Book: Дочь самурая



Дочь самурая

Доминик Сильвен

Дочь самурая

О телевидении можно говорить с разных точек зрения. Но в деловом плане будем реалистами: по существу, задача ТФ-1 — помочь, например, компании «Кока-Кола» продавать свою продукцию. А чтобы рекламное сообщение было воспринято, необходимо освободить место в мозгу телезрителя. Наши передачи и призваны сделать его свободным, отвлечь, дать передохнуть, подготовить его между двумя рекламными сообщениями. То, что мы продаем «Кока-Коле», и есть свободное время человеческого мозга.

Патрик Лё Лэ

Зрение рассудка становится острым тогда, когда глаза начинают уже терять свою зоркость.

Платон

1

«Taim san i go daun i gat bikpela singsing». Так папуас зовет вас повеселиться на закате. Его язык поет, танцует, хорошо пахнет райской птицей, мангровыми лесами, рыбой-клоуном, пирогой. С тех пор как она нашла словарь французского пиджина в желтом мусорном контейнере у своего дома, Алис без конца воображала, как отправляется в дальний путь. Вот она стоит на площадке перед самолетом и сейчас полетит на нем в Новую Гвинею, а там забудется в ярких красках неведомой земли.

Все это прекрасно, но пора пошевеливаться, клиент уже ждет ее на «Порт Майо». Алис с сожалением закрыла словарь. «Начнем с аптечки», — подумала она. Взяла таблетку от мигрени, но ничего не нашла от боли в желудке и пошла в душ. Энергично растираясь, напевала придуманный ею мотив: «На закате солнца все спешат в дансинг!»

С помощью контактных линз она превратила свои голубые глаза в карие, тщательно накрасилась. Ею снова овладели мрачные мысли. Никуда ты не уедешь, сказало Алис ее отражение, так и будешь томиться в Париже, ведь это город Диего, Диего Карли, мужчины с нежной кожей и неукротимым сердцем. Росту в тебе метр шестьдесят восемь, но твоя слабость тебя переросла, твои годы исчезают один за другим в жерле Великой топки. И добавить тут нечего, а может, и есть. Крупицы воли иногда достаточно, чтобы остановить машину, не правда ли, милая Алис? В дань уважения к мечтам о побеге она положила словарь в сумочку.

Она зашла в аптеку на набережной Вальми. Аптекарь совсем молодой, еще не обстрелянный. Ей вздумалось его разыграть.

— У вас есть пластырь от несчастной любви?

— Э, нет… но…

— Ладно, тогда мне, пожалуйста, вместо него хотя бы обволакивающий гель для желудка.

Юноша порылся в одном из тех длинных мелких ящичков, которые встречаются лишь в аптеках, положил лекарство на прилавок и, кажется, проглотил язык.

— Сколько с меня?

— Пять евро шестьдесят три, а…

— Что?

— Извините за любопытство, мадемуазель, вы ужасно похожи на… В общем, я было принял вас за Бри…

— Бриджит Бардо! В яблочко! Вы так же сильны в фармакологии, как и в физиогномике.

Алис забрала сдачу, поправила волосы незабываемым жестом звезды фильма «И Бог создал женщину…» и рассталась с аптекарем и его аптекой, покачивая бедрами и наигрывая на невидимых марака в такт своей песенки. «На закате солнца все спешат в дансинг! / Ни за что на свете я не пропущу сингсинг»!

— Бардо! Еще чего не хватало! Вот нахалка! — возмутилась пожилая дама.

— По правде говоря, мне показалось, что это Бритни Спирс, — взволнованно проговорил юный аптекарь.

— Бритни Супир?

— Это американская певица.

— Не знаю никакой Бритни Супир, но эта миленькая блондиночка шпарит по-французски не хуже парижанки! — заметил муж дамы.

— Я было подумал, нас снимают скрытой камерой, — продолжал аптекарь.

— Вы правы! Все беды от телевидения, — сказала дама. — Молодежь ломается как на съемках. И потом, вы заметили, как держатся ведущие? Я уже не говорю об этой манере выставлять напоказ всякие непристойности. Говорю вам, в конце концов все это нанесет большой вред нашему обществу.

— Подорвет основы нашей глобальной ментальности, — согласился аптекарь, все еще потрясенный встречей.

— Вы говорите как на телевидении, — сказал муж дамы.

Вернувшись с набережной Вальми, Алис нетерпеливо вскрыла упаковку и проглотила розовый гель. Вчера, признаться, она здорово перебрала. У оживленной атмосферы семейного праздника была и обратная сторона: клиенты все время предлагали выпить. Только так можно было вынести общество их отпрысков. В разгар вечера эти испорченные сопляки стащили ее с подиума, чтобы поставить свое караоке. Что за радость изображать Бритни Спирс под фонограмму, когда все хохочут, во всю глотку распевая Жан-Жака Гольдмана и немилосердно фальшивя?

Она села в метро на Восточном вокзале, сошла на станции «Порт-Майо» и спустилась по бульвару Гувьон-Сен-Сир. Башня «Астор Майо» росла по мере приближения к ней. Один из редких билдингов в Париже, достойных этого имени. Алис порой казалось, что она живет в музее. Находка словаря только подстегнула мечту сбежать в более зажигательный край. И подальше от Диего.


Она вошла в «Астор Майо» под оценивающим взглядом портье и села в лифт вместе с американцами. Они заговорили с ней, хотели узнать, не американская ли она певица, но ее акцент быстро вывел их из заблуждения. Она представилась директором французского фан-клуба Бритни Спирс, в который входят восемь тысяч пятьсот четырнадцать блондинок, в том числе немало трансвеститов, и туристы с восторгом проглотили ее выдумку. Рассталась с ними на тридцать четвертом этаже, где какой-то собравшийся в бассейн тинейджер пригласил ее пропустить стаканчик в баре на сорок шестом. Она ответила, что с удовольствием примет его предложение, когда у него молоко на губах обсохнет.

Впервые клиент снимал для нее номер в гостинице вместо отдельного зала в ресторане. Она заподозрила гнусный замысел извращенца, который размечтался втихую поиметь Бритни Спирс. Но вспомнила, что речь идет о Пьере Марешале. Глава банковской сети. Однажды она уже проводила в Нейи день рождения его сынишки Жильда. Сегодня мальчик праздновал двенадцатилетие и по-прежнему обожал Бритни Спирс.

Как обычно, она предложила увековечить событие на диске, и Марешаль согласился, не торгуясь. Алис предложила подработать кузену Жюлю. Только бы он приехал вовремя и сделал свое дело как следует. Он просто бредит журналистикой, его не убедишь, что семейное торжество заслуживает не меньших стараний, чем телерепортаж.

Сквозь стеклянную стену фитнес-клуба было видно, как люди поднимают штангу, барахтаются в бассейне. Подросток делал вид, что читает программу, а сам украдкой поглядывал на нее. Алис помахала ему на прощание. Вставила в замок магнитную карту и вошла в 3406-й.

Она оставила дверь полуоткрытой, на всякий случай обеспечив себе путь к отступлению; осмотрела номер, чтобы убедиться, что ни один маньяк не прячется в шкафу. Отлично, все чисто. Если не принимать в расчет чересчур элегантную обстановку и утонченную предупредительность. Ванна, наполненная ароматной водой, бутылка «Кристаль-де-Редерер», блюдо розового печенья. И смешанный букет. Роскошный, но немного странный. Полевые цветы с лилиями.

Она заперла дверь, закрылась на цепочку, решила, что от похмелья помогут радикальные средства, и налила себе бокал шампанского. С бутылкой в одной руке и бокалом в другой она вошла в ванную. Запах пенящейся воды мог поспорить с ароматом цветов. Хорошо пахло далеким островом, раскаленным песком, самоучителем языка пиджин. Она попробовала ногой воду в ванне. Пена густая, словно дюжина взбитых страусовых яиц, но вода слишком прохладная. Ну что, Марешаль, ты думал, ванна так и будет дожидаться меня, не остывая? Она вновь наполнила бокал, шампанское было превосходным.

Она вернулась в комнату, чтобы полюбоваться панорамой города. Отсюда Париж выглядел более впечатляющим. Триумфальная арка словно выцвела под сияющим солнцем, а прорезь бульвара Перейры напоминала гигантскую зеленую фосфоресцирующую гусеницу. Как пьяная, шаталась церковь Сакре-Кёр, похожая на торт со взбитыми сливками. Алис представилось огромное кровоточащее сердце, которое так сильно бьется внутри, что трясутся стены.

По окружной дороге, как блестящие скарабеи, ползли автомобили. Цепочка насекомых, накачанных амфетаминами, безостановочно кружащаяся вокруг Парижа сразу в двух направлениях. И муравьишки-прохожие. Где там в этом муравейнике затерялся Жюль? Алис угостила бы его бокалом вина перед шоу. Но эти минуты покоя слишком драгоценны. К тому же Жюль не понимает шуток. Он снимает реальность, потому что ему нечего предложить взамен.

Она выпила за кузена Жюля и за всех муравьев, которые суетились тридцатью четырьмя этажами ниже. Алкоголь возбуждал ее фантазию, она представила себе Париж, населенный одними Диего. Бог клонировал его, и он жил повсюду, работал в каждой больнице, в каждом офисе, садился в метро сразу на всех станциях, сорок пять тысяч раз в день, его видели на всех уличных скамейках, за стеклами кафе, за колоннами Морри. Даже старушки с собачками были Диего. Водители автобусов, портье в гостиницах — самые настоящие Диего. И все туристы, и все кузены Жюли. Диего расплодится столько, что наконец случится передозировка и даст ей силы добраться до южных земель и южных морей. Вместо того чтобы страдать по парню, который слишком много значит для нее.

А пока от нее ждали шоу. Нужно изобразить Бритни для маленького Жильда. Сколько ему уже стукнуло? А время, сколько стукнуло ему? Алис посмотрела на часы. Они были странные, перламутровые, вырезанные из раковины с далекого острова.

Она отошла от окна, от кольцевой дороги со скарабеями, выползшими прямо из разграбленных египетских гробниц и без ведома жителей окружившими город гусеничной лентой, отравленной плутонием. Опаздывать нельзя. Ее ждал сам маршал Денежного Сити.

Одежда упала на ковер с легким шорохом крыльев черной бабочки. Она надела платье с блестками, серебристые туфли. И тут с ней заговорила Бритни Спирс:

— Привет, Алис! Как мило, что ты пришла.

— Естественно, это же моя работа, Бритни.

— А ты красивая.

— Да нет, куда мне до тебя.

— Нет да, ведь мы совсем одинаковые.

Алис хотела возразить, что не совсем. Бритни намного, намного, намного богаче. Но было бы невежливо так разговаривать с Бритни Спирс. Тем более, тем более что Бритни только что прибыла. Ну да, собственной персоной. Просто она влетела в вино, э-э… нет, в окно, но это вполне нормально. Алис всегда думала, что Бритни Спирс — фея.

Она кружилась в небе над Парижем, потом легко влетела в окно, ветер развевал ее золотистые волосы, белые зубы блестели, как перламутровые часы, Алис даже разглядела ее кружевные трусики.

Бритни залетела Алис за спину, и та обернулась. Мокрый мужчина стоял посреди комнаты. А Бритни исчезла.

Мужчина коснулся рукой ее щеки. Рука была мокрая. Алис подумала, что этот мужчина не может быть никем, кроме Диего. Диего из города, населенного Диего. Он подошел к окну и указал на небо. В это бледное небо вернулась Бритни Спирс и то ли плыла, то ли танцевала в нем. Так сразу не разберешь. Она улыбалась, это точно. Но не Алис, улыбка была беспричинной и не предназначалась никому в отдельности. Алис чувствовала, как все ее тело пронизывает пылающая тревога. По жилам вместо крови растекалось пламя. Становится жарко. Разверзлось окно — жерло Великой топки. И Диего-клон хотел, чтобы она в него шагнула. Да он и призывал ее к этому.

— Ступай, Алис, покажи свой номер.

Бритни, словно беспечная девчонка, плыла по эмалевому небу и танцевала, как не танцевала никогда, и пела, словно воздушная сирена.

А у Алис не было сил устоять перед зовом этого Диего.


Камера запечатлела падение вплоть до момента, когда тело разбилось о крышу автомобиля.

— Какой ужас! — охнула какая-то женщина.

— Мама! Это Бритни Спирс! — сказала девочка и расплакалась.

— Да нет, Клотильд. Это кто-то другой.

— Надо вызвать полицию, — сказал пожилой мужчина.

Наезд камеры на них, потом на тело.

— У вас с головой не все в порядке? Вы что, больной — снимать эту бедную девушку?

Мужчина набросился на него с кулаками. Градом посыпались удары.

— Прекрати сейчас же! НЕ ТО РАЗНЕСУ ТВОЮ ЧЕРТОВУ КАМЕРУ, ПОДОНОК!

Подбегал швейцар, за ним служащие в форме «Астор Майо». Кто-то звонил в полицию.

Девочка, которая думала, что узнала свою любимую певицу, посмотрела на телеоператора. Бородатый, одет как рэппер. Он был бледен, но руки у него не дрожали. Молодой человек отвернулся и двинулся к авеню Терн, прижимая камеру к груди. Он ушел, не оглянувшись на погибшую, как родная сестра похожую на Бритни Спирс.



2

Татуировка на спине, захватывающая вашу левую ягодицу, дает большое преимущество: она позволяет не чувствовать себя слишком голой, когда сброшен последний покров. По крайней мере, так переживала ситуацию Ингрид Дизель, раскачивая бедрами на сцене «Калипсо». Трусики-стринги скользнули по ноге, как ласковый полудикий зверек, и вот она повернулась к публике спиной.

Музыка не могла заглушить восхищенный свист и ободряющие крики завсегдатаев, которые наконец-то снова увидели на белой атласной коже гейшу, заросший ирисами пруд и стайку играющих, даже игривых карпов. У новичков поначалу перехватило дыхание, но вскоре их крики уже смешались с воплями поклонников «боя быков».

Сегодня ночью Ингрид и правда чувствовала в себе испанский настрой. Она была тореадором. Но также и пикадором — его лошадью, покрытой попоной, рыжеватым песком арены и, конечно, свирепым быком, готовым выпустить кишки всякому, кто встанет у него на пути.

Она выработала у себя совершенную технику по методу Студии актеров стриптиза. Прежде чем выйти на сцену, надо проникнуться своей ролью. Номер готовят, сочиняя историю, которую предстоит воплотить, когда придет время. Возможности тут неограниченные. Ингрид уже доводилось раздеваться, ощущая себя командой регбистов в полном составе, а также великолепным овальным мячом и ярко-зеленой лужайкой. Она бывала и футбольной командой. Или асом «Тур де Франс», его сверкающим велосипедом и головной группой, наступающей ему на пятки. Она представляла себя альпинистом, гордо ведущим своих товарищей по связке к опасным вершинам. Играла роли всех скалолазов, не забывая гранитные стены, белые горные пики, небо, орлов со стальным взглядом, крюки, веревки и спасательную палатку.

На сцене стриптизерше-одиночнице не обойтись без поддержки. Успех зависит от друзей, которых приглашаешь в свой сольный номер. В конце концов, когда от всеобщего ожидания тебя отделяет лишь тонкий слой нежной кожи, нужно, чтобы внутри у тебя жил целый мир.

С покровом света и бандерильями покончено: у Ингрид остался только рыжий парик и туфли на прозрачных плексигласовых каблуках. Тореадор стоит на арене голый, но у него еще есть его красный плащ, и он готов размахивать им в свете прожекторов. Она несколько раз подряд проходится колесом. Свист все громче, пока она не застывает точно посреди сцены, меряя своих зрителей горделивым взглядом андалузца.

Теперь она превратилась в быка. Нет больше ничего, кроме горы разгоряченных мускулов, орудия убийства для тореадора. Поднять его на рога, катать по песку, топтать его покрытое охрой тело. Пролились кровь и слезы, и Ингрид замерла, опустившись на одно колено, воздев руки с невидимыми кастаньетами, на груди сверкают капли пота, во взоре — смешанный с печалью покой того, кто победил, чтобы не умереть.

Этот новый танцевальный номер — так Ингрид называла свои сеансы стриптиза — имел полный успех. Раздались громкие возгласы, вызовы, надсадный свист; но, как всегда, Ингрид больше не вышла на сцену. Выступление «Пламенной» Габриэллы Тижер считалось в «Калипсо» звездным номером. Ни в коем случае нельзя пресытить клиента — пусть уходит «с чувством легкого голода». Приказ дирекции. То есть Тимоти. Который Ингрид вполне одобряла.

Впрочем, она вообще одобряла поведение Тимоти Харлена. Ее соотечественник и патрон занимался только бизнесом и не допускал вольностей. Он обращался к своим девочкам почтительно и платил им очень прилично, следя, чтобы они не соблазнялись сверхурочной работой с клиентами. Твердый и последовательный по натуре, он незамедлительно увольнял тех, кто нарушал устав. Манди, австралийка, которую застукали с клиентом, поплатилась за это. Как она ни плакалась ему в смокинг, Тимоти остался мягким, но непреклонным. Владея тонкостями французского языка так же хорошо, как искусством уживаться с полицией по борьбе с наркотиками и сутенерством, он объяснил, что увольняет ее потому, что «Калипсо» — заведение, «конечно, вульгарное, но оно должно любой ценой оставаться классным».

Ингрид подобрала свое прямое красное платье, чулки, белье, сиреневое боа и ушла за кулисы, где накинула пеньюар с дугообразной золотой надписью «Калипсо». Вирджиния, стриптизерша из Калифорнии, приветствовала ее знаком победы. В коридоре по пути в ее уборную ей встретилась сменившая Манди ямайка Карлота, жуткая трусиха, но блестящая профессионалка, мгновенно снискавшая расположение публики.

Для Ингрид было неприятным сюрпризом обнаружить Энрике у дверей своей уборной. Единственный из вышибал, кого она на дух не переносила. Парень с пресыщенным лицом и образом мыслей, он был наделен чувствительностью сейфа и речью чурбана. Девушки, говорившие по-французски, называли его Энрике Стоеросовый, остальные — «Enric' the prick».

— Чем обязана? — пропела она слащавым голоском.

— У тебя там цветы.

Он выдержал паузу, чтобы сунуть в рот одну из своих бесконечных клубнично-банановых жвачек и состроить непроницаемую физиономию.

— С ними записка. «Извини», подпись «Бен». Надеюсь, этот тип не твой клиент.

— И правильно надеешься.

— Тимоти не хочет историй с клиентами. Ты же знаешь.

— А я не хочу историй с Тимоти. Так что мы в расчете. Бен — мой бывший приятель, и ничего больше.

Не в силах оторваться от двери, Энрике кивнул, потом направил свое внимание на огнетушитель, словно собираясь открыть ему смысл жизни. Ингрид решила проявить терпение. Энрике приходился кузеном жене Тимоти, а та была единственной слабостью патрона. Вдобавок охранник злоупотреблял второсортными фильмами. Он направил ей в сердце воображаемый револьвер и нажал на спусковой крючок, подражая звуку выстрела. «Stupid motherfucker», — подумала она, когда он наконец убрался туда, откуда пришел. Запахнув потуже свой пеньюар, она вошла к уборную.

Пышный букет красных роз ожидал ее на туалетном столике, и записка действительно была от Бена. Она сняла парик. Вновь превратившись в блондинку и в Ингрид Дизель, она на миг застыла, глядя на свое отражение в зеркале, чувствуя, как гнев ее сменяется грустью. Все цветы мира тут бессильны: она рассталась с Бенжаменом Нобле и не собирается менять свое решение. Он совершил непоправимую ошибку, когда вздумал шпионить за ней и раскрыть ее вторую жизнь. Бен посмел выслеживать ее и смешаться с толпой зрителей в «Калипсо». Но никто кроме Лолы Жост и Максима Дюшана не имел права знать, что Габриэлла Тижер, стриптизерша из Девятого округа, и Ингрид Дизель, массажистка из Десятого, — одна и та же женщина.

Она сняла грим, переоделась и подарила роскошные красные розы Карлоте.

3

На следующее утро у себя в массажном кабинете Ингрид Дизель была в своей заветной майке «I'm an angel, what about you?»,[1] но не ощущала ее утешительного воздействия. Чтобы развеять грусть, она попыталась растворить ее в обобщении. Она сравнивала наши тревоги с кораблями, которые за неимением Бермудского треугольника разбиваются о столь же гибельный архипелаг — беспокойную трапециевидную мышцу, связывающую лопатки с позвоночником. Сейчас, растянувшись на махровом полотенце, Морис Бонен и его истерзанная заботами трапециевидная мышца тихо расслаблялись под убаюкивающую балинезийскую музыку.

Несколько минут протекло в ритме индонезийских перезвонов, пока пожилой актер не нарушил тишину.

— Эх… Будь у меня побольше времени, ты бы каждый день делала мне массаж, Ингрид…

— Ты и правда сегодня напряжен больше, чем обычно, Морис. Тяжело приходится с начинающими актерами?

— Переживаю из-за дочери. Она влюбилась в идальго.

— Hidalgo?

— Ну да. Испанский соблазнитель. Настоящий, с глазами черными как смоль, воркующим голосом, и все в таком духе.

— Ты с ним знаком?

— Даже слишком хорошо, но только по рассказам дочери. По ее словам, «этот парень очень cool, такой бетонно-слащавый». И вот этот тип cool не желает ее больше знать. Из-за него Алис начала злоупотреблять спиртным и эксцентричными выходками. Сегодня она не ночевала дома. Я знаю, мы с ней живем в одном доме. Надеюсь, она не рыдала всю ночь напролет на лестничной площадке у этого пижона.

— Давно она так?

— Уже несколько месяцев.

— Fuck!

— Вот именно. Алис воображает, что сможет его вернуть. Я пытался ее вразумить. Бесполезно. Хорошо еще, она дорожит своей профессией. Она работает на «Праздник, который всегда с тобой». Фирма, устраивающая дни рождения, свадьбы, праздники по случаю первого причастия, бармицвы и тому подобное. У нее там номер двойника Бритни Спирс. Надеется со временем получить стоящую роль в музыкальной комедии.

Ингрид подумала: нелегко, должно быть, стать кем-то, если ты похож как вылитый на кого-то другого. Лучше уж не походить ни на кого. Разве что совсем чуть-чуть.

— Она так на нее похожа?

— Она красится под шикарную блондинку, прикрывает свои голубые глаза контактными линзами, хороший макияж — и готово дело.

— А идальго тоже актер?

— Если бы! Медбрат. Между ними целая пропасть. Нечего надеяться, что они поладят.

— Как они познакомились?

— Все я виноват. Иногда Алис ходит вместе с моей любительской труппой в больницу Святого Фелиция, чтобы подбодрить больных. Этот Диего Карли работает там в отделении скорой помощи, вот он ей и приглянулся…

— И полюбился.

— Ну да! Моя дочь ни в чем не знает удержу. А в любви это дорого обходится. Конечно, Алис проживает три жизни, пока простые смертные смотрят, как одна-единственная проходит мимо. Но она самой себе причиняет боль. Когда-то это очень тревожило мою жену. В школе Алис валяла дурака, хотя у нее были способности к языкам и географии. Ее ругали учителя, она перессорилась с товарищами, потому что говорила им в лицо все, что думала. Психологи толковали о ее сверхвозбудимости, они хотели давать ей лекарства. Я сказал: «Стоп, ребята. Оставьте мою Алис в покое со своими скудными мерками унылой нормальности».

Ингрид перешла от поясницы Мориса к его ногам. Она встретилась с ним в «Дневных и ночных красавицах», ресторане Максима Дюшана. С тех пор этот пожилой человек самым естественным образом занял место в кругу ее друзей. Когда скиталица Ингрид спустя годы странствий наконец пустила корни в Париже, друзья стали ее приемной семьей, обитавшей в ресторане на Пассаж-Бради. Всего в нескольких кабельтовых от Пассаж-дю-Дезир, где она избавляла от груза тревог натруженные корабли трапециевидных мышц. Морис сразу пришелся ей по душе. Актер на пенсии, которого некоторые прозвали Папашей Динамитом, обладал нравом столь же буйным, сколь и привлекательным. Поговаривали, что он оставил сцену, лишь когда провалы в памяти достигли размеров его вспыльчивости. Как бы то ни было, учащиеся театральной студии в Молодежном доме культуры на улице Дельта никогда не жаловались на своего наставника.

— В такие моменты нам особенно не хватает Александрии. Алис в конце концов послушалась бы матери. Жена была намного моложе меня, и они прекрасно понимали друг друга. Я всего лишь старый человек, который легко раздражается. Алис пошла в меня. У нас кабаний норов.

— Ты заразил ее сценой?

— Особых усилий от меня не потребовалось. В шесть лет она уже исполняла нам на кухне french канкан и топала ножками, когда ей не разрешали пойти в театр похлопать папе. Танцует она бесподобно, но в наше время, если у тебя нет престижных наград или громкого имени и ты не привык лизать зад разным шишкам, то вряд ли сумеешь пробиться. Телезрители балдеют от лженоваторов, а истинные таланты никому не нужны.

Ингрид делала Морису массаж дольше, чем обычно. Антуану Леже, пришедшему на еженедельный сеанс тайского массажа, пришлось подождать в приемной вместе со своим псом Зигмундом. Но он поймет. Ведь Антуан — психоаналитик и все всегда понимает. Как, впрочем, и Зигмунд.

— Мне как-то приснилось, что я убиваю испанца. Я его толкаю, и он падает в колодец.

— Греза наяву?

— Нет, настоящий сон во сне. Наверное, это самое правильное: убивать во сне тех, кто вам осточертел.

— Может быть.

— А у тебя, Ингрид, есть рецепт от неприятностей? Я полагаю, сама себе ты массаж не делаешь.

— Скачу как угорелая в «Супра Джим» на улице Птит-Экюри.

— Вот как?

— Да, на бегущей дорожке. А еще яростно поднимаю тяжести и не пропускаю уроки рукопашного боя.

— Получается?

— Более-менее.

— А я занимаюсь кендо.

— Японское фехтование!

— Им могут заниматься даже старикашки.

— Кто-кто?

— Ну, дряхлые, седенькие, в общем, совсем старые. Представь, я постоянно поддерживаю себя в форме, изображая старого западного самурая. Отличная тренировка для сцены. Дыхание, выправка, все такое.

— Какое совпадение! Я мечтаю поехать вместе с Лолой в Японию, немного подраться, но она изображает домоседку.

— Подраться? Хорошая мысль. А Лола такая симпатичная…

Ингрид уже догадалась, что за этим последует.

— Как ты думаешь, согласится она мне помочь?

— Конечно, Морис. Я и хотела тебе это предложить.

— Надо бы разузнать, не водит ли подонок мою девочку за нос. Странно, что Алис с ее характером никак не может выкинуть его из головы. А что, если он играет с ней в кошки-мышки? Возвращается, снова уходит. Не пропускает ни одной красотки. Если бы еще получалось изящно, как в пьесах Мариво, да куда там!

— Тогда Лола — то, что нам надо, Морис. Не зря она бывший комиссар.

— Она в два счета установит за ним слежку. И с ее умением себя поставить сумеет допросить гада так, что он не посмеет выступать. Конечно, я оплачу расходы. И мы здорово погудим в «Красавицах». Что скажешь, моя радость?

— Что жду этого с нетерпением. Я тоже хочу помочь.

— Если бы вас не было, вас следовало бы выдумать. Одна снимает напряжение, другая умеет убеждать.

— Я тоже иногда убеждаю.

— Вы не думали создать детективную контору? Агентство «Жост-Дизель». Хорошо звучит!

— Лола говорит, что эта работа на 92 % состоит из установления факта супружеской измены, на 57 % — из писанины, на 71 % из экзистенциальной пустоты. И только на 1,2 % из веселья. К тому же у нее бывают приступы острого домоседства.

— Ты хочешь сказать, что она домоседка?

Ингрид подтвердила. В последнее время Лола Жост редко появлялась на людях и вела себя как старая медведица, впавшая в зимнюю спячку. Но когда в атмосфере разлито что-то такое, отчего одно за другим загораются лица, когда первоцветы пронзают кочки в скверах быстрее, чем кроты, а весна от нетерпения рвется с привязи, Лоле тоже не усидеть в своей берлоге. Ингрид вновь взялась за дельтовидную мышцу Мориса.

— Ты царица массажисток! — вздохнул он блаженно.

Балинезийские перезвоны ласкали слух, рассыпаясь звонкой тропической капелью, в солнечных лучах, отважно прорвавшихся сквозь шторы, плясали пылинки, закручиваясь радужными вихрями. Атмосфера, царившая на Пассаж-дю-Дезир, радовала эстетическое чувство и помогала расслабиться. Вот только подходит ли эта безмятежная обстановка для разговора с Лолой? С точки зрения стратегии лучше настроить ее на позитивный лад, предложив вылазку в «Красавицы».

4

Ингрид Дизель и Лола Жост сидели друг против друга за своим обычным столиком. В их разговор с глазу на глаз то и дело встревал живот Хадиджи. Супруге Максима вздумалось совершить несколько рейдов, ее каблуки звонко стучали по плиточному полу. Она принесла графин с водой, потом домашнее фирменное вино, потом судки с солью, перцем и горчицей. Теперь возвращалась с хлебницей. Да, есть женщины, которых будущее материнство окрыляет. Или не дает усидеть на месте, это как посмотреть.

Еще одна новинка в «Красавицах» — телевизор. Хадиджа, на время лишившись кастингов, утешалась, одним глазом следя за реалити-шоу и эстрадными передачами, призванными открыть перед молодыми талантами дорогу к славе. Ингрид уже не пыталась понять, почему людей, мечтающих об известности, становится все больше. Сейчас за спиной у нее передавали новости, но мировые страсти не прерывали их беседу. Подруги с одинаковым увлечением приобщались к рагу из молодого барашка с репой и картофелем. На дворе только начало марта, но на кухне Максим Дюшан решил опередить весенний призыв, доверившись скорее пению неба и цветов, чем календарю.

— Рагу потрясающее, да, Лола?

— Твоя правда. Прямо тает во рту. Молодые репки — просто чудо. Знаешь, что сказал об этом Бодлер?

— Я и не знала, что он писал стихи об овощах.

— «Всякий человек в добром здравии два дня без пищи прожить может, а без поэзии — нет». Нам повезло. В «Красавицах» есть и то и другое. Да выпей ты хоть немного вина.

— Спасибо, я ограничусь водой.

— Ну и зря.

— Если я буду пить, то не смогу по-настоящему заниматься спортом.

— В том-то и беда, что ты слишком много занимаешься спортом.

— Спорт меня успокаивает.

— Здешнее вино стоит отведать: поту меньше, толку больше. И потом, пора сделать выбор. Бенжамен ушел со сцены. Точка. И страница перевернута. Алле-гоп!



— Легко тебе говорить.

— Ну так вернись к нему. Чего ты ждешь?

— Тоже легко сказать.

Лола возвела очи к небу, но, прекрасно справившись с законом тяготения, наполнила свой бокал. Графин опустел уже на три четверти, и Ингрид подумала, что, пожалуй, пришло время передать просьбу Мориса Бонена. В конце концов, кому, как не Лоле, его понять. Она сама переживала тяжелый удар: после долгих лет службы в Сингапуре ее сын, вместо того чтобы вернуться во Францию, только что был переведен в Токио.

— Морис хотел бы, чтобы ты ему подсобила, — прощупала почву Ингрид.

— В чем?

— Выяснить, что за игру затеял этот медбрат.

— Что значит «выяснить»? Нанести удар головой и набить морду? Вы с Морисом принимаете меня за десантника?

— Не упирайся. Я ему уже сказала, что ты согласна.

Лола поднесла бокал к губам и так и застыла. Ингрид отважно продолжала:

— Тебе и карты в руки. Ты из полиции — и в то же время нет. С тобой не поспоришь. Ты годишься этой девочке в бабуш… в матери. А главное — ты приятельница Мориса и имеешь право совать нос в его дела.

— Я с ним едва знакома.

— Лола, ты преувеличиваешь! В «Красавицах» вы вместе преломили хлеб… то есть цыпленка со сморчками. И запили вином, которое ты сама выбрала. Разве это не объединяет?

— Морис скорее твой друг, чем мой.

— Ты же знаешь, все мои друзья — твои друзья.

— Послушай-ка, Ингрид!

— Yes.

— Ты можешь мне льстить, если тебе так хочется. Многие уже пробовали, ты не первая и не последняя.

— Yes.

— Но брать от моего имени обязательства — это уж…

— Беспардонно?

— Это…

— Непростительно?

— Это низко.

— Низко?

— Да.

— Почему низко?

— Разве теперь я могу отказать Морису? Прибегнуть к какой-то дипломатической увертке? Ты загнала меня в угол, Ингрид. В тесный темный угол. А я этого терпеть не могу.

— Я знала, что ты запаникуешь, и все предусмотрела.

— Запаникую?!

— Не желая выйти из спячки, ты демонстрируешь неприятие внешнего мира.

— Как ты добра! А психоаналитический словарь лучше оставь Антуану Леже и Зигмунду. Даром слова эта собака не обладает, зато научными категориями владеет лучше тебя. Объясни-ка мне, что ты подразумеваешь под словами «я все предусмотрела»? Чтобы уж я укрывалась от мира вполне сознательно.

— Ты улаживаешь дело Папаши Динамита. И мы обе летим в Японию любоваться сакурой.

— Что ты городишь?

— Я говорю о цветущих вишнях.

— Я знаю, что такое сакура, Ингрид. И что дальше?

— В Токио и Киото вишни полностью расцветают в конце марта. Навестим твоего сына и внучек, а чтобы им не надоедать, будем сидеть под сакурой, объедаться суши и попивать саке, как японцы. У меня кое-что отложено на черный день, у тебя тоже. Так чего мы ждем? Но мы должны все рассчитать, ведь цветение мимолетно. После цветов не будет ничего. Лепестки неумолимо опадают, и вот уже пришла унылая пора весеннего снега. Сакура не приносит плодов. Эта поездка послужит тебе морковкой за то, что поможешь Морису.

— Бедняжка! Ты должна немедленно прекратить занятия в «Супра Джим». Это просто опасно. Посмотри, до какого состояния ты себя довела. Толкуешь о вишнях и моркови, хотя даже в топинамбуре здравого смысла больше, чем в тебе.

— А ты хоть иногда старайся быть «дзен», Лола, please! Попробуй понять других. Общественное согласие тоже существует.

— Поправляюсь: в свекольной ботве. Топинамбур в сравнении с тобой слишком основательный. Или в ботве репы. Увы, иногда старческое слабоумие наступает рано. Подвинься-ка. Ты мне телевизор загораживаешь.

— С каких это пор ты смотришь телевизор?

— С тех пор как вижу по нему своих знакомых. Вон смотри, бородатый коротышка, с виду довольно противный.

— Holy shit! Это же Садовый Гном! Я его и не узнала.

— Мало было встречать его в кошмарных снах. Теперь его еще и на камеру снимают.

И Лола встала, чтобы подойти поближе к телевизору. На полпути она вдруг остановилась. На экране с головокружительной высоты падала какая-то блондинка. Падение завершилось на крыше автомобиля. Лола напрягла глаза и уши. Раздались чьи-то недовольные высказывания, затем выступила Элен Плесси-Понто. Министр внутренних дел, со своим гладким лицом и уверенным голосом, сразу же сумела всех успокоить и с хорошо поставленной простотой, составлявшей ее главное очарование, предложила «предоставить полиции заниматься своим делом». Лола вернулась за стол. Повисло тяжелое молчание, нарушить которое Ингрид не решилась. Лицо ее подруги ясно свидетельствовало, что о репках, морковке и сакуре речь уже не идет.

— Так ты говоришь, дочь Папаши Динамита, уязвленную равнодушием медбрата-испанца, зовут Алис?

— Да.

— Не похоже, чтобы мне довелось ради нее открыть свои карты, разве что валет пик.

— О чем ты?

— О том, что некая Алис Бонен, двадцати четырех лет, танцовщица, вчера выбросилась с 34-го этажа «Астор Майо».

— Fuck!

— Ты от меня ничего не скрыла, Ингрид?

— Не понимаю! Я же видела Мориса сегодня утром.

На плечи Ингрид навалилась свинцовая тяжесть. Морис души не чаял в своей дочери. В своей красавице Алис, которая любила какого-то парня так, что выбросилась из окна, хотя перед ней была целая жизнь. Эта смерть казалась столь же странной, сколь и ужасной, а ведь только что они вспоминали сакуру. Бедный, бедный Морис.

— Она покончила с собой? — спросила Ингрид бесцветным голосом.

— Неизвестно, но похоже на то.

— Зачем комиссар Груссе выступал по телевидению?

— Чтобы промямлить парочку нелепиц, а еще потому, что ему поручили расследование. Видишь ли, Алис Бонен жила в нашем округе. Если бы ты соизволила подойти к волшебному экрану, то узнала бы мнение человека с улицы. Он особо не распространялся об общественном согласии, зато не стал скрывать, что он думает о телеканалах, привлекающих зрителей, заигрывая со смертью. Ведь кровь только придаст остроту выступлению прекрасной Плесси-Понто.

Ингрид призадумалась. Лола играла вилкой, чертя линии на бумажной скатерти. Рагу между тем неумолимо стыло.

— Телевизионный канал передает интервью с человеком, который говорит, что ему не нравится подход телевизионщиков. Что-то тут не так, Лола.

— Телеоператор продал отснятую пленку небольшому агрессивно настроенному каналу, который показал ее без изменений. А на крупном канале извратились по-крупному. Они тоже передали репортаж, но добавили высказывания гражданина, без утайки выложившего свое мнение о кровавых подробностях.

— Таким образом, они дважды снимают сливки.

— Вот-вот. Показывают пленку, но при этом выставляют себя оскорбленными святошами. И подавляют конкурентов.

— Вы становитесь настоящими американцами, даже больше, чем мы сами.

— Сначала мы были греками, потому что оттуда все началось. Во всяком случае, это относится к старой Европе. Потом римлянами, галло-романами, франками, не говоря уже о родственных связях с ордами варваров, которые пришли издалека, так что теперь нам не страшно почувствовать себя немного американцами. Конечно, на пять минут, не больше. Ладно, после всех этих важных геополитических соображений мне пора вернуться к своему пазлу. Сын прислал мне гору Фудзи из семи тысяч кусочков. Недолговечные вишни в цвету на первом плане и вечные снега на втором. Одним словом, белое на белом. И крошечное пятнышко розового.

Все это было произнесено на одном дыхании. Лола всегда переживала жизненные драмы по-своему. Ингрид порывалась ее остановить, но лишь недовольно поморщилась. Уйти, уйти… Можно подумать, Лола только и умеет, что уходить. Беда в том, что она никогда не уходит далеко. Так, короткие отлучки. Которые ничего не решают.

Перемещая свою внушительную массу со спокойной свирепостью гризли, бывший комиссар заглянула на кухню, чтобы попрощаться с Максимом, и, не оборачиваясь, вышла из «Красавиц». У Ингрид защемило сердце. Вскоре к ней за столик подсел Максим. Похоже, Хадиджа сказала ему, что рагу не имело заслуженного успеха. Ингрид успокоила его, сообщив, что только что произошло. В беспощадной мельнице, перемалывающей драмы, о падении Алис Бонен больше не упоминалось. Политолог вещал о непрекращающемся спаде промышленного производства во Франции, о росте безработицы и ручался, что позиции крайне правых будут укрепляться.

Ингрид хитросплетения французской политики казались еще непостижимее, чем пазлы из семи тысяч частей. Но она читала, что у Элен Плесси-Понто наилучшие шансы на президентских выборах 2007 года. Ее популярность возросла после ее откровенного выступления перед телезрителями. Подавляя слухи в зародыше, она рассказала о зависимости своего сына от наркотиков и о своих отчаянных усилиях ему помочь.

— Вряд ли Лола рассердилась, — сказал Максим.

— Дело не в этом. Молодая женщина бросилась из окна «Астор Майо» из-за парня, который ее разлюбил. Она дочь моего приятеля Мориса.

— Ах ты черт! Я с ним знаком?

— Едва не познакомился, когда он здесь ужинал. Но ты каждый раз пропадал на кухне.

Максим потрепал ее по руке. За аперитивом она рассказала ему о своих сердечных неурядицах и знала, о чем он сейчас думает. Ингрид ничего не имела против его сочувствия, но забота не должна была обернуться жалостью. После отказа Лолы ей оставалось только самой взяться за дело. Да и думать о том, что следствие доверено Жан-Паскалю Груссе, было почти невыносимо.

— Ладно, постараюсь во всем разобраться на месте. Сколько ты дал бы портье, чтобы его разговорить?

— Даже не знаю. Пятьдесят евро?

— Попробуем.

— Не уходи, пока не выпьешь кофе, я сейчас тебе принесу. С домашним кальвадосом на дорожку. От сильных переживаний нет ничего лучше.

— Каве — yes, а кальве — по. Или выпивка, или расследование, приходится выбирать.

— Вот как?

5

Максим Дюшан не ошибся. Портье в «Астор Майо» в обмен на предложенную купюру охотно поделился воспоминаниями и некоторыми предположениями. Некий Жюль с телекамерой снимал здесь репортаж о работе портье в крупных отелях. Это был тот самый бородатый парень с неизвестной ему фамилией и в слишком свободном спортивном костюме, похожий на рэппера, который сообразил заснять падение клиентки и предложить пленку телевидению. Может, он и правда принял ее за Бритни Спирс.

— Она здорово была на нее похожа. Очень светлые волосы, глаза цвета горького шоколада, капризная гримаска, ноги танцовщицы. И не прочь полминутки побыть знаменитостью.

— Знаменитостью для кого?

— Для меня. Мне показалось, это и правда она. Очень странная история. Молодая женщина, настолько довольная собой, вдруг передумала и выбросилась из окна.

— Вы считаете, это самоубийство?

— Здесь все так считают. Да и в номере она была одна. Есть свидетель.

— Свидетель?

— Подросток-американец, который шел в бассейн. Отец велел ему дать показания. Парнишка встретился с ней в лифте. Она оставила дверь приоткрытой, он заглянул туда. Никого. Но она все проверила, открыла стенные шкафы, заглянула под кровать, за портьеры, прежде чем закрыть дверь на цепочку.

— Что вы об этом думаете?

— Наверно, она была под кайфом, всюду ей мерещились чудовища, вот она и прыгнула.

— Наркотики нашли?

— Нет, только початую бутылку шампанского. Но она могла принять наркотики заранее. А может, она лечилась у психиатра, но забыла принять лекарство? Когда она выглянула в окно, ее потянуло в пустоту. Такое бывает.

— Но вы же говорили, когда она пришла, вид у нее был довольный?

— Как знать.

— То есть?

— Я служу портье более семнадцати лет, мадемуазель. Я распахивал двери престижных отелей тысячам людей. Так вот, если кто и счастлив остановиться в таком месте, как «Астор Майо», это счастье может оказаться недолгим. Номера, конечно, шикарные, но в них веет холодом. Там можно вдруг почувствовать себя одиноким.

Ингрид попыталась представить себе, как все произошло. Дочь Мориса приезжает одна в четырехзвездочный отель с костюмом Бритни в качестве багажа. Она элегантно одета, но встревожена и, войдя в свой номер, хочет убедиться, что он пустой и безопасный.

— Кто-то мог войти, — предположила она.

— Возможно, но это должен быть кто-то, кого она знала, учитывая принятые ею предосторожности. Бассейн и тренажерный зал тоже на 34-м. Поверьте, народу там полно. Так вот, никто же не видел, чтобы кто-то входил в 3406 номер.

— Ей подали шампанское.

— Ошибаетесь, она ничего не заказывала. Должно быть, принесла бутылку с собой.

В логике этому портье не откажешь. И кстати, он, как бы невзначай, назвал ей номер комнаты. Тут он отвлекся: к отелю на такси подъехала супружеская пара. Ингрид проскользнула в отель и села в лифт. Поднималась она вместе с группой японцев. Ингрид представила, как сидит под сакурой, поедая суши с земляными грушами, в обществе ворчуньи Лолы, и невольно улыбнулась. Лола не скупилась на язвительные замечания, но без нее осмотр места происшествия терял всякую остроту. Нужно было раздобыть действительно ценную информацию, чтобы убедить ее без разведки проникнуть на территорию Садового Гнома.

Номер 3406 была совсем рядом с фитнес-залом. Ингрид попались на глаза две женщины в халатах, затем потный мужчина в шортах, который отпер номер 3410 с помощью магнитного ключа. На двери номера 3406 не было печати. Ингрид предполагала, что увидит поперек двери желтую ленту криминалистов. Вероятно, специалисты спешили изо всех сил под нажимом дирекции, желавшей, чтобы отель поскорее вернулся к нормальной работе. Ей встретилось много спортсменов. Портье был прав: здесь без конца кто-нибудь ходит. Она дождалась горничной, толкавшей перед собой тележку для уборки.

— Я подруга близкого родственника Алис Бонен. — Ингрид улыбнулась широкой наивной улыбкой, как умела она одна.

— Извините, мадемуазель, но я не понимаю, о ком вы говорите.

— О молодой женщине, выпавшей из окна номера 3406.

— Администрация запретила нам разговаривать с журналистами.

— Я не из газеты. Меня зовут Ингрид Дизель. Я массажистка в Десятом округе.

Горничная смерила ее недоверчивым взглядом.

— Честное слово, — поклялась Ингрид, подняв правую руку. — Я делаю любой массаж: «шиацу», тайский, балинезийский, калифорнийский…

— И то сказать, с таким акцентом вы не можете быть французской журналисткой. Вы родственница того парнишки, который был свидетелем?

— Вовсе нет. Я вам сказала правду. Я здесь из-за отца Алис.

— Меня расстроила эта история. Такая молоденькая девушка.

— Вы убирались в номере?

— Да, но… администрация не хочет…

— А вы быстро покажите мне комнату. Ваши хозяева и знать ничего не узнают.

— Ну хорошо. Но не больше пяти минут.

Она открыла дверь, пропустила Ингрид вперед. Портье и на этот раз оказался прав: тут было шикарно, но холодно. Бежевые тона, абстрактные гравюры, в которых преобладал синий цвет. И окно с двойными бледно-желтыми портьерами.

— Нужна решимость, чтобы броситься отсюда.

— Думаю, она была очень несчастна, — сказала горничная.

Ингрид и бровью не повела — так легче всего побудить свидетеля говорить. Лола постоянно напоминала ей об этом. Горничная вошла в ванную. Она помедлила, потом, видя невозмутимое лицо Ингрид, указала на ванну.

— Когда я начала убираться, ванна была полна. Клиентка добавила в воду много пены. Рядом стоял почти пустой флакон.

— Принадлежащий отелю?

— Нет. Продукт высшего качества. Но…

— Но?

— Банными полотенцами так и не пользовались. И вот что еще странно — цветы.

— Цветы?

— Да, красивые цветы, они плавали в пене.

— Что бы это значило? — вслух размышляла Ингрид.

— Я подумала, что их подарил ей возлюбленный. Для него она прихорашивалась. Приняла душистую ванну, надела платье с блестками, принесла шампанское. Она предстала перед ним во всей красе, но он пришел только, чтобы сказать ей, что между ними все кончено. После его ухода она пила и плакала. И бросила букет в ванну. А после припадка ярости ее охватило…

— Отчаяние.

— Да, желание умереть. Она любила мужчину, который разбил ей сердце.

— Кто-нибудь видел этого человека?

— Нет, но иначе зачем было принимать ванну и наводить красоту — чтобы выброситься из окна? Между ванной и прыжком с высоты должно быть что-то… или кто-то.

— Телефонный звонок? — предположила Ингрид. — Попрощаться можно и по телефону. Такое случается. И нередко. В наши дни расстаются друг с другом даже par texto.[2]

— Не знаю. Меня так никто не бросал.


Выйдя на площадь Женераль-Кёниг, Ингрид некоторое время, задрав голову, разглядывала импозантный фасад отеля. Что предпринять дальше? Пойти выразить соболезнования Морису или подождать? Поделиться с Лолой выведанными в «Астор Майо» сведениями? А собственно, ради чего? Казалось, все указывало на самоубийство. Тем не менее Ингрид не могла заглушить слабый голосок, нашептывавший ей, что дело не чисто.

Алис Бонен играла роль двойника Бритни Спирс, рассчитывая получить серьезную роль. Зачем же тогда ей понадобилось кончать с собой, да еще подчеркнуто эффектно? И зачем запираться в номере, явно чего-то опасаясь, чтобы потом без колебаний прыгнуть с высоты? Дорогая пена для ванны, сценический костюм, шампанское. Горничная решила, что все это ради мужчины. Незнакомца, которого никто не видел, хотя в коридоре было полно спортсменов.

Приходится признать: в этом деле концы с концами не сходятся. Между упорством Алис, описанным ее отцом, и ее предполагаемым самоубийством; между романтическим исступлением, с которым она швырнула цветы в ванну, и эффектным появлением в «Астор Майо» было непреодолимое противоречие. У Ингрид от всего этого уже раскалывалась голова. Без Лолы ей трудно рассуждать логически. Но как привлечь Лолу к расследованию, когда так мало данных? Проще всего, наверное, будет встретиться с медбратом. Надо разобраться, не водит ли этот подонок мою дочь за нос. Ты прав, Морис. Попробуем.

6

Оказавшись на улице Клод-Вельфо, Ингрид пожалела, что отказалась от кальвадоса хозяина «Красавиц». В суматохе последних событий у нее вылетело из головы, что она ненавидит больницы. Размеры здания удивили ее не меньше, чем его ветхость. Больница Святого Фелиция была построена никак не позже эпохи Средневековья, уму непостижимо, зачем сохранять такую развалину в XXI веке.

Она не успела войти, как специфический запах ударил ей в нос. Вообще-то это были «чистые» запахи, но они невольно наводили на мысль о разложении. Американке казалось, что больница принадлежит перу Иеронимуса Босха. На поверхности здесь все в порядке, но внешность обманчива. В забытом закоулке трепещет жадный вихрь, готовый засосать вас и утащить в пятый круг ада. Ах, бедный, ни в чем не повинный посетитель! Он-то думает, что перед ним бело-зеленая реальность, но на самом деле где-то рядом пульсирует, просачиваясь в нее, красно-коричневый параллельный мир.

Отделение неотложной помощи кишмя кишело народом. Две регистраторши старались как могли сократить очередь поистине вселенских масштабов. Неужто приход весны способствует несчастным случаям? Весеннее тепло действует на людей возбуждающе, и они забывают об осторожности?

Она пошла наугад по коридору, обходя санитарок, толкающих перед собой нагруженные тележки, медбратьев, которых было немало, но ни один из них не походил на испанца. Вооружившись шваброй и тряпкой, какой-то коротышка неопределенного возраста, явно никуда не торопившийся, без особого рвения мыл небольшой кусочек коридора. Это спокойствие потрепанного жизнью философа подействовало на нее умиротворяюще. Ингрид спросила, не знает ли он Диего Карли. Тот поинтересовался, не журналистка ли она. Он расспрашивал ее любезно, но настойчиво. Ингрид представилась подругой отца Алис Бонен, невесты медбрата Карли. Человек утверждал, что хорошо знал «эту девушку, которая вместе с отцом самоотверженно старалась развлечь больных». Потом он показал палату, в которой оказывали помощь пациентке с ожогами. При этом он так опечалился, словно несчастный случай произошел с ним самим. Ингрид подумала, что если он пытается на своих хрупких плечах вынести все горести мира, его существование в больнице должно напоминать бег по доске факира, утыканной гвоздями, или спуск в долину слез. Тут она положила конец лавине метафор. Как ужасен этот неуютный приют больных! Стоит на секунду забыться, и тебя захлестнут эмоции. Она тепло поблагодарила коротышку.

Интерн измерял пожилой женщине давление, а медбрат, вооружившись пинцетом, накладывал ей на икры компрессы, пропитанные беловатой мазью. Ингрид одновременно захотелось бежать куда глаза глядят и провалиться сквозь пол. Она закусила губу, представляя себе, какую боль должна испытывать пострадавшая. Хотя сейчас она выглядела одурманенной обезболивающими.

— А, вы внучка мадам Моде! — сказал интерн. — С вашей бабушкой все обойдется. Сердце у нее крепкое, но она здорово испугалась. Несла кастрюлю с супом и выпустила ее из рук. В придачу к ожогам, она очень неудачно упала…

Ингрид ответила, что он ошибается и ей хотелось бы поговорить с Диего Карли.

— Это я. — Медбрат поднял голову. Глаза темные, как и волосы, акцент, несомненно, испанский. Так это из-за него, такого сосредоточенного и спокойного, Алис выбросилась из окна?

— Меня зовут Ингрид Дизель и… я пришла по поводу Алис Бонен, — продолжала она, ожидая, что ее вот-вот выпроводят.

Но он лишь пристально посмотрел на нее, затем выражение его смягчилось, и он попросил ее обождать в коридоре. Она торопливо вышла. От вида мадам Моде, запахов, неонового освещения ее затошнило. Ингрид заставила себя сделать несколько дыхательных упражнений. Но всеобщая беготня, как на пожаре, не дала ей сосредоточиться. Мимо торопливо пронесли окровавленного человека, Ингрид вытаращила глаза и тут же зажмурилась. Когда она снова открыла глаза, апокалипсическое видение исчезло. А на нее с легкой улыбкой на губах смотрел Диего Карли.

— Ты не журналистка и не полицейская, Ингрид Дизель, иначе ты бы так не бледнела. Ты была ее подругой? Странно, она мне никогда о тебе не говорила.

Ингрид, уже привыкшую к европейским обычаям и даже к тому, что манера общаться становится все более свободной, тем не менее удивило обращение на «ты». И взгляд тоже — чуть более пристальный, чем следует.

— Я подруга ее отца.

— Он, должно быть, ненавидит меня, это естественно. Мне нечем гордиться. Я собирался навестить его. Что ты посоветуешь?

От манер медбрата ей было почти так же не по себе, как от окружающей обстановки.

— Прежде чем давать советы, мне хотелось бы разобраться самой.

— Я тогда только-только пережил любовную драму и чувствовал себя одиноким. Алис бросилась мне на шею. Если бы я мог все исправить… Но жизнь не повернешь назад.

— Может, продолжим этот разговор где-нибудь еще?

— Не стоит беспокоиться. Вся больница Святого Фелиция в курсе.

— Уже?

— Приходил комиссар. Дерганый коротышка, обросший бородой.

Ингрид не стала распространяться о немыслимом Жан-Паскале Груссе. Теперь Садовый Гном занял место Лолы во главе комиссариата на улице Луи-Блан, а широта его ума равнялась двум с половиной микронам.

— Но каким образом он так быстро мог узнать о твоих отношениях с Алис?

— У нее в квартире нашли мои снимки. Снятые телекамерой возле больницы. Лейтенант Бартельми, на мой взгляд, более проницательный, чем его начальник, сразу установил связь. Тогда я ему рассказал.

— Рассказал о чем?

— О своих неприятностях.

— Каких неприятностях?

— Отец Алис, видно, не знал о домогательствах, к которым прибегала его дочь.

— Домогательствах?

— Да, как у вас в Америке. Ты ведь оттуда, не так ли?

— Yeah, но продолжай.

— Сначала были звонки посреди ночи, номер моего мобильника и электронный адрес оказались на порносайтах геев, дверную скважину залили клеем. Потом весь дом был завален огромными воздушными шарами с надписью «Диего, ты меня не стоишь». К счастью, соседи только посмеялись. После ко мне в квартиру вломились и наклеили новые обои с ангелочками и сердцами, пронзенными стрелами. А мою «веспу» перекрасили в розовый цвет.

— Ты не шутишь?

— В Алис было много хорошего, ее смерть меня очень огорчила, но она была loca,[3] что правда, то правда.

— Ты пытался ее урезонить?

— Конечно. Она изображала святую невинность. Жизнь и так у всех у нас не сахар, но она решила, что этого мало и стоит добавить. Чем больше, тем лучше. Я даже подумывал переехать. Но квартира на набережной Жемап для медбрата отделения скорой помощи в больнице Святого Фелиция — предел мечтаний.

Папаша Динамит признавал, что у них с дочерью кабаний норов. И что после разрыва с Диего Алис налегала на спиртное и эксцентричные выходки. Да и идальго, похоже, говорил искренне.

— Теперь меня домогаются полицейские, — продолжил он философски. — Я старался помочь следствию, но нервный коротышка комиссар засыпал меня вопросами и угрожал задержанием.

— Груссе думает, что это не самоубийство?

— Ты обратила внимание, что она была переодета в Бритни Спирс?

— Конечно, обратила. Равно как и несколько миллионов телезрителей.

— Дело в том, что в тот день никакого приема в «Астор Майо» не предполагалось. Никто из постояльцев не обращался в «Праздник, который всегда с тобой». Вот комиссар и подозревает, будто я помог Алисе выпрыгнуть. К тому же у меня был выходной, и я сидел дома один.

Ингрид приподняла одну бровь и крепко задумалась. «Senor Карли меня дурачит, — подумала она. — Как ему удалось так много узнать за короткое время?» А подозрение уже дало ростки. Садовый Гном позволяет ловкачу-идальго водить себя за нос? Догадка тут же подтвердилась.

— По его мнению, Алис сообщила мне, что будет в «Астор Майо». С утра мне действительно дважды звонили из отеля, но не назвались и молчали в трубку. Звонивший молчал, но как мне это доказать? По крайней мере, от комиссара я узнал, что она сама забронировала номер. За наличные.

Ингрид подняла другую бровь. Для типа cool и слащавого Диего не пожалел времени, подстегивая свои нейроны. И его решительность, пожалуй, больше подходит конкистадору, чем идальго.

— Она приходила в «Астор Майо» дважды?

— С утра, чтобы заплатить и забрать два своих магнитных ключа у консьержа. И, к несчастью, в то же утро, только позже, чтобы там умереть.

— А два ключа зачем?

— Потому что номер был двойной или потому что она сама попросила, не знаю. Оба ключа были обнаружены в комнате.

— В номере убирались?

— Да, как раз между двумя приходами Алис.

— Значит, в комнату до ее возвращения никто не входил. Это подтверждает и молодой свидетель.

— Комиссар говорит, что она открыла кому-то из знакомых. Мне, например. Знаешь, что я думаю?

— Я не гадалка.

— Возможно, Алис все подстроила нарочно, чтобы меня приговорили за убийство.

— Come on![4]

— Это звучит дико, понимаю, но я практиковался в психиатрии в Мадриде, так что всего насмотрелся. То, что смерть двойника звезды сняли на пленку, само по себе настоящий бред. Как ты думаешь?

— Будь мы в Лос-Анджелесе, может, и нет, но здесь пожалуй…

— Тут что-то кроется. Думаешь, телевизионщики купили бы фильм, если бы Алис не была похожа на Бритни?

— Потому что несколько секунд телезрители содрогались от ужаса?

— На телевидении даже одна секунда ужаса дорогого стоит. Если так пойдет и дальше, мы еще не то увидим. И полиция обеспокоена. Еще бы! Их министр говорил об этом деле по всем каналам. Все это не к добру.

Прав идальго-конкистадор или не прав, а дело быстро усложнялось. Попытка посягнуть на сферу интересов Груссе, и без того взвинченного вмешательством своего министра, может выйти им боком. Дуэт Ингрид-Лола уже имел случай попрактиковаться в этом виде спорта, и даже если хороших воспоминаний осталось больше, чем плохих, стоит ли приниматься за старое? Пора вернуться домой и спокойно все обдумать. Тут она заметила, что уборщик с глазами кокер-спаниеля не упустил ни слова из их беседы.

— А, Адам! Как дела, старина? — приветливо обратился к нему медбрат Карли.

Однако человечек скорчил мину грустного домового и исчез в глубине коридора.

— Он тоже немного loco, но я его люблю. Воплощенная доброжелательность.

— Ну, мне пора.

— Минутку, Ингрид Дизель. Чем ты занимаешься, когда не помогаешь друзьям?

— Помогаю друзьям.

— А если серьезно?

— Серьезно. Я массажистка.

«А еще стриптизерша на улице Пигаль. Но этого, голубчик, ты никогда не узнаешь. Ни за что». И упрекнула себя за то, что думает о пустяках в такую минуту. Эта мрачная больница определенно сводит ее с ума. Пора уже посмеяться над злым гением, как можно скорее убравшись из этой пагубной среды.

— Забавно, но я скорее представляю тебя на сцене. Танцовщицей, воздушной гимнасткой, или…

— Я только массажистка, с меня и этого хватает.

Он помолчал, обжигая ее взглядом, подобным лазеру.

— В конечном счете ты свалилась с небес очень кстати для меня, прямо как ангел.

— О чем ты?

— Нелегко явиться с соболезнованиями к Морису Бонену одному. Ты меня поддержишь?

Ингрид все сильнее охватывало желание спастись бегством, однако предложение показалось ей заманчивым. К тому же, сопоставив точку зрения Папаши Динамита и медбрата, она получит более ясное представление о подлинной Алис Бонен. «Методы Лолы здорово на меня повлияли», — подумалось ей.

— По-моему, неплохо придумано.

— То есть ты согласна?

— Yeah.

— Я освобожусь меньше чем через час. Можешь пока посидеть в кафетерии, там есть телевизор.

«Торчать здесь еще целый час? Help!»[5]

— Muchas gracias.[6] Телика с меня на сегодня хватит. Я лучше подожду в кафе напротив.

— I Hablas espanol?[7]

— No.[8]

— ¿No?[9]

— No! Absolutly not.[10]

Oн вновь бросил на нее взгляд, способный сразить всех девушек планеты. Почему он то и дело пытается ее загипнотизировать? Наверное, мать внушила ему, что у него незабываемые черные очи. Или же опыт в психиатрии принес ему больше вреда, чем пользы. Она повернулась к нему спиной.

— Ингрид!

— Саrambа.[11] Что еще?

— Угощение за мой счет. Хозяин «Канон-дезами» меня знает.

На этот раз она убежала не оборачиваясь. Но, проходя мимо палаты, где скрылся уборщик, она замедлила шаг и посмотрела в раскрытую дверь. Зажав швабру между колен, домовой печального образа сидел у постели больного и что-то рассказывал. У бедолаги рука и нога были в гипсе, на шее фиксирующая повязка, однако вопреки всему он улыбался. Он производил впечатление человека простодушного, даже умственно отсталого. Что за байки рассказывал ему Адам-домовой?

«Этого я никогда не узнаю», — подумала она, решительно направляясь к выходу.

Покидая больницу, она вспомнила слова медбрата. Ты свалилась с небес очень кстати для меня, прямо как ангел. Почему ангел? Ну конечно, из-за ее заветной майки. «I'm an angel, what about уоu?» И это правда, Диего Карли. What about you, man?[12]

7

Морис Бонен жил на улице Эклюз-Сен-Мартен, неподалеку от больницы Святого Фелиция. Лифта в доме не было, вытертый красный ковер заканчивался на пятом этаже. Добравшись до шестого, Диего Карли с облегчением вздохнул.

— Нужно бычье здоровье, чтобы взбираться сюда ежедневно. — Он перевел дух.

— Не зря же его прозвали Папашей Динамитом.

— Как раз это меня и беспокоит.

— Еще не поздно повернуть обратно.

Она отметила, что для испанца медбрат Карли не слишком смахивал на macho. Хотя бы одно светлое пятно на общем безрадостном фоне.

Они вошли в приоткрытую дверь. И оказались в пустой двухкомнатной квартире, где жужжал телевизор. Соседей дома не было.

— Консьержи в Париже — исчезающий вид, как же нам найти Мориса? — спросила Ингрид.

Предположим, он в «Красавицах». Она объяснила Карли, что эта мирная гавань стала для старика любимым рестораном. Морис подружился с Хадиджей Дюшан, женой хозяина, тоже артисткой.

На Пассаж Бради они нашли расстроенную Хадиджу. Морис Бонен только что ушел. Он узнал о смерти дочери из теленовостей, как раз перед тем как явилась полиция, — накануне он допоздна задержался на работе в студии, и дома его не застали. Рассказав об этих ужасных событиях, Морис резко сменил тему разговора. Он поинтересовался, какое имя дадут новорожденному, с лихорадочным интересом расспрашивал, как будет выглядеть детская, «словно цеплялся за мои пустячные рассказы, чтобы не утонуть», — уточнила Хадижа. Тут она заметила, что у него с собой что-то вроде трубы, завернутой в крафтовскую бумагу. На вопрос, куда он собрался, Морис ответил чудным голосом: «К торговцу иллюзиями и телевизорами».

— Ближайший магазин электротоваров — «Люксания», — сказал Диего. — Пошли туда?

Морис Бонен, казалось, не мог оторваться от целой стены телевизоров, составлявших гигантский калейдоскоп. Был час всевозможных сериалов. Ингрид узнала лысого капитана из «Love Boat». Французское название блистает тем же остроумием. Как же оно звучит? Ах да! «Круиз забавляется».

— Морис!

Он обернулся. Его глаза скользнули по Ингрид, дальше все произошло очень быстро. Крафтовская бумага была сорвана, под ней оказался деревянный меч. Взмахнув им, Морис скользящим движением разнес капитану голову.

— Fuck! Удар западного самурая! — пробормотала Ингрид.

— Madre de Dios![13] — воскликнул Диего, когда Морис Бонен продолжил избиение телевизора.

— МОРИС, ПРЕКРАТИ! — закричала Ингрид.

Грохот разнесенного вдребезги стекла и покореженного металла лишил покупателей способности к передвижению. Но вскоре те, кто стоял рядом с Морисом, пришли в себя и поспешили ретироваться.

Навстречу им бежали два охранника, но старик успел истребить еще один аппарат. Охранники, обменявшись растерянными взглядами, малость притормозили; тем временем, приняв ритуальную стойку, Морис с бесстрастным видом рубил мечом воздух в поисках воображаемого противника. Ведущий не слишком интеллектуальной телеигры, показывая все зубы разом, улыбался такой же развеселой соискательнице. Вспышка их радости совпала с крушением третьего телевизора, немецкого производства. Контрнаступление развивалось с трудом: самый отважный из охранников подкрадывался сзади, пока его коллега пытался вести переговоры. Морис со своим мечом оказался в опасной близости к телевизорам с плоским экраном по шесть тысяч евро за штуку.

— Морис, умоляю тебя, опомнись! Тебя любит весь квартал! Мы тебе поможем! — кричала Ингрид, сложив руки рупором.

— Смотри-ка, Мартен! Держу пари, это передача-розыгрыш, — прокомментировала происходящее какая-то покупательница. — Старик наверняка актер, а высокая американка ему подыгрывает. Вот здорово!

— Вовсе нет, Одетт. Похоже, это не шутка. Пойдем отсюда.

Когда меч Мориса рассек великолепный плазменный экран в добрый метр шириной, публика испуганно вскрикнула.

— МАДАМ, МСЬЕ, ОТОЙДИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА! — приказал один из продавцов.

Зайдя сзади, охранник обхватил Мориса за пояс; меч продолжал вращаться еще несколько опасных мгновений, пока второй охранник не вцепился в него, словно в мачту во время бури, издавая все менее членораздельные звуки. Морис ударил повисшего на нем охранника коленом между ног, тот застонал. Старик выпустил из рук меч, который упал вместе с нападавшим.

— Мартен, этот старик слишком хорош, чтобы быть настоящим.

— Уходим, Одетт! Тут за сто метров разит стопроцентной правдой жизни.

— ДЕЛАЙТЕ ВСЕ, КАК Я! — заорал Морис. — УНИЧТОЖАЙТЕ ЭТИ ДЕРЬМОВЫЕ ТЕЛЕВИЗОРЫ! ОНИ ВЫЛИВАЮТ ПОТОКИ ГРЯЗИ НА НАШУ ЖИЗНЬ! ОНИ ПОХИЩАЮТ У НАС ДУШУ! МЫ ЗАСЛУЖИВАЕМ ЛУЧШЕГО!

— Мартен, поверь, нас разыгрывают.

— Нет, это правда, Одетт.

— Я начинаю понимать, к чему клонит отец Алис, — сказал Диего, взяв Ингрид за руку.

Ингрид посмотрела на руку Диего, на его профиль, потом на ревевшего во всю глотку Мориса с растрепанной седой шевелюрой. Раскрасневшиеся охранники с трудом тащили его:

— ТЕЛЕВИДЕНИЕ — ВАМПИР! ОНО ОСКВЕРНИЛО СМЕРТЬ МОЕЙ ДОЧЕРИ!

— Я тоже начинаю понимать, — отозвалась Ингрид.

— Я уверена, что это новая концепция телехроники, Мартен. У них каждые пять минут что-нибудь новенькое. Если нам повезет, мы тоже окажемся в кадре.

— Ты что, заметила где-то камеру? Пошли отсюда!

— Теперь их делают незаметными, не больше пуговицы. Да ты же сам знаешь.

— Все, что я знаю, это то, что старик и правда в ярости, Одетт. И правда несчастен.

— Нужно позвонить лейтенанту Бартельми, — сказала Ингрид. — Он проследит, чтобы комиссар Груссе не слишком скверно обращался с Морисом.

— А я вот думаю, не Морис ли как раз и уморит нервного комиссара, — возразил Диего. — Теперь я понимаю, от кого Алис унаследовала свой взрывной характер.


Вернувшись домой, Ингрид легла на розовое канапе с чувством, что за день она прожила двадцать четыре дня, хотя вечер еще даже не наступил. Она решила устроить себе передышку перед аромолампой, на нее всегда действовали успокаивающе фиолетовые восковые шарики, танцующие за стеклом.

Папашу Динамита доставили в комиссариат тапи militari,[14] и сейчас, хотя Бартельми и пообещал разрядить обстановку, он наверняка переживает не самые приятные минуты своей жизни, угодив в лапы Садового Гнома, впрочем, и тому наверняка приходится туго. От этого выброса негативной энергии туго приходится всем, а в комиссариате содрогаются стены. А за попавшие под горячую руку телевизоры придется заплатить кучу денег. Диего безуспешно пытался объяснить положение дел директору магазина. Ингрид с ужасом спрашивала себя, сколько жизней понадобится Морису, чтобы полностью возместить нанесенный ущерб.

Все пошло наперекосяк, и Диего предложил выпить что-нибудь для поднятия тонуса. Она не нашла ничего лучшего, как ответить: «Пойду-ка я домой, чтобы разобраться с тем, что творится у меня в голове». И ушла, оставив его на тротуаре с опустившимися руками.

— А домой, это куда, Ингрид? — услышала она у себя за спиной.

Она бросилась бежать. Не столько от Диего Карли, сколько от ссоры. Она бросилась в приют покоя, символом которого был ее массажный кабинет на Пассаж-дю-Дезир.

Идея выпить чего-нибудь бодрящего не так уж плоха. Ничего крепкого она не пила, так что придется отыграться на пиве. В холодильнике она нашла ветчину в целлофане, нарезанный хлеб, арахисовое масло и банку корнишонов. За всем этим был оазис мексиканского пива. Она схватила банку, прижала грудью ветчину, хлеб и масло, чтобы освободить руку и извлечь бутылку. И все полетело на пол. Банка разбилась вдребезги под восклицание: «Holy shit! What the hell?»

Она попятилась, раздавив босыми ногами несколько корнишонов. Чудом не порезавшись осколками, выбежала на улицу. Ощутив под ногами вымощенный булыжником тротуар, она поняла, что забыла обуться и запереть дверь. Вернулась, преодолевая чувство глубокого отвращения, надела свои кеды, закрыла дверь и бегом бросилась к Лоле.

8

В это время дня улица Эшикье была особенно оживленной. Настал час, когда люди, которые не любят возиться на кухне, проголодались. В доме номер тридцать два торговцы пиццей разогревали печи и свои мопеды. Разносчик пиццы сделал резкий поворот, чтобы не столкнуться с бегущей во весь дух Ингрид, и бросил: «Эй ты, дылда, поосторожней!» Она пролетела мимо, спеша поскорей нажать кнопку домофона Лолы Жост. Ворчливый голос показался ей спасательным кругом.

— Кто там?

— Open the door, please![15]

— О ля-ля! Что, америкашки, не можете и на пять минут оставить в покое старушку Европу?

— Open the fucking door! Now![16]

Несколько секунд ничего не происходило, потом щелкнул замок, и Ингрид вихрем взлетела по лестнице. Лола ждала в дверях в сиреневом платье, оттенявшем ее седые волосы. Взгляд пустой, а точнее — полный немого упрека.

— Извини за прямоту, но даже пьяный забулдыга вел бы себя приличней.

— Лола, я только что нашла руку в своем холодильнике!

Лицо отставного комиссара осталось невозмутимым, но она распахнула дверь и впустила Ингрид в квартиру. Потом указала на свое старое вольтеровское кресло и пошла на кухню. Ингрид растерянно уставилась на стол, заполоненный семью тысячами кусочков горы Фудзи. Лола собрала их в аккуратные серо-белые кучки, которые больше всего смахивали на унылые холмики пепла. Она вернулась с бутылкой и стаканом, который тут же наполнила и силой вложила в дрожащую руку Ингрид. Та выпила залпом. Похоже на сироп… Это мог быть только старый портвейн, который Лола потягивала, собирая пазлы. Слащавость. Можно так сказать по-французски? Ингрид на дух не переносила портвейн.

— Опиши мне ее, — велела Лола.

— Я ее видела только мельком и сразу убежала!

— Постарайся, Ингрид. Ну же!

Голос смягчился, но сквозь стекла очков Лолы смотрели глаза хищной совы, питающейся только правдой.

— Похоже на мужскую руку. И из нее торчал гвоздь.

Лола опять налила ей вина и знаком велела немедленно выпить. Ингрид повиновалась.

— Какой гвоздь?

— Самый обычный. Длинный и тонкий. Гвоздь как гвоздь.

— Кровь была?

— Не припомню.

— А рука какого цвета?

— Бледная или скорее зеленоватая с черными венами.

— Она может быть из магазина приколов.

— Судя по эффекту, вышло весьма правдоподобно.

— Ну, хватит разговоров. Пошли к тебе. Я посмотрю сама, и, если это не пластмасса, позвоним Бартельми.

Ингрид была оглушена сильнее, чем если бы она выпила все запасы портвейна у Лолы. Мрачная атмосфера больницы, холод, которым веяло в номере в «Астор Майо», и эта жуткая рука… Кусочки рассыпавшегося пазла кружились в безумном танце: осмелься кто-нибудь восстановить картину этого ужаса, она была бы похожа на полотно Моне, загаженное птицами. Затоптанный ногами лучезарный день. Попранное обещание счастья. «Моя голова забита чепухой вроде этих метафор», — подумала Ингрид, следуя за Лолой по лестнице, потом по улице, залитой ласковыми лучами заходящего солнца, которые сейчас казались неуместными. По улице еще носились несколько разносчиков-камикадзе на мопедах.

Ступая спортивным шагом, ее мощная спутница всю дорогу расспрашивала ее о последних клиентах. Только те же, что всегда. О любовных связях. Ни с кем. О случайных поставщиках, нежданных гостях и прочих приставалах. Nobody.[17] Но массажистка на первом этаже была легкой добычей для случайного злоумышленника. Тут они подошли к дверям, и Лола освидетельствовала замок массажного кабинета, найдя его в полной сохранности. Ингрид пояснила, что не успела поискать следы насильственного прохода.

— Говорят «проникновение», Ингрид.

— А что такое тогда «преступление»?

— Будем разбираться в тайнах терминологии в другой раз! — бросила Лола, переступая порог кабинета. — И вообще молчи, мне нужно сосредоточиться.

Несмотря на властный тон, Ингрид радовалась, что вновь обрела свою Лолу. Настоящую, не злую буку. Лолу благородную, готовую горы свернуть ради своих друзей. Давно пора. И в самом деле, как только она оказалась на кухне, служившей также приемной, отставной комиссар не стала терять ни секунды драгоценного времени. Она взяла щипцы для тостов, открыла холодильник, вынула руку и не колеблясь стала ее тщательно изучать, потом понюхала. По ее словам, это была подлинная левая рука, принадлежавшая лицу мужского пола. Сохранившаяся благодаря неизвестному веществу, похожему на цветочную эссенцию. Лола положила ее на место, затем осмотрела квартиру. Следов взлома она не обнаружила.

— Разве говорят не «слома»?

— Помолчи!

— А почему?

— Ты оставишь в покое стилистику? Да или нет, черт побери?

Пока Ингрид звонила в слесарную мастерскую, Лола достала мобильник из кармана своего жуткого сиреневого платья и позвонила бывшему заместителю, лейтенанту Жерому Бартельми.

— Опять этот зануда недоступен! — пробурчала она. — Каждую неделю он осведомляется о моем здоровье, которое совсем не нуждается в такой заботе, но когда он нужен, не берет трубку!

— Он, наверное, в засаде и отключил свой мобильник.

— Ну и что? Виброзвонок работает и на подводной лодке.

— Бартельми сидит в засаде под водой!

— Подлодка, иначе говоря «пол», — это машина, в которой засели полицейские, детка. И она как раз не пропускает звуков. Я сидела в ней часами и знаю, о чем говорю. Так вот, я отвечала на телефонные звонки. Я способна делать несколько вещей сразу.

Лола оставила на автоответчике лейтенанта категорический приказ явиться на Пассаж-дю-Дезир, пусть даже поздно ночью, у Ингрид Дизель неприятности. И пусть прихватит пакет для вещественных доказательств. Женщины уселись каждая на свое канапе (по неизвестной причине Лола всегда выбирала оранжевое) и некоторое время молча смотрели друг на друга.

— Что меня больше всего тревожит в этом натюрморте, исполненном с большим вкусом, так это гвоздь, — сказала Лола.

— Меня бы это тревожило и без гвоздя.

— Не знаю, подъем ли религиозного чувства и национального самосознания в нашей прекрасной светской Франции слишком сильно вскружил мне голову, но в расширительном смысле я могу истолковать этот сюрприз из холодильника как напоминание о распятом Христе.

— Похоже на то.

— Похоже, что за этим стоит неуравновешенный мистик. Тронутый, которого шокировал твой номер в «Калипсо». Дьяволица Ингрид пудрит мозги бедным грешникам. Стыд ей и позор, и нате вам — рука в холодильнике! Ты не замечала какого-нибудь чокнутого святошу среди поклонников Габриэллы Тижер?

— Нет, никого.

— Ты сама с такими не сталкивалась, но, может быть, какая-нибудь из твоих сотрудниц?

— Тоже нет. Хозяин хочет, чтобы «Калипсо» оставалось заведением вульгарным, но классным. Он вечно об этом твердит.

— Нетрудно представить, что какой-нибудь ненормальный поджидает тебя у служебного выхода.

— Я в общем-то осторожна.

— Ну хорошо, я просто прикидываю варианты; а эта рука, в конце концов, может не иметь никакого отношения к твоему стриптизу в «Калипсо».

«Вряд ли тут есть связь, — подумала Ингрид, — но раз Лола готова рыться повсюду, лучше пойти ей навстречу».

— Я по своей инициативе сунула нос в дело Алис Бонен, — призналась Ингрид.

На лице Лолы мелькнула многозначительная улыбка, словно говорившая: «А ты думаешь, такое древнее двуногое, как я, не знает, что ты опять наломала дров?»

И Ингрид рассказала обо всем. О своем визите в больницу Святого Фелиция. О подозрениях Садового Гнома. О теории Диего Карли о самоубийстве, подстроенном Алис, чтобы навлечь на него беду. О том, что номер был оплачен наличными в то самое утро, и тогда же Алис забрала магнитные ключи. О том, что рядом с «Астор Майо» оказался телеоператор по имени Жюль, о предосторожностях, с которыми Алис вошла в свой номер, о ее переодевании в поп-звезду. О нетронутых полотенцах. О букете, который она бросила в воду, как и свои надежды, и о воде в ванне. О початой бутылке шампанского. Пока она обошла молчанием избиение телевизоров. Не стоит злоупотреблять сильными впечатлениями.

— Цветы, плавающие в ванне, — это почти так же странно, как рука в холодильнике, — заметила Лола.

— Ты находишь тут какую-то связь?

— Никакой связи, кроме странности.

— Значит, по-твоему, горничная ошиблась, решив, что Алис швырнула цветы в ванну в порыве досады?

— Пока я не думаю ничего определенного. Пока я позволяю скапливаться ощущениям. Как лепесткам сакуры на тротуаре цвета антрацита.

У ворчуньи Лолы была по меньшей мере одна хорошая черта: ее ум никогда не был ограниченным, как могло показаться со стороны. Она могла обдумывать сразу три проблемы: гибель Алис, руку в холодильнике и план побега в Японию. Правда, едва наметившись, эта поездка уже откладывалась до лучших времен. Лола, безусловно, взялась за дело Бонен, но успеют ли они закончить такое сложное расследование и попасть в Японию, пока цветет сакура? Маловероятно. Конечно, Япония — страна узкая, вытянувшаяся с юга на север. И цветение сакуры тянется точно так же, от теплых островов Окинавы до гор Хоккайдо. Оно закончится в районе Токио в конце марта, но можно следовать за ним на север. Преследовать — это то, что у них получается особенно хорошо.

Она сочла уместным рассказать о разгроме, учиненном в «Люксании». Отставной комиссар улыбнулась, представив, как Садовый Гном сражается с Папашей Динамитом, и добавила, что пора прийти старику на помощь.

— Спасибо, Лола! А я-то думала, ты только собираешь пазлы, как дура, и ни на что больше не обращаешь внимания.

— Пазл — это наилучшая практика дзен, только кажется, что она далека от жизни. Делаешь шаг назад, чтобы потом вернее добраться до сути. После всего что произошло, мы не оставим Мориса Бонена в беде. Он имеет право знать правду. Ладно, налей-ка мне стаканчик, чтобы было не так скучно в ожидании Бартельми.

— У меня только мексиканское пиво.

— Я так и знала.

— К тому же оно в холодильнике.

— Ну уж лучше в холодильнике, чем в аптечке. Не думай об этом, Ингрид. Я помогу тебе продезинфицировать твой зачумленный холодильник. А пиво меня вполне устроит. И нечего воротить нос от пива, его светлое, но экзотическое содержимое защищено бутылкой и пробкой.

— Да, но все-таки…

— Не давай волю воображению, — заявила Лола, пытаясь найти мешок для мусора. — Так начинается анархия.

Она убрала с глаз долой кое-какие оскверненные продукты и обеспечила спасение пива, а затем занялась раздавленными корнишонами и разбитой банкой.

— К чему такой здоровый и к тому же ярко-розовый холодильник девушке, которая никогда не готовит? О непроницаемая тайна человеческого бытия, чего только не кроется в твоих укромных закоулках!

— А это кто сказал?

— Лола Жост. Тебе давно пора стряхнуть с себя любовное уныние, на тебя это совсем не похоже.

«А тебе пора бы выйти из твоей неврастенической спячки», — подумала Ингрид, глядя, как ее дородная подруга пьет из горлышка, в полном согласии с американо-мексиканскими нравами дома. Еще немного — и она бросилась бы в ее объятия и рассказала, какое счастье вновь обрести ее целой и невредимой. Но в любых обстоятельствах нужно уметь держать себя в руках.

— Сегодня же вечером сменят замок, — решительно заявила Ингрид.

— Тебе удалось договориться со слесарем в такое позднее время? Браво.

— Слесарша Надин — моя приятельница. Я делаю ей «шиацу» дважды в неделю.

— «Слесарша» — хорошо придумано, особенно с твоим заатлантическим акцентом.

— Сразу не догадаешься, в каких случаях вы, французы, образуете женский род, а в каких нет. Вот я и импровизирую.

— Смотри, а вот и Бартельми строит рожи за окном. Давай утолим его жажду знаний. Имеет же он право знать, что какой-то придурок положил руку в твой холодильник.

Бывший заместитель Лолы обливался потом. Он пояснил, что только что судил схватку «Морис Бонен против Садового Гнома»; оба они вступили в незабываемую словесную битву. За явным преимуществом верх одержал бывший актер — он оказался в ударе и в голосе. Прежде чем ехать на Пассаж-дю-Дезир, нужно было остановить бой. А что случилось с Ингрид?

— Какой-то идиот подбросил ей руку в холодильник. Быстро отправь вот это в лабораторию. Надо снять отпечатки пальцев и проверить их по картотеке. Вдруг попадем в яблочко. Главное — держать все в тайне. Ингрид не хочет идти на улицу Луи-Блан, чтобы подать жалобу и оказаться нос к носу с Гномом.

— Но если покойника в картотеке не окажется, мы так и так останемся с носом, — заметил Бартельми, надевая резиновые перчатки.

— Верно, но яблочко может закатиться далеко, а вдруг попадем? — возразила Лола.

Бартельми положил руку в пакет и предложил отвезти ее в лабораторию Святого Фелиция.

— А я думала, это больница, — удивилась Ингрид.

— Полиция располагает своими лабораториями, но равным образом обслуживается лабораториями социальных служб, — пояснила Лола. — И в Святом Фелиции легче незаметно провести исследование, чем в Институте судебной медицины.

Ингрид открыла дверь слесарше Надин, которая выразила сочувствие, узнав, что какой-то псих забрался в кабинет к ее любимой массажистке, чтобы оставить столь зловещее приношение. И уже взявшись за работу, она выдвинула свою гипотезу:

— А может, это кто-то из твоих знакомых, у кого есть дубликат ключей от кабинета, Ингрид?

— Я уже думала об этом. Я часто оставляю их в дверях, когда принимаю клиентов. Кто угодно мог их взять, сделать поблизости дубликат и незаметно вернуть на место.

Надин быстро вынула замок. Посетовала, что приходится менять такой превосходный замок, к тому же в отличном состоянии, и стала врезать новый. Ингрид наблюдала, как она работает.

— Только подумать! Преподнести отрезанную руку массажистке! Это грех. Оскорбили твое орудие труда.

«Да, а я об этом и не подумала, — Ингрид посмотрела на свои руки. — Оскорбили мое орудие труда. Или угрожают мне его отрезать». Она быстро скрестила руки и спрятала ладони под мышками.

9

Ингрид продолжала изучать технику Надин, а та насвистывала песенку дуэта «Рита Мицуко». Ингрид предложила ей пива, та охотно согласилась. Когда она вернулась с бутылкой мексиканского пива, предварительно помыв ее средством для мытья посуды и ополоснув под краном, то обнаружила рядом со слесаршей Диего Карли с огромным букетом гладиолусов в руках.

— Хотел извиниться за то, что втянул тебя в эту историю.

Ингрид растерялась. Надин оторвалась от замка, взяла пиво из рук американки и протянула его Диего, предлагая обмен. Ингрид приняла цветы.

— Они тебе к лицу, — заметил Диего. — Ты похожа на гладиолус.

— Наша Ингрид — красивый длинный стебель, — добавила Надин.

— Сломался замок? — спросил он.

— Какой-то дурак положил в ее холодильник руку, — пояснила слесарша, прежде чем Ингрид успела среагировать. — Меняем ключи.

— Ты вызвала полицию?

— Если можно так сказать, — ответила Ингрид.

— То есть?

— Ладно, заходи.

Он не заставил просить себя дважды, но смутился, увидев Бартельми. Ингрид объяснила, что лейтенант тут находится только в качестве бывшего заместителя Лолы Жост, той, которая оставила свой пост, уступив его несравненному Груссе.

— Мы с ней не можем подать жалобу в полицию. Жан-Паскаль Груссе, он же Садовый Гном, не слишком-то нас жалует.

Лола и Бартельми не обратили внимания на приход испанца. Ингрид уловила слово «папуасы» и гадала, с чего вдруг речь зашла об антиподах. Она поставила цветы в вазу и прислонила ее к холодильнику, принесла лепешки тако и предложила их Диего.

— У тебя не найдется чего-нибудь из «Риты Мицуко»? Захотелось послушать после пения Надин.

— Может статься, — ответила она, перебирая свой запас компакт-дисков.

Вскоре голос Катрин Рингер наполнил кабинет.

— Мне нравится твой интерьер, Ингрид. Обстановка вполне психоделическая. Кажется, что сошел с машины времени. Раз — и вернулся на тридцать лет назад!

За трелями Рингер Ингрид расслышала голоса Максима и Хадиджи Дюшан. Она подошла поближе. Чета Дюшанов обеспокоилась, увидев, как Надин меняет замок, но та им уже объяснила, в чем дело.

— Рука в холодильнике! — воскликнула Хадиджа. — И ты не паникуешь, сохраняешь самообладание. Молодец, Ингрид. Никогда не надо позволять придуркам выводить себя из равновесия.

Американка не стала спорить. Она слишком устала от попыток самостоятельно вести расследование и слишком рада была тому, что Лола снова с ней.

— Ты уверена, что все в порядке? — с тревогой спросил Максим.

— Ну да, пойдем пить мексиканское пиво.

Поздоровавшись с Диего Карли, Дюшаны присоединились к Лоле и Бартельми. Ингрид спросила у Карли, какое чудо свело его с четой Дюшан, но он отделался очередной обольстительной улыбкой. Сбитая с толку поведением идальго, она вернулась к Надин, которая, казалось, о чем-то шепталась с замком, и увидела доктора Антуана Леже, совершающего ночную прогулку в обществе Зигмунда. Она предложила ему войти вместе с далматинцем и выпить пива, прежде чем самой присесть на розовое канапе напротив Диего Карли.

— Под это можно танцевать, — заметил он.

— What?

— Под песни «Риты Мицуко» можно танцевать.

Он протянул ей руку. Она встала, оказалась в его объятиях и обнаружила, что они одного роста.

— Ты не находишь странным, что мне хочется танцевать, хотя Алис только что умерла?

— «Странно» — подходящее слово.

— Обещаю, мы будем танцевать не больше пяти минут. Чтобы забыть этот кошмарный день. Хоть какое-то утешение, если снова на нас свалится беда.

— Откуда ты узнал мой адрес?

— Я пошел в «Красавицы» навестить Хадиджу. Ее муж считает тебя лучшей массажисткой пригорода Сен-Дени. И ты хорошо танцуешь.

— Я танцую редко.

— Ингрид, я хочу, чтобы ты кое-что знала.

— Слушаю.

— Я сказал, что она была loca. Я преувеличил, и ты, должно быть, считаешь меня последним подлецом. Алис не была чокнутой, она была… сломлена. Есть люди, которые кажутся сильными, окружающие думают, что они все снесут, но это ошибка. Алис звала меня на помощь, а я не услышал. Это несправедливо.

— Что несправедливо?

— Людям, которые больше всех нуждаются в любви, ее достается меньше всего. Их жадность пугает. А ведь иной раз все зависит от сущего пустяка. Почему мы женимся на одной женщине, а не на другой?

— ПРОШУ ВАС, НЕ СТЕСНЯЙТЕСЬ! — раздался разъяренный голос, и Ингрид почувствовала, как ее схватили за руку.

— Бенжамен!

— Я схожу с ума от беспокойства, — Надин рассказала мне о руке, — а ты танцуешь с этим типом! ТЫ ИЗДЕВАЕШЬСЯ НАДО МНОЙ!

— Я танцую с кем и когда хочу!

От Бена так разило спиртным, а точнее джином.

— Это твой жених? — спокойно поинтересовался Диего.

— Конечно, нет! Отпусти, Бенжамен! Мне больно!

— Слышишь, Бенжамен? Сейчас же отпусти ее.

— А хочешь я заеду тебе по твоей испанской роже?

— Нет, я хочу, чтобы ты успокоился.

— Нарываешься на неприятности? Ну, считай, ты уже нарвался.

— Видишь ли, я лечу людей, а не калечу их. Особенно когда они на ногах не стоят.

— Да ты просто трус!

Бен в бешенстве, оскалив зубы, бросился головой вперед, но в последний момент Карли увернулся. Ингрид вцепилась в плечи Бена, велела ему убираться домой. Произошел обмен пощечинами. Вмешались Максим и Антуан. Бенжамен отбрыкивался, крича, что Ингрид обманщица. И пусть она раздевается догола напоказ всему ночному Парижу, ее сердце всегда под покровом!

Хадиджа с мужчинами проводили Бенжамена Нобле домой. Зигмунд Леже посмотрел на Ингрид грустными глазами и побежал следом. Лола выключила музыку. Жером Бартельми заявил, что ему давно пора отправляться в больницу. Все смотрели ему вслед, когда он вышел со своим пластиковым пакетом, в котором лежала неопознанная рука, и сел в служебную машину, припаркованную им в начале улицы.

— Полицейские никогда не стесняются парковаться где хотят, — сообщила Лола, нарушив молчание. — Это та сторона нашей профессии, которой мне сейчас так не хватает. Если я оставлю свой «твинго» где попало, с меня тут же сдерут штраф.

Она подобрала разбросанные повсюду бутылки из-под пива. И обнаружила, что кто-то даже налил пиво в миску для Зигмунда.

— Да, это я, — призналась Ингрид. — Я уже не соображала, что делаю.

— Эта собака не любит пива. Я всегда думала, что у нее хороший вкус.

— Это все я виноват, — извинился Диего. — Но я ни о чем не жалею.

— Начал-то Бен.

— Тебе досталось?

— Нет.

— Вот тебе новые ключи, — объявила Надин, протягивая две связки. — Больше не оставляй их в замке.

Один ключ Ингрид дала Лоле:

— Возьми на всякий случай.

Лоле показалось, что медбрат смотрит на маленький кусочек металла с завистью.

Надин улыбнулась Карли и ушла без дальнейших комментариев.

— Я не только принес тебе цветы, Ингрид.

— Я так и подумала.

— У тебя есть компьютер?

— Конечно, а что?

— Дело в том, что падение Алис не прекращается в Сети.

— What?

— Кто-то без конца прокручивает съемку.


На экране появился веселый сорокалетний мужчина с обсыпанными мукой усами. Следуя указаниям Диего, Ингрид нашла нужный сайт, принадлежащий некоему Ришару, стоящему перед булочной с неразборчивой вывеской. Вдали вырисовывалась колокольня, по которой Лола узнала церковь Святой Одилии. Ингрид прошла по ссылке, и вскоре на фоне серо-голубого неба обрисовался металлический фасад «Астор Майо». Потом появилась Алис Бонен, высунувшаяся из окна в своем ослепительном платье. Она выпрямилась, легко забралась на подоконник, не спеша перекинула сначала одну ногу, потом другую. С минуту она сидела на краю. И бросилась вниз. Ее тело словно прорезало небо, прежде чем разбиться о крышу автомобиля. Крупным планом показаны лица нескольких потрясенных свидетелей происшествия, и затем наезд на лицо жертвы. Изображение задрожало, и послышался голос мужчины, ругавшего телеоператора. И снова в кадре Алис у окна.

Лола подумала, что самоуверенность оператора придала телерепортажу что-то театральное. Хотелось ущипнуть себя, чтобы поверить, что это действительно смерть женщины, а не трюк каскадерши, в котором использовался манекен. Привыкнув к миру образов, разуверишься в реальности их очертаний. Лишний повод, чтобы при необходимости изучать его под лупой.

— Разглядеть кого-то в комнате невозможно, — заметил Диего. — Я уже пытался сделать это с помощью специальной программы. Но все же тут есть что-то странное.

— Ее лицо, лишенное всякого выражения, — предположила Лола.

— Я представил себя на ее месте. Даже будь я полон решимости прыгнуть, думаю, на лице у меня бы что-то отразилось.

Ингрид просмотрела сайт и оказалась в семейной гостиной. Усатый булочник смотрел телевизор.

— А это что еще за фигня? — спросила Лола.

— Пользователь, вывесивший съемку гибели Алис, установил у себя веб-камеру, — пояснил Диего. — Его жизнь — открытая книга. Правда, интересно?

— По мне, в том, чтобы смотреть на человека перед телевизором, нет ничего захватывающего, но отнесемся к этому с пониманием.

— Может, телеоператор Жюль — родственник булочника? — предположила Ингрид.

— Все это может подождать до завтра, а сейчас я ложусь спать, — заявила Лола. — Советую тебе сделать то же самое, Ингрид. Завтра мы начнем с утра пораньше, как и следует отважным сыщицам. Ты живешь в этом квартале, Диего?

— Да, а что?

— Тогда проводи меня немного. Я хочу узнать твою версию событий. Видишь ли, я вскочила в поезд на ходу.

Лола посоветовала Ингрид запереться как следует и ушла в сопровождении Диего. Ингрид вновь тихонько поставила песню, которую он напевал, когда они танцевали. Она отключила телефон, легла на розовое канапе и снова погрузилась в созерцание ароматической лампы. Сегодня ей выпал один из самых нескладных дней в ее жизни. В общем, a fucking nonsense.[18]

10

Лола взяла медбрата под руку. Тому явно не хотелось оставлять Ингрид, но и нежелания составить ей компанию она не заметила. Похоже, парень без комплексов, можно говорить с ним напрямик.

— Ты сегодня разыграл перед нами сцену из «Я приду танцевать на ваши могилы»,[19] Диего?

— Если скажу правду, вы мне не поверите.

— А ты попробуй. Сегодня я смотрю на вещи широко.

— Я и сам точно не знаю, почему пригласил Ингрид танцевать.

— И это все? Смотри, твое объяснение такое легкое, что уже улетучилось.

— Тогда дайте мне время подумать.

— А я полагала, что ты работаешь в отделении скорой помощи.

— Лола, будьте снисходительны.

— Хорошо, сделаю для тебя исключение. Итак, рассказывай.

— В больнице все больше и больше работы и все меньше и меньше средств к существованию. Кроме того, иногда я скучаю по Мадриду. Там я почти каждую ночь бывал где-нибудь. Я должен танцевать, чтобы отвлечься. А еще…

— А еще?

— Мне это показалось самым простым способом показать Ингрид, что с Алис я вел себя как настоящий подлец. Такое объяснение вас устраивает? Надеюсь, что да, потому что другого у меня нет. Или же придется солгать вам.

— Вообще-то меня мало волнуют танцевальные движения. Меня интересует движение совсем в другую сторону. И держу пари, что ты его уже начал.

— О чем вы, Лола?

— О движении в сторону телеоператора.

— Ингрид была слишком трезвой, а вы во всем перехлестываете через край.

— Ты мог бы быть и полюбезнее, мой мальчик!

— Не стоит обижаться, вы мне очень нравитесь такая, какая вы есть.

— В таком случае, ты меня проводишь. Где он живет?

— Кто?

— Ну хватит. Раз ты умеешь находить интересные сайты, то сможешь найти и нужный адрес. Тем более адрес типа, который проводит жизнь на глазах у тысяч пользователей Интернета.

— Если телеоператор Жюль действительно из семьи булочника, то тот живет на проспекте Стефан-Малларме.

— Отлично! Скажи, как ты это узнал.

— Вы ведь узнали церковь Святой Одилии, я тоже. В Париже не так уж и много церквей из розового кирпича в неовизантийском стиле.

— Но поблизости есть только одна булочная, верно?

— Булочник есть в «Желтых страницах». Его зовут Ришар Паризи.

— Для медбрата совсем неплохо. Ладно, давай возьмем такси.

— Моя «веспа» стоит возле «Красавиц».

— Ты представляешь меня сидящей на мотоцикле?

— Будем как Одри Хэпберн и Грегори Пек в «Римских каникулах».

— Ты хочешь вывалять меня в муке, как усы Ришара Паризи, чертов мальчишка. А как насчет шлема?

— У меня всегда есть запасной.

— Для девушек?

— Совершенно необязательно.

— Я буду присматривать за тобой и за Ингрид. Не вздумай испортить ей жизнь. Только кажется, что она крутая, а на самом деле это нежный цветочек.

— Я без конца всем объясняю, что никому не хочу портить жизнь, а скорее наоборот, но мне никто не верит! — сказал он, одарив ее широкой белозубой улыбкой и красным шлемом.

Сам он надел ярко-оранжевый. «Веспа» же была розовой. Испанец и американка оба питали слабость с диким цветам.

— Думаешь, я не видела, как ты притащился со своими гладиолусами? — фыркнула Лола. — Поехали.

Обхватив его за пояс, Лола заметила, что парень худой как щепка. К тому же от него хорошо пахло. Как бы Ингрид, которая никогда не умела вести себя с мужчинами, не потеряла голову и не наделала глупостей. А пока работник скорой помощи притормозил и высматривал на улице булочную. Церковь Святой Одилии легко узнать по ее изящной колокольне. Окружная автомобильная дорога была близко, а эта неуместная церковь, казалось, попала сюда с берегов Босфора. В самом же проспекте Малларме не было ничего особенного.

— Тут, — сказал он, останавливаясь.

Лола, по возможности сохраняя достоинство, слезла с безвкусной «веспы». Она сняла шлем и смотрела, как он снимает свой. Даже с этой штуковиной на голове он оставался красивым. Беда да и только.

Витрина булочной говорила о многом. Она излагала сагу семьи Паризи. Они занимались хлебопекарным ремеслом из поколения в поколение и хвалились, что пекут самые расхрустящие багеты в Париже. Развеселый Ришар позировал вместе с телеведущей, которая улыбалась белозубой улыбкой маленькой акулы. Была также блондинка лет двадцати в таком же безупречно-белом колпаке и фартуке, как у весельчака Ришара.

Дверь им открыл сам булочник. Вид у него был столь же приятный в трех измерениях, как и в двух, и от него исходил расчудесный запах. Лола билась бы об заклад, что пахнет кулебякой. Кулебякой с маринованным мясом. Она представилась комиссаром в отставке, ведущим расследование для своего друга Мориса Бонена, предъявила свое старое удостоверение, и Паризи взглянул на него, не переставая улыбаться.

— Я хотела бы поговорить с молодым Жюлем.

— Мой сын здесь, он вам сам все объяснит. Мы заканчиваем ужинать. Прошу вас, входите.

Лола и Диего вошли в гостиную, которую они уже видели в Интернете. За столом вокруг остатков кулебяки сидели трое. Лола порадовалась тому, что у нее такой хороший нюх, узнала блондинку со снимков и заметила веб-камеру, установленную на камине. Рядом с дочерью хозяина сидел молодой бородач и сорокалетняя женщина, которая, судя по семейному сходству, вероятно, приходилась ей матерью.

— Хотите шинона? — предложил Ришар Паризи.

— Не откажусь, — ответила Лола.

— Я тоже, — сказал Диего Карли.

Лола подумала, что кусок кулебяки пришелся бы весьма кстати после этого вечера, заполненного мексиканским пивом и отвратными чипсами, тщетно пытавшимися вызвать в памяти Акапулько. Молодые люди и их мать были не столь жизнерадостными, как булочник. Лола объяснила им, что пришла с миром и хочет помочь другу. Диего Карли сидел за столом в кругу семьи и, казалось, чувствовал себя непринужденно. Блондинка поглядывала на него с интересом. Мать тоже. Зато бородач явно был не в своей тарелке.

Лола ожидала семейной саги, и она не ошиблась. Она узнала, что Жюль — брат Жюльет и, следовательно, сын Ришара и его жены Мартин. Паризи и Бонены связаны родственными узами. Мартин Паризи — сестра Александрии, покойной жены Мориса Бонена. Вопреки своим обещаниям, вместо сына пояснения давал старший Паризи. Жюль снял падение своей кузины Алис по профессиональной привычке. И как настоящий профессионал, он сразу же продал свой репортаж одному каналу.

Жюль Паризи слушал, никак не реагируя. Лола постаралась придать себе вид сердобольной бабушки. Казалось, она дремала, сжимая в руке бокал с шиноном. Мать молчала, время от времени кивая головой в знак согласия. Она разрезала остатки кулебяки и раздала их членам семьи. Ужин увенчался весьма аппетитным на вид салатом. Лола обратилась в слух, одновременно глотая слюнки. При этом она все время ощущала на себе неотвязный глазок веб-камеры и воображала, как на нее смотрят сотни пользователей Интернета. Лола Жост — звезда «Фермы» на проспекте Малларме. Кто бы мог подумать?

— Она предложила поработать с ней, — виноватым голосом начал Жюль. — Это случилось не в первый раз.

— А что надо было делать?

— Снимать день рожденья одного мальчика.

Лола попросила рассказать поподробнее.

Алис часто прибегала к помощи кузена Жюля, чтобы оказать клиентам дополнительную услугу. Она изображала Бритни Спирс, а он снимал короткий репортаж о празднике. Забавные интервью с гостями, выдержки из шоу, задувание свеч и т. д. Алис либо платили сразу, либо переводили деньги на счет «Праздника, который всегда с тобой». Все зависело от ее настроения и обстоятельств. Другими словами, иногда Алис Бонен договаривалась с клиентами напрямую, что позволяло им сэкономить на комиссионных, а двоюродные брат и сестра получали свой гонорар полностью.

— Работодатель Алис не был в курсе дела?

— Не знаю.

— Она сама тебе звонила?

— Чаще всего она предупреждала меня в последний момент, и мы встречались на месте.

— А на этот раз?

— Точно так же. Нам уже приходилось работать в «Астор Майо».

Особо не надеясь, Лола спросила имя клиента. И с удивлением услышала, что это некий Пьер Марешаль, финансист и отец двенадцатилетнего Жильда. По договоренности с «Праздником, который всегда с тобой» Алис уже изображала для мальчика Бритни Спирс.

— Полицейские звонили ему в моем присутствии. Марешаль переехал вместе с семьей и сейчас работает в Германии.

— Выходит, Алис все выдумала?

— Понятия не имею. Голос у нее был такой же, как всегда.

— Предполагалось, что ты будешь снимать семейный праздник. Зачем ты вместо этого увековечил ее падение?

— Я независимый репортер.

— И это очень трудная профессия, — добавил Ришар Паризи, продолжая улыбаться. — Много званых, да мало избранных. Но я позволил Жюлю сделать свой выбор.

— Эти приемы с участием Алис навели меня на мысль снять репортаж о жизни портье крупных парижских отелей, — продолжал Жюль, очевидно, раздраженный отцовским замечанием. — И в ожидании Алис я взял интервью у портье «Астор Майо». У меня еще было немного времени. Я этим воспользовался, чтобы снять здание снаружи. Тогда все и произошло. Я увидел блондинку, высунувшуюся из окна. И стал снимать. Только под конец я узнал в ней кузину.

Все лица были обращены к младшему Паризи. Ришар по-прежнему улыбался, хотя уже и не так широко. Лола спрашивала себя, уж не тик ли у него?

— Я продал пленку, чтобы защитить себя, — продолжал Жюль.

— Каким образом?

— Я подумал, что ее столкнули, и я, возможно, снял убийцу. Обнародовав пленку, я уже не был бы опасным свидетелем. Я знаю одного продюсера на канале ТВ «Европа». Он сразу купил у меня видео.

— За сколько? — спросила Лола.

Вновь наступило молчание, которое нарушил ровный голос Ришара Паризи.

— За двадцать тысяч евро. Как видите, нам нечего скрывать, — сказал он, поворачиваясь к веб-камере.

— Это отец решил отправить фильм в Интернет.

— Мы и в настоящий момент в Сети, — гордо добавил булочник. — Все на виду, обо всем говорится открыто. Нам не в чем себя упрекнуть. Жюль неприкосновенен, с ним ничего не может случиться. Интернет с телевизионной передачей — это двойная страховка.

— Ловко, — оценила Лола. — Жаль только, что за спиной Алис никого не видно.

— Специалисты телеканала увеличивали изображение, но это ничего не дало, — подтвердил Жюль. — Скорее всего, она покончила с собой. Моей кузине часто лезли в голову дикие мысли, и она редко размышляла, прежде чем их осуществить.

— Но зачем ей понадобилось выдумывать про этого клиента? — вмешался Диего Карли.

Жюль растерянно пожал плечами. Жюльет с мамой не спеша доедали кулебяку, Ришар Паризи казался довольным и самим собой, и жизнью в целом. Лола поставила свой бокал и повернулась к сыну булочника.

— У меня несколько предположений. Одно из них весьма экстравагантное. Вдруг Алис предвидела, что ее смерть снимут на пленку? Что ты об этом думаешь?

— Не знаю, что и думать, мадам.

— Мсье Паризи, не могли бы вы выключить свою веб-камеру?

— Это не совсем в правилах нашего дома.

— Давайте попробуем их немного изменить.

Лола встала, чтобы выключить камеру. Булочник следил за ней таким доброжелательным взглядом, что становилось не по себе.

— Скажи-ка, Жюль, не было ли у вас с кузиной тайны, о которой ты случайно забыл упомянуть?

— Нет, клянусь вам. Этот день рождения должен был быть как все остальные.

— Разница только в двадцати тысячах евро. Прости, что я читаю тебе мораль, но тебя не смущает, что ты продал телевидению ее смерть? Ты подумал о своем дяде Морисе?

— Тогда нет. Сейчас — да.

— Что ты решил?

— Одна часть моего «я» хотела бы раздать эти деньги нуждающимся товарищам, а таких хватает. Другая часть хотела бы оставить их себе. Нельзя сказать, что у меня денег куры не клюют. Вы же видите, я живу вместе с родителями.

— Мы всегда будем тебе рады, сынок, столько, сколько понадобится. А с деньгами поступай как знаешь, ты совершеннолетний, — объявил Паризи-старший.

— У меня есть идея получше. Сегодня Морис Бонен совершил символический поступок с тяжелыми последствиями. Короче говоря, разбил несколько телевизоров. Придется расплачиваться. Жюль возьмет расходы на себя. Это в значительной мере уменьшит судебные претензии к моему старому другу. И к тебе, Жюль. С чего ты взял, что дядя не захочет подать на тебя в суд? Или просто набить тебе морду?

— Надеюсь, мадам, вы шутите? — спросил Ришар Паризи, широко улыбаясь.

— Вообще-то нет.

Лола обменялась с Диего взглядом. Тот, казалось, наслаждался происходящим.

— Если бы мой зять нормально воспитывал дочь, этого бы не случилось, — выдавила из себя мамаша. Это была ее первая фраза за весь вечер.

— Полагаю, мадам Паризи, вы уточните, что имеете в виду.

— После смерти моей сестры Алис была предоставлена самой себе и своему ненормальному отцу. У него тяжелый характер, и он не сделал ничего, чтобы избавить свою дочь от такого же недостатка. По его мнению, с одной стороны есть Бонены, свободные и гордые бродячие актеры. И с другой стороны — Паризи, трудолюбивые муравьи, которые не интересуются ничем, кроме денег. Он нам вечно напоминал об этом.

— Вот и докажите обратное, оплатив счет. А я возьмусь убедить Мориса не уродовать ни Жюля, ни витрину вашей булочной. Сегодня я убедилась, что он на это вполне способен.

— Я надеюсь, что это не попытка шантажа, мадам Жост.

— А я надеюсь, что вы не пытаетесь меня оскорбить, мсье Паризи.

Клан Паризи какое-то время сохранял спокойствие, затем Жюль вновь заговорил.

— Я заплачу. Дядя всегда нагонял на меня страх. И в конце концов это облегчит мою совесть.

— Вот это разговор, молодой человек! — торжественно заявила Лола, вставая.

Она включила камеру, воспользовавшись возможностью рассмотреть поближе лица матери и дочери. У первой пачка в двадцать тысяч евро явно встала поперек горла, вторая поздравляла брата с его решением.

Лола поблагодарила булочника за гостеприимство, позволив проводить ее до двери. Он интересовался ее предположениями. Она уклонилась от ответа и с улыбкой откланялась. Ей удивительно удавалась улыбка кота из «Алисы в стране чудес». В данном случае эта улыбка пришлась как нельзя более кстати. Алис Бонен попала в такую страну, где действовали правила, не поддающиеся картезианскому анализу. Трудность состояла в том, что она оттуда не вернулась. Лола почувствовала охотничий азарт. Паршивый кролик, решивший, что он самый умный, затащил Алис в свою нору, и если даже она была немного вздорной, это еще не повод, чтобы выбрасывать ее из окна.

Лола и Диего стояли по разные стороны от «веспы». Ей показалось, что он вдруг задумался.

— Думаете, Алис и правда могла додуматься до голливудского самоубийства, зная, что Жюль снимет его на пленку?

— Я пока избегаю поспешных умозаключений.

— А как вы выключили веб-камеру, прежде чем передать счет сынку! Мне понравилось.

— Труднее всего будет убедить Мориса не бить морду этому современному гаденышу.

— Удивительно, что отец распространил в Сети его имя.

— Ты хочешь сказать, сообщил о нем первому встречному?

— Да, и в особенности Морису Бонену.

— А я не удивляюсь. Морис живет в своем мире. Он ненавидит компьютеры, как и мобильные телефоны. Он любит только свою театральную студию.

— Всегда найдется кто-нибудь, кто из лучших побуждений откроет отшельнику глаза. Отвезти вас домой?

У нее не было ни малейшего желания вновь оседлать «веспу», далеко не столь удобную, как сиденье такси, но хотелось убедиться, что сегодня ночью молодой пройдоха оставит Ингрид в покое.

— Высади меня лучше на Пассаж-дю-Дезир. Оттуда я дойду пешком. Надо размять ноги после твоей машины.

Карли протянул Лоле шлем и снова понимающе улыбнулся. Этот медбрат, пришелец извне, представлял собой серьезную угрозу. Когда она почти застегнула металлическую гадость у себя на голове, он спросил:

— Что он хотел этим сказать: «Ты напрасно раздеваешься напоказ всему ночному Парижу, твое сердце всегда под чадрой»?

— Кто это? — спросила Лола, чтобы выиграть время и придумать отговорку.

— Бенжамен-боксер.

— Ах да! Бен. Да ничего, он только и умеет, что болтать. Он учится в киношколе, вообще-то рассудочный тип. Просто здорово перебрал. На самом деле он сказал: «Твое сердце под покровом». Хотел выразиться поэтично. Не будем об этом.

— А вот я, когда напьюсь, говорю все, что думаю.

— И когда трезв, похоже, тоже. Мне хочется спать, мой мальчик. Поехали домой, если ты не против.


Она проснулась от невыносимой жажды. Ей казалось, будто она напилась морской воды, и, если сейчас же ничего не предпримет, у нее все высохнет внутри. В свете ароматической лампы, которую она забыла выключить, виднелись очертания приемной, букет гладиолусов возле холодильника, похожий на молодое деревце. Она проверила, заперта ли дверь. В замке торчал ключ с брелоком «Слесарная мастерская Манжан добра желает вам».

Си-ди-плейер запел голосом Лолы: «А Ингрид-бродяжка, американка, жаждущая любви, просто за-нууууда, которая не умеет готовить топинам-буууууры…» Ингрид пожала плечами и, мечтая о ледяной воде, способной утолить всякую жажду в этом мире, открыла холодильник.

Там, скорчившись, лежала Алис Бонен, одетая в блестящее, покрытое инеем платье. «Черт побери, это ужасно, но очень красиво», — подумала Ингрид, отступая к широкому окну, которое только что возникло у нее на кухне. Ей надо было бежать, чтобы разоблачить сукина сына, засунувшего Алис в холодильник. Она думала, что окно разлетится вдребезги, но ее тело прошло сквозь него безо всякого вреда. Какой-то миг она барахталась в воздухе. Закричала и стала падать, падать, падать…


Ингрид проснулась вся в поту. Ей приснился кошмарный сон, но она забыла подробности. Осталось только ощущение падения в пустоту. Она встала с жаждой потерпевшего кораблекрушение; по совету друзей она оставила окно закрытым, и в комнате было душно, как в парилке.

Сквозь шторы просачивался свет уличных фонарей. Она разглядела гладиолусы в стоящей на полу вазе, помедлила, прежде чем открыть холодильник, затем успокоила себя: его протерли дезинфицирующим средством и в нем не было ничего страшнее воды. Она напилась.

Послышался шум мотора. С улицы Фобур-Сен-Дени донеслись голоса. Ингрид узнала Лолу, необъятную в этом ужасном сиреневом платье. Она разговаривала с мужчиной на мотоцикле. Медбрат Карли. Он сорвался с места и умчался. Ингрид захотелось разузнать побольше, но идея выйти на улицу в трусах и застиранной майке была чревата последствиями. Вдруг Диего вздумается вернуться?

Посмотрим, сочтет ли отставной комиссар нужным рассказать о своей ночной поездке. Она вновь улеглась, напевая; несмотря на обрывки кошмара в памяти, ей было весело. «Ингрид-шутница, американка, жаждущая любви, просто за-нуууууда…» Но откуда взялись эти странные слова на мотив Риты Мицуко? Вот что бывает, когда перед сном без конца слушаешь одну и ту же песню.

11

На ней было шелковистое пончо, напоминавшее о дневном небе, и широкие брюки, наводившие на мысль о небе ночном. Эти поэтические штрихи не вязались с широкими плечами, невольно внушавшими уважение. Ингрид находила в Карин Лебуте сходство с Убийцей Дейзи, рыжей кечисткой, в которую в восьмидесятые годы влюбился ее дядя Дейв, обожавший только нестандартных женщин. К тому же у хозяйки фирмы «Праздник, который всегда с тобой» была пышная шевелюра цвета огненного меда, в которой заколка в форме бабочки казалась метафорой щемящей хрупкости всего сущего. И, как Убийца Дейзи, она не выглядела покладистой. Она говорила по телефону с собеседником, которому явно не собиралась делать подарки. Ингрид представила Убийцу-Карин колдуньей, способной превратиться в дракона. Тогда бабочка на голове чудища покажется не больше микроба.

Начиная от порога, офис был выкрашен черным лаком, призванным околдовывать посетителей. Дизайнер добавил мерцающие звезды и планеты, а также стеклянные шары вроде тех, что крутятся под потолком в ночных клубах. Афиши на все лады расхваливали развлечения, предлагаемые фирмой. На одной из них брюнетка с ярко-красной помадой на губах веселилась в казино, как никогда в жизни. На другой Далида красовалась рядом с английской королевой, а на заднем плане Траволта, охваченный лихорадочным возбуждением субботнего вечера, в белом костюме и с микрофоном в руках, пожирал их глазами. Ингрид и Лола подошли поближе, чтобы убедиться, что перед ними три очень удачных двойника знаменитостей.

Им пришлось подождать, пока мадам Лебуте, не отступая ни на пядь, сражалась по телефону с наглецом, требующим свой гонорар. Учитывая, что он опоздал на свадьбу в Отёй, «он должен выплатить контрибуцию, равную половине положенной суммы». На этот счет у артиста было другое мнение.

— Ты в твоем возрасте еще веришь в Деда Мороза, Бернар? Думаешь, мне трудно найти двойника Флорана Паньи? В наше-то время? Да стоит мне крикнуть: «Следующий!» — и парень, по крайней мере такой же талантливый, станет есть у меня с руки. И не оставит ни крошки. Понял? Что значит «нет»?

Ингрид повернулась к улице. Вне этого вертепа, полного искусственных светил, не видно ни души. Как и когда они пришли. Она взглянула на Лолу, которая, казалось, кипела под слишком плотной крышкой. Та поднялась и велела ей удерживать занятые позиции: она скоро вернется.

Лола собиралась открыть дверь, за которой звучала надоедливая музыка.

— Вы ищете Жоржа?

Солидный, немного усталый голос доносился с темного дивана. Он принадлежал совершенно лысому шестидесятилетнему мужчине. Его черные костюм и рубашка совершенно сливались с кожей, которой был обтянут диван, и видны были только лицо и руки. Еще ноги, потому что он был бос. Лола подошла поближе. Глаза цвета морской волны и тяжелые веки старого мудреца скрашивали его оплывшее лицо.

— Да, я ищу Жоржа Лебуте. С кем имею честь?

— Ролан Монтобер. Его шурин и компаньон. Позвольте угадать: вы из полиции. И пришли по поводу Алис.

Она улыбнулась в ответ. Ролан Монтобер зевнул и потянулся.

— Расскажите мне о ней.

— У нее был темперамент. Он необходим, чтобы добиться успеха в шоу-бизнесе.

Слово «бизнес» потонуло в очередном зевке.

— Работа двойника давала ей только средства к существованию? — спросила Лола, чтобы поддержать разговор.

— А вы думаете, этим занимаются ради удовольствия?

Ролан Монтобер изящно закурил и предложил Лоле сигарету, которую она приняла.

— Могла бы она сделать карьеру?

— Она не умела петь, а хороших танцовщиц хватает. В Париже их хоть пруд пруди. Но беда в том, что Алис ни с кем не ладила. Вы подозреваете кого-то, кто мог ее столкнуть?

— А вы?

— Да почти всех, с кем она общалась. Кроме Жоржа, он святой. И энтузиаст. А также моей сестры, которая интересуется только своими счетами, и меня, потому что я интересуюсь только собой. Напрасно вы сюда пришли.

— А ваши артисты?

— Сплошь веселые ребята, у них бы духу не хватило. С Алис не тот случай. Я почти убежден, что она покончила с собой. Она с ума сходила из-за какого-то ничтожества, медбрата. Скверно все обернулось!

— Вы это о себе?

Его лицо застыло. Когда он вновь заговорил, голос звучал так же безразлично.

— Если вам нужен Жорж, ступайте себе дальше. Я вас отвлек. Как видите, я очень сожалею об этом. Задним числом.

«Не так уж этот светский лев невозмутим», — подумала Лола.

Она присела, чтобы потушить сигарету в пепельнице, стоящей рядом с диваном.

— «Опиум», — бросил он.

— Это предложение? В столь ранний час? По крайней мере, для вас.

Она с трудом поднялась, недовольная тем, что этот неприятный человек мог видеть, как плохо работают ее суставы.

— Вы пользуетесь той же туалетной водой, что и моя мать. Она ей очень подходила. Жасмин, роза, кориандр и перец. И капля сандала.

И целый ушат хамства. Этот обмен любезностями мог бы продолжаться до ночи, но горе Мориса Бонена подстегивало в ней желание добраться до сути, оставив циников развлекаться пустяками в глубинах ночных клубов или своих диванов. Она с силой толкнула желанную дверь.

В парео и крошечном бюстгальтере Ванесса Паради пела «Джо-таксиста», стоя на расцвеченном звездами подиуме. Перед ней, скрестив на груди руки, бесстрастный человечек стоя наблюдал за представлением. Позади толпились соискатели, стараясь казаться непринужденными. На расстоянии вытянутой руки от Лолы стоял Джонни Холидей, вереница Элвисов Пресли, два Клода Франсуа и несколько неопознанных ею личностей. Лола извлекла удостоверение комиссара и направилась прямиком к человечку, который не походил ни на кого и имел все шансы оказаться счастливым шурином и компаньоном неподражаемого Ролана Монтобера.

— Вы Жорж Лебуте?

— Вы что, не видите, — я занят кастингом. Как вы сюда попали?

— Через дверь. Так обыкновенно поступают полицейские. Комиссар Жост. А ваш кастинг подождет пять минут. А может, и больше.

— Это еще почему?

— Потому что я веду расследование, вот почему.

— Неужели опять по поводу Алис?

— Вот именно.

Лебуте посмотрел на удостоверение и вздохнул. Все еще слышно было настоящую Ванессу, поющую «Джо-таксиста», но девушка в парео больше не кривлялась под фонограмму. По ближайшем рассмотрении у нее действительно было кошачье личико и прелестные зубки Ванессы, но она оказалась полнее и не такая белокурая.

— Но я уже все рассказал вашим коллегам! Алис договорилась с заказчиком помимо нас. Я никогда не посылал ее проводить день рожденья в «Астор Майо».

— Верю. Вы успокойтесь. Как вам с ней работалось?

— Мне не на что было жаловаться. Она была одним из самых похожих двойников. И хорошей танцовщицей. Чертовка знала об этом и позволяла себе капризничать! Вечно спорила с моей женой по поводу своих гонораров. Хотите знать, что я думаю об этом ремесле?

— Почему бы и нет?

— Мы из кожи вон лезем, чтобы устроить хороший праздник для других, но сами не слишком веселимся.

— А мне что делать? — спросила лже-Ванесса.

— Репетируй мамбу. Я вернусь через пять минут.

— Почему мамбу?

Лебуте возвел очи к небу и знаком предложил Лоле следовать за ним. Прежде чем переступить порог, она обернулась и увидела, как блондинка выполняет первые па, плавно взмахивая руками. Джонни и вся шайка, привалившись к стене, изо всех сил притворялись, что погибают от скуки, хотя на самом деле умирали от страха.

Они пересекли зал, и Лола обратила внимание, что Ролан Монтобер покинул свой диван и обулся. Они его обнаружили в компании Карин, вступившей в бой с очередной жертвой. Сидя на письменном столе, он развлекался, слушая сестру. Муж драконихи рассматривал Ингрид. Она сняла свою старую летную куртку, и ее татуировка выглядывала из-под ужасного, похожего на матроску пуловера, с которым она, к великому горю Лолы, не расставалась.

— Жорж Лебуте. Очень рад! Гениальная татуировка! Позвольте угадать. Вы изображаете Бригитту Нильсен? Или Уму Турман? Или Камерон Диас?

— Нет, я изображаю Ингрид Дизель.

— Не слышал. У вас исключительные физические данные. Я вас беру без пробы. Вас ждет грандиозный успех! Карин, дай-ка нам контракт.

— Карин не даст нам ничего, кроме показаний по делу Бонен, — фыркнула Лола.

— Мадам, я нюхом чую талант, как вы подозреваемого! Карин, дай же нам контракт.

— Ингрид Дизель — стажер Департамента полиции Лос-Анджелеса и прикомандирована к нам для изучения европейского опыта. Советую вам вести себя корректно.

— Карин, почему ты не предупредила, что эта женщина-полицейский пришла сюда с комиссаром Жесть?

— Жост.

— Как вам угодно. Хорошо, в таком случае давайте побыстрее. У меня еще полно прослушиваний. И если все претенденты не лучше рохли в парео, то это надолго.

Мадам Лебуте наконец положила трубку и поднялась с самым угрожающим видом. Рядом с ней Жорж показался еще меньше. Лоле представился гном — спутник валькирии. Супруги Лебуте тут же позабыли о посетительницах и затеяли перепалку. Карин требовала от мужа признания в том, что он посылал Алис работать без ее ведома. На каких-нибудь темных вечеринках.

— С меня хватит, пойду-ка разнюхаю, что там за претенденты, — сказал Монтобер. — Счастлив был видеть вас, мисс Дизель. Не каждый день полиция Лос-Анджелеса оказывает нам честь выйти на сцену.

Монтобер ушел, а Ингрид ответила на молчаливый вопрос Лолы, с невинным видом пожав плечами. Они подождали, пока минует гроза, но Лебуте взяли дополнительное время.

— Должно быть, Алис Бонен нелегко жилось с этой парочкой, — вздохнула Ингрид. — Руку даю на отсечение.

— Удачная метафора.

— Fuck! С языка сорвалось.

Препирательство становилось захватывающим. Жорж клялся всеми богами, что все вносилось в бугалтерские книги и никогда он не использовал таланты Алис в тайне. Какое-то время Лола позволила им выпустить пар и прервала спор. Кто имел зуб на Алис?

— Только не говорите мне, что вы не подумали о проституции.

— Поясните вашу мысль, мадам.

— Возможно, Алис встречалась в отеле с клиентом, и это плохо кончилось.

— У вас есть доказательства?

— Эти девушки, которые стремятся к успеху, обычно готовы и к этому. У них нет никакого самолюбия!

— Что с того? «Проститутки — это неограненные светские женщины», как говорил Дженсон.

Владелица «Праздника, который всегда с тобой» отмахнулась от цитаты, бросив на мужа злобный взгляд.

— Алис была неуживчивой, выпивала, но шлюхой она не была. Ты во всем видишь плохое, Карин.

— Это была неуровновешенная и заносчивая девчонка. Мне она не нравилась, и я не боюсь в этом признаться.

— Да брось, тебе вообще никто не нравится.

— У нее были враги? — спросила Лола.

— Нет, но и друзей тоже не было. Одно время она работала с Мирей. Помнишь, Карин? Это дуэт Мадонна-Бритни. Безпроигрышный вариант. Они пользовались спросом у заказчиков.

— Пока не переругались, — просюсюкала Карин.

— Из-за чего?

— Мирей Кот танцевала лучше, Алис ей завидовала.

— Ну уж нет, как раз наоборот, — возразил Жорж, — Алис танцевала лучше. И сравнивать нечего.

— Дайте мне координаты Мирей Кот.

Карин Лебуте впилась взглядом в глаза отставного комиссара, схватка титанов длилась недолго. Она сдалась, пожав плечами, и обратилась к своей базе данных. Записала номер на бумажке и неохотно протянула Лоле, которая с преувеличенной вежливостью поблагодарила ее, потом поднялась и вышла из бюро. Ингрид последовала за ней.

— Я провожу вас, — предложил Жорж Лебуте.

Выйдя на улицу из помещения «Праздника, который всегда с тобой», где было темно, как в пещере, все невольно заморгали. Солнце ярко освещало белоснежный фасад церкви Пресвятой Марии Батиньольской.

— Вы должны простить мою жену. Она потрясающий управляющий, но счета, контракты, установленные заказчиками сроки — все это сплошной стресс. Я-то, по крайней мере, хоть с артистами работаю.

— Надо простить и вашего шурина. Это потрясающий чудак.

— Отнюдь, это завсегдатай ночных клубов. Ролан живет по ночам. Днем он не от мира сего. Он ведет себя как праздный вельможа. Но на самом деле он работает как вол.

— У меня сложилось впечатление, что я его только что разбудила.

— Он после вечеринки. Не обращайте внимания на его развязные манеры. Сейчас он сделает свои ежедневные двадцать заплывов в бассейне на улице Жонкьер.

— А кроме бассейна в чем он еще барахтается?

— Ролан — наш разъездной представитель класса люкс. Он делает нам рекламу повсюду: на приемах, в клубах, в барах. В наше время клиенты, у которых есть деньги, чтобы платить за праздники, стали редкостью. Их надо искать. А Ролан умеет просить, не выглядя навязчивым.

— Полная противоположность полицейским.

— Он всех знает. Он никогда не расстается с тем, что вы вполне можете называть светской записной книжкой. Эта маленькая черная записная книжка кажется пустяком — Ролан придерживается старой школы, он ненавидит базы данных, но она стоит целого состояния. Но мой шурин не сноб, на страницах его книжки можно найти и больших шишек, и никому не известных его приятелей. Он остался очень простым человеком. А ведь в сущности, он мог бы сбить спесь с любого академика. Прежде чем его отец спустил все состояние, он сумел получить высококлассное образование. Он учился в школе вместе с министром внутренних дел. Представьте, что это будет значить для нас, если Елена Прекрасная победит на ближайших президентских выборах! Господи! При одной мысли об этом у меня голова идет кругом!

— Ваш шурин ладил с Алис Бонен?

— Они были, что называется, одного поля ягоды. Странно, да? Тот же непримиримый характер. Все дело наверняка в этом. Извините за настойчивость, мадемуазель Дизель, но вы могли бы воспользоваться своим пребыванием здесь, чтобы подработать и расширить свой кругозор с помощью нашей фирмы. Полиция Лос-Анджелеса ничего не узнает.

— Полиция Лос-Анджелеса в конце концов всегда все узнает, — вставила Лола.

— У вас такая внешность! Даже без макияжа. Если с вами немного поработать и подобрать хороший парик — успех будет ошеломляющий!

— Вы бы потом пожалели, — продолжала Лола. — Танцовщица из нее никакая. Совершенно нет чувства ритма. Да еще и застенчивая, как фиалка. Let's до, lieutenant Diesel!

— Sir! Yes, Sir!

12

В сквере Батиньоль Ингрид и Лола нашли уютную скамейку. Они полюбовались стайкой ребятишек, резвившихся на солнышке, и Лола задала вопрос, который долго вынашивала:

— «Не каждый день полиция Лос-Анджелеса оказывает нам честь, выходя на сцену». На что намекал Ролан Монтобер, Ингрид?

— Если хочешь знать мое мнение, всем этим господам пошел бы на пользу хороший массаж.

— В этом ты права. Но признайся, моя дорогая. Посмеялись и хватит.

— Монтобер — завсегдатай «Калипсо».

— Только этого не хватало!

— Он один из тех, которые никогда не платят, потому что цепляют других клиентов.

— Ты хочешь сказать, приводят?

— Ну да. Я знаю его в лицо, но никогда не слышала его имени. Теперь услышала.

— А он, значит, узнал, как зовут твою татуировку?

— Возможно.

— А если Тимоти узнает, что ты изображаешь лже-полицейского из Лос-Анджелеса и попадаешься на глаза тем, кто приводит клиентов?

— Тогда я в два счета распрощаюсь со своей работой, — ответила Ингрид, щелкнув пальцами.

— Вот черт!

— Yeah! Fuck and fuck!

— Я могу попытаться все объяснить Тимоти Харлену.

— И не мечтай! Остается только надеяться, что Ролан Монтобер поступит как джентльмен и забудет обо мне. Куда мы теперь?

— Проверим, как держит свое слово малыш Паризи. Заставим его оплатить счет за телевизоры, как было условлено. Это меня развлечет. Дальнейшее в тумане.

— То есть?

— Когда Папаша Динамит вырвется из лап полицейских, мы спросим у него, продолжать ли нам копаться в прошлом Алис. Есть и другой вариант: пусть Гном запутает дело так, что сам черт ногу сломит, тогда Морис ничего не узнает.

— Ты боишься, что он узнает другую Алис, не ту, которую любил?

— Вполне возможно, однако кое-какие маленькие проблески оставляют нам надежду. Все это очень ненадежно, но иногда хватает и пустяка.

— Например?

— Бартельми носит в кармане словарь пиджин. А точнее, tok pisin, языка папуасов. Эта книжечка его интригует. Он постоянно в нее заглядывает, пытаясь понять.

— Что понять, Лола?

— Зачем Алис носила с собой в сумочке этот словарь, черт возьми! И почему она так интересовалась Папуа-Новой Гвинеей.

— Мечтала туда съездить.

— Загвоздка в том, что тяга к южным морям не вяжется с желанием выброситься из окна. И потом, Папуа очень далеко, и там нет ни мобильных телефонов, ни асфальтированных дорог, ни яхт. Зато еще попадаются людоеды.

— Ты хочешь сказать, что такая страна вряд ли способна привлечь «неограненных светских женщин»?

— В отличие от Флориды или Монако, там маловато миллиардеров. По тамошним меркам богатый тип — это тот, у кого самая красивая шляпа с перьями и самая лучшая пирога. Этот словарик совершенно не интересует Садового Гнома, зато интересует меня.

Ингрид только открыла рот, чтобы сказать: «Ты меня убедила, Лола, будем оптимистами!» — но слова застряли у нее в горле. Комиссар Жан-Паскаль Груссе с подручным в бежевом плаще только что появился и улыбался столь же любезно, как тюремщик, у которого украли форменную фуражку.

— Сам не понимаю, почему я до сих пор не забрал вас в участок, мадам Жост.

— Да, я поживаю прекрасно, комиссар Груссе. А вы? Всегда так приятно бывает поболтать с вами о том о сем. Вы мне представите вашего друга?

Бежевый плащ ограничился невнятным бурчанием, Лола ослепительно улыбнулась в ответ.

— Имя Диего Карли вам о чем-то говорит? — продолжал Груссе.

— Это мой друг.

— Несомненно, как и Морис Бонен. Он нам долго орал об этом. А супруги Лебуте и Монтобер — тоже ваши друзья?

— Себя не переделаешь. Люблю человечество. Даже у бывших полицейских есть функция сопереживания, вам не кажется? Нет, конечно, вам так не кажется.

— Мне звонил глава Судебной полиции, к которому лично обратилась мадам Плесси-Понто. Министерство внутренних дел требует скорейших результатов в деле Бонен.

— Я и не знала, что вы приобрели билет в высшие сферы, комиссар. Должно быть, с таких высот все выглядит иначе. Но может, там не хватает кислорода?

— Мое руководство, которое теперь, напоминаю, уже не ваше, требует также не разглашать имеющиеся сведения. В ваших интересах не совать нос в наши дела. В высокопоставленных кругах могут не понять, почему вы якшаетесь с зарегистрированными террористами.

— Это вы о ком? Жорж Лебуте — организатор юбилеев и покушений? Ролан Монтобер — джентльмен-террорист? Похоже, мы и не заметили, что столкнулись с мифическим Янусом? Я понимаю, почему министерство внутренних дел на вас рассчитывает. Дело слишком сложное, чтобы поручить его плохому мальчику.

— Вопросы здесь задаю я. Почему вы интересуетесь делом Бонен?

— Потому что оно интересное.

— Считайте, что я вас предупредил, и на этот раз у меня тяжелая артиллерия. Стоит мне позвонить в министерство, и у вас будут большие неприятности, равно как и у Ингрид Дизель, которая, не забывайте, зарабатывает своим талантом массажистки втемную.

— А своим талантом стриптизерши при ярком свете. И это она делает вполне официально. А вы не знали?

— Вам дорого обойдется ваше высокомерие, Лола.

— Мадам Жост, если угодно, комиссар. К тому же я распоряжаюсь своими личными сбережениями, как мне вздумается.

— Что?

— Вздумается ли мне прикупить полкило свеженького высокомерия или вдруг на мои уловки купится бравый пустоголовый служитель министерства внутренних дел, я уже достаточно взрослая, чтобы обойтись без ваших советов. Желаю приятно провести время.

Лола поднялась с отменным величием, чего за ней не замечали с прошлогодних морозов, и Ингрид последовала ее примеру. Оказавшись вне пределов досягаемости полицейских ушей, Лола объявила, что поняла наконец, отчего так волнуется Садовый Гном.

— Я видела, как он вел расследования со скоростью брюхоногого, одурманенного наркотиками. Трудно себе представить, к чему может привести звонок из министерства внутренних дел. В один миг он превратился в кузнечика.

А вот в его намеках она так ничего и не поняла. Какое-то время они пытались в них разобраться, потом Лола отступилась и достала свой мобильный. Она позвонила Бартельми и вскоре уже располагала свежей информацией.

— Знай, Ингрид, что наш страстный испанец не так прост, как кажется. Он с двойным дном.

— Диего?

— Он приехал во Францию, потому что здесь не хватает медбратьев. А также потому, что в Испании недолюбливают ЭТА.

— Не может быть!

— Говорю тебе. Давай переварим все эти компоненты в «Красавицах». И раз уж мы об этом заговорили, пригласи его поужинать с нами.

— А когда?

— Сегодня вечером. Отличный случай, чтобы заставить его выложить карты на стол.

13

В «Красавицах» за рублеными бифштексами на сковородке и жареным картофелем обе подруги и медбрат вели легкий застольный разговор. Соус был очень хорош, картошка поджарена отлично, фирменное вино тоже всем пришлось по вкусу. Телевизор сегодня выключен, и можно посидеть спокойно. Диего пытался ненавязчиво приударить за Ингрид, а Лола наблюдала за его стараниями невозмутимо, как кот, готовый в любую минуту превратиться в тигра.

— Ну слава богу, я хоть немного пришла в себя, — вздохнула Лола, подливая себе вина. — После всего, что мы натерпелись за день, нужно подкрепиться, чтобы не пасть духом. Нам стоило труда вырвать Мориса из лап Гнома, а затем спасти его от «Люксании», но нам это удалось. Но у нас остается проблема наркотиков.

— Беспокоишься?

— Если анализы покажут, что Алис была под действием наркотиков, мы увязнем еще больше.

— Правда? А почему, Лола?

— Подумай сама. Где больница…

— …там наркотики, верно? — ответила Ингрид, стараясь казаться спокойной. — И Диего задержат. Тем более что у полиции и так есть кое-какие козыри. Испанские.

— Правильно, Ингрид! За свое прилежание ты получишь сладкое, сегодня дежурный десерт — крем-брюле. Максим очень ловко покрывает его корочкой с помощью паяльника. Не хочешь попробовать, Диего?

— О чем это вы говорите, девушки?

— О твоем прошлом, дорогуша.

— Должно быть, у меня амнезия, Лола, потому что я не нахожу в нем ничего особенного.

— Ладно, расслабься и ответь на мои вопросы. Это ни к чему не обязывает, я просто прикидываю.

— Что значит «прикидываю»?

— Подбрасываю кости и смотрю, как они упадут.

— И что же вы хотите узнать?

— Лейтенант Бартельми плохо владеет языком Сервантеса, но все же ему удалось получить кое-какую информацию от испанской полиции. Там часто попадаются буквы ЭТА. Расскажи нам все. Мы с Ингрид продали бы родную мать, чтобы услышать забавную историю.

Идальго промолчал, но явно был под впечатлением.

— Наши родные матушки — это немало. Ну же! Сделай над собой усилие — тебе же станет легче.

— Я состою на учете, это верно.

— Я рассчитывала на историю, а не на одно предложение.

— Я никогда не занимался террористической деятельностью.

— Странно. Бартельми, однако, человек скрупулезный.

— Все дело в моем отце.

— Микель Ланда по прозвищу Тксори, то есть «птица» по-бакски. Член террористической группы. Сидит в тюрьме в Бильбао. Верно?

— Конечно, верно.

— Карли — вымышленная фамилия?

— Нет, это фамилия моего отчима, обыкновенного кастильского коммерсанта. Хотя моя мать даже не была замужем за Тксори, но наша семья всегда была под надзором полиции. После 11 сентября стало просто невыносимо. Я решил все бросить и уехать работать во Францию. Если Алис принимала наркотики, я тут ни при чем! К тому же верится в это с трудом. Я ни разу не видел, чтобы она была под кайфом, когда мы были вместе.

Он повысил голос. Гнев Диего Карли вырывался наружу. Он понимал, что Лола так легко от него не отстанет. К тому же ему было не известно, что еще рассказал ей Бартельми. И действительно, бывший комиссар осталась недовольна уловом.

— Не надо все валить на 11 сентября, Диего. Трудно поверить, что испанская полиция цепляется к первому встречному. У них слишком много других дел.

Диего старался сдержать свой гнев. Лола прикидывала, на сколько его хватит. Его упорство придавало остроту затеянной ими игре в кошки-мышки.

— Выкладывай все или уходи.

— Что?

— Что слышал. Бартельми говорит, что ты уже в шестнадцать лет стоял на учете как хакер. Так что давай, говори.

— К чему это? Вы и так все знаете.

— Расскажи-ка лучше о своем отце.

Гордость его была задета, но Лола чувствовала, что у него нет желания расставаться с «Красавицами» и Ингрид. Он повернулся к ней. Американка явно разрывалась между желанием что-нибудь ляпнуть ни к месту и попробовать его утешить. Хотя Ингрид обожала Париж, она все-таки находилась вдали от родины, и рассказы об изгнании задевали ее за живое. Сын врага общества был далеко не дурак. Senor Карли использовал свои чары, чтобы, попав в сложное положение, привлечь на свою сторону двух единственно возможных союзниц.

— Будешь говорить или уйдешь?

— Отец всегда поддерживал со мной связь, — произнес он так, словно каждое слово обжигало ему язык.

— Продолжай.

— Когда я был мальчишкой, он ухитрялся видеться со мной.

— Меня интересуешь ты, Диего. Так что хватит изворачиваться. За что тебя поставили на учет?

— Мой отец был одним из хакеров в группе, поддерживающей связь с агентами. Он научил меня пользоваться компьютером. Он никогда не пытался меня завербовать. Все было гораздо тоньше. Он пылал чистым холодным огнем. Я им восхищался. И потом, я думал, что все знаю, в то время как не понимал ничего. В тринадцать лет я взломал электронные порталы нескольких банков. В шестнадцать лет я сдуру попытался влезть на секретные сайты министерства иностранных дел. Ничего серьезного, но когда они поняли, что я сын Тксори, дело приняло иной оборот. Тогда к уголовной ответственности можно было привлекать с шестнадцати лет. Мне стоило это нескольких месяцев тюрьмы.

Лола почувствовала, что у нее в мозгу неожиданно замигала красная лампочка. Она как будто увидела юного Диего в толпе заключенных. Вдруг вспомнился подросток, арестованный за воровство в магазине. Он вскрыл себе вены в ее кабинете. Мальчишка ни за что на свете не хотел возвращаться в тюрьму. Потому что в Флери какой-то подонок опустил его. Она помнила тот допрос, словно все произошло вчера, и лицо испанца наложилось на лицо того парнишки. Ингрид, выпрямившись на стуле, не промолвила ни слова, но Лола уже не могла остановиться.

— Тебя изнасиловали, верно?

— На костях выпали две шестерки. Вы выиграли. Если полиция отправит меня в Мадрид, тем хуже. Но даже если своих друзей там я могу пересчитать по пальцам, все равно их больше, чем здесь.

— Ответь на вопрос, — сказала она.

Ей было за себя стыдно. В «Красавицах» вдруг стало слишком жарко. Но рука Ингрид легла на руку Диего, и с минуту никто не двигался. Он поднял голову и подождал, когда они обе посмотрят ему в глаза.

— Он был почти импотент, мне повезло. Если можно так сказать.

Он начал расстегивать рубашку. Ингрид поднесла руку к губам, а Лола выругалась. Лола увидела следы ожогов. И слова hijo de puta.[20] Долго пришлось ему терпеть, пока их толстые и тонкие штрихи не запечатлелись на его коже.

— Подарок от его дружков. В их мире мачо непременно нужно запечатлеть свои подвиги. Я стал ставкой в игре. Те, кто ненавидел моего отца, знали, что у него есть союзники, готовые отомстить за честь сына. Эти люди за мной наблюдали, но не смогли помешать заклеймить меня. Я даже думаю, что им пришлось пойти на это после переговоров. Я отсидел шесть месяцев, но мне показалось, что гораздо дольше.

Он уже застегнул рубашку, Ингрид вполголоса утешала его.

«Черт возьми, я — настоящий толстокожий инквизитор. Один из тех, кому приходится сминать на своем пути молодые побеги. Уже недостаточно цивилизованных методов, чтобы распознавать врагов…»

Размышления Лолы прервались с приходом Мориса Бонена. Ну и пусть. Диего уже так плохо, что вряд ли станет хуже.

— Вот беда, этот грешный мир еще грешнее, чем я воображал. Чертов комиссаришка опустил меня ниже плинтуса! Но я взял его измором.

— В этом мы не сомневались, Морис, — ответила Лола.

— Спасибо, что вступились за меня, девочки.

— Не за что, — откликнулась Ингрид.

— Мы использовали грязные деньги Жюля Паризи, — призналась Лола, при этом Ингрид чуть было не поперхнулась вином. Лола взглянула на нее с вызовом: гнойник вскрывают скальпелем, и действовать надо решительно. Опыт у тебя уже есть.

— Знаю, — спокойно сказал Морис.

Подруги изумленно уставились на него.

Диего Карли теперь выглядел таким же спокойным, незыблемым, тихим и стойким, как Пиренеи в ночную пору. «Сейчас это самая правильная стратегия», — подумала Лола. И если это не прямой расчет, то вызывает искреннее восхищение.

— Откуда? — спросила она.

— Мне рассказал Бартельми. Дельный мальчонка, твой бывший зам. Он рассудил так: не для того мы избавляемся от старого Мориса, чтобы он тут же свалился нам на голову, после того как переломает ноги этому мерзавцу Жюлю и повырывает усы у своего придурка свояка. Ну я и пообещал ему не трогать ни того ни другого.

— Это правда, Морис?

— Паризи не стоят того. Ты заметила? Булочник просто псих. Только и знает, что улыбается. В переносном смысле все они живут нагишом под неусыпным оком своей веб-камеры. Будь сейчас семидесятые годы, они ползали бы, задрав задницы, по плато в Ларзаке.[21] С той лишь разницей, что кроме баранов это бы никому не мешало. Не будь они так смешны, они были бы ужасны.

«Слава богу, — подумала Лола. — Папаша Динамит вернулся к нам целым и невредимым. Но в таком случае стоит ли сейчас его знакомить с Диего Карли?» Испанец удивил ее, сам бросившись на амбразуры. Определенно, мужества идальго было не занимать, и он начинал ей нравиться.

— Я познакомился с Паризи, и я совершенно согласен с вами, мсье Бонен.

— А кто вы?

— Диего Карли. Я очень сожалею о том, что случилось с Алис. И я собирался вам об этом сказать.

Глаза Мориса сузились, превратившись в две черные щелочки; Диего глазом не моргнул. Лоле стало больно за обоих мужчин. Хадиджа Дюшан не решалась приблизиться, чтобы предложить им хлеба или хорошую дозу чего-нибудь отвлекающего, Максим стоял у плиты в своей тихой кухне. Впрочем, и Лола боролась со страстным желанием укрыться там же. Вместо этого она подозвала Хлою.

— Кальвадос 1946 года из особого запаса хозяина — для нас всех! И поживей, детка!

— Ты не знаешь, что я хотел с тобой сделать, гаденыш, — наконец произнес Максим. — Ты не можешь знать.

Диего все так же прямо сидел на своем стуле. Ингрид положила руку на плечо Мориса. Подоспела Хлоя с четырьмя рюмками и кальвадосом.

— Давайте вместе выпьем эту горькую влагу, — приказала Лола всем присутствующим. — И помянем Алис. Благодаря этому очистительному обряду мы не только забудем старое, но и причастимся, чтобы сегодня нам хватило мужества. Пусть Диего гаденыш, но он еще очень злостный хакер. Сегодня вечером его мишень — Ришар Паризи. Мы все сейчас хакнем булочную. И это только начало.

— За Алис! — решительно произнес Диего, первым поднимая свой бокал.

Лола последовала его примеру. Ингрид сделала то же самое, обняв Папашу Динамита. Старик взял свою рюмку, подержал в руке, залпом выпил, вместо того чтобы выплеснуть испанцу в глаза, и сказал удивительно нежным голосом:

— За тебя, моя Алис. Ты в надежных руках.

Затем он поднялся, похлопал Ингрид и Лолу по плечу и собрался уходить.

— Морис, мне не дает покоя одна вещь, — остановила его Лола. — У Алис в сумке был словарь пиджин. Ты не знаешь, почему?

Он ласково улыбнулся. Оказывается, он незаметно подбрасывал книги и проспекты, надеясь, что они подействуют на дочь на подсознательном уровне.

— И заставят Алис убежать на край света, чтобы забыть там о своих невзгодах и особенно обо всех в мире гаденышах.

Диего молча проглотил оскорбление.

— Одно из моих посланий достигло цели, — продолжал Морис. — Как знать, может быть, Алис все же села бы в этот самолет. Я, по крайней мере, попытался что-то сделать.

И он ушел, не оглянувшись на уязвленного Диего Карли. «На парня словно выплеснули ушат тяжелых воспоминаний», — подумала Лола.

— Допивай-ка кальвадос, — приказала она. — Ты тоже, Ингрид. Пойдем прогуляемся по Интернету.

— Так это серьезно, насчет того чтобы хакнуть? — недоверчиво спросила ее подруга.

— Это будет первый кролик, которого я, как фокусник, извлеку из шляпы на радость Морису, — призналась Лола.

— Хакеры, которые могут все исправить, едва коснувшись волшебной клавиатуры, существуют только в романах, — мрачно заметил Диего.

Лола на мгновение задумалась, пока не нашла, что ответить, чтобы подбодрить молодого человека.

— Терять нам нечего. К тому же в ближайшее время раз в жизни мне совсем не хочется оказаться дома в одиночестве.

— Как только ближайшее время закончится, вам может показаться, что его прошло слишком много, — возразил Диего с подобием улыбки.

И действительно, дома у Ингрид Диего целую вечность стучал по клавиатуре, так толком ничего и не обнаружив. Ришар Паризи был в Интернете повсюду. Разбираться в его виртуальных прогулках оказалось, может, и легче, чем взламывать хорошо защищенные банковские счета, но все это был спам. Паризи высказывался на множестве форумов, имел точку зрения по всем вопросам, старался поспеть повсюду в лихорадочном стремлении к радостям кибер-пространства.

Ингрид поставила диск одного из новомодных американских гитаристов и наблюдала за работой Диего. Лола заметила, что она выглядит потерянной, как в ту пору, когда увлеклась Максимом Дюшаном. Это было еще до Бена Нобле, в пору тощих, чувствительных коров. Неужели, даже узнав о бездонных провалах в прошлом испанского обольстителя, она попадется на его виртуальную удочку? Лола предпочла бы более энергичную позицию. Нужно заниматься делом, а не размякать под пение романсов.

«I'm tired of being alone / So hurry up and get here…»[22]

— А, это Джон Майер. Мне нравится его музыка, — нашел уместным вставить Диего, вместо того чтобы исполнять сольную партию на клавиатуре.

— О, ты его знаешь? Фантастика!

«Только этого не хватало! У них уже общие музыкальные вкусы».

— Ингрид, можно тебя на пару секунд?

— Да, Лола?

Она увела ее на кухню, чтобы припереть к розовому холодильнику.

— Только не говори мне, что готова сдаться на милость этого парня. Согласна, он очень привлекательный, но мы всяких повидали.

— Зачем ты это говоришь?

— До Бена ты балдела от Максима. Судя по твоему непостоянству, у тебя вместо сердца артишок.

— Ты все время говоришь об овощах. В конце концов, это странно.

— Потому что ты меняешь увлечения чаще, чем джинсы. В принципе, это твое личное дело. Вот только, как правило, нельзя заниматься сразу и любовью, и расследованием. Ничего хорошего не получится.

— И что с того?

— С меня довольно! С тобой говорить все равно что с психопаткой, перенесшей лоботомию. Или с Садовым Гномом, если на то пошло.

— Лола, ты считаешь меня глупее, чем я есть. Самый верный способ проникнуть в тайну Диего — это позволить ему приблизиться еще немного. Потихоньку.

— В какую тайну?

— Я считаю его симпатичным, но не исключаю, что он водит нас за уши.

— За нос, ты хочешь сказать.

— Может быть, он был с Алис в номере 3406. Он нырнул в толпу спортсменов или позаимствовал форму служащего отеля. Или позвонил безо всякой задней мысли, Алис открыла ему, она была под кайфом или под мухой, и все обернулось хуже некуда. Кто знает.

— Я думала, что его тайна раскрыта. Не более часа тому назад в «Красавицах».

— Вот именно.

— Что вот именно?

— Кто тебе сказал, что тюрьма не искалечила его сильнее, чем кажется? И потом, его отец.

— Ты хочешь сказать, что на него повлиял человек, для которого насилие — естественное средство?

— Конечно, не говоря уже о его работе. Кровь, боль, смерть. Может, постепенно это входит в привычку.

— Напротив, я думаю, он стал медбратом, чтобы чужие страдания вытеснили свои. Весьма разумный поступок. Довольно странные у тебя мысли для такой жалостливой девушки. Ладно, так-то лучше. Но признайся, он тебе нравится. И поэтому ты хочешь знать наверняка.

— Мне не в чем признаваться, разве только в том, что мне нравится его стиль. Зачем во всем видеть секс, Лола?

— Ты еще не заметила, что он движет толпами?

— А как же дружба? Если Диего никого не убивал, он, может, станет одним из лучших моих друзей.

— ЛОЛА! ИНГРИД!

Они поспешили к нему. На экране улыбающаяся стюардесса снимала с себя форменную одежду.

— Ришар Паризи тратит кучу денег, посещая порносайты, — пояснил Диего.

— И ему нравятся полненькие, — констатировала Лола. — Говорила я тебе, Ингрид, что секс движет толпами.

— Что это доказывает, Лола? Что Паризи-старший любит радости жизни. Подумаешь!

— Ничего это не доказывает, но по крайней мере теперь Папаша Динамит не устроит Диего свистопляску, — заключила Лола философским тоном.

— Раз уж речь зашла о плясках, мне нужно снять напряжение! Я иду в сальса-клуб. И ты со мной, Ингрид.

Об этом и речи быть не могло. Лола находила, что идальго то очень привлекателен, то излишне самоуверен.

— Ни в коем случае. Ингрид и я приглашены в гости. Hasta luego, hombre![23]

— Habla usted espanol, Lola?[24]

— Совсем не говорю, мой мальчик. Но твое приглашение может подождать. Я тоже обожаю танцевать сальсу.

14

Совместными усилиями Ингрид, Лола и просроченное полицейское удостоверение убедили вышколенного мажордома распахнуть перед ними двери просторной квартиры на проспекте Вильсона. Мирей Кост выступала перед школьниками в роли Мадонны английского периода. Если бы Лола не знала о даре перевоплощения молодой женщины, она была бы сбита с толку. В килте и сетчатых чулках с красивым узором, та крутилась как заведенная. Мальчишки, сбившись в первом ряду, восторженно поддерживали ее. Один из них просил у лже-Мадонны туфлю, чтобы выпить из нее шампанского.

— Какое отсутствие воображения, — фыркнула Лола.

Мальчишки, крича, повторяли припев. Какой-то верзила орал:

— К черту микрофон, пой вживую, Мадонна!!!

Ингрид и Лола укрылись на балконе, выходящем на площадь Трокадеро и освещенную Эйфелеву башню. По ним скользнул лазерный луч. Они улыбнулись друг другу.

— Я рада, что ты, наконец, готова ввязаться в драку, Лола.

— Да брось, пока мы только плутаем.

«Everybody comes to Hollywood / They wanna make it in the neighborhood…»[25]

— Держи, я прихватила для тебя бокал шампанского.

— Как мило, но сама ты не пьешь!

— Не до того.

«They like the smell of it in Hollywood / How could it hurt when it looks so good…»[26]

— Я тогда немного преувеличила насчет Диего. Ты не ветреная, я знаю. А в общем-то жаль.

— Кого жаль? Меня?

— Конечно.

Тем временем Эйфелева башня снова задела их золотым лучом.

— Я так люблю этот город, Лола.

— Я тоже. По временам. Тебе сегодня надо в «Калипсо»?

— У меня еще целый час.

— Будь осторожной на обратном пути. Обещаешь?

— Заметано!

«There's something in the air in Hollywood / I've lost my reputation bad and good.»[27]

— Ладно, скоро она перестанет дергаться как ужаленная! Допрашивать ее будем вдвоем. Одна я не такая добрая.

— Знаешь, Лола, по-моему, Алис похожа на бабочек, которые бьются о стекла, пока не погибнут. Ведь ей стоило только взмахнуть крыльями и лететь в правильном направлении, к южным морям или еще куда-нибудь, чтобы начать новую жизнь. Или найти подругу, которая дала бы ей добрый совет.

На них снова упал луч от Эйфелевой башни, и Лола обернулась к Ингрид. Как она хороша со своими большими наивными глазами! И совсем не похожа на Уму, Бриджит или Камерон. Она ни на кого не похожа.

— Да, может, она и была стервой, но такого конца не заслуживала. И потом, я могу ее понять. Я ведь тоже стерва.

— Все мы стервы, Лола. Мир нас не стоит.

Они молча дождались конца песни.

— Я полагаю, что это антракт. Ингрид, ты идешь?

Под белокурым париком у Мирей оказались короткие каштановые кудри. Она пила минералку из горлышка, а по ее сильному телу катились капельки пота. Как молодой боксер, она растерлась махровым полотенцем.

— Публика у вас сегодня не из легких! — бросила Лола, решив проверить, нельзя ли принять Мирей в клуб симпатичных стерв.

— Карин Лебуте меня предупредила. Вы Лола Жост, полицейский, и вам нужны сведения об Алис.

Ай-ай, такой тон не предвещал ничего хорошего.

— Ладно, не будем терять время. Что ты можешь нам о ней рассказать?

— Она была круглая дура, и только.

— Так коротко о человеке не расскажешь. Когда ты не изображаешь Мадонну, ты же кем-то являешься. Так что нечего злорадствовать. Погибла девушка, на ее месте вполне могла оказаться и ты.

— Нет.

— Почему же нет?

— У меня есть серьезный друг, я честно делаю свое дело, не ввязываюсь в темные истории. Больше мне нечего сказать.

Молча она закончила вытираться.

Лола повысила голос.

— Или отвечай, или мы тебя задержим. О каких темных делах ты говоришь?

Лола была удивлена, заметив в ее глазах отблеск сострадания. Однако его тут же сменил гнев, вытеснив все прочие оттенки чувств.

— Она влюбилась в медбрата, он ее бросил, вот она и пошла чудить. Пила, якшалась с кем ни попади. Я говорила ей, что она должна опомниться, что с ее талантом она может получить роль. Но Алис только и умела, что жалеть себя. Я выслушивала ее часами. Потом мне это осточертело. Я высказала ей все, что думаю. Она обозвала меня бессердечной дрянью. Я решила работать в одиночку.

— Ты так и не объяснила, что это за темные истории.

— Мне бы не хотелось.

— Я не шучу, ты же знаешь.

Мирей опустила голову и заговорила, не глядя на Лолу.

— «Праздник, который всегда с тобой» — это работа от случая к случаю. Я артистка, а Алис была только танцовщицей. Приходилось выкручиваться.

— То есть?

— Ей случалось спать с разными типами за деньги.

Она с вызовом уставилась на Лолу. Казалось, она говорила: мне противно доносить.

— Назови нам имена. Сделай это ради нее, да и ради себя, Мирей.

— Если бы знала, назвала. Но Алис нечем было гордиться. Она предпочитала обходиться без подробностей.

— Карин Лебуте все знала.

— Вы думаете?

— А ты как считаешь?

— Наверняка нет. Мадам Лебуте очень строга. Она ни за что не позволит портить репутацию своей фирмы.

— А Ролан Монтобер?

— Это совсем не в его стиле.

— Он знает весь Париж, это отменный разъездной представитель фирмы. По словам его свояка.

— Для таких дел Ролан — человек слишком высокого класса.

Допрос завел их в тупик, из которого несло как из помойки. До сих пор Лоле казалось, что Алис заслуживает почетного места в клубе обаятельных стерв, которые носят свою гордость как герб. Она воображала, как Алис в стране папуасов, смеясь, высаживается на поросшей травой летной полосе и ищет в звездном небе ответ. Выходит, она ошиблась?

— Прежде чем она влюбилась в Диего Карли, прежде чем обзавелась… клиентами, чтобы сводить концы с концами, у нее, наверное, был приятель?

Лола размышляла вслух. И удивилась, получив ответ.

— Был Марсьяль Гарнье. Чудной парень. Полное ничтожество.

— Что ты имеешь в виду?

— Низкопробный торговец наркотиками.

— А ее он снабжал?

— Может, и так.

— Да или нет?

— Не знаю. Перед работой Алис всегда была в ударе, но потом иногда выдыхалась.

— Где бы мне найти этого Гарнье?

— Я слышала, он живет где-то возле Музея романтической жизни. С таким типом все возможно. Он нашел себе работу постановщика. Но где, не знаю.

— Идем туда! — решительно заявила Ингрид. — Музей рядом с моей работой. К тому же я опаздываю.

— А Карин мне сказала, что вы из полиции Лос-Анджелеса.

— У нас есть отделение в этом квартале.

— Может, вы мне скажете, кто вы на самом деле?

Лола подняла глаза и пробормотала ругательство. Ингрид выглядела сконфуженной.

— Мы подруги отца Алис, — вздохнула Лола. — Он считает, что полиция слишком скупа на информацию.

— Вот в это я готова поверить. На полицейских вы совсем не похожи.

— По правде сказать, мы пытаемся построить защиту Алис, — сказала Ингрид. — Точнее, ее репутации. Как в песне Мадонны. Конечно, может быть, это пошлость, но мы считаем, что есть вещи, ради которых стоит и попотеть. Хотя ты подпортила наше представление о ней. Верно, Лола?

Бывший комиссар в ответ что-то буркнула и заявила, что им пора. Им еще надо разыскать ничтожество и умиротворить целую шайку любителей любоваться на голых баб.

— О чем это вы? — поинтересовалась Мирей.

— Мы тебе расскажем, когда разберемся с делом Бонен, — ответила Лола. — Лейтенант Дизель, вперед, к романтической жизни!

15

— Ты чуть все не испортила! Кто тебя за язык тянул!

Ингрид не отвечала. Она была слишком рада тому, что снова может бродить с Лолой по ночному Парижу. И вовремя доберется до «Калипсо». Тимоти Харлен с этим не шутил, как и со всем прочим. Такси доставило их на улицу Шапталь. Лола по мобильнику позвонила в справочную, чтобы выяснить, не проживает ли в округе некто Марсьяль Гарнье; ей ответили, что не проживает. Музей романтической жизни, разумеется, был уже закрыт, а в соседних зданиях не проживал никакой Гарнье, если верить фамилиям, указанным на дверях.

— Мне пора идти, Лола!

— Постановщик, постановщик… А чем занимается постановщик? В принципе, он работает в театре. Перезвоню-ка я в справочную. Они, должно быть, томятся от безделья, время-то ночное.

Лола набрала номер. Это был тот же служащий с марсельским или гарданнским акцентом. «У меня тоже бывал такой акцент два месяца в году, когда я ездила на каникулы к бабушке», — подумала она.

— В районе Шапталь есть театр 347, мадам. Вас соединить?

— Мечтаю об этом.

Трубку сразу же снял мужчина. Лола назвалась костюмершей. Она, мол, выполнила для Гарнье заказ на костюм инженю XVIII века — и с концами.

— Гарнье здесь больше не работает. Я новый постановщик. Никогда не слышал о таком костюме.

— Я передала его ему лично, но он забыл мне заплатить. А эта игрушка дорого стоит.

— Бедняжка, вы не единственная, кого он облапошил. Платье теперь уже наверняка перепродано.

— Вы не знаете, где я могу его найти?

— Сомневаюсь, что это вам поможет.

— Но все-таки скажите.

— С января он проживает в тюрьме Санте. Это обычно случается с наркоторговцами, когда они попадаются. Вы-то остались с пустыми руками, а он попался с поличным.

— Что ж, спасибо. Похоже, я села в калошу, и на моем костюме можно поставить крест.

Лола объяснила ситуацию Ингрид. Марсьяль Гарнье не мог столкнуть Алис Бонен с 34-го этажа «Астор Майо» по той простой причине, что два месяца был вне игры.

— Мы все еще топчемся на месте.

— Лола, мы доведем дело до конца. Ладно, мне действительно пора.

— Ты напустишь им пыли в глаза за нас обеих, Ингрид. Договорились?

— Ты имеешь в виду нас, стерв?

— «Есть три типа женщин. Стервочки, стервы и стервозы. Ты, пожалуй, относишься к третьей категории.

— Это комплимент?

— Да.

— Твой?

— Увы, нет. Поля Валери.

— Не знаю такого.

— Теперь уже и не узнаешь.

Звонок телефона Лолы заставил их вздрогнуть. Звонил Жером Бартельми. Она внимательно выслушала своего бывшего заместителя и с озабоченным видом нажала на кнопку.

— Что-то с Диего… или с Морисом?

— Министерство внутренних дел продолжает творить чудеса. Результаты анализа получены в рекордно короткий срок. Алис проглотила печенье, шампанское и еще некую дрянь. Большую дозу.

— Какую?

— Кетамин. В обычной жизни анестезирующее средство для животных. А в нашей жизни — наркотик, нарушающий связность психических процессов у человека. Приняв его, можно поверить, что перед тобой твой двойник. Или что у тебя выросли крылья и ты можешь летать.

— В комнате нашли шампанское, но наркотика там не было. Алис приняла кетамин прежде, чем приехать в отель?

— Все возможно в данный момент. Даже то, что она приняла наркотик добровольно. И что портрет, нарисованный ее дорогими коллегами, не так далек от действительности.


Как всегда по пятницам, в «Калипсо» собралась более разношерстная публика, чем в будние дни. Кроме профессиональных полуночников и туристов, встречались и люди с обычным рабочим графиком, которые могут выспаться в субботу утром. На этот раз она не вышла в зрительный зал и отправилась прямо в свою уборную. Она убедилась, что никто не прячется в гардеробе, и заперлась на ключ. И упрекнула себя за излишнее волнение. Энрике был человеком ограниченным, однако бдительным, и никого не подпускал к уборным.

Она надела свой сценический костюм. Наклеивая перед зеркалом накладные ресницы, она подумала, что такие же суетливые движения были и у Алис Бонен, когда она приехала в «Астор Майо». Приступ паранойи стал результатом приема кетамина? Некоторые наркотики оставляют дверь сознания приоткрытой, человек витает в облаках, но осознает это. А как обстоит дело с наркотиком, «нарушающим связность психических процессов»? Может ли он заставить человека вообразить себя своим собственным клоном или птицей? Трудно поверить, чтобы Алис наглоталась этой дряни по собственной воле.

Превратившись из блондинки в огненно-рыжую, она задумалась над cюжетом выступления. Костюмерша Мари раздобыла для нее новое узкое платье — настоящее зеленое чудо, очень шедшее к ее парику. «Сегодня вечером я представлю им Кусто и его отряд аквалангистов среди кораллов и разноцветных рыб Тихого океана», — решила она. Вспомнила «В поисках Немо» (она смотрела этот мультфильм, когда водила в кино дочку Антуана Леже). И календарь с картинами Боттичелли, висевший на кухне у Лолы. С волосами, струящимися по белоснежной коже, Венера выходит из вод морских на радость всем людям. Ложка научно-приключенческой документалистики, порция Уолта Диснея, щепотка мифа. История современная и в то же время вечная — вот что она предложит нетерпеливой публике. Она вышла из уборной и направилась к кулисам.

Тимоти позволял ей самой подбирать музыку. Она предпочитала хиты ZZ Тор и их пряные блюзы с ароматом текилы, Перфекто и больших мотоциклов. В конце концов остановилась на Р.Келли. Эротическая классика. Музыка, которая заполняет вам уши и рот, забирается под кожу и растекается по всему телу. Музыка битников, перед которой невозможно устоять. Ингрид начала покачиваться. Она стояла за большим занавесом, который вот-вот раздвинется и откроет истоки мира людям, которые верят, что видят их впервые. Она вышла на сцену. Тишину нарушал лишь Р.Келли, зрители все как один молчали. Ей казалось, что она может танцевать на воде. Ее руки ласкали нежную материю цвета водорослей, ее бедра перекатывались как волны в такт обещаниям певца.

Она собиралась открыть им великую тайну. «Я — ваша сирена, это утверждает мое тело. Желание — самое прекрасное, что есть в мире». Она начала с перчаток. Мари подобрала ей желтые. Она медленно их скатала и бросила одну за другой в публику. Затем выгнулась, взялась за молнию, легонько потянула. И подумала об Алис. Об Алис, перешагивающей через подоконник в номере 3406. «Жизнь дается нам на такое короткое время, милая, а мы не спешим ею наслаждаться».


Ингрид снимала грим с чувством выполненного долга. Публика оценила неподражаемое шоу: такое никогда не снимешь на пленку. Конечно, есть дикторша из Гонконга, которая раздевается, рассказывая новости, но это просто цирк, чтобы привлечь телезрителей. Или это реалити-шоу со стриптизершами-любительницами. Полная нелепица. Стриптиз — искусство, которое не может существовать без тайны и сиюминутности.

Чего ради они так рвутся снимать нас где ни попадя? Жюль в «Астор Майо», Паризи в своей гостиной, Бен в своих мечтах? Те, кто вступает в эту игру, столь же неразумны. Зачем рассказывать по телевидению о своих психических травмах, писать в глянцевые журналы о своих семейных тайнах, сообщать о своих самых интимных желаниях по Интернету? Весь мир воображает себя в исповедальне.

Стук в дверь отвлек ее от размышлений. Она открыла и увидела серьезные лица своего патрона и Ролана Монтобера. Они вошли, и Тимоти Харлен осторожно прикрыл дверь. Потом так же аккуратно закурил сигарету. Когда его манеры становились до такой степени мягкими, следовало ожидать взрыва.

— We need a little explanation, dear.[28]

Тимоти переходил на родной язык, только когда сильно волновался. Ингрид старалась дышать ровно, отстраниться от происходящего.

— Примите мои поздравления, лейтенант Дизель, — обронил наконец Монтобер. — Я восхищен вашим номером.

Ингрид не пыталась отрицать. Она была способна признать, что ее загнали в угол.

— Которым?

— В сущности, обоими. Вы убедительны в образе сыщика, но я отдаю предпочтение Пламенной. Есть предложение. Почему бы не переодеть Габриэллу Тижер в полицейского? Публика сойдет с ума, когда у вас не останется ничего, кроме пушки и форменной фуражки.

— Чего вам, собственно, надо?

— Понять. Это всегда было моей страстью.

Тимоти хранил молчание с видом решительным и вместе с тем печальным. Было очевидно, что его, во всяком случае, не забавляет цинизм Монтобера. Ингрид увидела в этом возможность тронуть сердце своего патрона.

— Лола — бывший комиссар полиции. Местные жители обращаются к ней за советом, когда у них неприятности. Я ей иногда помогаю. По дружбе.

Тимоти покачал головой. Он раздавил в пепельнице свою сигарету, почти целую. «Теперь он убедился, что Монтобер сказал ему правду, и мои оправдания кажутся ему неубедительными и…»

— Лгать ради дружбы так благородно, — бросил Монтобер. — И к тому же красиво.

— У вас нет друзей? Только связи?

— Дружба — понятие растяжимое, Ингрид. Ночной мир такой гостеприимный. Там все твои друзья. Но всегда восходит солнце.

Тимоти Харлеи вежливо попросил Монтобера оставить их наедине. Завсегдатай ночных клубов вышел со светской улыбкой, которую Ингрид охотно бы стерла ударом каблука.

— Ты была лучшей, — удрученно сказал Тимоти. — Мне очень больно тебе об этом говорить, но ты уволена.

— Don't do that to me! Please![29]

— Если бы я сделал исключение, другие не поняли бы. Это было бы началом анархии. Единственная роскошь, которую я не могу себе позволить.

Ты уволена… больно… другие не поймут… уволена… уволена… Она с трудом удерживала слезы. В голове мелькали видения. Алис, падающая на машину, Диего, открывший свою истерзанную грудь, Морис, разбивающий телевизор, Бен, замахнувшийся на Диего.

Тимоти велел Энрике быстро принести виски. Он заставил Ингрид сделать глоток. Она приготовила несколько спасительных фраз, последнюю попытку предотвратить неизбежное. Я нуждаюсь в Пламенной. Если бы я знала, что Ролан Монтобер привлекает клиентов, не стала бы вмешиваться в его дела. Но лишь повернула к нему заплаканное лицо. Лицо патрона выражало ласковую непреклонность.

Она ушла из «Калипсо» через служебный выход. Увидела припаркованные автомобили, праздных пешеходов. Обернулась, чтобы в последний раз посмотреть на мигающий фасад, на афишу, где она расстегивала молнию под крупными золотыми буквами «НИГДЕ В МИРЕ, ТОЛЬКО У НАС; ГАБРИЭЛЛА ТИЖЕР «ПЛАМЕННАЯ». И повернулась спиной к своему прошлому.


Лола встала, чтобы выпить портвейна и поставить на место два-три кусочка пазла, но цветущие склоны горы Фудзи не принесли ей покоя. История с отрезанной рукой ей определенно не нравилась, и дневные треволнения только усилили беспокойство. Она упрекала себя, что не пошла на Пигаль вместе с Ингрид, не подождала ее, чтобы проводить до Пассаж-дю-Дезир.

Ингрид должна была уже вернуться домой. Почему бы не позвонить ей? Конечно, есть риск ее разбудить. Сеансы стриптиза ее всегда выматывают. После них она засыпает как ребенок.

Лола плеснула себе еще капельку и покружила по гостиной, не находя места. Взглянула на улицу Эшикье. Ночь будто туго натянули между двумя колышками. Она открыла окно: ни малейшего дуновения. Природа в таком подвешенном состоянии начинала действовать на нервы. Не медля более, она снова оделась. Она пройдется до массажного кабинета, посмотрит, есть ли свет. А если Ингрид уже спит сном праведника, выключив освещение? Ох уж этот вечный корнелевский спор между чувством и долгом. И тут Лола вспомнила, что благодаря вмешательству слесаршы Надин у нее есть ключ.

Она потихоньку войдет, убедится, что Ингрид спит целая и невредимая, и незаметно удалится.

Просто и со вкусом.

16

Он был на пределе сил. Сколько страданий прошло перед ним за один только день! Мужчина, избитый в драке до полусмерти, несовершеннолетний наркоман, сбитый мотоциклом, бродяга, забывший даже собственное имя. Все, работавшие в больнице, постоянно боролись со злым роком. Ведь одинокие, никем не любимые люди чаще всего попадают в беду. Они не глядя переходят улицу, не остерегаясь, сворачивают в опасные кварталы, потому что их души гложут безразличие и сомнение.

Но пока они спасены. В отделении скорой помощи для них все сделали вовремя и как надо. Разумеется, завтра все начнется сначала. Наступит новый день, и вновь здесь появятся обескровленные лица, изуродованные тела. Эти люди были такими же, как он, у них не осталось родины. Когда за ними закрывалась дверь больницы, отделявшая их от городских артерий, они осознавали всю глубину своей отчужденности и страдали еще сильнее.

Он осторожно открыл дверь палаты, где лежал Поль, и подошел к его кровати. Несмотря на храп соседа, было слышно его ровное дыхание. Система кондиционирования работала плохо, и ему было жарко в гипсе и шейном корсете. Простодушный Поль, которого пришлось буквально собирать по частям, веривший, что его эксплуататоры — добрые люди. Он едва не погиб, упав с лестницы. Когда начищал до блеска окна кафе.

Он постоял, глядя, как спит Поль, и вышел из палаты. В коридоре было пусто, но дальше в отделении скорой помощи кипела работа. Он пошел в другую сторону, задержался возле автомата с напитками, убедился, что поблизости никого нет. Изо всех сил толкнул дверь. Петли скрипели меньше, он кое-как их смазал. На лестнице пахло сыростью и плесенью, стоял гул от электрогенератора, грохотали лифтовые механизмы, журчала вода в трубах. Словно что-то шептал любимый голос. Он достал карманный фонарик и углубился в свои владения. Здесь ему знаком каждый закоулок, любая опора, любая облупленная стена.

С заржавленных труб на потолке с мерным стуком стекали капли конденсата, пополняя лужи. Теперь без этого жидкого метронома ему трудно было бы заснуть. Ему нравилось передвигаться в чреве кита, наблюдавшего за кварталом и помогавшего потерпевшим крушение, которых Париж слишком часто бросал на произвол судьбы.

Он предвкушал удовольствие от долгого мирного плавания по этой журчащей влаге. Посреди ночи сюда никто не решался зайти. Ему случалось встречать здесь санитаров с тележками, полными использованных материалов или грязного белья.

И даже работника морга, везущего каталку с трупом. В тяжелые дни, когда все торопились, этот запутанный путь мог показаться кратчайшим. В таких случаях ему удавалось стать невидимым.

Однажды он испугался, что в его владения вторгнутся. Какой-то режиссер задумал снять здесь фильм и угрожал заполонить его царство своими камерами и армией ассистентов. Они проникли бы в самые глубины его мира и выставили на всеобщее обозрение силу его безмолвия. Они погубили бы кита. К счастью, им отказали в разрешении на съемки.

Он сдвинул брезент, закрывавший колодец, и склонился над ним, чтобы вдохнуть запах дождя. Колодец осушили, но запах все еще держался, пронизывающий, успокаивающий. Он поднял пуховик, надел его, ступил на край колодца. Потом ухватился за веревку и начал спускаться. Продвигаясь ко дну, он, как всегда, испытывал чувство, будто попал в другую эпоху. Эпоху основания больницы. В те времена, когда огромное здание открыло свои холлы и своды несчастным, чтобы дать им пристанище. Во времена, когда приют был милосердным. Тогда не существовало технологий начала XXI века, зато было очень много сострадания. Жизнь была сурова, но сердца мягче.

Его ноги коснулись сырой земли. Он вытянулся, и к нему вернулось ощущение, что здесь, натруди матери-земли, он в безопасности, недосягаемый под надежной защитой корней деревьев и цветов. Он свернулся клубком в тепле своего пуховика. Ему нравилось представлять жизнь, по-прежнему кипевшую наверху. Всех этих мужчин и женщин, передвигавшихся по больнице Святого Фелиция, денно и нощно трудившихся не покладая рук, чтобы облегчить чужие страдания. Друзей кита. Скромных героев нашего бренного мира. Он стал молиться за них, и за Поля, и за всех раненых, которые сегодня, как и всегда, рассказывали ему о своей боли.

17

Вход в Пассаж-дю-Дезир был освещен одним лишь старым фонарем, но сквозь неплотно задернутые шторы Лола увидела пустую приемную в ее обычном психоделическом состоянии. Все было как всегда — глянцевые журналы сложены на столе ровными стопками, подушки на канапе, мебель не опрокинута. Не решаясь войти, она подошла к соседнему зданию, увидела деревянную руку в витрине лавки старьевщика. Подставка для колец. Словно на нее ополчился весь мир, заставив охватившую ее тревогу расти как на дрожжах.

Лола вернулась и вставила ключ в новый замок, который бесшумно открылся. Она тихо закрыла за собой дверь, включила в коридоре свет, заглянула в спальню. Кровать была пуста. Она вошла в массажный кабинет, предположив, что чудачка Ингрид могла заснуть на своем рабочем столе. Но и здесь никого.

Она вернулась на кухню, открыла холодильник. С облегчением удостоверилась, что в нем только пучок редиски, ветчина в целлофане, йогурты, хлеб для тостов, энергетические напитки, минеральная вода и мексиканское пиво. Бездумно она открыла морозилку. Там оказалось лишь несколько жалких полуфабрикатов.

Она набрала номер мобильника Ингрид. В квартире раздался звонок, очень знакомая мелодия электрогитары. «Зачем нужны мобильные телефоны, по которым можно звонить куда угодно, если их в самый неподходящий момент забывают дома», — рассердилась Лола, села на оранжевое канапе и задумалась. Во всем виноват Диего Карли: вместо того чтобы идти танцевать сальсу, он последовал за Ингрид в «Калипсо». Несмотря на все разговоры о дружбе и невиновности, Ингрид поддалась очарованию грозного идальго и спала в его опасных объятиях, прижавшись к изувеченной, но милой груди и полагая, что здесь ей нечего бояться злого торговца руками. «А я в это время схожу с ума от беспокойства. Нет, так нельзя. Сейчас я всех перебужу».

Она включила компьютер. Когда недавно они просматривали пленку, снятую Жюлем Паризи, она запомнила пароль: «Зигмунд». Ингрид питала слабость к собаке психоаналитика. Она, как подозревала Лола, сожалела о том, что пес не похож на человека и ему нельзя сделать массаж. Надо сказать, что далматинец по временам проявлял склонность к неврастении, но это уже другая история.

Лола открыла сайт «Желтых страниц» и нашла телефон Диего Карли на набережной Жемап. Она набрала его номер. И стала ждать. Неужели он все еще танцует? И как после этого он будет завтра работать в больнице? А может, он как раз сегодня дежурит. Она позвонила в больницу Святого Фелиция и попросила к телефону медбрата Карли из отделения скорой помощи. Телефонистка попросила ее перезвонить чуть позже: сейчас там запарка, Диего Карли и его коллеги слишком загружены. Обеспокоенная Лола отключила телефон. Она предпочла бы узнать, что Ингрид заблудилась в постели медбрата, чем потерялась невесть где. На компьютере было два часа сорок три минуты. Она позвонила Жерому Бартельми.

И ощутила прилив благодарности, когда знакомый заспанный голос хрипло произнес: «Алло!»

— Извини, что разбудила, но Ингрид попала в переплет.

— Снова, шеф?

— Вернее, пропала неизвестно куда.

— Ладно, еду. Вы где?

— Пока достаточно будет предупредить твоих коллег. Мне нужно точно знать, нет ли…

— Нет ли полицейского донесения, касающегося Ингрид, в каком-нибудь участке или больнице. Так?

— В точку. Только поскорей.

— Разумеется. Но скажите, что случилось. Это облегчит мою задачу.

— Ничего, если не считать того, что ее нет в постели.

— Она может быть в какой-нибудь другой постели. Например, в постели нервного молодого человека, который дрался с испанцем. Или же в постели испанца.

— В постели Диего Карли ее не было, я проверила.

— Ага, очень хорошо. А в другой?

— Ингрид в ссоре с Бенжаменом Нобле. Не тяни, приступай.

Лола закурила. Ингрид запрещала курить у нее, но теперь не до церемоний. Она стала расхаживать по комнате, взяла бутылку пива — мексиканского, за неимением лучшего. Сосредоточилась на ароматической лампе, чтобы убить время и поберечь нервы — Ингрид это, кажется, удавалось. «Но мне это не подходит», — решила она. Послушала автоответчик. В течение вечера кто-то несколько раз пытался дозвониться до Ингрид и каждый раз вешал трубку. Наконец послышался голос. Говорил Бенжамен Нобле:

«Ингрид, то, что произошло, напоминает мне один фильм. Историю девушки, которая нашла в своем холодильнике руку. Правда, там не было гвоздя, а потом она получает все тело своего жениха по кускам, вплоть до головы в шляпной коробке. Твой псих, наверное, любитель ужастиков. Я готов заняться расследованием! В конце концов, ужастики — моя специальность. Что скажешь? А пока, если у тебя неприятности или хандра, я всегда рядом, baby. Только позови…»

Лола возвела глаза к небу, испустила тяжкий вздох и прослушала запись до конца. Она узнала голос Жоржа Лебуте. Владелец «Праздника, который всегда с тобой» был удивлен и счастлив, что нашел Ингрид Дизель в телефонном справочнике. Действительно ли речь идет о служащей Департамента полиции Лос-Анджелеса? Если да, то он позволит себе проявить настойчивость. Он готов предложить ей весьма высокий гонорар, если она согласится изображать двойника кого угодно по своему выбору на нескольких шикарных вечеринках. О такой возможности вернуться в Калифорнию с незабываемыми воспоминаниями можно только мечтать. «Вот человек, который никогда не отступится от того, что задумал», — решила Лола, слушая конец записи. Одно из двух: либо у завсегдатая ночных клубов и его свояка не особенно близкие отношения, либо господин Монтобер и в самом деле джентльмен. Не исключено, что он элегантным жестом вычеркнул этот случай из своих воспоминаний и сохранил секрет Пламенной.

Следующее сообщение было от Диего Карли. Приглашение на танцы оставалось в силе. В любую ночь, когда она захочет, ей стоит только подать ему знак. Лола поймала себя на улыбке — ну и здоровье у этого чертова мальчишки! — но тут зазвонил мобильный, и она вздрогнула. Звонил Бартельми.

— Я навел справки во всех службах скорой помощи. Раненых с приметами Ингрид не поступало.

— Это уже кое-что.

— Что теперь, шеф?

— Не знаю, что буду делать я, а ты ложись.

— Раз мы на связи, пользуюсь случаем. Получены результаты исследования гвоздя и руки. Я собирался позвонить вам завтра, но раз уж…

— Говори!

— Гвоздь самый обыкновенный. Made in Taiwan, такие есть повсюду. Тут больше ничего не узнаешь. А вот рука принадлежала некоему Артюру Рюфену. Бомж шестидесяти восьми лет, родился в Компьене, умер в Париже.

— На учете состоит?

— Отчасти.

— Нельзя состоять на учете в полиции отчасти. Либо да, либо нет.

— Рюфена задерживали по пустякам. Кражи в магазинах, нарушение общественного порядка по ночам. С годами это случалось все реже. Он жил на улице. В квартале Жемап.

— Возможно, все так и есть, Жером, но вопрос в том, что делала его рука, пробитая тайваньским гвоздем, в холодильнике Ингрид? Постарайся обобщить, пожалуйста.

— Я как раз хочу вам сказать, что бедолага умер от недоедания и плохих условий жизни — несмотря ни на что, это можно назвать естественной смертью, — и что его тело попало в больницу. После вскрытия оно находилось в морге.

— А гвоздь воткнули до или после смерти? Очевидно, после, раз ты говоришь о естественной смерти.

— Ну да, после. Таким образом, кровавые истории с распятием, к счастью, исключены.

Лола снова закурила и принялась расхаживать по комнате.

— Алло! Шеф?

— Да, Жером. Я тут кое-что прикидывала. Давай попробую отгадать. Та больница, ручаюсь, — это больница Святого Фелиция.

— Точно. Это имеет особое значение? Медбрат, в постели которого не находится Ингрид, работает в больнице Святого Фелиция?

— Угадал. В отделении скорой помощи.

— Хотите, мы туда заглянем?

— Нет, я справлюсь сама. Позвоню, когда будут новости.

— Договорились, шеф, — разочарованно согласился лейтенант. — Спокойной ночи.

«Ну да, мой мальчик, — подумала Лола. — Как будто в моем возрасте можно заснуть после таких волнений». Она вышла из массажного кабинета и пошла к авеню Клод-Вельфо. По дороге она размышляла, как ей лучше действовать. И решила идти напролом. Разговорить горячего латинянина, всегда сохраняющего хладнокровие, не так уж сложно. Ей это уже удавалось.

18

По дороге в больницу Лола обнаружила, что наступило полнолуние. Когда она была комиссаром, коллеги опасались вредного воздействия полной луны. Мало того что луна управляла приливами и отливами земных морей. Она порождала волны и в сердцах людей, приливы и отливы у них в крови, расстройства психики. И опаснее всего были весенние ночи.

Хотя в больнице Святого Фелиция пульс действительно бился в ритме внутренних приливов и отливов парижан. Диего и его коллега оказывали помощь мужчине, на которого напали, когда он выходил из ночного заведения. Его правый глаз наполовину заплыл, он сплевывал зубы вместе с кровью, видимо, серьезно пострадали и ребра. И все-таки он продолжал бранить воображаемых обидчиков, а подружка, сама еще не оправившись от потрясения, пыталась его успокоить.

Диего не выразил ни беспокойства, ни любопытства. Да и откуда им взяться в больнице Святого Фелиция? В конце концов он все же выкроил для нее минутку. Она сразу взяла быка за рога.

— Рука в холодильнике у Ингрид из морга больницы Святого Фелиция. Это уже становится навязчивым.

— Я же дал слово, что я тут ни при чем.

— Меня смущает твой дар сочинять сказки. Ты вроде идешь танцевать сальсу, а оказываешься на дежурстве.

— Очень просто, я сделал и то и другое.

— Тебя следовало бы назвать «танцующим суперменом», ты что, никогда не спишь?

— После смерти Алис я мало сплю. Собственно, у меня тут есть кушетка.

— Странное место для ночлега.

— Алис обклеила мою квартиру обоями с ангелочками и сердечками.

— Ну и что?

— Я не успел их переклеить. Глядя на них каждый день, можно сойти с ума. Невольно вспоминаешь, какая она была забавная и сколько зла я ей причинил. Поэтому я часто укрываюсь здесь.

— Ты чудесно умеешь все объяснять, мой милый мальчик.

— А вы, Лола, задавать вопросы в любое время дня и ночи. И потом, вы, кажется, вне себя, хотя вам следовало бы быть в постели. В конце концов, что происходит? И где Ингрид?

— Этого я как раз не знаю.

— Я пойду с вами! Надо ее найти.

— Хотелось бы знать, где искать.

Она смотрела на него испытующе. Взволнованный, уставший, искренний. Но всякий раз, когда внимательно рассматриваешь этого парня, у него невинный вид. В данных обстоятельствах это выглядит очень подозрительно. Она позвонила Ингрид домой, ей ответил чертов автоответчик и веселый голос подруги. Диего сел рядом.

— Четыре часа утра, Лола.

— Невелика новость.

— Я хочу тебе кое-что предложить.

Как ни странно, ей понравилось, что он говорит «ты». От этого проклятая, слишком лунная ночь казалась теплее. Она повернулась к нему и убедилась, что он так же беспокоится, как и она. Или же он прирожденный актер, и ему никогда не понадобятся уроки Папаши Динамита.

— Я разбужу Виктора Массо, работника морга. Но с ним надо вести себя осторожно, он человек взбалмошный. Неизвестно, что взбредет ему в голову.

— Надеюсь, моя голова ему понравится.

— Пока он придет, ты могла бы прилечь отдохнуть.

— Стоит мне только опустить голову на подушку, как у меня перед глазами будет плясать Ингрид и нести всякую чушь. Благодарю покорно. Я лучше уж останусь в вертикальном положении.


— Надеюсь, вы не творческий человек, мадам Жост?

— Ни в коем случае, мсье Массо.

— У нас не жалуют творческих людей. В этом отношении мое начальство непреклонно. Вы не представляете себе, сколько на свете творческих личностей, которых вдохновляет смерть. Фотографы, киношники, авторы детективов, живописцы, рисовальщики комиксов и так далее. Они приходят к нам с горящими глазами, только бы перед ними распахнули ворота нашего царства и насытили их большое прожорливое вдохновение, недорого взяв за услуги. Я прав, Фрамбуаз?[30]

Женщина, которую назвали Фрамбуаз, сидевшая рядом с начальником в унылом, набитом документами офисе, лишь кивнула головой. Единственным цветным пятном здесь был большой аквариум, в котором плавали рыбки кои. Судя по всему, молодую женщину не больше, чем китайских рыбок, смущал запах антисептиков, впрочем, не способный перебить легко узнаваемый запах разлагающихся тел. Ей было лет тридцать, спокойное, приятное округлое лицо, в руке картонный стаканчик с кофе. Но чувствовалось, что она вот-вот заснет. Виктор Массо представил ее Лоле со словами: «Франсуаз Рише, моя помощница. И ей совершенно незачем спать, пока я буду делиться с вами своими познаниями. Ведь учиться можно во всяком возрасте и в любое время дня и ночи, верно, Фрамбуаз?»

— Никакого вдохновения, которое надо насыщать, у меня нет, — продолжала Лола. — Зато есть подруга, которая куда-то запропастилась. Она обнаружила в своем холодильнике руку одного из ваших постояльцев. Некоего Артюра Рюфена.

— Куда-то запропастилась? Как вас понимать?

— От нее нет ни слуху ни духу, ее нигде не найти. Но все же я должна ее отыскать.

— Ради этого стоит потрудиться.

Массо включил компьютер и начал поиск в базе данных. Он приставил свой тонкий палец к экрану и объявил, что Рюфен действительно значится в списках. Сообщив об обстоятельствах его поступления и о том, что проводилось вскрытие, он не открыл Лоле ничего нового. Она слушала не перебивая, но время от времени поглядывала на помощницу. Смерть бедняги Рюфена не оказала на нее ровно никакого воздействия, у нее по-прежнему слипались глаза. Спрашивается, когда эта молодая женщина соберется выпить свой кофе? Лола уже выпила несколько стаканчиков, пока ждала Массо, и теперь у нее учащенно билось сердце. От этого часть ее словно спала, и, как в дурацком сне, ей мерещилась Ингрид, говорившая: «Давай потрясем спящих красавиц, как груши, тут ты права, Лола. Но спрашивается, зачем ты мне без конца твердишь о фруктах и овощах?»

Массо продолжал комментировать черный текст, возникавший на белом экране. Лола, как прилежная студентка, пыталась слушать эти сведения, уже сообщенные ей Бартельми. Порой, когда голос говорившего ослабевал, сознание ускользало от нее. Массо был высокий вялый тип, и несомненно, это именно то что нужно, чтобы не замечать окружающей обстановки и не приходить в ужас при мысли, что три четверти твоей жизни проходит среди мертвецов, которыми интересуются только творческие личности с кровожадным воображением. «О чем это я?» И она поискала глазами Диего, но он успел вернуться к своим делам, а она и не заметила. Лола пожалела, что не поспала, как он ей предлагал.

— И мы не обнаружили никакой кражи, да, Фрамбуаз?

— Никакой, — подтвердила молодая женщина, даже не притронувшись к своему кофе.

Она опустила голову на кулак, и ее веки сомкнулись. «Пей же, а то остынет, — мысленно приказала ей Лола. — И объясни мне, чем ты тут занимаешься. Не нашла ничего лучше, как украшать кабинет или оттенять достоинства своего шефа?»

— Мы должны вам кое-что показать, — заявил вышеупомянутый шеф.

Лола последовала за ним, как и его спящая красавица со своим стаканчиком, по какому-то зеленому извилистому коридору, который явно не красили со времен Брейгеля Старшего.

— Вы готовы? — спросил Массо, останавливаясь перед металлической дверью.

— К чему?

— Ну, это не очень-то красиво. Но так как Диего утверждает, что вы бывший комиссар…

— Зачем вы тогда спрашивали, не занимаюсь ли я творчеством?

— Некоторые полицейские в отставке занимаются художеством. Да-да, я таких знаю. И вдруг выясняется, что им нельзя ходить туда, куда запрещено ходить другим. Один шутник из администрации даже предложил повесить табличку с головой Пикассо, перечеркнутой красной полосой: «Вход художникам воспрещен». Здесь начинаешь смеяться из-за всякого пустяка. Приходится.

«Да откроешь ты, наконец, свой музей ужастиков или и дальше будешь жилы тянуть?» — злилась Лола, нацепив на лицо притворную улыбку, которая скоро уже не сможет никого обмануть. Наконец он открыл. Первым вошел внутрь, за ним последовала Фрамбуаз и ее остывший кофе. Лола была почти разочарована, оказавшись в большом, квадратном, выложенном плитками помещении, светлом и чистом. Там было три серых металлических стола. И большой бассейн, наполненный сине-зеленой водой. «Или, скорее, желтой», — поправилась Лола. Вернее, сине-зелено-желтой. Запах был соответствующий. Но знакомый.

Виктор-журавль стоял с тонкой улыбкой на губах, заложив руки за спину и слегка покачивался. Фрамбуаз смотрела на ванну наконец-то открытыми, но невозмутимыми глазами и — в результате чуда или влияния луны — пила свой кофе. Может, это условный рефлекс Павлова? Жуткий запах, знакомый, но забытый, шибает вам в нос, и вы — раз! — пьете свой кофе? Лола мысленно хлопнула себя по лбу. Запах был, конечно, знакомый, но такой концентрированный, что отбил ей нюх. Наконец ее осенило, цепочка умозаключений мгновенно выстроилась в ее мозгу. Что это могло быть, если не формалин? Ингрид, ты и не представляешь себе, на что я иду ради тебя.

— Водный раствор формальдегида, — с оттенком гордости заметил Виктор.

Очевидно, ему уже долгое время не хватало возможности произвести впечатление на жадных художников, которые только об этом и мечтали.

Журавль на берегу своего квадратного озера заполучил наконец долгожданную зрительницу. Чтобы положить конец его выкрутасам, Лола решительно подошла поближе.

— Постойте-ка! — проговорил Виктор Массо. — Сначала я должен вам объяснить.

Она наклонилась над бассейном. Там плавало десятка два тел. Это зрелище выходило за пределы безобразного или отталкивающего и могло бы заинтересовать Пикассо в минуту, когда Танатос прельщал бы его сильнее, чем Эрос. Хотя, впрочем, нет. Если хорошенько подумать, это скорее напоминало Френсиса Бэкона в пятидесятой степени.

Лола отступила. Она встала перед своими собеседниками и смотрела то на одного, то на другого, прямо в глаза.

— Он ведь там? И, конечно, без руки.

— Да, действительно, тело Рюфена там, — пояснил Виктор с неожиданной поспешностью. — Как указано в компьютере. Мало кому известно о существовании этого бассейна. Тела служат пособием студентам-медикам, хотя к ним прибегают все реже с тех пор, как появилось компьютерное моделирование. По правде сказать, к нам не поступало запросов уже с незапамятных времен. Да, Фрамбуаз?

— Точно, шеф.

— Так что остаются рисовальщики. Но это уже область Фрамбуаз.

— А я думала, что художников изгоняют отсюда с позором, — произнесла Лола и, воззвав к своему долготерпению, пожелала, чтобы оно помогло ей скрепиться и вынести все это.

На круглых черных часах, висевших в этом квадратном зале с бассейном, в котором плавали желтые покойники, таких неуместных, но очень реальных, было пять часов тринадцать минут. Лола смотрела, как Фрамбуаз подняла стаканчик с кофе и вытянула шею, чтобы слизнуть потеки сахара. Еще чуточку терпения, и эта девица вернется в строй.

— Эрик Бюффа — единственный, для кого дирекция больницы Святого Фелиция делает исключение, — ясным голосом заявила молодая женщина, на губах которой так и застыли крупинки сахара.

— Да, — сказала Лола, машинально проводя языком по губам. — Единственный, да, да.

— Но это нормально, потому что Эрик Бюффа делает анатомические атласы для издателей книг по медицине. Он здесь работает.

В добрый час. Картезианские правила логики одержали верх, бассейны, полные трупов, вот-вот растворятся в ночи, работники морга наконец проснулись и говорят о деле. Скоро они вспомнят нужные адреса и поделятся ими с ней.

— Где живет этот Эрик? — спросила Лола, не в силах сдержать вздох облегчения.

— На улице Эдгар-Варез. Но дома вы его не застанете.

— Почему же?

— Он во Франкфурте, на выставке Гюнтера фон Хагенса. Если вы слышали, это немецкий врач, который разработал метод консервации трупов на основе силикона.

— Когда Бюффа уехал?

— На прошлой неделе.

Значит, руку в холодильник Ингрид сунул не он. Да и зачем ему это? К тому же рука пахла не только формалином, а еще какой-то цветочной эссенцией. Что же это все означает? И что я здесь делаю?

— Ваш компьютер случайно не может сообщить, не позаимствовал ли Эрик Бюффа руку у трупа?

— Компьютер такую информацию не хранит, — вмешался Виктор Массо. — Но Эрик мог злоупотребить нашим доверием.

— У него есть ключи?

— Нет, но он знает, где они хранятся, — ответила Фрамбуаз. — Вообще-то это на него совсем не похоже — отрезать часть тела, не предупредив нас, но сейчас я дам вам номер его мобильного. А мы позже в спокойной обстановке проведем расследование. Верно, шеф?

— О да, непременно, — сказал журавль.

— Вы не знаете, этот молодой человек не любитель стриптиза?

— Женского или мужского?

— Простите?

— Я о стриптизе. Вы имеете в виду мужские или женские тела?

Молодая женщина произносила слово «тела» безразлично. Речь вполне могла идти и о мертвых телах. Чертова Фрамбуаз. Тем временем журавль спокойно следил за беседой, не вмешиваясь. Для человека, которого разбудили среди ночи, он быстро оценил обстановку. Он знал, что только его помощница могла быть в курсе исчезновения органов. Но все-таки пришел сам. Почему? Хотя это уже не имеет значения. В конце концов, люди имеют право быть такими, какие они есть. Великий Часовщик, в которого я не верю, верни мне Ингрид невредимой! И я обещаю быть более терпимой по отношению к людям — моим братьям.

— Женские, Фрамбуаз. Именно женские! — ответила Лола слегка охрипшим от вонючих испарений голосом.

Впрочем, можно было, пожалуй, уйти отсюда. Она направилась к выходу, но оба работника морга не сдвинулись с места. Фрамбуаз о чем-то задумалась.

— Если так, это бы меня очень удивило. Эрик — гей. Живет с парнем, которого зовут Фабрис. Он повар.

— Вам многое известно, — сказала Лола, искренне изумившись.

— Я интересуюсь людьми, когда представляется такая возможность. Здесь не приходится рассчитывать завести много интересных знакомств.

Она говорила безо всякой иронии, и Лола ей поверила. Малина и журавль не упускали случая пообщаться с живыми. Массо и сам бы мог со всем справиться, но предпочитал работать с помощницей. И когда его попросили встать с постели ни свет ни заря, чтобы рассказать о работе, он, не задумываясь, вызвал Фрамбуаз. Лола упрекнула себя, что слишком часто видит реальность в грязных тонах. Это еще больше бросалось в глаза, когда Ингрид не было рядом. Для американки мир был ярким, как ее канапе. И слава богу.

«Нельзя сказать, чтобы я блестяще вела допросы, не говоря уже о допросах по телефону!» Сидя на шатком стуле в отделении скорой помощи, Лола не сводила глаз с клочка бумаги с телефоном Эрика Бюффа, молодого рисовальщика-гея, затерявшегося где-то за Рейном и, вероятно, мирно спавшего. Она убедилась, что Диего и его коллеги все еще заняты, и обратила внимание на грустного человечка со шваброй в руках. Казалось, он, как рентгенолог, исследует свой мозг и не находит там ни одной утешительной мысли. Вдруг он с испуганным видом укрылся в палате. Лола с трудом поднялась, направилась к выходу с таким ощущением, будто несет на каждом плече по мешку цемента, и пошла по направлению к каналу Сен-Мартен.

Уличный свет отбрасывал мерцающие отблески на чернильные воды канала. Артюр Рюфен наверняка был одним из бомжей, живущих на набережных, которые спят у воды, подальше от машин. Может, он там и умер, рядом со своими товарищами по несчастью. Потом его тело оказалось в больнице Святого Фелиция на столе патологоанатома, затем в том кошмарном бассейне. Кто украл у него руку?

От усталости ей померещилось, что в канале плавает тело. Но это оказалась всего лишь ветка и запутавшийся в ней пластиковый пакет. «Мой мозг рассыпается на куски», — подумала она, продолжив свой путь. Она решила отдохнуть на Пассаж-дю-Дезир до возвращения Ингрид. По дороге она повторяла слова утешения. Ингрид такая сильная и осторожная. С ней ничего не должно случиться. Нужно лишь запастись терпением.

Завтра как можно раньше надо позвонить художнику в далекую Германию и попробовать что-нибудь из него вытянуть, прежде чем он бросит трубку. Но зачем эти церемонии, стоит ли ждать? Она набрала номер. Звонок, щелчок автоответчика. Эрик Бюффа всех приветствовал. Он был временно недоступен и предлагал оставить сообщение. Его голос был таким же жизнерадостным, как у Ингрид. Анатомические атласы не отбили у него вкус к жизни. Лола подумала, не оставить ли ей сообщение, затем нажала на отбой. Чувствуя себя, как никогда, тяжелой, она пошла по улице Винегрие.

19

«То, что внутри нас, не увидишь в этих льстивых зеркалах;

Часто лица — лишь милые обманщики.

Сколько пороков ума скрывают их прелести!

И как часто за прекрасной видимостью прячутся низкие души!»

Что-то в этих стихах Корнеля находило отклик в мыслях Лолы. Дочь Мориса была удивительно похожа на другую женщину, но какой же была настоящая Алис? Романтичная, раненная жизнью девочка? Экзальтированная особа с тяжелым характером? Или законченная неврастеничка? Не связано ли исчезновение Ингрид с ее похождениями детектива-любителя, а вовсе не с этой рукой в холодильнике? А что, если обе истории связаны друг с другом? Она положила на место антологию драматургии, подаренную Ингрид на день рождения.

От размышлений ее отвлек звонок мобильника. От голоса Бартельми душа ушла в пятки. Только что подняли машину, упавшую с набережной Генриха IV, в ней обнаружили утопленницу без документов. Ее описание соответствовало внешности Ингрид Дизель. Лейтенант запнулся, извинился…

Лола молча отключила аппарат. Она прижала сердце рукой, чтобы оно не разорвалось. Какая-то ее часть сохранила способность рассуждать. Ингрид под водой в машине? Абсурд! Она не ночевала дома, вот и все. Заснула у медбрата, который предложил ей свой кров, прежде чем отправиться на дежурство в больницу Святого Фелиция. Карли солгал: Ингрид провела ночь в его постели. И сейчас он готовит ей крепчайший кофе, нечто в испанском духе, и рассказывает, что жизнь прекрасна, как ее наивная улыбка.

— Ингрид, — выговорила она, вставая.

Ноги были словно ватные. Они подгибались под ней и горели. Сердце вырывалось из груди, кровь стучала в висках. Она вышла из квартиры, встала перед лавкой старьевщика, глядя на ужасную руку с пальцами в кольцах. Ей представилось, как она бьется о витрину, раня лицо осколками.

Улица, люди. Она пошла к «Красавицам». К Максиму. К единственному, кого ей хотелось видеть живым и невредимым. Все другие парижане могли немедленно умереть.

Скоро она будет в ресторане. И там ее ждут объятия Максима. Его голос. Его тепло. И глоток домашнего вина. Прямо сейчас. Лола упрекнула себя за мысли о выпивке в такую страшную минуту, остановилась возле продавца газет, чтобы перевести дыхание. Там был один покупатель, знакомый мальчишка, сын ее парикмахера. Торговец и ребенок уставились на нее. Сейчас они полезут к ней со своим дурацким участием. А ей захотелось крикнуть, чтобы они оставили ее в покое.

— ЛОЛА! ЭЙ, ЛОЛАААААА!

Она бежала к ней. Спросила, в чем дело. Лола прислонилась к прилавку и несколько раз глубоко вдохнула утренний воздух, который еще никогда не казался ей таким свежим.

— Что с тобой? Ты бледная, как луна.

— Не говори мне о луне. ТОЛЬКО НЕ ЭТО!

— Чего ты злишься?

Лола позвонила Бартельми: больше не за чем переворачивать вверх дном весь Париж и сходить с ума от беспокойства, утопленница с набережной Генриха IV не была неблагодарной, бессовестной Ингрид Дизель.

— Что за история с утопленницей?

— Девушка, которую я приняла за тебя, черт тебя побери совсем! Как же ты меня напугала! Я готова была Богу молиться. Мое картезианство едва не испарилось.

— Мне правда очень жаль.

— Где ты была?

— У тебя.

— У меня?

— Тимоти меня уволил.

— Ах ты!

— Этот мерзавец Монтобер все испортил. Я страшно расстроилась. Пошла к Бену. По дороге поняла, что это глупо. Тогда пошла на набережную Жемап. К счастью, Диего не было дома.

— Да уж, к счастью. А потом?

— Пришла к тебе, ключи ты мне дала, чтобы я поливала цветы в твое отсутствие. Странная мысль, у тебя же одни кактусы, и ты никогда не уезжаешь…

— Ближе к делу, Ингрид.

— Заснула, поджидая тебя. Как ни странно, мне хорошо спалось…

— Ты имеешь полное право сама не знать, чего ты хочешь, но ради бога, не заражай других своим безумием.

— Мне срочно понадобилось чье-нибудь сочувствие. А потом взбрык чувства собственного достоинства напомнил мне о тебе. Я подумала, что ты сумеешь меня ободрить. А правда, ты-то где была?

— В таких местах, которые ты и знать не желаешь. А под конец у тебя, черт возьми. Будь добра, больше так никогда не делай. И потом, сделай милость, замени-ка «взбрык» на «всплеск».


За час до официального открытия «Красавиц» Лола и Ингрид сидели за столом в любимом ресторане, и американка наблюдала, как бывший комиссар с увлечением поглощает вторую порцию саварена. Максим Дюшан готовил его по старинке, четырехгранной формы и со взбитыми сливками, посыпанными ванилью. Это выглядело восхитительно, но Ингрид не хотела есть. Она ковырялась в своем телячьем рагу под белым соусом, хотя Лола называла ее преступницей; рагу так хорошо пахло гвоздикой, что заслуживало лучшего обращения.

— Это мой метод поощрения творческой мысли, Ингрид. Когда мне в голову приходит хорошая мысль, я вознаграждаю себя пирожным. Это система дрессировщика и тюленя. Только я играю обе роли сразу.

— Что за хорошая мысль?

— Помогая Максиму колдовать над его идиллическим рагу, я вдруг вспомнила, что это любимое блюдо нашего любимого психоаналитика.

— Антуана Леже?

— Конечно, кого же еще?

— И что?

— Я его пригласила. У бедняги был пациент, и он не смог прийти к завтраку, но обещал поторопиться.

— Не надо было начинать без него.

— Еще чего! На радостях, что ты нашлась, у меня проснулся волчий голод. Голод, который не терпит.

— А зачем ты пригласила Антуана?


Лола переплела пальцы на животе и с нежностью наблюдала, как Антуан Леже со своей обычной элегантностью доедает рагу. Он запивал его водой, по мнению Лолы, совершенно напрасно, но в четырнадцать часов психоаналитик ожидал еще одного пациента. Это был сложный случай, в котором можно разобраться только на трезвую голову. Поэтому она потягивала хозяйское вино вместо Антуана, зная, что пьет слишком много, но бывают такие дни и особенно такие ночи, после которых требуются исключительные меры.

— Если говорить о сложных случаях, наш — лучший тому пример. Ты ведь знаешь о смерти Алис Бонен, снятой на пленку?

— Конечно.

— И тебе известно, что Ингрид кто-то преследует?

— Она мне подробно рассказала об этом.

Ингрид подтвердила вялым кивком, стараясь скрыть свою печаль. Лола знала, чего ей стоило изгнание из «Калипсо». Для нее это то же, что для красной рыбки банка с водой. Воздух родных гор для швейцарца. Костер — для кроманьонца. Ничуть не меньше. Но проблемы следует решать по мере их поступления. Пусть даже Ингрид больше не может показывать свою татуированную попку «всему Парижу» в наказание за оскорбление его величества Мотобера, зато сама она осталась в целости и сохранности, а это большое счастье.

— Возможно, оба дела связаны между собой. Мог бы ты дать профессиональную оценку и набросать нам портрет убийцы?

— Только и всего? Я ведь не психокриминалист, а если бы даже и был, мне бы понадобилось больше времени.

— Смелее, Антуан, импровизируй, как джазмен. Рука, в которую вбит гвоздь, девушка, напичканная наркотиками, которая бросается из окна башни. Причем одной из самых высоких башен в городе. Тут можно увидеть образы, связи, знаки. Я знаю об этом и много и мало. Мое ветровое стекло забрызгано грязью. Сыграй нам соло в стиле Кольтрана. Что-нибудь лирическое.

Антуан Леже плеснул себе на донышко и чокнулся с подругами.

— Тут даже слишком много знаков. Для всех цивилизаций рука служила символом. Власти, мудрости. Или, наоборот, знаком подчинения, скрытности. Рука слишком о многом говорит, чтобы можно было сказать что-то значимое.

— А отрезанная рука?

— Сама по себе она мало что означает. Но если, подобно мексиканцам, объединить ее с черепами, сердцами и скорпионами, то получится символ смерти.

— В данном деле у нас маловато сомбреро и скорпионов. Есть только этот чертов гвоздь. Символ, безусловно, христианский. Алис выступала на религиозных праздниках. Свадьбы, конфирмации…

— Связь может быть не такой прямой, Лола.

— Что ты имеешь в виду?

— А что, если отрезанная рука — параллель не с самой Алис, а с фильмом о ее смерти?

Ингрид была вся внимание и, казалось, забыла о своих неприятностях. Доктор Леже никогда не обманывал их ожиданий, надо только дать ему волю.

— Давай, Антуан, мы тебя слушаем.

— Психоаналитики любят сравнивать руку с глазом.

— Говори, это звучит многообещающе.

— Человеческая рука связана с видением, иначе говоря, с познанием. Не забывай, что ею мы пишем буквы, таким образом выражая свои мысли.

— Я и не думала об этом! И художники создают свои произведения руками. Особенно графики. Да, все бы совпадало, вот невезение!

— Ты о ком?

— Об одном рисовальщике анатомических атласов. Он бы как раз подошел на роль преступника. Увы, в решающий момент он был в Германии.

— Досадно.

— А что ты думаешь о высокой башне?

— Оставим в стороне фаллический символ и остановимся на Вавилонской башне, символе гордыни. Человек строит башню, чтобы подняться на божественную высоту.

— Возможно, речь идет об экзальтированном мистике. Это первое, что пришло мне в голову.

— Может быть, но доказательств нет.

— А что, если «Астор Майо» выбрали, потому что Алис бывала там раньше? — вмешалась Ингрид. — В знакомом месте меньше остерегаешься.

Психоаналитику и бывшему комиссару понадобилось время, чтобы переварить предложение Ингрид.

— Это совпадает с тем, что сказал Жюль Паризи, — ответила Лола. — Алис уже случалось выступать в этом отеле. Неплохо, Ингрид.

— Что касается Эрика Бюффа, он ведь мог действовать не сам, а передать руку кому-то другому или же продать ее.

Лола восхищенно присвистнула. Ложечка Антуана на секунду замерла в воздухе. Ингрид слегка улыбнулась и заказала Хадидже Дюшан крепкий двойной эспрессо.

Интересно, рисовальщик все еще в Германии? Может быть, он отключил свой мобильный, как другие бросают курить? Найдя в телефонном справочнике Эрика Бюффа, проживающего на улице Эдгар-Варез, как и сказала Фрамбуаз, Лола позвонила ему домой, представившись смотрительницей Музея большой и малой смерти в Обена. Повар Фабрис сообщил ей, что Бюффа вернется через три дня, а свой мобильник он забыл в Париже.

Подруги выбрали набережную Вальми, чтобы попытаться осмыслить произошедшее. Артюр Рюфен жил возле канала. И в двух шагах от Святого Фелиция, где священнодействовал Диего Карли. В этой самой больнице выступали Алис и Морис, чтобы развеселить больных. В здании размещались морг, лаборатория, которая проводила исследования и для министерства внутренних дел, и бассейн, полный трупов. В котором мокло тело злосчастного Артюра Рюфена. Между тем в другом, более шикарном округе возвышался четырехзвездочный отель с великолепным видом на столицу. И это последнее, что увидела Алис перед смертью.

— Хотелось бы мне знать, Ингрид, какая может быть связь между высоченной современной башней и большущей обшарпанной больницей?

— Я бы тоже хотела.

— Разумеется, можно провести черту между разрозненными точками. В Мексике рука — символ смерти. А Диего принадлежит к испанской культуре.

— И еще есть башня, означающая вызов, брошенный человеком Богу, и гвоздь в руке распятого.

— А может, мы напрасно все усложняем, как ты совершенно точно заметила, Ингрид. Вдруг все гораздо проще?

— Да, но найти простые хорошие решения труднее всего.

Вместо хорошего решения они нашли скамейку на солнышке. И сели на нее, чтобы сосредоточиться. Обе закрыли глаза и, как подсолнечники, подставили лица под живительные лучи.

— Я прослушала сообщения на твоем автоответчике, Ингрид. Ты простишь мою бесцеремонность?

— Уже простила.

— Жорж Лебуте непременно хочет тебя заполучить.

— Не такая уж глупая мысль, особенно теперь, когда Тимоти Харлен меня выгнал.

— Обещаю, что мы что-нибудь придумаем, детка. Я сумею заставить твоего Тимоти переменить мнение.

— Мне всегда нравился твой оптимизм, Лола. А что еще?

— Диего хотел пригласить тебя потанцевать.

— Об этом тоже стоит подумать.

— Только не думай об этом слишком много. И наконец Бен. Он вспомнил об одном из этих ужастиков, которые он так обожает. Девушка находит в холодильнике руку. Это часть пазла, то есть ее жениха.

— Жених подкладывает руку?

— Да нет же. Наоборот, убийца разрезает жениха на части. Вот Бенжамен и подумал, что твой псих может быть любителем ужастиков, и предлагает вести расследование вместе с тобой.

— Еще одна уловка, чтобы позвонить мне. Удивительно, но днем я скучаю о нем меньше, чем…

Кто-то зажал ей рот и нос. У Лолы Жост перед глазами плыли круги. Она увидела запонку, наручные часы. Затем уличная скамейка ожила и стала подпрыгивать. Запах цветов, больницы, ударившего в голову смятения. «На нас напал мексиканский скорпион!» — мелькнула последняя мысль, прежде чем она провалилась в небытие.

20

Ледниковые шапки, закрывавшие глухой мир, растаяли. У выживших изо рта вырывался плотный пар, они отморозили руки и ноги. Но что-то не так в этом мире, который должен быть застывшей белизной. Он двигался, он тек. Волна захлестнула ее лицо и грудь. Она зажала себе уши, попыталась всплыть, глотнуть воздуха. Что может быть глупее, чем одновременно замерзнуть и захлебнуться? Она попыталась поднять голову, отыскать свет над своей тюрьмой-колодцем, в который низвергалась вода. Но ничего не вышло, ее затылок вмерз в лед. Она попыталась вцепиться в стену льда, взобраться по ней, но руки ее не слушались. Расслышала голоса, приглушенные снегом, мужские, вернее, голоса роботов, и один голос разгневанной женщины. Она готова была поклясться, что это голос Лолы, и ей захотелось открыть глаза. Она начала ощущать свои руки и ноги. Затекшие, пронзенные тысячами иголок. Ледяная волна окончательно привела ее в себя.

Ингрид Дизель не сразу удалось сосредоточиться. Промокшая, в одном нижнем белье, голова зажата обручем, со стянутыми липкой лентой плечами, запястьями и бедрами, она сидела на странном сиденье. Ноги ее упирались в металлические пластины. Она ощущала запах выхлопных газов. Прямо перед ней желтые лучи очерчивали прямоугольники на асфальте, опрокинутое красное пластмассовое ведро. Ее только что привели в чувство, окатив ледяной водой. Она находилась в паркинге. Пустом.

— КОГО ТЫ ХОЧЕШЬ ПОРАЗИТЬ СВОИМ ПРЕДСТАВЛЕНИЕМ?

Лола была в ярости. Ингрид попыталась повернуться к ней. Невозможно. Ее ослепил прожектор. Позади него двигались тени.

— Алис Бонен. На кого она работала? — произнес металлический голос.

— Повторяю в сотый раз: понятия не имею, дружок.

— На кого, Жост?

Ингрид поняла, что их похититель пользовался устройством звукомаскировки. Для этого достаточно компьютера, микрофона…

— Я не умею сочинять сценарии! Засунь свои реплики киборга себе в задницу.

— Дизель, ты знаешь на кого она работала.

— I don't speak French.[31]

— Скажи это кому-нибудь другому.

— I don't understand.[32]

— Орлеан, вкати-ка ей разряд! — приказал металлический голос.

По локтю чем-то ударили, и разряд скрутил ей нервы. Ее вопль перешел в стон, она задыхалась, затем сжала зубы и перевела дух. Она слышала, как Лола защищала ее, крича, что электричество слишком опасно рядом с водой, все может очень плохо кончиться. Ингрид вслушивалась в эти крики изо всех сил, цеплялась за них, чтобы забыть ослеплявшую ее боль, отступавшую слишком медленно, как катастрофический прилив. На глаза навернулись слезы. Она выругалась в отместку за это унижение.

— Motherfucker! Giant turd! Fucking jerk!

— Это ускоренный курс французского, Дизель. Давай, не стесняйся, — говорил металлический голос.

— Fuck you, deep shit!

— Я добавлю ей немного, Авиньон? — спросил другой, нормальный голос.

Ингрид отдавала себе отчет, что ее мучитель не получал удовольствия от своего занятия, голос был простоватый, нерешительный, как у человека, который подчиняется кому-то более важному. Она размышляла изо всех сил. Это был лучший способ не поддаться панике, ядовитому цветку, мешавшему ей дышать; но тело ее запомнило боль, и нервы, легкие, сердце трепетали от страха.

— На кого работала Алис Бонен? — вновь спросил тот, кого называли Авиньоном, начиная терять терпение.

— На «Праздник, который всегда с тобой», заведение на улице Батиньоль, — четко произнесла Лола. — Она изображала Бритни Спирс для Жоржа и Карин Лебуте и Ролана Монтобера, светского человека, который знаком со многими влиятельными людьми. Но ты все это уже знаешь, верно? Заставляешь меня трещать языком, как мельница, просто от нечего делать.

— Мне наплевать на эти истории с двойником, Жост. Ты же сама это понимаешь.

— Но именно этим занималась Алис!

— Это даже забавно. Но мое время стоит целого состояния.

— У Алис было много знакомых, даже слишком много. Ночной Париж — это целая толпа и очень пестрая толпа, как в ней не затеряться?

Ингрид понимала, что пытается сделать Лола. Она стремится увеличить, растянуть передышку между двумя разрядами. Но для чего? «Чтобы я успела составить план, черт возьми!»

— Думаю, что мы имеем право на еще один удар молнии, Орлеан.

— Напряжение такое же, шеф?

— Пока да, Орлеан.

— Эээ, хорошо, Авиньон.

— ОНА ГОВОРИТ ПРАВДУ! — закричала Лола. — Она не понимает по-французски! И я завидую ей, чтоб вам пусто было! Меня уже тошнит от твоих угроз, Авиньон.

— Перенести наказание на тебя — тактически глупо.

— Наказание! Ты что, надзиратель?

— Очень глупо.

— Чего тебе еще нужно? Я тебе уже назвала все имена, которые знала. Больше нам ничего не известно.

— Ты попала в мир, где надежде нет места. Тебе и правда надо объяснять?

— Оставь свои высокопарные речи при себе, ничтожество. На том свете тоже нет места надежде. Так что плевать.

— Спрашиваю в последний раз. Кто хозяин Алис Бонен?

— Fuck you, stinking turd!

— Твоя напарница дурно воспитана, Жост. Это наводит меня на мысль, что она не контролирует свои эмоции. Тем лучше. Давай, Орлеан!

Чудовищная боль вонзилась Ингрид между ключицами. Ей показалось, что тело ее взлетело, чтобы врезаться в потолок. Она плакала, плевалась, словно выделения могли унести с собой электрический разряд. Но гордость ее не была сломлена. Она переборола себя. Где-то она прочитала, что адреналин способен творить чудеса.

Слюна и слезы навели ее на мысль. Свои эмоции можно перевернуть, как большую восьмерку. Электрические разряды дали ей другое оружие. Можно притвориться, будто у нее непроизвольные судороги. Придется брыкаться изо всех сил в этом гестаповском кресле, это титанический труд, но у нее должно получиться. Ингрид вновь вспомнила о методе Студии актеров стриптиза. Внутри у меня целый мир. Там живут толпы живых существ. Все они уже откликнулись на мой призыв, они готовы помочь. Она воззвала к табуну мустангов из американских прерий. Полсотни чистокровных животных. Их гонят к Рио-Гранде Чарлз Бронсон, Стив Маккуинн, Юл Бриннер и великий неподражаемый Джеймс Коберн. Все они парни с горячим сердцем. Не опереточные киборги, псевдодантисты с их бормашиной без анестезии. Эй, Джеймс! Эй, парни! Помогите мне стать настоящей Zoca.

Ингрид набрала побольше воздуха и постаралась, чтобы ее голос просверлил насквозь потолок паркинга и все этажи здания:

— ААААААШ! АААААА!!! AAA!!!

И так снова и снова. От крика стены, казалось, содрогнулись и покрылись трещинами. Вот-вот все взорвется и полетит к чертовой матери!

— АААААААШ! АААААААШ! АААААА!!!! АААГГГГГГ!!!

— Что делать, ше… э-э! Авиньон?

— Сердце может не выдержать, Орлеан. Ты должен отвязать и уложить ее, — сказала Лола. — Не получилось дружеского разговора, Авиньон. Тем более что я решила молчать. Раз не осталось надежды, то и говорить не о чем. Это твои слова.

— АААААА А!!!! АААААААА!!!! AAA!!!

— Орлеан, разрежь скотч везде, кроме запястий! И откинь спинку, чтобы она лежала!

Подручный расстегнул металлический обруч, державший голову Ингрид, разрезал ножом клейкую ленту. Она перестала вопить, но брызгала слюной, вращала глазами, как невменяемая на грани апоплексического удара. При этом она ухитрилась рассмотреть лицо своего мучителя. Лет тридцать, не очень сильный, с залысинами.

Связанными кулаками она врезала ему по физиономии. Изогнувшись, сумела встать. Зажав левой рукой окровавленный нос, с безумным взглядом он поднял нож и пробормотал не слишком убедительно: «Ни с места!» Ингрид подставила под лезвие свои связанные руки. Прежде чем поддаться, лента защитила ее, но нож раскроил ей левую руку. Подавив боль, она вывернула Орлеану запястье, чтобы отклонить лезвие в сторону. Ее колено само заехало ему в живот. Один раз, другой. Он упал. Она ударила его каблуком по голове. Рука обмякла, выпустила нож.

— ИНГРИД!

Крик Лолы заставил ее отскочить в сторону. Авиньон опрокинул на нее прожектор. Прежде чем погаснуть, он зашипел, помещение погрузилось во тьму. Ингрид сориентировалась, как только ее зрение привыкло к слабому неоновому свечению в глубине паркинга.

— Дубинка! — снова закричала Лола.

Ингрид прицелилась и правой ногой ударила Авиньона в весок, задев что-то мягкое и что-то твердое. Он покачнулся, она изо всех сил ударила его в солнечное сплетение. Захрипев, он согнулся пополам и свалился на землю. Ингрид подняла нож, освободила Лолу. Зеленая лампочка освещала надпись «Выход». Они бросились туда, путаясь в клейкой ленте. Поднявшись по лестнице, оказались перед запертой металлической дверью.

— Fucking shit!

— Ключ у них. Надо было…

Ингрид уже бежала по ступеням.

— Ингрид, подожди! — крикнула Лола в пустоту.

Цепляясь за перила, она спустилась вниз, срывая с себя длинные липкие ленты лейкопластыря, от которых ее передергивало.

Шаги. Кто-то поднимается по лестнице, перескакивая через ступеньки. Легкий шум босых ног. Лола нагнулась, разглядела светлую макушку.

— Скорее! Один из них приходит в себя.

— А ключи?

— У меня. Лола, мне пришлось одного ударить электрической дубинкой. Надеюсь, я его не убила.

— Плевать на него. Уходим!

Они заперли за собой дверь, оказались в холле офисного здания на пустой улице. «Должно быть, уже за полночь», — подумала Лола. Как узнаешь? Уроды забрали у них часы, одежду, обувь, документы, деньги. На Лоле была только разорванная комбинация. Будь у нее силы, она бы тоже избила мерзавцев за эту испорченную кружевную сорочку — подарок сына. Она всмотрелась в городской пейзаж. Можно было надеяться, что они находились в пригороде Парижа.

— Как нам отсюда выбраться? — спросила она скорее эту безумную ночь, чем Ингрид.

— Точно не на метро, — сочла нужным пошутить американка голосом, сорвавшимся после тех воплей, на которые, как она думала, она не была способна.

Она чувствовала, что совсем выдохлась. Сколько раз им прикладывали ко рту тряпку с какой-то дрянью? Сколько времени они ехали? Может, они добрались до Луары или пересекли ее… но вряд ли они уже на юге, слишком холодно. Лола вдруг подумала о номерных знаках.

— Мы их заперли, но они могут вызвать подмогу по мобильному, — сказала она, осматривая машины. Всюду 92, они в южном предместье Парижа.

— Я не нашла у них мобильных. И документов тоже.

Судя по всему, Ингрид не разделяла ее тревогу. Склонившись над канавой, она, казалось, искала решение в ней. Выпрямившись, увидела стену на другой стороне улицы и, хотя была босяком, бегом бросилась туда. Не сразу, но ей удалось забраться наверх и спрыгнуть с другой стороны. Лола ощутила боль от ссадин, словно ее собственное тело оцарапалось о стену. Она тоже перешла дорогу, спряталась за дерево, словно слившись с платаном, и всмотрелась в стену, прельстившую Ингрид — эту самку гиббона. Не для ее возраста, да и слишком высоко.

Американка вернулась тем же манером и не увидела подруги. Они столкнулись.

— What the fuck are you doing?[33]

— А ты что мечешься, как больная обезьяна? Нашла время!

— We have to get the fuck out of here![34]

— Знаю. Выйдем на дорогу, поймаем машину. Тебе нужна медицинская помощь.

— Смотри, что я нашла, — сказала Ингрид, поднимая тяжелую уродливую вазу с искусственными хризантемами. — Пошли за мной!

Лола не сразу послушалась и догнала ее возле машины. Красивый серебристо-серый автомобиль.

Не обращая внимания на свою кровоточащую рану, Ингрид бросила хризантемы на капот и стала бить по стеклу рядом с местом водителя мраморной вазой. Вылетела только часть стекла. Но сигнализация врубилась на полную мощность. Лоле это напомнило их вопли на адском паркинге. Ингрид просунула руку в отверстие и попыталась открыть замок.

— Тебя сегодня достаточно било током, Ингрид. Давай лучше остановим машину!

— Fuck! Не открывается. Нам нужна другая модель, где поменьше электроники.

— Если бы ты меня предупредила прежде, чем все крушить, я бы сказала тебе то же самое!

— У нас нет времени!

— Иногда приходится его терять, чтобы потом выиграть.

— Только поменьше цитат, пожалуйста!

Она уже подобрала цветы и шла вверх по улице, осматривая машины. «До чего они ее довели», — думала Лола, следуя за ней.

— Это не цитата, дорогая, это здравый смысл. Смотри, вон 204-я модель, настоящая развалина.

Ингрид со своей вазой без промедления набросилась на стекло. Сирена крутой машины продолжала выть в ночи. Открылась левая дверца, белокурая голова Ингрид показалась Лоле небесным благословением. Когда она забралась в 204-ю модель, Лоле почудилось, что ее засунули в мыльницу, пропустив перед этим через мясорубку. В кабине стоял крепкий запах кошки и остывшего табачного дыма, но машина представлялась ей королевской каретой. Ингрид повозилась под рулем. Несмотря на рану, ей удалось оголить и соединить нужные проводки, и развалюха завелась.

Она включила первую скорость, и, о чудо, 204-я выехала на улицу. Они миновали крутую тачку с воющей сиреной, доехали до перекрестка; Лола попросила Ингрид притормозить и вытянула шею, чтобы прочитать название улицы.

— Мы в Монруже, на авеню Маркс-Дормуа. Продолжай ехать прямо, и мы выедем к Сене. Я словно встретила старую подругу!

Ингрид с отсутствующим видом вела машину одной рукой. «Злодеи держали ее в отключке намного дольше меня», — подумала Лола. Классический прием: пытаются разговорить ту, которая, вероятно, больше знает, то есть бывшего комиссара; а когда ничего не выходит, пытают самую молодую у нее на глазах.

— Я оставила вазу на тротуаре и положила цветы обратно, Лола. Надеюсь, что это не слишком серьезно.

— Ты о чем?

— Я перебралась через стену кладбища, — сказала Ингрид немного сдавленным голосом. — Цветы и вазу я нашла на могиле. Грабить покойников не по мне.

— А угонять машины?

— Одно время в Лос-Анджелесе я дружила с плохими парнями. Ты так и не сказала, куда мы едем.

— Не к себе домой. Там они нас быстро найдут.

— В больницу Святого Фелиция. Нам нужна медицинская помощь.

— Там мы привлечем к себе внимание. Особенно ты. В таком виде ты больше похожа на Пламенную, чем на Дизель. Едем к Диего.

— Но я грязная, от меня несет страхом! — возразила Ингрид, срывая с груди остатки липкой ленты. — Вообще-то я не в себе. Я не боюсь и в то же время чувствую тревогу. Словно мой страх вцепился в кладбищенскую ограду и раскинул щупальца, чтобы свалить стену и сжать мне голову. Как будто между паникой и мною лишь шаткая кирпичная стена.

— Спокойно, Ингрид. Сейчас мы не можем вернуться домой. Тут ничего не поделаешь.

— Да, но к Диего…

— Ты можешь предложить что-то получше?

— Нет,

— Тогда едем, детка. И в том, что мы провоняли страхом, нет ничего особенного. Эти два придурка перепугали меня насмерть.

— Правда?

— Еще бы.

— Я думала, что ты, когда была комиссаром полиции, попадала и не в такие переделки.

— Чего хуже, когда тебя пытаются заставить говорить, угрожая электрической дубинкой, ножом или пушкой. К этому не привыкнешь. Во всяком случае, теперь мы знаем, что Алис влезла во что-то очень серьезное. Нам пришлось дорого заплатить, но информация того стоила.

— Может, нам лучше выбрать другую стратегию?

— По-твоему, достаточно подбрасывать кости и смотреть, сколько выпадет?

— Да, я думаю.

— Можно вообще ничего не делать.

— Можно.

— Это тоже приходило мне в голову.

— И мне. Но это была бы трусость.

— Это уж наше дело, Ингрид.

21

А если бы нож перерезал ей артерию? Если бы ее сердце не выдержало электрических разрядов? А если бы, выделывая все эти трюки, она раскроила себе череп? Такие пируэты прекрасно смотрятся по телевизору или в кино, в жизни совсем другое дело. В реальной жизни прыжки мстительной газели слишком часто заканчиваются ударом об стену.

Лежа рядом с Ингрид на кровати Диего с пузырем на голове, Лола размышляла, уставившись в потолок. Такое положение давало ей преимущество: оно позволяло забыть про обои. Вереницы толстозадых амурчиков, вооруженных сердцами и стрелами. Неплотно закрытая банка краски, кисти, мокнущие в скипидаре, и кусок белой стены доказывали, что медбрат пытался в промежутке между двумя дежурствами привести квартиру в порядок. Одним ухом она улавливала обрывки разговора. Он больше походил на монолог, чем на беседу. Чтобы успокоить нервы, Ингрид непременно нужно было излить душу. Никому не пришло в голову ее ограничивать. Она здорово пострадала, и Диего усердно ее лечил. Он сделал несколько красивых повязок и наложил мазь «Биасрин» в тех местах, где электрическая дубинка так называемого Орлеана оставила уродливые фиолетовые следы. Только что медбрат негласно наведался в больницу Святого Фелиция, чтобы раздобыть все, что нужно для наложения швов. Ингрид стоически перенесла операцию.

Оправившись от первого потрясения, которое он пережил, обнаружив на своей лестничной площадке Ингрид и Лолу, насквозь промокших, в жалком состоянии, полуголых, Диего, конечно, заметил татуировку. Пришлось все ему рассказать. О своем пребывании в Японии, о мастере «бонжи» из Камакуры и о татуировке, в которой заключена легенда о «жизни на воде». Таким образом японцы обозначали увеселительные лодки, на которых гейши развлекали клиентов. Слушая Ингрид, Лола невольно сравнивала ее рассказ с жизнью Алис. Действительно ли девушка познала парижскую «жизнь на воде»? И кого она так достала, что на них натравили двух любителей электрического кнута? Имели ли эти изверги отношение к ее смерти? Неужели Морис Бонен так плохо знал свою дочь, что даже не подозревал о ее связях с тайными агентами?

— Мы и не заметили, как они подкрались, верно, Лола?

— Они нас быстро усыпили какой-то дрянью и затащили в машину. Кстати, ведь и Алис опоили наркотиками. Я, конечно, пошлю Бартельми на авеню Маркс-Дормуа, но не думаю, чтобы ему удалось что-то разнюхать.

— Не понимаю, зачем Авиньону понадобилось маскироваться? Я этого типа в жизни не видела.

— Меня тоже смущает эта ревностная забота об анонимности. Предполагалось, что они пользуются условными именами: «Орлеан» и «Авиньон». Но подручный допустил ошибку. Он назвал своего начальника «шефом» прежде, чем тот успел его одернуть. Есть одна хорошо известная лавочка, где приказчики так почтительно именуют хозяев. Думаю, можно не стесняясь заменить слово «приказчики» на «попугайчики».

— Полицейские?

— Или бывшие полицейские. Я их нюхом чую. Не хотелось бы тебя огорчать или преуменьшать твои бойцовские таланты, но думаю, что если бы они не были связаны с фирмой «Полиция», мы бы сейчас здесь не разговаривали.

Лола приподнялась на локте, чтобы взглянуть Ингрид в лицо. Оно было спокойнее, чем когда они только приехали на набережную Жемап около двух часов утра, но в ней по-прежнему чувствовалась подспудная тревога. Лола снова вытянулась и положила на голову пузырь со льдом. Удивительно, но ей казалось, что эта полузабытая утварь, бог знает каким чудом оказавшаяся у современного медика, помогает ей размышлять.

— К тому же они знали мою биографию назубок. Пока ты не очухалась, Авиньон рассказал мне такие случаи из моей жизни, о которых я уже и сама успела позабыть.

— А из моей? — спросила Ингрид с беспокойством.

— Им было известно, кто ты и чем занимаешься, но, полагаю, больше всего их занимало мое комиссарское прошлое.

Пока Ингрид отмалчивалась, Лола пыталась понять, чем могло быть вызвано похищение средь бела дня двух женщин, на которых даже не была возложена какая-либо официальная миссия.

— Я все думаю об одном совпадении, — произнесла она некоторое время спустя. — Наше расследование приняло столь неприятный оборот только после встречи с Роланом Монтобером.

— Неужели наемников можно найти в светской записной книжке? — зевая, спросила Ингрид.

— С другой стороны, зачем Монтоберу кому-то платить, чтобы вытянуть у нас имя нанимателя Алис?

— Может быть, как раз за тем… чтобы напугать нас до смерти. Монтобер не смог… стерпеть неуважения к себе.

— А как же тогда озеро, гейша и игривые карпы?

— При чем тут моя «бонжи»? — удивилась Ингрид.

— Если это Монтобер подослал к нам наемников, он бы выложил им всю подноготную. Но когда Орлеан снимал с тебя одежду, он кое-что сказал по поводу твоей татуировки. Такие чаще можно увидеть на спине японских гангстеров, чем высоких блондинок. Это их встревожило. Может быть, поэтому они и пошли напролом.

— Извините, — вмешался Диего. — Я не очень понимаю, откуда Монтоберу известно о татуировке Ингрид.

Лола была готова к этому вопросу. Она ответила не задумываясь:

— Они оба постоянные посетители бассейна на Жонкьер.

— Возможно, — продолжал Диего недоверчиво. — Но если позволишь, Лола, я буду по-прежнему вмешиваться в то, что меня отчасти касается. Вам не кажется, что пора прекратить расследование?

— Мы об этом думали, — зевнула Ингрид.

— Часто считаешь себя выносливее, чем ты есть, — настаивал Диего. — Бог с ним, с комиссаром Груссе, пусть делает свое дело. Это займет много времени, но хотя бы его никто не посадит на электрический стул.

— А мне кажется… нам надо немедленно допросить… Монтобера, — сказала Ингрид, зевая все сильнее.

— Только не в это время, дорогуша. Я так устала, что чувствую себя совсем малюсенькой, да и ты не в лучшей форме.

— Малюсенькой? Это от моллюсков? Как-то связано с морем?

— Вовсе нет, Ингрид.

— Меня это навело… на мысль… можно найти Монтобера там, куда, по его мнению, никто из нас не заплывет.

— Воображение нам пригодится, что правда, то правда. А пока не попытаться ли нам отдохнуть?

Ингрид опередила этот призыв. Диего пошел за одеялом, укрыл им обеих женщин. Потом устроился в кресле и погасил свет.

— Я боюсь за вас обеих, — пробормотал он минуту спустя.

Лола сочла более уместным притвориться спящей.

22

Диего Карли нашел в ближайшем супермаркете чем подкрепиться и во что одеться. Джинсы и майку для Ингрид. Платье для Лолы. И две пары кроссовок для них обеих. Лола натянула свои безо всяких комментариев. Позавтракав яичницей с беконом и очень крепким кофе, она заявила, что ей нужно навестить своего банкира. Без денег их похождения не имеют будущего.

Когда она вернулась, Ингрид делала Диего массаж под тихую американскую музыку с виртуозной игрой на гитаре. Он поднялся, и Лола прочитала надпись у него на груди, как утренние дурные новости. Она поспешно убавила звук и объявила, что положение серьезное.

— Я в жизни не носила кроссовок, но спасибо тебе за них большое, мой милый.

— В самом деле?

— Они помогли мне удрать из банка, и особенно от моего банкира. Я поняла, что этот желтушный койот, которого я всегда считала своим верным советником, вот-вот позовет злодеев, чтобы они свели со мной счеты. Кстати, о счетах. Мои счета заморожены, кредитка тоже. И готова поспорить, что с тобой все то же самое, Ингрид.

— What the fuck!

— Лучше не скажешь. Теперь уже речь не о том, будем ли мы и дальше тратить свои деньги. Хочешь не хочешь, а нам придется идти до конца. Теперь речь о том, каким будет этот конец. По дороге я пораскинула мозгами. Диего, ты нам нужен.

Идальго уже застегивал рубашку с выражением готовности на лице. Лола послала его за помощью к Максиму Дюшану. Оставшись вдвоем, подруги озабоченно переглянулись.

— Жаль, что я втянула тебя в это историю, Лола. Если бы мне не приспичило помочь Папаше Динамиту, все не обернулось бы так плохо.

— Поздно сетовать. Пора драться. Но схватка будет жаркой. Врагов, способных заблокировать кредитки, не встретишь на каждом шагу.

— Здесь нам оставаться нельзя. Диего был возлюбленным Алис. Вычислить его ничего не стоит.

— Это относится и к нашим друзьям по кварталу, у них мы тоже не можем укрыться.

Диего вернулся с хорошими новостями. Максим одолжил им денег, Хадиджа предлагает пользоваться ее машиной. По дороге медбрат даже придумал, как быть с жильем. На этот раз Лола выслушала его не перебивая и согласилась, что предложение заманчивое. Ингрид казалась менее воодушевленной, но ей пришлось смириться с неизбежностью. Другого выхода в ближайшем будущем не предвиделось.

Лола позвонила Бартельми. Лейтенант пообещал сделать все, что может, чтобы провести расследование в Монруже без ведома Садового Гнома. Она сделала еще один звонок, который удивил Ингрид. Позвонила на набережную Орфевр и попросила к телефону некоего комиссара Клеманти из уголовного розыска. После очень вежливого разговора с легким оттенком ностальгии она дала точное описание господ Авиньона и Орлеана. И договорилась о встрече в кафе в Шатле.

— Если наши мучители живут в клетке с попугайчиками, может быть, не стоит тревожить других ее обитателей?

— Серж Клеманти — один из тех редких людей, которым я полностью доверяю. И потом, надо говорить не попугайчики, а полицейские. Постарайся, Ингрид! Учись болтать на старом парижском диалекте.


Лола уселась на террасе кафе рядом с седым мужчиной с серыми глазами. Пиджак из твида и вельветовые брюки сидели на нем как влитые. Пальцы правой руки легко барабанили по обложке книги карманного формата. Должно быть, ему было лет пятьдесят, но время его пощадило. Лола явно была рада его видеть. Он тоже. Она представила ему Ингрид и заговорила о работе уголовного розыска и любимых книгах Сержа Клеманти. Отвечая на вопрос, он показал обложку своей книги.

— Книга о применении скрытых камер в судах и комиссариатах. Эта практика позаимствована нами у США, — пояснил он, сдержанно улыбнувшись Ингрид.

Ингрид радостно улыбнулась ему в ответ. Ей нравилось его лицо, внимательный и спокойный взгляд.

— Во Франции было несколько случаев утечки, — подтвердила Лола. — Помнишь репортера, который снимал жандармов, вытаскивавших из реки тело девушки, — с их согласия?

— Да, а особенно как он снимал родителей в момент, когда им сообщили о смерти дочери. Мы пока защищены одиннадцатой статьей Уголовного кодекса о тайне дознания и следствия, но все эти нарушения заставляют предполагать, что долго это не продлится. Что касается тайн, у меня для тебя есть кое-что.

— Ты опознал злодеев?

— Авиньон, возможно, — бывший майор Паскаль Грегорьо. Он закончил свою карьеру в отделе по борьбе с наркотиками. Где, впрочем, никто о нем не жалеет. И меньше всех Франкен, одаренный капитан, которому Грегорьо испортил карьеру, сообщив начальству о его связи с наркоманкой. Впоследствии Грегорьо основал «Кулачный бой», службу личной охраны. Юридический адрес в Брюсселе. Говорят, он вхож к высокопоставленным европейским функционерам. Вот, к сожалению, все, что я смог узнать за такое короткое время.

— Это уже очень много, Серж. Я твоя должница.

— Ты намерена подать жалобу?

— В ближайшем будущем такой возможности у меня не будет.

Серж Клеманти посмотрел на нее и покачал головой.

— Если хочешь, можешь пожить у меня.

— Спасибо, но не хочу тебя впутывать в эту историю. Может, еще кофе?

— Мне пора идти. Дел по горло, а с назначением Елены Прекрасной нас охватила настоящая эпидемия совещаний, семинар по повышению квалификации в области средств коммуникации и прочие прелести. Позвони, если ситуация ухудшится, обещаешь?

— Заметано.

Серж Клеманти заказал два кофе «для своих подруг» и расплатился, дав официантке на чай. Ингрид и Лола проводили его долгим взглядом, когда он удалялся в сторону Сены и, весьма вероятно, в сторону набережной Орфевр.

— Бывают дни, когда неприятности не так докучают, если благодаря им встречаешь прекрасных людей, — мечтательно сказала Ингрид.

— Пожалуй, ты права.

— Он очень привлекателен для старого обитателя попугайского дома.

— И не говори! Но запомни, Ингрид, надо говорить «полицейского»!

— Я шучу, — сказала Ингрид, помахав рукой, словно хотела разогнать несуществующий дым.

— Что такое? Я же сейчас не курю!

— Я отгоняю мечту, а то не хватит мужества снова взяться за дело.

Лола улыбнулась и тоже помахала рукой, отгоняя мечту. Тут она заметила, что официантка все еще стоит у их столика, задумчиво глядя в сторону Сены.

— Его зовут Серж. Он полицейский, — сообщила ей Лола.

— Не беда, — ответила официантка.

И она тоже помахала свободной рукой, отгоняя мечту, прежде чем вернуться за стойку бара.

23

Они дали ему два дня отсрочки, но на этот раз его песенка спета. Припарковавшись на улице Жонкьер, они заметили его издали. Одет во все черное, на плече черная спортивная сумка с белыми полосками. В бинокль Лола видела, что Ролан Монтобер насвистывает какой-то бодрый мотивчик.

— Нет ничего лучше, чем отловить светского льва, когда он бродит один, — сказала она весело.

Он вошел в здание бассейна, направился к кассе. Они подождали, когда он пройдет в раздевалку, и тоже взяли два билета.

Во вторник утром, да еще ранней весной, в бассейне почти никого не было. Самое подходящее время для тех, кто ценит покой. Лола убедилась в этом, толкнув дверь, на которой висела табличка с лаконичным уведомлением «Мужчины». Единственным представителем этого вида оказался Монтобер, и Лола следила за ним так, что он ее не увидел. А главное, она заметила его шкафчик, прежде чем незаметно удалиться. Выждав время, необходимое пловцу, чтобы натянуть плавки, она вернулась в раздевалку. И вскрыла замок при помощи небольших, но крепких кусачек.

Ингрид сняла только кроссовки и носки. Тренер вопросительно посмотрел на нее, и она объяснила, что хочет сказать пару слов своему дяде.

Кроме Ролана Монтобера в бассейне было три пловца. Каждый плавал своим любимым стилем. Монтобер предпочитал размашистый кроль. Ингрид пошла вдоль бассейна, приноравливаясь к движению Монтобера. Она ждала, когда он узнает ее между двумя вдохами. Он остановился, повернул к ней голову. В своих выпуклых очках для плавания он напоминал человека-муху, а выбритый череп делал его похожим на гладиатора. Она знала, что скоро он уткнется лицом в песок арены, но нисколько этим не гордилась. После той ночи в паркинге Ингрид куда меньше думала о вендетте, чем о том, как уцелеть.

— Лейтенант Дизель, какой сюрприз!

Она могла бы включиться в обмен колкостями, но не было никакого желания.

— Ты напрасно подослал к нам двух своих приятелей.

— Знакомых у меня хватает. Кого ты имеешь в виду?

— Авиньона и Орлеана. Или Орлеана и Авиньона, как хочешь.

— Я ничего не хочу и ничего не понимаю.

— Да ну? Расслабься, вспомнишь.

— Да ты просто свихнулась, бедняжка.

— Твоя записная книжка у нас. Лола собирается выкинуть ее в мусорный бак где-нибудь на улице. Целая стая светских львов на свалке. Ей от этого ни холодно ни жарко.

Он едва не выскочил из бассейна, чтобы придушить ее.

— Кем ты себя возомнила, козявка?

Все купаются, подумала Ингрид, оглянувшись. Пловцы плавают. Тренер наблюдает за пловцами. А во взгляде Монтобера плескались убийственные мысли. Казалось, они принесли ему облегчение, он продолжал ровным голосом:

— Ладно, понял. Ты хочешь вернуться на работу? Так и быть, я помирю тебя с Тимоти Харленом. А теперь верни мне мое добро и убирайся.

— Совершенно неправильная постановка вопроса.

— Ты что, всерьез считаешь, что можешь так разговаривать с человеком, который на «ты» с шишками из иммиграционной службы?

— С кем бы ты там ни был на «ты», это не дает тебе права преследовать нас.

— Ты бредишь!

— Авиньон, Орлеан. Не придумала же я такие имена. У этих типов слишком вульгарные методы для человека твоего класса.

— Да о ком ты говоришь?

— Подумай хорошенько. У тебя будет дурацкий вид, когда придется снова спрашивать номера телефонов у твоих дружков из высшего общества.

— Что было нужно этим типам?

— Узнать, на кого работала Алис. Они очень торопились, настолько, что готовы были пытать меня электрошокером.

Выражение лица Монтобера изменилось. Ингрид вдруг показалось, что его вот-вот стошнит. Она вспомнила слова Лолы. Если это Моитобер подослал к нам наемников, он бы выложил им всю подноготную. Но когда Орлеан снимал с тебя одежду, он кое-что сказал по поводу твоей татуировки.

— Опиши их.

— Главному лет пятьдесят с хвостиком. Рост средний, волосы седые, глаза голубые, близко посаженные, небольшой шрам на нижней губе. Второй повыше, худощавее, намного моложе, но начал лысеть.

— Это может быть кто угодно…

— Паскаль Грегорьо?

— Никогда не слышал о таком.

— Бывший сотрудник отдела по борьбе с наркотиками?

— Понятия не имею.

Голос был спокойный к нему вернулось самообладание, только глаза выдавали его волнение.

— В общем, чтобы получить обратно свое орудие труда, тебе нужно освежить память, — сказала Ингрид, отступая.

— Погоди! К этим типам я не имею никакого отношения!

— Трудно поверить в случайные совпадения. С тех пор как мы встретились с тобой, у нас сплошные неприятности.

— Вы сами на них нарываетесь. Мне нужна моя записная книжка. Сейчас же.

— Знаешь считалочку про пряничного человечка?

— За кого ты меня принимаешь?

— «Беги за мной, тебе меня не поймать, потому что я пряничный человечек».

И Ингрид понеслась к выходу.

Лола, смеясь, тронула машину с места. Монтобер вихрем вырвался из помещения, как был — в плавках, с плавательными очками на макушке. Не раздумывая, он бросился в погоню за автомобилем. В зеркале заднего вида он показался ей скорее решительным, чем разъяренным. Она проехала на красный свет, помчалась по улице Эмиль-Левель. Ингрид, не успев даже надеть кроссовки, уже копалась в спортивной сумке. В ней лежала драгоценная записная книжка Монтобера, а также его одежда, часы, документы, мобильник и деньги. И связка ключей.

— Странно, он всюду ходит со своим паспортом. Как бы то ни было, живет он на улице Трюфо, это рядом с улицей Батиньоль. Едем туда!

— Прямиком!

— Я прямо ожила с тех пор, как мы снова двигаемся.

— Я тоже, но было бы еще лучше, если бы не ломило так все тело.

24

Монтобер жил в спартанской однокомнатной квартире без компьютера и телевизора, тщательно убранной. Кровать, застеленная простой белой простыней, низкий столик с несколькими пуфами, ваза с тремя желтыми лилиями. Стены голые, если не считать двух полотен: портретов лысого усатого мужчины и красивой брюнетки со светлыми глазами. В книжном шкафу много сборников поэзии, книг по истории и о фотографии.

— Весьма познавательно! — констатировала Лола. — Монтоберу нравятся натюрморты. Особенно цветы. А все эти книжки о духах! Неудивительно, что он так легко определил, из чего состоят мои.

Ингрид ненадолго отвлеклась от платяного шкафа, который она энергично опустошала.

— Ты имеешь в виду букет в ванне «Астор Майо»?

— Конечно.

— И эту руку, пахнувшую цветами. Но те цветы побывали в переделке, угодив в лапы сумасшедших ученых, которые проводят опыты над животными и растениями…

— Не надо себя накручивать, детка. От этого мало толку.

Обыск продолжался. Они сами не знали, что ищут, так что пришлось рыться повсюду. Спустя какое-то время Лола попросила Ингрид постоять у окна, пока она не закончит свою работу. Ингрид заметила, что и представить себе не могла Монтобера в этой монашеской келье.

— Что правда, то правда, для праздного гуляки благородный рыцарь Роланд живет не слишком весело.

— Он одевается как пастор, из тех элегантных священников, которые живут в Калифорнии.

— Да, по сути один и тот же серый костюм в нескольких экземплярах, две-три пары прекрасных английских туфель. Один смокинг, но строгий. Тут чувствуется спартанец и педант.

— Организованный и терпеливый.

Они одновременно кивнули. Лола нашла фотографии. Она узнала Сен-Мало и его крепостные стены. Было еще много видов красивого пляжа и большого дома на острове, недалеко от берега. Подросток рядом с мужчиной и женщиной со знакомых портретов, девочка с пышной гривой Карин Лебуте. Если это действительно были фотографии родителей Монтобера и их детей, то они жили в достатке. Они были сняты на борту яхты, перед казино в Динаре, на теннисном корте, на площадке для гольфа.

Во встроенных шкафах подруги нашли полный набор кухонной посуды, изысканные пряности, холодильник, где были самые обычные продукты, но также шампанское и фуа гра. Хозяин дома любовно готовил себе лакомые блюда с достойным сопровождением: в электрическом винном погребе нашлась сотня бутылок лучших марочных вин. Лола описывала свои открытия Ингрид.

— Этот холодильник ничем не напоминает пасторский.

— А ты не делаешь скидку на склонность монахов к эпикурейству? Им ведь иногда нужно выпустить пар.

— Из этого вышел бы дурной каламбур о Монтобере, который, как паровоз, тянет за собой клиентов, выпуская пар, но я уж промолчу…

— Очень мило с твоей стороны. Ладно, нам пора удалиться. Он вот-вот заявится, чтобы переодеться во что-нибудь пристойное. Или пошлет за одеждой сестру или свояка. Я буду великодушна, верну ему бумажник. Но зато оставлю себе записную книжку, а также паспорт и телефон. А еще прихватим приглашения на коктейли и прочие светские развлечения. Тут их полная ваза. Монтоберу по техническим причинам придется временно прекратить работу. У него останется время для размышлений.

— Если бы я была нехорошей девочкой, то предложила бы раздать его гардероб приятелям Артура Рюфена.

— А содержимое его бара — больным Святого Фелиция?

— Еще лучше! А знаешь, Лола, я вдруг почувствовала себя нехорошей девочкой. Очень нехорошей.

— И я, Ингрид. А тебе в этом стерильном жилище не попадался чемодан?

— Целых два. На колесиках.

— На колесиках еще лучше.

— Лола, ты понимаешь, что это называется воровством?

— Да, но это воровство в стиле Робина Гуда.

— Тогда, конечно, другое дело.

— К тому же это будет проверкой.

— О чем ты?

— Если Монтобер как-то причастен к смерти Алис или даже к нашим каникулам в Монруже, он забудет подать жалобу в полицию.

— Верно подмечено.

— Мне тоже так кажется.


На набережных Ингрид и Лоле попалось множество охотников до костюмов светского человека. Некий Джеки хорошо помнил Артюра Рюфена, то молчуна, то заядлого болтуна. У Артюра, как у луны, были разные фазы, но со временем их границы размылись. В последнее время Рюфен говорил все меньше и меньше. И умер он во сне и без единого слова. Лола расспрашивала Джеки, пока не убедилась, что его товарищ по несчастью умер без посторонней помощи. Она подарила ему один из чемоданов на колесиках. Они собирались уходить, когда раздался незнакомый звонок мобильного.

— «I can't get nо satisfaction»,[35] — узнала Ингрид. Лола тем временем сообразила, что звонит мобильник Монтобера, и нажала на кнопку yes.

— Что-что? — спросила Лола одновременно у Ингрид и у своего собеседника.

— Эта мелодия — шлягер «Роллинг Стоунз», — пояснила Ингрид. — Ты наверняка слышала.

Лола знаком велела Ингрид молчать и продолжила говорить самым любезным голосом. Нажав на отбой, она взглянула на Джеки, который сидел на берегу в обнимку с чемоданом на колесиках и радостно улыбался.

— Это агент Бьёрк, — сообщила она Ингрид. — Он хотел, чтобы Монтобер подтвердил, что завтра будет на частной вечеринке. Похоже, там будут все. А главное, Катрин Денев.

— В таком случае мы тоже туда пойдем, — ответила Ингрид.

Лола согласилась, что это будет приятным разнообразием после больничной еды Святого Фелиция. Они как раз направлялись в сторону больницы. По пути опять зазвонил телефон.

— «I can't get nо satisfaction», ну да, ты права, — подтвердила Лола, прежде чем ответить, представившись помощницей Ролана Монтобера.

На сей раз звонили насчет коктейля у Тробона. Предполагалось отметить появление новых сумочек, разработанных японским дизайнером Кеном Камияной. Там тоже будут все, а главное, Жерар Депардье.

— Если все и всюду будут в одно и то же время, стоит пойти посмотреть, как это им удается множиться простым делением, словно инфузориям-туфелькам, — решила Ингрид. — Только вот не знаю, что выбрать: сумочки или Бьёрк? Бьёрк или сумочки?

Подруги проникли в уже хорошо знакомую им часть больницы Святого Фелиция, миновали отделение скорой помощи и подождали, когда в коридоре никого не будет. Потом Лола привела в движение неподатливую дверь, всегда уступавшую сильному нажиму. Они вошли в часть здания, которую Диего называл «зоной Икс», а Ингрид предпочитала именовать the devil's asshole.[36] Лола на секунду осветила лицо подруги, та прыснула и пошла дальше.


Перед ними открылась картина разрухи, кладбище ржавого хлама. Повсюду валялись кучи дырявых труб — бесполезных и обшарпанных. В трещинах на грязных бетонных стенах красовались надписи. Диего посоветовал им быть осторожными. Они разгуливали по заброшенному двухэтажному крылу больницы. Случалось, что этим кратчайшим путем пользовался и медицинский персонал. Иногда по нему перевозили тележки с использованным медицинским материалом и грязным бельем. Диего достал для них надувные матрацы и одеяла. Они могли проскользнуть в столовую для персонала, если им удастся смешаться с толпой в час пик. Могли быстро пользоваться душевыми в свободных палатах.

Они разложили припасы, похищенные на улице Трюфо: фуа гра, прекрасный хлеб, красивый штопор, классический швейцарский нож. Две ночи они уже провели в «зоне Икс», к великому несчастью Ингрид. Американке казалось, что они в чреве какого-то чудовища, зараженного паразитами. Только она одна слышала, как пищат мыши, бегают крысы, ползают черви и тараканы. Лоле же удавалось нормально выспаться. Она устроилась поудобнее на своем надувном матраце, открыла черную записную книжку и стала читать под желтым кругом карманного фонарика. Рядом с ней сидела Ингрид в позе лотоса и выполняла расслабляющие упражнения. Лола не признавала себя побежденной, сегодня ночью они с подругой разопьют бутылочку шато-марго 1990 года из особого запаса Монтобера; и это вино примирит ее с жизнью в целом, как и с некоторыми ее неприятными сторонами.

— Жорж Лебуте не преувеличивал, — объявила она едва ли не с восхищением. — Наш светский человек знаком со всеми оригиналами.

— Оригиналами?

— В «Празднике, который всегда с тобой» мы видели много удачных двойников. Ты согласна со мной?

— Разумеется.

— Так вот, у Монтобера есть телефоны их оригиналов.

— Даже Элвиса? Выходит, он не умер?

— Нет, Элвис в списках не числится. Равно как и Авиньон и Орлеан.

— Удивительно.

— Но зато там хватает политиков, в том числе Элен Плесси-Понто, министр внутренних дел.

— Которая, возможно, будет вашим президентом в 2007 году.

— Возможно. Но, честно говоря, меня это не колышет.

Лола сообщила, что у Монтобера были записаны телефоны Алис Бонен, Мирей Кост и Тимоти Харлена.

— Нас там нет, Ингрид, так же как нет Паризи или Гарнье, постановщика, сидящего в тюрьме, и Диего, медбрата и любителя танцев.

— Выходит, мы мало что узнали из этой записной книжки.

Лола просмотрела кипу пригласительных билетов.

— На всех есть пометка: «Приглашение на одну персону, предъявить при входе». Как же нам удастся пройти вдвоем?

— Ты это серьезно насчет коктейлей?

— С Монтобером меня объединяет по крайней мере то, что я серьезно отношусь к еде. И если мы хотим эффективно работать, нам нужно набираться сил. Тут бульон жидкий, как лимфа, а бифштекс жесткий, как подошва. Ну что поделаешь. Так уж, видно, суждено, что мы будем лишены простых радостей жизни.

Лола вздохнула и убрала приглашения и записную книжку. Пора было идти на ежедневную встречу с Диего в отделение скорой помощи, ведь, по старинной поговорке, легче всего затеряться в толпе. Накануне они поручили ему сходить к лейтенанту Бартельми домой и попросить его заняться Паскалем Грегорьо. Они подождали, когда у медбрата Карли выдастся свободная минута. Рядом с ними мужчина лет тридцати в шейном корсете и рукой в гипсе, похоже, дремал, кое-как расположившись на трех стульях. Что делает в отделении скорой помощи парень с уже наложенным гипсом?

Медбрат Карли рассеянно выслушал рассказ Лолы о бутылках и трофеях Робина Гуда. Он с огорчением объяснил, что Бартельми должен теперь сидеть тихо и не высовываться. Садовый Гном пригрозил его уволить. Диего подошел к спящему, потряс его. Поморщившись, тот выпрямился.

— Поль! А Поль! Ты почему не идешь домой? Тебе уже лучше.

— У меня нет дома.

— Как так?

— Кафе закрыто. Я не знаю, куда идти, пришел вот к Адаму. А его нигде нет.

Диего повернулся к Лоле.

— Поль говорит об Адаме Ноне, уборщике. И правда, что-то его не видно. Ты не окажешь мне услугу, Лола?

25

Они направились к улице Тераж, ведя с собой того, кого Ингрид, наконец, узнала. Это оказался тот самый больной в ужасном состоянии, у постели которого дежурил когда-то уборщик печального образа. Теперь они знали, как его зовут.

Поль волочил ногу, они приноравливались к его походке. Он рассказал им о своих несчастьях. Он жил и работал у своих дяди и тети, владельцев кафе. В обмен на пропитание и кров он мыл посуду, чистил овощи, убирал кафе и квартиру, ходил за покупками, гладил, кроме того, чистил обувь. И с лестницы-то он упал, когда протирал окна кафе «У Люлю».

Дверь кафе оказалась запертой. Из-за витрины долетали обрывки песни. Поль обратил их внимание на то, что не было таблички «Закрыто», которую дядя Люсьен всегда вывешивал, прежде чем запереть кафе на ночь. К тому же «У Люлю» должно уже было открыться. Лола спросила, почему у него нет своего ключа. Он объяснил, что тетя хотела знать, когда он приходит и уходит, и считала, что он слишком молод для того, чтобы иметь свои ключи. Ингрид набрала номер телефона, указанный на стеклянной двери, и на фоне музыки послышался звонок. Хозяева жили в квартире над кафе и должны были взять трубку, так как номер в кафе и квартире был один.

— Они живут наверху, а где же живешь ты, Поль?

— Ну там… внизу.

— Где внизу?

— Где бочки и бутылки.

— В погребе?

— Э-э-э, да, в погребе.

Они обменялись понимающими взглядами. Потом Лола предложила взломать замок. При ней был прекрасный штопор Монтобера, который, должно быть, осчастливил тысячи людей. Она вынула его из кармана и задумчиво рассматривала. Жаль было уродовать такой инструмент. Ингрид предложила разбить стекло, чтобы открыть дверь изнутри. Поль перепугался, уверяя, что дядя рассердится. Лола объявила, что другого выхода нет; если необходимо проложить дорогу, приходится пробираться сквозь джунгли с мачете в руках, иначе не попадешь в царство Истины. Пока Лола гипнотизировала Поля рассказами о путешествиях в духе Конрада вперемешку с Левингстоном, Ингрид ударила в дверь правой кроссовкой. Звон разбитого стекла растворился в уличном шуме.

В кафе пахло горячими сандвичами, табаком и алкогольными напитками всех видов. Но им не ударил в нос тошнотворный запах, говорящий о том, что здесь произошло убийство.

Здесь действительно звучала песня. Бодрый голос Пьера Перре плохо вязался с мрачной обстановкой кафе.

«Ее зовут вертихвосткой, цветком пригорода. / А талия у нее тощая, как пенсия у стариков…»

— Дядюшка Люсьен никогда не оставляет включенным радио. Зачем зря расходовать электричество.

Втроем они поднялись по лестнице, хорошо пахнувшей настоящим воском, как в прежние времена. Лола представила себе, как Поль часами натирает ее по старинке, стоя на четвереньках. Квартира была битком набита мебелью, также тщательно натертой воском, безделушками и скатерками. Единственное, что напоминало о современности, — это внушительных размеров телевизор. Так как дяди и тети в их уютном гнездышке не оказалось, все спустились в бар.

За стойкой сидел мужчина. Вскоре выяснилось, что это был Жерар, местный завсегдатай. Верный клиент настойчиво требовал стаканчик белого вина, и Поль поспешно прошел за стойку, чтобы обслужить его здоровой рукой. Жерар разговорился с вновь обретенным официантом, упомянув о своем отчаянии, когда он обнаружил, что его любимое заведение закрыто, и о том, что уже подумывал открыть конкурирующее кафе. Лола завершила свой обход и встала посреди кафе, скрестив руки на груди. Резвясь, ностальгия перепрыгивала из эпохи в эпоху. Перре со своим цветком предместья умолк. Жоржет Плана вносила свою ботаническую лепту, распевая «Рикита, прекрасный цветок Явы», и жаждала любви и поцелуев, как все или почти все.

— Может быть, им надоело коллекционировать деньги и скатерки, и они отправились в Папуа-Новую Гвинею? — предположила Ингрид. — Между прочим, и нам не мешало бы туда отправиться. Предпочитаю комаров червям.

Лола стояла в той же позе, уставившись в потолок цвета старого шоколада с молоком с рядами неоновых лампочек.

— Послушай меня, Поль, дружок. Я пошел к Ненессу, ты его знаешь, это владелец «Трех Столбов». Только представь себе, двадцать лет ноги моей там не было, — вещал завсегдатай Жерар.

«Твои большие томные глаза завораживают,

Твое сладкое волнующее пение зовет нас.

Рикита, прекрасная мечта любви,

Как хочется тебя…»

— Тише! — приказала Лола. — Поль, выключи радио!

— Кто эта решительная дама? — спросил завсегдатай Жерар.

Поль приложил к губам палец, прежде чем прервать пение Жоржет Плана. Лола закрыла глаза и прислушалась. Вскоре те и другие услышали слабые глухие удары, раздававшиеся через равные промежутки времени. Лола пошла на многообещающий стук, за ней Ингрид и следом Поль. Шествие замыкал клиент, прихвативший свой стакан и, как и все, направивший свои стопы к погребу. Лола приложила ухо к двери. Кто-то, как метроном, отбивал такт неопознанным предметом. Жерар спросил, кто бы это мог быть, и ему объяснили, что хозяева не отзываются. Лола заявила, что дверь слишком тяжелая, чтобы ее можно было взломать штопором, даже самым шикарным. Или кроссовкой-мачете.

— В общем, нужна хорошая дрель, — объяснила она присутствующим.

— А еще лучше хорошая электрическая пила, — отозвался Жерар. — Замок старинный, вам повезло, девочки! К нему так просто не подступишься, хитрая штука. А у меня как раз есть приличная пила.

— Мы ее реквизируем! — объявила Лола. — Ингрид, ты пойдешь с мсье Жераром, чтобы он поскорее возвращался с инструментом.

Клиент обозрел Ингрид и широкой улыбкой подтвердил свое пристрастие к приключениям с утра пораньше и к высоким блондинкам, Поль машинально включил радио.

«Я хочу тебя под «ри»,

Я хочу тебя под «зо»,

Под розовыми ризофорами.

Станем любить друг друга под «ризо»,

Возьми меня под «фора»,

Станем любить друг друга под ризофорами!»

Когда Ингрид и Жерар вернулись с пилой, Лола слушала песню Полин Картон, устроившись в баре в обществе кофе, приготовленного Полем. Сила привычки обязывает. И парень опять хлопотал по хозяйству возле кипятильника с фильтром. Клиент потребовал, чтобы ему снова плеснули белого, прежде чем идти на приступ двери. Он засучил рукава, поплевал на ладони, подмигнул Ингрид и взялся за дело, подхватив припев песенки Картон. И умолк, как только замок поддался, а за дверью показалось изнуренное лицо мужчины с бутылочным осколком в руке.

Лола велела всем посторониться. Поль бросился помогать дядюшке Люсьену. Несмотря на хромоту, он быстро усадил его, сбегал за стойку, намочил полотенце и положил ему на лоб. Завсегдатай старался вернуть хозяина к жизни, вливая ему в рот свое вино, но тот не мог разомкнуть губы и сидел, выпучив глаза, словно перед ним стояло страшное видение.

Лола включила в погребе свет и знаком приказала Ингрид идти за ней. Вонь испражнений, смешанная с запахом пива, ударила им в нос. Бывший комиссар держалась стойко, американка натянула майку себе на лицо. Они обнаружили свернувшуюся на матраце пожилую женщину, едва дышавшую. Осторожно подняли ее и отнесли наверх. Поль отыскал одеяло, расстелил на полу, и на него уложили хозяйку. Лола вызвала «скорую».

— Моя Мари-Жанна! Она ведь не умерла?

— Нет, успокойтесь, сейчас приедет «скорая». Кто это с вами так поступил, мсье?

— Один псих, — пробормотал хозяин. — Совсем чокнутый!

— Как он выглядел?

— Коротышка в грязном халате и с печальной как смерть физиономией. Он нам угрожал! Револьвером, представляете! И запер нас. Чтобы мы поплатились, так он нам сказал! Есть было нечего, душно, и приходилось пить пиво, чтобы не умереть от жажды. Мари-Жанна не хотела, но пришлось…

— Чтобы вы поплатились? Но за что?

— За зло, которое мы якобы причинили. Это все из-за Поля! — проскрежетал старый Люсьен, кидаясь на племянника, который отступил, машинально подняв руку, чтобы защитить лицо.

Но владелец кафе вдруг остановился, словно охваченный страхом, и Лола сделала вывод, что он в последний раз решился на нечто подобное.

— Успокойтесь. Причем тут Поль?

— Тот псих хотел отомстить за моего идиота-племянника. Он осмелился утверждать, что мы эксплуататоры и что Поль из-за нас разбился, упав с лестницы! Вы только подумайте!

26

Ингрид и Лола вернулись в суматоху отделения скорой помощи. Ингрид рассказала подруге все, что знала об уборщике с лицом печального домового. Они дождались измученного Диего, сообщившего им новости. Старая Мари-Жанна поправится. Ее вовремя освободили из подвала, где она провела не меньше двух суток. Она точно описала Адама Нона. Диего и подумать не мог, что этот человечек, всегда такой внимательный к больным, мог угрожать оружием семидесятилетним хозяевам кафе и держать их в погребе, пока не последует смерть. Как бы то ни было, Нона так и не нашли.

— В каком часу он начинает работу? — спросила Лола.

— Никогда не обращал внимания. Адам как будто всегда был здесь. Хотя, если подумать, у него было странное расписание. Но это еще не значит, что он убийца.

— Ты мне как-то сказал, что считаешь его loco, — вставила Ингрид.

— Он больше времени проводил, слушая жалобы больных, чем общаясь с коллегами. Этим все и ограничивалось.

— Ты мог бы найти его адрес в отделе кадров?

Диего согласился, и они предложили ему перекусить с ними в «Канон-дез-Ами». Лола не решалась в этом признаться, но, несмотря на бурные события, ее терзал волчий голод. Она проглотила большую порцию омлета с ветчиной и сыром, пока Ингрид клевала булочку с маслом. Диего подошел к ним и поздоровался с хозяином. Тому хотелось поболтать, но медбрат вежливо прервал его.

— В больнице паника. Заведующий кадрами рвет и мечет. На самом деле Адама не существует.

— Что за бред? — удивилась Лола.

— У администрации нет его личного дела. И нет никакого контракта о приеме на работу.

— Адам работал нелегально?

— И этого нельзя сказать, потому что никто никогда не платил ему ни гроша.

— Разве такое возможно? — вытаращила глаза Ингрид.

— В таком необъятном улье, как больница Святого Фелиция, возможно все, — недовольно заявила Лола. — Достаточно белого халата, швабры, да если он еще и вел себя неприметно, — и дело в шляпе. Кто-то же прожил пятнадцать лет в одном из терминалов аэропорта Шарля де Голля!

— Как же отыскать Адама Нона без адреса?

Лола краем глаза наблюдала за задумчивым лицом Диего. Ингрид, не в силах разобраться в произошедшем и высказать какое-либо предположение, пыталась отбить воспоминание о вони в погребе «У Люлю», потягивая отвар ромашки. Снова и снова она вспоминала Жерара, бьющегося с дверью, растерянную и злобную физиономию Люсьена, изможденное лицо его жены. И представляла себе Адама Нона у постели Поля. Что же он мог ему рассказать? Очевидно, произошла подмена. Поль поведал уборщику о своей повседневной жизни, а тот решил, что она слишком грустна и несправедлива, чтобы оставить все как есть. Он преподнес урок жизни двум престарелым эксплуататорам, подкрепив его угрозой применить оружие. А если бы никто не пришел им на выручку? Долго бы еще протянули эти потерпевшие крушение с «Медузы»[37] в своем море пива?

— А что ты о нем думал? — вновь спросила Лола.

— Я считал его немного странным, но славным, — ответил Диего.

— Однако у него был револьвер.

— Представить себе не могу. Адам с оружием в руках?

— Но, насколько я помню, Алис выступала в Святом Фелиции с труппой своего отца.

— Ну и что с того?

— Она была знакома с Адамом?

Диего замолчал, и Ингрид поняла, что он борется с мыслью, в которую ему трудно поверить.

— Адам никак не связан со смертью Алис!

— А если она ему тоже рассказала о своих несчастьях?

Диего помрачнел, он не смог сразу смириться с предположением, что Алис и Адам были знакомы и даже могли состоять в сговоре.

— Я знавал настоящих бандитов, Лола, никто из них не был кротким, как Адам.

— Некоторые умеют талантливо притворяться.

Диего пожал плечами и сказал, что ему нужно возвращаться на работу. Лола попросила его о последнем одолжении. О возможности опросить больных. Он неохотно согласился. Заведующий кадрами в дурном расположении, он потребовал, чтобы ему сообщали все, что станет известно о спасении хозяев кафе.

— Он не понимает, почему я обратился к вам, а не в полицию.

— Все он понимает. Он же знает, что ты уже имел дело с полицией из-за Алис.

— Почему ты задаешь столько вопросов, если сама знаешь на них ответы, Лола?

— Иногда она и со мной так разговаривает, — утешила его Ингрид.

Втроем они вернулись в больницу. Ингрид и Лола поговорили с теми из больных, кто чувствовал себя получше, и узнали, что Адам Нон — чудесный человек, тихий и добрый, умеющий успокоить и поддержать страждущего. Некоторые считали его психологом, приглашенным больницей. Старая дама пояснила, что он хотел знать все проблемы других людей. Охотно выслушивая чужие признания, он был очень сдержан, когда дело касалось его самого. Никто не мог сказать, в каком квартале он живет. После нескольких часов пустых разговоров Лола и Ингрид встретились за стаканчиком безвкусного кофе и признали свое фиаско. Ни адреса, ни контракта о найме на работу, ни номера социального страхования. Нон оставил не больше следов, чем призрак.

— Подпольщик-невидимка, — заключила Ингрид. — Почти как мы.

— Куда нам! — бросила Лола, застыв на месте.

Она втащила американку под прикрытие автомата с кофе. Ингрид чуть не выронила свой стаканчик, заметив комиссара Жан-Паскаля Груссе в сопровождении Жерома Бартельми и подручного в бежевом плаще. Женщины проскользнули в первую попавшуюся палату, ту, где лежала старая дама, принявшая Нона за психолога; она со скучающим видом смотрела телевизор и обрадовалась их приходу. Лола объяснила, что она на самом деле комиссар, ставший частным детективом, почтенная женщина, которую из-за досадного недоразумения разыскивает полиция. Когда послышался голос Садового Гнома, они спрятались в ванной комнате, точнее, в тесной душевой кабинке.

27

Несмотря на орущий телевизор, Ингрид и Лола поняли, что комиссара сопровождает заведующий кадрами. Груссе хотел опросить всех до единого больных, которые изливали душу уборщику. Некоторые фразы комиссара заглушали взрывы хохота, словно по телевизору шел старый сериал с заранее записанным смехом, сопровождавшим пикантные реплики.

Больная повторила свои показания. Садовый Гном попытался добиться от нее адреса Нона, без конца задавая один и тот же вопрос. Потом он пошушукался с бежевым плащом и накинулся на Бартельми, упрекая его в непростительных утечках информации. Телевизионные вспышки смеха усилились.

— Из-за вашего неподчинения Лола Жост сумела освободить хозяев кафе, — проворчал он.

— Еще один день — и хозяйка «У Люлю» протянула бы ноги, шеф.

— Еще одно слово, Бартельми, и я вас уволю!

Наконец они вышли из палаты, и подруги смогли покинуть свое убежище. На телеэкране группа сорокалетних людей каталась по земле в припадке безумного изнурительного хохота.

— Это новомодная терапия, — пояснила старушка. — Людей все больше терзает беспокойство, вот они и приходят в антистрессовые группы, где психотерапевты заново учат их смеяться. Говорят, это очень полезно.

— Пусть пройдут стажировку в комиссариате Десятого округа, там они задаром ухохочутся до смерти.

Попрощавшись с больной, они вернулись в «зону Икс». Здесь Лолу ждал неприятный сюрприз: фуа гра, вино и хлеб домашней выпечки бесследно исчезли. Иногда служащие больницы заходили сюда в поисках короткого пути. Может, кто-то из них — виновник досадной пропажи? По мнению Ингрид, это скорее всего проделки обнаглевшей крысы или червя-мутанта. Лола возразила, что продукты именно украдены, а не погрызены животными. Это замечание не успокоило Ингрид, которая предложила уносить отсюда ноги, как только уберется Гном.

— И куда же мы пойдем?

— No idea.[38]


Лоле приснился один из тех издевательских снов, которые посещают нас в ответ на наши тайные желания, но тут же стираются из памяти. Она была ведущей реалити-шоу. Участники находились в психиатрической больнице, где всюду были установлены телекамеры. Ночью каждый должен был исполнить песню, жонглируя буханками домашнего хлеба и стоя на ходулях, украшенных стразами. Тех, кто не смог угодить искушенной публике, состоящей из Папаши Динамита и всех знаменитостей из записной книжки Ролана Монтобера, включая будущего президента республики, бросали на съедение фантастической твари. Ингрид, также звезда телеэкрана, отловила в девственных джунглях эту зверюгу, в которой, если присмотреться, не было ничего химерического. Если верить ученым зоологам, она носила милое имя «дракон Комодо». Оригинальный экземпляр отличался завидным преимуществом — он мог быть сколь угодно толстым. Чем больше животное ело, тем больше прибавляло в объеме. На глазах у всех рептилия в три приема хладнокровно сожрала Жан-Паскаля Груссе, после того как целый лес опущенных вниз пальцев вынес не подлежащий обжалованию приговор его исполнению «Розовых ризофор».

Ее разбудило то ли пение пустого желудка, то ли звук шагов. Рядом кто-то пробирался, волоча ногу. Ничего не поделаешь, пришлось вооружиться бутылкой из запасов Монтобера. Она еще раз похвалила Диего за выбранную им обувь и бесшумно подкралась к незваному гостю. Решив, что подошла достаточно близко, пошарила в темноте лучом своего фонарика и осветила тщедушную фигурку и грустное лицо застывшего от неожиданности Адама Нона. Лола бросилась на него, призывая Ингрид на помощь. Увы, сегодня американка, похоже, забыла про червей и предалась живительному сну.

Лола погналась за Ноном. Луч фонарика метался по стенам и полу, упирался в спину бегущему. Чтобы сократить погоню, она притормозила и швырнула в него бутылку. Всхлипнув, Нон упал. Бутылка разбилась с душераздирающим звоном. Наконец подоспела Ингрид. Они прижали его к полу.

— Спокойно! Тебе никто не желает зла.

— Я не собирался красть ваши продукты! Только хотел прочесть этикетки. Вы сами вернулись некстати!

— А ну-ка, расскажи нам о Поле и его дяде с тетей!

— Для Поля я сделал то, что нужно.

— Да-да, мы знаем. Дядюшка Люсьен — негодяй. Его жена любит свои скатерки больше, чем людей. Все понятно. Успокойся.

— Вам правда понятно? — спросил он удивленно, перестав вырываться.

— Нас иногда осеняет в период солнечной активности

Не теряя времени, Ингрид обыскивала Нона. Она нашла револьвер и по весу определила, что это всего лишь игрушка, точная имитация из пластмассы.

— Но ты же не собирался их убивать! — воскликнула Лола. — Разве что спустив с лестницы.

— Я никогда никого не убивал, я мстил за людей.

— Поподробнее, дружище. Последние дни дались нам с Ингрид нелегко, и накопившаяся усталость сделала нас раздражительными! Что ты тут делаешь?

— Я всегда жил в больницах.

— Почему?

— Это единственное место, где мне хорошо. И где я полезен.

— Ты всегда был подпольщиком?

— Называйте как хотите. До Святого Фелиция я жил в больнице «Питье». Там было много людей, за которых пришлось мстить.

— Ты стараешься разговорить пострадавшего и если видишь, что дело нечисто, выступаешь в роли заступника?

— Вроде того.

— И говоришь, что никогда не убивал? Дудки, нас не проведешь!

— Это правда!

— Хозяйка «У Люлю» едва не отдала Богу душу, черт тебя побери!

— Я назначил им три дня и две ночи наказания. Потом бы я по-тихому сообщил в полицию, чтобы их освободили.

— Ты хочешь сказать, анонимно.

— Если вам так угодно.

— Мне пришла в голову одна безумная идея. Вот какая. Диего Карли, наверное, рассказывал тебе о бедах, которые причинила ему Алис Бонен? Красивая девушка, которая слишком сильно его любила. Так сильно, что изводила днем и ночью. Вроде того.

— Историю Алис и Диего я знаю как свои пять пальцев.

— Отлично. И что дальше?

— Знаю, потому что они мне ее рассказывали сами. Поочередно. Только тут мстить было не за кого, разве что за всех. На самом деле они оба были несчастны.

— А знаешь, ты мне даже нравишься со своей миной грустного философа. Надеюсь, ты не рассказываешь мне байки.

— И вы тоже.

— Что значит, и я тоже?

— Вы внушаете доверие. И еще вы похожи на человека, у которого большие неприятности. Расскажите мне о них.

— Он и правда ничего не может с собой поделать, — решила Лола. — Антуан и Зигмунд пришли бы в восторг, но это уж как-нибудь в другой раз.

Все кое-как поднялись и поправили одежду. Лола попыталась ладонью разгладить свое новое платье (оно ей определенно очень нравилось). Затем одернула на Ноне пуховик — у него самого ничего не получалось, — и тут ее осенило.

— Ты тут спишь! Пуховик — защита от сырости. Только не говори, что давно живешь в этой клоаке.

— Я уже давно не считаю дни, и мне здесь нравится. По-своему это красивое место.

— Really?[39] — вставила Ингрид.

— Это чрево моего ручного кита. Отсюда я слышу, как бьется сердце больницы и города. И это хорошее убежище. Вы и сами провели тут несколько ночей. Значит, я прав. У вас неприятности.

— Но ты же не думаешь оставаться здесь!

— Я подозреваю, что меня ищет полиция. Мне опять придется переезжать. Жаль, я надеялся, что эта больница будет последней, хотя мне следовало бы догадаться. Есть приметы, которые не обманывают.

— Что за приметы?

— Карма начала портиться, когда пришел тот режиссер. Он хотел снимать мои владения. Дирекция запретила, но было уже слишком поздно. Он ступил ногой в чрево моего кита и осквернил его.

— Святилище, — прошептала Ингрид. — Я понимаю.

— Ты говоришь непонятно, Адам. Что за режиссер?

— Друг парня, который рисует анатомические атласы.

— Друг Эрика Бюффа?

— Так вы знакомы с Эриком? Он великий художник. Он умеет внести жизнь туда, где ее уже нет.

Их прервал звук голосов. Лола сказала, что пора искать выход, сейчас сюда явится жандармерия в лице одного из самых тупых ее представителей.

— Ему не выбраться, Лола. Его нога…

— Это пустяк. Простой вывих. Я в полусне упал в колодце и расшибся…

Послышались глухие удары. Лола представила себе, как Бартельми и его подручный в бежевом плаще ожесточенно сражаются с заржавленной металлической дверью, а Садовый Гном топчется, выкрикивая дурацкие приказы. Дверь поддалась.

— Каждый за себя? Согласны? — спросил Нон умоляюще.

Лола заколебалась, инстинкт полицейского вопреки всему восставал против нарушения закона и преступников, разгуливающих на свободе, пусть даже они добрые мстители. Она едва не начала читать мораль печальному домовому, считавшему, что он живет в чреве кита и слышит пульс города; потом пожала плечами и спросила у него самый быстрый путь к отступлению.

— Направо — прачечная, налево — зона, где сжигают мусор.

— Лучше прачечная.

— Да тут и думать нечего, — добавила Ингрид, убегая.

Они оказались в комнате, полной стиральных машин и сушек. Лола приоткрыла створку двери, осторожно выглянула в узкий коридор, по которому расхаживал некто в форме. Она узнала полицейского Одибера. Шансов проскользнуть незамеченными или выдать себя за кого-то другого — никаких. Пришлось объяснить Ингрид, что им предстоит прятаться, пока полицейская братия не освободит территорию. Осмотревшись, американка заявила, что кроме машин тут ничего нет. Лола заметила, что им вполне подойдет глубокий и вместительный контейнер с грязным бельем.

— Oh, please, Lola, nо!

— Представь себе, что это всего лишь китовые усы. Мы будем там рядом с его зубами, но кит добрый и себе на уме, и он выплюнет нас на волю, как только путь будет свободен. И мы унесемся в сияющие дали. Ну же, Ингрид, помоги мне.

Ухватившись за контейнер, Лола, хоть и с трудом, уже поднимала ногу. Ингрид помогла ей взобраться, и та кое-как перебралась через край, выругавшись по-провансальски. Сжав зубы, Ингрид последовала за ней. Теперь только голова Лолы торчала из грязного белья. Она улыбалась, как здоровенный кот, которого чокнутый волшебник обучил французскому, чтобы рассказать ему старую солдатскую байку. Ингрид попробовала дышать через рот, зажав нос, но при мысли, что миазмы попадут в трахею, вернулась к привычному способу. Она вытянула шею, как лежащий на воде пловец, и попыталась задержать дыхание. И бог знает в который раз мысленно поблагодарила японского друга, обучившего ее восточным техникам расслабления. Это был ее учитель «бонжи». Художник, сделавший ей татуировку с помощью стерильных инструментов, работавший на выметенном татами и угощавший своих клиентов чаем образцовой чистоты. Чудесный человек.

— Расслабимся, — прошептала Лола. — Уж ты-то побывала и не в таких переплетах.

Шум голосов заставил Ингрид сдержать готовую вырваться колкость. Она глубоко вздохнула, зажмурилась, закрыла лицо ладонями и погрузилась в неописуемое. Ей показалось, что Садовый Гном и его люди расхаживали по прачечной целую вечность. Она слышала, как они одну за другой открывали машины, и подумала, что при таком тщательном обыске их непременно найдут. Вскоре ее головы коснулась чья-то рука, схватила ее за волосы. Подавив крик, она вынырнула — и очутилась нос к носу с Жеромом Бартельми. Они уставились друг на друга, затем лейтенант отпустил ее, похлопав по щеке. Потом бесцеремонно запихал ее голову обратно в белье. И она услышала, как он отдает приказ. «Адам Нон не прячется в прачечной, надо искать в другом месте. Уходим».

Когда Ингрид снова подняла голову, Лола в задумчивости уставилась на нее. Она использовала эту передышку, чтобы обдумать, что им делать теперь. Американка хотела предложить поскорей принять душ с дезинфицирующим раствором, но сдержалась. Лола собиралась нанести визит к рисовальщику анатомических атласов. Если Великий Часовщик на сей раз не станет совать им палки в колеса, как это у него заведено, есть надежда, что Эрик Бюффа уже вернулся из Германии и склонен к откровенности. Ее слова были прерваны приглушенным звонком.

— Кит предупреждает нас, что путь свободен, — сказала Ингрид с натянутой улыбкой.

Лола наконец сумела извлечь из сумки телефон Монтобера и завела разговор, который, казалось, доставлял ей удовольствие. Ингрид догадалась, что она беседует с самим завсегдатаем ночных клубов. Посоветовав ему избегать бесполезных оскорблений, Лола уточнила, что она успешно справилась с ролью его личной секретарши и что он в одно время приглашен к Тробону, где будет Жерар Депардье, и к Бьёрк, где будет Катрин Денев, или наоборот. С этого момента лицо ее стало серьезнее, и она больше не перебивала собеседника, разве что вставляла короткие фразы. Потом она объяснила Ингрид, что вопрос о записной книжке уже снят с повестки дня. Монтобер требовал вернуть ему паспорт. Подруги посовещались и, как ни странно, план Ингрид был признан наилучшим. Лола перезвонила Монтоберу в телефонную кабину и обрисовала положение вещей.

28

— Все складывается как нельзя лучше, — сказала Лола. — Успеем сходить к Эрику Бюффа, а потом помчимся на коктейль «Ручные сумочки в наручниках». В расследовании непременно наступает тот волшебный момент, когда ритм мира совпадает с твоим шагом. Его нельзя упускать. Долго он не продлится.

Ингрид молча кивнула. С тех пор как кит выпустил их на волю, ей стало намного лучше. А когда Лола согласилась заглянуть в бассейн на улице Жонкьер, чтобы принять дезинфицирующий и укрепляющий душ, она была в отличной форме и, не жалуясь, тащила тяжелые сумки. Все самое необходимое они раздобыли в больнице, а затем совершили налет на специальный отдел в магазине косметики, где американка обрела счастье. Лола тоже осталась довольна своей находкой — роскошной штемпельной подушкой.

Они вышли из метро на станции «Порт Пантен» и пошли по авеню Жан-Жорес. Лола от всей души надеялась, что Бюффа работает дома. На этот раз ее надежды полностью оправдались. В доме пятьдесят три по улице Эдгар-Варез рисовальщик открыл им дверь двухкомнатной квартиры с видом на «Сите де ля Мюзик» и канал Урк. Уже в красной с золотом прихожей вами овладевала восточная атмосфера. Эрик Бюффа пригласил их в гостиную с обоями шафранного цвета. На черном лаковом столике лежали прекрасные книги: «Китайское искусство сегодня» и «Мир манга».

Лоле не пришлось ничего объяснять или предъявлять полицейское удостоверение. Бюффа не намерен был запираться: работница морга Фрамбуаз предупредила его, что на похитителя руки объявлена охота. А пока их внимание сразу же привлекли руки самого рисовальщика. Длинные, тонкие, украшенные строгими серебряными кольцами, они словно парили в воздухе, подчеркивая его слова. Такими же грациозными движениями он подал им пирожки с начинкой из лотоса. И черный китайский чай, аромат которого напоминал о костре на берегу Янцзы.

Лола подивилась образам, мелькнувшим в ее воображении под воздействием этой квартирки. Атмосфера переносила вас за тысячи километров от Парижа, к рисовым полям и сосновым лесам, коричневым храмам и розовым деревьям. Все это не мешало ей внимательно слушать молодого рисовальщика. Анатомическими атласами он зарабатывал на жизнь. Но увлекала его художественная видеозапись. Эрик Бюффа любил с помощью друзей снимать мнимые убийства. Каждый предлагал свой вариант трагической смерти, а он осуществлял постановку, обрабатывая картинку при помощи специального программного обеспечения. Особенно удачно вышло убийство одной знакомой серийным убийцей-людоедом. Увлекшись рассказом, Бюффа не задумываясь сообщал им бесконечные подробности. Лола выслушивала их, спрашивая себя, когда же художник доберется до руки.

— Вот так я и встретил Бенжамена. Потрясающий талант. Если он будет продолжать в том же духе, то станет мэтром ужастиков.

До этого момента Ингрид лишь заставляла себя прислушиваться к разговору. Лола почувствовала, как она напряглась.

— Вы говорите о Бенжамене? Бенжамене Нобле?

— А вы его знаете?

— Она тоже интересуется ужастиками, — вставила Лола, с беспокойством наблюдая за подругой.

Мертвенно-бледная, она стиснула чашку, и Лола испугалась, как бы тонкий фарфор не разлетелся на куски. Но Ингрид взяла себя в руки. Она отставила чашку и повернула к Лоле невозмутимое лицо. Только взгляд стал странно неподвижным.

Эрик Бюффа рассказал, как он из дружеских чувств и особого родства душ открыл Бенжамену Нобле бассейн с формалином и заброшенную зону в больнице — два избранных места, отличавшихся причудливой красотой. В больнице Святого Фелиция скрываются сокровища, способные удовлетворить самых продвинутых художников. Однако туда не попасть без серьезной протекции.

— Администрация запретила съемки. Жаль. Бенжамен нашел блестящий сюжет. Миф об ожившем вампире. Он предполагал поручить часть ролей актерам из порнофильмов.

— А как же рука? — почти робко спросила Лола.

Она хотела только одного — выяснить все что можно и поскорее увести Ингрид из этого лакового, увитого шелком гнездышка, прежде чем у той не началась страшнейшая истерика.

— А я уже, можно сказать, поманил Бенжамена восхитительными ужасами, и вот ему отказывают в съемках. Так что, когда недели две назад он попросил меня об одной услуге, мне не хватило духу ему отказать.

— О какой услуге речь? — все тем же изменившимся голосом спросила Лола.

— Бенжамену понадобилась рука для другого короткометражного фильма. Фрамбуаз поняла, в каком я был положении. Надеюсь, что и Виктор Массо не станет держать на меня зла.

— Ну что ж, желаю вам этого от всей души, — сказала Лола, поднимаясь с самой любезной улыбкой. — Мы горячо благодарим вас, но мы вынуждены вас покинуть. Опаздываем на коктейль у Тромбона.

— С Кеном Камияной?

— С ним.

— Я обожаю то, что он делает. С какой тонкостью, например, он работает с понятием «кавай».

— «Кавай»? — спросила Лола, подталкивая Ингрид к выходу.

— По-японски это значит «милый», — замогильным голосом произнесла Ингрид.

После долгого церемонного прощания, в котором не принимала участия Ингрид, словно погрузившаяся в спячку в пещере, затерянной в Гималаях, дверь квартиры наконец закрылась. Онемевшая американка смотрела с лестничной клетки вниз, словно собираясь туда броситься. Лола взяла ее за руку. Так и не произнеся ни слова, они вышли из дома и сразу окунулись в привычное уличное движение и напряженный ритм парижской жизни. Ингрид, казалось, ничего не замечала вокруг себя: ни старую даму, чья собачка нагадила на тротуар, ни мужчину, поставившего свою «веспу» на тот же самый тротуар, так что им пришлось ее обходить; она не слышала водителей, сигналивших изо всех сил, как всегда стараясь перекрыть других.

— Мне очень жаль, — сказала Лола, обхватив ее лицо обеими руками, чтобы вглядеться в него.

Она была встревожена. Можно ли впасть в каталептическое состояние, узнав о предательстве близкого человека? Способен ли сильный, даже неукротимый человек свалиться, как подрубленный дуб, под натиском урагана чувств? Последнее время Ингрид пришлось нелегко. И теперь, если правда то, что сказал Эрик Бюффа, Бен Нобле ржавой шпагой пронзил ей сердце. Лоле казалось, что она видит, как от этого укола в душе Ингрид расходятся ядовитые круги, грозя лишить ее рассудка. В наше время изобретены всевозможные лекарства, действующие исподволь, усваивающиеся медленно или быстро, но разве по-прежнему нельзя потерять рассудок от одного удара, нанесенного изо всех сил этой проклятой невоспитанной жизнью? Черт.

«Я и сама уже не понимаю, что со мной происходит», — подумала Лола, оглядываясь вокруг в поисках выхода, символического островка в этом городском океане. Уютного уголка, где можно было бы перевести дух и прийти в себя. Мысленно она на все корки разругала Антуана Леже и его собаку Зигмунда. Обоих этих адептов глубокого погружения в психоанализ никогда не бывает рядом, когда они особенно нужны. Она вспомнила о панораме, открывавшейся из окна художника, и, обняв Ингрид за плечи, увлекла ее в парк, окружавший «Сите де ля мюзик».

Они снова оказались на лужайке, посреди запахов канала и сладкой ваты. Вокруг играли ребятишки, ворковали влюбленные парочки, пожилые люди рассказывали друг другу о своей жизни, меломаны направлялись на фестиваль джаза. Лола вспомнила, что она тоже слушала джаз, когда была замужем. Вместе со своим мужем-англичанином. Тот еще тип, пусть и не такой чудной, как этот господин Нобле. Но что могло взбрести в голову этому чокнутому, чтоб ему пусто было?

Вытянувшись на траве, Ингрид прикрыла глаза ладонью, словно ей мешало солнце. Лола ждала, когда она вновь заговорит. А если так и не заговорит, придется в самом деле позвать на помощь доктора Леже.

— Пора идти, — наконец выговорила Ингрид.

— Куда идти, моя хорошая? — ласково спросила Лола.

Ей казалось, что голос Ингрид подобен хрупкому засушенному листу, растению из гербария, и его унесет порывом ветра, если слишком резко распахнуть окно, чтобы вернуться к действительности.

— На коктейль. Уже пора. Мы можем переодеться в туалете «Сите де ля Мюзик».

— Да, идем переодеваться. Хорошая идея, Ингрид. Ты права.

Они одновременно вышли из своих кабинок и подошли к зеркалу над умывальниками, чтобы оценить результаты своих усилий.

— Ты и вправду уверена, что стоит, Ингрид?

— Доверься мне, Лола.

29

Державшаяся очень прямо на своих высоченных каблуках, Ингрид произвела в метро фурор. Ее чемоданчик с красным крестом, в котором лежала обычная одежда и кроссовки, соответствовал костюму. Белая шапочка, надетая слегка набок, и коротенький облегающий халатик, весь в пятнах поддельной крови, из-под которого виднелись подвязки и розовые чулки в сеточку. Левый глаз с накладными ресницами густо накрашен, а правый скрыт повязкой на резинке. И еще одна пикантная деталь: на шее у нее был лейкопластырь, из-под которого свешивался шприц, наполненный золотистой жидкостью

Маскарадный костюм Лолы, хотя и более строгий, тоже не был лишен пикантности. Ее простая черная джелаба была оттенена стетоскопом, а пластмассовый шейный корсет придавал ей поистине королевскую осанку. Все вместе представляло собой некий синтез Эриха фон Штрохайма и Мей Вест. Эти костюмы оказали магическое воздействие на швейцара, он оторвал уголок единственного приглашения на одну персону, которое предъявила ему Лола, улыбаясь Ингрид.

Они вошли в зал, полный элегантно одетых гостей, толпившихся вокруг щедро накрытых стоек с закусками. Группка гостей танцевала под музыку вроде той, что любила Ингрид. Увы, Монтобера нигде не было видно, и Лола подавилась ругательством. Армия официантов суетилась с подносами, заставленными бокалами с шампанским. При виде Ингрид кое-кто замолчал, но вскоре все снова обрели дар речи.

Лола направилась к самой привлекательной стойке с закусками. Она взяла две чистые тарелки и быстро наполнила их разноцветным соленым печеньем. Одну она протянула Ингрид, и они стали есть, улыбаясь друг другу. Улыбка Ингрид оставалась сдержанной, но у Лолы отлегло от сердца. Взгляд ее подруги все еще казался немного печальным и странным, в полном соответствии с ее костюмом, но самое страшное было позади. Ингрид это переживет. К тому же она поглощена их миссией. Она поджидала Монтобера.

Лола изумилась, увидев Диего Карли. Держа руки в карманах, он непринужденно разговаривал со швейцаром и, судя по всему, не мог предъявить ему никакого пропуска.

— Я попросила его прийти, — бросила Ингрид, направляясь к нему. Лола поставила пустую тарелку, взяла бокал шампанского и пошла следом.

— Это мой пациент, — пояснила Ингрид решительно. — Я должна обеспечить ему постоянный уход. Иначе он погибнет.

Швейцар рассмеялся, сказал Диего, что тому крупно повезло, раз у него есть собственная медсестра, и пропустил его. Лола поздоровалась с молодым человеком и бросила Ингрид вопросительный взгляд. Та объяснила, что все-таки приняла приглашение Диего потанцевать; в жизни бывают минуты, когда необходимо встряхнуться под хорошую музыку. К тому же у Диего есть интересная информация о записной книжке. Лола передала ее ему с тем, чтобы проверить контакты через Интернет и поискать возможную связь с Паскалем Грегорьо. Шикарная книжечка заговорила.

— И что она тебе сказала? — спросила Лола.

— Она мне сказала обо мне.

Лола с сомнением взглянула на Диего, ожидая продолжения.

— Мой номер есть в записной книжке Ролана Монтобера. Черным по белому.

— Но я тебя там не нашла!

— Естественно. Мой номер телефона записан рядом с телефоном Алис, а имя не указано.

— Что же это может значить?

— Понятия не имею, ни разу в жизни не видел этого типа, и он мне никогда не звонил, — отозвался он, возвращая ей книжку.

Лола сунула ее в свою сумку, пока Ингрид нетерпеливо увлекала молодого человека к танцевальной площадке. Лола посмотрела, как они танцуют танго. Теперь, когда ее наряд сыграл свою роль золотого ключика, ей захотелось от него избавиться. В туалете она сняла шейный корсет, хотела было снять и стетоскоп, но в конце концов, посмотревшись в зеркало, решила его оставить.

Доктор Лола, которая только и мечтает, чтобы вы благополучно разродились нужной информацией. Скоро ты у меня попляшешь, мой Монтобер. Ты скажешь мне, что делает Диего в твоей записной книжке. И что тебе сделала Алис Бонен. Ты объяснишь, почему ты так любишь цветы. Ты расскажешь мне все, я тебе обещаю!

Ингрид и Диего могли танцевать хоть до упаду, потому что Ролан Монтобер так и не явился. Зато Лола заметила брюнетку в ярко-синем платье и с ярко накрашенными губами. Следившую за ней издалека с высоты своих ста восьмидесяти сантиметров. Лола, наконец, узнала Мирей Кост, несмотря на парик с густой челкой, который переносил вас в психоделические семидесятые не хуже, чем массажный кабинет Ингрид. Мирей растягивала удовольствие, изображая международную шпионку. Она сделала вид, будто что-то разнюхивает возле стойки с закусками, взяла своими тонкими пальчиками канапе и с притворной улыбочкой предстала перед Лолой.

— Паспорт, — просто сказала она.

— Монтобер, — в тон ей ответила Лола.

— Его нет в Париже. Не стоит нервничать, я всего лишь его курьер.

— Паспорт здесь, — сказала Лола, похлопав по своей сумке. — Но прежде всего я хочу услышать неприкрашенную версию смерти Алис. Я же это ясно сказала Монтоберу по телефону.

— Вы ее узнаете от меня. Для этого вам не нужен Ролан.

Лола обратила внимание, что она произнесла имя завсегдатая ночных клубов с особым чувством. Потом ее взгляд затуманился.

— Говори, я слушаю.

— Ради Ролана я готова на все.

— Тем лучше.

— Нет, вы это действительно должны понять, чтобы понять остальное.

— Будь по-твоему.

— Ролан — человек из другого мира.

Раздраженную этим кривлянием Лолу так и подмывало спросить, может, Ролан прибыл с Альфы в созвездии Центавра и хромосом у него больше сорока шести, но она передумала. Мирей задумала хитрый номер, но, кажется, готова была выдать и крупицу правды.

— У него было обеспеченное детство, — продолжала она.

Лола вспомнила о семейных фотографиях в монашеской квартире Монтобера, о снимках, повествующих о благополучной жизни, о счастливых днях на морском берегу. И ощутила прилив надежды. Доктор Лола добьется своего.

— И вдруг все кончилось. Вот так, нежданно-негаданно.

Девушка щелкнула пальцами. Официанту показалось, что его подзывают, но Мирей Кост отказалась от шампанского. Зато Лола сочла, что это очень кстати, и не преминула прихватить два бокала.

— Его отец разорился. Прекрасная вилла на Изумрудном берегу, уроки гольфа, парижская квартира, поездки в Англию для изучения языка, мечты об учебе в лучших американских университетах испарились как сон. Но это еще не все.

— Надеюсь.

— Монтобер-отец выбросился из окна своей парижской квартиры.

— Когда это случилось?

— Ролану исполнилось семнадцать. Ему пришлось работать, чтобы прокормить сестру и мать. Он был барменом, светским танцором…

— А, так он тоже танцует?

— Уже нет. Теперь он, сидя в креслах лучших ночных клубов, смотрит, как лезут из кожи вон другие. Он сделал из этой жизни свою профессию, создав с Карин и Жоржем «Праздник, который всегда с тобой».

Мирей опустила голову и как будто заколебалась. Лола прикусила губу. Она не позволит этой экзальтированной девчонке уйти. Самоубийство отца Монтобера, выбросившегося из окна, было ценной информацией, одной из тех нитей, которых так не хватало в этой истории. Лола готова была приложить стетоскоп к виску собеседницы, словно затем, чтобы выкачать из нее правду. Вместо этого она ласково взяла ее за подбородок и заставила посмотреть себе в лицо. Мирей Кост явно было не по себе.

— Вы отдадите мне паспорт? Обещаете?

Лола почувствовала, как ее горло сжало чувство вины. Но она подумала о Папаше Динамите, об ужасной смерти Алис и о всевозможных бедах, обрушившихся на Ингрид. Врать ей не впервой.

В работе полицейского таких случаев хватало. С самым искренним видом она произнесла:

— Я тебе его отдам.

— Помните ту ночь, когда вы пришли меня допрашивать?

Лола кивнула, стараясь сохранить искреннее выражение лица.

— Я вам тогда сказала, что у меня есть серьезный друг. Так вот, это Ролан. Мы вместе уже два года. Никто об этом не знает. Алис тоже не знала. Ролан считал, что так будет лучше.

— Лучше для кого?

Вместо ответа Мирей предпочла вытереть глаза своей бумажной салфеткой. В ней не было ничего от роковой женщины. И было все от несчастной девчонки.

— Дела у «Праздника, который всегда с тобой» не так уж хороши. Сейчас трудные времена. Вот Ролану и пришла в голову одна мысль. Очень простая.

Слова Ингрид, вернувшись, как бумеранг, всплыли в памяти: «Хорошие простые решения труднее всего найти».

— Он собирает информацию. А затем обращает ее в деньги. Инкогнито. Чтобы люди заговорили, их нужно обрабатывать. И вот тут-то такие девушки, как Алис… или как я… выходят на сцену.

С каждым признанием она утрачивала изрядную долю гордости. Не хотелось бы Лоле оказаться на ее месте.

— Мы с Алис не только проводили свадьбы и дни рождения. Мы также изображали Бритни и Мадонну в местах, где царила не столь семейная атмосфера. Я не знаю, почему этим занималась Алис, я же это делала ради Ролана. Я соглашалась, даже когда он просил меня переспать с каким-нибудь мерзким старикашкой.

Теперь она смотрела на нее с вызовом. Невольно выпрямив спину после своего постыдного признания, она казалась еще выше. И она была очень хороша. Трудно поверить, на что некоторые девчонки готовы ради мужчин гораздо старше себя. Или ее заворожил этот мир иллюзий, правила которого Монтобер так хорошо усвоил?

— Я помню и то, что сказала тебе: «Погибла девушка, на ее месте могла быть и ты». Почему именно Алис, Мирей?

— Не знаю.

— Ты не хочешь договаривать до конца? Самые трудные признания уже позади.

Лола видела, что она вот-вот разрыдается. У нее дрожали руки.

— Была вечеринка с жидким латексом.

— Что это за дрянь? Эластичное изделие для эластичной эпохи?

— Он наносится прямо на голую кожу. Быстро высыхает, и получается что-то вроде одежды, которая обрисовывает все твои формы. А если добавить к этому туфли на шпильках, эффект будет сногсшибательный.

— Представляю.

— Я изображала Мадонну, она — Бритни, в латексе мы были похожи на Женщину-Кошку. Мы выступали в заброшенном здании. Там было немало видных людей и много наркотиков. Нужно было ублажить президента-генерального директора одной немецкой фирмы. Кто-то все снимал скрытой камерой. Ролан рассчитывал продать пленку. И все это плохо кончилось…

— Дальше.

— Один янки. Он набросился на Алис. Она, как идиотка, побежала к Ролану. А янки слетел с катушек и полез в драку. Я применила газовый баллончик. Мы от него отделались, но Ролан был вне себя от злости. Алис поставила его в неловкое положение в присутствии важных персон. А хуже всего то, что после этого она устроила скандал!

— Янки мог потом отомстить ей.

— Вряд ли. Он никак не мог узнать, кто она. Все произошло очень быстро, а потом охранники скрутили его. Нет, я вам все это рассказываю, чтобы вы поняли, какие у Ролана неприятности. Если полицейские узнают, что он пополнял кассу «Праздника, который всегда с тобой» с помощью… с помощью…

— Вынужденных пожертвований?

— Пусть так. Так вот, они решат, что у него была серьезная причина, чтобы убрать Алис. Не говоря уже о подозрительном сходстве с самоубийством его отца, выбросившегося из окна.

С минуту женщины смотрели друг на друга. На лице Мирей лежала печать горечи, слишком тяжелой для ее возраста.

— Я знаю, что вы думаете. Но я знаю Ролана. Он не убивал ее. Это человек чести.

Человек чести, светский человек, человек из другого мира. Ролан Монтобер, или Homo sapiens, sapiens многофункциональный. Лола одновременно испытывала к ней жалость и раздражение.

— Обычно я не применяю это определение к шантажистам и сводникам.

— Мир сложнее ваших определений, мадам Жост. И я знаю, что Ролан не способен на убийство. Беда в том, что в момент смерти Алис он был один. Мы вместе провели утро у него дома. Потом я пошла работать. Я всю жизнь буду сожалеть, что в тот день не осталась у него.

«В этом возрасте они любят категоричные формулировки, — подумала Лола. — Ты такая красивая, детка, и ты забудешь своего светского льва. Найдешь себе молодого человека своего возраста из высшего или любого другого света».

— Где он?

— В провинции.

— Расплывчатое понятие.

— Тем лучше, мадам Жост. Вы мне отдадите паспорт?

Она это произнесла умоляющим тоном, но Лола чувствовала, что она готова наделать глупостей. В конце концов, она способна изображать Женщину-Кошку, чтобы пощекотать либидо типов, которые уже слишком много повидали и испытали и теперь ищут новых ощущений, чтобы так же быстро их забыть. Лола протянула ей паспорт. Как она и думала, девушка раскрыла его на странице с фотографией, хотела было ее перевернуть, но после некоторого колебания — слишком долгого, по мнению Лолы, — закрыла паспорт и положила к себе сумочку. Лола заметила, что это одна из сумочек, созданных японским дизайнером и стоивших целое состояние: как видно, деньги, которые Монтобер вымогал у «мерзких старикашек», не только пополняли кассу «Праздника, который всегда с тобой».

Девица Кост уже уходила прочь, пусть немного не в себе, но по крайней мере без скандала. Пора и им уносить ноги. Вдруг любовнице Монтобера взбредет в голову снова заглянуть в паспорт? Лола кивнула Ингрид и Диего и направилась к выходу. Железная рука вцепилась ей в предплечье. Она обернулась и оказалась лицом к лицу с разгневанной Мирей Кост.

— Вы что, издеваетесь надо мной?

Она говорила негромко, но ее ногти впивались все глубже. Сначала никто не обратил внимания на эту стычку. Лола попыталась выкрутить ей запястье, Кост не ослабляла хватки.

— Вы еще не знаете, на что я способна.

— Ты и сама не знаешь, — произнесла Ингрид у нее за спиной.

Кост вздрогнула, и глаза ее забегали.

— Отпусти Лолу, или я всажу тебе дозу. Ты не скоро это забудешь.

Диего уже повел Лолу к выходу. Кост хотела ударить Ингрид своей эксклюзивной сумочкой. Американка вонзила иглу в ее правую ягодицу, впрыснула содержимое и убежала, не выдернув шприц. Кост вырвала шприц и запустила им в Ингрид, грязно выругавшись. Ингрид обернулась. Охранник подхватил Кост. Девушка уронила паспорт, сумочку и отключилась. Если Диего верно рассчитал дозу, Кост ближайшие несколько часов будет наслаждаться безмятежным покоем.

Лола и Диего остановили такси, и все трое сели в него. Едва устроившись, Ингрид уверенно назвала водителю адрес Бенжамена Нобле.

— Почему она вышла из себя? — спросил Диего.

— Паспорт Монтобера, — сдержанно ответила Лола.

— Что в нем такого особенного?

Вместо ответа она вытащила из сумки штемпель с подушкой, попросила Диего протянуть ей ладонь и поставила на нее печать.

— «Недействителен», — прочел Диего.

— Знаю, что это банально, — ответила она. — Но обычно именно так погашают паспорта. И потом, в магазине не нашлось печати hijo de puta.

— Too bad, — сказала Ингрид.

30

— А, это ты! Ты в этом наряде великолепна. Входи, babу, мне тебя так не хватало!

Улыбка Бена Нобле растаяла, как тирамису в микроволновке, когда он обнаружил Лолу Жост и Диего Карли.

— Это что за делегация?

— И это все, что ты можешь сказать! — констатировала Ингрид.

Бен Нобле был в полосатом халате; Лола подумала о сумке Монтобера. Тот, по крайней мере, плавал в бассейне, а Нобле никогда и не пытался пошевелить чем-нибудь, кроме мозгов. И делал он это слишком быстро, словно разгонял свои нейроны в ядерном ускорителе. Все прошли в квартиру и оказались перед телевизором, по которому шел фильм ужасов. Нобле нажал кнопку на пульте, и лицо актрисы замерло в крике. Троица уселась на диван, но отказалась от пива, которое предложил им хозяин, открыв холодильник.

— У нас развилось стойкое отвращение к холодильникам, — сказала Лола, чтобы завязать разговор.

— Что стряслось, девушки? — Он повернулся к Диего. — А ты как тут оказался, танцор дерьмовый?

— Мы тебя немедленно арестуем, — заявила Лола. — Если кто-то тут и имеет право раздражаться, то это не ты.

— Эрик Бюффа прокололся, — проговорила Ингрид, сдерживая свой гнев. — А ведь ты предлагал мне помочь провести расследование! Среди любителей ужастиков!

«Надо говорить «раскололся» и «проболтался», детка, — с нежностью подумала Лола. — Но я прощаю тебе все твои лингвистические ляпы. Тебе заранее прощается все, вплоть до новых распоряжений. Только, пожалуйста, держи себя в руках, если хочешь, чтобы правда вышла на свет, а ты сама при этом не замаралась с ног до головы. Тебе скорее помогут методичность и умение владеть собой, а вовсе не слепые чувства».

Лола сделала знак Бену, чтобы он послушно сел на диван. Но тот предпочел проявить строптивость. Взял стул и уселся на него верхом, глядя на всех сверху вниз.

— Запираться бесполезно, — сказала она спокойно, — Всем известно, что Эрик Бюффа достал для тебя руку в больнице Святого Фелиция, а ты подбросил ее в холодильник Ингрид. Это было нетрудно. У тебя были дубликаты ее ключей, и ты знал, когда она бывает дома.

Бен бросил на Диего испепеляющий взгляд.

— Я не собираюсь ничего отрицать, но сначала я хочу знать, что он тут делает. Это твой новый дружок, Ингрид? И ты привела его сюда показать мне?

— Решайте свои проблемы без меня, — сказал Диего, поднимаясь.

— Нет, останься, — велела Ингрид и обратилась к Бену: — Ты ничего не понял. Из-за твоих проделок у нас с Лолой чудовищные неприятности! Диего предоставил нам приют. Он имеет право находиться там, где считает нужным. Я опускаю детали, но мы даже не можем спать дома, и за нами гонятся истязатели.

— Это правда?

Бен, казалось, огорчился. И тут же принялся предлагать свою помощь и защиту.

— Ты мне угрожаешь, как маньяк, а потом рвешься меня защищать?

— Да, babу, так все было задумано. Мне казалось, я сочинил потрясающий сценарий, я увлекся. Но все это я делал ради тебя.

Ингрид порывалась возразить, но Лола попросила ее дать Бену объясниться.

— Когда ты меня бросила, я думал, что сойду с ума. А потом решил вновь тебя завоевать. Любыми средствами.

Рассказывая, Бен поглядывал на застывшее в ужасе лицо актрисы на экране телевизора. Лола начинала понимать ход его мыслей. Бен Нобле — человек, живущий рассудком, любитель все усложнять. Он умеет нагонять ужас. С каким восхищением о нем отзывался Эрик Бюффа! Если он продолжит в том же духе, то станет мэтром ужастиков. А сейчас он преуспел в искусстве садиться в лужу и делает это с размахом.

— У меня была идея сделать фильм о вампирах в заброшенной зоне, но мне не разрешили проводить съемки. Зато я познакомился с Эриком. Он рассказал мне про бассейн с трупами. И мне захотелось напугать тебя до смерти. Чтобы ты почувствовала непреодолимое желание укрыться в моих объятиях. Глупее я, наверно, никогда ничего не придумывал.

— Exactly!

— Но если бы можно было начать все сначала, я бы поступил точно так же. Ты мне не оставила выбора. Бросила меня, как собаку. Только за то, что я хотел узнать о тебе всю правду. И потому что был готов любить в тебе все. Мало найдется мужчин, способных стерпеть твои «танцы» в «Калипсо», можешь мне поверить!

Диего слушал с молитвенным вниманием. Что он стремился понять? Но Бен уже продолжал, объясняя, что придумал этот гвоздь, чтоб придать постановке мистическое измерение, способное мгновенно вызвать ужас. «Лечение» было суровым, и его не следовало применять слишком долго.

— В результате мы пошли на риск, без которого прекрасно могли обойтись, — вставила Лола.

— И ты был уверен, что добьешься своего! — возмутилась Ингрид. — Думал, я брошусь искать у тебя защиты, как жеманная дурочка. За кого ты меня принимаешь?

— За женщину, Ингрид.

— Stupid macho! Silly prick!

— Вы опять за свое?

— Ты ошибаешься, я щадил твои чувства. Даже спрыснул руку дезодорантом. Да, я хотел тебя напугать, но не травмировать.

Ингрид откинулась на диване, словно Бен оглушил ее своим болтливым языком. Лола невольно улыбнулась.

— Ладно, Ингрид, давай по-хорошему. Ты выставила меня на посмешище, вынудив открыть свое сердце перед Лолой и совершенно незнакомым мне человеком. Ты вынуждаешь меня идти до конца.

— Значит, после всех этих бесконечных глупостей будет еще какой-то конец? — не удержалась от колкости Лола.

Нобле пропустил реплику Лолы мимо ушей и подошел к Ингрид.

— Я хочу, чтобы ты провела здесь сегодняшнюю ночью. И все другие ночи тоже. И вообще, я буду великодушным, чтобы ты поняла: мелочность — это не по моей части. Лола и твой друг могут остаться. До завтрашнего утра.

Ингрид вскочила на ноги и бросилась в ванную с чемоданчиком под мышкой. Когда она вернулась, на ней были джинсы и простая майка, купленные Диего. Она вышла, даже не взглянув на Бена.

— Ты не можешь вот так уйти!

— Оставляю тебе окровавленный халат медсестры, пригодится для твоего авторского кино! — бросила она с лестничной площадки.

Лола и Диего встали. Он было взглянул на Бена, желая его утешить, опомнился и последовал за Лолой. Они вышли из дома. Ингрид повернула к каналу. На сонной улице с громким стуком распахнулось окно.

— Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ, ИНГРИД! ХОЧЕШЬ ТЫ ЭТОГО ИЛИ НЕТ!

Диего и Лола прибавили шагу, чтобы догнать подругу.

— Даже в его несчастье ему повезло, — сказал Диего.

— Какое же тут везение?

— Любить как он. Со мной такого никогда не случалось. А мне бы очень хотелось испытать подобное.

— Я думаю, в этом ты не одинок.

— И ТЫ ТОЖЕ ЛЮБИШЬ МЕНЯ, ЗАДАВАКА ЧЕРТОВА! И ТЫ ТОЖЕ!

— Скажи, Лола…

— Что, мой мальчик?

— Что это за истории с танцами, точнее, с «Калипсо»?

— О, я и сама толком не знаю.

— Madre de Dios! Какая же у Ингрид сложная жизнь!

31

— …и Иисус, плод чрева твоего, / Святая Мария-Богородица…

Лола открыла один глаз и увидела над собой свод, резную люстру, птицу, которая свила гнездо на потолочной балке и кормила своих птенцов.

— Прости пас, бедных грешников, / Сейчас и в час нашей кончины…

Двумя рядами выше она увидела молящуюся женщину и потрясла Ингрид. Американка проснулась, но не сдвинулась с деревянной скамьи, слушая молитву. Затем выпрямилась и слабо улыбнулась.

— Я не в первый раз засыпаю в церкви, но в Мексико-Сити скамьи удобнее.

— Ты спишь в мексиканских церквях, вырубаешь истязателей, как Брюс Ли, усыпляешь двойников уколом в ягодицу. Ты вполне можешь заменить снотворное, Ингрид Дизель, тебе это говорили?

— Уж раз мы коснулись этой темы, нельзя ли мне поспать еще?

— И не думай, — зевая, ответила Лола. — Делай, как я. Встань и иди, да поможет тебе небо.

Лола оторвалась от скамьи с таким ощущением, словно у нее деревянное тело престарелого Пиноккио. Ей невольно вспомнился кит Нона, чем-то напоминавший неф, в котором они нашли пристанище, взломав замок церкви Святого Евгения. В чьем чреве проведут они эту ночь?

Лола сунула пятьдесят евро в кружку для пожертвований рядом с изображением святого с очень доброй улыбкой и вышла. Солнце уже заливало паперть, а на углу улицы Консерватории было кафе. Можно позавтракать, и обзор оттуда хороший. Во всяком случае, размышлять на голодный желудок у нее никогда не получалось. Ингрид плелась следом, так, кажется, и не проснувшись. Они расположились в прокуренном кафе на стульях, крытых вытертым молескином. У американки не было сил возмущаться.

— Пожалуйста, сандвич с маслом и ветчиной и четыре эспрессо, — заказала она. — И апельсиновый сок.

— То же самое, — сказала Лола официанту, вяло двинувшемуся к стойке.

Лола нашла, что ее подруга выглядит, как песчаный берег после прилива. Бледная, утомленная силой стихии, но очистившаяся от всего наносного. Они поговорили о Бене Нобле, прежде чем заснуть на слишком жестких церковных скамьях, и тема была исчерпана. Главное, выяснилось, что два дела никак не связаны между собой. Это открытие, давшееся им такой ценой, сужало поле деятельности, но и открывало новые перспективы.

Лола включила мобильник Ролана Монтобера, чтобы позвонить Жерому Бартельми. Звонок его разбудил. Полицейские добрую часть ночи гонялись за печальным домовым, пока не поймали. К ее удивлению, Бартельми предложил закончить разговор. Пусть она скажет свой номер, а он перезвонит из автомата, осторожность не помешает.

Через несколько минут послышалась мелодия «Ролинг Стоунз». Бартельми сразу перешел к сути дела. Адама Нона допросили в полицейском участке. Жан-Паскаль Груссе ликовал. Возможно, Нон был убийцей Алис Бонен. Однако Бартельми не делал бы ставку на эту гипотезу.

— Я тоже, — заявила Лола. — Но так уж Гном проводит расследование. Когда он закончит с Адамом Ноном, обещай мне обратиться к доктору Леже. Он постарается ему помочь.

— А как вы намерены действовать?

— Не знаю.

— Мне бы так хотелось вам помочь. Если хотите укрыться с Ингрид у меня, добро пожаловать.

— Они знают, что мы не теряем друг с другом связи, мой мальчик.

— Что касается ваших похитителей, тут я обломал себе зубы. Все клиенты Паскаля Грегорьо — люди темные и липкие. Неразборчивые и хорошо зашифрованные.

— А мой друг комиссар Клементи кое-что нащупал. Не так страшен черт, как его малюют, — солгала Лола, чтобы успокоить молодого лейтенанта.

— Все-таки, шеф, будьте осторожнее.

Лола пообещала ему неизменную бдительность за неимением постоянного источника информации. Прежде чем отключиться, он посоветовал ей избавиться от мобильного, чтобы обрубить все концы. Она нерешительно смотрела на маленький аппарат. Это была последняя связь с Роланом Монтобером. Но по существу, толку от него никакого. То и дело раздавались звонки пресс-атташе и прочих распорядителей парижской жизни, а если Монтоберу и вздумается позвонить, он ни за что не выдаст свое укрытие. Лола попросила у официанта горячей воды. Когда он вернулся с дымящимся кувшином, она дождалась его ухода и утопила сим-карту.

— Мы пережили опасные минуты, но оно того стоило, — сказала Ингрид.

— Да, по крайней мере о мистике теперь можно забыть.

— Тогда вперед!

— Алис думает, что в «Астор Майо» ее пригласил знакомый клиент. Рано утром она оплачивает номер, получает два ключа, позже в то же утро возвращается в отель. Кто-то приготовил для нее цветы, шампанское, печенье. Добавил в ванну душистую пену.

— Кто-то, знающий толк в цветах, парфюмерии и гостинцах.

— Кто-то, хорошо знавший Алис. Ему известно, что Диего ее бросил, а она не может с этим смириться. Что раньше ей уже случалось выступать в «Астор Майо». И что она иногда не прочь обмануть Лебуте.

— И он знает телефон Диего и несколько раз звонит ему из отеля. Хороший способ заставить полицию поверить, что Алис сообщила своему бывшему любовнику: она в «Астор Майо».

— Этот хитрец кладет наркотик в вино, зная, что Алис не устоит перед дорогим шампанским. Он появляется в комнате, когда наркотик уже подействовал. Ему остается только побудить ее выброситься из окна.

— Выбор кетамина был рискованным.

— Да, тут не все ясно. Лишний повод задать работу легавым.

— Цветы швырнули в ванну, чтобы навести на мысль о приступе гнева Алис…

— И об убийстве после ссоры.

— Если этот педантичный организатор действительно Ролан Монтобер, то у него были все основания для убийства Алис.

— Еще бы!

— Алис подорвала его репутацию, создававшуюся годами. Она непредсказуемая, неуправляемая. Один ее безрассудный поступок — и весь его прибыльный бизнес пойдет насмарку.

— И все же здесь есть труд, Лола.

— Ты хочешь сказать трудность?

— Пусть так. Ролан Монтобер выдал меня Тимоти. А я на его месте, если бы две надоедливые женщины попытались выведать мои секреты, притворилась, что вижу их впервые.

— Или совсем наоборот, Ингрид.

— Почему?

— Играя роль оскорбленного светского человека, Монтобер защищался. Трудно поверить, что преступник добровольно станет привлекать к себе внимание. Замысел тот же, что у Ришара Паризи, который таким образом хотел защитить своего сына. Показывая все, становишься неприкосновенным.

— Нам остается найти его, привязать к стулу и допросить с пристрастием. Сейчас это модно.

— Может, к электрическому стулу?

— Пожалуй, Лола.

— Ты хоть понимаешь, что раз эта девчонка Кост наотрез отказывается нам помогать, у нас остаются только супруги Лебуте?

— Прекрасно понимаю.

— Но стоит нам появиться в «Празднике, который всегда с тобой», и беды не миновать. За нами охотятся Садовый Гном, Авиньон, Орлеан… Врагов хватает. Мы должны подумать, как проскользнуть незаметно.

— Я сдаюсь.

— Я тоже.

Подруги умолкли. Они развлекались, наблюдая за прохожими. Было время мессы. Все больше и больше прихожан входили в церковь Святого Евгения.

— Странное совпадение.

— Какое?

— Мы провели ночь в церкви, и «Праздник, который всегда с тобой» расположен рядом с церковью.

Лола приняла вид недовольного полководца, которому помешали разрабатывать неотразимый план наступления.

— В Риме священников куда больше, чем в Париже, — продолжала Ингрид.

Лола ограничилась вздохом.

— Вот что не дает мне покоя…

— Слушай, Ингрид, может, скажешь наконец, к чему ты клонишь?

— Я вспомнила о пасторских костюмах Монтобера.

Лола посмотрела на официанта, дабы убедиться, что он не тайный агент, с помощью скверного кофе опоивший Ингрид наркотиками. Добрый малый читал «Экип» на углу стойки и, судя по всему, совершенно не интересовался американкой.

— Наши костюмы медиков позволили нам без труда попасть на коктейль Тробона.

— Без труда и без вреда, ничего не скажешь.

— Есть у меня одна идея, Лола. Но она не совсем обычная.

— У тебя все идеи такие, Ингрид. Лучше уж раз и навсегда с этим смириться и избежать нервного припадка.

— Ты сама сказала, что небо нам поможет…

— Мне порой хочется обладать гибкостью балерины, чтобы наступить себе на язык.

32

Проходя вдоль дома сорок три по улице Фобур-Сен-Мартен, они окунулись в запах кэрри, доносившийся с Пассаж-Бради. Этот обходной путь позволял держаться подальше от «Красавиц». Прежде чем войти в «Дом Сомье», Лола с ностальгией оглянулась на любимый ресторан. Ингрид пообещала ей, что если они выйдут из своего предприятия невредимыми, она закатит незабываемую пирушку у друга Максима. И втолкнула ее в магазин, дававший костюмы напрокат. Она была знакома с хозяином — он еще не делал у нее массаж, но вот-вот готов был поддаться. Он нашел для них два более-менее подходящих одеяния. У Ингрид оно оказалось чуточку коротковато, у Лолы немного тесновато, но издалека и то и другое выглядели сносно.

Выходя из магазина, они по-прежнему были обуты в кроссовки, но под черными монашескими одеяниями эту обувь, ставшую неуместной, нельзя было разглядеть, и посетители, сидящие на террасах индийских ресторанов, не обращали на них никакого внимания. Довольная своей военной хитростью, Ингрид села за руль, поехала к улице Батиньоль и остановилась возле площади. Она колебалась между уличной скамьей и наблюдательным пунктом между колонн церкви и высказалась в пользу последнего. Хмурая Лола последовала за ней.

— Хочется назвать тебя сестрой Марией-Терезой Батиньольской, как в комиксе. У тебя вид очень гордой настоятельницы!

— Меня давно уже не зовут Марией-Терезой, Ингрид. Это как моя жизнь преподавателя французского или комиссара полиции. Или пенсионерки — любительницы пазлов с улицы Эшикье. Все давно уже позади. И уходит все дальше и дальше.

— Ну, нельзя давать волю усталости.

— Не заглядывать за пределы данной минуты — это серьезная ошибка, Ингрид, как и недооценивать противника или следовать первой попавшейся идее. Я себя спрашиваю, не глуп ли этот маскарад. Если бы смешное убивало, я бы уже превратилась в надгробный памятник, распростертый на этой пустой паперти, с выпученными глазами, высунутым языком и руками, воздетыми в последней бесплодной молитве.

— А я предпочитаю доверять своему инстинкту. Нередко он мне подсказывает безумные идеи, которые на поверку оказываются дельными.

— Тебе кажется, что ты участвуешь в «Звездных войнах». «Да пребудет с нами Сила!», и, гоп, я бросаюсь вперед очертя голову?

— Главное — научиться себя мотивировать.

— Ну, это чисто американская идея.

Они продолжали обмен колкостями, пока Лола не сложила оружие и не уселась на ступеньках церкви Святой Марии, подложив под себя собственные страхи вместо подушки. Ждать пришлось долго. Наконец Ингрид принялась буравить бок подруги локтем.

— Эй, полегче, рыцарь Джидай!

— Простите, матушка, но Лебуте берут улицу Лежандр штурмом. Особенно Карин. Она напоминает мне кечистку, в которую когда-то влюбился мой дядя.

Лола потянула Ингрид за колонну, откуда они могли следить за супругами. Она вдруг ощутила зависть. Эти люди имели право выходить средь бела дня и знали, куда им идти. Такие простые радости стали для нее роскошью. Карин и Жорж Лебуте вошли в «Зятя-Обжору». Дурацкое название, но с этим можно смириться, тем более что некоторые приятные запахи коснулись их обоняния, когда они делали вид, что проходят мимо. Они вернулись, чтобы через витрину понаблюдать за тем, что происходит внутри. Лебуте сидели за столиком одни, друг против друга. Пора идти на приступ.

— Карта вин совсем недурна, — весело сообщила Ингрид.

— Вижу.

— Ты бы радовалась. Это будет для тебя приятной переменой. И еще, что ни говори, наша одежда будет действовать как смирительная рубашка.

— Потому что мы сумасшедшие?

— Да нет. Подумай сама! Лебуте будут смирены. В ресторане неудобно затевать скандал. Тем более с двумя добрыми сестрами.

— Ты хочешь сказать, завернуты или скручены?

— Нет-нет! Смирены.

Лола уступила и толкнула дверь. Несколько человек с удивлением воззрились на двух монахинь, но вскоре вежливость взяла верх. Лебуте изучали меню. Жорж был в очках и вел переговоры с женой.

— Я не хочу кагор, Жорж. У меня от него голова кружится!

— Ну Карин! Только сегодня! Он хорошо пойдет с рагу.

— Бесспорно, — подтвердила Лола голосом очень гордой настоятельницы.

Они сели без приглашения. Карин так и застыла с раскрытым ртом, муж недоверчиво улыбался. И Лола все объяснила. С тем большим удовлетворением, что восстановить последние события в хронологическом порядке было весьма полезно. И давало возможность перевести дух. После упоминания о рагу Лола чувствовала, что ее хандра решительно сдает позиции. Она мгновенно приняла решение подкрепиться в обществе Лебуте. И вполне возможно, что теперь она начнет прислушиваться к своему инстинкту. «Иногда Ингрид определенно оказывает на меня влияние», — решила она. Ей удалось изложить события коротко и ясно.

Жорж Лебуте явно впервые слышал о махинациях шурина, но взор его супруги едва не расщепил Ингрид и Лолу на элементарные частицы. Подошел официант. Лола сделала заказ: дежурное блюдо для всех и бутылка «мадирана-2000».

— И принесите воду с пузырьками.

— Какую, сестра?

— Какая вам нравится, сын мой. Кстати, я бы предпочла обращение «матушка». Оно мне больше пристало.

— Я вот думаю, не подписать ли контракт и с вами, — восхищенно сказал Лебуте.

— Жорж! Эти две дуры отвратительно поступили с Роланом. А ты еще говоришь о контракте!

Лебуте скрестил руки и посмотрел на жену так, словно видел ее впервые.

— Я говорю о том, что мне нравится, а тебе бы не помешало поговорить со мной о своих делишках с Мирей и Алис.

Лебуте смерили друг на друга взглядом, но на этот раз Жорж уже не казался таким сжавшимся, а Карин напоминала пошатнувшуюся скалу. Официант принес вино и дал Лоле попробовать. Она благословила и бутылку, и официанта, а тот налил вина всем, кроме Карин, которая решительно прикрыла бокал рукой.

— Мне не надо, к тому же я уже ухожу.

— О, совсем наоборот! — воскликнул Жорж со все еще скрещенными руками.

— Обычно вы выходите из положения, не ударяясь в бегство, Карин, — сказала Лола.

— На что вы, собственно, намекаете?

— Вы мне очень понравились в роли хозяйки, возмущенной поведением Алис. Сразу представив ее нам как девушку, склонную к проституции, сами вы выглядели белее, чем эта бумажная скатерть. Хитро.

— И подумать только, ты же еще орала на меня! — добавил Жорж. — Ты утверждала, будто я работал с Алис у тебя за спиной.

Лола огляделась по сторонам. «Зять-Обжора» был переполнен, все громко разговаривали, заглушая бурю.

— В общем, с меня хватит, — бросила Карин. — Это ты виноват, Жорж. Ты живешь как во сне. Думаешь, мы бы справились, если бы Ролан не вкладывал регулярно свои деньги в фирму?

— Я верю, что терпение и труд все перетрут.

— У тебя есть энергия, талант, воображение, энтузиазм, но этого мало, мой бедный друг. У моего отца все это тоже было.

— Твой отец! Всегда твой отец! Если бы он не принимал рискованных решений…

— Знаешь что, оставь в покое моего отца! Он нам ничего не навязывал. Предпочел покончить с собой…

— Он предпочел бросить вас, твою мать, Ролана и тебя. Вместо того чтобы биться и пытаться найти выход. Я бы никогда не бросил свою семью.

Официант принес рагу. Ингрид с любопытством смотрела на дымящийся котелок, и Лола посоветовала ей есть осторожно, чтобы не обжечься. Затем она разлила вино. Карин Лебуте поддалась соблазну и сделала глоток, который ее, кажется, успокоил.

— Поклянись, что ты не имеешь никакого отношения к смерти Алис.

— Клянусь тебе, Жорж. Я вела бухгалтерскую отчетность так, чтобы вклады Ролана растворялись в общей массе. Но я никогда не совала нос в его дела. Да он и сам предпочитал, чтобы я не имела к ним отношения.

— Как долго это продолжалось?

— Три года.

— Со всеми девушками?

— Нет, Ролан никого не принуждал. Были Бенедикт, Лючия и Мирей.

— А Алис? — вставила Лола. — С каких пор она этим занималась?

— С тех пор как рассталась со своим дружком. У нее случился простой, и она приняла предложения Ролана.

— Вы знаете имена?

— Ни одного.

— И это бывало частенько?

— Не думаю. К тому же в последнее время она больше не работала для «Праздника, который всегда с тобой». Она сама договаривалась с заказчиками. Ролан мне сказал, что они поссорились.

— Из-за предложений?

— Не знаю. Поверьте.

И Карин Лебуте рассказала все, что знала. Ее брат незаметно вовлекал видных людей в сомнительные истории, устраивая для них тайные встречи с красивыми девушками. Получив информацию или видеозапись, обращал их в деньги. Требования были анонимными — Ролан старался внушить мысль о вмешательстве постороннего человека — и после первого платежа жертву оставляли в покое. Хозяйка «Праздника» клялась, что не знает ни одного имени. И никогда не слышала о вечеринке с жидким латексом.

— Я тоже, — сказал Лебуте. — Жаль, меня бы это заинтересовало.

— И ты еще находишь это забавным!

— А что нам остается делать, если не шутить? Я полагаю, наши добрые сестры поведут нас в исповедальню, а затем нам придется прикрыть лавочку. Или я ошибаюсь, комиссар Жост?

— Я уже не комиссар, и единственная исповедь, которая меня интересует, — это исповедь вашего шурина. Если вы скажете, где его найти, и не намерены предупреждать его прежде, чем я туда прибуду, то я предоставлю вам возможность стирать грязное белье в кругу семьи. Это вас устраивает?

Карин Лебуте хотела было возразить, но муж сдержал ее порыв.

— Я не знаю, где Ролан, но когда он последний раз мне звонил, был слышен шум, который ни с чем нельзя спутать.

— И что это было?

— Крики чаек.

Лола подумала, что чайки есть и в Париже, но чтобы шум на заднем плане был слышен по телефону, нужна целая команда птиц, а ведь парижская чайка обычно выступает соло. Она повернулась к Ингрид. Та улыбалась. Как ни стремились непогоды, подлости, драмы собраться у них над головой и раскричаться на злом ветру, Ингрид оставалась в душе озорной девчонкой. Лола видела, что она приплясывает от нетерпения при мысли о поездке к морю.

33

Ингрид давно уже вела машину, и обрывки музыки на разных частотах смешались в неприятную какофонию. Лола шарила в бардачке в поисках кассет.

— Бобби Вумак, Стиви Ванда, Дионна Уорвик. Кого ты предпочитаешь?

— Все сойдет, все funky. Я и не знала, что Хадиджа любит классиков.

— Мы много чего не знаем о людях, — ответила Лола, вставляя в автомагнитолу «The Very Best of Bobby Womack».

Ингрид начала подпевать.

«Across 110 th street

Pimps trying to catch a woman that's weak

Across 110 th street

Pushers won't let the junkie go free…»[40]

— Может, достаточно просто слушать?

— Не могу удержаться, Лола. Эта музыка дает мне слишком много радости.

Лола отдалась на волю песни, рокота мотора, придорожного пейзажа. Она сознавала, что они едут ни с чем, мосты за ними сожжены и им нужно довериться спирали наступившего безвременья. Они в центре циклона. И все же Ингрид находит в себе силы петь, и радость ее благотворна.

Лола подумала о двух своих внучках и сыне там, в Токио. Ингрид предлагала ехать драться в такую дальнюю даль — на этот далекий Восток. Чтобы приблизиться к нежности. Тогда эта мысль показалась ей невозможной. Сегодня же они едут в одном направлении, а надо бы мчаться в другом. Оставалось еще распутать нити, смотанные в тугой клубок, способные задушить.

Лола разгладила складки вновь обретенного бежевого платья. Одеяние матери-настоятельницы лежало в багажнике. Возможно, бредовая история с монахиней станет последней их стычкой с Ингрид. После Бобби Вумака американка потребовала поставить Дионну Уорвик. Она была наделена здоровой энергией детей, чаек и тех, кто утратил надежду.

Лола позволила ей дурачиться до самого Ренна, дальше было не до песен, пришлось сосредоточить внимание на дороге. Автострада сменилась шоссе государственного значения, неустойчивая погода — настоящим ливнем. Несколько раз отклонившись в сторону, они наконец взяли курс на Изумрудный берег, который был запечатлен на фотографиях Ролана Монтобера.

— А когда доберемся, как мы будем его искать? — спросила наконец Ингрид, словно в ответ на их общие мысли.

— Спросим кого-нибудь вроде тебя. Я тут кое-что придумала.

Дождь прекратился перед Сен-Мало. Ингрид пришла в восторг, впервые увидев старый город каперов, гордо возвышавшийся за крепостными стенами. Пришлось купить телефонные карточки и зайти в магазин морской одежды, прежде чем около семнадцати часов они припарковали машину рядом с городскими стенами. Ингрид захотелось вдохнуть морской воздух не дожидаясь у моря погоды, и когда она шла через шоссе, луч света пробил тучи и моросящий дождь окутал ее сверкающей пеленой.

Лола накинула капюшон, потянулась всем затекшим телом и пошла следом за Ингрид. Пустынный пляж Силона простирался до вилл Параме, скрытых туманом. На берегу собрались крикливые стаи чаек. Невдалеке она заметила телефонную будку. Не оттуда ли звонил Монтобер шурину, или он обзавелся новым мобильником? А вдруг он совсем не здесь, а в Нормандии, где-нибудь на бельгийском пляже или даже на юге? Чайкам наплевать на границы. И все-таки ностальгия играла важную роль в характере Монтобера, к тому же она оставалась последней их надеждой. Лола позволила Ингрид надышаться морским воздухом, потом объявила, что они направляются в Морские термы.

— Это в двух шагах отсюда.

— И что нас там ожидает?

— Таласотерапевт.

— Это то же самое, что патологоанатом?

— Да нет же. Танатос — это совсем другое. Виржини Ле-Гофф помогает людям восстановить силы, как и ты. Только она пользуется морской водой и грязями из водорослей.

— Почему она должна знать о Монтобере больше, чем мы?

— Потому что она потомственная бретонка. И замужем за одним полицейским, которому я помогла перевестись в его родные края, когда он томился в Париже. С тех пор Ле-Гоффы очень меня любят.

— Почему бы не обратиться к нему самому?

— Чтобы не вовлекать его в наши проблемы. Я попрошу Виржини покопаться в памяти, и пора спросить знакомых. Это ничем не хуже полицейских картотек.

Им пришлось подождать, пока Виржини поставит последний укрепляющий компресс. В приемной, листая журналы, Лола мечтала о компрессе от неприятностей, свалившихся им на голову. Ингрид смотрела, как танцуют рыбки в большом аквариуме, или любовалась морем. Ночь размыла очертания пляжа, и уличные фонари осветили Силон.

Виржини Ле-Гофф выслушала рассказ об их злоключениях и предложила обратиться к ее мужу, но Лола настояла на том, чтобы его в это не втягивали. Молодая женщина засела за телефон, Лола быстро поняла, что это пустая трата времени. Виржини Ле-Гофф положила трубку с раздосадованным видом.

— Никто не встречал Ролана Монтобера, Лола. Хотя через кафе нашего знакомого на площади Круа-дю-Фьеф проходит много народу. Пока мне нечего вам предложить, кроме воспоминаний. Моя бабушка не забыла семью Монтоберов. Зажиточные судовладельцы. Сын переехал в Париж. Женившись, он снова купил дом в наших краях. Впоследствии его продали одному американцу, и больше мы не видели ни Ролана, ни его сестру.

— Дом на острове?

— Да, красивое имение в бухточке Жиг. Его охраняют круглый год. Собаки оглушительно лают, когда мы с Луи и детишками купаемся там по воскресеньям.

— Мне бы хотелось, чтобы ты продолжала расспрашивать своих знакомых, Виржини, и держала меня в курсе.

— Но ведь вы заночуете у нас!

— Об этом не может быть и речи. Мы остановились в маленькой гостинице с видом на море. Поверь, дорогая, так будет лучше для всех, только не дуйся, пожалуйста, у нас с напарницей крепкие нервы.

34

Прошло несколько дней, и если Виржини и звонила, то скорее чтобы узнать новости, а не сообщить их. Лола была тронута ее заботливостью, но предпочла бы что-то более существенное. Она не хотела признать, что они ищут морские иголки в стогу водорослей и морские звезды о шести лучах. Прочесав частым гребнем кварталы Сен-Мало, она собиралась подвергнуть допросу всех обитателей Канкаль: моряков и тех, кто разводит устриц, владельцев кафе и торговцев, хозяев гостиниц и тех, кто сдает машины напрокат. И если чайки, которых слышал Жорж Лебуте, и правда живут в Бретани, Лола и Ингрид в конце концов пролетят над гнездом светского человека, прежде чем камнем упасть ему на голову.

Ингрид захотелось пройтись по Груэнской косе. Лоле пришлось идти за ней по тропинке, открытой всем ветрам. Небо щедро дарило яркую синеву, изборожденную бегущими облаками. Ошеломленная этим зрелищем, Ингрид, дурачась, накормила морским сухарем нахальную и вместе с тем робкую чайку. Лола съела свой пирог, не поделившись ни крошкой. Присев среди скал на краю бездны, они предались успокоительному созерцанию морского простора. Потом одновременно поднялись и направились к машине.

Ингрид припарковалась на стоянке в порту и заявила, что все это достойно сожаления.

— Что именно?

— Представь себе любопытных, которые караулят повсюду, чтобы снять наши переживания, наши восторги. Типа папарацци, только занимаются обычными людьми, такими, как ты и я. Знаешь, что произошло недавно на Тайване?

— Откуда мне знать? Я немного занимаюсь делом между двумя эмоциями и тремя восторгами.

— Бедная женщина хотела со всем покончить.

— С жизнью?

— А с чем же еще?

— Ну не знаю, со сборщиком налогов, с мечтами о карьере, со всеми диетами сразу…

— Она решила утопиться, но завязла на топком берегу, так что не могла двинуться с места. Наконец ее обнаружили прохожие. Скорее, чем ты успеешь сказать: «Улыбайтесь, вас показывают по телевидению!», сбежались репортеры и стали снимать ее во всех видах, засыпая вопросами. Такие происшествия меня просто потрясают!

— Давай попробуем увязнуть в устричных садках и посмотрим, что из этого выйдет.

— Не говори мне, что все это тебя не волнует!

— Уж очень продвинутые у тебя страхи, не чета моим. А у нас куча дел…

Они обошли всех торговцев, задавая одни и те же вопросы, но так ничего и не узнали. Устроили пикник на скамейке, перекусив багетом с геменейской колбасой, любуясь Мон-Сен-Мишелем, наконец показавшимся из-за облачной пелены. Потом Лола заявила, что морской ветер вызвал у нее аппетит и для полного счастья ей не хватает нескольких устриц и, пожалуй, глоточка мюскаде, чтобы запить это счастье.

— Давай наслаждаться жизнью, пока камеры нас не обнаружили.

— Give mе а brеаке, will you?[41]

Несколько торговцев устрицами расположились на рынке со своими скромными прилавками. Ингрид и Лола разделились, чтобы выбрать устриц и расспросить как можно больше людей, потом встретились на пирсе и уселись, свесив ноги над устричными садками. Лола достала нож и уже открывала третью дюжину устриц, в то время как Ингрид занималась второй. Они приступили к дегустации, бросая раковины в садки, где тысячи пустых раковин ждали, когда станут древними окаменелостями.

— Удивительно, что никто ничего не знает, — произнесла Ингрид с набитым ртом.

Но все же она не выглядела обескураженной; Лола чувствовала, что ее подруга могла бы провести в Северной Бретани весну, лето, осень, а то и зиму. Эта высокая простая девушка меньше боялась бурь, чем камер.

— Да, не везет, — сказала Лола, разглядывая вывески кафе.

Пора было подумать о кабачке, где бы они смогли обмыть свое счастье. Они доедали третью дюжину, когда к ним подошла женщина. Лола узнала в ней одну из торговок устрицами; та стояла, скрестив руки, любовалась облачным небом и ждала, когда к ней подойдут. Не стоило портить атмосферу доверия и непринужденности.

— Вы меня только что спрашивали, не видела ли я того крепкого лысого мужчину с красивыми зелеными глазами. Я не люблю распускать язык перед всеми, вот ничего и не сказала.

— Продолжайте, мы вас слушаем. Очень мило, что вы захотели нам помочь.

— Но я совсем не хочу портить жизнь человеку, которого не знаю.

— Ролан — муж моей сестры. Он не хочет платить алименты. Я думаю, что он скрывается где-то здесь у подружки. Я бы хотела договориться с ним полюбовно. Раньше мы с ним всегда ладили.

Лола говорила голосом таким же ровным, как этот пляж, усыпанный пустыми устричными раковинами. Здесь все соответствовало атмосфере порта: красивые корабли, небо в аккуратных облачках. «А я вру так гладко. Хотя когда-то в прошлой жизни не выносила ложь».

— Понятно, — сказала торговка. — Со мной тоже такое было.

— Да, это тяжело для каждого.

Голос Лолы звучал тем искреннее, что она выражала собственные чувства. Она и в самом деле сочувствовала. Я то лгу, то говорю правду — чередуя, не так противоречишь себе. Она представляла себя перед бассейном морга Святого Фелиция, окутанную запахами Танатоса, вытягивающую сведения у Виктора Массо и Фрамбуаз, даже и не думая интересоваться ими самими. И разве не так она поступала всегда, пока была комиссаром полиции? Оказывается, измениться можно в любом возрасте, не превращаясь в окаменелость, как старая раковина.

— Я видела этого человека в «Реле-дез-Эмбрен».

Торговка указала небольшой ресторан со стенами цвета охры.

— Он там был с Бастьеном Кернелем, перекупщиком. Похоже, они вовсю торговались. Сказать по правде, Кернель хитер.

— Как его найти?

— У него склад на дороге в Сен-Серван. Но не рассчитывайте, что он скажет вам, где живет ваш зять.

— И тут не повезло!

— Скорее вы добьетесь толку от Тома.

— Кто это?

— Помощник, шофер, в общем, он на побегушках у Кернеля. Заплатите ему, и он вам поможет. У Кернеля много не заработаешь, а у Тома двое малых детей.

Лола зазвала торговку выпить с ними белого вина в «Реле-дез-Эмбрен». Бернадет описала ей Кернеля и его подручного, потом заговорили о другом. Лола слушала ее рассказы о неполученных алиментах и любовных невзгодах. Со своей стороны, она рассказала ей кое-что о своем бывшем муже. Англичанине, слишком любившем джаз и женщин. Ингрид только слушала, у нее не было желания много говорить о мужчинах и их изменчивой натуре.

Они поехали дальше в сторону Сен-Сервана. Лола спросила дорогу у нескольких прохожих и отыскала склад. Перед домом стоял грузовичок с открытой задней дверцей. Ингрид остановила машину на краю поля, на котором щипала траву большая черная лошадь. Двое мужчин, несомненно, Бастьен Кернель и Тома, вынесли со склада комод и погрузили в грузовик. Помощник взялся за руль, а Ингрид — за слежку, рассказывая Лоле, уже досыта наслушавшейся подобных историй, что точно такой же случай произошел с ней на Кубе. Грузовичок останавливался у многих домов в деревне.

Поездка завершилась в Сен-Мало в порту Сен-Серван. Доставив покупателям буфет, Кернель и его подручный расстались. Перекупщик взобрался по крутой тропинке к ресторану на скале. Подручный снова сел за руль. Следом за ним они доехали до мэрии, потом свернули в проулок, где он припарковался. Пока Ингрид искала место для парковки, Лола следила за молодым человеком, который вошел в жилой дом. На одном из почтовых ящиков значилось имя Тома Ле-Корнека.

Дверь открылась, запахло жарким. В руках у Тома было посудное полотенце, за штанину держался сынишка. А взгляд у него прямой и открытый. Лола, не колеблясь, рассказала Тома историю зятя — злостного неплательщика алиментов. Он слушал ее сочувственно, гладя ребенка по голове. Она дала ему две купюры по сто евро и узнала, что мужчина шестидесяти лет, лысый и шикарный, назвавшийся Мартеном, продал Бастьену Кернелю два французских морских пейзажа XVII века. Выгодное дельце, клиент очень спешил; только Тома не знает, где живет этот мсье Мартен. Сделка состоялась на прошлой неделе, все было оплачено вовремя, картины потихоньку перевезли на склад, расплатились наличными. И вот что удивительно: этот шикарный лысый тип разъезжал на старом мопеде.

Лола продолжала расспрашивать, пока не поняла, что молодой человек рассказал ей все, что знал. Они пообещали друг другу ничего не говорить Кернелю.

Едва вышли на улицу, как у Ингрид вырвался вопрос:

— Ты не находишь, что он слишком легко раскололся? Как правило, одной приветливости тут недостаточно.

— Он нам поверил. Я здорово умею врать, когда захочу.

— Согласна, но все же!

— Все дело в точном расчете.

— Как это?

— Тома нужны деньги, но он не дурак и дорожит своей работой. Он знает, что полицейским не до того, чтобы гоняться за мелкими перекупщиками Франции и Наварры. Я делаю вывод, что картины, проданные Монтобером, были недурны, но не более того. Сейчас они уже перепроданы, и их не найти.

— Но где он их достал, эти две марины? Обстановка у него в квартире спартанская. Его родовой дом был продан одному из моих соотечественников.

— Браво, Ингрид. Ты задаешь правильный вопрос. Хотя можно задать еще один. Зачем ему понадобились деньги? У меня есть одна мыслишка. Если нет паспорта, наличные могут помочь унести ноги.

— Только бы нам не опоздать!

— Потому-то нам и придется крепко поразмыслить.

35

Под вечер они поехали обратно в Канкаль. Лола рассчитывала отыскать бухточку Жиг, чтобы узнать что-нибудь о бывшем имении Монтоберов. Они остановились на обочине дороги. В облаках переливались последние лучи солнца, опускавшегося в серое море. За дюнами между двумя нависшими скалами плавной дугой изгибался песчаный берег. Несмотря на ветер, на пляже задержалась семья. Мать погрузилась в созерцание заката. Отец и дочка играли с собакой — огненно-рыжим сеттером.

Огражденная соснами усадьба состояла из нескольких зданий и возвышалась на скалах, словно форт. Стоя на обзорной дорожке, можно было рассмотреть ее сверху. Они взобрались туда по крутой тропинке, на которой Лола совсем запыхалась. Пробравшись через заросли, вышли на песчаный участок, кое-где поросший вереском. Стены усадьбы и фасады с закрытыми ставнями рдели под заходящим солнцем. Параболическая антенна выделялась на шиферной крыше. Ингрид подошла к скале. Семья все еще была на пляже. Мать махала двум мальчикам, оставшимся на острове, сеттер поддерживал ее своим тявканьем. Мальчики переправились, неся на голове свернутую одежду. Вода доходила им до самых подмышек. Они бросились к матери, которая уже протягивала им полотенца. Она стала растирать младшего.

Лола предложила пройтись. Они подождали, когда солнце скроется в Ла-Манше, затем повернули обратно к машине, чтобы ехать в гостиницу. Лола позвонила Виржини и рассказала ей об истории с Кернелем, чтобы она продолжала поиски в этом направлении. Потом позвонила Диего. Адама Нона нашли на улице спящим на скамье неподалеку от больницы. Груссе отпустил его после того, как больничный персонал подтвердил, что он находился в Святом Фелиции, когда погибла Алис. Антуан Леже нашел ему пристанище в муниципальном диспансере. Адам сбежал оттуда, не выдержав скученности и необходимости спать в общей палате. Тогда Диего разрешил ему вернуться в «зону X», пока не найдется что-нибудь получше. Антуан Леже навещал его в сопровождении своей собаки. Он надеялся вернуть его к нормальной жизни. Приводить в больницу животных было запрещено, и приходилось хитрить. Психоаналитик считал, что его далматинец действует на Адама успокаивающе. Лола попыталась убедить Диего, что в Бретани им не угрожает никакая опасность, подтвердила, что Монтобера видели в Канкаль, но найти его пока не удается.

Ингрид была в нерешительности. Вызвано ли это усталостью после еще одного дня поисков, или нестихавшим ветром, или тем беспокойством, которое она замечала в Лоле, хотя бывший комиссар не решалась о нем заговорить? Пытаясь взять себя в руки, она предложила найти уютное местечко, чтобы провести там вечер. Лола сказала, что они могли бы дойти пешком до Сен-Сервана и поужинать в ресторане, где скрылся Кернель, закончив свои поставки.

Им пришлось идти против ветра, вдоль крепостных стен, подождать, пока корабль минует шлюзы. Ингрид думала о мальчишках, которым пришлось зайти в воду по самые подмышки, чтобы добраться до своей семьи. И она представила, как маленькие Ролан и Карин делают то же самое, чтобы поиграть на пляже Жиг.

— О чем думаешь, Ингрид?

— О детях, которых застигает прилив.

Добравшись до порта Сен-Сервана, они взобрались по лестнице, выбитой в прибрежной скале, поднялись по тропе, ведущей к «Вьё Малуэн». Лола с улыбкой обернулась: ветер доносил до них аппетитные запахи. Разочарование могло сравниться только с их нетерпением. В ресторане не было свободных мест.

На обратном пути в порт Лола выглядела хмурой и продрогшей. Она замедлила шаг возле пришвартованных лодок. Их корпуса поскрипывали под порывами ветра. Ингрид казалось, что она молча ей в чем-то признается. Она измотана физически и морально. Она соскучилась по своим близким. Дело Бонен погрязло в бесплодных поисках. Они добрались до края земли и до грани своих возможностей в состоянии, близком к опустошенности. Оставалась лишь слабая надежда — вырвать правду у Монтобера, словно вырвать ядовитые зубы у змеи, спрятавшейся под камнем на бескрайних просторах скалистого берега.

Хлопнула дверь. Из дома вышел человек с собакой на поводке. Человек и собака ушли вдаль. Ингрид вновь почувствовала легкое головокружение, испытанное возле шлюза. Она подняла гальку и бросила в воду. В лунном свете по воде расплывались серебряные круги. Ингрид снова бросила камешек. Потом еще один. Ее тело, словно заряженное электричеством, страдало без занятий в «Супра-Джим». Наконец она убрала руки в карманы и успокоилась. Лола, стоявшая неподвижно во время этого сеанса психологической разрядки, предложила пойти поесть мидий в любой забегаловке. Они пошли в сторону бистро и снова встретили человека с собакой, возвращавшегося домой. И тут Ингрид осенило:

— Собаки не залаяли, Лола!

— Ты о чем, Ингрид? Это новое происшествие на Тайване?

— Я о пляже. И о семействе с сеттером. Дети заигрались на острове и забыли о начинающемся приливе. Они должны были бы всполошить сторожевых собак. Виржини же сказала нам, что по воскресеньям слышно, как они лают!

Лола некоторое время переваривала эту мысль, а затем указала на обратную дорогу. К шлюзу, гостинице и к машине Хадиджи. Она шла быстро. Ингрид схватила новый камешек и с радостным криком изо всех сил запустила его в море. Потом бегом догнала Лолу.

36

Когда они выезжали из города, туман сгустился и фары не могли пробить его желтую завесу. Они попали не на тот пляж, сделали несколько поворотов, прежде чем поняли, где находится бухта Жиг. Когда фары погасли, исчезла и желтая вата, но так как на прибрежном песке не росли уличные фонари, вместе с ней испарился и весь окружающий мир.

Они продвигались еле-еле, держась за руки. Ингрид вспоминала бетонные плиты, защищавшие дюны от размывавших их волн. Благодаря приливу море приблизилось, и они быстро дошли до края воды. Из-за облака показалась луна. Она не была ни полной, ни угрожающей. Мирный полумесяц, который позволил им, присмотревшись, различить четкие очертания лодки, стоявшей на якоре слева от острова.

— Я доберусь до нее и вернусь за тобой.

— Ты же заледенеешь!

— А какой смысл мокнуть нам обеим?

Крыть было нечем. Ингрид быстро сняла одежду и оставила Лоле, которая вздрогнула от холода и восхищения, когда та без колебаний вошла в воду вместе с гейшей и всеми игривыми рыбками и поплыла к острову. Вновь набежали облака. И вот уже светлую голову было не различить в темноте. Главное, не думать о случаях недомогания или обморока в холодной воде. Впервые в жизни Лола Жост порадовалась тому, что ей не удалось поужинать в ресторане.

Ожидание показалось ей бесконечным. Лодка, как и все вокруг, растворилась в темноте. Ветер, который никогда не стихал в этих краях, ночью десятикратно усилился. Он нагонял волны, которые с яростным шумом бились об остров.

Американки не было больше четверти часа. В такую ночь это слишком долго, чтобы плыть в костюме Евы. К тому же в таком густом тумане бог знает, на кого можно наткнуться, и пикнуть не успеешь. Как же была рада Лола, когда увидела, что она возвращается! Они вытащили лодку на песок, потом Лола растерла подругу полотенцем, взятым в гостинице, и помогла ей одеться. Ингрид, стуча зубами от холода, не сразу смогла выговорить, что она никого не видела. Не слышала ни собаки, ни хозяина.

Они гребли вдвоем. Остров был близок, но море делало дорогу втрое дольше, то поднимая лодку на гребень волны, то бросая ее вниз. Каждый раз желудок Лолы болезненно отзывался на качку, и ей вдруг пришло в голову, что они могли взять не тот курс и плыть теперь в открытое море. И тогда слово «плыть» обретало страшную силу. Они уплывут так далеко, что их никогда больше не увидят…

Когда их утлое суденышко с силой ударилось о берег, Лола едва удержалась, чтобы не приложиться к скале, как к святыне. Сейчас не время кривляться, надо быть готовым к любой неожиданности. Если дом пуст, придется отступиться. Природа, несомненно, в эту ночь была полна счастливых предзнаменований. Луна поднялась отвесно прямо над крышей и хорошо освещала здание. Сосны надежно противостояли ветру, и хотя флюгеры и поскрипывали под его порывами, в этом звуке не было ничего зловещего. А если поднимется настоящая буря? И если обитатели будут заперты стихией на этой вершине, тем более тесной, что неизвестно, какая опасность их здесь поджидает? Страхи Лолы притупились, когда Ингрид взяла ее за руку, чтобы подняться вверх по каменистой тропинке.

Деревянные ворота были окованы железом.

— Ты сумеешь перебраться через стену? — спросила Ингрид.

— Переберись сама, и откроешь мне изнутри.

— А если они открываются только ключом?

— Великий Часовщик отправился в круиз в Гонолулу, но богиня Моря сменила его и присматривает за нами. Да и матушка Луна тоже. Я ей обо всем рассказала. Она на нашей стороне.

— Ты уверена, что все будет в порядке?

— Не беспокойся. Море опьяняет меня лучше, чем вино.

— Ну, ты меня успокоила.

Ступеньками ей послужили неровности старинной стены. Лола подумала, как бы ветер не сорвал Ингрид с ее насеста, но подруга держалась крепко и ловко приземлилась с другой стороны. Когда она открыла ворота, они еле скрипнули, звук почти не отличался от поскрипывания флюгера. Они дождались, когда матушка Луна в своих одеждах из облаков покажет им дорогу. Разглядели две постройки справа от внушительного хозяйского дома. Дверь первой из них не была закрыта. За ней оказался дровяной и продовольственный склад. И поломанный мопед. Они обменялись понимающими улыбками, вспомнив о шикарном лысом типе на старой керосинке, упомянутой Тома Ле-Корнеком.

Они направились ко второй постройке. Резкие порывы ветра помешали им почуять запах, который они распознали, только когда проникли внутрь здания.

— Осторожно — предупредила Лола прежде, чем включить карманный фонарик. — Только не кричи.

Круг света выхватил из темноты одеревеневшую, как весло, Ингрид, которая закрыла нос и рот воротником. И тело старика в плаще, скрюченное на постели. На затылке у него запеклась кровь. Лола подошла, наклонилась. Полузакрытые глаза мертвеца успели остекленеть.

— Он тут уже несколько дней.

Ингрид указала на каморку под лестницей. Лола осветила двух убитых собак. Застреленные лабрадоры.

В буфете она нашла нетронутую коробку с пятьюдесятью патронами «Селье и Бело», чистый прямоугольник на пыльной поверхности указывал, что у этой коробки была сестра-двойняшка. Нигде ни следа оружия, к которому подходили бы эти припасы.

— У него длинноствольный карабин 22-го калибра. Мы не имеем права на ошибку.

— Yeah, I know.

— Мы должны передвигаться очень тихо.

— Ясно.

— Обдумываем каждый шаг. Совещаемся шепотом.

— Без вопросов.

Они вышли как оглушенные. Холода они не чувствовали. В этой кромешной тьме перед глазами всплывало тело старика сторожа. Они открыли дверь дома. Было тихо, стоял терпкий запах. Где американец? Не расправились ли и с ним? И может быть, с его семьей? Лола сдержала дрожь и взяла себя в руки. Пожалуй, в доме не пахло ничем, кроме одиночества.

В вестибюле мраморный пол в шахматную клетку, множество картин, прекрасная мебель. Слева просторная гостиная, справа кухня. Они тихонько осмотрели кухню. В сушке тарелка, сковорода, на столе еще свежий хлеб, завернутый в тряпицу, кое-какие продукты в холодильнике. Они вернулись обратно, пересекли столовую и в гостиной обнаружили два светлых прямоугольника на выцветших обоях.

— Морские пейзажи, — прошептала Ингрид.

— Похоже на то.

— Думаешь, он наверху?

— Наверняка. Он там уже несколько дней, должно быть, он предпочитает спать в постели.

— А если он прячется на чердаке?

— К чему? С чердака ничего не слышно. Пошли наверх.

— Ты уверена?

— Наша цель — украсть его карабин. Или мы с ним справимся сразу, или придется набраться терпения.

— То есть?

— Мы станем тише ночи. Но на рассвете разбудим его песней.

— А может, лучше попросить подкрепления? Этот негодяй только что убил человека!

— Вмешивать в наши дела Луи Ле-Гоффа не будем, а то он станет разрываться между должным уважением к начальству и дружескими чувствами ко мне. Разрушить карьеру можно и из-за меньшего.

— Мы могли бы позвонить ему анонимно.

— Могли бы.

— Но так мы не узнаем, кто виновен в самоубийстве Алис.

— Ты как будто бы читаешь мои мысли, Ингрид. Итак, подготовим план «Б» на случай форс-мажора.

— Это французский морж?

— Не совсем.

— Ты мне все это объяснишь на холодную голову.

— Я тебе все объясню на свежую голову в более или менее близком будущем. А пока — ни звука.

— Конечно! Ты что, считаешь меня дилетанткой?

— Только не говори, что ты уже вламывалась в чужой дом в Гонолулу, Владивостоке или Уагадугу!

— Нет, только в Осаке, и у меня были благие намерения и…

— Об этом мы поговорим позже. Уж не знаю, какая у нас тогда будет голова — свежая или несвежая. Словом, после форс-мажора и схватки с моржом. Когда мы скажем «прощай» оружию и слезам и закончим военные действия. Договорились?

— OK! All right! Не надо нервничать! — отвечала Ингрид, сделав знак победы.

Она вернулась на кухню и обыскала стенные шкафы. Она осматривала все не спеша, пока Лола колебалась между подставкой и кухонными ножами. Бывший комиссар заявила, что не чувствует в себе таланта Джека-Потрошителя; придется найти другое средство самозащиты. Ингрид предложила использовать все, что было у них под рукой: утюг, обыкновенную кастрюлю, канистру со спиртом и зажигалку. Они разложили все это на столе.

Деревянная лестница упорно хотела сообщить о двух непрошеных гостьях в доме, где засел вооруженный убийца. Инстинктивно они подчинялись ритму моря, стараясь, чтобы каждый их шаг совпадал с ударом волны о берег. Бесконечно долго они поднимались по ступенькам и наконец оказались в коридоре. Пол был покрыт ковром. Они легли рядом друг с другом.

Прошло не меньше часа, и Ингрид заснула. Лола время от времени встряхивала ее, чтобы она не сопела слишком громко, тем более что завывания ветра стали прерывистыми. Лола размышляла о тысяче жизней Ингрид — от Осаки до Мехико. О моряках, которые даже в этот поздний час возвращаются домой. Об отдыхающих, которым посчастливилось в полной безопасности играть со своими детьми и собакой на прекрасном мирном пляже. О стороже, которому больше не придется играть со своими лабрадорами; о Ришаре Паризи, который, возможно, месит тесто; об Адаме Ноне, спавшем в «зоне X» сном уставшего китобоя; о Морисе, который, несомненно, оплакивал Алис, совсем один в своей квартире на улице Эклюз-Сен-Мартен. Лола уже сама не знала, думала ли она об этом несколько часов или пять минут. А впрочем, вряд ли здесь уместен глагол «думать». Скорее, это были бессвязные обрывки мыслей. Предположения, которые вертелись у нее в голове, как морская галька под ударами волн. Она осторожно повернулась. Может быть, на правом боку ей удастся уснуть.

Но на правом боку было хуже, чем на спине. С каждым вдохом она глотала целую колонию клещей, уютно устроившихся в ковровом покрытии. Дом казался ухоженным, прекрасная мебель была тщательно начищена воском. Все, как в кафе «У Люлю», только гораздо шикарнее. Тем не менее здесь давно не пылесосили. Где же владелец? Почему он живет в другом месте, когда у него есть такое прекрасное имение? Идеальное место, чтобы уединиться с избранными пазлами и бутылкой портвейна. Вспомнив об этом вине, согревающем, подкрепляющем и бесконечно уютном, Лола сумела наконец укротить волны своих мыслей и незаметно уснула.

37

«I can't get no satisfaction!» «Прекрати бренчать на проклятой гитаре, чертов невежа», — собралась было возмутиться Лола, вытаращив глаза на черно-бело-серый коридор, когда поняла, что происходит. В ее сумке все громче орал мобильный. Было светло. Она снова все видела. И не одна она.

— Fuck! — вскрикнула Ингрид.

Справа от них кто-то пронесся. Они бросились вниз по лестнице. Раздался выстрел. Пуля в щепки разнесла перила. Еще одна оцарапала плечо Лолы. Они побежали на кухню. Лола зажгла зажигалку, бросила ее в кастрюлю. Спирт запылал, когда в кухню ворвался тот, кто стрелял. Пламя мешало ему видеть. Ингрид бросилась вперед, выставив утюг, и ударила его по затылку. Взвыв от боли, он выронил карабин и упал на колени.

Ингрид оттолкнула ногой оружие и связала Монтобера электрическим шнуром. Лола погасила пламя и отдышалась, прежде чем задавать вопросы.

— Ну и влип же ты. Зачем было убивать сторожа?

— Это несчастный случай. Мне от этого… дурно.

— Да что ты говоришь?

— Я думал застать его врасплох… без лишнего… ущерба. У меня был ключ.

— Все эти годы?

— Калдер ничего здесь не изменил. Ни обстановку… ни замки.

— Калдер?

— Владелец.

— Ладно, продолжай.

— Я взял карабин. Сторож кормил собак. Я их пристрелил. А его… я хотел только оглушить. Я ударил… не туда, куда надо. Он сразу умер.

Он попытался выпрямиться, но не смог.

— Может, сторожа ты правда убил случайно, но по нам палил всерьез.

— Вы просто две фурии!

— Зато ты агнец.

— Вы с самого начала вели себя как фурии! Чего вам от меня надо?

— Вопросы здесь задаю я. Например, такой: где Калдер? Или с ним тоже случился несчастный случай?

— Калдер никогда тут не бывает. Он купил все сразу, вплоть до белья с нашими инициалами, но… он не обращает внимания на этот дом. У него… есть другие.

— Ты продал марины перекупщику Кернелю, чтобы смыться без паспорта. Это понятно.

С удивленным видом он разглядывал ее, но было заметно, что даже это ему трудно. Более усталого человека Лола, кажется, еще никогда не видела.

— Вы работаете на нее, — процедил он сквозь зубы.

— Кто это она?

Он еще помолчал с таким видом, словно открыл Луну — ту, что вызывает опасные приливы к голове. Сам наполовину оглушенный, он все еще пытался морочить им голову.

— Во имя богини Моря, королевы фурий, святой Марии-Терезы-Бранкиньольской! ТЫ ВЫЛОЖИШЬ МНЕ ПРАВДУ!

Лицо Лолы стало красным, как спелая клубника. Ингрид, вдохновившись, прикинулась психопаткой и приблизилась, поглаживая утюг. Такая тактика оказалась удачной.

— Вы не работаете на министра Плесси-Понто? — произнес он.

— Насколько мне известно, нет! — проворчала Лола.

— Все из-за Симона.

— А это еще кто?

— Симон, сын Элен.

— Того, который подсел на наркотики? Плесси-Понто рассказывала об этом по телевизору, чтобы свести ущерб к минимуму.

Лола быстро соображала. Мирей намекнула, что Алис употребляла наркотики. Она одно время встречалась с наркодилером. Технически она погибла от передозировки. Мирей и Алис выступали на вечеринках, где было полно наркотиков, и какой-то янки напал на Алис, прежде чем наброситься на Монтобера.

— Ты сам снабжал сына Плесси-Понто и Алис?

— Вы ошибаетесь! Я такими вещами не занимаюсь.

— Твоя сестра утверждает, что ты шантажист, но, как знать, чем ты еще подрабатываешь?

— Плесси-Понто… была… делом моей жизни.

Вдруг в его голосе послышалась мечтательность. Может быть, она заблуждалась на его счет? Возможно, этот человек не банальный циник. В его жизни все было рассчитано. Его светская жизнь, спартанская квартира на улице Трюффо, заплывы в бассейне на Жонкьер. Он подчинялся строгой дисциплине, чтобы, когда наступит время, обеспечить себе блестящее возвращение.

— Я знаком с ней еще по колледжу. Элен ничем не блистала, но отец ее был депутатом. Карьера ей была обеспечена. Потом короткая опала из-за той истории с зараженной кровью. Ее отпустили. В этой стране… политикам прощают все, даже… если они по-настоящему влипли. Но если деловой человек допустит одну-единственную ошибку, ему… крышка.

Он замолчал. Его лицо было болезненно бледным.

— Ты о своем отце? — спросила Лола, чтобы дать ему встряхнуться.

— Его друзья обращались с ним, как с зачумленным, враги топили его. А он был… человеком чести, он ушел красиво.

Его лицо покрылось испариной. Все-таки Ингрид здорово приложила его утюгом. Лола налила ему стакан воды и помогла напиться.

— Вернемся к делу твоей жизни. Может, пояснишь?

— Мы хотели заснять Симона… под кайфом. И угрожать… Элен.

— Чем угрожать?

— Тем, что продадим пленку телевидению.

— Ты думаешь, хоть один французский канал стал бы портить себе репутацию историей о молодом наркомане? Это какой-то подержанный Уотергейт.

— Есть иностранные каналы. Некоторые… не постеснялись бы высмеять кандидатку в президенты. И Элен это… сразу поняла бы.

— Поняла бы? Ты хочешь сказать, что это не сработало?

— Именно.

— Почему же?

— Из-за дурости… Алис.

— Она в этом участвовала?

— Мирей и она… должны были… развлекать Симона.

— Давая ему наркотики?

— Да, а парню пришлась по вкусу идея переспать разом с Мадонной и Бритни. Алис все испортила. Она забрала… пленку и предупредила Элен Плесси-Понто.

— Так вот почему ваш министр выступила в прямом эфире, — задумчиво проговорила Ингрид. — Теперь у вас и вправду все, как у нас.

— Да, глобализация идет во всех направлениях, — вздохнула Лола.

Как мог он поверить, что высокопоставленный чиновник такой закалки, как Плесси-Понто, даст собой манипулировать? Уступит одинокому игроку, у которого нет за душой ничего, кроме надменности и двух девчонок?

— Когда это произошло?

— Полгода назад.

— Где пленка?

— Алис сказала, что уничтожила ее. Все равно… она больше не представляла никакой ценности.

Мирей была готова на все ради Монтобера. Но Алис? Почему она ввязалась в такую сомнительную историю? Лоле вдруг показалось, что волны, омывавшие остров, промыли ей мозг.

— Алис не знала.

— Не знала… о чем? — спросил он, словно это был последний вопрос, который он мог задать, прежде чем впасть в многовековой сон.

— Что это был сын Плесси-Понто.

— Вы правы… мадам Жост.

— Симон сам сказал ей, кто он. Так? Наверняка хотел ее потрясти. Конечно, Алис сразу все поняла.

— Мгновенно.

— Она не хотела участвовать в этой безумной затее. Потому что она была далеко не так глупа, как ты думал. Так ты убил ее за это?

— Зачем это мне? Когда ты проиграл… нужно уметь это признать.

— Как твой отец? Разница в том, что человек с принципами, как ты мне его описал, никогда не убил бы старика ради двух картин и убежища.

Он ничего не ответил, глядя куда-то вдаль на бушующие за окном волны.

— Ты хотел бежать в Англию или Ирландию, — продолжала Лола. — И вызвал проводника.

«Ты ждешь его уже несколько дней. У тебя нет сил. Ты говоришь, что не убивал девушку. Откуда нам знать?» Она изменила тактику.

— Расскажи мне о той вечеринке в заброшенном здании, о типе, с которым ты подрался. Это произошло из-за Симона Плесси-Понто?

— Что за тип?

— По словам Мирей, янки.

— Не представляю.

— Обе девушки были в очаровательных нарядах из жидкого латекса. И было море наркотиков. Люди элегантные смешивались со всякой швалью, как говорили, когда я начинала службу в полиции.

— Не припоминаю.

— Ты часто использовал дуэт Мадонна-Бритни?

— Эту идею я приберегал для Симона. Он видел их выступление безо всякого подвоха… И не мог его забыть. Я ждал… своего часа.

У Лолы вдруг потеплело на душе. Я приберегал идею. Значит, Алис обычно в этом не участвовала? Значит, она предпочитала Папуа-Новую Гвинею Флориде, каноэ — «роллс-ройсу»?

— Но Мирей говорила мне о каком-то президенте-генеральном директоре немецкой фирмы?

— Тогда была одна Мирей. Алис… участвовала… только однажды, ради Симона. И ничего не вышло.

— А цветы, шампанское, розовое печенье, роскошная ванна? — настаивала Лола. — Все это было в «Астор Майо». По-моему, все это в твоем стиле.

— Я ничего не могу доказать… я был один дома. Единственный человек, кто мог быть заинтересован в смерти Алис, — Элен Плесси-Понто.

— Чтобы потом потребовать от полиции закрыть дело?

— Дымовая… завеса.

— Нет, нелогично. Чтобы обезвредить твою бомбу, Плесси-Понто нашла лучшее решение. Она ослабила взрыв, рассказав обо всем по телевизору. Трудно себе представить, чтобы она захотела убрать Алис. Если бы она это сделала, обезвреженная пленка, на которой снят Симон в обществе девушки, впоследствии покончившей с собой, вновь стала бы опасной. И на сей раз смертельно опасной. Телевидение поддержало бы Уотергейт на французский манер. Ты следишь за моей мыслью?

— Вас же похитили, верно?

— Вполне возможно, что Авиньон и Орлеан на жаловании у Плесси-Понто, с этим я не спорю. Но как ты объяснишь, что они хотели вытянуть у меня имя того, кто послал Алис? Другими словами, кого-то вроде тебя. Рассуждая логически, они должны были узнать его у Алис, прежде чем ее убрать.

— Ты был заинтересован в ее смерти, — вмешалась Ингрид. — Она могла тебя выдать. К тому же ты знал ее образ жизни, как она работала. Тебе легко было подстроить безупречное самоубийство.

— Самоубийство, рассчитанное на публику, а значит, такое же идиотское, как операция с Симоном, — добавила Лола.

— Конечно, ты не мог знать, что кузен Алис заснимет ее смерть.

Замечание Ингрид сбило Лолу с мысли. Она секунду поразмыслила, прежде чем заговорить снова:

— Вмешательство средств массовой информации вызвало широкую огласку. Иначе о смерти Алис появилось бы лишь короткое сообщение в газетах. Но ее сходство с Бритни Спирс изменило ситуацию.

— Это уже… неважно, — прошептал Монтобер.

Лоле пришлось наклониться, чтобы расслышать его.

— Мирей… была моим шансом… а я все… упустил.

— Похоже, эта девушка и впрямь тобой дорожит, — сказала Лола.

— Мне плохо…

— Корабль! — воскликнула Ингрид. — С двумя очень странными матросами на борту.

Лола встала рядом с Ингрид у окна, выходившего на море, и взяла у нее бинокль, найденный в одном из ящиков.

— Мой проводник, — сказал Монтобер. — Этого придурка я жду… уже… несколько дней.

— Ошибаешься, это Авиньон и Орлеан, — заявила Лола. — Бравые сторожевые псы на службе у своей госпожи. Вот когда обретает смысл выражение поднять паруса.

Они отвязали Монтобера и вытащили его из дома. Качка была не такой сильной, как ночью. За домом лодку нельзя было разглядеть с моря. Они пристали к берегу и довели еле державшегося на ногах Монтобера до машины. Лола устроилась с ним сзади. Ингрид села за руль и двинулась в сторону Сен-Мало.

— Не надо, чтобы Мирей арестовали… из-за меня. Обещайте…

Он потерял сознание и уронил голову на колени Лолы. Невольно она почувствовала сострадание к этому стареющему коллекционеру красивых книг, дорогих вин, воспоминаний, забывавшему интересоваться живыми людьми и слишком поздно об этом вспомнившему.

Прохожий показал им, как проехать в больницу Сен-Мало. Они доставили Ролана Монтобера в отделение скорой помощи, представившись туристками, которые подобрали на пляже человека без сознания. Назвались выдуманными именами и объяснили, что должны заехать в гостиницу за своими документами, чтобы дополнить досье.

И поехали домой к Ле-Гоффам. Вижини была рада, что ей больше ничего не нужно скрывать от мужа. Благодаря их дружбе и признательности, которую испытывал лейтенант к бывшему комиссару, удалось замять эпизод на острове Жиг. Лола сообщила об убийстве сторожа и о том, что сейчас Монтобер в больнице. Она обошла молчанием существование господ Авиньона и Орлеана. Если они в самом деле работают на Плесси-Понто, будет лучше, чтобы Ле-Гоффы ничего об этом не знали. И наконец она попросила лейтенанта связаться с комиссаром Жан-Паскалем Груссе. Он сделает все, что сможет, чтобы Монтобера вернули под его юрисдикцию. Никогда не следует упускать возможность заставить Садового Гнома попотеть.

38

На скоростной магистрали, когда выключили радио, тишина порадовала почти так же, как сон и горячий душ, которые они позволили себе перед отъездом. Они заправились на бензоколонке неподалеку от Ле-Мана.

— И пора бы уже возвращаться, — сказала Ингрид, набрасываясь на свой сандвич. — Деньги, одолженные Максимом, тают, как снег на солнце.

— Держу пари, что мы единственные на свете детективы, которые сами платят за расследование.

— Хорошо, что за годы в «Калипсо» у меня появились кое-какие сбережения.

— Поделим расходы! Вся загвоздка в том, что мой счет в банке заморожен стараниями министерства внутренних дел. Хотя бы это теперь ясно. Во всяком случае, у нас есть одно неотложное дело.

— Которое? У нас их несколько.

— Просить госпожу Плесси-Понто оставить нас в покое.

— Нам здорово досталось от ее горилл. Разве ты забыла?

— Об этом помнит мое тело, Ингрид. Но нужно сказать, что если бы я была более разговорчивой, мы бы пострадали меньше. Грегорьо выполнял приказ. А ему приказано было поторопиться. Во всей истории скорость на первом месте. Точнее, оперативность. Вообще-то я думаю об этом уже несколько часов. Например, почему Плесси-Понто выжидала шесть месяцев, прежде чем перейти в контратаку.

— Может, потому, что она не знала, кто такая Алис.

— Я вот думаю: то, что ты сейчас сказала, — непроходимая глупость или, наоборот, чертовски умно?

— Я думаю о том же.

Шлягер «Роллинг Стоунз» прервал их разговор. Лола с досадой посмотрела на мобильник, прежде чем нажать на кнопку. Ингрид поняла, что она беседует с Диего. Он беспокоился, хотел знать, что происходит. Между прочим, из-за его утреннего звонка их чуть было не убили. Лола упомянула об Элен Плесси-Понто. Ингрид поняла, что тактика изменилась. Прошло время, когда они старались не вовлекать в расследование лишних людей. Теперь допускались сильные лекарства. У Лолы был сценарий, в котором Диего отводилась некая роль. Она почти не вдавалась в детали, но попросила его раздобыть цифровую камеру. Назначив ему встречу, она закончила разговор с улыбкой.

— Ты тоже к нему привязалась, верно?

— Проклятый идальго. Я понимаю, почему бедная Алис сходила по нему с ума. Неутомимый хакер по-прежнему следит за виртуальной жизнью Паризи. Жюльет вся в душевных переживаниях.

— Какого рода?

— Отец хочет сделать из нее образцовую булочницу. Но ей это совсем не по душе. Ее не устраивает перспектива работать шестьдесят часов в неделю. Она предпочла бы встречаться с мальчиками-сверстниками. И потом, если бы она могла выбирать, то стала бы механиком И занялась мотогонками.

— Откуда он знает, что она предпочитает менять смазку, а не возиться с мукой?

— Юная Паризи пошла в отца. Она ведет виртуальный дневник. Диего называет его блогом. Жюльет не замечает противоречия.

Ингрид купила в автомате еще два стаканчика кофе и вернулась к Лоле, у которой на устах играла та же улыбка.

— Ты все еще думаешь о Диего?

— У меня созрел план. На этот раз он тебе понравится.

— Почему?

— Это план в духе рыцаря Джидая — из тех, которые тебя мгновенно осеняют.

— Я тебе всегда говорю, что это лучше всего.

— Курс на «Красавиц». Там будут Диего и Морис. Там будут все, кроме Денев, Депардье и Бьёрк; они были заняты, но в другой раз обещали непременно прийти.


— Думаешь, нас покажут по телевидению? — спросила у мужа цветочница с улицы Марсель. — Странно, мадам Лола не сходила к парикмахеру.

Это было тем более странно, что Джонатан, цирюльник из «Маленькой красивой женщины», оказался в ресторане. Хозяин «Фоли Флорали» пожал плечами. Его гораздо больше интересовала жареная утка, чем вопросы жены. Или маленькая камера в руках у высокого молодого человека, снимавшего Лолу Жост и ее друзей. По его мнению, происходящее скорее походило на импровизированный праздник, чем на серьезную передачу. Но с Лолой Жост и Ингрид Дизель все возможно. В настоящий момент бывший комиссар не скрывала свою природную властность, ведя беседу, которой присутствующие почтительно внимали.

Народу собралось немало. Конечно, сам Максим Дюшан рядом с женой и официанткой Хлоей. Потом этот шикарный психоаналитик со своей собакой — тоже шикарное животное, хотя и немного печальное, что довольно странно для четвероногого, но, в конце концов, всякое бывает. Затем тот пожилой тип, державшийся с большим достоинством, но немного нервный. Цветочник вдруг сообразил, что это бывший актер, преподаватель театральной студии на улице Дельта. Он имел несчастье недавно потерять дочь.

Сухопарый мужчина, похожий на журавля, а с ним круглолицая брюнетка. Выделялись из толпы также двое элегантных мужчин. У цветочника не было никаких сомнений относительно их сексуальной ориентации. И три роскошные девицы, говорившие только по-английски; наверняка подружки высокой Ингрид. Эти красотки с экзотическими именами — Карлота, Манди, Вирджини — похоже, не понимали ни единого слова из выступления Лолы Жост, но были в восторге от того, что оказались здесь и познакомились с кулинарным искусством Максима Дюшана.

Лола Жост рассказывала очень странную историю. Туда, где сидел цветочник, доносились лишь обрывки. Его жена слушала в оба уха. Не удержавшись, она оставила дежурное блюдо и домашнее вино и приблизилась к Лоле Жост.

«Следовательно, эта пленка будет показана в Интернете, и ее увидят тысячи пользователей. Для меня и моей подруги она станет гарантией того, что если с нами случится несчастье в ближайшие дни, недели или месяцы, ответственной за это будет некая персона, занимающая важный пост в высшем руководстве нашей страны. Ее личность и мотивы, разумеется, могут быть преданы широкой огласке. Все, о чем я прошу, — это принять нас, с тем чтобы подвести черту и обменяться информацией. Пришло время встретиться. Личная встреча — это классический и многократно испытанный метод…»

Оператор продолжил съемку после окончания речи. Кое-кто улыбался, другие выглядели серьезными. И вдруг старый актер поднялся и заявил, что он прочитает Гийома Аполлинера. В честь красивой девушки, которая больше не вернется, но которую никогда не забудут. У него был красивый, сильный и звучный голос. Так что не было причины оставить вино и еду. Цветочник слышал, что в старые времена в античных театрах именно так и проходили спектакли. Люди слушали за едой, можно было даже отвлечься от сцены и поболтать с соседями.

«Я сорвал эту веточку вереска

Осень умерла, помни об этом

Мы больше не увидимся на земле

Запах времени — веточка вереска

И помни, что я тебя жду».

Хозяин «Фоли Флорали» аплодировал, как и все присутствующие. Видя, что у жены слезы на глазах, он поднялся, чтобы поцеловать ее в щеку. Его поступок оказался заразительным. Все принялись целоваться. Актер поцеловал Лолу, Ингрид поцеловала Хадиджу, а затем заключила в объятия Максима, психоаналитик почесал голову своему псу как раз перед тем, как одна из англосаксонских красоток чмокнула его в лоб. Один из элегантных молодых людей обнял круглощекую девушку. Оператор, не выпускавший из рук свою крохотную камеру, с легким сердцем запечатлел все это море поцелуев, закончив съемку на Лоле.

— Я бы хотела, чтобы это было совершенно ясно, — выговорила она отчетливо, показывая пальцем на объектив. — Это не реалити-шоу!

39

«Вот как выглядит их версия машины для тайного наблюдения», — думала Лола, осматриваясь. Черный микроавтобус с тонированными стеклами, внутри такой же удобный, как английский клуб в миниатюре. Уютные сиденья обиты мягкой кожей, в салоне установлен телевизор, сейчас он был выключен. Был и бар, которым не пользовались, но это нормально, сейчас только десять часов утра. Несмотря на это, Лола охотно бы выпила глоточек, — она немного нервничала. Напротив нее сидели трое. Пятидесятилетний мужчина в отличном костюме со слащавыми манерами и речью адвоката. Молодая женщина с квадратной прической и такой же квадратной челюстью, в строгом английском костюме и со взглядом инквизитора. Третий участник встречи был одет в темно-синий блейзер, серые брюки и отличался при этом мускульной массой, характерной для спортивных руководителей и телохранителей важных персон.

Мадемуазель Квадрат тщательно обыскала Лолу и, похоже, была разочарована, не найдя ни оружия, ни записывающего устройства. Пока что, после кратких приветствий, начался первый раунд взаимного наблюдения. Мсье Блейзеру не терпелось вступить в бой. Но, судя по всему, доверенным лицом здесь был мсье Шик. Он сразу приступил к делу.

— Мадам, вы просили о встрече и добились ее.

— Она будет краткой. В общих чертах, я хочу, чтобы был разморожен мой банковский счет и чтобы мне вернули свободу передвижения.

Мадемуазель Квадрат смерила взглядом Лолу, словно она позволила себе расхохотаться на похоронах президента. Мсье Блейзер расслабил узел своего галстука. Этот жест напомнил Лоле о некоторых коллегах, давно и прочно ею позабытых, которые именно так приступали к допросу.

— Просьба распространяется и на Ингрид Дизель, — продолжала она тем же тоном. — В случае если я и моя подруга не получим удовлетворения, я немедленно обнародую всеми возможными способами имя и методы особы, на которую вы работаете…

— На что вы намекаете? — оборвал ее мсье Блейзер хриплым голосом заядлого курильщика.

Непроницаемый мсье Шик бросил на него взгляд, прежде чем вновь обратиться к Лоле.

— У меня тоже есть сын, ради которого я бы, не колеблясь, прибегла к тяжелой артиллерии, — продолжала она. — Я не одобряю методы вашей начальницы, но могу ее понять. Боюсь, избиратели не будут столь снисходительными.

— Что за наглость! — возмутился Блейзер.

— Авиньон и Орлеан — имена двух мастеров своего дела, которых я не скоро забуду. Они держали нас в паркинге в Монруже и пытали мою подругу. Можете говорить о недостатке компетенции или чрезмерном рвении, подберите какое угодно определение — это ничего не изменит. Теперь, когда мы решили, на каком поле играем, я готова поделиться сведениями, которыми располагаю.

— Вы ничем не можете доказать то, что вы утверждаете, — заявил Блейзер.

— Я установила личность Авиньона. Это Паскаль Грегорьо, бывший сотрудник отдела по борьбе с наркотиками и мастер доносить на своих товарищей. Основав «Кулачный бой», он занялся тем же бизнесом, что и вы, то есть службой охраны класса люкс, если не ошибаюсь. Вместе со своим подручным он допустил грубую ошибку. Он думал, что, напав на двух женщин, одна из которых уже бабушка, он быстро и без труда добьется результатов. Он не ожидал, что я буду сопротивляться и что ему придется оказывать на меня давление, пытая мою напарницу. И еще меньше он был готов к тому, что она его отдубасит.

Мсье Блейзер хотел было возразить, но мсье Шик остановил его, положив руку ему на плечо.

— Мы принимаем ваши условия, мадам Жост, но…

— Даю вам честное слово. Для меня это кое-что значит.

— Мы готовы выслушать вашу версию.

— Это не версия, а правда. Это должно быть ясно.

Блейзер откинулся в кресле с брезгливым видом, мадемуазель Квадрат, казалось, ушла в глухую оборону.

— Договорились, — с легкой улыбкой бросил мсье Шик.

— Ролан Монтобер, один из владельцев «Праздника, который всегда с тобой» и начальник Алис Бонен, молодой танцовщицы, покончившей с собой, задумал шантаж против своей бывшей лицейской знакомой Элен Плесси-Понто.

— Не будем называть имен…

— Речь идет об истине, так что обойдемся без уверток. Будем называть все своими именами.

Блейзер, казалось, был готов сорвать с себя галстук, чтобы сделать из него петлю, и Лола предпочла сосредоточиться на серьезном, но спокойном лице мсье Шика.

— Он знал проблему Симона и терпеливо поджидал, когда представится возможность снять его на пленку. Он использовал Алис Бонен без ее ведома. Она сообщила о попытке шантажа Элен Плесси-Понто. Не знаю, как ей это удалось, но она сумела сохранить анонимность. По крайней мере в теории. Продолжение вам известно. Министр публично рассказала о проблемах своего сына. А Алис была убита.

— Вы намекаете на наличие причинно-следственной связи! — выкрикнул Блейзер.

Лола не обратила на него внимания. Эта беседа в машине для скрытого наблюдения доставляла ей не больше удовольствия, чем стирка с отбеливателем в одной из стиральных машин больницы Святого Фелиция. Пора было подводить итоги.

— Сначала я думала, что за смертью Алис стоит Ролан Монтобер, но это было нелогично. Он слишком многого хочет, но он не сумасшедший и не дурак. Если бы он хотел убить Алис, то сделал бы это скрытно, а главное, состряпал бы себе алиби. Таким образом, приказ, отданный министерством, представляется мне допустимым решением.

— Что за наглость! Вы считаете высшее руководство страны шайкой злоумышленников! — не удержался Блейзер.

— Вы дадите мне договорить, или мы останемся здесь на всю ночь? Я бы предпочла вернуться домой. Мне нужно там убраться, потому что ваши бой-скауты перевернули все вверх дном.

— Мы больше не будем вас перебивать, мадам, — сказал мсье Шик, подавив улыбку. — Нам тоже предстоит небольшая уборка.

Похоже, у Блейзера будут неприятности. А может, и у мадемуазель Квадрат, если она ассистентка главной гориллы.

— Но это не может быть приказ министерства внутренних дел, хотя бы потому, что Грегорьо появился уже после смерти Алис, — продолжала Лола. — Симон был под кайфом, но не до такой степени, чтобы забыть вечер с двойником Бритни Спирс и попытку шантажа. Когда Алис Бонен выбросилась из окна «Астор Майо», средства массовой информации обнародовали видеозапись, создававшую иллюзию смерти звезды. Вашим службам, уже готовым к чему-то подобному, нетрудно было установить связь между встречей Симона и Алис и этим моментом славы низкопробного реалити-шоу. Это объясняет, почему Грегорьо так хотел вытянуть из меня имя хозяина Алис.

— Я с трудом понимаю, о чем вы говорите, — вмешалась мадемуазель Квадрат, наклонившись к Лоле.

Как прилежная ученица, она поставила локти на колени и оперлась подбородком на ладонь. Перед мысленным взором Лолы промелькнула страшная картина. Намек мсье Шика насчет грядущей уборки достиг цели. Мадемуазель Квадрат очень не хотелось оказаться в шкуре мсье Блейзера. Вот почему ей так не терпелось доказать мсье Шику, что она послушная девочка, простая, скромная и трудолюбивая. И очень гибкая.

— Элен Плесси-Понто решила, что за этим самоубийством, выставленным напоказ, скрывается предупреждение, — продолжала Лола. — Возможно, за неудачной попыткой шантажа последует что-то более страшное? На ее месте я тоже хотела бы это знать. Имеющая большой опыт в использовании СМИ в собственных целях, благодаря своей слащавой и живой манере, которая так нравится избирателям, министр решила показать, что дело Бонен как символ деградации средств массовой информации имеет для нее особое значение и она намерена навести порядок в этом бардаке. Благодаря этой уловке ей удается скрыть, что она лично заинтересована в этом деле.

— Где сейчас мсье Монтобер? — спросил мсье Шик.

— В бретонской больнице с черепно-мозговой травмой. Было бы лучше, если бы вы забыли потребовать его возвращения в Париж.

Мсье Шик покачал головой с видом человека, который был рад этому небольшому лирическому отступлению.

— Местная полиция рассчитывает держать его как можно дольше, — продолжала Лола. — За убийство сторожа. И не забудьте, что его попытка шантажа Елены Прекрасной не была доведена до конца. Впрочем, из этого все равно бы ничего не вышло.

— Елена Прекрасная! Какая фамильярность! — возмутился мсье Блейзер.

— Именно так ее зовут добрые люди, в том числе и полицейские. А вы разве не знали? Вам и правда мало известно.

— Где видеозапись? — спросила мадемуазель Квадрат самым безмятежным голосом.

Честолюбивая молодая выпускница Государственной школы управления, предназначенная для блестящей политической карьеры, незаметно захватила контроль над ситуацией и шла напролом. Мсье Шик бросил на нее заинтересованный взгляд, в то время как мсье Блейзер, казалось, готов был разорвать зубами свой галстук.

— Даю честное слово, что не знаю, — ответила Лола.

Мадемуазель Квадрат взглянула на нее почти дружелюбно.

«Но я понимаю: вы не хотели бы, чтобы телезрители увидели сына Плесси-Понто с девушкой, из чьей смерти устроили представление», — продолжила Лола про себя.

Она помедлила несколько секунд, подыскивая дипломатичный ответ.

— Это видео — обезвреженная бомба, поскольку теперь все в курсе проблем Симона. Вам хотели отыскать его, чтобы проверить мои слова и закрыть дело. Это вполне понятно. Но тут я вам помочь не в состоянии. Отныне вы знаете об этом столько же, сколько и я.

«Если только забыть об участии в этом деле Мирей Кост, — подумала Лола. — Но не стоит топить девушку, вся вина которой лишь в том, что ей не повезло». Женщины еще какое-то время изучали друг друга. Потом мадемуазель Квадрат улыбнулась. Эта слабая улыбка на гладком лице была полной неожиданностью. Лола улыбнулась в ответ. «Зачем вы это делаете?» — казалось, спрашивала молодая женщина.

— Я делаю это ради отца Алис, моего друга, — пояснила Лола, вставая. — Все просто.

Ей пришлось побеспокоить Блейзера, который обернулся к Шику; тот сделал ему знак открыть Дверцу.

Лола с удовольствием вышла на набережную Жавель, увидела быстрые желтоватые волны разлившейся Сены. Она пошла не оборачиваясь в сторону моста Гренель и статуи Свободы, французского двойника американской звезды. Она подумала об Ингрид, терпеливо ждавшей ее в «Красавицах». Решила позвонить, чтобы успокоить ее, а затем не спеша вернуться в свой квартал по набережным Сены. Яркое солнце сговорилось с хмурым небом и напустило на него серые облака, которые разгонял порывистый ветер. Самое подходящее время года, чтобы сбросить тяжесть с души и тела.

40

Еще несколько дней, и наступит весна. Ингрид и Лола вновь обрели свои квартиры и банковские счета. А Морис Бонен — маленький зал в Доме молодежной культуры, где он преподавал в студии. Лола сочла, что это место подходит для того, чтобы дать ему отчет о произошедшем. В этом привычном месте со слабым освещением Морису было легче скрывать свои чувства. Лола предпочла без утайки рассказать ему о злоключениях Алис. Она описала ее колебания на грани бездны, когда девушка склонялась к тому, чтобы участвовать в темных делах Ролана Монтобера. Тем более значительным выглядело то, что гордость в конце концов одержала в ней верх.

Морис уже миновал стадию гнева и спокойно слушал своих подруг, объяснявших ему, каким образом смерть его дочери поколебала положение нескольких высокопоставленных лиц, занимавших высокие государственные посты. Хотя Ролан Монтобер теперь в руках правосудия, убийца по-прежнему на свободе. Лола просила Мориса подумать исходя из того, что ему теперь известно. Одна-единственная подробность, воспоминание о разговоре или признании могут стать новой точкой отсчета.

— Вы уже сделали очень много, девочки. И давайте будем откровенными: мне нечем вам заплатить.

— Ты заблуждаешься. Министерство только что отправило нам два крупных чека в возмещение ущерба. И мы решили их принять. Нам требуется время, чтобы продолжить следствие.

Им пора было уходить. В студии уже собирались ученики Мориса, а Ингрид ждала доктора Леже на еженедельный сеанс массажа. Она ушла на свою встречу, а Лола присоединилась к Диего Карли в Интернет-кафе на бульваре Мажента. Она не стала скрывать, что ее беспокоит состояние идальго. В то время как Морис держался и мало-помалу возвращался к своему привычному образу жизни, медбрат не мог справиться с невыносимым чувством вины.

По мнению Диего, Алис впуталась в эту грязную историю в порыве отчаяния, когда он ее бросил. Сколько его ни уговаривали, ничего не помогало. Он отказался от ремонта своей квартиры и оставил ангелочков и сердечки, чтобы ничего не забыть. Лола предложила помощь Пьерро, друга Максима, мастера на все руки. Безполезно. Она рассчитывала взять Диего измором.

Она застала его за компьютером, быстро стучащего по клавиатуре с сосредоточенным видом, рядом с ним лежал худосочный сандвич с ветчиной и маслом и стояла бутылка отвратительной американской содовой. Всякий раз, когда его пытались затащить в «Красавиц», чтобы он нормально поел, Диего отказывался, ссылаясь то на срочное дело, то на дежурство или другую помеху. Так дальше продолжаться не может.

Он посмотрел на нее своими черными, красивыми, но усталыми глазами и печально улыбнулся. Она прочла на экране несколько строк. Дневник младшей Паризи. Та и не знала, что у нее есть такой внимательный читатель.

— Не знаешь, как разобраться в хитросплетениях семейной жизни! Но я терпелив. Я распутываю семью Паризи нитка за ниткой. Как видишь, это задача не для хакера, а для простого пользователя Интернета. Блоги доступны всем.

— По-прежнему ничего не удалось узнать?

— Жюльет не выносит Жюля. Она обзывает брата бездельником и ревнует его к подружке.

— А кто это? — заинтересованно спросила Лола.

— Это тайна. Но Жюльет Паризи клянется, что она в конце концов раскроет ее. Во всяком случае, его невеста — красивая девушка, которая мечтает о красивой жизни. По мнению Жюльет, ради нее Жюль и занялся тележурналистикой. Его подружка не стала бы знаться с булочником.

— А брат позволяет сестре говорить о нем гадости тысячам незнакомых людей?

— Дневник в Сети, но это не значит, что им кто-то интересуется. Я уверен, что семья ничего об этом не знает. С ее стороны это вызов отцу с его веб-камерой. Брату с его карьерой телеоператора. Вечно недовольной матери. Жизнь Паризи открыта всем, но сами они друг с другом не разговаривают.

Лола прочла несколько строк. Блог Жюльет не содержал ничего увлекательного. Она до тошноты повторяла свои обиды. Лола дала Диего еще некоторое время поработать в Интернете, а потом уговорила выйти подышать свежим воздухом. Они спустились по бульвару до рынка Сен-Кантен.

— Ты ужасно бледный.

— Да нет, Лола, все нормально. Мы с тобой гуляем совсем как Антуан и Адам.

— А это что еще за новость?

— Адам согласился выйти из своего кита, но так как он категорически отказывается заходить в кабинет психоаналитика, Антуан выводит его на прогулку. Они беседуют, выгуливая Зигмунда.

— Я считала, что у Адама вывих.

— Я его вылечил.

— Понятное дело.

— Я хочу, чтобы его по-настоящему приняли на работу в бригаду уборщиков, но это сложно.

— Ну, ты такой упрямый, что своего добьешься. А насчет прогулок — это правильно. У Антуана есть результаты?

— Антуан доволен. Возможно, мы так никогда и не узнаем, что вынудило Адама Нона годами жить в заброшенной зоне старой больницы. В конце концов, это его тайна. Должны же у нас оставаться какие-то тайны. Во всяком случае, каждую ночь он приходит спать в свой колодец. Тайком.

— Что за бредни?

— В «зоне X» есть высохший колодец времен Средневековья. Адам уверяет, что он в нем спит, завернувшись в свой пуховик. Кажется, это его успокаивает.

Они молча прошли сотню метров. Затем она обняла его за плечи и снова стала говорить ему о Пьерро и о его великих дарованиях в малярном искусстве.

— Ты спокойно можешь оставить ему ключи и заниматься своими делами. Или общаться с ним, если хочешь. Это интересный человек. Он был знаком с Маргерит Дюра.

— В самом деле?

— Да, оказывается, он выпивал с ней в местном бистро. Она рассказывала ему о работе писателя, а он ей о работе маляра.

— Это правда?

— Понятия не имею, но Пьерро всегда удается заставить тебя поверить в свои рассказы. Это так успокаивает. Обязательно попробуй.

41

Душевное состояние Папаши Динамита и идальго требовало неусыпного внимания. В субботу, направляясь в больницу Святого Фелиция, Лола радовалась, что ей удалось одним ударом убить двух зайцев. Ингрид теперь щеголяла тем, что ей удалось преодолеть свой страх перед больницами, и подруги отважно вошли в отделение скорой помощи.

Папаша Динамит и вся его труппа по-прежнему работали в онкологическом отделении. Как раз сейчас артисты развлекали больных своими импровизациями.

— У Мориса несколько причин любить импровизацию, — объяснял Диего Ингрид и Лоле, ведя их в кафе, превращенное в театр. — Это сложно и поэтому увлекательно. К тому же так он может не опасаться провалов в памяти.

— Вы теперь неразлучны, верно? — заметила Лола.

— Мы с Морисом подружились. Говорим об Алис. Ему так легче, да и мне тоже. Я многое узнал. Например, что она чувствовала себя виноватой в смерти матери.

— Но почему?

— Алис была трудным ребенком, вот она и вбила себе в голову, будто Александрии рано умерла от рака, потому что слишком переживала из-за нее. Морис тысячу раз пытался ее переубедить. Именно поэтому он позволял ей выступать с его труппой в этом отделении. Здесь она выкладывалась полностью. Мне следовало понять, какое большое у нее сердце.

У входа в кафе они узнали голос Мориса.

«Что вы здесь делаете, мадемуазель, да еще в таком виде?» — «Я вам мешаю? Вы бы предпочли, чтобы я спала в мягкой красивой постельке?» — «Ничуть не мешаете. Я везде как дома».

Роль девушки исполняла маленькая блондинка с лицом, покрытым белилами. Из простыни она соорудила себе то ли ночную сорочку, то ли подвенечное платье; а может, и саван? На Морисе был фрак, цилиндр, черная полумаска. Наволочку он приспособил под узелок.

Ингрид и Лола пробрались среди зрителей и стали следить за историей джентльмена-грабителя, застигнутого на месте преступления в замке юной девушкой. Или привидением. Актеры целиком отдавались игре, а зрители с увлечением наблюдали за приключениями двух отшельников, соединенных по воле случая. Грим и мастерская дикция не позволяли определить возраст Мориса. Он выглядел зрелым элегантным мужчиной, в силу загадочных обстоятельств вынужденным стать грабителем. Его узел казался набитым драгоценностями, подсвечниками и даже ценными картинами. Он делал вид, что приглашен в гости. Инженю была невинной и задорной, как и положено. Она поддразнивала его и, как видно, ничуть не боялась, что подтверждало версию о красивом привидении.

Два главных персонажа увлеклись шутливым разговором, полным очарования. Девушка казалась все остроумнее и таинственнее. Джентльмену-грабителю все больше становилось не по себе. Его волновала ее молодость, но что делал тут он сам? Зачем он явился в замок — за добычей или воспоминаниями? Она старалась преодолеть его сдержанность, вынуждала противоречить самому себе. Светила полная луна, она убедила его выйти во двор, чтобы полюбоваться лунным светом. Склонившись над колодцем, она пришла в восторг от отражения луны в черной воде. Лола почувствовала, как напряглась публика. Зрители боялись за джентльмена-грабителя. Что, если это зловредный призрак, который не задумываясь столкнет в колодец очаровательного грабителя? Но Морис и актриса сочинили куда более неожиданную развязку. Джентльмен оказался не грабителем, а ангелом. Странная простушка была не привидением, а просто девушкой, страдавшей от неразделенной любви. В горячечном сне она видит, будто гуляет по замку и встречает джентльмена.

— Я пришел не воровать. Я пришел вернуть вам радость. Она в этом узелке.

— Вы кажетесь слишком грустным для человека, который приносит радость.

— Мы не должны были встретиться. Мне следовало оставить узелок возле вашей постели. А я не справился с заданием. Опять не справился.

— Опять?

— Мы встречаемся с вами ночь за ночью. Вам не лежится в кровати, мадемуазель. Нелегко излечить вас от вашей печали.

— Но что вы делаете?

— Вы же видите. Я бросаю свое сокровище в колодец. Таковы правила. Радость служит только один раз. Но я вернусь в другом вашем сне. Вы излечитесь от этой любви, которая не достойна вас.

— Вы обещаете?

— Это не просто обещание. Это клятва.

Зал горячо аплодировал. Лола почувствовала, как ее охватило негодование. Она обернулась к Ингрид — у той были слезы на глазах. «Почему все, кто меня окружают, словно деревья, расщепленные молнией? Я совсем не похожа на опекуна. Я слишком стара и уже устала».

Расщепленные деревья, джентльмен, инженю, двор, колодец — все эти слова и образы кружились в безумном танце у нее в голове, а Морис тем временем просил зрителей предложить новую тему для импровизации. Поднялось много рук. Морис кивнул улыбающейся женщине с изможденным болезнью лицом. «Деревенская свадьба, много гостей, песни, танцы», — предложила она с каким-то вызовом. «Деревенская свадьба, раз!» — провозгласил Морис, подзывая своих актеров.

Лола поискала глазами Диего. Он уже вернулся к своей работе. Она склонилась к Ингрид, прошептав, что выйдет на минуту. Американка кивнула, зачарованно следя за артистами, начинавшими импровизацию. Морис обнял партнершу и стал танцевать танго — свадьба была с аргентинским колоритом.

Лола присела подальше от жужжащего улья службы скорой помощи. Незаметно для себя она приближалась к «зоне X».

Высохший колодец времен Средневековья. Адам уверяет, что спит там, завернувшись в свой пуховик. Это его успокаивает.

«А что успокаивает меня? Хороший пазл, старый портвейн, дружеские голоса в «Красавицах». Не вернуться ли мне домой? В моем узелке одни тени. Мне остается только бросить его в колодец. Таково правило. Радость служит только один раз».

Образы, которые породил Морис, были тягостными. Они накладывались на рассказ Диего, вызывая неприятное ощущение дежа вю. Придется снова отвлечь молодого медбрата от работы. И она заранее чувствовала себя любительницей копаться в зыбучем песке, тумане, разрозненных ощущениях. Она толкнула дверь в палату, где находились раненый, врач и Диего. Попросила уделить ей пару минут.

— Ты говорил мне о колодце Адама Нона. А Морис Бонен тоже вставил колодец в свою импровизацию. Мне нужно найти связь, Диего.

Медбрат предложил рассказать об импровизации подробно.

— Связь — это Алис, — заявил он с торжествующей улыбкой. — Она лучше танцевала, чем играла, и поэтому любила браться за одни и те же темы. Много раз она возвращалась к теме колодца. И особенно к истории с сокровищем, которое хранится в колодце.

— Она говорила «хранится», а не «спрятано»?

— Кажется, да. Ты выглядишь довольной, Лола!

— Возвращайся к работе. Я займусь остальным.

Она делала знаки американке. Зрители было подумали, что явились новые участники представления. Но недоразумение рассеялось. Морис и его труппа вновь завладели вниманием публики.

Ингрид и Лола миновали неподатливую дверь «зоны X» и погрузились в ее бетонные внутренности. Лола позвала Адама, но ответа не было. Она подумала, что он прогуливается на солнышке с Антуаном и Зигмундом. Ингрид же всегда была готова к самым нелепым и невероятным приключениям. И Лоле недолго пришлось ее уговаривать прочесать эти сырые и грязные помещения, чтобы найти колодец. Они с трудом отыскали его, но чувство усталости скоро уступило место ожиданию.

Адам Нон замаскировал его брезентом. Опрокинутая тачка удерживала на месте эту крышку от сундука с тайнами. Под тачкой они обнаружили полиэтиленовый мешок с заветным пуховиком.

Лола осветила колодец метров в десять глубиной. Старая, но крепкая на вид веревка была привязана к железному кольцу. Ингрид взглянула в лицо Лолы, искаженное светом карманного фонарика, и прочла на нем вполне ясные инструкции. К счастью, спуск в колодец, заброшенный со времен Иеронимуса Босха, не входил в число ее фобий, и она начала терпеливый и успешный спуск, иногда поскальзываясь на осклизлой стене.

— Здесь пахнет затерянным миром! — крикнула она хриплым, но воодушевленным голосом. — Еще несколько метров, и я буду на дне.

Лола улыбнулась. Никогда она не слышала, чтобы кто-то касался дна с таким оптимизмом. Она осветила мускулистые руки, ухватившиеся за веревку, светловолосую голову.

— Я нашла пластиковый мешок!

Надежда раздувалась, как воздушный шар, в то время как усталость таяла.

Ингрид выбралась на поверхность с мешком, перепачканным землей. Они молча присели на корточки, Лола осветила добычу, Ингрид осторожно открыла мешок. В нем оказались очки, перепутанные проводки и коробочка с кассетой.

42

Пока директор морга составлял компанию Фрамбуаз в «Какон-дез-ами», Диего, Ингрид и Лола заперлись в его логове, которое он предоставил им на полчаса. Диего с лихвой хватило времени, чтобы перекачать на компьютер содержимое крохотной камеры и включить цифровую видеозапись.


Молодой человек со светлыми вьющимися волосами наклонился над низким столом с кокаиновой дорожкой. «Отличный товар!» — заявил он с видом знатока. Алис Бонен в костюме Женщины-Кошки поднимает голову и обращается к камере:

— Симон дурачок.

— Что? — переспрашивает упомянутый Симон.

— Ты богат, недурен собой, не глуп. У тебя знаменитая мать. Так что ты тут делаешь? Разве не видишь, что Мадонна снимает тебя на видео?

Он застывает на месте, смотрит в ту же сторону, что и Алис.

— Где? Как?

— Своими очками, придурок! Ты что, никогда не слышал о мини-камерах?

— Да что ты несешь?

— Думаешь, мы развлекаем тебя, кретин? Мы стараемся доставить твоей матери большие неприятности, вот чем мы здесь занимаемся! Мать у нас — первый полицейский Франции, а сыночек наркоман. Ты не понимаешь, что СМИ расправятся с тобой в два счета?

Алис набирает в рот воздуха и дует. Белый порошок превращается в облачко, Симон пытается спасти его, протягивая руки.

— Не хватает только свечей! Зато сердечности полно! Поздравляю с не днем рождения, негодник!

— Ты с ума сошла, прекрати!

Рука Алис, снятая крупным планом, затем изображение покачнулось и все завертелось.

— Отдай мне их, мерзавка! — кричит девушка вне себя. — Не верь ей, Симон. Как можно спрятать камеру в очках?

— А это что? Не микрофон? — кричит ей Алис. — Он был закреплен у тебя на спине под пиджаком.

Изображение вновь становится четким. Камера запечатлевает пораженного Симона и очень похожую Мадонну с гладкими светлыми волосами и красным пиджаком поверх костюма из черного латекса. Мадонна бросается к объективу. В картинке появляется рука, микрофон записывает резкий щелчок. Бритни влепила оплеуху своей напарнице, и та упала навзничь. Камера снимает ее злое лицо, потом кадр меняется, появляется дверь, длинный коридор. Алис в очках спасается бегством. Она выскакивает в просторный холл, бежит через толпу людей, танцующих под оглушительную электронную музыку. Брюнетка с короткими волосами, в майке и шортах, покрытых блестками, сидит на гардеробной стойке. Она курит, отбивая ритм красивыми скрещенными ногами. Она улыбается Алис, с интересом ее рассматривает.

— Пожалуйста, мое пальто! Вон то, под леопарда.

— Меня зовут Марин, а тебя? — спрашивает гардеробщица, раздвигая вешалки.

— Алис.

— Мне знакомо твое лицо, но в этих больших очках, как у Наны Мускури…

— Извини, но мне действительно пора.

— Жаль, держи, вот твоя шкура.

— Спасибо, Марин.

— Надеюсь, до встречи? Я работаю барменшей в «Циклопе» на улице Коллежиаль.

Кадр меняется. Появляются двое здоровых парней перед кроваво-красным занавесом.

— А я инженю с улицы Катастрофы. Прощай, Марин, — бросает Алис сквозь зубы.

Она решительно направляется к вышибалам. Они приоткрывают ярко-красные занавеси, приветствуя ее восхищенным: «До свиданья, мадемуазель». Алис сбегает по ступенькам заброшенного или строящегося здания и оказывается среди уродливого городского пейзажа. Склады, огражденные проволокой, закрытая заправочная станция. Она бросается бегом, шаги ее гулко отдаются на пустой улице, ее дыхание становится все более прерывистым. Она несколько раз оглядывается.

Кто-то склоняется над окном на самом верху здания. Раздается крик мужчины. Алис сворачивает в переулок, потом в другой. Виден перекресток, красные огни светофора.

Справа перед ней стоянка такси, там стоит машина. Камера снимает дремлющего водителя, руку Алис, стучащую по стеклу. Оно опускается. Алис называет адрес больницы Святого Фелиция. Щелчок открывающейся дверцы, она садится в машину. Проносятся улицы незнакомого пригорода, мелькают разрозненные неоновые огни, слышится грустная музыка. Мост над кольцевой автодорогой. Огни машин сливаются в длинные светящиеся линии. Такси въезжает в Париж.

Она платит, выходит из машины, направляется к отделению скорой помощи, спрашивает Диего Карли. Девушка отвечает ей, что он сейчас занят, надо подождать. Камера снимает коридор на высоте взгляда сидящей женщины, чье дыхание постепенно становится ровным. По коридору туда и сюда снуют люди в белых и зеленых халатах, мелькает несколько усталых и спокойных лиц. Обрывки разговоров. Какой-то треск. Распахивается дверь, за ней видны носилки, на которых лежит раненый, рядом Диего Карли и один из сотрудников. Камера поднимается, видно раздраженное и усталое лицо Диего.

— Что ты тут делаешь!

— Мне нужно с тобой поговорить, Диего…

— Ради бога, Алис, ты же видишь, я работаю!

Камера по-прежнему направлена на дверь, за которой скрылись оба медбрата и носилки. Снова виден коридор. Кафе, освещенное неоном. Тихо работающий телевизор и Адам Нон, сидящий на стуле с шваброй между ног.

— Адам!

Он улыбается ей. Доброй, щедрой улыбкой. Алис подходит к Адаму, ее рука приближается к очкам-камере. Больше ничего не видно, кроме серого пола и ботинок уборщика.

— Храни это как можно бережнее, Адам. И обещай мне, что никогда никому об этом не скажешь! Никогда, слышишь?

Это последняя фраза Алис Бонен, прежде чем наступит глухая тишина в кармане Адама Нона.


— Ну и вид же у вас! — воскликнул Виктор Массо. — Это от слишком сильной радости или смешанного с радостью отчаянья?

— Ни то и ни другое, — ответила Ингрид. — Это скорее синдром черепахи, которая только что достигла финишного стола.

— По-моему, надо говорить «столба», — машинально поправил ее Диего.

— Как хочешь. Мы продвигались маленькими шажками и все-таки запыхались и сбиты с толку. Верно, Лола?

Раз в жизни Лола не нашлась, что сказать, и просто указала на экран. Виктор Массо увидел лишь застывший кадр, который совсем не показался ему привлекательным; нужно было быть посвященным, чтобы оценить тонкости глубин кармана Адама Нона.

— Лола хочет сказать, — пояснила Ингрид Виктору и Фрамбуаз, — что правда была у нас перед глазами с самого начала, но она была снята слишком крупным планом, чтобы мы могли ее различить.

Глаза Виктора и Фрамбуаз округлились, как глаза их рыбок кои.

— Ингрид хочет сказать, — вмешался Диего, — что многое зависит от того, как на это смотреть.

— И если без разбору поглощать образы, то уже не видишь, в чем здесь смысл, — добавила Лола в заключение.

— Я думаю, мы пойдем выпьем еще кофе, верно, Фрамбуаз? Вернемся, когда эта троица лунатиков перестанет спать с открытыми глазами и ртом. Пошли, детка.

Виктор Массо шутил, но на самом деле он явно был заинтересован этим финишем черепашьих бегов. А Диего вертел в руках очки, черную прямоугольную коробочку и моток проводов.

— Камера и микрофон чуть больше пуговицы! Все подсоединено к записывающему устройству с мини-диском. Прекрасное оборудование, наверняка стоит пять тысяч евро!

— Спорим на что хотите, что камеру держала Мирей, изображая Жюля, — сказала Лола. — А в это время Жюль находился в номере и уговаривал Алис выпрыгнуть из окна. После того как напоил ее шампанским с кетамином, чтобы довести до нужного состояния.

К ней было приковано внимание присутствующих.

— Жюль взял интервью у портье как раз перед тем, как поменялся с Мирей ролями, — продолжила Ингрид. — На ней была такая же, как у него, рэп-перская куртка, к тому же она наклеила фальшивую бороду. Ее высокий рост и актерский талант дополнили впечатление. Никто и не подумал ее рассматривать. Свидетели были слишком перепуганы.

— Можно себе представить! — добавил Виктор Массо.

— Один вопрос остается нерешенным, — задумчиво заметила Лола. — Как Жюль Паризи сумел войти в номер 3406 в час пик, когда в фитнес-клубе было больше всего народу, без ключей и никем не замеченный?

— Иногда задаюсь вопросом, не предпочитаю ли я общество моих постояльцев обществу живых людей, — продолжал Виктор Массо.

— Ну, — мило возразила Фрамбуаз, — не стоит преувеличивать, шеф.

43

Лола решила сделать Садовому Гному подарок столь же роскошный, сколь и отравленный. Подарок, насчет происхождения которого ему всегда придется хранить молчание. Она попросила Диего сделать копию видеозаписи, которую можно было бы называть «Не день рождения Симона», и договорилась с лейтенантом Бартельми, что это пленка станет главной уликой в деле Алис Бонен. Потом она предоставила стражам порядка и сотрудникам фирмы «Полиция» заняться своим достойным ремеслом приукрашивания действительности. Комиссар Груссе лично участвовал в задержании Жюля Паризи и Мирей Кост. Любовники находились в квартире, снятой Кост на заработки Паризи. Канал «ТВ Европа» взял его на работу, назначив весьма солидное жалование. Тем не менее он всех обманывал, продолжая официально жить в кругу семейства Паризи под неусыпным оком веб-камеры.

Лола Жост сидела за столом в «Красавицах» в обществе Ингрид Дизель и Жерома Бартельми, который рассказывал им о последних показаниях задержанных. Перестав запираться, парочка выбрала другую тактику. Жюль признавал, что придумал клиента и добавил в шампанское наркотик. Чтобы помочь Мирей Кост отомстить Алис Бонен, напугав ее до смерти страшными галлюцинациями.

— Он уверяет, что никогда не входил в ее номер.

— Как же тогда Алис получила шампанское? — спросила Лола.

— Жюль якобы отдал ей его в холле, прежде чем она поднялась наверх. От имени Марешаля.

А в остальном Кост и Паризи продолжают стоять на своем. Парочка клянется, что не собиралась подстрекать Алис к самоубийству, предлагая ей броситься с тридцать четвертого этажа «Астор Майо». По их словам, отель был выбран не из-за своей высоты, а лишь потому, что Алис работала там раньше. Мирей утверждала, что вообще не была возле гостиницы. И тем более не переодевалась Жюлем. Зато он признавал, что узнал Алис уже в тот момент, когда она перешагивала через окно. И не отрицал, что снял ее смерть вполне сознательно. Так как «было уже слишком поздно, чтобы прекращать съемку», Жюль решил сделать из этого фильм и продать его телевидению.

— Вчера Садовый Гном наконец понял, что уже какое-то время сидит на бочке с порохом, — добавил Бартельми. — Он собирается поскорее передать это дело в уголовную полицию.

— Жюль ему говорил о Ролане Монтобере?

— Так точно, шеф. До Груссе наконец-то дошло, что сын Плесси-Понто замешан не только в старой истории с наркотиками, но еще и в деле о самоубийстве, очень соблазнительном для СМИ. Только теперь он понял, что Кост и Паризи собираются стать знаменитыми. Никогда не встречал таких типов! Жюль не постеснялся заявить мне, что намерен нанять самого раскрученного адвоката. Он планирует найти себе литературного негра, чтобы написать роман об истории его любви к Мирей, которую принудили заняться шантажом, направленным против сына кандидатки в президенты. Еще он подумывает написать киносценарий, чтобы продать его киношникам.

— Это пахнет министерской отставкой, — заметила Лола.

— И провалом на президентских выборах? — спросила Ингрид.

— Вовсе не обязательно. Хороший скандал с отстранением от должности на несколько месяцев никогда не мешал политику вновь подняться.

Она обернулась к Бартельми:

— Короче говоря, сладкая парочка рассчитывает отделаться обвинением не в убийстве, а в неоказании помощи человеку, оказавшемуся в опасности?

— Думаю, да. К тому же они по мере сил пытаются переложить вину на Монтобера. Мирей утверждает, что история самоубийства его отца, выбросившегося из окна, стала у него навязчивой идеей.

— Я убеждена, что Мирей убедила Жюля помочь ей устранить Алис, — заявила Лола. — И что она в нужный момент заняла его место, чтобы предоставить ему железное алиби. Кто мог представить, что оператор не за своей камерой, а по другую ее сторону? Я нередко сталкивалась с ненавистью, работая полицейским, но та, которую испытывала Мирей к Алис, была всепоглощающей. Она ей завидовала. Ее свежести, чувствительности, способности любить. Крепкая оплеуха превратила эту зависть в еще более огнеопасную смесь. Алис посмела бросить в лицо Мирей свое презрение. Она хорошо знала, что Мирей занималась этим вовсе не ради Монтобера, что она собиралась обмануть своего хозяина. Украв видео, Алис украла у Мирей ее мечту о величии.

— Ты помнишь о приезде Авиньона и Орлеана в Бретань? — спросила Ингрид.

Лола кивнула.

— Я бы никогда не подумала, что она сообщит им, где прячется Монтобер.

— Я тоже, Ингрид. И все же это было вполне логично. Кроме Лебуте, только Мирей Кост знала, что он скрывается на острове Жиг.

— Старое сердце Ролана, растоптанное девушкой. Как трогательно!

— Надо сказать, она отменная актриса. А знаешь, я ведь поверила ее представлению на коктейле у Тробона. Юную романтичную девушку, помогающую бежать старому любовнику, который ее не стоит. Ловко ей удалось донести на его, делая вид, что она уверена в его невиновности.

— А мы едва не поверили ее рассказам о том, какой дрянью была Алис.

— Самое скверное то, что у них есть шанс, — сказал Бартельми. — Потому что у нас, в сущности, нет ничего материального. Между прочим, у Жюля есть теория по поводу реальности. Он утверждает, что сегодня люди, которые стремятся к власти, должны уметь ее видоизменять. Больше ничего не существует, кроме того, что делается специально. И Мирей считает так же.

— На месте Жюля я бы не стала на это полагаться, — сказала Ингрид. — Ролан Монтобер тоже считал, что Мирей Кост смотрит на вещи так же, как он. Думаю, что у нее есть свое собственное представление о жизни, такое же огромное, как ее эго.

Хадиджа принесла десерты. Бартельми и Лола взяли сабайон на миндальном молоке, Ингрид — вишневый пирог. Глаза Ингрид вопросительно взглянули на Лолу, которая незаметным жестом разрешила ей попробовать свой сабайон. Лола вылила вино из графина в свой бокал. Ингрид никогда не пила за завтраком, а Бартельми нужно с ясной головой вернуться в комиссариат на последнюю встречу с дьявольской парочкой, прежде чем их доставят на набережную Орфевр.

— Я не сказала своего последнего слова! — объявила Лола. — Я пойду в уголовный розыск к Сержу Клеманти и передам ему наши находки.

— Я тоже пойду? — спросила Ингрид.

Лола ей заговорщицки улыбнулась.

— Что их погубит, так это страсть к деталям. Чтобы свалить вину на Монтобера, они попытались влезть в его шкуру. Он любит цветы, значит, позаботился о них, так же как о шампанском, печенье и роскошной пене для ванн. Это было глупо. Монтобер жил по-спартански, он мечтал вновь обрести свое холодное семейное гнездо, ветер, дождь, крики чаек, вид на берег и на открытое море. Мирей Кост перепутала свои собственные мечты с мечтами буддийского монаха. Роскошная жизнь ее клиентов вскружила ей голову.

— И ей захотелось смешать правду и вымысел, — заметила Ингрид. — Тонкая игра. История с немецким президентом-генеральным директором и янки была подлинной, но в ней участвовала одна Мирей.

— Она даже не забыла вписать номер Диего в записную книжку Монтобера. Чтобы навести на мысль, будто он звонил медбрату из отеля. Полный бред!

— Хорошенько поразмыслив, я думаю, не лучше ли пользоваться лечебными грязями, чем дорогой пеной для ванн. Куда проще и полезнее для здоровья.

— Откуда ты знаешь, если так и не попробовала?

— Вот именно. А что, если нам вернуться на Изумрудный берег?

— У меня другие планы на наш счет, детка, после того как мы заглянем к комиссару Клеманти. Имей в виду, на этот раз ты видишь не дальше своего носа.


Выехав из района Идабаши, где жил сын Лолы, они довольно свободно передвигались по центру Токио то на электричке, то на метро. Ингрид несколько лет прожила в Японии, и теперь к ней возвращались старые привычки вместе со скромным запасом японских слов. Она служила Лоле гидом везде: от переполненных проспектов Сибуя или Синдзуку до спокойных деревенских улочек Янака или Уэно. Сакуры их не дождались. Розовые горки лежали повсюду на аллеях и тротуарах. Последние лепестки цеплялись за ветки, ожидая первого дуновения ветра. Надо было продвигаться к северу.

Они сели на синкандзен, чтобы, если понадобится, доехать до Хоккайдо. Поезд миновал Сендай, затем Хираидзуми. Чем дальше они ехали, тем красочнее становился пейзаж, наконец окутавшийся хрупкой роскошью цветов. Они сошли в Мориока, пересели на поезд до Хиросаки, сняли комнату в риокан. После целого дня гуляния по национальному парку, полному цветущих вишен, Лола заявила, что она вне себя от радости, но умирает от голода. Ингрид решила, что до ужина в гостинице необходимо посетить онсен. Она не стала объяснять, что за этим скрывается.

Они открыли дверь саманного домика. Ингрид опустила несколько сот йен в таинственную машину, безошибочно нажала на кнопки и получила два билета. Они прошли через турникет, похожий на турникеты в метро, затем направились в раздевалку. Лоле пришлось признать очевидное: они находились в общественных банях. Через минуту, отбросив колебания и стыдливость, она согласилась броситься вниз головой в очередную безумную авантюру.

— Здесь нет ничего безумного. Японцы веками ходят в онсен. Вулканическая вода так же полезна для тела, как для духа. И потом, в Риме надо жить на римский манер.

— Римляне любили оргии. Это же еще не значит, что я должна сбросить тогу и объедаться гризли, тушенными в сале зебу.

— Избавься от одежды и предрассудков, Лола. Отдайся фуники.

— А это что еще за зверь?

— Просто атмосфера.

И Лола освободилась от своих одеяний и сомнений. Женщины посматривали на них краешком глаза. Их любопытство не уменьшилось, когда Ингрид предстала перед ними в самом простом убранстве, открыв свою белоснежную спину вместе с изображением «плавучей жизни». Американке удалось сохранить непринужденность, которая, можно сказать, стала ее фирменным знаком. Потом она раскрыла Лоле правила игры. Они должны намылиться и тщательно ополоснуться, по возможности сидя, а затем выйти в пространство, откуда открывается природа.

— И счастье.

— Перестань!

— Вот увидишь!

Лола скоро поняла, что она здесь не единственная зрелая дама, и решилась помыться на глазах у посторонних. Это было тем проще, что завсегдатаи уже утратили к ним интерес. Она прошла вслед за Ингрид в большой холл со стеклянной крышей, окруженный зарослями бамбука. Стебли бамбука как будто тихо шептались, купаясь в тумане, поднимавшемся над бассейном цвета ржавчины, до краев наполненным пахучей водой. Эти общественные бани пахли дровами, влажной землей, мощью гор. Лола уже прониклась фуники и приноравливалась к шагам Ингрид, которая нашла тихий уголок рядом с садом, вишневым деревом и краешком оранжевого неба. Она медленно вошла в воду. Лола последовала за ней, чувствуя себя гигантским омаром, который вот-вот окончит свои дни в дьявольской кастрюле. Но тело легко притерпелось к горячей воде, и она села на каменную ступеньку, погрузившись по самую шею в блаженство, о котором и не подозревала.

— Я бы поступила неправильно, если бы не послушалась тебя, — сказала она, потягиваясь от удовольствия.

Ингрид улыбнулась в ответ.

Одинокая молодая женщина, небольшая группа пожилых дам, мать с дочерью, — Лола различала лица только своих ближайших соседок. По воде плыло утлое суденышко. Протянув руку, она подобрала лепесток сакуры.

— Ингрид, — прошептала она минуту спустя.

— Yeah, Lola?

— Я знаю, почему Жюль приготовил для Алис такую пенную ванну.

— Я тебя слушаю?

— Номер забронировала не Алис. Это сделала Мирей, переодетая Бритни. Потом один ключ передали Алис якобы от имени Марешаля.

— А Жюль взял другой.

— Вот именно. Алис никогда не открывала своему убийце.

— Потому что он уже был в комнате?

— Даже в ванной. Под горой пены. И ванна была слишком прохладной, чтобы она решилась искупаться.

— Но как же он дышал?

— Под пеной можно дышать.

— Ты думаешь?

— В худшем случае ему потребовалось задержать дыхание всего на минуту. Какой смысл Алис задерживаться в ванной? Должно быть, ей захотелось полюбоваться видом из окна.

— Выходит, осматривая номер, она не заметила Жюля.

— Жюль и принес шампанское с наркотиком. Он подождал, когда кетамин начнет действовать, и убедил Алис прыгнуть. Затем натянул одежду прямо на мокрое тело. Поэтому гостиничные полотенца остались сухими. Он спустился в лифте или по лестнице, как будто только что вышел из тренажерного зала. Никто не обратил внимания на парня, мокрого от пота или вышедшего из бассейна. Ты проявила дьявольскую интуицию, Ингрид, предположив, что убийца мог смешаться с толпой спортсменов.

— Портье видел, как из гостиницы вышел тот же самый спортсмен с мокрыми волосами, слегка изменивший лицо с помощью очков или купальной шапочки, а может, и того и другого. Он был одет в тот же «просторный спортивный костюм в стиле рэппера», но уже не походил на молодого телеоператора.

— Они были на волосок от успеха.

Подруги молчали, пока Ингрид не выбралась из бассейна и не села на край, подставив спину свежему воздуху. Лола сделала то же самое и оценила перепад температур, легкое дуновение ветерка на своей коже.

— Что будем делать теперь, Ингрид?

— Возвращаемся в воду, конечно! А потом ты звонишь Сержу Клеманти.

— Ты права. В отличие от меня Серж — мастер допросов. С моими догадками в кармане он добьется полного успеха!


Диего Карли вцепился в свободное переднее сиденье, пока разболтанный самолетик «Эйр Ньюджи-ни» опускался, как огромная неповоротливая чайка, на изрытую ухабами взлетную полосу. Второй пилот обернулся к горстке пассажиров и поздравил всех с благополучным приземлением. Диего нашел, что это еще слабо сказано. Самолет сел на самом краю края земли, в неведомых глубинах необъятного нигде. Поднявшись в воздух в Порт-Морсби, они пролетели много километров над густыми лесными зарослями, извилистыми мутными реками, крутыми перевалами, не видя под собой ни единой взлетной полосы, ни единого телеграфного столба. Это было чудесное и немного тревожное ощущение. Алис пришла бы от него в восторг.

Так как он сидел в носовой части самолета, а выход был в самом хвосте, Диего вышел последним. Он увидел деревню, в полном составе наблюдавшую за выгрузкой пассажиров, их багажа и коробок с продовольствием. Выходит, и на краю края света вы не совсем одиноки. Их группу встретил директор отеля Адриан, мужчина лет шестидесяти.

Диего шел вместе со всеми под заходящим солнцем, под лучами которого пламенели вершины самых высоких деревьев. По пути им попадались кучки папуасов, собравшихся на вечерние посиделки, затем церквушка с шиферной крышей. Пройдя по тропинке еще сотню метров, они вошли в «Тьюфи Ризорт». Диего прижимал к себе рюкзак, слушая, как Адриан излагает им программу отдыха: подводное плавание, горный поход, рыбалка для желающих. Купание, созерцание и ничегонеделание для всех остальных. А еще можно пойти полюбоваться райскими птицами. Правда, это больше чем в часе ходьбы отсюда и придется вставать в четыре утра. Выпили фруктового сока и разошлись.

Его бунгало выходило на террасу, откуда был виден лиловый краешек неба, линия вулканических гребней, крутые черные скалы над фьордами. Серебристый залив переливался в лучах заходящего солнца. Маленький порт. Суденышки рыбаков и ныряльщиков, борт о борт стоящие на якоре. Диего сбросил рюкзак на низкий столик, открыл его и вынул металлическую коробку. Развеять прах Алис над морем и фьордами? Или подарить его райским птицам? Он посмотрел на часы: во Франции было утро. В бунгало нет телефона. Он одолжил у Адриана телефон, работавший через спутниковую связь. Состоялся короткий, простой и теплый разговор с Морисом, словно они находились в одной комнате. Он отключился с чувством умиротворения. Морис выбрал райских птиц, и это был правильный выбор.

Диего вернулся в бунгало, вышел на террасу, сел в плетеное кресло. Подумал, что на том же меридиане, но на расстоянии тысяч километров отсюда, Ингрид и Лола тоже любуются солнечным закатом.

Он вынул из кармана словарь пиджин и стал читать.

Примечания

1

«Я — ангел, а как насчет тебя?» (англ.)

2

Насильственно (лат.).

3

Чокнутая (исп.).

4

Давай! (англ.)

5

Помогите! (англ.)

6

Благодарю покорно (исп).

7

Ты говоришь по-испански? (исп.)

8

Нет (англ.).

9

Нет? (исп.)

10

Нет! Совсем не говорю! (англ.)

11

Проклятье (исп.).

12

Ну а ты, парень? (англ.)

13

Матерь Божия! (исп.)

14

Силой (лат.).

15

Пожалуйста, открой дверь! (англ.)

16

Живо открой эту чертову дверь! (англ.)

17

Никого (англ.).

18

Проклятая бессмыслица (англ.).

19

Намек на роман Бориса Виана «Я приду плюнуть на ваши могилы» (под псевдонимом Вернон Салливан, 1949).

20

Сын шлюхи (исп.).

21

Плато на Юго-Западе Франции, в 1970-х гг. захваченное Жозе Бове, чтобы помешать военным построить там полигон. Бове превратил его в процветающее хозяйство, где в наши дни делают сыр рокфор.

22

«Я устал от одиночества. / Где же ты? Иди ко мне…» (англ.)

23

До свидания, парень! (исп.)

24

Вы говорите по-испански, Лола? (исп.)

25

«Все стремятся в Голливуд. / Они хотят добиться тут успеха…» (англ.)

26

«Им нравится сам дух Голливуда. / Разве это может причинить боль, если так хорошо выглядит…» (англ.)

27

«В воздухе Голливуда что-то есть, / Я потеряла там репутацию, и плохую, и хорошую…» (англ.)

28

Нужно, чтобы ты кое-что объяснила, дорогая (англ.).

29

Не делай этого! Прошу! (англ.)

30

Малина (фр.).

31

Я не говорю по-французски (англ.).

32

Я не понимаю (англ.).

33

Какого черта ты тут делаешь? (англ.)

34

Мы должны выбраться отсюда! (англ.)

35

«Я не могу получить удовлетворение» (англ.).

36

Чертова дыра (англ.).

37

В 1816 г. потерпел крушение фрегат «Медуза», шедший из Франции в Сенегал. Часть пассажиров спаслась на плоту, их подобрали в открытом море только на двенадцатый день, когда многие уже погибли от жажды и лишений. Здесь имеется в виду широко известная картина Теодора Жерико «Плот «Медузы».

38

Понятия не имею (англ.).

39

Правда? (англ.)

40

«На 110-й улице сводники падки на слабую женщину, На 110-й улице торговцы наркотиками не дают покоя янки…» (англ.).

41

Дай мне передохнуть, хорошо? (англ.)


home | my bookshelf | | Дочь самурая |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу