Book: Тайна двух зеркал



Тайна двух зеркал

Наталья Городецкая

Тайна двух зеркал


Тайна двух зеркал

Глава первая

В которой заговорщики вырабатывают план действий

В малой гостиной, предназначенной для вечернего досуга, за карточным столиком сидел разряженный господин. Переливающийся всеми цветами радуги костюм, явно не соответствовал его мрачному настроению. Бормоча ругательства и теребя кончик длинного хрящеватого носа, франт раскладывал пасьянс. Острый подбородок то и дело погружался в белоснежный плоеный воротник.

— Дин-дон! Дин-Дон! — пробил колокол на самой высокой башне Королевского Дворца.

— Крэк-крэк, — сухо стрекотнули бронзовые часы, стоящие на клавикордах. Пухлые руки опустились на плечи модника. Вздрогнув от неожиданности, он резво вскочил с кресла, но тут же плюхнулся обратно.

— Сестрица Горчица, я счастлив, что ты научилась бесшумно передвигаться! — раздраженно фыркнул господин.

— Умение подкрасться — вот залог успешной службы при дворе, — сладко улыбнулась невысокая плотная особа. — Если бы не этот талант, не быть мне любимой фрейлиной королевы. Кто еще нашепчет Ее Величеству столько забавных историй из жизни бесстыжих царедворцев?

— Однако прошу пожалеть мои нервы! Тренируйся на других! — Как скажете, Главный Советник Уксус, — прожурчала дама, приседая в реверансе. — Вернее, без пяти минут супруг наследной принцессы Сладкого Королевства.

— Не будем торопить события, — рыкнул братец, смахивая карты на пол.

— Наметились осложнения? — деловито поинтересовалась Мадам Горчица, грузно опускаясь в соседнее кресло.

Советник молча протянул распечатанный конверт. Изучив послание, Горчица бросила лист на стол. Жестокая ухмылка обезобразила и без того не слишком симпатичное лицо.


Тайна двух зеркал

— Наши планы летят коту под хвост? Беглянка добралась до Сдобного Королевства и вышла замуж за принца Эклера. А так славно начиналось! Лесная Ведьма превратила непокорную принцессу Ванилину в птицу, а сама позаимствовала ее прелестный облик. Уж ее-то нам не пришлось долго упрашивать дать согласие на брак.

— Да, — хмыкнул Советник, — Старая Карга с полуслова поняла свою выгоду.

— Ведьма — принцесса и Советник Уксус — чем не сладкая парочка. Вдвоем бы вы мигом прибрали Королевство к рукам. Самое смешное, безмозглые Король и Королева лили слезы счастья.

— Еще бы, столько уговаривали дочурку выйти замуж, а она шарахалась от меня, как черт от ладана.

— Ведьма так хорошо играла роль страстно влюбленной принцессы, что мне не составило труда убедить Её Величество до неприличия сократить срок между помолвкой и венчанием! А то, мол, бедняжка зачахнет.

— Ах, не трави душу! — стукнул кулаком жених. — Обиднее всего: дельце обстряпали — комар носа не подточит! Ни одна живая душа не заподозрила подмены. До свадьбы оставались считанные дни. А там: полная власть над Сладким Королевством!


Тайна двух зеркал

— А приданое, а волшебный цветок Золотолист, исполняющий раз в три года любое желание? С ним бы мы захватили власть во всей Сказочной Стране! Как представлю, голова идет кругом…

— Не даром, сестрица, говорят: не все коту масленица. Сами виноваты. Прошляпили удачу. Надо было заколдованную красотку в клетку посадить, в потайной комнате спрятать, голодом уморить. А мы обрадовались, что она превратилась в бессловесную тварь…

— Могли ли мы предположить, что она очнется, и упорхнет в приоткрытое оконце? Хотела бы я знать, кто ей помог избавиться от птичьего оперенья? Я бы этого волшебника доброхота своими руками удавила! — хищно оскалилась Мадам Горчица.

— Хоть живым в могилу закопай! Читала донесение? Настоящая принцесса добралась до Сдобного Королевства, выскочила замуж и теперь проводит медовый месяц. Того и гляди, осчастливит писклявым младенцем. Ненавижу! Стоит мне представить ее счастливую рожицу, как я сам не свой! Советник Уксус поднялся, отшвырнул кресло и закружил по комнате, натыкаясь на мебель.


Тайна двух зеркал

— Если король Гоголь-Моголь и королева Пышка узнают о подмене, нам не сносить головы, — заерзала Мадам Горчица. — Наша власть над ними велика, но не беспредельна. Вряд ли они безропотно перенесут попытку государственного переворота. Да, да! Не морщься! Имей мужество назвать вещи своими именами. Устранение при помощи черной магии, дурно пахнет! Особенно, если Лесная Ведьма занимает место наследницы престола.

— Не паникуй! Я принял меры, — проскрипел Советник. — Вводим военное положение. Границы на замок. Никого не впускать и не выпускать. Ужесточим цензуру. За нарушение — смертная казнь без суда и следствия. Заодно, избавимся от наглых писак, и прекраснодушных крикунов, якобы, заботящихся о благе народа. Знаем мы, под какие песни проще всего надувать простаков!

— А как объясним жесткие меры Их Величествам? Вдруг попытаются взбрыкнуть, проявить монаршию волю?

— Пустяки! — отмахнулся Уксус, — Два, три покушения на королевскую семью, и дело в шляпе.

— Инсценировка! — хихикнула Горчица. — Когда?

— Первая сегодня ночью. Подожди, радоваться. Никому никогда не удавалось заткнуть рот сплетникам и сплетницам. Страшны не газеты, а слухи, берущиеся неизвестно откуда. Ты думаешь, молодая супруга Принца Эклера проглотит сообщение о том, что готовится свадьба? Как бы не так! Если она, живя во дворце, постоянно боролась с нашим влиянием, то теперь, когда за ее спиной армия Сдобного королевства, девчонка раструбит на весь свет, кто занял ее место во дворце.

— Помню, помню. Фрейлины докладывали. «Пригрели гадюк на груди!» И гадюки еще не самые обидные эпитеты, которыми она нас награждала.

— Я и говорю, что Ванилина раззвонит по всей Сказочной Стране о нашем подлоге. Пока жива настоящая принцесса, за наши душонки я бы не дал и ломаного гроша.

— Что ты предлагаешь? — сложила губы в куриную гузку Мадам Горчица.

— Сегодня же ночью я тайно отправляюсь к Огненной Ведьме. Конечно, тетка нас ненавидит, считая виновниками кончины сестры, нашей приемной матери. Но иного выхода нет. Придется уговаривать, задабривать, умасливать, припугивать, шантажировать… Так или иначе, заставлю погубить настоящую принцессу.

— Мои обязанности? — доставая из кармана ежедневник и насаживая очки на нос, деловито спросила сестрица.

— Первое: прикрой моё исчезновение. Особенно опасайся Лесную Ведьму. Старой чертовке по душе ее новое обличье: румяные щечки, алые губки, точеная фигурка. От роли трепетной невесты она конечно тоже не откажется. Но в ее положении основной соблазн — трон Сладкого Королевства. Абсолютная, бесконтрольная власть слаще любовного томления, прекрасней вернувшейся молодости. Ведьма спит и видит единолично захватить власть. Второе: проконтролируй введение военного положения. Третье: мы по-глупому упустили профессора Марципана. Хитрый лис удрал из подземной лаборатории. Он опасен, чересчур много знает. К тому же, его элексир доброты нам может пригодиться. Будь проклята Королева Бабушка с ее Волшебным Зеркалом, в котором отражаются только хорошие люди! Меня сильно смущает предсвадебный обряд.

— А мне снится один и тот же кошмар: вносят зеркало, ты становишься на колени перед Ванилиной, а в зеркале пустота. Ни твоего отражения, ни отражения принцессы. Представляешь!

Советника Уксуса передернуло.

— Прости, сестренка! Кошмары целиком на моей совести. А теперь еще взваливаю на твои хрупкие плечи непосильную ношу!

— Не волнуйся. Уверена, вскоре страна преклонит колени перед новым государем: Его Величеством Уксусом Блестящим!

Глава вторая

В которой Изюмчик узнает об опрометчивом поступке Тетушки Патоки

Рыженькая кудрявая девчушка потерла тыльной стороной грязной ладошки зачесавшийся нос. Критически осмотрев, едва покрытую водой, гору очищенной картошки, она с тяжелым вздохом потянула из корзины очередной клубень. Тоненькая шкурка зазмеилась под ловкими пальчиками.

— Маковка! Трудишься? — окликнул ее чей-то веселый голос.

— Нет, развлекаюсь, — не оборачиваясь, буркнула маленькая хозяюшка. — Я скоро погибну под очистками. Меня просто завалит ими. Так что тебе, братец, придется звать на помощь Людоеда Ярыжку, и устраивать раскопки.

— Да здесь же почти полная пятилитровая кастрюля картофеля. Куда столько? — пожал узкими плечами худощавый подросток.

— Еще спрашиваешь! — возмутилась Маковка. — Обжора Людоед проглотит и не заметит. А остальным прикажешь лапу сосать? Вообще-то совесть надо иметь! Ярыжка делает вид, что наводит порядок в гостиничных номерах. Ты носишься с мальчишками по Рыцарскому Острову. Тетушку Патоку понесло на Фиолетовую улицу, а я…


Тайна двух зеркал

— Постой, постой? — оборвал сестренку мальчуган. — Тетушка отправилась навестить подруг? Или она решила проверить все ли в порядке дома?

— Ты очень догадливый Изюмчик! — ни на миг не переставая споро орудовать ножом, хихикнула малышка. — Тетушка волновалась, что после того, как мы поселились в гостинице «Лисий Хвост и Перчатка», у ее любимого Людоеда Ярыжки, наше жилище оставленное без присмотра, стало легкой добычей для грабителей.

— Но нам строго-настрого запретили появляться на Фиолетовой улице! — воскликнул Изюмчик. — Отправляясь на свадьбу к принцессе Ванилине, Господин Ландрин тысячу раз повторил, что Советник Уксус никогда не смириться с потерей профессора Марципана. Точнее с надеждой заполучить элексир доброты, который создал отец. А куда мог направиться благонравный отец семейства, оказавшись на свободе? К любимым деткам, к родному очагу.

— Ты хочешь сказать, — побелев от страха, пролопотала девочка, — Что коварный Советник устроил засаду? Сплел паутину и ждет — поджидает, когда папочка вернется в покинутое родовое гнездо?

— Конечно! Разве ты забыла, что перед свадьбой Уксус должен будет просить руки принцессы Ванилины, стоя перед Волшебным Зеркалом Королевы Бабушки. Таков обряд.

Склерозом не страдаю, — вздернула носик девочка. — Зеркало отражает только хороших людей. То-то будет конфуз, когда жених окажется таким негодяем, что не отразиться в зеркале. Ему нужен папин элексир, что бы обмануть Зеркало.

— Умница! Вот он и устроит засаду. А тут здравствуйте — пожалуйста тетушка! Просим любить и жаловать! Сыщики ее цап — царап и к хозяину. Получите, распишитесь. Начнут мучить и пытать, что бы узнать, где прячется любимый брат — профессор.

— Ах, Изюмушка! — залилась слезами Маковка. — Может не все так ужасно? Прошло не больше четверти часа. Тетушка ходит медленно, степенно.

— Не реви, кроха! Попытаюсь догнать и вернуть.

Чмокнув сестричку в тугую щечку, мальчик выбежал через кухонную дверь в палисадник. Перемахнув через хлипкий заборчик, он скрылся за поворотом. Маковка в сердцах задвинула босой ногой корзину под лавку. Развела огонь, бухнула огромную кастрюлю на конфорку. Вымыв подготовленные клубни, пересыпала их в кипящую воду. Занялась, было, приготовлением салата, но не выдержала. Бросив нож на разделочную доску, посеменила в гостиную. Людоед Ярыжка мирно дремал, сидя в кресле — качалке. Стащив фартук, малышка швырнула его на колени лентяю.

— Картошка на плите. Сварится, добавь молоко, яица и масло. Разомни. Только не забудь подогреть молоко. Я скоро вернусь, — протараторила она.

— Ну почему сразу не забудь, — завел, было, привычную песню заспанный Людоед. Но входная дверь уже захлопнулась за Маковкой.



Глава третья

В которой Маковка попадает в плен

Схватиться за металлические завитушки, подтянуться и оседлать забор, было делом нескольких секунд. Мягко спрыгнув на клумбу, Изюмчик скользнул за куст жимолости. Раздвинув ветки, оглядел дом. Что-то увесистое шлепнулось за его спиной. Кто-то тихонько ойкнул.

— Маковка, ты? — обречено вздохнул мальчик. — С какой радости тебя в крапиву понесло?

— А что же мне последние маргаритки сносить, как некоторые! — проворчала малышка, растирая послюнявленной ладошкой обоженные места. — Подвинься, другим тоже интересно.

Встав на четвереньки, кудряшка забралась в середину куста, но тут же попятилась обратно.

— Смотри, Изюмушка! Окна занавешены, а из щели свет ночника пробивает. Может быть, это Тетушка законспирировалась?


Тайна двух зеркал

— Не думаю, — покачал головой мальчуган. — На улице еще светло. Зачем задергивать шторы и привлекать внимание соседей? К тому же, тетушка болезненно относится к показаниям счетчика. Тратить электроэнергию без особой нужды — это на нее не похоже.

— А вдруг в доме Господин Ландрин? — оживилась сестричка. — Котик вернулся из Сдобного Королевства и поспешил нанести визит.

— Как он мог сунуться прямо к черту в зубы, когда сам перед расставанием велел нам носа не высовывать из гостиницы Людоеда. Забыла, чей он ребеночек? На то Господин Ландрин и сын ведьмы, что бы опасность за версту почуять. Вот что, — решившись, прошептал Изюмчик, — Попробую-ка я забраться в дом с черного хода. Вспомню опыт сражений с командой Рыцарского Острова. А ты с парадного крыльца глаз не спускай.

Осторожно, словно за ним могли следить вражеские лазутчики, Изюмчик обогнул дом. Приподняв один из камней бордюра, отважный разведчик вытащил плоскую металлическую коробку. Достав ножичек, мальчик ловко открыл маленькое оконце, рядом с дверью и протиснулся внутрь. Юркнув в темную комнатенку, в которой хозяйственная Тетушка хранила тазы, метлы, веники и швабры, он уселся на перевернутое ведро. Положив ладони на острые колени, Изюмчик закрыл глаза, несколько раз глубоко вздохнул.

— Я ничего не боюсь, — беззвучно зашевелились губы следопыта. — Это всего лишь игра. Очередная вылазка разведчика команды Фиолетовой улицы в логово врага. Я спокоен. Мое сердце бьется ровно. Ноги не дрожат. По спине не бегут мурашки. Я готов к опасному приключению.

Закончив сеанс самовнушения, подросток выбрался из убежища, и растворился в сумраке коридора. Он беспрепятственно миновал кладовую и кухню. Но, услышав грохот входной двери, был вынужден нырнуть в ворох пальто и плащей, пылящихся на вешалке.

Радуясь, что пунктуальная Тетушка не успела отдать в чистку верхнюю одежду, Изюмчик прислушался к непонятной возне. Но не его одного встревожило происходящее. Кто-то выскочил из гостиной и побежал по темному коридору, натыкаясь на шкафчики. Налетев на вешалку, незваный гость почти коснулся руки лазутчика.

— Что случилось? Как ты посмел нарушить приказ: не шуметь? — отрывисто пролаял незнакомец. — Тупица! Зачем ты приволок в дом какую-то девчонку?

— Господин начальник сыскного отделения, эта маленькая бестия пряталась в саду за кустами, — виновато забасил виновник переполоха. — Не смотрите, что от горшка два вершка! Царапается, как дикая кошка. Словно, в подтверждение своих слов, ответственный за наружное наблюдение, взвыл.

— А-ай! Еще и кусается! До крови тяпнула! Убью поганку! Несчастный Изюмчик, осознавший размеры катастрофы, приготовился выскочить из убежища, но был остановлен холодным насмешливым голосом начальника.


Тайна двух зеркал

— Браво! Наши доблестные жандармы не в силах справиться с младенцем! Болван! Ты до смерти напугал прелестное дитя. Она просто защищалась, не так ли милая барышня? Поставь малютку на пол и прекрати зажимать ей рот грязной лапой, олух! Надеюсь, он не сделал вам больно, дорогая? Пошел вон! Сейчас, когда этот мерзкий тип оставил нас в покое, я надеюсь, вы мне расскажете, что заставило нежное создание лазить по земле на четвереньках? У вас все колени и ладошки в земле.

— Я гуляла, — хмуро буркнула Маковка и громко шмыгнула носом.

— Возьмите мой носовой платок. Он чистый. Я его ношу на случай, если понадобится вытереть глазки и носик очаровательной крошке. Вы меня просветили. Буду знать, как современные, хорошо воспитанные девочки проводят свободное время, — ворковал лукавый незнакомец. — Пойдемте, дитя мое. Я вас познакомлю с одной почтенной дамой. Думаю, встреча будет приятной.

Дождавшись, когда Маковка и приторный господин скроются в гостиной, Изюмчик едва слышно застонал. Несомненно, почтенная дама, это Тетушка Патока. Голова разведчика закружилась. Что мог сделать один мальчишка против целой армии Советника Уксуса?

Глава четвертая

В которой Людоед Ярыжка узнает неприятную новость

Страдальчески морщась, Людоед вяло ковырял вилкой плохо промешанное пюре. Вечер явно не задался. Сначала, всполошенная Маковка ни с того, ни с сего, умчалась в неизвестном направлении. Конечно, приготовление пюре особых кулинарных талантов не требовало. Но, положа руку на сердце, Ярыжка ненавидел стряпню. Когда же с грехом пополам ужин был готов, оказалось, что ему придется кормить карапуза Батончика. Убив на уговоры, увещевания и угрозы около часа, хмурый Людоед отправил неслуха умываться и чистить зубы.

— Верх неприличия опаздывать к столу! Патока со старшенькими небось развлекаются, а меня бросили на растерзание маленькому поросенку! Притомился! Кусок не лезет в горло, — пожаловался он мутному отражению в старинном зеркале.

— Чудеса, а я — то был уверен, что вас ничто не лишит аппетита. Чумазый Изюмчик подсел к столу. Налив из глиняного кувшина ключевой воды, мальчик жадно осушил объемистую кружку.


Тайна двух зеркал

— Почему сразу ничто не лишит аппетита? — скривился Людоед, но тут же грозно возвопил:

— Где ты шлялся, негодный мальчишка? Что у тебя за вид: рубашка в пятнах, на коленке выдран клок? А лицо? А руки? Как накормить твоего братца, если он то отталкивает ложку, то сжимает губы, то плюется? Как его уложить спать? Где твои любезные родственнички? И вообще, что происходит?

Утомленный Ярыжка отшвырнул вилку и развалился на стуле, шумно отдуваясь. Изюмчик молча поднялся и направился к выходу. — В молчанку играем? Игнорируем? Закидоны переходного возраста? — заскрежетал зубами разобиженный хозяин гостиницы.

— Простите! Устал, — печально пояснил мальчик. — Приведу себя в порядок, уложу Батончика и все расскажу. Требуется помощь. Успокоенный Людоед, мурлыкая немудреную песенку, придвинул к себе миску с пюре и блюдо с бужениной. В один присест покончив с ужином, он с удовольствием облизал жирные пальцы, а потом, воровато оглянувшись, вытер руки о рубаху. За этим малопочтенным занятием и застал его ехидный Изюмчик.

— Подаете пример подрастающему поколению? — невинно осведомился мальчик.

Людоед набычился.

— Ладно, я пошутил. У всех свои маленькие слабости. Кто-то грызет ногти, кто-то ковыряет в носу… Ой, ну зачем так краснеть? Ай! Ай! Хва-а-а-тит меня трясти! Мозги вытрясете! Я не вас имел в виду. Мир?

— Мир… — буркнул Ярыжка, отпуская ворот рубахи. — Излагай! А если опять начнешь подначивать — съем!


Тайна двух зеркал

Выслушав невеселый рассказ Изюмчика, Людоед пригорюнился.

— Значит, ты сам видел, как Патоку и Маковку посадили в черную карету с гербом? И окна были закрыты наглухо?

— Я даже пробежал за ними по всему Сластилину, благо карета двигалась с черепашьей скоростью.

— Плохо дело, — взлохматил бороду — метелку Ярыжка. — Ума не приложу, как пробраться во дворец. Был бы Господин Ландрин в городе, уж ему-то все входы — выходы известны.

— Пробраться не вопрос! Нет таких заборов, которых мальчишки с Фиолетовой улицы не смогли бы взять!

— Э-э, нет! К несчастью, с сегодняшнего утра поступил приказ об усиленной охране королевской резиденции и прилегающих к ней территорий. Для этого выделен резервный супер-отряд Уксус-Альфа. Изюмчик испуганно взглянул на косматого друга.

— Почему ты так странно говоришь? Не по-человечески? И что эта галиматья означает?

— Это чиновники в документах не по-человечески выражаются, а я дословно воспроизвожу, — обиженно пояснил Людоед. — Вчера ночью во дворце был переполох. Точно ничего не известно. Пытались взорвать то ли опочивальню короля, то ли жемчужную комнатку королевских болонок, то ли кабинет Советника Уксуса. До утра полуодетые придворные носились со свечками и искали террористов. Чуть пожар не устроили.

— Почему со свечками? — вытаращил глаза мальчуган. — И откуда такая осведомленность?


Тайна двух зеркал

— Электричество отключили на всякий случай, вдруг заминировано, — снизошел хозяин гостиницы. — А насчет того, что мне это доподлинно известно: не имей сто рублей, а имей сто друзей в королевском дворце…

— Ярыжечка! Ты гений! Срочно свяжись со своими доверенными людьми! Они-то нам и помогут! Людоед принялся смущенно крутить подол рубахи.

— Дело в том, — промямлил он, пряча глаза, — Мой агент не совсем обычный…

— Соврал? — поник Изюмчик.

— Почему сразу соврал? Просто, верноподданные Господина Ландрина, считают своим долгом, во время полуденного чая оповещать меня о всех новостях великосветской жизни.

— Подданные Господина Ландрина? Подданные огромного черного кота? Кто они?

— Конечно же, придворные котики и кошечки!

— Отлично. Остается пережить ночь. Надеюсь, они помогут нам.

Глава пятая

В которой Маковку представляют Мадам Горчице и что из этого выходит

Маковка застыла на пороге безвкусно отделанной комнаты. Слащавый начальник сыскного отделения подтолкнул оробевшую малышку к козетке. Угрюмая дама в роскошном платье, плохо сидящем на расплывшейся фигуре, злобно зыркнула глазками буравчиками.

— Значит? эта пигалица — дочь профессора Марципана? — незнакомка брезгливо оглядела Маковку с головы до ног и вдруг истошно взвизгнула: — Где твой отец?! По нему каторга плачет!

Перепуганная девчушка отшатнулась и залилась слезами. Укоризненно покачав головой, начальник сыскного отделения принялся делать какие-то знаки гневливой сударыне. Но она лишь глупо хлопала бесцветными ресницами и морщила мясистый нос. Не добившись результата, юркий господин прекратил непонятные маневры и засюсюкал:

— Не плачь, мой ангельчик! Мадам Горчица, любимая фрейлина Её Величества королевы Пышки, вовсе не хотела тебя обидеть. Она добрая, очень добрая! Лукавый сыщик выделил последнюю фразу и многозначительно кивнул надутой даме. Наконец-то, она поняла, что от нее требовалось. Растянув узкие губы в подобие ласковой улыбки, Мадам Горчица проквохтала:

— Да, Щербет, абсолютно прав. Я очень, очень добрая. Расскажи, где скрывается профессор Марципан, и получишь: парчовое платье, бархатные туфельки, шляпку с перышком, картонку с атласными лентами и золотой перстенек с лунным камушком. Но как ни старался хитрющий начальник сыскного отделения Щербет, как ни маскировалась сестра Советника Уксуса, они не смогли вытянуть из Маковки ничего интересного. Честно тараща огромные глазищи, девочка рассказала ненавистным мучителям, как однажды вечером, вернувшись с тетушкой из гостей, они обнаружили в доме ужасный беспорядок. Их отец, профессор Марципан, был похищен неизвестными злоумышленниками, вместе со всеми рукописями. В этом месте, печальная повесть оборвалась.

— И я больше никогда не видела па-па-папочку, — прорыдала Маковка, зарываясь в любезно подставленную жилетку сыщика.

— Боюсь, мы ничего от нее не добьемся, — устало прошептал Щербет. — Я выслушиваю песню о похищении в десятый раз. В конце истории она тонет в слезах. Мою специальную жилетку, предназначенную для желающих поплакаться, впору выкручивать. Похоже, она действительно ничего не знает об отце.

— Не может быть, чтобы примерный семьянин, несколько лет не видевшийся с сопливыми чадами, не навестил их. Ты, опытный сыскарь, веришь в то, что вырвавшись из нашей подземной лаборатории, профессор исчез, не прижав любимцев к груди? Мерзкая девчонка нагло водит нас за нос! — недоверчиво покачала головой Мадам Горчица.

— Едва ли. Слишком мала. Вполне вероятно, что профессор не захотел понапрасну рисковать. Знаете, что у взрослого в уме, у ребенка на языке. Полюбовался наследничками издали. Ну, а упрямую тетушку, которая, несомненно, в курсе дела, я засадил в подземелье. Надеюсь, темнота, холод, голод и славные воины Крысиного Короля, вразумят твердолобую бестию, лучше всяких слов.

— Отправьте рыжую плаксу туда же.

— О, нет! Пусть Патока терзается неизвестностью, что стало с ее прелестной племянницей. А лялюсечка — сладусечка поступит под начало младшего поваренка.

— Вот еще! Мало ли какая идея придет в голову дочурки гениального профессора! Вдруг она вундеркинд. Изобретет из подручных средств яд и решит опробовать. Если на придворных, то не беда. Я бы и сама половину отправила в расход, уж, слишком много расплодилось дармоедов! Но мы с братом тоже питаемся с королевского стола!

— Может быть, ее отпустить? — нерешительно предложил Щербет.

— Никогда! — взвилась злобная фурия. — Пусть трудится. К нам стали поступать первые предсвадебные подарки. Ведьма Подземного Царства прислала какое-то неизвестное существо. Королевский зверинец закрыли пару лет тому назад. Служителей выгнали. Как ухаживать за диковинкой никто не знает. Сегодня я из любопытства взглянула на него. Заморыш явно на ладан дышит. Отправьте девчонку присматривать за зверьком. Или он сдохнет, или она его выходит. Ну, а если доходяга окажется хищником и слопает плаксу, не велика потеря.

— Вот и славно! — облегченно вздохнул начальник. — Преклоняюсь перед вашей государственной мудростью!

— Тш-ш-ш… — встревожено озираясь, просипела Мадам Горчица. — Во дворце и у стен есть уши! Отведи пигалицу в оранжерею принцессы Ванилины. Клетка с дурацким подарком стоит между банановых пальм. Когда вернешься, посекретничаем о ночном взрыве в спальне королевских болонок. После перенесенного потрясения, бедняжки отказались от завтрака и обеда. А в ужин едва осилили по две миски парной телятины. Королева сама не своя от беспокойства и, требует незамедлительного принятия ответных мер.

Понятливо кивнув, Щербет подхватил зареванную Маковку на руки, и выскользнул из комнаты.

Глава шестая

В которой Маковка знакомится с живым подарком

Начальник сыскного отделения усадил ослабевшую пленницу на краю большого круглого бассейна.

— Цыпка — баловница! — прокурлыкал лицемер. — Тебе исключительно повезло. Редкая девочка удостаивается чести посетить оранжерею принцессы Ванилины Ланолины первой. Где-то здесь, под тенью банановых листьев таится редкая тварь. Ты должна заменить ей родную мамочку. Будь умницей, не попадись зверю на зубок. И как знать, пути Господни неисповедимы, может быть, ты дослужишься до фрейлины…

Потрепав несчастную малышку по румяной щечке, довольный Щербет потопал по дорожке к выходу из оранжереи. Маковка вскочила на ноги и затравленно покосилась на миниатюрную банановую плантацию.

— Кстати, забыл предупредить, — высунувшись, из-за цветущего рододендрона, хохотнул неугомонный начальник, — Не пытайся удрать. Вокруг полным — полно вооруженных стражников. Кроме того, в королевском парке растут всевозможные ядовитые растения. Целую, крошка!

Топнув с досады, Маковка огляделась. Когда-то, она была в оранжерее вместе с любимым братом и прекрасной принцессой. Вот в этом бассейне они ловили удивительных рыбок — светлячков, что бы малыш Батончик не боялся засыпать в темной комнате. Кажется, ничто не изменилось. Те же экзотические деревья и благоухающие цветы. Стайки пестрых птичек перепархивают с ветки на ветку. Белые длинноухие кролики жуют морковку. Слышно журчание ручейка. Вот только она превратилась в заложницу. Ванилина уехала в дальние края. А вместо принцессы во дворце поселилась заколдованная Лесная Ведьма.

Маковка сердито размазала слезы грязной ладошкой.

— Только жалкие трусы разводят сырость в минуту опасности! — дрожащим голоском прошептала девчушка. — Сейчас я успокоюсь и попытаюсь вспомнить, какой дорогой Ванилина вела нас к потайному выходу из дворца.

Маковка закружилась на месте, пытаясь сориентироваться. Неожиданно, малышка встала, как вкопанная. Смешной зверек умоляюще глядел на нее огромными круглыми глазищами, вцепившись когтистыми лапками в прутья клетки. Забыв обо всем, кудряшка подбежала к удивительному пленнику. Побросав недоеденные морковки, любознательные кролики последовали за девочкой.

— Пить! — едва шевеля распухшим язычком, пролепетал мученик.

Ничуть не удивившись, Маковка прихватила самую маленькую напольную вазу и бросилась к бассейну. Дотащив драгоценную жидкость к изнемогающему зверьку, девочка растерянно опустила импровизированное ведро на пол.

— Расстояние между прутьями маленькое, как же я тебя напою?



— Ключ! — слабо махнул чешуйчатой лапкой, погибающий от жажды, пленник. Маковка удивленно уставилась на кисейный платок, накинутый на плечи мраморного амурчика.

— Набрось, — нетерпеливо перебирая коротенькими ножками, заскулил страдалец.

Девочка послушно потянула за край платка. Едва фиолетовая кисея накрыла угол клетки, неизвестно откуда взявшийся, порыв ледяного ветра, отбросил спасительницу в сторону. Шлепнувшись на колючий кустик, Маковка истошно завопила. Любопытные кролики дали стрекача. Бестолково гомоня, птицы взвились под стеклянный купол, накрывающий оранжерею. А освобожденный зверек, выскочив из-за растворившегося ограждения, погрузил пушистую фиолетовую мордашку в воду. Громко хлюпая, чмокая и постанывая от удовольствия, недавний пленник, осушил вазу.


Тайна двух зеркал

— Блаженство! — поглаживая влажную бархатистую грудку, промурлыкал он. — Правда, мне попалось несколько странных трепыхающихся, скользких комочков. Это особая комочковая вода?

— Это рыбки! — почесывая многострадальную «мадам сижу», фыркнула Маковка.

— Рыб-ки! — икнул зверек. — Какой ужас! Пустикс превратился в презренного трупоеда!

— Ты Пустикс? — хихикнула Маковка.

— Она еще спрашивает! — возмутился огорченный вегетарианец. — Можно подумать, ты никогда не видела пустиксов!

— Никогда, — честно призналась девочка.

— Какая серость, — поскучнел зверек. — Мне удивительно не везет в последнее время. Сначала из-за меня отправилась в страну Летаргию одна прекрасная принцесса. Только успели ее расколдовать, начали приготовления к свадьбе со спасителем, как я в который раз угодил в ловушку Ведьмы Подземного Царства. И вот вместо того, что бы примерять галстуки-бабочки и готовить подарок новобрачным, я сам, в качестве свадебного подарка, прислан другой прекрасной принцессе; и, в прямом смысле слова, засыхаю. Наконец, меня вызволяет из жестокой неволи абсолютно невежественная, рыжая, кудрявая профурсетка, к тому же, едва оторвавшаяся от материнской груди!

Возмущенная Маковка несколько раз открыла и закрыла рот, судорожно вдыхая воздух.

— Ну, знаешь! — наконец выпалила она, — Видела я нахалов, но такого! Вот и спасай после этого маленьких и пушистеньких, а они окажутся сколопендрами!

— Сколо-сколо-кем? — взвыл оскорбленный зверек. — Меня, первого красавца, непревзойденного летуна обозвать непроизносимым именем ядовитой многоножки! Мы редчайшие существа, умеющие превращать темноту в свет, свет в драгоценные камни…

Маковка бросилась к негодующему оратору и зажала ему рот ладошкой.

— Тс-с-с! Умоляю, тише! Это настоящий террариум, а не дворец! Здесь и стены имеют уши! Если станет известно, что ты можешь каждую ночь пополнять сундуки советника Уксуса драгоценными камнями, мы погибли!

Пустикс растерянно уставился на возбужденную спасительницу. Взбив когтистыми пальчиками кокетливый хохолок на макушке, состроил уморительную гримаску и, наконец, выдал:

— Не понял, почему такой ажиотаж вокруг побрякушек. Я еще превращаю драгоценные камни в воду, а воду в лунную пыль. Стоит взять щепотку, и обитатели крупного города воспарят в поднебесье. А ты заохала из-за сущей безделицы. Потом, что такое террариум? И почему ты собралась погибать вместе со мной от рук неизвестного Уксуса? Наконец, что за манера хватать грязными лапами холеную шерстку!

— Слишком много вопросов, долго объяснять, — заволновалась малышка. — Террариум — место, где живут змеи. Советник — ужасный тип. Он появился во дворце неизвестно откуда, полностью подчинил короля с королевой, а потом решил и вовсе захватить трон.

— Мятеж? Заговор? — оживился Пустикс.

— Не совсем, — замялась Маковка. — Скорее интрига. Он попытался жениться на наследнице престола.

— Не глупо! — шмыгнул курносым носиком зверек. — Минимум жертв. Никакого кровопролитья. Получает и юную женушку, и власть.

— И заманчивое наследство: волшебный цветок Золотолист, который раз в три года выполняет любое желание.

— Губа не дура! А невеста согласилась? — лукаво усмехнулся любознательный зверек.

— Она скорее бы наложила на себя руки, чем предстала перед алтарем с отпетым мошенником, — гордо тряхнула кудряшками девчушка.

Пустикс поманил освободительницу пальчиком. Девочка приблизила раскрасневшееся личико к пушистой фиолетовой мордашке. Смешно вытягивая губы трубочкой, зверек таинственно прошептал ей на ушко:

— А откуда ты, маленькая горничная, знаешь такие подробности? Может быть, ты переодетая принцесса — страдалица?

— Нет, — едва слышно прошелестела Маковка. — Мое семейство волей случая оказалось втянуто в эту неприглядную историю. Я всего лишь пленница — заложница советника Уксуса и его сестрицы Горчицы.

— Тогда расскажи мне все подробно, я сильно заинтригован. Как знать, может быть, я смогу отплатить добром за добро. Ну, а если тебе трудно говорить на эту тему вслух, не беда. Пустиксы экстрасенсы и гипнотизеры. И мысли мы читаем отменно.

— И летуны, и чтецы, и на дуде игрецы, — сострила девочка. — Почему же тебя в который раз ведьма отловила?

— О! — зверек закатил глаза, — Это наша больная мозоль! Ни один Пустикс не в силах преодолеть беспощадной силы ловушки-манка. Перед ней мы беспомощны, как новорожденные котята.

— Стоит присесть, — предложила Маковка. — В ногах правды нет, а рассказывать коротко у меня не получается.


Тайна двух зеркал

Глава седьмая

В которой Пустикс оказывается на свободе

— До чего же сложно читать мысли легкомысленных особ! — пожаловался Пустикс потирая лоб. — Думает, думает о серьезном, вдруг: бац! Что-нибудь типа: «Ой, какая рыбка славненькая поплыла!»

— Как умею, так и думаю! — надулась Маковка.

— Значит, твой отец, профессор Марципан работал над элексиром доброты… А что если нам подсунуть чудодейственное средство Лесной Ведьме? Старуха просветлиться, раскается и признается, что морочила голову Королю и Королеве. Правители выгонят подлого Советника. А сами, наскоро упаковав подарки, поедут в Сдобное Королевство, что бы прижать к груди дочурку с новоиспеченным супругом.

— Ага! А белая и пушистая Лесная Ведьма сплетет венок из ромашек и поступит в пансион благородных девиц, обучать воспитанниц вышиванию и варке варенья, — сострила Маковка.

— Ну, ты и язва, — обиделся Пустикс. — Однако не помешало бы, проникнуть в подземную лабораторию и выкрасть образец снадобья.

— Не стоит. Мой папочка укрылся в одном потайном месте и налаживает производство элексира.

— Знаем это место, — кивнул Пустикс.

— Откуда? — ахнула Маковка и зажала рот ладошкой.

— Думать надо аккуратнее, — съязвил Пустикс и передразнивая огорченную малышку, прикрыл рот лапкой.

— Надо освободить Тетушку Патоку! — вспыхнула девочка. — А еще, меня беспокоит Изюмчик. Он такой отчаянный! Полезет спасать, наделает глупостей…


Тайна двух зеркал

— Нечего щелкать клювом! Вперед! Нас ждут опасности и ужасности! У меня лапки чешутся, так хочется настоящих приключений!

Весело подпрыгивая на коротеньких ножках, и похлопывая перламутровыми крылышками, зверек направился к выходу из оранжереи. Как вдруг непонятная сила приподняла его и понесла к клетке. Миг и Пустикс сидел в ловушке.

— Ты передумал? — только и смогла сказать потрясенная девчушка.

— Передумал? — взвился пленник. — Проклятая Ведьма Подземного Царства! Я не могу отойти от ловушки. Меня втягивает обратно! Ах, я несчастный! Расстроенный зверек залился слезами.

— Мамочка! — взвизгнула Маковка. — Да ты сейчас затопишь оранжерею! В жизни не видела таких рев. На платочек. Малышка сняла платок с края клетки. Порыв ледяного ветра едва не втащил ее к Пустиксу.

— Ой, смотри-ка, опять решетка на месте, — удивилась девочка. — Настоящая. Железная. Вот я ее потрясу. Крепко стоит.

— Еще полижи, — буркнул зверек, по — собачьи, отряхивая мокрую шерстку. — Это же не простой кисейный платок, а волшебный ключ. Постой-ка! Есть идея. Набрось его на клетку. Только смотри, не шлепнись опять на кактус. Ага! Отлично. Я на свободе. Теперь, снимаем платок с клетки. Вжик! Пустиксоловка захлопнулась! Повязываем кисейку Пустиксу на шейку. Проводим эксперимент. Нервных просим удалиться. Отходим от проклятой ловушки. Шажок, еще шажок. Эге-гей! Я у двери. Оглашаю результат произведенного опыта: когда волшебный ключ находится на пленнике, он может передвигаться, не опасаясь быть втянутым в ловушку. Ай, да Пустикс! Ай, да молодец!

— Ты гений! — счастливо захлопала в ладоши Маковка.

— Ну, ты немного преувеличиваешь, — закокетничал летун, — Но нечто гениальное, во мне, несомненно, присутствует. А теперь маленькая бескрылая кудряшка, в путь! Жаль, что с этим украшением на груди я почти совсем не могу читать чужие мысли. Поле ловушки отрицательно воздействует на мои способности.

Глава восьмая

В которой друзья оказываются под столом и узнают кое-что интересное

— Дин-дон! Дин-дон! — пробил колокол на самой высокой башне королевского дворца.

— Динь-дилинь! Динь-дилинь! — мелодично откликнулись настенные часы музыкального салона.

Трах-тара-рах! — громыхнул где-то поблизости взрыв.

— Дзинь-дзинь! — зазвенели хрустальные подвески элегантной люстры.

— Длянь! — свалилась с кресла забытая мандолина.

— Ой-ой-ой! — запищала Маковка, больно оцарапанная когтистой ручкой Пустикса. — Куда ты меня тащишь?

Но маленький зверек, запихнул упирающуюся девочку под столик, накрытый бархатной скатертью. Миг и он ловко юркнул следом. И вовремя. Дворец огласился дикими воплями и топотом сотен ног. Стены содрогнулись от дверной канонады. Мимо пронеслись стражники, усердно брякая оружием. Хлипкое убежище заходило ходуном. Перепуганную Маковку била дрожь.

— Не бойся, — шепнул Пустикс. — Ничего интересного. Обычный террористический акт. Сиди тихо, как мышка и нас не обнаружат.


Тайна двух зеркал

Внезапно угол скатерти приподнялся. Неправдоподобно желтые глазищи уставились на беглецов.

— Привидение! — обморочным голоском пролепетала Маковка и уронила кудрявую головенку на плечо Пустикса.

— Мяу! — пропищал призрак и нырнул под скатерть.

— Киска! — приободрился Пустикс. — Маковка! Глупышка! Открой глазки!

Короткохвостый котенок с непропорционально большими ушками, доверчиво потерся о ногу девочки.

— Любовь с первого взгляда, — хмыкнул Пустикс. — Мамочка родная! Какой испепеляющий взгляд метнула в меня огненноволосая кроха! Куда катится сказочный мир? Даже дети разучились понимать шутки. Неужели придется стать серьезным? Что бы хоть чуть-чуть утешиться, попробую напрячься, может быть пойму, о чем думает котишка — мурлышка. Надеюсь, это меня развлечет. В крайнем случае, пусть он заговорит по-человечески.

— Вы оказываете честь всему кошачьему племени, интересуясь мыслями, столь ничтожного обитателя дворца! — вежливо поклонился нежданный гость. — Мне право неловко обременять вас своей персоной. Боюсь, вы не обнаружите ничего захватывающего.

— Пустикс, ты маг! Как котик изъясняется! Прямо высокородный кабальеро из любимого романа Тетушки Патоки! — восхитилась девочка. — Второй Господин Ландрин! Жаль, размером не вышел!


Тайна двух зеркал

— Барышня знает великого Господина Ландрина! — затрепетал короткохвостик. — Уж не Маковка ли предо мной?

— Мне это нравится! — обиженно загундел Пустикс. — Я научил его говорить. Но для самого удивительного создания Сказочного Королевства у кота слова доброго не нашлось. Зато, он готов лишиться чувств из-за обычной рыжей малявки, каким в базарный день грош цена.

Оскорбленная Маковка приподнялась, но, стукнувшись макушкой о столешницу, вынуждена была вновь согнуться в три погибели. Котенок, ошарашенный странным обвинением, протестующе замахал лапкой. Оглушительно хлопнула дверь, ведущая из музыкального салона в галерею. Зашуршали накрахмаленные юбки, зацокали каблучки. Тяжело пробухали сапожищи.

— Успокойтесь, Ваше Величество! Злодеи будут найдены и примерно наказаны! — вкрадчиво зашелестел женский голос.

— Мадам Горчица! — беззвучно проартикулировала Маковка, оторвавшись от узенькой щелки между бахромой скатерти и вощеным паркетом.

— Р-р-расстреляем! Р-р-разорвем! Р-р-растерзаем! У-у-утопим в Ч-ч-черном озере! — сипло пролаял неизвестный и прищелкнул квадратными каблуками форменных сапог.

— А где, где наша дочурка Ванилюсенька?! — томно простонала обладательница бархатных домашних туфелек, украшенных комочками розового пуха. — Кому, как не мне знать, что перед свадьбой девицы находятся в состоянии повышенного нервного возбуждения! Всем известна утонченная душевная организация принцессы. Она такая хрупкая, такая чувствительная! Боюсь, после третьего взрыва бедняжка свалится в нервной горячке!.. Любезная Мадам Горчица, заклинаю вас во имя нашей святой дружбы; во имя вашего брата, а нашего будущего зятя — Советника Уксуса, найдите наследницу престола! Успокойте несчастное дитя!

— Смею вас уверить, — с плохо скрываемым раздражением процедила любимая фрейлина королевы, — Принцесса Ванилина Ланолина первая вовсе не бьется в глупой истерике. Как раз перед самым прискорбным происшествием, их высочество изволили сочинять акростих, начальные буквы коего составят имя счастливого жениха: «Уксус». По сведению охраны, самообладание ни на миг не оставило принцессу. Их высочество по прежнему отдаются вдохновению, дабы порадовать нас плодами искрометного таланта.

— Какой слог! Ей бы дамские романы писать! — с видом ценителя шепнул Пустикс. — А ты заметила, как Горчица переминалась с ноги на ногу во время монолога их сладчайшего величества?

Не оборачиваясь, Маковка молча кивнула.

— Очаровательно! — умилилась Королева Пышка. — Конечно же, принцесса готовит сюрприз жениху, оторванному государственной необходимостью от ее пылкого сердечка. Обожаю маленькие безумства, свойственные всем влюбленным! Но неужели ее не напугал ужасный взрыв?

— Ничуть! — гаркнул владелец тупорылых форменных сапог.

Батистовый платочек спланировал на бархатную туфельку.

— Ах, право, какой вы неловкий, господин Министр по чрезвычайным ситуациям! — взвизгнула королева и топнула ножкой. — От вашего голоса закладывает уши!

— Осмелюсь доложить, — отрапортовал бравый вояка. — Их высочество даже не подняли головы от конторки.

— О, мое мужественное дитя! — залопотала королева. — Поспешим же облобызать наше сокровище!

— С вашего позволения, — не терпящим возражений тоном, отрезала главная фрейлина, — Господин министр, будет иметь честь проводит вас на половину принцессы. А мне, в отсутствие брата, необходимо проконтролировать действия челяди. Надеюсь, уже к утру, никто не вспомнит о прискорбном инциденте.

— Да, да! Мы больше не желаем слышать плохие новости. Какое счастье, что, в час испытаний, вы, любезная Горчица, взяли на себя труд, навести порядок во дворце. Завтра же, когда их Величество Гоголь — Моголь вернуться с ночной рыбалки, я потребую, что бы вас наградили орденом Медового пряника первой степени.


Тайна двух зеркал

— Вы слишком добры ко мне, — холодно процедила сестра Советника.

Дождавшись, когда за венценосной дамой и ее спутником закроется дверь, Мадам Горчица стукнула кулаком по столику. От неожиданности Маковка едва не вскрикнула.

— Безмозглая Королева Пышка, — проскрежетала Мадам Горчица. — Приходится терпеть. Ну да ладно, надеюсь, уже не долго. Какая мука не уважать, даже презирать и разыгрывать заинтересованность, подобострастие, почти влюбленность. Ничего! Отольются кошке мышкины слезки!

— Интересно, себя ты относишь к мышам или к кошкам? — вкрадчиво прошелестел кто-то, спрятанный за расписной ширмой.

— Братец! — истошно взвизгнула Мадам Горчица.

Каблуки забухали по паркету. Жалобно тренькнула подвернувшаяся мандолина. Маковка почти распласталась по полу, но, к несчастью, огромный концертный рояль скрывал передвижения заклятого врага. Послышались звуки поцелуев, какое-то неясное бормотание.

— Пустикс, — взмолилась Маковка. — Прочитай их мысли или хотя бы, подслушай о чем они сейчас говорят.

— Не могу, — виновато потупился зверек. — Пока платок-ключ повязан на моей лилейной шейке, я такой же телепат, как ты волшебница.

Потеревшись рыжей головенкой о руку девочки, куцехвостый котенок шмыгнул под бахрому. Маковка рванулась было за ним, но была остановлена цепкой лапкой Пустикса, намертво вцепившегося в подол платья.

— И ему не поможешь, и всех нас погубишь! — гневливо пропыхтел зверек.

Четырехлапый пушистый лазутчик благополучно миновал разбросанные струнные инструменты, обогнул арфу и скрылся за козеткой.

Глава девятая

В которой Лесная Ведьма оказывается в щекотливой ситуации

Лесная Ведьма задумчиво покусала кончик карандаша. Перед ней веером лежали пожелтевшие страницы рассыпавшейся от времени тетради. Исписанные вдоль и поперек убористым почерком, они никак не поддавались расшифровке. Формулы, странные символы, фразы на неизвестных языках сплетались в причудливый рисунок без начала и конца. Мало того, поверх всей этой галиматьи, были накаляканы рожицы, человечки, зверушки. Словно какой-то малыш окунул перышко в черную тушь и приложил шкодливую ручонку к древнему манускрипту. Глубоко вздохнув, ведьма поменяла местами два листа. Склонила голову, недовольно сморщилась. Мельком взглянула в серебряное зеркало, машинально поправила локон.

— Что в лоб, что по лбу! От перемены мест слагаемых… Как не перетасовывай, понятнее не становится, — пробормотала старая лгунья. — Я стала такой юной красоточкой!.. Смотреть тошно. Чересчур хорошенькая, чересчур глазастая.


Тайна двух зеркал

Кому сказать: Лесная Ведьма на старости лет позаимствовала внешность у ангелочка во плоти! Хотя, конечно приятно сбросить пару — тройку сотен лет. Избавиться от морщин, мозолей, утренних отеков, боли в пояснице. Да и жизнь во дворце не в пример веселее одинокого существования в лесной чащобе. Вот только боюсь, что вместе с обликом ведьмы, я потеряла способность логически рассуждать. Колдовство — колдовством, а без мозгов ничего путного не сотворишь! Вот они сопроводительные записки Волшебника Зеркальной Страны. Инструкция к волшебному зеркалу, в котором отражаются только хорошие люди. Который день бьюсь, то так разложу, то эдак, ничего не разберу. С горя попробовала применить древние заклинания. Куда там! Тут же все надписи превращаются в зеркальную мозаику. Причем все кусочки — кривые зеркала. Сплошная рябь! Из глаз слезы, а толку чуть! М-да! Не прост, ох, не прост был Волшебник Зеркальной Страны! Малую малость предусмотрел. То-то начнется веселье, если, повинуясь завещанию Королевы Бабушки, я — Лесная Ведьма в шкуре девчонки Ванилины Ланолины первой, предстану перед волшебным зеркалом. Женишок о неземной любви примется врать, я начну кривляться, да ломаться, разыгрывая великое смущение, а в волшебном зеркале пус-то-та… Вдруг даже не пустота, а чего похуже? На моей совести дурных дел предостаточно. Да, и суженный — стервец! Таких прохиндеев, еще поискать!

Внезапно исследовательница подняла голову, раздула ноздри, словно к чему-то принюхиваясь. И одним резким движением смахнула разбросанные канцелярские принадлежности вместе с заветными бумагами в открытый ящик конторки. Карандаши и ручки тут же превратились в крошечных, забавных существ: шишкариков и желудят.


Тайна двух зеркал

Недовольные столь небрежным обращением, они подняли отчаянный писк, замахали кулачками. Но хозяйка, не обратив ни малейшего внимания на бунт, попросту, захлопнула ящик и заперла его на ключ. Секунду спустя перед лже-Ванилиной лежал ядовито розовый блокнот, источающий приторный аромат духов. Заслышав за спиной перестук каблуков и грузное буханье сапог, горе поэтесса придала лицу мечтательное выражение. Но вот шаги затихли. И тут же послышалось сопение и непонятное шорканье. Ведьма ядовито ухмыльнулась. Королева Пышка, вознамерилась подкрасться к дочери и закрыть ей глаза. Вполне натурально взвизгнув и подскочив на стуле, так называемая принцесса схватила шутницу за пухлые ручки. Но тут настал черед охать венценосной маменьке. Длинные, изящные пальчики Ванилины источали мертвенный холод.

— Дитя мое, да вы окоченели! Велите затопить камин в комнате принцессы! — приказала Королева, тыча конец веера в нос ошеломленному министру.

— Не стоит, — слабо запротестовала Лесная Ведьма. — Разве поможет огонек в камине тому, кто сгорает в неистовом пламени вдохновения. Муки творчества опустошают меня…

Притворщица скромно потупила глазки и едва не вскрикнула. На розовом листе, прямо под последней, недописанной строкой пошлейшего акростиха, четким готическим подчерком было выведено: «Подлеца Уксуса превратить в навозного жука; злобную фурию Горчицу в паучиху — черную вдову; недоумков правителей в гусака с гусыней…»

Покрывшись липким потом, проклиная рассеянность, Лесная Ведьма выхватила из рук королевы благоухающую улику.

— Маменька! — натянуто улыбаясь, залопотала лже-Ванилина, — С вашей близорукостью нельзя читать без очков! Вы изволите морщиться! Придется вновь обращаться к кудесникам. Но, подумайте, еще парочка омолаживающих операций и надо будет заменять парадные портреты в тронном зале. Ваше многократно перетянутое личико никто не узнает. Да и глазки к ушкам переползут.


Тайна двух зеркал

Пышка испуганно ойкнула и судорожно захлопала подушечками унизанных перстнями пальцев за наружным углом глаз.

— Уже легли морщины? Да? Уже образовалась гусиная лапка? Открой жестокую правду! Не бойся меня убить! О! Я не переживу еще одной операции! У меня и так кожа натянута, как на барабане, — истерично захныкала королева. Схватив со стола зеркало, Пышка принялась пытливо изучать свое отражение.

Довольная результатом маленькой хитрости, Ведьма приоткрыла ящик конторки и, сунув внутрь руку, принялась искать ластик. Но, негодный шишкарик, исполняющий обязанности волшебной стирающей резинки, вместо того, что бы угадать желание госпожи и покорно скользнуть на ладонь, как сквозь землю провалился. Продолжая бессмысленную беседу с маменькой принцессы, ведьма осторожно скосила глаза. Да так и замерла. Ее верные помощники, столь успешно заменявшие канцелярские принадлежности, собрались вокруг пирожка с вишней. Окружив его плотным кольцом, крошечные зверушки остервенело грызли черствое лакомство. Остренькие мышиные зубки с противным скрежетом скоблили окаменевшее тесто. Оставалось загадкой, каким образом в запертый ящик конторки проникло угощение. Угрюмо зыркнув на оторопевшую хозяйку, чудные существа продолжили поздний ужин.


Тайна двух зеркал

— Клянусь пропавшим сыночком, я не кормила этих паршивцев недели полторы! — прошелестела ведьма. — Выручайте, ребята, а за мной не запылиться! Устрою пир на весь мир. Даже откажусь от дурной привычки покусывать карандаши и ручки во время раздумий. И уже в полный голос буднично проговорила: Сейчас маменька я кое-что подправлю и представлю мое творение на ваш взыскательный суд. Вот только достану карандаш и ластик.

Ведьма оторвала двоих зверенышей от пирога. Один жалобно гримасничая, протянул, было, узловатые лапки к соплеменникам, но, смирившись, превратился в белоснежную резинку с нарисованным слоном. Второй же, злобно урча и повиливая изжеванным задком, огрызался и недвусмысленно скалил острые зубки. Лесная ведьма провела пальцем по деформированному месту. Абсолютно гладкий, глянцево — коричневый желуденок, покорно вытянулся в остро заточенный карандаш. Миг и от крамольной записи не осталось и следа. Заключительная строфа акростиха красовалась на месте разоблачительного откровения.

После того, как шедевр был трижды с должным выражением прочитан, подошла очередь бурных восторгов королевы и тяжеловесных комплементов министра. Убедившись, что поклонники использовали весь нехитрый запас похвал и, после небольшой паузы, собрались идти по второму кругу, Лесная Ведьма попыталась выпроводить незваных гостей. Но королева не собиралась ретироваться. Даже когда Ванилина демонстративно разинула рот в широком звучном зевке и сладко потянулась, ее Величество продолжали щебетать бог знает о чем.

— Завтра же велю лучшим придворным врачам осмотреть вас, дитя мое. Ваши покрасневшие глазки заставляют меня страдать. Конечно, вы записываете стихи такими малю-ю-юсенькими буковками… Дитя, помните: ничто так не губит женщину в глазах общества, как репутация книжного червя и синего чулка. Кстати, когда я была столь же юной и стройной, один воздыхатель подарил мне волшебное медное зеркальце. У него был отвратительный почерк. Бедняжка боялся, что я не захочу читать его страстные письма и изысканные мадригалы. Стоило поднести чудесную безделушку к чудовищным каракулям, как прописные буквы превращались в печатные. При этом расставлялись знаки препинания и исправлялись ошибки.

— Где? Где, где, где оно?! — так и подпрыгнула Лесная Ведьма. Глаза ее полыхнули окаянным пламенем. Что-то пугающее проглянуло сквозь нежный облик прекрасной принцессы. Перепуганная королева попятилась, прижимая пухлые руки к пышной груди.

— У-у-у ме-ме-ме…

— Ну же! Прекратите мемекать! Где подарок? — отчеканило нежное создание, вцепившись ледяными пальцами в плечи маменьки.

— У меня в комнате! Где-то в ящике старинного комода! — пролепетала королева и рухнула на пол, как подкошенная.

Ничего не понимающий министр бросился на помощь. Опустившись на колени, он попытался приподнять занемогшую повелительницу… Взглянув, ненароком, на Ванилину Ланолину, министр по чрезвычайным ситуациям кулем повалился на бездыханное тело Пышки. Перед ним, стояла Лесная Ведьма. Воздушный розовый пеньюар разошелся на бесформенной груди ужасной старухи, обнажив жилистую шею, острую ключицу, покрытую пергаментно — желтой кожей и уродливую бородавку в глубокой межключичной впадине.

Недоуменно пожав плечами, колдунья стремительно развернулась, сделала шаг к двери и тут же с легким стоном схватилась за поясницу. Доковыляв до стола, она заглянула в зеркало, и сердито фыркнула.

— Безобразие! Обрадовалась, потеряла контроль. Никуда не годится.

Закрыв лицо широким рукавом пеньюара, колдунья глухо забормотала заклинание. Постепенно голос ее окреп. Широко разведя руки, она закружилась в магическом танце. Несколько пируэтов, поклон и посреди комнаты замерла юная принцесса — образец утонченной красоты и прелести.

Небесное создание подошло к лежащим в глубоком обмороке, и ласково улыбаясь, пропело:

— Я стираю вашу память и наделяю новой. Вы проспите до утра, встанете, разойдетесь по опочивальням. Вас никто не увидит. Когда вы очнетесь, ничто не напомнит вам о ночном кошмаре.

Прикосновение ледяных пальчиков к вискам, едва слышная фраза на непонятном языке и вот уже легкая тень в розовом воздушном пеньюаре растворилась во тьме дворцовых коридоров.

Глава десятая

В которой Мадам Горчица выслушивает печальный рассказ брата

Сведя брови к переносице, сжав рот в куриную гузку, заложив руки за спину, Мадам Горчица задумчиво вышагивала взад-вперед по музыкальному салону. В очередной раз, налетев на золоченую арфу, украшенную деревянной фигуркой щекастого пухлого ангелочка, она неожиданно ловко пробежалась пальцами по струнам. Склонила голову, прислушалась. И, не меняя отрешенного выражения лица, пробормотала:

— Значит, наше предприятие закончилось неудачей. Даже хуже — полным провалом. Тетушка — ехидна, чтоб ей ни дна, ни покрышки, отомстила за свою сестру, нашу приемную мать. Насмеялась, натешилась. В плену у принцессы Королевства Огнедышащих драконов ты братец побывал. Золотого паука достать не сумел … А ведь как было бы просто… Как ты там сказал?

Советник Уксус потеребил себя за кончик угреватого носа, злобно покосился на сестру и нехотя проворчал:


Тайна двух зеркал

— Стоило лишь в полнолуние четного месяца напоить волшебного паука каплей крови и назвать имя жертвы. Паук оплел бы сердце настоящей Ванилины золотой паутиной. Оно бы высохло. А, разделавшись с девчонкой, можно было бы укоротить Ведьму. Но если ты сейчас испустишь хоть один вздох или выразишь сожаление по поводу утраченных возможностей, клянусь, я тебя безо всякого золотого паука придушу.

— Не время выяснять отношения, — обиженно поджала губы Горчица. — Идем, я собственноручно наполню ванну горячей водой, добавлю пару колпачков лавандового экстракта. Пока будешь отмокать, спрячу лохмотья, в которых ты щеголяешь. Незачем лакеям любоваться всесильным королевским любимцем в столь плачевном виде. Придворные сплетники и так мозоли на языках набили, обсуждая грядущую свадьбу и перемывая косточки будущего зятя.

Советник Уксус хрустнул пальцами, молча поднялся и гордо прошествовал к выходу. Озабоченная сестра потрусила сзади. Жалобно тенькнула гитара, отброшенная носком порыжевшего башмака.

Громыхнула дверь. Из-под столика на четвереньках вылезла Маковка и тут же принялась выполнять комплекс упражнений утренней зарядки, к которым ее безуспешно пытался приучить Изюмчик. Следом за ней выбрался хмурый Пустикс.

— Гадюшник, а не дворец, — скорбно поджав губки подвел итог зверек. — Судя по отчету злобной фурии, она сама же и устраивала покушения. Заставила трястись от страха дворцовых обитателей во главе с их величествами.

— А ты что раньше не понял, — касаясь лбом коленей, пропыхтела девчушка. — Им для чего-то нужны террористические акты. — Для чего, для чего… Для того! Им хочется скинуть с трона нынешних правителей. — Мы должны помешать злодеям! — грозно сверкнула глазенками Маковка и громко шмыгнула носом.


Тайна двух зеркал

Глава одиннадцатая

В которой Лесная Ведьма предпринимает поиски медного зеркальца

Лесная Ведьма захлопнула дверцу шкафчика. Хрустальные флакончики тревожно зазвенели. Маленький китайский болванчик из костяного фарфора укоризненно закачал головкой. Затрепетали перышки розового веера, зажатого в ручонке коллекционной красавицы. Кисейные юбки ее лупоглазых подруг кокетливо взметнулись вверх и бессильно опали. Лесная Ведьма раздраженно побарабанила холеными пальчиками по стеклу.

— Ничего не понимаю! Не могла же королева от страха ошибиться? Ни в одном шкафчике нет ничего похожего на медное зеркальце. Обычных — прорва. Хоть магазин открывай.

Задумчиво помассировав виски, она присела на корточки, и в который раз потянула на себя выдвижные ящички. Рассеянно покопавшись в милых безделушках, незадачливая похитительница уселась на пол, и принялась сосредоточенно грызть ногти. Покончив с левой рукой, колдунья, громко клацнула зубами, и перешла на правую.

— Тьфу, пропасть! Что значит сила привычки! Совсем забыла, что я прекрасная принцесса! Как с таким маникюром предстать перед светлыми очами Их Величеств? — прорычала заколдованная красотка, сплевывая кусочки лака. Ведьма собрала пальцы в щепотку и забормотала нечто неразборчивое, регулярно поплевывая на обглоданные ногти. Затем она крепко стиснула обработанные пальцы в кулак и занялась другой рукой. Закончив необычный маникюр, колдунья искоса взглянула на изящный черепаховый гребень, лежащий на туалетном столике королевы. Повинуясь безмолвному приказу, гребень взвился в воздух, и бабочкой запорхал вокруг локонов. Несколько минут спустя, идеальной прическе могла бы позавидовать записная модница.

Кинув беглый взгляд в зеркальце, лже-Ванилина позвонила в золотой колокольчик, лежащий на маленьком золотом подносике.

Тут же в комнату впорхнула пухленькая фрейлина с хорошеньким, слегка заспанным личиком.

— Что вашему величеству уго… — привычно защебетала девушка, но, увидев Принцессу Ванилину, осеклась, смешалась и, залившись краской, затеребила оборку юбки.

— Послушай, как тебя, — грубо начала Ведьма, — Матушка совещается с Мадам Горчицей. Послала меня за медным зеркальцем, лежащим в старинном комоде. Я не могу его найти.

— Медное зеркальце из мозаичного комода? — ровные дуги смоляно-черных бровей фрейлины удивленно поползли вверх. — Но ведь Их Величество сами велели убрать комод из комнаты. Они находили его неприлично старомодным.

— Куда его унесли? — cхватив фрейлину за узкие запястья, по-змеиному щуря глаза, рявкнула Ванилина.

Перепуганная девушка забилась в ледяных тисках. Слезы брызнули из глаз.

— Я, я не знаю… — залопотала она, тщетно пытаясь освободиться. — Спросите у главного хранителя королевской мебели.

— Маленькая врушка, не смей уверять, что ты не подслушиваешь и не подсматриваешь. Советую подумать, иначе, матушке станет известно о неком паже, проводящем все свободное время с некой придворной дамой. По-моему он и сейчас находится рядом. В одной заветной комнатке, примыкающей к королевским покоям… Не думаю, что Королеве Пышке это придется по душе! Отпустив фрейлину, Лесная Ведьма отвернулась и сделала шаг к двери. Перепуганная фрейлина упала на колени. — Ваше высочество! Не погубите! Вы же сами невеста, вы должны понять наши чувства! Ради всего святого не выдавайте нас! Рулет лишиться места пажа! Меня сошлют в отдаленный замок! Мозаичный комод отнесли в подземное хранилище, расположенное рядом со средневековыми темницами. — Как я найду вход в хранилище?


Тайна двух зеркал

— Я не знаю! — заламывая тонкие руки, прорыдала несчастная. — Я действительно не знаю! Девушка поползла на коленях за Лесной Ведьмой, пытаясь дотронуться до подола пеньюара.

— Прикажите Мадам Горчице! Она откроет тайну!

— Зачем воспринимать настолько серьезно розыгрыш, шутку? — лицемерно вздохнула Ведьма, склоняясь над обезумевшей от страха фрейлиной. — Я тебе верю… Бог с ним с зеркальцем… Отнесу матушке любое другое… А ты ступай к Рулету. Мальчишка заждался. Как ты ему объяснишь долгое отсутствие?


Тайна двух зеркал

Глаза фрейлины затуманились. Уставившись немигающим взором на бронзовый канделябр, и слегка раскачиваясь из стороны в сторону, девушка бесстрастно проговорила:

— Королева Пышка приказала заново взбить перину и подушки. Довольно кивнув, Ведьма подтолкнула зачарованную фрейлину к двери.

— А теперь Её Величество отпускает тебя.

Едва за девушкой закрылась дверь, Ведьма вытащила из бархатного мешочка, висящего на поясе, необычное кольцо. Дымчатый шарик покачивался на серебряной пластине. Тонкая серебряная дуга, испещренная микроскопическими рисунками, не давала шарику скатиться с ложа, но и не мешала свободно вращаться. Взгромоздив массивное украшение на изящный пальчик, колдунья принялась крутить шарик по часовой стрелке глухо бормоча заклинание. По мере вращения, с камушком начали происходить изменения. Сначала он стал молочно белым. Потом в середине наметилось слабое свечение. Несколько оборотов и шар заполыхал ослепительной звездочкой. И, наконец, он приобрел хрустальную чистоту и прозрачность. Ведьма поднесла кольцо к подслеповато сощуренным глазам. О чудо! В шаре появилось изображение. Напряженно вглядываясь в удивительный экран, искательница приключений затараторила нечто неразборчивое. И с каждым произнесенным словом, лже-принцесса становилась все меньше и меньше. Очаровательное задорное личико вытянулось. Шерстка покрыла белоснежную кожу. И вот, по ковру закружилась одетая в пеньюар крошечная серенькая мышка. Избавившись от ненужной одежды, норушка сунула уменьшившееся колечко — справочник в мешочек, висящий на шейке. Минуту спустя длинный серый хвостик мелькнул в конце коридора, ведущего на общую территорию дворца.


Тайна двух зеркал

Глава двенадцатая

В которой Маковка знакомится с Шишкариком

Изо всех сил, вцепившись в перила, Маковка стояла на верхней ступени деревянной лестницы, ведущей в непроглядную тьму. Вытянув шейку, наклонившись над бездной, малышка тщетно пыталась разглядеть хоть что-то. Источенные жуками ступени противно повизгивали. Куцехвостый котенок потерся о ногу и тоненько мяукнул.

— Вот незадача, — огорчилась девочка, — Ты ластишься, словно хочешь что-то сказать. А я без Пустикса абсолютно ничего не понимаю. Вот вредный обижунька! Поклялся отлучиться на одну минуточку и с концами. Киса — киса-кисонька, мне нужно спуститься, что бы найти Тетушку Патоку?

— Да, неблагодарная кудряшка! — послышалось из темноты. Маковка тихонько ойкнула и попятилась к полуоткрытой двери. Котенок выгнул спинку и зашипел, как раскаленная сковорода. Ступени застонали, заскулили. Перед перепуганными исследователями возник Пустикс.


Тайна двух зеркал

— Я тебе принес подарочек, а ты мне не рада! — как ни в чем не бывало, продолжил зверек. — Но, так и быть: перевожу с кошачьего. Твоя родственница кормит крыс в сырой темнице. А этот смешной куцехвостик заботится о целости и сохранности твоих конечностей. Видишь, в каком состоянии лестница у нерадивых правителей. Я и сам чуть было не подвернул лапку.

— Ка-ка-как ты оказался внизу? — еще не совсем оправившись от потрясения, пролепетала Маковка.

— Решил сделать сюрприз. Бесшумно пролетел над вашими головами. Вы так увлеклись созерцанием бездны, что, и ухом не повели бы, промаршируй хоть стадо слонов.

— Ну знаешь, — обиженно поджала губки девочка, — еще один такой розыгрыш… Вместо того, что бы доводить нас до сердечного приступа, нашел бы фонарик или свечу… А… А какой подарок?

— Девчонка и есть девчонка, — фыркнул Пустикс. — Услышала заветное словечко, и перестала соображать. Зачем примитивная свеча, когда рядом Пустикс? Але-оп! И с мраком будет покончено! Зажмурься.

Маковка поспешила выполнить приказание ворчуна. Но, не смотря на предосторожности, яркий свет больно резанул ее по глазам. Смахнув ладошкой непрошеные слезинки, девочка осмотрелась.

— Если честно, неизвестно что страшнее: пробираться наощупь по рухляди или видеть эти стены. Черная плесень! Зеленая слизь! Мамочка! Фу! Да здесь кишмя кишат какие-то жуки — червяки.


Тайна двух зеркал

— Тебе не угодишь! — надулся Пустикс.

Тем временем куцехвостый котенок, демонстративно зевавший во время перепалки, отважно запрыгал со ступеньки на ступеньку. Преодолев первый пролет, он, задрал лукавую мордашку и задорно мяукнул:

— Стойте, стойте! Много выстоите! Когда мхом порастете, счищать не стану!

— Опять по-человечески замяукал! — восхитилась Маковка, и брезгливо прикоснулась к поручням двумя пальчиками.

— Нет! Вы послушайте только! Пустоголовая пигалица! — завопил оскорбленный Пустикс. — Это котенок озарился и залепетал по-человечески? Да, без меня, ты бы от него ничего путного, кроме мяу-мяу, мур-мур не дождалась!

Сердито сопя, пушистый чародей поднялся в воздух, и очертя голову, ринулся вниз. Из — под перламутрового крыла выскользнуло нечто овальное и поскакало по ступеням.

Подняв непонятный предмет, Маковка покрутила его в руках.

— Подарочек? Забавный кукленок! Впервые встречаю меховую шишку. А какая славная мордашка! Спасибо, Пустикс! Где нашел?

— В галерее на полу валялся, — едва слышно донесся голос летуна.

— Я его сразу полюбила, — чмокнула игрушку Маковка. Спрятав куколку в нагрудном кармашке, девочка аккуратно застегнула пуговку.

Заложив когтистые ручонки за спину, Пустикс вышагивал взад — вперед по мрачному коридору. Ему надоело ждать. Вот уже раза три, зверек расправлял крылья, что бы подняться к рыжеволосой копуше, застрявшей где-то на бесконечной лестнице. Но слишком велика была обида. Веснушчатая кнопка смела повести себя так, словно она ежедневно наблюдала чудесное превращение тьмы в свет, не говоря уж об обучении котенка человеческой речи. И перламутровые крылышки удрученного зверька бессильно повисали. Но вот как раз в миг, когда заскучавший Пустикс совсем, было, собрался взлететь, раздался оглушительный визг.

Через несколько секунд зверек опустился на щербатую ступеньку, рядом с Маковкой. Перед ним предстала странная картина. Девчушка истошно вопила, неистово топоча ногами. Глаза ее были закрыты, руки расставлены, пальчики растопырены. На кудрявой головенке лежал серый войлочный клубок. Из него выпрыгивали полупрозрачные рогатые козявки и проворно расползались во все стороны. Но не это удивило Пустикса. По трясущимся плечикам девочки скакало непонятное существо, отдаленно напоминающее мохнатую шишку на лапках, и бойко хватало многоножек остренькими зубками. Не прошло и пяти минут, как последняя козявка была истреблена. После чего крохотный защитник с аппетитом умял войлочное гнездо и, поглаживая раздувшееся пузико, полез в нагрудный карман платья. Пустикс озадачено подергал лапкой кокетливый хохолок на макушке. Он и не подозревал, что найденная игрушка — живое существо. Перекинув через плечо обессиленную Маковку, Пустикс спланировал вниз, подхватив по дороге куцехвостого котенка.


Тайна двух зеркал

Глава тринадцатая

В которой Мадам Горчица попадает в переплет

Свесив пухлые ножки, Мадам Горчица сидела на кровати, и заплетала косу. Расшитые бисером атласные домашние туфли мерно похлопывали хозяйку по пяткам. Но вот тощая, с крысиный хвостик, косица была переброшена за спину, туфли соскользнули на ковер. Любимая фрейлина откинула одеяло, взбила пуховую подушку, сбросила кружевной пеньюар и, вдруг, рухнула, как подкошенная.

— Ах, я несчастная, горемычная! — запричитала сестра всесильного Советника, давясь рыданиями. — И никому-то я не нужна! И никому не люба! Изболелось сердечко, исстрадалось! Одна надежда была на братца! Думала: женится на принцессе, станет королем. То-то вокруг меня женихи забегают! Каждому лестно с сестрой государя пойти под венец! А, теперь, если обман вскроется, самое малое, что нас ждет: поспешное бегство и жизнь на нелегальном положении. Про тюремные застенки, колесо и дыбу даже думать страшно! Ах, братец! Как же ты не нашел управу на Ванилину?

Мадам Горчица сунула голову под подушку и завыла в голос. Она не подозревала, что в полумраке спальни за ней наблюдают чьи-то острые глазенки. У пузатого платяного шкафа сидела серая мышка с бархатным мешочком на шейке. Убедившись, что мадам Горчица бьется в непритворной истерике, зверушка метнулась к скомканному пеньюару. Ловко взобравшись на кровать, серая разбойница вытащила из мешочка крохотное колечко, с круглым дымчатым камушком. Нацепив украшение на хвостик, проказница быстро завертела лапками волшебный шарик.

Мадам Горчица оторвала зареванное лицо от подушки. Глаза ее округлились, рот приоткрылся. Прямо перед ней сидело странное существо: длинный мышиный хвост; дряблое тело Лесной Ведьмы, увенчанное прелестной головкой Принцессы Ванилины; и все чудо — ростом не больше мизинца.

— Рот закрой, кикимора! — злобно пискнул гибрид, вплотную подступив к носу сомлевшей дамы. — Говори, как пройти в подземное хранилище?

— Ка-ка-какое хра-хра-хранилище? — лязгнула зубами Горчица. — Ко-ко-которое рядом со средневековыми темницами, — передразнило чудище, почесывая уродливой ручонкой голый живот.

— Девочка с собачкой, дырочка на медальоне, — залопотала любимица королевы и, закатив глаза, уронила голову на сырую наволочку.

— Не сметь терять сознание! Во дворце прорва всяческих девчонок с собачками! И статуэтки, и деревянные скульптуры, и гобелены, и картины, — заголосила Лесная ведьма и принялась шлепать сомлевшую фрейлину по щекам. Но мадам Горчица не отзывалась. Хорошенькое личико принцессы вытянулось. Мышиный хвостик повис, волшебное колечко скатилось на простыню.

— Придется превратить будущую родственницу в букашку. Пока посидит в мешке. А я, что бы время зря не терять, направлюсь к первой скульптуре. Благо она рядом: пару галерей прошмыгнуть. Надеюсь, к этому времени Горчица очухается, и сможет пропеть что-нибудь более определенное.


Тайна двух зеркал

Глава четырнадцатая

В которой Лесная Ведьма находит не то, что ищет

Лесная Ведьма вытащила из прически шпильку и вставила в крошечное отверстие, расположенное в центре резного медальона. Вытянув шею и закусив от напряжения губу, принялась осторожно вращать отмычку по часовой стрелке.

— Никогда бы не подумала, что за безвкусной деревянной скульптурой скрывается вход в подземелье. Вот напасть! Похоже, Горчица вздумала провести меня… Покопавшись в бархатном мешочке, злодейка ухмыльнулась. Поднеся кулачок к лицу, она разжала ладошку, и игриво дунула на крошечную фигурку. Послышался комариный писк.

— Не нравится? — удивленно свела бровки Ведьма. — Мадам Горчица! Предупреждаю: если я понапрасну теряю время, ковыряясь в поделках народных умельцев, вам придется туго. Растопчу!

Молитвенно сложив ручонки и униженно кланяясь, сестра всесильного советника отчаянно заверещала. Сверкнув очами, Ведьма небрежно запихнула малютку обратно, затянула тесемку и сосредоточилась на замке. Наконец ее усилия были вознаграждены. Раздался щелчок. Деревянная композиция со скрипом подалась в сторону. За ней открылся пролом в стене.


Тайна двух зеркал

— Оп-ля-ля! — захлопала в ладоши взломщица. Подобрав юбку, она протиснулась в узкое отверстие. И тут же оглушительно чихнула.

— Теперь я понимаю, почему Ведьма Подземного Царства страдает хроническим насморком. Превратиться опять в кого-нибудь мехового? Лень … Ладно, воспользуюсь прабабушкиной шалью.

Пробормотав заветные слова, колдунья начертила в воздухе таинственный знак. Раздался легкий шорох. Из кромешной тьмы вынырнула цветастая шаль с потрепанными кистями. Следом прискакали белые валенки.

Последней, спикировала с потолка, смешная пуховая птица, оказавшаяся, при ближайшем рассмотрении, варежками, сцепившимися между собой большими пальцами. Горделиво подбоченившись, шаль павой проплыла вокруг Ведьмы, а потом ловко скользнула на озябшие плечи. Варежки засуетились, пытаясь натянуться на руки хозяйки. Валенки, как лобастые щенки, юлили у ног.

— А вас кто звал? — отбиваясь от навязчиво услужливых вещей, заголосила красавица. — Вот напасть! Что бы ни наколдовала: хоть пижаму, хоть купальник, эти надоеды тут как тут! Кыш! На место!

Перепуганные варежки юркнули в валенки. Последние, бестолково потыкавшись тупыми носами в туфельки хозяйки, притопнули, а потом сорвались с места и растворились во мраке. Помахав им вслед рукой, Ведьма тронулась в путь. Не обошлось без приключений. Хотя старая пройдоха и отличалась завидным умением видеть в темноте, пару раз, зазевавшись, она стукалась лбом о свисающие с потолка древние бронзовые светильники. Трижды спотыкалась и падала, до крови сбивая колени. А главное, после каждой неприятности, обладательница нежного девичьего облика, начинала громко заковыристо браниться, проклиная всех и вся.

Перепуганная Мадам Горчица, томящаяся в мешочке, поднимала писк. И этот надоедливый комариный зуд еще сильнее распалял Ведьму. И вот, когда в очередной раз старуха раскрыла прелестный ротик, украденный у принцессы Ванилины, что бы разразиться отборными ругательствами, впереди послышался чей-то стон. Подкравшись поближе, Ведьма замерла, прислушиваясь к тяжелым вздохам.


Тайна двух зеркал

— Маковка, Маковка! Где ты моя деточка, золотая веточка?! Прости неразумную! Пренебрегла наставлениями Господина Ландрина, заявилась на Фиолетовую улицу в родной дом! И вот сижу в темнице одна-одинешенька, думу думаю: где мое кудрявое солнышко… Неужто и тебя проклятые вороги заточили в подземелье…

— Средневековые темницы… — пробормотала Лесная Ведьма. — Отлично! Значит хранилище где-то рядом.

Прижавшись спиной к холодной сырой стене, она скользнула мимо решетки, за которой причитала тетушка Патока. Коридор сузился. Потянуло запахом плесени. Внезапно рука Ведьмы прикоснулась к чему-то гладкому. Звякнул металл. Приглядевшись, она брезгливо передернула узенькими плечиками. Перед ней медленно покачивался скелет. Когда-то давным-давно несчастного заковали в цепи и оставили подвешенным, обрекая на мучительную смерть. Уж на что Лесная Ведьма слыла безжалостной к врагам, но и ее взволновала участь неизвестного страдальца. Подперев румяную щечку кулачком, лже-Ванилина пригорюнилась. Как вдруг, неизвестно откуда взявшийся порыв ледяного ветра качнул бренные останки. Ведьма отшатнулась и инстинктивно прочертила в воздухе ломаную линию. Волшебное колечко полыхнуло малиновым светом. В ту же секунду, цепи сорвались с кованых гвоздей, и скелет со страшным грохотом рухнул на каменный пол.

— Спи с миром, бедолага, — с раскаянием прошептала Ведьма и склонилась над останками. Подняв обломок, она покрутила его в руках, и, хихикнув, запустила костью в стену.

— Ай-ай-ай! Хитромудрые правители! Хотели обмануть старушку? Не выйдет! Хотя, признаюсь, не так уж глупо скрыть дверь за гипсовым скелетом. Если честно, я почти попалась на удочку. Готова была уронить скупую слезу. Век живи — век учись… Что ж, пора взглянуть на причину предосторожностей.

Отодвинув засов, Лесная Ведьма навалилась на старинную, окованную медными пластинами, дверь. Перед авантюристкой открылся небольшой зал, увешанный зеркалами различных форм и оттенков. Тут были и круглые и прямоугольные, и голубоватые и золотистые… Посреди зала царило огромное серебряное зеркало. Массивная подставка в виде львиных лап придавала ему особое величие.

— Зеркало Королевы Бабушки! — простонала Лесная Ведьма. — А где же медное зеркальце? Если я с его помощью не разберу сопроводительное письмо, зашифрованное Волшебником Зеркальной страны, это львинноногое чудо меня мигом разоблачит. Лже-Ванилина подошла к таинственному зеркалу, прикоснулась разгоряченной щекой к ледяной глади, приложила ладони.


Тайна двух зеркал

— Удивительно!.. — зачарованно протянула она, не отрывая взгляд от зеркальной поверхности. — Я действительно не отражаюсь! Меня нет! Поневоле начнешь сомневаться в своей реальности. Быть может я всего лишь сон? Чей-то глупый злой сон? М-да! Если мне не удастся перехитрить подарочек Волшебника Зеркальной страны, что б ему ни дна, ни покрышки, нам с Уксусом туго придется. Ведь я заранее знала, что зеркало не пожелает меня отражать, а все равно жутковато. Так что говорить о Короле Гоголе-Моголе и Королеве Пышке!.. Главное, говорят, что зеркала Волшебника невозможно разбить плохому человеку по злому умыслу…

Лесная Ведьма насупилась. Гневливо топнула ногой. Оглядевшись, она радостно присвистнула. Метнувшись в угол, схватила каминные щипцы; взвесила их на ладони; примерилась, как ловчее бросить; прицелилась… И в ту же секунду тьма в дверном проеме разрядилась, словно вдали кто-то зажег светильник. Ведьма с удивлением уставилась на светлый прямоугольник на каменном полу зала. Свет становился все ярче, все беспощадней. Послышались приглушенные голоса. Перепуганная злодейка метнулась к двери. Засов деликатно звякнул. Переведя дух, Лесная ведьма приложила ухо к щелке и прислушалась.

Глава пятнадцатая

В которой открывается секрет двух зеркал

— Какому остолопу пришла в голову идея вынести в узкий коридор доисторический комод? — причитал Пустикс, плетясь за Маковкой.

— А зачем ты отключил свет? Хотел меня попугать? — не оборачиваясь, отпарировала девочка.

— Отключил? Какое возмутительное невежество! — попытался, было, перевести разговор хитрый зверек, но Маковка не отреагировала.

— Котенок сбежал, ты уткнулась носом в дурацкое медное зеркальце… Никому до меня дела нет, — захныкал Пустикс, смахивая с глаз воображаемые слезы.

— Не дурацкое, — тряхнула кудряшками малышка. — Волшебное! В нем мелькают таинственные силуэты. Еще одно усилие и я пойму, что оно хочет сказать.

— Лично я хочу сказать, — засопел зверек, — что слышу чей-то плачь. Быть может Тетушки Патоки… А еще мне как-то неуютно в голове. Обрывки слов, образов… Словно, я ловлю мысли нескольких человек. Причем, любого добропорядочного обывателя бросило бы в дрожь от таких пакостей. Постой! Куда ты? Помчалась вперед, не разбирая дороги! Так и есть, нашли Тетушку. Однако меня сильно беспокоят, невесть откуда взявшиеся, жуткие мысли. Где скрываются их владельцы? Проклятая ловушка! Губит телепатические способности.

Пугливо озираясь и недовольно ворча, Пустикс доплелся до темницы, в которой томилась Тетушка Патока.


Тайна двух зеркал

— Пустикс, миленький! — бросилась к нему Маковка, смеясь и плача одновременно. — Как же мы освободим тетечку? На решетке замок!

Не дождавшись ответа, девочка вцепилась в пушистые плечики друга. — Придумай что-нибудь! Ты же самое удивительное существо во всей сказочной стране! — Самое удивительное существо — это я! Шишкарик! Маковка и Пустикс удивленно взглянули вниз. На каменной плите стояла меховая шишка с забавной мордашкой. Не успели друзья и глазом моргнуть, как живая игрушка вскарабкалась вверх по решетке, и уселась на амбарный замок.

Осмотрев замочную скважину, шишкарик камнем повалился на пол. Маковка зажмурилась. Но чудо! До ее ушей долетел металлический звон и удивленный возглас Пустикса. Приоткрыв глаз, девочка увидела лежащий под ногами больший медный ключ. Не раздумывая ни секунды, Маковка схватила бесценный ключ, и вставила в замок. Поворот, скрип, хруст, щелчок. И вот уже замок полетел в угол, а малышка утонула в объятиях обожаемой тетушки. И тут, вместо холода старинного ключа, Маковка ощутила живое тепло. Разжав кулачок, девчушка вытаращила глаза. На ладошке сидел и весело подмигивал лукавый Шишкарик.

— Ты волшебник?!. — восхитилась Маковка.

— Я — Шишкарик. Превращаюсь в мелкие неодушевленные предметы. Удобен в обращении, надежен, неприхотлив. Срок годности — неограничен, при условии регулярного кормления, хотя бы раз в два дня.

— Какой смешной! Какой милый!

Маковка чмокнула звереныша в меховую мордашку. Шишкарик смущенно потупился. Тетушка Патока аккуратно взяла его двумя пальцами, поднесла к самому носу, внимательно рассмотрела и потом растрогано произнесла:

— Благодарю тебя, очаровательная крошка! Если бы ты не обернулся ключиком, куковать мне в темнице до смертного часа!

Маковка осторожно подергала Тетушку за юбку. — Поблагодари Пустикса. Он такой обидчивый!


Тайна двух зеркал

— В отличие от рыжих кудряшек, Тетушка Патока умеет ценить настоящих друзей, — фыркнул Пустикс, расправляя примятую шерстку на грудке. — От ее объятий у меня ребрышки трещали!

Патока поставила Шишкарика на ладошку Маковки. Покосившись на Пустикса, лукавый зверек послал тетушке воздушный поцелуй. Как вдруг, плутишка съежился и, словно защищаясь от невидимого удара, прикрыл лапками голову. На глазах изумленных зрителей, меховая шишка превратилась в теннисный мячик. Скатившись на пол, он проскакал по коридору, и скрылся за поворотом. Маковка бросилась вдогонку. Переглянувшись и недоуменно пожав плечами, Патока и Пустикс поспешили за ними. Не успели они сделать и двух шагов, как подземелье содрогнулось от пронзительного крика. Подхватив юбки, Патока устремилась на помощь племяннице, сбив с ног зазевавшегося летуна. Ужасная картина предстала перед ней. На кучке непонятного мусора лежала бездыханная Маковка. Кровавое пятно расплывалось по белоснежному воротничку. Патока схватилась за сердце и осела на пол. Обнаружив неожиданную преграду, запыхавшийся Пустикс, перевалил через тетушкины ноги, подполз к малышке и приложил ухо к ее грудке.

— Жива!

— А кровь? — обморочным голосом пролепетала Тетушка, обмахиваясь фартуком.

— Глубокая царапина… Не беда. Слюна Пустиксов целебнее пластыря. Не успеете моргнуть — заживет.

Пустикс деловито, расстегнул пуговки платья, обнажил пораненную шейку и несколько раз лизнул кровоточащую рану. Маковка пошевелилась и открыла глаза.

— Где он? — едва слышно пролепетала пострадавшая.

— Кто?

— Призрак… Он навалился на меня сзади, схватил за горло руками и обыскал.

Тетушка всплеснула пухлыми руками и перекрестилась.

— А как же он тебя одновременно и обыскивал, и держал за горло? — усомнился Пустикс.

— От него отделился ма-а-ленький призрачек, — округлив глаза, таинственно зашептала Маковка.

— Странно… Живые шишки заманивают глупых малышек… По дворцу шатаются призраки — грабители. Кстати, он у тебя ничего не свистнул?

Маковка ахнула и лихорадочно принялась выворачивать карманы фартучка.

— Зеркальце! Медное зеркальце! Оно пропало!

— Какое еще медное зеркальце? — удивилась Патока. — Первый раз слышу, что бы привидения воровали зеркала. Он помешан на своей красоте?

— Странно, очень странно, — встав на четвереньки и внимательно осматривая каменные плиты, забормотал Пустикс. И вдруг, застонав, схватился за голову. Смешной хохолок встал дыбом.

— Что с тобой? — переполошились друзья.

— Там, там, там, — трясущимся когтистым пальчиком Пустикс указал на неприметную дверь в каменной кладке стены, — Смерть!..

И словно дождавшись последних роковых слов, дверь бесшумно отворилась.

— Смерть! — завопили тетушка и племянница и бросились друг другу в объятия.

— Смерть, — умирающим голоском объявил Пустикс, и рухнул, как подкошенный.

Тьма воцарилась в подземелье. Прижавшись друг к другу Патока и Маковка готовились к неизбежному. Гробовое молчание леденило кровь. И в миг, когда перед их мысленным взором проносилась вся прошедшая жизнь, раздался оглушительный смех. Словно тысяча колокольчиков рассыпали серебряный звон. Вспыхнул свет. Слегка приподняв веки, потрясенная тетушка уставилась на Пустикса, катающегося по полу в припадке буйного веселья. Изнемогая, зверек лишь слабо махнул лапкой. Проследив за указующим жестом, Патока вытаращила глаза. В дверном проеме застыл Шишкарик. Вид у него был более чем странный: шерстка на голове — дыбом; вместо шишки — ластик; в одной узловатой лапке — медное зеркальце, вместо другой — кусок черепаховой гребенки с выломанными зубьями. Поглядев исподлобья на Патоку, зверек — трансформер, уронил свою ношу, и принялся нервно грыз коготок.


Тайна двух зеркал

— Это и есть смерть? Ну, знаешь ли, Пустикс, за такие шутки… — голос Тетушки зазвенел и оборвался на немыслимо высокой ноте. Слезы брызнули из глаз. Вслед за тетушкой, оглушительно заревела Маковка. Пустикс закашлялся. Казалось, он подавился смехом. Шишкарик подскочил к изнемогающему летуну и, вскарабкавшись на спину, услужливо заколотил крошечными кулачками.

— Я не-не шу-тил, — с трудом прокашлял Пустикс. — Сейчас сумбур в моей несчастной голове потихоньку уляжется, и я попробую вам объяснить, что произошло. Но, клянусь, за этой дверью скрывается нечто ужасное…

— Там Лесная Ведьма и Мадам Горчица в серебряном зеркале, — вмешался Шишкарик, продолжая усердно барабанить по спине. — Лесная Ведьма — моя хозяйка. Ненавижу старую каргу! Сколько мы ей не служили, ни разу не накормила вовремя. Бывало, превратит в карандаш или ручку и давай грызть. Простой благодарности не дождешься. Что б хоть раз слово ласковое сказала, приголубила… Не-на-ви-жу! А вот произнесла заклинание и не смог ослушаться.

— Точно! — оживился Пустик, неловким движением сбрасывая со спины заботливого шишкарика. — У меня в голове как заорут, как завоют: «Зеркала! Смерть! Смерть!»

— Не перебивай! — шикнула Патока. — Рассказывай, Шишкарик.

— Теперь-то я понимаю, что ей была нужна Маковка, — с готовностью продолжил зверек, — Вернее, медное зеркальце, которое девочка нашла в мозаичном комоде, пылящемся в подземном коридоре. Ведьма узнала, что этот подарок Волшебника Зеркальной страны способен преобразовать любые каракули в печатный текст. А ей до смерти хотелось прочесть зашифрованную инструкцию, приложенную к Зеркалу Королевы Бабушки. Она боялась, что облик прекрасной принцессы не поможет скрыть черную душу злой колдуньи, и надеялась, что есть способ обмануть Зеркало.


Тайна двух зеркал

— Это мы и сами знаем, — демонстративно зевнул Пустикс, но, получив затрещину, обиженно нахохлился.

— Как только Маковка вывернула из-за поворота, Ведьма напала на нее, — как ни в чем не бывало заливался соловьем Шишкарик. — Мадам Горчица, которую по этому случаю увеличили до размера мышонка, украла медное зеркальце.

— А ты где был? — ехидно поинтересовался Пустикс, на всякий случай, отлетая от Тетушки на безопасное расстояние.

— Ослеп? Не видишь, во что она меня превратила? Да еще столбняк наслала. Стою, глазками хлопаю, ни рукой, ни ногой пошевелить не могу, — окрысился Шишкарик.

— Зверики, помиритесь! Вы два самых удивительных существа Сказочной страны! — умильно пропела Маковка, ласково поглаживая соперников по головенкам.

— А дальше я стал свидетелем чуда, — блаженно улыбаясь, замурлыкал Шишкарик. — Захлопнув дверь, Ведьма бросилась к Зеркалу Королевы Бабушки, потому что оно фосфорицировало в темноте. Уж не знаю, что хотела рассмотреть. Горчица, у которой находилось похищенное медное зеркальце, протянула его Ведьме. И стоило последней прикоснуться к медной рукоятке, в зеркале Королевы Бабушки отразился черный треугольник.

— Треугольник? — недоуменно подняла бровки девочка.

— Что здесь непонятного? — раздраженно оборвал ее Пустикс. — Младенцу ясно. Одна сторона треугольника — рука Ведьмы, другая сторона — рука Горчицы, а вершина — медное зеркальце. Черный цвет потому, что обе — злыдни, каких поискать.

— Абсолютно верно, — важно подтвердил Шишкарик. — Так вот, повторяюсь, когда в Зеркале Королевы Бабушки появился черный треугольник, из него вырвался серебряный луч, а из медного зеркальца — алый. Лучи пересеклись, переплелись, превратились в сверкающий сгусток. Он обволок двух негодяек, приподнял и втянул внутрь Волшебного Зеркала. Ох, они и корчились!

— А уж я-то как корчился, когда в моей голове звучали их предсмертные проклятья! — скорбно поджал губки Пустикс.

Тетушка Патока взяла Пустикса на руки, крепко поцеловала. Зверек благодарно потерся носиком о пухлую руку.

— А медное зеркальце? Как оно попало к тебе? — робко поинтересовалась Маковка.

— Оно выскользнуло из сгустка, подлетело ко мне и висело в воздухе до тех пор, пока я не осмелился к нему прикоснуться. Шишкарик замялся. Шаркнул ножкой. Провел по голове рукой — гребенкой. Оторопело посмотрел на живот-ластик и принял свой обычный вид. Наконец, собравшись с духом, заискивающе просюсюкал:

— Давайте сходим в зал. Так интересно! Но одному — страшно. Когда оробевшие друзья вошли в зеркальный зал, перед ними предстала поразительная картина. Посредине, в огромном серебряном зеркале метались Лесная Ведьма и Мадам Горчица. Их фигуры были словно подернуты дымкой. Контуры слегка расплывались.

— По-моему, они исчезают, — задумчиво почесал в затылке, Шишкарик.

— Точно. Мысли звучат все слабее и слабее. Я с трудом разбираю отдельные слова.

— Смотрите, — пискнула Маковка, — Лицо притворщицы покрылось трещинами. Оно шелушится. Украденный облик принцессы Ванилины, осыпается, как штукатурка. А что это за черное пятно на груди?

— Черное сердце проявляется, — догадалась Патока. — Ишь, как злобится! Когтищи вострит! Была б ее воля, разорвала бы на клочки. И сестра Советника Уксуса не отстает. Гарпия!

— Ско-ло-пенд-ра, — тщательно выговорил Пустикс и осклабился. — Кончилось их время, — радостно потер ручки Шишкарик. — Пара минут и тени не останется. — Пойдемте отсюда, — жалобно попросила Маковка. — Мне страшно. Друзья молча покинули зал. Пустикс аккуратно закрыл дверь. — Не пора ли нам в гостиницу «Лисий хвост и перчатка»? — решительно проговорила Тетушка Патока, вытирая большим клетчатым платком заплаканное личико племянницы. — Там нас ждут Изюмчик, малютка Батончик…

— И твой суженный — людоед Ярыжка, — выныривая из платка, озорно хихикнула Маковка.


Тайна двух зеркал

— А еще там горит камин, скучает мохеровый плед в кресле качалке, с кухни тянет свежесваренным кофе, корицей и ванилью… И нет ни злобы, ни зависти, ни коварства, ни черной ворожбы… А настанет утро, мы соберем нехитрые пожитки, и отправимся в Сдобное Королевство, во дворец к Принцу Эклеру — супругу прекрасной принцессы Ванилины-Ланолины первой. Советник Уксус лишился верных помощников. Медное зеркальце в наших руках, а с ним — секрет черного треугольника. Чудесные подарки Волшебника Зеркальной страны, помогут засадить негодяя в зазеркалье. Теперь никто не помешает возвращению законной наследницы. Мир и покой воцарится в Сладком Королевстве.

— А я мечтаю встретиться с Господином Ландрином, о котором мне прожужжали уши, — ревниво добавил Пустикс. — Мне не терпится удостовериться в том, что он самый удивительный кот во всей Сказочной стране.

— В путь, друзья! В путь! Завтра нас ждет новый день и новые приключения!


Тайна двух зеркал

home | my bookshelf | | Тайна двух зеркал |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу