеешь?»

«Управлять живым я не умею. Зато я могу отдать свой мозг в качестве ретранслятора управляющего сигнала. Мой мыслесканер имеет гораздо большую дальность, чем у людей. Иначе Ларху придётся лезть в туннель, поближе к месту событий»

Объединение сознания с мозголомом происходило медленно, это не Серг с Незабудкой, с которыми он в такие сеансы порой не понимал, где его мысль, а где их. Здесь приходилось старательно гасить собственное сознание. Постепенно отключались органы чувств: обоняние, осязание, зрение, вкус… Последним отключился слух. Далее установить контакт с волхвом, тот с готовностью откликнулся.

Теперь объединить разумы. Чужие чувства, мысли, воспоминания. Впустить всё это в себя. Теперь погасить свои мысли…

Волк очнулся рывком. Ларх довольно улыбался, протянул жестяную миску с водой,

– Мари родила. Ход прокопали. Вот вода.

Волк принялся лакать воду, утоляя жажду. Отчего-то после таких сеансов очень хочется пить.

«Волк, Ларх. Вас можно оставить?» – нервно спросил Осьминог.

– Беги, отец, целуй жену. Мы справимся.

Волк, не отрываясь от питья, послал мысленное согласие. В следующий миг Осьминог уже вошёл в темп и умчался к своему логову. Только мелкий гравий порскнул из-под лап. Напившись, Волк передал:

«Пойду, проверю, что там получилось нарыть нашим кобольдам»

За оставленного одного мозголома Волк не волновался. Мозголом мог отпугнуть практически любую одинокую тварь. А группу почувствовать издалека и убраться с дороги. Вернулся волколак лишь на следующий день, волхв сразу почувствовал, что тот сильно раздражен.

– Ну как?

«Бесполезно. Расстояние между колоннами слишком велико. Я не смогу проделать дыру в этих стенах. Придётся атаковать в лоб»

– Ну а разговоры слышал?

«Наслушался», – по шерсти волколака волной пробежала дрожь отвращения. – «Знаешь, до сих пор я думал, что самое мерзкое племя в этом мире, это племя долины Ньяа. Есть на юге Памира горная долина, там глубокое озеро. Когда начался Конец Света, тамошние жители взорвали перевал, обрушив лавину. Нечисть к ним не добралась. Дожди принесли очень мало мутагена, вызвав удачную мутацию хлебного дерева. Плоды этого дерева и рыба являются основным их питанием. Им не надо тяжело трудиться, сбор плодов и проверка верш в озере необременительны. Одежду плетут из кручёных листьев тростника, после нескольких вымачиваний, сушки и обколачивания получается грубая ткань. В их климате этого достаточно. Когда-то они вычислили предельное число жителей и с тех пор убивают лишних младенцев. Лет двести назад убиваемых младенцев стали поедать. Хорошо хоть, за исключением этих младенцев, других своих мертвецов не едят. Сжигают, а пеплом удобряют хлебные деревья.

Забрался я к ним однажды, прошёл через горы, почуяв селение за горой. Наслушался тогда. Все их разговоры вертятся вокруг того, кто украл вчера у соседа его любимые тапки, кто кого затащит сегодня себе в постель, как завтра украсть у другого соседа его любимую ложку. Других целей в жизни у них нет»

– Они не виноваты. Так получилось.

«Да. Не виноваты. Но быть рядом с ними противно. Я им показался, попугал маленько. Предсказал, что если не сумеют сделать проход через перевал, выродятся. Они и правда выродятся, большая часть уже друг другу кровные родственники. Лет двадцать назад опять там побывал, строят лестницу в горе. В свободное от развлечений время. Но строят.

Так вот. Эти, там, гораздо хуже. Они УБИВАЮТ друг друга. Это у них такое развлечение. Случайно пролитого напитка на любимые штаны достаточно, чтоб тебя убили. Не сразу, месть может быть отложена на несколько лет. Пять или шесть раз в году начинается то, что они называют психобурей. Держится двое-трое суток. В это время не работает электроника. По всему миру не работает. В Убежище в это время переходят на химические источники освещения и начинают сводить счёты. Кинокамеры не работают, одна оптроника. Поэтому можно убить, и доказательств, кто убил, не будет»

– А дети? Ты узнал, зачем их похитили?

Волк кивнул.

«Эти, в Убежище, убеждены, что являются правительством всего мира. Представляешь, не стремятся стать правителями, а уже стали ими. Их агенты, в основном из купцов, бродят по всему миру, подкупают правителей, устраивают убийства неугодных. Мутанты, по их мнению, лишние. Узнав, что в Индии живёт целый народ из двух видов мутантов, они захватили образцы и теперь создают болезнь, которая этот народ уничтожит»…

Волк прервал свою речь – от волхва запахло кровью. Это ногти сжавшейся в кулак руки пропороли кожу ладони, а сам Ларх этого не замечал.

«Ты себе кожу процарапал. Зашепчи».

Ларх с усилием разогнул ладонь, посмотрел на кровь. Стал шептать, но достаточное сосредоточение для такого простого действия ему удалось только с третьего раза.

– Их надо уничтожить, – вынес он вердикт.

«Всех?» – с горькой иронией спросил Волк. Волхв по определению не мог обречь на смерть непричастного. И его следующую фразу предсказать было легко.

– Возвращаемся в логово Осьминога. Надо провести ворожбу познания.

* * *

Осьминог и Мария не имели практики объединения сознаний, и остались лишь зрителями в трагедии подвига волхва. По жребию между Светарём и Лархом обряд достался Ларху. Две недели другие волхвы вливали сидящему в трансе мозголому приготовляемые зелья, натирали кожу токсинами. Олгер и Волк, применяя свой навык знахаря, не давали ему умереть. Игорь, в основном, беседовал с Марией, успокаивая её. На второй неделе малышка Рози, так назвали щенка, впервые открыла глаза. Её мыслесканер сразу активно начал вмешиваться в обряд, мешая сосредоточению транса, и семья индийских волколаков перебралась подальше, унося Рози в корзинке. Корзинку для переноса малышки сплёл Игорь. К кульминации обряда Осьминог вернулся. Мария могла и сама защитить своего ребёнка, а вот все проводящие обряд будут какое-то время беззащитны.

В час кульминации Ларху влили последнее зелье. Все собрались вокруг, готовясь создать Кольцо Разума – высшую магию волхвов. Объединяя сознания, они создавали единое существо. Ларх должен был вопрошать Вечность. Светарь, как наиболее сходное с ним сознание, воспринять и запомнить полученные ответы. Ясень подсказывать, какие вопросы задать Вечности. Олгер и Волк помочь Ларху продержаться как можно дольше и не дать телам остальных, пока их сознание будет в трансе, умереть. Игорь был главным в Кольце, он должен был синхронизировать сознания остальных.

Впав в транс вместе со всеми, Волк ждал. Уловив сигнал от Игоря, потянулся к нему, позволил себе раствориться в сознании волхва… Ларх и Светарь были уже здесь. Вскоре появился Ясень, последним присоединился Олгер. Они ждали. Невозможно определить время в трансе, год и минута воспринимаются одинаково. Но их сознания сплетались, и лишь Игорь иногда подправлял их потоки мыслей-образов.

Потом Ларх начал разгоняться. Мысли бежали всё быстрей. Олгер и Волк оторвались от него, а Светаря и Ясеня в Лархе удержал Игорь. Самосознание Волка частично пробудилось, он вспомнил, зачем он здесь. Потянулся мыслью к телу Ларха. Мозг волхва был переполнен энергией, внутренние связи вибрировали и вот-вот должны были начать рваться. Он начал откачивать энергию от наиболее сильных вибраций. От Ларха к Светарю пошёл поток информации. Олгер заставлял работать сердца и лёгкие всего Кольца.

Хотя информацию в основном получал Светарь, но Волк часть пакета уловил…

Пятнадцать лет до Конца Света. За столом пятеро. От могущества каждого находящегося здесь дрожат линии вероятностей, но надо быть волхвом, чтобы чувствовать это.

– И так, мы имеем средство.

– На сколько оно надёжно?

– Мутаген полностью распадётся через пару лет. В зоне поражения все высшие жизненные формы будут уничтожены.

– Я читал доклад, господин Кеннеди. Но меня интересует надёжность данных. Тотальное применение отличается от лабораторных опытов. Как бы не убить экологию.

– Понимаю, но данные надёжные. Многократно проверенные. Мутаген убьёт только высшие формы. Чем прощё организм, тем легче ему выжить в мутациях. Экологию уже убивает перенаселение. Двенадцать миллиардов там, где нормально могут жить не более полумиллиарда. Мы спасём жизнь планеты. Вы ведь читали прогнозы. Планета умирает.

– Я согласна, – подаёт голос рыжая. Единственная тут женщина. – Наконец-то мы имеем средство тотального уничтожения, безопасное для экологии. Спасти жизнь на планете может только война. Тотальная война.

– С кого начнём? Не можем же мы сразу залить всю Азию с Африкой. Надо работать по кусочкам. Подготовить общественное мнение.

– Китай и Индия, разумеется. Именно там самая страшная угроза. Китай почти неконтролируем, а в Индии сосредоточено тридцать процентов мировой бедноты. Тех, кого мы и хотим сократить.

– В Африке сосредоточено пятьдесят процентов бедноты.

– Африка это целый континент, а Индия страна. Большая, но не слишком. Да и граничит с Китаем, который по любому будет первым…

– Господин Кеннеди, СМИ на вас. Необходимо, что бы через десять лет все эти народы ненавидели друг друга до потери чувства самосохранения.

– Десять лет мало. За пятнадцать гарантирую. У меня очень хорошие специалисты.

Десять лет до Конца Света. Телеконференция. Те же пятеро, плюс ещё трое.

– Таким образом данные подтвердились. Лиловый дым действует только на людей. Даже человекообразные обезьяны в безопасности. Одновременное заражение на разных континентах уничтожит не вакцинированную часть населения в течении одного – полутора лет.

– То есть, нам не обязательно даже применять мутаген, который может спровоцировать непрогнозируемые мутации микроорганизмов, растений и насекомых?

– Именно так. Подобрать террористическую организацию для проведения акции не сложно.

– Благодарю вас, господин Иванофф. Вы очень хорошо поработали. Ваша посылка уже у нас.

Терминал с «господином Иваноффым» отключился. Оставшиеся переглянулись.

– Это всё правда?

– Данные проверяются, но, похоже, правда.

– Тогда пора переводить проект «Ковчег» в активную фазу.

– Да. Пора. Через десять лет планета будет спасена.

– А что с этим Иваноффым? Вы собираетесь взять его в свой Ковчег, как обещали?

– Разумеется, шейх, разумеется. Правда, обязательно его стерилизуем, нечего портить генофонд, не для этого мы старались. Но сам он об этом знать не будет. Я всегда держу свои обещания, шейх. И это моя сила. К тому же он прекрасно подойдёт на роль шута.

Пять лет до Конца Света. За столом трое.

– Это экстренное заседание, потому и не полное.

– Ладно, поясните нам, что случилось?

– Эта идиотская гибель этого идиота Иваноффа. Клянусь, он погиб случайно. Эта пьянь поехала кататься в горах на мотоцикле. И кто виноват.

– Ладно, мы поняли, господин Шульц. Гибель Иваноффа была случайной. Понимаю ваше возмущение. Но зачем вы нас собрали?

– Существует три модификации «Лилового дыма». А у нас лекарство только от первой модификации. На вооружении России поступает третья модификация. Эта группа, которая собиралась идти с Иваноффым, прознала про его смерть и считают её подстроенной. Они отказываются сотрудничать.

– Действительно, от куда людям, хорошо знавшим покойного, знать, что он вообще ни разу в жизни не садился за руль. Тем более за мотоцикл. А в чём, собственно, паника? Ковчеги надёжно изолируют от вирусов.

– Понимаю, вы не вирусолог. «Лиловый дым» является так называемым длинным вирусом. Он может пролежать в почве годы, пока случайное излучение естественного радиоактивного фона не порвёт цепочку. Для надежного уничтожения вируса нужно не менее десяти лет естественного радиоактивного фона.

– Я, конечно, не вирусолог, но я правитель. Ведь с нами идут лучшие учёные. Длинные вирусы, насколько мне известно, характерны тем, что для них быстро лекарство не создашь. Сколько потребуется времени для самостоятельного изготовления лекарства?

– От трёх до пяти лет при наличии хорошей лаборатории и хорошего специалиста.

– Мы и так собирались сидеть пять лет. Что вас так взволновало?

– Вы правы. Для беспокойства нет причин. Мне просто не нравиться, когда планы меняются.

– В этом и есть слабость вашей, арийской расы, – насмешливо говорит третий. – Из-за чего вы и проиграли русским две войны. Вы составили гениальные планы военных компаний, забывая, что варвары ломают всё, к чему прикоснутся. Как только ваш гениальный план ломался, вы, вместо того, чтоб составить новый, впадали в панику и упорно продолжали старый.

– Что вы хотите сказать?

– У нас есть не доверяющая нам группа. Группа, которой известна часть плана. Группа, которая может предоставить человечеству лекарство, поломав весь план. Это значит, надо план менять.

– На какой?

– Вернёмся к плану А. Мутаген. И знаете… Пусть это они запустят ракеты с «Лиловым дымом». Тогда точно не будут давать лекарство. Мы зальём вместо целых континентов всего несколько городов. А остальную работу сделают варвары. Убеждённые, что делают нам гадость. По-моему, всё идёт прекрасно. Мне лично такой план нравится гораздо больше.

Пятидесятый день от Конца Света. Ворота Ковчега «Техас».

Голос из динамика кричал на грани паники.

– Прекратите немедленно, или я активирую бомбы!

– Заткнись, ублюдок! – Человек в форме морского десанта США с нашивками полковника лениво сплюнул, сверкнув стёклами крупных зеркальных очков. – Если бы ты мог, не стал бы разговаривать. Ты забыл, что в охрану этого объекта нанимали лучших специалистов. Мои ребята уже обезвредили закладки. Предлагаю последний раз, открывай ворота, или мы их взорвём. Пандемия уже в ста километрах, мы хотим жить. Мы войдём, хочешь ты того или нет.

– Ладно, открываю. Только быстро.

Ворота открылись. Рота охраны вбежала внутрь. Генерал встретил мятежного полковника,

– Расстрелять бы вас, но мне нужны люди, – с интонацией предложения перемирия предложил он.

– Раньше надо было думать, – ответил полковник и снял очки. Из глаз текли кровавые слёзы.

– ВЫ БОЛЬНЫ!!!! – завизжал генерал.

– Так точно, мой генерал. – Полковник прострелил генералу обе ноги. Тот упал, начал кататься, воя от страха и боли. – Тебе окажут медицинскую помощь. Я хочу, чтобы ты умер от болезни, а не от потери крови. У тебя ещё двое суток жизни. Я ПРАВ, РЕБЯТА?

Яростный рёв роты подтвердил его правоту.

– Ребята, у нас ещё сутки жизни. Разнесём здесь всё!!!

Сто четвёртый день от Конца Света. Ковчег «Аль-Абу».

На экранах внешнего обзора тянулось озеро кипящей лавы. На всех экранах. Со всех сторон.

– Сетка субсплава уцелеет. Но тепло будет проникать сквозь сетку. Постепенно, но мы сгорим. Никто не мог предположить, что прямо под Убежищем родится новый вулкан.

Шейх медленно перебирал чётки.

– Спасибо, я понял. Сколько у нас времени?

– Неделя есть. Потом системы охлаждения перестанут справляться.

– Хорошо. Готовьте вертолёты. Подготовьте всё самое необходимое.

– Господин, посмотрите на этот экран. Как только крышу ангара откроют, часть стены окажется ниже уровня лавы. Вертолёты взлететь успеют, но вернуться уже не смогут. У вас будет только один взлёт. Пять вертолётов, по полсотни человек в каждом. Это если без экипировки. А в Убежище сорок тысяч человек.

– Спасибо. Подготовь список молодых людей от двадцати до тридцати лет. Я посмотрю, кто полетит. Полетят без экипировки, в песках есть замаскированный тайник для создания военной базы. Экипировка не нужна.

– Господин летит?

– Мне пятьдесят два, мой верный друг. Я остаюсь.

– Из ваших детей и внуков в указанный диапазон от двадцати до тридцати попадают только двенадцать человек.

– Я знаю. Другие останутся.

Слуга молча поклонился, мысленно благодаря Аллаха. Пятеро его детей обречены, но одна из дочерей, восемь внуков и четыре внучки попадали в нужный диапазон. Господин не оставит милостью, и половину наверняка включит в список. Надо торопиться, пока лава не поднялась выше…

Полтора года от Конца Света. Ковчег «Назарет».

– Данные подтвердились. Появились микроорганизмы, вырабатывающие мутаген. А мутанты разносят их по всему миру.

Совет Убежища угрюмо молчал.

– И так, господа, мир умер. Жить нам тут вечно.

– Ничто не вечно. Если не внуки, то более отдалённые потомки выйдут. Эволюция планеты найдёт средство от мутагена. Появятся организмы, имеющие иммунитет от мутагена. Нашим потомкам останется только найти эти организмы, разобраться в механизме защиты и привить иммунитет себе. А также тем животным и растениям, что мы храним в морозилке.

– Потомки одичают. Для учёбы нужен стимул.

– Значит, надо дать им стимул. Например, от рождения внушать, что они избранные, управляющие этим миром. Но править могут только мудрецы. В Совет допускаются только образованные. Остальные у них на подхвате. Придумать ряд привилегий. Например, запрет на секс для тех, кто ниже определённого уровня. А для дальнейшего роста право свободно выбирать секс-партнёра из уровня на три ниже себя. И не иметь право отказа для тех, чей уровень на три и более выше тебя. Хороший стимул для роста. А всего уровней… скажем… Двенадцать. Хорошее число.

– Это приведёт к вырождению. Нужно генетическое разнообразие.

– Ерунда. Противозачаточные инъекции всем в обязательном порядке. Разнообразие генов можно сохранить методом искусственного оплодотворения. Зря, что ли, у нас в банке спермы двадцать миллионов образцов спермы и оплодотворённых яйцеклеток.

– Господи. До конца жизни мне быть здесь.

– Расслабьтесь. Сорок тысяч подданных. И вы в числе правителей.

– Как бы не взбунтовались.

– Ерунда. Всем учёным сейчас присваиваем одиннадцатый уровень. Обслуживающему персоналу десятый. Нам двенадцатый. Так что ничего не изменится. Когда появятся первые дети – вот им и присвоим первый уровень. И пусть развиваются.

– Надо ограничить право домогаться несовершеннолетних.

– Да, это верно. До четырнадцати лет или шестнадцати?… Ладно, потом решим. Ещё продумать кучу правил, например за нанесение травмы снижать статус. Ха! Три раза наказать, и обслуга десятого уровня снижается до седьмого. И сразу почувствует разницу между хорошей и плохой работой. Другим наука. Ну, ещё другие привилегии должны быть, чтоб не одним сексом жили. Еда там, жильё, одежда. Чем выше статус, тем больше льгот…

Волк пытался гасить биения энергий, но их становилось всё больше. И, в конце концов, их стало больше, с чем он мог справиться. Захлебнувшись в потоке энергии, выпал из Кольца, потеряв сознание. Очнувшись, первым делом потянулся сознанием к окружающим…

Всё кончилось. Ларх мёртв, остальные волхвы без сознания. Осьминог рядом, бдит, чувства в смятении. Волк открыл глаза. И не сразу понял, где верх, где низ. Он висел в центре зала бывшей библиотеки, точно над Лархом. Висел в воздухе, левитируя без всякой опоры. Тело Ларха сидело в позе лотоса, губы чуть изогнуты полуулыбкой. Остальные волхвы лежали на полу там, где сидели во время обряда. Их жизни были в неопасности, хотя энергетически истощены. А вот сам волколак был энергией переполнен. Осьминог сидел у стены, пристально следя за Волком.

«Мой лохматый сводник, ты знаешь, что ты светишься?»

Волк задёргался, извиваясь в воздухе. Не помогло, он по-прежнему висел вдали от всех поверхностей, в геометрическом центре помещения.

«Помоги мне приземлится. Сколько я был без сознания?»

«Сейчас начинается рассвет», – ответил Осьминог и вспрыгнул ему на спину. Волк мягко качнулся и вернулся в прежнее положение. Чтобы не упасть на волхвов, Осьминог вцепился в него когтями.

«Больно же. Цирк настоящий» – Волк пытался за потоком шуток скрыть тревогу. Не мог припомнить, когда ещё чувствовал себя таким беспомощным. – «Впервые на арене. Летающие волколаки. Что происходит? Ты понимаешь?»

«Терпи. Ты левитируешь. Я видел такое свечение у начинающих летунов. Им было достаточно навесить лишний груз, и они опускались. Но там свечение было гораздо слабее. Ты прямо весь светишься. И под грузом не опускаешься. Давай, сам приземляйся»

«Я не умею»

«Научись. Летуны говорили своим детям направлять потоки»

Очнулся Олгер. Посмотрел на тело Ларха, потом увидел висящих в воздухе волколаков. Лицо удивлённо вытянулось,

– Что происходит?

«Волк летать учится» – пояснил Осьминог.

– Это как?

«Вот и я пытаюсь понять, как» – проворчал Волк. – «Хорошо обряд в помещении проводили, а не под открытым небом. Улетел бы боги знают куда. Как обряд прошёл? Узнали всё, что хотели?»

Взгляд Олгера изменился как-то непонятно. Быстро шагнул к Светарю, возложил на его плечи свои руки. Волк так не понял ту смесь чувств, что испытал волхв.

– Обряд прошёл не нормально. Мы узнали всё, что хотели. И даже гораздо больше.

«Что значит не нормально?»

– Вопрошающий продержался дольше обычного. На много дольше. Обычное дело, когда во время обряда теряет сознание принимающий. Его мозг подвергается сильной нагрузке. Но никогда не теряли столько сил другие.

«Это опасно»?

– Возможно, опасно для Светаря. Слишком много информации поглотил.

«Что ты сейчас делаешь?»

– Отдаю ему силы.

«У тебя ничего у самого нет. Возьми мои. Только я не могу до тебя дотянуться»

Волхв встал, поднял вверх руки, Волк вытянул на встречу лапы. Дотянулся, обе его передние лапы захватили ладони, слегка притянули к полу. Осьминог качнулся, но удержал равновесие у того на спине.

– Ого! От куда в тебе столько энергии!

Минут пять волхв тянул из него силы, потом вернулся к Светарю и стал вливать силы в того. Скоро обморок принимающего перешёл в подобие сна-транса.

Затем Олгер снова пил силы волколака, потом питал других. За исключением Светаря, все остальные просто перешли из обморока в обычный сон, как только баланс сил был восстановлен. А Волк, наконец-то, опустился на пол, хотя и чувствовал себя лёгким, как воздушный шарик. Осьминог спрыгнул с него, с любопытством рассматривая ослабевшее, но заметное свечение, исходившее от Волка.

– Знаешь, Волк. Я, пожалуй, тоже посплю, – сказал Олгер после того, как напитал силой всех, а напоследок и сам напитался от Волка. Улёгся прямо на пол и мгновенно заснул.

«Долго они проспят?» – поинтересовался Осьминог. – «А то знаешь, на такой жаре труп через несколько часов начинает пахнуть. Надо бы Ларха похоронить»

«Тела вопрошающих не подвержены гниению. К тому же древляне сжигают своих мертвецов, развеивая пепел ветром над полями»

«Знаешь моих северных союзников? Вот там высшие жрецы умирать уходят в пещеры. Усядутся вот так же на коврик и умрут. И тоже сидят нетленные. Видел пещеру одну, где мутанты сидят также. Вместо носа клапан, как у дельфина. И знаешь, по моему, в них жизнь осталась»

«Ларха не воскресишь. У него теперь мозги всмятку»

«Чую. Я не про него. Я про жрецов северян. Сами северяне считают, что эти безносые мутанты там уже много тысяч лет сидят»

«Глупости. От куда мутанты до Конца Света. Если только наноформы»

«Я тоже так думаю. Кстати, ты перестал светиться»

Волк повёл плечами. Какое счастье, он снова чувствовал свой вес.

Неожиданно встал Светарь. Открыл глаза. Глаза пугали – они были абсолютно спокойны и смотрели прямо вперёд. В них не было никаких чувств, казалось, глазами волхва смотрит сама Вечность.

«Только волхва-лунатика нам не хватало»

Светарь уверенно направился к двери. Волк и Осьминог, прыгнув, закрыли ему путь. Непонятная сила разнесла их в разные стороны, прилепив к стенам. Двери сами собой открылись и Светарь вышел. Волколаки упали на пол.

«Друг мой, ты не говорил, что волхвы владеют телекинезом»

«Они не все владеют. Те, что здесь, никто не умел. Светарь не умел тоже. Я за ним, буди остальных»

Волк выскочил из логова, кинулся за свихнувшимся волхвом. Над ближайшими камнями парила в воздухе гигагадюка. Змея извивалась, шипела. В её чувствах впервые у этого вида волколак чуял панику. Как только волхв удалился за сотню метров, змея медленно опустилась на камни и тут же кинулась прочь. А впереди над камнями взлетели ещё две змеи. Понятно, волхв обеспечивал себе безопасный маршрут.

Остальные волхвы выбежали через пять минут, под охраной Осьминога. Но охранять было не нужно, Светарь качественно расчищал путь. Если бы он ещё пользовался дорогами! Волхв шёл по прямой, не пользуясь удобными путями, спокойно прыгая по обломкам. Волхвам пришлось потрудиться, догоняя Волка.

– Волк, что с ним?

«Не знаю. Он в трансе. Настроения не чую. Приблизиться невозможно. Пробовал, сразу взлетаю»

– Куда он идёт?

«В той стороне Назарет. Направление прямо на Убежище»

– Я понял. Это Ларх его ведёт, – сказал Олгер.

– Ларх? – удивился Ясень.

– Он был на связи с вопрошающим слишком долго. Слишком слились сознания, они сейчас единое целое. Ларх в Вечности и он здесь. Пока он в трансе, они едины.

«Как разорвать транс?»

– Не надо. Разве вы не поняли? Ничто не сможет помешать им. Любое противодействие Ларх засечёт раньше, чем оно начнёт оформляться. Ларх был хорошим человеком, он не сделает плохих поступков.

«Ларх в Вечности. Его понятия добра и зла сместились»

– Это верно. Он не сделает зла в своём понимании добра и зла. Идём за ним. Он точно идёт убивать, убьёт тех, кто с точки зрения Ларха, для человечества потерян и опасен. Когда он выполнит то, что задумал, Ларх сам оборвёт связь. Светарю в этот момент может потребоваться помощь.

Два волколака и трое волхвов бежали по развалинам древнего города следом за своим другом, сознание которого превратилось в нечто нечеловеческое. Все попытки докричаться мысленно получали в ответ пакет мыслей, слишком быстрых, чтоб можно было их понять. Если бы был наблюдатель, он бы очень удивился такой компании. Но наблюдателей не было.

– Таким темпом двое суток бежать, – сказал Ясень. – Волк, ты не сбегаешь в логово, там корзинка с едой и водой осталась. Тебе ведь это быстро.

* * *

Верховный иерарх Убежища тринадцатого уровня нервничал. Ему уже вторую ночь подряд снился дурной сон – кто-то в темноте душил его. Снам он доверял. Они не раз спасали ему жизнь, предупреждая, кто и где собрался убить его. Но на этот раз лица не видел. Было страшно. Вчера он дотошно проверил в личных беседах всех иерархов двенадцатого уровня и под-иерархов одиннадцатого. Уверенность, что к предстоящему покушению они не имеют отношения, окрепла. Все они привычно лебезили, заглядывали снизу-вверх в глаза. Ни у кого не проскочило в глазах непроизвольное презрение или высокомерие. Дескать «говори-говори, недолго тебе уже». Значит, это инициатива десятого уровня. Очень скверно, ведь именно они и есть охрана. А вдруг… – иерарх даже замер от промелькнувшей догадки, – а вдруг это покушение не на него одного, а на всю верхушку. Враз перепрыгнуть через ступень, а то и через две, из десятки стать тринадцатым… Да, это десятка, точно.

Верховный зло усмехнулся. Вот я тебя и вычислил. Теперь надо немножечко тебя подтолкнуть. Решение пришло мгновенно. Активировал коммуникатор, его голос разнесли динамики по всему Убежищу.

– Внимание! Это Верховный иерарх. Всем иерархам и под-иерархам собраться в зале заседаний в полдень.

Вот так. Идеальное место с точки зрения заговорщика. Он соберёт своих, отключит генератор, имитируя пси-бурю, и нападёт. Перебьёт всех иерархов и станет иерархом. От куда ему знать, что Верховный давно уже прятал стационарный лучемёт в зале заседаний. Неучтённый лучемёт, тайник с которым обнаружил возле главного входа. С мощным накопителем, которого хватало на пять минут непрерывной работы. Все заговорщики полягут на пороге зала заседаний.

* * *

Дарген охранял подступы к университету. Университет дал его отряду страшное действующее оружие Древних. Одну тяжёлую лазерную установку, пять лёгких лазерных ружей и (невероятно!) – четвероногий роботанк. Отряд стоял на посту, но на дорогу не глядели. Всё внимание было обращено на дрессируемый роботанк.

– Сидеть!

Чудовище послушно усаживалось на дорогу.

– К ноге! Лежать!

Роботанк укладывался у ног. Это было невозможно, но происходило. Дарген был счастлив.

– Командир! К нам гости!

– Кто там? Купцы?

– Не похоже. Вроде это те самые колдуны с волколаком, о которых предупреждали в университете.

– Шайтан! – выругался Дарген и кинулся к бойнице. Так и есть. Один колдун впереди, трое отстали метров на сто, с ними волколак. Они уже приблизились к закладке усыпляющих зарядов.

– Активировать закладку!

– Командир! Пси-буря!

Дарген глянул на своё лазерное ружьё – лампа готовности была мертва. Пси-буря. Отдал приказ вооружиться арбалетами. Как не вовремя. Закладки и лазерные ружья не сработают. У них остался только роботанк, который пси-буре был не подвержен. И то не сможет стрелять лазером, только когти и лезвия. Для любого другого противника это было бы достаточно. Но волколак может убить роботанк.

Неожиданно тяжёлая металлическая плита, загораживавшая проход, начала со скрипом сворачиваться трубочкой. Стражники с ужасом смотрели на творящееся колдовство. Тут скрежет донесся со стороны роботанка. Оглянувшись, увидели, что их ручное чудовище сминается в ком, словно неведомый гончар мял кусок влажной глины.

– Эт-то чё так-кое….

В открытый свернувшейся заслонкой проход спокойно вошёл первый колдун. Не обратив внимания на стражу, отрешённым взглядом смотрел только вперёд. Ни на секунду не задержавшись, зашагал к университету. Такой силе было противится невозможно, но Дарген клялся защищать… Направил арбалет в спину колдуну, спустил скобу… Стрела застряла в зубах волколака, неожиданно возникшего перед ним. Поймал стрелу прямо на лету. Дарген оглянулся – второй волколак трусцой бежал рядом с приближавшейся тройкой колдунов. Два волколака! Это смерть.

«Не вмешивайся» – раздался в его голове приказ. Дарген вздрогнул – говорил определённо волколак! Чудовище смотрело прямо в глаза.

– Я не могу. Я клялся защитить университет.

«Не тронем мы университет. Там, среди мудрецов, прячутся чудовища. Мы пришли по их души. Других не тронем»

Волколак исчез. Только что был тут, смотрел в глаза. И исчез. Только упавшая арбалетная стрела звякнула о камни. Трое колдунов со вторым волколаком прошли ворота, направились к университету. Дарген зло стискивал приклад разряженного арбалета, бесясь от собственного бессилия.

– Командир. Там это… Сим помер.

Сим ему никогда не нравился. Хоть и родились в одном районе славного города-воина Аль-Аль-Абу. Гад он был. Неужто со страха помер?

Подошёл, глянул на труп. Не похоже на испуг. Синее лицо, высунувшийся язык, выпученные глаза. Удавили Сима. Если бы не стоял отдельно от остальных, можно было заподозрить кого-то из своих. Его никто не любил. Колдун его удавил, не иначе.

– Обыщите его, поделим кошелёк. Всё одно сирота, родных нет.

Обыскали. Высыпали на плиты содержимое мешочка. Тьфу, зачем он это собирал. Женские непарные серёжки, дешевенькие перстенёчки, амулетики…

Дарген закричал, схватил амулет. Его семейный амулет. Он пропал с тела его десятилетней сестры, когда кто-то её убил. Изуродовал и убил. Судя по количеству вытекшей крови, уродовали её ещё живой. Посмотрел вслед колдунам. Значит, вы пришли за душами чудовищ.

– Боги вам в помощь, кто бы вы ни были.

Рука сама по себе сделала жест пожелания удачи.

* * *

Заседание началось ровно в полдень.

– Мне бы хотелось подвести итоги нашей деятельности, – объявил Верховный иерарх. Ну надо же было занять чем-то всех, пока десятые готовят свой переворот. – Вирусологи, вам слово.

Поднялся Варкен, иерарх двенадцатого уровня,

– Что вы хотите знать конкретно?

– Ну, для начала, как там поживают мутанты?

– Хорошо живут, помрут скоро, – пошутил Варкен, вызвав по залу смешки.

Верховный благосклонно кивнул,

– Подробнее, пожалуйста.

– Мы одновременно адаптируем под них вирусы гриппа и оспы, а так-же бациллы чумы. Успешный результат показала чума. После моей модификации, – тут в зале снова послышались смешки, большинство знало о том, что настоящим автором модификации является молоденькая лаборантка последнего цикла, уже достигшая девятого уровня и носившая значок личной фаворитки иерарха. – чума стала заражать и летунов, и осьминогов. Распространяется модифицированными комарами. Достаточно сбросить пару контейнеров у поселения, и эпидемия обеспечена.

– Прекрасно. А что нам расскажет иерарх Шапего?

Названный встал, преданно глядя в глаза,

– Корабли с усыпляющими ракетами всё ещё дежурят в проливе, но я думаю, волколака мы упустили. Они могли пробраться сушей или проскочить пролив во время пси-бури, когда не работал радар.

– Ладно. Надеюсь, они захотят посетить университет. Надеюсь, ваша усыплялка сработает.

– Не сомневайтесь. Разведка достоверно донесла, что волколака можно усыпить. У древлян его усыпил местный паук.

– Ладно-ладно, я вам верю…

Вот тут и погас свет. Люди привычно достали из карманов химические лампы, переломили. Зал заседаний осветился мертвенно-зелёным светом. Верховный ринулся к трибуне, распаковал тайник… И растерянно замер. Лампа готовности не горела. Это была не диверсия в зале генераторов. Это была настоящая пси-буря.

Тут начали гаснуть химические лампы. Это было невозможно, никакая пси-буря не могла погасить химический источник света. Зал заседаний опять погрузился в темноту. Раздались испуганные крики, липкий страх распространился в воздухе. Заскрежетали открываемые двери, отчётливо было слышно, как раздирался древний бронебойный пластик. В зале разом захрипело несколько иерархов. Верховный вдруг обнаружил, что выдохнуть он может, а вдохнуть нет. Захрипел, схватившись за горло. Кто-то невидимый, неосязаемый, душил его в темноте, как и предсказал сон. Верховный понял. Десятка была не причём. Последней мыслью было: «Проклятые мутанты добрались до нас первыми».

* * *

Волколаки и трое волхвов стояли перед древним главным входом Убежища. Искорёженная плита ворот валялась рядом.

«Не могу», – Волк отрицательно покачал головой. – «Светарь как-то заблокировал внутри Убежища все запахи, мыслесканеры. Пробираться можно только на ощупь в полной темноте. Лучше ждать на выходе»

– Простите, я правильно понял, волколаки разумны?

Все обернулись на ректора Назаретского Университета. Бодрый седой старичок прибежал на встречу сам, неведомо как прознав о визите волхвов с волколаками. Повозмущался сломанной стеной, поинтересовался, что за катакомбы открылись под его университетом, недоверчиво покачал головой, когда ему сказали, что там прячутся потомки многочисленного племени, укрывшегося здесь со времён Конца Света. И вот теперь засыпал вопросами совершенно не расположенных к беседе волхвов.

«Разумны. А ещё мы обоими ушами шевелить умеем» – сообщил Волк и пошевелил одним ухом. Ректор не повёлся на старую шутку и не стал говорить, что ухо шевелится только одно. Вместо этого он жутко обрадовался и начал приставать с вопросами уже к волколакам о волколачьих обычаях и нравах.

«Давайте отложим на потом. Там сейчас наш друг истребляет целый народ. Сегодня не день вопросов» – сказал Осьминог.

Ректор наконец отстал, неподвижно встал позади волхвов.

Светарь появился через пару часов, держа над головой горящий факел, сделанный из каких-то тряпок. За ним гурьбой следовали пятеро молодых осьминогов, семеро детей летунов и ещё два десятка зелено-чешуйчатых мутантов, напоминавших ставших на задние лапы худых бесхвостых ящериц. Зубы чешуйчатых выдавали хищников.

– Всё… – Светарь явно уже вышел из транса связи с Лархом, но пребывал в психологическом шоке. – Волк, Олгер. Дети больны, их надо вылечить.

Знахари кинулись к мутантам. Игорь положил руку на плечо Светарю,

– Много там осталось живых?

Светарь без сил сел на пол, прислонившись к стене,

– Я убил всех, – сказал он тусклым голосом. – Тридцать девять тысяч четыреста тридцать человек. И восемь человек в университете. Могу перечислить преступления каждого.

– Неужели там не было невинных? Дети?

– Не было там детей. Они рожали циклами. Раз в двадцать лет каждая женщина последнего цикла должна была родить девочку, а женщина предпоследнего цикла мальчика. Один цикл двадцать лет. Так они восполняли естественную убыль. Для восполнения неестественной убыли некоторым женщинам приходилось рожать двойню. Так наказывали злостных нарушителей. Это такое наказание было, выносить двойню. Рожали не от мужчин, а методом искусственного оплодотворения. Последний цикл был восемнадцать лет назад. Так что детей там не было. К счастью.

Они очень здорово поставили воспитание. Люди вырастали умными, образованными, безжалостными тварями. И я убил всех…

– В университете? Кого вы убили? – встрял ректор.

– Один в охране, двое купцов, пятеро среди лекторов и лаборантов.

– Кого?

Волхв перечислил имена.

– Что вы наделали! Трое из них обеспечивали финансирование университета!

– Они были от сюда, – Светарь махнул рукой во тьму убежища. – Драгоценные камни тоже от сюда. Нам потребуется помощь университета, что бы разобраться с их наследием. Уверяю вас, золота и драгоценных камней там больше, чем нужно университету за многие тысячи лет существования. Главное наследие – знания и действующие лаборатории. Вот тут нам и потребуется ваша помощь. Разобрать наследие убитых мною.

Игорь присел рядом со Светарём, схватил обоими руками его голову, развернул к себе. – Смотри мне в глаза! Объединяем разумы. Объединяем!!!

Пока Игорь лечил душевные раны мозголома, остальные занялись освобожденными пленниками. Летуны и осьминоги спокойно отнеслись к волхву с волколаком, а вот чешуйчатые явно трусили. Залепетали что-то на непонятном языке.

– Это один из африканских диалектов, – сказал ректор.

– Вы их понимаете! – обрадовался Ясень, единственный оставшийся не у дел волхв.

– Понимаю.

– Тогда надо их успокоить. И уговорить дать себя осмотреть. Они могут быть опасно больны.

Через три часа все больные были вылечены. Пришёл в себя и Светарь, выйдя из «кольца» Игоря. А вот сам Игорь свалился, и теперь Олгер опять питал его энергией.

– Там десятки тысяч трупов. – сообщил Светарь, на этот раз без прежнего душевного надлома. – Скоро начнут разлагаться. Надо бы всё убрать.

– Как ты это представляешь?

– Кобольды. Они вычистят там всё. Но надо заняться сейчас. Там столько всего нужного! Лаборатории генной инженерии, мастерские, хранилища законсервированных заводов. Мы накормим всё человечество.

– Это как они там все поместились? – удивился Ясень. – Сорок тысяч человек плюс столько хранилищ.

– То, что мы изучали, лишь верхний уровень Ковчега. Всего объём Убежища два кубических километра…

«Не спеши кормить всё человечество», – угрюмо посоветовал Волк. – «И я и Осьминог с Марией видели, к чему приводит бесплатное изобилие» – Осьминог согласно кивнул. – «Продумать надо всё. Люди не должны ничего получать задаром. Иначе опять будет новый Конец Света. Плодя паразитов общества, угрожаешь существованию самой жизни. Ты не видел трущоб, где на квадратном километре крохотных домиков проживает миллион жителей. Ты не видел задавленных насмерть людей в очереди не потому, что товара на всех не хватало, а потому, что очередь была слишком большой. А мы видели. Дармовое изобилие – это гибель»

Тихо загудела вентиляция, коридор Убежища осветился лампами. Пси-буря, вызванная тандемом Светаря и Ларха, закончилась. Голос древней женщины, умершей более трёх с половиной веков назад, объявил,

– Обнаружена разгерметизация входного шлюза. Угроза биологической опасности. Угроза вооружённого вторжения. Активация защитного комплекса. Ошибка. Отсутствуют пулемёты. Ошибка. Отсутствует стационарная лазерная установка. Сопротивление невозможно. Угроза…

Что-то пискнуло и голос смолк.

«Форточники мегасофтовские. Даже тут нахалтурили» – прокомментировал Волк. Понял его только Осьминог, но никто не стал уточнять.

– Волк, поможешь мне с кобольдами? Тогда начнём. Э-э… Почтенный ректор, вы бы не могли отойти подальше? В этом проходе сейчас будет не безопасно.

Волк подошёл к мозголому. Объединение разумов для управления кобольдами было уже привычно. Мысли о будущем скакали с одной темы на другую, никак не удавалось их успокоить. Сейчас вот вычистят Убежище, а потом разбираться с этим «наследием». Очевидно, что спрятавшиеся в Убежище не собирались отрекаться от благ цивилизации. Они подготовили всё, чтоб выйдя на очищенную от людей планету, сразу построить технически высокоразвитое общество. С жёсткой структурой управления. А значит, там должно быть всё для построения такого общества. Плюс точные адреса других убежищ. Даже если люди в них погибли, много законсервированной техники должно сохраниться. А значит, у цивилизации впереди технический рывок. И вот тут вновь встаёт проблема перенаселения. Тем более, если обряд укуса волколака распространится повсеместно. А он распространиться, это уже ясно. Ещё лет сто, и проблема перенаселения встанет в полный рост.

Но это всё потом. А сейчас вот надо заняться убежищем. Проследить, чтоб не разворовали. И ведь за пару лет с наследием не разобраться. А значит, ему и Осьминогу и Марии быть здесь охраной ближайший десяток лет. Кто же лучше волколаков справится с охраной. А Осьминог прекрасно поймёт важность «наследия». Волхвов можно отправить домой под охраной этого, что из арбалета в спину Светарю стрелял. Честный служака, выполнял долг до конца, даже будучи уверенным, что умрёт. Можно доверять. Пусть наберёт себе отряд и сопроводит волхвов, когда те библиотеку повезут.

Светарь требовательно посмотрел в глаза Волку. Пора заняться делом…

410 лет спустя. Кристалл

Распяв жертвенного поросёнка, Нбоа, колдун рода Нбоа, входил в транс. Голосовые связки жертвы были проколоты точным тычком когтя в самом начале ритуала, и поросёнок мог лишь сипеть, ничуть не мешая сосредоточению связи с духами ляо.

Главное, правильно сформулировать вопрос. Духи ляо отвечают всегда правдиво, но если вопрос неправилен, то неправилен будет и ответ. Род идёт куда-то не туда, это ясно. Но ясно лишь ему. Вот проблема. Нбоа помнил тот огромный дирижабль, сорок лет назад принёсший в племя этот белый дом на ножках. Мясной дом. В баках внутри дома сами собой росли куски мяса. В доме колдовали чужеземные колдуны – волколаки, они же раздавали мясо. Один раз в доме что-то наколдовали неправильно, и тогда прилетел колдун – человек. Сам прилетел, без дирижабля, плывя в воздухе, словно рыба в воде. Точнее, он был похож на человека, но Нбоа не обманешь. Духи ляо сказали, что это не человек. Настолько не человек, что даже детей от человечки иметь не может.

Нбоа покосился на свою руку. Зелёная чешуя, которую не каждая стрела пробьёт, чёрные когти. До Года Скорби его род тоже были человеками. А теперь у них когти, которых боятся все джунгли. Точнее, раньше боялись.

Сейчас охотники чешуистых уходят на тропы лишь для удовольствия. Запах свежего яда, которым смазывали когти, теперь, вместо настроя на долгую трудную работу, вызывает предвкушение схватки. Слишком много появилось в джунглях зверья, которое не знает, как опасны когти чешуйчатых. Вместо бегства, многие встречали охотников схваткой. Разве это охота? Зачем охотиться, когда можно выточить из камня красивую брошь, и поменять её на мясо в мясном доме. Или несколько дней помогать ему, Нбоа, и он подарит светляк, а на один светляк в мясном доме дадут столько мяса, что хватит накормить всё племя. Нбоа не жалко светляков. Нбоа жалко своё разленившееся племя. Они забыли, как сурова может быть жизнь, и потому удар несчастья будет гораздо сильней. Гораздо сильней.

Нет, не то. Не о том думает. Надо формулировать вопрос. Главная проблема Нбоа – отсутствие ученика. Давно уже в его роду рождалось слишком много девочек. У Нбоа пять сестёр, ещё три умерли при рождении. И только он был мальчиком. Последним мужчиной рода. У него уже рождались только девочки. Мальчиков не было. Это значило, что ученика пришлось брать со стороны. Трое их было за его долгую жизнь. Один погиб сам, не справившись с контролем духа. Другого, самовлюблённого подлеца, он прогнал. А третьего… Третьего убил волколак. И хорошо, что убил, иначе это пришлось бы делать самому Нбоа. И хорошо, что к тому времени в племени было трое своих волколаков, полностью прошедших ритуал укуса. Не стоит обращаться к чужакам за казнью убийцы. Приносить тайные жертвы ладно, можно понять, но использовать для этого своих соплеменников…

Нбоа не мог простить волколакам отказ отцу в ритуале укуса. Отец умер. Но перед смертью долго говорил с Ганжаром, главным волколаком мясного дома. Потом подозвал его и запретил мстить. Нбоа обещал. Мстить не будет, но не забудет.

Опять не о том думает. Ученик. Племени нужен ученик колдуна. Кого выбрать. Духи ляо, хранители. Помогите, духи. Помогите найти ученика. Укажите, кого учить. Кто примет тяжесть солнечного зова. Кому передать знания…

Нбоа, наконец-то, соскользнут в транс. Коготь отработанным движением чиркнул по жертве, вываливая её внутренности. Всмотрелся в рисунок кишок…

Проклятье! Снова духи указывали ему учить женщину. Но ведь Солнце женщина! Призывать его должен мужчина! Солнце может не откликнуться женщине. Нбоа с сипением выпустил воздух сквозь зубы. Он даже не стал разбирать гадание дальше, что толку знать имя той, на кого указали духи ляо, если это женщина. Опять он не смог сформулировать вопрос правильно. Обессилено опустился на пол, размышляя о гибели всего живого, если он не воспитает ученика.

Скрипнул бамбуковый пол хижины. Откинулась циновка входа. Вошла Инда. Внучка. Когда-то любимая.

Инда в трансе!!!

Нбоа бесшумно скользнул вперёд, всмотрелся в её открытые глаза. Да, Инда под контролем духов ляо. Духов, которым надоела нерешительность Нбоа, и они прямо указали, кого надо учить. Ткнули носом.

– Я понял. Я буду учить Инду.

Инда повернулась, ушла. Ученица. Сегодня днём её ждёт сюрприз. Нбоа вышел следом. Он любил полюбоваться ночью на селение, облеплённое тысячами светляков. Светляков, которые делал он, его отец, дед, прадед. А придумал и сделал первый светляк отец прадеда. Инду духи ляо вели к ней домой. Она и не вспомнит, что ходила ночью. У крыльца шевельнулась тень. Нбоа вздрогнул, но потом узнал Мабутыпа, первого «своего» волколака, прошедшего ритуал укуса.

Пальцы Мабутыпа, в его бытность чешуистым, были длиннее других воинов, поэтому своё копьё он сделал толще остальных. Потому и имя такое дали, на охотничьем сленге означает Толстое Копьё. Имя получилось двусмысленным, чем воин очень гордился. И неудивительно, что при таком имени все его дети были от разных матерей. Зачем он пришёл? Инда!

Когда последний ученик Нбоа начал убивать на тайных жертвоприношениях своих соплеменников, он выманивал их в джунгли именно так, беря под контроль сонных с помощью духов. Именно Мабутыпа заметил идущего спящего и проследил за ним, а потом убил ученика. Вот и пошёл за Индой.

– Она не жертва.

Волколак кивнул, блеснув в темноте зелёными глазами. Вот ещё одно веяние времени. Двадцать лет назад никто бы не понял этого жеста. Согласие выражалось зевком в сочетании с глотательным движением горла. И почему у волколаков в темноте глаза зелёные, а на свету жёлтые. Всё забывает спросить.

«Добей жертву», – передал мысль Мабутыпа.

По старинке зевнув в знак согласия, Нбоа вернулся в дом. Глаза поросёнка выражали вселенскую муку, он уже не пытался кричать, только тяжко дышал.

– Благодарю твой дух за помощь, да будет тебе нескорое перерождение, и сладкие корни в снах духов ляо, – поблагодарил колдун жертву и раскроил ей топориком череп. Теперь выпустить духа прямой дорогой. Когти точно рассекли мозг, достали вместилище духа, пальцами раздавил, выдавив себе на чешую ладони капельку силы духа. Всё, дух ушёл. Теперь помазать каплей себе лоб – сила лишней не бывает. Под чешуйками пальцев заскрипело. Очень хорошо, дух был очень сильный. Там, в этой капельке, мельчайший песок. Чем сильней дух, тем больше этого песка. А тут песок аж скрипит. Вернулся на крыльцо,

– Добил.

«Чую» – ответил волколак. Потом потянулся всем телом, добавил. – «Сегодня ночью прибыли гости чужеземцы. Два великих вождя».

– Я ничего не слышал

«Они волколаки».

– Зачем они пришли?

Мабутупа покосился на него, помолчал недолго,

«Ты состарился, Нбоа. Этому телу осталось два года жизни»

– Мне? Два года?

Колдун уселся на ступеньки своего дома. Вот так новость. Но за два года не успеть подготовить ученицу.

– Мне не успеть подготовить Инду.

«В следующем году тебе предложат ритуал»

Нбоа был удивлён,

– Но моему отцу отказали.

«Да»

– Скажи мне, Мабутупа. Воин моего племени. Почему отказали моему отцу?

«Он слишком любил своё племя. В ущерб другим»

– Что?

«Волколаки далеко слышат боль. Он был равнодушен к боли соседних племён. Волколакам так нельзя»

Вот от чего духи хотели дать ему ученицу вместо ученика. Они знали, что ученик ему не нужен. Он не умрёт. Не встретится с отцом и дедом, останется здесь… Впрочем, дед уже наверняка ушёл на перерождение. Но у волколаков не такие ловкие пальцы, как у чешуйчатых. Ученица будет его пальцами. А теперь пора звать Солнце.

Решительно поднявшись, Нбоа пошёл на побережье. Вечером был сильный ветер, а потом дождь, на песчаном пляже затёрло все старые следы. Торя новый след, он поднялся на свой камень. Задумался, медленно входя в транс…

– Мать всей жизни, дающая свет и тепло. Мы жаждем увидеть тебя. Вернись к нам из своего сна. Проснись, любимая всеми. Мы любим тебя и ждём. Приди, приди, несущая свет и тепло…

Слова призыва лились легко и привычно. Несмотря на лёгкий транс, приходили посторонние мысли. Слишком неожиданно всё. Ученица, двухлетний срок, ритуал. Он не знал, сколько осталось колдунов, призывающих Солнце. Дед рассказывал, что до Года Скорби их было много, но сейчас он, возможно, остался один. Во всяком случае, когда отец прадеда однажды не смог из-за ранения провести ритуал призыва, солнце так и не взошло в тот день. Так рассказывал дед. Это страшно, сознавать, что на тебе долг хранения жизни всего мира. На тебе одном. Умрёт он, и весь остальной мир умрёт. Родной род, враги, дальние, незнакомые народы, джунгли, море. Все умрут. И всё потому, что за всю долгую жизнь он так и не подготовил ученика. Сначала ждал сына, потом не везло с учениками. Теперь он просто не имеет права умереть. Значит, придётся соглашаться на ритуал укуса волколака.

Откликаясь на призыв, горизонт засветился, потом взошло Солнце. Нбоа опустился на камень, отдыхая и наслаждаясь утренними, самыми нежными лучами Дающей Жизнь.

Диссонансом ветерок донёс запах мыла. Нбоа поднялся, медленно обернулся… Недалеко от камня на песке сидело трое волколаков, смотрели на него. Один кобель в центре и две суки. Незнакомые волколаки с очень примечательной внешностью. Кобель и одна из сук были неожиданно пушистыми, ухоженными, от них пахло мылом. Кобель быль опутан ремнями сбруи. Волколаки, не имея свободных рук, носили необходимые вещи в сумках, которые цепляли вот на такую сбрую. Сбрую они не любили, и предпочитали обходиться вообще без вещей, если была такая возможность. Но у этого волколака шерсть под ремнями была заметно вытертой. Это значило, что он сбрую носит постоянно. На левом боку висела кожаная сумка.

Третий волколак… Волколачка. Это кем надо быть, чтоб довести себя до такого состояния. Это не шерсть, это сплошные колтуны. Она выглядела больной. Кроме не ухоженности что-то ещё было в ней неправильное… Да, точно. Тяжёлое дыхание. И… У неё ноздри закрывались и открывались в такт дыханию! Никогда Нбоа такого не видел. В добавок, от каждой ноздри вдоль носа шла тонкая полоска, длинной около трёх сантиметров, похожая на старый шрам. Конечно, у волколаков не может быть старых шрамов, всё заживает без следов, но эти выглядели именно так.

И вообще, вся тройка выглядела неправильной. Словно ненастоящие, а привидевшийся сон. Колдун молча размышлял, пытаясь понять, что ему не нравится. Волколак, тот, что в центре, со сбруей, вежливо склонил голову,

«Приветствую Призывающего Солнце. Для меня радость видеть столь достойный труд».

Колдун, наконец, понял, что ему не нравилось. Следы. Эта троица сидела на песке чуть в стороне от его следов, но на девственно-ровной поверхности песка, кроме тонкой подсохшей корочки следов вчерашнего дождя, не было никаких следов. Словно троица возникла из воздуха прямо посреди пляжа. Нбоа посмотрел на небо – дирижабля не было. От куда они появись?

Волколак, не дождавшись ответа на приветствие, продолжил,

«Меня зовут Волк, это моя жена Евдотья, это Адара».

Нбоа спокойно рассматривал волколаков. Опасности не было, духи ляо были спокойны.

– От вас пахнет мылом.

Волк насмешливо фыркнул. А вот у неухоженной волколачки вдруг распахнулись щели шрамов, идущих от ноздрей, обнажив розовое нутро, вид получился жутковатый. Она как то странно дёрнула головой и чихнула. Щели закрылись.

– Что с ней?

«Она подводный житель. Ей тяжело на суше»

Нбоа посмотрел на неухоженную уже другим взглядом. Инда рассказывала, что волколаки научились жить под водой. Вот, значит, какие они.

– Что вы хотите от меня?

«Посмотри на этот камень. Скажи, какой из него будет светляк»

Волк повернул голову, посмотрел на свою сумку. У той сам собой открылся закрывающий клапан и из сумки в воздух взлетел маленький, с горошину величиной, прозрачный круглый камушек. Видеть телекинез Нбоа было не в диковинку, один из чуждых волколаков Мясного дома владел им, и неоднократно пытался научить других, пока безуспешно. Камушек невесомо подплыл к колдуну, тот сжал его в кулаке, сел поудобнее, вошёл в транс…

Камень перед его мысленным взором раскрылся, и колдун восхищённо ахнул. Вместо тысяч мелких гранул в его руках лежала одна, гигантская гранула. Правильная гранула, сверкая своими гранями. Нбоа залюбовался правильным рядом плоскостей, погладил их мыслью. Иногда ему приносили алмазы, там тоже была правильная структура, но содержание было совсем другим, да и сами алмазы были слишком мелкими. А тут даже примеси были только на периферии, драгоценность такой чистоты и такого размера он не держал в руках никогда в жизни…

Медленно выйдя из транса, он открыл глаза. Все три волколака оставались в той же позе, хотя, судя по Солнцу, прошло почти два часа.

– Из этого можно будет сделать светляк, который будет светить тысячу лет.

«А из этого?»

И из сумки выплыл второй камень, размером с кокос. Завис перед колдуном. Нбоа начал икать.

– Это… Такой же, как этот?

«Да»

– Хорошо, что вы дали мне сначала маленький. В этом я бы утонул.

Морды у всех троих вытянулись. Не надо было быть эмпатом, чтоб понять их разочарование.

«Вы не сможете сделать из этого светляк?»

– Смогу. Не за один день, а дней за десять. Но я никогда не смогу его заполнить силой. От куда у вас такие камни?

«Эти камни выращены в университете Назарета. Это монокристаллы кварца»

Нбоа покачал головой. Последние слова ему были непонятны и не важны, а вот «выращены» и «университет Назарета» наоборот, важны и понятны. Если они умеют мясо в баках растить, почему им не растить на грядке камни. Проклятый университет, забравший у него Инду. Умнейшая, многообещающая будущая жрица духов ляо, отправилась в этот университет постигать мудрость чужаков. Теперь она не верила, что Нбоа призывает Солнце и колдун в гневе прогнал её от себя. Разумеется, путь жрицы ей был закрыт… До сегодняшней ночи, когда духи ляо выразили своё желание. Разумеется, она не станет призывающей, не тот пол. Но она сможет стать жрицей.

«Сделай для нас этот светляк. Силой мы его наполним сами»

– Зачем вам это? Такой светляк будет светить дольше, чем будет существовать этот мир.

«Мы наполним его силой. И когда сила потребуется, заберём её назад. Это будет хранилище силы».

Нбоа протянул руку к висящему в воздухе камню, осторожно прикоснулся одним пальцем. Вошёл в лёгкий транс, твердя себе защитную формулу: «только глянуть и назад»…

Мир камня распахнулся… Бесконечный мир. Чистейшие, правильные плоскости шли из ниоткуда в никуда… Возникло желание проследить путь этих плоскостей, увидеть грани. Но спасительная формула сработала: «глянул – назад!». И он выпал из транса. Снова посмотрел на камень простым зрением. Если из этого сделать хранилище силы… Интересно, сколько жертв уйдёт на это?

– Да, этот камень огромен. Вам нужно только хранилище? Не обязательно, чтоб камень светился?

«Свечение не нужно, только хранилище»

– Тогда точно сделаю. Что вы сможете дать мне взамен?

«Вот эти, маленькие камни. Сотню штук»

Нбоа довольно улыбнулся. Торговаться его учил отец, и он вытянет из этих волколаков все камни, что у них в сумке.

– Десять дней работы. И никто, кроме меня это не сделает. Это стоит не меньше трёхсот камней.

Волк торговался умело, чувствовался опыт. Но Нбоа был опытней, и сторговались они на двухсот пятидесяти малых камнях за один большой светляк. Под взглядом Волка сумка отцепилась от сбруи и подплыла к колдуну.

«Здесь ровно двести сорок девять камней. И один в твоей руке».

Очень довольный собой, Нбоа убрал все камни в сумку, подцепил её когтем и отправился в свою хижину. Он уже решил загадку отсутствия следов – эти пришлые волколаки наверняка умели летать, как тот чужак, что прилетал исправлять Мясной дом. Ничем другим объяснить отсутствие следов было нельзя. В хижине он достал большой камень, положил его на низкий столик. Кто-то уже принёс в его отсутствие большую глиняную кружку с мясным бульоном. Напившись, уселся перед столиком и приступил к созданию самого сложного светляка за всю свою жизнь. Пусть даже он и не будет светиться.

К вечеру, выйдя из транса, выпил вновь обновившуюся кружку, отправился размять ноги. На удивление, было тихо и пустынно. Куда подевались жители? Сосредоточившись, обратился на мыслеречи к Мабутыпе, дальше всех из своих волколаков умевших чувствовать и передавать мысль,

«Где все?»

«Мясной дом» – последовал краткий ответ.

Приближаясь к Мясному дому, издалека услышал чужую мыслеречь. Говорила пушистая жена Волка, чьё слишком сложное имя он уже забыл.

«… медитация основа основ контроля своих умений. Не научившись контролировать мысль, не научишься остальным умениям. Лишь то, чем случайно одарила природа, будет доступно вам. Научившись контролю, открываешь новые глубины. Это развитие бесконечно. Нет предела развитию. Лишь смерть остановит развитие. Учитесь медитации, без неё не будет других умений. Кто-то умеет залечивать свои и чужие раны, кто-то летает, кто-то двигает взглядом предметы. Всему своему умению можно обучить других и научиться у других, если объединить сознание. Объединяя сознания, можно почувствовать умения твоего друга, как свои. При объединении чувствуешь чужие чувства, как свои, а он твои. Если ты испытываешь к нему гнев, злобу – объединиться не получится, его сознание не пустит тебя к себе. Тоже и его чувства, если ты ему не нравишься, твоё сознание оттолкнёт его. Только друг может пустить в свои чувства друга. Полное доверие…»

Прислонившись к стволу пальмы, Нбоа слушал лекцию пушистой волколачки. Она не просто говорила, она транслировала на всех свои эмоции. Смысл мыслеречи запоминался крепко, западая в душу, как выстраданное собственными долгими размышлениями. Эта волколачка была очень умна и опытна, наверняка это не первая её лекция. Чешуйчатые и волколаки, все жители посёлка, собрались возле неё полукругом, запоминая молча и внимательно.

Инда сидела в первом ряду. Он так и не поговорил с ней сегодня. К удаче, пушистая вскоре закончила свою речь, напоследок вновь призвав к медитативным тренировкам. Жители, обсуждая лекцию, начали расходиться.

«Инда, нам надо поговорить» – передал Нбоа. Внучка вздрогнула, завертела головой, ища его. – «В моей хижине» – добавил Нбоа и заторопился к себе. Пусть думает, что он дотянулся мыслеречью до неё от самой хижины. Полезно с молодых сбивать спесь. Особенно с учеников.

Он успел раньше. Уселся на плетёный из сушёной лианы коврик, придал себе сосредоточенный вид. На самом деле ему было радостно. Привыкнув в обучении у отца докапываться до причин смены настроения, с удивлением понял, что радует его будущее замирение с внучкой. Всё же размолвка с ней больно ударила по его чувствам.

– Деда, ты звал? – осторожно донеслось снаружи.

– Заходи.

Заскрипела бамбуковая лестница, откинулась циновка. Инда вошла, почтительно поклонилась.

– Садись. Разговор будет долгим. Да не у входа садись, напротив меня.

Инда уселась на коврик по другую сторону столика, настороженно глядя на деда. Что ни говори, а в роде его вполне заслужено считали очень мстительным, и теперь она размышляла, какую месть спустя два года от возвращения из университета придумал ей дед.

– Я прогнал тебя после того, как ты сказала про вертящуюся круглую землю. Ты не веришь в то, что это я каждое утро зову Солнце.

Инда опустила глаза. В душе она уже не раз прокляла себя за попытки просветить деда на счёт истинного мироустройства. Тогда она казалась себе самой умной, торопилась делиться откровениями с окружающими, не понимая, что до любых знаний надо сначала дорасти.

– Это мне очень не нравиться, но роду нужна жрица. Уже пять лет мы без жрицы, ты сама видишь, мужского слова недостаточно для покоя духов.

Инда кивнула. Действительно, джунгли вели себя всё беспокойней. Вокруг становилось всё больше ядовитых змей, за последний год волколаки убили двух леопардов, пытавшихся охотиться на детей рода, недавно прямо на охотника упало осиное гнездо. Роду нужна жрица, одного колдуна не достаточно.

– Духи ляо хотят, что бы жрицей была ты.

Инда удивлённо вскинула взгляд.

– Да-да, не смотря на всё твоё неверие, они хотят тебя. И я с ними согласен. Именно ты можешь стать лучшей жрицей за последнюю сотню лет. Только из-за твоего неверия я не хотел учить тебя. Но для рода будет лучше, если я обучу именно тебя. Так что я решил тебя простить.

– Спасибо, деда, – глаза внучки мокро заблестели.

– Для начала, поговорим о том, как правильно медитировать…

Отпустив внучку после захода Солнца, он вышел на порог, любуясь россыпями светляков. Появился Мабутыпа.

«Инда счастлива»

– Я тоже. Это счастье, передавать свои знания.

«Ты видел вождей?»

– Только одного. Волка. Очень хорошо торгуется. С ним были две суки. Его жена и одна волколачка из подводного мира.

«Из подводного мира и была вторым вождём. Адара, убийца кракенов, прапервая дочь»

– Как ты сказал? Прапервая дочь?

«До ритуала укуса она была осьминогом. Весь род осьминогов произошёл от одной праматери, и одного праотца. Но когда они встретились, у праматери уже была одна дочь, родившаяся до встречи с праотцом. Эта дочь Адара. Она родилась в Год Скорби. Сейчас Адара является вождём всего морского народа. И морских волколаков, и осьминогов»

– Легко волколаку стать великим воином. Даже суке.

«Она была великим воином ещё тогда, когда была осьминогом. Она была первой из рода осьминогов, кто сумел убить кракена. И ёщё, под водой нет никого сильнее осьминогов. Волколак сильнее на суше. Она теперь не лучший воин, она только мудрейший вождь океана»

– Она не сказала ни слова. Молчала.

Мабутыпа передал в ответ даже не слова, а эмоцию. Человеки в таком случае пожимали плечами, осьминоги неопределённо взмахивали парой щупалец, а чёшуистые прикрывали глаза. Колдун грустно вздохнул – совсем Мабутыпа ушёл далеко от рода в своих привычках. И тут же мысленно обругал себя – а сам-то он на сколько быстро забудет старые привычки? Главное, Мабутыпа остался родичем. А привычки не важны.

Следующие дни были у Нбоа очень насыщены. Утренний призыв, затем создание гигантского светляка. После полудня он спешил к мясному дому, где Евдотья (он всё же выучил сложное имя пушистой жены Волка) читала лекции. Порой в этих лекциях он узнавал совершенно неожиданное, например, что в трансе можно объединять не только два, а гораздо больше разумов. Да и то, что он уже знал, после лекций Пушистой укладывалось в голове совсем по другому. Разрозненные знания выстраивались в единый сноп.

После лекций уже он занимался с Индой, знакомя её с запретным для непосвящённых, сообщая тайные имена духов, их привычки, желания. Под вечер они уходили в джунгли для практических занятий, смазав когти ядом, и Инда приносила жертвы духам. Уже на пятый день исчезли ядовитые змеи, не так стали досаждать мухи. У рода появилась новая жрица, пусть ещё ничего не умеющая, но очень сильная.

Светляк он закончил на восьмой день, но не торопился отдавать, а просто сидел и любовался своей лучшей работой. На десятый, вздохнув, вложил его в волколачью сумку (маленькие камушки из неё давно перекочевали в тайник под хижиной) и взял с собой на призыв. После того, как он призвал Солнце и оглянулся, то увидел позади себя опутанного сбруей Волка. Тот снова учтиво поздоровался.

– Готов твой светляк. Когда ты наполнишь его силой?

«Сегодня вечером»

Нбоа неторопливо поставил сумку перед собой. Та поплыла к Волку, прицепилась на сбрую. А колдун размышлял. Для наполнения такого светляка надо принести очень много жертв. Очень. Если быков или зебр, многотысячными стадами путешествующих в бескрайних равнинах за джунглями, потребуются сотни тысяч. Если это будут жертвы разумных – десятки тысяч. Но колдун не верил, что это будут жертвы разумных. Духи ляо обязательно бы почувствовали такое заранее. Да и не принести столько жертв за один вечер. За целый год столько жертв не принести. Но Волк сказал, что напоит силой его уже сегодняшним вечером…

– Могу я увидеть, как ты будешь это делать?

Волк недовольно глянул на него,

– Если во время обряда ты будешь рядом, можешь погибнуть. Если ты войдёшь в транс, можешь помешать обряду. Смотри издали.

– Я буду смотреть издалека. И не буду входить в транс.

Волколак нехотя кивнул,

– Камень на озере. Мы будем проводить обряд на этом камне за час до заката. Ты можешь стоять на холме. Всё будет видно. Ближе не подходи.

– Я буду на вершине холма, – пообещал Нбоа, весело оскалившись. Волк, наверное, не знал, что у него есть хорошая подзорная труба. Он сможет рассмотреть все подробности обряда.

Он пришёл на холм за два часа до заката. И поразился – на берегу озера лежали, лениво ожидая своего часа, три десятка волколаков. Они были слишком похожи, легко было опознать лишь Волка с его женой, по сбруе да пушистости. Да ещё Адару, по клочковатости, хоть она и расчесала колтуны, но клочковатость осталась. Из остальных он узнал только Мабутыпа. Судя по количеству волколаков, сюда собрались волколаки даже с дальних посёлков, и продолжали прибывать! То и дело из джунглей выскакивали и тормозили на берегу одиночки и небольшие группы. За час до заката, когда начался обряд, набралось шесть десятков!

Сначала Волк с женой и два незнакомых волколака прыгнули на камень. Это был большой плоский камень двадцати шагов в ширину. Нбоа знал, что он упал здесь в древние времена, когда ещё боги не создали людей, когда на другом конце земли подрались два великана, и от их ударов разлетались обломки скал. Этот камень и был таким обломком.

Волк положил гигантский светляк, который сделал Нбоа, посередине камня, поставил на него свою правую переднюю лапу. Остальные трое волколаков тоже встали вокруг светляка и поставили на него свои правые передние лапы.

Потом на камень вспрыгнуло ещё восемь волколаков. Встав по бокам первой четверки, каждый из них поставил им на спину свою переднюю лапу, кто левую, кто правую. Потом на камень стали вспрыгивать другие волколаки, образуя вокруг первых новые живые кольца. Внешнее кольцо оказалось плотно прижатым друг к другу.

А потом завизжали духи ляо, что-то пытаясь сказать колдуну, но он обещал не входить в транс, и не понял, что они говорили. Доверие волколаков того стоило. А потом… Вокруг кольца волколаков начало пульсировать само пространство. Камень и стоявшие на нём волколаки словно уменьшались в размерах, а потом увеличивались. Пространство пульсировало с двойным тактом, словно сердце волколака, и с такой же частотой. А вокруг происходило страшное. Поверхность озера корёжило, в нём возникали холмы и впадины. Отрывались от поверхности и плыли по воздуху огромные, два-три метра в диаметре, капли неправильной формы, вдобавок, их форма всё время менялась и дрожала. Плыл по воздуху изогнувшийся дугой крокодил, намертво вонзивший зубы в свой хвост, деревья изгибали ветки и шевелились, словно живые. Изменялся рельеф берега, прежде ровный, теперь он походил на гигантский высохший персик.

А пространство всё пульсировало, пульсации отдавались дрожью земли и воздуха: – Бу-бум-бум! Бу-бум-бум! Бу-бум-бум!… Духи давно молчали, вся живность бежала в страхе. Лишь колдун оцепенело смотрел на страшный обряд.

Наконец, всё закончилось. Волколаки не выглядели уставшими, бодро разбежались. Поверхность озера снова было ровной, вот только вся рыба в нём всплыла кверху брюхом. А берега и деревья на них так и остались покорёженными. Всё выглядело так, словно тут танцевал сам повелитель духов зла.

Уставшими у волколаков выглядела только первая четверка. Уставшими, но довольными. Вскоре все волколаки скрылись в джунглях, лишь троица – Волк с женой и Адара, направились к холму.

– Что это было? – спросил Нбоа.

«Воззвание к Вечности. Высшая магия, доступная только волколакам. Других это убьёт. К той самой Вечности, куда уходят души умерших»

– Я не слышу духов ляо. До вашего обряда слышал, сейчас нет, – Нбоа старался говорить спокойно, но в глубине души бился страх – вдруг духи покинули его навсегда.

«Духи ляо?» – озадачено спросила Евдотья.

Волк что-то сказал ей на безмолвной речи.

«Ах, эти. Локальная пси-буря опасна для таких структур. Они просто разлетелись. Если ты отойдёшь на пару километров, они вернутся»

Нбоа прикрыл глаза, успокаиваясь. А ум анализировал произошедшее. До сих пор он знал, что нет воинов сильнее волколаков. Теперь он знал, что и как колдуны, они тоже сильнейшие. С ними могут поспорить разве что боги, но боги редко вмешиваются в дела смертных.

– Жаль озеро. Оно было красивым.

Волк и Евдотья смутились, Адара лишь насмешливо фыркнула.

«Уже завтра падальщики всё подчистят» – сказал Волк. – «А рыба народится потом в большом количестве, уже в следующем году. И растений будет много. После такого обряда много лет на этом месте будет буйство жизни. Здесь будет забываться усталость. Слишком много лишней энергии впиталось в землю»

Нбоа снова прикрыл глаза. Последние сомнения оставили его – волколаки умели открывать дверь в обитель богов, и черпать от туда силы. И боги не возражали. Они напитали его светляк не просто силой, а силой самой жизни. Да ещё и пролили мимо половину сил. Растяпы. Зачем волколакам такой амулет?

– Могу я подержать светляк в руках?

Открылся клапан сумки, от туда вырвался яркий сноп света, особенно яркий сейчас, после заката. Затем гигантский светляк всплыл в воздухе, ярко осветив всё вокруг. Это было странно, ведь этот светляк был неполноценным, в нём был только накопитель силы, светящейся части там не было. Колдун протянул руку, прикоснулся – светляк был не просто полон, он был переполнен силой, разливая вокруг излишки. Именно эти излишки и заставляли светиться светляк.

Резко повернувшись, Нбоа быстро зашагал по тропинке к своему селению. Нельзя было показывать свою зависть, волколаки её почувствуют. А зависть была очень сильной, у него никогда не будет такого талисмана. На пол дороге он почувствовал первых духов ляо – напуганных. Только однажды в детстве он чувствовал испуг духов ляо, тогда на селение напало бродячее племя каннибалов. В тот раз испуг длился недолго, отец быстро организовал их, и вскоре все вражеские воины умерли – духи ляо остановили им сердца. Сейчас же событие произошло давно, а духи всё ещё испуганы.

Вернувшись в родную хижину, лёг на циновку и принялся размышлять. Волколаки оказались не просто сильны. Их сила была ровней силе богов. И ещё – свои, родные волколаки. Кому они больше преданы – волколачьему вожаку или родному роду? Мабутыпа, один из самых достойных воинов рода, принимал участие в чудовищном обряде, когда на стаю волколаков пролилась сила богов. В тоже время, кроме волколаков, никто из живых, находившихся слишком близко к месту обряда, не выжил. Вид дохлых крокодила и рыбы был убедителен.

Как дальше вести себя? Колдун расслабился, призывая сильного духа ляо. У него тоже есть своя, высшая магия, о которой не знает никто в селении.

Дух был послушен, даже слишком послушен – сказался испуг. Колдун впустил его в своё тело, позволил слиться сознаниям, а потом заставил остановиться своё сердце и всплыл над телом, сам став духом. И устремился на поиски Волка, посмотреть, чем он занят, когда рядом нет посторонних.

Посторонние всё же были. Инда, ученица, стояла возле троих волколаков, и говорила с ними.

– Как вы могли так рисковать им!

«Он был в безопасности» – передала Адара. – «Я лично заблокировала вершину холма от буйства пси-бури. Его только краешком задело»

А ведь это про него говорят! Эх, надо было чуть пораньше прилететь.

«Инда», – обратился к ней Волк. – «Твой дед сейчас самое важное существо в нашем мире. Любому другому можно найти замену, твоему деду – нет»

Нбоа изумился. Он, конечно, подозревал, что является последним Призывающим, но от куда Волк знает это? Слушай, Инда, слушай, что тебе мудрый вожак говорит.

– В университете так и не справились?

«Частично. Они поняли, как работают светляки. Но не поняли, как сделать светляк»

Что? При чём тут светляк?

– И как он работает?

«У атомной решётки упорядочиваются спины. Практически, твой дед создаёт кварковый эффектор. Если мы поймём, как он это делает, то сможем закодировать в кварковом эффекторе любую магию. Мы сможем делать амулеты, которые будут лечить раны, обогревать или охлаждать дома, заставлять летать любые предметы, замедлять или ускорять ход времени. Аквы можно будет имплантировать прямо в лёгкие, а не цеплять на спину. Сейчас сложно даже вообразить, как это изменит жизнь во всём мире»

– А в университете нам говорили, что магии не существует.

Волколаки дружно раскашлялись, а Волк даже повалился на спину и принялся дрыгать лапами. Первой успокоилась Адара,

«И это говорит внучка колдуна! Жрица рода! От того, что в университете заменяют слова магия на экстрасенсорика, а духи на локальные концентрации эгрегоров, суть явлений не меняется. Если тебе, будущей жрице, не нравится слово магия, зови по научному»

Так её, лупите дальше, – подумал Нбоа. Многих слов он не понял, но общий смысл уловил.

«Твой дед является единственным умельцем, умеющим упорядочивать спин атомов. Твой дед делает только светляки, но эти камушки способны дать гораздо большее. Когда он нам расскажет, как он это делает, цивилизация свернёт на другой путь развития. Когда магия будет доступна каждому, разнообразная магия»

– Он не скажет, – горько вздохнула Инда.

Не скажу, родная, – ехидно и разочарованно подумал Нбоа. Оказывается, целью Волка было выведать способ изготовления светляков. И Инда ему в этом помогала.

«Мы не будем торопиться. Твой дед каждый день призывает Солнце. Я слушал его призыв, слушал не ушами, а сердцем. Он зовёт его не для себя. Не для своего племени. Он зовёт его для всего мира. Зовёт искренне. Став волколаком, он будет чувствовать горе и счастье не только своего рода, но и соседних племён. А чувствуя, не сможет не сопереживать. Он сам захочет делать добро для многих, но его сил не хватит для многого. И ему придётся взять многих учеников. Обучит и тебя»

– Но он возьмёт с меня клятву, что знание не выйдет за пределы племени!

Возьму, – мысленно согласился Нбоа. – С меня так-же отец взял клятву.

«Лет через десять, побегав в шкуре, он поймёт, что весь мир стал его племенем», – сказала Евдотья. – «Но это он должен решить для себя сам. Не подталкивай его к этому. Лучше десять лет подождать, чем потом решать проблемы с волколаком, который никому не верит. А пока мы будем учить тебя своей магии. Когда дед научит тебя делать светляки, ты сможешь делать такие эффекторы, какой магии научишься»

Пора. А то можно остаться духом навсегда. Нбоа устремился к своей хижине, слился со своим телом, заставил биться сердце, разогнал застоявшуюся кровь по телу, отпустил духа и с трудом сел. Пожалуй, он слишком стар для таких обрядов. Но идея Волка очень интересна. Действительно, почему он ограничивается одними светляками?

Среди ночи хижина колдуна сгорела. Волколаки прибыли уже через несколько секунд после начала пожара, но тушить было уже поздно. Пылала вся хижина. Колдун стоял рядом и, странное дело, был счастлив. По телу то и дело пробегала непроизвольная дрожь, что у чешуйчатых бывало только в моменты большой радости. Он сумел создать новый магический амулет! Пусть он вместо жаровни запалил всю хижину, пусть амулет разом выпил все его силы, которые теперь восстанавливать несколько дней, главное – у него получилось! Он уже знал, что надо изменить в амулете, чтоб он зажигал только жаровню и не пил столько сил. Пусть он не умеет открывать дверь в обитель богов. Зато он умеет делать амулеты, каких не умеет делать никто. Волколаков много, а он – единственный.

Спать он лёг возле тлеющих углей хижины. И проснулся от того, что встревоженная Инда трясла его за плечо,

– Утро!

Нбоа вскочил. ОН ПРОСПАЛ!!! Впервые в своей жизни. Бежать на пляж было уже некогда, он кинулся к ближайшему дереву, взобрался наверх, глянул на восход. Жуткое зрелище открылось ему, по сравнению с которым вчерашний обряд волколаков был сущей ерундой. Солнце всё же взошло, но оно было чёрным!!! Чёрным, спящим, лишь волосы богини сияли вокруг чёрного диска. Вот, значит, что произойдёт после его смерти! Умирать ему никак нельзя, если раньше он сомневался, то теперь точно знал, что остался последним призывающим.

Страх. Страх охватывал мир. В ужасе застыли родичи и духи ляо. Молчали птицы, не перекликались павианы. Никогда на его памяти не было в джунглях тишины, а тут наступила, даже цикады молчали. Липкий ужас охватил всех. Инда взобралась и уцепилась за ветку рядом, странно, она совсем не была испугана. И виноватой себя не чувствует, а ведь должна. Вот оно, доказательство смысла его существования, перед глазами.

– Держи меня, чтобы я не упал в трансе, – приказал Нбоа своей ученице. Затем так быстро, на сколько мог, вошёл в транс.

– Мать всей жизни, дающая свет и тепло. Мы жаждем увидеть тебя. Вернись к нам из своего сна…

И Солнце откликнулось! Ослепительно начал светился самый краешек чёрного диска. Совсем немного, маленький кусочек. Начавшая просыпаться богиня убрала волосы, те исчезли, остался только чёрный диск с ярким сияющим кусочком с краю. Нбоа продолжил призыв, кусочек быстро разросся до узкого серпа по краю чёрного диска, а вскоре Солнце проснулось полностью. Нбоа ещё долго сидел на дереве, в груди бешено стучало сердце. Не в его возрасте прыгать по веткам. А настроение было… ликующим.

Нбоа довольно оскалился, уж самому с собой надо быть честным. Он сейчас должен биться в горе, что плохо выполняет свой долг, но на самом деле он ликовал! Что ни говори, но неверие Инды всё же слегка поколебало его уверенность в действенности призыва. Нет-нет, а закрадывалась мысль: «А вдруг она права? Вдруг Солнце всходит само по себе?». Проверить было легко, опоздать ко времени призыва, но духу не хватало. Мир большой, зачем пугать всех ТАК. Не имеет права. И вот, проверка получилась сама собой. Да ещё какая, на глазах Инды! Что стоит способность волколаков открыть дверь в обитель богов по сравнению с таким могуществом!

– Спускаемся, – грубоватым тоном приказал он ей. Инда послушно начала спускаться первой, не отрывая от него взгляда, на ощупь находя нижние ветки. Да она же за него боится! Что он упадёт. Пробрало ученицу! Виду не подаёт, а сама боится, что с ним вдруг что ни будь случится. Вот так вот, девочка! А то задурили тебе голову в этом Назарете.

Оказавшись на земле, не спеша побрёл к своему пепелищу. Все чешуистые селения собрались здесь, страшно перепуганные. Волколаков нигде не было видно. Толпа сородичей вытолкнула вперёд Енет, его первую жену. Самую любимую. После того, как она родила троих девочек, и ни одного мальчика, он оставил её, взяв другую жену, но память о своей первой любви не забыл. Похоже, его родичи хотят сказать ему что-то неприятное, раз вытолкнули Енет. Ей он никогда ничего плохого не сделает, что бы она не сказала.

– Нбоа! – обратилась к нему Енет. – Возьми себе ученика мальчика!

Ага. Их тоже проняло. Напугались, что умрёт призывающий, и останутся без Солнца. Смотри, смотри, неверующая Инда, на моё торжество.

– Мабутыпа сказал мне, что в следующем году мне предложат ритуал укуса, – сказал он толпе небрежным тоном. И добавил с сожалением, – без ритуала мне осталось жить не больше двух лет.

Дружное сипение облегчённого выдоха толпы.

– А теперь помогите мне построить новую хижину. За это я сделаю десять светляков.

Взялись дружно, всем селением. Начали разгребать пепел, Нбоа раскопал свой тайник, который совсем не пострадал. Уже через полчаса появились в достатке стволы, циновки, дети плели из листьев будущую крышу. Появились волколаки, встали, наблюдая за суетой.

«Сегодня твоего деда не было на пляже» – мысленно обратился к Инде Волк. Нбоа усмехнулся – Волк не знал, что учитель и ученик рода Нбоа находятся в столь тесной связи, что учитель слышит мыслеречь, направленную на ученика, если он рядом.

«Он проспал! Впервые в жизни!» – тоже мысленно ответила Инда. А ведь он ей тоже не сказал об этой особенности связи с учеником. Забыл. Интересно.

«Проспал?! Проспал затмение?!»

«Я его разбудила в самый пик!»

Волк уселся на свой хвост,

«И… что было?»

«Ну, мой дед начал призывать Солнце, и затмение кончилось»

Волк всхлипнул, пытаясь задавить кашель,

«Молодец, вовремя ты его разбудила»

«Ещё бы. Теперь дед точно знает, что прав был он, а не я. Положительные эмоции улучшают здоровье»

Нбоа был доволен. Выходит, Инда могла его разбудить раньше, но не стала, надеясь, что Солнце взойдёт само, и тогда она докажет упрямому деду. Хе-хе, а вышло то наоборот! Вот только Волк странный, как можно смеяться, когда говорится о таких серьёзных вещах.

– Вы ходили куда-то всей стаей, – сказал Нбоа Волку. – Что-то случилось?

Волк, похоже, смутился, ответил не сразу.

«Один наш мудрец точно сказал, что сегодня утром будет затмение. Солнце взойдёт чёрным. Мы ходили на побережье посмотреть на него»

– Давно сказал?

«Полгода назад»

Нбоа уважительно поцокал языком,

– Мой отец говорил, что даже дурак, увидевший летящий с обрыва камень, сможет сказать, куда он упадёт. Умный человек сумеет это сказать, увидев, как подмыт обрыв под этим камнем. И лишь великий мудрец за год точно скажет не только место падения, но и время. Предсказать за полгода, когда я просплю рассвет, мог только великий мудрец.

«Мне надо бежать» – быстро протараторил на мыслеречи Волк и в темпе скрылся в джунглях. Мордочка Инды застыла, не выражая никаких эмоций.

– Что случилось?

– Может, его жена наткнулась в джунглях на пиявку? Она очень испугалась, когда увидела её впервые.

– Волколачка испугалась пиявки? – удивился колдун. Пиявки, медленно ползавшие по зарослям джунглей, достигали полуметра и были опасны только находившемуся без движения. Для большинства хищников они служили пищей. Не слишком вкусной, но вполне сытной. Удивление колдуна было понятным.

– До того, как стать волколаком, она была человечкой, и дожила до глубокой старости. Человечки иногда боятся странных вещей. Я сама видела в Назарете, как молодые человечки прыгали с визгом на стол, испугавшись мышей. Молодые человеки высыпали их на пол целый мешок.

– Как они наловили целый мешок мышей? Они же неуклюжие.

– Это я наловила. Они заплатили мне.

– А зачем они высыпали мышей?

– Напугать человечек. Это была шутка. Было очень весело.

– А почему человечки боятся мышей?

– Этого никто не знает. Даже они сами, я спрашивала.

– А волколачки мышей боятся?

– Мышей не боятся. А вот пиявку испугалась.

Нбоа вновь поцокал языком, дивясь странностям этого мира.

К полудню новая хижина Нбоа была готова. Довольный колдун, оставшись один, прилёг на новую циновку. И хорошо, что запас светляков при пожаре уцелел. Обещая десять светляков за помощь, он совсем забыл, что сейчас почти полностью пуст. Изготовить один светляк ещё сможет, но не больше. Хлопотные выдались и ночь, и утро, и первая половина дня. Особенно утро. Надо отдохнуть. Стар он стал, это точно. Слишком устаёт от волнений. Вот сейчас немного поспит, а потом пойдёт в джунгли медитировать. Заодно покажет Инде место, где быстрее всего восстанавливаются силы. Хотя надо будет попробовать медитировать возле озера. Раз Волк сказал, что там сейчас хорошо силы восстанавливаются. Вот только вид уж больно озера неприглядный вышел. Для медитации вид перед глазами должен быть красивый, тогда и в транс войти легче, да и сидеть приятней.

Долго полежать не удалось. Снаружи донеслись взволнованные крики. Первым делом он вслушался в духов ляо, те были спокойны, значит, родичам ничего не угрожало. Тогда степенно, соблюдая достоинство разбудившего Солнце, вышел из хижины. Ребятня показывала друг другу на что-то, висящее в воздухе вдали. Сначала он подумал, что это дирижабль необычной формы. К сожалению, зрительная труба испортилась при пожаре. Нбоа отметил про себя, что надо будет поговорить с Ганжаром, главным волколаком мясного дома. Наверное, он сможет добыть новую трубу, а уж Нбоа за неё светляков не пожалеет.

– Это камень с озера, камень! – крикнул один из востроглазых мальчишек. – А на нём три волколака!

Что?!!!

Всмотрелся. Неужели это летит камень? Огромный камень, лежавший там со времён битвы древних великанов! Волколаков он разглядеть не смог, слишком далеко. Но вряд ли мальчишка ошибся. И колдун быстро зашагал по тропинке к озеру, на ходу доставая бамбуковую ёмкость с ядом – соваться в джунгли без смазанных ядом когтей было бы глупо.

Час спустя он стоял на знакомом холме. Летал действительно камень. Он менял высоту, поворачивался, начинал двигаться в разные стороны и возвращался. Духи были спокойны, значит, ничего страшного не происходило. Хотя Нбоа заметил, что камень ни разу не пролетел над холмом. Единственным объяснением было – его заметили. А значит, камень мог в любой момент упасть, иначе почему они опасались пролетать над ним. Или от него мог отвалиться и упасть кусок. Но не упал.

Вскоре к своему учителю присоединилась Инда, тоже прибежавшая на холм. Так они и стояли рядом, наблюдая за экспериментами волколаков. Ещё через полчаса камень вернули в озеро, поставив точно так, как он лежал раньше. На камне каталась знакомая троица – Волк, Евдотья и Адара. Убийца кракенов выглядела значительно лучше, её уже никто не принял бы за больную. Клочковатость шерсти почти прошла. После посадки камня Нбоа разглядел, как всплыл в воздухе возле Волка округлый предмет размером с кокос и убрался в сумку, прицепленную к сбруе волколака. Без зрительной трубы разглядеть наверняка было нельзя, но это был наверняка его гигантский светляк, вот только он не светился. Вот значит, зачем ему было нужно наполнять светляк силой.

Когда волколаки поднялись на холм, Нбоа спросил,

– Зачем?

«Мы проверили, какой груз позволяет поднимать этот накопитель силы. Я умею летать, могу поднять силой мысли небольшой груз, не больше ещё одного волколака. Но с этим накопителем я поднял этот камень»

– Зачем?

Волк озадачено помолчал, подбирая слова,

«Не все умеют летать. С этим накопителем умеющие летать смогут поднимать других. И переносить их далеко по воздуху»

– У вас есть дирижабли. И ещё вертолёты.

«Они дорогие. Их надо строить. Нужны техники, много техников, следить за их исправностью. А тут нужен только накопитель. И умеющий летать. Ещё такие накопители пригодятся при строительстве, поднимать тяжёлые глыбы»

– Значит, вам нужен этот светляк для полётов?

«Не только. Такие накопители нужны всем, кто тратит много сил»

– Значит, таких светляков вам нужно много?

«Очень много»

Нбоа посмотрел на искореженные берега озера.

– А где вы их будите наполнять силой?

«В пустыне, вдали от населённых мест».

– А почему этот заполняли здесь?

«Он пока один. Нет смысла строить постоянное поселение в пустыне. Собрались и разошлись»

– Никто, кроме меня, не сможет делать такие светляки.

«Да»

– А вам нужно много.

«Да»

Нбоа задумчиво рассматривал озеро. Заказов будет много, что потребовать для оплаты?

– Мне тоже нужен такой светляк, наполненный силой.

«Наполним. Сейчас могу дать этот, он на половину ещё наполнен»

– Вы потратили половину сил?!

Колдун был потрясён. Да половины этих сил хватит привязать к нескольким тысячам трупов духов ляо и дать им достаточно сил, чтобы двигаться! Или выжечь джунгли от сюда и до горизонта! Или вскипятить и высушить это озеро! Ну ладно бы испытали, убедились, что могут поднять камень, но зачем они больше двух часов этот камень таскали? Да он, Нбоа, за всю свою долгую жизнь меньше сил потратил, чем этот волколак за два часа выбросил на просто так.

«Камень тяжёлый, не меньше десяти тысячи тонн»

Вот именно. Тяжёлый.

– Возьму.

Тем более возьмёт, что после ночного испытания зажигательного амулета силы ещё долго копить.

Вернулся в свою новую хижину уже с волколачьей сумкой. Вытащил и положил на стол накопитель. Сделанный им и наполненный волколаками. Долго смотрел, не решаясь качать божественные силы. Но всё же решился, осторожно положил на него ладонь, закрыл глаза, потянулся к силе…

Сила была божественной. Сверкающей, пульсирующей, волшебной. Он не спеша пил её, чувствуя, как наливается силой сам. Открыл глаза, вслушался в окружающий мир. Сейчас в нём столько сил, сколько не было никогда. Посмотрел на холодную жаровню, заполненную углями, и только подумал, что надо её разжечь, как угли мгновенно раскалились. Он только подумал, не предпринял никаких усилий, всё получилось само собой. Убрал руку с накопителя, посмотрел на него с опаской. Не приведи духи ночью кошмар приснится, ведь пол посёлка спалит спросонья. Или новую хижину спалит, да так, что и сам выскочить не успеет. Надо бы на что-то потратить силы, снизить до привычного уровня. Камни взглядом таскать он не умеет, зато может зажигать взглядом. И Нбоа отправился к океану. Греть воду. А куда ещё девать излишки силы.

Вечером, когда закончились занятия с Индой, и дух её очередной жертвы ушёл в долины ляо, он приказал ей собрать дров для костра. Молодая жрица быстро насобирала небольшую груду, и неумело попыталась сложить шалашиком. Обычно костры жгут лишь большие группы вдали от дома, и там такие шалаши складывать достаётся самому молодому мужского пола. Потому и опыта у неё не было.

– А теперь я тебе хочу кое что показать. Будь осторожна, из за неосторожного обращения с этим амулетом сгорела моя хижина. – И он протянул ей завёрнутый в паучий шёлк амулет. – Сосредоточь внимание на костре и разверни паутину, возьми в ладонь амулет, не отрывая внимание от костра.

Когда вспыхнул костёр, Инда вскрикнула и выронила амулет.

– Вот, чего я теперь умею делать. Воспользоваться таким амулетом может любой. Даже тот, кто не умеет входить в транс. Мой предок научился делать светляки. Я научился делать амулеты, зажигающие огонь. Я сравнялся в славе со своим предком.

Инда опустилась на четвереньки и внимательно рассматривала упавший амулет. Потом разложила вокруг свои три светляка и снова рассматривала. Внешне он выглядел, как обычный камушек кварца, которые дети приносили деду для светляков. Инда о чём-то сосредоточенно думала, глаза потеряли всякое выражение эмоций.

– Деда, ты ведь заставил камень этого амулета запомнить твою магию, и он это повторяет, верно?

– Почти. Ещё он, когда работает, пьёт силы того, кто его держит. Надо же ему от куда то брать силы.

– Деда, но если ты так можешь, значит, в таком амулете можешь записать и свою магию, изготавливающую светляки. Можно сделать амулет, который изготавливает светляки.

Нбоа внимательно посмотрел на внучку,

– Это ведь не ты придумала, верно? Это придумали волколаки? И просили тебя подать мне такую идею, верно?

Инда смутилась и мелко зевнула, сглатывая.

– Такой амулет сделать нельзя. Каждый камень имеет индивидуальное строение гранул… – Нбоа осёкся на полуслове. Инда часто закивала головой,

– Вот-вот. Монокристаллы кварца, которыми заплатил тебе Волк за большой светляк. Они ведь одинаковые. А в Назарете ещё такие вырастят, если надо.

Нбоа резко поднялся,

– Затуши костёр. На сегодня занятия окончены. – И отправился в свою хижину. Там высыпал на стол горсть камней, что получил от Волка, и принялся их сравнивать. Сравнивал почти до самого рассвета. Различия всё же были, но только на гранях. В глубине камни были одинаковы. Совершенно. Очнулся от своих дел незадолго перед рассветом и заспешил к океану. Не хватало ещё пугать всех чёрным Солнцем два раза подряд. Вернувшись с призыва, лёг спать и проспал до полудня. Когда пришла Инда, сказал,

– Сегодня у тебя самостоятельная работа. Отправляйся в джунгли сама и повтори то, чему я тебя учил, без меня.

Когда после заката она вернулась, застала Нбоа в скверном настроении.

– Не получается изготовить амулет, изготавливающие светляки.

– Почему?

– Потому! Это тебе не зажигалка. Зажечь огонь один миг. Сосредоточился на дровах, вошёл в транс и потратил часть сил. Вот и заставить камень запомнить это просто. И то я несколько часов потратил, изготавливая амулет. Опыта наберусь, четверть часа буду делать. А светляк я по три часа делаю. Это не один миг. Ты представляешь, сколько я потрачу времени, заставляя камень запомнить каждый шаг изготовления светляка.

– Но можно, как большой светляк, изготовить за несколько дней.

Нбоа раздражённо зашипел,

– Да не дни! Годы! Годы уйдут на это! И мне потребуются тысячи одинаковых камней, а не эти двести пятьдесят, что мне принёс Волк. Я буду делать светляки, запоминать свои действия, а потом переносить их на амулет. Только тогда амулет может получиться.

– Волколаки дадут тебе столько монокристаллов, сколько потребуешь.

Что бы не ударить ученицу, он ударил по стене, когти расщепили бамбуковый ствол, а вспышка боли от удара позволила немного успокоиться. Продолжая шипеть, он закричал,

– Неужели ты думаешь, что потратив столько лет на этот амулет, я с ним расстанусь?! Да никогда!!! И зачем мне этот амулет, если я и без него могу всё это делать!!!

Инда заскулила и упала на пол, подобрав под живот конечности, готовая в любой момент выпрыгнуть в проём двери. Конечно, проём закрывает занавеска, но когда самка убегает от разъярённого самца, она никогда не служит препятствием. Именно самец и самка, а не мужчина и женщина. В такой ситуации действовали инстинкты, а не разум. Нбоа усилием воли загнал себя в транс, очистил разум от гнева. Не пристало призывающему терять контроль над своей волей.

– Не бойся. Я уже успокоился. Просто я очень огорчён, что идея себя не оправдала. Действительно, хорошая идея. Но плохая.

Инда глубоко задышала, вошла в транс, убирая из крови адреналин. Напугал её дед, напугал. Давненько она так не пугалась. И ведь всегда посмеивалась над жёнами агрессивных мужчин, что те так смешно скулят. А вот подишь-ты, сама в такой ситуации заскулила точно так же. Никогда больше не будет над ними смеяться. Хорошо, что жрицей стала, не надо замуж выходить. Захочет когда родить, сама выберет отца ребёнка. А замуж не выйдет. Это хорошо, ей и деда вполне хватит, чтоб пугаться. А когда он её научит делать светляки, она обязательно изготовит амулет, делающий светляки. Пусть на это уйдут годы. Она сделает. Хотя отдаст ли такой амулет волколакам, не знает. Действительно, жалко будет расставаться с тем, на что потрачено столько сил. Ну дед и напугал, она и не думала, что он может быть таким страшным. Когда он её в тот раз прогонял, когда она ему про круглую землю рассказала, то тоже кричал, но ударить ему и в голову не приходило. А сейчас ведь чуть-чуть не ударил, еле сдержался. Мужчина, он и есть мужчина. Даже самый лучший из них. Хорошо осьминогам, у них женщины сильнее мужчин. Или волколакам, они настроение друг друга чуют, и боль тоже. Даже мужчины её рода, становясь волколаками, ни разу не ударили своих жён, ставших волколачками. Даже не ругались ни разу больше.

А теперь молчать! Ни слова. Дед сейчас вроде как успокоился, но может в любой момент взъяриться. Вот завтра с ним можно будет говорить, а сейчас нельзя.

– Как ты выполнила задания?

– Всё хорошо. Только жертву поймать трудно было.

– Поймала?

– Да.

– Научишься контролю духов ляо, жертва сама к тебе приходить будет. Ладно, иди, отдохни. На сегодня сделано достаточно.

Инда тихонько, не поворачиваясь к нему спиной, вышла из хижины. И Нбоа, наконец, позволил себе расслабиться, еле сдерживаясь, чтоб не захохотать в голос. Напугалась девочка! Ну и правильно, пусть уважает. Потом, когда повзрослеет, он ей расскажет, что ещё в детстве над ним колдовал отец, чтоб агрессия, направленная на соплеменников, уходила в бездушные предметы. Вот как сейчас, когда вместо Инды пострадала стена. И когти Нбоа. Призывающий должен выражать свой гнев ударом духов ляо, а не когтями. А для контроля духов разум должен быть спокоен, поэтому и должен уметь призывающий успокаиваться мгновенно.

Колдун осторожно потряс ладонь. Было больно. Особенно болел мизинец. Ощупал палец и зашипел от боли. Ну так и есть, выбил себе сустав. Резко дёрнул другой рукой за коготь мизинца, вправляя сустав на место. Вспышка боли, затем боль пошла на спад. Ощупал другие пальцы, но с ними всё было в порядке. Хм… А ведь волколаки посёлка наверняка почуяли и испуг Инды, и его боль. Интересно, что они подумают? Что внучка побила деда и испугалась?

Нбоа, наконец, расхохотался в голос. Хорошее настроение последних дней вернулось. Ну подумаешь, не получится сделать слишком сложный амулет-изготовитель. Зато можно сделать амулет-изготовитель попроще. Например, амулет, изготавливающий амулеты-зажигалки. Жалко тратить волколакские камни на зажигалки, зато, когда будет готов амулет-изготовитель, он с волколаков за него несколько тысяч таких камней стребует. И дадут, никуда не денутся. Они ведь сюда за секретами амулетов пришли.

Утром, когда он возвратился с призыва, встретил Инду возле своей хижины, смотрела она насторожено, ожидая от него взрыва гнева в любой момент. Нбоа тяжко вздохнул,

– Инда, скажи, я хоть раз ударил хоть одну женщину? Можешь такое припомнить? И что тогда ты меня боишься?

Инда честно закрыла глаза, вспоминая.

– Один раз помню.

Нбоа замер, и тоже закрыл глаза, вспоминая. И не смог вспомнить. Посмотрел на Инду,

– И когда это было? Кого я ударил?

– Перед моим отъездом в университет. Окину.

Нбоа выпучил глаза, а потом вспомнил. И расхохотался. Всё селение знало, что колдун что-то прячет под своей хижиной. Семилетняя Окина, которая уже тогда отличалась глупостью, попыталась раскопать его тайник, и попалась. Он тогда поднял её за ноги и отшлёпал ладошкой по месту, предназначенному природой для выбивания глупости из детей. Глупость так и не выбил, но уважение к себе вбил.

К его смеху присоединилась Инда. Мир был восстановлен.

– Пора идти послушать Евдотью.

– А она уже всё рассказала, – виноватым голосом сказала Инда. – Вчера последняя лекция была.

– Вот как? А мне показалось, она знает на много больше.

– Знает она ещё много. Но это были лекции только про обмен талантами. Она рассказала про способности разума к магии. И что дают эти способности. И всё. Теперь она пойдёт в другое крупное селение, будет там опять эти лекции читать.

– Читать?

– Ну, говорить, рассказывать. Это человеки в Назарете так выражаются, говорят, что читает лекции, а на самом деле говорит.

– И много таких глупых выражений у человеков?

– Не много. Но есть. Например, они говорят, что их большие лодки не плавают по воде, а ходят. Хотя я проверяла, ног у них нет. Так что лодки плавают. Просто привыкли так говорить, вот и всё.

– Понятно. Но ты то глупости не повторяй. Если Евдотья говорит лекции, то так и выражайся.

– Хорошо, деда.

– А Волк с ней пойдёт?

– Зачем? Они друг друга на таком расстоянии слышат. А потребуется, за несколько минут добегут.

Нбоа вздохнул. Опять он забыл, что расстояния, которые он считает большими (пара дневных переходов), для волколаков всё равно, что соседняя хижина. Можно покричать, беседуя с соседом, а можно в гости сходить. А уж для умеющих летать…

– Скажи мне, ученица, ты хорошо изучила волколаков?

– Я много знаю о них. Но не знаю, чего не знаю.

Нбоа улыбнулся незнакомому каламбуру,

– Хорошо сказано. Скажи, что волколаки считают злом? Чего они избегают? Как решают, кого удостоить ритуала укуса, кого нет?

– Волколаки считают, что у зла два пути. Внешний и внутренний. Внутренний, это когда равнодушен к мнению окружающих тебя разумных. Идущие этим путём становятся паразитами рода. Приносящие пользы роду меньше, чем берут от него.

Нбоа кивнул, соглашаясь, что это действительно зло. А в следующий миг вдруг понял, что не задумываясь применил жест волколаков. Кивок вместо зевка. Не зря он не осуждал своих соплеменников вслух за перенимание новых обычаев. Они врастают незаметно. Даже в него.

– Второй путь зла, – продолжала Инда, – внешний. Это когда других разумных пытаешься заставить думать так, как считаешь правильным сам. Идущий этим путём становятся кровавыми злодеями.

Нбоа опять подумал, что не зря не высказывал своего неодобрения вслух.

– А какое зло страшней?

– Любое. Идущие путём внешнего зла никогда не нашли бы себе большие армии, если бы в эти армии не вступали идущие путём внутреннего зла. Всегда легче сказать, что ты прав, а не другие, и это они должны меняться. И всегда легче сильному отнять у слабого, чем трудом создать себе нужное.

– Вот! – нравоучительно зевнул Нбоа. – Не надо пытаться заставить других поверить в круглую вертящуюся землю. С начала надо думать, на сколько ты права сама!

– Я больше никого не пытаюсь заставить поверить.

– Этого мало. Надо вслух признать, что ты была не права.

Инда сердито насупилась,

– Деда, а теперь уже ты пытаешься меня заставить.

Нбоа чуть не упал от такого заявления,

– Ты что, всё ещё веришь в круглую землю? После того, как я проспал?

– Деда! – взмолилась Инда. – Пожалуйста! Ну давай отложим это на потом. Когда ты станешь волколаком, сделаешь несколько больших накопителей, и волколаки поднимутся с их помощью так высоко в небо, что смогут посмотреть на землю со стороны, издалека. Ты будешь там, и увидишь.

Нбоа уселся на ступеньки своей хижины,

– Что значит, увидеть землю издалека?

– Древние делали машины, которые висели высоко в небе и не падали. Они называются спутники. С помощью этих машин можно было говорить тем, кто находится очень далеко. Хоть за многие тысячи километров. Несколько таких машин осталось висеть в небе со времён древних. Именно с их помощью Ганжар сообщил в Назарет, когда мясной дом сломался. И они прислали того, кто сумел дом починить. Но таких машин мало, а нужно много. Волколаки хотят подвесить в небе новые спутники. И для этого им нужны сделанные тобой накопители. Чтобы подвесить спутник и вернуться на землю, Волку нужно три полных накопителя. Он уже подсчитал.

– Значит, он мне лгал?

– Когда? Я ни разу не слышала, чтоб хоть один волколак когда либо солгал.

– Он не сказал ничего про машины, висящие в небе.

– Он не солгал. Просто не сказал всё сразу. Накопители нужны не только для спутников. Хорошим лекарям, которые лечат много больных, летунам, несущим тяжёлый груз, погодникам, притягивающим тучи для полива земли, да всем нужны твои накопители. И спутники – лишь малая часть, куда будут эти накопители применяться.

А не сказал про спутники сразу потому, что там, в небе, есть очень плохие места. Называются радиационные пояса. Чтобы подвесить спутник в нужном месте, надо пересечь несколько таких поясов. Если лететь на простом корабле, который легко сделать, волколак выживет, ты нет. Дорогой корабль, с несколькими слоями субзащиты, будут делать очень долго. Его начали делать пять лет назад, и ещё будут делать двадцать лет. На таком корабле можно будет летать в радиационных поясах всем. А ведь ты наверняка захочешь увидеть землю со стороны поскорей, придётся тебе отказывать. Волк не хочет с тобой ссориться.

Помрачневший Нбоа, пошёл в свою хижину, его шатало.

– Деда, ты как?

– Оставь меня одного, мне надо подумать.

Усевшись на циновку, стал раскладывать в голове новые знания по порядку.

Инда по прежнему верит в круглую землю. Не смотря на восход чёрного солнца.

Древние умели смотреть на землю со стороны.

Инда обучалась знаниям древних.

Инда предложила взглянуть на землю со стороны ему. Не сейчас, потом, когда станет волколаком. Сейчас, по её словам, он этот полёт не переживёт.

Всё вместе кричало – Инда не верит. Она думает, что ЗНАЕТ, а не верит. Но как же тогда чёрное солнце?

И прогонять её нельзя. Не смотря на её мировоззрение, именно её хотят видеть жрицей духи ляо.

Тяжко возникла в сердце боль. Нбоа терпел, но боль разрасталась, и в теле возникло онемение. Нбоа вдруг понял, что умирает. Мысль оставила равнодушной, только было удивление, что Мабутыпа ошибся с двухгодичным сроком. Медленно лёг спиной на циновки, вытянулся. Когда найдут его тело, вид должен быть величественным. Никто не должен думать, что колдун мучился болями перед смертью. Остановилось сердце, и он стал духом, поднялся над своим телом, впервые без помощи других духов. Стало легко и радостно. Он вдруг понял, что сейчас, когда он стал настоящим духом, может передвигаться на любые расстояния мгновенно. Может поговорить с отцом. Может увидеть этот загадочный Лунный Круг.

Только подумав об этом, он оказался над Лунным Кругом. Вокруг было на сотню шагов пустое пространство, поросшее низкорослой, едва по пояс, травой, сквозь которую к кругу тянулась единственная тропка. Не сравнить с травами саванны, скрывавших зебр и быков. А дальше тянулись развалины Города Древних. Нбоа ни разу не видел таких развалин сам, но ошибиться было невозможно. Лунный круг представлял собой круг из камней медового цвета, чуть меньше двух метров высотой. Пять человек о чём-то сердито спорили в круге, но голос не повышали. Нбоа мельком удивился, что не понимает языка. Ведь он же дух, должен понимать любые языки.

Потом он подумал о Назаретском университете, и оказался внутри большого помещения. Полсотни разных существ сидело и слушало сухонького, подвижного старичка человека, на правом ухе которого резко выделялась тёмная, волосатая бородавка. Старичок стоял на возвышении у стены и что-то чертил на ней мелом. Вся стена была уже заполнена непонятными значками, и старичку приходилось стирать предыдущие надписи специальной тряпкой. Стоя спиной к слушателям, он непрерывно говорил, опять на неизвестном языке. Нбоа присмотрелся к слушателям. Легко различил людей, осьминогов, летунов, волколаков. Чешуистых не было, но были два представителя непонятных мутантов, в серебристой рыбьей чешуе и выпученными глазами. Они были в свободных одеждах, скрадывавших подробности тела, из разреза одежд на спине топорщился красный плавник.

Заинтересовавшись незнакомыми мутантами, оказался в незнакомом месте. Какое-то болото. Точно такие мутанты, но без одежды, ползали по поверхности и перекликались низкими, тягучими криками. Что-то искали. Они походили на рыб, которым приделали голову ящерицы и четыре лапы с перепонками между длинных пальцев. Перепонки были не кожаными, как у лягушек, а, скорее, походили на рыбьи плавники. Спинной плавник нелепо торчал вверх, а вертикальный хвостовой в нижней части был у всех измочаленным, стёршимся. Нбоа пожалел несчастных мутантов, вынужденных с таким хвостом ползать по поверхности. Его народ был гораздо красивее.

Только подумав о своём народе, вновь оказался в своей хижине. Обстановка здесь изменилась. Занавеска, закрывавшая вход, была наполовину разорвана. Возле тела колдуна стояли двое волколаков, Волк и Ганжар. Инда сидела возле входа и выла. Сердце тела колдуна билось, лёгкие дышали. Колдун заинтересованно наблюдал, как волколаки пытаются вернуть его к жизни, поэтому пропустил момент, когда начала действовать Инда. Та просто схватила его дух руками и потянула к телу. Удивлённый, не стал сопротивляться, и вошёл в своё тело.

– Кх… Ученица! Ты чего себе позволяешь! Могу я немного побыть духом?!

Нбоа сел. Ничего нигде не болело, волколаки очень хорошо поработали. Пытаясь притвориться сердитым, посмотрел на внучку. Не помогло, та смотрела на него влюблённым взглядом. Нбоа вздохнул,

– Ну вот как на тебя сердиться?

«Инда, что ты сделала?» – спросил Волк. Оба волколака смотрели на Инду, и их вид выражал крайнее изумление.

– Что она сделала? Просто взяла мой дух, пока я на вас смотрел, и вернула в тело. Только я собрался мир посмотреть.

Волколаки переглянулись и посмотрели на Инду. Та смущённо потупилась,

– Деда учил меня видеть духов.

– Учил. Но разве я учил тебя хватать их руками? Ты же жрица! Разумом надо, усилием воли! Будешь хватать руками всякую пакость, без рук останешься.

– А управлять духами ты меня ещё не учил.

«Мы думали, ты уже умер. Тело работало, но разум молчал. Мы думали, что опоздали лечить тебя» – передал Волк.

– Так и было. Мне не хотелось возвращаться.

Нбоа с сожалением посмотрел на обрывки занавески. Предыдущая, сгоревшая вместе с прежней хижиной, служила ещё деду. А эта ведь совсем новая была. Вчера чуть внучка не порвала, а сегодня вот волколаки.

– Я чувствую себя помолодевшим. Ничего не болит.

«Это чувство обманчиво. Мы использовали все запасы твоего тела. Оно больше не сможет восстанавливаться. Даже простой порез будет заживать очень долго. Тебе осталось полгода жизни. Уже через месяц ты начнёшь быстро стареть. Нужно провести ритуал укуса»

Колдун посмотрел на внучку, та вновь была испугана.

– Нельзя мне умирать. Не могу я жрицу недоученной оставить. И не могу умереть, не оставив ученика – призывающего. Согласен я на укус. Жаль, пока был духом, не успел поговорить с отцом. Хотя, он, наверное, уже ушёл на перерождение. Он всегда был нетерпелив. Где теперь его искать, кем он родился.

– Деда, так ты согласен?

– Сказал же, что согласен. Ладно, иди, мне с волколаками посекретничать надо.

Инда выбежала из хижины, по пути оборвав остатки занавески. Какой же она ещё ребёнок. Побежала делиться новостями с подругами. Нбоа посерьёзнел,

– Волк, скажи. Если бы вам не нужна была тайна светляков, и я не был бы последним призывающим, ты бы предложил мне ритуал?

«Да»

Волк не стал ничего доказывать, приводить доводы. Простое короткое утверждение. Нбоа довольно зевнул. Волк ему нравился, настоящий воин. Ганжар точно наговорил бы на целую лекцию.

– Хорошо. Сегодня вечером?

«Я проведу лично»

– Спасибо.

Нбоа встал. Давненько он не чувствовал себя так хорошо. Хотелось прыгать, бегать. Он был полон сил. Напомнил себе, что это был последний день в облике чешуистого. Уже вечером он пройдёт ритуал. После этого ещё год он будет только похожим на чешуистого, а на самом деле постепенно превращаться в волколака. Потом начнут выпадать чешуйки и зубы, а вместо них расти шерсть и зубы волколака. Сегодня последний день. Надо на всякий случай попрощаться со всеми знакомыми местами. Вдруг после ритуала он будет уже не он.

– Инда сказала мне, что с помощью нескольких больших светляков вы хотите подняться так высоко, что весь мир можно будет видеть со стороны.

«Да, мы сделаем это»

– Я тоже хочу увидеть мир со стороны.

«Не раньше, чем полностью станешь волколаком. Радиация убьёт любого. Даже волколаков, но мы сможем продержаться дольше. Потом, когда накопителей будет много, сделаем тяжёлые корабли с хорошей защитой от радиации. Тогда каждый сможет летать»

– Согласен. Через два года.

«Хорошо. Как раз будет готов корабль для таких полётов»

Вышли из дома. Возле дома сидели почти все волколаки посёлка и все пришлые.

«Раджин», – обратился к одному из них Ганжар. – «Ты же сегодня дежурный в Мясном Доме»

Тот смутился, отвёл взгляд, попытался оправдаться,

«Пришло сообщение. Сегодня в полдень Волка или Евдотью вызывает на морзе-связь Незабудка»

«Мог и мыслесвязью это сказать»

Дежурный кивнул и умчался на свой пост.

«Я пойду» – сказала Евдотья. – «Если Незабудка, а не Серг, ничего срочного нет. А мы посекретничаем о женском»

Волк кивнул, усмехаясь,

«Сегодня вечером проводим ритуал Нбоа»

«Мы слышали. Вы громко в доме говорили»

– Я пойду, погуляю, – сказал Нбоа и неспешно отправился к пляжу. Его любимый камень, с которого он проводил призыв – самая важная зримая часть прошлой жизни. Потом будет пара любимых мест медитаций. На озеро не пойдёт, искорёжено оно. Только расстраиваться. А потом…

Нбоа замер. Потом не было. За всю его долгую жизнь у него накопилось совсем не много любимых мест. За пол дня обойти можно. Он совсем никуда не ходил никогда. Всю жизнь прожил в своём посёлке. А теперь вот вдруг захотел улететь так далеко, что сможет увидеть всю землю со стороны. Впрочем, он и раньше хотел много чего увидеть, но всё это были мечты. А вот теперь решился всерьёз. И не духом, а в своём теле. Вернее, не в своём, а волколачьем. И не сам полетит, его понесёт корабль…

Нбоа помотал головой. Отец всегда говорил, будь мудрым в меру. Слишком сложные мысли неверны, жизнь всегда идёт по простому пути. Не всегда по самому простому, но одному из простых. Нбоа выкинул умствования из головы и упругой, молодой походкой отправился к своему камню. Давно он так ходил.

Он управился даже раньше полудня. Вернулся в свою хижину, напился из привычной кружки тёплого мясного бульона и уселся медитировать. Кто-то уже повесил новую занавеску на дверной проём. Из транса его выдернул вой. Жутко, тоскливо, выли волколаки, никогда такого он не слышал. Вскочил, выпрыгнул из хижины, порвав и эту занавеску. Вой уже прекратился, возле его хижины сидел Мабутыпа и тряс головой.

– Что случилось?

«Евдотья. У неё горе. Внезапное, сильное. Не сразу эмоции заблокировала, своими чувствами, как дубиной по голове стукнула»

Мимо них из джунглей выметнулись два серых размытых пятна и промчались к Мясному Дому. Два волколака, бегущих в темпе. Мабутыпа побежал за ними, хотя и не стал входить в темп. Нбоа вспомнил, что Евдотья собиралась в полдень говорить с кем-то далёким, через магию Мясного Дома. Посекретничать о женском, как она выразилась. И Нбоа побежал вслед за Мабутыпой. Вокруг Мясного Дома уже сидели все волколаки посёлка, Волк и Адара прямо напротив входа. Подбегали встревоженные жители-чешуистые. Выскочила от куда-то Инда, подбежала к нему, встала рядом.

Открылась белая дверь, появилась Евдотья. Сейчас, когда её придавил груз горя, она выглядела очень старой. Сразу стало заметно, что ей очень много лет. Встретилась взглядом с Волком,

«Серг умер» – передала она. Нбоа удивился, что она говорит на его языке. Кем бы ни был этот незнакомый ему Серг, она и Волк явно очень переживали. Сам он в такой момент не смог бы говорить на чужом языке.

Волк пошатнулся, но никто из волколаков не завыл. Наверное, заранее заблокировал чувства.

«Подробности?»

«Они всей семьёй на Камчатке строили завод по производству биоклавов. Там в местном посёлке умерла молодая женщина. В строительстве принимали участие шесть волхвов, они расследовали эту смерть, ворожили. И не смогли понять причину. Она просто присела на крыльце своего дома и умерла. Словно свечу задуло, куда-то все силы ушли. Местные сказали, у них такое каждый год, два-три человека умирают. Потом Жора с Рози побывали в других посёлках, там тоже самое. Волхвы провели статистический анализ по всей Камчатке. Тут и выяснили, что такое на пол Камчатки распространено, на всю южную часть. Почти сотня человек каждый день умирает, если все такие смерти суммировать. Всегда молодые. И ещё, все смерти распределены по посёлкам равномерно. Пропорционально числу жителей. Природа так точно не распределяет, это чей-то злой умысел.

Надо было провести обряд ворожбы познания. Но среди имевшихся волхвов не было подходящей пары вопрошающий-принимающий. А ждать, пока прибудет подходящая пара – там ведь каждый день люди гибли. И Серг предложил себя, они с Незабудкой имели очень близкое сознание. Постоянно объединяли разумы во время мыслесвязи. Волхв-предсказатель сказал, что у них получится. И провели обряд. Незабудка сказала, что Серг надеялся, что живучесть волколаков позволит ему выжить»

«Но ведь на волколаков яды действуют слабее, как он сумел пройти обряд?»

«Он усилием воли погасил свой иммунитет. И умер. Но обряд прошёл нормально. Оказалось, там действует тайная секта. Они научились выпивать чужие силы, продляя свою жизнь. Почти тысяча адептов. Незабудка со своими детьми убила их всех. Но на связь она вызвала не за этим. Когда Серг вопрошал Вечность, Вечность передала сообщение нам. Этот обряд, которым мы наполнили накопитель. Оказывается, он забирает силы у общего эгрегора планеты. А он перед Армагеддоном два с половиной века отдавал больше, чем брал, и до сих пор не восстановился полностью»

Волк молча повернулся и, шатаясь, побрёл в джунгли. Некоторое время все смотрели ему вслед, потом Евдотья сорвалась с места и кинулась за ним. Нбоа пошёл в свою хижину, следовало обдумать услышанное. Инда шла в двух шагах сзади. У хижины недоумённо посмотрел на порванную занавеску, потом вспомнил, что сам же её и порвал. Вошёл, уселся на коврик в позе для медитаций. Инда села напротив.

– Как думаешь, нужны теперь будут волколакам большие накопители?

– Нужны. Только наполнять их будут по-другому.

– Ты хоть представляешь, сколько нужно жертв для такого накопителя?

– Волколаки не будут приносить жертвы.

– Значит, будут делиться своими собственными силами. У волколаков, конечно, сил много. Сотня волколаков лет за десять сумеет наполнить такой накопитель.

– А если тысяча?

– Всё равно лет за десять. Больше четырёх волколаков одновременно работать с накопителем не смогут.

– Всё равно такие накопители будут нужны. Древние посылали спутники с помощью огненных ракет, а такие ракеты очень большой вред духам наносили. Там, где их часто посылали в небо, начинала умирать жизнь. И просто полёты тоже нужны. Вот этот случай с Сергом. Евдотья ведь сказала, будь у других волхвов возможность быстро до них добраться, Сергу не пришлось бы участвовать в обряде. А будь у них наполненный накопитель, смогли бы долететь быстро.

– А что это за обряд такой страшный, что даже волколака убить может?

– Не знаю.

Помолчали.

– Волколаки эгрегорами духов называют, верно?

– Не только. И духов, и дом духов.

– А этот эгрегор, от куда они силу брали, это что такое на самом деле?

– Долина Богов.

Нбоа поцокал языком,

– Я это сразу понял. Но не знал, что боги против такого обряда. Чувствовал, что злое дело сделали, но разумом доказать не мог.

Задумался. Волколакам нужны накопители. Наполненные накопители. А ведь он скоро сам станет волколаком. А значит, это будет и его проблема. Ещё совсем недавно он не нашёл бы другого решения, кроме принесения жертв или добровольной отдачи части своих собственных сил. Но теперь, после того, как он сделал амулет-зажигалку, решение лежало совсем рядом. Простое, красивое. Стоит ли говорить про него волколакам? Не стоит, сначала надо самому проверить.

– Ладно, пойду, ещё раз схожу к своему камню призыва, не ходи за мной.

Он захватил с собой амулет-зажигалку, завёрнутому в шёлк, и отправился к своему камню. На этом камне особенно легко думалось, а ему предстояло подумать очень хорошо. Но, когда вышел из джунглей на пляж, увидел, что камень занят. Волк и Евдотья сидели на камне, сбруя Волка лежала невдалеке на песке, а в воздухе левитировали два гребня. Волколаки расчёсывали друг друга. Нбоа тихонько попятился и скрылся за кустами. Его всегда удивляли устойчивые семейные пары волколаков. Ведь у них нет интимной жизни, волколаки не размножаются, опасаясь перенаселения, это он знал. Но устойчивых пар без интима быть не может, что им заменяет интим? Вот, теперь узнал, что заменяет интим Волку и Евдотье. Взаимное расчёсывание. Наверное, и сбрую поэтому постоянно на себе носит, наверняка гребни в ней прячет.

Выйдя к одному из своих любимых мест медитаций, уселся, положил перед собой зажигательный амулет и принялся обдумывать свою идею наполнения накопителей. И думал до самого вечера, когда его нашёл Волк. Сбруя Волка была на нём, как будто он её и не снимал,

«Не передумал проходить ритуал?»

– Не передумал. Это мне нужно.

«Тогда пошли».

500 лет спустя. Песня победы

Поджарый Волк, опутанный ремнями, висел перед экраном.

– Есть касание, – бесстрастно сообщил КИ. – Отключение двигателей. Мы на грунте.

«Дай панораму» – приказал Волк.

На экране раскрылся лунный пейзаж. Волк засмеялся лающим кашлем. И приказал: «Одеть скафандр». КИ выпустил манипуляторы, начав одевать Волка.

– Волк, а где же Аполлон? – на Земле тоже принимали картинку.

«Смотри на тридцать восьмой градус»

– Там какой-то ящик.

«Радиопередатчик – ретранслятор. Американцы не высаживались на Луну. Это был обман. Просто сбросили передатчик на поверхность»

– Волк! Значит, ты первый!

«Да», – мыслесканер передал в эфир мощную волну самодовольства. – «Я первый оставлю след на Луне. После автоматов».

Крышка скафандра захлопнулась, зашипела герметизационной прокладкой. Изогнув лапу, Волк довольно взглянул на её подошву. Протектор лапы был выполнен в виде волчьего следа. Чисто декоративная здесь деталь, но первые следы на Луне будут волчьи.

Вошёл в шлюз. Вспомнилось, как когда-то, ещё до Армагеддона, годами сидел в клетке. Тогда его называли предателем Родины. Смертником. И представить не мог тогда, что наступит такой вот момент, когда из тысяч кандидатов миллиарды людей, волков и мутантов объединённой цивилизации выберут его, как самого достойного представителя.

Открылся внешний шлюз-пандус, опёрся о поверхность. Поверхность Луны покрывал очень мелкий гравий, или крупный песок, блестя острыми гранями, словно битое стекло. Жаль, чётких отпечатков лап, похоже, не будет.

Подошёл к краю пандуса. Вспомнил слова Армстронга «Маленький шаг для человека и громадный шаг для человечества». И решил не заниматься плагиатом. Точнее, заняться, но не у Армстронга, а у Гагарина, его знаменитое «поехали»

«Пошли» – передал он в мыслесканер и ступил на гравий. Оглянулся. Следы были всё же чёткие, словно во влажном песке. Волчьи следы. Взглянул на круг Земли над близким холмиком. Победно завыл. Спустя несколько секунд завыл и эфир – миллиарды жителей планеты вторили победной песне.

Поднялся на вершину холмика, сейчас телекамеры посадочного модуля показывают его, и наверняка в кадре будет и Земля. Под завывание в наушниках языком щёлкнул тумблером внутри шлема. От лапы отстегнулся флагшток, сработали пиропатроны, и опора глубоко ушла в грунт. А над головой развернулся герб Объединённого Мира. На зелёном поле круг из двенадцати лунных камней, а в круге схематичные изображения человека, мутанта и волка.

Песня победы разливалась в космосе, и Волк вторил ей.


home | my bookshelf | | Волколак |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу