Book: Удавка из прошлого



Борис Бабкин

Удавка из прошлого

Красноярск

Четверо мужчин в камуфляже бросились к двухэтажному особняку. Двое впрыгнули в раскрытые окна. Еще один вбежал в открытую дверь черного хода. Четвертый с пистолетом прижался спиной к стене и замер.


– Хрен им на рыло! – подняв рюмку с коньяком, со смехом проговорил рыжеволосый амбал. – Правда, уши поломать пришлось, все-таки у ментов все козыри были. Но получилось. За то, чтоб всегда так было! – Он выпил.

Пятеро сидящих за столом мужчин одобрительно загудели и подняли рюмки. И тут, распахнув спиной дверь, в зал влетел длинноволосый парень. На шум обернулись все. Рыжий оторопело уставился на лежащего без сознания парня.

– Чё за дела? – успел спросить он.

В дверь вбежали двое в масках. Выбив стекла, в окна впрыгнули еще двое. Они быстро уложили на пол сидевших за столом, забив рыжему кляп, заклеили скотчем рот, защелкнули наручники и потащили его к двери. Четвертый, обходя лежащих, сильно бил их по коленям и рукам.


– Вы чего, мужики? – Из комнаты, покачиваясь, вышел рыхлый бородач. – Куда вы...

Резкий удар ногой в живот согнул его. И тут же он получил в лицо солдатским ботинком.

– Выходим! – приказал человек, держащий за руку рыжего.


– Понял, – кивнул сидящий за рулем микроавтобуса с затемненными стеклами коренастый бородач и завел машину.

Микроавтобус задом въехал в открытые ворота. Двое подтащили к нему рыжего и сунули в открытую дверцу. От особняка к машине бежали еще двое. Они тоже запрыгнули в салон. Микроавтобус рванулся с места.


Плотный молодой мужчина вышел из «мерседеса». Потянувшись, зевнул и рассмеялся:

– Хрен вам, ментовня поганая, облизнитесь, сучары!

В кармане прозвучал вызов сотового. Он поднес его к уху.

– Да.

– С освобождением, Топорик, – услышал он.

– Все путем, – кивнул плотный. – Ты насчет бабок звонишь? Отдам. Пару деньков гульну как следует и отдам. Тебя приглашать не стал, публика не твоего класса. Но обязательно отметим это дело. Пока! – Топорик отключил сотовый.


– Как отпустили? – всплеснула руками полная женщина.

– Да вот так, – мрачно отозвался вошедший в комнату крепкий мужчина. – Отпустили. Не доказана его вина, и все! – Он выругался.

– Чусану тоже выпустили... – Женщина всхлипнула.

– Я им устрою освобождение, – процедил мужчина. – Кровью умоются, гниды!

– Господи! – ахнула женщина. – Костя, что ты такое говоришь-то? Посадят ведь тебя. Перестань даже думать об этом. Их Господь накажет...

– Хватит тебе, Оксана. Они сейчас смеются над нами. И я с ними разберусь.

– А где ты был?

– Водкой душу грел.


Двое людей в масках грубо вышвырнули из машины рыжего в наручниках и с завязанными глазами и потащили к входу в полуразрушенную церковь. Там бросили его лицом вниз и тут же, приподняв за скованные руки, поставили на колени.

– Ты совершал насилие над людьми, – услышал он хриплый голос. – И пора ответить за содеянное.

Один из затащивших его рывком отодрал ленту скотча. Рыжий закашлялся.

– Вы чего? – прохрипел он. – Вы кто?

– Виновен он и заслуживает смерти? – спросил человек с хриплым голосом.

– Виновен, – негромко отозвались остальные.

– Да вы кто такие? – испуганно закричал рыжий. – Я...

Сильный удар в живот согнул его. Он уткнулся лицом в кирпичный пол. Сверху медленно опустилась эластичная веревка с петлей на конце.


– Нормально кто-то поработал, – проворчал невысокий майор милиции, – подарок нам сделали. Пятеро из тех, с кем мы очень хорошо знакомы, и у каждого ствол и даже наркотики. И кто же их так отмолотил?

– Говорят, человек пятнадцать их отработали. Разумеется, под стволами автоматов их держали. Врут, – убежденно сказал плотный оперативник. – По следам мы определили: четверо всего было. Двое в окна прыгнули, двое в дверь. Внизу еще четверо связаны. Шестерки, на стреме стояли.

– А где хозяин? – спросил майор. – Ведь этот домище на Чусанова записан. Что битые говорят?

– Утащили его те, кто их отоваривал.

– Не понял.

– Помнишь Тупика? Его, кстати, до сих пор не нашли. Освободили его, судья санкцию на арест не дал. По подозрению в убийстве его брали. На другой день тоже пропал. И до сих пор не объявился нигде и ничего не взял с собой. Да если труп он, то слава Богу. Нам волокиты меньше. Сейчас их хрен упрячешь. Свидетелей не найдешь, а если и есть кто, то через сутки отказываются от своих показаний. И в итоге редко кого сажаем.

– Привет! – К ним подошел блондин среднего роста.

– Здоров, Леха! – Майор пожал ему руку. – Видел крутых этих? – Он кивнул на дверь. – Всыпали им по первое число. А хозяина утащили в неизвестном направлении. – Он рассмеялся.

– Как утащили? – удивился Алексей.

– Молча, – усмехнулся плотный.

– Шеф прибыл, – сообщил капитан.

– Ну и что скажете? – спросил, входя, полковник милиции.

– А чего говорить, Станислав Павлович? – Майор пожал плечами. – Все наглядно – пятеро побитых и внизу еще четверо. Но те, что внизу, шестерки. А тут Игрока, Борца, Мастера, Мороза и Филю отоварили. Так сказать, элиту уголовного мира нашего славного города.

– Чусанов где? – спросил полковник.

– Неизвестно, – ответил майор. – Как говорят эти, его утащили...

– Неуловимые мстители появились, – недовольно проворчал полковник. – Прокуратура дело забирает под свой контроль. Ладно, сегодня же все обсудим. – Он пошел к двери.

– Плакал выход в люди, – вздохнул майор. – Сегодня собрался Людку на концерт повести. Фабриканты Пугачевой приехали. Уж очень она хотела. А мы будем до утра заседать.

– Такова наша милицейская доля, – подмигнул ему Алексей.

– Тебе, Арин, все до лампочки, – отмахнулся майор. – А вот появится жена в доме, тогда и поймешь, что такое...

– Если женюсь, – перебил его Алексей, – то только когда на пенсию выйду. А вам, Андрей Степанович, не надо было заранее обещать.

– Так пусть она одна идет, – вмешался плотный.

– Ты, Сашка, вообще молчи, – повернулся к нему майор. – Ты тот еще донжуан. В общем, дома меня ожидает непогода.


Атаманово

– Привет, – посмотрел на вошедшего в кабинет черноволосого молодого мужчину сидевший за столом полный человек лет пятидесяти.

– Все хорошо, Ниро, – кивнул тот. – Я привез деньги.

– Ну зачем же ты, Яшка, – укоризненно перебил его хозяин, – сразу заговорил о деньгах? Садись, – он кивнул на кресло, – поговорим, выпьем чего-нибудь. Ты что хочешь?

– От коньяка хорошего не отказался бы, – вздохнул Яшка, – а то все как-то не получается, с работой надо трезвую голову иметь.

– Слова мужчины, – одобрительно заметил Ниро. – Земфира! – позвал он. – Коньяк и фрукты. Посидим, обсудим кое-что, а тут и обедать пора подойдет, – улыбнулся он.

* * *

– Приехал Яшка, – тихо проговорил куривший трубку пожилой цыган. – Значит, не послушал нас Ниро. А ведь это плохо кончится. – Он жадно затянулся.

– Да ты всю жизнь чего-то боишься, – снисходительно проговорил крепкий молодой мужчина в кожаной безрукавке, – поэтому и живешь, как нищий. Пойми ты, Будо, время кочевки давно закончилось. Только те, кто не может приспособиться к новой жизни, раскатывают...

– Что ты знаешь о цыганской жизни, Кичо? – вздохнул Будо. – Это все не наш образ жизни, – кивнул он на трехэтажное здание. – И ездили мы на лошадях, а не на автомобилях.

– Я предпочитаю табун лошадей в моторе джипа, – рассмеялся Кичо.

– Но не думаешь о том, – возразил Будо, – что это когда-то кончится и будет плохо нам всем. Сам подумай, сейчас...

– Хватит, Будо! – Кичо засмеялся. – Я жизнью доволен и менять ее не собираюсь. Нас никто не трогает и не тронет.

– Ты слишком молод и горяч, – снова вздохнул Будо, – и поэтому ничего не понимаешь.


– Хорошее дело вы делаете, – проговорил Ниро, – что сдаете других торговцев. Молодцы! – рассмеялся он.

– А что делать? – усмехнулся Яшка. – Жить-то надо. И вот он, выход – покупателей больше и нам польза. Все-таки...

– Да понял я, чья это мысль, – махнул рукой Ниро и поднял рюмку. – Давай пока за его здоровье.


Красноярск

– Твою мать! – приглушенно выругался остановившийся в дверях старший сержант.

– Чего там? – спросил прапорщик и расширил глаза. – Не сам вздернулся, – с трудом проговорил он. – Вызывай оперативку.


– Кажется, Чусанов нашелся. – Александр сунул в подмышечную кобуру пистолет.

– Я тоже так думаю, – отозвался Алексей.

– Быстрее вы! – поторопил сидевший за рулем лысый водитель.


– Да я понятия не имею, кто мог Чусану уделать, – пожал плечами Топорик. – Врагов, конечно, полно, но чтоб вот так, внаглую, в его коттедже бригадиров и его парней отоварили... Понятия не имею, кто бы это мог быть. Уж больно нагло работали и умело. Там Мастер один чего стоит. Да и другие не подарок. По крайней мере...

– А не связываешь ли ты это с последним делом? – спросил невысокий плешивый мужчина в золотых очках. – Например, я думаю, что это как-то связано именно...

– Хорош тебе, Яков, кто мог это устроить? Пахан этого придурка, которого мы по-пьяному делу притоварили, просто...

– Этот «просто», – не дал ему договорить плешивый, – служил в морской пехоте. Так что учитывай его друзей по службе...

– Да ладно, – недовольно перебил его Топорик, – нашел, блин, морских котиков. Костика этого в баре двое моих так отметелили, когда он стал на них жути гнать, что он неделю отлеживался. Хотя, возможно, Костик сам рохля, а приятель у него какой-нибудь ломака. Я в это, конечно, не особо верю, но проверить стоит. – Взяв бокал с пивом, Топорик сделал несколько глотков. – А где ты свидетелей нашел? Ну, которые...

– Не об этом волноваться стоит, – недовольно заметил плешивый. – Я, например, очень боюсь.

– Да хватит тебе, Суцкий, ты-то при каких тут? Хочешь, я тебе пару парнишек дам?

– Но ты говорил, что у Чусанова были тренированные охранники.

– Да еще неизвестно, что с Чусаной, может...

– Уже известно, – не дала договорить Топорику вошедшая в комнату миловидная женщина. – Сейчас менты в развалинах старой церквушки недалеко от аэропорта и нашли Толика. На веревке, – усмехнулась она. – И чтоб никто не подумал, что от раскаяния сам повесился, плакатик на груди – «Так будет с каждым».


– Да, – произнес мужчина в прокурорском мундире, – вот и нашли Чусанова. Не ожидал я подобного. Ведь недавно против него дело об убийстве возбудили, а тут...

– Суд не нашел доказательств его вины, – усмехнулся куривший рядом с накрытым куском ткани трупом Алексей. – Но видно, кто-то рассудил иначе. Так будет с каждым, – кивнул он на плакатик на груди у трупа.

– Черт возьми, теперь нам это дело всучат, – пробормотал следователь прокуратуры. – И придется найти...

– А не хочется? – покосился на него Алексей.

– А тебе?

– Да я бы, если б моя воля была, на месте таких кончал. А то сейчас... – Он выругался.

– Не один ты так думаешь, – заметил Александр. – Но выходит, и Тупиков тоже убит. Его месяц назад освободили, взяли за избиение таксиста, повлекшее смерть, но тоже ничего не доказали. Освободили из зала суда, и он пропал. Сначала было мнение, что сбежал, но его документы и вещи на месте. Значит, и Тупиков убит.

– Трупа нет, – сказал Алексей, – дела нет. Но наверное, ты прав. Выходит, теперь на очереди Топориков.

– Но тогда и судью могут убить, – вмешался следователь прокуратуры, – и защитника.

– А кстати, кто судил Тупика? – спросил Алексей.

– Да Позов, он Тупикова освободил. Мы писали кассационную жалобу.

– Понятно, – кивнул Алексей. – Хотелось бы знать, кто это, хотя бы для того, чтобы пожать ему руку.

– Чтоб затем застегнуть на ней наручники, – засмеялся Александр. – Не очень гуманно.

– Ладно, Арин, – к Алексею подошел судмедэксперт, – мы свое отработали. Заниматься этим ты будешь, Ловков? – взглянул он на следователя.

– Хрен его знает кто, – пожал плечами тот. – Но лично мне бы не хотелось, хотя бы потому, что этот Чусанов та еще мразь.

– Хорошо, что кто-то это понимает, – кивнул эксперт. – Повесили этого сукиного сына профессионально, перекинули веревку через балку, набросили петлю и натянули.


– Чусану вздернули, – быстро говорил в сотовый Топорик. – Нашли его в церквушке около аэродрома. Там раньше совхоз был. Вот там и повесили. И плакатиком на груди: «Так будет с каждым». В общем...

– И ты чувствуешь дыхание смерти, – насмешливо произнес голос в трубке, – на своей...

– Хорош балдеть, – перебил Топорик. – Тупик тоже пропал, нет его нигде.

– Да не трусь ты, Олежка. Чусана, он и есть Чусана. Точнее, был им и мешал многим. Я ему всегда говорил – не кончится добром твоя самодеятельность. Он и китаезам дорогу не единожды переходил, и с таежниками ссорился. Его, кстати, предупреждали не раз.

– Ни китаезы, ни таежники так не мочат, – возразил Топорик. – И плакат на груди.

– Ну, все ясно – наверняка таежники его подвесили и предупредили: если кто еще влезет в их дела, тоже повесят. А как у тебя дела с ними?

– Да вроде как по шоколаду. Не было у меня с ними стычек. Я не раз базарил Чусане – не лезь ты к ним.

– Ну вот и нашли крайних. Но я, например, и на китаез думаю. Ладно, я перетру с Лохматым. А ты на кой хрен засветился? Ведь запросто мог на срок уйти. На кой хрен вам этот...

– Да по бухаре все вышло. Он со шкурой был, ништяк малолеточка. А мы в подпитии были. И отпустили пару комплиментов. Парнишка занесся. Ну мы и стали его пинать. А он, паскуда, сдох в больничке. К его родичам сунулись, они бабки наотрез брать отказались, ништяк, у нас...

– Не у вас, – поправил его абонент, – у меня. И мне это немалого стоило. Впрочем, об этом потом. А сейчас ты должен кое-что выяснить.


– Смотри! – отскочив от канавы, воскликнула молодая женщина.

– Что там? – повернулся к ней мужчина, менявший колесо «Москвича».

– Там труп висит... – Побледневшая женщина указала вперед.


– Что? – спросил по телефону подполковник милиции. – Где? – Услышав ответ, покачал головой.


– Кто его нашел? – спросил плотный майор с седыми висками.

– Да вон они, – старший лейтенант ДПС кивнул на стоявших у «Москвича» мужчину и женщину, – вызвали нас по сотовому. Паспорт, водительские покойного, – он протянул завернутые в целлофан документы, – в заднем кармане джинсов были. Точнее, того, что от них осталось... обглодал труп кто-то весьма прилично. Если б не документы, то только эксперты смогли бы определить.

– Тупик это, – сказал подошедший Александров. – Серьга в правом ухе и кольцо на пальце с гравировкой.

– Эксперты должны подтвердить, – поморщился майор. – И то, что это Тупик, не прибавляет мне оптимизма, – вздохнул он. – Похоже, появился маньяк, который мочит отпущенных судом преступников.

– Ну и пусть мочит, – усмехнулся Александров, – нам работы меньше. А то ловишь-ловишь, а он, сука, все равно на свободе. И ходит по земле...

– Значит, таких можно убивать? – перебил его майор.

– А ты сам, Лапин, что думаешь?

– Преступление должно быть раскрыто, а преступник понести наказание. И решать, виновен ли человек, и наказывать имеет право только государство. И не тебе об этом говорить.

– Да знаю я. Но порой просто бесит, когда...

– Начальство прибыло, – негромко сообщил старший лейтенант.


– Итак, – прокурор края осмотрел сотрудников следственного отдела, – какие будут соображения?

– Трупов с плакатиками уже два, – доложил рыжеволосый следователь. – Это не единичный поступок доведенного до отчаяния...

– Какие еще будут соображения? – остановил его прокурор.

– Тупиков и Чусанов были связаны делами, – негромко проговорила молодая русоволосая женщина. – Вполне возможно, что им мстят за совершенное ими...

– Мы проверили всех, – перебил ее прокурор, – кто был так или иначе связан с ними.

– Вполне возможно, они совершили преступление, о котором мы не знаем, – сказала женщина. – А пострадавший нанял людей и...

– Так, – прокурор стукнул ладонью по столу, – прорабатываем все версии. Основной пока являются криминальные разборки. Разумеется, это не исключает и других версий. Дело будет вести Игорь Васильевич Борисов, – показал он на крепкого мужчину лет сорока пяти. – Помощников он выберет сам. Прошу вас, Игорь Васильевич, работайте в тесном контакте с уголовным розыском.

– Хорошо, – кивнул Борисов.


– Он повешен около месяца назад, – сообщил, снимая перчатки, эксперт. – Других повреждений нет. По крайней мере все кости целы. Шейные позвонки продавлены и сдвинуты вверх. Поэтому я и утверждаю, что он был повешен. Кстати, документы сунули в его карман совсем недавно. Дня два, от силы четыре. Месяца полтора назад там было дорожное кафе, потом его сожгли. Кто – неизвестно.

– Мы знаем это, – кивнул Алексей. – И тоже думаем, что труп оставили там, чтоб его быстрее обнаружили. Но кафе сожгли, потому повешенного тогда не нашли, а обнаружили сейчас случайно.

– Я бы не заявлял так категорично о случайности, – возразил подполковник. – Надо проверить эту парочку на предмет...

– Арин, – позвал Алексея майор, – иди-ка сюда. Посмотри, что здесь за надпись? – В руке он держал какую-то бумажку.

Алексей подошел.

– Делай вид, что читаешь, – прошептал майор, – иначе он достанет тебя. Этот Громахин все знатока изображает. Его скоро на покой отправят, вот он и лезет во все дела.



– Да в курсе я, – кивнул Алексей. – Просто обижать старика не хочется. Все-таки он сколько лет эту лямку тянет, ни разу на лапу не брал и ранен раз восемь. А ты что думаешь об этих вешателях?

– Не знаю, что и сказать. Ясно, что не все так просто. В коттедж к Чусанову занырнули тренированные парни. И не убили никого, связали и оставили нам. Ведь хотя бы за хранение оружия они уже на срок пойдут. Следовательно, кто-то организовал команду. Мне, например, кажется, что еще трупы будут. – Майор вздохнул. – Вроде и неплохо – мразь давят, но работы нам прибавится. А когда выйдем на них, что делать? Ведь они вроде как социальные санитары.

– Волков тоже санитарами зовут, – усмехнулся Арин, – но лицензию на отстрел периодически дают. А эти, как ты говоришь, санитары – сейчас преступники. Они демонстративно убивают. И оставляют плакатик как бы в назидание другим.


– Слава тебе Господи, – перекрестилась Оксана. – Хотя, может, грех так говорить, но я рада, что хоть одного уже нет на свете. Ведь он с тем, другим, нашего Андрюшку... – Голос ее дрогнул, и она отвернулась.

– Выходит, не перевелись еще люди в нашем крае, вздернули одного гада. Может, и другой под прицелом ходит. Я уж и сам думал об этом, – кивнул муж. – Но как-то...

– Да перестань ты, – испуганно сказала Оксана. – Ты о нас подумал? Ведь посадят тебя и во внимание не возьмут, из-за чего ты...

– Все, хватит, не береди мне душу. А то возьму ружье и пойду картечью другого напичкаю. Видела ты, какие они оба здоровенные кабаны? Как подумаю, что они нашего Андрюшку били... – Играя желваками, он сжал кулаки.

– И тебе наподдали.

– Просто не ожидал я, что эти двое начнут прямо в баре. Я с ними еще встречусь.

– Да перестань ты, Костя, ведь убьют тебя или посадят. И что тогда нам делать? Что я Ленке-то скажу? Она звонит и просит, чтоб Андрей к телефону подошел. Я ж не говорила ни маме, ни ей, что Андрюши больше нет. – Оксана заплакала.

– Перестань, – глухо попросил Константин. – А твоим старикам надо про Андрюшку сказать, а то не по-людски выходит. Убили их внука, а мы не сообщили и похоронили без них.

– Так отец только что инфаркт перенес. Если бы узнал, то умер бы.

– Но одного все-таки сделали. – Константин обнял жену. – И других такое ожидает.


– Короче, вот что, мужики, – Топорик осмотрел стоявших перед ним крепких парней, – кто-то нам войну объявил, поэтому надо всегда быть наготове. Понятно?

– А чего тут непонятного? – усмехнулся один из парней. – Мы уж базарок вели за эту хреновень. Скорее всего это таежники, мы им сколько раз дорогу переходили. И Чусана им путь в город закрыл. Мы же их продавцов с рынка вышибали. И Тупик с ними не раз схлестывался. Короче, мы тут перетерли, что к чему, и решили...

– Решать буду я! – отрезал Топорик. – Насчет таежников неясно. Вполне могли и китаезы с Чусаной расправиться. Таежники не вешают, да еще плакат этот. На китаез это можно списать, у них тут дел много, а мы им здорово мешаем. В общем, мужики, внимание и еще раз внимание. И от меня...

– Слышь, Топорик, – насмешливо перебил его голос, – ты, похоже, за свою задницу боишься больше, чем за...

– Кто это там чирикает? – Топорик шагнул вперед. – Смелые стали! – Он криво улыбнулся. – Забыли, как я вас собирал? И отмазывал не раз. Не вы же увязывали...

– Да мы просто давно по-настоящему не работали, – не дал ему договорить другой. – И бабок приличных из-за этого не маем. Тут вас с Чусаной отмазывали, и нам обещали неплохие бабки дать.

– Получите, – сказал Топорик. – Дайте мне в себя прийти. Все-таки четыре месяца в камере проторчал. Сами понимаете.

– А когда отмечать будем? – спросил кто-то.

– Сегодня вечером большая пьянка! – крикнул Топорик.


– Да мы-то при каких тут? – поинтересовался по телефону бритоголовый верзила лет тридцати пяти.

– А узкоглазые могли? – спросил его человек, который говорил по телефону с Топориком.

– Запросто. Они желают все к своим рукам прибрать. Всю Сибирь уже заселили. На Дальнем Востоке их до едрени фени. И здесь свои кварталы желают создать.

– Вот что, Лохматый, ты перетри с Топориком. По-хорошему перетри. Объединитесь и пару раз врежьте им как следует. А потом данью все торговые точки обложите. Не поймут, тогда уже по-другому говорить будем.

– А может, лучше сразу им по черепушкам настучать? Ведь оборзели вконец, сучары узкоглазые.

– Не торопись. Надо это делать тогда, когда с ментами будет увязано. Я звякну и скажу, когда можно будет серьезно китаезами заняться.

– Ништяк. А насчет Топорика... Лучше тебе ему сказать об этом. А то ведь у нас кое-какие вопросы нерешенные остались. Я согласен на работу вместе с ним потому, что китаезы уже достали. Они, сучары гребаные, с корейцами и эвенками снюхались.

– С Топориком я базарил, и он в курсе. Как ты думаешь, кто мог Чусану вздернуть?

– Да мы здесь и сами варианты прикидывали. Вроде, кроме китаез, некому. Но с другой стороны, на подобное они вряд ли пойдут. И плакат этот хренов... Не родня ли этого пацана забитого? Пахан у него в десантуре служил, в морской пехоте, точнее. И вроде цыгане к этому отношение имеют. А в городе троих повязали, в тех районах, где цыгане торговали. Ну а наши люди вмешались, и их повязали. Вот я и мыслю, уж не цыгане ли их подставили? Разобраться надо бы. Просто сейчас дела имеются, а как все решу, я с ними...

– Не спеши. Ты постарайся выяснить, кто в натуре имеет отношение к повешенным. Может, кто-то из корейцев или эвенков вздернул Тупика и Чусану. Насколько я в курсе, Чусана с Тупиком хотели на меховщиков счетчик включить.

– Узнаю. У меня там есть стукачи.


– Слышал я, – затянувшись из длинной трубки, кивнул сидевший перед костерком пожилой мужчина с редкой бороденкой. Он снова глубоко затянулся и закрыл глаза.

– Лесовик, – сказал стоящий перед ним китаец, – я хочу знать, твои люди сделали это или нет?

– Не мои. – Старик покачал головой. – Мои убивают в тайге. А в городе мы не убиваем. – Он поднял голову. – А почему ты спросил об этом, Китаец?

– Милиция начала операцию по прочесыванию районов вокруг Красноярска. И мы думаем, что это связано с повешенными. В городе забрали около сотни наших рабочих. И их снова отправят...

– А ты мне вот на что ответь, – пробормотал Лесовик. – Почему вы все в Россию лезете? И бьют вас тут, и назад отправляют, а вы, как пчелы на мед, слетаетесь. Чего вам тут надо?

– А ты что, депутат Государственной думы? Или скинхедом стал? – Китаец усмехнулся.

– Да нет. Ни то и ни другое. Понять пытаюсь и не могу, почему вас русские мужики терпят. Вы же у них работу забираете, женщин в постель укладываете. Неужели не понимают, что очень скоро русских не останется?...

– Ты уверен, что твои люди не участвовали в этом? – снова спросил Китаец.

– Я о своих все знаю. – Лесовик снова затянулся.

– Пошли, – тихо сказал Китайцу мужчина с обветренным, темным от загара лицом. – Он сейчас обкурится, и говорить с ним будет невозможно.

– А ты, Соболь, ничего не знаешь о повешенных? – спросил Китаец.

– Кроме одного, – со злостью произнес Соболь. – Я бы сам вздернул их, если б мог. Они у меня дядю в прошлом году убили. Но не я это.

– Кто же? – пробормотал Китаец.


– За что вы его? – пытаясь остановить уводящих мужа двоих милиционеров, кричала Оксана. – Он ни в чем не виноват!

– Отойдите, Лопатина, – строго проговорил капитан. – Мы предлагали ему идти самостоятельно, а он попытался оказать сопротивление.

Милиционеры вывели Константина из квартиры.

– Я жаловаться буду! – со слезами закричала Оксана. – Настоящих бандитов отпускаете, а честного человека забираете. Костя! Я сейчас же еду в прокуратуру!

– Это ваше право. – Капитан вышел.

Опустившись на пол, Оксана зарыдала.

– Что случилось? – осторожно заглянув в комнату, спросила соседка.

– Костю забрали, – отозвалась Оксана.


– Плакаты изготовлены в одно время, – говорил полковнику милиции эксперт. – Примерно восемь месяцев назад. Свойства краски...

– Избавьте, Илья Семенович, от подробностей, – улыбнулся полковник. – Я и в школе не дружил с химией, знаю только, что Менделеев открыл периодическую систему элементов.

– Вы хотя бы знаете фамилию Менделеева. Многие не знают и этого. – Эксперт рассмеялся.


– Где был двенадцатого? – зло спросил лейтенант милиции сидевшего перед ним в наручниках Лопатина.

– Да иди ты! – дернулся к нему тот. – Дома и был! Вы совсем с ума посходили! Да! Я убил бы этих двоих, если б мог! Но не трогал я их! Не трогал!

– Слушай сюда, Лопатин, – криво улыбнулся старлей, – лучше напиши явку с повинной. У тебя убили сына, и ты думал, что это...

– Я не думаю, – перебил его Лопатин, – а знаю! Это они убили Андрюшку! И вы это знаете, но...

– Заткнись! – прервал его милиционер. – Я тебе даю последний шанс...

– Хватит! – резко произнес, входя, полковник. – Что за чертовщина тут происходит?! Почему он в наручниках?

– Его доставили по делу Чусанова, – ответил старлей. – И...

– Немедленно отпустить! – не дослушав, приказал полковник. – Кто...

– Я, – услышал он голос вошедшего седого подполковника. – Люди, которые нашли повешенного Тупикова, его знакомые. Так что...

– Снимите наручники и отпустите его! – повторил полковник. – Вас, Антон Петрович, прошу пройти со мной, – сдержанно обратился он к подполковнику. – А вы извинитесь и отвезите Лопатина домой. – Он взглянул на старшего лейтенанта.


– Четверо их было, – нехотя проговорил коротко остриженный амбал, лежавший на кровати с загипсованными ногами. – Отработали они нас шустро. Чусану выстегнули и потащили к двери. Хотя нет, браслеты ему нацепили, рот заклеили скотчем и глаза завязали. Я как раз очнулся и видел это. А потом меня снова вырубили и ноги, суки, переломали. Ништяк не одному. Знать бы, кто эти умельцы, мать их! А теперь еще и чалиться придется. Уж вы-то не упустите момент упрятать. – Улыбаясь, он взглянул на сидевшего рядом Арина.

– Не упустим, – весело согласился тот. – И получите по статье за хранение по максимуму. Правда, можешь себе срок скостить, если вспомнишь, что эти четверо говорили. Ну, может, по именам или кличкой кого-то называли?

– Да ни хрена они не говорили, – поморщился уголовник. – Влетели и давай нас ломать. Двое в окна, двое в дверь. Сначала одного из шестерок Чусаны забросили. Я поначалу подумал, что это ОМОН, но потом понял, что нет. В темном камуфляже все они были. А в натуре Чусану вздернутым нашли?

Арин, не отвечая, спросил снова:

– Оружие у них было?

– Я не видел. Слишком быстро все это произошло у них. Из нас никто и сопротивляться не смог. Влетел шестерка Чусаны, и начали они вчетвером всех укладывать. Только Мастер вроде пытался ударить одного. Точно, ногой хотел врезать, но его сзади другой вырубил. Впрочем, если бы мы и начали отмахиваться, ловить нечего было, у них школа классная. А тут еще мы растерялись. В общем, ничего больше сказать не могу. Но мы все равно узнаем, кто это такие, и свое с них получим.

– Может, шепнешь, когда узнаете? – усмехнулся Алексей.

– Сам узнаешь, когда трупы найдешь, – процедил уголовник.

– Хорошо. – Алексей вышел из палаты. – Не приходил к нему кто-нибудь из приятелей? – спросил он сидевшего у двери милиционера.

– Да не положено же, – поднявшись, доложил тот.

– Я и не говорю, что положено. Никто не пытался?...

– Нет, – покачал головой старший сержант.


– Отправляйте его на пенсию, – нервно говорил полковник. – Додуматься надо – те, кто нашел повешенного...

– Я уже в курсе, – кивнул генерал-лейтенант милиции. – И скоро проводы устроим. Не хотелось его обижать. Все-таки... – Не договорив, рассмеялся. – Он убежден, что это дело рук Лопатина. И знаешь, Букин, – вздохнул он, – вполне возможно, Антон Петрович прав. Лопатин служил в специальном подразделении морской пехоты. Неуравновешен, несколько раз его задерживали за драки. Правда, уголовных дел не заводили. К нему иногда приезжают сослуживцы. Так что можно допустить, что Лопатин вызвал своих приятелей и они устроили самосуд.

– А за месяц до этого для тренировки повесили Тупикова? – усмехнулся Букин.

– Черт возьми! – воскликнул генерал. – Я и забыл об этом. Запудрил мне мозги Громахин и почти убедил, – засмеялся он. – Не надо брать...

– Он уже был в ИВС, – не дал ему договорить полковник.

– Все, – решил генерал, – устраиваем пышные проводы на заслуженный отдых подполковника Громахина.


– Господи! – Оксана кинулась к вошедшему мужу. – Костя! Пришел... – Она, обняв его, заплакала.

– Да хватит мокроту-то разводить, – отстранился он. – Отпустили меня. Там есть один подполковник чокнутый, вот он меня и прихватил. Помнишь, нам звонила Светка, когда они труп нашли. Вот из-за этого меня и взяли. Мол, все я подстроил. Светку с Аркашкой тоже, наверное, забрали, – усмехнулся он.

И тут зазвонил телефон. Оксана взяла трубку.

– Да, – кивнула мужу. – Зоровы звонят. Их тоже забирали.


– Лопатина взяли. – Алексей засмеялся.

– И Зоровых тоже, – кивнул полковник. – Якобы Лопатин повесил, а Зоровы нашли. Громахин сам решил это дело раскрыть, и почти получилось. Хотя смешного тут ничего нет. Это серьезные преступления. И наверняка будут еще трупы, нутром чувствую. Судя по всему, кто-то сводит счеты с приятелями Топорика, не остановятся на этих двоих вешатели. Вот что, мне нужны данные обо всех ранее судимых или просто привлекавшихся людях с боевым прошлым. Афган, Чечня и прочие горячие точки. Постарайтесь никого не пропустить.

– Но если это так, – проговорил подошедший Лепин, – то они делают нужное дело. Я бы не стал торопиться...

– Совершены уже два убийства. Не важно, кого именно убили, самосуд у нас запрещен законом, как, впрочем, и во всех цивилизованных государствах. Кровная месть тоже...

– Понял, – кивнул майор. – Значит, будем искать. А что прокуратура говорит?

– Пока ничего, – ответил полковник. – Очевидно одно: Лопатин тут ни при чем. Но то, что кто-то пытается привлечь к этому внимание, тоже очевидно. Документы подложили спустя время после убийства.

– Да, – согласился майор, – подбросили нам задачку. Верно вы сказали, Станислав Павлович, – те, кто вешал Тупика и Чусану, люди тренированные и опытные...

– Насчет опыта ничего сказать не могу, но что они выделываются – факт. Гораздо легче Чусанова было захватить одного. А они напали на группу и тем самым нажили себе врагов среди уголовников. Кроме того, устроили чуть ли не показательную казнь. Повесили и оставили плакатик. Хорошо еще, об этом не пронюхала пресса. Наверняка к подобному шоу многие отнесутся одобрительно.

– Почему отпустили Чусанова и Топорикова? – спросил майор. – Ведь было доказано, что именно они забили Андрея Лопатина. И судья вроде нормальный мужик.

– Свидетели еще до суда отказались от своих показаний. А в основном на них и строилось обвинение.

– Все двенадцать отказались? – удивился майор.

– Восемь. Двое куда-то уехали, а двое просто пропали. Вот так. А защита нашла четверых, которые видели, что Лопатина избивали в туалете трое крепких парней, которые потом сразу скрылись. Так же отпустили и Тупикова. Ведь трое видели, что таксиста избивал не Тупиков. А против свидетелей не попрешь. Сейчас, сами знаете, надо брать с поличным. Да и то не всегда это помогает. Демократия зато... – Полковник вздохнул. – Сколько раз было – вроде бы все доказано и начинается суд. А на заседании этого суда преступник заявляет, что преступления не совершал и сознался под давлением. И все, в лучшем случае на доследование вернут. Шелупонь разную да гастролеров сажаем. А местных, особенно тех, кто у уголовного руля стоит, – что-то и не припомню. Но мы должны найти этих палачей.

– А у меня, например, желания такого нет, – сказал капитан. – Все-таки...

– Это твоя работа, – жестко прервал его полковник, – искать убийц.


– Ну что, – сказал Борисов, – вот и собрал я свою бригаду. Начнем работать.

– Игорь Васильевич, – обратился к нему крепкий молодой мужчина, – а кто из угро будет с нами?

– Все. А конкретно – полковник Букин со своей группой. Почему вы спросили?

– Просто чтоб знать, – ответил тот.

– Какие есть мнения? – спросил Борисов.

– Среди работников угро, – сказал Соколов, – есть такие, кто вроде бы их поддерживает...

– Прошу говорить по существу, – сухо оборвал его Борисов. – Каждый имеет свое мнение, и запретить его высказывать не может никто. Но стучать на коллег – это не совсем порядочно.


– Привет, Лопата, – услышал Константин в телефонной трубке.

– Здоров, – нахмурился он. – Кто ты такой? Не узнаю что-то.

– Вот это да! – засмеялся мужчина. – Быстро же ты боевых товарищей забываешь. Мичмана Панова забыл?

– Валентин! – воскликнул Лопатин.

– Вспомнил все-таки. Ты дома сейчас?

– А ты где?

– В Красноярске.

– Так приезжай! Ты где именно? Я за тобой подъеду...

– Доберусь. Минут через сорок буду у тебя.

– Жду.

– Да, – добавил мичман, – я не один. Сюрприз тебя ожидает.

– Хорошо, – засмеялся Лопатин, – давай с сюрпризом. Оксанка! К нам гости едут!



– Какие сейчас гости? – услышал он грустный голос жены.

– Мои друзья по армии, – гораздо тише произнес он.

– Пусть приезжают, – равнодушно отозвалась она.

Константин пошел на кухню, достал из холодильника бутылку водки, налил рюмку и залпом выпил. Поставив бутылку назад, закурил. Подошел к окну и, играя желваками, уставился на улицу.


– Салют! – кивнул сидевшему у телевизора Топорику худощавый мужчина.

– Во блин! – вскочил тот. – Змей! А ты откуда? Свалил, что ли?

– На кой хрен эти неприятности? – подмигнул ему тот. – С поселения и в отпуск уезжают, если подмажут. Тем более тут ехать всего хрен да немножко. Маман телеграмму слезную, заверенную медициной, прислала – мол, при смерти, хочу сына напоследок узреть. Ну, на лапу дал трохи – и пять суток вольный. – Он засмеялся.

– Ништяк, – кивнул Топорик. – А у нас тут...

– Да слышал уже, – не дал ему договорить Змей. – И кто, ты не в курсе?

– Знал бы кто, закопал бы уже! Сначала Тупика, а потом Чусану. Вот суки позорные!

– Ну а на кого думаешь-то?

– Да на кого, хрен его знает. На нас многие зубы точат. В глаза не скажут, а при случае запросто перо в бок сунут. Но тут хреновень другая. Отработали компашку Чусаны и его уволокли. А остальных скоцали наручниками, сейчас такие в ларьке можно купить, и исчезли. Кто-то, может, и они сами ментов вызвали. И парнишек всех повязали. Сейчас в больничке они. И мусора у палат. Через пару деньков в тюремную переведут. Но с ними все-таки перетерли, они и рассказали, как все было.

– Во, блин, дела! Кому-то вы очень серьезно дорогу перешли. Вот и надо думать – кому? Я тут прикинул и на таежников грешу. Ведь вы им запретили в городе торговать. А Чусана с Тупиком вообще с магазинов бабки брали. Его же предупреждали.

– Да не при делах тут таежники. Я с Лохматым вот-вот встретиться должен. Не они это. Я больше на китаез думаю. С Лохматым перетрем это дело. Заодно и на бабки сообща китайцев крутнуть попробуем. Не поймут по-хорошему, мы им тогда...

– Давно надо было. А то, блин, все заполонили, лес тоннами увозят. А ведь это очень большие бабки. Правда, не для нас – там думать надо, клиентов искать, на лапу давать тоже необходимо. Опять-таки транспорт и все прочее. Но стружку в виде зелени с китаез за это дело снять следует.

– Приедет Лохматый – подкатывай, перетрем это дело. Лохматому это проще сделать, тайга его территория.


– И что? – спросил Китаец. – Сколько отправили?

– Тридцать два человека, – недовольно отозвался толстый китаец. – Двенадцать женщин, остальные мужчины. Пятеро наших людей попали. Хорошо еще сопротивления не оказали.

– Кто именно?

– Да просто бойцы.

– Ладно, переживем. Партию леса отправили?

– Сейчас это невозможно, везде милиция. Что Лесовик говорит?

– Он ни при чем. Кто-то из местных это сделал. Скорее всего коммерсанты наняли кого-то. У Тупика и Чусаны был какой-то покровитель с погонами, вот и стали наглеть. Но кто-то остановил их. Правда, нам от этого не легче. Сейчас милиция начнет проверять всех. Особенно займутся нами. Можно сказать, нас кто-то подставил. И я бы хотел знать кто.

– Надо обратиться к нашему человеку в...

– Пусть твои люди поговорят со своими знакомыми, – перебил Китаец, – может, что-то и выяснится.


– В городе был Лесовик со своими людьми, – недовольно говорил генерал-лейтенант. – И Лохматый был. Почему я об этом узнаю, когда они уже ушли? Лесовик три года числится в федеральном розыске, Лохматый полтора, а они расхаживают...

– Не было их в городе, – перебил худощавый мужчина в штатском. – Оба находились в дачном поселке, и мы узнали об этом после того, как они ушли.

– Они должны были сидеть в ИВС. Пора кончать с этими таежниками и с бандой Лохматого тоже. И плотнее сотрудничайте с иммиграционной службой. Китайцы словно саранча. Их отправляют назад, но меньше не становится. Немало преступлений совершено ими. Есть данные, что китайцы организовывают свои преступные сообщества. Нам своих через край, только Триады не хватало.


– Кто там? – подойдя к двери, спросил Константин.

– Открывай, Лопата! – раздался веселый голос.

– Наконец-то! – Он открыл дверь.

– Привет, Лопата, – улыбаясь, протянул руку рослый мужчина средних лет.

– Привет, мичман, – засмеялся Константин. Они обнялись.

– Нам оставь, – в один голос проговорили стоявшие у двери двое крепких мужчин с набитыми пакетами.

– Оксанка! – поочередно обнявшись с ними, крикнул Лопатин. – Иди знакомься.

Из комнаты вышла заплаканная жена.

– Здравствуйте. Я сейчас что-нибудь приготовлю. – Она ушла на кухню.

– Случилось что? – спросил мичман.

– Сына забили, – ответил Лопатин.


– Да, – произнес, рассматривая фотографии, Борисов. – Самоубийства я видел, но чтобы вот так – кто-то вешал, да еще с плакатом на груди, не приходилось. И мне кажется, что это не последние. Нет ничего существенного, уцепиться не за что. Единственное, что знаем, – четверо прекрасно владеющих какими-то видами единоборств людей. И что они утащили Чусану, а потом его повесили. Вопрос: почему не кончили на месте? Почему повесили плакат на грудь? А сложная работа предстоит. – Он осмотрел сидевших в кабинете троих сотрудников. Остановил взгляд на молодой женщине. – Варя, почему вы пошли работать в органы?

– Ну как вам сказать. С детства любила фильмы о милиции, читала много о ее работе...

– Романтика, – улыбнулся Борисов. – А в жизни все гораздо злее и хуже. Не жалеете?

– Нет.

– А не очерствели еще? Например, я через год работы почувствовал, что стал грубее и злее. Пропал азарт, восторг, с каким получил удостоверение опера. Я это не для того говорю, чтобы отвратить вас от работы, а для того, чтоб вы поняли – это очень и очень серьезно. Нужно относиться к расследованию ответственно и вдумчиво. Вешают людей. Повесили, как вы помните, двоих. И не важно, что петли накидывались на шеи тех, чье место на нарах. Надеюсь, вы это поняли.

– Игорь Васильевич, – негромко произнес мускулистый молодой мужчина, – а если это... работает отец убитого парнишки? Или мать наняла...

– Потому я и говорил, – сказал Борисов, – чтобы вы поняли. Совершено тяжкое преступление. Мы должны найти преступника или преступников. А почему он это совершил, будет разбираться суд. И поверьте, нет ничего, что могло бы оправдать убийство. Пять лет назад в Новосибирске осудили извращенца-убийцу. Он изнасиловал мальчика пяти лет и убил его. Отец этого мальчика военный. Когда подсудимого выводили из «воронка», он дважды выстрелил в него из пистолета. Ранил в плечо и в грудь. Тот остался жить и был осужден после выздоровления на пятнадцать лет лишения свободы. Отца убитого мальчика приговорили к десяти годам. На этом поставим точку. Прошу больше об этом не говорить. Кто думает иначе и оправдывает убийцу, пусть скажет мне, и я найду причину удалить его из группы. Подумайте каждый и решите. Все. Через два часа у меня.

– Если вы даете время подумать, – сказала Варя, – то не надо. Мы сами выбрали эту работу и поэтому...

– Извините, – негромко, не дав ей договорить, вмешался мускулистый, – Игорь Васильевич, я просто сказал...

– Вопрос закрыт! – отрезал Борисов и улыбнулся Варе: – А вы мне нравитесь. Как человек, – увидев улыбки на лицах остальных, строго добавил он и, не выдержав, рассмеялся.


– Погоди, – остановил Лопатина мичман. – Выходит, купили судей? – Он налил в рюмки водки. – Как же так-то? Взяли, было следствие, а потом отпустили?

– Свидетели показания изменили, а еще и другие нашлись. – Лопатин взял рюмку, не чокаясь, залпом опрокинул ее в рот.

– Во дела, – покачал головой один из гостей. – Значит, и так бывает – берут убийц и оправдывают. Но ведь...

– Сейчас все бывает, – перебил его мичман. – У нас во Владике тоже не раз подобное бывало. И ты так это оставил?

– А что я могу? – пожал плечами Константин. – У меня еще дочь есть и жена. Не могу же я...

– Верно он говорит, – поддержал Лопатина крепкий мужчина с узким шрамом на скуле. – Посадят, и все дела. Сына этим уже не вернешь.

– Хорош тебе, Попов, – махнул рукой третий гость. – Оставлять так тоже нельзя.

– А что бы ты сделал? – спросил Попов. – Прикинь трезво. Посадят...

– Действительно, – согласился третий. – Верно. Просто упекут Костю.

– Ты, Сашка, мог бы жить, зная, что убийцы твоего сына ходят по улицам? – взглянул на него мичман. – И ты, Семен, тоже, – перевел он взгляд на Попова. – Я бы прибил. Хотя бы потому, что у меня один сын, продолжать род Пановых некому было бы. Так что, мужики, говорите что хотите, а я при своем мнении...

– Да потому что у тебя такого не случилось! – закричала вошедшая в комнату Оксана. – На что ты Костю толкаешь?! Тут одного из них убил кто-то, и то за Костей сразу приехали! Друг называется! Говорить всегда легче. Вот возьми и убей, – она взглянула на мичмана, – второй жив еще. А то говорить все горазды! – Оксана вышла из комнаты.

– Ну что, Валек, – усмехнулся Попов, – и крыть нечем. – Он налил всем водки. – Права она, говорить легко, особенно когда тебя это не касается.

Мичман опрокинул в рот рюмку и выругался. Взяв сигарету, закурил.

– Права-то она права, – с дымом выдохнул он. – Но и оставлять так нельзя. Может, обсудим это, морпехи?

– А как одного убили? – спросил Попов.

– Повесили, – негромко отозвался Константин, – и на груди картонку прикрепили: «Так будет с каждым».

– Ну вот, можно под этих вешателей и сработать. Я – за.

– Да хватит вам, – встрепенулся Константин. – Сами...

– Ты в стороне останешься, – остановил его Попов.

– Больше об этом ни слова! – закричал Лопатин. – Я сплю и вижу, как я этих гнид в ванне топлю! Если бы их сразу выпустили, наверное, убил бы. А сейчас что-то перегорело во мне. Аленка еще есть. Она до сих пор не знает, что брата не стало. – Он всхлипнул. – Так что не бередите душу. И лучше, если вы просто уедете. Сами понимаете – сейчас мне не до застолья.


– Всем на пол! – крикнул ворвавшийся в комнату омоновец.

Четверо мужчин и полная женщина уже лежали на полу. В комнату вбежали еще трое в камуфляже и в масках. Следом неторопливо вошел средних лет мужчина.

– Ну, – усмехнулся он, – как будем говорить? Добровольно все выдадите или придется искать?

– В шкафу, – простонала женщина, – под матрацем, и все.

– Первый шаг к сотрудничеству сделан. Но все ли там? – Штатский хмыкнул. – Приведите понятых и начинайте обыск.

– Ну, ментяра, – прохрипел один из лежащих, – нож по тебе, сучара, плачет! Дождешься...

– Смени пластинку, Резак, – ухмыльнулся оперативник. – Сколько лет уже пугаете. Перед последней сидкой ты мне тоже перо в бок обещал. А отсидел восемь, вышел и снова на нары пойдешь. Только теперь больше червонца схлопочешь.

– Погоди, Васин, – угрожающе забормотал Резак, – не все на твоей улице...

– Этих можете уводить, – кивнул Васин. – А вот Анфису Степановну оставьте.


– Снова кто-то навел, – процедил один из двух молодых мужчин, сидевших в белой «ауди». – Знать бы, кто стучит, своими руками удавил бы.

– А чего же твой ментяра не предупреждает? – зло спросил другой. – Ведь ты ему платишь.

– Видать, из доверия вышел. Трогай, Ворон, а то и нас загребут. Снова этот Васин, мать его! – Он сплюнул в открытое окно.

* * *

Атаманово

– Анфиску повязали! – вбегая в кабинет, крикнул Будо.

– Как? – вскочил Ниро.

– Только что Учитель позвонил.

– Снова, – процедил Ниро. – Кого еще взяли?

– Резака и Степана.

– Значит, опять кто-то навел. Надо выяснить кто!

– Как?

– Ты прав. Надо поговорить с Русаком, пусть выяснит. Сколько денег потеряли! Ведь только поступил Анфискин товар. Кто же это?

Будо молча пожал плечами.


– Ну вот, – проговорил, набивая трубку, седой цыган, – снова наших повязали. Зачем туда что-то давать? Самим надо торговать. А так, – он достал кресало и, прикурив, пыхнул дымом, – одни убытки. И большие убытки.

– Я говорил, – вздохнул Будо, – не надо...

– Заткнись! – крикнул седой. – Зря тебя вообще оставили. Ты только и знаешь что лошадей. Вот и иди на конюшню, – махнул он рукой.

– Цыган – это небо чистое, – проговорил тот, – ветер, звездное небо над головой и...

– Все! Иди к лошадям! – крикнул цыган.


– Да! – зло бросил Ниро в телефонную трубку. – Снова милиция нагрянула!

– В общем, слушай сюда, – произнес мужской голос. – Это твои дела. Но если ты сдашь...

– Ты думаешь, что говоришь?! – раздраженно перебил Ниро.

– Тебе сказали. И пока не разберешься, про нас забудь.

Телефон отключился.

Выматерившись, Ниро отбросил сотовый. Играя желваками, подошел к столу и взял сигару. Прикурил.

– Надеюсь, Анфиска не скажет, кто ей поставлял наркотики, – пробормотал он.

* * *

Москва

– Черт знает что такое! – недовольно говорил невысокий лысый мужчина. – Вешают двоих, а милиция не может найти виновных. Мало того что повесили, еще и плакатики на груди оставили. Неуловимые мстители, – процедил он.

– Погоди-ка, Пончик, – засмеялся черноволосый атлет, – похоже, ты...

– Представь себе, Геракл, – раздраженно прервал его тот, – я крайне возмущен этим. Срываются поставки. Заказов сейчас, как никогда, много, а там паника. Каждый из поставщиков подозревает другого, и это крайне негативно сказывается на моих делах.

– Поезжай и разберись, – посоветовал Геракл.

– Для разборок есть ты. Так что сделай милость, отправь туда...

– Слушай, умник, – недовольно прервал его атлет, – не строй из себя босса могущественного синдиката. Вы платите мне за освобождение от дани разным отморозкам, но...

– Ты забыл, – вспыльчиво перебил его Пончик, – что имеешь определенный процент с наших денег? А за охрану получаешь отдельно!

– Хватит вам, – поморщился плотный мужчина. – Общее дело делаем, а вы сцепились, как бабы на рынке. Там действительно что-то не так. Я разговаривал и с охотниками, и с Топориком. И те и эти грешат друг на друга. А скорее всего это дело рук китаез. Желтолицые, похоже, уже чувствуют себя у нас, как в Поднебесной, мать их. Лес сотнями тонн увозят и...

– Я предлагал, – перебил его Геракл, – наложить на них контрибуцию.

– Так в чем дело? – усмехнулся плотный. – Поезжай и наложи. Имеющий вес в тех местах благодаря этому делает себе очень неплохие бабки, не выходя из квартиры. Ему подносят их и еще говорят спасибо, что берет. Нам туда совать руку опасно, отрубят по самое плечо. Каждому свое место и свой заработок. Надо все выяснить о тех, кто вешает. Заметьте, вздернули двоих из тех, с кем мы имеем дело. Кроме того, в Красноярске уже накрыли несколько точек с нашей наркотой. Мы наладили поставку и не можем получить свои бабки. Выходит, только теряем деньги. А это твоя затея, – кивнул он сидевшему у окна худому бледному мужчине.

– Слушай, Славик, – спокойно ответил тот, – до этого все было отлично и все были довольны. И ты в том числе, – усмехнулся он. – Так что не надо искать крайних и возвышаться над другими. Ты никто и звать тебя, впрочем, как и нас, никак. И все это прекрасно понимают. Решать будем не мы. Следовательно, эти разговоры ни к чему, – усмехнулся он. – Есть кому решать, и как скажут, так и будет. А строить из себя всемогущих...

– Морфий, – недовольно прервал его Вячеслав, – тебя не туда занесло. Мы не лезем в верхушку, но рассуждать должны. Все-таки на нас многое, если не все, держится. И зря ты говоришь, что решать есть кому. Мы не шестерки...

– А кто же мы? – хохотнул Морфий. – Это наиболее точно отражает нашу работу. Нам командуют, мы идем и делаем. Забыл, как тебя вызвали от роддома? У тебя сын родился, которого ты, кстати, очень ждал, а увидел ты его через неделю. Единственное, чем мы отличаемся от шестерок, – имеем процент с каждого дела. И поэтому считаем себя...

– Перебрал? – насмешливо спросил, входя, мужчина в камуфляже. – Тебя несет куда-то. Я здесь вот почему, – сразу перешел он к делу. – Кому-то надо ехать в Красноярск. Там вот-вот сцепятся между собой люди Финна и охотники. И вообще пора ставить на место китаез.

– А почему только их? – насмешливо спросил Морфий. – В тех краях и других нерусей полно. Армян там тоже довольно...

– С армянами все решено, – ответил вошедший. – А с китаезами надо разобраться. Они совсем обнаглели. И похоже, у ментов есть их засланный казачок. Правда, сейчас их потрепали основательно, кто-то решил, что они причастны к повешенным.

– А почему бы и нет? – спокойно проговорил Морфий. – Я, например, вполне допускаю, что азиаты могли сыграть...

– Тебя никто не спрашивает! – отрезал вошедший. – Поедете ты, Славик, и ты, Геракл. Парней сами отберите, человек семь, больше не надо.

– А почему бы тебе не поехать? – огрызнулся Геракл. – Ты, Урядник, похоже...

– Закрой пасть! – Урядник усмехнулся. – Это не я решаю. Или ты боишься?

– Думай, прежде чем говорить! – Геракл вскочил.

– Например, я так и подумал, – произнес Морфий.

– А ты вообще не чирикай! – Геракл ожег его взглядом.

Морфий рассмеялся.

– Хватит вам, – процедил Вячеслав. – Как малолетки, базарите. Когда ехать?

– Сегодня улетите, – отозвался Урядник. – Так что собирай парней, – кивнул он Гераклу.


– Надо сообщить Ивану, – вздохнул пожилой лысый мужчина.

– Не стоит, – возразил подтянутый мужчина. – У него важные переговоры, не будем портить ему настроение. Тем более там он не задержится, через пару дней приедет и тогда все узнает. К тому же, думаю, не так все смертельно, как кажется. Ну повесили двоих шестерок. В конце концов, у них наверняка там свои разборки, и нам не стоит вмешиваться. Конечно, отправить туда людей придется, для того чтобы свести их вместе.

– И все-таки я думаю, – сказал пожилой, – что Иван должен знать...

– Сейчас его не стоит беспокоить. – В кабинет вошла красивая высокая женщина. – Он вернется, тогда и сообщим. Вообще-то я согласна с Артуром, – она взглянула на подтянутого, – скорее всего там свои разборки. Решили не стрелять и не взрывать, как это бывает в подобных случаях, а выкинуть нечто оригинальное. Надо выяснить, кому могли перейти дорогу эти уголовники. Например, я уверена, что к нашему делу это не имеет отношения.

– Они работают на нас, – не согласился пожилой. – И мы обязательно должны все выяснить и принять правильное решение. Удар нанесли по нам в первую очередь. Потому что разве только милиция не знает, на кого работают эти придурки.

– А вас, папа, это, похоже, задевает, – рассмеялась женщина.

– Стелла, – недовольно произнес он, – я сколько раз просил не называть меня папой. Я отец Ивана, а не твой. А все эти народные...

– Хорошо, – улыбнулась она, – Степан Андреевич, больше никогда не назову вас папой.

– Извините, Степан Андреевич, – Артур пожал плечами, – я не понимаю вас. Иван тоже за то, чтобы его жена...

– А я не желаю, – процедил тот. – И не стоит это обсуждать.

– И тем не менее, – улыбаясь, проговорила Стелла, – Ивану сейчас сообщать ничего нельзя, это ему повредит, вы же знаете его.

– Да уж, не в меня, – вздохнул Степан Андреевич.

«И очень хорошо, что не в тебя», – мысленно усмехнулась Стелла.

– Кого пошлете в Красноярск? – взглянул на Артура Степан Андреевич.

– Геркаева с его бойцами и Суслина. Вячеслава там знают, и он сможет...

– Геракла-то зачем? – недовольно спросил Степан Андреевич. – Он же и умеет только...

– Вполне возможно, там именно это и понадобится, – перебил Артур. – Ведь повешенные – это не шутка.

– И все-таки Ванюхе нужно было сообщить, – вздохнул Степан Андреевич. – Уж он-то быстрее нашел бы, что там за вешатели объявились.

– Не думаю, – возразил Артур. – Там своя территория и свои дела. К тому же люди...

– Ванька не зря тоже Грозным зовется, как и я, – самодовольно проговорил Степан Андреевич. – Он везде и все может... – Продолжая ворчать, он вышел.

– Скорее бы сдох, – прошептала Стелла.

– А почему он тебя никак не примет? – усмехнулся Артур.

– Из-за моего отца. – Стелла поморщилась. – Они знали друг друга и из-за чего-то крепко поссорились. А тут неожиданно мы с Иваном решили пожениться. Мой папа тоже принял это в штыки. Я никогда не слышала столько мата. И Ивану отец активно высказывал свое недовольство. Но любовь победила все! – Она рассмеялась.

– Любовь? – ехидно переспросил Артур.

– Перестань, – бросив взгляд на дверь, быстро шепнула она. – Я жена Грозного.

– Надолго? – негромко спросил он.

– Как будешь стараться, – подмигнула Стелла.


Стамбул

– За наше сотрудничество, – приподнял фужер с вином смуглолицый пожилой мужчина.

– За успешное сотрудничество, – улыбаясь, уточнил крепкий мужчина лет тридцати пяти. – И за то, чтобы нам всегда и во всем...

– Дорогой, – улыбаясь, перебил его пожилой, – не все сразу, всему своя очередь. За это мы еще выпьем. Но сейчас там что-то не так?

– Всегда что-то не так, – спокойно заметил крепкий. – Ведь мы не торгуем детским бельем. – Он рассмеялся.

– Это правильно, – заметил пожилой. – Но мы хотели бы обговорить с вами и поставку леса. Это возможно?

– Разумеется. Ко мне пока никто не обращался по этому поводу. А наладить возможно. В конце концов, те края богаты лесом. И насколько мне известно, его вывозят. Правда, не всегда успешно.

– Вот и надо обсудить этот вопрос, – сказал пожилой. – Поверьте, Иван, это очень хорошие деньги. Просто вам надо будет...

– Умар-бек, – усмехнулся Иван, – я помню ваше правило – за обедом никаких разговоров о делах. Или вы изменили ему?

– Нет, разумеется, – засмеялся Умар. – Но я бы хотел знать ваш ответ, уважаемый.

– Это возможно. – Иван отпил вина. – Хочу предупредить сразу – лес никак не будет связан с нашим бизнесом.

– А вы научились быть деловым человеком, – весело заметил Умар-бек.

– Достойные учителя были, – улыбнулся Иван.


– Не верю я этому русскому, – говорил наголо стриженный смуглый мужчина. – Зря ему Умар-бек доверяет. За последние партии так и не отдал...

– Это не твое дело, Саид, – сердито проговорила плотная блондинка, – и не суй сюда нос. Ведь ты головой вообще работать не умеешь.

– Сказала бы ты мне это у нас, – процедил смуглый, – я бы тебя поставил на место. Не понимаю, как живут с женщинами европейцы. Женщина должна быть кроткой и во всем угождать мужчине. А у вас...

– Да и у вас уже все по-другому, – усмехнулась она. – Что же ты не поехал на родину, если тебе так...

– Да здесь лучше. К тому же сейчас там война. А бегать с оружием...

– Поэтому и молчи. А то я могу посоветовать Умар-беку отправить тебя на родину. Что касается войны, – она засмеялась, – на ней можно неплохо заработать. Война – занятие для настоящих мужчин.

– Пытаешься задеть меня?

– Я только повторила древнее изречение. – Блондинка, посмотрев на часы, вздохнула. – Сейчас приедут. Пойду встречать.

– Кто? – спросил Саид.

– Тебя это не касается! – Блондинка вышла.

– Меня все касается, – зло пробормотал он. – Плохо, что ты этого до сих пор не поняла.


– Меня тревожит Красноярск, – сказал Иван, – что-то там не так. За последние три месяца милиция арестовала четверых наших торговцев. Наш человек из УВД в командировке, и поэтому мы ничего не знаем. А кроме того, там появились другие торговцы. Поэтому я и приехал.

– У нас много покупателей, – улыбнулся Умар-бек. – И вполне возможно, они поставляют товар в Красноярск. В этом помочь я тебе не могу.

– Может, назовешь тех, кто еще там торгует?

– Да ты что спрашиваешь? Похоже, ты совсем не понимаешь...

– Это ты не понимаешь, – недовольно перебил Иван. – Я теряю клиентов, а следовательно, и деньги. Ведь мы с тобой давно сотрудничаем в этом бизнесе.

– Таких, как ты, у меня знаешь сколько на постсоветском пространстве? Не думал я, что ты спросишь об этом.

– Значит, придется искать самому.

– Это, Грозный, твои проблемы.

– Ладно. Тогда лес тоже не мои проблемы. Я никогда не связывался с древесиной и не собираюсь изменять своим правилам.

– Вот, значит, как? Ну что же. Значит, сделка не состоялась. Ты всего-навсего один из покупателей, и я вполне могу обойтись без тебя. А вот ты без меня...

– Прощай, Умар. – Иван вышел.

– Прощай, Грозный, – кивнул Умар-бек. Он рассмеялся и тут же, прервав смех, позвал по-турецки: – Иди сюда, надо кое-что решить.


– Значит, так? – зло бормотал идущий к воротам Иван. – Хрен на меня забил? Но в Красноярске ты больше покупателей иметь не будешь. И вообще я постараюсь, чтоб ты как можно меньше торговал в Сибири.


– Нет, – Умар-бек проводил взглядом выезжавший из ворот «мерс», – убирать его не стоит, он не опасен. К тому же все-таки Грозный реальная сила в тех краях, и лес может поставлять оттуда только он. Но надо будет понаблюдать за ним. И если он хоть что-то предпримет против, тогда уберем.

– Сейчас это сделать гораздо проще, – проговорила блондинка. – И...

– Сделай, как я сказал, – недовольно прервал ее Умар-бек. – И вообще, Эльза, в последнее время ты ведешь себя слишком вызывающе. Постоянно провоцируешь Саида. Несколько раз схватывалась с Гульнарой. Смотри, моему терпению может прийти конец.

– И что тогда? – насмешливо спросила она. – Убьешь? Но ты без меня...

– Я предупреждаю в последний раз! – раздраженно перебил ее Умар. – Иди! И не вздумай своевольничать, Грозный нужен мне живой.


Москва

– Вы не полетите, – сказал Урядник. – По крайней мере в течение этой недели.

– Черт бы тебя побрал! – процедил Геракл. – Мы, как идиоты, ждем уже сутки. И вдруг ты являешься и говоришь...

– Знаешь, чем я отличаюсь от тебя? – не дал договорить ему Урядник. – Обо всех решениях узнаю первым.

– А чего они там?

– Ты их спроси.

– Ты мне не указывай, что делать. Мы сутки на чемоданах просидели.

– Я тебе повторяю, – недовольно проговорил Урядник, – не я решаю.

Геракл выругался.

– И Славику сообщи, – сказал Урядник. – Он наверняка тоже психанет. Я тебе серьезно говорю – сам только что узнал.

– Вот и Славику говорить сам будешь, – процедил Геракл. Посмотрел на часы и снова выругался.

– К бабе, что ли, опоздал? – усмехнулся Урядник.

– Да просто время потерял, – зло отозвался Геракл. – И парни сидят.

– Собирай их и катите во Внуково, – проговорил Урядник. – Через два часа Грозный прилетит. Встретите. – Он вышел.

Геракл снова выругался. Вытащил сотовый, набрал номер, сообщил:

– Поездка отменяется. – И услышал мат. – Я такого же мнения.


– Интересно, – вздохнув, проговорил Артур, – удалось Ваньке решить вопросы?

– Узнаем, – кивнула сидевшая в кресле Стелла. – Скоро приедет. Правда, он всегда рассказывает только Андреичу. Странно, что он женился на мне против воли своего папашки. Хотя не на мне он женился, а на папиных деньгах и связях. Но все равно я буду счастливой и богатой.

– Твои бы слова да Богу в уши. Но не думаю, что у тебя все получится. Прежде всего Андреич против тебя.

– Андреич не вечен, впрочем, как и Иван. В Красноярске кто-то начал убивать людей Грозного. Вполне возможно, доберутся и до Ивана с отцом. Я на это очень надеюсь.

– И тогда ты станешь хозяйкой всего. Но потянешь ли? – с сомнением спросил Артур.

– А мне вполне хватит того, что останется в банках. Я не стану совершать никаких противозаконных действий и...

– Тебя тогда просто убьют, – перебил Артур, – ведь ты оставишь людей без работы.

– Я отдам им все, и они сами будут решать, что и как делать. Я просто отойду в сторону.

– Ты в курсе всех дел, неужели думаешь, что тебе удастся отойти.

– Мне удастся.


– Привет, – кивнул, садясь на заднее сиденье джипа, Иван.

Рослый парень закрыл дверцу. В джип сели Геракл и еще двое. В автомобиль охраны уселись четверо парней. Машины тронулись.

– Как съездил? – спросил Геракл.

– А тебе какое дело? – усмехнулся Иван.

Геракл резко отвернулся.


– Как президента, охраняют, – усмехнулся сидящий за рулем красной «восьмерки» смуглый молодой мужчина.

– Папаня сынка бережет, – хмыкнул его сосед. – Но зря, их ничто не спасет.


– Да, – недовольно произнес плотный блондин. – Надо было там делать. Здесь, похоже, невозможно.

– Да не гони ты лошадей, – возразил ему рослый азиат. – Может, ничего и не надо будет делать. Грозного тоже понять можно – наркота сейчас изо всех щелей в Россию идет, и конкуренция очень большая. А тут еще продает кто-то по заниженной цене наркоту того же качества. Понятно, что Грозный хочет знать, кто это. Так что все образуется, Грозный прикинет и поймет, что погорячился.


– Что? – встревоженно спросил голос в сотовом.

– В Красноярске вешают Ванькиных людей, – повторила Стелла. – Уже двоих повесили. И еще плакатики оставляют.

– Вот это да!

– Погоди, ты что-то знаешь?

– Да нет, просто удивительно это. Вешают, а еще и плакатики. Что милиция говорит?

– А что может сказать милиция? Я не знаю точно, но догадываюсь. Ищем, папа! – Стелла засмеялась.

– Так-так, – пробормотал отец. – Значит, ищут. И давно это началось?

– Первого повесили в прошлом месяце, а второго три дня назад. Его освободили в зале суда. Там парнишку какого-то забили.

– Ясно. А что Грозные говорят?

– Да не знаю я. Отец Ванькин меня за человека не считает, не знаю почему.

– И не думай об этом. Иван любит тебя.

– Любит? Я этого не чувствую. А вот что его отец меня ненавидит...

– Перестань. Ненавидит – это уж через край.

– Но ведь должна быть какая-то причина?...

– Раньше тебя это не беспокоило.

– Я думала, что, когда стану Ванькиной женой, все уладится.

– Сделай проще – уйди. Поверь, Иван ничего тебе не сделает.

– Ну да, уйти и оставить все кому-то? Нет, папа, теперь я просто так не уйду. Мне понадобится твоя помощь.

– Понятно... – Отец помолчал. – Но по телефону не станем обсуждать это. Я приеду завтра, тогда и поговорим.

– Жду.

– Никому не говори, я появлюсь неожиданно. У меня в Москве кое-какие дела. Не хочу, чтоб родственники знали.


– Как съездил? – строго спросил Степан Андреевич.

– Неважно, – ответил Иван. – Я же хотел узнать, кому...

– А я тебе что говорил? – перебил его отец. – Кто ж тебе это скажет-то? Надеюсь, у тебя хватило ума не послать...

– Послал, – вздохнул Иван.

– Наладится все, – успокоил его отец.

– Он заикнулся о лесе, но мы не договорили, я психанул, и...

– Идиот! На лесе можно без проблем сделать очень хорошие деньги, тем более с моими связями. И брать за вывоз древесины. Но искать самим покупателей не хочется. А тут уже проверенный партнер. Идиот! Но Умар снова обратится к тебе, и не вздумай опять встать в позу. Лес – это...

– Да я и сам понимаю.

– А ты знаешь, что твоих шестерок там начали вешать?

– Да. Думаю поехать туда и разобраться.

– На твоем месте я бы этого не делал. Может, менты что-нибудь разнюхают. Поверь, сын, это предупреждение нам. И серьезное предупреждение.

– Да брось, батя. Я не раз говорил Топорику и его придуркам – не блатуйте без дела. Они не слушались. Возомнили, что могут все, вот и поплатились. Надо найти этих палачей и разобраться с ними.

– А ты не думал о том, что, если поедешь, можешь тоже попасть в удавку? Я бы на твоем месте вообще никого туда не посылал, пусть сами разбираются. Тот же Топорик, ведь он там вроде как смотрящий... или как его там называют.

– Он попытается. Но сейчас не наследил бы больше, чем можно. Они же не умеют...

– Пусть учатся. Такое там уже было несколько лет назад – тоже петля на шее и надпись на груди.

– Погоди-ка, батяня, – уставился на него сын, – ну-ка, разжуй мне поподробнее. Что там было?

– Да я не очень в курсе. Вешали там охотников за мехами и тех, кто пытался золотишко мыть. Есть места в тайге, где золото попадается. Вот и вешали там бродяг таежных. Я не думаю, что это как-то связано, просто совпадение. Но тем не менее рисковать тебе не стоит.

– Да плевать я хотел на всех этих палачей! Если бы боялся, то ничего бы и не начинал.

– Я запрещаю тебе ехать туда, – твердо произнес отец.

– Но послать кого-то надо, – сдержанно сказал Иван.

– Да я запретил это, – вздохнул Степан Андреевич. – Стелка хотела послать, но я не позволил.

– А что ты на нее рычишь постоянно? Она уже не раз жаловалась. Слушай, батя, я знаю, ты с самого начал был против нее. Но я все равно женился. Так что давай уж относись к ней более или менее сдержанно. А то наезжаешь...

– Я же говорил, что не хочу, чтобы она была матерью моих внуков. Ну ладно, постараюсь ее не замечать. Только ты ей скажи, чтоб отцом меня не звала, неприятно мне это.

– Может, ты мне все-таки разжуешь, почему ты на Стелку наезжаешь?

– Сынок, ты еще не знаешь, как я наезжаю. Она мне неприятна. Такое объяснение устраивает?

– Ты ее с самого начала не принимал, а почему – не говоришь. Может, если бы объяснил, тогда бы я не женился.

– Да я тебе много раз говорил – не по нраву она мне. А тебе было плевать на мои слова. И сейчас я не хочу, чтоб эта...

– Тормози, батя, – остановил отца Иван. – Все-таки она моя жена. Значит, объяснить, в чем дело, ты не желаешь? Ну что ж, пусть будет так, как есть. А в Красноярск я все-таки пошлю кого-нибудь.


Красноярск

Человек остановил «семерку», подошел к воротам гаража и открыл замки. Распахнул ворота и въехал.

– Слышь, земляк, – услышал он, – закурить не дашь?

– Чего ж не дать? – увидев крепкого мужика в камуфляже, сказал он. – Держи.

Подошедший к нему человек в камуфляже ударил его в солнечное сплетение. И тут же рубанул по шее ребром ладони. В гараж заскочил еще один. Заклеив рот мужчины скотчем, они надели ему наручники, стянули ноги веревкой и сунули его на заднее сиденье. Плотный сел за руль, другой, втиснув тело хозяина между задним сиденьем и спинками передних, сел сзади. «Семерка» выехала из гаража.


– Погодите, – Борисов остановил спорящих Варю и Андрея, – что-то я не слышал об этом. Сейчас точно узнаю. – Он снял телефонную трубку.


– Да, помню, – говорил по телефону пожилой лысый мужчина. – Это в девяносто первом было. Тогда повесили пятерых. Может, и больше, но нашли пятерых. Дело не завели, на самоубийство списали. Хотя какое там самоубийство – на груди у них плакатики были: «Так будет с каждым». Это я точно помню. В то время никому ничего не надо было, не знали, какому богу молиться. И в столице тогда буча была. Так что...

– Но ведь по такому же делу раньше велось следствие, – перебил Борисов.

– Да. До этого в Лесосибирске двоих повесили. И тоже плакатики на груди были. Золотишко они искали. И говорят, было у них золотишко-то. Ты мне, Игорь, скажи, почему вспомнил об этом?

– Ты наверняка уже слышал – повесили тут двоих. Одного, по заключению экспертов, месяц назад, а другого...

– Про это я слыхал. И вот что я тебе скажу – правильно их повесили.

– Спасибо за информацию. Я вечером загляну. До свидания. – Положив трубку, Борисов засмеялся.

Варвара и Андрей удивленно уставились на него.

– Ты, Андрей, оказался прав. Многие, даже из числа старых, советской закалки ментов, одобряют действия палачей. А вешали и раньше, в девяносто первом. Во время путча. Помните ГКЧП?

Варя и Андрей кивнули.

– И до этого тоже. В Лесосибирске. Там, правда, убийц искали. Но не нашли никого. Варя, съезди в архив, если что-то есть за девяносто первый год, привези. Ведь что-то все-таки должно сохраниться. Нашли повешенных с плакатами на груди, а дело квалифицировали как самоубийство.


– Прошников Анатолий Сергеевич, – негромко произнес сидящий за столом человек в маске, – вы обвиняетесь в лжесвидетельстве в пользу преступников. Тем самым вы способствовали их освобождению. За это вы приговариваетесь к высшей мере наказания – смертной казни через повешение.

– Да вы что?! – дернувшись, закричал стоящий с завязанными глазами мужчина. – Вы кто такие?!

Спущенная сверху петля легла ему на плечи. Раздался звук автомобильного мотора. Петля затянулась на шее, и натянутая веревка начала поднимать тело мужчины вверх.

* * *

– Он должен был приехать час назад, – нервно говорила миловидная полная женщина, – а до сих пор его нет. Мальчишки, которые играли во дворе, говорят, что он приезжал. Но нет ни машины, ни его. И закрыт только висячий замок. Мы же гараж всегда запираем...

– Ну? – посмотрел на вошедшего старшего лейтенанта капитан.

– Была машина, – кивнул тот. – И видели, как двое мужчин входили следом за ней в гараж.

– И что? – спросил капитан.

– Потом машина выехала из гаража и уехала в сторону шоссе. Видимо, зашли знакомые и Прошников повез их...

– Исключено, – заявила женщина. – Толик никогда никого не возит. И он, если бы все-таки согласился, обязательно сказал бы мне, у нас так заведено.

– Прошников, – пробормотал капитан. – Он был свидетелем по делу Топоркова? – взглянул он на женщину.

– Да, – кивнула она. – Толик все видел, поэтому и выступил на суде. Ведь невиновный не должен...

– Понятно, – буркнул капитан. – Машину Прошникова в розыск.


– Ну вот, – проворчал сидевший рядом с сержантом-водителем милицейской «шестерки» старший сержант. – Тачку, видимо, угнали. Седьмая модель темно-синего цвета. Номер...

– Не эта? – кивнул направо водитель.

– Мать твою! – обрадовался старший сержант. – Пошли.

– Вызови наряд, – притормаживая, посоветовал водитель.

– Сам знаю, – огрызнулся старший сержант. – Но сначала отметим место и время. А то снова на себя дежурка возьмет.

Они медленно пошли к стоявшей у обочины «семерке». В руке у старшего сержанта был пистолет. Сержант, подойдя к дверце, рывком открыл ее.

– Пусто. – Он посмотрел на старшего сержанта. Тот, устремив взгляд вперед, стоял неподвижно. Рука с «ПМ» медленно опускалась. – Чего ты? – спросил сержант. И посмотрел в ту сторону. Округлив глаза, испуганно дернулся назад.

– Звони в дежурку! – закричал старший сержант.


– Ничего они не найдут, – махнул рукой Топорик. – И никого. Они, сучары позорные, балдеют от этого. Вчера встретил одного пса, брал он меня...

– Перестань, – поморщился Суцкий. – Тупик и Чусана кому-то перешли дорогу, и надо искать концы...

– Слушай, ты, – процедил Топорик, – не учи папаню детей делать. Я своих уже подключил к этому. И с Лохматым перетер, и с Китайцем базар был, и Лесовик заныривал. Не при делах они. А больше ни Чусана, ни Тупик никому дорогу не переходили. Эти сами сейчас пытаются выяснить, кто мог такую хреновень отмочить. Да и вся остальная братва шарит. Правда, тут еще эти дети ветра – цыгане. Они вроде наркотой торгуют. Чусана раза два базарил о них: мол, пора бы их на крючок посадить. Но цыган тоже сдавали, да и не их это стиль. На мокроту они вообще не идут. А больше вроде и некому. Да еще эта надпись на картонке, вроде как предупреждение. Так что хрен его знает, на кого думать.

– Кстати, к Лопатину трое приятелей приехали, морпехи. Так что вполне возможно...

– Да щупали этих морпехов, они прикатили на сутки позже. А Тупика вообще вздернули месяц назад, еще до того, как нас освободили. Я тоже на этих морпехов мыслил, но не они это. А вот кто? – Топорик выругался.

– Будем надеяться, что найдут, – проговорил адвокат.

– Олег, – в комнату вбежала женщина, – Прошникова повесили. Милиция только что нашла труп.

– Вот суки, и свидетелей начали вешать. Твою мать! – Топорик опустился в кресло. – Так ведь и до меня доберутся, – прошептал он.

Адвокат испуганно смотрел на женщину:

– Алевтина, это точно?

– Да. Мне только что позвонили. Аська, жена Толика, пришла в милицию. Он же под каблуком у нее был, а тут задержался. Она пошла в гараж...

– Так, – сказал Топорик, – собирай парней.

– Олег, – пробормотал Суцкий, – можно я поживу у тебя?

– Живи, – кивнул тот.

* * *

– Все так же, – сказал эксперт.

– Понятно, – кивнул Борисов. – А бумага?

– Кажется, писали текст в одно время и на одной бумаге. И трафарет тот же, и краска та же...

– Значит, поставили на поток изготовление плакатиков. Ну а веревка?

– Точно такая же. И узел завязан довольно необычно.

– Значит, это имеет отношение к убийству Лопатина, – сказал Александр.

– Нет, – возразил Алексей. – Всю дрянь решили на тот свет переправить таким древним способом. А плакатики – предупреждение другим подонкам. Тупик не был причастен к делу Лопатина, а его вздернули первым. Представляю, каково сейчас Топорику. И адвокатишке его, Суцкому. – Он подмигнул Александру. – Наверное, от страха трясутся. Да и остальным из уголовной братии не легче. Того и гляди вздернут.

– Ты потише свой восторг выражай, – негромко одернул его Саша, – начальство тебя не поймет...

– Что тут за дискуссия? – недовольно спросил подошедший Лапин. – Уже трое повешенных, а вы зубоскалите. Ты, Арин, вроде одобряешь такое? – Он строго взглянул на Алексея.

– Никак нет, товарищ майор, – отчеканил тот. – Просто высказал свое мнение.

– Смотри, Арин, договоришься. И что тут у нас? – обратился к эксперту Лапин.

– Все идентично, – кивнул тот.

– А что прокуратура скажет? – спросил Борисова майор.

– Рано что-то говорить. – Игорь Васильевич покачал головой. – Вот вы что скажете? Версии есть?

– Версий полно, – вздохнул Лапин. – Да толку от них нет, ведь ни единой зацепки. И никаких разговоров среди уголовщины. Все гадают, кто это может быть. Мы со стукачами работаем. Даже премию установили за достоверную информацию, однако пока тихо. На китайцев грешили, но они тоже перепуганы. Их наши прошерстили прилично, в общем, не они это. Но кто? – Он выругался.

– Не стоит так выражать свои эмоции при женщине. – Эксперт показал глазами на Варю.

– Да скоро все так будут говорить, – отмахнулся майор. – Это ж надо – неуловимые мстители. Вешают и других предупреждают. И кто же мог это придумать?

– А вы считаете, придумал один, но вешает другой? – спросил Алексей.

– Давай без юмора, – обиделся Лапин.


– Так, – Топорик оглядел крепких парней, – вздернули мужика одного. Ну, из тех свидетелей, кого купил он. – Топорик кивнул на Суцкого. – Так что вполне можно ожидать, что придут за любым из нас. Поэтому лучше держаться вместе. Там не школьники, а тренированные хищники. Поэтому внимание и еще раз внимание. Конечно, если у кого дела неотложные, тот может уйти.

– Сейчас у всех одно дело, – высказал общее мнение плотный молодой мужчина, – не дать себя вздернуть. Если они сюда сунутся, будем шмалять, а с ментами потом добазаримся.

– Верно, – кивнул Топорик. – Короче, не бухать и шкур не таскать. В общем, с неделю мы здесь будем. Скатайтесь, загрузитесь всем необходимым.

– Но ты же сказал, бухару нельзя, – сказал кто-то.

– В определенном количестве даже необходимо, – усмехнулся Топорик.


– Как это – вешают? – не понял Ниро.

– Наверное, молча, – усмехнулся Будо. – Уже двоих вздернули из этих молодцов-удальцов – Тупика и Чусану.

– Мало им, – зло проговорил Ниро. – Я бы их сам по частям...

– А вот этого говорить не надо, – сказал Будо, – даже думать вслух не стоит. Сейчас ищут этих палачей. И поэтому мы можем попасть под подозрение. А это нам ни к чему.

– Ясно. А сам что думаешь? Кому так дорогу перешли эти ухари?

– Это не наше дело. И вообще об этом лучше нигде и ни с кем не говорить. Тебя это особенно касается, язык у тебя длинный. Надеюсь, ты еще никому невзначай не шепнул, что причастен к повешению шестерок Топорика?

– Да ты что!

– И не вздумай сыграть крутого. Знаю я твою привычку брать на себя дела других. Смотри, если что, я тебя сам кнутом забью.

– Да хватит тебе, – обиделся Ниро, – за кого ты меня держишь?

– Я сказал то, что хотел сказать.

– За кого ты меня держишь? – повторил Ниро.

– Все, – прекратил разговор Будо.

– В городе еще одного повешенного нашли, – входя, сообщил Кичо. – Не знаю, кто такой, но что повешен и табличка с надписью – точно.

– Вот это дела начались, – удивленно проговорил Будо. – Похоже, кого-то не устраивает отмена расстрела и он вершит свое правосудие. Вот что, Кичо, езжай в город и все подробно узнай.

– Уже уехал, – обрадовался тот.

– Зря ты его одного отпустил, – вздохнул Ниро. – Ведь он может намекнуть, что мы имеем к этому какое-то отношение.

– Я только что разговаривал с ним. Если он хоть полслова скажет, я ему лично голову отрежу.


– Слышал? – входя в кухню, спросил плотный бородач. – Снова вздернули кого-то. И надпись на плакатике на груди. Вот кто-то капканы мочит!

– Интересно, кто это? – покачал головой сидевший с чашкой чая Лесовик. – Нам этого не надо. Ведь менты могут за нас крепко взяться. Тогда жди широкомасштабную операцию ОМОНа и СОБРа.

– А может, этого кто-то и добивается? – спросила крепкая женщина.

– А что? – кивнул вошедший. – Вполне возможно, так оно и есть.

– Хватит вам ерунду пороть, – усмехнулся сидевший у русской печки с трубкой в зубах крепкий седобородый мужчина, – напридумали – подставить вас хотят. Просто кто-то счеты сводит и заодно жути нагоняет. Мол, поаккуратнее, а то так с каждым может случиться. А может, просто мстят.

– Ну, Дед, – хмыкнул бородач, – ты даешь. Версии у тебя...

– А может, просто маньяк, – снова заговорил Дед. – Мочит преступничков и кайф от этого ловит. А возможно, и кто-то из ментов. Ну, тех, кто в прошлом ментом был. Подставили его, вот он и вешает. Заметьте, что вздернули тех, кого считали более или менее...

– Скорее всего дело в наркоте, – проговорил Лесовик. – Дури сейчас полно, а клиентуры не очень. Те, кто может позволить себе это, свои каналы поставки имеют.

– Да хрен на них, – сказал Дед. – Нам-то что до этих вздернутых? Пусть их хоть всех перевешают.

– Так на нас могут подумать, – повторил слова Лесовика плотный.

– Да бросьте вы ерунду городить, – махнул рукой Дед. – Просто мы особо не блатуем, поэтому нас и не трогают. Если бы захотели, давно бы, как вшей, передавили. Так что не надо на самих себя жути нагонять.

– Но с Топориком надо будет стрелку забить, – решил Лесовик.

– Этого козленыша, – процедил Дед, – давно пора подвесить. И если кто это сделает, я за его здоровье литр самогону приму и напою всех. А если тот, кто Топорика вздернет, мне лично встретится, что хошь для него сделаю. Кстати, на севере, в Лесосибирске, было такое. Там тоже кто-то чудил – вешали. Но тогда как раз путч был, и дело замяли. Потом еще кого-то вздернули, менты покопались трохи и ни хрена в той реке не выудили. Так до сих пор и висит дело о повешенных.

– С Топориком придется перетереть, – проговорил Лесовик. – И Лохматый там будет, даже вроде китаез позвать собираются. Китайцы вес заимели, считаться с ними начинают.

– А чего ты удивляешься? – хмыкнул Дед. – Скоро в России русских совсем не останется. Или кавказцы, или узкоглазые будут рождаться. Довели Русь-матушку! – Он плюнул. – В центре с чернотой девки русские шляются, по Сибири и Дальнему Востоку с кавказцами да узкопленочными.

– Тебе, Дед, в скинхеды надо записываться, – усмехнулся Лесовик.

– А чего туда записываться? Ежели они за чистую Россию, я уже давно скинхед.

* * *

– Похоже, Топорик уже и не рад, что выкрутился, – усмехнулся Лохматый. – Свидетеля, который в его пользу показания дал, повесили.

– Вот это да! – удивился рыжебородый мужчина. – Может, и Топорика скоро вздернут. Неужели это отец убиенного?

– Нет, конечно. – Лохматый покачал головой. – Хотя можно подумать и на него. У него сейчас трое в гостях. Морпехи бывшие, мужики сильные, тренированные. Может, они...

– Но Тупик тогда при каких? – спросил рыжебородый.

– Тоже верно. Москвичи на нас грешили. Неуверенно, но мысль такая у них была.

– А ты сам на кого думаешь?

– Знаешь, пусть менты мыслят, им за это зарплату дают. А засорять себе башку чужими проблемами никакого желания нет.

– А это плохо для всех. Появились люди, которых никто не знает, а они убивают. Вполне вероятно, что следующим будет кто-то из нас.

– Сплюнь! Чтоб сделать такое с кем-то из нас, надо сначала нырнуть в тайгу. А здесь мы хозяева, так что, Чингисхан, не ломай голову. Нет такой силы, кроме государства, конечно, кто может нам что-то сделать. Но на всякий случай надо сейчас повременить с походами. Кто знает, что будет дальше. А разъединяться не хочется. Предупреди всех, чтоб если вдруг заметят чужих, пусть сразу сообщат. И надо будет обязательно проверить, кто такие.

«Говоришь уверенно, – усмехнулся мысленно Чингисхан, – а в глазах беспокойство. Да мне тоже не хотелось бы почувствовать веревку на шее».

– Ты все понял? – спросил Лохматый. – Или...

– Без или, – усмехнулся Чингисхан.


– Господи! – всхлипнула Прошникова. – Как же это? – Она заплакала.

– Ему никто не угрожал? – спросил оперативник.

– Нет. Толик со всеми был в хороших отношениях. Ни у кого в долг не брал и не давал. За что его так? – Женщина снова заплакала.

– Скажите, Людмила Ивановна, – вздохнул оперативник, – что муж рассказывал вам о драке?

– Да не видел он ничего. Пришел Суцкий, защитник, и они о чем-то говорили. Потом Толик сказал: скоро богатыми будем, ни за что пять тысяч баксов получим. Я сразу спросила: а как? Он и говорит: дам, мол, показания, что парнишку, которого в баре забили, били двое парней каких-то. И все.

– Понятно, – кивнул опер. – Вы дадите показания?...

– Никому я ничего не дам, – с трудом проговорила Людмила. – Да и тебе я ничего не говорила. Просто расстроена я и не знаю, что молола. Уходите! – закричала она. – У меня мужа убили, а вы... – Она снова зарыдала.

– А ведь ты вполне можешь стать следующей, – усмехнулся оперативник.

– Что? – Сразу перестав плакать, она вскинула голову. – Да я к прокурору пойду! Ты меня пугать вздумал?!

– Я ничего подобного не говорил, – улыбнулся оперативник. – Это вам, видно, из-за расстройства почудилось. Но на вашем месте, Людмила Ивановна, я бы все-таки написал про адвоката Суцкого и...

– Пошли вон! – указывая рукой на дверь, завопила она.


– Так-так, – полный капитан милиции отложил в сторону паспорта, – значит, в гости приехали. И давно?

– Так мы же говорили, – улыбнулся мичман, – два дня назад. У нас и билеты есть.

– В морской пехоте служили, – вздохнул милиционер, – значит, знаете приемчики разные, – он уставился в глаза мичману, – и убить запросто можете. Не вы за сына приятеля своего...

– Слышь, Валек, – подмигнул мичману Попов, – на нас, выходит, повешенного вешают.

– Слушай, капитан, – жестко проговорил Валентин, – я бы запросто сделал это. Вешать не стал бы, а вот шею бы сломал. Но зря ты крайних ищешь, – усмехнулся он, – не получится. Мы...

– Пойдемте со мной, – перебил его милиционер и, сунув паспорта в карман, поднялся со стула.

– Перестаньте вы дурью маяться! – не выдержал Лопатин.

– Да, капитан, – произнес мичман, – никогда ты не будешь майором.

– Я с вами пойду, – сказал Лопатин.

– И я тоже, – неожиданно проговорила Оксана, – и все скажу вашему начальнику. У нас горе, а вы друзей наших подозреваете. Или просто хотите их крайними пустить? Настоящих бандитов освободили, а невиновных...

– Хватит, Оксанка, – остановил ее муж. – Но что с нами пойдешь, правильно. И выскажем все, что думаем о нашей славной милиции.

– Да ладно вам, – испугался капитан. – Я же просто из-за регистрации вас хотел...

– А ты не наш участковый, – перебил его Константин, – и не имеешь права вот так врываться.

– Законы мы знаем, – вмешался мичман, – и уважаем. Мы здесь пробудем еще два дня и уедем. Если надо...

– Извините, – пробормотал капитан.

– Прощайте! – Оксана кивнула на дверь.

– До свидания. – Милиционер вышел.

– Лихо ты его! – Константин поцеловал жену. – Я и не ожидал от тебя...

– Пойдемте ужинать, – вздохнула Оксана. – Я вам бутылочку коньяка купила. А то как-то не по-человечески получается. Вы уж извините меня.

– Да все мы понимаем, – сказал мичман. – И вы нас извините...


– Не они это, – услышал Суцкий голос капитана в сотовом. – Я сразу это говорил, а ты...

– Следовало проверить их на причастность, – перебил адвокат. – Я в это тоже не верю, но Топорик просил...

– Когда бабки получу? – спросил милиционер.


– Кто же это капканы мочит? – выпив рюмку водки, зло спросил Топорик. – Свидетелей твоих начали вздергивать. Так, глядишь, остальные рысью в ментуру ломанутся и...

– Не ломанутся, – вздохнул Суцкий. – За это каждый может срок получить. А вот я за себя боюсь. Если уж свидетелей вешают, то меня-то тем более прикончат. И что делать, ума не приложу. Может, на время куда-нибудь уехать?

– Если это не Лопатин, то кто? Например, я все-таки на него думаю. Но Тупика вздернули раньше, мы с Чусаной в то время в камерах парились. И ментовня поганая ни хрена не шарит. Кто же это? – уже в который раз спросил Топорик.

– Об этом сейчас не ты один думаешь. Я просто ума не приложу. И никто не знает. Сейчас только об этом и говорят. Ну ладно, повесили Тупика, а потом Чусану. Они все-таки беспредельничали, да и на своих...

– Ты особо-то не базарь, – оборвал его Топорик. – Мы с ними кенты были и начинали все вместе. А ты, кстати, на нас бабки зарабатывал.

– Я анализирую. И пытаюсь понять, от кого исходит опасность. Ведь ты тоже опасаешься.

– Да не то чтобы боюсь. Но уж слишком далеко зашло это. Свидетеля на кой-то хрен подвесили, вроде мне сообщают, что и меня это ждет. Я вот что мыслю – может, прижать Лопату? Наверняка это с его подачи работают.

– А Тупик? – напомнил Суцкий. – Он в это дело никак не вписывается. Я проверил, Лопатин с ним нигде и никогда не пересекался. Кроме того, у Лопатина не тот характер. Даже когда его измолотили двое твоих ребятишек, он не пошел в милицию. И на суде вел себя сдержанно. Ни единого возгласа, даже когда тебя освобождали. Жена его была в истерике, а Лопатин и слова не сказал. Но кто? На такое решится далеко не каждый. Ведь милиция будет искать до упора.

– Да ментам это кайф, и ничего они искать не будут.

– Ошибаешься. Это им как бельмо на глазу. Вешают в городе, и даже подозреваемых нет. Такого, пожалуй, нигде и не было. И Москва будет давить на наших. Тем более что это дело прокуратуры. Следователь по особо важным делам Борисов его ведет. Прожженный мент, чекист, как его за глаза называют коллеги. Честен до безобразия. Но работать умеет. Помнишь пять лет назад маньяк появился? Борисов его вычислил и взял. А до этого кто только не пробовал. Дураков ловить всегда труднее.

– А чего же этот умник не может вешателя хапнуть?

– Если уж и уголовный мир не знает, кто бы это мог быть, чего ты от ментов хочешь? Они же почти всегда берут преступников с помощью стукачей. Свидетели сейчас очень редко дают показания. Я говорю о серьезных...

– Хорош читать лекции! Что сейчас делать? Или ты намерен всегда у меня жить?

– А ты выгонишь?

– Да мне-то что, живи. Просто дела сейчас не делаются. Надо бабки с рынков брать, а вылезать как-то не хочется. Вот хреновень началась, хоть у ментов защиту проси. Если эти вешатели сюда сунутся, мои будут шмалять. Выстрелы услышат мусора, подкатят – и вилы нам всем, за хранение оружия пойдем. Мочить этих вешателей кулаками не получится. Они вон у Чусаны скольких уделали. А там мужики были ого-го, бойцы в полном смысле этого слова, парнишки постоянно на грушах работали. И их всех спокойно отметелили. – Топорик вздохнул. – Короче, не знаю, что и делать. Чувствую я, на меня зарятся. Знать бы хоть кто, а тут... – Он выматерился и выпил водки.


– Снова лес перехватили! – раздраженно говорил толстый узкоглазый мужчина. – Мы выбрасываем деньги на ветер. Уже в третий раз не отправляем...

– Кто перехватил? – зло спросил Китаец.

– Таможня. Остановили пять машин и начали проверять документы. Кончилось тем, что машины с лесом забрали, водителей и сопровождающих задержали.

– Ван, почему...

– А это не ко мне вопрос. Нас убеждали, что все будет хорошо и машины пройдут...

– Все из-за этих повешенных.

– Послушал бы Сун Тибетца, он не раз предлагал...

– Рано. Кровь прольем, нас быстро ликвидируют. Об этом сейчас и говорить нечего. Тибетец, кстати, не выполняет своих обязанностей. Вчера разгромили кафе Чуна, а он... – Не договорив, Китаец махнул рукой. – Надо искать безопасный путь для вывоза леса. И я постараюсь это сделать.


– Федька! – войдя в прихожую, испуганно позвала молодая женщина.

– Да здесь я, – отозвался из ванной мужской голос, – отмокаю после вчерашнего. А ты чего так рано?

– Тольку Прошникова убили. Повесили. И табличка на груди: «Так будет с каждым». Ты бы пошел в милицию и...

– Чего? – Из ванной вышел голый и мокрый мужчина. – Как?

– Да вот так! Его нашли возле заповедника. Повешенным нашли.

– Мать честная! Так, выходит...

– Да. Я тебя, дурака, предупреждала.

– Ага, предупреждала. Ты и уговорила меня дать показания. Мол, денег-то сколько дают и еще охранять от других бандюков станут. Вот и наохранялись, мать честная!

– Надо тебе уехать на время, пока не поймают этих...

– Думаешь, не найдут? Мать честная, это ж надо так! Выходит, и меня могут... – Он передернул плечами. – И что делать-то?

– Надо тебе уехать, – повторила женщина, – к моим, там тебя никто не найдет.

– А что я на работе скажу? Место-то какое...

– Тогда нужно к Топорику идти, пусть охрану дает.

– А не Топорик ли вешать начал, чтоб не платить?

– А Чусану тоже он повесил? И Тупика, которого месяц назад утащили. Кто-то другой это. Но к Топорику идти надо.

– Ты, Тайка, и сходи, поговори с ним. Ведь ты его хорошо знаешь. И ты меня втянула в это. Пусть отмазывает теперь, или я в милицию пойду и все расскажу. Тогда его по-новой упрячут, да и тебя заодно.


– Глеб, – нервно проговорил пожилой мужчина в очках, – тебе необходимо взять охрану. Свидетеля по делу...

– Знаю я! – отрезал мужчина лет сорока. – Но мне опасаться нечего, защита Топорикова и Чусанова представила свидетелей, которые...

– Которых начали вешать, – перебил его пожилой. – И, поверь моему жизненному опыту, на этом не закончится. Всех участников процесса, кто так или иначе способствовал оправданию Чусанова и Топорикова, вздернут.

– Спасибо тебе, папа, – иронически поблагодарил Глеб, – утешил. Но я судил по закону. А почему, собственно, я оправдываюсь?

– Знаешь, – вздохнул отец, – ты, без сомнения, прав. Но вешают преступников, которые ушли от наказания, и их приспешников, а значит, тоже преступников. Эти свидетели...

– Папа, – перебил Глеб, – ты оправдываешь вешателей?

– Нет, разумеется. Просто представил, что это случилось бы в то время, когда работал я. Понимаешь, уничтожают преступников и лжесвидетелей. А ты вынужден был их освободить.

– Скажу честно: я растерялся. Отправлять дело на доследование не было причины. Свидетели Топорикова появились после того, как была дана санкция на его арест. Следователь отработал все версии, к нему претензий нет. Все говорило о том, что было так, как рассказали Прошников, Сарины и Лировы.

– Ладно. Но ответь честно: ты же понял, что все это...

– Я честно вынес оправдательный приговор. Я судил по закону. Мы не смогли доказать вину Чусанова и Топорикова в убийстве сына Лопатиных. Сейчас началось следствие.

– А почему только сейчас? Обвинение считало, что вина Топорикова и Чусанова не вызывает сомнения.

– А я судил по закону. Вердикт присяжных – невиновны. Прокуратура опротестовывает приговор, но результат будет тот же. Ты же знаком с делом.

– Все правильно, и все-таки...

– Хватит, папа, и давай больше к этому не возвращаться.

– Не получится. Сейчас это тема номер один. И тебе, хочешь ты этого или нет, придется говорить об этом, причем не со мной одним.

– К сожалению, ты прав, – вздохнул сын.

– Зачем вы так, Андрей Павлович, – проговорила вышедшая из спальни стройная женщина. – Глеб...

– Перестань, Лида, – остановил ее Глеб. – Папа прав. Об этом сейчас говорят все. И самое неприятное – обвиняют меня. Хотя их судил суд присяжных. А виноватым оказался судья Кравцов. – Он ушел в другую комнату.

– А ты, Лида, говоришь – хватит, – пробормотал Андрей Павлович. – Представь, каково ему сейчас. Он освободил тех, кого большинство считает убийцами. И сейчас, если поймают тех, кто повесил Чусанова и одного из свидетелей, вполне возможно, Глебу придется судить их.

– Вот как раз поэтому и не надо говорить с ним об этом.

– Я считаю иначе, – произнес Андрей Павлович.


– Так, – вздохнул Соколов, – и что мы имеем? Любимов, Лобиков, и все. Не густо. И нам придется искать этих двоих.

– Для начала доложим Борисову, – улыбнулась Варвара. – И поверь, сами мы их искать не станем. Ну а если найдут, возможно, придется работать с ними.

– А я считаю, – заявил Андрей, – никчемное это дело. Ну и что мы можем узнать у этих Любимова и Лобикова? Ну привлекались они, их отпустили. Значит...

– Более подходящих мы не нашли, – перебила Ва-ря. – Мне кажется, ты как-то...

– Тебе только кажется, – улыбнулся Андрей.


– И черт его знает кто, – недовольно проговорил Борисов.

– Да, – задумчиво произнес сидевший с чашкой чая полный лысый старик. – Тут и сказать не знаешь что. И ты думаешь, это, как говорится, эхо девяносто первого года? Может, и правильно мыслишь, все один к одному – тоже вешали и плакатик на шею. Но там, кажется, из-за золота это произошло. По крайней мере такова была версия. В этом случае, конечно, золота нет, хотя кто знает...

– А что ты, дядя Юра, думаешь о некой тайной организации? – перебил Борисов.

– Про такое даже думать неохота. Ладно там террористы или клан киллеров. Но чтоб вот так справедливость восстанавливали, да еще организация – быть такого не может. И ты себе голову ерундой не забивай. Слишком все это серьезно. Уже трое повешенных, так что...

– Вот именно, – не дал ему договорить Борисов. – Начали с Тупикова, причем никто ничего не знал. А тут Чусанова вздернули. И сразу труп Тупикова появился. Через два дня свидетеля вешают. И я уверен – на этом не остановятся.

– Извини, но ты мелешь чушь. Я уверен, что это просто разборка, концы надо искать среди тех, с кем особенно не ладили Топорик и его кенты. Рынок делили, путан, какой-нибудь банк, да мало ли что...

– Зачем тогда повесили свидетеля? – спросил Борисов.

– Да чтоб так, как ты думаешь, думали все. Это же ясно как божий день.

– А как же повешенные в девяносто первом?

– Наконец-то начал соображать. Там и начались эти разборки. Смотри, кого повесили. – Дядя положил перед Борисовым исписанный убористым почерком лист. – Вот, взгляни на третью фамилию.

– Угаловский Сергей Петрович, – прочитал Борисов. – И что?

– Помнишь дело о кассе в аэропорту в девяносто третьем?

– Черт возьми! Угол! Он, кстати, освободился два года назад. Вениамин Сергеевич Угаловский. Он сын...

– Приемный. И он клялся, что найдет и накажет убийц своего отца. Он детдомовец, в пять лет его усыновил Сергей Петрович. Тот еще тип, два раза привлекался к суду и оба раза вышел из воды сухим. Вениамин служил в группе захвата в пограничных войсках. Мастер спорта по самбо, кандидат в мастера по боксу. И конечно, занимался всеми восточными хреновинами.

– Черт возьми, – повторил Борисов. – И давно ты это знаешь?

– Обижаешь, племянник, – дядя засмеялся, – только что обнаружил. Я по старой памяти заглянул в архив и откопал там это. Угол тогда за головой убийцы отца и приехал. Но не нашел никого и взял с налета кассу.

– Перед этим ночью был убит некто Бунин. Кстати, он по делу о повешенных в Лесосибирске проходил свидетелем. Я это как-то выпустил. Угол, – пробормотал он. – Венька Угол. И он действительно искал Топорика. Так, надо узнать, где сейчас Угол.


– Он в панике, – говорила Таисия, – и хочет идти в милицию.

– Попутного ветерка, – усмехнулся Топорик. – Ему впаяют статью за дачу ложных показаний и еще могут за укрывательство преступления. Он сам потом...

– А что с тобой будет? – перебила Таисия.

– Да ничего. Скажу, что перепугался Феденька, когда одного свидетеля повесили, и все. Он же скажет, что его купили.

– Но ведь так и было. Если меня вызовут, я так и скажу – Суцкий мне предложил.

– Что ты хочешь?

– Денег. Кстати, ты нам так и не отдал оставшуюся часть.


– Венька? – удивленно спросила старшего лейтенанта милиции симпатичная женщина лет тридцати. – Был он у меня. Не оставался, а так, – улыбнулась она, – проездом. Переночевал и уехал.

– Куда? – спросил стоящий у двери плотный мужчина.

– Так я ж ему не жена, он мне не докладывается. А зачем он вам так понадобился? Вы, кстати, кто будете? Участкового я знаю, а вас впервые вижу.

– Оперуполномоченный, – вытащив, мужчина раскрыл удостоверение, – капитан Цыгин.

– Цыгин? – фыркнула женщина. – Слышала я о вас, капитан.

– От кого? – строго спросил участковый.

– От Угла, – усмехнулся Цыгин, – я брал его на сберкассе.


– Вот что мы нашли, – проговорила Варя.

– Прекрасно поработали, – сказал Борисов. – Постарайтесь выяснить все о Любимове и Лобикове. Где они, чем занимаются.

– Что я тебе говорил, – шепнул Варе Андрей. – Мы и будем их искать.

– И еще, – улыбнулся Борисов, – выясните все и об Угле. Угаловский Вениамин Сергеевич. Судим, кличка Угол. Вот им займитесь вплотную. А что касается Лобикова и Любимова, просто контролируйте их розыск. Разумеется, неофициальный. Как только их местонахождение будет установлено, поедете и побеседуете. Но акцент на Угаловском.


– Кто был? – спросил по телефону рослый молодой мужчина. Выслушав, усмехнулся: – Неаккуратно ты, Олеся. Впрочем, какая разница? Ты вот что, не суетись и веди себя как обычно. Бабки я передам с кем-нибудь. Как будет что-то, сообщи. Помнишь как?

– Конечно, – ответила женщина.

– Пока! – Он отключил телефон. – Значит, вышли на меня. Хотя ничего конкретного у них быть не может, одни догадки. Но все-таки вышли. Придется тормознуться. Хотя хрен им. Время сейчас не советское, пока явных улик нет, ничего они мне не сделают.

– Венька, – заглянула в комнату пожилая женщина, – банька истопилась. Тебе парную...

– Дальше я сам. – Он поднялся с табуретки и взял спортивную сумку. – А где дед?

– Рыбу удит. Но как отмоешься, придет, уж больно ему пиво понравилось, какое ты привез.

– Его еще сюрприз ожидает, – засмеялся Вениамин.

– Это какой еще сюрприз?

– И тебя тоже. – Вениамин вышел.

– Внучонок ты мой, – вздохнула она. – Не дал Бог Сережке нашему детишек-то, так молодец, взял мальчишку. Правда, как будто в Сережку он уродился.


– Здорово, Афанасьич, – услышал сидевший с удочкой на поваленном дереве седобородый мужчина.

– Привет, ежели не шутишь, – не поворачиваясь, кивнул он.

– Ты своего внука давно видал? – Положив велосипед, капитан милиции начал спускаться к речке.

Старик обернулся:

– Тише ты! Всю рыбу распугаешь. А чего это ты Венькой вдруг заинтересовался?

– Да просто так. Много поймал?

– Вся моя будет. Менты просто так не спрашивают. Ежели мужик один раз оступился, то, значит, его на всю жизнь на заметку взяли. Не видал я Веньку. Но ежели он что-то набедокурил, ты скажи, я те его, стервеца, как заявится, сам притащу.

– Да ничего такого, просто интересуются, где он. Если что разузнаю, оповещу. – Пожав старику руку, милиционер пошел к велосипеду.

– А где ж твой «Урал»? – спросил Афанасьич. – Или настолько милиция обеднела, что на велосипедах участковые...

– «Уазик» дали, – подняв велосипед, необидчиво отозвался капитан. – Но я больше стараюсь пехом или на велосипеде. А то ожирел больно! – Он хлопнул себя по животу.

– Отрастил пузо-то, – проворчал старик. – Но на кой ляд ты к Веньке интерес проявил?


– Хорошо! – вылив на себя ведро холодной воды, выдохнул Вениамин. – Природа здесь... – Не вытираясь, он стал одеваться.

– Где он? – послышался голос Афанасьича.

– Моется, – ответила бабушка.

– Я ему устрою баню, – проворчал старик.

– Чего ты, Петро, белены объелся?

– Участковый к нему интерес проявил. А ты, Сонька, не заступайся. Своего не укараулили, так надобно этого...

– Кто там ко мне интерес проявил? – выйдя из баньки, спросил Вениамин.

– Ты чего набедокурил? – строго спросил дед.

– Да ничего вроде. А что?

– Просто так мент спрашивать не будет.

Стоявшая у крыльца бабушка всплеснула руками.

– Честное слово, чист я, – ответил Вениамин. – Если б за мной хвост был, в жизни бы к вам не заехал. Вас-то зачем подставлять?

– Тоже верно, – кивнул дед. – Но я заявил ему, что не видывал тебя, а ежели объявишься, сам доставлю. – Он усмехнулся. – Пивко-то заморское не выдул еще?

– Нет. В погребе. Сейчас принесу.

– Говорит, сюрприз еще какой-то, – сообщила мужу Софья.

– Посмотрим, что за сюрприз такой.

Из погреба вылез Вениамин с упаковкой пива.

– Во, блин! – покачал головой дед. – Видала, как иностранцы делают? По шесть штук упаковывают. А что за сюрприз-то? – не удержался он. – Неси, Сонька, открывалку.

– Не надо, – засмеялся Вениамин и легко снял крышку с горлышка.

– Во! – поразился дед. – Ну ты даешь!

– Попробуй сам. – Внук подал ему бутылку. – И ты, бабушка.

– Да ты что! – отмахнулась она. – Я же...

– Просто крути на себя, и все.

– Открутилась, – радостно проговорил Афанасьич. – Пробуй, Сонька.

– Вот это да! – удивленно глядя на крышку, выдохнула женщина.

– Во! – кивнул дед. – И сколько ж такое стоит?

– Сорок пять, – улыбнулся Вениамин.

– Матерь Божья, – вздохнула Софья. – А бутылка меньше, чем...

– Зато и открывашка не нужна! – Дед припал к горлышку.


– Нет его у Афанасьича, – говорил по телефону участковый. – Афанасьич, как появится, сам его приведет.

– Ты был у них? – спросили его.

– Да, – соврал капитан. – Афанасьич мужик серьезный, он всегда мне помогает. Так что, как появится, сразу узнаю.


– А ты, дед, – Вениамин закурил, – вроде и не сидел, а по фене вполне прилично...

– Да было дело по молодости, – нехотя признался старик. – Побывал я на нарах. По пустяку попался. Но ты больше не спрашивай, не желаю я о том вспоминать.

Покосившись на бабушку, Вениамин увидел в ее глазах насмешку.


Москва

– Партия пришла, – сказала Стелла, – качество отменное. И цена обычная. Видно, ты что-то не так понял, иначе бы...

– Просто Умар решил не терять выгодного клиента, – усмехнулся Иван. – А когда Аркадий Валентинович приедет?

– Не знаю. Я с ним давно не разговаривала. Ты насчет меня с отцом поговорил?

– Да не зови ты его папой. Я не знаю, отчего он на тебя зубы скалит. А объяснить причину не хочет. Или не может. С ним такое часто бывает. Ни с того ни с сего окрысится на человека, и все, прямо враг номер один. Он со мной иногда по неделе не разговаривает. В общем, не обращай внимания.

– Но я думала, что...

– Давай остановимся на этом. – Иван поцеловал же-ну. – Мне уже порядком надоело быть у него шестеркой. Скоро мы от него уедем.

– Давно надо было удрать в Питер, – обняв его, прошептала Стелла. – Ведь там...

– Там твой папаша, – перебил ее Иван, – а он тоже не подарок. Называть его папой я не буду. Не хочу, да и не смогу.

– И правильно, – улыбнулась она. – Будем жить отдельно, и папа...

– В Питер я не поеду! – отрезал Иван.


– Что скажешь, Ариец? – спросил мужчина лет пятидесяти пяти в спортивном костюме.

– Охраняют его здорово, – ответил Ариец. – Ребятишки тренированные и наверняка вооружены. Правда, ведут себя...

– Ясно, – кивнул «спортсмен». – Значит, киллер его достанет?

– Запросто, – хмыкнул, сидевший за рулем «девяносто девятой» смуглый человек.

– Его вел кто-то, – сообщил Ариец. – «Восьмерка» белая. Номера областные. Триста девяносто четыре. У него...

– Потом, – остановил его «спортсмен». – Кстати, почему до сих пор не установили владельца?

– Яковлева Людмила Сергеевна, – спокойно ответил Ариец. – Город Железнодорожный, улица...

– Профессия?

– Учительница начальных классов. Связей с уголовниками не водит. Среди родных нет имеющих судимость.

– Молодец, Федор, – одобрительно заметил «спортсмен».

– Так мы не лыком шиты, – проговорил смуглый. – И...

– К тебе, Южанин, это не относится, – перебил его «спортсмен».

– Обижаете, Командор, – сказал тот.

– Протрясите эту даму, – распорядился Командор. – Ведь не просто так на ее тачке за Грозным следят.

– Сделаем.

– Утром я должен знать результат, – проговорил Командор.


– Да все будет, – говорил по телефону Степан Андреевич. – Ты зря так с Ванькой. Согласись, неприятно это, когда покупатель уходит к другим, да еще твои точки ментам отдают.

– Он мне об этом говорил, – произнес Умар-бек. – Но ты пойми и меня. Не могу же я говорить о своих клиентах. И тем более о тех, кто у них берет товар. Да этого я и не знаю.

– Понимаю я все, но и ты нас пойми или по крайней мере постарайся.

– Я понял. Поэтому и отправил вам товар. Но хочу предупредить: если еще раз произойдет подобное, то есть твой сын покажет зубы, наш договор теряет силу.

– Зря ты так, Умар. Если вдруг это произойдет, я...

– Вспомнил, – процедил Умар-бек. – А ведь ты обещал никогда не вспоминать об этом.

– Так веди себя соответственно.

– Не доводи меня до крайности.

– Ты мне никак угрожать вздумал? – Степан засмеялся. – Разговор окончен! – Он отключил телефон и выругался.


– Понятно, – сказал по телефону Иван. – Значит, и свидетеля вздернули? Нормально! – Он усмехнулся. – Надо ментам подсказать, чтоб повязали отца того пацана, которого...

– Но Тупиков был не при делах, – перебил его мужской голос. – Менты и думают, что их пытаются навести на Лопатина, а он не при делах.

– Ладно, с этим разберутся. Что ты скажешь о тех, кто наши точки ментам сдает?

– Да что-то непонятное происходит. Цыган тоже подставляют под ментов.

– Да чхать я хотел на всех остальных! – закричал Грозный. – Мне нужно знать, кто сдает моих, понятно?

– Думаешь, я этого не хочу? Тебе легко говорить, сидя в златоглавой. Ты бы сюда приехал и посмотрел, что к чему. Тут китайцы клан создают, таежники в свою игру играют. И каждый клан себя мафией считает, и свою кодлу имеет, и права качает. И хрен разберешь...

– Да, – ехидно посочувствовал Иван, – дела у вас там, в натуре, тертые. Придется прислать ревизию. Вы-то что там делаете? – Он сорвался на крик. – Какого хрена...

– А что мы можем? – прокричал в ответ абонент. – Я просто боюсь ввязываться.

– Извини. Это не к тебе. Но что ты сам думаешь о вешателях?

– Не знаю, что и думать. Вроде бы все на Лопатина указывает, но тут труп Тупика обнаружили. Так что с Лопатиным все это никак не вяжется. Менты тоже головы ломают. Им-то представляешь каково?

– Если бы это касалось не нас, ништяк было бы, ментам лишняя забота. Но это нас касается. Слушай, а если все это связано с наркотой? Сдают, а теперь и мочить начали.

– А свидетели? Они с наркотой никак не связаны. Просто купили фраерков, вот они и...

– Понятно. В натуре, похоже, Лопатин не при делах. А кто у руля следаков стоит?

– Борисов, старший следователь по особо важным делам. Крученый тип, башковитый. Народу за решетку отправил порядочно. Правда, тут вроде появился подозреваемый – Угол. Тот еще отморозок. У него, кстати, пахана вздернули на севере, в тайге.

– Угол, – задумчиво пробормотал Иван. – Что-то знакомое. Угол, – повторил он.

– Угаловский, – назвал фамилию абонент.

– Ладно, разберемся. Я справки наведу об этом Угле. А ты меня в курсе держи.

– А как с товаром?

– Все путем, скоро будет.


– Отлично! – кивнул плотный мужчина средних лет и закрыл дипломат с пачками пятисоток. – А вы...

– Проверили, – улыбнулся Урядник. – Все как всегда. Качество отменное и грамм в грамм.


– Так, – заявил Иван, – надо ехать в Красноярск. Там что-то непонятное происходит. Но ваше дело – свести таежников и Топорика, у них там война целая. И прощупайте китаез. Если не будут плясать под нашу музыку, разберитесь...

– Ага, – насмешливо согласился Геракл, – разберемся. Нас там будет хрен да немножко, а их туча и еще облачко. К тому же с ними эвенки в хороших. А Топорик там никто и звать его никак. Он сейчас, сучонок, сидит у себя и нос боится высунуть. Надо менять...

– А вот это не ваше дело, – перебил Иван. – Вы поняли, что вам надо делать?

– Вообще-то да, – кивнул Суслин. – Только вот насчет китаез Геракл верно базарит, нам с ними не справиться. Местные авторитеты ни хрена не делают, а мы заявимся и их на место поставим? Да хрен на рыло! У китайцев связи имеются. Ведь не просто так целые кварталы они заселяют.

– Такого положения еще нет, – перебил его Иван. – Но о том, что местнота молчит, ты правильно заметил. Кто сейчас у руля там? Я говорю про жулье.

– Хрен его знает... Был самозванец какой-то, его на ножи надели. А сейчас там что-то непонятное – Сибирь какой-то к рулю рвется. Он, в натуре, вор и авторитетом пользуется. Но собрать все воедино – дело сложное.

– В курсе я. В общем, поедете и разберетесь, что к чему и кому помочь надо. Насчет Топорика ты, Геракл, верно заметил. Не тот он, на кого ставить можно, надо менять его. Он прикрытием будет.

– Какое, на хрен, из него прикрытие? – усмехнулся Суслин. – Он, в натуре, на даче сидит и носа не кажет. Окружил себя парнями и вроде как в осаду сел. Представь, что будет, если менты догадаются туда собровцев или омоновцев послать? Все сядут. Ведь сто пудов, они с дурами там все.

– Накаркаешь, – процедил Иван. – А если Топорика повяжут, наркота у него там наверняка есть. И он расколется. Я говорил отцу – не надо Топорика вводить в дело.

– Убрать его, пса, и все дела, – высказался Геракл.

– Пока не трогать, – остановил его Иван. – В общем, катите туда, там видно будет. И главное, с таежниками контакт наладьте. Они, если что, помогут с кем-нибудь разобраться.

* * *

– Все хорошо, – доложил плотный. – Деньги получили, груз отдали. Мы выезжаем.

– Выбирайтесь через Таджикистан, – посоветовал Умар-бек. – Русские сейчас сдали границу таджикам, поэтому пройдете легко, канал имеется. Главное – из России выбраться.

– Это мы сумеем, – улыбнулся плотный.

– Буду ждать, – сказал Умар.


– Я в Москве, – услышала Стелла голос отца.

– Наконец-то! – Она облегченно вздохнула. – Когда мы увидимся? Мне надо поговорить с тобой, тут сейчас...

– Я позвоню позже. Никому не говори обо мне, я должен кое-что выяснить. И сотовый постоянно должен быть с тобой. Если, когда я позвоню, кто-то будет рядом, все равно кто, начни со слов «Я вас слушаю». Запомнила?

– Конечно.

– Позвоню вечером. – Отец отключил телефон.

– Наконец-то ты здесь, – вздохнула Стелла.


– Людмила Сергеевна, – остановил подошедшую к подъезду женщину длинноволосый парень, – можно вас?

– В чем дело? – недовольно спросила она.

– Понимаете, машина, ваша машина...

– Она уже не моя, – ответила Людмила. – Я отдала ее по доверенности, теперь она не моя.

– Я могу узнать фамилию того, кто ее купил? Машина попала...

– Конечно. Документы у меня дома.


– Слушай, – сказал по телефону лысый, – нам уже порядком надоела столица. Постоянно следим за этим...

– Делай что нужно, – перебил его Саид. – Когда надо будет, тогда и дам отбой.

Лысый услышал короткие гудки и выругался.

– Дубай! – позвал он.

– Ну чего? – В комнату, вытирая голову полотенцем, вошел рослый азиат. – Ты даже вымыться не даешь.

– Придется нам тут торчать по крайней мере еще месяц, – недовольно проговорил тот, – и пасти Грозного.

– А почему его Грозным кличут?

– Фамилия Грознов, и пахан его, Степка, себя Грозным назвал. Так и пошло. А Ваньку вроде как уж и сам Бог велел так называть. Иван Грозный, царь такой на Руси был.

– Во, блин, неужели и у царей кликухи были?

Лысый рассмеялся.


– Вот! – Длинноволосый парень положил на стол листок. – Варин Анатолий Петрович, житель города...

– Найдите его, – сказал Командор. – Наверняка подставное лицо. Но все-таки он видел тех, кто тачку покупал. Отправляйтесь немедленно.

– А зачем они нам нужны? – спросил Южанин.

– Заткнись! – бросил Ариец. – Бери парней и поезжай к этому Варину. Нет, я сам поеду, а то ты там запросто дров наломать можешь.

– Это точно, – усмехнулся Командор.

– А зачем они нам нужны? – снова спросил Южанин.

– Не твое дело! – отрезал Командор.

«Мне бы тоже хотелось это знать», – подумал Ариец.

– Всему свое время, – покосившись на него, улыбнулся Командор.

«Мать честная! – уставился на него Ариец. – Он, похоже, мысли читать умеет».

– Просто умею логически мыслить. – Командор засмеялся. – Сейчас ты удивлен, а до этого махнул рукой. В общем, очень скоро все будет ясно.

– Разрешите вопрос, – нерешительно произнес Ариец. – Мы охраняем Грозного или готовим на него покушение и для этого узнаем, кто за ним следит?

– Выбери вариант сам, – ответил Командор. – А остальное потом. Пока вы ничего не знаете, лучше работаете.

– Ясно, – кивнул Ариец.


Красноярск

– Убили ее! – истерически кричал Федор Сарин. – Убили!

– Успокойтесь, – сказал Борисов. – Почему вы решили, что вашу жену убили?

– Да потому что до этого повесили Толика Прошникова. А я тоже был свидетелем, и Тая давала показания. Убили ее!

* * *

На старом матраце лежал связанный мужчина в наручниках. Его рот был заклеен скотчем, на глазах – черная повязка. Он услышал шаги. С его губ рывком отдернули скотч и вытащили изо рта кляп.

– Сейчас ты расскажешь, – услышал он хриплый голос, – кто тебе заплатил за показания в пользу Топорикова и Чусанова. Советую говорить...

– Суцкий, – не дослушав, торопливо ответил связанный.

– Ты помог преступникам избежать наказания, значит, совершил тяжкое преступление. Приговор – смерть.

– Да вы что? – крикнул связанный. – Я...

В его открытый рот снова вбили кляп. Мужчина почувствовал на шее веревочную петлю.


– Ну что? – спросил по телефону Борисов.

– Это, – услышал он нерешительное. – Ну, в общем...

– Где?

– В котельной двенадцатой школы, разрушенной, которую...

– Выезжаем, – сказал Борисов.


– Куда ты, Миша? – спросила молодая женщина.

– К черту на кулички, – запихивая в сумку полотенце, процедил тот. – Надо ноги уносить. Едем на юг. Отдохнем и...

– Но как же работа?

– Зина, какая, к черту, работа? Собирайся.

– Миша, ты, может, все-таки объяснишь, в чем дело?

– Звонил Федор, – продолжая укладывать вещи, вздохнул он. – Он в панике – пропала Тайка. Федька уверен, что ее повесили. Ты тоже хочешь петлю на шею? У меня такого желания нет. И я не хочу, чтобы что-то случилось с тобой. Поэтому к черту все и уезжаем.

– Что? – растерялась женщина. – Пропала Таисия? Но ведь...

– Толика Прошникова вздернули. Сначала убрали Чусанова. А потом, поняв, что им не добраться до Топорика, взялись за свидетелей. Так что собирайся и уезжаем.

– Ты тоже думаешь, что Тайку убили?

– Абсолютно в этом убежден. Собирайся. Сейчас пойдем в банк, снимем деньги и немедленно улетаем.

– Но почему мы должны бежать?

– Да потому что кому-то очень не понравилось, что из-за наших показаний отпустили убийц парня.

– Убийц? Но ведь они не убивали. Ты говорил...

– И я, и все остальные врали. Остальные скорее всего ради денег, а я из-за того, что мне отдали магазин.

– Подожди, значит, ты врал? Зачем?

– Давай обо всем поговорим потом. Сейчас надо ехать. Я не собираюсь дожидаться...

– Я никуда не поеду, а сейчас же пойду в прокуратуру и все расскажу.

– Да куда ты пойдешь?! Ты хоть понимаешь, что...

– Я понимаю, что из-за тебя оправдали убийц. Чего тебе не хватало? И неужели из-за магазина, который ты вполне мог купить...

– Представь себе! А ежемесячные поборы уголовников?

– Уезжай. Я останусь. Можешь взять с собой одну из девочек, с которыми...

– Хорошо, но ты не получишь ни копейки...

– Да плевать я хотела на твои деньги! – усмехнулась Зина. – Мне вполне хватает того, что я зарабатываю. Я обязательно подам на развод и все расскажу в прокуратуре. – Она вышла.

– А кто тебе поверит?! – крикнул он вслед.


– Что скажете? – спросил эксперта Борисов.

– Одно могу сказать точно – гражданка Сарина повешена. А вот в остальном все не так.

– Вы уверены, что это не вешатели?

– Совершенно убежден, – кивнул эксперт.

– Спасибо. – Борисов быстро пошел к машине.


– Когда вы видели Вениамина Угаловского в последний раз? – спросила Варвара.

– Да я уже сколько раз говорила, – всплеснула руками сидевшая перед ней женщина. – Я же...

– Олеся Остаповна, – перебила ее Варя, – Угаловский был у вас четыре дня назад. Вы же говорите...

– А что я говорю? Не помню я точно. Он приедет и почти сразу уедет. А я, баба одинокая, новой встречи жду. Вот вы женщина тоже вроде одинокая, неужели не понимаете...

– Копина, – жестко перебил ее стоявший у двери Андрей, – отвечайте по существу заданных вопросов. И вот что, – он шагнул к столу, – я запросто могу устроить тебе несколько суток в камере за укрывательство...

– А ху-ху не хо-хо? – усмехнулась женщина. – За что это ты меня на нары собрался отправлять? Я ничего о его делах не знаю, в розыск Угол не объявлен. Так что отвали, мент. На нарах я уже была, трешку оттарабанила по малолетке. И с тех пор в ладах с законом живу. И вообще, ничего у тебя против Угла нет, а уж против меня-то тем более.

Скрывая улыбку, Варя отвернулась от опешившего от таких слов Соколова.


– Участковый говорит, – отвечая на вопросительный взгляд Борисова, доложил оперативник, – что дед Угла не раз оказывал ему помощь. Ну там браконьеры, незарегистрированное оружие и прочее. И дед сказал, что он сам приведет Угла, если тот заявится. А сейчас его там нет.

– Ясно. – Борисов вышел.

– У тебя снова труп? – услышал он голос полковника Букина.

– У нас, – поправил его Борисов и пошел дальше.

– Какие мнения? – догнал его полковник.

– Пока никаких.

– Нормально. Уже четыре повешенных, а у тебя нет мнения. Весь город гудит об этом. И сам понимаешь...

– Если бы я понимал, преступники уже сидели бы в камере. А тут дело как раз в том, что я ничего не понимаю.

– А что говорят эксперты?

– А почему вы спрашиваете?

– Ну, интересно, – ответил Букин. – Все в твоих руках, а почему-то...

– Извините, Станислав Павлович, я спешу. – Борисов ушел.

– Выскочка! – прошипел ему вслед Букин. – Обожжешься, тогда и посмотрим. Топчешься на месте, а строишь из себя Шерлока Холмса.

* * *

– Твою мать! – Топорик отшвырнул телефон и снова выматерился.

– Что случилось? – нервно спросил Суцкий.

– Эти вешатели, кажется, добились своего. Ну ладно, посмотрим, что вы на это скажете, сучары поганые!

– Да ты можешь сказать, в чем дело? – испуганно повторил адвокат.

– А тебе не кажется, – Топорик уставился на него разъяренным взглядом, – что пора мотать отсюда? Пригрелся! – Он криво улыбнулся. – Короче, чтоб к ночи тебя не было.

– Но меня убьют! – закричал Суцкий.

– Кому ты нужен! Может, и вздернут, но здесь ты больше не останешься. Даю тебе на сборы час. Тебя отвезут туда, куда скажешь.

– Меня же убьют!

– Закрой пасть, а то я тебя сейчас заколбашу!

– Значит, вот ты как? Да если бы не я, сидел бы ты со своим...

– Из-за тебя я сейчас сижу без дела, ты мне мешаешь. Ведь ты не хочешь пойти по делу вместе со мной? Короче, вот что – скажи куда, и тебя отвезут. С тобой постоянно будут парни. До тех пор, пока я не разберусь с этой хреновиной. Усек?

– Да, – кивнул адвокат. – Но я думал...

– Меньше думай, – усмехнулся Топорик, – и голова болеть не будет.


– Как нет? – сердито спросила полная женщина. – Ведь...

– Да его уже сутки, считай, нет, – перебила пожилая женщина.

– Как это? – растерялась полная. – Феликс сказал, что поедет домой.

– У бабы какой-нибудь, – махнула рукой пожилая. – Ты, дура, все не слушаешь мать, а Феликс твой кот мартовский. Я же тебе сколько раз говорила, что...

– Хватит, мама! – не выдержала полная. – Феликс не ходит по бабам, я это точно знаю. Что-то случилось. Ты звонила в больницы?

– Да я тебе говорю, что у бабы он у какой-нибудь. Воспользовался...

– Хватит! – громко повторила дочь. Она сняла телефонную трубку, набрала номер. Слушая гудки, кусала губы.

– Да, – раздался нервный мужской голос.

– Ты почему не дома? – сердито спросила она. И услышала облегченный вздох. – Почему ты не дома?

– А ты, Валерия, ничего не знаешь? – услышала она. – Вешают свидетелей. Начали с одного из этих уголовничков, а теперь за свидетелей принялись. Значит, и я в списке у палачей есть.

– Перестань ты ерунду пороть, – сердито заговорила Валерия. – Кому ты нужен? Немедленно приезжай домой, иначе я явлюсь сама, и тогда ты предпочтешь петлю на шею. – Валерия положила трубку. – Ну вот, – взглянула она на мать, – а ты говоришь, с бабой. Он просто боится.

– А я сколь разов говорила – не бери те деньги у бандитов этих, не берите грех на душу, он вам вернется бедой. Ведь не послушали меня! – Мать покачала головой. – Деньги вам понадобились. А что душу человеческую загубили те сволочи, так вам плевать. И пусть бы в тюрьме сгнили, ироды окаянные.

– Да ты сама говорила Феликсу – чего ж не сказать, если деньги такие отваливают, только деньги сразу возьми, а то ведь обманут. Или забыла?

– Мало ли что я там болтала, – отмахнулась мать. – А вот ты прямо уговаривала Феликса пойти в милицию и соврать.

– Хватит! – Валерия посмотрела на часы. – До утра подожду. Если утром не появится, поеду и устрою ему сауну.

– Наврали милиции, – продолжала ворчать мать, – и теперь вот...

– Да хватит, мама, – поморщилась Валерия, – ну что ты заладила?

– Да слыхала я. И правильно, тебе скажу, делают. А то совсем распоясались бандиты. Бьют, грабят, вон у соседки моей, Матрены Леонидовны, прямо на базаре деньги отняли. Она торговала помидорами, ей старик парник соорудил, а подошли какие-то типы, говорят – давай, бабка, деньги. И ножик показали. Она обомлела и не пикнула даже, а деньги все отдала. А сейчас вот повесят кое-каких бандитов, и, глядишь, другие станут думать, прежде чем что-то совершить. А то милиции уж совсем не боятся и режут милиционеров, и стреляют. Да что там говорить-то, ежели по телевизору только и говорят: там милиционер взятку взял, там сам что-то натворил. А вон даже на самолет этих террористов с бомбами пропустили. Так что...

– Хватит, – в который раз попробовала Валерия остановить мать, – пойдем спать, завтра вставать рано. Надо на рынок сходить. Мы же деньги эти в дело пустили. Наняли двоих, чтоб сахаром торговать.


– Да с поселения сбежал, – сказал старший лейтенант милиции. – Гремухин. Его Змеем кличут. Легко у них сейчас все обходится – дали восемь лет за гоп-стоп, отсидел четыре и на поселение вышел.

– Змею дали поселок сразу, – поправил его пивший кофе плотный капитан. – Сначала восьмерик влупили, но, видать, на лапу хорошо дали, ему и заменили лагерь поселением. Прошел как соучастник по угону машины, якобы не отнимали они ее с подельником, а угнали. И потерпевший так заявил, вот и дали трешку. Он половину отсидел. На кой хрен ему бежать? Забухал, наверное, где-то с бабами. Но это и хорошо, теперь в зону пойдет и будет годиков пять на нарах париться.

– Привет, мужики! – В кабинет вошел рослый майор. – Новость слышали?

– Снова кого-то вздернули? – посмотрел на него капитан.

– А кто его знает, – усмехнулся майор. – Еще один свидетель пропал, Волин. Мать уже замотала всех. Участковый не знает, куда деться от нее. Двое суток Волина не видел никто. А он ведь в приятелях Топорика числится. Так что не исключено, что и вздернули. Молодцы эти вешатели, нечисть подбирают. Прямо санитары города. И свидетелей не зря вешают. Сколько бандитов на свободу выходит из-за этих купленных свидетелей. Помните Горелого? Я его, паскуду, брал три месяца назад. Они девчонку изнасиловали вдвоем. Захожу я в бар, а он, гнида, сидит, пивко потягивает и скалится: что, ментяра, съел? Свидетели нашлись, которые видели, как девчонка ему сама в штаны лезла. А ей пятнадцать лет было. Родители пьянь поганая, а девчонка хорошая, училась отлично. После этого случая ее дразнить стали, и она покончила с собой. У меня было желание разрядить обойму ему в лоб, и будь что будет. А потом вспомнил своих. Дочери четырнадцать и сыну девять. Поэтому и сдержался.

Цыгин, склонившись над столом, что-то быстро писал.

– Ты, Павел, был у Олеси? – спросил у него майор.

– Да, был. Тоже сидела. И наверняка с Углом связана. Но это не Угол, зря на него бочку катят. Угол бандит, на такое он не пойдет. Кассу взять, магазин на уши поставить, ну какого-нибудь нового русского приголубить – это да. Но чтоб вот так вешать, да еще плакатик на груди оставлять – не будет он этого делать. Он волк-одиночка. Случайных подельников для дела найдет, поделят добычу – и в разбег. На него уже трижды дела заводили, однако доказать не смогли. Даже столица брала Угла, но голый номер.

– Я тоже думаю, что Угол вешать не будет, – проговорил майор. – Правда, у него отца вроде бы вздернули в девяносто первом в Лесосибирске. Но не Угол сейчас вешает. Кто-то из старых воду мутит. Ладно, если бы вешали только уголовников, понять можно было бы – разборки кто-то наводит. Но и свидетелей вешают. Выходит, кто-то действительно борьбой с преступностью занялся. И скорее всего кто-то из тех, кого они крепко обидели и благодаря свидетелям этим купленным ушли от срока. Вот там копать надо.

– Тебе, Лапин, надо этим делом заняться, – насмешливо проговорил Букин. – Ты бы быстро...

– Нельзя мне, – ответил майор. – Я не старался бы этих палачей поймать. Преступления они, конечно, совершают, но я бы отнес их к категории необходимой самообороны. Ведь тех, кого повесили...

– Перестань, – остановил его вошедший седой подполковник, – а то запросто можешь в число подозреваемых попасть. Да, есть версия, что кто-то из наших это делает. По крайней мере подобное в России уже дважды было. Трое сотрудников угро в Новосибирске расстреливали уголовников, ну и на юге где-то. Так что, возможно, кто-то из наших...

– Да ладно, перестань, – засмеялся Букин. – Во-первых, ты, получается, подозреваешь всех нас, а во-вторых, если это одна из рабочих версий, то тем более оглашать ее не стоит. А то вдруг действительно один из этих палачей-мстителей здесь? – Он рассмеялся.

– В словах Степана Андреевича есть логика, – сказал Цыгин. – Хотя...

– Все, – перебил майор, – обсуждение закончено. Давайте хоть чайку без разговоров о работе попьем.

– Хорошая идея, – входя в кабинет, улыбнулся Васин.

– Ну как идет борьба с наркобаронами? – спросил Арин.

– Не так успешно, как хотелось бы, – ответил Васин. – Но все-таки иногда кое-что удается. Тут странное происходит – видно, конкуренция наркобаронов достигла своего апогея. Уже трижды нас наводили на точки продажи наркоты. Сначала мы отнеслись к этому недоверчиво. Но сигнал есть, надо проверить. И трижды попали очень даже в цвет. Вчера Анфиску взяли. Я за этой цыганкой год охотился. Никак не удавалось, а тут как на блюдечке с голубой каемочкой. Звонок, и попали в цвет. Правда, цыгане молчат и о поставщиках, и об остальном. Неудобные клиенты. Другие обычно все рассказывают, чтоб срок скостить. Цыгане – нет.

– Женька, – улыбнулся Алексей, – ты, похоже, сожалеешь, что...

– Понимаешь, кто-то поставляет в наш край отличного качества героин. А мы никак не можем найти канал доставки и откуда поступает этот товар. Неделю назад взяли одного медика, он о Топорике начал вякать, но быстро замолчал. Мы, конечно, Топорика прощупали, но он чист. Правда, сейчас понятно – он перепуган. У него на даче все его шестерки, но стволов нет, проверили все хорошо. Перед прокуратурой неудобно – попали пальцем в небо. Я вот почему к вам пришел – когда мы там были, Змей у Топорика находился. Ему с поселения отпуск на пять дней дали. А сейчас он в розыск объявлен как бежавший. Но тогда документы были...

– Он не вернулся в поселение в назначенный срок, – объяснил Арин. – Следовательно, считается совершившим побег. Скорее всего он именно для этого...

– Ему осталось чуток да маленько, – перебил его майор. – Может, что-то снова отмочил, гнида. В любом случае надо искать. А заодно и Топорика тряхнуть. Если у него кодла, то стволы должны быть.

– Не нашли мы, – повторил Васин, – а искать умеем.

– Значит, предупредил его кто-то, – сказал Цыгин. – Про это уже сколько раз говорили. Водится среди нас крыса какая-то.


– Кто? – подошла к двери Зинаида.

– Я, – услышала она голос мужа. – Решил вернуться. Ты права, надо идти в милицию и...

– Наконец-то ты это понял! – Она щелкнула замком. Резко распахнувшаяся дверь ударила ее в грудь. Вскрикнув, Зина упала.


– Нашли еще одного, – заглянув в кабинет, быстро проговорил старший лейтенант милиции, – в угольных складах.

Борисов вскочил.


– Висит, – старший сержант кивнул на повешенного, – и плакатик на груди.

– Ясно, – кивнул старший лейтенант. – Я вызвал оперативников. Кто это?

– Черт его знает, – ответил старший сержант. – Мы как увидели, вызвали вас, а уж дальше пусть опера работают. Мы по карманам не лазали.

– Прикатили, – тихо сообщил сержант.


– Да ломайте! – кричал пожилой мужчина. – Вода уже...

– Давай, – кивнул старший лейтенант милиции.

– Чего ломать? – поднявшись, пробормотал слесарь. – Прошу. – Он толкнул дверь.

Участковый первым вошел в квартиру. И сразу выскочил.

– Так, – скомандовал он, – все разошлись. Шустро!

– А как же вода? – взволнованно спросил сосед. – Она ведь уже...

– Выключим, – пообещал милиционер и достал сотовый.

* * *

– Что? – спросил Борисов. – Как повешена?

– На веревке, – услышал он. – И плакатик на груди. Сейчас ее мужа ищем. Он с вещами выходил из дома.

– Соколов, – позвал Борисов, – со мной. Кудрявцева здесь, – кивнул он Варваре.

– Что-то случилось? – спросил Андрей.

Не отвечая, Борисов пошел к машине. Андрей поспешил за ним.


– Ну вот, – сказал Цыгин, – а мы его в розыск. Вот он, голубчик, – кивнул он на накрытое простыней тело. – Змей. И плакатик на груди. Не знаю, как вы, а я, например, балдею. Глядишь, всех бандитов и перевешают. Те, кто вот-вот должен освободиться, наверняка направление куда подальше возьмут. Так нас скоро без работы оставят. – Он засмеялся.

– Ты все-таки не особо восторгайся, – предостерег его Алексей. – А то начальство кое-кого уже на ковер вызывало.

– А я кому хочешь это скажу. Если мы их посадить не можем, то пусть хоть кто-то их кончает.

– И все-таки не надо таких заявлений, – сказал подошедший Александр.

– Ладно, – согласился Цыгин, – не буду. Но все равно молодцы эти вешатели.


– Интересно, за что ее? Она свидетельницей не была. Правда, ее муж дал показания в пользу Топорикова, но почему ее? – спросил Борисов.

– Не он это, – сказал Илья Семенович. – Похоже, это сделал тот же, кто повесил Сарину. Веревка та же, узел тот же, а кроме того, заметьте, Игорь Васильевич, узел на веревке такой же, какой был там.

– Но кому это нужно? – снова спросил Борисов. – Сначала Сарина, теперь Лирова. Где Лиров, установили?

– Нет, – ответил капитан. – Но проверяем по всем адресам. Соседи говорили, что он уходил часа три назад с вещами и что-то бормотал. Похоже, злой был.

– Как же преступники не услышали, что в ванне вода набирается? – спросил Борисов.

– Так не из крана, – сообщил участковый. – Она душ в ванну положила и воду так набирала. Вот и не услышали. А вода...

– Похоже на то, – перебил его Игорь Васильевич, – что искали что-то. Может, кто-то сыграл...

– Нет, – возразил участковый, – все на своих местах. На кухне деньги лежат, две тысячи.

– Понятно, – кивнул Борисов.

– А если это муж? – негромко предположил Соколов. – Говорят, они ссорились часто. Муж хотел, чтоб она с работы уволилась. Мало ли, может...

– Илья Семенович, – обратился к эксперту Борисов, – значит, Змея повесили так же, как и женщин?

– Да. Сарину и эту женщину убили другие, не вешатели.


Зазвонил стоящий на столике телефон.

– Да, – хрипловато сказал взявший трубку мужчина.

– Кто-то работает под нас, – услышал он недовольный мужской голос.

– Знаю. Но не будешь ведь выступать по телевизору и успокаивать людей – не мы вешали невиновных.

– Ну зачем это? Просто надо найти тех, кто это сделал, и дать объяснение через их трупы.

– Прекрасная идея. Но мы знаем, кто это мог сделать, а вот добраться до него...

– Значит, нужно придумать, как выманить его.

– Суцкий уехал от Топорикова, – помолчав, сообщил абонент.

– Куда?

– В Железногорск.


Железногорск

– Я поживу у вас с месяц, – говорил Суцкий, – а то устал от городской суеты. Да и воздух там сейчас...

– Да и небезопасно там стало, – тая в прищуренных глазах усмешку, проговорил пожилой мужчина с трубкой. – Живи, коли приспичило. Но ведь и тут найти могут, а от нас до милиции порядочно, не меньше часа ехать. Они в центре, а участковый у нас только с самогонщиками успешно борется.

– Так и у вас о повешенных знают? – испугался Суцкий.

– Чего ж не знать-то, – усмехнулся пожилой. – Чай не в другом государстве живем. Мне вот приятель из Питера звонил, спрашивал.

– Из Петербурга? – удивился адвокат.

– Оттуда. И я, значит, такое понятие имею, что и ты свою задницу уберечь хочешь. Ведь ты защищал этих выродков.

– Но, отец, я же просто выполнял свою работу. И если человека незаконно...

– Да перестань ты болтать – незаконно. Незаконно ты своих подзащитных освободил. А теперь, значит, укрыться решил. Найдут и тебя, и всех остальных. Если спросят, я скажу: да, сукин сын этот, адвокат, у меня. Ты вот, Яшка, не защищаешь тех, кто денег не имеет. А если платят тебе, всякую падаль защищаешь, и еще оправдывают их по твоей милости. Я, понятное дело, не оправдываю тех, кто вешает гадов всяких, но, с другой стороны, где еще управу на этих подонков сыскать? Я раньше гордился тобой – сумел из грязи в князи, сын почтальонки и сварщика в адвокаты выбился. А сейчас людям в глаза смотреть стыдно.

– Так что, мне уезжать отсюда?

– Да Господь с тобой! – В комнату вошла мать. – А ты, Степан, вообще на старости лет из ума выжил, разве ж можно так говорить? Стыдно ему в глаза...

– А тебе нет? – взглянул на нее муж. – Тебе вслед, когда ты шел, не плевали? – покосился он на сына.

Тот, опустив голову, молчал.

– Живи, – поднявшись, кивнул отец. – Все ж как-никак, а наш сын. Однако разочаровался я в тебе. – Он вышел.

– Не слушай ты его, сынок, – быстро заговорила мать. – Хотя и прав он отчасти. Неужели нельзя было как-то...

– Перестань, мама. Я просто выполнил свою работу, сумел доказать, что не тех судят. Мои подзащитные ни в чем не были виноваты. А что говорят, так это уже дело другое. Просто и Топориков, и Чусанов не раз были судимы. Да, я сумел доказать их невиновность. И разумеется, получил за это хорошие деньги.

– Да все знают, – послышался голос отца, – что эти двое забили парнишку. А ты свидетелей нашел, заплатили им эти гаденыши, вот и сумели выкрутиться. Странно получается – всем все ясно, а убийц отпустили. Выходит, закон у нас такой: у кого денег больше, тот и правым оказывается. Ты вот что, Яшка, на улицу не выходи. А то ведь по пьяному делу мужики и поколотить могут. Их-то посадят, а мне бы не хотелось на суде выступать и говорить, что правильно сделали...

– Так если меня вешать будут, ты тоже эти слова скажешь?

– Конечно, скажу. Потуже, мол, веревку затягивайте, а то ведь и не удавите сразу.

– Ну спасибо тебе, папочка, – поклонился в сторону двери Яков.

– Господи, – тяжело вздохнула мать. – Может, перестанете вы? Если б не Яшка, то другой бы...

– Другой бы не стал, – ответил отец. – Яшка у нас защитник всех бандитов красноярских. Многих от заслуженного срока освободил.

– Это моя работа! – крикнул Яков.

– Лучше бы ты бутылки собирал, – ответил отец.


– Он у родителей, – говорил в сотовый сидевший за рулем «восьмерки» бородатый мужчина. – В пригороде. Живут вдвоем. Отец, Степан Антонович, пенсионер, был сварщиком. Мать, Полина Ивановна, на пенсии, но до сих пор разносит почту. Больше у них детей нет. Отец Суцкого принародно материл его. Так что...

– Возвращайся, – перебил его хрипловатый голос. – Он от них никуда не уедет.


Красноярск

– Кто же вздернул Змея? – спросил Борисов. – И зачем? Похоже, не только приятелей Топорикова убирают. Неужели действительно кто-то просто ведет свою войну с уголовниками?

– А может, правильно говорили, – сказал Андрей, – что кто-то из милиционеров этим занимается.

– Все может быть, – кивнул Борисов. – Надо искать. Что насчет Угаловского?

– Его ищут, – ответила Варвара. – Разумеется, негласно.

– А как насчет Лобикова и Любимова?

– Любимов в Иркутской области, в Братске. Я завтра туда вылетаю. Лобикова пока не нашли. Но я думаю, что Любимов может знать, где он сейчас находится.

– Так, – сказал Борисов, – я созвонюсь со своим знакомым, и тебе обеспечат прикрытие. Любимов дважды судим, провел за решеткой в общей сложности двенадцать лет. Если первый срок получил по малолетке за угон, то второй – за нанесение тяжких телесных повреждений. По его вине сотрудник ГИБДД остался инвалидом.

– Может, лучше я? – спросил Андрей.

– Будешь заниматься Угаловским, – ответил Борисов, – ты должен найти его. А я буду выяснять, кто пытается выдать убийства женщин за работу вешателей. И знаете, если бы повесили этих гадов, я был бы совсем не против. Кстати, мужа Лировой нигде нет. И из города он не уезжал. По крайней мере на поезде, самолете или на своей машине. Никто из знакомых его тоже никуда не отвозил. И никто даже приблизительно не может сказать, где Лиров.

– А почему убили Змея? – спросила Варвара.

– Я бы тоже хотел это знать, – вздохнул Борисов.


– Что? – Топориков расширил глаза. – Змея вздернули? Вот это да! Ну, блин! Змея вздернули. Да кто же это?

– Никто не знает, – ответил бритоголовый, мускулистый мужчина. – По крайней мере менты точно нет, – усмехнулся он.

– Да кто ж это может быть? Надо бы разобраться с этой хреновиной.

– А что же ты курканулся у себя на даче? – язвительно спросил бритоголовый. – И за Чусану не ищешь крайних. Боишься? – Он засмеялся.

– Хорош балдеть, Крикун, – вздохнул Топорик. – Тебе-то ништяк базарить. А тут получается, что меня вылавливают эти сучары гребаные. Поневоле дерганым станешь.

– Да понимаю я все. Только тем, что ты с толпой шестерок тут торчишь, свою шею от удавки не спасешь. Я вот чего нарисовался. Надо искать этих вешателей, а то уж совсем приборзели. Жди, кто завтра в петле окажется. Короче, ты прикинь, кто бы это мог быть. Пахана того, кого вы забили, мы прощупали, не он это. У него гостит троица, бывшие морпехи, но и они не при делах. Кто-то начал с твоих. Тупика первого вздернули, а потом Чусану. Змей вообще не при делах, а и его в петлю сунули. Правда, двух баб повесили, но это уже не те, кто...

– Стоп, – буркнул Топорик. – Я так понял, что вы на меня этих двоих...

– А это уже не наше дело, – усмехнулся Крикун. – Нам надо тех найти, кто с удавкой загуливает. Ты прикинь, может, вспомнишь что.

– Я только и делаю, что прикидываю, о другом сейчас и думать не могу. Я, правда, тут один капкан зарядил. – Топорик криво улыбнулся. – Должны клюнуть. И думаю, что очень скоро.

– А поподробнее? – заинтересовался Крикун.


– Да ну на хрен эту тему, – отмахнулся длинноволосый молодой мужчина. – Достали уже. Везде об этом только базар и катит. Лично я на хрену всех видел, пусть сунутся! – Он поднял рюмку с коньяком и залпом выпил.

– Зря ты так, Горелый, – вздохнул Лохматый. – Это не просто так делается. И заметь, Змей на Топорика не пахал, а его тоже вздернули.

– Мне все эти дела до лампочки. Кто-то на Топорика и на кентов его веревку мылит. Да и правильно делают, Топорик совсем приборзел, пашет на какого-то московского деятеля, вот пусть и разбирается сам, что и зачем. А мне все это как шло, так и ехало! – Длинноволосый разлил коньяк. – Чего не пьешь? – взглянул он на Лохматого.

– Да мне назад катить, – ответил тот, – а менты сейчас вообще приборзели.

– Это точно. Я тут на днях попал под одного прапора. Бабки ему приличные даю, а он не берет и отправляет на освидетельствование. Сучара позорная. Правда, видел бы ты его морду, – Горелый рассмеялся, – когда через пару дней меня снова в тачке усек, а права при мне. Короче, вот что – нас это пока не касается. Если что, тогда и разбираться будем. Например, я на китаез думаю. – Он выпил. – Они разборки устраивают. Вчера парнишек Рокки поломали. Правда, Рокки сам начал, но, один хрен, оборзели китаезы. И вполне возможно, они и вешают...

– Не китайцы это, – перебил его Лохматый. – Я с эвенками базарил, они с китайцами в хороших. Китайцы сами с оглядкой по городу шастают. Это кто-то со стороны. Всех перебрали, никто не подходит. А вешают и вешают, суки позорные.

– Я думаю, китаезы это, – повторил Горелый. – Сам прикинь – китаезы в основном лесом занимаются. А ведь Чусана, Тупик и Топорик на лес лапу наложили. И ты им из-за этого войну тогда объявил.

– Не из-за леса. Топорик со своими наших торгашей данью обложил. Но потом вроде сумели добазариться. А ты, похоже, из себя блатного строишь. Я не баклан с бана, а ты...

– Да хорош тебе, – усмехнулся Горелый. – Мы ж так, по-приятельски базар ведем. А Топориком я, в натуре, недоволен, счет у меня к нему имеется. Он с ларьков придорожных бабки имеет, а раньше мне платили. Меня тогда пару месяцев менты тягали из-за девчонки. Я не у дел был. А Топорик воспользовался моментом и...

– Чего же ты с ним рамс не разобрал? – перебил его Лохматый.

– Да из-за этой девчонки. Ты же в курсе, как к насильникам относятся. Я и не при делах был, она сама, сучка, под меня легла, а хрен докажешь. Правда, сейчас уже все путем, но поезд ушел. Топорик с бабок, что в придорожных столовках берет, на общак прилично дает, поэтому и не...

– И что дальше? – перебил Лохматый. – Так и будешь на Топорика нож острием вперед держать?

– Ты мне по таежной фене не пой, – засмеялся Горелый. – Я к тому базарю, что мне все эти вешатели по хрену. А что Топорик сейчас курканулся и носа не кажет, мне в кайф. И совсем я не против буду, если его вздернут. А вот ты, ведь Топорик тебе...

– Да мы с ним уже перетерли это дело, – снова не дал ему договорить Лохматый. – И все у нас теперь путем.

– Я тут базарок слышал, что вы с Топориком под одним хозяином ходите. В натуре или параша это?

– Я сам себе хозяин, – самодовольно заявил Лохматый.

– Да все путем, – усмехнулся Горелый. – Давай врежем грамм по сто. Я тебе водилу дам, до места доставит.

– Давай, – кивнул Лохматый.


– О чем он там с ним базарит-то? – недовольно спросил рослый бородач.

– Хрен их знает, – пожал плечами длинноволосый парень. – Велел ждать, вот и ждем. Видно, насчет этих вешателей базар идет. Сейчас все только про это и чирикают. Нагнали жути на всех. – Он засмеялся.

– А ты, Русак, не боишься? – покосился на него бородач.

– Я лишнего не делаю, – ответил парень. – И не прикрываюсь бабками. Топорик с Чусаной забили пацаненка, а потом купили себе свидетелей.

– Прикуси язычок-то, – посоветовал бородач, – а то вместе с башкой отрежут. Топорик сейчас снова в хороших с Лохматым. И с Лесовиком наладил, наши снова мехами торгуют. Поэтому не надо трепа про Топорика. Конечно, они отморозки. Топорик и все, кто с ним, беспредел полный творят.

– Глянь, – сказал Русак, – Лохматый с фраером в иномарку садятся. А за руль «Нивы» Лохматого какой-то мужик. Чего это? – Он передернул затвор «СКС». Бородач тоже снял с предохранителя карабин.

– Все путем! – услышали они громкий голос Лохматого. – Топайте, я попозже приеду. А вообще-то, – тут же передумал он, наверное, по подсказке сидящего рядом с ним накачанного парня, – вас довезут. Ждите меня у Кострища.

– Ништяк, – громко отозвался Русак.


– Во блин! – Топорик поднял руки. – За мной прикатили? – насмешливо спросил он. – Браслеты будете...

– Все в свое время, – зло проговорил вошедший Цыгин. – Так. Все во двор и мордами вниз. И не советую выделываться, у мужиков настроение не праздничное. Пошли, – скомандовал он. Омоновцы в масках начали выводить парней. – Ты останешься, – кивнул Топорику Цыгин.

– Слушай, мент, – сказал тот, – какого хрена вам надо? Лучше бы вы тех, кто людей вешает, искали. А то уже...

– А мы не торопимся, – ответил Арин. – Вот тебя вздернут, тогда и возьмем. А сейчас пусть твоих кентов вздергивают. И ты спокойно спать не можешь, и на рынках полегче стало. Кенты твои тоже не особо светятся. – Он рассмеялся. – Нагнали на вас жути. Оказывается, и блатнее вас есть. Хотя какие вы, на хрен, блатные, шелупонь. Только и можете бабок на базарах обирать.

– Ты бы мне это без удостоверения сказал, – процедил Топорик. – Я бы...

– Да я тебе, гнида, где хошь это скажу, – пообещал Алексей. – Только ты же, если поломаю тебе что-нибудь, сразу к прокурору побежишь. Это вы на словах оторви да выбрось, а на деле шелуха от семечек.

Цыгин рассмеялся.

– Вот это да! – проговорил он. – Шелуха от семечек. Точнее, пожалуй, и не скажешь. Сядь, – приказал он Топорику, – и не рыпайся. И рот закрой, иначе можешь схлопотать. Понятых зовите.


– Хорош беспредельничать, – морщась от боли, промычал плечистый парень – омоновец, придавив коленом, обыскивал его. Парень охнул от короткого тычка между лопаток.


– Может, добровольно все выдашь? – спросил Цыгин.

– Да иди ты! – огрызнулся Топорик.

– А боишься ты вешателей, – подмигнул ему Цыгин. – Доберутся они до тебя. Знаешь, я кайф ловлю, когда очередного жмурика снимаю.

– А когда баб снимали, тоже балдел? – поддел его Топорик.

– А вот это, – шагнул к нему капитан, – я тебе...

– Помогите! – заорал Топорик. – Мент бьет!

В комнату вбежал Арин.

– Да не тронь ты это дерьмо, – негромко проговорил он. – А вы стойте где надо, – повернувшись, кивнул он несмело заглядывающим в дверь женщине и мужчине в очках. – Понятые должны наблюдать за обыском.

– Смотрите внимательно, – попросил понятых Топорик, – а то подкинут что-нибудь, и меня за решетку. Они давно этого хотят. Вот вы сейчас на меня смотрите, а менты там что-нибудь подсунули. Я опротестую результаты обыска. – Он засмеялся.

Цыгин быстро вышел.

– Неужели думаешь, что-то найдешь? – ухмыльнулся Топорик. – Я вас давно ждал. Тут, кстати, недавно из отдела по борьбе с наркотиками были, тоже искали, да хрен чего нашли. И вы ни с чем уйдете.

– Пусто, – заглянул в комнату один из оперативников. – Весь этот дворец проверили, ничего нет.

– Я буду жаловаться, – весело проговорил Топорик. – То за наркотой приходят, то оружие ищут. Короче, у вас будут крупные неприятности. Ништяк, если ваши омоновцы кого-то отоварили.


– Так мы договорились? – спросил Китаец.

– А почему ты ко мне пришел? – поинтересовался Лесовик.

– Но мы же договаривались с тобой. А сейчас уже три раза машины перехватили таможенники.

– Это не мои проблемы, – сказал Лесовик. – Лучше тебе к Лохматому заглянуть. Он контролирует все дела в том районе.

– Но ты уже делал это.

– Больше я этим не занимаюсь, так что вопрос закрыт. Сгоняй к Лохматому, может, с ним добазаришься.

Зло блеснув глазами, Китаец вышел.

– Хрен вам, а не лес, – усмехнулся ему вслед Лесовик. – Теперь мы сами на этом бабки делать будем.


– Твоя? – кивнул на отъехавшую «вольво» невысокий старик.

– Предпочитаю наши, – отмахнулся Лохматый. – Короче, ничего так и не ясно, – вздохнул он. – На Топорика все наезжают за глаза, а...

– Не там вы ищете, – перебил его сидящий на кровати мужчина. – Тут, видно, кто-то вспомнил старое дело. В девяносто первом вешали одиночек-золотомойщиков. И плакатики тоже были.

– Постой, Кирка, – посмотрел на него Лохматый, – а какого хрена ты молчал?

– Потому и молчал, что забыть хотел. Да, видно, не получится. Я тогда сам еле ноги унес. Меня, можно сказать, менты спасли. Взяли как подозреваемого, а я спасибо им мысленно говорил. Мы там что-то вроде артели организовали, золотишко нашли. Не очень шло, но все-таки золото. Вот мы там и тормознулись. Угаловский у нас старшим был. Лихой мужик и не боялся ни черта. А там какая-то банда загуливала... – Тряхнув головой, он затянулся.

– Дальше, – присел рядом Лохматый.

– Ну, они вроде добазариться с нами хотели. А Угаловский их на хрен послал. Мы тоже заартачились. У нас и ружьишки были, и мужики все молодые и крепкие, не раз в переделки попадали и думали, что нам все по хрену. А потом, через двое суток, нашли одного нашего повешенным, с плакатиком на груди. Перетрухали все, но никто не хочет это другим выказать. Ну и хорохоримся!.. – Кирка сильно затянулся.

– Да хорош тебе дымить! – Лохматый выбил из его пальцев самокрутку. – Дальше давай.

– А что дальше? – раздраженно спросил Кирка. – Потом еще троих наших повесили и снова плакатики эти на груди. Мы оттуда и умотали. Может, и не свалили бы, – он вздохнул, – но Угаловского тоже нашли с петлей на шее. Видно было, что он так просто им не дался. Два ножевых ранения, башка разбита, и в ноге пули. Но висел. Мы врассыпную, как тараканы. Нас двоих менты прихватили, меня и Любимова. А когда вздернули Чусану этого, Генка прибежал ко мне и говорит: уматывать надо, снова тут эти вешатели появились. Я говорю – да брось ты пургу гнать, нас-то за что сейчас вешать? – Он достал кисет и свернул цигарку.

– Понятно, – пробормотал Лохматый. – Слушай, Кирка, а Будин при делах там?

– А хрен его знает, – пробормотал Кирка.

– Угол это, – прошептал Лохматый, – точно он. Ну, сучара, теперь-то мы тебя...

– Погодь-ка, Васек, – перебил его старик. – А чего ты так переживаешь? Ну вешают гнид, и хрен на них. Чусана тот еще гад был. Топорик не лучше. Змея давно пора было кончить, но он, сучонок, скользким был и выворачивался всегда. А за Топорика вообще не понимаю, чего уши ломаешь.

– Сейчас он живой нужен. Да и мне не хочется петлю на шею...

– А ты не боись, тебя не тронут. Нет на тебе ничего такого, за что можно было бы под людской пересуд попасть. А этих, – старик кивнул за окно, – давно пора повешать всех. И Топорика этого топором четвертовать. Он же, паскудина такая, все под себя гребет. – И расчувствовался вконец. – За что они с Чусаной пацаненка измордовали? Да к его девке пристали, а он не дал ее обидеть, вот и угрохали парнишку. Я бы судью этого, который освободил Топорика и Чусану, на месте тех палачей первым повесил бы.

– Слушай, батя, – недовольно заговорил Василий, – сейчас нельзя Топорика терять, нужен он. Вот когда нам наркоту погонят, тогда его и уберем. А сейчас...

– Вот что, Васек, если я узнаю, что ты наркотой начал торговать, я тебя, сучонка, пришибу. Пока я жив, не дай Бог тебе наркотой заниматься. Уж лучше киллером быть. Понял, что я тебе сказал? – Отец вышел.

– А батяня твой запросто тебя сонного замочит, – сказал Кирка. – У него дело со словом не расходится. Да и сам прикинь, наркота – медленная смерть, врагу не пожелаешь. Я своему Пашке так и сказал: если узнаю, что обкурился или укололся, сразу пришибу. Уж лучше я в тюрьме за тебя отсижу, чем потом страдать. Так что не мучайся дурью, а выброси это из башки совсем. И вообще, на кой хрен ты с этими московскими связался? Пусть бы у себя в Москве и продавали. Или сами трусят, а вас вроде как...

– Риск минимальный, – перебил его Лохматый. – А бабки...

– Да нет таких бабок, – закричал Кирка, – за которые можно людей на иглу сажать! Я бы на месте этих законников давно ввел пожизненное за торговлю наркотой. Ведь они людей на жуткие муки обрекают. И СПИД с иглой получает наркоман. И идет на все, чтоб получить дозу. А родители этого наркомана? Ты вот не думал, что твоя дочь может на иглу сесть? А подумай, и тогда поймешь, что это никакими деньгами не окупишь. Нет таких бабок, чтоб людей на муки обрекать.

– Насильно никого не ширяют, – усмехнулся Лохматый.

– В общем, решать тебе, – вздохнул Кирка. – Но Митрич сказал, что завалит, – значит, завалит. А я тебе вот что скажу – если наркотой займешься, про нас забудь. Тайга алкоголь не терпит, а уж про одурманенных наркотой и базарить не стоит. – Он вышел.

– Вот это да! – покачал головой Василий. – Значит, вполне может быть Угол. Во блин! А батя против наркоты! – Он рассмеялся. – И в натуре, прибьет. Да и Кирка как заговорил. А какого хрена он раньше молчал? Хотя, может, просто совпадение? Менты сто процентов о той хреновени знают, но почему-то не шарят Угла. Стоп. А может, и шарят. Надо к Олеське скататься, она разжует, где Угол и чем занимается. И шарят ли его менты. Но при каких тут Чусана, Тупик и все остальные?


– Сами мы не можем, – зло говорил Китаец. – Сейчас милиция усиленно занимается нами, и лес мы не смогли вывезти ни разу. Никто не хочет участвовать вместе с нами. Но что-то надо делать.

– Найти русского начальника, – посоветовал Сун, – и заплатить ему. Ведь на это, на подкуп...

– Сколько раз пробовали, – перебил его молодой мускулистый китаец, – не получается. И еще. Сейчас наших людей гонят из тайги. Даже сельские жители, которые за гроши собирали для нас орехи и корни, отказываются делать это. А заставлять их ты запретил.

– Соболь, – резко заговорил Китаец, – ты в последнее время ведешь себя как на родине. Мы в чужой стране, здесь нельзя применять силовые методы решения проблемы. Это обернется против нас. Зачем твои люди устроили побоище с русскими парнями? Троих наших арестовали, и снова начались проверки на рынках, в цехах и у живущих здесь китайцев. Пятьдесят два человека отправлены в Китай. Если подобное повторится, ты уедешь из России. Понял?

– Русские сами начали, – недовольно ответил Соболь, – мы просто защищались. А в Китай я уеду хоть завтра. Если будет решение Совета, я уеду. В России немало китайцев, которые пытаются заработать, чтобы прокормить своих родителей и детей. Многих возвращают, но в Россию постоянно едут другие. В Москве уже...

– Хватит, – перебил его Китаец. – Сейчас надо думать о том, как взять и отправить лес. Совет требует этого. И еще. Швейные мастерские прибыли не приносят. Сборка магнитофонов тоже ничего не...

– Слишком много товара на рынках, – перебил его Сун. – Я, например, тоже сейчас терплю убытки. Если так будет продолжаться еще месяц, я закрою кафе.


Атаманово

Кнут, опоясав худощавого молодого цыгана, сбил его с ног.

– Хватит! – пронзительно закричал он.

– Продолжай, – кивнул сидевший на крыльце в кресле-качалке Ниро.

Рослый чернобородый цыган снова ударил кнутом. Худощавый, упав на живот, закрыл голову руками. На спине наливались кровью следы ударов.

– Все! – заметив, что Ниро поднял руку, крикнул Кичо.

– Правильно Ниро делает, – одобрительно пробормотал старый цыган. – Наркотики – грех и перед людьми, и перед небом. Попробовал наркотики – получи кнут.

– А то, что другим продаем, – подал голос Будо, – не грех?

– Этим зарабатываем. Лучше, чем воровать. А те, кто берет, знают, что делают, и нашей вины в этом нет.

– А то, что Анфиска с парнями уже сидит, это нормально?

– Помогите ему, – кивнул Ниро Земфире и стоявшей рядом пожилой женщине и вошел в дом. Рослый молодой цыган легко поднял массивное кресло и унес с крыльца. Земфира со старой цыганкой подошли к исполосованному парню.

– Как тебе наркотики? – ехидно спросила Земфира.

– Да иди ты, женщина, – простонал тот.

– Мало тебе, – сердито проговорила пожилая. – Видишь, чего удумал – попробовать решил. Вот и попробовал.


– Так, – сказал Ниро, – кого заметят, сразу кнутом бить. И в подвал на трое суток сажать на хлеб и воду. Я не допущу, чтоб мои люди употребляли наркотики. – Он посмотрел на сидевшего в углу мужчину в очках. – Что у тебя?

– Пока ничего не ясно, – ответил тот. – Известно одно – в отдел по борьбе с наркотиками поступили анонимные сообщения. Отдел теперь очень желает найти канал поставки. Качество товара они оценили, – усмехнулся он, – и пытаются выяснить, откуда он поступает. Твои люди молодцы, никто не сказал ни слова. А я думал, что к тебе...

– Исключено, – самоуверенно проговорил Ниро. – Попались – отвечать будут сами. Никто ничего от наших не узнает. Но конечно, мы попытаемся сделать все, что от нас зависит, чтобы там наши люди...

– Это уже ваше дело, – улыбнулся очкастый. – Я вот почему здесь: в Красноярске кто-то еще продает такой наркотик, и я бы очень хотел узнать кто. Ты можешь помочь мне в этом?

– Знаешь, – вздохнул Ниро, – я предполагаю, что моих людей сдает кто-то из новых торговцев.

– Мы проверяем это. Но похоже, это не так. Вас сдает кто-то другой. Недавно был задержан продавец твоих конкурентов. Вполне возможно, стукач – кто-то из твоих людей.

– Исключено, – решительно повторил Ниро. – Среди моих людей нет стукачей. Я отвечаю за каждого.

– Твоя уверенность радует, – усмехнулся очкастый. – Однако не мешает проверить всех, имеющих информацию о твоих торговых точках. И еще. Твоим людям надо чем-то заняться. Поверь, милиция вполне может связать ваше благополучие с торговлей наркотиками. Не секрет, что сейчас в основном наркотиками торгуют цыгане.

– Мы не только торгуем, – сказал Ниро, – у нас свое производство по пошиву одежды. Конечно, не фирменной, а в основном для сельского жителя. И, надо сказать, берут. Также делаем конфеты, выпечку разную и продаем на станциях. Кроме того, мы поставляем мясо в придорожные кафе и на рынок. Так что к нам у милиции претензий нет.

– Ну что сказать? – усмехнулся очкастый. – Браво, молодец! Но все-таки имей в виду, что кто-то из твоих стучит милиции. Наверняка есть такие, кто не согласен с твоей работой в наркобизнесе. Постарайся найти этого человека.

– Хорошо, я выясню. Что еще?

– Вопросы есть? – в свою очередь, спросил очкастый.

– Роман Русланович, – проговорил цыган, – я бы хотел знать, кто еще торгует товаром.

– Извини, Ниро, этого я сказать не могу.

– Понимаю, – вздохнул Ниро.


Братск

– Да иду уже, – проворчал, натягивая рубашку, мужчина лет сорока. – Кто? – остановился он у двери.

– Открывай, Любимов, – услышал он. – Участковый, старший лейтенант Звонарев.

– Что нужно? – Любимов открыл замок.

– К тебе следователь из Красноярска, – сообщил рослый милиционер. – Входите, Варвара Антоновна, – пропустил он вперед Кудрявцеву.

– Во, – усмехнулся Любимов, – неужто такие бабы в ментовке работают?

– Следователь областной прокуратуры Кудрявцева, – представилась Варя. – Вот мое удостоверение.

– Верю, – кивнул Любимов. – А чего надо-то? Вроде как ничего такого...

– Есть разговор. Можно? – Варя кивнула на стул.

– Да. – Любимов сел. – И чего тебе надобно?


– У Любима менты, – сообщил вошедший в комнату крепкий парень, – участковый и баба ненашенская, но видно, что ментовка.

– Чего это вдруг? – удивленно пожала плечами красивая женщина лет сорока. – Генка вроде чистый. Чего им нужно?

– А я знаю? Просто так ментовка не приехала бы. Но видать, и серьезного ни хрена у нее нет, иначе бы накатили маски-шоу, омоновцы эти. Любим – пассажир тот еще. Просто так хрен...

– Хватит! – резко оборвала его женщина. – Генка напуган чем-то. Я это поняла, когда он приехал. Но ничего не объясняет. А тут менты. И, как ты говоришь, не из нашей ментовки. Хотя наверняка ты не знаешь...

– Да уж больно участковый перед ней юлил – и дверцу тачки открыл, и ручку подал.

– За участковым иномарка подкатила, – войдя, сообщил невысокий мужчина в соломенной шляпе, – с затемненными стеклами. Стоит вон там. – Он махнул рукой налево. – Дом Любима видно. Кто в тачке, не разглядеть, и сколько их там, тоже.

– Действительно, баба не наша, – пробормотала женщина. – Притворись пьяным и подойди к иномарке. Курнуть попроси.

– Ага, – усмехнулся невысокий, – а мне промеж глаз звезданут. Не пойду я.

– Вышли участковый и баба, – сказал стоящий у окна мальчик лет четырнадцати. – К машине мента пошли. И Любим появился, стоит и курит.


– Узнали что-нибудь? – открыв дверь «уазика», спросил участковый.

– Нет, – недовольно ответила Варя. – Он вообще об этом говорить не хочет. И про Лобикова ничего не сказал. Зря я сюда приехала.

– Но номер телефона он взял, – садясь за руль, сказал участковый. – Значит, все-таки...

– Дай-то Бог, – вздохнула Варвара.


– Чего им надо? – входя, спросила женщина.

– А тебе-то что за дело? – буркнул Любимов.

– Вот это да! Менты приезжают, а ты мне...

– Да прошлое их интересует, – перебил он. – Помнишь, я о Лесосибирске говорил?

– Так тебя еще тогда освободили.

– В Красноярске вешают, и плакатик на грудь. Такое и в Лесосибирске было. Тогда остались я и Кирка Лобиков. И сейчас снова началось, вот я и свинтил. Кирка отказался. Я к тебе рванул. Все так же, как тогда, снова этот Татарин, мать его! – Сплюнув, он затянулся. – Принеси самогону, – попросил Любимов, – выпить надо.

– Сейчас. Васька! – закричала женщина. – Принеси бутылку из холодильника! И банку огурцов, и банку шпрот неси!

– Счас! – ответил побежавший к соседнему дому мальчик.

– Хорошая ты баба, Клавка, – вздохнул Любимов. – Женился бы я на тебе, если б было на что жить. А то ни кола ни двора. И бабок хрен. А так бы...

– У меня все есть, – прижалась к нему Клавдия, – я тебе сколько раз говорила...

– Да не могу я на бабское жить! Пойми ты это. А у самого не выходит ни хрена. Чего только не пробовал... – Он махнул рукой и прикурил другую сигарету.

– Будешь отвозить товар на рынок, – быстро проговорила Клавдия.

– Я не торгаш, – отрезал он.

– Вот! – Мальчик вошел и поставил на стол бутылку с самогоном, пол-литровую банку огурцов и шпроты. – Я пойду погуляю?

– Иди, – кивнула Клавдия. – Так кто эта баба? – едва сын вышел, спросила она.

– Из Красноярска, из прокуратуры. Там же вешают. Вот и пытаются что-то узнать. А я ничего не сказал. Да и не знаю ничего.

– Но ты только что говорил про какого-то татарина.

– Забудь! – крикнул Любимов. – И никогда не вспоминай. Поняла?

– Да, – испуганно ответила Клавдия.

Взяв бутылку, он зубами вытащил пробку и сделал несколько глотков. Зажмурившись, тряхнул головой.

– Ох и первач у тебя!..


Красноярск

– Вот это явление Христа народу, – усмехнулся Топорик. – Откуда вы?

– С улицы, – ответил Геракл. – А ты, похоже, как ворон, в гнезде сидишь, сыр от лисицы бережешь?

– Да тут такое, что... – Топорик махнул рукой.

– Слышали, – кивнул вошедший Суслин. – Значит, так и вешают? – Он улыбнулся. – Неужели даже предположить не можешь – кто?

– Да вроде всех перебрали, – вздохнул Топорик. – Но не тянет на такую хреновень никто. Представляете, у Чусаны парней поломали, а его утащили. Четверо всего было и так запросто. А там ребятишки были не забалуй. И Змея вздернули. Короче, кто-то погуливает себе в удовольствие и...

– А что менты? – перебил его Суслин. – Какие у них версии? Ведь у вас там есть стукач.

– Да что от него толку? – отмахнулся Топорик. – Правда, постоянно предупреждает, если менты что-то затевают. А про следствие без понятия он или просто светиться не хочет. А скорее всего в натуре менты на месте топчутся. А вы одни прикатили?

– А тебе-то что? – буркнул Геракл. – Короче, так: про нас – никому ни слова. Нужно найти местечко, чтоб не светануться, и перетереть всем вместе. Ну, Лохматый, Лесовик, ты и мы. Дело выходит из-под контроля, а это хреново для бизнеса. Ты когда в последний раз светился в городе?

– Да я уж дней пять не выхожу, – признался Топорик.

– А бабки за наркоту приносят? – спросил Суслин.

– Сюда никогда и не носили, – сказал Топорик. – Я ездил и собирал. Или Чусана это делал. А сейчас...

– Короче, прав Грозный. – Геракл посмотрел на Суслина. – Надо другого...

– Да я все выправлю, – поспешно проговорил Топорик. – Просто сейчас...

– В общем, найди место и собери всех, – приказал Суслин.

– А вы где будете? – спросил Топорик.

– Не у тебя, – ответил Суслин.

– Позвонишь, – буркнул Геракл, – по сотовому.

Они вышли.

– Кто это? – тихо спросил один из двух парней.

– От хозяина, – процедил Топорик. – Похоже, все кончилось. Твою мать! Хотя бы на Суцкого клюнули. – Он достал сотовый и набрал номер.


Железногорск

– Да нет тут никого, – отпив пива, недовольно сказал по телефону сидевший на веранде рослый парень. – Зря ты нас сюда послал.

– Верняк объявятся, – ответил ему Топорик. – Вы просто запишите номер тачки и запомните тех, кто...

– Слушай сюда, Топорик, – парень сделал несколько глотков, – ставка увеличивается. Мы спим по очереди. Как фэбээровцы штатовские с прибором ночного видения, – усмехнулся он. – Так что пересмотри расчет, или мы...

– Все путем, – успокоил его Топорик. – Все получите. Мне надо знать, кто появляется у его дома.

– Лады, – кивнул рослый. – Покараулим еще суток трое. Но если снова тишина, уматываем.

* * *

– Хоть днем спит, – негромко проговорила мать Суцкого. – Ночью все ходил по комнате. Ружье с собой привез.

– «Винчестер», – поправил отец. – Если разрешения нет, запросто могут в тюрьму упрятать. Хотя туда ему давно пора. Может, не так стыдно было бы, как сейчас. Знакомым в глаза посмотреть стесняюсь.

– Перестань, Степа, – вздохнула жена. – Яша же говорит, что он просто...

– Да знаю я это просто. И он бы не прятался, если бы совесть чистой была. А то, вишь, трясется, – кивнул он на дверь комнаты, из которой доносился громкий храп. – Уснул все-таки. Я думал, может, совесть мучает, да где там. Где совесть была, там теперь банковский счет. Вот и вырастили сына.

– Работа у него такая.

– Полина, помнишь, я в Красноярск ездил, вроде бы из-за пенсии? Так я не потому ездил. Я на родителей того парнишки посмотреть хотел. И увидел. Матери парня самое большее лет сорок, а выглядит сейчас на все пятьдесят. И знаешь, если бы упрятали тех подонков, может, и легче бы ей было. А так... Поставь себя на ее место и поймешь...

– Знаешь, Степа, – вздохнув, негромко ответила же-на, – мне сейчас тяжелее, чем той женщине. У нее сын убит, нет его. А мне... – Не договорив, она всхлипнула.

– Ну что ты, Поля. Помнишь, как мы гордились, когда он освободил мужчину, которого подозревали в убийстве соседа? – Обняв плачущую жену, Степан вздохнул. – И еще были у него хорошие дела. А потом он стал настоящих бандитов защищать, и я знал, что это плохо кончится. Потому и не брал у него ничего. Он привезет, а я назад ему в машину совал. И ты ничего не говорила, согласна со мной была. Да, Яшка, сын наш, – преуспевающий адвокат, дорогой. Но ведь защищает он в основном тех, кому место в тюрьме. И самое ужасное то, что хорошо защищает. Не знаю я, что делать. Гнать? Сын он хороший, грубого слова ни разу не сказал. Но как подумаю... – Он выругался.

– А ведь его убить могут, – сказала жена. – Представляешь?

– Я сам постоянно думаю об этом. И не знаю, что делать, все-таки сын.


– Похоже, на живца ловить собрались, – говорил по телефону бородач. – Сняли дом напротив. Бабка там живет, не хотела сдавать, но ей столько предложили, что отказаться не смогла. Там четверо. Кто именно, не знаю, но что четверо – точно. Мы пытались с бабусей что-то вроде словесных портретов составить, но не получилось. Говорит, здоровые все и денег много. Похоже, они за мной приехали.

– Если бы за тобой, – хрипло ответил абонент, – то тебя бы уже убили. Нет, ты сказал правильно, Топорик хочет нас на живца взять. Наверняка эти четверо вмешиваться не станут. Просто запомнят номер машины, может, сделают какие-нибудь фотографии. Стоп! – неожиданно воскликнул он. – Черт возьми! Скорее всего это парни из частного агентства «Знаем все». Точно. Надо поговорить с Васильичем.

– Не из агентства они, – возразил бородач. – Ведут себя нагло, да и разговор, по словам бабуси, далеко не интеллигентный. Она так и заявила: бандиты там, но денег много дали, а неделю я и у сестры поживу.

– Ну что ж, значит, будем работать по варианту номер два.

– Слушай, а ведь Суцкий у родителей. Представляешь, каково им будет? Да и не хотелось бы...

– Сейчас надо выяснить, кто наблюдатели. А с Суцким вопрос решен давно, и не обязательно его...

– А что с повешенными женщинами? Народ в городе, можно сказать, неприятно удивлен.

– Разберемся.

– Опровержение в газету дать?

– Прекрасная идея, но не подходит. Мужа Лировой ищут?

– И мы, и милиция, но безрезультатно. Он в нашем списке есть. Но затаился где-то, гнида.

– Чует кошка, чье мясо съела.

– Горелый шляется постоянно. Пора бы...

– Всему свое время.

– Угла ищут. Видно, докопались до...

– Дядя Борисова помог. И сейчас разыскивают Любимова и Лобикова. Их задерживали, но с самого начала было понятно, что они ни при чем.

– А почему только этих двоих? Ведь там были и другие.

– Брали только Любимова и Лобикова. К тому же эти двое были с Угаловским до конца. Вполне возможно, они что-то знают. Но я уверен, ничего они не скажут. Любимов перепугался и уехал. Он в Братске. Лобиков где-то в пригороде. Скорее всего у Митрича, отца Лохматого.

– А как насчет Лохматого?

– Пока он не совершил ничего страшного.

– Но людей он в тайге грабит. Избивают их, отнимают...

– Всему свое время. Сейчас надо очистить город от подонков. Со всеми, конечно, не управимся, но что-то уже сделали и, даст Бог, еще сделаем.

– Мужики интересуются, когда зарплата будет.

– Сегодня получите, – посмеиваясь, ответил хриплый.


– Что с Волиным? – спросил Борисов.

– Ищем, – ответил Арин. – Мать его уже две жалобы написала. Где ее сынок, без понятия. И никто не знает. Кажется, скоро мы найдем еще одного повешенного.

– Я бы с удовольствием, – вмешался в разговор Лапин, – нашел повешенным Горелого. Видеть его не могу. Боюсь, сорвусь когда-нибудь.

– Успокойся, Андрей, – сказал Алексей, – а то так действительно делов наделаешь. Тут, кстати, вчера Букин на тебя кивал – вполне может Лапин быть причастен к...

– Хватит, – остановил его Борисов. – Надо вообще прекратить разговоры об этом. Кстати, в городе уже тоже поговаривают о милиционерах, которые вешают бандитов. Сейчас бы найти тех, кто убил Лирову и Сарину.

– А вешателей ты не хочешь находить? – насмешливо спросил вошедший Букин. – Да оно и понятно, очень даже устраивает всех подобное...

– А мы давно на ты? – ожег его взглядом Борисов. – И я не разрешал вам входить. Выйдите! – Он кивнул на дверь.

– Ну, за это ты ответишь, – процедил, выходя, полковник.

– Спасибо, – вздохнул Лапин. – Не знаю, как сдержался. Но почему его перевели к нам?

– Все, – кивнул Борисов, – тема закрыта. Есть что-нибудь? – увидев вошедшую Варю, спросил он.


– Хорошо, – сказал Лохматый, – я буду там. А кто еще?

– Приезжай, – услышал он голос Геракла, – и увидишь. Приезжай один, ясно?

– Один не поеду. Сейчас одному небезопасно вечерами...

– Тоже вешателей боишься? – насмешливо перебил его Геракл.

– Боюсь. Все-таки я не последний туз в колоде местного криминалитета, а они, похоже, шантрапу и бакланов не вешают. Один не пойду, – повторил он.

– Ладно, – согласился Геракл. – Но войдешь один. Там тебя никто не тронет.

– Понятно, – ответил Лохматый.


– Приеду я, – ответил по телефону Лесовик. – А ты надолго, Суслик?

– Я же просил так меня не называть. Как дела пойдут, – сказал Суслин. – Надо разобраться с вами, а то перережете друг друга. Да и про китаез перебазарить надо.

– Давно пора, – согласился Лесовик. – Они вообще обнаглели.

– Побазарим, – пообещал Суслин.


– Значит, ничего? – Борисов поморщился. – Он вообще говорить не стал или что-то все-таки...

– Наотрез отказался, – ответила Варвара. – Сказал – я тогда дал показания и больше ничего добавить не могу.

– В его показаниях ничего нет. Вот послушайте его ответы: ничего не знаю, никто не угрожал. Я нашел Угаловского повешенным. В это время мы с Лобиковым были в поселке. Свидетели подтвердили. И все. Лобиков повторил все слово в слово.

– Но за что их тогда задержали? – спросила Варя.

– Оба судимы. Сидели за тяжкие преступления, а таких проверяют в подобных случаях. Кстати, оперативники проверили ранее судимых за убийство. У всех железное алиби. Я сразу сомневался в успехе подобного мероприятия. В компании вешателей чувствуется организация и дисциплина. И мотив нам неизвестен. Ладно, если бы вешали друзей Топорика и его шестерок. Но свидетелей зачем? Потому что они помогли ему, – ответил сам себе Борисов. – Я совершенно уверен – это не разборка и не попытка запугать кого-то. А именно восстановление справедливости, правда, весьма своеобразное. Есть жестокая истина: преступление порождает преступление. Ибо то, что совершают наши вешатели, и есть жестокое преступление. А все повешенные тоже преступники. Чусанов и Тупиков не единожды привлекались по делам и были...

– А свидетели? – осмелилась перебить его Варвара.

– Дали ложные показания и тем самым совершили преступление – помогли убийцам избежать наказания.

– Но если все это понимают, – пожал плечами Соколов, – то почему...

– Прокуратура опротестовала решение суда, – напомнил Борисов. – Но защита собрала доказательства того, что Чусанов и Топорик не участвовали в убийстве Лопатина. Все не раз проверялось, свидетелей пытались поймать на противоречиях, но бесполезно. Я уверен, и суд прекрасно понимал, что освобождает убийц. Но закон есть закон, и мы ему служим, – усмехнулся он. – Люди, призванные выносить приговор за совершенные преступления, отпускают убийц. Как ни печально это сознавать, но если бы не повесили Чусанова и свидетелей, то больше об этом не говорили бы. И все-таки мы обязаны найти вешателей. А я все больше склоняюсь к тому, что среди них главную роль играет кто-то из наших сотрудников. Бывших или настоящих – это одному Богу известно. Есть факты, говорящие в пользу этой версии. Необходимо найти Лобикова. И надо будет еще раз встретиться с Любимовым. Его надо разговорить. Он уехал из города потому, что испугался. Я убежден, что Любимов знает что-то о прошлых делах и молчит потому, что боится. А Лобиковым уже занимаются оперативники.


– Значит, не видел Лобикова? – спросил Арин. – А ведь соседи говорят, что он у тебя позавчера был.

– Да мало ли что соседи набазарят, – растерянно забормотал плешивый мужчина. – Я его, почитай, уже с месяц...

– Слушай сюда, Карта, – перебил Алексей. – Кирка нам нужен не как подозреваемый, просто необходимо кое-что выяснить. И тебе мой совет – вспомни, где он может быть. А то ведь сейчас вызову участкового, наведет он у тебя шмон по полной программе, и привет твоему самогону. Ну так как?

– За горло берешь, начальник? – процедил плешивый. – Раньше за тобой такого не водилось. А закон не позволяет сейчас без санкции шмонать.

– Так участковый предложит тебе добровольно выдать выгнанный для продажи самогон и аппарат, разумеется. Ты откажешься, а он начнет...

– У Митрича Кирка, – опустив голову, негромко проговорил Карта. – Но ты не шепни кому-нибудь, что Карта на Кирку навел. А то ведь сам понимаешь...

– Не бойся, – успокоил его капитан, – никто не узнает. Точно он там?

– А чего мне тебе лапшу на уши вешать, ты ведь, в натуре, участкового натравишь. Я, конечно, самогончик для себя гоню, – вздохнул он. – Ну и, конечно, иногда сильно болящих поправляю.

– Все, спасибо, – засмеялся Арин.


– Не знаю я, где он, – покачала головой невысокая полная женщина. – Забухал где-то. Как пить, так деньги находит, а как домой, так нет. Вот Пашке обувка нужна, а где ее взять-то? Точнее, на что? А он чего натворил?

– Да пока ничего, – ответил Александр. – А вы мне скажите вот что: почему ваш муж вдруг ушел из дома? Ведь соседи говорят, вы живете дружно.

– Видать, деньги появились, – вздохнула она. – Он не пьет обычно. А как попадет что-то...

– Любимов у вас был?

– А как же, был. Господи! – Женщина всплеснула руками. – Так после разговора с ним Антон и ушел, точно. Я, говорит, может, подработаю где, а если меня кто будет спрашивать, ничего не отвечай. И ушел. Я ругалась, а он ушел, и все.

– Понятно, – кивнул Александр.


– А что там за собрание? – насмешливо спросил Лохматый.

– Хрен их знает, – пожал плечами Лесовик. – Суслик прикатил и еще кто-то, вот и вызывают. Да ты в курсе, наверное, насчет Суслика. Чего ты мне по ушам катаешься? Я не знаю, что там за базар будет.

– Скорее всего Топорика менять будут, он перетрухал и вот уже неделю никуда не вылазит. И Суцкий у него пасся. Но базар идет, что адвокатишка сейчас у родителей своих. А Топорик, похоже, спекся, напугали его душители эти. Да и я с оглядкой хожу.

– Я тоже начал опасаться, – признался Лесовик. – Правда, к нам им попасть незамеченными трудно, но хрен их знает, что там за публика. Когда они Чусану хапнули, у него Игрок, Борец и Мастер были. Так положили их как школьников, – усмехнулся он. – А то пургу гонят, что один из них десятка стоит. Но коснулось дела, и все, сейчас в ИВС загорают. У них же и пушки были, так те душители их повязали, а пушки не тронули. Вот и ждут суда. Здорово их подставили.

– А ты на кого думаешь? Кто вешать-то начал?

– Да хрен его знает. Можно было бы думать на тех, кому Топорик с кентами дорогу перешел. Но тут двух баб повесили, жен свидетелей.

– Да баб не вешатели вздернули. Это кто-то под них подстроился. Скорее всего Топорика работа. Испугался, что показания начнут менять. Хотя никто не пойдет в ментовку, чтоб признаться, что туфту на суде гнал, это ж срок, пусть и небольшой, но все-таки тюрьма.


– Здорово, Митрич, – сказал Арин.

– Привет, коли не шутишь, – кивнул отец Лохматого. – Чего надобно-то? Я сейчас закон блюду.

– Да к тебе вопросов нет. Мне твой квартирант нужен, Кирка.

– Кирка? – удивленно переспросил Митрич. – Так где ж я его вам возьму-то? Я с ним в кентах не хаживал, да и по годам...

– Ох, Митрич, – рассмеялся Алексей, – выходит, нет его здесь? А ведь Лобиков у тебя. Да мы его брать не будем, просто разговор к нему имеется.

– А мне-то какая разница, на кой он вам нужен? – усмехнулся Митрич.

– Ладно, Митрич, – раздался голос из бани. – Чего надо, начальник? – выходя, спросил Кирка.

– Разговор есть, – сказал Арин.

– Что за разговор? Я вроде как...

– Где у тебя можно переговорить? – спросил Митрича Арин.

– У меня секретов нет, – заявил Кирка.

– Там и побазарьте, – кивнул на баню Митрич. – У меня слушать ваш треп никакой охоты нет.


– Погоди, – остановил Суслина Топорик. – Неужели вы не въедете, что это за мной охота? Нас всех подставляют. Настраивают друг против друга, чтоб мы...

– Хорош, – буркнул Геракл. – Дело надо делать, а не чирикать. А ты курканулся и носа не высовываешь. Пустил все на самотек. Где бабки за последний месяц? Тебе два раза привозили товар, а ты их на хрен послал.

– Я в любую минуту ментов жду! – закричал Топорик. – Они у меня уже дважды были!

– Так вот поэтому, – сказал Суслин, – дело и кончилось на тебе. Теперь будет другой за наркоту отвечать. Мы теряем покупателя, две точки накрыли, ништяк еще никто не рассказал ментам...

– Просто нечего было рассказывать, – усмехнулся Лохматый. – Им привозили наркоту для продажи небольшими партиями, и они имели процент с выручки. А откуда и кто привозит, без понятия были. Думали, цыгане с ними работают.

– Слушай, Лохматый, – посмотрел на него Геракл, – а что с лесом? Китайцы так и возят его?

– Сейчас нет, – ответил Лесовик. – Даже ко мне приходил их старший, Китаец.

– А не хотите заняться лесом? – спросил Суслин. – Барыш приличный будет. И почти без атаса. Главное – найти работяг и валить лес. Остальное будет уже по закону. Вы окрестности знаете и запросто сможете...

– А вывоз? – спросил Лохматый. – Только в этом заморочка. Сейчас за это дело взялись серьезно, и мало кому удается...

– Ноу проблем, – усмехнулся Суслин. – Главное – заготовка требуемого количества, и все. Остальное заказчик берет на себя.

– Тогда ништяк, – кивнул Лохматый, – я согласен.

– А ты? – Суслин посмотрел на Лесовика.

– А ты что, – недовольно вмешался Лохматый, – думаешь, я один не смогу? Все путем будет.

– Лесозаготовками я не занимался, – проговорил Лесовик, – не наше это. Пушнина, мясо, рыба, ну золотишко, а дрова... – Он покачал головой. – Не поймут меня мои лесные братья. – Он усмехнулся. – Подстраховать я, конечно, могу за определенный процент.

– Обижаешь! – Лохматый засмеялся. – Меня страховать в тайге не надо. Я сам с усами.

– И все-таки, – спросил Топорик, – что насчет меня-то решим?

– А что тут решать? – усмехнулся Геракл. – Отдай бабки за полученный товар и считай себя свободным.

– Но постой, – растерялся Топорик, – я ведь...

– И еще, – произнес Суслин. – Если где-то что-то от тебя вытечет, тебе не вешателей бояться придется, а нас. И жить тебе останется хрен и немножко. Мы тебя где угодно достанем. Помни об этом, Топорик.

– Хана Топорику, – улыбнулся Лохматый, – теперь от него все, как тараканы от огня, разбегутся. Ты на чьи бабки их содержал? Не на те, которые за продажу наркоты?

– Да ты что базаришь? – Топорик рванулся к нему. – Я тебя...

– Замолк! – отбросил его Геракл. – Я тоже хотел узнать, где бабки за проданный товар?

– У Кошки, – ответил Топорик. – Она их у себя держит. Сегодня поедем и...

– Если там нет ничего, – процедил Геракл, – я сам тебя повешу. Понял?

– Зачем же так? – усмехнулся Суслин. – Он отпишет нам все, что у него есть нажитого праведным путем. Две тачки, два мотоцикла. Ну и дача, две хаты в Красноярске и, конечно, бабки. Ведь у тебя заначка в хате имеется. Помнишь, ты по пьяному делу вякал? Вот все это отдаст – и почти в расчете.


– Знаете, – вздохнул Арин, – такое впечатление, что он замешан в деле. Едва я начал говорить о Лесосибирске, он сразу замкнулся и, можно сказать, выставил меня. И я видел в его глазах страх. Скорее всего и Лобиков, и Любимов замешаны в убийствах или хотя бы в одном, и поэтому...

– Почему же Любимов уехал, когда город узнал о повешенном Чусанове? – перебила его Варвара. – А Лобиков ушел из дома, но не уехал. Значит, он боится за свою жену и сына.

– Наверное, появились подельники, – ответил Алексей.

– Любимов и Лобиков не причастны к повешенным в Лесосибирске, – проговорил Борисов. – Они сами могли быть жертвами. Поэтому Любимов сразу уехал, а Лобиков ушел из дома. И Варвара права, Лобиков не покинул город потому, что боится за семью. Но каждый из них что-то знает о тех делах в Лесосибирске. Почему оба, черт возьми, молчат?!


– Что ты сказал? – Геракл удивленно посмотрел на Лохматого.

– То, что слышал, – ответил тот. – Кирка говорил, что такое же было в Лесосибирске. Там, кстати, вздернули отца Угла. Ну, Веньки Угаловского...

– Постой, – остановил его Геракл. – Кирка называл кого-нибудь еще?

– Да, он упоминал кого-то, – попытался вспомнить Лохматый. – Во, блин, забыл. Погоди...

– А чего уши ломаем? – усмехнулся Суслин. – Покатили к Кирке и сразу выясним. Нам он все скажет.

– Да не хотелось бы, – вздохнул Лохматый. – Кирка у моего пахана сейчас.

– И что из этого? – пожал плечами Суслин. – Кирка должен сказать все, что знает.

– Я его как-нибудь вытащу в город, – пообещал Лохматый. – И тогда...

– Времени у нас нет, – возразил Геракл. – Покатили.

– Нет, – твердо произнес Лохматый, – там мой отец. Я привезу Кирку в город завтра. Сейчас мы не поедем.

– Ладно, – взглянул на Геракла Суслин. – Но завтра мы должны перебазарить с Киркой.


– Чего мент хотел? – спросил Митрич.

– Да все старое ворошат, – недовольно отозвался Кирка. – Про Лесосибирск интересовались. – Он сел к столу. – Выпить дай, Митрич, – в то...

– Ты бы за бабу свою да за Павлика волновался. – Митрич поставил на стол поллитровку самогона. – Коли менты были насчет того, то и другие знают. Сейчас из ментовки все узнать можно. Так что прикинь одно к другому и думай.

– А Васек где? – наливая в стакан самогон, спросил Кирка.

– Хрен его знает! – Митрич налил самогон себе. – Дела у него какие-то. Если прознаю, что с наркотой повязан, я его, гаденыша, сонного кончу. Возьму топор и башку к едрене фене отделю от туловища.

– А чего ты так на наркоту взъелся? – Кирка снова налил себе.

– Да дочь моего младшего братана, – вздохнул Митрич, – в институт поступила медицинский. Ну и попробовала эту заразу. Так и кончилась... – Он выпил. Поморщившись, закусил свежим огурцом. – Брат, младше меня на десять лет, помер. Вот с тех пор я этих продавцов белой смерти на дух не переношу. Васька тоже не по закону живет, тюрьма по нему горючими слезами плачет. Но ведь и я по молодости удалой был. Пусть живет как знает. Ежели посадят, пока жив буду, помогу, чем смогу. На друзей-товарищей в таких делах надежды нету. Но если узнаю, что с наркотой связан, убью сучонка. Ты ему ничего не рассказывал про Лесосибирск?

– Да было, – кивнул Кирка, – ляпнул кое-что.

– Тогда вот что, собирай свои манатки, отвезу я тебя в охотничий домик, так надежнее будет. Кенты у Васьки нехорошие, и интерес к вешателям у них большущий. А уж больно похоже все. Ладно, – Митрич поднялся, – собирайся, и поедем.

– Да у меня с собой бритва и паспорт, – усмехнулся Кирка. – Я не думал...

– Покатили, – повторил Митрич.

– Ты думаешь, что Васька скажет обо мне?

– Вообще-то погодь трохи, – передумал Митрич. – Вот что сделаем...


– Да, – говорил по телефону Геракл, – Кирка. – Он посмотрел на Суслина. – Ладно, сейчас узнаю. Как фамилия Кирки? – громко спросил он.

– Лобиков, – ответил Лохматый.

– Лобиков он, – сказал в сотовый Геракл. – Ладно. Хотя, собственно...

– Сделаешь, что я сказал! – услышал он голос Грозного-старшего.

– Я перетру это со Славиком. – Геракл отключил сотовый.

– Что там? – спросил Суслин.

– Хочет, чтоб мы замочили Кирку этого, – пробормотал Геракл.

– Вот это да! – усмехнулся Суслин. – Я не киллер и по заказам не работаю. А чего это он вдруг так защекотился?


Москва

– Кирка жив! – кричал в сотовый Грознов. – И Любим тоже где-то там. На Кирку наверняка выйдут менты! Слышишь?!

– Да все я слышу, – спокойно отозвался собеседник. – И что ты так завелся? Оба в тот раз ничего не говорили, значит, и теперь будут молчать. Меня гораздо больше интересует, кто сейчас там орудует. Вот это любопытно и, возможно, опасно. Ты бы с этим разобрался. А Кирка... как его там?

– Лобиков.

– Да. И Любимов... Я почему-то думаю на сына Угаловского. Помнишь такого? Я не про сына, а про Сергея. Вот его сынуля и может ворошить прошлое. Кстати, это не так давно и было. Постарайся бросить своих ореликов на поиск Вениамина Угаловского, и тогда многое станет ясно. А что там с делом? Насколько мне известно, твой Топориков зарылся, как мышь, и не высовывается. Так дела не делаются. Ищи ему замену или...

– Я за этим и послал туда Суслина и Геркаева.

– А твой сынок как? Вникает в дела, или для него это просто веселая забава?

– Он весь в деле.

– Но женился он на дочурке Командора. И как ты позволил?

– А что я мог? Я пытался...

– Плохо пытался, видно. Или Ваньке на тебя плевать? Хорошего ты сына вырастил!

– Слушай, тебя это не касается, в мою семью не лезь. Я позвонил, чтобы сообщить...

– И что я должен, по-твоему, делать? Лететь в Красноярск и вешать Кирку с Любимовым? Или послать туда киллера? Впрочем, ты уже, наверное, приказал убрать беднягу. Это дурость, вот тогда ты точно светанешься. Так что связывайся со своими гонцами и труби отбой, пока они не наломали дров. А что у тебя с поставками леса? Иван принял предложение Умар-бека?

– Ты и это знаешь? – поразился Грознов.

– Степа, ты меня, видно, похоронил. Рано, мой старый друг. Я еще жив и переживу многих. И тебя в том числе.

– Это угроза?

– Да брось ты говорить как в кино. Просто не теряй времени и звони своим. Пусть забудут про Кирку.


– Здравствуй, папа! – Стелла обняла Командора.

– Привет, дочурка. – Отец поцеловал ее. – Вот мы и увиделись. Как у тебя дела с отцом муженька?

– Я же говорила, – вздохнула она, – плохо. Я и так через себя, можно сказать, перешагнула и стала звать его папой. А он...

– Да плюнь ты на это. Ты лучше вот чем займись... Ты ведь имеешь доступ к Ванькиным бумагам?

– А зачем тебе это?

– Знаешь, такие, как Иван, долго не живут. Детей у вас пока нет, да и не будет.

– Что ты говоришь?! – возмутилась дочь.

– Доченька, Ивана скоро убьют. Он занимается наркотиками. Правда, только начал, с благословения отца. А это бизнес жесткой конкуренции. Ивана очень скоро уберут. Впрочем, как и Степана. Поэтому я хочу, чтобы ты знала все о делах своего мужа. Я имею в виду дела с лесом, с его газпромовскими акциями – в общем, все. И надо сделать так, чтобы в случае его гибели ты могла все прибрать к рукам. Слава Богу, родственников у него нет...

– Да что ты такое говоришь? Я люблю Ивана, а ты...

– А я беспокоюсь о тебе, – перебил отец. – Наверняка Дума примет закон о конфискации имущества тех, кого осудили за торговлю наркотиками.

– Ты меня пугаешь. Это не шутка?

– Вполне серьезно. Пойми, Иван наркоделец, а это очень плохо. Я не говорю о конкуренции. Это ведь в сводках сообщают: задержали наркокурьера – а как они на него вышли? Сдал конкурент. Сейчас вешать начали шестерок твоего муженька. Ты об этом слышала? – Стелла вздохнула. – Вот я и хочу, чтобы ты была готова. Ты должна убедить Ивана перевести на тебя все, что он имеет, законно. Акции Газпрома, магазины – в общем, все.

– Ладно. Я сама думаю об этом почти постоянно. И насчет детей ты прав тоже. Я делаю все, чтобы их у меня с Иваном не было. Я просто боюсь заводить детей. Он сам говорит, что ходит по острию бритвы, по краю пропасти. И знаешь, – пристально глядя в глаза отца, проговорила Стелла, – я бы с удовольствием подтолкнула его в эту самую пропасть. Да, я любила Ивана и была уверена, что буду с ним счастлива. Но его отец... – Вздохнув, она достала сигареты. – Он постоянно обижает меня. А Иван ничего не предпринимает. Иногда говорит – она моя жена, и я люблю ее, не надо ее обижать. В общем, теперь я ненавижу Ваньку. И знаешь, я очень хочу, чтобы он умер. – Стелла прикурила.

– Вот мы и пришли с тобой к общему мнению. Знаешь, ненависть Степана к тебе понятна. По крайней мере мне. Мы любили одну девушку, и она стала моей женой. Кроме того, есть еще пара моментов, которые Степка не может забыть. Впрочем, я тоже кое-что помню. Не спрашивай. Может быть, когда-нибудь я тебе все расскажу, а сейчас...

– Постой, Степан Андреевич любил маму?

– Твоя мама – моя вторая жена. Первый раз я был женат четыре дня. Мама знала об этом... В общем, давай на этом остановимся. Ты постарайся убедить Ваньку все документально оформить на тебя.

– Я и так стараюсь. Но Степан Андреевич...

– Успокойся, – отец обнял Стеллу, – все получится.

– А ты сможешь убить Степана Андреевича?

– Скоро с ними обоими будет покончено, – негромко произнес отец.


– Что с тобой? – спросил Иван. – Ты какой-то...

– Неприятности, – уклончиво отозвался отец, – из недалекого прошлого. Это касается не лично меня, а одного моего хорошего знакомого. Я ему многим обязан.

– А точнее нельзя?

– Тебя это не касается.

– Сейчас меня все касается, мы в одной упряжке.

– У женушки научился перечить отцу?

– О ней другой разговор. Ты до сих пор не понял, почему я женился на ней против твоей воли. Но придет время, и все, что оставит ей отец, будет моим. Понял?

– Он тебя переживет. – Отец криво улыбнулся.

– Но смерть можно и ускорить.

Грознов пристально смотрел на сына.

– Я знаю о вашей вражде из-за Натальи Губановой. И знаю, что ты его здорово подставил. Это мне рассказал твой приятель Абдулин.

– А с чего это он вдруг решил просветить тебя?

– Я рассказал ему о твоем непримиримом отношении к Стелле, и Рафик мне все рассказал.

– Рафик тебе рассказал не все. Но это отношения к твоей супруге не имеет. А с чего ты вдруг с ним откровенничал?

– Он же твой друг и хорошо знает тебя. К тому же, как я понял, ты ему многим обязан. Подожди, а не Абдулина ли эти самые неприятности...

– Тебя это не касается. Лучше решай, что будешь делать с Красноярском. Там, похоже, все вышло из-под контроля. Топорик перепуган и забросил дела. Чусана убит. Кстати, твой приятель Змей тоже.

– Знаю. Кому это надо? На разбор не похоже, на сведение счетов тоже. Свидетелей вздергивают. Не понимаю ни хрена. Ты-то что думаешь? Кто так загуливает?

– Не имею представления, – ответил отец. – Надо что-то решать с Топориком, иначе...

– Пусть твои там и решают.

– Они такие же мои, как и твои. И кстати, твои больше.

– Они кулак, а там нужна голова. Я, наверное, сам поеду. Заодно и насчет леса выясню.

– И не думай об этом. Я тебя не пущу туда.

– Я возьму Артура с парнями.

– Даже не думай об этом, – повторил отец. – Ты мне живой нужен. К тому же там сейчас милиция наверняка проверяет всех и каждого. Пошли туда Стеллу, пора ей заниматься делами.

– Ты понимаешь, что говоришь? Она не знает о том, что мы занимаемся наркотой.

– Ты так думаешь? – усмехнулся отец. – Да ей уже давно все известно. И пора ее вводить в дело.

– Она не будет участвовать в этом. Пойми, мне нужно все, что имеет Командор. Представь, она войдет в дело, а нас накроют, тогда она не получит ничего. А так все останется ей, и она сумеет меня вытащить...

– Ты дурень, – усмехнулся отец. – Это она тебе внушила?

– Я сам так решил. Она любит меня и не бросит ни при каких обстоятельствах.

– Мой сын – круглый дурак. Да она только ради этого и вышла за тебя замуж.

– Это я женился на ней ради прочного тыла. И если бы ты думал о моем будущем, ты принял бы ее. А то никак не можешь позабыть Наташу, которая предпочла тебе Кралина. Я знаю, что делаю, и если не можешь помочь, то хотя бы не мешай. Стелла звала тебя папой, а ты...

– Хватит! – закричал отец. – И больше об этом ни слова. Никогда!


– Надеюсь, ты поможешь мне? – Стелла лукаво улыбнулась.

– И ты еще спрашиваешь! – усмехнулся Артур. – Только все не так просто. Степан Андреевич уж слишком заботится о безопасности своего сынка.

– Все можно сделать без убийства или убрать его руками других. Нам надо серьезно поговорить.

– Когда угодно и где угодно.

– Время и место я сообщу.


– Звонил Суслин, – налив в три рюмки водки, сказал Урядник. – Там канитель непонятная. Вздергивают приятелей Топорика и свидетелей парочку, если не больше. – Он и двое крепких парней подняли рюмки. Морфий, откинувшись на спинку кресла, прикурил и выдохнул дым. – И как вы, наркоманы, живете? – усмехнулся Урядник. – Даже принять не можете.

– Ты живешь своей жизнью, – отозвался Морфий, – я своей. И давай не обсуждать, что я могу и что нет.

– Да я просто так, – пожал плечами Урядник. – Грозный, наверное, в Красноярск скоро бригаду пошлет. Топорик там...

– Трус этот Топорик, – презрительно проговорил один парень. – Курканулся в своем коттедже и сидит, как в крепости. Туда уже менты несколько раз прикатывали. И чего ждет?

Чокнувшись, трое выпили.

– Просто жить хочет, – негромко проговорил Морфий, – и все дела. Многие на его месте тоже бы спрятались. Но дело страдает, менять его надо. А вот на кого? Там деловых нет. Топорик – просто отморозок. И толку от него, что от козла молока. Правда, на его людишек никто не покушался.

– Зато сейчас вздергивают, – усмехнулся второй парень.

– Кента Ванькиного вздернули, – проговорил Урядник. – Змея. Тот...

– Он в натуре змей был, – перебил Морфий. – Святого для него ничего не было.

– А сейчас со святым, – ухмыльнулся первый парень, – жить нельзя. Малейшая слабина, и сразу схавают. У тебя-то есть?

– У меня есть, – тихо ответил Морфий.

– Да ты за дозу-то, – хохотнул парень, – во время ломки любому башку снесешь.

Вдруг парень, сдавленно икнув, обмяк в кресле. Урядник и второй парень увидели в области сердца пулевое отверстие.

– Ты сдурел? – Урядник вскочил.

– Святое у меня есть. – Морфий вытащил из кармана пиджака небольшой револьвер с глушителем. Он подул в ствол и с сожалением начал осматривать карман пиджака. – Только купил, – пробормотал он, – а карман продырявил.

– Ты, в натуре, с башкой не дружишь! – выдохнул Урядник.

– Прежде чем что-то говорить, – Морфий сунул револьвер в карман, – надо думать, не обидит ли это собеседника. А у меня святое есть. Надеюсь, больше в этом никто не сомневается?

– Так, – кивнул Урядник второму здоровяку, – вызывай своих, вывезите его – и в любую воду. Ты бы дурочку выбросил, – посоветовал он Морфию, – а то если попадешь ментам с ней...

– Не попаду, – ответил Морфий.

– Ну ты, Валек, и тип! – усмехнулся Урядник. – Замочил...

– Я не терплю, когда меня задевают. – Морфий вышел из комнаты.

– Принять дозу пошел, – тихо проговорил Урядник. – Ну и придурок – у наркомана вдруг святое что-то есть. Хреновину городит.

– А ты ему это скажи, – усмехнулся здоровяк.

– У него крыша съехала, завалит.

– Боишься, Толик?

– Не хочу по дурости сдохнуть, – спокойно ответил Урядник.

– А кто такой Артур? – спросил парень.

– Ударная сила Пахана. А ты, Вол, без дела о нем не вспоминай. Ему многое позволено. В общем, о нем особо не базарь.


– Ясно? – строго спросил Грознов.

– Да понятно, конечно, – услышал он голос Суслина. – Только...

– Все! – Грознов отключил сотовый. – Ну смотри, Рафик, – процедил он, – если что-то всплывет, тебе же хуже будет. Я сумею чистым уйти.


Красноярск

– Хрен поймешь, – пожал плечами Суслин. – Отбой насчет Кирки дали. И вообще его не трогать. То взбесился – мочить, и все дела. А теперь даже пальцем не трогать.

– Будем говорить о нем красноярским? – спросил Геракл.

– Нет. Сказано – не трогать. А если шепнем кому, обязательно его под пресс пустят. Надо Лохматому рот закрыть.

* * *

– Да, были менты, – кивнул Митрич. – Антон сам вышел. Но ничего от него они не узнали. А почему ты так забеспокоился-то? – Он внимательно посмотрел сыну в глаза. – Али шепнул кому про слова Кирки?

– Да так, – нехотя проговорил Василий, – мимоходом...

– Ну ты и сучий потрох! В кого ты такой уродился-то? Запомни, сынок, ежели твои отморозки сунутся, я их картечью встречу. И тебя до отвала накормлю. Ментам не ты шепнул?

– Ты, батя, не заговаривайся! – возмутился Лохматый.

– А что? – криво улыбнулся отец. – Кентам, значит, запросто, ну и ментам не западло. Сгинь с глаз моих! – Он махнул рукой на дверь.

– Да хорош, батя, – попросил сын. – Просто заговорили об этих душителях, ну я и вспомнил базар Киркин.

– Короче, вот что, Васька, если с Киркой что произойдет, я тебя, сучонка, кастрирую. Уловил?

– А чего ты так за него переживаешь? – зло спросил сын.

– Он мне жизнь спас, – процедил Митрич и вышел.

– Во, блин, дела! – удивился Василий. – Батя чем-то обязан Кирке. Он особо никого не принимает, а тут пожалуйста. Что же теперь делать?


– Уходить тебе нужно, – нехотя проговорил Митрич. – Васька своим про твой базар упомянул. Тоже нашел с кем...

– Выходит, сын твой не в отца. А идти мне некуда. Да и не надо. Они же Пашку моего хапнут. Сейчас, сам знаешь, детишками вопросы решаются.

– Да на хрен он им нужен? – отмахнулся Митрич. – Если б ты миллионер какой был, то могли. А так... Если Васька вякнул про твой базарок, то запросто могут тебя выхватить и выведать, что ты знаешь. А сын твой им на хрен не упал, это лишняя канитель. А может, и не заявятся. Может, того, что они от Васьки прознали, хватило им. В общем, так, Антон, ежели шухер какой, мы им грабки-то пообрежем. Пусть приезжают.

– Тебе это зачем? – усмехнулся Кирка.

– А от ножа или пули и умирать веселее, – улыбнулся Митрич. – А то парализует, к едрене фене, и будешь подвывать. И поделать ничего не сможешь. Я вот не пойму, как люди без надежды живут. Сунул себе ножик промеж ребер слева – и упокой душу, Господи. А вообще-то старухи говорили, что Бог против того, чтоб человек сам себя жизни лишал. Но на кой хрен тогда мучения разные подает? Раз – и привет, кладите в гроб. А то ведь годами помирают. Нет, я, ежели со мной какая хворь смертная случится, мучиться не стану.

– Чего это ты, Митрич, про болячки заговорил? Ты мужик крепкий.

– Да так просто. В общем, если заявятся, мы им всю охоту поотбиваем незвано появляться. Не зря же в старину говорили – незваный гость хуже татарина. А татары триста лет матушку Русь...

– Силен ты в истории! – засмеялся Кирка.

– Не так, как хотелось бы, – подмигнул Митрич. – Но кое-что знаю.


– Вообще его не трогать? – удивился Геракл.

– А тебе что, – усмехнулся Суслин, – не терпится киллером побыть? Скучное это занятие. Хотя, если честно, потолковать с этим Киркой мне бы хотелось. Он все-таки хоть что-то знает. А тут вообще не трогать... – Не находя слов, он выматерился.

– Привет! – войдя, кивнул Лохматый и протянул руку Гераклу.

– Про базар с Киркой забудь. Въехал? – Геракл пожал ему руку.

– А почему? – Пожав руку Суслину, Лохматый удивленно посмотрел на него.

– Забудь, и все дела, – недовольно повторил Геракл.

– Лады, – кивнул Лохматый.

– Вообще не мешало бы тебе его как-то разговорить, – вмешался Суслин. – Может, назовет кого. Ну так, не в кипеш, вроде бы вспомнил и заинтересовался. Поставь пару бутылочек и не сразу, а когда чуток развезет Кирку, вспомни базарок тот. Он, может, назовет кого. Ты, кстати, не вспомнил?

– Да пытался, – нехотя проговорил Лохматый, – но что-то не припоминаю. Кажется, кликуха... как национальность какая. Мордвин? Нет, не помню.

– Я тебе говорю, – повторил Суслин, – бухни с ним. Повод придумай какой-нибудь и разговори.


– Здравствуйте, – кивнул вошедший Борисов.

– Добрый день, – вытирая руки о передник, сказала Олеся. – Вы кто будете?

– Следователь по особо важным делам, – Игорь Васильевич показал удостоверение. – Где мы можем поговорить?

– Так хоть здесь, а хотите – в комнате...

– Чаю можно? – застенчиво улыбнулся Борисов.

– Сделаю, – кивнула Олеся. – Вы идите в комнату, я сейчас.


– Думаешь, узнает что-нибудь? – прикурив, спросил сидевший за рулем Цыгин.

– Кто знает, – пожал плечами Арин. – Борисов опытный следователь. А с этой бабой надо уметь говорить. Знаешь, каждый раз, когда звонят, беру трубку и думаю: неужели снова кого-то повесили? И никакой зацепки.

– Я, например, думаю об Угле, – вздохнул Цыгин. – Если и не сам он вешает, то причастен к этому. Его отца вздернули, вот он и ищет виноватых.

– Свидетелей-то зачем? – возразил Арин. – Не Угол это. Хотя найти его очень не помешало бы. Он наверняка что-то знает и, может, сам ищет убийц отца. Возможно, даже знает, кто именно виноват в гибели Сергея Петровича, но не может достать. К тому же Бунин... Конечно, маловероятно, что его убил Угол, но его искали приятели Буна и почему-то не нашли. – Алексей усмехнулся. – И на зоне никто ничего не предъявлял. А ведь Бун авторитетом пользовался. В общем, одни вопросы и ни одного ответа.


– Честное слово, не знаю, где он, – говорила Борисову Олеся. – Он был у меня...

– Отличный чай! – похвалил следователь. – Какую травку добавляете? – Олеся удивленно смотрела на него. – У каждого свой секрет, – допив чай, улыбнулся Борисов. – Спасибо. И до свидания. – Он шагнул к двери.

– У деда он, – тихо сказала Олеся. – В Курыше. Там еще река такая рядом.

– Спасибо, – кивнул Борисов. – Он нам нужен, чтобы кое-что выяснить и, возможно, спасти ему жизнь. В том, что Вениамин не виновен, я почти уверен. Спасибо за чай. И еще раз до свидания.

– А в чем Веньку подозревают? – не поднимая глаз, негромко спросила Олеся.

– Конкретно ни в чем, – ушел от прямого ответа Борисов. – Просто надо кое-что выяснить.


– Кажется, нашли сына Ороновой, – услышал Алексей в сотовом голос Александра. – Висит на танцплощадке в старом парке. Передай Борисову.

– Обязательно, – поморщился Алексей и отключил телефон. – Есть повешенный, – отвечая на вопросительный взгляд Цыгина, кивнул он. – Оронов.

– Еще один, – вздохнул Цыгин. – Остался только Лиров. Его жену убили не вешатели. А вот где сам Лиров, неизвестно.

– Таисию Сарину тоже удавили не вешатели. Суцкий у родителей. И есть данные, что за ним приглядывают люди из частного детективного агентства. Видимо, Топорик решил этих вешателей на живца поймать. Суцкий в панике из дома вообще не выходит, а отец его поедом ест. Надо бы нам тоже там людей...

– Бесполезно, – возразил Цыгин. – Закон не позволяет. Да, если честно, надо бы эту тварь давно хлопнуть. Скольких подонков он от тюрьмы спас.

– Точно. Не хотел бы я быть на месте судьи. Понимаешь, что перед тобой мерзавец, место их за решеткой, а приходится выпускать. Свидетели дают показания, которые оправдывают подсудимых. И наверняка судья понимал, что свидетелей подкупили, помнишь, сколько раз он прерывал заседание? И все равно пришлось выпустить. Прокурор, я думал, застрелится от бессильной ярости.

– Да, можно представить, каково ему, – согласился Цыгин. – И главное – вроде все законно. Ведь сколько раз проверяли и свидетелей предупреждали об ответственности за дачу ложных показаний...

– Борисов идет. – Алексей кивнул на вышедшего из подъезда следователя. – Узнал, – удивленно произнес он.

– Как вы сумели ее разговорить? – спросил Цыгин садившегося на заднее сиденье Борисова.

– Поехали, – хмуро буркнул тот.

– Уже знаете? – взглянул на него Арин.

– Да, – кивнул Игорь Васильевич. – Едем к старому парку.


– Нет! – раздался истошный женский крик. – Феликс! Милый мой! Нет!

Двое милиционеров с трудом удерживали рвущуюся вперед женщину.

– Они, – кивнул эксперт. – Все так же. И веревка из одного клубка. Наверное, закупили целую бухту. И плакат такой же.

– Видимо, начали они с Тупика, – сказала Кудрявцева.

– Скорее всего да, – согласился эксперт. – Видимо, серьезно взялись за это дело. И умело, ничего не скажешь. Все-таки прежде чем повесить человека, надо его где-то держать. И наверняка каждый знал, что его убьют. Кстати, за это время не совершено ни одного тяжкого преступления. Ну, два заказных убийства – это уже другой профиль. А местные блатные притихли. Ждут, кто будет следующим.

– И народ в основном одобряет, – проговорил старший лейтенант.

– Поэтому и повесили двух женщин те, кто может оказаться в петле, – процедил седой полковник. – Брать их надо, и чем скорее, тем лучше. А там пусть суд разбирается, что с ними делать.

– Ну уж к награде точно не представят, – рассмеялся подошедший Букин и тут же нахмурился. – Извините, – пробормотал он.

– Да понятно, – успокоил его эксперт.

– Игорь Васильевич, – Варвара подошла к Борисову, – матери Оронова плохо, «скорую» вызвали.

– Что известно о Лирове? – спросил он.

– Ничего. Его никто не видел. Однако имеются новые факты, касающиеся убийства Зинаиды Лировой. Например, она никогда не открывала дверь незнакомым. Даже когда звонила соседка, ее подруга, она обязательно смотрела в глазок. Выходит, открыть она могла только мужу. Четверо жильцов дома видели, что он уходил раздраженным. Вполне возможно...

– Его надо найти, – недовольно перебил ее Борисов.

– Но тогда получается, – сказал Соколов, – что и Сарину убил Лиров. Убийства женщин идентичны. Что-то здесь не клеится.

– Мне нужен Лиров, – жестко проговорил Борисов. – А предположения оставьте на потом. – Он пошел к машине.

– Съел? – подмигнул Андрею эксперт.


– Ну что? – спросил по телефону Топорик.

– Никого не было, – ответил ему мужчина. – Я, наверное, сниму своих.

– Слушай, ты! – закричал Топорик. – Я тебе бабки плачу! Так что работай! Понял?!

– Ладно. Но цены ты знаешь.

– Получишь. И еще столько же, если будет результат.

– Я что-то не понял, – спросил Геракл, – кто это?

– Частное детективное агентство, – вздохнул Топорик.

– Но ты говорил, что там твои люди.

– Да, но они олухи, к тому же их вполне могут завалить. Поэтому я и обратился в агентство.

– Понятно! – Геракл засмеялся. – А ты не дурак. Может, и стрельнет что. Менты-то что говорят?

– Да ни хрена и луку мешок.

– Но ты упоминал об Угле.

– Был у ментов базарок такой. Но это просто одна из версий. И ее даже особо не рассматривают.

– Но вполне возможно, что именно Угол вешает. Его пахана вздернули в Лесосибирске. А там светанулись мужики из Красноярска. Вроде и твой дядя, брат твоей мамани, в этом участвовал. Так что, может...

– Да ну на хрен! – отмахнулся Топорик. – Угол на такое не способен. Да и кентов у него нет и не было. Я все-таки на Лопату мыслю. Эти морпехи...

– Но ты же говорил, что Лопатин пытался с тобой разобраться и вы его...

– Лопата – фуфло, а вот его приятели... – Топорик вздохнул. – Тут их хотели припугнуть малость – мол, укатывайте в темпе. Так они втроем так отметелили пятерых, что те в больничку попали. Да и в город они прикатили раньше, чем говорят. В общем, я на них думаю.

– Надо ментам капнуть, – сказал Геракл.

– Я с них сам спрошу, – процедил Топорик. – И за Чусану, и за Тупика, и за Змея. Вот только бы они светанулись там, у Суцкого. И все, хана им.


– Да надоело тут торчать, – проворчал один из трех парней. – Сколько можно-то? Сидим, как менты, в засаде, а толку ноль. Может, давайте сами Суцкого завалим? – Он засмеялся. – Скажем, что прикатили какие-то фраера. Нам велено не вмешиваться, а номер машины наобум ляпнем. Получим бабки и...

– Потом на куски разберут, а бабки на похороны пригодятся, – перебил его плотный молодой мужчина с завязанными в хвост волосами. – Хотя мне это тоже порядком надоело. Но писанулись, так надо до конца отрабатывать. Тем более Топорик обещал увеличить плату.

– Да Топорик уже никто и звать его никак, – ухмыльнулся третий. – От его хозяина люди из столицы прикатили, и вроде как...

– Заткнись! – пробасил плотный.

– А ты, Хоккеист, особо не выпендривайся! – вскочил тот.

И, отпрянув, замер. В руке Хоккеиста появился пистолет с глушителем.

– Еще раз на меня пасть откроешь, – угрожающе проговорил он, – завалю!


– Что-то там эти, из группы захвата Топорика, между собой не ладят, – усмехнулся невысокий молодой мужчина в очках. – Снова сцепились. Хоккеист угрожает кому-то.

– Как тебе, Мишка, удалось «жучок» поставить? – улыбаясь, спросил пивший кофе из термоса худощавый молодой мужчина.

– Я зашел туда вроде как долг отдать, двести рублей. Ну они и взяли. Я попросил воды попить. Они сказали, что кран на кухне. Я и воткнул «жучок». Они же в основном на кухне. Оттуда обзор хороший, а мне все слышно.

– Скорее бы уж все закончилось, – недовольно проговорил худощавый. – А то...

– Перестань, Артем, – остановил его Михаил. – Мы знали, куда работать идем. Мне это очень нравится. С детства детективами зачитывался, Вайнеров запоем читал. Но в милицию меня не взяли из-за хилого здоровья, а учиться на кого-то из правозащитников я не хотел. Желал непременно сыщиком. Поэтому предложение Васильича принял на ура. А ты, Артем?

– Работал в милиции в Новосибирске, в ДСП. Недолго, правда, четыре месяца. Там девчонку одну изнасиловали трое. Здоровенные быки, а мы мимо проезжали. Ну и стали их брать. В общем, поломали их крепко. Нас троих и уволили. Точнее, самих попросили. Я к матери в Красноярск приехал. А Васильич – мой сосед. Вот и стал я детективом.


– Поля, – позвал жену Суцкий, – где Яшка?

– В бане. Я ему нагрела воды, вот он и пошел. А что?

– Да я гляжу, что-то не видно его. Думаю, уж не прибили ли? Все-таки как ни крути, хоть и сволота, но сын.

– Перестань ты. Ему, думаешь...

– Припекло задницу, вот и примчался прятаться. Раньше он что-то не часто к нам приезжал.

– Так ты ж не велел. И подарков, говорил, мне твоих не надо.

– Ладно, хватит. Может, это и к лучшему, что так вышло. Уйдет из адвокатов. А то ведь вон мужики вчера говорили: твой-то убийц освободил. И что им ответить?


– Машина! – Услышав шум автомобильного мотора, Суцкий замер. – Вроде остановилась.

Схватив пятизарядный охотничий «винчестер», голым выскочил в предбанник и, приоткрыв дверь, напряженно прислушался. Автомобиль отъехал.

– От соседей, у их сына «Нива» есть. Фу!.. – Облегченно вздохнув, он вернулся в предбанник и положил оружие на полку.


– Моется, – опустив бинокль, сказал верзила в спор-тивном костюме. – Родителей жалко, – усмехнулся он, – а то бы можно запросто...

– Не ускоряй события, – остановил его сидевший у чердачного окна заброшенного дома бородач. – За Суцким наблюдают. И если не ошибаюсь, то две группы. Одни – шавки Топорика, а другие – скорее всего нанятые им же частные сыскари. В детстве я мечтал быть частным детективом и очень жалел, что таких нет в Союзе...

– «Ауди», – перебил его верзила. – Двое. Знакомые все лица, – усмехнулся он, опуская бинокль, – шестерки Топорика жратву привезли. Может...

– Хватит, Индеец, – перебил его бородач. – Задача – выхватить адвоката, других вариантов нет. Так что давай без самодеятельности.

– Скорей бы Топорика выхватить, – вздохнул тот. – Очень хочу посмотреть на него, когда он петлю на шее почувствует. Видно, гости надолго останутся. – Индеец вновь припал к биноклю. – Тачку во двор загоняют.


– Вы тоже, значит, из адвокатов будете? – внимательно рассматривая двоих крепких парней, спросил Суцкий-старший.

– Ага, – переглянувшись, весело отозвались они.

– Ясно. Из бандюков, значится. – Вздохнув, он вышел.

– Чего это вдруг? – кивнул ему вслед кудрявый парень.

– Да он меня поедом ест, – признался, открывая банку пива, Суцкий. – Недоволен моей работой.

– Ясненько, – усмехнулся другой, рябой здоровяк. – Как дела?

– Да того и гляди от страха умру – честно ответил Яков. – Малейший шум, и я сразу за «винчестер» хватаюсь. Своих предупредил, чтоб без стука ко мне не входили. С головой у меня что-то... боюсь, тронусь.

– Тачка пока пусть тут постоит, – сказал кудрявый. – Мы твое прикрытие проверим.

– Какое прикрытие? – испуганно спросил Суцкий.

– Охраняют тебя, – подмигнул ему тот.

– Меня? – не поверил Яков.


– Ашан и Курилка приехали, – проговорил один из парней.

– Хавку привезли, – обрадовался другой.

– Хоть бы бухары захватили, – пробормотал третий.

– Сюда идут, – кивнул четвертый, куривший у окна. – Пакеты прилично набиты. Наверняка есть пивко, а может, что покрепче. – Он подмигнул приятелям.

* * *

– Нам бы привезли, – облизнувшись, вздохнул Михаил.

– Раскатал губу, – засмеялся Артем. – Они бабки делают...

– Похоже, отец нашего подопечного из дома выпроваживает, – разглядывая в бинокль дом Суцких, сообщил Михаил. – Что-то орет и на калитку показывает, а мать заступается.


– Да не нужна мне их жратва! – кричал Суцкий-отец. – Пусть себе забирают все и его с собой увозят!

– Степа! – закричала жена сквозь плач. – Да ведь убьют Яшку! Понимаешь ты?

– Да уж лучше на похоронах его слезу обронить, – отрезал Степан, – чем вот так жить! Людям в глаза смотреть стыдно.

– Мама, – бросился к матери Суцкий, – он меня выгонит! Мама...

– Не дам! – обнимая прильнувшего к ней сына, решительно произнесла мать.

– Что тут за кипеш? – входя, спросил кудрявый.

– Отец орет, – кивнул на дверь Яков. – Все ему кажется, что я только преступников защищаю.

– А это не так? – развеселились парни.

– В общем, мы поехали, – проговорил рябой. – Хотели тормознуться, но раз пахан твой кипешует, отваливаем. А ты не боись, – усмехнулся он, – в обиду не дадим.

– В милиции-то что говорят? – тихо спросила Суцкая.

– Да что они говорить могут? – отмахнулся рябой. – Вроде ищут, а сами довольны, суки позорные. Им ништяк, если нас всех перевешают.

Ахнув, мать посмотрела на сына.

– Да вроде Угла ищут, – садясь в машину, добавил кудрявый. – Такой по крайней мере базарок идет. Наши его тоже шарят.


– Вон хутор. – Участковый кивнул на показавшуюся в стороне от дороги усадьбу. – Там и живут Угаловские.

– Так, – сказал Борисов, – в дом иду я один. Ясно?

– Но, Игорь Васильевич, – попытался возразить Соколов, – вполне возможно, что...

– Это приказ, – твердо произнес следователь.


– По мою душу прикатили, – криво улыбаясь, пробормотал присевший за кустами Вениамин. – Значит, Олеська все-таки сказала, где я. Да оно и понятно... – Он, пригнувшись, быстро побежал к забору. С разбега перепрыгнул его и ворвался в баню. Разделся и вылил на себя ведро холодной воды. Зачерпнул из котла горячей, развел холодной и быстро намылил голову. – Вроде ничего конкретного у них на меня быть не может, – пробормотал он, – но интерес все-таки есть. Значит, что-то светанулось. Приехали без группы захвата. В машине, кроме участкового, по крайней мере еще трое. Брать меня вот так, втроем, не поехали бы. Интересно, что им от меня надо? Ладно, посмотрим.


– Да нет его у нас, – сказал вышедший к калитке Афанасьич.

– Не нужно, Петр Афанасьевич, – улыбнулся Борисов. – Вениамин у вас. Я не собираюсь его задерживать, не за что. Но мне необходимо поговорить с ним.

– Погодь-ка, мил человек, – недоверчиво произнес Афанасьич. – Ежели не за что его брать, то какого черта вы его шарите? Участковый, этот боров толстопузый...

– Нам необходимо поговорить с ним, – повторил Борисов.

– И только?

– И только.

– А ты, значит, начальник? – вздохнул Петр Афанасьевич. – Покажи-ка ксиву. Ну документ.

Улыбаясь, Борисов вытащил удостоверение и показал старику.

– Ага, – сравнив фотографию с лицом следователя, кивнул старик, – значится, Игорь Борисов из прокуратуры. Следователь по особо важным делам. И чего ж тебе от внука нашего надобно-то? Ну грабанул он тогда кассу в аэропорту, с ментами трохи пострелялся, так теперича всех собак на него можно вешать? Так выходит, по-вашему?

– Просто мне нужно поговорить с вашим внуком, – по-прежнему спокойно повторил Борисов. – Только поговорить, не более. Видите, я один.

– Да как же один? А в тачке небось...

– Трое там. Участковый и двое моих помощников. Кстати, о вас участковый отзывается очень хорошо.

– Ладно, – сказал старик, – в баньке Венька. Отмоется – придет. Но, думаю я, не выйдет у вас разговор. Венька не очень-то жалует вашего брата. Так что проходь, чайку врежь с вареньицем. Моя старуха варенье из брусники варит – заешься.

– С удовольствием, – кивнул Борисов.


– Почему он не взял нас с собой? – нервно спросил Соколов.

– Значит, не нужны вы там, – улыбнулся участковый. – Да успокойтесь вы, Афанасьич старик хороший. Ничего с вашим начальником не случится. К тому же я не думаю, что Венька Угаловский там.

– Он там, – кивнул Соколов. – Наверное, приехал после того, как ты был у них.


– Что? – удивленно посмотрел на Борисова Угаловский. – Вешают? И при каких тут я? Извините, но этого я никак не ожидал. Приехать ко мне, чтобы...

– Как погиб ваш отец? – перебил его Борисов.

– Вам ли этого не знать, – процедил Вениамин. – Теперь я понял, почему вы здесь. Думаете, крайнего ищу?

– Уверен, – сказал Борисов, – вешаешь не ты, но то, что кого-то подозреваешь – точно. Поэтому я здесь. Знаешь, преступником человека может назвать только суд. Хотя если говорить честно, то тех, кого повесили, было не жаль. Но под эту марку повесили двух женщин, сымитировали вешателей очень грубо. И мы просто обязаны положить этому конец. Мы обязательно найдем вешателей, но хотелось бы сделать это быстрее. И я здесь потому, что надеюсь на твою информацию. Я знаю, что ты ищешь...

– Почему ты так уверен, что я буду помогать ментам? – усмехнулся Угол. – За кого ты меня держишь?

– А вот этого не надо. Ты же не из тех, у кого пальцы веером. Ты больше авантюрист, чем преступник. Однако...

– Теперь я понимаю, – засмеялся Угаловский, – почему Олеська тебе сказала, где я. Мягко стелешь, мент, но спать на нарах жестковато будет. А если серьезно, прав ты. Искал и буду искать тех, кто отца повесил. И найду. Но это мои дела, и вам там места нет. Поэтому зря ты время потратил.

– Тебя могут убить. Собственно, мне плевать на это. Вообще-то даже хорошо – такие, как ты, вечная головная боль. Но жаль стариков будет. Ведь ты прекрасно знаешь, что сейчас жесткое время и свидетелей не оставляют. Я был уверен, что ты ничего не скажешь, да и на деда твоего и бабушку мне было плевать. Но вот увидел их, и, честно скажу, жаль стало. Бунина ты убил из-за того, что он был среди тех, кто вешал твоего отца. Тебе это пытались предъявить, и спасло тебя только то, что всех более или менее имеющих вес приятелей Бунина посадили. А в зоне...

– Опачки! Значит, вы на меня и мокруху вешаете? Нормалек! – Вениамин рассмеялся.

– Никто на тебя ничего не вешает. Доказательств и ни одной зацепки нет. Так что не пришить тебе мокруху. Но я уверен – это дело твоих рук. А после этого ты взял кассу. Вот так-то, Угол, – вздохнул Борисов. – Бунин был среди тех, кто повесил твоего отца. И он наверняка кого-то тебе назвал.

– Ничего он не сказал, сучара поганая! Да я и спросить не успел. Мне про Буна Маркин шепнул, а его в зоне убили. Маркин тоже был в артели отца, но сказал мне только о Бунине. И все. Любимов и Лобиков еще остались. Их, кстати, ваши брали по подозрению, но отпустили. Может, они что-то знают. Но вот найти я их не могу. Может, тебе повезет. А с чего ты взял, что меня могут...

– Мы тебя вычислили. А из-за заварухи с повешенными думают, что ты крайним идешь. И среди наших стукачи имеются. Если в зоне за пачку сигарет или заварку чая сдают, то нашим платят, конечно, больше. Так что о том, что мы тебя ищем, наверняка уже знают.

– Во времена настали! – усмехнулся Вениамин. – Из прославленного МУРа полковников повязали и в МЧС тварь нашли. А сколько по России таких!

– Давай оставим этот разговор. Сейчас речь идет о другом, вполне возможно, о жизни близких тебе людей. Маркин мертв. Любимов ничего не говорит, Лобиков тоже. Но то, что оба напуганы, видно. А ты, значит, ничего сказать не можешь?

– Слушай, начальник, я никогда в жизни не был так откровенен. Столько тебе наговорил, что себя не узнаю. А у тебя, вполне возможно, магнитофон в кармане и...

– Насмотрелся детективов, – хмыкнул Борисов. – Ну что ж, – поднявшись, кивнул он, – если вдруг все-таки понадобится моя помощь, вот номер телефона. Это служебный, это домашний. А вот номер сотового. Если что, звони в любое время. До свидания.

– Надеюсь, прощайте, – усмехнулся Угаловский.

– Закончили? – встретил вышедшего из комнаты Борисова старик.

– Да. До свидания и спасибо. – На секунду задержавшись, следователь оглянулся.

– Прощевайте, мил человек, – кивнул Петр Афанасьевич.

Едва Борисов вышел, старик вошел в комнату к Вениамину.

– Чего он хотел-то?

– Так, – отозвался внук, – проверка на вшивость.


– А мы уже волноваться начали, – сказал Соколов.

– И зря, – садясь в машину, ответил Борисов.

– Сказал что-нибудь? – поинтересовался участковый.

– Ничего, что могло бы нам помочь.


– Так, – зло бросил Петр Афанасьевич, – значится, сам желаешь? А на то, что безвинных людей вешают, тебе начхать с высокой колокольни? К тебе как к человеку в такую даль приехали, а ты...

– Положим, не такая уж и даль, – усмехнулся внук. – А ты, выходит...

– Да я просто не знал, зачем он прикатил. Если б он меня сразу оповестил, я б тебя сам разговорил.

– Слушай, дед, отца вздернули и такую же хреновину на груди оставили. Мне...

– Так вот что, внучок, – перебил дед, – давай собирайся и поехали в Красноярск к менту этому. И все, что ты знаешь, ему скажешь. И не боись, что тебя стукачом объявят.

– Дед, – умоляюще проговорил внук, – не лезь с советами.

– Да ты пойми, дурень, я ж тебе дело говорю. Ладно там этих отморозков вешают. Но ведь бабы пострадали ни за что.

– Погоди, а ты-то что так расстроился? Тебе какая разница, кого и кто вешает?

– Слушай сюда, щенок! Я в свое время тоже погулял, но потом зарок дал и ни разу его не нарушил. Даже когда по тайге раненый шел, была возможность двух туристов на уши поставить. Но не стал. А тут...

– Значит, понятно, в кого отец, – усмехнулся Угол, – да и я тоже. Вроде и не родня мы, а все-таки яблоко от яблони...

– Хватит! – гаркнул дед. – Я ни разу такого не сказал и тебе не дозволю! Внук ты мой, и все тут. – Он выругался и вышел.

– Дед! – бросился за ним Угол. – Извини...

– Слушай меня внимательно, – процедил Петр Афанасьевич, – никогда не смей даже думать так. И ежели еще раз подобное услышу, выгоню к черту. Усек?

– Да, – кивнул Вениамин. – Просто как-то на ум взбрело. Впервые, кстати. Прости. Но к следователю не поеду. Не потому что блат заиграл, а потому что не знаю ни хрена. Мне Марка начал что-то рассказывать, но не получилось разговора. Пообещал, а его в зоне завалили. Он мне никого не назвал. Бун тоже, сука, ничего не успел. Я просто поговорить хотел, а он за ствол схватился. Вот и...

– Погодь-погодь, – остановил его дед. – Дак ты, выходит, кассу брал, чтоб от мокрухи подозрение отвести? Так, что ли?

– Хватит, дед. Если бы я что-то знал, рассказал бы следаку, но не знаю ничего. А хочу узнать. Я постоянно об этом думаю.

– Я и сам держу в голове эту мысль. И ведь не нашли никого. Двоих брали, а они Сережке верные люди были. Вот с ними бы поговорить, ведь им что-то известно.

– Ни хрена они не знают. Хотя, может, просто не хотят вспоминать. В общем, они наотрез отказались говорить об этом. Применять к ним методы убеждения, – Вениамин криво улыбнулся, – я не стал. Все-таки они были верными отцу работягами. А теперь оба исчезли. Может, их убрали? Хотя следователь что-то упоминал про обоих...

– Неужто ты совсем ничего не знаешь? – недоверчиво спросил дед.

– А ты думаешь, я знаю и ничего не делаю? И вообще, дед, хватит об этом. Правда, есть кое-что неприятное. Следователь намекнул, что и на меня могут выйти.

– Ты бабке не говори, у нее сердце слабое. А за меня будь спокоен. Я, конечно, ногами и руками махать не умею, но раньше мог человека в лоб кулаком свалить. Сейчас, понятное дело, сила не та, но встретить гостей незваных сумею. И оружие имеется. За меня уши не ломай. А сам...

– Не гони гусей на водопад, – засмеялся внук, – я никуда не собираюсь. Предъявлять кому-то что-то не могу, да и не знаю, что именно. А махать наобум не хочу.

– Оно и верно, – согласился дед.


– Так что, шкура, – рослый парень наклонился над лежащей на полу Олесей, расстегивая ширинку, – не вспомнила, где Угол? А ведь ментам ты цынканула. Ну что ж, – он, оскалясь в усмешке, кивнул троим парням, – потешимся! На каком из нас она головой тронется?

Парни захохотали.

– Бык! – вбежал в комнату длинноволосый парень. – Мент у калитки! Похоже, участковый!

Вскочив, Бык рванул молнию на ширинке.

– Точняк участковый, – осторожно посмотрев в окно сбоку, кивнул плотный парень. – Тот еще пес.


Старший лейтенант милиции, открыв калитку, шагнул вперед.

– Копина! – громко позвал он. – Вы дома?


– Что делать-то? – тихо спросил Быка плотный.

– Хрен его знает... Связываться неохота. Кончай ее, и огородами уходим.

– А что я-то? – отшатнулся тот. – Сам, если надо...

– Копина! – Милиционер застучал в стекло углового окна. – Вы дома?

– Помогите! – неожиданно хрипло крикнула Олеся.

Парни бросились из комнаты. Выругавшись, участковый схватил валявшуюся под окнами лопату и метнулся к двери.

– Вот они! – закричала из окна соседнего дома женщина. – Со двора в огороды побежали!

Участковый вытащил сотовый. Набирая номер, поднялся по ступенькам крыльца и плечом сильно ударил дверь.

– Срочно в пригород! – закричал он и снова врезался плечом в дверь, она затрещала и открылась.

Участковый вошел в дом. Осторожно шагнул в комнату и увидел лежащую Олесю. Отбросив лопату, подскочил к ней.

– И жила бы ты в городе, – недовольно проговорил он. – Только приехала, а уже проблемы. Твою мать! – Он попытался нащупать пульс на ее запястье. И снова достал сотовый.


– Сучары позорные! – кричал Топорик. – Ее валить надо было! – Он ударил Быка в живот и ребром ладони рубанул согнувшегося парня по шее. – Она вас сдаст! И вы, гниды, меня подставите! Да я вас!.. – Плюнув длинноволосому в лицо, он выхватил выкидник.

– Угомонись, – спокойно посоветовал Суслин. – Она знает кого-нибудь из вас? – обратился он к парням.

– Только его, – кивнул на Быка длинноволосый.

– Тогда и проблем нет, – усмехнулся Суслин. – Вывезите его за город и вздерните. Плакатик не забудьте повесить.

Топорик бросил на него удивленный взгляд.

– Ты же сам его замочить хотел, – пожал плечами Геракл.

Парни, переглянувшись, уставились на Топорика.

– Делайте, как сказано, – процедил он. – И если хоть кто-то из вас откроет рот, лично кишки из пуза достану и жрать заставлю.

Парни, подхватив приходящего в себя Быка, потащили его к двери. Он вяло пытался вырваться. Один из парней ударом в затылок выбил из него сознание.

– Я бы на твоем месте и этих закопал, – негромко проговорил Суслин. – Тебе сейчас никак светиться нельзя. В лучшем случае просто повесят, а в худшем – на пожизненное упрячут. Там, говорят, хуже смерти.

Топорик молча отвернулся.

– Какого хрена дураков на дело послал? – осведомился Геракл. – И не узнали ничего, и засветились. А теперь тебе еще и Угла бояться надо. Он не оставит это дело. Его шкуру отоварили и трахнуть хотели. А если это его ребята вздергивают, то тебе так и так хана. Я что-то не въеду, с какого хрена мусора на Угла это дело вешают? Ну вздернули его пахана в Лесосибирске, а он что, мстит всем подряд? Не пойму я ни хрена.

– Все равно надо Угла выцеплять, – сказал Суслин. – С него еще за Буна не получили. А ведь можно все выяснить у этого Кирки. Но запретили. Сначала велели мочить, а потом отбой дали. Значит, он как-то повязан...

– Хорош, – остановил его Геракл.

– Слышь, – попросил Топорик, – может, разжуете, что за базар у вас? При каких тут Кирка? И чего...

– Меньше будешь знать, – усмехнулся Геракл, – дольше без петли на шее проживешь. – И, глядя на Суслина, недовольно добавил: – Уж больно ты откровенный.

– Значит, в Москве что-то знают, – пробормотал Топорик. – Тогда почему они...

– Закрой пасть, – процедил Геракл.

– Но так тоже не делается, – пробормотал Топорик. – Знаете и...

Сильный удар кулака Геракла отправил его на стол, который со скрипом развалился. Топорик ткнулся головой в диван и замер.

– Еще раз вякнешь, – предупредил Геракл, – пришибу на хрен!


– Слышь, пацаны, – вздохнул длинноволосый, – это уже не дело – сегодня Быка закопаем, а завтра...

– Затихни, – перебил его рыжий амбал. – Мы под ним к этой чуве ходили, его она знает. А если возьмут мусора, Бычара нас всех под монастырь отправит. Так что правильно москвичи сказали. А вот Топорик, похоже, струсил, выкидник достал, а дальше...

– Тормози, – кивнул водителю джипа плотный парень. – Здесь и вздернем. Веревку и бумагу захватили?

– Да, – ответил рыжий. – Вообще-то я с удовольствием это сделаю. – Он вышел из машины. – Бычара в последнее время заблатовал не в меру. И тебя, Топтун, пару раз окучивал, и на остальных наезжал.

– Вон туда его, – кивнул плотный на небольшую полянку.


– Чего они хотели? – спросил Борисов лежащую на кровати под капельницей Олесю.

– Адрес, – прошептала она. – Венькин. Я сказала, что на хуторе у деда. Не поверили и начали бить. Хотели изнасиловать...

– Время, Игорь Васильевич, – напомнила врач.

Борисов вышел из палаты.

– Быкова в розыск, – сказал он Соколову. – Оповестите все посты и наряды.

– Бык на Топорика работает, – вспомнил Андрей.

– Быкова надо брать, – произнес следователь. – И если он заговорит, прижмем и Топорикова. Значит, у нас кто-то стучит... Участковый звонил и сказал, что Угла на хуторе нет. Мы туда поехали сами после слов Олеси, значит, и они могут. И что теперь делать, я не знаю.


– Что? – спросил по рации старший сержант милиции. – Так чего его искать-то? Мы только что нашли. Нам позвонили и говорят – повешенный в лесопарке. Подъехали, а это и есть Быков. Кстати, теплый еще. Мы позвонили в дежурку. Вроде перехват объявлен.

– Не наследите там, – раздался голос из рации. – Сейчас группа подъедет.


– Приезжали, – заплетающимся языком проговорила сидящая на грязной простыне пожилая женщина в засаленном халате. – Менты и про Вовку спрашивали. А я говорю, хрен его знает, где он, – пьяно хихикнула она. – А про тебя ни слова...

– За мной опохмелка, – услышала она в телефонной трубке голос Топорикова.


– Вовремя мы сдернули, – сказал рыжий. – Кто-то, видно, стуканул. Как бы не засветили нас, суки поганые!..

– Ментов, наверное, вызвали влюбленные, – отозвался плотный. – Мы уходили, а они нарисовались. Нас они не видели. Во, менты! Тормозят всех. Звякни Зинульке, – посмотрел он на рыжего, – пусть подтвердит, что мы от нее катим.

* * *

– Твою мать! – процедил Арин. – Вздернули Быка. Это Топорик, сучара. Вот мразь! Засветились и...

– Тише ты, – увидев подходившего полковника, остановил его Цыгин.


– Не более получаса назад, – определил эксперт. – Так что вполне можете взять этих подонков. Но это не вешатели.

– Обрубили конец, – играя желваками, проговорил Борисов. – Вот время настало, своих убивают. Так, – посмотрел он на Соколова, – бери людей и к Топорикову. Сделать мы ему ничего не сделаем, но хоть напугаем. Вот времена настали! – зло повторил он.


– Быкова повесили, – услышал в сотовом плотный бородач. – Люди Топорика. Он Угла ищет.

– Понятно. Значит, оборотень завелся... – протянул бородач. – Хотя они всегда были. Я сообщу Шефу.

– Как нам до Топорика добраться? – спросил абонент.

– Доберемся. Что с его гостями?

– Пока ничего нового.

– Время не тяните. Возьмите кого-нибудь из окружения Топорика и выясните.


– Ну что я говорил? – Геракл кивнул на остановившийся у ворот коттеджа Топорикова милицейский микроавтобус.

– Поехали! – приказал Суслин сидевшему за рулем «девятки» кавказцу.


– Снова зарулили, – усмехнулся Топорик. – Ты-то что за хрен с горы? – вызывающе спросил он подошедшего Соколова. И, охнув, согнулся.

– Слушай, мразь! – Ухватив за волосы, Соколов выпрямил его. – Не ты, а вы. Это раз, и не выражаться при даме, – кивнул он на стоявшую рядом Варвару.

– Нормальный парень, – удивленно отметил Цыгин. – А я думал, что в прокуратуре одни слабаки работают. Молоток!

– Видели? – прохрипел Топорик. – Он меня...

– Вот ордер на обыск. – Соколов показал ему казенную бумагу. – Гражданин Топориков, – официально заявил он, – имеются ли у вас запрещенные законом...

– Да нет ничего, – шумно выдохнув, перебил его Топорик. – А бить ты умеешь.

– Предлагаю выдать все добровольно, – предложил Андрей, – оружие, наркотики. И еще, может, сдашь убийц? Меньше получишь. Сейчас ведь заказчик больший, чем исполнитель, срок получает. Не было бы заказа, не было бы преступления. А на тебе висят два трупа женщин и Быков. Неумело, кстати, вешали. А зачем тебе вдруг Угол понадобился?

Не ожидавший этого, Топорик заметно растерялся и удивленно, даже с испугом, смотрел на Андрея.

– Умеет Андрей обескураживать, – подмигнул Арину Цыгин.

– Ну что ж, – вздохнул Соколов, – приступайте. Понятые здесь?

– Так точно, – громко отозвался Арин. Пряча улыбку, Варвара отвернулась.

– А где же ваши гости? – спросил Топорикова Соколов. – Кстати, кто они? И почему не прошли регистрацию?

– Да все путем, – хрипловато откликнулся Топорик. – Участковый их...

– А участковый здесь что, царь и бог? – усмехнулся Андрей. – Сколько ты ему платишь?

– Ты это! – закричал полный капитан милиции. – Не...

– А что? – взглянул на него Соколов. – Гражданин Топориков только что сказал...

– Приходил я, – не дал ему договорить капитан. – Проверил документы. Оба из Москвы. Приехали сюда просто отдохнуть. Знакомые Топорика. Топорикова, – поспешно поправился он.

– Понятно, – усмехнулся Соколов. – Явитесь сегодня к начальнику. А мы чего ждем? – напустился он на оперативников. – Работайте.

– Перехвалил я его, – пробормотал Цыгин.

Алексей засмеялся.


– Нашли Лирова, – услышал в сотовом Борисов.

– Мертв? – догадался он.

– В петле и два ножевых, – вздохнул подполковник. – Видно, сопротивлялся. Несколько синяков, выбит зуб, порвана одежда.

– Где?

– В разрушенной церквушке. Помнишь?

– Помню, она одна сейчас осталась. Вы там?

– Да.


– Взяли восьмерых, – докладывал капитан милиции. – Но похоже, все чисты. По крайней мере есть свидетели, которые утверждают, что они находились в другом месте. Что делать?

– Проверь и, если действительно так, – недовольно отозвался майор, – отпускай...

– Не торопитесь, – взял у него трубку невысокий мужчина с сединой в коротких черных волосах. – Продержите сколько можно и постоянно вызывайте на допросы. Занервничают, может, кто-то расколется.

– Понял, Аркадий Семенович, – ответил капитан.

– Привет, Аксенов, – улыбнулся майор. – Ты, как всегда...

– И закон не нарушим, и в то же время, возможно, что-нибудь узнаем. У вас есть стукачи?

– Имеются, конечно. Мы их сунем к этим.


– Облизнулись? – усмехнулся Топорик. – Я буду жаловаться, и тогда вам...

– Имеете право, – спокойно ответил Соколов. – А вы не забудьте явиться в управление, – посмотрел он на участкового.


– И сколько он так висит? – спросил Борисов.

– Суток пять, – ответил эксперт. – Судя по всему, активно сопротивлялся. Удары нанесены разными ножами.


– К тебе приехали, – войдя в комнату, сказал Митрич.

– Кого еще там принесло? – спросил Лохматый.

– Хватить дрыхнуть, – услышал он голос Геракла, – принимай гостей. Мы тут кое-что привезли. И с отцом твоим познакомимся заодно... Геннадий! – Поставив сумку на пол, он протянул руку для приветствия.

– Митрич, – кратко отозвался тот.

– Славик, – представился Суслин.

– Мои хорошие знакомые, – сказал сын.

– Так я и понял, – проворчал отец и вышел.

– Неприветливо он друзей сына встречает, – усмехнулся Геракл.

– Да он всегда так, – ответил Лохматый. – Не обращайте внимания.

– Постоялец ваш тут? – спросил Суслин.

– Слышь, мужики, – нерешительно сказал Лохматый, – я обещал пахану, что...

– Да просто позови бухнуть, – усмехнулся Геракл. – Познакомь нас, и все дела. А там, глядишь, и сам разговорится.

– Но вы это, – вздохнул Василий, – не давите на него, а то батя...

– Да все путем, – заверил его Суслин.

– Где присядем-то? – Геракл осмотрелся.


– Прикатили двое, – сообщил, войдя во времянку, Митрич. – Третий за рулем сидит. Здоровенные бугаи, особливо один. И чувствую я, по твою душу они заявились. В общем, ты, Антошка, гляди в оба. Я, ежели что, враз картечью их напотчую...

– Да все нормально будет, – стараясь не выказать охватившего его страха, успокоил Кирка.

– Да сам-то глазами стреляешь по сторонам. Не боись, отобьемся!

– Все путем. – Кирка вздохнул.

– Батя, – заглянул во времянку Василий, – мужики посидеть хотят. Ну, в общем...

– Так пущай сидят, – пробормотал отец, – я им что, прокурор, что ли, чтоб на посиделки добро давать?

– Не по-сибирски это, – вмешался Кирка.

– Лады, – буркнул старик, – накрывай во дворе, места хватит. И закусь достань.

– Они все привезли, – сказал сын.

– Все одно достань нашенского, – недовольно проговорил отец. – Что они там в Москве своей лопают, а здесь натуральное все.

– Тебя тоже приглашают, – кивнул Антону Василий.

– Это они, значит, интерес к его сказкам проявляют? – спросил Митрич.

– Да нет, – ответил сын. – Они мужики нормальные, бизнесом занимаются.

– Бизнесменами они занимаются, – усмехнулся Митрич. – Ты ихние хари увидишь и сразу поймешь, что за мужики это. Иди закусь доставай! – прикрикнул он на сына.


– Вот список тех, – Соколов положил на стол лист бумаги, – кто сейчас у Топоркова.

– Молодец, – сказал Борисов. – Варя, – он взглянул на Кудрявцеву, – кто вел дело по повешенным в Лесосибирске? Точнее, кто начинал? Я разговаривал с полковником Мушкиным, он ничего вразумительного ответить не смог.

– Я узнаю, Игорь Васильевич, – кивнула Варя.

– Бык точно на совести Топорика, – хмуро проговорил Борисов. – Да и Лиров тоже. Но где он был все это время, и почему его убили? Причем не вешатели. Все так же, как с женщинами и Быковым. Значит, Топориков. Или есть еще кто-то третий?

– Угол это, – заявил Соколов. – Топориков не причастен...

– А зачем ты ударил его? – перебил Андрея Борисов. – На первый раз прощаю, но больше руки не распускай, что бы человек ни говорил и как бы себя ни вел. Надеюсь, подобного не повторится.

– Извините... – Андрей смутился. – Он меня достал. К тому же...

– Все, – кивнул Борисов, – проехали.

– Знаете, Игорь Васильевич, – неожиданно вызывающе заявила Кудрявцева, – а мне понравилось. Топориков сразу сник, испуганный стал, куда все его нахальство подевалось...

– Я сказал, хватит! – гаркнул Борисов. – А ты почему здесь? Я тебе что велел делать.

– Иду... – Варвара быстро вышла из кабинета.


– Далеко-далеко, – аккомпанируя себе на семиструнке, хрипловато пел Суслин, – далеко журавли улетали. От снегов, от пурги, от полей, где бушуют метели. А лететь журавлям, а лететь журавлям нет уж мочи, и присели они на полянку в лесу среди ночи.

– Душевно поет, – вздохнул Митрич.

Геракл разлил коньяк.

– Ничё коньячишко-то, – взял свой стакан Митрич. – Говорили, он клопами пахнет. А ведь ничё, пить можно... и в голову так умеренно шибает. Очень даже ничё!

– Французы плохой не делают, – заявил Геракл и посмотрел на Кирку. – Ты же в Лесосибирске вроде в ментовку попадал. Тогда вешали мужиков, и теперь снова кто-то в загул ушел.

– Так те года, – сказал Митрич, – прошли. Раньше ведь – ежели убьют кого – ЧП. А сейчас мочат кого попало и частенько за просто так, удаль показывают. А вы, значит, из Москвы приехали своих шестерок спасать?

Суслин, отложив гитару, взял стакан и с улыбкой посмотрел на старика:

– А если и так?

– Так вешают в основном отморозков, – отозвался Митрич. – И верно делают! – Он выпил. – Фу... А ведь ничё коньячок-то, – повторил он.

– А у вас кто вешал? – спросил Кирку Геракл.

– Да кто знает. – Кирка вздохнул. – Хапнули нас с Любимовым, а мы и рады – спасла нас ментовня. – Он усмехнулся. – А кто и почему...

– Но ведь вам там что-то предъявляли, – перебил его Геракл. – А ты говоришь...

– Слышь, мил человек, – вмешался Митрич, – ты здесь особо следствие не наводи. Антон сказал бы, если б знал. А если не говорит, то или не знает, или не хочет. Так что отстань от него и давай лучше налей еще. Ежели вы только из-за этого и пьянку устроили, то лучше топайте отсель, пока в здравии.

Суслин рассмеялся:

– Молодец, старый! Все, больше вопросов о прошлом не будет.

Геракл, тоже улыбаясь, разлил коньяк.

– А вы, значит, за Топорика беспокоитесь? – тихо спросил Кирка.

– И за него тоже, – кивнул Суслин. – Понимаешь, он, как правильно заметил Митрич, наша шестерка, и благодаря ему мы делаем бабки. Пусть не всегда законно. Точнее, всегда незаконно, но он пашет на нашу контору, а мы не желаем терять бабки. И есть основание полагать, что... – Он взглянул на Митрича. – Извини, старик, но не я сейчас начал этот разговор. Так вот, мы здесь потому, что народные мстители вздернули уже нескольких наших людей. И мы должны найти этих умельцев. Извини еще раз, Митрич, но сейчас время такое. Раньше каждый воровал для себя, а сейчас...

– Бабулек на рынках обирать время пришло, – усмехнулся Митрич, – и на тех, кто смог деньги заработать, дань накладывать. Я тут на рынок сунулся, а мне говорят – плати. Я спрашиваю – за что деньгу-то давать? А мне говорят – за вход. Вот так-то, мил человек. И наверняка ваши, московские, эту хреновень придумали.

– Нет, – снова засмеялся Суслин, – мы этим не занимаемся.

– Вы просто боитесь на банк напасть или, к примеру, инкассаторов хапнуть, вот и... – возразил Митрич.

– Было и такое, – улыбаясь, перебил его Суслин.

– Вот Топорика вашего вздернут, я на радостях литру осушу, – сменил тему Митрич. – Он же, сукин сын, сам ничего не может, а других норовит подставить. Васька мой за него срок мотал.

– Так командир никогда в атаку сам не ходит, – посмеиваясь, сказал Суслин.

– Трус этот командир, – уверенно заявил Митрич.

– Давайте прекратим этот базар, – не выдержал Геракл.

– Правда-матка глаза режет? – усмехнулся Митрич.

– Время сейчас другое, – спокойно ответил Суслин.

– Там какой-то Татарин загуливал, – негромко сказал Кирка. – Я не видел его, но слышал, как его шестерки базарили. Ни имени, ни фамилии, а кликуха – Татарин.

Суслин и Геракл быстро переглянулись.

– Знакомый вам, видать? – отметил Митрич.

– Наблюдательный ты, старик, – кивнул Суслин. – Но наш Татарин не вышел на тот уровень, чтоб шестерок иметь. Ты ментам ничего не говорил? – спросил он Кирку.

– Нет. Сейчас похоже вешают. Там так же было.

– Ты давай-ка облегчи душу, – протянул ему стакан с коньяком Митрич, – и не вспоминай больше. Это ж знаете как по сердцу лупцует.

– Так больше и нечего вспоминать-то, – глухо отозвался Кирка.

– Давайте выпьем за всех нас! – Суслин поднял стакан.

– Вот с тобой я на дело пошел бы, – сказал ему Митрич. – А с тобой нет, – перевел он взгляд на Геракла. – Морда у тебя злая и хитрая. Жадный ты, за деньгу большую пришибить можешь. И вообще, ежели опасность какая, спиной к тебе лучше не поворачиваться. Чтоб свою шкуру спасти, через кого угодно перешагнешь.

– Хорош тебе, старый, – усмехнулся Геракл, – не такая уж я и падла. Чужих не пожалею, а своих не подставлю. Правда, и рисковать башкой не стану. – Он засмеялся.

– Татарин, – пробормотал Суслин. – Если уж ты назвал кликуху, то расскажи все, что там случилось.

– А на кой тебе это надобно-то? – спросил Митрич.

– Интересно, из-за чего людей в петлю суют.


Стамбул

– И что? – спросил Умар-бек. – Я не понимаю, почему ты так нервничаешь. Все это в далеком прошлом и...

– Извините, уважаемый, – возразил крепкий высокий мужчина, – такое в прошлом навсегда остаться не может. Неужели вы не понимаете?

– Меня это совершенно не волнует, Хан, – ответил Умар-бек. – А вот твое волнение... хм, немного беспокоит. Ты боишься, а это...

– Кирка жив, – раздраженно перебил его Хан. – Любимов тоже. А главное, кто-то разбудил воспоминание о тех...

– Хватит! – закричал Умар-бек. – Вот что я тебе скажу – больше об этом ни слова. Свои дела решай сам. Необходима будет помощь – обращайся, может, и помогу. Надеюсь, ты меня правильно понял?

– Очень правильно. – Хан криво улыбнулся. – Но ты...

– Перестань, – усмехнулся Умар-бек, – я не вижу причин для беспокойства. А ты...

– Причины, – перебил Хан, – имеются. Любимов и Лобиков живы. И наверняка помнят все. И если...

– Ну все! – раздраженно прервал его Умар. – Сколько раз говорить! Я больше не желаю слышать об этом. Вот что, немедленно уезжай. И пока не успокоишься, ко мне...

– Выгоняешь меня?

– Ты правильно понял, – кивнул Умар-бек.


– Что-то Умар психует, – усмехнулся, вытирая мокрым платком загорелую лысину, Саид.

– Когда Хан появляется, – лежа в шезлонге у бассейна, отозвалась Эльза, – Умар всегда злится. У них, как я поняла, были какие-то дела в России.

– Не знаю, – пожал плечами Саид. – И меня это не интересует. А ты слишком вольно ведешь себя. Когда-нибудь у Умара кончится терпение, и он отдаст тебя под кнуты. Гульнара будет очень рада.

– Обойдется, – самоуверенно отозвалась Эльза. – Умар-бек никогда не сделает мне плохо.

– Жила бы ты в своей Прибалтике, – процедил Саид. – Ну что ты тут делаешь? Все совершенно другое. Или лучше быть обеспеченной шлюхой, чем...

– Заткнись! – закричала она. С ненавистью уставилась на него и прошипела: – Я сделаю так, что ты будешь каждую секунду жалеть об этих словах!

– Не дождешься, – усмехнулся он.

– Саид! – раздался повелительный голос Умар-бека.

– Иду, господин! – Саид бросился на зов.

– Так бы и удавила, змею, – процедила стоявшая на балконе второго этажа миловидная смуглянка.

– Так в чем дело? – с усмешкой пожал плечами бородач. – Возьми и придуши. Правда, она крепкая, и просто так ты с ней не справишься.

– Убью! – пообещала смуглянка.

– Госпожа, – раздался голос из комнаты, – вас.

Женщина вошла в комнату. Невысокий узкоглазый мужчина с поклоном протянул ей мобильный телефон. Она поднесла его к уху.

– Слушаю.

– Это я...

Покосившись на узкоглазого, она вздохнула:

– Говори.

– Я хочу сообщить – ты права. Причина – отец Эльзы. Только поэтому Умар-бек позволяет ей...

– Вот что, – резко перебила она, – приедешь, обо всем будем говорить конкретно. – И, не прощаясь, отключила телефон. – Лу Чун, – обратилась она к узкоглазому, – а ты действительно ниндзя?

– Я постигал это искусство, – с поклоном отозвался тот. – Что еще?

– А почему ты ходишь в лакеях Умар-бека?

– Господин спас жизнь моей матери, – вздохнул Лу Чун. – Не надо больше спрашивать, я обязан все сообщать господину, а мне бы не хотелось навлекать на госпожу гнев супруга. Извините, – он поклонился, – я должен работать.

– Работай, – махнула она рукой.


– Тебе придется ехать в Россию, – сказал Умар-бек.

– В Россию? – испуганно переспросил Саид. – Но вы же знаете, я не могу...

– Ты поедешь. Послезавтра будешь в Грузии. Там тебя встретят и переправят в Россию. Документы уже готовы.

– Я боюсь, – тихо признался Саид. – Ведь я до сих пор...

– Все! – отрезал Умар-бек. – Тебе не привыкать выполнять эту работу. Иди, – кивнул он на дверь.

– Я поеду один? – спросил Саид.

– Иди, – повторил Умар-бек.


– Значит, ты решила все узнать, – усмехнулся бородач. – А потом, если будет такая возможность...

– Возможность будет в любом случае, – перебила его Гульнара. – Ты, Омар, не понимаешь. Неужели тебе нравится, что тобой, попирая все законы шариата...

– А мне все эти законы порядком надоели в детстве. И сейчас я...

– Подожди, – удивленно остановила его Гульнара, – но ведь ты воевал за...

– Весь мир окрасим в зеленый цвет? – усмехнулся Омар. – Это сказка для идиотов. Я не фанатик, который с поясом шахида идет в метро и взрывает себя и других.

– Вот как? Я думала, что ты...

– Думать иногда вредно, – покачал головой Омар. – Что касается Эльзы, то зря ты кого-то наняла, чтобы выяснить, почему Умар-бек так много ей позволяет. Причина в ее отце. Если хочешь, я тебе кое-что расскажу.


Москва

– Значит, он не помнит? – переспросил по телефону Грознов.

– Нет, – ответил Суслин. – Мы его напоили вдрызг, он никого не назвал. Не помнит, да и не знает он ничего. А боится потому, что его же тогда брали, вот и сейчас думает – потащат. Любимов вообще умотал из города. Мы аккуратно разговорили Кирку, так что подозрений у него никаких.

– Очень хорошо, – облегченно выдохнул Грознов. – Больше ничего не выясняйте, ясно?

– Да. А нам-то что делать?

– Переговорите с Лесовиком и Лохматым насчет леса. Нужен лес, пара платформ. Через неделю приедет покупатель. Главное – лес, доставка до железной дороги, и все. Цена обговорена. Скажи им, что в обиде не будут. Ясно?

– Да. А что с наркотой? Мы Топорика сместили, а равноценной замены ему нет.

– Вот что... Пока пусть этим по-прежнему руководит Топорик, а там видно будет. Ну а когда замену найдем, придется вам вспомнить старое ремесло. Надеюсь, понятно?

– Топорика? – уточнил Суслин.

– Оставлять его нельзя по нескольким причинам. Прежде всего он много знает.

– Да это и коту ясно. Только придется под этих вешателей работать.

– Это уже ваши проблемы. Ставка двойная.

– Тройная, – неожиданно возразил Суслин.

– Хорошо, – недовольно согласился Грознов.

– Шеф, – услышал он голос Артура.

– Все! – Грознов отключил телефон. – Ну что еще? – повернулся он к Артуру.

– Иван встречался с грузинами, – сообщил Артур, – и никого с собой не взял. Ну, охрана, конечно, была, но на встречу он пошел один.

– Почему ты решил, что с грузинами?

– Морфий слышал, как он разговаривал с Беридзе.

– Понятно. Как только появится, сразу же ко мне. – Грознов посмотрел на часы. – Где эта сучка?

– В городе, – усмехнулся Артур. – Поехала обновлять...

– Одна? – перебил его Грознов.

– Нет, конечно. С ней Урядник и еще двое.

– Урядник – это хорошо, – пробормотал Грознов. – Пожалуй, он единственный, кому я могу полностью доверять.

– А мне, значит, нет? – обиделся Артур.

– Я говорю о Стелке. Она голову любому вскружит, а вот Толику – нет.


– Так, – Урядник взглянул на часы, – полчаса можете отдыхать. Через тридцать минут к машине. Я по делу отлучусь. Подхватите меня у бара.

– Ясно, – кивнул один из двух крепких парней.


– А как они? – кивнул на окно отец Стеллы.

– Все нормально, – ответила она. – Все имеют свою цену, а Грозный скуповат.

– Да и всегда был.

– Когда ты освободишь меня от этой семейки?

– Как только ты убедишь Ваньку перевести на тебя то, что у него сейчас есть. Так что все зависит от тебя.

– Я постараюсь сделать это побыстрее. А ты, оказывается, раньше хорошо знал Абдулина.

– При чем здесь Абдулин? – Отец внимательно посмотрел ей в глаза.

– Абдулин вчера был у Степана Андреевича и зашел ко мне. Спрашивал, как ты и что делаешь. Я сказала, что уже давно тебя не видела, даже по телефону недели три не разговаривала.

– Молодец, верно сказала. Ни к чему Грозным знать о наших...

– Только мне показалось, – перебила дочь, – что Абдулин этому не поверил.

– Плевать на него, – отмахнулся Аркадий Валентинович. – А ты, случайно, не слышала, о чем беседовали Абдулин со Степаном?

– Говорили о Красноярске, что-то о повешенных. Как я поняла, там вешают уголовников, которые как-то связаны с Грозным, и Абдулин этим почему-то обеспокоен.

– Значит, он действительно в доле. Я так и думал.

– Ты о чем?

– Да просто так, как говорится, мысли вслух.

– Папа, может, ты наконец объяснишь мне, чем конкретно ты занимаешься? Чего я только не слышала. Причину ненависти к тебе Грозного я теперь знаю. Это мне объяснило и его отношение ко мне. Но Абдулин говорил, что ты имеешь контору наемных убийц. Это правда?

– В каком-то смысле да. Ты же знаешь, где я работал. А сейчас...

– Странно, – остановила его дочь. – Бывший полковник КГБ стал...

– Многие из нас, сотрудников КГБ, умерли вместе с комитетом. К тому же ГКЧП оставил глубокую рану в сердце каждого из нас. Впрочем, это уже история. И возможно, потомки все расставят по своим местам. История – дама строгая. Вспомни белых генералов. Не так давно нам внушали, что все они палачи. А сейчас – герои. Так что неизвестно, как будут называть людей, разваливших СССР. А все было предельно просто – каждый из собравшихся в Беловежской Пуще захотел стать президентом.

– Папа, – засмеялась Стелла, – хватит. Ты не среди своих бывших сослуживцев.

– Извини, доченька. В общем, теперь все зависит от тебя, – вернулся он к делу. – И поторопись. На Грозных сейчас несколько групп ножи точат. Можешь остаться ни с чем. Потому что когда мафиози убивают, власть вспомнит, что все, что от него осталось, нажито преступным путем, и заберет себе.

– Я это понимаю и стараюсь уговорить Ивана. Он не против, но только боится отца.

– Погоди... – Отец достал из кармана сотовый.

– Да, – услышал он голос Арийца. Выслушав, рассмеялся.

– Подождите, – проговорил он, – и посмотрите, как будут расставаться. Все! – Он выключил телефон. – Вот, значит, как? Знаешь, наверное, тебе придется пока подождать с осуществлением твоих планов. Но недолго.

– В чем дело?

– Скажу потом. Я по старой привычке не люблю жевать непроверенную информацию.

* * *

– Ну, до свидания, дорогой, – приобняв Ивана, улыбнулся толстый кавказец. – Думаю, теперь мы будем работать вместе.

– Будем, – улыбнулся Иван.

– А если твой отец будет возражать? Тогда как?

– Он ничего не узнает. Сделки заключаю я.

– Слова джигита.

– А если все-таки он узнает? – Черноволосый крепыш посмотрел на Ивана.

– Да, – кавказец тоже уставился на него, – тогда как?

– Это мои дела, – ответил Иван. – Я уже не ребенок и отвечаю за свои действия.

– В общем, ты уверен, что мы получим товар? – спросил крепыш.

– А у тебя есть сомнения? – недовольно взглянул на него Иван.

– Хватит тебе, Карлсон, – улыбнулся кавказец. – Иван сказал, а его слов хватит, чтобы мы не беспокоились.


– Надеюсь, Степан Андреевич ничего не узнает. – Остановившись перед дверью, Стелла посмотрела на Урядника.

– Только то, – усмехнулся он, – что нужно. Ты ведь не готовишь его убийство?

– А если готовлю? – вызывающе спросила она.

– Он слишком мало платит, – спокойно проговорил Урядник, – чтоб подставлять за него свою грудь. Но больше так говорить не стоит, другие могут не понять, что это шутка.

– А если это не шутка?

– Прошу вас, мадам! – Урядник открыл дверь.

– Благодарю! – Улыбаясь, Стелла вошла в дом.

«А она действительно не шутит, – глядя ей вслед, подумал Урядник. – Если и Ванька так думает, то давно пора. Степан скуп до невозможности и, похоже, теряет авторитет. Ванька сам уже заключает сделки. Правда, с грузинами он спелся зря, они попользуются им, а потом шлепнут. Так было с Носом и Гуроном. В любом случае я без работы не останусь».

Урядник пошел к машине.

– Она была в салонах, – негромко проговорил он. – Ясно?

– Конечно, – ответил за всех лысый верзила.


– Понятно, – сказал по телефону Аркадий Валентинович. – Значит, Ванька хочет встать к рулю сам. Ну что ж, это было бы замечательно. Сделать так, чтоб Степан узнал об этом? – пробормотал он. – Нет пока не стоит.

– Что? – спросил Ариец.

– Отбой. – Аркадий Валентинович отключил телефон.


– Не верю я ему, – сказал Карлсон.

– Верю, не верю, – усмехнулся кавказец. – Главное, Иван дал слово, и мы имеем полное право получить с него, если что-то не срастется. Или просто предъявить это Степану. Степан ответит за слова сына. Так что в любом случае мы будем в выигрыше.

– А если Грозный объявит нам войну? Сейчас, учитывая напряженность между Грузией и Россией, это может выйти нам боком.

– Перестань ты! – резко проговорил грузин. – Политика – это одно, а наши дела – совсем другое, не путай...

– А ты не заметил, – перебил Карлсон, – что теперь менты стали нас трясти гораздо чаще? Все взаимосвязано, поэтому не в наших интересах сейчас начинать...

– Все будет нормально, – уверенно заявил грузин.

– Твоими бы устами да мед пить, – вздохнул Карлсон. – Ты, Гоги, всегда...

– Закрыли тему, – потребовал Гоги.


– Ты звал меня? – В кабинет вошел Иван.

– Где ты был? – недовольно спросил отец.

– Встречался с Беридзе. Небольшая неувязка вышла с нашими парнями.

– Только из-за этого?

– А из-за чего же еще я могу говорить с ними? – раздраженно отозвался сын. – И вообще, отец, ты два года назад перестал контролировать меня, а сейчас...

– Потому что ты можешь наделать глупостей! Я уверен, что ты говорил с ними о поставках оружия. Беридзе давно желает найти надежный канал. Ты говорил с ним об этом?

– Я тебе сказал, о чем мы говорили! – вспылил Иван.

– Смотри, Ванька, не сносить тебе головы, если ты что-то обещал им. И я не смогу тебе помочь. Оружие под контролем Абдулина, а он никогда не будет продавать его грузинам. И если ты обещал, спросить с тебя они сумеют, это у них поставлено хорошо. Так что имей в виду. Все, – он кивнул на дверь, – можешь идти.

– А откуда ты узнал, – спросил Иван, – что у меня был разговор с Беридзе?

– Я сказал, уходи! – повысил голос отец.

Стиснув челюсти, сын вышел.

– Значит, все-таки он пообещал грузину стволы, – процедил Грознов. – Одно другого не лучше. В Красноярске тоже все не так. Хорошо, если Абдулин сумеет договориться с Бароном. Дай-то Бог! – Он перекрестился. – Неплохо было бы, конечно, наладить контакт с Командором, но не получится. Ванька, паразит, женился на этой сучке. Ведь сколько я его отговаривал. А он – люблю, и все. Если, говорит, не разрешишь, уеду с ней в Питер. Выбора не было. Да и мысль была воспользоваться этим и уничтожить Аркашку. А не вышло. Я эту суку на дух не переношу. Хотел с ней помягче быть, но не смог притворяться. Убил бы, гадину! Хотя это сейчас и не главное. Что пообещал грузинам Ванька? Вот дурень-то, самостоятельности желает. Получишь ты ее, щенок, – процедил он, – спустят с тебя шкуру. Грузины – бандюки, каких свет не видел, и умеют получать. Хотя и русские ни в чем им не уступают. Ох и впутаешься ты в историю. А Абдулин на контакт с грузинами ни в какую не пойдет. Но если он прознает про Ванькин договор, быть худу. А тут еще Красноярск. Кто же там работает? Я думал, это быльем поросло. Ан нет... И главное – по моим людям работают. Да и повешенные свидетели словно указывают: кто с Топориком будет, смерть поймает. Во дела какие!.. Надо бы с Командором поговорить. Нет, не выйдет разговора. А он ведь тоже что-то замышляет. Комитетчик, едрена вошь! Хорошо, я вовремя отпрыгнул в сторону. Правда, сначала жалел, но когда ГКЧП объявился, Богу свечки ставил. А вот как Командор выпутался и сумел чистым уйти? На здоровье, наверное, жаловался. Купил, видать, себе медицинское заключение и тоже в криминал подался. Время такое было – хватай все, пока возможно. А дело это затягивает, теперь до конца идти надо. Да тут еще сын решил боссом стать, щенок. Посмотрим, что выйдет. Надо мне с Гурамом увидеться. Он мужик серьезный и не любит конфликтных ситуаций. Беридзе тот еще абрек.


– Ничего я не хочу, – недовольно проговорила Стелла. – С каким удовольствием я своей рукой пристрелила бы и мужа, и его папашу!

– Сейчас шанс есть, – тихо сказал Артур. – Ванька какие-то дела с грузинами задумал, а отцу это на хрен не упало. Скорее всего грузины из-за стволов с Ванькой контакт установили. Абдулин прознает – и все, Ваньке запросто могут башку отрезать. Абдулин же на дух грузин не переносит. Когда это точно выяснится, ему нужно дать знать, и Ваньку можно отпевать, его грузины замочат.

– Степан Андреевич что-нибудь придумает, не даст он своего сына...

– Вот тут и он на нож попасть может. Сейчас его Абдулин отмазывает, а в этом случае будут затронуты интересы Рафика. И представь, что получится: если его товар попадет к грузинам, Рафик лично обоих прикончит.

– Папа сказал, что мне лучше немного подождать. Значит, он думает, что...

– Надо с Морфием перетереть эту тему. Он все знает и обычно в цвет попадает, предсказывает все точно.

– Привет, – входя в комнату, кивнул Иван.

Стелла подошла к нему. Они поцеловались.

– Вот и ваш муж явился. Я пойду, – сказал Артур, поднимаясь.

– Спасибо, Артур, – поблагодарила она. – Все-таки вы смогли меня успокоить.

– Ты мне вечерком нужен будешь, – сказал ему Иван.

– Я зайду, – пообещал Артур.

– Встретимся в десять в баре.

– Ты чем-то взволнован. – Стелла внимательно посмотрела на Ивана. – Что случилось?

– Ничего особенного. – Он поцеловал ее. – Просто снова отец на тебя наезжал. Ты знаешь о том, что наши паханы любили одну женщину?

– Нет, – стараясь казаться удивленной, ответила Стелла.

– Это уже в далеком прошлом. И я слабо верю в то, что они до сих пор друг друга ненавидят из-за этого. Но все-таки все стало более или менее понятно.

– Ваня, – вздохнула Стелла, – я никогда тебя не спрашивала об этом, но все-таки решилась. Почему ты женился на мне против воли отца?

– Люблю я тебя, – улыбнулся он. – И плевать мне на всех и на каждого в отдельности. Я живу своей жизнью, и никто мне не указ. Отца я никогда особо не слушал. Когда встретил тебя, сразу решил – будешь моей, и все дела. А ты молодец. Я представляю, каково тебе жить тут. – Вздохнув, он снова поцеловал Стеллу. – Батя ведь часто наезжает на тебя. Но еще немного, и мы будем одни. Это произойдет очень скоро.

– Не поняла, – отстранилась Стелла. – Ты хочешь уйти?

– Давай пока об этом не говорить, просто потерпи еще немного, и мы будем жить одни и в свое удовольствие.

– Хорошо! – Улыбаясь, Стелла прижалась к мужу. – Я тебе тоже хочу сказать кое-что... – Она поцеловала его. – Ты скоро станешь отцом.

– Что? – Он отстранился. – Я – отцом? У нас будет сын!

– Или сын, или дочь, – улыбнулась Стелла.

– Сын будет, – уверенно проговорил Иван и прижал жену к себе.


– И что ты думаешь? – спросил Артур.

– Канитель скоро начнется, – ответил Морфий. – Абдулин никогда с грузинами дел иметь не будет. А Ванька, придурок, получив партию, отдаст все Беридзе. Конечно, бабок наварит, но Абдулин об этом обязательно узнает, и Степан окажется между трех огней. Абдулин будет предъявлять претензии ему, грузины наедут на Степана, ну и сын с третьей стороны. И Абдулин, и грузины будут требовать его головы.

– И кому он ее отдаст? – усмехнулся Артур.

– Скорее всего нам, – отозвался Морфий. – И лично я с удовольствием пущу Ваньке кровь. Уж больно он из себя ставит. Ко мне относится как к дешевому наркоману. Я пытался ему разжевать, что нельзя перешагивать через интересы сразу троих, а он меня послал.

– Но грузины-то зачем будут на Грозного наезжать? – не понял Артур. – Ведь они получат свое.

– Цена, – усмехнулся Морфий. – Наверняка они обговорили с Ванькой процент.

– Но они все равно получат стволы.

– Абдулин потребует у Ивана оружие назад. Разумеется, тот вернуть не сможет. Тогда Абдулин заломит цену. А платить за грузин Степан не пожелает. В общем, я не могу все это объяснить, но то, что кипеш будет большой, можешь мне поверить.

– А если все пройдет гладко? Грузины возьмут стволы, и никто ничего не узнает?

– А расчет с Абдулиным? И Рафик обычно узнает, кому и что попадает. Да и сами грузины наверняка скажут ему об этом. Они уже сколько лет пытаются наладить с ним дела, но бесполезно. И наверняка скажут хотя бы для того, чтобы утереть ему нос. А еще мне кажется, что ради того, чтобы поссорить Грозного с Абдулиным, они это и затеяли.

– А не Ванька ли это замутил?

– Тем более кипеш будет. Кажется, действительно замутил Ванька. Я не хотел говорить, потому что у меня с ним свое. Но Ванька давно хочет занять место отца. И делает все для того, чтобы встать к рулю. Правда, тут он здорово ошибся.

– А у него может получиться. На Степана злы все, и подставить его под нож можно запросто. А тут все-таки повод. Да и с Абдулиным у Степана в последнее время отношения заметно ухудшились. И он неожиданно приехал сам. Ведь раньше никогда не появлялся. Что-то, видно, привело его в Москву. К тому же и в Красноярске никак не разберутся. Геракл с Суслиным там застряли. Видно, что-то серьезное. И мне кажется, Абдулин именно из-за этого приехал. Наверное, что-то связывает их там.

– Вот об этом не могу сказать ничего определенного, кроме того, что Абдулин и Грозный были в Красноярске. Это я случайно узнал. И ты прав, Абдулин очень нервничает. Кстати, Грозный тоже. Если Степана Андреевича я могу понять, все-таки у него там бизнес, то волнение Абдулина непонятно.

– А если Степан узнает о соглашении сына с грузинами, он сможет помешать этому?

– Если он попытается вмешаться, начнется мочиловка, и я сразу исчезну. Такие дела не для меня. Я могу завалить хоть кого, но сначала должен изучить жертву.

– Да, – вздохнул Артур, – похоже, мы все влипли. Слушай, а может, пошлем Грозных к такой-то маме и уедем в Питер к отцу Стелки? Он мужик крутой, и дела у него идут хорошо.

– Вот почему ты начал этот базарок, – усмехнулся Морфий. – Я ведь в курсе того, что ты трахаешь Стелку, но не думал, что у тебя от этого крыша поедет. Неужели ты не понимаешь, что все это мутит пахан Стеллы? И замуж ее отдал только для того, чтоб заполучить все, что есть у Степана. И поэтому Стелла вскружила тебе башку. Вспомни, ведь она сама к тебе подъехала.

– Да, – растерянно отозвался Артур.

– Вот и шевели мозгами, – предложил Морфий. – Она и меня пригрела пару раз. Не в постели... – Заметив напряженный взгляд Артура, он покачал головой. – И знаешь, я не против под Командором ходить. Но как подумаю, что Стелла начнет свое крутить с нами, сразу ширнуться хочется. – Он достал пакетик с ампулой и шприцем.


– Да пойми ты, – возбужденно говорил Абдулин, – нам это напоминание, всем нам. Именно поэтому я и...

– Рафик, – жестко перебил его Командор, – не надо обобщать.

– Да неужели ты никак не поймешь? Нам напоминают!

– Хватит! – крикнул Командор. – Я не знаю, кому и что напоминают повешенные, но мне, например, это в кайф. Уж слишком высоко взлетел Грозный, и сынок туда же, ввысь стремится. А их заставляют трезво посмотреть на жизнь. Иначе можно приподняться на длину вытянутой веревки. И успокойся, Рафик, ты лучше оглянись вокруг и поймешь, что скоро с удовольствием затянешь веревку на шее своего приятеля и партнера.

– Что ты имеешь в виду? – насторожился Абдулин.

– Посмотри повнимательнее кругом, оглядись. Ты засел в своей Туле и ничего не видишь и не знаешь. Для начала позволь задать тебе вопрос: какие у тебя отношения с Беридзе?

– А то не знаешь? – процедил Рафик. – Ничего не изменилось.

– Вот-вот, – усмехнулся Командор. – Теперь ответь: каковы отношения Грозных с грузинами?

– Тебе известно, что Степан...

– А сын? – перебил Командор.

– Яблоко от яблони недалеко падает.

– Правда, яблоки разные бывают. Но ответь еще на один вопрос: ты зачем сюда приехал? Только не говори, что из-за дел в Красноярске.

– Именно из-за этого. Мне сообщил Хан.

– Умар поставляет наркоту Грозным?

– Безусловно. Я всегда был против этого бизнеса. Но Грозный работает уже давно, – конечно, потери бывают, но незначительные.

– А сейчас его люди тоже торгуют наркотой?

– Насколько я знаю, да. Зачем ты спрашиваешь?

– А почему в Красноярске?

– Откуда я могу это знать? Я всегда был против наркоты и никогда этим не займусь. Мое дело – оружие. Понимаю, что это тоже опасный бизнес, но считаю, что человека лучше убить сразу из пистолета или автомата, чем постепенно убивать его наркотой. К чему ты это начал?

– Да к тому, что вешают как раз людей, связанных с наркотой. И именно людей Грозных, работающих на них.

– Напустил ты тумана. Говори начистоту, что ты хочешь мне объяснить? Сначала непонятные вопросы о моих отношениях с грузинами, потом...

– Скоро ты сам все поймешь. Я не хочу быть причиной ваших разборок. В той семье против моей воли оказалась моя дочь, и я не хочу, чтобы она пострадала.

– Да ты можешь говорить яснее?

– Ванька заказал тебе новую партию.

– И что?

– А сегодня он встречался с Беридзе. И расставались они очень довольные друг другом. Там, кстати, был Карлсон. Тебе это ни о чем не говорит?

– Что? Ты хочешь стравить меня с...

– Смотри! – Командор бросил на стол конверт. Абдулин взял его и вытащил три фотографии. – Извини, – усмехнулся Командор. – Больше не получилось.

– Твою мать! – процедил Абдулин.

На фотографиях стояли рядом Иван, кавказец и Карлсон.

– И что ты скажешь?

– Я их в порошок сотру за одно рукопожатие!

– Вот к этому я и вел. На твоем месте я бы просто не продал партию Ивану. Сошлись на непредвиденные обстоятельства. Ты столкнешь лбами Грозных и грузин. И отдашь свой кровный долг Беридзе.

– С ним я рассчитаюсь, – процедил Абдулин.

– Слова мстителя, – усмехнулся Командор. – Но я не люблю в людях пустой самоуверенности. Если бы ты мог, то Беридзе уже давно бы закопали. Сколько лет прошло после того, как он убил Мустафу? – Абдулин молчал. – А теперь у тебя есть реальная возможность покончить с ним. И это будет не просто разборка, ведь ты устроишь эту бойню потому, что твои партнеры тебя предали.

– Однако, вполне возможно, что Степан ничего не знает...

– Он уже разговаривал с сыном по этому поводу. Иван навешал ему лапши, и на этом разговор закончился. Но неужели Степан не понял, что, подав руку Беридзе, Иван уже...

– Ты прав. И я сделаю так, как говоришь ты. Пусть оба умоются кровью.


– Я завтра улетаю в Красноярск, – услышал Грозный-старший. – И если ты не передумал, я переговорю с...

– Я не передумал, – ответил он. – Сразу же сообщи мне о результатах своего разговора.

– Да уже все решено.

– Условия они приняли?

– Конечно. Завтра я тебе все сообщу.

– Скажешь, где мне тебя найти. К тебе подойдут мои люди. Сведешь их с продавцом.

– Нет. Меня засвечивать не надо. Я сообщу тебе адрес, пусть они едут туда. Согласен?

– У меня просто нет выбора.


– Я еду в Тулу, – сказал Иван, – и вернусь дня через два. В общем, если что, я тебе позвоню. А почему ты молчишь о том, что твой отец в Москве?

– Отец? – растерялась Стелла. – В Москве?

– А ты разве не знаешь? – засмеялся Иван. – Насколько мне известно, ты даже встречалась с ним. Послушай, я могу понять тебя, когда ты говоришь неправду моему отцу. Но лгать мне – это уже...

– Но я тебе действительно не вру! – вспылила она.

– Извини... – Иван привлек ее к себе. – Но когда ты начала говорить о том, что нужно все перевести на тебя, я узнал интонацию твоего папочки. Хотя ты права, и я действительно сделаю это. Потому что ничто не вечно под луной. Будет спокойнее, если ты станешь владелицей всего имущества. Завтра же займусь этим. Но ни слова моему батяне. Правда, ему осталось не так уж много лет, но их вполне хватит, чтобы испортить нам жизнь. – Он рассмеялся.

– Он что, болен?

– Пока нет. Но вот-вот заболеет. Завтра поеду к нотариусу и все сделаю. Ведь ты меня не бросишь, если что-то...

– Я люблю тебя, – перебила Стелла, – и буду любить всю жизнь.


– Как дела? – спросил по телефону Грознов.

– Да все нормально, – отозвался Суслин. – Надоело, правда, тут порядком.

– От силы еще пару дней. Кстати, вы тут сейчас нужны. А что с лесом?

– Да вроде обещали и Лохматый, и Лесовик, так что все путем будет. Готовят лес. Но с подвозом к железке возможны проблемы. Сейчас за это дело плотно взялись менты и таможня. Специальные посты выставляют, и по тайге группы шарят.

– Решайте это. Лес должен уйти к покупателям. Насчет наркотиков вопрос закрыт. Вас познакомят с тем, кто будет представлять наши интересы. Я вам сообщу адрес. Вас будут там ждать. Ясно?

– Вроде да. Правда, светиться не хотелось бы.

– За один раз не засветитесь. Тем более что поедете туда без товара. Просто познакомитесь. Пусть Топорик отдаст все деньги, и закройте точку. И еще... Топорика надо убрать.

– Да помним. Хотя вот тут мы и можем светануться. Ведь нас видели у него.

– Это уже ваши проблемы. Оставлять Топорика нель-зя. – Не прощаясь, Грозный отключил телефон.


Красноярск

– Убрать Топорика, – покачал головой Суслин. – А мы-то как тогда отсюда свинтим? Ведь нас участковый фиксировал, и данные наши у него есть. Чуть что, и нас наверняка потянут. Что делать будем?

– Ну а не завалим Топорика, – отозвался Геракл, – то нас уберут. Сам знаешь, как Грозный это делает. К тому же Топорик один останется, от него все отвалят. И тогда его вполне могут вздернуть эти вешатели. А он запросто может, сука, в ментовку нырнуть. Лучше уж пару-тройку лет в зоне отсидеть, чем в петле болтаться. Так что валить его надо. Вопрос – как? Если только взять его с собой, вроде вместе поедем в столицу, а по дороге сделаем и упрячем труп. Только так, пожалуй.

– А что? Самое разумное. Так и сделаем. Сегодня скажем Топорику, что он с нами поедет, в Москве теперь работать будет. И от вешателей подальше, и бабки приличные сможет заработать.

– Я вообще-то не пойму вот чего – почему ты не вякнул Грозному, что сказал Кирка?

– Сам подумай: если только за то, что Кирка был в то время в Лесосибирске, его валить надо, то нас тоже убрали бы.

– Во блин! А я не въеду никак, почему ты Грозному не сказал. А ведь ты правильно базаришь. Но тогда получается, что Грозный как-то замешан в этой делюге, ну, о лесосибирских отморозках.

– Выходит, так.


– Что-то эти палачи, – усмехнулся Топорик, – больше не вешают никого. Видно, залетные были.

– Выжидают, – вздохнул Лохматый. – Я без ствола даже в сортир не хожу. И стараюсь не оставаться один. А то хрен их знает, удавку, суки, накинут, и привет родным с того света.

– А ты, – Топорик взглянул на Лесовика, – тоже боишься?

– Да не то чтоб совсем, – усмехнулся тот. – Но береженого Бог бережет. Я сейчас особо не высовываюсь из своих мест. Пусть сюда сунутся, сучары, я им с ходу пасти порву. Здесь тоже на стреме своих ставлю. А ты, Топорик, как себя чувствуешь? Парням, похоже, надоело быть сторожевыми псами. Свалят от тебя, тогда что делать будешь?

– Да мне и без них не хреново будет, – стараясь не выказать страха, проговорил Топорик. – Я не о себе, а о них думал. Когда Змея вздернули, я и собрал их. А кто хочет домой, к мамочке, пусть катит.

– Поздравляю, – войдя, улыбнулся ему Суслин, – в столицу с нами поедешь. Все дела тут прекращай и собирайся. Дня через три-четыре отвалим. Надо бабки за проданный товар получить и то, что осталось, забрать. Посылай кого-нибудь, а мы тут в одно место скатаемся, потом за билетами. В общем, собирайся.

– В натуре уезжаю? – спросил Топорик.

– В натуре, – улыбнулся Суслин.

– Ништяк! – Топорик облегченно вздохнул. – Все, мужики! – закричал он. – Отвальную по полной программе делаю.

– А вы договорились, кто из вас будет лесом заниматься? – спросил Геракл.

– Да мы компаньонами будем, – посмотрел на Лесовика Лохматый. – Так оно и спокойнее, и безопаснее. А этого в натуре в столицу везете? – неожиданно тихо спросил он. – Или до первой ямы поглубже?

– А ты не так прост, – усмехнулся Геракл, – как кажешься. Топорика везем туда, куда надо.

– Ему давно пора нож в пузо, – негромко проговорил Лесовик, – совсем оборзел. А на деле, выходит, трус. Заперся у себя в конуре и зубы кажет, а не кусает.

Топорик в это время по телефону обсуждал вечеринку в честь переезда в Москву.

– А кто будет наркотой заниматься? – спросил Лохматый.

– Пока и мы не знаем, – ответил Геракл.


– Получается, – пробормотал Борисов, – что Лиров не уезжал никуда. Где же он был все это время? В то, что он убил жену, я как-то не особо верю. Точнее, вообще не верю. Но версию эту все-таки нужно отрабатывать. Где он был? Где и почему его убили? Ответ напрашивается сам собой: Лировы тоже дали показания в пользу Топорикова, и поэтому их убрали. Но это не вешатели. Кроме того, Лиров защищался и был ранен ножом. Почему убили жен свидетелей? Кстати, где Сарин?

– Его увезли в больницу с нервным срывом, – ответил Соколов. – После похорон жены он уехал к родителям в Ачинск и больше не появлялся. Лиров, по словам свидетелей, уходил с вещами. Вещи не обнаружены до сих пор. И его, и ранее убитую жену просто неудачно пытались...

– Перестань, – остановил его Борисов. – Неудачно пытались выдать за жертву вешателей? Возможно, были другие обстоятельства и другие исполнители. Не ясен мотив. Впрочем, так же, как и с убийством Таисии Сариной. Почему убили ее, а не мужа? Порой я перестаю себя уважать. Мы не знаем ничего, и нет ни единой более или менее существенной зацепки. Поражает еще вот что – вешают один в один с преступлениями, совершенными в девяносто первом в Лесосибирске.

– Не один в один, – неожиданно возразила Варвара. – Узлы на веревках другие. В Лесосибирске был так называемый скользящий узел, а здесь используют укрепленный, зафиксированный.

– Молодец, – улыбнулся Борисов. – А я этого не заметил. Молодец, – повторил он.

– Я нашла бывшего оперативника, капитана Соловьева, – сказала Варвара. – Он начинал то дело в Лесосибирске. В девяносто шестом был тяжело ранен при задержании убийцы и сейчас живет под Михайловкой один. Жена от него ушла сразу после ранения, детей нет, и Соловьев, говорят, стал пьяницей. Еще есть подполковник Завин. Он на пенсии уже четыре года, а в то время был начальником уголовного розыска в Лесосибирске. Я встречалась с ним и... – Она вздохнула. – Неприятный человек.

– Так, – посмотрел на часы Борисов, – едем к Завину. Точнее, еду я. Вы отправляйтесь к Соловьеву. Узнайте, может, у него здесь есть знакомые. Тогда возьмите их с собой.


– Все ясно, – сказал по телефону Суслин. – Едем немедленно. А насчет Топорика все так же?

– А что еще ты можешь предложить? – раздраженно спросил Грознов.

– Понял. И нам сразу возвращаться?

– Да.

Отключив сотовый, Суслин выматерился.

– Чего там еще? – спросил Геракл.

– А что ты еще можешь предложить? – передразнил Грознова Суслин. – Твою мать! Если бы ты хоть раз поступал так, как предлагаем мы, ничего бы этого сейчас не было. Хорошо еще про лес не вспомнил, – усмехнулся он. – А то бы...

И тут раздался вызов сотового.

– Вспомнил, – недовольно бросил Суслин.


– Игорь, – Борисов услышал голос дяди, – ты сейчас где?

– Еду к Александру Петровичу Завину.

– Значит, ты меня опередил, – сказал Юрий Петрович. – Именно Завин тогда пытался пришить дело о повешенных Любимову и Лобикову. И применял жесткие методы ведения допроса, то есть просто выбивал из них признание. Но несмотря на анархию девяносто первого, это ему не удалось, вмешался прокурор района Алла Викторовна Погодина. Сейчас она на пенсии и живет в пригороде. Я бы на твоем месте обязательно поговорил с ней.

– Я очень хочу услышать версию тех событий от Завина и отправил Кудрявцеву и Соколова к Соловьеву.

– Спился Соловьев. Он в одиночку встретил банду Мокрушника. Помнишь, был такой отморозок? Не брезговал ничем, и кличка соответствующая. Мочил всех подряд. Двенадцать загубленных жизней на его совести. В банде было девять человек. Из Эвенкии пробирались. Как в Лесосибирск попали, один Бог ведает. Ну, не в сам город, а поблизости, к Городищу вышли. А Соловьев там одного насильника взял. В общем, встретились они. Он четверых ухлопал, остальных подстрелил. Мокрушника тяжело ранил, тот в больнице умер. Но и Соловьеву прилично досталось – восемь пулевых. Думали, умрет. Его парализовало. Жена сразу ушла. С год он по больницам мотался, потом поправился. Но государству плевать на него, всем остальным тоже. Друг у него был, Осокин Васька. Он Соловьеву дом купил рядом со своими родителями. Но в девяносто шестом его в Чечне убили, и старики сразу Богу души отдали. А Соловьев стал в бутылку заглядывать. Вот так и живет по сей день. Ты вот что, Игорь, найди Витьку Алехина, он его напарником был и единственным, кто от него не отвернулся. Вот с ним Соловьев говорить будет. Правда, где сейчас Алехин, я не знаю.

– Спасибо, Петрович, – поблагодарил Борисов, – но времени нет. Я, конечно, наведу справки и, если он где-то поблизости, найду. Но сейчас время поджимает. Не знаю почему, я чувствую, что все только начинается. Повешенные – прелюдия. У тебя нет такого предчувствия?

– Есть. Мне тоже кажется, что кто-то затеял это неспроста. Но я не пойму цель происходящего. Месть я отринул сразу. Правда, имеется соображение, что кто-то пытается по-своему бороться с отморозками. Узнать бы, кто вешал там, в Лесосибирске, в девяносто первом, тогда можно было бы что-то понять. Я уже перекопал тысячу бумаг того времени. К сожалению, большая часть их утеряна. Может, кто-то из родственников Топорика причастен к тому делу. Хотя подозреваемыми были только Лобиков, то бишь Кирка, и Любимов. И если бы не Погодина, они бы и пошли крайними. Вполне возможно, Завин прикрывал кого-то. Я тут навел справки о нем, мнения разные, но большинство считает, что он мразь. Так что разговор у тебя будет непростой.

– Я это понял.

– Ты сразу после беседы с ним введи меня в курс дела.

– Обязательно.

– А к Соловьеву ты, значит, Кудрявцеву отправил?

– Ее.

– И правильно сделал. Девка она хваткая, и призвание ее – наша работа. Не романтик, как, например, Соколов, а именно...

– Я приехал, – перебил его Борисов.

– Удачи тебе, – пожелал Петрович.


– Едем, – кивнула Соколову Варя.

– Но мы еще никого не нашли, а ведь...

– Через двадцать минут в Михайловку вертолет летит. Нас возьмут. Вполне возможно, мы и назад с ними вернемся. В общем, давай быстрее, нас машина ждет.


– А ты кто есть-то? – снисходительно спросил полный высокий мужчина с загорелой лысиной.

– Следователь областной прокуратуры, – показал удостоверение Борисов.

– И чего тебе надо?

– Поговорить. Ведь вы в девяносто первом были в Лесосибирске начальником уголовного розыска.

– А-а-а, – протянул лысый. – Наконец-то опомнились. Неужели до сих пор не нашли эту пару? Я же тогда почти расколол их, но вмешалась эта...

– Александр Петрович, – мягко сказал Борисов, – я бы хотел поговорить с вами о том деле. И ваше мнение меня, конечно, тоже очень интересует. Не могли бы вы начать с самого начала?

– А ты что, дело не смотрел? Вот времена пошли! Поэтому и растет преступность.

– К сожалению, дело почти полностью исчезло, поэтому я приехал к вам.

– Понятно, что исчезло, – снова усмехнулся лысый. – Кому хочется прознавать, что бандюков тогда отмазала прокурорша. Берите за горло Любимова и Лобикова, не ошибетесь. Мужички хлипкие, надавите немного – и расколются. Я тогда уже почти...

– Вы меня неправильно поняли, – с трудом сдерживаясь, заговорил Борисов. – Мне интересно все знать о начале дела и подробности, которые известны вам. А о Лобикове и Любимове мы поговорим...

– Ищите дело, – отмахнулся Завин, – и изучайте его, а меня не тревожьте по пустякам.

– Вот что, Завин, – строго заявил Борисов, – или вы сейчас ответите на мои вопросы, или я буду вынужден привлечь вас за сокрытие информации. Дело исчезло за месяц до того, как вы были переведены в Красноярск. И есть все основания думать, что уничтожили его вы. Поэтому давайте...

– Что ты сказал?! – прорычал Завин. – Да я тебя...

– Послушай, ты! Ты не увидел в удостоверении, что я не просто следователь прокуратуры, хотя вполне хватило бы и этого, а следователь по особо важным делам. Что это значит, тебе объяснять не надо. Так что давай перейдем на нормальный тон и ты мне все подробно расскажешь о деле. Или я обещаю тебе очень крупные неприятности. Надеюсь, вы, Александр Петрович, как профессионал поможете мне.

– Ну, это... – видно было, что Завин испугался. – Я понимаю. Но рассказывать-то особо нечего. Как раз в тот день, когда объявили о ГКЧП, нас вызвали на первый труп. Висел на дереве, а на груди плакатик: «Так будет с каждым». Руки не связаны, а человек висит. Если бы не плакатик, то можно было подумать, что он сам повесился. Через два дня еще один. Первым повесили Зарина. А у нас была информация, что он с Любимовым и Лобиковым дрался, дело до ножей дошло. И Петька Пузырь тоже в этом участвовал. Так вот, через два дня снова труп висит с плакатом, Пузырь. Мы и взяли Лобикова с Любимовым. Правда, тут же отпустили. За них приехал заступаться Угаловский. В общем, выпустили мы их. Дело вел Витька Соловьев. Он все о какой-то банде говорил. Угаловский со своими вроде как золото нашли. В наших краях...

– Если можно, говорите только по существу, – вежливо попросил его Борисов.


Михайловка

– Здравствуйте! – Не дождавшись ответа, Соколов толкнул дверь. Ничего не услышав, посмотрел на стоящую за ним Варю. – Нет вроде никого. Может, ушел куда?

– А вы кто будете? – раздался женский голос.

Варвара и Андрей обернулись. Из-за забора соседнего дома выглядывала пожилая женщина.

– Из областной прокуратуры. – Соколов достал удостоверение и подошел к забору.

– Не тычь ты мне эту бумагу, – проворчала женщина. – Сейчас какие хошь документы могут наделать. Чего надо-то?

– Нам нужен Виктор Владимирович Соловьев. – Варя подошла к Соколову. – Мы действительно из следственной группы областной прокуратуры. Сейчас подъедет участковый, и он вам...

– Гришка, что ль? – усмехнулась женщина. – Дак он все, что надо, за деньги скажет, тот еще гусь. Санька! – позвала она. – Неси-ка очки мои. А то ведь слепа стала, – вздохнула она, – и не вижу без очков.

– Сейчас! – громко отозвался мальчишеский голос.

– Внучок тут у меня, – сказала женщина. – Сын мой в отпуск с женой уехал, а малого ко мне привез. Скучает по городу. У родителей его, они бизнесмены, деньги водятся, и меня, понятное дело, не забывают. Но...

– Мы бы хотели видеть Соловьева, – не выдержал Андрей.

– А внук у вас один? – спросила Варя. – Как он к вам относится?

– Да хорошо, – сердито посмотрев на Соколова, ответила женщина. – Чего ж ему плохо ко мне относиться? – пожала она плечами. – Я, конечно, не то чтоб богата, но все ж деньгу имею и балую мальчишку.

Раздался шум подъехавшего «уазика».

– Гришка прикатил, – сердито проговорила женщина. – А Витька дома, пьяный, наверное.

Она пошла навстречу вышедшему из дома мальчику.

– Не надо уже. – Женщина отмахнулась от внука, протянувшего ей футляр с очками.

– Добрый день, – подошел к следователям подтянутый старший лейтенант милиции. – Старший лейтенант, участковый инспектор Зубин? – Он козырнул. – Попрошу ваши документы.

– Но вам должны были сообщить, – недовольно произнес Соколов.

– И что, если сообщили? – сурово произнес участковый. – Сейчас время не то, чтоб на слово верить.

– Старший лейтенант прав. – Улыбаясь, Варя показала ему удостоверение. Соколов раскрыл свое.

– А вами, участковый, здесь не очень-то довольны, – усмехнулся он.

– Конечно, – улыбнулся Зубин. – Если у вас сорок литров браги вылить и самогона десять, да еще аппарат забрать, вы бы тоже не очень довольны были. Ладно, если б самогон нормальный был, а то ведь четверо в больницу попали. И ничего с ней поделать нельзя. Сын у нее бизнесмен и, видать, имеет отмазку в краевом правительстве. А ведь чего ей не хватает? Сын постоянно деньги присылает и сколько раз хотел забрать ее к себе, а...

– Пойдемте в дом, – перебил его Соколов.

– Чтобы узнать какую-то мелочь, – тихо пробормотала Варвара, – нужно дать человеку высказаться. Времени у нас достаточно, и я не думаю, что Соловьев будет с нами откровенным. Тем более если ты будешь так себя вести.

– Ты особо-то не увлекайся моим воспитанием, – усмехнулся Андрей. – Подумаешь, Борисов похвалил. Я, если хочешь...

– Чего кому надо? – Пошатываясь, на крыльцо вышел небритый рослый мужчина с двустволкой в руках. – Кто такие? – щелкнув курками, спросил он.

– Хватит, Соловьев! – шагнул вперед участковый. – Сколько раз говорил, чтоб не баловался с ружьем. Заберу я его у тебя.

– Не дорос еще, чтобы забрать! – Соловьев опустил стволы. – Кто такие?

– Из областной прокуратуры. – Андрей достал удостоверение. – Старший следователь...

– А барышня тоже оттуда? – Соловьев перевел взгляд на Варвару.

– Да, – улыбнулась она. – Нам с вами надо поговорить. Если вы, конечно...

– Сто грамм и пряник, – Соловьев усмехнулся, – и я в вашем распоряжении на полчаса. Потом снова сто, и могу еще полчаса говорить. А о чем беседовать желаете?

– О Лесосибирске, – тихо сказала Варя.

– Понятно. Неужто снова начали расследование? Припозднились больно. Лет-то уж сколько прошло. Я ведь тогда говорил – надо Урина брать за жабры. А теперь ищи-свищи, с мертвых взятки гладки. Тогда надо было...

– Извините, – сказала Варвара, – но мы вообще ничего не знаем, кроме того, что в девяносто первом в Лесосибирске...

– Заходите! – Соловьев кивнул на дверь. – Только, если можно, поправиться бы мне. Ну хотя бы пивка пару пузырей.

– Мы приехали не опохмелять тебя, – презрительно произнес Соколов.

– Вот, – Варвара достала из сумочки сторублевку, – думаю, вы сможете купить что-нибудь. Или давайте я в магазин схожу.

– Уберите, – покачал головой Соловьев. – Я пьян, но подаяний не принимаю.

– Держи! – Участковый протянул ему бутылку водки. – Но только рюмку, и все. Понял?

– Как не понять, – взяв бутылку, вздохнул Соколов, – еще как понятно. Значит, что-то серьезное, если Зуб пузырь дает.

– Ты не болтай, – одернул его участковый.

– Понаехали тут, – стоя у окна, ворчала соседка. – Из прокуратуры. Подумаешь, у моего Митьки вона какие знакомые. А то из прокуратуры. Счас им Гришка и напоет. Мол, Клавдия Назарова людей дешевым самогоном травит. А нате, выкусите, меня голыми руками не ухватишь. Этого пьяницу небось свидетелем желают представить. Неделю назад я ему бутылку дала, так чуть не помер. Но пьянице веры нетути.


– Можно еще на грудь принять? – спросил Соловьев. – А то...

– Да, – кивнула Варвара. – Спасибо вам, Виктор Владимирович, вы нам очень помогли.

– А почему снова за это дело взялись-то? – наливая в стакан водку, поинтересовался Соловьев.

– Так получилось, – отозвался Андрей. – А ты ничего не слышал...

– Молодой человек, – усмехнулся Соловьев, – тыкать будете, когда вырастете. Я предпочитаю обращение на вы, имею на это право. Я это право, между прочим... – Не договорив, он залпом выпил полстакана водки.

– Спасибо вам еще раз, Виктор Владимирович. – Варя поднялась. – До свидания. И знаете, будьте осторожнее. Возможно, вас попытаются убить. Кому-то невыгодна правда. Я уверена, что вам угрожает опасность. Вы, старший лейтенант, – взглянула она на участкового, – имейте это в виду. А вы, – она повернулась к Соловьеву, – не пейте, пожалуйста. Мне тяжело видеть вас таким. Спасибо вам за ваш подвиг, иначе вашу схватку с бандой Мокрушника не назовешь, и извините нас всех. – Она поклонилась. – Спасибо вам.

Участковый округленными глазами смотрел на Кудрявцеву.

– Что же ты, старлей, не знаешь, – прошептал не менее пораженный Андрей, – что Соловьев, наш бывший коллега, один брал банду из девяти отморозков?

– Что? – поразился Зубов. – Я в курсе, что он служил в МВД, но один...

– Все, – твердо проговорил Соловьев, – больше не пью! – Он выбросил бутылки в окно. – Переболею и, если не помру, пить не буду.

– Помирать вам тоже нельзя, – улыбнулась Варвара, – потому что наверняка нам придется встретиться еще не раз. Спасибо за помощь.


Красноярск

– Да все то же самое, – говорил по телефону Борисов. – Ничего нового. Любимов и Лобиков – убийцы, и все тут. Насчет Погодиной вообще отзывается с плохо скрываемой ненавистью. О Соловьеве презрительно – спился и дело чуть было не загубил. И уверен, что сегодняшние убийства – дело рук Любимова и Лобикова. Я не стал его разубеждать.

– Зря ты к нему ездил, – сказал Петрович. – Наверняка он с кем-то связан. И сейчас небось уже сообщает этому гаду о твоем визите и посещении Соловьева. Твои тебе не звонили?

– Нет. Они сегодня вернутся.

– Поезжай-ка ты к Погодиной. Или, хочешь, я с ней сам поговорю. Она меня знает.

– Петрович, боюсь я. Похоже, все, кто соприкасается с этим делом, могут погибнуть.

– Да меня хрен голыми руками возьмут! Я ж именной «ТТ» имею и стрелять могу. В человека не промажу. Да и не выйдут на меня. Сейчас те, кто в девяносто первом беспредельничал, выжидают. Мне вдруг в голову мысль пришла: напоминает кто-то тем отморозкам о девяносто первом. Не знаю зачем, но напоминает. И есть мнение у меня, что без Угла тут не обошлось. Хоть ты и говорил, что...

– Я приеду, – перебил Петровича Борисов. – Узнаю результат встречи с Соловьевым, и тогда все обговорим.


Атамановка

– Значит, по рукам? – Улыбнувшись, Будо протянул руку Суслину.

– Ага. Теперь мы партнеры. Товар будут доставлять в удобное для вас место и время. Так что...

– Прекрасно, – кивнул цыган. – О деньгах мы говорили с Грозным. Но я хотел бы, чтоб больше никто обо мне не знал. Я бы не согласился, но отказать Барону не могу, поэтому я и взялся за ваше дело. Хотя буду терять на этом деньги.

– Это уже твои проблемы, – усмехнулся Геракл.

– Наши проблемы, – поправил его Будо. – Если б не просьба Барона, я бы никогда...

– Но Барон попросил, и ты согласился, – перебил его Геракл. – Поэтому все сказано – и адью! – Хлопнув его по плечу, он пошел к двери.

В глазах Будо промелькнуло раздражение, но он промолчал.

– Пока, – кивнул Суслин и вышел.


– Я, например, ни хрена не понял, – усаживаясь сзади, сказал Геракл. – Это ведь и дураку ясно: Грозные будут терять немалые деньги. Этот цыган просто так, за спасибо, продавать не станет.

– Это не наше дело, – отмахнулся Суслин. – Мы свое сделали. Теперь надо кончать с Топориком и отваливать. Но где его...

– А может, отвезем Топорика в столицу к Грозному? Пусть он и решает его судьбу. Вроде мы не нанимались. Ведь хорошо труп Топорика мы не упрячем, а найдут – на нас подозрение падет в первую очередь. Так что везем его в Москву.

– Тогда и нас завалят, – вздохнул Суслин. – Надо его где-то около города сделать и куркануть наглухо, чтоб хотя бы лет пять не нашли. Но вот где? А может, с Лохматым это дело перетереть?

– А что, – согласился Геракл, – сегодня и перетрем.


– Ты? – Горелый удивленно посмотрел на вошедшего Топорика. – Вот не ожидал! Базар идет, что ты...

– Все! – Топорик торжествующе усмехнулся. – Укатываю я отсюда. Завтра меня уже не будет. А в Москву сунутся эти мстители народные, сразу в стойло поставлю. А ты как?

– Да все так же. Ментовня прессует. Все им не терпится меня на нары отправить. И пахан девчонки той, говорят, грозился, что кастрирует. Но видно, духу не хватило. Я бы и ему засадил, – хохотнул Горелый. – Да и маманьку этой биксы я бы отодрал, клево смотрится.

– Я чего нарисовался, – сказал Топорик, – отвальную вечерком устраиваю. Если время имеешь, зарули. Кутнем по-хорошему. Я Марго девочек заказал. Обещала самых путных прислать.

– Загляну, – пообещал Горелый. – Во сколько начинаешь?


– Топорик у Горелого, – быстро сказал по телефону бородач. – В машине только водитель. Обнаглел, гнида! Что делать?

– Не упускай его из виду, – услышал он. – Я пришлю людей.

– Хорошо, я буду на связи. Куда он, туда и я.

– Неплохо будет, если сразу обоих, это заставит поволноваться остальных.

– Топорик выходит, – сообщил бородач.

– Понял. Он едет домой. Отлично.

– Мне за ним?

– Тебя вызовут.


– Куда? – спросил сидевший за рулем мускулистый здоровяк.

– К Лопатиным, – усмехнулся Топорик. – Попрощаться хочу. А то, наверное, соскучились. И скажу, что, в натуре, сынка ихнего мы с Чусаной запинали. Пусть...

– А может, не надо? – перебил водитель.

– Да я шучу, – рассмеялся Топорик. – Тормозни у бара Лимона, заказ сделаю. Он мне должен немного, вот за расчет пусть и подвезет бухару и закусь.


– Он остановился у бара «Медведь», – сообщил бородач.

– Его уже приняли, – ответили ему. – Езжай в центр.


– Намутил воды, – провожая взглядом идущего к бару Топорика, процедил водитель. – Сам на лыжи и в столицу уматывает, а тут ходи и оглядывайся. Хрен знает, кого еще вздернут. Эти фраера умеют петли накидывать, вот так повяжут – и сливай воду. А он, гнида, в столицу умотает.

– Не подкинешь до аэропорта? – спросил подошедший к машине молодой человек.

– Отвали, – отмахнулся здоровяк.

– Я заплачу хорошо.

– Да отвали ты, гребень! – заорал водитель.

Короткий тычок указательного пальца между ключицами заставил его широко открыть рот. И тут же рубящий удар по сонной артерии лишил его сознания. Молодой человек, открыв дверцу, легко отбросил тело на соседнее сиденье.


Топорика толкнул шедший навстречу молодой подтянутый мужчина. Он упал на асфальт.

– Человеку плохо! – закричала женщина.

– Стойте! – Подтянутый бросился наперерез выехавшей из двора «скорой».

– Куда под колеса лезешь?! – крикнул тормознувший водитель. – Мы...

– Человеку плохо! – закричала присевшая около Топорика женщина. Из салона «скорой» выбрался рослый санитар в белом халате.


– Лады, – кивнул Лохматый. – Я с удовольствием этого козла сделаю. Я его, гниду, заставлю на коленях стоять и...

– Это уже твое дело, – перебил его Суслин. – Главное, чтоб его потом никто не нашел. Сможешь?

– Запросто. Не он первый, не он последний.

– Тогда мы его перед отъездом к тебе завезем, вроде по делу. И он твой.


Водитель, очнувшись, попытался сесть, но не смог. Руки за спиной были скованы наручниками. На глазах черная повязка. Рот заклеен скотчем. Сидевший за рулем джипа молодой человек ударил его ребром ладони по шее. Водитель потерял сознание.


– Где она? – спросил Угаловский полную женщину в белом халате.

– В девятой. Досталось ей, избита сильно. Два ребра сломаны, рука левая и лицо разбито. А ты кто ей будешь-то?

– Знакомый.

– Халат возьми. – Медсестра подала ему белый халат.

– Ей можно что-нибудь передать? – спросил он. – Ну там фрукты, минералку и...

– Да все можно.

Вениамин кивнул стоявшему у двери в травматологию рослому парню:

– Давай в магазин и купи колбасы, сыру, фруктов, ну, в общем, пожрать чтоб было чего. И ей, – он кивнул на медсестру, – коробку конфет и шампанского.

– Если можно, лучше коньяк, – улыбнулась толстуха.


– Здравствуйте, – кивнула, входя, Варвара.

– Добрый день! – Следом за ней в кабинет вошел Соколов.

– Ну? – вопросительно посмотрел на Варю Борисов. – Есть что-нибудь?

– Да, вот... – Она достала из папки несколько исписанных листков. – И есть довольно интересная информация.

– Секунду, – взяв бумаги, попросил Борисов.


– У меня был следователь по особо важным делам, – возбужденно говорил в сотовый Завин. – Как я понял, начали копать то дело в Лесосибирске. Если они найдут Соловьева, то...

– Понятно, – недовольно прервал его мужчина. – Насчет Соловьева не волнуйся. Но если ты рот откроешь, сам понимаешь, что произойдет. Я ясно выразился?

– Абсолютно, – испуганно отозвался Завин. – Но они могут к Погодиной пойти.

– За нее тоже не волнуйся. Вот что ты должен сделать – установи, где сейчас Любимов. Местонахождение Лобикова мы знаем. Но убирать его одного нельзя. Можно перепугать Любимова, и он сам пойдет в милицию. Найди Любимова и...

– Черт возьми, я же знаю, что к Любимову ездила помощница Борисова. А вот куда, неизвестно.

– Немедленно выясни, где он.

– Хорошо. Я свяжусь с ним...


– Значит, все-таки мстят за повешенных, – вздохнул Борисов. – И цель – Топорик. Его дядя, брат матери, Урин Михаил Петрович, был в банде, которая вешала старателей. Это единственное, что сумели выяснить тогда оперативники. Но он умер пять лет назад, и последняя ниточка оборвалась. Кстати, отмазал его тогда Завин. Правда, доказательств этому нет, но становится понятно, почему Завин...

– А мне непонятно вот что, – сердито сказала Варя, – почему тогда Завина не арестовали? И почему он еще шесть лет после этого работал в угро?

– С этим еще предстоит разобраться. Хотя не думаю, что кто-то будет наказан. Меня интересует, куда пропало дело. Осталось двенадцать листов – начато, розыск преступников продолжается, закрыто – и ничего конкретного... Так, едем к Погодиной. Надеюсь, хоть она скажет что-то конкретное. Хотя, если бы имелось что-то конкретное, дело было бы доведено до конца. А дядя Топорика, значит, был в банде, которая вешала людей. Но напрашивается вопрос: почему Топорика не повесили сразу, а начали, судя по всему, с Тупика? В общем, поехали! – Он шагнул к двери.


– Понятно! – играя желваками, кивнул Вениамин. – А кого ты еще узнала?

– Руку, – ответила Олеся. – И еще как-то называли одного... – Пытаясь вспомнить, она нахмурилась. – Никак не могу сообразить.

– Ладно, – улыбнулся Вениамин. – Значит, Рука точно был?

– Да, был.


– Здравствуйте! – Борисов кивнул открывшей дверь пожилой женщине. – Алла Викторовна?

– Добрый день, – отозвалась она. – Вы кто?

– Следователь краевой прокуратуры Борисов, – вытаскивая удостоверение, представился он. – И мои...

– Да, конечно, – улыбнулась она. – Мне Юрий Петрович звонил и сказал, что вы вот-вот подъедете. Проходите.


– Опоздали мы, – сообщил по телефону сидевший рядом с водителем плотный молодой мужчина. – Они у нее.

– Не вы опоздали, – ответили ему, – а я поздно среагировал. Надеюсь, с Соловьевым успеют.


– И что? – спросил молодой мужчина с узким шрамом на правой щеке.

– Ничего! – зло отозвался садившийся на заднее сиденье Вениамин. – Она говорит – Рука, но его там никак быть не могло, он в зоне уже два года. Видно, у нее крыша протекла. Отделали ее лихо из-за меня. Вот сучары позорные! Ну что ж, разберем этот рамс...

– Давно пора, – кивнул мужчина со шрамом, – а то вообще приборзели, полный беспредел устроили.

– Хорош, Метка. Говорить потом будем. Ты вот что, скажи своим, пусть потрутся среди заблатненных, наверняка там эту тему обсуждают. Узнать бы, кто именно... Хотя заказчика я знаю. Но с ним базар отдельный будет.


– Знаете, – Погодина поставила чашку с чаем, – как раз в то время была заварушка ГКЧП, а потом поделили Союз. К тому же Завин был связан с Уриным, местным авторитетом, который мутил там воду. Он, кстати, дядя Топорикова. Мне думается, это напоминание из тех времен. Нет, не Топорику, а кому-то, кто за ним стоит. В то, что эти палачи убили женщин, я не верю. Конечно, преступление есть преступление, и совершившие его понесут наказание, но, если честно, мне бы очень не хотелось оказаться на месте прокурора, а тем более судьи. И даже быть в числе присяжных, а судить палачей будет скорее всего суд присяжных. Все-таки что бы ни заставило палачей вешать, это тяжкое преступление. В сущности, женщины погибли из-за них. Я понимаю, что Топорикова вместе с Чусановым освободили, мягко говоря, незаконно, то есть освободили как раз законно, но... – Она смущенно махнула рукой. – Надеюсь, вы меня понимаете. Приговор дважды был обжалован представителями обвинения, но остался в силе. Печально сознавать, что все прекрасно понимают: освободили преступников. Кажется, такого не может быть, и тем не менее это случилось. Я в девяносто первом тяжело заболела. Это и помешало мне довести дело до служебного расследования по Завину. У меня была информация о его связях с начинавшей тогда поднимать голову организованной преступностью. Я только успела освободить Любимова и Лобикова. Совершенно непонятным образом пропало дело о повешении девятерых человек. Осталось только начало и заключение – розыск продолжается. А ведь на самом деле никто ничего не продолжал. Начальник райотдела полковник Будин тоже еще та сволочь. Не удивляйтесь, – заметив, как переглянулись сотрудники следственной группы, улыбнулась Алла Викторовна, – но точнее определения к этому человеку невозможно подыскать. Они с Завиным воспользовались моментом и прилично нагрели руки. И на этом все закончилось. Тогда меня лечили около полугода, затем санаторий, только потом я вернулась к работе. И выяснилось, что странным образом все, кто участвовал в расследовании, были переведены в другие города. Кроме капитана Соловьева. Кстати, он единственный, кто пытался добраться до истины. Он задержал Урина, но уже утром его с извинениями освободил Завин. И знаете, краевое управление на это никак не реагировало. Правда, вскоре их заменили. Спасибо, что вы снова взялись за это.


Соловьев тяжело вздохнул и покосился на стоявшую на подоконнике бутылку с самогоном.

– Не вовремя ты, Гусь, мне долг отдал, – прошептал он. – Может, принять трохи? – Он перевел взгляд на стоявший на стуле у кровати стакан. – Наверное, нельзя резко останавливаться. Хотя я слово этой молодухе дал... – Он выругался, достал сигарету и, ломая спички, сумел зажечь только пятую. Прикурив, выпустил дым и покосился на бутылку. Потом взял пульт и включил телевизор...

– ...пропал Топориков, известный в криминальных кругах как Топорик, – говорила диктор местного канала. – Ему неожиданно стало плохо, и его, по словам официантов бара, увезла «скорая помощь». Но ни в одной из больниц Топориков не был обнаружен. Милиция от комментариев воздержалась. Однако из наших источников стало известно, что ведется розыск трупа Топорикова. Следовательно, милиция уверена, что Топориков убит. Мы уже не единожды сообщали вам, уважаемые телезрители, что в городе...

– Правильно делают! – Соловьев выключил телевизор, взял бутылку и метнул ее в открытое окно.

Под окном раздался крик.

Соловьев бросился к комоду, схватил двустволку и, переломив стволы, сунул в них два патрона. Прижимаясь к стене спиной, он вскинул ружье. В окно влетела бутылка. Разбившись, она вспыхнула огнем. И тут из раскрытого окна дважды ударили выстрелы. Соловьев, пригнувшись, бросился к двери. Распахнув ее, нажал на курок. Стоявший на крыльце парень с пистолетом получил заряд картечи в грудь и с высоты трех ступенек упал. В комнату, освещенную разгоравшимся пламенем, стреляли через оба окна.

– Ратуйте! – раздался истошный крик с соседнего двора. – Люди добрые! Пьяница обезумел! Ратуйте, люди добрые!


– Еду! – Бросив на рычажки телефонную трубку, участковый в спортивных штанах, сунув босые ноги в кроссовки, схватил кобуру с пистолетом и рванулся к двери. – Позвони в отдел! – выскакивая, крикнул он. – На хуторе пожар и выстрелы!


Длинноволосый парень, выскочив из джипа, вскинул руку с пистолетом. Ему на голову опустился конец лома. С проломленным черепом он свалился.

– Твой черед, парень, – усмехнулся небритый здоровяк. – Нечего тут шмалять. Елки-палки! – рванулся он вперед. – Соловьев горит! Сюда! Сгорит Соловьев!


– Возьми! – Соседка бросила через забор огнетушитель сбивавшему с комода пламя Соловьеву. Двое мужиков топтали дымящийся мокрый брезент на полу. Вбежавший здоровяк схватил тлеющий матрац и выбросил его в окно. Соловьев тушил пеной из огнетушителя порог.

– Что это было-то? – спросил один из топтавшихся на брезенте мужиков.

– Солярка, – ответил другой. – Запах не чуешь, что ли? А чего это они, Соловей, на тебя наехали?

– Хрен их знает! – Соловьев отбросил пустой огнетушитель. – Хотя меня предупредили. Выходит, хорошо, что я этой бабе слово дал и не нажрался. Иначе хана. А вы-то как здесь оказались?

– Да мы к соседке твоей за самопалом пришли. Хоть и хреноватый самопал, но цена у нее не кусается, как у остальных. А тут глядим – трое с пушками к тебе во двор перелезли. Там тачка стояла, «Нива» нерусская.

– Джип, – усмехнулся здоровяк. – Я там ломом одного сделал. Он выскочил и дуру вскинул, я его и приголубил.

– Во-во! – кивнул первый. – Мы притаились и смотрим. А ты, видать, засек и пузырь швырнул. Прямо в лобешник тому, который стрелять хотел. Ну тут и началось. Мы с Павлухой одного выхватили и давай окучивать. Здоровый кабан и махаться умеет. Мне носопырку расшиб. Павлухе по ребрам съездил, – кивнул он на другого.

– До сих пор болит, – прижал тот ладонь к левому боку. – Может, сломал, сучара. И одного еще мы сделали у угла. Я ему кирпич на голову уронил, – хохотнул он.

– Что тут? – В комнату вбежал участковый.

– Да все путем, Зуб, – торопливо проговорил здоровяк. – Мы просто пожар тушили.

– Ты цел? – посмотрел на Соколова участковый.

– Да. Только обжегся малость. А ты шустро прибыл. Видать, запали в душу слова той...

– Тут три трупа, – войдя, недовольно проговорил лысый майор милиции. Фуражку он держал в левой руке, в правой был пистолет. – Что за дела, Зубин? – строго спросил он.

– Без понятия. Кто-то хотел поджечь дом, стреляли. Соловьев защищался... и вот еще граждане, – кивнул он на мужиков.

– Нашел граждан, – усмехнулся майор и, вытащив платок, вытер вспотевшую лысину.

– Граждане великой России, – насмешливо забубнил один, – защищали своего товарища от нападения. Кстати, оказали просто героическое сопротивление.

– Заткнись, герой! – отмахнулся майор.

– А вы, товарищ майор, не отмахивайтесь! – неожиданно строго, по-военному четко произнес участковый. – Они граждане России и сошлись в схватке с четырьмя вооруженными бандитами. Так что...

– Один живой, – заглянул в разбитое окно старший сержант. – Голова пробита, но жив и в сознании.

– В камеру и врача, – приказал майор.

– Пусть врач сразу осмотрит, – посоветовал Соловьев, – а то всякое бывает, может кони двинуть.

– Без советчиков обойдемся! – прикрикнул на него майор.

– Тебе, Фечинов, верно говорят, – заметил входящий в комнату плотный мужчина лет пятидесяти. – Что тут случилось?

– Товарищ подполковник, – вытянулся майор, – на дом...

– Свободен, – перебил его тот. – Я с Соловьевым поговорю. И вы все свободны, – кивнул он остальным. – Зубин, опросите граждан. Приехал, называется, в отпуск! – Он покачал головой. – У тебя, Виктор, видать, судьба такая – постоянно с бандами разборки учинять, – усмехнулся он.

– Здрасьте, Владимир Петрович. Я, собственно... – Соловьев замолчал.

– Врача раненому! – крикнул подполковник.

Майор выскочил из дома. Трое мужиков и участковый вышли.

– Ну, рассказывай, – сказал подполковник. – Хотя пойдем на улицу, а то тут сильно дымом пахнет. Все потушил-то?

– Да вроде все, – кивнул Соловьев. – Хорошо, в бутылке солярка была, а не бензин. Да и как-то сразу мужики появились, а то бы сгорело все. Пойдемте во времянку, там и поговорим.

– Я скажу брату, чтоб фляжку принес, – подмигнул ему подполковник.

– Завязал, – твердо произнес Соловьев.

– Давно? – улыбнулся Владимир Петрович.

– Сегодня. Это мне и жизнь спасло. А то бы...

– На ружье разрешение есть?

– И даже охотничий билет.


– Что?! – крикнул по телефону Борисов. Выслушав, выругался и тут же спохватился. – Ой, извините ради Бо-га. – Он виновато взглянул на Аллу Викторовну и Варю. – На Соловьева напали. Но он жив. Там трое убитых и один раненый. Так, – посмотрел он на Андрея, – немедленно туда. Хотя нет, поедет Варя, а ты останешься тут и до прибытия оперов никуда. Понятно?

– Так точно, – кивнул Андрей.

– Вы оставляете мне охрану? – Погодина удивленно посмотрела на Борисова. – Но...

– Если угодно так назвать это, то да, – перебил ее Борисов. – Кажется, началась охота на неугодных свидетелей событий девяносто первого. Но почему после разговора с ним? – Он взглянул на Андрея. – Оружие есть?

– Нет, конечно.

– У меня есть именной, – тихо сказала Погодина, – и ружье. С полчаса мы продержимся, – улыбнулась она.

– Алло, Арин! – закричал в телефон Борисов. – Заскочи к нам и забери Кудрявцеву.

– Через десять минут туда вылетает вертолет, – сообщил капитан. – Я заеду, и мы успеем.

– Прихвати пару свободных. Понял?

– Ясно.

– А вы куда? – тихо спросила Варя.

– Есть одно место, – ответил Борисов.


– Да вы что, мужики? – просипел лежащий на бетонном полу со скованными за спиной руками Топорик. – Это ж беспредел!

– Тебе дадут бумагу, – произнес кто-то хриплым голосом, – ты напишешь все о поставке наркотиков. Тогда, возможно, будешь жить.

– Да вы что! Я...

– Ты приговорен к смерти, – раздался хриплый голос. – Свершится правосудие!

Топорика рывком поставили на ноги двое в масках. На шею накинули веревочную петлю.

– Я все напишу! Все! – Топорик хотел сказать еще что-то, но замер с открытым ртом. На бетонной балке висел водитель-здоровяк. – Я все напишу! – истошно закричал он. – Все-все! Что вам надо, все узнаете!

Его усадили на стул, и мужчина в маске поставил перед ним столик, положил тетрадь и ручку.


– Топорика утащили, – сказал Борисову Цыгин. – И его приятеля, точнее, шестерку, Амбала вместе с тачкой. Они у Горелого были. Он сейчас показания строчит и аж визжит, охрану требует. На Западе, орет, охраняют свидетелей, а вы нарочно нас подставляете! Куда блат делся?...

Борисов вытащил сигарету.

– А мы куда? – спросил Павел.

– К Завину, – ответил следователь.


– Идиоты! – морщась, слушал громкий голос в сотовом крепкий мужчина в кимоно, подпоясанном коричневым поясом. – Зачем нужно было светиться после того, как там была милиция?! Кретины! – выплескивая охватившую его ярость, кричал абонент. – Но теперь уж надо доигрывать. Погодина на вашей совести!

Каратист услышал частые гудки.

– Гусь! – крикнул он. – Пусть Погодину делают!


– Меня убьют! – в панике говорил стоявший в дежурке Горелый.

– Послушайте, Горелов, – с трудом скрывая усмешку, сказал майор с повязкой дежурного, – мы можем дать вам охрану. Напишите, как все было на самом деле.

– Адвоката мне! – закричал Горелый.

– Пошел отсюда! – не выдержал капитан.

– Хватит! – В дежурку вошел Василий Андреевич. – А ты исчезни, – взглянул он на Горелого. – Или я тебя сейчас в камеру отправлю. Имеют право держать тебя трое суток.

– Я в прокуратуру жаловаться буду! – громко пообещал Горелый. – Сейчас время другое!

– В камеру его, – кивнул двум милиционерам подполковник. – К опущенным. Там двое сидят, вот и...

– Вас всех повышибают из ментовки! – Горелый выскочил.

– Все-таки вешатели пользу приносят, – пробормотал подполковник.

– Что, Василий Андреевич? – спросил капитан.

– Да так, – улыбнулся подполковник.

– А где Борисов? – спросил, заглянув в дежурку, Букин.

– На работе, – усмехнулся подполковник.

– Что за тон, Зяблов? – Букин недовольно посмотрел на него.

– Обыкновенный тон, товарищ полковник, – пожал плечами Василий Андреевич. – Борисов ведет следствие и сейчас занят поисками Топоркова. Еще вопросы есть, товарищ полковник?

Чертыхнувшись, Букин ушел.


– Вот до чего дожили, – вздохнула Погодина. – Сотрудника следственной группы оставили охранять бывшего районного прокурора. И знаете, наверное, правильно сделал Борисов. Сейчас кого только не убивают. И работников милиции, как бывших, так и настоящих, и судей, и прокуроров. Куда страна катится? – Она закурила. – Вы хорошо стреляете из пистолета?

– Из десяти выстрелов из «макара», – ответил Андрей, – восемь, иногда девять. Считаю, что неплохо.

– А из ружья стрелять приходилось?

– Вы думаете, придется воспользоваться оружием?

– Здесь дачный поселок, в основном народ бывает в выходные дни. Это я и еще пара пенсионерок остаемся здесь на все лето. Но сейчас поблизости от моего летнего дворца в пределах ста метров нет никого. Хорошо, имеется сотовая связь.

– Вы говорили, у вас есть пистолет.

– Да, именной. Он в рабочем состоянии. Сейчас... – Погодина вышла в другую комнату.


– Нет тут никого. – Арин остановил машину.

– Надеюсь, мои опасения напрасны. – Борисов вышел. Бросив взгляд на окна квартиры Завина, усмехнулся: – Ждет. Сейчас я с тобой буду говорить по-другому, – процедил он.

– А мне что делать? – спросил Арин.

– Оружие есть?

– Я с ним уже сросся. А вы думаете...

– Все может быть.


– Он снова приехал, – нервно говорил в сотовый Завин. – И не один. Вот что, – косясь на окно, торопливо продолжил он, – если...

– Успокойся, – перебил его мужчина. – Все будет нормально. Ты же бывший мент.

– Сейчас время другое.

– Перестань, нет у ментов ничего существенного. Тем более что ты не один. Посмотри в окно и поймешь – опасаться тебе вообще нечего.

Завин подошел к окну.

* * *

Борисов был у входа в подъезд, когда, отдавшись трескучим эхом, сухо ударил выстрел. Он ворвался в подъезд и побежал вверх по лестнице.


Арин выхватил пистолет и, вскинув руку, пытался увидеть стрелка. Свободной рукой вытащил сотовый. Присев за машиной, набрал номер.

– Срочно группу! – закричал он. – Авиаторов, двенадцать!


Борисов, отпустив кнопку звонка, несколько раз с силой ударил кулаком по железной двери. Потом в ярости пнул дверь ногой.

– Чего хулиганишь? – услышал он голос из приоткрытой на ширину цепочки двери напротив строгий женский голос. – Сейчас милицию вызову.

– Что? – подскочил к нему вбежавший на третий этаж Арин. Борисов махнул рукой.

– МЧС сюда! – закричал в сотовый Алексей.


– Думаешь, хана ему? – спросил Геракл.

– Скорее всего да, – кивнул Суслин. – Только вот почему труп не нашли? Хотя Чусану обнаружили не сразу. Но Топорик, если начнут спрашивать, расколется и скажет все, что знает и не знает. А это хреново. Татарин как-то связан с Грозным... Помнишь, сколько раз мы слышали о Татарине? А Топорик сдаст Грозного, следовательно, и нас. И тогда начнется карусель с пробежками. А этого очень хотелось бы избежать.

– И что? – пожал плечами Геракл. – Нам-то это по хрену. Вообще-то я так понимаю – вешатели выйдут на Грозного, ментам они его не сдадут.

– Начинают с низов, – усмехнулся Суслин. – И сейчас ближе всех к вешателям мы. А Топорик разложит всю колоду. Так что надо отваливать в спешном порядке. Но если мы прикатим в столицу и Грозный узнает, что Топорика мы не убрали, нам хана. Крайними будем мы. Не говорить ему, что Топорика...

– А если это не вешатели? Может, кто другой Топорика уволок? Может, Лохматый?

– Он бы сразу позвонил. В общем, надо дождаться новостей о Топорике, а уж потом уезжать. Едем к отцу Лохматого и там отсидимся. В конце концов, у Лохматого люди есть, так что по крайней мере там нас ни одна сука не хапнет. А мне эти вешатели даже нравятся, лихо работают. Поехали к Митричу, заодно с Киркой перетрем, может, он что еще вспомнит.

– Да он помнит все, – сказал Геракл. – Надавить как следует, все выложит, как на допросе.

– Давить нельзя. Просто поговорим еще. Поехали.

– А водилу куда? – Геракл посмотрел в сторону «ауди».

– Все путем, я ему зарплату пообещал приличную. В Москве я его к себе заберу. Считай, свой мужик.


– Андрей! – услышал Соколов голос Погодиной. – Игорь Васильевич оказался прав, к нам гости.

Соколов с пистолетом подскочил к окну, возле которого стояла Алла Викторовна, и отшвырнул ее в сторону. Она возмущенно воскликнула:

– Что вы себе позволяете?! – И испуганно уставилась на разбитую вазу.

– Звоните в милицию, – сунул ей сотовый Андрей и усадил в кресло в углу, – и не высовывайтесь.

Он передернул затвор «ПМ», прижавшись спиной к стене, и прислушался.

– В меня стреляли, – негромко говорила в сотовый Погодина. – Двое стояли у калитки и махали руками. А потом выстрел. Я не слышала...

– Да приезжайте скорее! – выхватив сотовый, сказал Соколов. – Дачный поселок, Вишневая, двенадцать.


– У нее кто-то есть, – проговорил парень с пистолетом с глушителем, – отдернул ее от окна. Пошли! – кивнул он на кирпичный домик.

Четверо парней, перепрыгнув забор, побежали к домику. Из углового окна ударил выстрел. Один, вскрикнув, упал.

– Ногу прострелил! – обхватив лодыжку, простонал он.

Парни одновременно начали стрелять.


Соколов, отпрянув влево, сказал:

– Одного зацепил. Их четверо.

Услышал звон разбитого окна и оглянулся. Погодина, прикладом охотничьего карабина разбив стекло, выстрелила. И еще два раза. Андрей прыгнул и оттеснил ее в сторону.

– Впервые в жизни участвую в бою, – неожиданно улыбнулась Алла Викторовна.


– Сваливаем! – рванулся назад парень с пистолетом с глушителем. – Менты!

– Меня возьмите! – крикнул раненый.

Парень с пистолетом направил на него ствол и нажал на курок.

– Ты что? – воскликнул один из парней.

– Сваливаем! – перепрыгивая забор, крикнул тот.

Двое бросились следом.


– Эти пострашнее вешателей будут, – приглушенно проговорил Борисов. – Значит, все там и началось. Завин прикрывал тех, кто вешал старателей. Но над ним кто-то стоял. Надо искать Будина. Скорее всего с его благословения Завин прикрывал тех. И Урина, видно, убили они сами. Но почему живы Любимов и Лобиков? Ведь они самые ценные свидетели. Хотя их оставили как приманку: мол, они могут этим заниматься. Это версия для идиотов, господа, а я таковым не являюсь.


– Ты мне жизнь спасла, – сказал Варваре Соловьев. – Ведь если б не пообещал тебе, нажрался, и хана мне пришла бы. Правда, как выдержал, не знаю. Мне тут пузырь самогона принесли, долг вернули. Рука сама к нему тянулась. Я, чтоб не впасть в искушение, запустил его в окно. И прямо в череп одному из этих гнид. Ну а потом они бутылку с соляркой забросили. Знали, что у меня печка соляркой заправляется. Я же ем иногда, а за свет платить много приходится. Вот я и пользуюсь печуркой на солярке. Ее мужики мне просто так приносят. Да и если бы экспертизу проводили, ясно было бы, что от соляры пожар возник. Все продумали, гниды! В общем, спасибо тебе.

– Что раненый говорит? – спросила Варя участкового.

– Пока ничего. Матерится. Видно, надеется на кого-то. Но расколется. Тут Барсуков на отдыхе, а он мужик, сами знаете, у него не забалуй. Пьяницы тут целый бой дали этим киллерам. Не ожидал, молодцы мужики. И соседка ему огнетушитель дала. Она и позвонила мне. Может, скажете, что за дела? Неужели за прошлое Соловьева?...

– Именно так, – ответила Варя.

– Вот что интересно, – сказал Зубин, – до вас никто им не интересовался, и ничего подобного не было. А стоило вам приехать...

– Мне это тоже очень интересно, – вздохнув, призналась Варя. – И надеюсь, ответ мы найдем.


– Вас ищут, – тихо сказал в телефонную трубку плотный молодой мужчина.

– Знаю, – ответил ему мужской голос. – Но прятаться не собираюсь. На меня у них ничего нет. И даже если Погодина что-то им сообщила, то это только слова. Что там с этими народными мстителями? Хоть какая-то зацепка есть?

– Ничего.

– Слушай, ты, почему я ничего не знаю о том, что Борисов собрался к Соловьеву? И почему я ничего не знал о Погодиной?

– Этого не знал никто.

– За что я вам деньги плачу!

– Хотя бы за то, что мы молчим о вас и ваших...

– Что?! – взревел абонент.

– Послушайте, – вздохнул плотный, – давайте жить дружно. Запугивать нас не надо. Да, вы можете убить нас, но тогда ваши дни тоже сочтены. Вы же умный человек и прекрасно понимаете, что упреки в мой адрес неуместны. Я даю вам точную информацию и не отвечаю за провал других.

– Извини, – услышал он. – Опоздали везде. Здесь в основном моя вина. Я не думал, что все пойдет по новому кругу. А должен был думать, и тогда бы уже не было ни Погодиной, ни Соловьева. А теперь они нас опередили. И похоже, что-то у них есть. Ничего конкретного предъявить мне не смогут, но все-таки это очень неприятно. Придется пока заморозить все дела. И вот что еще – позаботься о московских друзьях Топорика. Он наверняка им многое рассказывал, и нежелательно, чтоб они остались живы. Ты понял?

– Как не понять?... Но вы обращаетесь не совсем по адресу.

– Как раз по адресу. Ты не забыл, сколько раз брал деньги у Топорика? И думаешь, он не скажет об этом? Молчишь? Это лучше, чем казать зубы. В общем, передай всем, что я жду сутки. И я должен знать каждую мысль Борисова. – Телефон отключился.


– Убитый – Валентин Попиков, – докладывал Арин. – Он ни с кем постоянно не работал. Одним словом, отморозок. Проходил по делу об избиении жены директора рынка. Вы знаете, тогда рынок поделить не могли. Но потом Сулейманов забрал заявление, так дело и закрыли. Это все, что мы знаем о Попикове. Правда, тут есть интересный факт – Попиков занимался в секции Гарри Сигизмундовича Лисовского. Его, кстати, пару раз пытались привлечь за организацию преступной группировки, но ничего не вышло. Его ученики обирали продавцов с Кавказа, из Молдавии. Но доказать ничего не удалось. Убитые возле дома Соловьева – бывшие сотрудники милиции. Они проработали у нас недолго.

– Где Будин? – спросил Борисов.

– По месту прописки он не проживает, – ответил Соколов. – Друзей близких у него никогда не было. Сейчас пытаются установить его местонахождение. Разосланы...

– Игорь Васильевич, – в кабинет вошла Варвара, – я проверила железнодорожные и авиационные кассы. Будин прилетел из Турции частным рейсом четыре дня назад.

– Прекрасно, – кивнул Борисов. – Значит, Будин был в Турции. Интересно, как долго?

– Сорок пять дней, – ответила Варя, – это точная информация.

– Ну что ж, – сказал Борисов, – похоже, за теми, кто пытался убить Соловьева и Погодину, стоит Будин. Но почему он не убрал их раньше?

– Как раз потому, что не хотел, чтобы дело начали расследовать снова, – ответила Варвара.

– Правильно, – немного помолчав, кивнул Борисов. – Все было тихо и гладко, убивать Погодину и Соловьева – значит напомнить о деле в Лесосибирске. Это, конечно, только догадки, но тем не менее Будина надо найти. Пока все сходится на нем.

– Игорь, – в кабинет заглянул Василий Андреевич, – нашли водилу Топорика. В лесопарке, свеженький висит... и все остальное при нем.


– Слышали, телку Угла сделали? – наливая коньяк в рюмки двоих парней, усмехнулся длинноволосый невысокий мужчина. – И кто только пошел на это? Угол, базарят, рвет и мечет.

– Да это парни Топорика, – кивнул захмелевший парень, – Бык со своими. И его шлепнули сразу. Вроде вздернули эти, ну, которые мочат тех, кто за Топорика на суде показания давал. А Пятак с Ксендзом его повесили. И еще Колобок. Они там с ним были, – заплетающимся языком договорил он и ткнулся лбом в стол.

– По бухе расчувствовался, – усмехнулся невысокий.

– В натуре, так оно и было, – кивнул другой собутыльник. – Нам сам Ксендз базарил. Еще чирикал, что Топорик под москвичей лег. Испугался, когда Змея вздернули, и сейчас делает все, что ему москвичи скажут. Давай врежем! – поднял он рюмку.

– А ты чего от Топорика свалил? – взяв свою, поинтересовался невысокий.

– Да на хрен он сдался? – опрокинув в рот коньяк, отмахнулся тот. – Сидим, как сторожевые собаки, у него. И никаких дел. Нас под крыло Сулико взял. У него все путем – и работы почти никакой, и бабки нормально дает.


– Водилу Топорика нашли, – услышал Горелый голос Лохматого. – Вздернули его, и надпись соответствующая. А ты, базарят, у ментов защиты искал? Вот уж не думал, что Горелый...

– Закрой пасть! – закричал Горелый.

– Похоже, скоро за тобой придут, – насмешливо проговорил Лохматый. – Лучше сам веревку намыль, мучиться не будешь.

– Да иди ты! – Горелый отбросил телефон. – Псина поганая, кровью умоешься, падла!


Железногорск

– Здравствуйте, Степан Антонович, – сказал вышедшему из дома отцу Суцкого капитан милиции.

– Здорово, коли не шутишь, – кивнул тот. – Чего тебя нелегкая принесла?

– Да сын ваш нужен, – ответил милиционер.

– И зачем он тебе понадобился? – ворчливо спросил Степан Антонович. – Дело, что ли, завели?

– Им из Красноярска интересуются, – ответил милиционер.

– Так были они уже. Или не те были? Точно, новые русские приезжали, я их и наладил.

– Так я могу видеть вашего сына? – спросил капитан.

– А чего ж не можешь? – пожал плечами Степан Антонович. – Сейчас позову. – И крикнул: – Яков! Тебя требуют.

– Кто там еще? – выглянул в открытое окно адвокат. Увидев милиционера, замер.

– Ага, – злорадно улыбнулся отец, – онемел?! Значится, хвост есть за тобой, сынок. Просто так милиции не опасаются. Да иди, – строго позвал он, – он не съест тебя. А ежели виноват, ответ держать станешь.

– Что вам угодно? – спросил Яков. – И кто вы?

– Капитан уголовного розыска Егоров. Меня просили вам передать, что похищен ваш клиент Топорик. Его водителя повесили. До свидания. – Он пошел к машине.

– Подождите! – испуганно закричал адвокат. – Постойте, капитан!

Он выпрыгнул из окна и бросился к калитке. Капитан остановился и молча смотрел на него.

– Вы не можете так уйти, – взволнованно заговорил Суцкий. – Ведь сейчас наверняка эти вешатели ищут меня. Вы не можете вот так... сообщить мне об этом и уехать.

– Я так и собираюсь сделать, – улыбнулся милиционер. – Честь имею! – Взяв под козырек, он шагнул к машине.

– Да постойте! – Суцкий бросился следом. – Меня убьют, вы понимаете это? И я прошу защиты. Я напишу заявление...

– Рассмотрим, – кивнул капитан. – Но защиту обеспечивают важным свидетелям, и то не всем. А вы ни в коей мере не являетесь свидетелем. Конечно, если вы признаетесь в совершении какого-нибудь преступления, мы возьмем вас под охрану, правда, вашим местом жительства будет камера в райотделе.

– Да вы не поняли! – воскликнул Яков. – Я много знаю о Топорике и его московских хозяевах. Я ценный свидетель. Благодаря мне вы...

– Все напишите, а мы проверим и тогда решим, – перебил его капитан. – До свидания.

– Меня убьют! – заверещал Суцкий. – Вы понимаете это?! И моих предков тоже убьют!

– Каких таких предков?! – зарычал отец. – Это, выходит, мы не родители, а предки?! И пущай тебе, сукиному сыну, башку открутят! А ты езжай, служивый, – кивнул он милиционеру. – И не боись, нас не тронут. Ежели этого удавят, вам же легче будет бандюков сажать. А то образование получил и защищает подонков разных, а вы смотрите. Ты жизнью рискуешь, этих самых бандюков берешь, а ездишь на «шестерке» старенькой. А у него видел, какая машина? – кивнул он на стоявший во дворе «мерседес». – А спросил бы, откель у него такая тачка, он сказал бы – заработал. Работа его известна всем – бандюков отмазывать от наказания справедливого. Так что поезжай, служивый, и не думай ни о чем. Когда его прибьют, я вас вызову. Как я понимаю, те, кто уничтожает эту заразу, вам сообщники. Так неужто вы их все-таки брать станете?

– Они совершают преступления, – заметно растерялся милиционер. – И значит...

– Вот то-то и оно, что счас только тех, кто за справедливость выступает, и сажают. А эти... – Не договорив, Суцкий-старший пошел к дому. Капитан сел в машину.

– Вот это старик! – восхищенно проговорил сидевший за рулем сержант. – Как он сынка своего! Раньше, если что-то дорогое купил, интересовались: откуда деньги взял? А сейчас знают, что вор в законе и что все его имущество ворованное – и ничего.

– Хватит, – буркнул капитан, – поехали. Такое у меня впервые. А адвокат здорово перепугался. И скорее всего точно бумагу накатает о хозяевах Топорика. Но Топорика что-то не торопятся вывешивать. – Он засмеялся. – Наслаждаются, наверное, его видом перепуганным. Представляю, каково ему сейчас!..


– Слышь, мужики, – отключив сотовый, сказал верзила, – надо отваливать отсюда. Топорика утащили, а водилу его вздернутым нашли. Так что сваливаем к едрене фене.


– Приезжал капитан милиции, – сообщил по телефону Артем. – Суцкий перепуган, дважды останавливал милиционера.

– Топорика украли, – услышал он. – А его водителя повешенным нашли. Вы оттуда уматывайте. Клиент мертв, и мы свободны. Я без особой охоты взялся за это дело, но уж больно большие деньги Топорик отвалил. В общем, уезжайте немедленно.

– С удовольствием! – Артем отключил телефон. – Все, – подмигнул он Михаилу, – адвоката оставляют на растерзание. Приказано немедленно возвращаться.

– Эти тоже уезжают? – Михаил кивнул за окно.

– Топорика утащили, а его водителя уже повесили. Так что все, работа окончена.


– Да! – закричал Суцкий. – Боюсь! Понимаешь?! – громко спросил он стоявшего в двери отца. – Очень боюсь. Боюсь того, что убьют. Доволен?

– Очень, – хмуро отозвался отец. – Я ж сразу тебе говорил – до добра такая жизнь не доведет.

– А что я, по-твоему, должен был делать? Представлять в суде интересы неплательщика алиментов?

– Да уж лучше это. Зато сейчас не дрожал бы от страха. Как я понял, одного твоего подзащитного уже вздернули, а теперь и другого взяли. И тебя тоже...

– Да Господь с тобой, Степан! – закричала жена. – Ведь он сын твой!

– Знаешь, что я тебе скажу, Полинка, – хмуро отозвался муж, – ежели прибьют, слезы на кладбище не оброню. Жаль будет, конечно, но ты не видела, как мать того пацаненка рыдала, которого его дружки угрохали, а я видел. Специально ездил. И просил Яшку, умолял даже – не защищай ты эту мразь. А ему плевать на нас. Ежели бы та баба, чьего мальчишку забили, прознала, что я отец того, кто им помог из тюрьмы уйти, что бы она мне сказала? – Он ушел в дом.

– А ведь правду отец говорит. – Мать подошла к сыну. – Ты бы, Яша, пошел в милицию и рассказал все. Ведь ежели и посадят, то немного дадут. Тогда и бояться не станешь. А то я слышу, как ты каждую ночь ходишь с ружьем в руках. Ведь не жизнь это. Вот ты давеча милиционеру говорил, что все опишешь про бандюков этих. Так возьми и напиши.

– Вот тогда меня точно убьют, – чуть слышно ответил сын. – Сейчас – да, боюсь я. А если все напишу, то тогда жить останется немного, и никто меня не защитит. Ведь у них и в милиции, и везде люди свои есть, все купить могут. Ты думаешь, я это сделал, чтоб Топорика с Чусаной выпустили? Я просто отрабатывал деньги. И если бы не я, так другой то же сделал. Думаешь, все так просто? Если б не эти придурки, ну, которые вешать начали, то все было бы, как и прежде. И все бы были довольны. А сейчас... Ну напишу я все, что знаю, арестуют одного, ну двоих, а меня потом просто убьют. Ведь были свидетели, которые видели, как Топорик с Чусаной били пацана, но они молчат. Кого напугали, кому заплатили. И нашли тех, кто был поблизости и мог видеть, а может, и видели. Только говорили они то, что помогло Топорику, и на других указали, а те сознались. И оба сейчас в психушке. Надеются выйти оттуда. – Он криво улыбнулся. – А их там и угробят. И все довольны, и взятки гладки. Но эти вешать начали, и поэтому... – Не договорив, он заплакал.

– Да ты что, сынок, – мать обняла его, как когда-то в детстве, – перестань. Напиши, что знаешь, и пусть милиция тебя оберегает.

– Мама, – всхлипнул он, – нет у нас закона о защите свидетеля. Да и к тому же, если я все напишу, меня самого судить будут. Потому что я тоже... – Плача, Яков прижался к ее плечу.


– Послушай, Ямин! – Борисов поставив стул около кровати, на которой лежал бледный молодой мужчина с забинтованной головой. – Молчать и отпираться тебе нет смысла. Тебя нашли возле дома с пистолетом. На нем твои отпечатки. И кроме того, экспертиза подтвердит, что из него были выпущены...

– Да иди ты, ментяра, – простонал раненый. – Я плохо себя чувствую и не могу говорить. Понял?

– Да как не понять, – усмехнулся Борисов. – Это ты никак не поймешь. Тебе предъявят обвинение...

– Хрен ты мне чего пришьешь. Я ехал...

– Значит, так. Медицина говорит, что ты вполне можешь находиться в тюремной больнице. Завтра тебе предъявят ордер на арест, и поедешь...

– Не имеете права, – громко и отчетливо перебил его раненый. – Я тяжело...

– Все! – Борисов вышел.

– Врача! – услышал он крик раненого. – Плохо мне!

– Медики говорят, что в порядке он, – проворчал сидевший у двери в палату старший сержант. – Отвезти его в...

– Завтра, – кивнул Борисов.


– Гарри Сигизмундович Лисовский? – остановил выбравшегося из «ауди» крепкого мужчину лет сорока молодой человек в штатском. Справа подошли еще двое.

– И что дальше? – спокойно спросил тот.

– Просто поговорить надо, – улыбнулся, открыв дверцу «шестерки», Арин.

– А ты кто такой? – так же спокойно спросил Лисовский.

– Инспектор Арин. – Алексей показал удостоверение. – Поговорим?

– А куда деваться? – усмехнулся Лисовский. – Вы всегда так разговариваете?

– Почти, – кивнул Алексей. – Вам знаком Сергей Ямин?

– Да, он занимается у меня в секции. Довольно способный...

– А вы всех бывших милиционеров принимаете в секцию? – спросил Алексей.

– Я не интересуюсь, кем или где работает ученик. – Лисовский пожал плечами. – Если он платит и хочет заниматься – пожалуйста.

– К сожалению, ты действительно имеешь право вести секцию. Но на этот раз ты крепко влип. И поэтому запасайся хорошим адвокатом. На помощь Суцкого не рассчитывай. Тогда он сумел отмазать тебя, но сейчас не выйдет.

– Послушай, капитан, я что-то никак не пойму, чего ты хочешь? Кстати, ко мне уже приходили из милиции. Трое моих учеников были убиты возле дома неизвестного мужика в каком-то селе. И что?

– Слушай сюда! – Алексей подступил к нему вплотную. – Ты уже дважды проходил по делу своих учеников. Двое начали говорить в первый раз, но одного странным образом забили сокамерники, другой, видно, от угрызений совести повесился в камере. Во второй раз тебя даже взяли, но...

– Ошибаются все, – улыбнулся Лисовский, – и милиция не исключение. Но еще раз повторяю: я отвечаю за своих учеников только...

– Вот! – Арин сунул ему в нагрудный карман повестку. – Завтра в одиннадцать явишься...

– За повестку следует расписываться. – Лисовский с улыбкой достал казенную бумажку. – Я приду с адвокатом. – Он рассмеялся. – И обязательно зайду в прокуратуру и расскажу, как ко мне во дворе подошли...

– Твое право, – кивнул Арин. – И не забудь рассказать об этом Будину. – Он сел в машину.

– Обязательно, – прошептал Лисовский.


– Да спокойно он себя вел, – говорил по телефону Алексей.

– А вот сейчас явно занервничал, – ответил ему Цыгин. – Как только ты с парнями отъехал, сразу начал звонить. И морда у него уже не та, что была. Явно нервничает. Эх, пошел бы он к Будину... Я уверен, что он звонит ему.

– Узнает начальство, нам прилично нагорит.

– Борисов принимает все на себя. – Цыгин вдруг рассмеялся.

– Ты что? – удивился Арин.

– Да представил, как сейчас себя чувствует Суцкий. Он когда услышал о похищении Топорика и что нашли труп водилы, аж завизжал: защиту требую и готов дать показания против хозяев Топорика. Надо было его взять и где-нибудь поселить. Пусть бы писал, а потом...

– Вот в том-то и дело, что потом, – не дал продолжить ему Арин. – Суцкий поднял бы бучу – заставили, спровоцировали и так далее. Я что-то не совсем понимаю, зачем мы это делаем. Ну начнут они нервничать, и что дальше? Где гарантия, что Суцкого не пришьют сегодня ночью, чтоб убрать свидетеля? А потом и Лисовского пристрелят. И что?

– Борисов знает, что делает. Опачки, – услышал Арин, – каратист куда-то собрался ехать. Мы за ним.


– Второй, – сказал в переговорное устройство Цыгин, – берите.

– Он наш, – ответили ему.


– Может, съездить к Суцкому, – вздохнул Андрей, – пока он...

– Не надо, – улыбнулся Борисов. – Не сегодня, так завтра он сам явится.

– Но его могут убить.

– Его охраняют. Я не хочу, чтобы были еще трупы, по крайней мере среди тех, кого мы знаем.

– Но это же не...

– Слушай, – перебил Борисов, – я хочу взять тех, кто вешал людей в Лесосибирске. Именно из-за этого сейчас вешают здесь. И когда мы возьмем первых, то поймем, кто напоминает им о Лесосибирске. Соловьева и Погодину хотели убить те, лесосибирские вешатели. И я хочу добраться до них прежде, чем они отправят на тот свет еще кого-то. Если ты не согласен, можешь уйти. Но не спеши с докладом начальству. Если понадобится, я сам напишу рапорт и буду отвечать перед комиссией один.

– Я работаю в вашей группе и не собираюсь никому ни о чем докладывать, – вздохнул Соколов. – Но я кое-чего не понимаю, поэтому и спросил. Больше подобное не повторится.

– Извини, – вздохнул Борисов. – Спрашивай, когда и что хочешь.

– Суцкий звонил в райотдел Железногорска и сказал, что готов дать показания.

– Ну вот, – усмехнулся Борисов, – первый звоночек нашего не вполне законного метода. Отправляйтесь в Железногорск и побеседуйте с Суцким.

– Игорь Васильевич, – обратился к нему майор милиции, – Цыгин на связи. Лисовский поехал в Столбы. Интересно, что ему понадобилось в заповеднике?

– Как только Цыгин выйдет на связь, соедините со мной, – попросил Борисов.

– Цыгин сам поддерживает связь с Голубевым, – ответил майор. – Сейчас тот ведет Лисовского.

* * *

– Он остановился у кафе, – услышал Цыгин. – Кого-то ждет. Вышел. Ходит около машины. Посмотрел на часы. Снова ходит. Опа! Кто-то ему позвонил. Кажется, он понял, что его пасут. Осматривается. Отключил телефон и пошел в кафе. Его предупредили. Сто процентов даю, предупредили. Что делать?

– Отдыхай, – посоветовал Цыгин. – Познакомься с какой-нибудь девушкой, в общем, расслабься.

– Понял, начинаю отдыхать. – Цыгин выключил передатчик и достал сотовый телефон.


– Ладно, – кивнул Борисов. – Все, прекращайте.

– Уже прекратили, – ответил Цыгин. – Какая-то сука, похоже, у нас завелась. Теперь понятно, почему пытались убрать Соловьева и Погодину. Слушайте, Игорь Васильевич, может, пустим информацию, что Лисовский согласился дать показания?

– Все! – Борисов отключил сотовый и сразу набрал другой номер. – Это я. Проверяйте всех – «скорую», пожарную, милицию. Вполне возможно, Суцкого попытаются убрать. Будьте предельно внимательны.


– Здесь все, – просипел бледный Топорик, – что я знаю.

– Как на тебя вышел Грозный? – спросил его хриплый голос.

– Через Лисовского. Он явился и предложил встречу с московским мафиози. И мы встретились в аэропорту. Я согласился продавать наркоту. У меня было все увязано.

– Кто из ментов работает на тебя?

– На меня конкретно никто. Лисовский всем руководит. Он и имеет кого-то в ментовке. А может, и не он. – Топорик проглотил липкую слюну. – Попить можно? – робко попросил он... – А то во рту пересохло.

– Ты встречался с Будиным? – кивнув кому-то, снова спросил хриплый.

– Один раз. Он тогда заказал Сулейманова, директора рынка.

– Держи, – протянул ему алюминиевую кружку с водой рослый парень в маске.

– Спасибо... – Топорик не отрываясь выпил.

– Значит, так, – снова заговорил хриплый, – мы тебя отпускаем. Но у тебя сутки, чтобы явиться в милицию и отдать копию того, что ты написал. И еще напишешь, как Суцкий подкупал свидетелей, и дашь чистосердечное признание об убийстве Лопатина. Ты все понял?

– Конечно, – щурясь от яркого света, кивнул Топорик, – я все сделаю и все скажу. Не убивайте, – попросил он. – Я все...

– И еще, – перебил его хриплый. – Если хоть заикнешься о нас – умрешь!

– Да никому я ничего не скажу, – торопливо проговорил Топорик.

Ему завязали глаза, а рот залепили скотчем. Выкрутили назад руки и надели наручники. Двое мужчин в масках потащили его к микроавтобусу, за рулем которого сидел бородач.


– Сейчас открою. – Рыжий парень пошел в прихожую. Не спрашивая, щелкнул замком и открыл дверь. Резкий удар кулака в лоб отбросил его назад. В прихожую заскочил Метка и ногой ударил его в живот. Рыжий сжался. В квартиру вошел Угаловский, закрыл дверь. Метка, вывернув руки рыжего за спину, стянул их ремнем. Угол пнул его в горло и вытащил выкидник. Щелкнуло открытое лезвие. Присев, Угол воткнул лезвие между ног пытавшегося вдохнуть рыжего. Издав утробный вой, тот поджал согнутые в коленях ноги и тут же, потеряв сознание, обмяк. Угол вытащил окровавленное лезвие и вытер его о трусы рыжего. Метка заклеил ему рот скотчем и вышел вслед за Углом.


Вырубив Топорика ударом в подбородок, рослый парень содрал скотч с его губ и снял наручники. Сел в микроавтобус рядом с бородачом.


– Наследили твои орелики, – услышал Лисовский недовольный голос в сотовом. – А ты, кретин, поехал на встречу. Хорошо...

– Это по твоей милости парни попали! – зло перебил его Лисовский. – Кто их сунул туда?

– Опоздали мы. Раньше надо было. Но не хотелось ворошить прошлое. И не мог я предположить, что начнут копаться в том деле. Тебе ничто не угрожает, а меня пусть поищут. Я потом сам нарисуюсь. Слова есть слова, их к делу не пришьешь. Гораздо опаснее, если Топорик расколется. Тогда нам всем хана. Его до сих пор не повесили. Значит, колется, сучонок. Убрать его надо было, но москвичи не позволяли. Я предупреждал, что он сдаст всех. А вот Суцкого еще можно убрать, и нужно.

– Слушай, – вздохнул Лисовский, – не пора ли нам уходить? Я не понимаю, что тебя тут держит. Ведь вот-вот возьмут. Лучше...

– Лучше уходить невиновным. Тогда жить будешь спокойно в свое удовольствие. Сейчас Россия с Интерполом тесно работает. А нас, если...

– Тебя, – усмехнулся Лисовский, – я на розыск Интерполом не тяну.

– Это как сказать. Если, не дай Бог, меня или кого-то из равных мне возьмут, то каждый, в том числе и я, будет стараться переложить вину на тебя...

– То есть сдадите меня с потрохами?

– Именно так.

– В общем, вот что, я ухожу и больше прошу меня не беспокоить. И еще – малейшая попытка убрать или подставить меня обернется против вас. Я знаю немало, это вполне потянет на очень приличный срок. И не пытайтесь давить на меня. Не забывайте, что у меня тренированные парни.

– Угрожаешь? Не ожидал от тебя такого. Ну что ж, каждый выбирает дорогу сам. – И телефон отключился.

– Надо исчезать, – сказал себе Лисовский.


– Стой! – крикнул Угол.

Метка резко тормознул. Сзади взвизгнули тормоза идущей следом «Волги».

– Ты чего? – закричал Метка.

Не отвечая, Угаловский выскочил.

– Ты что делаешь? – орал водитель «Волги».

– Заткнись! – огрызнулся Метка. – Надо дистанцию соблюдать и скоростной режим!

Он вышел из машины и увидел бегущего Угла.

– Давай за ним! – Метка кивнул сидевшему на заднем сиденье рослому парню. Тот выскочил и рванулся за Угаловским. – А ты езжай, – махнул рукой водителю «Волги» Метка, – пока менты не появились.

– А как же... – растерянно начал тот. – Я ведь...

– Да уезжай ты! – закричал Метка.


– Сука! – подбежав к стоявшему у ларька Топорику, выдохнул Угол. Подскочивший рослый сумел выбить из его руки нож и оттолкнуть. Топорик, мгновенно побледнев, бросился бежать.

– Помогите! – закричал он. – Милиция!

Отбросив парня, Вениамин рванулся за ним. Рослый бросился следом. Вплотную к тротуару ехал джип Метки. Поравнявшись с бегущим Топориком, машина въехала на тротуар. Топорик ударился о машину и с криком упал. Метка открыл заднюю дверцу и забросил туда Топорика. Подбежавший Вениамин сел в машину. Парень – на переднее сиденье. Метка рванул джип с места.

– Во дают! – восхитился парень у ларька.


– Ты, похоже, сдвинулся по фазе, – недовольно говорил Метка. – Людей вокруг полно, а ты...

– Извини, – ответил Вениамин. – Когда его увидел, что-то перемкнуло. Понимаешь, Олеська мне так, одна из многих. Но ее из-за меня сделали. А меня безнаказанно трогать нельзя.

– Давай налево, – сказал парень. – Тут моя тетка живет. А то менты наверняка уже знают, что кого-то хапнули, и номер машины могли им сообщить.

– Тоже верно. – Метка повернул джип. – Переждем. А переговорить с ним возможно? – спросил он. – Или тетка твоя...

– Да ее нет, – сказал парень. – Она мне ключ оставляет, когда уезжает куда-нибудь. Сейчас вот на Кипр улетела на месяц, и домик в моем распоряжении.

– Ни хрена себе домик! – Метка остановил машину перед воротами окружавшего двухэтажный особняк высокого забора.


– По описанию пятерых, – сообщал в сотовый капитан милиции, – убегал Топориков. Его преследовали двое. Потом его сунули в джип, номер никто назвать не мог, и увезли. Куда делся джип, непонятно.

– Так, – сказал Лапин, – свидетелей сюда. Будем составлять фоторобот.

– Да не поедет никто, – ответил капитан.

– Не поедут добровольно, – жестко прервал его майор, – в наручниках вези!


– Топориков? – удивленно переспросил Борисов. – А вы ничего...

– Он это был! – услышал он возбужденный женский голос в телефонной трубке. – Я его из тысячи узнаю!

– Понятно, – пробормотал Борисов. – Вы сейчас где?

– Около магазина «Русь».

– К вам подъедет мой сотрудник, и вы ему все подробно расскажете. Он вас узнает и представится. Следователь прокуратуры Соколов Андрей Павлович, запомнили?

– Да.

– Срочно к магазину «Русь», – сказал Соколову Борисов. – Там Лопатина, мать убитого парнишки.

– Оксана Ивановна? – уточнил Соколов. – Помню.

– Она утверждает, что видела Топорикова.

– Ясно! – Андрей бросился к двери. Собравшийся войти Лапин успел отскочить в сторону.

– Чего это он? – провожая взглядом бегущего по коридору Андрея, спросил майор. – Как с цепи сорвался. Что случилось?

– Звонила Лопатина, – ответил Борисов. – Якобы она видела, как Топорикова трое насильно сажали в джип.

– У «Руси»? – спросил майор.

– Да, – кивнул Борисов. – А что?

– Только что звонил Петров. Свидетели говорят, что трое преследовали одного, описывают его как Топорика. Я велел привезти свидетелей для составления фоторобота. Это что же получается? Топорика похищают вместе с водителем, которого вешают. И вдруг Топорика снова похищают. Ни черта не понимаю! Скорее бы приехали свидетели...


– Топорика? – удивленно переспросил Лисовский. – Но...

– Его-его, – торопливо перебил его мужчина. – Значит, его отпустили. Получается, что он раскололся, и теперь надо ждать неприятностей. Ведь просто так Топорика не отпустили бы. Его вешатели похищали, в этом все уверены. И он неожиданно появляется.

– Постой, ты уверен?

– Абсолютно. И его снова, как я понял, похитили. Кто? Это очень скоро выяснится, и я сразу свяжусь с...

– Жду, – буркнул Лисовский. – Хреновина какая-то! Надо дождаться звонка. И тогда... Придется уносить ноги. И чем быстрее я это сделаю, тем лучше. Но сначала надо получить свои заработанные.


– Да он это был, – уверенно заявила Оксана Лопатина. – Я его ни с кем спутать не могу, это он, точно.

– А описать хотя бы одного из тех, кто нападал на Топорикова, вы можете? – спросил Соколов.

– Нет, – подумав, ответила Лопатина. – Я ведь как увидела Топорикова, остолбенела. И знаете, когда его ударили, я такое...

– Понятно. А номер машины вы тоже не запомнили?

– Джип. А вот номер не запомнила. По местному телевидению говорили о том, что Топорикова и его шофера похитили. К нам два раза участковый приходил. И вдруг я вижу этого гада. Поймите меня, – пробормотала Лопатина.

– Да вы ни в чем не виноваты, – успокоил ее Андрей. – Вы нам, кстати, очень помогли. Скоро все получат по заслугам. Но пока не стоит об этом кому-то рассказывать.

– Конечно. Я никому ничего не скажу.

– Вы подтвердите в милиции сказанное о нападении на Топорика?

– Да, – кивнула женщина.


– Точно, Топорика снова тяпнули, – удивленно проговорил Лапин. – Обалдеть можно! Все утверждают, что фоторобот один к одному, а это Топорик. Я им фотографию показал, узнали. Вот это новость! Сколько же раз его похищать-то могут? Я, – подмигнул он Борисову, – врать не стану, надеялся – вот-вот найдут его с петлей на шее. Топорика дважды брали, дело до суда доходило, и что? На воле он. И Чусана так же, и Змей, и все остальные. Скольких уже вздернули? Пятерых, я не считаю женщин, которых грубо пытались выдать за жертв вешателей, и Быка, этого наверняка свои кончили. И нет теперь не...

– Перестань, – остановил его Борисов. – И мой тебе совет – восторгайся этим в одиночестве, а не на службе. Иначе мы лишимся еще одного борца за законность. Вешатели совершают убийства. И не важно, кого они убивают. Хотя, с другой стороны, я прекрасно понимаю, что убивают преступников, тех, кого упустили мы.

– Да все я знаю, – кивнул Лапин. – Но вот как Топорик сумел выкрутиться после первого раза? И кто его снова захватил? Все говорят, что джип был темно-зеленого цвета. Но номер не запомнил никто. Впрочем, как и личности тех, кто Топорика уволок. В общем, я ничего не понимаю. Если в первый раз его взяли так, что никто не заметил, то сейчас на глазах у многих.

– Да мне вообще не до таинственного похищения Топорика. Как там Кудрявцева? – вздохнул Борисов. – Сумела она разговорить Суцкого или он просит взамен чего-то невозможного? Я сам хотел ехать, но отправил Варю. А сейчас...

– Она девка толковая и сумеет сделать все правильно. А что, железногорская милиция отказала Суцкому в защите? Кстати, с чего это вдруг адвокат неожиданно решил признаться во всех грехах и даже сдать кого-то? Может, прослышал о похищении Топорика и решил, что настал его черед? Но судя по всему, у нас утечка информации. И возможно, Суцкого попытаются убрать.

– Я тоже так считаю, – кивнул Борисов.

– А на кого ты грешишь? – спросил Лапин. – Кто оборотень?

– Слово-то какое, – усмехнулся Борисов. – Я никого конкретно не подозреваю. Конечно, кое-какие соображения имеются, но, поверь, ты не в числе тех, кого я имею в виду.

– Слава тебе Господи, – улыбнулся Лапин.

– А ты кого подозреваешь?

– Да есть пара кандидатов. Но не имею привычки наобум, без веских оснований на кого-то кивать. Есть одна задумка, и это наверняка сработает. Тогда уже точно укажу на паскуду.

* * *

Железногорск

– Послушайте, барышня, – усмехнулся Суцкий, – я просил пару милиционеров покрепче. Неужели вы думаете...

– Но вы еще ничего не написали, – спокойно ответила Варвара. – Да, мы готовы защитить вас как свидетеля, но пока что...

– Я желаю говорить с начальником райотдела, – заявил Суцкий.

– Я следователь краевой прокуратуры, – напомнила Варя. – И мы готовы оказать вам помощь.

– В камере будете охранять? – поинтересовался Суцкий.

– Это зависит от того, что вы совершили. К сожалению, за содействие в освобождении Топорикова вы уголовной ответственности не несете.

– Повторяю – я буду разговаривать...

– Послушайте, господин адвокат, – раздраженно сказала Варвара, – я приехала сюда дать вам возможность начать сотрудничество с нами. Если вы не желаете, то какого черта строите из себя...

– Как ты смеешь, – Суцкий вскочил, – говорить со мной таким тоном!

– Слушай, ты, – Варя поднялась, – тебя убьют не сегодня, так завтра. И ты это прекрасно понимаешь. Я твой последний шанс. Больше к тебе никто не приедет. Даю тебе три минуты. Если ничего конкретного не скажешь, я уеду, и черт с тобой. Надеюсь, родителей твоих не тронут. Время пошло. – Варя отошла к окну и достала сигарету.

– Хоть баба, – прошептал Суцкий-отец, – а умеет на место поставить. Молодец. Так его, стервеца. Сразу затих.

– Господи, – крестясь, шептала Полина Ивановна, – помоги.

– Тут Яшке надо рассчитывать только на милицию, – усмехнулся муж. – А тот, на небесах, может только после смерти пару грехов списать. И то только из-за тебя. Но погоди, что теперь Яшка-то скажет?...

– Мне нечего вам ответить, – услышали они голос сына. – Кроме того, что я уже сказал. Я буду разговаривать только...

– Прощайте, адвокат, – твердо произнесла Варя.

Мать с отцом поспешно отошли от двери.

– Постойте, – испуганно сказал Суцкий, – неужели вы не хотите узнать...

– Мы не играем в игру «буду – не буду», – сердито проговорила, повернувшись к нему, Варя. – Если можете помочь следствию, то вам придется поехать со мной и дать показания. В противном случае не рассчитывайте на нашу защиту. И кроме того, если в ваших действиях имеется состав преступления, вы будете привлечены к уголовной ответственности. Суд, конечно, учтет...

– Кому вы это говорите? – постарался усмехнуться Суцкий. – Адвокату?

– Мне больше нечего вам сказать. – Она вышла.

– Спасибо вам, – шагнул к ней Суцкий-отец, – задали вы ему жару. И говорить по-другому начал. Он же завсегда всего боялся. В детстве только ему морду и били. Потом в институт поступил, окончил, защитником стал. Ну, думаю, надо же кому-то и злодеев защищать. А он... Только уж не дайте его убить, – попросил он. – Ежели виноватый, так пусть в тюрьме сидит. Как ни крути, а сын он мне.

– Помогите ему за-ради Христа, – попросила Полина Ивановна.


– Я «третий», – тихо проговорил сидевший у чердачного окна недостроенного двухэтажного дома молодой мужчина в камуфляже. – Две иномарки через два дома от Суцких остановились. Стекла затемненные. Никто не выходит.

– «Третий», – сказал в переговорное устройство плотный мужчина с автоматом, – сообщите номера иномарок.

– Они поехали, – быстро проговорил камуфляж, – скорость набирают. По улицам пригорода так не ездят. У них «муха»! – отбрасывая бинокль, закричал он.

– Да мне водонапорная башня мешает, – перескакивая к другому окну, сказал мужчина со снайперской винтовкой.

– «Второй»! – крикнул в переговорное устройство плотный. – Бей в первую!

– Во второй тоже с «мухой», – услышал он.

* * *

По узкой улице на приличной скорости несся джип. Метрах в пяти за ним мчался другой. Из открытого окна первой машины высунулся парень с гранатометом. Из окна второй – тоже. И тут с небольшим интервалом ударили два винтовочных выстрела. Гранатометчику из первой машины пуля вошла в лоб, он откинулся назад вместе с гранатометом. И почти тут же внутри машины грохнул взрыв. Парень из второго джипа успел выстрелить, прежде чем попавшая в плечо пуля отбросила его назад. Охваченный огнем первый джип остановился. Водитель другого попытался избежать столкновения и выкрутил руль влево. Машину занесло, и она врезалась в горящий джип. Грохнул взорвавшийся бензобак. Обе машины, слетев с дороги, врезались в старый склад. К горящим машинам бежали люди в камуфляже с оружием.

– Пожарную сюда! – кричал в телефон пожилой мужчина, выскочивший из магазина.


– Кудрявцева! – вбегая во двор, крикнул плотный. – Ты где?

– Нормально все, – услышал он и увидел поднимавшуюся из кустарника под окнами женщину.

– Кудрявцева? – уточнил он.

– Я, – кивнула Варя и протянула руку Полине Ивановне.

– Мать честная! – подал голос вышедший Степан Антонович. – Это что за война была?

– По душу вашего сынка, – усмехнулся плотный. – Хорошо, что успели парни, а то бы сейчас у вас тут ад был.

– Папа! – выскочил из дома Яков. – Мама! Вы в порядке? – Увидев поднимавшую мать Варю, бросился к ней. – Мама, – осторожно обняв, он помог ей встать, – что с тобой?

– Да чуток бы и прибило! – Отец кивнул в сторону. Яков проследил за его взглядом и увидел побитый осколками угол дома.

– Как грохнуло! – сказал отец. – Я не понял, думал, бомбят, что ли. И вижу, ментовка, ну, то есть барышня из милиции, – смущенно поправился он, – Польку собой прикрыла. Ну, думаю, все, мать убили. А ничего. Смелая вы, барышня. – Он с уважением посмотрел на Варю. – Другой мужик зазря не то что за чужую, за свою бабу рисковать жизнью не станет, а ты ее закрыла. Вот бы мне дочь такую, чем такого сына, – ожег он взглядом Якова. – Теперь вон – мама, мама. Да если бы ее хотя бы поцарапало, я бы тебя, сукиного сына, тут же и прикончил. Видал, что творится из-за тебя? Короче, вот что, сынок мой разлюбезный, или ты все, что знаешь о своих друганах-бандюках рассказываешь, или сюда больше ни ногой. Посадят, ежели есть за что, чем сможем, поможем. Но больше подобного я не потерплю.

– Я все расскажу, – обратился к Варваре Яков. – Но только в Красноярске... и если вы гарантируете мне одиночную камеру.

– Это решаю не я, – ответила Варя. – Но я поговорю...

– Во вхлюпался, – сказал отец. – Даже в милиции в одиночку хочет. Знать, длинный за друганами твоими хвост, и грязи на нем полно.

– Вы присматривайте за стариками, – тихо сказала командиру Варя.

– Да уж присмотрим. Вы давайте в машину и вперед. Я охрану вам выделю и машину сопровождения. Видно, он действительно многое знает, если на такое пошли. Ведь наверняка им известно, что охраняют его. Или за идиотов нас держат?

– Очень нужно было кому-то убить его, – сказала Варя.


Красноярск

– Понятно, – сказал по телефону Борисов. – Вот что, жди на месте, я сейчас же высылаю вертолет.


– Ничего не можете сделать! – с пеной на губах орал седой мужчина.

– Там была охрана, – тихо проговорил крепкий молодой мужчина. – Вас предупреждали. И теперь вы вините нас. А ведь...

– Да не вас, а этих. – Он презрительно кивнул в сторону стоящих у двери Лисовского и мускулистого узкоглазого мужчину лет тридцати. – Где же ваше хваленое боевое искусство? Или только и можете бабок на рынках на уши ставить да деньги собирать с тех, кто их сам отдает? Самураи хреновы! – Он плюнул себе под ноги.

– Не надо так говорить, – тихо сказал узкоглазый. – Мы потеряли шестерых. Не думали, что...

– А надо думать! Сейчас не то время и размах не тот. В общем, так. Суцкий не должен успеть дать показания. А что насчет Топорика? – Седой взглянул на крепкого.

– Похитили его.

– Да это я уже знаю! Кто похитил? Почему он вдруг появился? Кто похитил его в первый раз? Почему отпустили?

– Скорее всего он был у вешателей, – проговорил Лисовский, – и что-то им выложил.

– Если к тебе попал человек, – седой заговорил тихо и вкрадчиво, – ты бы отпустил его, после того как он что-то сообщил?

– А он не так уж много знает, – усмехнулся Лисовский. – О москвичах, наверное, выложил все. А что он может сказать о нас? Топорик, как и все остальные, думает, что над ними стоит Грозный.

– В общем, так, – сказал седой, – Суцкий должен сдохнуть прежде, чем он начнет говорить. И как только что-то узнаете о Топорике, сразу звоните мне. В любое время. – Он взглянул на узкоглазого. – Что с лесом?

– Партия готова, – ответил тот. – Ждут покупателя. До железной дороги груз будет доставлен без проблем.

– Будо товар получил? – спросил Лисовского седой.

– Завтра.

– Любимова и Лобикова нашли?

– Тут что-то непонятное, – ответил Лисовский. – Москвичи вроде разговаривали с кем-то из них. Но где и с кем, не...

– Когда они собираются уезжать? – перебил седой.

– Не знаю. Они обещали увезти с собой Топорика, а сейчас...

– Вот что – надо найти Лобикова и Любимова. Узнайте у москвичей любыми средствами. Соловьева с Погодиной надо убрать, и чем быстрее, тем лучше. Кстати, где они?

– Погодина в городе, – ответил крепкий, – на квартире. Ее охраняют двое оперов. Соловьев дома и, похоже, на все хрен забил. Но бухать перестал. Выпивает иногда, но не до упаду. И его приятели, которые...

– Слушать не желаю! – отрезал седой. – Что с Яминым? В больнице еще или перевели в тюрьму?

– Перевели, – ответил крепкий. – Он пока молчит. Правда, неизвестно, долго ли будет молчать.

– Выясни, с кем он в камере, – приказал седой. – И если есть возможность, его нужно убрать. Запомните: все вы у меня в руках. Тебе твою дерзость я простил, – он взглянул на Лисовского, – но в последний раз. И как только все сложится, мы уедем к чертовой матери из этого края и будем... – Не договорив, он рассмеялся. – Но сейчас нужно узнать, кто эти вешатели. Вернули дело девяносто первого года. Если раскопают, тогда всем кранты, потому что люди, которые были там, знают о вас все. И если мы тут не заметем следы, то они сдадут всех.


– Как дела? – Борисов услышал в телефонной трубке голос Петровича.

– Да можно сказать, отлично, – улыбнулся он. – Суцкий готов давать показания. Правда, выяснилось, что у нас есть утечка информации. Как найти этого гада, ума не приложу. Лапин обещал закинуть удочку, он уверен, что обязательно клюнет.

– Удачи ему. А что нового о Топорике?

– Да тут много чего, но понятного мало. Что он был с водителем у вешателей, в этом я почти уверен. Но вот почему его отпустили, не пойму. И кто его взял сейчас?

– Может, тому, кто взял его в первый раз, Топорик рассказал все, и его выкинули. А вот кто сейчас мог его взять? Есть какие-нибудь зацепки?

– Да нет ничего. Свидетелей полно, но никто ничего сказать о похитителях не может. Даже номер машины почему-то никто не запомнил.

– Может, просто боятся?

– Наверное, так оно и есть.

– Борисов! – Послышался голос дежурного. – Давай сюда.

– Извини, Петрович, зовут. – Борисов отключил телефон и пошел в дежурку. – Ну что еще?

– Пятак убит, – сказал дежурный. – Ты же просил, чтоб тебе сообщали, если с кем-то из...

– Висит? – спросил Борисов.

– Говорят, хуже, – усмехнулся дежурный майор. – Поезжай, сам увидишь.


От сильного удара в живот длинноволосый, охнув, согнулся и замер. Метка пнул его по печени. Сильно вскрикнув, тот застучал ногами.

– Кончай его, – кивнул Угол рослому.

Тот, накинув удавку на шею длинноволосого, стянул ее. Всхрипнув, длинноволосый попытался сунуть пальцы под веревку, но не смог. Дернувшись, обмяк.

– Остался Колодок, – сказал Угол.

– Боюсь, менты въедут, кто мочит, – проговорил Метка.

– Это их дело, – усмехнулся Угол. – Мы в это время у Парамоновой оттягивались в номерах.


– Ксендза кто-то увез, – доложил старший лейтенант. – Влюбленная парочка видела, как его около подъезда двое свалили и в тачку сунули. Говорят, в джип. Номер не разглядели, был грязью замазан.

– Усунова, значит, тоже кончат, – сказал Арин. – Он с Пятаком, – кивнул он на тело рыжеволосого, – в одной упряжке ходил. Топорик у них за главшпана был. И скорее всего они с Быком у Олеськи Копиной были. Угол с ними счеты сводит.

– Найти его и в отделение, – приказал полковник Букин.

– Если б это было так просто, – усмехнулся Алексей. – Найти и то проблема. Да и с доставкой тоже не очень-то...

– Найти и доставить, – процедил полковник.

– Станислав Павлович, – сказал Борисов, – вы снова не там, где должны быть. Есть желание молодость вспомнить? – улыбнулся он. – Говорят, вы отличным опером были. Уголовщина вас Буком кликала. А Будина вы знали? – неожиданно спросил он.

– А что? – Полковник растерялся. – Мы несколько раз виделись. Почему ты спросил?

– Мы же договорились с вами, – укоризненно напомнил Борисов, – общаться на вы.

– Извините, Игорь Васильевич, – подчеркнуто серьезно проговорил Букин и, не прощаясь, вышел.

– Как он все узнает? – удивленно спросил Арин. – Почти всегда вовремя появляется.

– Что тут? – подошел к трупу Борисов.

– Да вот... – Эксперт отбросил с тела кусок материи. – Можно сказать, отрезали ему еще живому мужское достоинство.

– Это Угол сработал, – кивнул Арин.

– У него наверняка стопроцентное алиби, – недовольно проговорил Борисов. – И все-таки побеседовать с ним нужно. Оповестите посты и службы об Угаловском. Но силу применять только при оказании активного сопротивления.

– То есть пока стрелять не начнет? – усмехнулся Арин. – Он пострелять любит.

– Язвить не стоит, – сказал Борисов. – У Угаловского повесили в Лесосибирске отца, сейчас избили и пытались изнасиловать близкую знакомую. Конечно, он скорее всего подстраховался, и у него есть алиби. По крайней мере человек пять подтвердят, что он был около суток в каком-нибудь питейном заведении. Поэтому не стоит его провоцировать. Сейчас, как это ни странно звучит, он наш союзник, и мне надо обязательно переговорить с ним. Надеюсь, вы не допустите никаких...

– Не допустим. – Арин покосился на Цыгина.

– Все будет нормально, – вздохнул тот.

– Игорь Васильевич, – выглянул из машины плотный оперативник, – вертолет взял Кудрявцеву с Суцким. Через час он будет в управлении.

– Отлично, – кивнул Борисов.


– Черт возьми, – нервно бормотал седой. – Значит, Суцкий будет говорить. Меня, конечно, он потянуть не сможет, но дела Грозных могут накрыться. Да что там могут, им вообще кранты. Черт возьми, Грозный сдаст меня с потрохами. Надо что-то делать, иначе конец. А что делать? Ну почему я уехал так не вовремя? А эти идиоты Грозные все тянули. Старшего можно понять. Но что делать сейчас мне? Надо звонить ему, и пусть думает. – Он вытащил сотовый. – Ан нет, – тут же передумал он. – У меня появился прекрасный шанс поиметь всех и заиметь все. Черт возьми! Поздно ты это начал, Командор. Стоп! Чем может помочь Командор? Он ненавидит Грозного и делает все, чтобы ухватить кусок пожирнее. Так. Если с Грозным что-то случится, то о других не узнают. Впрочем, сейчас надо думать о себе. Меня возьмут первым. Черт возьми! – Дрожащими руками он взял бутылку коньяка и рюмку. Налил половину и залпом выпил. – Что делать? – в бессильной ярости спросил он. Снова налил.

– Можно? – услышал он голос Лисовского.

– Заходи. Выпьешь?

– Если можно, – улыбнулся Лисовский.

Седой налил вторую рюмку и тут же выпил свою.

– Суцкий вот-вот окажется в управлении. – Лисовский взял рюмку. – Будет сидеть в одиночке.

– Его показания усадят нас всех, – мрачно изрек седой.

– Не думаю, Арсений Афанасьевич, – возразил Лисовский, – что Суцкий будет сдавать всех, невыгодно ему это. Он сдаст Топорика, возможно, что-то скажет о Москве. Ну и, разумеется, раскроет все точки торговли наркотой. А об остальном будет молчать. Он понял, что, если откроет рот и разболтает лишнее, его уберут где угодно. Кроме того, за связь с Топориком он может получить условно, учитывая сотрудничество со следствием. Тогда как, если сдаст нас, на условное и даже на небольшой срок рассчитывать ему не приходится. Надеюсь, вы помните пикник в Столбах? Суцкий тогда был героем, порезвился. Вспомнили?

– Точно! – Седой хлопнул себя по коленям. – Черт возьми, как же я мог это забыть! Лесник, дочь его и жена. Помню. Но постой, это ведь и нам тоже...

– Вы поглупели, полковник, – нагло заявил Лисовский. – Нам и так конец. Какая разница – днем раньше или позже. А Суцкий понимает, что если он сдаст нас, ему конец. Ведь тогда все начал он, и на его совести...

– Точно. Что-то я последнее время нервным стал. Да я и поехал туда, чтоб увязать. Хотел по-хорошему, черт возьми. А тут у вас тоже... – Седой махнул рукой. – А что вы думали? Почему сразу не убрали всех, кто что-то знает?

– Стоп! – усмехнулся Лисовский. – Нам-то все эти дела как шли, так и ехали. А оказывается, и ты замешан по самое некуда. Скажу больше: если б не твои связи с заграницей, плевали бы мы на тебя. Но без тебя мы надолго устроимся на нары. А желания такого нет. Сейчас, кажется, надо линять по-быстрому.

– Если б можно было, я бы это сделал сразу. Но мы потеряем большой куш. Сейчас надо отправить лес, а потом еще и еще. Представь, какие бабки мы наварим на наркоте Грозного. Надо продержаться здесь до осени. А потом уйдем. И кроме того, помнишь, я говорил про сотрудничество России с Интерполом? Так вот, у меня нет никакого желания попадать в международный розыск. Поэтому здесь надо подчистить все концы и уж потом уходить. И не через границу пехом, а улететь на самолете, как белые люди. И жить там, не опасаясь, что вернут в Россию в наручниках. Если все здесь зачистить и прибрать к себе дела Грозного, то мы короли, тогда и Россию покидать необязательно. Все-таки стар я для перемен.

– Что-то не пойму я тебя, Будин, – сказал Лисовский. – Крутишь ты какое-то колесо. Бабок у тебя полно, можешь куда угодно умотать. Насчет старости, так ты еще и молодому фору дашь. На меня наезжал, а теперь...

– А мне верить, кроме тебя, некому. Мы с тобой одной веревочкой связаны. А кому верить? Тем, кто работает в ментовке, а помогает нам? Я таким не верю, прошел через это. Хотя у меня другой случай, – вздохнул он. – А ты знаешь...

– Хорош, – Лисовский усмехнулся, – а то расплачусь. Только ты откровенно скажи: чего хочешь? Я подумаю, и если наши интересы совпадут, я буду с тобой...

– Я хочу создать империю и править. Не хочу до глубокой старости бояться милиции и...

– Чего ты хочешь сейчас? – перебил Лисовский.

– Во-первых, выпутаться из этой ситуации. Во-вторых, прибрать к рукам дело Грозных. Я уже близок к этому. У меня хороший союзник, которому не нужны капиталы Грозного. Он просто хочет уничтожить его. Но сначала я должен стереть все, что может напоминать о прошлом. Ты со мной?

– Сколько я буду иметь? И найдется ли мне место рядом с тобой, когда ты займешь место Грозного?


– Интересно, – вздохнул Геракл, – кому понадобился Топорик?

– Интереснее другое, – процедил Суслин. – Почему его отпустили? Значит, он все, что интересовало похитителей, выложил. Скорее всего это палачи, которые вешают. И теперь у них есть показания Топорика.

– Надо в темпе сваливать отсюда.

– Сначала надо заказать гробы. Грозный с нас живых шкуру спустит. Ведь мы не убрали Топорика. Но и нам, похоже, придется куркануться на время. Топорик наверняка назвал нас первыми. Хотя тогда бы нас хапнули до того, как его отпустили.

– Так, может, поэтому его снова хапнули?

– Его другие взяли, почерк не тот, на глазах прохожих взяли. Может, должен кому много, а может, месть. Кстати, базар идет, что Угол прикатил. А Венька еще тот пассажир, он обид не прощает. А телку его...

– Ты его знаешь?

– Встречались. Но сейчас надо думать, что нам делать. Если о нас эти народные мстители и спрашивали, то мы им, судя по всему, как шли, так и ехали. Нас бы уже давно могли вздернуть, но не стали. Во-первых, потому что народец, который видит в них заступников, может понять неправильно. Ведь не объявишь по телевидению, что мы посланцы московского мафиози. А во-вторых, мы мелочь, шестерки, и до нас пока нет дела. Конечно, если встретимся с ними на узкой дорожке, разойтись не сможем. Мы были у Лохматого, когда Топорика уволокли, а значит, за домом следили. В общем, мы пока на хрен им не упали. Ништяк бы так и было. Но вот то, что пытались пришить бывшую прокуроршу, уже хреново. Менты оскалятся. И говорят, какого-то бывшего мента подожгли. Адвоката Топорика в Красноярск под охраной доставляют. Суцкий, вот кто напоет арий про нас и нашего хозяина. И тогда нас могут повязать менты. В общем, надо делать ноги, но не в столицу, а куда-нибудь поближе к Украине. Оттуда мы можем к хохлам, если припечет, перейти, там граница не особенно охраняется, а если успокоится все, не увидим мы своих фотоморд на плакатах «Внимание: розыск», куда-нибудь в Россию отправимся. Мужики мы здоровые, умеем многое, устроимся где-нибудь.

– Это чего же мы с тобой умеем, кроме как кровь пускать? – усмехнулся Геракл.

– В частную охранную фирму или даже к какому-нибудь бизнесмену среднего класса запросто устроимся. А больше нам и не надо.

– Тоже верно. Значит, делаем ноги?

– К Лохматому пока. Узнаем, что и откуда. Потом попросим его помочь нам свинтить. Заодно этого Кирку тряхнем. Все-таки я хочу понять, что за дела у Грозного были с этим Татарином, который...

– Погоди, – остановил Суслина Геракл. – А Абдула, ну, Рафик Абдулин? Его же сколько раз Татарином называли, помнишь?

– Точно. И они как-то раз вспоминали о Сибири. Как я понял, там они свой первый капитал и сделали. Етишкин кот, так вот чего боится Грозный. Значит, хвост у него здорово замазан. И здесь, видно, есть кто-то из его старых подельников. Ведь пытались мента какого-то убрать и прокуроршу. Точно. Теперь понятно, откуда у Грозного уверенность, что тут все будет ништяк. Менты свои откуда-то появились. Топорик просто баклан, не мог он своих ментов заиметь. Во, блин, дела! Короче, катим к Лохматому и перетираем с этим Киркой. Он все нам выложит, и пахан Лохматого не помешает.


Атамановка

– Все понял, – довольно улыбаясь, говорил по телефону Будо. – Кстати, партию завезут завтра. Приличные бабки ухватим. И товар отменный. Я уже подумал, может, чуток разбавить зелье?

– Даже не думай об этом, – ответил Будин. – Если узнаю, головы тебе не сносить.

– Но деньги-то мы иметь будем?

– Об этом потом.


– Вот так-то, – недовольно произнес Будо. – Похоже, скоро мы одни заразой этой торговать будем. Эх, где же наше прошлое! Ветер в лицо, костры...

– А то тебе сейчас плохо живется, – усмехнулся Кичо.

– Сейчас тюрьмы боюсь. Конечно, она всегда рядом была. Крали лошадей и вообще воровали. Но на жизнь себе обеспечивали. А сейчас... – Будо махнул рукой. – На чужом горе деньги делаем.

– Хватит, – рявкнул вошедший Ниро, – слезы лить! Я тебе сколько раз говорил: не нравится – уходи. И таборы рядом проходили, и...

– А, – отмахнулся Будо, – какие сейчас таборы. Сейчас...

– Хватит, я сказал, – перебил Ниро. – Не нравится – катись. Деньги дам и документы. Но не ной. Яшка и Кичо, вечером поедете в город. До утра будете там. Встретите поезд Москва – Красноярск. Ко мне зайдите, все объясню.


– Не убивай! – визжал, выставив перед собой руки, Топорик.

– Хоть сдохни мужиком, – процедил Угол, – паскудина! Кто искал меня и зачем?

– Я не знаю. Без понятия. Просто позвонил Лисовский, каратист, и сказал, чтоб мои парни вытрясли из Олеськи адрес, где ты можешь быть. Я не говорил им, чтоб ее били или...

– Мразь! – Угол плюнул ему в лицо.

Топорик, вздрогнув и вытаращив глаза, схватился за плечи Угла и осел. Пальцы разжались, руки опустились. Угол еще раз ударил его ножом.

– Отрезать надо было яйца, – отпив пива, сказал Метка. – И пусть бы их сырыми схавал. Куда его теперь? А то заглянет кто-нибудь...

– Сюда, кроме меня, никто не ходит, – сказал парень. – Тетя Раиса только мне доверяет.

– Она в курсе, чем ты занимаешься, Ромка? – спросил Метка.

– Нет, – засмеялся парень.

– Эдик, – позвал Угол, – тут какой-то микрофончик у него на ремне.

– Я его встряхнул, – засмеялся Метка. – Видно, Топорика отпустили, чтоб записать базар с кем-то. Серьезные мужики эти вешатели. А «жучок» не хотелось из ремня выковыривать. Я его встряхнул, и он уже давно не работает. Но они знают, что мы здесь.

– Если бы знали, уже появились бы, – спокойно отозвался Угол. – Может быть, это и не «жучок». – Он вытащил ремень из джинсов Топорика.

– Может, и не «жучок», – согласился Эдуард. – А возможно, и «жучок». Дай-ка.

Угол сунул маленький пластмассовый шарик ему в ладонь. Метка аккуратно уложил его на тарелку и надавил.

– Ты прав, – кивнул он. – Просто какая-то хреновина. Что-то типа талисманчика, наверное. А я думал, «жучок».

– Почему сразу ничего не сказал? – недовольно спросил Угол.

– Да как-то запарился, – виновато отозвался Метка.

– Он футбол по НТВ-плюс смотрел, – засмеялся Роман, – вот и запарился.

– Сдал, сучонок? – покосился на него Метка и рассмеялся. – Да давно футбол не смотрел. А когда-то играл за хабаровский СКА. Сезон проиграл вратарем. Вроде и стоял неплохо, но врезал одному из нападающих.

– В гараж его, – кивнув на труп Топорика, решил Вениамин. – А потом куда-нибудь оттащим. Ночью отвезем...

– Давайте его вниз, – показал за окно Роман. – Там метрах в ста пятидесяти, может, чуть больше, речушка есть. В нее отходы химзавод спускает. Даже лягушки в ней не живут. Туда никто не ходит. А я там лодку припрятал на всякий случай. Вдруг менты меня брать прикатят...

– А нас не засекут? – спросил Угол.

– Нет, там заросли. Днем и то никто не видит. А уж ночью...

– Бери фонарь и потащили, – сказал Угол.


– Здравствуйте, – войдя в палату, негромко проговорил Арин и поставил возле кровати пакет с продуктами.

– Здравствуйте. – Олеся оторвала взгляд от книги. – Вы от Веньки?

– Нет, – улыбнулся он. – Но по его поводу.

– Понятно. Мент, значит. А этим что, – кивнула она на пакет, – купить хотите?

– Да к больным всегда идут с гостинцами. Я, правда, не знаю, что тебе можно, но набрал всего понемножку. Если не будешь есть сама, отдай кому хочешь.


– Здравствуйте, – улыбнулся Цыгин сидящей за столиком медсестре, – можно с вами...

– Молодой человек, – ответила женщина, – я на работе, а не в парке.

– Какое совпадение, – засмеялся Павел. – Я тоже на работе. – Он показал ей удостоверение.

– И что дальше?

– А вы сердитая, – улыбнулся капитан.

– Жизнь невеселая. Вы что хотите?

– Был ли кто-нибудь в течение последних трех дней у Копиной?

– Да, приходили двое. Один такой обходительный.

– Он? – Капитан показал фотографию Угаловского.

– Да. А второй крепкий такой, высокий. Лейкопластырь на щеке. Кажется, на левой. Нет, лейкопластырь был у мужа Ломкиной из пятой палаты. А у друга, навещавшего Копину, был шрам на щеке. На левой, кажется.

– Точно на левой?

– На левой, – немного помолчав, кивнула сестра.

– Посмотрите, – Цыгин достал из кармана конверт, – может, узнаете кого? – Он высыпал перед ней несколько фотографий.

– Вот он был. – Она отложила в сторону фотографию Угаловского.

– А больше никого не узнали?

– У меня прекрасная память на лица, – ответила медсестра. – Того, ну, второго, который был с ним, – она кивнула на фотографию Угла, – тут нет.

– Спасибо. У вас действительно прекрасная память. А шрам, говорите, на правой щеке?

– На левой. Такой узкий, сантиметров пять. Если удлинить его, то как раз был бы от мочки левого уха до угла рта.

– Ну спасибо вам, – поблагодарил оперативник.

– А он преступник? – спросила женщина.

– Просто нам нужно с ним поговорить, – улыбнулся Павел. – А вот встретиться не получается. Если он вновь появится, вы, может быть...

– Давайте номер. Или звонить по ноль два?

– Ну что вы. – Цыгин положил на стол листок. – Это сотовый. Звоните, как только он здесь появится. Заранее благодарен.


– Значит, Угол у тебя не был, – сказал Арин. – А медики говорят, приходил. Уже двое погибли. Впрочем, тебе, видно, плевать на Угла. Пусть получит с твоих обидчиков, и хрен с ним.

– Слушай, мент, – разбитые губы Олеси дрогнули в усмешке, – ты можешь песни петь кому угодно, а мне не надо. Угла у меня не было, и он мне никто. Переспали пару раз, и все. Кто я ему, чтобы он...

– И тем не менее двоих он уже угрохал, – перебил Арин. – Значит, не просто переспал.

– А ты пришел, чтобы я сдала тебе Веньку?! – закричала она. – Да иди ты!

– Тихо, – усмехнулся Алексей, – тебе волноваться нельзя. Ты сейчас узнала бы кое-что. Конечно, не знаю, как воспримет это Угол. И если позволишь, нескромный вопрос: ты за последние дни еще с кем-нибудь трахалась?

– Иди отсюда, ментяра поганый! – Олеся запустила в него стаканом.

– Тогда, – Алексей поймал стакан, – поздравь Угла, он месяцев через семь будет отцом...

– Да иди ты! – Олеся схватила графин. – А... – И, опустив руку, изумленно уставилась на него. – Что?

– То, что слышала. Ты беременна. Неужели сама не чувствуешь?

– А ты не врешь?

– Врач мне сказал. И тебе сейчас сообщит.

– Господи! – Она вдруг заплакала. – У меня будет ребенок? Господи... – Закрыв лицо руками, она уткнулась в подушку.

Арин, выйдя, тихо прикрыл дверь.

– Ну? – встретил его Цыгин.

– Да я, – Алексей вздохнул, – сказал ей то, что нам врач сообщил. Плачет.

– Понятно. – Павел оглянулся. – А я с сестричкой поболтал. Был тут Угол. И с ним крепыш со шрамом на лице. Вот здесь. – Он провел пальцем по левой щеке. – И парень какой-то ждал на джипе. Об Угле она только хорошее говорила – обходительный и вообще прелесть, а не мужчина, – усмехнулся он.

– Звони Борисову, – сказал Алексей.

– Насчет отцовства Угла сообщить?

– Обрадуй, – рассмеялся Арин.


– Скорее бы стемнело, – пробормотал Угол. – Твоя тетка не может неожиданно вернуться?

– Может, – кивнул Роман. – Она в Грецию укатила, говорила, на месяц. А через четыре дня, когда я тут вечеринку устроил, приятелей позвал, бикс, она и явилась.

– Надо сваливать, – сказал Метке Угол. – Надеюсь, сегодня она не появится.


– Слушай, Кирка, – процедил Суслин, – ты нам сейчас разжуешь все-все и разложишь по полочкам о вешателях в Лесосибирске. Понял?

– Как не понять? – усмехнулся Антон. – Но рассказывать мне нечего. Что знал, то уже сказал.

– Насчет Будина поподробнее. И о его знакомых разжуй. Ведь не просто так он на вас всю эту канитель пытался навесить.

– Да кент у него был, Урин. Дядька Топорика. Он там за главшпана катил. К нему и приехали эти твари. С ним, видать, кто-то из них был знаком. А мы там золотишко нашли. В тех краях трудно золото отыскать, нам повезло. Угаловский – молоток. Ну, я говорил, нас оттуда выжить захотели. Сначала Урин с Угаловским что-то перетирал. Кажется, пугал. Потому что Сергей Петрович после этого нам говорил: если кто хочет уйти, скатертью дорога. Но никто не ушел. И тогда появился этот Татарин. Не знаю, кто он по нации, но называли его Татарином. И он потребовал, чтоб мы уматывали. А потом Угаловского убили и уже мертвого повесили, меня и Любимова хапнули, и Будин начал давить на нас. Если бы не Погодина, нас бы просто-напросто хлопнули при попытке к бегству. А о Татарине слышал и я, и Любимов. Но не видели его. Так, мельком. А вот теперь, похоже, он защекотился и прислал вас. Мол, надавите на Антошку и узнайте, что ему известно. И если что-то в натуре знает, хлопните. Только хрен вы, ребятишки, угадали! – усмехнулся он и вскинул руку с револьвером. – В барабане шесть и один в стволе. Стрелок я, конечно, аховый, но вас зацеплю.

– Спокойно, Кирка, – улыбнулся Суслин, – ты ошибся, нас никто не присылал. Просили узнать, верно. Правда, потом дали указание завалить тебя, но почему-то передумали. Я передал в Москву, что ты ни хрена не знаешь. Хотя ты уже говорил нам о Татарине. Убери пушечку, а то, не дай Бог, пальнешь. А на выстрелы мы нервные, может получиться, что и тебе успеем пулю всадить. Нам нужно самим знать, как было, потому что чувствуем – хозяин наш забеспокоился. Топорика надо убирать, и вполне возможно, что и нас в Москве ждут со взведенными курками. Так что давай не портить отношения и убери пушку.

– Лады, – вздохнул Антон и опустил руку с револьвером. Треснул выстрел. В вытянутых в его сторону руках Суслина и Геракла были пистолеты.

– Твою мать! – проворчал Кирка. – В кино курки спускают свободно, да и ружье не раз спускал. Большим пальцем придерживаешь и...

– Дай, – положив пистолет, протянул руку Суслин. – Ногу не продырявил? – забирая наган, спросил он.

– Рядом в пол ушла пуля, – посмотрев вниз, вздохнул Антон.

Суслин, мягко придерживая большим пальцем, спустил спусковой курок.

– Вот так надо, – возвращая наган, улыбнулся он.

– А вам-то на кой вся эта канитель нужна? – Антон взял револьвер.

– Интересно знать прошлое хозяина, – ответил Суслин. – Тем более если из-за этого прошлого мочат. Значит, и нас завалить могут. А в мои планы скорая смерть никак не вписывается.

– Понятно, – кивнул Антон, хотя ничего не понял. – А...

– Слушай, – перебил Суслин, – а на что вы сейчас надеетесь? Какого хрена сидите? Или ждете, когда за вами прикатят веселые ребята из маски-шоу?

– Какие маски-шоу? – не понял Кирка.

– ОМОН или спецназ, – ответил за Суслина Геракл. – Он-то не при делах, – посмотрел он на Суслина. – Но его запросто могут кончить как свидетеля. И я не въеду, почему не сделали это раньше.

– Да думали, что все уже забыли, – отозвался Суслин. – Ведь никто не думал об этом, пока снова вздергивать не стали. И главное – один в один. И плакаты с теми же словами. Как ты мыслишь? – посмотрел он на Кирку. – Кто это так напоминает?

– Понятия не имею, – честно ответил Антон. – Я и сам уже сколько времени голову ломаю. Сначала на Угла грешил, но понял, что это не он. Уж больно грамотно и ловко у них получается. И лишних жмуров нет. Угол любит шум и пальбу и не боится ничего. Вот сейчас по телику говорили, что Топорика снова кто-то тяпнул у магазина «Русь». Сто пудов даю – это Угол сработал. У него, конечно, и другие бабы есть, но с Олеськой он постоянно крутится. Ее парни Топорика отколбасили и вроде хотели трахнуть, да участковый помешал. И Угол сейчас начнет получать с каждого. Быка не он убил, Угол вешать не будет. Его скорее всего сам Топорик сделал.

Суслин и Геракл переглянулись.

– Привет! – Во времянку вошел Лохматый. – Если вы насчет леса, то все путем.

– Базарок к тебе имеется, – сказал Суслин. – Ты извини, – поднявшись, кивнул он Кирке.

– Да все путем, – отмахнулся тот.

– Батя говорит, вроде пальнули разок? – Василий осмотрел мужиков.

– Случайно на курок нажали, – успокоил его Суслин.

– Слышь, Лохматый, – вздохнул Геракл, – ты нам не поможешь исчезнуть отсюда? Вполне возможно, нас сейчас ищет милиция. Топорика первыми брали вешатели, а раз отпустили, значит, он раскололся. Хотя почему они не пришили его, когда он все выложил?

– Я тоже об этом думал, – сказал Суслин. – Может быть, вешатели рассчитывают, что это посеет панику и все занервничают. А Топорику один хрен не жить.

– А может, Топорик должен был сам явиться в ментовку? – предположил Кирка. – И сдать всех?

– Может быть, – кивнул Суслин. – Но теперь он наверняка сдох. Его, видимо, случайно встретил Угол. В общем, на Топорике можно ставить крест. Но вот Суцкий, похоже, с ментами договорился. По крайней мере ты так говорил, – взглянул он на Лохматого.

– Слышал я кое-что, – сказал тот.

– А кто у вас за крестного папаню катит? – спросил Геракл.

– Не знаю, кто именно, но что есть какой-то деляга, это точно. Он же с вашим Грозным договорился насчет наркоты.

– Будин, – буркнул Кирка. – Вот он и всплыл. Будин это, – повторил он, – бывший начальник райотдела в Лесосибирске. Он мразь.

– Короче, вот что мы тебе скажем, – обратился к Лохматому Суслин, – завязывай со всеми совместными делами и отходи. Конечно, если здорово ничем не замаран. Скоро, похоже, всем этим паханам кранты наступят. Сам прикинь – Топорик был у вешателей, и его выпустили. Значит, он кольнулся, и скоро материалы его базара на бумаге или на кассете попадут к ментам. Суцкий вот-вот расколется, и тогда...

– Да на мне ничего такого нет, – пожал плечами Лохматый. – По крайней мере трупы на мне точно не висят. Ну, о которых знали бы, – усмехнулся он.

– А по заказам не работал? – спросил Геракл.

– Да было пару раз, – нехотя признался Лохматый. – Но сдавать меня за них себе дороже будет, заказчику даже больше дают.

– Если на пожизненное или на двадцать пять идет, то какая ему разница? – усмехнулся Суслин. – Уходить тебе надо.

– Да со мной все нормально будет, – уверенно проговорил Василий. – А вот вам линять нужно, и чем быстрее, тем лучше. Менты уже пару раз интересовались, куда это знакомые Топорика подевались. Так что вам сейчас лучше не светиться. Да и сюда они могут нагрянуть. Давайте я вас оттащу на свои угодья, там отсидитесь недельку, а потом мы вас проводим куда надо. За это время и узнаем, в розыске вы или нет, – увидев, что Геракл хочет возразить, добавил он.

– И то верно, – согласился Суслин. – А на этих угодьях со скуки не сдохнешь?

Лохматый рассмеялся:

– Все удобства, и девочки на выбор. В общем, все путем, менты туда не суются. А если вдруг надумают, меня заранее предупредят. Ни разу не застали врасплох.

– Годится, – кивнул Геракл.


– У Угаловского будет ребенок? – удивленно переспросил Борисов.

– Точнее, у Копиной от Угаловского, – улыбнулся Арин.

– Ну да, – кивнул Борисов. – А от него? – посмотрел он на Цыгина.

– Не от меня точно, – серьезно отозвался тот.

Соколов фыркнул. Борисов сердито сказал:

– Не юродствуй. Значит, Угол начал сводить счеты, – вздохнул он. – Рыжий, он же Пятаков и Пятак, – его рук дело. И Ксендз. И, судя по всему, Топорик. Угол еще не знает о беременности Копиной. А если узнает... Так, Угла надо брать. Конечно, предъявить мы ему пока ничего не можем, но желательно, чтобы он побыл у нас. Хорошо бы при нем во время задержания оказался пистолет.

– Он будет стрелять, – сказал Цыгин, – если при нем будет ствол. Угол не из тех, кто сдается при виде ОМОНа. Подловить его где-то и взять неожиданно и тихо не выйдет. Во-первых, Угол понимает, что его ищут, и рассчитывать...

– Что с подельником Угла? – перебил его Борисов. – Фоторобот составили?

– Эдуард Семенович Рубанов, – ответил Арин, – по прозвищу Метка. У него узкий шрам на левой щеке, в Чечне в девяносто шестом получил – там его и прозвали Меткой. После демобилизации не вернулся в Красноярск, уехал в Новосибирск. Объявлен там в розыск за избиение двух чеченцев и сопротивление сотрудникам милиции. Был прапорщиком разведроты ВДВ. Прекрасно владеет всеми видами оружия. Нож в его руках, это относится и к Угаловскому, – опасное оружие. Третий не установлен, его никто не видел. Есть предположение, что он приехал с Меткой. Сейчас в Новосибирске устанавливают его возможных подельников. Выясняем связи Угла здесь. Вероятно, третий – шестерка Угла. А может, кто-то из старых знакомых его или Метки. Будин как сквозь землю провалился. Никто не видел его после возвращения из Турции. Летал он в Анкару. В Москве не задерживался, был там около сорока минут. Но с кем-то дважды говорил по телефону. Знакомые Вари это сообщили.

– Суцкий отказался давать показания, – входя в кабинет, недовольно сказала Кудрявцева. – Сначала заявил, что испуган, нервничает, и потребовал врача. Ночью спал. Дежурный присматривал за ним. Утром потребовал бумагу и ручку. Начал писать, но бумаги сжег и оставил только чистосердечное признание о хранении дома пистолета «Макаров» и двух заряженных обойм. И все.

– Дьявольщина какая-то, – произнес Арин.

– Он уже начал писать, – повторила Кудрявцева, – но сжег написанное.

– Кто-то его напугал, – уверенно проговорил Борисов. – Опроси дежурного... Ладно, я это сделаю сам. Значит, в управлении по крайней мере двое, кто работает на Будина. В том, что он главный фигурант по делу девяносто первого и покушений на Соловьева и Погодину, сейчас сомнений нет. Но к сожалению, и доказательств тоже нет. Есть слабая надежда на то, что мы получим показания Топорика. Правда, сейчас они мало помогут. Топорика нет, а показания могли быть из него просто выбиты. Топорик скорее всего уже мертв. Пойду-ка я поговорю с Суцким. Вот сволочь, – пробормотал он, – я очень рассчитывал на его показания. А он... – Борисов выругался. Обернувшись, сказал: – Не советую брать с меня пример.


– Надо делать документы и уматывать куда-нибудь в центр, – сказал Метка. – Тебя, Вениамин, уже наверняка ищут. Ты тоже в розыске, – он перевел взгляд на Романа, – обо мне и базара нет. И самое лучшее...

– Я звякну Дипломату, – перебил его Угол. – Он вам сделает ксивы, и можете уезжать. У меня здесь дело незавершенное есть. И пока я не закончу его, никуда не уеду. А то, что менты меня ищут, хрен на них. Ничего конкретного у них нет. Возьмут, подержат и отпустят. А я должен здесь кое с кем счет сравнять. Топорик – мелочь пузатая, а мне рыба крупная нужна, и я его достану.

– А лучше сделать то, что мы наметили, – предложил Метка, – и исчезнуть. Счет можно свести и попозже, когда он, эта рыба, и ждать перестанет. А сейчас запросто можно попасть ментам под горячую руку, и загребут они нас, а эта рыбина, о ком ты базаришь, скажет «фас», и тебя в камере порвут. Сколько сейчас ломают по заказу с воли, ты и сам знаешь.

– Может быть и такое, – согласился Угол. – Но я все равно не могу уехать. Есть шанс рассчитаться, и я не хочу упустить его. Меня ничего не держит на поверхности нашей замечательной планеты. Детдом, потом нашелся человек, который дал мне свою фамилию и родительскую заботу. Его повесили. Сначала убили, а потом повесили. И я искал виновных. Теперь, кажется, есть шанс выйти на них. Знаешь, и дед, и бабушка считают меня родным внуком. А я был не очень послушным ребенком. После тюрьмы они меня встретили как самые настоящие родные. И я не могу не рассчитаться за своего отца. Я тогда и в тюрьму, можно сказать, из-за этого сел. Маркина убили, а он был единственный, кто что-то знал. Есть еще двое, но они страшно напуганы и боятся вспоминать то время. Сейчас я понял, что у меня появился союзник. Кто-то вешает шестерок тех, кто повесил моего отца. Тот же метод и та же надпись на груди. Менты меня заподозрили в этом. Но к сожалению, я до этого не додумался, да и не смог бы так. Топорик говорил о бывшем начальнике милиции Лесосибирска Будине. И об Урине, его дядьке. Они помогали вешателям. И наверное, были исполнителями. Урин – труп, а вот Будин жив, и я доберусь до его горла. И веревку мылить не стану, – криво улыбнулся он. – Да я и вешать его не стану, просто отрежу яйца и засеку время, сколько он подыхать будет. А если вдруг менты налетят, отрежу ему башку.

– Зря, – не согласился Метка. – Представь, что с ним будет, если он получит пожизненное. Караул ведь там. Например, если я буду знать, что мне влупят по самое некуда, то есть пожизненное, я себе пулю в висок всажу. А если вдруг все-таки возьмут, в камере себя удавлю или на этапе на конвой брошусь. Но на пожизненное не пойду. Поэтому Будина лучше под суд подвести. Ему тогда...

– Я убью его сам, – перебил Угол. – Топорик ничего не знал про это. Но похоже, знает его московский пахан. Может, он и участвовал в этом. Но мне нужен Будин. А что делать, я решу, когда его найду. Скорее всего действительно отрежу яйца.

– Я заметил, это твое любимое занятие, – усмехнулся Метка. – С чего бы это?

– Изнасиловали одну девушку, а она была беременна от меня. И я плюнул на себя и на всех. А тут и с отцом такое случилось, – в общем, все до кучи. Меня держит в жизни только ненависть.

– А с насильниками ты рассчитался? – спросил Метка.

Угол молча кивнул.

– Лады, – усмехнулся Метка. – Надеюсь, этот Будин имеет приличную кубышку. Берем его вместе. Ты получишь с него свое, а мы, – он подмигнул Роману, – свое. Годится? – Он протянул руку.

– Вполне. – Угол хлопнул его по ладони.


– Я отдам вам пистолет, – быстро говорил Суцкий. – Наркотики. Я укажу, где они находятся. Можно воды?

Борисов молча налил воду и подвинул стакан Суцкому. Тот жадно выпил.

– А почему ты решил не давать показания? – спросил Борисов. – Ведь сначала ты...

– Я хотел, чтоб меня увезли от родителей, – перебил его Яков, – и все. Хочу в тюрьму и готов все написать о Топорике. А больше ни о ком я не знаю.

– А Будин? – спросил Борисов.

Суцкий, отпрянув, чуть не упал с табурета и крикнул:

– Я ничего о нем не знаю!

– Чего ты боишься? Кто передал тебе записку? Что в ней было?

– Я не знаю, о чем вы говорите, – пролепетал Суцкий. – Я ничего не знаю...

– Ну что ж, – Борисов поднялся, – сегодня мы тебя отпустим. Ты добровольно сдал оружие, и если за ним ничего нет, ты свободен вообще. За наркотики с тобой будет разбираться отдел по борьбе с незаконным оборотом...

– Я не хочу на свободу, посадите меня!

– А за что? – Борисов пожал плечами. – Оружие ты сдал добровольно, тебе ли, как адвокату, не знать...

– Но у меня там есть наркотики!

– Ты их тоже отдал сам. В торговле этим товаром ты не замечен. Так что будешь гулять. Ну а за подкуп свидетелей тебе, возможно, и дадут пару лет условно. Так что тебя сегодня выпустят. И поверь, если останешься тут, все равно убьют. Отравят или задушат, а искать виновных не будут.

– Вы не можете сделать этого! – взвизгнул Суцкий.

– Это сделает Будин, – ответил Борисов. – Ведь тебе передали записку с угрозой, ты и передумал давать показания. А Будин заплатит, и тебя в камере придушат или вены вскроют. В общем, как получится. И все, Будин будет спокоен. Кто передал записку?

– Я не видел. Крышка, ну, куда пищу подают, хлопнула, я посмотрел, вижу – на полу у двери записка. Взял. Там было написано: «Молчи, иначе твои родители сдохнут, а ты чуть позже».

– Вот что, – сказал Борисов, – давай пиши показания, и я твою безопасность гарантирую, никто тебя не тронет. И на квартире охрана будет. Или хочешь, к родителям тебя отвезут и будут вас всех охранять. Только отдай мне Будина. Или у тебя есть что-то такое, за что тебе могут впаять приличный срок? Но если будешь сотрудничать со следствием...

– Не надо со мной так, – сказал Суцкий. – Во-первых, я знаю все ваши приемчики, а во-вторых, мне бояться суда особо нечего. Меня могут лишить лицензии, ну, оштрафовать, от силы впаять пару лет условно. И все. Но я действительно боюсь, что меня убьют. В милиции, а уж тем более в СИЗО это не редкость, сами знаете.

– Я гарантирую тебе безопасность.

– Я могу подумать?

– Не более трех суток, потом я должен либо отпустить вас, либо по получении ордера арестовать или взять под охрану. Последнее в законе не прописано, но я уверяю вас, господин Суцкий, что вы будете в полной безопасности.


– Его мочить надо! – кричал в сотовый Будин. – У него два выхода – либо сдохнуть, либо сдать нас! Пойми это! Тогда как у нас выход только один. Точнее, вход в дверь казенного учреждения, а назад никто из нас выйти уже не сможет. – Он послушал абонента и раздраженно ответил: – А это уже ваше дело. Но учтите – если меня возьмут, я вас по соседству слышать хочу. И поверьте, так оно и будет. А устроить на нары меня может только Суцкий.


– Игорь, – в кабинет вошел Лапин, – какой-то пацаненок передал в дежурку сверток. Его взяли на выходе, но он не при делах. Ему дали сверток и велели отнести в дежурку управления. Тут несколько исписанных листов и магнитофонная лента... очень любопытная. – Он положил на стол вскрытый пакет.

– Не томи, – улыбнулся Борисов. – Что на ленте?

– Голос Лирова: «Это я, открой, ты была права. Согласен пойти в милицию», – и слышно, как Лирова открывает дверь. Вскрик, а остальное мы видели.

– Значит, кто-то воспользовался записью голоса Лирова и этим заставил его жену открыть дверь. Потом его некоторое где-то время держали. Он, видимо, пытался бежать, и его, убив, повесили, – сказал Борисов.

– Именно так и написал Топорик. Почитай, там много интересного. Но непонятно, кто это передал. Вешатели скорее всего, но ни голоса, ни приписки.

– Есть что-нибудь о Будине? – спросил Борисов.

– Топорик говорит, что встречался с ним пару раз по своим делам. Насчет леса из района Лесосибирска, насчет улаживания конфликта с эвенками. И все. О связи Будина со своим московским хозяином он ничего не знает. О хозяине дает большую информацию. Торговать наркотой он перестал, а вот куда идут партии, не знает. О гостях из Москвы тоже любопытно. Они посланцы Грозного, хозяина из Москвы, и приехали, чтобы попытаться найти тех, кто начал вешать людей.

– Ясно. Копии сделал?

– Да нет еще, я слегка ознакомился и к тебе.

– Варя, – Борисов взглянул на Кудрявцеву, – сделай несколько копий и одну мне, а остальные отдашь майору.

– Суцкий так и молчит? – проводив взглядом Варю, спросил Лапин. – Кто же его так перепугал?

– Никто никого не видел, – зло отозвался Борисов. – Черт-те что делается. Так и прирежут его, а виновных не найдем. Вот список тех, кто подходил к камерам. И кажется, все вне подозрения. А может, я просто настроился на одну фамилию и, когда ее не увидел, растерялся. Со всеми сейчас беседуют. Но я даже предположить не могу, кто из них мог передать записку.

– Но кто-то сунул. А ведь так и отравить его могут. Сигарету или конфету дадут, и привет Суцкому.

– Такое может быть. Но Суцкий это понял и сейчас ничего ни у кого не возьмет. К тому же я не думаю, что тот, кто забросил ему записку в кормушку...

– В кормушку? – переспросил Лапин. – Но это было бы слышно, и дежурный непременно посмотрел бы в ту сторону. А кто, кстати, дежурил?

– Старший лейтенант Лебедев и сержант Горин.

– А как Лебедев попал в дежурные? – удивился майор. – Насколько я знаю, оперов туда не посылают.

– Он уже не оперативник, – сказал Борисов. – Месяц, как его убрали из угро. Помнишь, забили...

– Тогда чего мы ищем? – перебил майор. – Точно он.

– А почему ты так уверен?

– Лебедев – протеже Букина, он та еще штучка. Сколько раз привлекали под служебку за взятки, но выходил чистым. А его дружбан с юности – Урин. Это я узнал только вчера. Был у него, заходил насчет гаража племяннику узнать. Обещал помочь. Букина не было, жена сказала, чтоб я обязательно дождался. И дала она мне, как водится, посмотреть семейный альбом. Я и увидел Букина и Урина. И сразу отдал альбом, сказал, что зрение плохое, а очки дома забыл. В общем, Букин про мое открытие не знает.

– И какого дьявола ты молчал?

– Я бы сказал, но надо было вычислить того, кто записку Суцкому отдал. Точно, Лебедев.

– Он сейчас дома, отдыхает после дежурства. Как ему позвонить?

– Доверь это мне. А ты займись Букиным. В записях Топорика упоминается капитан Свинин. Он с ними контакт поддерживал. Называет числа и время. И чтобы не было сомнений, указывает, где найти расписки Свинина за деньги, которые тот получал за слив информации. Сейчас Свинина ищут. Займись Букиным, а я потрясу Лебедева. Пойдет такая расстановка?

– Конечно. – Борисов рассмеялся. – Теперь я понял, почему ты до сих пор майор.

– Именно из-за того, – усмехнулся Лапин, – что сую нос в жизнь других.


– Дайте бумагу! – Суцкий стучал в дверь кулаками.

– Лампочку включил и жди, – услышал он приближающиеся шаги. – Сейчас все получишь. А может, тебе следователя? – спросил заглянувший в глазок милиционер.

– Да! Пусть придет Борисов!

– Сейчас вызову. Ты у нас клиент особенный, приказано постоянно быть начеку и вызывать того, кого захочешь, в любое время.

* * *

– Я все расскажу, – расхаживая по камере, бормотал Суцкий. – Я хочу жить и не хочу сидеть в тюрьме. Если мне дадут гарантию условного срока, я всех сдам. Я не могу больше сидеть в камере! – закричал он. – Я всех сдам!

– Чего орешь?! – посмотрел в глазок дежурный.

– Борисова мне! – крикнул адвокат. – Срочно!


– Поворачивай назад, – отключив сотовый, приказал водителю Борисов. – Может, все-таки решил дать показания? – с надеждой прошептал он.


– Привет, Лебедев, – кивнул Лапин открывшему дверь плотному молодому мужчине. Следом молча вошли двое оперативников.

– Здравствуйте, Андрей Степанович, – растерянно отозвался Лебедев. – А в чем дело?

– Букин раскололся, – сочувственно проговорил майор, – и все на тебя, сволочь, валит. Ему вторит Суцкий. Говорит, ты его хотел убить. Так что...

– Нет! – закричал Лебедев. – Я просто бросил ему записку! И все! Я...

– Вот что... – Лапин закурил. – Давай наскоряк напиши все, и тогда мы тебя отмажем. Выпить есть? – не давая Лебедеву опомниться, спросил он.

– Коньяк в холодильнике. – Схватив лист и ручку Лебедев сел к столу.

– Да, Лебедев, – прошептал Лапин, – как мне не хотелось в это верить. Уж лучше бы ты среди вешателей числился, их по крайней мере понять можно.

– Что? – повернулся к нему Лебедев.

– Коньяк хороший, – усмехнулся Лапин, достав бутылку, – французский. Слышал, но не пробовал ни разу.

– Да уж лучше его и не пробовать, – вздохнул Лебедев.

«Это точно, – отпив глоток, подумал майор. – Лучше уж водку пить».


– Да, – кивнул Суцкий, – Будин купил Букина, и тот поставлял ему всю информацию о вашей работе. И он запутал его в убийстве, которое организовал Лебедев. Он был исполнителем. Помните убийство банкира Шорина?

– Конечно, – кивнул Борисов. – На него трижды покушались, но...

– Это Лисовский со своими каратистами, – перебил его Суцкий. – А застрелил Шорина Лебедев...

– Так! – Борисов вскочил. – Присмотри за ним, – кивнул он Кудрявцевой. – Есть захочет или еще что, организуй. И никаких контактов. – Он выскочил из кабинета.


– Все. – Лебедев посмотрел на Лапина.

– Давай. – Лапин протянул руку. Двое оперативников поодаль тихо переговаривались. – Долго же ты писал, – взяв листы, усмехнулся Лапин. – Видно, много... – Замолчав, он вдруг вздрогнул и откинулся на спинку кожаного кресла с кровавой точкой на лбу. Лебедев, не вставая, дважды выстрелил из «ТТ» с глушителем в оперативников и схватил сотовый.


– Не понял, – нахмурился державший сотовый Лисовский.

– Убери Букина! – кричал Лебедев. – Его вот-вот возьмут. Объясню все позже. Убери...

– Он в ментовку повез адвокатшу. Она разжует...

– Убирай Букина! – кричал Лебедев. – Они все знают! Ко мне не суйтесь. Я троих положил. Букина убери!


– Где? – спросил Букин.

– В кабинете Борисова, – ответил дежурный по ИВС. – Похоже, Суцкий колоться надумал.

– Наконец-то, – буркнул Букин и торопливо ушел. Вытащил сотовый. – Он в кабинете Борисова, – тихо проговорил он. – Дает показания.

– Какое окно? – спросил его Лисовский.

– С улицы не видно.

– Быстро выходи и в кафе, я жду тебя там. Быстро!

– Понял. – Букин отключил телефон. – Завтра приедем, – улыбаясь, сказал он миловидной женщине. – Я отвезу вас. – Пропуская ее в дверь, он опять улыбнулся.


– Лапин, – глухо проговорил в сотовый Борисов, – и Зимин с Бурковым убиты. Лебедев их застрелил. Букина брать надо. Все объяснения потом.

– Понял, – ответил Цыгин.

– Что? – спросил сидевший за рулем Арин.

– Лебедев убил Лапина и Зимина с Бурковым. – Цыгин отключил сотовый. – Надо Букина брать.


Двое парней в шлемах слезли с мотоцикла и подошли к газетному киоску. По тротуару к автостоянке шли женщина и Букин. Один парень толкнул другого. Они сразу вернулись к мотоциклу. Мотоцикл затарахтел. Сидевший сзади сунул руку под расстегнутую куртку. Дождавшись, когда, усадив женщину, Букин сел за руль, парень тронул мотоцикл. «Мерседес» Букина тоже завелся. Мотоцикл остановился метрах в пяти от выезда со стоянки. Подъезжающая слева «восьмерка» замедлила ход. «Мерс», пропуская красную «девятку», остановился, потом, набирая скорость, поехал в сторону мотоциклистов. «Восьмерка» двинулась следом. Мотоцикл вывернул перед ней и пошел за «мерсом».

– Вас домой, Маргарита Сергеевна? – взглянул на адвоката Букин.

– В офис. Но может, вы объясните, почему мы не поговорили с Суцким?

– Вы с ним обязательно поговорите, – ответил полковник. – Но кое-что изменилось. Сейчас я отвезу вас в офис, а вечером мы встретимся и обсудим наше дело. – Притормаживая перед желтым сигналом светофора, переключил скорость. Рядом оказался мотоцикл. И тут в него врезалась «восьмерка». Сидевший сзади парень ударился спиной о капот и уронил пистолет. Мотоциклист тоже упал. Мотоцикл, ударившись о затормозившую «Ниву», врезался в светофор.

– Вы что?! – закричал побледневший Букин. – Вы что наделали?!

Из «восьмерки» выскочил Цыгин. Подбежав, рванул дверцу, выдернул полковника из машины и коротко ударил его в живот. Подоспевший Арин чувствительно пнул согнувшегося Букина в бок.

– Вот что, гнида! – Вцепившись Букину в ухо, Цыгин сунул ему в глаз ствол пистолета. – Или ты сейчас говоришь, где Будин, или стреляю! Ну?! – Он надавил на глаз.

Завизжав от боли, полковник торопливо проговорил:

– В коттедже Хохлова, там он.

– Соврал, – процедил Цыгин. – Пристрелю, и будь что будет.

– Руки в гору! – кричал, подбегая, старший сержант.

– Он твой! – Цыгин толкнул ему навстречу полковника. – И если упустишь – сядешь.

– Я вызвал оперативку, – сказал Алексей. – Капитан Арин. – Он показал удостоверение сержанту. – Эта падла под полковника милиции косит. Будь осторожен.

– Поехали! – крикнул из «восьмерки» Цыгин.

– В чем дело? – не подходя к сержанту, закрутившему Букину руку назад, спросила Маргарита Сергеевна.

– Давай сюда! – кричал милиционер. – Тут сухарится один под полковника!

К ним бежали двое из ДПС.

– Во, – удивился один, – полковник Букин. А чего...

– Так сказали, что аферист, – опешил сержант и отпустил руку Букина.

– Кто сказал? – спросил дэпээсник.

– Капитан Арин.

– Руки! – Из остановившейся «семерки» к ним бежали Александров и двое мужчин в штатском. Букин, бросив испуганный взгляд на адвоката, вскинул руки.

– Она с ним. – Сержант махнул рукой в сторону Маргариты Сергеевны.

– Адвокат Марецкая! – показывая удостоверение, закричала она. – Я была с Букиным по поводу защиты Суцкого!

– Попрошу в машину, – холодно проговорил один из штатских.

– А позвольте спросить, – убирая документ, поинтересовалась она, – вы кто?

– Управление собственной безопасности МВД России, – ответил ей штатский. – Майор Зобин.

– Молодец, сержант, – кивнул милиционеру Александров.

– Я все скажу, – торопливо заговорил Букин. – Это все...

– Руки назад, – процедил другой сотрудник управления.

– Похоже, на него покушались, – заметил подошедший капитан ДПС, – эти... – Он показал на мотоциклистов, которых осматривали сотрудники «скорой помощи». – Пистолет там валяется, и у другого ствол за поясом. Говорят, их какая-то «восьмерка» таранила.

– Капитан Арин, – доложил сержант. – И с ним был еще один оперативник. Они мне и сказали...

– Дорогу закрыли? – спросил Александров.

– Конечно, – буркнул дэпээсник.


– Если соврал, сука, – процедил сидевший за рулем Цыгин, – я ему шею сломаю!

– Лучше ноги, – усмехнулся Арин. – Но скорее всего нет. А вот Борисову достанется. Почему он не сообщил о Лебедеве и Букине начальству? Почему Лапин поехал к Лебедеву?

– Это точно, – согласился Павел. – Влипнет прилично.


– Я готов нести ответственность, – негромко говорил Борисов. – Но прошу от следствия меня не отстранять.

– А этого никто делать и не собирается, – сказал прокурор края. – Только Лапин зря поехал туда с двумя сотрудниками. Он сам виноват. Лебедев, видимо, притворился испуганным, попытался все свалить на Букина и сел писать признание. Понять Лапина, конечно, можно, он пытался заставить Лебедева сразу дать показания. А тот воспользовался расслабленностью майора и двух оперативников и...

– Это расхлябанность, – сурово перебил его генерал-лейтенант милиции, – пить коньяк и дать себя убить. Да, майор не ожидал, что офицер, который работал вместе с ним, окажется хладнокровным убийцей. Вот что Лебедев написал: «Дурак ты, майор. Ждешь показаний, а получишь пулю. И твои псы тоже». Из показаний Суцкого стало известно, что Лебедев совмещал работу в угро с профессией киллера. На нем три трупа, которые заказывал Будин. Что предпринимается по его розыску? Он нужен живым.


– Лихо, – усмехнулся Будин. – И не жалко было?

– Кто б меня пожалел, – ответил Лебедев. – Надо исчезать. Теперь, похоже, нам всем...

– Рано, – перебил его Будин. – Сейчас все перекрыто, уж тебе ли не знать. А здесь мы как у Христа за пазухой... – Будин хотел сказать что-то еще, но тут прозвучал вызов сотового. – Да. – Он поднес телефон к уху.

– На даче Хохлова менты, – услышал он женский голос. – Двое... и вот еще подъехали. ОМОН и...

– Пусть потешатся, – с усмешкой перебил Будин. – Значит, Суцкий колется. И убрать его уже не получится. А надо бы...

– Гарри давно это говорил. А что теперь?

– Я сообщу о своем решении чуть позже. Вам бояться нечего. Суцкого будут допрашивать в основном обо мне. Эх, мать честная! Ну зачем я поехал в Турцию? Найти бы этих, кто таким образом напоминает о себе. Кто бы это мог быть?


– Будин здесь был, – зло произнес Арин. – Сосед вон сказал, – кивнул он на сидевшего на лавочке возле калитки старика. – Был, говорит, такой и уехал недавно в сторону города.

– Суцкий колется по полной программе, и Букин начал, – сообщил подошедший Цыгин. – Сейчас кто кого опередит, – усмехнулся он. – А вот где Будин, не знает ни тот ни другой. В розыск объявлен и Лисовский.

– Да кроме нашей уверенности, – сказал Арин, – у нас на Лисовского и не было ничего. Ну напали на дом Соловьева его парни, а Лисовский здесь при чем?

– А вы молодцом сработали, – сказал один из собровцев. – Мотоциклисты живы. Правда, тот, который стрелять хотел, в реанимации, но медики обещают его вытащить. Ловко вы среагировали.

– Мы за Букиным ехали, – неохотно сказал Цыгин. – И видим – мотоцикл приклеился. Случайно все вышло, но получилось. За рулем Леха был, – кивнул он на Арина. – И он заметил, как ездок ствол вытащил. Ну и подтолкнул мотоцикл.


– Да, – отключив сотовый, недовольно пробормотал Будин, – мотоциклист жив. И второй тоже, но он в реанимации. Надо убирать их, – сказал он Лебедеву.

– А я сейчас не работаю, – усмехнулся тот. – Засветился по полной программе. Хорошо, что Лапин меня за дурака считал. А я сыграл испуганного, и получилось.

– Так, – вздохнул Будин. – Кто у меня есть в краевой больнице? Нет, он на такое не пойдет. И прижать его нечем. Да какая теперь разница?... Суцкий, а особенно Букин все выложат. Кроме основного – о Лесосибирске. А так мне особо ничего не грозит. Доказать, что я заказывал банкира, судью и других, нельзя, одни слова. Поэтому что мне могут предъявить конкретно?

Лебедев хмыкнул:

– Выходит, вы чистенький такой, а мы все...

– Послушай, Вадик, я не заставлял тебя стрелять в банкира или...

– Да тут другая история, – криво улыбнулся Лебедев. – Банкир тот у меня женщину увел. А тут как раз вы меня на изнасиловании подловили. Ведь вы тогда мне эту телку подсунули?

– Нет. Ты же ее в бане снял.

– И вы тут как тут, – усмехнулся Лебедев.

– Случайно все получилось. – Будин засмеялся. – Мне позвонил бармен и сказал, что подвыпивший опер девчонку клеит, а она не проститутка, но играет под нее. Вот и все. Мы приехали, а ты уже рвал на ней одежду. Но потом ты сам на меня работать напросился.

– Сначала испугался, что девчонка заяву накатает, – признался Лебедев. – Ведь если бы я не написал, что согласен на вас пахать...

– Тогда бы сидел, – улыбнулся Будин.

– А в Лесосибирске, выходит, вы вешали? – насмешливо произнес Лебедев.

– А вот этого тебе лучше не помнить. Ясно?

– Да уж куда яснее. Только не надо на меня жути гнать. Вам я больше нужен, чем вы мне. Так что давайте не будем...

– Хорошо, – согласился Будин, – не будем. Но больше о Лесосибирске не вспоминай. Ты хорошо меня понял?

– Отлично, – засмеялся Лебедев.

– Лисовский появился. – В комнату заглянул рослый мускулистый парень.

– Пусть войдет, – кивнул Будин. – Черт возьми, сегодня курьер привозит товар. Букин все знает. Вовремя Лисовский появился. – Он вышел. Лебедев следом.


– Да, – сказал, глядя в бинокль, омоновец, – крепость. И людишек полно. Утешает одно, – подмигнул он лежащему рядом блондину в джинсах и спортивной куртке, – наркопродавцы обычно не оказывают вооруженного сопротивления. Правда, приходится выбивать двери и окна. Но пока у нас в крае не стреляли. Однажды, правда, один обкололся и лимонку бросил. Но без последствий.

– Спасибо и на этом, – усмехнулся сотрудник отдела борьбы с незаконным оборотом наркотиков.


– Привет! – Кичо подошел в вышедшему из вагона СВ полному мужчине. – Как спалось?

– Колеса стучали, мешало это, – усмехнулся тот. – В детстве мечтал стать разведчиком и пароли называть.

– А стал наркокурьером, – усмехнулся цыган. – Пошли! – Он кивнул стоявшему рядом Яшке и плотному цыгану с серьгой в ухе. Они взяли по сумке.

– Как у вас тут? – спросил курьер. – Менты беспредельничают?

– Бывает. Но мы пока под них не попадали. Качество как? – кивнул цыган на сумку в руках Яшки.

– Высший сорт, – ответил курьер.


– Встретили одного с поезда, – тихо сказал мужчина, читавший журнал на скамейке у входа в здание вокзала. – Две спортивные сумки. Вес довольно приличный.

– Принял, – услышал он в наушнике.


– Игорь, – отпив кофе, спросил прокурор края, – а ты веришь полученной от вешателей информации?

– Ну, прежде всего, – сказал Борисов, – информация не от них, а от Топорика. Они ее только передали нам. И многое в показаниях Топорика и Суцкого сходится. Но о Будине почти ничего не известно.

– Суцкий умалчивает о Будине, – сказал прокурор.

– Вы хотели сказать, о Букине, – поправил его Борисов.

– Конечно, Букин, – засмеялся прокурор. – Просто в последнее время столько о Будине говорили, что запала в память эта фамилия. Так вот, Букину скрывать нечего. По крайней мере...

– Значит, на него что-то есть у Будина, – перебил Борисов. – Я боялся, что дело Букина отдадут другому.

– Хотели, – кивнул прокурор. – Но ты сумел убедить, что оба эти дела взаимосвязаны. Следователь Парамонов будет работать параллельно с тобой. Но мешать не станет, впрочем, как и ты ему. Твое дело найти...

– Возьмем Будина, – уверенно проговорил Борисов, – узнаем и о вешателях, я убежден в этом.

– А если нет?

– Мы не знаем всех жертв преступлений в Лесосибирске. Возможно, кто-то остался жив и сейчас по-своему понимает справедливость. У меня такое ощущение, что так оно и есть.

– Нужны доказательства. Одного ощущения маловато. Не забывай, Игорь, твоя задача найти вешателей или хотя бы подход к ним. Москва вот-вот пришлет нам сотрудника, и тогда партию будет вести он. А это плохо. Нужны какие-то сдвиги. Надеюсь, ты меня понимаешь?

– Понял, Василий Павлович, – отозвался Борисов.


– Есть. Они приехали, – сообщил собровец в микрофон.

– Пусть войдут, – услышал он, – а потом мы появимся.

И тут грохнул взрыв. Собровец и сотрудник отдела борьбы с наркотиками уставились на дом Ниро. Половина дома была разрушена, и пламя охватило соседние постройки. Слышались отчаянные крики заживо горящих людей.

– Пожарку сюда! – крикнул в микрофон собровец.

– Вызвали! – услышал он ответ.

К горящей усадьбе цыгана бежали люди. И тут снова грохнул взрыв. Собровец и оперативник помчались к объятым огнем развалинам.


– Что?! – Прокурор вскочил. – Ничего себе, – выслушав, пробормотал он. – Немедленно туда...

– Вызвали медиков, пожарных и МЧС, – услышал он. – Раненых двенадцать человек, среди них трое детей и беременная женщина. Обнаружены пять тел, опознать их пока невозможно. У дома погибли те двое, которые встречали курьера, и один ранен. Похоже, взрывчатка там давно лежала. Так что теперь Грозному в Москве и предъявлять нечего.


Москва

– Да ты понимаешь, что наделал? – кричал по телефону Грозный. – Там товара...

– Их взяли бы менты, – перебил его Будин.

– Как же ты допустил это?

– Не было меня. А тебя я просил прислать людей, чтобы разобраться.

– Где Суслин с Геркаевым?

– Где-то здесь. Но за них не беспокойся, они никому ничего сказать не смогут. Ты вот что – прибери у себя все, к тебе обязательно нагрянут. И кроме того, надо бы там вообще подчистить. Я говорю про Абдулу и...

– Ты с ума сошел! Как ты себе это представляешь?! Ты уверял всех нас, что ничего из того, что...

– Я же говорю, – раздраженно перебил Будин, – я потому и просил тебя отправить туда людей. А они ничего не сделали. Топорик дал показания вешателям, а они переслали их в милицию. На мой счет у ментов ничего нет, так что думать надо вам.

– Неужели? – насмешливо спросил Грознов. – Короткая у тебя память, Будин. Или как тебя сейчас...

– Заткнись! – прорычал Будин.

– Пугать меня не надо. Представь, сколько мне грехов спишет наше правосудие, если я им правду скажу. Поэтому делай так, чтоб никого из нас не тронули. Молчать ни один не станет. Ты меня хорошо слышишь?

– Отлично, – прошептал Будин.

– И голос потерял? Успокойся, Арсений. Или тебя Яковом зовут? – насмешливо спросил Грозный. – Как видишь, я много чего помню. Короче, так. Лес ты отправишь. Умар-бек не потерпит...

– Я сумею с ним договориться, – неожиданно спокойно перебил его Будин. – А вот тебе, кажется, нужно присмотреть за своим сыном.

– Что ты имеешь в виду?

– Абдулин будет очень недоволен, если узнает, что твой Ванька отдаст его оружие Беридзе.

– Не мели чушь! Уже проверено, это неправда. Вагоны будут в Красноярске послезавтра. И в твоих интересах отправить лес. Иначе тебя никто не примет, и сдохнешь ты в своей тайге. Там, говорят, прокурор медведь, а его подкупить невозможно. И еще. Не вздумай сообщать о нас милиции. Если мы окажемся за решеткой, то получим пусть по двадцать лет, но все-таки будем иметь шанс оказаться на свободе. Какая-нибудь амнистия для стариков или что-то другое. А для осужденных на пожизненное никакой надежды нет. Ты это прекрасно знаешь. Поэтому не впутывай нас. И не забудь про лес. – Он отключил сотовый. Вздохнул. Положив телефон, вытянул руки и посмотрел на подрагивающие пальцы. – Неужели это конец? – прошептал он. Выматерившись, шагнул к бару, достал бутылку водки, налил полный фужер. Не отрываясь, выпил. – Молодыми были, – прошептал он и, усмехнувшись, налил снова. – Момент наступил такой – и есть власть, и нет ее. В Москве тогда что творилось! Вот Будин и сказал – все наше будет. А Командор, сука, видать, знал про ГКЧП, поэтому ушел из органов. И он нас подзадорил: все может оказаться у нас, почему этим повезло, а нам не может? Вот и... – Скрипнув зубами, он снова выпил. – А мне это долго ночью снилось, темноты боялся. И стыдно, но не мог в темноте находиться. Видел тех, кого... – Не договорив, закурил. – Неужели это конец? – снова прошептал он, взял сотовый и набрал номер.


– Ты что, – удивленно спросил Абдулин, – пьяный? Ты чего...

– Приезжай, – услышал он сдавленный голос Грозного, – беда пришла. Надо всем решать, как быть. Позвони Командору, пусть тоже немедленно ко мне едет.


– Отец как-то прознал про наш договор, – вздохнул Иван.

– Погоди, Ваня, – усмехнулся грузин, – ты мужчина или нет? Ты обещал, значит, должен выполнить. Я отказов не понимаю и не принимаю. Как хочешь, но оружие я должен получить завтра.

– Но...

– Ну хорошо, верни мне деньги, и забудем наш договор. Выпьем и...

– Я их привез, – обрадовался Иван.

– Что привез? – насмешливо переспросил Беридзе. – Деньги, которые я дал? Но помнишь условия бизнеса? Не вышло по твоей вине, значит, верни вдвое больше. Или я включу счетчик, и будешь платить...

– Да ты с ума сошел! Просто...

– Просто в наших делах не бывает. Я дал деньги три дня назад, а ты приходишь сегодня и говоришь, что товара не будет. Но я уже получил деньги за него. Понимаешь? Так что ты вернешь мне мои и те, что я взял за обещанный тобой товар. Это справедливо.

– Но я не могу сразу, – растерянно проговорил Иван.

– Ты получишь еще одну треть того, – вкрадчиво сказал грузин, – что я тебе дал, если я получу товар Абдулина.


– Погоди, – усмехнулся Командор, – он так и сказал – привези Командора?

– Судя по его словам, – ответил сидящий за рулем Абдулин, – Будин крепко попал из-за той истории. Надеюсь, ты помнишь...

– Такое до смерти не забудешь. А что там произошло?

– Сейчас все и узнаем.

– Всегда боялся этого. Чувствовал, что когда-то всплывет. И вот свершилось. Что же Яшка, мать его?! – зло проговорил он. – Ведь уверял, сука, тогда...

– Не путай Яшку с Арсением, – усмехнулся Абдулин. – Я тоже не знаю, как именно сейчас зовут Будина. Может, и фамилия другая.

– Ах да... Но что за паника у Грозного? Если уж он даже меня вызвал, то, видимо, перепуган до крайности. А что ты решил насчет Ваньки?

– Знаешь, – притормозив перед светофором, сказал Рафик, – сейчас меня волнует, что произошло в Сибири. Если там действительно что-то вскрылось, надо думать о том, как унести ноги. А судя по тону Грозного, там что-то высветилось.


– Хорошо, – кивнул Иван, – ты получишь партию. Но, – он пристально посмотрел в глаза грузину, – тебе придется...

– Я тебе ничего не обещал, так что...

– Хочешь быть со мной в доле, – перебил его Иван, – помоги убрать отца.

– Ты серьезно? – опешил Беридзе.

– А я похож на шутника? – усмехнулся Иван.

– Но как можно отца? И ты...

– Тогда ничего у меня не выйдет, – заявил Иван. – Отец просто-напросто заберет всю партию.

– Насчет убрать... это ты серьезно?

– Очень серьезно, – ответил Грозный-сын.


– Там сейчас взяли Букина, – торопливо говорил в спутниковый телефон Грозный.

– Так чего ты ждешь?! – зло спросил Умар-бек. – Немедленно посылай...

– Кого?! Я послал двоих, и они пропали.


– Вот, значит, и наступило время, – вздохнул Командор.

– А ты думал, все прошло? – усмехнулся Абдулин. – Я всегда боялся этого. Уж больно легко мы тогда получили...

– Легко? – спросил Грозный. Не знаю, как вы, а я до сих пор забыть не могу.

– Ладно, – сказал Командор, – говорить об этом поздно. Надо думать, что делать. Сейчас все зависит от Арсения или Яшки, как вам удобнее. – Он засмеялся.

– Я вас поэтому и позвал, – кивнул Грозный. – Я звонил Умару.

– Умар далеко, – махнул рукой Абдулин. – И хрен на все забил.

– Не все так просто, – сказал Командор, – как ему хотелось бы. Умар крупно влип в двухтысячном, когда переправлял оружие и наймитов в Ичкерию. Стоит только капнуть от этом, и ему придется отвечать за связь с Аль-Каидой. Ведь он до сих пор поставляет людей в Ирак и поддерживает талибов в Афганистане. А это гораздо серьезнее, чем несколько вздернутых в тайге.

– Но нам этого вполне хватит, – заметил Абдулин. – В общем, вы как хотите, а я исчезаю.

– Это крайний шаг, – проговорил Командор. – Дело, судя по всему, раскручивается. Когда все станет известно, мы будем объявлены в международный розыск. И поверьте мне, господа, нас возьмут и экстрадируют в Россию. Мы не Березовский, который имеет миллиардное состояние и вроде как борец за настоящую демократию в России. К тому же позволю себе один маленький вопрос: куда, например, ты собираешься уезжать? – Он посмотрел на Абдулина. – Если к Умар-беку, то тот, как ты помнишь, замазан не меньше, если не больше, чем мы. И стоит компетентным органам Турции или Интерполу начать проверку, его связь с Аль-Каидой сразу всплывет, и тебя возьмут вместе с ним как пособника международного терроризма. Это сейчас тема номер один на всех уровнях. А у меня лично нет никакого желания быть пособником террористов даже в финансовых вопросах.

– И что же делать? – потерянно спросил Грозный. – Мы же были уверены, что все это осталось в девяносто первом году.

– Кто-то напомнил об этом, – вздохнул Абдулин. – И надо было...

– Надо решать, как быть сейчас, – недовольно перебил Грозный.

– Нужно вызвать Мицкявичюса, – предложил Абдулин.

– А вот это уже без меня, – резко проговорил Командор. – Валдас посылал в Ичкерию дам, прозванных «Белыми колготками», и я не хочу...

– А как сам вешал! – заорал Грозный. – Так...

– Слушай, ты! Да, – кивнул Командор, – я совершил уголовное преступление. Но никогда не участвовал и не буду участвовать в войне против России. Если бы я знал тогда, что Мицкявичюс и Умар-бек будут на стороне тех, кто воюет против России, я бы там и оставил их. Ты думаешь, я возненавидел тебя из-за женщины? – посмотрел он на Грозного. – Нет. Я прекратил с тобой всякие отношения после того, как узнал, что ты продаешь оружие чеченцам. Да, – увидев удивленный взгляд Абдулина, кивнул он. – Купленное у тебя по дешевке оружие в девяносто девятом и двухтысячном годах господин Грозный перепродавал некоему Ахмету Ахметову. Вот ты, мусульманин, не продаешь...

– Это правда? – спросил Рафик Грозного. Играя желваками, тот опустил голову. – Шайтан! У меня в Чечне погиб племянник! Эти чехи украли мою сестру и отрубили ей палец, заставляя меня, – он стукнул себя в грудь, – платить им выкуп! А ты... – Он смачно плюнул в лицо Грозного и выскочил из комнаты.

– Подожди! – закричал Грозный. – Надо решать, что делать сейчас!

– Стой, Рафик! – тоже крикнул Командор. – Степка прав, придется договориться.

Абдулин остановился.

– Каждый из нас старался делать деньги, – пробормотал Грозный. – А платили...

– Хватит! – рявкнул Командор. – Что делать сейчас? Понятно одно: к Умар-беку ехать нельзя, прибегать к помощи Мицкявичюса тоже. Так. О нас может рассказать только один человек – Будин. Букин, конечно, тоже может, но он не знает наши имена.

– Он знает меня, – вздохнул Грозный.

– Ты уверен? – спросил Командор.

– Нет, – ответил Грозный.

– Будин не говорил ему о нас, – сказал Командор, – я в этом уверен. Значит, Букин может просто упомянуть о каких-то людях из Москвы, и все. Многое знает Будин. И если его убьют, все затихнет.

– А как его убрать? – спросил Абдулин.

– Было бы отлично, если бы он приехал сюда. Соваться туда самим нельзя. Как его вызвать? Будин прекрасно понимает, что дело не остановится и он сейчас главный фигурант. Он вполне может понять, что мы попытаемся его убрать. Мы тоже знаем, что, если Будина возьмут, он сдаст всех нас. Впрочем, как и любой из нас. – Командор засмеялся. – Не надо делать обиженные лица и уверять, что вы будете молчать. Например, я ни за что не пойду по этому делу один. Так что пока нам угрожает опасность только от Будина.

– А что мы можем сделать? – вздохнул Грозный. – Мы его не достанем, придется просто молить Бога, чтобы...

– В таких делах Господь не помощник, – сказал Командор. – Тут надо самим что-то предпринимать.

– Может, Умар сделает? – проговорил Грозный. – Он давно на Будина зуб точит.

– Умар уже знает об этом? – спросил Абдулин.

– Да, – кивнул Грозный. – Отлаял, и все.

– Понятно. – Командор криво улыбнулся. – Значит, есть шанс получить пулю раньше Будина.

– Что? – нахмурился Абдулин. – Ты хочешь сказать...

– Литовец и Умар сейчас пока самые защищенные люди. И только показания любого из нас надолго посадят их за решетку. Поэтому им легче всего сделать так, чтоб мы не раскрывали рта. К тому же они почти родственники. Ну что ж, значит, теперь каждый за себя. И вот что я вам посоветую: остерегайтесь Умара. Вполне возможно, киллеры уже ищут место для выстрела. А тебе я скажу даже больше, – Командор посмотрел на Степана, – за вами следят. И мне кажется, это люди Умар-бека. И еще – бойся сына. Ванька был там, и после этого за вами начали следить. Это точно. Кроме того, Иван хочет занять твое место и не случайно предложил Беридзе партию оружия. Пока, мужики, – поднявшись, кивнул он. – Если получится, попытайтесь убрать Будина. И бойтесь, так как вы, то есть мы, уже приговорены Умаром. Я позвоню, как только что-то выясню.

– Насчет того, – сказал Грозный, – что за нами следят...

– Да, – не дал договорить ему Командор. – Обрати внимание на красную «девятку», номер – два, три, восемь. Раньше они меняли машины, теперь на одной. Один раскосый, другой плотный, плешивый. Пока! – Он быстро вышел.

– Неужели насчет слежки правда? – Грозный посмотрел на Абдулина.

– Ты займись Ванькой, – процедил тот. – Если твой сынок действительно отдаст партию Беридзе, то он не жилец. – Абдулин поднялся и, не прощаясь, вышел.

– Все мы не жильцы! – громко проговорил ему вслед Грозный.


– У Ваньки неприятности, – сообщил, войдя, Артур. – Он с грузинами сделку заключил, оружие им продает. Значит, ему хана, Рафик его четвертует.

– Ты серьезно? – спросила Стелла. – Но отец Ванькин...

– Абдулину плевать на Степана Андреевича. Он ненавидит Беридзе и считает его своим кровным врагом. Тот у него кого-то из родственников убил.

– А чего же он раньше ничего не сделал этому Беридзе?

– В этих делах участвуют люди, которые связаны как с грузином, так и с Абдулиным. Да и грузин давно бы закопал Рафика, но не может по той же причине. Все у них упирается в Умар-бека. Тот работает как с Абдулиным, так и с грузином. Но сейчас стычка неизбежна, и крайним будет Ванька. А если Степан Андреевич влезет, что почти наверняка, то сдохнет и он. Вот так-то.

– Надеюсь, ты не шутишь... – Стелла вздохнула.

– Кстати, твой папаня только что был у Грозного. И Абдулин там же был. Отец твой ушел первым.

– Ты серьезно?

– Вполне. Зачем мне тебя обманывать?

– И что же они там делали?

– Без понятия.


– Все ясно, – сказал по телефону сидевший за рулем «девятки» азиат.

– Дождитесь Саида, – услышал он голос Умар-бека, – и Омара. Приготовьте людей. Обратитесь к Мулле.

– Хорошо.

– Где Мишель?

– Рядом.

– Дай ему телефон, Дубай.

– Да? – Мишель приложил к уху телефон.

– Их всех надо убрать, – услышал он.

– Сделаем, – ответил Мишель.


– Так в чем дело? – усмехнулся полный загорелый мужчина. – Тут, как говорят русские, сам Бог велел. Иван просит убрать Грозного, и мы сделаем это. Ивана тоже уберем, – посмеиваясь, добавил он. – И все. Насчет Абдулина, я думаю, с Умаром мы сумеем договориться.

– Умар сам просит убрать Грозного, – проговорил вошедший амбал. – Но также и Абдулина, и Командора. Умар только что звонил. И предлагает приличные деньги за одного красноярского мента. Правда, там у нас никого нет. И поэтому...

– Слушай, – остановил его Беридзе, – эти трое вместе с красноярским должны...

– Эти трое вместе... и желательно побыстрее, – перебил амбал. – Он тебе сам позвонит.

– Я сейчас с ним все решу, – сказал Беридзе.

– Умар не любит, когда ему звонят, – напомнил полный. – Да и к тому же нечего тянуть, Грозных и Абдулина сделаем сегодня вечером А кто четвертый?

– Командор, – ответил Беридзе, – отец жены Ивана. Сейчас он в Москве. Крутой мужик, бывший комитетчик, и, насколько я знаю, он не сидел в кабинете. С ним могут возникнуть трудности.

– Какие трудности, дорогой, – рассмеялся полный, – если жена Ивана его дочь? Надеюсь, он хороший отец?

– Отец он прекрасный, – ответил Беридзе.

– Вот и все, значит, он сам к тебе приедет.


– Так, – кивнул Абдулин, – нам объявлена война. Всем быть наготове. Теперь о партии из Ижевска. Пока она не нужна. Понял? – Он посмотрел на плотного брюнета.

– Но, Рафик, – запротестовал тот, – младший из Грозных уже приготовил...

– Ты слышал, что я сказал? – повысил голос Рафик.


– Похоже, за мной началась охота, – улыбнулся Командор.

– Наконец что-то серьезное, – ухмыльнулся Южанин. – А то играем в сыщиков-любителей. Когда начнем?

– Ты не понял. Вам лучше от меня...

– Послушайте, Валентиныч, – вздохнул Ариец, – вы нас из дерьма вытащили, а теперь, значит, мы...

– Бывают случаи, – перебил его Командор, – когда лучше побыть в дерьме некоторое время, чем навсегда лечь в сырую землю. Меня хотят убить.

– Ты как хочешь, – сказал Арийцу Южанин, – а я остаюсь. Обожаю войну! – хохотнул он.

– Ты за кого нас держишь, Валентиныч? – проворчал Ариец. – И давай больше об этом не говорить. Пусть рискнут те, у кого две жизни. Посмотрим, как у них это выйдет.

– Ну что ж, – вздохнул Командор, – я вас предупредил. Все очень серьезно.

– Да хватит вам, Валентиныч, – махнул рукой Ариец.

– Ты давай или на ты, или на вы, – засмеялся Командор.

– Да когда вспоминаю вас как полковника КГБ, выкаю, – усмехнулся бородач. – А когда как Командора, тыкаю. Уж не обессудь, Командор. А насчет убить, посмотрим, что из этого выйдет. Только один вопрос: это за какие пироги?

– Четырнадцать лет назад я совершил одну мерзость. В этой паскудной истории я участия не принимал, но присутствовал при... – Командор замолчал.

– Понятно, – кивнул Ариец. – Короче, объявляется военное положение. Надо бы Стеллу куда-нибудь отправить, а то ведь не секрет, что ты классный родитель, и на этом запросто могут сыграть.

– Старею, – произнес Командор. – Я должен был это предвидеть. – Посмотрел на часы. – Сама она, конечно, не поедет. Так. Возьмете ее у сауны. В три она выйдет.

– Вперед, Южанин! – Ариец шагнул к двери.

– Отвезите ее на нашу квартиру, – сказал им вслед Командор. – Обо мне ни слова. Удачи. Да! У нее может быть охранник!

– Мы его не до смерти прибьем, – пообещал Ариец.


– Щенок! – кричал Грознов. – Да как ты смел такое проделать за моей спиной?! Щенок! – Он хлестнул сына по щеке. Опять размахнулся, но Иван сильно ударил отца кулаком в живот и коленом в лицо, когда тот согнулся. Грознов рухнул на пол.

– Ты свое отжил! – закричал сын. – Ты уже никто! Мне пообещали пятьдесят тысяч евро и пять бесплатных поставок груза, если ты сдохнешь! И ты уже труп! – Он схватил стоявшую у камина кочергу и размахнулся, но, вздрогнув, сделал два нетвердых шага и упал на отца. Под левой лопаткой у него торчала рукоятка финки.

– Вы целы? – Урядник сбросил тело Ивана.

– Почти, – простонал Грознов. Шумно выдохнув, распрямился. Его лицо было в крови.

– Нос разбит и верхняя губа, – отметил Урядник. – Вот сучонок!

– Ты спас мне жизнь, – промычал Грознов.

– Так я вроде для этого и нанят, – усмехнулся Анатолий.

– Так, – Грознов подошел к зеркалу, – зови Медика. Ничего страшного, – пробормотал он. – Просто давно мне не попадало. А раньше частенько приходилось кулаками махать. Первый разряд по боксу был. Последний раз я бил в девяносто первом. Точнее, бил и потом, а меня в последний раз в девяносто первом приласкали. – Улыбнувшись, он охнул и приложил поданный Урядником чистый платок к лицу. – Зови Медика, – повторил он.


– Сиди тут, – приказала Артуру Стелла. – Я не хочу, чтобы ты...

– Я не отпущу тебя одну.

– Со мной будет он, – кивнула она на сидевшего рядом с водителем рослого парня, – а ты останешься в машине.

– Хорошо, – согласился Артур.

Стелла, дождавшись, пока рослый откроет дверцу, вышла и направилась к подъезду двухэтажного здания с вывеской над входом «Настоящая сауна». Артур, усмехнувшись, достал сотовый.

– Она на месте, – негромко сообщил он.

Водитель, повернувшись, посмотрел на него. Ему в лоб уперся глушитель на конце ствола «ПМ». Он замер.

– Медленно ложись на правый бок, – посоветовал Артур, – и будешь жить.

Водитель выполнил требование. В ребра больно вдавился рычаг ручного тормоза. Артур нажал на курок.


– Здесь. – Ариец остановил джип. – Но за руль сядешь ты, – сказал он. – Я никак не въеду, что тут к чему.

– Заметно, – усмехнулся Южанин. – Привык к отечественной технике.

– Вот ее тачка стоит. – Ариец показал в сторону «вольво». – А вон горилла стоит, – усмехнулся он, кивнув на рослого. – Вот собачья работенка-то. Ну ладно еще мужика охранять, но бабу... Да ни за какие бабки не буду.

– А сейчас придется. – Южанин хмыкнул.

– Так это другое дело. – Ариец посмотрел на часы. – Рано прикатили. Надо ждать еще почти полтора часа. В общем, поведешь ты, а я пива выпью.


– Эй! – остановившись у двери сауны, крикнула Стелла. – Почему тут...

– Ша, крошка, – услышала она голос за спиной, и ее горла коснулось лезвие ножа. – Пикнешь, и это будет последнее, что ты сделаешь, – насмешливо добавил коренастый парень.

– Что вы хотите? – испуганно спросила Стелла. – Мой муж...

– В курсе мы, кто он, – проговорил парень, – ты уж извини, но придется тебе поехать с нами.


– Артур, кажется. – Ариец кивнул на вышедшего из «вольво» мужчину. – Охранника зовет, – добавил он.

– Сюда! – крикнул Артур. – Да в темпе ты!

К нему бежал рослый.

– Что такое? – спросил охранник.

– Что же ты, сука, продался?

– Ты чего базаришь? – рванулся к нему парень.

– Сейчас Грозный тебе все объяснит, – направив на него пистолет, усмехнулся Артур. – Давай в машину.

– Ты мне за это ответишь! – открыв дверцу, пообещал парень.

Увидел на заднем сиденье тело водителя и рухнул лицом вперед. Пробив затылок, пуля ушла в открытое окно и впилась в доску объявлений. Артур забросил в салон ноги охранника и закрыл дверцу. Посмотрел на часы. К подъезду сауны подъехал темно-зеленый джип. Из него выбрались двое смуглых парней. Им навстречу из сауны вышла женщина, за ней Стелла, позади парень. И тут загремели выстрелы. Парень, получив пулю в живот, упал. Женщине пуля из «ТТ» Южанина вошла под левую грудь. Убив парня, Ариец влепил пулю водителю джипа. Его товарищ выхватил пистолет, но Южанин, опередив, выстрелил ему в грудь. Стелла, присев, закрыла лицо руками.

– Давай сюда! – К ней подскочил Ариец, ухватил за руку, рванул к себе. Южанин подогнал машину. Ариец затолкал на заднее сиденье испуганную женщину и сел сам.


– Стреляли! – испуганно кричала в телефонную трубку кассирша. – Убили нескольких человек! Нашего охранника ножом ударили!

– Адрес? – спросил мужчина.


– Ты! – Беридзе шагнул к пятившемуся Артуру. – Я тебя, гнида...

– Я не знаю, что там произошло, – испуганно заговорил тот. – Я сделал все, как договаривались. Убил водителя и ее охранника! Ваши вывели из сауны Стеллу, и тут...

Полный грузин что-то сказал на своем языке.

– Я правду говорю! – Артур отскочил к стене.

– Сын шакала! – процедил горбоносый мужчина. – Тебе надо отрезать язык и сунуть в твою поганую...

– Вы! – Артур выхватил пистолет. – Ну-ка в сторону! Я говорю как было! Убью!

Сзади ударили два выстрела. Падая, Артур успел нажать на курок. Пуля вошла бросившемуся к нему парню в ногу. Взвыв, он рухнул.

– Готов! – Из подсобки выскочили два молодых грузина с пистолетами.

– Он говорил правду, – входя, сообщил светловолосый здоровяк. – Стелку утащили какие-то двое на джипе. Машина в угоне со вчерашнего дня. Все было так, как он говорил, – кивнул он на труп Артура.

– Одной собакой меньше, – равнодушно махнул рукой горбоносый. – Что с оружием? – посмотрел он на Беридзе.

– Не знаю, – недовольно ответил тот. – Иван не звонил и не приехал, а должен был.

– Сегодня вечером надо убрать Абдулина и Грозного, – напомнил полный грузин.

– Мне нужно оружие, – гневно произнес горбоносый. – Дела свои будете решать потом.

– Послушай, дорогой, – недовольно сказал полный, – тебе никто не отказывает. Так почему ты напоминаешь? Нехорошо, дорогой.

– Я сегодня ночью должен уехать, – процедил тот. – Куплены инспектора, и я могу уехать свободно только сегодня.

– Все нормально, – кивнул полный.

– Ираклий, – обратился к нему Беридзе, – оружия не будет. Миха говорит, звонил Грозный. Иван убит, а он угрожает нам...

– Сын шайтана! – процедил горбоносый. Добавив что-то угрожающе по-чеченски, стремительно вышел.

– Похоже, начались неприятности, – усмехнулся блондин.

– Закрой рот! – заорал Ираклий.

– Так со мной не стоит, – спокойно отозвался блондин. – У вас нелады, но не надо вымещать на мне ваше раздражение.

– Послушай, Поэт, – процедил Беридзе, – замолчи, пожалуйста. И уходи, тут сейчас...

– Я могу договориться с Абдулиным, – сказал Поэт, – и оружие будет. Что именно и сколько нужно? – Увидев, что грузины удивленно уставились на него, он улыбнулся.

– Ты сможешь взять у Абдулина? – недоверчиво спросил Ираклий.

– Киргизы заказывали оружие, – ответил Поэт. – Но что-то сорвалось, и партия лежит. Так что возьму запросто.


– Кто вы? – испуганно вжавшись в угол, спросила Стелла.

– Ангелы, – усмехнулся Ариец. – Да не трясись ты, мы тебя спасли.

– Спасибо. Но я хочу домой. Позвольте мне позвонить мужу, и он отблагодарит вас.

– Мужик твой – труп, – сообщил Южный. – Он хотел своего пахана завалить. Там у него что-то с грузинами срослось, а Степка прознал. В общем, базар у них вышел, и папаня Ваньку завалил.

– Что? – потрясенно спросила Стелла.

– Сиди тут и не рыпайся, – посоветовал Ариец, – это в твоих интересах. Свинтишь отсюда – пришибут. Степан на тебя, сама знаешь, ядом дышит, он наверняка думает, что ты Ваньку против него настроила. Короче, отдыхай тут.

– Я должна позвонить, – повторила она.

– Все, – буркнул Ариец, – никому ты звонить не будешь. Сиди и не рыпайся. Жратва в холодильнике на кухне. Сможешь сама-то что-нибудь приготовить?

– Дайте телефон, – жалобно повторила она.

– Успокойся, – услышала она голос отца и бросилась к вошедшему Командору.

– Папка! – Стелла повисла у него на шее.

– Успокойся, – повторил он, – все хорошо. Через пару дней поедешь в Питер, здесь оставаться опасно.

– Иван правда убит? – спросила она.

– Да. Урядник его прирезал. Иван на Степана кинулся. По крайней мере мне так сказали. И тебе сейчас выходить опасно. Не буду вдаваться в подробности, но сиди тут и никуда ни шагу. Если будешь кому-то звонить с мобильного, не говори, где ты, и обо мне тоже ни слова. Поняла?

– Все так серьезно? – тихо спросила дочь.

– Очень серьезно и крайне опасно, – кивнул отец.


– Все нормально, – сказал по телефону Поэт, – грузят.


– По крайней мере до весны точно не найдут. Хотя и весной навряд ли. – Урядник усмехнулся.

– Спасибо тебе, – потрогав припухшую губу, вздохнул Грозный. – Знаешь, никогда в мыслях такого не держал. Ведь он подставил меня, под пулю подставил и под... – Не договорив, он махнул рукой. – Ладно. А где эта стерва?

– У сауны была перестрелка. Водитель и охранник найдены убитыми в машине. Пятеро нападавших на Стеллу убиты. Морфий говорит, что это люди Беридзе.

– Так я и думал. Значит, прав Командор, началось. И что делать, ума не приложу. Геракл или Суслин не звонили?

– Час назад звонил Суслин, сказал, что Топорик убит. А в Красноярске вовсю шурует ментовня. Правда, пока никого не вешали, так Славик сказал.

– Какой Славик? – не понял Грозный.

– Суслин, – засмеялся Урядник.

– Тьфу ты! Я и не помню его имени. Короче, так. Грузины и, вполне возможно, еще кое-кто попытаются меня убить. Я могу на тебя рассчитывать?

– Конечно. А Стеллу, видимо, похитили.

– Наверное, вмешался ее отец, – отмахнулся Грозный. – И он оказался прав, – повторил он. – Значит, так. Приготовь парней и объясни им ситуацию. Деньгами не обижу.

– Все будет нормально, – успокоил его Урядник. – А с этими грузинами давно пора было кончать. Может, мы их...

– Давай без может, – осадил его Грозный. – Просто будьте готовы ко всему.

– Понял.

– Абдулин не звонил?

– Нет.

– Иди, – отпустил Урядника Грозный.


– Вот суки! – процедил сидевший рядом со снимавшим на видеокамеру молодым человеком седой мужчина в камуфляже. – Делают вид, что проверяют. А ведь даже не заглянули в фуру. Суки! – зло повторил он.

– А если это просто попытка подставить пост? – спросил сидевший за рулем старенькой «Волги» водитель.

– Так... – Седой поднес ко рту переговорное устройство. – Пошли!


– Здесь остальные. – Горбоносый отдал старшему лейтенанту ГИБДД конверт. – Дальше все нормально будет?

– Наших проедете, – взяв конверт, ответил старлей, – а уж тульских сами...

– Пока! – Горбоносый шагнул к выходу из поста. Его ударил ногой омоновец.

– Руки! – крикнул другой, вбегая следом.


Около «КамАЗа» с прицепом лежали двое мужчин с заломленными руками. Чуть в стороне кричал от боли сержант ГИБДД. Застегивая на нем наручники, омоновец надавил коленом между лопаток.

– Что же ты, гнида? – прошептал он. – Они же оружие везут! Суки вы! – Чуть приподняв колено, он резко опустил его.

– Ну? – Седой подошел к прицепу.

– Четыре «мухи», – услышал он голос изнутри, – боезапасы к ним. Пистолеты, патроны и...

– Все переписать, – приказал седой, отходя. Затем набрал номер на сотовом. – Информация верная. Два поста машина прошла спокойно, а здесь расплачивались.

– Продавец установлен? – спросил мужчина.

– Их уже берут, – ответил седой.


– За удачную сделку. – Беридзе поднял рюмку с коньяком.

Сидевшие за столом в пустом баре шестеро грузин тоже взяли рюмки.

Выбив дверь и окна, в бар вломились люди в камуфляже и масках. Никто из сидевших не оказал сопротивления.


– Всех взяли? – нервно спросил по телефону Ираклий.

– Всех, кто был в баре, – ответили ему.

Ираклий грубо выругался.

– Как это могло случиться? – прорычал он.

– Не знаю.

– Что было в баре?

– Наркотики, пистолеты.

– Этого хватит для ареста! Кто навел ментов?


– Отлично! – Командор завел машину. – Грузин мы вывели. Надеюсь, управимся и с остальными. Установили, где обитают те, кто следил за Иваном?

– Они сумели оторваться, – виновато ответил молодой длинноволосый мужчина. – Мы вернем вам деньги... – Он полез в карман.

– Оставь, – сказал Командор, – вы мне еще понадобитесь. С вашим агентством можно связаться только днем?

– Ночью тоже.

– Ладно. – Командор остановил машину. – В ближайшее время, возможно, позвоню.

– Всегда готовы оказать вам услугу, – открывая дверцу, сказал длинноволосый.


– Слышь, – спросил рослый молодой мужчина, – может, разбежимся, пока не поздно? С грузинами ладно, разберемся. Но ты базарил, что Грозный еще кого-то имел в виду.

– Ну, ты присягу не давал, – сказал Урядник, – и можешь исчезнуть. Есть еще желающие свинтить?

– Да хорош тебе, Толян, – проговорил один из сидевших в спортзале, – никто не отвалит. В первый раз, что ли? Сначала вообще только и делали, что стрелку забивали. В общем, все путем. А ты, – он взглянул на рослого, – наложил в штаны, так не порть воздух другим. Дергай отсюда на хрен.

– И вообще не попадайся нигде, – сказал еще один.

* * *

– Здорово! – кивнул, входя, Саид.

– Привет, – ответил сидящий на ковре Дубай.

– Видели Муллу? – спросил, появившись в комнате, Омар.

– Все путем. – Поднявшись, Дубай пожал ему руку. – Люди готовы. Где и когда начнем?

– Все не так просто, – покачал головой Омар. – Надо ехать в Красноярск. И здесь тоже есть работа. В Красноярске сейчас вовсю лютует милиция, поэтому надо действовать осторожно и быстро. Самое трудное – установить местонахождение жертвы. Он прячется от милиции, а следовательно, втройне осторожен. Но его необходимо убрать. Тому, кто убьет его, Умар-бек обещал приличное вознаграждение. Как, впрочем, и за московских...

– Подожди, – остановил его Дубай, – выходит, нам нужно разделиться?

– В Красноярск поеду я, – сказал Омар. – Людей отберу сам. В Москве будете работать вы. Когда все сделаете, уйдете в Таджикистан, а оттуда в Афганистан. Дорога проверена не раз, и проблем не будет.

– Кого именно отправить к Аллаху здесь? – спросил Дубай.

– Вот. – Омар положил на стол два конверта. – Здесь фотографии и данные о них. И еще. Третий не москвич, он из Санкт-Петербурга, но сейчас в Москве. С ним надо быть особенно осторожным. Бывший полковник КГБ, был командиром спецподразделения. Он отличный солдат и прекрасный разведчик. Он сейчас в Москве, – повторил Омар. – И у него есть слабое место – его дочь. – Он достал фотографию Стеллы.

– Жена Ваньки Грозного, – узнал ее Дубай. – Ее пытались похитить люди Ираклия, но взяли другие. Уложили пятерых. Водителя и охранника Стеллы убил ее любовник Артур. Его купили грузины, и он работал на их стороне. Так что Грозному жить осталось недолго, грузины покончат с ним. И скорее всего разделаются с Абдулиным. Я слышал, как...

– Грозного и Абдулина, – перебил его Омар, – нужно убрать как можно быстрее. Питерского тоже. С последним будет труднее всего. К тому же мы не знаем, где он сейчас. И его дочь куда-то исчезла. Это усложнит задачу.

– А если подключить ментов? – предложил Дубай. – У Муллы есть парочка на крючке. Сейчас, насколько мне известно, если останавливаешься...

– С Грозным, Абдулиным и питерским нужно кончать быстро и одновременно, – перебил его Омар. – Мне нужен Мулла.


– Мы нашли машину, – услышал Командор голос длинноволосого. – Сейчас устанавливаем местонахождение хозяина.

– Мне не нужен хозяин. Мне нужны те, кто...

– Их мы и имеем в виду.

– Отлично. Надеюсь на положительный результат. И еще. Осторожнее. Эти люди опасны.

– Мы это поняли по цене, которую вы нам предложили.

– Удачи вам, – улыбнулся Командор.


– Вас... – Молодая женщина протянула Абдулину трубку.

– Ты еще жив? – услышал он голос Умар-бека. – А я думал выразить свои соболезнования.

– Я еще тебя переживу, – пообещал Абдулин, – сволочь! Решил замести следы?

– Поздно я это решил. Как говорят русские, пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Я и забыл уже о том деле, а оказалось, кто-то все очень хорошо помнит. Интересно – кто? И кто мог таким необычным способом напомнить о наших грехах? Как ты думаешь?

– Не имею представления. А к чему это ты вдруг? На что намекаешь?

– Ответ прост. Один из тех, кто сумел выжить, но таких, кажется, нет. Или кто-то из нас... Ты не считаешь, что я прав?

– К чему этот разговор? Ты решил нас убрать. Значит, ты боишься...

– Да, – неожиданно легко согласился Умар, – потому что мне есть что терять. Моя семья никому не будет нужна, если меня арестуют за совершенную четырнадцать лет назад глупость. У меня есть цель.

– А мы, значит, на этом свете ничто? – закричал Рафик. – Я не знал, что ты связан с Аль-Каидой. Если бы я догадался об этом, я бы тебя сразу сдал!

– Но сейчас ты знаешь даже больше, – усмехнулся Умар. – И почему не бежишь в органы? Да потому что боишься, что на всю жизнь засунут в камеру, боишься позора для своей семьи. Вот и я боюсь. Потому и убью вас, чтоб никто никогда не узнал о случившемся в Лесосибирске.

– А как насчет Мицкявичюса? Он тоже умрет?

– Он не в России. Кроме того, нас с ним связывают не только родственные отношения. И мы оба работаем за деньги. Слушай, убей Командора и Будина, и ты будешь...

– А как насчет Букина? – перебил Рафик. – Его не боишься?

– Нет. Букин попал в тюрьму за получение взятки, за организацию убийства и на пожизненное не тянет. Он сейчас тоже ужасно боится, что кто-то вдруг ткнет в него пальцем и вспомнит о Лесосибирске. Он будет молчать. Любой на его месте тоже не проронил бы ни слова. Я звоню вот почему. Убейте Будина и приезжайте ко мне. Тогда все будут живы и довольны. Я понимаю, что кто предупрежден, тот вооружен. Опыт Командора вполне может помочь ему. Он превратится из жертвы в охотника. Он наверняка спрятал свою дочь, потому что она его слабое место. Но ведь ты не сможешь упрятать всех своих родственников. А у тебя жена, двое сыновей, дочь, младший брат, отцу твоему восемьдесят два, матери семьдесят девять. Готов ли ты пожертвовать ими? Мне кажется, что ты скорее покончишь с собой. Но мне этого мало. В общем, я предлагаю вам выбор: вы убиваете Будина и приезжаете ко мне. В противном случае...

– Вот что скажу я, – перебил Абдулин. – Если хоть кому-то из моих родственников будет плохо, я немедленно пойду в ФСБ и выложу о тебе все.

– И ты думаешь, твой позор не ляжет тенью на них? Взрослые еще как-то переживут это. А каково твоим детям? Им будут говорить: ваш отец повесил ни в чем не повинных...

– Если ты тронешь кого-то из моих родственников, – повторил Рафик, – я пойду в ФСБ и все расскажу. – Он отключил телефон и сразу набрал другой номер.

– Да, – отозвался Командор.

– Это я, – вздохнул Рафик. – Звонил Умар.

– Предлагал приехать к нему, но прежде убить Будина. Или пришить меня.

– Он пугает убийством родственников.

– Он может, – помолчав, проговорил Командор. – Кстати, уже пытались похитить Стеллу. У тебя много родственников, и ты всеми дорожишь. Это твое слабое место.

– Если он хоть кого-то тронет, я пойду в ФСБ.

– То есть сдашь и меня?

– У тебя будет время скрыться, – ответил Абдулин. – Я не позволю ему...

– Езжай в Турцию и убей Умара, – перебил его Командор. – Ведь мы всегда боялись, что рано или поздно все всплывет и нам придется держать ответ за содеянное. И самое печальное то, что ни ты, ни я не вешали никого, но поверят тем, кто скажет, что мы участвовали в убийствах. И даже если их возьмут после твоего признания, нас ждут камеры для пожизненного заключения. Знаешь, лучше уж пустить пулю в висок. Так что прежде чем идти и сдавать вместе с Умаром меня, выстрели в себя, и все кончится. По крайней мере для тебя.

– Я не дам убить своих детей! – закричал Абдулин.

– Успокойся. Не надо тут же бежать и сдаваться первому милиционеру. Есть шанс выпутаться из этого. Убрать Будина и Умар-бека, а потом и Литовца. Кстати, он вполне может начать охоту на нас. Если уже не начал. Его снайперы сейчас стреляют везде, где платят хорошие деньги. В общем, не психуй, мы что-нибудь придумаем.

– Что тут придумаешь? Арест Будина – дело нескольких дней. Потом начнется охота и на нас. Представляю, что будет с моими, когда они узнают...

– Подожди. А о чем ты думал тогда, когда пинал старателей и спокойно смотрел, как вздергивают одного за одним? Ты же ударил ножом мужика, который руководил теми старателями. Я не принимал в этом участия, но тоже виноват и получу пожизненное. Ведь вы будете валить друг на друга, а на меня особенно. И вердикт суда будет для всех одинаков – пожизненное заключение. Сейчас я прорабатываю варианты, как убрать Умара, Будина и Литовца. Если же узнаю, что меня начала искать милиция, напишу письмо, где все очень подробно расскажу об Умар-беке, и, отправив его в ФСБ, пущу себе пулю в висок. Это я сумею.

– У тебя дочь в безопасности, – вздохнул Абдулин. – И ты сам умеешь убивать.

– О чем ты думал, когда занялся продажей оружия? – неожиданно спросил Командор. – Или судебный процесс, если б тебя взяли, не пал бы клеймом позора на твою родню? К тому же если б не твой удар ножом, старший тех старателей сумел бы уйти. Это ты не забыл?

– Да все я помню, – разозлился Рафик. – Ты тоже не пошел в милицию.

– Я убивал, но не тех, кто не мог защищаться, а мразь вроде самого себя. Я тоже стал мразью. Ты позвонил, чтобы излить душу, или еще по какой-то причине?

– Я не знаю, что делать. Я боюсь всех – милиционера, который идет навстречу, молодых людей в машине. Я не могу стоять на балконе и занавешиваю окна даже днем. Я боюсь. Боюсь за своих детей, за родителей.

– Страх – обыкновенное человеческое чувство. Я тоже боюсь, что сдохну раньше Умара и Будина. Я боюсь за свою дочь. Сейчас она мишень номер один. Нанятые Умаром люди попытаются выйти на меня через нее. Такая попытка была. Реши, как станешь поступать в том или ином случае, и тебе станет легче. Ты говоришь, что пойдешь в милицию, если пострадает кто-то из твоих родственников. Это поступок, и я приму его. Когда окончательно решишь, сообщи мне. Потому что тебе придется назвать и мое имя. Ведь надо все рассказывать с самого начала. Так что когда надумаешь, сделай милость, сообщи мне. Я не стану тебя убивать или задерживать. Но я должен знать, что на меня охотится и государственная служба. Хорошо?

– Хорошо... – Рафик тяжело вздохнул.


Анкара

– Если Будина арестуют, – зло говорил по телефону Умар, – нам конец. Неужели ты этого не понимаешь?

– Помнишь, я тебе предлагал, – ответил мужчина, – убрать их всех. А ты...

– Тогда каждый из них был по-своему нужен, потому я не согласился с тобой. К тому же все было забыто. Будин постоянно держал с нами связь и говорил, что все под его контролем. И тут вдруг...

– Тебя сгубила жадность, – усмехнулся собеседник.

– Послушай! Можно обвинять друг друга долго и без боязни, но это не решит дела.

– Извини. Я так понимаю: главная опасность сейчас – Будин. Остальные могут заговорить, если Будин сдаст их. Но тогда я не понимаю, зачем тебе нужна смерть этих троих. Ты поставил их перед выбором – или идти в милицию...

– А что делать? Ведь они поняли, что их должны убрать. Да, я испугался.

– У тебя была прекрасная возможность убрать Будина, – едко напомнил собеседник. – Он к тебе приезжал, а в то время ты уже знал о повешенных в Красноярске.

– Я думал, что Грозные сумеют найти этих палачей. Но давай решать, как быть сейчас. Дело не терпит проволочки.

– Успокойся. Я не сижу сложа руки и кое-что предпринял. И вот что еще. Твои головорезы не должны засветиться в Красноярске. Они совсем не знают город, и ты засветишь их...

– У тех, кто туда едет, будет хороший экскурсовод.

– Кто-то подставил Ахмета. Его взяли вместе с грузом. Кроме того, ФСБ задержала людей Беридзе. Его взяли тоже. Эти джигиты в своем баре держали оружие и наркотики. Ираклий чудом остался на свободе. У него сломалась машина, и он опоздал. Сейчас его ищут. Надеюсь, ты понимаешь, чем это может кончиться для нас? Ивана убил Степан, и поэтому...

– Я знаю, – перебил его Умар. – Но главное – решить вопрос с Будиным, он опасен для нас. А с этими так или иначе придется кончать. Абдулин и Грозный уже сейчас готовы дать показания и тем самым облегчить свою участь.

– Твоя заслуга, – усмехнулся собеседник. – Как Эльза? Надеюсь, она понимает, что...

– Она ничего об этом не знает.

– Это правильно, ни к чему ей знать.

– Правда, она постоянно враждует с Гульнарой.

– Я бы на твоем месте не имел двух молодых жен. Сделай выбор в пользу Эльзы и...

– Но ты же знаешь, – недовольно перебил его Умар, – что брат Гульнары...

– Знаю. Но это можно обставить так, что он будет искать виновников в России.

– Ты предлагаешь убить мою жену! – возмутился Умар. – И обмануть ее родственника! Аллах...

– Перестань, Умар! Вспомни, что ты обещал мне, когда я отдавал тебе свою дочь. И вот что еще я тебе скажу: если с моей девочкой что-то случится, ты...

– Угрожать вздумал?! – вспылил Умар и, отключив телефон, криво улыбнулся. – Убей Будина, а я покончу со всеми вами. То, что мне было нужно, ты уже сделал, и можно вычеркивать тебя из книги моей жизни. А что касается твоей дочери, то она моя жена и только я волен распоряжаться ее судьбой.


– Как мне все надоело! – Эльза посмотрела в зеркало. – Отец говорил – потерпи немного и будешь владелицей всего, что останется после смерти Умара. Господи, как он мне надоел! Если б не Омар, я бы уже давно сошла с ума. И умирать Умар совсем не собирается. Отец, если бы ты знал, как мне здесь плохо... Я мечтала, что буду жить на Западе, в цивилизованной стране, а попала к азиатам. На курортах здесь, может, и хорошо, но жить со старым мужем, да еще быть второй женой... А когда он умрет, я буду дамой лет пятидесяти и никто на меня не обратит внимания. Кроме того, придется делиться с Гульнарой. Слава Богу, она не может родить ребенка. Но и у меня тоже не выходит. Может, все дело в этом старике? Как мне все надоело... – Тяжело вздохнув, она опустила голову, но тут же вскинула ее. – Можно не ждать смерти квакающей лягушки, а раздавить ее. Надо ускорить кончину Умара.


– Как мои жены? – спросил Лу Чина Умар-бек.

– Плохо, господин. Ненависть между женщинами – горючая смесь и огонь. И каждый всплеск только усиливает пламя. Каждая боится, что вторая родит наследника. Отец одной и брат другой рассчитывают получить ваше наследство.

– Как ты всегда длинно и красиво говоришь, – усмехнулся Умар. – Я это знаю сам. И я действительно желаю наследника. Как только он появится, обе умрут. А что говорят между собой мои люди?

– Все преданы вам, господин, кроме Буйзара. Он несколько раз говорил, что вы... – Лу Чин замолчал и взглянул вверх. – Да простит небо произнесенное мной. Старый и...

– Хватит! – рявкнул Умар. – Буйзар не мой человек. Но он не должен так говорить при моих слугах. Иди.

Китаец вышел.

«Знал бы ты правду, китайская твоя морда, – усмехнувшись, подумал Умар. – А Буйзару нужно подрезать язык. Я поговорю об этом с Ускалом».


– Снова докладывал обо мне? – сердито спросила Гульнара вышедшего китайца.

– Я говорил только правду, – поклонившись, ответил он. – Господин недоволен, что нет наследника, и винит в этом своих женщин.

– А если в этом виновата его старость?

– Старость прибавляет мудрости, но отнимает силы. – Китаец бесшумно исчез.

– Пень, а не человек, – вздохнула она. – Я очень хочу ребенка, очень-очень. Я рожу первой и изгоню эту шлюху.


Санкт-Петербург

– Все ясно? – Плотный лысый мужчина осмотрел пятерых молодых людей.

– Да, – дружно отозвались они.

– Это надо сделать как можно быстрее. Сложность в том, что никто не знает, где он сейчас. И еще. Желательно выяснить, где у него спрятаны припасенные на черный день средства. Охрана у него сейчас невелика.

– Это понятно, – проговорил молодой мужчина в темных очках. – Но кто поможет нам обнаружить его берлогу?

– Есть одна мысль. Но это, как говорится, пятьдесят на пятьдесят. А мне нужна стопроцентная уверенность. Я дам адрес людей, которые, возможно, знают о его местонахождении.


– Он собрал их, – говорил по телефону мужчина средних лет. – Что дальше? – Выслушав, усмехнулся. – Вы правы, это сыграет в нашу пользу. А тех, значит...

Абонент перебил его. Мужчина засмеялся.

– А как быть с москвичами? – Выслушав ответ, поморщился. – Понял и все сделаю.


– А это тебе. – Подождав, когда выйдут пятеро, лысый кивнул плотной женщине. – Клиент. – Он положил на стол фотографию.

Взяв ее, она удивленно посмотрела на него:

– Как быстро все меняется. Ведь совсем недавно...

– Все течет, все меняется, – усмехнулся он.

За окном раздался взрыв, ударила длинная автоматная очередь. Женщина бросилась на пол. В ее руке появился выхваченный из-за пояса «браунинг». Лысый с пистолетом в руке подошел к окну и осторожно выглянул. Выматерился. Под окном горел «мерседес». Женщина встала и закурила.

– Сядь! – закричал он.

– Был взрыв и автоматная очередь, – спокойно проговорила она. – Цель нападавших – пассажир машины. Они уже ушли.

– Тоже верно. Значит, вот почему ты звонил, – процедил лысый. – Ну ладно, ты сам вынудил меня. Так! – Он разорвал фотографию. – Цель ты знаешь.

– Но придется повысить оплату, – улыбнулась женщина.

– Конечно, – кивнул он. Прозвучал вызов сотового.

– Вы живы? – услышал лысый. – Мы только отъехали, и тут...

– Все в порядке. Выполняйте работу.

– Я уехала, – выходя, сказала женщина.

– Удачи! – Он увидел в окно подъехавшую машину и шагнул к двери. Остановился. – Машина не моя. Лучше, если никто не будет знать обо мне. Водитель местный, но на кого он работал, никто не знает. Охрана моя, но этого тоже не знают. Подумают, что покушались на Лункова. Хорошо, что я не был в машине. А ведь хотел ехать за Лунковым сам. Значит, вот почему ты звонил... Ты облегчил мне задачу. – Лысый вернулся к окну и стал наблюдать за осматривающими потушенную машину оперативниками и криминалистами. Но тут же поспешно отступил от окна. – Еще не хватало попасть в свидетели. – Он взял сотовый и набрал номер.

– Слушаю, – почти сразу отозвался женский голос.

– Добрый день, Наталья Васильевна, – улыбнулся он.

– Здравствуйте, Валдас.

– Узнали? – удивился он.

– Только у вас такое правильное произношение, – рассмеялась женщина. – Вы уже знаете?

– Даже немного больше. Арсению Афанасьевичу...

– Извините, Валдас, – перебила женщина, – но Арсений...

– Хорошо, – засмеялся он. – Якову, если вы так хотите, грозит опасность. Умар-бек послал туда людей. Это очень серьезно. Меня тоже только что пытались убить. Я бы очень хотел поговорить с самим Будиным.

– Я не знаю, чем вам помочь.

– Послушайте, Наталья Васильевна, если вам удастся связаться с Будиным, скажите, что я очень хочу ему помочь. Вам тоже угрожает опасность. Умар-бек вполне может знать ваш...

– Хорошо. Вам позвонят. А сейчас извините и до свидания. – Телефон отключился.

– Отлично, – усмехнулся он. – Нам с тобой, Арсений, действительно нужно кое-что решить. И надо найти Командора. Сейчас его лучше иметь союзником. Пока союзником.


– Он хочет поговорить или встретиться? – спросил по телефону Будин.

– Связаться, – уточнила Наталья.

– Понятно. У тебя был кто-нибудь?

– Пока Бог миловал.

– Умар звонил тебе по домашнему номеру?

– Два раза. А это значит, что Валдас...

– Это значит одно – тебе надо немедленно менять адрес. И желательно остановиться там, где тебя никто не знает.

– Все так серьезно?

– Более чем.

– Когда мы увидимся?

– Не знаю. Скорее всего мы с тобой уедем. Но когда это произойдет, не знаю. Сейчас я могу рассчитывать только на себя. Надеюсь, ты поняла из слов Валдаса, что за мной охотятся бывшие подельники по Лесосибирску?

– Я тебя об этом не раз предупреждала. И говорила, что лучше, если ты опередишь их.

– Все не так просто. Я во многом зависел от них. Тогда я поступил глупо. Они сумели раскрутиться на те деньги, а я просто спрятал их в чулок. И сейчас жалею об этом. Но ты знаешь, почему так вышло.

– Что ты думаешь о предложении Литовца?

– Я свяжусь с ним. В конце концов, ничего не потеряю, а выслушать его интересно. К тому же мне сегодня сообщат, было ли покушение на него, и тогда я приму окончательное решение. Литовец – наш шанс выбраться из России и устроиться где-нибудь в небольшой стране. Это новые документы и тихая, безбедная жизнь. Надеюсь, ты не забыла, что если...

– Я все помню, – сердито перебила Наталья.


– Представляю, что сейчас испытывают твои коллеги, – посмеиваясь, проговорил Лисовский. – Наверное, каждый из них мечтает пристрелить тебя на месте.

– Могу заверить, – усмехнулся куривший у камина Лебедев, – что то же каждый из них мечтает сделать и с тобой, а особенно с Будиным. И мне жалко Букина. Было бы гораздо лучше для нас, да и для него, если бы он был трупом.

– Он раскололся, сучара поганая, по полной программе. Мент, он и в Африке мент.

– Я тоже мент, – усмехнулся Лебедев. – И Будин. Ты не забыл?

– Помню. Слушай, Вадик, а ты долго собираешься курковаться здесь?

– У тебя есть предложение?

– Да. И больше того, у меня есть возможность умотать из России. Документы будут. Только вот маловато деньжат. Но большие деньги есть совсем рядом.

– Не понял... – Лебедев пристально посмотрел на него.

– У Будина полно денег. Почему бы нам их не взять? Будину отсюда не выбраться, на него сейчас охотятся и бывшие подельники, и менты. И очень скоро его или возьмут, или убьют. А нам и в том, и в другом случае кранты. У Будина сейчас четверо охранников и банда в тайге. Но сюда банда не пойдет. Как я понял, он на них поставил крест. У тебя нет никого, у меня есть трое, испачканных в крови, терять им нечего, как и нам с тобой. Так что думай, со мной у тебя есть шанс.

– Да я уж столько раз об этом думал, – вздохнул Лебедев. – Но когда своих коллег валил, не понимал, что будет дальше. Не было бы на мне мокрухи, я бы лапы поднял. Но наверняка Букин уже рассказал обо мне.

– Что решил? – нетерпеливо спросил Лисовский.

– Надо все обмозговать хорошенько. А сделать Будина можно и нужно. Предположим, мы возьмем его деньги. И что тогда?

– Сразу исчезаем. Нас проводят отсюда, а дальше мы будем пробиваться сами. Изменим внешность, ксивы будут в порядке, бабки в наличии, и все.

– Отсюда мы выберемся, но наверняка мы уже в федеральном розыске.

– Не боись. Нам сделают ксивы и военные, и водительские. И удостоверения участников чеченской войны. Даже пару медалей иметь будем. И внешность изменим. Если ты согласен тряхнуть Будина, то сегодня сфотографируемся на документы, через пару дней у нас будут новые имена и фамилии. Начнем жить заново.

– А как с теми, кто у тебя остался?

– Проводят нас, там мы их и оставим. Жить надо начинать с нуля и обрезать все концы.

– Ладно. Давай обмозгуем все насчет Будина.


– Как сквозь землю провалились, – зло проговорил Арин. – Никто не видел никого. Ни Лисовского, ни...

– А ведь они где-то в городе, – сказал Борисов, – не могли уйти. Значит, и Будин в Красноярске. Ни Суцкий, ни Букин не знают, где могут находиться его подельники. Букин признался в подготовке убийства Погодиной и в том, что он сам убил в девяносто третьем лесника под Таежным. Поднимите личное дело Букина. Я уверен: начал Букин не с девяносто третьего, когда на убийстве его якобы подловил Будин и заставил работать на себя, а с девяносто первого.

– Вы думаете, – удивленно спросила Варвара, – что...

– Именно так я и думаю, – перебил Борисов. – Я ни о чем его не спрашивал, он сам начал говорить о Лесосибирске и что именно в то время он был в отпуске. Назвал числа и место, где находился. И что это могут подтвердить. А в убийстве лесника сам признался. Но меня не покидает ощущение, что Букин все знал о событиях в Лесосибирске. В общем, мне нужно его личное дело.

– Букин служил до девяносто второго в Лесосибирском РОВДе, – сказал Арин.

– Начальство рвет и мечет, – сообщил, войдя, Цыгин. – Мол, ни на йоту не продвинулись в деле о вешателях. И что вот-вот приедет следователь из Генеральной прокуратуры. Вас вызывают, Игорь Васильевич.

– Иду. – Борисов вышел.

– А что-то действительно вешатели затихли, – сказал Соколов. – Получается, что мы у них работу забрали.

– Срочно на выезд! – услышали они крик Борисова. – Сбылась твоя мечта, – сообщил он выскочившему первым Цыгину. – Горелого повесили.

– Наконец-то, – усмехнулся Павел.

– Вы поезжайте, – сказал Борисов, – а я на ковер.


– Он какой-то странный стал, – плача, рассказывала пожилая женщина. – Как телефон зазвонит, за что попало хватался. Раз чуть утюгом голову почтальонке не проломил. Ты, говорит, хочешь меня повесить. А тут пришла я из магазина... – Она зарыдала.

– Одной гнидой меньше, – прошептал стоявший у подъезда в толпе жильцов дома пожилой мужчина. – Девчонку до самоубийства довел, а теперь и сам вздернулся. Мало, гниде! А вы что сопли распустили? – Он покосился на трех вытиравших глаза пожилых женщин. – Радоваться надо. Теперь за дочек и внучек все ж спокойнее будете. Одним паразитом меньше стало. Молодец, кто эту заразу изводит. Их бы опрыскивать, как жука колорадского.

– Ну, – посмотрел на идущего рядом Соколова Цыгин, – слышал, что люди глаголят? Если мы возьмем этих вешателей, то народ за них стеной станет. Жаль, если Горелый сам вздернулся. Ему бы табличку: «Так будет с каждым».

* * *

– Где Угаловский? – недовольно спросил прокурор края. – Что есть нового по делу об этих вешателях? Сегодня еще одного нашли. А у вас снова ни единой зацепки.

– Почему ни единой? – не согласился Борисов. – Надо взять Будина и...

– Будиным занимаются другие, – перебил прокурор. – Если дело будет вестись так же, я отстраню вас от него. Нужен результат.

– Поверьте, – Борисов вздохнул, – мы делаем все возможное. Я уверен: это затеяно ради напоминания о деле девяносто первого года в Лесосибирске. Стоит нам узнать фамилии всех убитых тогда, и выяснится, кто мстит. Он рядом, даже, возможно, среди нас.

– А может, Борисов прав? – вздохнул сидевший у окна полный мужчина в штатском.

– Полковник ФСБ Горюнов, – представил его прокурор.

– Дело вы будете вести и дальше, – сказал Горюнов, – но постоянно держите нас в курсе. Появилась интересная для нашего ведомства информация, и я хочу попросить вас, Игорь Васильевич, вот о чем...


– Ментов кругом полно, – сообщил подошедший Митрич. – На автовокзале и особенно на железнодорожном. Так что если ваши морды знают, вам не выбраться.

– Нам не вывести вас из города, – поддержал отца Лохматый, – а вас ищут. У меня мент знакомый есть, он и заикнулся про вас. Мол, не взяли тогда у Топорика столичных, а сейчас искать приходится. Дом цыгана взорвали, а туда курьер из Москвы ехал. Точнее, только вошел, и тут взрыв. Поэтому менты вас и начали искать. Суцкий, видимо, о вас напел. Так что вам пока не выбраться.

– Вот влипли! – Геракл выругался. – Надо было выбираться сразу. Но куда? Грозный нас наверняка приговорил. Слушай, а ведь и тебя могут потянуть, – кивнул он Лохматому. – Этот адвокатишка хренов знает, что ты...

– Обо мне он не знает, – сказал Лохматый. – Топорик обо мне ничего сказать не может. Грозный – тот да. Но трупы он на меня не повесит. А пушнина, мясо и древесина – это еще доказать надо. Так что на этот счет я спокоен. Нет на меня у них ни хрена. А вот я много чего сказать могу. Так что никому не выгодно меня ментам дарить. Если потянут, я им немало интересного расскажу и о Топорике, и о Грозных. О приятеле их, Литовце. Он сюда приезжал пару раз. Вроде как на отдых. А сам золотишко по дешевке брал. Кое-кого и на гоп-стоп ставили, и даже трупы имеются по этому делу. Так что я спокоен, невыгодно им меня подставлять.

– Вот тебе и хрен, – проворчал Митрич. – Я думал, мой сын просто браконьер со стажем, а он, выходит, шестеркой у московских бандюг ходит.

– Да ты, батя, не особо меня в шестерки записывай, – неожиданно обиделся Василий. – Просто...

– Хоть просто, хоть, значит, сложно, шестерка, он и есть шестерка. А как тебя еще назвать-то? Ты ж на них, едрена вошь, ишачил. А сейчас, значится, ты в героях ходишь. Не упомянут, мол, меня, потому как я за ихние темные делишки ой сколько знаю. Так на кой им тебя ментам отдавать? Проще тебе совсем рот закрыть. Пришлют сюда пару ребят веселых, вот вроде этих, – Митрич кивнул на Геракла с Суслиным, – и пришибут тебя вместе со мной. Уж тогда-то точно никому ничего не разболтаешь.

– А отец твой прав, – хмуро проговорил Суслин. – Так скорее всего и будет. Насчет Грозного не скажу, он вроде на это не идет. А вот сын его, Ванька, запросто может прислать парочку киллеров. Про Литовца ты вообще зря упомянул. Слышал я о нем, та еще мразь, ничего святого нет. И лучше бы, если б он о тебе не вспомнил, а то хана тебе.

– Пусть сунется, – самодовольно произнес Лохматый, – я его встречу.

– Чем? – усмехнулся отец. – Карабином, что ль, привечать станешь? Так ежели тебя убить засобираются, не пойдут они на тебя в открытую. Из-за угла пулю влепят, и поминай как звали. И усадьбу подожгут на всякий, как говорится, случай. Потом ищи ветра в поле. Слушай, что тебе эти бандюки говорят, они-то знают толк в этих делишках. Чай, не одного на тот свет спровадили. Я вот как тебя увидал, – кивнул он Гераклу, – сразу понял: бандюга, людей убивал. Только не говори, что нет.

– Приходилось, – усмехнулся Геракл, – и не раз. Но все это в прошлом. Если тронут, постоять за себя смогу. А тебе, в натуре, поосторожнее надо быть, – сказал он Лохматому. – Литовец тот еще тип. Для него жизнь человеческая ни хрена не стоит. Ты, Кирка, говорил, Татарин там вешал ваших. А кто еще был?

– Да не видел я Татарина. Просто базар слушал. Про Литовца, кстати, тоже пару раз говорили. Будин там воду мутил, и Букин с ним. Я уже сидел, ко мне Будин пришел. Я, говорит, тебя вместе с Любимовым при попытке к бегству шлепну. А тут Букин нарисовался и про какого-то мента сказал: мол, он копать начал. Надо его тоже кончать. Вот фамилию не помню. Сколько раз пытался припомнить и не мог. А вспомнил бы, пошел к нему. Он жив остался. Будин кому-то... – Кирка нахмурился. – Точно, Будин как раз с Литовцем и базарил. Про золото что-то тер, а потом говорит, что мента этого кончил. А тут Букин нарисовался и сказал, что труп мента исчез. Значит, жив остался. Меня они отоварили путем. А на другой день Погодина появилась. Ну и отпустили нас с Любимовым. Нам Будин напоследок сказал: если вякнете хоть слово, вам не жить, мы вас из-под земли достанем, чтоб обратно мертвыми сунуть. Вот так-то.

– И ты столько лет молчишь! – поразился Митрич.

– Поэтому я и живой до сих пор, – ответил Кирка. – А когда теперь вешать начали, мы с Генкой Любимовым решили, что надо из города исчезнуть. Вот я к тебе и пришел.

– Во дела! – хмыкнул Митрич. – Выходит, запросто могут сюда заявиться эти самые киллеры. Раньше просто мокрушники были, а сейчас их по-иностранному называют. Что будет с Россией-матушкой? Бог, наверное, и то не знает. Давайте-ка, мужики, примем грамм по двести, а то вдруг и выпить больше не доведется. Сейчас заявятся эти отморозки и кончат всю нашу честную компанию. Я литру притащу.


Невысокий мужчина вышел на перрон и, остановившись, прикурил. Носильщики с тележками и встречающие сновали взад и вперед. Поезд Москва – Красноярск остановился.


– Здорово, Лохматый, – вылез из «Нивы» Лесовик.

– Здоров, коли не шутишь, – пожал ему руку Василий.

– Добрый день, Митрич. – Лесовик приветливо улыбнулся стоявшему у двери старику.

– Добрый и тебе, – пробурчал тот.

– Чего это ты вдруг решил наведаться? – удивился Василий.

– Пойдем подымим, – предложил Лесовик.

– Пошли, – взглянув на отца, кивнул Лохматый.

– Чтой-то не нравятся мне эти гости, мать их за косу, – пробормотал Митрич и быстро вошел в дом.


– Кто это? – спросил Суслин, стоя с пистолетом справа от окна. Геракл смотрел в окно с другой стороны дома.

– Лесовик, – сказал Кирка, – вы же его знаете.

– В натуре, он, – кивнул Суслин. – Нервы ни к черту.

Из дома вышел Митрич с двустволкой в руках. Из «Нивы» выскочили двое парней с пистолетами.

– А ну-ка брось хлопушки! – Вскинув ружье, старик прижал приклад к плечу.

– Молодец, старый, – одобрительно пробормотал Суслин.

– Это свои, батя! – торопливо проговорил Василий.

– Правильно твой батя нервничает, – кивнул Лесовик. – Тебя убьют. Точнее, должны убить. Приехали от Муллы, и я понял, что тебя кто-то заказал. Мои люди встречали человека от покупателя леса, а приехали отморозки. В общем, я тебя предупредил. – Лесовик пошел к машине.

– А с чего это вдруг? – остановил его Василий.

– Следующим могу быть и я, – повернувшись, пробормотал Лесовик. – И еще. Давай пока воздержимся от дел. Сейчас менты как оглашенные шарят повсюду. Себе дороже будет что-то делать.

– А кто заказал меня?

– Я так понял, что из-за границы.

– Спасибо.

– Сочтемся. – Лесовик пошел к машине. Парни, открыв дверцу, дали ему сесть и сами быстро забрались внутрь. «Нива» тронулась.

– И что он тебе говорил? – спросил отец подошедшего Василия.

– Заказали меня.

– Мать ихнюю за косу, – пробурчал Митрич.

– Ну? – выходя из времянки, спросил Суслин.

– Хлопнут его, – сказал Митрич. – Чего это они?

Отъехавшая «Нива» возвращалась задним ходом. Остановилась.

– Вас тоже хлопнут! – в открытое окно крикнул москвичам Лесовик. «Нива» тут же поехала вперед.

– Во обрадовал! – хмыкнул Митрич.

– Надеюсь, он не скажет, что мы тут, – процедил Геракл.

– А я в любом случае не ушел бы отсюда, – проговорил Суслин. – Вы не против таких постояльцев? – спросил он Митрича.

– А кто ж от двух пистолетов откажется? – усмехнулся старик.


– Что-то непонятно. – Борисов перевернул листок в тонкой папке. – Как мог Будин оказаться в двух местах почти одновременно с разницей в полтора часа? Даже учитывая перемещение самолетом, он не мог...

– Вот-вот, – согласился Петрович. – Я тоже обратил на это внимание. Как так вышло, думаю? И еще... – Нацепив очки, он подчеркнул ногтем строчку. – Здесь Арсений Афанасьевич. Так?

– Да.

– Вот-вот. А ведь его вроде как Яковом Игнатьевичем зовут. И вдруг Будин, но Арсений Афанасьевич. Как так?

– Действительно, что-то... Постой, Петрович, может, ты говоришь о двух разных людях? Ведь фамилии...

– Я хоть и старый, но с головой еще дружу. Глянь-ка! – Он достал из конверта фотографию. – Кто это?

Борисов усмехнулся:

– Будин Яков Игнатьевич? А...

– Хрен ты угадал, – хмыкнул Петрович и перевернул фотографию.

– Будин Арсений Афанасьевич, – прочитал Борисов. Посмотрел на дату рождения и округлил глаза.

– Вот-вот. Я тоже удивился. Один в один, только имена и отчества разные. И что теперь ты можешь сказать?

– Ничего, – растерянно отозвался Борисов. – Я ни черта не понимаю.

– Я пошел дальше, послал запрос в тот детдом в Питере, где вырос Будин. И сейчас жду ответа.

– Подожди, что ты этим хочешь сказать?

– Только то, что сказал. Все-таки интересно, согласен?

– Да. Но это, – Борисов кивнул на фотографию, – какая-то...

– Очень скоро будет и ответ, – посмеиваясь, проговорил Петрович.

Борисов внимательно посмотрел на него.

– Что ты увидел? – спросил старик.

– Да просто об этом думаю. – Борисов отвел взгляд.

– Вот и я всю ночь просидел. А что нового есть о вешателях?

– Да пока ничего. Я думаю, все это связано. Не зря плакатики на грудь вешают. Возьмем Будина, и, я думаю, многое станет ясно.

– А начальство, видать, так не думает.

– Почему?

– Да мне так кажется, – смешался старик.

– Начальство так не думает. Сегодня на ковер тягало. Вроде следователь из столицы приезжает.

– Значит, не доверяют тебе?

– Я ничего нового не нашел, – вздохнул Борисов. – Вот только благодаря тебе и вышел на Будина и его компанию. А так...

– Погоди, – остановил его Петрович. – Значит, всех уже из той братии установили?

– Да пока только Будин проходит по делу, – вздохнул Борисов. – Ну и еще Грозный скорее всего пойдет, Иван.

– А Степан, значит, снова в стороне останется? – неожиданно зло спросил Петрович.

Скрывая улыбку, Борисов отвернулся и выключил закипевший чайник.

– Пока так, – кивнул он. – Но если возьмем Будина, то он, без сомнения, сдаст всех. Букин говорит, что...

– Да он тоже вешал, паскуда, в Лесосибирске, – процедил Петрович. – Неужто не поймете вы? В девяносто втором их всех оттуда перевели, а дело прикрыли. Оно и понятно – новая власть в России, все по-новому, и незачем старый грех ворошить. Прикрывал кто-то Будина с дружками. Ведь они там не просто так вешали. Золота они немало вымыли. И Букин, он тогда майором был, самое...

– Это ты тоже в архиве нашел? – перебил его Борисов. – Но странно – ведь от дела ничего не осталось.

– Так меня втянуло. Сам знаешь, как я на пенсии живу, скука смертная. Вот только ты и даешь иногда информацию к размышлению. А что Погодина – ничего нового не сообщила?

– Она, судя по всему, чего-то боится. Так, в общих чертах дала некоторую информацию, что освободила Любимова и Лобикова.

– А что сами мужики-то говорят?

– Ничего, Любимов как в рот воды набрал, а Лобикова мы не нашли.

– Они всю жизнь молчат, может, поэтому и живы. Но вот сейчас что-то странное происходит – пытаются убрать Соловьева, Погодину, а Любимова с Лобиковым нет. Почему?

– Значит, считают, что они не опасны.

– А ответь, – спросил Петрович, – тебе больше хочется взять Будина с остальной гоп-компанией или тех, кто вешает теперь?

– Это взаимосвязано, я уверен. Кто-то таким способом напоминает о случившемся в девяносто первом в Лесосибирске. И если возьмем Будина, мы раскроем убийства и в то время, и сейчас.

– Значит, ты считаешь, что те, кто уничтожает подонков, тоже преступники?

– Да, я так считаю. А ты думаешь иначе?

– Я, конечно, понимаю, что вешать не признанных судом преступниками людей – самосуд. Судя по всему, это запланированная акция возмездия. И тем не менее убийство есть убийство, его ничем не оправдаешь. Правда, сейчас в уголовном кодексе появилась статья о праве на самооборону.

– Ага, – насмешливо согласился Борисов. – В Москве женщина защищалась от насильника, наугад ткнула его ножом, который носила лет с семнадцати, когда ее впервые пытались изнасиловать. Насильник умер, она ножом попала в артерию, и он сдох от потери крови. И что? Ей дали условный срок, и она должна выплатить большие деньги родственникам погибшего насильника. А ведь его нашли в машине со спущенными штанами. Вот тебе и право на самооборону.

– Да все я понимаю, – вздохнул Петрович. – Просто ты кое-что никак понять не можешь. Да, это не метод борьбы с преступностью, хотя и довольно действенный. Я, например, не понимаю тех, кто требует возвращения смертной казни. Пожизненное заключение – это самое ужасное, что можно придумать.

– Я такого же мнения. Поэтому давай пить чай и...

– Потому и не повесили Будина и Букина, – вздохнул Петрович. – Они должны попасть в ад независимо от того, существует ли он на том свете, пусть они испытают его при жизни. Давай пить чай, – кивнул он. – Я купил торт «Наполеон», очень вкусный.


– Нам нужна Наталья Васильевна Окунева, – вежливо проговорил молодой мужчина в штатском.

– А вы кто? – настороженно спросила открывшая дверь полная женщина.

– Капитан Парин. – Он достал удостоверение. – Управление по борьбе с организованной преступностью.

– Она уехала, – торопливо заговорила полная, – часа три назад. Собрала вещи и уехала. Сказала, на курорт.

– Понятно. Она не говорила, куда именно?

– Нет. Сказала, надо развеяться.

– Ясно. Жаль. Очень бы хотелось поговорить с госпожой Окуневой. Ну что ж, до свидания и спасибо. И еще. Надеюсь, вы понимаете, что говорить о моем визите никому не следует?

– Конечно. А Наталья, значит...

– До свидания. – Холодно улыбнувшись, капитан пошел к стоявшей у калитки машине.

– Слышь, Витька, – закрыв дверь, позвала женщина, – хозяйка-то наша из мафии. Сейчас милиционер приходил. Из самого управления...

– Закрой рот, – хмуро посоветовал толстый мужчина в пижаме, – а то кудахчешь, как курица. Я тебе сразу говорил – не может простая баба иметь такие хоромы, да еще с квартирантов денег не брать, они только за домом должны приглядывать. Надо уматывать отсюда.


– Куда? – зло спросил Омар.

– На курорт какой-то, – усаживаясь рядом с водителем, ответил «капитан», – часа три назад.

– Что делать будем? – спросил сидящий за рулем здоровяк.

– Давай в аэропорт, – решил Омар. – Может, успеем перехватить. Или хотя бы узнаем, куда улетает. А уж там ее встретят.


– Значит, ее нет, – вздохнул неторопливо идущий по тротуару молодой мужчина в темных очках. – Отбой! Ждите меня у магазина.


– Поехали, – кивнул сидевший за водителем один из троих парней. – Янки сказал, у магазина сядет.

– Чувствую, нам тут придется задержаться, – недовольно проговорил водитель.


– Как устроилась? – спросил по телефону Будин.

– Более или менее, – ответила Наталья. – Надеюсь, ненадолго. Что ты решил насчет Литовца?

– Пока ничего. Как получу подтверждение, что на него было покушение, тогда...

– А если это просто спектакль? – перебила она.

– Там такие люди, что сумеют отличить спектакль от жизни. Ты никуда не выходи, в город приехали люди Умар-бека. И скорее всего они...

– Думаешь, Грозный с Рафиком не послали киллеров?

– Рафик вряд ли. Командор тоже нет. Грозный может. Впрочем, скоро все это закончится, и мы будем доживать где-нибудь на берегу...

– Мне только сорок два, доживать еще рано.

– Но мне уже пятьдесят три.

– Будем жить, а не доживать, – улыбнулась Окунева.

Прозвучал вызов сотового.

– Приходил один, – услышал Будин мужской голос. – Показал удостоверение УБОПа. В машине было еще четверо. Уехали в аэропорт.

– Молодец. Умеешь ты деньги зарабатывать. Если что, звони сразу.


– Да мы с миром. – Угол поднял руки вверх.

– Уходите, – проговорил стоящий на крыльце с ружьем Соловьев. – И чем быстрее вы это сделаете, тем для вас лучше. Сейчас могут вызвать участкового, а он...

– Он нам ни к чему, – засмеялся Угол. – Меня ищет милиция. Ну, не официально пока, но все-таки. Подозревают, что я убил Топорика. Я бы хотел с тобой поговорить о Лесосибирске. Сергей Угаловский – мой отец.

– Заходи. – Соловьев опустил ружье.


– К нему трое каких-то приехали, – торопливо говорила соседка, – я сама видела. Он с ружьем вышел, один руки вверх поднял, но потом опустил, и они вошли в дом.

– Значит, нормальные люди, – улыбнулся Зубин. – Спасибо, тетя Клава, за бдительность.

– А взаправду говорят, что бандитов какие-то добрые люди начали вешать? Из города вон Сашка Лопушкина приехала и сказывала. И сейчас, говорит, в городе намного меньше...

– Во-первых, – перебил ее участковый, – хорошие люди никого вешать не будут. А во-вторых, вы ведь умная женщина и не станете слушать болтовню.

– Вот я так ей и сказала, – торопливо проговорила соседка, – что, мол...

– Извините, – вежливо остановил ее Зубин, – мне сейчас будут звонить. Спасибо и до свидания.


– Да Будин там мутил воду, – говорил Соловьев. – И Букин с Уриным, дядей Топорика. Любимова с Киркой – так Лобикова прозвали – крайними пустить хотели. А твой папаша, видно, им не по зубам пришелся. Его ножом два раза ударили, били потом и уже мертвого повесили. А кто именно, не знаю. Я начал копать, но меня сразу перевели севернее, а там... – Он потрогал свой бок. – В общем, кончился мент Соловьев.

– Но ведь тебя хотели убить, – сказал Угол. – Значит, ты что-то знаешь. Скажи...

– Слушай сюда, – не дал договорить ему Соловьев. – Если бы я знал что-то, то давно бы рассказал кому следует. А то, что знаю, и следователю из прокуратуры говорил, и сейчас тебе. Так что не грузи на меня больше, чем надо. А убить хотят... – Он пожал плечами. – Хрен его знает почему. Может, так же думают, как и ты. Но Будину сейчас с Букиным, один хрен, конец. А больше я и не знаю ничего. Насчет Букина, кстати, у меня нет стопроцентной уверенности. Предположения были, а вот уверенности нет. Правда, говорят, он сейчас подробные показания дает. С Суцким соревнуются, кто быстрее и больше напишет. – Он рассмеялся.

– А отца ты знал? – тихо спросил Угол.

– Знал, – вздохнул Соловьев. – Ну, конечно, приятелями не были, так, встречались. Нормальный мужик был, – он посмотрел на Угла, Метку и Романа, – не трус и слово держал. Начали эти сволочи с одного местного, у него брат где-то милиционером был. Он ехал в Лесосибирск, но его по дороге обстреляли, ранили крепко. А больше я о нем ничего не слышал. В общем, Урин там загуливал, крестный отец местных бандюков. Ведь в то время вся грязь всплывать стала. Рэкет, крыши разные появились. И многие тогда капитал на чужой крови нажили. Эти, кто твоего отца кончил, золота там прилично хапнули. Сейчас живут припеваючи. Когда я после ранения в себя пришел, хотел покопаться еще. Но тут несчастья житейские начались – жена ушла, мать с отцом умерли. А я слаб оказался, стал горе водкой заливать. И если бы не приятель один, так бы и кончил где-нибудь на свалке, среди бродяг тех, кого я сажал. Смертным боем меня били. И друзья отвернулись. Но один вот сюда привез, потому и живу. А сейчас и пить бросил. Девушке-следователю пообещал и не пью. Слово все-таки держать умею.

– А где сейчас может быть Будин? – спросил Метка.

– Да если б знал, – хмуро отозвался Соловьев, – сам бы поехал и пришиб, к чертовой матери. И пусть бы судили потом. А это не вы там вешаете с предупреждением? Молодцы, дай Бог, чтоб не поймали.

– Да не мы это. – Угол засмеялся. – У меня на такое духу не хватит. Не пробовал и, наверное, не смогу.

– Не разобрались еще, кто дом цыганский в Атаманове взорвал? – спросил Соловьев.

– Да нет вроде, – ответил Угол. – Хотя, может, и нашли, но мы не знаем.


– Где они? – зло спросил Урядник.

– Я-то откуда знаю? – пожал плечами Лесовик. – Они все время у Топорика были. Потом, когда его менты стали навещать, свинтили и адрес не оставили. Ты, значит, по их душу прикатил? А я думал, насчет леса. Значит, вы, как я понял, тут свои дела прекратили? – Он усмехнулся. – Наркотики под огонь пустили. Лихие вы мужики, своих подорвали. Товар-то не жаль?

– Слушай, ты, умник, – подступил к нему Урядник, – или ты мне...

– Или что? – ухмыльнулся Лесовик. Несколько человек, вскинув карабины, направили стволы на Урядника и троих его парней. Схватившись за рукоятки пистолетов, парни напряженно застыли.

– Не рыпайтесь, городские, – добродушно проговорил Лесовик, – тут вам не столица. Положим сразу, никто и следов не найдет. Так что выньте свои пукалки и бросьте их, пока при памяти, – угрожающе добавил он. – Шустро!

Парни уставились на Урядника. Тот разжал пальцы. «ТТ» упал у его правой ноги. Парни тоже побросали пистолеты.

– А почему вас Лохматый интересует? – спросил Лесовик.

– Тебе-то какая разница? – раздраженно ответил вопросом Урядник.

– Так ежели б разницы не было, я не спрашивал бы. Он-то вам что сделал?

– Лично нам ничего. Нам приказали.

– А ежели вам прикажут мать с отцом прибить?

– Не путай хрен с гусиной шеей, – усмехнулся Урядник. – Ты...

– Короче, вот что я вам скажу, – перебил его Лесовик, – уматывайте отсель по-хорошему. Ежели еще раз заявитесь, подснежниками станете. Знаешь, что это такое?

– Хрен его знает, – подумав, ответил Урядник.

– Когда на Колыме находили весной жмуров, больше старателей-одиночек, вот их менты и называли подснежниками. И народ так же говорил. Уматывайте, – повторил он, – руки марать не хочу. Но еще раз увижу – прибьем.

– Да тут не все так просто, – вздохнул Урядник. – Если мы работу не сделаем, нас, может, и не подснежниками, но трупами точно сделают. – Он криво улыбнулся. – А вообще я не пойму, тебе что, этот Лохматый брат, что ли? Ведь базар был, что вы вроде и территорию делили. А теперь, выходит...

– А выходит очень даже просто, – процедил Лесовик. – Это наши дела, и в свою телегу мы других не сажаем. Проводите их! – Он махнул рукой. – Если что не так – прибейте. И собирайтесь, сваливаем отсель. Менты уже два раза наведывались. Мы еле откупились. А если неподкупные придут, пойдем на север, там и остановимся. И завязывать со всеми связями надо. Сам себе хозяин намного лучше, чем вот таких гостей ждать. – Он кивнул вслед Уряднику с парнями, которых под стволами карабинов вели к дороге четверо.


– Они у Лохматого, – тихо сказал по телефону плечистый мужчина. – Угла не найдут. Против него ничего нет, но думают, что он убил...

– Как Букин? – перебил его Будин. – Колется?

– Не особо. О Лесосибирске вообще молчит. На себя нагрузил убийство...

– Слушай, если закроешь им рот, хотя бы одному Букину, получишь сто тысяч евро. Ты слово мое знаешь, если я сказал, значит, так и будет. Парень, которого...

– Он умер, медики удружили. Сейчас расследование идет. Суцкого и Букина охраняют.

– Букин где, в камере?

– Оба в камерах-одиночках. А тут еще есть факт интересный – похоже, у вас двойник имеется. Или вы...

– Ты чего мелешь?! – закричал Будин.

– Борисов говорил со своими и упомянул об этом. Какой-то старик сделал запрос в детский дом. Так по крайней мере я слышал.

– Старик? Что еще за старик?

– Вроде хороший знакомый Борисова или его родственник. Да я могу выяснить.

– Надо было сразу выяснить, – зло проговорил Будин. – Вечером жду звонка со сведениями.

– Вы забыли об оплате.

– Получишь сегодня на том же месте.


– Твою мать! – выругался Урядник. – Что мы Грозному скажем? Он же нас живыми в асфальт вкатает. Вот сучары узкоглазые! – Он плюнул.

– Билеты брать? – спросил один из парней.

– Самолетом полетим. Пушек нет, так что воспользуемся услугами Аэрофлота.


– Понял, – сказал бородач по телефону, – все сделаю. А когда мы...

– Всему свое время, – перебил его хриплый голос. – Сейчас наша главная задача – сделать так, чтобы все они оказались на скамье подсудимых. И пусть дело о вешателях навсегда останется нераскрытым. Но сначала необходимо найти Будина.

– Об этом не беспокойтесь, у меня к нему свой счет имеется.

– Вот это как раз и беспокоит. В таких делах не должно быть сведения личных счетов. Удачи. – Телефон отключился.


– Что еще за старик? – расхаживая по комнате, нервно спрашивал себя Будин. – Кто такой? Сволочь! – Он подошел к бару и достал бутылку водки. – Только этого еще не хватало. Что за старик? – Он наполнил рюмку и поднес ко рту, но замер. – Точно, он. Значит, живой. И все это его рук дело. Гнида! Значит, играешь, тварь? Доигрался ты. А я про тебя и забыл. Если бы я был тогда здесь, ты бы сдох после первого повешенного. Ну ладно, сучара, на этот раз тебе от петли не спастись. Неужели он? Хотя мне сейчас надо думать, как уносить отсюда свою задницу. Литовец – вот надежда. Но если он хочет выманить меня, чтобы прикончить? Хотя насчет подосланных казачков сказал правду. Когда же позвонит Астин? Узнаю, пытались Литовца убрать или брешет. И тогда пойму, зачем я ему нужен. – Прозвучал вызов сотового. – Да? – Он схватил телефон.

– Действительно, – услышал он, – взорвана и обстреляна машина «мерседес». Погибли четверо. Среди них банкир...

– Где? – перебил Будин.

– Около офиса Майкова.

– Спасибо, – облегченно вздохнул Будин. – Значит, все. – Он отключил сотовый. – У меня есть шанс. Так, все с собой сейчас я взять не смогу. К тому же идти за спрятанным опасно. Сказать Литовцу, где все находится? Тогда он уберет меня. Правильно воспользоваться золотом сумел только Умар-бек. Но сейчас у меня гораздо больше золота, и поэтому в разговоре с Литовцем надо будет держаться такого условия: ты вывозишь меня из России, и когда я пойму, что нахожусь в безопасности, укажу место, где оно спрятано. Ты привезешь, и половина твоя. Если не привезешь все, я тебя отдам ФСБ. Ему нужно очень опасаться этой организации. Как быть с Натальей? Хотя вот вариант – она все заберет. Люди у нее есть и смогут вывезти в центр России, а там Наталья все продаст. Связи у нее прекрасные, я в этом убедился и поэтому так и сделаю. Литовцу пообещаю то же самое: когда буду в безопасности, ты получишь миллион евро. Так все и сделаю. – Взяв сотовый и посмотрев в записную книжку, он набрал номер.


Санкт-Петербург

– Ну наконец-то, – сказал по телефону Литовец. – А то я уже начал собираться. Ты где?

– На диване, – услышал он насмешливый голос Будина. – Ты о чем хотел поговорить?

– А ты зачем звонишь? Надеюсь, не за тем, чтоб сказать, что ты на диване.

– Как я понял, ты все знаешь и можешь вытащить меня отсюда. Сколько ты за это хочешь?

– А у тебя есть варианты? Ты мне отдашь все, и я отправлю тебя, куда пожелаешь. Документы будут настоящие. Конечно, ты оставишь себе энную сумму и...

– Вот что, – перебил его Будин, – ты вытащишь меня, и когда я окажусь в безопасном месте, а такое место есть, ты получишь половину всего. Это, поверь, немало.

– А ты торгаш. Всего половиной своего нажитого на крови богатства оцениваешь собственную жизнь.

– Мне уже пятьдесят три, и я хочу дожить свой век в достатке и покое.

– А как насчет камеры для пожизненного заключения? – спросил Литовец. – Там тебе все будут давать бесплатно. Но не думаю, что ты там долго протянешь.

– В камеру я один не пойду. Я вообще люблю компанию. Так что будешь рядышком. Поверь, когда все откроется, нам светит именно...

– Это все понимают, поэтому Умар-бек и послал ребятишек в Красноярск. У него большие связи по этой части. А я даю тебе шанс. Меня он, кстати, тоже пытался убрать.

– А ты его?

– В общем, так, у меня три дня. Если ты согласен...

– Конечно, согласен, – перебил Будин. – Но я уже сказал, как все должно быть. И еще. Как именно ты собираешься вытаскивать меня отсюда? Меня сейчас усиленно ищут по всей России. – Литовец услышал тяжелый вздох. – И мне интересно, как...

– Да очень просто. Приезжают мои люди, тебя загримируют так, что ты себя не узнаешь. Потом перевезут на аэродром, где будет ждать доставивший подарки детям из детдомов самолет. Ты улетишь на нем вместо одного сопровождающего груз. Под него тебя и загримируют. А по прибытии в Питер мы делаем тебе пластическую операцию, и через месяц ты там, где хочешь. Правда, все это стоит денег.

– Почему ты решил помочь мне?

– Сначала я планировал твою смерть. Мне было плевать на твои деньги, хотя если бы мои люди нашли тебя, то они сделали бы все, чтоб узнать, где спрятаны твои сокровища. Но, подумав, я понял, что можно и нужно вытащить тебя. Во-первых, Умар-бек пытался меня убить. Во-вторых, мне порядком надоела поставка живой силы в Чечню. Это сейчас приносит только убытки. И в-третьих, мне нужны деньги. Два миллиона евро меня устроят.

– Миллион, – сказал Будин.

– Согласен. Теперь давай перейдем к делу. Через два дня в Красноярск прилетит самолет. За день до его прилета к тебе приедут мои люди. Они тебя загримируют.

– Хорошо. Но запомни, Валдас, если со мной что-то случится, бумага с тем, что касается нас всех, тут же попадет в ФСБ. И никто не заставит меня сказать, где эти бумаги сейчас. Я просто так подыхать не хочу.

– Хорошо. А ты не боишься, что эти бумаги...

– Не боюсь. Кстати, я это сделал на случай, если меня убьете вы или менты. Один за все я отвечать не собираюсь.

– Понятно. На твоем месте я сделал бы именно так. Надеюсь, у тебя останется хотя бы тысяч двести...

– Останется, – хмыкнул Будин.

* * *

– Он звонил, – сообщил мужчина средних лет. – Вот о чем они говорили. В Красноярск летит самолет с подарками для детских домов. И...

Ему не дал договорить мужской голос.

Он долго слушал, потом сказал:

– Хорошо, все сделаю.


Анкара

Прицел снайперской винтовки, выискивая цель, медленно скользил по стене особняка. Задерживаясь на окнах, перемещался дальше. Стоило в прицеле показаться человеку, снайпер долго рассматривал его и снова начинал искать нужную ему цель.


– Омар на месте, – с поклоном проговорил китаец.

– Результат когда будет? – резко спросил Умар-бек.

– Он ничего не сообщил, хозяин.

– Время поджимает, а он... – Умар-бек махнул рукой.

– Умар, – в кабинет вошла Гульнара, – звонил Ускал. Партию привезут завтра вечером. А...

– Все! – отрезал он. – Иди.

Зло блеснув глазами, она быстро вышла.

– Женщина, – усмехнулся Умар. – У меня за всю жизнь было семь жен и не было детей. Сейчас, надеюсь, будут. – Китаец молчал. – Я хочу наследника.

Лу Чин вышел.

– Безмозглая кукла, – пробормотал Умар, глядя вслед китайцу. – Правда, по-английски понимает и даже говорит. Машина для убийства. Он единственный, кому я полностью доверяю. А сейчас доверие дорого стоит.


Гульнара подошла к стоящим на подоконнике горшкам с цветами и полила их из серебряного кувшина. Она наклонилась, чтобы понюхать цветок. И, отброшенная попавшей в лоб пулей, рухнула навзничь. Кувшин упал на цветы. На шум в комнату заглянул плотный мужчина в чалме.

– Хозяин! – крикнул он. – Гульнара убита!

К нему бежали вооруженные люди.

– Осмотреть все вокруг! – скомандовал низкорослый бородач. – Шевелитесь, собаки! – Он толкнул одного ногой в зад. Появившийся Умар-бек остановился у двери. Низкорослый тут же сбил его на пол.

– Отпусти! – пытаясь подняться, прошипел Умар.

– Снайпер может ждать вас, господин, – прижимая его к полу, прошептал низкорослый.


– Что? – Эльза резко поднялась с кресла. – Она убита? – расширив глаза, спросила она и вдруг рассмеялась. – Наконец-то! Очень скоро я начну жить по-настоящему. Наконец-то! – И закружилась по устланной дорогими коврами комнате.

– Признайся! – прокричал вошедший в дверь Умар-бек. – Это ты?

– Я? – улыбаясь, переспросила она. – И ты можешь так думать? Я не знаю, кому так мешала она, но, клянусь, я очень довольна этим. Теперь ты только мой! – Она обвила его шею руками и поцеловала. Оттолкнув ее, Умар-бек быстро вышел.

– Стрелял снайпер из старой мечети, – сказал низкорослому смуглый здоровяк. – Он лежал там долго. Остались...

– Все места, – резко прервал его низкорослый, – откуда можно выстрелить по дому, держать под прицелом круглосуточно.


– Кто это мог быть? – шептал Умар-бек. – Я сотру их всех в мелкую труху! – проорал он. – Я всех уничтожу! – Он схватил спутниковый телефон.


Москва

– Я все понимаю, – сказал загорелый молодой мужчина. – Но ты просишь невозможного. Я и так уже помог твоим людям. А дальше...

– Хочешь две бесплатные доставки? – перебил его Умар-бек. – И еще две по заниженной цене. Качество товара ты знаешь.

– Уговорил, – рассмеялся загорелый. – Умеешь ты убеждать. Я сделаю их.

– Мулла, – вздохнув, проговорил Умар-бек, – все это очень и очень серьезно.

– Я понимаю, – ответил Мулла.

– Жду хороших известий, – прощаясь, проговорил Умар.

Отключив телефон, Мулла рассмеялся. Повернувшись, взглянул на Ираклия.

– Ну вот, – подмигнул он ему, – я же говорил, что все будет нашим.

– Надо найти Поэта, – процедил грузин. – Это он всех сдал ментам.

– Поэт – шестерка Командора, – пренебрежительно заметил Мулла.

– Ахмет был в ярости, и у нас просто не было выхода. Надо найти и убить Поэта.

– Просто убить? – усмехнулся Мулла. – Нет, он испытает все муки ада. Я уже приказал людям найти Пушкина, и он очень скоро будет здесь.


– Тебе сейчас нельзя высовываться, – сказал Командор. – Наверняка они поняли...

– Да плевать я на них хотел, – усмехнулся Поэт. – Остался только Ираклий, а у него в Москве нет людей. К тому же ты сам говорил – нужен выход на Муллу.

– Но не ценой твоей жизни. Мы найдем его.

– Мулла убил моего отца, – процедил Поэт, – и я должен отомстить ему.

– Дима, – вздохнул Командор, – поверь, будет гораздо лучше, если Муллу возьмут органы.

– Ну уж нет, я разберусь с Муллой сам. К тому же в любое время нас самих могут арестовать. И что тогда? А дадут нам немало. Так что мне нужно торопиться. Я ради этого и связался с грузинами, был у них на положении шестерки. Думал, с их помощью доберусь до Муллы, но он хитрый лис. А сейчас я уверен – он сам выйдет на меня.

– Ты с головой дружишь? – проворчал Ариец. – Тебя пришьют сразу, как только смогут.

– Ко мне самое большее придут четверо. Троих я убью, а четвертый мне скажет, где Мулла. Я нужен им живой. Они думают, что я мальчик для битья.

– Хорошо, – кивнул Командор, – с тобой будут...

– Нет, – возразил Поэт, – это мое дело. И я сам разберусь. К тому же, если со мной будет кто-то, его могут убить. И могут послать не троих или четверых, а больше. Я не хочу рисковать. Я сделал свою работу на пять с плюсом и прошу вас, не мешайте мне.

– Отдать тебя Мулле? – криво улыбнулся Командор. – В том, что с вами произошло, большая доля моей вины...

– Хватит, Валентиныч, – остановил его Ариец. – Да, мы нередко нарушаем закон. Но никогда не нарушаем святое для нас правило: не причинять беды простым людям и ничего не делать во вред России. На суде, конечно, это во внимание не примут. Но мы-то...

– Командор, – перебил его Поэт, – а зачем ты отдал Стеллу замуж за...

– Я знал, – недовольно ответил Командор, – что она встретила мужчину и полюбила его. А когда приехал, было уже поздно. Тогда я решил покончить с Грозными, и все, что у них есть, осталось бы Стелле. У них все-таки есть и вполне законная прибыль, поэтому я и промолчал. К тому же Степан тоже мог многое рассказать обо мне.

– А как ты вообще оказался в этой компании? – спросил Ариец.

– Я ушел из Комитета якобы по состоянию здоровья. К тому же время было смутное. У меня подрастала дочь. Грозного и Абдулина я знал раньше, Литовца тоже. Он был внештатным сотрудником КГБ, проще говоря – стукачом. Он и предложил поехать в Красноярский край за золотом. Правда, если бы я знал, как оно нам достанется, не согласился бы. Около Лесосибирска группа старателей обнаружила месторождение. Мы решили согнать их оттуда. К тому же на нашей стороне был знакомый Литовца, начальник райотдела Будин. Но у старателей с документами было все в порядке. Тогда мы стали им угрожать. Однако они на это наплевали. Умар-бек искал в России отморозков, готовых воевать за зеленое знамя ислама в Афганистане, Пакистане и других государствах. Мне было плевать на это. А потом старателей начали вешать. Я не участвовал в этом. И мог и даже хотел уйти. Но блеск золота завораживает. Вот так я и стал сообщником этой компании. Золота, кстати, я получил меньше всех, полтора килограмма. Но даже этим воспользоваться не сумел. В вагоне поезда Красноярск – Москва завязалась драка, был убит один матрос, еще трое ранены. Начали обыскивать вагон, и я выбросил золото в открытое окно. Потом, конечно, вернулся, но ничего не нашел. Кого-то сделал богаче на полтора килограмма золота, – засмеялся он. – А вот Умар-бек сумел им правильно распорядиться. К тому же, как мне говорил Абдулин, каждый из них получил около двенадцати килограммов. А может, и больше. Абдулина погубила страсть к игровым автоматам, поэтому он и стал заниматься продажей оружия. Литовец тоже довольно быстро угрохал все. Как я знаю, в этом ему помог Умар-бек, который взял в жены его дочь. Литовец наверняка убьет вторую жену Умар-бека, и Эльза получит все. А это и пара нефтяных вышек на Ближнем Востоке, и приличный счет в банке. Сейчас, впрочем, у нас есть шанс получить неплохие деньги и остановиться. Поэтому я и прошу тебя, Поэт, не глупи.

– Командор, – сказал Поэт, – я не могу упустить шанс разделаться с Муллой.

– А если у тебя не получится? – жестко спросил Командор. – И каково тогда будет нам? Ты об этом не думаешь?

– У каждого свой счет, – вздохнул Поэт. – И я должен отомстить за отца.

– А кто такой этот Мулла? – спросил Южанин. – Как я понял, один из вербовщиков?

– Нет, – возразил Командор, – он ваххабит. И уверен, что скоро вся планета будет окрашена в зеленый цвет. Этого желают все идейные борцы всевозможных террористических организаций. И они работают, иногда опережая хваленые спецслужбы. Мулла – оголтелый ваххабит. И поверь, нам всем вместе не добраться до его горла. Он окружен фанатиками, готовыми на все. Поэтому я и пытаюсь...

– Я доберусь до его горла, – сказал Поэт.

– В конце концов, это твое дело, – раздраженно проговорил Командор, – как умирать. – Он посмотрел на Арийца и перевел взгляд на Южанина. – Надеюсь, вы...

– Мы с тобой, – за обоих ответил Федор.

– Папа, – сказала, входя, Стелла, – сколько еще ты будешь держать меня здесь?

– Сколько нужно! – отрезал отец. – И вот что я тебе скажу: если еще раз такое повторится, будешь сидеть под замком. А сейчас иди к себе и не мешай.

Ариец и Южанин насмешливо улыбнулись.

– Я вообще могу уйти! – вспылила Стелла.

– Отведите ее в комнату, – холодно проговорил Командор. – На окне укрепите решетку и дверь закройте.

– Есть! – Южанин и Поэт вскочили.

– Да что вы делаете?! – взвизгнула Стелла.

Крепко, но осторожно ухватив ее за ноги и руки, мужчины вытащили ее из комнаты.

– Ненавижу тебя! – заверещала Стелла.

– Может, все-таки чересчур? – спросил Ариец.

– Не суйся с советами! – отрезал Командор.

– Извините, – пробормотал Федор.


– Где ваш сын, – спросил вошедший в кабинет капитан милиции, – и его жена?

– Без понятия, – улыбнулся Грозный. – Их нет уже три дня, и я начал беспокоиться. С ними что-то произошло? Да не томи, капитан!

– Поступило заявление, – сообщил милиционер, – что Стелла Аркадьевна Кралина и ее муж, ваш сын Иван Степанович Грознов, убиты в вашем доме.

– И только? – насмешливо спросил Грознов. – И их, конечно, убил я. И что ты, капитан, намерен делать?

– Я хотел бы увидеть вашего сына и его жену, – спокойно проговорил милиционер. И, вздрогнув, сделал шаг назад и рухнул на пол.

Грозный вскочил. К убитому милиционеру подошел Морфий. В его руке был пистолет с глушителем.

– Ты что?! – заорал Грозный. – Обкололся?!

– Не думаю, что менты взяли на вооружение «ТТ» с глушаками. – Морфий вытащил из-за пояса милиционера оружие. – Мне его морда показалась знакомой. А когда он вошел, вспомнил. – Морфий усмехнулся. – Я его вчера на тачке у ВДНХ видел, то есть ВВЦ. Там наркоту продают. – Он задрал рукав на левой руке милиционера. Грозный увидел следы уколов. – Видите? А вы какого черта уши развесили? – посмотрел он на троих парней.

– Я вас, шакалы, – в кабинет ворвался атлет в кимоно, – сейчас...

– Не визжи, Сэнсей, – усмехнулся Морфий, – все уже сделано. Надо не мускулистых придурков к воротам ставить, а тех, кто более или менее соображает. Ништяк я его харю запомнил.

– Меня все равно убьют, – тяжело вздохнул Грозный. – Сначала сын, теперь этот. Меня убьют. – Он покачал головой.

– Все будет нормально, шеф, – произнес каратист. – Я в спортзале был.

– Значит, кто-то знал, где вы, – сказал Морфий. – Надо менять берлогу, а то подкатят быки на тачках и накормят из гранатометов. Пойду успокоюсь, – улыбнулся он и вышел.

– Меня убьют, – повторил Грозный. – Это наказание за сына, за Стелку и за всех, кого я убил.

– Перестаньте, Степан Андреевич, – попытался успокоить его каратист. – Такого больше не повторится. Но Морфий прав, отсюда надо переезжать. Мне парни говорили о троих мотоциклистах.

– Кретин! – закричал Грозный. – Я тебе такие деньги плачу, а ты... – Он наотмашь хлестнул его по щеке. Тот стоял не шевелясь и не пытался уйти от сыплющихся на него ударов. Разбив ему нос, Грозный обессилел и плюхнулся в кресло. – Уйди с глаз моих, – прошептал он.

Каратист вышел.

– Усилить охрану! – Увидев труп псевдомилиционера, Грозный крикнул: – Да уберите же его!


– Где Командор? – спросил Ираклий. – Неужели не можете...

– Там, где он остановился, – резко прервал его один из троих мужчин, – его нет.

– За что я вам плачу? – крикнул грузин.

– Тут уж извини, – усмехнулся другой. – Мы столько лет прикрываем твою задницу и твоих людей, что ты нам и пенсию уже должен платить. Мы тебе и твоим парням столько документов сделали, и хоть раз кто-то на них погорел? А загранпаспорта? Мы по краю пропасти ходим.

– Деньги берете, – зло оборвал его Ираклий, – так делайте как надо... или мы расстанемся. Если не найдете мне Командора, я пошлю вас на хрен. И еще, – не дав никому из купленных милиционеров рот раскрыть, продолжил он, – я могу переслать в вашу службу безопасности ваши расписки. Мне нужен Командор! И Пушкин! Неужели и его найти не можете?!

– Дома он не показывался уже месяц, – сказал один из ментов, – и где он может быть, никто не знает.

– Дома? – переспросил грузин. – Дай-ка адрес. Кто там у него?

– Мать, – ответил другой. – Ей пятьдесят пять стукнуло. Больная.

– Хоть за это спасибо. – Ираклий забрал листок с адресом.

– Найдем мы его, – кивнул третий. – Есть мысль одна.

– Неужели вы еще и думать умеете? – насмешливо посмотрел на него грузин.


– Как Поэт оказался с вами? – спросил молодого грузина Мулла.

– Он спас жизнь Беридзе, – ответил тот, – из-под колес, можно сказать, вытащил.

– А вышло, что Поэт – мент, – усмехнулся Мулла.

– Не мент он, это точно. Базар есть, что он человек Командора.

– Аркадия Кралина? – опешил Мулла.

– Командора, – поправил его грузин.

– Кралин его фамилия, – проворчал Мулла. – Значит, Умар прав, это дело рук Кралина. Видимо, он все узнал и начал свою игру. Как же вы упустили его дочь?

– Вмешались какие-то двое...

– Ясно. Значит, он и тут вас переиграл. Найдите Поэта и приведите ко мне. Я ему устрою смерть в радость, но не очень скоро.

– Нашли Абдулина, – войдя, сообщил узкоглазый парень. – Что с ним делать?

– Убить, – сказал Мулла.


– На вашем месте я бы никуда не ездил пока, – остановил выходящего из дома Абдулина охранник.

– Дела за меня кто делать будет? – Рафик оттолкнул его и быстро пошел к машине. Стоявший у задней дверцы «мерседеса» охранник открыл дверцу. И тут сухо треснул винтовочный выстрел. Пуля вошла Абдулину в левый висок. Парни выхватили пистолеты и присели за машиной. К упавшему Абдулину бежал крепкий мужчина с криком:

– Быстро «скорую»! – Подскочив к Абдулину, присел. – Никого не надо, – прошептал он. Поднявшись, усмехнулся. – Одним стало меньше. Где же Командор? Сумма увеличилась бы втрое.

– Видно, из лесополосы стреляли, – подбежал к нему парень с «АКС». – И что теперь, Сыч?

– Теперь другой хозяин будет, – подмигнул ему Сыч, – и меньше врагов.

– Так это ты его подставил? – понял парень. – И...

– Он ничего не говорил о Командоре? – перебил его Сыч. – Можно заработать...

– В Москве он где-то, – подошел другой. – Я не знаю где, но в Москве. С Китом ездил, – показал он на вышедшего из «мерседеса» водителя.

– Подь сюды, – кивнул ему Сыч.

Водитель, посмотрев в его сторону, усмехнулся. В доме защелкали выстрелы.

– Верных Абдулину убирают, были у него такие. – Сыч вытащил сотовый и набрал номер. – Все, – доложил он. – Почти без кипеша. Насчет Командора постараюсь выяснить. Но вряд ли они встречались в его берлоге. Где они виделись в последний раз? – спросил он водителя.

– На ВВЦ и в офисе Рафика.

– Молодец, Сыч, – сказал ему Мулла. – Приедешь ко мне, и мы все обговорим. Ты знаешь клиентов Абдулина?

– Не всех, но многих.

– Приезжай и привези все бумаги Рафика, – приказал Мулла.


– Ну вот, – усмехнулся отключивший сотовый Мулла, – сегодня мы обрубим концы к двум нашим каналам. Абдулин не знал, что продает оружие своим заклятым врагам. Удачно мы подставили Беридзе.

– А что делать с парнями Абдулина? – спросил Ираклий. – Может, их прибрать?

– Нет. Я купил Сыча с его придурками, и больше об этом никто не знает. Сегодня произведем полный расчет с Сычом, и все.


– Странно, – пробормотал Командор, – не отвечает. Похоже, телефон выключен. Странно, – повторил он. – На Рафика не похоже.

* * *

– Ненавижу! – зло шептала Стелла. – Он меня просто использовал. Гад! – всхлипнула она. – Сволочь! Ненавижу. Всех ненавижу. Ванька, ты единственный, кто любил меня. А он врет – Иван жив. Сволочь! – Она посмотрела на дверь. – Мы с тобой разделаемся, папочка.


– Отлично. Нашли Поэта, – сообщил Мулле Ираклий.

– Наконец-то, – ухмыльнулся тот. – Он нужен живой, я должен кое-что выяснить.

– Мулла, – войдя, тихо сказал плотный молодой мужчина, – из Турции черная весть. – Он склонил голову. Мулла повернулся к нему. – Убита ваша сестра.

Ираклий отключил сотовый и взглянул на Муллу.

– Она сама выбрала эту дорогу, – проведя ладонями по лицу, чуть слышно проговорил тот. – Да примет Аллах ее душу. – Он вздохнул и что-то быстро сказал вошедшему на незнакомом грузину языке. Поклонившись, тот вышел.

– Кто же мог? – спросил Ираклий.

– За ее смерть наказание будет, – сказал Мулла. – Нам нужен Командор. Надеюсь, Поэт знает, где его можно найти.

– Ты позволишь мне прикончить Поэта? – спросил грузин.

– Он мой, – спокойно напомнил Мулла. – Езжай к Сычу и привези его с парнями сюда. Исполняй! – Он указал на дверь. Недовольный его тоном Ираклий быстро вышел. – Гульнара, – произнес Мулла, – ты исполнила то, что должна была сделать. Твое время кончилось. – Он посмотрел на часы. – С Абдулиным поторопились. Он мог бы пригодиться. Хотя кто знает, что сейчас происходит в Красноярске. А Абдулина милиция нашла бы сразу, и он все рассказал бы. Самая большая ошибка, которую я совершил в жизни, – забыл, что иногда прошлое напоминает о себе. Сейчас мы все, кто ненавидит и боится друг друга, связаны одной веревочкой. Петля на шее, – усмехнулся он, – одна на всех. – Рассмеявшись, он встал. – Из России не уеду, пока не покончу со всеми. И очень хотелось бы увидеться с тем, кто таким оригинальным способом, вешая отморозков, набросил удавку всем нам. Кто же ты, палач? Мститель или хладнокровный убийца? Я бы очень хотел встретиться с тобой. Сначала я был уверен, что это Командор, и очень жалел, что не убил его сразу, как только он отошел от нас, поняв, что мы связаны с Аль-Каидой. Но думал, он еще пригодится, так как совершил немало преступлений. И ошибся. Командор не вешал тех, в Красноярске. Кто же это может быть? Зачем ему это? И почему именно сейчас? Надеюсь, этого не узнает никто. Иначе все кончится очень плохо для него, а особенно для меня. Я не могу покинуть эту страну. Боюсь, что меня возьмут в аэропорту. Кто же ты, палач? И почему именно сейчас ты набросил петлю на себя? Государство все равно упрячет тебя. Кто же ты, палач?


– Меня убьют, – услышал Командор из магнитофона голос Абдулина. – И сделают это сегодня. Я очень надеюсь на это. – Командор услышал тяжелый вздох. – Если пойду в органы, моих детей убьют. К тому же мне придется все рассказать и про тебя. Правда, твое участие в Лесосибирске ограничилось только присутствием. Но ты все равно соучастник. Убить себя сам я не могу. Ты же знаешь, я всегда был трусом. Я заплатил за свое убийство. – Голос Рафика дрогнул усмешкой. – Все бумаги ты получишь вместе с этой кассетой. И распорядись ими как захочешь. Мне уже все равно. Если мои дети пострадают, умоляю тебя – рассчитайся. Убей, отдай их ФСБ, но рассчитайся. Если же дети будут живы, никогда не говори им обо мне правду. А еще лучше – не встречайся с ними. Денег, что я им оставил, вполне хватит до их совершеннолетия, потом каждый получит банковский счет. А теперь скажу тебе правду. Не осуждай меня за то, что я все эти годы молчал. За всем тем, что случилось тогда в Лесосибирске, стоял, да и стоит, Мухаммед ибн Руаши, Мулла. Грозный это знает. Поэтому будь осторожен. Там – я говорю про Красноярский край – около Усть-Пита до сих пор моет золото принадлежащая Руаши артель. Поэтому он в России. Ему плевать на все, в том числе и на зеленое знамя ислама. Для него всегда главным были деньги. Знаешь, почему я торговал оружием? Работал на Муллу. Это по его приказу Беридзе убил Мустафу, моего брата. Люди Муллы похитили мою сестру. В папке, что ты найдешь в сейфе, шифр которого я сейчас скажу, хранятся бумаги о деятельности Муллы и его связях. Я все фиксировал, потому что знал – рано ли поздно меня убьют. И я выбрал смерть сам, заказал ее. Оценил, правда, не очень дорого. Прощай, Аркадий, и да поможет тебе Бог. И прости за молчание все эти годы. Я все-таки надеялся, что сумею дожить до свадьбы хотя бы одного из моих детей. Прости.

Командор еще минут пять слышал чуть слышное шипение магнитофонной ленты. Покачав головой, выругался.

– Сволочь ты, Рафик, – плюнул он, – не мог раньше сказать. Я бы тебя сам пристрелил, бесплатно. Ну ладно, спасибо и на этом. Так... Ты что-то говорил о бумагах, вроде я получу их вместе с кассетой, но ни хрена нет. Потом ты сказал про шифр сейфа. И снова туман. Чертовщина какая-то. – Взяв футляр кассеты, он сунул туда пальцы и улыбнулся. Вытащил пластиковый пакетик. Осторожно отрезав край, вынул бумагу. Увидел адрес, цифровую комбинацию и приписку от руки: «Ключ заклеен в футляр кассеты внизу. Я подумал, лучше, если тебе отдадут только кассету. Надеюсь, этим я тебя не подставил. Человек, который отдаст кассету, верен мне. Еще раз прости и прощай». – Взяв футляр кассеты, Командор достал нож. Нащупав уплотнение на коробке, надрезал и увидел ключ. – Спасибо и на этом, – пробормотал он.

– Командор, – позвал его Южанин, – Стелла зовет.

– Иду. – Командор сунул ключ в карман.


– Где он? – громко кричала Стелла. – Я ему...

– Ну что тебе? – открыв дверь, спросил Командор. – Почему орешь?...

– Отпусти меня! – рванулась к двери Стелла. – Я Ивану скажу, он тебя...

– Так, – Командор отступил, – топай. Ивана убили, он хотел прикончить папаню, но его раньше успокоили. Иди. Но запомни: тебя уже пытались похитить для того, чтобы заполучить меня. Как только ты отсюда уйдешь, я исчезну, и плевать мне на то, что ты моя дочь. Я хотел спасти тебя, но раз ты желаешь уйти – топай. Я тебе говорил: зачем тебе нужен этот Ванька? Но ты меня не слушала, а теперь настал и мой черед наплевать. Южанин, – позвал он, – собирай вещи, уезжаем.

– Подожди, – испуганно остановила его Стелла. – Но ведь если Ваньку отец убил, он и меня пришибет.

– Тогда сиди и не рыпайся. Я отправлю тебя в Питер, когда все успокоится. Деньги у тебя будут, квартира и дача уже есть. Будешь незамужней и довольно состоятельной дамой. И с твоими способностями запросто окрутишь какого-нибудь коммерсанта ближе к пятидесяти. Так что запомни: еще один фортель, и я уеду. Поняла?

– Я не поверила, – тихо проговорила дочь, – что Иван убит.

– Какой смысл мне врать тебе? – Отец вышел.

– Я заработаю денег, – прошептала она, – гораздо больше, чем ты мне дашь.


Поэт, лежа на диване, читал газету. Услышал телефонный звонок и снял трубку.

– Сегодня ты мне нужен, – сказал ему Командор.

– Во сколько?

– Часа через два сможешь подъехать к Курскому?

– Буду через два часа. Где именно на вокзале?

– Я тебя сам найду.

– Я буду в баре пить кофе. Помните, где мы с вами...

– Хорошо. – Командор отключил телефон.


– Он в этом доме, – сказал мужчина. – Второй этаж. Однокомнатная квартира. Снял около месяца назад. Вышли мы на это...

– Все, – перебил его сидящий за рулем черноволосый крепкий мужчина. – Держи, – он сунул ему в руку конверт, – как договаривались.


– Кто это? – спросил по телефону Мулла.

– Забыл старых друзей? – усмехнулся мужчина.

– Будин!..

– Узнал все-таки.

– Что ты хочешь?

– Ну как что, жить. А ты, значит, решил обрезать все концы? Никак на покой собрался? Только не выйдет у тебя, пока живы Грозный, Абдулин и Кралин.

– А почему ты молчишь о себе?

– Но ты же все прекрасно понимаешь.

– Если я предложу тебе выехать со мной, ты согласишься?

– Вот что. У тебя сутки, чтобы отозвать своих гиен из Красноярска. Сутки, чтоб перевести на счет в Санкт-Петербургский филиал финского банка «Сампо» миллион евро. Если этого не произойдет, я отдам в ФСБ пару бумаг и кассету. Мне плевать, что будет со мной, а вот тебе, надеюсь, нет. Номер счета такой... – Он назвал несколько цифр. – У тебя сутки. – Будин отключил телефон.

Мулла длинно выругался.

– А он сделает это, – прошептал Мулла. – Придется использовать запасной вариант. Очень не хотелось бы, но выхода нет.

– Сейф пуст! – крикнул вошедший Ираклий. – Нет бумаг, а они были.

– Обыщите все! – громко приказал Мулла. – Бумаги должны быть. И... – Замолчав, он уставился на грузина.

– Ты что? – Ираклий попятился. – Я тебе говорю...

Мулла что-то быстро проговорил на родном языке. Подскочивший к Ираклию парень сильно ударил его в живот. Грузин вздрогнул, но выдержал удар и хуком отправил парня на пол. На него бросились трое. Одного Ираклий успел встретить ударом в лоб и ногой попал ему по виску.

– Он должен отдать бумаги, – процедил Мулла.

– Но мы действительно обыскали все, – сказал стоявший у двери атлет, – нет бумаг. Еще вчера они были в сейфе, Сыч их видел.

– Кто говорил с Абдулиным наедине, почему его нет до сих пор?

– Его горничная, – ответил вошедший Сыч, – Нинка...

– Найти ее! – закричал Мулла. – Десять тысяч тому, кто привезет ее ко мне!


– Черт возьми! – Посмотрев на часы, Командор кивком подозвал официантку. – Счет, пожалуйста. Где же ты, Поэт?


Поэт прижался спиной к стене слева от двери.

«Да открывайте же», – мысленно поторопил он пытавшихся открыть дверь с площадки. Замок щелкнул. Дверь стала открываться.

– Быстрее, – заговорил невидимый ему человек с кавказским акцентом. – Быстрее входите. Подождем.

В прихожую вошел крепкий парень и сразу проскользнул в комнату. Второй с пистолетом в руке зашел на кухню. Последним появился рослый грузин. Чуть слышно хлопнули два выстрела. Зашедший в кухню с пробитой пулей головой рухнул. Грузина Поэт убил выстрелом в сердце.

– Что тут? – выглянул из комнаты крепкий. Удар ногой в низ живота заставил его, сдавленно вскрикнув, присесть. Поэт захлопнул дверь. Быстро отволок первого парня в ванную. Ударив ногой третьего, ухватил за ноги грузина.


– Я уезжаю, мама, – быстро говорила по телефону миловидная стройная женщина. – Петя со мной. Как устроюсь, тут же позвоню тебе. Мама! – услышав сдавленный вскрик в телефонной трубке, воскликнула она. – Что с тобой?

– Слушай сюда, сучка, – угрожающе проговорил мужской голос, – или ты вернешь бумаги, которые отдал тебе Абдулин, или твоей мамане конец. Жду полчаса, – раздались короткие гудки. Выронив трубку, женщина осела и закрыла лицо руками.

– Мама, – к ней подошел малыш лет пяти, – мы поедем к бабушке?

Она прижала его к себе и заплакала.


– Где Мулла? – прикурив, спросил Поэт.

– Да иди ты! – просипел связанный парень. – Я тебе, сука, лично...

– Лады, – кивнул Поэт. – Значит, будем спрашивать по-другому. – Взяв настольную лампу, он оборвал провод и зубами зачистил концы. Сунул вилку в розетку и поднес оголенные концы провода к носу парня. – Где Мулла? – повторил он.


Посмотрев вслед вышедшему из хранилища молодому мужчине, Командор открыл дверцу сейфа. Увидел толстую папку, вытащил ее и закрыл сейф. Сунул папку в сумку.


– Ну? – спросил по телефону Мулла. – Что там?

– Она позвонила, – услышал он, – и обещала привезти папку с документами. Но сказала, что отдаст ее на улице. Мы должны вывести мать. Она нам отдаст папку, мы ей – мать и машину. Что делать?

– Папку берите, – процедил Мулла. – И у выезда со двора оставьте людей, пусть расстреляют машину с женщинами. – Положив сотовый, он взглянул на стоявшего у окна амбала. – Где твои люди с Поэтом?

– Его, наверное, нет в квартире, и они его ждут.

– Почему не позвонили? – спросил Ираклий.

Амбал пожал плечами.

– Я пошлю туда своих. – Ираклий вышел.


– Ты где? – спросил по телефону Командор.

– В баре, – отозвался Пушкин. – Обедаю. Извини, гости были. А я приветливый хозяин.

– Где Мулла?

– Узнаешь немного позже из телевизионных новостей.

– Не дури, Димка.

– Вечером я загляну к тебе, устроим прощальный ужин, – засмеялся Поэт, и телефон отключился.


– Глянь-ка, – позвала с балкона полная женщина, – Нинка приехала. Видать, мать захворала. Вон, – она махнула рукой вниз, – трое мужиков ведут Марину Ильиничну.


– Слышь, – быстро проговорил сидевший сзади на мотоцикле парень. – Вроде баба та, – кивнул он на машину, к которой трое парней подводили пожилую женщину. – Ее, что ли, валить-то?

– Да, – буркнул сидевший за рулем.

– Но пацан в машине, как же...

– Молча. Какая разница кто? Расшмаляешь, и свалим.

– Но там пацан, как же его убивать?

– Молча, – повторил первый.


– Папку! – протянул руку длинноволосый парень.

– Пусть мама сядет, – отозвалась сидевшая за рулем «девятки» женщина.

– Садись, – толкнул пожилую женщину другой.

Она села в открытую дочерью дверь. Женщина выбросила перемотанную крест-накрест изолентой папку и рванула машину с места. Выезжая со двора, в арке дома притормозила. Сухо хлопнул выстрел. Она услышала его и, испуганно вскрикнув, нажала на газ.

Сбросив тело сидевшего за рулем, второй перебрался вперед и завел мотоцикл. Рванул с места. К арке подъехала иномарка. Из нее выскочил один из парней.

– Косой – труп! – крикнул он, присев около мотоциклиста. – В тачку его быстрее!


– Что? – Ираклий вскочил. – Черт! – плюнул он и заговорил по-грузински.

– Что там? – спросил Мулла.

– В ванной трое убитых, – процедил грузин. – Одного убили с близкого расстояния в лоб. Так что, вполне возможно, Поэт у него что-то спрашивал.

– Ираклий, если кого-то из моих людей арестуют, ты умрешь.

Ираклий промолчал.

– Мулла, – в кабинет вошла женщина, – папка у наших людей. Но женщина уехала. Один из мотоциклистов убил другого.

Ее прервал яростный рык Муллы. Схватив вазу с цветами, он запустил ее в Ираклия. Тот успел пригнуться.

– Я уничтожу тебя! – заорал Мулла. – Ты ничего не можешь сделать! Ты погубил Ахмета. Сейчас фээсбэшники много чего узнают. Если что-то случится с документами, ты сдохнешь! – Он быстро вышел в соседнюю комнату.

«Надо уходить, – подумал Ираклий. – Мулла бесится – значит чувствует конец. Пора уходить».


Сделав глоток кофе, Поэт усмехнулся. У его дома остановились три машины. Из них выскочили люди в камуфляже и бросились в подъезд.

– Хоть бы форму не позорили, – прошептал Поэт.


– Мухаммед, – приоткрыв дверь, сказала женщина, – есть хорошие новости. Только...

– Исчезни! – рявкнул он. – Мне нужны документы. Где эти кретины? – Выпив бокал вина, он разбил его об пол.


– Да, – усмехнулся, закрыв папку, Ираклий, – мой вам совет: не показывайтесь на глаза Мулле. Лучше исчезните, пока этим не занялась ментовка.

Переглянувшись, парни уставились на папку. Посмеиваясь, грузин открыл ее. Там лежали вырезанные по размеру папки газетные листки.

– Мы с тобой, – решил за всех амбал.

– Ждите в машине, – сказал Ираклий. – Я не откажу себе в удовольствии окончательно испортить настроение Мулле.

– Я знал, что ты сволочь, – раздался насмешливый голос Муллы, – но не думал, что настолько. Настроение ты мне не испортишь. Более того, я прощаю вам осечку. Ты хотел встретиться с Командором, такая возможность у тебя есть. Кстати, я тоже с удовольствием побеседую с ним, – засмеялся он.

Грузин настороженно смотрел на него.

– Впрочем, выбор за тобой, – на удивление добродушно проговорил Мулла. – Хочешь денег – оставайся, а нет – свободен.

– Ты серьезно? – спросил Ираклий.

– Вполне. Я скоро уезжаю, так что тебе решать, с кем ты.

Мулла ушел в кабинет.

– Отвези их на дачу, – шепнул Мулла телохранителю, – и убей. Вызови Аскера, – приказал он женщине. – Завтра мы наполовину покончим с этим делом. Да, Грозного пока не убивать. И приготовьтесь к визиту мстителя за отца. – Он усмехнулся. – Желательно отдать мне его живым. Он отлично подготовлен. Хотя у Командора нет неподготовленных людей. Его я убью сам.

– Будина нашли! – крича, выбежал из кабинета худой длинноволосый мужчина в очках. – Омар звонил! Нашли...

– Еще одна хорошая новость, – рассмеялся Мулла.

– Мы останемся, – подошел к нему Ираклий. – Только...

– Езжайте с ним. – Мулла кивнул на телохранителя. – Завтра получите инструкции.


Красноярск

– Значит, подарки привезут? – спросила Наталья.

– Да, – кивнула молодая женщина. – Из Санкт-Петербурга. Завтра будет самолет.

– Извините, – спросила Наталья, – а отдельные граждане могут принять участие в этой акции?

– Разумеется.

– Спасибо, – Наталья поднялась, – и до свидания. Я обязательно буду участвовать в этом благом деле.


– Она выходит, – сказала по телефону рыжеватая девушка, – идет к машине.

– Наша она, – услышала девушка.


– Опачки! – Лисовский прищурился. – Точно, за ней охота. Звони Будину.


– Понятно, – играя желваками, проговорил Будин. – Что делать, знаете. – Отключив телефон, он выматерился. – Выходит, не поверил он мне. Хорошо меня знает, сука нерусская. Так, значит, самолет действительно будет завтра. – Он посмотрел на календарь. – Мулла не предполагает, что мне поможет выбраться Литовец. У них, кстати, свои счеты. Надо собрать все, что есть, связаться с Литовцем и сказать, что я согласен на его предложение и заплачу миллион. Но после того, как буду за границей. Прости, Натальюшка, – вздохнул он, – это самое лучшее, что я могу для тебя сделать.


– Извините, – остановил подошедшую к «вольво» Наталью плотный мужчина. С боков к ней подступили еще двое.

– В чем дело? – спокойно спросила Окунева.

– Сотрудник уголовного розыска Панин. – Плотный показал удостоверение. – Вам придется проехать с нами. Или, может быть, вы сразу скажете, где сейчас находится Яков Игнатьевич Будин?

– Яша? – улыбнулась она. – Я бы сама это хотела знать.

– Прошу вас, госпожа Окунева, – плотный указал на подъезжавшую к ним «Волгу», – карета подана.

– Какие джентльмены работают в уголовном розыске, – усмехнулась она и сделала шаг вперед. Сидевший на заднем сиденье худощавый мужчина открыл дверцу, и Окунева села. Рядом с ней уселся Панин. «Волга» тронулась. Из-за угла здания выехала «девятка». По проезжей части ехал «КамАЗ» с прицепом. Пропуская его, «Волга» остановилась. «Девятка» затормозила метрах в трех позади. Как только «КамАЗ» миновал «Волгу», «Жигули» рванулись вперед и почти сразу резко затормозили. В открытое окно водителя рука Лисовского швырнула лимонку. «Девятка» рванулась вперед. Водитель «Волги» наклонился, пытаясь увидеть, что ему забросили в машину. Прогремел взрыв.

– Батюшки! – ахнула пившая на балконе чай женщина и бросилась в комнату.

– Чего орешь, дурища? – сняв телефонную трубку, цыкнул на нее пожилой мужчина. – В милицию звонить надо. Вот, едрена вошь! – Он набрал ноль-два. – Я думал, только в кино машины с бандюками подрывают.


– Лисовский, – услышал в сотовом бородач, – с каким-то...

– Не потеряйте его, – перебил бородач.

– На подхвате Слепой, не потеряем.

– Смотри, Берет, – строго предупредил бородач.

– Все будет нормально, Кубинец. – Мы с Семеркой сигарет купить остановились, и нате вам, – рассмеялся Берет, – Гарри Лисовский собственной персоной. За рулем один из его учеников. А они притаились возле детского дома. Мы недалеко тормознулись и увидели машину Окуневой. Во, думаем, двойной подарок. Вызвали Слепого. В общем, Окуневу какие-то другие хапнули. Удостоверение ей показывали. Пробейте номер триста двадцать один, – попросил он. – «Волга» темная. «КамАЗ» проезжал, «Волга» с Окуневой остановилась. Эти сзади. «КамАЗ» прошел, Лисовский забросил в окно к водителю лимонку и на ход. Мы следом. Так что не упустим.

– Повтори номер, – попросил Кубинец.


– Точно готова? – спросил Будин.

– Точнее некуда, – ответил Лисовский. – Все готовы. Она, с ней двое сзади сидели и водила. Они так и не поняли, что им в окно швырнули.

– Вас не срисовали?

– Да ехала за нами какая-то «семерка», но свернула. И никого больше нет. Мы спецом в переулок зарулили, чтобы проверить...

– Так, бросайте машину у старого депо. На автобус, а потом пешком. Рисковать сейчас нельзя.

– Сделаем.


– Три машины было, – возбужденно рассказывала пожилая женщина. – Я на балконе чай пила. Первая, ну, такая большая, остановилась, там грузовик какой-то ехал по дороге. Сзади поменьше машина встала. А за той еще какая-то. Синяя, кажется. Ну, в общем, темная. Вторая – красная. Эта красная как рванется вперед, рядом с большой остановилась и сразу вперед и вправо. А тут как бабахнет. Синяя за той поехала, даже не остановилась.

– Понятно, – кивнул Васин. – А номер какой-нибудь машины вы не запомнили? Может, что-то из номеров...

– Нет, я перепугалась очень. Дед мой вас вызвал.


– Около детского дома осталась машина, – доложил Борисову Арин. – Это чуть дальше. – Он махнул рукой.

– Думаешь, я не знаю, где детский дом? – недовольно посмотрел на него Борисов.

– Так вот, – продолжал капитан, – на этой машине «вольво» приехала женщина. Она узнавала об акции помощи сиротам. Нам об этом врач рассказала, она с женщиной говорила. По описанию – Окунева Наталья.

– Почему она вам рассказала?

– Эту женщину увезли на «Волге», которую взорвали.

– Нужно пробить «вольво»...

– Машина принадлежит Зобиной Ангелине Викторовне. Она сейчас в отпуске, отдыхает на Канарах. Окунева и Зобина подруги.

– Но прежде чем взять женщину с собой, они с ней говорили?

– Нет. Она подошла к машине, и сразу появились двое. Разговаривал один. Он ей что-то показал. Потом подъехала «Волга», и женщина и тот, что с ней разговаривал, сели. Второй ушел во двор. «Волга» поехала. Следом за ней какая-то машина. Врач детского дома не может назвать марку. А потом она услышала взрыв.

– Ясно, что ничего не ясно. Кому так помешала Окунева? Кто были те, кто ее брал? Почему она оставила машину? Кто взорвал «Волгу»? Кто хозяин машины?

– Устанавливают, – ответил подошедший подполковник. – Взрывотехники говорят, что в машине взорвалась граната. Видимо, забросили водителю. Документы сгорели. Трупы опознать тоже крайне сложно. Экспертиза займет не одну неделю. Что же у нас такое началось-то? – Он покачал головой.

В кармане у него прозвучал вызов сотового.

– Букин говорит, – услышал он, – что Окунева была любовницей Будина и его деловым партнером.

– Ясно, – кивнул подполковник. – А чего это он вдруг начал сообщать?

– Услышал разговор и сразу потребовал кого-нибудь. Перепуган очень.

– Отбой, – буркнул подполковник. – Букин вызвал дежурного и сообщил, – он посмотрел на Борисова, – что Окунева была любовницей Будина.

– Етишкин кот, – удивился Арин. – Как он узнал, что Окуневу...

– Услышал разговор дежурных, – поморщился подполковник. – Сколько раз говорить надо – о служебных делах около камер ни слова. Я им устрою...

– С другой стороны, хорошо, – сказал Борисов. – Теперь ясно, что произошло. Кто-то ищет Будина и вышел на Окуневу. И когда те, кто ищет Будина, забрали ее, те, кто прикрывал Окуневу, решили просто. Конечно, с согласия, а может быть, по требованию Будина. Так, – он посмотрел на Арина, – установить место отдыха Зобиной. С ней необходимо поговорить.

– Я готов лететь хоть на край света, – быстро ответил Арин.

– Обойдешься телефонным разговором, – усмехнулся Борисов. – И звонить будешь с домашнего. Значит, проморгали мы Окуневу. Букин, сволочь, даже не заикнулся про нее. Сегодня я из него выжму фамилии всех знакомых Будина. Похоже, Букин очень боится, что Будина возьмут. Значит, что-то о Букине Будин может сказать. А кому еще Будин так понадобился, что взяли Окуневу? Кто-то знал, что она его любовница. Хоть какие-нибудь документы этих похитителей остались? А те двое куда делись?

– Уехали в другую сторону, – ответил Арин. – На белых «Жигулях».

– Кто же они? – вздохнул Борисов.

– Может, это народные мстители? – спросил подполковник.

– Стиль не их, – не согласился Борисов. – Хотя вполне возможно, что Топорик мог рассказать им о связи Будина с Окуневой. Но не их стиль, – повторил он. – Однако это одна из версий. – Он увидел идущую от машины Варю. – Кудрявцева, обстоятельно поговори с врачом детского дома. Я хочу знать в подробностях разговор Окуневой с ней.

– Хорошо, – кивнула она.

– А я, выходит, не в счет? – засмеялся Арин.

– Берешь преступников ты хорошо, – улыбнулся Борисов, – а вот разговаривать не очень умеешь.

– Логично. А тех двоих, что уехали, мы найдем, есть описание их внешности. У одного примета яркая – родимое пятно на шее слева.

– Я пошла в детдом, – сказала Варвара.


– Хвоста точно нет? – спросил Будин.

– Точно, – ответил Лисовский. – Нас там и не засек никто. Все вышло на удивление просто.

– Вот что, надо убрать одного типа. Его не добили в свое время. А он, судя по всему, имеет отношение ко всему этому.

– Хорошо, сделают его. У меня остались люди, которые вне поля зрения ментов. Но придется раскошелиться.

– Пяти хватит?

– Вполне. Скажи мне, как ты, мент, дошел до такой жизни? Ну, я понимаю там, взятку или...

– Тебя это не касается! – отрезал Будин.

– А зачем Окунева ездила в детдом? – спросил Лебедев.

– Хотела усыновить мальчонку, – усмехнулся Будин. – Так, надо убрать врача детдома. И немедленно.

– А врача-то зачем? – спросил Лисовский.

– Надо! – рявкнул Будин.


– Я же говорил, не потеряйте! А вы... – возмущенно кричал по телефону бородач.

– Они в старое депо заехали, – ответил Берет. – Не могли же мы туда сунуться. А брать их ты не разрешил. Тачка чья?

– Видова, он сейчас в тюрьме. По доверенности ездил Панов Александр, один из учеников Лисовского.

– Оставим человека у депо, – предложил Берет. – И рано или поздно кто-нибудь нарисуется. Его возьмем, он все расскажет.

– Неплохая идея, но есть другой вариант. Скорее всего попытаются убрать того, с кем Окунева говорила в детдоме.

– Намек понял, буду ждать там.

– Возьми с собой кого-нибудь.

– Обижаешь, Кубинец, – засмеялся Берет. – Я...

– Тебе говорят, – перебил его бородач, – возьми обязательно.

– Слепой со мной, – ответил Берет.


– Она спрашивала о самолете из Санкт-Петербурга, – сообщила Варя. – Как я поняла, она ради этого и приезжала в детский дом. И пообещала тоже участвовать в акции.

– Самолет, – пробормотал Борисов. – Откуда Окунева могла знать о нем? И почему спрашивала? – Он задумчиво посмотрел на Кудрявцеву. – Какие соображения?

– Мне кажется, Будин готовит захват самолета, – ответила Варя.

– Атаковать Москву? – хмыкнул Соколов.

– А что, – посмотрел на него Борисов, – вполне возможен и такой вариант. Будин хочет уйти из Красноярска, и кто-то подсказал ему, каким образом. Интересно – кто? Будин понимает, что он обложен. Сейчас все работает против него.

– Засухарится под кого-то из тех, кто прилетит, – высказался Арин.

– Вот что значит работа с уголовниками, – проворчал Борисов. – На жаргоне опера говорят. – Он помолчал, а потом сказал: – А это мысль. Кто-то из Питера сообщает ему о самолете. Учитывая то, что Будин в загоне и никому не верит, он посылает Окуневу удостовериться. Значит, он действительно заменит кого-то из экипажа самолета. Следовательно, Будин должен быть похож на него. Так, – он повернулся к Соколову, – узнай точное время прибытия самолета, список экипажа и сопровождающих груз лиц.

– Есть! – Соколов вышел.

– Где Цыгин? – спросил Борисов.

– Я оставила его у Лидии Антоновны, врача, – сказала Варвара. – Вполне возможно, что ее...

– Молодец, – не дал ей договорить Борисов.


– Ты готов? – спросил по телефону Литовец.

– Да, – ответил Будин. – Но как быть с моей внешностью? Ведь...

– Сегодня вечером, – перебил его Литовец, – позвонишь по номеру, который я тебе сейчас дам. Назначишь место, куда прийти человеку. Он принесет тебе документы и изменит внешность.

– А если ты убьешь меня?

– И лишусь миллиона евро? Исключено.

– Хорошо, давай номер.

– А что будет с твоими людьми? Улететь сможешь ты один.

– Этого я и хочу. Кстати, ты найдешь людей, которые могут забрать...

– Разумеется. Я все сделаю. Точнее, мы, – поправился Литовец.

– Давай номер. – Будин взял ручку.


– Вот. – Мужчина в форме аэрофлота протянул Соколову список.

– Спасибо, – кивнул Андрей.

– Можно полюбопытствовать, чем вызван ваш интерес? Есть подозрения...

– Спасибо, – Соколов пожал ему руку, – и до свидания. И еще, об этом никто не должен знать.

– Понял, – поспешно кивнул тот.

– Дело государственной важности, – улыбнулся стоявший у двери Арин. – По окончании операции вы первый узнаете, а уж потом пресса.


– Он, сучара! – процедил сидевший в «Таврии» Цыгин.

– Кто? – посмотрел на него водитель, крепкий оперативник.

– Лебедев.

Из остановившейся «девятки» вышли четверо.

– Точно, он. Вот и встретились. – Водитель вытащил пистолет и передернул затвор.

– Лебедев нужен живым, – предупредил Павел.

– Может, вызовем оперативку?

– Уйдут. Сопровождение Лебедева можно валить. А он, сучара, живой нужен.

– Но конечно, отделаем его?

– Пару раз приложим. Пошли! – Рывком открыв дверцу, Цыгин выскочил. Оперативник следом.

Грохнули два выстрела. Двое парней, идущих рядом с Лебедевым, упали. Третий парень и Лебедев выхватили пистолеты.

– Мы крикнули: «Стой», – предупредил опер Цыгина, – а они поливать начали.

– Так и есть, – кивнул тот. – Парень и Лебедев стреляли.

– Меня тесть убьет, – простонал оперативник, – тачка-то его. Ну, гады! – Он открыл огонь.


– Перестрелка, – сообщил по телефону мускулистый молодой мужчина. – Похоже, менты думают так же, как мы. Вмешаться?

– На твое усмотрение, – ответил Кубинец.

– Смотри, – сидящий рядом с мускулистым молодой мужчина в очках показал налево, – еще трое с дурами.

– Работаем, Слепой, – кивнул мускулистый. – Один живым нужен.


– Твою мать! – пригнувшись, закричал оперативник. – Еще кто-то. Во, блин, влипли! – Он заменил обойму. И тут раздались выстрелы справа от забора.

– Кто-то нас поддерживает, – сказал Цыгин.

– Наши, – облегченно выдохнул опер.

– Нет, Толик, – возразил Павел. – Из наших никто «ТТ» не носит.


– Прикрой! – крикнул Лебедев. – Я к тачке...

– Да иди ты! – ответил стоявший за столбом парень. – Сам прикрой. – И тут раздались выстрелы.

– Прикрывают нас, – обрадовался Лебедев.

От «Таврии» застучали выстрелы. Парень с криком выронил пистолет и схватился за простреленное плечо. И тут получил пулю в колено. Упав на асфальт, он взвыл. Лебедев, высунув из укрытия руку с пистолетом, дважды выстрелил в сторону стрельбы и бросился к бетонному забору. Ударили выстрелы двух пистолетов. Пули попали ему в ягодицы. Он рухнул на асфальт и потерял сознание. К нему бежали оперативники.


Слепой и Берет, заломив руки за спину плотному парню, тащили его к машине. Двое лежали мертвые. В конце переулка показалась милицейская машина.

– Уходим! – Слепой отпустил руку парня. – Быстрее, Берет, – перепрыгнув забор, поторопил он сообщника. Тот ударил парня по шее и в высоком прыжке перемахнул полутораметровый забор.


– Конница. – Анатолий показал на машину.

– Рановато они, – недовольно проговорил Павел. – Хватит с него. – Он кивнул на кричащего от боли Лебедева.

– Как у вас? – подбегая, спросил сержант.

– Там еще лежат. – Анатолий махнул рукой в сторону перекрестка.

– Туда Сергеев побежал, – сказал сержант. – Лебедев? Попался, гнида! – Он пнул его ногой.

– Давай перекурим это дело. – Цыгин вытащил пачку сигарет.

– А если он его убьет? – прикуривая, покосился на пинавшего Лебедева сержанта Анатолий.

– Душу отвел и хватит, – оттолкнул сержанта Григорий. – Пришибешь, суку, а он нужен.


– Не получилось, – с сожалением проговорил Берет. – Подкатили еще товарищи из ДПС. Не будешь же в них стрелять.

– Понятно, – кивнул Кубинец и вздохнул. – Так и не найдем мы Будина. А здесь, похоже, за ним еще...

– Точно, – не дал ему договорить Берет. – Ведь те хотели от Окуневой...

– Ваша вина, – сказал Кубинец, – что мы не вышли на Будина. А ведь главная цель – он.

– Все равно на славу поработали, – подмигнул Берет. – Как только все закончится, я по контракту умотаю. А ты? – взглянул он на Слепого.

– Мне давно предлагают идти в одну фирму охранником, – ответил тот. – Работа не пыльная, а платят неплохо.

– Парни уже уехали, – сказал Кубинец. – В Чечню их отправили. Да там им и место. А то насмотрелись ужасов и, не дай Бог, сами начнут правосудие вершить. В Чечне все-таки до сих пор иногда стреляют.

– А как шеф нас собрал? – спросил Берет. – Ладно, мы со Слепым свой счет имели к этим тварям. А парни-то...

– Все, – кивнул бородач, – ждите вызова. Надеюсь, вы уедете не сейчас.

– Нет, – покачал головой Берет. – Очень хочется узнать, чем дело кончится.


– Итак, – к лежащему на кровати Лебедеву подошел полковник милиции, – что скажешь?

– Да ничего, – простонал тот. – Врача давай. Я же ранен.

– Слушай, подонок, благодари Бога, если есть у тебя свой, что не убили. Хотя это даже хорошо, пожизненное для таких тварей, как ты, самое то. Где Будин?

– Дай гарантию, что я получу двадцать пять, – промычал Лебедев, – и я все скажу. Двадцать пять, – вымученно улыбнулся он, – и вы возьмете его.

– Ну что ж, – полковник махнул рукой, – как хочешь. Гарантию никто никому дать не может. Но если суд вдруг даст тебе четвертак, мы обжалуем приговор и ты все равно получишь пожизненное. – Он вышел.


– Надо уходить! – кричал Лисовский. – Двоих взяли и Лебедя тоже! Они сдадут! Надо...

– Слушай, – спокойно проговорил Будин, – Лебедеву невыгодно сдавать меня, я о нем столько могу поведать, что...

– Да какая ему разница? – перебил Лисовский. – На нем уже три трупа висят! Его бывших коллег! Уходить надо!

– Успеем! – не выдержав, закричал и Будин. – Закрой пасть! – И, открыв рот, от резкого тычка в низ живота согнулся.

– Вот что, Будин, – усмехнулся Лисовский, – мне плевать на то, что будет с тобой. Но я хочу умотать целым и невредимым. Сейчас ты мне отдашь бабки, которые у тебя есть, и я уйду. Ясен мой план? – Он потрепал по плечу скривившегося от боли Будина. – Здесь у тебя один человек, трое моих. Мне хватит десяти минут, чтобы ты все сказал.

– В сейфе, – промычал Будин, – за картиной. Оставь мне хотя бы тысяч десять.

– А сколько там всего? – Поднявшись, Лисовский шагнул к картине.

– Двенадцать.

– Так мало? – Лисовский смерил его недоверчивым взглядом.

– Остальные далеко, – прохрипел Будин.

– Ладно. Про это потом поговорим. – Сняв картину, увидел сейф. – Отлично! – Он поставил картину к стене. – Код?

– Он так открывается. Я же никого не боялся.

Лисовский открыл дверцу.

Хлопнул выстрел. С пулей в груди Лисовский упал.

– Я не боялся, – поднявшись, усмехнулся Будин. – Но все-таки подстраховался. Прежде чем открыть дверцу сейфа, надо отвязать шнур. Иначе он натягивает курок, когда дверца открывается.

В кабинет вбежал молодой мужчина с пистолетом.

– Как там его люди? – спросил Будин.

– Спят. Я им, как вы велели, положил снотворного в коньяк.

– Этого перевяжи, – Будин кивнул на застонавшего Лисовского, – и свяжи. Оставим его милиции, – засмеялся он. – Может, вместо пожизненного дадут половину. Потом ты мне будешь нужен.


– Погоди, начальник, – растерянно посмотрел на Борисова сидевший перед ним Угаловский, – ты в натуре?

– В натуре. – Борисов засмеялся. – Вот и давай таким детей делать, – качнул он головой. – Родится сын, в садик придет и на жаргоне базарить начнет. Ты ее давно видел?

– Не очень, – растерянно ответил Вениамин. – Значит, вот как... Выходит, я теперь не один. Вот это да!

– Да, – кивнул Борисов.

– А чего же она мне ничего не сказала? – пробормотал Вениамин.

– Нам врач ее сказал, – объяснил Борисов. – Кстати, она тоже была ошарашена этой новостью, – улыбнулся он.

– Вот это хрен на подоконнике. А вам-то я зачем нужен? Я узнал, что вы ищете меня, вот и нарисовался. Что на меня снова вешать будете?

– Да ничего особенного. Ты куда Топоркова дел?

– Топорика? – удивился Вениамин. – Дел? Да на кой хрен он мне нужен?

– Значит, и обидчиков ты не трогал?

– Я сейчас живу тихо и спокойно, так что не надо на меня всех собак вешать, тем более что я скоро папашкой стану. Во, блин, дела! Насчет Топорика, ей-богу, не в курсе. Да я слышал, что его с водилой кто-то...

– Ладно, – Борисов подписал повестку, – иди.

– Олеська в больничке еще? – Вениамин шагнул к двери.

– Там, – улыбнулся Борисов.

– Спасибо, начальник. И подарок от меня – на хате у Милки чужие. Пока! – Он вышел.

– Если уж Угол сдает кого-то, – пробормотал Борисов, – значит, чудеса на свете бывают.

– Кстати, его у управления машина ждет, – проговорил вошедший полковник. – А там Метка и какой-то парень. И машина «Нива».

– Метка с розыска снят, – улыбнулся Борисов, – нашли того, кто стрелял. Просто похожи они здорово. А насчет «Нивы»... Знаешь, Василий Андреевич, будем считать, что Топориков пропал без вести. Трупа нет, а искать виновных у меня, ей-богу, желания нет. Надеюсь, труп Топорика упрятали хорошо и больше вопросов по нему не будет.


– Олеська беременна! – усаживаясь в машину, закричал Угол. – Папаней я буду. Покатили к ней в больничку.

– Поздравляю, – улыбнулся Метка. – Это дело обмыть требуется.

– Обязательно обмоем.


– Значит, не желает говорить? – недовольно спросил прокурор края.

– Нет, – ответил майор милиции. – Вообще отказывается хоть что-то говорить. Требует адвоката. Ему уже двоих приводили, отказывается. Мне, говорит, нужен независимый и не местный защитник. В общем...

– И хрен с ним, – неожиданно высказался прокурор. – Я бы его, гниду, лично расстрелял. Ладно. Что у нас по народным мстителям?

– Интересная информация есть. Они оказали помощь при задержании Лебедева. Убили двоих и двоих ранили. И скрылись.

– Вот и работай после этого, – пробурчал прокурор. – Я бы каждому из них руку пожал, а буду требовать на суде пожизненного заключения. Вот так. А выходит, дело Будина и этих вешателей соединяется. Букин, Лебедев, Лисовский в первую очередь и, конечно, Будин. Значит, прав был Борисов. Как думаете, возьмем Будина?

– А почему ФСБ вмешалась?

– Это знает только ФСБ, – улыбнулся прокурор.


– Вот фотографии всех прилетевших этим рейсом. – Борисов разложил на столе снимки. – Поименный список у Соколова. Женщин отделяем сразу, а вот этого, – он взял фотографию, – надо держать в поле зрения. Он чем-то похож на Будина. Тот же рост, комплекция, да и лица чем-то неуловимо похожи. Надень на Будина очки, приклей усики и бакенбарды, и станет так похож, что не отличишь. Мы на фотороботе это проделали, и почти один в один. Так что господин Супарин – объект номер один. Супарин Игнат Павлович, – прочел он. – Работает в организации «Доброта без границ». Пятьдесят пять лет. Женат, двое детей. Сын военный, старший лейтенант пограничных войск. Дочь учится в медицинском институте. В криминальных связях не замечен. Но это ни о чем не говорит. Так что за господином Супариным нужно установить наблюдение.


– Слушаю, – ответила женщина.

– Добрый день. Можно к телефону Анну? – попросил Суслин.

– А ее, – всхлипнула женщина, – машина сбила три дня назад. Она сына из...

– А сын? – закричал Суслин.

– И Аня, и мальчик... – Женщина заплакала.

Суслин отшвырнул сотовый. Вскочил. Тряхнув головой, бросился к своей сумке. Схватив ее, выскочил.

– Славик! – закричал, бросаясь за ним, Геракл. – Тормози! Эй! – Догнав Суслина, схватил его за руку. – Ты...

– Жена и сын, – прошептал тот. – Их машина сбила. Это Грозный. Я его, суку...

– Тормози! – рявкнул Геракл. – Нас менты шарят, не забыл? И почему ты думаешь, что...

– Уверен.

– Не дури! Надо думать, прежде чем вот так ломиться. У тебя два ствола, лимонка. Представляешь, что будет, если тебя менты тормознут? Им плевать на то, кто погиб. К тому же нас ищут. Короче, я сейчас своим звякну, и тогда будем думать...

– Моих уже нет! – закричал Суслин. – Я сейчас об одном думаю – как до горла Грозных добраться! Вот...

– Да не доберешься ты, – остановил его Геракл. – На попутках до Москвы не доедешь. На электричках, может, и получится, но долго, и менты срисуют. Сейчас я своим звякну, и будем базарить с Лохматым, чтоб вывел нас из города и до какой-нибудь станции, где поезда останавливаются, довел.


Санкт-Петербург

– И как? – спросил вошедшую женщину Литовец.

– А ты разве не знаешь? – усмехнулась она.

– Спасибо. – Он поцеловал ее.

– Да за спасибо я никогда не работаю, – сказала она.

– Обижаешь, Хелена. Как ты смотришь на то, чтобы уехать со мной куда-нибудь на побережье Тихого океана?

– С удовольствием. А ты что, выиграл джекпот?

– Почти угадала, – рассмеялся он. – Наш джекпот через два дня приедет сюда.

– Значит, клюнул?

– Все сделано как надо. У него не возникло ни малейшего подозрения. Хотя, может быть, и сомневается, но выхода у него нет. Правда, вот с Командором проблема, никак его на мушку не поймать. Да и неизвестно, где ловить. Правда, Мулла говорит, что очень скоро Командор будет у него в ногах валяться. Но я в это не особо верю. Все скоро закончится, Грозный вот-вот будет убит. Абдулин уже труп. Надеюсь, Мулла покончит с Командором. Будин, как только все нам отдаст, умрет быстро. Я сам его пристрелю. Нервы он мне потрепал прилично. Уедем, а через полгодика вернемся и заберем все, что нам Будин отдаст. Эльза сейчас единственная жена Умар-бека и очень скоро забеременеет. – Он засмеялся. – И как только это случится, Умар-бек отправится к своему Аллаху. И можно доживать в покое и достатке.

– Ты, похоже, уверен, что все получится, – усмехнулась Хелена.

– Абсолютно, – кивнул он.


Москва

Стелла посмотрела на часы и недовольно прошептала:

– Опаздывать – привилегия женщины. – Ей с трудом удалось уговорить отца выпустить ее одну. Она обещала звонить каждые полчаса. – Хочу в сауну сходить, – усмехнувшись, вспомнила она, – в парикмахерскую. А твои мордовороты будут за мной таскаться и только внимание привлекать. – Вздохнув, она снова посмотрела на часы. – Да где же вы есть-то? Я стану богатой и независимой. А то, что ты мне, папочка, хочешь дать, я все равно получу. И даже больше...

Рядом остановился «мерседес».


– Что-то не звонит, – глядя на телефон, прошептал Командор. И тут же прозвучал вызов сотового. Он схватил телефон. – Чего молчала? – быстро спросил он.

– Командор, – усмехнулся Мулла, – как здоровье? Все ли родственники и друзья здоровы?

– Что со Стелкой?

– Пока ничего страшного. Я думаю, нам пора увидеться, есть о чем поговорить.

– Слушай, Мухаммед, зачем тебе это? Я ничего не предпринимаю против тебя. Да, у нас разные взгляды...

– Жду тебя в десять, – перебил его Мулла. – За тобой приедут в девять. И не искушай меня, Аркаша, не пытайся захватить водителя и узнать адрес. Я буду постоянно знать, что с машиной, на которой тебя повезут. Чуть что, и Стелла сразу сдохнет. Но сначала с ней поиграют во владелицу мужского гарема. С ней, меняясь, будут...

– Я сделаю все, что ты скажешь, но послушай теперь ты. Я приеду к тебе, ты убьешь меня, а потом убьешь и Стеллу.

– Знаешь, – усмехнулся Мулла, – у тебя только один недостаток – ты хороший отец. Машина придет в девять. – И телефон отключился.

– Мразь! – Командор выругался. – Как я мог ее отпустить? Кретин! Но каким образом она так быстро попала к Мулле? Звонил он с ее сотового. Ну, дух, в любом случае я успею порвать твою глотку!

– Что случилось, Командор? – спросил Федор.

– Стелла у Муллы, – ответил Командор.

– Как у Муллы? – опешил тот.

– Цапанул ее где-то, дух. За мной приедут в девять. Короче, вот что, мужики, деньги наверху, в сейфе. Там около десяти тысяч евро. И рублями тысяч двенадцать. Поделите и постарайтесь заняться чем-нибудь приличным. Все это до добра не доведет. И еще, – он опередил пытавшегося что-то сказать Южанина, – через сутки после того, как я уеду, отдадите бумаги в папке в ФСБ. Конечно, не из рук в руки, – усмехнулся он, – но так, чтоб точно они туда попали. Все, – увидев, как, переглянувшись, Южанин и Ариец хотят возразить, сказал он. – Обсуждению это не подлежит.

– Нет уж, погоди, – заговорил Федор. – Ты понимаешь, что с тебя там шкуру спустят?

– У меня дочь там, – напомнил Командор. – Вам этого не понять.

– Да она сама к Мулле нарисовалась, – процедил Южанин. – Она звонила вчера куда-то и базарила о каких-то деньгах. Я начал тебе говорить, а ты послал меня.

– Слушай, Гарик, – сказал Командор, – прежде чем утверждать такое, ты...

– А так оно и есть, – кивнул Южанин. – Неужели ты не видишь, что ей плевать на тебя? Ей бабки нужны...

– Заткнись! – шагнул к нему Командор.

– Короче, – буркнул Ариец, – мы едем следом и вмешаемся...

– Я сказал, что вы должны делать! – отрезал Командор и захлопнул дверь.

– Я точно говорю, – кивнул Южанин, – Мулле звонила Стелла, она подставила Командора.

– Звони Поэту, – прошептал Федор.


Сидя на полу, Поэт набивал патронами обойму. Сунул ее в один из четырех кармашков на ремне.

– Теперь хватит, – сказал он. – Я из двух стволов по обойме точно расстрелять успею, а может, и перезарядить, а там все... – Он вздохнул. – Лимонку для Муллы. – Он подбросил на ладони гранату. – Автомат не нужен, неудобно будет. С двух рук я, конечно, не ахти как шмаляю, но вроде получается. Так, – он уставился на нарисованный на листке план особняка, – Мулла на втором этаже. Надо идти днем, охраны меньше, да и шум соседи услышат и ментов вызовут. Им удобнее будет особняк на ура брать. Зайду я вот тут, – он коснулся острием ножа обозначенной на плане задней калитки, – там никого нет, проверял пару раз. Ночью она закрыта, и собака гуляет, а днем никого. Вот и сведем мы с тобой счеты, Мулла, долго я тебя искал. Потому и с Командором связался. И нашел. – Потянувшись, он взял «ТТ» с глушителем.

Прозвучал вызов сотового. Положив ствол, он взял телефон.

– Да?

– Приезжай, – быстро сказал Ариец. – Дочь Командора Мулла взял. Приезжай.

– Буду через сорок минут, – бросив взгляд на часы, сказал Поэт.


– Вы ведь меня не убьете? – испуганно посмотрела на вошедшую с подносом женщину Стелла. – Я же вам помогла сама. И денег не надо, – торопливо добавила она.

– Как ты могла предать своего отца? – негромко проговорила женщина. – Ешь. – Поставив поднос с едой на столик, она вышла.

– Гады! – всхлипнула Стелла. – Об