Book: Админ



Анджей Ясинский

Ник

Купить книгу "Админ" Ясинский Анджей

Книга 3. Админ

Глава 1

Архимаг

Наслаждаясь мягкими лучами солнца, весело играющими с листвой деревьев, архимаг прогуливался по своему саду отдохновения. Ему редко удавалось остаться в одиночестве, дела не отпускали архимага ни на минуту. И из-за своей редкости такие минуты ценились им особенно.

Однако сегодня одиночество продлилось недолго. Спокойствие прекрасного и уютного сада, а также умиротворенность мыслей Руархида подобно молоту разбил Мондрид, один из немногих, кто мог приходить в это место без приглашения. В руках он держал папку, по цвету и нумерации которой архимаг заключил, что посвящена она Лиге и лично проделкам Балаватха, которым после всплытия фактов его общения с Ником, а также в виду соответствующей репутации и прошлых деяний, уделялось особое внимание. Эх, Ник, Ник, пожалуй, самое ценное «приобретение» за последние десятилетия, если не столетия, но сколько же ты создаешь проблем! Каких-то пару месяцев прошло, а столько шума уже наделал!

— Руар, — Мондрид остановился невдалеке, — извини, что нарушаю твое уединение, но наводка Ника, несмотря на свою неполноту и туманность, действительно оказалась правильной. Нам удалось откопать пару измерительных амулетов и найти одного из ответственных за установку. Все следы ведут к Лотколбу и его ученикам, — Мондрид сделал небольшую паузу.

— Как я понимаю, есть какие-то сложности, — поглаживая кору дерева, тихо спросил Руархид.

— Да, у нас не так уж и много времени, пока они поймут, что мы их раскрыли, и успеют спрятать все концы в песок. Однако мы до сих пор не решили, в каком объеме будем пользоваться услугами наемников Лиги. Без этого невозможно принять определенную линию поведения по отношению к Лотколбу. Действовать резко и решительно, рискуя поссориться с Лигой, или попытаться решить вопрос максимально деликатно в надежде на хорошие цены.

— Хм, такое нужно обсудить в присутствии нашего «Армейского Папы», но, насколько я помню, мы предварительно сошлись на том, что из Лиги наймем только стихийников и немного огневиков да интеграторов. Амулетная и защитная магия у нас в Гильдии поставлена хорошо; с точечными ударами, целительством, антилошадиными заклинаниями нам должны помочь эльфы.

— «Папа» уже на месте, ждет тебя, — Мондрид всегда слегка подшучивал над привычкой архимага называть главного воеводу, как это принято в «железных» хирдах, — последнее время мы с ним обсуждаем альтернативную стратегию найма, с большим использованием магов Лиги. Существенную опасность для нас представляют шаманы и призываемые ими элементали. Последние разведданные говорят о том, что уровень шаманов заметно выше, чем мы думали изначально. Изучение всех столкновений с орками, как наших, так и других рас, указывает на то, что тактика Лиги, практикующей создание специальных отрядов, охотящихся за шаманами, наиболее эффективна. Неплохо было бы нам нанять парочку таких про запас, так как свои отряды мы просто не успеем создать, слишком важна слаженность действий и наличие специфического опыта. К тому же, эльфы не слишком надежны, ушастые могут отозвать своих магов-рейнджеров, как только запахнет жареным и появится реальная угроза серьезных потерь, да и просто по причине внутренних разногласий при дворе. Слишком уж много тут политики. А вот Лига как раз будет доводить договора до конца при любом стечении обстоятельств, репутация лучших наемников обязывает.

— Кхм, — задумчиво кашлянул Руархид, — судя по их ценам, так они вообще из золота сделанные. Не думаю, что сейчас угроза нашего поражения реальна. А для карательных операций в степи хватит и наших регулярных войск, наемники должны просто минимизировать потери. Тебе так не кажется? — архимаг немного задумался. Благоухание цветов и легкое шуршание листьев колыхаемых ветерком, определенно настраивало на оптимистический лад. Стоп! Откуда здесь ветер, и почему он дует как-то снизу-вверх? Руархид перевел разговор в менее важное русло, но мысли его были далеко, внутренним зрением он отыскивал магические нити к защитной системе дворца.

Вдруг, ни с того ни с сего, Руархид резко закрыл глаза, замолчал, на его лбу проступили капли пота, он резко поднял вверх руки. В небо взметнулся столб видимого лишь магическим зрением коричневого сияния, рассыпавшегося в километре над землей мириадами бурых искр.

— Умри, дворцовая сволочь, — прошептал главный маг гномов.

— А ты уверен, что этот воздушный элементаль был призван кем-то из дворцовых? — будничным голосом уточнил глава внешней разведки, мгновенно понявший происходящее.

— А кто же еще? — буркнул архимаг, — прослушка была реализована на высшем уровне, я с трудом заметил. Боюсь что это не первый день нахождения элементаля над моим садом. Конечно, у Лиги есть отличные стихийники, им это тоже по силам, но перед переговорами они рисковать не будут. Балаватх, конечно, тот еще типчик, но осторожность ему присуща.

— Ну, есть еще и сильные независимые стихийники, — с сомнением в голосе ответил Мондрид, привычно прорабатывая все варианты, — есть даже приличная вероятность того, что это был Ник, слишком уж велика его осведомленность.

— Не думаю, — качнул головой архимаг, — слишком уж изящно все было проделано. У Ника же, судя по отчетам, тонкое управление элементалем плохо получается, а вот силы призыва не занимать, — промолвил Руархид. Однако его пальцы начали нервно теребить кору близстоящего дерева, очень уж не хотелось собственными руками убить ценнейшее свое приобретение.

— Я тоже так думаю, но и исключать этот вариант тоже не стоит. Я срочно направлю к нему пару магов, посмотреть, что происходит. Если нам действительно не повезло и это был он, то хоть первую магическую помощь ему окажут.

— Действуй, как появится результат — сразу ко мне. И вызови специалистов, ответственных за защиту дворца, пусть объяснят мне, как стало возможным проникновение элементаля внутрь периметра, и за что они получают свои деньги, — из сада архимаг быстро направился в свой кабинет за бутылкой огненной успокаивать нервы.

* * *

Далеко от центра столицы, во дворе маленького охотничьего домика километров в сорока от окраины города человеческая женщина, с виду лет тридцати (хотя аура говорила о значительно большем возрасте) с трудом приходила в себя. Выплюнув пару сгустков крови и с кряхтением приподнявшись с лежанки, устроенной под густой кроной дерева, она взмахом руки, позвала помощника.

— Амулеты, — голосом, привыкшим приказывать, потребовала она.

Все! Ее шпионскую миссию можно считать законченной. Проклятый коротышка влил в свой удар огромное количество энергии. Если бы она заранее не приняла меры предосторожности, ей бы просто выжгло всю ауру. А так отделалась повреждениями средней тяжести. Оборвать все каналы связи с элементалем она не успела — слишком уж окрепла их связь за четыре дня непрерывного взаимодействия. Что сталось с самим элементалем, узнать пока не представляется возможным.

Что ж, недельку-другую ей придется потерпеть без слияний со стихией, довольствуясь лишь тем, что могут делать эти жалкие «прядильщики плетений», не способные сделать и трети того, что творят настоящие повелители стихий. О безопасности она особо не беспокоилась. Нюх гроссмейстера стихийной магии, позволил ей определить месторасположение частых призывов воздушных элементалей недалеко от столицы. Им оказался полузаброшенный полигон, на котором какой-то довольно сильный самоучка тренировал управление воздушной стихией и проводил прочие магические эксперименты. Все-таки забавные эти самоучки! Если у стихийников, тренированных с детства, развитие силы и мастерство идут рука об руку, то у тех кто решил освоить это в зрелом возрасте и каким-то чудом добился успехов, наблюдаются любопытнейшие неравномерности. Вот, к примеру, этот маг, при скорости и силе вызова на уровне мастера воздушной стихии, умудряется при этом управлять элементалем на редкость бездарно и на многие правила безопасности плюет с большого минарета. Наверное, только отлично раскачанная аура не дает его элементалю «сорваться», хотя, возможно, есть и что-то еще, издали, да еще при наблюдении посредством элементаля плохо видны детали, а приближаться рискованно. Да и вызов у него «шумный» очень, по магическим всполохам она этого мага и обнаружила. Теперь он, сам того не зная, должен выступить в роли ее «щита» от погони. Если Руархиду все же каким-то чудом удалось зацепить след управления элементалем, то архимаг пошлет по нему группу дознавателей (зря она, что ли, вытягивала линии управления элементалем не напрямую, а зигзагом, чтобы краешком зацепить тот полигон), которая сразу же прицепится к этому самоучке и будет долго его мурыжить. А когда разберутся, реальная виновница будет уже далеко.

Она взяла принесенный помощником амулет связи — зеркало в золотом обрамлении — и активировала его. Султан должен знать, что ее миссия в столице закончена и нужно подготовить ей встречу через пять дней в заранее условленном месте. Даже той малости, подслушанной ею, достаточно, чтобы султан мог скорректировать свою позицию на совете великих эмиров. После доклада, приказав помощнику седлать лошадей, она привычно начала готовить магические вещи к отъезду.

Перед тем, как сесть на лошадь, женщина внимательно осмотрела свое отражение в зеркале. Хороша, нечего сказать! Глаза красные от полопавшихся капилляров, лицо отекло, — она про себя вздохнула. Радостное настроение от удачно завершенной операции здорово портило то, что она видела в зеркале.

«Ну ничего, за неделю исцелюсь», — подумала она и добавила энергии в целительное плетение.

А на тыльной стороны зеркала в лучах падающего сквозь ветви дерева света переливалась всеми цветами радуги эмблема дворца — выходящий из сосуда дым, изображающий человека в тюрбане с хитрой усмешкой на устах и сложенными ладонями в позе мнимой покорности.

Ник

А вот по элементалю земли в книгах ничего не нашлось. Обычно они упоминались только в контексте их исторического использования. В давние времени действительно с помощью них строилась столица, да и не только она. Элементалей использовали практически при каждом строительстве. Особенно это актуально было при подземных разработках. Еще когда гномы сидели под землей (и чего они там забыли?), элементали защищали все входы-выходы в подземелья. Мало кто мог отважиться полезть туда. Ну и непосредственно к разработкам недр они привлекались. А вот причина, по которой гномы утратили способность или знания, как вызывать элементалей, сокрыта мраком. Я так и не нашел никакого упоминания. Странно и печально.

Я попробовал реализовать плетение левитации. У Умника получилось его воссоздать по описаниям. Здесь пригодились снимки плетений, сделанные во время демонских выступлений. В боевых плетениях, наносящих механические удары, он смог найти фрагменты, воздействующие на гравитацию. Мы тщательно оптимизировали их. Тем не менее, испытав это плетение, я понял весь скептицизм гномов. Забитого под завязку магией кристалла-накопителя хватило лишь на две минуты его работы! Жаль, для полета этого явно не хватит, сколько бы я накопителей ни взял. Однако каковы побочные эффекты!

Для проверки плетения я использовал полигон по его прямому назначению. Само плетение сформировал по центру площадки, чуть углубив его под почву, затем включил защитный полигонный купол и уже снаружи наблюдал за активацией плетения по установленному таймеру. Понятно, что модель в компе — это хорошо, но для того, чтобы точно знать, как поведет себя совершенно неизвестное (новое) плетение, надо провести хотя бы пару экспериментов. Как показал эксперимент, я правильно поступил, поставив защитный купол. Мало того, что, как ожидалось мною, грунт непосредственно над плетением мгновенно оказался в воздухе, со скоростью пули разлетаясь не только вверх, но и по сторонам, так еще почему-то и ямища огромная образовалась. Честно говоря, по первому впечатлению, так просто что-то взорвалось. В воздухе стояла пыль, дышать было тяжело. Пришлось призывать элементаля воздуха, чтобы развеял ее. В тот раз накопитель разрядился за несколько секунд. Это дальнейшие эксперименты позволили довести время работы плетения до двух минут, а весь эффект — просто парящие над землей камни. Прикольно, конечно, но слишком затратно. Сам я не решился встать на этот пятачок, чтобы на себе проверить результат.

От расстройства я пошел отмокать в озерце, где от нечего делать сформировал простейшую модельку боевого использования этого плетения «левитации». Ага, блин, левитации. Хрен полетаешь. Как обычно, для удобства в качестве носителя плетения и одновременно его батарейки я использовал кристалл, в который встроил механизм разворачивания, придуманный Крисой, но оптимизированный под мою задачу (кстати, прикольная вещь получилась — хранить плетения в свернутом, неактивном состоянии и при необходимости разворачивать их), и таймер с настраиваемой задержкой. И вот плетение левитации одним движением руки превращается не в левитационное устройство, а в свою противоположность — все, что попадает в зону его действия, оказывается под воздействием взбесившихся гравитационных моментов, действующих случайным образом в разных направлениях. Короче объект или разрывается или плющится и колбасится. Производство таких бомбочек на поток, конечно, не поставишь, но для личного использования вполне сгодится, тем более с количеством магии у меня проблем нет. Одна мысль тянет за собой другую, как оно частенько бывает. После создания таких кристаллов, в голову пришла мысль о доставке бомбочки по назначению. С помощью Умника я реализовал мелькнувшую как-то у меня идею про рогатку. Хорошая получилась вещь, ничуть не хуже того, что продается в наших спортивных магазинах. Ну и напоследок встроил в кристалл датчик ускорения, чтобы эта фигня детонировала от удара. Радиус поражения тоже сделал легко настраиваемым. По понятным причинам, чем он больше, тем слабее действие гравитационного удара. Ну да ничего. При диаметре в десяток метров плетение еще сохраняет свое разрушающее воздействие на живой организм, а дальше экспоненциально падает.

Интересно, зачем я постоянно придумываю что-то новое в области оружия? Может потому, что для этого достаточно просто переделывать многие из стандартных, не-боевых плетений? Или это обычная тяга мужчины к оружию?

Поигравшись с рогаткой и один раз испытав конструкцию с заряженным кристаллом (с положительным эффектом) озаботился следующей, вытянутой за хвостик на поверхность мыслью. Ведь может понадобиться быстро заряжать заполненные кристаллы начинкой с нужным функционалом? Может! Надо этот процесс сделать автономным? Надо! Зачем? Да просто может возникнуть ситуация, когда и я и Умник будем сильно заняты, чтобы отвлекаться на такое. То есть надо сделать экспресс-накладывание нужного плетения. И еще некоторое время я занимался разработкой и реализацией зарядного устройства в виде небольшой шкатулки. Больше всего времени понадобилось даже не на механизм самого накладывания плетения, а на контроль допустимости этой операции над вложенным внутрь предметом. То есть простенькое (по словам Умника), а на самом деле достаточно сложное плетение анализа. Если со струнами можно было не морочиться — там просто бы результат не работал, то здесь опасно пускать это на самотек, а ну как накопитель в руках бумкнет? И опять же на основе аналоговой схемы. Блин, когда уже я сяду за разработку «цифровых» схем? И надо ли? Ладно, время еще не пришло, надо с текущими задачами закончить.

Шкатулку в этот раз я не стал сильно украшать. Сделал ее размерами с ладонь из монокристаллического алюминия, синтезированного Умником, чтобы и крепкая была и легкая. На лицевой «панели» — кнопочки-«активаторы» начала работы — просто выгравированные стилизованные рисунки. И, конечно, — радужный дракончик, изображение которого я ставлю на все свои вещи. Для первого раза шкатулочка у меня заряжает только сонные кристаллы и гравитационные — «гравий», как я стал называть такие кристаллы. Но места там еще много осталось и для кнопок, и для зарядных плетений — по мере разработки чего-то нового можно будет встраивать. Единственное отличие этой шкатулки от той, которая заряжает струны мастеру Рему, — здесь я встроил стандартный накопитель и все построил чисто на магии земли.


Бесполезно потратив еще некоторое время на левитационное плетение и анализ информации по элементалю земли, решил дождаться встречи с Васой. Интересно, что такое написано в тех книгах, что архимаг собрался мне подогнать? Ладно, посмотрим, авось что и пригодится. Затем проанализировал свой провал с элементалем воздуха. И ведь специально не включал свою динамическую защиту, чтобы, как я думал, проблем не было! — я потер уже практически зажившие бока. Вообще, как я понял, при слиянии с ним физического контакта не происходит. В противном случае тогда, когда я с его помощью вырывал ворота в доме мертвителей, скорее меня бы унесло в сторону, а не ворота. Видимо, слияние просто позволяет почувствовать возможности элементаля как свои ощущения, облегчая их использование, позволяя управлять, но не быть им. Отсюда что следует? Первый вывод — с помощью элементалей желательно не воздействовать на самого себя, а лучше на окружающее. Наверно, можно все-таки и к себе применять возможности элементалей, но здесь, как мне кажется, контроль должен быть полный, во избежание, так сказать. Второй вывод: точность управления элементалем — дело моей тренировки. Это наводит на следующие рассуждения.



Допустим, что элементали — псевдоживые существа или механизмы, потому что иначе совершенно непонятна причина их существования. Если бы они были «живыми» существами, так сказать, саморазвившимися, то они не стали бы так относительно легко отказываться от свободы, полностью подчинясь магу, безропотно выполняя любые его приказы. Больше похоже на то, что их кто-то создал для определенных целей. На эту роль, в первую очередь, вроде как, подходит Дронт, но дело в том, что и на моей родине о них известно. По крайней мере в мифах. Может, о них у нас стало известно так же, как о гномах и прочих? Типа диффузия информации или самих объектов в другие миры? Кто знает. С одной стороны, Дронт вроде не подходит, потому что понятие элементаля — везде одно, а управлять разными типами могут только маги разных «конфессий», и только своими. С другой, кроме Дронта, больше некому, тем более, что при его уровне работы с инфомагией он мог не обращать внимание на такие мелочи, как различные типы магических энергий. М-да. И что из этого следует? А то, что принципы управления элементалями должны быть унифицированы. Ну, или не сильно различаться. Есть еще одна интересная мысль. Если их создали, то с определенной целью. С какой целью создают автономные механизмы? Правильно, выполнять какие-то действия, алгоритмы. Причем, чтобы они хорошо это делали, кроме режима непосредственного управления им нужно придать хотя бы примитивный искусственный интеллект, иначе — контроль, контроль и еще раз контроль, в результате которого практически теряется смысл автономности. И еще, разные элементали должны обладать разным набором типичных алгоритмов-действий, чтобы, например, вызвать одного из них и дать ему команду спокойно отдыхать, или вызвать другого и дать другую команду. Видимо, поэтому они и получились различные по сути. Один заточен для управления воздушными потоками, другой — водной стихией, третий — ну, пусть, для строительства. А вот симбионты больше похожи на естественно появившихся паразитов. В пользу этого говорит даже не отсутствие «интерфейса» доступа к их управлению, который мне самому пришлось делать, а их бесполезность. Ибо это я догадался их как-то использовать, а так живут себе и никому не подчиняются, только паразитируют на людях.

Я потряс головой. Эдак до чего угодно можно додуматься. Идея-то с элементалями хорошая, но уж слишком явная. Мало ли какие причудливые приколы случаются у нашего мироздания!

Ладно, все равно других вариантов не остается, примем эту гипотезу как основную. Тогда нам надо найти свой подход к элементалям. Вернее не свой, а правильный, зашитый в них. Однако трудное это дело. Я хоть и вызываю одного такого товарища, но даже принципов не понимаю. Только смутно как-то. Ладно, допустим, Умник отследит все, что происходит у меня в мозгу при вызове, но для нахождения общих моментов надо вызвать другого элементаля (чего я сейчас не умею), чтобы отследить пересечения и найти общее. Блин, замкнутый круг получается. Чтобы понять как вызывать элементалей, надо вызвать второго, а чтобы вызвать второго, надо знать как.

Я задумчиво подергал себя за мочку уха. Хм. А кто говорит, что это должен быть именно я? Ну, второй вызывальщик? Ведь можно найти какого-нибудь стихийника и попросить его вызвать, например элементаля воды или огня, а самому снимать показатели с мозга. Огненный вызывальщик мне знаком — Читаатмаа. Но что-то душа не лежит обращаться к нему с такими просьбами. Тот еще тип, себе на уме.


— Крис! Заканчивай заниматься фигней! — я уже разложил небольшой костерок, у которого мы привыкли вечерять с подругой. Уже практически стемнело, но Криса и тут, метрах в ста от озерка, где мы устроили удобную площадку, своеобразный выездной лагерь, пыталась работать, прикрепив рядом светильник.

— Угу, сейчас, — пробормотала она, не отрываясь от тетради. Я с улыбкой посмотрел на нее и подпалил дрова. Кстати, дров тут в предгорье мало, пришлось заплатить одному дядьке, живущему вдали от города, но недалеко от нас, чтобы он сделал нам тут недельный запасец дров. Классно все-таки сидеть у костра, жарить на веточке кусочки хлеба, разговаривать с красивой девушкой (и не только разговаривать) и все это — на свежайшем воздухе с тонким травяным запахом, добирающимся до нас на гребне легкого ветерка. Я каждый раз с удовольствием занимался разведением костра. Мало того, что это неплохо отвлекает, дает возможность отдохнуть мозгу, так еще и тренировка — у меня все лучше и быстрее стало получаться самому формировать плетение, которые местные в основном используют для нагрева воды, ну а я, со свойственным мне взглядом со стороны, приспособил его для розжига, кое-что изменив в его структуре для оптимизации траты энергии. Забавно наблюдать, как деревянные чурки махом возгораются сразу со всех сторон. И ведь магии для этого тратится всего лишь раза в четыре больше, чем при использовании демонской огненной. Примерно столько же тратится, если сначала перегонять магию земли в магию огня, а потом использовать демонскую «зажигалку». Мое плетение немного экономнее, все-таки потери при конвертации немаленькие. Похожим плетением пользовался Васа в том походе. М-да… «И все равно я круче! Мое экономичнее!» — добавил я себе позитива.

Ожидая Крису и поджаривая на огне хлеб, нанизанный на прутья, я снова вернулся мыслями к своим делам. Если завтра до обеда не появятся посланники от Васы, придется ехать самому. Организовать, так сказать, «удачную» для него встречу со мной, чтобы он передал мне нужные книги по элементалю земли. Да и поспрашивать про водного или еще какого стихийника надо. А пока в основных делах у меня организовался застой, я довел наконец до конца создание магической книги, так давно обещанной Васе и разрабатываемой в редкие моменты свободного времени, а также концертный вариант аппаратуры для Тира.

Сначала я просто планировал делать изображения страниц в виде плетений, видимых только в магическом зрении, но тут решился разобраться с иллюзиями, виденными мною на приеме у демонов и в результате переделал большую часть механизма книги. Умник загнал те плетения иллюзий в модель магии, дополнив их плетениями Лотколба (который, как оказалось, тоже был падок на иллюзии и всякие мигающие/переливающиеся и т. д. амулеты) прописав при этом все их характеристики, параметры и свойства, в результате чего я смог с ними работать. Сама книга — это матовое стекло, укрепленное магически, в красивой рамке со встроенным кристаллом-накопителем. Внутри рамки прячется где-то под тысячу плетений, играющих роль страниц. «Раскрытие» книги, то есть появление заглавной страницы происходит при нажатии на изображение дракончика в левом нижнем углу книги. Больше всего времени я потратил на эффектную заставочную картинку, — я оглянулся на Крису и мысленно улыбнулся, вспомнив реакцию девушки, когда после проделанных ею манипуляций, на нее из рамки почти выпрыгнула зубастая и первоначально страшная разинутая пасть дракона, мгновением позже превратившаяся в достаточно милую мордашку того же дракончика, втянувшегося обратно в рамку.

М-да уж, не думал, что милая шутка вроде заставки реинкарнации старого фильма «Челюсти», только не с акулой, а с дракончиком в главной роли, так подействует на нее. Особенно учитывая то, что иллюзия была плоская, да и качество хромало, технологию еще предстоит довести до ума. Хотя, может, все потому, что я — «дитя цифрового века», а она нет, вот и дергается? В общем, я с трудом успел поймать мгновенно выброшенную книгу и с удивлением смотрел на бледную Крису, окутавшуюся пологом невидимости. Потом за свою шутку чуть не получил от разозленной девушки по полной программе.

Дальше я морочиться с книгой не стал, после заставки шла простая страничка с номерами страниц, при нажатии на которые разворачивалось плетение выбранной странички. Предыдущая сворачивается. Ну и внизу каждой страницы типа стрелок влево-вправо. Честно говоря, мне эта возня с книгой уже давно надоела, задвинутая в фон более актуальными задачами, хотя изначально я хотел сильно повыеживаться с ее созданием. Под конец я уже подумывал просто сформировать обычную книжку на бумаге, но просто стало жаль наработок. Несмотря на то, что качество изображения было не ахти и уступало бумажным распечаткам, там были гиперссылки. Такого на бумаге не сделаешь! Хотя, анимашки там были кривые, да и мало, а гиперссылки были прилеплены на соплях и время от времени глючили.

В книге весьма подробно разбиралась приведенная в стройную систему методология упрощенных (из-за отсутствия компов) расчетов на примере известных плетений с подробными картинками и объяснениям. Также приводились оригинальные плетения, получающиеся в результате расчетов. Эта методология, если ее хорошо освоить, по сути полностью меняет подход к формированию нужных плетений. Особенно, учитывая то, что я включил туда даже наброски в виде идеи некоторого аналога магокалькулятора (до ума его не довел, но гномы, если мозги на месте, должны схватиться за нее и сделать на его базе более продвинутые расчетные вещи). То есть до пятидесяти-семидесяти процентов времени на разработку теперь тратится не на эксперименты, а на бумажную работу. И лишь остальное — практика. Криса уже вовсю осваивает эту методику. И вроде бы получается. Чего стоит только ее сигнальная сеть. И вряд ли она додумалась бы до того генератора плетений, если бы не проводила столько времени за освоением нового подхода к разработке плетений и расчетами.

Вернула меня к действительности рука Крисы, взлохматившая мне волосы на голове.

— Ты все уже?

— Ага, — девушка села рядом со мной и прижалась. Я приобнял ее и поцеловал темечко.

— Получается?

— Уже почти закончила. Теперь только эксперименты покажут, правильно ли я все рассчитала.

— Молодец.

Минут пять мы сидели просто наслаждаясь теплом от костра, запахами горящего дерева, слабым ветерком и ощущениями от прикосновения друг к другу.

— Ну что, будем ужинать? — наконец спросил я, вспомнив, что девушка, как всегда, увлекшись работой, только быстро что-то пережевала на обеде. Угробит еще себе желудок, блин, с такой «диетой».

Криса сорвалась с места и стала быстро готовить вечерний перекус. Я с удовольствием следил за гибкими движениями девушки. Все-таки регулярный секс — это просто класс! Да еще если в партнере тебя привлекает не только его тело, но и душа, и есть о чем поговорить. Вечерами мы с Крисой неплохо так кувыркались.

Но на самом деле секс был не только приятным времяпрепровождением. Меня очень интересовал эффект слияния аур и сопутствующие ему возможности. Как ни странно, лучше всего это удавалось во время и после секса. Поразмыслив немного я пришел к выводу, что в такие моменты, кроме осознанного снятия Крисой аурной защиты, ослабевают или снимаются какие-то внутренние защитные механизмы организма, в результате чего и выходит максимальный эффект. А в процессе Умник замерял и записывал самые разные параметры, чтобы потом мы с ним вносили коррективы и добавления в нашу модель магии по линии ауры и ментального тела. Но, как бы то ни было, результат был налицо.

В то время как мы с Крисой кувыркались, Умник стенографировал параметры, а я (спасибо многозадачности) отрывался по полной, пробуя все новые и новые вещи! Причем, уже опробованная возможность почувствовать себя в чужом теле была в аутсайдерах, конечно иногда интересно попробовать что чувствует партнерша (особенно в плане оргазма=)), но, вдоволь наигравшись, все-таки понимаешь, что свое тело куда приятнее и совершеннее, во-первых, потому что мужское, во-вторых, потому что проапгрейженное по полной программе. Поэтому основной упор был на другом…

Даже сложно представить, какие вещи можно вытворять аурой и переделанными целительскими заклинаниями, даже самый хайтечный сексшоп отдыхает! Аура может принимать любую форму (от точечного воздействия до работы над большими областями и объемами), забираться в самые труднодоступные места, вызывать широкий диапазон ощущений: от псевдопоглаживания до волны тепла. Спасибо модели магии, на ней я смог смоделировать (а под руководством Умника и отработать (довольно напряженные тренировки, должен сказать!) огромный спектр вещей. Коронным же приемом была работа всей поверхностью ауры по всему телу Крисы (как по поверхности, так и частично внутри него, вроде проникающих волн тепла). Ей это нравилось больше всего и захотелось тоже уметь делать мне приятно таким вот способом, попросила ее обучить. Ну, это дело святое, мне грех было отказывать. Правда, почти сразу стала видна главная преграда — неравномерная разработанность ауры девушки, из-за чего многие вещи, несмотря на очень точную обратную связь (спасибо Умнику, параллельно анализирующему ментальное тело Крисы и подсказывающему мне что говорить), у нее выходили очень криво. Пришлось заняться выпрямлением ее ауры. Для этого, перед каждым сексом и/или купанием в нашем мелком «озерце» (а проводить их я старался все чаще и чаще), я разворачивал в воде то инфоплетение, положительную работу которого так наглядно показало исцеление Лины, и вовсю напрягал Умника. Пусть эти действия и были эпизодическими, а не постоянными, однако даже этого хватало для постепенного укрепления и легкого изменения ее информструктуры. Параллельно я вовсю работал и на аурно-магическом уровне. Забавно, наверное, смотрелись наши тренировки: лежат в воде часами друг с другом голые, что-то там напрягаются, время от времени трахаются, а ведь не скажешь что идет серьезная педагогическая и магическо-исследовательская работа!

Уже на второй день аура Крисы начала заметно «выправляться» и усиливаться, а мне в голову пришла новая идея, ради которой пришлось даже значительно сократить по времени работы над проектом достижения точки фокуса. Я начал учить Крису кастовать всей поверхностью ауры. Главное было не в необходимости обучения, как таковой (все-таки, точка фокуса куда важнее), я просто получил уникальную возможность разработки своей методики кастования, а без нее мне не показать на нормальном уровне все необходимые для сдачи грядущего экзамена плетения.

Выглядело это так. Мы стояли полуобнявшись (Крисе я объяснил, что мне так удобнее смотреть на ее ауру, а на самом деле Умнику нужен был контакт для работы), Криса несколько раз делала какое-то стандартное заклинание. В это время Умник успевал замерить все на всех уровнях (от активностей областей мозга — до ментального тела и магического слоя ауры). Затем я продумывал, как это же заклинание переработать для кастования всей аурой. Затем уже шло непосредственно обучение (как себя любимого, так и Крисы) в процессе которого активно использовалась стимуляция разных отделов мозга и ментального тела. Очень полезно было сравнивать свои показатели с Крисиными во время наложения плетений, легче удавалось вычленять закономерности. Потихоньку начали переходить и к боевым плетением. Во-первых, мне нужно не ударить в грязь лицом на экзамене, во-вторых, ежедневные отлучки девушки в город начали меня немного беспокоить. Я начал натаскивать Крису на кастование чуток оптимизированного стандартного защитного полога и атакующего плетения, на основе того же полога, что я использовал на дуэли (здесь у нее получалось поначалу хуже).

Кроме того, загнал в ее ауру специальных симбионтов, чтобы при магической атаке на ауру они хоть частично поглотили вражескую магоэнергию, вряд ли, конечно, такое случится, но пускай уж они там посидят, благо вреда никакого. Поверх всего этого, в рамках паранойи и прикола ради, снабдил ее еще сонным кристаллом, как средством последнего довода королей. Пусть при его активации она сама попадет под действие сонного излучения, но все-таки это сможет подвесить ситуацию, ну а я постоянно отслеживал происходящее с нею, чтобы, если что, вмешаться. «Гравий» по здравому размышлению решил не давать ей в руки, при неправильном использовании только хуже будет.


Вдыхая слабый аромат цветов, которым пахли волосы притомившейся Крисы, устроившейся у меня на плече и мирно посапывающей, я снова пытался найти способ подняться в небо. Вся проблема упирается в защитный полог. Самый интересный момент — его формирование. Практические эксперименты показали, что это довольно забавная штука. И опасная. На границе физического существования полога происходят некие процессы, создающие сверхтвердую пленку. Энергии, конечно, на это тратится море, но вполне в пределах возможностей магов, особенно, если они подпитываются от накопителей. Что именно происходит при формировании полога, я еще не очень понял, но предположительно (по крайней мере, это подтверждают примерные траты энергии, которые я получал при попытке просчитать протекающие процессы на компе) эта пленка создается из окружающего полог вещества (воздуха, земли и пр.) или при его преобразовании. Но каркас все-таки силовой, и при слабых параметрах поля она не образуется. Пленка — побочный (если считать, что создатели полога случайно получили такой эффект) результат. Только первоначальный импульс достаточно затратен из-за формирования этой пленки, дальше для поддержания полога частично используется энергия окружающей среды. При его создании, если он создается по версии стандартной реализации гномов, полог первоначально имеет ограниченный радиус (заранее заданный), очень быстро увеличивающийся до нужных размеров. При этом могут наблюдаться забавные эффекты распихивания попавшихся на его пути предметов. Почему-то стандартная гномья реализация используется именно в таком виде. Я не совсем понял, почему (очевидное объяснение — в прошлом гномов, когда они жили под землей, тогда такое поведение полога имело смысл, да и сейчас в нем есть определенные преимущества, особенно при использовании в толпе, чтобы минимизировать возможный ущерб окружающим людям), поэтому в моем исполнении, которому я учил Крису, она выставляла полог сразу нужного диаметра, что намного снижает траты энергии. Если не задавать параметры (например инстинктивная реакция на опасность) — метра два, а там уж будет, что будет, главное — в живых остаться. Ну и реализовал ту фенечку с поглощением вражеских плетений и с аккумуляцией их магоэнергии в накопители, если они есть. Так вот, опасность заключается в том, что если на границе формирования пленки полога попадается «мягкое» вещество, например органика, песок или что-то в этом роде, то оно просто разрезается, а если твердое вещество — полог или срастается с ним или же просто деформируется, причем для «срастания» требуется большая площадь поверхности контакта с этим веществом. Чаще всего реализуется последний вариант. Например, на дуэли, полог, которым я окружил себя, имел форму идеального шара, углубившегося на значительную глубину в мягкую землю арены. Мой же динамический полог действует совершенно по другому — он создается на определенном расстоянии от тела, и формируется большим количеством симбионтов, что позволяет ему принимать «гибкую» форму, например, повторяющую изгибы моего тела. Впрочем, это все управляется и контролируется Умником. Кстати, мне еще повезло, что Умник хорошо контролирует этот процесс, чтобы вытягивать поле, если у меня в руках, например, меч, и не разрезать его. Кстати, хм… можно будет попробовать использовать эту штуку в виде этакого шредера предметов… Да… Мясорубка, блин… Ладно. Забавным исключением служит полог Васы, который он мне демонстрировал при въезде в город. Там у него он формировался медленно, я бы сказал демонстративно, да еще там было смешано столько безумных плетений (одно из них — что-то типа полога невидимости, плюс достаточная гибкость полога, чтобы можно было передвигаться в городских кварталах), что у меня невольно возникла мысль, что Васа случайно намешал там всего понемногу и сам не особо разбирался, что у него получилось.



Так вот, без защитного полога я подниматься не хочу. Неизвестно, как быстро я поднимусь, да и стремно как-то без него. Именно он должен защитить меня от падения давления, холода и прочих прелестей десятикилометровой высоты. Пусть Умник и забабахал хитрое плетение, которое будет поддерживать необходимый уровень кислорода в крови, но лучше перестраховаться. Периодически у меня мелькала мысль о воздушном шаре, но я отбросил ее. Если даже не учитывать слабую его управляемость, пусть даже этим занимался бы элементаль воздуха, и финансовые или энергетические затраты на создание оболочки. Я просто не понимал, как можно создать защитный полог с учетом этого технического средства. Если заключать в полог весь шар — то, так как он будет изолирован от окружающей среды, роль шара будет играть сам полог, нафига тогда шар? А частично не получится — полог просто разрежет веревки или сам шар, да и делать его надо будет маленьким по диаметру, а по моим расчетам выходило, что диаметр полога должен быть большим. Ну, пусть веревки и прочее я бы укрепил магией, но тогда на стыке с пологом происходила бы большая трата магоэнергии, это если он «срастется» с материалом шара, что маловероятно из-за малой площади соприкосновения. Попытки полога принять замкнутую форму, если сидеть внутри гондолы, не привели бы к желаемому результату — он бы просто метался, пытаясь принять стабильную форму, или в конце концов все равно бы окружил собой сам шар, что опять же не даст шару работать как надо. Все это в конце концов разрешимо, просто пока не хочется тратить много сил и времени на одноразовое устройство. Кроме того, шар я точно быстро не сделаю и не освою. Короче, пока не так приперло, чтобы этим заниматься, на данном этапе мне это не подходит. Кстати, эти же проблемы с пологом делают проблематичным и мое использование парашюта. Придется или полностью довериться пологу и его способности смягчить приземление (а даже расчеты на компе не дают полной и ясной картины, как оно будет происходить), или же на нужной высоте отключить его, чтобы воспользоваться парашютом. Да еще надо учесть и перепад давления при его отключении. Короче, всяких моментов непонятных куча.

Я печально вздохнул и погладил волосы Крисы. Блин, а так все хочется сделать до бала у архимага! Да еще и эта долбаная защита-экзамен.

«Умник, ты не спишь?»

«Хм… Насмешил ты меня. Я никогда не сплю».

«Да знаю я, знаю», — снова вздохнул я, — «напомни мне еще раз, как происходит настройка на инфокомп в точке фокуса».

«Да я уже сто раз тебе рассказывал!»

«Тогда расскажи в сто первый раз! Все-таки я очень сильно нервничаю».

«Ну ладно, ладно. Если этот инфокомп создан по стандарту, а он таким должен быть, вряд ли Дронт тут что-то придумывал лишнее, по крайней мере, управляющий модуль, то само присутствие человека в точке фокуса подразумевает запуск программы перенастройки управления инфокомпом на данного индивидуума. Разумеется, тут работают те же правила, что и для доступа ко мне. То есть, если хозяин не оставил эту возможность открытой, то она должна открываться по прошествии какого-то времени, обычно достаточно долгого. Тут, я думаю, как и в моем случае, все сроки уже давно прошли, и любые ограничения перестали действовать, так что достаточно туда попасть. Поэтому такие точки фокуса обычно прячут в труднодоступных местах, так, на всякий случай».

«А по времени сколько настройка занимает?»

«Не знаю. Могу только предположить, что от десятка минут до нескольких часов».

«Да уж», — пробормотал я. Спать совершенно расхотелось. Я дождался, когда Криса покрепче уснет, и выбрался на полигон. Оставляя девушку одну, я ничем не рисковал. Хотя Криса еще и не создала нормально работающего сигнального амулета, однако я, можно сказать, украл у нее идею и по быстрому сварганил нужные амулеты. Говорить девушке я, конечно, ничего не стал. Пусть самостоятельно делает и продает свое изобретение. Нефиг отнимать у нее лавры, да и для нее самой это важно. Однако мне это позволило немного снизить нагрузку на Умника с завязанным на него радаром. Короче, полностью весь полигон с окружающей местностью ночью покрывала новая сигнальная сеть, Умник лишь периодически включал радар для контроля, да еще и выключал сигналку, как только Криса просыпалась, чтобы она не заметила ничего странного.

А по ночам я пытался поплотнее «подружиться» с элементалем воздуха. Эксперименты показали, что все ощущения, испытываемые мною при контакте с ним, воспринимаются им как команды на действие. Но проблема в том, что, хотя я четко формирую желания, он их выполняет не всегда точно, а значит, мои команды (желания) проходят какую-то обработку и в дальнейшем или корректируются под его возможности, что ведет не совсем к нужному результату, или же просто искажаются и неправильно «понимаются». Еще одна большая проблема состоит в том, что элементаль выполняет команду без моего непосредственного контроля максимум минут пять. Затем или «забывает» о задании, или хрен его знает, что там у него происходит, но он просто двигает ко мне, как при вызове, и «просится» на контакт. По крайней мере, именно так я понял эту ситуацию, когда через некоторое время он бросал удерживать в воздухе предмет и начинал легким ветерком крутиться около меня. Грустно это и печально, особенно если такое поведение характерно и для элементалей других стихий. Хотя у меня есть сомнения, возможно, что-то я делаю не так.

Зато я проверил «дальнобойность» своих воздушных рук при слиянии. Забавно, но примерно на километровом расстоянии я теперь могу поднимать камни с меня весом, а вот дальше — чувствительность теряется. Кстати, такими полетами в виде элементаля заодно и избавился от естественного мандража высоты. По крайней мере, у меня ничего внутри уже не екало, когда я, слившись с элементалем, поднимался на километровую высоту. Выше почему-то тоже не получалось — контакт резко рвался, мне даже в этот момент чудился звук разорванной струны. Как мне кажется, я слишком плотно привязываюсь к элементалю, если над этим еще поработать, то должно получиться держать связь на гораздо большем расстоянии. Но это могут дать только тренировки или другой подход к слиянию и управлению. Кстати, во время слияния я пару раз чувствовал на грани сознания присутствие других воздушных элементалей. По крайней мере, путем логического умозаключения я пришел именно к этому выводу. Иначе нафига моему элементалю при их появлении бросаться на них и отгонять, если это не «конкуренты»? А именно так это и выглядело. И, ставшее уже обычным делом, в конце получение от элементаля какой-то его непонятной энергии, с которой я не знал, что делать. Правда, теперь ее перепадать мне стало много меньше, чем вначале, но все равно непонятно.


Всласть полетав в виде элементаля, выделывая виденные мною только на симуляторах да в фильмах фигуры высшего пилотажа (но здесь ощущения все-таки четче), и уже не особо надеясь на какой-то прорыв в отношениях с ним, я улегся под бок к Крисе и, обняв ее, отправился в гости к Морфею, который наверно уже стал обижаться на меня из-за моих кратких визитов и долгого отсутствия.

Кто-то, где-то

В очередной раз модуль номер одна тысяча семьсот шестьдесят шесть серии В, сокращенно МВ1766, вышел из режима ожидания, уловив сигнал вызова, и тут же сорвался с места, пытаясь опередить своих сородичей. Давно, очень давно сигнал, максимально приближенный к эталону, не будоражил место пребывания модулей серии В. Именно ему повезло быть первым и застолбить за собой канал доступа к этому командному модулю (МК). В момент вызова он исполнял программу ожидания. Программа регламентировала периодичность выходов из режима подзарядки и выполнение облета подконтрольной территории. Цель собственных действий МВ1766 была неизвестна, да и не задумывался он об этом. Ему всего-то и надо было облететь свою зону ответственности, правда ее границы из-за незначительного противоречия базовых установок оперативным давно размылись, из-за чего происходили частые пересечения с другими модулями той же серии. Облетать зону следовало в режиме постоянного прослушивания, ожидая сигнал призыва командного модуля, что в данной местности случалось крайне редко. Когда сигнал принят, ближайший к точке вызова модуль незамедлительно должен двигаться в отслеженное место, установить связь с МК и перейти в режим прямого управления. Кроме всего прочего, связь с МК дает рабочим модулям дополнительную энергию для поддержания своих структур в активном и работоспособном состоянии, без необходимости впадать в долгий режим ожидания для самостоятельного накопления оной. Не заблокированное оперативными настройками (что должен делать командный модуль) базовое «стремление к поддержанию активного существования» на некоторое время приводит к возникновению в матрице имитации эмоций привязанности к последнему МК. При каждом контакте интенсивность эмоций возрастает пропорционально величине полученной энергии, а снижается строго линейно от времени, прошедшего с момента контакта. Забавным следствием этого является возникновение, при достаточно частых вызовах, постоянного желания модуля находиться в районе пребывания командного модуля, с которым был последний контакт.

Вот и тогда его схемы чуть не зашкалили, получив почти эталонный сигнал максимального приоритета. Правда, если бы модуль мог удивляться, то именно это чувство посетило бы его, когда, кроме самого факта подключения, ничего не произошло. Впрочем, энергии МВ1766 командный передал столько, что, если бы он мог выражать свои ощущения словами, то описал бы их как опьянение в степени, приближающейся к интоксикации, а остатки полуусвоенной энергии вынужденно выплеснул обратно в канал связи. Неопытность МК в управлении МВ1766 привела к тому, что тот с трудом «понимал» приказы, чтобы четко им следовать. Зато постоянный приток энергии привел к тому, что эмоциональная матрица МВ1766 расшаталась до такой степени, что он стал агрессивно воспринимать попытки подключения других модулей серии В к «своему» МК. Правда, со временем, то ли командный модуль стал опытнее, то ли МВ1766 приспособился, но взаимопонимание стало налаживаться. Однако МК почему-то всегда использовал только прямое управление, и так ни разу и не активировал заложенные в МВ1766 задачи, для которых, собственно, того и создавали. Впрочем, и другие МК, иногда вызывающие МВ, активируют только самые простые задачи. Кроме того, эти МК, согласно спектру вызова, имеют более низкий приоритет управления, чем тот, с которым связался МВ1766.

Тут надо отметить, что, помимо заложенных в МВ задач, они обладают достаточной гибкостью, чтобы выполнять непосредственные краткие приказы своих командных модулей. Но для того, чтобы задать рабочему модулю новую программу, необходима высокая квалификация МК, а также глубокие познания устройства и способностей МВ. Правда, есть еще возможность примитивно обучать по принципу «делай как я», когда оператор несколько раз решает сходные задачи, непосредственно управляя МК, но этот метод крайне неточен, требует огромного количества времени и иногда дает странные эффекты, вызванные неверным распознаванием МВ ключевых моментов принятия решений.

МВ1766 напоследок облетел месторасположение своего командного модуля, выдал два импульса в сторону приблизившихся других модулей той же серии, что и он, привлеченных эхом недавнего слияния, заставив их свернуть в сторону, отметил наличие модулей серии Е глубоко под землей, но не придал им никакого значения — они не были ему интересны, да и полное взаимодействие с модулями других серий возможно только при активации всего-то десятка зашитых в него задач, и только под непосредственным контролем МК, обладающего наивысшим приоритетом. А использовались они, если верить мозаичной памяти модуля, от силы пару раз. Еще некоторое время МВ1766 наблюдал слабое затухающее эхо базовых колебаний энергии рядом со своим МК, невкусные ему, но которые МК при желании может использовать для быстрого вызова модулей серии О. После того, как эти колебания окончательно затухли, МВ1766 уцепился своими аффекторами за подходящие энергетические линии, присутствующие в округе, но которые он не мог использовать для своей жизнедеятельности (таких практически не было), и медленно притушил всю активность, не имеющую отношения к контролю за положением МК. Как сказали бы люди — задремал вполглаза.

Ник

Следующий день, наверно, в небесной канцелярии объявили днем посещений.

Когда мы завтракали с Крисой, включенный радар показал приближение трех точек к полигону. За отсутствием серьезных преград, на открытом воздухе радар Умника охватывал площадь диаметром несколько километров.

— Поела? — спросил я Крису, вставая с мягкой подстилки.

— Ага, — девушка сладко потянулась, у меня невольно при взгляде на нее челюсть попыталась раскрыться в зевке, — сейчас еще ополоснусь в озере — и будет совсем хорошо.

— Давай попозже. Пойдем на полигон, к нам гости пожаловали, — я стал собираться.

Криса ничуть не удивилась, хотя сама ничего не чувствовала. Все магические непонятности Ника она непроизвольно стала списывать на драконью магию, о которой он ей рассказывал, поэтому она молча поднялась и стала помогать ему собраться.

— Как ты думаешь, кто там? — не отрываясь от работы, спросила она.

Я пожал плечами.

— Не знаю. Трое конных. Гномы. Маги, — отрывисто отвечал я, пытаясь сообразить, кто бы это мог быть и хорошо ли я спрятал парашют, что-то не хочется отвечать на вопросы, что это такое и с чем его едят. Ну, мы еще посмотрим, что за фрукты пожаловали к нам. Я втихаря, чтобы не видела Криса, проверил свой арсенал. Так, пара сонных кристаллов, три единицы «гравия». Понятно, что есть Умник. Но это на крайний случай. Так, что еще? Личная защита, стандартный полог невидимости, атакующий полог, кстати, пусть называется «молот». В принципе, последние я уже и без Умника неплохо формирую. И даже местами быстро. Кстати, надо будет попробовать научиться делать «свернутые» плетения по Крисиному принципу, пусть даже и не до конца сформированными, и хранить в ауре. Интересно, получится ли? Тогда можно будет их практически мгновенно активировать, не заморачиваясь непосредственно формированием в кризисной ситуации. Все-таки многие плетения в амулеты не засунешь, а сколько их, и как долго они смогут находиться в ауре? Да, тут много интересного можно попробовать.

— Ты что, заснул? — Криса подвела наших лошадок и уже некоторое время стояла рядом. Я мотнул головой.

— Извини, задумался. Поехали! — я вскочил на Принцессу, дождался того же от девушки и легонько ударил пятками свою скакунью, — торопиться не будем, все равно успеем раньше них.


Типы эти мне не понравились. По крайней мере двое из них. Те, которые боевые маги, третий оказался целителем. Уж больно глаза у них цепкие да и сами сурьезные ребятки. Целитель же, в отличие от тех двоих, не вызывал опасение — обычный немолодой гном-целитель. Одно то, что он выглядел уже не молодым, говорило о большом его опыте.

— Ты Ник Админ Рутович? — не стал рассусоливать главный в этой тройке. Я сидел на внешней стене полигона и, покачивая ногой, ждал их появления. Встали они странно, как будто учитывали возможность нападения на меня — один слева, другой справа, так, что я вынужден был вертеть головой, чтобы смотреть на каждого (ну, они так думали, наверно, мне с моим круговым зрением это не мешало), целитель остался немного вдалеке. При этом никто не спешился.

— Совершенно верно, — прищурился я, они уже были помечены бадди-компом. У каждого из них Умником по информструктурам были найдены амулеты и информация передана в комп. Да что они, на войну собрались? И еще у каждого в ауре висели готовые к атаке боевые плетения, некоторые мне неизвестны. Ауры у них полностью закрыты для внешнего взгляда, только благодаря Умнику я видел эти боевые плетения, готовые сорваться по первому сигналу. И что самое неприятное — в меня.

— Чем обязан? — внутренне напрягся я.

— Обычная инспекция. Проверяем состояние полигонов и их использование. Мы осмотримся, — мужики видимо несколько успокоились, увидев выглянувшую из ворот Крису, и спрыгнули со своих коняшек. Ко мне подошел целитель.

— Молодой человек, — обратился он ко мне, задрав голову, — я целитель и обязан проверить всех находящихся здесь, не повлияли ли эксперименты на их здоровье. Многие настолько увлекаются, что забывают следить за собой. Тем более, насколько я знаю, ты практически живешь здесь. Прости, это не займет много времени. Таковы правила.

Я пожал плечами. Херней люди маются. И чего-то недоговаривают.

— А полномочия у вас есть? Откуда я знаю, что вы из гильдии магов?

— Все у нас есть, — он предъявил ордер на осмотр полигона, с магической печатью и отпечатком ауры какого-то чиновника и показал кольцо принадлежности к гильдии с магическим плетением сложной, но легко узнаваемой формы. У Васы я тоже подобное видел, только он почему-то постоянно его не носит. Я про себя пожал плечами. Вроде все серьезно оформлено, но так ли это на самом деле, я проверить не мог.

— Проходите, смотрите, — я спрыгнул внутрь периметра и уселся на лавку, ожидая гостей.

«Умник, сделай так, чтобы целитель вообще ничего странного не заметил. Что-то мне не нравится происходящее. И на всякий случай смотри, чтобы он ничего не нахимичил».

«Бу сде!»

«Гуд», — хмыкнул я и махнул рукой Крисе, успевшей войти внутрь.

— Ты что нибудь слышала о подобных проверках?

— В первый раз слышу, — нахмурившись, отрицательно качнула головой подруга.

— Вот и мне подозрительно. Ладно. Посмотрим, что они будут делать.


У меня возникло такое ощущение, что маги приехали сюда специально из-за меня. На Крису целитель практически не обратил внимание, так как потратил на нее с пяток минут. Остальные двое в это время просто ходили по полигону, делая вид, что проверяют его. Один из них бросил на меня опасливый взгляд, когда увидел в центре площадки яму от первого испытания «гравия». Однако, несмотря на свои передвижения, они внимательно наблюдали за целителем, проводящим диагностику моего состояния. Ну точно, что-то где-то сдохло и кто-то наверху подумал о том, что это я приложил к этому руку.

В отличие от Крисы, со мной целитель возился около получаса. В конце-концов вся эта канитель закончилась, маги быстро собрались и отправились восвояси.

— Это не он, — донесся до меня голос целителя, которому я подвесил жучок.

— Ты уверен?

— Абсолютно.

— Вот и хорошо.

— Что, опасаешься его?

— Да нет. Просто непонятный он тип. Ты видел на полигоне ямищу? Вот то-то же. Не знаю, что он там изобретает, но не хотел бы я почувствовать на себе какие-нибудь новые боевые плетения. От которых еще неизвестно, как защищаться.

— Ладно, так и доложим.


Вторым посетителем оказался Тир.

— А этих ты зачем привел? — поздоровавшись с ним, я кивнул на его группу, которая разбрелась по полигону и с интересом, присущим не-магам, рассматривала как он устроен.

Тир улыбнулся.

— Я думал, первый твой вопрос будет, почему я не пришел на следующий день, как обещал, а протянул два дня. О, да ты тут не один, — он увидел Крису, вышедшую из внутренних помещений полигона, и раскланялся с ней. Они уже были знакомы — пару раз сталкивались в доме Васы.

— И это тоже. Тут всего-то ничего остается до выступления. Не вижу смысла что-то новое вам учить. Все равно не успеете, — я пожал плечами, — но тем не менее, тебя я рад видеть.

— Э-э, нет! — Тир погрозил мне пальцем, — к твоему сведению я эти два дня гонял свою команду практически без продыха и сна. Может ты и не знал, но музыкальная память у меня очень хорошая. Даже того одного раза мне хватило, чтобы запомнить произведение. Но звук, конечно, не тот. Вернее, если поменять тональность и снизить темп, то получается очень даже неплохо и на моем инструменте. Но ты обещал мне что-то сделать, — он вопросительно посмотрел на меня, а я, с интересом, — на него. Забавно, я только слышал, что некоторые наши выдающиеся музыканты и композиторы могли после одного прослушивания воспроизвести произведение с наскоку. Неужто и Тир из разряда таких же?

— Ага, я сделал, только ты давай сначала организуй мне концерт по заявкам. Хочу послушать, что у тебя получилось.

Тир кивнул и свистом позвал своих товарищей.

— Познакомься. Корон, — парень с дудкой кивнул, — Ахтунг, — я хмыкнул, услышав имя второго гнома, — вторая гитара и Джореилм Лоун, как ты догадался, барабаны, — орк вовсю ухмылялся, взяв в руки свою косу и помахивая ею. — Ну что, ребята, покажем моему другу, что у нас получилось?

— Покажем, — согласились парни и быстро стали готовить сцену прямо на полигоне — все необходимое они привезли на лошадях.


— Акустики совершенно никакой, — пожаловался мне Тир после того, как они исполнили Пахельбеля в своем стиле, присаживаясь рядом со мной. Действительно неплохо сыграли. Но это уже совершенно другое произведение. Как сказали бы в моем мире — оригинальная аранжировка.

— Ничего, я оценил, — я хлопнул его по плечу и ободряюще улыбнулся, — я впечатлен. Действительно, за пару дней такого добиться… Хм… Теперь я уверен, что ты будешь признан лучшим. Независимо от того, что будете исполнять. Я тут еще не видел, чтобы собирались хорошие музыканты в сплоченную группу, понимающие друг друга с полуслова. Ладно, давай так. Я тебе еще прокручу музыку в моем исполнении, хотя я вижу, что особой необходимости в этом нет. А потом покажу инструмент. Только, извини уж, твои ребята не услышат. Так мне кажется будет правильнее. Только собьет то, что ты добился от них.

— Согласен, — подумав, кивнул Тир.

Не откладывая дело в долгий ящик, я включил музыку, а Умник в это время воздействовал на ментальное тело Тира, чтобы усилить запоминание. Сильной необходимости я в этом не видел, но, с другой стороны, это тоже новая технология — попытка воздействовать на другого человека, чтобы он лучше запомнил новые знания. На Крисе (не говоря уже про себя) я уже это использовал, но для ее улучшения (особенно с учетом слабости информструктур лунгрийцев) требовалось больше «подопытных». Вдруг да пригодится еще? Можно в принципе потом рассчитать отдельную методику, чтобы не использовать Умника.

— Ну что, будем пробовать? — я вынес на полигон устройство. Как обычно, сделанное в виде шкатулки. Похоже, большая часть моих артефактов создается в виде таких вот красивых шкатулок. После парочки экспериментов первоначальную мысль о создании усилка я переиграл, решив использовать более простое решение, слишком уж мало у меня свободного времени. Сам «динамик» у меня создается магически на основе того же защитного полога. Над шкатулкой при включении агрегата создается полог круглой формы. Существенная часть времени уходила у меня на подготовку к экзамену, поэтому с пологами я уже так насобачился, что переделать его под эту задачу мне было раз плюнуть. Единственно, что пришлось хорошо рассчитать — это чтобы по поверхности его не формировалась та сверхплотная пленка, а только было бы силовое поле. Его вполне хватало, чтобы «толкать» молекулы воздуха. Правда пришлось дорабатывать этот момент, так как стандартный полог частично пропускает воздух. Видимо, и пленка тоже при стандартном пологе образуется не цельная, с разрывами. Ну да ладно. Главное, получилось. Нити подключения я решил подсоединить к усилителю, а не к бригате. То есть сам усилитель «ищет» подходящие плетения в радиусе до десятка метров и при нахождении их цепляется к ним. Да, тут пришлось нехило поработать субноуту. Слишком сложными оказались процессы, даже не магические, а именно «снятия» колебаний, их преобразования, в том числе и придание электрогитарного звука, и доводка их до усилителя. Это время я с пользой использовал для тренировок по кастованию заклинаний и вызову элементаля, которые не требовали особых вычислительных ресурсов.


Для пущего эффекта я включил защитное поле полога. Теперь акустика стала получше. Объяснив Тиру принцип работы и различные настройки аппарата, сказал ему пробовать.

Где-то с пару часов я то улыбался, то морщился, от звуков, выдаваемых парнем из инструмента. Чуть ли не каждые пару минут бегал к агрегату вносить корректировки. Но в конце концов все получилось. Получилось не совсем, конечно, как задумывалось, но очень и очень неплохо для первого раза и для такого сложного артефакта.

Уже после обеда мне все это надоело хуже горькой редьки и я стал выпроваживать парней домой. При этом и сам засобирался в город. Надо было заехать к Васе, показать, что я приготовил к экзамену, узнать, хватит ли этого, забрать бумаги про земного элементаля, и еще меня ждала куча мелких дел. Возможно, его информация прояснит многие детали, без нее мне стремно даже пытаться вызвать этого загадочного и непонятного земного элементаля (возьмет и расплющит из-за ошибки вызова, недаром секрет так и не могли восстановить). Криса тоже поехала с нами.

— Ник! — крикнул радостный Тир, раскинув руки в стороны и впитывая глазами окружающую действительность, — оказывается жить — прекрасно и удивительно!

— Угу, — буркнул я, — а хорошо жить — еще прекрасней и еще удивительней.

— Эх ты! — махнул рукой парень, — тебе не удастся испортить мне настроение!

Мы с Крисой переглянулись и одновременно улыбнулись.

Где-то у эльфов

Стояла тихая, спокойная погода. Солнце светило так ярко, что, казалось, дай ему волю или чуть подтолкни, его лучи пронзят все на своем пути. В воздухе разносилось стрекотание насекомых. Иногда спокойствие нарушалось легким движением воздуха, отчего казалось, что мир во сне вздыхает и, покрутившись на своем ложе, успокаивается до следующего раза.

Тройка эльфов-рейнджеров быстро и совершенно бесшумно передвигалась по лесу. Казалось, что деревья и кустарники для них просто не существуют, настолько ловко они просачивались сквозь внешне неприступные стены из переплетений различных растений, здесь, на границе леса растущих особенно густо, что было сделано намеренно и поддерживалось в таком состоянии специальными командами-лесниками. Рейнджеры двигались в сторону границы, с которой пришел странный сигнал от сигнальной сети, за последние месяцы усиленной и охватившей всю территорию леса эльфов. Странность сигнала о нарушении границы была в том, что он периодически повторялся на одном месте, а не передвигался внутрь территории, как было бы при ее намеренном нарушении. Причем периодичность была явно искусственной — раз в одну минуту. Двадцати минут эльфам хватило для того, чтобы переместиться из соседнего сектора патрулирования.


— Что это такое? — сдавленно выдохнул самый младший из тройки. Эльфы находились на самой границе леса, и осторожно выглядывали из-за деревьев.

Старший группы, прищурившись и не выдавая своего состояния перед подчиненными, рассматривал необычное существо, молча и неподвижно сидевшее с закрытыми глазами в двадцати метрах от границы. Его можно было бы принять за статую, настолько неподвижно оно сидело, если бы не знание того, что наличие статуи в этом месте еще менее вероятно, чем присутствие самого настоящего дракона.

— Дракон, — пытаясь остаться невозмутимым, ответил старший. И вот как ему реагировать? Что здесь потерял дракон? Мало того, что их немногие видели, так еще и выходы драконов за свою территорию — дело неслыханное.

— Дракон? Ух ты! Я думал, они больше. И что мы будем делать? — спросил второй подчиненный.

Старший пожал плечами.

— Надо доложить. Мы ничего не можем решить. Ситуация слишком нестандартная, — и он начал вытаскивать амулет связи, когда неожиданно глаза дракона раскрылись. Старший замер. Отличное зрение рейнджера, делавшее его одним из лучших лучников, позволило ему увидеть, как зрачки дракона вытянулись в вертикальную линию и он несколько раз быстро моргнул внутренним веком.

— Хр… Выходить… Я видеть… — донесся шипящий голос дракона. Рейнджеры переглянулись. Вообще-то увидеть эльфа в лесу, если он этого не хочет, дело сильно проблематичное, если не сказать невозможное. Однако дракон мог обращаться только к ним.

Старший сделал знак подчиненным оставаться на месте и вышел на открытое место. Дракон, до этого времени сидевший как суслик на задних лапах с упором на хвост, пошевелился и улегся на живот, сразу став намного ниже эльфа. Что означает такая смена положения, эльф не знал, но на всякий случай перевел свой организм в состояние, предваряющее боевой режим, хотя нутром понимал, что это никак не поможет. Если хотя бы десятая доля того, что рассказывают о драконах, правда, то стоит дракону захотеть напасть — и можно смело отбрасывать ветви и сушить корни, никакие заклинания не помогут.

— Хр… Я… нужно… каварить… — снова прошипел дракон, глядя на эльфа. Тот чувствовал себя очень неуютно под пристальным взглядом глаз ящера. Да и говорил тот странно, рот его не шевелился, только иногда изо рта выскакивал язык, минуя страшные зубы, и под челюстью, ближе к горлу, периодически надувался какой-то мешок и вибрировал в такт словам.

— С кем гость хотел бы говорить? — спросил эльф.

Дракон прикрыл глаза и несколько мгновений молчал.

— Каварить… язык людей? Эльфи… сложно… каварить…

— Да, я говорю на человеческом, — для пробы рейнджер ответил на диалекте людей, насколько он знал, ближе живущих к драконам.

— Хорошо, — дракон явно обрадовался и подняв голову, продолжил уже на более приемлемом для него языке, — я есть большой познанник, мне надо к вам.

— К нам? — удивился рейнджер, потихоньку расслабляясь, — зачем?

— Мне надо познать шум у вас, — и, немного подумав, дракон кивнул головой, видимо желая таким образом усилить эффект где-то увиденным ранее жестом.

— Ничего не понимаю, — пробормотал рейнджер и растерянно оглянулся в сторону леса, — какой шум?

— Шум у вас. Я услышал. Давно. Долго собирался. Яйцо хранил, — он гордо поднял голову, — сын родился. Долго добирался. Шум кончился. Но я помнил направление. Надо познать. Большой шум. Проблема. Для всех.

Эльф только пожал плечами. Он ничего не понял.

— Давай, я свяжусь со своим начальством, а уж они пускай думаю как и чем тебе помочь. Хорошо? — как маленькому попытался донести свою мысль рейнджер. Может и дракон не совсем его понимает? Хоть на человеческом вроде бы и ясно произносит слова, намного лучше, чем на эльфийском, но все равно ничего не понятно. Рейнджер молился про себя, чтобы дракон понял его правильно и не дай Лес ни на что не обиделся (мало ли какие у них, драконов нравы?!). Пасть на землю обугленной веткой эльфу очень не хотелось. Главное — перетерпеть, как-то выкрутиться, а там уж пускай начальство разбирается.

Дракон печально наклонил голову на бок, глядя на рейнджера одним глазом. Затем опустил голову на землю и закрыл глаза.

— Я ждать, — донеслось до эльфа.

Глава 2

Ник

В городе мы с ребятами распрощались. Довольный Тир, бережно придерживая мешок с концертными причиндалами, в сопровождении своих парней отправился к себе.

— Ник, — перед прощанием сказал он мне, — я обязательно жду тебя на состязании музыкантов. Обещаю, ты не будешь разочарован.

— Хорошо, — я хлопнул его по плечу, — порви их там всех. Пусть почувствуют себя ниже плинтуса, — парень только рассмеялся на мои слова, хоть и не понял причем тут плинтус, но по смыслу догадался о чем я.

Проводив взглядом удаляющуюся группу, я повернулся к Крисе.

— Ты сейчас куда?

— Думаю к учителю заскочить. Надо взять кое-какие мелочи. Потом в гильдию.

— Хорошо. Тогда, как освободишься, подъезжай к Васе, я буду у него. Обратно вместе отправимся. И… наклонись ко мне, — я поманил ее пальчиком. Криса заинтересованно наклонилась, а я легонько куснул ее за ухо. Девушка вскрикнула и зажала ухо ладонью.

— Ты чего? — улыбаясь, спросила она.

— На парней не засматривайся, — я погрозил ей пальчиком. Когда мы прощались с Тиром, мимо нас прошла веселая толпа молодых гномов, многие из которых с интересом посматривали на девушку, а она им в ответ улыбалась, — и смотри, не перетрудись в гильдии, у меня на тебя сегодня большие планы.

Рассмеявшись, Криса хлестнула свою лошадь и умчалась. Я про себя вздохнул. Все никак не могу определиться со своими чувствами к Крисе. Люблю ли я ее? Не знаю. Влюблен? Определенно да. Мне с ней хорошо, в постели никаких проблем. Но в душе присутствует какой-то дисбаланс. Или мне это только кажется? Черт его знает. Да и что такое любовь? Каждый объясняет ее по своему. Для одного — это спокойствие в чувствах, удобство, привычка. Для другого — взрыв чувств, ревность, скандалы. Да-да, был у меня знакомый, который просто не представлял себе, что есть иная любовь — без этих постоянных дерганий за струны души, к которым цепляются нити сети, опутывающей его и ее, и которую некоторые называют любовью. Самому мне пока не с чем было сравнивать. Вернее я не уверен, что те чувства, которые я испытывал к своим бывшим подругам — любовь. Иначе я бы не вспоминал их сейчас с таким спокойствием, даже равнодушием.

Развернув Принцессу в другую сторону, я медленно поплелся к Васе. Затем, очнувшись, проверил, а где собственно находится маг? Блин, в гильдии. Разумеется, что дома делать такому трудоголику?

В гильдии меня дальше секретаря не пропустили, несмотря на карточку. Видимо, допуск мага восьмой ступени весьма и весьма низок. Однако, девушка-секретарь (если судить по ауре — сама ученица со слабыми магическими способностями), быстро организовала вызов Васы. Мало ли зачем его ученик пришел?

Ожидая Васу, я заскучал. Покрутившись на неудобном стуле (и почему не поставят удобные диваны?) от нечего делать стал приставать к девушке. Молча. Наблюдая за ней сквозь прикрытые веки (типа задремал), я, вытянув свои аурные «руки», аккуратно стал ее гладить в разных местах. Пощекочу ее мочку уха, и втяну руки обратно, наблюдая, поймет ли она, в чем дело, или нет. Но, видимо, переключение на аурное зрение для нее было несколько напряжным делом, а может, она и не ожидала такой пакости от меня (единственного в комнате). Так до конца она и не поняла, почему у нее то, вдруг, зачешется спина, то ухо. Тут мне пришла в голову одна мысль и я прекратил свои издевательства, обдумывая ее. Интересно, что будет, если попробовать применить некоторые приемы, отработанные с Крисой? Хм… Пусть и без слияния, максимально раскрывающего партнера. Что-то должно получиться? Или нет?

Я снова взглянул на девушку. Не очень красивая, несколько невзрачная, но с неплохой фигурой, и уродкой ее не назовешь. Она уже успокоилась и продолжила заниматься своими делами. Все так же сквозь прикрытые веки я присмотрелся к ее ауре, определяя точки воздействия. Если судить по составленной мною карте ауры женщины (то бишь Крисы) и прогнав слепок через программку, которую я писал ночами после близости с Крисой, девушка явно закомплексованная, вроде как девственница, или секс в ее жизни очень редок. Об этом говорит крайне слаборазвитая малюсенькая область в ауре, отвечающая за или реагирующая на сексуальные выбросы энергии, я еще не совсем разобрался. По крайней мере, у Крисы эта область после нашей встречи и в результате регулярного секса явно увеличилась. Девушка относительно эмоционально устойчива, если не считать периодически случающихся срывов, следы последнего еще не исчезли. А может, она фригидна? Вряд ли ее мужчины не замечают, по крайней мере отталкивающего впечатления она не вызывает. Совсем закрыв глаза, я уже смотрел на нее через комп, при этом ее окружала схема ауры с подсказками и стрелочками, указывающими на ключевые точки ауры и их характеристики.

Ну-ка, проверим кое-что. Я стал выполнять действия, отлаженные на пару с Крисой, сексуально раскачивающие реципиента в сторону возбуждения. Вскоре девушка заерзала, слегка раскраснелась, бросила на меня опасливый взгляд — не заметил ли чего, плотно сжала ноги и попыталась продолжить писать. Буквально через минуту карандаш в ее руке сломался, настолько сильно она его прижала к столу.

Так, ладно, хватит. Все с ней в порядке. Значит, просто не везет в личной жизни. Хм… Странно, что нет защиты от внешнего воздействия. Я бы как раз секретарям выдавал защитные амулеты — обычно именно они знают все, что творится в организации. Ну да бог с ними, может, у гномов свои резоны. Интересно, а вот как можно помочь человеку в такой ситуации? Можно ли его как-то изменить через аурное воздействие, чтобы неудачи в личной жизни больше не беспокоили, и в тоже время не «кастрировать» его чувства? Сдается мне, что вряд ли что-то можно поделать. Ведь отношение к жизни формируется у человека с опытом и в процессе познания окружающего мира, людей, своего места в обществе и при взаимодействии с ними. Я вздохнул. Извини, неизвестная девушка, ничем не могу помочь. Разве что следы стресса можно убрать. О! А это мысль! А что, если сделать так, чтобы эмоциональные срывы не приводили к фатальным последствиям? Ведь они наносят явные повреждения ауре. Кстати, отсюда, скорее всего и болезни после таких нервных встрясок. Ну, может, и не только из-за этого. А так как аура плотно связана с организмом, то, если ее вовремя выправлять, отрицательных последствий будет меньше. Так, так, — я побыстрее защелкал шариками в голове. С другой стороны, сам по себе стресс тоже полезен организму. При этом в нем мобилизуются силы для решения возникшей проблемы. Правда, не всегда. Стресс стрессу рознь. Итак, вывод — нужно не убирать механизм возбуждения в организме стресса, а убирать его отрицательные последствия. Хм… а с этим неплохо справляются лечебные симбионты. Нормально. Получается, что фиговые последствия стрессовых ситуаций для организма можно избежать. А ведь я не задумывался об этом даже. Гуд. Ладно, — я снова посмотрел на ауру девушки и быстро подсадил ей лечебного симбионта. Хорошо хоть, что лечебных симбионтов, в отличие от боевых, могу видеть только я по их информструктурам. И даже без Умника.

Через некоторое время я заметил, что симбионты стали размножаться, что говорило о явных проблемах. Ну и хорошо. Выправят ауру, потом из них останется только один. Страж. Пусть это не сильно поможет девушке в жизни, зато удары судьбы не будут сильно отражаться на ней в физическом плане. Эх, если бы так же легко можно было менять и психику человека!

— Давно ждешь? — в дверях нарисовался Васа.

— Нет, не долго, — я встал, — познавательно провел время, ожидаючи тебя, — девушка при этих словах подозрительно зыркнула на меня. Я ей улыбнулся и последовал за магом.

* * *

Лара с облегчением посмотрела на закрывшуюся дверь. С чего это она так возбудилась? Парень совсем не в ее вкусе, да и не обращала она на него особого внимания. А вот поди ж ты. Как бы он не заметил чего, — девушка посмотрела на свои сжатые в кулаки руки и кивнула себе, — надо будет помириться с Бронлумом. Зря она на него тогда накричала и сказала не показываться на глаза. Вот уж характер от матушки достался! Вон и отец уж на что матушку любил, все равно не выдержал, ушел в свое время с торговцами.

Лара выглянула в коридор. Посетителей больше не было, что ее вполне устраивало. Закрыв дверь на ключ, она побежала в дамскую комнату приводить себя в порядок.

* * *

— Неплохо, неплохо, — развалившись в глубоком кресле в своем кабинете, Васа довольно покивал. Я развеял плетения, созданные мною для показа некоторых моментов, которые понадобятся мне во время сдачи интеграционной части экзамена, — в принципе, ты готов к сдаче. Но хочу предупредить. Могут быть, скажем так, накладки. Главным экзаменатором интеграционной части будет Дитрия, а она очень хитрая и может тебе подсунуть что-нибудь внешне вполне пристойное, но с подковыркой. С нею, конечно, провели беседу, но все может быть. Будь внимателен.

Я кивнул. В принципе, какую бы мне задачу ни подсунула эта леди, я надеялся, что с помощью Умника и компа быстро смогу разобраться, что к чему. Ну, это в крайнем случае. Теоретически я со многими вещами и сам уже могу справиться, но подстраховка не помешает.

Я провел пальцем по книжной полке, рядом с которой стоял. На пальце осталась пыль. Я хмыкнул. Кабинет Васы мне понравился. Достаточно большой, куча шкафов с книгами, какими-то бумагами, на столе беспорядок. В целом очень соответствует хозяину — некоторая неухоженность, но не фатальная, и с еле уловимым привкусом тайны внутри.

— В боевой же части, — тем временем продолжал Васа, — меня больше беспокоит последнее испытание. Там ты должен выстоять против троих мастеров пять минут, но при этом не просто пассивно защищаться, но и самому нападать.

— Да, я помню. Уточни, я должен только продержаться это время? А что произойдет, если это они не продержатся против меня?

Васа заинтересованно подался вперед.

— Рассказывай, что ты там придумал, а я посмотрю, подойдет это или нет.

Я уселся напротив мага и подробно рассказал мою задумку. Старый маг рассмеялся.

— Да уж. Пойдет. По крайней мере, предложенное тобой уже известно и разбиралось магами в гильдии после твоей дуэли, а если кто-то не сделал нужных выводов — это их проблемы. Только дай им нанести хоть пару ударов, чтобы разговоров про случайность не было. Так, ладно, — Васа хлопнул ладонью по подлокотнику, ставя точку в этом вопросе. — Насчет теоретической части, в смысле, исследовательской работы, вполне сгодятся твои разработки, что ты мне показывал ранее. Или ты что-то новое придумал? — он, с мелькнувшей хитринкой во взгляде, покосился на меня.

Я улыбнулся и достал из сумки книгу.

— Что это? — Васа покрутил в руках непонятный ему предмет и вопросительно поднял на меня взгляд.

— Коснись дракончика, — улыбнулся я. К чести старого мага, у него лишь слегка дрогнула борода, когда на него как бы выпрыгнула иллюзия дракона.

— Нельзя так пугать старого человека. — Он укоризненно посмотрел на меня.

— Извини, — я опустил голову, пряча ухмылку, — рассказать, что к чему?

— Я, кажется, уже понял, — маг немного подергал свою бороду, потом ткнул пальцем в цифру.

* * *

Через полчаса Васа откинулся на спинку стула.

— Ты в очередной раз поразил меня, — выдохнул он, — вот это, — он потряс книгой в воздухе, — просто гениально! Но!

— Но?

— Для защиты не годится.

— Почему?

— Слишком это необычно, сразу не поймут. Да и не хочется отдавать такое сокровище в другие руки, — ухмыльнулся маг и погладил рамку книги, — тут надо хорошо подумать. Давай сделаем так: у меня в принципе подготовлена теоретическая работа на основе твоих данных, этого вполне достаточно. Ну, можно будет кое что и добавить отсюда. Согласен?

Я пожал плечами.

— Как скажешь, тут ты рулишь.

— Что?

Я махнул рукой.

— Говорю, что полностью полагаюсь на тебя в этом вопросе.

— Ладно, — пробормотал Васа и засунул мою книгу куда-то внутрь стола. Я с ухмылкой смотрел на него. Уж больно он сейчас напоминал мне сороку, утащившую блестящую безделушку в свое гнездо. — У меня для тебя тоже есть кое-что интересное в качестве ответного жеста, — маг выложил на стол стопочку книг, некоторые из которых, как я увидел, увеличив картинку компом, были рукописными.

— Да? — нейтрально спросил я, не шевелясь.

— Ты же увлекаешься стихийной магией, элементалями, сделал много полезного для нас, вот мы с архимагом и решили сделать тебе приятное. Здесь все, что известно по элементалю земли. Такую литературу ты не найдешь в библиотеке. Лично из запасов архимага, — Васа замолчал, ожидая моей реакции.

— Эх Васа, Васа, — я осуждающе покачал головой, — вот мы вроде и друзья с тобой… Не отрицаешь этого? Хорошо, а иногда почему-то стараешься использовать меня втемную.

— Почему ты так считаешь? — почти натурально удивился маг.

— Да за такие подарки вы должны мне еще приплачивать! Ну смотри сам, — я стал загибать пальцы, — я интересуюсь элементалями — раз. У меня это получается — два. Несомненно, вы видите, что у меня необычный подход к магии, и, что самое главное, весьма результативный — три. Гномы в современном мире не могут вызывать земного элементаля — четыре. Вы даете мне как бы секретную информацию по нему, хотя для вас она по сути бесполезна — пять. Остается сделать простой вывод. Вы просто хотите, чтобы я попробовал найти решение, которое позволило бы вам, гномам, воссоздать методику вызова элементаля. Скажи, где я в своих рассуждениях ошибся?

Васа вздохнул, прикрыл глаза и некоторое время молчал.

— Прости, — наконец ответил маг. Он немного ссутулился в своем кресле. А я подумал, какой же он уставший! И совсем не в физическом плане. С первого нашего знакомства иногда проскакивала в нем вот такая вот усталость, — конечно же, ты прав. Нам это действительно нужно. Но, — Васа поднял палец, — тем не менее это не умаляет ценности литературы в твоих исследованиях. Получится — хорошо, мы надеемся, что ты не будешь жадничать, поделишься с нами, а не получится — ну что ж, — он пожал плечами.

— Жадничать, — пробормотал я, пододвигая книги к себе, — после моей защиты у вас просто поменяются аргументы с «жадности» на «обязан». Иначе странно бы это смотрелось — вы типа радушно приняли меня в своей гильдии в качестве ее члена, а я тут ерепенюсь и не делюсь информацией.

Васа только вздохнул на мое бурчание.

— Ладно, я посмотрю. Хотя и сомневаюсь, что тут можно найти что-то полезное. Иначе вы давно бы все сами раскопали и разобрались.

Засунув книги в свой рюкзак, предусмотрительно мною захваченный, так как я предполагал такое развитие событий, я поднялся:

— Ладно, пойду я. Тут еще Криса должна быть где-то. А то я сказал ей, что буду у вас в доме, надо перехватить ее.

* * *

Васа некоторое время сидел в кресле не шевелясь и задумчиво глядя на закрывшуюся дверь. Глупо было надеяться, что он не догадается. Сам архимаг, предложив передать информацию Нику об элементалях, вряд ли всерьез думал, что тому удастся найти потерянный ключик. Древние мастера, а по сути хозяева элементалей, не были глупыми гномами и навсегда унесли с собой в могилу тайну вызова. Слишком многим не нравилось, что они забрали себе большую власть. Вроде бы все предусмотрели недовольные, подготовили преданных себе учеников элементалистов или перекупили, чтобы не потерять секреты вызова и управления элементалями, но скоро, очень скоро после уничтожения настоящих хозяев, поняли, как те над ними посмеялись…

Васа покачал головой. Любая сила, доступная горстке людей (гномов, эльфов… не важно кому) со временем становится Силой, если владеющих ею некому контролировать. И тогда происходят печальные вещи. Или эту горстку уничтожают. Или она начинает все сильнее и сильнее влиять на окружающее, доходя до жестокости и подавления несогласных.

Оторвавшись от печальных мыслей, Васа отодвинул в сторону давно остывшую чифу и потянулся к бутылке с огненной настойкой.

* * *

Крису я так и не нашел. Заблудился в переходах, а в некоторые места меня просто не пустили. Да и качество позиционирования было не ахти, ясно только, что она в здании. Поэтому я плюнул на все и решил подождать ее на улице. Подслушивать, чем она занимается, не стал, это ее дела, и тут ей ничего не грозит. Да и на душе всегда скребут кошки, когда начинаю слушать, где она и что делает. Одно меня оправдывает — беспокоюсь о ней, все никак не могу отбросить мысль, что с нею что-то может случится. Несмотря на ее боевые навыки и некоторые приемы из магического боевого арсенала, которые я заставил ее выучить. Как говорится, на хитрую задницу всегда найдется другой хитрый болт.

На выходе один из служек, или кто они тут, привел мне Принцессу и я, ведя ее в поводу, пошел в парк напротив Гильдии. Как раз оттуда видна и резиденция архимага. Привязав Принцессу к спинке лавки, я развалился на ней и присмотрелся к дворцу. Меня заинтересовала какая-то тусовка внутри. Перейдя на магическое зрение, увидел, что некоторые плетения дворца подрагивают, некоторые исчезают и вновь появляются. Похоже маги что-то делали. То ли усиливали защиту, то ли проверяли ее.

Хм… А вон там сидел эльф-наемник в засаде, — я оглянулся. Да…

Прикрыв глаза, я расслабился и постарался ни о чем не думать. Заняться книгами еще будет время. А пока просто хочется посидеть, ловя лицом солнечные лучики, почувствовать природу. Все-таки здесь она сильно отличается от моего мира. Несмотря на то, что столица достаточно большая, если закрыть глаза, кажется, что находишься в лесу, настолько свеж воздух. Особенно если абстрагироваться от легкого шума большого города, здесь, в парке, почти неслышимого.

На солнышке я пригрелся и почти задремал, правда ленивым движением мысли перед этим активировал комплексную страж-систему (Умник, радар, бадди-комп). Пару раз приоткрывал глаза на ее сигналы, когда мимо проходили левые гномы. Наконец комп выдал мне голосом Крисы «Милый, я иду…» от чего на губы вылезла непроизвольная улыбка. Скоро, конечно, мне такой звуковой сигнал надоест, как обычно, но уже неделю (мой рекорд!) я пока не испытываю дискомфорта.

На пороге Гильдии стояла задумчивая Криса. Тот же служка подвел девушке ее лошадку. Я мысленно потянулся к Крисе и погладил ее. Аура девушки на мгновение чуток сильнее засветилась и она стала оглядываться по сторонам. Затем, заметив меня, легкой и быстрой походкой, ведя коняку в поводу, направилась в мою сторону. Как всегда, я засмотрелся на нее. Удивительно, когда девушка знает, что на нее смотрят, ее походка неуловимо меняется. Становится более сексуальной, привлекательной и зазывающей.

— Что такая задумчивая? — спросил я, целуя ее. Криса уселась на скамейку.

— Сегодняшний поход в гильдию привел к неожиданному результату, — скрестив ноги, она устало откинулась на спинку.

— И что такого неожиданного случилось?

Криса задумчиво помолчала.

— Меня пригласил к себе Мондрид и предложил стать его помощницей.

— Вот как? — невольно бросил взгляд на Гильдию. Интересно пляшут девки. Что бы это могло значить? — И что ты думаешь на этот счет? Ты ведь хотела продолжать обучение в людской академии?

— Понимаешь, — медленно произнесла Криса, — это очень хорошее предложение. По сути, я о таком даже мечтать не могла. Очень резкий скачок вверх по карьерной лестнице. А насчет людей… Вряд ли они могут мне дать что-то новое. Тем более, что с твоей помощью я очень далеко продвинулась, по-новому стала смотреть на работу интегратора. Теперь мне их обучение только помешает. В первую очередь Мондрид заинтересовался моей сигнальной сетью. Но вроде как обещал предоставить все возможности и для личной работы, кроме положенных по должности.

— И что ты решила?

— Пока еще ничего. У меня ведь два выхода. Если я соглашаюсь, то получаю весьма высокооплачиваемую работу, тем более, что в основном буду работать по интеграционным исследованиям, помимо прочих, положенных по должности, работ. А я к этому всю жизнь стремилась. Если отказываюсь — неизвестно, добьюсь ли я когда нибудь такого же положения.

— То есть, ты согласилась?

— Пока только на испытательный месячный срок.

Мы помолчали. А что тут говорить? Это ее жизнь и ее выбор. А Мондрид-то каков? Молодец! Увидел ее действия на моей дуэли, сумел оценить способности, потом наверняка поднял дело на нее, ознакомился, понял, что она умница и тут же предложил работу. Но не только. Думаю, немалую роль тут сыграло то, что Криса — моя девушка. Мне неизвестны отношения Мондрида с архимагом, возможно, он ведет свою сольную партию. Или же, наоборот, работает в тандеме с архимагом, должен знать, что я учу Крису новой методике магичения и хочет контролировать этот процесс. Плюсом к этому может являться возможность влияния на меня через девушку. А если еще и грамотно поставить работу с Крисой, давая ей разные интересные задания, то можно узнать (как он может думать) и некоторые тонкости в этом деле, возможно, мною скрываемые от гильдии или Васы. Хм… забавно. Ну и ладно. Главное, Крису при любом раскладе вроде не должны обижать. По сути, она сейчас является единственным и первым магом, на практике реализующим новые технологии магической разработки.

— Ну вот, — я сделал обиженный вид, — а я хотел тебя после защиты взять в официальные ученицы.

— Служба этому не помеха, — она пересела мне на колени и поцеловала, при этом слегка поерзав. Мои мысли от ее ерзанья на мне поплыли в совершенно другую сторону, — я договорюсь, чтобы одно другому не мешало.

— Ну, что? Тогда это надо отметить? — весело предложил я, погладив ее по спине и задержавшись немного в самой нижней части тела, — Давай позовем друзей, посидим в каком-нибудь ресторане. А вечером у нас на полигоне вдвоем отметим это событие. Как ты на это смотришь?

Криса внимательно посмотрела мне в глаза и кивнула.

— Тогда давай, зови свою подругу, Дилу, подъезжайте к, скажем, чифе, где Тир играет. Думаю, все-таки лучше там будет посидеть, в ресторанах скучно. Повеселимся.

— Еще раз спасибо, — выдохнула она, грациозно поднялась с моих колен и медленно подошла к своей лошади, обернулась, как будто хотела что-то сказать, но не решилась, лишь улыбка не покидала ее лица ни на секунду.

Вздохнув, я немного посидел, пытаясь привести в норму свои разыгравшиеся гормоны, и затем отправился готовиться к празднику.

* * *

А ведь классно погуляли! А то я уже начал забывать, что такое отдых, все работа да работа! Если б я вчерашний поглядел на меня сегодняшнего, поставил бы себе диагноз трудоголизма предпоследней стадии. Но, прежде всего, успел бы очень удивиться. Да, работу я свою любил и люблю (если считать магопрограммирование разновидностью программистской работы), но без особого фанатизма. Бывали случаи, когда попадались очень интересные проекты и я сидел сутками напролет, как и наоборот — нудотища, от которой продуктивность падала почти до нуля. Но Лунгрийский подъем побил все рекорды! Как по интенсивности, так и по продолжительности. Во многом это объясняется модификациями моего тела, связью с инфокомпом, воздействиями Умника и хорошим сексом с Крисой. Во многом, конечно, но не во всем. Есть, есть что-то еще! Через минуту мне таки удалось ухватить мысль за хвост — да ведь все просто! Почему люди могут годами играть в общем-то почти бесполезные ролевые игры, годами прокачивая своего персонажа до высшего уровня? Да потому, что развиваешься ты там на порядок быстрее, чем в реале и показатели свои увеличиваешь не на чуть-чуть, а в десятки и сотни раз. И наглядно видишь результат своих усилий. Здесь, на Лунгрии, со мной почти тоже самое, развитие сумасшедшее! И что больше всего греет душу и мотивирует — все это не иллюзорно, а очень и очень реально!

Хотя все-таки (прислушался к себе) усталость последние дни таки начинает появляться. Похоже, даже у моей повышенной работоспособности есть свои пределы! Да и непрекращающиеся эксперименты как по полетам, так и по другим вещицам всяким-разным, несмотря на всю их оригинальность, потихоньку задалбывают. Хотя нет, за шаг до успеха нечего расслабляться! Еще чуть-чуть поднапрячься, завтра весь день готовиться ко сдаче, а потом сто процентов ресурсов бросить на точку фокуса, и… если не выжжет мозг, то буду, наверное, обмывать полубожественные звездочки на инфомагических погонах… хе-хе… А потом отпуск себе устрою, на месяц. Нет, мало, на отпуск меньше пары месяцев не согласен!

Ладно, хватит почивать на лаврах, надо и о делах чуток подумать. Что там у нас с земным элементалем? Почитаю-ка (точнее, посмотрю в фактографе) себе сказочку на ночь (авось там действительно что-то полезное откопается) и спать! Криса вот, к примеру, уже третий сон сейчас видит.

Вау, а ведь действительно исчерпывающую информацию дали, все, что было, выгребли! Даже не стали нелицеприятные моменты гномьей истории замазывать, прямо так и написали, мол обнаглели эти элементалисты и всех достали, вот и устроили им козью морду! А чтоб было кому дальше элементалей вызывать договорились с их помощниками, которым давали управлять элементалями на строительстве и разных не самых важных работах. Хотя стоп, что-то я не понимаю, если перестраховались, договорились с менее навороченными призывальщиками, то почему секрет утерян? В фактографе вроде нету пометок, что и их кокнули. Нужно разобраться…

Основательно перетряхнув данные, покрутив их и так и этак, выяснил, что через некоторое время после убийства элементальщиков, предавшие их помощники потеряли возможность призывать земных элементалей. Гномы тратили сумасшедшие средства и усилия, чтобы вернуть возможность призыва, первые десятилетия после убийства стихийников тема земных элементалей была самой исследованной в гномьей науке. Но как ни странно, успеха не добился никто. Да, загадочно и непонятно.

Отложив разбор причин провала по восстановлению секрета, перешел непосредственно к описанию управления элементалями, составленных помощниками-предателями убитых стихийников. А ведь интересные вещи творили-то! Умудрялись очень нехило их программировать, причем элементаль был очень послушный, даже перед адептами других стихий хвастались, мол вы тут тужитесь, контролируя каждый шаг своего духа стихии, а мы приказали и он прет, пока приказ не отменим. В общем, я со своим «ручным» и ненадежным управлением воздушным элементалем почувствовал себя полным ламером. В тоже время, что меня очень удивило во всем этом, в переданных материалах была описана методика, а также ощущения помощников-предателей от призывов земных элементалей (до убийства гномьих стихийников это им удавалось) и она кардинально отличалась от того, что я испытывал при вызове воздушного элементаля. Такое ощущение что ее просто вывернули наизнанку, причем не только в плане замены мыслей о воздухе мыслями о земле, но и во всех остальных аспектах. В общем, что-то очень странное получается.

Попробуем еще раз прокрутить все факты. Методика призыва вывернута наизнанку, но работает до убийства стихийников и перестает работать через пару месяцев после. Как только элементали перестают призываться, начинаются активные исследования в этом направлении, чтобы вернуть секрет. Почему активно не приглашали людей-стихийников и не пытались переоткрыть методику заново, по аналогии с другими элементалями, просто поменяв стихийную составляющую? Ага! Во-первых боялись, во-вторых, ориентировались на воспоминания помощников и на их основе пришли к выводу, что элементаль земли какой-то особенный и кардинально отличается от других по методу призыва и работы. Кажется, кое-какое понимание начинает вырисовываться.

А ведь просто все получается, аж странно даже! На всякий случай, еще пару раз прокрутив и перепроверив все факты и логические построения, пришел на мой взгляд к разгадке. Вроде все правильно. Похоже, те убитые ребята были не только очень крутыми, но и очень подозрительными товарищами. Судя по тем штукам, которые проделывали, у них там чуть ли не рутовский доступ к элементалям был (или просто продвинутый)! Если, с одной стороны, ты хочешь сохранить свою монополию на призыв, но с другой ведется повсеместное строительство, где везде нужны элементали, а ты не резиновый, на сто частей разделиться не можешь, что ты будешь делать? Итак, противоречие: уметь призывать элементалей должен только ты и пара твоих лучших друзей, чтобы сохранять монополию, а управлять ими должно много народу, чтобы повсеместно использовать элементалей для строительства. Как бы разрешить противоречие? Хм, почему бы не разбить оба свойства по времени, ты с друзьями владеешь на постоянной основе, а другим отдаешь в аренду под то или иное строительство. Как отдавать в аренду? Аналогия ясна — временный гостевой аккаунт. Судя по описанию очевидцев, крутые админы-стихийники говорили элементалям, вот есть такие-то люди, точнее гномы, в течение месяца которым вы откликаетесь на такие-то их действия, как на призывы (хотя это не призывы, это просто набор определенных действий) и выполняете простейшие их поручения, возможно и даже скорее всего, без полного слияния с элементалем. А чтобы наши юзеры случайным образом не догадались до правильной методики, админы, для гостевого аккаунта просто вывернули наизнанку методику стандартного призыва. Это обычное дело, когда админские и юзерские странички существенно отличаются.

Что же происходит дальше? Наши юзеры зазнались и подумали, что раз элементали реагируют на их призывы, то достаточно немного потренироваться и можно выйти на уровень админов. Заговорщики заручились поддержкой юзеров и прибили админов. Но очень скоро у юзеров истек доступ, а продлить некому (админы все убиты). В результате гномья магическая наука на некоторое время бросает все силы на переоткрытие методик призыва. Но у них есть существенная проблема, они ориентируются на юзерские методики авторизации, так как раньше они работали. Если бы не она, то гномы просто взяли бы за основу методики призыва элементалей других стихий (где большинство стихийников призывают с админскими правами), и через некоторое время сумели бы восстановить методику призыва земных элементалей заново. Но отличие юзерского и админского способов сыграло с ними дурную шутку, они уверовали, что элементаль Земли какой-то особенный и ориентировались только на воспоминания помощников. Вот и пролетели.

Это вызвало у меня аналогии с земной историей. Интересно, смог бы Мендель открыть генетику, если бы работал не с горохом (где есть набор признаков, четко кодируемых одним геном), а с другими растениями? Или наоборот, смог ли бы Дарвин описать свою теорию эволюции, начни он работать с горохом, как Мендель? В общем, интересная тематика. Но, как бы то ни было, за основу берем гипотезу разницы админских и юзерских прав. Если она верна, то выделив стихийную составляющую (а для этого нужно сравнить призывы воздушного и водного или огненного элементалей) и заменив ее с воздушной не земную, мы сможем призвать земного элементаля. Думаю, гномьи стихийники меняли только сам призыв, а способы программирования и управления элементалей оставили неизменными (зачем им лишняя головная боль переопределять их для юзеров, если достаточно контроля через время действия учетной записи?). Если это действительно так, то каким-то образом научившись призывать нашего земного чудо-юду, я могу использовать эти, переданные Васой и Руархидом, материалы как руководство по эксплуатации. И, что приятно, судя по ним, земной элементаль абсолютно безопасен и ему можно дать команду поддерживать тот или иной уровень антигравитации на определенное время и он будет тупо исполнять, а ты сможешь переключиться на другие задачи, без боязни потерять контроль.

Круто, если это так! С такой мыслью я вырубил фактограф со «сказочкой про элементалей» и отдался в объятия Морфея. Послезавтра у меня сдача на ступень, завтра нужно подготовиться, хорошо выспаться тоже желательно.

Бифур их'Эребор

К малому испытательному полигону гномьей Гильдии Магов потихоньку подтягивался народ. Сдача на высокую ступень или на мастерское звание — нечастое событие. Как правило, это яркое зрелище, чрезвычайно поучительное для молодых магов, недаром право присутствия любого члена гильдии на таких защитах зафиксировано в уставе гильдии. Особое внимание вызывают случаи, когда испытуемый претендует на степень в боевой магии. А предстоящая защита была вообще уникальной: одновременная сдача на третью магическую ступень (причем с перепрыгиванием сразу через пять ступеней), и сразу на два мастерских звания в боевой и интеграционной магии. По сложившейся практике, подобное событие должно проводиться на самом большом магическом полигоне столицы и собрать огромную толпу любопытных. Однако, все складывалось совсем не так: мелкие кучки стекавшегося к полигону народа были мало похожи на многотысячную толпу, самый маленький, удаленный от города магический полигон даже отдаленно не напоминал огромную центральную арену, обязательное (по закону) объявление о защите не мелькало на передовицах ведущих магических газет, а было напечатано маленькими буковками в самом малотиражном магическом журнале, да еще в номере, который выйдет из печати за час до начала защиты. Более того, само время начала защиты, мягко говоря, не способствовало наплыву народа. Мало какой столичный житель встанет в четыре-пять утра, чтобы к шести успеть добраться до полигона.

Стороннему наблюдателю могло показаться, что организаторы защиты сделали все, чтобы столь знаменательное событие не стало достоянием широкой общественности. Стороннему наблюдателю это просто казалось, а вот гроссмейстер защитной боевой магии Бифур их'Эребор знал это наверняка. Такое изредка делалось, чтобы не нервировать экзаменационную комиссию и не портить репутацию ее членов. Когда испытуемый откровенно слаб, и тебе по чьей-то просьбе приходиться вытягивать его за уши на глазах у сотен улюлюкающих зрителей, включая многочисленных коллег по гильдии, горишь острым желание провалиться сквозь землю. Да и пятно на репутации остается. Хотя иногда подобное происходило, если испытуемому приходилось показывать секретные или полусекретные плетения и он опасался, что кто-то из зрителей может их разгадать.

Бифур ожидал увидеть помесь первого и второго случаев. В то, что кто-либо может хорошо сдать и на ступень, и на два мастерских звания сразу, он не верил. Даже к сдаче на ступень, уже имея соответствующий ей уровень мастерства, нередко готовятся годы, разучивая и репетируя стандартные экзаменационные заклинания, половина из которых нужна только для демонстрации умения создавать сложные плетения и абсолютно бесполезна в реальной жизни. А тут не только сразу три звания, так еще, похоже, и решение принималось в течение недели! Скорее всего, одно направление он сдаст хорошо, по всем другим можно ожидать завал защиты (особенно по «боевухе» — где сдаются почти одни и те же плетения, от вытягивания «своего билета» толку мало, малый выбор компенсируется высокой сложностью и высокими нормативами), безобразно написанную исследовательскую работу (разумеется если «писцы» архимага не постараются), но при этом — парочку действительно гениальных плетений, если, конечно, Мондрид с Руаром разрешили их показывать на защите.

Хм, а ведь, несмотря на все меры, народ каким-то чудом пронюхал о защите, вон ползала уже заполнено, — Бифур поморщился, — хорошо хоть, действительно сильных магов почти не видно, исключая комиссию, Васу, как наставника испытуемого, и каким-то образом прознавшего про защиту Лотколба. В основном, зрителями была одаренная молодежь, скорее всего, кто-то узнал от своего учителя, а дальше начался массовый процесс распространения слухов через многочисленных друзей и знакомых. Бифур очень надеялся, что испытуемый выступит не так плохо, чтобы это бросилось в глаза неопытному «молодняку». Сам же он взял с собой только двух своих лучших учеников в надежде, что их цепкий взор сможет выловить какие-то интересные моменты из исследовательских плетений испытуемого, а разум позволит не трепать, что испытуемого откровенно вытягивали.

Тем не менее, даже у такого хода дел есть и свои приятные стороны. Бифур уже мысленно смаковал размеры благодарности Руара и Мондрида за гладкий ход защиты их протеже. Не то, чтобы они друг с другом торговались, все-таки с архимагом они были приятелями, а с Мондридом — вообще близкими друзьями, однако Бифур нутром чуял, что защита пройдет непросто, придется на многое закрыть глаза, а значит, оказанная им услуга явно выйдет за рамки простой дружеской помощи. Видать, Руархиду с Мондридом сильно приспичило, иначе ничем не объяснишь столь быстрый созыв высшей испытательной комиссии (а ведь ту же Дитрию, единственную среди гномов гроссмейстершу интеграционной магии, вообще из отпуска вытянули!) и требование дать защититься любой ценой. Другими словами, благодарность будет иметь впечатляющие размеры.

Интересно, откуда они взяли парня и зачем им понадобилось продвигать его так быстро? У Бифура практически не было информации по Нику: ни тебе места рождения, ни места предыдущей учебы, даже возраст не указан (а ведь это прямое нарушение правил Гильдии!), однозначно скрывают его прошлое. Внешность у Админа не бандитская, скорее всего Руархид нашел его через Васу, среди исключенных из человеческих или межрасовых гильдий за «запрещенные магические эксперименты». Последняя мысль всколыхнула в Бифуре старую рану: а ведь сколько талантливых ребят в самых разных магических гильдиях и академиях загубили под этой формулировкой! И не потому, что они действительно испытывали что-то страшное или запретное, просто результаты их магических исследований при их должном распространении могли нанести серьезный урон бизнесам влиятельных Высших магов, продающих старые модели плетений. Сам Бифур просто чудом избежал подобной участи. Правда было это с ним уже в относительно зрелом возрасте, когда он уже стал мастером боевой магии и вовсю продвигал свои новые защитные заклинания, что не понравилось многим ой как небедным магам, сидящим на подряде у армии. Сначала хотели купить его молчание, а после отказа устроили серьезную подставу.

Если бы не вмешавшийся Мондрид (увидевший перспективы использования разработок у себя в военной разведке) то нести Бифуру крест изгнанника. Ведь между гильдиями существует негласный сговор — не принимать (по крайней мере, официально) изгнанников друг ото друга, а также исключать своих членов когда информация об их изгнании выплывет наружу. Если бы не эти правила, то изгнание не было столь страшной карой для талантливых и амбициозных магов. Без подобного сговора, гильдиям приходилось бы использовать куда менее гуманные методы вроде казни и заключения, а так всегда есть возможность официально реабилитировать своего изгнанника (хотя такое случается безумно редко) если ситуация изменилась и очень требует его разработок — долгожители (особенно маги) никогда не любят совершать необратимых поступков. К тому же, кроме изгнания были и другие факторы: многие именитые маги и магические картели имели связи по всему миру и могли устраивать неприятности и подставы не только в своей гильдии.

Тем не менее, неофициально перекупка происходит сплошь и рядом, главное — чтобы происхождение изгнанника было сокрыто, и изгнавшая Гильдия не могла официально потребовать его повторного изгнания. Обычно перекупка проводилась по схеме с введением фиктивного учителя (по правилам большинства гильдий магов, чтобы стать ее членом, нужно пройти обучение у одного из наставников гильдии) и последующей сдаче на нормальную ступень. Почти половина магов-людей в гномьей гильдии (а также почти все представители эльфийской и прочих рас, в нее входящие) как раз и относились к этой категории. О том, что они — бывшие изгнанники, большинство догадывалось или даже знало, однако прямых доказательств этого никто не предъявлял. Точнее, иногда предъявляют, и таких людей приходится исключать, только вот сразу после этого в других гильдиях «случайно» всплывала информация про изгнанческое прошлое многих работающих там гномьих магов.

«Похоже, Ник — пташка именно „такого полета“», — размышлял Бифур. — «По всей видимости, его разработки, или он сам, очень нужны Руару или Мондриду, наверное, слухи о последних проблемах разведки имеют под собой веское основание. Интересно, почему его так топорно остепеняют? Когда быстро готовят к высокой должности, по законодательству требующей наличия титулов и ступеней, все-таки дают больше времени на подготовку: кандидат с месяц вводится в курс дел, параллельно готовясь к экзаменам. Здесь же, похоже, все решили за одну-две недели. Остается только одно — Ника готовят к событию. К какому событию, и ежу понятно — проводящимся на бале переговорам. Скорее всего, перекупили вместе с Ником не только его личные разработки, но и парочку секретных людских плетений по боевой и интеграционной магии, которыми вовсю будут хвастаться перед послами, представляя как разработку гномьих магов в соавторстве с Ником».

«Так, а где же наш испытуемый? Вроде бы уже все собрались, скоро должны начинать. Ага, вот вроде бы он — молодой парень стоящий у первого ряда вместе с Васой и какой-то симпатичной гномьей магичкой — похоже, архимаг успел его привязать к Гильдии не только деньгами и званиями», — усмехнулся Бифур.

«Теперь осталось прикинуть насколько мне придется краснеть, вытягивая его», — подумал Бифур и с мрачной решимостью прищурил глаза, включая магическое зрение. — «так, энергетически он очень силен, по этому пункту перспективы отличные, а вот магической защиты практически нет, что в принципе неудивительно — перед экзаменами ее обычно снимают, чтобы не мешала. Хотя стоп, чувствуется, что-то на нем все-таки есть».

Бифур минут десять дожидался, пока Ник подойдет поближе, чтобы внимательно рассмотреть его ауру. Да, чутье гроссмейстера защитной боевой магии просто так не проведешь! Если очень хорошо присмотреться, можно разглядеть рой очень мелких, почти невидимых маленьких искорок, да и течения энергетического слоя ауры явно далеки от природных — брови Бифура слегка поползли вверх, такого он еще нигде не видел, хотя общался с боевыми магами всех гильдий, а парень ведь непрост, может, и удивит чем-то действительно интересным и новым, а то надоело уже два подряд столетия смотреть на все эти «инновационные», а на деле — лишь слегка улучшенные, модификации одних и тех же стандартных защитных плетений.

Ладно, с энергетическими слоями вроде все ясно, Бифур полностью перевел зрение в аурный режим и еле удержал себя от того, чтобы громко и витиевато выругаться вслух — по параметрам ауры, косвенно указывающим на истинный (а не биологический) возраст, было четко видно, что Нику даже пятидесяти лет не исполнилось. Разумеется, Мондрид говорил, что Ник — очень искусный маг, несмотря на возраст, однако такой подставы Бифур, нацеленный увидеть мага ста-ста пятидесяти лет от роду, не ожидал. Конечно, ему попадались уникумы — мастера тех или иных магий (в основном, небоевой) моложе пятидесяти лет (сам таким был, точнее почти таким: первую свою мастерскую степень получил в шестьдесят три года), однако ни одного такого дважды мастера да еще и с высокой ступенью Бифур не то что не встречал, он даже про такое не слышал (легенды и летописи тысячелетней давности не в счет), как такое возможно, у него даже в голове не укладывалось. Похоже, Ника придется не только тащить, а просто-таки левитировать за уши, с репутацией (а когда живешь долго, она безумно важна) неподкупного наставника можно смело распрощаться.

Сбоку послышался напряженный вздох его «интеграционной» соседки.

Дитрия

Стать гроссмейстером безумно сложно. Гроссмейстерами не становятся просто так, гроссмейстерами не становятся из-за денег или даже славы, гроссмейстерами становятся, чтобы чувствовать свою Неуязвимость, да Неуязвимость с большой буквы! Гроссмейстеры-целители хотят быть неуязвимыми для времени, остановить ход его неумолимых всеобщих часов, не дать его песку обратить тебя прахом. Пока что полностью ни у кого не получалось, но хороших промежуточных успехов достигли многие — не меньше тысячи лет жизни, если безумно посчастливилось за это время не умереть от несчастного случая, нападения врагов или просто наемного убийцы. А вот гроссмейстеры боевой магии на удачу не полагаются, они хотят быть неуязвимыми для меча и магии, всегда готовыми отразить натиск врага, неожиданно выпрыгнувшего из-за поворота. Куда умнее гроссмейстеры Астрала, они обходят врага стороной еще до того, как он выпрыгнет. Однако куда им тягаться с гроссмейстерами ментала, готовыми всегда любого врага сделать другом, и уж тем более гроссмейстерами скрыта, способными сотни лет водить врага за нос находясь в трех метрах от него. А вот гроссмейстерам-артефакторам даже не нужно быть готовыми — все за них сделает умная магодубинка, магоплащ-невидимка и умная магоклизма. Но есть одна такая штука, которая позволит поставить всех этих гроссмейстеров, со всеми их неуязвимостями и возможностями, тебе на службу, это — твоя Незаменимость!

Такая вот простая истина открылась гроссмейстерше интеграционной магии Дитрии их'Бальдаре лет пятьдесят назад, незадолго до получения этого звания. Когда она только начинала магичить в этой области, она хотел утереть нос заносчивым людишкам-магам, везде трындевшим с надутыми щеками, что только они могут соединять все со всем. Когда она стала мастером, она просто хотела денег, много денег, очень-очень много денег. Она уже знала, что в самых важных и секретных (особенно государственных) проектах интегратору будут платить больше, гораздо больше, исключительно по политическим мотивам, просто за то, что этот маг — гном, а не ненадежный человечек. Теперь же она ясно понимает, что деньги — это мелочь по сравнению с той ситуацией, когда сильнейшие из магов Гильдии готовы сделать для нее все просто потому, что другого гнома-гроссмейстера интеграции многочисленных секретных и сложнейших плетений просто нет. Даже сам архимаг в свое время был вынужден задействовать ее при разработке новой защиты своего дворца. А ведь Руархид очень подозрительная скотина! Тогда доверил ей только половину дворца, а все защитные плетения своего кабинета и близлежащих помещений делал сам вместе с тремя лучшими друзьями. Причем вышло у них не ахти — в виду недостатка интеграторских умений для такой сложной задачи. И неудивительно, что в сад каким-то образом проник воздушный элементаль!

Вот и в этот раз сам Архимаг вместе с Главой внешней разведки чуть ли не на задних лапках прыгали, чтобы она прервала свой годичный отпуск и поприсутствовала на защите какого-то, судя по всему, недавно перекупленного ими талантливого человеческого мага. Что уж говорить, такое их поведение греет душу. Даже не стали перекидывать всю вину проникновения воздушного элементаля на нее (хотя при других обстоятельствах и на других магов не преминули бы это сделать). И даже обязательно вытягивать за уши человека не просили, хотя, судя по обстоятельствам, особенностям организации защиты и личному присутствию Мондрида с его лучшим другом в комиссии, тянуть планируют не просто за уши, а и за все остальные возможные места, включая причинные.

Ник

Я с кривой улыбкой и с изрядным зарядом иронии рассматривал магический полигон, на котором будут испытывать меня любимого. Больше всего он напоминал гротескную помесь миниатюрного римского Колизея с цирком-шапито: крохотная круглая арена с полом и трехметровыми стенками из какого-то бело-голубого камня, высокий мраморный помост с роскошными сиденьями для комиссии и трибуной. Если закрыть глаза на миниатюрные масштабы, то так и хочется выкрикнуть «Аве комиссия! Идущий на экзамен приветствует тебя!». Первые два ряда зрительского зала — солидные-каменные. А дальше идет хлипенькая деревянная(!) пристройка с еще где-то шестью-семью рядами. Сверху полигон накрыт покоящимся на деревянных сваях тканевым куполом, в данный момент защищающим от имеющего наглость накрапывать дождя. Я, конечно, не ожидал, что буду сдавать экзамены на центральной испытательной арене под аплодисменты тысяч болельщиков с последующим возлаганием архимагом на мою голову лаврового венка (точнее, его гномьего аналога). Я прекрасно понимаю, что публичность в моей защите ни к чему, но ТАКОГО Мухосранска я не ожидал! На таком фоне даже запланированное (с помощью магокамер Умника) 3D-видео своей защиты снимать расхотелось. Если бы не вот этот дисбаланс в постройке, то все выглядело бы вполне пристойно.

— Между прочим, отличная арена для столь знаменательного события, я бы даже сказал — легендарная, — вклинился в мои мысленные бурчания Умник. — Ты лучше посмотри на подсказки бадди-компа, а также на инфу, что я нарыл об этом месте.

— Ну-ка, — заинтересовался я вывел эту информацию на первый план и присвистнул, прочитав. — Да уж, не хило. Да тут же весь пол и все стены поглощающими магию амулетами обставлены! Идеальное место для испытания высокоэнергетических заклинаний, а также мощной боевой магии. Хотя странно, что его выстроили не посреди столицы рядом с источником, да еще нагородили поверх него бог весть что!

— А ты внимательно мою подборку просмотри, а не по диагонали, как ты обычно делаешь, — укоризненно проворчал Умник, — раньше, полторы тысячи лет назад, недалеко от этого места находился выход магического источника, а этот полигон использовался высшими магами, которых много не бывает, для отработки наиболее мощных и опасных плетений. Поэтому, кстати, тут так мало рядов из камня. Потом он потихоньку переместился туда, где сейчас центр столицы.

— Надо же, они еще и перемещаться потихоньку умеют! Хорошо хоть, точка фокуса от меня пока не сбегает! А почему гномы не разобрали арену и не переместили в центр? Эти ж амулеты на вес золота. И нагородили поверх такой красотищи всякие убогие деревяшки?

— Да потому, что построена она на славу. Обрати внимание на структуру укрепляющего камень плетения, очень качество сделано, на века, хотя и запитывается слабо сейчас, видимо, жалко было такое разрушить разбором арены на части. — Умник вывел изображение плетений в формате нашей модели магии, — а вообще, Ник, будь внимательнее, я ведь тебе всю инфу на бадди-комп вывожу.

— Да понятно, просто получать информацию, общаясь с тобой, интереснее. Хоть поговорить есть с кем, — улыбнулся я.

— Хм… Ну ладно.

— Да и что-то не могу сосредоточиться толком, все мысли о предстоящей защите.

— Ладно, давай я расскажу. В общем, сюда пришли гномы, чтобы строить себе новую столицу, и поселившиеся тут гномьи высшие маги притянули за собой всех остальных — сам понимаешь, где высшие маги, там и ученики, строители и прочая-прочая инфраструктура. Так вот, они заметили, что источник магии потихоньку перемещался подальше от полигона, пока не стабилизировался в том центре столицы, который ты от и до облазил. Ну, а полигон, к тому времени выстроенный, решили не разбирать, а оставить как памятник. В начале даже была специальная, я бы даже сказал, комичная, должность сводящаяся к уходу за ним и подпитке его укрепляющего камень плетения. Затем, с ходом веков, пиетет к памятникам старины уменьшился и это место решили использовать как обычный полигон. Сейчас он используется для магических тренировок и экзаменов (хотя выше чем на седьмую ступень тут обычно не сдают), а также как арена для художественной самодеятельности — все-таки красиво тут, но размер маловат. Поэтому по-быстрому пристроили сначала четыре, а потом и еще два деревянных ряда, да крышей от дождя накрыли.

— Понятно, — пробормотал я, оглядываясь и пытаясь сосредоточиться. Мандраж-то никуда не делся. Подумать только — народ собрался специально, чтобы на меня поглазеть! Брр…

Я повернул голову туда, где уже восседала экзаменационная комиссия увидел нагруженную какими-то папками Крису, идущую к Мондриду. Поймав мой взгляд она улыбнулась и помахала рукой. Пока она еще только входит в курс дела, разбирается со своими обязанностями, и к реальной интеграционной работе еще не приступила. Но это и понятно, человеку надо освоиться, распланировать свою работу. Вот и сегодня она выступает в качестве помощницы Мондрида. А вообще, Мондрид наделяет Крису льготными условиями: практически не загружал работой, по возможности отпускал с работы, давая «задания на дом», начал потихоньку открывать ей секретные документы (невиданное дело в отношении столь молодых и новых сотрудников для офиса внешней разведки). Правда, почти все раскрытые Крисе секретные документы касались войны с орками и почти везде там описывались то, какие орки редиски, какие зверства совершают и как опасна для гномов возможная война. Уверенность того, что на меня хотят воздействовать через Крису, все возрастала. Очевидно, это должно подвигнуть меня на более активную работу на благо гномов. Ладно, посмотрим к чему это приведет.

Я окинул взглядом экзаменационную комиссию, одновременно с этим включая досье из записей фактографа на каждого. Кто тут у нас собрался? С Мондридом все ясно, будет тянуть меня на защите как только сможет. А этот низенький щупленький гном интеллигентного вида у нас гроссмейстер защитной (забавная штука: мастерскую ступень получают по всей боевой магии, а вот звания гроссмейстеров страдают куда большей специализацией) боевой магии (так ведь с виду не скажешь!), с ним все ясно, лучший дружбан Мондрида, оценивать будет лояльно, хотя и уверен (ишь как кривится, и аура перекошенная) что я опозорюсь (а вот фиг вам! Так защищусь, что потом не один год хвалебные слухи-оды ходить будут!). А вот та, излучающая самодовольство и презрение ко всему миру (хоть бы ауру подправила, неприлично такие вещи показывать ведь) субъект у нас, — гроссмейстер интеграции Дитрия. Она, по словам Васы (и не только Васы), редкостная засранка и редиска. В общем, на защите она доставит мне наибольшее количество «приятного». Но тут есть хоть одна радость, Мондрид притащил сюда для подстраховки еще двух мастеров интеграции. Конечно, с их мнением считаются гораздо меньше, чем с мнением гроссмейстера, однако, если я чем-то не понравлюсь Дитрии и она начнет на меня необоснованно наезжать (необоснованно, ибо с моей моделью магии, программистскими знаниями и умением работать с разными типами энергии по-хорошему это я должен указывать местным гроссмейстерам, как интегрировать спелы, а не они мне) эти двое мастеров вместе с Мондридом (кстати, а ведь Мондрид у нас ещё и мастер интеграции и, судя по собранной инфе, именно он был в числе тех, кто интегрировал спелы в дворце архимага. В той части, которую Руар доверил только своим лучшим друзьям) будут всячески ее затыкать и восхвалять мои интеграторские решения.

Ладно, с составом комиссии все ясно. Ну когда же все начнется?

Стараясь не обращать внимание на собравшихся, я ждал начала. Наконец, Мондрид, переговорив о чем-то с Бифуром и Дитрией (я невольно хмыкнул — забавно смотрятся гномы с виртуальными табличками над головой с именем каждого) встал. Потихоньку шум, производимый зрителями, стал стихать.

— Уважаемые члены комиссии и присутствующие здесь маги! Сегодня проводится сдача экзамена на получение сразу двух мастерских званий — по интеграции и по боевой магии (среди присутствующих возник легкий шум). В качестве соискателя выступает Ник Админ Рутович, человек, ученик Васы их'Васандир.

Я вышел из закутка на арене и подошел к комиссии, как положено по протоколу. Шум стих, и все с интересом стали присматриваться ко мне.

— Клянешься ли ты, Ник Админ Рутович, использовать доступную тебе силу только во благо, защищать интересы гномьей Гильдии Магов, а так же передавать своим ученикам свои знания, не утаивая их, действовать в интересах государства гномьего?

Вот хитропопая бестия! Изменил текст клятвы! Не сильно, но акценты сместил. Особенно в плане утаивания. Ну да ладно. Я ему это еще припомню. К тому же лазейки все равно остались.

— Клянусь, — произнес я, отметив переглядывания других магов. Видимо, они также несколько удивились.

Мондрид кивнул.

— В таком случае первым будет проходить экзамен по интеграционной магии, как наименее энергозатратный и в какой-то мере теоретический. Дитрия, прошу, — он поклонился в сторону Дитрии. Та кивнула, с интересом смотря на меня, но вставать не стала.

— Хорошо. Тогда начнем с проверки интеграции стандартных плетений, — Дитрия выложила на стол шар-светильник и коробочку. — Это обычный светильник, способный светить желтым, зеленым и красным. А это, — она показала пальцем на коробочку, — амулет управления светильником. Необходимо их состыковать. Результат должен быть следующим. При активизации амулета светильник должен по определенной команде амулета загораться своим цветом. Задание простое, думаю, получаса должно хватить, — и почему мне кажется, что в ее глазах мелькает довольство объевшейся сметаной кошки и некоторая доля злорадства? Мондрид тоже задумчиво смотрел на предметы.

Ну что ж. Что бы там ни было такого, надо дело делать. Я забрал со стола комиссии светильник с амулетом и уселся за стол, стоящий непосредственно перед магами. Жуткое ощущение! Большой зал, достаточно большое количество народу, все сидят молча и смотрят на тебя. Да и маги отслеживают происходящее по твоей ауре и формируемым тобой плетениям. Интересно, это тоже один их обязательных факторов, должных психологически прессовать экзаменуемого? Типа должен в любых условиях уметь магичить?

Так, ладно, времени мало, пора приниматься за работу. Своими силами за указанное время я справиться не смогу, хотя и интересно было бы попытаться. Придется задействовать и комп, и Умника. Что у нас тут? Так, светильник. Почему-то вместо одного плетения — три. Понятно, каждое отвечает за формирование свечения своего цвета. Странно, можно было бы сделать и одно плетение, а поменять только кусочек, отвечающий за цвет. Но, видимо, сделано специально, чтобы запутать — пересечение трех плетений сильно сбивает с толку. Стандартного голосового управления нет. Амулет. Ага, аналогично — три плетения и активной частью в каждой, напоминающей модуль за включение в голосовом управлении. В принципе понятно, этим модулем и цепляться надо. Цепляем? Цепляем! Стоп! Что за фигня? Я вывел на экран увеличенную схему светильника и бросил мрачный взгляд на Дитрию. Судя по ее ухмылке, входные каналы подключения намеренно запутаны друг с другом. То есть, в таком состоянии хрен подключишься. Обычная практика или личный подарок от Дитрии? Ну, стерва, ладно.

«Умник, помогай!» — я приступил к распутыванию этого месива. Умник только подсказывал и чуток корректировал мои действия. Слава богу, за последние дни мы добились того, что формирование плетений Умником полностью выглядели со стороны как мои собственные. Но сейчас он только помогал.

Так, осталось пятнадцать минут. Стыкуем. Готово. Я про себя хмыкнул — в запасе есть еще десять минут. Хорошо, тогда пошалим. Я вывел на экран из базы данных плетение голосового управления светильниками…


— Время! — прозвучал несколько напряженный голос Мондрида, — готов ли соискатель?

— Готов! — я встал.

— Хорошо, показывай и рассказывай.

— Итак, — начал я, — данный шар является…

Через пять минут подробного объяснения я приступил к практической демонстрации.

— Даем сигнал «красный», — на амулет последовал определенный заранее сигнал. Шар полыхнул красным. — Желтый! Зеленый!

— У комиссии есть вопросы? — спросил Мондрид, губы его слегка улыбались.

— Да, — незамедлительно ответила хмурая Дитрия, — пусть объяснит, что он намудрил в амулете. Задания трогать амулет не было.

Все с интересом стали всматриваться в указанный предмет. И если Бифур тут же пожал плечами, видимо, не поняв, в чем дело, то Мондрид и Дитрия не отрывали от него взгляда.

— О, здесь все просто, — улыбнулся я, — у меня еще оставалось время и я решил не тратить его зря, — я для пущего эффекта вытянул палец в сторону амулета и произнес, — трах-тибидох-тибидох.

Забавно, а вот изменения в самом шаре господа интеграторы не заметили, поэтому сильно удивились, когда шар стал переливаться всеми цветами радуги. А что, красиво, мне понравилось.

Пока они смотрели на представление, я огляделся. Криса сидела радостная и улыбалась мне, Васа на самом краю президиума (он, как лицо заинтересованное, только присутствовал на экзамене), кивнул мне. На трибунах гномы тоже перешептывались.


— Дитрия? — Мондрид смотрел на гномиху.

Та неохотно кивнула.

— Хорошо, продолжаем, — Мондрид сел обратно.

— Второе задание, — Дитрия перевела свой недобрый (и чего я ей сделал?) взгляд на меня, — интеграция эльфийских плетений и гномьих, — она подала какой-то знак, и на арену вышел эльф, мне незнакомый (интересно, он в гильдии работает или по совместительству привлекли? Странно-странно), и что-то стал мудрить с землей радиусом около пяти метров. За ним появились с пяток гномов, и быстро стали монтировать рядом какую-то установку.

— Задание как раз на третью ступень, — угу, снова с подковыркой? — эльфийское плетение определяет уровень влажности почвы. Если он опускается ниже некоторого уровня, воздух над этим местом светится красным светом. Рядом стоит механическая поливалка, но с магическим управляющим плетением. Необходимо состыковать их таким образом, чтобы при появлении сигнала от эльфийского плетения поливалка включалась и орошала указанную почву.

Тем временем эльф сделал свою работу и над тем местом, где он химичил, воздух действительно засветился. Земля-то сухая. Хм, с таким я еще не сталкивался. Ко мне подошел один из гномов и показал как активируется плетение для запуска поливалки. Прикольная смесь техники и магии, скажу я вам. Аппарат заработал, и над экспериментальной площадкой закапал небольшой дождик, увлажняя землю. Свечение медленно погасло. Поливалку выключил уже я сам.

— На это задание дается час. Время пошло.

Дитрия

Дитрия не любила защиты на интеграционные звания, подобные сегодняшней. Скучно и неинтересно. Ну что нового гроссмейстер может увидеть в плетениях этих горе-соискателей? И мало того, что процесс этот скучный, он вдобавок еще и долгий. Обычно защита тянется в течение нескольких часов. Хорошо, что защиты двух и более соискателей в один день — редкость чрезвычайная. Ведь если вдруг не повезло оказаться в экзаменационной комиссии, приходится сидеть до самого конца. Честно говоря, испытания по другим дисциплинам, не по интеграционной магии, доставляли Дитрии гораздо большее удовольствие. Ведь, когда в чем-то не разбираешься, или разбираешься слабо, оцениваешь внешнюю красоту и эффекты. А главное, нет необходимости вникать в суть всех используемых соискателем плетений.

От сегодняшнего события Дитрия также не ожидала ничего интересного. Единственное, что ее несколько смущало и не нравилось — явная попытка вытянуть какого-то мага. Пока она этого не знала, у нее даже было подозрение, что копают именно под нее. Иначе чем объяснить, что в качестве второй дисциплины парень выбрал именно интеграционку, а не, например, целительство? Когда ее настойчиво пригласили на экзамен, она аккуратно поспрашивала некоторых из своих друзей, постоянно ошивающихся в гильдии, и узнала, что, кроме боевой (где у Ника, по их словам, недавно вышла пара сильных разработок), именно в лечебной магии человек успел себя зарекомендовать. Да и в амулетной магии что-то там интересное показал. Гений? Но почему тогда так слабо справился с первым заданием? Любому магу той же пятой ступени не потребовалось бы столько времени. Даже ее маленькая шалость с плетениями в шаре света особо не затруднила бы никого. Когда ты знаешь плетение от и до, то его вариации или небольшие изменения не сильно повлияют на тебя. Тем более внесенные далее того места, куда принято подключать свои плетения. Такое может сбить с толку разве что новичка. Судя по результатам, у человека явно мало опыта. Может, с теорией у него получше? Со вторым заданием, хоть оно и сложнее (в основном по причине того, что у мага-гнома отсутствует постоянная возможность изучать эльфийские плетения), тоже не должно возникнуть больших затруднений. Но уж очень непонятно действует парень. Достаточно оригинально он придумал с постоянной сменой излучаемого света в шаре. И зачем только время тратил? Или не знает, что выделенное время — это максимум, и чем меньше ты потратил из него, тем больше очков заработал? Выпендривается?

Еще один интересный момент. Криса их'Дрим. У Дитрии была благотворительная организация, которая занималась поиском детей, имеющих склонность к магии, среди гномов, живущих вдали от столицы. Несмотря на то, что за последние пятьдесят лет было найдено достаточно много детей, эту девочку она помнила, таланты запоминаются. Сама Дитрия тоже родилась в глубинке, но, в отличие от Крисы, никто не подал ей руку помощи, ей пришлось самой копить деньги и ехать покорять столицу. Много времени и усилий она потратила, чтобы просто найти себе хоть какого-то учителя. Да и после этого все было далеко не гладко, первые два учителя давали лишь крохи, взамен требуя выполнять грязную работу по дому. Поэтому благотворительная организация по поиску одаренных детей из глубинки, таких, какой была она, стала мечтой, которую Дитрия пронесла через всю свою жизнь и реализовала уже после того, как стала гроссмейстером, потратив на это половину своего состояния. Уже потом, через десятки лет, благотворительность начала себя хоть как-то окупать. Количество и способности учеников сильно влияют на репутацию мастера, поэтому часть магов начали специально платить ей деньги или оказывать встречные услуги за подбор себе учеников с подходящими способностями. А найти хорошего ученика непросто, особенно на ранней стадии, когда он еще не успел раскрыть себя как маг. Вот Дитрию и заинтересовало, как такая, пускай и талантливая, но очень молодая, девочка поднялась так высоко? По ауре Криса тянет ступень эдак на четвертую-третью, конечно, уровень силы — это еще не мастерство. Но ведь не берет Мондрид кого-попало себе в помощники! Скорее всего, ее просто держат в низкой официальной ступени, чтобы не привлекала особого внимания и выполняла деликатные поручения. Будь она любовницей Мондрида, он бы продвигал совсем по другому. Но, с другой стороны, откуда такой прогресс? В общем, непонятно, что там произошло, и это незнание несколько беспокоит. Какие-то непонятные события происходят в гильдии. Давненько она там не появлялась, и, видимо, зря.

Дитрия бросила взгляд на человека, бродящего вокруг площадки с эльфийским плетением. Интересно, если его собираются вытягивать, почему не подготовили как следует? В принципе, экзаменационных вариантов не так уж и много. Да и второе задание, если нет опыта, осложняется только тем, что экзаменуемый просто не сможет прямо на экзамене проверять свои попытки интеграции бесконечное количество раз — эльфийское плетение просто выдохнется без подпитки. Это делается специально, чтобы несколько усложнить жизнь нерадивому ученику. Так какого демона такие несоответствия?

«Может быть, у него теоретические разработки интересные?» — Дитрия бросила взгляд на стол и увидела то, что и ожидала (в специальной обложке) рядом с Мондридом. В единственном экземпляре! «Так, так…», — она прищурилась, — видимо, дело как раз в этом. Обычно работы учеников на экзамене делаются в количестве принимающих экзаменаторов независимо от их специализации в магии.

— Мондрид, будь лапочкой, подай мне работу нашего экзаменуемого, — она наклонилась к сидящему рядом с ней гному и мило улыбнулась, от чего того перекосило. Не сказать, что они враждовали, но отношения между ними были несколько натянутыми. По ряду законов и предписаний замагичивание (включая интеграцию) ключевых объектов (вроде корпусов гильдии, гроссмейстериата, дворца Архимага) могли выполнять только члены гномьей гильдии магов. Поэтому Дитрия имела склонность тянуть за свои труды из госструктур по полной, за что руководители последних ее очень «любили».

— Конечно, Дитрия, — он пододвинул к ней работу экзаменуемого.

— Благодарю. Ты такой милый, когда хочешь этого, — промурлыкала она. Ей доставляло удовольствие выводить этого всегда спокойного гнома из себя. И что самое приятное, почему-то только ей это удавалось.

— Перестань, — Мондрид покосился на нее, — надеюсь, ты не забыла о разговоре в отношении Ника?

— Ну что ты, — мягко проговорила Дитрия, — как я могу в чем-то тебе отказать?

Мондрид ничего не ответил и недовольно отвернулся.

Дитрия, улыбаясь про себя, открыла папку с теоретической работой и погрузилась в чтение.

Ник

Я ходил рядом с эльфийским плетением и любовался им. Очень изящно сделано! Умник быстро перегнал ее в бадди-комп, но некоторые моменты мне были не совсем понятны. Мы ведь с Умником больше времени уделяли гномьей магии, а, видимо, некоторые тонкости все-таки есть в разных типах магии. Или же мы просто не полностью отладили модель. По крайней мере, пара моментов просто не вписалась в нее.

«Ты видишь, Умник?»

«Да, Ник. Тебе самому трудновато придется тут все интегрировать. Ты пока слишком грубо работаешь с плетениями, боюсь, просто запортишь работу».

«Угу», — согласился я с ним, — «однако это твое упущение, кстати. Ты ведь говорил, что учтешь в модели и особенности остальных магий». Если на первом задании я сам занимался интеграцией, Умник только в паре моментов вмешался, то здесь я действительно только напортачу. Тем более, я-то всегда ориентируюсь на модель, на ней же мне и видны все точки воздействия, его уровень, да и новое плетение, если надо сформировать, сначала в ней отлаживаю. Умник же у меня универсал, а многие моменты он делает через инфомагию.

«Сам же меня загрузил другими работами», — незлобно проворчал он.

Эльфийское плетение внешне выглядело как сеть, накинутая на землю. В ее узлах находились однотипные связки, являющиеся датчиками, а так же несколько плетений, видимо, генерирующих свет. Последних было меньше, и располагались они в основном по краям сети, а центре находилась пара более крупных узлов. Отдельная подпитка отсутствовала, что навевало нехорошие мысли.

«Ладно, Умник. Твой выход. Только описывай каждый свой шаг и консультируйся со мной», — я уселся на землю рядом с плетением и, не обращая внимания на окружающее, и закрыв глаза, стал наблюдать что происходит.

«Так, ладно, смотри», — начал Умник, разворачивая у меня перед глазами картинку, выделяя стрелками и свечением части плетения, о которых ведет речь, — «Это — датчики влажности. Они каким-то образом определяют влажность почвы, физика этого действия нам в данный момент неважна».

«Почему?»

«Потому что при демонстрации действия плетения в самом начале я снял все протекающие в них процессы на магическом уровне как при активации, так и при деактивации, их даже включать повторно не надо, я уже знаю, как они работают. Или потратить время на разбор действия этих датчиков, как именно они определяют влажность?»

«Нет, не надо. Ты прав. Сейчас у нас другая задача, однако это действительно интересно. Потом мы с тобой подробно разберем этот момент».

«Хорошо, продолжаем. В центре ты должен видеть два крупных связанных друг с другом узла, это… ну, концентраторы, что ли. Ведь свечение должно появляться только в том случае, если почва полностью подсохла или ее уровень опустится ниже какого-то значения, а не тогда, когда только один датчик сигнализирует о сухости, а другой о влажности. И, видимо, такие плетения должны быть рассчитаны на небольшую область, например, для каждого растения свое, со своим уровнем влажности. Так, само плетение этого концентратора даже проще датчика. В нем срабатывает что-то вроде реле, когда количество сигналов от датчиков превысит… так… ага, если больше половины датчиков подаст сигнал».

«Ну, это упрощает дело. Было бы сложнее, если бы такого концентратора не было. Таким образом, надо цепляться к этому узлу. Так? А где подвох?»

«Какой подвох?»

«Ну, слишком просто получается. Давай думай».

Некоторое время мы молчали, Умник по своему думал, я анализировал модель.

«Ладно, давай пока дальше», — не дождавшись реакции, произнес я.

«Хорошо. Итак, дальше этот концентратор дает сигнал на второй узел, управляющий свечением. Здесь простой механизм — есть сигнал, он активирует узлы свечения, пропадает сигнал — деактивирует. Так… тут вообще практически нет сложной логики, простой триггер. Вот посмотри», — Умник выделил часть схемы, — «все „лампочки“ стыкуются сюда, это общее место для них. Вот и все. Если есть сигнал — в месте стыковки появляется, ну, пусть будет питание, „лампочки“ загораются».

«А как же другие связи этих „лампочек“?»

«Не очень понятно, видимого функционала в тех связях с общей сетью я не вижу. Может просто для красоты?»

«Ну ты скажешь!», — фыркнул я, — «Ладно, давай цепляй поливалку к первому концентратору», — вздохнув про себя, сказал я.

«Ой, а вот и засада!» — через некоторое время проявился Умник.

«Где?»

«Вот смотри, тут некуда цепляться. Плетение полностью самодостаточное без лишних выходов. И, видимо, так специально сделано. Вот смотри — эти места бессмысленно закорочены друг на друга, с другой стороны, если их „разорвать“, то разрушится весь узел концентратора».

«И что, все так плохо?» — удрученно спросил я. Неужели снова подстава? Надоело!

«Я могу все это выправить инфомагически, но как ты объяснишь такое? Тем более, это получится красиво, но тогда тонкость воздействия будет слишком выдаваться за заявленные тобой возможности. Например они будут знать, что это сделать невозможно, однако ты сделал. Сам понимаешь, появятся вопросы, на которые ты не сможешь ответить».

Блин. Так, не расстраиваться.

«А что там со вторым концентратором? Отвечающим за свет?»

«Так, смотрю…»

Пока Умник смотрел дальше, я быстро запустил поиск в фактографе по параметрам «интеграция» и «эльфийские плетения» по отсканированным книгам. Затем уточнил результат, сузив поле поиска, и добавив дополнительных параметров и с интересом вчитался в открывшуюся картину. М-да… Готовиться надо к экзаменам, а не считать, что ты умнее всех, типа и так прокатит! Забавно, большая часть бытовых эльфийских плетений, а данное именно к таковому классу и относится, выполняется именно по такому принципу — есть единый концентратор с различными видами управляющих контуров, практически стандартизированный, если это можно так назвать. Возможно, кто-то когда-то у эльфов разработал такую концепцию, а они умно ее используют. Остальное — активные модули, реагирующие на команды такого концентратора-управленца, очень редко похожие друг на друга. И в книгах о них практически ничего нет. Вернее, приведенная пара примеров никак не походила на то, что я вижу. Так вот, в различного рода гномьих учебниках по интеграции упор делается именно на стыковку с такими управляющими концентраторами. НО! Судя по описанию, там не должно быть таких «закукленных» в себе концов — всегда есть, куда прицепиться. Ну что ж. Теперь все понятно. Кому-то действительно не хочется, чтобы я защитился. Они могли предположить, что, усложнив таким образом мне сдачу, завалят меня. А смысл? Дитрия? А не зря ли меня против нее настраивали? Я просто пока не вижу причины, почему она должна на меня окрыситься. Другое дело, если бы она до сдачи была бы в курсе моих разработок и прочего. Или знают, что это мне не помешает и хотят посмотреть, как выкручусь? М-да… Странно это. И как-то параноидально.

«Тут попроще», — наконец откликнулся Умник, — «дело в том, что, видимо, тут использовали стандартное плетение, его устойчивости хватит на подключение еще множества таких „лампочек“, одной из которых может быть и наше устройство активации поливалки. И вроде бы тут никто не намудрил лишнего».

«Хорошо, приступай».

Замаскировавшись так, чтобы действия Умника выглядели моими собственными, он приступил к работе, а я в очередной раз с удовольствием наблюдал, как надо правильно формировать плетение, набираясь такого вот визуального опыта. Потом, я попытаюсь повторить его действия с тем, чтобы действовать так же идеально.


— Готов, — я встал и поклонился комиссии. Ее члены переглянулись между собой. Не понял, в чем дело? Ах, вот оно что! С момента начала прошло лишь пятнадцать минут! Упс! Как-то я упустил временной фактор из своего рассмотрения. Получается, на простое задание потратил больше времени, чем на сложное?

— Что, даже проверять не будешь? — недоверчиво спросила Дитрия.

— Я уверен, что все сделал правильно, — пожал я плечами.

Дитрия, Мондрид и еще несколько человек, по-моему, также интеграторы, вышли на арену и стали рассматривать наше с Умником творение.

— Интересно, — хмыкнула Дитрия и глянула на меня, затем на других гномов.

— Ты уверен?

— Ага, — кивнул я.

— Ну что ж, проверим, — она посмотрела на площадку и сформировала (причем легко и быстро) плетение нагрева. Я сначала забеспокоился, а вдруг своими действиями она разрушит что нибудь? Но гроссмейстер поступила безупречно — плетение повисло на некотором расстоянии над землей и стало прогревать воздух. Через пару минут почва стала подсыхать, впрочем, влаги там и так немного с прошлого раза оставалось — за проведенное мною время в подключении ее часть успела испариться. А я наблюдал, как энергетические потоки в плетении начинают свое движение. Вот активировался один датчик, затем второй… После активации около восьмидесяти процентов датчиков пошел сигнал на второй модуль управления (он, кстати вплотную был состыкован с первым, потому нельзя было прицепиться между ними, не задев странную «защиту» первого модуля). Одновременно с активацией «лампочек» и появлением света, гномий насос вздохнул и начал выдавливать воду в разбрызгиватель, установленный посередине площадки. Через некоторое время он выключился вместе с «лампочками».

— Необычное решение, — произнесла Дитрия и с интересом посмотрела на меня, — а почему ты тут не применял свои теории?

Я пожал плечами, не совсем поняв ее. У меня много теорий. Что она имела в виду?

— Хорошо, — не дождавшись ответа, произнесла Дитрия, — сделаем небольшой перерыв, — и отвернувшись последовала на свое место.

Проходя мимо меня вслед за гроссмейстером, Мондрид шепнул мне:

— Молодец.

Я в непонятках только кивнул и пошел к Васе. Он сам моим наставником записывался. Пусть и объясняет мне происходящее. Три других интегратора почему-то остались на месте, продолжая изучать площадку.

* * *

Васа мне сильно не помог. На мои вопросы только пожимал плечами и хмыкал. Ну что ж, будем пробиваться сквозь мрак и темноту происходящего своими силами. Самый простой способ — наплевать на все и переть буром. Все эти их интриги мне порядком надоели. Ладно, нехай грызутся между собой, а я спокойно, как могу, сдам экзамен, а потом буду заниматься тем, что мне интересно — слетаю в точку фокуса, пошукаю что там и как, авось новая информация поменяет мои приоритеты и интересы.

* * *

Третье задание было сложнее, но куда интереснее. Оно было таково — в центре полигона располагают некий предмет. Необходимо организовать доступ к нему только лицам, у кого есть такое право. При этом должно использоваться не менее пяти плетений из разных областей — от бытовых до боевых. Последние должны действовать только точечно на нарушителя и не должны превышать уровень защиты боевого мага второго уровня силы. Да и в целом не должны быть летальными. Честно говоря, с последним противоречием я встал в тупик, а, узнав, что эту конструкцию реально собираются проверять на живых магах, просто впал в ступор. Потом мне, правда, объяснили, что таким образом они совмещают и пред-сдачу на первый ранг по боевой магии.

Если провести аналогию с Землей, то первый ранг — это нечто среднее между нашим перворазрядником и мастером спорта, после первого ранга у гномов в табеле о рангах идут мастера той или иной магии, а после них — гроссмейстеры. Таким образом, имеем две иерархии: общемагическую (8–1 ступени и звание Высшего мага на верху) и отраслевую (3–1 ранги, потом мастер, потом гроссмейстер). На каждый ранг (также как и на каждую ступень) нужно сдавать свой экзамен или несколько, иногда разделенных по времени. В случае этих магов у них задание — пройти через защиту, придуманную неофитом. Обычно это вносит некоторую новизну и неопределенность для сдающего боевого мага. Правда, у них тоже есть ограничение — они не могут, к примеру, просто взять и спалить к чертовой матери мои навороты, а должны просто реагировать на опасность и защищаться или при обнаружении активирующегося боевого плетения помешать ему работать. В общем, та еще веселуха. Кстати, воровские примочки, типа обманывать или деактивировать защитные сигналки по условиям они тоже не могут. Кстати, на прохождение до вожделенного предмета боевому магу дается около десяти минут, причем ему не дозволяется покидать созданную конструкцию, то есть вышел вовне — не сдал. Что есть гуд для меня. В целом во всем этом присутствовал какой-то игровой момент.

Если какие-то из плетений я сам не могу создать, но они нужны для общей концепции, не возбраняется просто затребовать нужное. Находящиеся на экзамене маги создадут запрашиваемое. Тут для меня главное — все это состыковать в целостную систему. Но если и первое не понадобится — только плюс экзаменующемуся. Амулеты использовать тоже можно. Более того, в отличие от предыдущих заданий, про это (как требующее существенной подготовки) задание мне сообщили заранее, выдали заготовки для создания амулетов, четыре любых амулета (максимальное количество, разрешенное правилами) и пять амулетов-накопителей разрешили заготовить заранее.

Ну, тут уж мы с Умником развернулись вовсю. Я решил сделать из этого увлекательного занятия целое зрелище. Кстати, здесь во времени меня не ограничивали и все плетения мы сделали сами, кроме основного модуля — проверки ауры выходящего на ринг. Оно достаточно сложное и могут возникнуть проблемы, если я сгенерю его быстро. Поэтому этим занимался отдельный маг.

* * *

— Готов, — через два часа сообщил я уже заскучавшей комиссии. Самое забавное, остальные маги на трибунах, это было видно, не теряли интереса в течение всей моей подготовки. Почему, я не понял, да и некогда было.

Мне передали предмет, им оказался обычный кувшинчик с чифой, который я и установил в центре круга метров тридцати в диаметре.

— Кто будет иметь право дойти до приза? — спросил я. Подавляющим большинством голосов (то есть всеми), для этой цели был выбран Васа, который почему-то воздержался от голосования за свою кандидатуру, правда и резко выраженного недовольства не проявил.

Я подмигнул ему, типа все будет в порядке и маг, создававший систему аутентификации, внес слепок ауры Васы в свою адскую машину. Ну и мой тоже. Затем я активировал свою систему. Сразу разрешился вопрос, который я краем уха улавливал, задаваемый магами, нафига я по кругу площадки выложил светящиеся шары. Чтобы немного подначить Дитрию, они были практически идентичны шарам из первого задания, разве что плетения подправил. А пока по кругу побежал белый огонек. Нормально так получилось. Прямо сцена для выступлений.

Чтобы сильно не нервировать Васу, я первым прошелся по дорожке, так же ограниченной шарами. При моем входе сработала проверка, все шары загорелись зеленым светом. Я спокойно дошел до кувшина, поднял его и отпил глоток. Затем Васа, уже в более спокойном состоянии, повторил мой променад и так же отпил глоток чифы.

— Ну что ж, — встал Мондрид, — осталось проверить то, что мы видим перед собой, в действии. Итак. Сегодня у нас четверо желающих получить первый ранг в боевой магии магов. Сегодня они попытаются доказать, что достойны того, чтобы их допустили к сдаче экзаменов, прохождением… хм… данного полигона. Впрочем, это не единственное, что им необходимо сделать для этого, но речь не об этом. Для того, чтобы принять работу Ника, прохождение ими всех ловушек не является причиной отказа. Мы оцениваем работу полигона в целом, взаимодействие плетений и их интеграцию. Пожалуй, начнем.

На полигон вышел первый маг. Ну, а я присел рядом с Васой, в моем присутствии на полигоне необходимости уже не было.

— Как ты? — ко мне наклонился Васа.

— Честно говоря, устал маленько, — я нагло забрал стакан Васы и отпил из него.

— Надеюсь, никто там не пострадает? — не обратив внимания на мою бесцеремонность, Васа кивнул на полигон.

— Посмотрим, — пожал я плечами, с ухмылкой наблюдая, как Васа напрягся, — да не, успокойся. Все будет нормально.

Первый маг не продержался и пары секунд. Нет, магия иллюзий — это просто что-то. Очень удачно, после своего недовольства получившимся результатом иллюзии в книге, что я сделал для Васы, я загрузил субноут и Умника ее доработкой и подгонкой к гномьей магии. Все равно основные расчеты по полету уже были сделаны, а свою команду надо чем-то занять, чтоб не скучали. У меня самого, кстати, уже стало получаться формировать непонятно-аморфное свечение своими силами по этой модели. Умник, конечно, хорошо, но и самому интересно уметь подобное делать. Особенно, если заранее можно все рассчитать по готовой модели.

Так вот, как только маг ступил на дорожку, все шары по периметру засветились красным светом, и перед магом возник злобно рычащий медведь с вздетыми ввысь лапами и огромными когтями. Точнее, нечто, похожее на медведя, несмотря на то, что этот амулет я заготовил заранее, но разобраться с созданием объемных иллюзий я не успел, но для местных, не привычных к чудесам цифровой эпохи, и 2.5D хватило. Эх, жалко, со звуком еще до конца не разобрался, какое-то неестественное у него было рычание! Какой был бы эффект! Но и этого хватило, маг просто инстинктивно отпрыгнул назад, то есть из круга. И, злобно позыркивая на меня, удалился с ристалища.

— Это что же, такие чудища живут там, откуда ты родом? — задумчиво спросил Васа.

Хм… Чудища? Вполне обычный мишка. Но, кажись, здесь таких нет? Хм…

— Да нет, — возразил я, — просто бред воспаленного воображения. Вообще-то, мне он не показался чудищем. Симпатичный такой…

— Угу, — невнятно буркнул Васа и опасливо покосился на меня.

Второй маг учел опыт первого и не обратил внимания на моего мишку. Ну да ладно. Зато на вторую иллюзию — формирующегося огня (а вот с этим я поднаторел, спасибо демонам!) — он отреагировал мгновенно и врубил свой защитный полог. Только на исходе третьей минуты он сообразил, что это иллюзия, а магический резерв маленько потратил, потратил. Ну, никто ведь мне и не говорил не обманывать! Тем более, что амулетами они не пользовались, так что использовали только свой резерв. А вот на реальный огонь, появившийся чуть дальше он уже среагировал с задержкой, видимо тоже думал, что иллюзия, ан нет! Так что его опалило, и не слабо. Это стало понятно после «выключения» огня, когда гном снял свою защиту. На арену бросились маги-целители, но тот жестом остановил их. Молодец, упорный. Дело в том, что ловушки, типа огня, не могли работать постоянно. По условию, ежели использовались именно такого рода ловушки, они должны работать не более трех минут. Ну, это легко было организовать — маленький накопитель на одноразовое использование, и большой, автоматом подзаряжающий первый после его опустошения.

А вот дальше он пройти не смог. Там активировался обычный защитный полог, который за краткий промежуток времени, увеличившись в диаметре с одного метра до двух, просто выбросил гнома из круга. А ведь он мог догадаться — осветительных шаров там не было, дабы не портить конструкцию в целом.

Как бороться с этой напастью, сообразил третий маг — он просто встал непосредственно перед этим местом и сформировал свой полог. А так как почва арены в этом месте достаточно плотная, то полог «срастился» с нею и выдержал одномоментный удар моего полога. Разрядив таким образом ловушку, маг подошел к вожделенному призу. Правда, он правильно поступил — минут пять из отведенного времени пытался понять, что я там такое намудрил, но прийти к какому-то выводу, видимо, не мог.

— Кстати, Васа, — наклонился я к учителю, — тебе не кажется, что ваших боевых магов надо побольше натаскивать на, хотя бы, теории смежных дисциплин? Ведь заметь, почти все ловушки они могли бы обойти, если бы разбирались хорошо в плетениях, хотя бы на теоретическом уровне. Понять, что там появится иллюзия или огонь, несложно. Надо просто знать, как такие плетения могут использоваться во вред, и некоторые несложные их особенности.

Старик задумчиво покивал.

— Согласен, но учти, боевых магов обычно готовят для прямого противостояния против других магов, но чаще против войск противника. Специфика боя несколько другая. Ну, есть, конечно наши рейнджеры-маги, там они универсалы, и вряд ли бы хоть кто из них попал в твои ловушки, а эти так — серединка на половинку. Больше ударная сила.

— Тогда зачем их вот таким образом гонять? — кивнув на сцену, выразил я свое удивление.

Васа хмыкнул.

— На самом деле, пройдут они твой полигон или нет, никак не повлияет на их допуск к экзамену. Просто мы надеемся, что таким образом они серьезнее подойдут к этому делу. А то многие считают себя незаслуженно обиженными и думают, что за их знания им сразу надо давать ранг. А это собьет с них всю спесь.

— Странный способ, — пробормотал я, — а что, другие маги об этом им не рассказывают?

— Ну, а как ты думаешь, — усмехнулся в бороду Васа, — если каждый хоть раз почувствовал себя дураком, откажется ли он от такой участи для других?

М-да… Нечего сказать. И ведь маги-то не сосунки какие-то, а вполне зрелые гномы. Или у них психология другая, или я чего-то не понимаю. Хотя стоп, кажется, понимаю. Скоро ведь если и не война, то громадный карательный поход на орков, возможно, методики обучения боевой магии слегка поменяли в сторону интенсификации и борьбы с шапкозакидательскими настроениями? А может, вообще это специально под меня придумали? По данным с отсканенных материалов экзамены с полосой магических (и не только) препятствий были достаточно типичны для боевых магов, но полигоны для них делались не один день (а порой и неделю) группами профессионалов, а не сдающими на мастера интеграторами за пару часов. Похоже, в комиссии решили посмотреть, что же я там интересного намудрю.

Тем временем маг потестировал всеми методами площадку. Магическими способами и не очень. Даже камушек бросил туда, вызвав смех с трибун, но мужик оказался тертым — ни на что не реагировал. Потом он сформировал защитный купол, расширил его до самого кувшина. Все без результата. Ну да, он ведь искал там какие-то сигнальные линии, которые пологом очень даже просто разорвать. А я сделал куда хитрее, у меня там были раскиданы маленькие амулеты, часть из которых реагировала только на ауру, а часть — на шаги. Импульсно (а не нитями, которые можно «перерезать» пологом) они могли передавать сигнал моему гравитационному амулету, а также получать сигнал на включение/отключение от контроллера всей защитной системы. В общем, в окружающей тишине мужик, шагнувший к кувшину, взлетел в воздух и, кувыркаясь, улетел за пределы круга. Самое трудное тут было сделать именно вот этот отброс в сторону, и именно за этот момент я беспокоился больше всего. Сейчас я вздохнул с облегчением, значит, и другое сработает как надо. А гномы на арене после непродолжительного молчания взорвались восторженными криками и топотом ног.

— Чего это они? — удивленно спросил я.

— Чего-чего, — улыбаясь ответил Васа, — красивое и интересное зрелище. Не удивлюсь, если они, — он кивнул на трибуны, — делали ставки. Ну, а что дальше? Ведь остался последний маг, да и ловушек вроде больше не наблюдается.

— А больше ничего и нет, — грустно сказал я, наблюдая, как означенный маг идет к финишу. И как разрядить последнюю ловушку, он догадался — протянул вперед только ногу, хоть ее дернуло вверх и он завалился на спину, но в круге остался. После чего он еще пару раз повторил процедуру, дождавшись разряжения подпитывающего амулета. И вот он стоит у кувшина. И разглядывает его.

— Да бери, чего уж там, — пробормотал я. Мужик еще немного потоптался. С трибун неслись подбадривания. Наконец, он решился и поднял кувшин с земли. А дальше под восторженный топот ног с трибун его медленно и аккуратно приподняло в воздух, он сначала задергался, но тут же понял, что кувшин-то в руках и, что бы там ни было, задание он выполнил, его чуть пошатывало — неудобно держаться вертикально в антигравитационном поле, — вынесло аккурат перед экзаменационной комиссией и опустило на землю.

— Ну вот, — сказал я, — и последний накопитель разрядился.

Васа хлопнул меня по плечу.

— Молодец, не смазал концовку. Спорим, что интеграционный экзамен ты сдал? — хитро прищурился маг.

— Дык, ведь еще защита теоретической работы!

Но Васа лишь улыбнулся в ответ.

Боевая часть экзамена

— Ну что, ты готов? — спросил меня Васа. Интеграционная часть экзамена закончилась больше часа назад. За это время полигон очистили от всех зрителей, вернее они сами разошлись, не зная, что еще будет продолжение. А оставшихся, более сообразительных, вежливо выпроводили. Экзамены на боевую квалификацию частенько проводят в закрытом виде, так как на них могут показываться разработки достаточной степени секретности. Да и вообще, о таких делах не распространяются. Я прекрасно понимал гномов. В моем мире вообще о новых разработках такого рода общественность или никогда не узнавала или ей давалась информация об уже давно не секретных разработках, устаревших или о тех, которые только улучшали какие-то параметры из существующего вооружения. Так что на полигоне остались только я, Васа, Мондрид и трое мастеров боевой магии со своими ближайшими учениками. Даже Крису попросили удалиться. Хотя о ней могли и не беспокоиться — от нее у меня секретов не было… Ну, почти не было. Кроме того, вокруг полигона было выставлено ненавязчивое оцепление, заворачивающее любопытствующих. Еще двое, как мне шепнул Васа, были магами-астральщиками, закрывшими происходящее на полигоне от возможного шпионажа из астрала. Впрочем, такая процедура была в какой-то степени стандартна.

Я кивнул. Что мне понравилось — эта часть экзамена была лишена официоза. Типа тут все свои. Мы все уселись за экзаменационный стол, на котором как по волшебству появились кувшинчики с чифой, закуска и началась собственно теоретическая часть экзамена.

По сути, для сдачи теории достаточно представить одну разработку в области защиты и одну атакующую. Они были у меня и даже несколько. Поэтому, дабы повысить свои шансы, да и вообще, чтобы меня уважали, решил показать несколько штук. От меня не убудет, а ребятам может понадобиться.

Во-первых, я подробно рассказал и показал защитный купол от физического нападения, позволяющий прикрывать движущиеся колонны войск. Это та штука, которая имеет несколько слоев и реагирует на нарушение внешнего слоя от, например, стрел, тем самым активируя внутренний слой защиты. Показал, как можно настраиваться внешнюю детектирующую часть на разного рода нарушения. Второй представленной мною разработкой был тоже защитный купол, только от магического нападения с подпиткой от вражеских атак. Ну и атакующий прием — мой сжимающий защитный купол, используемый для нападения. Я не стал ничего нового придумывать — и времени мало, и этого вполне достаточно. В принципе все это они уже знали, и тем более начали использовать в войсках, однако я, как автор, вполне мог представить эти разработки на экзамене. В принципе иного от меня и не ожидали. Однако я был бы не я, если бы просто почивал на лаврах. Тем более, что идея-то была моя, но реализация местных магов, с которой меня в свое время ознакомил Васа. Я же показал свою реализацию всех этих механизмов. Надо ли говорить, что компьютерный анализ оптимальности использования плетений, их стыковки, снижения магических затрат и общий КПД были если не на порядок, то в несколько раз лучше?

Один из магов только покрутил головой от удивления:

— Да тут же огромный объем работы по подбору всех параметров, на проверку которых не хватит и месяца работы! У меня на это дело заняты десятки магов, а только сделали слабое подобие показанного тобой! Хотя, надо сказать, и то, что сделали вполне неплохо работает. Каким образом тебе удалось так быстро все подобрать? Я ведь правильно понимаю, что ты только недавно придумал такой механизм работы?

— Совершенно верно, — кивнул я, — все дело в том, что мне очень хорошо удаются такого рода расчеты, чтобы не экспериментировать понапрасну. Нескольких практических проверок мне вполне достаточно, чтобы сделать нужные выводы и правильно скорректировать работу.

— Хорошо, у меня вопросов нет, а у остальных? — он оглядел других магов. Те отрицательно покачали головами.

— Простите, я еще не закончил, — я достал еще кипу листков, — насколько я в курсе, — я кивнул на Васу, показывая откуда, — у вас сейчас проблема такого рода: вы не можете совместить обе эти защитные технологии, полог от физического воздействия и магии, одновременно. Так?

Маг удивленно посмотрел на меня и медленно кивнул.

— Вот, посмотрите, — я положил перед каждым магом по стопке листков, — тут приводится решение этой проблемы. Я конечно не все еще доработал, существует некоторый перерасход энергии и некоторые неудобства в использовании такой системы, — я показал на выделенный текст в листках, — и в отличие от полностью автономного применения как первой, так и второй защиты, здесь необходимо присутствие мага. Однако, как я понимаю, это не является большой проблемой.

Маги зашуршали листками и где-то на полчаса выпали из реальности. Немного подождав, я отошел к сияющему Васе, разлил нам чифы и чокнувшись с ним стаканами, выпил.

— Это надолго? — я кивнул на магов. Они в это время как раз забавлялись тем, что создавали какие-то плетения и проверяли их работу.

— Думаю, что уже скоро. Ты только не забывай, что сейчас тебе предложат проверить на практике твое изобретение. Теория теорией, но положено и практически ее защищать.

— Само собой, — кивнул я и встал, маги как раз закончили с обсуждениями.

Мне предложили в качестве практической защиты использовать любую из представленных разработок.

— Давайте проведем испытание вот этой последней комплексной защиты, — предложил я, — я конечно понимаю, что там еще есть над чем работать, но на практике сразу будет видно, где у нее слабые стороны, а где сильные. Думаю, это поможет вам в дальнейшем усовершенствовать ее.

— Рискнешь? — прищурился на меня Бифур, так звали главного из троицы боевых магов, — и почему «нам»? Разве ты сам не собираешься доводить ее до ума?

У меня были свои резоны предложить такой вариант. Во-первых, я сильно ничем не рисковал, а во-вторых, самому интересно было посмотреть, что маги придумают, преодолевая мою защиту. А насчет «нам», «вам»…

— Не думаю, что имеет смысл продолжать одному доводить ее до кондиции, — я покачал головой, — у вас же уже занимаются этим специалисты. Да и мне это уже не так интересно, есть куда более интересные для меня вещи.

— Какие? — закономерно спросил Бифур.

— Ну, пока об этом еще рано говорить, — улыбнулся я, — кроме того, Васа в курсе.

— Ну хорошо. Тогда начнем.


Ха, забавные эти маги! Поначалу они стали использовать стандартные плетения. Если и в бою нападающие так будут поступать, то моя защита вполне справится. Плетения, сформированные и активизированные вне защитного купола (были даже небольшие гравитационные удары и даже мой вариант защитного купола, используемый для нападения) взял на себя полог от физического воздействия. Вполне ожидаемо — ради такого случая внешний датчик мною был настроен очень чутко. Затем пошли плетения, активизирующиеся непосредственно внутри защитного купола. Физическая защита их пропускала, но тут начинала работать защита от магии — она просто лишала плетения магической накачки и перенаправляла магию во внутренние накопители. Одновременно с этим ученики магов стреляли из луков, вполне профессионально метали камни пращами, а один из них, используя мощный накопитель, ловко метал здоровенный камень, килограммов под сотню, используя плетение левитации. Правда и хватило его всего на три раза, однако каким-то образом я чувствовал сотрясение. М-да, сильно однако. В конце концов, маги, видя безрезультатность попыток и уже разобравшись в механизме работы защиты и найдя ее слабые стороны, скооперировались и достаточно быстро смогли сломать магическую часть защиты, перегрузив некоторые из ее цепей энергией. И это несмотря на встроенный механизм перераспределения нагрузки! Сильны, нечего сказать!

Неожиданно для меня, один из внутренних промежуточных защитных накопителей взорвался, высвободив энергию как в магическом плане, так и на физическом уровне. Произошло именно то, о чем меня в свое время предупреждал Васа, рассказывая, почему магию из таких накопителей стравливают в окружающее пространство. Как говорится, самое страшное слово, которое может сказать физик-ядерщик, это «упс». Маги по силе своего воздействия на окружающий мир, недалеко от них ушли (в местной интерпретации). Меня отбросило метров на десять от эпицентра взрыва, а удар чистой магией ощутился не как легкая щекотка, воспринимаемая мною при преодолении запитанных магией плетений, а как удар кувалдой куда-то промеж глаз. При этом почему-то заболел затылок ближе к темени, а перед глазами возник забавный глюк — как будто вместо звездочек из глаз у меня посыпались металлические детальки. Впрочем о нем я быстро забыл, в экстренном порядке приводимый в себя Умником. Хотя на самом деле я не сильно пострадал — так, легкая контузия.

Первым около меня оказался Васа и сразу же стал диагностировать мою ауру. Но я не стал разлеживаться, а кряхтя и потирая ушибленные части тела медленно поднялся.

— Ты как? — обеспокоенно спросил учитель, продолжая диагностику.

— Думаю, вполне жив и даже местами здоров, — криво ухмыльнулся я.

— Молодец, — я обернулся, ко мне подошли Бифур с коллегами, — не забыл про личную защиту. Как себя чувствуешь?

Я огляделся.

— Думаю, что ваши ученики сильнее пострадали, — я кивнул на раскиданные тела медленно приходящих в себя гномов.

— Тьфу, ты, бестолочи, — выругался Бифур и кивнул вдруг появившимся откуда-то магам, по-видимому целителям, в сторону тел. — Обрадовались, что можно поиздеваться над сдающим экзамен. Ведь сколько раз говорил, что в непонятных ситуациях надо быть готовым ко всему. Хорошо хоть персональные одноразовые амулеты от магии им дали именно на такой случай. Надеюсь, что эта встряска пойдет им на пользу.

Сами же маги выглядели вполне так себе бодренько, хотя находились от эпицентра взрыва ненамного дальше учеников.

— Тем не менее, ты меня порадовал, — ухмыльнулся Бифур и, взяв меня под ручку, повел к столу, — давно я не решал таких интересных задачек по взлому боевой защиты и можно сказать почти в боевых условиях, — он оглянулся на стонущих учеников и снова хмыкнул. — Думаю, никто из моих коллег не будет возражать, если я скажу, что теоретическую часть экзамена ты сдал.

— Угу, если это теория, то какова же будет практика? — буркнул я.

Бифур и остальные маги рассмеялись.

— Не беспокойся. На самом деле ничего страшного. Не надо было лезть самому внутрь своей защиты. Достаточно было сделать ее стационарной вокруг пустого места.

— Нет, — мотнул головой я, — если вы заметили, я там кое-где вмешивался в работу защиты. Об этом я и говорил, что нужен маг, или серьезно ее дорабатывать.

— Разберемся, — оптимистично ответил гном.


Следующие полчаса прошли, я бы сказал, в уютной обстановке за вновь накрытым столом (предыдущую еду снесло взрывной волной). Маги весело переговаривались, вспоминая как ловко они нашли, если говорить в моих терминах, «дыру в защите». Потом ударились в воспоминания, кто, где и как участвовал по молодости в боевых столкновениях. Мондрид тоже рассказал несколько интересных историй, правда не со своим участием. Остальные маги с интересом и даже местами с почтением слушали его. Но, как ни жаль, время пролетело быстро и наступило время сдачи квалификационного испытания.

— Может перенести сдачу на завтра? — еще раз спросил меня Бифур. А на мой отрицательный ответ явно обрадовался, — правильно, нечего тянуть. Тогда смотри, первые пару заданий достаточно просты и призваны определить некоторые твои способности, в некотором роде характеризующие, как ты можешь управлять магической энергией и своим организмом. Сначала тебе надо сбросить всю свою накопленную магию в накопитель. Считается время, за которое ты можешь это сделать. Потом проверка твоего умения управлять амулетами при отсутствии в твоей ауре магии и следом идет обратная подпитка магией из амулета. Тоже на время. И, надеюсь ты знаешь свой нижний предел? — я кивнул. Речь шла о том пределе, преодолев который маг лишался способности быстро восстановить свои магические силы без постороннего вмешательства. Именно это произошло с Васой в дороге.

— Тогда начали, — Бифур хлопнул в ладоши, к столу подошел один из оклемавшихся помощников с расцарапанным лицом и пытающийся сделать невозмутимый вид. На стол он вывалил амулеты. Бифур, глянув на него, поморщился и махнул рукой:

— Уйди с моих глаз. Позови Рурха, а с тобой мы еще поговорим.


Все произошло как и рассказывал Бифур. Описывать этот процесс даже неинтересно. Правда я там немного прокололся, несколько выведенный из себя предыдущими событиями. Только заметив медленно расширяющиеся глаза Бифура и его друзей, понял, что-то делаю не то. Задумавшись, я вбухал в амулет энергии явно больше, чем должен был иметь. Да еще и за аурой перестал следить — не скорректировал видимость уменьшения в ней магии. Однако, наскоро скомкав процесс, более менее сгладил ситуацию.

— Силен, — покачал головой Бифур.

Амулет, которым нужно было управлять, относился к разряду боевых амулетов нападения (ну или защиты, это как посмотреть). Честно говоря, я немного удивился. Дело в том, что действие его, накачанного огромным количеством магии, по сути повторяло действие моего «гравия», но в более управляемой форме. Только мой «гравий» все-таки закачивался меньшим количеством магии, но его действие было сильнее за счет мгновенного высвобождения энергии, своеобразного взрыва, и более оптимальных алгоритмов формирования гравитационного поля. Здесь же этот процесс контролировался оператором, что было достаточно сложно. Я даже про себя выругался, «криворукие интерфейсники»! Видимо оптимизация управления не стояла в очереди доработок, типа и так сойдет, потому нужна была достаточно высокая концентрация и на ходу просчитывать варианты внесения «коэффициентов» в плетение, чтобы корректировать его работу. Зато действие амулета у них выглядело красивше. Я еще удивлялся, нафига в самой дальней стороне полигона навалена куча камней. Под «лучом» амулета большие камни недовольно ворочались, маленькие разлетались или взрывались. Я попробовал поуправлять «напряжением», выставив максимальное «усиление». В результате самый большой из камней взорвался, а амулет махом разрядился. Забавная штукенция. Даже самому что-то похожее захотелось себе забабахать. Выглядел амулет как жезл, в рукоятке которого находились накопители. Чем-то он напоминал обычный фонарик. Я бы сказал, очень технологичная конструкция.

В общем, в этом испытании замерялась способность разобраться в неизвестном боевом амулете и способность быстро его использоваться по назначению при отсутствии своей магии, вернее при минимальном ее наличии, достаточным для управления плетениями.

— Забавная вещица, — сказал я, возвращая амулет, — только сомневаюсь, что распространенная в войсках.

— Ты прав, — кивнул Бифур, — это жезл-таран, используется для вскрытия крепостей противника. И ты так же прав, что редкая в использовании штука — слишком долго заряжать, но часто незаменимая. Этот жезл заряжали мои ученики несколько дней с перерывами, да и то вряд ли половину его емкости заполнили.

В общем, господа маги экзаменаторы зачли мне это испытание, как и последующую быструю «подзарядку» ауры от амулета накопителя.


Я нахожусь в центре полигона. Напротив меня — Бифур. Никто не шевелится. Тишина. И лишь легкий ветерок шевелит бороду боевого мага. Что-то мне это напоминает. Через мгновение соображаю что именно, а бадди-комп, чутко улавливающий завихрения моих мыслей, запускает еле слышно мелодию Морриконе. Глаза гнома цепляют мой взгляд и не отпускают. Это отвлекает и сбивает с толку. Однако я успеваю заметить выметнувшиеся из его ауры щупальца, тут же начинающие плести замысловатую вязь заклинания в непосредственной близости от меня. Выбрасываю свои аурные руки и препятствую ему. Недоконченное плетение развеивается. Мгновенно увеличиваю радиус своей ауры, обволакивая Бифура. Это большой риск, но мне везет, он не готов к такому развитию событий и я успеваю создать в его ауре плетение, дезориентирующее противника. Однако маг не первогодок. Хоть он и ошарашен, но отмахивается, не глядя, простым потоком силы без всяких плетений. От резкого перенасыщения ауры по идее я должен вырубиться. Спасает способность моего организма, впитывать магию и загонять ее во внутренние емкости. Глаза непроизвольно дергаются и на краткое мгновение я теряю противника из вида, чем он не преминул воспользоваться — я не успеваю отреагировать на мгновенно сформированное гномом защитное поле, которое отбрасывает меня. Отбрасывает сильно. Не успей включиться моя симбионтная защита я наверняка заполучил бы интересную роспись по всему телу в виде оригинально расположенных синяков и ссадин. Одновременно с этим, маг нанес удар по защищаемым мною условным «воинам», в виде светящихся шаров расположенных за мной. Проблема в том, что сложно одновременно вести бой с магом и защищать своих. Постоянно это делать в бою нецелесообразно, нужно или давить своего противника, чтобы у него не было времени на них, либо успевать перехватывать его атаки.

Группируюсь в воздухе и приземляюсь на ноги. Еще находясь в воздухе ставлю полог на «воинов», защищая от силовых линий, мгновенно устремившихся на них от Бифура и атакую мага сжимающим пологом. Упс. Его уже там нет, и моя задумка схлопывается на пустом месте. Но своих я частично защитил — погас только один из светильников. Подо мной же внезапно образовывается яма и я проваливаюсь туда по пояс. Ага, Умник визуально (чтобы сильно не отвлекать) отбивает инфу — маг использовал гравитационное плетение, заставив раздвинуться землю подо мной. Это хорошо, по идее он потратил на это много энергии, а амулетами мы не пользуемся. Цепляю две силовые линии на верхний край забора идущего вокруг полигона и рывком выдираю себя из ловушки. Земля подо мной схлопывается. Бифур не успел на долю секунды, мышка уже выпрыгнула из мышеловки. Отпустив одну силовую линию, я на второй резко ухожу в сторону от предполагаемого направления следующей атаки. Не останавливаясь, пытаюсь повторить трюк с захватом ног противника силовой петлей. Захватил и даже вывел его из равновесия, однако под петлей оказывается начавшийся формироваться защитный купол и петля соскальзывает. Бифур же перекатывается уже без сыгравшего свою роль полога и формирует прямо передо мной стену раскаленного воздуха, за которым слегка размывается силуэт противника. Это меня сбивает с толку — непонятно, то ли это защита от чего-то, то ли такое странное нападение, которое по сути ничего не делает. Только раскаленная воздушная завеса. На всякий случай отпрыгиваю назад — дышать тяжело от жара.

Внезапно за пеленой образуется несколько силуэтов и выскакивают из-за завесы с двух сторон. Выглядят они как размытые тени, которые тут же начинают посылать в мою сторону и в моих «воинов» какие-то плетения. Очень быстро и очень много. Что за плетения, понять не успеваю и я просто их разрываю, сформировав простое, но высокоэнергетичное плетение-крючок, которым цепляюсь за них. Плетений становится все больше и больше и вот я уже действую одновременно десятью крючками, нет уже двадцатью. Тренировки с элементалем воздуха, когда я формировал много виртуальных рук, помогают. Взвинчиваю темп восприятия. От перенапряжения выскакиваю в режим работы раздвоенного сознания. Сразу становится легче. Начинаю соображать, что что-то тут нечисто. Тени хаотично двигаются и раз за разом посылают в меня эти непонятные плетения. Пока первый поток сознания продолжает рвать их (интересно, по идее у меня в ауре уже должна закончиться магия или нет?) вторым потоком формирую такую же неэкономную в энергетическом плане простую сетку, сталкиваясь с которой плетения «перегорают». Пока я ее растягиваю, медленно накрывая себя от действия враждебных сил, появляется время присмотреться к теням. Все они не светятся в аурном диапазоне, кроме одной. Как-то это слишком подозрительно. Вздохнув, включаю радар. Угу, гномью информструктуру имеет только одна тень, остальные — очень простую структуру какого-то плетения из области иллюзий с каким-то сложным узлом, видимо модулем управления. И почему я не удивляюсь тому, что реальной оказывается не та тень, что слабенько отсвечивает аурой, а та, которая только-что оказалась за моей спиной? Ну ладно, я про себя улыбаюсь. Воспользуемся подсказкой противника. Думаю в той буче, что сейчас творится в моей ауре и из-за магических помех, что мы тут насоздавали своими действиями, сам черт ногу сломит, поэтому спокойно формирую два плетения. Первое — защита от магического и физического воздействия для моих «воинов»- примерно то, что я показывал ранее гномам, но срок действия которой всего с десяток секунд из-за отсутствия амулетов подпитки. Но этого должно хватить, пока готовлю второе.

«Умник, помоги побыстрее сделать», — обращаюсь к своему спутнику.

Неожиданно (надеюсь) для своего противника схлопываю свою ауру. Теперь меня в аурном режиме не видно. Одновременно с этим накидываю на себя уже готовое плетение, чтобы его было видно и делаю шаг в сторону. На моем месте остается точная моя копия, пусть и 2.5D, а чтобы замылить глаз противнику — на мне висит точно такая же иллюзия. Так что сразу и не разберешь «ху из ху». Все иллюзии сотворил Умник по наработанной технологии, что мы делали для формирования амулета с медведем для предыдущего испытания. Моя копия (или я?) тоже делает шаг и еще раз, и еще, и вот на площадке стоит восемь Ников — по числу теней. Все Ники, управляемые Умником и синхронно повторяя мои движения, выхватывают иллюзорные мечи и бросаются к теням. Каждый к своей. Интересно, как отреагирует маг?


Бифур, не ожидавший от противника владения иллюзиями на таком уровне, просто растерялся. Он приготовился в спокойной обстановке наблюдать за действиями ученика Васы. Тот показал достаточно, чтобы засчитать экзамен, однако гномом двигал исследовательский азарт, слишком уж интересный попался парень: непонятные способности, нестандартные заклинания. Этот поединок неслабо вымотал и самого Бифура, сложность заключалось в том, чтобы одновременно и максимально испытать Ника и при этом ни в коем случае не давать тому завалиться. Пришлось немало понапрягаться и даже кое-где рискнуть, создавая иллюзии вроде ловушки с аурой и всякие атакующие заклинания непрямого действия, которые можно быстро и незаметно для других усложнять и усиливать, чтобы заставить парня выложиться, и наоборот — ослаблять и упрощать, когда видно, что тот не справляется. Однако сейчас, с иллюзиями, парень просто ответил ему его же картой. Причем Бифур не мог понять, где находится реальный Ник. Если он сейчас ответит на нападение — раскроется, это значит, что в данном раунде его переиграли, и дальнейшее проведение состязания теряет смысл, ибо Ник, как было уже сказано показал достаточно для уровня хорошего отрядного мага, в реальности сражающегося среди своих бойцов, которых обычно придают отрядам для поддержки в бою и для противодействия таким же магам с противоположной стороны. Продолжение же проверки может быть воспринято Мондридом как попытка придраться. Ник ценен, прежде всего, как гениальный теоретик и защититься он должен при любых обстоятельствах. Ради этого комиссия даже отказалась от традиционного поединка с тремя мастерами (обосновав это чрезмерно напряженным испытанием разработки комплексного полога, а также вымотанностью испытуемого от предыдущих экзаменов), заменив его на поединок с Бифуром как с гроссмейстером защитной боевой магии.


Мне осталось дойти до Бифура буквально пару шагов, когда неожиданно все тени пропали, а передо мной оказался стоящий маг собственной персоной. Он выставил руки ладонями вперед:

— Довольно. Я удовлетворен.

Остановившись перед магом я с облегчением выключил иллюзии и с удовлетворением отметил проступившее удивление на лице гнома.

— Как ты определил, что эта тень — я? — подергав себя за бороду, с искренним интересом спросил он.

— Ну, — я почему-то почувствовал слабость в ногах и присел на корточки, — вы двигались немного не так, как остальные тени, да и находились постоянно у меня за спиной. Просто логика.

— Хм, — похмыкал гном, поднял меня за локоть и зашагал к остальным магам. Я послушно поплелся за ним. Резкий выход из режима раздвоенного сознания и то, что все закончилось так неожиданно, выбило меня из себя. Добравшись до точки назначения, Бифур отпустил меня и громко сказал:

— Все. Я удовлетворен. Забирай своего ученика, Васа. По основным вопросам я его прогнал. Порадовал меня он, признаю. Не ожидал, — он кинул немного осуждающий взгляд на Мондрида, — и чего на пустом месте шахту отрыли? Хотелось бы отметить нестандартное владение приемами нападения и противодействия. Интересно, у кого он обучался? — Бифур пару мгновений помолчал и убедившись, что никто не собирается его просвещать, продолжил, — Больше всего меня удивило владение магией иллюзий на таком высоком уровне. Да, я конечно видел иллюзию того чудовища на предыдущей защите, но все-таки одно дело загнать ее в амулет — там нет ограничений по времени, и совсем другое — сделать это в бою. Да и потерял своих «воинов» он немного, в пределах нормы. В общем, свою печать, где надо, я поставлю.

— Спасибо, Бифур, — Васа встал и слегка поклонился магу.

Тот улыбнулся в ответ:

— Давненько ты не заглядывал к Рону. Он будет рад тебя видеть.

— Он в городе? Скажи ему, что я обязательно заскочу к нему на днях, — кивнул Васа.

Потом я спросил его, кто этот Рон. Оказалось, что это бывший учитель Бифура, с которым Васа давным давно корешевал. Но потом у каждого появились свои дела и обязанности и встречаться они стали редко. От случая к случаю.

Бифур ушел, а два других мага остались.

— Ну что, выпьем за успешное окончание дня? — спросил Мондрид и разлил всем огненной настойки. Я без колебаний взял протянутый мне кубок. Сегодня я действовал практически самостоятельно, если не считать помощи Умника с иллюзиями, и полученный мною стресс нужно снять. Так что, выпить мне определенно надо и я поднял кубок.


Я смотрел на веселящихся и выпивающих гномов как бы со стороны, даже что-то отвечая на вопросы, но не сильно воспринимая происходящее. Я еще не сильно отошел от экзамена и пытался проанализировать послевкусие от него. Прямо скажем, неприятное послевкусие. Я все пытался понять — почему? Через некоторое время мне в голову пулей прилетело озарение. Все дело в том, что мне просто не понравилось драться с магом. И если в той магической дуэли с демоном все произошло быстро, я даже не успел нормально все прочувствовать, то тут было как-то… неуютно. Совершенно не так, как обычно это бывало в виртуальных игрушках. Пусть там и эффект присутствия практически натуральный, но ты всегда знаешь, что стоит тебе только захотеть и ты окажешься дома — в тепле, уюте и безопасности. Здесь же этого и в помине не было.

Вообще изначально я планировал сдавать боевку, полностью положившись на Умника. Но буквально за день до нее, когда я на всякий случай пытался набить руку на создании плетений, что кстати у меня уже стало неплохо получаться, но непозволительно медленно (на любом формате магии), произошло одно событие, полностью переменившее мои планы. Я тогда сидел в тени небольшой скалы, так сказать, уединившись, и лениво рассматривал объемное плетение силовой петли. Для того, чтобы запомнить как оно должно выглядеть в реале, что помогает потом при воспроизведении, я настроил бадди-комп прорисовывать точную визуальную копию плетений, а не их модель. Само создание плетения, по крайней мере для меня, выглядело как быстрый пробег мыслью по такой воображаемой фигуре, представив, что моя мысль — магический резак, вырезающий в наполненной магией ауре фигуру. Васа мне объяснял по-другому, подозреваю, что у каждого мага своя методика формирования плетения. Потом, научившись этому, я стал пробовать формировать плетение вне своей ауры, как бы вытянув аурные руки далеко от себя. Получалось немного хуже, вернее медленнее. Еще один прием, который потом мне пригодился — сформировать плетение в ауре и вытолкнуть его наружу. Интересная штука происходит с таким плетением. Если его «отпустить», то есть никак не контролировать, то оно со временем, определяемым накачкой энергией, разрушается. Плетение можно в отдаленной от себя точке «активировать», что бывает неудобно, так как его приходится контролировать, удерживая щупальцем, сформированным из ауры. Самый распространенный способ среди магов — в каждом плетении делать что-то вроде небольшого накопителя, который можно определить по высокоэнергетичности этого куска плетения, если он конечно не заэкранирован. Тогда «отпустив» плетение, можно о нем больше не беспокоиться. При активации, срабатывающей от заложенного алгоритма и встроенных датчиков, накопитель запитывает плетение, заставляя его реализовывать заложенную в него функцию.

Так вот, я был расстроен. Слишком медленно у меня все получалось. Стоит сконцентрироваться на плетении — пропускаешь события, происходящие вокруг тебя. И соответственно тебя спокойно могут прихлопнуть, как муху. Я сидел, прислонившись затылком к скале и сначала смотрел на плетение, потом мои мысли поплыли куда-то в сторону и только взгляд продолжал пробегаться по узлам сгенерированного компом изображения плетения. В какой-то момент я качнул головой и заметил, что картинка раздвоилась. У меня возникло такое ощущение, будто своим рассеянным взглядом я припечатал изображение к реальности. Выключив бадди-комп, убедился, что не глючу. Дело в том, что я совсем не создавал плетение, оно возникло само. То есть я не делал его осознанного формирования. Чтобы проверить глюк на реальность, я запитал его энергией и тут же получил реальную силовую петлю.

Интересно. И как же это у меня получилось? Я даже не понял, какие действия надо повторить, чтобы снова воспроизвести такой эффект. Только через час повторных попыток, я сумел поймать то состояние, при котором, стоит лишь взглянуть на плетение, как оно почти мгновенно реализуется. Я конечно обрадовался, пока не попробовал так же создать плетение, которое раньше никогда не пробовал формировать сам. Моему расстройству не было предела — ничего не получилось. У меня ведь мелькнула мысль, что стоит мне придумать что-то новое, нарисовать компом его пространственную картинку и, вуаля! Готово… Ан нет. Как потом я сообразил, только хорошо разобравшись в плетении, прочувствовав его, при этом сто раз создав его самому, получается такой вот фокус. Умник тоже был в недоумении.

«Слушай, а как Дронт создавал плетения?» — спросил я.

«Не знаю. Сам понимаешь, мне такие вещи тогда были совсем не интересны. Помню лишь по результату его действий, что это было быстро. Очень быстро. Ну, разве что попадалось что-то совсем уж сложное и мудреное, тогда бывало, что он возился относительно долго. Но все равно местные маги по сравнению с ним просто черепахи».

«Понятненько, что совсем ничего не понятно», — пробормотал я, огорошенный. Однако это не помешало мне воспользоваться представленной кем-то возможностью и по максимуму выжать из нее полезного. Результатом стало мое решение самому принять участие в магической боевке.

И вот теперь я сидел в окружении гномов, которые искренне, как мне показалось, радовались моему успеху, и грустил. Нет уж, если и бороться магически с кем-то, то как-то лучше на удалении, что ли. По крайней мере из экзамена я вынес четкое ощущение, что сам ввязываться в драчки без подавляющего своего превосходства не буду. Думая так, я несколько лукавил. Ведь если использовать инфомагию и Умника по полной программе, как раз и получится такое вот превосходство. Однако и недооценивать местных магов не стоит. Вон как Бифур меня гонял. Тем более, что это было по местным меркам не слишком сложно. Так что, пока успокаиваемся, а непонятные мысли зальем спиртным. И я опрокинул в себя очередную порцию отрыжки гномьего Бахуса.

Глава 3

Дитрия

Дитрия не сдержала стон наслаждения, когда Эллериель перешел к массажу плеч и шеи.

— О, да, — выдохнула она, полностью расслабившись и отдавшись опытным рукам эльфа, своего давнего друга и любовника. Они находились в доме магини, куда уставшая Дитрия вернулась после окончания экзамена. Но усталость была не самым неприятным, за время экзамена, у нее возникло несколько беспокоящих мыслей.

— Что тебя тревожит? — эльф чутко уловил ее состояние.

— Не хочу сейчас об этом говорить, — сквозь полудрему пробормотала Дитрия.

С эльфийским целителем Эллериелем ее связывали давние и непростые отношения. В незапамятные времена, еще будучи совсем девчонкой, она попала в сложную ситуацию на землях людей. Тогда, по непонятным причинам, ей помог оказавшийся поблизости эльф. Много позже, уже будучи достаточно опытной магиней, она снова встретила своего героя-эльфа. И хотя взрослым умом она понимала, что ее отношение к нему основывается чисто на юношеских впечатлениях, да и ситуация, в которую она тогда попала, по зрелому размышлению была несколько странной, но она ничего не могла с собой поделать — Эллериель занял важное место в ее внутреннем мире. Кроме того, очень трудно представить женщину, способную добровольно отказаться от бесплатных услуг эльфийского мага-целителя. И помощь Эллериеля играла далеко не последнюю роль в ее физическом состоянии, вызывавшем заинтересованные взгляды мужчин и черную зависть женщин. В виде ответной услуги, она, по просьбе своего друга, берет на обучение молодых эльфов. Ей это не составляет никакого труда, ведь большая часть обучения — теоретическая, но здорово усиливает позиции Эллериеля, именно его клан фактически монополизировал интеграционные услуги в Лесу. И в том, что сейчас, несмотря на ее возраст, переваливший за три сотни лет, она производит впечатление тридцатилетней девушки, немалая заслуга эльфа. Да что лукавить, это полностью его заслуга. Благодаря ему ее память до сих пор почти безупречна, что очень важно для любого интегратора. А когда она в очередной раз расставалась со своим новым возлюбленным, эльф частенько оказывался поблизости, помогал изгнать боль из души и утешить ее, в постели в том числе. Тем не менее, главным в их отношениях оставалась дружба и Эллериель спокойно отходил в сторону если в это время «гостил» у Дитрии, когда у нее образовывалась очередная любовь. А иногда он пропадал надолго. Порою Дитрия не видела своего эльфа и не слышала о нем десятки лет. Но это совершенно не мешало их странной дружбе.

По странному стечению обстоятельств, не было такого случая, чтобы ее отношения со своими избранниками длились больше пяти лет. До сих пор она не могла понять, почему так происходило. А самое печальное в этом было то, что чаще всего бросали ее, а не наоборот. Причем в ситуациях, когда Дитрия была полностью уверена в крепости отношений со своим избранником.


Тем временем внешний массаж плавно перетек во внутренний и еще долгое время из спальни Дитрии раздавались характерные звуки, издаваемые женщиной от доставляемого ей наслаждения.

* * *

— Ты меня беспокоишь, — Эллериель гладил голову Дитрии, уютно устроившейся у него на груди.

— Что ты имеешь в виду? — несколько недовольно ответила та, и покрепче обняла эльфа.

— Не забывай, я — целитель, кроме того, знаю тебя чуть ли не лучше себя. И судя по всему, ты влюбилась.

— Вот как? — задумчиво пробормотала магиня. И через несколько секунд раздумий, — даже если и так — что с того?

— Эх, Ди! — эльф потрепал ее голове, — Я ведь беспокоюсь о тебе, а ты что-то в этот раз долго никак не решишься. Кто он? Надеюсь, достоин тебя?

Дитрия фыркнула.

— Я не уверена, что вообще стоит о нем говорить.

— Что, так все серьезно?

— Повторяю тебе, — Дитрия легонько стукнула кулачком эльфа по груди, — я не хочу об этом говорить. Кроме того, я уверена, что ты ошибаешься.

— Все, что касается твоих чувств — для меня не составляет тайны, — не согласился Эллериель, — и если дело действительно обстоит так, то тебе лучше что-то с этим делать. Как хоть его зовут?

— Мондрид, — после непродолжительного молчания неохотно ответила Дитрия. Рука эльфа, лишь на мгновение замерла, и тут же продолжила гладить ее волосы. Дитрия заминки не заметила, — и не влюбилась я в него. Просто весь день просидела рядом с ним, и вспомнилось мне далекое время, когда мы еще были никем. Вот тогда я действительно была влюблена в него.

— А это часом не глава внешней разведки?

— Давай поговорим об этом в другой раз, а? — она просительно посмотрела на своего друга.

— Хорошо, — покладисто согласился эльф, — но я не отстану от тебя, пока ты не определишься со своими чувствами. Это встреча с ним тебя расстроила? — спросил он, вроде бы о другом, но продолжая окучивать заинтересовавшую его тему.

— Да нет, — Дитрия вздохнула и, наконец отпустив эльфа, откинулась на спину, — тут другое.

Некоторое время в комнате стояла тишина. Эльф молча ждал продолжения.

— У меня есть подозрение, что меня хотят подсидеть в Совете. Как-то все одно к одному складывается.

— Неужели? — удивился эльф, — не преувеличиваешь ли ты? Уж больно велики твои заслуги перед гильдией. Вряд ли кто-то решился бы плести интриги против тебя.

— Ну смотри сам, — Дитрия перевернулась на живот и положила голову на скрещенные руки, — Мондрид протаскивает в Совет никому неизвестного мага, причем человека. Ладно бы это, но в качестве основного направления для него назначают интеграцию. Я поузнавала немного об этом маге — ему больше подошла бы магия целительства или боевая. С другой стороны, я почитала его теоретическую работу — сильная вещь. Хоть и видно, что к ней приложили руки интеграционщики из гильдии — я, кстати, узнала руку одного из моих бывших учеников, — основная идея явно пришла извне, возможно, действительно ее разработал этот человек.

— А откуда он взялся? — заинтересовался эльф.

— Не знаю, — пожала плечами Дитрия, — вроде как, его откуда-то привез Васа их'Васандир. Мой источник информации лишь обмолвился об этом, почему-то эта тема нежелательна для обсуждения.

— А Васа приехал аккурат перед праздником Эррих-Нонтариэль, — пробормотал эльф.

— Что? Откуда ты знаешь? — удивилась магичка.

— Извини, — смущенно улыбнулся Эллериель, — просто я тогда был в городе и случайно увидел их прибытие. Но это ведь не все? Что еще тебя смущает?

— А, ну ладно. Да, тут еще непонятно почему, но Мондрид взял себе в помощники Крису их'Дрим — очень способного и перспективного мага-интегратора.

— А, так вот, что тебя беспокоит? — улыбнулся эльф, — неужели она настолько красива, что Мондрид может ею увлечься?

— Перестань! — Дитрия недовольно покосилась на мужчину, — дело в том, что она подруга Ника.

— Ника?

— Да, так зовут того парня. Вот и думай — его протаскивают в Совет, его подруга, а по слухам ещё и будущая ученица, — личный помощник Мондрида. Если работе Ника придать достаточно большое количество магов, то может получиться очень серьезный поворот в интеграционной работе гильдии.

— Но почему ты так думаешь?

Дитрия некоторое время смотрела на эльфа, уйдя мыслями внутрь. Потом все-таки ответила.

— Да просто потому, что скорее всего на защите, в этой его теоретической работе, приведена только общая часть теории. И если бы она была нерабочей, то Нику не придавалось бы такого большого значения. А значит, или сама работа — фальшивка, что сомнительно, или она уже опробована на практике, а в ней отражена только суть, — Дитрия опустила голову на подушки и прикрыла глаза, сделав вид, что устала от разговора.

«Интегратор, целитель, боевой маг», — пробормотал про себя эльф, глядя на девушку, — «человек. Эррих-Нонтариэль. Какое интересное совпадение. Что ж, придется тебе помочь, моя маленькая Ди. Я не могу позволить, чтобы тебя оттеснили в сторону в Совете».

Оставшееся время до утра эльф и гномка провели в постели, перейдя от плотских забав к активному обсуждению последних событий и того, к чему они могут привести.

Где-то в эльфийском лесу

Глубоко в чаще эльфийского леса, в месте, принадлежащем лидеру оппозиции правящему Дому, стояло сооружение, которое с трудом можно было бы назвать домом. Только для того, чтобы войти в этот лес, надо было преодолеть охрану стражей прошедших как минимум рейнджерскую подготовку. Но если бы все-таки нашлось ловкое существо, сумевшее просочиться сквозь охрану, то ему для начала, пришлось бы долго искать нужное место, а найдя — вход.

На площадке диаметром в пару сотню метров искусными магами был выращен дом, со стороны выглядевший, как плотно сомкнувший свои ряды лес, а изнутри — как комфортабельнейшее жилье, которое только может придумать человек. Или эльф, представитель которых как раз находился внутри. Ловкие маги-растениеводы уже давно научились изменять флору, как душа пожелает. У того, кто в первый раз увидит такие растения, может даже возникнуть впечатление о разумности некоторых их видов, если судить по выполняемым ими функциям. Так ли это или нет, пожалуй знают только маги, сотворившие такое чудо. Если бы это жилище увидел человек, он бы подумал про него, что это такой охотничий домик и не сильно бы ошибся.

Эльф, стоящий у «окна» — сформированного в условной стене «дома» отверстия, протянул в сторону от себя руку с пустым бокалом, слабое магическое возмущение пространства и тут же выскользнувший из растительной стены усик растения перехватил протянутый предмет и утянул внутрь.

— Ты кого привел? — не оборачиваясь, спросил хозяин. В расступившейся стене комнаты появился другой эльф и слегка поклонился спине говорящего.

— Ирентиль Тер'х Левелин просит вашей аудиенции, — не поднимая глаз, произнес вошедший.

— Что? Бывший глава внутренней безопасности Лаурина? — хозяин резко повернулся, взметнув сотни косичек своей длинной прически с вплетенными драгоценными камнями — дань последней моде.

Вошедший промолчал.

Хозяин же отвернулся к окну и несколько минут думал. Затем, не оборачиваясь, проговорил:

— Хорошо, веди его.

Эльфы

Иллион спешил. Полученная им информация была крайне важна. Ситуация была не то чтобы опасна, но если пустить ее на самотек, то она могла принести королевской семье большие неприятности, а с ними Иллион был в одинаковом положении, по крайней мере с отпрысками короля, и возможность реабилитировать себя при них у него была выше. Да и отношения, по крайней мере с Эль, у него были неплохие.

Быстро добравшись до посольства, эльф немного постоял в сторонке, успокаиваясь и изгоняя из своей внешности любые признаки волнения, чтобы не привлекать внимания остальных эльфов. Сейчас было бы крайне нежелательным вызвать к себе внимание со стороны клана Трон'х Эвилей. Наконец успокоившись, как внешне, так и внутренне, он спокойно прошел в дом. По пути ему встретился только один боевой маг из Эвилей. Быстро окинув взором внутренний двор и оглядевшись уже в доме, он заторопился. Кроме того мага во дворе никого из Трон'х Эвилей не было. Возможно, он уже опоздал. Быстро пройдя в комнату Торвина, Иллион мысленно застонал — комната была пуста. Недолго посомневавшись, он решительно шагнул в комнату Эль.

* * *

Эль сидела в плетеном кресле и читала. Как оказалось, в столице гномов было не так уж много развлечений, да и интересы девушки несколько отличались от обычных интересов эльфиек ее возраста. И от скуки она пристрастилась к чтению баллад древнего эльфа-сказителя о делах давно минувших. Благо библиотека посла была достаточно обширной, как и его вкусы, и позволяла выбрать книгу по душе. Неожиданно дверь резко раскрылась и в комнату быстро вошел Иллион. Эль удивленно посмотрела на него, однако тот, оглядевшись, сделал типично рейнджерский жест — покрутил пальцем около уха, означавший, что необходимо переговорить без лишних ушей. Девушка не стала задумываться о странном поведении вошедшего, только кивнула головой и быстро встав, достала из стола амулет тишины. Вся прелесть этого амулета состояла в том, что его активацию практически невозможно было отследить — подарок дорогого братца.

— Говори, — произнесла она, тревожно глядя на эльфа.

— У нас проблемы, — Иллион сел в свободное кресло, — где Торвин?

— Уехал к архимагу, — кратко ответила Эль.

— Надолго?

— На весь день.

— Вот… — Иллион ударил кулаком по подлокотнику.

— Что случилось?

— До меня дошла информация, — медленно, как бы с сомнением, говорить или нет, начал эльф, — что кто-то из местных шпионов Теронвиля сообщил ему, что Ник Админ Рутович, про которого мы решили собрать подробную информацию, может быть тем самым нарушителем нашего леса. Ты понимаешь, к чему это может привести?

Эль резко встала и, взметнув подол платья, зашагала по комнате, сжимая кулаки.

— Да, Иллион, прекрасно понимаю. Если это действительно он и клан Трон'х Эвилей его возьмет, то сильно укрепится, тем более, если окажется, что тот парень действительно нарушитель, и под пытками это подтвердит. А если нет, то любой их прокол придется расхлебывать именно нам с Торвиным, потому что именно мы отвечаем за действия наших людей. А ведь это ты виноват! — девушка резко остановилась и уперла указательный палец в сидящего эльфа.

— Я?

— Да, ты! Это ведь ты уговорил меня действовать осмотрительно и пока наблюдать за тем парнем и просто собирать информацию. Если бы мы сами его взяли, то уже давно бы решили эту проблему.

— Ты не права, и сама это понимаешь, — покачал головой Иллион.

— Ладно, что делать будем?

— Боюсь, что уже слишком поздно. Как я заметил, бойцы Эвилей отсутствуют почти в полном составе. Или это Торвин взял их с собой? — эльф с надеждой посмотрел на Эль. Но та отрицательно покачала головой.

— Нет. Он взял с собой посла и часть магов, остальных отправил на полигон готовиться к показательным выступлениям. Из рейнджеров со мной оставили только Иллори. А Эвили ушли где-то через час после отбытия Торвина.

Девушка остановилась у окна, и закусив губу стала бездумно смотреть во двор.

— Что еще ты знаешь? — Эль резко развернулась к эльфу и требовательно уставилась на него. Иллион невольно поежился. Уж очень она в этот момент напоминала свою мать, которую он однажды видел на каком-то приеме.

— Есть еще пара неприятных моментов. Во-первых, как я узнал, в самое ближайшее время Ника вводят в большой совет гномьей гильдии магов — он замолчал.

А Эль простонала сквозь стиснутые зубы.

— Теронвиль знает об этом?

Иллион пожал плечами.

— Если знает, то он будет очень торопиться пока гномы не успеют официально утвердить назначение. А даже если и успеют, он всё-равно может рискнуть пойти на захват. Если станет известно, что мы напали на члена Совета, можно смело собирать вещички и улепетывать домой и молиться Святому Лесу, чтобы гномы не решились объявить нам войну, — она покачала головой. — Если нет — все равно во всем будем виноват наш Дом — приказ короля никто не отменял, — Эль устало села в кресло. Затем спросила, — а во-вторых?

— Среди людей Трон'х Эвилей есть мой старый боевой товарищ, и ему тоже не нравится происходящее. Он успел мне лишь передать, что Теронвиль подстраховался и решил сначала схватить подругу Ника, чтобы допросить ее. Все-таки Ник — сильный маг неизвестного магического стиля, мало кто знает на какие сюрпризы он способен. Кстати, это косвенно подтверждает, что Теронвиль в курсе того, что Ник вот-вот войдет в большой совет Гильдии, вот и торопится. Но это недоказуемо. Что будем делать?

— Так, — Эль взяла себя в руки, — Теронвилю надо помешать. Любыми способами. Нельзя позволить ему захватить даже эту девушку. Думаю, особой разницы тут нет — что на самого Ника напасть, что на его девушку. Ты ведь знаешь, как боевые маги-рейнджеры проводят допросы?

Иллион кивнул.

— В худшем случае от нее останется только живая оболочка без разума. Но у него есть в команде менталисты, так что они могут рассчитывать на более выгодный вариант. Просто сотрут ей память о допросе и все.

— Ты считаешь, что отсутствие Эвилей в посольстве означает, что они уже отправились на перехват? Даже толком не подготовившись?

— Нет, — отрицательно покачал головой Иллион, — О Нике они узнали не сегодня. Просто мой товарищ об этом не знал. Скорее всего они уже все разведали и просчитали.

— Как ты думаешь, что они предпримут?

— Мне кажется, Теронвиль после получения информации следил за Ником и разузнал о его перемещениях, его друзьях. Из того, что мне известно, Ник живет на отдаленном полигоне. Его девушка почти каждый день одна ездит в город. Места тут тихие, да и девушка тоже маг, правда интегратор. Сама понимаешь, особого сопротивления она оказать не сможет. Просто идеальная ситуация.

— Эх, Торвин, Торвин, почему же тебя нет сейчас рядом? — пробормотала Эль.

— Почему ты не свяжешься с ним по амулету?

Эль махнула рукой.

— Он в резиденции у архимага, а там такая защита стоит, что амулеты связи не действуют. Хотя, попробовать стоит, — девушка достала амулет и попыталась вызвать брата.

— Бесполезно, — спустя некоторое время произнесла она. Немного подумав, вздохнула и бросила быстрый взгляд на Иллиона, — все-таки я сомневаюсь. Спрошу-ка я совета у отца.

Иллион согласно кивнул.

— Ты права, лучше подстраховаться. А может он подскажет выход, которого мы не видим.

Эль благодарно посмотрела на него. Она сильно боялась того, что может показать себя несостоятельной в сложной ситуации, но поддержка Иллиона подбодрила ее. Достав другой амулет постоянной связи с королем, который предпочитал, чтобы его дети в любое время могли с ним связаться и настоял на том, чтобы у нее с братом были такие амулеты, вызвала отца. Как ни хотела Эль сразу перейти к делу, но минут десять ей пришлось рассказывать о последних событиях, несмотря на то, что Торвин уже отчитывался перед отцом. Королю интересен был ее взгляд на происшедшее, своими вопросами он вытаскивал из нее все подробности случившегося как с нею и вокруг нее.

— Ну что ж, — обдумав все, что ему рассказал дочь, произнес король, — ты правильно сделала, что сообщила мне. А теперь, рейнджер, слушай приказ. Через дежурного мага связываешься по амулетам с Теронвилем и его офицерами и дословно передаешь приказ «Захват Ника король запрещает. На его поимку прибудут специалисты из охраны короля». Дальше, отправляйся в гномью магическую гильдию и добейся встречи с кем нибудь из высоких чинов — к архимагу без приглашения даже ты не попадешь. Насколько я в курсе, за последние пару сотню лет в этом плане у них ничего не поменялось.

— Отец, но зачем мне к архимагу? Тем более, это займет много времени!

— Да, дочь. Пару часов, думаю, на это уйдет. Но гномы наверняка уже обнаружили наблюдение за Ником, надо немедленно извиниться, объяснив это личной инициативой Теронвиля.

— А если мне пойти на перехват Теронвиля? — предложила Эль, — а то натворят дел.

— Не надо, — после короткого молчания ответил король. — Я не хочу, чтобы ты попала под случайный магический удар, если у Теронвиля что-то пойдет не так.

— И что мне говорить в гильдии? — угрюмо спросила девушка.

— Просто расскажи все, как есть, и сделай акцент на том, что у меня есть определенные политические враги, которые стараются меня очернить.

— А это так? — удивилась Эль.

— Не важно, — отмахнулся король, — главное, чтобы Руархид это услышал. Он поймет.

— Что поймет? — Эль снова попыталась вытянуть из отца информацию. Какие-то тайны, да еще и с политическим уклоном. Однако отец только хмыкнул.

— В свое время узнаешь. В общем, действуй, — и с последним напутствием он отключился.

Девушка медленно отложила амулет и вздохнула.

— Что будем делать? — Иллион вопросительно посмотрел на нее.

Она пожала плечами.

— Надо делать, что говорит отец. Хоть мне это и не нравится, — Эль присела на кровать и ненадолго замерла. Затем мотнула головой и вскочила, — Так, ищи Иллори, быстро отправляемся к архимагу. А я пока заскочу к дежурному магу, передам Теронвилю приказ короля.

Иллион кивнул и отправился выполнять поручение. Его беспокоило одно — слишком король спокойно отнесся к информации своей дочери, видать, Лаурин в курсе событий и, вполне возможно, как-то действует. Успокоив себя такими мыслями, эльф быстро сбежал по ступеням на первый этаж.

* * *

Почти час Эль проторчала в магической гильдии, пытаясь добиться аудиенции у архимага, но все бестолку. Как ей объяснили, в данный момент идет запланированная встреча архимага с ближайшими помощниками и Торвиным. Приказ был однозначным — беспокоить только в случае, если в город войдут орки. И эти глупые гномы предпочитали терпеть ее ругательства, чем огрести по шее от архимага за нарушение приказа. Да и на нее им было в высшей степени плевать. Она для этих чинуш ничего не значила.

Ругаясь сквозь зубы, девушка выскочила из гильдии и мрачно посмотрела на дворец архимага. Вот ведь развели у себя порядки! Просто так во дворец не попадешь! Мысленно обозвав архимага старым пердуном, Эль прошла в парк напротив дворца и уселась на скамью. От ее мрачного взгляда редкие прохожие ускоряли шаги, как будто чувствовали ее желание поубивать всех гномов самым страшным образом.

Сопровождающие девушку эльфы благоразумно держались от нее в некотором отдалении. Наконец, немного успокоившись и обдумав проблему, Эль поняла, что просто бездарно теряет время. А что происходит за городом, совершенно неизвестно, и это плохо. Жаль, что нельзя просто оставить сообщение о нападении в гильдии — неизвестно, от кого и куда может утечь эта информация. Да и вообще, не стоит выносить на всеобщее обозрение то, что эльфы тут собираются устроить. Вдруг у отца есть возможность замять ситуацию? Поэтому для встречи нужен только архимаг или его помощник.

Посмотрев на находящихся неподалеку Иллиона и Иллори, девушка усмехнулась. Уж больно забавно они делали вид, что просто так остановились тут и не имеют никакого отношения к ней. Она встала и подошла к ребятам.

— Так, слушайте мое распоряжение, — начала она, — Иллори, ты остаешься в гильдии и добиваешься встречи с архимагом или Мондридом. Что говорить, ты знаешь. Вот тебе мой знак-перстень. Он означает, что ты действуешь от моего имени, — девушка сняла с пальца именной перстень-печатку. Иллион, — она повернулась ко второму эльфу, — а мы с тобой потихоньку поедем за город и посмотрим, что там происходит, а по дороге сделаем небольшой крюк к нашим на тренировочный полигон.

— Но, — попытался возразить Иллион, но Эль просто отвернулась от него и пошла за лошадьми. Эльфы переглянулись, одновременно пожали плечами и медленно поплелись за девушкой.

Эльфийский дворец

— И не стыдно тебе обманывать свою дочку? — глядя сквозь бокал отличного белого вина, спросил Керх.

Лаурин Трин'х Васар отложил амулет связи и потянулся всем телом. От удовольствия он даже зажмурился.

— Нет. Не стыдно. И я не обманываю ее, — наконец ответил он.

— Ага, — усмехнулся сидящий в удобном кресле напротив короля, глава внешней разведки, — только не говоришь всей правды.

— Да ну тебя, — махнул рукой Лаурин, — как будто сам не понимаешь.

— Конечно, — кивнул головой собеседник короля, — это ты удачно отослал детей подальше от нашего змеиного логова. Единственное, что меня удивляет с твоим отношением к детям, так это то, что ты вообще не спрятал их, чтобы никакая опасность им не угрожала. А тут они участвуют пусть и во второстепенном событии, но достаточно опасном.

Король лишь покачал головой.

— Боюсь, в другом случае у нас бы ничего не получилось. Известные тебе личности сразу догадались бы, что я что-то задумал. Да и отсутствие главы внутренней безопасности — Торвина, может им показаться очень удобным моментом, чего мы и добиваемся.

— Это да, — Керх согласно качнул бокалом в сторону короля, — Только зачем ты выбрал именно этого парня в качестве наживки? Разве нельзя было использовать кого попроще? Ты вообще уверен, что сумеешь разрешить ситуацию с Руархидом, если все пойдет так как мы запланировали? Не слишком ли ты самоуверен? Все-таки член совета.

Лаурин резко встал, мимоходом проверил защиту от подслушивания и надолго остановился у окна, глядя вдаль.

— Во-первых, не член совета, — наконец заговорил он, — а только собирается им стать. Во-вторых, слишком он удобная фигура, отлично подходит на роль нарушителя наших границ, — король мельком глянул на Керха, чтобы проверить его реакцию.

— Только подходит? — собеседник короля внимательно посмотрел на него.

В ответ король хмыкнул.

— Я почти уверен, что это он. Да ты ведь сам мне предоставил всю информацию по нему и доводы в пользу этого.

— Все равно, — поморщился Керх, — отдавать его на растерзание Эвилям на мой взгляд не лучшая идея. Мы же так и не узнали, как он проник на нашу территорию и что он тут забыл. Я бы его сначала поспрашивал, — он хищно улыбнулся.

«Именно этого я и хочу избежать», — про себя подумал Лаурин, но внешне только отмахнулся от слов своего помощника.

— Не так уж это и важно. Ну а на всякий случай, чтобы он не достался Эвилям живым, ты знаешь что надо делать.

Керх медленно кивнул. В команде пресловутых Эвилей у него был свой человек. И ему, при удачном развитии событий предстояло сыграть свою роль.

— Кроме того, очень важно то, что в команде Эвилей в посольстве у гномов много магов из нейтральных кланов. Я ведь не зря начал действовать еще до отсылки посольства к Руархиду. Эвили и их сообщники сориентировались быстро, большую часть магов сформировали из других кланов, придержав своих, чтобы не ослаблять себя. Правда нейтральность тех несколько условна, они больше склоняются на сторону наших политических противников. А ты сам знаешь, что у нейтралов каждый маг на счету. Но если все пройдет как надо, то Руархид на них навалится всем своим аппаратом, ну и я тоже, и им волей-неволей придется обратиться ко мне за помощью. В общем, в грядущих событиях Эвили и иже с ними, сам знаешь кто, своими руками толкнут нейтралов в наши объятия.

Керх задумчиво кивал. В принципе он и так это знал, но в очередной раз обговаривая с королем ситуацию, пытался найти слабые стороны.

— Мне все-таки не понятно, зачем доводить дело до смертельного исхода? — спросил он, — Неужели Руархид простит тебе потерю своего мага, на которого, судя по всему, он возлагает большие планы?

Лаурин поморщился. Ему самому не нравился этот момент. Да и не планировал он сначала так радикально действовать, но ради сохранения тайны Священного Леса это просто необходимо было сделать. Просто поговорить тот парень вряд ли согласится, да и толку с такого разговора? Нет уж, лучше подстраховаться. А что более всего настораживает, так это новые идеи и неожиданные подходы в магии, предлагаемые этим парнем. Может он приобрел именно знания на Горе Бога? А не являются ли такие знания тем самым «могуществом»? В принципе Лаурина более менее все устраивало в текущем положении дел, а что-то новое, тем более неизвестное, может стать сильным дестабилизирующим фактором, чего не хотелось бы. Вон и драконы зашевелились. Уж очень неприятное совпадение. Вполне возможно, что парень проводил какие-то сложные опыты или ритуалы в самом сердце Рощи и в последнем из них не рассчитал силы, надорвался и выложился до дна, поэтому и был принят за немага в самом начале погони. Вполне возможно, что магические всплески от его действий и привлекли драконов. Странно, что сами эльфы их не почувствовали, но это только наводит на еще более грустные мысли.

— Нет, — покачал он головой, — мне надо, чтобы наши противники сильно увязли в этом деле.

Оба эльфа немного помолчали. Керх в сомнении поджал губы. Король краем глаза наблюдал за ним, делая вид, что смотрит в окно.

— Ну, а в третьих, — продолжил король, — помнишь кризис, разразившийся у гномов полтысячи лет назад?

Керх заинтересовано посмотрел на короля.

— Так вот, эта информация, сам понимаешь, секретная. Твой предшественник, по моему распоряжению, даже не передал тебе информацию по этому делу. Но сейчас ты можешь узнать. Тогда мы очень сильно помогли Руархиду. Очень. Если тебе это интересно, я потом передам тебе всю информацию по этому делу.

— Конечно интересно! — воскликнул Керх. Еще бы! Такой материал! Такие дела не имеют срока давности.

Король про себя улыбнулся. Похоже его друг несмотря на свои сомнения, поверил ему.

«Да, очень удачно тогда Эллериель появился со своей информацией», — подумал Лаурин, вернувшись мыслями к своим планам.

— А как ты заставишь наших противников поверить, что им просто необходимо совершить такую глупость, как напасть на почти члена совета гномов?

— А вот об этом тебе лучше не знать, — улыбнулся король, — у меня есть свои средства. Ты главное, контролируй все, что происходит у гномов.

— Да мне и так каждый час докладывают, — пробормотал он, — и тем не менее, тебе не жалко?

— Чего?

— Ну, что наш договор с гномами сорвется. Все-таки у нас много воинов, а девать-то им свои умения по сути некуда. А эта война с орками очень удачно возникла.

— Да не переживай ты, — махнул рукой король, а про себя ухмыльнулся, не собираясь вводить друга в курс всех событий, — не эта война, так другая будет. Что для нас каких-то пару лет, а то и десяток. Вот, кстати, ты и поразмышляй об этом. Только смотри, — Лаурин погрозил пальцем, — о дроу даже не думай!

— А жаль, — в мнимой печали покачал головой Керх, — хорошие противники, у любого эльфа всегда есть цель, куда стремиться, — но тут же улыбнулся, — не беспокойся. Я считаю, что нам надо хорошенько присмотреться к методам работы Лиги боевых магов. Мне кажется, это очень эффективная структура.

— Действуй, — кивнул Лаурин, — о них у нас пока недостаточно информации.

Где-то в эльфийском лесу

Тот же охотничий домик в глубине эльфийского леса, однако в этот раз здесь присутствуют пятеро эльфов. По внешнему виду сразу можно определить, что они — власть предержащие существа. И дело не в роскошности одежд. К слову двое из присутствующих эльфов одеты в простые, но качественные одежды, удобные для каждодневного ношения в лесу. Нет, все дело в выражении лиц, гордой осанке, и еще чем-то неопределенном, окружающем их, но что сразу чувствует любой, оказавшийся рядом.

Все пятеро сидят вокруг небольшого столика, выращенного домом как и удобные кресла, расположенные по его периметру. Стол завален различными фруктами, из которых сиротливо выглядывают горлышки нескольких бутылок вина. Совещание глав кланов, конкурирующими с королевским, продолжалось уже несколько часов.

— И все-таки, я ему не верю, — произнес один из присутствующих, раздраженно поставив на стол бокал, немного расплескав содержимое.

— Опять ты за свое, — поморщился сидящий рядом с ним эльф, стряхивая с рукава воображаемые капли вина, — тебе же объяснили, что его память проверили менталисты.

— Да, а почему тогда они не смогли пробиться на уровни, отвечающие за более ранние события? Нам бы очень пригодилась информация оттуда!

Его собеседник пожал плечами.

— Я в этом разбираюсь немного получше твоего. Это вполне естественно, что таким высоким чинам периодически ставятся новые блоки в памяти и обновляются старые. А их практически невозможно сломать, не убив при этом. Как будто ты сам такого не делаешь со своими помощниками.

— Да делаю, конечно. Просто мне подозрительно, что у Ирентиля последние воспоминания не заблокированы.

— Просто не успели. Срок не подошел. Я бы тоже с удовольствием покопался в его памяти, но он нам еще нужен живым. Разумеется, если мы решим, что данная ситуация наиболее удачна для наших планов. А что скажет хозяин дома? — он вопросительно посмотрел на сидящего немного в отдалении эльфа, внимательно слушающего перепалку.

— Давайте еще раз пройдемся по всем пунктам. — ответил тот, — Мы слишком долго ждали удачного момента. И никогда у нас еще не было такого удачного стечения обстоятельств для приведения в исполнение задуманного. Однако, не будем торопиться. Итак, что мы имеем? — эльф встал и принялся медленно ходить по комнате. — Во-первых, Лаурин начал делать перестановки на различных уровнях власти. Причина — якобы неэффективная работа всех служб. Настораживает то, что чаще всего смещаются или переводятся на менее ответственные участки работы эльфы наших домов. Это подозрительно. Но ситуацию смягчает то, что на эти должности чаще выдвигаются эльфы нейтральных домов, а не преданных Лаурину.

— Может это специально, чтобы не вызывать подозрений?

Хозяин пожал плечами.

— Вариантов много, однако, если бездействовать, то наше влияние пошатнется даже в том случае, если все это не игра против нас. Дальше, — он остановился против собеседников и внимательно их оглядел, — король возлагает очень большие надежды на заключение договора с гномами о предоставлении им наших войск. Сами понимаете, у нас много воинов и магов, которым некуда прикладывать свои силы и умения. Если раньше этих проблем не было — их решали постоянные стычки с дроу, то теперь ситуация совсем другая. Структура нашего общества формировалась под действием постоянных войн с дроу на протяжении тысячи лет и безболезненно изменить ее не удастся. Примирение с дроу настроило против Лаурина очень многих, недовольство копилось десятилетиями. Лаурин прекрасно это понимает. Он планирует заключить долговременный контракт с гномами для развертывания постоянного эльфийского отряда в целях отражения орочьих набегов. Часть кланов уже начала сомневаться, оказывать ли нам поддержку, так как им обещали пристроить их воинов и боевых магов в будущий постоянный отряд и намекнули, что это будет только первый из возможной череды подобных договоров, — он замолчал, давая время соратникам, прочувствовать его слова. — Нам нужно срочно что-то предпринять, чтобы удержать колеблющихся.

— Да уж, — пробормотал сидящий до этого молча эльф, — с такой точки зрения я не рассматривал ситуацию. Мы можем помешать Лаурину?

— Об этом позже, — хозяин снова стал прохаживаться по комнате. Остальные внимательно следили за ним, стараясь не упустить ни слова. — Для того, чтобы сделка состоялась, он отправил к гномам своих детей, несмотря на то, что тем самым ослабил внутреннюю безопасность из-за отсутствия ее главы, Торвина. Конечно, это не говорит о том, что служба бездействует, но многие текущие моменты и ситуации могут отрабатываться и осмысливаться оставленным заместителем неверно или с задержкой. Тем более, что самого Торвина долгое время натаскивал Ирентиль, имеющий богатый опыт в этой области, шлифовавшийся им не одну сотню лет. Как мы знаем, Ирентиль посчитал для себя оскорбительным его смещение с поста, которому он отдал столько времени и сил. Я склоняюсь к тому, что он говорит правду.

— А давай вызовем его, я хочу на него посмотреть. Мне было бы интересно услышать его интерпретацию событий, а не только факты, — перебил хозяина последний из эльфов, — как ты говоришь, у него большой опыт во внутренних делах службы, может он осветит события с неожиданной стороны.

— Сейчас это невозможно, — с сожалением покачал головой хозяин, — с ним плотно поработали менталисты. Мы же должны были проверить насколько правдивы его слова насчет блоков в памяти.

— Так вы что, все-таки сломали его?

— Нет, до смерти дело не дошло, но поговорить с ним пока не удастся.

— Тогда какой нам от него толк? — недовольно произнес первый эльф, — Действовать нам надо быстро, больше от него мы ничего не получим, можно и распотрошить его до конца.

— Нет, — покачал головой хозяин, — он нам еще пригодится. Во-первых, надо учитывать и возможный неудачный исход наших действий, а тогда его знания нам помогут. Во-вторых, его смерть или долгое отсутствие может насторожить Лаурина. Маги обещают поставить его на ноги за пару дней. Вот и пусть возвращается к королю, возможно еще пригодится. А если все пройдет удачно, то его опыт и знания можно будет использовать уже в нашу пользу.

— Ладно, что там дальше? — согласился с хозяином третий эльф.

— Дальше идет нашумевшее дело с нарушителем наших границ. Кто он? Зачем нарушал? Что-то хотел узнать? Украсть? А если сделал это, то что именно? Даже Ирентиль не в курсе. Лаурин хитрый, вроде бы ничего не скрывает, однако я уверен, что слух о наемнике пустил именно он. Было бы неплохо узнать, что тому надо было здесь. Но это не критично. А вот что интересно, так это возможность сорвать переговоры Лаурина используя именно этого наемника. Информацию о нем нам донесли наши шпионы у гномов, и подтверждение того, что это наилучший вариант действий, чтобы расстроить планы Лаурина, мы нашли в голове у Ирентиля. Тем более, что никто не отменял указа короля о поиске чужака. В общем, сейчас есть вполне реальная возможность совместить два дела — перехватить чужака, у которого можно кое-что поспрашивать, и сорвать договор с гномами — ну как же, нападение на почти члена Совета!

— Стой! — воскликнул первый эльф, — но тогда вполне вероятно придется пожертвовать моими магами. Я ведь правильно понимаю, что это будут делать именно они?

— Да, Трон'х, — кивнул головой хозяин — гномы могут задержать их на достаточно продолжительное время. Но именно король будет вынужден вытаскивать их оттуда. Формально они лишь проявили некоторую самонадеянность, пытаясь самостоятельно захватить нарушителя. Тем более, насколько я знаю, у тебя там нет никого из родственников. Так что, думаю, ты сильно горевать не будешь. Конечно, если что-то пойдет не так, Теронвилю лучше на время скрыться, тогда мы направим его в качестве нашего представителя во Дворец. А лет через двадцать когда все уляжется, вернем.

— Угу, — с отчетливо просочившимся сарказмом, согласился глава клана Трон'х Эвилей, — почти четверть мастеров, боевых магов клана! Премного благодарен!

— Не дергайся, все мы рискуем в той или иной степени. Думаю, договоримся, как компенсировать тебе такую потерю.

— Вам всем придется хорошо постараться, чтобы убедить меня в необходимости этого, — Трон'х окинул всех хмурым взглядом.

— Ну ладно, раз ты так настаиваешь на своем, то скажи-ка, — хозяин с усмешкой посмотрел на возмущающегося эльфа, — сколько действительно твоих магов у гномов?

Тот выдержал прямой взгляд хозяина, но отвечать не стал.

— Ситуация может повернуться таким образом, — продолжил хозяин, — что этих магов придется выставить самовольно поступившими так. Нейтралов, которых там большинство, — хозяин снова с усмешкой посмотрел на Эвиля, — не жалко. К тому же они лишь превысили полномочия выполняя приказ короля, а то что не посоветовались — или решили не делиться славой или, и этот вариант более предпочтителен, надо подобрать такое время, чтобы они не могли достучаться до Торвина. То есть им пришлось экстренно принять такое решение. Но это ты сам продумаешь со своими специалистами. В любом случае, ты им никакого приказа не передавал. В общем, продумаешь схему.

— Не учи, сам знаю, — пробурчал Трон'х.

— Ну, и последний настораживающий факт, — не обращая внимания на брюзжание Трон'ха, продолжил хозяин, — это посольство от драконов.

Присутствующие зашумели, обмениваясь мнениями, перебив выступающего.

— Тихо! Да, я согласен, что тут много непонятного. К сожалению, насколько я понимаю, ни у кого нет достоверной информации о драконе. Эльфы наших Домов просто не подпускаются к нему. И то, что это посольство, мы знаем со слов Лаурина. Однако, проанализировав всю имеющуюся информацию, я пришел к выводу, что это не совсем так. Есть информация, что дракон что-то ищет на нашей территории. Но будь я проклят Лесом, если Лаурин не воспользуется шансом заключить с ними если и не договор, то просто наладить отношения, чего никогда еще ни у кого не получалось. Сам понимаете, какая это сила. Мои аналитики утверждают, что, с высокой долей вероятности, после этого наши шансы на смещение правления Дома Северной Звезды стремительно упадут. Как политически, так и в боевом плане. Так что думайте, — хозяин охотничьего домика сел в кресло, которое услужливо приняло удобную для эльфа форму, и откинулся на спинку, сквозь прикрытые веки наблюдая за своими соратниками, — и имейте в виду, что сейчас существенная часть воинов клана Лаурина отвлечена на сопровождение дракона. Или охрану его, что более вероятно, от всех, кроме короля и преданных ему эльфов.

Дав гостям достаточно времени, чтобы придти к нужному выводу, хозяин снова подал голос.

— Итак. Все ли считают, что сейчас самый удачный момент привести наши планы в действие?

Сидящие эльфы мгновенно замолчали и с опаской стали поглядывать друг на друга. Одно дело обсуждать такие вещи, пусть уже давно частично подготовленные к исполнению, и совсем другое решиться на их реализацию. Однако, ситуация действительно требовала вмешательства, иначе можно смело забыть о дальнейшем процветании своих Домов. Но здесь собрались сильные духом эльфы, иначе они не были бы главами своих Домов. После короткого переглядывания, все кивнули в знак согласия.

— Хорошо, — произнес хозяин, — тогда давайте обговорим, какие действия будем выполнять в первую очередь. Но сначала предлагаю немного отдохнуть, перекусить, — он встал. Остальные эльфы последовали его примеру. Кресла сами расплелись и втянулись в пол, а в стене образовался проход в другую часть дома.

— Ты где достал таких магов, что сотворили это чудо? — взяв за локоток хозяина дома, спросил один из гостей, обведя окружающее пространство рукой, намекая на магическую составляющую строения.

— Места надо знать, — ухмыльнулся тот, — а найдя такое, хорошенько удобрять. Тогда и желуди крупные будут.

Негромко переговариваясь, эльфы покинули комнату.


А в отдельной дальней комнате лежал бледный эльф. Без сознания. Над ним работали несколько магов-целителей. Неожиданно губы эльфа тронула мимолетная улыбка, но никто этого не заметил. А может это была лишь судорога организма как результат воздействия магами-менталистами на его главный управляющий орган — мозг.

Не так уж и далеко от гномьей столицы

Вряд ли кто-нибудь мог предположить, что мирно посапывающий на лесной опушке человек сейчас не просто спит, а занимается формированием позиции далеко не самой последней организации на Лунгрии по целому ряду вопросов. Вернее, не человек, а, судя по наличию третьего глаза, демон.

Уже лет пять Балаватх не работал в таком бешеном темпе. Подстегиваемый исследовательским азартом и чувством грядущей опасности, главный аналитик Лиги выжимал из себя и своих подчиненных максимум того, на что те были способны. Вот и сейчас, вместо того, чтобы спокойно выспаться на мягкой кровати своих комфортабельных апартаментов, он вместе с витиевато ругающимся по поводу ночных путешествий (хотя чего ругаться, если сам вызвался сопровождать, вместо того, чтобы просто выдать достойную охрану?) Махасом отъехал подальше от гномьей столицы, и, удостоверившись в отсутствии слежки, свернул в лес, где расположился на небольшой сокрытой деревьями полянке. Ему нужно было отдалиться от источника силы земли, чтобы вход в астрал стал более комфортен. Можно, конечно, было расположиться в одном из тайно арендованных агентами Лиги охотничьих домиков, однако в свете последних событий не было никаких гарантий, что их расположение никто не вынюхал.

Балаватх видел перед собой сложную загадку, требующую решения в самые кратчайшие сроки. Нужно учесть много, разобраться в хитросплетениях интересов самых разных сторон и смоделировать большое количество гипотез и сценариев развития событий. Удерживание всего этого в голове требовало недюжинных усилий и концентрации.

Конечно, нужной сосредоточенности можно достигнуть медитативными практиками и воздействием на ментальное тело, однако Балаватх предпочитал идти путем наименьшего сопротивления. Зачем напрягать себя магиченьем и медитациями, когда такого же состояния способности воображать целые миры можно достигнуть легко и непринужденно, во сне!

Погрузившись в сон, главный аналитик Лиги через некоторое время перетек в осознанное сновидение, как обычно, не сразу заметив пересечения границы.

«Мы раскачаем этот мир!!!» — подумал Читаатма и начал раскачивать свое тело в воображении. Почти сразу он ощутил, как по телу прошлись вибрации, и его резко выкинуло куда-то вверх. Что ж, не самый удачный выход из тела, нужно исправлять. Балаватх мысленно представил, что с огромной скоростью падает вниз, прямо сквозь нижнюю границу, ограничивающую восприятие. Очень скоро падение затормозилось и Читаатма провалился в одно из своих личных сновидческих пространств.

Степь от горизонта к горизонту и небо, полное быстро летящих куда-то туч. Ощупав пространство вокруг себя и осмотрев заросли высокой травы, демон всеми своими ощущениями прочувствовал ветер, гудящий в поле. Услышав шуршание травы, Балаватх углубился в пространство сна, максимально увеличив силу и реалистичность ощущений. Постояв и убедившись, что детализация не ухудшается, и ощущения не теряют силу, Балаватх начал отыскивать небольшие волны ряби в окружающем его пространстве. Находя таковые, он стал доставать оттуда, как из воображаемой складки пространства, те или иные предметы, рискуя вылететь в реальный мир из-за увеличения детализации. Однако демон знал, когда остановиться, чтобы не допустить этого. Пространство время от времени тускнело и искривлялось, но после каждой вытащенной находки приходило в порядок. На самом деле, это были амулеты, специальным образом воздействующие на его ментальное тело во сне. Наловчившись определять результат того или иного воздействия, и настроив амулеты на разные колебания своего ментального тела, Балаватх добился возможности управлять амулетами прямо из сна, силой мысли и воображения. Очень скоро воображаемое во сне тело Читаатмы обвешалось различными кольцами и браслетами (каждый из которых на самом деле был или своеобразным «датчиком» или управляющим активатором функций реальных амулетов), а на плече вальяжно разместился трехглазый хамелеон. Эх, знал бы Махас как его (а точнее амулеты, идущие от Махаса для связи с Читаатмой) он изобразил во сне! Затем настала очередь «вспоминающих» амулетов, амулетов, которые, воздействуя на ментальное тело во сне, вызывали те или иные (пускай и достаточно невнятные) образы. Опираясь на них, Балаватх с помощью мнемотехник (на каждый образ, вызываемый амулетом, главный исследователь Лиги, запоминал каскад из пяти-семи образов) за считанные минуты полностью заполнил окружающее себя пространство людьми, зданиями, войсками, символами. В процессе расстановок пришлось один раз повторно воспользоваться техникой углубления сновидения, поскольку добавление большого количество новых объектов на сцену ослабляет глубину сна и повышает вероятность просыпания.

Разобравшись с заполнением пространства элементами, Балаватх приступил к главному. Тому, ради чего пришлось отъезжать от столицы, подальше от источника — сооружению «мостов» в астрал. Осознанные сновидения по состоянию сильно напоминали нахождение в астрале (граница между ними почти ничтожна), демон даже вспомнил, как в молодости, еще на заре своего ученичества, пару раз даже перепутывал их.

Тем не менее, входить в астрал из сна даже проще, чем традиционный вход из медитации и, более того, при наличии соответствующих навыков, их можно даже совмещать, соединяя вымышленное и реальное, во сне рисуя целые миры и с помощью астрала соединяя их с воображаемыми мирами других магов.

Не забыл Читаатма и про астральную ищейку, поставленную на гномий Источник, представив ее для себя в виде нити, уходящей куда-то в сторону солнца. Нить ощутимо дергала палец, однако Балаватх уже не нервничал. Поначалу это жутко раздражало, не давая ни минуты покоя. Но потом он привык. Видимо с источником кто-то постоянно работает, однако или сила воздействий недостаточно сильная или чувствительность ищейки слабовата (а возможно и то и другое вместе), она все время что-то чувствует, но крепко ухватиться не может. Подготовив личное сновидческое пространство и настроив астральные мосты к приходу гостей, Балаватх ждал.

Через некоторое время из пелены астрала к Читаатме прямо внутрь сна сразу телепортировался один из его друзей, Лубдхака Свапна, могущественный астральщик и сновидец. Именно он разработал методику скрещивания сна и астрала, которой Балаватх сейчас решил воспользоваться. Секунд через десять оттуда же появилась и Лилиейла, любимая жена.

Пару минут ушло на то, чтобы через астрал состыковать вместе сновидческие пространства друг друга. После этого началось активное обсуждение, хотя правильнее сказать — совместное воображение. Пространство вокруг тускнело, искажалось, искривлялось, вспыхивало, появлялись и исчезали новые детали, разрешенные хозяином сновидения — Балаватхом. Без такого позволения вмешательство в его личный мир сторонними было бы безрезультатным.

Обсуждение длилось долго и закончилось тем, что Балаватха резко выбросило в обычную реальность, попытка ухватиться за ускользающую нить сна не сработала. Мельком глянув на часы, Читаатма определил, что прошло не меньше двух с половиной часов. Хотя по субъективным ощущениям чуть ли не полдня. В принципе, можно перевести дух и попробовать снова, однако нет смысла. Выбило уже в самом конце, обсуждение оказалось очень активным и продуктивным.

Поэтому поднимался Балаватх уже с определенным пониманием сложившейся ситуации и сформированной позицией. Кивнув подошедшему Махасу, что все нормально, Читаатма взял амулеты связи и просигнализировал Лилиейле и Лублдхаке, что продолжать разорванное обсуждение не нужно, все вроде и так понятно.

Теперь нужно отдохнуть и перейти ко второй, очень непростой и опасной фазе — переговорам с рядом сильнейших астральщиков Лунгрии, далеко не со всеми из которых у него сложились нормальные отношения. Но для начала лучше отдохнуть, просто немного поспать, чтобы мысли сами упорядочились в голове. Решив так, Балаватх погрузился в обычный сон.

Через некоторое время демон осознал себя во сне. Не то, чтобы он этого добивался, и где-то даже был удивлен, но столетия астральной, десятилетия сновидческой практик и детализированная карта мира снов сыграли свою роль, делая большее количество снов осознанными. Инстинкты и привычки взяли свое. За считанные секунды Балаватх преобразовал пространство. Теперь он находился на берегу моря, на горизонте горел ласковый закат, сзади расположился небольшой лес и вплотную подступающая к берегу горная гряда. Почувствовав, как легкий бриз колышет складки одежды и вдохнув запах моря, можжевельника и почему-то акаций, Балаватх немного посидел, любуясь собственноручно созданным закатом и вслушиваясь в песни летающих над морем птиц. Как в детстве, покидав плоские камни в воду, Читаатма улыбнулся, развернулся и прогулочным шагом направился в сторону горной гряды. В ближайшей скале явственно виднелся вход в большую пещеру. Гряда символизировала границу между миром снов и астралом, а пещера была «мостом» их соединяющим. Как опытный сновидец, Балаватх мог бы спокойно полететь, а как гроссмейстер астральной магии, он мог бы даже не выдумывать никаких пещер, а сконцентрироваться и сразу погрузиться в пучины астрала, однако сегодня он просто решил до пещеры пройтись, насладившись красотами собственного иллюзорного мира.

Минут через пять он был у входа в пещеру, а еще через десять Балаватх, пройдя ее насквозь и «пролетев» немало по астралу, уже разговаривал с каким-то седовласым демоном в красно-оранжевой мантии, сидящим в позе лотоса и вращающим в руках какие-то украшенные письменами цилиндры.

— …Пещера пока относительно спокойна, — объяснял седовласый, — Однако, думаю, вы и без меня это прекрасно видите, наблюдая за Владыкой и его двором через своих агентов и высокопоставленных друзей. Владыка своей «трехглазой задницей» чувствует, когда в Пещере начинаются какие-то шевеления, и быстро переходит к активным действиям. Подозреваю, что вас больше интересуют «глаза» самостоятельных «ушельцев», за которыми мы ведем наблюдение?

— Вы абсолютно правы, сваами. — Балаватх кивнул. — И больше всего меня интересует «рука с глазом» в гномьей столице. Он действует очень активно и мне хочется понять, кто толкает его в спину и что будет, если «глазастой руки» не станет и стоящий за ним будет вынужден самостоятельно выйти на сцену. Похоже, других глаз у него в столице и ее окрестностях просто нету. Прежде всего, меня интересует то, как среагируют те, чьи глаза находятся в столице, встрепенется ли «Пещера», а за ней и Владыка?

— Даже так? — седовласый приподнял правую бровь. — Вы задаете непростые вопросы, сваами Балаватх. Да, кое-какие «глаза» действительно стали подтягиваться к гномьей столице. Интерес к грядущей войне «Горы» и «Поля» возрастает. Мои агенты-наблюдатели тоже следуют за ними. Однако, я не смогу сказать ничего определенного, пока вы не поделитесь своей информацией. Я понимаю ваше нежелание делиться кровью и потом добытыми сведениями, однако без них мы вряд ли что-то сможем предпринять, тогда как ситуация, подобно зарождающемуся лесному пожару, требует активных скоординированных действий разных сторон. По крайней мере, это верно, если ваши опасения имеют действительно серьезную базу…

Поговорив еще минут двадцать с седовласым, Балаватх раскланялся и продолжил свое «турне» по могучим астральщикам. Ему еще предстояло встретиться с двумя демонами и двумя людьми. Разговоры везде шли по-разному, где-то собеседники едва не обнимались, а где-то с трудом скрывали взаимную неприязнь. Однако везде, везде и всюду, поднимались одни и те же ключевые вопросы, вопросы «руки с глазом», грядущей войны и возможных действий «Пещеры».

Ник

Настроение у меня было просто отличное. Экзамен сдан успешно, несмотря на то, что в ходе него и возникло несколько неприятных моментов. Вернее не неприятных, а просто напряжных. Однако все позади — все обещания и обязательства, а в текущем и будущем только радужные перспективы, без оглядки на прошлое. Я почти подобрался к одному из главных экспериментов, призванных стать ступенькой к моей текущей цели, ставшей практически идеей-фикс. Точка доступа. Я уже практически забыл, зачем она мне нужна. Нужна и точка. Главное ведь процесс, чем достижение результата, так ведь? Или нет? А эксперимент, который меня ждал — вызов элементаля земли. И если воздушный элементаль вошел в мою жизнь как-то походя и легко, то здесь я сознательно и неспешно подбирался к такому ответственному делу. В мыслях даже смаковал этот момент. В принципе, я примерно представлял, как это надо делать, и дождавшись, когда Криса в очередной раз уехала в город по своим непонятным делам, приступил к эксперименту. Пока я не хотел говорить девушке, чем занимаюсь, однако и не собирался прятать от гномов принципов вызова, если у меня все получится. Зачем? Если мои предположения верны, наверняка можно будет настроить права доступа. Настрою ограничения, чтобы не разнесли планету, или меня случаем не прибили, и пусть используют. Даже с минимальным функционалом, при желании, можно многого добиться. Тем более, я особо обрезать не собираюсь, только в пределах собственной безопасности.

Я кинул взгляд на радар. Точка, обозначающая Крису, уже достаточно далеко удалилась. Кроме нее, в округе никого не наблюдалось. Гуд. Взяв одеялко, используемое нами для того, чтобы подстилать землю во время наших пикников около озерца, я оседлал Принцессу и потихоньку двинулся в сторону упомянутого озера. По дороге, убаюкиваемый мерным шагом своей лошадки, я вернулся к неспешным размышлениям.

Насколько я понял, для того, чтобы наладить контакт с элементалем, нужно на него настроиться. Если проводить аналогию с воздушным, то главное, вызвать в себе определенное эмоциональное состояние, на которое он «клюнет». В то же время, при частом вызове образуется некоторая связь элементаля с человеком, в данном случае со мной, так как с каждым разом мне все легче и легче проводить вызов. И даже нет необходимости для этого погружаться в транс. С чем это связано, непонятно. Так, что еще? Определенно, элементаля привлекает магическая составляющая вызывающего, так как во всех доступных мне (читай — отсканированных) книгах этим занимались маги. Почему они напрямую не собирают магию из пространства непонятно. То ли маг ее как-то преобразует, то ли это просто заложено в элементалях. М-да… И все-таки интересно, откуда взялись упоминания о них на моей Земле? С одной стороны именно Дронт является главным подозреваемым в их создании здесь, на Лунгрии, с другой стороны… Ну а зачем они ему были нужны тут? Никакими стройками он вроде бы не занимался, глобальных изменений на планете не выполнял. Или может планировал?

«Что скажешь, Умник?»

«А ничего! Я такого не помню. Может и делал что-нибудь, почему нет?»

Я покивал. Действительно. Ну вот развернул он систему изменений генофонда местных жителей, и что он дальше делал? Наблюдал? Как? Каждый день брал анализы? Проводил измерения? Конечно, может и так, но ведь это процесс не быстрый и в большой степени автоматизированный. Он бы просто сошел с ума от скуки. Вот и получается, что в принципе он мог чем-то еще заниматься… М-да… Ладно, что-то я отвлекся… На чем я остановился? Ах, да! Вот по моим прикидкам и получается, что надо настроиться эмоционально на вызов элементаля земли. Но какими должны быть эмоции? Есть у меня подозрение, что еще в самом начале моего путешествия в меня вселился или сконтактировал со мною элементаль земли. Уж очень специфическими были эмоции — тяжеловесные, да и привязку к земле имели. Правда, непонятно, с какого перепугу он на меня вышел? И ведь у него была какая-то своя программа действий, чего он прикопался к тому магу? Я ведь помню, что ему вдруг приспичило посмотреть в его глаза. Глупость какая-то.

Незаметно для себя я добрался до места назначения. Быстро расседлав Принцессу, хлопнул ее по крупу:

— Иди, погуляй, девочка. Думаю, что ты мне понадобишься не скоро, — лошадка посмотрела на меня искоса, мол, забодал уже — то седлает, то расседлывает, и медленно, высматривая самые вкусные кустики, побрела в сторону наиболее густой растительности.

Хмыкнув на такую реакцию животного, я расстелил одеяло, сел на него и просто расслабился, оглядывая окрестности. Стояла солнечная погода, воздух не шевелился, однако жарко не было. В принципе тишина способствовала расслабляющему состоянию, но из-за того, что солнце светило прямо в глаза, никак не удавалось расслабиться. Отворачиваться не хотелось — именно в этом направлении открывался прекрасный медитативный вид. Прямо передо мной находилась ровная площадка, где мы с Крисой отдыхаем, левее располагалось само озеро, еще левее начинались горы. За площадкой — продолжение открытого пространства, там и сям покрытого зелеными пятнами растений, а иногда и веселыми красками из-за растущих цветов. Весь этот вид скорее навевал сонливость, чем нужное мне состояние. Не выдержав этого безобразия, я потянулся мыслями к своему невидимому спутнику.

«Эй! Вольный ветер, тебе не скучно там, вдали? Не пора ли заявить о себе? Эта земля уже забыла, кто тут хозяин!» — улыбаясь, высказался я в окружающее пространство. Как обычно, сначала лицо почувствовало легкое касание, будто девушка мимоходом скользнула своими губами моей щеки. Затем меня обдала эмоция радости и готовности повеселиться. Забавное все-таки существо, этот воздушный элементаль. И неизвестно, до какой степени разумен. А что, если проверить его на самостоятельность? Хм… Ты тут? Я тоже рад тебе, — передаю я свои чувства-ощущения элементалю, — С этого момента, я буду называть тебя… Киска! Уж больно ты ласковый(ая). Что? Не нравится? Вот те раз! — я изумленно почесал в затылке, — а как ты хочешь? В ответ набор непонятных эмоций-визуальных символов-звуков на грани чувствительности.

Я не заметил, как оказался на ногах. Ни хрена себе! Вот это приход! Передо мной закрутился небольшой смерч, ростом с меня, на несколько секунд остановился и, решив, что показал достаточно, растворился. Лишь легкий ветерок шевелил мои волосы. Но теперь я был уверен, что это мой элементаль играется. Но все-таки, что это было?

Я снова опустился на землю. Так, ладно.

Эй! А ты можешь только звуком изобразить свое имя? Ну, мне хочется как-то тебя называть…

Некоторое время ничего не происходило. Ветерок замер, как бы в недоумении. Затем вдруг закружил с неожиданной силой, вокруг меня поднялась пыль, тут же унесенная в сторону. В возникшем вое разрываемого воздуха послышались модулированные звуки, которые через пару мгновений стали сопровождаться постукиванием притащенных ветром камней. «Ш-ш-ш-шшшш», — говорил воздух. «Тр-р-р-р-р», — вторили ему камни. В целом получалось что-то вроде «Ши-ши…» и треск камней.

«Ладно, ладно, я понял», — мысленно пробормотал я, — «извини, но выговорить не смогу. Будешь у меня зваться Шишига! И точка!» — в это имя я попытался вложить мысленный образ того, что я запомнил из устроенного мне представления. Крутящиеся в воздухе камни как бы в недоумении остановились и упали на землю. Воздух перестал реветь и снова вернулся к своему обычному состоянию присутствия — неспешно шевелить мне волосы, иногда задувать в лицо, как бы заглядывая в него.

Надеюсь, это знак согласия. Я улыбнулся.

«Пока ты игрался, твоя Принцесса от поднятого тобой шума ускакала далеко», — укоризненно вклинился в мои мысли Умник.

Глянув на радар, я присвистнул. Действительно, перепугалась лошадка — на километр ускакала. Я прикинул кое-что. А почему бы и не попробовать?

Слившись с элементалем воздуха, как делал это раньше, я помчался над самой землей, огибая небольшие скалы и кувыркаясь в воздухе. Как всегда такой полет с полным эффектом присутствия значительно поднял настроение. Ага, вот и Принцесса. Лошадка спокойно бродила и поедала встречающуюся зелень. Я покружил вокруг нее. Принцесса подняла голову и обеспокоенно огляделась.

«Тихо, Принцесса, это я, твой хозяин», — попытался я что-то сказать. Разумеется ничего не получилось, только Принцесса испуганно отбежала в сторону. Нет так дело не пойдет. Да и время тратить не хочется. Припомнив свои подвиги на базе мертвителей, я потянулся своими воздушными руками к лошади и схватил висящую уздечку. Тактильных ощущений не было, но что-то такое чувствовалось. Принцесса попыталась снова дать деру, но я потянул уздечку на себя и чуть не выпустил ее из рук. Внешне это выглядело так, будто человек-невидимка взялся за уздечку и она вытянулась горизонтально земле.

«Тихо, тихо», — бормотал я, потихоньку тягая Принцессу в сторону моего расположения. Не знаю, что повлияло на лошадь, мое неслышимое бормотание или ее пофигистический и меланхолический характер, но долго она не сопротивлялась. Так мы и отправились обратно. Невидимый человек тянул за уздечку лошадку, а вокруг нее играли завихрения воздуха. М-да, неподготовленный человек увидев такое может и инфаркт заработать.

Ладно, что мы имеем? А имеем мы то, что элементаль обладает интеллектом. То ли естественным, то ли искусственным, не суть важно. А если так, то им можно не просто управлять напрямую, но и давать команды на выполнение. Как мне кажется, если древние их использовали для строительства и прочих вещей, то именно такой способ мог облегчить им жизнь. Постоянно управлять элементалями напрямую никаких сил и терпения не хватит. То есть надо найти кнопку подчинения элементаля. С другой стороны у конкретного данного элементаля определенно есть что-то вроде эмоций, что несколько не согласуется с их искусственным происхождением. Нафига инструменту придавать эмоциональность?

Ладно, попробуем.

«Эй! Шишига! Прием-прием! Как слышимость?»

А в ответ тишина…

«Шишига!» — поддал я чуток эмоций. В ответ эхо легкого удивления и присутствия кого-то (конечно элементаля) как отдельного объекта где-то рядом.

Хорошо, значит слышит. Дальше я попытался объяснить Шишиге, что называется «на пальцах», «на эмоциях» и на матерном русском, что от него требуется. Результатом стало то, что Принцесса как шла, так и продолжала идти за тянущей ее уздечкой. Вот только рулил всем процессом Шишига без моего вмешательства. Я аж вспотел, пока добился такого результата. Но остался им весьма доволен. У меня мелькнула еще какая-то мысль, но я ее не смог ухватить, так как отвлекся — в пределах видимости появился я физический, то есть мое тело, сидящее в позе лотоса на земле. Хм… Забавно так смотреть на себя. А почему на лбу блестит пот? Ах, ну да. Я же и элементаля вызывал, потому что мне солнце не нравилось.

«Так, Шишига! Тебе новое задание. Что хочешь делай, но мне надо, чтобы все небо покрылось тучами. Выполняй, дружок», — я мысленно представил все небо затянутое тучами и мысленно же потрепал ветерок по загривку, а в ответ до меня донеслась эмоция довольства и тут же контакт с элементалем пропал, а я очнулся в своем теле. Интересно, справится ли Шишига с таким абстрактным заданием?

«Справится, куда он денется», — прокомментировал мою мысль Умник.

«Думаешь?»

«Угу».

* * *

Если перевести процессы, происходящие внутри МВ1766 на человеческий лад, то можно было бы сказать, что он был доволен. Сегодня его оператор наконец смог активировать одну из базовых программ управления погодой. Правда, до этого зачем-то пытался запрограммировать его на выполнение странной работы. Ничего подобного раньше он не выполнял. Хоть и с трудом, но логические анализаторы справились с работой, разобрались, что нужно было оператору. Несложное задание — протянуть объект с небольшой постоянной скоростью в определенном направлении. Но уж очень редко эта подфункция программирования элементаля используется на деле. Так что можно было бы сказать, что к довольству МВ1766 примешивалась и некоторая доля озадаченности.

* * *

«Слушай, помнится, ты с трудом определял информструктуру элементалей. Как сейчас у тебя обстоит с этим дело?» — спросил я.

«Сложно», — задумчиво произнес Умник, — «такое ощущение, что они то существуют, то не существуют. То есть, я перестаю что-то видеть. А когда вижу, то информструктура постоянно меняется. Я такого раньше не видел. Правда я нашел как отслеживать их по инфосети, они там оставляют свой след присутствия. То есть элементали постоянно подключены к сети. Да», — как бы подтверждая свою мысль, произнес он, — «может и не постоянно, все-таки сеть — сложная штука, но они как-то с нею взаимодействуют».

«Вот как», — протянул я. Неожиданная информация. И очень, очень многообещающая.

«Так, Умник, ты очень заинтересовал меня. Я сейчас вылезу в инфосеть, хочу посмотреть на них сам, а ты сможешь меня сопровождать? Мы ведь такого еще не делали?»

«Ну, давай попробуем», — неуверенно произнес Умник.

Я немного посидел, приводя мысли в порядок. Глянул на небо и улыбнулся. На нем стали появляться тучки. Явно работа Шишиги. И я даже не представляю, как он умудряется это делать, откуда их пригоняет или какие природные процессы запускает. Кстати, я наконец определился, что Шишига — он. Как-то это незаметно в процессе сегодняшнего общения с ним сформировалось.

Закрыв глаза, я привычно погрузился в инфосеть. И тут же выругался. Все выглядело совершенно иначе. Если раньше сеть была как относительно простой каркас из разноцветных объектов и линий, то теперь передо мной переливалось всеми цветами радуги какое-то марево.

«Умник!» — позвал я своего спутника. Некоторое время прошло в молчании, пока вдруг рядом со мной не возникло амебообразное образование, постоянно дергающее своими лапками.

«Я тут, видишь меня?»

«Вот уже чего не знаю, так того, что я вижу, почему и как». - пробормотал я, — «Если эта амеба ты, то вижу».

«Амеба?» — удивился Умник и покраснел. Вернее эта амеба покраснела. Так, что-то тут не то. Я объяснил Умнику, что я вижу.

Амеба некоторое время летала рядом со мной, часто меняя свою форму и цвет, потом остановилась.

«Ничем не могу помочь». — Донеся до меня голос Умника, — «Вини в этом свой мозг. Это ведь он интерпретирует поступающие в него данные. Видимо, сейчас он считает, что такая интерпретация наиболее близка к действительности».

«Угу», — пробормотал я, — «Считает. Отдельно от хозяина. Зашибись».

Я присмотрелся к окружающему пространству. Переливы света сильно раздражали. Видимо его изменения отражали протекающие в сети процессы. Но вот визуализация прямо скажем поганая. Ничего не понятно. В прошлые разы, когда все выглядело схематично, в стиле каркасной модели, воспринималось легче, пусть и информации было меньше. Ну и что делать? Я в этой цветомузыке ни фига не понимаю. Снова обратив внимание на Умника, я поморщился. Ну и сопля! Нет чтоб что-нибудь поприличней образовалось!

Ой! Что это? Образ Умника не долю мгновения смазался, сквозь него проступил переливающийся теми же цветами шар и снова вернулся к своему амебеобразному виду. Хм… А ведь это произошло, когда я подумал про что-то «поприличней»! Интересненько получается!

«Умник, а напомни-ка мне такую штуку», — вкрадчиво спросил я, косясь на амебу, — «ты вроде говорил, что запихал мне в голову управляющие программы для работы с инфосетью, так?»

«Да, я говорил такое».

«Ага, а много там таких алгоритмов?»

«Очень», — подтвердил мои мысли Умник.

«А создавала эти алгоритмы раса Дронта. Угу», — кивнул себе я.

«А что?»

«Помолчи, Умник, мне в голову пришла мысль и я ее думаю», — ответил я. Так, что мы имеем? Дронт — копия человека, то есть меня. Настолько близкая копия, что его мозговые алгоритмы, то есть софт, идеально работают и в моем мозгу. Это я и раньше знал. Однако, вопрос на миллион местных золотых тугриков — как он работал с сетью? Правильно, напрямую, как и я. Но как он видел инфосеть? Сомневаюсь, что этот процесс был пущен им на самотек. И вряд ли бы он стал смотреть на вот такое безобразие, что я наблюдаю вокруг себя. Я бы сделал что-то вроде операционной системы, с соответствующим удобным визуальным, тактильным, слухо-осязательным управлением и воспроизведением информации. Логично? Логично! А что происходит у меня? К сети я подключен, какие-то из модулей управления работают, но определенно не все. Из-за чего мозгу приходится самостоятельно интерпретировать сигналы сети.

«Умник, а что там с развитием участков мозга, отвечающих за работу с инфосетью? Насколько они развились?»

«По последним данным, процентов на семьдесят. А вот программ, как ты говоришь, активировано процентов десять».

«И как активировать остальные доступные?»

«А это ты сам. Базовые активировались спонтанно, когда соответствующий участок мозга был готов. А вот самый большой модуль, как мне кажется, можно и наверно нужно сознательно запустить. Попробуй, может получится. Только предупреждаю сразу: не спрашивай меня как, я не знаю».

И на том спасибо. Ладно, продолжим думать. Если мы предполагаем, что Дронт и его люди такие же, как и мы, а об этом говорит очень многое, вплоть до психологии, то и действовать они могли похожим на меня образом. Как бы я организовал работу? Конечно мысленно. Условной фразой? Вряд ли — вон даже мой бадди-комп действует по улавливаемым им моим мыслям, или чего там. Эмоции? Волевое эмоциональное усилие? Вряд ли. Скорее все-таки просто мысли. Вот только вполне может оказаться, что и мыслить нужно в определенном формате. Знать команды. В любом случае надо попробовать. Все равно в таком состоянии визуализации сети я ни хрена ни в чем не разберусь.

Я снова посмотрел на противную амебу, которой представлялся Умник. Ну давай, превращайся во что-нибудь другое! С минуту я представлял вместо амебы то кактус, то кошку, то утюг. Нет, ни фига. Стоп! Вначале, как только я увидел Умника и мне не понравился его вид, вроде как промелькнуло что-то… Я попробовал представить себе вместо амебы шарик, но так же переливающийся цветами. Буквально сразу ножки амебы втянулись внутрь, поверхность собралась в шар, так же, как и амеба меняющий цвета, от него протянулись множество лучей… нет, не лучей: некоторые из них изгибались самым причудливым образом, но где они кончались было непонятно — терялись в окружающем мареве.

Фух! Похоже принцип я понял. Во что угодно информационный объект не превратишь, но если он хотя бы примерно может отразить протекающие в нем процессы, то визуализировать его в новом состоянии вполне получится.

«Понял, Умник?» — спросил я.

«С трудом, но последние твои мысли я уловил. Ты только не ускоряйся сильно. И так еле-еле за тобой слежу».

«Хорошо», — медленно подумал я, прикидывая, что делать дальше. А дальше я привел представление информационного пространства к тому виду, к которому привык в предыдущие посещения инфосети. Но не без труда. Насколько я понял, я стал улавливать больше информации, а тот биологический комп, что Умник воткнул мне в мозги, пытается отображать всю доступную информацию. И стоило мне немного расслабиться, как выстроенная картинка стала расплываться. Хм… Что же делать? И что было за марево такое? А что, если это просто информационный шум, или инфоэнергия? Если раньше я «видел» только яркие объекты, то сейчас и такая информация стала доступна? А нормально биокомпом еще не получается управлять… Ну, если вот так?

Все пространство заполнила легкая и не напрягающее зрение пыльца. Расплывание картинки прекратилось. Понятно. Еще некоторое время я потратил, пытаясь преобразовывать картинку. Сначала пространство превратилось в полупрозрачную воду, в которой плавало много рыб разного размера, которые часто метали друг в друга икру. Ну, при не особо противоречивой картинке, в целом, такое изображение было довольно стабильным. Кстати, инфокомп, моя цель, выглядел как огромный кашалот, который иногда выплескивал из своего темени струи воды (забавно — фонтан под водой). И куча светящегося планктона. Но, в целом, эта визуализация была не очень информативна. Потом пространство превратилось в огромное древо, ветви которого терялись вдали. На ветвях висело много плодов, а сквозь просвечивающую кору двигалась питательная жидкость.

Поиграв еще с визуализациями, я вернулся к привычной мне псевдо-галактике. Так, здесь в принципе понятно. Только непонятно пока, как напрямую работать с биокомпом. Такое опосредованное управление весьма неудобно. Да и не управление это, а так, игрушки. Должно быть что-то проще. Кстати, во время всех этих игр, я оставался на одном месте. Самому двигаться у меня не получалось. А вот Умник сновал туда-сюда рядом со мной, правда далеко не убегая. Я попытался оглядеть себя. Хм… Ну, что-то вроде постоянно деформирующегося шара с искорками внутри. Ладно, а если так? Я попытался почувствовать свою руку и вытянул ее перед собой. Сначала немного неуверенно, а потом все ярче проявился светящийся отросток, отходящий от меня. Забавно. И помахал рукой. Отросток повторил движение виртуальной руки. Вот! Уже лучше. Вырастив вторую руку, я полюбовался на них. Ну, типа энергетических культяпок. Тут прямо передо мной остановился Умник. Я не раздумывая дотронулся до него.

«Ай!» — всполошился Умник, — «вырубаемся! Несанкционированная попытка доступа!!!! Ник!!!» — Умник заметался, но не стал отрубаться от сети без меня.

«Подожди!», — я недоуменно прикрикнул на него, — «я только что до тебя дотронулся, и ты тут же закричал. Что за дела?»

«Ты?»

«Угу. Ну, как сейчас?» — я отвел от Умника руку.

«Пропало».

«А сейчас я дотронусь до тебя. Что чувствуешь?»

«Несанкционированный доступ к внутренним логическим связям», — как-то неуверенно прошептал Умник.

Ага, интересно, это то, что я думаю? А если так? Я взял Умника в ладони и аккуратно сжал.

«Ты там осторожнее, что-то мне неуютно», — глухо донеслось до меня.

«Не бойся, я с тобой».

Так, не то. А если так? Я снова коснулся Умника и сделал движение, как будто крутанул его пальцем сверху вниз. Первое впечатление было такого, будто из Умника посыпались детали.

«Ты как?» — испуганно спросил я, глядя на смутно знакомые очертания деталей.

«Если бы я был человеком, я бы сказал, что мне щекотно. Ты там сильно не играйся со мною. Что-то мне боязно. Не знаю, что ты делаешь, кто-то, надеюсь это ты, во всю шарится по моим внутренностям».

«А почему ты не уверен, что это я?»

«Потому что доступ ко мне идет из инфосети. Так, стой. Я отследил откуда. Да, похоже это ты».

«Ладно, не бойся, больше не буду над тобой экспериментировать», — я все не мог оторвать взгляда от висящих вокруг Умника знаков. Знаков? Вот я тупой! Это же алфавит расы Дронта! Точно такой, что был на стенах его корабля!

«Кажись я понял, что сделал!» — радостно прокричал я, — «я вызвал информацию по тебе! Типа панели свойств!»

«С чего ты взял?»

«Тут вокруг тебя надписи какие-то. Стоп, ты же их не видишь…»

«Нет, это видимо твой биокомп работает».

«Вот блин, а я ведь не знаю этот язык. Так и не удосужился выучить. Вот зараза! Ладно. Пока оставим это. Надо будет над чем нибудь другим поэкспериментировать. Кстати, тут надписи объемные, похожие на металлические детальки. И некоторые цветом отличаются. Потом, как выйдем из инфосети, научишь меня языку Дронта?»

«Без проблем», — ответил Умник. В голосе его явно прозвучало облегчение. То ли от того, что все не так страшно оказалось, то ли от того, что я больше ничего с ним не делал.

Так, ладно. Если я правильно понял, то убрать надписи будет вот так, — я аккуратно крутанул Умника в обратную сторону — вверх и, действительно, надписи-детальки пропали.

Мысленно вытерев пот со лба, радуясь, что обошлось, я позвал Умника на выход из инфосети. Я ведь действительно рисковал. По сути, подставил Умника. С ним могло случиться все что угодно — вплоть до разрушения, кто знает, что за алгоритмы встроены в тот, вернее уже мой, биокомп. Боюсь, даже Умник не в курсе. Просто вложил мне в голову матрицу, так как считал, что так должно быть. Ладно. Пока хватит экспериментов. Надо определиться со свалившимся на меня «богатством».

Некоторое время назад

Криса

В окно, вырезанное в грубом камне внешней стены помещения полигона, заглянул краешек луны. По окрестностям разносился стрекот ночных насекомых, а задуваемый в окно воздух одуряюще пах свежестью и полевыми цветами. Криса чуток подвинулась, чтобы плотнее прижаться спиной к Нику, спящему рядом с ней. Сегодня он чуть ли не впервые уснул раньше нее. Да и выглядел он немного устало, хоть это не помешало ему в обычной своей манере поприставать к ней. Губы Крисы тронула легкая улыбка. Хорошо-то как! В последнее время, как с удивлением стала замечать девушка, ее восприятие мира очень сильно изменилось. Все стало как-то ярче, живее, чувства обострились. Частая депрессия, с которой она почти свыклась и воспринимала как должное, куда-то запропастилась. Дила, к которой она иногда заскакивала поболтать, как-то, грустно улыбнувшись, сказала, что Криса расцвела. Если это и так, то не последнюю роль в этом сыграл парень, что сейчас так уютно греет ее спину. Криса взяла руку Ника, поплотнее прижала ее к себе, а его ладонь положила себе под щеку.

Тем временем ее мысли свернули в другую сторону. Завтра она собирается посетить гильдию, чтобы обговорить последние детали по договору об оплате ее разработки. А так как она относится к военной области, то гильдия в кои веки решила раскошелиться и неплохо оплачивает такие вещи. А после того, как Криса придумала, как использовать ее сигнальную сеть в движении, стоимость ее разработки подскочила чуть ли не на порядок. Так что на организуемый архимагом бал Криса уже сама может закупить себе все необходимое и даже более того. Иногда у нее мелькала мысль надеть то же платье, что было на ней на демонском приеме. Уж очень красивое оно. Но она пока не решила. А может, попросить Ника сделать что-то подобное, но в другом стиле? Вот вроде бы и близкие у них с ним отношения, куда уж ближе, но как-то неудобно просить его о таком. Криса про себя вздохнула. Как будто почувствовав ее мысли, Ник зашевелился и отвернулся к стенке. Криса нахмурилась. Неудачное совпадение получилось. «Ну и ладно», — она снова вздохнула, — «подождем еще немного, может он сам сообразит что-нибудь». Да и пора намекнуть ему, что пора возвращаться в город. Здесь, конечно, хорошо, но слишком далеко ежедневно туда добираться.

Девушка развернулась к Нику, плотно прижалась к нему и, поцеловав его в спину, отбросила от себя все мысли. А через некоторое время в комнате уже спали все.

Ник

Я рывком сел на постели. Рядом зашевелилась Криса и недовольно пробормотав что-то, развернулась на другой бок. Фух! И чего так дергаться? Я снова откинулся на кровать. Так, голова вроде не болит, но спать все равно хочется, что-то в последнее время быстро стал уставать. Наверно нагрузки большие. А процесс расположения на нужные полочки лингвистической информации, запихнутой в мою голову Умником, похоже успешно завершился. Хорошо хоть голова так не раскалывается, как раньше, привыкать стал, однако.

«Совершенно верно. И уже давно», — буркнул Умник.

«Сенкс».

Так, надо проверить, как оно работает.

«Умник, ты перевел текст, как я просил?»

«Ага, вот», — перед глазами у меня появился текст на языке атлов. «Атлов? Что это такое?» — я немного напрягся, но никакого знания кроме того, что Атл — это материнская планета расы Дронта не вспомнил. В принципе, Атл означает то же, что и Земля. И так же, как земляне называют себя «землянами», люди расы Дронта называли себя «атлами». Неужели у них нет реального разбиения на внутренние расы? Почему больше никакой инфы нет?

«Потому, что я загнал тебе в голову всего лишь язык атлов, а не исторические справочники, которых у меня, кстати, нет».

«Интересно, а как вообще я буду что-то понимать, если соответствия какому-то термину у меня в голове не будет?»

«Я просто выстроил связи понятий твоего языка и атлов. Кстати, процентов двадцать слов и смысловых образов просто не к чему было привязать. Будешь видеть или читать в оригинале без их понимания. Ну, может, по контексту сообразишь. Остальное будешь понимать, как будто читаешь на своем языке. Возможно, построение фраз будет странно выглядеть для тебя, но тут уж ничего не поделаешь».

«Что с произношением?» — деловито поинтересовался я, пытаясь мыслить по атлосски. Хм… сложновато получается.

«Ничего. Данные-то „чистые“, а не снятые с мозга человека. Как раньше, не получится. Как звучит то или иное слово, ты знаешь, об этом я позаботился, тренируйся. Кстати, работы в этот раз у меня было не в пример больше. Если я раньше просто запихивал нужную информацию тебе в мозг и она хорошо усваивалась, причем с нужными ассоциативными связями, то сейчас пришлось самому все это делать. Хорошо хоть у тебя достаточно большой словарный запас, да еще и хорошие родные знания технического, литературного и разговорного языка. Поэтому такому большому количеству информации я и смог найти соответствия».

«Спасибо, Умник».

Ну хоть что-то. Я пробежался глазами по тексту. Умник выдрал откуда-то из моей библиотеки тексты разной направленности и перевел на атлосский язык. Так, ну, в принципе более-менее понятно все. Если не акцентироваться на самих символах и словах, а пытаться ухватить только суть — совсем хорошо выходит. Немного покопавшись в новой информации я удовлетворенно кивнул себе. Атлосский язык оказался достаточно простым как для произношения — никаких звуков, для воспроизведения которых нужно хитровыкрученно работать языком и губами, так и по своей структуре — одному звуку соответствует один символ. И что самое главное — никаких смысловых изменений значения слова или фразы при изменении тональности звуков, как иногда случается. Но несмотря на кажущуюся простоту, литературный вариант оказался достаточно богатым, чтобы выразить мысль любой сложности. И красивый. Хотя, на мой взгляд, в любом языке можно найти свою красоту, свою музыку.

«Ну, что, Умник. Не пора ли нам в инфосеть?» — я оглянулся на Крису, поцеловал ее, поплотнее укутал одеялом и, откинувшись на подушку, прикрыл глаза.


Инфосеть встретила меня как своего. Мне даже не пришлось медитировать. Просто захотел — и тут же оказался в виртуале инфосети. Странно это. Я заметил, что и управление отображением виртуала стало получаться намного проще.

«Умник, ты где?»

Рядом со мной возник знакомый мне шарик.

«Туточки мы, куда нам деваться-то?»

Я, прищурившись, посмотрел на него. Подчиняясь моему желанию, шарик немного подергался, меняя свою форму и превратился в маленького джина. Ну, такого полупрозрачного, с симпатичной мультяшной мордочкой. Так, ну, похоже я понял. Как в моей реальности такими вещами управляет бадди-комп, так и тут этим занимается биокомп, перешедший мне по наследству от атлов через Умника.

«Слушай, Умник, кажись, я понял, почему у меня стало получаться так быстро формировать плетения. Это все биокомп виноват».

«Да? Ну, может быть. Я же точно не знаю, что конкретно он делает, как работает, знаю только, что служит для управления инфосетью».

«Что?» — возмутился я, — «а как же твои убеждения, что так надо, так будет лучше? Эксперимент на мне провести решил?»

«Ну почему? У тебя ведь все подходило для этого, да и контролировал я весь процесс. Ты что, недоволен результатом?»

«Ну, ладно», — вдруг успокоился я, — «замнем для ясности».

Через пару мгновений на мое лицо наползла мстительная улыбка.

«Тогда и я поэкспериментирую, ты уж не обессудь», — сказал я и, положив свой виртуальный пальчик на голову джина, крутнул его вниз. Он забавно закрутился и из него как и в прошлый раз полетели детальки-слова.

«Ай, Ник! Перестань! Я больше не буду!» — закричал Умник.

«Да успокойся», — пробормотал я, вчитываясь в надписи.

Я немного ошибся, посчитав в прошлый раз, что при таком действии с объектом выдается информация о нем, но не сильно. Биокомп сразу начинает исследовать объект, а пользователю выдается меню, какие действия выполнять дальше. Сейчас передо мной висело несколько пунктов, один из которых слегка шевелился. Я так понял, чтобы не отвлекать, таким образом показывается, что по данному пункту что-то там за кадром делается. И это был именно пункт «Информация». Дальше шли: «Схема», «Дублировать», «Изолировать», «Занулить».

Ну, видимо для того, чтобы выполнить любой из пунктов, нужна какая-то информация об объекте, вот там что-то и делается. А пункты-то забавные. «Дублировать» и «Занулить» — тусклые. Если я правильно понимаю, выполнить эти команды сейчас проблематично. Слева от них — активный символ, заменяющий атлам знак вопроса. А вот «Изолировать» — более живая надпись, но все-таки не совсем яркая.

Так, ладно. Самое очевидное посмотреть информацию, хотя палец так и тянется выбрать знак вопроса рядом с задизейбленными пунктами. Но будем действовать по порядку. И я смело выбрал первый пункт. Не думаю, что Умнику из-за этого грозят неприятности.

Окружающее меня пространство сильно потускнело, зато вокруг меня стала появляться разного рода информация, перемежающаяся какими-то не совсем понятными рисунками. Хм. хм…

«Умник! Знаешь, оказывается ты — Универсальный Автономный Модуль Управления, вернее какая-то модификация базового УАМУ. Номера версии нет. Тут приводятся отличия от базовой версии. Ну, это мне ничего не говорит».

«Ага, версия модификации 348, это у меня прописано, я знаю. А что там еще есть?» — явно заинтересовался Умник.

«Странно, что биокомп не считал эти данные», — задумчиво пробормотал я, — «А почему ты спрашиваешь?»

«Ну, интересно же знать о стороннем взгляде на себя!»

«Ну-ну… Тут главный прикол знаешь в чем?»

«Ну?»

«А в том», — я на секунду запнулся, — «в том, что по ходу дела, в этом биокомпе, что ты впихнул мне в голову, есть какая-то база данных. Вот пример — номер твоей модификации он не смог считать из тебя, а вот про базовую версию знает и видит различия. И вопрос в том, насколько обширна такая база? Что скажешь?»

«А черт его знает. Могу поковыряться в копии матрицы, с которой я переносил инфу».

«Хорошо. Так, что там дальше? Ага, периферия у тебя почти полностью отсутствует. Есть лишь „многофункциональный усилитель базовых операций с реальностью“».

С реальностью? Хм…

«Это наверно браслет», — подал голос Умник.

«А почему с реальностью?»

«Не знаю», — отозвался мой партнер, — «может я слово неудачно перевел? Но оно ближе всего соответствует по смыслу…»

«Ладно, не парься. Его производительность и комплектация вдвое меньше положенного. Ага, ну это понятно, мы ведь его разделили с тобой. Так, и последнее, что более-менее понятно — „Исчерпание базовых ресурсов — 80 %“. К чему бы это?»

«Ну, видимо при таком использовании моих возможностей, как это происходит сейчас, скоро у меня просто закончится память. Эта цифра соответствует моим подсчетам. Придется или стирать лишнее или что-нибудь придумывать».

Остальное я просто не понял. Какие-то специфические термины, обозначения и сокращения.

Так, как убрать эту инфу? Я помахал рукой. Ничего не вышло. А если снизу вверх? Ага, получилось. Что-то как-то примитивненько сделано управление. По моему, должен быть и вариант работы мысленно, но, видимо, это как-то надо обозначать, чтобы биокомп понял. Ладно, пока поюзаем технику в таком режиме.

Я ткнул в надпись «Схема». Мама мия! Вы видели когда нибудь схему сложного устройства на компе? Очень сложного. Очень. Тысячи слоев, сотни проекций, куча текстовой информации. Вот что-то подобное я и увидел. Конечно, все это было прорисовано совсем не в земном стиле, но ничем иным это просто не могло быть. Честно говоря, не совсем понятно как с этим работать, как с этим справляется биокомп, на что он в принципе не должен быть способен (или я ошибаюсь)? Неожиданно появилось подтверждение моим мыслям: на «экране» возникла надпись «Более высокая детализация структуры объекта возможна при подключении к вычислителю уровня 10БЛ и выше. Подключиться?»

Вот тут я репу-то свою и стал чесать. Пусть и виртуально. «Ну-ну. Посмотрим, что получится, ничего я не теряю», — подумал я и согласился с предложением. От меня в разные стороны потянулись лучи, все больше и больше. Некоторые гасли, другие почему-то начинали изгибаться произвольным образом и менять направление своего движения. В глазах зарябило. Я невольно сделал жест как будто потираю глаза, хотя и видел все не глазами, однако это возымело свой результат. Возникла надпись «Снижение детализации» и куча лучей погасла, остальные стали тусклее.

«Ого, какой трафик в инфосети!» — возник голос Умника, — «ты что там делаешь?»

«Да вот, биокомп предложил подключиться к какому-то компу, ресурсов видите ли ему не хватает, чтобы обработать твою информструктуру, как я понял».

«Эй, ты там аккуратнее со мной», — забеспокоился Умник, — «я один только такой, меня другого такого уникального нету!»

«Не боись, я только инфу смотрю», — успокоил я его, — «надо же разбираться с таким богатством. Кроме того, насколько я понимаю, деструктивные функции мне почему-то недоступны. О! Результаты стали появляться!»

Чуть слева от меня появилась надпись:

«Обнаружены модули МН — 56 123 единицы. Из них 54 324 находятся в режиме спячки. Уровень вычислительных возможностей ниже требуемого. Модификаций МН — 10».

«Обнаружены модули МЕ — 32 435 единицы. Из них 21 356 находятся в режиме спячки. Уровень вычислительных возможностей ниже требуемого. Модификаций МЕ — 35».

«Обнаружены модули МО — 223 454 единицы. Из них 78 564 находятся в режиме спячки. Уровень вычислительных возможностей ниже требуемого. Модификаций МО — 56».

«Обнаружены модули МВ — 150 221 единицы. Из них 24 444 находятся в режиме спячки. Уровень вычислительных возможностей ниже требуемого. Модификаций МВ — 40».

«Обнаружены модули ММ — 1 234 221 единицы. Уровень вычислительных возможностей ниже требуемого. Модификаций ММ — 40».

Это еще кто такие? Но додумать мне не дала следующая надпись:

«Обнаружен вычислительный кластер стандарта „Планетарный трудяга“… Обнаружено разрушение связей узлов кластера. 95 % узлов кластера не детектируются. Обнаружено 7 функционирующих узлов кластера. Подключиться к ближайшему?»

Так, дайте мне подумать! От полученной информации у меня просто голова пошла кругом. Да еще и эти аналогии с земной вычислительной техникой только сбивают с толку, возможно пряча за собой истинное положение дел. Это ведь только слова и понимая ситуацию по-своему, я могу спокойно напортачить где-то, искренне веря, что поступаю правильно. Ибо об этом будет говорить мой опыт, который в данной ситуации может только сбить с толку. В общем, пользуемся логикой, логикой и только логикой… И в то же время давно я не чувствовал такого восторга! Как будто мне дали поиграться с вычислительной техникой нового поколения, но не сказали, как с ней работать, и надо разобраться самому. Еще бы понять как самому давать команды, а не следовать указкам.

Немного приведя мысли в порядок, я согласился с предложением биокомпа.

«Подключение к узлу кластера № 1 по порядку… Отказано в доступе. Причина: все уровни доступа заблокированы. Необходимо вмешательство системного управляющего».

«Умник, в русском языке в данном контексте „управляющий“ называется „администратор“. Внимательнее надо быть».

«Пардон. Упустил из виду».

«Упустил он из виду, видите ли», — недовольно пробормотал я, — «тут не так поймешь, сунешь пальцы куда не следует, оторвет по самое не балуйся. Надеюсь все-таки по смыслу все, что ты мне засунул в башку, совпадает… Ладно, пойдем дальше, тем более, что тут меня уже спрашивают».

Биокомп спрашивал разрешения на попытки подключения к остальным узлам. Конечно я согласился. Но результат был таким же.

Пока я задумчиво рассматривал все записи, развешанные вокруг меня, снизу выплыла еще одна.

«На узле № 4 по порядку обнаружен открытый порт связи с концентратором класса „Системный бюрократ“… Идет анализ… Связь с концентратором отсутствует».

«Что еще за бюрократ такой?» — пробормотал я, пристально глядя на надпись. Если я правильно понял, то «Планетарный трудяга» — кластер, состоящий из кучи серверов, типа того, что находится над гномьим источником. Что он делает, надеюсь, разберусь со временем. А вот что это за «Системный бюрократ»?

Под моим взглядом надпись как бы промялась, тут же все снова потускнело, а поверх всего пошла новая информация. И я кажется понял, как по минимуму управлять направлением работы биокомпа.

«Кр. инф. „Системный бюрократ“ — концентратор ИТК45, организующий совместную работу кластеров планетарного уровня. Вместе с ними, планетарными модулями воздействия и модулями класса „Космический ветер“ организует кластер уровня звездной системы. Стандартное место расположения концентратора — звезда системы. Подр. см. Реестр ИМ № 14 324 355ПРК».

Круто, что еще сказать? Недолгий эксперимент позволил найти управляющую команду, как убирать текущую информацию. Я снова посмотрел на проступивший лог сканирования.

Попытки воздействовать на надписи, чтобы посмотреть инфу по заинтересовавшим меня модулям приводили лишь к тому, что мне выдавался длинный список цифр. Не сразу я сообразил, что это какие-то параметры данных модулей. Скорее всего их условные обозначения (или реальные номера) и какой-то динамический параметр — или расстояние до них или их координаты, так как они у многих постоянно менялись.

«Так, Умник», — я мысленно потер руки и приготовился к длительной работе, — «я сейчас по максимуму разгонюсь, да сознание распараллелю. Тут работы куча и маленькая тележка. Готовься к разрыву связи», — я помнил, что в таком режиме работы Умник уже не успевает снимать мозговую активность. Или же она изменяется настолько, что детектировать мысли он уже не в состоянии.

«Ладно, только сообщишь результат, хорошо?»

«Договорились, а ты лучше подумай, как со мной общаться в таком состоянии. В сети-то ты не тормозишь», — пусть тоже поработает. Решение-то простейшее.

А дальше пошла напряженная работа. Через несколько часов субъективного времени мне удалось более-менее освоиться в примитивном управлении биокомпом. В некоторых моментах даже стал обходиться без жестов, пусть и виртуальных. На самом деле принцип управления не сильно отличался от принципа мысленного управления моим бадди-компом, но как-то пока не все срасталось. Или биокомп не до конца настроился, или для этого существуют какие-то особенности. Сумел я и разобраться с командами, предоставляемыми для большинства объектов. Например «Дублировать» как следует из названия — скопировать информструктуру объекта. В данном случае недоступна, потому что надо отдельно настроить куда эту структуру копировать. Стандартное решение — на какой-то внешний накопитель или сервер. Но можно настроить и на хранение в мозг хозяина биокомпа. Но я не стал даже пытаться этого делать, неизвестно насколько он забьет мозги и не вредно ли. Пока я не нашел соответствия между этим дублированием и тем, вариант которого используют маги, чтобы потом материализовывать объект. По моему предположению, в инфосети должны храниться информструктуры всех существующих объектов, но пока никаких следов этого я не обнаружил. «Занулить» — хм, что-то вроде уничтожения объекта, но видимо что-то тут еще есть, и почему заблокировано, я не понял, пока не вспомнил слова Умника о том, что биокомп пока активирован процентов на восемьдесят — может дело и в этом. «Изолировать» — тоже не совсем разобрался, но видимо как-то оторвать объект от инфосети. Что с ним при этом происходит, не имею ни малейшего понятия. База данных биокомпа оказалась очень неполной. Только краткие пометки, типа подсказки. Видимо предполагалось, что остальное человек уже должен знать. Потом я обнаружил расширенный функционал работы с объектами, но там совсем пока все непонятно. А некоторым словам даже не нашлось соответствия в моем языке.

Затем я вернулся к заинтересовавшим меня модулям с различной маркировкой. Уж очень большое их количество было обнаружено. И долго я разбирался среди вороха выдаваемой информации, бесполезной и непонятной в данный момент для меня, пока не наткнулся на очередную подсказку-описание.

«ММ — автономный модуль ментального сканирования и воздействия на объекты с уровнем разума выше 3-х единиц Тринга».

А дальше пошло легче:

«МН — автономный модуль управления жидкостями на основе H2O».

Забавно, Умник даже для химических формул выставил соответствия.

«МЕ — автономный модуль управления неорганической материей, находящейся в твердом состоянии».

«МО — автономный модуль управления материей, находящейся в состоянии плазмы».

«МВ — автономный модуль управления материей, находящейся в газообразном состоянии».

Да уж. Круто. Интересно, имеют ли эти «модули» отношения к элементалям? Уж больно точное соответствие по классам. Это я выяснил только часа через три субъективного времени, когда научился получать координаты объектов. Правда они были в непонятной мне системе измерения, но тем не менее этого хватило, чтобы увидеть очень близкие значение моих координат и одного из модулей МВ. Ну, по крайней мере чисто теоретически этот МВ, кстати за номером 1766, вполне может оказаться моим Шишигой, которого я почувствовал рядом с собой перед тем, как ложиться спать.


«Ник, может сделаешь перерыв? Слишком долго ты работаешь в ускоренном режиме. Наблюдаю перенапряжение мозга. Могут быть проблемы».

«Потом, Умник. Все потом», — пробормотал я, не в силах оторваться от интересной работы.


Исходя из этих слабых доказательств моей правоты, я еще глубже забурился в работу.


Поигравшись достаточно долгое время с биокомпом, вскорости я уже уверенно стал себя чувствовать, как юзер. Видимо, чем дольше я работал с ним, тем больше он подстраивался под меня. Например, у меня стало получаться давать ему команды, отсутствующие в списке по умолчанию. И с модулями этими мне удалось разобраться после длительного мозгового штурма. Правда, пришлось пару раз выскакивать в реал, чтобы проверить, правильно ли я все сделал. Первый мой эксперимент состоял в том, что я дал команду ближайшему мне модулю МВ пригнать тучки по моим координатам и соорудить дождь. В реале в это время стояла тихая погодка. Я с минут десять прождал, стоя на полигоне и уставившись в небо. А затем как мальчишка прыгал, бегал и смеялся под сильными струями дождя от разразившейся вдруг непогоды. Вызвав своего Шишигу, понял, что я был прав — именно он оказался тем МВ1766, чьи «координаты» почти совпадали с моими. Таким образом получается, что элементалями можно управлять не только через «внешний интерфейс», вызывая их стандартным образом, но и через инфосеть. Причем, в последнем случае управление ими идет на более низком уровне. Единственное, что меня смущало — это то, что если для доступа к инфокомпу нужны определенные права, то этими модулями почему-то получалось у меня управлять без какой либо аутентификации и авторизации. В голову приходило только два варианта — или этого и не предусматривалось, или же сказывается то, что я общаюсь с ними через свой биокомп и этого вполне достаточно. Надо бы разобраться с этим, да времени нет, так меня захватили эксперименты. По аналогии с воздушным элементалем я стал разбираться с земными, то есть с модулями типа МЕ. Во время экспериментов я постоянно выскакивал в реал, чтобы оценить последствия вмешательства в работу экспериментального образца, вызванного мною на полигон. И уже под утро я, наконец, добился почти полного управления элементалем с частичным программированием выполняемых им задач.

Надо сказать, что у каждого элементаля есть куча заложенных сложных программ, которые он может выполнять, вот только передо мной стояла одна проблема — пока, по их куцему описанию, были совершенно непонятны многие из выполняемых этими программами задач. В этом смысле, после нахождения возможности задавать простейшие действия модулю, для меня несколько проще оказалось немного поуправлять элементалем, чтобы он запомнил то, что надо делать и чтобы он потом по команде мог повторить эти действия. Затем методом научного тыка мне удалось активировать команды средней сложности. Вся прелесть этого была в том, что элементаль дальше действовал, используя свои мозги или то, что их заменяет, чтобы наилучшим образом выполнить задачу, как он ее понимает. Например, чтобы несколько раз подбросить камень, его надо было научить как это делать, а чтобы разрушить стенку — достаточно было дать соответствующую команду. Вот последнее и относилось к программам среднего уровня сложности.

В целом, процентов на пятьдесят, как я оптимистично установил, я разобрался с ними. И что самое приятное, элементаль земли действительно мог помочь мне в выполнении основной задачи — подняться в небо. И завтра, вернее уже сегодня, я продолжу экспериментировать с ним и готовиться к подъему. А то бедные сервера уже заждались «системного управляющего», — усмехнулся я и уселся прямо на землю в позе лотоса с краю полигона и стал наблюдать, как элементаль выполняет мои команды, и проводить разного рода замеры. Однако недолго музыка играла — увидев, что я отвлекся, Умник быстро вырубил меня без всяких предварительных предупреждений.

Криса

Сладко потянувшись, Криса открыла глаза и тут же зажмурилась от шального солнечного лучика, словно специально подгадавшего момент, когда девушка проснется, и, с меткостью выпущенной эльфийским лучником стрелы, попадет в самое уязвимое место. Вытерев невольно выступившую слезу, Криса глянула на постель рядом с собой. Как обычно, Ника там не оказалось. Он всегда просыпается раньше ее, аж завидно.

Девушка быстро оделась и вышла из комнаты. Шагая по недлинному коридору, выводящему на полигон, она составляла в голове план действий на сегодня. Выступив из завершившего свой путь коридора на яркий солнечный свет полигона, девушка снова зажмурилась. «Странно», — подумала она, — «а ведь дождем пахнет и свежестью. Что ж так солнце ярко светит?»

Наконец открыв глаза, Криса замерла. И не мудрено замереть, когда по центру полигона на десятиметровой высоте по кругу движутся огромные многотонные камни. Придя в себя от такого зрелища, девушка огляделась и чуть в стороне обнаружила неподвижную фигуру Ника, с удобством расположившегося в тенечке и мирно дрыхнувшего. Не придумав ничего умнее, она подошла к парню и уселась рядом с ним, завороженно глядя на летающие камни.

Криса не знала сколько прошло времени, когда рядом раздался голос:

— Проснулась уже?

Девушка хмыкнула:

— Я-то давно уже. А вот кто тут только что самым бессовестным образом дрых, а? — в ответ Ник только сладко потянулся, Крисе аж самой захотелось зевнуть. В глаза девушке бросились темные круги под глазами парня и усталый вид.

Ник посмотрел на летающие камни, девушка тоже перевела взгляд, для себя решив попозже поговорить с ним, чтобы не напрягался так.

— Так, — пробормотал он, — два часа достаточный срок.

— Для чего? — не отрывая взгляда от движения над полигоном, спросила Криса.

— Чтобы удостовериться, что элементаль земли — то, что мне нужно.

— Что??!! — Криса резко повернула голову к Нику, — повтори, что ты сказал!

— А что такое? — он, слегка прищурившись, посмотрел на нее, — не знаешь, кто такие элементали земли?

Криса аж задохнулась от возмущения, вскочила на ноги и уперев руки в бока, грозно уставилась на него.

— Валькирия, итить! — Ник в деланном восхищении смотрел на нее.

— Не обзывайся, — расслабилась девушка, все-таки ему удалось сбить ее возмущенный настрой. Оглянувшись на показываемое над полигоном зрелище, Криса жалобно, чтобы размягчить этого чурбана, сказала, — скажи, что это правда! Это элементаль земли?

— Нет, это камни, — хмыкнул он, но увидев ее хмурые брови, тут же сделал серьезное лицо и встал, — Ну а кто же еще. Из-за чего такой кипеш?

Девушка тяжело вздохнула. Сколько тут живет, а так и не удосужился хорошо узнать чем живут и дышат гномы.

— Понимаешь, — медленно начала она, успокаиваясь, — в отличие от остальных рас, для нас — гномов элементаль земли всегда был чем-то… ну вроде символа, что ли. Мы всегда ассоциировали себя с ним. Если почитать в хрониках, то всегда, когда упоминается элементаль земли, то подразумеваются гномы. Мы никому этого не показываем, но утрата возможности вызова элементаля — очень большой удар для нас. Как будто нам запретили общаться с близкими родственниками. Понимаешь? — Ник медленно кивнул и обнял Крису.

— А теперь ты так спокойно говоришь, что это, мол, элементаль земли. Это ведь не шутка? — девушка подняла лицо и посмотрела в глаза Нику. Тот с неопределенным выражением на лице молча глядел на нее и гладил по голове.

— Нет, не шутка, — наконец вздохнул он, — и что теперь со всем этим делать?

— Как что?! — Криса вырвалась из его объятий, — надо поставить в известность гильдию!

Ник поморщился.

— Насчет гильдии ты поторопилась. А вот архимаг вполне предполагает, что я могу справиться с вызовом элементаля. По крайней мере меня эдак ненавязчиво подталкивали этим заняться. Недаром он подсунул мне книжки о них, правда оказавшимися бесполезными. Разве что в качестве исторических справочников. И вот тут-то лучше пока вообще молчать в тряпочку. Архимагу сказать, и хватит.

— Почему?

— Не знаю, просчитывал ли архимаг все последствия повторного обретения гномами возможности использовать элементаля земли, но это может стать большой проблемой для вас на политической арене. Знаешь, стоит всем узнать об этом, многие могут задуматься — а не набрали ли гномы слишком большую силу? А может, пока еще не поздно, прижать их военными действиями? Впрочем, это не мое дело, — Ник отвернулся, заложил руки за спину и стал смотреть на летающие камни, — в конце концов, не я — архимаг. Вот пусть у него и болит голова. Понимаешь, я не хочу брать на себя ответственность за возможные последствия этого «открытия». А вообще, знаешь, что мы сделаем? — он посмотрел на Крису. Она вопросительно подняла брови, — я научу тебя вызывать элементаля. А ты уж кого хочешь учи. Это твоя страна, ты и решай. Свои соображения я тебе высказал. Я же привяжу конкретный экземпляр элементаля к тебе. Он будет слушаться только тебя. Если ты захочешь кого-то научить, пусть из той же гильдии, то ты ему покажешь как проводить вызов, а чтобы этот призыв действовал, нужно будет, чтобы ты «разрешила» этому гному пользоваться вызовом. То есть без твоего финального слова призванный элементаль не будет подчиняться, — он замолчал.

А Криса с ужасом воскликнула:

— Это что, мне придется все время давать разрешение конкретному магу на то, чтобы он мог вызывать элементаля?

Ник чуть не подавился от смеха.

— Не делай такого испуганного лица. Нет, конечно. Это сможет сделать любой, кто уже имеет право вызывать элементаля. По крайней мере, на начальном этапе таким образом я могу как-то ограничить бесконтрольное распространение доступности элементалей земли. А уж кому разрешать это делать — полностью зависит от вас. Ну, или от архимага, он вроде вменяемый мужик, власть у него и так сильная, так что, использовать их он будет, скорее всего, на пользу гномам, а не в качестве усиления собственной власти. Согласна с такой постановкой вопроса? — он посмотрел на нее через плечо.

Обдумав его слова, девушка нашла их вполне разумными. Поэтому без промедления согласилась.

— Есть только одна проблема, — ухмыльнулся Ник, — я еще не до конца разобрался. Сейчас только смогу привязать к тебе одного элементаля и научить немного им управлять, а вот остальное полагаю сделать сегодня-завтра, — и так, чтобы не услышала девушка, пробормотал, — надеюсь, у меня все получится.

— Это не к спеху, — отмахнулась Криса с загоревшимися глазами, но тут же засомневалась. — А у меня получится? Все-таки я не стихийник.

— А ты давно не тестировала свою ауру? — хитро прищурился на нее Ник, — не хочу хвастаться, но… хм… хм… мне удалось раскачать ее до такого состояния, когда ты можешь работать всей площадью ауры. Тебе только надо потренироваться. Да должна была заметить!

Криса медленно кивнула. Действительно, дело обстояло именно так, девушка сама удивлялась изменениям, но не думала, что Ник целенаправленно на нее действует.

Неожиданно Ник оказался прямо перед ней и гипнотизирующе глядя в ее глаза, спросил:

— Ну, что, готова к обучению? — и сделал страшное лицо. Крисе ничего не оставалось, как только улыбнуться:

— Готова.

Теронвиль

Теронвиль сидел на поляне и задумчиво крутил в пальцах травинку. Рядом расположилась основная группа боевых магов, обсуждающих детали грядущей операции. Остальные уже отправилась на захват гномки. На эту несложную операцию эльф отправил магов и боевиков в основном из нейтральных кланов. Самых лучших и проверенных своих одноклановцев он пока придержал при себе, обоснованно полагая, что справиться с девчонкой, тем более не боевым магом, будет достаточно просто. И похоже, это единственное в их грядущей авантюре, где не должны возникнуть проблемы. А вот другие моменты очень Теронвиля беспокоили, он еще колебался, не отменить ли операцию. Очень уж странная у них ситуация: времени на подготовку и перепроверку всей информации практически нет — человек, как назревшая почка, несколько дней и развернется в лист. А гномы не прощают обрывание перспективных листьев с дерева гильдии. Да и сам объект абсолютно непонятный: высокий уровень мастерства, странный магический стиль, демонстративная беспечность, эпатажное поведение и многие другие странности. И если бы не приказ главы клана, спорить с которым себе дороже, Теронвиль предпочел бы все-таки не ввязываться в эту плохо пахнущую авантюру. Причем, как это нередко делают в сомнительных и рискованных мероприятиях, приказ по форме напоминал не приказ, а набор пожеланий и рекомендаций, переданный через доверенное лицо главы клана. Таким образом, начальство оставляло за собой путь отступления: если память Теронвиля прочитают, всегда можно сказать что или Теронвиль что-то не так понял, проявив излишнюю инициативу, и/или доверенное лицо исказило формулировки главы клана. Тем не менее, из своего богатого опыта Теронвиль понимал, что сказанное является самым что ни на есть прямым приказом, и спросят за его выполнение по полной.

Также эльф понимал, что захват мага гильдии для них чреват серьезными последствиями — это и персональная месть Руархида, ставящего многое на разработки человека, и испорченные отношения с королевским кланом. Еще недавно Теронвиль отнес бы туда и срыв переговоров с гномами, однако теперь видел в этом только плюс. Небольшой инцидент, с прикрытием в виде исполнения королевского приказа был бы очень кстати для срыва переговоров, который несколько подмочит репутацию королевской семьи. Судя по некоторым обмолвкам доверенного лица главы клана, именно такое развитие событий и ожидается. Событий, в которых ему, Теронвилю, отводится весьма неприглядная роль. Он ведь прекрасно понимал, что при неудачном варианте событий именно его могут выставить крайним. Как для гномов, так и для королевской семьи. Но пока он не видел для себя выхода из этой щекотливой ситуации. Ослушаться главу клана — сразу можно закопать себя под деревом, надеясь хоть так принести пользу клану. Выполнить приказ — и его могут отдать на растерзание гномам или Торвину. Остается надеяться, что у главы клана все продумано и он, Теронвиль, там играет не последнюю роль. Последнюю роль в своей жизни.

С другой стороны, кроме рисков было немало и преимуществ: возможность утереть нос королевскому клану (если Ник действительно тот чужак), заполучить целый букет новых разработок (не просто же так Руархид его холит и лелеет), узнать, что интересного он раздобыл в Священной роще и как смог туда проникнуть, ну и наконец, сорвать переговоры с гномами.

Взвесив все за и против, Теронвиль решил дождаться допроса гномки, вряд ли она сможет рассказать многое о разработках Ника и его стиле в боевой магии, однако ее допрос поможет перепроверить достоверность полученной информации и узнать кое-какие любопытные детали об объекте. Если, к примеру, он называл ей кого-то из своих учителей, и показывал некоторые свои коронные заклинания, то можно будет определить его стиль в боевой магии и тщательнее спланировать захват. Решив так, Теронвиль поднялся и присоединился к группе, обсуждающей организацию засады.

Спустя некоторое время, прикрытие группы подало сигнал, что к ним пожаловали гости. Кто-то из своих. Поэтому все остались на своих местах, кроме пары магов, по сути играющих роль телохранителей Теронвиля, которые переместились таким образом, чтобы легче прикрыть его в случае чего. Однако, несмотря на кажущуюся беспечность, в аурах магов начали формироваться и раскручиваться заготовки боевых плетений.

Эльф про себя поморщился: не надо было гадать, кто из «своих» пожаловал. Торвин у архимага, других, подпадающих под определение «свой» и известных прикрытию, в столице нет. Остается только взбалмошная дочка короля. Ее появление никак не могло повлиять на планы эльфа. Слушаться ее он не обязан, а если она вздумает напрямую связаться с отцом по амулету, то ее ждет неприятный сюрприз. Теронвиль для подстраховки на случай, если у объектов захвата есть амулеты связи, использовал одну из последних амулетных разработок: в радиусе около пяти километров она таким хитрым образом баламутит магический фон, что амулеты связи перестают работать. Причем, ни у кого не могло возникнуть никаких подозрений — такое часто случалось, и именно поэтому амулеты связи не настолько надежны, чтобы полностью на них полагаться. А воздействие на магический фон этой разработки настолько филигранно, что никто бы не заподозрил в этой ситуации искусственного вмешательства. В сегодняшней ситуации Теронвилю пришлось выбирать между полным «молчанием» любых амулетов связи и, соответственно, поддерживать связь со своей группой, отправившейся на захват гномки, через посыльных, или же быть полностью в курсе всего происходящего, но рисковать тем, что в самый неподходящий момент она может вызвать подмогу. Резонно решив, что трудностей не предвидится, он решил выбрать первый вариант.

Теронвиль вышел вперед, чтобы встретить гостью.

— Ваше высочество, — Теронвиль поклонился Эль. Та остановилась прямо напротив и, не слезая с лошади, молча смотрела на него. Сопровождающие девушку бойцы выстроились за ее спиной. Теронвиль с тоской, впрочем, никак не отразившейся на его лице, оглядел их. Если эта дуреха вздумает сцепиться с его бойцами, мало никому не покажется. И даже несмотря на то, что он был уверен, что ей не справиться с его магами, от этого было не легче. Зачем она здесь, он догадывался. Однако ее слова поразили эльфа. Настолько они не соответствовали сложившемуся у него впечатлению о дочке короля.

— Достаточно ли тебе будет моего приказа отказаться от задуманного тобой? — спросила она.

Теронвиль некоторое время молча смотрел на нее, пытаясь обрести почву под ногами. И уже подготовленный дерзкий ответ на возможный вопрос так и не сорвался с его губ.

— У вас были хорошие наставники, — медленно произнес он, — они могли бы гордиться тем, как легко вы меня нашли. Однако, уверен, ваши учителя так же научили вас такому понятию, как долг. И у каждого он свой, — Теронвиль слегка склонил голову.

В воздухе повисло напряженное молчание. Эль не отводила напряженного взгляда от стоящего напротив нее эльфа. Однако слова эльфийской принцессы разрядили обстановку. Несмотря на то, что никто не пошевелился, в воздухе явно пропала напряженность:

— Что ж, у каждого свой путь. Вмешиваться не буду. Но, — она поймала взгляд эльфа и не отпускала его, — я буду все время рядом. Наблюдать за происходящим. И, сам понимаешь, обо всем произошедшем узнают Торвин и король. Надеюсь, у тебя найдутся слова в свое оправдание.

В отличие от остальных, решение девушки не обрадовало Теронвиля. Да и кому бы такое понравилось? Теперь, если все пойдет не так, как планировалось, ничего не удастся придумать, чтобы повернуть ситуацию в свою пользу. Это понимал он, и понимала Эль. Однако на прямой конфликт с дочерью короля эльф пойти не мог. Поэтому он согласно кивнул и молча отошел к своим соклановцам.

К сожалению, его мрачные прогнозы стали сбываться с пугающей быстротой. Внезапно прибыл курьер от группы захвата. Теронвиль внимательно выслушал сообщение и с трудом удержал себя от того, чтобы грязно выругаться.

Глава 4

Ник

Нет, все-таки яркое солнце не способствует рабочему настроению. В такую погоду хочется нежиться на песочке под шелест морских волн, накатывающихся на берег, и постукивание камушков, с которыми играют волны. От ночного дождика не осталось даже напоминания. Да и шел он совсем недолго. Работать — зло. Но зло нужное, а главное интересное. Поэтому давим в себе зародыш бунтарства с уклоном в лентяйство и делаем вид, что еще просто не собрались делать дело. Пока на меня снова не навалились заботы и проблемы этого мира, вернее гномьей столицы с сопутствующими жизни в большом городе делами, надо побыстрее закончить свои. А то чувствую, что ненадолго меня оставили в покое. Поэтому, чуток поговорив с проснувшейся Крисой, я стал прикидывать, как мне оттестировать всю свою конструкцию, которую я наворотил, чтобы подняться в небо.

В первую очередь, разумеется, надо проверить, как отработает элементаль земли. К самим элементалям у меня накопилось очень много вопросов — что они такое, для чего их создавали, как использовали (скорее всего Дронт), но по причине невозможности раскопать эту инфу в ближайшее время, я пока решил отложить эти поиски. К тому же, если я получу доступ к одному из узлов кластера, то, предположительно, это сильно сможет облегчить мне поиски истины. Но это все лирика. Пора приступать к запланированным работам.

Так как мне совершенно было непонятно, какие нагрузки испытывает объект, как неживой, так и живой организм, то этим я и решил заняться в первую очередь, тем более, что с грузоподъемностью дела обстоят просто отлично — мой вес будет намного меньше летавших над полигоном многотонных камней. Кстати, надо еще будет разобраться, откуда элементаль берет энергию, когда им управляют через инфосеть, а не напрямую. В последнем случае вполне возможно, и скорее всего именно так и обстоит дело, что частично — от управляющего мага.


Итак, облепив камень магическими датчиками давления, я заставил элементаля земли поднять его в воздух. Результат меня несколько обескуражил. Отслеживаемое давление с основания камня, лежащего на земле пропало, а затем, спокойно висящий в воздухе булыжник, судя по данным от датчиков, не испытывал никакого давления на свою поверхность, ни с какой стороны. Вернее, небольшие флуктуации были с разных сторон камня, но не так, чтобы сильные. Однако, у движущегося по кругу камня и, когда он периодически поднимался и опускался, давление на его поверхность усиливалась, но не настолько, чтобы беспокоиться о нем. То есть получается, что элементаль не поднимает камень, взяв его в «ладошки», иначе давление на нижнюю часть камня выросло бы. Антигравитация? Почесав затылок, я не пришел к какому-то определенному выводу. Вернее решил, что пока на это можно забить.


«Ник, судя по информации с пары жучков, подсаженных на эльфов, у них наблюдается нездоровое оживление. Тренировка, что ли?»

Тренировка?

«Умник, не отвлекай по пустякам!» — я с неудовольствием отмахнулся.

— Ладно, я пошла, — вклинился в мои размышления голос Крисы, некоторое время наблюдавшей за моими экспериментами.

— Угу, — буркнул я, — побыстрее возвращайся, — затем поцеловал ее в щечку, слегка хлопнул по попке и снова вернулся к своим баранам.

* * *

Криса у выхода с площадки оглянулась и обняв себя крест-накрест руками, некоторое время смотрела на Ника. Через некоторое время ее губы тронула легкая улыбка. Девушка развернулась и выбежала за пределы полигона. Спустя пару минут до Ника донесся удаляющийся перестук копыт лошади девушки.

* * *

Второй пункт испытания включал отправку в воздух живого организма. Я хоть местами и безбашенный, но вот так вот сразу самому отдаться в руки элементаля земли у меня духу не хватило или, если посмотреть с другой стороны — мозгов хватило. Поэтому следующий час я провел на охоте. В окрестностях полигона встречались небольшие животные сантиметров двадцати в длину, мелкие хищные зверьки, вот на них я и устроил охоту.

Определив с помощью Умника, где проживает ближайшая семейка, я быстро нашел их нору. Как их выкурить оттуда я даже не задумывался, а воспользовался встроенной фичей бадди-компа для отпугивания зверья, хоть и сомневался в ее эффективности из-за миниатюрности излучателей. В принципе, я оказался прав — ужаса перед неизвестным грызуны не испытали, но некоторое беспокойство все-таки почувствовали. И спокойно удалились под землей по своим ходам метров на сто в сторону, а там выскочили на поверхность из совершенно другой норы, не там, где я их ждал, и быстрыми скачками убежали вне моей досягаемости. Если бы я не умел материться, то сейчас точно бы научился. Еще две попытки провалились с таким же треском. Умник, посмеиваясь над моими неудачами, наконец нашел одну нору всего с двумя выходами, в которой сидел только один грызун. Закупорив один из выходов, я уселся у второго, подготовил ловушку из силовых линий и снова включил излучатель, направив его в нору. А эта скотина даже не почесалась! Сидел этот гадский грызун в своем домике, и плевал на меня и мой бадди-комп с высокой колокольни! У меня даже нарисовалась в голове картина, как он сидит там ухмыляется. Ну что ж. Ты хочешь войны? Ты ее получишь! Я зол. Я очень зол!


«Умник! Нарисуй схему подземелий этой твари. И ее местоположение», — сквозь сжатые зубы, процедил я.

«Сей момент!», — хмыкнул мой партнер.

«И засунь подальше свои эмоции!»

«Команда принята к исполнению», — у меня раздался в голове металлический голос. И почему мне кажется, что надо мной издеваются?

Через бадди-комп Умник быстро вывел мне схему достаточно разветвленных подземелий в центре которых находилось относительно большое пространство, метра полтора в диаметре — типа центральной залы, в которой и сидел мой противник. А может просто дрых. Хорошо хоть располагалась нора неглубоко — максимум метр под поверхностью почвы.

«Ну ладно, зверюга! Посмотрим, как ты отреагируешь на это», — бормотал я, формируя небольшие плетения огня и, с трудом пробиваясь под землю, располагая их по всем путям отступления зверя. Наконец, когда все было готово, я потер руки и сказал:

«Умник, показывай все перемещения этого гада!»

«Угу».

«Ну, поехали!» — я активировал плетения сначала дальние к зверю, постепенно сужая периметр.

«Ага! Зашевелился!» — зверь чуток походил по своему кабинету, сунулся в один коридор, другой, немного постоял и вдруг стал метаться, пытаясь найти безопасные пути отхода и избежать жара. Наконец он нашел единственный оставленный для него путь отступления и помчался по нему с максимальной скоростью.

«Ник, тут что-то странное от жучка Крисы приходит», — неожиданно подал голос Умник. Я как раз готовил теплую встречу на выходе из норы, и не обратил внимание на его слова.

«Ник! Слышишь?»

«Ну что там?» — спросил я, стараясь не отвлекаться, так как грызун был почти у самого выхода.

«Нестандартные звуки. Тяжело дышит», — но я, захваченный азартом, отмахнулся:

«Ну, мало ли, пробежаться захотела. Потом, Умник. Если только услышишь что-то точно нехорошее, нечто вроде „идем мочить Ника“, зови… Ага!», — я злорадно потер руки и стал ждать появления своей жертвы.

Хоть я и подготовился, но от неожиданности с корточек просто упал на свою задницу и заткнул уши, когда что-то резко взметнулось над выходом из норы и завизжало чуть ли не в ультразвуке. Сеть я делал из силовых линий по аналогии с обычной, но не учел размера зверька — он оказался чуть меньше ячейки сети и, побарахтавшись немного, вырвался из ловушки. Видимо я еще не отошел от боевого экзамена, потому что чисто рефлекторно сформировал силовую петлю и успел подхватить удаляющегося беглеца. Приблизив его и удерживая в воздухе перед собой я спросил:

— Ну и чего ты так орешь?

Зверь растопырил усы, оскалился и зашипел, пытаясь застращать меня.

— Зря стараешься, — покачал я головой и встал, — не настолько ты страшный, чтобы тебя бояться.

Я решил не возвращаться на полигон: проверить свою задумку вполне можно и здесь, не отходя от кассы.

Аккуратно, стараясь не подставлять пальцы под острые зубы зверька, я спеленал его ноги силовыми нитями, ими же прикрепил к нему маленький накопитель, на который перекинул их питание и сформировал вокруг подопытного защитный полог, также подцепив его на накопитель. Без него время работы плетений сильно ограничено, а эксперимент по времени мог затянуться.

— Ну что ж, — потер я руки, — вроде все готово. Ну и, как тебя будем называть, а? — спросил я у зверя, неподвижно висевшего передо мною на силовой линии, — кем ты хочешь быть — Белкой или Стрелкой?

В ответ он только оскалился. Смотри ты, гордый птиц! Даже в безвыходной ситуации не сдается. Элементаль земли медленно поднял зверька на высоту сто метров, затем опустил. Я проверил его состояние. Ха! Жив и судя по оскалу и шипению, когда он смотрит на меня — вполне здоров и не сломлен.

— Что, понравилось летать? — усмехнулся я и отправил его на километровую высоту.

Несмотря на слегка ошалевший вид летчика и в этот раз эксперимент прошел без всяких последствий для животного. Да и полог вроде держит давление. Но точно можно будет сказать только после последнего полета.

— Ну что, готов? — зверек затравленно завращал глазами, — да не бойся, — попытался я его успокоить, — думаю все будет в порядке, — и улыбнувшись, проводил взглядом удаляющийся вверх на десятикилометровую высоту маленький комок звериных нервов.

Пока первый летчик этого мира летал в вышине, я вернулся на полигон, вытащил из нычки свой парашют, разложил его на площадке и в очередной раз проверил и переложил его. Вроде все в порядке. Осталось только оттестировать его в деле. А подстраховку в виде защитного полога при приземлении по минимуму я успел проверить еще раньше. Так сказать в уменьшенном варианте — прыгнул с четырехметровой высоты, после прыжка активировав амулет генерации поля диаметром метра в три. Если бы не сработало, все равно я бы ничего себе не сломал, но все обошлось — пролетев вниз около метра, полог соприкоснулся с землей, а я внутри него медленно опустился на его внутреннюю нижнюю границу. Так что в целом можно было считать, что и в огромном многометровом пологе все сработает как надо.

Ага, вот и герой наш пожаловал. Элементаль опустил его прямо на полигон. О! А что это мы такие квелые? Или померли от страха? Да нет, вроде живой. Тьфу, ты! Совсем забыл — внутри купола наверно кислород закончился. Сейчас проверим.

Я снял полог и убрал все силовые линии. Животное лежало на земле недвижно. Я потрогал его — нет, сердечко бьется. Зверь шевельнул хвостом, через пару минут открыл глаза, с трудом поднялся на ноги и, пошатываясь, побрел к стенке полигона.

Я задумчиво посмотрел на него, сбегал в комнату, и положил кусок мяса перед носом улегшегося в тенечке зверька. На меня он не среагировал, однако, когда до его носа добрался запах мяса, заинтересованно пошевелил носом, усами, и открыл глаза.

— Ладно, лопай, и извини, что так получилось, — пробормотал я и выбросил этого зверя из головы — сейчас я попробую подняться на километровую высоту, кроме того надо проверить парашют да и вообще…

«Ну, что, Умник, ты готов?» — я стоял полностью готовый, как морально, так и физически к испытательному полету в центре полигона. На плечах чувствовалась тяжесть свежесобранного парашюта, а я в сотый раз прокручивал в голове программу испытаний. Сегодня я забираться на нужную мне высоту не собираюсь, но вот на малых и сверхмалых высотах покрутиться надо. Да и парашют, тудыть его, обязательно надо проверить, как он вести себя будет. Ну, по крайней мере два уровня защиты от падения у меня есть, если не считать самого элементаля, который пока (тьфу-тьфу-тьфу) особых неожиданностей в своем поведении мне не принес.

«Готов».

«Ты только это… Умник», — вдруг замандражировал я, — «отслеживай по полной все, что происходит во время полета, действия элементаля, параметры моего организма… Ну в общем на наличие какой-либо опасности для меня… Хорошо?»

«Понял».

Ну ладно, тогда поехали. И я подключился к до сих пор не отпущенному мной элементалю земли.

Криса

Девушка покинула полигон в прекраснейшем настроении. Она — Единственный! Гном, который на сегодняшний момент в состоянии вызывать элементаля земли! Правда, у Ника не все получилось, как он хотел (он так забавно ругается в таких ситуациях). Совместными усилиями им удалось только добиться того, чтобы она смогла вызывать элементаля и напрямую управлять этим почти легендарным среди гномов созданием. Конечно, элементалей земли много, но именно этого Нику удалось «привязать» к Крисе. Сама привязка стоила Нику много времени и сил, судя по его недовольному и задумчивому виду. Таким образом, Криса не сможет вызвать другого элементаля, кроме привязанного, и никто другой не сможет ни вызвать, ни управлять им, но девушка и этому была безумно рада. Тем более, что Ник обещал потом отработать нормальную технологию призыва, чтобы все маги-гномы могли пользоваться ими. А то, что он придумал еще и защиту от бесконтрольного распространения информации о вызове, еще лучше. Вернее не о вызове — сам вызов ничего не даст. Ну, появится элементаль, посмотрит, что у вызывающего мага нет прав, и уберется по своим делам. Крису, конечно, интересовало, как вообще самому Нику удается находить информацию подобного рода, и не только находить, но и плодотворно ее использовать. Однако девушка смирилась с тем, что узнает это не скоро. Лишь бы он не охладел к ней. В принципе ее устраивало все в их отношениях. Криса не была девушкой, которой постоянно нужны доказательства любви, восхищения ею от своего избранника. И то, что Ник постоянно отвлекался на свои эксперименты, ничуть ее не напрягало — сама такая. Что еще нужно для счастья? Любимый и любящий… ну если и не муж, — Криса даже в мыслях не решалась назвать это слово, — то спутник, общие интересы, интересное времяпрепровождение друг с другом. Ну а деньги… Что деньги? Хороший маг никогда не будет жить в нищете.

Чуток повитав мыслями в сладких грезах, девушка с сожалением вернулась на землю. Дел еще много. Для тренировки (вернее, чтобы снова по детски порадоваться) она попыталась вызвать элементаля. Пока у нее это медленно получается, но, как сказал Ник, чем дальше, тем легче она будет проводить вызов. Сначала Криса почувствовала озноб, пробежавшийся от макушки до пяток, затем небольшое замедление сознания — мысли потеряли свою хаотичность, упорядочились и закончилось все кристально четкой картинкой окружающего мира, как бы застывшего в одно мгновение. Через пару секунд он оттаял и время побежало своим чередом, облака отправились дальше по своим делам, ветер продолжил колыхать траву, но все это выглядело как-то монументально, надежно, неторопливо. И слабое ощущение чужого присутствия за плечом. Криса мысленно потянулась к проплывающему мимо нее небольшому камешку, килограммов на двести, и представила, как он поднялся в воздух. За плечом кто-то удовлетворенно громыхнул, такое у нее было ощущение, и камешек сначала медленно заворочался, а потом вдруг рывком вырвался из объятий земли.

Лошадь Крисы, все это время показывавшая признаки беспокойства, всхрапнула и дернулась в сторону, девушка тут же потеряла сосредоточенность, камень с глухим звуком упал обратно на землю. Тесная связь с элементалем прервалась, но Криса каким-то шестым чувством ощущала его присутствие поблизости.

— Испугалась, милая? — она погладила лошадь по шее, успокаивая ее, — привыкай, теперь я буду часто вызывать элементаля.

Немного подосадовав на прерванную тренировку, Криса, однако, не стала повторять ее. Надо в последний раз проверить свою сигнальную сеть перед официальной передачей разработки в гильдию — вдруг вылезут еще какие-нибудь шероховатости или неточности. Лучше сразу показать себя опытным магом, это будет полезнее для ее репутации. Ведь первое впечатление самое сильное, а от него может зависеть все ее будущие взаимоотношения с гильдией как мага.

Решив так, девушка удостоверилась, что ее лошадка сама идет по извилистой дорожке в город, не раз ею пройденной. Затем уселась поудобнее в седле и, прикрыв глаза, погрузилась в работу.

Спустя час неспешного лошадиного шага, Криса наконец закончила проверку расчетов и сцепление узлов сформированного, но не активированного плетения и улыбнулась про себя. Все было практически идеально. За последний месяц Криса научилась многие расчеты проводить в уме. Что уж тому было причиной — действия Ника или ее собственные усилия, неизвестно, да и не важно. Главное, что вот в таком полутрансе у нее стало получаться, как говорит Ник, «моделировать» то, что раньше у нее могло занять не один час работы за бумагой, а иногда и дни. Открыв глаза, Криса сладко потянулась но, увидев где она находится, замерла.

— Ты куда это меня завезла, милая? — спросила она у своей лошади. А удивляться было чему: вместо того, чтобы двигаться дальше в обход большой каменистой площадки рядом с городом, где легко можно переломать себе ноги, ее Ласточка, не доходя до нее, свернула на тропинку, ведущую в сторону самой бедной части города, которую обычно Криса объезжала стороной. Здесь находились, если можно так выразиться, местные трущобы, растянувшиеся на несколько километров. По сути, город в городе. Может быть это сильно сказано — трущобы, но именно тут селились бедняки или разорившийся средний класс. Возможно, по сравнению с другими городками, они и выглядят более менее пристойно, однако своей сути это не меняло. Девушка старалась избегать этого места, пусть это и удлиняло дорогу. Стражи тут не дозовешься, а влипнуть в неприятности можно очень просто. Все это Криса знала, хоть и не была здесь ни разу. Всем начинающим магам, прибывающим в столицу рассказывают, куда можно ходить, куда нет, что где находится и что где почем.

Крисе совсем не хотелось тут оказаться одной, и пока расстояние до первых домов еще составляло около половины километра, она потянула уздечку Ласточки, чтобы вернуться на обычный маршрут.

— Ласточка? — лошадь и не подумала поворачивать, а равномерно продолжала плестись в сторону города. Криса еще несколько раз безрезультатно подергала уздечку. Нахмурившись, она внимательно оглядела окрестности. От своего обычного маршрута она отклонилась достаточно далеко. Никого не увидев, она откинулась назад и с трудом повернула голову лошади в свою сторону, намотав уздечку на руку. И увидела неподвижный мутный глаз Ласточки с лопнувшими кровеносными сосудами. Несмотря на такое грубое обращение с собой, лошадь не издала ни звука, а все так же, с вывернутой назад головой продолжала медленно двигаться вперед. Криса успела сообразить, что происходит какое-то магическое воздействие на лошадь — внешние симптомы были ей знакомы из книг, но ничего сделать не успела: она внезапно почувствовала головокружение. Не в силах справиться с нахлынувшей на нее слабостью, девушка завалилась вперед на шею своей Ласточки. Она еще нашла в себе силы зачем-то вытащить ноги из стремян, но обессиленная этим действием, сползла на землю, больно ударившись боком и только по счастливой случайности не попав под копыта своей неуправляемой лошади.


— Ну что ж, неплохо, — довольно кивнул головой Мэлоуин, назначенный главным в их небольшой группе, состоящей из двух боевых магов, правда не мастеров, трех воинов, одного скрытника и его — мага менталиста. В этом несложном задании — поймать слабую магичку-интегратора и доставить ее в съемный домик в трущобах, он не видел ничего сложного и предосудительного. Его учителю уже приходилось участвовать в подобных захватах на территориях людей, вот теперь и он сподобился. А там к ним присоединится, если уже не ждет, мастер боевой магии с большими знаниями заклинаний других рас и опытом в соответствующей области, который подскажет менталисту какие вопросы задавать и как их формулировать. Насколько Мэлоуин понимал, одной из задач ставилась определить боевой уровень какого-то там мага, с которым живет эта девушка и по описаниям, которые можно от нее получить, хоть как-то спрогнозировать, чего от него можно ожидать. К сожалению, подробности Мэлоуину не были известны, да это его, в общем-то, и не особо интересовало.

Подчинить лошадь он поручил одному из присутствующих магов — хотел проверить их подготовку, хоть и сам готов был помочь в случае необходимости. Насколько он понимал, им вскоре придется воевать на стороне гномов против орков, и он хотел заранее проверить способности магов, с которыми ему возможно придется сражаться плечом к плечу. Просто они были из другого клана и он толком об их подготовке ничего не знал. На себя же он взял обездвиживание жертвы. В принципе, в какой-то степени, воздействием на живые организмы владели все эльфы-маги, но менталисты в этом плане все-таки на порядок сильнее.

Во всем этом задании была только одна сложность — нужно было увести девушку с ее обычного маршрута, так как у эльфов была информация, что за дорогой с полигона могут присматривать гномы из магической гильдии. В принципе некоторые признаки этого наличествовали, но Мэлоуин предпочел не светиться перед возможными наблюдателями, пытаясь определить, так ли это, а априори принял такой расклад. Все прошло, как и планировалось, и даже лучше того. Лерон споро и быстро раскидал магические ловушки по пути следования гномихи, при появлении девушки подцепившихся к ауре ее лошади, а затем через них издалека захватил контроль над животным. «Примитивный контроль, конечно», — усмехнулся Мелоуин, — «в принципе любой эльф (маг) смог бы от него избавиться, или опытный маг не-эльф, но откуда знать о боевых методах эльфов какой-то гномихе, пусть и интегратору?»

Мэлоуин со своими спутниками двигался параллельно движению объекта захвата в густых кустарниках, растущих в этой местности, благо они не были препятствием для их невидимого передвижения, да еще и под прикрытием скрытника, и был готов в любой момент нанести ментальный удар. Этого он хотел избежать, пока гномиха еще находится на тропинке, за которой предположительно ведется наблюдение — обездвижить-то нетрудно, да вот только она может упасть с лошади, а это могут заметить. А так, ну повернула она куда-то по своим делам, мало ли зачем? В кустики захотела!

Так эта дуреха сделала им просто роскошный подарок — она не заметила, что лошадь свернула. Видимо девчонка уснула в седле и заметила неладное, только когда почти добралась до удобного эльфам места, где Мэлоуин и накинул на нее путы подчинения.

— Нэвил, — обратился он к скрытнику, — бери Кериона и Фериэля и привезите девчонку сюда. И не снимай полог, хоть здесь и вряд ли уже увидят, но на дождь надейся, а цветы поливай. Ты понял?

Тот молча кивнул, и тут же он и подошедшие к нему воины как бы растворились в воздухе для оставшихся магов и одного воина — даже кустарник не шевельнулся, когда они выбрались на открытое пространство. Только Мэлоуин, готовый к такому развитию событий, защитил свой мозг от внешнего воздействия и хоть и с трудом, но наблюдал за действиями своих подчиненных. Вместо того, чтобы пялиться на своих подчиненных и тренировать свою устойчивость против влияния скрытника, ему следовало внимательнее присматривать за противником, пусть и девчонкой, а не довольствоваться первым взглядом на ее ауру после удара для контроля. Сколько уже срывалось операций из-за недооценки противника, не сосчитать. А если приплюсовать сюда и подсчеты, сделанные совсем в другом мире — Земле, то пора бы уж вводить отдельный курс для сбивания спеси с подобных воинов.


Неподалеку от густых кустов, в которых находились эльфы, лежала девушка, неудобно подвернув под себя руку. Рядом с ней стояла лошадь, очумело мотая головой и отфыркиваясь — эльф, захвативший управление над ней был не очень аккуратен, а скорее не очень опытен. Если бы кто-то обладал таким хитрым зрением, что мог видеть в разных электромагнитных диапазонах зрения, то он мог бы заметить, как в ауре неподвижной девушки стали размножаться искорки лечебных симбионтов. Если бы это были боевые симбионты, то кто-то вполне мог бы их заметить, особенно в активном состоянии. Однако о наличии лечебных можно судить только по результату из действия в ауре. Аура подчиненного менталистом существа сильно отличается от своих базовых показателей, что было воспринято симбионтами, как нарушение. А из-за обширности изменения, они полностью облепили ауру девушки и принялись за свою работу по возвращению статус кво. Самое удивительное состоит не в том, что симбионты могут своими действиями вылечить человека или гнома, в данном случае, а в том, что, так как ментальное воздействие не причиняет физического вреда организму, но меняет параметры ауры, то и приведение ее в норму не занимает много времени. Если бы эту ситуацию наблюдал Ник, то возможно это заставило бы его окунуться в новые исследования симбионтов, но он далеко, и наблюдать некому. Даже эльфы, решив, что легко справились со слабой девушкой, расслабились.


Криса пришла в себя рывком. Сильно болел бок и плечо, рука неудобно подвернулась. Однако она даже не пошевелилась, так как первым воспоминанием стала магическая атака на нее и лошадь. В этом она не сомневалась, а раз еще жива, то лучше сначала оглядеться. Проанализировав с закрытыми глазами свою ауру, она с радостью убедилась в отсутствии сильных повреждений организма. Да и те почему-то быстро сходили на нет, о чем говорила и потихоньку уменьшающаяся боль в боку. К сожалению, заготовка сигнальной сети в ауре разрушилась, но она так часто формировала ее, что на восстановление и разворачивание у нее ушло не более десяти секунд. Мысленно проанализировав результаты сканирования, Криса обнаружила пятнадцать существ (вот и зарубка на память — придумать определитель принадлежности попавшегося в сеть). Трое подходили к ней, четверо сидели в кустарнике, если она правильно помнит окружающее, и если эти помехи означают именно растительность, вдоль которой она ехала. Там же чуть в отдалении кучкой семь больших существ. Скорее всего лошади. Пятнадцатое существо — наверно ее лошадь.

Неожиданно Криса почувствовала себя очень хорошо, в форме. По телу прокатилась волна бодрости и готовности к действию. Почему так случилось, ее в данный момент не интересовало, но она чувствовала настоятельную необходимость вознести хвалу кому нибудь. Жаль, что не уделяла должного внимания религии. Вернее совсем не уделяла, для нее это были просто сказки без какого-либо фактического обоснования.

Отбросив ненужные мысли, она с сожалением отказалась от немедленной реакции на подошедших существ. Уж очень в неудобной позе она лежала, хотя как раз снизу удобно провести неожиданное нападение на не ожидающих этого противников. Мозг, подстегнутый опасностью, защелкал с необычной скоростью, выдавая одни варианты за другими. Самое опасное — переоценить свои силы из-за непонятного состояния руки. Вроде не болит, чувствительность хорошая, но ведь находится под телом и как себя поведет неизвестно. Да и бок только что болел, без того, чтобы пошевелить ими и не определишь их состояние — вдруг они просто потеряли чувствительность? Поэтому Криса пока решила не дергаться.

Один из подошедших перевернул ее на спину носком сапога, за что Криса его искренне поблагодарила. Разумеется про себя. Просто она убедилась, что рука в порядке и бок тоже. Она чуть приоткрыла глаза и сквозь щелочку глянула наружу. Плохо дело. Эльфы. Скорее всего воины и маги, а если это рейнджеры, то у нее, несмотря на всю ее подготовку, просто нет шансов. Единственный вариант спасения — внезапность, тем более, что сейчас на нее смотрит только один из эльфов, остальные напряженно оглядывают окрестности. Один из воинов опустился на колени и достал веревку, видимо, чтобы на всякий случай связать ей руки. Именно этот момент Криса и выбрала. Когда эльф отвел взгляд она взорвалась быстрыми движениями — ударила рукой его в горло (тот на рефлексах ушел от атаки в сторону от девушки, но именно этого ей и было нужно — слишком близко он находился), откатилась в сторону, на краткий миг активировала защитный полог, который раскидал эльфов, а затем, под пологом невидимости, рванула в сторону города. С лошадью она решила не связываться — неизвестно, в себе ли она, или все еще под действием эльфийских чар, а время может быть упущено, пока разберешься. Да и не потянет ее Ласточка погони — не та лошадь. Думать о том, почему на нее напали и зачем, сейчас не время. Как говорил ее учитель — время думать головой и время думать своей задницей, а уж последняя в безвыходной ситуации поумнее головы будет. Сейчас как раз второй вариант и может вывести ее из ловушки. То, что у эльфов лошади, а она пешком, Криса решила компенсировать передвижением в кустарнике, что рос вперемешку с деревьями, пусть и не сплошным рядом до города, но достаточно частыми и большими островками на небольшом расстоянии друг от друга. Лошади там пройдут с трудом и эльфам придется или спешиться или пытаться предугадать, куда она выйдет, чтобы перехватить ее. Ну а тут уже можно поиграть в прятки. У нее есть несомненное преимущество — ее полог невидимости и сигнальная сеть.


Мэлоуин был в ярости. Эта девчонка сделала его как желторотика! Так его еще никто не позорил. Поддавшись первому порыву догнать и примерно наказать гномиху, маг быстро взял себя в руки, когда удостоверился, что не в состоянии этого сделать. И вот уже час эта девчонка играет с ними по своим правилам. Мэлоуин вместе с одним боевым магом и воином перекрывали ей путь отступления, а остальные двигались по ее следу среди растений, которые щедро делились информацией с эльфами, где она прошла. Но проблема состояла в том, что она как-то определяла положение загонщиков и строила ловушки преследователям. Кроме того она умудрялась проскочить под носом у Мэлоуина в следующую рощу густых кустарников в два роста эльфа. Да какие это кустарники? Почти деревья, вот только протиснуться между них даже эльфам непросто. Уж очень ловко у нее получалось отвлекать внимание у заградотряда или обмануть его. И что хуже всего в одну из ловушек попал Керион. Слишком поздно Мэлоуин вспомнил, что гномиха — интегратор и должна иметь представление о магии эльфов. По крайней мере, чтобы правильно замаскировать ловушки.

Сначала они потеряли одного из рейнджеров — ему тонкой силовой петлей отрезало ногу ниже колена. К сожалению маг шел параллельным курсом и не мог этого предотвратить. Мэлоуин в очередной раз упустив гномиху, просочившуюся мимо него (заметил-заметил ее, но поздно! И магическую ловушку обошла, тварь! Но даже этого краткого момента хватило бы им, чтобы всадить ей в ногу стрелу, жаль, что приказ был взять невредимой! А приказы Мэлоуин предпочитал выполнять «от» и «до» во избежание проблем), изменил принцип поимки. Второго мага с рейнджером отправил со стороны города прочесывать рощу, вернее продираться в ней (тьфу! нет на них эльфов, чтобы облагородить!), вторая группа продолжала преследовать по следам, а сам Мэлоуин с Нэвилом-скрытником, замаскировавшись, остался ждать по пути продвижения гномихи. И вот тут они потеряли мага. Мага, сожри гномиху плесень! Боевого мага, пусть и не мастера! Ну вот объясните, как такое может быть, а? Чтобы интегратор-гном переиграл боевого мага-эльфа? Причем среди деревьев и кустов! Да ведь засмеют всем лесом!!! А может плюнуть на приказ и просто пристрелить девчонку? Или хоть какой-то вред ей нанести, пусть и не до смерти? Выкачать информацию, что получится, а труп вот тут в лесочке прикопать? И ведь никто не найдет.


Забежав в рощу, Криса тут же поняла, насколько она была оптимистична, думая, что сможет скрыться от эльфов среди растительности. Во-первых, бежать тут было практически невозможно, через слишком густой кустарник приходилось просто прорываться. Во-вторых, Криса не могла использовать боевые плетения для защиты. Нет, теоретически она знала многое из арсенала боевого мага и даже кое-что могла сотворить, только в отличие от боевых магов, способных формировать плетения чуть ли не мгновенно, пусть и за счет заранее подготовленных каркасов плетений в ауре, ей для этого нужно слишком много времени, которого у нее просто нет. От этой мысли она даже остановилась и опустила руки. Ну что может противопоставить интегратор боевым магам и эльфам в практически родной для них среде? Разве что, какие-нибудь ловушки, но ведь и для них надо время. Время? А сможет ли маг эльфов быстро разобраться в ловушке? Как он поступит, если увидит ее? — Криса воспряла духом, — скорее всего он просто ее обойдет, а это потеря времени. Может, сыграть на этом? — Криса вспомнила тот день, когда Ник проводил лечение знакомой девочки. Ведь он тогда делал что-то сложное, а свою работу маскировал бессмысленными и по сути нерабочими плетениями. Он ей потом под ее давлением признался в этом. А еще у них с Ником была игра — строить красивые конструкции-плетения, ничего не делающие, но завораживающие своей красотой, а иногда и хищной красотой, которую вполне можно принять за опасную. Конечно, почти всегда выигрывал Ник, но Криса не расстраивалась — он и ее научил многому, а кое-что она даже использовала в своей разработке, например, саморазворачивающееся плетение слежения, и времени для их формирования ей почти не нужно.

Девушка побежала дальше, а за ее спиной раскрывало свои поверхности завораживающее своей видимой сложностью и красотой плетение, построенное на основе фракталов из науки другого мира. Это же плетение, раскинувшее свои нематериальные лепестки на десяток метров в стороны, заставило эльфов на пять минут остановиться.

Долго такая благорасположенность фортуны продолжаться не могла. То ли эльфийский маг разобрался, то ли кто-то из преследователей попался в ловушку без всяких для себя последствий, но за короткое время эльфы сильно сократили разрыв, просто став игнорировать красивые, но бесполезные плетения. Что их и подвело. Криса за предоставленное ей время успела кое-что припомнить из боевого арсенала и, хоть времени все равно не хватало (попробуй создай плетение, когда по щекам тебя хлещут ветви, а ноги запутываются в корнях растений и ты часто падаешь, и хорошо если не стукаешься лбом о землю!), а самое главное сосредоточенности, чтобы правильно все сделать. Тем не менее первая же ловушка, замаскированная таким же бесполезно-красивым плетением сработала. Правда, по неопытности, Криса не рассчитала немного, и просто радовалась, что у нее появилась краткая передышка, да и до города уже близко.

А в нескольких десятках метрах позади девушки, в это время проползающей сквозь очень уж сложное переплетение ветвей, на земле корчился эльф, у которого начисто отсекло ногу.


Затаившись на краю рощи, Криса внимательно анализировала данные ее сигнальной сети. Вовсю используя фору, образовавшуюся у нее, девушка, только что закончила делать хорошую такую ловушку на преследующих ее эльфов. На эту идею ее натолкнул глубокий овраг, уродливым шрамом рассекающий центральную часть рощи. И его никак не обойти и не перепрыгнуть. И вот сейчас она по своей сигналке пыталась понять, получилось ли у нее заманить в ловушку преследователей. Оказывается опасность очень хорошо ускоряет работу головы. С помощью своих следов и явно видимых псевдо-ловушек, девушка добилась того, чтобы преследователи подобрались к оврагу в нужном для нее месте. А их стало меньше: почему-то двое из них, выбравшись из рощи, на лошадях быстрым темпом поскакали в город. Однако среди оставшихся явно был маг, да еще и впереди притаились двое. И чего они на нее навалились? Вроде бы она не пересекалась с эльфами… Криса затаила дыхание. Преследователи остановились у оврага. Пойдут через него или нет? Да ничего им не остается — обходить долго, а плетения в овраге она хорошо замаскировала, тем более заглубила их сильно под почву. Возможно цветиво отвлекающих внимание пустышек не даст магу заметить ловушки…


Эльфы немного постояли на краю оврага, пока маг разбирался с опасным местом. Хоть он и засомневался в безопасности прохода, но ничего особо подозрительного не увидел, кроме развешанных по кустам и земле красивых плетений. Эльф уже научился распознавать пустышки, хоть и тратил на это непозволительно много времени для нормального преследования. Только вот они частенько маскировали реально опасные плетения. Один из воинов уже пострадал. Маг даже немного позавидовал, что не ему в голову пришла такая интересная идея. Овраг внушал некоторые опасения, и он решил первым перебраться на другую сторону. Медленно спустившись вниз, эльф огляделся. Края оврага возвышались над его головой на высоту около метра. Он оглядел землю под ногами и пологие края оврага на наличие еще чего-нибудь неожиданного и на всякий случай активировал последний амулет, впитывающий враждебные выбросы магии. Вроде бы все в порядке… Если не считать магического всплеска, неожиданно возникшего под землей и по краям обрыва. Амулет стал жадно впитывать магию, тем самым стянув беспорядочное излучение вокруг эльфа прямо в точку его нахождения. Что бы это ни было, но эльф не успевал выбраться из оврага и единственное, что он успел сделать перед тем, как берега оврага сошлись подобно ладошкам великана, хлопнувшего в них, и завалили мага многотонной тяжестью влажной земли — активировать защитный полог.


Дождавшись, когда поджидающие снаружи противники отвлекутся на выскочившего из рощи эльфа и вместе с ним быстро скроются среди деревьев, Криса с места рванула в сторону такого уже близкого города. Она догадывалась, что ее ловушка сработала. Поняв, что эльфийский маг (а он точно там был, судя по тому, как они обходили ее ловушки) неплохо видит плетения, несмотря на их маскировку, девушка предположила, что у него могут быть амулеты защиты от «первого удара» — хоть и дорогие, опасные вещи, но для боевых магов вполне естественная амуниция. На этом она и построила расчет. Что-то сильное и из боевого арсенала придумывать просто не было времени, да и запасы магии не бесконечны, а ей что-то подсказывало, что они ей еще понадобятся. Поэтому вдоль берегов оврага на протяжении метров сорока с обоих сторон, там, где предположительно эльфы могли спуститься, она расположила одно из плетений, частенько использующихся при рытье земли на стройках. При его активации образуется эдакая сеть, которая хорошо удерживает землю, песок, грунт, камни, но пропускает жидкости и воздух. Строители, сформировав под землей такое плетение в виде шара или сачка, потом мощными силовыми линиями вытягивают землю в сторону. Слабая замена возможностей элементаля земли. Так вот, заглубив такую сеть на расстоянии метров двух от краев оврага с обоих его сторон, Криса через каждый метр прикрепила к ней заготовки силовых линий, которые при активации должны прицепиться к другой сети на противоположной стороне оврага и стянуть их вместе. А вот, чтобы добиться максимального эффекта при минимуме трате магической энергии, она параллельно, так же вдоль сети прикрепила активаторы, включающиеся при сильной утечке энергии и активирующие только тот сегмент сети с силовыми линиями, где она максимальна. Кроме этого, в эту точку стянется вся энергия, которую девушка посчитала необходимым выделить и равномерно распределить по всей сети. Жаль, что ей не удалось своими глазами наблюдать результат работы. Ведь все делалось в спешке, параметры накидывались примерно. Вполне могло и не сработать. Но, судя по действиям эльфов, все прошло как и задумывалось, пусть и частично.

А сейчас ей достаточно добраться или до пункта стражи или до гильдии, хоть до нее и далеко. Хотелось бы надеяться, что это решит ее проблемы… Криса на ходу оглянулась, заметив реакцию сигнальной сети — за ней гнались два эльфа на лошадях. Ничего, уже не успеете! Правда, еще проблема будет в городе от них уйти, если они не бросят погоню, но тут роли могут поменяться, ведь город для Крисы — что лес для эльфов.

Балаватх

Балаватх бодренько шагал по улицам столицы, напевая про себя въевшийся в память мотивчик. Чуть поодаль тенью, почти сливаясь со стенами домов, «плыл» его телохранитель. Сзади за ними как будто самостоятельно двигались две симпатичные черные лошадки, ну не удержался главный исследователь Лиги от тестирования магического поводка последней модели! На сегодня Балаватх запланировал заехать на полигон к Нику, похоже, по-другому до бала встретиться не удастся. После этого, если все пойдет нормально, перед главным аналитиком Лиги стояла ответственнейшая задача, вместе с Махасом они были приглашены на юбилей жены Лотколба, где требовалось вести упорные бои с выпивкой и едой, не забывая при этом доблестно сражаться во всяких магических (и не только) конкурсах и розыгрышах, дабы не посрамить честь Лиги и статуса могучих магов.

Неожиданно обруч связи просигнализировал о некоторых проблемах с магофоном. А через еще пару сотен метров его статус сменился с «помехи, но жить можно», до «ау, твоя мою слышит?». Все-таки хорошая эта штука — «умные амулеты», недаром они в исследовательском отделе так долго с ними возились. Казалось бы, что тут такого — давать уведомления в случае резкого изменения качества связи, как будто маг и сам не может посмотреть-проверить? Но, как показала практика, нередко подобные мелочи спасают вполне реальные жизни, причем не только совсем зеленых бойцов, но порой и закоренелых вояк. Сегодня Балаватх экипировался по последнего слову амулетной и боевой магии, все-таки едет он в место отдаленное от столицы в сопровождении всего одного телохранителя, всякое может случится. Взять больше нельзя, толпа телохранителей создаст официоз, а Балаватху нужна дружеская беседа.

Резкая смена качества связи не только насторожила, но и чрезвычайно заинтересовала главного исследователя Лиги. Что поделаешь, любопытство было одной из важнейших черт его личности. Обычно оно приносило пользу, хотя иногда и существенные проблемы. Если явление естественное, и он столкнулся с какой-то местной особенностью, то надо запомнить место и потом обязательно дать своим «связникам» задание на изучение. Если же, не дай священный Огонь, глушилка, значит кто-то серьезный что-то затеял. И мастеру, создавшему глушилку, нужно выставить как минимум бочонок элитного эльфийского вина за ее безупречную маскировку.

Немного подумав, Балаватх решил применить следующую схему. Все-таки на нем не простой обруч связи, а боевой амулет оптимизированный под условия большой магической зашумленности. У обруча имелся «короткий» режим, дававший возможность передавать простейшие сигналы («опасность», «прикрой», «отступаем», «в атаку» и т. д.) на небольшие (3–8 км) расстояния даже в самом зашумленном магофоне. Читаатма был не только очень любопытным, но и весьма осторожным демоном. Он связался со своими, переведя дежурный отряд в состояние повышенной боевой готовности, и, забрав у «тени» запасной комплект боевых амулетов, оставил того на границе уверенной связи. Если что-то случится, он пошлет ему сигнал и тот, вызвав подмогу, сможет быстро придти на помощь. Не самое лучшее решение, но Балаватх не хотел ни бросать лошадей (а брать их с собой опасно, они не боевые и даже обвешанные защитными амулетами могли запаниковать и вызвать проблемы), ни проходить мимо столь любопытного явления.

Где-то минут через двадцать неторопливого движения, и производимых попутно замеров магофона, главный аналитик лиги на грани восприятия почувствовал отголоски каких-то заклинаний, причем как будто эльфийских. А может почудилось? Мало ли что может выкинуть воображение в незнакомой ситуации, бывали уже ложные тревоги. Хотя, лучше перестраховаться. Проверив защитные амулеты и осмотрев (не только глазами) округу, Балаватх зашел в какой-то проулок и стал накладывать полог невидимости. Пускай он и не был мастером скрыта, но сейчас скорость наложения не была особо важной. Что же касается качества, то имея при себе четкую пошаговую инструкцию от мастеров этого направления, достаточно опыта и контрольные амулеты, Читаатма соорудил себе полог очень высокого класса. После чего перебросил управление пологом на специальный поддерживающий амулет (не самому же его удерживать, все-таки не мастер в этом деле!). Осмотрев результаты своего труда, и найдя их более чем удовлетворительными, Балаватх направился дальше. Недаром говорят, что правильные методики гарантируют результат!

Теронвиль

Постояв в задумчивости некоторое время, прикидывая что делать, Теронвиль бросил недовольный взгляд на принцессу, находящуюся поблизости и с интересом поглядывающую на него. Естественно, полученное сообщение он не стал доводить до ее сведения — перебьется, однако одно ее присутствие жутко его раздражало, сводя ситуацию к неопределенности.

Прикинув расклад, эльф скривился как от боли. Мыслями он снова вернулся к полученному сообщению от посланной группы. Облажались они сильно — не сумели перехватить гномку-интегратора, пусть и скрытника. И как с таким контингентом предлагать услуги гномам? Пусть они и не из его клана, но все-таки предполагалось, что нейтралы дадут своих лучших воинов и магов! Такое положение дел жутко раздражало его. Это еще слабо сказано, скорее он был в ярости. Столько времени потратить на девчонку, а ведь еще надо за человечьим магом отправляться, а они тут завязли. Да еще и умудрились потерять бойца. Девчонка уже наверно добралась до города, по крайней мере, предположить это он обязан. Вообще вся эта ситуация эльфу не нравилась. Сомнительный приказ, сразу пошедшие сбои в реализации операции. Каков бы ни был результат, Теронвиль чувствовал, что для него все непросто сложится. А ведь как хорошо все начиналось! Всем бойцам удалось скрытно выбраться из города. Теронвиль по приезду в столицу гномов, как всякий уважающий себя командир, желал иметь при себе бойцов, за которыми нет слежки, так, на всякий случай. Поэтому чуть ли не ежедневно все бойцы отправлялись в «увольнительные» в город. Но не просто так. У каждого бойца или небольшой группы был свой маршрут, не пересекающийся с остальными. Таким образом у наружного наблюдения из служб гномов (а оно было) оставалось только два выбора — или увеличить штат наблюдателей или смириться с ситуацией. А так как всем сейчас не до эльфов — идет подготовка к торжествам и у гномьих сыскарей другие точки приложения интересов, то их они оставили в покое. В целом. Приглядывали только за королевскими особами, Теронвилем и еще парой эльфов. Ну, в нужное время скрыться от слежки не составило труда, остальные тоже по одному-двое просочились за пределы внутреннего города. Никто ничего не заметил. Самое удивительное, что и Эль за собой никого не привела — то ли исходила из тех же соображений, то ли гномам не до нее. Найти указанного человека тоже не составило труда. Правда и пригляд за ним гномий был, но почему-то не плотный. Так, крутятся иногда вдали гномьи маги, даже и не подумаешь, что за ним присматривают. Теронвиль сначала даже сомневался, перехватывать или нет подругу того человека. Но уж больно непонятно вели себя гномы по отношению к этому человеку. А непонятности очень не нравились эльфу. И ведь вреда особого наносить гномке никто и не собирался, так, поспрашивать ее о том человеке и все. И вот сейчас возникли непредвиденные трудности, которые при неблагоприятном развитии ситуации могут изменить планы насчет гномки и ее дружка совершенно в непредсказуемую сторону.

Теронвиль вернулся мыслями к текущей ситуации. Чтобы наверняка решить проблему, необходимо перекрыть все возможные пути прохода гномки до властей. Действия в городе большой группой чреваты серьезными последствиями, но отступать некуда — если он все бросит, глава клана ему этого не простит. Достав карту города, эльф уточнил у гонца, где в последний раз они видели гномку и очертил примерный район действий. Удачно получилось, что удалось ее выманить в сторону трущоб, есть вероятность не сильно наследить.

Внимательно рассмотрев эту часть города, Теронвиль с сожалением признался, что придется послать почти всех воинов и магов. Слишком большая территория, но ситуация облегчается тем, что достаточно перекрыть две основные дороги, в остальных местах слишком плотная застройка и девчонка, поставившая себе цель добраться до гильдии, только потеряет время. Поэтому он решил послать две группы. Небольшую под руководством Вериана, в сторону менее вероятного прохождения гномихи и раза в два больше по наиболее вероятному маршруту ее продвижения. В обе группы от выделил скрытников, чтобы максимально маскировали их продвижение. Кроме того, в каждую группу он придал ловчих соколов. Ловчих на скрытников. Обычно их используют для выявления шпионов, пробирающихся в запретную территорию, прикрытых пологом невидимости. Так как с увеличением расстояния от скрытника, действие его полога уменьшается, то существует хорошая вероятность его заметить. Ну, на земле они конечно маскируются не только с помощью скрыта, однако картинка с высоты полета несколько иная. Специально обученные соколы облетают территорию, постоянно меняя высоту полета и если видят, что картина меняется, то своими кульбитами дают знать об этом.

Самому бы отправиться, да ведь принцесса привяжется, а в данной ситуации лучше, чтобы у нее было как можно меньше информации о действиях Теронвиля. Поэтому эльф, отправив группы и оставив при себе пятерку самых надежных магов и обоих целителей, решил ждать развития событий на предыдущем месте, тем не менее приготовившись к быстрой смене позиции.

Вериан

Вериан бежал так, что казалось, сердце вырвется из груди, а легкие дышали огнем. Так уж вышло, что пришлось спешиться, чтобы срезать дорогу через крыши вплотную стоящих трущобных домов. Пускай ему очень не нравился как приказ, так и Терронвиль вместе со всем кланом Эвилей, однако сейчас на кону была репутация всего Леса. Если гномка сможет выбежать из зоны (а глушилку ставили не просто так, по видимому) и вызвать из гильдии магов подмогу, то весь мир узнает о том, что эльфы позволяют вести себя как разбойники с большой дороги, с одобрения Леса, похищая ни в чем не виновных магов государства, с которым готовится союзный договор. Как истинный патриот, но еще более, как мастер боевой магии, надеющийся на неплохую работу в ближайшем будущем, Вериан не мог допустить подобного. Ни в коем случае нельзя дать коротышке сообщить своим о нападении и о нападавших, даже если для этого придется прервать древо ее жизни! Именно поэтому эльф выжимал из себя и своего отряда все возможное, и, похоже, уже почти добрался до цели.

Один из соколов наконец-то смог найти эту скрытницу, сумевшую оторваться от погони, и накручивал круги над местом ее расположения. А оказалась она совсем не там, где Вериан ожидал ее увидеть. Мало того, что в стороне от ожидаемых маршрутов бегства, да еще и солидное расстояние вымахала (не любой эльфийский воин так может!).

«Сейчас она почти не движется, скорее всего, переводит дух после безумного бега, возможно даже думает, что удалось затаиться», — про себя продумывал варианты Вериан. Подбегая к небольшому дворику, где должна была находится гномка, эльф притормозил и разделил отряд на две части. Двор состоял из вплотную прилегающих длинных невысоких домов и представлял собой нечто вроде тупичка, с выходом только с одной стороны, частично перекрытого покосившимся каменным забором. К сожалению, скрытник у них только один, поэтому Вериан решил, что скрытник, воины и боевой маг прикрытия должны забраться на один из домов и в случае чего спрыгнуть оттуда на ничего не ожидающую гномку. Они же с Армандом подойдут без отводящего глаза прикрытия со стороны дороги. Пускай они оба и мастера боевой магии, однако те жители, кто случайно обратит на них внимание, вряд ли это поймут (маги в таких районах не живут) и вряд ли что-нибудь заподозрят. Ну, решили пару эльфов пройтись по городу, ну заблудились, подумаешь…

Вериан усмехнулся, готовят атаку на какую-то гномку, как будто она мастер боевки. Не проще ли без всяких мудрствований одной группой зайти со стороны дороги и просто поймать? Немного подумав, пришел к тому, что лучше все-таки не давать коротышке ни одного шанса и атаковать с двух сторон. Нечего лениться, когда цель так близка, одна группа захвата уже пыталась ее поймать с шишкозакидательными настроениями, теперь вот приходится из себя выпрыгивать, чтобы исправить их ошибки.

Удостоверившись, что воины уже заняли свои позиции, Вериан дал команду соколу, который начал резко пикировать на точное месторасположение цели, а сам, вместе с двумя другими магами, резко выбежал во двор, развертывая сигнальную сеть и посылая в место нахождения гномки десятки парализующих плетений. Раз уж удалось окружить, то лучше брать живою!

Балаватх

Исследование непонятного магического явления выдавало все более и более интересные результаты. А вот гипотезы и выводы от замеров, все больше и больше не нравились Балаватху. Он уже начинал жалеть, что так близко подобрался к месту, откуда, как ему показалось, промелькнули какие-то магические сполохи.

Очередной переулок привел демона в дворик-тупичок. Ничего интересного, источник помех где-то недалеко, но не здесь. Вдруг демон резко замер почувствовав внимание со стороны. Он как будто к чему-то прислушивался напряженно водя туда-сюда глазами. Все-таки недаром говорят, что глаз у демонов много, и кое-какие из них находятся на том месте, которым они сидят. И сейчас у Балаватха это место просто вопило об опасности. Мысленно ругая на чем свет стоит себя, свое непомерное любопытство и свои интеллектуальные способности, демон начал разворачивать сигнальную сеть со смещенным центром, дезинформирующим других о месте реального нахождения кастующего. Центр закрытого с трех сторон дворика не лучшее место для обороны.

Балаватх, все так же настороженно прислушиваясь к окружающему миру, краем сознания отметил, что заготовка сигнальной сети потихоньку трансформируется, обрастая «крючками» из амулета с заготовками против возможных вражеских плетений. Одновременно с этим он ощутил, как его магия насыщает определенные участки ауры и ментального тела, в результате чего время изменяет свой ход, все вокруг как будто застывает. И хотя свои движения почему-то по скорости остаются такими же, как и прежде, но двигаться становится все труднее. Кажется что прыгаешь не сквозь воздух, а сквозь тягучий кисель.

«Прыгаешь»? Сам того не осознав, Балаватх активировал прыжковой амулет. Амулет был одной из первых серьезных разработок исследовательского отдела Лиги, после того, как его возглавил Балаватх. С тех пор, он пережил множество модификаций и представлял собой следующую систему: в основе лежало плетение магии земли, которое подобно гигантской пружине выталкивало мага вверх (или в любую другую сторону на его выбор). На полной мощности и при заполненных накопителях такая пружина подкидывала на четыре-пять метров в высоту. При отрыве от земли активировались куда более слабые, но более сложные, плетения воздушной магии, которые стабилизировали полет, уменьшали сопротивление воздуха, а при приземлении смягчали удар. В общем, амулет отлично подходящий для того, чтобы резко уйти с под удара нападающих, что, похоже, происходило и сейчас. Балаватху казалось, что он наблюдает за собой и своими действиями со стороны, а значит, на него действительно напали.

Реакция «раздвоения» на опасность развилась у демона в следствие интенсивного обучения боевой магии у Махаса. У главного исследователя лиги в свое время (когда он еще состоял в совсем другой структуре) были серьезные проблемы с реакцией на опасность. Вместо того, чтобы немедленно нападать или убегать, он привычно пытался взвесить все за и против, сообразить, действительно ли его пытаются атаковать, не ошибся ли противник, какие заклинания окажутся наиболее эффективны по результату и затратам энергии, с расчетом боя на несколько ходов вперед… Во многом, это объяснялось любовью Балаватха к всестороннему рациональному обдумыванию ситуации, а также привычками, связанными с астральными практиками (где в случае проблем куда безопаснее ничего не делать, чем делать что попало). Однако с реакцией на опасность пришлось активно работать после того, как однажды Читаатма едва не погиб. Когда результаты его разработок стали ощутимы, кому-то они встали, как кость в горле, Читаатма изведал, что такое быть целью наемных убийц. В тот первый раз его спасла лишь слишком умная защита и ошибки нападающего при создании некоторых плетений, давших Балаватху время, чтобы перейти в контратаку. После чего он уговорил Махаса тренировать его в боевой магии. Последний немало намучался, меняя Читаатме рефлексы. Проблема решилась благодаря жене Балаватха (тогда еще просто подруге), привычная к нападениям наемных убийц (спасибо бурной «дворцово-стихийно-волшебной» жизни, а после ухода оттуда — хорошей «дворцовой памяти»), она вместе с Махасом смогла разработать для него довольно специфическую методику. Вместо того, чтобы менять склонную к раздумьям и всесторонней оценке личность Балаватха, она с Махасом создала и с помощью гипноза и ментального воздействия внедрила субличность воина, которая теперь брала над телом контроль в случаях опасности, временно отодвигая основную личность Читаатмы на второй план.

Пока тело еще было под управлением «воина», Балаватх пытался побыстрее, прикинуть диспозицию сил. Очень скоро его «выбросит» обратно в «тело» и придется действовать уже самому и осознанно. Так, нападающими оказались эльфами. На фоне мелькнула мысль, а «зачем это им надо?», но ее демон сразу задавил, не время. Похоже, обложили с двух сторон: два боевых мага зашли по дороге, с открытой стороны двора, а шестеро воинов под прикрытием скрытника (ха, думают, что так просто смогут отвести глаза магу высшего уровня, наивные!) забрались на дом с правой стороны двора. Вероятно готовятся к тому, чтобы спрыгнуть и атаковать, как только маги выпустят первый залп заранее заготовленных плетений и временно уйдут на «перезарядку». А маги тем временем размениваться на мелочи не стали и в то место, где только что был Балаватх, уже летела целая пачка заклинаний самого разного уровня гадостности. Попутно ушастые разворачивали совместную сигнальную сеть, точнее «паутину», чтобы покрыть ею весь двор (странно только, — промелькнула мысль, — почему не разместились по разные стороны от дворика, так было бы быстрее его весь покрыть. Или, может, они надеются на первый удар, а сигнальную сеть делают для проформы?). А эльфийские сигнальные сети, «паутины» — это не просто сигналки, это что-то особенное! В густую энергетическую конструкцию вплетаются не только оповещалки о месторасположении, но и целый ряд «умных» плетений, реагирующих на соприкосновение с аурой (а также защитой из неэльфийской магии) и атакующие отдельные ее участки. Разумеется ауры эльфов такая сигналка затрагивать не должна (иначе воинов тут бы не было)…

«Хм, а ведь шустро разворачивают, несмотря на не самое лучшее месторасположение. Похоже, как минимум один из них мастер, но ничего, сейчас ушастые столкнутся с кое-какими моими сюрпризами», — мстительно подумал уже перекатившийся и поднявший на ноги после прыжка в сторону Балаватх. Управление от «воина» почти полностью к нему вернулось и он уже готовил ушастым достойный ответ.

«Похоже, бежать не удастся, эльфы обязательно должны были изучить арсенал Лиги перед организацией ловушки и ожидать прыжков». — размышлял Балаватх. Опять мелькнувшую мысль «зачем эльфам вообще на него нападать», он задавил до поры до времени. Раз напали, значит действительно надо.

«Возможно, именно поэтому они и держат две стороны открытыми, чтобы я попытался уйти прыжками. Дома тут пускай и стоят вплотную, но низкие, двух- и трехэтажные», — продолжал продумывать ситуацию главный аналитик Лиги. — «Значит нужно только атаковать и готовиться к тому, что где-то рядом сидит еще один маг, ожидающий попытки бегства. Сидят, ждут, а как ждать надоест — попрыгают наши „кролики“ с удобных насестов сюда, во дворик. Что ж, пора надрать ушастым уши. И начнем мы с объяснения их паутине, что „горе от ума“…»

Балаватх раскидал по двору обманки из своих амулетов с плотно законсервированными образцами ауры, причем не просто образцами, а именно тех участков, которые считаются наиболее уязвимыми, и которые так любят атаковать умные заклинания (в том числе и эльфийские).

Готовя очередной по списку «сюрприз», Читаатма усмехнулся, наблюдая за фонтанирующей ложными тревогами эльфийской «паутиной» от образцов его ауры и хаотичными попытками эльфов как-то «перерезать» уже развернувшуюся и даже маленько разгулявшуюся его «крючкастую сеть». Уж что-что, а бесполезность «резания» ушастые должны были бы понять сразу.

Это плетение, несмотря на кажущуюся простоту, разрабатывалось исследовательским отделом Лиги боевых магов с десяток лет, и представляло из себя саморазворачивающуюся сеть на основе огненной магической энергии (наиболее подходящей ввиду легкости и скорости разрыва и образования новых связей), состоящую из кучи маленьких самостоятельных сегментов, так называемых «крючков» — маленьких вставок из плетений других стихий, притягивающихся и цепляющихся за части вражеских плетений одной с ними стихии. Правда, только в их части, характеризующиеся средней и слабой насыщенностью энергией. Именно там обычно находится логическая часть работы заклинания, а от высоконасыщенных, которые могут спалить сеть, крючки наоборот, отталкиваются. Именно с этим моментом Балаватх и его подчиненные мучились дольше всего. Правильно брошенная сеть очень сковывает противника. Стоит только очередному атакующему плетению показаться из-под защиты, как оно тут же облепливается и раздирается на нефункциональные куски. Но стоит только враждебному магу попытаться разделаться с сетью, как он сталкивается с еще одной неприятной особенностью. Разорванные нити просто присоединяются к другим сегментам, а при большом количестве разрывов сеть просто переконфигурируется, нити переходят между сегментами по определенному набору правил.[1] В результате часто выходит так, что сеть восстанавливает существенную часть своего объема и снова облепливает мага и его плетения со всех сторон. «Выжигание» высокоэнергетическими плетениями тоже очень неудобно — крючки отталкиваются от них, расходятся в разные стороны, оттягивая за собой нити. Получается нечто вроде косяка рыб, убегающего от хищника.

«В общем, если ушастые и дальше будут действовать так бестолково», — немного успокоившись, заключил Балаватх, — «то можно надеяться на возможность не только выйти из этой переделки живым, но еще и в добром здравии». Хотя, после проведенной экстренной накачки и стимуляции ауры, понятие «доброе здравие» от трех до пяти дней будет очень и очень относительным…

Вериан

Вслепую закинув первую порцию заклинаний в указанную соколом зону (а в точности наводки он был уверен, спасибо опыту работы с ними на границе с дроу в молодости) и начав разворачивать «паутину», Вериан почувствовал резкие вспышки земной и почему-то огненной магии. Показалось, что в зеркале, которое после приснопамятного случая с чужаком в посольстве теперь было у каждого эльфа, промелькнул силуэт какого-то мужика, резко отлетающего в сторону от траектории магического удара. По инерции продолжая разворачивать паутину, Вериан усиленно пытался понять, что же все-таки происходит. В то, что они столкнулись с гномкой, верилось все меньше и меньше.

Однако прохлаждаться и все обдумывать времени никто не давал, уже через пару секунд после начала атаки «паутина» стала «захлебываться» ложными срабатываниями, а плетения эльфов начали накрываться какой-то огненной сетью. Причем эта сеть, несмотря на другую стихийную составляющую, удивительно легко прилипала к эльфийским плетениям и раздирала их на части. Перебросив проведение атаки на подчиненных, эльф решительно взялся за устранение столь нежелательной помехи. Присмотревшись, Вериан понял, что плетение на самом деле комбинированное. Подивившись хитроумности придумавшего сеть мага, он разрезал его на отдельные части. Точнее безуспешно попытался это сделать — стоило только разорвать пару нитей, как они тут же сращивались в другой, но похожей, конфигурации. Сходные проблемы возникли и при попытке «выжигания» высокоэнергетическими плетениями участков сети — они просто расползались и на половину рассеивались, стягиваясь и восстанавливая форму после ухода опасности. Все-таки не зря в основе была огненная (а не гномья, что логично, учитывая здешний фон) магическая энергия. Будучи самой неустойчивой она гораздо лучше других подходила для быстрого создания и воссоздания плетений, что вовсю использовал неведомый оппонент.

Тем не менее, Вериан все равно считал непредусмотрительным так активно «распускать руки» в магической битве с эльфами. Хотя возможно противник надеется на активную подпитку от магического фона или же просто является представителем очень открытого стиля боевой магии и к другому не привычен. Тем хуже для него. Открытость дает неплохие преимущества. Вместо того, чтобы окружить себя прочной защитой, под ней формировать атакующие плетения, а затем выстреливать их оттуда на противника, как делают адепты «закрытых стилей», «открытые» боевые маги идут другой тропою. Зачем что-то готовить, «закрывшись в своей крепости», тесня «войска» внутри, проталкивая атаку сквозь тугие створки крепостных ворот, когда можно окружить врага, лишить его пространства для маневра и развернуться так, как тебе хочется? Укутав своей аурой противника, открытый боевой маг имел преимущества, как в скорости атак, так и в скорости их отражения. Создавая плетения вплотную к защите супостата, имеешь больший оперативный простор как для нанесения и резкой смены направления ударов, так и для отражения атак соперника не только на границе своей защиты, но и на всем расстоянии между вами. Не говоря уже о том, что большее занятое аурой пространство позволяло активнее качать энергию из магофона. Однако, при всех этих преимуществах был один большой недостаток. Распустив аурные руки, можно так же сильно по ним и получить. В целом, наибольшей открытости придерживались демоны с их стремительной, маневренной, но неустойчивой магией огня, а также люди с потребностью использовать объемные комбинированные заклинания и возможностью напрямую влиять аурой на плетения (в том числе враждебные) всех стихий. Гномы же, с их надежной, но медленной и неповоротливой магией земли, считались чуть ли не затворниками, хотя в столице в виду магофона старались действовать открыто. Что же касается эльфов и дроу, то те, благодаря особенности магии Леса хорошо взаимодействовать с аурой, достигли небывалых высот в искусстве избиения чужих аурных рук.

Однако радость Вериана быстро закончилась, как он ни старался, но аурных рук врага не обнаружил. Или их действительно не было, или противник успевал мастерски их уводить из поля зрения. И то и другое указывало на его высокий класс. Похоже, им довелось столкнуться с человеком (отсюда и многостихийность заклинаний) явно не слабее мастера боевой магии. Как же они так опростоволосились?! Хотя… кажется, все ясно. Глушилка не позволяла нормально взаимодействовать с соколами, предварительной наводки на гномку (кто же ожидал, что ей удастся вырваться) тоже никто не проводил, поэтому сокола действовали так, как и на границах с дроу — просто наводили на всех, кто скрывался под пологом невидимости. Вот и нарвались непонятно на кого, да еще, как последние лопухи, не стали тратить время на выискивание врага в зеркалах, а мгновенно перешли в атаку.

Эльф видел, что стоящий рядом Армад озадачен не меньше его. Не зная, что за маг тебе противостоит, сложно подобрать оптимальную линию проведения магического боя. А может быть, стоит вообще остановить весь поединок? Однако эта мысль возникнув, была откинута сразу. Они находились в бедном районе, маги тут не живут. Очень уж маловероятно, что случайно проходящий мимо маг, ни с того ни с сего накинет сильный полог невидимости, да еще окажется человеком и мастером боевой магии. Он явно за эльфами следил и что-то тут вынюхивал. Нельзя допустить, чтобы он ушел и рассказал о случившемся своим. Его нужно брать и желательно живым. Им с Армандом нужна небольшая передышка, преимущество первого удара они и так уже потеряли, хотя о каком преимуществе идет речь, если заклинания были заготовлены под совсем другого соперника? Нужно время, чтобы разобраться с произошедшим и подготовить новые атакующие заклинания, разобравшись наконец-то с ненавистной сеткой.

Решив это, Вериан с помощью колебаний магической нити (эх, жалко, что нормальная связь заглушена! Так бы хоть спросить могли, как выглядит противник) передал приказ направить посыльного к Теронвилю, а самим немедленно перейти в атаку. Вряд ли воинам удастся нейтрализовать противника, но им точно удастся отвлечь его и связать боем, пока маги готовят новый удар. Подкрепление же Вериан решил вызвать не потому, что боялся не справиться с вражеским по всей видимости мастером боевой магии, он боялся что не удастся взять того живым. К тому же, атакованный мог быть здесь не один, а с друзьями поблизости, готовыми нанести удар с тыла. В голове промелькнула даже одна дикая гипотеза (которую, впрочем, стоит проверить), что они вообще с Ником схлестнулись, который каким-то образом смог почувствовать что-то странное в округе и прокрасться в район боевых действий.

Балаватх

Ушастые медлили и это не могло не радовать. За отпущенное ему эльфами время демон успел связаться с тенью, чтобы тот вызвал подмогу, а затем сам подтягивался к месту событий, и прикинуть несколько сценариев боя и бегства, и присмотреться к нападавшим, и наконец — заготовить тем пару «гостинцев». Теперь же он просто стоял и ждал, параллельно перенастраивая под условия боя свою защиту и амулеты. Похоже, «дебют» он выиграл, лишив эльфов преимущества первого удара. Теперь черед менее стремительной и куда более комфортной тактико-позиционной фазы боя, в которой можно позволить себе роскошь просчитывать свои действия наперед.

Наконец-то случилось то, чего Балаватх ожидал с нетерпением — воины, в точности, как он и ожидал, перешли в атаку. Теперь, если провести все правильно, можно надеяться на передышку и возможность неплохо потянуть время, которое уже на его стороне.

«Хорьки лесные» оказались очень резвыми! Боевой маг прикрытия так вообще с ходу бросил в демона парочку под завязку заполненных магической энергией заклинаний, но на этот «выпад» Балаватх лишь сдвинул губы в иронической усмешке:

«Бедный наивный эльфийский мальчик, надеешься на одной скорости и силе сделать мага высшего уровня! Интересно, что же ты будешь делать дальше, мой милый глупый ушастик, с полупустым резервом и оравой воинов, жаждущих твоей магической опеки?»

Даже не дожидаясь того, когда брошенные эльфом мощные, но простые плетения, окончательно поглотятся его защитой, Балаватх резко развернулся спиной к воинам, плотно прикрыл глаза руками, и активировал первый из своих «подарков» ушастым. Хорькам лесным давно уже пора переквалифицироваться в кротов! Вся местность озарилась мощной вспышкой света, проходящей даже сквозь закрытые веки.

Читаатма быстро отпрянул в сторону, уходя с линии атаки воинов. Все-таки тренировали их хорошо — пускай и ослепленные, они все еще бежали по инерции в его сторону, ориентируясь на слух. Балаватх запустил второе плетение. Все пространство вокруг озарилось серией мощных, оглушающих звуков. Пускай у эльфов и были амулеты, перекрывающие уши при очень громких звуках, и контузить их было непросто, своей цели демон добился: ослепленные и ничего не слышащие эльфы затормозили и в недоумении ощупывали воздух рядом с ними, о ложных колебаниях которого предусмотрительный главный исследователь лиги тоже позаботился.

К удивлению демона, после небольшой заминки эльфы снова организовались и направились в его сторону. Присмотревшись, Балаватх заметил тонкую сеть нитей, идущих от мага прикрытия. Несмотря на то, что тот был тоже ослеплен и лишен слуха, магическое зрение оставалось при нем, и он каким-то образом с помощью магических нитей ориентировал воинов в пространстве и направлял в правильную сторону.

Однако, сам того не подозревая, маг прикрытия снова сыграл демону на руку. Подивившись интересному способу ориентировать воинов в пространстве, Балаватх порадовался, что за время их заминки он успел подготовить ловушку, и они идут прямо в нее. В воздухе резко запахло озоном, по кончикам эльфийский мечей пробежали маленькие молнии. Вдруг воины резко выгнулись дугой и забились в судорогах. Одновременно с этим Балаватх рывком сбил блокирующий ауру амулет ближайшего нападающего, каким-то образом (а на самом деле — в четкости с задумкой Читаатмы) умудрившегося перебежать ловушку, бросился тому на встречу, одновременно ввинчивая эльфу в ауру серию каких-то хитровыкрученных плетений. Столкнувшись, противники упали на землю, еще через пару секунд лицо эльфа застыло в агонии, а изо рта показалась белая пена.

Не поднимаясь на ноги, Балаватх прямо с лежачего положения расширил полог от физического нападения и мощным, усиленным магией прыжком, кинулся в ноги остальным, еще не пришедшим в себя после удара током, воинам, сваливая их наземь.

В получившейся куче демон сразу же начал массово взламывать амулеты блокировки аур. Сбитые с ног, ослепленные и не отошедшие от удара током воины, нисколько ему не мешали. Обычно на эльфийских рейнджерах вешалась целая охапка амулетов, избирательно защищающих от тех или иных стандартных заклинаний и воздействий на ауру. Сегодня же, видимо, готовясь к нападению на сильного и нестандартного противника, на них еще повесили амулеты частичной блокировки ауры, за что Балаватх готов был чуть ли не расцеловать приказавшего сделать такое. Блокировщики не только ослабляли действие остальных эльфийских амулетов, но и отлично подходили для того, что Читаатма собирался сейчас сделать.

Пускай эльфийские вещи отточены до мелочей, а заклинания и амулеты шлифуются веками, чрезмерная консервативность, по мнению демона, когда-нибудь погубит дивный их народ! За время работы в Лиге Балаватх изучил их амулеты вдоль и поперек, они не менялись десятилетиями, если не столетиями! Четкими «ювелирными штрихами», невозможными без досконального знания их внутреннего устройства, демон заставил амулеты эльфов работать в обратном режиме, не блокируя, а наоборот, стимулируя полное раскрытие ауры. Дальше следовал черед плетений, которые демон уже опробовал на первом из воинов. С помощью заранее заготовленного каркаса, ауры Балаватха и эльфов частично стыковались, давая возможность легко перегонять потоки магической энергии (особенно эльфийской) из ауры в ауру. Теперь почти любое заклинание оставшихся в строю ушастых магов легко и автоматически перенаправлялось в кого-нибудь из воинов.

В процесс попытался вмешаться приходящий в себя маг прикрытия, Балаватх отмахнулся от него как от назойливой мухи, ограничившись обычной «размазней». Глупая попытка атаковать высокоэнергетическими заклинаниями по вступлению в бой низвела этого кудесника и прикрываемых им воинов до зверей на скотобойне. А вот если бы эльф не выделывался и сосредоточился на своей главной задаче — магическом прикрытии воинов там, где амулеты не справляются, то у них появилась бы возможность показать зубки и у демона значительно добавилось бы трудностей. Но история, как говорится, не любит сослагательных наклонений.

Немного переведя дух, Балаватх мельком глянул на завязшего в «размазне» мага: облако почти чистой энергии магии огня с вкраплениями кучи маленьких низкоэнергетических плетений облепило его ауру, ограничивая магическую видимость. Стоило тому попытаться раздвинуть магией часть этого своеобразного шара в сторону, как тут же вся энергия перетекала в противоположную сторону, плетения оживали и начинали покусывать защиту. Как только эльф переносил внимание в другое место, магоэнергия оттуда оттекала и снова равномерно размазывалась. Конечно, демон или человек могли бы высвободиться за пару секунд, просто впитав все облако аурой, но не другие расы.

Удостоверившись, что эльф завяз надолго, Балаватх бросил пару атакующих плетений в оставшихся магов, скорее с целью потянуть время и подержать их в напряжении, чем реально пробить защиту.

Сейчас он находился в центре кучи поваленных и вырубленных эльфов-воинов, чьи ауры плотно были состыкованы с аурой Балаватха. Атаковать, не задевая своих, для противника стало практически невозможно. Конечно, бывают отморозки, идущие к победе любой ценой, но эта пара на них не походила. Поэтому можно спокойно лежать в этой куче воинов, покусывая противников редкими атаками и спокойно ждать, когда прибегут свои и приготовят жареную эльфятину по самым разнообразным рецептам. Похоже и срединная фаза боя осталась за ним, теперь главное не терять бдительности и просто продержаться.

Вдруг внимание Балаватха привлек трупик сокола, валяющийся неподалеку. Уж очень походила эта птичка на знаменитого крылатого стража эльфийских границ с дроу. «Когда же я его сбить то успел?» — промелькнула в голове мыслишка. Удостоверившись, что со стороны магов еще долго можно не ждать серьезной атаки, а воины надежно вырублены, главный аналитик Лиги боевых магов, начал пролистывать свою память, пытаясь разобраться в нюансах и подробностях состоявшейся схватки. Складывалось впечатление, что эльфы были вынуждены преждевременно его атаковать, по какой-то причине не подготовив полноценную засаду.

Атакующие маги показались смутно знакомыми Балаватху. Он немало времени провел, изучая иллюстрированные досье разных боевых и просто сильных магов, приехавших в столицу. По всей видимости, эти двое не наемные убийцы, а боевые маги из роты рейнджеров, сопровождавших эльфийскую делегацию. А это значит…

Полученная догадка очень не нравилась Балаватху. Прокручивая свои воспоминания, он никак не мог избавиться от чувства какой-то неправильности происходящего. Наконец-то, на него снизошло озарение: атаковавших его эльфов-воинов было на одного меньше, чем стояло в засаде. Один явно куда-то девался. Раскаленные угли тебе подмышки! Да его же за подмогой направили! Связь тут не работает, помехозащищенных амулетов короткой связи у эльфов может и не быть. Сокола, через которого можно было бы передать послание, Читаатма сбил еще в начале боя, на автомате, сам того не заметив, а значит… Значит, увидев, что цель покушения оказалась гораздо сильнее, чем ожидалось, эльфы направили посыльного за подмогой!

Поскольку нападавшие были похожи на военных, а не наемных убийц, причем детали одежды указывали на из разноклановость, Балаватх сделал вывод, что нападение могло быть санкционировано на самом высоком уровне и в резерве у эльфов могут находиться немалые силы. Спокойно отлеживаться (как планировалось изначально) нельзя, подкрепление к эльфам может прибыть (а может и не прибыть, но надо готовиться к худшему) с минуты на минуту. Нужно немедленно выжигать эту парочку, иначе вместе с новоприбывшими они смогут развеять его в пепел! Пару секунд Балаватх второпях, но не лихорадочно, перебирал варианты, затем его губы озарила усмешка. Кажется, он нашел подходящее решение.

Вериан

Вериан все больше убеждался в правильности своего решения вызвать подкрепление, противник оказался очень силен. Практически сразу после вступления в бой группы воинов с бестолково атаковавшим магом прикрытия, мощнейшая вспышка ослепила всех находящихся во дворе. И если рефлекторно схватившиеся за глаза Вериан и Арманд потеряли немного, поскольку в основном полагались на магическое зрение (хотя, конечно, печально, что так и не успели рассмотреть противника в зеркале), то воинам пришлось очень непросто. Дальнейшие события представляли собой просто избиение бойцов, как младенцев. Выдохшийся маг прикрытия просто ничего не мог противопоставить элегантным и утонченным заклинаниям противника. Видя эту плачевную ситуацию, Вериан прервал паузу и атаковал, почти достав врага. Только вот «почти» не считается. И теперь враг лежит внутри кучи ослепленных и контуженых бойцов, подобно пауку опутавший их паутиной непонятных плетений. И, что самое паскудное, они, умудренные солидным боевым опытом мастера боевой магии, стоят как кабаны на бойне и ничего не могут сделать — любое атакующее заклинание каким-то хитрым образом перенаправляется в лежачих воинов. Несмотря на весь свой опыт, с подобной техникой Вериану встречаться явно не доводилось. Похоже противник еще и неплохой целитель, раз сумел создать такое. А враг тем временем не дремлет. Проводя эпизодические атаки, чтобы прощупать их защиты, он явно готовит что-то серьезное.

Только они с Армандом придумали, как не задев своих обойти хитрую защиту противника, как тот атаковал. Некоторое время они находились в недоумении, очень уж странную тактику использовал вражеский маг: неглубокие проколы верхнего слоя их объединенной защиты с запусканием какого-то непонятного плетения и кучей энергии. Такое еще можно было ожидать от новичка, но не от опытного и искусного мастера боевой магии, которым им виделся противник, а значит, атака была явно с подвохом, ну не дурак же он! Так и не разобравшись в намерениях врага, но убедившись, что защита более менее цела, эльфы попытались переключиться на свою атаку. Но не успели. Вдруг с их аурами начало творится что-то непонятное. Подобно воде, засасываемой водоворотом, их магическая энергия стала исчезать в никуда, растворяясь где-то в районе верхних слоев защиты. Одновременно с этим вражеский маг перешел в атаку, запуская все более и более сложные и мощные атакующие плетения. Потеряв львиную долю силы непонятно где, эльфы просто не могли ему ничего противопоставить.

И тут Вериан понял что такое неподдельный, дикий ужас! Все тело колотило, ноги то замирали, то дергались пытаясь бежать, в ауре лихорадочно то появлялись, то исчезали заготовки самых разных защитных заклинаний. Такое ощущение, что они нарвались на гроссмейстера боевой магии! Еще секунд десять и все будет кончено, подмога просто не успеет придти и вступить в бой. Можно конечно попробовать сдаться, только вот не успеют, маховик атакующих заклинаний противником уже раскручен, а даже если и успеют, и тот даже согласится взять их в плен, то через пару минут придут свои, и можно будет смело давать запястья для надевания магических кандалов за сдачу противнику.

Видя, что они проигрывают, Арманд перешел в безумную атаку, наплевав на то, что может задеть своих, а Вериан вспомнил об одном фамильном заклинании. Будучи потомственным боевым магом, он знал немало хитростей, позволяющих выкрутиться из самых опасных передряг. Одним из них было заклятье мнимой смерти, подаренное еще его деду в качестве оплаты услуг одним гроссмейстером целительской магии. Когда враг побеждает, но не имеет достаточно времени проверить, кто мертв, а кто нет, тогда, применив это заклинание, можно притвориться мертвым, как в обычном, так и в аурном плане. Конечно, маскировка не идеальна, но вряд ли маги врага будут всматриваться в каждого «покойника», скорее они ограничатся легким взглядом. А потом придут свои, которые тебя откачают и поставят на ноги, или сам потихоньку придешь в себя, правда, восстанавливаться потом придется долго. Причем, последняя минута твоей памяти будет несколько дней затуманена таким образом, что даже если по приходу в себя тебя допросят менталисты, никто не узнает, что ты таким своеобразным образом дезертировал с поля боя.

Это заклятье один раз спасло его деда, два раза спасало отца, теперь вот и Вериан решил продолжить эту семейную традицию. Точнее надеялся продолжить, никто ведь не гарантирует, что вражеский маг не выпустит в них «контрольное» плетение. Сделав шаг вперед эльф, несмотря на бьющий озноб и струившийся градом пот, аккуратно (второго шанса у него не будет) сформировал плетение и бросил туда всю свою энергию, со стороны должно казаться, что он собрался вложить всю силу в атакующее плетение, но надорвался, убив себя.

Балаватх

Балаватх проводил взглядом тело эльфа, медленно оседающего наземь. Не зная, как быстро вырубить вражеских магов стандартными заклинаниями, Читаатма попробовал разработку чуть ли не из фундаментальной магической теории. Последнее время он стал лучше понимать нюансы работы материализации и невидимых энергий. Кое в чем даже помог один из разговоров с Ником. Однако, тот способ, которым он использовал материализацию сейчас и в бредовом сне не мог ему привидеться, вот что экстремальные ситуации делают!

Уже давно экспериментируя с материализацией, Балаватх заметил, что недостающая часть магической энергии высасывается из магофона, иногда вычищая его подчистую. Именно поэтому, наибольших успехов в материализации достигают маги, работающие рядом с источниками. Сегодня же он решил использовать этот эффект в боевых целях. Наибольшая концентрация магии находится в аурах магов. Верхний, сплошной, слой защиты пробить достаточно просто. Запущенные под ним процессы материализации подобно смерчу опустошат разлитую в ауре магическую энергию, причем опустошение идет куда быстрее подпитки от амулетов.

Но все это просто только на словах. Балаватх четыре раза пробивал оболочку эльфийской защиты и только на четвертый раз ему удалось запустить материализацию. Хотя и одного раза оказалось достаточно: мигом лишившись большей части разлитой по ауре силы, дети леса оказались беспомощны и не смогли отразить заранее заготовленную связку атакующих заклинаний демона.

Пошатываясь, Балаватх побрел в сторону поверженных магов.

Похоже, с атакой он явно переборщил: одного ушастика пришлось убить, когда тот, наплевав на защиту, перешел в безумную атаку, второй же, похоже умер, надорвавшись на кастовании какого-то особо мощного заклятья. Эх, жаль, что все мертвы или в бессознательном состоянии, допросить даже некого! Одна радость — накопители у эльфов разряжены не полностью, есть что прихватить, а то совсем свои амулеты разрядил!

Несмотря на то, что напрямую пользоваться магией неогненной стихии Балаватх не мог, он использовал ее опосредованно, с помощью огненных «плетений-игол», тянущих за собой нити из эльфийской магии. Сняв с убитых накопители в виде каких-то непонятных кореньев, демон уже собирался перебираться на крышу одного из домов, чтобы перекачать силу в свои амулеты, развернуть сигнальную сеть и понаблюдать за округой, как почувствовал что-то неправильное рядом с собой.

После осмотра обстановки магическим зрением брови Балаватха поползли вверх. «Надорвавшийся» эльф на самом деле не умер, а находился в состоянии летаргического сна. Откуда у него такие знания? Настроить свою ауру так, чтобы в состоянии близком к смерти аура и тело самостоятельно «консервировались», независимо от сознательных команд, все процессы или останавливались или замедлялись, могли очень немногие. Сам Балаватх научился этому от учителя, Угры Пуджари Мритама, который долгое время был адептом «Обманщиков смерти». Если бы не эти знания и мастерское звание в целительстве, вряд ли бы он так быстро почувствовал, что эльф далеко не мертвый. Всего же главный исследователь Лиги знал только о четырех школах и загадочной астральной гильдии, где учили подобному. Все школы были или демонскими или людскими. Удивительно как эльф смог получить такие знания!

Запомнив лицо и ауру эльфа, и мысленно пообещав взять его в оборот, как только появится возможность, Балаватх переместился на крышу одного из домов, оглядывая окрестности. По обручу пришел сигнал от телохранителя, который уже был на подходе. Читаатма приказал тому держаться в стороне и быть готовым нанести удар по врагу с тыла.

Хладнокровная ярость вместе с вкраплением легкой иронии постепенно спадала, на арену выходил его величество «откат». Чудовищное напряжение прошедшего боя постепенно давало о себе знать, колени ощутимо дрожали.

По знакам отличия демон определил, что двое поверженных боевых магов были мастерами. Пускай эльфийские требования к такому званию и заметно ниже, чем у демонов, однако это все равно далеко не пустой звук. Балаватх осознал, что ходил по лезвию: если бы враги нормально действовали в команде, дополняя, а не мешая друг другу, и немного бы изучили арсенал Лиги и меры противодействия, они бы без особых проблем потушили свечу его жизни.

«Только вот на что эти отморозки надеялись? Или они там в своих лесах совсем дремучими стали?» Даже убив или (что заметно сложнее) пленив его, им бы пришлось иметь дело со всеми расквартированными в столице частями Лиги, которые были бы на месте в промежутке от десяти минут (дежурный отряд) до двух часов. И даже если бы им удалось оторваться от преследования, они бы попали под массированный астральный обстрел сразу по отъезду от столицы. Причем не только со стороны астрального отряда Лиги!

Конечно, удобно нападать на гроссмейстера астральной магии возле Источника на материальном плане, там, где он не может применить свои основные навыки. Однако подобные нападения очень не любят в астральной среде. Пускай почти вся астральная братия и погрязла в склоках и взаимных разбирательствах, однако в одном они все едины. На эльфов просто устроят коллективную астральную травлю, к которой присоединятся многие, даже те, кто не в самых хороших отношениях с жертвой нападения, просто согласно сложившимся в этом сообществе нормам и традициям.

Балаватх считал их довольно разумными, так как благодаря им «материальщики» побаивались трогать астральщиков там, где они больше всего слабы. Чего не скажешь о всех прочих местах. Если нападать не в районе источника, то коллективной травли не будет, а часть «коллег» жертвы, которые не в лучших с ней отношениях, еще за это и приплатит. Правда и победить астральщика там намного труднее. Напади на него эльфы вдали от гномьей столицы и расклад мог выйти совсем другой.

«В целом, ушастые неминуемо должны оказаться между двух огней. А если учесть, что гномий архимаг, Руар-затворник, как его прозвали в астральных кругах, вряд ли такое нападение одобрит — то и между трех…»

Балаватху пришлось резко оборвать свои мысли, так как пока он приходил в себя и размышлял, попутно раскидывая сигнальные сети, враг приближался. К сожалению, догадки были верны: за каких-то пару минут подходы к дворику, где находился демон, были просто запружены эльфами. Часть двигалась в объезд на лошадях, часть спешилась и пробиралась через узкие улочки.

Глаза Балаватха лихорадочно заметались по окрестностям в поисках путей спасения. То, что за ним будет охотиться чуть ли не треть всех эльфов, прибывших в столицу, он явно не ожидал, и чего ж они раньше-то не появлялись? Навались они на него всем скопом во дворике и все, можно было бы смело дровишки для погребального костра собирать! С трудом приведя мысли в порядок, Балаватх, скрепя сердце, закинул в ауру еще одну порцию стимулирующих заклятий. Как жаль, что он дал себе слегка отойти от первой схватки, теперь нужно еще раз впрягать в боевую узду весь свой организм!

Хладнокровность начала постепенно возвращаться к нему. Он даже нашел кое-что позитивное в его сегодняшнем положении: все-таки повезло ему с районом нападения! Не прилегай дома друг к другу почти вплотную и не будь улицы такими извилистыми, эльфы давно бы уже сюда прискакали. А ведь подобных районов только несколько во всей гномьей столице! Эх, астрала бы сюда, уж с ним он так бы ушастых приласкал, что мало не покажется!

Еще раз обведя окрестности уже куда более спокойным и расчетливым взглядом, Читаатма прикинул варианты действий, точнее бегства. Оставаться на месте и вступать в бой было изощренным способом самоубийства, слишком много эльфов на подходе, а амулеты почти разряжены, все тело колотит от перебора стимулирующих заклинаний. Поэтому вопрос сводится только к тому, куда бежать и каким образом. Неожиданно, когда демон уже готов был сорваться с места, его взгляд наткнулся на скромную такую улочку вдалеке, состоящую преимущественно из деревянных построек. На губах демона заиграла усмешка, а в глазах как будто загорелись огоньки. Теперь он знал куда двигать. Уж там он не только продержится до прихода своих, но и маленько задаст эльфам жару. Выпустив к будущему месту своей дислокации сигнальное плетение вспышки, чтобы свои сразу двигали туда, Балаватх во всю прыть бросился в том же направлении.

Эклектус

Древним исполином возвышалась старая полуразрушенная часовня Темпуса, бога времени, над большинством зданий нижнего города. Некогда построенная одним из зажиточных купцов как символ пунктуальности и надежности его торговой империи, она пережила род своего создателя. Отданная за долги одним из его потомков, она множество раз меняла свою роль и предназначение. Так уж вышло, что большинство гномов слишком ценило свое время, чтобы тратить его на соответствующего бога, поэтому духовную сторону строения никто не оценил. Что же касается материальной, житейской, то центр жизни нижнего города давно переместился в совсем другое место. Мало кому нужная часовня обветшала, фундамент основательно подмыли подземные воды. Поэтому последний владелец не нашел ничего лучшего, чем просто подарить ее магистрату. Менять фундамент дорого, а оставить все как есть — еще дороже в виду риска оползня с необходимостью компенсировать его последствия. От сноса тоже пользы особой нет — неходовое место.

Магистрат тоже не стал особо с часовенкой церемониться и просто включил ее в программу восстановления старины, чтобы был повод ее оградить, на случай, если строение разрушится. Часовню побелили, провели косметический ремонт, а на оставшиеся после этого деньги «реконструировали» совсем другие «места».

С тех пор, несмотря на все мрачные прогнозы, часовня хоть и осунулась, но по-прежнему столетиями стоит на месте, подавая прекрасный пример того, как умели строить в древности. Часы на ней уже давно не показывали свое время, а менять их никто не хотел — по каким-то непонятным причинам, любые плохие часы смотрелись на часовнях Темпуса чужеродно. Что же касается часов хороших, то последние полсотни лет лучшими считались часы с магической подсветкой, прекрасно видные и днем и ночью — плод сложной магической обработки и слишком дорогие, чтобы вешать на часовню забытого бога.

Хотя… как раз сегодня и последнюю неделю, магия, творимая в старой часовне, во много раз превосходила по сложности магическую подсветку гордости гномьих часовщиков. Если внимательно присмотреться к башне, то можно было бы увидеть какие-то странные зрительные искажения вокруг нее. А тот, кто случайно мог оказаться поблизости и обладал магическим талантом, мог бы еще увидеть сложнейшую энергетическую вязь, окутывающую ее. Только вот маги в этом районе не обитали и мимо проходили крайней редко, а если и были рядом, то о них оповещала заблаговременно развернутая сигналка.

Хозяин же всего этого безобразия, высокий длинноволосый человек в идеально чистой, «с иголочки» мантии мага стоял в задумчивости, облокотившись на грязные перила. Происходящее в гномьей столице очень не нравилось Эклектусу. Движимый своей гипотезой и рядом догадок, он преодолел полконтинента, потратил немало усилий на налаживание связей в незнакомом месте, но до сих пор не понимал и половины подоплеки сложившейся ситуации, слишком много разных сил задействовано. Каким-то шестым чувством Эклектус ощущал огромное напряжение, витающее над столицей, еще чуть-чуть и она просто взорвется событиями и многие не успеют правильно отреагировать, когда все перевернется вверх ногами. Особенно человека настораживали события связанные с Читаатмой Балаватхом. Ушлый «дух будущего» явно в курсе того, что здесь происходит и похоже давно раскрутил здесь свою игру, причем не только против так любимых им «дворцовых» интриганов.

Поразмышляв еще немного над сложившейся ситуацией, маг переключился на куда более прозаичную задачу — развертывание магических воздушных линз и их подстройку под ключевые объекты. Отсюда, с часовни, открывался прекрасный обзор на нижний город и на существенную часть верхнего. С помощью плетений-линз, можно было наблюдать за многими ключевыми объектами, в частности за некоторыми корпусами гномьей гильдии магов, одним из выходов гроссмейстериата, демонским посольством и их базой в нижнем городе.

Не то, чтобы это наблюдение было особо плодотворным, но до конца дня делать было просто нечего, все встречи на сегодня он провел, информаторы свяжутся только завтра, а сеансы астральной связи с Учителем и парой других нужных ему магов астральной гильдии пройдут не раньше, чем через три дня.

Детально продумав план своих будущих действий и еще раз обдумав диспозицию сил, Эклектус не нашел ничего лучшего, чем просто взять и с полчасика подремать. Его абсолютно не беспокоили холодные камни пола, отсутствие комфорта и запыленность стен — благодаря магии поддерживалась идеальная температура тела, твердые камни ощущались как мягкая перина и ни одна пылинка не приставала к одежде. Даже воздух и тот фильтровался от пыли и неприятных запахов, благоухал свежестью. Как все же приятно ощущать пьянящий аромат свободы: незачем городить муравейники домов и прочих строений, нанимать слуг — магия может дать тебе все, где бы ты ни находился. Только от нее ты по настоящему и зависишь! И остается только диву даваться, зачем большинство магов, даже достигнув ощутимых успехов в магическом искусстве, возводят роскошные дворцы и выстраивают пирамиды власти? А может, все эти дворцы да пирамиды не более чем темницы их душ?

Теронвиль

Теронвиль упорно не понимал, что творится с группой Вериана и ведущим их соколом. Мало того, что показанная птицей цель находилась далеко от предполагаемого места нахождения гномки, так еще оттуда мелькнула какая-то яркая вспышка. Неужто Вериан уже ввязался в какую-то магическую битву?

А ведь только что прискакал посыльный от другой группы преследования, уверяющий, что они крепко встали на след Крисы Их'Дрим совсем в другом месте и уже перекрывают тот район. Да и другой сокол взял в том же месте цель. Во что же тогда вляпался Вериан? Каким чудом нашел там репейник на свою задницу? Или может это как раз все остальные ошиблись, а он как раз сделал все как надо и сейчас подавляет сопротивление строптивой коротышки?

Конечно, очень сомнительно, что гномка может оказать хоть какое-то сопротивление двум мастерам и группе захвата, но с этим паскудным заданием чего угодно ожидать можно! То, что информация о Крисе и ее возможностях была неполной и недостоверной Теронвиль понял сразу после известия о провале группы ее захвата. Эльф даже готов был допустить, что информатор специально скрыл кое-какие сведения о гномке, а на каких-то акцентировал внимание, чтобы выставить ее как идеального «языка». Мотивы тут могут быть самые разные. Многие, особенно искушенные в интригах эльфы, прекрасно умеют демонстративно помогать, но помогать с подвохом, так, чтобы публично дав одной рукой, незаметно забрать другой.

Теронвиль уже направил посыльного к Вериану, узнать что за хренотень там происходит, а сам начал перебирать возможные варианты. Пока что выходило негусто: или Вериан схлестнулся с гномами или с непонятно как там появившемся Ником или еще с кем-то третьим или же, что наиболее вероятно, вообще никакой битвы там нет, вспышка означала совсем другое, а сокол просто ошибся. Отсутствие связи безумно раздражало, возможно стоило протянуть нити связи к обоим группам преследования, но он тогда побоялся, что случайно проходящие мимо маги могут их заметить. Напрасно побоялся, теперь вот мучается в неведении и ожидании посыльных.

Через пару минут наконец-то прискакал посыльный, причем посыльный Вериана, а не тот, которого направлял Теронвиль. Похоже, они разминулись на полдороге. К удивлению эльфийского командующего группа Вериана действительно вляпалась. Изрядно ошарашив присутствующих, посыльный заявлял, что схлестнулись они то ли с демоном, то ли с человеком, но уж никак не с гномкой! Причем, тот оказался крепким орешком не ниже мастерского уровня, вот и просят они подкрепление, чтобы взять того живым.

«Да разломись ты высохшим деревом, неверный сын гулящей матери, неспособный отделить семена истины от сорняка!» — про себя выматерился Теронвиль. Вот и настала пора ему вступить в эту игру, начатую им, но развивающуюся не по его правилам.

Быстро вскочив на лошадь и махнув своим людям, уже не беспокоясь о том, что подумает и будет делать принцесса, да и вообще, выбросив ее из головы, он помчался на место боя, чтобы своими глазами увидеть, что происходит, и начать действовать соответственно обстоятельствам.

Электус

Поспать Эклектусу так и не удалось. Неожиданно подало сигнал определяющее движение заклинание, подвешенное к направленной на демонов «линзе».

Увиденное заставило человек прицокнуть языком — с базы демонов выехал и тут же перешел на галоп целый отряд. Судя по наблюдаемой суете (как на базе, так и на посольстве) в делегации Лиги объявлена боевая тревога с мобилизацией всех, находящихся в столице. Такое событие оказалось для Эклектуса большой неожиданностью и, что самое обидное, он даже гадать не мог, кто и почему мог спровоцировать демонов на это, слишком уж нагло и сильно для этого надо действовать.

Оглядев отряд с максимальным увеличением, Эклектус определил направления взглядов командующих, направление их движения и примерно прикинул, в какой район они направляются. Похоже, они движутся в сторону трущоб, только не ясно, конечная ли это точка или отряд проследует дальше. Насколько человек знал, за трущобами идет дорога к одному из магических полигонов, причем последнее время работающему достаточно активно.

Эклектус решил покинуть свой уютный насест и проследовать за отрядом, чтобы понять, с чем же тем довелось столкнуться. Возможно, разгадка противостояния демонов непонятно с кем позволит пролить свет и на кое-какие волнующие его вопросы.

Бегло осмотрев окрестности на наличие коней и конных экипажей, человек нахмурился — рядом проезжала только одна повозка с лошадьми далеко не первой свежести, с такими только за смертью ехать можно! Что ж, как бы этого ни хотелось, средство передвижение придется наколдовать.

У магии Земли есть отличное свойство, ее очень легко сцеплять с камнем и прочей неорганикой. Именно на этом эффекте и базировалось придуманное Эклектусом средство магического передвижения. На основе магии Земли создавалось плетение — магический аналог колес; с одной стороны связанные с магом, а с другой — сцепленные с дорогой. Вращать подобные плетения-колеса аурой можно с достаточно большой скоростью, только вот энергии тратится немало. Пожалуй, только для гномьей столицы с ее магическим фоном это заклинание и сгодится, да и то, не на длинные дистанции. Немного подумав, Эклектус добавил в конструкцию еще два воздушных плетения, одно из них должно разрежать воздух перед едущим, второе — защищать от мусора и пыли, летящих в лицо.

Еще раз проверив надежность накладываемых плетений, Эклектус спустился с часовни и уселся на дорогу. Скорее про себя, чем вслух он пробормотал:

— Моя драгоценная задница, я искренне надеюсь, ты меня потом простишь. Когда-нибудь…

С этими словами Эклектус, активировав полог невидимости, которым он владел не так чтобы очень, но достаточно прилично, активировал свои заклинания и тронулся с места со скоростью, которой могла бы позавидовать любая лошадь.

Если бы немногочисленные прохожие не отводили взгляда под действием полога невидимости, и не переносили своего внимания на посторонние вещи, то могли бы лицезреть прелюбопытнейшую картину — человека, несущегося с огромной скоростью по дороге на пятой точке, будто на невидимой горнопроходческой тележке. Такое зрелище даже для столицы, где количество магов чуть ли не превышает жителей без всяких магических способностей, было бы весьма любопытным и могло вызвать долгие пересуды за кружкой эля.

Старый Борх

Спину старого алкаша приятно грела стенка, нагревшаяся на солнышке. В руках он баюкал наполовину опорожненный кувшин с брагой из заведения Тирха, пусть и плохого качества, но уверенно вводившей мозг пьянчужки в состояние приятного умиротворения и довольства окружающим миром. До полной нирваны уже было не так далеко, но пока еще пропитый мозг уверенно держался за реальность.

Откуда-то справа послышались шаги бегущего человека. Борх неохотно скосил глаза и увидел какую-то тень. Немного удивившись этому, он нажал на левый глаз и уже уверенно определил, что бежит молодая и симпатичная гномка с загнанным выражением лица. Пьянчужке и невдомек было, что его пропитанный не самым качественным спиртным мозг перестал реагировать на многие внешние воздействия и он приобрел способность частично не поддаваться отводящему действию полога невидимости. Укоризненно покачав головой и что-то буркнув нелицеприятное о современной молодежи, он снова приложился к кувшину. Буквально через пару минут его витающие в неизвестных далях мысли выдернул на землю лошадиный топот, замерший неподалеку от него. Приоткрыв, Борх снова нажал на левый глаз и увидел двух спешившихся эльфов и что-то рассматривающих на дороге. Гном с неудовольствием глянул на зажатый в руке кувшин и покачал головой. Видимо Тирх совсем уже перестал уважать старого друга Борха, раз подсовывает ему такое паршивое пойло, вызывающее такие стойкие и непонятные галлюцинации. Надо же, эльфы!

Еще раз покосившись на вызванных спиртным эльфов и подозрительно — на кувшин, Борх резко выдохнув, допил оставшуюся в нем жидкость, затем кряхтя и бормоча что-то под нос, поднялся и медленно побрел в другую часть города. Там у него была еще одна точка, где ему иногда давали выпить, и наверное там-то пойло не будет такого отвратительного качества, чтобы ему мерещились всякие ушастые. Не хватало еще и демонов увидеть. Хотя, еще раз полюбоваться на глюк симпатичной гномки он бы не отказался.

Глава 5

Эльф vs Демон. Воины-не-маги

Эльф посылал стрелы в напавших демонов одну за другой с максимально возможной для его лука скоростью. Однако маги противника успели прикрыть своих воинов и большинство стрел ушло в сторону, отбитые защитой. Наконец начали действовать эльфийские маги и эльф, опытный рейнджер, стараясь быть незаметным, быстро ушел в сторону от основной массы воинов. Быть под прикрытием своих магов, конечно, хорошо, но это ограничивает варианты твоих действий. А так как маги сейчас вплотную занялись друг другом и не всегда успевают реагировать на действия противной стороны против простых воинов, то имеет смысл отойти в сторону и оттуда щипать врага. Тем более, что на одиночку маги не будут отвлекаться, занятые противником равным себе по рангу.

У рейнджера осталась всего пара стрел и он, аккуратно выглянув из-за каменного выступа стены с краю основной группы нападающих, оценил положение противников. Демон-воин, находящийся с краю основной группы нападающих, отбил направленную в него эльфийскую стрелу клинком, значит у него нет магической защиты. Рейнджер глубоко вздохнул, провел пальцами по оперению оставшихся стрел, прищурился, и, шагнув из-за своего прикрытия, быстро отправил обе стрелы в цель. От первой стрелы демон смог уклониться, резко развернувшись и уходя с линии обстрела, видимо увидев движение или почуяв приближение смерти. Но вторая стрела пробила доспех и застряла в его боку. Отскочив назад, демон уперся в стену дома и… пропал. Приглядевшись, эльф с неудовольствием обнаружил скрывавшийся в густой тени узкий переулок, где демон и исчез.

Внимательно оценив расклад боя, эльф решил, что его отсутствие никак не скажется на результате — эльфы имели стратегический перевес из-за преимущества в количестве магов и живой силе. На земле лежало несколько убитых и раненых демонов вперемешку с эльфами. Бросив взгляд на щель, в которой скрылся демон, рейнджер повел плечами сбрасывая усталость. Проверив пружинное лезвие в рукаве, произведение гномов длиной в три ладони, не раз спасавшее ему жизнь, эльф крадучись, чтобы не привлекать к себе внимания, направился за скрывшимся демоном. Притаившись около прохода в переулок, он прикрыл глаза, напрягая чувства, отточенные в стычках на границе с дроу, позволявшими ему определять положение противника на коротких дистанциях. Определив, что за входом в переулок никого нет, рейнджер резко вбежал туда, страхуя себя от попадания метательного оружия хаотичными бросками из стороны в сторону. Не обнаружив противника, эльф вскоре остановился и, прислушавшись, осторожно двинулся дальше. Длинный переулок, внезапно сменил направление и, выскочивший из за угла рейнджер увидел тупик, в конце которого, опершись о стену, стоял демон, занимающийся своей раной.

Демон оценивающе оглядел появившегося эльфа, медленно выпрямился, прихватив прислоненный к стене меч и сделал несколько шагов навстречу противнику, для обеспечения свободы маневра. Рана уже не кровоточила и не причиняла ему больших неудобств. Противники сошлись и настороженно замерли в двух шагах друг от друга. В разговорах не было нужды и они не пытались разговаривать. О чем? И так все ясно. Обычные воины, они не знали, из-за чего произошла кровавая стычка между группами демонов и эльфов, а если даже знали, то приказы никто не отменял и они их просто выполняли. Возможно, обернись все иначе, они могли стать союзниками или пить за одним столом в таверне, но сейчас они противники, а значит из переулка выйдет только один. Второй останется здесь, убитый или раненый, но это судьба воина.

Демон, держа меч двумя руками, поднял его над головой и замер. Эльф раньше не сталкивался с подобными ведением боя на мечах, да и вообще с демонами, но это ничего не меняло. Мгновенно сблизившись с противником, он провел атаку на открывшегося таким странным образом демона и чуть не лишился головы — демон исключительно быстро увернулся от его клинка, а эльф только благодаря усиленной амулетами реакции смог уйти от пронесшегося впритирку лезвия меча. Противники снова замерли друг против друга, поменявшись местами. Следующую, довольно успешную, атаку начал демон. Рейнджеру удалось отразить атаку ценой длинного разреза в прочнейшей кольчуге, принявшей на себя удар меча демона. Эльф мысленно поежился, будь кольчуга менее прочной, наружу торчали бы ребра вскрытой грудины, в обрамлении разорванного металла. Несколько следующих атак принесли легкие царапины обоим противникам и один серьезный порез на ноге демона. Оба чувствовали приближение финала схватки, когда внезапно, над головами бойцов, хлопнула оконная створка и раздался визгливый голос:

— А ну прекратите шуметь, хулиганы! Вот уж я пожалуюсь смотрящему Приклу! Ишь ты! Вздумали тут бренчать своими железяками!

Демон и эльф не обратили внимания на шумное вторжение в их внутренний мир, ограниченный остриями мечей и оценивающих взглядов противников. Видя бесполезность своего вмешательства, разъяренная фурия в окне вылила на дуэлянтов содержимое ночного горшка, которое частью попало на демона. Тот резко махнул рукой и голос противной тетки прервался, перекрытый лезвием метательного ножа, рукоятка которого словно по волшебству появилась на горле пожилой гномки. Когда демон отвлекся на это действо, эльф бросился в атаку, не упустив случая. Но демон был мастером своего дела, включившим бросок ножа в узор смертельного танца с эльфийским рейнджером, как и отданный в капкан движений меча эльфа собственный меч. Демон входил в сотню лучших «железных кулаков» Лиги, натренированных с помощью внутренней энергии, не имеющей никакого отношения к магии, пробивать голыми руками защитные купола вражеских магов. Вытянутой ладонью левой руки, словно копьем, усилив удар поворотом всего тела и выплеском внутренней энергии, демон ударил точно в приоткрывшийся разрез на кольчуге. Разрушив печень, рука демона вышла из спины, разорвав внутренности рейнджера и натянув заднюю сторону кольчуги. Эльф умер мгновенно от болевого шока, завалившись с перекошенным от боли лицом, на демона, при этом левой рукой как бы отталкивая в грудь, принесшего ему смерть противника.

— Все, все, — как будто успокаивая неразумное дитя прошептал демон, мягко опуская эльфа на землю. Он неловко дернулся, когда боль от забытой стрелы в боку напомнила о себе и услышал звонкий щелчок там, куда упиралась рука эльфа. Демон хотел посмотреть вниз, но почему-то голова его не послушалась, да и ног с руками он не чувствовал. «Что за…», — удивился демон и начал заваливаться вперед, медленно опускаясь на колени, с невольно притянутым к себе эльфом из которого он так и не успел вытащить руку. А из шеи демона, выглядывало, как любопытный зверек из норы, узкое лезвие, по дороге на свободу пробившее горло и разделившее шейные позвонки.


Звуки сражения постепенно затухали, уступая место тишине. Из открытого окна свисало тело мертвой гномки, пальцы которой постепенно расслабились и выпустили ручку ночного горшка, с грохотом, нарушившим тишину, разбившегося о мостовую. А посреди переулка, лицом друг к другу, стояли на коленях эльф и демон. Появившиеся в этом тупичке через некоторое время стражи долго нерешительно ходили вокруг, пытаясь понять, как разъединить двух воинов, и после смерти не желающих отпустить своего врага.

Ник

Что может быть прекрасней чувства полета? Вернее его вариации — свободного падения, когда внутренности сворачиваются в тугой комок, перехватывает дыхание, внутри мышц образуется щекотка, а яйки, будто обретя разум, пытаются спрятаться внутри организма? Говорят, к этому можно привыкнуть. Только не мне. Каждый раз как в первый. Все-таки в виртуальных компьютерных полетах и падениях, в том числе и в местном варианте, слившись сознанием с элементалем воздуха, чего-то не хватает. Ощущения не те. И ко всему этому примешивается чистый восторг! И некоторая доля сюрреализма, когда супротив всех ощущений падения, земля удаляется. Вот как сейчас.

На высоте сотни метров земной элементаль остановил подъем, как и было ему указано. Не знаю, как он организовывал антигравитацию, или что там у него, но ощущение падения или невесомости осталось, хоть и несколько уменьшилось. Я наверно минут десять висел вот так, пытаясь свыкнуться с ощущениями и, чего уж греха таить — наслаждаясь ими. И не заметил, как мысли потихоньку свернули в менее приятное русло. А все дело в том, что я несколько разочаровался в системе управления элементалем. В смысле из инфосети. Оказалось, что оттуда напрямую управлять им, как вне ее, не получается. Можно только задавать последовательность его действий, которые он и выполняет. Что-то вроде программирования. При этом теряется гибкость его управления. Да и скорость. В этом режиме он больше напоминает банальный автомат, тупо исполняющий команды. Я, конечно не претендую на то, чтобы считать, что со всем там разобрался. Нет, боже упаси, ясно как божий день, что я только прикоснулся к самому вкусному. Вот только справочника по программированию элементалей не прилагается и вот эти вот действия элементаля — поднять, опустить, остановить, скорость, можно сказать были найдены мною методом научного тыка. А уж сколько нервов я потратил, когда привязывал его к Крисе — и не спрашивайте. Полная дупа, отбивающая все желание копать в этом направлении. В голову приходит только одно предположение — так было сделано специально. Типа можно запрограммировать элементаля на любые действия, но в то же время при необходимости можно напрямую им поуправлять или запустить уже написанную программу, не выходя в инфосеть. И еще самое поганое — если элементаль выполняет какую-то программу, а в это время его вызывает маг, то элементаль может приостановить ее выполнение. Скорее всего есть возможность такое отключить, но я пока не нашел как — проверил на Крисе. А ведь по логике у них еще должны быть встроенные мощные программы для выполнения каких-то сложных функций. К ним я тоже не подобрался. Не нашел. Вот такие вот пироги.

От таких мыслей градус настроения сильно упал, но не настолько, чтобы все бросить. Немного пообвыкнув с новым для себя состоянием и проверив состояние защитного шара, внутри которого я находился, запустил следующую программу полета. Их я «написал» несколько для определения управляемости элементаля и ее пределов. Сегодня я еще подниматься в точку фокуса не буду, хоть такая мысль и мелькнула. Лучше все хорошенько проверить. Хрен знает, как я себя буду чувствовать в точке фокуса — я еще не забыл как настраивался на меня Умник и с какими ощущениями. В общем, немного не в своем стиле спараноидалил.

Следующие полчаса элементаль двигал меня в горизонтальной плоскости по кругу, просто вперед назад, с разной скоростью. В принципе неплохо, вот только свое действие начинал оказывать ветер, на высоте в полкилометра начавший дуть достаточно сильно и «сдувавший» мой пузырь с заданного направления. Видимо, когда я запускал зверька в небо было затишье, иначе хрен бы он вернулся почти в ту же точку, откуда и стартовал. Правильно запрограммировать элементаля, чтобы он реагировал на внешние воздействия мне не удалось. Я просто банально не знал, как это сделать. При прямом управлении вроде получалось, но я хотел добиться, чтобы это происходило без моего участия, а почему-то элементаль земли, в отличие от воздушного, с большим трудом поддавался на внешнее обучение на основе примеров. В результате я плюнул на это дело и минут пять просто висел в воздухе, болтаемый воздушными потоками и глядя вниз. Красиво. Столица даже с такой высоты виделась не полностью. Она вытянулась в виде немного неправильного овала с юга на север на несколько километров. Да и то, этот овал был весьма и весьма условным — по его краям присутствовала как бы бахрома построек, деревьев, каких-то высоких сооружений. Ну и конечно мощная стена, окружающая центральную часть города. Краем взгляда я что-то зацепил, но тут мне пришла одна идея, которую я тут же попробовал проверить. Если элементаль земли такой «туповатый», вернее я тупой, что не могу с ним разобраться, то ведь с элементалем воздуха у нас очень «доверительные» и «близкие» отношения! Поэтому я быстро вызвал Шишигу и погрузился в мир смешанных эмоций этого существа (у земного я их почти не заметил). Как ни странно, втолковать ему, что надо делать не составило труда. И вот уже я, медленно поднимаюсь на высоту километра с помощью земного элементаля, а все боковые порывы ветра нейтрализуются Шишигой. За время подъема пузырь, в котором я находился, не сдвинулся от вертикали ни на сантиметр! Ну, так мне показалось, ведь как замерить это я мог только примерно.

Приближаясь к граничной отметке, я отцепил от пояса устройство, точно такое, как и то, что ждет своего часа в амуниции парашюта для отстрела вытяжного парашютика, и которое в данный момент заблокировано. Я решил повторно проверить, как этот техномагический девайс работает. При пересечении заданной границы ничего не произошло. Это меня опечалило, так как мне казалось, что тут все нормально. В этот момент в моей голове раздалось хмыканье Умника.

«Что?» — мрачно спросил я, крутя сей предмет в руках.

«Да мне вот кажется, что ты переработал. Тормозишь на ровном месте».

«М-да?»

«Угу», — и замолчал. Я же вдруг сообразил, что действительно туплю не по-детски. Я ведь в коконе, а он держит постоянное давление, соответственно и датчик давления считает, что находится на земле. Так… Бросить каку для проверки не получится — тот же кокон не пропустит, а выключать его пока не хочется: мне тут вполне комфортно и уютно. И даже тепло. «Ну да ладно, потом проверю», — решил я и снова прицепил прибор к поясу. Огляделся. Эх, красота! Красота? Ну, да. Красиво, умом я это понимаю, только почему не чувствую обычного состояния, когда любуешься такими видами? Я прислушался к себе. Первоначальный восторг от полета куда-то подевался и в голове снова пустила ростки усталость и равнодушие. Вот блин! Ну точно, переработал — знакомые ощущения. Даже стимуляция симбионтов и Умника не помогает. Ладно, вернусь вниз — отдохну денек, потом слетаю в точку фокуса, а затем сделаю себе отпуск. Возьму Крису и рванем куда-нибудь, она как местный житель должна знать, где можно отдохнуть и как. А то в последнее время слишком часто я косячу, иногда просто-таки заставляю себя работать. Потом, правда, втягиваюсь в работу и фиг меня оторвешь, но неправильно это. Правда тут еще соревнования музыкантов начинаются да и бал у архимага… Может ну его на фиг?

Я некоторое время оглядывал окрестности, болтаясь на высоте уже около полутора километров, куда элементаль земли медленно, но верно меня поднимал. Скорость я специально установил небольшую — торопиться особо было некуда. И снова меня посетила мысль сгонять в точку фокуса, раз уж забрался сюда и вроде как все идет нормально. И снова я отмахнулся от нее — что-то меня останавливало. Но с каждым разом все труднее. Чтобы перебить эти мысли, я стал более внимательно разглядывать расстилающиеся подо мной природные пейзажи. Недалеко от столицы гномов начинались невысокие горы, постепенно доходящие примерно до трех тысяч метров, однако даже с этой высоты за ними вдали очень смутно проглядывали верхушки гор, некоторые из которых возвышались на десятки тысяч метров. По-моему это уже где-то на территориях людей. А может это все мне кажется, мираж… Вроде там должны быть степи, примыкающие как к гномам, так и к людям. Ну и ладно, сейчас совсем не хочется об этом думать и сбивать умиротворенный настрой, наконец вернувшийся ко мне.

Внезапно над городом на небольшой высоте что-то сверкнуло. Я заметил это краем глаза и повернулся в ту сторону.

«Фейерверки, что ли? Тренируются к балу?» — была первая мысль.

«Не знаю, не знаю», — влез в мои мысли Умник. — «Я уже некоторое время наблюдаю слабые возмущения магического фона. Что более интересно, вижу выбросы эльфийской и демонической магии».

«А почему молчал?»

«Сам же сказал не беспокоить тебя», — обиженно буркнул Умник.

В голове у меня замелькали последние события, предупреждения Умника, и некоторые моменты прямо-таки выперли наружу из общего количества данных. Прокрутил запись с жучка Крисы. Ничего не понятно. Явно что-то происходит, слышится тяжелое дыхание, но ни одного слова! Партизанка, блин… Демоны, что ли мутят? Из Лиги которые. У них там и эльфы и люди есть. По крайней мере на показательных выступлениях Лиги они там отсвечивали. С другой стороны, с жучка одного из эльфов, которого я как-то просто увидел на улице и повесил ему жучок, что было сделать легко — он не был магом, бадди-комп записал разговоры, общий смысл которых был достаточно понятен — выдвигаться за город. Хм… А почему тогда фигня какая-то происходит в городе? С другой стороны, магические всплески происходят не в центральной части, а где-то на окраине. Может «за город» означает за стены внутреннего города?

«Криса!» — что-то кольнуло внутри. Куда же ты вляпалась? И вляпалась ли? Странно. Вроде бы я должен чувствовать ярость, сильное беспокойство, что на мою подругу подняли руку, но апатия все никак не хотела отступать.

«Умник!», — я дал себе несколько пощечин, чтобы очнуться, — «помнится, ты смог соотнести положение на карте города и отражение объектов в инфосети, так?»

«Было дело», — согласился Умник, — «Только весьма приблизительно».

«И тем не менее. Давай определи по жучку Крисы, где она находится, да и остальные жучки тоже, а я пока двину в сторону города. Что-то не нравится мне происходящее», — не выходя в инфосеть, я подключился к элементалю земли и потихоньку двинул его в сторону столицы. Шишига все так же продолжал нейтрализовывать действие воздушных потоков вокруг моего кокона.

В процессе движения я, выкрутив на максимум увеличение бадди-компа, с полуторакилометровой высоты пытался рассмотреть, что происходит в городе. Примерное место вспышки я запомнил. Но все было бесполезно: слишком далеко, чтобы нормально разобрать подробности. Город медленно приближался и вот наконец на его окраине появилась жирная точка с фоткой Крисы поверх нее. К сожалению, точка эта была окружена кругами, обозначающими ошибку определения, то есть Криса могла находиться в любом указанном месте, и разброс этот составлял несколько кварталов. Печально, но не страшно. Главное понятно, куда двигать. Тут появились еще несколько точек, обозначающих положение Васы, некоторых гномов, не имеющих отношение к делу и того левого эльфа. Васа, судя по всему, находился в дворце архимага, остальные — где-то по городу. Подчиняясь мысленной команде, комп оставил маяки Крисы и того эльфа — его расположение было недалеко от Крисы. Все-таки эльфы? И чем же Криса насолила им, что они накинулись на нее? Спокойная, тихая девочка, политикой не интересуется. И причем тут демоны? Та вспышка была организована с использованием демонической магии. Что за дела тут творятся? И вот тут-то наконец Криса подала голос (я уже не выключал прослушку ее жучка).

«Да что же вы ко мне пристали?» — усталым и немного охрипшим голосом тихо пробормотала моя подруга. И вот тут мне поплохело. Я успел спуститься где-то на полукилометровую высоту над местом нахождения Крисы и потому очень хорошо увидел, как несколько домов в предполагаемой зоне ее расположения просто сложились внутрь, как карточные, подняв кучу пыли. Я почти был уверен, что она использовала земного элементаля, потому что только гравитационный всплеск способен на такое, а эльфы вряд ли смогут подобное сделать. Правда, насчет демонов я не был уверен, но тут вроде бы именно эльфы тусуются. Это до чего же ее надо было довести, чтобы она решилась на такой шаг?

«Вот вам, гады», — тяжело дыша, снова подала голос Криса. На некоторое время наступило затишье, в течение которого ничего вроде бы не происходило. Удерживая себя элементалем земли на одном месте, я пытался поточнее определить, где она находится и куда мне лучше приземлиться, когда внизу что-то произошло — Умник прорисовал в компе что-то вроде вспышки, невидимой в обычном плане. Внутри моего организма что-то екнуло, к горлу подступила тошнота, впрочем, тут же пропавшая, а земля с неожиданно увеличивающейся скоростью стала наплывать на меня.

Как я потом узнал, среди нападавших эльфов был маг, специализирующийся в действиях против стихийников. То, что Криса вызвала элементаля земли он не понял, но почувствовал знакомые «вибрации» магического фона или еще что и, сильно не разбираясь, наполовину придавленный упавшей балкой разрушенного дома, шарахнул плетением, нарушающим связь мага-стихийника с элементалем. И, судя по мощности выброса, выложился полностью, а возможно еще и накопитель использовал — даже до меня достало, и эта завеса помех еще минут пять держалась, не давая призывать элементалей. Кстати сказать, крутые маги-стихийники тоже могут как-то сопротивляться таким воздействиям извне — идет обычное противостояние щита и меча, но в данном случае ни Криса, ни я не были к такому готовы, да и не знали этих тонкостей, поэтому и поплатились. Так как мой земной элементаль в тот момент управлялся напрямую, то в отличие от Шишиги, продолжавшего выполнять программу по нейтрализации воздушных потоков вокруг меня, он просто посчитал, что его «отпустили» и свалил. Ну, а я растерялся от этих непоняток и почему-то решил, что лучше падать не в защитном коконе, а спуститься на парашюте. Эти мысли у меня в голове промелькнули буквально в течение долей секунд, после чего я не задумываясь деактивировал защитный кокон и резко дернул кольцо, раскрывшее ранец. По ушам хлопнуло, в глазах помутнело, но слава богу, я падал пузом книзу, так что парашют раскрылся штатно. Через пару секунд меня легонько потянуло, усадив в подвесной системе, и я закачался под куполом. С трудом глянул вверх. Зрение восстановилось. Небо надо мной закрывал черный купол. Вроде нормально открылся. Никаких перекосов, парашют не порван и не висят оборванные стропы. Я, на всякий случай, был готов отцепиться и снова включить защитный кокон, если все пойдет криво, но вроде как обошлось. Глянул на индикатор высотника. До земли еще пара сотен метров, надо определиться куда приземляться. Желательно в район нахождения моей боевой (или боевитой?) подруги. И тут бадди-комп снова на пару секунд закрасил местность радиусом около квартала красным цветом.

«Что за фигня?» — пробормотал я.

«Это я показал», — проявился Умник, — «судя по характеристикам сработавшего плетения, в этом районе активировался сонный кристалл нашей разработки».

«Ага, значит и Криса где-то рядом», — пробормотал я, — «Хорошо хоть меня не достало излучение. Вот только она его врубила рядом с собой или умудрилась издалека? Да нет, рогатки у нее нет, отбросить далеко не получится. Да и в жучке тишина… Ладно, садимся рядышком с этим пятном», — решил я и скорректировал направление своего приземления. И плевать, если заметят. Но, думаю, после таких магических выступлений вряд ли кто смотрит в небо, если и есть кому.

Махас

Махайнийа Махас медитировал в небольшом дворике, в беседке, укрытой со всех сторон зеленью, так любимой гномами. Мысли медленно текли, цепляясь друг за дружку и образуя причудливый водоворот образов, в которые демон лениво вглядывался. Это было любимое состояние махайнийа. Именно таким образом у него лучше всего получалось собирать и накапливать магию огня. Магия, она ведь есть повсюду. Правда, не везде ее «плотность», как говорил учитель Махаса, одинакова. Конечно, у источников подпитываться лучше всего, да и быстрее, но опытный маг, а тем более махайнийа, не испытывает особых затруднений и вдали от них. В Дорзене, правда, из-за очень сильного источника земной магии, мешающего спокойно накапливать свою, отличную от гномьей, это делать сложнее. Но ничего непоправимого нет, внутренние запасы полны, драк не предвидится, накопители забиты магией огня под завязку. И лишь любовь к самой медитации, очищающей разум от шлаков событий, была причиной того, что сейчас демон отдался этому занятию.

Перед глазами мелькнули образы столицы двухсотлетней давности. Именно тогда Махас посещал ее в последний раз. И надо признать, за прошедшее время многое изменилось к лучшему. Город разросся. Стал зеленым, видимо Руархиду нравятся эльфийские сады, если он ввел здесь такую моду. Тогда Махас еще не был ни махайнийа, ни гроссмейстером, а всего лишь достаточно сильным боевым магом, путешествующим по миру, чтобы и себя показать и на других посмотреть. В особенности на других боевых магов, а может чему и научиться у них. Был он тогда не настолько спокойным и уравновешенным, как сейчас, уже достигнув вершины боевого магического искусства. И куролесил со всем пылом юности. Пришлось даже прятаться от местной стражи, а потом и покинуть город — его объявили в розыск. Но, по сути, ничего страшного он тогда не совершил, а так, подшутил над гномьими боевыми магами. Он до сих пор считал, что те его неправильно поняли и совсем его шутка не была злой. Впрочем, все зависит от точки зрения. С того времени прошло много лет, искать его перестали быстро, да и, как потом узнал Махас, архимаг гномов Руархид, тогда сам всыпал провинившимся с его точки зрения магам, и розыскные листы были отозваны. Еще не раз Махас бывал у гномов, но в столицу как-то не доводилось попадать. И лишь сейчас, не устояв против просьбы своего друга Читаатмы Балаватха, решил посмотреть, как тут обстоят дела. Да… Балаватх… Пожалуй, самый лучший друг, которого только можно себе пожелать. Исключительно умный, разносторонне развитый демон. Подружившись в свое время, никто из них не прогадал. Вряд ли бы Махас достиг вершин без помощи своего друга, да и он сам со временем стал поддержкой Балаватху, позволившей тому не бояться за свою спину в его бурной жизни. Частенько даже одного знания, что за спиной Читаатмы стоит Махас, бывало достаточно для того, чтобы недруги Балаватха, коих у того было великое множество, отступились. Не всегда этот умнейший демон понимал, когда нужно остановиться, и приходилось вытаскивать его из всяких переделок.

Махас наконец соизволил открыть глаза и перевести взгляд на уже некоторое время топтавшегося рядом слугу. Заметив, что на него обратили внимание, тот поклонился и не разгибаясь проговорил.

— Сваами Читаатма Балаватху требуется ваша помощь, — и замолчал, ожидая разрешения говорить дальше.

— Продолжай.

Спустя минуту четкого пересказа сообщения, слуга замолчал.

— Посыльного и командиров боевых отрядов ко мне, — произнес демон и задумался.

Ник

Приземлился я успешно — внутри крошечного дворика неразрушенного дома. В ноги сильно ткнулась земля, и я не удержался на них. Купол, по причине отсутствия ветра, спокойно сложился рядом. Быстро отстегнув его, я огляделся. Загаженный маленький дворик, метров двадцать на двадцать, когда-то претендовавший на гордое звание «благоустроенный». Судя по покосившейся открытой двери и отсутствующим окнам, тут давно никто не живет. Быстрый скан Умником подтвердил мое предположение. Я наконец сделал то, что давно должен был сделать — проверил, что из оружия у меня есть с собой. Кроме пары метательных ножичков в рукавах куртки да рогатки, ничего. Включил радар. Ну вот теперь полная ясность. Куда делись жители из близлежащих домов я не знаю, но их было крайне мало. Вернее, в паре домов в этом квартале отсвечивались отметки, но под землей. Видимо в подвалы залезли. Остальные вовремя свалили или не живут тут. Так, поблизости до фига эльфов, держащих в кольце домик с отметкой Крисы, вдали еще какие-то отметки, похоже на демонские и они удаляются. Интересно, меня заметили или нет? Судя по отсутствию движения в мою сторону — нет. Или все спят, или я так удачно попал в разрыв событий.

Я забежал в дом, прошел его насквозь, поднимая пыль своими шагами и остановился около заднего выхода, или наоборот переднего, так как он выходил на улицу перпендикулярную той, на которой находился дом с Крисой. Почему его не заняли эльфы? Думаю потому, что он не выходил напрямую к дому с Крисой и для них неудачно стоял, так что в этом деле мне повезло. Я остановился в прихожей перед дверью и дал возможность поработать Умнику и бадди-компу. Через пару минут передо мной в воздухе развернулась карта местности, снятая компом при приземлении (не зря я вертел головой по кругу) и расположение всех живых организмов на ней, то бишь противников.

«Ну, Умник», — я ознакомился с картой и, наплевав на грязь, для удобства сел на пол и прислонился к стенке, — «твой выход».

На пару секунд картинка в глазах задергалась, краткое мгновение неудобства, связанное со сменой картинки и… я выплыл наружу сквозь дверь. Вернее, «глаза» Умника. Передо мной развернулась изображение, захватывающее полный круг вокруг точки «глаза». К такому я уже более-менее привык.

«Давай к ближайшему эльфу», — скомандовал я.

Картинка быстро мелькнула и вот уже я вижу лежащего эльфа, мирно посапывающего недалеко от выхода из моего дома. Пометавшись между оставшимися эльфами, удостоверился, что все они спят. Правда расслабляться не давало движение, засеченное компом в паре кварталов отсюда, да и рефлекторные подергивания у некоторых эльфов. То ли собирались вот-вот проснуться, то ли как-то сумели защититься от усыпляющего излучения. В разрушенные дома залетать не стал, хоть там и отсвечивали метки нескольких эльфов. В общем, сейчас самый удобный момент, и терять его не стоит.

Отключив «глаза» Умника, я проморгался, вскочил и резво рванул в сторону дома, где находилась Криса, по пути вынеся старую дверь приютившего меня дома. Пробегая мимо лежащих эльфов и не останавливаясь, троим посадил в их ауры жучки — почему не воспользоваться ситуацией? Приблизившись к дому с неудовольствием заметил, что он нехило оплетен каким-то эльфийским плетением, но маг, делавший его, явно не успел довести свою работу до конца — оно уже начало расползаться. Или же повредилось от действий Крисы. В любом случае вряд ли оно может сейчас навредить кому-либо и я, задержав дыхание, рванул в дом. При прохождении обрывков плетения как всегда почувствовал легкую щекотку, после чего оно окончательно развеялось.

Ориентируясь на данные радара, быстро определил комнату, где находится Криса, но, подчиняясь окрику Умника, остановился еще в самом начале лестницы на второй этаж.

«Стой! Смотри под ноги!»

И точно, знакомый стиль Крисы некоторых узлов-датчиков плетения, спрятавшегося внутри камня лестницы. Минимум энергии, почти незаметно (спасибо Умнику, что остановил) и весьма изощренно. Пришлось потратить некоторое время, чтобы разобраться, что она тут наваяла и как с этим бороться. Что делает плетение я не стал разбирать, искал только, как не дать ему сработать. В принципе нашел быстро, так как уже знал, что предпочитает Криса и как реализовывает логику работы своих плетений. Так сказать, у нее свой почерк. Бадди-компу с моим вмешательством в процесс разбора хватило пары минут, чтобы разложить плетение на составляющие, выделить «датчики» для определения нарушения сигнальной сети и отделить их от части плетения, отвечающего за нанесение вреда нарушителю сети. Кстати, лестница огибала центральную часть комнаты по кругу, и ее левый пролет был разрушен. Мое внимание что-то привлекло в той стороне и я все-таки быстро сбегал туда, благо всего с десяток шагов, и заметил тусклые отпечатки аур, в районе камнепада и остатки сети точно такой, что и в целой части. Я примерно представил, что тут могло произойти. Видимо эльфы рванули по левой лестнице, тут же сработала засада, приготовленная Крисой и лестница развалилась, да и стена упала поверх остатков лестницы. «Интересно, кого-нить придавило или нет? И почему по правой стороне не пошли? Может не успели», — я пожал плечами, вернулся к своей лестнице и быстро взлетел на второй этаж.

Комната была абсолютно пуста, если не считать толстого слоя пыли изрядно вытоптанного в центре и около окна. Никакой мебели. Еще один заброшенный дом? Но левые мысли быстро вымело из моей головы, когда я увидел Крису, лежащую у стенки слева от окна, неудобно подвернувшую под себя левую руку. Я осторожно перевернул ее на спину и сильно сжал челюсти, чтобы удержать себя в руках. Грязная, вымазанная в земле, брюки и рубашка порваны. Губы искусаны в кровь, а на грязном, но даже в таком виде, привлекательном личике — уже подсохшие следы от слез. Надеюсь это были слезы злости, а не отчаяния. Я сел рядом с ней, положил ее голову себе на колени и уставился в противоположную стену комнаты, пытаясь успокоиться.

«Я просканировал ее. Она просто спит. Сил у нее почти не осталось. Вряд ли бы она долго продержалась. Особых ран я не заметил, в основном царапины и синяки», — проявился Умник.

«Спасибо», — кивнул я и тут заметил под стеной, на которую я смотрел, стрелу с отломанным от удара о каменную преграду наконечником. Невольно мои руки сжались в кулаки. Не знаю, что собирались эльфы сделать с Крисой, вряд ли убить — не имеет смысла устраивать такое толпой, для этого достаточно одного убийцы, пославшего стрелу издалека. Скорее всего хотели просто схватить (из-за меня? Узнали, что она моя подруга? На фига такой толпой? Такой толпы вполне хватило бы на меня одного!), но видимо она настолько достала их, что кто-то из них не выдержал — пустил стрелу. Вообще, Криса вряд ли бы подходила к окну, наверно эльфы увидели, как она бросает что-то в него (сонный кристалл) и попытались не допустить этого — мало ли что это могло быть. Однако, это не оправдывает их. Мой счет к эльфам значительно вырос. Вернее появился: если раньше я просто избегал их, то теперь активно невзлюбил.

Я погладил Крису и всмотрелся в радар. Судя по шевелениям некоторых из них — они очнулись. Скорее всего маги, наверно какая-нить заначка магическая сработала. Да и новые головы подтянулись. Времени почти не оставалось, а в голову ничего не лезло, кроме мата. И чтобы выиграть несколько минут для раздумий я позвал Шишигу.

Нет, я определенно люблю этого элементаля! Возможно с другими элементалями такого понимания и не достичь — нет экспериментальных данных, для статистики вызова земных элементалей недостаточно. Но именно с Шишигой у меня установилось просто замечательное взаимопонимание. Причем из инфосети я сейчас просто не смог бы запрограммировать его так, как мне понадобилось, в отличие от прямого слияния.

В окно заглянул любопытный нос ветерка и будто испугавшись поднявшейся пыли тут же вылетел наружу. Я чихнул и попросил Умника выглянуть. Его глазами я и наблюдал происходящее. Легкий порыв ветра заставил эльфийских магов настороженно оглядеться и просканировать окружающее пространство. Они приостановили движение воинов, заставив их спрятаться. Ветер все крепчал и крепчал. Вот уже поднялась пыль, замутнив чистоту воздуха, с деревьев стали облетать еще вполне зеленые листья. Буквально за несколько минут ветер превратился в мощный смерч, центром которого был дом, в котором находились мы с Крисой. К счастью, Шишига понял меня правильно, и здесь была относительная тишина (и не спрашивайте как это у него получалось) в то время, как по окружности дома начал летать всякий мусор, ветки и даже камни, все сильнее и сильнее закручиваясь и ускоряясь, делая невозможным проникновение сквозь эту воздушную стену. Пару раз я почувствовал магические анти-стихийные всплески магии, подобные тем, что я засек перед разрывом связи с земным элементалем и падением, но сейчас это им не помогло — Шишига действовал самостоятельно. А своих стихийников, видимо, у эльфов не оказалось. Вот уже на улице потемнело — стена из пыли, мусора и того, что попало под руки Шишиги, образовала мутную пелену высотой в несколько сотен метров (а Шишига не мелочится!), сквозь которую практически ничего не видно. Только безумец сунется в это буйство стихии, так что время я выиграл. Но эта стена не была препятствием для «глаз» Умника, и я отправился проведать, как поживают противники. Ха! И еще три раза ха! Уж на что эльфы внешне малоэмоциональны, но меня очень порадовал вид одного из магов, что-то кричащего и размахивающего кулаками в мою сторону. «А, ну понятно», — злорадно хмыкнул я, — судя по радару, внутри этой стены ветра болтался один из эльфов. Уж и не знаю даже — живой или нет?

«Ну, суки!» — радостно подумал я, так как сообразил, как наказать эльфов, — «держитесь!» Можно, конечно, и обзерошить их (никаких отрицательных чувств на эту мысль я почему-то не испытал), но они не поймут урока.

«Для вас у меня есть более интересная игра», — подумал я и залез в инфосеть. Периодически выскакивая оттуда, чтобы скорректировать кое-что, я снова лез обратно. Минут семь на все про все у меня ушло. Затем проверил результат «глазами» Умника и… улыбнулся, не в силах скрыть злорадный оскал.

«Умник, буди Крису!»

Через некоторое время дыхание девушки изменилось. Она резко всхлипнула-вздохнула, открыла глаза и дернулась, увидев меня. Сообразив, кто смотрит на нее, она резко подалась вперед и обняла меня.

— Ты?!

— Угу, — с хрипом выдохнул я, — задушишь! Ну и силенки у тебя! А все говорят — женщины, женщины! Слабые существа! — я поцеловал ее куда-то в область уха, — Вот что ты сделала с бедными эльфами? Нет, пожалуй надо тебя держать подальше от них, — забалтывая Крису я старался поскорее привести ее в чувство. Время уходило.

Наконец Криса отодвинулась от меня и что-то хотела сказать, но я придержал ее губки своим пальцем:

— Потом! Нам надо двигать отсюда, — и не удержавшись поцеловал ее, — побежали!

Криса с трудом встала и немного неуверенно пошла за мной, пытаясь на ходу разработать затекшую руку. М-да…

— Куда мы? — удивленно спросила девушка, когда я полез по маленькой лестнице, ведущей на крышу.

— На крышу, так надо, — я с трудом выбил закрытую дверь и помог Крисе залезть.

— Ух, ты! — девушка пораженно замерла, оглядываясь по сторонам. Да уж, зрелище впечатляет. Все в серых тонах, вокруг домика крутится серая стена непонятно чего, в толще которой иногда мелькают какие-то предметы, мусор, что-то непонятное. И все это сопровождает гул, свист, дрожь. А мы стоим в центре, и до нас добираются только легкие порывы воздуха. Я обнял Крису сзади и сказал:

— А сейчас мы немножко полетаем. Не боишься высоты?

Она немного сжалась но отважно качнула головой — мол, нет.

— Если будет страшно, просто закрой глаза. И не пугайся, если почувствуешь, будто падаешь. Так и должно быть. Нам ничего не грозит.

Развернув ее к себе я заставил Крису крепко меня обнять и создал защитный купол точно такой, как и тот, в котором я летал до этого.

Через пару секунд земной элементаль, уже вызванный мною, начал нас поднимать по центру своеобразной воздушной трубы.

И вот тут мне пришлось попотеть. Все-таки в центре было не совсем спокойно, Шишига был занят другим делом, и наш шар стало кидать из стороны в сторону, хорошо хоть я успел снова подцепиться к земному элементалю и вручную гасил рывки. Это было… скажем так, непросто. И как только мы не врезались в стену воющего воздуха? До сих пор с трудом вспоминаю этот момент. И совсем неспокойно было в самом верху — там нас резко бросило к стене, я еле успел среагировать, а потом второй рывок воздуха просто вытолкнул нас наружу и в сторону. Я только потом сообразил, что сглупил — надо было заставить элементаля поднимать нас на большой скорости, и не понадобились бы такие напряги. Но, что сделано, то сделано. Нас отбросило метров на двести в сторону, но с нашей высоты прекрасно было видно происходящее внизу.

— Глянь, Криса, какая красота! — срывающимся голосом проговорил я. Криса приоткрыла глаза, глянула вниз и тут же снова зажмурилась и сжала меня в объятиях так, что я с трудом стал дышать.

— Не… не… надо, — выдохнула она, — с…с…страшно.

Я погладил ее по голове. А посмотреть было на что.

Вокруг кольца воздуха, организованного Шишигой, крутилось второе кольцо, но в противоположном направлении. Между ними было свободное пространство как раз около квартала, в котором находились эльфы. И это кольцо медленно, но неуклонно сжималось. Были бы у них стихийники, то моя задумка не составила бы им проблем… Но, как говорится, хороша ложка к обеду… Эльфы метались внутри еще спокойного пространства. Надеюсь, сообразят спрятаться в домах — они все-таки каменные, могут и устоять… Но даже отсюда было видно, что в том месте, где было внешнее кольцо, после сжатия многие дома не выглядят целыми. Я пожал плечами — в конце концов там есть и подвалы. Надеюсь, страх и ужас, испытываемый лопоухими, будет достаточным наказанием. А если кто-то не выживет… Что ж, значит такая у них судьба. А вот не надо было обижать Крису!

Я до самого конца смотрел представление, записывая его на комп. Буйство стихии, причем осознанное, во всей красе! Меня вдруг сильно заинтересовало, а что будет, когда два кольца сойдутся? Непонятно и интересно, как будут действовать два элементаля, да и сам процесс соприкосновения двух воздушных масс, двигающихся в противоположных направлениях, интересен. Нейтрализуют друг друга? Или процесс пойдет вразнос?

Да уж… А со вторым воздушным элементалем оказалось сложнее справиться. Пришлось частично его «программировать» из инфосети, а частично внешне объяснять, что мне надо. Наконец я убедился, что у нас с Шишигой просто идеальное взаимопонимание. Сравнение было явно в его пользу. С другой стороны, это не есть гуд. Если это искусственные существа, то делались они под одну копирку, а значит, такие флуктуации поведения могут говорить о том, что не все в порядке в Датском королевстве, или же прошло слишком много времени с момента их существования, и их интеллект под действием внешних сил мог изменяться по разному у каждого элементаля.

Однако ждать я долго не стал и как только оба кольца почти совместились, отпустил обоих элементалей и выбросил из головы произошедшее. Надо заняться Крисой и в спокойной обстановке. На полигон я не решился лететь — желательно быть поближе к властям, я ведь не знаю, что происходит, а своего мага гномы в обиду не дадут. Поэтому, по здравому размышлению, отправился я к дому Васы.

Старый Борх

Дальний поход к таверне, где можно было бы довести себя до такого состояния, когда весь мир начинает быть похожим на произведение самого доброго, умного и всепрощающего бога, а все гномы — добрые и щедрые друзья, а все женщины — красивые и понимающие… не оправдал себя. Вернее, пока не оправдал. Поначалу все вроде бы шло хорошо. Своим не совсем прямым шагом, старый Борх преодолел почти половину пути, когда ему снова почудилась знакомая неправильность в пространстве, куда был устремлен его плавающий взгляд. Уже понимая, что винные призраки не оставили его в покое, как он было понадеялся, старик с каким-то болезненным интересом выполнил действие, просветляющее окружающую действительность и возможно открывающее ему сокрытое в «тонком мире» — нажал на свой левый глаз.

Прохожих, если бы они вдруг решили присмотреться к остановившемуся у стеночки старому неопрятному гному, возможно весьма позабавил бы его вид — выпученные глаза, вернее один глаз (в левый он зачем-то воткнул свой палец), судорожно раскрывающийся и закрывающийся рот и выражение полного обалдения на лице. А старому Борху действительно было от чего обалдеть. Ну кто, скажите, может похвастаться знанием, что оказывается, в «тонком мире», окружающем нас, а тем более в гномьей столице, живут люди, которые передвигаются не как положено нормальным гномам — своими ножками, а на заднице? Был бы Борх философом, — от этой мысли он удрученно покачал головой, — обязательно написал бы трактат о бытие сущего и несуществующего, о сложности строения окружающего нас мира, его обитателях, а возможно и множественности «тонких миров». Жаль, что он не философ. Но зато он может философски отнестись ко всему этому и продолжить свой путь. Вдруг просветление его не покинет, и сегодня, прежде чем отключиться от окружающего мира после приема очередного кувшинчика браги (а отказываться от нее, несмотря на происходящие с ним события, он не собирался), он увидит еще много удивительных вещей?

Стоящий у стеночки старый гном вдруг кивнул каким-то своим мыслям и продолжил путь. Вот только почему-то теперь он внимательно оглядывал дорогу, по которой шел, а так же дома и их крыши. И при этом постоянно давил на левый глаз своим грязным пальцем.

Теронвиль

Переведя взгляд в сторону, куда указывал дозорный, Теронвиль сразу почувствовал, как непроизвольно затряслись поджилки, и екнуло сердце. И не потому, что он увидел большой отряд противника, наоборот — в их сторону скакал только один, всего один всадник, но зато какой! Теронвиль даже проморгался, а не напутал ли он чего.

Но нет! Эту пару — демона и коня было сложно с кем-нибудь перепутать: на огромном черном чудовище, названном конем лишь по недоразумению природы, восседал не кто иной, как Махас, глава делегации Лиги, полный гроссмейстер боевой магии,[2] один из двадцати сильнейших боевых магов известного мира.

С трудом подавив пиетет перед куда более сильным, чем он магом, Теронвиль вспомнил, что стоит тут не один, а командует целым отрядом боевых магов. С таким силами, он, пожалуй, и двух гроссмейстеров завалить сможет! Эльф приказал половине оставаться на местах, любыми силами сдерживая зажатого в угол предыдущего противника, а остальным выйти демону навстречу, создавая общую защиту. Был, конечно, соблазн бросить все силы на то, чтобы додавить старого врага — слишком он силен, чтобы оставлять такого опасного противника за спиной, и затем сразу переориентироваться на Махаса. Однако Теронвиль решил не рисковать, гроссмейстерский удар в неприкрытый тыл несмотря на все численное преимущество может означать конец их могучего отряда.

Вдруг всадник резко ускорился. Огромной молнией летел он в их сторону. Казалось, ничто его не сможет остановить. Не добравшись до быстро выстраиваемой эльфами преграды чуть меньше десятка метров, конь прыгнул. Просто прыгнул. Но как!

Расширенными от удивления глазами Теронвиль наблюдал, как «конь» Махаса в просто невозможном прыжке преодолевает оставшиеся метры, взвившись высоко в воздух (от них так и полыхнуло магией), как чудовищным по силе ударом разносит вдребезги еще не соединенную общую защиту мастеров, как мириады маленьких, как мотыльки огненно-лесных плетений, обращают осколки разбитой защиты против самих же ее создателей.

Алый плащ демона величественно развивался на ветру, аура слепила горящим в ней огнем магии, а на лице играла улыбка хищного зверя, увидевшего беспомощную добычу…

Быстро придя в себя после удара, опрокинувшего его и сильно приложившего о землю, Теронвиль с трудом повернул голову в ту сторону, куда прорывался демон и еще успел заметить, как за поворотом скрывается конь, на спине которого сидят оба демона, а за ними распространяется стена жара, раскалившая камни мостовой и препятствующая преследованию. Вдоль дороги догорали деревья и лежали еще не пришедшие в себя воины. Эльф с трудом поднялся на ноги и мрачно огляделся, про себя думая, что они еще легко отделались.

Ник

Приземляться прямо во дворе дома Васы я не решился. Неизвестно, как отреагирует на такую наглость защита дома. Поэтому я выбрал в данный момент пустую от прохожих улицу и, аккуратно придерживая Крису, опустился на землю. Вот интересно, если кто-то видел меня, несмотря на включенный полог невидимости, что он подумает? Или если кто-то видел меня спускающимся на парашюте? С удовольствием бы послушал его мысли…

Слава богу, доступ в дом Васы мне не снимали, поэтому мы спокойно прошли в дом. Мы с Крисой молча рухнули на диван в гостиной. Моя подруга вся сжалась, вцепилась в меня и, уткнувшись мне в грудь, затихла. Я гладил ее по голове и не торопился с расспросами. Похоже, она еще не пришла в себя. И я ее понимаю. Все-таки девушка не боевой маг и вообще не боевик, что бы она там ни говорила про свою подготовку в рукопашке и интеграционной магии. Но, сдается мне, именно то, что Криса хороший интеграционщик, ей очень помогло. Это ведь раздел магии, так сказать, «на стыке» остальных, и поневоле она должна знать многое из всех областей магий.

Не прошло и пары минут, как в комнату вошла Мора, вытирающая руки о полотенце, наверно, что-то готовила на кухне. Увидев нас, а особенно в каком виде находится Криса, она всплеснула руками.

— Да что же это делается-то? Куда ты опять ее втравил? — она укоризненно посмотрела на меня.

— Я тут ни причем, — покачал я головой, — хотя…, — я подергал себя за мочку уха, — ладно, разберемся. Мора, можно по-быстрому приготовить купальню, найти ей какую-нибудь сменку одежды и перекусить?

Было видно, что она многое еще хочет сказать мне о ситуации, но сдержала себя и только кивнула:

— Сейчас будет готово, вы пока поднимайтесь, — она быстро вышла из комнаты.

Пока мы встали и медленно поднялись в купальню, все уже было готово. Вода нагрета, рядом лежало полотенце и простое платье как раз на фигуру девушки. Сама Криса находилась в каком-то ступоре. По крайней мере, не очень реагировала на окружающее. В теплой воде она сначала оживилась и рассказала мне, что с нею произошло, а потом наконец расслабилась и почти уснула под легким массажем. После купальни она с трудом поела, и я отнес задремавшую девушку на кровать в моей комнате. Видимо, на ней сказалось нервное напряжение. Ей надо просто хорошо выспаться. Хотя лечебные симбионты и активировались и ползали в ауре, но ничего страшного ни я, ни Умник в ее организме не обнаружили. Просто психическое и магическое истощение.

— Давно хотела спросить тебя, — пробормотала Криса не открывая глаз, — кто та девушка, что подарила тебе повязку, которую ты носишь не снимая?

Я удивленно посмотрел на нее.

— Почему именно девушка?

— Это старый обычай, — Криса слегка приоткрыла глаза и глянула на меня сквозь ресницы, — в больших городах его наверно и не помнят. Только я вот родилась не здесь… Такой повязкой, или ремнем, разукрашенными самой девушкой, она обычно выражает свое расположение к парню. Ни к чему этот подарок не обязывает, но окружающие видят, что между ними есть связь… иногда вырастающая в семейные отношения…

М-да… Видимо, Тишь в свое время хотела меня подколоть, да вот как вышло…

— Спи, — я поцеловал Крису в лоб, — это просто повязка.

Девушка послушно закрыла глаза, свернулась калачиком под одеялом и затихла.

* * *

— Что произошло? — спросила Мора, когда я спустился вниз.

Я устало сел на стул, положил руки на стол, на них голову и ответил:

— Непонятно. Почему-то эльфы напали на Крису. Да и вообще происходит что-то странное. Там, в нижнем городе идут какие-то магические боевые столкновения. Эльфы с кем-то воюют.

— Совсем обнаглели ушастики, — раздраженно стукнула ложкой по плите Мора, — надеюсь, их приструнит стража.

— Кстати, — встрепенулся я, — не знаю как насчет стражи, а вот Васу надо поставить в известность, если он еще не в курсе. У тебя есть с ним связь?

— Есть, сейчас принесу амулет связи, — кивнула Мора.

Я с интересом смотрел на небольшой, с кулак размером, шарик из хрусталя, играющего роль мобильной связи. Забавно, я только сейчас понял, что не знаю, по каким принципам работает местная магическая связь. Все времени не было разобраться. В памяти Лотколба, конечно, есть принципы изготовления таких амулетов, и как с ними работать. Эта информация при взгляде на амулет всплыла и в моем сознании, вот только и сейчас разбираться времени особо нет. А самое интересное, что если при связи амулет-амулет применяется обычная магия, то при передаче информации от амулета человеку используется что-то из ментальной магии, куда относится и скрыт и менталисты. По крайней мере, эта информация слышна и вообще доступна только тому, кто держит в руке амулет или как-то соприкасается с ним. Через ауру, что ли? Кстати, пользоваться амулетами могут и простые люди, не обладающие магией. Конечно, только в том случае, если амулет не настроен на определенного человека. Ладно, потом займусь этим.

Я послал нужный сигнал в шар и стал ждать. Он засветился красным светом. Типа активировался. В течение минут десяти связь не устанавливалась. Я попросил Мору попробовать, но и у нее ничего не получилось.

— Такое бывает?

— Иногда, — подтвердила Мора, — бывают дни, когда связь барахлит, а еще бывает, когда Васа у архимага во дворце. Когда у них серьезные совещания идут, то связь блокируют.

— Зачем?

— Не знаю, — она пожала плечами.

Взяв кувшинчик чифы, я вышел в гостиную, сел у потушенного камина и, прихлебывая напиток, попытался проанализировать ситуацию, периодически пытаясь активировать связь с Васой — до автодозвона тут еще не додумались, к сожалению.

Ни до чего путного я так и не успел додуматься, когда меня вывел из размышлений голос, по ощущениям, раздавшийся в голове:

— Мора! Что случилось?

— Хм… Васа, это Ник. Я не отвлекаю тебя от важных дел?

— Ник? — пару секунд удивленного молчания, — не думаю, что причина, по которой ты меня вызвал недостаточно важна. Говори.

За пару минут я рассказал гному все, что знал о происходящем, подретушировав свои действия и не упоминая ни о каких элементалях. Впрочем, моего знания об общей ситуации было явно недостаточно, чтобы делать какие-то однозначные выводы, но вполне достаточным, чтобы действовать.

— Спасибо, Ник, — после моего монолога сказал Васа, — ты прояснил кое-какие моменты. Я донесу твою информацию, кому надо. А пока, на всякий случай, сиди дома, — и он отключился.

Сидеть дома? Кстати! А чего это я расселся? Задницей чувствую, что вся эта бодяга так или иначе касается меня или коснется. Это не учитывая Крису — за одно то, что подняли на нее руку, этим засранцам надо поотрывать ненужные им части тела. Я имею в виду головы, если кто не понял. Другое дело, что сейчас я уже немного поумнел (надеюсь) и решать таким образом проблемы — прыгать с шашкой наголо на танк, я не собираюсь. Пусть эти придурки сами разбираются, с кем они там схватились, да и с гномами не стоит шутить. Тем более, в столице. Честно говоря, не завидую я эльфам и тем, с кем они там схлестнулись. А это, похоже, демоны. Ну так вот, вмешиваться я не собираюсь, а вот посмотреть своими глазами на происходящее, думаю, стоит.

Я провел ревизию оружия, оставшегося в доме Васы после моего переезда на полигон. Ну, в общем ничего тут я не оставлял, на память вроде не жалуюсь. Проведённый на всякий случай быстрый шмон комнаты подтвердил это. Жаль, хоть я и не собираюсь никуда вмешиваться, но без оружия идти как-то не совсем уютно.

— Мора! — спустился я вниз, — а у Васы нет никакого оружия в доме? Мне надо ненадолго отлучиться, а свое я оставил на полигоне.

— Как не быть, — она с сомнением посмотрела на меня, — с Васой говорил?

— Ага, — кивнул я, — сказал дома сидеть. Но мне надо сходить.

Мора сцепила спереди руки и задумалась на некоторое время. Я ей не мешал. Все равно мне она ничего запретить не может, а обманывать ее не хотелось.

— Ладно, — пришла к какому-то выводу женщина, — пойдем, провожу. Только с защитой оружейной комнаты сам разбирайся. И с Васой потом.

— Мора, ты чудо! — улыбнулся я. А в подвал-то я и не лазил и не знал, что у старика есть оружейка. Хитрый гном и запасливый. А может, в молодости любил размяться?

— Все бы вам железками бренчать, вместо того, чтобы за девушками ухаживать. Как там Криса-то? — она направилась куда-то в подвальную часть дома.

— Нормально, — я последовал за ней, — выспится и все будет в порядке.

— Будь я парнем, и если бы мою девушку обидели, я бы ноги-то повыдергивала обижателям, — бормотала Мора. М-да… Воинственная женщина.

Спускались мы минут пять по узкой петляющей лестнице. По дороге попадались какие-то двери, видимо, хозяйственного назначения. Теперь я понял, почему при сканировании дома ничего не заметил. Оружейка находилась на глубине около двадцати метров и, как ни странно, чуток в стороне. По вертикали вверх находился самый дальний край сада, окружающего дом. Не удивлюсь, если тут и запасной, типа тайного, выход есть.

— Пришли, — Мора показала на мощную цельнометаллическую дверь в каменной стене и скромно встала в стороне, сложив руки на животе, с интересом ожидая моих дальнейших действий. Угу, что ей тут, театр, что ли? Ну да ладно. Я подошел к двери и осмотрел ее. Мощная дверца. Так, что у нас в магическом плане? Ага, защита есть — и дверь и стена вокруг нее оплетена мелкоячеистой энергетической сетью, являющейся основой для системы, в ее узлах — плетения датчиков… ну-ка…

«Умник, что скажешь?»

В ответ раздался зевок:

«Разбирайся сам, тут все просто. Ничего опасного нет. Относительно опасного. А я тут читаю, не отвлекай».

Гад! Ну ладно. Я «сфоткал» структуру датчиков, благо бадди-комп через мой мозг видит то же, что и я. Загрузка структуры в модель магии, анализ, разложение на составляющие узлы, нахождение соответствия в базе данных, формирование схемы устройства датчика и его действие. Все. Итого — одна минута. Нормально для бадди-компа, субноут отработал бы быстрее, но сейчас не к спеху. Плетения сделаны немножко грубовато, видимо, очень давно делалось, сейчас датчики движения, нарушения сети выполняются более элегантно. Так, тут понятно — если супостат будет ломать стену или дверь, сигнал пойдет сюда… А здесь что? Теперь уже две минуты работы компа. Ага. Все-таки не просто сигнализация. Совсем неплохо, у Васы в молодости было какое-то странное чувство юмора, так защищать оружейную комнату. Это же не сокровищница? В общем при грубом нарушении системы, сверху просто и незатейливо падает каменная плита, с боков активируются плетения, прожаривающие все, находящееся на площадке. Последнее сделано грубо, жрет кучу энергии, но работать будет, а проверять не хочется. В столице с ее повышенным магофоном такая трата магии для «непрофильных» плетений вполне оправдана. Видимо все это делалось, когда Васа был еще совсем молодой и игрался с боевыми плетениями. Сейчас они у него получаются более элегантными. Ладно, нам не ломать надо. Вот чем мне понравилась дверь — красивая она, говорю. По краю всей двери идут всякие узоры (на фига?), а в центре отпечаток ладони. Нет, ну чем не биометрическая система доступа? Пижон, Васа, однако! Дальнейший анализ показал — вся система завязана на обычное распознавание по ауре. Определить по датчику ауры ее параметры не представлялось возможным — пока моя модель магии на это не способна, но тут ведь просто, правда? Чья аура должна быть? Васы! А ее параметры у нас с Умником есть. А вот, чтобы не подсунули, скажем, вещичку хозяина с остаточными следами ауры, датчик срабатывает только при определенном уровне мощности сигнала. Как известно, остаточные следы ауры на порядок слабее, и усилить их без искажения практически невозможно. А сам датчик, да и вся система, защищены — при попытке в них поковыряться, срабатывает та же система защиты. Да и вообще, все тут накручено так, что безболезненно изменить какие-то параметры системы надо очень хорошо постараться, чтобы не получить плитой по кумполу. Все, тут я со всем разобрался.

«А вот сейчас, Умник, без твоей помощи не обойтись. Ты понял о чем я?»

«Ага. Аура Васы».

Я оглянулся на Мору. В принципе она не магичка, не должна догадаться. А Васа потом пусть думает, если у него будет время, как я залез сюда.

— Что, — улыбнулась она, — пойдем обратно?

Я в ответ тоже ухмыльнулся, отрицательно покачал головой и приложил свою руку к отпечатку на двери. Через секунду раздался щелчок и дверь под действием скрытой системы противовесов, без использования магии, открылась.

— Ага, ну ладно. Молодец, — отреагировала Мора, — можно считать, что экзамен ты сдал, — я удивленно посмотрел на нее и она тут же пояснила свои слова, — В молодости Васа тут проводил выпускной экзамен для своих учеников. Смогут открыть дверь — получат замагиченную Васой боевую секирку с клеймом друга Васы, знатного кузнеца. Нет — еще год учатся. Надо сказать, ты справился быстрее всех, не ожидала. Ладно, сам смотри там, что тебе нужно. Все равно Васе тут уже ничего не нужно. Наверно, лет шестьдесят он не заглядывал сюда. Закроешь потом тут.

— Шестьдесят? — я задумчиво посмотрел на нее. Это что же получается? Она при Васе больше шестидесяти лет? И не магичка ведь сама…

Мора улыбнулась и отправилась наверх. Постояв еще немного, я вошел в комнату, в которой начали загораться светильники. Комнату!? Да настоящий музейный зал! Эпическая сила! Не знаю, чем увлекался и занимался в молодости Васа, но просто так такую коллекцию не собирают! Чего тут только не было! Всякого рода броня, тяжелая и легкая, различные виды холодного оружия — секиры, мечи, ножи, какие-то неизвестные мне виды оружия. Многие экземпляры были явно замагичены. Некоторые экземпляры были магически укреплены, по типу того, что сделал Умник с моей одеждой, но на магии земли и все-таки погрубее. В некоторых экземплярах сидели довольно сложные плетения, определить действие которых навскидку не представлялось возможным. По сути, все это замагиченное оружие было амулетами, со статическим действием — усиление свойств материала или активным, расширяющим его боевые свойства. Да уж… И везде толстый слой пыли… Интересно, если я что-то отсюда возьму, Васа не обидится? С другой стороны, Мора привела меня сюда, да и типа экзамена сдал.

Я долго бродил по залу, завороженный выставленными экспонатами. Затем заметил небольшую дверь в дальней стене. Открылась она так же от прикосновения моей ладони, я даже разбираться с защитой не стал, хотя она, на первый взгляд, тут была совсем другая и более сложная.

Комнатка, по сравнению с предыдущим залом, оказалась не очень большой. Но зато тут стояли стеллажи, полки на стенах и все это уставлено какими-то непонятными предметами. Быстрый анализ показал — амулетами. А вид эти амулеты имели совершенно разный — это были и коробочки и пластинки из кости, металлические поделки, кристаллы, украшения, простые браслеты и прочая прочая. В принципе, интересно, но не настолько, чтобы сейчас броситься разбираться с каждым амулетом. Поэтому я просто прикрыл дверь, может, потом загляну сюда.

Глянул на время, оказалось, что нахожусь тут только пятнадцать минут. А показалось, что часы — настолько увлекся. Обычно-то наоборот происходит — вроде только увидел что-то интересное, а прошло пару часов… Ладно, надо поторапливаться, пока все веселье снаружи не закончилось. Постояв еще минуту в центре зала, как Буриданов осел, пытаясь направить мысли в нужном направлении, подошел к стеллажу с мечами. Забавно, откуда тут взяться двухметровому мечу? Рыцари как класс на Лунгрии отсутствуют, с такой дрыной ходить неудобно. Против какого противника рассчитано? Пожав плечами, стал подбирать себе что-то по руке. В принципе, тут все оружие хорошего качества. Есть и эльфийские клинки и гномьи. А вот эти, видимо люди делали — неплохой металл, но все-таки до гномьего не дотягивают. А это что у нас? — мой взгляд зацепился за короткие парные мечи. Длина лезвия сантиметров восемьдесят, рукояти — около двадцати. Большие ножики, а не мечи. Лезвие узкое, слегка изогнутое. Чем-то напоминают японские мечи, но размеры другие. Хоть и не тяжелые — но массы хватает, чтобы наносить сильные удары. Металл, может, и не пробьет, но кожаный доспех, а может, и кольчугу, возьмет. Взять что ли? Тем более давно пора тренировать работу двумя руками — от Леона это умение у меня есть, только оно не наработано. Металл хороший, хоть это мне и не главное — Умник поправит, баланс неплохой, немного непривычный после эльфийского меча, зато носить можно почти постоянно — не тяжело и из-за небольших размеров не мешаются. Забавно, но эти мечи без магической обработки. Решено.

Я с тоской обвел глазами выставку достижений народного боевого хозяйства, вздохнул и направился к выходу. По пути прихватил ножик, рука сама к нему потянулась — форма кинжала, но заточка с одной стороны, в простых ножнах. Хороший баланс. И метать можно и в руке хорошо крутится. В рукояти накопитель и какое-то плетение, но с этим потом разберусь, а сейчас пора.

Закрыв помещение, я выбрался наружу.

— Мора! Я пойду прогуляюсь. Ничего, что взял эти мечи?

Гномка только отмахнулась, замешивая тесто. Но у двери меня догнал ее голос.

— Ты там поосторожней с супостатами.

— Все будет хорошо. Я только посмотрю.


Баловаться с элементалями я не стал — что-то мне подсказывало, что могут заметить. Может, ничего и не сделают, но привлечь внимание можно, если уже не привлек, добираясь сюда. Да и стража сейчас на стреме. Поэтому, как обычно, окутавшись пологом невидимости, побежал к выходу из внутреннего города, только с противоположной стороны. Мечи неудобно болтались, повешенные на ремень. Надо будет прикрутить их за спину. Эльфийский меч я уже привык так таскать, а эти еще удобнее будет выхватывать — по длине они меньше. Жаль, что не приноровился к ним еще — если будет столкновение, то можно сильно пролететь. Но все равно, меча, точно такого, как тот, что у меня на полигоне, у Васы не было, так что разницы особой нет…

Выход из города оказался перекрыт. По крайней мере, за ворота выпускали не всех. Стража в количестве пары десятков воинов и трех магов проверяла всех входящих и выходящих. Что-то у них спрашивала. И не все удостаивались чести быть пропущенными через ворота. Задерживать, правда, никого не задерживали, но что-то мне не захотелось светиться. Ведь обязательно будут разбираться в том, что происходит, и я пока вроде бы ни причем тут, но… Да и черт со всем этим. Не хочется и не хочется.

На стены тоже не пускали. Я пробежался в сторону вдоль стены с километр до следующего каменного восхода. Слава богу, тут народу не оказалось. Только охранники лестницы. Выбрав место, где меня никто не увидит (полог пологом, но издалека влегкую могут заметить), я приценился к высоте стены. Высоковато, но по ощущениям должно получиться.

Дождавшись момента, когда никого поблизости нет, я «выстрелил» две силовые петли вверх. Одна зацепилась, вторую пришлось снова «стрелять». Руки ниже локтя до ладоней мягко сжимало поле, к которому и «крепились» силовые линии. То же самое поле, что и в защитном куполе (сколько вариантов использования!), только в своем энергетическом варианте без материализации прочной пленки. Минута — и я на стене. Никого. Хм… Раньше не обращал особого внимания, вся стена пронизана плетениями, правда не активными. Вот и ответ на вопрос, как можно защищать такую большую стену при наличии у супостата магов… Вторая минута — и я с той стороны. Удобно. Прямо спайдермен. Десять минут бега и я в трущобах. Дома стоят плотно друг к другу, поэтому чтобы оглядеться иногда взлетаю на крыши, а иногда и продолжаю путь там же. Я теперь понял, почему спайдермен делал добро — зло делать не умел, зато любил прыгать по крышам домов, но делать это просто так глупо — вот и ловил всяких злодеев. Вот только я пару раз срывался, вернее, силовые петли выламывали слабо держащиеся конструкции. Но было невысоко, все обходилось.

Интересно, еще ничего не закончилось? С момента моего выдергивания Крисы из непонятного месилова прошло чуть меньше часа. Я остановился на крыше самого высокого здания, в очередной раз поправил мечи и огляделся. Следов пыли в воздухе от моих элементалей уже не осталось, но по улице было разбросано много камней, деревяшек и прочего мусора. Нехило порезвились представители стихии, а ведь до того места пара-тройка кварталов. Слева послышался какой-то шум. Я по крышам переместился в ту сторону, выглянул вниз на улицу и увидел забавное зрелище. С десяток помятых гномов-стражей в доспехах, ковыляли с предполагаемого места событий и громко матерились. Прикольно, но доспехи у них явно были замагичены. Некоторые из них хромали, одного почти несли двое, удерживая его с двух сторон.

— Суки, — не сдерживаясь говорил один, — ну, ничего-ничего. Щас маги из гильдии покажут им, на кого ногу поднимать!

Тот, к кому обращался говоривший устало кивнул, баюкая вывихнутую руку.

— А справятся?

— Тьфу на тебя! Мы — на источнике. Пяток мастеров-магов, прямая подпитка от гильдии. Накинут на всех обычный купол и чистой силой задавят. Или так и будут держать, пока те сами изнутри не постучатся. Просто, но со вкусом. Убивать-то никого не будут, только остановить надо. Вспомни, что мы отрабатывали на полигоне.


Хм… забавно, но надо поторопиться, пока все веселье не закончилось. Просто шикарные кадры будут для моего фильма, — и я рванул по крышам примерно в ту сторону, откуда шли гномы. Перелетев через очередную улочку, я резко затормозил на той стороне и медленно вернулся к краю крыши. Внизу возилась небольшая группа эльфов, с десяток человек…э-э-э… в общем с десяток организмов. Четверо явно трупы — один переломанный от удара об стену с левой стороны, другие три, как сгоревшие головешки, кучкой лежат, остальные валяются и почти не шевелятся. Только один сознательный, в смысле в сознании, стоит на коленях у полуобгоревшего трупа и воет, потрясая кулаками. М-да… Неприятное зрелище. Кто же такое устроил? Кроме демонов вроде некому. И что делать? Я достал амулет связи с Васой, немного посомневался, но все-таки попытался вызвать его. Хрен с этими эльфами — да, не люблю я их и это еще мягко сказано, но уж больно сильно резанул меня по нервам этот вой горя.

Что за нах? Нет связи! Что за паршивая система? Толку от нее, если в сложной ситуации не работает? И что делать? Оставить все, как есть? Пусть сами разбираются? Или бежать искать представителей властей с целителями?

Ничего не придумав, я медленно опустился за спиной эльфа на землю. Спайдермен идет на помощь, тудыть их всех в дупу… Ну на фига? Что я могу сделать?

— Нужна помощь? — тихо спросил я, готовясь на всякий случай отпрыгнуть в сторону, если эльф поведет себя неадекватно. Только он повел себя совершенно адекватно ситуации — не обратил на меня внимания, а все так же продолжал выть.

— Эй! — уже громче сказал я. Снова никакой реакции. Вроде как, надо насовать пощечин? Только он ко мне спиной находится. А его вой мне действует на нервы. Неожиданно для себя я с разворота пнул эльфа по заднице. Легкий он оказался или я — сильный, но мужик почти перелетел труп и стукнулся головой о стену. Вой прекратился. Эльф зашевелился, перевернулся, сел на задницу, уперся спиной о стену и тупо стал смотреть куда-то вдаль.

— Эй! — я помахал рукой перед его лицом, — что случилось? Помощь нужна?

Ноль реакции. Ну, тогда… Я с удовольствием стал шлепать эльфа по щекам, пока его взгляд не приобрел более-менее осмысленный вид.

— Достал ты меня, — пробормотал я. И по-эльфийски продолжил, — Очнулся? Говорю, помощь нужна?

Эльф медленно и равнодушно отрицательно покачал головой.

— Кто это вас так? Демоны? — эльф не отреагировал. Тьфу на тебя! Ведь уйду сейчас!

— Кто он тебе был? — я кивнул на обожженный труп, — брат? Родственник?

Эльф перевел взгляд на труп, тут же его лицо задергалось, кулаки сжались, глаза зажглись ненавистью и он прыгнул на меня. Ну, попытался прыгнуть. Хорошо я был готов к подобному. Понимаю его, челу надо выплеснуть свой гнев на ком-нибудь, кого-нить убить например. Сам такой был, когда только увидел намек на грозившую Крисе опасность при виде той стрелы в комнате. А тут не намек, а вонючее, в смысле пахнущее горелым мясом, обстоятельство. Поэтому я просто стукнул его кулаком по лбу. Сознания он не потерял, но явно пришел в себя.

— Так кто это? — опрометчиво повторил я свой вопрос. Надо было отвлечь его, а я снова его носом ткнул то самое обстоятельство. Но эльф только устало откинулся на стену и невыразительно, бесцветным голосом ответил:

— Ее высочество Эль Трин'х Васар, дочь короля светлых эльфов Лаурина Трин'х Васар.

Я замер. Вот попал! Не стоило мне сюда спускаться. Ведь знал же, что ничем не помогу, а теперь что? Спокойно запишут меня в виновники ее смерти и никто, даже архимаг не поможет. Никакие экономические совместные интересы двух государств тут не будут иметь веса. Убили дочь короля эльфов в столице у гномов! Да тут по любому войной пахнет. Абанамат! Блин, что же делать? Я медленно огляделся. Так, хорошо меня рассмотрел только этот эльф, остальные уже шевелятся, но на меня еще не реагируют. Я медленно передвинул мечи в удобное для выхвата положение. Если сейчас шлепнуть этого эльфа и дать деру, то проблему можно решить. Ну не верю я, что меня не запишут в виновники. А если еще раскроется, что именно меня они ловили в своем лесу — никакие оправдания не помогут. Я уже начал вытаскивать меч, когда в мои мрачные мысли влез Умник:

«Ник! А ведь девчонка еще жива!» — я замер.

«Ты уверен?»

«Да. Я вижу у нее какой-то амулет. Он не дает ей умереть. Очень сложный амулет. Но если не помочь ей в ближайшее время, даже он не удержит ее».

Эх, Умник! И зачем ты влез? Я ведь теперь не смогу бросить все, как есть. А если я все-таки чикну этого эльфа, а на меня все равно выйдут, то за мой поступок, даже не за то, что я эльфа прикончил, а за то, что не помог принцессе, бросил ее, меня не только эльфы прикончат, но и гномы подвергнут обструкции. Это так очевидно, что и к бабушке не ходи!

— Очнись, олух царя небесного! — я похлопал эльфа по плечу, — девчонка еще жива!

Не успел я это произнести, как эльф взвился в воздух, кинулся к полутрупу и остановился. Потом дернулся по улице туда-сюда, снова остановился.

— Не дергайся, — проворчал я, — сейчас посмотрим, что с ней и решим, что делать.

Парень явно разрывался между желанием бежать за помощью и не бросать высокопоставленное тело.

— Ты целитель? — быстро спросил он с безумной надеждой в глазах. Я сплюнул на землю.

— В какой-то мере. Помереть не дам, но и вылечить полностью не смогу, так что на многое не рассчитывай.

«Умник, что скажешь? Чем мы можем помочь и можем ли?»

«Я уже заканчиваю анализ. А ты пока подсади к ней лечебных симбионтов, такие повреждения вряд ли вылечат, но хуже не будет, а может, и общее состояние улучшат. А заодно повесь на нее наш эксклюзив для прослушки. Что с ней происходит, мы должны знать наверняка, да и соседних эльфов в этом плане не обижай, всех надо вниманием одарить».

«Делаю».

Мать моя женщина! Я только сейчас визуально осознал, насколько хреново состояние девушки. На сам полутруп я не смотрел — неприятное зрелище, но вот количество размножившихся симбионтов показало это со всей очевидностью. Ведь их количество зависит от сложности повреждения, а тут я их даже сосчитать не мог — бадди-комп показал девушку полностью покрытой золотой пыльцой. А в магическом зрении — ее аура, можно сказать, стала бурлить. Хорошо хоть маги не увидят симбионтов, а только процессы восстановления в ауре, а то еще не разберутся и назовут врагом народа.

А ведь аура-то у девочки тусклая, хватит ли энергии симбионтам? Хорошо хоть мы с Умником предусмотрели альтернативный источник питания для них, когда переделывали их — магическую энергию. Они ведь не магические создания. А принцесса или слабенький маг или начинающий — магии в ауре мало. Я передал часть магической энергии в ее ауру, по ходу дела преобразовав ее в эльфийский формат, чтобы она не «вытекла» и усвоилась. По пути наградив всех эльфов односторонней системой связи.

— Ну, что? — нетерпеливо спросил эльф.

— Что-что, — буркнул я, — жить вроде будет, а вот как и сколько… Вопрос не ко мне.

— Надо позвать целителей и власти предупредить.

— Надо, — согласился я, — сейчас займусь этим, а ты пока остальным помоги, — я огляделся, — кому ещё можно…

Эльф кивнул и с рвением бросился выполнять поручение. Хм… Не такие уж они и злобные… Когда их прижмет. Я пожал плечами. Так, что делать? Бежать к властям? Я не знаю куда и сколько времени это займет, а девушка может скопытиться. Если верить словам тех гномов, то в этом районе уже должны работать маги из гильдии. Только вот где? Побегать по району и поискать? Вдруг мне в голову пришла одна мыслишка. Если я не могу найти магов, то в состоянии сделать, чтобы они сами пришли. Сейчас этот район по логике вещей должен быть под наблюдением и то, что я задумал, с высокой степенью вероятности может привлечь их внимание.

— Эй, ушастик! — позвал я эльфа. Не смог удержаться от высказывания своего отношения. Примечательно, что тот не отреагировал на мое обращение к нему, только вопросительно посмотрел.

— Я сейчас отлучусь, чтобы позвать подмогу, а ты, как кто-нибудь из твоих людей… тьфу, эльфов, очнется и будет в состоянии ходить, на всякий случай отправь его тоже за помощью.

Тот подозрительно посмотрел на меня, но согласился. А я, не тратя времени попусту, закинул петлю на крышу и со второй попытки уцепился. А затем под удивленным взглядом эльфа «вознесся» в небеса. Ага, типа того.

«Умник, ты понял мою задумку?» — я уселся на плоской крыше, нагретой за день солнцем.

«Да. Что мне делать?»

«Пока готовься мне помогать».

Удобно усевшись на выступ в крыше дома, я сначала запустил графический редактор на бадди-компе и сделал красивую надпись на гномьем. Подумав, продублировал на эльфийском. Еще немного подумав, решительно убрал эльфийские каракули и подкорректировал основную надпись. Затем, выглянул с крыши посмотреть, чем занимаются эльфы. Пока очнулось всего пара тел, так что время у меня еще есть. Ну, раз такое дело, тогда грех не потренироваться в создании иллюзий, а вот Умник потом поможет мне ее поднять на нужную высоту (аурой я не дотянусь, а просто отправить плетение в свободный вертикальный полет ненадежно, надо закрепить ее).


— Ну, что, состояние принцессы стабилизировалось, а у вас как дела? — эльф дернулся на мой голос. Ага, не нравится, когда кто-то сзади незаметно подходит! Вокруг уже шевелились почти все эльфы — кто сидел у стеночки, кто-то пытался ходить. От принцессы все держатся в сторонке. И правильно. Сделать ничего не могут, а если что случится с ней (пока ведь живая), то виноватым окажешься. Хотя, может я наговариваю на них. Все мрачные, но с любопытством поглядывают на меня.

— Я уже послал двоих за помощью, а как у тебя? Удалось связаться? — ага, он думает, что я по амулетной связи пытался вызвать помощь. Я конечно попытался, но почему-то ничего не вышло.

— Амулеты связи не работают, — эльф помрачнел, — но если мой зов никто не услышит — готов пройти голым по центральной части города, — я показал пальцем вверх и пока слегка прибалдевшие эльфы, разинув рот и задрав головы, не обращали на меня внимания, я бочком-бочком отодвинулся в сторону, а затем уже привычно взлетел на ближайшую крышу и побежал домой. Ну их на хрен такие приключения. Да и вообще, в гробу я всех видел. Достали. И похоже, — неожиданно вильнула в сторону моя мысль, — надо переключиться на создание амулетов. Вон как девчонке помог — не дал умереть. Да и сложное плетение с бухты-барахты не создашь или не успеешь создать, а заряженный амулет можно активировать одним движением… ну пусть будет пальца или магическим сигналом. Если бы раньше что-нибудь подобное набодяжил — может и Крисе легче пришлось бы, а то вон как вымоталась, — я невольно улыбнулся, вспомнив о девушке и, уже не отвлекаясь ни на что, продолжил свой путь…

Где-то

— Ну, что скажешь? — спросил пожилой гномий маг у более молодого, глядя на почти непрозрачную магическую стену, перекрывшую два квартала. В магическом зрении видно, как от купола отходит толстый жгут энергии, оканчивающий свой путь на огромном кристалле, расположенном на стене внутреннего города. Нет, не оканчивающий. Дальше, преломляясь под углом, он уже действительно заканчивает свой путь на похожем кристалле на крыше магической гильдии. Сформировать такую территориальную блокировку весьма непросто. Обычный купол не подходит, так как надо кому-то из магов остаться внутри и оттуда формировать его, а амулет не подойдет — надо учесть множество параметров. Поэтому используется сложный в создании, но простой в управлении трюк. По периметру территории, которую необходимо «закрыть» встают маги и каждый из них плетет крупноячеистую сеть-основу и замыкают их в замкнутую фигуру, которую разорвать по-быстрому весьма проблематично. Это делается за очень малый промежуток времени, а для этого постоянно проводятся тренировки на полигонах для магов-стражей, и также в некоторых войсковых частях. А дальше уже спокойно наращивают сеть до состояния «непробиваемой стены». Теоретически стена ставится быстрее, чем гипотетический враг-маг сможет придумать и сформировать контр-плетение, разрушающее ее. С подпиткой же от накопителей гильдии при необходимости можно прикрыть не только какой-то квартал, но и весь город. Но в последнем случае лучше использовать обычный защитный купол. Правда, для защиты города припасено и много других хитрых моментов, но об этом знают немногие.

Молодой маг, не стесняясь старшего, сплюнул тягучую слюну на землю.

— Можно уменьшить диаметр купола и подождать еще пяток минут. Если это их не образумит, еще уменьшим.

— Согласен, — кивнул головой старший, — на дома можно наплевать — трущобы. А потом вытрясти за них, как за дворцы, — маги понимающе улыбнулись друг другу.

— Сколько осталось вне купола?

— Неизвестно. Но основная масса внутри. В километре отсюда тоже была заварушка, но там мы не успели — только побитые эльфы и несколько их трупов. Уже всех взяли, но пока молчат. Местные жители говорят, что вначале эльфы дрались с одним демоном, а потом появилась еще группа эльфов, а затем на огромном черном жеребце еще один демон и всех раскидал. Если верить им, то получается, что там был чуть ли не гроссмейстер боевой магии. А таких немного в городе, тем более, демонов, — маги снова улыбнулись друг другу.

— Да, а что со связью?

— Не знаю, — пожал плечами молодой, — похоже на естественные помехи, но уж больно ко времени они случились. Пока не разобрались.

Оба помолчали.

— Это еще что такое? — задрал голову старший маг. Молодой повернулся и замер удивленный. А удивляться было чему — чуть в стороне, примерно в полукилометре от них, в воздухе на полнеба раскинулась громадная мерцающая красным светом надпись «Требуется помощь мастера-целителя. Срочно. Дело государственной важности!», а под надписью — стрелка-указатель, направленная вниз.

Архимаг

В рабочем кабинете архимага находились трое: сам хозяин, Мондрид и Васа. Архимаг расхаживал по кабинету — так ему легче думалось.

Мондрид, закончив доклад о недавних событиях, собрал разложенные перед ним бумаги.

— Значит, они утверждают, что их целью был Ник, — задумчиво проговорил архимаг. Мондрид кивнул. — В целом мне все понятно. — Сказал он отворачиваясь к окну.

Васа усмехнулся в бороду, но промолчал.

— А мне вот не понятно, — отреагировал Мондрид, — как-то все это странно выглядит. Судя по показаниям и начальным действиям арестованных, они имели четкий, хорошо продуманный, хотя и странный план, но по собственной глупости все обрушили. Получается, тот, кто разработал этот план, либо здорово переоценил возможности исполнителей, либо сознательно планировал этот провал.

Васа задумчиво кивнул, и ободренный этим Мондрид продолжил:

— А то, что они связались с демонами, выглядит вообще ненатурально, глупо, что ли. Я бы даже сказал, непрофессионально со стороны эльфов. Они действовали, как мальчишки. Случайно столкнувшись с демонами, они вместо того, чтобы быстро исчезнуть, ввели в бой все имевшиеся резервы. Привлекли такие силы. По сути, затеяли войсковую операцию. При этом их руководство должно было понимать, что мы даже сильно захотев, никак не сможем им этого спустить.

Васа поморщился, а архимаг нахмурился.

— Да знаю я, знаю! — Продолжил Мондрид, отметив реакцию слушателей. — Подобный план эльфы реализовали, когда захватили архимага дроу, упоминание о котором есть в закрытых исторических хрониках вашей библиотеки, но Ник не архимаг, да и Криса не старший ученик. В общем, причина нападения на нее — узнать поподробнее о Нике — мне кажется крайне надуманной. Для захвата Ника эльфам достаточно было послать трех-четырех боевых магов и нечего было танцы вокруг наковальни устраивать. А тут накрутили планов, но даже Крису захватить не смогли.

— Ну, то, что Криса слабее старшего ученика боевого мага, не очевидно, — хмыкнул Васа. — Она много нахваталась у Ника и сейчас трудно сказать, каков у нее уровень мастерства. Да и уровень силы у нее в последнее время значительно возрос, — присутствующие маги заулыбались, вспомнив средство достижения такого прогресса. — Надо будет хорошо ее проверить, может, ей пора и на следующую ступень сдавать?

— Не это сейчас главное, — махнул рукой Мондрид, — хотя я рад, что у моей помощницы хорошие перспективы.

— Ты во многом прав, — отвернулся от окна архимаг, — но есть обстоятельства, которые могут объяснить некоторые непонятные моменты в действиях эльфов. Пока я во многом не уверен, поэтому не хочу попусту сотрясать воздух, надо сначала пообщаться с Лаурином. — Архимаг вздохнул. — Да, с Теронвилем разобрались?

— Нет, — отрицательно покачал головой Мондрид, — убийц найти не удалось. Я поскользнулся. Не ожидал, что все может повернуться таким образом. Надо было сразу перевести его в магически защищенную камеру, понадеялись на общую защиту казематов. Тем более, что Теронвиль, после того, как ему выдали расклад по всем событиям, согласился сотрудничать и даже попросил усилить его охрану, жаль мы не среагировали на его просьбу.

— От чего он умер?

— Яд. Нашли маленькую духовую стрелку. Оружие дроу, но думаю, таким образом нас хотят сбить со следа.

— Жаль, — пробормотал Руархид, — очень жаль. Есть предположения?

Мондрид пожал плечами.

— Самый очевидный вариант — наемники-мертвители. По моим, правда не очень точным данным, у них есть подобные специалисты. Второй вариант — сами эльфы, но тут я не полностью в курсе их политических игр, чтобы делать однозначный вывод в их пользу. Ну и напоследок можно предположить, что это действительно были дроу, хотя непонятно с какого боку они тут замешаны. Одно только хорошо: после того, как его ближайших соратников посвятили в некоторые детали и на примере Теронвиля объяснили, что их ждет, если они вовремя не побеспокоятся о своей безопасности — особенно в свете случившегося с принцессой — они в один голос запели о неистребимом желании сотрудничать. Все без сговора говорят о том, что во всем виноват покойный, а принцесса пыталась его остановить, но не преуспела.

— Ладно, пока оставим этот вопрос. Пока все говорит, если не о непричастности, то точно о невиновности в случившемся самой принцессы. — Архимаг наконец сел за стол и, как гостеприимный хозяин, разлил всем горячей чифы. — Узнали, кто вызвал помощь?

— Пока нет. По показаниям эльфов, это был человек. Молодой парень, хорошо говорит на эльфийском языке и владеет скрытом (неожиданно появлялся и исчезал). Необычно перемещался вдоль улицы, прыгая в воздухе и при этом вскидывая руки. Таким образом иногда запрыгивал на стены и крыши домов. По-видимому, мастер иллюзий и опытный артефактор. Он необычно быстро сотворил автономную иллюзию, а привязал ее к черепку крыши дома. Сейчас мои специалисты изучают этот черепок, но плетение полностью распалось и перспектив, по-моему, никаких. Кроме того, возможно, что он в то же время является и целителем. То есть, мы имеем дело с на редкость универсальным магом. Подмеченные эльфами приметы соответствуют внешности Ника.

— Почему ты решил, что он еще и целитель? — Удивился архимаг.

— Дело в том, что целители, занимающиеся принцессой, утверждают, что активные восстановительные процессы, протекающие в ее организме, не могут быть вызваны «амулетом жизни» королевского дома. Тем более, что он довольно быстро выработал ресурс и «уснул». Кстати, под шумок мы изъяли амулет, и наши маги сейчас пытаются разобраться в принципе его действия, но пока результатов нет.

— Похоже, принцесса — работа твоего ученика? — полувопросительно сказал архимаг, повернувшись к Васе.

— Может быть. Аналогичное состояние наблюдалось у него, когда он лежал раненый. Если помнишь, он дочке Бринхорта палец вырастил. Но я с ним на эту тему не говорил. Времени, как ты понимаешь, не было.

— Ага, — архимаг покивал своим мыслям. — А приведи-ка ты его ко мне. Пора уж нам лично познакомиться. Да и интересно мне самому на него посмотреть.

— Хорошо, — кивнул Васа.

— Относительно Ника есть еще один момент, — Мондрид замялся, — имеются свидетельские показания, утверждающие, что якобы во время боестолкновения эльфов и Крисы, кто-то спустился с неба в этот район, после чего произошел вызов воздушных элементалей, результатом чего стали десять мертвецов у эльфов. Возможно, cтихийник или же очень сильный маг-воздушник. Но мы склоняемся к первому варианту, так как воздушников такого уровня мало и все они имеют алиби. Тем более, что по описанию этот маг похож на Ника. А то, что Ник может управлять воздушными элементалями, нам известно.

— Что значит «спустился»? — Архимаг заинтересованно посмотрел на него.

— Ну, вроде как на черных крыльях. Дадите мне Ника для разговора? Уж очень мне интересно задать ему несколько вопросов. — Мондрид вопросительно посмотрел на Васу с архимагом. Те переглянулись и одновременно отрицательно покачали головами. — Почему-то я так и подумал, — пробормотал Мондрид, — Ну а в целом еще есть несколько непонятных моментов, например, способ разрушения нескольких домов, но мы над этим работаем.

— Мы пока еще не восстановили всю картину поминутно. Кто где был и что делал, — через пару мгновений, потраченных на глоток чифы, продолжил свой доклад Мондрид. — Из демонов к нам попало только двое раненых, но они ничего не знают. Говорят, им приказали идти на помощь Балаватху, на которого напали эльфы. Ну и много трупов как с одной стороны, так и с другой. Как будет результат, я сообщу.

— Возвращаясь к Эль, — Руархид пожевал губами, о чем-то задумавшись, — что точно говорят целители?

Мондрид отложил листки с которыми сверялся во время доклада.

— Плохо дело. Здоровье-то ей восстановят, но вот внешность — не уверены. Тут нужен гроссмейстер целительской магии, а у нас сейчас такого под рукой нет. Простые мастера не гарантируют полного восстановления, да и времени это много займет, а гроссмейстер справился бы максимум за неделю. Перевозить ее в таком состояние нельзя. Может, вызвать сюда кого-то из эльфов? Уж у них-то должен найтись такой маг.

— Вызвать-то можно. Только сколько времени уйдет, пока он прибудет? Ладно, — архимаг хлопнул ладонью по столу, — вы идите, а мне надо подготовиться к разговору с нашими драчунами-гостями. Они уже давно ждут в приемной.

Васа с Мондридом поднялись — последний собрал свои бумаги — и вышли из кабинета, оставив архимага готовиться к разговору.

Торвин

Торвин слушал архимага внешне внимательно, но мыслями он был далеко. Рядом со своей сестрой. Уже с десяток минут архимаг гномов разорялся в своем кабинете перед присутствующими. То он говорил спокойно, то сквозь его маску спокойствия выплескивалась ярость, и он даже стучал кулаком по столу. В другое время Торвин, возможно, и проникся бы зажигательно-разгромной речью гнома, но не сейчас. Эльф мельком глянул на остальных присутствующих. Справа от него сидит посол Элларен. Несмотря на его спокойный вид, чувствуется, что он на грани — так его еще никто не оскорблял. Так виртуозно, не используя ни единого ругательного слова, как это сейчас делает главный гном. Слева сидит Читаатма Балаватх с очень умиротворенным выражением лица и перебирает в руках нанизанные на нитку деревянные шарики. Похоже, его вообще ничего не беспокоит. Подумать только, вот этот демон положил треть эльфийского отряда! Дальше за Балаватхом сидит демонский посол и судя по выражению его лица, находится в полном недоумении. Ну конечно, всё, в чём обвиняют демонов, натворили представители Лиги, не имеющие никакого отношения к официальным властям демонов, и которых прикрепили к делегации лишь по высочайшему указу Владыки, а выслушивать все это приходится ему. Эльф знал это потому, что именно такими словами посол пытался оправдаться перед архимагом. Торвин про себя пожал плечами — посол демонов явно не на своем месте. Всем ведь понятно, что сейчас происходит предпоследний акт пьесы, в которой не предусмотрены ответные реплики провинившихся участников. И надо просто молча отсидеть положенное, а решаться все будет именно в финальном акте. Торвин очень хорошо чувствовал некую искусственность происходящего, чем-то отдаленно напоминающую игры эльфов, где они воспроизводили сценки из истории Леса. Видимо именно потому, что Торвин любил бывать на таких выступлениях, он и почувствовал эту искусственность… Если, конечно, все это не бред его воспаленного воображения.

— Но что произошло, то произошло. — Cказал архимаг неожиданно спокойным голосом, не соответствующим только что высказываемым им претензиям. Торвин встрепенулся и, судя по изменившимся позам остальных присутствующих, они тоже поняли, что словоблудие закончилось и наступило время конкретного разговора. — Надо решить, как будем складывать наши отношения дальше. Мое предложение таково: Владыка демонов и король эльфов возмещают ущерб, нанесенный жителям города. Пропорции определим позднее. Судьбу всех задержанных и эльфов и демонов определит специально созданный мною суд.

— Но… — снова подал голос посол демонов, однако замолчал, остановленный Балаватхом, положившим свою руку поверх его. Торвин про себя усмехнулся. Судя по всему, Лига не настолько далеко отстоит от трона Владыки, как это считалось, если ее представитель может заткнуть рот официальному послу того же Владыки.

— Да я понимаю, что действия демонов во многом спровоцированы, — негромко произнес архимаг, буравя взглядом стушевавшегося посла. — Но в тоже время имеются случаи неоправданного нападения демонов на местное население, так что вопрос ответственности не обсуждается.

— Мы согласны, — подал голос Читаатма, продолжая перебирать деревянные шарики. — Возможно ли компенсировать часть ущерба услугами Лиги? — опытный демон сразу понял, о чем идет речь.

— Да, мы готовы рассмотреть такую возможность. — Тяжелый взгляд Руархида медленно переполз на демона. — Более того, мы согласны, что с вашей стороны, именно услуги должны быть большей частью компенсации. Мы понимаем, что не вы начали расшатывать скрепы. — Архимаг сделал паузу. — Но есть еще одно неприятное обстоятельство. Установлено, что причиной текущего состояния здоровья принцессы Эль Трин'х Вассар стали действия гроссмейстера боевой магии Махаса. Так как на наших землях за принцессу отвечаю я, то считаю, что мне нанесено личное оскорбление.

— Позвольте, но охрана принцессы первая атаковала уважаемого махайнийа Махаса, — спокойно глядя архимагу в глаза, произнес Читаатма. — Так, что наша ответственность весьма условна. Но мы готовы не только предоставить своих, но и полностью оплатить услуги любых других целителей.

— Охрана атаковала, так как уважаемый Махас летел на них с активированными щитами и заготовками боевых плетений в ауре. — Торвин был возмущен, однако на его лице не дрогнул ни один мускул. — Неужели уважаемый Читаатма хочет убедить нас, что именно так принято совершать прогулки?

— Ладно, об этом поговорим, когда наступит ясность в состоянии Эль. — Тяжелый, не предвещающий ничего хорошего взгляд архимага перешел на Торвина. — Насчет эльфов. Являясь причиной беспорядков, кроме общей компенсации они должны оплатить лечение всем жертвам погрома, и выплатить компенсацию родственникам погибших. И учтите, — архимаг обвел взглядом присутствующих, — я не потерплю стычек между вашими магами и воинами. Мною будут даны указания жестко пресекать подобные ситуации. Вплоть до смертной казни провинившегося.

Торвин посмотрел на Балаватха. Тот, почувствовав его взгляд, оглянулся. И, совсем неожиданно для эльфа, улыбнулся. Причем, вполне дружелюбно.

— Думаю, мы не доставим вам таких проблем, — сказал Читаатма, обращаясь к архимагу.

— Я бы хотел встретиться с магом, который оказал помощь моей сестре, — сказал Торвин, — благодаря его своевременному вмешательству не случилось самого страшного. Это возможно? — Он вопросительно посмотрел на архимага.

— Я подумаю, — уклончиво ответил Руархид, — остальное обговорите с моими помощниками. Я вас больше не держу.

Уже у двери эльфа остановил голос архимага:

— Торвин, задержись нам надо обсудить еще пару вопросов.

Руархид некоторое время молчал, уставившись на поверхность стола.

— Я хотел бы обсудить ситуацию с Эль, — начал он, но вдруг на краю стола, там, где было свободное от бумаг место, появился небольшой росток, с каждой секундой увеличиваясь в размерах. И вот уже на столе архимага зацвело очень красивое карликовое дерево, покрытое ярко красными цветами, а воздухе разнесся мелодичный перезвон колокольчиков.

— Пижон, — буркнул архимаг, кивнул Торвину на кресло, а сам положил свою ладонь рядом с деревом.

Торвин порадовался тому, что остался в кабинете. Была неплохая вероятность услышать разговор архимага с его отцом — Лаурином. Обычно отец именно так оформлял свои вызовы по амулетам связи, передаваемые важным персонам — иллюзией родового дерева. Пусть он и не услышит слов отца, но по репликам архимага, если тот не вздумает общаться мысленно, кое что узнать можно. Руархид повел разговор вслух.

— Привет, Лаур! Какого хрена твои эльфы устроили в моем городе? — На повышенных тонах начал разговор архимаг. Торвин про себя удивился: не всякий осмелится разговаривать с его отцом таким тоном. Все страньше и страньше. — Да мне наплевать на твои проблемы — в конце концов ты всегда прекрасно сам с ними справлялся! Неужели ты потерял хватку, и уже не в состоянии предвидеть все последствия развития собственных интриг? Что? Приносишь свои извинения? Ну, ладно. — Понизил голос Руархид. — Однако мне нужна кровь, я не могу оставить все как есть — меня просто не поймут в гильдии. Что-о-о? — Архимаг снова повысил голос, — у тебя уже и список готов? Ну, ты и зараза ушастая! Да ты ведь подставил под удар моих подданных, и не простых, а тех, на которых я возлагаю большие надежды!

Некоторое время возмущенный архимаг молчал, слушая, что ему говорят.

Состояние Торвина можно охарактеризовать одним словом — ступор. Такое ощущение, что архимаг говорит не с королем эльфов, а со своим подчиненным. Это было выше понимания Торвина.

— Ладно, — буркнул архимаг, — договоримся. Ты там побыстрее разбирайся со своими врагами и приезжай в гости. Сто лет тебя не видел. Жаль, конечно, что на бал не попадешь. Что? Эль? Ну, про ее состояние ты, наверное, в курсе — твои уже должны были донести. Выслал гроссмейстера? Вот это хорошо, — обрадовался архимаг, — одно плохо. Он доберется минимум за неделю. За девочкой сейчас присматривают мои лучшие целители, но почти не вмешиваются. Да там непонятная какая-то штука творится — они говорят, что такое ощущение, будто с ее аурой работает довольно сильный целитель, но дело в том, что рядом-то никого нет. Такое возможно если присутствует очень «умный» амулет. Но его тоже нет — мы проверили. Да нет, вряд ли это восстановит ее, но по крайней мере то, что происходит, должно стабилизировать состояние, все одно гроссмейстеру будет полегче. Тут в другом проблема — все-таки времени много пройдет, а ты сам знаешь, чем больше его прошло с момента ранения, тем сложнее потом лечить. Уж очень сильно девочка пострадала. Да нету, нету у меня сейчас в столице гроссмейстеров-целителей! Что? — Архимаг озадаченно потер лоб, — что-то я упустил этот момент. Да, я найду того мага, может, действительно, он что-то может на уровне гроссмейстера, если сумел удержать ее и даже непонятно как лечит…

Руархид откинулся на спинку кресла и немного помолчал.

— Нет, Лаур, — покачал он головой, — ты сам виноват. Не ищи проблем на свою ушастую задницу — связываться с гроссмейстером боевой магии демонов не стоит. Радуйся, что дочь жива осталась, не лезь к Махасу. Знаешь его? Ну, тем более.

Лаурин Трин'х Вассар

Тихо в кабинете. И даже шелест бумаг, вплетаясь в вязкую тишину комнаты, лишь, подчеркивает ее. Вечер. Светильники создают уютный полумрак, в котором так хорошо думается. Однако, мысли короля далеки от спокойствия, резко дисгармонируя с обстановкой. Устав бороться с собой, Лаурин, отбросил отчеты, вскочил и принялся вышагивать по комнате, в очередной раз уточняя количество шагов, требуемое, чтобы пройти от окна к двери и обратно.

Король был зол. Зол прежде всего на себя. Даже несмотря на то, что операция, просчитанная им до мелочей, дала результат гораздо лучше планируемого. Неопытная молодежь нашумела намного сильнее ожидаемого, в результате гномы арестовали многих перспективных магов оппозиционных кланов. Арестовали в момент мятежа, что снимает с него всякую ответственность за их будущее и позволяет диктовать главам этих кланов свои условия. Часть уже обратилась с предложением участвовать в погашении убытков короны в обмен на содействие в освобождении своих детей. Но король был зол. В какой-то момент он выпустил из рук нить событий. Не предусмотрел казалось бы мелочь — вмешательство собственной дочери. И теперь беспокойные мысли не покидали его. Он думал о дочери, так похожей на свою мать, что порой ему казалось, будто при смерти находится не дочь, а жена, память о которой не смогло стереть время, прошедшее со дня ее смерти. В тот раз тоже была попытка переворота, только он был к нему не готов. Тогда его спасло стечение обстоятельств: у него гостил хороший приятель — гном Руархид, с которым он, будучи молодым, исходил земли гномов, эльфов и людей, ища приключений и знаний. В момент переворота, Руархид, уже облаченный немалой властью, со своими верными магами и телохранителями перекрыл доступ во дворец и удерживал его, пока Лаурин разбирался с успевшими проникнуть внутрь убийцами. А потом, выстояв до подхода основных сил законного короля, помогал навести порядок в королевстве. Именно тогда чуть не погибла от случайной раны жена Лаурина. От этой раны она так до конца и не оправилась, а много лет спустя рождение дочери еще сильнее подорвало ее здоровье, и, несмотря на усилия лучших целителей, прожила она недолго.

Отправляя своих детей к Руархиду, король пытался оградить их от опасности, понимая, что давно назревавшая почка измены вот-вот раскроется и самые опасные события произойдут здесь, в лесу. Просто то, что он все еще воспринимает Эль девочкой, бегающей с детским луком, помешало ему как следует продумать ее место в плане. Времени на более тщательную подготовку просто не было — в любой момент события могли выйти из под контроля и тогда все происходило бы уже под руководством другого кукловода.

Король подошел к окну и прислонился лбом к прохладному стеклу. Через некоторое время сзади скрипнула дверь:

— Ваше величество! — раздался тихий голос.

Король резко обернулся.

— Ирентиль! — воскликнул он. — С каких пор я стал для тебя величеством?! — он быстро подошел к бледному и явно не совсем здоровому эльфу и обнял его. — Как ты себя чувствуешь? Надеюсь, наши мозгоправы восстановили тебя? Присядь, а то ты на ногах не стоишь. Ты все помнишь?

— Да, Лаур, — бледно улыбнулся бывший глава безопасности, усаживаясь в кресло, — я в порядке. А вот как у тебя дела? Надеюсь, все прошло по плану?

Лаурин помрачнел и отвернулся к окну.

— Все по плану. За исключением того, что моя дочь находится при смерти. Я уже отправил к ней Морила, но, пока он доберется, всякое может случиться. Поехал бы сам, но как ты понимаешь, Рориэль загнан в угол.

— Сочувствую, — Ирентиль тяжело откинулся в кресле. — Надеюсь, с Эль все будет нормально.

На несколько минут в комнате установилась тишина. Каждый сидел и думал о своем.

— Ладно, — повернулся король, — давай о более веселом. Рориэль, сам того не подозревая, практически заставил своих союзников влезть в нашу ловушку… — начал он, но тут же замер, настороженно прислушиваясь. Затем резко подал магический сигнал и над столом засветился рисунок, схематически изображающий левое крыло замка, в котором и находится рабочий кабинет короля. На схеме двигались зеленые и красные точки.

— Нападение?

— Да, финальный акт пьесы. Гнилой бутон пытается раскрыться. Смотри, — король показал рукой на рисунок. Видишь, основная масса нападающих схлестнулась со стражей? — действительно зеленые точки перекрывали западный и восточный входы а красные пытались войти. Кроме того, было видно, как зеленые точки, постоянно прибывающие из за края видимой зоны, накапливаются на некотором расстоянии, постепенно охватывая красные.

— Раньше тут не было столько стражей, — пробормотал Ирентиль. — А это что? — ткнул он пальцем в несколько красных отметок прямо в глубине стены.

— Да, — кивнул король, — я ждал чего-то подобного. И не удивлюсь, если среди них идет сам Рориэль Мен'т Авир. Вернее, я очень надеюсь на это. Торвину очень удачно удалось организовать утечку информации об этом проходе. И поскольку Рориэль метит на мое место, то вряд ли рискнет открыть кому-либо секрет его нахождения.

Еще немного посмотрев на рисунок, Лаурин быстро подошел к стене, где на специальной подставке лежал его меч, и медленно вынул его из ножен. Полюбовавшись на клинок, он приложил ладонь к стене и резко толкнул ее. Потайная дверь открылась темным провалом.

— Ваше Величество! — Ирентиль встал. — Вы не должны рисковать собой!

— Да? — Лаурин полуобернулся. — А я и не собираюсь. И резко повернувшись пошел к входной двери. — Совершенно не собираюсь, — повторил он негромко, будто убеждая себя, и открыв дверь крикнул, — Охрана! Пятеро мечников ко мне!

Лаурин молча указал вбежавшим эльфам на открытый проход.

— Я с вами! — встал Ирентиль.

— Не стоит. А впрочем… Только не мешай, — сказал он и проследовал за скрывшимися в проходе мечниками. Ирентиль покачал головой, быстро оглядел стены, но ничего кроме пары кинжалов не нашел. Прихватив их, он последовал за своим королем.

* * *

Рориэль нервничал. Ему хотелось двигаться быстрее, но не отмеченные на плане ловушки, в которых уже погибло трое мечников и двое магов, не давали такой возможности.

Вскрикнул и упал последний мечник, идущий вторым. Оставшиеся без силовой поддержки маги напряглись, пытаясь разглядеть ловушку. И в очередной раз она оказалась почти чисто механической. Отравленный шип, выскакивающий из, казалось бы, монолитного камня пола. Капля магии земли использовалась только для перезарядки ловушки и защиты ее механизма от воздействия времени. Среди надежных сторонников Рориэля не было интеграторов, а заметить столь малое количество чужеродной магии обычные боевые маги были не в состоянии.

Рориэль злился, в его распоряжении остались всего четыре мага. Не произойди те события в столице гномов, он бы бросил все, пожертвовав теми, кто наверху отвлекает охрану короля. Положение третьего наследника по побочной ветви королевского древа позволяло выкрутиться, но подлый Лаурин ловко подставил молодую поросль кланов, финансировавших Рориэля. Теперь главам этих кланов придется идти на поклон к королю, так что в ближайшие лет сто о деньгах можно забыть, а значит забыть о влиянии и сторонниках.

— Так, стоп. — Рориэль подал команду остановиться. Обычный поворот, каких прошли много, но в свитке, выкраденном в закрытой части библиотеки, напротив него должен быть прямой проход. Не ожидая ничего хорошего, Рориэль осмотрел стену, но не увидел ничего необычного. Маги, тщательно осмотревшие стену, тоже ничего не заметили. Древняя кладка, за ней земля и никакой скрытой двери. Возможно, проход заделали в давние времена, уже после появления свитка. Осторожность подсказывала Рориэлю бросить все и уходить, но второго такого случая в ближайшие сто-двести лет точно не будет, и он отдал команду двигаться дальше, к следующему проходу.

Буквально через десять шагов коридор вывел в круглую комнату со смутно знакомым рисунком на полу и Рориэль тут же вспомнил, куда он попал. Эта необычная комната была помечена на плане окружностью перечеркнутой косой линией. И главное, на плане был указан второй проход к покоям короля. Повеселев, он дал команду двигаться дальше. Но как только в комнату вошел последний эльф, за ним, отсекая возможность бегства, опустилась плита и начался быстрый отток магической энергии. С ужасом Рориэль вспомнил место, где ранее видел на полу подобный рисунок — древняя камера для содержания особо опасных магов.

Через секунду из прохода спереди выскочили воины и принялись, буквально как зайцев, резать обессилевших магов. Подожди воины еще пару секунд и дальнейшего не произошло бы. Один из магов активировал не до конца разряженное кольцо с купленным у демонов «дыханием дракона», поврежденный амулет выбросил все остатки энергии разом и грохнул взрыв. Короля, входившего в комнату, откинуло обратно в коридор на Ирентиля. Рориэля, который в момент нападения отскочил к плите, закрывавшей выход, сильно приложило об нее. Кровавые ошметки солдат и магов раскидало по всей комнате.

— Ваше Величество, вы живы? — Рориэль мгновенно сориентировался в ситуации, — какая досадная ошибка! Я, как только узнал о нападении, сразу же бросился к вам на помощь. — Он взглянул в глаза Лаурина и дальнейшие слова застряли у него в горле. В глазах короля он увидел свой приговор. Чистая и холодная ненависть была во взгляде мужчины, в любимую женщину которого когда-то попала отравленная стрела, выпущенная сторонником Рориэля, пытавшегося и в прошлый раз свергнуть Лаурина.

— Гнилой корень, — прошипел Рориэль, отбросив маску, и, выхватив меч, бросился на Лаурина.

У поединка первого официального меча королевства и первого неофициального меча был лишь один зритель — сжимавший кинжалы и готовый при первой же возможности метнуть их в Рориэля Ирентиль. Но его помощь не понадобилась. Он просто не успевал взглядом за движениями противников. Будь на его месте менестрель, он бы тоже не смог описать этот бой в своих песнях, потому что просто ничего не понял бы. Да и сам бой продлился всего несколько ударов сердца. Несколько раз прозвенели столкнувшиеся мечи и тут же все закончилось. Лаурин спокойно стоял в центре комнаты, опустив меч, а рядом лежало обезглавленное тело его давнего противника.

Король сделал движение кистью руки, с лезвия сорвались капли крови и сталь снова засверкала в лучах светильников, как будто не этот меч только что лишил жизни эльфа.

— Надо же, — удивленно произнес Лаурин, — а он был силен, — и вытер рукой кровь, сочившуюся из глубокой царапины на щеке, оставленную мечом Рориэля. Затем оглянулся на Ирентиля и улыбнулся, — ну что, мой верный друг. Все закончилось. — Затем он с сожалением оглядел останки своих мечников и вздохнул, — глупо погибли. Пойдем, Ирен. Надо закончить дело — очистить дворец от гнилой поросли.

— Сил охраны хватит? — пряча кинжалы, спросил Ирентиль.

— С лихвой, — Лаурин напоследок огляделся и скрылся в проходе.

Глава 6

Ник

Вернулся домой я в несколько расстроенных чувствах. Во-первых, встреча с эльфийской принцессой, или с тем, что от нее осталось, произвела на меня гнетущее впечатление. Молодая девушка, и такая трабла. Интересно, вообще она выживет? Симбионты, конечно, хорошо, только это не панацея. Я прекрасно это понимаю. Все-таки они всего лишь роботы, а лечение — сложный процесс, и совсем не факт, что воздействие через ауру гарантирует излечение. Все-таки в первую очередь симбионты действуют на энергетические потоки в организме, насколько я понимаю, а потом — на остальное. Да и вообще, я еще очень мало знаю. Надо бы хорошо исследовать этот момент. И во-вторых, мне не удалось вернуть свой парашют. Возвращаясь домой, я сделал небольшой крюк к месту известных событий, но близко подходить не стал — слишком много магов на квадратный метр там оказалось. Чувствую, что приберут непонятный предмет себе. А может, кто-нибудь из местных успеет стырить, что для меня предпочтительнее.

Я разделся и прилег рядом со спящей Крисой. Мой уход и возвращение ее не разбудили. Полежав немного, запустил комп на подбор информации с подсаженных жучков и неожиданно для себя уснул. Поспал я всего пару часов, но отдохнул хорошо, мозги заработали лучше. Криса все еще спала, на улице стало темнеть и я, повернувшись на другой бок, стал слушать все, что произошло за прошедшее время, и что поступило ко мне через прослушку. В принципе, за пару часов ничего особенного не случилось, кроме допросов пойманных эльфов. Ну, тех, на ком сидели мои жучки. Забавно, но методы допросов гномов без использования специальных средств не сильно отличались от допросов ментов в моем мире. С кем-то говорили вежливо, на кого-то кричали, играли в доброго-плохого полицейского. Кто-то из эльфов спокойно отвечал на все вопросы, кто-то ерепенился и возмущался и, как мне показалось, кому-то из таких дали по почкам, судя по стону и более покладистым дальнейшим ответам. Кажется, это был совсем молодой эльф, если судить по голосу. Вообще странно — воины и маги, а позволяют над собой так издеваться. Но, поразмыслив, понял, что до них, то есть до арестованных эльфов дошло, что они крупно попали, особенно после того, как до них доводилась информация о состоянии принцессы и смерти какого-то из эльфов, видимо их командира. После таких новостей почти все становились шелковыми и покладистыми. Но вот с другой группой эльфов, сопровождавших принцессу, разговор был совсем другой. Всем им вежливо предложили пройти сканирование магом-менталистом, и никто из них не отказался. Правда, маг все-таки был из эльфов — доверенный подчиненный Торвина (так называли брата принцессы). Менталист любезно делился информацией, считанной с арестованных. Правда, последнюю группу быстро отпустили, не в последнюю очередь из-за информации от мага-мозголома. Оказалось, что группа под предводительством принцессы долгое время была наблюдателем над событиями (и чего девчонка не остановила своих?), а когда все стало круто закручиваться, ее помощники или телохраны, я не понял, кто именно, убедили девушку уйти из опасного места. Ну и по дороге наткнулись на демона. Маги среагировали на то, что демон-маг явно был готов к бою и не скрывал этого. То есть, маги и воины, сопровождающие принцессу, среагировали адекватно — на них несется чудо-юдо, под завязку напичканное магией, ну и стали действовать, как полагается. Самое забавное то, что тот тип даже не остановился, походя разбив защиту эльфов и поджарив некоторых из них.

Больше пока ничего интересного не было, поэтому я оставил комп накапливать информацию и отключился. Под боком уютно сопела Криса, а у меня сна ни в одном глазу. Чем бы заняться? В принципе, меня заинтересовал амулет принцессы, что не дал ей умереть. Мне бы такая штукенция тоже пригодилась. В идеале — чтобы восстать из пепла, аки Феникс. М-да… штука, конечно хорошая, только лучше, чтобы необходимость в таком амулете не возникла. Тут я вспомнил про оружие из подвала Васы. Аккуратно, чтобы не разбудить Крису, выбрался из постели, оделся, подобрал брошенное на стол оружие, уселся в кресло у окна и более внимательно стал рассматривать свое приобретение. Самое вкусное — нож с магической начинкой, я оставил напоследок и занялся мечами. Эх! Хорошие игрушки, правда, вряд ли они так хороши против длинных эльфийских мечей. Однако, хоть при прочих равных условиях оружие имеет большое значение, даже лишний сантиметр клинка может спасти жизнь, то кто мешает сделать эти условия неравными? Причем в свою пользу? Тогда и длина клинков не будет иметь решающего значения. Дайте в руки мастеру обычную палку и меч — в руки неумехи. На кого поставите? То-то же! А у меня сейчас скорость работы клинками примерно, как у Леона, скорость передвижений, может, даже и поболе будет, мастерство… ну, некрасиво, конечно, самому себя хвалить, можно и переоценить и пострадать от этого, но, тем не менее, оно чуть хуже, чем у Леона. Ну и не разработана обоерукость, хотя иногда и получается действовать двумя руками, но левая не может работать, как надо, вместе с правой, только в качестве помощницы. С этим, конечно, косяк. Чтобы двумя руками одинаково работать — надо иметь природную предрасположенность, я же всегда был правшой. Однако, тренировки могут выправить ситуацию хоть чуть-чуть (дайте помечтать!), да и навыки Леона не зря же я закачивал себе в голову, может, и в этой ситуации помогут. Кто знает?

Сначала займемся укреплением материала по отработанной технологии, вот только пора попробовать мне самому это научиться делать.

«Умник! А расскажи-ка, как ты укрепляешь материал?»

«Ага, ага. Понял, не дурак. Давно пора самому делать, а то все Умник, да Умник! Я ведь не компьютер тебе какой-то, а самодостаточная личность! Вот. И мне совсем не интересно заниматься такой нудной работой!»

«Не ворчи», — улыбнулся я. Личность он, ишь ты!

«Есть два варианта укрепления материала. Один простой, примерно так, как делают местные маги. И посложнее, как делаю я. Тебе какой?»

«Хм…», — я задумался, — «Ну, не будем отступать от канонов обучения. Начнем с простого».

«Ага, только учти, что даже простой метод требует высокой концентрации и упорности, я бы даже сказал «упертости». Ну что, приступим? Так вот. Сначала о «простом» варианте. Представь, что весь материал прошит эдакой энергетической сетью, которая по сути и держит фактуру. Представил? Прекрасно! Так вот, такая сеть действительно является сетью, узлы которой крепятся к материалу. В зависимости от материала, она может быть двумерной — «плоской» или трехмерной — «объемной». Сам понимаешь, чем меньше ее ячейка и больше узлов, тем прочнее получается защита. Это внешняя видимая сторона. Узлы же представляют собой микроплетения, способные «приклеиваться» или «цепляться», как угодно называй, к материальным объектам. Как это происходит на физическом уровне, думаю, смысла нет рассказывать». — Умник вывел передо мной схему такого плетения. Несмотря на свою миниатюрность, оно представляло собой достаточно сложное образование. Тем временем Умник продолжал:

«А вот это плетение», — рядом с первым появилось второе, — «крепеж узлов между собой. Проблема в том, чтобы подобрать, вернее подогнать, первое плетение под материал, который будет укрепляться. То есть, такие плетения немного варьируются в зависимости от материала. Многое зависит и от размера ячейки. Например, для одежды они могут соответствовать ячейкам самой ткани и она будет достаточно крепкой, чтобы выдержать удар ножа. Насколько я сумел найти информацию, именно таким образом укрепляют местные маги одежду. Вот, смотри», — передо мной появилась третья структура, намного грубее первых двух, — «Видишь? Работает, но это плетение не способно масштабироваться в сторону уменьшения. В отличие от моего. Мое плетение можно уменьшить для работы с молекулами и атомами. Но ты вряд ли сможешь сам такое сделать — просто не хватит разрешающей способности мозга».

«А если использовать биокомп?» — я тут же прервал лекцию Умника, вспомнив про ту полезную хрень, что Умник вырастил в моем мозге.

«Хм… А ты знаешь, может получиться. Но я тут вряд ли тебе помогу. Все-таки я не имею прямого информационного доступа к нему. Ну, может, ты что придумаешь».

«Ладно, продолжай», — я пока отодвинул этот вопрос в сторону.

«Хорошо», — задумчиво продолжил Умник, сбитый с толку моим вопросом, — «Так вот. Самая большая проблема состоит в том, что для получения наилучшего качества необходимый предмет нужно укреплять ПОЛНОСТЬЮ. Не получится, например, укрепить только кончик меча или только рукав одежды, если только он не пришит после укрепления».

«Почему?» — закономерно удивился я и, развернувшись вместе с креслом, закинул ноги на подоконник. Свежий воздух из окна, напоенный запахами цветов, настраивал тело на расслабленный лад, а мозг — на рабочий.

«Ну, тут работают два отрицательных момента. Такая вот сеть образует замкнутую структуру, на границе которой начинают действовать некие физические эффекты микромира. Не буду вдаваться в подробности — это сейчас неважно. А важно то, что на этой границе происходит ослабление связи между укрепленным материалом и неукрепленным. Неприятно ведь будет, если вдруг у тебя в самый опасный момент отломится кончик меча?»

«Ага», — кивнул я, — «Только, на мой взгляд, ты немного передергиваешь. Достаточно сделать границу не сплошной, а… Ну, читал, наверно, у меня книги по материаловедению? Что-то вроде диффузии материалов — просто сделать укрепленный материал на стыке «бахромчатым», чтобы его нити вдавались глубоко в неукрепленный материал».

«Ну, в принципе, ты прав, только еще остаются другие эффекты, которые внутри сети нейтрализуются самой сетью, а снаружи — нет».

«Почему-то мне кажется, что ты вполне в состоянии справиться с подобной проблемой».

«Да, ты прав. Для меня не составляет труда избегать таких эффектов, вводом новых граничных плетений. Однако, где-то я могу избежать такого отрицательного воздействия, где-то это не получится или получится слабо. А где-то действуют эффекты обычного характера — не магического. Тот же пример — если замагичить твердый предмет наполовину без учета твоей поправки, то у него получится граница материалов с различной твердостью, и неизбежно там будут возникать напряжения. Но, повторюсь, все зависит от материала. Где-то вообще можно наплевать на это. Ладно, продолжим. Так вот, органика из-за воздействия этих эффектов разрушается сильнее всего. А одежда по большей части производится из мертвой органики. Местные маги просто не знают про эти эффекты, но видят результат и знают, что чтобы получить качественно замагиченную вещь, надо обработать ее всю. Понятно излагаю?»

«Ага», — я зевнул, — «пока ничего сложного для понимания. Но если происходит разрушение органики, не опасно ли для здоровья носить такую одежду?»

«Ничуть. Слишком большое расстояние между одеждой и телом, даже когда она прилегает к нему. И еще — таким способом не получится укрепить живую органику. Например, растение или что-то в организме человека. Сам понимаешь, клетки живые, меняют размер, свое положение и так далее. Тут еще один неприятный момент для магов. Дело в том, что вся эта сеть, пока полностью не сделана и не замкнута в цельную структуру, достаточно неустойчивая. Чуть отвлечешься — расползется. Потому, если, например, все-таки нарушить уже готовую сеть (пробить материю), то есть вероятность, что вся защита разрушится, пусть и не сразу. Вот».

«Угу», — задумчиво кивнул я. — «А что с металлами? Почему не укрепляют мечи, как вот ты делал? Вроде бы проще, чем материю?»

«А вот не скажи», — радостно откликнулся Умник, — «С одной стороны, вроде бы да. Но маги ведь не видят структуру металла, а там куча примесей, разная структура слоев. Наложишь на глазок такую сеть, причем крупноячеистую, а она вместо укрепления всего предмета, изменит внутреннее распределение прочностных характеристик и все — вроде крепкий меч при неудачном ударе сломается в совершенно неожиданном месте!»

«Круто!»

«Ага, ну я-то понятно. Вижу вглубь, как ваши микроскопы, могу обходить такие моменты».

«И все-таки, как мне кажется, если размеры узлов-креплений уменьшить до размера кристаллических решеток и атомов, то это уже не будет играть роли».

«Ну, в целом да», — согласился Умник.

«Скинешь мне характеристики узлов для различных материалов?» — спросил я, разворачивая в компе программу с моделью магии.

«А зачем?»

«Хочу попробовать кое-что», — пробормотал я, погружаясь в работу. Умник тяжко вздохнул в эфир и замолчал, выполнив то, что я просил. По опыту он уже знал, что в такие моменты я крайне неконтактный. Но напоследок сказал:

«Ну, если не хочешь узнать про второй способ…»

Я поднял голову:

«Второй? А, точно! Ты же говорил. Так что там?»

«Ну, мог бы и догадаться», — укоризненно произнес Умник, — «работа через информструктуру объекта. Прорисовываем все связи на уровне этой структуры, чуток инфомагии — и вуаля! Готово. Причем тут можно добиться еще большей детализации и прочности. Хочешь посмотреть?»

«Ага».

«Ну смотри, перейди на… какое там у тебя по счету зрение?» — хмыкнул Умник, — «информструктуры ты уже видишь».

И действительно, перейдя на третье? (второе — магия, аура и разного рода энергии, третье — информструктуры) зрение, посмотрел на кроссовок, находящийся прямо напротив моего носа на подоконнике и увидел густую-прегустую энергетическую светящуюся сеть, но не однородную, а… как бы смятую. Где-то плотнее «застройка», где-то меньше. Какое-то мерцание, от чего закружилась голова и тут… Произошло нечто. Я не сразу понял, что это не глюк бадди-компа. Прямо поверх информструктуры появилась надпись на языке атлов «Провести анализ?». Впервые биокомп так явно проявился не только при работе в инфосети, но и в реальности! Естественно, я радостно согласился, но тут же меня ждал жестокий облом: спустя секунду он отрапортовал: «Недостаточно ресурсов. Не инициализированы модули анализа». После чего надпись пропала, и больше никакие сообщения не появлялись.

Умник только хмыкнул на мою жалобу.

«А что делать? Прогресс налицо, но подтолкнуть его никак нельзя. Можно запороть мозг».

Ну и ладно, хоть и обидно. Однако, раз такое дело, можно попробовать сделать задуманное. И я снова переключился на виртуал бадди-компа.


Спустя пару часов я устало отключил бадди-комп и аккуратно потер глаза, чтобы не сместить линзы. Дабы отвлечься, прогнал комп на новую информацию с жучков. Ничего интересного, за исключением одного тихого разговора. Быстро глянув на идентификатор жучка, сообразил, что он принадлежит принцессе. Говорили, похоже, целители, на эльфийском, но один из них с сильным акцентом, видимо гном.

— Не могу нормально работать. Вот эти непонятные процессы в ауре принцессы мешают. И если вначале они сильно помогли, буквально вытащив ее из-за порога, то сейчас только мешают.

— Понимаю, — сказал гном, — Явно делал сильный маг, но скорее всего этот процесс изначально рассчитан был на общее выздоровление. Слишком хаотичные действия. Для нашего случая не подходят. Ни продиагностировать нормально, ни самому поработать.

— Да. Я с трудом скорректировал пару неудачных последствий от действий этого безобразия. Но как убрать все это — совершенно не представляю. Надо сообщить, чтобы нашли того мага.

— Согласен, коллега. Если он сумел поставить такое… я даже слова нужного не подберу, никаких плетений не видно… То и убрать сможет.


М-да… Я почесал затылок. Похоже, скоро кое-кто появится по мою душу. Не верю, что меня не вычислят. Как-то я упустил момент, что магам будут мешать мои симбионты. Вернее, их действия. Ладно, думаю, до завтра время у меня есть. Да и не должно с девушкой ничего серьезного случиться. А пока можно проверить результат моей работы. Ну, и Умника, конечно. Что бы я без него мог сделать?

Я поднялся, чуток размялся и, выглянув в окно, сорвал веточку с вьюнка, добравшегося по наружной стене до подоконника.

«Ну что, попробуем?»

Умник промолчал. Он уже понял, что я сваял, и особых возражений не имел.

Положив веточку на стол, я минут десять формировал нужное мне плетение. Работать я решил с инфомагией, да и вообще, что-то я увлекся магией земли. Надо основной упор сделать на инфомагию, как наиболее продвинутую. А остальные энергии использовать только для маскировки от других магов.

Я оглядел получившееся плетение. Вроде правильно. Перегнал картинку на бадди-комп и сравнил с эталонным плетением в модели магии. Поправил пару моментов. Ну, с богом! Энергия тоненькой струйкой потекла, запитывая плетение. После трех минут работы веточка, с которой плетение было совмещено, шевельнулась и… превратилась в зеленую, остро пахнущую травой, кашицу. Еще полчаса работы над корректировками и установками граничных условий и прочей мутотени и… десятая по счету веточка осталась целой! Я достал нож и попытался перерезать ветку. Фигушки! Не берет ножик!

«В первом приближении работает», — я вытер пот со лба.

«Ага, а теперь посмотрим, что произойдет дальше», — влез Умник, — «помнишь про живую органику?»

Конечно, помню. В принципе долго ждать не пришлось. Где-то минут через двадцать веточка почернела, но еще некоторое время продолжала сохранять свою форму. Затем она расползлась в слизь, дурно пахнущую. Забавный эффект.


Весь прикол в случившемся состоит в том, что я, как всякий ленивый программист (а они все ленивы — потому и пишут постоянно всякие программки для облегчения своей жизни) вместо того, чтобы учиться укреплять материал, как положено, решил сделать так, чтобы это происходило автоматически. А что тут сложного? Нет, конечно много чего. Хотя бы в том, что сам механизм, отвечающий на автоматическое расползание сети по предмету, по сложности на порядок выше сложности самой сети. Из-за своей псевдо-интеллектуальности. Интеллектуальность — «псевдо», так как со стороны это выглядит именно как работа интеллекта, но в реальности дело обстоит совсем не так. Это как с иллюзионистами — показывают волшебство, а на самом деле — точный расчет, обман зрения и соответствующие устройства. Вот и здесь я применил вариацию генератора плетений Крисы. Хотя, по сути эта разработка у меня далеко ушла от первоначального варианта. Этот генератор создает два вида плетений — узлы, заточенные под определенный вариант материи (более широкий диапазон огрубляет их и делает менее стабильными) и плетения связи между узлами. Пришлось доработать и плетение узла — обосновавшись, «прилепившись» к своему участку материи, он выбрасывает усики на расстояние длины ячейки. Если они детектируют наличие материала, на который настроены — передают сигнал генератору. У того запрос ставится в очередь (к сожалению у него нет многозадачности), и по мере обработки запросов на указанном месте генерируется новое плетение-узел, которое сразу же «вцепляется» в материал. Конечно есть и ложные срабатывания, неточное определение координат, куда ж без этого. Но семидесятипроцентная точность вполне приемлема. Тем более, что если «запрос» отработан неверно, сигнал от узла никуда не пропадает, и методом подбора (изменяя координаты точки с определенным допуском) генератор доводит процесс до конца. Ну, почти до конца. Я оставил ему десять попыток во избежание зацикливания. Умник проверил — сеть получается неоднородной, с лакунами, как у пьяного вязальщика, но в целом упрочнение все равно получается лучше, чем у местных магов. Да и размер ячеек достаточно маленький. Не до атомов, конечно, что-то там перестает работать, но достаточно мелкая. Память Лотколба — просто золотое дно по практическим реализациям разных техномагических плетений. Сильно помогло. Ну и Умник, само собой. Зато теперь, после непродолжительной подготовки, я могу достаточно быстро укрепить почти любой материал. Любой? Хм…

Я достал золотую монету и покидал ее на ладони. Царапнул ее ножом — тонкая стружка упала на пол. Золото тут высокой пробы, достаточно мягкое. Так, ладно, для эксперимента нам ничего не жалко! Я быстро ввел параметры золота в новое, только что созданное плетение генератора «упрочнялки» и внедрил ее в монету. Затем положил ее на стол (на всякий случай) и запитал генератор. Так… Тридцать пять минут для такого объекта — вполне приличная скорость работы. Тем более, что размер ячейки — где-то на уровне сотни атомов золота. Круто! А ведь генератор плетений сам по себе работает очень быстро, если для сравнения взять количество сгенерированных узлов! К сожалению, собственная емкость сети оказалась невысокой — закачанной в нее инфомагии хватит на… так, что там на комп скажет? Ага, триста сорок шесть лет. Это если монета будет просто лежать. А если постоянно пытаться ее деформировать, например молотком… с частотой раз в минуту… с усилием… получится пятьдесят два года. Забавная зависимость. А если взять насос энергии а-ля Умник… так внедрим его в центр монеты…Оппа! Получаем вечную монету!

Теперь процарапать монету не удается. Правда и использовать ее по прямому назначению тоже вряд ли получится.


Глядя на грязь на столе, мне в голову пришла одна интересная мысль. А если внести кое-какие мелкие изменения в укрепляющее плетение? Например, вместо того, чтобы связка, удерживающая соседние узлы, не просто сопротивлялась изменениям расстояния между узлами, но и сама могла… увеличиться в размерах, расталкивая узлы? Благо, для такого действия эту связку надо поменять совсем чуть-чуть.

В задумчивости подергав мочку уха, я положил на стол монету. И приступил к работе.

«Готово!» — я вытер пот со лба. Почему-то оказалось неожиданно трудно работать над этой задачей.

«Я бы на твоем месте поостерегся», — с явным сомнением в голосе произнес Умник.

«Поосторожней, так поосторожней», — согласился я и выбросил монету в окно, но так, чтобы ее было видно. Приблизив максимально ее изображение в бадди-компе, стал наблюдать. С минуту ничего не происходило, затем мне показалось, что в тусклом лунном свете монета шевельнулась. А потом она просто стала уменьшаться в размерах, образуя вместо себя кучку золотой пыли. Явно слышался треск. Или показалось? Но напоследок, процесс пошел все-таки по-другому. С легким хлопком монета раскололась на две неровные части, которые, уже явно шевелясь и иногда покручиваясь на месте, в конце концов истаяли, оставив после себя только золотую пыль.

«Прикольно», — улыбнулся я. Вот еще один прототип оружия нечаянно изобретен.

Эльфийский лес

— Ваше Величество! У нас проблемы с драконом!

Лаурин слегка поморщился. Только-только завершилась ситуация с переворотом, а уже новые проблемы. К сожалению, плотно пообщаться с драконом самому Лаурину, по известным причинам, не удалось. Вернее? разговаривал с ним он в самом начале, как только тот появился на их территориях. Оценить это событие с точки зрения полезности или наоборот, на тот момент не представлялось возможным. Однако, хорошо поразмыслив, король дал добро на беспрепятственное перемещение дракона в лесу. Ну, почти беспрепятственное. Его везде сопровождал десяток магов, так сказать «во избежание», да тактично предлагалось не посещать территории, на тот момент мятежных кланов. Кстати, такая избирательность была замечена заговорщиками, и показала им, что король что-то знает, однако, не остановила их, лишь заставила действовать быстрее. Еще дракона не пускали в священную рощу, но поначалу он туда и не рвался. Однако, буквально на днях Лаурину донесли просьбу дракона о посещении этого места, чем поставили его в затруднительное положение. Взвесив все «за» и «против», король решил, что особого вреда не будет, да и интересно было, что тянет туда дракона. Переформировав команду сопровождающих, он дал свое разрешение. Немало такому решению поспособствовало согласие дракона на… сотрудничество. Об этом было трудно договариваться, потому как социальное устройство драконов таково, что все важные для расы вопросы решают входящие в так называемое «гнездо». Данный дракон в него не входит, но, как он сказал, чисто по той причине, что он «познанник», то есть ученый. И всякие политические вопросы его интересуют в последнюю очередь. Повезло с тем, что, тем не менее, он имеет большой авторитет среди драконов, и его слова будет достаточно, чтобы эльфы, если захотят, смогли пройти на территории драконов. И их даже выслушают в «гнезде». А дальше все зависит только от самих эльфов. Честно говоря, Лаурин находился в некотором затруднении. Он решительно не представлял, что можно поиметь от дружбы с драконами — слишком неожиданно это случилось. И никто никогда не рассматривал драконов ни как политическую фигуру, ни как партнеров по бизнесу. Ну, по крайней мере, вреда точно не будет, да и в любом случае, один факт, что только эльфы могут сотрудничать с драконами, многого стоит. А выгода со временем будет понятна.

— Что там?

— Он уже больше суток лежит неподвижно в центре Священной Рощи с закрытыми глазами и ни на что не реагирует. Даже на мясо, что приносят ему для еды.

— Хорошо, как будут какие-то изменения в его поведении — сразу сообщайте, — задумчиво произнес король. Остается надеяться, что это не болезнь, а что-то вроде медитации — последствия смерти дракона у них в лесу просто невозможно предсказать. Однако, этот вопрос неожиданно сильно обеспокоил короля и, отдав нужные распоряжения, спустя пару часов он в сопровождении телохранителей сам отправился к дракону.


Оставив сопровождающих невдалеке, Лаурин подошел к лежащему дракону. Тот полностью улегся на живот, вытянув голову, и не шевелился.

— Кто бы сомневался, — пробормотал король, бросив короткий взгляд на Гору Бога. Немного постояв, он скинул плащ на землю и уселся на него рядом с драконом. В тишине прошло около получаса, дракон не шевелился, а Лаурин размышлял о последних событиях, о жизни, о дальнейших планах.

— Я скоро уйду, — Лаурин встрепенулся от неожиданности. За последнее время дракон стал говорить очень понятно и почти без ошибок. Тем более на эльфийском языке, с которым он раньше явно был не в ладах. Дракон поднялся и тоже сел. Лежа говорить ему было явно неудобно — вибрирующий мешок на его горле при этом прижимался к земле.

— Почему, Драххх? — Лаурин постарался как можно точнее выговорить имя дракона, но получилось похоже лишь отдаленно. Впрочем, Драххх не сильно возражал на такое произношение.

— Мы, драконы, считаем, что нас создал большой Небесный Дракон. Я долго искал… подтверждения? Да, — Драххх глянул одним глазом на эльфа, — Пришел сюда, решил, что нашел гнездо Небесного Дракона. — Он замолчал.

— Почему? — Лаурин о чем-то стал догадываться.

— Там, — дракон вытянул голову в сторону горы, — лежит яйцо дракона. Так я подумал. Большое. Я подумал, может это выводок Небесного Дракона? Но я ошибся. Яйцо пустое. И не настоящее.

— Не настоящее?

Драххх наклонил голову, словно в затруднении, потом ответил:

— Не живое. Не для рождения дракона.

— Искусственное?

Помолчав немного, как бы вслушиваясь в это слово, дракон покивал:

— Да. И этот Небесный Дракон, если это он, не был драконом.

— А кем же, тогда? — Лаурин жадно впитывал информацию. А вдруг дракон видит саму суть?

— Человек, эльф, гном, демон. Кто-то. Или все. А эта вода, — он повернул голову в сторону журчащего неподалеку ручейка, — дает жизнь для вас. Для меня — просто вода.

— И все-таки, откуда такие выводы?

Дракон встал, переступил ногами и снова сел:

— Я умею слышать мир. Здесь сильнее. Знание приходит ко мне.

— Странно, — пробормотал Лаурин, — я вроде тоже умею пользоваться астралом, но такой информации не нашел.

— Нет, — помотал головой Драххх, — не астрал. Астрал потом. Помойка. Неправильное использование. Я слышу не астрал. Сложнее. Сложнее понимать, но там все правда. Только надо уметь слушать. Здесь, — он посмотрел на Гору Бога, — недавно был шум. Отсюда вышел… я думал Небесный Дракон, но нет. Тот. Или сын Того. Кто-то, как вы.

— Хм, — Лаурин потер лоб, — ты уверен, что он вышел из горы, а не проник сюда из наших земель?

— Да. Такое бывало уже, только наоборот. Уходили гномы, эльфы, демоны, даже драконы.

— В смысле, уходили? Пропадали?

— Да, пропадали и тоже похожий шум был, в других местах. Мне рассказывал отец, ему его отец, тоже познанники.

— Что-то я не припомню таких пропаж, — буркнул Лаурин.

— Было. Но редко. Сейчас наоборот — пришел. Кажется, он ушел. Я слышу малый шум там, — Драххх кивнул куда-то в сторону, — пойду смотреть. Может, встречу Его? Или Его сына? Хочу спросить, был ли Небесный Дракон. А может это Он — Небесный Дракон? Хочу спросить, зачем нас создал?

— Ну что ж, — тихо проговорил Лаурин, — желаю тебе удачи. Если встретишь Его, спроси тогда, зачем и нас, эльфов, создал. И приходи в гости. Я подготовлю тебе место, где ты сможешь поохотиться на жирных лесных оленей.

Драххх наклонил голову и долго молчал. Потом ответил.

— Я спрошу, — затем он выковырял из земли круглый камень размером с ладонь и дыхнул на него. Камень засветился изумрудным светом, периодически тускнеющим и снова разгорающимся, — это тебе. С ним можешь ходить к нам, драконам. Не тронут. Не потеряй.

Лаурин встал и слегка поклонился:

— Благодарю, Драххх. Когда собираешься уходить?

— Завтра.

— Я дам сопровождение.

— Зачем?

— Насколько я понял, твой путь лежит в земли гномов, а у меня с ними хорошие отношения. Меньше будет проблем в пути, да и гномы выслушают тебя без проволочек.

Драххх прикрыл глаза, потом кивнул:

— Хорошо. Еще одно.

Лаурин уже собрался уходить, но замер.

— Скоро снова придут боги.

— Боги? — сильно удивился Лаурин.

— Да. Уже пришли их… помощники? Еще до того, как пришел Тот, — дракон глянул на Гору Бога, — Только они пока далеко. Готовят приход богов. За морем. Там тоже кто-то живет. Потом будут здесь.

— Хм…, — Лаурин снова уселся на землю, — прямо скажем, озадачил ты меня. А почему «снова»?

— Уже приходили и уходили три раза. Может больше, но мы так далеко не помним.

— И что же делают их… эмиссары? И вообще как поступить?

Драххх махнул хвостом, что соответствовало пожатию плеч.

— Не знаю. К нам они никогда не приходили. Их помощники приходили, но быстро уходили.

Драххх снова улегся на землю, а Лаурин накинул на себя плащ, в последний раз оглянулся на дракона и, пробормотав «Мы еще увидимся, Драххх», отправился к заждавшейся его свите.

Ник

Под утро я услышал интересный разговор, происходивший у архимага. Такое ощущение, что для них ночи не существует. Дай только посовещаться. Как я понял, там собрались все виновники последней бучи в столице. Архимаг весьма элегантно выторговал для себя огромные скидки от участия демонов и эльфов в войне. Но это мне было, в принципе, не очень интересно. Самый интересный момент для меня был еще до этой торговли при участии Васы, архимага и Мондрида. Ну что ж, быстренько все непонятки ко мне привели. Я и не сомневался. Понятно, кстати, стало и то, почему Крису не дергают. Зачем, если эльфы и так все и с подробностями напели следакам? Конечно еще будут ее таскать к себе, но, насколько я понял расклад, чисто для порядка. А вот мне бы стоило придумать, как себя вести. Чтобы и не солгать и не особо выпятить свои поступки. Кто его знает, припишут мне еще какие-нить недостатки поведения, потом сиди, отрабатывай долги. Прикинув примерно линию поведения, я успокоился и наконец обратил внимание на забытый мною ножик.

Накопитель в рукоятке оказался почти разряжен. Его зарядка не заняла у меня много времени, хоть и с некоторыми странностями, в отличие от разбора самого плетения. Как ни странно, на что я не особо обратил внимание с самого начала, оно было выполнено совсем не в гномьем стиле. Да и рассчитывалось на водную магию, варианты использования которой я пока слабо представлял. То-то зарядка кристалла шла с трудом. Поняв в чем дело, быстро разрядил накопитель и заполнил его нужным форматом магии. Потом долго гонял плетение на компе, моделируя его работу и определяя условия активации и использования. Ну точно, не гномья работа. Да и сам нож при ближайшем рассмотрении мало походил на результат работы в кузне. Больше похоже на то, что он был отлит из какого-то металла, а потом дополнительно доработан шлифовкой. Не скажу, что машинное производство, но делался он явно другими инструментами, нежели молот и наковальня. Ну, а если учесть материал… Когда Умник смог вывести мне на комп его состав, я просто присвистнул от удивления. Короче, нержавейка, по крайней мере хром в материале находится на уровне двадцати процентов, куча других легирующих добавок. У меня даже мелькнула одна мысль, но проверка по компу на соответствие с нашими металлами дала отрицательный ответ. Что-то где-то совпадает, но в целом соответствия нет. Надо будет поинтересоваться у Васы, откуда ножик у него.

Когда более-менее разобрался с плетением, тоже немного прифигел. Судя по всему, плетение рассчитывалось на работу в живом организме, по крайней мере, его воздействие нацелено было на жидкость. А зачем эта настройка в ноже? Ну, правильно — нож имеет такую нехорошую привычку в плохих руках погружаться в тело противника, в котором, как ни странно, много жидкости. Кстати, не удивлюсь, если Васа не разобрался в его работе — очень сложное внешне плетение, я бы сказал даже «нестандартное», ориентируясь на стандарты гномов. Кстати, и проверить гномы его действие просто так, не поняв, для чего оно, не могли — если втыкать нож в дерево или «ручками» пытаться активировать плетение, ничего не получится. Обязательно вокруг клинка должна быть жидкость. Автоматика, однако. Вот если бы нож бросили в воду, то сразу бы догадались о его действии. Я присмотрелся к ножнам и согласно кивнул найденному подтверждению — они явно влагонепроницаемые.

В общем, при попадании в жидкость, плетение реализует такое понятие, как «гидродинамический удар», насколько мощный, надо будет еще проверить. И чем больше погружение клинка в тело, тем сильнее результат. М-да… Интересно было бы посмотреть на реальную работу ножа, чисто для интереса! Я все же мирное создание, не правда ли? А раз так, то надеюсь, что проверить на практике не придется. Но жутко интересно! Ну… а кружку с водой не жалко… Подумав так, я тихонько спустился на кухню, выбрал наименее презентабельную глиняную емкость, непонятно как затесавшуюся сюда, наполнил ее водой и, мысленно перекрестившись, резко погрузил в жидкость лезвие ножа. Наверно, эта кружка была с дефектом, — думал я, ползая по полу и собирая черепки, а потом вытирая пол. Надо же было расколоться! Кстати, после этого неудачного для моей одежды эксперимента, нож сработал еще раз, после чего его лезвие стало сухим. Прикольно, а если вплести такое плетение в меч? Тогда и кровь не надо будет очищать. Ну и само действие на противника понятно какое… Но пока такое делать со своими мечами не стоит. Вернее, встроить подобную штуку можно, но активировать только когда понадобится именно это действие. Придя к согласию с самим собой, отправился в комнату реализовывать задуманное.


К утру я был уже готов. Готов ко всему. Умник укрепил мечи (я решил своим способом этого не делать — у него это получается качественнее), внедрил в них плетение из ножа. Все это много времени не заняло, оно еще оставалось, а сна ни в одном глазу. Предполагая, что меня вызовут на ковер, решил подготовиться. Ну вот закономерный вопрос — меня вызывает архимаг. Что нормальный руководитель должен сделать? Ну, выразить свое недовольство, пожурить, где-то накричать, чтобы чел осознал и подрастерял критическое восприятие действительности. Потом следует похвалить, показать пряник. После разноса чел будет только рад, что разговор заканчивается на положительной ноте, и его даже похвалили. И вяжи потом из такого человека, что хочешь. Навидался я… Ну и решил, скажем так, создать впечатление своим появлением. Как говорится, встречают по одежке. Этим я собью возможно уже отрепетированный сюжет в отношении меня, да и собеседнику будет просто непонятно, как себя вести со мной. У архимага, да и у подчиненных ведь уже сложилось мнение обо мне. А я не буду ему соответствовать на сто процентов. Это заставит их нервничать. Правильно? Не знаю. Может я и понавыдумывал себе. Тем не менее, когда на повозке, вернее самой настоящей карете, приехал Васа, я уже ждал его, благо жучки подсказали мне, что он едет по мою душу. Криса продолжала спать и, видимо, после психологического напряга, будет спать чуть ли не сутки. По крайней мере, будить ее я не дам.

Васу я встретил в нижнем зале.

— Ник? — раздался удивленный голос Васы за моей спиной. Я, делая вид, что рассматриваю какую-то картину на стене с заложенными за спину руками, повернулся.

— Учитель, — я склонил голову. Меня искренне порадовал вид Васы. Удивление плавно уступало место пониманию, и, наконец, на его лицо выползла улыбка.

— Как ты догадался? — маг прошел в комнату, развернул меня вокруг своей оси и оглядел со всех сторон.

— Что именно? — улыбнулся я.

— То, что тебе предстоит разговор с архимагом.

Я укоризненно покачал головой.

— Учитель, у меня все-таки в голове присутствует энное количество извилин, которые просто кричат о том, что после нашего разговора по амулету связи, вы просто обязаны меня потащить к себе в гильдию на разговор. Про архимага я не знал, — слукавил я, — но ведь я прав?

— Прав, — кивнул Васа. Его удивление мне было понятно. Сейчас перед ним стоял не босяк с улицы, пусть и неординарный с его точки зрения, а… вот как он меня воспринимает в моем деловом черном пиджаке, я не знал. Под пиджаком белая рубашка с галстуком. На ногах брюки с острыми стрелками и черные лакированные туфли. Говорят, чтобы пиджак «сидел» на фигуре, мастерство портного должно быть очень высоким. Умник, похоже, открыл секрет такого мастерства (оставим за скобками компьютерную систему моделирования). В рукавах прятались мои микро-ножики, без которых я уже чувствовал себя, как без одежды, да новый нож удобно сидел в «наплечной кобуре», специально разработанной для него. Все это совершенно не определялось извне. Ни визуально, ни магически. Последнее пришло мне в голову в самом конце. Как всегда, мысль захватила меня, нормального решения я пока не придумал, однако, как временный вариант, решил попробовать сделать самое простое — сокрытие не во тьме, а на виду. Так сказать, пошутить. В магическом зрении на ткани с помощью игры энергиями формировалась монохромная картинка скелета, как в старых рентгеновских аппаратах, про которые я как-то читал. Все-таки магическая энергия — не свет, чтобы сделать многоцветие, но и так получилось неплохо. Для любого мага этот прикид сильно будет отвлекать внимание от моего сканирования, да еще и сбивать с толку.

— Хорошо, — удовлетворенно закончил осмотр Васа, — рад, что ты наконец понял, как должен выглядеть уважающий себя маг, особенно мой ученик, — пошутил он, — А задумка со скелетом просто замечательна.

— А почему сам не следуешь своим словам? — спросил я, подразумевая его обычный затрапезный вид.

— Мне можно, — махнул рукой Васа, — к тому же меня и так все знают.

— Тем не менее, у меня есть для тебя, учитель, подарок.

Глаза у Васы загорелись.

— Показывай, — не стал он кочевряжиться и потер руки в предвкушении. Все-таки иногда он ведет себя как ребенок, ей богу!

Для учителя я тоже сделал пиджачный набор, но песочного цвета, с легкой такой мятостью, один вид которой подразумевает, что добиться ее стоит неслабых денег. Плюс котелок на голову, плюс трость с навершием в виде головы дракона с глазками красного цвета. Умник сделал такое плетение иллюзии, что он выглядел как живой, добавляя к реальной голове из серебра и