Книга: Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945



Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Ирина Викторовна Дрягина

Записки летчицы У-2

Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны

1942–1945

Моя боевая подруга

Эта книга, написанная участницей Великой Отечественной войны Ириной Дрягиной, рассказывает о событиях, которые хотя и стали историей, но живут и всегда будут жить в наших сердцах. Эта книга о Великой Отечественной войне, о войне с фашизмом.

Эта книга — рассказы участницы Великой Отечественной войны, летчицы самого тяжелого ее периода (1942–1943), летавшей на самолете У-2 (ночном бомбардировщике), совершившей 105 боевых вылетов, а вторую половину войны воевавшей в прославленной покрышкинской 9-й гвардейской истребительной авиадивизии — помощником начальника политотдела по комсомольской работе.

Наш народ вынес на своих плечах основную тяжесть борьбы и понес в ней неслыханные жертвы. Память о погибших героях, замученных жертвах фашизма стучит в наши сердца. Мы ответственны перед будущим поколением за судьбы страны и всего мира. Это чувство неистребимо живет в нас.

В книге рассказывается о том, что история Великой Отечественной войны — это история народного подвига. Святая любовь к Родине, преданность своему народу… Победа над врагом ковалась как на фронте, так и в тылу. Вся наша страна была одним монолитным фронтом. На место погибших в строй вставали новые бойцы. Большой вклад женщин в победу был как в тылу, так и на фронте, где они воевали с оружием в руках или санитарной сумкой. Многие из них остались на поле брани, честно и до конца выполнили свой воинский долг. Они любили жизнь, хотели учиться, растить детей, работать, но, когда над Родиной нависла угроза, не дрогнули, добровольно шли навстречу опасности и умирали.

Эта книга — эстафета, передаваемая старшим поколением молодежи. В ней рассказывается, как надо бороться за справедливость и преодолевать трудности жизни.

А. Ф. Акимова, Герой России, кандидат исторических наук

От автора

Хотя и много минуло лет после окончания Великой Отечественной войны, но шквал ожесточенных нападок на все святое, что связано с войной, не прекращается. Современные перелицовщики прошлого, под видом историков, глумливо выдают героизм и самоотверженность советских людей за слепой фанатизм, патриотический порыв миллионов — за рабскую покорность политрукам, а беспримерную победу — за поражение. Разыскиваются ошибки, потери умножаются, «открываются» разоблачения, а чаще всего просто сочиняются истории, которых не было.

Так, в вышедшей недавно книге неизвестных авторов О. и О. Грейг «Походно-полевые жены» (М., 2005) брошены лживые обвинения в трусости моим боевым подругам из 46-го гвардейского женского авиаполка ночных бомбардировщиков. Кроме лжи, в этой книге приведены глупые некомпетентные утверждения об осмотре девушек, о посылке на боевой вылет под угрозой пистолета и прочее. Чудовищная чушь написана о комиссаре нашего полка Е. Я. Рачкевич, которую девушки нашего авиаполка называли «мамочкой». Вся книга направлена на оскорбление нашего народа, его полководцев, славных героев- партизан, всех наших женщин — тружениц тыла.

Вспоминаю, как трудились колхозники Пензенской области, где мы до войны жили два года с отцом, направленным партийной организацией оказывать помощь труженикам села. Нет, это был не подневольный труд, потому что на работу и с работы люди шли с песней. И дети все тогда учились, за этим был строгий контроль. Мы знали от наших родителей, что до революции дети крестьян и рабочих (малообеспеченных), как правило, не имели возможности учиться.

Да, у нас не было много сладкой еды и красивой одежды, но мы были счастливыми людьми — мечтали о многом и мечты сбывались.

…Надеемся, что наши потомки будут еще благодарнее и возвышеннее чтить тех, кто погиб в Великую Отечественную войну. Мы видим, что в последнее время усилился интерес людей к поиску безымянных могил на полях сражений, выяснению имен и адресов погибших, проводится перезахоронение их праха с воинскими почестями.

Война в один день смешала все надежды, отменила мечты. Все, что казалось важным, — отступило, а на первый план встало другое, главное: «Все для фронта, все для Победы!»

Я хочу оставить свое свидетельство о времени и о себе.

Глава 1

Саратов и Волга — родина моя

Родилась я в древнем и славном событиями и великими людьми Саратове. Город был основан в 1590 году. Расположен он в своеобразной чаше, защищенной от ветров со всех сторон. Сначала с юго-востока была построена сторожевая крепость, которая защищала первых поселенцев от набегов диких кочевников, опустошавших пожарами земли Поволжья, и охраняла волжское судоходство. Затем крепостные стены встали на пути народной вольницы Степана Разина и Емельяна Пугачева. Видели эти стены и последовавшие затем карательные экспедиции и казни.

Название город получил от татарских слов: «сары» — красивый и «тау» — гора. Гора — это Соколовая гора, на которой горели сторожевые костры на границе Российского государства.

Огромный след оставили в жизни города Первая мировая и Гражданская войны. Самый неизгладимый след оставила Великая Отечественная война…

Саратов известен и революционными традициями. Здесь с 1909 по 1913 год жили мать В. И. Ленина и его сестры — Мария Ильинична и Анна Ильинична Ульяновы. Саратов — это город Николая Гавриловича Чернышевского — революционного демократа и мыслителя. «Родным гнездом орла» назвал саратовец Константин Федин тот домик у Волги на бывшей Большой Сергиевской улице, ныне улице Чернышевского, дом 142, в котором в 1828 году родился Н. Г. Чернышевский. В Саратове он учился, преподавал в гимназии, прожил последние дни после двадцатисемилетней ссылки и здесь похоронен.

Я жила на улице Чернышевского, в доме 189, квартира 32. Мне выпало счастье не только бывать в музее великого земляка, пронесшего через все испытания светлую веру в прекрасное будущее человечества, но и познакомиться с его внучкой Ниной Михайловной Чернышевской — ученой и писательницей.

Многие замечательные люди нашей страны могут сказать с гордостью: «Моя родина — Саратов!» Среди них — ученый-металлург академик И. П. Бардин, дважды Герой Социалистического Труда и лауреат Нобелевской премии академик Н. Н. Семенов, дважды Герой Социалистического Труда академик Н. В. Цицин, народные артисты СССР Б. А. Бабочкин и Б. Ф. Андреев…

Уже с 60-х годов XIX века прославились за удаль, напевность, особую силу звучания саратовские гармоники. Искусству наших земляков, виртуозов «Саратовской с колокольчиками», аплодировали посетители концертов во многих странах.

Саратовский калач и саратовская гармоника, то есть хлеб и песня, стали символами города. Старинный герб Саратова — три стерляди, это город рыбаков. Сейчас этот символ устарел, так как Саратов стал промышленным центром, когда было открыто промышленное месторождение природного газа и построен газопровод Саратов — Москва, что положило начало газовой индустрии страны. Эти и другие достижения промышленности, наверное, следует отметить в гербе города.

Саратов славился замечательными соборами и церквями. Многие сохранились и сейчас, или восстановлены. Так, на волжском берегу, недалеко от места основания города, сохранился замечательный памятник зодчества — Троицкий собор, выстроенный в XVII–XVIII веках.

Рядом с Соколовой горой расположен аэродром, с которого я впервые самостоятельно поднялась в небо, а потом ушла на фронт. С этого аэродрома начал летать первый космонавт планеты Юрий Гагарин. Он писал: «В 1954 году комсомол направил меня в аэроклуб, и я получил первое воздушное крещение… Именно с Саратовом связано появление у меня болезни, которой нет названия в медицине, — неудержимая тяга в небо, тяга к полетам… Грустно было расставаться с милым Саратовом, с красавицей Волгой».

Моей «колыбелью» была величественная Волга. Отец работал на барже шкипером, то есть отвечал за ее состояние, фактически был первым лицом. Мы всей семьей, как только тронется лед на Волге, отправлялись в очередное плавание. Буксирный пароход собирал две-три баржи, соединяя их в общую группу, и мы начинали плавание вверх или вниз по Волге, в зависимости от планов пароходства. Мимо нас проплывали скоростные пассажирские теплоходы, грузовые суда, землечерпалки, баркасы и плоты. Волга не везде была широкой и достаточно глубокой для хорошо груженной баржи. Нам нравилось любоваться красивыми зелеными островами, залитыми солнцем песчаными пляжами, плесами.

На баржах, вместе со взрослыми, плавало много детей. Были и случаи гибели детей при недостаточном присмотре за ними. Наша мама очень волновалась за нас с братом и строго наказывала, если мы самовольно переходили с одной баржи на другую. Здесь была большая опасность оступиться и упасть в воду, в промежуток между двумя баржами. Это — верная гибель.

Как-то брат, возвращаясь с берега, принес серенького котенка. Котенок был очень грязный, весь в блохах. Мама не стала сердиться и ругать брата. Нашла старый шерстяной носок, вымыла котенка и посадила его в носок. Блохи перебрались из мокрой шерстки котенка в сухой носок, который потом бросили в горящую печку. Котеночку мы дали имя Швырко. Долго жил с нами на барже этот кот, а потом мы забрали его на зимнюю квартиру. В то не очень-то богатое для семьи время мы никогда не уничтожали народившихся котят и щенков, им всегда находилось место в рабочих семьях. Дети росли от этого добрыми и дружными.

Плавая на барже, мы видели наши прекрасные волжские города: Горький, Ярославль, Рыбинск, Кинешму, Царицын, Камышин, Астрахань и другие. Почти каждый год нашу баржу загружали в Камышине отличными арбузами. Загрузка шла вручную — бросали из рук в руки, при этом много арбузов падало и разбивалось. Мама поднимала этот бой, обмывала и из выжатого сока варила арбузный мед, на котором зимой пекла вкусные медовые пряники.

…Не могу забыть и бурю на Волге. Осенней ночью недалеко от Ярославля было тихо, наша баржа спокойно шла, привязанная толстым канатом к другой. Вдруг поднялся сильный ветер. Сначала на ровной глади воды стали появляться «барашки», затем волны все выше и выше поднимались и налетали друг на друга. Ветер быстро усиливался и уже стал серьезно «ходить» по поверхности баржи. Полетело за борт все — не только то, что было не закреплено, но даже столы и тумбочки. Вода стала заливать палубу. Наш легкий шатер из мешковины, устроенный на палубе от комаров, также быстро снесло за борт. Нас, детей, успели перетащить в каюту и закрыть от налетающего потока воды. Хорошо груженную баржу приподняло и бросило рядом. Раздался сильный треск от ее ломающихся балок. Было очень страшно. Нам казалось, что сейчас наша баржа разломится и мы все утонем. Но мы уцелели благодаря мерам, принятым капитаном парохода-буксировщика, который с началом бури развел наши три баржи в разные, далекие друг от друга стороны по реке. Буря быстро утихла. Мы все дрожали и смотрели на проплывавшие мимо деревья, вырванные с корнями, какие-то большие бревна, разбитые табуретки, лари, столы. Постепенно успокоились, пожалели о потерях, но радовались сильно — остались живы в такую бурю!

Кстати, о нашем пологе-шатре от комаров. Хотя он и спасал нас от назойливых насекомых, но ночью внутри полога нельзя было прислониться к нему, так как комары прокалывали своими хоботками ткань полога и ухитрялись сильно укусить.

Плавая с ранней весны до поздней осени на барже, мы имели возможность не только наблюдать за красотами берегов Волги, но даже была возможность перейти прямо с баржи (без трапа) на берег. Побегать, нарвать цветов, черемши, щавеля, чабреца и другой травки. Например, когда наша баржа поплыла по первому (старому) каналу, существовавшему до постройки канала Волга — Москва.

Такая тесная связь с родной Волгой давала нам возможность очень рано научиться хорошо плавать, крепнуть морально и физически. Так же как сибиряки чувствуют в себе силу духа и большие физические возможности оттого, что они выросли в Сибири, так и мы эту силу получали оттого, что мы волжане. Поэтому, например, когда в 1942 году на Кубани я оказалась в очень трудной ситуации, немцы были в 5–6 километрах, то воскликнула: «Я же с Волги!!! Переплыву и Кубань!»

Часто мы, уже подростки, свободно и надолго уходили из дома на реку с буханкой хлеба, ели его, макая куски хлеба в Волгу. Возвращались домой сильными, довольными и сытыми. В то время (1930–1940) Волга была чистой. Можно было спокойно пить ее воду без кипячения, зачерпывая в ведро сразу за бортом баржи, готовить пищу и чай.

Вместе со мной часто уходила на Волгу и Муся Бодрова, самая моя любимая подруга в школьные годы и на всю жизнь. Семья Муси переехала в Саратов и поселилась в нашем доме водников на улице Чернышевского. Отец Муси — Василий Семенович Бодров был большим военачальником-артиллеристом и имел в петлицах ромб. Но мы, дети всего двора, очень дружили с отцом Муси, всегда рады были побывать в их гостеприимной квартире и послушать его рассказы о простой, тяжелой деревенской жизни. Он советовал нам хорошо учиться в школе и больше читать книг. Муся училась в школе очень хорошо и помогала другим ребятам, особенно по русскому языку и литературе. Ее старший брат Иван стал летчиком и погиб в первые дни войны.

Василий Семенович Бодров летом 1941-го попал со своим соединением в окружение, с большим трудом они выбирались к своим. Хотя он и его бойцы сохранили оружие и партийные билеты, но Василия Семеновича долго и с пристрастием допрашивали в органах НКВД. Ему не раз задавали вопрос: «Почему вы не застрелились, а продолжали искать возможности выйти из окружения?»

Муся перед началом войны вышла замуж за своего однокурсника — студента Бауманского института. Решила уйти на фронт защищать Родину. О тех мытарствах, какие выпали на ее долю, она написала позже, когда уже стала известной писательницей, возглавляла Крымское отделение Союза писателей Украины, в книге «Мадонна с пайковым хлебом» («Роман-газета» № 8, 1990). Этот роман Марии Глушко (Бодровой) автобиографичен, но в нем отражена судьба миллионов наших женщин, которым выпало жить в то неимоверно тяжелое военное время.

Мария Глушко в каждом из двадцати своих изданных романов глубоко анализировала все стороны нашей жизни, поэтому неудивительно, что две ее книги были экранизированы. По повести «Елена Николаевна» был снят фильм «Каждый вечер после работы», а по роману «Год активного солнца» — одноименный телефильм в двух сериях.

Марию заинтересовала моя послевоенная работа в Московском государственном университете. Она с большой настойчивостью включилась в изучение сущности разногласий в биологической науке между мичуринцами и представителями старой школы генетиков. Моя подруга тщательно изучила массу литературы, присутствовала на каждом Ученом совете биологического факультета МГУ, беседовала со многими учеными факультета. В 1966 году вышла ее книга «Живите дважды», тиражом 65 тысяч экземпляров. Эта книга получила высокую оценку доктора философских наук, профессора Г. В. Платонова: «Привлекает внимание само название романа М. Глушко — «Живите дважды». Этот девиз, этот благородный совет читателям… может дать только умный и отважный человек. В нем, в этом совете, не только метафора. В нем есть и нечто буквальное. Первый раз человек живет ту краткую жизнь, которая отведена ему природой. Но если годы этой жизни отданы не мелочным заботам о своем собственном «я», если они посвящены окружающим людям, борьбе за их счастье, человек не умирает со своей физической кончиной. Его идеи, его труд, воплощенные в людях, которых он обучал и воспитал, живут свою вторую жизнь. Эта вторая жизнь может быть значительно продолжительнее первой».

* * *

Я родилась в семье потомственных волгарей. Трудовая деятельность отца, Дрягина Виктора Ивановича, началась с тринадцатилетнего возраста, когда его дед, нижегородский бурлак фирмы Любимова, стал брать внука в походы бурлацкой артели. Очень любил и гордился Витька Дрягин своим дедом-богатырем, победителем осенних кулачных боев мигинцев. Дед мог выпить десятилитровое ведро водки, на дно которого бросался рубль, без передышки, после чего ему было достаточно крякнуть и вытереть усы рукавом. Отличался он богатырским ростом, могучим телосложением, прожил 101 год.

Моему отцу самому пришлось испытать тяжесть крестьянской жизни и труда бурлаков (крестьян, уходивших на заработки), тянущих на лямках под палящим солнцем и проливным дождем баржу, груженную всяким хозяйским добром. На смену людской тягловой силе появились машины, но по-прежнему много тяжелой работы оставалось для людей (матросов, грузчиков). С 1904 года до самой революции В. И. Дрягин работал матросом на хозяйских баржах. Когда в 1918 году в селе Мигине Нижегородской губернии вспыхнуло контрреволюционное восстание, он был активным защитником Советской власти.



Вся трудовая жизнь отца была связана с Волгой. Только по приказу партии он оставил работу на реке в 1929 году, когда отряд коммунистов-рабочих Саратова был направлен в Балтайский район для подавления контрреволюционного мятежа. В 1931 году отец был послан в числе 300 коммунистов Саратовской области на руководящую работу в колхозы, где проработал председателем колхоза в селе Давыдовка Колышлейского района Пензенской области до 1933 года. Здесь в него стреляли из обрезов, устраивали бандитские налеты на его дом и на правление колхоза.

Моя мама, Татьяна Захаровна, также рано познала тяжесть и унижение подневольного труда. Ее мать, моя бабушка, была кухаркой украинского помещика, рано умерла, оставив дочь круглой сиротой. Сиротское положение не дало ей возможности учиться, а стремление такое было велико. Тайком слагала Татьяна свои неумелые вирши, а когда позже попала в большой город, под чужими окнами слушала музыку, звучавшую из чудесных диковинных ящиков. Затем было неудачное замужество — муж оказался горьким пьяницей. Законы царской России не давали права уйти от такого мужа. И все- таки она убежала. Сколько ей пришлось скитаться и прятаться от полиции, разыскивавшей жену, чтобы пригнать ее этапом к своему мужу.

Помогла революция. Татьяна стала свободным человеком — равноправным гражданином своей страны. Она была активной «делегаткой», участницей всех собраний и с гордостью носила красную косынку.

Встреча с моим отцом связала Татьяну с Волгой. Здесь, на баржах и дебаркадерах, она была матросом, посудомойкой, дежурной, вахтером. Неграмотная женщина, вышедшая из низов, мечтала, чтобы ее дети не только хорошо учились и были счастливыми, но и стали деятельными членами нашего общества. Поэтому мама была всегда таким активным участником наших с братом дел, что все окружающие удивлялись. То они с отцом везли меня с Виктором за пять километров на санках в клуб, так как нельзя было сорвать спектакль, где мы с братом выступали. То помогала покрасить рамку для выпускаемой мной стенгазеты пионерского звена школы, то вместе с нами шла в стрелковый тир.

Неудивительно, что еще в средней школе я, ученица десятого класса, секретарь бюро ВЛКСМ школы № 21, была принята кандидатом в Коммунистическую партию.

…С самого детства я увлекалась растениями. Любила наблюдать, как прорастает трава, как устроено семечко, как открываются цветочки яблони, образуются плоды. Любила выхаживать — возрождать к жизни какие-либо чахлые, запущенные растения и превращать их в пышно цветущие кусты. Вместе с братом Виктором мы не только устроили цветник-на своем балконе дома водников, но превратили все пустыри вокруг дома в пышные сады. Огромными стали теперь деревья, посаженные нами и нашими школьными друзьями в 1938 году…

Еще тогда, в школьные годы, я любила повторять слова Дж. Свифта, приведенные в своей книге К. А. Тимирязевым: «Тот, кто сумел бы вырастить два колоса там, где прежде рос один, две былинки травы, где росла одна, заслужил бы благодарность всего человечества…»

С не меньшей любовью я относилась в школе и к математике, поэтому долго раздумывала, куда же пойти учиться дальше: на мехмат Саратовского университета или на плодоовощной факультет Саратовского сельскохозяйственного института? Любовь к растениям взяла верх. Создавать новые сорта яблони, причудливые цветы — стало мечтой моей жизни…

Брат Виктор собирался во второй раз попытать счастья при поступлении в аэроклуб. Я уже поступила в институт, решила тоже попытаться поступить в аэроклуб. Испытать полеты — это же так интересно! Не пропали даром занятия Виктора. В 1939 году нас приняли в Саратовский аэроклуб, который был одним из первых в стране, где молодежь обучалась летному и парашютному спорту.

Теоретические занятия в аэроклубе и учебу в Саратовском сельхозинституте мне было сочетать не так уж и трудно. Я даже ухитрялась в то время выполнять и большую общественную работу — была секретарем комсомольского бюро плодоовощного факультета. За отличную учебу мне была присуждена Сталинская стипендия.

Но вот начались полеты, а в институте — учебная практика и экзамены. Приходилось «разрываться на части». На аэродроме, встречая и провожая самолеты товарищей, в машине, в ангаре, при протирке мотора и частей самолета, я старательно повторяла латинские названия семейств, родов и видов растений. Зато, сидя в аудитории института, неожиданно для всех восклицала вслух, увидев в окно свой самолет № 26, который не должен был в это время летать: «А он летит!»

Полеты удавались хорошо, я вылетела самостоятельно одной из первых в своем звене. Познав прелесть самостоятельного полета, я решила посвятить себя авиации.

…Враг не дошел до Саратова, но Саратовская земля стала оперативным тылом фронтов, сражавшихся за Сталинград. Саратов и территория области неоднократно подвергались бомбардировкам вражеской авиации. Противник минировал Волгу. Фашисты бомбили не только промышленные объекты, но и санитарные поезда, речные суда с санитарными знаками. Так, в 1942 году погиб мой старший брат Иван Викторович Дрягин (1917 года рождения). Бомба попала в баржу, на которой перевозили из Сталинграда раненых бойцов, детей, женщин и стариков.

Особенно сильные удары немцы наносили по железнодорожному мосту через Волгу, который являлся важнейшим стратегическим объектом, так как по нему на левобережье эвакуировались целые заводы. Саратов подвергался сильным бомбардировкам девять раз. Особенно памятен саратовцам налет бомбардировщиков в ночь с 24 на 25 сентября 1942 года. Моя боевая подруга — летчица 586-го истребительного авиаполка Валерия Хомякова сбила Ю-88 в ночном бою над городом.

Впервые я увидела Леру Хомякову в конце декабря 1941 года, когда мы в красивом зале ДК Энгельсской авиашколы принимали присягу. На сцену вышла красивая, подтянутая, с летной выправкой девушка и стала четко, с воодушевлением читать слова присяги. Хотя Валерия уже была отличной летчицей — участвовала в воздушных парадах в День авиации, за виртуозное выполнение фигур высшего пилотажа награждена почетным знаком Осоавиахима и была одним из лучших инструкторов аэроклуба Ленинградского района Москвы, — она при формировании части М. М. Расковой должна была тоже принимать военную присягу и давать клятву служить Родине.

Неудивительно, что Валерию Хомякову в числе первых зачислили в истребительный полк и назначили заместителем командира 2-й эскадрильи. Все летчики этого полка были женщины. Полк, первым из «части 122» М. Расковой, приступил к боевой работе. Летчицы днем и ночью на Яках отражали налеты вражеской авиации, вели разведку войск противника, сопровождали особо важные транспортные грузы, защищали единственный железнодорожный мост через Волгу. О том, что немецкий самолет ночью над Саратовом сбила девушка, я узнала от своей мамы, которая специально приехала ко мне в Энгельсскую военную авиашколу и с восторгом и поздравлением от всего нашего дома водников рассказала об этом замечательном событии. Вот письмо самой Валерии Хомяковой ее родным:

«Анисовка, 26.09.42 г.

Мои дорогие, горячо любимые!

Числа 23 или 22 я получила от вас письмо и страшно была рада, но это письмо то, что послали с Анохиным, а как приехала, так ни одного письма не получила, а вам пишу второе письмо.

Мои любимые! Спешу поделиться с вами огромной радостью, которая произошла 24 сентября, — я сбила Ю-88 ночью. Первый над Саратовом, первый в нашей дивизии и первая среди девушек. Вскоре после приезда я вылетела ночью самостоятельно и 24-го в 10 часов 05 минут вечера несколькими очередями одержала победу. Как говорят наблюдатели с земли, убила летчика с первой очереди, потом машина пошла в пике, и я еще стреляла. Ю-88 шел на задание и взорвался на земле на собственных бомбах. Он был в лучах прожектора, а я нет, и он меня мог обнаружить только по моей трассе, но я меняла направление. Он стрелял два раза по мне, но не попал. Я жива и невредима. Но знаете, дорогие, я даже вначале и не поверила, что я его сбила. После того как я попала в него, он не загорелся, но пошел в правый разворот и потом стал с очень большим углом пикировать. Я за ним, и еще дала несколько очередей, но потом пора было выводить. Я вывела и била еще тысячу метров.

Ну, думаю, далековато стреляла, не хватило выдержечки, и рановато вывела. Ушел, думаю. После этого еще гонялась за двумя, но не успевала подходить, как гасли прожекторы, а без них ничего не увидишь. Еще минут 45 летала, потом по радио сказали: посадка.

Сажусь, подбегает мой механик Полунина и целует: «Душечка, вы «Хейнкеля» сбили!» Все обступили меня, а мне не верится. Но все подтверждают, что это так. Поверила я только тогда, когда мы слетали с командиром дивизии на место, и эта картина до сих пор стоит в глазах.

Все четыре человека убиты и лежат в разных позах. Парашюты около них распущены, но не раскрыты. Самолет — такая махина (весь цельнометаллический) раскидан на куски, несколько невзорвавшихся бомб.

В общем, впечатление огромное. И вот тогда я поверила. Прилетели мы, забрали три парашюта, будем теперь шелковое белье шить. Затащили в столовую, в то отделение, где обедают высшие чины. Там сдвинули два стола, все уже приготовили. Налили всем, кто был приглашен, по граненому стакану водки, был хороший завтрак и арбуз. Меня все поздравляли, а девчата до этого всю перецеловали. И все, все, кто в гарнизоне не встретит, поздравляют. Это открытие счета, поэтому так все и радуются. Почти все видели все с земли. Уже меня три корреспондента снимали во всех видах, и даже в штатском для иностранных журналов. Вот, милые, какая я у вас знаменитость стала! Вы за меня только не волнуйтесь. Будем мы все стараться сбивать, но сами будем целы. А какой красивый бюллетень выпустили! Да, забыла, здесь же за столом, мне вручили две тысячи рублей по приказу тов. Сталина за сбитый самолет. 1500 рублей я послала сегодня вам, мои милые. В этот же день (25-го) прислал из Москвы генерал-майор Осипенко поздравительную телеграмму и пишет: «Представить наградной лист».

Валерия Хомякова была повышена в звании (стала старшим лейтенантом) и назначена командиром 3-й эскадрильи, уже мужского состава. Награждена орденом Красного Знамени, который ей вручил в Москве М. И. Калинин.

Много было об этом подвиге написано стихов, песен и даже поставлена пьеса.

В школьном музее Саратова (средняя школа № 26) И. Богомолов из Керчи в 1988 году оставил такие стихи:

И в памяти народной снова

Пред нами юность ожила.

В граните видим Хомякову

Такою, как она была.

Своими зоркими очами

Всем видом ввысь устремлена,

А над девичьими плечами

Как два развернутых крыла.

Застыли чутко шлемофоны,

Услышав будто дальний гром,

Тех дней великой обороны,

Что в девятьсот сорок втором.

И в сорок первом Хомякова

Пришла на помощь в грозный час,

Целуя знамя полковое,

Быть верной Родине клялась.

В ту ночь сдержала эту клятву,

Держа уверенно штурвал,

За храбрость первую награду

Калинин лично ей вручал

Так в список занесла послужной

В бою над Волгой, над рекой:

Впервые сбит пират воздушный

Отважной женскою рукой

…Война приближалась к границам нашей области, и 9 сентября 1942 года Саратовская область была объявлена на военном положении. Город усиленно обучался военному делу — было быстро сформировано народное ополчение. Мой пятидесятичетырехлетний отец записался в отряд ополченцев-речников. В музее водников есть маленький стенд, посвященный моему отцу.

Саратов и Энгельс. Фронт и тыл в то время слились воедино. Тыл не только работал для фронта, люди отдавали для фронта все, что только могли, отдавали добровольно, от чистого сердца. 12 декабря 1942 года газета «Правда» опубликовала телеграмму — колхозники Саратовской области собрали из личных сбережений 7 миллиардов 41 миллион рублей на строительство боевых самолетов, в подарок войскам Сталинградского фронта. Этот порыв был поддержан всей страной! Даже другими странами. Так, женщины Монголии купили в подарок летчицам 586-го истребительного полка самолеты Як-1, на которых летчицы Демченко и Кузнецова в боях за Сталинград совершили 934 самолетовылета, сбили семь Ю-88 и три ФВ-190.

«За время войны жители Саратовской области внесли на вооружение Красной Армии 460 миллионов рублей, сдали 32 кг золота, платины, серебра. На эти средства было приобретено и отправлено защитникам Сталинграда, на другие фронты 1625 самолетов, много танков, артиллерийских орудий и др.» (Книга памяти Саратовской области, 1995 г.).

Колхозный пчеловод Ферапонт Петрович Головатый дважды покупал и дарил саратовцу летчику-истребителю Борису Еремину (племяннику большевика-ленинца В. П. Ногина) боевые самолеты Як-1 и Як-3. Борис Николаевич Еремин — участник боев на озере Хасан, отважно сражался и в Великую Отечественную войну сбил 23 вражеские машины.

Колхозник колхоза имени Калинина из села Булгаковка Воскресенского района Саратовской области Ваничкин Григорий Андреевич и его жена Мария Михайловна на

свои личные сбережения купили боевой самолет для Красной армии (из книги B. C. Кононова «Полувековой путь Саратовской оборонной организации». Саратов, 1979). И. В. Сталин по достоинству оценивал патриотический порыв простых советских граждан. В краеведческом музее села Воскресенского Саратовской области хранится копия телеграммы, датированная 1943 годом:

«Прошу передать Осоавиахимовцам Воскресенского, собравшим четыреста пятьдесят тысяч рублей на строительство боевого самолета «Воскресенский Осоавиахимовец» для Первого Белорусского фронта, мой братский привет и благодарность Красной Армии!

И. Сталин».

Большое мастерство и мужество в Великой Отечественной войне проявили речники с Волги. Двадцати воспитанникам волжских техникумов, училищ и институтов присвоено звание Героя Советского Союза. Дважды Героем Советского Союза стал саратовец-волгарь летчик-истребитель Н. М. Скоморохов.

Особый героизм и стойкость показал мой однополчанин (по 9-й гвардейской авиадивизии) Михаил Петрович Девятаев, выросший на Волге, в глухой мордовской деревне. Он возглавил группу советских воинов, совершивших легендарный побег из фашистского плена на вражеском самолете «Хейнкель-111». Его отец — боец Красной армии, погиб в 1919 году. Михаил перед Отечественной войной в навигацию 1937–1938 годов работал помощником капитана баркаса № 9 на Волге. Затем был направлен учиться в Оренбургское летное училище, которое окончил в 1940 году. С первого часа Великой Отечественной войны летчик-истребитель младший лейтенант Девятаев — ее участник. В небе Белоруссии он уничтожил «Юнкерс-88», за что был награжден орденом Красного Знамени. Затем он защищал Москву, был ранен, летал на По-2, был награжден вторым орденом Красного Знамени. Но стремился вернуться в истребительную авиацию. И вот в марте 1944 года его назначают командиром звена 104-го гвардейского истребительного полка.

Михаил Девятаев отважно дрался с врагом, в одном из боев его самолет был сбит. Командир полка В. И. Бобров передал по рации — можно прыгать, мы на нашей территории. С обгоревшим лицом и руками, Девятаев выбросился из горящего самолета, но сильный ветер снес его на вражескую территорию. В бессознательном состоянии его схватили и бросили в лагерь военнопленных. Михаил Девятаев вместе с товарищами сразу же начал подготовку побега. Охрана лагеря обнаружила подкоп, и летчик был отправлен в лагерь смерти Заксенхаузен.

Однако участники подпольной группы лагеря спасли его от крематория. Девятаеву подменили карточку и бирку с номером. Так он остался жив. Вскоре с другими пленными он был отправлен в другой лагерь, Свинемюнде, где заключенных использовали в работах на аэродроме.

У Михаила Девятаева возник план создать группу для захвата немецкого бомбардировщика и улететь из фашистского плена. И это ему удалось 8 февраля 1945 года. Только через 12 лет мужество, отвага и героизм Михаила Петровича Девятаева были признаны, Указом Президиума Верховного Совета СССР ему было присвоено звание Героя Советского Союза. В 1966 году Центральное бюро научно-технической информации Министерства речного флота РСФСР выпустило цветной фильм «Михаил Девятаев». В 1969 году писатель Федор Атянин написал пьесу «Самая длинная из дорог», посвященную подвигу Михаила Петровича и его товарищей.

Мною, селекционером цветочных растений, создан сорт ириса «Полет к Солнцу». Сорт имеет ярко-желтые, солнечной окраски цветки, устойчив к дождю и ветру. Корневища этого сорта ириса посажены около музея-квартиры С. П. Королева и в музее М. П. Девятаева в Казани. Сорт «Полет к Солнцу» зарегистрирован в каталоге Американского общества ирисоводов в 1995 году.



Саратовцы помнят и чтят подвиги земляков в годы Великой Отечественной войны. Есть улицы героев — генерал-майора Панфилова, его политрука Василия Клочкова, который произнес своим двадцати восьми панфиловцам: «Велика Россия, а отступать некуда. Позади Москва!»

В годы войны саратовцы и все волжане совершили большой боевой и трудовой подвиг во имя Победы. В память об этом на Соколовой горе, в парке Победы создан необыкновенный памятник. На трех пилонах несутся в небе, в бессмертие, двенадцать серебристых журавлей. Это памятник воинам-саратовцам, погибшим в Великой Отечественной войне.

Вглядитесь!

В нем щемящая мелодия реквиема по всем волжанам, погибшим в Великую Отечественную войну.

Глава 2

Брат Виктор ушел защищать родину первым

В «Книге памяти» (Российская Федерация, Саратовская область, № 8), изданной Региональным Приволжским издательством в 1995 году, на странице 280, четвертая строка справа, есть запись: «Дрягин Виктор Викторович, родился в 1923 году в г. Саратове — младший лейтенант, пилот. Погиб в бою 09 августа 1943 г., под г. Ельня».

Мне хочется рассказать о жизни и боевых делах Виктора Викторовича Дрягина — простого, типичного для того времени двадцатилетнего паренька…

Я очень любила своего брата Виктора. Всегда и везде мы были с ним вместе, защищали друг друга. Когда мальчишки из соседних дворов его обижали (он был младше меня), я немедленно бросалась на обидчиков с кулаками и основательно их наказывала. После чего они долго не появлялись в нашем дворе.

Удивительно боевой дух был у нас в те 30-е годы! Мы с братом стали первыми значкистами ГТО («Готов к труду и обороне!») I и II ступени, стали инструкторами ПВХО (противохимическая оборона). Нас посылали на заводы Саратова проводить занятия и тренировки по освоению рабочими противогаза, проводить занятия по противохимической защите. Потом мы сдали нормы на ГСО («Готов к санитарной обороне!»), на значок «Ворошиловский стрелок». И все нам казалось мало. Мы стали активистами ТЮЗа (Театра юного зрителя) при Доме творчества Волжского района, играли в спектаклях. Затем Виктор увлекся шашками и шахматами, организовал в нашей 21-й средней школе турниры и соревнования между классами. Виктор серьезно занимался теорией шашек и имел вторую категорию. Его школьный товарищ Александр Белоусов вспоминал в 1983 году: «При благоприятных условиях Виктор мог бы стать мастером. Он увлек меня игрой в шашки, теорией. Это увлечение шашками, а особенно шахматами, сохранилось у меня до сих пор». Виктор обучил игре в шашки меня и мою подругу Лену Лукину, уговорил нас участвовать с ребятами в турнирах в 9-й и 16-й школах.

В 1938 году Виктор увлекся авиацией, и когда с первого захода он не был принят в аэроклуб из-за недостаточного объема груди, то по совету отца стал усиленно заниматься физкультурой. Был членом ДСО «Спартак» — участвовал в соревнованиях по гребле на байдарке. На следующий год, как я уже говорила, мы с братом были зачислены на летное отделение Саратовского аэроклуба. Виктор многих увлек за собой учиться летать в аэроклубе — Сашу Белоусова, Васю Михайлова, Германа Фридрихсона и других. По окончании аэроклуба Виктор был принят в Энгельсское военное авиационное училище.

Многие ребята, которые учились с нами в аэроклубе, — Вася Михайлов, Саша Шибаев, Женя Силкин, Костя Иванов — воевали, и многие погибли. Костя вернулся с войны Героем Советского Союза. Некоторых из нас не взяли сразу по окончании аэроклуба в летное военное училище: во-первых, девчат — меня, Марусю Вожакову, Сашу Попову, во-вторых, некоторых ребят по возрасту. Например, Германа Фридрихсона, с которым Виктор дружил и был очень огорчен, что Герман не попал к ним в летное училище, хотя отлично сдал выпускные экзамены в аэроклубе. Все девчата позже, когда началась Великая Отечественная война, воевали в авиации. Мария Вожакова летала штурманом на Пе-2 (скоростном пикирующем бомбардировщике Петлякова) и погибла в 1944 году. Александра Попова и я летали в 46-м гвардейском женском авиаполку.

Витя начал хлопоты о Германе. Поручил мне сходить в наш Саратовский аэроклуб (САК) и попросить руководство послать Герману вызов и направление в Энгельсское училище. Сообщил другу о начале своей и своих товарищей службы в армии. Вот некоторые выдержки из его писем Г. Фридрихсону, 6 февраля и 2 марта он с огорчением писал: «Летать мы еще не начали, а ходим в спортзал на отработку штыкового боя»; «15.02.41 ходил в кроссе на 10 км. Пришел в своем забеге первым. В полном обмундировании: в шинели, с винтовкой, с противогазом. Прошел 10 км за 58 минут. 19.02.41 ходил на 20 км. Время еще не узнал. Дома у меня какое-то несчастье — отца машиной сильно придавило. Лежит в больнице, но мне об этом не пишут. Это я у Васьки Михайлова письмо видел…». Только 23 мая 1941 года Виктор сообщил Герману: «Мы начали летать ночами. Летать еще интереснее, чем на У-2. Мы с Васькой разъехались по разным лагерям. Я говорил и писал Ирине, помочь тебе со справкой из САК».

Началась война. После окончания программы первичного обучения летчика в Энгельсской авиашколе, в октябре 1941 года, Виктор Дрягин был переведен на доучивание на подмосковную авиабазу, в город Щелково. Затем, в августе 1942 года, был направлен уже в формирующуюся для отправки на фронт часть, в Ижевск.

Виктор с восторгом писал о предстоящей боевой работе, о том, что будет летать и бить врага на самом современном самолете. «Вот это мощь… кабина летчика, бензобак, мотор защищены броней! А скорость!»

Ему предстояло летать на штурмовике Ил-2. Этот самолет по существу был «летающим танком», развивал скорость около 400 км/час. У него были пуленепробиваемые кабина и лобовое стекло. Самолет был хорошо вооружен: двумя пушками, двумя крупнокалиберными пулеметами, восемью реактивными снарядами — PC. Под фюзеляжем можно было подвесить еще шесть сто-килограммовых бомб.

В начале войны штурмовик Ил-2 выпускали одноместным, и хвост у самолета был практически незащищенным. Вскоре Ил-2 стал иметь двухместную кабину, кроме летчика в самолете находился еще и воздушный стрелок. Хотя Ил-2 был бронированным, но пилотов на нем гибло больше, чем на любом другом самолете. Штурмовки вражеских позиций с низкой высоты были очень опасны. Поэтому за 100 боевых вылетов на Ил-2 присваивали звание Героя Советского Союза. Немцы назвали наш штурмовик «черной смертью».

Письма Виктора к родителям и ко мне были утеряны. Что о тех далеких днях сохранила о брате моя память?

С большим восторгом он писал о своих полетах на Ил-2. Боевые вылеты по штурмовке переднего края немецкой обороны Виктор начал защищая Москву, затем под Смоленском, Ельней. В. Дрягин совершил 80 боевых вылетов. В письме от командования его полка было написано: «За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронтах борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявление при этом отваги и геройства Дрягин Виктор Викторович был награжден орденом Красной Звезды».

В жарком бою его самолет был сбит. Родители получили извещение, что Виктор погиб смертью храбрых при выполнении боевого задания под городом Ельней 9 августа 1943 года.

Смерть, однако, отступила от него в тот раз. Виктор, обгоревший, с поврежденным позвоночником, попал в фашистский плен. Об этом мы узнали уже после окончания войны от Николая Мошникова, который был с ним в одном концентрационном лагере Дахау. Николай проживал в Ленинграде. Мы с мамой отыскали его и попытались узнать подробности пленения Виктора, но Николай мало что мог рассказать. Он служил в другом полку — пикирующих бомбардировщиков, их самолет был сбит раньше, чем Ил-2 Виктора. Николай говорил, что в концлагерях условия были значительно тяжелее, чем в лагерях военнопленных. Остаться в живых шансов было очень мало. Когда они обменивались адресами, Виктор был сильно истощен — тяжелая дистрофия.

Вскоре после нашей поездки в Ленинград не стало и самого Николая Мошникова — узника фашистского концлагеря. Так и осталось неизвестным, в каком лагере и когда погиб Виктор, мой дорогой брат.

Светлая память о Викторе Викторовиче Дрягине, летчике Ил-2 («воздушного танка»), может служить примером для молодых ребят, любящих свою страну…

Виктор любил поэзию и сам писал хорошие стихи, которые не сохранились. Я могу только привести стихи одного из наших пленных узников, которые ярко показывают их судьбу:

Сквозь фронт, сквозь тысячу смертей,

Сквозь дантов ад концлагерей,

Сквозь море крови, жгучих слез

Я образ Родины пронес.

Как путеводная звезда,

Сиял он предо мной всегда…

Глава 3

О подругах, которых помню

22 июня 1941 года. Сдала последний экзамен — окончен второй курс института. Впереди большое чудесное лето… Я спустилась в вестибюль института, где толпилось много народа у репродуктора.

— Что случилось?

— Война! Война с Германией…

Я побежала искать Лену Лукину. Это моя школьная, а затем институтская подруга. Нашла, вместе побежали в партком института. Уже началась запись добровольцев. Попросились, а затем потребовали нас записать в один из отрядов. Не хотят. Но все-таки записали на курсы сандружинниц.

На следующее утро, очень рано, нас с Леной Лукиной вызывают в бюро ВЛКСМ. Захожу по пути за Леной, она спрашивает: «Ты знаешь зачем?» — «Как, — отвечаю ей, — зачем? Мы же попали в список добровольцев. Я вот на войну оделась в свое ало-красное маркизетовое платье, и ты давай одевайся соответственно».

Лена быстро оделась, попрощалась с родителями, и мы помчались в институт. Здесь нас ожидало разочарование. Вызвали совсем не для того, чтобы отправить на фронт. Райком комсомола поручил мне принять дела секретаря комсомольской организации Саратовского сельхозинститута, а Лене Лукиной от меня принять дела секретаря бюро ВЛКСМ плодоовощного факультета.

Вот так нам, вместо фронта, пришлось организовывать учебу комсомольцев в санитарных и военных дружинах. Затем нас с Леной и другими студентками послали под Сталинград рыть окопы и противотанковые рвы. Вскоре меня вызвали в аэроклуб и предложили проводить летную учебу с учлетами вместо инструкторов, ушедших на фронт. Я была счастлива такому ответственному поручению.

«Прикрепили» меня к опытному инструктору Валентине Кравченко, которая много подсказывала и учила меня, как надо учить курсантов летать. Ведь я сама только что вышла из роли курсанта. Нужно было научить ребят — учлетов аэроклуба взлету, посадке, полету по «коробочке», пилотажу в «зоне» (штопор, мертвая петля, перевороты).

Группа моих учлетов благополучно, без летных происшествий, окончила первичную подготовку пилота по ускоренной программе, и все были отправлены в Энгельсскую военную школу.

Инструктор Саратовского аэроклуба Валентина Кравченко отличалась исключительной техникой пилотирования, классической посадкой самолета строго у знака «Т». Ее курсанты также очень точно выполняли задания, особенно при полетах по маршруту. Она умела очень быстро научить всему, что требовалось при первичном обучении летчика аэроклуба. Поэтому в части М. Расковой В. Кравченко сразу была назначена штурманом полка пикирующих бомбардировщиков.

И на фронте летчики считали, что все будет хорошо, если с ними на боевое задание летит штурман Валентина Кравченко — надежный и верный друг. Даже когда погибла Марина Раскова и новый командир — майор Валентин Васильевич Марков пришел в полк со своим штурманом Николаем Александровичем Никитиным, Валентина Кравченко была признана лучшим штурманом полка. Вместе с Н. А. Никитиным она строго продолжала требовать от экипажей точного знания района боевых действий. Командир полка был уверен, что его штурман В. Кравченко быстро и точно ответит, где находится любая летчица группы, идущей на цель в плотном строю.

Валентина Кравченко отличалась исключительно точными бомбовыми ударами. Ее фотопланшеты являлись не только контрольными документами, но и давали важные разведывательные данные об огневых средствах обороны противника. За свои фотоснимки она неоднократно получала благодарности командиров полка и дивизии.

Особенным был ее полет 2 сентября 1943 года, когда группа бомбардировщиков Пе-2 была встречена сильным зенитным огнем и был сбит ведущий самолет. На его место встал экипаж Надежды Федутенко со штурманом Валентиной Кравченко. Они вывели группу в 54 самолета на цель и нанесли сокрушительный удар по немцам.

Валентина Флегонтовна Кравченко (Савицкая) прошла большой боевой путь, была награждена орденом Александра Невского, но звание Героя России получила лишь в 1995 году.

…Еще в 1940 году после окончания аэроклуба я пыталась поступить в военную авиашколу, написала письмо в Наркомат обороны — К. Е. Ворошилову, но ответа не было. Тут пришло письмо от моих сокурсников по Саратовскому аэроклубу Жени Силкина, Кости Иванова, Васи Михайлова. Они писали — Герой Советского Союза Марина Раскова в Энгельсе формирует женскую авиачасть, и уже начали съезжаться девчата из разных городов, а тебя мы не видим? Я немедленно пошла в г. Энгельс, в авиашколу к М. Расковой. Стоял ноябрь 1941 года, лед на Волге был еще неокрепший… Дежурный на проходной сказал мне, что моих документов из аэроклуба недостаточно, нужно направление из облвоенкомата. Пришлось мне возвращаться обратно. На следующий день я пошла в военкомат добывать направление в часть М. Расковой. В военкомате — большая толчея, много женщин с плачущими детьми — у них уже нет крова, еды, их мужей. Это беженцы, они просили помощи у военкома. Я заняла очередь на прием. Вхожу и вижу майора, измученного от невозможности помочь бедным женщинам с детьми. Он спрашивает меня: «Вам-то что нужно?» Я прошу дать мне направление в летную часть М. Расковой, так как закончила аэроклуб и даже подготовила одну группу ребят летать на самолете У-2. Военком улыбнулся и сказал: «Что же, вид у вас геройский, если еще подкормить летным пайком, то сможете летать». Затем он дал указание выписать мне направление в часть Расковой. Снова через Волгу пришла в Энгельс и попала на прием к Марине Расковой. Меня, как и многих студентов вузов, пытались отговорить и вернуть на учебу, но я решила просить взять меня, если не летчиком, то хотя бы вооруженцем (о такой возможности я узнала от девчат, когда ждала очереди на прием к М. Расковой).

На приеме, просматривая мое дело, Л. Я. Елисеева сказала, что коммунист Дрягина имеет большое доверие общественности, является секретарем партийного бюро факультета, а у нас как раз не хватает партийных кадров, например, нужен комиссар авиаэскадрильи в полк ночных бомбардировщиков. Было тут же принято решение назначить меня на эту должность. Я не растерялась и сказала: «А комиссар должен летать!» М. Раскова засмеялась: «Ну что же, будешь летать!»

Меня включили в группу подготовки летчиков к ночным полетам, в «слепой» кабине и по маршруту. Затем прикрепили мне штурмана — Татьяну Сумарокову, то есть был создан полноценный экипаж. Вместе с другими летчиками полка я прошла шестимесячные ускоренные курсы усовершенствования летчиков при Энгельсской авиашколе в 1942 году. Включилась активно в жизнь полка, как летчица и как комиссар эскадрильи.

Ольга Голубева-Терес в своем письме от 21 марта 1981 года вспоминала:

«Дорогая Ира! Ирина Викторовна, мой дорогой комиссар!

Вот уже и 60! Что это? Юность старости? Да, конечно…

Кто придумал судить о возрасте

По числу промелькнувших лет?

Ну а если ты полон бодрости,

Если любишь ты целый свет?

Если мир твой рисован красками,

Где отсутствует серый цвет?

Если ты не скудеешь ласками

И мечтателен, как поэт?..

Если ты отвергаешь пошлое

И тебя не влечет покой,

Если с грустью не смотришь в прошлое, —

Значит, ты еще молодой!

Нет, не стоит судить о возрасте

По числу набежавших лет.

Если ты еще полон бодрости —

Значит, старости нет…

Ты всегда останешься в моей памяти душевным, добрым человеком.

Помнишь Энгельс? В 20 лет ты стала комиссаром эскадрильи, а мне казалась ты тогда взрослой, серьезной, разумной. Мне, пришедшей со школьной скамьи, поначалу досталось солоно: все, что было связано с теоретической подготовкой, давалось без труда, а вот привыкнуть к строгим армейским порядкам, к безропотному подчинению старшим, к регламентированной до последней минуты жизни — это давалось мучительно! И нотаций я наслушалась, и выговоров нахватала, и нарядов вне очереди наполучала…

Я не знаю, чем бы все это кончилось, если бы судьба не свела меня с тобой, такой все понимающей, теплой и доброй.

Помнишь, как я признавалась тебе, что мне хочется летать, учиться, а вот подчиняться я не умею. Ты внимательно слушала, не перебивая, а потом спросила:

— Ты признаешь существование необходимости в жизни?

— Как не признавать, — уныло отвечала я, — когда каждый устав — выражение необходимости, и каждое наставление, и каждая инструкция. А их тут штук сто надо сдать.

— Необходимость существует разве только в армии? Она ведь существует всюду.

— Ну а я что, против?

— Так против чего ты бунтуешь?

— Я не бунтую. Но и не хочу, чтобы мной помыкали, унижали…

— Ты о ком?

— Не хочу об этом.

— И не надо. Я знаю. Но послушай меня: люди пришли в полк разные. И по воспитанию, и по образованию, и по культуре. Полк объединил разных людей, которые подчинили все свое личное одной цели: разбить врага…

Ты, Ира, раскрыла передо мной понятия, о которых прежде я не задумывалась: необходимость, целесообразность, оправданность и неоправданность. И что это вовсе не жестокость — в две минуты встать в строй, — а это боевая готовность.

Я часто вспоминаю тебя добрым словом. Ведь и летать-то я стала не без твоей помощи.

Меня к тем годам тянет память,

Ведь память — не изменишь ей!

Война была и будет с нами,

И нет той памяти сильней.

Память о доброте, искренности, дружбе твоей помогает мне и сейчас, когда я нахожусь в больнице (в клинике проф. Т. А. Кунициной, твоей одноклассницы). Она шлет тебе добрые пожелания.

Я желаю тебе, мой милый комиссар, быть здоровой, любимой, удачливой, счастливой, молодой!..

Молодость. Неужто ты прошла?

Ты была на редкость боевая.

Спрашивают люди: — Как дела?

— Как дела? Прекрасно, — отвечаешь.

И, встречая зрелые года,

Ты готова себя отдать частицу.

Ты листаешь старые страницы,

Юность сохраняя навсегда.

Ира, мое сердце переполнено добрыми тебе пожеланиями.

За окном ночь. Дождь, непогода. В клинике тишина. Все спят, а я вот ничего путного не могу придумать для тебя…

Целую тебя крепко.

Твоя Ольга Голубева, бывший «непокорный штурманенок».


С Ольгой Голубевой я познакомилась в самом начале ее пребывания в части Марины Расковой. Я увидела ее плачущей и недовольной своей судьбой. Оказалось, что весь полк пошел в ДК школы, а ей не позволила идти в кино командир эскадрильи, так как она не получила на это разрешения, а когда Ольга стала пререкаться, то еще дала ей за все два наряда вне очереди. А наряды заключались в мытье полов в казарме, где жили все девчата при формировании полков. Оле это показалось очень обидным и унизительным. Она часто срывалась, бунтовала и за это получала нотации, выговоры и наряды. Оля имела поэтическую душу, мечтала о карьере киноактрисы, хотя и была дочерью нашего времени — поколения Павки Корчагина из книги «Как закалялась сталь». Ее отец, убежденный коммунист и красный партизан, дрался за Советскую власть в Западной Сибири. Его дети глубоко верили в дело партии и любили Родину.

Война!.. Ольга Голубева, несмотря на то что была принята во Всесоюзный государственный институт кинематографии в Москве, когда услышала, что М. Раскова формирует женскую авиачасть, решила разыскать ее. И разыскала. В январе 1942 года Олю Голубеву назначили техником по электрооборудованию в полк ночных бомбардировщиков. Экзамены по теоретической подготовке она сдала на «отлично» и в мае вместе с нашим полком направилась на фронт. Она старалась очень тщательно готовить самолеты к боевым заданиям. Ее работу уже ставили в пример другим специалистам, но… ей хотелось самой летать или другим путем попасть на передовую. Они с техником Верой Маменко даже решили стать десантниками, которых готовили у нас на аэродроме, в десантной части. И все-таки уговорили меня похлопотать за них у командования полка. В результате я получила нагоняй за то, что поощряю «беспочвенные фантазии» девчат.

Оля стала самостоятельно готовиться в штурманы самолета (вместе со штурманами рисовала по памяти карты районов полетов, делала расчеты полета самолета и др.). В августе 1943 года Оля Голубева сдала экзамен на «отлично» и была допущена к боевым вылетам. Все шло успешно, и вскоре Ольга стала славиться точным бомбометанием, ее имя было известно всей нашей воздушной армии. Была выпущена специальная листовка: «Мастер снайперских ударов». Командир полка Е. Д. Бершанская вручила гвардии старшине Голубевой орден Славы 3-й степени. Ольга первой в полку стала кавалером боевого солдатского ордена.

Однако порывы, выходящие за рамки точного выполнения приказа, у Ольги сохранились до конца войны. Так, в Белоруссии, в 1944 году, когда в котле восточнее Минска оказались немецкие войска, они обстреливали из лесов наши самолеты. Вдруг днем командир передала приказ Ольге Голубевой явиться срочно в полк, в летном снаряжении. Оказалось, что в двух километрах от нашего полка из леса обстреляли самолет из мужского полка, тяжело ранен штурман. Оля должна заменить раненого штурмана, лететь с летчиком Мусиным и бомбить днем в квадрате, откуда стреляли в самолет. Командир полка приказала держаться не ниже 500 метров и бомбить с этой высоты. Взлетели. Ольга слышит голос летчика: «Полетим бреющим, посмотрим, где фрицы. Наверно, переместились». «Что делать? — подумала Оля. — Лететь приказано на высоте 500 метров. Напомнить об этом? Летчик подумает, что я струсила… Эх, будь что будет! Лучше получу выговор от командира полка, чем дам повод Мусину заподозрить меня в трусости». Конечно, Оле Голубевой попало за непослушание.

Очень дружила Оля с техником Верой Маменко. Когда полк уже был в Германии, Вера была тяжело ранена. Ее положили во фронтовой госпиталь и оттуда должны были отправить в тыл. Оля Голубева решила перевезти Веру в наш армейский авиационный госпиталь. Ее планы поддержала летчица Клава Рыжкова. У заместителя командира полка Серафимы Амосовой они получили разрешение слетать и навестить в госпитале Веру. Вдруг к ним подбежала дежурная по аэродрому и передала приказ из штаба: «Полет отставить!» Ольга Голубева крикнула ей: «Ты не успела нам передать. Мы уже улетели, ясно?» Долго упрашивали девушки лечащих врачей отпустить Веру с ними, но так ничего и не добились. Им пришлось попросту выкрасть Веру. С большим трудом втиснули они ее в штурманскую кабину, благополучно взлетели втроем и доставили раненую в госпиталь нашей воздушной армии.

Всего Ольга Тимофеевна Голубева-Tepeс совершила 650 боевых вылетов, последний из них 4 мая 1945 года, севернее Берлина.

Актрисой Ольга так и не стала, хотя в нашей концертной самодеятельности она часто и с большим успехом играла Липочку из пьесы А. Н. Островского, читала «Песню о Соколе» М. Горького и др. После Великой Отечественной войны Ольга успешно закончила Военный институт иностранных языков и была отличным преподавателем английского языка во многих вузах страны, выпустила четыре книги о боевых подругах из 46-го гвардейского авиаполка, о жизни в «эпоху побед и поражений»…

Белая лилия

В декабре 1941 года я познакомилась с другой отважной девушкой из 586-го истребительного полка — Лилей Литвяк.

Мы все были потрясены и восхищены ее поступком, о котором рассказывали друг другу. В Энгельсе уже несколько дней бушевала пурга, ветер валил людей с ног. Но нужно было везти с аэродрома Анисовка винт для самолета, потерпевшего аварию. Полеты в такую погоду запрещены, но Лиля Литвяк без разрешения вылетела и привезла винт. Начальник Энгельсской школы полковник Багаев объявил ей выговор за невыполнение приказа по авиашколе, а майор М. Раскова вызвала ее и сказала: «Я горжусь такой моей храброй и смелой летчицей!»

Лиля, наряду со смелостью и блестящим владением техникой пилотирования, была и очень кокетливой девушкой. Ей хотелось выглядеть особенно, как-то экстравагантно. Мы часто видели ее в ДК школы в вывернутой безрукавке-«самурайке», что создавало особенный вид — сочетание белого меха «самурайки» с ее белокурыми волосами. Из дома она просила маму прислать ей красивые, изящные вещи (батистовые носовые платочки, хромовые сапожки, красивый беленький подшлемник). И ходила она в клубе и столовой особенной, своей походкой. Мы все смотрели на нее с восторгом и любовью.

При пилотировании самолета Лиля отличалась особым почерком и энергичностью, за что получила на фронте среди летчиков-истребителей полка прозвище «Диана — богиня свободной охоты». Друзья, летчики-истребители, вспоминали:

«— Смотрите — аттракционы без сетки!.. — с раздражением проворчал командир 73-го гвардейского авиаполка майор Н. И. Баранов и, обращаясь к командиру группы Алексею Саломатину, сказал: — Ты это что? Улыбаешься? Радехонек, что твои пилоты в воздухе хулиганят?

— Нет, командир, — ответил Алексей (Лилин друг). — Иной раз душа поет не от лихости. Лилия в этом бою десятый самолет сбила.

А в то время садился самолет, на борту которого была нарисована белая лилия. Он плавно коснулся земли. Командир полка Николай Иванович Баранов, еще сохраняя неудовольствие, но любуясь безукоризненной посадкой, не выдержал и воскликнул: «Что за черт эта Лилька!»

Лиля Литвяк восхищала не только отличной посадкой самолета, но и проведенными ею воздушными боями. Генерал М. С. Шумилов наблюдал, как над Сталинградом были сбиты нашими истребителями 8 фашистских самолетов. Мало кто знал, что двух машин в этом бою гитлеровцы недосчитались от огня двадцатилетней голубоглазой Лилии Литвяк.

Один летчик выбросился с парашютом из горящего самолета. Позже, на допросе, он поразился, узнав, что сбила его совсем юная девушка. Не хотел верить, но пришлось!

Вскоре, 22 марта 1943 года, был еще воздушный бой. Группа Яков атаковала двенадцать «Юнкерсов». Один из них удалось сбить старшему лейтенанту Лилии Литвяк, но и она была ранена. В это время на ее самолет мчатся шесть «мессов». Один из них открыл огонь. Над головой Лили пронеслись трассы огня. Лобовая атака! Лиля ее выдержала. «Месс» подставил белое «брюхо», и от короткой пушечной очереди Лили он разлетелся на куски. Дважды раненная Лиля с трудом привела на свой аэродром поврежденный самолет. Однако зарулить его на стоянку не смогла, потеряла сознание.

Лилия Литвяк участвовала в прикрытии Сталинграда в составе мужского полка. Совершила здесь 140 боевых вылетов и сбила 4 самолета противника. Всего же за свою короткую боевую жизнь Лиля Литвяк одержала 11 воздушных побед лично и 3 в группе, в число ее побед входит и один аэростат-корректировщик.

Лилия Литвяк не вернулась с боевого задания 1 августа 1943 года.

Указ о присвоении Лиле (Лидии Владимировне) Литвяк звания Героя Советского Союза появился лишь 5 мая 1990 года. Она была зачислена навечно в списки 3-й авиаэскадрильи 73-го гвардейского истребительного авиационного полка. В городе Красный Луч, в Донбассе, у школы № 1 есть памятник летчику-истребителю Лиле Литвяк.

Катя Буданова

Прошло так много лет, а у меня в ушах слышится сильный красивый голос Кати Будановой: «Позарастали стежки-дорожки, где проходили милого ножки. Позарастали мохом-травою, где мы встречались, милый, с тобою…» Я слушала ее впервые на вечере самодеятельности в ДК Энгельсской авиашколы, а затем ее голос звучал ежедневно утром, когда девчата шли в столовую.

Там, где пехота не пройдет,

Где бронепоезд не промчится,

Угрюмый танк не проползет,

Там пролетит стальная птица.

И сразу шагалось бодрее, припев подхватывали все, и сонливость сразу исчезала.

За успешное овладение искусством летчика-истребителя и хорошие организаторские способности Катя Буданова еще в «части 122» была назначена командиром звена.

Вместе со своим 586-м истребительным полком ПВО она охраняла от вражеских налетов Саратов. Затем эскадрилья прибыла в район боев под Сталинградом.

Вот что рассказывала механик самолета Инна Паспортникова:

«Бесконечные эшелоны вражеских самолетов бомбили город и переправу через Волгу. Горели здания, горели суда и нефть на Волге. На много километров густой дым заслонял солнце, превращал ясный день в ночь. Израненный, измученный город-герой истекал кровью, но не сдавался.

Мы гордились оказанной нам честью и доверием — воевать на одном из самых ответственных участков фронта. А больше всех, кажется, довольна была Катя. Наконец-то она имела возможность отомстить врагу за его злодеяния.

Памятным для всех нас остался день 2 октября 1942 года. Аэродром Житкур. Большая часть летного состава отправилась за новыми самолетами: машин в полку было мало, а те, что были, давно требовали замены. По ночам механики наскоро заделывали эмалитом и перкалью бензобаки, заматывали киперной лентой перебитые трубопроводы. Такого «подлеченного» самолета хватало на один-два полета. Машины, на которых прибыли в полк девушки, были пока самыми надежными — ведь мы получили их незадолго до отправки на фронт. Поэтому они и несли основную нагрузку. На наших машинах летал весь летный состав полка. Мы, механики и вооруженцы, едва поспевали заправлять их бензином и боеприпасами.

Так было и на этот раз. Самолеты только что пришли с боевого задания, летчики еще не вышли из кабин, а на стоянках ожидали уже своей очереди лететь Катя Буданова и Рая Беляева. Обе бросились помогать механикам заправлять бензобаки, вместе бегло осмотрели самолеты: нет ли пробоин и повреждений? Мы помогли им надеть парашюты, сесть в кабины и пристегнуться. Еще секунда, и моторы заработали.

Катя и Рая патрулировали в районе Житкур-Эльтон. Ведущей была Рая. Они одновременно увидели на горизонте группу бомбардировщиков Ю-88. Их было двенадцать. Сомкнутым строем шли они на бомбежку Эльтона. Девушки бросились в атаку. Одна за другой они атакуют ведущего. В воздухе появились белые клубочки дыма. Это ожесточенно бьют пушки самолетов противника. Враг ощетинился и еще плотней сомкнул строй. «Ну нет! Не пройдете, ни за что не пройдете!» Девушки снова бросились в атаку. И вот строй дрогнул. «Ага, струсили, гады!» Бомбардировщики изменили курс и, удирая, беспорядочно пошвыряли бомбы в поле. «Да, замысел врага сорван, а самолеты все-таки ушли невредимыми», — досадовала Катя, хмурясь и кусая губы. Она не могла простить себе этого.

Ровно через четыре дня, 6 октября, Катя дежурила в самолете по готовности номер один. День был ясный, солнечный, на редкость тихий. Враг будто притаился. Дежурство подходило к концу, а приказа вылетать на задание еще не было. «Неудачное у меня сегодня дежурство», — подумала Катя, как вдруг — ракета! На горизонте показались точки. Да, так и есть — самолеты противника. Секунды, и мотор запущен. Но винт самолета ведущего неподвижен: мотор не хочет запускаться. Решение было принято молниеносно. Катя взлетела одна — навстречу тринадцати «Юнкерсам», идущим на город. Но прилив ненависти к врагу победил страх. Катя бросилась в самую гущу стервятников, разбивая их строй. Снаряды рвались совсем рядом. Наконец в перекресте прицела — самолет противника. Катя отчаянно нажала на гашетки. Воздух прорезала светлая полоса трассирующих пуль, скользнула по вражескому самолету, и один Ю-88 окутался клубом черного дыма. Вот она, долгожданная победа! Первый сбитый самолет!

К первому боевому успеху прибавилась и еще одна радость. Катя получила известие о том, что отыскались ее родные, которых она считала погибшими. В те дни она писала своей сестре Оле: «Очутилась я в самом пекле войны и пишу из-под Сталинграда. Условия на фронте ты знаешь какие. Теперь моя жизнь принадлежит борьбе с фашистской поганью… Хочу тебе сказать вот что: смерти я не боюсь, но не хочу ее, а если придется погибнуть, то даром свою жизнь не отдам. Мой милый крылатый Як — хорошая машина, и моя жизнь неразрывно связана с ним, и умирать мы будем только героями. Будь здорова, крепче люби Родину и лучше работай на нее, не забывай меня…» «За отличную боевую работу, за проявленный героизм и мужество тов. Буданова переведена в группу свободных «охотников» за самолетами противника…» — гласят строки из наградного листа Кати.

Уже не новичок, а зрелый опытный боевой летчик, она как равная входила в строй таких прославленных асов, как впоследствии дважды Герои Советского Союза В. Лавриненков, Н. Головачев, Амет-хан Султан, Герой Советского Союза Иван Карасев и другие. Они охотно брали наших девушек в напарники: знали, что те не подведут в бою. А это была самая высокая похвала. Девчатам было чем гордиться.

…В 73-й гвардейский Сталинградский истребительный полк мы прибыли в январе 1943 года, имея за плечами солидный боевой опыт. Катя стала ведомым Бати — командира полка полковника Николая Баранова. За короткий период боевой работы в полку Катя и здесь показала себя отличным воздушным бойцом и чутким командиром. Талант воспитателя проявился у нее еще в юности. До войны она была пионервожатой в 63-й московской школе. Не забывала она о своих пионерах и в пылу яростных боев. 1 мая 1943 года в «Пионерской правде» было опубликовано письмо Кати, адресованное ее бывшим питомцам:

«…Я вас часто вспоминаю… В то время я еще училась на летных курсах. Утром летала, а вечером надевала пионерский галстук и приходила к вам в школу. Вы тогда завидовали мне, что я летаю, а я рассказывала вам, как маленькой девочкой решила во что бы то ни стало быть летчицей. Теперь я летчик-истребитель. Дралась под Сталинградом и на Южном фронте и сбила шесть вражеских самолетов. В боях меня всегда выручают упорство и настойчивость.

Однажды после выполнения боевого задания я возвращалась на свой аэродром. Неожиданно со стороны солнца появились два вражеских самолета и бросились на меня. Я приняла бой. Не уступать же фашистам! Недаром я настойчиво изучала технику высшего пилотажа. Мне удавалось легко увертываться от преследований врага и в то же время оттягивать самолеты противника к своему аэродрому. Бой длился двадцать пять минут. Наконец один самолет задымил и полетел вниз. И тут у меня кончились все снаряды. А между тем второй самолет напал на меня сверху. «Неужели все?..» — мелькнула мысль. Но что это? Почему враг молчит? «Ага, и у тебя нет снарядов!» — подумала я и облегченно вздохнула.

Дорогие ребята! Когда-то вы делились со мной своими мечтами о будущем. Многим из вас предстоит преодолеть немало трудностей. Не бойтесь их. Всего в жизни можно добиться. Будьте только упорны и настойчивы в труде и учебе».

…В одном из боев была ранена самая близкая Катина подруга Лиля Литвяк. Ее нужно было срочно отправить на лечение в Москву. Командование поручило Кате сопровождать Лилю до госпиталя. Москвичи радушно приняли подруг. Катя посетила завод, на котором начиналась ее трудовая деятельность. Выступая перед работницами, она рассказала о том, как рука об руку с мужчинами сражаются на фронте, выполняя свой гражданский долг, советские женщины.

— Может ли быть цель яснее и благороднее, чем защита своей Родины, своей свободы и независимости? — говорила Катя. — Меня часто спрашивают: страшно ли в бою? В бою овладевает такой азарт, что думаешь не о себе, а только о том, как бы уничтожить врага. Однажды выпало мне встретиться в воздухе с немецким корректировщиком «Фокке-Вульф-189». Это очень маневренный и хорошо бронированный самолет. Я его атаковала, а он, гляжу, уходит от меня. Сделал, значит, свое черное дело и хочет безнаказанно скрыться. Ярость охватила меня. Ни за что не выпущу тебя, бандит! Зря мы, что ли, на тебя патроны и снаряды тратили? Бросилась за ним. А он заманивает меня — идет на снижение в глубь своей территории. Снижаюсь и я, пикирую, дальнейшее снижение становится для меня уже опасным. Что ж, думаю, ты меня на хитрость взять хочешь, так я тебя перехитрю. Уменьшаю скорость. А фашист спустился уже до двадцати метров. С земли началась яростная пальба. Я тогда подстроилась к «Фокке-Вульфу» метров на тридцать, пошла до полного сближения и открыла огонь. Раз!.. И врезался фашист в землю. Даже мой самолет тряхнуло. Пыль, дым, огонь. Ну что, спасся, гад?! С земли стреляют по мне, а я еще нарочно сделала несколько виражей над немцами, взяла боевую скорость и к своим. Тут только заметила, что горючее на исходе. Но все-таки добралась до аэродрома и на выключенном моторе спланировала вполне благополучно.

Утром 18 июля 1943 года, как и ежедневно, летчики ехали на аэродром в автобусе. Жизнерадостная, всегда веселая и никогда не терявшая присутствия духа, Катя была серьезней обычного: полк нес потери в трудных, ожесточенных боях за Донбасс, и весь личный состав тяжело переживал гибель боевых друзей. Умолкли шутки и смех. Катя сидела у окна, задумавшись. Кто-то попросил ее спеть что-нибудь, и она запела грустную, любимую песню Бати: «Ой, Днипро, Днипро…» Но тут же, как бы спохватившись, оборвала песню на полуслове. Не знала в то утро Катя, что уходила она в свой последний полет.

Дни стояли знойные, жаркие, а еще более жаркими были бои. Вместе с другими истребителями Катя вылетела на сопровождение пикирующих бомбардировщиков. Операция предстояла трудная и сложная. Успешно выполнив задание, самолеты эшелонами возвращались на свой аэродром. Катя шла замыкающей. И тут она увидела, как три «Мессершмитта» заходят для атаки на группу бомбардировщиков. Катя приняла неравный бой и сумела отвлечь противника от наших бомбовозов. В воздухе завязалась отчаянная схватка. Самолеты пытались зайти друг другу в хвост, ведя при этом беспрерывную стрельбу. Кате удалось поймать в перекрестие прицела самолет противника и прошить его очередью. Самолет клюнул на нос и, потеряв управление, пошел к земле. Истребитель Кати стремительно взмыл и с переворотом через крыло устремился на вторую вражескую машину. Длинная очередь, и второй «мессер», оставляя за собой хвост дыма, стал уходить на запад…

Жители прифронтового села Новокрасновка с тревогой наблюдали за боем. Они видели, как краснозвездный истребитель перевернулся и стал беспорядочно падать, потом скользнул на крыло, выровнялся, вошел в горизонтальный полет. Языки пламени уже лизали его плоскости. Самолет начал планировать на соседнее с селом поле, все изрытое окопами, воронками, траншеями, коснулся земли и, попав колесом в воронку, перевернулся. С большим трудом вытащили колхозники из кабины горящего самолета смертельно раненного летчика. Старая женщина вытерла кровь с лица Кати, расстегнула ворот комбинезона, вынула партбилет. «Екатерина Васильевна Буданова»… Бережно подняли колхозники отважную летчицу, отнесли в соседнюю избу. Похоронили Катю с воинскими почестями здесь же, на окраине села.

Отгремела война. Шли годы, многие из могил затерялись, заросли травой. Люди порой безуспешно разыскивают места захоронения погибших в боях родных и близких. Чтобы разыскать и привести в порядок могилу Кати Будановой, бывшая летчица нашего полка Тамара Памятных ездила в Ворошиловградскую область, где на попутной машине, где пешком добралась она до села Новокрасновки. Беседовала с жителями, спрашивала, не помнят ли они, где похоронена на окраине их села женщина-летчик?

На выручку пришли два подростка. Они проводили Тамару за околицу и указали ей могилу Кати. Из рассказов старших, бывших свидетелями боя, ребята знали все подробности разыгравшейся здесь много лет назад трагедии».

Только в 1998 году Екатерине Васильевне Будановой — отважной летчице-истребителю — было присвоено звание Героя России.

* * *

Наконец моя учеба в Энгельсской школе закончена, и 23 мая 1942 года мы вылетаем на фронт. Меня назначают комиссаром воздушного эшелона. Мне выпала честь вести свой У-2 рядом с самолетом командира полка Евдокии Давыдовны Бершанской. Штурманом с Бершанской летела Марина Раскова. Полк прибыл в район Донбасса. Здесь снова начались тренировочные полеты. И наконец — первый ночной боевой вылет! Начало фронтовой работы было для всех нас тяжелым: в первом же вылете погибли командир эскадрильи Люба Ольховская и ее штурман Вера Тарасова, замечательные девчата, опытные летчицы. В своей тетради (дневнике) я написала о Любе Ольховской (затем эти воспоминания печатались в нашем «Литературном журнале» 2-й авиаэскадрильи, в мае 1943 года).

Из дневника военкома

«Я вчера писала в письме матери, что наши дни, поступки нашей молодежи кажутся мне живыми страницами из «Как закалялась сталь». Живешь и видишь, как много кругом тебя простых и хороших людей, как много настоящих и скромных героев, имен которых, может быть, никто не узнает.

Никогда не изгладится из памяти образ Любы Ольховской, моего славного боевого командира, голубоглазой дочери Украины. Встретилась я с Любой еще в декабре 1941 года, в г. Энгельсе, когда она приехала из Сибири к нам в часть. Помню одно туманное утро. Мы сидели в коридоре штаба Энгельсской авиашколы, в ожидании первых тренировочных полетов. Сначала устроились просто на лестнице, но потом Люба увидела под лестницей мягкий кожаный диван, и мы забрались туда. Я продолжала читать газету, а Люба о чем-то задумалась. Оторвавшись на минуту от газеты, я взглянула на нее. Она была очень красива в ту минуту. Белый мех «самурайки» выглядывал из расстегнутого сверху комбинезона, лицо раскраснелось, а синие глаза блестели, как звезды.

— Брось читать, комиссар! Давай побеседуем.

И Люба начала:

— Ты знаешь, Ирина, тебя так, кажется, зовут?

Я кивнула.

— Скажи, хотела бы ты летать на истребителе? — И, не дождавшись моего ответа, проговорила: — Мне обидно, что меня назначили в полк У-2. Ну разве я не достойна быть с истребителями?

Я стала защищать У-2, говорила о сложности работы ночных бомбардировщиков. Доказывала ей, что воевать лучше на той машине, которую знаешь в совершенстве.

По лестнице то и дело проходили люди в кожанках, шинелях. При виде начальников шум в коридоре смолкал, но потом нарастал с новой силой. Слышны были голоса дежурного и часового, требующего пропуск. Но мы ничего этого не слышали, увлеченные своей беседой.

— На днях, — говорила Люба, — я прочла в газете, что немцы сожгли селение Т. Харьковской области. Там моя мать.

Лицо ее стало совсем красным, а глаза искрились ненавистью к оккупантам. Помолчав немного, она тихо добавила:

— Вот почему я хочу на истребитель. Чтобы вот этими руками драться, давить гадов, бросаться на них со всей злобой и яростью и мстить, мстить!

Она сказала это так выразительно, что в душе я согласилась с ней и даже готова была идти просить о ее переводе в другой полк.

Нашу беседу прервал дежурный по части. Приказано идти снимать комбинезоны. Полетов не будет. И мы пошли к общежитию, размахивая теплыми крагами. У Любы был недовольный вид.

— Опять не летаем. Погода плохая! Ну разве это причина? Мы пойдем воевать и поэтому должны летать в любую погоду! Эх, дали бы мне волю, я бы тренировки устраивала в самую плохую погоду. Отучила бы от слова «нелетная». Но зато и летали бы!

Помню, 30 марта в Энгельсе разразился буран. Такого я не видела ни разу. Ураганный ветер поднимал в воздух сугробы снега, лепил в глаза, в нос, в рот, лицо становилось мокрым и от пронизывающего ветра сразу же покрывалось коркой льда. На ресницах моментально вырастали ледяные сосульки. В пяти шагах ничего уже не было видно. Мы по сигналу штормовой тревоги прибежали на аэродром и строем целого полка шли навстречу ветру к стоянкам истребителей. Что впереди, что с боку — не видели. Шли по компасу, через снежные сугробы, ветер буквально валил с ног. Люба шла впереди. Казалось, ни ветер, ни ураган ей нипочем. Она шла с расстегнутым воротником теплой технической куртки, лицо раскраснелось, а глаза смеялись, как будто дразнили вьюгу: «А ну, давай поборемся! Кто кого одолеет?» Любе то и дело приходилось поджидать остальных. Она шла быстрее нас всех вперед, через сугробы и ямы. Такой она была во всем. Не боялась трудностей, везде и всюду была впереди. Очень любила своего командира вся наша эскадрилья. И было за что. Никто так не заботился о людях, не относился к ним так чутко, как Люба. Когда в Труде Горняка заболела малярией Катя Рябова, командир эскадрильи Люба Ольховская по нескольку раз приходила в лазарет, каждый раз внося веселый беспорядок, переполох.

— Позовите сюда врача! Доктор, чем вы ее кормите? Да почему одеял мало? Ведь ей холодно! Тащите сюда одеял! Да побольше! Пять штук зимних! — распоряжалась Люба, хотя Кате и так было уже жарко.

А как она ругала свою эскадрилью! Заметив непорядок в комнате, выстроит, бывало, весь летный состав перед общежитием и пробирает:

— Женщины вы или не женщины, черт возьми! И понимаете, что вы в армии? Так почему я порядка не вижу?

На задание она тоже полетела первой. Бойцы наземных частей рассказали такой случай. Однажды ночью, когда наши части стояли в обороне на реке Миус, над линией фронта низко-низко пролетел самолет У-2. Над самыми окопами самолет убрал газ, и оттуда послышался гневный женский голос:

— Что вы сидите, черт вас возьми! Мы бомбы возим, бомбим фрицев, а вы не наступаете?

В ту же ночь подразделение пехоты перешло в атаку, захватило несколько блиндажей и дотов противника. Командующий наземными войсками приказал найти девушку, которая ругалась в ту ночь над линией фронта, и вынести ей благодарность. Мне иногда кажется, что это была Люба. У меня нет никаких доказательств для этого. Может быть, это вовсе и не она. Даже скорей всего не она. Но это так на нее похоже!

Светлая память о любимом боевом командире никогда не исчезнет среди всех нас. Мы будем говорить о ней как о живущей среди нас, неутомимой, горячей, зажигающей всех своим личным примером, своей большой ненавистью к врагу».

* * *

Мы долго не знали подробностей гибели наших подруг. Лишь после войны удалось установить, что, возвращаясь с задания, Любовь Ольховская и Вера Тарасова попали под сильный зенитный огонь. Самолет был сбит, а Люба и Вера тяжело ранены. Жители села Красный Луч нашли подруг мертвыми и тайно от фашистов похоронили их. Уже после войны установили памятник погибшим.

В августе 1942 года наш полк уже базировался под Грозным. Враг рвался к грозненской и бакинской нефти. Немецкие саперы пытались то в одном, то в другом месте починить переправу через буйный Терек. Днем в небе висели фашистские самолеты, а ночью, когда они исчезали, тогда-то начинали действовать наши легкие бомбардировщики У-2. Каждую ночь мы летали бомбить живую силу и технику врага, переправу через Терек. Условия боевой работы были сложные: горы, густой туман, низкая облачность. Над горами облачность была во много слоев. Как только самолет входил в облачность, он тут же обледеневал и становился трудноуправляемым, ведь на нашем У-2 антиобледенителей не было.

Как бы ни было тяжело, я всегда чувствовала себя комиссаром, понимала, что с меня спрос больший, чем с любого рядового летчика.

Так было и 15 августа 1942 года. Мы пытались пробиться через разрывы в облачности, чтобы сбросить бомбы в цель. Полет длился 2 часа 15 минут. От командира полка Е. Д. Бершанской я получила замечание, что вернулась на аэродром на предельно малом количестве горючего.

Особенно удачным был боевой вылет в ночь на 6 ноября 1942 года. Нам с Полиной Гельман посчастливилось разбомбить склад с горючим у населенного пункта Кадгорон. Пожар с черным дымом не прекращался всю ночь. Улетая от цели, я сказала Полине: «Весело мы встретили 25-ю годовщину Октября! Как хорошо, что именно нам с тобой, парторг, сегодня удалось устроить такой яркий фейерверк мести».

Но не всегда мне сопутствовала удача. Были и сложные боевые вылеты, которые даже и не засчитывались как боевые. Так было и 25 июля 1942 года. Мы вылетели с Галей Докутович на боевое задание с маленького полевого аэродрома в Сальских степях, фактически — с узкой полоски около лесополосы. К тому времени Галя очень хорошо вела самолет в воздухе и при посадке. Но ей хотелось освоить и взлет. Я была уверена в Гале, и она начала взлетать. Только она оторвалась от земли, как из леса выскочила грузовая машина. Высота взлетевшего самолета была еще совсем небольшая, и мы зацепились за крышу кабины автомашины. Могли бы сразу погибнуть при столкновении, но только повредили колесо. Перелет на другой аэродром продолжили, но при посадке самолет развернулся и стал на нос. Мы остались целы. Однако тот день для Гали Докутович закончился плохо. На боевое задание мы уже лететь не могли, и Галя, расстроенная, пошла на край аэродрома, легла в высокую траву. По аэродрому ехал бензозаправщик, эта тяжелая машина наехала на Галю.

У нее были повреждены позвоночник и ноги. Однако после лечения в госпитале за Каспийским морем, через 10 месяцев, 4 апреля 1943 года, Галя Докутович вернулась в полк. Медицинскую справку о запрете летать она скрыла. У нее страшно болел позвоночник, она принимала обезболивающие лекарства, но летала каждую ночь.

…Начало августа 1942 года. Наши войска с тяжелыми оборонительными боями отходят все дальше и дальше на юг. Мы также перелетаем с одного аэродрома на другой. Бывало и так, что мы, начав полеты на одном аэродроме, заканчивали их перелетом на другой — тыловой. Одним из очередных аэродромов для нашей 218-й авиадивизии (куда входил кроме нашего полка еще братский 585-й полк, летавший ночью на самолетах Р-5) был хутор Воровский. Аэродром разместился на обширном выгоне, который протянулся по правому берегу реки Кубани, километра на полтора. В ту ночь я должна была лететь с молодым штурманом Ирой Кашириной на самолете Дуси Носаль, который был поврежден два дня тому назад. Мой самолет был отдан Дусе. Я должна была ждать, когда починят ее самолет, и дальше летать на нем.

В конце хутора подвижная авиаремонтная мастерская (ПАРМ) уже отремонтировала самолет. Все было готово, осталось только поставить межэлеронные расчалки, но их, сняв с самолета, бросили в траву и теперь не могли найти. У беспомощного самолета — машина-полуторка ПАРМа с двумя специалистами, инженер нашего полка Софья Озеркова и механик самолета Ира Каширина, которая должна была в ту ночь лететь со мной штурманом. Все самолеты нашего и мужского 585-го авиаполков уже улетели на новое место базирования. Стемнело, ленты-расчалки совсем невозможно было найти. К нам подошел командир эскадрильи 585-го полка А. Мхитаров. Попробовал помочь нам отыскать злосчастные ленты-расчалки. Это было невозможно сделать в темноте в густой траве. Вдруг у пармовской автомашины остановилась полуторка. Из нее вышел командир в форме НКВД и стал кричать, чтобы мы немедленно убирались, так как станицу Слепцовскую, что в семи километрах от нас, с утра заняли немцы и там весь день горит элеватор. Их танки стоят в лощине, в двух километрах отсюда. «Убирайтесь, или вы попадете к немцам», — сказал он. Начальник ПАРМа отдал приказание сжечь самолет, и они заторопились уезжать. Я расплакалась, было очень жаль самолет. А как мне быть? Я сказала Мхитарову: «Хорошо, что я с Волги, переплыву Кубань, хотя в ней очень мутная вода». Он предложил мне скорее бежать к его самолету, сказал, что возьмет меня на свой двухместный самолет… Не пробежали мы и двухсот метров, как сзади ярким пламенем вспыхнул отремонтированный самолет. Я снова заплакала. Было очень обидно в такое время терять боевой самолет.

Когда мы прибежали к самолету Мхитарова, оказалось, что он загружен до отказа. Во второй кабине было уже три человека (Буханец — комиссар их полка и два штурмана), а в фюзеляже два техника. Мхитаров мне скомандовал: «В фюзеляж!» Я с трудом протиснулась туда и легла на кого-то. Далее цитирую из послевоенных записок генерал- майора авиации А. Мхитарова:

«Неимоверным усилием обеих рук удалось немного отжать ручку управления перегруженного самолета. Костыль чуть отделился от земли. Перед самой грядой кустарника самолет нехотя поднялся над землей и, едва не задевая винтом и колесами за ветки, оказался над Кубанью…

Кубань уже давно позади, а высота только 100 м, высота 300 м, скорость только 118–120 км/ч (при нормальной нагрузке самолет Р-5 имеет скорость 220 км/ч). Впереди показались грозовые разряды… Наконец-то — аэродром, да какой! С посадочным прожектором! Вошел в круг. Захожу на посадку, снижаюсь, но в луче прожектора садится истребитель. Прожектор гаснет, взвивается красная ракета. Посадка запрещена. Из последних сил ухожу на второй круг. И снова заход, снижение. Впереди слева к лучу прожектора подходит истребитель, а справа ниже нас обгоняет СБ (скоростной бомбардировщик). Ничего, думаю, все трое сможем сесть. Не тут-то было! После посадки истребителя снова гасят прожектор и дают красную ракету. Уходить снова на второй круг сил больше нет. Сяду и без прожектора. Через мгновения плавно убираю обороты и самолет мягко покатился по земле. Пробег был очень коротким. Быстро сруливаю с посадочной полосы. Мотор выключен.

Я вылез из кабины и лег под плоскость. Взглянул и увидел, что на бомбодержателях одной и другой плоскости висели сотки-бомбы, с ввернутыми в них взрывателями. Из двух штурманов ни один не догадался перед взлетом сбросить бомбы. Вот из штурманской кабины вылез Буханец, за ним Соловьев и Любимов. Показалась Дрягина и быстро растаяла в темноте. Механики Макаров и Тухватулин уже курили в стороне и вели разговоры о масле и о бензине. Итак, все. Значит, со мной было семь человек. Но нет, не все. Из фюзеляжа выползли еще две внушительные фигуры. Кто же это? Это механики — братья Пеняжины. Итак, девять человек. Видимо, за двадцатилетнюю службу двухместных самолетов Р-5 этот самолет был единственный, кому пришлось перевезти такое количество людей, бомб и имущества. Как попали в самолет механики других экипажей? «Зайцами»? Разбираться не было времени. Важно то, что все благополучно прилетели и никто не остался у немцев» («Авиация и космонавтика», март 1974 г.).

Судьба моих боевых подруг была печальной. Немного проехали они от места, где сожгли самолет, как безнадежно поломалась их машина. Пришлось сжечь и ее, а далее они уже оказались на территории, занятой немцами. Стали пробираться к линии фронта, местные жители дали им свою одежду вместо военной. Затем девушки потеряли своих спутников — мужчин, а Ира Каширина еще и заболела. Все же им удалось найти наш полк. Началось наступление — Ира Каширина стала летать. Погибла она в районе «Голубой линии» — сгорела с самолетом. Софье Озерковой пришлось много и долго доказывать в соответствующих органах, что они оказались в окружении не по своей воле.

Если бы не дружеское отношение летчиков-братцев (А. Мхитарова), меня бы ждала такая же, а может быть, и еще худшая участь.

* * *

29 сентября 1942 года. В ту ночь со штурманом Полиной Гельман было сделано 5 боевых вылетов в район села Курган, у станицы Терской. Мы бомбили по скоплению живой силы и техники противника. В последнем боевом полете, после сбрасывания бомб, образовался сильный пожар с черным дымом. Зенитки противника начали сильный обстрел, нас схватили прожекторы. Мы ушли без повреждений, но когда пересекли линию фронта, то обнаружили, что одна бомба ФАБ-50 не сброшена. Что делать? Пошли назад к цели. Обстрел в районе цели продолжался. Мы снова прицелились, Полина Гельман очень энергично дергала за рычаг сбрасывателя бомб, но бомба не отрывалась. Расчетное время полета заканчивалось, и мы решили возвращаться на свой аэродром с бомбой. С бомбами мы садились и раньше, но с теми, которые не пытались сбрасывать, а бомба, которая не оторвалась от бомбодержателя, — это другое дело. Мы решили садиться подальше от посадочных фонарей, чтобы в случае, если эта бомба оторвется при посадке, погибли только мы, а не все, кто будет на старте. Но оказалось, что оружейники у этой бомбы не сняли предохранители, из-за чего мы не смогли ее сбросить над целью и остались живы при посадке на аэродроме…

12 февраля 1943 года. Это был второй вылет в ту ночь. Когда мы шли на полет, то Полина Гельман сказала: «Ой, я забыла НЗ» (неприкосновенный запас на случай вынужденной посадки). Я ответила: «Ладно, не станем возвращаться, так как на «вынужденную» садиться не будем». Первый вылет прошел нормально, даже не было сильного огня над целью. Во время второго вылета луна скрылась за облаками, и вокруг была черная тьма. Возвращаясь со второго боевого вылета на свой аэродром, мы держали расчетный курс по компасу и летели на приводной прожектор. Я спросила у Полины: «Как должен работать наш приводной прожектор?» Она ответила невпопад, а затем сказала, чтобы я изменила курс на 20 градусов. Я повернула самолет, но нашего прожектора не было видно. Вскоре вдалеке начал качаться луч какого-то прожектора. Полина сказала: «Наверно, я забыла, это и есть наш прожектор. Все хорошо». Мы полетели на него. Но затем этот прожектор выключился, а расчетное время давно уже истекло… Я решила садиться вне аэродрома. Попросила Полину подсветить мне землю ракетой. Штурман никак не могла этого сделать, так как ракеты отсырели. Я ушла на второй круг, и опять Полина не смогла подсветить мне землю. Я стала садиться без подсветки земли. Самолет посадила на большое пахотное поле. У-2 плавно покатился. На поле оказались части комбайна — хедер с острыми зубьями, и самолет налетел на него. Одно колесо вышло из строя, и наш У-2 плавно встал на нос. При этом поломался винт. Мы не знали, где приземлились, пошли выяснять — не у немцев ли мы? Оказалось, что сели недалеко от города Кропоткин, на нашей территории. Через несколько дней удалось наладить связь с полком. Приехала машина из ПАРМа, привезла новый винт и колесо. Мы вылетели в свой полк.

Редко посадки ночью вне аэродрома кончались благополучно… Мы остались живы.

27 марта 1943 года. Кубань. Мы летели с аэродрома станицы Ивановской, бомбили в районе Киевской. Штурманом была Катя Рябова. В районе цели — очень сильный огонь и много прожекторов, которые быстро схватили наш самолет в свои лучи. Осколки снарядов эрликонов разлетались прямо в кабине. Мы возвратились на свой аэродром. Хотя мне непонятно, почему «горит» правая рука? На старте в это время было только два фонаря «летучая мышь». Мы делаем заход на посадку. Катя говорит, что все в порядке, мы уже дома. В это время на старте все погасло, но мы уверенно идем на посадку. Со старта никаких сигналов, никаких запретов нет. Вдруг раздается страшный треск, и самолет падает на землю. Страшная боль в руке и спине. Мы при посадке зацепились за большое дерево на краю аэродрома. Катя сильно ударилась головой о приборную доску, но в санчасть отвезли только меня.

Очень плохо оказалось то, что рука моя была в меховой перчатке. Осколок снаряда над целью и последующий удар самолета разорвали мою перчатку на мелкие части, кусочки меха и меховых ворсинок впились в мякоть кисти. Врачи совещались, что делать?

Анестезирующих средств не было. Я просила никуда меня не отправлять, да и терять время было нельзя. Стали бороться за руку в санчасти батальона аэродромного обслуживания. Пришлось вынести нестерпимую боль. Товарищи из санчасти стали читать мне рассказы Михаила Зощенко, а я стала грызть угол подушки. К концу мучительной операции я отгрызла угол подушки и смеялась истерически над рассказами Зощенко.

А через восемь дней на этом сложном по освещению аэродроме погибли три замечательные опытные летчицы. На подходе к старту на самолет командира звена Полины Макагон со штурманом Лидой Свистуновой «сел» самолет Юлии Пашковой и Кати Доспановой. Самолеты рухнули на землю… Уцелела в этой катастрофе только Катя Доспанова. Через шесть месяцев лечения она смогла вернуться в строй.

Рука моя зажила. Через два месяца я смогла снова летать.

Июнь 1943 года. Мы летаем с аэродрома Пашковская, расположенного на окраине Краснодара. После ранения я уже сделала более 10 боевых вылетов (с Е. Рудневой, Е. Рябовой и другими) на Темрюк, в район Новороссийска. Вдруг из Саратова, из моего сельскохозяйственного института пришло письмо (через ГлавПУР — Главное политическое управление армии и флота), где сообщалось, что студенты и преподаватели собрали 107 тысяч рублей, купили мне в подарок боевой самолет и просят откомандировать меня в Саратов для получения этого подарка. Командование нашей 4-й воздушной армии дало такое указание. 10 или 12 июня я вылетела за подарком со штурманом Раисой Ароновой, моей землячкой.

Ее мама часто приходила к нам в дом, и они с моей мамой мечтали о том, как бы увидеть своих дочерей. И тут представилась такая возможность.

Раиса Аронова была хорошим штурманом, готовилась сдать экзамены и перейти в летчики. Она ведь окончила Саратовский аэроклуб в 1939 году и имела удостоверение пилота, но была зачислена в группу стрелков-бомбардиров. М. Раскова сказала ей: «Летать будешь. Стрелок-бомбардир — это штурман с обязанностями стрелка. Он же сбрасывает бомбы на цель».

Рая была не очень разговорчивой и открытой, но иногда говорила о своих родителях, очень гордилась своим отцом за его героическое прошлое. Он был в Первую мировую войну разведчиком, ранен, стал полным Георгиевским кавалером, а потом в Петрограде был активным борцом за Советскую власть. В 1936 году уехал из семьи, мама воспитывала дочку одна — была и прачкой, и разнорабочей, и маляром… Дед Раисы был активным участником событий 1905 года в Саратовской губернии.

Как многие девчата 1930-1940-х годов, Рая мечтала об авиации и отправила письмо в военное летное училище. Пришел ответ, что женщины в военные училища не принимаются. Ей в таком случае было все равно, куда поступать, и она подала документы в Саратовский институт механизации сельского хозяйства. Тут же поступила в аэроклуб. Здесь ее — студентку избрали депутатом в областной Совет, приняли кандидатом в члены партии. Затем Рая перевелась в Московский авиационный институт. Был сдан последний экзамен, Рая собиралась покупать билет — и к маме на Волгу…

А наутро… Война!

…Когда мы прилетели в Саратов, то оказалось, что купленный самолет был истребитель Як-1, а мне-то нужен У-2, стоивший в четыре раза дешевле. Пришлось дирекции Саратовского сельхозинститута обращаться к командующему Приволжским военным округом с просьбой обменять купленный на Саратовском авиазаводе Як-1 на У-2. Но такой обмен сделать было непросто. Действовал приказ Верховного главнокомандующего И. В. Сталина — самолеты У-2 давать только с его разрешения. В подарок боевой летчице для фронта разрешение было получено. Самолет доставили из Алатыря в Москву, и мы с Раей Ароновой полетели на нем в Саратов, где приземлились на военном аэродроме, с которого я до войны летала в аэроклубе, на Соколовой горе. Самолет был поставлен в ангар. Наметили день вылета на фронт и митинга со студентами и преподавателями. На фюзеляже самолета сделали красочную надпись «Студентке Саратовского сельскохозяйственного института Ирине Дрягиной от студентов и преподавателей».

Настал день вылета — 18 июня 1943 года. На аэродроме собрались студенты и преподаватели института, наши школьные товарищи, родители и руководство города. Провели короткий митинг. Мы с Раей сели в самолет. Я тщательно опробовала работу мотора и начала взлет. Поднялись метров на семьдесят — восемьдесят, вдруг мотор прекратил работать, и подъема самолета больше нет. Впереди — несколько огромных бензоналивных баков-хранилищ, справа — водонапорная башня и пятиэтажное здание нашего института, слева — глубокий овраг и лес. Я стала осторожно направлять У-2 к оврагу. Самолет еле держится в воздухе и при малейшем резком движении может сорваться в штопор. Мы уже на уровне телеграфных столбов, удары об эти столбы отрывают куски от крыльев нашего самолета. Рая Аронова сзади зло ругается и кричит: «Как мы паршиво гибнем!..» Я пожалела в тот момент, что не научилась этим крепким выражениям…

Вдруг вижу: в лесу, прямо под нами — маленькая баскетбольная площадка. Я отдала ручку от себя, и самолет сел на землю, остановился даже без пробега. К нам едет санитарная машина, а впереди бежит мой папа. Студенты и преподаватели были быстро удалены с аэродрома. Они шли и горевали, что их подруга Ирина Дрягина погибла, так как видели падающий под гору самолет.

Была создана комиссия по расследованию этой аварии. Оказалось, что кто-то бросил в бак с бензином песок, который во время опробования работы мотора забил жиклеры; поступление бензина к карбюратору прекратилось, и мотор перестал работать. Было возбуждено уголовное дело. Самолет привели в порядок, и мы вылетели на фронт — в полк.

Аналогичный случай произошел после войны, в 1949 году, с Героем Советского Союза Константином Давыдовым, мужем М. Чечневой, при подготовке к показательным спортивным полетам. Давыдов был командиром отряда Центрального аэроклуба СССР имени В. П. Чкалова. По той же причине (песок в бензине) мотор прекратил работу недалеко от Ленинграда, около железной дороги самолет упал. Шел поезд Москва — Ленинград, который остановился, но летчика спасти не удалось.

* * *

Раиса Ермолаевна Аронова прошла большой путь войны от Саратова и Энгельса до Берлина. Она совершила 960 боевых вылетов в качестве штурмана и летчика самолета По- 2. Стала Героем Советского Союза.

Ей приходилось летать в горах Кавказа, над морем у Севастополя, над болотами Белоруссии, долетела до Берлина…

Родила и воспитала двоих сыновей и внуков.

* * *

Другой мой штурман Катя Рябова отличалась исключительной прямотой и бесхитростностью, никогда не стремилась как-то сгладить свои ошибки при докладах командованию и при выполнении боевого задания. Как-то в октябре 1942 года мы с Катей после выполнения боевого задания сели на чужой аэродром — в Орджоникидзевской. Метель и снегопад усиливались все сильнее и сильнее, видимость приближалась к нулевой. Аэродром этот был братского мужского полка, также летавшего на самолетах У- 2, ночью. Нас моментально обступили со смехом и шутками ребята. На аэродроме в то время находилось высокое дивизионное начальство. Катюша простодушно сказала, что мы заблудились. Тут один из «братцев» стал учить ее, как надо докладывать.

— У нас, — сказал он, — осталось мало горючего, и мы решили сесть на аэродром в Орджоникидзевской. Коротко и ясно.

Но Катя не искала для себя как штурмана смягчающих обстоятельств.

Летом 1943 года Катю Рябову назначили штурманом 4-й учебно-боевой эскадрильи. Молодым неопытным девчонкам было чему поучиться у нее. За войну она совершила 890 боевых вылетов и заслужила высокое звание Героя Советского Союза.

Вернулась затем в родной МГУ, закончила механико-математический факультет, а в 1951 году успешно защитила диссертацию на звание кандидата физико-математических наук.

Именно из-за своего абсолютно бескомпромиссного характера, как она мне призналась в 1974 году, она ушла из МГУ в Полиграфический институт.

* * *

Можно считать, что Марина Чечнева была настоящей «девушкой-соколом»! Она была просто рождена для полетов! Любовь к небу у нее возникла с раннего детства, уже в неполных 16 лет она смогла поступить на летное отделение Ленинградского, а затем Центрального аэроклуба имени В. П. Чкалова.

Со знаменитой Мариной Расковой она познакомилась не как большинство из нас, во время войны, а в 1939 году, когда уже окончила аэроклуб. Она хотела летать на скоростном самолете-истребителе. Недолго думая позвонила М. М. Расковой, получила от нее приглашение приехать домой. Марина Чечнева была буквально очарована Расковой. Еще и еще раз перечитывала «Записки штурмана», узнала из этой книги биографию Марины Михайловны, что она была москвичкой, что отец ее был музыкант и рано погиб в катастрофе, что и она любит музыку, даже училась в консерватории. Потом Марина работала на заводе химиком-аналитиком. Там же вышла замуж за инженера завода С. И. Раскова, а как появилась дочка Танюша, пришлось бросить работу. Потом стала чертежницей в аэронавигационной лаборатории. Ее заинтересовали штурманские расчеты, она стала выполнять их быстро и точно. Ее послали на учебу в Ленинградский авиационный институт по аэронавигационной специальности. Затем она окончила школу пилотов при Центральном аэроклубе, была инструктором по «слепым» полетам штурманской кафедры Военно-воздушной академии имени Н. Е. Жуковского. Она сама участвовала в ряде перелетов, на ее счету несколько рекордов, участие в воздушных парадах над Красной площадью.

А в 1938 году вся страна узнала о том, что экипаж в составе трех летчиц на самолете «Родина» совершил беспосадочный полет Москва — Дальний Восток по прямой. Страна восхищалась отвагой и высоким летным мастерством, которые проявили в труднейших условиях Гризодубова, Осипенко и Раскова. Они первыми среди женщин были удостоены звания Героя Советского Союза.

В Энгельсскую авиашколу, где Раскова формировала полки для вылета на фронт, Марина Чечнева прибыла в конце октября 1941 года. Встретив здесь Раскову, Марина снова попыталась добиться направления в истребительный полк, но Раскова ее отговорила.

На фронте Марина Чечнева была одной из храбрейших и умелых летчиц полка. Она многократно вылетала днем по заданию штаба дивизии, вместо погибших при таких же полетах в 1942 и 1943 годах летчиков других полков. Об этом писала фронтовая газета «Боевые соколы». Не многие могли провести бомбежку дороги, по которой двигались колонны мотоциклистов у поселка Дигора. Эта дорога проходила по узкому ущелью меж скалистых гор. Марина успешно бомбила этих немецких мотоциклистов.

Многие считают, что точность бомбового удара обеспечивается только действиями штурмана самолета, но это не так. Многое зависит и от летчика, выдерживающего точный курс и высоту при бомбометании. Экипаж Марины отличался исключительно точными попаданиями в цель, поэтому это очень ей пригодилось, когда полк оказывал помощь при высадке десанта в Эльтигене. В месте высадки вражеские прожекторы мешали проведению операции. Бомбежка прожекторов нашими самолетами либо выводила их из строя, либо заставляла их отключать. Погода была неблагоприятная. С севера приползли тяжелые, плотные тучи. Они прижимали самолет к земле, и стрелка высотомера дрожала между отметками в 350 и 400 метров, в воздухе висела тончайшая водяная пыль, ухудшавшая видимость. При бомбежке на такой высоте можно легко подорваться на собственных бомбах. Никто не осудил бы Марину, вернись она на аэродром, не выполнив задания. Тут Катя Рябова — ее штурман в том вылете — сказала в переговорный аппарат: «Жми, командир! Братишки ждут, давай зайдем с тыла!» В полутора километрах от берега моря прыгало в лучах прожекторов маленькое судно. Поблизости от него ложились снаряды. Медлить было нельзя. Рев моторов заставил врага переключить прожекторы на самолет Марины и Кати. Пришлось бомбить с такой малой высоты.

Первый эшелон десантников опрокинул врага и ворвался в Эльтиген. В окружении оказались небольшие подразделения моряков. Противник решил сбросить десантников в море. У них закончились боеприпасы, продукты, прервалась связь. Катера с людьми, оружием, боеприпасами не могли пробиться к десантникам. Тогда по ночам к ним стали летать летчицы 46-го гвардейского авиаполка. От экипажей требовалась очень большая точность. Стоило немного отклониться, неправильно определить силу и направление ветра, и ценный груз мог упасть в море или достаться фашистам. Марина с Катей были мастерами точной доставки мешков с сухарями, сушеной рыбой, картошкой, ящиков с патронами и медикаментами. Перегнувшись через борт кабины, они что есть мочи кричали: «Примите гостинцы, братцы!»

В середине 1943 года в полку была создана 4-я учебно-боевая эскадрилья, которую поручили возглавить Марине Чечневой и штурману Екатерине Рябовой. Они отлично справились с заданием. Эта эскадрилья во фронтовых условиях подготовила и ввела в строй многих летчиц и штурманов 46-го гвардейского авиаполка. Марина лично совершила 810, а Катя Рябова — 890 боевых вылетов. Им было присвоено звание Героя Советского Союза.

После войны Марина продолжала летать и работала начальником летной службы 4-го Московского аэроклуба, была ведущей женской пилотажной группы на воздушных парадах. В 1949 году она установила мировой рекорд скорости на самолете Як-18 и получила звание «Заслуженный мастер спорта СССР». И тут случилась ужасная беда — погиб муж Марины, Герой Советского Союза Константин Давыдов, командир группы по перегонке спортивных самолетов. О его гибели я уже писала.

Личное счастье Марины было очень коротким, она вышла замуж в ноябре 1944 года. Осталась вдовой в 26 лет, с трехлетней дочкой. А надо было продолжать жить, работать, учиться…

После восемнадцати лет, отданных небу, в 1956 году врачебно-летная комиссия вынесла приговор — запретить летную службу. А ей хотелось летать вечно!

Лишенная неба, она продолжала кипучую деятельность на земле: поступила на отделение военной истории Академии общественных наук, а затем в аспирантуру, защитила диссертацию и стала кандидатом исторических наук.

Марина Павловна Чечнева проводила огромную военно-патриотическую работу. Ее избрали членом президиума Советского комитета ветеранов войны, членом президиума ЦК ДОСААФ, заместителем председателя Общества советско-болгарской дружбы. Она написала несколько книг о своих боевых подругах и их послевоенной жизни: «Самолеты уходят в ночь» (М., 1961); «Боевые подруги мои» (М., 1965, 1975); «Повесть о Жене Рудневой» (М., 1978); «На Кавказе. Эльтиген» (М., 1971); «Ласточки над фронтом» (М., 1984); «Крылья» (Сухуми, 1968); «Руку, товарищ Вьетнам» (М., 1971); «Память — это не только воспоминания» (М., 1975).

* * *

Но вернусь в 1942 год. Я — летчица и комиссар эскадрильи. Я не только должна делать боевые вылеты, но и подбадривать других. В нашем полку летчицы — это уже мастера летного дела, а штурманы, девушки из разных вузов — студентки, их опыт невелик. В начале нашего пребывания на фронте летчицы еще не сдружились со своими штурманами и относились к ним свысока. Даже допускали в их адрес оскорбительные замечания: «мешок с песком», «балласт», «чурбан» и другие, а слово «студентки» стало бранным. На самолете У-2 изначально было сдвоенное управление, то есть в кабине штурмана была ручка управления и приборная доска. Иногда штурманы пробовали взяться за ручку управления, что вызывало у летчиц большое неудовольствие. В нашей 2-й эскадрилье этим особенно была возмущена Дуся Носаль, и она считала, что из штурманской кабины нужно убрать ручку управления. Но убитую в бою Дусю доставила на свой аэродром именно ее штурман — Ира Каширина. Я пыталась объяснить летчицам, что штурманы — это наши лучшие помощники, что надо помогать им и надо учить их самолетовождению. Сама я позволяла штурману вести самолет по возвращении с боевого задания.

Вот что писала Герой Советского Союза М. П. Чечнева о работе комиссара Ирины Дрягиной, то есть обо мне:

«Ей помогали организаторские навыки, приобретенные в школе и в институте. Просто и душевно она беседовала с людьми, вселяя в них еще большую любовь к Родине, веру в победу нашего правого дела. Как ни странно, но в этом ей помогала мать — Татьяна Захаровна, простая малограмотная женщина. Теплые, полные бодрости и мужества присылала она ей письма на фронт со своими незатейливыми стишками, например:

Здравствуй, Ируся!

Ты моя больнуся.

Зачем ты заболела,

Ведь мама не велела.

Но ничего, детка,

Будь мужественна и крепка.

Грусть и тоску гони прочь,

Наша милая дочь.

Скорее поправляйся,

С нами повстречайся.

Немножко будем отдыхать,

А потом врага добивать.

Да и не только Ирине она писала такие письма, но и ее боевым подругам. В письме к комиссару Е. Я. Рачкевич и командиру полка Е. Д. Бершанской она просила:

Вы ее пожурите, и

Вы ее и пожалейте.

Мы все любили разбирать ее каракули и не переставали удивляться ее горячим призывам: за Родину биться, быть мужественными и смелыми. Тяжелые времена прошла с полком комиссар Ирина Дрягина: отступление из дорогих сердцу мест — Донбасс, Ростов, Северный Кавказ, когда помимо ночной боевой работы мы выполняли много заданий по разведке дислокации наших отступающих войск. Задание получали, а вот бензин еще не прибыл и должен поступить лишь вечером. Что делать? Ирина обходила самолеты, терпеливо и обстоятельно рассказывала об обстановке и о том, что надо слить с баков оставшийся от перелета бензин и отдать его для срочного спецзадания. А ведь могла бы передать приказ командования, и все. Но Ирина считала, что, когда будет понятна задача, поставленная перед полком, — легче и успешнее будет выполнен приказ. Вот вернулась в полк из госпиталя Галя Докутович, но попала в другую эскадрилью. Ее сразу назначают в наряд у самолетов, и это — при сильном ветре и дожде. Для неокрепшего позвоночника Гали это очень тяжелая нагрузка. Ирина вместе с Женей Рудневой пытались поговорить с командиром эскадрильи, но та строго ответила: «Раз Докутович выписана из госпиталя, значит, может нести наряд». Тогда Ирина Дрягина, Женя Руднева и Полинка Гельман, по очереди, отдежурили за Галю, а ей сообщили, что начальство просто отменило приказ о ее наряде».

* * *

Штурманы нашего полка любили летать со мной, по-видимому, сказывалось «студенческое братство». Вот что я прочла после войны в дневнике Гали Докутович: «Вот бы нам с Ириной Дрягиной создать экипаж… Я люблю ее… Нет лучше летчика, чем мой старый летчик — Ирина Дрягина».

Может быть, многие хотели летать со мной, потому что чувствовали во мне родственную душу и большое желание летать, летать. Я никогда не оскорбляла девочек за какие-то их мелкие недочеты. Когда было возможно, я первая начала давать управление штурману.

Я очень переживала, когда у меня забирали самолет, так как командир считала, что мне, как политработнику, не обязательно летать. Вот что вспоминает заместитель редактора фронтовой газеты С. С. Мунтян: «Видел однажды плачущего комиссара Ирину Дрягину — стоит посреди улицы, а слезы крупные, как горошины, катятся по лицу и, падая наземь, поднимают пыль… «Что с тобой, Иринка?» Иринка долго молчит, а потом, еще больше разрыдавшись, сквозь зубы говорит: «Забрали мой самолет, и я сегодня не летаю». Мне хочется смеяться, но жалко обидеть. Уж очень искренние и чистые слезы».

После битвы за Сталинград, где участвовали наши подруги летчицы на самолетах Пе-2, их перевели на наш фронт. Я узнала, что с их дивизией, летающей на пикирующих бомбардировщиках, к нам переведен и мой любимый парень — Евгений Силкин. Подвернулась оказия, и мне разрешили слетать к нему на аэродром, в Выселки. Командир его полка разрешил нам увидеться, так как знал, что у Евгения есть любимая девушка в полку ночных бомбардировщиков. В письмах мы довольно смело посылали друг другу поцелуи и обещания после войны вместе посмотреть фильм «Большой вальс» — это был наш пароль… Когда же встретились в его полку, то боялись дотронуться друг до друга, обняться, поцеловаться, а сидели и рассказывали друг другу о наших боевых делах. Так, у Евгения отказало (не выпустилось) колесо, и садиться на одно было очень трудно и опасно. Нужной высоты, чтобы выпрыгнуть с парашютом, не осталось. И он посадил свой самолет благополучно: спас дорогостоящий Пе-2 и жизнь экипажу. За это его наградили орденом Красной Звезды и отметили в приказе по дивизии.

Настало утро, а мы все говорили и говорили… Я пообещала ему, что когда слетаю в Саратов, то смогу прилететь на своем самолете и побыть с ним побольше. Возвращаясь из Саратова, я посадила самолет на аэродроме Выселки. Меня прибежала встретить моя школьная подруга Лена Лукина (из 125-го гвардейского полка имени М. Расковой) и сообщила мне страшное известие, что Евгений Силкин погиб накануне в неравном бою. Предложила мне переночевать в их полку, базировавшемся на этом аэродроме. Но я полетела со своим горем в свой полк. Мои боевые подруги уже все знали и встретили меня с большим сочувствием. А Галя Докутович даже записала в своем дневнике 21 августа: «Прилетела сегодня Ира Дрягина с Раей Ароновой, они летали за самолетом, который Ирине подарил институт. В Саратове, при вылете в полк, «забарахлил» мотор. Ирина посадила самолет на малюсенькую площадку, ну просто баскетбольную… Залетели в Выселки, и тут Иринке новый удар — Женя Силкин сгорел при выполнении боевой задачи» («Сердце и крылья». Минск, 1957).

Лена Лукина, о ней я уже говорила, родилась в 1920 году, в Саратове. Была моей школьной подругой с четвертого класса. Всегда и всюду мы были с ней вместе. Когда я пошла добиваться, чтобы меня зачислили в 122-ю часть М. Расковой, то и Лена решила добиться этого, хотя и не закончила аэроклуб. Добилась, ее зачислили в группу вооруженцев 587-го бомбардировочного полка. Затем он стал 125-м гвардейским бомбардировочным полком. Лена вскоре была избрана комсоргом полка. Она всегда знала о нуждах, радостях и печалях девушек. Все любили ее, шли к ней и в горе, и в радости.

Пока бомбардировщики вылетали на боевое задание, механики, вооруженны, радисты ремонтировали поврежденные самолеты. Комсорг Лена Лукина ходила от одной группы к другой: читала сводки Совинформбюро, давала советы редактору боевого листка (она прилично рисовала), а иногда, засучив рукава, помогала сменить винт. До избрания ее комсоргом полка она была «технарем». Лена несколько раз вылетала и на боевые задания в качестве стрелка-радиста. Стрелок-радист был наиболее уязвимым при обстреле самолета членом экипажа пикирующего бомбардировщика Пе-2.

Александра Акимова

Хочу рассказать о моей боевой подруге и единомышленнице — Александре Федоровне Акимовой.

Она родилась в семье учителя средней школы села Петрушино Рязанской области. Отец был учителем истории, а затем стал директором школы. В семье был строгий девиз: «Честность, дружба, долг!» Понятно, почему Саша Акимова после окончания средней школы поступила в Московский государственный педагогический институт имени В. И. Ленина. Война прервала учебу в институте. Еще на первом курсе Саша стала заниматься в школе медицинских сестер. В 1941 году, как многие юноши и девушки, она поехала под Смоленск, копать противотанковые рвы. Вернувшись с оборонных работ, куда ее посылал институт, узнала о наборе девушек в авиационную часть М. Расковой. Саша Акимова побывала в райкоме и в ЦК комсомола, стала добиваться, чтобы ее зачислили в часть. Получив направление, она прибежала на сборный пункт. Здесь уже были летчицы, пришедшие из гражданского воздушного флота, аэроклубов, студентки и просто юные москвички.

— Скоро мы пойдем в бой? — спросил кто-то.

— А с родителями как?

Саша Акимова до последней минуты не решалась рассказать обо всем дома — жалела мать. А когда молчать уже было нельзя, она сказала маме, что уходит в армию, на войну. Та схватилась за сердце: «Как же так?.. Не посоветовалась с нами…» Выручил отец. «Что же, — сказал он глухо, поглаживая руку дочери, все еще казавшейся ему девочкой. — Война народная. Раз все воюют, и тебе надо…»

Александра Федоровна часто вспоминает строки из поэмы своей фронтовой подруги Иры Кашириной:

Ты помнишь, родная, октябрьские ночи,

Тревожные дни под Москвой,

Когда, не смыкая усталые очи,

Она сохраняла свой гордый покой.

Мы крепче в те дни полюбили столицу,

Она нам казалась прекрасней в сто крат,

Кругом дорогие суровые лица,

И каждый москвич — словно друг или брат.

В тяжелое время мы с ней расставались,

Стреляли зенитки, ревел паровоз,

Священною местью сердца наполнялись,

Но в наших глазах не увидели слез.

Нас старые матери в бой провожали,

С собой мы везли их сердечный покой.

В глазах их усталых все слезы дрожали,

И сердце полно было горькой тоской.

«Не плачьте, родные!» — мы их утешали.

Вернемся с победой мы снова домой,

Чтоб спать вам тревоги в ночи не мешали,

Врага мы прогоним холодной зимой.

Потом мы в теплушке семь дней коротали,

Грызя сухари, запивали водой.

Часы, как минуты, у нас пролетали,

Кругом были песни, задор молодой.

С какою охотой учиться мы стали,

По десять уроков и два строевой,

А в зимние ночи почти и не спали,

Их трудной учебе отдав боевой.

Когда с полигона в морозное утро

Придет делегат, и еще у двери

Он девушкам крикнет с задорною шуткой:

«Мы все погасили вчера фонари!»

Учебных бомбежек своих результаты

Мы крепко старались узнать и понять,

И счастливы были надеждой крылатой,

Что фрицев весной нам придется гонять.

И так незаметно весна подоспела,

На фронт вылетать получили приказ.

Почувствовали, что для сложного дела

Родная страна призвала теперь нас.

Как первые вылеты нас волновали!

И полк весь сплотился заботой одной,

Когда мы с заданья подруг ожидали,

Была для нас каждая близкой, родной.

Да, было не просто в дивизии нашей

Добыть себе право быть равным в строю.

Самим чтоб летать, без мамашей, папашей,

Отбросивши женскую хрупкость свою.

Мы ночи летали, а утром не спали,

В глазах воспаленных всегда был вопрос:

«Как ночью сегодня по фрицам мы дали,

Что штаб нам наземный об этом донес?»

Да, нам не забыть, как мы Дон защищали.

Там ночью бомбили мы немцев не раз,

Как с фрицами лодки на дно опускали,

Стараясь точно исполнить приказ.

Над нашим Кавказом нависла угроза,

Для Родины трудные выпали дни,

Мы снова летали бомбить по дорогам,

Бить танки, тушить у машин их огни.

И если бы чувствовал немец проклятый,

Когда он, от страха язык проглотив,

В канаву валился, весь дрожью объятый,

Кто в страх тот смертельный его обратил?

И Терек седой удивлен не на шутку,

Такого он раньше в веках не видал.

Кто немцам вздохнуть не давал ни минутки,

Кто жару такого арийцам поддал?

А сверху спокойно, но точно и метко

Летят на них бомбы опять и опять.

А утром нам наша доносит разведка,

Что немцы устали убитых считать.

Да, немцы не знают, что девушки это,

Веселые, смелые — кровь с молоком!

Что больше всего дорожат они в свете

Своим первым в мире женским полком!

Теперь же девчата блестят орденами,

Но скромности девичьей полны сердца,

И нет хвастунов и зазнаек меж нами,

Мы помним советы вождя и отца.

Пусть скажет отец, что гордится он дочкой,

Не только сынами гордиться должны!

Летает она каждой темною ночкой,

И бомбы ее очень фронту нужны.

В семье нашей дружной есть строгий порядок:

Приказ командира — священный закон.

Хоть жизни ценою, а выполнить надо,

Как бы ни сложен, опасен был он.

А наш командир, комиссар — это люди,

К которым привязаны мы навсегда.

И что б ни случилось, и где мы ни будем,

Любовь нашу к ним не сотрут и года.

Нет, кажется, женщины более скромной,

Чем наша майор — командир боевой.

В работе большой, напряженной, огромной

Прекрасный товарищ, простой, волевой.

Мы все ее любим, и каждая тайно

Мечтает спасти ее в жарком бою,

Без шума и пафоса, будто случайно,

Отдать за нее жизнь и силу свою.

Нет, это не лесть! Да зачем она людям,

Которых роднят боевые дела.

Об этом мы ей говорить и не будем,

Мы делом покажем, чтоб так поняла.

А наш комиссар — это мама родная,

О каждой заботится лично сама,

О том, как она нас растила, ласкала,

Напишем когда-нибудь книги, тома.

Ей партия, Родина нас поручила,

Сначала мы были девчонки, юнцы.

Она нас работе и жизни учила,

Да так, что завидовать могут отцы.

И так мы воюем. И летчики-«братцы»

«Сестренками» девушек наших зовут,

В семье боевой мы, как равные, драться

За Родину будем, за радостный труд.

Пока хоть один запаршивевший немец

На нашей земле будет трупом смердить,

Мы вахту почетную, сестры, не сменим.

За нами народ. Мы должны победить!

Саша Акимова была зачислена в группу вооруженцев. Зима 1942/43 года была суровая, с сорокаградусными морозами, дул резкий ветер, обжигал лицо, примораживал к инструментам руки. Особенно тяжело было работать девушкам ночью. Мастер по вооружению Саша Акимова всегда была готова подхватить шутку, сердечным словом ободрить подругу и сама работала неутомимо.

— На земле работать хорошо сможет не каждый, тут только смотри да смотри, — приговаривала Саша.

А сама все же со вздохом смотрела, как взлетают в небо самолеты, мечтала об увлекательной профессии летчика-штурмана.

До августа 1943 года мастер по вооружению Александра Акимова подвесила на самолеты У-2 многие тонны бомб, но ей хотелось самой сбрасывать эти бомбы на врага. В сложных условиях фронта, тяжелой боевой работы она изучила непростое дело штурмана самолета. Саша была свидетелем, как немецкие самолеты в одну ночь за короткое время сожгли четыре У-2 с нашими девушками: погибло восемь замечательных летчиц и штурманов… На наших самолетах не было парашютов и стрелкового вооружения, поэтому мы не могли ни отстреливаться, ни покинуть сбитый самолет.

Вместе с другими девушками Саша Акимова начала новый отсчет своей боевой работы. Она быстро догнала ветеранов полка и к концу войны совершила 710 боевых вылетов. Представление ее к высокому званию Героя Советского Союза было подписано командующим фронтом Маршалом Советского Союза К. К. Рокоссовским еще в 1945 году, но Звезду Героя России она получила только в декабре 1994 года.

В нашем полку, как уже говорилось, помимо обычной работы — боевых вылетов — решалась и другая задача: готовились новые кадры летчиков и штурманов. И это дело пришлось по душе Саше. Ей поручили вести занятия по теории бомбометания. Нужно было видеть, с каким упорством и умением учила она молодежь, наших новых «штурманят»; как ласково и терпеливо все объясняла. Александра Акимова была прирожденным педагогом, она учила не только штурманскому делу, она учила жить, бороться, думать. Недаром же у нас в полку действовали кружки по философии, политэкономии, истории партии, литературе. Недаром Сашу и некоторых других наших подруг (Рудневу, Рябову, Гельман) называли «теоретиками» за страсть к спорам и дискуссиям по разным вопросам, касавшимся быта, морали, философии, военного дела, содержания прочитанных книг. Споры носили подчас острый характер.

Окончилась война. Саша вернулась в свой педагогический институт, защитила кандидатскую диссертацию, в течение тридцати лет преподавала историю в московских вузах.

Всегда для Александры Федоровны Акимовой были законом жизни бескомпромиссность, выдержка, твердость и умение отстаивать свою позицию, невзирая на авторитеты.

Сейчас Александра Федоровна ведет большую работу, являясь членом правления Российской ассоциации Героев. Она неоднократно выражала возмущение по поводу искажения некоторых фактов нашей истории в школьных учебниках, выпускаемых под эгидой Д. Сороса. Был также решен вопрос о возвращении на карту Москвы улицы Героя Советского Союза Татьяны Макаровой, нашей однополчанки, летчицы, сгоревшей в небе Польши.

У А. Ф. Акимовой хорошая поддержка в жизни — муж, боевой моряк и единомышленник Тимофей Сергеевич Манаенков, две дочери, две внучки и внук.

Серафима Амосова

Серафима Амосова — сибирячка, хотя ее дед с семьей переселились в Красноярский край из Белоруссии.

Родилась Сима в необычных условиях — в лесу (сибирской тайге), у ручья, где мама ее обмыла, завернула в фартук, обсушила на солнышке и принесла домой вместе с собранными ягодами малины. С детства Сима была любознательна и музыкальна, любила слушать рассказы отца (большевика) о том, как трудовой народ добывает свое счастье. Рано Сима стала пионеркой и комсомолкой. Знаменитые Красноярские «столбы», чудесное творение природы — высочайшие каменные изваяния причудливой формы, на которые и сейчас забираются смельчаки, пробудили в ней желание полетать над городом, спеть над ним песню. Она поступила в планерную школу. Восхитительное чувство парения в воздухе сохранилось в ее душе даже тогда, когда ее полеты закончились неудачей и она на месяц попала в больницу. Выздоровев и заново научившись ходить, она добилась через горком комсомола направления в Тамбовское авиационное училище, которое закончила на «отлично». В 1936 году получила звание летчика.

Авиалиния Москва — Иркутск считалась наиболее трудной, и Серафиму Амосову долго не допускали к полетам. Никто из летчиков не хотел брать к себе второго пилота — женщину. Сима написала письмо в Главное управление ГВФ. Ее включили в состав экипажа, но пришлось без всякой поддержки командира самолета доказывать свое умение летать по нелегкой трассе (горы, леса, воздушные потоки).

В первые дни Великой Отечественной войны Серафима Амосова была уже командиром звена учебной эскадрильи летчиков-инструкторов, готовящих юношей-призывников для авиашкол. Она стала настойчиво добиваться отправления ее на фронт. И вот пришла долгожданная телеграмма — направить Амосову в распоряжение майора Расковой.

К этому времени Сима была уже опытным летчиком, летавшим на многих типах самолетов. Она с радостью приняла предложение М. М. Расковой быть заместителем командира эскадрильи в полку пикирующих бомбардировщиков. Но вскоре ее вызывают к командиру части, и Раскова сообщает ей, что командование считает нужным послать ее в женский полк ночных бомбардировщиков. Сима огорчилась от такой перспективы — пересесть с грозной боевой машины на тихоходный У-2. Ну а если так надо? Если здесь она будет более полезна Родине? К тому же этот полк, скорее всего, отправится на фронт.

Сразу же после назначения Амосовой в полк ночных бомбардировщиков ей поручили проверку техники пилотирования у всех летчиц полка, а не только своей первой эскадрильи. Старший лейтенант Амосова проверяла технику пилотирования и у меня, в «полете под колпаком» 7 января 1943 года. Это означало, что на кабину летчика надевался темный колпак и летчик должен был управлять самолетом только по приборам. Во время таких полетов Амосова была очень терпелива и внимательна. Ее замечания были конкретны, направлены на то, как исправить ошибку. Проверку техники пилотирования я проходила у Амосовой еще несколько раз. Она не повышала голос, не раздражалась, только очень тщательно записывала свои замечания в летную книжку. Каждый полет с Серафимой Амосовой прибавлял нам опыта и умения, повышал навык пилотирования в сложных условиях ночных полетов.

Летом 1942 года на Южном фронте линия фронта беспрерывно менялась. Надо было совершать, кроме ночных вылетов, дневные разведывательные. На такие задания всегда вылетала Амосова. Однажды, во время отступления наших войск, она бомбила автоколонну противника. Ее самолет был обстрелян шквальным огнем, при этом была отбита часть лопасти винта. С большим трудом Серафима вернулась на свой аэродром, но надо было срочно лететь дальше. Амосова укоротила вторую лопасть винта и перелетела на новое место базирования.

С первых дней пребывания в полку Серафима Амосова проявила себя и как умелый командир-организатор. Спокойно, без суеты распоряжалась она вылетами самолетов на задание и на перебазировку. Всем своим обликом: твердой походкой, ровным голосом, спокойным взглядом — она являла образец бесстрашия и уверенности. «Выдержка, — говорила она, — в нашем деле — первое условие выхода из опасного положения». После того как на Кубани наш полк стал гвардейским, Серафиму Амосову назначили заместителем командира по летной части. Она, как и прежде, летала на боевые задания, кроме того, еще дежурила на старте, руководила полетами, тренировала и вводила новичков в строй, переучивала штурманов на летчиц.

…Предстоял решительный штурм Новороссийска. На помощь наземным войскам и десанту морской пехоты командование фронта решило привлечь легкобомбардировочную авиацию. Из нашего полка было выделено восемь экипажей под командованием Серафимы Амосовой. Полеты над Новороссийском были непростые. Аэродром располагался на площадке, где с одной стороны — высокие скалистые горы, с другой — море. Кроме того, из-за перепада температур образовывались восходящие и нисходящие потоки воздуха, при которых самолет резко теряет и набирает высоту. Противник отчаянно сопротивлялся: обстреливали с кораблей, с береговых батарей, из города.

Серафима Амосова первая вылетела на боевое задание, под насмешливыми взглядами летчиков-черноморцев, летавших на своих самолетах днем.

Во время штурма Новороссийска экипажи под командованием Серафимы Амосовой совершили 233 боевых вылета. Благодарности пехотинцев и моряков являлись лучшим признанием, что девушки Амосовой успешно выполнили задание фронта.

За войну гвардии майор Серафима Тарасовна Амосова совершила 555 боевых вылетов в Донбассе, на Северном Кавказе, Кубани, в Крыму, Белоруссии, Польше, Германии. Помимо боевой работы, она выполнила более 500 специальных заданий командования армии и фронта, а также подыскала и опробовала более 300 посадочных площадок для перебазирования. Поиск таких «аэродромов подскока» был связан с большим риском. Ей приходилось садиться на незнакомые, возможно, заминированные площадки.

За мужество и отвагу она была награждена пятью орденами и многими медалями, в том числе полководческим орденом Александра Невского. Серафима Тарасовна Амосова-Тараненко проявила себя как человек большого мужества не только на войне, но и в мирной жизни. Она смогла стойко пережить большое горе — гибель дочери во время землетрясения в Ташкенте. Она приняла к своим двоим сыновьям третьего сына — умершего брата мужа. Воспитала его достойным гражданином страны. Она регулярно и с душой проводила военно-патриотическую работу, возглавляя устный журнал «Боевая подруга» при Центральном Доме Советской Армии.

Наша Сима Амосова была не только строгим командиром, но и хорошим, отзывчивым, добрым товарищем, хлебосольной хозяйкой. Лариса Литвинова вспоминала, как однажды, возвращаясь с боевого вылета, Сима обратила внимание на облака, которые спускались с гор. Она сравнила их с хорошим тестом, которое лезет из квашни и хотелось бы его потрогать руками.

Да, у Симы всегда в доме были очень аппетитные вкусные пироги и плюшечки, которыми она любила угощать не только своих домашних, подруг, но и всех соседей по дому. А ее изумительные соленья, маринады и прочее! Она всегда прекрасно выглядела, имела красивую прическу, у нее был хороший парикмахер, к которому она часто приводила и нас, своих фронтовых подруг.

Я очень благодарна и признательна ей и ее супругу, Ивану Андреевичу Тараненко, за выделенные мне на их даче грядки для посадки и испытания моих селекционных сортов ирисов. А цветок ириса по-гречески — не только «радуга», но и «память»…

Не могу не сказать и о спутнике жизни и большом друге Серафимы — ее муже Иване Андреевиче Тараненко, замечательном человеке и летчике.

И. А. Тараненко в 1934 году окончил Харьковское военное авиационное училище. Во время войны с Финляндией совершил 205 боевых вылетов, провел 18 воздушных боев и лично сбил 4 самолета противника. Спас жизнь своему боевому товарищу, сбитому во время воздушного боя. Иван Тараненко сел на своем одноместном истребителе в неизвестной местности, около приземлившегося раненого товарища, посадил его в свой самолет и при яростном обстреле взлетел на перегруженном «ястребке» к своим.

В Великую Отечественную воевал с первого дня. Командовал 298-м истребительным, впоследствии 104-м гвардейским авиационным полком, затем авиадивизией. За время Великой Отечественной войны сбил 16 лично и 4 в группе вражеских самолетов, за что 9 сентября 1943 года был удостоен звания Героя Советского Союза. Безусловно, заслужила это высшее звание и С. Т. Амосова, но оно ей так и не было присвоено.

Надежда Тропаревская

Незаслуженно обойдена наградами и вниманием очень скромная, но волевая летчица — Надежда Евгеньевна Тропаревская.

Ее боевая жизнь в полку началась с первых дней образования нашей части и первых успехов в борьбе с фашистами. В июле 1942 года в боевом донесении полка говорилось, что экипаж старшины Н. Тропаревской вместе с экипажем Е. Носаль полностью уничтожили на станции Покровское (около Таганрога) железнодорожный состав. В сентябре 1942 года Надежда Тропаревская была награждена орденом Красного Знамени.

Она активно участвовала во всех операциях полка (Кавказ, Кубань, Эльтиген, Севастополь, Белоруссия, Восточная Пруссия). Но ее заслугой является и то, что она обучила всех летчиц и штурманов 46-го гвардейского авиаполка и других летчиков дивизии прыжкам с парашютом. Полки, летавшие на У-2 (По-2), до осени 1944 года выполняли боевые задания без парашютов.

Надежда Тропаревская не только сама вывозила летчиков на тренировочные прыжки, но и организовывала переоборудование самолетов для того, чтобы летчик, улетая на боевое задание, мог поместиться с парашютом в кабине. Парашют спас жизнь многим, в том числе и штурману эскадрильи Руфине Гашевой, впоследствии ставшей Героем Советского Союза.

Обучая летчиков парашютному делу, Надежда Тропаревская продолжала летать на боевые задания до конца ноября 1944 года. Когда у ее самолета было перебито управление руля поворота, был пробит бензобак, а сама Надя тяжело ранена — это был ее 513-й боевой вылет. Надежда Тропаревская вместе со штурманом Таней Масленниковой с трудом прилетели на изрешеченном самолете в расположение наших войск.

За мужество и отвагу она была награждена четырьмя орденами и медалями.

Пришла Победа! Гвардии старший лейтенант Надежда Евгеньевна Тропаревская демобилизовалась. Она стала испытывать парашюты, обучать парашютному спорту молодежь, сама участвовать в соревнованиях. Занимала призовые места, устанавливала мировые рекорды. Н. Е. Тропаревская-Есионова завоевала титул чемпионки СССР по прыжкам на точность приземления и затяжным прыжкам. Ей присвоили звание заслуженного мастера спорта. Не случайно о прыжках с парашютом она мечтала с детства!

…Не могу не вспомнить об очень интересном случае, который произошел с моими боевыми подругами из 125-го гвардейского полка пикирующих бомбардировщиков.

Мы базировались в станице Ивановской, где был ближайший к линии фронта медсанбат. Вдруг к нам пришли обгорелые, буквально почерневшие девчата из «сестринского» полка, летавшие на пикирующих бомбардировщиках — «пешках». Они летели к цели, но левый мотор Пе-2 был поврежден снарядом зенитки. Летчица Маша Долина сумела сохранить свое место в строю девятки, а штурман Галя Джунковская хорошо отбомбилась по цели. На обратном пути подбитый и горящий самолет начал отставать, и истребители противника ринулись на него в атаку. Галя и стрелок-радист отстреливались из пулеметов, пока не кончились патроны. Только атака была отбита, как появился другой «месс». Летчик стал показывать знаками, как будет сбивать горящий самолет, и дал длинную очередь… Загорелся второй мотор. «Мессер» снова зашел для атаки. Галя в отчаянии схватила ракетницу, быстро зарядила и выстрелила в немецкий истребитель осветительной ракетой, причем дважды. Немец, не поняв, в чем дело, на всякий случай ушел от «пешки».

Высота падала, огонь заполнял кабины. Маша Долина крикнула: «Прыгайте, а я попробую посадить самолет…» Но ни Галя, ни стрелок-радист Ваня Соленов, раненный в бою, не захотели оставлять ее одну. Сразу же за Кубанью, за линией фронта, самолет просто упал на землю. Надо было быстро выбраться из горящей машины. Только все трое успели отбежать, как раздался взрыв…

18 августа 1945 года Марии Долиной и Галине Джунковской (Марковой) было присвоено звание Героя Советского Союза.

…Когда-то в Энгельсе для того, чтобы получить право летать, я должна была стать политработником, а теперь на Кубани, в августе 1943 года, меня, как политработника, политотдел 4-й воздушной армии перевел в 9-ю гвардейскую истребительную дивизию. Я сменила ушедшего по возрасту Г. А. Макеева, была назначена помощником начальника политотдела дивизии по комсомольской работе. Жалко было расставаться со своим полком и девчатами моей эскадрильи… Но приказ надо выполнять безоговорочно. Подаренный Саратовским институтом самолет остался в полку, и долгое время он оставался единственным в части с турельным пулеметом в кабине штурмана.

Евгения Руднева

До конца войны я не теряла связи с полком. Особенно переживала за Галю Докутович, мне казалось, что ее, с таким тяжелым повреждением позвоночника, недостаточно жалели и оберегали. Часто я получала от аккуратной и обязательной Жени Рудневой подробные письма, в которых она рассказывала о жизни и работе полка.

Вот, например, письмо Жени от 23 февраля 1944 года:

«Здравствуй, Ириночка!

Поздравляю тебя с праздником. У нас вчера началась зима: то было уже и травка зеленела, а сейчас такая метель и ветер 15 метров в секунду. Сижу дома, готовлюсь: в своей группе провожу занятия по четвертой главе Краткого курса. Перерыв был солидный — о диалектическом методе говорили еще при тебе, а потом все текущим материалом занимались. Обложилась книгами и исписала уже больше половины тетрадки. Надо через дорогу сходить к Полине Гельман за философским словариком, но в такую пургу не хочется высовывать нос на улицу. После обеда будет торжественное заседание. Двухлетие свое мы отлично отпраздновали. Гашева и Тропаревская сделали «Крокодил». Поместили 12 заповедей (13-я — «не теряйся»)».

Последнее письмо от Жени Рудневой я получила 19 марта — перед самой ее гибелью.

«19 марта 1944 года

Здравствуй, Ирочка!

Сижу в трех километрах от линии фронта, позавчера была в 40 метрах от немцев. Смотрю, как наши работают, хорошо, надо признаться. Ирочка, ты пиши. Я, правда, уже шесть дней не была у себя дома. Может быть, и есть от тебя письмецо. Я послала тебе ответы на все твои вопросы. Знаешь, Ира, оказывается, жива мать Гали Докутович. Ее сестра пишет, что матери еще не сказала о Гале и не знает, как сказать. У нас все в порядке. Состав очень изменился, ты многих не знаешь… Пиши, моя хорошая. Целую.

Женя».

Никогда не изгладится из памяти светлый образ юной и милой Жени Рудневой — мечтательницы, влюбленной в стихи, сказки и звезды…

Когда началась война, Женя Руднева перешла на четвертый курс механико- математического факультета МГУ, мечтала стать астрономом и уже возглавляла в астрономо-геофизическом научном обществе при Академии наук СССР отдел Солнца.

Училась Женя с увлечением, активно участвовала в научных обществах, писала статьи. Ей предсказывали большое будущее ученого.

Но когда над Родиной нависла страшная опасность, Женя не смогла спокойно учиться. Она решила, что ее место только на фронте.

Почему эта девушка, совсем «невоенная», стала Героем? Откуда она нашла в себе силы для того, чтобы переносить тяготы фронтовой жизни, смотреть в глаза смерти и совершать подвиги?

Еще в школьные годы Женя начала воспитывать в себе высокие душевные качества, волю и сознательность комсомолки — патриотки Родины. Разнообразны ее интересы, пытлива и настойчива была Женя еще в школе. Она всегда готова прийти на помощь тем, кто в ней нуждался. Эта настойчивость, большая требовательность к себе и готовность помочь товарищам очень пригодились ей на фронте.

Непросто было для Жени, никогда не мечтавшей об авиации, о военной службе, приобрести военные навыки. Трудно давалась строевая подготовка. Не хватало сноровки, расторопности даже в надевании комбинезона, даже чтобы сесть в кабину самолета. Но Женя умела преодолевать трудности. К своим недостаткам она относилась сурово. Чтобы научиться правильно и четко шагать, она часто в свободное время ходила возле общежития, отрабатывая элементы строевой подготовки.

Точная и аккуратная, она успешно выполняла боевые задания. Женя много знала, к ней тянулись подруги, ее с интересом слушали. Часто в непогоду, когда не было полетов, ее просили рассказать что-нибудь и она с удовольствием рассказывала. Знала она множество мифов, легенд, сказок. У Жени был негромкий певучий голос. Ее слушали с большим вниманием и интересом. С особенным увлечением она говорила о звездах, таинственной Вселенной, у которой нет ни начала, ни конца…

Сначала на фронте Женя была рядовым штурманом. Вскоре ее назначили штурманом эскадрильи, а спустя год — штурманом полка. Женя много летала. Не раз меткими ударами она поражала переправы, скопления техники и даже как-то попала в движущийся вражеский поезд. Она сама летала на боевые задания со всеми летчицами полка и обязательно «выводила» молодых летчиц, совершая с ними их первые боевые вылеты.

Мне пришлось несколько раз летать на боевое задание с Женей Рудневой. Особенно запомнился боевой вылет в феврале 1942 года. Это было после того, как мы с Полиной Гельман заблудились, и мне пришлось садиться вне аэродрома. И в ту февральскую ночь погода была отвратительная — шел мелкий снег, дымка, было прохладно в намокшем комбинезоне. К моему самолету подходит Женя Руднева и говорит: «Товарищ гвардии капитан! Не обижайтесь, но я должна проверить вашу готовность к боевому вылету. Не только штурман, но и летчик должен хорошо знать боевое задание и условия его выполнения. Скажите, как сегодня будет работать приводной прожектор? Аэродром раскисший, вы учли, с какой нагрузкой вы вылетаете? Какие по курсу у вас будут ориентиры?» Все эти вопросы она задавала спокойным, мягким голосом и, выслушав ответы, сказала: «В этот боевой вылет штурманом полечу с вами я». Мы сели в самолет, и вскоре была дана со старта зеленая ракета — на вылет. Женя уточнила, хорошо ли я ее слышу через наш несовершенный переговорный аппарат, и назвала мне курс к цели. Затем она сказала, «что очень удобно не все время быть привязанной к компасу, а следить за курсом, взяв звездочку в промежуток между лентами-расчалками и держать ее — так плавно удерживается нужный курс полета». Над целью она очень спокойно, но настойчиво подавала команды подвернуть самолет и держать нужную высоту полета. В ту ночь мы бомбили дороги, где было полно машин противника. Погода немного улучшилась. При возвращении на свой аэродром вдруг слышу жалобный просящий голос Жени: «Иринка, пожалуйста, разреши мне повести самолет! Очень хочется почувствовать его душу!»

Хотя Женя Руднева очень любила свою специальность штурмана, но временами ей хотелось и самой управлять самолетом, ощущать свою власть над машиной.

А вообще-то ее математическая душа была наполнена поэзией и философскими идеями. Как-то они вместе с Галей Докутович стали вынашивать идею, что и здесь, на фронте, можно найти время, чтобы создать литературный журнал, в который собрать разбросанные записи девчат и стихи о полке, отклики на некоторые публикации в армейской газете. Галю Докутович мы уговорили быть редактором, а статьи с политической оценкой времени и нашем участии в войне взялась написать Женя Руднева. Так в мае 1943 года появился «Литературный журнал» 2-й авиаэскадрильи гвардии старшего лейтенанта Е. Никулиной, в котором были опубликованы две статьи гвардии лейтенанта Рудневой — «Боевой путь» и «В чем «ошибка Вари»?». Последняя статья была напечатана в армейской многотиражной газете под заголовком «Ошибка Вари», в ней рассказывалось о переживаниях девушки Вари, полюбившей ловеласа, и о необходимости серьезно относиться к фронтовым встречам и дружбе с ребятами на войне. Говорилось о счастье…

Гвардии лейтенант Руднева.

В чем «ошибка Вари»?

Говорят, что Филипп Медичи, по прозвищу Красивый, сочинил такую песенку:

О, как молодость прекрасна,

Но мгновенна… Пой же, смейся,

Счастлив будь, кто счастья хочет,

А на завтра не надейся!

Счастье — это слишком широкое понятие, чтобы хорошо иметь о нем представление. Разве это только личное благополучие? Нет, конечно нет! Мы, добровольно пришедшие в армию по путевкам комсомола, счастливы от сознания, что каждая из нас имеет право сказать: «Я — борец за народное счастье». Каждый день, разумеется, об этом не думаешь. Жизнь складывается из отдельных деталей, из мелочей и основного — боевой работы. И вот если на работе у тебя все в порядке, о мелочах забываешь, если свезешь фрицу хороший «подарочек» и у них там получится приличный взрыв или пожар, то все пустяк — и непорядки в столовой, и холод в общежитии. Скажем конкретнее: нам повезло сравнительно с другими девушками — большое счастье быть именно в нашем полку.

Мы ссоримся иногда друг с другом, — на работе без этого невозможно, — но опять-таки это мелочи, это зависит от характера людей, от того, кто как понимает детали своих обязанностей. Вот пример. Я — штурман эскадрильи, а Хорошилова — техник нашей эскадрильи по вооружению. На старте, дома при разборе полетов, на партийном или комсомольском собраниях мы всегда с ней ругаемся по поводу подвески бомб, об отношении вооруженцев к работе, о том, кто виноват, когда зависают бомбы, — штурмана или вооруженцы. А вообще, Саша — одна из моих лучших подруг в полку, мы с удовольствием вместе проводим время. Мы одинаково болеем за работу полка в целом, наши споры ведут к улучшению работы. Это — одна сторона. Другая — положение на фронтах. Мы пережили горечь отступления, мы знаем радость побед, настроение на день часто определяется тем, какая была утром сводка. Зря я так много говорю, можно короче — больше всего в мире мы любим свою Родину и счастливы тем, что в состоянии ее защищать, отдать ей все, жизнь, если понадобится, — затем и шли. Мы очень любим свой полк, очень дорожим честью быть в нем, горды его успехами, больны его неудачами.

Вот Вы пишете: «Великая битва идет в мире, и перед ее лицом все личное надо отодвинуть на время в сторону, надо запретить его себе. Ради общего я отказался бы сейчас и от тебя». Да ведь мы и так от всего отказались, когда шли сюда. Командир полка оставила дома сына, Рая Маздрина — двух сыночков, каждая из нас может никогда не увидеть родных и любимых. А как бы хотелось с ними увидеться! Но это возможно лишь после победы. Значит, нужно ее добыть. Отсюда берутся мужество и чистота сердца. В чем ошибка Вари? Не в том, что она забыла Алексея. Ведь это истина, что сильное чувство от разлуки усиливается, а слабое слабеет. Возможно, она недостаточно глубоко любила Алексея, не сознаваясь себе в этом. И не в том ошибка, что она увлеклась Виктором. Она виновата в том, что не разгадала, не узнала его как следует, и в том, что — каким бы хорошим он ни был! — дала ему повод надеяться на нечто большее, чем просто встречи. Этого не следовало делать ни при каких обстоятельствах.

«И на завтра не надейся»… Ведь это мещанское понимание счастья, к сожалению, очень крепко и у некоторых наших девушек, которые пожертвовали всем ради этого самого «завтра». Наша дивизия упорно помещает нас с «братцами». Совсем неудивительно, что возникает дружба, а иногда и увлечения друг другом. От этого люди не становятся хуже, не теряют своего достоинства и чести. Но страшно другое. Приходится иногда слышать разговоры о том, что молодость проходит, что, дескать, скоро старухами будем. Такое настроение — уже шаг в болото. И это теперь один из наших самых больших врагов.

Наши девушки гордо пронесут знамя своего полка, не положив на него ни одного пятна. Мы прошли вместе достаточно большой путь уже здесь, на фронте, чтобы дорожить традициями своего полка.

Ну а Виктор? Может быть, в тылу у него осталась любимая девушка или жена? Но Варя для него не первая на фронте. Ему скучно. И безразлично — Варя или какая-нибудь другая. Он идет на подлость и, не питая к ней настоящего большого чувства, ищет ее расположения. Не все такие, как Виктор. Однако их очень много. Поэтому нужно всегда уметь глубоко и серьезно определять свое отношение к людям, сохраняя уважение к себе. Дружба в условиях фронта, крепкая и честная, никем никому не запрещается. Мужество и чистота сердца от этого не пострадают».

* * *

9 апреля 1944 года Панна Прокофьева с Женей Рудневой успешно отбомбились в укрепленном районе северной части Керчи. Хотя Прокофьева была и опытным летчиком, но совершала свой первый боевой вылет, а у Жени Рудневой это был уже 645-й боевой вылет. Самолет загорелся над целью, но Женя продолжала сбрасывать бомбы в район заданной цели. Следующие за ним экипажи видели, как самолет медленно стал падать на землю, а в кабине штурмана рвались сигнальные ракеты. Самолет упал за линией фронта. Жени не стало…

До сих пор мы не можем привыкнуть к тому, что Жени нет среди нас. Но остались ее дневники, в которых она рассказывала о настоящей, хотя и пролетевшей, как мгновение, любви. Долгое время по Черному морю плавал пароход «Евгения Руднева». В Бабушкинском районе Москвы есть улица Евгении Рудневой. В московской средней школе № 25 до сих пор есть отряд Евгении Рудневой. Хотя в нем сменяются ребята из года в год, но новая смена отряда Евгении Рудневой и сейчас приходит к нам на встречу 46-го гвардейского авиаполка.

Даже в наше сложное время будет небезынтересно прочитать хотя бы некоторые выдержки из писем и дневников этой удивительной, цельной и яркой девушки, какой была Женя Руднева.

«27 февраля 1942 года

Здравствуйте!

Милый папист! Вчера получила твое письмо с газетной вырезкой. Спасибо за нее, я прочла об университете, так как все, касающееся его, меня интересует с прежней силой. Но, родной мой, в меня здесь уже столько вложено сил, денег и, главное, знаний, что вместе с остальными я представляю некоторую ценность для фронта. Я обязательно вернусь к вам домой после войны, но уж если что случится, то фашисты дорого заплатят за мою жизнь, так как я владею совершенной техникой, которую постараюсь полностью против них использовать.

Ну а теперь о вас. Теперь я имею некоторое представление о современной Москве — видела фильм о разгроме фашистов под Москвой. Было такое чувство, как будто побывала дома… Вы за меня не беспокойтесь! У меня очень хороший командир (непосредственный начальник). Ее тоже звать Женей. Да, когда Дуся (моя университетская подруга здесь) прочла твою приписку, папист, на газете, она от души рассмеялась: ее родные тоже долго не могли понять, где она, и звали домой. У нее шесть братьев в Красной Армии, а родителей нет совсем, так что ее сестры обо всех сразу беспокоятся. Мамочка, хочешь знать, какая Дуся из себя? На моей большой карточке, где сняты девушки, работавшие в совхозе, она есть. Там подписано: Пасько Дуся.

Крепко целую. Пишите.

Вы мне все время пишите, все ваши письма мне доставят.

13 июня

Здравствуйте, мои любимые!

…Сегодня восемь месяцев с того времени, как я в армии. А помните, ведь я даже на два месяца полностью никогда из дома не уезжала! Кроме сознания, что я защищаю Родину, мою жизнь здесь скрашивает еще то, что я очень полюбила штурманское дело. Вы, наверное, очень беспокоитесь с тех пор, как я в армии, тем более вы теперь знаете мою профессию. Но вы не очень смущайтесь: моя Женечка — опытная летчица, мне с ней ничуть не страшно. Ну а фронтовая обстановка отличается от нашей учебной только тем, что иногда стреляют зенитки… В общем, не беспокойтесь. А уж если что и случится, так что ж: вы будете гордиться тем, что ваша дочь летала. Ведь это такое наслаждение — быть в воздухе!

С особенным восторгом я переживала первые полеты. Но не могла поделиться с вами своими чувствами, потому что не хотела вас волновать сообщением о своей профессии, поэтому и аттестат долго не высылала. Получили ли вы деньги по нему за июнь? Пишите подробно, как живете. Прошу, пишите через день.

Целую вас крепенько.

15 сентября

Здравствуйте, мои самые любимые!

Ну, вот и вы наконец дожили до большой радости: 1) мне 11 сентября присвоили звание младшего лейтенанта и 2) самое главное, 13 сентября (ровно 11 месяцев моего пребывания в армии) меня наградили орденом Красной Звезды. Я рада за вас, мои дорогие, что теперь у вас дочь орденоносец. Для меня орден не завершение работы, как это принято считать, а лишь стимул к дальнейшей упорной борьбе. Теперь я буду летать еще лучше. Я летаю все время, мои родненькие. На сегодняшний день у меня сто пятьдесят боевых вылетов.

Хорошие мои, вчера мне сказали, что наш комиссар послала вам письмо (об этом я не знала), получили ли вы его? И что в нем написано? Если очень хвалят, не зазнавайтесь, я все та же простая ваша дочечка Женя, что и была.

Целую вас крепко-крепко. Мамулька, ты теперь не работаешь: за то, что я теперь орденоносец, пять дней подряд пиши мне по письму (большому!). Каждый день, хорошо?

19 октября

Уважаемый Сергей Николаевич!

Пишет Вам Ваша бывшая студентка Женя Руднева — из той астрономической группы, в которой учились Пикельнер, Зигель, Манзон. Эти имена, возможно, Вам более знакомы, а вообще группа у нас была маленькая, всего десять человек, и были мы на один год моложе Затейщикова, Брошитэка, Верменко. Простите, пожалуйста, что я к Вам обращаюсь, но сегодняшнее утро меня очень взволновало. Я держала в руках сверток, и в глаза мне бросилось название газетной статьи: «На Пулковских высотах». На войне люди черствеют, и я уже давно не плакала, Сергей Николаевич, но у меня невольно выступили слезы, когда прочла о разрушенных павильонах и установках, о погибшей Пулковской библиотеке, о башне тридцатидюймового рефрактора. А новая солнечная установка? А стеклянная библиотека? А все труды обсерватории? Я не знаю, что удалось оттуда вывезти, но вряд ли многое, кроме объективов. Я вспомнила о нашем ГАИШе… Ведь я ничего не знаю. Цело ли хотя бы здание? После того как Вы оттуда уехали, мы еще месяц занимались (я была на четвертом курсе). По вечерам мы охраняли свой институт, я была старшиной пожарной команды из студентов. В ночь на 12 октября я также была на дежурстве. Утром, еще ничего не зная, я приехала в университет, оттуда меня направили в ЦК ВЛКСМ — там по рекомендации комитетов комсомола отбирали девушек-добровольцев. И вот 13 октября был год, как я в рядах Красной Армии. Зиму я училась, а теперь уже пять месяцев, как на фронте. Летаю штурманом на самолете, сбрасываю на врага бомбы разного калибра, и чем крупнее, тем больше удовлетворения получаю, особенно если хороший взрыв или пожар получится в результате. Свою первую бомбу я обещала им за университет — ведь вражеская бомба попала в здание мехмата прошлой зимой. Как они смели!! Но первый мой боевой вылет ничем особенным не отличался: может быть, бомбы и удачно попали, но в темноте не было видно. Зато после я им не один крупный пожар зажгла, взрывала склады боеприпасов и горючего, уничтожала машины на дорогах, полностью разрушила одну и повредила несколько переправ через реки…

Мой счет еще не окончен. На сегодня у меня двести пятьдесят шесть боевых вылетов. И я не хвалиться хочу, а просто сообщаю, что честь университета я поддерживаю — меня наградили орденом Красной Звезды. В ответ на такую награду на нашем участке фронта ни минуты покоя… А с сегодняшнего дня я буду бить и за Пулково — за поруганную науку. (Простите, Сергей Николаевич, послание вышло слишком длинным, но я должна была обратиться именно к Вам. Вы поймете мое чувство ненависти к захватчикам, мое желание скорее покончить с ними, чтобы вернуться к науке.)

Пользоваться астроориентировкой мне не приходится: на большие расстояния мы не летаем.

Изредка, когда выдается свободная минутка (это бывает в хорошую погоду при возвращении от цели), я показываю летчику Бетельгейзе или Сириус и рассказываю о них или еще о чем-нибудь, таком родном мне и таком далеком теперь. Из трудов ГАИШа мы пользуемся таблицами восхода и захода луны.

Сергей Николаевич, передайте мой фронтовой горячий привет Н. Ф. Рейн и профессору Моисееву. Ему скажите, что он ошибался: девушек тоже в штурманы берут. Как Ваше здоровье, Сергей Николаевич? Если Вам не будет трудно (мне очень стыдно затруднять Вас и вместе с тем хочется знать!), напишите мне о работе ГАИШа, о том, что осталось в Москве, что удалось вывезти из Пулкова.

Я очень скучаю по астрономии, но не жалею, что пошла в армию: вот разобьем захватчиков, тогда возьмемся за восстановление астрономии. Без свободной Родины не может быть свободной науки!

2 декабря

Вчерашний день нам кажется случайным,

А счастье принесет совсем иной…

Недавно я об этом подумала. И глупая мысль, совсем парадокс, пришла мне в голову: ведь сейчас война, кругом столько ужаса и крови, а у меня, наверное, сейчас самое счастливое время в жизни. Во всяком случае, жизнь в полку будет для меня самым светлым воспоминанием, так мне кажется. И вот у меня двойная жизнь: в мыслях о будущем мне все рисуется туманно, но очень светло. Ведь главное — кончится война. А между тем я чувствую, кроме мрачной, замечательную сторону настоящей жизни. Одно меня угнетает: я плохой штурман. И как-то по-глупому плохой: ведь я могу не делать всех тех ошибок, которые делаю. Знаю, что могу, потому что в полетах с другими летчиками я их и не делаю, а лечу с Диной — что-нибудь не так.

17-го было вручение орденов. Этот день я надолго запомню. Наш невзрачный клубик убрали цветами и коврами, батальонный комиссар еще раз показала, как всходить по ступенькам и не запнуться о порожек, как поворачиваться и говорить: «Служу Советскому Союзу». Вместе с нами получали ордена и «братишки». Потом был обед в нашей детской столовой, но, кажется, на нормальных стульях. Перед обедом подали водку. Никак нельзя было не выпить. И вот я отлила половину стакана сидящему рядом со мной штурману-«братику», и мы с ним выпили за процветание штурманского дела. Вчера летчик, который сидел слева от меня на том обеде, сказал, что этот штурман погиб. Так что процветание штурманского дела не состоялось. А потом у Дины болела рука — со мной ведь трудно летать! — и она летала с Раей. Опять зависла сотка, на этот раз пострадал лонжерон, и одну ночь мы совсем не летали. А потом я перелетала со всеми летчиками полка (всем могу теперь дать оценку, со своей точки зрения, конечно), один раз была дежурной по старту, так что теперь дело выпуска самолетов мною освоено. У меня настроение было так себе: на земле скверное, в воздухе отличное, потому что летали мы в сентябре особенно много, у меня сто три полета за месяц. 6-го было торжественное заседание, а 7-го утром на построение к нам прибыли генерал- майоры Вершинин и Науменко. Вершинина мы уже слышали однажды на партийном собрании. Он сказал тогда, что мы самые красивые девушки, потому что красота сейчас и вообще заключается не в накрашенных ресницах и губах, а в том большом деле, которое мы делаем.

Пока не летали, занимались теорией. «Преподаватели» штурманского дела — летчик Лора, бомбометания — я… Замечательная, между прочим, у нас эскадрилья. Не то что ворчунья первая! Особенно штурманы хороши…

20 декабря

16-го, кажется, был выдающийся полет: до Терского хребта мы набирали девятьсот пятьдесят метров, а над самим хребтом облачность прижала до семисот метров, над Тереком — до шестисот метров. Я ориентировалась по луже за рекой. Впереди было худо, но сзади еще хуже: прожекторы я в полете туда ни разу не видела; шел дождь, потом снег, подбалтывало. Я боялась обледенения. Запасной целью была Терская. Мы чуть-чуть уклонились от маршрута вправо, но потом повернули и пересекли Стодеревский изгиб точно по линии пути. Скорость была сто пятнадцать.

17 января 1943 года

Наутро на строевых собраниях эскадрилий мы услышали ужасную новость. Вышла Ракобольская и сказала: «Погибла Раскова». Вырвался вздох, все встали и молча обнажили головы. А в уме вертелось: «Опечатка, не может быть». Наш майор Раскова!.. Я до сих пор, как подумаю об этом, не могу поверить.

12 февраля

10-го я сделала с Мартой четыре вылета. Это были ее первые боевые вылеты. Замерзли до костей и даже глубже. Первая зимняя ночь прошла не ахти как удачно. Ира Дрягина с Полинкой не вернулись. Я волновалась за них, боялась, а вечером оказалось, что они под Кропоткином сидят. Ушли на другой прожектор. Вчера еще по два вылета сделали. Идет упорная борьба за Тимашевскую. Взята Лозовая.

24 февраля

16-го сделали по два полета. Растаяло, трудно ориентироваться… Занимаюсь с будущими штурманами бомбометанием. Машин на дорогах полно — сейчас только летать бы да летать! Ира Дрягина с Полинкой прилетели. Я от родных посылку получила — так обо всем позаботиться могут только они!

7 марта

Вчера прилетели в Пашковскую. Перелетала с Люсей Клопковой. Вечером опять дежурила. А сейчас все ушли на полеты. Погода плохая, я дома. Самое главное в моей жизни — партбюро приняло меня 4 марта в члены партии.

27 марта

Мы пока что в Пашковской. Вчера впервые летали из Ивановской. Над Киевской было весело. Раю Аронову ранило. Лиду Свистунову царапнуло. За это время почти каждую ночь летала. Один раз с Дрягиной, другой — с Клопковой.

28 марта

Милые мои роднули! Здравствуйте!

Воображаю, папист, что ты подумал обо мне, когда пришло письмо от Лиды о том, что она будет кончать вуз. «Вот все подруги спокойно кончат институты, одна лишь у меня дочка такая неспокойная дура, что не смогла спокойно учиться». Хороший мой, опять отвечу тебе строчками нашего стихотворения: «Пусть скажет отец, что гордится он дочкой, — не только сынами гордиться должны!»

Ведь иначе не позволила бы сделать моя совесть. Я вам сказала тогда, что меня мобилизовал ЦК комсомола, на самом же деле это верно лишь отчасти, дело было сугубо добровольное. Но если бы вы знали, как я довольна, что решила тогда свою судьбу именно так! Я хочу одного: вам будет легче, если вы будете знать, что ваша дочь прикладывает все силы к тому, чтобы разгромить лиходея.

Целую.

13 апреля

Здравствуйте, мои бесценные мусенька и папист!

Итак, сегодня стукнуло ровно полтора года, как мы не видимся с вами. Я сейчас сижу дома одна. Вечереет. Соня ушла на работу, а я сегодня отдыхаю, сегодня вообще приказано работать только половине людей. Два часа назад нам торжественно вручили погоны: в Москве это уже с 1 февраля, но ведь мы-то не в Москве, нам выдали только сегодня (а ты уже давно просила, чтобы я в новой форме сфотографировалась. Формы у меня новой нет: к зимней форме пришьем погоны, а вот летнюю дадут — та уже будет новой). Я их сейчас примеряла перед зеркалом. Велики. У меня ведь плечи узкие. Попробую где-нибудь обменять эти погоны на маленькие, а то они шире плеч.

Мои хорошие! Последнее время я некоторые письма к вам отправляла с пассажирскими самолетами. Поэтому они доходят быстро. Это письмо пошло по почте, будет идти месяц, а то и больше. Не беспокойтесь, что произойдет перерыв в письмах: когда я не смогу посылать самолетами, все письма будут идти долго, но ведь за начало апреля письма вы получите значительно раньше, поэтому получится перерыв.

Мамочка, получила ли ты деньги по аттестату? Сообщите, дошли ли мои фотографии: та, где я сфотографирована на открытке, и вырезка из газеты, где мы вчетвером? Я жива и здорова, работаем мы по-прежнему.

Вчера Дина была занята, я летала с Мартой. Пошел дождик, пришлось сидеть сложа руки; мы с ней часа три проболтали, а потом пытались заснуть в кабинах. Хоть температура была +5°, мы все-таки замерзли.

Пишите. Целую крепко.

13 апреля

Из каких соображений Дина недовольна, когда я летаю с другими летчиками? Боится, что наделаю глупостей, и ей будет стыдно за своего штурмана? Так ведь я глупости только с ней делаю, а в полетах с остальными я чувствую больше ответственности и поэтому более внимательна. Правда, устаю я от таких полетов сильно. Но они приносят мне удовлетворение. Если бы я не испытывала своих сил с другими летчиками, не знаю, какое ужасное самочувствие у меня было бы. Но все-таки с Диной я больше всего люблю летать. Потому что теперь я знаю, что летать могу, что со мной можно летать спокойно. Никто, кроме Дины, не говорит мне о моих ошибках. Каждый полет с ней меня чему-то учит — в полетах с другими я это всегда учитываю. Это — первое, а второе — она мастер своего дела, в ней даже осторожности не всегда хватает, а трусости и капли нет. Это мне больше всего нравится. И последнее: когда-нибудь я и с ней научусь летать без нелепостей.

Уже совсем темно. Пора идти ужинать.

15 апреля

Смелость — это отличное знание своего дела плюс разумная голова на плечах и все это умноженное на жгучую ненависть к врагу.

19 апреля

Жигули, Наташа и Ульяныч собираются стать летчиками. Многие штурманы только об этом и думают. Под руководством главного Соня с зимы не летает за штурмана, ей хочется летать в первой кабине. Галка тоже мечтает. Распадается благородное сословие…

…Деревья в садах, как снегом, засыпаны белыми цветами…

24 апреля

Вчера утром подхожу к штурманам, собирающимся бомбить, поругала их за отсутствие ветротчетов и спрашиваю Нину Ульяненко: «Ты была на полетах, как там, все в порядке?» — «Дусю Носаль убили. «Мессершмитт». Над Новороссийском…» Я только спросила, кто штурман. «Каширина. Привела самолет и посадила». Дуся… Рана в висок и в затылок, лежит как живая. Позавчера ее только в кандидаты приняли. Ее Грицько — в Чкалове… А Иринка — молодец, ведь Дуся навалилась на ручку. Ира с большим трудом вела самолет. Что бы я вчера ни делала, все время думала о Дусе. Но не так, как это было год назад. Теперь мне гораздо тяжелее. Дусю я знала ближе, но сама я, как и все, стала другой: суше, черствее. Ни слезинки. Война…

Вчера я впервые наблюдала ожесточенный морской бой. Луна, в двух местах противник повесил по пять САБов, море, освещенное ими, горы на берегу — и перестрелка с берега на берег красными и белыми пульками…


Получение задачи.

Заходит Ракобольская: «Товарищи командиры, послушайте задачу: сегодня нашему полку выходной день». Второй раз за время пребывания на фронте нам дают выходной. Первый раз это было 16 октября, кажется, тогда нас вернули уже от самолетов.

Меня выходной день в данную минуту огорчил: я только собиралась лететь, потому что Пискаревой и Рябовой дали выходной, а теперь мне не скоро летать придется. Не на чем. Тем более что своего летчика нет. Пойду к штурманам. Завтра они с тысячи метров бомбят.

26 апреля

Дорогие мои!

Здравствуйте! Дорогая мамочка! 25 июля тебе будет 51 год. Поздравляю тебя, милая моя старушечка. Желаю тебе всего самого-самого лучшего. Желаю тебе не знать горя утраты любимых людей в этой жестокой войне. Ведь если бы не война, ты бы у меня еще молодцом была. Сравниваю твои фотокарточки. У меня здесь есть за 1931 год, 1940 (три штуки) и за 1942 год. Как ты изменилась, как постарела! Ксеничка пишет, что не очень плохо выглядишь, а ты, папист, как всегда, просто очаровал ее. Пришлите мне свои фотографии за этот год. Ведь это даже нехорошо: у вас моих так много, а вы мне не можете прислать. Девочки из Москвы пишут, что в «Московском большевике» за 13, кажется, июня была напечатана моя мордочка. Наверное, у вас эта газета есть. И вот люди, которые читают газету, думают, что я какая-нибудь особенная героиня. Пусть они думают что хотят, но я хочу, чтобы вы знали: я такая же ваша дочка, как и была, изменилась очень мало. Только постарела; ведь мне уже двадцать два года, да еще с половиной… Никаких я героических дел не совершаю, просто честно бью фашистов. Вот кто вызывает всегда мое восхищение, так это моя любимая Галочка! Она столько перенесла, и какая она мужественная, какая она прелесть! Она мой друг по профессии. Ну а изо всех летчиц самая лучшая, конечно, Дина. Не потому, что она моя, нет, это было бы слишком нескромно, а потому, что она действительно лучше всех летает. Получили ли вы ее письмо? А фотографию? Потом я вам еще посылала большую карточку, где Дина у колодца наливает воду. Я постриглась после того, как сфотографировалась на этой карточке, и теперь пока не похожа.

Мамочка, независимо от того, получишь ли ты ее письмо, пришли Дине хорошее письмо: ведь она вам почти дочка. В самых трудных условиях мы с ней вдвоем — только двое и никого вокруг, а под нами враги.

Уже темно, в коридоре налаживают кино — мы сегодня отдыхаем. Вошла Соня и ругается, чтобы я не портила глаза, — дала сроку мне пять минут. Дорогие мои!

Целую крепко-крепко.

26 апреля

День за днем… Вчера была медкомиссия. Когда вращали меня на стуле, врач только безнадежно махнул рукой: здорова абсолютно. Посмотрели Краснодар. И Краснодар нас.

Вечером была там воздушная тревога, но мне не хотелось выходить из автобуса. Дни сейчас стоят теплые, замечательные.

30 апреля

Такой торжественный день — вручение гвардейских значков, и вдруг меня наградили орденом Красного Знамени. Я вспоминаю, что было, когда я получала звездочку. И что сейчас!

Как хорошо! Себровой и Наташе дали ордена Отечественной войны 2-й степени. Красное Знамя получили Санфирова и Каширина. Вот, кажется, и все. Вчера сделали четыре вылета.

12 мая

Так много не написано! Дину наградили орденом Отечественной войны 2-й степени… Я от души порадовалась. Позавчера наградили Дусю Красным Знаменем.

1 Мая я встретила в воздухе, у Крымской, торжественно поздравила гвардии капитана Амосову, а в 00.14 «поздравили» врагов. Потом мы еще летали с ней — «душу отводили», всего пятнадцать полетов.

23 мая

Сегодня или завтра должна Дина прилететь. Как я ее ждала целый месяц, а теперь даже не хочется, чтобы она скоро приезжала. Она ведь еще ничего не знает: позавчера «мессер» сжег в воздухе ее друга Ваню Корябова. Жаль, был хороший парень. Несчастный полк: десять дней назад над Таманью подбили Михаила Михайловича Пономарева с Николаем Михайловичем Душиным — разве плохие ребята? Замечательные!..

25 мая

Как мне хочется летать! 21-го я с удовольствием летела с Мартой (Полинка дежурила по части). Нас выделили на полеты, как старый экипаж. А всего лишь два месяца назад нам с ней был однажды отбой, потому что она была еще молодым летчиком!

8 июня

Позавчера меня два раза пытались сжечь — над целью два САБа на нас ссыпались (я очень испугалась), а потом я домой с Люсей Клопковой перелетела, мы покружились над местом вынужденной посадки Жени Крутовой (попали в карбюратор), под нами отчетливо виден был самолет, и он дал вверх белую ракету. Ну и полетики были: болтало, трепало неимоверно! Майор больна, Соня хотела первый полет сделать с Диной, капитан ее не пустила и меня же отругала…

Да, вчера было землетрясение — два толчка, все заметили, кроме меня, — я в это время делала доклад на семинаре агитаторов дивизии (литература Отечественной войны).

1 августа

…На моих глазах сожгли Женю Крутову с Леной Саликовой. Женя, Женя… Когда-то мы загадывали, что, может быть, придется вместе смотреть в глаза смерти. Я видела, как смерть подкрадывалась к Жене, но что я могла сделать?! Мы были уже над своей целью, но я направила Клаву на ближайший прожектор, один из семи, державших Женин самолет. Сначала она маневрировала, потом загорелась плоскость. Но она планировала, не падала. Перед посадкой дали красную ракету. Горящий самолет закрыла от моих глаз плоскость, и я увидела только вспышку в воздухе от взрыва на земле. На территории противника, недалеко от Киевской… Успели ли выбраться? И было ли кому выбираться?.. Женя, Женя… У меня дрожали руки и ноги, первый раз на моих глазах сгорел самолет… Машина у меня ходила по курсу, как пьяная, но мне было не до нее. Потом прилетела Дудина и доложила, что в 23.00 еще один самолет сгорел (Женя — в 22.18). Кто? По порядку вылета — Высоцкая или Рогова. Сердце у меня похолодело. Я подбегала к каждому садящемуся самолету, но там Гали не было.

Моя Галя не вернулась! Кроме того, не вернулись Рогова — Сухорукова и Полунина — Каширина. У Роговой рвались ракеты во второй кабине, она беспорядочно падала. Полунину сбили ЗП. Первых трех — истребитель. О первых трех сообщили наземники. Пустота, пустота в сердце…

Вчера из парткома папиного завода пришло письмо, что папа вступает в ВКП(б). Какая радость! Единственная светлая моя минута за последнее время.

…Я решила лететь с Надей Поповой во второй полет. Дина с Лелей летели первыми. С земли мы видели шквальный пулеметный огонь. Первой села Надя, а Дины и Наташи не было. Наташа пришла пятой, отходила от цели, набирала высоту. Мне было очень тревожно. В пути я спрашивала: «Надя, как ты думаешь, что с ними?»

«У меня хорошее предчувствие, они будут дома». Бомбить нужно было по живой силе в двух километрах северо-западнее Н.-Греческого. Мы зашли с севера, от Кеслерова. Вдруг включились прожекторы. Много, слепят. Где мы — сказать трудно, кажется, еще не дошли. Потеряли высоту в прожекторах до девятисот метров и ушли к Кеслерову набирать. Четыре минуты держали нас прожекторы, а показалось — четыре часа; не стреляли, но в воздухе ходил вражеский самолет и давал ракеты. Опять подкрались (на тысячу двести), посчастливилось увидеть Н.-Греческий, взяли курс, но прожекторы схватили моментально. Но все-таки решили идти, чуть-чуть маневрируя. Через минуту я бросила бомбы. А всего в этот заход прожекторы держали нас шесть минут — чуть ли не до Варениковской. Стали на курс, и я повела самолет. Надя развлекала меня — вылезла из кабины, свесила ноги и смеется. А прилетели, Катя говорит: «Нет. И Белкиной тоже». Разве опишешь все это? Как будто что-то оборвалось. Упрашивали с Амосовой генерала, чтобы пустил утром на поиски, — он был неумолим. 2-го утром я с майором поехала к Дине в Краснодар.

У въезда в город спустил скат. Пришлось менять. А было уже шесть часов, и не было видно, как с аэродрома взлетают санитарные самолеты.

Дина доложила о выполнении задания, а я даже подойти к ней не могла — полились слезы. У Дины рана в голень навылет. У Лели — осколки в мякоти бедра, она потеряла много крови. Сели они прямо к полевому госпиталю. Динка просто герой — так хладнокровно посадила машину! Предварительно она сбила пламя, но мог загореться мотор, потому что там бензин. У Лели было шоковое состояние.

Мне не хочется никакого пафоса, но именно о Дине, о простой женщине, сказал Некрасов:

В игре ее конный не словит,

В беде не сробеет — спасет,

Коня на скаку остановит,

В горящую избу войдет.

15 августа

Ночь, лунное затмение. Опять ты взвинчена до предела, Женечка.

Теперь, когда Гали нет и она никогда не вернется… Ой, как это жутко звучит, жизнерадостная моя Галочка! Это слишком жестоко. Я ношу ее фотографии в партбилете, я не могу переложить ее в маленький белый конвертик, куда я уже положила Женю, — с такой болью в душе я похоронила и этого своего друга. А с Галкой я никак не решусь расстаться.

17 августа

Я окончила Олдингтона «Все люди враги». Автор вместе с Кларендоном совершает массу ошибок, взгляд у него на жизнь далеко не жизненный, и сам он, как человек умный, понимает обреченность своих теорий. Но эта книга волнует. Ряд мыслей у него для меня нов и поражает оригинальностью (вместе с тем они и наиболее слабое у него место), ряд «вечных истин» очень тонко подмечен.

«Любовь — это самое интимное, самое личное в человеке. Она подобна цветку, который можно подарить в данный момент только одному человеку. Если любишь, надо всего себя отдать и чувствовать, что тебя принимают, и, может быть, в любви труднее все принять, чем все отдать. Мы знаем, что даем, но не можем знать, что получим».

Вечер, 25 августа

Женечка, ты хочешь несбыточного: ты хочешь, чтобы среди девушек нашлась вторая Галя. Но ведь Галя была у тебя только одна — да и ту ты сама, товарищ штурман полка, послала на смерть…

12 октября

Вы помните вечер два года назад, мои любимые?

Папа спал, а ты, мусенька, вперемежку со слезами играла со мной и Софой в девятку. А назавтра я ушла. Прошло два года. Если бы меня сейчас спросили снова, как я хочу устроить свою жизнь, я бы, ни минуты не колеблясь, ответила: «Только так». Не подумайте, что мне легко в разлуке с вами, мои дорогие. Иногда я не только сердцем, всем телом чувствую, что мне не хватает вас. Но это иногда. А обычно я думаю о вас всегда: когда мне очень хорошо и очень плохо. И мысль о том, что меня ждут, что кто-то жаждет видеть меня после войны живой и здоровой, часто согревает лучше, чем печка. А вот сейчас я бы не прочь посидеть у хорошей печки: сидим мы в землянке, снаружи беснуется ветер, крутящий пыль и заставляющий беспокоиться о наших птичках.

Целую. Женя.

1 ноября

Пересыпь. Здесь мы с 20 октября. Сегодняшняя ночь войдет в историю — начало высадки десанта на Крымском полуострове. С вечера сделали по одному вылету, потом перерыв на пять часов. В 2.15 нанесли первый удар, в 4.25 заработала наша артиллерия. Сегодня узнаем судьбу десанта. Летала я опять с Люсей. Словили нас прожекторы удивительной яркости. Люся так пикировала, что у меня дух захватывало, и я прерывающимся голосом командовала в трубку.

Вообще переговор у нее очень скверный, но на этот раз она отлично слышала. Зенитки били близко, но безуспешно.

10 ноября

Мысли путаются, жизнь раздвоилась: собираюсь домой. Получилось так. Как-то сидели мы в автомашине (ноги замерзли) и разговорились об отдыхе. Майор объявила, что уже оформила на меня путевку. Я стала ее упрашивать не делать этого. Полчаса уговаривала. Она поддакивала, и мне показалось, что я ее уговорила. Дня через два в столовой зашел разговор об этом в присутствии врача. Врач говорит, что все уже готово и я должна ехать. «Нет, я отговорила майора». — «Ничего подобного: я своего решения не меняла». — «Как?! А зачем же я полчаса старалась?»

Итак, я еду. Путевка в Кисловодск с 8 ноября, но это не важно.

2 февраля 1944 года

Если, расставаясь, встречи ищешь вновь —

Значит, ты пришла, моя любовь!

Ты пришла!.. Готова ли я тебя встретить? Мне 23 года, уже много. А с каждым днем оказывается, что в жизни еще много, очень много неизведанных сторон. Вот два часа назад Сима получила долгожданное письмо, даже два сразу. И около получаса просвещала меня. Завидую я ей или нет? Наверное, нет.

Перерыв в дневнике получился солидный. В Москве я была десять дней — в ночь на 21 ноября приехала, в ночь на 2 декабря уехала. Мама пишет — все прошло, как сон. Я, когда ночевала в Краснодаре в день приезда из Москвы, останавливалась в комнате майора Гуревича (у него было ночное дежурство). Я была в квартире одна. До ужина прочла вслух всего «Демона» — на душе было грустно и тепло… «И будешь ты царицей мира…» Зачем мне целый мир, о дьявол? Мне нужен целый человек, но чтобы он был «самый мой». Тогда и мир будет наш. И нашего сына. Мария Владимировна предупреждала меня при встрече: «Будь осторожна в выборе отца для своего ребенка. Ведь он должен быть еще и другом для тебя». Вот когда кончится война… 8 февраля мы отмечаем двухлетие полка. Как незаметно мчатся годы! Последнее время у меня было уж очень много работы: напряжение максимальное, приняла зачеты по НШС (наставление по штурманской службе) у всего полка, сделала доклад о Марине Расковой, месячный отчет, графический учет карт, пишу сказку «У самого синего моря жил-был гвардейский женский полк…», сегодня делала доклад в 4-й АЭ о боевых традициях нашего полка. Полина Гельман требует у меня статью «Двухлетие» в журнал; к 5 февраля надо приготовить карту нашего боевого пути. И при этом я бы всегда нашла время раз в пять- шесть дней написать Славику. Но он далеко, по пути в Иран. Позавчера получила от него сразу три письма, и везде пишет одно: не пиши, пришлю новый адрес. А мне так иногда хочется поговорить с ним, так его недостает. Последнее письмо было уже из Сальян…

5 февраля

Где-то ты сейчас, мой далекий «иранец»? Мы все время не работаем: то точка не пригодна, то ветер сильный. Усиленно готовимся к двухлетию. Я уже сделала карту боевого пути. Пишу «Двухлетие».

А ведь жить так хочется, родная,

И в огне так хочется любить…

Бондареву уже заменяем — расширяем штурманскую группу Розовой и Волосюк. Сейчас с Катей Рябовой стали вспоминать тригонометрию — пустые, пустые головы…

8 февраля

22.00. Итак, два года! Празднование прошло хорошо. Мы с Симой с утра летали с приглашениями. А вечером работали.

Ой ты, ноченька, ночка лунная,

Ночка лунная, ночь весенняя!..

Никаких намеков на февральские трескучие морозы. Сделали по три вылета на гору Митридат в Керчи. А потом нас закрыло туманом. Спать легли в шесть часов утра. А днем началась предпраздничная суета. Чистились, гладились. Майор делает доклад. Устала даже она. Затем приказы, поздравления.

Ужин прошел хорошо. Сейчас все еще танцуют. А мне грустно. Хочется работать больше, чтобы скорее кончилась война. Славик боится, что огромное расстояние нарушит нашу дружбу. Однажды Оля Митропольская привела мне чье-то изречение: «Разлука ослабляет слабое чувство и усиливает сильное». Я расстояний не боюсь.

22 февраля

Если я изменю своему характеру, я стану презирать себя. Не потому, что он (характер) у меня слишком хорош. Вовсе нет. А потому, что я очень высоко ставлю звание командира Красной Армии, офицера. Советский офицер — ведь это человек, которому присущи лучшие черты советского человека, поэтому он на целую голову, если не больше, выше всякого другого офицера… Огонек мудрости и задор свободного сына (или дочери — подумаешь, разница!) нашей Родины у нас, коммунистов, должен быть всегда, независимо от возраста!

…Скоро месяц, как Славик не пишет. Почему?!

Погода все такая же плохая. Наконец-то приморозило, но ветер сильный, все равно не летаем.

Вечер. Совещание прошло. После обеда был партактив с вопросом о правилах поведения советского офицера. Если честно, я никогда не задумывалась над тем, соответствую ли я этому званию. Ко многому обязывает это звание. Даже при условии, если я после войны не буду военной, как много даст мне в жизни эта школа офицерского коллектива, если взять от нее все возможное. Надо обратить на себя внимание и даже в мелочах помнить о достоинстве офицера. Очень часто живем старым богатством, а оно улетучивается. Вот пришлось послать Лене такой запрос: «Вышли формулу Муавро». А сегодня поспорили с Полинкой Гельман о том, в 1572 или 1672 году была Варфоломеевская ночь. Хочу письма от Славика.

5 марта

Один вечер я провела чудесно. Смотрела кинокартину «Жди меня». Славик видел эту картину. Зачем же он прислал мне целиком все стихотворение? Дорогой мой! Я верю тебе. И знаешь почему? В картине сказано: «Настоящие мужчины имеют хорошую привычку: если их очень ждут, они обязательно возвращаются». Я очень жду и отсутствие писем сваливаю на почту.

В полку все старое. Вот только 3 февраля начала заниматься еще одна штурманская группа. С позавчерашнего дня, то есть ночи, летать будут только на контроль. Контролем я осталась довольна: хотела бы, чтобы кто-нибудь из начальства поболтался под облаками и посмотрел, как честно кладут «у-двашки» бомбы в цель! Этой ночью мы с майором были вынуждены идти на разведку погоды: всех летчиков после первой разведки отпустили ужинать, даже дежурного командира и экипаж-разведчик. В который раз перечитывала «Как закалялась сталь». «Самое дорогое у человека — это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое и чтобы, умирая, мог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире — борьбе за освобождение человечества».

Раньше я не думала о конце этих слов: «И надо спешить жить. Ведь нелепая болезнь или какая-нибудь трагическая случайность могут прервать ее». Надо спешить жить. Жить — в самом высоком, в самом святом смысле этого слова.

15 марта

Крым. Я «на той стороне»! Впервые вчера ступила на Крымскую землю, а до сих пор я все бомбила ее, а она отвечала мне лучами прожекторов и снарядами зениток. Вчера Женя Жигуленко высадила меня в Жуковке. Над проливом мы летели бреющим. Около Чушки очень мелко, а вообще пролив глубокий. Издалека виден дым: это с Чушки, строят мост и все время дают дымовую завесу. Как крепко уцепились наши войска за этот клочок крымского побережья! Комендантом аэродрома оказался Бондарь — из полка майора Бочарова. Я зашла к нему в землянку. Телефонная сеть. Пиликает радио. Видно, что люди здесь обосновались надолго, по-хозяйски. Этот кусок земли стоил нам очень дорого, но зато и польза нам от него сейчас великая. Отсюда будем бить противника… Спать легли в третьем часу. Я приехала — враг перестал бомбить — не хочет, чтобы я посмотрела войну! Сегодня после завтрака ходили смотреть, как идет перестрелка на передовой. Вот она какая, стабильная линия фронта! Бьют наши батареи — враги засекают и принимаются бить. Наши молчат и засекают их батареи. Наши начинают — они молчат. И так все время. Проносило низкую облачность, но показывалось солнышко, и ветер был чисто весенний. Как не хотелось думать о войне, но линия фронта отсюда в трех километрах, в бинокль отчетливо виден совершенно разрушенный Аджимушкай, а кругом хлопают разрывы и слышен шум летящих снарядов, в последний момент перед взрывом переходящий в свист. В три часа мы вернулись в землянку. Майор Уваров принес мне букет подснежников. Как я обрадовалась этим скромным цветочкам — первым вестникам весны!

19 марта

Наши работали всю ночь, а с утра поднялся ветер, и за мной не могут прислать самолет. Прочла Кочина «Кулибин». Пишу письма. Наши войска на Первом, Втором и Третьем фронтах Украины ведут успешные наступательные бои. Заняли Жмеринку. В эту ночь мы сделали рекордное число вылетов — сто семьдесят один.

27 марта

Я прилетела из Крыма 20 марта. Была штабная игра. В результате ее вчерашняя конференция с бурной дискуссией о звездном полете.

У нас в полку тяжелые дни. Завтра будем хоронить Володину и Бондареву. Разбитый в щепки самолет и их трупы один крестьянин обнаружил 10 марта в плавнях у Черноерковской. Их выкопали и привезли сюда на санитарном самолете…

29 марта

Вчера была похоронная погода: дождь целый день и вечер. Девушек похоронили под звуки оркестра и салюта из двадцати винтовок…»


…Накануне празднования 30-летия Победы в 1975 году меня и мою боевую подругу Марину Чечневу пригласили на собрание Московского астрофизического общества, на которое съехалось много ученых, исследователей космического пространства. После нашего с Мариной Чечневой выступления и рассказа о Жене Рудневой ученый секретарь

В. К. Слуцкий внес предложение — ходатайствовать о присвоении одной из малых планет имени Евгении Рудневой. Международный астрокосмический союз утвердил ходатайство советских ученых.

С глубоким удовлетворением и радостью открыла я газету «Правда» от 4 апреля 1976 года и прочла заметку «Назвали планеты». Читаю: «Поселок Научный (Крымская область)… В адрес Крымской астрофизической обсерватории Академии наук СССР пришло сегодня сообщение из США, что Международный планетный центр утвердил названия малых планет, открытых здесь под руководством научного сотрудника обсерватории Н. С. Черных, среди них «Руднева», в честь Героя Советского Союза — штурмана женского авиационного полка Е. Рудневой».

Отныне малая планета № 1907 — эта неотъемлемая частица Солнечной системы — будет именоваться «Малая планета (1907) Руднева».

Как хорошо написал Е. Евтушенко:

Когда вы песни на земле поете.

Тихонечко вам небо подпоет.

Погибшие за Родину в полете,

Мы вечно продолжаем свой полет.

Мы стали небом, стали облаками

И, наблюдая ваш двадцатый век,

К вам тихо прикасаемся руками,

И думаете вы, что это снег.

Мы согреваем сверху птичьи гнезда,

Баюкаем детей в полночный час,

Вам кажется, что в небе светят звезды,

А это мы с небес глядим на вас.

Мы вовсе не тени безмолвные,

Мы ветер и крик журавлей,

Погибшие в небе за Родину

Становятся небом над ней.

На эти стихи была написана песня к кинофильму «В небе «ночные ведьмы».

Клава Серебрякова

Вспоминая о своих боевых подругах, не могу умолчать об отважной летчице нашего 46-го гвардейского авиаполка Клаве Серебряковой — человеке необыкновенного мужества и силы воли. Прибыла она к нам в полк в декабре 1942 года, когда мы летали из станицы Асиновской на Кавказе.

Кавказ — благодатная земля для тех, кто живет на ней, но летать над его горными вершинами — задача не из легких. Чего стоит только изменчивость погоды! Бывало, вылетаешь — ночь ясная, а на обратном же пути попадаешь в такой туман, что летишь как в молоке. Приходилось лететь на запасной аэродром.

Когда мы бомбили переправу у станицы Екатериноградской, защищенную множеством прожекторов и зениток, по самолету Серебряковой били так, что казалось, на нем не осталось живого места. Но Клава строго выдерживала боевой курс и умело маневрировала, избегая прямых попаданий зениток, уходила от прожекторов.

Потом Клава много летала над горами Кавказа и с «кавказского периода» по праву заняла достойное место среди ветеранов полка. Клава Серебрякова хорошо играла на мандолине, берегла ее и всегда возила с собой. Девушки с удовольствием слушали музыкальные импровизации Клавы-джан, так ее стали называть. Она любила и шахматы.

Сотни раз она бомбила гитлеровцев в Новороссийске, Севастополе, в Белоруссии, Польше, Восточной Пруссии. Была назначена командиром звена, как опытный летчик и воспитатель. Даже на фронте она занималась на заочных курсах иностранных языков. Впереди — победа. Казалось, самое тяжелое позади — пройден большой, трудный, но славный путь…

Надо же было в конце войны случиться такому…

Ранней весной сорок пятого года Клава Серебрякова и Тоня Павлова вылетели бомбить военные объекты города Гданьска. Синоптики обещали десятибалльную облачность. Ночь предстояла исключительно тяжелая. Более двадцати зенитных точек и столько же прожекторов встречали каждый самолет. Надо было прорваться сквозь эту сплошную завесу огня и слепящего света, чтобы долететь до северо-западного района города. Только пересекли линию фронта, начался сильный обстрел их самолета. Клава почувствовала, что ранена в правую ногу. Но самолет уверенно выдерживал курс на Гданьск. Молодой штурман Тоня Павлова даже не знала, что Клава ранена, так она спокойно держалась. Наконец бомбы были сброшены на скопление техники в порту. Серебрякова, не сообщив штурману о ранении, снова повела самолет на свой аэродром, сквозь грозную завесу огня и света. Вырвались, но погода испортилась совсем. Сплошная облачность закрыла свой аэродром. Штурман белыми ракетами освещала местность. Потом последовал страшный удар и им показалось, что они падают в бездонную черную пропасть…

Вот что потом рассказали девушки.

Клава медленно открыла глаза и поняла, что лежит под обломками разбитого самолета. Где она? Как в тумане проплывали неясные видения, лица родных, подруг. Они протягивали к ней руки, звали, что-то говорили. Их голоса почти не были слышны — мешал какой-то непонятный гул. Потом, как будто под крылом самолета, она увидела зеленые поля, леса. Они кружились, обвитые голубоватой лентой реки. Потом прозрачная речка начала приближаться, и над Клавой сомкнулась холодная глубь. На секунду прояснилось сознание: «Что с Тоней?»

— Тонечка, стреляй из ракетницы, давай сигналы! — прошептала Клава.

А Тоня Павлова ничего не слышала. Выброшенная из кабины, она лежала без движения под обломками плоскости. Девушка пробовала стрелять, не сознавая, для чего это делает: действовала как во сне. Хотела встать, но тотчас почувствовала острую боль в ноге, ухватилась было за стоявшую ребром плоскость самолета, но не удержалась и со стоном снова рухнула на землю. До сознания еще не дошло, что у нее переломаны рука и нога, а все лицо разбито и залито кровью. Тоня попыталась позвать летчицу, но почувствовала, что не может произнести ни слова.

Восемь часов пролежали девушки без движения, изредка приходя в сознание. Сверху тихо падал снег, покрывавший белой пеленой их неподвижные тела. Неожиданно Павлова увидела перед собой детские лица. Показалось, что это мираж. Но разбитый самолет действительно обнаружили немецкие ребятишки. От неожиданности они растерялись, залепетали что-то, бросились бежать домой, к своим матерям. И вскоре привели их. С удивлением и сочувствием рассматривали деревенские женщины почти погребенных под снегом людей. Увидев, что одна девушка открыла глаза, женщины поняли, что их надо спасать, и сообщили о случившемся в советскую воинскую часть. Вскоре прибыли солдаты с носилками и наших девушек срочно забрали в госпиталь.

Через несколько дней из штаба армии передали в полк, что Серебрякова и Павлова обнаружены на восточном берегу Вислы, под обломками самолета, и что обе находятся в госпитале.

— Живы! — ликовали однополчане. — Какое счастье, живы!

Четырнадцать часов, истекая кровью, пролежали раненые девушки под обломками своего самолета!

Клаву Серебрякову эвакуировали в далекий тамбовский госпиталь. Тяжелые ушибы, переломы рук и ног, большая потеря крови — надежды на выздоровление поначалу было немного. Минутами к летчице возвращалось сознание. И тогда она видела белые халаты, белые стены, белые кровати — такие же, как снег, что покрывал их там, под Гданьском. Над ней склонилось чье-то усталое лицо с внимательными черными глазами. До сознания дошло только одно слово «ампутация». Значит, это врач-хирург. Что он будет ампутировать? Ноги? Так вот почему такая невыносимая боль в ногах… А может быть, их уже нет? Клава попыталась взглянуть на свои ноги и не смогла поднять головы. Сделав резкое движение, она тут же потеряла сознание. Все снова окутал мрак.

Потом наступило короткое, мучительное пробуждение. Сколько времени она здесь лежит? Вокруг — бледные, худые лица соседей по палате. А Тони Павловой рядом нет, значит — выздоровела…

Клаву перевезли в московский госпиталь.

— Будет жить! — сказал во время одного из обходов профессор Богораз.

«Будет жить? Кто будет жить? Я буду жить!» И сразу стало радостно, а боль показалась не такой уж нестерпимой. Клава широко раскрыла глаза.

С этого момента лечение пошло успешнее. Но кости еще срастались плохо. Раны на ногах долго не заживали. Больше полутора лет без движения, в подвешенном состоянии пролежала Клава в госпитале. Несколько раз врачам пришлось ломать неправильно сраставшиеся кости. И тогда все начиналось сначала. Опять нужно было лежать без движения неделю за неделей, месяц за месяцем. Клава решила: «Пусть будет одна, вторая, третья повторная операция, я выдержу».

Потому что должна обязательно выздороветь и работать как все, без всяких скидок на здоровье.

На операциях Клава держалась исключительно мужественно, никто не слышал ее стонов. Видавшие виды хирурги поражались выдержке своей пациентки.

И вот кости срослись. Врачи спасли ей руки и ноги. Но пальцы на руках так скрючились, что разогнуть их без посторонней помощи не было никакой возможности. И Клава приступила к систематическим, упорным тренировкам. Огромных сил ей стоило каждое движение, едва заметное со стороны. Она их делала сотни, тысячи раз, стараясь вернуть к жизни почти атрофировавшиеся пальцы. Не давая себе пощады, долгими часами повторяла одни и те же упражнения для рук и ног, подавляя в себе усталость и мучительное желание отдохнуть.

Опытные врачи, отличный госпитальный уход, жизнелюбие Клавы, ее несгибаемая воля и упорство, медицинская гимнастика и время сделали свое дело. Настал час, когда Серебряковой было разрешено снова учиться ходить. Первая попытка встать на ноги показалась ей тяжким испытанием. Но постепенно она начала медленно передвигаться.

В августе 1946 года Клаву Серебрякову выписали из Главного военного госпиталя. А через месяц она поступила в Стерлитамакский педагогический институт. Появилась в институте на костылях, потом сменила их на две палки, затем стала привыкать ходить с одной палочкой и, наконец, забросила даже ее.

В письме Кате Рябовой Клава лаконично сообщала: «Учусь хорошо. Решила стать человеком самостоятельным». И — ни слова о трудностях, ни намека на упорство, с каким ей приходилось бороться за свое место в ряду здоровых и молодых студентов.

…На небольшой станции Туймаза с поезда сошли двое молодых учителей-историков: Клава Серебрякова и ее муж, Леонид Инфантьев. Здесь предстояло им начинать свою новую трудовую жизнь. Ту жизнь, за которую оба сражались на фронте.

Учительница Серебрякова старалась делать уроки интересными и наглядными. Она ходила в походы с детьми по родному краю, учила своих воспитанников любить Родину и служить ей так, как служила она сама и ее однополчане.

Неподалеку от Туймазы, в необжитом пустынном месте вырастал город нефтяников — Октябрьский. Клавдия с Леонидом решили переехать на новое место: городу требовались учителя. Это было трудное время. Сначала не было жилья, не хватало школ, занимались в несколько смен. Но Клава не привыкла унывать. Она отдавала всю себя школе, детям, работе. Учила других и училась сама. Заочно закончила педагогический институт, вечернюю музыкальную школу, начала работать над кандидатской диссертацией. Только так, в круговороте дел, Клавдия ощущала полноту и кипение жизни…

Пишу я эти строки и вижу перед собой выступление Клавдии Серебряковой в Москве, в Центральном Доме Советской Армии. На трибуну поднялась моложавая, подтянутая женщина в строгом костюме. Заканчивая свою речь, она взволнованно сказала: «Приезжайте к нам в Октябрьский. Нет города лучше нашего. Я очень счастлива, что живу в таком прекрасном месте и отдаю все силы, все знания, чтобы воспитать детей нефтяников достойными гражданами нашей страны». Клавдию провожали горячими аплодисментами.

С гордостью глядела я на дорогого мне человека и думала, как много несгибаемой воли в этой женщине, какое открытое и щедрое у нее сердце.

…Мы шли с Клавдией Федоровной Серебряковой по улицам Москвы. Если человек живет не переводя дыхание, у него редко выпадают свободные минуты, чтобы оглядываться назад, ворошить воспоминания о былом. Но порой они очень нужны, воспоминания о былом, помогающие одолевать трудности во имя нашего будущего.

Мы торопились: у Кати Рябовой нас ждали боевые подруги.

О командире полка Е. Д. Бершанской

Когда был решен вопрос о моем назначении комиссаром 2-й эскадрильи в 588-й авиаполк ночных бомбардировщиков, то меня для ознакомления представили вернувшейся из командировки командиру нашего полка, опытной летчице Батайской летной школы Евдокии Давыдовне Бершанской.

На меня она произвела очень приятное впечатление — стройная, подтянутая, целеустремленная.

Я уже слышала, что в первые дни войны ее муж сразу же улетел на фронт и от него нет вестей. От Бершанской поступали рапорты отправить ее на фронт. В октябре 1941 года пришел наконец вызов от Героя Советского Союза майора Расковой. Е. Д. Бершанская обрадовалась и стала собирать документы. Враг был уже недалеко от Ростова, поэтому она решила отправить семью в Челябинск, надеясь на помощь друзей.

Прибежала домой. Сынок Валюшка обхватил ее ручонками и жалобно плакал. Самолетом добрались до Сталинграда, там она усадила отца, мать и сынишку на пароход, а сама отправилась сдавать дела.

Некоторые в полку считали Бершанскую слабохарактерным человеком. Это не совсем так. Она просто была доброй и отзывчивой к чужим горестям и просьбам, ведь ее собственная жизнь протекала далеко не в райских кущах. Совсем маленькие, с младшим братом, в ветхой хатенке, голодные, озябшие, они остались одни, с лежащей рядом умершей мамой. За окном выла вьюга и гремела канонада, слышалась пальба. В доме появились красноармейцы и отвезли детей в детский дом.

Когда отгремели бои Гражданской войны, с фронта вернулся их дядя — красный партизан Григорий Трофимович Середа. Он разыскал детей покойной сестры и взял их в свою семью, где было уже четверо детей. В маленьком домике села Добровольное на Ставрополье они жили дружно, хотя и бедно. Дуся решила устроиться на работу, но Григорий Трофимович сказал: «Я с буржуями зачем воевал? Чтобы дети крестьянские учиться могли, науки постигать. Раньше выучись, а потом и работать иди». Как-то она увидела в небе аэроплан. Дусе удалось даже потрогать вздрагивающие крылья этого аэроплана, севшего на широкое поле. С тех пор она часто думала: «Вот бы мне полетать!»

Закончила школу. За хорошую учебу комсомол направил ее в Ставропольский педагогический техникум. Но желание учиться на летчицу становилось неотступным. Бросила техникум. Сколько летных школ она объездила, выслушивая горькое «Женщин не принимаем»! Она не сдавалась, и удача пришла — в 1931 году Евдокию Бершанскую зачислили в Батайскую летную школу ГВФ. Школа только создавалась. Все нужно было строить своими руками. Курсанты после занятий вместе с инструкторами возводили школьное здание, ангары, жилые дома, расширяли летное поле.

После первого года учебы Дуся стала летчицей, и тут же, как отличницу, ее зачислили на должность инструктора, затем командира звена. Еще два года работы — и она командир отряда.

В 1939 году летчица Евдокия Бершанская была награждена орденом «Знак Почета». В том же году Батайскую школу ГВФ преобразовали в военное летное училище. Женщин туда не брали. Ее перевели в отряд спецприменения, в станицу Пашковскую. Там надо было организовывать работу отряда. В ее подчинении находилось 35 самолетов, 60 летчиков и техников. Задания были самые разные: доставка почты, вывоз тяжелобольного из глубокой станицы, разведка рыбных косяков, перевозка «нежного» груза (утят, цыплят, живых мальков и др.). И опять признание: народ избрал ее депутатом Краснодарского горсовета, коммунисты — членом пленума райкома партии.

Грянула война, и отряд спецназначения стал доставлять срочные грузы в прифронтовую полосу. Летать приходилось и днем и ночью, без сна и отдыха.

…Жизненный опыт расширяет и углубляет наши представления о людях, мы начинаем постигать их иначе, не так прямолинейно, как в юности.

Тогда, в сорок первом, когда мы, совсем молодые девчонки, увидели наших командиров Марину Михайловну Раскову и Евдокию Давыдовну Бершанскую, они показались нам особенными людьми, которым несвойственны даже малейшие человеческие слабости, сомнения. Но все было, конечно, не так.

— Я думала об организации только одного женского полка, — сказала Раскова, — а девчата так горячо отозвались на призыв, их приехало так много — на целых три полка.

— А разве вы огорчены этим? — улыбаясь, спросила Бершанская.

— Ну что вы! Радуюсь, горжусь нашими женщинами. К нам пришли вчерашние студентки, работницы фабрик и заводов, даже школьницы. Все они не имеют представления об авиации. Их нужно учить всему.

— Да пока мы будем учиться, война кончится, — заявила Бершанская.

— Не волнуйтесь, дорогая, еще навоюемся! — успокоила ее Раскова и сообщила Бершанской о том, что думает назначить ее штурманом истребительного авиаполка. Кроме того, ей придется взять на себя руководство ночными полетами всех наших летчиц. Большинство девушек ночью никогда не летали. Евдокия Давыдовна предложила для этого отработку «слепого» пилотирования в закрытой кабине (под колпаком), только по показаниям приборов.

Вскоре Бершанскую вызвала только что вернувшаяся из Москвы майор Раскова и, загадочно улыбаясь, сказала: «Принимай командование полком ночных бомбардировщиков. Поздравляю!»

Без особого воодушевления восприняла Бершанская эту новость.

«Ну вот и разочарование, — рассмеялась Раскова. — А работа предстоит интересная. Задача полка на У-2 — оказывать помощь наземным войскам непосредственно на передовой. Я не тороплю с ответом. Подумай!»

Бершанская согласилась не раздумывая. Времени на подготовку оставалось немного. Надо было научить девушек всему, что необходимо знать на войне.

В те дни Евдокию Давыдовну Бершанскую можно было видеть на аэродроме в любое время суток. Она проводила разборы полетов, летала сама, беседовала с людьми, отдавала распоряжения, присматривалась к своим помощникам, учила их.

К маю 1942 года формирование полка закончилось. Мы вылетали на фронт. Был ясный солнечный день. Мы стали выруливать свои самолеты на стартовую дорожку. Мне указали на место рядом с самолетом командира полка. Было радостно, но и волнительно. Мы поднялись в воздух и, сделав прощальный круг над аэродромом, легли на заданный курс на станицу Морозовскую. Вскоре показался аэродром посадки. После того как все экипажи благополучно приземлились, Раскова и Бершанская вылетели в штаб 4-й воздушной армии. Командующего генерал-лейтенанта К. А. Вершинина интересовало, умеют ли летчицы садиться ночью без прожекторов, летали ли они с бомбами в слепящих лучах прожекторов? Он сказал, что полк войдет в состав 218-й смешанной авиадивизии. Затем предупредил, что, «если в дивизии встретят неласково, особенно не расстраивайтесь. Все-таки женский полк на войне — не совсем обычно».

К вечеру следующего дня мы перебазировались в поселок Труд Горняка под Ворошиловградом и стали готовиться к приезду дивизионного начальства.

Командир дивизии полковник Д. Д. Попов прибыл на следующий день. Вид у него был мрачный, суровый. Он ничего не спрашивал, не говорил. Чем же был недоволен комдив? Боялся «женских капризов»?

Отлично понимала состояние девчат Марина Михайловна Раскова, прощаясь с нами перед возвращением в город Энгельс. Она говорила: «Свою преданность Родине вы доказали отличной учебой, теперь докажите ее в бою. Это будет труднее. Но я уверена, вы справитесь и даже со временем станете гвардейцами». Раскова улетела, а на плечи Бершанской легла вся тяжесть ответственности за молодых неопытных девчат.

Полк прибыл на фронт в трудное время. В южной части Донбасса, на рубеже реки Миус, шли ожесточенные бои. Противник рвался к донским переправам. В звездной вышине неба надсадно завывали моторы вражеских самолетов. Фашистские бомбы рвались в Каменске, в Ворошиловграде, Ростове. И вот из штаба дивизии пришел боевой приказ: «В ночь на 8 июня 1942 года полк должен бомбить скопления войск противника в пункте «Шахта № 1».

«Первое боевое задание! Как лучше поступить?» — думала командир полка Бершанская, глядя на приехавшего в полк комдива Д. Д. Попова. Решила, что нужно прежде всего «понюхать пороху» самой, увидеть все своими глазами, а тогда можно будет посылать на задание и другие экипажи.

Проводить своего командира в первый боевой вылет собрались все девушки полка. Взревел мотор, густую тьму прорезал сноп искр из выхлопных патрубков, и самолет Бершанской со штурманом Софьей Бурзаевой взлетел, взяв курс на заданную цель. Почти два часа продолжался полет Бершанской и Бурзаевой. Мы все томились в ожидании, и вот Бершанская совершила посадку и подрулила к заправочной линии. После ее доклада полковнику Д. Д. Попову мы обступили ее и Бурзаеву с расспросами о полете. После этого благополучно вернулся с задания экипаж Амосовой и Розановой. Но, как я уже говорила, в ту ночь мы испытали и большое горе оттого, что не вернулись из своего первого боевого вылета командир эскадрильи Люба Ольховская и штурман Вера Тарасова…

Тем временем вылеты на боевые задания продолжались. В первую нашу неделю на фронте нам казалось, что нас только проверяют на небоевых целях, а то, что с первого боевого вылета не вернулись Ольховская с Тарасовой, было случайностью. И вот я прилетела с боевого вылета с дыркой в плоскости самолета, что очень всем понравилось, так как служило доказательством полетов на настоящие цели.

Командир полка Бершанская, в то время уже капитан, требовала строгого соблюдения правил рассредоточения самолетов и вспомогательных средств на аэродроме, разбивки старта и т. д. Бершанская всегда присутствовала на старте, давала задания, выслушивала доклады о боевых вылетах, разбирала допущенные летчицами ошибки и указывала, как их исправить в дальнейшем.

Спустя четыре месяца после прибытия полка на фронт теперь уже генерал-майор Д. Д. Попов считал полк Е. Д. Бершанской лучшим в своей дивизии. Наземные части докладывали, что ночные налеты летчиц на немецкую укрепленную линию от Дигоры до Моздока терроризируют немцев, изматывают их; взрывая склады с горючим и боеприпасами, разбивая переправы на Тереке, наносят огромный ущерб противнику. Штаб дивизии счел, что полк Бершанской самоотверженно воевал в тяжелый период отступления, девушки стойко переносили все невзгоды и лишения, не боялись на своих невооруженных самолетах летать ночью и даже днем, подвергаясь опасности нападения вражеских истребителей, выполняли необходимую фронту боевую работу, поэтому удостоены правительственных наград.

В октябре 1942 года получили правительственные награды командир полка Бершанская, командиры эскадрилий — старший лейтенант Амосова, лейтенант Никулина, летчицы, штурманы, технический персонал, вооруженцы. Я участвовала в боевых вылетах на Дигору, Терек, Моздок и тоже была награждена орденом Красного Знамени.

Безусловно, велика заслуга Е. Д. Бершанской в том, что наш полк стал гвардейским. Ее мужество и хладнокровие, ее умение организовывать деятельность полка — все это обеспечивало отношение к нам как к полноценному боевому полку, наравне с мужчинами. Мы никогда не отставали в боевой работе от других полков. Евдокия Бершанская была настоящим командиром — строгая, скромная, выдержанная. Она никогда никого не ругала и не хвалила не разобравшись. Но ее твердая рука чувствовалась везде, особенно в организации боевой работы. Во время вылетов она, почти всегда, присутствовала на старте и в случае необходимости, если ей разрешало руководство дивизии, сама летала на задания. Как правило, она поднималась к экипажу самолета, ожидавшему сигнала на взлет, и давала последние указания. При этом она не улыбалась, голос ее звучал сухо и взгляд был строгим. Но каждая из нас улавливала ее доверие и заботу, и мы готовы были выполнить любое, самое сложное задание.

В боях за Севастополь (весной 1944 года) у Е. Д. Бершанской особенно проявился талант летчика и командира. 46-й гвардейский авиаполк в третий раз был передан в новую дивизию — 2-ю гвардейскую Сталинградскую ночную бомбардировочную Краснознаменную, летавшую на таких же самолетах, как и мы.

«Ну что же, посмотрим, каковы мои новые подчиненные, — сказал командир дивизии генерал-майор Кузнецов, прибывший принимать новый, да к тому же женский полк. — Вот получен приказ: «Произвести массированный бомбовый удар по аэродрому противника на мысе Херсонес с интервалом в одну минуту».

Е. Д. Бершанская предложила увеличить бомбовую нагрузку на каждый самолет до 400 килограммов.

Раздумывая о деталях операции, Бершанская решила, что надо прибыть как можно раньше на цель. Она отдала команду — всем экипажам полка прибыть к месту действия (к мысу Херсонес) засветло и на большой высоте. Начать бомбить аэродром, не давая садиться прибывающим самолетам противника на аэродромы. Сама она со штурманом Ларисой Розановой все время следила за самолетами противника на аэродроме Херсонес, выбирая наиболее «важный». Сбросила свой бомбовый груз на большой транспортный самолет, который загорелся, не успев взлететь. За Бершанской вылетели другие летчицы полка и дивизии, затем прилетели самолеты дальнего действия. Их опять сменяли ночники и бомбили аэродромы в Херсонесе (там было три аэродрома) до утра. А утром прилетела дневная авиация — штурмовики, пикирующие бомбардировщики.

Севастополь и мыс Херсонес были сильно прикрыты зенитной артиллерией и прожекторами, но поскольку на разгром противника было брошено большое количество нашей авиации и не исключалась возможность столкновения своих же самолетов, то Бершанская распорядилась всем экипажам включить бортовые огни и очень точно вылетать по времени.

Разгром врага был полный. Полк под руководством Бершанской и при непосредственном ее участии наносил удары по бухтам, куда приходили транспортные корабли противника, для эвакуации людей и техники. Севастополь и Крым были освобождены. Всего во время боев за Севастополь и Херсонес полк сделал 1150 боевых вылетов. Все летчицы полка восторгались тем, как наши освобождали Севастополь. Е. Рябова писала домой, что «наш командир, наш майор Евдокия Давыдовна несколько раз летала в самое пекло».

Только закончились бои за освобождение Севастополя, в теплый августовский день сорок четвертого года полк провожал своего командира гвардии майора Бершанскую в Москву, на IV антифашистский митинг советских женщин. Она уезжала очень неохотно, не хотелось покидать своих девчат.

Несколько минут переполненный Концертный зал имени Чайковского в Москве стоя приветствовал майора Бершанскую. Она говорила о характере войны, в которой участвовал советский народ, об освободительной миссии Красной армии, о женском полке летчиц, который сражается под ее командованием. Рассказывала о боевых буднях полка, о мужестве и отваге простых советских девушек. За несколько дней пребывания в Москве Евдокия Давыдовна неоднократно встречалась в многочисленных аудиториях с труженицами тыла.

Вернулась Бершанская в свой полк, когда началась работа в новых условиях лесов и болот Белоруссии. Майор Бершанская призвала весь личный состав пронести свое знамя через Белоруссию с честью, бить врага так же, по-гвардейски, как били на Кубани, на Тереке, в Крыму.

В то время участились случаи нападения оставшихся в нашем тылу немцев на аэродромные группы, и Бершанская поставила перед командованием дивизии вопрос о вооружении самолетов полка пулеметами ШКАС.

И вот полностью освобождена Белоруссия, наши войска вышли на Вислу, освободили значительную часть Польши и подошли к границам Германии.

В январе 1945 года началось решительное наступление, Красная армия приближалась к Восточной Пруссии. Противник оказывал отчаянное сопротивление. Женский полк, отставший от пехоты из-за плохой погоды, наконец получил задание на завершающие бои.

По инициативе Бершанской созван общеполковой митинг. Знаменосцы вынесли гвардейское Знамя полка. Командир полка произнесла речь: «Красная армия освободила нашу Родину. На своем пути мы видели сплошные разрушения, уничтоженные памятники культуры, сожженные дома и целые деревни, необходимо, чтобы каждая бомба попала в цель. Но нельзя забывать о бдительности, перед нами злобный и коварный враг».

Во второй половине февраля 1945 года наступила оттепель. Аэродром утопал в грязи. Несмотря на крайне неблагоприятную погоду, нашим войскам необходимо было помогать — доставлять боеприпасы. Как быть? Взлетать с раскисшего аэродрома с бомбами невозможно. Бершанская вспомнила наш опыт на Кубани и в Белоруссии и предложила построить деревянный настил. Для этого надо было разобрать сараи и заборы. Настил был сооружен длиной 200 метров и 30 метров в ширину. Он стал служить нам взлетно- посадочной площадкой. Полеты проводились так. По команде «Раз, два, три!» девушки, взявшись за самолет, втаскивали его на помост. Потом приносили ведра с бензином, заливали бак, вооруженцы подносили и подвешивали бомбы. Все держали самолет за плоскости, пока мотор не набирал максимум оборотов, затем отпускали и машина взлетала с настила. С такого деревянного помоста-настила на аэродроме Слупе (в Восточной Германии) полк совершил более 500 вылетов.

Впереди было еще два месяца упорных боев. Все три года Великой Отечественной войны Бершанская командовала полком, который воевал на разных фронтах. В 1943 году полку было присвоено звание гвардейский, за освобождение Тамани — Таманский, за освобождение Феодосии полк был награжден орденом Красного Знамени, за бои в Белоруссии — орденом Суворова 3-й степени. За три года боев полк совершил 24 тысячи боевых ночных вылетов, было сброшено на врага 3 тысячи тонн бомб. Двадцати трем девушкам полка было присвоено звание Героя Советского Союза и двум — Героя России. Полк получил 22 благодарности Верховного главнокомандующего, и 8 раз Москва салютовала частям, среди которых называлась часть подполковника Бершанской.

Как-то, получается, нелогично поступило с нашим командиром руководство дивизии и армии, не представив ее к званию Героя из-за того, что она лично сделала недостаточное количество боевых вылетов, но ведь на ее вылеты был наложен запрет, как это было с другими уникальными командирами ВВС.

Евдокия Давыдовна Бершанская должна была руководить своими летчицами на земле, а не во время боевого полета, так как самолеты не были радиофицированы.

Правда, за руководство летчицами 46-го гвардейского ближне-бомбардировочного авиаполка ее наградили двумя полководческими орденами: Александра Невского и Суворова 3-й степени, а за личные боевые вылеты она получила два ордена Красного Знамени и Отечественной войны 2-й степени.

И все-таки я считаю несправедливым то, что ветеранам 46-го гвардейского авиаполка отказали в ходатайстве — присвоить к 60-летию Победы в Великой Отечественной войне Евдокии Давыдовне Бершанской заслуженное ею звание Героя. …Война окончилась, и началась новая жизнь. Последним местом базирования нашего полка был городок Швейдниц в Польше. Оттуда летный состав полка во главе с Е. Д. Бершанской улетел в Москву, чтобы участвовать в Параде Победы. Однако из-за плохой погоды участие наших самолетов было отменено.

В октябре 1945 года наш авиационный полк был расформирован, личный состав демобилизован, а Знамя полка сдано в Центральный музей Вооруженных Сил.

На последнем собрании мы договорились встречаться ежегодно 2 мая в 12 часов в Москве, в сквере около Большого театра.

У нас действует Совет полка. Первым председателем была Е. Д. Бершанская, затем С. Т. Амосова, после нее А. Ф. Акимова, а в последние годы — Надежда Васильевна Попова.

Жизнь однополчан сложилась по-разному.

Евдокия Давыдовна Бершанская вышла замуж за командира братского полка Константина Дмитриевича Бочарова, тем самым фактически объединила наши полки, летавшие на «тихоходах». Она разыскала своего сына, приняла осиротевшего сына Константина Дмитриевича, появилась еще их общая дочка Светлана. Е. Д. Бершанская стала матерью троих детей.

После войны Евдокия Давыдовна проводила большую партийную и общественную работу, она была членом Советского комитета ветеранов войны и заместителем председателя авиационной группы, членом Пленума комитета ДОСААФа. Часто выступала не только перед москвичами, но и перед жителями многих городов и сел нашей страны.

Не дожила наш командир до своего 70-летия совсем немного. Она умерла в 1982 году и похоронена на Новодевичьем кладбище, правда, для того, чтобы ее там похоронить, потребовалась помощь Валентины Терешковой…

Светлана — дочь Бершанской и Бочарова — свято чтит память своих родителей и ежегодно приходит к нам на встречу в сквер у Большого театра.

Наш знаменитый самолет

Не могу не написать о нашем самолете У-2 (По-2) и о его талантливейшем, скромном и смелом конструкторе Николае Николаевиче Поликарпове.

В декабре 1927 года самолет У-2 был сконструирован Н. Н. Поликарповым, и в морозный январский день 1928 года на заводском аэродроме его опытный образец поручили испытать Михаилу Михайловичу Громову.

Н. Н. Поликарпов и его сотрудники очень волновались, наблюдая за полетами М. М. Громова. Все идет хорошо, но какую оценку даст летчик?

Михаил Михайлович, выйдя из кабины самолета, сказал: «Замечательная машина!»

И позже все летчики-испытатели были в восторге от этой машины. Валерий Павлович Чкалов восхищался блестящей управляемостью самолета, его устойчивостью и маневренностью. Чтобы продемонстрировать его возможности, он проделал получивший широкую огласку эксперимент: с пассажиром на борту пролетел на У-2 между двух сосен, стоящих друг от друга на расстоянии размаха плоскостей самолета (в кинофильме — под мостом). Когда В. П. Чкалову подарили У-2, он был очень рад этому подарку.

Вот что рассказывал Н. Н. Поликарпов о своем детище: «Это будет биплан со стосильным мотором М-11. Скорость снижения при планировании с выключенным мотором составит один-два метра в секунду, как скорость приземления парашютиста. Самолет очень дешевый в производстве, так как изготовляется из полотна, фанеры и деревянных брусков. Я задался целью построить сугубо учебную машину и был далек от мысли, что его можно будет использовать для военных целей».

Самолет не был рассчитан на вооружение и бомбовый груз, однако в годы Великой Отечественной войны использовался как ночной бомбардировщик. В нашем 46-м гвардейском авиаполку к нему подвешивали до 400 килограммов бомб. На нем можно было бесшумно спускаться на цель с приглушенным мотором и сбрасывать бомбы с небольшой высоты, как это было при обороне Сталинграда. Малая скорость самолета обеспечивала точность удара, на которую не были способны скоростные самолеты. В годы Великой Отечественной войны летчики с любовью называли У-2 «небесным тихоходом», его минусы превращались в плюсы. Благодаря малой скорости и небольшой высоте полета он мог неожиданно появляться над вражескими позициями и с абсолютной точностью бомбить либо сбрасывать нужные нашим войскам грузы. Этот труженик войны мог взлетать почти с любой площадки и садиться при минимальном освещении и даже без освещения на поле, на дорогу, в самых неподходящих для этого местах.

Я уже писала, как мы с моим штурманом Полиной Гельман в 1943 году оказались после возвращения из боевого вылета в незнакомом месте, а горючее уже заканчивалось, и надо было приземляться. Я очень надеялась, что Полина сделает мне подсветку при помощи ракет. Но у нее ракеты отсырели, и пришлось садиться вне аэродрома в сплошной темноте. У меня было впечатление, что мой самолет как бы помогает мне и плавно приземляется на широкое кукурузное поле.

А моим подругам (раненой Дине Никулиной, Ире Кашириной с убитой летчицей Дусей Носаль) пришлось совершать вынужденные посадки поперек шоссейной дороги.

В начале войны противник, имея зенитные средства, рассчитанные на скоростные самолеты, в наши «тихоходы» не попадал. Преимуществом было и то, что наш самолет можно было в критических случаях заправить и несколькими ведрами горючего.

В 1944 году, после смерти Н. Н. Поликарпова, У-2 переименовали в По-2. В конце 1944 года на самолете По-2 были переоборудованы кабины летчика и штурмана для того, чтобы можно было лететь на боевое задание с парашютом, а когда перешли границу Восточной Пруссии, были установлены радиостанции и пулеметы ШКАС.

В течение многих лет самолет Н. Н. Поликарпова У-2 был единственной учебной машиной в аэроклубах, на нем получили путевку в небо сотни тысяч молодых людей — поколение замечательных советских военных летчиков, от рядовых до маршалов авиации.

Первый самостоятельный вылет на самолете У-2 совершил и будущий трижды Герой Советского Союза маршал авиации Александр Иванович Покрышкин в Краснодарском аэроклубе.

Высоко ценил этот самолет Верховный главнокомандующий И. В. Сталин. Без его разрешения этот самолет во время войны никому не передавали.

Как мы читали в нашей прессе, Гитлер издал приказ, по которому летчик, сбивший самолет У-2, награждался Железным крестом.

Достоинствами самолета У-2 были надежность, простота конструкции и техники пилотирования. Самой острой проблемой для летчиков было сорваться в штопор, а самолет У-2 не входил в штопор, и даже если его вводили в штопор намеренно, то он сам выходил из него! Вспоминаю такой случай: когда мы учились в Саратовском аэроклубе, то мой товарищ по учебе Лев Лобачев жаловался мне: «Как быть? Я никак не могу выполнить задание инструктора — сделать три витка штопора. Я ввожу самолет в штопор, а он выскакивает, и все». По-видимому, этим замечательным свойством самолета У-2 — не срываться в плоский штопор — и объясняется наше умение довольно быстро уходить от прожекторов и обстрела путем скольжения или намеренного штопорения.

Наш самолет «прощал» и такие грубости, как так называемые «козлы» при посадке; даже был случай, когда дырку в бензобаке затыкали быстрообструганной палкой и долетали до своего аэродрома (Татьяна Макарова). Было и такое, когда самолет, ударившись о землю, рассыпался, а летчики Гашева и Себрова остались живы.

Прекрасные стихи, посвященные нашему У-2 (По-2), написала на фронте в 1943 году летчица Наташа Меклин. Они были опубликованы в литературном журнале.

У-2

Ночь. Тьма. Лишь яркий свет ракет

Порой то вспыхнет, то погаснет…

Нет, не забыли солнце мы и свет —

Мы вырвем у врага утерянное счастье!

Врага мы будем бить с заката до рассвета,

Не зная жалости, без отдыха и сна.

Бомбим его зимой, бомбим его и летом

И будем добивать, когда придет весна.

А нынче — скроется лишь солнце за горами,

И на уступы гор сойдет вечерний мрак —

Чуть светит поле еле видными кострами,

И мерно луч вращает световой маяк.

Все тихо, все покрыто мглой.

Но вслушайся — жужжанье раздается —

То прежде мирные машины рвутся в бой,

И сердце в их груди стучит и бьется!

Пусть это тихие и скромные У-2,

Не из металла грудь и не из стали крылья.

Но сложатся легенды, и в словах

Переплетется сказочное с былью.

Ночь. Тьма. Лишь яркий свет ракет

Порой то вспыхнет, то погаснет…

Мы завоюем радость, солнце, свет!

Мы вырвем у врага утерянное счастье!

В годы войны Н. Н. Поликарпов продолжал работать над усовершенствованием У-2, сделав его связным, штабным, агитационным, санитарным.

В послевоенное время По-2 с успехом применялся еще многие годы в разных отраслях народного хозяйства. Он перевозил больных, срочно доставлял к пациентам врачей, участвовал в борьбе с сельскохозяйственными вредителями, осуществлял подкормку хлебов и других растений на полях, помогал бороться с лесными пожарами, принес немалую пользу археологам и геологам. Одна из летчиц нашего полка Раиса Юшина участвовала в такой геологической экспедиции и помогла открытию ценного минерала при обследовании Курской магнитной аномалии. Низколетящий По-2 помогал и рыбакам в поисках косяков рыб.

Этот самолет оказался самым долговечным в мире: серийное производство У-2 началось в 1928 году и продолжалось до 1953 года, то есть четверть века! Этот уникальный случай в истории авиации объясняется совершенством конструкции самолета.

Лучшим своим боевым друзьям я посвятила сорта ирисов, выведенных мною. Так и лучшему другу — самолету По-2 я также посвятила один из лучших сортов, устойчивый к корневой гнили, ветру и солнцу, с голубыми цветками — «Небесный тихоход».

Одно время среди летчиков бытовало мнение, что Поликарпов не имел настоящего академического образования, но это не так. В январе 1916 года Поликарпов закончил с отличием Петербургский политехнический институт имени Петра Великого. Он владел тремя иностранными языками (английским, немецким, итальянским), что давало ему возможность быть в курсе мировых достижений в аэродинамике и других науках. После окончания института он предпочел малооплачиваемую работу у конструктора Игоря Ивановича Сикорского на Русско-Балтийском заводе, где строились первые многомоторные самолеты. После Октябрьской революции Сикорский был вынужден эмигрировать в США, а Поликарпов остался верен своей Родине. В условиях разрухи и Гражданской войны он решал вопросы создания отечественного самолета-истребителя. Даже когда он был заточен на Лубянку и в Бутырку, а затем в ВТ-11 (внутренняя тюрьма ОГПУ — первая «шарага»), он продолжал думать и работать над созданием такого самолета.

Генеральный авиаконструктор А. Н. Туполев писал о Поликарпове: «Приходилось удивляться многогранности его таланта, глубине и разносторонности его знаний, умению искать и находить неожиданные, смелые, новые решения».

В то время в мире выпускали самолеты-истребители только бипланы. Н. Н. Поликарпов предложил совершенно новую конструкцию истребителя — моноплан, что сразу обеспечило большую скорость самолету.

В 1933 году им был создан и выпущен большой серией одноместный истребитель И-16. Он стоял на вооружении ВВС более десяти лет. На нем били врага в небе Испании, Китая, Монголии, Финляндии и в начале Великой Отечественной войны. А Николая Николаевича Поликарпова стали называть «Королем истребителей».

За свою короткую жизнь (менее 52 лет) им было разработано и спроектировано более 300 самолетов 16 разнообразных типов: истребителей, бомбардировщиков, разведчиков, пассажирских, учебных и пр.

Самолеты Н. Н. Поликарпова с успехом демонстрировались на международных выставках. В 1930 году двухместный самолет Р-5 смешанной конструкции на международном конкурсе в Тегеране занял первое место и был признан лучшим в мире разведчиком. В 1934 году он был основным спасателем челюскинцев, выгрузившихся на лед из затонувшего корабля «Челюскин». Первые Герои Советского Союза — летчики на самолете Р-5 при ураганном ветре, тумане, при посадке на неровные небольшие льдины Чукотского моря спасли 104 человека, о которых в одной из датских газет уже были напечатаны некрологи.

Как писал впоследствии Герой Советского Союза летчик B. C. Молоков, на машине Р-5, где не было мест для пассажиров, ему удавалось вывозить по шесть человек за один раз.

Летом 1942 года, как я уже рассказывала, меня спас на этом самолете от фашистского плена летчик братского полка капитан А. Мхитаров. Позже, в 1974 году, генерал-майор авиации А. Мхитаров написал в журнале «Авиация и космонавтика», что тогда, в 1942 году, был поставлен рекорд по грузоподъемности самолета Р-5. Самолет перевез девять человек, две стокилограммовые бомбы, вещи вынужденных пассажиров и некоторое оборудование самолета.

Н. Н. Поликарпов считал, что каждый конструктор должен и сам полетать на своем самолете, чтобы лучше понять требования летчиков. Он в 1935 году на заводе имени Менжинского организовал аэроклуб. Вместе с рабочими, инженерами, инструкторами он прошел курс обучения полетам на У-2 и получил удостоверение гражданского пилота 4-го класса.

Н. Н. Поликарпов не терпел топтания на месте, не выносил самоуспокоенности. Сам он учился всегда и требовал того же от других. Его достижения были отмечены премиями, наградами (ордена Ленина, Красной Звезды), а в 1940 году ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда. В 1937 году Поликарпов был избран депутатом Верховного Совета СССР по Энгельсскому сельскому избирательному округу (из Энгельса наш полк на его самолетах У-2 вылетел на фронт).

Поликарпов очень переживал по поводу задержки запуска в серийное производство его нового совершенного самолета И-185, который имел скорость 685 км/час, три 20-миллиметровые пушки, мог брать две бомбы, а под крыльями было установлено четыре реактивных снаряда. В то время по своим летно-тактическим данным этот самолет превосходил истребители США, Англии, фашистской Германии. Некоторые экземпляры И-185 прошли испытание на фронте Великой Отечественной войны в 1942 году и получили хорошие отзывы летчиков. И все же И-185 в серию не запускали. Поговаривали, что самолет И-185, полностью отработанный на производстве и летных испытаниях, передают конструктору Лавочкину. Всполошились некоторые конструкторы КБ Поликарпова: «Отдать готовую машину нашему «конкуренту»?» Н. Н. Поликарпов отрезал: «Сейчас война! Никаких конкурентов нет. Мы все работаем для победы!» Передача этих материалов и чертежей Лавочкину сократила сроки создания истребителя Ла-5, сыгравшего большую роль в войне. Вот каким был конструктор Николай Николаевич Поликарпов!

В последние годы жизни Н. Н. Поликарпов создал ряд других машин, отличавшихся новизной замысла. В 1944 году он спроектировал одноместный реактивный истребитель-перехватчик «Малютка» с жидкостным реактивным двигателем, с двумя пушками (23 мм), работа над которым была прекращена в том же году, после смерти Николая Николаевича…

Его внук (сын дочери Марианны) Андрей Владимирович Коршунов на встрече со школьниками в поселке Шишкин Лес Подольского района Московской области вспоминал, что его дед постоянно говорил: «Самое большое богатство в мире — это время. Оно драгоценно, потому что невозвратимо. Кто не ведет ему счет и тратит его попусту, ничего в жизни не достигнет». Надо полагать, что Андрей Владимирович хорошо усвоил совет своего гениального деда Н. Н. Поликарпова и поэтому стал доктором технических наук, членом-корреспондентом Академии наук авиации и воздухоплавания.

Глава 4

В дивизии легендарного А. И. Покрышкина

Прибыв в 9-ю гвардейскую истребительную авиадивизию, как и положено, я представилась начальнику политотдела дивизии полковнику Д. К. Мачневу. Он выглядел подтянутым, с портупеей через плечо, спокойным, строгим и деловым человеком. Когда он говорил, то слегка подкашливал, как бы подкрепляя сказанное им. У него не было привычки кричать и вообще повышать голос. Во всем его виде чувствовалась военная выправка старого служаки, несгибаемого комиссара времен Гражданской войны. Когда он делал доклады на собраниях или митингах, то в его речах чувствовалась глубина и фундаментальность. Многим хотелось его слушать и учиться так же логически строить свои выступления.

Он прошелся по комнате, потом сказал мне тоном Каренина из романа «Анна Каренина»: «Согласно вашим должностным обязанностям вам часто придется бывать в боевых полках, где много молодых ребят. За вами будут ухаживать. Если вы разрешите себе отвечать на эти ухаживания, то работать в политотделе дивизии не будете. Вы должны помнить о своей должности и звании. Перейдем к делу…» Мачнев стал перечислять мои обязанности, затем подчеркнул, что я буду информировать его о жизни и работе полка, в котором побываю.

В мои обязанности входило: осуществлять руководство комсоргами в полках, организовывать работу стенной печати (боевых листков), вечера молодежи и танцевальные, читку поступающей в дивизию периодической печати. А также быть в курсе боевой работы полков, помогать осуществлять связь наших воинов с тылом, организовывать информацию для многотиражной газеты о героях нашей дивизии.

Дмитрий Константинович Мачнев был сухим, строгим начальником и, казалось, никогда не отступал от этих правил. Так, например, к нам в дивизию приехало корпусное начальство — помощник начальника политотдела корпуса по комсомольской работе майор Малов. Где-то надо было устроить его, я попросила комсорга 16-го полка Юрия Храповицкого взять майора к себе в комнату, на два-три дня. Майор Малов побыл несколько дней у Храповицкого и поступил крайне неэтично. Он нашел под матрасом дневник Храповицкого, в котором Юрий описывал свои отношения с девушками, и принес этот дневник Мачневу. Полковник тут же написал письмо в корпус о возвращении наградного дела Храповицкого за его «аморальное поведение».

Д. К. Мачнев не очень-то ценил и поощрял работу своих помощников. Так было и со мной. Начальник отдела кадров Г. Кашуба пришел к нему с предложением, что меня следует уже представить к новому званию майора, так как и должность моя выше капитанской, но Мачнев сказал: «Нет, нет. Я пока дослужился до звания майора, ох сколько времени прошло! А она еще слишком молода для звания майора». Так я и осталась до конца войны в звании гвардии капитана, полученном мной еще в 46-м гвардейском авиаполку.

Мачнев мог спокойно «сдать» своего работника на что угодно, лишь бы ему была хотя бы какая-то маленькая выгода. Так, к нам в дивизию был назначен заместителем командира дивизии полковник Л. И. Горегляд. Офицеры решили в узком кругу отметить назначение. Горегляд говорит: «Надо бы позвать кого-нибудь из девочек. Полковник Мачнев! У вас там есть капитан, давайте ее сюда к нам пригласим». Мачнев тут же послал своего шофера Василия. Был уже поздний час, и я сказала, что никуда не пойду. Это для меня не приказ! Мачнев был недоволен, но взыскания наложить не посмел.

Совсем у меня изменилось мнение о Мачневе как о командире строгом, педанте, «сухаре», когда уже в конце войны он решил провести у себя дома вечеринку, на которую пригласил всех нас — работников политотдела дивизии. Мы пришли и увидели — стол готовит его молодая хозяйка, девушка из БАО. Он представил ее нам как свою подругу, а мы месяц назад видели его жену и даже выполняли какие-то мелкие поручения Александры Герасимовны Мачневой. Ну, тут я и осмелела. Мы в наши полки добирались на попутных машинах, а подружка Мачнева куда-то ездила на его машине.

Как раз пришла телеграмма из корпуса — «прислать на совещание капитана Дрягину». Я сказала полковнику: «Давайте машину, и я готова ехать!» Он ответил: «Поезжайте на попутной, машины нет». Я ответила, что в условиях пребывания нашей дивизии во вражеской Германии ехать на попутных машинах не могу. Он покашлял, покашлял и сказал: «Хорошо, пусть еще едут другие работники политотдела по своим делам. Я даю вам всем свою машину». Было мне ясно, что соблюдение строгой дисциплины он относил к своим подчиненным, а не к себе самому. Он никогда нас, своих работников политотдела, не защищал и не отстаивал.

Уже совсем перед концом войны меня решили забрать из дивизии на повышение — на должность помощника начальника политотдела корпуса по комсомолу. Мачнев спокойно дал согласие на этот перевод.

Я стала бороться за то, чтобы остаться в родной уже 9-й гвардейской истребительной авиадивизии, где меня все хорошо знали и уважали. Решила пойти к комдиву А. И. Покрышкину, попросила не отдавать меня из дивизии. Он сказал: «Хорошо, все будет в порядке, работай спокойно в нашей дивизии». Совсем, совсем другим человеком был командир дивизии.

Когда я прибыла в 9-ю гвардейскую истребительную авиадивизию, ее командиром был полковник И. М. Дзусов. Я сразу же обратила внимание, что все летчики с большой любовью относились к нему и называли между собой Батей. Они действительно испытывали к нему сыновние чувства. Он очень трепетно и внимательно относился к ребятам своего полка и всей, теперь уже своей дивизии, командиром которой был только что назначен.

Когда он увидел новых молодых летчиков с сержантскими треугольничками в петлицах, то немедленно дал указание начальнику штаба дивизии полковнику Б. А. Абрамовичу: «Летчиков надо переаттестовать, ведь еще в мае был приказ о присвоении всем летчикам, выпущенным из летных школ сержантами, звания младшего лейтенанта»

Пользуясь затишьем в небе Кубани, он обратил внимание командиров полков на организацию учебы молодого пополнения, на тренировки в технике пилотирования. Он отметил, что летчики дивизии на Кубани внесли много нового и нужно все это изучить, взять на вооружение научно обоснованную новаторскую тактику воздушного боя Покрышкина, прежде чем идти в бой.

И. М. Дзусов постоянно был среди летчиков. Его советы, личное участие в боевых вылетах и руководство боем вдохновляли летчиков. Несмотря на огромное напряжение и усталость, ребята рвались в бой, а шутки командира хорошо снимали стресс.

Так, например, во время боев на Кубани Дзусов поднялся в воздух и ввязался в бой. Хотя и сбил «худого» (так летчики называли «Мессершмитт»), но и сам был сбит. Все с ужасом увидели, как машина командира падает и сам он летит камнем вниз. Наконец увидели его под парашютом. Наши истребители отогнали «мессеров», пытавшихся расстрелять спускающегося на парашюте, стали охранять Батю до приземления. Приехавшей к месту приземления группе встревоженных ребят Дзусов улыбнулся и участливо спросил: «Что вы, дорогие мои, волновались за меня, да? Извините, пожалуйста! Не успел предупредить вас. Понимаете, давно с парашютом не прыгал, решил попробовать». Ему никогда не изменяло чувство юмора. Глянет из-под орлиных бровей с прищуренными смеющимися глазами, скажет что-то, чего не заметили другие, со своим характерным кавказским акцентом, и сразу всем становится легко, исчезает чувство тревоги. Так, например, когда Иван Бабак слишком близко подошел к противнику и куски развалившегося «месса» попали на его самолет, Дзусов, обращаясь к летчикам при докладе Бабака, сказал: «Смотрите, как надо бить фашистов, чтобы их остатки привозить на своем самолете!» Осматривая дальше самолет, Ибрагим Магометович воскликнул: «Смотрите, какой красивый цветок, настоящая лилия!» Тут все увидели на лопасти винта большую дыру с расходящимися в стороны краями разрыва, напоминавшего лепестки цветка.

Инженер полка Тамара Богдановна Кожевникова вспоминала:

«Во время формирования 45-го авиаполка командир полка майор Дзусов выстраивал весь полк и, недовольный, уводил всех в пустой тир для серьезных разговоров. Подходил ко мне и говорил: «Товарищ инженер, вы хотели осмотреть самолеты. Можете выйти из строя». Все знали, что дело не в необходимости срочного осмотра самолетов, а в том, что командир полка не хотел, чтобы женщина присутствовала при откровенных мужских разговорах. Однажды, при запуске самолета, вышел из строя двигатель. Я доложила о случившемся командиру эскадрильи. Молча пошла на стоянку, переживаю. Издали увидела могучую фигуру командира полка майора Дзусова и с горечью подумала: «Он так надеялся на меня!»

— Почему винишь себя? — спросил командир полка.

— Но я отвечаю за все, что делают мои подчиненные. Значит, недостаточно научила их, если произошло такое.

Позже, когда разобрались в причине случившегося (был заводской брак), майор Дзусов, обращаясь ко мне, сказал: «Будешь брать на себя все — жизни не хватит! Да и людей так ничему не научишь. Будут надеяться, что собой прикроешь».

Работать с ним было легко: он был очень требователен, но справедлив и предельно честен».

Пребывание девушек-механиков, прибористов в полку Ибрагим Магометович воспринимал спокойно и всегда хотел помочь девчатам в их сложной «неженской» работе. Очень ценил труд девушек — укладчиц парашютов, доверял им и был уверен, что парашют раскроется вовремя и спасет жизнь летчику.

Удивительно сложилась судьба у нашего командира дивизии! Он родился в очень бедной семье в ауле Заманкул в Осетии. В 19 лет ушел добровольцем в Красную армию. Он хотел стать джигитом и, закончив в 1927 году кавалерийское училище, стал не только джигитом, но и командиром взвода. Все было хорошо. Проводились тактические занятия на берегу Дона, которые заканчивались купанием лошадей и курсантов, пелись любимые песни. И вдруг над молодыми кавалеристами в небе появился самолет. После этого случая Ибрагим Дзусов решил сменить коня на самолет, как более грозное оружие. В апреле 1928 года он поступил в Оренбургскую школу летнабов (штурманов), но вскоре понял, что это не совсем то, что он хотел. Однако штурманская подготовка очень ему пригодилась в будущем. В 1933 году он окончил Борисоглебскую школу летчиков — командиров звеньев по классу «истребитель». В Бакинском гарнизоне летчиков, куда он был направлен после окончания школы, его назначили штурманом эскадрильи. Он получил персональный самолет и задание — самому летать и учить летному делу других на новых самолетах: И-5, И-15, И-16 с убирающимся ручным способом шасси.

В августе 1937 года штабом бригады ему было поручено сформировать истребительный авиационный полк, под номером 45, практически на голом месте, так как летчики, мотористы, оружейники еще учились в школах.

В первых числах мая 1938 года полк Дзусова размещался на аэродроме в Аджикабуле, позволяющем осуществлять полеты с двумя стартами. Поскольку 45-й полк входил в состав Противовоздушной обороны (ПВО), комполка Дзусов большое внимание уделял ночной подготовке летчиков.

С марта 1939 по октябрь 1940 года комполка учился в Военно-воздушной академии имени Н. Е. Жуковского. И. М. Дзусов пишет: «10 ноября 1940 года состоялся выпускной вечер курсантов академии. На нем выступил авиаконструктор А. С. Яковлев, поздравил нас с окончанием академии и сказал, что летчикам страны преподносит самолет И-26 (Як-1). Скоро истребитель поступит в строевые части, и он уверен, что нам понравится… В перерыве я набрался смелости, подошел к Яковлеву, представился и сказал, что хотел бы ознакомиться с этим самолетом и провести испытания в нашем полку. Яковлев согласился, утром прислал за мной машину и поручил полковнику Федрови основательно познакомить меня с этим самолетом и по возможности показать его в деле. Мы побывали в сборочном цеху и затем подошли к новенькому самолету. Полковник Федрови произвел на нем ряд взлетов и посадок и спросил: «Ну как? Нравится тебе наш истребитель?» Я ответил: «Вот когда полетаю на И-26, смогу дать оценку!» Федрови заставил меня надеть парашют, сесть в кабину, привязаться ремнями. Заставил два-три раза запустить и выключить мотор. Затем спросил:

— Если сейчас я тебя выпущу в воздух, справишься? Только честно!

— Совершенно честно, уверен, справлюсь! Самолет будет цел, а голова — тем более!

Когда я сел в самолет, вырулил на исполнительный старт и попросил разрешения на взлет, думал, что Федрови покажет мне руками крест — выключай мотор! Но он показал рукой на взлет, и я взлетел. Сделал три круга над аэродромом и произвел нормальную посадку. П. Федрови подошел к самолету, похлопал меня по плечу в знак одобрения.

После обеда мы зашли в кабинет А. С. Яковлева и доложили ему обо всем, даже о полетах. Самолету И-26 (Як-1) я дал высокую оценку. Сказал, что «это — мечта летчика», и попросил, чтобы войсковые испытания были проведены в нашем 45-м полку».

Долго добивался майор Дзусов, чтобы его полку дали самолеты Як-1 на войсковое испытание.

Началась Великая Отечественная война, полк Дзусова прибыл на Крымский фронт (30 декабря 1941 года), и первый вражеский самолет Хе-111 был сбит командиром полка Дзусовым на самолете Як-1.

И. М. Дзусов вполне серьезно уверял, что между кавалеристом и летчиком много общего, поэтому друзья называли его «крылатым джигитом». В воздухе он был таким же смелым и отважным, как и верхом на коне. Как не вспомнить его поступок, когда он, уже назначенный командиром авиакорпуса, обнаружил, что летчики боятся летать на американском самолете «Аэрокобра» из-за частого срыва их в штопор. Тогда командир авиакорпуса генерал-майор авиации И. М. Дзусов решил выполнить специальный показательный полет на «Аэрокобре», с намеренным вводом самолета в штопор, и по радио стал рассказывать и показывать порядок действий летчика при выводе самолета из штопора.

Самым замечательным качеством Ибрагима Магометовича была забота о подчиненных, стремление выручить в беде друга и боевого товарища. Поэтому ему было понятно стремление летчиков пойти даже на большое нарушение — пилотирование самолета с механиком в фюзеляже. Так, в тяжелое время отступления наших войск в 1942 году за Дон многие летчики полка перелетели на новый аэродром вместе со своими механиками в фюзеляже. Техник-лейтенант Хабаров докладывал прилетевшему Дзусову: «Без вашего разрешения прилетел на самолете с командиром экипажа. На других самолетах прилетели еще пять механиков. Готовы получить взыскания!» На что последовал ответ: «Я, техник-лейтенант, за проявленную сообразительность и инициативу взысканий не накладываю. Соберите всех прилетевших механиков!»

Они построились, и Дзусов сказал: «Молодцы, механики! Вижу, что вы настоящие авиаторы!»

Летчикам И. М. Дзусов часто повторял, что «настоящий летчик должен свободно летать на всем, что только может летать, и с некоторым усилием на том, что, вообще-то говоря, летать не может».

Всегда, какие бы самолеты ни поступали в полк, первым на них вылетал командир полка Дзусов. Кроме Яков, 45-й полк получал американские «Аэрокобры», «Киттихауки», английские «Харрикейны», «Спитфайры». Он терпеливо обучал прибывших молодых летчиков, строго экзаменовал их, прежде чем ввести в строй.

Оберегал и защищал своих ребят. Так было, например, с Иваном Бабаком, когда он, изнуренный приступами малярии, свирепствовавшей в Закавказье, был отстранен от полетов. Командир полка Дзусов вмешался в работу санчасти, собрал всех врачей и заявил им: «Примите все меры, иначе отправлю всех в штрафной батальон! Кто вам позволил лишать летчика права на полеты? Летчик без полетов что птица без крыльев!» Через месяц Бабак поправился и стал летать на боевые задания.

Командир дивизии И. М. Дзусов — плотный, коренастый, подвижный. Казалось, что в нем бездна сил и внутренних возможностей. А это чувствовали все, кем он командовал и кого водил в бой. За внешней суровостью командира скрывалось горячее сердце истинного летчика-истребителя, преданного небу.

Александр Иванович Покрышкин

Следующим нашим комдивом стал знаменитый Александр Иванович Покрышкин. Я впервые увидела его в августе 1943 года на Кубани. Уже тогда все летчики и штурманы фронта знали о Покрышкине, о его смелости, умении настигать и уничтожать врага.

Когда я прибыла в дивизию, то услышала, что Покрышкин не терпит присутствия женщин на аэродроме и вообще на фронте. С некоторой настороженностью я поехала в полк, которым он командовал. Встретил меня Покрышкин жестким вопросом: «Почему ходите в брюках?», категорически добавив, чтобы больше в его полку в брюках не появлялась. Я ответила, что ему придется смириться с тем, что я хожу в брюках. Он был непреклонен: «Я не привык ни с чем смиряться. В брюках больше не ходить».

Я ответила, что для меня, работника дивизии, его требования — не приказ.

Как будто бы произошло столкновение, ссора, и, когда в мае 1944 года Александр Иванович был назначен командиром дивизии, я подумала: «Ну, припомнит мне командир мое дерзкое поведение в его полку». Мне пришлось «смириться»: расстаться с удобной полевой фронтовой формой — брюками и перейти на парадную — юбку.

Александр Иванович Покрышкин, как и все летчики, верил в приметы. Так, он дал указание не разрешать приходить на аэродром перед полетами девушкам-оружейницам, мотористам и другим авиаспециалистам полка. Только после полетов можно было привести в порядок вооружение, технику, парашюты. Только мне, работнику дивизии, можно было присутствовать на аэродроме при возвращении летчиков с боевого вылета и их докладах о ведении боя.

Однажды, во время боев под Яссами, ко мне подходит мой комсорг эскадрильи Слава Березкин и спрашивает: «Почему тебя так не любит Покрышкин? Ведь ты так много делаешь, чтобы наши боевые вылеты были успешными. Александр Иванович вчера, когда обсуждали вопрос о приметах, сказал: «А я верю в приметы. Вот когда приходит на старт Дрягина, несу лишние потери!»

Мне было очень обидно это слышать. Теперь, когда я уже не могла сама летать на боевые задания, я думала о том, как сделать успешнее боевую работу.

На следующий день я пришла в политотдел дивизии и увидела газету, где была опубликована большая статья о приметах, в которые верили летчики. В статье рассказывалось, почему это происходит, о совпадениях, которые укрепляли веру в приметы, и о том, как одному летчику удалось преодолеть эти предрассудки. Я не стала долго раздумывать, вырезала эту статью из газеты, запечатала в конверт и напечатала на нем: «А. И. Покрышкину». Опустила в наш полевой почтовый ящик и уехала в 16-й полк. Через час в полк приехал Покрышкин и спросил, почему я послала ему письмо? Я ответила, что письмо я не посылала, а если речь идет о вырезке из газеты, то я это сделала для того, чтобы он обратил внимание на такую важную статью, как «Приметы».

В политотделе все были перепуганы моим поступком и думали, что теперь мне основательно попадет, но этого не случилось. И даже когда через два дня встал вопрос, кого можно послать временно замполитом в 16-й гвардейский истребительный авиаполк вместо выбывшего на учебу М. А. Погребного, полковник Д. К. Мачнев со смущением сказал:

— Как быть? Лучшей кандидатурой была бы капитан Дрягина, но вы же против девушек на фронте, а тут еще речь идет о том, чтобы назначить ее на серьезную командную должность.

— Раз она больше всего подходит для этой работы, пошлем в 16-й полк Дрягину, — ответил Покрышкин.

На следующий день он сам взял меня в свою машину, и мы поехали в полк. Только отъехали от штаба дивизии, как заглох мотор. Александр Иванович рассмеялся и сказал:

— Ну вот, видишь, капитан, а ты говорила, что в приметы не надо верить?!

— Это случайность! — заметила я.

— Вот такие случайности и создают веру в приметы, — резюмировал он.

* * *

Я прибыла в 16-й гвардейский полк в разгар горячих воздушных боев за Яссы, в которых особенно отличился будущий дважды Герой Советского Союза Саша Клубов. Он сбил за два дня воздушных боев шесть фашистских самолетов. Тут в полк прибыли писатели — братья Тур. Они решили сфотографировать Героя перед вылетом на боевое задание.

Летчики прибежали ко мне на КП, требуя, чтобы я запретила фотографировать Клубова, так как он считает, что это плохая примета. Я запретила фотографировать Клубова, и он спокойно полетел на боевое задание. С писателями у меня возник серьезный конфликт, и они поехали жаловаться на меня А. И. Покрышкину.

Сначала он соглашался с ними и сожалел, что «девчонку» пришлось поставить комиссаром в такой боевой полк, хотя и временно. Однако когда услышал, что писатели возмущены тем, что комиссар якобы поддержала суеверие летчика, его веру в приметы, то дал другую оценку моим действиям. Он сказал:

— Я не ожидал, что такая молодая девчонка поняла суть дела и отдала правильный приказ. Ведь если бы она поддержала вас, писателей, не верящих в приметы, и летчика сфотографировали перед боем, то он бы воевал с позиции обреченного и не смог выйти победителем.

Боевой вылет пары А. Клубова оказался сложным: десять Ме-109 и два «Фокке-Вульфа-190» дрались с двумя нашими истребителями. Саша Клубов сбил в этом бою еще два самолета противника.

А. И. Покрышкин очень чутко и внимательно относился к молодежи (себя в 30 лет он уже считал «стариком»). Он никогда не жалел своего времени, чтобы обучать ребят, передавать им свой опыт, делиться всем нужным, что знал сам. Он не только учил мастерству боя, но и тому, как быть достойным гражданином своей Родины.

В сентябре 1944 года мы решили провести комсомольский актив дивизии «О задачах комсомольцев в предстоящих решающих боях на Сандомирском плацдарме», и я обратилась к Покрышкину за советом, кто бы мог сделать такой доклад. Я знала, что Александр Иванович очень занят — он участвовал в разработке предстоящих наступательных операций. Однако втайне я мечтала, чтобы эти задачи перед молодежью поставил сам командир дивизии — признанный ас. И он сказал, что перед молодыми летчиками, техниками и всей молодежью дивизии выступит сам.

Комсомольский актив удался. Выступление любимого командира зажгло молодые сердца. Летчики дрались храбро и отважно. В боях за Сандомирский плацдарм только комсомольцы дивизии сбили 35 самолетов противника и 60 — помогли сбить своим ведущим. Об этом комсомольском активе писал известный журналист Ю. А. Жуков в «Комсомольской правде» в октябре 1944 года.

Необыкновенным качеством А. И. Покрышкина был государственный подход к любой стороне жизни. Так, еще будучи старшим лейтенантом и капитаном, он разработал формулу победы: «Высота — скорость — маневр — огонь!» При этом он думал обо всех советских летчиках, о том, как нам одержать победу над очень сильным, опытным и умелым врагом — фашистской Германией.

Он говорил — девушкам на войне не место, потому что считал, что женщины созданы не для такого страшного дела, как убийство людей на войне, а для мира и сохранения жизни на земле.

Замечательные черты характера А. И. Покрышкина — любовь к Родине, принципиальность и требовательность, упорство и настойчивость, скромность и честность, доброта и нежность к людям — для всех нас, хорошо его знавших, являются примером, которому мы стараемся следовать в своей жизни.

Александр Иванович очень любил цветы, и мы всегда этому удивлялись. У него в землянке, в хате, где он размещал необходимые для совершенствования летного мастерства макеты самолетов, секстанты, мишени, всегда стояли цветы. Чаще всего это были полевые ромашки, васильки, а на Кубани — пионы, ирисы. После войны, когда Александр Иванович узнал, что я работаю по выведению новых сортов цветочных культур и мне удалось создать свои сорта, он выразил мне свое восхищение и благодарность за то, что имена наших героев войны — Вадима Фадеева, Михаила Девятаева, Евгении Рудневой, Марины Расковой — носят ирисы и гладиолусы. В день моего 60-летия он писал в приветственной телеграмме: «…Продолжай дальше своими цветами рассказывать о героях, защищавших нашу Родину».

…Александр Иванович, несмотря на серьезность и суровый вид, любил и пошутить. Как-то я в 1976 году была в гостях у Покрышкиных на даче в поселке Черное, и мы гуляли по лесу. Я сказала Александру Ивановичу: «Как же так, там, на фронте, вы не разрешали мне ходить в брюках, когда в этом была необходимость, а сейчас Мария Кузьминична (жена Покрышкина. — И. Д.) и дочка Светочка ходят в брюках?» Он ответил, смеясь: «Тебе я мог приказать, а что я могу сделать с ними?»

Александр Иванович Покрышкин очень чутко и внимательно относился к окружающим его людям, особенно к подчиненным, и этому учил и других. К нему в дом запросто мог прийти любой ветеран дивизии. Очень, очень многим он помог улучшить жилищные условия, и делал это не только в форме письма на своем депутатском бланке. Так, например, мы жили втроем в маленькой однокомнатной квартире (12,3 квадратных метра). И из-за этих «лишних» 0,3 квадратного метра чиновники Ленинского района Москвы не ставили мою семью (двух фронтовиков) на учет. Дескать, у вас более 4 квадратных метров на человека. Александр Иванович выкроил время и посетил председателя райисполкома по моему делу, вопрос о поставке на учет был вскоре решен.

Когда я защитила докторскую диссертацию в 1972 году, то мне очень хотелось, чтобы на моем торжестве были фронтовые подруги и друзья-покрышкинцы. Александр Иванович в тот вечер был занят на другом мероприятии, но все-таки выделил время и для меня. Ощущение торжества во много раз увеличилось от присутствия его и Марии Кузьминичны на этом вечере.

Александр Иванович, поздравляя меня с успехом, произнес мудрые слова: «Ирина! Ты теперь стала большим начальником, но не забывай о своих подчиненных. Никогда не унижай их, не делай обидных замечаний, не бойся похвалить, будь всегда справедлива и добра. Не бойся услышать в свой адрес замечания, думай об этих замечаниях и учитывай их в дальнейшем».

* * *

Моей опорой и основными помощниками при работе с комсомольцами дивизии были комсорги полков. Комсорг авиаполка — должность, которая входит в штатное расписание. Когда я пришла в 16-й гвардейский истребительный полк, мне представили невысокого, круглолицего старшего сержанта с объемистым портфелем в руках — комсорга полка Ивана Кабанова. На другой день я опять увидела его, ходящего по аэродрому с портфелем. Я спросила, что у него в портфеле. Он ответил, что «там ведомости по сбору членских взносов и списки комсомольцев по эскадрильям». Я посоветовала ему с портфелем по аэродрому не ходить, чтобы не вызывать насмешек со стороны техников, которым он сам был недавно, а лучше помочь кому-нибудь из них, если есть свободное время.

Вообще И. Кабанов показался мне очень вялым, безынициативным и не подходящим для работы комсомольского организатора. Об этом я доложила начальнику политотдела дивизии Мачневу. К тому же оказалось, что среди комсоргов эскадрилий совсем нет летчиков, нет авторитетных и уважаемых ребят среди комсомольского актива. Чуть позже я обратила внимание на комсорга эскадрильи — механика самолета, прибывшего из училища, — Юрия Храповицкого. В то время мы были на переучивании в селе Черниговка, и надо было активизировать комсомольскую работу. Решили, что для прославленного покрышкинского полка было бы хорошо назначить комсоргом Юрия Храповицкого. Переговорили с ним, но он стал на себя всякие нелепости наговаривать, чтобы его не переводили из механиков в комсорги полка. Он был отличным специалистом, быстро устранял повреждения самолета, и летчики его ценили. Но вскоре политотделу удалось перевести Юрия Храповицкого в комсорги полка, и комсомольская работа в полку оживилась, стала примером для других.

Комсоргом 100-го гвардейского истребительного полка был Алексей Игольников. С ним считались летчики и техники. Он активно участвовал в мероприятиях полка по переоборудованию кабин в самолетах для перелета техников на другие аэродромы вместе с летчиками, за спинкой сиденья (во время отступления в 1942 году и в другие годы).

В 104-м гвардейском авиаполку комсоргом был Евгений Найговзин — признанный поэт-песенник полка и дивизии. Этому полку было на Кубани придано командованием фронта 15 девушек, призванных в армию в 1942 году, в качестве мотористов, мастеров по приборам, вооруженцев. Командир дивизии Дзусов поручил комсоргу Найговзину взять над ними шефство и обеспечить их обучение. Энергичный и рассудительный Евгений был основным организатором вечеров самодеятельности, викторин.

Это он написал гимн самолету, на котором летали наши летчики:

«Аэрокобра» — змей воздушный,

Просторов неба властелин.

Ты — истребитель, мне послушный!

«Аэрокобра-Бэлл 1».

* * *

В августе 1944 года меня с Евгением Найговзиным вызвали в ЦК ВЛКСМ и в редакцию «Комсомольской правды», где заслушивался наш рапорт о комсомольской работе в боевых условиях. На приеме у секретаря ЦК комсомола A. M. Мишаковой мы договорились о посылке нам в дивизию художественной литературы, побывали в Театре Ленинского комсомола, познакомились со многими комсомольскими работниками столицы. Нашей работой в условиях фронта заинтересовались, позже присылали теплые письма и приезжали к нам в дивизию.

Мы возвращались в часть на попутных машинах. Наша дивизия базировалась недалеко от Львова, где бесчинствовали бандеровцы. Местность пересеченная, то подъем, то крутой спуск. Мы сидели в кузове, вдруг в кабине шофера раздался взрыв, и машина полетела под откос. Нас отбросило взрывной волной в сторону. Среди ехавших на этом «Студебеккере» взрывом были серьезно ранены солдаты и офицер. Мы с Евгением отделались легкими царапинами. Нашли свои рюкзаки с подарками комсомольцам дивизии, перебрались на другую машину и приехали в свою часть благополучно.

Однако бандеровцы не ограничивались взрывами отдельных машин. Они нападали также на единичные, незащищенные объекты. Именно в то время бандеровцы схватили и сожгли заживо у подбитого самолета летчика Михаила Лиховида.

* * *

Работу наших комсомольцев высоко ценили все однополчане-покрышкинцы. Вот как вспоминал об этом Герой Советского Союза Георгий Гордеевич Голубев:

«Большую роль в боевой работе оказывала нам комсомольская организация, которую возглавляла Ирина Дрягина — помощник начальника политотдела дивизии по комсомолу. Прибыла она к нам летом 1943 года из 46-го женского авиаполка ночных бомбардировщиков, после ликвидации должностей зам. командиров эскадрильи по политической части.

К тому времени она имела на своем счету 105 боевых вылетов и была награждена орденом Красного Знамени. Опыт боевой работы позволял ей быстро находить общий язык с летным и техническим составом, так как она на практике знала, что чувствует человек, находящийся под огнем противника. Она также хорошо понимала, какое большое значение имеет учеба и передача боевого опыта авторитетных летчиков молодежи. Сразу же, как только она прибыла к нам в дивизию, еще на Кубани, и особенно в боях за Донбасс, в самую горячую пору она стала организовывать комсомольские собрания, на которых выступали лучшие боевые летчики — воспитанники комсомола: Дмитрий Глинка, Аркадий Федоров, Иван Бабак, Михаил Петров, Сергей Лукьянов и другие. Иногда эти собрания проводились в перерывах между боевыми вылетами. Сама Ирина неустанно обходила стоянки самолетов и рассказывала молодежи о новостях по Советскому Союзу, положении на фронтах Отечественной войны, об успешных воздушных боях, проведенных летчиками нашей дивизии.

В 1944 году наша дивизия была отведена на переформирование. Село Черниговка в Таврии недавно было освобождено от фашистских захватчиков. Все разорено, разграблено. Не только не на чем пахать, но и нечего сеять.

Комсомольцы нашей дивизии Ю. Храповицкий, А. Игольников под руководством своего боевого вожака оказали большую помощь в восстановлении колхозов и налаживании нормальной жизни. Наши комсомольцы были организаторами митингов в колхозах по сбору зерна и стопроцентному засеву площадей, лично участвовали в ремонте и переоборудовании сельхозинвентаря, в семи колхозах были созданы показательные комсомольские звенья. Много сил и энергии было потрачено на организацию художественной самодеятельности в селах и проведению вечеров отдыха наших воинов с местным населением.

В этот же период комсомольские организации оказывали большую помощь командованию по введению в боевой строй молодых летчиков, прибывших в дивизию, знакомили с боевыми традициями части. Ирина Дрягина в этих делах была настоящим молодежным вожаком — неутомимым и везде успевающим.

Вспоминается и другая деятельность Ирины во время боевых операций в Крыму и Молдавии, когда наша дивизия приступила к выполнению боевых заданий, осуществляемых в том числе и молодым пополнением. В этот период участились случаи небоевых поломок самолетов. То забудут при взлете включить электробензопомпу, то вовремя не переключат бензокраны, спутают тумблеры щитков и шасси и из-за этого сажают самолеты на «живот». Ирина Дрягина со своими комсоргами нарисовала и развесила памятки-плакаты. Они были буквально везде: на КП, в столовой, на стоянках самолетов и в других местах. На картоне были броско и красочно написаны призывы: «Летчик! Не забудь при взлете включить электробензопомпу», «Не спутай тумблер выпуска щитков с тумблером шасси!», «Тщательно изучай район боевых действий!», «Механик! Перед пробой мотора подставь колодки под шасси» и другие. Хотя мы и посмеивались над комсомольцами, но потом признали, что такие плакатики приносят пользу. Летишь, бывало, с боевого задания взволнованный, еще с большим напряжением после боя, и уже надо заходить на посадку, ну и вспомнишь эти дрягинские плакатики, и сразу же — повышенное внимание к приборам. «Ну, нет уж, дорогой наш «комсомольский бог», — так мы называли нашу Ирину, — никак не спутаю тумблеры». А ведь молодец дивчина, хорошо придумала!

Вспоминаются комсомольские боевые листки-молнии, полевые цветы и красивые платочки на тумбочках у летчиков, отличившихся за день. Эти цветы собирали и расставляли девушки — оружейницы, прибористы, наши комсомолки — под руководством Ирины. Такая забота и внимание нас очень трогали и вдохновляли на новые подвиги. Ирина Дрягина, несмотря на молодость, была настоящим политработником и прекрасным психологом.

За все эти замечательные качества, которыми обладала Ирина Дрягина, сотни сердец открывались ей и подарили свою любовь и уважение на всю жизнь».

Майданек — лагерь смерти

В фашистской Германии почти около каждого большого города были созданы концентрационные лагеря. Наиболее страшным был лагерь смерти Дахау — основной лагерь находился в 17 километрах от Мюнхена, в нем были узники из 24 стран, численностью до 250 тысяч человек. Ежегодно здесь проводились «медицинские опыты». Дахау имел 125 лагерных отделений (на юге Германии, в Польше, Австрии, в Прибалтике — Саласпилс и других местах). Около Варшавы были концентрационный лагерь Освенцим, Радомский лагерь, около Лодзи — Лизманштат (для пленных авиаторов), у Люблина — Майданек и другие. Еще выделялись особые лагеря смерти (Заксенхаузен, Кюстринский, лагерь «ЗЦ», Равенсбрук и другие), штрафной лагерь — Швайдек. Было известно о концлагерях Губен, Кюце, Розенберг, Шпандау, Ландсберг, Реус, Остпройзен, Графенберг, Пилау, а сколько еще было штрафных лагерей при больших фабриках, куда сгоняли пленных для работы!

Август 1944 года. Небольшая передышка после Львовско-Сандомирской операции. Мы в Польше. Полки нашей дивизии разместились в деревушке Мокшишув.

Это недалеко от города Люблина. Мы едем в пригород Люблина, в Майданек, где гитлеровцы разместили лагерь смерти для военнопленных и для своих немцев, нелояльных к фашистскому режиму. Территория обнесена проволочными заграждениями в несколько рядов и вышками для охраны. В проволочном заграждении были оголенные провода с током высокого напряжения. Охрана велась круглосуточно, освещение осуществлялось мощными прожекторами. Кроме того, на ночь выпускались сторожевые собаки. Этот лагерь был разбит на секторы, тоже обнесенные проволочными заграждениями. Стояли бараки, где жили в ожидании своей участи узники. Рядом с печами был кирпичный домик, в котором проводили медицинские опыты с людьми (испытывали яды, делали различные операции).

Каждая партия узников, поступивших в лагерь, тщательно осматривалась. Узники должны были сдать все ценное (часы, кольца, серьги и т. д.). Затем людей отправляли в баню. За моечным отделением находилась газовая камера, где якобы они должны были пройти «дезобработку». Двери камеры герметически закрывались, и пускался отравляющий газ. Трупы далее сортировались: у кого-то состригали волосы, у кого-то удалялись золотые зубы и протезы, затем тела отправляли в печи крематориев для получения пепла — удобрения. Пепел просеивался на предмет обнаружения еще сохранившихся у узников ценностей.

Особо гнетущее впечатление оставили у нас всех большие бараки с одеждой и обувью, с этикетками разных стран. Все это тщательно сортировалось. Волосы отправлялись на фабрики для использования в различных целях. Детская обувь больших размеров, даже поношенная, раскраивалась на меньшие размеры и отправлялась на перешивку. В соседнем бараке были аккуратными рядами уложены мешки с волосами, с удобрением из человеческих костей, с различной одеждой, приготовленной на распродажу, с другими отобранными у узников вещами, например детскими игрушками.

Когда я осматривала эти ужасные картины человеческих страданий, я еще не знала, что мой брат — летчик-штурмовик, в бессознательном состоянии, раненный и обожженный, попал в фашистский плен, испытал ужасы и унижения пленения.

Все увиденное в Майданеке вызвало у нас тяжелейшее чувство обиды за человечество, допустившее это. Помимо прямого уничтожения пленных, гитлеровцы подвергали унижению и издевательствам миллионы людей. В лагере любой охранник был судья!

Вот что писал мне В. Евсеев — узник Дахау, когда я пыталась разузнать о судьбе брата Виктора:

«В Дахау я пробыл всего около одного месяца в конце 1944 года, затем меня отправили в Судеты — в концентрационный лагерь Людвигсбург. Там нас долго держали в бывшей конюшне и не разрешали выходить в общий лагерь. Немцы боялись нашего влияния на других военнопленных. Хочу отметить, что летный состав вел себя достойно! Вот один пример: немецкий солдат приходит к нам с буханкой хлеба. Ставит ногу на перекладину и говорит одному из наших ребят: «Почисти сапоги — дам буханку». Летчик отвечает: «Русский офицер чистить немецкому солдату сапоги не будет», хотя ему очень хотелось есть. Солдат обратился к другим военнопленным, но никто из нас не согласился выполнить его прихоть. Все отвернулись и отошли от солдата.

Одно скажу, что русские (в подавляющем большинстве) в лагерях военнопленных и концлагерях вели себя достойно, были патриотами до конца, умирали от голода, холода и побоев, но не бывали сломлены морально. И мы, попадавшие в плен в 1943, 1944 годах, вселяли уверенность в нашей победе тем, кто был пленен в 1941–1942 годах. Офицерам немцы не доверяли.

Питание было очень плохое, в конце концов такое питание приводило к дистрофии и гибели. Я бы погиб, если бы еще 3–4 месяца пробыл в лагере. Все надеялись, что нас спасут наши войска. И когда мы увидели над лагерем штурмовиков (Ил-2), мы воспрянули духом. Очень мало военнопленных ушло в другие страны. Летный состав, за исключением, может быть, единиц, вернулся в СССР. Я здесь, на Большой земле, как мы говорили, быстро прошел госпроверку и демобилизовался в декабре 1945 года».

Сердце Кутузова

Германия. Начало февраля 1945 года. Мы уже на вражеской земле. Летчики прикрывают наши переправы через Одер. Летать мешает погода. Начались оттепели. Аэродром наш грунтовый раскис. Наши войска уже на подступах к Берлину. Сидим и ждем мороза, а его все нет и нет. Да уж мороза и не будет — весна! Мы отстаем от наземных войск.

Тут приказ комдива А. И. Покрышкина: «Лететь всем на Аслау. Садиться на автостраду. Опробовал сам с Голубевым посадку на автостраду, ширина достаточная; каждая полоса по девять метров… Старайтесь на желтую дорожку не выкатываться. Роспуск! Посадка! По одному!!!»

Пока А. И. Покрышкин принимал самолеты всех полков на такой «аэродром», политотдел дивизии организовал экскурсии в город Бунцлау, где находится музей и у дороги памятник Михаилу Илларионовичу Кутузову.

В апреле 1813 года здесь, в Бунцлау, окончил свой жизненный путь фельдмаршал Кутузов и, как нам сообщили, завещал похоронить его сердце там, где оно остановится.

Тело Кутузова забальзамировали и отправили в Петербург. А на возвышении, у дороги, по которой победно шла русская армия дальше на Запад, на Берлин, преследуя врага, было захоронено его сердце. В этом месте установлен монументальный памятник русскому полководцу.

По этой исторической дороге прошли на Запад в 1945 году, преследуя врага, советские воины — наследники и продолжатели ратной славы своих великих предков.

Отдавая дань уважения памяти М. И. Кутузова и всего русского воинства, командующий 1-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза И. С. Конев издал приказ по войскам, обязав при этом военного коменданта города Бунцлау назначить почетный караул у памятника. Всем войсковым частям и отдельным военнослужащим при прохождении мимо памятника предписывалось отдавать воинские почести.

В таком карауле стояло командование дивизии и наши воины-авиаторы, а в воздухе летчики салютовали из пулеметов. Многие наши воины посетили квартиру-музей, где жил и скончался великий русский полководец. Комсомольцы дивизии в книге отзывов музея сделали такую запись: «Образ великого полководца вдохновляет нас на еще большие подвиги».

В квартире-музее побывали А. И. Покрышкин и его заместители, командиры полков. Пришли все наши летчики и другие авиаспециалисты. Как раз во время посещения воинами 9-й гвардейской истребительной авиадивизии памятного обелиска в воздухе разгорелся бой четверки Константина Сухова с «рамой» ФВ-189 и «мессами», прикрывавшими корректировщика — «раму». Станция наведения открытым текстом извещает: «Два «месса» падают. Оставшиеся удирают. Спасибо вам от пехоты и от нас!»

В войсках, видевших бой, ликование! Все, задрав голову, стали бросать вверх шапки и каски. Над дорогой, близ которой стоит священной памяти обелиск, на смену Сухову плотным строем проносится четверка Виктора Никитина. Идут по дороге войска, торопятся на запад и, переходя на строевой шаг у обелиска, отдают воинские почести великому сыну русского народа — Михаилу Кутузову.

Из писем И. В. Дрягиной фронтовому корреспонденту «Комсомольской правды» Ю. А. Жукову

Приезжавший в нашу дивизию журналист Юрий Жуков позднее писал:

«Вот вырванный из тетради листок, исписанный беглым торопливым женским почерком, — это пишет помощник начальника политотдела дивизии по комсомолу Ирина Дрягина, вечно озабоченная, вечно в хлопотах, вечно на бегу, такой я запомнил ее по встречам в польской деревушке Мокшишув, где стоял осенью 1944 года штаб дивизии. Дата ее письма — 2 февраля 1945 года.

«Не ругайтесь, пожалуйста, что так долго не писали Вам. В условиях перебазировки на запад и воздушных боев не так легко было заниматься делами, связанными с литературой. Все же Ваши главы читали. Труд, Голубев, Табаченко говорят, что все отмечено правильно и в общем неплохо.

Работаем мы сейчас — Вам известно где. Народ работает хорошо. Вот, например, вчера вылетала группа известного вам Трофимова — восемь самолетов, встретили шесть «Фокке-Вульфов». Трофимов подал команду: «Идем в лобовую атаку». Самолеты противника боя не приняли, развернулись и наутек. Наши начали их преследовать. Навязали фашистам бой. Вернувшись, Трофимов доложил: сбили три самолета. Но вечером в штаб дивизии прибыл из пехотной части пакет — пехота донесла, что сбито пять самолетов. Значит, только один стервятник удрал. Трофимов у нас такой: пока не увидит, что самолет противника врезался в землю, не доложит, что он сбит. Трех он на земле увидел, а про двух подумал, что они ушли на бреющем. Но пехота его поправила. В этом бою отличились коммунисты Трофимов, Чертов и комсомолец Кириллов. В этот же день вылетела на боевое задание четверка под командованием гвардии лейтенанта Дольникова. Тоже встретили шестерку «Фокке-Вульфов». Вступили с ними в неравный бой. На этот раз «фоккеры» попались сильные, вели бой очень активно. Все же победили наши. Дольников сбил двух, и еще один был сбит группой.

Погода у нас сейчас плохая, снегопад и дымка. Но все же наши летчики летают, и, как видите, с пользой. Молодцы, большие молодцы! Всего за январь дивизия сбила тридцать один самолет противника, и на все получены подтверждения от наземных войск. Отличились Трофимов, Бабак, Гучек, молодой летчик — комсомолец Брюханов, комэск Вильямсон, Закалюк, Комельков и другие — всех не перечислишь.

Очень горюем мы, что в первый же день наступления погиб от фашистской зенитки известный вам Виктор Жердев, его отвезли и похоронили в Тарнобжеге. А дело было так. Стояла очень низкая облачность — до облаков всего 75-100 метров, но началось наступление. У нас задача — прикрывать пехоту, и вот наши ребята вылетели, глядя в глаза смерти, шли над самой землей. Жердева тут зенитка и сбила.

Комсомольцы в наступлении работали очень хорошо — сбили десять самолетов и помогли ведущим сбить еще двенадцать. В общем, сейчас некогда, людей нет, приходится и мне нести караульную службу. Поэтому пишу мало…»

Вот еще одно, последнее письмо — самое объемистое, как бы подводящее итог всему. Оно написано уже после окончания войны. Старательная Ирина Дрягина сочла своим долгом подробно рассказать в нем о том, как гвардейцы завершили свой ратный труд.

«Здравствуйте, тов. Жуков! Прежде всего, извините, что до сих пор ни о чем не писала вам. Я понимаю, что это нехорошо. Много больших событий в нашей жизни произошло за это время, о многом уж давно бы я обязана была рассказать вам, но повседневные дела все не давали возможности описать подробности нашей жизни.

Воевал наш народ в этих решающих операциях войны с большим энтузиазмом, с большой храбростью, не жалея своих сил и жизни. За это время мы потеряли хороших ребят. Вы, возможно, знали Иосифа Графина — очень простой, славный был паренек, рыжий-рыжий такой, русский парень. Очень храбрый и дерзкий в бою. Прибыл он к нам из пехоты, куда попал из авиашколы в тяжелые для Родины дни, когда самолетов не хватало и летчикам приходилось становиться в строй наземных войск.

Пришел Графин в полк загорелым, наголо остриженным сержантом. Сначала некоторые смотрели на этого паренька как на птенца, но он быстро превратился в настоящего сокола. Это ведь про него и его приятеля пели в полку:

Фрицы в небе закружились,

Жмут домой на всех газах, —

Это в небе появились

Пара асов: Румм и Граф.

Он был бесстрашным разведчиком, приносил много ценнейших сведений. И вот 28 апреля полку было присвоено наименование Краковский. С утра был митинг. На митинге выступил Графин. Сказал горячую речь, призвал больше уничтожать фашистских гадов в воздухе. А через час сверху был дан приказ — выслать пару на разведку. Графин попросил поручить это задание ему и полетел. Внезапно встретил шестерку «фоккеров». Вступил в бой, сбил двух, но и сам был сбит. Это были восемнадцатый и девятнадцатый сбитые им самолеты.

Самолет с тяжело раненным Иосифом Графиным упал у передовой. Через час он умер… На траурном митинге даже закаленные летчики, привыкшие к потерям товарищей своих, плакали. Уж слишком жалко было Иосифа Графина, такого молодого, мало еще взявшего у жизни! Ведь он был 1922 года рождения. Похоронили его в городе Волау… Командиром эскадрильи был и Веня Цветков, Вы его помните, он из 16-го гвардейского полка. Налетели на наш аэродром «фоккеры» и стали штурмовать, при этой штурмовке был убит и Цветков. А я только накануне написала ему рекомендацию в партию. Принесли мне ее обратно. Похоронили его в городе Лигнице.

Был еще у нас один скромный, но храбрый комсомолец Николай Климов. Со шрамом на левой щеке — след ранения. Очень смело он воевал. Никогда не кичился тем, что он хороший летчик. По вечерам любил собрать ребят в кружок и петь с ними русские песни. Так и накануне его последнего полета было. Я пришла к ним в тот вечер в общежитие; пели песни, шутили… Николай Климов ради шутки оделся во фрак, штиблеты, цилиндр — раздобыл их невесть где. А песни пели русские, народные.

Потом разговор зашел о том, что фашисты сейчас уже не ведут массированных налетов, — уже мало осталось у них самолетов, но летчики у них еще есть, и сильные; действуют они теперь по-другому, норовят перехватить нашего летчика исподтишка, нанести ему удар в спину, так сказать из-за угла. Пользуются тем, что некоторые наши ребята, не встречая в воздухе вражеских самолетов, расхолодились, летают неосторожно, и вот кое-кто попадается. Климов сказал по этому поводу, что, когда летаешь в разведку, нельзя расходовать все боеприпасы, надо немного, на всякий случай, оставлять на обратный путь: вдруг налетит разбойник? Кто-то сказал, что если и не будет боеприпасов, то все равно сейчас легко удрать от немецкого «охотника» — самолеты у нас скоростные, моторы надежные.

Николай стал возражать. Он с возмущением даже сказал: «Сейчас удирать от фашистов — это позор. Нет, я не буду уходить, а если придется схватиться и снарядов не останется — пойду даже на таран». Ребята стали спорить, доказывать ему, что теперь уже нет смысла идти на таран, — из-за одного фашиста губить машину и самому погибать. Какая сейчас выгода — вести счет один на один? Лучше сохранить себя да потом больше фашистских самолетов сбить.

Но Климов упорно стоял на своем, говорил, что готов идти на таран. Кто-то сказал ему: «А Любочка, а будущий сын?» Он не задумываясь ответил: «Что ж, они не помешают быть мне честным до конца». Его опять стали отговаривать, как будто он сию минуту собрался таранить. Потом посмеялись и разошлись.

А утром вылетел Климов с нашей четверкой самолетов на «охоту», и встретили ребята восьмерку «Фокке-Вульфов-190». Стали драться. Николай сбил одного, затем стал атаковать второго. А это был командир группы — опытный волк.

Атаки Климова были очень смелы — мы все наблюдали этот воздушный бой со своего аэродрома. Но немец увертывался, пытаясь уйти. Вдруг смотрим — Климов пошел в лобовую атаку, но немец не сворачивает, только в последнюю минуту свернул. Николай не стрелял, значит, у него не было боеприпасов, а бой продолжал. В следующую атаку он протаранил вражеский самолет и сам погиб при этом.

Упали оба самолета около речки, но по разные ее стороны. Похоронили мы Николая в городе Волау, рядом с могилой Графина.

А Любочке написали о героической смерти ее друга.

Я хочу послать на выставку «Комсомол в Отечественной войне» комсомольский билет Николая Климова, помятый обломками самолета, вдавившимися в его грудь… Я вам пишу все о потерях наших — уж очень они горьки, ведь это были самые последние дни войны, и в это время было особенно больно терять людей. Поэтому хочется рассказать о каждом, может быть, Вы всех их помянете в своей книге.

Но Вы не подумайте, что мы только жертвы несли в этих боях. Нет, мы хорошо воевали в это время, и у нас были просто замечательные примеры воздушных боев.

Так, например, 19 апреля в последнюю решающую операцию вылетела группа Сухова в составе восьми самолетов, там были знакомые Вам Березкин, Голубев, Бондаренко, Руденко и другие. Они встретили группу в восемнадцать самолетов «Фокке-Вульф-190». Благодаря тому, что перед вылетом Сухов тщательно разбирал предыдущие вылеты, говорил, как надо себя вести во всех случаях при встрече с противником, и о взаимной выручке, — этот неравный бой был проведен блестяще. Наши ребята сбили девять самолетов противника, никого при этом не потеряв, никто даже не был подбит! Сухов сбил два самолета, Голубев — два, Бондаренко — два, Березкин — один, и другие тоже сбили.

В этот же день опять отличился наш дважды Герой Дмитрий Глинка. Он вылетал с четверкой, за один вылет участвовал в двух воздушных боях. Сбил лично за этот вылет три самолета, да еще два сбила его группа.

Хорошо в эти дни воевал Вася Бондаренко, который работает в эскадрилье у Сухова. У него даже был такой замечательный, необычный случай. 22 апреля он с четверкой вылетал на прикрытие наших войск, которые уже подходили к Берлину. Идя домой, увидел двух «Фокке-Вульфов-190»; Василий атаковал их, но они, не приняв боя и перейдя на бреющий полет, ушли на свою территорию. Идя дальше, Бондаренко встретил еще одного «Фокке-Вульфа» и опять атаковал его. Этот гитлеровец тоже хотел уйти. Василий очень рассердился и решил посадить его на землю. Приказал ему: «Садись!» Немец удирал, но наша четверка наседала на него, не стреляя. Ну, в общем, поставили его в такие условия, что фашисту пришлось сесть на автостраду, и наши пехотинцы взяли его в плен.

Интересный случай был еще, когда так же на глазах у нас капитан Луканцев и Гольберг проводили воздушный бой с четырьмя «Фокке-Вульфами-190». Одного сбили и одного подбили. Летчик со сбитого «фоккера» выпрыгнул с парашютом и через двадцать минут был приведен военными регулировщиками к нам на аэродром.

Как раз в это время у нас работал знакомый Вам кинооператор, который вместе с Вами сопровождал Покрышкина, когда он летал к матери и жене в Новосибирск. Вот уж он был рад такому случаю, но страшно жалел, что не смог заснять воздушный бой, у него не было телеобъектива.

А в самых последних боях за Берлин погиб наш лучший комсомолец Петя Гучек. Может быть, Вы помните, когда мы в Мокшишуве проводили собрание комсомольского актива, где Покрышкин рассказывал о своих впечатлениях от поездки в Москву и Новосибирск, Петя читал проект постановления собрания. Славный был такой парень… Так вот, он был подбит гитлеровской зениткой и не хотел прыгать с горящего самолета — хотел дотянуть до нашей территории. Но не дотянул. Все же тело его не досталось фашистам на поругание: наши пехотные части быстро перешли в наступление и заняли тот участок, где упал сержант Гучек.

Похоронили мы его. У гроба его тоже ребята плакали. Да и не стыдно, товарищ Жуков, заплакать у гроба такого человека, каким был Петр Гучек. Скромный белорус. А ведь на него только что послали представление к званию Героя Советского Союза. Ведь к этому моменту он имел на своем счету двадцать лично им сбитых самолетов. Не осуществил он свою мечту быть архитектором — все говорил, бывало: «Кончится война, пойду учиться, стану строить хорошие дома, чтобы людям было в них удобно, приятно и весело жить…»

Какой он был замечательный человек, если бы Вы знали, товарищ Жуков! Такие все-таки мало встречаются, хотя много хороших людей у нас.

После Речкалова 16-м гвардейским полком стал командовать Иван Бабак — это наш комсомольский активист, которого вы тоже, наверное, помните. Хорошо он взялся за дело, и народ сразу полюбил его, хоть он еще очень молод. Но человек он горячий, пыл у него молодой, задор комсомольский. Когда объяснял, как надо драться, то не на чужой опыт опирался, а на свой собственный. И все сам летал, сам группы в бой водил. И вот как-то в один из почти «нерабочих» дней все-таки пришла на полк задача — выслать пару на свободную «охоту». Так что же Вы думаете? Он сам полетел, а ведомым взял совсем неопытного летчика Козлова.

Отштурмовали они один перехваченный ими эшелон очень отчаянно, пошли домой. И вдруг у Бабака загорелся мотор, а высота была совсем маленькая. Ну и сел он с горящим мотором у немцев, а Козлов еле прилетел домой. Рассказал обо всем. Полетели наши искать, но ничего не нашли. Жалко было Бабака!

А теперь вот, как кончилась война, привез Александр Иванович Покрышкин нам Бабака… Ох, как он похудел, весь черный прямо! Ребята, как бабы, плакали от радости при встрече с Бабаком. Тяжело ему пришлось в плену. Власовцы пытались его завербовать, но Бабак дерзко себя вел, бил в морду. Его пытали, избивали, а он объявлял голодовки. Сейчас хотим его отправить на курорт, но он ни за что не соглашается… Труда тоже сбили в начале операции, но он спрыгнул с парашютом удачно, хоть ранен был немного, и к вечеру привезли его к нам танкисты.

Сбивали и Торбеева Саню, он с парашютом приземлился на вражеской территории в лесу, через три дня перешел линию фронта и тоже был дома.

А помните, был такой в 16-м гвардейском блондин Пищальников, что самолет посадил на «живот» на аэродроме, когда у нас комсомольский актив проходил? Так он тоже погиб как герой во время воздушного боя с неравной группой противника (наших было четверо, а их до двенадцати самолетов)…

Березкин Славик — молодец! В начале Берлинской операции он в первый же день сбил три самолета противника. Теперь он ушел из кадров комсомольского актива, но приятно для меня — стал парторгом эскадрильи.

Голубев теперь у нас работает инспектором дивизии по технике пилотирования, живет так же, и характер не изменился.

Пал Палыч командует 23-й дивизией, как-то видела его — приезжал к нам по случаю награждения нашей части орденом Красного Знамени, а теперь ведь нас наградили еще и орденом Ленина. А сандомирцев наградили орденом Александра Невского за Берлин. За Берлин!.

Борис Глинка еще не прибыл, пока командует 16-м полком Федоров. Сейчас все учимся, учитывая опыт боев минувшей войны.

Хотелось бы поскорее вернуться на Родину, но пока приказ — быть тут. Поэтому если выберете время, то насчет литературы дайте кому-нибудь команду — прислать нам. Пишите, что вам надо конкретно для книги. Да, еще Мачневу напишите, а то он часто дает мне тысячу самых ненужных заданий по политотделу, чтобы, как он говорит, занять мое время, а комсомольской работой заниматься совершенно некогда. Все же не так давно мы провели собрание актива, посвященное итогам боевой работы комсомольцев за Отечественную войну. Александр Иванович Покрышкин хотел сам сделать доклад, но был вызван в Москву на Парад Победы. Актив был солидно подготовлен и прошел интересно».

Иван Бабак

Иван Бабак из 100-го гвардейского истребительного авиаполка мне понравился не столько за красивое лицо с темными, слегка кудрявившимися волосами, с голубыми блестящими глазами, а за его открытую душу, стремление к правде, за огромную любовь к нашей Родине, своей семье, к профессии педагога. Он ко всем окружающим был добр и внимателен. Меня до слез восхищала его, храбрейшего летчика полка, любовь к животным, особенно к кошечкам. Было приятно смотреть, как он гладил и ласкал и даже брал с собой в самолет котенка, а тот и не сопротивлялся, сам к нему бежал — чувствовал его доброту.

Вполне понятны его действия, когда он с Дмитрием Глинкой, Григорием Дольниковым обнаружил железнодорожные составы, готовые к отправке в Германию с юношами и девушками из Мариуполя. Наши летчики приняли решение, не дожидаясь приказа, расстрелять паровозы этих составов и тем самым оставить молодежь в городе. Ребята посадили свои самолеты прямо на поле, рядом с вагонами, где были узники. Велико же было счастье спасенных от угона в рабство молодых людей!

Трудящиеся Мариуполя, поддерживая тесную дружбу и связь с летчиками- освободителями, начали движение по сбору средств на приобретение самолетов. Самолет, построенный на средства школьников, был передан Ивану Бабаку, он летал на нем в небе Украины, Молдавии, Румынии, Польши, Германии.

Когда в начале 1945 года Бабака назначили командиром 16-го полка, подарок мариупольских школьников принял Григорий Дольников.

Иван Бабак всегда очень живо откликался на даваемые ему комсоргом, парторгом полка поручения — выступить перед комсомольцами или на митинге в полку, в эскадрилье, и делал это от души.

Таким вот зажигательным и памятным было его выступление на известном комсомольском активе дивизии, о котором писалось в «Комсомольской правде», посвященном предстоящему наступлению на Сандомирском плацдарме. Иван Бабак говорил горячо, от всего сердца. Говорил о том, что «летать нужно смело и честно, советский летчик не может покидать поле боя, пока не расстреляет все до единого патроны».

Призывая в своих выступлениях бить фашистов, не жалея сил и даже жизни, он сам был примером во всем.

Когда при отступлении в 1942 году возникла необходимость как-то перебазировать механиков самолетов на новый аэродром, то он горячо откликнулся на предложение посадить механика за бронеспинку своего самолета.

А вот как описывает один из своих боевых вылетов Иван Бабак, при этом обращая внимание на то, что случается, когда летчик отрывается от своей группы: «Увлекшись атаками вражеских колонн, я не смог своевременно подстроиться в боевой порядок, оторвался из-за этого от группы. В это время на меня ринулось шесть «Мессершмиттов». Мой самолет был в конце концов подбит: машина частично потеряла управляемость и начала гореть. На выручку мне бросились все летчики группы. Они оттеснили «Мессершмиттов», сбив при этом двух из них. Едкий дым врывался в кабину, отчего становилось тяжело дышать, слезились глаза. Пошел на вынужденную посадку. Приземлился прямо на улице села Эльхотова, расположенного на берегу Терека, в том месте, где он вырывается из гор. Ко мне сразу же подбежало несколько подростков: «Давайте мы поможем погасить пожар на самолете. Покажите, где горит». Я только смог показать им люк, где были инструменты. Смекалистые ребята быстро выбросили куски горевшей защитной ткани из самолета. Огонь удалось погасить. Появилась санитарная машина. Врачи приказали: «Раздевайтесь, вам надо оказать первую медицинскую помощь!»

Я вначале запротестовал. Хотя кровь продолжала струиться из-под рукава рубашки (осколки снаряда впились в правое плечо и в ногу), боли я не ощущал, но пришлось подчиниться. Меня основательно забинтовали. Я улетел на свой аэродром. Только приземлился и вылез из самолета, как тут появился Дзусов.

— Товарищ командир…

— Отставить! Все знаю. Кровью истекает, а еще козыряет. Немедленно в санчасть.

— Товарищ командир! Пусть механики заменят подбитые детали, и я снова полечу на задание…

— Какие могут быть задания? Ишь ты, уговаривать меня еще будет… Отправляйтесь в санчасть!

Там у меня вынули несколько торчащих осколков и забинтовали. А командир сказал: «Залечи раны, наберись сил. Воевать нам придется еще долго. А еще — это мой приказ! Кушать не меньше двух порций!»

Закончилась передышка, дивизия пополнилась новыми молодыми летчиками и самолетами и должна была приступить к боевой работе. Иван Бабак с большим вниманием и дотошностью объяснял молодым летчикам особенности полетов на «Аэрокобре», как должен вести себя летчик-ведомый в воздушном бою, учил точно выполнять команды, предостерегал от излишнего азарта.

Когда полк собирался перелетать с аэродрома Черниговка на другой аэродром для тренировок к боевым вылетам, командир полка С. И. Лукьянов предложил Ивану Бабаку выбрать себе ведомого из новичков. Бабак выбрал Григория Патрушева, который недавно окончил среднюю школу и прошел ускоренный курс в авиационном училище. Командир полка не согласился с этой кандидатурой и сказал Ивану Бабаку, что младший лейтенант Патрушев еще «зеленый», его многому надо учить, есть более подходящие летчики, да и возиться с ними придется меньше… «Нет, товарищ командир, я уж лучше повожусь!»

В первом же тренировочном полете при посадке во время руления самолет Патрушева скатился с рабочей полосы, попал в небольшую выбоину правым колесом, которое отломилось. Самолет лег на плоскость и завертелся вокруг нее. В это время подъехал на машине комдив Дзусов:

— Как же ты мог? Здесь, в мирной и спокойной обстановке, ломаешь самолет?

Патрушев, вытянувшись в струнку, молчал. Как только Дзусов отошел в сторону, Бабак приблизился к Григорию и прошептал ему:

— Проси у Бати прощения! Обещай, что кровью искупишь свою вину в бою!

Когда Дзусов вернулся к Патрушеву, тот шагнул к комдиву и уверенно, хотя и дрожащим голосом сказал:

— Товарищ полковник! Свою вину я кровью искуплю в будущих боях. Поверьте мне!

— Ну что же, посмотрим. А вину прощу, только когда собьешь первого фашиста.

Дзусов — этот темпераментный кавказец — знал и верил, что если настоящий летчик обещает — обязательно сдержит слово. Так было и с Григорием Патрушевым — учеником и напарником Ивана Бабака. Успел он до конца войны сбить до десятка фашистов и многократно искупил свою вину за допущенную оплошность в начале своей боевой работы.

Бабаку совершенно чуждо было чувство зависти. Он всегда радовался и рассказывал другим об успехах своих товарищей и учеников. Так, во время жарких воздушных боев под Яссами, когда он шел на смену Александру Клубову, окончившему бой, услышал голос генерала Утина со станции наведения: «Ай да Клубов, ай да молодец! Поздравляю всех! Всех представляю к награде! Молод-цы, молод-цы!!!» Иван восхищался и рассказывал другим, как увидел семь или восемь костров на земле от догорающих «Мессершмиттов», сбитых группой Клубова.

Он всегда старался помочь товарищу достигнуть высоких результатов. Так, например, в полк прибыл новый летчик Василий Бондаренко со строптивым, своеобразным характером. Многие летчики не хотели идти с ним вместе на задание. Ему стали поручать воздушную разведку, осуществлять связь с нашими наступающими наземными войсками, а ему хотелось участвовать в воздушных боях. Бабак решил помочь ему. Он сказал Василию Бондаренко: «Товарищ лейтенант, я вас возьму к себе, но при одном обязательном условии: будьте в бою высокодисциплинированным. Запомните, малейшей оплошности, неточного или несвоевременного выполнения команды я вам не прощу». Многие летчики открыто не одобряли решения Бабака и предупреждали его о возможных нежелательных последствиях.

Но Василий выдержал экзамен на доверие. Иван Бабак назначил его во время Львовско-Сандомирской операции своим помощником. За мужество и отвагу Василий Бондаренко был удостоен звания Героя Советского Союза.

Дивизия вышла на Берлинское направление. Старшего лейтенанта Ивана Бабака назначают командиром 16-го гвардейского истребительного авиаполка — полка, которым командовал сам А. И. Покрышкин.

Пришло в полк ответственное задание. Бабак берет себе в ведомые младшего лейтенанта Козлова, только накануне прибывшего в полк из авиаучилища. Они провели штурмовку эшелона с орудиями, машинами, солдатами противника, и вдруг самолет Бабака загорелся. Козлов в ужасе восклицает: «Что делать? Я не знаю, куда мне лететь!»

Бабак объяснил Козлову, как прилететь в полк, сообщил ему курс, скорость и время полета. А сам попытался перетянуть через линию фронта и потерял сознание. Очнулся, когда его уже окружили фашисты с овчарками. Плен. Пытался организовать побег, но был так слаб, что его несли на себе товарищи, чтобы ослабевшего узника не расстреляли конвоиры. Бабак пробыл в плену месяц. Тем временем закончилась война, и Бабак с другими пленными оказался в расположении союзников, освободивших их из концлагеря. Один из пленных летчиков крикнул: «Передайте Покрышкину, что Бабак жив!» На четвертые сутки Бабака вызвали в штаб союзников, и он увидел Покрышкина, Трофимова и Сухова. От счастья не мог слова вымолвить.

В 1949 году Бабака все же уволили из армии и он вернулся к своей педагогической деятельности. Верный себе, он выбрал самую трудную, недисциплинированную школу. Он считал, что нет почетнее труда педагога, потому что он формирует человека — самое главное богатство на земле!

Рыцарь добра — Григорий Дольников

В августе 1943 года в 9-ю гвардейскую авиадивизию я прибыла почти одновременно с пополнением, молодыми летчиками. Я сразу включилась в работу и стала вместе с комсоргами посещать полки, знакомиться с работой технического состава и летчиками. В это время все три полка дивизии размещались на одном аэродроме в станице Поповической. Мы с комсоргом Алексеем Игольниковым стали свидетелями того, как с боевого задания вернулся молодой, стройный, красивый парень. Это был Григорий Дольников. Он растерянно и смущенно слушал, как его хвалят за то, что во время боя с превосходящими силами противника стойко «держался» хвоста самолета своего ведущего Дмитрия Глинки, который отличался тем, что без всякого предупреждения во время боя совершал необыкновенные маневры. Еще ни один летчик — новичок ведомый не мог удержаться за таким ведущим пары. Григорий был смущен и тем, что во время этого вылета он многого не заметил, даже удивился, когда ему механик показал пробоины в фюзеляже от пушек противника. Более двадцати пробоин насчитали тогда в его самолете.

Мне было приятно отметить, что все летчики-истребители и сам Григорий Дольников довольно спокойно отнеслись к тому, что при разборах их боевых вылетов находится девушка — комсомольский работник. По-видимому, благодаря тому, что у Григория первым инструктором в аэроклубе была девушка — Анна Чекунова.

Наблюдая за боевой работой молодых ребят из трех полков нашей дивизии, я сделала вывод, что Григорий Дольников — наиболее перспективный летчик.

Хотя Григорий был уже кандидатом в члены партии, выглядел он очень молодо, совсем как мальчишка, любил шутки, острые замечания. Ребята-летчики любили брать его ведомым, как надежного товарища, который всегда поможет в трудную минуту. О своих первых победах в воздухе Григорий говорил так: «Счастье первых победных атак сродни чувству первой любви!»

К концу сентября 1943 года им уже было сбито 5 самолетов противника. Определились его учителя, на которых надо было равняться. Это Герой Советского Союза Николай Лавицкий, друг и первый учитель — Иван Ильич Бабак, замечательные летчики — братья Борис и Дмитрий Глинки, суховатый и ироничный Михаил Георгиевич Петров, да и все остальные опытные летчики полка.

Когда 30 сентября 1943 года Григорий Дольников был подбит и ветер отнес его на территорию противника, то для всех это было настоящее горе. Много лишений и страданий перенес Дольников в фашистском плену, но не сломался и вместе с другими пленными летчиками все время думал о том, как вырваться из заточения. После побега он думал и о тех людях, которые под угрозой смерти укрывали его с товарищами. Именно он предложил план, как скрыться, чтобы не подвести семью спасителей. На полустанке, в доме семьи Чернобаевых, во дворе, где был полуразрушенный сарай, удалось вырыть глубокую яму с крышкой. Тут они скрывались более месяца, затем троих летчиков из этой ямы переправили в Веселиновский партизанский отряд «За Родину» в окрестностях города Николаева.

В конце апреля 1944 года летчики 100-го гвардейского авиаполка встретили Григория Дольникова, вернувшегося из фашистского плена. У него был вид какого-то бродяги. Даже его большой друг Василий Сапьян узнал Григория только по голосу. Все, от механика до комдива, были очень рады видеть Дольникова живым. Когда его увидел Ибрагим Магометович Дзусов, то сказал командиру полка С. И. Лукьянову: «Берите сокола, оденьте, обхарчуйте и в дело!» Петя Гучек обнял Григория и тихо произнес: «Отомстим, браток! Дерево сильно корнями, летчик — друзьями!»

Снова Григорий Дольников храбро стал летать и мстить за дорогих друзей (Николая Лавицкого, Василия Шаренко, Петю Гучека и других). Всего за Великую Отечественную войну Григорий Устинович Дольников сбил лично 15 самолетов и 1 в группе, совершил 160 боевых вылетов и участвовал в 42 воздушных боях.

Мне очень обидно за тех, кто побывал в фашистском плену и навлек на себя после освобождения массу подозрений и бед. Так и Григорий Устинович — патриот своей Родины — после войны подвергался бесконечным проверкам в особых отделах полка, фронта и выше. Даже выехать на родину после окончания Великой Отечественной войны из своего полка по-человечески его семье не дали. Потребовали собраться в течение суток и убыть с женой и больной дочерью в распоряжение Управления кадров, в Москву. Для этого им предоставили места в товарном составе в теплушке…

Затем, после бесконечных проверок и допросов, его, гвардии майора, отправили служить в далекое Забайкалье, снова командиром эскадрильи. Лишь после 1953 года он поступил в Академию ВВС и переехал в Москву. В то время он с женой Валентиной Михайловной навестил в госпитале своего однокашника по Батайской авиашколе Ивана Шамова, который после неудачной посадки на истребителе Ла-7 сломал позвоночник и более трех лет был прикован к постели. Иван Шамов стал писать стихи, печататься. Его посетил композитор-песенник Б. А. Мокроусов, они подружились, и появилась песня «На лавочке» («Костры горят далекие…»).

Григорий Устинович затем служил в Одесском военном округе, а я побывала у него в гостях в 1975 году, когда он был уже генералом, командующим ВВС Закавказского военного округа в Тбилиси.

Всю жизнь ему хотелось кому-то помочь, сделать что-то приятное, красивое, незабываемое. Так произошло и со мной. Меня пригласил Тбилисский институт плодоводства прочитать несколько лекций по использованию ионизирующей радиации в селекции яблони и груши. Сообщили, что встретят меня на машине и обеспечат гостиницей. Я решила позвонить Григорию Устиновичу, узнать, будут ли они с Валюшей в Тбилиси, так как мне хотелось привезти им корневища моих сортов ириса, посвященных боевым товарищам («Маршал Покрышкин», «Гвардейский», «Марина Раскова», «Штурман Рябова», «Вадим Фадеев» и другие). Дольников спросил меня, каким я вылетаю рейсом и когда? Я ему ответила, что меня встретит представитель института плодоводства. Он сказал: «Хорошо, хорошо, ждем тебя к нам в гости!»

Лечу, еще далеко до Тбилиси. Вдруг слышу по радио: «Гражданка Ирина Дрягина! Пройдите в кабину летчиков!» Я даже заволновалась. Что такое? Вещей я никаких не имела. Прихожу к летчикам. Они говорят: «Командующий поручил показать вам наш прекрасный город Тбилиси с воздуха. Садитесь на место второго пилота и любуйтесь Грузией и Тбилиси, а когда сядем, то около самолета вас будет ждать «Волга». Я была просто потрясена таким вниманием Григория Устиновича ко мне. Вышли мы с мужем Львом Михайловичем Лобачевым из самолета, полковник — адъютант Г. У. Дольникова — позвал нас к машине и сказал, что мы поедем сейчас к командующему на КП. Я заикнулась было, что меня должны встречать из института и не хотелось бы их обижать. Полковник спросил: «Покажите, где ваш встречающий?» Я быстро за воротами аэродрома нашла Шардена Николаевича Ахвледиани, и его пропустили к нам. Адъютант попросил, чтобы он следовал со своей машиной за нами. Когда приехали на КП, то Дольников был уже там и сказал, что мы должны с ним, сейчас же, составить график «боевого расчета» на мое пребывание у них в Грузии.

Григорий Устинович обладал неисчерпаемым запасом доброты и веры в людей. Еще тогда, на фронте, к нему ведомым попросился один летчик, которого не брали в пару. Дольников решил взять его с собой в ответственный боевой вылет. К сожалению, этот «эксперимент» не оправдал себя, но веры в людей он не потерял и продолжал быть «рыцарем добра», раздавал это добро не задумываясь…

Так, я обратилась к нему (он ведал тогда учебными заведениями ВВС страны) с просьбой моей коллеги Т. А. Зиминой — разобраться в деле ее сына, обвиненного в нарушении воинской дисциплины. Он принял нас с ней в своем кабинете, пошутил над моей коллегой, что она для доктора наук слишком мала ростом и неупитанна. Дело Ильи Зимина было быстро разобрано, и парень с отличием окончил Иркутское авиационно- инженерное училище.

Работая в Грузии, Дольников постоянно вспоминал наши военные годы и думал о том, как увековечить память о наших героях. У себя в военном городке Вазиани Дольников создал Аллею Героев Великой Отечественной войны 9-й гвардейской истребительной дивизии, были установлены бюсты трижды Героя Советского Союза А. И. Покрышкина, дважды Героя Советского Союза Д. Б. Глинки, Героев Советского Союза Б. Б. Глинки, И. И. Бабака, Н. Е. Лавицкого, В. Д. Шаренко, П. И. Гучека, М. Г. Петрова и других. Хотя в то время Михаил Георгиевич Петров еще не был Героем Советского Союза, но был награжден четырьмя орденами Красного Знамени. Позже М. Г. Петров получил Звезду Героя России.

Григорий Устинович пригласил меня выступить перед летчиками части, чтобы я рассказала, как воевали девчата 46-го гвардейского женского полка ночных бомбардировщиков. После моего выступления я вручила ему значок нашего полка, выполненный в финифти, и поцеловала Григория Устиновича. Он не преминул ответить шуткой: «Если бы ты, Ирина, поцеловала меня тогда, в сорок третьем году! А то сейчас!»

Дольников принимал у себя и других гостей — школьников с Украины вместе с их учителем Иваном Ильичом Бабаком, боевым другом Григория Устиновича. Он не просто принимал их у себя на аэродроме, а организовал посылку самолета за школьниками.

Сколько интересного увидели ребята: посидели в кабинах новейших боевых самолетов, поговорили с молодыми летчиками-истребителями, возложили цветы к бюстам покрышкинцев в Аллее Героев!

Как нам, старшему поколению, хочется, чтобы наши дети были такими же, как мы, и даже лучше (добрыми, смелыми, отзывчивыми). Григорий Устинович был вправе гордиться своими дочерьми. Мне хочется рассказать об Ирочке Дольниковой-Горбуновой. Она окончила медицинский институт и стала врачом-дерматологом, работала в детской поликлинике Москвы. Решила я к ней обратиться с просьбой о консультации по поводу одной из моих подруг, у которой на левой щеке появилось черное пятно. Оно разрасталось и разрасталось. К врачам подруга обращаться боялась. Я попросила Ирочку ее осмотреть и дать совет, как ей быть? Ирина Григорьевна в своей детской поликлинике осмотрела мою подругу, для верности сделанного ею диагноза позвала онколога, и было принято решение — срочно удалить эту поверхностную базелому. Уже прошло более пятнадцати лет, у подруги чистенькое лицо, без всяких темных пятен.

Здесь также подтвердилось прозвище «Горачий», данное на фронте Григорию Устиновичу, которое было связано с белорусским акцентом и с тем, что он быстро реагировал на любой приказ ведущего летчика. Так и Ирина Григорьевна быстро решила и провела операцию по удалению опухоли. Еще несколько раз я обращалась к дочери Григория Устиновича и всегда получала быструю помощь.

Совсем не быстро, а через долгие годы пришло признание героических дел, свершенных Г. У. Дольниковым. Последовал Указ Президиума Верховного Совета СССР: «За личное мужество и отвагу, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны, высокие результаты в боевой подготовке войск, освоении сложной боевой техники и в связи с 60-летием Советской Армии и Военно- Морского Флота присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»: генерал-лейтенанту авиации Дольникову Григорию Устиновичу. Москва, Кремль, 21 февраля 1978 года».

О личной жизни

До конца войны у меня не было никакого желания подружиться с каким-нибудь парнем из дивизии. Во-первых, я все еще помнила погибшего Женю Силкина, а во-вторых, я считала, что моя должность не позволяет мне увлекаться танцами и отдавать кому-либо из ребят предпочтение. Когда я замечала, что кто-то ко мне начинает проявлять интерес, я сразу уговаривала его быть комсоргом, помогать мне организовывать вечера или викторины, чтение книг и др. Я организовывала вечера танцев, а сама танцевать не любила. Но все-таки в конце войны (уже в Германии) я обратила внимание на одного храброго летчика В. Как-то вечерком мы с ним говорили о послевоенной жизни. Хотя в полку даже сочинили частушку:

В. молча любит, молча кушает и пьет.

В. в небе молча фрицам жизни не дает!

Но как-то приехала в полк и услышала, что мой избранник «гулял» с девушкой полка. Я остановила попутную машину и уехала к себе — в штаб дивизии. Мой избранник, узнав о том, что я уехала, сел в самолет и стал на аэродроме летать на низкой высоте и показывать свой «высокий» пилотаж. Командир полка В. И. Бобров стал винить меня в недисциплинированности летчика. Больше у меня бесед с В. не было. Я не простила ему «гулянье»…

Была еще одна попытка (в самом конце войны, под Берлином) поверить в дружбу с мужчиной. Тоже приятные беседы вечером, он даже решился поцеловать меня. Я расплакалась, но поверила в его чувства. Потом опять узнаю, что Л. был с кем-то в интимных отношениях. Я возмутилась его поведением. Мы поссорились. И тут меня направили на подготовку нового аэродрома. Уже моя сумка в «Виллисе», и тут я узнаю, что он тоже едет вместе со мной. Я быстро схватила свою сумку и как-то объяснила полковнику Мачневу, что я не могу сейчас ехать на это задание. Машина уехала, а утром мы узнали, что они попали в засаду и все погибли. Я осталась в живых…

Но твердо решила, что мое счастье — это учеба, окончание института, надо наверстать время, упущенное на войне. Внести какой-то вклад в восстановление хозяйства страны. Может быть, это и высокопарные помыслы, но это было так.

Глава 5

Фронтовики — борцы за справедливость

Я вернулась домой. Заехала в Тимирязевскую сельскохозяйственную академию — решила, что продолжать учебу буду в Тимирязевке.

Оказалось, что за время войны изменилась программа учебы. Нужно было сдать к тому, что было сдано перед уходом на фронт, еще пять экзаменов, решила сдавать. Многие девчата из 46-го гвардейского авиаполка решили поступать в Военный институт иностранных языков, им не надо было ничего досдавать, к тому же стипендия на время учебы у них сохранялась как зарплата, которую получали в армии. Моя же стипендия была очень маленькой, как у других студентов плодфака ТСХА. Я не огорчалась, так как с головой ушла в учебу. С экзаменами справилась.

Получив диплом с отличием, я могла сразу же поступить в аспирантуру. Мне дали рекомендацию в аспирантуру к крупнейшему селекционеру Николаю Николаевичу Тимофееву, но я отказалась, так как считала, что мной и так много времени потеряно на войне, и взяла направление ехать младшим научным сотрудником на Сочинскую опытную станцию субтропических культур.

Последующие годы были для меня очень трудными. Неудачная попытка создать семью, смерть мамы… В 1954 году поступила в аспирантуру МГУ. Получила общежитие в новом здании МГУ на Ленинских горах, но переезжать туда с ребенком (у меня родился сын Виктор) строго воспрещалось. Я упаковала его, как багажный сверток, и пронесла в свою комфортабельную комнату, на багажных ремнях, дрожа, как бы он не начал плакать. Все обошлось.

Жила я на свою маленькую аспирантскую стипендию. Время шло, и приближались сроки представления кандидатской диссертации. Ребенка в ясли не брали — слишком слабый. В моем распоряжении были ночь и фронтовая закалка. С диссертацией справилась в срок и в октябре 1955 года защитила ее единогласно на биолого-почвенном факультете МГУ, получила степень кандидата биологических наук.

Не буду описывать все свои мытарства… Как только закончился срок моего пребывания в аспирантуре, ко мне пришел представитель милиции и потребовал освобождения комнаты в общежитии МГУ. Снять комнату или место с ребенком было невозможно. Мы с Полиной Гельман решили обратиться к ректору МГУ Ивану Георгиевичу Петровскому. Я слышала на партконференции МГУ, что у него еще есть свой неприкосновенный фонд. Он никого не принимал, но его секретарь записала на прием Героя Советского Союза Полину Гельман. На прием к ректору МГУ мы пошли вместе. Полина сказала ему, что мы на войне, когда узнали, что университет был частично разрушен при фашистском налете на Москву, то на своих бомбах написали: «Мстим за МГУ». Иван Георгиевич встал и поклонился нам с Полиной. Далее она сказала, что сейчас И. В. Дрягина находится в трудном положении, а она окончила аспирантуру МГУ. Иван Георгиевич сказал: «Проблемы конечно же с жильем?» Предложил мне написать заявление, но оно уже было при мне…

Через неделю я получила комнатку (6 квадратных метров) в доме преподавателей МГУ. Я была счастлива получить эту комнатку, сразу же вселилась с кроваткой сына и маленьким столиком — подарком товарищей по аспирантуре.

В 1963 году я была единогласно избрана на должность доцента кафедры генетики биолого-почвенного факультета МГУ. Это совпало со временем, когда в стране началось гонение на ученых мичуринского направления. Мой руководитель по научно- исследовательской работе С. И. Исаев был учеником И. В. Мичурина и много работал в Центральной генетической лаборатории (ЦГЛ). Его лекции по генетике на биофаке также были мичуринского направления.

На факультете все бурлило — это идеологическая борьба! Группа старых ученых считает, что мой заведующий кафедрой профессор С. И. Исаев недостоин возглавлять кафедру генетики и быть деканом биолого-почвенного факультета. Ему не хватает якобы понимания, что учение И. В. Мичурина и его учеников ничего не дает для биологической науки. Стали восхваляться «достижения» зарубежной генетики, а о мичуринской генетике стали говорить, что она отстает от мирового уровня и не имеет практических достижений.

У партийного бюро факультета, а я была заместителем секретаря партбюро, вызвало тревогу, что часть студенческой молодежи стала увлекаться старой формальной генетикой, проявлялись даже хулиганские выпады. В 1962–1963 годах на факультете трое студентов второго курса надругались над портретом Т. Д. Лысенко. Они тайно, в ночное время сняли портрет из рекреации и приковали на цепь замком к канализационной трубе. В январе 1963 года в двенадцати учебниках по генетике, взятых из библиотеки факультета, разрисовали фотографию Т. Д. Лысенко. Вывесили стенгазету под заголовком «Наше кредо — отсутствие всякого кредо».

Ученые факультета выражали свои протесты против мичуринского направления по- другому — тайным голосованием. Так, в МГУ пытались изгнать путем конкурса ряд профессоров, докторов, доцентов, мичуринцев, например С. И. Исаева, старшего научного сотрудника Г. В. Самохвалову и других.

Мне хотелось понять, почему ученые факультета, видя положительные результаты при решении вопросов в биологии, выдвинутых мичуринцами, не хотят их признавать? Многие коммунисты факультета обращали внимание и на то, что антимичуринцами являются ученые, не принимавшие участия в Великой Отечественной войне и как-то с пренебрежением относившиеся к ученым мичуринского направления — участникам войны. Например, к профессору, заведующему кафедрой земледелия В. Т. Макарову, микробиологу профессору Н. С. Егорову, физиологу, ученику Б. А. Рубина профессору С. С. Андреенко, гидробиологу доценту А. И. Смирнову, геоботанику доценту М. С. Двораковскому и другим.

Для меня было совершенно очевидно, что антимичуринцы руководствовались не только научными данными, а скорее теорией евгеники Н. К. Кольцова, А. С. Серебровского, К. Дарлингтона и других, у которых взял свою теорию «неполноценных рас» Гитлер. Наши антимичуринцы ничем не отличались от старых приверженцев евгеники, считали и активно пропагандировали в 1957–1960 годах то, что писали еще в 1920-х в «Русском евгеническом журнале». Они снова заявляли, что среди людей всегда имеются прирожденные рабы — люди физического труда, а с другой стороны, есть выдающиеся типы людей — судьи, спикеры палат, дипломаты, промышленники, бизнесмены и другие. Существующее разнообразие генетических типов людей должно развиваться и дальше. Типы ученых, деятелей искусства, другие интеллектуальные типы нужно отбирать, развивать и совершенствовать, в отличие от типов физических работников.

Мы неоднократно обращались в партком МГУ об оказании помощи партбюро биолого-почвенного факультета, так как нас поддерживали коммунисты факультета. Н. С. Егоров и я даже выступали на VI партийной конференции МГУ. Я считала, что должна и дальше вести борьбу за правду в науке…

Студенты кафедры генетики и других кафедр биолого-почвенного факультета стали просить пригласить на факультет выступить «выдающегося» генетика Н. В. Тимофеева-Ресовского. Я убедила декана факультета С. И. Исаева и партийное бюро, что надо его пригласить, так как «запретный плод всегда сладок». Пригласили, и я послала ему на выступлении перед студентами записку такого содержания: «Расскажите о Ваших опытах в институте мозга Кайзера Вильгельма?!» Председательствующий студент зачитал эту записку, и все заахали, зашептались. Многие слышали, что Тимофеев-Ресовский во время войны работал в Германии, в том институте, который находился в подчинении Геббельса, и пользовался большим авторитетом. На мою записку он не стал отвечать, сказав, что это другая тема… В его выступлении студенты ничего особенного и выдающегося не услышали.

Тимофеев-Ресовский после Великой Отечественной войны отбывал наказание за измену Родине в Свердловске, но часто приезжал и выступал перед молодежью на квартире у математика, профессора МГУ Ляпунова. В библиотеке я познакомилась со статьей Эллинжера, опубликованной в журнале Heredity («Наследственность») — «О разведении арийцев и других генетических проблемах в военной Германии» (1942. Т. 33. № 4. С. 141143). В той статье он писал: «Тимофеев-Ресовский фанатик и энтузиаст. Немецкое руководство института смотрит на этого русского как на забаву и с неподдельным восхищением. Они даже дают ему свободу в речи и мнениях, которую не допускают для других людей».

Изучение фундаментального труда английского ученого Джона Бернала «Наука в жизни общества» (М., 1953), где глубоко анализируются состояние и успехи биологической науки, личные встречи со многими зарубежными и советскими учеными укрепили мои оценки мичуринского направления в биологии.

В 1964 году я была послана Министерством высшего образования в двухнедельную командировку в Чехословакию для чтения лекций по генетике и использованию ионизирующей радиации в селекции садовых растений. Я прочла лекции в Карловом университете (Прага), на кафедре генетики и физиологии в городах Брно и Нитра, в Центральном научно-исследовательском институте (Прага-Рузине), в Институте декоративного садоводства (Пругоницы). Получила высокие оценки и приобрела много новых друзей, поддерживающих своими исследованиями мичуринское направление.

Кроме того, я два года читала курс лекций по генетике и селекции в Тульском педагогическом институте имени Л. Н. Толстого. Читала лекции и проводила практические занятия по генетике в Университете дружбы народов им. П. Лумумбы на кафедре растениеводства сельскохозяйственного факультета.

Несмотря на мою интенсивную работу, ученые факультета припомнили мои выступления на партконференциях, философских совещаниях за их мичуринское направление и сговорились меня изгнать из МГУ.

Однако Большой ученый совет МГУ проголосовал за меня почти единогласно: 31 — за и 3 — против. Так я осталась работать в университете.

1965 год. Я продолжаю активную научную и партийную деятельность в МГУ и на биолого-почвенном факультете. И тут меня находит Лев Лобачев — мой товарищ по аэроклубу, с которым я переписывалась на фронте и которому в ответ на его признание в любви предложила дружбу…

После моих испытаний на личном фронте я поставила твердую точку и решила, что буду жить только с сыном и для него, но Лев доказывал мне, что он всю жизнь любил только меня. Хотя он и женился, но любил только меня. В доказательство — достал из кармана мое письмо 1944 года с моим отказом в любви.

Вскоре, 12 августа 1966 года, мы зарегистрировали свой брак и до конца жизни Левы жили дружно, были во всем единомышленниками. Мое письмо 1944 года он хранил до самой смерти.

…1970 год. Отношение к мичуринскому направлению на факультете не изменилось, даже наоборот. Стал превозноситься Тимофеев-Ресовский. О нем стали создавать книги — «Зубр», «Белые одежды» и др.

А у меня накопился большой фактический материал, подкреплявшийся исследованиями моих учеников — И. Калиниченко, Н. Фоменко, В. Ложкиной, С. Дерий, В. Смирнова и других, с использованием новых методов (спектрометрии, хроматографии, цитологического анализа).

Решила все эти исследования обобщить в своей докторской диссертации. Когда об этом узнали мои «друзья» — стали организовывать соответствующую работу по предотвращению защиты мною докторской диссертации. Они прямо заявили, что «пусть она (И. В. Дрягина) ищет другое место для защиты своей докторской диссертации, в МГУ ей не пройти».

В итоге защита моей диссертации все же состоялась 5 января 1972 года в Академии наук Молдавской ССР, на заседании Объединенного совета при отделении биологических и химических наук АН МССР. Мне была присуждена ученая степень доктора сельскохозяйственных наук.

Мне предложили участвовать в конкурсе на должность руководителя лаборатории селекции и семеноводства цветочных культур во Всесоюзном научно-исследовательском институте селекции и семеноводства овощных культур (ВНИИССОК). Конкурс я выдержала и с марта 1978 до марта 1994 года возглавляла эту лабораторию. Через два года институт представил меня к званию профессора, мною было подготовлено десять кандидатов наук. Дважды я проходила во ВНИИ селекции и семеноводства овощных культур переизбрание на должность заведующей лабораторией по конкурсу. Институт рекомендовал меня в экспертную комиссию ВАКа, где я проработала два года.

И сейчас, на склоне лет (мне уже 86 лет), я хочу сказать, что в биологической науке все еще бродят мысли о том, что мичуринцы ничего не дали для биологической науки. Искажаются и охаиваются сами положения, выдвинутые талантливым исследователем Т. Д. Лысенко, который отстаивал положение, что наследственной основой является живое тело, любая его живая клетка, которая развивается, превращается в организм. Процесс жизни и развития есть проявление единства организма (клетки, бактерии, вирусы) с условиями жизни. Этот процесс происходит путем обмена веществ организма с внешней средой, то есть путем ассимиляции и диссимиляции.

Появление таких наук, как цитоплазматическая генетика, экологическая генетика (Жученко, 1980), таких работ, как «Экологическая организация селекции растений» (Кличевский, 2006), или статьи «Механизмы взаимодействия «генотип — среда» у растений» (Балашова и др., 2006) подтверждают положение Т. Д. Лысенко о единстве организма и среды его выращивания.

Очень жаль, что в научной и популярной литературе не рассказывается о вкладе Т. Д. Лысенко в науку и сельскохозяйственную практику, поэтому 13 августа 2006 года по радио «Свобода» при обсуждении вопроса «Кто такие дураки?» один из слушателей заявил: «У нас в стране было два дурака — Лысенко и Мичурин».

Забыто, что осенью 1941 года зеленые хлеба в Сибири на миллионах гектаров были спасены от заморозков. Страна получила нужный ей хлеб благодаря предложению Лысенко — свалить хлеб еще до полного созревания (в молочно-восковой спелости). Именно по предложению Лысенко миллионы людей в трудное время снабдили сами себя посадочным материалом картофеля (верхушками продовольственных клубней). А такой прием, как чеканка хлопчатника, позволил резко поднять урожайность хлопчатника. Именно Лысенко в предвоенные годы много сил и труда вложил в обеспечение страны большими урожаями проса. Этого проса хватило и на военные годы. Армию кормили этим просом, за что Лысенко по представлению И. В. Сталина и было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

В военные годы, когда многие хозяйства остались без качественного посевного материала, он указал, как невсхожие семена сделать всхожими. А посевы по стерне, которые дали стране немало дополнительного хлеба?! За все это И. В. Сталин и поддерживал Лысенко.

На рекомендациях и советах Т. Д. Лысенко известные селекционеры страны П. П. Лукьяненко, B. C. Пустовойт, Д. А. Долгушин, В. Н. Ремесло, Ф. Г. Кириченко получили не один зимостойкий урожайный сорт пшеницы, а пшеница «Мироновская-808» академика В. Н. Ремесло продается за рубеж и сейчас.

С каждым годом все больше и больше подтверждаются положения, выдвинутые Т. Д. Лысенко о наследовании приобретаемых свойств и признаков.

Мы узнаем о получении неполовым путем овечки Долли; о стволовых клетках, из которых развивается целый организм. Из работ лауреата Нобелевской премии Барбары Макклинток — о наличии в цитоплазме ДНК. Подтверждается и получение вегетативных гибридов в опытах на баклажанах в Японии; получение сортов, устойчивых к болезням, при выращивании на инфекционном фоне.

Впереди нас еще ждут многие открытия, которые раскроют тайны живой природы.

С приходом в мою жизнь Льва Лобачева во мне еще более усилилось стремление воевать за справедливость и обучать молодое поколение мужеству и трудолюбию.

Мы с бывшим парторгом 16-го авиаполка Семеном Абрамовичем Пыжиковым решили создать Совет ветеранов нашей 9-й гвардейской авиадивизии. Поскольку наш командир, уже генерал А. И. Покрышкин в то время служил в ПВО, работал в Киеве и был очень занят большой и ответственной работой, мы решили обратиться с предложением возглавить Совет ветеранов к уважаемому всеми нашими однополчанами Герою Советского Союза генерал-майору авиации Павлу Павловичу Крюкову. У него на квартире с участием его жены Зои Николаевны мы обсудили этот вопрос и наметили план действий Совета. В это же время по делам службы приехал в Москву А. И. Покрышкин и остановился в гостинице «Москва». Мы с С. А. Пыжиковым пришли к нему и рассказали о планах создания Совета ветеранов нашей дивизии и желании собрать ветеранов на встречу в Москве. В то время еще не было указаний со стороны Московского комитета ветеранов войны по созданию Советов по различным полкам и другим частям ветеранов войны. Были только встречи 46-го гвардейского женского авиаполка у Большого театра, о которых мы договорились еще на войне.

Мы сообщили Александру Ивановичу, что предварительно договорились с Центральным Домом Советской Армии о проведении там встречи ветеранов нашей дивизии. Подготовили письма с приглашением приехать на встречу ветеранов дивизии. Александр Иванович одобрил нашу инициативу и сказал жене: «Мария! Дай им сейчас же нужную сумму денег. Я не хочу быть почетным гостем, я должен быть равноправным участником встречи».

Встреча состоялась в конце 1967 года и прошла с большим подъемом. Был официально избран Совет ветеранов 9-й гвардейской авиадивизии во главе с председателем П. П. Крюковым и ответственным секретарем С. А. Пыжиковым. Было принято решение собираться не только в Москве, а и в других городах, в освобождении которых принимала участие наша дивизия (Мариуполе, Краснодаре и др.). Было желание у ветеранов побывать и в Берлине, но тогда это не получилось. Мы ежегодно рассылали до 300–350 писем в разные концы страны в адрес наших однополчан и школьников, которые тогда организовывали Музеи боевой славы.

Для меня это было золотое время! Я заканчивала написание докторской диссертации; выступала на международных симпозиумах в Варшаве, в Праге; на научных конференциях по Союзу. Сын заканчивал службу в Советской армии.

Лев относился ко мне слишком хорошо, даже как-то незаслуженно боготворил меня. Не просто с пониманием, а с огромным энтузиазмом он ездил со мной в научные экспедиции (на Алтай, Украину, в Грузию, Азербайджан) и на встречи с моими ветеранами по 9-й гвардейской авиадивизии и 46-му гвардейскому авиаполку. Он хорошо владел фотографией, а потом освоил и киносъемку. Фотоснимки этих встреч мы рассылали всем участникам. Когда же ему присылали благодарственные письма и адресовали их «Дрягину Льву Михайловичу», он не обижался, только говорил: «Я же не изменял своей фамилии?!»

Я тоже с удовольствием участвовала во встречах с фронтовыми друзьями Льва — моряками, особенно с которыми он был в блокадном Ленинграде. Мы даже со Львом выпустили домашний маленький сборник стихов его друзей (В. А. Строганов, А. Б. Шумаков и др.).

Я дважды ездила в Ленинград на встречу моряков Военно-морского училища имени М. В. Фрунзе его выпуска.

Наряду с текущей научной и педагогической работой я активно выступала в защиту несправедливо обиженных. Так, мне всегда казалось, что Серафима Амосова-Тараненко обойдена наградами и не представлена к заслуженному ею званию Героя Советского Союза. Я подготовила письмо и пошла в октябре 1973 года на прием к Константину Андреевичу Вершинину, который, будучи командующим ВВС Закавказского фронта в 1942–1943 годах, хорошо знал работу нашего 46-го гвардейского женского авиаполка. Он в начале 1942 года посетил вместе с командующим Закавказским фронтом генералом армии И. В. Тюленевым наш полк. Константин Андреевич пообещал посодействовать положительному решению, так как хорошо помнил героическую летчицу и умелую помощницу командира полка — Серафиму Амосову. Но вопрос этот, как я уже писала, так и не был решен.

Сразу после войны Совет ветеранов 9-й дивизии много раз обращался в местные органы по поводу улучшения жилищных условий нашим ветеранам. Иногда мы просили нам помочь и А. И. Покрышкина, он охотно отзывался и добавлял к нашим просьбам свое письмо на депутатском бланке.

Когда я бывала в командировке в каком-то городе и, навещая своих фронтовых товарищей, обнаруживала их бедственные условия жизни, то начинала действовать и добиваться справедливости. Так мы, ветераны 9-й дивизии, в городе Жданове добились улучшения жилищных условий родителей погибшего летчика — Героя Советского Союза Николая Лавицкого.

В городе Кропоткине я разыскала подругу из 46-го гвардейского авиаполка — штурмана самолета Евгению Павлову, проживавшую в совершенно ужасных условиях (даже во дворе не было туалета). Вместе с Мариной Чечневой мы написали статью о ее боевой работе и обращение к председателю горисполкома города Кропоткина. Жилищные условия Евгении Федоровны с сыном улучшили. Правда, только через два года…

Даже о восстановлении справедливости в отношении самого А. И. Покрышкина пришлось повоевать! Совет ветеранов 9-й гвардейской истребительной авиадивизии обратился к научному сотруднику Крымской астрофизической обсерватории Николаю Степановичу Черных о присвоении одной из открытых им малых планет имени первого трижды Героя Советского Союза Александра Ивановича Покрышкина. Черных с большим энтузиазмом принял это предложение ветеранов. В 1978 году направил свое представление в Международный астрономический центр — Смитсоновскую астрофизическую обсерваторию США, где утверждаются названия небесных тел. И вдруг Н. С. Черных сообщает нам, что получен отказ, так как Международный астрономический центр принял решение именами военных деятелей планеты не называть. Секретарь этого центра Бриан Г. Марсден рекомендовал в представлении А. И. Покрышкина «много не рассказывать о его военных заслугах, а лучше вообще об этом не упоминать».

Мы не отступили и снова написали Н. С. Черных, как нужно усилить формулировку «за что следует именем А. И. Покрышкина присвоить название малой планете» — показать его теоретические исследования и другие заслуги. Вот копия того письма:

«334413 Крым, Бахчисарайский район, п/о «Научный»

Руководителю группы исследователей малых планет кандидату физико-математических наук Черных Н. С.

Глубокоуважаемый Николай Степанович! Совет ветеранов 9-й гвардейской истребительной авиадивизии высылает Вам дополнительные материалы о деятельности А. И. Покрышкина для использования их при обосновании о присвоении открытой Вами малой планеты (астероиду) имени «Александр Покрышкин».

Интересное совпадение — Вы открыли малую планету (3348) 6 марта, и А. И. Покрышкин родился 6 марта.

А. И. Покрышкин был не только выдающимся летчиком нашего времени, о котором знал весь мир. О нем писали не только наши газеты, но и такие, как «Нью-Йорк Таймс», «Нью-Йорк Геральд трибюн», «ПМ» и др. В них говорилось, что «лучший летчик в нынешней войне — русский А. Покрышкин»; Америка включила его в число лиц, отмеченных медалью «За особые заслуги», о чем, выступая в конгрессе США, говорил Ф. Рузвельт. Посылая через посла США В. Г. Стэндли медаль А. И. Покрышкину, президент США подчеркнул выдающиеся заслуги А. И. Покрышкина «против нашего общего врага — гитлеровской Германии» (см. копию письма В. Г. Стэндли. Может быть, ее послать для размышлений Бриану Г. Марсдену?).

А. И. Покрышкин, можно сказать, был большим ученым и крупным общественным деятелем нашей страны. Он разработал теорию полета и маневра легкого скоростного самолета (взаимосвязь группы в полете, источники скорости, соколиное пике, переворот через хвост и др.). Его диссертационная работа, посвященная некоторым вопросам развития авиации, была высоко оценена авиаторами многих стран (Франция, Англия, Чехословакия, ГДР и др.). Использование этих теоретических и практических исследований позволило завоевать стране целый ряд спортивных мировых рекордов по авиационному спорту (В. Егоров — во Франции, С. Савицкая — в Англии и др.).

Велика роль А. И. Покрышкина в осуществлении полетов в космос. Он оказывал помощь С. П. Королеву как в работе его конструкторского бюро, так и в подборе первых космонавтов (А. Николаев, В. Быковский и др.). Активно участвовал в восстановлении разрушенных городов (Ржева, Киева, Москвы и др.), в движении за породнение городов СССР и Америки.

С 1965 года он член Союза писателей СССР — вышло из печати 4 книги, написанные им.

Может быть, очень кратко можно сформулировать, что назвать малую планету именем А. И. Покрышкина можно «За заслуги в разработке теории полета легкого скоростного самолета и участие в осуществлении полетов в космос».

С уважением, Зам. Председателя Совета ветеранов 9-гвардейской авиадивизии Дрягина Ирина Викторовна, доктор сельскохозяйственных наук, профессор

4 августа 1987 г.».

Только в 1988 году, то есть через десять лет, малая планета получила свой порядковый номер 3348 и имя Покрышкин, а свидетельство об этом жена А. И. Покрышкина Мария Кузьминична получила лишь в 1993 году.

Борьбу за справедливость мы вели не только по отношению к ветеранам войны, но и обычным людям. Долго я помогала прекрасному селекционеру по цветочной культуре астре однолетней — Галине Викторовне Остряковой, создавшей более пятидесяти новых сортов. Не хотели признавать ее научные заслуги, но она победила. Ее докторскую диссертацию признали соответствующей требованиям ВАКа.

Такую же поддержку оказала и радиобиологу Маргарите Анатольевне Питиримовой из Ленинградского университета. Помогала многим коллегам, приезжавшим из периферийных вузов и научно-исследовательских учреждений (Дерий, Корчагина, Экашаев, Смирнов, Шоломицкая и многие другие).

* * *

18 мая 1984 года стало моим самым горестным днем — умер мой муж, дорогой друг, единомышленник, моя «половина». Не могла поверить, что не стало около меня Левы, моей опоры и советчика. Я как-то недооценивала его роль в моей жизни. Как много для меня значил Левушка!

Пришло письмо из Ленинграда от Совета ветеранов 23-го выпуска Военно-морского училища имени М. В. Фрунзе о том, что будет выходить сборник воспоминаний об участии выпускников в Великой Отечественной войне. Я немедленно включилась в эту работу. Написала маленький очерк о Леве — летчике и моряке. Его опубликовали в этом сборнике. Есть и сорт ириса Ирлев (то есть Ирина и Лев), который был создан при жизни Льва. Этот сорт отличается мощным ростом и белоснежной окраской цветков, устойчив к ветру и дождю.

В том горе сын Виктор меня поддерживал. Его успехи в работе и учебе укрепляли во мне желание думать о других людях, о тех, кто нуждается в моей помощи.

* * *

Михайловская средняя школа в поселке Шишкин Лес в какой-то мере является моей подшефной школой, так как она находится в бывшем подсобном хозяйстве ТСХА, ветераны этого поселка также мои коллеги. В школе появился маленький Музей боевой славы 46-го гвардейского женского авиаполка, летавшего на самолетах У-2 (По-2) на протяжении всей войны. Мы решили подать идею ребятам из отряда «Звезда» и другим школьникам провести вечер памяти выдающегося авиаконструктора самолетов Николая Николаевича Поликарпова. Ребята восприняли это с большим интересом. Они разыскали внука (сына дочери Николая Николаевича) — Андрея Владимировича Коршунова, доктора технических наук, член-корреспондента Академии наук авиации и воздухоплавания, старшего научного сотрудника, полковника. На вечер, который состоялся в январе 2005 года, пригласили Героя России Александру Федоровну Акимову, которая совершила во время Великой Отечественной войны 710 боевых вылетов в качестве штурмана на самолете По-2.

На вечере присутствовали ветераны Великой Отечественной войны поселка Шишкин Лес. В зале ребята установили макет нашего самолета. За неделю до вечера они посетили могилу Н. Н. Поликарпова на Новодевичьем кладбище и возложили цветы от современного поколения. Они приготовили содержательный монтаж о жизни и деятельности талантливого авиаконструктора, который сопровождался показом диапозитивов и музыкальным оформлением. Ветеран войны Леонид Андреевич Шолохов прислал свои стихи, посвященные отважным летчицам 46-го гвардейского женского полка.

* * *

Чиновники Москвы ликвидировали название улицы имени Героя Советского Союза Татьяны Макаровой. Улица носила это имя в течение 34 лет. Возмущенные ветераны 46-го гвардейского авиаполка и особенно ребята отряда «Звезда» из поселка Шишкин Лес стали добиваться, чтобы имя улице было возвращено. Стали писать мэру города Ю. М. Лужкову, президенту России, в областную газету: «Верните улице имя героини». И это свершилось. В газете «Московский комсомолец» от 21 марта 2005 года под заголовком «На карту Москвы возвращаются имена героев» названо имя Т. П. Макаровой.

Татьяна Макарова сгорела в небе Польши вместе со штурманом Верой Белик. Именем Веры Белик был назван рыболовецкий сейнер. Какова его судьба? Члены клуба «Звезда» написали письмо-обращение школьникам Сахалина с просьбой узнать судьбу сейнера. Судна с именем Веры Белик уже нет, но сахалинское начальство заверяет, что имя героини будет присвоено новому сейнеру. Ждем ответа.

Работа по борьбе за справедливость не временное мероприятие, а постоянное стремление ветеранов Великой Отечественной войны и их помощников из подрастающего поколения.

Так, в Михайловской средней школе решили провести вечер памяти легендарного летчика — трижды Героя Советского Союза маршала авиации Александра Ивановича Покрышкина.

Ветераны 9-й гвардейской истребительной авиадивизии приняли активное участие в подготовке этого вечера. Была создана комиссия по проведению викторины, посвященной А. И. Покрышкину, с учащимися школы. Комиссию возглавил племянник друга Александра Ивановича, дважды Героя Советского Союза А. Ф. Клубова — кандидат технических наук Владимир Алексеевич Клубов.

Вечер памяти А. И. Покрышкина состоялся 1 декабря 2005 года. В нем приняли участие: жена сына А. И. Покрышкина Светлана Борисовна Покрышкина, ветераны 9-й гвардейской авиадивизии и ветераны Великой Отечественной войны поселка Шишкин Лес, начальник отдела Центрального музея Вооруженных Сил О. В. Тихомирова, писатель-историк, автор книги о знаменитом летчике А. В. Тимофеев, глава администрации Михайлово-Ярцевского сельского округа Д. В. Верещак.

В тот день ребята услышали рассказы и воспоминания о подвигах Александра Ивановича Покрышкина. Светлана Борисовна Покрышкина рассказала, что сын трижды Героя — Александр Александрович, его внуки и правнук, которого тоже зовут Сашей, свято хранят память о своем отце и дедушке.

С большим интересом выслушали присутствующие Ольгу Васильевну Тихомирову, которая рассказала о личных вещах Александра Ивановича, хранящихся и экспонирующихся в Центральном музее Вооруженных Сил.

Из выступления писателя Алексея Викторовича Тимофеева ребята узнали о том, как паниковали немецкие асы, когда слышали по радио, что в воздухе появился Покрышкин, и без промедления покидали поле боя.

Я обратилась к ребятам с призывом начать борьбу за установку в центре Москвы памятника легендарному летчику XX века Александру Ивановичу Покрышкину.

Еще в августе 1944 года при присвоении А. И. Покрышкину звания трижды Героя Советского Союза был Указ Президиума Верховного Совета СССР об установлении памятника в Москве на постаменте в виде колонны, в центре города. Однако этого сделано не было. Настало время выполнить этот Указ.

Недавно правительство вынесло решение об установлении в Москве памятника Герою Советского Союза М. М. Водопьянову, спасавшему челюскинцев. Это хорошо. Но так же необходимо установить в Москве памятник национальному герою А. И. Покрышкину, спасавшему нашу Родину. Его заслуги — не только 59 лично сбитых вражеских самолетов, но и создание формулы победы — «Высота — скорость — маневр — огонь!», которой были вооружены все летчики страны, от Кубани до северных широт.

И после войны А. И. Покрышкин был активным государственным деятелем нашего Отечества. Он согласился возглавить оборонное общество — ДОСААФ (ныне РОСТО) и сыграл в деятельности этой организации огромную роль.

Конечно, добиться того, что не удалось заслуженным ветеранам войны (А. П. Маресьеву, И. Н. Кожедубу и другим), — установить памятник А. И. Покрышкину в Москве, — дело не простое. Но — не невозможное! Надо действовать по-покрышкински — не отступать!

Совет ветеранов Великой Отечественной войны поселка Шишкин Лес принял решение приобрести и вручить каждому школьнику поселка вновь переизданную книгу А. И. Покрышкина «Познать себя в бою». Тщательно ее изучить и начать сбор средств по поселку, Москве, России на установку памятника российскому былинному богатырю А. И. Покрышкину в центре Москвы.

Правда должна восторжествовать!!!

* * *

В результате работы с моим учеником Геннадием Казариновым по селекции садовых растений мне удалось получить новые интересные формы гладиолусов и ирисов. Мы выступили с ними на Всесоюзной выставке цветов при Московском обществе испытателей природы и получили высокие оценки их окраски и устойчивости к неблагоприятным условиям выращивания. Мы решили первому — главному чемпиону выставки, сеянцу гладиолуса дать имя «Ломоносовец» в честь нашей альма-матер — Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. Затем появились другие сорта. Мы считали, что надо бороться за справедливость и путем присвоения сортам цветов имен героев Великой Отечественной войны, в том числе полка и дивизии, где я служила. Названия цветов продолжат жизнь героев и шире расскажут об их подвигах народу.

Просматривая каталоги сортов гладиолусов и ирисов, полученных за рубежом, мы увидели, что в 1965–1977 годах многим сортам присвоены такие названия, как: «Бабетта», «Вера Давидоне» (латышская певица), «Польская принцесса», «Лондон», «Франция», «Дойчланд» (Германия), а также имена различных военачальников (американца Д. Эйзенхауэра, британца Б. Монтгомери и даже генерала вермахта В. Моделя).

Нам казалось, что в каталогах цветущих растений должны быть имена и наших героев. Так, в 1980-1990-х годах у нас были приняты в Государственное сортоиспытание, а потом и зарегистрированы в каталоге ирисов США сорта: «Марина Раскова», «Маршал Покрышкин», «Полет к Солнцу», «Вадим Фадеев», «Академик Королев», «Штурман Рябова», «Черноморец», «Гвардейский», «Чистое небо» и другие. Затем и другие селекционеры стали называть свои сорта цветочных культур именами героев России. Так, например, появился замечательный сорт гладиолуса «Улыбка Гагарина» и др.

Цветы продолжают жизнь героев, чьи имена они носят…

Во время празднования 300-летия Ботанического сада Московского университета было отмечено, что сорта ирисов, полученных на биолого-почвенном факультете МГУ («Марина Раскова», «Гвардейский», «Олимпийский» и др.), пользуются популярностью по сей день («Московский университет» № 24 (4173), июль 2006 г.).

* * *

Недавно я получила письмо от моей фронтовой подруги Евдокии Пасько. Она имеет небольшой участок земли, где, помимо овощей, с большой любовью выращивает цветы, в том числе и ирисы моей селекции. Из года в год она сообщает мне об их росте, цветении и перезимовке. Она очень аккуратно ухаживает за растениями, и у нее одни сорта не засоряются другими. Дуся интересуется, что за сорта «Вадим Фадеев», «Александр Клубов», «Святниф» и другие? Кто они, кому я посвятила свои сорта?

Дуся Пасько сама заслужила славное имя Героя Советского Союза, летая на У-2 в 46-м гвардейском ближнебомбардировочном ночном авиаполку. Совершила 790 вылетов в качестве штурмана, причем больше половины этих боевых вылетов сделала на Кубани и в Крыму. Она забыла, наверно, что именно в небе Кубани прославились эти Герои, летчики-истребители — Вадим Фадеев и Саша Клубов.

Вадим Фадеев был еще и моим земляком — он родился и учился на Волге, в городе Куйбышеве. Был он богатырского роста и отличался неординарными поступками. Это о нем была большая статья в нашей фронтовой газете.

Однажды Вадим сел на вынужденную, на нейтральную полосу в районе кургана «Пять братьев», северо-западнее Ростова-на-Дону. Затем он поднял солдат батальона в атаку. Немцы, застигнутые врасплох, отступили. Командир пехотной дивизии наградил сержанта Вадима Ивановича Фадеева орденом Красного Знамени, а командующий воздушной армией С. А. Красовский вручил Вадиму Фадееву бумагу — «обладателю сего документа выдавать в обед двойную порцию» — и присвоил ему звание лейтенанта.

Когда я была переведена в 9-ю гвардейскую истребительную дивизию в 1943-м, там все еще жило и дышало духом Вадима Фадеева, который погиб 5 мая того года. Не только его героическими делами, — а он сбил лично 21 самолет противника, — но и его артистическими, зажигательными выступлениями на вечерах самодеятельности, а иногда и ариями из опер в кабине самолета.

Один из сортов с оригинальной коричнево-красной окраской цветков я и назвала именем любимца всей дивизии — «Вадим Фадеев». Когда в 1972 году мы проводили встречу ветеранов 9-й гвардейской авиадивизии в Краснодаре, то я привезла туда корневища этого сорта. Мы посадили эти ирисы около его памятника в поселке Фадеево.

Александр Клубов был очень серьезным, сдержанным и в какой-то мере стеснительным человеком. Коренастый, среднего роста, выделялся внутренней собранностью, сбитостью своей фигуры. Все в нем было как бы продумано и равномерно распределено — и в походке, и в улыбке, и в разговоре с товарищами. Все к нему относились с большим уважением, внимательно прислушивались к его замечаниям и советам. Хотя ему было тогда 26 лет, но большинству — восемнадцати-двадцатилетним ребятам — он уже казался умудренным, солидным человеком. Его белокурая голова хорошо гармонировала со всей его фигурой, а боевые шрамы от ожогов на лице не снижали его «коэффициент красоты», как он шутил иногда. Он привлекал всех своей начитанностью и аналитическим умом. Изредка некоторым удавалось услышать пение и мастерское чтение стихов Александром Клубовым.

Я долго подбирала сорт ириса, который как бы соответствовал этому героическому летчику — кавалеру ордена Александра Невского, сбившему 31 самолет противника лично и 19 в группе. Он совершил 457 боевых вылетов, участвовал в 95 воздушных боях.

И решила я, что такому скромному дважды Герою Советского Союза подойдет сорт «Бордюрный белый». Этот сорт отличается обильным цветением, плотным строением куста. Цветки белые с небольшой дымкой, слегка гофрированные. Сорт хорошо размножается, зимостоек, устойчив к болезням. На Международной выставке цветов в Нидерландах в 1992 году сорт «Александр Клубов» получил призовую оценку.

Сорт «Академик Королев». Мы с Мариной Чечневой в 1976 году были на вечере в Астрономогеофизическом институте АН СССР и рассказывали о Евгении Рудневой, когда решался вопрос о присвоении ее имени звезде (планете), открытой в Крымской обсерватории. Когда я рассказала, что мною назван один сорт гладиолуса в ее честь — «Евгения Руднева», то ко мне подошла дочь Сергея Павловича Королева — Наталия Сергеевна. От своего имени и от имени матери Сергея Павловича подарила мне книгу А. Романова «Конструктор космических кораблей» (М., 1976), с «благодарностью за цветы, которые всегда украшают нашу жизнь». Она сказала, что было бы приятно, если бы имя Сергея Павловича носили и цветы ириса, которые долго хранят память о человеке.

Я ответила, что есть такой сорт ириса с нежно-голубыми цветками, с красно-желтой бородкой. Зацветает он чуть позже других сортов и поэтому выделяется своей красотой среди закончивших цветение сортов.

Государственная комиссия по сортоиспытанию утвердила этот сорт, названный нами «Академик Королев», а затем он был зарегистрирован в каталоге ирисов американского общества ирисоводов.

Мы, селекционеры МГУ (Дрягина и Казаринов), посадили около дома-музея С. П. Королева этот сорт и ряд других сортов: «Марина Раскова», «Полет к Солнцу», «Вадим Фадеев», «Чистое небо».

«Виктор». Так назван сорт в честь моего сына Виктора, ушедшего из жизни в расцвете сил и творческих возможностей. Еще в раннем детстве он принимал участие в скрещиваниях сортов гладиолусов и ирисов. Этот сорт ириса отличается очень ранним и обильным цветением. Имеет белоснежные цветки, морозостоек, устойчив к болезням. Сорт зарегистрирован в американском обществе ирисоводов под номером 97-417.

«Святниф». Сорт ириса назван в честь врача-офтальмолога — профессора Святослава Николаевича Федорова. Ему я обязана тем, что в свои 86 лет я все хорошо вижу без очков: могу читать и писать. Двадцать лет тому назад после падения я потеряла не только очки, но и сразу перестала видеть. Я поехала в Центр микрохирургии глаза к С. Н. Федорову. Мне было известно, что у него особое отношение к авиаторам, так как он сам хотел стать летчиком, но нелепая случайность лишила его этой возможности. Он попал в аварию и потерял ступню. И стал в итоге врачом-хирургом. Нелегок был его путь от периферийного врача до мирового светила. Он возвратил свет пациентам, число которых превышает 11 тысяч человек.

Первое замечательное здание Института микрохирургии глаза ему построило на свои средства ВОС (Всесоюзное общество слепых). А его изобретение — «искусственный хрусталик» стали закупать американцы, переупаковывать в свои «обертки», и перепродавать их в восемь — десять раз дороже. (Власов С. Прозрение. М., 1986). Много еще усовершенствований внес в офтальмологию этот великий новатор. Еще при его жизни и с его согласия я — бывшая его пациентка и селекционер-цветовод — назвала один из низкорослых, но обильно цветущих ирисов его именем «Святниф», то есть Святослав Николаевич Федоров. Сорт хорошо размножается, устойчив к ветру, дождю и болезням. Зимостоек. Цветки этого сорта оригинальны — кремово-светло-желтой окраски с небольшим белым пятном в центре (как бы имеют аппликацию). Сорт также зарегистрирован американским обществом ирисоводов под номером 95-309.

О названиях других сортов было рассказано в разных разделах книги. Многие названия понятны без расшифровки — это дань уважения моим боевым подругам и товарищам, с кем мне приходилось вместе летать или быть наслышаной об их боевых делах.

Это моя дань родному краю, университету (МГУ), месту послевоенной работы (ВНИИССОК). Именами многих, многих моих хороших друзей хотелось бы назвать мои сорта, но это невозможно было сделать практически. Они остаются в моем сердце и памяти!

В заключение моих воспоминаний — еще несколько штрихов. Хотелось бы рассказать о моих лучших подругах последних лет, о моей новой семье, взявшей меня под свою опеку.

Мария Кузьминична Покрышкина

Обычно считается, что женщина не может восхищаться действиями и поступками другой женщины, ее женскими качествами.

Я делю своих подруг на три группы:

1. Женщина, которая ради мужчины, обладающего, по ее мнению, выдающимися достоинствами (ум, смелость, решительность, доброта, справедливость, чистота помыслов), готова быть для него другом, надежным тылом и поддержкой, готова добровольно и без сожаления отдать ему все: свой талант, амбиции, возможные личные успехи — в общем, все-все. Такой была Мария Кузьминична Покрышкина.

2. Это женщина, которая, полюбив мужчину, готова ради него отказаться от личного успеха, но временами все-таки сожалеть о неосуществленных достижениях в учебе, труде. Такова была Вера Васильевна Трофимова. Она очень любила своего мужа, замечательного человека и летчика — Героя Советского Союза Николая Леонтьевича Трофимова, и готова была терпеть даже его иногда незаслуженные замечания и вспышки гнева. Она жаловалась мне: «Опять Коля ушел на работу, не позавтракав. Рассердился на меня. Он такой худенький, ничего не ест. Я решила положить ему в кашу кусочек маслица. Утопила в каше, чтобы замаскировать, а оно всплыло, он увидел. Бросил ложку и ушел».

3. К этой группе я отношу саму себя. Я не захотела создать семью по окончании войны, хотя достойных ребят было много. Мне хотелось учиться, получать все новые и новые знания. Меня привлекала не карьера, а учеба и желание быть самодостаточной личностью.

Надо сказать, что Мария Кузьминична стала личностью и при таком необыкновенном муже, как Александр Иванович Покрышкин. Она смогла его разглядеть и оценить, когда он был еще в опале, поверить ему, уяснить свою роль в его жизни. Словом, понять, что это ее «половинка».

И Александр Иванович очень любил и гордился своей женой. Несмотря на несколько суховатое обращение к ней «Мария!», в нем звучало большая любовь и гордость. Он гордился всем тем, что она умела делать дома, как принимала его боевых друзей, как одевалась, как обустраивала быт, как изумительно готовила.

Как-то я была у них дома. Александр Иванович стал приглашать меня к столу и сказал: «Я хочу угостить тебя пшенной кашей. Уверяю, что такой вкуснятины ты никогда не пробовала. Такую кашу может варить только Мария!»

Действительно, такой вкусной пшенной каши мне больше нигде не приходилось есть. И сама я не смогла сварить такую.

Милая, скромная Мария Кузьминична обладала какой-то притягательной силой. Александру Ивановичу, еще при первой их встрече, хотелось ей рассказывать не только о своей жизни, но и о боевой работе, о своих планах, о том, как можно эффективнее бить врага в воздухе.

По-видимому, это было связано с тем, что Мария Кузьминична, медицинская сестра по образованию, была очень внимательным собеседником.

Когда она уже стала женой Александра Ивановича, то тяготы и неустройства военной жизни воспринимала легко и помогала ему все устраивать и не отвлекаться от главного. Она всегда говорила: «Главное, чтобы тебе было хорошо работать! И чтоб мы были бы рядом».

Она всю жизнь жила его работой. Это был хорошо обеспеченный тыл!

Но и Александр Иванович многое перенял от нее. Они были единомышленниками во всем: любили с детства книги, цветы, лес…

Я вспоминаю, как ко мне в Ботанический сад МГУ, а позже в институт (ВНИИССОК) приезжала Мария Кузьминична с внуком Павликом. Выходя на наши обширные цветочные поля ирисов, гладиолусов, бархатцев, астр, роз и других цветочных культур, она могла часами смотреть и любоваться на разнообразие их окрасок и форм. Как-то она заинтересовалась флоксами, и особенно сортом «Викинг» с белоснежными цветами, а в нашем институте флоксы не выращивали. Мы с ней поехали в садик цветовода-любителя, об этой поездке красочно рассказала Мария Кузьминична в своей книге «Взойди, звезда воспоминаний…» (Новосибирск, 1997).

У Марии Кузьминичны была настоящая энциклопедическая память, она помнила не только все фамилии и имена друзей, с кем ей приходилось встречаться, но и детали тех событий, и обстановку, при которой эти встречи проходили. Это дало ей возможность написать две очень интересные книги.

Когда не стало Александра Ивановича, в своем ужасном горе Мария Кузьминична приехала к Вере Васильевне Трофимовой на дачу (в Купавну), и мы ей стали советовать написать книгу об Александре Ивановиче. Она сказала нам: «Что я могу рассказать, я же не видела этих воздушных боев?» Мы ответили, что главное для нее — рассказать о другом — о любви, об отношениях к людям, о семье. Оказалось, что Мария Кузьминична и без нашей подсказки уже начала писать записки и даже показывала их Александру Ивановичу. И в них отразила очень ценные для всех замечания Александра Ивановича и его друзей о боевых действиях наших авиаторов.

Она положила начало Фонда трижды Героя Советского Союза А. И. Покрышкина.

Да, Мария Кузьминична была выдающейся женщиной нашего времени! Хотя она и не стала хирургом, а может быть, могла бы стать и профессором хирургии, но она помогла сохранить в боевом строю выдающегося летчика, богатыря России — Александра Ивановича Покрышкина!

Вера Васильевна Трофимова

Не могу забыть мою подругу Веру Васильевну Трофимову. Мы подружились в последние годы ее жизни…

Она была талантливым человеком. После возвращения с войны сразу, с ходу сдала вступительные экзамены в Куйбышевский мединститут, но любовь к красивому белокурому парню с голубыми глазами Коле Трофимову взяла верх. Их фронтовая встреча и переписка во время войны не была забыта. Он разыскал ее в городе Бузулуке, окончательно околдовал и увез к своим родным, под Серпухов.

Издавна считалось на Руси, что чем больше в семье детей, тем она крепче, и к старости будет обеспечена любовь и забота о родителях. Но сейчас это не так. Вера родила троих сыновей, о своей учебе нечего было и думать, пришлось уйти из института после первого курса. Была моя Верочка Курзина (Трофимова) верной женой и товарищем своему любимому Николаю Леонтьевичу. Больше всего она думала о нем да о детях. Со старшим не посчастливилось. В родильном доме неумелые медики щипцами сдавили ему голову, и Саша остался инвалидом на всю жизнь. Хотя и получил начальное образование, но не смог дальше учиться. Его-то судьба больше всего и беспокоила мать — Веру Васильевну.

Второй сын, Володя, был всем хорош: учился отлично, был послушен и хорош собой. «Вот он-то и будет опорой и надеждой родителей», — думала Вера. Поступил он в Московский государственный институт международных отношений, но без общежития. Вера Васильевна постоянно, оставляя семью и младшего сына Сережу, приезжала из Минска в Москву, обустраивала его быт.

Все было хорошо, Володя работал атташе в Индии, скоро должен был вернуться домой. Младший сын окончил школу и поступил в тот же институт, а сам Николай Леонтьевич уже стал генерал-лейтенантом, и жили они в Москве.

Ветераны 9-й гвардейской авиадивизии попросили Н. Л. Трофимова возглавить Совет ветеранов дивизии. А. И. Покрышкин поддержал это предложение. В работе такой общественной организации есть много рутинного, но важного для жизни ветеранов, отдавших свои молодые годы делу защиты Родины. Надо было поздравлять боевых друзей с праздниками, с их личными торжественными датами и др. Эту работу — и по нашей 9-й гвардейской дивизии, и по своей танковой бригаде — взяла на себя Вера Васильевна Трофимова, не только как боевая подруга нашего Николая Леонтьевича Трофимова, но и как активный участник Великой Отечественной войны — радистка танковой бригады в армии М. Е. Катукова.

Вера Васильевна была очень скромным и даже стеснительным человеком. Как-то нас попросили приехать на московскую ткацкую фабрику и рассказать, как женщины воевали. Она не сразу согласилась. Потом оказалось, что где-то потерялся ее орден Красной Звезды. Выручил Николай Леонтьевич, предложив надеть его орден. Работницы ткацкой фабрики с большим интересом слушали выступление Веры Васильевны, задавали много вопросов и выражали свое восхищение женщинами — водителями танков, о которых рассказала Вера на встрече. Это выступление вдохновило ее написать заметки о себе и о нашем времени. Ее краткие, к сожалению, заметки были опубликованы в журнале «Слово» (№ 2, 2000 г.).

Когда не стало Николая Леонтьевича, то Вера Васильевна стала нашим объединяющим центром. Ее осиротевший дом всегда был открыт для друзей и особенно для ветеранов Великой Отечественной войны, где мы вспоминали свои ушедшие боевые годы и горевали о разваливающейся Родине.

Каждому хочется, чтобы дети были не только такими, как мы сами, но лучше — добрее, чище, светлее, скромнее. Но в жизни часто все бывает иначе. Так и у моей боевой подруги Верочки все случилось не совсем так, как ей мечталось.

Ах, женщины!.. Для кого-то они приходят в жизнь как добрые гении, а для других наоборот.

Женился любимый сын Володя, но не очень удачно. Тут появилась энергичная женщина. Ей понравился Володя. Она его прибрала к рукам, и милый, добрый, любящий сын превратился в чужого человека. Достаточно сказать, что, когда 28 июля 2002 года умерла Вера Васильевна, он даже не пришел на ее похороны.

Только младший сын Сергей был с ней до последних дней ее жизни.

Вера Васильевна, подобно матери, описанной A. M. Горьким в рассказе «Старуха Изергиль», несмотря на оскорбления Володи, очень жалела его, все прощала и каждый вечер читала «Молитву сыну», которую я ей принесла из церкви в поселке Шишкин Лес…

Моя новая семья

27 августа 1992 года был для меня самым горьким, самым тяжелым днем в моей жизни. Не стало моего дорогого сыночка Витеньки — моей гордости, моей надежды, моей радости, советчика и опоры.

28 февраля того года он вернулся из заграничной командировки и почувствовал недомогание, появилась повышенная температура, но он еще пошел на работу, надо было закончить дела. Наконец обратился в поликлинику, сделал рентгеноскопию — все в порядке, сделали УЗИ и обнаружили небольшую опухоль в левой почке. Врачи порекомендовали сделать операцию, хотя показания микроскопии были хорошие. Удалили не только опухоль, но и всю почку. Виктор дома поправлялся, лежал, читал, наслаждался классической музыкой. Врачи решили для профилактики провести облучение. До середины июля проводили облучение в область поясницы и таза. И вот врачи сообщили, что у него начались метастазы. Единичные раковые клетки, которые не смогли удалить при операции, стали в молодом организме с бешеной скоростью размножаться и проникать в другие органы. Мы еще боролись за его жизнь, подключали химиотерапию. Друзья приезжали к нему в больницу, пытались его подбадривать. Он тоже шутил, но вдруг обратился к ним: «Ребята, я прошу вас, не забывайте маму! Она остается совсем одна!» Той ночью, 27 августа, его не стало.

В то время со мной рядом был друг его детства Сережа Касьян. Я все еще не верила случившемуся, мне казалось, что Витя лежит живой, просто крепко заснул. Но пришли врач и медсестры, резко сказали: «Собирайте ваши вещи и покиньте больницу».

В тот трагический момент меня поддержали мои друзья и стали оказывать помощь во всех дальнейших делах. Со мной рядом была Иринка Калиниченко — мой старинный друг и помощник в трудные минуты жизни, Лидочка Чуплина — моя помощница на работе и в доме по уходу за сыном, искренний и добрый человек. Весь институт приехал ко мне со словами утешения и поддержки. Закончилось официальное прощание с Виктором.

Я осталась одна: нет у меня уже больше сына — моего ребенка. Можно ли жить дальше? Как?

Пришли, почти целым классом, ребята из школы, где он последний год был учителем английского языка, и еще много, много других ребят по институту и университету.

Я даже не думала, насколько его уважали и ценили его дружбу. Я увидела, каким он был! И я поняла, что я счастливый человек, так как у меня был такой сын. Надо жить! И согреваться теплом его благородной и чистой души!

Я решила свою квартиру оформить на Людочку Кан, мою ученицу. У Людочки родилась дочка, надо и дачу завещать ей!

Людочка — человек очень порядочный, добрый и ответственный. Когда она стала моей аспиранткой, я увидела ее тщательное и скрупулезное отношение к работе. Она всегда внимательно выслушивала мои советы и указания, однако проявляла и свою инициативу, высказывала свои предложения. И стала Людочка не только моим помощником, другом, но и почти дочерью.

Мне хотелось, чтобы она после защиты кандидатской начала работать над докторской диссертацией. Но она решила, что ей хочется больше заниматься детьми, их воспитанием и становлением, а не тратить свои силы на выявление законов роста и развития растений. Хотя она очень хорошо чувствует растение, именно при ее внимании быстро увядающие в срезке розы остаются много дней в состоянии тургора.

Сейчас у Людочки — Людмилы Юрьевны подрастают уже две чудесные, красивенькие девочки. Я считаю их своими внучками. Вот это и есть моя новая семья!

Конечно, цементирующим ее звеном является отец Людочки — Юрий Николаевич Чуплин. Все прислушиваются к его замечаниям и советам. Все хорошее, доброе, светлое происходит от него. Он все видит, замечает и призывает к труду и добру.

Лидия Ивановна — Лидочка, я считаю, что это моя младшая сестричка, — великая труженица. Ее надо бы сдерживать и доказывать, что все на себя нельзя брать — жизни не хватит. Раньше в лаборатории она слушала мои указания и требования, а теперь я слушаю ее и выполняю ее требования.

Олег Валентинович Кан, муж Людмилы, конечно же член нашей семьи. Он добрый человек и всегда откликается на просьбы. Он очень любит и ценит свою жену Людмилу и своих славных девочек и готов все для них сделать. Приятно видеть, что Олег очень чутко и с любовью относится к своей маме Анне Сергеевне Тен. Он старается ежегодно навестить ее в Казахстане и оказать ей свое внимание.

Андрюша — Андрей Юрьевич Чуплин — очень приятный, контактный для меня член семьи, хотя он живет далеко своей отдельной жизнью. Это самый добрейший член семьи. Он всегда готов прийти ко всем на помощь, очень добр и бескорыстен. Очень ценю его любовь и внимание к своей маме Лидии Ивановне Чуплиной. Приятна и симпатична его жена Наташа. Хотелось бы пожелать им обоим, чтобы «чаша их жизни пенилась от счастья любви и взаимопонимания».

* * *

В общем, я счастлива, что у меня есть новая, такая замечательная семья! И думаю, что они постараются выполнить мою просьбу — после моей смерти тело кремировать, а прах рассеять над Волгой, хорошо бы в районе Саратова, чтобы не надо было ходить на кладбище и чувствовать некоторое неудовлетворение, если не побывали на моей могилке.

Приложения

Приложение 1

И. Дрягина

Некоторые заметки о роли женщин в развитии авиации

Известно, что первой российской летчицей была дочь генерала — гимназистка Лидия Виссарионовна Зверева. Она окончила авиашколу «Гамаюн» в Гатчине в 1911 году и получила диплом пилота № 31. Вместе с мужем — Владимиром Викторовичем Слюсаренко они в 1913 году открыли летную школу, где обучали полетам и испытывали самолеты. Сама Лидия Зверева проводила публичные показательные полеты в Санкт-Петербурге, Риге, Тифлисе. Кроме того, совершила несколько длительных перелетов на аэроплане. Лидия Зверева умерла очень рано, в 26 лет (в 1916 году) от тифа. Это в ее честь в 1990 году Международный планетный центр назвал малую планету № 3322 — «Лидия».

Лидия Зверева обладала конструкторскими способностями и начала создавать свой новейший аэроплан. Она утверждала, что это должен быть летательный аппарат совершенно нового типа. Однако полет на этом новом самолете чуть было не привел к трагедии — кто-то подсыпал в мотор самолета железные опилки, почти чудом Лидия Зверева осталась жива. Делом о диверсии заинтересовалась военная контрразведка. Но уже шла Первая мировая война, и все решили списать на несчастный случай.

Второй летчицей была русская спортсменка, летавшая на «Фармане», Евдокия Анатрева, получившая диплом пилота № 54 в 1911 году.

Третьей российской летчицей стала Любовь Галанчикова. Она тоже окончила школу «Гамаюн» и получила диплом пилота № 59.

Галанчикова была певицей и выступала под псевдонимом Молли Море, но увлеклась авиацией и установила несколько рекордов высоты и дальности полета. В Германии она даже работала шеф-пилотом у Фоккера, а потом участвовала в демонстрационных полетах во многих городах Европы. Переехала в 1913 году в Киев, где испытывала самолеты конструктора Ф. Ф. Терещенко. Она сумела установить всероссийский рекорд высоты полета и стала первой русской летчицей-испытателем.

В 1912 году диплом пилота получила в Германии княгиня Е. М. Шаховская на самолете «Райт».

Стали летчицами и прекрасно показали себя в небе С. Долгорукая, Е. Антарова-Наумова.

Бурное развитие авиации в 30-х годах XX века привело в авиацию не только юношей, но и девушек. И не только в нашей стране, но и во всем мире. Так, Амелия Эрхард в одиночку перелетела два океана. Ее называли Королевой воздушного океана. Она покорила Атлантику. Из города Окленда начала перелет вокруг земного шара по экватору на двухмоторном самолете «Элекс». Пролетела 2900 километров, над океаном ее самолет упал из-за нехватки горючего в районе Бермудского треугольника.

В 1937 году В. Гризодубова с М. Расковой совершили перелет Москва — Актюбинск. В 1938 году П. Осипенко, В. Ломако и М. Раскова осуществили перелет Севастополь — Архангельск. В том же 1938-м экипаж В. Гризодубовой, П. Осипенко и М. Расковой совершил сверхдальний перелет по маршруту Москва — Дальний Восток, установив рекорд дальности (6450 км) для поршневых самолетов. И это с несовершенными навигационными приборами. Родина по достоинству оценила подвиг летчиц, присвоив им звания Героев Советского Союза.

В 1940 году три женщины — Мария Нестеренко, Мария Михалева, Нина Русакова начали рекордный перелет на новом бомбардировщике ДБ-3 по маршруту Хабаровск — Львов. Из-за усложнившихся метеоусловий им пришлось совершить вынужденную посадку в поле, немного не долетев до Львова. Но этот полет был выдающимся достижением женского экипажа. К сожалению, имя известной летчицы Марии Нестеренко было забыто, сама Мария была расстреляна вместе со своим мужем Героем Советского Союза П. В. Рычаговым, объявленным «врагом народа».

Когда началась Великая Отечественная война, девушки, имевшие летную специальность, стремились попасть на фронт. В самое напряженное время битвы за Москву, по инициативе прославленной летчицы Марины Михайловны Расковой, было сформировано три женских авиационных полка.

ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР № 0099

8 октября г. Москва

Содержание: о формировании женских авиационных полков ВВС Красной Армии В целях использования женских летно-технических кадров ПРИКАЗЫВАЮ с 1 декабря сформировать и подготовить к боевой работе:

1. 586 истребительный авиационный полк на самолетах Як-1 по штату № 015/174, дислокация г. Энгельс.

2. 587 авиационный полк ближних бомбардировщиков на самолетах Су-2 при ЗАПе (Каменка).

3. 588 ночной авиационный полк на самолетах У-2 по штату № 015/186, дислокация г. Энгельс.

4. Командующим ВВС Красной Армии укомплектовать формируемые авиаполки самолетами и летно-техническим составом из числа женщин кадров ВВС КА, ГВФ и Осоавиахима.

5. Переподготовку летного состава на новой матчасти организовать и проводить:

— летного состава — в пунктах формирования авиаполков;

— технического состава — при пункте сбора ЛТС г. Москва;

— штурманского и командиров штабов — при 2-й Ивановской высшей штурманской школе ВВС КА.

6. Главному Интенданту Красной Армии и Начальникам Центральных Управлений НКО СССР обеспечить формируемые авиаполки всеми видами положенного довольствия. Народный Комиссар Обороны Союза ССР

И. Сталин.

Под руководством М. Расковой осуществлялась подготовка полков к боевым действиям.

Командиром 586-го истребительного полка была назначена кадровая летчица ВВС — майор Тамара Александровна Казаринова.

В этот полк отбирались летчицы, имеющие хорошую летную подготовку. Этот авиаполк первым начал участвовать в военных действиях с февраля 1942 года. Летчицы полка на истребителях Як-1 и Як-9 защищали промышленные центры страны и железнодорожные узлы Саратова, Воронежа, Касторной, Курска, Киева и Донбасса, а также мосты и переправы через Волгу, Дон, Днепр, Днестр и Дунай. Участвовали в боях за Сталинград. Охраняли военные объекты и железнодорожные узлы в Венгрии.

Летчицы 586-го истребительного полка совершили 4419 боевых вылетов, провели 125 воздушных боев. Ими было сбито 38 самолетов противника. Личный состав полка был награжден боевыми орденами и медалями. Две отважные летчицы были посмертно удостоены звания Героя Советского Союза — Лидия (Лиля) Литвяк и Героя Российской Федерации — Екатерина Буданова.

Командиром 587-го полка, который вначале начал осваивать легкий бомбардировщик Су-2, а потом стал воевать на скоростном пикирующем бомбардировщике Пе-2, стала Марина Михайловна Раскова. Комиссаром полка — батальонный комиссар Лина Яковлевна Елисеева, начальником штаба — капитан Милица Александровна Казаринова, сестра майора Тамары Александровны Казариновой. Начал боевую работу полк в декабре 1942 года на Сталинградском фронте. В экипаже летчицей и штурманом были женщины, а стрелками-радистами, чтобы не задерживать вступление полка в боевую работу, назначались мужчины, в основном из военной школы младших специалистов.

После гибели М. Расковой в январе 1943 года командиром полка был назначен майор Валентин Васильевич Марков.

Полк участвовал в уничтожении оборонительных сооружений противника на Кубани, Смоленщине, в Орловско-Курской битве. В мае 1943 года полку было присвоено собственное наименование — имени Героя Советского Союза Марины Расковой, а в сентябре 1943 года полк был преобразован в 125-й гвардейский бомбардировочный авиаполк. В 1944 году полк стал Борисовским за успешное содействие наземным войскам при освобождении города Борисова.

За образцовое выполнение заданий командования при овладении городом Инстербургом и городом-крепостью Пиллау полк был награжден орденами Суворова и Кутузова 3-й степени.

За период Великой Отечественной войны полк совершил 1134 боевых вылета и сбросил на врага 980 тонн бомб.

Весь состав полка был награжден боевыми орденами и медалями, а 6 летчиц и штурманов были удостоены звания Героя Советского Союза: Галина Джунковская, Антонина Зубкова, Клавдия Фомичева, Мария Долина, Надежда Федутенко, а Валентина Кравченко (Савицкая) стала в 1995 году Героем России.

В 588-й полк командиром была назначена летчица ГВФ — Евдокия Давыдовна Бершанская, комиссаром полка — батальонный комиссар Евдокия Яковлевна Рачкевич. Летчики полка ночников набирались из аэроклубов. Полк был вооружен самолетами У-2. Летчиками, штурманами, механиками, вооруженцами были только женщины. Полк начал свой боевой путь в Сальских степях и дошел до Восточной Германии. Участвовал в оборонительных и наступательных сражениях на Северном Кавказе на реке Терек, на Кубани, под Новороссийском, принимал участие в освобождении Севастополя и Крыма, Белоруссии, Варшавы, Гдыни, Гданьска.

За успешные боевые действия в прорыве оборонительной полосы «Голубой линии» на Таманском полуострове полку в 1943 году было присвоено звание 46-го гвардейского и Таманского.

Всего за Отечественную войну полк совершил 24 тысяч боевых вылетов, сбросил более 3 тысяч тонн бомб на врага.

За отвагу и героизм, проявленные в боях с фашистскими захватчиками, полк был награжден орденами Красного Знамени, Суворова 3-й степени. Весь личный состав был награжден боевыми орденами и медалями. А 23 женщины были удостоены звания Героя Советского Союза: Раиса Аронова, Вера Белик, Руфина Гашева, Полина Гельман, Евгения Жигуленко, Наталья Меклин, Лариса Литвинова, Татьяна Макарова, Дина Никулина, Евдокия Носаль, Зоя Парфенова, Евдокия Пасько, Надежда Попова, Нина Распопова, Евгения Руднева, Екатерина Рябова, Ольга Санфирова, Ирина Себрова, Мария Смирнова, Марта Сыртланова, Нина Ульяненко, Антонина Худякова, Марина Чечнева, и двум было присвоено звание Героя России: Александре Акимовой и Татьяне Сумароковой.

Многие женщины-летчицы воевали в мужских полках. Так, летчица Екатерина Ивановна Зеленко летала на самолете Су-2. Она совершила 40 боевых вылетов. В сентябре 1941 года, сражаясь с семью истребителями противника, сбила одного из них тараном и сама погибла. В 1990 году Е. И. Зеленко было присвоено звание Героя Советского Союза. Ее именем названа одна из малых планет.

На самолете-штурмовике Ил-2 во время Великой Отечественной войны воевали 4 девушки: Тамара Константинова — Герой Советского Союза, Анна Тимофеева-Егорова — Герой Советского Союза, Мария Толстова — награждена орденами и медалями, Лидия Шулайкина — Герой России.

Закончилась Великая Отечественная война, и многие женщины — участницы боевых действий продолжали летать в мирном небе. Так, летчица 46-го гвардейского авиаполка — Герой Советского Союза Марина Чечнева уже в сентябре 1949 года установила мировой рекорд скорости на самолете Як-18 и получила звание заслуженного мастера спорта.

Летчица 586-го истребительного полка Агния Полянцева вернулась на испытательную работу на завод, где испытывала новые самолеты А. С. Яковлева.

Летчик-истребитель 586-го авиаполка Ольга Николаевна Ямщикова за войну совершила около 200 боевых вылетов, участвовала в групповых боях. Война научила ее выдержке, готовности к любым неожиданностям и умению смотреть в глаза смертельной опасности. Ольга стала летчиком-испытателем. Она первой из советских женщин совершила полет на реактивном самолете МиГ-9. Около 8 тысяч раз поднималась она в воздух и налетала более 3 тысяч часов на 45 типах самолетов. Уйдя с летной работы, Ольга Николаевна в роли ведущего инженера возглавила бригаду по испытаниям самолетов Як-17, Як-18, Як-27, Л-29. Летчик-испытатель инженер-полковник Ольга Николаевна Ямщикова всю себя отдает любимому делу — авиации.

Зинаида Федоровна Соломатина тоже летчик-истребитель из 586-го полка. 96 боевых вылетов совершила она на своем Яке. После демобилизации из армии Зинаида Федоровна перешла на работу в Гражданский воздушный флот. Сначала на легких самолетах перевозила больных, доставляла консервированную кровь и медикаменты. Затем, окончив Школу высшей летной подготовки, стала водить тяжелые двухмоторные воздушные корабли. За самоотверженный труд на благо Родины пилот Гражданского воздушного флота Зинаида Федоровна Соломатина удостоена звания Героя Социалистического Труда.

Летавшая на самолете Ил-2 Мария Ильинична Толстова после войны работала командиром звена в отряде управления авиации специального применения.

Летчик-штурмовик Лидия Шулайкина, потопившая на самолете Ил-2 три фашистских транспорта в Белом море, хотя и с большим опозданием (в 1995 году), была удостоена звания Героя России.

Нина Русакова начинала штурманом в экипаже Марии Нестеренко на самолете ДБ-3. Затем Нина Ивановна стала летчиком-испытателем. Во время войны она обучала летчиков боевых полков эффективному использованию в воздушном бою самолетов Як-3 и Ла-5. Она проводила летные испытания следующих самолетов: ТБ-3, АНТ-25, Як-7, МиГ- 7, Ла-7, Ил-2, Ил-10, Пе-2, Ту-2, Ту-4. В декабре 1959 года ей — единственной женщине в нашей стране — было присвоено звание заслуженного летчика-испытателя.

Женщины-летчицы внесли большой вклад для развития авиации в нашей стране. Они еще перед войной и особенно после нее начали устанавливать рекорды по скорости, дальности и высоте полета.

Так, заслуженный мастер спорта СССР Анна Ивановна Бодрягина в 1949 году достигла на Як-18 максимальной скорости полета 262,8 км/час, что было отмечено Международной авиационной федерацией (ФАИ) медалью Дуи Блерио. В 1951 году мировой рекорд скорости установила на самолете Як-18 мастер спорта, летчица Военно-морского флота, участница Великой Отечественной войны — Мария Григорьевна Дриго. Она была многократной участницей воздушных парадов в Тушине.

До 1965 года почти все женские мировые рекорды на реактивных самолетах принадлежали американской летчице Жаклин Кокран.

19 февраля 1965 года Розалия Михайловна Шихина — спортсменка, мастер спорта, кандидат технических наук — на спортивном реактивном самолете Як-32 установила мировой рекорд скорости — 755 км/час.

С 1965 по 1969 год советские женщины-спортсменки стали активно устанавливать мировые рекорды. Лидия Яковлевна Зайцева в марте 1967 года превысила мировой рекорд скорости на самолете МиГ-21. Инструктор Тамбовского аэроклуба Наталья Проханова в мае 1965 года на самолете МиГ-21 достигла динамического потолка — высоты в 24 336 метров, то есть превысила рекорд Ж. Кокран.

В 1966 году на самолете МиГ-21 побили мировые рекорды скорости полета летчицы ДОСААФа Марина Соловьева и Евгения Мартова. В 1977 году на самолете МиГ-25 Светлана Савицкая пролетела со скоростью 2683 км/час. Так быстро не летала ни одна женщина в мире.

В 1967 и 1974 годах наши женские экипажи завоевали мировые рекорды на самолетах Ил- 18 и Ил-62, которые не побиты до сих пор.

Марина Лаврентьевна Попович открыла свой счет рекордам еще в 1964 году. Тогда она стала мировой рекордсменкой по скорости и дальности полета на легком реактивном самолете Л-29. В 1972 году Марина Попович стала командиром воздушного корабля Ан- 22 — «Антей».

В 1983 году М. Попович была командиром экипажа, установившего 71 мировой рекорд на самолетах Ан-23, Ан-24, Ан-72. В общей сложности военный летчик-испытатель 1-го класса полковник Марина Лаврентьевна Попович имеет на своем счету 101 мировой рекорд. Ни одна женщина в мире не имеет такого количества рекордов!

Наши женщины успешно выступали и на чемпионатах мира по высшему пилотажу.

В 1964 году на III чемпионате мира в испанском городе Бильбао первое, второе и четвертое места заняли представители Советского Союза: Розалия Шихина, Людмила Васильева и Маргарита Кирсанова. А чемпионат мира среди женщин состоялся лишь в 1966 году. Галина Корчуганова стала абсолютным чемпионом мира, второе место заняла Таисия Пересекина, и третье — Маргарита Кирсанова.

Розалия Шихина трагически погибла в 1965 году.

Российские женщины успешно выступали на всех чемпионатах мира: в 1970, 1986 годах в Англии, в 1972, 2000 годах во Франции, в 1982 году в Австрии, в 1988 году в Канаде, в 1996 году в США, в 1997 году в Турции, в 2001 году в Испании.

Спортсменка Курганского аэроклуба Светлана Владимировна Капанина была четырежды абсолютной чемпионкой мира по высшему пилотажу (1996, 1997, 1998 и 2001 гг.), участвовала во многих показательных выступлениях (МАКС — Международный авиакосмический салон — 2001, 2006 гг.). Награждена орденом «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени, медалью А. И. Покрышкина. Ей присвоено звание «Почетный гражданин штата Оклахома».

Почетными медалями выдающихся авиаторов мира были награждены 6 женщин: А. И. Бодрягина — медалью Луи Блерио, Людмила Васильева — почетный член французского клуба «Леон Бианкотто», медалью А. И. Покрышкина, кроме Светланы Капаниной, были награждены — Нина Васильева и Раиса Дворянчикова, медалью Ю. Гагарина — Светлана Сергеева, много сделавшая по отработке методики невесомости для космонавтов, совершив при этом 368 прыжков с парашютом.

Летчика-истребителя 586-го полка Тамару Памятных, совершившую 191 боевой вылет, сбившую 4 самолета, а также за ее памятное воздушное сражение вместе с летчицей Раисой Сурначевской — две против сорока двух вражеских самолетов (Ю-88 и До-215) — король Англии наградил золотыми именными часами.

Женщины, ставшие авиаторами, не только были награждены памятными медалями и орденами, но их имена присваивались и планетам:

«Лидия» (1990 г.) — в честь первой русской летчицы Лидии Виссарионовны Зверевой;

«Екатерина Зеленко» (1990 г.) — в честь Героя Советского Союза, летчицы, летавшей на самолете Су-2, Екатерины Ивановны Зеленко;

«Галина» (1992 г.) — в честь Галины Богдановны Пясецкой, подполковника, парашютистки десантных войск во время Великой Отечественной войны, десятикратной мировой рекордсменки, совершившей более 1000 прыжков (последний в возрасте 83 лет в 1998 году!).

Более десяти женщин-авиаторов были делегатами XXV съезда КПСС и депутатами Верховного Совета СССР — Немкова Л. Г., Смагина Г. О., Овчаренко Т. И., Афанасьева Т. К. и др.

Женщины-авиаторы! Трудно перечислить все области, где они показали себя как новаторы, отличные специалисты (в Великой Отечественной войне и в мирное время).

Ни один воздушный парад, Мосаэрошоу, МАКС не обходились без участия женщин-летчиков. Так, Анна Ивановна Шмелькова — ветеран Великой Отечественной войны — участвовала в 16 воздушных парадах, Вера Федоровна Головань — летчик-инструктор ВВС ВМФ — в 5 воздушных парадах, а Халидэ Хусяиновна Макагонова — абсолютная чемпионка мира по высшему пилотажу — принимала участие в показательных выступлениях на авиасалонах 8 стран мира.

Даже в поисках самолета С. А. Леваневского, которые организовал американский летчик Р. Ширдаун, участвовала женщина-пилот самолета Ан-2 — Людмила Михайловна Петраш (рекордсмен по налету на Ан-24, более 11 тысяч часов).

Бригада инженеров по обслуживанию самолетов «Боинг-737, -767, -777, -310» состоит из женщин, которую возглавляет инженер 1-й категории Любовь Алексеевна Потапова, выпускница МАИ.

Многие женщины «заболели» небом еще в детстве и начали летать и прыгать с парашютом. Так, Лия Москвитина (Кленц) уже в 16 лет начала прыгать и совершила 45 прыжков с парашютом, затем начала летать на самолете Як-18А.

Беспредельной любовью к авиации отличилась и семья Балуевых. Несмотря на то что в 2002 году погиб глава семьи на самолете Як-18Т, Валентина Михайловна Балуева и две дочери Воэла и Жанна продолжают работать в аэроклубе летчиками-инструкторами.

Три женщины побывали в космосе. Первой женщиной-космонавтом в мире стала Валентина Владимировна Терешкова — позывной «Чайка». По этим позывным мир 16 июня 1963 года услышал Валентину Терешкову из космического «далека». До нее лишь девять человек совершили полет вокруг земного шара по околоземной орбите. Она пробыла в космосе почти трое суток. Первые корабли серии «Восток» Гагарин, Титов, Попович сравнивали с консервной банкой: не только встать, но даже шевельнуть рукой было трудно. Каково же было трехдневное пребывание женщины в таких условиях! Если у мужчин-космонавтов кальций в организме восстанавливается за 10–12 дней, то Терешкова не могла встать на ноги около месяца. Но самые ужасные страхи она испытывала в связи с рождением ребенка. «Космические» родители знали, что эксперимент с собаками-космонавтами закончился неудачно. Щенки рождались слепыми, один даже трехлапым, все скоро погибли. Валентина Владимировна снова снискала милость судьбы — девочка Аленка родилась нормальной. Сегодня дочь Терешковой имеет собственную семью, а Валентина Владимировна стала бабушкой.

Космическая семья оказалась не такой прочной, как сталь, из которой строятся космические корабли. Когда о разводе узнал Л. И. Брежнев, то очень разволновался, ведь для целого поколения Терешкова была символом правильной жизни, как в карьере, так и в семье.

А для нас, участников Великой Отечественной войны — ветеранов 46-го гвардейского женского авиаполка, Валентина Владимировна, всегда подтянутая, внимательная в общении, спокойная, является яркой путеводной звездой в работе и в жизни. Будучи председателем Комитета советских женщин (1968–1987), председателем Союза обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами (1987–1992), руководителем Российского центра международного научного и культурного сотрудничества (1994–2002), Валентина Владимировна ежегодно приходила к нам на встречу ветеранов-летчиц 46-го гвардейского авиаполка в сквер у Большого театра. А в 2006 году, когда она была в командировке, к нам на встречу 46-го гвардейского авиаполка пришла ее дочь — Елена Андриановна.

Второй женщиной-космонавтом стала Светлана Евгеньевна Савицкая. Это одиннадцатый космонавт планеты. Дочь маршала авиации. Нет, он не помогал ей. Она сама решила стать достойной своего отца — дважды Героя Советского Союза Е. Я. Савицкого, сбившего 22 самолета противника в Великую Отечественную войну.

В 16 лет Светлана пришла в аэроклуб и в графе «Социальное положение» скромно написала «Дочь военнослужащего». На счету Светланы Савицкой 600 прыжков с парашютом, из них 3 мировых рекорда по прыжкам из стратосферы, 15 мировых рекордов на современных реактивных самолетах МиГ-21 и МиГ-25. Она выполнила два космических полета: в 1982 году космонавтом-исследователем на «Союзе Т-7» и в 1984 году бортинженером на «Союзе Т-19». Светлана Евгеньевна Савицкая — первая в мире женщина, вышедшая в открытый космос. Она была единственной женщиной, удостоенной звания Героя Советского Союза дважды. Депутат Государственной думы двух созывов.

Третьей женщиной-космонавтом стала Елена Владимировна Кондакова — тридцатилетняя инженер, окончившая МВТУ имени Баумана. Она участвовала в космическом полете «Салют-6» — «Союз» в качестве бортинженера в экипаже космонавта Полякова. Полет продолжался 169 суток, то есть более пяти месяцев. Муж Елены Владимировны — космонавт Валерий Викторович Рюмин, в космической семье растет дочь Евгения. Елена Владимировна Кондакова является почетным гражданином города Мытищи (Московской области). Ей присвоено звание Героя России.

В 1992 году был создан клуб, куда могли войти женщины — члены летных экипажей: летчики, штурманы, бортинженеры, бортрадисты и спортсмены авиационных видов спорта. Назвали этот клуб «Авиатрисса», как называли первых летчиц на заре авиации. 11 марта 1992 года клуб «Авиатрисса» был зарегистрирован как межрегиональное объединение. Был создан Совет клуба из 13 человек. Президентом клуба была избрана Галина Гавриловна Корчуганова — летчик-испытатель научно-исследовательского центра, которым руководила Герой Советского Союза Валентина Степановна Гризодубова. Вначале в клубе были летчицы только из Москвы и Подмосковья. Затем клуб пополнялся членами из других регионов.

Летчицы-спортсменки аэроклубов ДОСААФа долго добивались возможности летать в «Аэрофлоте». В 1973 году был организован первый чисто женский набор (40 человек) в Кременчугское летное училище, в 1977 году — второй набор (30 человек). Все выпускницы этих двух наборов успешно летали в гражданской авиации.

В 1993 году возникла идея созвать Международный форум женщин-летчиц. Первыми откликнулись пилоты США, приехали летчицы из Израиля, Швеции, стран СНГ. Открытие прошло торжественно, было много гостей: космонавты Валентин Лебедев и Юрий Глазков, президент Московского фонда мира Юрий Владимирович Никулин, писатель и летчик Анатолий Маркович Маркуша, корреспонденты газет и радио. На форуме обсуждали проблемы, которые были общими для летчиц всех стран.

14 сентября 1995 года был созван II Московский международный форум, посвященный 50-летию Победы и окончанию Второй мировой войны. Участники съездили на Поклонную гору, возложили цветы к Могиле Неизвестного Солдата и летчицам у Кремлевской стены.

В марте 1997 года торжественно отметили пятилетие клуба и состоялось открытие III Международного форума женщин-летчиц, посвященного 850-летию Москвы. Впервые на форум приехали французские летчицы. Форум был приурочен к III Международному авиасалону в Жуковском. Посещение авиасалона стало центральным событием форума.

В 1998 году исполнялось 60 лет со дня легендарного перелета экипажа Гризодубовой, Осипенко и Расковой на самолете «Родина», и американская летчица Никки Митчелл предложила совершить российско-американский перелет по маршруту самолета «Родина». Клуб «Авиатрисса» поддержал это предложение. Возникли большие трудности, главным образом финансовые. Г. Г. Корчуганова пишет: «Дорогу осилит идущий. Постепенно все утряслось. Деньги дал мэр Москвы Ю. М. Лужков. Был создан оргкомитет из «Авиатриссы», мэрии Москвы, Международного фонда авиационной безопасности. Настал день вылета — 27 июля 1998 года. В торжественной обстановке, в присутствии многочисленных корреспондентов Российского и Американского телевидения с аэродрома Тушино стартовали два самолета: американский «Маул-5» и российский Ан-2 Оренбургских авиалиний».

Из Москвы самолет Ан-2 пилотировала российская летчица Ту-154 Магаданских авиалиний Наталья Ильинична Винокурова, вторым пилотом была американка Никки Митчелл. На самолете «Маул-5» летели американка Ронда Майлс и российская летчица Халидэ Макагонова.

Наталья Ильинична Винокурова — пилот гражданской авиации. Окончила Кременчугское летное училище гражданской авиации в 1973 году. Командир самолетов Ан-2, Ан-24, второй пилот самолета Ту-154. Окончила Ленинградскую академию гражданской авиации.


Никки Митчелл — летчик-любитель. Самолет «Маул-5» был ее собственностью. Она была инициатором этого перелета. Изучает историю российской авиации и пишет об этом книгу и сценарий для кинофильма.

Халидэ Хусяиновна Макагонова — второй пилот самолета «Маул-5», в российско- американском экипаже — летчик-инструктор Московского авиационного учебного центра. Заслуженный мастер спорта СССР. Окончила Московский авиационный институт (Технический университет). Абсолютная чемпионка мира по высшему пилотажу. Принимала участие в показательных выступлениях на авиашоу в восьми странах мира.

Ронда Майлс — командир самолета «Маул-5» при перелете из Москвы, летчик- инструктор. Ее вторым пилотом была Макагонова.

5 августа 1998 года самолеты прилетели в поселок Осипенко (бывший поселок Кэрби). Здесь состоялась торжественная встреча с жителями. Наши летчицы проводили американок до Эвенска и на Ан-2 вернулись домой, а американки через Аляску вернулись к себе в Америку, то есть совершили кругосветный перелет.

Этот международный перелет, посвященный 60-летию полета B. C. Гризодубовой, П. Д. Осипенко и М. М. Расковой, имел большой общественный резонанс. Все каналы телевидения, а также Радио России и радиостанция «Маяк» во время всего перелета сообщали информацию слушателям. Но не обошлось без ложки дегтя.

Вот что писала президент клуба «Авиатрисса» Галина Гавриловна Корчуганова: «Мы надеялись, что этот перелет привлечет в авиацию молодежь, главным образом девушек. Выступая по российскому радио, то есть на всю страну, я призвала девушек, желающих стать летчицами, обратиться в клуб, чтобы вместе бороться за права женщин при поступлении в летные училища. Передачу повторили, но в клуб не поступило ни одного обращения. Так неужели в XXI веке от русских авиатрисс останутся только воспоминания? Неужели женщины-пилоты, служащие в армиях США, Великобритании, Израиля и других стран, лучше наших? Не верю!»

В декабре 2000 года состоялся IV Московский международный форум женщин-летчиц, посвященный 55-летию окончания Второй мировой войны и завершению века и тысячелетия. Торжественное открытие проходило в Доме ветеранов армии.

На форум приехали американские летчицы:

Линда Райт — линейный пилот на самолете «Боинг-737», командир самолета. Летает на международных авиалиниях. Имеет общий налет 13 тысяч часов;

Викки Карнас — линейный пилот на самолете «Боинг-727». Летает на международных авиалиниях. Участвовала в организации I Московского международного форума. Взяла на воспитание из детского дома двух российских девочек семи и восьми лет;

Люси Янг — летчик-истребитель палубной авиации. Участница военной операции «Буря в пустыне». Участница I и IV Московских международных форумов женщин-летчиц. Член клуба линейных пилотов и ассоциации военных женщин Америки. В настоящее время — командир самолета «Боинг-727» гражданской авиации;

Вера Хилман — линейный пилот, командир самолета. Летает на международных авиалиниях. Взяла на воспитание троих российских детей: двух мальчиков и девочку.

В августе 2001 года клуб «Авиатрисса» принимал участие в салоне МАКС-2001 в городе Жуковском.

В октябре 2001 года исполнилось 60 лет со дня образования трех женских полков, когда летчицы давали присягу на верность Отечеству. Через 60 лет 7 ноября 2001 года клуб «Авиатрисса» в зале Центрального аэроклуба имени В. П. Чкалова торжественно отметил этот юбилей. Студенты технического колледжа № 329 приветствовали ветеранов и вручили им цветы.

Приложение 2

И. Дрягина

Из доклада «Комсомольские организации 9-й Гвардейской истребительной авиационной Мариупольско-Берлинской ордена Ленина, Краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого дивизии в Великой Отечественной войне и примеры героических дел комсомольцев дивизии»

1. Богатый и яркий путь прошли комсомольские организации соединения за время ожесточенных битв. В огне и пороховом дыму Великой Отечественной войны возмужали и окрепли комсомольцы.

Комсомольские организации дивизии воспитали сотни замечательных молодых большевиков, отважных воинов, отстоявших свободу и независимость нашей Родины.

Состав комсомольской организации в начале войны был совершенно иным, чем теперь. Комсомольские организации полка насчитывали до 80–90 человек членов ВЛКСМ. Все это была молодежь, по учебникам знавшая силуэты самолетов противника, только читавшая и слышавшая о ведении воздушных боев. Если среди коммунистов были единицы награжденных, то молодежь лишь в шутку говорила, что в Отечественной войне и они получат награды.

Комсомольцы быстро приобретали навыки, отстаивая рубежи родной земли. Под непрерывной бомбежкой аэродромов техники научились быстро и надежно готовить самолеты к вылету. Молодые летчики научились взлетать по аэродрому между воронок и рвущихся бомб. Не было малодушных, не было нытиков.

55 ГИАП, потом 16 Гвардейский полк находился в начале войны в Бессарабии. Он сдерживал натиск врага на юге.

45 ГИАП (ныне 100) находился в Крыму в Анапе.

298 (ныне 104 ГИАП) под Одессой на берегу Буга.

После неодно кратных переформировок и перегруппировок к 22 июня 1945 года в Лисичанске была создана 216 дивизия, куда вошли 16 ГИАП, 88 ИАП. 765 ИАП самостоятельно воевал в Крыму, 298 — на обороне Донбасса. Начались тяжелые дни отступления.

Комсомольские организации расставляли свои силы так, чтобы везде был комсомольский решительный глаз.

В основу своей работы комсомольские организации положили задачи всеми средствами комсомольской работы вселить во всех твердую веру в нашу победу, выявлять нытиков и паникеров, крепить воинскую дисциплину и поднимать бдительность. За малейшие отсталые разговоры разбирали на комсомольских президиумах, принимали самые строгие меры взыскания к малодушным комсомольцам и вселяли в них веру в победу.

Комсомольские организации делали все, чтобы сохранить при отступлении всю материальную часть до единого самолета, подбитые и неисправные самолеты увозились из-под самого носа наступающего противника. Создавались специальные комсомольские бригады по эвакуации неисправных самолетов. Эти бригады назывались «Бригадами отважных». Комсомольцы этих бригад эвакуировали подбитые самолеты на быках, коровах и лошадях из тыла противника.

Комсомолец 45 ИАП (100 ГИАЧП) Агеев с двумя бойцами был послан на эвакуацию подбитого самолета на передовую линию. Немцы знали о месте нахождения самолета и вели непрерывный огонь по нейтральной площади, где находился самолет, и подступам к нему. Как ни обдумывал Агеев план эвакуации самолета, он пришел к выводу, что даже ночью обычным способом — тягловой силой — самолет нельзя вывезти. Тогда он обращается к пехотинцам, с их помощью в течение ночи разбирает самолет и выносит его по частям в безопасное место.

За мужество, отвагу и комсомольскую смекалку командир Отдельного 45 ИАП — майор Дзусов наградил комсомольца Агеева медалью «За отвагу». Командир экипажа комсомолец Колганов (298 ИАП) вынужденно сел на нейтральную полосу, и к самолету невозможно было подъехать на машине, так как немцы были рядом. Тогда комсомольцы Колганов, Макаров, Литвин и Котляров выкатили поврежденный самолет на руках.

Комсомолец Биляев спас самолет И-16 старшины Вильямсона с помощью железного троса, который он протянул через забор и прицепил к трактору.

На протяжении всего отступления в дивизии не сожгли ни одного самолета.

Два комсомольца 16 ГИАП бросили при отступлении свои винтовки. Как только личный состав полка собрался на новом аэродроме станицы Гетьмановской, собрался комсомольский президиум, где обсуждались поступки этих комсомольцев. Оба комсомольца были исключены из членов ВЛКСМ.

В дивизии не было случаев отставания людей от части, хотя большой путь пришлось проделать пешком.

На отдельных комсомольцев возлагались в этот период и такие ответственные задачи, как доставка бензина и боеприпасов на аэродром. С колонной бензоцистерн посылались комсомольцы, чтобы обеспечить быструю доставку бензина, чтобы по пути колонну не разбомбили вражеские самолеты. Комсомольцы дивизии справлялись и с этими задачами. В результате этой большой работы комсомольцев самолеты были в основном обеспечены всеми видами боеприпасов и могли выполнять задачи командования — сдерживать бешеный натиск врага.

Комсомольцы-летчики дрались храбро и смело, используя все возможности своего самолета. В 298 ИАП не хватало самолетов и на трех комсомольцев Румма, Дрыгина и Годзева был один боевой самолет, причем вылетать на боевое задание мог тот, кто скорее добежит до самолета после получения боевой задачи.

Вот что писалось в боевой характеристике на командира звена 45 ИАП — комсомольца старшего сержанта Вазиана Василия Федоровича: «Тов. Вазиан в борьбе с немецко-фашистскими оккупантами проявил смелость, храбрость, упорство и смекалку. В совершенстве овладел самолетом ЯК-1, любит много летать. С максимальной пользой использует свой самолет, выжимает все, что может дать он. Выполняя приказ командования по перегонке самолета ЯК-1 с аэродрома, расположенного вблизи противника, проявил находчивость и смекалку. При отсутствии средств запуска: стартера и сжатого воздуха, он запустил мотор и перегнал самолет в полк. Для запуска мотора он использовал порох от патрона, насыпав его в цилиндр через свечное отверстие, и затем поджег его».

Бессмертный подвиг совершил Василий Вазиан в воздушном бою в районе Моздока; на глазах командования Н-ского соединения произошел воздушный бой между шестью ME- 109 и тремя нашими ЯК-1. Вазиану пришлось вести бой одному против двух ME-109. Будучи ранен в ногу и не имея боеприпасов, Вазиан пошел на таран, при котором погиб и сам.

Но были случаи, когда отдельные летчики-комсомольцы проявляли трусость в бою, прикрывая свою трусость обманом командования. Не ладилось с полетами у комсомольца Григория Речкалова: то он полетит и не выдержит направления, разобьет самолет при взлете, то побьет самолет при посадке, то оторвется от группы. Однажды он вылетел в паре на уничтожение «рамы» (ФВ-189), корректировавшей стрельбу немецкой артиллерии. «Раму» не нашел, хотя радиостанция наведения и наводила его на немецкий самолет, и, проболтавшись в воздухе, он сел и доложил командиру полка, что сбил Ю-88. Приехавший с радиостанции наведения командир дивизии — генерал Борман, возмутившись таким поступком Речкалова, хотел посадить его на гауптвахту. За ложное донесение и трусость комсомольца Речкалова вызвали на комсомольское бюро полка. На бюро он долго не хотел сознаться, но потом признался, что наврал о сбитом самолете Ю-88. Комсомольское бюро полка исключило из членов ВЛКСМ, но дивизионная партийная комиссия вынесла ему строгий выговор. Но таких, как Речкалов, были единицы, да и они перевоспитывались и становились другими (ныне гвардии майор Речкалов — дважды Герой Советского Союза). Остальная масса комсомольцев сама просилась в бой, просилась бить немцев.

Комсомолец Годзев (298 ИАП) — комсорг эскадрильи — дрался один против семи вражеских самолетов, двух сбил и одного подбил. Дрался он до тех пор, пока не кончилось горючее. Желая спасти машину, он выпустил шасси, решив посадить ее вне аэродрома, но при посадке попал в канаву и разбился. Комсорг эскадрильи Дурнченко — лихой штурмовик, 18-летний юноша за время пребывания в полку не пропустил ни одного вылета на штурмовку — просил разрешения на вылет у командира чуть ли не со слезами. Над Ворошиловградским аэродромом, где базировалась наша дивизия, появились три «Юнкерса». Взлетела ракета — сигнал к вылету дежурной паре истребителей, но в воздух поднялся только один самолет, — со вторым что-то случилось. Командир на минуту задумался: кого бы еще послать. «Я полечу», — вызвался сержант комсомолец Косса. И уже через минуту его самолет оторвался от земли и, набрав высоту, устремился к вражеским бомбардировкам. Заметив наши самолеты, немцы плотнее сомкнули строй. Еще одна поднявшаяся в воздух пара истребителей подбиралась к немцам снизу, но огонь «Юнкерсов» помешал ей, и она ушла, чтобы повторить заход с другой стороны. В это время прямо на немцев пикировал истребитель. Трассирующие пули пролетали вокруг него, но самолет шел, не сворачивая, и, к удивлению всех, не стрелял. Когда до стервятников осталось всего 100 метров, заработала пушка истребителя, застрочили пулеметы. Строй немцев рассыпался. Пара «Юнкерсов» спешно повернула назад, а один ушел в облако. Комсомолец Косса караулит немца над облаком, а когда тот выскакивает, он бьет его сверху. «Юнкерс» уже горит, но еще может лететь, сержант повторяет атаку, и, наконец, немец круто пошел вниз и врезался в землю. В небе победно виражит бесстрашный истребитель. Убедившись, что немец сбит, летчик Косса пошел на посадку. С утра до позднего вечера, никогда не жалуясь на усталость, летал в бой комсомолец Косса.

Косса ненавидел немцев и всю мощь своей грозной машины обрушил на врага. Истребители громили немецкую автоколонну. Над самыми головами немцев проносился Михаил Косса, скашивая врага очередями своих пулеметов. На дороге становилось все больше разбитых машин, на полях все больше убитых немцев. Наконец боеприпасы иссякли. Товарищи ушли на восток, а Михаилу надо было остаться и просмотреть результаты штурмовки. Очнувшись от ударов, немцы стали приходить в себя и открыли ураганный огонь по советскому истребителю. Четыре снаряда разорвались в плоскости. Горящий бензин растекался по крылу и, подхватываемый ветром, распространял огонь по всему самолету. Огонь забрался в кабину, и, как ни старался смелый летчик дотянуть до своих, ему не удалось это. Он выпрыгнул с парашютом и приземлился на сарай, вывихнув ногу. Переждав в станице, пока заживет нога, он в течение пяти с половиной месяцев пробирался к линии фронта (см. боевые дела Косса в разделе «Кубань»).

Героическими делами прославился летчик комсомолец Середа. При отступлении была отрезана 37-я армия. Середа получил приказ отыскать, где расположены штаб, сама армия, и установить связь. Середа полетел в примерный район ее местонахождения. Тщательно просматривая каждую дорогу, он на одной из них заметил группу наших красноармейцев, выбрал площадку и сел невдалеке от идущих красноармейцев. Красноармейцы закричали и замахали руками: «Летчик, улетай! Мы пленные. Сейчас тебя могут взять в плен». Но Середа не мог лететь, не узнав, где же находится 37-я армия. Он вышел из самолета, и, только лишь когда установил местонахождение армии, он решил лететь. Только успел он сесть в кабину, как конвоиры немцы и немецкие солдаты из соседней части подбежали к самолету Середы и, хватаясь за плоскости, пытались удержать его. Середа притормозил одну ногу, дал полный газ и, разворачиваясь и рубя винтом немецких солдат, освободил плоскости и взлетел. Вслед взлетающему самолету понеслись ружейные, автоматные и пистолетные выстрелы. Середа получил семь пулевых ранений. Серьезно раненный, он прилетел на свой аэродром, доложил командованию о результатах разведки, потерял сознание и не приходил в себя в течение пяти суток. Комсомольцу Середе было присвоено звание Героя Советского Союза. О его отважном и дерзком подвиге писалось в «Комсомольской правде». В комсомольских организациях были проведены митинги. На родину отважного комсомольца было послано письмо. Так, не жалея сил и жизни, дрались наши комсомольцы, сдерживая бешеный натиск врага, за советский юг, защищая бакинскую и грозненскую нефть — черное золото нашей Родины. Комсомольские организации, комсорги, комсомольские активисты личным примером отваги и героизма вселили в нашу молодежь веру в победу нашей Красной Армии, нашей Родины. Только дорогой ценой удалось немцам дойти до предгорий Кавказа.

2. Тяжкие августовские дни 1942 года. Фашистская армия с бешеной яростью рвалась на Кавказ. Мы отходили с боями, оставляя позади горящие станицы, устланные дымом, богатые кубанские поля. Части вели беспрерывную работу с утра до поздней ночи. «Измотать противника» — такова была задача соединению.

28 июля 1942 года вышел в свет приказ тов. Сталина № 227, приказывавший остановить бешеный натиск врага на советский юг, нанести ему уничтожающий удар. Вся партийно- политическая и комсомольская работа была направлена на выполнение приказа тов. Сталина на выполнение задачи командования: «Измотать силы наступающего противника».

В частях были проведены комсомольские собрания с вопросом «О задачах комсомольцев в выполнении приказа тов. Сталина № 227».

Собрания эти проходили поздним вечером в перерыве между боевыми вылетами. Люди были усталыми, но собрания были очень бурными. Какой ненавистью к немцам дышали слова комсомольцев, выступающих на собрании. Как страстно клялись комсомольцы драться с немцами до последнего патрона, не допустить гадину к Советскому югу. Комсомолец Кужелев, выступая, говорил: «Мы одна из частиц Красной Армии, а особенно сейчас Красная Армия не должна забывать, что на ее долю выпала великая освободительная миссия. Замученные дети, женщины молящими глазами смотрят сейчас на уходящего воина. Дальше нам отступать нельзя. Мы не будем трусами, мы остановим немца у Терека, нанося мощные удары с воздуха. Клянусь, что я не посрамлю чести воина-комсомольца. Умру, но не уйду с поля боя, пока хоть единый патрон будет в обойме моего пулемета» (из донесения капитана Макеева 1943 г.).

Клятвы, данные на комсомольских собраниях, не расходились с делом. Несмотря на большую напряженную боевую работу, которую вели части на Кавказе, комсомольские организации работали очень энергично. Условия заставляли комсомольскую работу сделать более живой, приблизив ее к каждому комсомольцу. Большое место занимало проведение бесед комсомольскими активистами с молодежью.

Рассказывая о ноте В. М. Молотова «О зверствах гитлеровцев», вновь и вновь призывали наших летчиков, техников и наших оружейников к неустанному и яростному мщению гитлеровским оккупантам. Большую работу в это время проделали комсомольские организации по разъяснению сводок Совинформбюро. Читались и обсуждались статьи из журналов, газет, брошюр: В. Кононенко «Вспомни», Лидин «Таня», «25 черноморцев», «Стойкость», «Победившая смерть», «В степях юга», Шолохов «Наука ненависти», проводились беседы: «Итоги года войны», «Договор СССР с Великобританией», «Соглашение СССР и США».

За время боев на Кавказе комсомольскими активистами 216 смешанной дивизии было проведено до 150 бесед. Большой отклик в наших частях нашло открытое письмо комсомольцев и молодых бойцов частей генерала Лелюшенко, взломавших укрепленные рубежи немецкой обороны и дравшихся на окраинах старинного русского города Ржева. Обсуждение этого письма также проводилось на комсомольских собраниях. Комсомольцы поклялись: «Воевать с честью, со злостью, как положено по уставу и по сердцу, бить насмерть иродов в зеленых мундирах». Комсомольские организации провели большую работу по реализации приказа тов. Сталина № 130 «Учиться военному делу, учиться настойчиво, изучать в совершенстве свое оружие, стать мастерами своего дела и научиться бить врага наверняка».

Кроме бесед, докладов о значении и необходимости изучения военной техники комсомольские организации соединения взялись за практическую организацию изучения вверенной техники и оружия. Комсомольская организация 16 ГИАСП поэскадрильно организовала и провела с комсомольцами беседы по матчасти мотора и самолета, кроме того, зная нужду страны в цветном металле, комсомольскими организациями было собрано много тонн цветного металла и отправлено в тыл страны. Каждая стрелянная гильза собиралась и сдавалась. С комсомольцами было повторно изучены и темы: 1) «Масло-бензо-водосистема». 2) Уход за шасси, по мотору с летчиками-комсомольцами 765 полка. «Тактика штурмовиков при атаке их истребителями противника». «Стрельба по наземным целям из PC».

В полках с комсомольцами были организованы занятия по изучению материальной части винтовки. Организованы кружки снайперов, проводились занятия со стрельбами. Вся эта комсомольская работа по воспитанию мужества и отваги у наших комсомольцев, воспитание жгучей ненависти к врагу подкреплялись индивидуальной работой с каждым комсомольцем, беседами и рассказами о героических подвигах летчиков нашей армии, дивизии. Практиковался один из методов воспитания мужества и отваги у комсомольцев — проведение комсомольских митингов. Так в 88 полку проводился митинг по поводу возвращения в часть сбитого в бою комсомольца Виктора Макутина. В 84 ИАП проводился митинг по поводу того, что комсомолец Александр Клубов разбил плотину противника у Прохладного. Комсомольцы на Кавказе летали храбро, смело, никогда не слышно было от них об усталости, о необходимости отдыха. Показывали героические примеры беззаветной преданности нашей Родине.

Были случаи, когда у комсомольцев появлялись элементы трусости, но это были единицы, их строго наказывали, и из этих летчиков было немало впоследствии смелых людей. Комсомолец Андрей Труд вернулся с задания. Подходя к аэродрому, он увидел 4 ME-109, дерущихся с одним ЯК-1. Труд напугался, развернулся и ушел от аэродрома. Кончился бензин, и он вынужден был сесть в поле. Разбил самолет. Этот факт трусливого поведения летчика-комсомольца обсуждался не только на комсомольском бюро, но и на собрании. Андрей Труд сознался, что он струсил. Попросил, чтобы его оставили в рядах ВЛКСМ, поклялся драться храбро. Комсомольское собрание решило вынести ему строгий выговор. (Сейчас Труд — Герой Советского Союза. Начальник ВСС 16 ГИАСП.)

Большую работу проделали комсомольцы по связи с комсомольцами и молодежью г. Орджоникидзе, Беслана. С комсомольцами г. Орджоникидзе 2 раза проводились вечера встречи с героями комсомольцами части с вопросом: «Не допустить немцев на советский юг». На этих митингах молодежь города клялась отбить все силы немцев, не пустить в свой город, не пустить на Советский Кавказ. Комсомольцы дивизии, летчики Ботяев, Паршин также выступили на митинге с клятвами: «Ни шагу назад».

Приехав на аэродром с митинга, Ботяев сейчас же вылетел на уничтожение бомбардировщиков, прилетевших бомбить город Орджоникидзе. В этом воздушном бою он сбивает одного Ю-88. В боях за Кавказ прославился харьковский комсомолец Виктор Макутин, это был самый обычный воин нашей части, он также окончил среднюю школу, аэроклуб и военную авиационную школу. В части он был немного, всего сделал 35 боевых вылетов, при этом уничтожил 8 танков, до 45 автомашин с войсками и грузами противника, поджег 2 автоцистерны с горючим, участвовал в 5 воздушных боях. 25 августа 1942 года он участвовал в неравном воздушном бою: 17 наших «Чаек» против 25 ME-109. Защищая командира, он был сбит. Находившись в течение 3-х суток без медицинской помощи, он переполз через линию фронта к нашим передовым частям и лишь тогда потерял сознание. Вылечившись, Виктор опять рвется в самый горячий бой, дерется бесстрашно. За мужество и отвагу правительство его наградило орденом «Красное Знамя».

Боевые подвиги увеличивались с каждым его вылетом. 14 декабря 1942 года вместе с группой товарищей лейтенант Макутин получил задание штурмовать вражеский аэродром. 2 стервятника успели подняться в воздух и, набрав высоту, начали атаковать наши самолеты; один из них развернулся на Макутина… Макутин пошел в лобовую атаку, открыл губительный огонь по немцу. Противник свернул, но было поздно. Макутин протаранил стервятника винтом своего самолета, погибнув сам при этом. Похоронен он в станице Солдатской вместе с Героем Советского Союза капитаном Пилипенко. На месте их могил стоит им памятник, его поставили после освобождения этих мест от гитлеровцев общественные и партийные организации Кабардино-Балкарии вместе с воинскими частями. Серая каменная гора напоминает природу Кабардино-Балкарии, за которую дрались и погибли отважные летчики. Пятиконечной звездой устремляется ввысь гранитный монумент, туда, к облакам, где парили орлами бесстрашные пилоты, где безостановочно резал воздух острый и блестящий пропеллер, где пел неумолчно свою песню рокочущий мотор самолета.

Одним из бесстрашных комсомольцев был Даниил Никитин, постоянно искавший гадов в воздухе. Он погиб в жарком воздушном бою. В этом бою он сбил 2 самолета и, когда у него не осталось боеприпасов, протаранил третий самолет. Плохоуправляемую свою машину Никитин повел на посадку. Вынырнувший из облаков стервятник оборвал кипучую и яркую жизнь комсомольца летчика младшего лейтенанта Даниила Никитина.

Младший лейтенант Паршин зимой 1941/42 года прибыл в 765 полк. Быстро он освоил новый для него самолет ИЛ-2, активно включился в комсомольскую работу. Первое боевое крещение он получил на Западном фронте, где сделал 32 боевых вылета, при этом уничтожил 10 танков, 63 автомашины, до 240 солдат и офицеров противника. Несколько раз Паршин участвовал на своем штурмовике в воздушных боях. Был случай, когда на группу 6 штурмовиков набросилось 15 ME-109; завязался воздушный бой. Штурмовики стали в оборонительный круг и не допустили к себе вражеских истребителей. В этом бою было сбито 2 ME-109, один из них был сбит младшим лейтенантом Паршиным. Штурмовики без потерь вернулись на свой аэродром. Паршин летал в самых сложных метеоусловиях Кавказа — при плохой видимости и низкой облачности. Он участвовал в штурмовке железнодорожных эшелонов в Моздоке, где от его бомб взлетело в воздух 3 эшелона.

Член комсомольского бюро полка сержант Кужелев славился как находчивый, бесстрашный боевой летчик. Он сдерживал натиск немцев на Кавказ, он вместе с другими поддерживал наступление наших кавалеристов генерал-лейтенанта Кириченко. Эффективные работы Кужелева подтверждались не раз наземными войсками. Кужелев получил две благодарности от генерал-лейтенанта Кириченко.

На защиту Кавказа пришел со школьной семьи молодой летчик сержант Бабак. Здесь началась слава комсомольца Д. Б. Глинка, комсомольца Николая Лавицкого, Шурубова. Здесь начал оперяться бесстрашный комсомолец Николай Карпов, без устали летавший на своей краснокрылой чайке, нанося смертельные удары врагу.

Комсомольцы технического состава показывали также образцы боевой работы. Побитые и поцарапанные самолеты быстро вводились в строй. Придумывали новое, где не хватало запасных частей, где не было другого оборудования. Так, на самолете комсомольца Бац снаряд перебил переключатель щитков. Заменить поврежденную деталь было нечем, а снять ее для ремонта — значит вывести самолет из строя на 5–6 часов. Комсомолец Бац находит выход — он развальцевал оси гнезда переключателя, произвел еще некоторые несложные работы, и через 20 минут самолет был введен в строй. В другой раз его самолет пришел с перебитой левой шасси. В запасе была только правая нога. Достать левую ногу было невозможно. Товарищ Бац решил впервые в своей практике переделать правую ногу на левую, ему помогли другие комсомольцы-механики. Опыт удался, самолет был быстро введен в строй.

Шли ожесточенные воздушные бои, летчики делали беспрерывные боевые вылеты с утра до поздней ночи. Самолет ставить днем для технических регламентных работ было нельзя. А комсомольцу механику Шатохину и его мотористу Игольникову (ныне комсорг 100 ГИАЧП) необходимо было произвести 25-часовой регламентный ремонт и заменить поршневые кольца мотора. Ночи не хватало для их работы, но комсомольцы все тщательно продумали, подготовили необходимые запчасти, инструмент, чтобы, когда они приступят к работе, ни единая минута не была истрачена впустую. Так же продумали вопросы маскировки во время ночных работ. В работе им помогли другие товарищи, которые получили заранее свое место. Самолет был отремонтирован за ночь — за 7 часов.

Комсомолец механик Чайка 45 ГИАП обслуживал матчасть самолета без единого отказа. Своим экипажем Чайка сменил 8 авиамоторов, по своей инициативе организовал выправку погнутых винтов и выправил их до 46 штук. Так откликались комсомольцы в трудное время на призыв лелюшенковцев, так они выполняли свою клятву, данную на комсомольских собраниях по выполнению приказа тов. Сталина № 227. Действительно комсомольцы дивизии работали и воевали: «С честью, со злостью, как положено по уставу и по сердцу».

За мужество и отвагу в борьбе с немецким фашизмом за период с 1 июля 1942 года по 1 февраля 1943 года было награждено орденами и медалями 93 человека, из них орденом Ленина — 7 человек, Красного Знамени — 23 человека, Красной Звезды — 15 человек и медалями — 9 человек.

Директива глав ПУРККА о льготах в партию действующей армии открыла большие возможности для нашей героической молодежи, для наших комсомольцев вступать в ряды Коммунистической партии. Лучших из лучших мы рекомендовали тогда в партию, пополняя ряды ленинского комсомола из числа созревшей несоюзной молодежи. В трудные и суровые для Родины дни вступали лучшие сыны в Коммунистическую партию и ленинский-сталинский комсомол. За время обороны Кавказа из числа лучших комсомольцев было принято в кандидаты членов ВКП(б) 97 человек. В ряды ленинского комсомола — 21 человек.

3. Начались радостные дни для нашей Родины, началось массовое изгнание немцев с оккупированной территории. Героическая Красная Армия на широком участке фронта повела наступательные операции. Очищая города и села, освобождая из-под гнета и рабства наше мирное население. Отступая, враг оставляет за собой кровавые следы. Каждый участник великого наступления сам видит, что делают гитлеровские бандиты в наших селах и городах. Разрушенное Эльхотово, с почти полностью уничтоженным там населением, Моздок, Прохладное, Минеральные Воды. Рассказ местных жителей, разрушенные памятники великим умам человечества Ленину и Сталину — все это вызывало, особенно у молодежи, еще большую злобу и ненависть к врагу, стремление быстрее изгнать немцев из нашей родины. Строго наказывают комсомольцы на комсомольских собраниях разгильдяев, кто начинает проявлять некоторое нерадивое отношение к работе. Так, на комсомольском собрании 45 ИАП (100 ГИАП) обсуждали комсомолку Улитину, оставившую ночью пост у самолета. Комсомольцы говорили о бдительности, о полном напряжении сил для того, чтобы не ослаблять наступательный порыв, гнать немцев дальше и дальше на запад. Говорили о том, чтобы и в наступлении использовать возможность для учебы, повышать свою выучку — это требовал тов. Сталин, этого требует Родина. Комсомольское собрание строго наказало комсомолку Улитину и вынесло ей строгий выговор. Комсомольское бюро 45 полка постановляет организовать дополнительные занятия с девушками, недавно прибывшими в часть. Члену комсомольского бюро полка Свисталеву поручено проводить занятия с девушками, сделать занятия с ними такими, чтобы старший техник по вооружению мог полностью довериться их технической грамоте и не смотреть косо на них и смог смело допускать их к самостоятельной работе на вооружении.

Моторист сержант Жуков, без разрешения на прогрев мотора, по собственному желанию решил его прогреть. Вызвав к себе стартер, Жуков сел в кабину самолета, когда мотор запустился, дал полный газ, в результате чего самолет нарулил на стартер, погнул винт, разбил стартер. Поступок Жукова разбирался не только на комсомольском бюро, но и на комсомольском собрании.

Комсомольцы потребовали серьезного ответа от комсомольца Жукова по поводу такого халатного отношения к дорогостоящей материальной части. Решением комсомольского собрания комсомолец Жуков был исключен из членов ВЛКСМ.

Немец не хотел расстаться с богатой Кубанью, решил хоть небольшой плацдарм закрепить за собой, откуда, как они говорили, летом начать наступление. Немцы устроили так называемую «голубую» линию обороны. Весенняя распутица, выведшая из строя дороги, трудные условия болотистой местности приостановили наступление наших частей. Началось подтягивание наших резервов и подготовка к новому наступлению. Немцы также решили предпринять весеннее наступление. В апреле 1943 года начались массовые налеты авиации противника. Гитлеровское командование направило сюда лучшие силы своих ВВС. Здесь была «Бриллиантовая эскадра», «эскадра УДЕТ» и масса других частей. Над небом Кубани нависли черные тучи. В воздух поднялись наши истребители. «Не смеют крылья черные над Родиной летать!» Накоротке проводились поэскадрильно комсомольские собрания, докладчиками почти везде были командиры эскадрилий. Капитан Петров — командир 1 АЭ 45 ИАП (100 ГИАП) говорит: «Из опыта Отечественной войны, который мы уже имеем, массовые налеты немецкой авиации показывают, что немцы решили предпринять свое наступление. Такие массивные налеты будут продолжаться несколько дней. Комсомольцы в эти горячие дни должны отдать все силы, чтобы не дать ни одному вражескому «бомберу» сбросить бомбы на наш аэродром». Комсомолец сержант Кудря, выступая, сказал: «Я прибыл к вам в часть недавно. Слышал, как вы дрались за Кавказ, клянусь на комсомольском собрании, что буду быстро в бою учиться воевать. Чести комсомола не посрамлю, буду драться по-гвардейски». Комсомолец летчик Бесбабров, выступая, призвал комсомольцев: «В боях за Кубань завоюем знамя Гвардейцев!»

Комсомолец Щеглов говорит о практических задачах комсомольцев. Он предлагает комсомольскому бюро проверить маскировку самолетов и если надо, то за счет времени, выделенного для обеда, улучшить маскировку самолетов. Начались небывалые воздушные схватки, но и самые горячие дни характеризовались напряженной комсомольской работой. Только запускают и опробывают моторы, а агитаторы комсомольцы в эскадрильях пробегают стоянки с листочком последних известий.

Комсомолец редактор боевого листка Дорош подготавливает боевой листок к выпуску. Прикрепляет его к щитку, подписывает заголовок: «Боевая задача на день».

Боевая задача в 42 Гвардейском полку получена еще вечером и сейчас — утром уже есть график боевых вылетов на прикрытие, когда, перерыв при готовности номер 2 и номер 1, был комсорг полка Потудамский решил в это горячее время созвать комсомольское бюро полка, где заслушали комсомольцев механиков Лифермана и летчика Саратова о том, как они выполняют приказ товарища Сталина № 95 (февраль 23 1943 г.). Комсомольское бюро проводится около самолета лейтенанта Канкошева, члена комсомольского бюро полка, так как Канкошев должен находиться в готовности № 2 и по второму сигналу ракеты подняться в воздух. Комсомольское бюро началось, но вдруг ракета. Пришлось прекратить заседание. Все разбежались по самолетам, за первой ракетой последовала вторая. Член комсомольского бюро полка Канкошев, комсомолец Михаил Косса, только что рекомендованные в партию: Наумчик, Горбунов, всего шесть наших самолетов ЯК-1 летят на перехват идущей на Краснодар группы самолетов противника. Шестерке наших истребителей пришлось вести бой со 100 немецкими самолетами. Шестерка отважных разбила группу противника, сбив при этом 9 самолетов. В этом бою Канкошев сбил лично 2 самолета противника (Канкошев сейчас Герой Советского Союза).

О победе шести отважных соколов слава прогремела по всей Кубани, о них стало известно и далеко на севере и на западе и в нашем советском тылу. Комсомольское бюро в этот день пришлось отложить. Комсорги занялись написанием плакатов-молний о победе отважных соколов. О победе отважных сразу стало известно по всем стоянкам дивизии. Боевые листки призывали молодежь драться, как члены комсомольского бюро Канкошев, как комсомолец Косса — воспитанник комсомола. Наумчик, Горбунов призывали бороться за почетное право рапортовать на всеармейском собрании комсомольцев. Бороться за Гвардейское знамя.

Прошло 3–4 дня, а жаркие воздушные бои над Кубанью не прекращалась. Молодой сержант Кудря за несколько дней боев превратился из птенца в бесстрашного орла. Он прославился высоким мастерством ведения воздушного боя, совершив 50 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 9 самолетов противника. Кудря стал одним из храбрых летчиков части, он никогда не оставлял товарищей в беде, хотя бы это ему и стоило жизни.

Шел бой. Сержант Кудря заметил, как задымил и начал падать один из наших самолетов, через несколько же секунд от него отделился летчик и повис под распахнувшимся куполом парашюта. Два бандита на полной скорости мчатся к нему. «Спасти товарища!» — с таким решением Кудря бросился на перехват немцам, стервятники упорно старались осуществить свой варварский замысел, рвались к парашютисту, и, когда он погрузился в пелену облаков, немцы пошли под нижнюю кромку с тем, чтобы там выждать свою жертву. Кудря тоже пробился сквозь облака, тем самым заставил фашистов уйти. Кто этот парашютист, Кудря не знал. Но кто бы он ни был, оставлять его одного было опасно, и сержант долго виражил в непосредственной близости от товарища по оружию. У Николая Кудри горючего было мало, ему никто не поручал охрану парашютистов от двух ME-109, но он знал, что защита товарища — его долг, как и долг каждого честного воина. И только благодаря товарищеской выручке Николая Кудри летчик, это был Аркадий Федоров (сейчас майор Федоров, командир 16 ГИАСП), благополучно приземлился в нашей передовой линии.

Храбро дрался, защищая небо Кубани, завоевывая гвардейское звание, комсомолец Бесбабнов. За короткое время боев на Кубани он сбил лично и в группе 4 самолета противника. Прославился мастерскими воздушными ударами комсомолец Кудряшов. В одном из воздушных боев Кудряшов дрался с численно превосходящими силами противника в числе наших 8 самолетов против 30 ME-109. Все тактические преимущества (высота, солнце и численный состав) были на стороне немцев, но наши летчики дрались с честью, при этом сбили 12 самолетов, потеряв при этом 3 наших, из коих 2 погибли при таране. Кудряшов летел на этот боевой вылет ведомым Глинкой Д. Б., на их долю пришлось драться с 6 ME-109. Глинка сбил 2-х из них, но сам был ранен. Кудряшов принял бой с четырьмя ME-109 на себя, тем самым отвлекая немцев дальше от Глинки Д. Б. Кудряшов дрался до последнего патрона, и, когда боеприпасов не осталось, он пошел в лобовую атаку на немцев. Кудряшов погиб, но спас жизнь командира. По поводу героической смерти комсомольца были проведены комсомольские собрания, где комсомольцы еще и еще раз потребовали от своих товарищей — лучше работать, не страшиться смерти, воевать так, как воевал комсомолец Кудряшов.

Вскоре погиб член комсомольского бюро полка Кужелев, подбитый при штурмовке (в районе Батайска — Ростова) барж с боеприпасами. Кужелев подбитый самолет направил на баржу с боеприпасами немцев. Этот героический подвиг сделал сознательно с чувством высокого воинского долга, достоинства и чести воина Красной Армии. Наши летчики слышали переданный им по рации сигнал: «Я подбит, иду на баржу с боеприпасами. Погибну за победу!»

О героической смерти комсомольца активиста Кужелева были выпущены на картонных листах плакаты-некрологи. О нем хочется сказать словами Михаила Голодного: «Припомнил ли Гастелло, иль сам он по себе бессмертный подвиг сделал как песню о борьбе».

Портреты комсомольца Кужелева были развешаны во всех полках.

Здесь, на Кубани, началась слава отважного комсомольца Ивана Бабака, он в составе 6 истребителей вел непрерывный неравный бой с 12 ME-109. Одному против 2-х, даже против 4-х приходилось драться в этом бою.

ME-109 атаковывает ведущего Бабака. Бабак бросается на помощь командиру. Вот он уже преследует «Месса». Слева и справа красные очереди трассы заставляют его бросить взгляд назад и он видит, что два ME-109 прицелились и ведут огонь по его самолету. Бабак мог бы бросить преследуемый им самолет и уйти от опасности, но мысль эта ни на секунду не приходила в его голову. Если командир под угрозой — о своей жизни Бабак не думает. Он настигает ME-109 и сбивает его. Командир спасен. Но самолет Бабака получил серьезное повреждение в рулевом управлении. Трудно управляемый самолет он привел и посадил на свой аэродром. Пять стервятников загнали в землю отважные летчики в этом воздушном бою. В эти напряженные и горячие дни боев на Кубани Бабак находил время выполнять комсомольские поручения. Комсомольское бюро назначило его агитатором, и сержант Бабак в перерыв между вылетами обходил стоянки и рассказывал молодежи — техсоставу, летчикам новости по Советскому Союзу, положение на фронтах Отечественной войны, читал брошюры. Иван Бабак считал всегда обязательно рассказывать о проведенных воздушных боях за день техсоставу. Об этом он всегда ставил вопрос на комсомольском бюро. «Необходимо, чтобы техсостав и оружейники знали, как воевал летчик: не истратил ли он патроны зря. Когда механик знает, что его командир сбил самолет, то ему захочется еще больше и лучше работать, он будет меньше чувствовать усталость».

Здесь, на Кубани, узнали о комсомольце Василии Дрыгине. Дрыгин на Кубани летал без устали. Возвращаясь с самого сложного полета, он выполнял над КП замысловатые фигуры высшего пилотажа, за которые не раз получал взыскания. Эти взыскания он искупал в бою, сбивая очередной самолет противника. История Дрыгина — это длительный и замечательный путь побед. Бесстрашный летчик около 70 раз лихо штурмовал немецкие части, провел 54 воздушных боя, сбил лично 18 вражеских самолетов и 7 в группе с товарищами. Дважды немцам удавалось подбить машину Дрыгина, но летчик не погиб. Вернувшись в часть, он снова садился в самолет и поднимался в воздух. Неудачи закалили его, заставили драться не только лихо, но и расчетливо, умело. Здесь, на Кубани, он получил высокое звание — Героя Советского Союза.

На Кубани началась слава комсомольца младшего лейтенанта Вильямсона (ныне гвардии майор Герой Советского Союза — командир АЭ 104 ГИАКП). На Кубани он сбил лично 8 самолетов и 5 в группе. На Кубани приобретал боевой опыт Михаил Лиховид. Уже на Кубани комсомолец Михаил Лиховид прославился как бесстрашный разведчик- истребитель. На Кубани начало зарождаться мастерство точного истребительного удара комсомольца Графина. Небо Кубани закалило и сделало храбрым комсомольца Андрея Труда, Григория Речкалова. Мы узнали о героических делах комсомольцев Чеснокова, Искрина, Чистова. В одном из воздушных боев был тяжело ранен в левую руку комсомолец Чесноков. Но он продолжал драться до тех пор, пока старший группы не приказал ему выйти из боя. Выйдя из боя, он отражал атаки привязавшихся «мессов», дотянул до своей территории и одной рукой благополучно посадил самолет. Чеснокову ампутировали руку.

Слава героев Кубани, непобедимых русских асов Александра Покрышкина, Фадеева, Наумчика, Горбунова, Приказчикова, Семенишина, Вишневецкого и героические дела рядовых комсомольцев, каждый день имевшие место, воодушевляли весь личный состав на работу без устали на подготовку матчасти в рекордное время. Комсомольцы техсостава на собрании заявляли: «Бейте побольше немцев. Сколько бы вы ни делали боевых вылетов, самолеты всегда будут готовы к полету». Работать техсоставу и оружейникам в боях на Кубани приходилось очень много, но какие бы повреждения у самолетов ни были, он, как правило, к утру был готов.

Образцы трудового героизма по обеспечению боевых полетов показали комсомольцы техсостава Шатохин, Свисталев, Игольников, Юрочкина (100 ГИАП), Кабанов, Породкин, Курченко, Закумякин (16 АП), Литвин, Степченко, Стариков (298 ГАП).

Героическими делами летчиков, техников, оружейников, всего личного состава, где большая доля комсомольцев, завоевала 216 Истребительная авиационная дивизия право встать в ряды гвардейцев. То, за что боролись комсомольцы — осуществилось. Гвардейское знамя стало еще большим стимулом для героических дел молодежи и комсомольцев дивизии.

Вся комсомольская работа в период борьбы на Кубани направлялась на выполнение приказа Народного комиссара обороны товарища Сталина «улучшить боевую выучку, овладеть в совершенстве своим оружием». На точное выполнение боевых задач командования полка, на укрепление железной воинской дисциплины, на воспитание у комсомольцев стойкости, бесстрашия, мужества и героизма в борьбе с врагом, самоотверженного труда в работе на материальной части.

Большим стимулом в комсомольской боевой работе была организация проведения всеармейского собрания комсомольцев. За право рапортовать о своих успехах боролись комсомольцы дивизии.

Ставились определенные условия, которых необходимо было добиться, чтобы попасть на всеармейское собрание.

Большую работу проделали комсомольские организации по воспитанию ненависти к немцам, используя местные примеры зверств гитлеровцев в освобожденных Красной Армией селах.

Краснодарский процесс над предателями нашего народа и казнь преступников широко обсуждались комсомольцами. Использовался местный факт — суд и повешение в станице Славянской предателей Родины, на котором присутствовал наш личный состав.

Большое место в воспитательной работе комсомольского бюро занял вопрос по повышению бдительности. Отступивший враг оставил много шпионов и диверсантов из числа предателей нашей Родины.

На комсомольских собраниях был поставлен этот вопрос, комсомольцы вынесли решение — строго наказывать комсомольцев, плохо несущих караульную службу, комсомольцев, болтающих о части.

Комсомольцами проделана большая работа по восстановлению в освобожденных селах комсомольских организаций. Для местного населения выделялись беседчики. Комсомольцы рассказывали освобожденным гражданам об успехах Красной Армии, о героических работниках тыла. Организовали местное население на сборы средств в фонд обороны, сбор подарков воинам Красной Армии. В станице Поповической проводились несколько раз молодежные комсомольские вечера с докладами: «О задачах молодежи освобожденной Кубани в быстрейшем восстановлении хозяйства и оказании помощи Красной Армии».

Комсомольская работа в напряженные дни на Кубани характеризуется тем, что каждое мероприятие проводилось с перерывом между боевыми вылетами. Так, комсомольское собрание проводилось за 3–4 вылета. Вся работа проводилась непосредственно у самолетов под плоскостью, на бюро давались лучшим рекомендации в партию, здесь были рекомендованы в партию Николай Лавицкий, Коваль, Шматко, Александр Клубов, Луканцев, Дрыгин и другие. Лучшую беспартийную молодежь принимали в комсомол.

После 1,5-2-месячного непрерывного воздушного наступления немцев началась оперативная пауза. Она характеризуется тем, что комсомольские организации улучшили работу по усовершенствованию боевой выучки, установилось регулярное планирование комсомольской работы, обобщение опыта комсомольской работы. Стали собирать семинары при дивизии по внутрисоюзным вопросам. В полках комсомольские организации большую работу провели по организации художественной самодеятельности.

Сталинские соколы нашей дивизии в боях за небо Кубани боевыми делами прославили себя по всему Советскому Союзу.

Комсомольцы, выполняя приказ командования, жгли, сбивали, таранили фашистские самолеты. Стремительными атаками, штурмовками уничтожали живую силу и технику врага. Только летчиками-комсомольцами за время боев на Кубани сбито в воздушных боях до 115 самолетов противника. Силами комсомольцев технического состава восстановлено до 112 самолетов, поврежденных в воздушных боях.

Правительство высоко оценило бесстрашных сталинских соколов, за воздушные бои на Кубани пять комсомольцев — Кудря, Коваль, Искрин, Шматко, Дрыгин удостоились высокого звания Героев Советского Союза, 85 комсомольцев награждены орденами и 67 — медалями Союза ССР.

4. На Кубани стабилизировался фронт. Немец закопался в землю, в бетон. Наступление наших войск прекратилось, началась серьезная и большая подготовка к наступлению.

А где-то у Харькова начались ожесточенные бои по прорыву оборонительной полосы немцев. У нас началась боевая учеба. С завистью читали наши летчики о начавшихся схватках у Харькова, и хотя весь этот народ только что вытер пот с лица после таких исторических схваток под Кубанью, они завидовали харьковчанам.

И, как будто удовлетворяя просьбу нашей неутомимой молодежи, 1 августа прибыл приказ нашей 9 Гвардейской истребительной дивизии перебазироваться под Харьков. Перебазирование совершалось с молниеносной быстротой. Через час после получения приказа прилетели «Дугласы», погрузился необходимый технический состав, через три часа наши летчики вылетели на боевое задание с аэродрома Александровская.

Но под Харьковом мы находились 3–4 дня, после этого дивизию перебрасывают на Донбасс. (Замыслы наступления передуманы.)

Здесь комсомольцы дивизии участвуют в наступательных боях по реке Миус-фронта, в окружении немцев в Таганрога, в боях за Мариуполь, реку Молочную, Мелитополь, гонят немцев на Днепр, участвуют в воздушных боях за форсирование Гнилого моря (Сиваш), в штурме Перекопа, за Каховку.

В боях за Донбасс комсомольские организации дивизии 100, 104 ГИАП показали свое умение правильно расставлять комсомольские силы в условиях частых перебазировок и напряженной боевой работы. Планировать комсомольскую работу, выбирать время для проведения комсомольских мероприятий. Пропагандировать опыт лучших комсомольцев для всей молодежи. Комсомольские организации умело помогали командованию вводить в строй новое пополнение летчиков. Большую работу проделали по укреплению твердой воинской дисциплины. Укрепление бдительности.

Как только было дано указание о переброске дивизии под Харьков, комсорги полков быстро выделили комсомольских организаторов групп, следовавших воздушными и наземными эшелонами. Провели совещание комсомольского актива с вопросом: «Задачи комсомольцев в новых наступательных боях».

Перед перелетом на Донбасс были проведены комсомольские собрания: «В боях за Украину будем воевать по-гвардейски, заслужим новую благодарность главнокомандующего товарища Сталина».

Выступая на комсомольском собрании, член комсомольского бюро летчик Бабак говорил: «В воздухе фашистов много, их нужно скорее убивать. Комсомольским бюро надо организовать дополнительные занятия с молодыми, только что прибывшими летчиками, чтобы они быстро стали умелыми воинами».

Частая передислокация дивизии, успешное продвижение наших войск заставили сделать работу комсомольской организации более гибкой, оперативной. Особенно стало ясно, что центром комсомольской работы является эскадрилья.

Организовывая учебу для молодых летчиков-комсомольцев, комсомольскими организациями были проведены такие беседы:

1) Летчиком-комсомольцем 100 ГИАП Бабаком «Пара — основная боевая единица», «Ведомый — щит ведущего», «Тактика вражеских истребителей в прочесывании передовой линии».

2) Летчиком, членом комсомольского бюро 16 ГИАСП Виктором Никитиным «Задачи ведомого, охрана своего ведущего», «Тактика вражеских истребителей по прикрытию бомбардировщиков».

3) Воспитанник комсомола Закалюк (104 ГИАП) провел беседу: «Опыт воздушных боев на Орловско-Курском — Белгородском направлениях».

Молодые летчики комсомольцы с помощью опытных стариков встали в строй, дрались храбро. Смелым и инициативным воином показал себя напарник Бабака, комсомолец мл. л-нт Караваев. Он вместе с членом комсомольского бюро полка Бабаком вылетел на штурмовку автоколонн противника, железнодорожных составов, нанося огромный вред немцам. Он внимательно прислушивался к замечаниям своего ведущего, быстро исправлял свои ошибки и вскоре превратился в крепкого хорошего бойца.

31 августа 1944 года десять истребителей 100 ГИАП вылетели на задание по прикрытию наших наступающих войск. Истребители встретили группу самолетов, насчитывающую до 80 Ю-87 и Хе-111, под прикрытием ME-109. Десятка смело навязала бой, в результате которого было сбито шесть Me-109 и 1 Ю-87 и два самолета подбито. Своих потерь наша группа не имела. В этом бою участвовали комсомольцы Бабак, который сбил 1 Me-109, Караваев, сбивший 1 Ю-87, Кондратьев.

Здесь начал свое воздушное крещение летчик-комсомолец Гучек. Начал свою славу комсомолец Чистов Николай.

После месячного перерыва в боевой работе комсомолец Чистов на Донбассе вновь полетел на задание. Чистов думал о том, как можно больше сбить немцев, отличной боевой работой исправить ошибку, приведшую к аварии самолета на Кубани. Николай Чистов в боях за Донбасс показал себя достойным комсомольцем, умеющим исправлять свои ошибки, умеющим отлично воевать. За время боев на Донбассе он сбил 4 самолета лично и 3 в группе. Чистов участвовал в воздушных боях в группе гв. капитана Речкалова, которая за два дня (29–30 августа) сбила 13 немецких самолетов, показав высокое мастерство советских летчиков.

Мы перебазировались в новый пункт Буденовка, Обрыв, Прошла только ночь, как удрали немцы. Вечером у штаба летного общежития собралось все село. Нарядно одетые девушки с букетами цветов, пожилые, старики и женщины, малые дети пришли сюда на никем не организованный митинг. Власть еще в селе не была организована, да и мы думали митинг с местным населением провести на другой день.

Начались рассказы наших освобожденных граждан. Слезы женщин и радостный смех молодежи, все смешалось здесь на этом необычном митинге. Местные жители рассказывали о том, что, несмотря на большое время, которое им пришлось прожить под оккупацией, их не покидала уверенность, что придет Красная Армия и освободит их. Рассказали о подпольной комсомольской организации, о комсомольцах-подпольщиках, которые все время оккупации немцами Украины работали, не боясь преследований гестаповцев, вселяли в нас бодрость. Рассказывали о том, как радостно было читать сов. листовки, которые сбрасывались с самолетов для нашего оккупированного населения. Освобожденные братья просили скорее наступать, не дать немцам увезти хлеб, руду, машины с заводов в Мариуполе, спасти от угона в рабство советскую молодежь.

Здесь давали клятву храбро воевать наши летчики.

Утром с аэродрома было видно, как начали гореть заводы Мариуполя, подожженные немцами.

На комсомольских собраниях в этот день ставился вопрос «Встретим 25-ю годовщину ВЛКСМ новыми боевыми победами», комсомольцы говорили: Гучек — «Не дадим немцам разрушить богатства Мариуполя. Пусть будет стыдно комсомольцу Плотникову сидеть на этом собрании и слушать освобожденных людей о зверствах немцев в Буденовке, где мы сейчас стоим, если он не выполнил своего долга. По его вине выведен из строя в нашей эскадрилье новый мотор. Готовясь встретить 25-ю годовщину ВЛКСМ, мы, комсомольцы, дадим слово, что воевать в предстоящих боях и работах будем по-гвардейски, чтобы заслужить новую благодарность товарища Сталина, чтобы завоевать полку собственное наименование».

В этот день, под вечер в Мариуполе радостно шептали маленькие дети своим матерям, дергая их за полу юбки: «Мама! Мамочка! Сегодня низко, низко над городом пролетели два наших советских самолета и даже помахали крыльями».

Взрослые в этот вечер сдержанно, но радостно улыбались друг другу, хотя многие из них и не были знакомы. Это потому, что пролетело два советских самолета.

Рабочие завода Ильича перешептывались друг с другом и придумывали причины, по которым можно было прекратить погрузку машин с заводов для эвакуации по приказу немцев.

Мариуполь понял двух истребителей (это были Иван Бабак и Петр Гучек) как призыв: «Крепитесь, дорогие! Мы уже пришли, завтра Мариуполь будет свободен!»

И действительно, утром наши части ворвались на окраину Мариуполя и в центр его, а к вечеру на окнах разбитых и дымящихся домов появились красные флаги, а у входа в городской сквер висело четыре фрица-поджигателя.

Мариупольцы награждали каждого бойца Красной Армии и букетом цветов, и поцелуями.

Приказом Верховного Главнокомандующего дивизии было присвоено собственное наименование «Мариупольская».

Имея некоторый опыт комсомольской работы в наступлении, мы решили в дивизии провести комсомольское делегатское собрание, подвести итоги боевой работы комсомольцев, заслушать комсомольцев, как они готовятся встретить 25-ю годовщину ВЛКСМ.

Борьба комсомольцев за право быть избранным на делегатское собрание дивизии улучшала боевую работу комсомольцев, работу комсомольских организаций.

Готовясь к 25-летию ВЛКСМ, комсомольцами много было написано плакатов и лозунгов. Лозунги вывешивались не только в общежитиях, столовой, но и на стоянках самолетов. Лозунги, написанные комсомольцами на простой бумаге, листках картона от боеприпасов, звали комсомольцев и всю молодежь встретить новыми боевыми делами славное 25-летие ВЛКСМ.

Особенно хорошо с наглядной агитацией у комсорга 104 ГИАП Жени Найговзина, комсорга 100 ГИАП Алексея Игольникова.

Страна узнала о героических делах подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия», о подвигах комсомольцев Краснодона Олега Кошевого, Любы Шевцовой, Ульяны Громовой. Много было проведено в полках бесед, обсуждений. Из беседы с комсомольцами освобожденных сел мы выявили, что эти комсомольцы не знают, что им сейчас делать. Хотя и трудно было отрываться от работы на аэродроме, мы все же выделяли комсомольцев для помощи в восстановлении комсомольских организаций, для проведения с ними докладов и бесед. В освобожденных селах по нашему месту базирования собирались собрания этих комсомольцев, где говорили о их задачах в данный момент, о необходимости молодым ребятам идти в Красную Армию и дальше гнать немцев, чтобы полностью очистить нашу Родину от немецких оккупантов. Провели беседы: капитан Дрягина «Молодежь Красной Армии в Отечественной войне». «Героические дела комсомольцев Краснодона», комсорг Управления дивизии — техник лейтенант Матюнин: «О работе советского тыла», «История Ленинского комсомола». Комсомолка Нина Хиленко провела беседу: «Восстановить разрушенное хозяйство на освобожденной от немцев нашей земле — первейшая задача комсомольцев». Она помогла организовать комсомольские организации в Ново-Васильевке, Беседовке, Аскания Нова.

Не прекращалась связь с Мариуполем. Периодически в Мариуполь посылались делегаты, которые, посещая заводы Ильича, Азовсталь, рассказывали о боевых делах личного состава дивизии. А в частях рассказывали о героической работе мариупольцев по восстановлению заводов и всего города.

19.9.44 года в Мариуполе был организован 5-тысячный городской митинг комсомольцев и молодежи, на котором гвардии капитан Дрягина выступила с докладом: «О боевых делах молодежи и комсомольцев дивизии и задачах молодежи Мариуполя по восстановлению разрушенного хозяйства».

Большую роль в воспитании комсомольцев играла посылка писем в тыловые комсомольские организации. Так, было послано письмо в гор. Мариуполь, Орджоникидзе, Шахты № 5, Бердянск, на Кубань (Поповическая), Магнитогорск. Послано 25 писем домой родителям лучших комсомольцев и в комсомольские организации, где они работали и учились. Послано было письмо летчику Александру Торбееву, оружейнику Закумякину, прибористке Клеповой, Поботкину и др.

Мы решили собрать дивизионное комсомольское делегатское собрание, делегаты уже избраны на комсомольских собраниях полков, это члены комсомольского бюро полка Бабак, Гучек, механик Дорош, оружейник Свисталев, Чистов, Михаил Новиков, Графин, Ивашко, Литвин, Климов.

Собрание, намеченное на утро 29.9.44 г., так как по прогнозу погоды должен был до обеда быть туман, но собрание все же решили проводить на аэродроме на случай вылета.

На поляне стоит стол, засланный красной скатертью, принесены скамейки, около стола, где должен быть президиум, развешаны лозунги, призывающие молодежь воевать смело и решительно, беря пример с лучших. На делегатское комсомольское собрание пришел зам. командира дивизии Герой Советского Союза гвардии подполковник Рыкачев. После доклада начальника политотдела полковника Мачнева: «О задачах комсомольцев в наступательных боях», с рапортом о боевых делах комсомольцев 100 ГИАП выступил комсомолец Бабак. От комсомольцев 16 ГИАП Чистов. После рапорта начались выступления комсомольцев. Здесь говорилось не только об успехах, о хороших делах комсомольцев, но большое место заняло обсуждение недостатков, имеющихся у нас, и о мерах борьбы с ними.

Комсомольцы отметили, что за последнее время ослабили внимание к летчикам- комсомольцам, не требуем ответственности за недостаточную боевую выучку, за плохую работу.

Большое место занял вопрос по обсуждению, как комсомольцы изучают книгу товарища Сталина «О Великой Отечественной войне», на делегатском собрании было вынесено решение организовать и провести в полках по эскадрильям комсомольские теоретические конференции по книге тов. Сталина «О Великой Отечественной войне».

Делегатское собрание постановило:

1) Обязать бюро комсомольских организаций улучшить воспитательную работу с комсомольцами и особенно с комсомольским активом, дифференцировав эту работу для рядовых, сержантского и офицерского состава.

2) Всей системой работы добиться авангардной роли комсомольцев в выполнении боевых задач. Комсомольцы обязаны не только быть сами в авангарде, но своей отличной работой, своим примером увлекать за собой и воспитывать всю массу молодежи в духе строжайшей дисциплины, организованности и порядка. Задачи комсомольцев — работать так, чтобы там, где требуется выполнить самое ответственное задание, его выполнение поручали бы комсомольцам.

3) Собрание требует от комсомольских бюро организовать и систематически проводить учебу с комсоргами и членами бюро. Учить их практике и комсомольской работе.

4) Собрание обязывает всех комсомольцев и бюро комсомольских организаций своей примерной работой на всех участках мобилизовать личный состав в помощь командирам и единоличникам в деле отличного выполнения боевых задач.

5) Собрание требует от бюро комсомольских организаций добиться отличной постановки и процветания воспитательной работы с комсомольцами через беседы, доклады, политинформации, боевые листки, читки. Готовить и вовлекать лучших комсомольцев в ряды ВКП(б).

Всю систему воспитательной работы проводить так, чтобы она помогала командованию в деле выполнения стоящих боевых задач.

6) Собрание обязывает бюро комсомольских организаций привлекать к строжайшей ответственности всех нарушителей воинской дисциплины и порядка. Всех нерадиво относящихся к выполнению своих служебных обязанностей.

7) Собрание обязывает комсомольское бюро вовлекать всех комсомольцев в активную комсомольскую жизнь. Не должно быть ни одного комсомольца без комсомольского поручения.

Встретим 25-летний юбилей ВЛКСМ — новыми боевыми подвигами.

Были тщательно организованы и проведены комсомольские теоретические конференции комсомольцев по книге тов. Сталина «О Великой Отечественной войне». Конференции проводились так: комсорги эскадрилий раздавали каждому комсомольцу вопросы с учетом желания и рассказывали о подсобной литературе кроме книги товарища Сталина, которую можно почитать и использовать, готовясь к вступлению.

По каждому вопросу готовило 3–4 человека. Это давало гарантию, что на конференции ни один вопрос не будет пропущен, что каждый вопрос будет обсужден. Конференции проходили во время напряженной боевой работы, их приходилось проводить в течение нескольких дней. Особенно хорошо были проведены конференции в 100 ГИАП — комсорг Игольников.

Большой подъем в боевой и внутрисоюзной комсомольской работе сделали митинги, на которых подписывали «Письмо комсомольцев и молодежи Советского Союза товарищу Сталину».

Активное участие в подготовке и проведении митингов принимали командир 104 ГИАП Герой Советского Союза гвардии майор Крюков, командир 100 ГИАП гвардии майор Лукьянов. На митинге в 16 ГИАП пришел и зам. командира полка гв. капитан Покрышкин, не любящий обычно всякие собрания. Он тоже попросил разрешения подписать это письмо товарищу Сталину.

Выступающие на митинге летчики и техники еще и еще раз заявляли о своей безграничной преданности Социалистической Родине, партии Ленина — Сталина и Верховному Главнокомандующему Маршалу Советского Союза товарищу Сталину.

На митинге в 16 ГИАСП летчик гв. мл. лейтенант Чистов сказал: «Комсомольцы нашего полка, вместе со всем личным составом, клянутся партии большевиков, советскому народу и товарищу Сталину, что мы будем верны нашей Родине в борьбе с немецкими захватчиками, до полной победы над врагом мы будем умножать славные боевые традиции комсомола, будем драться с врагом до тех пор, пока бьется в груди сердце, пока не будут до конца изгнаны немцы с нашей земли».

На митинге выступали летчики: Никитин, Графин, Гучек, Кондратьев и другие.

После митинга летчик чл. ВЛКСМ 104 ГИАП гвардии мл. лейтенант Графин вылетел на боевое задание, участвовал в воздушном бою в районе Зеленый Гай — Бурча. В этом бою он сдержал свою комсомольскую клятву — лично сбил 2 самолета ME-109.

День 25-й годовщины ВЛКСМ отмечали наши комсомольцы горячими боевыми делами, борясь за прорыв линии фронта на р. Молочная, борясь за Мелитополь.

Здесь член комсомольского бюро полка комсомолец Бабак получил высокую награду Правительства — звание Героя Советского Союза, но Бабак, продвигаясь дальше на Запад, не успокаивается на достигнутом, он еще больше совершенствует свою боевую выучку, дерется так же дерзко, вылетает на задания так же много.

Мы у низовьев Днепра.

Гвардии лейтенант Бабак послан на разведку. Вот место, где прошло его детство. Вот под ним ярко освещенное солнцем село, где 2 года в школе воспитывал он детей. Еще помнятся имена учеников-отличников: Витя Пирожков, Коля Панченко, Оля Бойко, Надя Губарь и другие.

Дальше на запад виднее бесконечная, кажущаяся извилистой, линия Днепра. На самой излучине живут его родители. Вот оно родное село — «ускорить освобождение его, ускорить день встречи с отцом, матерью и товарищами».

Четверка истребителей противника встречается ему, и Бабак стремительно своей четверкой бросается на немцев. В коротком бою он лично сбивает двух немцев и один самолет сбивает его ученик ведомый комсомолец мл. лейтенант Гучек.

Сбитые самолеты упали около села, где Бабак в школе преподавал естествознание. Ученики не знали тогда, кто сбил эти немецкие самолеты, не знали, что эти экспонаты немецкого зверя с неба сбросил их Иван Ильич.

Рассказывая об этой охоте у родного села, Бабак, смеясь, говорил: «Трех сбил, а четвертого пустил, пусть расскажет, как русский «Иван» драться может».

В боях за Молочную мужественно дрался и погиб молодой красноармеец Анатолий Маслов. Анатолий Маслов в паре ходил на разведку железнодорожной станции Большой Токмак. Чтобы провести наиболее точные сведения, он, штурмуя, пролетал бреющим полетом у станции, проделав такой заход несколько раз.

Сначала немцы были ошеломлены, но потом открыли сильный огонь. Отважный комсомолец был сбит и упал у села Нейгейм. Местные жители, видевшие, как храбро штурмовал эшелон на станции этот отважный воин, спрятали тело его и потом похоронили. После освобождения этого села от немцев, по ходатайству местных жителей было переименовано это село и названо в честь его имени Анатольевкой. В боях за Крым и Каховку отличились комсомольцы летчики Березкин, Карпов, Графин, Климов, Гучек, Бабак, Ивашко, техсостав: Закумякин, Носов, Михальчева, Лысенко, мастер по приборам 16 ГИАСП Короткевич, Шатохин.

В период наступательных операций на Донбассе, в низовьях Днепра, за Крым комсомольцы воевали и работали так, как этого требовал наш отец тов. Сталин. За это время комсомольцами было сбито 53 самолета противника. Комсомольцы механики обслуживали около 2515 боевых вылетов, комсомольцы механики восстановили 88 самолетов, поврежденных в боях. Произвели 329 мелких ремонтов. За отличную боевую работу, мужество и героизм за это время 33 комсомольца награждены орденами и 47 человек медалями Союза ССР.

5. В первых числах января 1944 года дивизию отвели на учебу и формирование. Большая часть летного состава уехала на тренировку и за самолетом в г. Кировабад. Перед перебазированием в полках были проведены комсомольские активы с вопросом: «О задачах комсомольских активистов в условиях перебазировки». В каждых отправляющихся группах выделялись группкомсорги.

Перед частями стали новые важные задачи, на выполнение которых комсомольские организации должны были мобилизовать всех комсомольцев. В полках были проведены комсомольские собрания с вопросами: 1. О задачах комсомольцев в изучении материальной части, в укреплении воинской дисциплины. 2. Нарушение воинской присяги — самое тягчайшее преступление перед Родиной.

На собрании обсуждались случаи нарушения воинской дисциплины комсомольцам и при перебазировке. Говорили о необходимости со всей серьезностью взяться за учебу, изучать в совершенстве вооружение и матчасть самолета. Говорили об организации лучшего изучения книги тов. Сталина о Великой Отечественной войне Советского Союза. В полки прибыло новое пополнение механиков самолетов, пополнение летчиков. Молодое пополнение было в основном комсомольцы. Была большая работа по ознакомлению их с боевыми делами комсомольцев. Были организованы беседы опытных воинов по обмену опытом с молодежью. Большое количество различных бесед с молодыми летчиками провели: член комсомольского бюро 16 полка гвардии лейтенант Никитин, член комсомольского бюро 100 ГИАП Герой Советского Союза гвардии лейтенант Бабак, комсомолец 100 ГИАП гвардии лейтенант Шурубов. В беседах рассказывалось о воздушных боях наших летчиков в Крыму, на Кубани, в Донбассе. О значении и обязанностях ведомого в отношении ведущего и другое. Опытные летчики — ветераны полка рассказывали о своих первых полетах, о своих ошибках, имевших тогда у них место. Слушая их рассказы, молодые летчики видели, как росли и усовершенствовали свое боевое мастерство герои части. С летчиками-комсомольцами разбирались статьи, печатавшиеся в газетах и журналах. Так, например, разбиралась статья дважды Героя Советского Союза — гвардии подполковника Покрышкина и чему учит опыт — проводил летчик-комсомолец АН.

С механиками-комсомольцами также проводились беседы опытных механиков — об опыте работы на самолете «Аэрокобра» в условиях военного времени.

В период учебы в полках проводились теоретические конференции с комсомольцами и молодежью: 1. По решениям 10 сессии Верховного Совета. 2. По книге тов. Сталина «О Великой Отечественной войне» Советского Союза. Эти конференции имели в вопросах воспитания комсомольцев и молодежи большое значение, послужили большим толчком в улучшении учебы и организации комсомольской жизни. Большую работу проделали комсомольцы наших частей по оказанию помощи колхозу Таврии. В РК ВЛКСМ Черниговка был мал инструкторский штат. Комсомольский актив также был незначителен. В колхозах района не было комсомольских организаций, а стояли на учете лишь отдельные комсомольцы. Мы послали в колхозы и МТС района лучших активных комсомольцев для оказания помощи в создании и усилении комсомольских организаций. Всего было послано 17 комсомольцев. Предварительно был проведен семинар, где зам. начальника Политотдела дивизии сделал доклад о международном положении. Секретарь райкома ВКП(б) выступил с вопросом «О задачах на селе». И секретарь РК ВЛКСМ по вопросам организации комсомольских собраний и работы в МТС. В течение 6–7 дней была проведена большая работа. Выделенные комсомольцы не ограничились только созданием комсомольских организаций, а

1) Ознакомились до мельчайших подробностей с ходом работ по подготовке к весенне- посевной кампании, с ремонтом тракторов и сельскохозяйственных машин, с тем, как идет сбор семян и их очистка — подготовка к севу, с подготовкой тягловой силы. Там, где были замечены недостатки, быстро принимались меры. Так, например, комсомолец гвардии сержант Кофтун, осматривая состояние семян, увидел, что семена находятся в плохом помещении, и потребовал немедленного переноса в хорошее помещение, что и было сделано.

2) Организовали в 7 колхозах показательные комсомольские участки, организовали комсомольские звенья.

3) Провели с колхозниками митинги по вопросу сбора семян для обеспечения 100 % посева посевной площади зерновыми культурами. В колхозе «Заповеди Ильича», куда был послан комсомолец Цоколо, было принято обращение ко всем колхозникам района засеять до 100 % посевную площадь.

4) Большая работа проведена по росту и усилению комсомольских организаций. Подано 147 заявлений в комсомол. Вновь организованы семь комсомольских организаций.

5) В большинстве колхозов был поднят вопрос о сборе металлолома, тут же выбирали комиссии по сбору и назначались места его сбора.

6) В отдельных колхозах и МТС (Храповицкий, Шабалов) организовали самодеятельные кружки, витрины для свежих газет. Организовали молодежь на устройство клуба, благоустройство школы, детских ясель.

7) Был поднят вопрос о выделении фонда для оказания помощи колхозникам, пострадавшим от немцев. Во всех колхозах были проведены доклады о международном положении, о 26 годовщине Красной Армии, что из себя представляет антигитлеровский блок. Большое место в работе комсомольских организаций занимала организация и проведение молодежно-комсомольских вечеров. Организовывая комсомольско- молодежные вечера, мы ставили задачи: проведением этого вечера увеличить знания у комсомольцев и молодежи, расширить их кругозор, развить у молодежи стремление к изучению и освоению нового.

На этих вечерах воспитывалась любовь к Родине, к русскому искусству, презрение к трусам и предателям Родины. Организацией вечеров мы создавали полезный и интересный отдых не только для молодежи, но и для всего личного состава. Проведением таких вечеров уменьшали количество аморальных проступков, пьянок. Одним из молодежных вечеров был организован литературно-художественный вечер, посвященный творчеству Лермонтова. Вечер этот организовывался и проводился комсомольцами управления дивизии, роты связи с участием комсомольцев 100 ГИАП. Ставилось, чтобы организаторами вечера до мелочей были комсомольцы. Чтобы все комсомольцы участвовали в художественной самодеятельности, оформлении зала, подготовке призов для викторины, выпуске боевого листка.

Комсомолке Мазуренко было поручено отпечатать пригласительные билеты на вечер. Комсомольцам Назарчук, Безрукавой, Ничепорук было поручено подготовить оформление зала. Каждый комсомолец управления дивизии и роты связи получил задание разучить стихотворение или отрывок из произведений Лермонтова. Это очень многим комсомольцам не понравилось, многие не выступали на сцене и не хотели брать и учить стихи. После того как решили все-таки всем выступить в художественной части, комсомольцы взяли учить стихи. Капитан Кашута (начальник стр. отд. дивизии), доцент литературоведческих наук, несколько раз проводил репетицию. И вот настал день вечера. Комсомольцы, волнуясь, заканчивают последнее приготовление. Начался вечер. Зал освещен электросветом (от движка). На сцене стол был покрыт красной скатертью. Графин с водой, цветы. На сцене висит нарисованный портрет Михаила Юрьевича Лермонтова. Над портретом красивыми буквами написано:

Не своего героя он время,

Он время нашего герой,

И чтит и любит его племя

Под нашей счастливой звездой.

Как жизнь скучна,

Когда боренья нет.

(Лермонтов)

Настает год, России черный год,

Когда царей корона упадет.

(М. Ю. Лермонтов)

Слева на стене висел боевой листок, выпущенный к вечеру, посвященному творчеству Лермонтова.

На сцене справа стоял столик, покрытый скатертью; на нем лежали четыре свертка с красивой надписью: 1-й приз, 2-й приз, 3-й приз и т. д., чернильница с ручкой, бумага — это стол для жюри для розыгрыша викторины.

Вечер начался с доклада капитана Кашуты о творчестве Лермонтова. После доклада и вопросов к докладчику началась художественная самодеятельность.

Комсорг управления лейтенант Матюнин прочитал стихотворение «Родина», комсомолка Артамонова — поэму «Беглец», беспартийная Кочетова спела «Колыбельную», комсомолка Безрукавая прочла отрывок из «Мцыри» — «Борьба с барсом», комсомолец Данилов спел «Белеет парус одинокий», комсорг роты связи Парашков прочитал «Бородино».

После художественной части начались танцы. Перед началом танцев было объявлено о том, что на вечере разыгрывается литературно-художественная викторина. По окончании первого вальса приступили к викторине. Члены жюри читали вопросы, записывали очки, правильно дающие ответы. После шести-семи заданных вопросов продолжались танцы; в перерыве между танцами опять разыгрывалась викторина.

По окончании викторины жюри подвело итоги. Началось вручение призов. Первый приз был маленький портретик Лермонтова, завернутый в огромное количество бумаг; второй приз — флакон одеколона «Содружество», так как было собрано со всех офицеров управления дивизии. Третий приз — коробка зубного порошка со щеткой. После вручения призов набравшему наибольшее количество очков председатель жюри пожимал руку. Баянист играл туш, все присутствующие громко аплодировали. Прошедшим вечером остались все довольны.

Устраивались вечера игр. Организация вечера игр также заранее продумывалась. Игры чередовались с танцами. Перед началом такого вечера устраивали 20-30-минутные информации, выделенные парторганизацией или политотделом работники — «О событиях в СССР и на фронтах Отечественной войны». Проводились игры: «третий лишний», «музыкальный слух», «разрывные цепи», аттракционы с призами.

Большую работу проделали комсомольские организации в создании художественной самодеятельности. Этот период времени в комсомольской работе характеризуется регулярным планированием работы, улучшением работы с комсомольским активом, улучшением практики комсомольских поручений, улучшением молодежи.

Регулярно в полках и дивизии подводились итоги работы комсомольской работы. Организовывались обмены опытом в комсомольской работе на семинарах в АП и дивизии.

За эти четыре месяца в дивизии было проведено четыре 8-часовых семинара, в полках были проведены комсомольские собрания с вопросами: I) Задачи комсомольской организации по реализации приказа товарища Сталина № 16.

2) О культуре советского воина.

3) Задачи комсомольских организаций по улучшению агитационно-пропагандистской работы.

4) Задача комсомольцев по охране и сбережению социалистического имущества.

5) О значении и роли комсомольского билета.

Комсомольские бюро полков на своих заседаниях заслушивали комсоргов эскадрилий о воспитательной работе в эскадрилье, о состоянии воинской дисциплины, о подготовке лучших комсомольцев в партию. Проведены беседы: а) Сталинская гвардия — гордость Красной Армии и всего советского народа; б) гитлеровская Германия перед пропастью; в) работа нашего тыла; г) Великая победа советских войск под Ленинградом; д) разгром немцев в районе Корсунь-Шевченковский и др.; е) за что комсомол награжден двумя орденами; ж) комсомол — вожак молодежи.

Учеба шла к концу, все ждали со дня на день о перебазировке на фронт. В комсомольских организациях были проведены собрания с вопросом: «Итоги подготовки к выезду на фронт и задача комсомольцев в предстоящих боях».

6. Мы в Румынии. Командование, партийные и комсомольские организации подводят итоги перебазировки, проводятся беседы: «О нормах поведения воинов Красной Армии на территории Румынии», о политико-экономическом положении Румынии.


Неожиданно начались жаркие воздушные бои под Яссами. Летчики летают в эти дни без передышки — один вылет за другим. В группы приходится включать большое количество молодежи, еще не летавшей ни разу на боевые задания. Трусов нет. Ни один летчик не бежит с поля боя, в какое бы трудное положение он ни попал. Но здесь другая беда. Имеют место потери ориентировки, аварии из-за недостаточного знания матчасти, а у некоторой части молодежи ничем не оправдываемое зазнайство.

Комсомольскому бюро 100 полка пришлось на своем заседании обсуждать комсомольца летчика младшего лейтенанта Волкова. Волков в Военной школе имел отличную технику пилотирования. Придя в 100 полк, он не хотел учиться у опытных летчиков опыту войны. В первом же вылете он показал себя недисциплинированным, отрываясь от группы, погнался за «мессом» и, правда, сбил его. Комсомольское бюро стало указывать, ему на ошибку, рассказывать, к каким последствиям она приведет. На это бюро были приглашены командиры эскадрилий — Шкатов, Шурубов, штурман полка, член партбюро полка майор Петров. Комсомольское бюро поручило лично члену комсомольского бюро полка Бабаку побеседовать с Волковым, рассказать ему о поведении летчика во время воздушного боя. На все это Волков отвечал: «Вы меня не учите, я все сам знаю».

В следующем воздушном бою он опять оторвался от группы, был сбит и погиб. (…)

Количество самолетов противника, сбитых летчиками-комсомольцами по операциям

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Количество комсомольцев, награжденных орденами и медалями СССР по операциям

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Двум комсомольцам посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Четыре человека награждены орденом «Слава» 3 степени. Двадцати семи воспитанникам комсомола присвоено звание Героя Советского Союза.

Четыре человека награждены «Почетной грамотой» ЦК ВЛКСМ.


Количество комсомольцев, награжденных одной, двумя и тремя правительственными наградами (по данным на август 1945 г.)

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Из 165 комсомольцев дивизии на 1 августа награждены правительственными наградами 121 человек, или 73,3 %.


Количество комсомольцев, рекомендованных в партию, и количество молодежи, принятой в ВЛКСМ по операциям

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945
Пом. нач. Политотдела 9 ГИАМБД по работе среди комсомольцев гвардии капитан Дрягина

Приложение 3

Виктор Колбенков

Они еще с нами, они еще служат России

Древние были мудрее нас. Они если и призывали «разрушить до основания», то стены вражеских государств, а отнюдь не своего. И еще: они счастье и славу свою видели в том, сколь счастливо и славно живется с ними старикам. Ибо от них наследовали и мудрость, и нравственные устои. А что у нас сейчас? Не тише ортодоксов большевиков иные демократы призывают разрушить до основания, пообещав, что «затем» построят что-то новое, благое. И бьют, и хлещут словами тех предков, которые вчера еще кормили и обустраивали государство, защищали его честь и славу. Послушать их — уж и не было в нашем Отечестве ни безгрешных тружеников, ни гениальных сынов человечества.

Остановитесь, Иваны, не помнящие родства! Посмотрите-ка и сравните с другими государствами: и вчера не беднее была талантами Россия, и из вчерашнего, а не только давно минувшего мы можем черпать примеры и беззаветного служения Родине, и высокого человеческого достоинства. Радуйтесь, что люди этой закалки еще живы, они своим примером еще служат России.

Эти мысли пришли на ум по горькому поводу — запоздало узнал о смерти Марины Павловны Чечневой — летчика-бомбардировщика, Героя Советского Союза и, как называли их немцы в войну, «ночной ведьмы». Захотелось повидать ее боевую подругу — тогдашнего комиссара эскадрильи, а после войны научного сотрудника сельскохозяйственного института, доктора сельскохозяйственных наук, профессора Дрягину Ирину Викторовну. И вот вместе с фотокорреспондентом Юрием Луньковым мы едем в электричке, в конце улицы дачного поселка Мичуринец находим ее дом. Залаяла овчарка. К калитке вышла хозяйка. В первое мгновение я пытался сравнить ее портрет с тем, фронтовым, который у меня имеется, и с удовлетворением нашел: есть что-то, есть, не утратилось обретенное в молодости.

На тесных сотках — груши, сливы, овощи, сортами которых славится ее институт — ВНИИССОК. И цветы, цветы — над ними она работала как селекционер. И по сей день, по-видимому, работает. Ведь эти грядки всегда были, по сути, как бы филиалом институтских делянок. И еще там метровые кусты монарды. О ней будет особый разговор.

Через веранду, на которую снизу вверх как бы льются потоками струи-нитки клематисов, а сверху в вазонах рдеют цветущие бальзамины, мы заходим в дом, чем-то похожий на музей. Через книги с автографами замечательных и великих людей, через альбомы погружаемся в Великую Отечественную.

Газетная площадь не позволяет подробно рассказать об армейском пути Ирины. Да в этом и нет нужды: о том немало книг написано, фильмы сняты. Скажу об одном: у них, в чем- то обобщенном напоминающих наших матерей, и более того — красавиц и умниц замечательных, в трудную годину проявилось такое мужество, какому позавидовали бы и мужчины. В их полку двадцати трем летчицам присвоено звание Героя Советского Союза да в наши уже дни двум — Героя России. А за этими званиями не менее 600 боевых вылетов. А у Ирины Себровой, которая участвовала в полетах на Берлин, — 1003.

Что такое вылет? Это полет с бомбами на беззащитном «кукурузнике». За несколько минут до цели надо выключить мотор — не слишком рано, чтобы не снизиться настолько, что можешь быть поражен осколками собственных бомб, но и не слишком поздно — тогда враг поднимет тревогу, сорвет точный удар. А потом — сброс бомб, включай мотор и жми, жми, стараясь улизнуть от лучей прожекторов, от огня зениток. До 1943 года парашютов у них не было. И чтобы выжить, на подбитой машине нужно было еще сесть. В сорок третьем немцы изменили тактику: уже не зенитным огнем, а поднятым в воздух истребителем расстреливали захваченный лучами прожекторов самолет. Так погибла в войну треть летного состава. А что за славные девчата летали: русские, украинки, еврейки, были среди них казашка, грузинка и абхазка — национальное не разделяло.

— Ирина Викторовна, — говорю я. — Некто Резун, из разведчиков-перебежчиков, во многих книгах расписывает, что мы усиленно готовились к войне, и в частности — готовили летчиков. Какой была ваша подготовка?

— Студенткой сельхозинститута я занималась в аэроклубе. Когда началась война и я услышала о формировании женской авиачасти Мариной Расковой, пошла в их штаб, и там сразу же выявили всю мою неподготовленность. «Ночью летала?» — «Нет». — «А зимой по маршруту? А с лыжами вместо колес?» — «Нет, только летом и в зону пилотажа». — «Нет, — сказали, — воздушные мишени нам не нужны. Возвращайтесь в институт». Но тут вмешалась комиссар полка Евдокия Яковлевна Рачкевич. «Постойте, — говорит. — Нам нужен комиссар эскадрильи, а она — член партии. Берем». — «Но комиссар тоже должен летать», — говорю. «Значит, будешь летать». И через полгода тренировок, учебы попала на фронт в район Донбасса.

— Что запомнилось из первых вылетов?

— Как однажды отбомбились мы с Галей Докутович, удачно вышли из лучей прожекторов, возвращаемся домой и чувствуем: что-то на бок кренит самолет. Глянули, а одна бомба осталась висеть под крылом. Снова возвращаемся к цели, а она не сбрасывается, встряхиваем самолет, а она мертво сидит. Что делать? Возвращаемся на аэродром, садимся в сторонке за полосой: мол, уж если взорвется, погибнем только мы. Сели… Всего за войну у меня было 105 боевых вылетов. В сорок третьем институт комиссаров ликвидировали, и меня перевели инструктором по комсомольской работе в гвардейскую истребительную дивизию, которой командовал Покрышкин.

— Чем особенно запомнился вам Александр Иванович?

— Он безмерно любил цветы. Сам собирал. Букет полевых, луговых ли или выращенных в цветниках цветов всегда был там, где он работал.

Представляю, как он был рад, когда после войны, встретившись с Ириной Викторовной, увидел ее рукотворное чудо — ирис с необычной чистотой цветов. «Маршал Покрышкин» назвала его автор. Она знает, что цветам, как и славе, дана долгая жизнь.

Послевоенные годы были для Ирины Викторовны годами даже не службы — служения науке. Путь от студентки-второкурсницы до ученого-селекционера, до доктора наук тернист и сложен. Но и радостей она не скрывала, привлекательности земледельческого труда. Я вот думаю: почему наши дети не идут по стопам родителей? Потому что дома мы клянем ее, свою треклятую работу. Дрягина и тут дает нам урок.

Реализовалось это как-то неожиданно и ярко. Ее сын Виктор, блестяще закончив институт иностранных языков, вдруг пошел по стопам матери — углубился в науку, в ту самую, которой посвятила свою жизнь мать. Предметом его изучения стала монарда — пряновкусовая трава, которой лечились американские индейцы. Знания языков помогли ему, и он ездил по странам и континентам, собирая эту еще редкостную для нас траву. Описал коллекцию, готовил монографию. Он фактически и ввел монарду в культуру в России. Это ли не гордость для матери?

Но рок испытывает на твердость матерей особо талантливых детей. Нежданно-негаданно Виктор умер в 37 лет. Что передумала, перечувствовала тогда мать? На что она перенацелила свою жизнь, давно уже нацеленную на помощь единственному сыну? Знаю, многие не переносят такого удара, замыкаются, уходят от дел.

Ирина Викторовна не ушла. Вместе с Г. Казариновым она сотворила ему свой памятник — ирис «Виктор», который очень рано зацветает и радует сильным и приятным ароматом. Увидите такой, вспомните о матери и сыне.

Теперь она уже думала, кому передать дело сына. И преемница нашлась: худенькая девочка с большими голубыми глазами, дочка сотрудницы по лаборатории, только что окончившая биофак пединститута.

— Иди-ка, Люда, ко мне в аспирантуру. Есть очень хорошая тема, нужная для России, — монарда. Дел — непочатый край.

Согласилась. Так в жизни Ирины Викторовны появился еще один очень близкий человек. Позвав ее на трудовое дело, которое потребует много лет, а может, и всю жизнь, дело по нынешним меркам не очень выгодное и отнюдь не благодарное, как и у многих наших ученых, чем она могла привлечь? Только идеей служения людям, пользы для России. Но что может быть прекраснее для ученого?!

С чем было сравнить их взаимоотношения? Предка и потомка? Но сколько мы видим в нынешней жизни нежелания потомков брать уроки у предков. Мэтра и ученика? Но сколько мэтров отдаляла и охлаждала амбициозность. А тут, скорее всего, единодушие, то замечательное свойство людей, которое и поддерживает жизненные силы.

Не знаю, как бы жилось Людмиле на нищенскую стипендию аспирантки, сколь долго шла бы она в своих исследованиях, не будь рядом такого замечательного человека. Я бы сказал — матери.

— Но у нее есть родители, живы, — встрепенулась при этом слове Ирина Викторовна, скромный и деликатнейший человек, она, видимо, боялась мысли отнять или даже разделить с теми родителями дочернюю любовь. А тут, по-моему, речь об умножении: хорошее от хорошего только умножается.

По сути, она отдавала Людмиле все: за советом, за помощью можно было обращаться в любое время. Вышла Людмила замуж, дочку родила — отдала им свою московскую квартиру. Дача нужна для здоровья ребенка — и это пожалуйста: «Мне приятно видеть вас рядом». Недавно коллеги поздравляли Людмилу Юрьевну Кан со званием кандидата наук. Это и Ирины Викторовны праздник.

Сейчас, когда ломка проходит по всему, когда разрушаются и нравственные устои, как не хватает нам таких примеров!

Когда прощались, выйдя на порог, Дрягина обвела рукой вокруг: «В завещании я написала: это все им — Людмиле и Юлечке». А я мысленно провел еще один круг, через небо. Хорошо бы им унаследовать от ветерана и это: свет небесный в глазах, стойкость и несгибаемость и при личной трагедии, и при трагедии, переживаемой страной. Ничто не должно в человеке убивать человеческое.

Список иллюстраций

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Гвардии капитан Ирина Дрягина. 1945 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

С родителями Татьяной Захаровной и Виктором Ивановичем и братом Виктором. Саратов, 1930-е гг.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

С братом Виктором

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

В родном доме на улице Чернышевского. 30 июня 1937 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

«Ирине Дрягиной от Евгения Силкина» (сидит справа). 27 октября 1940 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Памятник воинам-саратовцам, погибшим в годы Великой Отечественной войны

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Брат Виктор — летчик штурмовой авиации

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

«На память Иринке-летчику от Льва-моряка». Будущий муж И. В. Дрягиной Лев Лобачев

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Лучшая подруга Мария Бодрова

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Герой Советского Союза летчик-истребитель Лиля Литвяк

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Ирина Дрягина. После удачного боевого вылета. Закавказский фронт, октябрь 1942 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Последние указания перед вылетом

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Герой Советского Союза Марина Раскова

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Командир 46-го гвардейского Таманского женского авиаполка Евдокия Бершанская

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Заместитель командира полка по летной части Серафима Амосова

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Командир эскадрильи Любовь Ольховская

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Герой Советского Союза Марина Чечнева

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Дружный боевой экипаж. Летчица Ирина Дрягина, штурман — Полина Гельман. 1942 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Знаменитый самолет У-2 (По-2)

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

На аэродроме

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Летный состав полка. 1942 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

«Ночные ведьмы» при свете дня. Слева направо: комиссар полка Е. Рачкевич, командир 2- й эскадрильи Е. Никулина, командир 1-й эскадрильи С. Амосова, комиссар 1-й эскадрильи К. Карпунина, комиссар 2-й эскадрильи И. Дрягина, командир полка Е. Бершанская. 1942 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Технический состав готовит самолеты к вылету

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Штурман Галина Докутович

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Герой Советского Союза Евгения Жигуленко

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Штурман Ольга Голубева

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Герой России Александра Акимова

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Герой Советского Союза Евгения Руднева. На обороте снимка подпись на память И. Дрягиной: «Гвардии капитану от гвардии старшего лейтенанта. 15 мая 1943. Ивановская»

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Сорт гладиолуса «Евгения Руднева», созданный доктором сельскохозяйственных наук И. В. Дрягиной

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Страница из летной книжки пилота

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Командир 45-го (100-го гвардейского) полка И. М. Дзусов со своими летчиками. На снимке слева от командира — Герой Советского Союза Н. Е. Лавицкий. За командиром во втором ряду — Герой Советского Союза В. Д. Шаренко

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

С комсоргом полка Ольгой Фетисовой. Станица Ивановская, 1943 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

А. И. Покрышкин

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Американский самолет «Аэрокобра», которым с 1943 г. была вооружена дивизия, которой командовали И. М. Дзусов, а затем А. И. Покрышкин

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

На приеме в редакции газеты «Комсомольская правда» в Москве. И. Дрягина, комсорг 104-го гвардейского авиаполка Е. Найговзин и его сестра. 1944 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Комсомольский актив дивизии. Перед строем — И. Дрягина. Справа А. И. Покрышкин. Польша, Мокшишув, 28 октября 1944 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Комсорг 16-го гвардейского авиаполка Юрий Храповицкий, И. Дрягина, начальник особого отдела полка Прилипко. 1944 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Летчик-истребитель Григорий Дольников

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Слева — начальник разведки дивизии Новицкий, справа — парашютоукладчица Маркина

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Победа! И. Дрягина в 104-м гвардейском авиаполку. Слева — Мирошниченко, справа — Телков

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Германия. Дни Победы. Дважды Герой Советского Союза Н. Д. Гулаев (в первом ряду в центре) в гостях у летчиков Покрышкинской дивизии (слева В. Е. Бондаренко, справа И. И. Бабак)

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

На выставке плодов в Министерстве сельского хозяйства СССР. Слева направо: Герой Советского Союза П. Гельман, И. Ермакова, И. Дрягина

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

С сыном Виктором. Начало 1960-х гг

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Первая встреча ветеранов 9-й гвардейской истребительной авиадивизии. Первый слева в первом ряду А. И. Покрышкин, третий — Герой Советского Союза Л. И. Горегляд, пятая — И. В. Дрягина. 1967 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

А. И. Покрышкин поздравляет И. В. Дрягину с защитой докторской диссертации. 1972 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Поздравления друзей. Слева направо: О. Яковлева, А. Акимова, С. Амосова (Тараненко), И. Дрягина, А. Покрышкин, О. Голубева (Терес). 1972 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

И. В. Дрягина со студентом из Сомали в Университете дружбы народов. 1967 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

На встрече ветеранов дивизии в г. Жданове (ныне Мариуполь). Слева направо: дважды Герой Советского Союза Д. Б. Глинка, Л. М. Лобачев (муж И. В. Дрягиной), корреспондент радио Е. Кудряшова, И. В. Дрягина, Герой Советского Союза А. А. Вильямсон. 27 августа 1968 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Жители города Жданова приветствуют тех, кто освободил город в годы Великой Отечественной войны. В первом ряду делегации ветеранов — И. В. Дрягина, Г. У. Дольников. 1970-е гг.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Встреча с Героем Советского Союза Е. Жигуленко, режиссером фильма «В небе «ночные ведьмы». 1980-е гг.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Ветераны дивизии отмечают День Победы в ресторане «Прага». Слово держит А. И. Покрышкин. Справа И. В. Дрягина, слева Н. Л. Трофимов. Май 1983 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

И. В. Дрягина с подругой Верой Васильевной Трофимовой. 1997 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

В кабинете А. И. Покрышкина. М. К. Покрышкина (слева) с аспиранткой И. В. Дрягиной Людмилой Кан. 1 октября 1998 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

Дочь В. В. Терешковой Алена Майорова на встрече ветеранов 46-го женского авиаполка, их детей и внуков. 2006 г.

Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945

И. В. Дрягина и ее духовные наследники Андрей Юрьевич Чуплин и Людмила Юрьевна Кан. 2006 г.


на главную | моя полка | | Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.8 из 5



Оцените эту книгу