Book: Логово Костей



Дэвид Фарланд

«Логово Костей»

Книга одиннадцатая

ДЕНЬ НИСХОЖДЕНИЯ

Месяц Листопада

День четвертый

Посвящается Мери

Пролог

Бои на улицах

Тернист путь истинной мудрости. Тому, кто ослеплен гордостью и одержим страстью к наживе, не дано осилить его. Лишь тот, кто вошел через врата кротости, пройдет этот путь до конца.

Пословица племени ах'келлах

Когда караван Раджа Ахтена приблизился к Слоновому Дворцу в Майгассе, казалось, будто звезды с небес падали вниз, струясь алым и золотым дождем.

В неподвижном ночном воздухе аромат пряностей с близлежащих рынков висел низко над землей. В нем улавливалось благоухание рассыпчатого черного перца из Дейазза, корицы с островов, расположенных за Авеном, и свежего кардамона.

Заменив собой запах смерти, который подобно пелене покрывал войско Раджа Ахтена, эти ароматы несли успокоение.

Воины армии Раджа Ахтена, принцы и правители Индопала, облаченные в изящные доспехи тончайшей работы, с рубинами в высоких тюрбанах на гордо поднятых головах, воздели мечи к небу в знак приветствия.

Армия возвращалась с победой из южных краев через земли, уничтоженные заклятиями опустошителей.

Проклятия, извергнутые опустошителями, которым запахи служили вместо слов, неотступно следовали за воинами:«Пусть сгинут сыны человечества. Пусть станут прахом. Пусть сравняются с землей», — взывали они.

Вот и сейчас запахи тления — заклинания, насланные вражескими колдунами, все еще витали над войском. В сознании Раджа Ахтена запахи ассоциировались с армией гигантских опустошителей, надвигающейся из-за горизонта. Четвероногие и двурукие опустошители, проносящиеся перед мысленным взором Раджа Ахтена, были похожи на гигантских насекомых наподобие богомолов. Некоторые из них сжимали в передних лапах дубины, вырезанные из камня, огромные мечи или длинные железные прутья с крючками на конце, они ловко орудовали ими. Неумолимо надвигающаяся орда сотрясала землю, вздымая за собой тучи гри, которые с диким визгом, подобным визгу летучих мышей, метались и бились над войском опустошителей.

Во главе армии Раджа Ахтена четыре слона тащили повозку, нагруженную трофеем, — это была голова гигантского мага-опустошителя. Зрелище было потрясающее. Голова весила около четырех тонн и буквально распирала повозку. Задубевшая кожа походила цветом на кожу крокодила, а в разинутой пасти виднелись бесчисленные ряды зубов, напоминающие бледно-зеленые кристаллы. Некоторые клыки были размером с детскую руку. Ни глаз, ни ушей у чудовища не было. Вместо этого его бугристая плоская голова была обрамлена щупальцами — единственными органами осязания, заметными глазу. Болтаясь как дохлые распухшие угри, длинные щупальца подпрыгивали и дергались при каждом толчке повозки.

Вслед за слонами, возглавлявшими шествие, следовал сам Радж Ахтен, Владыка Солнца. Рабы несли на плечах паланкин, в нем, раскинувшись на подушках, возлежал Владыка, облаченный в сияющие белые доспехи. Изящное покрывало из прозрачного лавандового шелка подобно тончайшей паутине закрывало его лицо от толпы восторженных подданных.

По обе стороны паланкина возвышались на своих скакунах достойнейшие спутники Владыки — пламяплеты. На время они смирили бушующее в них пламя, и лишь чуть заметные струйки дыма, вырывающиеся из ноздрей, указывали на то, какая мощь скрыта внутри них. Опаленные огнем головы всех четырех были совершенно лишены волос. Особая грация и безупречная гладкость их голов указывали на неизмеримую силу, а их глаза даже во тьме ночи мерцали таинственным светом, подобным свету далекой звезды. Их одежды искрились цветами пламени — здесь было и ярко-алое полыхание горнила, и мягкое золото походного костра.

Радж Ахтен чувствовал незримую связь, соединявшую его с пламяплетами. Теперь он служил тому же господину, что и они. Их мысли, как дым витавшие вокруг, были доступны ему.

Путь войска лежал меж двух колонн из чистого золота, возносящих почти к самому небу чаши с негасимым огнем, горящим здесь уже сотню лет. Колонны служили началом Пути Правителей. Не успел паланкин поравняться с колоннами, как оглушительный рев приветствия понесся со стороны города. Многотысячная толпа прихлынула к дороге, чтобы поклониться своему правителю. Они усыпали землю розовыми бутонами и белыми лепестками лотоса, которые, дробясь под мерной поступью слонов, издавали тонкий аромат, струящийся вверх и ласкающий обоняние. Но еще милей Раджу Ахтену был запах пряных масел, доносившийся из тысяч зажженных ламп.

Толпа неистовствовала, радостно встречая своего освободителя. Жители Майгассы, как и беженцы из южных земель, — всего более трех миллионов человек — все собрались здесь, чтобы поприветствовать его.

Завидев паланкин, люди падали на колени, пригибая головы к земле в знак почтения. Их сгорбленные спины в белых рубищах изо льна покрывали землю. Перемежаясь с горящими лампами, их фигуры напоминали собой круглые камни в потоке света.

Те, кому не удалось занять место поближе к дороге, стремились протиснуться вперед, продираясь сквозь толпу, чтобы хоть краем глаза взглянуть на правителя. Женщины визжали и били себя в грудь, предлагая себя Раджу Ахтену. Мужчины выкрикивали слова безмерной благодарности. Слышался испуганный плач детей.

Грянула овация. Рев приветствия поднимался над городом, подобно пламени, отдаваясь эхом на холмах, окружавших город, и даже на высоких стенах самого Слонового Дворца.

Лицо Раджа Ахтена тронула улыбка. Прошлое напомнило о себе болью. В битве при Картише он получил много ран, которые погубили бы любого, будь он менее могуч, чем Радж Ахтен. Его лицо тоже было изранено. Откинувшись на шелковых подушках, он наслаждался мягкими движениями паланкина, который слегка покачивался при каждом шаге идущих в ногу носильщиков. Испуганные голуби парили в небе над городом, кружась, как пепел над огнем. Начало дня казалось безупречным.

Но что-то мешало; темная фигура вдалеке становилась все заметнее. Среди покорно склонившихся людей лишь один человек остался стоять, возвышаясь среди толпы. На нем были серые одежды ах'келлахцев — судей пустыни. Правая пола была откинута назад, обнажая рукоятку сабли. Он не склонил головы, дерзко глядя вверх на Правителя, так что черные кольчужные кольца, служившие продолжением его простого железного шлема, спускались каскадом на плечи и спину.

«Укваз?» — подумал Радж Ахтен. Укваз Фахаракин наконец вышел на бой? Хочет предложить поединок?

Окружавшие его крестьяне смиренно склонили головы, украдкой бросая испуганные взгляды на судью. Некоторые призывали его склониться, другие бранили за дерзость. Когда паланкин поравнялся с ах'келлахцем, Радж Ахтен поднял руку, приказывая процессии остановиться.

Звуки барабанов мгновенно стихли, и вся армия, словно один человек, встала как вкопанная. Ни один звук не нарушал повисшего над толпой гробового молчания.

Воздух готов был расколоться от напряжения. В звенящей тишине Радж Ахтен чувствовал, как его обжигает раскаленный шепот, звучащий где-то внутри. В его сознании огненные буквы складывались в слова. Убей его. Ты способен сжечь его дотла. Пусть всякий устрашится твоего могущества. Это пламяплеты подсказывали Правителю решение; их пылающие мысли врезались в его сознание.

Рано. Радж Ахтен отвечал им на их же языке, ибо теперь, увидев смерть так близко на поле боя в Картише, его глаза тоже пылали скрытым огнем. Рано срывать покровы. Пока никто не должен узнать моей подлинной сущности.

Огонь подошел слишком близко, он спалил дотла все живое в прежнем Радже Ахтене, наполнив его высшим светом. Только это было не ясное божественное свечение, а нечистое зарево духов. Его прежняя сущность погибла в огне, и из углей восстал новый человек — Скезейн, повелитель пепла.

Радж Ахтен знал многих из ах'келлахцев. Не Укваз стоял перед ним сейчас. Путь ему преграждал его собственный дядя со стороны отца, Хасаад Ахтен.

«Это не Укваз», — Радж Ахтен почувствовал сожаление.

Укваз прислал другого, и этот другой был дядей самого Раджа Ахтена.

Тысячи подданных пожертвовали Раджу Ахтену свои голоса, голоса лучших певцов и ораторов. Когда он заговорил, сила его голоса могучей волной захлестнула толпу. Его голос, нежный, как цветок персика, и жестокий, как клинок, приказал:

— Поклонись мне!

Миллионная толпа распласталась на земле. Они прижимались к ней, как бы стремясь смешаться с грязью. Хасаад остался стоять. В его глазах пылал гнев.

— Я пришел дать тебе совет, племянник, — сказал Хасаад, — чтобы еще больше увеличить твою мудрость. Мои слова послужат твоему благу.

Говоря так, Хасаад хотел убедить толпу в своей правоте. Обычай предписывал, что даже Радж Ахтен, великий правитель народов Индопала, не имеет права убить старшего родственника, который стремился только дать совет.

Хасаад продолжал:

— Говорят, ты уже отдал приказ войскам на границе Рофехавана начать войну.

Хасаад старался выкрикивать слова как можно громче. Его голос звенел над толпой. Однако слова Хасаада, принявшего всего два дара голоса, были не в состоянии даже в малой мере затронуть струны души людей так, как это делали слова, произносимые Раджем Ахтеном.

— Опустошители разорили наши поля и сады во всех Алмазных королевствах. Народ голодает. Разумно ли посылать людей на войну, когда они могли бы принести больше пользы, обеспечивая народ едой?

— В Рофехаване найдется еда, — рассудительно отвечал Радж Ахтен. — Тот, кто достаточно силен, сумеет прокормить себя.

— А в Картише ты послал миллионы крестьян рыть рудники, добывая из земли кровяные металлы для того, чтобы ты мог приобрести еще больше даров, — продолжал Хасаад.

— Моему народу необходим сильный правитель, чтобы победить опустошителей, — сказал Радж Ахтен.

Хасаад ответил:

— Ты многие годы загребал себе силы других, заявляя, будто лишь стремишься избавить свой народ от опустошителей. И вот опустошители повержены. Ты провозгласил победу над правителями Подземного Мира. Однако победа над опустошителями — это не то, чего ты хочешь. Украв еду у Рофехавана, ты заставишь его народ отдать дары.

В его голосе слышался упрек.

Сожги его, не медли, — выплевывали слова пламяплеты.

Тоном, в котором сквозила горечь оттого, что к нему обращались в такой озлобленной манере, Радж Ахтен ответил:

— Да, мы выиграли две битвы с опустошителями. Но нас ждут новые великие сражения.

— Как можешь ты знать это? — спросил Хасаад. — Откуда ты знаешь, что опустошители снова будут атаковать?

— Мой пиромант увидел это в языках пламени, — Радж Ахтен указал рукой на пламяплета, едущего справа. — Скоро разгорится великий бой, ужаснее которого еще не было. Опустошители тысячами хлынут из Подземного Мира. Я отправляюсь в Рофехаван — добыть еду для людей и сражаться с опустошителями во имя моего народа. Пусть каждый, у кого есть лошадь, отмеченная рунами силы, пойдет со мной. Я приведу вас к победе!

Из толпы послышались крики одобрения, однако Хасаад не сменил своей вызывающей позы.

«Как он смеет!» — подумал Радж Ахтен.

— Глупо преследовать народ Королевы Подземного Царства, — сказал Хасаад. — Твоя алчность не знает границ, так же как твоя жестокость. В тебе не осталось ничего от человека. Тебя следует умертвить, как дикого зверя.

Радж Ахтен сорвал покрывало, закрывавшее его лицо, и вздох всеобщего изумления поднялся над толпой. Колдовские огни в Картише спалили дотла все волосы на его голове, не оставив даже бровей. Пламя сожгло его правое ухо и опалило зрачок правого глаза, который теперь сиял молочной белизной. Вдоль линии подбородка была видна белая полоса выпирающей кости.

Волна ужаса пробежала по толпе — казалось, сама смерть глядела из глаз Правителя.

Но тот, кто как Радж Ахтен принял тысячи даров обаяния, приобретал божественную неуловимую красоту, перед которой невозможно было устоять, так же как невозможно было определить и понять ее сущность. В мгновение ока возгласы ужаса сменились восторженными вздохами.

— Как смеешь ты говорить это после всего, что я выстрадал ради тебя! — проревел Радж Ахтен. — Преклонись перед моим величием!

— Не может быть великим тот, кто чуждается скромности, — прозвучал в ответ певучий голос Хасаада.

Он говорил спокойно, с достоинством, присущим ах'келлахцам.

Радж Ахтен понял, что должен положить конец этому противостоянию. Хасаад попытается настроить толпу против правителя после его ухода, когда мощь голоса Раджа Ахтена станет лишь воспоминанием.

Жестокая улыбка заиграла на лице правителя. Убить Хасаада он не мог, но мог заставить его замолчать.

— Принесите мне его язык! — приказал он.

Хасаад схватился за рукоятку меча. Он почти успел выхватить меч из ножен, но тут один из коленопреклоненных слуг Раджа Ахтена дернул Хасаада за щиколотки, так что тот растянулся на земле. Тут же сверху на него навалились преданные правителю крестьяне. Борьба была недолгой. Один запрокинул Хасааду голову, другой разомкнул кинжалом стиснутые зубы. Криво полоснуло лезвие клинка, хлынула кровь.

Через мгновение прекрасная молодая девушка подбежала к Раджу Ахтену. В руках она сжимала кусок окровавленной плоти, держа его в обеих ладонях, словно подарок, подносимый в знак особого уважения.

Радж Ахтен брезгливо, двумя пальцами взял теплый еще язык, показывая свое презрение к этому комку плоти, похожему на выплюнутый недожеванный кусок мяса. Он швырнул его на пол паланкина и придавил ногой, обутой в расшитую золотом туфлю.

Крестьяне, горой навалившиеся на Хасаада, не давали ему дышать. Радж Ахтен два раза стукнул рукой о край паланкина, приказывая процессии двигаться дальше.

— К конюшням, — произнес он. — Я еду на войну.


За процессией, направляющейся к Слоновому Дворцу, следила группа одетых в черное людей, скрывающихся в полумраке спальни одной из гостиниц. Их предводитель, Укваз Фахаракин, негромко сказал остальным:

— Радж Ахтен избрал путь войны, и он его не оставит. Его люди слишком ослеплены блеском его величия, чтобы видеть, кто он есть на самом деле.

Укваз прислушался к себе.

Долгие годы он, подобно другим, был ослеплен славой Раджа Ахтена. Даже сейчас Укваз боролся с желанием пасть ниц перед чудовищем вместе с остальными. Но Радж Ахтен больше не заслуживал этого. Стремясь погубить Королеву Подземного Царства, он убивал своих собственных людей, среди которых был и племянник Укваза. За это убийство Раджу Ахтену придется поплатиться. Укваз происходил из благородного племени ах'келлах, судей пустыни. Язык, на котором они говорили, не знал слова «прощение».

— Как нам остановить его? — прошептал один из товарищей Укваза.

— Мы должны сорвать с него пелену славы.

— Но как нам попасть в его бастионы? — спросил другой. — Мы уже однажды пытались убить его Посвященных, теперь проникнуть туда будет нелегко.

Укваз задумчиво кивнул. В его голове созрел план. Земля в Картише была заколдована опустошителями. На сотню миль вокруг все растения погибли. Южным провинциям грозил голод.

Это вынудило Раджа Ахтена переместить большинство своих Посвященных на север, в Чузу, неприступную крепость в Дейаззе. Считалось, что всякий, обладающий здравым смыслом, не станет и помышлять о том, чтобы пробраться туда, ведь сломать могучие двери или забраться на отвесные стены было невозможно.

— Едем в Чузу! — сказал Укваз своим людям. — Радж Ахтен ненасытен, и в этом его главная слабость. Я покажу вам, как обернуть против него его собственную жадность.



Глава первая

Пасть Мира

Испокон веков Рофехаван был окружен морями с северной и восточной сторон; на Западе он граничил с горами Хест, а на Юге — с горами Алькайр. Стремясь защитить сей благодатный край от возможного вторжения, Эрден Геборен заключил соглашение с королями Древнего Индопала и со старейшинами Инкарры. Он установил юго-восточную границу своих владений в том месте, где сходились три великих царства, в местности настолько гнусной, что никто не пожелал бы владеть ею: на входе в обширное и древнее поселение опустошителей, называемое Пасть Мира.

Из «Истории Рофехавана», написанной Хозяином Очага Редельфом.

— Вот ты где! — воскликнул кто-то. — А то я уже начал беспокоиться. Сколько можно ждать! Уже несколько часов здесь сижу.

Аверан проснулась. Она узнала голос волшебника Биннесмана. Открыв глаза, она поняла, что лежит в повозке, наполненной ароматным свежескошенным сеном. Подушкой ей служил рюкзак Габорна, в котором лежала сбруя. Аверан чувствовала ломоту во всем теле. Все мышцы у нее болели, как от тяжелой физической работы. В глазах рябило. Она снова закрыла глаза и инстинктивно протянула руку туда, где лежал ее посох, ее драгоценный посох из черного дерева. Прикоснувшись к посоху, она почувствовала, как мощная волна скрытой в нем энергии, вырвавшись наружу, прокатилась под ее рукой.

Габорн ответил:

— Я спешил изо всех сил и успел бы в срок, если бы не лошадь. Она тащилась еле-еле и была на последнем издыхании, поэтому пришлось выпрячь беднягу и оставить на попечение возничего.

— Значит, Король Земли пожалел лошадь, а своих сил не пожалел и решил сам впрячься в повозку? — мягко отчитывал товарища Биннесман, переживая, что Габорн взвалил на себя непосильную ношу. — Даже у того, кто обладает многими дарами, силы не безграничны, будь то человек или лошадь.

И Биннесман засмеялся:

— Ты похож на старого фермера, который тащит на базар воз брюквы.

— Подумаешь, каких-то тридцать миль, — ответил Габорн. — А мой груз намного ценнее, чем брюква.

От этих слов Аверан вздрогнула. Ее сонливость мигом улетучилась. Сон ее был очень крепким, и, проснувшись, она не сразу сообразила, что находится в повозке, которую тащит сам Король Земли.

— Давай впряжем моего коня, — предложил Биннесман.

Повозка остановилась. Волшебник слез с лошади и расседлал ее.

Аверан взглянула наверх. Небо было похоже на купол из звезд, которые словно стремились затопить всю землю светом. Еще целый час оставался до того момента, когда солнце появится над горизонтом, а свет уже струился над снежными пиками гор Алькайр подобно расплавленному золоту. Глядя вверх, Аверан не могла понять, откуда исходит этот свет. Казалось, он просочился из высших сфер.

Лесное зверье тоже было сбито с толку этим обманом небес. Было так светло, что казалось, день уже наступил. Трели утренних птиц раздавались все громче, наполняя собой прохладный воздух: гортанно кричал лесной голубь, пели жаворонки, бездумно трещала сорока.

Вдоль дороги теснились голые холмы. Их склоны, покрытые пшеничными полями, отражали лунный свет. По склонам тут и там торчали унылые дубы, сбросившие листья, их голые ветви напоминали короны. Вдали резко ухала сова. Протекавший где-то поблизости ручей давал о себе знать запахом свежести и влаги, хотя звука бегущей воды слышно не было.

Аверан наблюдала за непрекращающимся звездопадом. Яркие светящиеся точки описывали на небе дуги во всех направлениях, оставляя за собой искрящиеся дорожки.

— Как Аверан? Она здорова? — осторожно спросил Биннесман.

— Ей пришлось многое пережить, — ответил Габорн. — Целый день стояла она как вкопанная напротив Пролагателя Путей; воздев к небу свой посох, пытаясь заглянуть в сознание этого чудовища. Она обливалась потом, словно трудилась у горнила. Я уже опасался, что она не вынесет этого испытания.

— Значит, ей удалось узнать дорогу в… в Логово Костей?

— О да, — ответил Габорн. — Беда лишь в том, что это Логово находится глубоко под землей, в Подземном Мире, и Аверан не сможет описать тропу, ведущую туда. Ей придется пойти с нами — если ты, конечно, согласишься сопровождать меня.

— Если?.. — удивился Биннесман. — Разумеется, я пойду с тобой.

— Хорошо, — сказал Габорн. — Мне потребуется твоя помощь. Не хочу возлагать на плечи этой юной девушки непосильную ношу.

Аверан закрыла глаза, притворяясь спящей. Она испытывала одновременно стыд и радость от того, что ей удалось подслушать их разговор. Она, пока еще дитя, была единственным человеком в мире, кто научился понимать язык опустошителей, злейших врагов человечества.

Габорн понимал: Аверан пришлось пройти через мучительное испытание, чтобы прочитать мысли Пролагателя Путей. Но даже сам Габорн не догадывался, какие невыносимые страдания ей пришлось претерпеть. Аверан казалось, будто голову ей стянули стальным обручем так сильно, что кости черепа готовы расколоться в любую минуту. Сотни тысяч, а может, миллионы запахов заполнили ее сознание — запахов, которые хранили названия туннелей и их расположение в бескрайнем Подземном Мире, — запахов, некоторые из которых передавались среди опустошителей из поколения в поколение. Перед мысленным взором Аверан проносились туннели и ходы Подземного Мира, соединявшие различные пещеры, подобно широким артериям. Подземный Мир состоял из десятков тысяч туннелей, ведущих к рудникам и каменоломням, к фермам и охотничьим угодьям, к кладовым, где хранились яйца, а также к пещере, которая служила кладбищем. Туннелей, которые вели к смертельной опасности и древним как мир чудесам.

«Целой жизни не хватило бы, чтобы начертить план Подземного Мира», — думала Аверан.

Вот и сейчас ее мучил страх, что ей не удастся удержать всю эту информацию в голове, ведь мозг человека в десять раз меньше, чем мозг опустошителя, человеческому разуму не вместить столько знаний. Главное, суметь вспомнить дорогу к Логову Костей.

— Я должна помнить, — повторяла Аверан вновь и вновь. — Я должна помочь Габорну победить Великую Истинную Хозяйку.

Послышался хруст шагов по гравию дороги. Аверан постаралась дышать легче. Отдых был ей сейчас необходим. Она надеялась продлить его, притворяясь спящей.

Биннесман положил свое седло на крышу повозки.

— Бедное дитя! Взгляни — спит сном младенца, — сказал он.

— Пусть спит, — прошептал Габорн. Его обычно властный голос прозвучал мягко и приглушенно. Так говорит человек, переживающий за своего друга, попавшего в беду, а не король, привыкший отдавать приказы.

Биннесман молча принялся впрягать лошадь в повозку.

— Что еще слышно об опустошителях? — поинтересовался Габорн.

— Разное. Есть хорошие и плохие вести. Мы гнались за ними весь день. Спасаясь от погони, чудовища сотнями падали замертво от изнеможения. Тех же, кто отставал от бегущего войска, ждала неминуемая смерть от наших мечей. От всего войска опустошителей осталось от силы несколько тысяч. Но стоило им добраться до долины Дрейксфлад, опустошители ушли под землю, прорыв ходы в песке. Это случилось около полудня. Наши окружили их на случай, если те попытаются сбежать. Больше пока невозможно ничего предпринять.

В голове Аверан мгновенно возникли образы чудовищ в Дрейксфладе. Опустошители, ростом более шестнадцати футов и двадцать футов в длину, передвигавшиеся на четырех ногах, выставив вперед два рукообразных щупальца, напоминали исполинских скорпионов. Своей головой, имеющей форму лопаты, опустошитель способен прокладывать себе дорогу под землей, проталкивая мордой почву вперед и протискивая затем туловище в образовавшийся ход. Таким же образом, наверное, они вкопались в песок в Дрейксфладе. Этот маневр, несомненно, обеспечил им хорошую защиту от мечей их преследователей.

— Пока ты рассказал мне только хорошие новости. Теперь выкладывай плохие, — тяжело вздохнув, изрек Габорн.

Биннесман продолжал:

— У Пасти Мира мы обнаружили ходы, прорытые опустошителями, ведущие внутрь. Похоже, три опустошителя пробурили туннели в горах после битвы при Каррисе. Каким-то образом они ухитрились обойти наши патрули.

— Клянусь Семью Камнями! — воскликнул Габорн. — Как думаешь, скоро они доберутся до своего логова?

— Это невозможно предугадать, — так же мрачно ответил Биннесман. — Наверняка они уже поведали своей королеве о том, как ты побил их армию в Каррисе, и, возможно, она уже обдумывает, как бы на это ответить.

Высказав свои соображения, Биннесман помолчал.

— Но как же им удалось пробраться через мои патрули? — изумился Габорн.

— Боюсь, это было несложно, — ответил Биннесман. — После битвы при Каррисе орда спасалась бегством сквозь ночь и ливень. Дождь лил как из ведра, лавиной обрушиваясь на спины беглецов. Непроглядная ночь служила им укрытием. Лишь короткие вспышки молний прорывались на мгновение сквозь угольную темноту, освещая бегущее войско. Не мудрено, что этим трем удалось оторваться и исчезнуть в ночи, не успели мы и глазом моргнуть.

Когда лошадь была впряжена, Габорн и Биннесман вскарабкались на козлы. Габорн присвистнул, и лошадь, отмеченная рунами силы, бодро затрусила по дороге.

— Не нравится мне это, — сказал Габорн.

Биннесман промолчал. Казалось, он о чем-то сосредоточенно думает. Наконец он вздохнул:

— Берегись Логова Костей. Берегись Великой Истинной Хозяйки! Когда я думаю о ней, мое сердце переполняется дурным предчувствием. Еще никто не достигал такого мастерства в искусстве рун, как это чудовище.

— Думаешь, она что-то замышляет?

— Тысячу семьсот лет назад, когда Эрден Геборен вел войну в Подземном Мире, с кем он сражался?

— С опустошителями, — ответил Габорн.

— Да, все так считают. А я думаю, дело было не так. В библиотеке короля Сильварреста хранятся древние свитки, написанные рукой самого Эрдена Геборена. В них он завещал людям сражаться не с опустошителями, но с другим, более опасным противником, которого он называет локус. Думаю, он имел в виду одного конкретного опустошителя. Возможно, того самого, кого Аверан называет Великая Истинная Хозяйка. Хотя трудно представить себе, чтобы какой-нибудь опустошитель мог бы прожить так долго.

— Ты думаешь, это существо не из нашего мира?

— Может статься, — сказал Биннесман. — Я много думал над этим вопросом. Возможно, в Другом Мире существуют опустошители более ловкие и могучие, чем те, которых мы знаем. Возможно, здешние опустошители — не более чем тени тех, настоящих. Так же, как мы — всего лишь тени Светлейших из Другого Мира.

— Эта мысль поистине отрезвляет, — изрек Габорн.

Волшебник и Король Земли некоторое время ехали молча. Аверан снова откинулась на подушки и закрыла глаза. Сознание ее было переполнено. Дорога все время вела вниз, и они продолжали спускаться. Вдруг Габорн резко остановил лошадь. Аверан приподнялась на локте и украдкой выглянула из повозки. Она увидела впереди маленький городок, представлявший собой скопление небольших серых домиков с черепичными крышами. Аверан узнала в нем Честертон. Здесь дорога разветвлялась. Одна вела почти строго на Восток, в сторону Морского Подворья, другая — на юго-запад, по направлению к форту Хаберду и далее к Пасти Мира.

Над их головами небо прорезал огромный огненный шар, плюясь во все стороны языками красного пламени. Приблизившись к горам Алькайр, он внезапно взорвался и раскололся надвое. Осколки упали на покрытые снегом вершины гор, до которых оставалось уже не более тридцати миль. Земля содрогнулась, и пару минут спустя до их слуха донесся звук, напоминающий отдаленный гром, многократно отраженный горным эхом.

— Земля в беде, — прошептал Биннесман.

Аверан услышала восторженный крик ребенка. На лужайке перед ближайшим к ним домиком стояла женщина, окруженная тремя девочками. Девочки, каждая не старше шести лег, смотрели на небесное чудо с изумлением.

— Красиво! — проговорила самая младшая из них, указывая пальчиком на огненный хвост, протянувшийся за летящим шаром.

Девочка постарше радостно захлопала в ладоши.

— Ах, это был самый лучший из всех, — воскликнула мать.

За исключением этих четверых на лужайке, весь город был погружен в дремоту. Крестьяне не вставали до тех пор, пока коровы не начинали мычать, требуя, чтобы их подоили.

Габорн повел повозку через город. Девочки и мать провожали их взглядом.

Теперь земля тряслась под их ногами, как старая больная собака. Прав был Биннесман: звездопад и землетрясения были не единственными знаками, говорившими Аверан о том, что земля больна. Были и другие, едва различимые приметы и предзнаменования, которые были доступны, пожалуй, только тем, кто, как Аверан, любил землю всей душой. Она уже давно чувствовала, что с природой творится что-то неладное. Ступая по траве, бродя среди холмов, она переживала вместе с землей ее боль.

Наконец, Биннесман нарушил молчание:

— Габорн, ты говоришь, что нуждаешься в моем совете. Поэтому позволь сказать тебе: ты слишком много взял на себя. Ты собираешься отыскать Логово Костей, проникнуть туда и убить Великую Истинную Хозяйку. Но война-то не твое призвание. Ты не воин, ты — Король Земли, ее заступник. Ты затеваешь войну с опустошителями, в которой должны погибнуть, возможно, тысячи. Тем самым ты ставишь на карту судьбу не только одного человечества. Птицы в листве, мыши в полях, рыбы в море — жизнь, все формы жизни, возможно, погибнут вместе с нами. Земля в беде.

— О, как бы я хотел помочь этой беде, излечить боль земли! Но как это сделать? — воскликнул Габорн.

— Земля не зря избрала тебя. Кто знает, может быть, вместе мы отыщем правильное решение, — отвечал Биннесман. Повозка катилась дальше по дороге, а Аверан продолжала лежать с закрытыми глазами, притворяясь спящей. На сердце у нее было тяжело.

«А что будет со мной?» — думала Аверан. Как и всякому «пилоту» ей часто приходилось улетать далеко от дома, и она открыла для себя такие места на земле, которые полюбила всем сердцем, куда ей хотелось возвращаться снова и снова. Она вспомнила озерцо с чистой прозрачной водой, окруженное соснами, высоко в горах Алькайр. Вспомнила она и белые песчаные дюны в сорока милях к востоку от Хаберда; как она играла в этих дюнах, скатываясь вниз с холмов. Она взбиралась на крутые горные вершины, где не ступала еще нога человека, и любовалась с высоты на раскинувшиеся во все стороны поля и леса, зеленой пеленой покрывавшие всю землю вокруг. Аверан любила землю. Любила ее так сильно, что готова была посвятить служению ей всю свою жизнь.

Вот что значит быть преемницей Охранителя Земли, поняла Аверан.

Так Аверан предавалась своим мыслям, а повозка все катилась сквозь ночь. Внезапно повозка остановилась напротив пещеры, где были привязаны десятки лошадей. Внутри пещеры весело потрескивал огонь и слышалась залихватская песня.

— Аверан, проснись! — мягко произнес Габорн. — Мы у Пасти Мира.

Аверан приподняла голову, и Габорн взял свой мешок с доспехами, служивший ей все это время подушкой. В мешке помимо всего прочего лежал и его боевой молот с длинной рукояткой.

Биннесман поднялся на ноги и заковылял к пещере, используя свой посох вместо костыля.

* * *

— Этой ночью мне приснился странный сон, — прошептала Эрин Коннал Селинору, когда они спустились к ручью напиться.

Ручей этот протекал в Южном Кроутене, примерно в тысяче миль к северо-востоку от того места, где находилась Аверан. До рассвета оставалось еще по меньшей мере полчаса, а небо уже тлело серебром на горизонте. Предрассветный воздух был наполнен прохладой, землю покрывала обильная роса.

— Странный сон, — повторила Эрин.

Она с подозрением взглянула на рыцарей из Южного Кроутена, сворачивавших лагерь неподалеку. Капитан Гантрелл, худощавый темноволосый человек с фанатичным блеском в глазах, подгонял своих людей, надоедая им указаниями, словно забыв о том, что сворачивать лагерь — самое привычное дело для солдат.

— Сметите грязь с той палатки перед тем, как класть ее в повозку! — говорил он к одному солдату. — Ты неправильно заливаешь костер! — кричал он другому.

В ответ он получал лишь угрюмые взгляды. Эрин было ясно, что войско его недолюбливает.

Только теперь, когда все вокруг были заняты своей работой, Эрин впервые с прошлой ночи решилась поговорить с мужем. Удостоверившись, что никто не обращает на них внимания, они спустились к воде. Здесь можно было спокойно разговаривать, не боясь быть услышанными.

— Тебе приснился сон? — переспросил Селинор, слегка приподнимая бровь. — А что в этом необычного? — он беззаботно опустил свою флягу в мелкий поток, будто не замечая, что они окружены людьми Гантрелла, которые обращались с наследным принцем и его молодой женой как с пленниками.

— Мне кажется, это был не просто сон, — призналась Эрин. — Я думаю, это было видение, — Эрин задержала дыхание, ожидая его реакции. Насколько она знала, каждый, у кого были видения, проявлял и другие признаки сумасшествия.



Селинор помолчал, глядя в кружку.

— Кем было послано это видение? — тяжело спросил он наконец.

Он ничего не хотел знать о безумных видениях своей жены.

— Помнишь, как вчера я уронила свой кинжал в круг огня в Твинхавене? Едва огонь коснулся кинжала, тот исчез. Он прошел через врата в Другой Мир.

Селинор кивнул, но промолчал. Он смотрел на нее с подозрением, но не хотел прерывать ее рассказ.

— Ночью мне приснилось некое существо из Другого Мира, похожее на огромную сову, живущую в пещере под раскидистым деревом. Она держала мой кинжал в клюве и разговаривала со мной. Она меня предостерегала.

Селинор наполнил кружку и перевел дыхание. Как и большинству людей, ему становилось не по себе, когда речь заходила о Другом Мире. Другой Мир был населен легендарными существами, такими как Светлейшие, но также и легендарными чудовищами, такими как ящерицы, которых пламяплеты Раджа Ахтена вызвали в Лонгмоте, или Темный Победитель, которого они впустили в Твинхаван.

— И о чем это… существо предупредило тебя?

— О том, что Темного Победителя нельзя истребить. В его теле сокрыт нечистый дух, сущность настолько угрожающая и ужасная, что вселяет страх даже в сердца Светлейших. Имя этому созданию локус, а все вместе они называются локи. Из всех локи этот — один из самых могущественных. Имя ему Асгарот.

— Если ты убеждена, что этот Асгарот опасен, то почему ты говоришь шепотом? Почему не сказать об этом открыто, не прокричать всему миру, предупреждая об опасности?

— Потому что Асгарот может быть рядом, — прошептала Эрин.

По стволу ближайшего к ним дерева стремительно взлетела белка и пропала в ветвях. Эрин бросила быстрый взгляд в сторону дерева и продолжала:

— Можно только уничтожить тело, которое служит пристанищем этому духу. Так, как Миррима умертвила Темного Победителя. Но истребить Асгарота невозможно. Оторвавшись от тела, локус ищет нового хозяина, недоброго человека или животное, в котором он может поселиться, чтобы управлять им.

Она помолчала, давая ему возможность подумать над ее словами.

— Когда Миррима убила Темного Победителя, смерч поднялся в воздух над его останками. Поднялся и понесся на восток, в сторону Южного Кроутена.

Селинор метнул в ее сторону гневный взгляд:

— Ну и что?

— Ты говорил, у твоего отца были приступы одержимости…

— Может, мой отец и безумен, но никто не посмеет сказать, что он недобрый человек! — отрезал Селинор.

— Ты же сам рассказал мне, как дальновидца твоего отца нашли мертвым, — напомнила Эрин. — Твой отец мог убить его в приступе помешательства. Или это был поступок недоброго человека.

— Я вовсе не уверен, что именно он убийца, — сказал Селинор. — Тому нет доказательств. Кроме того, мой отец начал вести себя странно еще до того, как колдуны Раджа Ахтена вызвали Темного Победителя. Даже если твое видение было правдивым и этот «локус» действительно существует, это не даст тебе никаких оснований подозревать моего отца.

Селинор даже и думать не хотел о том, что его отец одержим. Эрин не винила мужа. Однако и то, что странное поведение его отца было замечено уже давно, не подлежало сомнению.

Эрин не находила себе места. Сова из Другого Мира показала ей локус, зловещую тень, которая, поселившись в одном человеке, распространяла свои щупальца по всему миру; щупальца зла и мрака, которые могли опутать любого. Они заползали внутрь людей, одурманивая их сознание и наполняя человека своей собственной порочной сущностью.

Сети зла, сплетенные локусом, неотвратимо расползались по земле, проникая в сердца, подчиняя себе сознание каждого, кто попался в эти сети, заставляя людей враждовать с себе подобными.

Эрин никогда раньше не встречала Гантрелла, однако исступленный блеск в его глазах и то, как он заставлял своих людей сторожить Селинора, наследного принца, словно тот был пленным шпионом, наводило ее на мысль, что капитан попал под влияние локуса.

Отец Селинора тоже не давал ей покоя. Он провозгласил себя Королем Земли. Он что-то замышлял против Габорна, распространяя о нем сплетни, подстрекая против него правителей отдаленных земель, которые должны были стать союзниками Габорна.

Если даже Асгарот и не вселился в отца Селинора, его отец в любом случае представляет собой опасность.

— Что это вы тут уединились? — послышался голос капитана Гантрелла.

Он подошел как бы невзначай, пытаясь кривой ухмылкой прикрыть недоброжелательность и подозрение.

— Обдумываем, как бы нам сбежать обратно во Флидс, — сообщила Эрин издевательским тоном.

— Не слишком хорошая идея, — сказал Гантрелл, пытаясь поддержать шуточный тон.

Получилось фальшиво. Эрин давно заметила, что чувство юмора у него совершенно отсутствует.

Гантрелл с одобрением взглянул на своих рыцарей, которые уже оседлали коней и были готовы выступать.

— Что ж, пора отправляться, пока еще прохладно, — изрек он.

Эрин заставила себя улыбнуться, хотя ее беспокойство насчет Гантрелла все нарастало. Чутье подсказывало ей: вместо того чтобы вежливо улыбаться ему, словно какому-нибудь надоедливому поклоннику, лучше было бы вспороть Гантреллу брюхо и повесить его на собственных же кишках.

Эрин, изнемогая от недостатка сна, вскарабкалась на лошадь, и отряд двинулся в путь в предрассветных сумерках. На пути им тут и там попадались небольшие отряды рыцарей, направлявшиеся на юг. Отряды сопровождали кузнецы, прачки и эсквайеры. Все они восседали на телегах, которые с трудом тащились по пыльной дороге. Рядом с ними громыхали повозки с военной амуницией: мечами, стрелами, палатками; здесь же была провизия — одним словом, все, что было необходимо для длительной военной кампании.

Когда они миновали караван из двадцати баллист на колесах, которые тянули лошади, отмеченные рунами силы, Эрин не удержалась и спросила у Гантрелла:

— Солнце еще не взошло, а все войска уже пришли в движение. К чему такая спешка? На какую страну вы собираетесь напасть?

— Напасть, Ваше Высочество? — удивился Гантрелл. — Это всего лишь обычная перегруппировка наших оборонительных постов.

Он подъехал так близко, что ей пришлось направить свою лошадь в сторону, чтобы не задеть его.

— Если бы вы боялись вторжения, то укрепляли бы оборонительные сооружения, а не сгоняли войска к южной границе. Так на кого вы собираетесь пойти войной?

— Не могу сказать, миледи, — ответил Гантрелл с усмешкой, которая привела Эрин в бешенство.

Они ехали все утро. Лошади резво бежали по утренней прохладе. Доспехи рыцарей звенели подобно звукам цимбал под барабанную дробь копыт, будто аккомпанируя какому-то торжественному гимну.

От усталости Эрин ехала как во сне, постепенно теряя чувство реальности. Южный Кроутен по праву считался красивой местностью: вокруг было настоящее пиршество красок, деревья на склонах холмов словно соревновались, чьи осенние листья ярче. Тут и там из-за поворота открывался дивный вид, от которого захватывало дух. Она заметила живописный каменный домик, притаившийся под раскидистым дубом; корову, пасущуюся рядом с амбаром, за которым виднелся бесконечный каменный забор. Забор тянулся и тянулся до тех пор, пока Эрин не подумала, что уже никогда больше не увидит ни домика, ни коровы, ни луга, ни дерева.

Ее глаза резало от усталости. «Надо дать им немного отдохнуть», — подумала она, закрывая глаза. «Просто надо отдохнуть. Я не засну», — твердила она сама себе.

Эрин боялась, что может сойти с ума. Сны, которые она видела всякий раз, когда начинала дремать, были настолько явственными, что ей казалось, будто ее лошадь скачет через этот сон. Она думала, стоит ей заснуть покрепче, как она окажется в мире более реальном, чем тот, который окружает ее и лошадь сейчас.

Ей приснился сон, даже не сон, это была лишь короткая вспышка, видение, образ огромной совы в темном дупле. Она снялась со своего прежнего гнезда и теперь пряталась в тени. Серо-белый узор на ее крыльях был похож на мертвые листья, налепленные прямо поверх костей.

Эрин пристально вгляделась в вытаращенные золотистые глаза совы и сказала:

— Оставь меня в покое. Я не хочу говорить с тобой.

— Ты боишься меня, — ответила сова.

Она обращалась к Эрин не с помощью слов, а скорее с помощью мыслей, которые пронзали сознание Эрин, окрашивая ее ощущения в бесчисленное количество оттенков, не поддающихся описанию простыми словами. Эти мысли открывали перед Эрин тайные врата ее подсознания, пробуждая предчувствия и интуицию.

— Не надо бояться меня. Я не враг тебе.

— Ты — мое безумие, — ответила Эрин, изо всех сил стараясь проснуться. Видение померкло и растворилось.

* * *

Не успело солнце показаться над горизонтом, как капитан Гантрелл прокричал:

— Воой-ско, стой!

Эрин открыла глаза, решив, что они остановились лишь для того, чтобы пропустить очередной караван повозок. Однако вместо повозок она увидела в стороне от дороги тихий маленький пруд, укутанный утренним туманом, и нависающий над ним павильон, окрашенный в цвета королевской семьи — лиловый с золотой окантовкой.

Король Андерс собственной персоной, обнаженный по пояс, стоял на коленях возле пруда и совершал утреннее омовение холодной водой. Когда король поднялся, он показался Эрин изможденным. Это был высокий и худой человек, голова его представляла собой обтянутый кожей череп с редкой порослью на подбородке.

Его Хроно, историк, который вел летопись жизни короля, стоял неподалеку. Он был занят тем, что чистил коня, готовясь к поездке.

Тут же сидела на корточках полная пожилая женщина, одетая в серые лохмотья. Со всех сторон ее окружили белки, затеявшие веселую игру. Женщина раскалывала своими заскорузлыми пальцами лесные орехи, подбрасывала их вверх и смотрела, как белки устраивают на них охоту. Они скакали по ее плечам, взбирались ей на колени, пытаясь поймать орех, пока тот не коснулся земли.

Селинор тронул Эрин за локоть и, кивнув в сторону женщины, объяснил:

— Это Ореховая Женщина, Охранительница Земли из Элианского леса.

Эрин, еще не стряхнувшей с себя остатки сна, увиденная сцена показалась одной из самых странных в ее жизни.

Значит, это и есть безумный король Андерс, подумала она, снова разглядывая худосочного всклокоченного лорда, человек, которого мне, скорее всего, придется убить.

Он вовсе не выглядел устрашающе.

Король слегка повернулся и, нахмурившись, глядел на приближающееся войско, видимо недовольный тем, что его отвлекают от утреннего омовения. Однако стоило ему увидеть Селинора, недовольство на лице короля немедленно исчезло, уступив место сердечнейшей улыбке.

— Сын! — воскликнул король Андерс. Его голос был наполнен радостью. — Ты приехал домой!

Король схватил наброшенное на ближайший куст полотенце и стал подниматься наверх, вытираясь на ходу. Селинор соскочил с седла и обнял старика.

Однако объятие было недолгим.

— Зачем все эти войска на границе, отец? Ты собираешься начать войну?

Король Андерс принял оскорбленный вид.

— Начать войну? Мальчик мой, я могу лишь закончить войну, но начинать войну — это не в моем стиле.

Андерс взял сына за руки, и, выглянув из-за его плеча, уставился на Эрин.

— А это кто тут у нас? — спросил он. — Эрин Коннал? Ваш портрет и вполовину не отражает вашей красоты, прекрасная леди.

— Благодарю Вас, — ответила Эрин.

Удивительно, что король узнал ее по крошечной картинке, написанной на медальоне почти десять лет назад.

Услышав ее голос, король Андерс просиял. Его приветственная улыбка излучала подлинную теплоту. Взгляд его серых глаз, казалось, проникал в самую сущность Эрин. Оставив Селинора, король подошел поближе и в упор посмотрел на Эрин.

Ее лошадь шарахнулась в сторону, но стоило ему дотронуться до ее шеи, как животное тут же успокоилось. Король Андерс воздел левую руку к небу.

— Выбираю тебя, Эрин Коннал, — провозгласил он. — Выбираю тебя для Земли. Если когда-либо ты окажешься в беде и услышишь мой голос внутри себя, повинуйся ему, и я выручу тебя.

Эрин невольно отпрянула назад, от удивления лишившись дара речи. Она ожидала всего, чего угодно, кроме тех слов, которые сказал король, ибо он слово в слово повторил фразу Габорна, которую тот произнес, когда по праву Короля Земли он выбрал ее и решил сделать одним из своих воинов. Неужели и король Андерс теперь обладает способностью выбирать? Неужто и он решил принять ее в число своих воинов и использовать Прозрение Земли, чтобы распознавать, когда ей будет угрожать опасность? И посылать ей предостережения?

Ах нет, что за святотатство!

— По какому праву? — поинтересовалась Эрин. — Какое право ты имеешь так говорить?

— Я имею на то все права, — ответил король Андерс. — Я Король Земли. Земля призвала меня сеять семена человечности сквозь грядущие черные времена.

Эрин ошеломленно воззрилась на короля Андерса. Король был сама искренность. Взгляд его серых глаз излучал доброту, проницательность и великодушие. Король держался с редким достоинством и обезоруживающе улыбался. Внешне он ни капли не был похож на Габорна, однако вел себя так, будто Габорн обрел в нем второе рождение.

— Ты — Король Земли? Как это понимать?

— Это случилось не далее чем вчера, рано утром. Должен признаться, в течение нескольких дней до того момента меня не покидало странное ощущение. Предчувствие, что грядут черные времена и великие перемены уже на подходе. И вот я удалился в леса, чтобы поразмышлять над этим. В лесу царила напряженная тишина. Белки, все до одной, пропали. Я блуждал в поисках Ореховой Женщины…

Заслышав эти слова, Ореховая Женщина слезла со своего склона и поспешила присоединиться к беседующим. Тем временем белки продолжали резвиться возле ее ног.

Король Андерс продолжал:

— Я застал ее в пещере за укладыванием каких-то сушеных трав и всякой всячины. Она рассказала мне, что отвела белок в безопасное место и вернулась лишь для того, чтобы кое-что забрать. Затем она повела меня сквозь чащу в один потайной грот.

Ореховая Женщина положила руку королю на плечо, как бы прося позволения продолжить рассказ. Когда она заговорила, голос ее был наполнен священным трепетом:

— Там нам явился Дух Земли. Он предрек нам, что грядут черные дни. Дни, чернее которых мир еще не знал. Дух воззвал к твоему отцу: «Будь верен мне! Не покидай меня, служи мне, и моя мощь пребудет с тобой. Но если предашь меня, я оставлю тебя, как оставил Короля Земли до тебя!»

Андерс отвернулся, всем своим видом показывая, как мучительна ему сама мысль о том, что кто-то мог потерять Мощь Земли.

— Бедный Габорн, какое проклятие пало на него! — принялся убиваться Андерс. — Милый юноша… Боюсь, все его благие намерения обернулись бедой. Я всегда сомневался в нем. И все же он был избран Землей, пусть и ненадолго. Теперь я призван продолжать его дело и попытаться восполнить ту утрату, которую он понес из-за меня.

Эрин исподлобья рассматривала стоящую перед ней парочку, не в силах понять, что ей думать и делать в данной ситуации. Она готовилась встретить безумца и покончить с ним. Но теперь в ее душу закралось сомнение: «А что, если он действительно Король Земли?».

* * *

Пасть Мира, повторяла про себя Аверан, рассматривая зияющее отверстие. Я летала над этим местом десятки раз и видела, как стада овец пасутся на всех окрестных холмах вокруг этой пещеры. До дома отсюда не более пятидесяти миль.

Воспоминание о доме заставило ее сердце сжаться от боли. Неделю назад опустошители разорили Форт Хаберд. Почти все, кого она знала, погибли. Аверан спрыгнула на землю. Ослабевшие после сна ноги коснулись каменистой почвы.

По обе стороны от дороги тянулись канавы — характерная черта старинных дорог. Однако то, что на первый взгляд было похоже на обычную канаву, при ближайшем рассмотрении оказалось вовсе не творением рук человеческих. Ров, в который Аверан только что приземлилась, представлял собой не что иное, как четырехпалый отпечаток ноги самки опустошителя. След достигал четырех футов в ширину и больше ярда в длину. Слева и справа вдоль дороги, покуда хватал глаз, тянулись вереницы таких же следов.

Дорога на самом деле оказалась тропой опустошителей. Неделю назад десятки тысяч чудовищ вырвались из Подземного Мира как раз в этом месте. Они пробурили в земле ров в семьдесят футов шириной и в несколько футов глубиной. След их, серпантином опутавший землю на много сотен миль вокруг, пролегал через дюжину разоренных городов.

Аверан дотронулась посохом до земли и тут же непроизвольно навалилась на него, изнемогая от усталости.

— Ты готова принимать дары? — спросил Габорн, облачаясь в доспехи.

— Хочешь сказать, я буду делать это прямо здесь? А не в Башне Посвященных?

— До Башни слишком далеко. Йом привела способствующего и людей, готовых стать Посвященными. Поищи себе что-нибудь поесть, а потом мы займемся тобой, — ответил Габорн.

Аверан потуже затянула пояс. Здесь, наверху, в воздухе чувствовалась осенняя прохлада, и резвый ветерок, подобно гончему псу, носился кругами, обдавая холодом. Аверан последовала за Габорном внутрь пещеры.

С каждым их шагом пение, услышанное ею раньше, становилось все громче. Звуки отражались от стен пещеры мощным эхом.

— Почему они поют? — спросила Аверан.

— Празднуют победу, — ответил Габорн. — Орду опустошителей загнали в землю.

Теперь понятно, подумала Аверан.

Семьдесят тысяч опустошителей исчезли с лица земли. Такой битвы не было уже несколько веков. И все же при мысли об этой бессмысленной бойне, принесшей столько смертей — пусть даже погибли враги, — у Аверан во рту появился кислый вкус.

Недалеко от входа в пещеру вокруг костра собрались по меньшей мере две сотни человек. По большей части это были лорды из Мистаррии и Гередона, хотя среди них попадались и Рыцари Справедливости, которые никого не признавали своим королем. Тут и там виднелись темнокожие воины, которые до сих пор носили желтые цвета далекого Индопала.

Среди собравшихся было также несколько десятков крестьян из соседних деревень. Это были любопытные, прибившиеся к войску Габорна. Их внешность безошибочно выдавала их происхождение. Большинство из них были одеты в овчинные тулупы и вязаные шерстяные шляпы. Фермеры и лесорубы принесли с собой тяжелые топоры и тисовые луки, показывая тем самым стремление присоединиться к армии Короля Земли.

И вот Габорн наконец-то объявился. Кто-то в толпе крикнул:

— Славьте Короля Земли!

В ответ раздались оглушительные приветствия.

* * *

У входа в пещеру Аверан немного помедлила. Взгляд ее был направлен вверх. Мерцающий свет костра освещал закопченный свод, с которого свисали лоскутья бурых пещерных водорослей.

Среди зарослей осторожно пробирался огромный краб-слепец, прячась в неровностях свода и изредка останавливаясь, чтобы пожевать водоросли.

Даже здесь, у самого входа в пещеру, флора и фауна Подземного Мира имели странный, неземной вид. Аверан все медлила. Она боялась, что, переступив порог пещеры, она навсегда оставит позади привычный мир, а путь вниз станет теперь неотвратимым.

Оглянувшись, Аверан вновь увидела усыпанное звездами небо. Она глубоко вдохнула чистый горный воздух, прислушалась к мирному воркованию лесного голубя. Затем решительно вступила под сень пещерного свода. Путешествие началось.

Неподалеку молодой рыцарь сидел на камне, пытаясь выровнять выбоину в своем шлеме. Он взглянул на Аверан. Глаза его сияли. Мальчишки из местного населения сворачивали лагерь — убирали котелки с огня, проверяли снова и снова свои рюкзаки. Потрепанный рыцарь из Индопала стоял на коленях на земле, затачивая острия своих стрел точильным камнем.

Все вокруг бурлило. С прибытием Габорна все настолько оживились, что Аверан показалось, будто они ждали его не несколько часов, а всю свою жизнь.

Вильде, творение Биннесмана, стояла посреди пещеры. Ее фигура в толпе сразу бросалась в глаза. Это существо было создано волшебником для того, чтобы стать воителем на благо Земли. Она единственная из женщин, и без того немногочисленных, имела при себе оружие — палицу из массивного дуба. Одета она была в кожаные штаны и шерстяную тунику. На первый взгляд вильде была похожа на симпатичную молодую женщину, если не считать странного цвета лица. Ее кожа напоминала яркую молодую зелень, зрачки ее были темно-зеленые, почти черные, а волосы ниспадали на плечи волнами цвета авокадо.

Аверан подошла к вильде.

— Здравствуй, Весна! — сказала Аверан, назвав ее тем именем, которое впервые произнесла, когда увидала, как зеленая женщина свалилась с небес.

— Привет! — ответила вильде.

Ее речевые навыки были еще не слишком развиты. Но ведь Биннесман создал свое творение всего неделю назад. Ни один младенец в таком возрасте еще не умеет говорить.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовалась Аверан, надеясь завязать беседу.

Зеленая женщина, не мигая, уставилась на Аверан. Поразмыслив с минуту, она ответила:

— Я чувствую желание кого-нибудь убить.

— Бывают дни, когда и я чувствую то же самое, — поделилась Аверан, стараясь проникнуться настроением своей собеседницы.

Однако эта попытка лишь резче обозначила пропасть, лежащую между ними. Первоначально Аверан видела в зеленой женщине личность, человека, нуждающегося в ее помощи. Но ведь у Весны не было ни отца, ни матери, она не знала семьи, никто не воспитывал ее. Биннесман слепил ее из корней, камней и сока земли. Она просто не могла стать Аверан другом, поскольку зеленая женщина желала лишь одного: преследовать и истреблять врагов Земли.

Когда Аверан входила в пещеру, ей показалось, что внутри было около двух сотен воинов. Теперь она заметила, что ошиблась в своих подсчетах как минимум вдвое. Многие бойцы были скрыты в тени в глубине пещеры. На самом деле отряд был намного больше. Вид такого количества воинов подействовал на Аверан успокаивающе. Ей бы хотелось, чтобы, когда она пойдет в Подземный Мир, за ее спиной собрались все Властители Рун, которых она знала.

Аверан чувствовала себя, как выжатый лимон. За последнюю неделю, с тех пор как она бежала от нашествия опустошителей в форте Хаберде, от нее постоянно требовалось невероятное напряжение всех ее физических и духовных сил.

Аверан подошла к костру. Какой-то крестьянский мальчик немедленно сунул ей в руки тарелку. Рыцарь, присматривающий за крутящимся на вертеле над огнем бараном, отрезал от него кусок мяса и шлепнул Аверан на тарелку, затем зачерпнул хлебного пудинга из котелка и добавил его к мясу.

Для такого нехитрого лагеря подобная еда могла считаться деликатесом. Рыцари прилагали все усилия, изощряясь в кулинарном мастерстве, ведь эта еда могла стать последним достойным обедом в их жизни. Аверан приняла тарелку и огляделась в поисках свободного валуна, чтобы сесть.

Она направилась в затемненный угол пещеры, где уже разместилось с полдюжины людей с тарелками.

Присев на корточки на песке, Аверан склонилась над своим блюдом. Она отрезала кусочек баранины и вдруг подняла глаза.

Взгляды всех без исключения в радиусе двадцати футов были устремлены на нее. На их лицах читалось нескрываемое удивление, смешанное с любопытством. Щеки Аверан зарделись от смущения.

Значит, они все говорили обо мне, подумала Аверан.

Они знали, что она отведала мозг одного из опустошителей и благодаря этому научилась распознавать их секреты. Она положила кусочек мяса в рот. Сочное мясо было искусно приправлено розмарином и сдобрено медово-мятным соусом.

— Почти так же вкусно, как поджаренный мозг опустошителя, — сказала она.

Несколько фермеров преувеличенно громко рассмеялись над ее шуткой, несмотря на то что она оказалась не слишком удачной. Но благодаря этому Аверан удалось разрядить напряженную обстановку. Внезапно прерванные разговоры возобновились. Но только Аверан всерьез принялась за свою баранину, чья-то мясистая лапа шлепнула ее по спине.

— Хочешь промочить горло? — в ее руках, откуда не возьмись, оказалась жестяная кружка с элем.

Узнав голос, она с трудом подавила возглас изумления:

— Брэнд?

Егерь Брэнд, ее давний приятель, нависал над ней, скалясь во весь рот. Он распростер руки, вернее, свою единственную руку, для объятия. Аверан вскочила и повисла у него на шее.

— А я думала, тебя уже нет в живых! — воскликнула она.

— Не ты одна так думала, — засмеялся он. — Я и сам несколько раз почти прощался с жизнью.

Его смех прозвучал достаточно искренне, но не так беззаботно, как он звучал бы неделю назад. В его смехе Аверан послышалась боль.

Она вгляделась в его лицо. Брэнд был ее наставником. Он принял Аверан в обучение, когда она была еще ребенком. Он научил ее летать на грааках в гнездовье форта Хаберда. Он научил ее читать и писать, чтобы она могла доставлять послания герцога. Он обучил ее кормить грааков и ухаживать за ними. Уже только за это она должна была быть ему бесконечно благодарна. Но Брэнд был для нее больше чем учитель. Он был отцом и матерью, господином и семьей, ее лучшим другом. Стоило Аверан вновь увидеть его целым и невредимым, как у нее отлегло от сердца. Слезы радости полились из глаз.

— Ах, Брэнд, как же тебе удалось спастись? Когда я видела тебя в последний раз, опустошители…

— …во весь опор неслись к форту, — продолжил Брэнд. Перед мысленным взором Аверан живо предстал этот момент. Они с Брэндом находились высоко над фортом Хабердом. Сверху хорошо были видны крепостные стены и надвигающаяся на них орда опустошителей. Их войско было настолько велико и надвигалось с такой немыслимой скоростью, что он просто не мог спастись.

— Я усадил тебя на спину старине Кожаному Загривку и отправил в небо, — сказал Брэнд. — Затем отвязал оставшихся грааков. После этого я остался стоять на площадке. Я смотрел вниз на город. Орда опустошителей, охваченная паникой, стремительно приближалась. Их неудержимый бег сотрясал землю. Они были похожи на черный поток, внезапно обрушившийся на дно каньона и затопивший все вокруг. Большая часть грааков спасалась бегством. Но молодая Светлокрылая продолжала кружить над гнездовьем, издавая горестные крики. Врезавшись в городские стены, опустошители и не подумали остановиться. Что им наши баллисты, наши рыцари… Опустошители просто проломились через стены и ворвались на улицы. Некоторые люди пытались бежать, другие пробовали спрятаться. И тех и других настигали опустошители. Имея в своем распоряжении только одну руку, я не мог сражаться. Мне не оставалось ничего другого, как стоять и ждать, пока опустошители не доберутся до меня и, наверное, сожрут тут же на месте. Как вдруг что-то изо всех сил ударило меня по спине. Не успел я оглянуться, как оказался в воздухе. Это Светлокрылая подняла меня вверх и понесла над всей этой бойней. Представь, она ухватилась лапами за мою кожаную жилетку! Сама знаешь — я старый и толстый. Вот я и думаю: несет она меня на верную смерть. Однако Светлокрылая отчаянно хлопала крыльями и тащила меня через всю долину, словно я какой-нибудь поросеночек, которым она вознамерилась пообедать. Она летит вперед изо всех сил, а мне-то кажется, что ее неумолимо тянет к земле.

У Аверан от изумления глаза полезли на лоб.

— И как долго она тебя тащила?

— Полторы мили, — ответил Брэнд. — Или две.

Да, Аверан знала, что грааки иногда могут поднимать в воздух предметы, превосходящие вес ребенка (вес, который грааки переносят легко).

Она однажды видела, как старик Кожаный Загривок схватил в поле быка и поднял его в воздух. Бык наверняка весил не меньше, чем Брэнд. Также она слышала о том, что самки грааков носят своих тяжеленных птенцов из одного гнезда в другое, если им грозит опасность. Но все равно грааки просто не способны удержать такую ношу в течение длительного времени.

— Должно быть, она полетела с тобой по ветру прочь от крепости.

Не вызывало сомнений, если бы они полетели против ветра, опустошители обязательно учуяли бы их, пусть даже на расстоянии двух миль.

— Вот именно, — подтвердил Брэнд. — Именно это она и сделала. И у меня хватило ума, оказавшись на земле, не двигаться, пока орда не схлынула.

— А что стало с городом? — спросила Аверан.

Брэнд печально покачал головой.

— Он исчез с лица земли. Некоторым удалось улизнуть на лошадях, отмеченных рунами силы, — герцогу Хаберду и некоторым из его приспешников.

При этих словах голос его сорвался, и Брэнд на мгновение замолчал, как бы захлебнувшись гневом при мысли о подобной трусости.

— Расскажи о своих приключениях! — вдруг повеселел Брэнд. — Ты подросла с тех пор, как я в последний раз тебя видел.

— Подросла? — удивилась Аверан. — Всего-то за неделю?

— Выше, ты, возможно, и не стала, но вот повзрослела — это точно!

Он протянул руку и дотронулся до ее одежды. Старая синяя мантия «пилота» была покрыта мельчайшими корешками, будто какие-то семена проросли на влажной ткани. Поросль густо покрывала синюю шерстяную ткань, и под зеленью уже невозможно было различить ее первоначального цвета. Корни срослись вместе, образовав новую монолитную материю. Это новое платье Аверан должно было стать для нее волшебным одеянием, которое, как Охранитель Земли, спрячет ее и защитит от опасности.

— Да, думаю, я действительно повзрослела, — ответила Аверан.

Сказав это, она взгрустнула. Она, конечно, не выросла, однако ощущала себя на тысячу лет старше. Слишком много невинных людей погибло на ее глазах в битвах при Каррисе и Фельдоншире. За последнюю неделю она стала свидетельницей такого количества событий, чудесных и чудовищных, сколько ей не суждено было испытать за всю жизнь. Эти потрясения заставили ее измениться, пробудили к жизни кровь земли в ее венах. Ее человеческая природа, происхождение от рода людского, были для Аверан безвозвратно потеряны. Теперь она была волшебницей, обладавшей мистическими силами, которые завораживали ее саму не меньше, чем людей, ее окружавших.

Брэнд расплылся в улыбке и произнес хриплым голосом:

— Я так рад…

Он неловко прижал Аверан к себе. Когда он отпустил ее, лицо его вдруг приняло деловое выражение:

— Значит, ты собираешься в Подземный Мир, так?

Аверан кивнула. Казалось, Брэнд изучает ее. Помолчав, он продолжал:

— Я пошел бы с тобой, если бы только мог. Но боюсь, проку от меня большого не будет, рука-то у меня всего одна… Конечно, я смогу тащить мешок с провизией, как и всякий другой, но…

— Не надо… Я понимаю, — прервала его Аверан.

— Подожди, — продолжал Брэнд. — Кое на что я сгожусь. Я хочу помочь тебе. Я сильный человек, Аверан. Всегда был таким. Я хочу отдать тебе мою силу.

У Аверан словно комок застрял в горле. Она с трудом сдержала слезы.

— Ты хочешь стать моим Посвященным?

— Не только я, — ответил Брэнд. Он кивнул в сторону местных лесорубов, расположившихся в пещере. — Многие из нас готовы отдать все, что угодно, лишь бы стать тебе полезными. Может, мы и не достойны выступить в поход вместе с Властителями Рун, такими, как ты и Габорн, но мы непременно сделаем то, на что способны. Королевские способствующие принесли сотни форсиблей!

— Я не хочу причинить тебе боль, — сказала Аверан. — Вдруг ты умрешь, пытаясь отдать мне свою жизнестойкость?

— Думаю, я скорее умру от разрыва сердца, если ты не согласишься принять мой дар…

— Я не могу, — сказала Аверан. — Мне невыносима мысль, что, едва найдя тебя, мне снова придется тебя потерять.

— Если ты не примешь мой дар, я отдам его кому-нибудь другому, — настаивал Брэнд.

Аверан приготовилась спорить, но в этот момент из глубины пещеры появился способствующий и поспешил по направлению к ним.

— Аверан! — позвал он.

На нем были черные панталоны и черная короткая мантия, поверх который красовались серебряные цепи — знак принадлежности к обществу способствующих. Поднявшись, Аверан устремила на Брэнда взгляд, полный неизбывной печали. Затем она пошла прочь, пробираясь сквозь толпу. Следуя за колышущимися одеждами способствующего, она прошла в удаленную часть пещеры.

— Тебе предназначено великое множество даров. Его Высочество позаботился об этом, — провозгласил способствующий. — Двадцать даров чутья от собак, двадцать — жизнестойкости, по восьми даров грации и мускульной силы, двенадцать — метаболизма, по десяти — зрения и слуха, пять даров осязания.

От этого заявления у Аверан голова пошла кругом. Осознание того, на какие жертвы люди готовы пойти ради нее, потрясло ее до глубины души. Решившись принять все эти дары, она оставит десятки людей слепыми, немыми или лишенными других жизненно важных качеств.

Но не менее громадными должны быть и изменения, которые все эти принятые дары вызовут в ее теле. С двенадцатью дарами метаболизма она будет способна двигаться быстрее, чем другие, бегать со скоростью пятьдесят миль в час, хотя сама этого не заметит — ей просто будет казаться, будто время замедлилось. Каждый день она будет стареть почти на две недели. Значит, за год она состарится примерно на дюжину лет. Лет через десять она превратится в старуху, если вообще не умрет.

Способствующий провел Аверан в дальний угол пещеры, где на земле примостилось с дюжину потенциальных Посвященных. Способствующий вынул семь форсиблей — небольших прутьев для клеймения, изготовленных из кровяного металла, — и разложил их на сатиновой подушечке. Его помощники уже подошли к одной девочке. Они уложили ее на спину и пытались получить у нее дар зрения. Она казалась совсем малышкой, не намного старше, чем Аверан. Тонкие светлые волосы обрамляли ее худенькое личико. Лоб ее был покрыт крупными каплями пота. Один помощник пел тонким голосом, чирикая, как птица, и прижимая форсибль к руке девочки, в то время как другой шептал слова ободрения.

— Вот она, — настойчиво бормотал помощник способствующего, — надежда человечества, она, которая призвана провести нашего господина темными ходами Подземелья. Отдав свое зрение, ты поможешь ей видеть. Твоя жертва даст нам надежду на успех.

«Надежду на успех?» — подумала Аверан.

Задача, которую ей предстояло выполнить, представлялась ей поистине устрашающей.

Тропы внутри Подземного Мира были запутаны, как огромный клубок пряжи. И даже если ей удастся пробраться туда, куда она стремилась, что она могла сделать? Убить хозяйку Подземного Мира?

Я не готова сделать это, с отчаянием подумала Аверан.

Тем временем помощник способствующего продолжал монотонно твердить свое заклинание, а девочка смотрела на Аверан умоляющим взглядом.

— Спаси меня, — прошептала она, обращаясь к Аверан. — Спаси всех нас!

Я — последнее, что она увидит, осознала Аверан. Силой ее зрения я буду пронзать непроглядную тьму. Я смогу пересчитать вены на крылышке у мотылька на расстоянии десятка шагов.

Аверан сделала нерешительный шаг вперед и взяла девчушку за руку.

— Благодарю тебя, — сказала Аверан. — Я… сделаю все, что в моих силах.

При этих словах форсибль раскалился добела, вырвав у девочки крик боли. Зрачки ее, казалось, сморщились, как сушеные сливы, и побелели. Сразу после этого глаза ее ввалились, образовав две ямы-глазницы. Девчушка забилась, ослепленная болью, а помощник способствующего отнял форсибль от ее руки. Под ним виднелся белый пульсирующий шрам — руна зрения.

Помощник способствующего помахал тлеющим кончиком форсибля в воздухе, как бы проверяя что-то. Форсибль оставлял за собой длинный белый след, напоминавший пламя, которое, однако, не угасало, но оставалось висеть в воздухе еще долго.

Он внимательно изучил свечение на кончике форсибля, его ширину и длину, затем обернулся и посмотрел на главного способствующего, как бы ища одобрения.

— Хорошо, — сказал тот, — продолжайте.

Помощник наклонился к Аверан и закатал рукав ее мантии, обнажив шрамы, оставленные дарами, принятыми в прошлом. Поскольку все ее бывшие Посвященные погибли, шрамы на ее руке стали серого цвета.

Помощник способствующего снова завел свою птичью песню. Затем он прижал конец форсибля к руке Аверан. Сияющий белый след оторвался от руки Посвященной и вошел в руку Аверан. При этом кровяной металл вспыхнул ослепительным белым светом и превратился в пыль, растворившись в воздухе.

Аверан почувствовала неописуемый экстаз, который охватывает всякого, кто только что получил дар. Как только дар зрения вошел в нее, ей показалось, будто мрачная пещера взорвалась светом.

После этого ничто уже не будет выглядеть, как прежде.

Глава вторая

Свет во тьме

Любовью той, что связывает нас,

Клянусь я светом быть во тьме,

В отчаянье надежду дать тебе,

Согреть любовью в трудный час.

И бастионом встать вокруг,

Когда враги твои приблизятся к тебе.

Внезапный порыв ветра ворвался в пещеру. Послышался звук, напоминающий свист крыльев стремительно пикирующего вниз ястреба, и огромный костер погас. Йом подняла взгляд. Там, где только что был костер, стоял волшебник Биннесман. Порыв ветра оказался делом его рук. Это Биннесман смерчем поднял пригоршню земли и заставил ее обрушиться в костер, чтобы погасить пламя. Он стоял, окруженный облаком зеленого света, подняв в воздух свой посох. Яркие искорки — все, что осталось от костра, — кружили вокруг посоха. Волшебник был окружен словно роем пылающих мотыльков. В венах волшебника текла кровь Земли, поэтому его кожа имела зеленоватый оттенок. Даже осенние цвета его одежд отливали зеленым светом. Зеленое сияние придавало ему странный потусторонний вид. Йом представилось, что вот именно такое сияние окружало Светлейших, словно Биннесман пожаловал прямо из древней легенды о Другом Мире.

— Господа! Позвольте минуточку вашего внимания! — громко провозгласил Биннесман. — Пришло время готовиться к битве. Недопустимо обсуждать наши тайные планы перед открытым огнем. Помните о пиромантах. Они могут подслушать ваши слова в шипении пламени.

Сказав это, он взглянул на Габорна.

— Ваше Высочество… — начал Биннесман.

У Йом от волнения перехватило дыхание. Этого момента она ждала всю ночь. Сейчас Габорн расскажет им о своих планах. Вчера Йом умоляла Габорна взять ее с собой в Подземный Мир, однако он ничего не обещал, сказал только:

— Я подумаю.

Молчание повисло над толпой. Ряды сомкнулись, каждый обратился в слух. Кто-то выкрикнул:

— Мы слушаем вас, милорд!

В толпе послышались крики одобрения и воинственные кличи. Габорн поднял руку, призывая всех к молчанию.

— Многие из вас выразили желание пойти со мной в Подземный Мир, — начал он. — Высочайший маршал Чондлер, — Габорн с уважением кивнул в сторону Чондлера, — сэр Ландлей из Орвинна, сэр Райан Мак-Кинн из Флидза. — Он помедлил, переводя взгляд, полный благодарности и уважения, с одного воина на другого. — Храбрость ваших сердец подтверждается храбрыми деяниями. Каждый из вас более чем достоин последовать за мной. Однако моя основная забота — спасти моих людей. Этим обусловливается мой выбор.

Заслышав это, лорды, окружавшие Габорна, приосанились. Каждый желал услышать свое имя среди тех, кто пойдет с Габорном.

Габорн обвел их всех взглядом. В темноте его зрачки расширились до неимоверных размеров. Белки его глаз были почти не видны. Заметив это, Йом поняла, что он уже принял несколько даров зрения, чтобы лучше видеть в непроглядной тьме Подземного Мира. Тоном, не допускающим возражений, Габорн сказал:

— Тех, кто последует за мной, будет трое: волшебник Биннесман, его вильде и девочка Аверан.

Толпа потрясенно выдохнула, а Йом с трудом сдержала рыдание. Обида волной захлестнула ее. Она так надеялась, что Габорн позволит ей сопровождать его. Она даже представляла себя во главе армии из нескольких сотен воинов.

Некоторые лорды открыто выражали недовольство. Своим решительным видом они показывали, что могут пойти в Подземный Мир и вопреки приказаниям Габорна.

Сэр Райан Мак-Кинн из Флидза прикрикнул на лордов:

— Заткнитесь, вы! Или кое-кто из вас недосчитается пары зубов! Может, вы забыли: Габорн — Король Земли, а не какой-то обычный король. Исполнять его приказы — высочайшая честь для нас.

Габорн с благодарностью улыбнулся сэру Мак-Кинну и сказал:

— Не сила оружия проложит нам путь к трону королевы пустоши. Биннесман, Аверан и я — все мы находимся под защитой Земли. Я думаю, одно это сможет помочь нам пробраться в подземелье. Я бы с удовольствием взял с собой целую армию для прикрытия. Однако я думаю, что вся армия погибла бы.

Тут Йом заметила, что взгляд его померк. Лицо Габорна казалось бледным, словно он заглянул смерти в лицо. Йом ужаснулась при мысли о том, насколько кровавой может стать эта битва.

— Ваше Высочество, — послышался голос высочайшего маршала Чондлера, — вчера вы упомянули, что от предстоящей битвы зависит судьба мира. Если мы не перебьем всех опустошителей…

— Мы не затем туда идем, чтобы убивать опустошителей, — возразил волшебник Биннесман. — Это никогда не входило в мои намерения. Земле нанесена глубокая рана. Земля страдает от боли. Мы должны заживить раны Земли. Я предполагаю, для этого мы должны будем уничтожить три руны и их создателя. Возможно, нам придется убить только одного опустошителя.

— Ну как же, — возразил Чондлер, — вы собираетесь убить всего одного опустошителя, однако не вызывает сомнения, что вам придется столкнуться с тысячами опустошителей, чтобы проложить себе дорогу в логово Великой Истинной Хозяйки. Никто еще не спускался так глубоко в Подземный Мир. Если я не ошибаюсь, это старая нора находится в самых далеких глубинах земли. Я сам отважился спуститься под землю всего лишь дважды, но я никогда не опускался так глубоко…

Он поперхнулся, обводя глазами туннель. При этом все воины погрузились в молчание. Теперь, когда огонь больше не освещал пещеру, темнота вокруг сгустилась и стала непроницаемой для взгляда.

— Наши праотцы сражались с опустошителями далеко внизу. Но они не решались спускаться в глубокие берлоги, туда, где земля становится горячей, а воздух настолько густым, что можно резать его ножом. В старинных книгах это место называют бескрайний лабиринт. Туннели там не кончаются и каждая берлога охраняется сотнями тысяч воинов, которые стерегут гнезда.

— Да, но великие тайники не рядом с гнездами! Они рядом с Логовом Костей! — воскликнула Аверан.

— Итак, — продолжал маршал Чондлер, — вы станете жертвами… И все же, ваше Высочество, я осмелюсь смиренно предложить свои услуги. Я или Ландлей могли бы оказать вам большую помощь в этом путешествии.

С минуту Габорн пристально рассматривал Чондлера, затем его глаза вспыхнули скрытым огнем.

— Грядут великие свершения. Вас ждут великие подвиги, которые потребуют от вас приложения всех ваших сил, даже больше. Я чувствую, как опасность надвигается со всех сторон. — Он посмотрел вниз, словно пытаясь взглядом проникнуть в глубины земли. Его лоб покрылся капельками пота. — Первый враг, с которым придется сразиться, нападет через два дня в Гередоне, в тысяче миль севернее отсюда. Даже если бы я мог послать армию в Гередон, это бы не помогло. Земля просит меня предупредить народ Гередона, призвать их спрятаться, искать спасения под землей.

Удивленный шепот поднялся над толпой, ибо Габорн изрек поистине необычный совет.

— Лезть под землю? Как кроты? — выпалил кто-то. Каким бы странным он не казался, к совету Короля Земли следовало прислушаться.

Габорн продолжал:

— На закате следующего дня война разразится поблизости от дома. Если ваши сердца жаждут сражения, у вас будет предостаточно шансов утолить эту жажду. Ибо грядет великая битва; война с безжалостным врагом, который не пощадит ни женщин, ни детей.

С этими словами Габорн вскочил на огромный каменный выступ. Окинув взглядом толпу, он прокричал:

— Разошлите вестников по всей Мистаррии! Пусть скажут всем: кто может держаться на ногах, должны идти в Каррис. Каждый мужчина, твердо стоящий на ногах, каждая женщина, которая умеет держать в руках лук, каждый ребенок старше десяти лет, желающий заглянуть смерти в лицо, пусть все они соберутся на крепостных стенах. На закате через три дня оденьте ваши сердца в броню и трубите в рог войны. Мы должны атаковать первыми. Мы должны идти в бой, не ведая жалости. Бессмысленно ждать милости от врага. Если мы падем, падет последний оплот человечества.

Ловикер прокричал:

— Ты собираешься послать женщин и детей на войну? А ты сам поведешь нас в бой?

— Клянусь Семью Камнями, я надеюсь, что да, — отвечал Габорн.

Йом заметила, как беспокойство сгустилось в его глазах. Она поняла, что Габорн сомневается в собственных силах.

Габорн еще раз взглянул на собравшихся лордов. Его окружали люди дюжины национальностей.

— Сэр Ландлей, возьми самую быструю лошадь, какую только сможешь достать, и скачи на родину, в Орвинн. Приведи всех лордов, которые смогут последовать за тобой, обратно в Каррис. Ты должен успеть к закату на исходе третьего дня.

— Так точно, — сказал Ландлей. С его полдюжиной даров метаболизма он мог свободно передвигаться со скоростью пятьдесят миль в час. Не успел ответ сорваться с его губ, как сэр Ландлей развернулся и помчался прочь.

— Высочайший маршал Чондлер, ты хочешь исполнить великую миссию. Я дам тебе такую возможность. Прошу тебя начать укрепление Карриса. Не заботься о том, чтобы запастись провизией. Вам не потребуется более того, что уже есть в крепости. Если ты не выиграешь эту битву, все пропало.

— Клянусь силами! — поклялся Чондлер. Укрепление Карриса в такой короткий срок было задачей практически невыполнимой, ведь опустошители сравняли с землей крепостные стены. Но раз Габорн говорил о судьбе мира и возложил ответственность за эту решающую битву на Чондлера, он приложит максимум усилий, чтобы не обмануть ожиданий Короля Земли и войти в историю человечества в списке героев.

— А что со мной? — спросила Йом.

Габорн взглянул на нее с печалью, словно опасаясь разбить ей сердце.

— Если Каррис падет, мне потребуется кто-то, кто доставит наших людей и безопасное место.

— Я Властительница Рун, — сказала Йом. — Я по праву должна воевать в Каррисе. В самом деле, разве я не должна занимать командующий пост?

— Я думал о том, чтобы доверить тебе командовать битвой в Каррисе, — ответил Габорн. — Ты была последней, кто покинул замок Сильварреста. Никто другой не проявляет столько заботы о народе, как ты. Однако Чондлер в данном случае справится лучше.

Она знала, что он ищет предлог услать ее куда-нибудь подальше от опасности.

— В день нашей свадьбы я покаялась быть тебе светом в темноте, — сказала Йом. — Мне трудно представить себе более темное место, чем то, куда ты направляешься. Позволь мне войти с тобой. Я сделаю все возможное, чтобы сделать это путешествие не таким трудным.

Габорн печально покачал головой:

— Ты не понимаешь: это опасно.

То, как он сказал это, заставило Йом заподозрить, что Габорн боялся не только за ее, но и за свою собственную жизнь. Сердце ее бешено забилось. Йом не имела права продолжать спор с Габорном в присутствии его воинов.

Чондлер подозвал нескольких Рыцарей Справедливости, и все они принялись спешно готовиться к отправлению, собирая свою поклажу и оружие.

Подозвав к себе участников предстоящего путешествия, Габорн приступил к выбору оружия. Аверан, Биннесман и зеленая женщина держали в руках волшебные посохи и не хотели брать с собой никакого другого оружия. Габорн взял свой традиционный боевой молот — орудие с длинной ручкой, изготовленное в Мистаррии. Также при нем была сабля, которую он по привычке всегда носил с собой. Однако ни то ни другое оружие не подходило для того, чтобы сражаться с опустошителями в их царстве. Боевой молот представлял собой опасность для каждого, кто мог бы оказаться слишком близко в то время, когда воин замахнется им в пылу сражения. Что касается сабли, то было бесполезно наносить удары ею, пытаясь поразить опустошителя, ведь, пока удар достигнет своей цели, опустошитель уже успеет оказаться в другом месте, недоступном для удара сабли.

Поэтому Габорн подверг пристальному изучению оружие, которое маршал Чондлер и его люди забрали из крепости Арроушир как раз для того, чтобы использовать его в предстоящем сражении. Оружие было разложено на земле перед Габорном. Дротики опустошителей. Они представляли собой тяжелые копья, целиком выкованные из прочного железа, по форме они напоминали пику, однако были длиннее. Каждый дротик длиной примерно восемь футов был заострен с обоих концов и увенчан алмазным острием, которым легко можно было проткнуть шкуру опустошителя. Вокруг железного древка была навернута грубая коровья кожа, чтобы можно было крепче ухватиться за копье.

Это были древние орудия, которые за последнюю тысячу лет использовались крайне редко. С первого взгляда они казались неподъемными, однако для того, кто обладал дарами мускульной силы, дротик на деле оказывался легким, словно сделанным из ивовой лозы. И все же дротики выглядели неуклюжими и громоздкими.

«А что же я буду делать, пока Габорн где-то там спасает мир?» — спрашивала себя Йом. Он отверг ее просьбу взять ее с собой, и Йом уже не верила в то, что Габорна можно будет убедить. В конце концов, она носит его ребенка, а Габорн ни в коем случае не подвергнет их обоих опасности.

Однако Йом заметила, что Габорн боялся не только за нее, но и за себя самого.

Я могу многим ему помочь, даже если Габорн не позволит пойти вместе с ним, я могу сделать многое, чего он сам никогда не сможет сделать.

Йом всегда мыслила более прагматично, чем Габорн. Ома восхищалась его добродетелью, его утонченной чувствительностью. Она любила Габорна за его мягкость.

Но приходят времена, когда мы больше не можем позволить себе быть мягкими, говорила она самой себе.

Йом вернулась в пещеру и прошла мимо тлеющего костра в дальний, укутанный густой тенью закоулок, где двое способствующих переносили дары Аверан. Полдюжины Посвященных лежали вокруг девочки, словно принесенные в жертву.

Йом подождала, пока освободится главный способствующий, и подошла к нему.

— Габорн скоро отправляется, — сказала она. — Когда он уйдет, пошли словечко нашим способствующим в замке Сильварреста в Гередоне. Я припасла много форсиблей в склепе на холме. Я хочу, чтобы способствующие использовали их, чтобы перенести дары по вектору Габорну. У него есть Посвященные в замке Лонгмот. Это будет нетрудно.

— Как много даров мы должны передать ему? — спросил способствующий.

— Столько, сколько сможете, — ответила Йом.

— Габорн на это ни за что не согласится, — ответил способствующий слишком громко. — Даже в детстве он никогда не любил форсибль.

— Ну конечно нет, — сказала Йом, пытаясь жестом заставить его говорить тише. — Он не должен знать о том, что мы делаем это для него. Габорн — лорд, связанный клятвой. Он не возьмет дар силой. Не станет покупать его у бедняка, у которого нет другого выбора. Те, кто отдает дары, должны быть взрослыми людьми, которые осознают всю ответственность и опасность этого поступка и отдают свои силы добровольно, побуждаемые лишь собственным чистым желанием послужить своим ближним.

Способствующий пристально посмотрел на нее. Он понимал, насколько безнадежным будет поход Габорна. Он также понимал, что мир не может позволить ему быть поверженным.

— Мы потеряем его, понимаешь? — сказал способствующий. — Даже если его поход будет успешным, обладая столькими дарами метаболизма, он состарится и умрет, пока ты еще будешь молода. Но ты рискуешь не только этим. Он может запросто стать Суммой Всех Людей — бессмертным, единственным, неспособным умереть.

При этой мысли слезы навернулись Йом на глаза:

— Ты думаешь, я не осознаю опасности? Не думай, будто я делаю это с легким сердцем.

— Очень хорошо, — ответил способствующий. — Мы пошлем словечко в Гередон прямо сейчас.

* * *

Когда Аверан закончила принимать дары, Йом прошла глубже в пещеру. Биннесман и вильде следовали за ней по пятам. В глубине туннеля в одиночестве стоял Габорн, держа в руке зажженный факел. Он сосредоточенно вглядывался в туман, в то время как его рыцари сворачивали лагерь.

На входе Пасть Мира была футов в сто шириной, но затем отверстие стремительно сужалось до ширины в двадцать пять футов. Дело в том, что совсем недавно опустошители укрепили стены туннеля, используя свою слизь — вещество само по себе мягкое, но, затвердев, способное стать крепче, чем цемент. Они сформовали слизь в виде колонн, напоминавших по форме гигантские ребра, которые исполинскими арками вздымались к потолку, соединяясь в одной точке где-то на высоте тридцати футов. Ряды колонн повторялись через каждую дюжину ярдов. На вершине, там, где соединялись верхушки колонн, с обеих сторон проходила костистая кромка, через которую можно было протиснуться лишь ползком.

Один вид этих колонн внушал страх. Бросив взгляд в глубину туннеля, Йом увидела бесконечные ряды белых ребер. Ей показалось, что путь их пролегает сквозь скелет какого-то исполинского, давно умершего змея.

С потолка свисали длинные нити бурых водорослей, а также болтались лоскутья других волосатых растений.

— Что ты делаешь? — спросила Йом у Габорна.

— Вот, прикидываю, сколько факелов нам взять с собой, — ответил тот. — Слишком много факелов будет для нас обузой в пути, а слишком мало — просто катастрофой.

— Восковой корень хорошо горит, — предложил Биннесман. — По пути он нам наверняка попадется.

— Я могу предложить кое-что получше факелов, — сказала Йом, радуясь тому, что она тоже может быть чем-то полезной. — Я позволила себе взять с собой подарок из сокровищницы в Морском Подворье.

Она направилась к своему узелку, который был спрятан за мотком каната, и вынула вышитый мешочек, наполненный драгоценностями. Они составляли лишь малую толику сокровищ двора Мистаррии и давали представление о необъятных масштабах и разнообразии сокровищ, собранных предками Габорна за период более чем две тысячи лет. Среди них были около восьмидесяти брошей всех цветов. Они было призваны украсить собой любой наряд лорда, какой бы ему не заблагорассудилось надеть в тот или иной день. Здесь были черные опалы с холмов над Вестмором, огненные опалы из Индопала, жемчужные опалы из-за моря Кэррол, а также голубой опал, настолько древний, что даже советник Вестхавен не мог ничего сказать о его происхождении. Были здесь и золотые опалы с алыми вкраплениями, украшавшие червленую золотую корону, а также бесчисленные ожерелья, браслеты и кольца.

Йом рассыпала содержимое мешочка на земле у ног Габорна. Драгоценности бледно мерцали в пламени его факела.

— Сможешь ли ты извлечь из них свет, как ты сделал в крепости Сильварреста? — спросила она Биннесмана.

— Да, они будут гореть разными цветами! — воскликнул Биннесман.

Волшебник посохом разбросал драгоценности так, что они образовали круг, затем принялся чертить руны снаружи круга. Потом он поднял над ними свой посох и произнес мантру. Сделав это, Биннесман прошептал:

— Проснитесь!

Камни начали тускло мерцать, каждый своим собственным неповторимым светом. Они были подобны звездам летней ночью. Голубой опал первым поймал искру, остальные присоединились к нему.

Однако в отличие от звезд их сияние, казалось, становилось все сильнее. Потоки яркого света, подобно солнечным лучам, отражающимся от снежного ноля, били во все стороны от драгоценных камней. Этот свет ослепил бы любого, даже не имеющего дюжины даров зрения. Среди потоков света тут и там попадались струйки изумительных цветов — ручейки голубой воды, бегущие из озера сапфиров, червленое золото, напоминающее по цвету осенний день, зеленые и красные цвета настолько яркие, что, если бы Йом попросили описать их, ей не хватило бы слов.

Драгоценные камни выбрасывали снопы ослепительного света, который становился все более насыщенным. Сияние было настолько ярким, что Йом чувствовала, как камни пышут жаром. Вскоре ей пришлось отвести взгляд. Она посмотрела вверх и увидела, как цвета танцуют на потолке пещеры.

Аверан от восторга затаила дыхание. Даже зеленая женщина от удивления издала какой-то птичий звук. Биннесман наклонился и принялся выбирать те опалы, которые светили ярче всего: у Йом не было времени отобрать лучшие камни. Когда она пришла в сокровищницу, у нее были считаные секунды на сборы, поэтому она взяла камни, которые на первый взгляд показались ей самыми лучшими. Теперь же многие из них были отвергнуты Биннесманом. Он отобрал только самые яркие.

Закончив, волшебник сказал:

— Теперь успокойтесь.

Опалы приглушили свое сияние. Теперь они уже не пылали жаром. Однако все равно их приглушенный свет был ярче, чем любой фонарь.

— Давайте посмотрим, — пробормотал волшебник. — Кто возьмет вот это?

Волшебник взял в руки серебряное кольцо с изящным белым камнем, который сверкал ярким огнем.

— Возьми его, дитя, — сказал он, передавая его Аверан.

Аверан надела кольцо себе на палец и радостно воскликнула:

— Сидит, как влитое. Словно сделано специально для меня.

— Возможно, оно и было сделано специально для тебя, — ответил волшебник с таинственной улыбкой.

Кольцо безудержно пылало. Аверан погладила его и прошептала:

— Тише!

Постепенно яркий свет сменился приглушенным мерцанием. Казалось, будто на руке у нее сверкает звезда.

Для вильде Биннесман выбрал ожерелье с дюжиной золотых опалов. Он надел ей ожерелье на шею, и зеленая женщина тут же зачарованно уставилась на драгоценные камни.

После этого волшебник выбрал броши для себя и для Габорна.

Габорну он дал брошь с зеленым опалом, который сиял ярче всех цветных камней.

— Уникальный камень для единственного в своем роде человека, — провозгласил Биннесман и приколол Габорну брошь.

Биннесман протянул руку над драгоценными камнями, готовясь погасить их свет, но тут Йом схватила его за запястье и сказала:

— Подожди. Я пойду с вами.

Из оставшихся драгоценностей она выбрала старинную драгоценную корону. Не каждый из ее опалов светился ярким светом, но, учитывая, что в короне были сотни опалов, Йом предполагала, что в их свете она сможет видеть на четверть мили дальше, чем обычно.

Габорн посмотрел на Йом. Взгляд его был серьезен.

— Нет, ты не пойдешь. Для тебя есть другое задание. — Он обвел взглядом присутствующих, как бы опасаясь, что его могут подслушать. — Если Чондлер не устоит, если его войско потерпит поражение в Каррисе, тогда, боюсь, все мои Избранные погибнут. Но все же и тогда останется одна хрупкая надежда.

— Какая? — спросила Йом.

— Спасаясь, кое-кто может податься на морс, — ответил Габорн. — Опустошители ненавидят воду, к тому же их зрение недостаточно острое для того, чтобы пересекать океаны. Они избегают копать туннели на островах. Так почему бы не увести людей в безопасное место. Ты поплывешь с ними на север, в замороженные моря. Опустошители не осмелятся преследовать вас.

— Значит, ты все-таки не оставляешь надежды услать меня в безопасное место, — сказала Йом с горечью.

— Ты отведешь наших людей в безопасное место. Я рассчитываю на тебя.

— Очень хорошо, — сказала Йом, — пошли приказ советнику Вестхавену в Мистаррию и советнику Роттерману в Гередон, пусть они займутся приготовлениями. Они не нуждаются в моей помощи.

— Но… — возразил было Габорн.

— Не надо играть на моем чувстве долга, Габорн, — предупредила Йом. — Я тебе не какая-нибудь служанка. Я поклялась быть с тобой в радости и печали, быть ближе тебе, чем какой-нибудь другой человек. Мне ясно, что ты задумал. Ты хочешь послать меня в безопасное место. Как ты не понимаешь: единственное место, где я смогу быть в безопасности, — это рядом с тобой, ведь ты — Король Земли. В день нашей свадьбы ты поклялся, что будешь мне защитником.

— Я не знаю, что ждет нас там, внизу, — возразил Габорн. — Я не могу пообещать тебе, что там ты будешь в безопасности.

— Чего тогда стоит твое Прозрение Земли? Выходит, наша судьба для тебя — потемки, как и для любого другом человека. Но я обещаю тебе: когда другие падут, я буду твоим щитом. Пока ты будешь думать, как спасти мир, я буду думать, как спасти тебя.

Габорн пристально поглядел ей в глаза, тщетно ища, что бы возразить. Когда он заговорил, слова с трудом срывались с его губ, словно их вырвали у него пытками:

— Хорошо, мы отправимся в Подземный Мир вместе.

Глава третья

Обрученный с Женщиной Воды

Из всех сил вода — наиболее соблазнительная, возможно, потому, что ей легче всего дать волю. Но берегись: потоки ее слишком быстро становятся безудержно бушующей стихией, которую уже не остановить. Тот, кто попытался обуздать воду, становится не более чем горстью щепок, которые она уносит прочь, к морю.

Из «Книги по волшебству для детей», написанной Хозяином Очага Колом

Сэр Боренсон и его жена Миррима покинули деревню Фэнравен еще до рассвета, когда туман поднимался с болот, а звезды падали с небес подобно искрящимся уголькам.

Боренсон первым делом кинулся на кухню и в спешке принялся закидывать провизию в рюкзак. Несколько колбас и пару буханок хлеба — это все, что он успел схватить. Затем, вооружившись боевым молотом, он пробрался к двери в гостиницу и выглянул на улицу. В темноте едва виднелись силуэты дремлющих домиков. Позади них деревья протягивали к небу голые ветви, похожие на черные пальцы, в безмолвии стремящиеся поймать падающие звезды. Казалось, в деревне все спит: ни лая собак, ни любопытного хрюканья свиньи, ни привычной тонкой струйки печного дыма над трубой — ничто не подавало признаков жизни.

И все же что-то тревожило Боренсона. Он все еще помнил человека в капюшоне, который преследовал его две ночи назад. Он вспомнил фигуру на быстрой лошади, бесстрашно скачущую в темноте через кишащие вайтами болота Вестланда. То, что всадник осмелился отправиться в эту местность, несомненно, указывало на его смелость. Однако то, что он скакал в капюшоне, и то, что на копыта его коня были надеты чехлы из овечьей кожи, чтобы смягчать ее шаги, — все это указывало на то, что он мог принадлежать к наемным убийцам из Инкарры. Может быть, он был не более чем одиноким разбойником, пробиравшимся во тьме в надежде подкараулить ничего не подозревавших купцов, однако Боренсон давно научился доверять своим подозрениям.

Вот и сейчас он не торопился покинуть свое укрытие. Стоя на пороге, он пристально вглядывался в тени. Удостоверившись в отсутствии слежки, он прошептал:

— Пойдем!

Бесшумной тенью выскользнув из двери, он прокрался за угол гостиницы и скрылся в конюшне. Внутри тускло мерцал огонек масляной лампы. Стойла были скрыты в темноте. Сверху доносился запах плесени. Это пахло сено на сеновале — запах, характерный для поздней зимы или ранней весны. Учитывая, что сейчас была осень и сено лишь недавно сложили на сеновал, этот запах казался неожиданным и странным.

Боренсон смотрел на Мирриму, пока та зажигала лампу. Держа лампу в вытянутой руке, она направилась к загонам. Ее грациозные движения напоминали плавное течение воды. Боренсон ожидал, что движение заставит ее поморщиться от боли, однако выражение ее лица не изменилось. Прошлой ночью Миррима сразилась с вайтом и одержала над ним победу, которая, однако, чуть не стоила ей жизни. Теперь, казалось, она окончательно излечилась.

Когда они подошли вплотную к стойлам, Миррима подняла лампу высоко над головой, высматривая их лошадей. Тут Боренсон удивленно присвистнул.

— Что такое? — прошептала Миррима.

— Моя резвая кобылка! Посмотри, она здесь. Должно быть, кто-то нашел ее.

Она была привязана рядом с боевым конем Боренсона. Эту лошадку он подобрал недалеко от Карриса и всего за несколько дней успел привязаться к ней всей душой. С тех пор как он потерял ее, спасаясь от вайта, прошло уже две ночи. Когда она неслась в темноте во весь опор, она поранила копыто об острый корень.

— Как ты думаешь, она будет хромать?

— Надеюсь, что нет, — ответила Миррима. — Это я нашла ее вчера вечером на окраине города. Одно копыто у нее было расколото — казалось, бедняжку уже пора пристрелить. Я смазала ей копыто бальзамом Биннесмана.

— Чудотворным бальзамом Биннесмана? — удивился Боренсон, уставившись на копыто. — Я думал, я весь его на тебя израсходовал.

— Ты потерял банку, — сказала Миррима. — В ней еще была капля бальзама.

На копыте осталась белая полоска, как будто бедняжка поранила его год назад, но в целом копыто было в полном порядке. Кобыла равномерно удерживала вес своего тела и не хромала, когда подбиралась поближе к Боренсону, чтобы потереться об него мордой.

Поглаживая свою любимицу, Боренсон с сожалением проговорил:

— Старый волшебник превзошел самого себя, создав эту мазь. Боюсь, другой такой нам не видать.

Этот бальзам спас жизнь сначала Мирриме, потом Боренсону, это было воистину волшебное снадобье, творящее чудеса. Но теперь оно закончилось.

— Да будут благословенны ручьи, которые текут с холмов Серинпира, и пусть возрадуется рыба, которая плавает в них! — провозгласила Миррима.

Слова ее напоминали пение. Боренсон слегка удивился ее словам. Было похоже на то, что Миррима цитирует песню, которую он еще никогда не слышал. И тут ему пришло на ум, что Серинпир — это не что иное, как название высокой горы к востоку от Баллингтона, где Биннесман изготовил свой бальзам.

— Далеко отсюда до Инкарры? — спросила Миррима, внезапно меняя тему разговора.

— Отсюда до Батенны семьдесят миль, — ответил Боренсон. — Если поторопимся, можем успеть туда до полудня. Там я смогу принять дары в доме маркиза. Оттуда еще сорок миль до южной границы. Переход через горы в Спрятанные Королевства, скорее всего, займет много времени, а вот потом, до самого Иселфериона, дорога будет хорошая.

— Иселферион — это там, где живет Король Урагана? — спросила Миррима.

Боренсон кивнул:

— Надо успеть туда к ночи. Мы должны доставить послание Габорна Королю Урагана. К тому же там мы сможем узнать, где сейчас находится Дейлан Хаммер.

— Это что, так просто? — спросила Миррима. Боренсон лишь посмеялся над ее наивностью, спрашивая себя, а что вообще она знает об Инкарре. Он пристально взглянул на нее, пытаясь разглядеть черты ее лица в темноте.

— Я пошутил, — сказал он.

Они оседлали лошадей. Боренсон осторожно вывел кобылу из стойла, чтобы убедиться в том, действительно ли ее рана зажила. К своему величайшему восторгу Боренсон увидел, что кобыла не просто поправилась, но пребывала в прекрасной форме.

Вскочив на коней, Миррима и Боренсон скрылись в ночи, направляясь в сторону холмов к югу от города. На какой-то момент дорога внезапно спустилась в ложбину, и их окутал густой туман. Лошадь Мирримы подобралась вплотную к лошади Боренсона и скакала с ней бок о бок, будто опасаясь нового нападения вайтов. Боренсон украдкой бросил взгляд на жену, проверяя, не боится ли она, и тут же понял, что его опасения напрасны. Миррима скакала, гордо запрокинув голову, словно наслаждаясь этим моментом. Туман оседал на ее коже жемчужными каплями. Роса покрывала ее лоб и волосы, рассыпавшись сверкающими капельками. Воздух был насыщен влагой, и Миррима, раздувая ноздри, жадно вдыхала его, как будто пила, пытаясь утолить жажду.

Боренсон крякнул от удивления. С прошлой ночи его жена, казалось, изменилась до неузнаваемости. В ее дыхании ему чувствовался запах воды. Дыхание Мирримы было похоже на ветер, доносящийся с дальнего озера, а ее волосы благоухали как поднимающееся марево над неподвижной водой. И двигалась она теперь по-другому. В ее движениях появилась неуловимая легкость. Казалось, она плывет, наполненная спокойствием и умиротворением.

Она была рождена чародейкой. Теперь она знала, что являлась служительницей стихии воды. Прикосновение воды излечило и преобразило ее, но ей пришлось отвергнуть возможность служения этой стихии. Миррима предпочла остаться с ним.

Да… Она теперь совсем другая.

На протяжении нескольких миль дорога шла в гору. Вскоре они поднялись настолько высоко, что могли видеть туманные болота, оставшиеся позади. Вдоль дороги чередовались леса и поля. Леса здесь были совсем другими — тихими и сухими. Казалось, все мрачное и недоброе осталось позади, и все же Боренсона не покидало чувство опасности. Он тревожно вглядывался вдаль, боясь вновь увидеть там человека в капюшоне. Миррима и Боренсон почти не разговаривали друг с другом, а если им и случалось обменяться нарой слов, то говорили они только шепотом. Приближаясь к очередному перелеску, они всегда пришпоривали лошадей и неслись галопом. Всякий раз, достигнув вершины холма, они останавливались и подолгу рассматривали оставшийся позади участок дороги.

Продвигаясь таким образом, они через некоторое время достигли равнин Трагенвольда — скалистой местности, поросшей лесом. Дорога здесь использовалась настолько редко, что стала почти непроходимой. Из щелей между камнями торчали кусты терновника. Дорогу обрамляли обветшавшие статуи лордов. Этим статуям, как и камням, которыми была вымощена дорога, исполнилась уже не одна тысяча лет. Они несли на себе явные следы воздействия природных сил. Дождь и ветер изрядно потрудились над древним камнем. Разинутые рты фигур молча возносили славу древней Ферессии — некогда могущественнейшему из государств.

Но то были дела давно минувших дней. Теперь же черные сосны столпились вокруг кладбищенских руин. В одиноких рощах кричали совы, а ветер разносил их голоса по впадинам и пещерам. Примерно около часа дорога серпантином вилась вокруг гор, то поднимаясь, то опускаясь. Утреннее солнце задумчиво поднялось над горизонтом. Оно было огромно в своем рассветном величии.

Боренсон чувствовал присутствие душ умерших в этих лесах. Они прятались в глубокой тени и в поросших мхом деревьях. Они как бы томились в заточении, не смея покинуть своего убежища. Однако чутье подсказывало Боренсону, что местные духи не были злыми. Когда-то они были людьми, такими же, как он. Таких привидений не стоило бояться. К тому же всякий раз, когда Боренсон покидал покров деревьев, солнце согревало его спину. Перед лучами солнца духи были бессильны. Они не смели покинуть своего убежища, приняв видимое глазу обличье.

Как только взошло солнце, Боренсон посмотрел себе под ноги, ища следы. Однако на протяжении многих миль дорога была девственно чиста. И вот наконец, когда они приблизились к ручью, на вязкой влажной почве они отчетливо увидели размытый отпечаток — характерный знак, в отличие от ровного следа копыта указывающий на то, что здесь проехала лошадь, обутая в чехлы.

При взгляде на этот отпечаток глаза Боренсона вспыхнули:

— Это тот убийца. Как думаешь, след свежий?

Он закинул руку за спину и вытащил из ножен свой боевой молот.

Миррима спрыгнула с лошади. Дар чутья она приняла от собаки, и теперь обнюхивала землю вокруг следа, затем понюхала воздух.

— Нет, — сказала она. — Этот след был оставлен день назад, оставлен человеком. Человек этот, судя по запаху, очень странный.

— Странный? — прошептал Боренсон.

— Его запах напоминает мне об открытых равнинах и одиноких холмах. Возможно, он был в пути всего несколько дней. И все же я думаю, он уже давно скитается по белому свету. Такой человек скорее будет спать под дождем, чем в уютной гостинице.

— Да-а… — протянул Боренсон. Он огляделся. — Скорее всего, Радж Ахтен послал его следить за этой дорогой примерно месяц назад. Мы напоим лошадей и позавтракаем здесь.

Он спрыгнул с лошади и отвел ее вверх по холму, подальше от ручья. Здесь, на опушке рощи, несколько ореховых деревьев стояли кружком. Они были похожи на старушек, собравшихся посплетничать. Отсюда дорога спускалась по холмам по направлению к Фэнравену. Дорога вилась тонкой лентой, пока не достигала широкой трассы, ведущей к городу. Приглядевшись, Боренсон увидел окрестности Фэнравена.

Разводя костер и поджидая, пока разгорятся мелкие веточки, Боренсон не сводил глаз с дороги. Вскоре пламя начало лизать кору на ветках покрупнее, потом занялось и на поленьях. Подождав, пока в костре будет достаточно углей, Боренсон принялся жарить сосиски, которые он захватил с собой с постоялого двора. Вдруг ему почудилось легкое движение на дороге. Он увидел рыжего лося огромных размеров, утомленной походкой пробиравшегося сквозь деревья. Он шел, с трудом волоча ноги и закинув голову назад, так что рога практически касались спины. Лось осторожно нюхал воздух большими ноздрями. Определенно, он вынюхивал лосиху. Загадочного всадника по-прежнему не было видно. На много миль вокруг не было ни души.

И все же Боренсон продолжал чувствовать беспокойство. Он не мог точно сказать, чего он боялся. Возможно, его тревожила эта поездка в Инкарру, которая сама по себе была достаточно опасной.

Однако у него был повод для беспокойства и посерьезнее. Миррима — вот что занимало его в данный момент. Последние несколько недель он упорно сопротивлялся своему чувству, не разрешая себе влюбиться в нее. Его основным долгом было служение Габорну. Он и представить себе раньше не мог, что в его жизни останется место для любимой женщины, для жены. Раньше он думал, если ему и суждено жениться, то обязательно на какой-нибудь бедной женщине, которая будет готовить ему еду и удовлетворять другие физические потребности в благодарность за предоставленный кров. Он и представить себе не мог, что женится на женщине прекрасной, на женщине сильной, которая будет горячо любить его, на женщине, обладающей в равной степени разумом и страстью.

Теперь же он был просто раздавлен этой любовью. Он был оглушен, как мальчишка, который чуть не лишился чувств, когда его сердце в первый раз разорвала невероятная страсть. Прошлая ночь с Мирримой, когда они предавались любви, была само совершенство.

И все же Боренсон чувствовал, что-то было не так. Он опасался, вдруг Миррима оставит его — или, вернее, ему казалось, будто некая сила пытается увести ее от него.

Время от времени он думал о человеке в капюшоне. От одной только мысли о нем веяло чем-то зловещим.

Миррима осталась сидеть у ручья. Оказавшись наверху, Боренсон не видел ее. Ее силуэт скрылся из виду в сплошной заросли деревьев. Боренсон думал, чем же она сейчас занимается? Возможно, она купается, или просто отдыхает, или же собирает дрова для костра. Однако вскоре мысль, что он не видел ее уже довольно давно, обеспокоила Боренсона. Он уже успел наколоть толстые колбаски на заостренные палочки и принялся поджаривать их над углями, а Мирримы все еще не было видно.

Боренсон понимал, окликнуть ее было бы в высшей мере неразумно, учитывая, что они находились в местности, где разбойники могли быть на каждом шагу. Поэтому, не произнося не слова, он поспешил обратно к ручью. Рядом с дорогой Мирримы не было видно. Однако на мягкой земле рядом с ручьем он увидел отпечатки ее маленьких ног. Миррима направилась вниз по течению ручья. Обнаружить ее оказалось несложно. Ковер изо мха и опавших листьев, покрывавший мягкую почву, позволял даже такому увесистому мужчине, как Боренсон, свободно продвигаться вперед, не увязая в болоте. Негромкая музыка бормочущей среди круглых камней воды сопровождала звук его шагов. Воздух был наполнен запахом бегущего потока.

Боренсон неслышно пробирался все дальше и дальше, следуя за цепочкой ее следов. Следы Мирримы одинокой тропкой вились вдоль ручья. Других отпечатков на земле не было видно. Только однажды Боренсон заметил нечто, что его насторожило. Ее следы пересеклись со следами огромного волка. Это напомнило ему, что они находились в диких лесах.

Боренсон неожиданно оказался на обрывистом склоне, где ручей устремлялся вниз и вливался в небольшое озеро, которое тут же переходило в озеро побольше. Вода в дальнем озере была неподвижна и прозрачна, как стекло.

На берегу, у самой воды, он увидел Мирриму, сидящую на ковре зеленой травы, усыпанной полевыми цветами. У кромки воды рогоз тянул вверх свои головки. Вода была настолько прозрачной, что можно было разглядеть дно. Рыбки, сверкая серебряными боками, играли среди уходящих под воду черных корней огромной сосны.

Миррима не купалась. Она просто сидела, опустив босые ноги в озеро и рассеянно глядя на воду. Спустя пару мгновений Боренсон заметил какое-то волнение на поверхности воды, словно какая-нибудь рыбка, может, уклейка, а может, и покрупнее, проплыла близко к поверхности воды. Сначала она очертила круг, затем закрутилась серпантином по направлению к центру круга и вдруг разделилась на три части, которые зигзагом брызнули в разные стороны и исчезли.

Тут Боренсон сообразил, что кто-то написал на поверхности воды руну. Руну, которую он не узнал. Сердце его похолодело. Не успела поверхность озера разгладиться, как новая руна начала приобретать форму. Боренсон неотрывно смотрел на воду, как бы силясь разглядеть источник этого удивительного движения: были ли это рыбы или водяные жуки. Однако ничего подобного он разглядеть не смог. Движение рождалось как бы само по себе.

Внезапно Боренсон понял, чего именно он боялся эти последние пару дней. Не убийца в капюшоне отнимет у него жену, а одна из Сил. Сила Воды — это она стремится сманить Мирриму, увлечь ее, увести ее от него.

«Как же я раньше не догадался!» — с досадой говорил Боренсон сам себе. Я должен был увидеть это — в том, как она плывет по земле, или в том, как она вдыхает утренний туман, и в том, как роса блестит на ее волосах. Она — ундина!

Боренсон схватил ветку с земли и сердито швырнул ее в озеро. От внезапного удара потревоженная вода заволновалась. Миррима подняла голову, и широкая улыбка озарила ее лицо.

— Ты сказала, что отвергла воду, — упрекнул ее Боренсон, стараясь изо всех сил совладать с голосом.

— Нет, не отвергла, — сказала Миррима. — Я сказала, что люблю тебя больше и отказываюсь пойти к морю.

— Но ведь Силы не позволяют нам сделать такой выбор. Ты не можешь любить одновременно меня и воду.

— Ты в этом уверен? — спросила Миррима. — Разве человек не может любить свою жену, своих детей, свою лошадь и свою собаку, а также свой дом и свою страну. Разве человек не может глубоко любить каждого из них, и каждого по-своему?

— Может, — ответил Боренсон. — Но жизнь всегда заставляет нас выбирать между теми, кого мы любим. Если ты попробуешь служить Воде, она заявит на тебя свои права, так же как Земля заявила свои права на Габорна.

— Габорн служит хозяину с жестким характером, твердым и непримиримым, как камень, — сказала Миррима. Она опустила руку в озеро и, зачерпнув ладонью воды, вылила ее на ближайший камень. — Вода — текучая и послушная, она заполняет пустые места вокруг нас и пустоты внутри нас, она несет и поднимает нас. Пусть меня уносят глубокие потоки воды, я все равно буду любить тебя. Ведь я сказала прошлой ночью, что я люблю тебя и не оставлю никогда. Это правда.

Боренсон знал, что немногие из тех, кто любил воду, могли долго противостоять ее зову. Однако мягкий, успокаивающий тон Мирримы почти развеял его страхи.

— Иди сюда, — сказала она, положив руку на землю рядом с собой.

Боренсон спустился по склону и уселся на корточки на траве рядом с Мирримой.

Она дотронулась до его руки.

Говорят, если обычным людям случается находиться рядом с могущественными волшебниками, такие люди в этот момент испытывают странные чувства. Присутствие Пламяплетов вызывает у людей жажду — жажду наживы, жажду крови, жажду плотских удовольствий. В присутствии Охранителей Земли возникает желание созидать или культивировать землю или искать уединения в темных местах. Раньше Боренсон никогда не замечал в себе подобных ощущений, до этого самого момента. Когда Миррима взяла его за руку, он почувствовал, как на него нахлынуло ощущение покоя — очищающее чувство, которое смыло все его сомнения и волнения. Нечто подобное он пережил прошлой ночью, когда они лежали вместе в постели, сплетясь телами. Тогда он подумал, что это ощущение родилось внутри него само по себе, что он просто почувствовал уют от совершения таинства любви. Теперь он понимал, что это было нечто большее.

Миррима взяла его правую руку в свои ладони и заглянула ему в глаза. Ее же глаза стали вдруг такими темными, что казались почти черными. Белки ее глаз светились бледно-голубым светом. Хотя в воздухе не было ни капли утренней росы, бусинки воды все же сверкали в ее темных волосах, а ее дыхание благоухало, как горный родник. Однако на ундину она не была похожа. Глаза ее не были такими зелеными, у нее не росли жабры, а на коже не было и намека на серебряную чешую.

— Не бойся, — говорила она, и ее слова удивительным образом растворяли его страх. — Вода возлагает на меня миссию, которую я желаю выполнить. Грядут темные времена — безводные, сухие времена. Воде нужны воины, чтобы дать стабильность и принести выздоровление Земле. Вот что я думаю: ты и я — одно целое. Я хочу, чтобы ты пошел вместе со мной.

«Она должна стать воином Воды?» — удивился Боренсон.

Это объясняло тот факт, почему у нее не было никаких признаков ундины. Возможно, это так же объясняло ее необычную силу в бою. Именно ее рука поразила Темного Победителя, когда все другие были готовы покориться ему. Ее рука прогнала вайт — существо, которое ни один из смертных не смог бы изгнать. Вчера она отправила на тот свет не одну дюжину опустошителей. Да, несомненно, Миррима идеально подходила на роль воина. Более того, Боренсон понимал, что Вода сделала свой выбор очень мудро, совместив свое желание с внутренним стремлением самой Мирримы.

Он заглянул в глаза Мирримы и увидел в них холод.

— Пожалуйста, пойдем со мной! — сказала она. — Это битва, которая не оставит на сердце шрамов. Вода излечит все раны.

Что заставило ее сказать это? Она знала, что чувство вины из-за убийства Посвященных в крепости Сильварреста чуть не погубило его. Но знала ли она, что после этого он стремился к воде и что совершил жертвоприношение рядом со священным озером. Пускай она сама и не догадывается этом, ее хозяйка наверняка все знает. Ее устами она только что предложила Боренсону сделку.

Миррима сложила левую руку ковшиком, зачерпнула воды из озера и полила ее на их сплетенные ладони. В последнюю минуту Боренсон едва сдержал непроизвольный порыв отдернуть руку. И вот холодная жидкость просочилась на его ладонь. Вода омыла его руку — руку, которая неделю назад; была так запятнана кровью, что Боренсону казалось, он никогда не отмоет ее. Миррима медленно продолжала лить воду на его руку. Вода стекала по его пальцам, струилась по ладони и по предплечью до самого локтя. Боренсон с удивлением заметил, что вода в ладошке у Мирримы не кончалась, а все продолжала литься.

Удивительно было и то, что вода оказалась гораздо теплее, чем он думал, словно озеро все еще хранило тепло лета. После того как Миррима совершила это омовение, вся боль и усталость, которые до этого отягощали его правую руку, исчезли без следа. Боренсон чувствовал себя очищенным, будто заново родился.

Миррима засмеялась, глядя на него, она пришла в восторг, видя его удивление. Она снова опустила руку в озеро, и водомеры разлетелись во все стороны, когда она зачерпнула воду еще раз.

— Пусть вода даст тебе сил, — прошептала она, пролив пригоршню воды ему на голову. В тот же момент его сознание, казалось, очистилось.

Страхи, терзавшие его относительно ее будущего, равно как и сомнения насчет своей собственной судьбы, растаяли без следа. Она еще раз зачерпнула воды и вылила эту последнюю пригоршню ему на грудь.

— Пусть вода укрепит тебя, — прошептала она и наклонилась вперед, чтобы поцеловать его, затем прибавила: — Пусть вода возьмет тебя.

Она прильнула к его рту губами и ухватилась за его тунику с нечеловеческой страстью. И в этот же момент мощным толчком она сбросила его в озеро. Уже очутившись под водой, он понял, что она все еще держит его, не давая подняться на поверхность. Заключенный в ее объятия, прильнув к ней губами, он чувствовал, как теплая вода охватывает его со всех сторон. Оказалось, что теперь ему не нужно больше дышать. Ее объятие было крепким, и он понял, что она действительно любит его почти так же сильно, как воду.

Глава четвёртая

Краб-слепец

Наиболее типичным обитателем Подземного Мира является краб-слепец. Эти создания принадлежат к той же семье живых существ, что и опустошители, о чем позволяет судить наличие у них щупалец и схожей структуры скелета. В природе встречаются крабы-слепцы самых разнообразных размеров: от миниатюрных светящихся крабов, населяющих пещеру Ваддельс в Альнике (такие крабы могут легко уместиться на большом пальце руки новорожденного ребенка), до краба-бегемота из Делвингского Провала, в чьем пустом панцире могла бы поместиться целая семья.

Из «Обитателей Подземелья», написанного Хозяином Очага Квиксом

Габорн Вал Ордин спускался в Подземный Мир. По мере продвижения от живности, которая была еще заметна у входа в пещеру, не осталось и следа. Кругом царили холод и опустошение.

В неподвижном ледяном холоде воздух, выдыхаемый лошадьми, немедленно превращался в пар. Примерно через полмили пути на стенах туннеля уже блестел лед. Свод туннеля и земля под ногами были также покрыты коркой изо льда. Сверху свисали сосульки замысловатой формы. Можно было подумать, что до них не дотрагивалась ничья рука вот уже пару тысяч лет. Тут и там замерзшая вода застыла в форме причудливых кристаллов. В таких местах лед отражал свет, излучаемый опалами, и разбрасывал его по туннелю ослепительными брызгами.

Впереди в свете опалов начали вырисовываться громоздкие очертания какого-то предмета. Подъехав ближе, они увидели тело мертвого опустошителя. Трудно было сказать, умер ли он своей смертью, или был убит своими сородичами, или же затоптан ордой, когда та мчалась по пещере. Мрачное чудовище было приплюснуто к стене, как будто опустошители пытались протиснуться мимо него. Было видно, что по нему хорошенько потоптались ему подобные. Однако голова его осталась нетронутой. Она прислонилась к стене. Огромные челюсти были распахнуты, во рту виднелись ряды острых зубов. Труп окружали несколько крабов-слепцов. Они отважились спуститься так низко, очевидно соблазнившись запахом, исходящим от мертвого опустошителя. Однако вместо наживы их ждала гибель — они не выдержали холода и лежали теперь неподвижно вокруг мертвого гиганта.

Туннель здесь был еще достаточно широким. Пятеро человек, составляющие их маленький отряд, свободно могли ехать в ряд, что они и делали, хотя лошади уже начали дрожать и продвигались вперед очень неохотно.

На полу туннеля виднелось огромное количество следов ног опустошителей. Пару дней назад здесь промчалась орда в более чем семьдесят тысяч монстров. Дно туннеля прорезала глубокая канава — красноречивое свидетельство их недавнего продвижения. Туннель плавно вел вниз. Благодаря тому, что уклон был еще не слишком крутым, здесь легко можно было проехать верхом.

Аверан ехала во главе отряда. Она приняла Дары чутья от собак и теперь, возглавляя шествие, она надеялась почуять едва уловимые запахи, которые опустошители передавали друг другу, используя их вместо речи. Аверан была единственным человеком, который научился понимать их язык. Девушка внимательно принюхивалась, а по лицу ее текли слезы. Ей вспоминалось долгое и печальное прощание с одним из ее Посвященных — одноруким великаном по имени Брэнд.

Габорн и Йом скакали бок о бок. Йом старалась не отставать от Габорна и держаться к нему поближе, ведь она не была воином, несмотря на то что приняла даров не меньше, чем любой капитан из войска Габорна. Завершали процессию Биннесман и зеленая женщина.

Туннель неуклонно уводил их все ниже и ниже. До сих нор им не встретилось ни одного ответвления. Туннель был прямым как стрела. Если иногда он и поворачивал, что случалось очень редко, Габорн был уверен, это происходило лишь потому, что на пути его строителям попался исключительно большой камень или участок слишком твердой почвы.

Тут и там на глаза им попадались следы разрушений, свидетельствовавших о древнем возрасте этого туннеля. Потолок местами обвалился, оставив груды камней и щебня на полу туннеля. Пару раз дорогу им преграждали трещины в земле. Заглянув в одну из трещин, Йом не смогла увидеть дна, словно трещина шла до самого центра земли.

Однако несмотря на все эти незначительные разрушения, туннель по большей части оставался в целости и сохранности. Строительное мастерство опустошителей заключалось в том, что прорытые ими ходы сохраняли свою форму в течение многих сотен лет.

— Землетрясение — обычное дело для опустошителей, — подумал Габорн. — Похоже, они знают, как справляться с ними, так же как мы умеем обращаться с ветром и дождем.

Однако скоро по ходу движения стали заметны такие явления природы, влияние которых было не так-то легко избежать. Кое-где сквозь породу просачивалась вода. В таких местах в течение долгих веков формировались сталагмиты и сталактиты. Четыре дня назад эти причудливые конструкции были впервые потревожены и оторваны от своих привычных мест, когда армия опустошителей промаршировала через туннель. Кое-где вода текла по стенам, образуя неглубокие потоки и лужицы. Несомненно, рано или поздно вода находит какую-нибудь щелочку, куда можно просочиться. С годами такие щели становились шире и прорезали пол туннеля насквозь.

Спустя дюжину миль воздух в пещере стал теплее. Сосульки исчезли, и в одно мгновение пещера наполнилась густым холодным туманом.

Лошади внезапно замедлили шаг. На первый взгляд ничто не предвещало опасности, однако сердце у Габорна учащенно забилось. До сих пор благодаря хорошей видимости Габорн был уверен, что враги не подойдут к ним незаметно. Теперь же свет, излучаемый опалами, померк, и Габорн с трудом мог разглядеть свою ладонь, даже поднеся ее к лицу.

Все были вынуждены спешиться. Габорн направился вперед, ведя свою лошадь под уздцы. Строптивое животное непослушно дергало головой, пытаясь вырвать удила из рук хозяина. Ему вдруг вспомнился разговор, который состоялся, пока Аверан принимала последние дары.

— Ваше Высочество, я прошу вас взять меня с собой. Позвольте мне, по крайней мере, сопровождать вас хоть часть пути, — попросила Хроно Габорна.

Просьба историка обеспокоила Габорна.

— Ты слишком часто обращаешься ко мне с просьбами и никогда не даешь ничего взамен. Ты всегда говоришь, дескать, Хроно не смеют вмешиваться в политические интриги, что ваш удел — лишь наблюдать за людскими делами и оставаться верными Лордам Времени, не служа никакому другому господину. И все же в этот раз я прошу тебя вмешаться. Это будет моя последняя просьба. Я прошу о помощи. Попроси всех Хроно мира предупредить человечество об опасности и велеть людям держать путь к южным или к северным морям, чтобы укрыться на островах. Если мы не разобьем войско опустошителей при Каррисе, другой возможности спастись может не быть.

Габорну его просьба казалась легко выполнимой. Каждый Хроно отдавал дар ума другому, а тот отдавал ему свой дар ума взамен. Таким образом, у двух Хроно была одна память на двоих. Из двух близнецов та Хроно, которая сейчас стояла перед Габорном, выступала в роли наблюдателя, тщательно отслеживая каждое слово и дело Габорна. Ее близнец выступал в роли летописца. Он жил уединенной жизнью на острове в холодных морях к северу от Орвинна, записывая хроники жизни Габорна. Учитывая то, что все летописцы жили вместе, они представляли собой мощный коллективный разум. Теоретически Хроно легко могли бы выполнить просьбу Габорна и предупредить всех лордов во всех королевствах о надвигающейся опасности.

— Но это нарушит наш политический нейтралитет! — возразила Хроно.

— Только не в том случае, если вы предупредите всех людей одновременно, — сказал Габорн. — Я не прошу вас отдать предпочтение какой-либо одной нации. Предупредите все человечество, помогите мне снасти каждого, кто пожелает спастись!

Первый раз в жизни Габорн увидел, как Хроно нахмурилась, серьезно обдумывая просьбу Габорна. Согласно закону, действующему в сообществе Хроно, если бы принц упал в озеро и начал бы тонуть, Хроно не имели права предложить свою помощь.

После минутного размышления Хроно ответила:

— Ты понимаешь, что хочешь ты того или нет, подобное известие вызовет политическую неразбериху. Королевские семьи начнут покидать свои земли, посылать своих детей на острова. Народы перемешаются и сдвинутся со своих насиженных мест. Люди начнут воевать друг с другом, чтобы обрести контроль над северными островами.

— По крайней мере, хоть кто-то выживет, — возразил Габорн. — В противном случае человечеству не устоять против армии опустошителей.

Хроно Йом, молодая девушка, пока новичок в своем деле, взглянула на Хроно Габорна и сказала:

— Следует рассмотреть эту просьбу на совете.

— Ты рискуешь породить раскол в сообществе! — возразила Хроно Габорна.

— А ты рискуешь судьбой самого человечества! — закричала Хроно Йом в ответ.

Сердце Габорна, казалось, вот-вот вырвется из груди. Никогда до этого он не становился свидетелем такого ожесточенного спора между двумя Хроно. Две женщины стояли, пожирая друг друга глазами. Внезапно Хроно Габорна развернулась и направилась к своей лошади. Она вскочила в седло и ускакала в припадке ярости.

Хроно Йом сказала Габорну:

— Ваше Высочество, я сделаю все, что в моих силах, чтобы удовлетворить вашу просьбу.

— Спасибо! — ответил Габорн.

Он протянул руку и сжал ее ладонь.

Девушка посмотрела вслед удаляющейся Хроно Габорна и печально покачала головой.

— Хроно старой закалки, такие, как она, забывают, что значит любить, иметь семью и друзей. Их единственным пристрастием становится наблюдение, а единственными друзьями — их близнецы.

Габорн поинтересовался:

— А на вашем совете будет ли у тебя шанс отстоять свое мнение против таких, как она?

Девушка покачала головой:

— Не знаю. Мы служим Лордам Времени. Мы ведем наши летописи. Но что мы будем записывать, если все люди погибнут? Наступление опустошителей, медленное остывание солнца, конец всего? Я думаю, настало время, когда мы должны действовать, и если мы сделаем этот выбор, мы должны действовать сообща.

Габорн продолжал идти сквозь туман. Он тщетно пытайся пронзить темноту силой своего Зрения, дарованной ему Землей.

— Этот туман ненадолго, — заверила своих спутников Аверан. — Впереди есть широкий проход, ведущий наверх. Там горячий воздух, поднимающийся из Подземного Мира, встречается с холодным воздухом с гор.

Йом спросила:

— Габорн, ты чувствуешь опасность? Там впереди есть опустошители?

— Да, — отвечал Габорн, стараясь смягчить свой ответ, словно стесняясь своего провидческого дара. — Я чувствую опасность, но до нее еще много миль.

Он и сам удивился своим словам. Если бы опустошители планировали напасть на них, то почему не сделать это здесь. Густой туман, окружавший их, создавал идеальные условия для внезапного нападения.

Габорн спросил Аверан:

— Вчера ты предупредила меня об опасностях, которые поджидают нас здесь. Что ждет нас впереди?

Аверан тряхнула головой, будто пытаясь навести порядок в своих мыслях.

— Главная опасность — это опустошители, — сказала она. — Но есть и другие опасности: глубокие каньоны, преодолеть которые могут только опустошители, легко взбираясь по их склонам, но не человек. Также нам грозит опасность в виде других живых существ.

— Имея столько даров, сколько имеем мы, не думаю, что нам следует беспокоиться о каких-то животных, — сказал Габорн.

Аверан задумалась на мгновение, затем издала возглас отчаяния:

— Это… Я не помню. Неделю назад потолок этого туннеля был опутан ростками растений, а пол был усеян стаями грызунов. Мне удалось узнать это от Пролагателя Путей. Но теперь опустошители очистили и разровняли дорогу, так что я не могу с уверенностью сказать, что мы найдем впереди. И я не знаю точно, по каким дорогам нам нужно идти. Бесконечная Пещера окружена множеством туннелей. Там есть и такие тропы, которыми не отваживаются ходить даже сами опустошители. Если мы не хотим встретиться с ними, нам придется использовать некоторые из этих нехоженых троп. Они же таят в себе самые грозные опасности.

— Ты сказала, мы обязательно повстречаем опустошителей. Они что, выслали вперед стражников? — спросил Габорн.

Аверан снова задумалась.

— Я уже говорила тебе — опустошители, с которыми ты сражался, не были воинами. Это были фермеры и пролагатели туннелей, мясники и… просто обыкновенные опустошители. Лишь немногие из них знали, как сражаться. Да, у них были рыцарские клинки и пики, но они и понятия не имели о том, как их правильно использовать. Если же впереди нас поджидают патрули, выставленные опустошителями, могу сразу сказать вам, чего следует опасаться. Опустошители обычно закапываются в землю, когда поджидают добычу. Они прорывают туннель под дорогой и лежат там неподвижно. Они умеют настолько искусно прятаться, что невозможно заметить даже неровность на дороге. За исключением двух щупалец, находящихся на поверхности, все их тело находится под землей.

— Я всегда думал, а могут ли они видеть нас, когда находятся под землей? — спросил Биннесман.

— Нет, — ответила Аверан. — Как я и говорила, зрение, подобное человеческому, у них отсутствует. Они лишь улавливают форму живого существа, воспринимая энергию, текущую в его теле. Это течение жизненной энергии подобно вспышкам молнии.

— Сила электричества, — сказал Биннесман.

— Как бы это не называлось, — ответила Аверан, — сквозь грязь и пыль они не могут видеть лучше, чем ты. Но если щупальца или голова находятся на поверхности земли, они могут унюхать твое приближение, уловив вибрации. Когда ты окажешься на спине одного из них, он внезапно поднимется и сбросит тебя на землю. Он убьет тебя, не успеешь ты и пошевелиться.

— Я слышал об этом, — с горечью сказал Габорн.

Хоть Аверан и не знала об этом, Габорн однажды ходил охотиться в Даннвуд на опустошителей. Это было всего лишь день спустя после того, как он женился на Йом. Он охотился в древней пещере, где залегли несколько опустошителей. Несмотря на то что Габорн был Королем Земли и мог использовать Прозрение Земли, чтобы предупредить своих людей об опасности, лишь немногие из его спутников выжили в этой экспедиции. Почти четыре дюжины рыцарей погибли при обстоятельствах, которые только что описала Аверан.

— Впереди опасность, — сказал Габорн. — Мы встретим ее примерно через сто миль, не раньше.

— Я сейчас кое-что вспомнила, — сказала Аверан. — Я узнала это от Пролагателя Путей. Впереди нас ждет огромная пещера. Не знаю, как перевести систему измерения расстояний опустошителей в ту, которую используем мы, но я думаю, примерно через сто миль. Перед тем как опустошители вырвались на поверхность, они находились там в течение многих дней.

— Это место нечто вроде плацдарма? — спросил Габорн.

— Я думаю, сейчас там тоже может находиться большое количество опустошителей, — сказала Аверан. — Целая армия, и большая. Я видела это в сознании мага пустоши.

У Габорна чуть сердце не выскочило из груди. Семьдесят тысяч опустошителей напали на Каррис. Если впереди их поджидает орда такого же размера, есть ли у отряда хоть малейшая надежда незаметно проскользнуть мимо?

— А нет ли способа обойти плацдарм? — спросил Габорн. — Может, существует какой-нибудь боковой туннель?

Аверан задумчиво посмотрела Габорну в лицо.

— Может, нам поискать другой вход в Подземный Мир?

— Слишком поздно. На это нет времени.

— Мы могли бы попытаться проскользнуть мимо них, или, если нам удастся легко расправиться со стражниками, возможно, нам посчастливится избежать погони.

В этот момент Габорну показалось, будто туман настолько сгустился, что стало трудно дышать. В его душу закрались сомнения относительно Аверан. Несмотря на то что она узнала так много об опустошителях, она и понятия не имела, куда вести отряд. Скорее всего, голова ее была настолько переполнена информацией, что у нее просто не было времени создать полную картину из множества кусочков.

— Скажи, — спросила Йом. — Опустошители хорошо видят сквозь туман?

— Да, — ответила Аверан, — для них он почти незаметен.

Не успела Аверан произнести эти слова, как Габорн почувствовал, что туман начинает рассеиваться. Уже через несколько шагов он полностью улетучился. Здесь туннель разветвлялся. Из левого рукава поступал более теплый воздух, похожий на летний бриз. Правда, этот ветерок нес с собой запах минералов и сырости. Правый туннель круто уходил наверх.

— Поворачивайте налево, — сказала Аверан. — Наш путь почти всегда лежит вниз, по направлению к теплому воздуху.

В туннеле постепенно начинали появляться признаки жизни. Лед здесь почти полностью растаял, и под влиянием тепла и влажности в изобилии росла червь-трава, покрывая весь пол и стены. Червь-трава получила свое название из-за того, что ее напоминающий морского ежа куст был весь покрыт мягкими отростками, по форме похожими на дождевых червей. С потолка свисали длинные ленты пещерных бурых водорослей, а по стенам тут и там лепились пучки разноцветных грибов.

Вся эта растительность по большей части несла на себе следы повреждений. Видно было, что пещерная флора сильно пострадала. Тут и там целые кусты растений были вырваны с корнем.

Время от времени на глаза им попадались крабы-слепцы, пробирающиеся вдоль стен в поисках еды. Они были совершенно не похожи на обычных крабов, населяющих реки и берега морей. По форме они напоминали опустошителей и походили на гигантских клещей. У каждого из них имелось шесть длинных тонких ног.

Участники похода вновь сели на лошадей и поскакали во весь опор.

Большинство молодых крабов-слепцов были абсолютно бесцветными. Их панцири казались хрустальными. Сквозь прозрачную броню отчетливо были видны их внутренности и мышцы. Габорн видел, как их сердечки начинали бешено колотиться от страха, когда лошади скакали мимо, громко стуча копытами. Габорн также мог различить цвет пищи, которую краб ел пару часов назад. Почти все крабы были невелики — всего несколько дюймов в длину.

Несколько гри стрелой промчались сквозь туннель. Гри питались насекомыми и паразитами, обитающими в шкуре опустошителей. Сейчас они, наверное, направлялись на поиски корма. Они часто-часто махали черными крыльями и пищали, словно от боли. Одна из них, обезумев от голода, села на плечо Йом. Голова животного имела форму лопаты, так же как у опустошителя. И так же как у него, у нее были крошечные щупальца, которые обрамляли голову, начиная ото лба и заканчивая подбородком. Животное немедленно зацепилось коготками за плащ Йом и принялось шебуршить лапками в ее одежде, ища насекомых. Йом вскрикнула и крепко сжала гри в кулак, затем швырнула ее об стену.

Вскоре после этого на пути им встретился первый за их путешествие великий червь. Серого цвета, похожий на слизняка, примерно девять футов в длину и толщиной с человеческую руку, он полз не спеша, оставляя за собой след и поедая колонию плесени.

Габорн зачарованно смотрел на червя. Об удивительных растениях и животных, населяющих Подземный Мир, он слышал прежде только в сказках и легендах, а теперь увидел одного из его обитателей своими глазами.

* * *

С тех пор как они миновали туман, отряд вот уже в течение нескольких часов неуклонно спускался в самое чрево земли. Теперь на их пути часто попадались боковые туннели. Эти ответвления хранили следы бурной деятельности опустошителей.

На каждом перекрестке Аверан останавливалась и принюхивалась к воздуху. Уловив запах, подсказанный ей Пролагателем Путей, она говорила своим товарищам, куда им следует направляться. Однако, даже принимая во внимание то огромное количество информации, которую она получила от Пролагателя Путей, ее все-таки ждало несколько сюрпризов.

Они ехали вот уже несколько часов быстрым шагом, когда Габорн заметил кое-что необычное. В стене туннеля обнаружилась грубо вырубленная пещера небольшого размера. Над входом в пещеру в свете опалов можно было разглядеть какие-то знаки, явно нацарапанные рукой человека.

— Что это? — спросил Габорн. — Логово какого-то животного?

Биннесман ответил:

— Нет, не животного. Это творение рук человека. Люди Эрдена Геборена часто строили такие убежища в Подземном Мире. Это было еще в те времена, когда они сражались с опустошителями. Надпись сделана на инкарранском наречии. Я не слишком знаком с их языком, но полагаю, что она гласит следующее: «Форпост Пасти Мира номер три».

— Пролагатель Путей хранит память о сотнях подобных пещер, — сказала Аверан.

— Думаю, следует обследовать ее, — сказал Габорн. — Она может нам пригодиться.

Аверан спрыгнула с лошади и заглянула в узкое отверстие. Свой тлеющий приглушенным светом опал она держала перед собой, и его красноватое свечение освещало путь.

— Туннель вырублен в сплошной скале. Здесь слишком узко, придется продвигаться ползком. Он ведет вверх, а примерно через дюжину ярдов поворачивает налево, — сказав это, Аверан первая полезла в туннель.

Габорн спешился и последовал за ней. Черные губчатые грибы, похожие на сморщенные листья, устилали пол. Габорну казалось, будто он ползет по мокрому одеялу. Туннель завершался просторным помещением, куда могли бы поместиться от десяти до пятнадцати человек. Парочка крабов-слепцов, почувствовав чье-то вторжение, поспешила укрыться за высокой каменной бочкой, стоявшей в углу. Рядом, прислоненное к стене, стояло древнее копье опустошителей с заржавевшим острием. В противоположном углу они увидели покрытый плесенью скелет ребенка. Плоть высохла на костях, а затем отвалилась по кускам, сам же скелет был в целости и сохранности.

Габорн пересчитал ребра и выяснил, что это была девочка, маленький ребенок лет четырех-пяти. Девочка свернулась калачиком и держала пальчик во рту в тот момент, когда смерть настигла ее. Она была завернута в типичное инкарранское одеяло, сотканное из тонких нитей белой пряжи, которую в Инкарре традиционно изготавливали из козлиной шерсти.

За спиной Габорн услышал подавленный вздох. Йом пробралась в пещеру вслед за ними и теперь, как и он, смотрела на детские кости.

— Кому пришло в голову привезти сюда ребенка? — удивилась Йом.

Тут Аверан заговорила:

— Несколько дней назад, когда мне удалось проникнуть в сознание опустошителя, я увидела кое-что, что поможет разгадать эту загадку. Я увидела… пещеры, полные людей, здесь, в Подземном Мире. Опустошители держали их в подземелье, чтобы испробовать на них свои заклинания.

Йом с ужасом смотрела на Аверан, которая продолжила свой рассказ:

— На этих людях они упражнялись в своем колдовском мастерстве. Выжимать воду из человека, ослеплять его болью, делать так, чтобы раны начинали гнить — для практики опустошителям необходим был материал. Поэтому они ловили людей, по паре человек за один раз из той или другой деревни, и приводили их сюда. Возможно, эта девочка была одной из них.

— Как это, наверное, было ужасно! — сказала Йом, будто говоря о чем-то, что случилось давным-давно.

Аверан покачала головой:

— Не было, а есть. Эти люди все еще здесь.

Эта новость была поистине чудовищной. Раньше для Габорна сознание Аверан напоминало просторную пещеру, наполненную сокровищами, которые только и ждали, чтобы их обнаружили. Теперь оказалось, что пещера наполнена костями и ужасом.

— Ты знаешь, где находятся эти люди? — спросил Габорн. — Можешь указать туда дорогу?

Ко всем его и без того невыполнимым заданиям теперь добавилось еще одно — он должен будет разыскать пленников, спасти их из заточения.

— В самом низу, — ответила Аверан, — рядом с Логовом Костей.

Габорн тяжело вздохнул. В этом замкнутом пространстве становилось тяжело дышать. Когда они только обнаружили пещеру, в которой теперь находились, Габорн подумал, что убежище наподобие этого могло бы быть хорошим местом, где можно разбить лагерь, но теперь он знал точно: он никогда не сможет расположиться на отдых в таком месте, где за ним наблюдают пустые глазницы мертвого ребенка. Габорн почувствовал свою вину за то, что живет, дышит, в то время как многие умерли мучительной смертью. Он чувствовал себя виноватым за то, что страстно желал жить, хотя Прозрение Земли предупреждало: очень скоро тысячи людей должны будут погибнуть.

— Пойдем, — сказал Габорн.

Покинув заброшенный форпост, отряд двинулся дальше. Не успели они пройти и десяти миль, когда Габорн остановил своего коня, вгляделся вдаль и сказал:

— Впереди опасность.

Глава пятая

Трепещущий мир

Хорошо воспитанная леди должна научиться выполнять любую роль. Недостаточно быть самим совершенством. Она должна также быть готова повести за собой свой народ. Она должна знать, как эффективно распускать сплетни, торговаться на переговорах, как спланировать пиршество, отразить нападение убийцы, утешить больного ребенка, а также как возглавить кавалерию.

Из «Азбуки юной девушки», написанной Андрекой Орден Кувс, герцогиней Галланта

Йом вздрогнула от неожиданности. От слов Габорна все ее тело напряглось, а в желудке появилось неприятное чувство. Конечно, Йом знала, что на пути им встретятся опустошители, но она не ожидала, что это случится так скоро. На протяжении последних семидесяти миль туннель был лишен каких бы то ни было особенностей — просто скучная трасса через Подземный Мир. Глазу не за что было зацепиться, лишь иногда им попадался на пути краб-слепец или великий червь. Цвет стен практически не менялся, оставаясь все того же унылого оттенка. Но внезапно узкая тропа сменилась огромной пещерой, потолок которой терялся на высоте ста футов над землей. Издалека доносился звук обрушивающейся воды. Йом казалось, будто она даже слышит, как вода течет по стенам и капает вниз. Стены здесь были покрыты похожими на кварц белыми отложениями, которые тускло сверкали в свете опалов. Под ногами опустошителей эта корка раздробилась в мелкую крошку, поэтому теперь их путь был усеян сверкающими осколками, похожими на стекло или кусочки звезд. Воздух наполнился резким запахом сероводорода.

— Опустошители любят наведываться к озерам в этой пещере, — сказала Аверан. — Это их последняя возможность напиться воды перед тем, как они покидают Подземный Мир.

— Они здесь, — сказал Габорн. — Скоро на пути нам встретятся опустошители. Я чувствую, опасность нарастает.

Йом видела раньше, как сражаются с опустошителями, но только издалека. Ей никогда не приходилось вступить в схватку самой. Зеленая женщина — вильде Биннесмана — насторожилась, будто навострила ушки, и принялась нюхать воздух, как собака. При этом она упорно вглядывалась вдаль.

— Унюхала опустошителей? — спросила Аверан.

Зеленая женщина отрицательно покачала головой:

— Нет.

Габорн вопросительно взглянул на Аверан.

— Возможно, опустошители выставили стражей, — предположила Аверан. — Скорее всего, они закопались в землю.

— Я пойду первым, — сказал Габорн. Обладая Чутьем Земли, Габорн был единственным, кто мог продвигаться вперед с некоторой долей уверенности.

Они вновь поехали вперед.

Чувства Йом были обострены. Свет опалов над ее головой заливал пещеру. Скорее всего, до этого пещера не знала такого яркого света. Казалось, стены были покрыты разноцветным инеем, сверкавшим оттенками меда и красного дерева. Теплая вода, насыщенная сероводородом, просачивалась сквозь нее поверхности. За прошедшие века вода сформировала причудливые фигуры из камня. Землю покрывали сталагмиты, по форме напоминавшие фантастических животных, а с потолка пещеры свисали извивающиеся как серпантин сталактиты. По обе стороны тропы виднелись неглубокие водоемы. Вода в них была зеленого цвета, над ней поднимался пар. Дно каждого водоема было покрыто мириадами следов опустошителей.

Растительность в пещере была весьма скудной. В изобилии встречались лишь свисавшие с потолка папоротники. Что-то большое, размером с орла, пролетело у них над головой.

— Ястреб гри! — воскликнул Биннесман.

Существо принялось кружить вокруг одного из сталактитов. Не сводя глаз с птицы, Габорн остановил лошадь и вытащил меч. Летающее существо было похоже на исполинскую летучую мышь, а голова его напоминала голову опустошителя. Слепая, широкая, с плотными рядами зубов, обрамленная щупальцами, которые свисали с подбородка и забором торчали вдоль позвоночника.

Для Йом, имеющей шесть даров метаболизма, ястреб гри не представлял никакой опасности, в то время как обычному человеку могло показаться, будто животное мечется во все стороны со скоростью молнии.

— Она собирается напасть на нас? — спросила Йом.

— Они в основном питаются гри, — ответил Биннесман. — Однако если они голодны и им попадется на пути какая-нибудь легкая добыча вроде одинокого путника, они могут и напаси…

Габорн все продолжал смотреть на ястреба гри. Еще несколько мгновений животное продолжало кружить под потолком пещеры, затем приземлилось в дальнем темном углу неподалеку от зарослей красных папоротников. Папоротники так и подались назад, отстраняясь от незваного гостя. В мгновение ока от пышного куста папоротника не осталось и следа — растения заползли в отверстие в стене.

Габорн снова возглавил шествие. На протяжении трех миль тропа по-прежнему была с обеих сторон окружена лужицами воды, пахнущей сероводородом.

На развилках Аверан всякий раз выбирала ту тропу, которая вела прямо. Вскоре им снова послышался отдаленный звук падающей воды. Звук был похож на непрекращающийся гром. Габорн остановил отряд и вгляделся вдаль. Затем он внимательно принюхался. Йом приподнялась в стремени. Она не имела даров обоняния от собак, поэтому ничем не могла помочь Габорну, когда тот по запаху силился распознать характер грозящей им опасности. Единственный запах, который могла различить Йом, был запах сероводорода. Звук обрушивающегося вниз потока все усиливался. Казалось, водопад находится за ближайшим поворотом. От грохота пол пещеры принялся ходить ходуном. Однако по мере того как Йом прислушивалась к этому звуку, она начала понимать, что на самом деле происходит что-то странное. Грохот все усиливался.

— Уходим! — закричал Габорн.

Он начал разворачивать лошадь. На короткое мгновение в отряде произошло небольшое замешательство, когда все пытались сделать то же самое.

— Землетрясение! — воскликнула Йом.

Совсем недавно она пережила нечто подобное, когда землетрясение произошло в Морском Подворье.

— Нет, это опустошители! — закричал Габорн. — Они приближаются!

«Сколько опустошителей понадобилось бы, чтобы заставить землю так отчаянно трястись?» — подумала Йом. Она знала ответ. Похожий грохот она слышала на равнинах в Каррисе.

Йом и зеленая женщина оказались в хвосте отряда. Йом изо всех сил пришпорила лошадь и поскакала во весь опор. Однако конь Биннесмана обогнал ее.

«Что нам делать?» — подумала Йом. Возможно, наши лошади спасут нас от преследования, но что потом? Опустошители просто прогонят нас, и нам придется вернуться обратно. По правую руку Йом заметила ответвление туннеля.

Когда она достигла второго такого же, которое резко уходило вверх, Габорн закричал:

— Туда!

Йом направила свою лошадь вверх. Для обычной лошади такой подъем оказался бы слишком крутым. Даже имея дары мускульной силы и метаболизма, ее лошадь изо всех сил старалась карабкаться наверх. Один раз лошадь споткнулась так неожиданно, что Йом подумала, сейчас они кубарем покатятся под гору. Но животное преодолело это препятствие и в следующий момент влетело в открывшееся перед ними отверстие. Пейзаж, который предстал перед глазами Йом, представлял собой ужасающее зрелище. Исполинские сталагмиты поднимались с пола подобно великанам-людоедам. Весь пол был утыкан их твердыми, как кремень, стволами, стоявшими так близко друг к другу, словно деревья в непроходимой чаще.

— Только не сюда! — закричала Аверан, когда увидела, куда они попали. — Пролагатель Путей знает эту тропу. Она заканчивается тупиком через несколько миль!

— Нет, именно сюда! — возразил Габорн и скомандовал: — Прячьтесь!

Йом доверяла Прозрению Земли Габорна больше, чем воспоминаниям Аверан.

— Куда? — спросила Аверан.

— Следуйте за мной! — прокричал Габорн.

Он проскакал еще сотню ярдов и остановился, оглядываясь вокруг.

— Туда! — он указал на узкую щель между двумя сталактитами почти под потолком.

— Но лошадям не протиснуться туда! — возразил Биннесман.

— Тогда придется оставить их, — сказал Габорн.

Он соскочил с лошади и вытащил свой клинок. Одним ударом он перерезал подпругу. В мгновение ока седло и вся поклажа оказались на земле.

Лошадь Йом прижала уши. Глаза ее были полны страха. Животное хрипело от ужаса. Йом соскочила и так же, как Габорн, избавилась от седла, веревок и багажа. Тут лошадь встала на дыбы и в панике забила передними ногами.

Пока Йом стояла в замешательстве, Биннесман спешился. У своей лошади он отрезал лишь поклажу, не тронув седло. Затем он взял свою опаловую брошь и приколол ее на седло.

Биннесман положил руку на морду серой имперской лошади и мягко произнес:

— Мой друг, ты доставил меня так далеко, как только мог. Теперь ищи себе пристанище в зеленых лугах.

На мгновение жеребец навострил уши и с любопытством уставился на волшебника. Поначалу Йом усомнилась в том, что животное поняло своего хозяина. Но тут она вспомнила, что эта лошадь раньше принадлежала самому Раджу Ахтену. Эта лошадка была украшена рунами, которые указывали на то, что она обладала четырьмя дарами ума. Чтобы к одной лошади применили силу стольких форсиблей, считалось большой редкостью. Этот скакун должен был соображать так же быстро, как человек. Скорее всего, он без труда понял слова волшебника.

— Ступай, мой друг! — сказал Биннесман. — Я снабдил тебя светом для твоего путешествия.

Вокруг Йом земля продолжала беспрестанно дрожать. Впечатление было такое, словно гигантские камни безудержно катились по наклонной плоскости. Невозможно было установить, с какой стороны доносился этот шум. В какой-то момент ей показалось, будто опустошители сейчас нагрянут прямо в пещеру. Однако что-то подсказывало ей: они еще далеко. Шум был таким громким не потому, что опустошители и находились рядом, а потому, что их было очень много.

Биннесман отвернулся от своей лошади. Габорн уже карабкался вверх по скале. Зеленая женщина следовала за ним. Йом полезла последней.

Лошади поскакали прочь.

Биннесман на мгновение задумался. Со всех сторон громоздились сталагмиты, напоминая причудливых стражей.

— Назад дороги нет, — подумала Йом, карабкаясь вверх.

Она постоянно искала, за что бы зацепиться, чтобы не свалиться вниз. Хорошо, что в стене имелось много выпуклостей, за которые можно было схватиться рукой.

Йом оглянулась посмотреть, что задержало волшебника. Она увидела, как Биннесман вынул из кармана несколько веточек петрушки и прошептал над ними заклинание. Затем он швырнул их на землю и нацарапал посохом несколько охранительных рун на земле.

Йом наконец-то добралась до укрытия и протиснулась внутрь. Габорн и все остальные были уже внутри. Помещение представляло собой небольшой грот около сорока футов в длину. За многие века сталактиты и сталагмиты соединились между собой, образовав колонны. Некоторые их них находились так близко друг к другу, что слились воедино, образовав стены и перегородки. На полу виднелись небольшие углубления — следы существовавших здесь когда-то водоемов. Теперь от воды не осталось и следа.

— Опустошители почуют запах лошадей, — сказала Аверан. — Они придут сюда, чтобы выяснить, в чем дело.

— Может, лошадей они и унюхают, но наш запах опустошители не почувствуют, — возразил Биннесман.

Йом оставалось только удивляться. Биннесман был самым могущественным травником из тех, которых она знала. Его заклинания могли усиливать естественные свойства растений во много раз. Но было ли под силу даже несравненному Биннесману спрятать запах полдюжины людей и лошадей?

Сердце Йом учащенно билось. Она рассматривала тесный грот. Выхода отсюда не было. Она взглянула на Габорна. Лоб его был покрыт потом. Тяжело дыша, Габорн облизал губы.

«Что бы это значило? Даже сам Король Земли испытывает страх», — подумала Йом.

Земля начала трястись настолько сильно, что с потолка посыпались камешки.

Теперь помимо звука топочущих ног слышалось еще и шипение — характерный звук, издаваемый опустошителями при дыхании. Казалось, туннель служил трахеей, отверстием, через которое вдыхала сама Земля.

Габорн сбросил на землю узлы, веревки и седельные сумки. Последние он перекинул через плечо. Поднявшись, он тревожно огляделся вокруг.

Йом и все остальные схватили свои пожитки.

— Назад! Уходите в глубь пещеры! — скомандовал Габорн.

Аверан пошла первой. Биннесман и остальные последовали за ней. Габорн встал у входа в грот, держа в руках копье опустошителя. Аверан замерла у дальней стены пещеры, прислушиваясь. Грохот все нарастал. Пол пещеры как будто сотрясала дрожь. С пола в воздух поднималась тонкая пелена пыли.

— Как быстро они приближаются, — сказала она. — Они двигаются слишком быстро.

— Слишком быстро? — встревожилась Йом.

— Вот именно, — ответила Аверан. — Это вся их орда в полном составе. Это конец мира.

— Что ты имеешь в виду под словами вся орда, — потребовала объяснений Йом.

— Теперь наступают настоящие воины, — ответила Аверан. — Опустошители бросили в бой всю свою армию, и все они очень скоро вырвутся на поверхность. Они взяли с собой самых могущественных колдунов и…

Она воздела руки к небу, не в силах продолжать.

Йом подумала, что даже Аверан не в состоянии угадать, на что способны опустошители.

Три дня. Габорн предсказывал, что через три дня предстоит великая битва при Каррисе. Йом подсчитала, как быстро обыкновенные опустошители продвигались раньше, и поняла, что срок в три дня был назван правильно. Через три дня армия, которая маршировала из Подземного Мира наверх, достигнет Карриса.

Габорн непрерывно ходил у входа в грот.

— Все в порядке? — спросила Йом.

— Земля… — начал Габорн, — земля предупреждает меня, что мы должны бежать, но пока я не вижу возможности спастись.

— Может, нам пойти вслед за лошадьми, — предложила Аверан.

— Нет, мы на правильном пути, — ответил Габорн. — Я просто… я просто не вижу выхода.

Йом начала судорожно ощупывать стены пещеры. Вокруг были только белые, напоминавшие каменные занавесы стены. Пол был покрыт кратерами. Эти углубления вода сформировала много веков назад. Тут и там в углублениях виднелись бело-голубые пещерные жемчужины неправильной формы.

Откуда-то должна была здесь взяться вода, подумала Йом.

Она взглянула наверх. Потолок находился на высоте примерно двадцати футов. Небольшие сталактиты нависали над головой, как острые пики. Теперь земля просто рокотала под ее ногами, и Йом опасалась, что какой-нибудь сталактит вдруг отломается и упадет.

И тут она увидела крошечное отверстие, настолько узкое, что и барсук не пролез бы сквозь него. Отверстие виднелось в задней стенке пещеры рядом с потолком.

— Туда, — сказала Йом.

Она бросила свою поклажу и полезла вверх. Она ловко взбиралась по почти отвесной стене, умудряясь ухватиться за мельчайшие выступы и углубления. С ее дарами мускульной силы и грации это было неудивительно. Йом чувствовала себя почти как муха, карабкающаяся по стене.

Наконец, Йом достигла потолка пещеры. В мерцающем свете опаловой короны она принялась рассматривать отверстие, которое было настолько узким, что свет проникал лишь на несколько футов. Йом засунула руку в отверстие. Ощупывая его, Йом вскоре поняла, что щель сужается и становится не шире, чем ее рука. В отчаянье она ухватилась за известковый вырост причудливой формы, который образовался на дне небольшого углубления, где раньше была вода. Вырост прочно прирос к скале, и Йом понадобилось некоторое время, чтобы отломать его. Благодаря большому количеству даров мускульной силы ей все же удалось это сделать, однако в тот момент, когда отросток оторвался, рука ее соскользнула и ударилась о потолок пещеры. Из костяшек пальцев полилась кровь.

Бесполезно, подумала Йом.

Отложения известняка были твердыми, как кварц. Пока опустошители не нашли их, ей ни за что не успеть расширить это отверстие, даже если она попытается дробить камень отростком, который остался в ее руке.

— Они идут! — закричал Габорн. — Все назад!

Он оттеснил остальных в заднюю часть грота. Йом прильнула к стене, боясь пошевелиться. Стена дрожала под ней, норовя сбросить ее на землю.

Йом беззвучно молилась Силам Земли:

— Спрячьте нас. Пусть они не найдут нас. Снаружи раздался громкий свист.

— Они унюхали нас. Иначе зачем бы им было соваться в этот боковой туннель, — сказала Аверан.

Резкий кислый запах лошадиного пота отчетливо чувствовался в воздухе. Даже не имея даров обоняния от дюжины собак, Йом почувствовала его. Единственная надежда была на то, что заклинания Биннесмана помогут им остаться незамеченными.

В следующий момент эта надежда рухнула.

На входе в грот показался опустошитель. Ему не составило труда протиснуться в тесную щель. Огромный монстр обрушился на скалу и протиснул голову в узкий проход. Щупальца вдоль его челюсти подрагивали в предвкушении добычи; Из его распахнутого рта стекала слюна.

— Он нашел нас! — закричала Аверан. — Он предупреждает остальных.

Опустошитель не издал ни единого звука, не считая характерного свиста, который сопровождает у опустошителей процесс дыхания.

Этот опустошитель, как и все его сородичи, пользовался запахами вместо речи. Но это были не простые запахи, знакомые человеческому обонянию. Они были настолько тонкими и неуловимыми, что никто из присутствующих, кроме Аверан, не мог различить их.

Вход в пещеру был всего в шесть футов в ширину — слишком узкий для взрослого опустошителя — по крайней мере, Йом так думала.

Однако, судя по всему, чудовище не считало узкую щель, служившую входом в грот, серьезным препятствием. Первым делом опустошитель просунул голову в отверстие, затем повернулся к входу боком. Послышался хруст.

В голове опустошителя имеются три костяные пластины, соединенные между собой хрящами. Когда опустошитель просунул голову в щель, пластины сдвинулись навстречу друг другу, а когда он наконец оказался внутри, они снова разошлись, издав характерный щелчок. Опустошитель еще раз повернулся, и его туша ввалилась в пещеру.

Йом почувствовала вонь его горячего дыхания. Гри, потревоженная гимнастическими упражнениями, которые проделывал ее хозяин, сорвалась с его шкуры и принялась порхать под потолком маленького грота, издавая оглушительный писк.

Габорн рванулся вперед и ударил монстра в морду копьем.

Это был мощнейший удар, учитывая количество даров мускульной силы, принятых Габорном. Однако копье едва проткнуло толстую шкуру монстра.

Йом в панике озиралась, ища скрытый выход из пещеры, через который они могли бы убежать.

Удар, нанесенный Габорном, возымел свое действие. Опустошитель зашипел от ярости и отпрянул назад. Попятившись, он вылез из пещеры. Когда отверстие на мгновение освободилось, сердце Йом бешено заколотилось от ужаса. В открытую щель она увидела целое море опустошителей, хлынувшее в узкий туннель.

Опустошители наступали сплошной стеной. Тем временем грохот все нарастал. Было ясно, что армия опустошителей продолжала свое неумолимое движение наверх. Они мчались мимо, не интересуясь судьбой нескольких нелепых человечков, которые посмели вторгнуться в их владения.

Опустошитель покрупнее появился у входа в грот. В мгновение ока он ловко просунул в пещеру длинный железный прут с крючком на конце — типичное оружие опустошителей. Габорн едва успел отскочить в тот самый момент, когда этот прут со свистом пронесся мимо, чуть не задев его.

— Биннесман! — закричал Габорн.

Опустошитель орудовал своим приспособлением с редкой ловкостью. Он, несомненно, зацепил бы Биннесмана и вытащил бы его из пещеры, но тут Габорн прыгнул на шест, к которому был прикреплен крючок. Пробежав пару шагов, он приблизился к лапе опустошителя, сжимающей прут. Габорн замахнулся и изо всей силы вонзил копье в мягкую плоть между пальцами чудовища. Опустошитель взвыл от боли.

Тут за его спиной послышалось громкое шипение, напоминающее свист ветра. Сквозь шипение можно было различить непонятное слово «Гаашт».

Это слово Йом слышала и раньше, когда колдуны-опустошители творили свои заклинания.

Темное облако вплыло в грот, наполняя его ядовитым дымом. Йом внезапно ощутила в глазах невыносимое жжение, как будто в них попали горящие искры от костра. Она затаила дыхание, не смея сделать вдох, ибо знала, что даже на поле сражения, на открытом воздухе, заклинания колдунов-опустошителей были смертельны. Здесь же, в замкнутом пространстве грота, их эффект должен был усилиться в двадцать раз.

«Думай, думай!» — говорила Йом сама себе. Габорн сказал, здесь должен быть выход, но где?

Опустошитель вытащил свой шест с крючком из грота, с грохотом протащив его по стенам. Шест был около тридцати футов в длину и шести дюймов в диаметре. Ударившись о левую стену, крюк отломал от нее кусок скалы внушительных размеров. Обрадовавшись, опустошитель снова выбросил вперед шест. Он с грохотом ударился о дальнюю стену.

— Он хочет расширить отверстие! — предупредил Биннесман.

Чтобы сказать это, волшебнику пришлось выдохнуть воздух, который был у него в легких, а вслед за этим вдохнуть. Глотнув ядовитого дыма, Биннесман привалился к стене. Из глаз его лились слезы. Он пытался достать из кармана какую-нибудь лечебную траву, но даже это незамысловатое движение давалось ему с трудом.

Зеленая женщина рванулась вперед и уже готова была вступить в битву с опустошителями, однако Биннесман удержал ее, положив ей руку на плечо.

— Не надо, — произнес он, с трудом ворочая языком.

«Пол!» — догадалась Йом. На полу пещеры были высохшие водоемы, однако не было и следа ручейка, уводящего воду из пещеры. Это означала только одно: в свое время вода уходила сквозь пол. Должно быть, выход спрятан именно там.

Она спрыгнула со своего места под потолком грота. Приземлившись на землю с высоты двадцати футов, Йом почувствовала, что повредила щиколотку. Оказавшись внизу, Йом принялась внимательно изучать края самого глубокого водоема. Жжение в глазах все усиливалось. Слезы лились ручьем, мешая смотреть. Наконец, она увидела то, что искала — тонкую трещину вдоль кромки похожего на кратер водоема. Трещина была всего лишь в фут длиной и не более дюйма шириной.

Габорн вновь оказался у входа в пещеру и вонзил копье в лапу опустошителя. Не успел он сделать это, как в пещеру просунулся еще один железный шест с крючком на конце. Даже со всеми ее дарами метаболизма Йом показалось, что шест сновал по пещере с невероятной скоростью. Изо всех сил стараясь увернуться от вражеского орудия, Габорн нанес ответный удар. В этот момент его отбросило шестом и припечатало к стене пещеры.

— Убей опустошителя! — приказал Биннесман вильде.

Волшебник стоял, прислонившись спиной к каменной стене, ловя ртом воздух и одновременно пытаясь оттащить Габорна в безопасное место.

Зеленая женщина, этот сгусток нечеловеческой энергии, вырвавшейся по воле своего повелителя, одним прыжком пересекла пещеру. На лету она помахала своим оплетенным в железо посохом, нарисовав в воздухе руну силы. Вильде ударила опустошителя по лапе. Немедленно послышался звук, напоминающий удар камня о плоть. Огромная лапа опустошителя взорвалась, разбрасывая во все стороны осколки раздробленной кости и куски разорванного мяса. Извиваясь от боли, монстр попытался выползти из пещеры. Свое оружие он бросил на землю. На несколько мгновений остальные опустошители были лишены возможности подобраться к пещере.

Йом схватила свой дротик и засунула его в крошечную щель.

Приложив небольшое усилие, она отломала кусок камня — пластину величиной с ее ладонь. Дротик почти наполовину своей длины утонул в образовавшемся углублении. Йом опустилась на колени и заглянула в дырку, куда провалилось копье. Под гротом была еще одна пещера!

У Йом почти закончился воздух. Легкие ее горели, однако она не решалась сделать вдох. Она принялась яростно колотить копьем пол вокруг щели, расширяя отверстие.

Аверан выдохнула свой последний воздух и закричала в агонии:

— Помогите, я ослепла!

Йом не могла помочь ей, она не имела права отвлечься от своего занятия. Она все вонзала пику в хрупкий камень, отламывая тут и там известняк. Даже со всеми ее дарами мускульной силы это была неблагодарная работа. Временами ей казалось, что все впустую и им никогда не удастся спастись. Острие пики затупилось, теперь Йом работала ею как ломом. Силы ее были на исходе, но она не сдавалась. Она продолжала трудиться. У входа в пещеру показался еще один огромный опустошитель. Он подхватил шест и просунул его внутрь. Орудие ударило вильде по ноге, опрокинув ее на пол.

Йом продолжала вонзать свою пику в камень. Большой обломок известняка откололся и по наклонному спуску съехал вниз.

Теперь Йом могла хорошо разглядеть нижнюю пещеру. Внизу виднелась тропа из речного камня, спускавшаяся под откос. Она вела все ниже, пока не достигла неглубокой далей, которая была похожа на дно обмелевшей подземной реки.

Йом больше была не в состоянии задерживать дыхание. Тогда она выдохнула и схватила ртом воздух. Отвратительная колдовская смесь обожгла ее горло.

Когда отравленный воздух заполнил ее легкие, ей показалось, что она слышит приказ мага-опустошителя:

— Ослепни!

Вильде ревела от ярости и размахивала посохом. Один из ударов обрушился на стену. Во все стороны полетели обломки скалы, в воздухе повисла пыль. Опустошитель, который атаковал ее, попятился назад.

В глазах у Йом рябило. Глазные яблоки пульсировали, и эта пульсация отдавалась в голове нечеловеческой болью. Казалось, сосуды, соединявшие глаза с мозгом, сковал спазм, поэтому Йом не могла сфокусировать взгляд. Ощущение было такое, будто в каждую глазницу воткнули кинжал и методически проворачивали клинок. Даже имея дюжину даров жизнестойкости, Йом практически не могла видеть.

Первым делом Йом схватила Аверан и протолкнула ее сквозь отверстие. Несколько ярдов Аверан катилась кубарем, затем перевернулась на живот и так пролетела последнюю дюжину футов. Оказавшись внизу, она принялась тыкаться во все стороны, издавая звук, похожий на мяуканье. Йом нащупала ее поклажу и столкнула узлы вслед за девочкой.

Покончив с этим, Йом закричала:

— Сюда!

Она с трудом различала очертания своих друзей. Взгляд отказывался фокусироваться. Габорн, Биннесман и вильде были для Йом в этот момент едва уловимыми тенями, которые метались в царстве боли и ужаса.

— Пригнись! — предупредил Габорн.

Йом пригнулась. Шест со свистом пролетел у нее нал головой — она скорее почувствовала, чем увидела его. Если бы не предупреждение Габорна, голова ее сейчас была бы разбита вдребезги. Йом ухватила Габорна за руку. Тот прихрамывал от боли, держась рукой за бок. Ребра его, по-видимому, были сломаны. Протащив его к выходу, Йом скомандовала: «Вперед!» Последним она схватила Биннесмана.

Зеленая женщина все еще отражала нападение у входа в грот. Еще один опустошитель просовывал голову в туннель, ведущий в пещеру, пытаясь протиснуться через узкую щель. Не успел он и наполовину просунуть голову в пещеру, как вильде прыгнула вперед и ударила его по морде. Окровавленные куски плоти усыпали грот.

Почти вслепую Йом ощупывала пол. Найдя посох, который уронил Биннесман, Йом подняла его и швырнула в отверстие. Затем она отправила вслед свой собственный мешок и скатилась под откос.

Вздохнув, она почувствовала, как легкие ее наполнились свежим воздухом. С минуту Йом лежала на животе, учащенно дыша. Она вдыхала как можно глубже, стремясь очистить легкие от заклинаний опустошителей.

— Спасительница Добра, Разрушительница Зла, ко мне! — слабым голосом позвал Биннесман.

В ответ на это из дырки в потолке кубарем вылетела зеленая женщина. Она скатилась под горку с невероятной скоростью и шлепнулась об стену с такой силой, что если бы она была человеком, то, наверное, переломала бы себе все кости.

— Давайте-ка поскорее убираться отсюда, — сказал Габорн.

Нескончаемое шествие опустошителей все еще давало о себе знать грохотом и содроганием земли. Со всех сторон раздавалось отдаленное шипение.

Йом взглянула наверх. Благодаря большому количеству даров зрения и жизнестойкости взгляд ее начал быстро проясняться. Некоторое время уйдет у опустошителей на то, чтобы прорваться в грот и обнаружить отверстие, через которое им удалось спастись. Но это задержит их ненадолго. Не было сомнения, что опустошители пустятся за ними в погоню.

Впереди простиралось русло древней реки, которая, извиваясь, уходила в недра Подземного Мира. Река давно обмелела, но на дне еще кое-где сохранилась вода. Причудливые растения, напоминающие листья капусты, покрывали стены. Мохнатые корни, переплетаясь между собой, свисали с потолка. Земля под ногами была покрыта густой порослью папоротников, из них тут и там поднимались целые острова гигантских грибов. Ровно посередине эти заросли прорезала узкая полоса, лишенная какой-либо растительности. Эта своеобразная тропа образовалась, скорее всего, благодаря ручейку воды, который в свое время протекал здесь. Другого пути у них не было. Придется использовать эту дикую тропу, чтобы спастись от преследования. Труден будет этот путь, подумала Йом. Лошадей у них больше нет, Габорн ранен, опустошители гонятся по пятам. С потолка внезапно упал сталактит, обрушившись на землю в нескольких футах от Йом.

— Похоже, это только начало. Дальше будет еще хуже, — сказала Йом.

Глава шестая

Провал

Не бойся быть лидером. Столкнувшись лицом к лицу со смертельной опасностью, люди последуют за любым, кто отважится сделать первый шаг.

Из записей Султана Овата, эмира Туулистана

— Вперед! — скомандовал Габорн. — Нельзя терять ни минуты!

«Но куда нам идти?» — подумала Аверан.

В бесконечном лабиринте ходов, прорытых опустошителями, Аверан научилась легко находить дорогу. Но в этом туннеле, созданном самой природой, лишенном каких-либо запахов, которые могли бы указать им путь, было не так-то легко сориентироваться. Так и не уловив ни одного запаха, Аверан пришла в полное замешательство. Тем временем земля продолжала дрожать под их ногами, свидетельствуя о продолжающемся наступлении войска опустошителей.

Отравленный ядовитым туманом грот остался позади.

Аверан набрала в грудь побольше воздуха, стараясь очистить легкие от заклинаний опустошителей.

— Я ослепла! — воскликнула она.

Глаза ее отказывались сфокусироваться, глазные яблоки болезненно пульсировали. Казалось, глаза ее были закрыты густой красной пеленой.

— Это пройдет, — пообещал Биннесман.

Вглядевшись в красный туман по направлению голоса, Аверан разглядела только расплывчатую фигуру в темноте. Лишь сияние, исходившее от броши, приколотой к одежде Биннесмана, позволило ей узнать волшебника. Каждый из опалов, которые участники похода взяли с собой, имел свой неповторимый цветовой спектр. Распознав цветовую гамму опала волшебника, Аверан поняла, что перед ней Биннесман. На какое-то мгновение ей удалось сфокусировать зрение и даже разглядеть его лицо. Однако кое-что показалось ей странным: белки его глаз приобрели кроваво-красный оттенок. Заклинания опустошителей еще не потеряли своей силы.

Глаза Аверан жгло, словно отравой. Она раньше и представить себе не могла такой невыносимой боли.

Наверное, белки моих глаз покраснели так же, как и у него, подумала она.

Биннесман порылся в карманах и вытащил крошечный пучок какой-то травы.

— Держи, — протянул он ее Аверан, — это светлоглаз.

Он разделил растения на несколько частей и смочил пару травинок языком. Затем быстрым движением провел по глазам Аверан. Не успел он сделать это, как Аверан почувствовала, как боль проходит. К тому времени, как Биннесман закончил врачевать остальных, зрение ее полностью восстановилось.

Аверан подхватила свою поклажу и огляделась. Бросив взгляд вверх и вниз по течению, она увидела сплошной лес из сталагмитов, вздымающихся с пола, как острые пики. Навстречу им стремились свисавшие с потолка сталактиты. Лишь в центре туннеля заросли сталагмитов прорезала узкая тропа. В свое время здесь бежал резвый поток, унося с собой все ненужное. Теперь же русло реки заросло растениями, которые Биннесман назвал щекотными папоротниками. Их листья медленно колыхались, будто их раскачивал невидимый бриз.

Аверан мысленно пыталась восстановить карту ходов Подземного Мира. Но как она ни напрягала память, в ее сознании туннели оставались запутанным клубком пряжи. Может быть, в мозгу Пролагателя Путей и хранились визуальные образы всех туннелей, но в этом Аверан была не уверена. Опустошители прокладывали ходы и находили дорогу под землей не с помощью зрения. У них не было карт. Обоняние — вот все, что им было нужно для того, чтобы ориентироваться.

Аверан снова попыталась принюхаться. Камень, из которого состояли стены туннеля, имел особое название на языке опустошителей. Это название было запахом — меловым запахом бело-голубого пещерного жемчуга. Если этот туннель соединяется с каким-нибудь другим ответвлением, проложенным опустошителями, она сможет найти его по запаху.

— Пойдемте вниз по течению, — сказала Аверан. — Я думаю, этот туннель соединяется с заброшенным проходом, когда-то давно прорытым опустошителями.

Уже сказав это, Аверан продолжала терзаться сомнениями. Даже если русло реки и выведет их в конце концов в какой-то туннель, это произойдет не раньше, чем через многие дюжины миль. На их пути могли встретиться самые неожиданные препятствия.

Габорн поднялся, хватая ртом воздух и пытаясь сфокусировать взгляд. Он тяжело опирался на свое копье, используя его как посох. Было видно, что сломанное ребро причиняет ему боль. Пару минут он стоял не двигаясь, словно ожидая, пока дары жизнестойкости и метаболизма залечат его раны.

Пока он стоял, сверху послышался свист, в котором можно было распознать ноты разочарования. Очевидно, опустошители проникли в грот и обнаружили их исчезновение.

Аверан услышала, как опустошители принялись долбить камень своими железными крюками, пытаясь прорваться вниз Габорн задумчиво взглянул на Биннесмана:

— Можешь запечатать выход из пещеры?

— Заставить обвалиться потолок было бы неразумно, — ответил Биннесман. — Кроме того, это не в моей власти.

Подумав с минуту, он добавил:

— Но маленькое заклинание не повредит.

Он пробрался к выходу из грота и спустя мгновение вернулся назад, очень довольный собой.

Сверху все еще доносилось шипение, однако звуки ударов стали более приглушенными.

— Давайте-ка убираться отсюда, — поторопил волшебник.

— А что ты сделал? — спросила Аверан.

— Как ты знаешь, есть несложное заклинание для размягчения камня, — начал объяснять Биннесман. — Когда, например, ты хочешь заставить крышу обвалиться или разрушить мост. Охранителю Земли легко заставить землю затвердеть, сделать почву твердой, как камень, а камень нерушимым, как сталь. Думаю, опустошителям придется потрудиться тут еще не один час.

— То есть тебе удалось запечатать пещеру, и им теперь не выбраться оттуда? — удивился Габорн.

— Сказать точно не могу, но давайте будем надеяться, — с лукавой улыбкой ответил Биннесман.

Габорн возглавил шествие, продираясь сквозь сталагмиты, заросли грибов и папоротников. В одной руке он нес копье, а поклажу и веревки перекинул через плечо.

Они стремительно продвигались все дальше и дальше. У каждого из них были дары метаболизма; сейчас, как никогда, они были им необходимы. Однако из всего отряда Аверан по-прежнему продвигалась медленнее всех. Она была всего лишь девятилетним ребенком, и ее ноги были короче, чем у остальных. Поэтому, пока Габорн делал два шага, ей приходилось делать целых три.

Поначалу она выбивалась из сил, стараясь не отстать, но вскоре Габорн сам замедлил шаг. Благодаря всем принятым им дарам раны его уже начали заживать, однако боль, которую причиняло сломанное ребро, все еще терзала его.

Туннель уводил их все ниже и ниже. Часто на их пути встречались обширные углубления в полу — когда-то здесь были подземные озера. Большинство из них высохли, но в некоторых еще осталось немного воды. Приглядевшись, Аверан могла различить на дне скрабберов — животных наподобие слепых ящериц с передними конечностями, похожими на крылья. Казалось, они не плавали, а летали под водой. Через такие водоемы Аверан бежала во весь опор, разбрызгивая воду. Она боялась, что животные ее укусят.

Кое-где расстояние между стенами становилось совсем маленьким — там, где в свое время вода обрушивалась вниз. В таких местах тропа была не так сильно засорена растительностью и грибами. Фауна была представлена очень скудно — огромные серо-зеленые пещерные слизняки не спеша ползали, кормясь речным папоротником, являясь в свою очередь добычей мелких крабов-слепцов. Живности покрупнее не наблюдалось. Даже Аверан не могла обнаружить никаких опасных животных.

Мы еще не спустились достаточно глубоко, подумала она. Опасность поджидает нас гораздо ниже.

Их путь пролегал по пустынной местности. Здесь царила прохлада, поэтому растительность была достаточно скудной, ведь многие растения Подземного Мира могли существовать только в тепле. Из-за отсутствия корма животных тоже было мало. Уже пройдя много миль, они все еще слышали, как земля дрожит и грохочет от нескончаемого шествия опустошителей. Постепенно звук становился все более отдаленным.

Вскоре проход начал сужаться. Двигаясь дальше, они наконец достигли самого узкого места, где сталактиты свисали с потолка, образуя целый лес из колонн. По сталактитам струилась вода и капала вниз. Расстояния между колоннами были настолько узкими, что отряду пришлось выстроиться в цепочку. Один за другим они осторожно протискивались между колоннами, выбирая проходы пошире. Когда препятствие осталось позади, Биннесман обернулся.

— Аверан! — позвал он. — Попробуй-ка нарисовать ту руну, о которой я говорил тебе. Посмотрим, справишься ли ты…

Он начертил руну пальцем на стене.

— Итак, — сказал Биннесман, — нарисуй руну острием своего посоха. Пока будешь чертить линии руны, представляй свою силу и могущество твоего посоха. Представляй также, что под воздействием этой силы колонны сливаются в сплошную стену.

Руна, которую начертил Биннесман, была знакома Аверан. Она много раз видела ее вырезанной на степах каменных домов и на степах крепостей.

Простолюдины изображали этот знак, особо не задумываясь о его истинном значении. Люди надеялись, что волшебство руны защитит их от опасности. Однако если данная руна была начерчена рукой Охранителя Земли, она приобретала свойства могущественного заклинания.

Аверан знала и то, что не каждый Охранитель Земли обладал достаточной силой.

Биннесман, например, мог пронзать взглядом камень и видеть вещи, находящиеся на расстоянии многих миль. У Аверан же не было дара камневидения, но в то же время она замечала за собой способности, о которых не ведал даже сам Биннесман.

Очевидно, старый волшебник хотел подтолкнуть ее к развитию пока еще скрытых способностей.

Аверан закрыла глаза. Почти инстинктивно начертив руну, она призвала всю свою силу, вложила всю свою мощь в начерченный знак. Рука ее задрожала от напряжения.

— Закройся, — шептала она. — Закройся!

Начертив последнюю линию в руне, Аверан уже хотела опустить посох, но тут, помимо ее воли, посох сам начертил еще три волнистые линии внутри руны.

Внезапно Аверан почувствовала себя очень странно. В тот момент посох закончил чертить три волнистые линии, и ей показалось, будто руна втянула в себя всю энергию, которая была в ее теле.

У Аверан потемнело в глазах, и она рухнула на землю.

Через несколько мгновений Аверан пришла в себя. Голова у нее кружилась. Казалось, будто на голову ей надели железный обруч. Мозг пронзала невыносимая боль.

Габорн склонился над девочкой, неустанно повторяя:

— Аверан! Аверан, проснись!

Ома огляделась. Все смотрели то на нее, то на узкую стену позади них. Биннесман стоял, обратившись лицом к колоннам, изучая их с предельным вниманием.

— Как ты, дитя мое? — спросил Габорн.

Аверан попыталась сесть, но была очень слаба. Ноги отказывались слушаться, а руки, казалось, были сделаны из масла. Даже если бы она бежала весь день без остановки, и то не чувствовала бы себя настолько уставшей.

— Хорошо, — ответила она, пытаясь подняться.

Сумев наконец-то сесть, она почувствовала, что боль внутри головы, где-то в области глаз, усилилась.

Головокружение стало таким сильным, что ей показалось, будто сейчас она снова потеряет сознание. Не в силах даже думать, Аверан сидела, глядя перед собой.

Но вот постепенно мышцы ее снова начали обретать силу.

— Очень хорошо, — приговаривал Биннесман, — очень хорошо. Тяжеловато для первого раза, но какой потрясающий результат. Хочешь взглянуть на свою работу?

Он отступил в сторону, и Аверан застыла от изумления. Просветы между колоннами исчезли без следа. Казалось, сталактиты стали мягкими, податливыми, как глина, и, соединившись друг с другом, намертво затвердели, как твердеет цемент. Поверхность серого камня блестела, словно глиняный горшок, обожженный в печи.

— Что я сделала? — спросила Аверан.

Биннесман изумленно покачал головой, затем рассмеялся:

— Некоторые колдуньи из даскинов могли силой желания изменять форму камня. Используя эту свою способность, они создали великий Разлом в Гередоне, а также разделили континенты. Эта самая редкая из Сил глубокой земли. Я никогда не слышал о человеке, который обладал бы подобной силой. Похоже, ты в некоторой степени владеешь этим мастерством.

Аверан уставилась на каменную стену словно громом пораженная.

Биннесман постучал по стене посохом и прислушался, словно ожидая услышать эхо.

— Для опустошителей твоя стена будет серьезным препятствием, которое, пожалуй, задержит их надолго. Я даже думаю, они оставят попытки прорваться сквозь стену и начнут рыть новый туннель, чтобы обойти ее стороной. А теперь пойдем дальше.

Аверан с трудом поднялась на ноги. Все остальные уже пошли вперед, только Биннесман остался рядом с Аверан, не сводя с нее глаз, боясь, как бы она снова не упала. Она бы и упала, если бы вовремя не оперлась на посох.

— Когда мы остановимся в следующий раз, мы попрактикуем твое новое умение. Если у тебя, конечно, будут на это силы. Попробуем создать предмет поменьше размером.

— Хорошо, — ответила Аверан, хотя на самом деле ей казалось, что она больше никогда в жизни не захочет применять это заклинание.

Не прошли они и полмили, как пол пещеры неожиданно кончился и они оказались у бездонной пропасти.

Габорн заглянул вниз, туда, куда уходило русло древней реки. Здесь, по-видимому, когда-то был водопад. Стены шахты поросли щекотными папоротниками и червь-травой. Аверан осторожно подошла к краю пропасти и тоже посмотрела вниз. Первые четверть мили она еще могла что-то разглядеть. Дальше, казалось, туннель уходил куда-то вбок, но сказать точно было трудно, ответвление находилось слишком далеко, на таком расстоянии было уже ничего не видно. Аверан взглянула Габорну в глаза, как бы спрашивая, рискнут ли они спуститься вниз.

— Земля предупреждает: мы должны бежать отсюда, — сказал Габорн. — Пока я не вижу другого выхода.

Аверан опустила руку в пропасть и прикоснулась к одному из щекотных папоротников. Листья растения мягко дотронулись до ее руки. Потянув за них, Аверан легко вытащила папоротник из земли.

— Пытаться ползти вниз по скале, цепляясь за папоротники — дело небезопасное, — заметила она. — К тому же здесь скользко.

— Мы справимся, — ответил Габорн.

Оглядев поклажу и веревки, разложенные вокруг, Габорн начал привязывать веревки одну к другой. Через некоторое время он держал в руках длинную связку. Одним концом Йом примотала ее к ближайшему сталагмиту.

— Дай-ка я взгляну на твои ребра, — сказал Биннесман Габорну.

— Не надо, — возразил тот. — Рана уже почти зажила.

Тем не менее Биннесман подошел к нему, расстегнул кольчугу и стащил ее с Габорна. Приподняв тунику, волшебник принялся осматривать повреждения. Весь бок представлял собой сплошную кровавую рану на фоне огромного черного синяка.

— На самом деле все не так плохо, — оправдывался Габорн. — Ранение не слишком серьезное и почти не причиняет мне боли, несмотря на его ужасный вид.

— Это хорошо, — ответил Биннесман. — Ибо если бы рана была настолько плоха, какой кажется с первого взгляда, ты бы уже давно был мертв.

Подержав кончики пальцев на расстоянии пары дюймов от раны, Биннесман поморщился и пробормотал:

— Как я и думал — четыре сломанных ребра. Даже со всеми твоими дарами они не заживут еще пару дней. Как ты умудрился попасть под этот удар — вот чего я не понимаю.

— Я слишком доверился глазам. Следовало больше слушать свое сердце, — ответил Габорн. — Я почувствовал предупреждение, которое посылала мне Земля, приказывая увернуться от удара, но сам я не увидел опасности — и вот копье настигло меня.

— Пусть это будет тебе уроком, — сказал Биннесман. — Всегда делай так, как подсказывает тебе Земля. Забудь о том, что говорят тебе глаза, и не доверяй своим мыслям.

Биннесман порылся в карманах и вытащил веточку донника. Покрошив ее в руках, он сдул снадобье с ладони прямо в рану.

Закончив лечить Габорна, Биннесман поднял с земли его кольчугу. Поразмыслив мгновение, волшебник швырнул ее в провал. Снизу донеслось постепенно удаляющееся звяканье металла.

— Что ты делаешь?! — взвился Габорн.

— Тяжелая кольчуга помешает тебе карабкаться вниз, — ответил Биннесман. — Когда мы окажемся внизу, нам не составит труда найти ее.

Закончив связывать веревки, Йом и Аверан переглянулись. Затем все, не сговариваясь, посмотрели в сторону пропасти.

— Кто пойдет первым? — тревожно спросила Йом.

Габорн подошел к краю пропасти и швырнул свое копье вниз. Услышав, как оно стукнулось о дно, он следом бросил мешки. Наконец, он швырнул вниз конец веревки и без всякого предупреждения прыгнул вниз. От неожиданности у Аверан перехватило дух.

Проделав в воздухе замысловатый пируэт, Габорн ухватился за край веревки и принялся стремительно спускаться вниз, напоминая бегущего по стене паука. С его количеством даров мускульной силы и грации это было несложно.

Биннесман удивленно приподнял бровь. Судя по всему, рана Габорна действительно была не столь безнадежна, как казалось на первый взгляд.

Аверан подошла к краю пропасти и вгляделась вниз. Она покрепче ухватилась за посох. Девочке не хотелось выпускать его из рук. Но ползти вниз, держа посох в руках, было невозможно. Драгоценный посох не был ничем защищен. Она планировала вырезать на нем руны защиты, но до сих пор ей не представилась такая возможность. Надо будет сделать это как можно скорее, подумала Аверан. Ядовитое дерево, из которого был сделан посох, само выбрало ее. Девочка чувствовала, что в каком-то смысле посох стал частью ее.

Пока Аверан размышляла, что ей делать, Биннесман швырнул свой посох вниз. Затем он приказал вильде сделать то же самое.

— Давай, бросай, — подбодрил он Аверан. — Дерево знает тебя. Посох будет ждать тебя внизу.

Скрепя сердце она отпустила посох. Аверан переживала, что он может удариться о каменную стену и поцарапаться, но у нее не было другого выбора.

Они опускались все ниже и ниже. Первым двигался Габорн, за ним следовала вильде, затем Биннесман и Йом. Аверан спускалась последней.

Ползти вниз оказалось делом нелегким. На протяжении первой сотни ярдов Аверан просто-напросто вцепилась в веревку и, осторожно перебирая руками, ярд за ярдом спускалась вдоль стены. Однако внезапно веревка закончилась. Это произошло гораздо быстрее, чем девочка ожидала.

Когда Аверан пришлось наконец отпустить веревку, ужас захлестнул ее. Веревку придется оставить здесь навсегда, и когда в следующий раз она потребуется им, ее уже не будет под рукой.

— Давай, не медли, — подбадривала Йом. Она была как раз под Аверан. — Не робей! Если ты упадешь, я поймаю тебя.

У Аверан бешено забилось сердце. Несмотря на то что у нее было большое количество даров мускульной силы, ей с трудом удавалось удерживаться на стене, используя в качестве опоры лишь углубления в скале. Аверан казалось, будто она вот-вот сорвется в пропасть. Вода, которая в течение многих лет обрушивалась вниз по скале, отполировала стену настолько, что нашей практически не осталось выступов, за которые можно было бы зацепиться. Росшие повсюду щекотные папоротники только добавляли проблем при спуске, и без того крайне рискованном. Полагаться на зрение было бесполезно. Чтобы увидеть следующий уступ, за который можно зацепиться, надо было смотреть вниз, а это могло привести к потере равновесия. Поэтому Аверан приходилось ползти вслепую, следуя скорее своей интуиции.

Папоротники создавали больше всего проблем при спуске. Их внешний вид, создававший на первый взгляд впечатление устойчивости, был обманчив. Казалось, они могут предложить надежную опору. Стоило Аверан зацепиться за кустик папоротника, как у нее появлялась хрупкая надежда, что он позволит ей некоторое время удержаться на стене. Однако почти сразу же обнаруживалось, что корни растения недостаточно глубоко проросли в землю и были не способны удержать даже вес ребенка, каким была Аверан. Некоторые папоротники отрывались сразу, без всякого предупреждения, оставляя ее беспомощно цепляющейся за скалу в поисках опоры.

Руки и ноги у Аверан были короче, чем у других, поэтому ей требовалось больше времени, чтобы нащупать углубления в скале.

Заметив, насколько тяжело Аверан дается спуск, Биннесман пропустил вперед Йом, а сам поднялся немного выше, чтобы оказаться как раз под девочкой. Когда она снова оказалась в шатком положении, Биннесман поддержал ее ногу, сорвавшуюся с уступа. Весь дальнейший путь волшебник продолжал двигаться непосредственно под Аверан, подбадривая, успокаивая и подстраховывая ее.

— Не беспокойся, — говорил он, — положись на меня. Я не дам тебе упасть.

Аверан собрала волю в кулак и продолжала упорно ползти вниз, осторожно переставляя руки и ноги.

С тех пор как конец веревки остался позади, они спускались уже четверть мили, затем еще четверть мили. Время от времени туннель ответвлялся то в ту, то в другую сторону, и каждый раз Аверан не решалась посмотреть вниз. Их путь уводил их все глубже и глубже.

Ярд за ярдом отряд продвигался дальше.

В какой-то момент, когда она нащупала ногой очередное углубление в скале, Габорн предупредил:

— Аверан, остановись! Возьми немного вправо.

Габорн находился далеко внизу и при всем желании не мог бы разглядеть опасности, которая угрожала девочке, — будучи Кролем Земли, он просто почувствовал ее. Аверан последовала его совету. Таким же образом Габорн время от времени направлял остальных участников отряда.

Они ползли вниз вот уже больше мили. Казалось, этот спуск никогда не закончится. У Аверан болело все тело от усталости и напряжения.

Тем временем земля продолжала дрожать. Издалека по-прежнему доносился звук, похожий на отдаленный гром. Это армия опустошителей маршировала сквозь Подземный Мир.

Самым невероятным казалось то, что никто из участников похода до сих пор не сорвался вниз. То, что им удалось продвинуться так далеко без особых потерь, казалось Аверан редкой удачей. Даже учитывая постоянную помощь Габорна и большое количество даров, имевшихся у каждого из них, девочка считала чудом, что все они до сих пор не упали со скалы.

Через некоторое время Габорн обнаружил каменистую площадку. Это был первый достаточно большой выступ, встретившийся им на пути. Здесь они устроили привал. Последней на площадку спустилась Аверан. Она осторожно преодолела последнюю пару ярдов и присоединилась к своим товарищам.

Йом прислонилась головой к каменной стене. На лице ее застыло выражение страха. Габорн примостился рядом с ней, тяжело переводя дыхание. Биннесман отодвинулся подальше от обрыва, избегая смотреть вниз, а вот вильде подошла к самому краю и уставилась в пропасть.

Уступ, на котором они разместились, выдавался вперед всего на три-четыре фута. В другое время Аверан пришла бы в ужас от одной мысли о том, что надо стоять так близко к пропасти. Но теперь этот короткий отдых казался ей райским блаженством. Она посмотрела наверх, в бесконечную темноту.

Стоит опустошителям прорваться через построенную Аверан стену, и они настигнут беглецов в мгновение ока. Опустошители умели прекрасно лазать по скалам. Цепляясь за выступы передними лапами и всеми четырьмя ногами, они могли продвигаться вверх и вниз по каменным склонам гораздо быстрее, чем человек. Размеры шахты позволяли даже достаточно крупному опустошителю беспрепятственно спускаться по ее стенам.

Аверан представилось, что там, наверху, полно опустошителей, и от этой мысли ей захотелось как можно скорее продолжить спуск.

— Как только опустошители появятся наверху у входа в шахту, все, что им нужно будет сделать — это бросить вниз камень побольше. Он сметет нас со стены, как мух, и отправит вниз на верную смерть, — вслух подумала Аверан.

— Как только сброшенный камень тебя настигнет, тебе уже не придется бояться упасть и разбиться насмерть, — попытался пошутить Биннесман.

После этого замечания все поспешили покинуть каменистую площадку и продолжить спуск. Габорн первым встал с места. Все остальные вскоре последовали за ним. От напряжения у Аверан ломило все тело. Кожа на пальцах рук была содрана до крови. У других дела шли не лучше. Каждый из них оставлял за собой полоски крови на каменной стене. Аверан попыталась отключить свое сознание, чтобы игнорировать боль.

Спустя еще полмили Габорн внезапно подал голос:

— Стойте! Здесь нет дна.

— Что значит «нет дна»? — опешила Йом.

— Я не вижу дна, — растерянно ответил Габорн. — Шахта просто уходит в никуда…

Аверан замерла на месте, покрепче ухватившись за выступ в скале. Щекотные папоротники продолжали медленно колыхаться. Их легкие прикосновения напоминали поглаживание кожи гусиным перышком.

Аверан попыталась посмотреть вниз, однако Биннесман и зеленая женщина закрывали ей обзор. Опалы продолжали пучками света выпускать скрытый в них огонь, поэтому вся шахта вокруг них была наполнена разноцветным свечением. Однако свет не проникал дальше, чем на дюжину ярдов. Все же Аверан смогла разглядеть то, о чем говорил Габорн. Шахта резко заканчивалась, и под ней открывалась пропасть, которая казалась бесконечной.

Аверан прильнула к стене. Сердце ее бешено билось, а лоб покрывал холодный пот. Ноготь на ее левом мизинце сломался и болтался, готовый в любой момент оторваться.

Девочка пару раз подвигала пальцем туда-сюда, и ноготь отвалился. Она покрепче вжала ноги в углубления, служившие ей опорой, и прислонила голову к каменной стене, с трудом сдерживая слезы. Ноги и руки у нее предательски дрожали.

«А пауки устают ползать по стенам?» — подумали Аверан.

Она услышала, как Габорн полез дальше. Подобравшись к кромке шахты, он крикнул:

— Я вижу внизу воду!

Кровь стучала у Аверан в висках. Она принюхалась и отчетливо различила запах воды. Только теперь девчушка осознала, что почувствовала этот запах еще раньше. В течение последних пары часов он становился все сильнее. Одним из признаков присутствия воды был конденсат, выступавший на стенах. Кое-где по скале даже стекали струйки воды. Основная же масса воды находилась внизу — огромное озеро, богатое сероводородом.

«Наши вещи!» — уныло подумала Аверан. Мы бросили рюкзаки и оружие вниз. Теперь они, конечно же, глубоко под водой. А наша провизия! Все пропало. Одна только мысль о том, что все их метки потеряны, заставила Аверан ослабеть. Ей оставалось лишь надеяться, что ее посох остался на плаву. Стоит ей поискать его на поверхности озера, и она непременно найдет его.

Посох был не просто предметом, но фундаментом, на котором держалось все ее мастерство. Аверан понимала, что, даже потеряв все остальное, она будет жива до тех пор, пока посох с ней.

— Деваться некуда, придется прыгать! — заявил Габорн. — Там внизу озеро, я даже вижу берег.

— Подождите! — воскликнула Аверан. — В воде могут жить чудовища. Кто знает, что там водится?

Однако Габорн не стал медлить. Он оттолкнулся от стены и полетел вниз. Внимательно прислушиваясь, Аверан принялась медленно считать про себя. Наконец, она услышала отдаленный всплеск.

К тому моменту как послышался этот обнадеживающий звук, Аверан успела досчитать до восьмидесяти девяти.

Восемьдесят девять секунд, подумала она, тут же сообразив: Нет. У меня двенадцать даров метаболизма, поэтому нужно разделить это число на двенадцать. Похоже, прошло всего лишь семь секунд. Какое расстояние можно пролететь за семь секунд?

Аверан подумала, что падать придется далеко.

«Какие монстры могут населять это озеро?» — спрашивала она себя.

Аверан ела мозг нескольких опустошителей и благодаря этому узнала много чего о Подземном Мире. В озерах тут водились скрабберы. Возможно, и здесь они были, если только не стали добычей рыбы-слепца.

Идуменское озеро, например, кишело рыбами-слепцами: там были огромные угри футов в тридцать длиной, способные целиком проглотить ребенка, а также усатые рыбы размером со среднюю лодку. Еще там водились существа, которые сложно было назвать рыбой, но они, несмотря на их форму, были не менее опасны. Например, плавучие желудки сгустки желеобразной субстанции, которые вживлялись в вашу плоть и принимались вас переваривать.

«Что самое худшее из того, что может случиться?» — продолжала размышлять Аверан. И тут она поняла, что все ее страхи не имели под собой достаточных оснований. Габорн — Король Земли — был с ними. Он не допустит, чтобы они прыгнули прямо в объятии смерти. В худшем случае Аверан отделается парой укусов надоедливых скрабберов.

Девочка зажмурилась и прыгнула. К тому времени Йом уже была внизу. Они прыгали по очереди, давая возможность тому, кто прыгнул раньше, отплыть в сторону. Биннесман приказал вильде тоже прыгнуть. Не успел он договорить, как зеленая женщина с готовностью скакнула в пропасть.

— Я плохо плаваю… — прошептала Аверан Биннесману.

Волшебник усмехнулся:

— Не беспокойся, дитя мое. Я плаваю, как пробка. Давай я прыгну первым, а ты досчитай до пяти и прыгай вслед за мной. Я помогу тебе выплыть на берег.

Аверан приготовилась к прыжку. Посмотрев вниз, она увидела, как Биннесман ползет вниз, к обрыву. Внизу уже светились всеми цветами радуги опалы Габорна и всех остальных. Все члены отряда бултыхались в просторном круглом водоеме, по форме напоминающем цистерну. Во все стороны от них расходились волны. Габорн направился к груде камней рядом с дальней стеной. Сцена, представшая глазам Аверан, выглядела почти идиллической — как ночное купание любителей поплавать в темноте.

Биннесман оттолкнулся от стены и прыгнул вниз. На короткое мгновение Аверан увидела его лицо в свете своего опалового кольца. Лицо волшебника было совершенно спокойно. Он перекувырнулся в воздухе, расставив руки в стороны. Затем темнота поглотила его. Аверан принялась считать. И тут вдалеке она услышала звук, который заставил ее сердце биться еще быстрее — это было шипящее дыхание опустошителя.

«Где он?» — лихорадочно соображала Аверан. Прячется внизу среди камней?

Она наклонила голову, напрягая слух. Благодаря ее дарам слуха все шумы казались неестественно громкими, как бы усиленными во много раз.

Нет, этот звук донесся сверху, поняла Аверан.

— Опустошители! — что есть мочи закричала она.

Не дав Биннесману обещанных пяти секунд, Аверан тут же прыгнула в озеро.

* * *

Полет сквозь темноту казался бесконечным. Аверан никогда не прыгала в воду с такой высоты. Нечто подобное случилось с ней только однажды, когда она упала в пруд со старого дерева в Визебруке.

Она летела вниз, свернувшись в клубок, обхватив колени руками. Досчитав почти до ста, она ударилась о поверхность воды.

Аверан погружалась все ниже и ниже. Вода оказалась на удивление теплой. Девочка задержала дыхание, изо всех сил стремясь выплыть наверх. В свете опалового кольца Аверан пыталась пронзить взглядом толщу воды. Рыбы-слепцы, тощие, как щуки, сновали вокруг. Их напугало внезапное появление существа размером почти с них, и в то же время любопытство влекло их туда, где послышался всплеск.

Аверан изо всех сил гребла, пытаясь всплыть на поверхность. Туника насквозь промокла и тянула ее вниз. Девочка уже подумывала о том, чтобы сбросить ее. Но потерять тунику означало бы остаться беззащитной, ведь это была особая волшебная одежда, которая защищала и укрывала ее.

Итак, она продолжала грести. Наконец Аверан всплыла на поверхность и принялась отчаянно барахтаться. Внезапно рука ее нащупала что-то твердое, за что она тут же ухватилась.

Стоило Аверан прикоснуться к предмету, который попал ей в руки, как ее пронзила струя энергии невиданной силы. Девочка поняла, что нашла свой посох.

С минуту она продолжала плавать по поверхности озера, не веря своей удаче. Аверан чувствовала, это более чем случайность.

Я хотела, чтобы мой посох вернулся, и он пришел ко мне, сказала Аверан себе.

Тут к ней подплыл Биннесман.

— Держись за мою руку, дитя! — сказал он.

— Опустошители. Я слышала звуки их дыхания у входа в шахту, — прошептала Аверан.

Биннесман ничего не сказал. Вместо ответа он сунул ей в руку свой посох.

— Вот, держись за него, — сказал он.

Они поплыли к берегу. Биннесман тащил за собой Аверан, которая крепко держалась за оба посоха.

Девочка знала, что опустошители не умеют плавать. Оказавшись в воде, они неизбежно начинали тонуть. Однако стоило им только коснуться дна, как они снова могли передвигаться: опустошители умели ходить по дну, как по суше.

Оценив размеры озера, Аверан поняла, что опустошитель вполне мог бы выбраться из него, идя по дну. Но откуда было опустошителям знать об этом. Они могли хорошо различать предметы под землей примерно на расстоянии сотни ярдов, но все то, что лежало за пределами этого расстояния, казалось им просто размытым пятном. Они не смогут распознать, какую форму имеет озеро. Единственное, что они смогут почувствовать — это запах воды вместе с запахом каменных стен. Будет ли запах камней достаточно сильным, чтобы позволить опустошителям оценить размеры озера? Рискнут ли они пуститься за ними в погоню, спрыгнув в воду?

Аверан не могла сказать наверняка. Опустошители могли вести себя очень отважно. Шкура опустошителей была очень твердой, она служила им настоящей броней. Кроме того, они обладали чудовищной силой и выносливостью. Все это давало им ощущение неуязвимости.

Некоторые из них отважатся отправиться вслед за беглецами — теперь Аверан была в этом уверена. Она и сама не сразу поняла, откуда вдруг взялась эта уверенность. Но стоило ей внимательно прислушаться к себе, как все стало ясно. Хитроумный Проглот — она смаковала его мозг всего пару дней назад, был воином-опустошителем. Аверан хорошо запомнила, какие чувства он испытывал по отношению к людям. Это было зловещее сочетание страха и ненависти, смешанное с таким ненасытным аппетитом, который — Аверан знала — непременно побудит опустошителя при любых обстоятельствах напасть на человека.

Габорн прокричал с берега:

— Насчет поклажи не беспокойтесь — я уже вытащил из воды все мешки. Скорее сюда!

Значит, наши рюкзаки не утонули, с облегчением подумала Аверан.

Их оружие — вот что было безвозвратно потеряно. Аверан принялась работать ногами, помогая Биннесману быстрее выбраться на берег. Через пару минут они вышли из воды. Свет опалов отражался от набегавших на берег волн, посылая лучи во все стороны. Капли воды, покрывающие стены, наполнились хрустальным светом и стали похожи на сияющие жемчужины.

Не успели они добраться до берега, как огромный опустошитель вылетел из шахты и обрушился в воду, подняв в озере целую бурю. Гигантские волны начали накатываться на берег, накрывая беглецов с головой.

— Скорее, сюда! — закричал Габорн, указывая на темную арку, куда уходило русло древней реки.

— Подождите! — возразила Аверан. — Мы должны убить опустошителя. Если те, которые ждут наверху, не унюхают его смерти, они обязательно последуют за ним.

— Нет, надо бежать! Скорей! — приказал Габорн.

— Пойдем, дитя, — сказал Биннесман. Он оттащил ее подальше от воды. — Бери свой рюкзак.

Мешки кучей лежали на берегу.

Аверан забросила рюкзак за спину. Биннесман бросил вильде ее рюкзак и потянулся за своим. Волшебник выглядел уставшим. У Биннесмана было столько же даров метаболизма, сколько и у Аверан. Но даже при этом движения его не были такими быстрыми. Это объяснялось его преклонным возрастом.

Отверстие, ведущее в туннель, зияло подобно черной пасти. У входа Габорн остановился.

— Биннесман! Бежим! — закричал он, как только волшебник собрался накинуть на плечи свой рюкзак.

Биннесман бросил поклажу и помчался прочь как раз в тот момент, как нечто огромное и ужасное вырвалось из воды.

Ни одно живое существо не может двигаться так быстро, подумала Аверан.

Даже со всеми ее дарами метаболизма девочке показалось, что опустошитель выскочил из озера с такой молниеносной скоростью, с какой способна двигаться лишь электрическая искра. Вода струилась по его лопатообразной голове, лилась потоками вниз по туловищу и расплескивалась по каменному берегу.

Биннесман кинулся ему навстречу, выставив вперед свой посох. На лице его застыла маска ужаса. Не успев даже толком осознать, что опустошитель был вооружен, Аверан увидела, как темный силуэт его клинка — огромного куска стали примерно в двадцать футов длиной — прорезал воздух.

В следующий миг послышался звук металла, разбивающего дерево. Раздался хруст костей. Биннесман отлетел на сорок футов назад.

— На помощь! — завопила Аверан.

Она воздела к небу свой посох, пытаясь защититься. Опустошитель нависал над ней, распахнув свои исполинские челюсти. Он так широко разинул рот, что, казалось, мог бы проглотить торговый воз. На лапах чудовища мерцали бледным голубым светом следы рун. Никогда прежде Аверан не встречала такого страшного монстра. Казалось, один его вид способен был принести смерть. Запах опустошителя окутал ее со всех сторон, и его имя, подобно тени, вдруг просочилось в отдаленный уголок ее сознания. Этот опустошитель был известен каждому из тех, мозг которых она пробовала. Его имя произносилось со страхом и трепетом: Посланник Тьмы. Среди всех слуг Великой Истинной Хозяйки этот был наиболее коварным и неуловимым. От ужаса у Аверан помутился рассудок.

Опустошитель помедлил с долю секунды. Казалось, монстр хотел рассмотреть ее. Затем со свистом занес свой клинок, чтобы разрубить Аверан пополам.

Аверан перестала что-либо соображать. Биннесман куда-то делся, а она сама онемела от страха и больше ничего не чувствовала.

— Прыгай вбок! — закричал Габорн.

Как во сне, Аверан бросилась в сторону.

Клинок опустошителя, не задев ее, с шумом рассек воздух. Вдруг что-то промелькнуло в воздухе у нее над головой. Издавая истошный визг, фигура стремительно неслась навстречу опустошителю.

— Крови! — вопила вильде.

Она замахнулась посохом, словно намереваясь хорошенько отдубасить Посланника Тьмы. Но так же внезапно, как она бросилась в атаку, опустошитель отпрыгнул в сторону. Он приземлился на стену и пополз вверх, перебирая ногами, как паук. Одновременно он принялся посылать потоки информации в форме запахов. Аверан уловила запахи, обозначающие «вильде», «я в растерянности», за ними следовало предупреждение: «это существо несет смерть».

Посланник Тьмы продолжат карабкаться вверх по стене, шевеля щупальцами. Зеленая женщина гналась за ним, завывая от досады. Она бросила свой посох, зацепилась за небольшой выступ и принялась ползти вслед за монстром.

Стены пещеры были покрыты отложениями известняка. Щекотные папоротники покрывали их сплошным слоем, напоминая ковер из мха. Местами камень был белый и маслянистый, как сливки. Попадались также и участки нежно-золотистого цвета, как мед. В течение многих веков отложения сформировали на стенах причудливые фигуры. Зеленая женщина проворно карабкалась вверх по стене. Посланник Тьмы продвигался все дальше и дальше, пока не достиг потолка пещеры, где он прицепился к камню и повис, напоминая жирного паука.

Вильде продолжала завывать, как раненый волк.

— Крови! Крови! — повторяла она.

Она доползла до потолка и начала метаться, ища след своей добычи. И тут без всякого предупреждения Посланник Тьмы совершил невероятный прыжок. Ослепительной вспышкой он пролетел целых шестьдесят футов и снова прилепился ногами к потолку. Очутившись рядом с вильде, он схватил ее и с размаху ударил о стену. Аверан показалось, что она услышала звук ломающихся костей. Вильде завопила от ярости. Затем опустошитель швырнул ее обратно в озеро. На мгновение воцарилась полная тишина. Не было слышно ничего, кроме звука волн, лижущих каменный берег.

Посланник Тьмы с утомленным видом изучал отряд. Его щупальца тревожно подрагивали в воздухе.

Внезапно вильде всплыла на поверхность, отчаянно плескаясь и визжа от гнева.

Посланник Тьмы развернулся и поспешно скрылся в шахте.

Он ушел, с облегчением подумала Аверан. Однако она знала, что передышка продлится недолго.

— Аверан, Биннесман! — позвал Габорн.

Биннесман не должен погибнуть. Ведь ему предназначено быть моим учителем, подумала Аверан.

Но было ей известно и то, на что был способен клинок опустошителя. Огромный обломок металла весил сотни футов. Хоть он и не был заточен так остро, как меч, и не мог разрубить человека пополам, но вот переломать ему все кости — на это оружие опустошителя было способно.

Аверан видела раньше трупы людей, убитых опустошителями — тела, разорванные на куски — голова здесь, руки там, кругом море крови. Внутренности, висящие на ветвях деревьев, как колбасы, вывешенные на стропилах деревенской гостиницы.

Вильде продолжала неистовствовать. Зеленая женщина изо всех сил гребла к берегу и ревела, как раненое животное. Аверан показалось удивительным то, что вильде вообще выжила.

Дрожа всем телом, Аверан поднялась на ноги. Она не хотела смотреть в ту сторону, где лежал Биннесман. Она опасалась, что зрелище, которое она увидит, будет подобно картине виденных ей раньше смертей от рук опустошителей. Ей представились мертвые глаза Биннесмана, глядящие в пустоту. Она боялась увидеть его тело раздробленным и изуродованным.

— Биннесман! — позвал Габорн, рванувшись вперед.

Тут Аверан все-таки пришлось поднять взгляд.

Биннесман лежал в пещере, распластавшись на спине. В липе его не было ни кровинки, он был бледен смертельной бледностью. Пальцы его дрожали в предсмертных судорогах, изо рта и из носа текли струйки крови. Каким-то чудом его тело осталось целым, несмотря на то что удар опустошителя был нанесен ему в грудь.

— Ты жив? — недоверчиво взглянула на него Аверан.

— Рад слышать, — ответил Биннесман.

Но то огромное усилие, которое потребовалось ему, чтобы произнести эту незамысловатую шутку, говорило лишь об одном: дела у волшебника плохи. Из глаз его текли слезы.

Нет, он не жив, поняла Аверан. Но пока еще и не мертв. Он умирает.

Она опустилась на колени и крепко стиснула его руку в своих ладонях. Биннесман судорожно хватал ртом воздух. Видно было, что дышать ему становилось все труднее и труднее.

Сзади появился Габорн.

Аверан подняла глаза и взглянула на него. От шока тот был белым как мел. Вслед за Габорном к ним медленно подошла Йом.

— Почему ты не побежал? — спросил Габорн.

Биннесман ответил:

— Вот уже сотню лет я был самым мудрым человеком из тех, кого я знаю… — Тут его речь была прервана приступом кашля, при этом изо рта у него хлынула кровь. — Мне было трудно последовать чьему-то совету.

Йом стояла за спиной у Габорна и, не отрываясь, смотрела на Биннесмана. Глаза ее были наполнены болью.

Рука Биннесмана задрожала, и Аверан снова взглянула ему в глаза. Волшебник с мольбой смотрел на свою ученицу.

— Осталось мало времени. Принеси мой посох, — сказал Биннесман.

— От него остались одни щепки, — ответила Аверан.

И вдруг в ее душе зародилась отчаянная надежда, что, даже раздробленный на кусочки, посох сможет исцелить Биннесмана. Аверан бросилась к тому месту, где лежали обломки посоха. От удара Посланника Тьмы посох как бы взорвался изнутри, разбросав щепки во все стороны. Необходимо было вновь собрать посох воедино. Аверан немедленно принялась за работу. Она старалась не пропустить ни одной щепки, ни одного кусочка. В каждом из них была заключена мощь земли, а в основании посоха были вырезаны руны целительства и защиты. Подобрав все кусочки, которые только смогла найти, Аверан бросилась обратно к Биннесману.

Тем временем волшебник говорил Габорну:

— Я очень сожалею, что подвел всех вас.

Дыхание его становилось все слабее. С каждым словом новые струйки крови вырывались изо рта.

— Пожалуйста, не нужно ничего говорить. Этим ты еще больше ослабишь себя, — сказала Йом.

Она опустилась на колени рядом с волшебником и взяла его за руку.

— Сейчас я не имею права молчать, — ответил Биннесман. — Есть дела, которые я должен закончить.

— Спасительница Добра, Разрушительница Зла, я отпускаю тебя! — прошептал он.

Зеленая женщина взвыла от восторга. Аверан взглянула наверх. Вильде все заглядывала в шахту, как бы прикидывая, каким образом ей лучше подобраться к опустошителям.

— Аверан! — позвал Биннесман.

Он нерешительно огляделся. Глаза отказывались слушаться его.

— Я здесь, — сказала Аверан. — Я принесла твой посох.

Она принялась выкладывать обломки посоха на грудь волшебника. Биннесман провел по ним пальцами и выбрал один кусок.

— Аверан, я должен покинуть тебя. Теперь ты поведешь их. Слушай Землю — с этого момента она будет твоим единственным учителем.

Биннесман поперхнулся и замолчал, не в силах говорить дальше.

Аверан почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног, а мир привычных вещей рушится, словно хрупкое стекло. Она не могла поверить в то, что Биннесман умирает. Считалось, что старые волшебники, такие как он, со временем становятся неуязвимыми для смерти и разрушения. Аверан заметила, что дрожит всем телом.

— Закопайте его! Быстро! — прокричал Габорн.

— Зачем? — опешила Йом.

— Засыпьте его землей, — пояснил Габорн.

Он поднял левую руку и в отчаянье прошептал:

— Биннесман, пусть земля излечит тебя, пусть Земля спрячет тебя, пусть Земля возьмет тебя.

Конечно! Три ночи назад Аверан спала под землей, не испытывая при этом потребности дышать или думать. Никогда в жизни она не спала так сладко и никогда не чувствовала себя такой обновленной и полной сил, как после этого сна.

Никто из них не мог спасти Биннесмана. Никто, кроме самой Земли. Пока в теле волшебника еще теплилась жизнь, кто знает, может, Земля сумеет исцелить его.

Пол пещеры состоял из цельного камня, лишь кое-где виднелись островки гальки. Аверан схватила свой посох, ударила им об землю и прошептала:

— Укрой его!

В то же мгновение с земли поднялся смерч из гальки, пыли и детрита. Как будто притягиваемые огромным магнитом, все эти частицы устремились туда, где лежал Биннесман. Облепив и укрыв его со всех сторон, они образовали причудливое надгробие из серого песка, кусочков камней и пещерных жемчужин.

— Какая милая могилка, — с горечью подумала Аверан.

От захлестнувшего ее отчаянья ей было трудно дышать. Она опасалась, что Биннесман ушел навсегда. Возможно, ничто из того, что они пытались предпринять, не было в силах спасти его. Что бы они ни говорили и что бы ни делали, он останется лежать здесь, в этой странной могиле.

Габорн посмотрел по направлению уходящей в темноту шахты. Он положил руку Аверан на плечо, пытаясь утешить ее.

— Нам пора двигаться дальше, — с тяжелым сердцем произнес он.

На мгновение Йом опустилась на колени рядом с могилой. Она вдавила свою ладонь в свежую землю, оставляя отпечаток, как это иногда делалось на крестьянских похоронах. Смахнув слезу, она подняла рюкзак Биннесмана.

Зеленая женщина продолжала носиться взад-вперед, пытаясь сообразить, как бы ей подобраться к опустошителям. На ее лице виднелась глубокая царапина, оставшаяся после того, как Посланник Тьмы ударил ее об стену. Других признаков повреждений не было заметно.

Последние события явственно обнажили нечеловеческую природу вильде. От осознания того, как мало общего было у нее с человеком, становилось немного жутко. Вильде была неподвластна разрушению. Ее невозможно было уничтожить. Но не только это беспокоило Аверан. Больше всего ее тревожило полное равнодушие вильде к смерти своего хозяина. Аверан продолжала надеяться, что сможет обнаружить хоть какой-то след человеческих чувств в этом существе, однако зеленая женщина, очевидно, не была способна испытывать ни привязанности, ни страдания, ни горя, ни любви.

Она носилась по берегу, завывая от досады, не в состоянии добраться до своих врагов — опустошителей.

— Весна! Мы уходим, — обратилась Аверан к вильде, назвав ее именем, которое сама придумала для нее.

Зеленая женщина не обратила на Аверан ни малейшего внимания.

Габорн пристально посмотрел на вильде, и беспокойство отразилось на его лице.

— Спасительница Добра, Разрушительница Зла, — позвал Габорн. — Услышь меня: мы отправляемся сражаться с врагами Земли. Пойдем с нами! Этим ты лучше всего послужишь своему господину.

Вильде осталась глуха и к этому призыву.

Тут Аверан почувствовала запах опустошителей, донесшийся из шахты. Они затаились там, наверху, замерли в нерешительности, обдумывая, как им поступить. Их было много, несколько дюжин. Аверан подумала, что и вильде унюхала их.

— Пойдем, — сказал Габорн, крепко взяв Аверан за руку. Йом уже направилась вперед, вдоль русла древней реки.

Габорн новел Аверан за собой. Их шаги эхом отдавались в туннеле.

Еще долго Аверан слышала позади пронзительные крики вильде.

Глава седьмая

Узы, которые связывают

Передача даров является скорее искусством, чем наукой. Каждому практикующему способствующему известны те случаи наивысшего проявления мастерства в их профессии, когда передача даров сопровождалась чудесными явлениями — когда, например, после применения форсибля сила лорда во много раз возрастала, а сила Посвященного при этом вовсе не уменьшалась — или еще более редкие случаи, когда дар оставался у лорда даже после смерти Посвященного. Посредством тщательного изучения искусства подбора идеальной пары мы надеемся в будущем сделать подобные чудесные случаи обычными при передаче даров.

«Искусства подбора идеальной пары», написанного способствующими Анзой Вер и Диланом Фендемером

Спустя несколько часов после рассвета Миррима и Боренсон добрались до Батенны — старинного города с высокими домами, построенными в древнем ферресийском стиле. Стены домов были выложены из тщательно обточенных камней, которые настолько плотно прилегали друг к другу, что даже при пристальном рассмотрении трудно было разглядеть зазоры между гранями. Крыши были сплошь покрыты доставленными с близлежащих рудников медными пластинками. Позеленевшие от времени пластинки из меди тесно наслаивались друг на друга и напоминали своим видом рыбью чешую. Тут и там на окрестных холмах высились древние особняки, окруженные просторными садами, где среди златолистых ив виднелись мраморные статуи обнаженных девушек, держащих в руках причудливые длинные мечи.

Проехав через город, они направились к крепости Абелэйра Монтесфромма, маркиза Ферресии. Крепость с ее могучими башнями была построена на самом высоком холме и возвышалась над всеми постройками города. К лету внешние стены крепости побелили, и теперь они так ярко сияли в лучах утреннего солнца, что было больно глазам. Казалось, стены крепости сделаны из ослепительных солнечных лучей. Стражи у ворот были облачены в отполированные серебряные доспехи, украшенные изображением красного граака Ферресии. Забрала их шлемов имели одну отличительную особенность, которая сразу привлекала взгляд, — прорези в них были настолько узкими, что издалека казалось, будто у стражей вообще нет глаз. Оружием им служили длинные пики из червленого железа, увенчанные серебряными наконечниками.

Мирриме сделалось стыдно за свой собственный наряд. Одежда ее еще не обсохла после купания в озере и была покрыта пылью и грязью после долгого путешествия. Она в изумлении глазела по сторонам.

— Закрой рот, а то муха залетит, — добродушно предупредил Боренсон.

— Здесь так красиво, — сказала Миррима. — Я себе и представить не могла такого прекрасного города.

Во внутреннем дворе крепости булыжник был уложен настолько ровно, что казалось, будто бы площадь замостили только вчера. Мозаика под их ногами изображала красный граак на белом фоне. Лужайка вдоль дороги была подстрижена идеально ровно. Из бойниц на внутренней стене крепости ниспадали целые каскады цветов, вливаясь в цветочное море на лужайке внизу. Жасмин, мальва и розы благоухали, наполняя воздух дивным ароматом. Среди зубчатых теней, отбрасываемых башнями, порхали и резвились разноцветные колибри. Стоило им попасть в солнечный луч, как эти маленькие птички начинали сверкать всеми цветами радуги.

Миррима заметила на лице мужа сердитое выражение.

— Что случилось? — спросила она, стараясь говорить как можно тише, чтобы стражи не услышали ее.

— Понимаешь… — кивнув в сторону крепости, Боренсон помедлил. — Люди в Каррисе истекают кровью на крепостных стенах не дальше, чем в трех сотнях миль отсюда, в то время как маркиз и его щеголеватые рыцари купаются в роскоши. Меня не покидает желание сорвать эти прекрасные ящики с цветами с башен и сбросить самого маркиза вслед за ними.

Миррима не знала, что и сказать. Маркиз был могущественным человеком, происходящим из одной из самых древних и зажиточных семей во всем Рофехаване, а Боренсон был всего лишь Рыцарем Справедливости. Вот уже несколько дней Мирриму не покидал непонятный страх — страх потерять Боренсона. Она чувствовала, как ее муж ускользает от нее. Виной тому, в числе прочего, была его все возрастающая неприязнь к Габорну, к маркизу и вообще ко всем лордам.

К тому времени как они подъехали к бастиону маркиза, Боренсон был уже мрачнее тучи. Кровь прилила к его лицу, а зубы были плотно сжаты. Слуга проводил их в пышную приемную, украшенную изысканными картинами в позолоченных рамах, изображавшими маркиза и его предков. Огромные канделябры украшали полку над камином.

— Пожалуйста, подождите здесь, — попросил слуга.

Боренсон принялся сердито мерить комнату шагами.

Казалось, он был готов в любой момент броситься вслед за слугой, чтобы поскорее увидеть маркиза. Однако долго им ждать не пришлось. Не прошло и двух минут, как в комнату стремительно вошел молодой человек с юношеским румянцем на лице и сияющими веселыми глазами.

— Сэр Боренсон, неужели это правда? Король Земли сражается с опустошителями в Каррисе? — принялся расспрашивать юноша.

Боренсон поглядел на парня сверху вниз:

— Разве мы знакомы?

— Я Бернод…

— Сын маркиза? — недоверчиво спросил Боренсон.

— К вашим услугам, — ответил Бернод с полупоклоном.

В глазах у Боренсона загорелась зловещая искорка:

— О да, ваш король действительно сражается с опустошителями. Скоро и вам придется отправиться на войну.

В этот момент снова вошел слуга:

— Маркиз просит присоединиться к нему за завтраком в Большом Зале.

Боренсон и Миррима в сопровождении Бернода последовали за слугой.

Огромный стол, футов в пятьдесят длиной, занимал почти весь Большой Зал маркиза. Стол был заставлен закусками и фруктами в таком количестве, которого хватило бы, чтобы накормить как минимум дюжину человек. Однако маркиз сидел за столом в полном одиночестве, размышляя, какое лакомство попробовать первым.

Стены были украшены позолоченными щитами, принадлежавшими предкам маркиза. Каждый щит являлся своего рода памятником великим семействам, из которых произошел род самого маркиза. Миррима почти ничего не знала об искусстве изготовления щитов, но даже она узнала некоторые из мотивов, изображенных на этих старинных произведениях искусства. Вот припавший к земле лев Меригаста Непокорного, который выстоял против колдуний тота у Вогленской Башни, когда не оставалось уже никакой надежды на спасение. А вот двуглавый орел короля Ховенора Дсльфского, который изгнал арров из гор Алькайр.

Каждый щит являл собой высочайший образец изящного искусства самых знаменитых мастеров своей эпохи. Самое большое впечатление на Мирриму произвел небольшой круглый щит, висящий во главе стола, — на первый взгляд, грубо сработанная вещица, будто сделанная руками ребенка. На щите был изображен красный граак с распростертыми крыльями, парящий над двумя мирами. Миррима ни на минуту не усомнилась в том, что это был щит самого Ферреса Геборена, сына Короля Земли Эрдена Геборена. В свое время Ферреса прозвали Свирепым, ибо он был бесстрашен в битве. Если верить легенде, в возрасте тринадцати лет он отправился поход в другой мир вместе с волшебником Сендавианом и Дайланом Черным Молотом. Феррес сумел упросить Светлейших сражаться за человечество. Среди всех рыцарей ни один не пользовался таким всеобщим почитанием, как Феррес Геборен.

Щиты служили печальным напоминанием о том, что Ферресия в свое время была достойной страной. Еще более печальным напоминанием о теперешнем жалком состоянии этой когда-то гордой державы являлся сам маркиз. Он сидел под щитом своего славного предка в шелковом домашнем халате, свысока глядя на вошедших. Скорчив кислую мину, маркиз поднес к лицу надушенный белый платочек. Его вид говорил сам за себя: маркиз пребывал в шоке оттого, что двое таких потрепанных путников, каковыми были Миррима и Боренсон, посмели вторгнуться в его покои.

— Дорогой Боренсон! Как я рад снова видеть тебя! Ты… неплохо выглядишь, — начал маркиз.

— Ты тоже, — натянуто ответил Боренсон. — Хотя, когда мы встречались в последний раз, у тебя еще имелось четыре или пять даров обаяния. Лишившись их, ты сильно сдал.

От оскорбления маркиз аж побледнел. Боренсон кашлянул в ладонь, затем шлепнул маркиза по плечу в манере, характерной для людей в доспехах, от чего у маркиза чуть глаза не выскочили из орбит.

Казалось, Боренсон готов придушить маркиза на месте, а у того был вид, будто он сейчас упадет в обморок.

— Я… я… я полагаю, с нашим королем все в порядке, — залепетал маркиз.

— О, все королевство в руинах, и я уверен, что тебе это известно, — ответил Боренсон. — Поэтому Габорн прислал меня, чтобы передать тебе срочное сообщение. Как ты, конечно, знаешь, он сражается с опустошителями к югу от Карриса.

— В самом деле? — маркиз попытался изобразить полную неосведомленность.

— Именно так. Габорн недоумевает, куда же подевался его старый друг, маркиз де Ферресия.

— Правда? — удивился маркиз.

— Ты получил приказание явиться на место военных действий?

— В самом деле. И я сразу же приготовился выступать. Но тем временем Радж Ахтен разрушил Синюю Башню, и мои люди были оставлены с менее чем дюжиной даров. Не думаешь ли ты, что мы могли отправиться на войну, не имея даров?!

— Это не оправдание, — угрожающе произнес Боренсон. — В Каррисе все до единого — мужчины, женщины и даже дети — встали на защиту города и сражались с опустошителями до последней капли крови, ведомые лишь силой отчаяния, ибо у них не было другого выбора.

— Какой ужас! — воскликнул маркиз с отвращением.

— Теперь твоя очередь, — сказал Боренсон.

У маркиза на лбу выступили капли пота. В полном замешательстве он снова поднес к лицу надушенный платочек.

Боренсон продолжил:

— Тебе предписывается экипировать своих солдат и сей же час выступить по направлению к Каррису, давая отпор любому врагу, который встанет на твоем пути, будь то человек или опустошитель.

— Боже мой! — простонал маркиз.

— Отец, можно я пойду с тобой? — вмешался в разговор Бернод.

— Наверное, не стоит… — начал маркиз.

— Прекрасная идея, — подхватил Боренсон. — Ты же хочешь представить своего сына Королю Земли. Во-первых, как доказательство семейной солидарности, а во-вторых, чтобы получить благословение. Все равно у тебя нет другого выбора. Если, конечно, ты не хочешь подвергнуть себя серьезной опасности.

Боренсон принялся внимательно изучать шею маркиза, словно размышляя, в каком месте палачу лучше всего нанести удар.

Маркиз погрузился в пучину смятения. На его лице отразились нечеловеческие страдания. Тут сын маркиза произнес:

— Отец, это наш шанс. Мы должны показать миру, что семья Феррес все еще является одним из самых великих домов.

Юноша выбежал из комнаты, оставив Боренсона нависающим над маркизом.

Сердце у Мирримы бешено забилось. Боренсон и маркиз недолюбливали друг друга, и все же ей казалось, что Боренсон затеял опасную игру. Габорн не отдавал приказания маркизу отправляться на сражение. Не было с его стороны и никаких угроз, ни прямых, ни скрытых, в адрес маркиза. Однако Боренсон позволил себе запугивать маркиза, угрожая ему возмездием Короля Земли.

Боренсон злобно ухмыльнулся:

— Хороший мальчик, этот твой сын. — После этого он перешел к делу. — У тебя есть под рукой способствующий? Я отправляюсь в Инкарру, и мне потребуется три дара жизнестойкости.

— Да, у меня есть способствующий, Посвященных я тоже смогу найти, только вот форсиблей у меня совсем нет, — пролепетал маркиз.

— Форсибли я привез с собой. И вообще, у меня есть дюжина лишних форсиблей, которые я хотел бы подарить твоему сыну.

Было слышно, как за стенами крепости Бернод выкрикивает приказания капитану охраны, веля ему приготовить лошадей.

Маркиз изучающе посмотрел на Боренсона, и ужас, доселе наполнявший глаза маркиза, внезапно улетучился. В лице его появилась жесткость.

— Ты тоже заметил это, не так ли? — спросил маркиз. — Мой сын уже сейчас по праву может считаться более достойным человеком, чем когда-либо был я. Он очень похож на своего деда в его молодые годы. В лице Бернода у семьи Феррес появилась надежда вернуться к прежнему величию.

Боренсон кивнул. Он не собирался выказывать ни малейшей симпатии к маркизу.

Старик горько улыбнулся:

— Значит, король приказывает нам отправляться на войну. Что ж, пусть огонь возьмет старые деревья и освободит место для молодой поросли. — Маркиз вздохнул, затем уставился на Боренсона. — Да ты меня просто пожираешь взглядом. Ты был бы рад моей смерти.

— Я… — начал Боренсон.

— Не надо отрицать этого, сэр Боренсон. Я знаю тебя уже сколько? С дюжину лет? И всегда ты был уверен в своем превосходстве. Неважно, что у меня имелось состояние, с которым ты не мог потягаться, или титул повыше твоего. Все равно каждый раз, когда мы встречались, ты бросал на меня эти испепеляющие взгляды. Я знаю, какого ты обо мне мнения. А ведь моими предками были почитаемые всеми короли. Но в течение многих сотен лет наше королевство постепенно растащили по кусочкам. Наши земли присваивали, отвоевывали и попросту крали всевозможные лорды. И вот дело дошло до меня — жалкого подобия великих правителей прошлого. Когда тебе не было еще и тринадцати лет от роду, ты уже смотрел на меня с ненавистью.

— Позволь и мне говорить открыто, — почти прорычал Боренсон, уставившись в глаза маркизу неподвижным взглядом.

При этом он облокотился на стол так, что его лицо оказалось всего в нескольких дюймах от лица маркиза.

— Да, я был бы рад твоей смерти. Я не переношу людей, которые прожигают свою жизнь, погрязнув в роскоши, и при этом еще скулят, жалуясь на судьбу. Когда я был юношей тринадцати лет, ты уже смотрел на меня свысока, ибо я был беден, а ты богат, потому что мой отец был убийцей, а твой — лордом. Но уже тогда я понимал, что я более достойный человек, чем тебе когда-либо суждено было стать. Ты, сэр, просто тряпка, настолько неуверенно стоящий на ногах, что не в состоянии даже стать отцом ребенку. Ты говоришь, Бернод пошел в деда… А я думаю, стоит повнимательнее присмотреться к твоим охранникам, и можно легко найти того, на кого на самом деле похож твой якобы сын. Позор тебе! Если бы ты был настоящим мужчиной, ты бы сейчас прикончил меня, не сходя с места, за только что сказанные мной слова, неважно, есть у тебя дары или нет.

Маркиз сжал зубы, лицо его окаменело. В этот момент Мирриме показалось, что сейчас он схватит со стола нож для разделки ветчины и погрузит его в шею Боренсона. Однако вместо этого он откинулся в своем кресле и зловеще улыбнулся:

— Ты всегда лез из кожи вон, чтобы доказать свою правоту. Это свойственно всем плебеям. Даже теперь, будучи капитаном королевской охраны, ты чувствуешь потребность бросить мне вызов.

Маркиз, очевидно, еще не слышал о том, что Боренсон покинул свой пост. Миррима подумала, а как бы реагировал маркиз, если бы он знал об этом.

— Однако, — продолжал маркиз, — я не вижу никакой необходимости вступать с тобой в противоборство. Ты вместе со своей оборванной женой отправляешься в Инкарру. Мы оба знаем, что Дети Ночи отправят ваши головы обратно в мешке еще до рассвета. Что же касается меня, я отправлюсь сражаться с опустошителями — врагами, которых я нахожу гораздо более достойными и беспощадными.

В какое-то мгновение Мирриме показалось, что сейчас ее муж убьет этого человека на месте. Однако Боренсон неожиданно рассмеялся — это был искренний, радостный смех, наполненный неподдельным весельем. Маркиз засмеялся в ответ. Боренсон хлопнул его по плечу, словно они были старыми друзьями. И действительно, на какой-то момент их двоих объединило нечто неуловимое — хотя бы общая для них обоих ненависть друг к другу.

* * *

Боренсон и Миррима направились к Башне Посвященных, которая находилась за крепостью. Как и все остальное в царстве маркиза, она была приторно красива: стены башни, как и ее бастионы, были побелены, так что все здание сияло. Во дворе росли стройные миндальные деревья. Листья на них уже стали коричневыми, а трава под ними была засыпана золотистыми орехами. Неугомонные белки резво скакали под деревьями, пряча свою добычу. Двое Посвященных играли в шахматы на открытой площадке рядом с фонтаном, а один слепой Посвященный сидел в тени дерева с лютней в руках. Неторопливо перебирая струны, он пел:

Шагами, легкими как сон, шла по лугам она.

Одета в белоснежный лен та девушка была.

И Эндеморские луга дивились в полусне

На стан красавицы младой, плясавшей при луне.

Но Фаллион был во сто крат сильней ошеломлен,

Бессмертною на все века любовью поражен.

Так деву Эндеморскую сквозь спящие луга

В Долину Скорби привела зловещая судьба.

— Ты ненавидишь маркиза, да? — спросила Миррима, идя рука об руку с мужем.

— Нет, — ответил Боренсон, — ненависть — слишком сильное чувство. Просто я испытываю такое презрение к этому человеку, что был бы рад его смерти. Это не то же самое, что ненависть.

— Разве?

— Конечно. Если бы я ненавидел его, то убил бы своими руками.

— А что он имел в виду, когда сказал, будто «дети» пошлют наши головы обратно в мешке? — поинтересовалась Миррима.

— Дети Ночи — именно это означает слово Инкарра. Оно состоит из двух понятий: Inz — темнота и karrath — отпрыск.

Боренсон произносил слова с ярко выраженным акцентом, это позволило Мирриме предположить, что ее муж хорошо знает этот язык.

— Инкарранцы пошлют наши головы обратно домой в мешке.

— Но почему? — удивилась Миррима.

Боренсон вздохнул:

— Что ты вообще знаешь об инкарранцах?

— У себя на родине я знавала одного инкарранца, его звали Дракениан То. Он очень красиво пел. Однако он был не слишком разговорчив — я полагаю, никто из наших не знал его достаточно хорошо, — ответила Миррима.

— А известно ли тебе, что наши границы закрыты? — поинтересовался Боренсон. — Дед Габорна изгнал инкарранцев из своего королевства шестьдесят лет назад, после чего Король Урагана ответил тем же. Лишь немногие из тех, кто отважился проникнуть в его царство, вернулись обратно.

— Да, я слышала об этом, но я думала, раз мы являемся посыльными, нам будет обеспечен свободный проход. Даже страны, ведущие между собой войну, иногда обмениваются посланиями.

— Ты недостаточно хорошо знаешь инкарранцев, раз полагаешь, будто сможешь находиться в безопасности. Они ненавидят нас, — сказал Боренсон.

По его тону Миррима поняла, что инкарранцы не просто сильно недолюбливали ее народ, но желали полностью уничтожить их цивилизацию. Однако для Мирримы это не было новостью. Она знала, что в Мистарии инкарранцы были вне закона, хотя такое положение вещей царило не в каждом королевстве Рофехавана. Например, король Снльварреста терпел их присутствие в Гередоне и даже поддерживал мелкую торговлю с теми инкарранцами, которые провозили специи по трассам, проходящим через Индопал. Поэтому Миррима подумала, что у Боренсона предвзятое мнение, появившееся в результате бесконечных разговоров на эту тему у него на родине.

— Что дает тебе повод думать, будто они ненавидят нас? — спросила Миррима.

— Всего я не знаю, — сказал Боренсон, — да всего не знает, пожалуй, никто. Например, знаешь ли ты, что инкарранцы думают по поводу браков со Светорожденными?

— Они их не одобряют?

— Не одобряют — слишком мягко сказано, — объяснил Боренсон. — Об этом не принято говорить открыто, но многие инкарранцы приходят в ужас от одной мысли о таком браке. На это у них есть веские причины. Любой ребенок, рожденный от такого союза, наследует цвет кожи, волос, а также цвет глаз Светорожденного родителя.

— Ну и что?

— Чистокровный инкарранец, то есть тот, у кого глаза белого цвета, обладает способностью видеть в темноте, для этого ему не нужно проводить много времени, путешествуя по Подземному Миру, в то время как многие полукровки видят ночью не лучше, чем все мы. Карие глаза передаются затем из поколения в поколение. Инкарранцы называют таких полукровок кутасарри — подгнивший плод. Многие из их соплеменников сторонятся их, некоторые испытывают к ним жалость, во всяком случае, они всегда остаются чужаками.

Миррима вспомнила полукровку, который пытался убить Габорна.

— Однако даже в королевских семьях есть кутасарри, — возразила она, — даже племянник самого Короля Урагана…

— …никогда не взойдет на трон, — закончил Боренсон.

— Вот загадка, — удивленно произнесла Миррима, — с какой стати кутасарри из Инкарры соглашаются быть наемными убийцами? Зачем тот человек пытался убить Габорна? Ведь ясно, что любовь к собственной стране не играет здесь никакой роли.

— Возможно, он преследует цель доказать своим людям, что он тоже на что-то годится, хочет почувствовать себя достойным гражданином страны, — предположил Боренсон. — А может, здесь кроется нечто большее. Инкарранцы ненавидят нас не только за цвет наших глаз. Они называют нас варварами. Они ненавидят наши традиции, наш стиль жизни, нашу культуру. Они считают себя высшей нацией.

— Но причина не может крыться только в этом, — сказала Миррима. — Я видела инкарранцев в Гередоне. Мне вовсе не показалось, будто они презирают нас. Должна быть какая-то другая причина.

— Ну, хорошо, — сказал Боренсон, — придется преподать тебе урок истории. Около шестидесяти лет назад дед Габорна, Тимор Рахим Ордин, обнаружил, что многие инкарранцы, которые проникали в наши земли, на самом деле являлись преступниками, скрывавшимися от правосудия. Поэтому он закрыл границы. Также он по большей части свернул ремесла и дал указания мелким лордам установить слежку за каждым, кто с их точки зрения представлял опасность. Вскоре после этого три мелких инкарранских лорда в графстве графа Беллингхерста были преданы суду, на котором они с гордостью заявили, что они были более чем преступниками — они являлись наемными убийцами, намеревавшимися прикончить Посвященных короля. Те трое были родом из южного племени Инкарры — того самого, которое презирает нас больше всех остальных. Они поклялись погубить нас, варваров, в Мистаррии. Граф Беллингхерст казнил всех троих сразу, не заручившись предварительно согласием короля Ордина. Сам король Ордин не был жесток. Возможно, он бы просто выслал преступников из страны. Во всяком случае, было уже слишком поздно. Итак, он послал их тела домой в Инкарру как предупреждение всем инкарранцам. Когда тела прибыли на родину, семьи погибших воззвали к Верховному Королю, требуя возмездия. Король Зандарос разразился желчной речью, в которой он возмущался фактом казни и проклинал всех северян. В ответ дед Габорна послал «пилота» через горы, чтобы передать Зандаросу следующее послание: если тот отказывается контролировать свои собственные границы, пусть не мешает нашим попыткам защитить наши границы. На следующий день «пилот» из Инкарры бросил пакет к ногам короля Ордина в самом высоком бастионе Морского Подворья. В пакете была голова ребенка, который принес сообщение Королю Урагана. К ней была приложена записка, предупреждавшая всех граждан Мистаррии, равно как и всех других королевств Рофехавана, что никто из них с этого момента не смеет появляться на территории Инкарры. Вскоре после этого инкарранцы приступили к строительству их знаменитой рунной стены вдоль северных границ — заслон, за который теперь никто не отваживается проникнуть.

— Но это было много лет назад, — сказала Миррима. — Возможно, новый Высочайший Король будет более терпим.

— Зандарос до сих пор является Высочайшим Королем Индопала. Да, он очень стар. Но говорят, он не просто король. Он — могущественный колдун, который может вызывать ураганы. Свои способности он использует, чтобы продлить себе жизнь.

— Но за шестьдесят лет его гнев должен был остыть. В этом нет никакого сомнения! — воскликнула Миррима. — Кроме того, он поссорился с дедом Габорна, а не с нами.

— Ну да, на это вся надежда. Это единственное, что могло бы нас спасти, — ответил Боренсон. — Мы отправляемся туда как посланники нового короля, а не старого. Мы несем просьбу о мире. Даже этот старый барсук с черным сердцем должен бы уважать нас.

Возникла напряженная тишина. Боренсон любил свою жену и сейчас предлагал ей последнюю возможность отказаться от этого путешествия. Однако Миррима сказала решительным тоном:

— Тебе не удастся отделаться от меня, я пойду с тобой.

— Хорошо, — ответил Боренсон.

* * *

Боренсон передал три форсибля жизнестойкости способствующему маркиза — пожилому человеку, который немедленно уставился на них с таким неподдельным восторгом, словно он уже давно не видел так много форсиблей вместе. Способствующий направился справиться в книге записей и почти сразу же вернулся обратно, качая головой:

— Только два человека из местного населения предложили отдать свою жизнестойкость за последний год. Желаете подождать, пока наши глашатаи найдут третьего?

— Это может занять не одну неделю… — вздохнул Боренсон. — Дайте мне сейчас то, что есть, но глашатаев все равно пошлите. Возможно, третий дар вы сможете передать мне по вектору.

— Договорились, — ответил способствующий, исчезая из комнаты, чтобы сделать необходимые приготовления.

С минуту они стояли в молчании. Миррима с удивлением оглядывала мастерскую, до отказа наполненную инструментами, необходимыми для передачи даров. Здесь были весы для взвешивания кровяного металла, щипцы, молотки и пилы, небольшое горнило, а также массивные литейные формы из железа для изготовления форсиблей. В висящей на стене таблице значились различные типы рун, с помощью которых передавались те или иные дары, как например дары зрения или ума. Здесь также были зафиксированы всевозможные, даже самые мелкие, различия в форме каждой руны. Поверх таблицы тут и там были видны шифрованные записи, начертанные на секретном языке способствующих.

Миррима с любопытством взглянула на Боренсона. Только теперь она заметила, что ее муж нервно прохаживался по комнате. Лицо его слегка побледнело.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила Миррима.

— Нормально. А что? — ответил Боренсон.

— Способствующий в Каррисе сказал, что он передаст тебе по вектору дары метаболизма, мускульной силы и ума. Что-то я не замечаю, чтобы ты двигался быстрее, чем два дня назад. Думаешь, он забыл?

— Нет, — ответил Боренсон. — Способствующие обычно ведут подробные записи. Я уверен, он просто слишком занят. Ведь город был…

Он помедлил, подыскивая правильное слово, чтобы сказать о разрушении Карриса. Стены города не выдержали натиска опустошителей, многие из самых защищенных бастионов пали. Земля на тридцать миль вокруг лежала черная и мертвая, обезображенная нашествием опустошителей. Трупы чудовищ, черные громады с разинутыми пастями, заполнили окрестные поля, перемешавшись с трупами людей. Над городом витали проклятия вражеских колдунов — зловоние, требующее, чтобы люди высохли, ослепли, сгнили и разложились. Вспоминая кошмар в Каррисе, Миррима даже не знала, каким словом обозначить то, что представлял собой город после атаки опустошителей. Разрушен — слишком слабо. Разорен? Опустошен?

— Стерт с лица земли, — сказал Боренсон.

— И все же, — сказала Миррима, — многие выжили. Я уверена, он найдет Посвященных.

— Те, о ком ты говоришь, в настоящий момент мечтают только об одном — поскорее убраться из Карриса, — сказал Боренсон. — Способствующие сейчас заняты тем, чтобы эвакуировать Посвященных, переправить их на лодках вниз по реке. Я уверен, он сумеет добыть дары и переправить их по вектору, как только у него будет время заняться этим.

Хоть он и успокаивал Мирриму, самого Боренсона, казалось, терзали сомнения. Он снова принялся мерить шагами комнату. По всей вероятности, его Посвященные сейчас плывут вниз по реке. Возможно, они направляются на Морское Подворье. Если бы способствующий был с ними, он бы уже присматривал место, где им разбить лагерь. Миррима знала по донесениям, что большинство городов вдоль реки были слишком переполнены ранеными и беженцами. Там не было места, чтобы принять большое количество Посвященных. Ясно, что прежде чем способствующий сможет вернуться к своим обычным обязанностям, могли пройти многие дни или даже недели.

Отсутствие даров у Боренсона возлагало непосильную ношу на Мирриму. По своим боевым качествам она не могла сравниться с Боренсоном, она не имела практики сражения и многолетней тренировки, как он. Но Миррима обладала большим количеством даров и поэтому была сильнее, быстрее и сообразительнее. Во всех отношениях она была лучше подготовлена к путешествию в Инкарру, чем ее муж.

Возможно, именно в этом и была причина беспокойства Боренсона. Он подошел к окну, выглянул наружу, вздохнул, затем уселся, прислонившись спиной к стене. Он был бледен и дрожал всем телом, на лбу у него выступили капли пота.

— Что с тобой? — спросила Миррима.

— Не знаю, смогу ли я продолжать наше путешествие. Я видел смерть слишком многих Посвященных.

Миррима знала, о чем он сейчас думает. Боренсон был вынужден зарезать Посвященных Раджа Ахтена в крепости Сильварреста — тысячи мужчин, женщин и детей — за одну ночь. Теперь он думал о своих собственных Посвященных, которых Радж Ахтен убил в Синей Башне.

— Ты знаешь, — тихо начал он, — ведь маркиз сказал правду: в молодости я всегда мечтал стать Властителем рун. Я хотел доказать самому себе, что я стою этого, и считал, что, получив как можно больше даров, я смогу приобрести могущество и силу. Однако дары не только дают тебе силу, они также возлагают на твои плечи огромную ответственность и делают тебя уязвимым.

Не прошло и часа, как способствующий привел Посвященных — двух крепких девочек одиннадцати и двенадцати лет. Они стояли за занавеской в соседнем помещении — уютной комнате, весело раскрашенной, с мягкими диванами и подушками, чтобы Посвященные чувствовали себя комфортно. Миррима слышала, как девочки разговаривали со способствующим. Они хотели, чтобы способствующий еще раз подтвердил, что их мать, вдова, и младшие братья будут получать пропитание из кладовых короля.

— Слишком молоды и милы для того, чтобы принести жертву, — сердито прошептал Боренсон, заглянув за занавеску.

Боренсон дрожал всем телом, пока способствующий вытягивал у девочек дары жизнестойкости. Комнату оглашали крики боли, еще больше усугублявшие состояние Боренсона. Не прекратил дрожать он и тогда, когда форсибли прикоснулись к его собственной плоти. Казалось, даже приступ ни с чем не сравнимого удовольствия, который обычно сопровождает принятие дара, не облегчил его страданий. После того как помощники способствующего унесли девочек, бледных и слабых от пережитого ими шока, Боренсона стошнило на пол покоя способствующего.

Глава восьмая

Пустынные волки

Считается, что своим названием пустынный волк обязан своему необычному телосложению. Он имеет длинные ноги, а живот его плотно прилегает к позвоночнику и кажется совершенно пустым. Однако я отдаю предпочтение теории, в соответствии с которой данные создания получили свое название благодаря их ледяным бездушным глазам.

Во времена безумного короля Харрилла эти существа были близки к вымиранию, поскольку на них велась интенсивная охота. Они были бы истреблены все до последней особи, если бы однажды во время загородной прогулки король не услышал хор их неземных голосов — глубоких и более звучных, чем голоса их меньших по размеру собратьев.

«Ах, что за чудное пение! Пусть их голоса наполняют эти горы во веки веков!» — сказал король и повелел прекратить охоту на волков. Данный запрет действовал в течение примерно сорока лет. За это время бесчисленные стаи пустынных волков заполонили горы. Однако после смерти короля охота возобновилась. На этот раз она приняла серьезный оборот — люди снаряжали целые армии для участия в военных действиях, которые приобрели известность как Война с волками.

Из «Млекопитающие Рофехавана», автор — волшебник Биннесман

К югу от Батенны дорога, ведущая в сторону гор Алькайр, стала совершенно безлюдной. Местами она была полностью покрыта лесом. Очень часто Мирриме и Боренсону приходилось ехать сквозь деревья, бросая взгляды влево и вправо в поисках дороги. Однако, когда лес остался позади и они начали восхождение к острым ледяным пикам, на первый план вышли каменные ограждения и глубокие канавы вдоль дороги, которые тут и там встречались им на пути. С дальних гор доносились голоса пустынных волков. Их зловещие завывания среди скалистых пиков напоминали стоны ветра.

Путники сделали остановку, чтобы надеть теплые плащи. В предгорьях, где сейчас находились Миррима с Боренсоном, последние островки тонких деревьев зеленели на фойе серых камней, а в глубокой тени, отбрасываемой крупными камнями, еще лежали холмики снега. Вдруг Миррима почувствовала, что они были не одни. Всадник, который преследовал их до этого, был теперь неподалеку.

— Наш старый знакомый где-то рядом, — сказала Миррима. — Я чувствую его запах. Он едет по дороге немного впереди нас.

— Тот наемный убийца? — спросил Боренсон.

Миррима спешилась и осторожно натянула лук. Затем она вытащила из колчана стрелу и поплевала на острый стальной наконечник:

— Стреляй без промаха! — прошептала она.

Боренсон вытащил свой боевой молот. В его движениях Мирриме почувствовалась едва уловимая неуверенность. Сам Боренсон не был волшебником Воды, однако Миррима омыла мужа в озере и наделила его благословением Воды. Он тоже плюнул на свое оружие и прошептал:

— Пусть Вода направит тебя.

Миррима пристально вгляделась вдаль. Дорога уводила все выше и выше. Карликовые сосны, казавшиеся почти черными на фоне ослепительно-белых снежных полей, росли тут и там на склонах гор клочковатыми островками. Спрятаться было негде. Скудная растительность предлагала весьма ненадежное укрытие. Впрочем, убийца находился достаточно далеко для того, чтобы заметить их присутствие, — в этом Миррима была уверена.

— Он далеко отсюда? — спросил Боренсон.

— На расстоянии мили или двух, — ответила Миррима.

— Следи за правой стороной дороги, а я буду следить за левой, — предложил Боренсон. Они привязали лошадей к дереву, затем разделились, скользнув по обе стороны дороги среди деревьев.

Снег вокруг был испещрен волчьими следами. Миррима изо всех сил напрягала свои органы чувств, вглядываясь в тени, внимательно прислушиваясь к каждому звуку, надеясь получить хоть какую-то информацию — будь то кашель, хруст ветки или запах костра, — которая позволила бы ей выбрать правильное направление. Она еще раз принюхалась. Среди деревьев ветер дул во все стороны одновременно — Миррима то вовсе теряла запах врага, то ей казалось, будто запах усилился во много раз.

Примерно через полмили растительность, и без того скудная, совсем сошла на нет.

Тогда Миррима стремительно побежала вперед. Ее ноги едва касались земли, издавая чуть слышный шуршащий звук.

С ее пятью дарами метаболизма, помноженными на дары мускульной силы и жизнестойкости, Миррима могла бежать часами, не прилагая к этому особых усилий. Но что было гораздо важнее, она могла мчаться быстрее, чем самая быстрая лошадь. Миррима была уверена, это даст ей преимущество в любой битве. Она неслась со скоростью пятьдесят или шестьдесят миль в час. Бежала она, пригнувшись, вынюхивая запах убийцы. С тех пор как она приняла все эти дары, ей никогда не приходилось бегать так быстро. Это было странное ощущение.

Казалось, время продолжало течь так же, как обычно. Миррима двигалась очень быстро, но сама сначала не замечала этой скорости. Но когда на повороте ее занесло в сторону силой инерции, она поняла, насколько быстро она мчалась. Теперь на поворотах она наклонялась в противоположную сторону, чтобы сохранить равновесие. Она чувствовала себя ловкой и уверенной, как волк, преследующий оленя.

Воздух становился все тоньше и прозрачнее. Там, где лучи дневного солнца еще не пронзили тень, земля лежала холодная, покрытая ледяной коркой. На снежных вершинах ослепительно сияло солнце. Миррима была уже совсем близко к кромке леса. Дальше деревьев совсем не было, кругом простиралась совершенно голая местность. И тут она внезапно остро почувствовала запах лошади убийцы.

Она остановилась, пристально рассматривая дорогу. В воздухе витал едва уловимый запах потухшего костра. По всей вероятности, убийца разбил лагерь выше по холму среди группы деревьев. Миррима надеялась застать врага спящим.

Некоторое время Миррима изучала место предстоящей схватки. Но как она ни смотрела, никаких признаков движения не заметила. Также не увидела она и ни одной фигуры, которая хотя бы отдаленно напоминала человека. Около сотни ярдов она ползла вдоль дороги, затем миновала овраг и продолжала кружить среди деревьев. Пока никого не было видно, однако запах лошадиного пота становился все сильнее. Доверившись своему обонянию, Миррима направилась дальше. Она проползла сквозь густую сосновую поросль, затем вдоль края оврага и дальше, мимо лежащего на земле ствола дерева.

Только оказавшись на расстоянии меньше сорока футов от лагеря убийцы, она наконец увидела его. Лагерь прятался в самой гуще толстых стволов. Ветви деревьев образовывали как бы естественную крышу. В давние времена здесь было вырыто небольшое углубление, с одной стороны которого была возведена невысокая каменная ограда. Таким образом, получилось грубое укрепление, окоп, в котором можно было спрятаться.

Внезапно Миррима заметила лошадиные уши, торчащие над заграждением. На минуту она застыла на месте от неожиданности. Она услышала, как убийца глубоко и шумно дышал. Миррима еще раз принюхалась и почувствовала запахи крови и гниения. Этот человек был ранен.

Миррима оглянулась. Боренсон все это время бежал за ней, не выпуская ее из виду. Теперь он пытался догнать ее, взбираясь по холму. На мгновение он провалился в глубокий снежный сугроб и забился, разбрасывая во все стороны снег, пытаясь подняться на ноги. Миррима подняла руку, предупреждая мужа об опасности, потом спряталась за деревом, ожидая, пока он догонит ее.

Когда окончательно запыхавшийся Боренсон наконец поравнялся с Мирримой, он сразу увидел небольшой лагерь среди густой листвы и понимающе кивнул, потом дал Мирриме знак окружать лагерь. Миррима проползла вдоль опушки, пробираясь сквозь глубокий снег. Неожиданно под ее ногой хрустнула веточка. Женщина едва видела верхушку лошадиной головы. Лошадь навострила уши.

Вся земля вокруг лагеря была усеяна волчьими следами. Миррима подняла взгляд и увидела на фоне темных деревьев выше по холму белую фигуру. Это был огромный волк. Он стоял не двигаясь, белый как снег. Внезапно он повернулся и, протяжно завывая, поскакал прочь по ледяному полю.

В этот момент Миррима услышала, как еще одна веточка хрустнула у нее под ногами. Она оглянулась и увидела, что Боренсон во весь опор мчится к лагерю, высоко подняв над головой боевой молот.

И тут навстречу им сквозь деревья стремительно пронесся порыв ветра. Одновременно послышался странный кричащий звук. Это не был обычный ветер, дующий с гор, это был настоящий ураган, чудесным образом возникший на пустом месте и направленный на Мирриму с Боренсоном.

Лес содрогнулся. Послышался звук, похожий на гром. Кусочки коры, сосновые иголки и осколки льда посыпались со всех сторон и закружились смерчем, заслоняя обзор. Сердце Мирримы сжалось. На какое-то мгновение она подумала, что Темный Победитель где-то рядом. Другого объяснения этому невероятному явлению она не находила.

— Колдовство! — закричала она, застыв на месте от изумления.

Мощный порыв ветра принес новый шквал ледяных игл и выбил стрелу из рук Мирримы.

Сосновые шишки, веточки и сучки набрасывались на женщину со всех сторон. Они кололи ее лицо, норовя попасть в глаза. Острая сосулька вонзилась ей в губы. Миррима непроизвольно зажмурилась. Подняв руку, чтобы защитить лицо, она попыталась снова открыть глаза и разглядеть хоть что-то в этом хаосе.

Боренсон стремительно надвигался, издавая дикий рев. Тут шторм накинулся на него. Боренсон с разбегу прыгнул в яму.

Размахнувшись, он обрушил свой боевой молот на врага. Раздался отвратительный звук удара металла о живую плоть. Вслед за этим воздух наполнился нечеловеческим воем.

— О-ооо-ооо!.. — стенания огласили окрестности на много миль вокруг.

Ветер продолжал бешено носиться меж деревьев, кружа во всех направлениях и закручиваясь смерчем.

Смертельно раненный враг продолжал пронзительно кричать. Водоворот из сосновых иголок и льда некоторое время метался в разные стороны среди сосен, затем стремительно понесся вверх по склонам гор на юг, к Инкарре.

Миррима услышала слово «Н-ооо-оооо», разносящееся по ветру. Звук постепенно удалялся, отдаваясь эхом среди каньонов. Миррима подбежала к Боренсону. Она уже знала, что увидит. Боренсон стоял над телом убитого, пытаясь вытащить наконечник своего боевого молота из его тела. На мертвом была надета синяя туника посыльного из Мистаррии с изображением зеленого человека на груди. Однако длинные серебряные волосы мужчины говорили о его происхождении — он был родом из Инкарры. Глаза его были широко распахнуты, а рот приоткрыт. Лицо его было как живое. На округлившихся губах как бы застыл вздох изумления или боли.

Лошадь убитого жалобно ржала, косясь на незнакомцев. Она пыталась подняться, но не могла — ноги ее были спутаны.

— Пилвин коли Зандарос, — поежившись, произнесла Миррима.

Одно его имя внушало трепет.

— Это именно тот волшебник, который пытался убить Габорна? — спросил Боренсон.

Она кивнула. Пилвин был не просто убийцей, он был волшебником, служащим силе Воздуха. Миррима в недоумении покачала головой.

— Как ты думаешь, что он замышлял? Поджидал в засаде?

Боренсон не слышал ее. Он внимательно изучал нехитрый лагерь и землю вокруг. Связанная лошадь пролежала на собственных испражнениях в течение многих часов. Теперь она умоляюще смотрела на Боренсона.

Миррима не обнаружила ни провизии, ни запаса дров для костра. В костре тлели угольки.

Боренсон опустился на колени рядом с трупом. Четыре дня назад сэр Хосвелл — один из телохранителей Йом — ранил Пилвина стрелой. Такая рана стала бы смертельной для любого, не будь он столь могучим волшебником, как Пилвин. Стрела проткнула ему легкое. Однако волшебники воздуха всегда славились своей неуязвимостью. Их было особенно трудно истребить. Кроме этого, Пилвин был Властителем Рун, обладающим многими дарами жизнестойкости. Ему было достаточно просто перевязать рану в груди грубой повязкой. Только теперь Миррима как следует разглядела его рану. Она была покрыта черной коркой из запекшейся крови. Вокруг повязки ползали личинки.

— Ему и так оставалось недолго жить, возможно, всего несколько часов. Мы только ускорили его смерть. Если бы он и не умер от заражения, то пустынные волки прикончили бы его, — сделал вывод Боренсон.

— Но зачем он преследовал нас прошлой ночью? — недоуменно спросила Миррима.

— Думаю, у него не было цели преследовать нас. Скорее всего, мы с ним были попутчиками. Он тоже направлялся в Инкарру. Он сошел с дороги, решив сделать привал, и тут услышал, как мы проезжали мимо. Тогда он последовал за нами. Может быть, он рассчитывал на нашу помощь. Этот человек был вне закона, как все инкарранцы в Мистаррии.

Боренсон вздохнул. Миррима подошла к телу. Она отодвинула повязку и взглянула на рану. Дотронувшись до его груди, Миррима почувствовала, как ее словно обдуло холодным ветерком. Возможно, это произошло оттого, что она прикоснулась к рунам защиты, начертанным на его груди.

С холма сквозь тонкую завесу деревьев все еще доносились ужасные призрачные завывания и виднелись остатки раздуваемого ветром льда, несущегося прочь, теперь почти на расстоянии мили выше по холму.

Боренсон посмотрел в том же направлении.

— Его элементаль достигнет Инкарры гораздо раньше, чем мы с тобой сумеем добраться туда.

Миррима задумалась о своей собственной элементали — сущности, находящейся внутри нее. Ей представилось, что когда она умрет, вода, находящаяся внутри нее, просто вытечет через рот и глаза, оставив лишь небольшую лужицу.

Боренсон подошел к лошади Пилвина и распутал ее. Животное с трудом поднялось на ноги. Затем Боренсон вскочил на каменную ограду, окружавшую лагерь. Он ничего не сказал, однако вся его поза и наклон головы служили немым вопросом: «Ты готова отправиться дальше?»

— Что делать с телом? — спросила Миррима.

— Оставим его здесь. Волки позаботятся о нем, — ответил Боренсон.

— Но он же племянник самого Короля Урагана, — возразила Миррима. — Мы должны проявить к его телу должное уважение.

— Выкопать яму в этой почве невозможно, а нести его через горы в Инкарру я не собираюсь, — заявил Боренсон. — Король Зандарос не слишком обрадуется, когда узнает, что по пути мы прикончили его племянника.

— Ты прав, — сказала Миррима, — конечно, ты прав. И все же у меня нехорошее предчувствие. Волшебники непросто умирают. После того как я убила Темного Победителя, его элементаль швыряла во все стороны огромные булыжники, словно те были яблоками. Биннесман предупреждал меня, что элементаль способна на великие злые деяния. Элементаль Пилвина мала по размеру, однако эта субстанция направилась в сторону Инкарры…

И снова Мирриму охватило необъяснимое предчувствие, которое постепенно нарастало в течение всего дня: кто-то или что-то попытается отнять у нее мужа. Может быть, это что-то — элементаль волшебника?..

— Не расстраивайся, — подбодрил Боренсон. — Теперь, по крайней мере, у нас есть еще одна хорошая лошадь.

* * *

Теперь, когда у них было три лошади с рунами силы, они продвигались сквозь снег в несколько раз быстрее. Ударами копыт лошади вздымали облака снега и льда. Когда дорога шла под горку, на какое-то мгновение они отрывались от земли и, казалось, летели по воздуху.

Через некоторое время Миррима заметила, что с ней творится нечто странное. Даров метаболизма у нее было больше, чем у ее скакуна, поэтому Миррима не чувствовала той огромной скорости, с которой они передвигались. Вместо этого ей казалось, будто материя времени растянулась. Солнце неуклонно катилось вниз, надвигались сумерки, а день, казалось, растягивался и становился длиной в пять дней. Миррима отчетливо ощущала, как минута за минутой жизнь ее сокращается.

Они выступили в путь еще до рассвета. За это время они преодолели сотни миль, взбираясь все выше и выше по горам.

Никогда раньше Миррима не видела легендарных пустынных волков так близко. Один раз она увидела целую стаю, призрачно скользящую по снегу — белое на белом. Даже издалека волки казались огромными.

Заметив отряд, пустынные волки удвоили скорость, надеясь догнать путешественников. Однако они не могли тягаться с быстрыми лошадьми. После встречи с волками Боренсон дал команду скакать без остановки. Только через час они сделали привал.

Следующую остановку они сделали уже вблизи горных пиков. Снег здесь достигал шести дюймов в глубину и был покрыт настом из-за недавнего мороза. Взгляд Мирримы устремился вверх, скользя по снежному покрову. Покрытая снегом трасса поднималась широким серпантином все выше и выше по склонам гор. На пути им ни разу не встретилось слишком крутого или трудного для прохождения участка. Дорога была достаточно широкой даже для небольшой повозки.

Почему-то горы Алькайр всегда представлялись Мирриме непроходимыми. Возможно, для человека, не имеющего даров, это путешествие и было бы серьезным препятствием. Но Миррима предполагала, что при походе через горы основную роль играл политический аспект.

Внезапно взгляд ее уперся в исполинские каменные колеса на фоне неба. Колеса, казалось, были более тридцати-сорока футов в вышину. Линия, которую они образовывали, тянулась невообразимым зигзагом, то приближаясь к обрыву, то ныряя в ущелье. Цепочка исполинских кругов напоминала собой ожерелье из каменных жемчужин, служивших украшением гор. На каждом из кругов была вырезана руна. Но как Миррима ни вглядывалась в руны, она не могла разгадать их форму.

— Не смотри на рунную стену! — предупредил Боренсон. — Лучше смотри на дорогу!

Миррима отвела взгляд. Теперь ее распирало любопытство. Что такое эта рунная стена? Руны выглядели так, будто их вырезали из камня по индивидуальным шаблонам, а затем вмонтировали в соответствующие пазы. Создание подобного массивного укрепления было задачей не из легких. Граница между Рофехаваном и Инкаррой протянулась на тысячи миль. На строительстве этого монументального заграждения, должно быть, трудились тысячи каменщиков в течение десятков лет.

Одно то, что смотреть на стену было запрещено, делало этот предмет намного более завлекательным. Мирриму охватил священный трепет — чувство, которое все усиливалось по мере того, как она приближалась к стене.

— Я даже не представляла себе ее размеров. Она кажется бесконечной, — сказала Миррима.

Она продолжала смотреть под ноги. Снег здесь был запачкан пеплом. Миррима огляделась, пытаясь понять, откуда взялся этот пепел. Но как она ни смотрела, костра нигде видно не было. Здесь наверху не росло ни одного дерева. Лишь тут и там мертвые ветви низкого кустарника выглядывали из щелей между камнями.

Миррима послушно смотрела себе под ноги, а лошади тем временем устало пробирались все выше и выше. Внезапно Миррима почувствовала нечто очень странное. Она ощутила, как каменные глыбы нависли над ней, придавливая ее своим исполинским весом. Они казались непомерно огромными. Ощущение было такое, будто тени, отбрасываемые стеной, давили на ее сознание. Чем ближе Миррима подъезжала к стене, тем тяжелее ей становилось дышать под бременем каменных глыб.

Как Миррима ни пыталась отвести глаза, ее неумолимо тянуло вновь взглянуть на рунную стену. Ей приходилось прикладывать нечеловеческие усилия, чтобы удерживать взгляд на дороге. Как бы Миррима ни старалась смотреть вниз, ее взгляд постоянно норовил упорхнуть, как птичка, и приземлиться на верхушках каменных монолитов. Непреодолимое желание взглянуть на стену мучило ее. Теперь ей казалось, что она увидит рунную стену даже с закрытыми глазами.

Минута за минутой ужасная уверенность все нарастала: держать глаза закрытыми было лучше, чем смотреть.

Внезапно Миррима услышала за спиной громкий глухой улар. В тот же миг лошадь, которую Миррима вела за собой, натянула поводья. Тщательно следя за тем, чтобы взгляд ее случайно не попал на стену, Миррима обернулась посмотреть, что случилось с лошадью. Глаза животного были широко распахнуты. Застыв от ужаса, лошадь, не отрываясь, смотрела на рунную стену.

На мгновение Миррима пожалела о том, что животное выбрало неподходящее время, чтобы взглянуть наверх. Но в глубине души она была уверена, это не было простым совпадением. Даже глупое животное чувствовало зловещее присутствие стены.

«Если лошадь может смотреть на стену, почему я не могу сделать то же самое?» — подумала Миррима, и в тот же миг ее взгляд уперся в рунную стену.

Теперь до нее оставалось не более пятидесяти ярдов. Причудливый силуэт этого монументального сооружения отчетливо выделялся на фоне неба.

Над дорогой возвышалась широкая арка. Небо над головой было синим и безоблачным, только над самой линией горизонта плотным слоем лежали облака молочного цвета. Обрамленные черным контуром арки, они делали ее похожей на огромный слепой глаз.

По верхнему краю арки тянулась надпись на двух языках — рофехаванском и инкарранском, которая гласила: «За сей чертой твой род пустой».

Рассмотрев арку, Миррима попыталась тут же отвести взгляд. Она старалась изо всех противостоять магнетическому действию монолитных камней, возведенных как щиты по обе стороны арки. Но было уже поздно — Миррима позволила своему взгляду зайти слишком далеко, и теперь он попал в плен.

По обеим сторонам дороги она увидела огромные круглые камни, напоминающие колеса или щиты. Взгляд ее непроизвольно остановился на самом северном камне. На нем была изображена причудливая линия, спиральный желобок, углубление, выдолбленное в камне. Линия вела вниз, закручиваясь внутрь, как маршрут, обозначенный на карте. Миррима поняла, это было очертание руны — гипнотической и могущественной руны. Она снова попыталась отвести взгляд, но не смогла. Глаза ее помимо воли принялись разглядывать ход рунной линии, спускающейся серпантином все ниже и ниже. По мере того как линия вилась вниз, Миррима все сильнее чувствовала тяжесть ушедших веков, медленно проходящих перед ее мысленным взором, вращающихся, как огромные колеса под ее ногами. При каждом повороте колеса возникали великие цивилизации и рушились великие царства, строились легендарные города и, приходя в упадок, навсегда исчезали с лица земли. Фундаменты городов увязали в земле, тлея среди забытых лесов. Памятники гордым королям рассыпались в прах, омываемые водой и обдуваемые ветром. Их жалкие потомки вели кровопролитные войны и искали защиты среди руин. В свое время они снова принимались строить города. А колесо все продолжало вращаться, и Мирриму уносило прочь сквозь сны и мечтания о гордых влюбленных, о похвальбе воинов и безумных предсказаниях поэтов и пророков. А колесо все крутилось, неумолимо приближаясь к чудовищному концу.

Сердце Мирримы в панике забилось, а во рту пересохло. Эта руна убьет меня. Я должна отвести взгляд, в отчаянье подумала Миррима. Она пыталась бороться, пыталась закрыть глаза, отвернуться. Из груди вырвался стон. И все же она продолжала неотрывно смотреть. Ее глаза продолжали следовать за изломанной линией, ведущей ее все дальше по своему ужасающему курсу. Башни строились, и мечтатели мечтали, и гордые лорды вели войны под холодным солнцем. До тех пор пока движение не остановилось.

И в тот же момент Мирриму пронзила мысль, захлестнув ее своей нечеловеческой силой.

Ты ничтожество, ревел голос внутри, потрясая ее сознание, все твои дела и мечтания пусты. Ты стремишься к красоте и вечности, но на самом деле ты не более чем жалкий червь, ползущий по дороге в ожидании своей участи — быть раздавленным колесами времени.

Голос обладал дьявольской убедительностью и сверхъестественной мощью. Миррима поняла, что голос стал ее второй сущностью. Видения, вызванные руной, неопровержимо доказывали, что голос пытался внушить ей. Как смеет она надеяться проникнуть в Инкарру — она, заслужившая лишь презрение? Единственным выходом было повернуть лошадь вспять и поскакать во весь опор прочь, к высокому обрыву позади нее. Заставить лошадь прыгнуть вниз и положить конец этому мучению.

Миррима уже не понимала, что делает. Без размышлений она развернула своего коня. Пришпорив лошадь, она направилась прочь. Только бы скорее убежать, спастись от этого ужаса.

Ничто, что случалось с ней до сих пор, не могло сравниться с тем кошмаром, который она пережила, глядя на руну. Одна мысль о том, что придется снова повернуться лицом к стене, была настолько ужасной, что Миррима готова была предпочесть немедленную смерть. До этого момента она жила в относительном мире сама с собой и с окружающими. Тогда она еще не знала о существовании этой руны. Но теперь после того как Миррима увидела ее, она навсегда лишилась своей свободы. Лучше быть никем, лучше уйти в небытие. Ослепленная паникой, она скакала прочь, не видя надвигающегося обрыва и острых скал внизу.

Небеса померкли. Миррима летела сквозь темный туннель к вечному забвению.

Вдруг, как бы издалека, она услышала голос Боренсона.

— Нет! Нет! — кричал он.

Боренсон спрыгнул с коня и схватил ее лошадь под уздцы. Он сражался с обезумевшим животным, пытаясь успокоить его, не выпуская также из рук поводья инкарранской лошади. Миррима не видела его, она лишь почувствовала, как Боренсон схватил ее за запястье. Она впилась пятками в бока своей лошади. Сейчас под ней был боевой скакун Боренсона. Когда лошадь встала на дыбы и принялась молотить ногами в воздухе, Миррима обреченно подумала, что вот сейчас конь нанесет ее мужу смертельный удар, раздробив ему череп. Копь был обучен убивать каждого, кто нападет на него. Сейчас животное было вне себя, и все же каким-то чудом конь узнал своего хозяина. Эта лошадь принадлежала Боренсону уже много лет. Наверное, только это спасло его от смертельного удара.

Наконец Боренсон сумел утихомирить лошадь. Все это время он повторял, как заклинание:

— Не смотри! Не смотри на руну!

Постепенно к Мирриме начало возвращаться зрение. Она стала видеть окружающие ее вещи будто в тумане.

Внизу Миррима различила фигуру Боренсона, который, не отрываясь, смотрел на нее, ища ее взгляд. Он оглянулся на рунную стену и некоторое время глядел на ужасные видения. Слезы ярости подступили к его горлу, и все же он продолжал смотреть, непокорно подняв голову.

— Это ложь! — гневно кричал он. — Я люблю тебя! Я люблю тебя, Миррима!

Он развернулся и повел лошадей вперед. Каждый шаг давался с трудом и вызывал невыносимую боль, словно его ноги заковали в железные кандалы.

Миррима изо всех сил зажмурила глаза и снова повернулась лицом к стене. Сердце ее бешено колотилось, казалось, сейчас оно выскочит у нее из груди.

Я не побоялась Темного Победителя. Я выстояла в схватке с вайтом. Я смогу преодолеть и это препятствие, говорила себе Миррима.

И все же коварные руны наводили на нее больший ужас, чем все чудовища, вместе взятые. Миррима ничем не могла помочь Боренсону. Все, на что она была сейчас спосо6на, — это как можно ниже пригнуться к холке лошади, вдавив пятки в ее бока.

Боренсон продолжал упрямо идти вперед вопреки гнетущей тяжести каменных дисков, которая, казалось, придавливала путешественников к земле. Каждый следующий шаг давался с трудом. Он вел за собой Мирриму туда, куда она ни за что не отправилась бы, будь она одна.

Миррима все сильнее чувствовала тяжесть, навалившуюся на нее. Даже с закрытыми глазами она продолжала видеть отвратительные очертания каменных стражей. Их фигуры были словно отпечатаны у нее в мозгу. Миррима пригнулась еще больше, униженно кланяясь.

Твое появление на свет было досадной случайностью, плодом разврата. Ты не больше чем слизь, из которой ты произошла на свет, продолжал нашептывать голос.

Издалека, будто из глубокого ущелья в горах, доносился непокорно ревущий голос Боренсона:

— Не верь! Не верь этим мерзавцам!

И вот они очутились под аркой. Миррима почти физически чувствовала ее непомерный вес. Ей казалось, будто арка навалилась ей на спину, готовая раздавить ее.

Даже после того как они миновали арку, Миррима продолжала чувствовать ее у себя за спиной. Теперь, когда вес было позади, она наконец дала волю слезам.

— Я люблю тебя! — негромко повторил Боренсон и повел лошадей дальше.

Будь Миррима одна, она бы пришпорила лошадь и во весь опор поскакала бы в Инкарру. Но Боренсон крепко держал лошадей под уздцы. Сила стражей постепенно ослабевала. Мирриме казалось, будто она только что проснулась, очнувшись от кошмарного сна. Страшный сон неизбежно уходил все дальше и дальше в подсознание. Человеческое сознание не было рассчитано на то, чтобы переживать такие потрясения. После того как страдание закончилось, память отказывалась хранить его.

Вот уже полмили разделяло их с аркой, а Миррима все еще ехала с закрытыми глазами. Когда они проехали почти милю, она наконец решилась открыть глаза и немного приподнять голову. Боренсон держал в руках поводья всех трех лошадей и уводил их все глубже в Инкарру.

Миррима бросила взгляд вниз. Склоны гор были окутаны туманом, словно одеяло, укрывавшее Инкарру. По эту сторону гор было теплее, намного теплее, чем она ожидала. Казалось, будто рунная стена не только удерживала за пределами Инкарры всех северян, но также не пропускала холодный воздух. Тонкий слой снега исчез, едва они спустились с первого холма. Здесь и там среди камней зеленели заросли кустарника. Однако, не считая этой скудной растительности, больше ничего видно не было. «За сей чертой твой род пустой», — вспомнилась Мирриме надпись на арке в рунной стене. «Что значит пустой?» — недоумевала она. Наши надежды пусты, или наша гордость, или наш род не найдет здесь себе пристанища?

Обогнув выступ в скале, дорога резко уводила влево. Миновав поворот, они неожиданно увидели небольшую пещеру — это был вырезанный в каменной стене вход в крепость.

У входа в пещеру стояли трое стражей с кожей цвета слоновой кости и серебряными волосами, заплетенными в мелкие косички, которые были все связаны между собой и переброшены через правое плечо. Воины были облачены в кроваво-красные туники, немного не достававшие им до колен. Кроме этого, на них не было другой одежды, не считая сандалий с ремнями, оплетающими их щиколотки и колени. Доспехами им служили стальные нагрудники в форме идеального круга, которые прикрывали спину и грудь. На лбу у воинов были повязаны одинаковой формы металлические диски на лентах. Такие же пластины украшали их предплечья. Двое стражей были вооружены большими луками, а третий держал в руках инкарранский боевой топор.

— Стой! — закричал инкарранский воин с сильным акцептом, направляясь к Мирриме с Боренсоном. — Мы берем вас в плен!

Глава девятая

Врата Бездны

Немногие рискнули исследовать глубины Подземного Мира. И только избранные отваживались напасть на опустошителей в их царстве. Походы Эрдена Геборена, чьи Темные Рыцари в течение многих лет преследовали опустошителей в Подземном Мире, в настоящее время стали легендой.

Из «Кампании в Подземном Мире», автор — хозяин очага Кокстон из Оружейной Палаты

Русло древней реки петляло и петляло сквозь Подземный Мир. Габорн бежал как в тумане, охваченный горем. Бок у него болел от удара, который он принял от опустошителей. Однако физическая боль была несравнима с тем отчаянием, которое он испытывал из-за потери Биннесмана.

Волшебник первым представил Габорна духу Земли. Он был мудрым советником и другом.

Но что было еще важнее, он был могущественным помощником и защитником. Как Охранитель Земли, он имел лишь одну задачу: защищать род человеческий в надвигающиеся темные времена. Габорн тоже был силен, он был Королем Земли, и все же, потеряв Биннесмана, он чувствовал, что потерял часть своих сил. Как бы то ни было, он не мог сравниться силой и мудростью с Биннесманом.

«Теперь, когда волшебника нет, что станется с нами?» — думал Габорн.

Габорну было стыдно за то, что он беспокоится по этому поводу. Он знал ответ. Биннесман сам говорил ему — если Габорн не выстоит против темных сил, человечеству придет конец.

Аверан бежала рядом с Габорном на своих коротеньких ножках и горько плакала. Йом немного отстала и подбадривала девочку, но и на ее лице застыло горе.

Так они бежали по дну древней реки. Вода струилась по стенам, стекая в кратероподобные лужицы. Через некоторое время они достигли широкой пещеры, где небольшой поток стекал с высокой стены, заполняя озерца водой.

Йом сказала:

— Может, остановимся здесь? Нам пора сделать привал.

Грохот ног опустошителей у них над головой отдавался глухим рокотом от стен пещеры. Габорн обострил свои чувства, проверяя, угрожает ли им опасность. Да, опасность была со всех сторон: война, идущая в Гередон, смерть, пришедшая в Каррис, ползущая тьма, которая грозила поглотить весь мир. С каждым часом темнота все сгущалась.

Однако на данный момент опасность для них троих была не слишком велика.

— Хорошо, давайте остановимся здесь, — решил Габорн.

От жажды у Габорна пересохло во рту, а желудок его сжался от голода. Даже Властителям Рун, обладающим многими дарами жизнестойкости, требовалось иногда подкрепиться.

Когда он в последний раз ел нормальную еду? Вчера на рассвете? Благодаря многим дарам метаболизма ему казалось, что прошло уже несколько дней.

— Но мы не можем оставаться здесь долго! — сказала Аверан. Голос ее охрип от страха.

— Почему? — спросил Габорн.

— Тот опустошитель… Тот, который ранил Биннесмана, — я распознала его запах. Я знаю, кто это такой. Его имя известно каждому опустошителю. Его зовут Посланник Тьмы. Я знаю — он не оставит нас в покое. Он будет преследовать нас до тех пор, пока не удостоверится в нашей смерти.

— Почему ты в этом так уверена? — спросил Габорн.

— Посланник Тьмы пользуется дурной славой среди опустошителей. Он любимец самой Великой Истинной Хозяйки, ее супруг. Он воин, охотник, чья основная задача заключается в том, чтобы выслеживать и истреблять больных и опасных опустошителей.

— Опасных? — переспросила Йом.

— Самой опасной болезнью среди опустошителей считается так называемая «червивая мечтательность». При этой болезни в мозг опустошителя въедаются крошечные червячки, вызывая призрачные запахи и видения, своего рода галлюцинации. Через какое-то время больного начинают мучить ужасные боли, у него нарушается память и восприятие. Вскоре за этим следует неминуемая смерть. Поэтому, когда какой-нибудь опустошитель заражается червивой мечтательностью, его убивают, а останки его сжигают, чтобы избежать распространения заразы. Такая смерть считается самым позорным концом для опустошителя, ибо, когда опустошитель умирает своей смертью или погибает в сражении, его сородичи пожирают его труп — таким образом, опыт, знания и память умершего передаются тем, кто съедает его мозг. А те опустошители, которых не съедают, не передают дальше свою память, и она пропадает впустую.

— Другими словами, — сказал Габорн, — каждый опустошитель после смерти надеется приобрести в некотором смысле бессмертие.

Габорн знал, что опустошители пожирают мертвецов. Знал он и то, что таким образом они приобретают всю информацию, хранящуюся в памяти умершего. Однако он и представить себе не мог, что еще живыми опустошители мечтали о том, чтобы после смерти их тело было съедено.

Аверан ответила:

— Да, пределом мечтаний любого опустошителя является конкурс, который, если опустошитель будет того достоин, устроят после его смерти, чтобы выбрать из всех претендентов одного, которому достанется привилегия полакомиться мозгом умершего. Некоторые опустошители достигают при жизни такой славы, что после их смерти случаются даже поединки и дуэли между претендентами, настолько велико бывает желание заполучить наследие этих знаменитостей. На праздниках, где собираются наиболее прославленные колдуны, подают лакомство в виде мозга самых могущественных и мудрых опустошителей. То есть такие великие представители их рода, как Пролагатель Путей, с которым я общалась вчера, обладают памятью, простирающейся на сотни поколений назад.

— Теперь понятно, — сказал Габорн. — Быть выброшенным, сожженным — огромный позор для опустошителя, которого он пытается всеми силами избежать.

— Здесь-то и вступает в игру Посланник Тьмы, — продолжала Аверан. — Опустошители, которых сжигают, умирают окончательно и бесповоротно, уходят в небытие. Такая смерть считается большим позором. Как только опустошитель начинает замечать у себя признаки червивого безумия, он старается скрыть симптомы от себя самого. Он пытается продолжать жить обычной жизнью, чтобы избежать разоблачения и позорной смерти. Каждый хочет умереть с почестями вопреки болезни. Но по мере того как их сознание начинает разрушаться, а видения становятся все более устрашающими, страх разоблачения растет. Тогда они покидают своих соплеменников и бегут прочь из общины. Они живут вдали от всех как изгои.

— Это кое-что объясняет, — перебил девочку Габорн. — Много лет назад на деревню Кэмптон напал опустошитель. Мой отец снарядил за ним погоню, но когда те настигли его, то обнаружили, что перед ними был не грозный враг, а всего лишь хилый болезненный опустошитель, едва волочивший ноги.

— Да, некоторые монстры, пораженные смертельной болезнью, даже выходят на поверхность, преодолев огромные расстояния. Если, конечно, по пути наверх они не попадаются в лапы Посланника Тьмы, — рассказала Аверан. — Посланник Тьмы беспощаден, он несет смерть. Теперь же его одолевает любопытство. После встречи с нами он не успокоится, пока снова не разыщет нас, в этом я не сомневаюсь.

— Возможно, — сказал Габорн. — И все же я чувствую, что в настоящий момент опасность невелика. Мы должны восстановить силы, пока у нас есть такая возможность.

Он сделал паузу и еще раз прислушался к своим чувствам. После потери Биннесмана их шансы победить Великую Истинную Хозяйку значительно уменьшились.

Аверан подошла к ближайшему водоему и посмотрела в воду.

— Здесь нет скрабберов, только рыбы-слепцы, — заметила она.

Встав на колени, Аверан понюхала воду.

— Вода свежая, — с удивлением сказала она.

Вся вода, которая попадалась им на пути в течение последних нескольких часов, пахла сероводородом. Габорн тоже посмотрел в воду. Кратерообразное углубление было примерно футов тридцать в диаметре и двадцать футов глубиной. Бесчисленное множество рыб-слепцов унылого серого цвета длиной с человеческую ладонь задумчиво плавали взад-вперед. Они не были похожи на кожистую, костлявую, пахнущую серой рыбу Подземного Мира. Они больше напоминали окуней.

Вот уже в течение многих миль из растительности им попадались только щекотные папоротники и клочки разноцветной червь-травы. Здесь же, вблизи озера свежей воды, в изобилии росли резинчатые серые человеко-ушки.

Аверан опустила руку в озерцо, зачерпнула воды и принялась жадно пить. Вскоре все остальные присоединились к ней.

— Мы остановимся здесь примерно на час. Нам нужен отдых. На обед поедим рыбы, это поможет сэкономить наши припасы, — сказал Габорн.

Йом удивленно взглянула на Габорна:

— Прежде чем мы сделаем привал, надо решить, что нам делать дальше. Как мы будем продолжать путешествие без Биннесмана?

Габорн покачал головой:

— Я… Он… еще жив.

— Да, возможно он и жив, — согласилась Йом.

Габорн в отчаянье покачал головой:

— Уж Биннесман как никто другой должен бы знать, насколько важно было послушаться моего предупреждения.

— Иногда даже самые мудрые мужи совершают оплошности, — вздохнула Йом. — Это будет нам уроком. С этого момента, если Габорн велит нам делать что-то, надо обязательно следовать его совету, — добавила она, обращаясь к Аверан.

Габорн был уверен, теперь они будут внимательнее. Огорчало его только то, что урок этот был оплачен такой дорогой ценой. Он некоторое время смотрел на лениво плавающую в озере рыбу. Поймать ее будет несложно — не сложнее, чем собрать ягоды.

— Габорн, — послышался голос Йом, — приляг и отдохни. Я наловлю рыбы.

Решительный взгляд жены ясно показывал, что сопротивляться ее решению было бесполезно. Верно, ведь еще вчера Йом говорила ему:

— Пока ты будешь спасать мир, я буду спасать тебя.

У Габорна не было настроения спорить.

Пока Йом и Аверан ловили рыбу, Габорн прилег в зарослях человеко-ушек. Растения эти были мягкими и пружинили, как губчатый матрас. Габорн лежал молча и прислушивался. На стене перед его глазами висел целый занавес из пещерной соломы — вида сталактитов, которые формировались по мере того, как капельки воды стекали вниз сквозь пустые внутри трубочки-соломинки. На то, чтобы образовалась одна такая трубочка, требовались многие сотни лет. Пещерные соломинки по цвету напоминали нефриты и агаты различных оттенков от нежно-розового до ярко-персикового. Они были похожи на сияющие разноцветные камни — глаз радовался, глядя на них. Звук капающей на пол воды отдавался громким эхом под потолком пещеры. Габорн некоторое время размышлял, чем был вызван такой своеобразный звуковой эффект — то ли пещера обладала хорошей акустикой, то ли виной тому были многочисленные дары слуха, имевшиеся у Габорна. Капли воды, падающие из трубочек на известняковый пол, создавали редкой красоты музыку, похожую на звук колоколов. Отдаленное грохотание ног опустошителей напоминало глухую барабанную дробь.

Мысленно Габорн принялся играть в игру. Биннесман предположил, что до сих пор Габорн неправильно ставил задачи. Все свое внимание он уделял тактике, а также различного рода оружию, с помощью которого он мог бы убить Великую Истинную Хозяйку. Однако все, что приходило ему в голову, могло принести пользу лишь на короткое время.

Тьма приближается, думал Габорн. Непроглядная тьма, какой еще не знала история. Как мне спасти мой парод?

Перед его мысленным взором вставали целые армии, атакующие различные королевства — Индопал, Инкарру, южный Кроутен. Различия между государствами теряли всякое значение.

Пока Габорн лежал, размышляя, Аверан собрала сухие папоротники и развела небольшой костер. Затем она вынула вещи из мешков и разложила намокшую провизию поближе к костру, чтобы та просохла. Она вытащила яблоки, орехи, точильные камни и кремень и сложила все в кучу, затем выбросила пропитанные водой, пахнущей сероводородом, буханки хлеба. После этого она сложила все обратно, оставив лишь сменную одежду и кое-какие мелочи, которые еще надо было просушить.

Горящие папоротники издавали странный запах, напоминающий аромат сладкого перца. Запах пробудил у Габорна еще больший аппетит. К сожалению, рыба будет готова только минут через пятнадцать, которые покажутся Габорну двумя-тремя часами благодаря его дарам метаболизма.

Взгляд Габорна, блуждая, направился к дальней стене пещеры. Стена казалась плоской, будто отполированной рукой человека. Под потолком пещеры Габорн заметил пару отверстий странной формы, похожих на окошки.

Габорн открыл рот от изумления. То, что он увидел, было очень похоже на крепость. Присмотревшись внимательнее, он начал различать и другие детали, однозначно свидетельствовавшие о том, что перед ним было творение рук человека. Внизу виднелись ворота, однако разглядеть их было не так-то просто — в этом месте потолок обвалился, частично завалив вход. Похожие на острые пики сталактиты тут и там свисали с потолка, заслоняя собой некоторые из окон.

«Кто построил это укрепление — люди или даскины?» — подумал Габорн.

Сердце его радостно забилось. На руинах древних построек даскинов часто находили необыкновенные предметы, например, изделия из металла исключительно тонкой работы, создать которые не под силу человеку, или лунный камень, который сам по себе излучал нескончаемый свет.

Габорн поднялся на ноги, и, перейдя русло реки, подошел туда, где лежало несколько камней, упавших с древней стены. Так же как и внешние стены укрепления, камни у входа были покрыты высохшей грязью, делая ворота совершенно незаметными. Габорн удивился, как он вообще смог разглядеть их. Наверное, это было не случайно. В свое время вход был оснащен опускающейся решеткой, а деревянные доски ворот были скреплены между собой железными перекладинами. Теперь железо превратилось в ржавчину, не говоря уже о дереве, которое сгнило много веков назад.

Стоило Габорну слегка потянуть за ржавый железный прут, как ворота, вернее то, что от них осталось, с грохотом обрушились ему под ноги. Пробравшись сквозь завал, Габорн направился внутрь.

Пол внутри был покрыт чем-то похожим на гипс. В свое время крепость была затоплена, потом вода схлынула, оставив на полу и на стенах толстый слой речной грязи. Типичные для Подземного Мира растения росли на полу, напоминая собой черную щетину. По непонятной причине лишь немногие из растений смогли выжить здесь.

Внезапно странное создание желтого цвета с широкой спиной, похожее на большого безглазого жука, набросилось на Габорна, размахивая в воздухе клешнями. Габорн топнул на жука ногой, что неожиданно возымело странный эффект. Послышался громкий щелчок, за которым последовала вспышка света, после чего мертвый жук начал гореть, издавая серный запах. Сверкач, понял Габорн. Много лет назад в Палате Разумения он слышал уже о таком жуке. Рассказывая об обитателях Подземного Мира, старик Ярроу говаривал: «Этот жук — единственный из известных животных, который оказывает вам любезность, приготовляя сам себя, когда вы голодны и готовы что-нибудь покушать. К сожалению, на вкус они еще хуже, чем жареные тараканы».

Габорн огляделся. Он находился в помещении, которое в прошлом могло бы служить Большим Залом. На одной стене висели истлевшие останки гобелена. Краски его померкли настолько, что Габорн решил даже и не пытаться отгадать, что могло было быть изображено на этом ковре. Старинные масляные лампы висели на крючках и украшали ниши в стенах. Они были изготовлены в Мистаррии. Он видел глиняные лампы, похожие на эту, в Палате Разумения, в Комнате Времени. Тут и там на глаза ему попадались останки мебели — остов комода, полусгнивший стол. Место это было очень древним, но насколько древним? Он кое-что предполагал, но не решался признаться в этом самому себе. История зафиксировала лишь три случая, когда Мистаррия пыталась покорить Подземный Мир. В этих покоях мог спать сам Эрден Геборен…

Стоило ему понять это, как Габорна охватил священный трепет. По телу его пробежала дрожь. Он почти физически чувствовал присутствие здесь духов. Когда-то Эрден Геборен вел рыцарей на битву по этим вот коридорам. Сколько воинов погибло здесь, сражаясь с опустошителями?

В дальней стене комнаты Габорн заметил узкую каменную лестницу, которая была вырублена прямо в скале. Он поднялся по ступенькам на второй этаж. Тут путь ему преградила старинная деревянная дверь.

На двери были вырезаны слова на древнем языке, который отдаленно напоминал рофехаванский, но был настолько искажен, что Габорн не сразу смог понять смысл написанного. Кое-где дверь прогнила насквозь, поэтому на месте некоторых слов зияли дыры.

«Я, Берон Виндховен… Эта крепость… Год герцога Вала Мудрого… Внизу… дурные предзнаменования… нашествие опустошителей».

Герцог Вал Мудрый? Габорн призадумался, пытаясь угадать год, в который была сделана надпись. По материнской линии Габорн происходил из рода Валов. Вал Мудрый был сыном Вала Клятвопреступника, который покорил Вестланд семьсот лет назад.

Значит, это место было древним даже тогда, сообразил Габорн. Это означало, что Король Харрил не мог построить его.

Габорн потянул за щеколду, и она тут же оторвалась, оставшись у него в руке. Тогда он приналег на дверь плечом. В тот же миг ветхая дверь обрушилась внутрь. За дверью взгляду не на чем было остановиться. Его глазам предстали несколько дюжин маленьких комнат, вырубленных в скале по обе стороны длинного коридора. По виду помещение напоминало барак. Тут и там по бокам виднелись характерные ниши, небольшие укромные уголки, которые обычно украшались трофеями и реликвиями. Однако в этих нишах Габорн не заметил ни древнего оружия, ни редких предметов старины, добытых на руинах поселений даскинов.

Все, что представляло какую-либо ценность, было растащено много веков назад. Наверх вела еще одна лестница. Должно быть, там находились покои высших чинов. Габорн вскарабкался по ступенькам, испытывая все возрастающее благоговение. Оказавшись наверху, он увидел, что коридор разветвлялся. Проход, уходящий влево, привел его к большой комнате, дверь в которую была распахнута настежь. Заглянув внутрь, Габорн предположил, что эта комната принадлежала Берону Виндховену. Часть потолка обвалилась, загромождая проход. Не решившись войти, Габорн направился обратно и дошел до конца коридора, уходившего вправо. Здесь он уперся в массивную дверь из почерневшего металла, украшенную крестообразным гербом, который показался Габорну очень знакомым. Сквозь листья дуба на него смотрел зеленый человек — это было характерное украшение щита, выкованное из металла.

В давние времена сам Эрден Геборен спал в этой комнате, понял Габорн. Здесь он планировал сражения, отсюда он вел своих воинов на битву. Теперь я знаю название этой крепости, подумал Габорн. Врата Бездны, Темная Крепость.

Знания о расположении этого места были утеряны много лет назад, но легенды по-прежнему хранили его название. Габорн думал, что это укрепление намного больше, ведь согласно легенде здесь могли разместиться тысячи воинов.

В жизни каждого человека наступает момент, когда ему кажется, будто он встретил свою судьбу. Приходит время, и ты понимаешь, что каждый выбранный тобой путь, каждый начертанный тобой план в конце концов приведет тебя к двери, за которой ты столкнешься лицом к лицу со своей судьбой. То, что будет потом — не более чем мечта, на которую можно лишь надеяться.

Похожее предчувствие охватило Габорна именно сейчас.

«Каждый шаг, который я предпринимал, неуклонно вел меня по стопам великого Эрдена Геборена. Почему бы не здесь? Почему бы не сейчас?» — подумал Габорн.

Издалека доносился похожий на гром звук несущейся сквозь пещеры орды опустошителей.

Габорн поскреб дверь кинжалом. Лезвие оставило на черной двери светлую царапину — под слоем грязи была дверь из чистого серебра. Каждый предмет в крепости, который имел хоть какую-либо ценность, был давным-давно унесен отсюда мародерами, и лишь дверь, ведущая в покой Эрдена Геборена, осталась нетронутой. Никто не посмел позариться на эту ценную вещь — настолько почитали Короля Земли.

Габорн потянул за ручку. Дверь была заперта, а замочная скважина представляла собой лишь небольшое углубление в форме зеленого человека. Габорн вложил свою печатку в паз и повернул ее. Перстень с печаткой был изготовлен по той же самой форме, что и сотни лет назад. Сначала замок не поддавался, но затем что-то скрипнуло и дверь открылась.

Габорн распахнул дверь настежь. Убранство комнаты, которая предстала его глазам, было в высшей мере сурово и аскетично. Помещение казалось тесным даже для одного человека. Габорн видел тюремные камеры, которые были больше по размеру. Благодаря плотно закрытой двери, а также тому, что комната находилась наверху, она не подверглась затоплению и осталась нетронутой. И все же мебель казалась не столько сохранившейся, сколько окаменевшей. Большую часть комнаты занимала походная кровать с деревянной рамой. На ней лежал камышовый коврик и коричневое шерстяное одеяло. Кровать была оставлена незастеленной.

Рядом с кроватью находились небольшой стол и стул. На столе стояла деревянная тарелка, рядом с ней лежал нож. Картину дополняла полуистлевшая книга, переплетенная в кожу. Здесь же стояла деревянная чернильница в форме лилии и лежали истлевшие останки гусиного пера. На стене висел простой походный плащ на крючке. Из-под кровати выглядывала пара высоких походных сапог.

Все выглядело так, будто в один прекрасный день много веков назад Эрден Геборен проснулся в этой комнате, съел свой завтрак и, заперев за собой дверь, ушел, чтобы уж больше никогда не вернуться.

Осознание этого поразило Габорна до глубины души. Все было именно так. Эрден Геборен был здесь, во Вратах Бездны, отсюда он собирался повести своих Темных Рыцарей на битву с опустошителями под землей. И в этот момент он узнал об измене в Кэр Фэле. После многих лет войны, бесконечных сражений с опустошителями, тотами и нелюдями он узнал, что его народ восстал против него — Короля Земли.

Причины восстания до сих пор остались неясными. Некоторые историки предполагали, что причиной явились убытки, принесенные войной. Затраты на военные действия оказались слишком велики, ведь он вел своих рыцарей сквозь Подземный Мир больше дюжины лет подряд. Другие утверждали, что имел место заговор мошенников и бандитов, которые объединились против Короля Земли в последней попытке установить свое господство. Факт остается фактом — Эрден Геборен встретил свою смерть в Кэр Фэле, но ни одна рана не обезобразила его тело.

Теперь, почти восемнадцать столетий спустя, Габорн оказался в покое древнего Короля Земли — комнате, не потревоженной с тех пор, как он отправился на смерть. Габорну показалось, что сейчас он увидит тень самого Эрдена Геборена, терпеливо парящую в воздухе в углу комнаты, ожидая подходящего момента, чтобы поговорить с Габорном.

Охваченный горечью, Габорн прикоснулся к книге. Он развязал ремешки и открыл книгу на первой странице. Страницы ее представляли собой отдельные листочки. Некоторые из них истлели в пыль. Титульный лист был полностью занят рисунком, изображавшим большой дуб, а под ним — два создания, похожие на людей, с крыльями и лисьими мордами. Каждое существо держало в руках изогнутый меч с волнообразным клинком. Картинка была старательно выписана чернилами, хотя художник и не имел большого таланта. Прочитать заглавие Габорн не смог — текст был написан на незнакомом языке.

Габорн задрожал от восторга, ведь книга хранила тяжесть веков. Он принялся листать страницы. Теперь Габорн понял, что книга была написана на древнем альницийском наречии — языке, на котором говорили при дворе в течение тысячи лет, но теперь его почти полностью забыли. Габорн не мог прочитать древние письмена, но все же он понял — это была книга, написанная рукой самого Эрдена Геборена.

Габорн перевернул страницу. Почерк был уверенным и элегантным. Чернила были хорошо видны на пожелтевших листах. Однако манускрипт был далеко не закончен. Многие слова были вычеркнуты и целые абзацы вставлены на их место. Поля пестрели знаками вопроса. Очевидно, труд этот находился в работе.

Старый хозяин очага Биддлз будет в восторге, подумал Габорн. Этот том станет причиной большого празднования среди хранителей Комнаты Времени. Габорн засунул книгу за пазуху.

Оглядев еще раз убранство комнаты, Габорн заметил лишь старый жестяной колокольчик, посеревший от воздуха, да четыре медные монеты на полке — убранство комнаты было в высшей степени скромным. За дверью Габорн обнаружил старинное копье для охоты на опустошителя. Немного длиннее обычного, орудие не было похоже ни на одно из тех, которые Габорн когда-либо видел. Это было настоящее произведение искусства, выполненное не из стали, а вырезанное из кости опустошителя — скорее всего, из плеча крупного меченосца. Вокруг древка была намотана истлевшая кожаная ручка. Острие было украшено бриллиантами необычно большого размера, длинными и узкими.

Габорн улыбнулся — это было оружие самого Эрдена Геборена. Кость опустошителя за многие века должна была затвердеть и стать крепкой, как никогда, а кожу на ручке можно было легко заменить.

Он хотел, чтобы это оружие досталось мне, подумал Габорн.

Он взял копье и направился прочь. В дверях он помедлил, бросив прощальный взгляд на комнату. Эрден Геборен был скромным человеком, решил Габорн. Комната не обнаруживала ни малейшей склонности к роскоши и украшениям.

Он закрыл дверь и запер ее.

* * *

Йом наловила с дюжину рыбин и жарила их на камнях, лежащих вокруг небольшого костра. Она взглянула на Габорна и увидела сверкающую пику в его руках.

— Что ты нашел? — спросила она.

Улыбка озарила ее лицо.

— Крепость Врата Бездны, — ответил Габорн, — и древнюю опочивальню самого Эрдена Геборена. Она оставалась нетронутой все эти века. Я нашел его копье!

— А что еще? — поинтересовалась Йом.

— Древнюю книгу. Какой-то манускрипт, — ответил Габорн.

— Написанную самим Эрденом Гебореном? — удивилась Йом. Казалось, сейчас она вскочит на ноги и примется танцевать.

При виде ее откровенного ликования Габорн улыбнулся и кивнул. И тут же тревожно огляделся.

— Где Аверан? — спросил он.

— Она пошла вперед по дороге, сказала, что хочет прогуляться. Но я думаю, она просто очень огорчена потерей Биннесмана — ей хотелось немного побыть одной.

Используя Прозрение Земли, Габорн прощупал окружающее пространство и увидел, что Аверан действительно была недалеко. Опасность ей не угрожала.

Габорн вытащил том и показал Йом. Она развязала кожаные ремешки, открыла титульную страницу и медленно прочитала:

— Сказания… нет, думаю, это Учение о другом мире, изложенное тем, кто побывал среди Светлейших.

— Ты можешь читать на этом древнем языке? — удивился Габорн. — Я никогда не слышал, чтобы на нем разговаривали за пределами Палаты Разумения, Комнаты Языков. Где ты вообще могла его слышать?

— Меня научил советник Родхам. Он был настоящим ученым и считал, что для меня будет гораздо более ценным изучить альницийский, чем вышивку, — улыбнулась Йом.

Габорн уставился на нее с изумлением.

— История умалчивает о том, что именно Эрден Геборен узнал от Светлейших и Всеславных, — принялся он размышлять вслух, — теперь я знаю, почему: он не закончил свою книгу. Это грандиозная находка. Лишь самым могущественным волшебникам было дано пройти путь между двумя мирами, нашим и другим — Единственным Истинным Миром.

Йом перевернула страницу:

— Это очень древние письмена. Расшифровать их будет непросто.

Она сосредоточенно вглядывалась в текст, силясь прочитать написанное.

— «Глас мой груб — неверный инструмент. Язык мой сделан из латуни, нет на него надежды. Как смею я дерзнуть изречь слова, ниспосланные мне самими Светлейшими? Голос их подобен грому, они…» Я не знаю этого слова. «Слова их из чистого света, они шепчут в уши нашей души. Слушай глагол Светлейших, если можешь, если только жалкий глас мои не ослабеет, боюсь, он подведет меня… И все же я верю, что ты услышишь», — Йом тщательно подбирала каждое слово, стараясь как можно точнее передать смысл написанного.

Габорн весь превратился в слух. Йом с любопытством взглянула на него. Она наугад открыла страницу посередине книги и снова принялась читать: «И рек Фэль…»

— Кто такой Фэль? — перебил ее Габорн.

Йом легкомысленно улыбнулась:

— Некто, кто речет всякие откровения Эрдену Геборену.

Она снова углубилась в чтение:

— «Учись любить всех людей…» — он не мог решить, какое слово выбрать: «одинаково» или «безупречно».

— Если ты любишь всех людей безупречно, не значит ли это, что ты любишь всех одинаково? — задумчиво произнес Габорн.

Йом кивнула и продолжала:

— «Не стань одного выше другого, не цени богатого больше, чем убогого, сильного больше, чем немощного, доброго больше, чем жестокого, но возлюби всех людей в равной мере».

— Хмм… — призадумалась Йом.

Казалось, эти слова вызвали у нее беспокойство. Она медленно закрыла книгу.

До сих пор Габорн не слышал ничего подобного. Он не мог припомнить, чтобы кто-либо, не будь он королем, давал наставления, как люди должны относиться друг к другу. Габорн решил, что Фэль был королем среди Светлейших.

— Продолжай! — попросил он Йом.

Она снова открыла книгу. Морща лоб от напряжения, Йом стала читать дальше:

— «И вопросил я: „Возможно ли возлюбить всех людей с одинаковой силой?“ И ответствовал Фэль…» — Йом поморщилась, — здесь много текста вычеркнуто. Местами кажется, будто он хочет сказать, что мы должны научиться любить тех, кому мы служим. Он также пишет: «Давай каждому в равной мере твоей любви». Но тут на полях пометка со знаком вопроса: «Возможно ли объяснить…» Я думаю, он имеет в виду «объяснить людям, что служа всем в равной мере, ты проявляешь себя наилучшим образом. Другими словами, это высшая добродетель для человека». Этого слова я не знаю — «пренебрегая собственными нуждами»? «Ибо поистине есть человеки, желающие зла. И все же наш долг отплатить им только добром. Эти люди, находящиеся во власти ло… локи, идут против добра бездумно, не подозревая о том, что ими командуют ставленники Великой Истинной Хозяйки».

У Габорна от неожиданности закружилась голова.

— Ты уверена, что там сказано Великая Истинная Хозяйка? — задыхаясь, спросил он.

— Да, именно так! — ответила Йом.

— То есть он пишет о королеве опустошителей?

Биннесман предполагал, что Эрден Геборен преследовал какого-то конкретного опустошителя, имя которому локус. Но ни волшебник, ни Габорн не могли с точностью сказать, кого именно он искал.

— Мне кажется, он говорит о существе гораздо более сильном и могущественном, чем простой опустошитель.

Габорн хмыкнул и призадумался. Хроно учил его, что в мире существует лишь один порок: себялюбие — черта, присущая всем людям в равной мере. Порок этот мог служить достаточным объяснением тому, почему в мире так много зла. Ведь кто не желает для себя безграничного достатка, нерушимого здоровья или бескрайней мудрости, равно как и бесконечной жизни? Кто из нас не жаждет любви и поклонения окружающих?

Разумеется, эти желания вполне естественны, ведь они заложены в самой природе человека, размышлял Габорн. Сами по себе эти стремления не являются злом. Ибо, как говаривал отец Габорна, человек, которого стремление к богатству побуждает на труды праведные, привлекает благословение божественных сил как для себя, так и для ближних его. Женщина, жаждущая знаний и посвящающая учению многие часы, освящает своим присутствием любое общество. А сам Габорн? Как часто мечтал он стать таким правителем, одно имя которого будет вызывать восторг и почитание у его подданных. Самой справедливой мерой того, насколько хорошо король правит страной, Габорн считал любовь народа.

Только тогда вступаем мы в сговор со злыми силами, когда желание благ для себя становится непомерно велико — так велико, что мы готовы причинить вред другим, продолжал размышлять Габорн.

— Именно великую Истинную Хозяйку преследовал Эрден Геборен, когда смерть настигла его, — задумчиво проговорил Габорн. — Он вел войну с опустошителями больше десяти лет. Неужели, спустя столько лет, мы преследуем то же существо, которое искал Эрден Геборен? Возможно ли такое? Или так называют любого правителя опустошителей?

У Габорна внезапно возникло много вопросов, которые он хотел бы задать Аверан. Могла ли Великая Истинная Хозяйка прожить семнадцать тысяч лет? Что еще Аверан может поведать об этом загадочном существе? Габорн заглянул в туннель. Аверан и не думала возвращаться.

— Аверан! — позвал Габорн.

Слова его эхом разнеслись далеко по туннелю. Ответа не последовало.

— Аверан! — крикнула Йом.

Все впустую. Габорн прислушался к себе, пытаясь с помощью Прозрения Земли определить местонахождение Аверан. Он почувствовал ее присутствие примерно в миле вверх по туннелю.

«Куда она идет?» — подумал Габорн.

И тут же паника захлестнула его, ибо он почувствовал, куда она направлялась — Аверан шла навстречу опасности.

Глава десятая

Посланник Теней

Ребенок должен полагаться на веру, она будет вести его в отсутствие у него мудрости, приходящей с опытом, и дальновидности, присущей взрослому разуму. Некоторые превозносят веру, говоря, что она даст им преимущество, однако я предпочитаю мудрость и дальновидность.

Менделлас Дракэн Ордэн

Аверан ушла из лагеря в полном смятении. Она чувствовала сильное беспокойство, и с каждой минутой оно только росло. Посланник Теней следовал за ними по пятам, и девочка знала, что он никогда не оставит их.

В эту минуту Аверан поняла, что он наверняка ждет, когда они вернутся обратно в пещеру. Скорее всего, он устроит засаду где-то рядом с туннелем и, зарывшись в землю, спрячется там, оставив лишь одно или два щупальца над землей.

Зная, каким хорошим охотником был Посланник Теней, Аверан сомневалась, что даже Габорну удастся ускользнуть от него.

Единственной надеждой было найти еще один туннель опустошителей, уходящий еще глубже под землю. Казалось, шансы были не велики. Пролагатель Путей никогда не бывал в этих местах, и Аверан поняла, что потерялась.

Какое-то время девочка просто брела, оставшись наедине со своими переживаниями. Тревоги уводили ее все дальше в Подземный Мир. Воздух был теплым и тяжелым. Под его воздействием на стенах стали появляться узоры, переплетаясь между собой, они рисовали королевскую корону; зародившись в одном месте, ярко желтая плесень медленно распространялась по поверхности и, умирая, оставляла после себя золотистый ореол, который постепенно расползался по стенам. Откуда-то издалека Аверан услышала странный звук.

Она остановилась. Звук был похож на утробное урчание большого кота.

«Здесь же не должно быть котов, разве нет?» — задумалась Аверан. Но ведь она видела слепоглазок и крабов-слепцов, да и других животных, живущих на земле. Однако маловероятно, что здесь под землей обитают кошки.

Подземный мир таит в себе много разных странных вещей. И все же ни один из опустошителей, мозг которого она съела, никогда не видел кошку.

Аверан дошла до поворота и осторожно осмотрелась. Несколько пещерных ящериц, похожих на раздувшихся тритонов, устроились возле небольшого водоема и громко шипели друг на друга, будто бы боролись за какой-то приз. Звуки, которые они издавали, сильно напоминали урчание.

Хранитель Башни Посвященных знал, что это за ящерицы. Обычно они делали отверстия в земле и жили в илистой грязи. На вкус они были мягкими и безвкусными. Однако несмотря на обширные знания Хранителя, опустошитель никогда не слышал их песен.

Аверан подошла к ним поближе. Уловив движение, слепые ящерицы повернули головы в ее сторону, прислушиваясь, потом неожиданно нырнули в воду.

Сразу за местом обитания ящериц старая речка заканчивалась. Сотни небольших ходов, таких же узких, как волчьи норы, пронизывали каменные стены, их проделали в мягкой породе живущие в расщелинах гусеницы, похожие на гигантских многоножек. Гусеницы сверлили стены вдоль и поперек, это ослабило их, и потолок пещеры рухнул.

Аверан вдруг поняла, что единственный выход теперь — это идти в туннели. Однако следовать по слишком узким проходам было рискованно. Гусеницы, живущие в расщелинах, вырастали до пятидесяти футов в длину, ко всему прочему, они были плотоядны.

Протяженность ходов, проделанных гусеницами, могла составлять целые мили. Нужно найти верный путь через эти туннели. Аверан представила, как Габорн будет гордиться ею, когда узнает, что она отыскала для них дорогу.

Аверан трясло от страха. Она подошла к ближайшему входу и принюхалась. Ничего. Пахло горной породой и листьями папоротника. Гусеницы уже много лет не появлялись в этом туннеле.

В третьем проходе девочка почувствовала мускусный запах, характерный для яиц гусениц, и тут же отскочила назад. В двенадцатом туннеле она наконец нашла то, что искала — едва уловимый запах другого воздуха, пахнувший на нее откуда-то изнутри. Это означало, что либо нора ведет к другому туннелю опустошителя, либо по ней она сможет попасть в следующую пещеру.

Аверан колебалась. Она стала осматривать отверстие. Она сможет пролезть в нору, но удастся ли это Габорну и остальным?

Да, решила она, нужно только приложить некоторое усилие.

Девочка встала на носочки и заглянула внутрь. Нора была достаточно широкой, потому она с легкостью смогла бы забраться туда.

Но тогда получается, что гусеница, прорывшая эту нору, достаточно большая, и она спокойно может меня проглотить, вдруг пришло в голову Аверан. Мне не следует лезть туда. Габорн будет очень злиться.

Но Габорн ждал, пока будет готова его рыба. Вдруг опустошители уже настигли его? Тогда он будет искать путь, чтобы сбежать от них. А значит, он рассчитывает, что она укажет ему дорогу.

Да, я должна это сделать, сказала себе Аверан. Отыскав нужный путь, я сохраню для всех нас драгоценное время.

— Аверан! — позвал Габорн из глубины туннеля. — Подожди!

Она остановилась, ее сердце выпрыгивало из груди. Девочка обернулась и стала вглядываться вглубь туннеля. Вскоре на стенах появились пятна света, значит, Габорн был уже совсем близко.

Появившись из-за поворота, он увидел Аверан.

— Что ты делаешь? — спросил он.

— Просто осматриваюсь вокруг, — ответила Аверан, — стены туннеля обрушены, я искала обходной путь.

— Это опасно, — сказал Габорн, забеспокоившись.

— Это наш единственный шанс, — возразила девочка.

Габорн посмотрел назад, туда, откуда они пришли. Издалека доносилось тяжелое грохотание опустошителей, вторгшихся в Подземный Мир. Облизнув губы, он кивнул головой.

— Согласен, — сказал Габорн, — но я чувствую опасность впереди. Не просто опасность… смерть. Боюсь, если мы выберем эту дорогу…

— То что? — спросила Аверан.

— Не знаю, — ответил Габорн, — возможно, мне следует пойти первым, — он осмотрел вход в туннель и отступил назад. — Нет, Земля предупреждает меня, мне нельзя идти туда, и Йом тоже.

— Тогда пойду я, — предложила Аверан. — Может быть, все не так уж плохо. Я уловила свежий воздух там, внизу. По этой норе я доберусь до другой стороны туннеля.

Габорн стал тщательно осматривать проделанный в пещере проход, будто пытаясь обнаружить спрятанную в нем опасность, затем неуверенно кивнул.

— Да, — прошептал он, — это верный путь.

— Тогда разреши мне идти первой, — попросила Аверан.

— Постой, — сказал Габорн, рукой остановив ее, — рыба уже готова. Мы поедим и позже вернемся сюда.

Аверан была почти уверена, что Габорн нарочно медлил. В его глазах читалась растерянность, он не знал, что делать дальше.

* * *

После недолгого ужина, во время которого Габорн продолжал всматриваться куда-то вдаль в совершенной растерянности, Аверан была готова бросить вызов той норе. С помощью Габорна и Йом Аверан ловко забралась в узкий туннель. Внутри пол был забрызган высохшей черной слизью, оставшейся от гусениц. Ее выделяли эти твари и смазывали им свои жилища. Опустошителям нравился ее вкус.

— Никакой опасности здесь нет, — сказала Аверан Габорну.

— Возможно, — ответил Габорн, — но не принимай все на веру. Я чувствую угрозу. Может быть, это что-то незначительное. Но помни, ты не опустошитель. Существо, не представляющее никакого риска для опустошителя, может таить в себе смертельную опасность для тебя.

— Я буду осторожна, — пообещала Аверан. Она медленно поползла дальше. Ведь Габорн нуждался в ее помощи.

Девочка быстро двигалась внутри туннеля, прислушиваясь и пытаясь уловить грохочущие звуки, сопровождающие ползущих по камням гусениц.

Через несколько сотен ярдов Аверан добралась до выхода и высунула голову наружу.

Туннель вел в широкую пещеру. Она снова увидела русло реки, но что-то поменялось. Камни здесь были красного цвета и, должно быть, достаточно мягкие, ибо река стала шире. Потолок пещеры не раз обваливался, и с течением времени образовалось довольно просторное углубление. Своды пещеры устремлялись вверх на двести футов, и сталагмиты походили на окаменевший лес, а сталактиты, свисавшие с потолка, напоминали гигантские зубы.

По обеим сторонам дороги росли путаницы — растения, устилавшие пол пещеры плетеным ковром из своих корней. Огромные луковицы росли посреди этих переплетений и были похожи на большие полные горошин стручки. Однако Аверан знала, стоит ей наступить на корни, как ползучие побеги попытаются проглотить ее.

Девочка осторожно нагнулась к земле и принюхалась. Затем она сделала два шага вперед.

Едва уловимый запах опустошителя чувствовался в воздухе. Девочке почудилось слово «подожди». Это мог быть приказ, который прокричал кто-то много сотен лет назад, а возможно, это прошептали не так уж давно. Сказать точнее было нельзя.

— Габорн, — позвала Аверан, — я прошла через обвал, иди за мной.

Она не рискнула идти дальше без Габорна.

Но если здесь бывали опустошители, подумала Аверан, значит, из этой пещеры можно попасть в больший туннель. И если я найду этот туннель, а запахи укажут мне дорогу, то тогда я смогу узнать путь к Логову Костей.

Аверан внимательно смотрела под ноги на путаниц, боясь наступить на тонкие серые корни, не желая оказаться в их путах.

Впереди по обе стороны от девочки торчали два сталагмита, а дальше естественно образовавшийся каменный мост вел через глубокую пропасть. Там внизу, в ущелье, судя по доносившимся звукам, бурлила вода.

Вдруг Аверан задел небольшой камешек, упавший откуда-то сверху. Девочка тут же посмотрела наверх и закричала, увидев, как на нее летит что-то огромное, похожее на гигантского паука. Она попыталась отпрыгнуть, но чудовищная лапа уже схватила ее.

— Опустошитель! — закричала она.

Девочка вырвалась из когтей монстра и в надежде спастись бросилась к норе, проделанной гусеницами. Стебли путаниц, взбудораженные появлением опустошителя, крепко обвили ее ноги. Аверан шлепнулась на землю. Голова путаницы, похожая на стручок, стремительно ползла в ее сторону. Стручок раскрылся, обнажив жуткую беззубую пасть, полную маленьких волосков. Растение старалось дотянуться до нее, но безуспешно.

Опустошитель дернул за корень, вырвав стебель, опутавший лодыжку Аверан, после чего путаница, хромая, отползла назад. Девочка попыталась вскочить на ноги, но слишком поздно. Лапа опустошителя уже схватила ее и крепко зажала.

Аверан извивалась, пытаясь сделать вдох. Но даже благодаря всем ее дарам силы, девочка не могла сравниться с опустошителем. Он держал ребенка железной хваткой и быстро бежал прочь. Перепрыгнув через путаниц, одним прыжком он преодолел каменный мост.

— Габорн, — закричала Аверан, — на помощь!

Она повернула голову, чтобы посмотреть назад.

Зажатая в кулаке монстра, Аверан колотила по лапе, а тот, в свою очередь, так сильно тряс ее, что она боялась, как бы не свернуть себе шею.

Аверан уловила запах чудовища. Она знала этого опустошителя. «Как он нашел меня?» — спрашивала она себя, как ему удалось добраться сюда так быстро?

От изумления у Аверан перехватило дыхание, и тут Посланник Теней мгновенно исчез вместе с ней в темноте.

Глава одиннадцатая

Подарок Фейкаальда

Там, где есть надежда, локи сеют страх. Туда, где есть свет, локи несут тьму.

Отрывок о природе локи из «Сказаний о Другом Мире» Эрдена Геборена

Вода искрилась на солнце, озаряя все вокруг на многие мили, пока армия Раджа Ахтена направлялась на север Майгассы через Большое Соленое море. Вместе с ним шли трое пламяплетов, дюжина слонов, отмеченных рунами силы, и еще три тысячи Властителей Рун разной силы. Большинство из них принадлежали к знатным семьям, их доспехи украшал плотный белый и золотой шелк, алые тюрбаны сверкали рубинами размером с голубиное яйцо. И хотя их было не так много, они представляли собой великую силу, ведь это были не просто наемные воины; среди них были принцы, короли и шейхи древнейших государств Индопала, и даров они получили столько же, сколько имели золота. Более того, эти люди были рождены коварными и безжалостными, они появились на свет, чтобы обладать богатством и драться, и много лет назад они научились хранить то, на что однажды предъявили свои права.

Уздечки и седла их лошадей и верблюдов сияли драгоценными камнями, мечи и копья воинов сверкали стальными наконечниками.

Всадники двигались вперед, и из-под копыт были слышны всплески воды. В это время года идти через Соленое море было удобнее, чем огибать его вокруг. Зимой море становилось глубже и пересечь его на лошади не удалось бы, однако сейчас уровень воды достигал всего фута, и она едва скрывала небольшие углубления, полные белой соли. Море простиралось до самого горизонта. Вдалеке ярко светило полуденное солнце, и невысокие волны сверкали и переливались; казалось, горизонт искрился серебром, маня к себе. За морем на севере уже виднелась цепочка гор.

Радж Ахтен, одетый в белый шелк, ехал впереди всех верхом на сером императорском коне. При каждом шаге жеребца из-под копыт летели брызги. Вода тут же высыхала, оставляя на животе и ногах животного белые пятна соли. На голове всадника был надет тюрбан, спасавший его от полуденного солнца и скрывавший шрамы на обезображенном лице.

В этот момент Радж Ахтен заметил вдалеке одинокого всадника, тот пересекал море, направляясь к ним. Человек, одетый в черное, сидел верхом, наклонившись вперед, словно старик, а его черный конь, отмеченный рунами силы, спотыкался под тяжестью поклажи, крепившейся к седлу.

Радж Ахтен получил тысячу даров зрения. Его глаза были острее глаз орла, ведь ни один орел не мог уловить жара, исходящего от человеческого тела, да еще ночью. Или, например, сосчитать волоски на лапках мухи на расстоянии двадцати шагов. И хотя всадник сейчас был лишь далеким расплывчатым пятном, смутно напоминавшим человека, Радж Ахтен знал его имя: Фейкаальд, его верный слуга.

— О, Свет Мира! — прокричал Фейкаальд, когда наконец приблизился к своему хозяину. — Я принес вам подарок — сокровище, украденное прямо из-под носа Короля Земли!

Он сунул руку в суму и извлек оттуда целую горсть печатей силы, похожих на небольшие железные тавро размером с металлический гвоздь, с выгравированной на наконечнике руной.

— Это мои печати силы? — подняв руку, Радж Ахтен отдал армии приказ остановиться. Фейкаальд кивнул. Некогда отец Габорна забрал около тысячи печатей из сокровищницы Раджа Ахтена в Лонгмоте. — Как ты сумел заполучить их?

— Они были в повозке с драгоценностями в королевском кортеже, — ответил Фейкаальд, — там осталось почти двадцать тысяч! Вчера в полдень на юге скалы Манган Король Земли преследовал опустошителей и столкнулся с той ордой, которая уничтожила Каррис, тогда-то я и сумел выкрасть печати.

— И как он планирует использовать их? — задач допрос Радж Ахтен.

— Он везет их ко Двору Прилива, как мне кажется, — сказал Фейкаальд, — там он воспользуется ими, чтобы усилить свою армию.

— И из кого же состоит его армия? — спросил Радж Ахтен. — Кто из сильных воинов у него остался теперь?

— Лэнгли из Орвинна — его единственный и лучший воин, лорд, получивший сотни даров. По сути, армия Габорна практически уничтожена. Атака Синей Башни нанесла им огромный урон. Его воины ослаблены и ранены. С севера же на них собирается напасть дочь Лоуикера, чтобы отомстить за гибель отца, в которой повинен Габорн.

Как же глуп этот юнец, король Ордэн, подумал Радж Ахтен.

Печати силы были бесценны. Если бы Габорн рискнул использовать их, как следовало, то есть наделить дарами дюжину своих лучших людей, тогда, получив благодаря этому отличных воинов, он имел бы шанс остановить Раджа Ахтена. Но теперь между Раджем Ахтеном и Габорном стоял лишь один защитник — тот самый Лэнгли.

— Ты отлично справился, мой друг, — сказал Радж Ахтен, — новости, которые ты принес, радуют меня так же, как и сокровища. В качестве награды можешь взять себе сотню печатей силы. Возьми их и отправляйся к посредникам во Дворец Гуза в Дияззе. И передай им, что через двое суток мои силы примутся за Мистаррию, словно жнецы за пшеничное поле. И пусть они передадут мне по вектору мои дары, мне нужны они до наступления ночи.

— Все четыре тысячи? — спросил Фейкаальд.

— Несомненно, — ответил Радж Ахтен, — и для того чтобы передать столько даров, им понадобится двадцать посредников, готовых работать без сна в течение как минимум двух дней.

— О, Лучезарный, — возразил Фейкаальд, — Гуза — отдаленный оборонительный пост. Где ваши посредники станут искать Посвященных?

— Вели им осмотреть соседние деревни, — сказал Радж Ахтен, — там должно быть полно сирот, которые готовы продать свой разум или мускульную силу за то, чтобы набить живот рисом.

— Как вам будет угодно, — поклонившись, сказал Фейкаальд и устремил взор на восток. — К закату печати силы будут доставлены в Диязз.

Развернувшись на запад, всадник пришпорил коня и исчез из виду.

Глава двенадцатая

Убийство воронов

Когда Земля избрали своим королем Эрдена Геборена, он переименовал свои владения из Рофе-ха-авана, что означало «Свобода от Раздора», в Алнисиан и разделил земли между дюжиной своих самых верных подданных. Первым земли получил Маг Сендавиан, и, выбрав своей эмблемой черного ворона как символ хитрости и магии, он назвал королевство Кроутен. После его смерти государство разделилось на две части, чтобы каждому из его сыновей-близнецов досталось свое собственное королевство.

Из Истории Рофехавана, написанной Хранителем Очага Фредериком

Эрин Коннал в составе кортежа короля Андерса находилась в пути уже целый день. По левую сторону от короля ехала Ореховая Женщина, вокруг ее седла носились белки, устроив своеобразную игру: кто утащит больше орехов из кармана серого платья хозяйки. Справа от короля находился Селинор, он держался в седле чинно и величественно, так они трое двигались впереди, занимая всю ширину дороги. Поэтому Эрин Коннал вынуждена была находиться немного позади них, вместе с капитаном Гантреллом с одной стороны и королевским Хроно с другой. Вслед за ними ехали пятьдесят рыцарей в серебряных плащах с вышитой на них эмблемой черного ворона, знаком Южного Кроутена. Эрин была окружена.

Группа пробиралась на юг через горы среди зеленых холмов, раскидистых дубов и небольших красивых домиков. Король Андерс не спешил и не гнал своих лошадей, у каждого из этих домиков или деревеньки он останавливался и тщательно изучал местных жителей. Спустя некоторое время король мог поднять вверх руку и торжественно произнести:

— Я выбираю тебя. Я выбираю тебя для Земли. Если ты услышишь мой голос, предупреждающий об опасности, следуй ему, и я приведу тебя в безопасное место.

Иногда король долго пристально смотрел на мужчину или женщину, а после просто печально качал головой и проходил мимо.

Из-за того, что Андерс выбирал людей, путь на юг был долгим, лошади шли шагом, и в час они проделывали не больше десяти миль.

День был прохладный, облака медленно тянулись на юг. Там, на высоте, их полупрозрачная, еле заметная пелена скрывала солнце, столь же холодное и безжизненное, как взгляд мертвого человека.

Этот день казался Эрин каким-то странным и нереальным. Ей даже почудилось, будто линия облаков преследовала их. Однако вдали на самом горизонте тоненькая полосочка голубого неба все еще оставляла надежду на ясную погоду. Но над их головами и прямо за спинами, сгущаясь, надвигались тучи, словно пес, который устало плетется у ног хозяина. И неважно, быстро или медленно двигались всадники. Облака неустанно следовали за ними.

Не обращая внимания на необычные передвижения на небе, Селинор разговаривал со своим отцом. В течение нескольких часов он неспешно пересказывал все, что с ним произошло с тех пор, как он отправился в Гередон. Он начал со своей первой встречи с Габорном, после чего рассказал об их с Эрин битве с Темным Победителем и поведал об их броске в Каррис, где Габорн обнаружил отряды армии Радж Ахтена, спрятавшиеся в стенах города, окруженного тьмой опустошителей. От сына отец узнал о том, как Габорн использовал силы Земли, чтобы помочь Раджу Ахтену, его воинам и жителям Карриса, чтобы те самостоятельно смогли защититься от опустошителей. Но даже когда Габорн призвал на помощь великого червя, чтобы уничтожить беспощадного мага, предводителя полчищ опустошителей, Радж Ахтен не склонил колено перед Габорном, а наоборот, как собака, попытался устроить Габорну засаду после этой битвы. Габорн хотел было воспользоваться своими силами, чтобы убить Раджа Ахтена, но за подобную дерзость Земля забрала их у него. Селинор сказал, что Габорн теперь по-прежнему может чувствовать, когда опасность угрожает его Избранному, но он больше не может предупредить того, чтобы спасти. Теперь он будет мучиться, зная, что его люди погибают и страдают из-за него.

Пока Селинор держал свою речь, Эрин молчала. Она не доверяла королю Андерсу. Мысли путались в голове из-за недостатка сна, девушка так сильно устала, что сегодняшняя дорога проходила для нее словно в тумане, все казалось нереальным. Все деревья и холмы представлялись словно нарисованными, с неестественно четкими очертаниями, а дневной свет угнетал и придавал всему какой-то желтый оттенок. Ее немножко знобило, но она была слишком уставшей, чтобы чувствовать боль или тяжесть, сил не хватало даже на то, чтобы думать.

Пока Селинор докладывал королю Андерсу о своем путешествии, тот ехал с полузакрытыми глазами, склонив голову и полностью погрузившись в свои мысли. Он будто хотел представить себе сражение, и поэтому пытался вызвать у себя в голове его образ и прочувствовать то, что пережил Селинор. Время от времени король прерывал рассказ и задавал вопросы. Почти все вопросы были незамысловатыми. Например, он спросил:

— Вот это заклинание, брошенное беспощадным магом, ты говоришь, оно выжало из тебя всю воду. Как это?

— Когда оно попало в меня, — отвечал Селинор, — пот градом полился из всех пор, я почувствовал, что мой мочевой пузырь сейчас лопнет, это вызвало жуткое желание немедленно справить нужду. Ручьи пота неустанно стекали по телу. Одежда промокла в считанные секунды.

— И что насчет желания справить нужду? — спросил король Андерс.

— Пришлось сделать это прямо на месте, как обычно, — сказал Селинор. — Сражение было в разгаре, поэтому было не до кустов или каких-то там стеснений. Хуже было то, что я не мог остановить мочеиспускания.

Король Андерс с пониманием кивнул и позволил сыну продолжить.

Рассказ его длился часы. На любой вопрос, заданный королем Андерсом, Селинор отвечал с легкостью — слишком просто, по мнению Эрин.

Она вдруг вспомнила, ведь король Андерс послал сына шпионом в стан Габорна. Но хотя Селинор и говорил, что не доверяет своему отцу и беспокоится, не выжил ли старик из ума и потому избавился от своего собственного провидца, он продолжал играть роль шпиона. И теперь Селинор ничего не утаил. Эрин не была уверена, то ли король Андерс просто ловко умел добиваться нужного ответа — во время их разговора король вел себя спокойно, как обычный дружелюбно настроенный собеседник, всего лишь пытающийся разобрался в ситуации, — то ли у Селинора был слишком длинный язык.

Селинор рассказал все, вплоть до того момента, как Эрин выбрала его своим мужем: так поступали все представительницы рода Флидсов.

— Правда? — отреагировал на новость король Андерс, взглянув назад на Эрин. — Ты женился на ней? Твоя матушка будет в ужасе!

— Почему это? — спросил Селинор.

— Она давно мечтает о большой свадьбе в Южном Парке — чтобы были долгие месяцы подготовки и тысяча приглашенных лордов.

— Мне жаль, что это расстроит ее, — сказал Селинор.

Король Андерс повернулся и тепло улыбнулся Эрин:

— Да нет же, она не будет расстроена. В этом я уверен.

Когда Селинор закончил свой рассказ, король Андерс поинтересовался:

— Ты говоришь, Габорн путешествует с внушительным количеством печатей силы. Сколько их там?

— Пять больших ящиков, — ответил Селинор, — думаю, что отец Габорна похитил их у Раджа Ахтена во время захвата Лонгмота. Каждый ящик несут двое солдат, наделенных рунами силы, ибо ящики весят не менее трех-четырех сотен фунтов. Как мне кажется, в каждом ящике около четырех тысяч печатей силы.

— Гм… — удивленно хмыкнул король Андерс. — Действительно, это немалое сокровище. — Воины за спиной короля Андерса зашумели, вполне оценив размеры сего богатства.

— Ага, — прокомментировал Селинор, — это хороший куш, но помимо этого есть еще кое-что, что тебе стоит знать. Ты мог слышать, как посредники Габорна день и ночь напролет читают заклинания в Замке Сильварреста, отдавая дары, хотя сам Габорн не хотел принимать ни один из них.

— Не хотел? — спросил король Андерс.

— Он не любит прикосновений печатей силы, — ответил Селинор. — Говорят, он лорд, связанный клятвой.

— Сколько даров он уже принял на себя? — поинтересовался Андерс. Это был глубоко личный вопрос, эти вещи никто никогда не обсуждал на публике, отчасти из-за деликатности вопроса, отчасти потому что это было очень опасно. Эта информация могла быть полезна убийце-наемнику.

— Я не видел его шрамов, — сказал Селинор, — но мне известно, что он потерял свои дары, когда Радж Ахтен уничтожил его Посвященных в Синей Башне. После этого он получил несколько даров в Лонгмоте, но вряд ли их было много — я бы предположил, что где-то порядка пятнадцати — по одному мускульной силы, грации и метаболизма, четыре или пять жизнестойкости, возможно еще немного зрения и слуха. И могу сказать, даров обаяния и голоса он не получал.

Король Андерс понимающе кивнул:

— Что ж, это говорит о нем, как о хорошем человеке. Мне только хотелось, чтобы он стал более мудрым королем. Запомни, Селинор, ни один человек, наделенный властью, не может позволить себе роскошь иметь подобные сомнения.

— Некоторые полагают, что сомнения необходимы, и это отнюдь не роскошь, — возразила Эрин, пожалев о своих словах еще до того, как они слетели с ее уст.

— Они необходимы, — король Андерс развернулся так, чтобы лучше ее видеть и одарил ее радушной улыбкой, — я совершенно не преследовал цели оскорбить Габорна. Он изо всех сил старается, пытаясь справиться с очень тяжелой ситуацией. И я считаю, если он любит свой народ, то он обязан принять эти дары. Да, некоторые посвященные погибнут — мы всегда сожалеем о подобной утрате. Но если бы людям Габорна грозила опасность потерять своего короля…

Он вздохнул.

Эрин внимательно всматривалась в его лицо. Внешне ничего не говорило о том, что Андерс собирается убить Габорна и присвоить себе его печати силы, однако Эрин не могла выбросить из головы подозрения, что подобный план зреет в голове короля.

Король Андерс искоса посмотрел на Эрин:

— Ты не доверяешь мне, не так ли? — Эрин молчала. В ответ на свою реплику король услышал только стук копыт по сухой и пыльной дороге. — Почему же?

Эрин решила не говорить ему правду о том, что она не доверяет ему, ибо даже его собственный сын боялся, что он сошел с ума. Возможно, он сам убил своего провидца, сделать это было в его силах, для того чтобы избавиться от Габорна.

Но даже теперь Эрни до конца не понимала, зачем же король Андерс направляется на юг в Мистаррию. Он говорил, якобы его цель — попытаться остановить войну, которую он сам же начал. Однако король совсем не торопился.

Чтобы нарушить неловкое молчание, Селинор вдруг выпалил:

— Ей снился сон о тебе. Во сне ты был локи.

Король Андерс хотел было тотчас же опровергнуть это утверждение, но, секунду поразмыслив, посмотрел на нее с подозрением:

— Кем был?

— Ей приснился филин из Другого Мира, — продолжил Селинор, — и птица сказала ей, что она должна остерегаться существ, называемых локи, они являются своего рода квинтэссенцией, сгустком зла. Оно может проникнуть в человека и использовать его, словно свои доспехи.

Король Андерс воздел руки к небу и приказал своим людям остановиться. Он развернул коня и стал пристально смотреть на Эрин, словно пытаясь отыскать подходящий ответ.

— Тебе снился филин?! — спросил король Андерс. — Скажи мне, что это был за филин — какой-то особый вид совы, сипуха, например.

За ее спиной послышался сдавленный смех нескольких рыцарей. А один из них даже изобразил уханье совы.

Эрин почувствовала, что начинает краснеть. Она была просто в ярости от того, что Селинор рассказал отцу ее секрет. Девушка никогда и ни за что не стала бы открыто говорить о своем сне.

— Это был филин из Другого Мира, — ответила Эрин, — он сидел в дупле под очень-очень большим деревом.

— И он поведал тебе, что я… локи?

— Нет, — сказала Эрин, — птица не назвала ваше имя. Она лишь предупредила, что локи пришел в наш мир, спрятавшись в теле Темного Победителя, которого убила Миррима. Я не знаю, вселился ли он в вас или нет, мне лишь известно, что теперь он будет искать хозяина, а вы в последнее время ведете себя странно.

На минуту Эрин показалось, что окружающие восприняли ее слова всерьез, но тут заговорил король Андерс:

— Девочка моя, быть может, в этом твоем сне какая-нибудь жаба или мышка высказалась в мою защиту?

При этом все воины взорвались громким смехом, а Эрин покраснела еще сильней от гнева. Король позволил им немножко посмеяться, но потом поднял руку, прося тишины.

— Прости меня, — сказал король, — мне не следовало говорить так с женой моего сына. Я не хотел поставить тебя в неловкое положение. Я уверен, этот сон был не из простых…

— Это был не сон, — возразила Эрин, — это было послание, настоящее послание. — На мгновение на лице у Андерса отразилась обида. Стоявший за ним капитан Гантрелл закатил глаза. — Маги Раджа Ахтена вызвали Темного Победителя в Мистаррии, — стала объяснять Эрин, — в городе под названием Твинхавен. Они полностью сожгли город вместе со всеми жителями, совершив жертвоприношение темным силам. Они открыли дверь в другую землю и позволили чудовищу пройти через нее. По дороге назад в Каррис мы с Селинором остановились в этом городе. Нас ждали пламенеющие развалины и догоравшие останки, лежавшие вокруг дороги, они образовывали огромный круг. Было ощущение, будто дверь в другую землю еще открыта. Я бросила свой кинжал туда, где были начертаны руны. Пройдя сквозь огонь, клинок исчез из виду. О землю он так и не стукнулся. Тогда мы узнали, что дверь еще не закрылась.

При этих словах воины, окружавшие Эрин, замолчали. Они могли смеяться над ее сном, но только если это действительно был всего лишь сон. Каждый из них когда-то уже слышал о посланиях, и теперь, когда девушка рассказала об обстоятельствах, которые сопутствовали видениям, их веселье прошло и они выглядели скорее напуганными.

— Позднее той же ночью, — сказала Эрин, — мне снилось, будто филин из другого мира держит мой кинжал в клюве. И он предупреждал меня об опасности.

Тут заговорила Ореховая Женщина:

— Это на самом деле было послание, или я не волшебница! Я чувствую это. Могу дать слово, что не филин говорил с тобой. Это был один из Светлейших или даже один из Всеславных. Многое даже в настоящих посланиях выглядит как сновидение.

Эрин задохнулась от удивления. Возможно ли, что Светлейший или же Всеславный говорили с ней? Для нее это были те, кто существовал лишь в легендах. Они помогали великим людям, таким как Эрден Геборен. Но девушка и представить себе не могла, что один из них станет помогать ей.

— А почему он предстал перед ней в образе филина? — задал вопрос Селинор.

— Потому что филин напоминает нам об Эле, мудром властителе Другого Мира, — ответила Ореховая Женщина. — Возможно, из-за его имени, а может быть, филин был его любимцем. Но прислушайтесь к моим словам, мы все время должны помнить об этом предупреждении!

Долгое время царило молчание. Эрин огляделась. Рядом с ней стояли воины, облаченные в плащи с изображением ворона, эмблемой Южного Кроутена, и тут ей в голову пришла мысль. Символом короля Андерса был ворон, а филины ненавидят воронов. Они готовы убить их любой ценой, а вороны в ответ нападают на филинов в их гнездах и с рассвета до самого заката терзают их, пока не прикончат.

«Не потому ли посланник предстал передо мной в образе филина?» — подумала Эрин.

— Хорошо, — сказал король Андерс, — предположим, это настоящее послание. Но с чего ты взяла, будто этот… локи, ты так назвала его?.. Почему ты боишься, что он решит вселиться именно в меня?

— Миррима, расправившись с Темным Победителем в замке Сильварреста, — ответила Эрин, — освободила его элементаль, огромный и мощный смерч. Он двигался на восток. Биннесман говорил, что он все еще способен принести много несчастий.

— Он мог дойти до Кроутена, — заметил король Андерс, тревожно сдвинув брови, — хотя между замком Сильварреста и моим королевством многие мили. И на пути стоит несколько городов — замки Дониз и Эммит, и еще крепость у Красной Скалы. Если то, что ты говоришь, правда, это существо может оказаться где угодно и в ком угодно. Может выбрать тело рыцаря, торговца, прачки. В этих городах десятки тысяч людей.

Однако Эрин подозревала, что локи едва ли понравится жить в теле прачки. Ведь это был Темный Победитель, властитель Другого Мира. И подобный дух, да еще стоящий на стороне зла, непременно будет стремиться к власти. И дело было не только в том, в какую сторону направился вырвавшийся элементаль. Девушка вспомнила о провидце, упавшем со смотровой башни Андерса, и о том, что король настроил своих союзников против Габорна.

Король Андерс довольно долгое время сидел молча, погрузившись в свои мысли. Наконец, он вздохнул и обратился к одному из своих воинов:

— Сэр Баннерс, возьмите трех человек и отправляйтесь в Гередон в восточные провинции и обыщите там города. Будьте внимательны к любым признакам присутствия локи — совершенные убийства и кражи, — Андерс на минуту замолчал, задумчиво закусив губу. — Возможно, мне следует поехать самому. Ведь мой дар мог бы помочь мне, и, заглянув людям в души, я смог бы обнаружить локи. Он не сможет спрятаться от меня или Габорна.

— Ты прав при условии, что он до сих пор в Гередоне, — заговорил Селинор, — возможно, он уже здесь в Кроутене. А может быть, проскользнув мимо нас, он сейчас блуждает где-то на востоке.

Король Андерс медленно кивнул:

— Верно. Я мог бы потратить на его поиски многие месяцы. А у меня есть более важные дела, которые требуют решения. Что-то мне подсказывает, искать нам стоит на юге, в Мистаррии.

Итак, Баннерс и его команда отправились на север, а король Андерс устремился на юг. Эрин решила больше не высказывать свои доводы и время от времени обдумывала то, как король Андерс отреагировал на новость о виденном ею послании. Он был спокоен и мягок в выражениях, но девушка видела, как он тяжело дышал, когда говорил, словно контролируя свои слова.

Она наблюдала за ним целый день и заметила, что большую часть времени на его лице сияет добродушная улыбка. Иногда король тихонько смеялся над какими-то пустяками — например, когда солнце выглядывало из-за облака или белка перепрыгивала с лошади Ореховой Женщины на его собственную. Но смех его не был похож на грозный хохот, принадлежавший магу ветра из Инкарры.

И что же хотел сказать ей филин? Что Асгарот был самым коварным из всех локи?

Можно не сомневаться, что хитроумный дух не раскроет себя. Он останется в тени и будет творить зло, находясь под завесой тайны.

Еще кое-что, сказанное королем Андерсом, тревожило Эрин. Локи может быть где и в ком угодно. Возможно, он укрылся в теле Гантрелла или даже Селинора. Несмотря на все знания и догадки, Эрин ни в чем не была уверена.

Эрин хотелось знать больше. Она чувствовала, что ей необходимо поговорить с филином из Другого Мира.

Она боролась со сном уже два дня. После полудня, когда солнце стало спускаться к горизонту, предвещая наступление ночи, во время одной из многих остановок для отдыха лошадей Эрин, уединившись, удобно устроилась под растущим у дороги старым орешником, прислонившись спиной к стволу дерева.

Несмотря на шум и суматоху вокруг нее, девушка вскоре заснула. Проснулась она в Другом Мире.

Стояла ночь. Эрин оказалась внутри дупла в огромном дереве. Снаружи вспыхивали молнии, в небе слышались раскаты грома, буря завывала в кроне дерева, так что ветви скрипели и сгибались под порывами ветра, и шумно шелестела листва.

Ветер донес до ее уха крики. Чудовищные, похожие на вон волков, крики Темных Победителей. Девушка не сомневалась, это не шторм завывал снаружи.

Эрин уставилась в темноту, пытаясь отыскать какие-то признаки присутствия птицы. Благодаря вспышкам молнии девушка заметила знакомые переплетения сучков и корней, когда-то уже виденные ею внутри дерева. Рядом с гнездом филина лежала кучка костей ланей и других небольших животных, в дальнем углу виднелись ступеньки, минуя раздвоенные корни, они вели вниз в еще одну полость. Над входом было выточено женское лицо, волосы незнакомки ниспадали, с обеих сторон украшая отверстие в туннеле.

Эрин поднялась на несколько ступенек наверх и высунула голову через отверстие наружу. Ветви гигантского дерева раскачивались на ветру, а их тени скрывали небо. Однако вспышки молнии позволили Эрин разглядеть в небе очертания огромной стаи Темных Победителей, похожих на летучих мышей.

Сердце в груди учащенно забилось. Девушка спряталась обратно в дупло. Сбежав по ступенькам вниз, она бросилась в самый дальний угол своего укрытия; миновав проход с резным портретом женщины, который то и дело озаряла сверкавшая молния, она очутилась в укромном месте, куда не мог проникнуть ни один лучик света. Так Эрин наткнулась на еще одну лестницу, ведущую дальше вниз, под землю. Наконец, она оказалась в другом помещении, эхо ее дыхания подсказывало, что стены здесь были сделаны из камня. Девушка не могла разглядеть ничего вокруг.

В полной темноте Эрин остановилась.

«Где же филин?» — подумала она.

«Филин, ты здесь?» — закричала Эрин, не произнося при этом ни слова. Мне нужна твоя помощь!

Несколько минут девушка стояла и звала его, но ответа не последовало.

Ей вспомнился тот момент, когда она первый раз увидела птицу. Тогда она сказала, что не хочет больше говорить с ней. Вероятно, филина здесь уже нет.

Возможно, он где-то там, снаружи, подумала Эрин, сражается с Темными Победителями, или же пытается скрыться от них.

Или филин где-то рядом, но не рискует говорить с ней, боясь, что враг обнаружит их.

Наконец она услышала его очень тихий голос:

— Да, — сказал филин, — враги окружают тебя, неужели ты не чувствуешь запаха зла? Даже сейчас они где-то рядом с тобой, прислушиваются, чтобы прочесть твои мысли.

Глаза Эрин открылись. Девушка поняла, что проснулась, сердце учащенно билось в груди, она по-прежнему лежала в тени большого орешника. Вдруг листья зашелестели, поднялся ветер.

Неподалеку, у подножия холма, рыцари Кроутена поили своих лошадей в небольшом ручье с островками сочной зеленой травы, торчащей из воды.

Король Андерс и Селинор о чем-то беседовали, но стоило девушке остановить взгляд на них, как Андерс тут же повернул голову в ее сторону. В его взгляде было что-то подозрительное. Возможно, он говорил сейчас о ней?

Селинор тоже посмотрел на нее. Эрин быстро закрыла глаза, притворившись, будто спит. Наблюдавшие отвернулись.

Они говорили о ней, в этом девушка была уверена.

Эрин быстро поднялась и побежала по склону вниз. Всадники отпустили лошадей, и те ходили кругами в поисках сочной зеленой травы. Один жеребец, проходя между Эрин и Селинором, вдруг остановился и какое-то время, не двигаясь с места, неспешно пережевывал траву.

Эрин оказалась за его спиной и услышала, как король Андерс спросил:

— Ты уверен, что во время битвы при Каррисе она не получила удар по голове? Понимаешь, меня настораживают все эти ее рассказы — не сошла ли она с ума.

— Была такая неразбериха, — ответил Селинор, — повсюду были опустошители. Но я бы заметил, если бы ее ударили по голове. Скорее всего, она сошла с ума еще раньше.

Король Андерс глубоко вздохнул. Схватив коня за поводья, Эрин пригнулась, спрятавшись за ним, как за стеной. Она застыла на месте и слушала.

— Ты не расстроен, что я женился на ней? — поинтересовался Селинор.

— Расстроен? — переспросил Андерс. — Боги, конечно, нет! Ты не мог найти лучшей партии. Она же дочь герцога Палдана, а это открывает тебе дорогу к трону Мнстаррин, а возможно, даже и Гередона.

Ранее этим утром Селинор не говорил о происхождении Эрин. Как представительница рода Флидсов, мать Эрин выбрала мужчину, который лучше всех смог справиться с ролью производителя потомства, однако она при этом никогда не упоминала имени Палдана. Эрин, в свою очередь, поведала имя мужу, но строго запретила называть его кому бы то ни было, принимая во внимание то, как все это может повлиять на и без того запутанную политическую ситуацию в Мистаррии.

Теперь же Селинор разболтал все своему отцу.

«Что за человек мужчина, за которого она вышла замуж?» — задумалась Эрин. Он отправился в Гередон, чтобы шпионить за королем Земли, и к тому же разузнал все, что касается Эрин Коннал и ее родословной. По-видимому, он специально втерся к ней в доверие, рассказав о том, что считает своего отца сумасшедшим.

Теперь стало ясно, что все, о чем она рассказала ему, совсем не тайна. А что, если он специально настраивает ее и своего отца друг против друга?

После продолжительной паузы король Андерс заговорил:

— Я беспокоюсь за твою новоиспеченную жену. Если она и дальше будет продолжать всем рассказывать про свои послания, то ты сам знаешь, что мы должны будем предпринять.

— Сделать ее пленницей? — спросил Селинор.

— Для ее же собственного блага, — ответил Андерс, — и ради блага твоей дочери.

В этот момент у Эрни что-то екнуло в животе.

— Моей дочери? — удивился Селинор.

— Да, — подтвердил Андерс. — Когда сегодня утром я говорил с Эрин, я почувствовал не одну ее жизнь, а две, вторую внутри нее. У ребенка, которого она носит, благородный дух. Он станет одним из великих. Мы должны сделать все возможное, чтобы защитить их обоих и проследить, чтобы ребенок родился в положенный срок.

На долгое время повисло молчание, и тут вдруг Эрин заметила тень рядом с лошадью, это был ее муж.

— Эрин, — сказал он, — ты уже проснулась?

Селинор взял лошадь за поводья. Он стоял и смотрел на нее, оставаясь за спиной у животного. Его взгляд был холодным и суровым. Он знал, она подслушивала их. Девушка понимала, любой неосторожный шаг может привести к тому, что ее закуют в цепи прямо сейчас.

— Да, — ответила она. — Твой отец только что сказал, что у меня будет ребенок? Девочка?

— Да, — широко улыбаясь, ответил король Андерс. — В середине лета ты станешь матерью.

Эрин на секунду задумалась, размышляя над тем, как ей следует поступить и как она может спастись от них. Бежать и драться было бы глупо. Вороны окружали ее со всех сторон. Поэтому она решила действовать осторожно. Она вышла из-за лошади, ласково коснулась подбородка Селинора и поцеловала его в холодные губы.

— Посмотрите только, какой жеребец мне достался, — сказала она. — Нам хватило всего одной ночи в амбаре. — Девушка одарила Селинора широкой улыбкой, тот мгновение пристально смотрел на нее, затем улыбнулся в ответ.

Король Андерс разразился смехом, будто бы тяжелый груз свалился с его плеч:

— Давайте отправляться в путь. Ветер поднимается, думаю, надвигается буря. Нужно постараться добраться до замка у Врат Ворона, прежде чем стемнеет.

Врата Ворона — так называлась огромная древняя крепость на южной границе Кроутена. Сейчас там находились десятки тысяч воинов Андерса, практически вся его армия. И тут Эрин вспомнились слова ее матери об этой крепости: «Глубоко под землей во Вратах Ворона спрятаны темницы, и никто, раз оказавшись в них, не смог сбежать».

Книга двенадцатая

ТЬМА СГУЩАЕТСЯ

Месяц Листопада

День пятый

Глава тринадцатая

Хозяйка

Можешь оставить надежду на то, чтобы управлять другими до тех пор, пока не научился владеть собой.

Менделлас Дракен Ордэн

Габорн внимательно изучал путаницу, как вдруг ее стебли резко вытянулись вперед, и огромные стручки, словно челюсти, захлопнулись, не поймав добычу. Даже со всеми своими дарами он не осмелился пройти рядом с хищным растением. И тут Габорн увидел, что путаница схватила Аверан за ногу, обвившись вокруг ее кожаных сапожек. На расстоянии руки от него лежал оброненный Аверан посох. Казалось, крики девочки еще звенят в воздухе, но других ее следов не было.

— Вон там, наверху, — он услышал голос Йом из-за спины, — должно быть то место, где прятался опустошитель, поджидавший Аверан. Ты уверен, что она еще жива?

— Она жива, — ответил Габорн, почувствовав это нутром, — но опустошитель быстро удаляется от нас.

— Даже со всеми ее дарами, — говорила Йом, будто бы смирившись с фактом, — она не смогла спастись. Она получила дары обоняния от более дюжины псов. Она знает дороги опустошителей, умеет разговаривать на их языке. И все равно один из них настиг ее. На что мы еще можем надеяться?

— Опустошители маскируют свои запахи, — сказал Габорн в защиту Аверан. — Я, например, совершенно не чувствую, был здесь опустошитель или нет. И мы ничего не можем поделать.

— Как ты думаешь, куда они забрали ее? — спросила Йом.

Габорн покачал головой:

— Я даже не могу… себе представить. — Но при этом он чувствовал, что сейчас смерть ей не грозит, значит, похититель пока не собирался полакомиться своей добычей. Путаница наконец, казалось, успокоилась.

Разбежавшись, Габорн одним прыжком перепрыгнул через хищную тварь. Сделав несколько шагов вперед, он очутился на широком мосту и заглянул в зиявшую под ним бездну. Опаловая брошь не позволила ему увидеть дна расщелины, но до него доносился шум бурлящей реки. А откуда-то сверху постоянно были слышны грохочущие звуки бежавших по своим туннелям опустошителей.

Пока Аверан была жива, но Габорн чувствовал, что смерть приближается к ней. Опустошитель по какой-то причине хочет доставить ее в свое жилище, решил он.

Он чувствовал себя потерянным. Ведь он сам завел в эту проклятую дыру Биннесмана и Аверан, чтобы они были его проводниками, и теперь лишился обоих помощников.

— Но возможно ли, — заговорила Йом с надеждой в голосе, — что опустошитель не сможет забрать Аверан? У нее есть дар волшебницы. Вчера ей удалось вызвать Пролагателя Путей и удерживать его несколько часов. Может быть, сейчас она управляет опустошителем.

— Нет, не думаю, что она может контролировать его, — возразил Габорн. — Пролагатель Путей изнемогал от усталости, да и ее посох помог ей. Если бы она управляла той тварью, которая унесла ее, то, думается мне, Аверан заставила бы ее вернуться обратно к нам. Все, что я знаю — это то, что она еще жива, и она единственная, кто может указать нам дорогу. Мы должны найти ее.

Габорн посветил на тропу перед собой. Мост тянулся еще примерно сорок ярдов и заканчивался входом в один из туннелей опустошителей. Стены были покрыты слизью, а верхняя часть поддерживалась колоннами, похожими на кости.

— Я могу выследить Аверан. Ее запах здесь повсюду.

Какое-то мгновение он стоял неподвижно, колеблясь.

— Что не так? — спросила Йом.

— Думаю, нам предстоят долгие поиски, в конце которых нас ждет битва, — ответил Габорн и повернулся к Йом. Она стояла на противоположной стороне, там, где хозяйничала путаница.

— Возьми посох Аверан, он поможет тебе перепрыгнуть, — сказал Габорн.

Йом потребовалась минута, чтобы набраться смелости, потом она встала повыше, воспользовавшись камнем как ступенькой, и прыгнула. Ее дары позволили ей взлететь на пятнадцать футов в высоту и преодолеть расстояние в восемьдесят футов.

Тогда они оба отправились в путь. Они не шли и даже не бежали. Габорн стремительно несся вперед, и Йом не отставала от него.

Недавно принятая пища взбодрила его дух и укрепила разум, как хороший званый ужин. Беспокойство о судьбе Аверан не покинуло его, но еда словно слегка рассеяла туман, окутавший его.

Пробираться по туннелю опустошителя было непросто. Габорн понял, что едва он стал двигаться быстрее, с его телом стали происходить странные вещи. Он чувствовал, что бежит не быстрее, чем обычно, однако с легкостью огибать острые углы у него не получалось, его постоянно заносило. Габорн словно ехал верхом на коне, отмеченном рунами силы.

Ему также приходилось следить за тем, чтобы выбирать не очень каменистую или не слишком неровную дорогу, чтобы не упасть или случайно не вывихнуть лодыжку, споткнувшись о камень, несмотря на то что тропа изобиловала растениями. Червь-трава здесь соперничала с плесенью за место на скалистых сводах. С потолка свисали ветви, больше похожие на корни, желтые и белые стебли-усики каскадом тянулись вниз, словно заледеневшие струи водопада. Порой они преграждали путь, образуя своего рода занавес, однако недавно промчавшийся сквозь природную завесу огромный опустошитель полностью расчистил дорогу. Отовсюду сочилась вода, отчего в пещере было влажно и сыро. Рядом с водой поверхность стен пещеры покрывали заросли похожего на волосы черного мха с выступившими на нем капельками желтого растительного сока; тут же по соседству расположились каучуковые растения, выпустив крошечные коричневые побеги-стручки размером с вишню. Габорн отметил про себя, что идти среди этих зарослей нужно очень осторожно. Мох был весьма скользким, а в побегах можно было запутаться.

Ко всему прочему в пещере было очень темно. Яркого света, исходящего от опалов, было достаточно, когда они стояли неподвижно. Однако при беге со скоростью пятьдесят миль в час Габорн постоянно был вынужден быть начеку, следить за тем, куда он ставит ногу, или когда нужно прыгнуть, чтобы не оказаться в зарослях путаницы. А самое главное, он все время должен был быть готов к новым опасностям.

Ни один раз, мчась вперед сломя голову, он не замечал перед собой медленно ползущую гусеницу, живущую в расщелинах, или гигантского краба-слепца, и в самый последний момент ему приходилось перепрыгивать через них.

Но несмотря на дары зрения, он должен был, щурясь, вглядываться в темноту и сильно напрягать глаза, чтобы что-то увидеть.

Вдруг Габорну показалось, будто он выигрывает гонку и Аверан уже примерно в миле от него. Но в следующий момент, завернув за угол, они с Йом оказались перед огромным камнем, преграждавшим им дорогу.

Опустошители соорудили дверь. Создавалось такое впечатление, будто дверь была высечена прямо в скале и держалась она на каменных петлях, крепившихся к потолку. Филенка в центре двери, казалось, вдавалась внутрь фута на три. Габорн попробовал толкнуть дверь, но она не поддалась.

Разочарованный, он постучал в нее, но за дверью было тихо, и они с Йом решили действовать. Найдя поблизости несколько подходящих каменных осколков, они стали копать у основания двери, этот процесс занял несколько часов.

Когда они смогли продолжить свой путь, Габорн чувствовал себя изнуренным, а Аверан была уже далеко-далеко от них.

Здесь в пещере не было ни солнца, ни луны — ничто не отмечало течение времени. Лишь свет от опалов гнал прочь беспроглядную мглу, но она снова возвращалась по мере того, как они двигались дальше.

Извилистая дорога вела их по туннелям, проделанным в мягкой породе скал, огибая непреодолимые каменные глыбы, иногда вдруг резко меняя направление по причинам, понятным лишь опустошителям.

Однако тропа все время вела вниз.

Габорн отмерял время, считая то свои шаги, то количество вдохов и выдохов, то струйки пота, бегущие по щекам. Чем дальше, тем воздух становился все более влажным и жарким.

Время от времени они натыкались на второстепенные туннели или шахты, ведущие куда-то наверх, словно дымоходы. Каждый раз Габорн останавливался возле них и внимательно принюхивался, пытаясь уловить запах Аверан.

Они мало разговаривали. Габорн был наедине со своими мыслями, его интересовала книга, которую взяла с собой Йом: том Эрдена Геборена.

Действительно ли он искал Великую Истинную Хозяйку? А если так, то кто она?

Два дня назад, когда Аверан впервые произнесла ее имя, Биннесман зашел в тупик. Он спросил тогда: «Ты знаешь наверняка, что она опустошитель?»

Аверан была уверена. Однако Габорн все еще сомневался. Кто такие на самом деле локи? Он чувствовал, дар предвидения, данный ему Землей, теперь подводил его. Биннесман утверждал, будто это из-за того, что тот задавал неверные вопросы. Вероятно, знай Габорн лучше своего врага, он понял бы, как ему противостоять.

Он решил, что книга поможет раскрыть некоторые тайны, но Йом не могла бежать и читать одновременно.

Они очутились в туннеле, который круто уходил вниз, и заметили, что папоротник перестал щекотать стопы, он был притоптан. Земля была в ужасном состоянии. Опустошители часто использовали эту тропу.

Еще одна дверь преградила им путь.

Габорн решил сделать остановку:

— Пока я буду разбираться с дверью, тебе нужно что-нибудь поесть. А потом, если будет минутка, я бы хотел, чтобы ты мне почитала.

Он порылся в рюкзаке и достал оттуда пару яблок и флягу с водой. Надкусив яблоко, Габорн подобрал первый попавшийся камень и стал долбить дверь.

Справившись со своим яблоком, Йом присела и стала читать. Альницийский был языком не из легких, Габорн знал это. Уже сотни лет на нем никто не говорил, и большинство ученых были знакомы с самым поздним вариантом языка, однако Эрден Геборен писал свой труд, когда язык еще был в употреблении. Поэтому его орфография, лексика и грамматика значительно отличались от теперешних норм.

Йом открыла книгу и стала рассматривать ее.

— Если найдешь что-нибудь интересное, дай мне знать, — сказал Габорн.

Все еще тяжело дыша после длинной пробежки, Йом принялась рассказывать:

— Эрден Геборен сначала в нескольких предложениях описывает свою жизнь. Он был свинопасом на Холмах Смерти, пока Дух Земли не призвал его. Затем он говорит о том, как познакомился с волшебником Сендавианом, который провел его и Дайлана Бойню — вероятно, так его звали, когда он еще не получил Черный Молот, — по «дорогам из воздуха и зеленого пламени» в Другую Землю.

Все это было описано в легендах. Но Йом не упускала деталей. Она продолжала:

— Когда он повел рассказ о своем пребывании в Другом Мире, манера его повествования изменилась. Он стал придумывать подзаголовки к главам рассказа.

— Поищи что-нибудь о локи, — попросил Габорн.

Йом молча пробежала глазами по названиям глав, наконец, пролистав около дюжины страниц, она стала читать:

— Вот здесь что-то похожее: «О встрече с локи». Я попытаюсь перевести это на современный язык:

«Локи были очень страшными существами. Светлейшие обычно держали их в заточении, спрятав от всех в зеленом болоте в узкой и глубокой расщелине. Туда было очень сложно добраться. Когда мы приблизились, твари отчаянно били крыльями о решетки своей тюрьмы. Крылья покрывали черные перья, а размах их составлял футов тридцать. Чудище походило на человека с коренастыми ножками и длинными руками с жуткими когтями. Черная мгла окружала тварь, не позволяя глазу разглядеть что бы то ни было. Я прищурился, но не смог увидеть, что скрывается в недрах клетки. Находившееся внутри существо словно бы поглощало весь свет вокруг, или, быть может, оно призвало на помощь ночь, и она укрыла свет своим плащом. Небольшие воздушные воронки закручивались около него, донося до нас запах гнили. Хорошо рассмотреть локи мне не удалось, остался лишь размытый образ, острые клыки, жуткие когти и свирепый взгляд».

Йом остановилась взволнованная.

Габорн заговорил:

— Эрден Геборен описывает Темного Повелителя, не так ли?

От одного упоминания имени опустошителя Йом вздрогнула:

— Возможно, — ответила она, — или мы ошибаемся. Может быть, это разные существа, — и она снова стала читать:

«Решетки клетки были сделаны из почерневшего железа. У основания клетки сверкали фиолетовым светом начертанные по окружности руны, а сверху красовалась корона.

Я подошел поближе и почувствовал, что это существо овладевает мной. Мне приходилось прилагать очень много сил, чтобы разглядеть его, но я подходил все ближе. И чем ближе я был, тем темнее становилось вокруг, и это все больше мешало мне видеть что-либо.

Я еще не совсем приблизился к нему, когда мне вдруг стало казаться, будто со мной говорят Светлейшие: нет, не говорят, а кричат мне что-то. Но я не слышу их. Голоса еле слышны, словно они зовут меня, находясь где-то в тысячах миль от этого места. А слышал я лишь зов чудовища, подгонявшего меня:

— Иди, иди ко мне!

Тут я увидел дверь в клетке. Но я не заметил там…», — Йом сделала паузу:

— Думаю, здесь должно быть слово «замок», — девушка продолжила чтение:

«Все выглядело так, будто дверь должна открыться сама, стоит ее коснуться кончиками пальцев, но все же служитель тьмы не мог открыть ее.

Я подошел еще ближе, тварь ждала. Монстр с дикой яростью бился крыльями о стенки клетки, устремив на меня свой каменный взор.

— Открой дверь, — послышался его шепот, — открой ее. — Где-то очень далеко Светлейшие звали меня, но их слова, — девушка на мгновение задумалась, желая лучше передать смысл написанного, — «были бессмысленны», — тут сказано так. Но я полагаю, он имеет в виду, что «он просто не понимал их». — «Я и не думал открывать дверь, я хотел лишь попробовать, лишь коснуться ворот. И я уже собрался было это сделать, как появился Дэйлан и схватил меня. Он стал кричать мне прямо в ухо, но я не мог его понять, его слова были мне не понятны. Он оттащил меня от клетки, швырнул на землю и, стоя надо мной, продолжал говорить что-то нечленораздельное.

Гнев локи обрушился на меня словно удар грома, и, казалось, будто небеса прогрохотали твари в ответ:

— Я вижу тебя, Король Мира Теней! Мне следовало хорошенько почистить твой мир и избавиться от ненужной в нем шелухи.

Всем нутром я ощутил ненависть слуги, она витала в воздухе, став практически осязаемой, словно смрад покойника. Какие-то слова, обращенные ко мне Дэйланом, я еще мог различить:

— Ты нас слышишь? — кричал Дэйлан. — Разве ты не слышишь меня? — его лицо покраснело от волнения, и слезы…» — я думаю, здесь должно быть слово «разочарования», — «наполнили его глаза.

— Я тебя не слышу, — ответил я, приходя в себя.

И тут вдруг голос Фэла ясно и отчетливо прозвучал в моей голове:

— Берегись Асгарота. Он самый коварный из детей матери всех локи, Великой Истинной Хозяйки Зла».

Габорн вскрикнул, больно ударив камнем по руке. Зеленый свет его опала осветил лицо Йом, когда он обернулся к ней. Но закричал он не от боли:

— Великая Истинная Хозяйка, — произнес он, — я считал, что она Великая Истинная Хозяйка всех опустошителей, или что-то подобное, но не…

— Не всего зла? — помогла Йом.

Тут Габорн почувствовал, что голова у него идет кругом. Ему предстояло встретиться лицом к лицу с врагом, которого страшились и Светлейшие, и Всеславные. И теперь становилось совсем не удивительно, что они решили сражаться вместе с Эрденом Гебореном.

Йом продолжила чтение:

«Фэл много чего говорил мне, эти слова я слушал сердцем. И я понял, если я дотронусь до этой двери, попытаюсь открыть ее, то мне не хватит сил, чтобы сделать это. Дверь охраняли весьма сильные руны, и обычному человеку, вроде меня, было не под силу совладать с ними. Однако если бы я попытался, то мог бы открыть другую дверь — дверь в моем сердце.

— И тогда Асгарот мог бы завладеть тобой, — сказал Фэл, — и его желания стали бы твоими. Он поглотил бы тебя, как тьма, которая заполняет все впадины на земле.

Тут мной овладел неописуемый страх. Меня стало трясти, и я едва стоял на ногах.

— Локи — это не та тварь, которую ты видишь перед собой, — снова обратился ко мне Фэл. — Темный победитель может состариться и умереть, но тьма внутри него — бессмертна. Когда Темный Победитель погибает, его сущность продолжает жить, устремляясь на поиски новой оболочки для себя. Поэтому мы заточили Асгарота в клетку и не пытались уничтожить его. Мы потеряли многих Всеславных, пытаясь доставить его сюда. Тысячи раз Асгарот помогал захватить тысячи миров, где правит тьма». — Йом остановилась на минуту и добавила:

— Эрдену Геборену не нравится слово «захватить», он зачеркивает его, заменяя на «уничтожить» или «завладеть» или «взять в плен», — после чего она снова взялась за чтение:

«И до тех пор, пока мы держим его здесь, он не сможет причинить большого вреда». — Йом закрыла книгу и молча сидела какое-то время. На лице выступили капельки пота, одежда прилипла к ней, словно бумага:

— Ты думаешь, маг Радж Ахтена был тем, кто освободил Темного Победителя?

Габорн вытер рукавом пот со лба. Из-за постоянной погони, растущей жары Король Земли чувствовал себя мокрым и грязным. Он мечтал о том, чтобы помыться. Он видел, как маг прошел через пылающие ворота в Твинхавене и вышел оттуда лишь через некоторое время. Было ли у него достаточно времени, чтобы сломать клетку? Или же он только встретил монстра, после того как кто-то на той стороне помог твари освободиться?

Его звали Асгарот. Возможно ли, что тот, кого две тысячи лет назад описал Эрден Геборен, был тем, кто преследовал Йом в замке Сильварреста всего неделю назад?

Габорн был практически уверен, что это был он. Тогда тварь появилась, окруженная облаком тьмы и вихрями ветра, она вобрала в себя весь свет, и ночь словно плащом накрыла небо. Гремел гром и сверкали молнии, а Асгарот все приближался. Казалось, он говорил с самим громом.

— Что ж, — сказал Габорн, — похоже, ты нашла себе достойного противника.

— Я не хотела драться, — ответила Йом. — Это он охотился за мной.

Габорн усмехнулся, надеясь тем самым немного успокоить ее.

— Постой, — прошептала она. — Он охотился не за мной, он приходил за нашим сыном, за ребенком, которого я ношу.

— Почему? — задал вопрос Габорн. Король Земли почувствовал смятение, но теперь он был уверен: Темному Победителю нужен был его сын, и чем дальше Габорн размышлял, тем сильнее и острее он понимал, что его ребенку грозит опасность.

— Темный Победитель не жаждет избавиться от ребенка, — Йом будто бы говорила сама с собой. — Ведь косолапый мальчик был со мной, однако Темному Победителю не нужна его жизнь. Подожди. — На Йом не было лица. Положив руки на живот, она словно онемела. — Подожди!

— Что такое? — спросил Габорн.

— Темный Победитель, — начала она, — или локи, живущий внутри него, он не собирался убивать малыша. Он всего лишь просил о нем. Он требовал его.

— Что ты хочешь этим сказать? — непонимающе произнес Габорн.

— Я думаю, он хотел завладеть ребенком, — ответила Йом, — завладеть им в качестве укрытия, новой оболочки!

— Именно, — начал Габорн, — Темный Победитель выбрался из Другого Мира. Вероятно, теперь он также обеспокоен, что враги станут искать его. Поэтому ему нужно место, чтобы спрятаться. И что может быть безопаснее, чем утроба матери?

Озвучив опасения Йом, Габорн словно придал им силы и важности. Йом заплакала. Она бережно накрыла низ живота манускриптом Эрдена Геборена.

— Я тоже думаю, где этот монстр сейчас, — произнес Габорн. — Но благодаря дару зрения Земли я могу видеть душу ребенка. В ней нет тьмы. Твой малыш такой же, как все остальные, он жив, только еще не сформировался до конца. Я не чувствую зла или какой-то беды.

Йом дрожала от страха, когда Габорн обнял ее. Она уставилась в темноту отсутствующим взглядом. Габорн спросил Йом:

— Сколько тебе потребуется, чтобы перевести оставшуюся часть книги Эрдена Геборена?

— Не знаю, — ответила Йом, — дело идет достаточно медленно. Возможно, за неделю я справлюсь.

— Но мне не нужна книга целиком, — сказал Габорн, — мне интересны те части, где он говорит о локи и о Великой Истинной Хозяйке.

Габорн опустошил свою фляжку. В ней была вода, которую они набрали еще из водоемов у Врат Бездны, обогащенная минералами, она имела особый привкус. Король Земли сделал большой глоток и присел. Вокруг стояла абсолютная тишина, причем настолько всепоглощающая, что, казалось, она проникала повсюду. Грохот от передвижения опустошителя, доносившийся откуда-то издалека, теперь стих. Габорн услышал его впервые, когда изучал место, откуда похитили Аверан. Когда же эти звуки прекратились?

На поверхности никогда не бывает настолько тихо. Всегда что-то мешает: то щебетание птиц, то дуновение ветра среди крон деревьев, то блеяние овец, пасущихся на дальнем лугу. Здесь же не было ничего.

Он был в смятении. Ему казалось, будто земля над ним увеличивается в размерах и что небеса из камня и железа сейчас обрушатся на него. Во рту стоял не проходящий привкус минералов.

Кажется, собирается гроза, подумал Габорн. Первое, что пришло сейчас ему в голову, это картина, когда летним вечером воздух становится тяжелым и синевато-серые тучи сгущаются на горизонте. Все живые существа затихают и прячутся в своих убежищах. Даже мухи перестают жужжать.

Подобная тишина стояла теперь, только она была еще пронзительнее. Она словно проникала под кожу, отчего на тыльной стороне рук он ощущал легкое покалывание. Непроходимая тьма окружала его, он все никак не мог понять, откуда она взялась.

Мы в пустыне, вдруг понял Габорн, очень-очень далеко от людских поселений.

Он обратился к предчувствиям Земли и, тяжело вздохнув, посмотрел на Йом:

— Аверан все еще куда-то двигается. Полагаю, мы пробежали сотню миль так быстро, как только могли, но Земля говорит мне, что Аверан все еще далеко впереди нас, — Габорн остановился, словно подбирая нужные слова. — Думаю, нас ждет еще не один опустошитель, прежде чем мы встретимся с ней. Я чувствую опасность. — Он не сказал ей, насколько была велика опасность. Он даже не мог выразить этого. Между ними и Аверан словно бы стояла стена, стена смерти. Возможно, Габорну удастся справиться с ней, но сможет ли Йом?

В полном отчаянии Йом покачала головой.

Габорн еще некоторое время продолжал время от времени с силой бить в дверь.

Когда он устал, Йом стала работать за него, а сам Габорн занялся починкой туфель, после чего решил поменять износившуюся кожу на старинном копье Эрдена Геборена.

Сделав несколько ударов по стене, Йом вдруг просияла. Она вздохнула и кивнула, указав на путь вниз по туннелю:

— Они там, поджидают нас, не так ли — опустошители? Я вижу, это написано у тебя на лице.

— Да, — ответил Габорн.

— Что ж, тогда, — сказала Йом, поднявшись на ноги и опершись на посох Аверан, — вперед, давай устроим им неприятности.

Глава четырнадцатая

Приносящая Свет

После семнадцати лет этой войны в Подземном Мире вы, наверное, думаете, что мои воины жаждут свежего воздуха, чистой воды, хорошей еды или женской ласки. Но нет, не этого, теперь я понял, насколько отчаянно человек может жаждать света.

Фаллион Справедливый, записки о войне Тот

Посланник Теней с грохотом промчался по Подземному Миру. Аверан то и дело теряла сознание, изо всех сил пытаясь дышать.

Девочка открыла глаза. Вокруг в туннеле висел туман. Пятна слизи начали разъедать поверхность. Тени от извилистых сталагмитов, похожих на гигантов причудливой формы, расползались повсюду, освещаемые светом от опала Аверан, но немного подальше они снова пропадали в кромешной темноте.

Опустошитель крепко держал ее в лапах, чтобы не дать возможности ускользнуть, как когда-то она — еще совсем маленькая — сжимала ящериц и лягушек. И чем сильнее она старалась выбраться, тем сильнее чудовище сжимало ее.

Устав сопротивляться, Аверан провалилась в сон, пока сильный толчок не разбудил ее. Посланник Теней только что спрыгнул с пятидесятифутовой отвесной скалы и теперь мчался сквозь лабиринт из сталагмитов. Во время прыжка монстр сильнее прижал девочку к груди.

Он не хочет убить меня, вдруг поняла она. Он пытается сохранить мне жизнь. Лучшее, что я могу сделать, это не сопротивляться.

Девочка была не совсем уверена, что чудовище будет обращаться с ней достаточно бережно, чтобы она смогла выжить. Кожа его огромных лап была толстой и шершавой, словно чешуя. А три широких пальца обхватили Аверан, зажав ее тело от плеча до самых пяток. При каждом шаге девочку сильно потряхивало. Аверан чувствовала, что после этой прогулки у нее наверняка останутся синяки и ушибы.

Бессильная перед монстром, Аверан с изумлением наблюдала за происходящим вокруг. Она понятия не имела, как долго Посланник Теней уже нес ее, но двигался он с ужасающей скоростью.

Складка на лапе опустошителя сдавливала Аверан ребра. Она была не уверена, стоит ли ей пытаться шевельнуться, боясь, что тот сожмет ее еще сильнее.

Девочка могла сделать только одну вещь. Она очистила свой разум от посторонних мыслей, как учил Биннесман, и представила себе Посланника Теней. В ее воображении у него была большая голова в форме лопаты, такой она увидела ее, когда тот появился из воды. Девочка представила, как щупальце чудовища дрожало при виде своей добычи. Она почувствовала то же, что чувствовал опустошитель, когда ступил на каменистый пол туннеля, и его мысль о цели всей этой гонки стала для нее почти осязаемой. Вдруг в голове у нее что-то будто повернулось, и девочка увидела мир «глазами» опустошителя.

Монстр улавливал электрические волны, исходившие от камней, это были синие полупрозрачные видения, они словно туман распространялись повсюду. Растения и животные вдоль дороги были ярче остальной живности в туннеле. Крабы-слепцы разбегались в разные стороны с дороги, сверкая, будто искорки в поле зрения опустошителя.

Впереди дорога была отмечена запахом прежнего опустошителя. Однако даже если бы запаха не было, Посланник Теней все равно прекрасно знал о нем. Ведь он охотился здесь большую часть своей жизни.

— Куда ты меня несешь? — спросила Аверан.

Посланник Теней вдруг резко остановился. Он поднял Аверан вверх, чтобы посмотреть на нее поближе, и зашевелил щупальцем.

— Ты можешь разговаривать? — удивился он. Девочка почувствовала некоторое волнение в голосе монстра. — Или я просто червь, которому снится сон?

— Да, я умею разговаривать, — ответила Аверан.

И тут уже услышала следующий вопрос:

— Так люди разговаривают между собой?

— Нет, — заговорила Аверан, — я волшебница, я оберегаю Землю. Я могу читать твои мысли. Однако большинство людей не умеют так общаться.

В памяти Посланника Теней неожиданно всплыло прошлое. Среди опустошителей был некий Хранитель Земли. Один из предков Посланника победил этого волшебника в жестоком бою, а позднее Посланник съел мозг своего предшественника.

— Твой дед убил Хранителя Земли! — крикнула Аверан. — Я прочитала это в твоих мыслях.

— Великая Истинная Хозяйка приказала уничтожить его.

Аверан увидела обрывки битвы, замелькавшие в голове Посланника Теней. Дед Посланника подкрался сзади, набросился на волшебника и сбил его с ног. Хранитель Земли беспомощно упал на землю, и в это время нападавший безжалостно ударил волшебника по голове, разбив череп, но оставив его в живых. Убийца мучил волшебника до самого конца, выковыривая мозг еще у живой жертвы.

— Это ужасно, — произнесла Аверан.

— Горд — мой предок, ему поручили исполнить этот долг, — ответил Посланник Теней.

Монстр говорил напыщенно, но Аверан заметила, что он пытается скрыть, прогнать прочь неприятные мысли. Воспоминания Хранителя Земли жили внутри него.

Да, Посланник Теней жаждал человеческой плоти. И все же он был способен чувствовать то, что было недоступно другим опустошителям. Люди тоже являются детьми Земли, и их Создатель любит их. Для Земли они такие же существа, как опустошители и крабы-слепцы, как черви и щекочущий папоротник.

— Куда ты меня несешь? — снова задала вопрос Аверан.

— В место, где содержат людей, — ответил Посланник Теней. И вдруг в памяти монстра всплыл резкий отвратительный запах, исходивший от кучи грязных людей, загнанных в темную пещеру, и стойкая вонь мочи и фекалий, заполнявшая место заточения. Владелец также был известен. Эта пещера принадлежала Великой Истинной Хозяйке, там она испытывала на людях новые заклинания. Ужас охватил Аверан.

— Твоя госпожа убьет меня, — сказала Аверан.

— Да, в свое время, — кивнул Посланник Теней.

— Пожалуйста, — взмолилась Аверан, — отпусти меня. Тебе знакома сила Духа Земли. Ты же знаешь, я не собираюсь причинить тебе вред.

Я не должен никому говорить об этом человеческом существе, подумал про себя Посланник Теней. Другие решат, что я червь, которому что-то привиделось во сне.

Тут Аверан внезапно почувствовала, словно между ней и Посланником Теней появилась преграда. Как тот вор, который украл у нее лошадь в Фелдоншире, он резко оттолкнул ее, порвав тоненькую нить, ненадолго связавшую их.

Огромный опустошитель снова помчался по Подземному Миру сквозь туннель, заполненный туманом. Он так крепко держал Аверан, что она едва могла дышать. Девочка попыталась сосредоточиться и вернуть внимание своего похитителя, чтобы попросить не сжимать ее так сильно, однако без посоха она была практически бессильна.

* * *

Аверан снился огонь — медленно догоравшие угли, краснеющие у самого основания костра, и алые языки пламени, словно огненные ящерицы в Джебане, все время пытавшиеся укусить или лизнуть ее, оставляя ссадины на коже.

Когда Аверан в очередной раз проснулась, а это происходило постоянно, пока она была крепко зажата в лапах Посланника Теней, то увидела, что они мчатся на головокружительной скорости, то и дело исчезая в черных глубинах Подземного Мира, а затем снова оказываясь в ярких и извилистых туннелях, проносясь мимо грохочущих и ревущих водных потоков, илистых лужиц и костей неизвестных жителей Подземного Мира.

Девочка внезапно очнулась от сна, длившегося, как ей показалось, несколько дней, и поняла, что Посланник Теней остановился и говорит с другими опустошителями. Это был боевой отряд из двадцати семи солдат. Их вел старый седеющий ветеран по имени Кровавый Охотник.

— Спрячьтесь, — предупредил Посланник Теней, передав послание через определенный запах. — Устройте засаду. Убийцы преследуют нас, они охотятся на Великую Истинную Хозяйку. Одного из них я поймал, но другие все еще идут по следу.

— Я не подумаю прятаться, — заявил Кровавый Охотник, сопроводив ответ зловонием. — Великая Истинная Хозяйка подарила нам руны силы. У меня их много, теперь я даже сильнее тебя.

Аверан не пришлось заглядывать в мысли своего похитителя, чтобы узнать, о чем он думал. Она знала это и так. Кровавый Охотник был высокомерным воином, даже теперь он поднял свой хвост выше, чем Посланник Теней, в знак того, что надеется получить право на размножение. Его щупальца восторженно дрожали, и все до единой мышцы были сильно напряжены.

Посланник Теней уже долгое время имел славу жестокого и свирепого опустошителя, и никто не осмеливался бросить ему вызов. Теперь же Кровавый Охотник решил, будто он равен ему и готов побороться.

— Возможно, ты и сильнее, — сказал Посланник Теней, — но убийцы, преследующие нас, ничуть не слабее. Уничтожь их и докажи, что можешь сразиться со мной.

От злости и готовности к бою огромные лапы опустошителя невольно сильно сжали Аверан. Лапы сомкнулись так крепко, что Аверан не могла дышать. Девочка сопротивлялась, пытаясь сделать вдох, до тех пор, пока не потеряла сознание.

Следующий раз она очнулась, когда, казалось, прошло несколько часов. Посланник Теней был занят трапезой. Оторвав голову огромного краба-слепца, прозванного «крокодилом», опустошитель вылизывал языком внутренности животного. Аверан лежала на полу, по-видимому, похититель на время забыл о ней.

Плохо понимая, где она находится, девочка отправилась навстречу неизведанному миру, то ли во сне, то ли наяву. Она представляла, что бродит по пустой серой равнине, бесформенной и бесконечной. Поверхность была плоской, без каких-то особых примет, под ногами была лишь потрескавшаяся глинистая земля, будто из-за непрекращающейся засухи.

Во сне Аверан воздела вверх посох, и земля задрожала. Тут девочка увидела, как из камней и глины сформировался круг, а в нем появилась неизвестная и загадочная руна, где-то в сто ярдов величиной. Вокруг нее из глины стали появляться разные существа. Прямо у ног девочки из камней вдруг появился крошечный олененок ростом всего два фута. Олененок лежал на боку с открытым ртом, закинув назад голову. Сначала его очертания были не очень четкими и немного грубоватыми, какое-то довольно бесформенное существо, которое смог бы создать даже ребенок. Но через несколько мгновений образ стал намного более очерченным и завершенным, словно превратившись теперь в творение руки невидимого скульптора. Внезапно, когда олененок уже начал казаться Аверан безупречным, он зашевелился и задергался, словно малыш, первый раз пытающийся встать на ноги. Он приподнялся на коленях и с усилием встал, а затем серая фигурка животного вдруг приобрела цвет — рыжевато-коричневый окрас с белым пятнышком на шее, получившие цвет глаза стали живыми и теперь сверкали в солнечных лучах. В следующий миг животное ускакало прочь, скользнув мимо Аверан.

И так же внезапно, как перед ней появился олененок, девочка посмотрела вокруг и увидела, что происходит у нее на глазах внутри этой большой руны. Появились маленькие свинки, дико визжащие от восторга. В дальнем углу затрубили в хоботы слоны, а прямо под ногами извивались змеи. Стайка крошечных голубей, размером не больше бабочек, замахали крыльями, словно собираясь отправиться в долгое путешествие в горы. Аверан постепенно стала замечать повсюду прыгающих лягушек, извивающихся рыбок, яркие пятна бабочек, опустошителей и китов.

Удивленная всем происходящим, девочка бродила по земле, изучая неизвестную руну, пытаясь разгадать и усовершенствовать ее.

Ах, как бы мне хотелось самой создать такую руну, подумала она.

Потом она вдруг снова стала опасаться всего того, что ее окружало. Открыв глаза, Аверан попыталась нащупать свой посох. Но рядом его не оказалось, Посланник Теней был занят трапезой.

Аверан решила добраться до посоха.

Она украдкой стала осматриваться вокруг. К счастью, белый опал в ее кольце по-прежнему излучал свет, что позволило девочке увидеть, что опустошитель зашел очень далеко, в самое сердце Подземного Мира. Туннель, в котором они теперь находились, изменился. Из-за удушливой жары и высокой влажности воздух стал спертым, а мелкая, похожая на шерсть растительность, такая же серая и густая, как шкура волка, покрывала пол в туннеле. Червь-трава и пушистый папоротник сражались между собой за место на стенах, а с потолка свисали корнеобразные стебли причудливых растений. На полу были разбросаны сломанные панцири крабов-слепцов и круглые раковины слоновых улиток. Несколько в отдалении Аверан заметила более занятную деталь — странные кристаллические стержни торчали рядом со стеной, преграждая путь в близлежащую пещеру. Стержни были прозрачными, словно кварц, практически все достигали восьми-девяти футов в высоту. Все стержни походили на полые трубки, а на конце имели зазубрины. Они были знакомы Аверан, она видела их в воспоминаниях опустошителя: это пристанища плотоедов.

Каждая трубка представляла собой кокон, сплетенный особью, ожидавшей потомство, матка этих существ выглядела как обычный краб, невероятно растянутый в длину. Сделав кокон, она заползала внутрь и умирала там. Когда внутри ее тела из яиц появлялись новые особи, то они съедали мать для того, чтобы освободиться и выйти из утробы наружу. Молодняк размером не больше блохи использовал трубки плотоедов в качестве своего логова.

Они подползали к краю трубки и ждали там, пока кто-нибудь не коснется ее — опустошитель, краб-слепец или ядовитый краб, это не имело значения. Любое существо становилось добычей.

Плотоеды проникали внутрь своих жертв. По кровеносным сосудам они попадали к внутренним органам и начинали поедать их.

Опустошители боялись трубок плотоедов. И если их трубки появлялись в туннелях, то они нередко зарывали такой проход и делали новый путь.

Поэтому туннель, в котором находилась сейчас Аверан, был небезопасным. Количество растений, свисавших с потолка, и тех, которые росли из земли, говорило о том, что опустошители давно не появлялись здесь. Однако Посланник Теней часто выбирал опасную дорогу.

Я бы могла добежать до трубок плотоедов и спрятаться между ними, подумала Аверан. Если я буду держаться подальше от острых концов кристаллических стержней, эти твари мне не страшны.

Однако девочка не решилась на подобный риск. Тем более, когда Посланник Теней наблюдал за ней. Вместо этого она собрала все свои силы и сконцентрировалась на Посланнике Теней, чтобы узнать, о чем он думает, чтобы почувствовать то, что он чувствует.

Мне нужно съесть это человеческое существо, размышлял Посланник Теней, никто не может мне запретить этого удовольствия. Она маленькая и бесполезная.

Но тут же в его голове зазвучал другой голос, словно какой-то незнакомец вдруг заговорил с ним:

«Всякое существо, произведенное на свет Землей, полезно, особенно то, которое сейчас рядом с тобой. Она не просто ее творение, она защитник Земли».

Я просто червь, которому снится сон, сказал опустошитель сам себе.

Посланник Теней крепко схватил Аверан, прижал к груди и побежал, держась края туннеля, чтобы случайно не задеть трубки плотоедов.

Я упустила свой шанс на побег, в отчаянии подумала Аверан.

Она понимала, что происходит с Посланником Теней. Она испытывала похожее чувство, когда отведала мозг опустошителя, тогда ей казалось, что она сойдет с ума, с Посланником Теней сейчас творилось то же самое. Его дед съел мозг Хранителя Земли, и с тех пор, словно бы в наказание, мысли Хранителя Земли преследуют всех, кто попробовал на вкус его мозг.

Аверан спокойно лежала в огромной лапе Посланника, радуясь, что он держал ее очень нежно. Девочка притворилась спящей. Она пыталась сохранить слабую связь с его разумом, чтобы узнать от него как можно больше. Но Посланник Теней мчался вперед, находясь практически в трансе. Он не говорил и не думал. В его голове было мрачно и тихо, как в могиле.

Аверан надеялась, что скоро он снова остановится и опустит ее на землю, тогда у нее будет еще один шанс сбежать.

Посланник Теней на минуту притормозил, чтобы открыть каменную дверь, ведущую в более просторный проход. Этот туннель насчитывал примерно шесть футов в ширину. Борозды, остающиеся на полу после опустошителей, были здесь повсюду. Монстр закрыл за собой дверь, как он делал все предыдущие разы. Ее похититель прошел мимо нескольких меток, и тут Аверан вдруг поняла, где она находится: недалеко от Логова Костей. Она уже почти была внутри Безграничной Клетки.

Время от времени Аверан попадались на глаза второстепенные туннели, уходящие в сторону от главного пути, в них тоже то и дело встречались опустошители. Она заметила нескольких ревунов — животных с желтым пятнистым окрасом, похожих на огромных пауков, — они выползали из одного из таких туннелей, таща за собой тушу восьмифутового червя. Девочка наблюдала, как мамочки опустошителей выплевывали клейкое вещество, чтобы заделать разрушенную стену. Она увидела и молодых опустошителей, длиной всего десять футов, они ни на шаг не отходили от матери.

Не встретились ей лишь хранители мечей или волшебники, стражи логова опустошителей.

Все они ушли на войну.

Вдруг Посланник Теней свернул в боковой туннель. Аверан бросилась в глаза пара хранителей мечей, стоявших на страже. Оба были внушительных размеров, на голове и на оружии светились начертанные руны.

Внутри помещения, находившегося за ними, повеяло зловониями, исходившими от грязных и больных человеческих тел.

— Будьте внимательны с этим, — обратился Посланник Теней к страже.

— Он не сбежит, — ответили ему.

Посланник Теней отправился дальше вглубь туннеля, и Аверан с дарами обоняния, полученными от дюжины собак, с каждым шагом все сильнее чувствовала неприятные, запахи грязных тел, и это становилось все невыносимее. Девочка ощутила кисловатый запах пота, смешанный с вонью испражнений, гниющей зараженной плоти, рыбьими потрохами и не похороненными покойниками.

За последние несколько часов Посланник Теней, пожалуй, в первый раз очнулся от полудремы, в которой находился. Пища в его желудке просилась наружу от отвратительного зловония.

Ему ненавистно происходящее здесь, вдруг поняла Аверан. Никто из опустошителей не выносил пребывания здесь Они не могли терпеть всю эту вонь.

Оказавшись в центре просторного помещения, Посланник Теней бросил Аверан на пол. Из дальнего угла раздался женский крик, в нем слышались и страх, и удивление одновременно, после чего Посланник Теней развернулся и вышел.

Какое-то время она лежала на полу, оглядываясь по сторонам. Пещера была не очень большой. Клейкая слизь на стенах отчасти исчезла, так что кое-где проглядывали голые камни. Сверху нависали сталактиты, а поверхность пола была неровной. От соседнего водоема доносился специфический запах сероводорода.

В дальних углах комнаты толпились люди. Издалека они казались какими-то бугорками на полу, их одежда была настолько запачкана, что сливались с грязью вокруг. Только глаза ярко светились на черных лицах, взгляды горели любопытством. Постепенно Аверан стала замечать все новые детали: вот там бледное лицо выдавало мальчика из Инкарры, а здесь смуглая кожа, судя по всему, принадлежала женщине из Индопала.

Аверан вглядывалась все внимательнее и теперь начала понимать, что все неровности и бугорки на земле на самом деле были людьми. Больные, умирающие от голода, раненые, но живые люди!

— Свет! — прокричал какой-то старец. — Чудесный свет!

И кто-то ответил на этот возглас на наречии земли Индопала:

— Азир! Азир фамата!

Неожиданно бугорки зашевелились, и толпа людей бросилась к Аверан, протягивая к ней руки и падая на колени рядом с ней. Аверан вдруг поняла, что большинство из них, лишенные света, вероятно, метались так неделями или месяцами.

— Кто ты, Приносящая Свет? — умоляюще спросила какая-то женщина. — Откуда ты родом?

— Аверан. Меня зовут Аверан. Я была в составе королевского небесного патруля в Башне Хаберд.

— Башня Хаберд? — спросил вдруг кто-то, больше напоминавший скелет, чем живого человека. — Я из Башни Хаберд. Ты знаешь, как там сейчас?

Аверан не решилась рассказать ему, что опустошители убили всех до единого. Тут парень подбежал к ней, а за ним и все остальные стали подходить все ближе, ужасная вонь от их тел стояла повсюду, горящие безумием глаза жаждали света, исходившего от ее кольца. Ходячий скелет оказался совсем рядом с девочкой и осторожно дотронулся до кольца. Вскоре группа из двадцати грязных пленников обступила ее, желая коснуться его.

— Посмотрите, как оно сверкает! — воскликнула женщина, наконец дотянувшаяся до кольца Аверан, но не осмелившаяся дотронуться до него. — Словно звезда, упавшая с неба.

— Нет же, ни одна звезда никогда не сверкала так ярко, — настаивала другая.

— Какой сейчас год? — спросил кто-то, раньше, вероятно, бывший капитаном королевской стражи.

— Первый год правления Габорна Вал Ордэна в Мистаррии, — ответила Аверан, — он продолжает путь своего отца, Менделласа Дракена Ордэна, скончавшегося на двадцать втором году своего правления.

— Пять лет, — произнес какой-то старик с сильным индопальским акцентом. — Пять лет прошло с тех пор, как я последний раз видел свет.

— А для меня это уже целых десять лет, — послышался болезненный голос другого.

Какое-то время в пещере царила тишина, и заключенные во тьме молча смотрели по сторонам, пытаясь разглядеть друг друга.

— Гевин, где ты? — спросила молодая девушка.

— Я здесь, — произнес парень, стоявший на расстоянии нескольких футов.

Оба остановились и в изумлении смотрели друг на друга, в их глазах горел огонь любви. Все замолчали. Вдруг девушка заплакала.

До этого момента эти люди не видели друг друга, пронеслось в голове Аверан. Каково же это, жить здесь в темноте годами, не видя лицо друга?

Потерянные души были одеты в лохмотья, на некоторых и вовсе ничего не было, у многих были переломаны кости или искалечены ноги. Опустошители, заточившие их сюда, были не слишком вежливы с ним.

У дальней стены была свалена груда костей — вперемешку рыбьи и человеческие. Других следов еды Аверан не заметила. Она спросила:

— Но как? Как же вы здесь живете?

— Мы не живем, — ответил индопалец, — мы просто умираем так медленно, как только можем.

Глава пятнадцатая

Разные формы войны

Люди придумывают множество слов для того, чтобы определить те вещи, с которыми они чаще всего имеют дело. В Интернуке есть семь слов для описания льда. В языке Индопала — шесть различных слов для обозначения голода. В Инкарре существует восемьдесят два наименования для войны.

Хозяин Очага Хайхем, из книги «Комната с Оружием», отрывок о восьмидесяти двух формах войны

Воины Инкарры держали сэра Боренсона и Мирриму в заточении в горной крепости, пока совсем не стемнело. У них забрали оружие и заковали в наручники. Крепость контролировали примерно двадцать солдат, и ни один из них не желал выходить наружу при свете солнца, ведь искрящиеся белоснежные склоны безжалостно слепили им глаза. Поэтому они отправились в Инкарру, когда заходящее солнце уже едва выглядывало из-за облаков.

Они не могли ехать верхом. Жители Инкарры вообще редко использовали лошадей и уж точно вряд ли смогли бы сделать это ночью. Сначала дорога бежала вниз по горным склонам среди зелени и скал, а потом ныряла в туман лесных массивов. Ночь, мгла и туман — все это еще больше затрудняло передвижение на лошадях. Поэтому славные скакуны Боренсона были оставлены в крепости.

Все члены группы были наделены дарами метаболизма. Закованные в кандалы, Боренсон и Миррима буквально мчались вниз по склону, ловя последние лучи заходящего солнца.

Отряду удалось пройти довольно большое расстояние за короткое время, несмотря на жару и влажность. Вечером туман, больше похожий на теплый пар, сгустился над поросшими лесом склонами и окутал все вокруг.

Когда наступила ночь, они продолжали спускаться вниз по крутым горным дорогам. Благодаря теплому климату здешние флора и фауна были гораздо более богатыми и разнообразными, чем на северных склонах. Тут тоже росли сосны, но они были выше, чем те, которые когда-либо видел Боренсон, а кора у них была темно-красного цвета, вместо привычного ему серого. Тут летали птицы, но местные темные сороки имели более длинные клювы, чем их собратья на севере, а их резкие крики казались чужими его уху. Повсюду ему на глаза попадались необычные ящерицы, шнырявшие там и здесь в зарослях папоротника, они прыгали со склонов или веток деревьев и пикировали вниз, чтобы скорее ускользнуть в тень.

Он совсем не был готов ко всем странностям Инкарры: туманному лесу, экзотическим ароматам горных орхидей персикового цвета, растущих прямо вдоль дороги. Сэр Боренсон вырос в Орвинне, это остров в Каррольском море, более чем в двухстах милях к северу отсюда. Поэтому стоило ему пересечь горы, он будто открыл для себя новый мир, о котором раньше никогда и не мечтал.

Вскоре наступила ночь, инкарранские захватчики бесшумно следовали дальше практически в кромешной темноте. Они не разговаривали между собой, не называли своих имен. Однако они постарались выбрать для Боренсона и Мирримы наиболее легкий путь и направляли их по той или иной тропе, чтобы избежать кочек, которыми изобиловала дорога, и все же Боренсон и Миррима время от времени спотыкались. Ноги Боренсона были истоптаны в кровь.

После двух часов пути отряд остановился на привал. До Боренсона доносились смех и странно звучавшие для его уха носовые звуки языка инкарранцев.

— Мы ждать, — сказал один из стражников с сильным акцентом.

— Чего же? — спросила Миррима.

— Лампы. Мы у деревни. Мы приносить вам лампы. — Один из инкарранцев вышел из-за деревьев.

Боренсон стал внимательно смотреть в разные стороны. Он не заметил света, который подсказал бы ему, что где-то поблизости есть деревня. Он не смог ничего разглядеть в этой кромешной тьме, кроме ствола ближайшего дерева.

— Я думала, вы используете огненных ящериц, чтобы стеречь ваших лошадей, — сказала Миррима.

— Драктферионы очень дорого, — объяснил стражник. — Они есть много мяса. Этот бедный деревня. Не иметься драктферионов здесь.

Внезапно Боренсон услышал шорох, доносившийся из леса, шум приближавшихся шагов, а затем робкий смех детей. Вероятно, он притащил целую толпу.

Когда в последний раз он видел свет, тот исходил от качавшихся лампад. Светильники, висевшие на цепях, были похожи на круглые чаши из стекла. В каждой такой чаше горела инкарранская свеча. Их свечи имели странный желто-агатовый оттенок и были крепкими, словно камень, кроме того, в них не было фитиля. Они горели голубоватым светом, словно тлеющие угольки.

Страж подошел к кучке детей и на мгновение озарил светом лампы их лица. На самых маленьких одежды не было вовсе, а те, что постарше, были одеты в длинные белые льняные рубахи. Лица их были так же бледны, как и ткань. Боренсону они казались душами умерших, словно на его глазах происходило некое собрание мертвецов.

Солдат привязал по лампе к запястьям Боренсона и Мирримы. Тусклое мерцание едва позволяло видеть землю под ногами.

И все же этого оказалось достаточно.

* * *

Они шли всю ночь и наконец спустились с горы и оказались посреди совершенно пустынной равнины, где не было ни одного деревца. Они двигались от деревни к деревне, но при этом ничего примечательного не попадалось им на глаза.

Жители этих поселений обитали под землей, в низинах рядом с холмами. В некоторых, по-видимому, более богатых зонах на входе в деревню можно было увидеть драктферионов. Когда поблизости появлялся незнакомец, огненные ящерицы расправляли свои капюшоны и шипели на прохожего, при этом светясь в темноте. Мерцающий кроваво-красный свет, исходивший от них, позволил Боренсону разглядеть необычную стелу, обозначавшую вход в инкарранские «поселения». Стела была выточена из камня и возвышалась вверх футов на двадцать. Стелу венчал круг, похожий на голову, и от основания сферы отходили две ветви, напоминавшие руки. На этом своеобразном памятнике были выгравированы фамилии семей, которые жили в этом городе.

Когда они подходили к широкой реке, Боренсон стал подозревать, что где-то поблизости находятся фермы. Он уловил запах рисовых полей, и вскоре они наконец добрались до деревни. Конвоиры быстро провели их через рынок, где торговцы предлагали белые персики, свежий красный виноград, десяток разновидностей дынь и плоды драконьего глаза. Вдоль дороги расположились продавцы только что убитых крокодилов, змей и свежей рыбы, готовые состряпать вам восхитительное кушанье прямо на глазах.

Стражи остановились на крылатых ящерицах, приготовленных в сладком дынном соусе. Боренсон и Миррима жадно поедали пищу, а в это время один из конвоиров исчез в толпе.

— Идем, — сказал страж, когда тот вернулся. — Лодка везти нас вниз по реке!

Через несколько минут Боренсон и Миррима в сопровождении солдат уже садились в инкарранский баркас. Лодка была примерно шестидесяти футов длиной и довольно узкой. Она была выдолблена из какого-то необычного белого дерева, обладавшего хорошей плавучестью. На носу судна красовалось резное изображение головы птицы с длинным клювом, как у грациозной цапли.

Баркас был полон сельских жителей с мертвенно-бледными лицами. Некоторые из них везли с собой бамбуковые клетки с цыплятами или поросятами.

Устроившись на носу лодки, Боренсон смотрел на воду. Ветра не было. Он слушал звуки ночи — кваканье древесных лягушек, рев крокодилов и трели неизвестных ему птиц. Смех и голоса инкарранцев, доносившиеся из ближайшего поселения, напоминали какую-то музыку.

Над головой все еще стоял туман, однако на пасмурном небе можно было заметить луну, и в ее свете Боренсон смог разглядеть неясные очертания реки. Русло оказалось шире, чем у любой реки в Мистаррии. Другой берег ему увидеть не удалось.

— Как далеко мы должны зайти, чтобы встретиться с королем Бури? — задала вопрос Миррима одному из конвоиров.

— Это для вас знать не надо, — ответил тот. — Молчите.

Вскоре лодка под завязку наполнилась пассажирами.

Страж протянул Боренсону и Мирриме по веслу, и все, кто был на лодке, дружно принялись грести, уплывая все дальше от берега. Через сотню ярдов течение стало быстрее, и лодка, освещаемая лунным светом, заскользила по реке. Путники перестали грести и предоставили бразды правления рулевому.

Один из стражей, человек без имени с высокими скулами и глазами, при свете лампы сверкавшими красными огоньками, решился наконец нарушить тишину.

— Мы добраться крепость короля Бури к рассвету, — произнес он с сильным акцентом. — Вы спать. Вы идти спать.

— Станет ли король встречаться с нами? — спросил Боренсон.

— Возможно, — сказал конвоир. — Шансы хорошие увидеть короля. Не слишком хорошие — получить положительный ответ.

— Почему же? — поинтересовалась Миррима.

— Вы есть варвары. Все северные народы есть варвары.

Боренсон насмешливо фыркнул, на что тот разозлился.

Послышалась какая-то брань на инкарранском.

— Нет смеяться! Ты нет смеяться надо мной! Я говорить тебе это для собственного блага. Не смеяться над инкарранцем! Никогда, если только он не начнет смеяться первым. Это давать разрешение смеяться.

— Прости меня, — ответил Боренсон. — Я смеялся не над тобой. Я смеялся над вашими представлениями.

— Наши представления не смешно, — возразил страж. Он подождал несколько мгновений, словно сохранял молчание в качестве наказания, но потом продолжил: — Мы инкарранцы есть самые цивилизованные люди на Земле. Вы же есть варвары. Ваши правители властвуют с помощью силы оружия. Когда за ним человек не следовать, ваш король прибегать к жестокости. Он посылать армию, чтобы безжалостно убивать женщин и детей. Это варварский путь.

Боренсон не стал поправлять собеседника. Инкарранцы редко контактировали с его народом, поэтому они верят всему, чему хотят верить. То, что женщины и дети иногда погибали во время войн, было правдой, но это не было целью военных действий, а лишь издержками, которые нельзя изменить.

— В Инкарре мы не воюем с невинными, — продолжил страж. — Мы выбирать жертв и способы очень тщательно.

— Вы хотите сказать, что ваши правители сражаются друг с другом? — спросила Миррима. — В рукопашном поединке?

— Среди ваших людей, — начал конвоир, — есть только один вид борьбы. Мы же знаем много путей, чтобы уладить спор. Вы всегда пытаетесь лишить человека жизни, когда он вам злить. — Боренсон не посмел прервать его и напомнить о том, что северные короли пользовались дипломатией гораздо чаще, чем войной. Инкарранец все равно не поверил бы. — Но мы, инкарранцы, иметь дюжину способов ведения войн. В каждом свои правила и своя стратегия.

— Например? — поинтересовалась Миррима.

— Гизарет ки, — предположил Боренсон.

— Да, — согласился страж. — Гизарет означает «честь человека», ки означает «уничтожать» или «разбирать». Значит, в гизарет ки главная цель уничтожить… как же это говориться… «слово» человека?

— Чести, — подсказал Боренсон. — Вы лишаете его чести.

— И как же вы действуете в такой войне? — снова спросила Миррима.

— Правила простые: нельзя лгать, чтобы лишить человека чести. Это цивилизованный путь. Вы должны… раскрыть обман перед лицом свидетелей. На решение этой задачи у вас есть один год.

— И вы называете это войной? — удивилась Миррима.

Боренсон решился ответить:

— Не дай себя обмануть. Они слишком серьезно относятся к гизарет ки. Человека определяют его слова, его честность. У них есть люди, правдословы, они тренируются много лет, чтобы научиться понимать, когда кто-то лжет, а когда говорит правду. Когда ты объявляешь кому-то войну, то можешь нанять одного или несколько правдословов для осуждения этого человека. Они раскопают все благородные поступки, которые когда-либо совершал обвиняемый, а затем прокричат о них на центральной площади города. Вокруг соберется толпа, и все будут их слушать, ведь публика уже знает, что это только разминка. Сначала они расскажут о твоих достоинствах, а потом возьмутся за твои недостатки, да еще и распишут все в таких жутких подробностях, что… хм, многие предпочли бы утопиться в колодце. И уж если они вцепились в тебя, то не отпустят и будут повторять снова, и снова, и снова, и снова.

— Но только в течение одного года, — вступился страж. — По прошествии одного года нужно остановиться. А жертва обвинения может ответить: нанять собственных правдословов. Однако если человек один раз уже пострадал от нападок правдословов, то на протяжении десяти лет его нельзя трогать.

— И чего вы добиваетесь разрушением «чести человека»? — спросила Миррима.

— Если повезет, — начал инкарранец, — то жертва изменится, станет лучше. Принца из легенды по имени Ассениан Шей призвал к войне его брат. Правдословы обнажили все его недостатки, — страж стал перечислять их, загибая пальцы. — Он растрачивать свой талант, он есть жесток с животными, обжора, позволяет отцу умереть, когда на того нападать грабители. Список, он все продолжаться бесконечно. И все соглашаться, что молодой наследник просто не иметь стыда. Однако он все же умудряться удерживать место у власти. Когда его мать скончалась, он стать королем. Проходить десять лет. Брат короля снова нанимать правдословов. После тщательного изучения дела, правдословы говорили только о достоинствах короля. Это приносить большой позор завистливому брату. Хорошо видно теперь, — заключил инкарранец, — мы в этом есть цивилизованны. У нас не все сражения заканчиваться смертью. Мы можем объявить войну имуществу кого бы то ни было или же его рассудку. Таков путь цивилизованных людей.

— Пф-фф-ффф, — пробормотал Боренсон. — Ты говоришь о ваших способах ведения войны так, будто бы они более добродетельны, но не все ваши истории кончаются так прекрасно. Мне знакомы восемьдесят две формы войны. Выбирая более мягкую форму войны, вы стараетесь убить в человеке лишь его здоровье, или тщеславие, или репутацию, однако, останавливаясь на самой страшной форме, макоутхатек ки, вы не довольствуетесь убийством самого человека, стремитесь уничтожить все сразу: и его будущее, и прошлое. Вы лишаете его сбережений, втаптываете в грязь перед его людьми, зверски убиваете его жену и детей, чтобы его род не был продолжен, а затем расправляетесь с ним самим и даже с теми, кто посмеет лишь произнести его имя. Я согласен с вами, война — позорное занятие, и, однако, вы, инкарранцы, не нашли способа избежать всех ужасов войны, вы лишь усовершенствовали их.

— Осторожно с такими разговорами, — предостерег страж Боренсона, и в его голосе зазвучали нотки гнева. — Некоторый говорить, что нужно увеличить масштабы войн, что нужно в дополнение к ведению войны против города или семьи избавляться от целых наций.

Боренсон зловеще засмеялся:

— Хотел бы я посмотреть на тех, кто это говорит.

— Тогда вы иметь удача, — ответил инкарранец, — вы их увидите.

— Что вы имеете в виду? — спросила Миррима с беспокойством в голосе. — Неужели король Бури один из тех, кто так думает?

— Он не любить Рофехаван, но он так не думать. И все же вы посетите фестиваль, чтобы воздать должное. Правители из всей Инкарры должны иметь появление. И вы совершенно точно встретить кого-нибудь, кто желать уничтожить ваш народ.

Боренсон уснул под плеск волн о борт лодки и проснулся уже на рассвете, когда инкарранцы начали ходить по баркасу. Этой ночью небо время от времени затягивали облака, но сейчас звезды ярко светили над головами путников. Небо решило подарить им еще один огненный спектакль. Дюжины падающих звезд озаряли небосвод нескончаемыми яркими вспышками.

Боренсон уловил запах морского бриза, запах, напомнивший ему о доме, а где-то впереди шумел огромный водопад. На севере виднелся большой город. Вокруг него располагались небольшие, но очень ровненькие квадратики земли. Это были фермы, там он разглядел инкарранцев, похожих на привидения, — они вспахивали свои поля ночью.

Наконец путники добрались до окрестностей столицы короля Бури. Вскоре их лодка причалила к оживленной пристани, где рыбаки разбирали свой ночной улов. Стражи быстро высадили Боренсона и Мирриму на берег и повели по пыльным улицам города.

Здесь, в столице, драктферионы освещали вершины холмов. Конвоиры подвели их к самому высокому холму, где ярким светом сверкали сотни ящериц. Боренсон понял, что он стоит перед Иселферионом, Дворцом Огня. Дорога к нему в отличие от остальных дорог в Инкарре была выложена булыжниками; вдоль нее были ровно посажены раскидистые деревья и разнообразные растения.

Когда Боренсон и Миррима оказались на вершине горы, они увидели перед собой огромную стелу, увенчанную трехконечной короной, символом короля Бури.

Стражник отвесил им вежливый поклон и провел вниз к тоннелю, в конце которого находились железные ворота.

Боренсон никогда раньше не был в жилище инкарранца. Вход в туннель был достаточно широким, через него могло пройти сразу несколько человек в ряд, но при этом проехать внутрь на повозке не представлялось возможным. Железные ворота преграждали путь в туннель. Шипы на решетке ворот предназначались для того, чтобы даже нагруженный слон не смог пройти. Вход был открыт, и они сразу же очутились в длинном коридоре. На стенах были заметны выбоины и следы от стрел. Светильников на их пути не встретилось. Единственным светом была крошечная лампа Боренсона. Был слышен только шум волн, разбивавшихся о камни у основания скалы. Все вокруг окончательно погрузилось во мрак, когда стражи ввели Боренсона и Мирриму во дворец короля Бури.

* * *

Пройдя через несколько затемненных антикамер, с каждым разом спускаясь на несколько сотен футов вниз, они наконец подошли к открытой двери, ведущей в просторную комнату. Огромное помещение было овальной формы с высокими потолками. Оштукатуренные стены были выкрашены в белый цвет, на равном расстоянии друг от друга по кругу висела дюжина инкарранских ламп, подобных той, которая была привязана к запястью Боренсона. По комнате слонялись инкарранцы. Большинство казались пьяными, словно вернулись с ночной пирушки. Боренсон заметил людей в необычных мундирах в компании с женщинами в длинных платьях. Между собой они говорили шепотом, бросая любопытные взгляды на Боренсона и Мирриму.

В дальних углах торговцы расстелили свои ковры и, устроившись прямо на полу, предлагали одежду, еду, оружие, все, что только можно было бы найти на какой-нибудь ярмарке.

— Как видеть, — заговорил конвоир, — здесь иметься правители из разных стран.

Боренсон едва ли мог вообще что-то увидеть, тем более разглядеть инкарранцев. Свет от ламп был слишком тусклым для человеческого глаза. Он также не был уверен, что смог бы сейчас отличить платье правителя от лохмотьев бедняка.

Стражники передали их какому-то назойливому служке, который практически в полной темноте провел их по длинным коридорам к комнате, которая, как показалось Боренсону, должна была быть залом для аудиенций. Там к нему подошли две молодые женщины в белых одеждах и острым металлическим лезвием срезали его длинные рыжие волосы. Боренсон был поражен происходящим. Обе девушки были сказочно красивы. Он лишь молча вдыхал их странный, экзотический аромат. Их блестящие от масел тела благоухали орхидеями. Закончив заниматься волосами, они сбрили Боренсону брови, однако оставили бороду. Девушки посмеялись над результатом своих стараний, а потом ушли, а страж проводил их в другую комнату.

Это помещение отличалось от предыдущего. В нем была только одна лампа, стоявшая на полу, прямо посередине комнаты, рядом с ней лежало несколько больших камней. По размеру камней и по тому, как они располагались, Боренсон не мог до конца понять, служили ли они украшением, или их использовали в качестве стульев. В углу комнаты он заметил небольшой фонтанчик, вода в нем журчала среди камушков и наполняла комнату влажным ароматом. По полу были разбросаны свежие травы, и откуда-то из темноты доносилось стрекотание сверчка. Боренсон заметил даже крабов, прятавшихся в фонтанчиках.

— Здесь вы ждать, — произнес страж, — пока король не говорить с вами.

Боренсон и Миррима расположились на камне. Сверчок продолжил свою песню, устроившись рядом с тихо журчащим фонтаном. Боренсон сидел на камне, пока король наконец не пришел. Его сопровождало несколько человек — судя по всему, советники и придворные, облаченные в богатые одежды.

Первым в зал вошел король Бури. Это был скрюченный старец с согнутой дугой спиной, совершенно лысый и с седой бородой до пояса. Как и у всех правителей Инкарры, вместо скипетра в руках он держал копье опустошителя. Оно было сделано из серебра, а наконечник украшен бриллиантом, из одежды на нем была только белая шелковая туника. Никаких драгоценностей на нем не было, и в голове у Боренсона возник вопрос: «Что же он любит?»

Старый король Бури бросил недобрый взгляд на Боренсона, но тут же смягчился, переведя свой взор на Мирриму.

Боренсон внимательно рассматривал советников и придворных. В их глазах он заметил раздражение, из чего заключил, что, по-видимому, они ненавидели людей больше, чем сам король Бури. Однако Боренсон предположил, что на самом деле они были не просто обычными придворными. Король Бури был Верховным Королем Инкарры и собирал дань со всех остальных. По их шелковым одеждам Боренсон понял, что многие из присутствовавших являлись правителями из дальних королевств.

Боренсон встал на колени, за ним на одно колено опустилась Миррима.

— Сэр Боренсон, — с легким акцептом прошептал на языке Рофехавана король Зандарос. — Я знаю, что у вас есть для меня послание.

— Конечно, Ваше Величество.

— Вы не должны становится на колени передо мной, — мягко произнес король. — Можете спокойно смотреть мне в глаза.

Боренсон выпрямился, Миррима сделала то же самое.

— Вы понимаете, — начал король Зандарос, — что по закону жителям Мистаррии запрещено находиться в Инкарре. Вы должны были встретить наши патрули в горах. Неужели они не предупредили вас, что ваша жизнь в опасности?

— Меня привела сюда большая необходимость, — ответил Боренсон. — И я пришел, несмотря на воинов в горах.

— Вы, несомненно, должны обладать большой силой воли, — снова заговорил король, — раз сумели пройти мимо них. Однако по закону жителям Инкарры также нельзя путешествовать в Мистаррии, не так ли? И я уверен, вы прекрасно знаете, что наших людей убивают, если они нарушают закон. А, следовательно, почему бы теперь нам не убить вас?

— Наш король надеялся, — ответил Боренсон, — что можно сделать исключение, поскольку мы всего лишь его посланники.

— Вы… приближенные короля?

По традиции только родственники или близкие друзья могли передавать послания от короля.

— Много лет я был его личной охраной, — сказал Боренсон. — У него нет ни отца, ни матери, ни братьев, ни сестер. Я его самый близкий друг.

— И вы пришли по его приказу? — поинтересовался король. — Королевское послание не может передавать какой-то лакей.

— Нет, — ответил Боренсон. — Я был освобожден от должности. Я Рыцарь Справедливости, и пришел к вам не как его слуга, а как его друг.

Зандарос зашипел:

— А что, если никакого исключения для вас сделано не будет? Вы готовы умереть?

Боренсон ожидал этого вопроса.

— Если вы собираетесь убить меня, — ответил он, — то у меня есть только одна просьба: позвольте мне сначала доставить мое послание.

Король на минуту задумался.

— Договорились, — спокойно прошептал он. — Вы расплатитесь своей жизнью, как и ваша жена. Я поступлю с вами так, как мне будет угодно. Я готов выслушать ваше послание.

Боренсон не удивился тому, что король продемонстрировал свою власть.

— Мой господин, — начал Боренсон, — Король Земли появился в Мистаррии под именем Габорн Вал Орден. Другие короли восстали против него: Радж Ахтен из Индопала, Лоуикер из Бельдинука и Андерс из Южного Кроутена. Габорн сумел сдержать натиск этих правителей, но теперь над ним нависла гораздо более опасная угроза. И в данное время он сражается против опустошителей, ставших настоящим наказанием в Каррисе. Ведь вы замечали падающие ночью звезды и солнце огромных размеров у самого горизонта. И вы не можете усомниться, что мы в большой опасности. Глубоко в земле опустошители начертали магические руны — Печать Рая и Печать Ада. Соединив эти руны Печатью Разорения, опустошители принесут страшные разрушения в наш мир. Габорн хочет, чтобы на время мы забыли о старой вражде, и просит вас присоединиться к нему в его борьбе против опустошителей.

Король Зандарос на какое-то время задумался и вдруг ткнул Боренсона в грудь:

— Скольких опустошителей уничтожил ваш король?

— Примерно семьдесят тысяч их напало на Каррис. Когда я последний раз видел Габорна, его воины сражались с ними на равнинах Мистаррии. Я бы сказал, что он убил не менее тридцати процентов из них. Те, что выжили, казались… истощенными и побежденными. Я не сомневаюсь, он уничтожил их всех.

— Он убил двадцать тысяч опустошителей? — с подозрением поинтересовался король Зандарос.

За спиной короля Боренсон услышал чей-то возмущенный шепот на инкарранском наречии и вздохи удивления. Правители и советники во весь голос принялись обсуждать сказанное посланником, а двое из них активно жестикулировали, указывая на север. Король Бури быстро прекратил шум, выругавшись и махнув рукой.

— Значит, — зашептал Зандарос, — ваш король просит мира и взывает к помощи Инкарры. Должно быть, он действительно в отчаянии.

— Им движет не одно лишь отчаяние, — возразил Боренсон. — Он не похож на других правителей. Не он придумывал Древние законы. Он не рассматривает Инкарру как своего врага. Он чувствует необходимость защитить все народы в это смутное время.

При этих словах король Зандарос недобро засмеялся.

— Инкарранцы любят смутное время, — прошептал он. Затем он подошел к Мирриме и сел рядом. После чего жестом подозвал Боренсона. — Идите сюда, расскажите мне подробнее об этом вашем Короле Земли. Сколько даров у него есть?

Боренсон устроился рядом с ним.

— У Габорна немного даров, Ваше Величество. Он не хочет принимать их от других людей. Поэтому у него нет ни одного дара обаяния или голоса. И лишь небольшое количество даров мускульной силы, грации, жизнестойкости и метаболизма.

— Я слышал, Радж Ахтен получил тысячи даров. Как же Габорн надеется противостоять ему?

— Он рассчитывает на то, что Силы Земли защитят его, — ответил Боренсон, — как и на свой ум.

— И вы хотите сказать, якобы этот ваш король станет защищать и нас тоже?

— Да, — подтвердил Боренсон.

Из-за спины короля Бури послышалось насмешливое хихиканье, и один из правителей начал гневно сыпать оскорблениями. Однако король Бури остался спокоен. Он пристально смотрел в глаза Боренсона, а затем взглянул на Мирриму.

— А вы с этим согласны?

— Да, Ваше Величество, — прошептала Миррима.

Старый король бросил на нее тяжелый взгляд и фыркнул:

— Вы же не лакеи какого-то жалкого Короля Земли, — наконец сказал он. — В этом я больше, чем уверен.

Миррима кивнула, словно бы в ответ на его комплимент в свой адрес.

— И что там еще есть в этом вашем послании? — спросил король. — Как я понимаю, вы ищете кого-то?

— Габорн ищет Дэйлана Молота, и мы думаем, он находится сейчас в Инкарре.

Зандарос кивнул, повернулся к нему спиной и пристально посмотрел на присутствующих:

— Возможно, вам следует лучше поискать в ваших землях. Короли южных государств больше знают о нем, чем я. Некоторое время назад я кое-что слышал о нем, против него велась война макеффела ки. Дэйлан Черный Молот пропал, и никто его больше не видел уже много лет. Говорят, он, вероятно, скрывается в Мистаррии, где любой инкарранец, который захотел бы разыскать его, был бы тут же убит, хотя вполне может быть, что он отправился дальше на север.

Боренсон стал обдумывать эти новые обстоятельства. Он никогда не слышал о том, чтобы Дэйлана Молота встречали где-либо в Рофехаване. И все же, если он боится инкарранцев, поклявшихся ему отомстить, то может прятаться где угодно.

— Как давно это было? — спросил Боренсон.

Король Зандарос обратился к одному из правителей, стоивших позади, старец посмотрел на него добрым взглядом мудреца.

— Шестьдесят один год назад, — ответил он. — Пожалуйста, прости меня за плохой рофехаванский. Жена расскажет тебе больше.

Король Зандарос похлопал Боренсона по плечу и встал, собираясь уходить:

— Вы с женой свободны, сэр Боренсон. Король Криометес расскажет вам все, что вы хотели бы знать. Не стесняйтесь и наслаждайтесь нашим гостеприимством здесь в Изелферионе столько, сколько захотите.

На этом король Зандарос повернулся, собираясь выйти из комнаты. Стоявший позади него высший мужчина с гладкими седыми волосами, облаченный в черную тунику, гневно заворчал и стал что-то возмущенно спрашивать.

Зандарос обратился к сэру Боренсону:

— У сына моей сестры есть к вам вопрос. Кажется, вчера ему приснился дурной сон. Он верит, что один из моих племянников, Пилвин Коли Зандарос, мертв и что вы, вероятно, что-то знаете об этом?

Боренсон не знал, как ответить. Он заметил гнев во взгляде высокого инкарранца и решил не признаваться, что это он убил Зандароса.

Тут заговорила Миррима, ее голос зазвучал мягко и плавно.

— Мы приехали сюда именно из-за Пилвина Коли Зандароса, Ваше Величество, — сказала Миррима, — ибо он попытался убить Короля Земли.

— Убить? — спросил Зандарос.

— Он нес свиток с посланием, — продолжила Миррима, — на нем рунами Воздуха было начертано проклятье. Он утверждал, будто послание было от вас.

Стоявший позади короля Бури инкарранец в черной тунике был в бешенстве, но отступился. Зандарос бросил на него грозный взгляд. На лице его появилась жестокая улыбка, он напоминал кота, который собирается помучить мышь.

— Я прошу прощения, — начал Зандарос, — в нашем королевстве хватает всяких интриг. Но поверьте, мы исправим это. И если Пилвин на самом деле мертв, это освободит меня от лишних хлопот.

— Каков же будет ваш ответ? — спросил Боренсон. — Что мне передать королю Ордену?

Зандарос посмотрел на него и благосклонно кивнул:

— Думаю, я хотел бы встретиться с вашим королем, который сумел уничтожить двадцать тысяч опустошителей. Кроме того, мне внезапно захотелось поохотиться в его краях. Я отправляюсь туда в течение часа. Надеюсь добраться до гор к рассвету. Будет ли это разумным, миледи?

Зандарос заглянул в глаза Мирримы, будто бы спрашивал, то ли это, чего она хочет. Между ними что-то произошло, Боренсон был в этом уверен.

— Да, — ответила Миррима. Она казалась задумчивой, словно находилась в трансе. — Ему понадобятся ваши необычные способности.

Король Бури буркнул что-то и ушел, и многие из присутствовавших последовали его примеру, за исключением двоих, стоявших у двери. Один был королем, который напоминал доброго старца и тоже принимал участие в разговоре. Второй был красивым молодым инкарранцем, одетым в черный шелк, юноша настолько был похож на старика, что, должно быть, был его сыном.

— Я король Криометес, — представился старец, — а это мой сын Веразет. Наши владения находятся далеко на юге. Пожалуйста, следуйте за мной.

Боренсон неуверенно посмотрел на Мирриму.

— Прошу вас, — сказал Криометес. — Вы есть гости. Вы есть голодны? Мы накормить.

К этому моменту у Боренсона в желудке начались спазмы от недоедания. Ящерица, которую он съел прошлой ночью, и немного фруктов не утолили его голод.

— Да, мы хотим есть, — ответил он, думая, что он настолько голоден, что готов вынести инкарранскую пищу. — Спасибо.

Криометес подхватил его за локоть и повел назад тем же путем, которым они пришли сюда.

— Сюда, пожалуйста, — начал король. — Сейчас есть время приема пищи. Наши покои есть довольно маленькие. За это я прошу прощения.

Они прошли по темным коридорам и очутились в огромной галерее. Зал был полон людей, молодые инкарранские правители были одеты в темные плащи с большими капюшонами, под ними блестели доспехи. Они уже подготовились к тому, чтобы следовать за королем Бури. В воздухе чувствовалось общее волнение, можно было уловить запах войны.

Король Криометес провел Мирриму с мужем по боковому коридору, идущему вдоль шумных улиц, которые, казалось, растянулись на мили. Они следовали из зала в зал, проходя через круглые дверные проемы, отделенные одним лишь занавесом, и, в конце концов, оказались в просторной комнате.

— Входите-входите, — произнес король. И, встав около двери, похлопал Боренсона по плечу, как бы говоря, чтобы тот скорее проходил внутрь.

Боренсон остановился у дверного проема, намереваясь пропустить короля вперед. Огонь медленно горел в печи, и четыре девицы жарили на углях овощи. На полу лежали толстые меховые шкуры и подушки, а на низеньком столике красовался высокий золотой графин, вокруг которого стояло несколько наполовину пустых бокалов вина.

— Прошу вас, — заговорил Криометес, приглашая Боренсона войти. Боренсон прошел внутрь, за ним проследовал Криометес, продолжая похлопывать его по плечу, словно старого приятеля. — Я рад, что Зандарос сохранять вам жизнь. Вы есть очень полезны.

Вдруг Боренсон услышал, как кто-то тяжело дышит у него за спиной, и, обернувшись, увидел, как Миррима споткнулась и упала на пол. Принц Веразет стоял прямо над ней, и Боренсон заметил сверкнувшее золотое кольцо с иглой на его руке. В этот самый момент он почувствовал, как что-то кольнуло его в плечо там, где его касалась рука Криометеса.

— Чт…? — начал он.

Но его плечо вдруг занемело, и рука начала слабеть.

Яд, понял Боренсон, парализующий яд.

Сердце Боренсона бешено забилось, по руке побежали мурашки. Инкарранцы были мастерами в искусстве создания ядов, у местных хирургов было в распоряжении несколько парализующих снадобий, созданных из кожи летающих ящериц и различных растений.

Боренсон дотянуться до Криометеса, чтобы нанести тому смертельный удар, но все вокруг вдруг закружилось, разум затуманился, и он схватился за инкарранского короля, чтобы не упасть.

Ноги стали словно ватные, и Боренсон, не в силах удержаться в вертикальном положении, рухнул на ковер, словно мешок.

Глава шестнадцатая

Предательство

Тот, кто ценит деньги больше всего остального, как никогда будет чувствовать себя преданным, если лишится своего состояния. Тот, кто любит похвалы, будет ранен, если другие станут говорить о нем плохо. А тот, кто ставит превыше всего добродетель, будет раздавлен, если от его имени будут творить зло.

Хранитель очага Колдридж, из книги Комната Снов, отрывок о Размерах Человеческого Сердца

Габорн и Йом бежали по Подземному Миру, отмеряя время шагами и количеством вдохов и выдохов. Туннель походил на трахею какого-то существа. Габорну казалось, что они путешествуют в глотке некоего жуткого чудовища. Они все время двигались вниз, по нисходящей линии, пока не добрались до его желудка.

Они неустанно гнались за Посланником Теней, все глубже уходя под землю, по их лицам текли ручьи пота, мимо них проносились пейзажи из ночных кошмаров; Габорн заметил небольшие котловины с грязью, разбрызгивавшие повсюду серый ил, ниже, под туннелями, опустошителями был проведен канал для пара, шумно струящегося по подземным ходам, полным слизи. Чем глубже они спускались, тем более гротескной и пышной становилась окружающая природа. Габорн бежал, казалось, уже несколько дней, останавливаясь только для того, чтобы с жадностью попить воды из теплого серного источника или заморить червячка, съев что-то из провизии. Но сколько бы жидкости он ни пил, она не могла утолить его жажду, и вся пища, которую он ел, казалось, не могла дать ему достаточно сил, чтобы продолжать погоню.

Дорога все время шла вниз, порой заставляя их преодолевать тропы, не предназначенные для человека.

Габорн чувствовал впереди серьезную опасность, всего лишь в нескольких милях отсюда была стена смерти.

Король Земли бежал дальше и чувствовал, что над Каррисом нависла растущая угроза. Он пытался представить своих Избранных и их счастливую и спокойную жизнь в безопасности. Но в их будущем он видел лишь смерть.

Как-то, напившись воды, он опустился на землю, прислонившись спиной к стене и, обняв колени руками, склонил голову, дав струйкам пота стечь по подбородку. Он сел на корточки рядом со зловонным потоком, где на земле в большом количестве валялись раковины крабов-слепцов, словно сброшенные нагрудные доспехи.

— Что случилось? — спросила Йом.

Габорн попытался ответить спокойно:

— Я думаю, все должно наладиться после полуночи. Угроза, нависшая над Гередоном, уменьшается. Думаю, наши посланники предупреждают людей о том, что необходимо прятаться. Но угроза в Каррисе продолжает расти. Весь вечер я чувствовал… что люди возвращаются туда. Почти все Избранные возвращаются в город. Я ощущаю, как они передвигаются, собираясь вместе.

— Но, — возразила Йом, — ты же сам приказал им возвращаться.

— Не совсем так, — ответил Габорн. — В Каррисе были женщины и дети, которых я выбрал. И многие из них возвращаются назад. Сотни тысяч. Должно быть, они считают, что замок безопаснее, чем близлежащие деревушки, но это не так. Наверно, они думают, будто могут помочь в сражении…

В смятении он замотал головой. Он представил, как они спешно пытаются подготовиться к защите замка. Как женщины кипятят тряпки для перевязки ран и заранее готовят еду перед началом битвы. Дети собирают камни для катапульт и оперяют стрелы, в то время как мужчины трудятся над заделыванием брешей в стенах замка.

— Ощущение опасности все время растет, — снова заговорил Габорн, — оно… Боюсь, я приказал им сражаться в битве, которую они не смогут выиграть. Думаю, я послал их на верную гибель.

Йом встала на колени рядом с ним:

— Ты делаешь все, что в твоих силах.

— Но достаточно ли этого? — спросил Габорн. — Я посылаю людей на войну, но против кого? Если бы они в одиночку сражались с опустошителями, то этого было бы достаточно. Но нам противостоит враг, о котором мы даже не догадывались, — Великая Истинная Хозяйка Зла.

Йом замолчала, и вокруг повисла абсолютная тишина. Даже с дарами слуха Габорн совсем ничего не слышал. Безмолвие и неподвижная пустота были безграничны. Тишину нарушали лишь несколько слоновых улиток, их огромные раковины ударялись друг о друга, когда они вместе лакомились мхом. Даже голос Габорна можно было услышать лишь на расстоянии нескольких футов.

Йом открыла книгу Эрдена Геборена и принялась просматривать заголовки. Габорн сел рядом и стал ждать, когда Йом найдет что-нибудь интересное. Внезапно он почувствовал резкую боль, как если бы на него нахлынула волна свежего воздуха. После этого ему вдруг стало легче, словно силы восстановились. Он замечал такое раньше, один или два раза, ему теперь казалось, что это уже происходило в течение последнего часа или двух.

Нет, вдруг понял он. Такое уже случалось примерно дюжину раз. Кто-то с помощью векторов передает мне дары.

Последний раз он принимал дары в Гередоне, получив мускульную силу, жизнестойкость, грацию, метаболизм и ум. Сейчас его посланники отправились в Гередон, чтобы рассказать людям о том, что надвигается опасность. Дары, должно быть, перенаправляются посредниками из Замка Гроверман. Но почему они делают это?

Йом продолжала читать заголовки книги Эрдена Геборена. Габорн пристально смотрел на нее. Неужто она стала двигаться медленнее, чем час назад?

Нет, не может быть, подумал он. Вероятно, кто-то передает мне дары метаболизма. Сейчас он понял, что за последний отрезок пути он потратил меньше сил. А Йом продолжала отставать.

— Габорн, — заговорила Йом. — Ты сказал, что опасность над Гередоном стала меньше. Ты можешь рассказать мне, что будет с моей подругой Чимойз? — Много лет Чимойз была фрейлиной Йом, они были неразлучны.

Габорн обратился к Разуму Земли. И почувствовал, как угроза вокруг девушки растет:

— Если она услышит мое предупреждение и послушается, то, возможно, для нее еще есть надежда.

— Возможно? — спросила Йом.

— Йом, — сказал он, — не играй в эту игру. Не проси меня назвать имена тех, кто погибнет. Все это не точно.

— Хорошо, — ответила она, закусив губу. Потом она указала какой-то отрывок в книге. — Вот здесь глава о том, как сражаться с локи. Тут говорится, что «победить локи оружием, сделанным из стали, невозможно».

Йом перевернула страницу и нахмурилась. Девушка принялась быстро листать страницы.

— Если мы не можем убить их простым оружием, — заговорила она, — то мы должны найти другой путь.

Ее голос звучал неестественно низко и медленно.

— Что-то тут не так, — сказала Йом. — Дальше Эрден Геборен должен вести повествование о том, как бороться с локи, но эти страницы вырваны.

— Вырваны? — спросил Габорн. — Зачем кому-то понадобилось вырывать их?

Йом сдвинула брови и тяжелым взглядом посмотрела на Габорна:

— Подумай сам: Эрден Геборен рассказал людям о том, с чем он боролся около полутора тысяч лет назад, но во всех наших мифах и легендах, которые мы когда-либо слышали, говорится, что он сражался с опустошителями. Объяснение этому может быть только одно: кто-то не хочет, чтобы мы знали, как противостоять локи.

— Или возможно, — возразил Габорн, — кто-то позаимствовал эти страницы именно из-за того, что сам хотел узнать, как бороться с этим существом.

— Хотела бы я в это верить, — ответила Йом.

* * *

Жара была невыносимой, хуже, чем в самый жаркий день, который Габорн мог вспомнить. Он сделал еще глоток воды, но, сколько бы он ни пил, освежиться это ему не помогало.

Он снова ощутил приступ боли, но на сей раз едва уловимый. Его мышцы напряглись. Теперь он был уверен: кто-то по вектору передает ему дары.

Когда Властитель Рун принимает дар и он идет непосредственно от его Посвященного, то получает не только новое качество, но при этом обычно испытывает нечто подобное экстазу. Поскольку дар передавался Габорну по вектору, то он лишь чувствовал, что каждый раз, когда посредник передавал ему дар, силы его возрастали.

Король Земли поднялся и посмотрел вдаль уходящего вниз туннеля. Собрав все силы, он сумел соединить свой разум со Зрением Земли. Чувство надвигающейся гибели стало слабее. С каждым полученным им даром угроза уменьшалась. Там, впереди, стена смерти начала раскалываться.

Йом, должно быть, заметила что-то неладное:

— Что происходит?

— Мои посредники, — ответил Габорн, — стали передавать мне дары по вектору.

Йом посмотрела на него с печалью в глазах, со смирением, но без удивления.

— Это ты велела им так поступить? — спросил Габорн.

Йом кивнула;

— Сам ты не стал бы принимать дары, поэтому я отправила послание посредникам в Гередоне с просьбой передать дары тебе по вектору.

Сердце Габорна сжалось. Посредники передали ему множество даров — мускульной силы, грации, жизнестойкости. С каждым даром жизнь еще одного Посвященного оказывалась в опасности. Много Посвященных уже погибло от рук Раджи Ахтена, поэтому Габорн не стал бы принимать новые дары.

— Посвященным не нужно было ничего обещать, — произнесла Йом извиняющимся тоном. — Им не предлагали золота, им не угрожали. Те, кто решился на это, сделал это исключительно из-за своей любви к родной земле, и ничего больше.

— Сколько даров ты просила передать? — сурово спросил Габорн.

— Столько, сколько смогут, — ответила Йом. — Если все четверо наших посредников будут работать всю ночь, то, вероятно, они сумеют передать тебе еще примерно тысячу даров или даже больше.

Габорн в ужасе замотал головой, представив себе, сколько страданий, сколько боли он причинит Посвященным. Он почувствовал, как получил еще один дар, и ему захотелось двигаться быстрее. Он, не отрываясь, смотрел на Йом и не знал, как начать, как сказать ей, что она предала его доверие. Новые Посвященные будут теперь в опасности, и не только из-за Раджа Ахтена, но и от нагрузок во время передачи дара. Иногда люди, жертвующие мускульную силу, потом умирают от немощи, их сердце отказывает; а у тех, кто отдает грацию, перестают работать легкие и они не могут сделать больше ни одного вдоха.

— Зачем? — спросил он.

Йом покачала головой, и на ее глазах навернулись слезы, они словно говорили: Прости меня. Но на самом деле она сказала то, что должна была:

— Наш народ нуждается в том, чтобы сейчас мы были сильными. Если мы не уничтожим Великую Истинную Хозяйку, остальное уже не важно. Я бы приняла эти дары сама, если бы могла. Но у меня нет тех способностей, которые есть у тебя. И я решила не тратить на себя больше ни одной печати силы.

Потрясенный, Габорн взглянул на нее. Передав ему столько даров метаболизма, его народ, скорее всего, обрек его на одинокое существование: все процессы в его организме будут происходить слишком быстро, и, вероятно, ему даже не удастся вести обычный разговор. Они даровали ему жизнь, в которой он состарится за несколько месяцев или лет, в то время как его любимые будут жить своей обычной жизнью. Таким образом, жизнь они принесут в жертву Габорну.

Габорн был не просто ранен. Он чувствовал, что-то внутри него сломалось.

— Не смотри на меня так, — сказала Йом. — Перестань ненавидеть меня. Просто… Я просто хочу, чтобы ты жил. — Габорн никогда раньше не видел столько печали на женском лине. Казалось, его разрывают на две половинки.

— Жизнь для меня это не просто существование, — ответил Габорн. — Для меня имеет значение то, какую жизнь я для себя выбираю.

Йом взяла в ладони его лицо и пристально посмотрела в глаза. Даже сейчас он не смог посмотреть ей в глаза, его взгляд был прикован к ее губам.

— Я хочу, — начала Йом. — Я хочу, чтобы ты был в моей жизни. И я намерена спасти тебя, чего бы это мне ни стоило.

Габорн закрыл глаза, больше не в силах сопротивляться тому, что она сделала. Она была сильнее его, она была готова взять на себя вину за принятые дары, пережить стыд и пожертвовать тем, что любит, ради общего блага.

Она долго не выпускала из рук его лицо. Потом поцеловала его в лоб, в губы, а затем в обе руки.

— А теперь иди, — сказала Йом. — Я не могу дольше оставаться с тобой. Я лишь торможу тебя. Я буду следовать за тобой так быстро, как только смогу. А ты указывай мне путь.

Габорн кивнул, потом поднял на нее глаза:

— Можно я возьму посох Аверан? Он понадобится ей, когда я найду ее.

Йом протянула ему посох из черного ядовитого дерева. Габорн обратился к своему сердцу, думая о предстоящей дороге. Да, стена смерти ждет его впереди туннеля уже через несколько миль.

Или я расчищу дорогу для Йом, подумал Габорн, или умру, пытаясь сделать это.

Габорн обнял и долго не отпускал Йом, а после прошептал на ухо:

— Я люблю тебя. И прощаю.

Он повернулся и отправился вглубь туннеля, его шаг участился, став в два раза быстрее. Сначала он стал казаться молодым юношей, потом уменьшился до роста мальчишки, а потом до малыша, только что вставшего на ноги, пока наконец не повернул за угол и не исчез полностью.

Глава семнадцатая

Человек-скелет

Даже в самой засушливой пустыне порой может расцвести цветок.

Пословица Индопала

Аверан лежала в зловонной тюрьме, где в темноте потерянные души сгрудились вокруг нее, словно ночные мотыльки вокруг света, исходившего от ее кольца. Они пристально смотрели на драгоценный камень и на нее.

Аверан попыталась сесть, но тут же упала в обморок. У нее закружилась голова, пот ручьями стекал по лицу.

— Принесите ей воды, — произнес какой-то косматый старик. Вскоре полуодетая девушка принесла воды прямо в ладонях и дала Аверан попить.

— Там в воде стало больше слепоглазок, — сообщила девушка.

— Рыба? — спросила Аверан.

Бэррис ответил:

— Да, рыба. Это все, что у нас есть из еды. Тут есть подземная река, и к нам заплывает рыбешка. У нас нет огня, чтобы приготовить ее, на вкус она как протухшее масло, смешанное с серой. Но если очистить от костей, то там есть кое-какое мясо.

При мысли о такой пище у Аверан скрутило живот. Ее ранец по-прежнему был с ней.

— У меня есть кое-какие припасы, — сказала она. — Яблоки, лук, сыр, орехи и сушеные ягоды. Этого немного, но разделите их между собой.

Никто не посмел дотронуться до ранца Аверан, пока она сама не раскрыла его и не достала еду. Ее было немного, но каждому досталось яблоко или горсточка орехов. Люди, казалось, были очень тронуты поступком Аверан, и ей даже показалось, что какой-то мужчина заплакал от переполняющей его благодарности, когда надкусил луковицу.

Долгое время сохранялось молчание, его нарушил пожилой человек с морщинами и сединой в волосах, спросив:

— Ты говорила, что ты из форта Хаберд?

— Да, — кивнула Аверан.

— Я тоже оттуда, — сказал он. — Но теперь я уже мало что помню. Я пытаюсь представить зелень травы или солнечный свет, но не могу. У меня были друзья, но теперь их лица…

Аверан не хотелось говорить об этом. Девочка не хотела признаваться в том, что крепость Хаберд разрушена, что опустошители сравняли стены с землей, а людей убили и сожрали. Все, кого когда-то знал этот человек, теперь мертвы.

— А у вас есть фамилия?

— Уикс, Аверан Уикс.

— Ах, — вздохнул тот, — тогда вы наверняка должны знать Фалдона Уикса?

— Так звали моего отца, — ответила Аверан. — Вы знали его?

— Я очень хорошо его знал, — начал старик. — Он тоже был здесь пленником, его поймали во время той же битвы, что и меня. Помню, он был женат на невысокой девушке, чья улыбка могла зажечь звезды на небе. Но не помню, чтобы у него была дочь.

— Он был здесь? — спросила Аверан, не веря услышанному. Ей сказали, будто его проглотил опустошитель. Она и не предполагала, что его могли доставить сюда.

— Он все время мечтал вернуться домой, — продолжал пленник. — Но вечно держаться он не мог. Даже с принятыми ларами ни один из нас не сможет выдержать здесь в заточении вечно. А теперь наши дары стали забирать. Он погиб сразу, как только это случилось.

Аверан пристально посмотрела на старика. Он был человеком, который знал ее отца. От него остались одни кости и кожа, скрывавшая их. Пленник был настолько худым, что глаза, казалось, выпадут из глазниц. Единственной его одеждой был лоскут грязной серой ткани, обвязанный вокруг бедер. Он выглядел так, что казалось, любой его вдох может стать последним.

Аверан вдруг поняла, что произошло. Радж Ахтен уничтожил Посвященных в Синей Башне. Когда это случилось, Аверан тоже потеряла свои дары, она почувствовала себя очень слабой и думала, что умрет. И насколько все это было тяжелее вынести, находясь здесь, в этой тюрьме, и имея всего один или два дара жизнестойкости?

Глаза наполнились слезами, и девочка задрожала, едва не упав на землю:

— Мой отец здесь?

— Да, — ответил старик. Он указал на дальнюю стену позади, где поблескивали влажные белые кости, среди которых копошились крабы-слепцы в поисках останков. — Но от него ничего не осталось.

Десять лет, подумала Аверан. Десять лет он находился здесь, а она скучала по нему всего неделю.

Она с горечью прокляла опустошителей, которые бросили всех этих людей сюда, искренне желая, чтобы эти твари сдохли.

И тут она зарыдала. Старец ласково коснулся ее, как бы прося разрешения утешить, и она бросилась ему на шею и обняла.

Этот человек-скелет мог быть моим отцом, подумала Аверан. И этот запах немытой шеи мог исходить от него.

В сердце зародился яростный гнев, и она поклялась отомстить.

Глава восемнадцатая

Неожиданный праздник

Нет лучшего убежища, чем близкий друг.

Поговорка в Гередоне

— Сегодня нужно укрыться под землей! — прямо с порога сообщил дядя Эбер Чимойз, с утра вернувшись из города с крынкой свежего молока и ломтем хлеба. — Так велит Король Земли. Нужно спрятаться под землей. Я только что слышал об этом от посланников короля.

Чимойз посмотрела на него из-за стола. Сейчас она жила в поместье дяди в деревушке Абельтон, находящейся далеко на севере от Гередона. Ее тетушка только что закончила коптить домашнюю колбасу и попросила подождать к завтраку дядю Эбера. Бабушка, как всегда, устроилась в своем кресле-качалке у камина, из-за возраста она была глуха как пень и уже наполовину ослепла.

— Почему он отправил сюда посланников? — спросила Чимойз. — Он просто мог сказать нам, что мы в опасности.

— Я… не знаю, — ответил Эбер. — Он сейчас где-то в Мистаррии. Возможно, предупреждения Короля Земли не доходят так далеко. А может, он хотел быть уверен в том, что все будут предупреждены, не только его Избранные.

Чимойз обвела взглядом комнату, ощущая растущую внутри нее тревогу. Она была на первых месяцах беременности, и в последнее время одно упоминание о завтраке вызывало у нее тошноту, так что порой она даже не могла есть. Девушка часто испытывала слабость, свойственную всем беременным. Поэтому уже то, что она спустилась сегодня к завтраку, стало для нее достижением.

А теперь еще и это.

— Под землю? — спросила она. — Зачем?

— Готова поспорить, что это все звезды, — высказалась тетушка Констанс. — В последнее время они падают каждую ночь, и с каждым разом их все больше и больше!

Сердце Чимойз подпрыгнуло в груди. Она мало знала об этих вещах. Когда-то она слышала о людях, которые добывают железо из упавших звезд, поэтому теперь представила себе нечто похожее на дождь из картечи, запускаемой из катапульт. Однако это не могло быть правдой. Падающие звезды горячие. И тогда это было бы похоже на картечь; скорее, это должно напоминать огненный дождь, летящее с небес пламя и капли расплавленного железа. После вчерашнего метеоритного дождя, когда огненные шары градом падали на землю, такое было не сложно представить.

Дядя Эбер укоризненно бросил взгляд в сторону Констанс, намекая ей, чтобы она молчала. Он не хотел тревожить Чимойз нелепыми догадками о том, что происходит. Однако этот взгляд обеспокоил его племянницу еще больше.

Чимойз часто скучала по жизни в замке Сильварреста. По крайней мере, если бы я была там, подумала она, я знала бы о том, какая опасность нам угрожает. Даже если бы народ при дворе знал не больше, чем дядя Эбер, то уж наверняка повсюду обсуждались бы какие-нибудь интересные предположения.

Но Чимойз слышала о вещах и более ужасных, чем метеоритный дождь, может быть, о них и предупреждал Габорн.

— Возможно, еще один Темный Победитель приближается, — высказала мысль Чимойз. В воздухе, словно холодный туман, повисла угроза.

Констанс положила кухонную лопатку рядом с печью и, вытирая руки, спросила, решив сменить тему:

— Итак, где мы сегодня ночуем?

— Я подумал, мы могли бы укрыться в винных погребах, — ответил Эбер. — Там пыльно и грязно, но они находятся довольно глубоко под холмом.

Дюжину лет назад при поместье имелись обширные виноградники. Но разные заболевания уничтожили виноград. Потеряв и урожай, и виноградинки, Эбер оказался не в состоянии восстановить утраченное, поэтому он сдал свои поля в аренду издольщикам.

— Те старые туннели? — удивилась жена. — Да там полно всяких паразитов вроде ферринов!

При мысли о маленьких, похожих на крыс, тварях Чимойз вздрогнула.

— Одну ночь компанию ферринов можно и потерпеть, — ответил Эбер. И выпятив губы, добавил: — Я также пригласил спрятаться с нами издольщиков.

— Это же половина всей деревни! — возмутилась Констанс.

— Я пригласил и вторую половину тоже, — признался Эбер.

Констанс раскрыла рот от удивления, а в это время Эбер, положив на стол хлеб и поставив крынку молока, демонстративно сел и стал ждать, пока Констанс подаст ему завтрак.

— Им больше некуда идти! — сказал он. — Лишь у нескольких человек есть подвалы, а ближайшие пещеры находятся в нескольких милях отсюда. Вместе нам будет спокойнее!

— Что ж, хорошо, — сказала Констанс насмешливым тоном, ставя на стол тарелку с колбасой. — Тогда мы устроим праздник.

* * *

Чтобы добраться до винных погребов, Чимойз и Констанс пришлось пройти еще примерно полмили после холма.

Воздух был какой-то странный. Небо было затуманено, тяжело нависая над землей, оно казалось размытым. Дорога перед погребами поросла высокой травой, кустарником, виноградными лозами и дикими ромашками. Прямо перед входом им попалось несколько грушевых деревьев. Теперь, уже в самом конце сезона, на деревьях осталось лишь несколько сухих листьев.

Им с тетушкой пришлось изрядно потрудиться, чтобы только открыть дверь. Запах плесени пахнул на них из старой винодельни. На полу лежал толстый слой грязи и ныли, и на нем отчетливо были видны небольшие дорожки, оставленные ферринами. Кучка их экскрементов лежала прямо под дверью.

— Ну и ну! — вскрикнула тетушка Констанс. — Какой беспорядок!

Погреба были прорыты так, чтобы вино могло созревать при одинаковой температуре. Оставив дверь открытой, Чимойз смело зашагала по грязному полу мимо побелевших в отсутствие солнечного света виноградных лоз, направляясь в располагавшиеся в глубине погреба хранилища. Пройдя двадцать футов, она оказалась на распутье. Справа была небольшая мастерская с молотками и скамейками, где в свое время бондарь изготавливал винные бочки.

— Что ж, — сказала Констанс. — Самые тяжелые молотки по-прежнему на месте, однако такое впечатление, будто феррины украли все стамески и напильники.

Дальше стояли стройные ряды старых бочек с вином. Летающие термиты ползали вокруг тех, которые находились поблизости. А на полу повсюду виднелись следы ферринов — множество узеньких дорожек. Рядом с одной из бочек стояли копья ферринов, а неподалеку кто-то из них смастерил конкл — дьявольскую фигурку из соломы и веток — и расположил ее в углу. Странные рисунки были нацарапаны черным углем вокруг конкла. Никто не знал даже приблизительно, для чего феррины делают их. Чимойз подумала, что, возможно, они считают, будто они будут отгонять врагов.

Девушка открыла одну из бочек с вином, чтобы посмотреть, есть ли там что-нибудь. Заглянув внутрь, она обнаружила там несколько спящих ферринов. Проснувшись, они принялись рычать и издавать визгливые звуки, как барсуки во время опасности, а затем все разом бросились прочь из бочки через маленькое отверстие.

Вскоре весь погреб наполнился странным свистом, на языке ферринов это означало «Что? Что?».

Отовсюду доносились повизгивания маленьких грызунов, а Чимойз заметила несколько небольших дырочек, проделанных в стене за бочками. Воинственные маленькие феррины, облаченные в клочки украденной одежды, грозно махали руками из небольших отверстий.

— Что за беспорядок! — сказала тетушка Констанс, входя в хранилище. — Мы ни за что не успеем убраться здесь к приходу гостей.

— Я могу чем-нибудь вам помочь? — послышался чей-то голос. Чимойз обернулась. В дверях стоял юноша лет восемнадцати. Это был высокий молодой человек, широкоплечий, с белокурыми длинными волосами, наполовину скрывавшими его зеленые глаза.

Прошло только четыре дня с тех пор, как Чимойз переехала в Абельтон. Поэтому пока она была знакома лишь с половиной местных жителей. Но она не могла бы не заметить этого юношу, когда он вспахивал поле в долине.

— Чимойз, — сказала тетушка. — Это Дирборн Хокс, наш сосед.

— Как поживаете? — спросила Чимойз.

— Спасибо, хорошо, — ответил Дирборн.

Он пялился на нее так, словно ее тетушки там не было, и будто бы он хотел заговорить с Чимойз, но не мог подобрать слова. Теперь ему хотелось знать про нее все, для начала хотя бы слухи, которые распускал о ней ее дядюшка.

— Э… — сбивчиво начал он. — Я, э…, я обещал Эберу прийти пораньше, чтобы почистить здесь все.

— Что ж, хорошо, — ответила тетушка Констанс, — тогда я оставлю вас двоих заниматься уборкой, а сама пока наймусь выпечкой.

Шаги тетушки стали удаляться от двери, и в хранилище повисла неловкая пауза. Дирборн долгое время стоял молча. Чимойз знала, в чем было дело. Через семь месяцев у нее должен родиться ребенок, и ее тетушка с дядюшкой подыскивают малышу отца.

— Значит, — наконец выпалил Дирборн, — ты недавно в деревне?

— Ты же не видел меня прежде, не так ли? — спросила Чимойз.

— Думаю, я бы запомнил, если бы видел, — ответил Дирборн, одобрительно улыбнувшись. — На самом деле я уверен, что запомнил бы. Я, э…, я живу в старой усадьбе за долиной.

Чимойз видела ее, полуразвалившийся дом, которому уже двести лет. Семья Хокс была многочисленной, у них по меньшей мере было десять детей, насколько знала Чимойз. У Дирборна было два брата примерно его же возраста.

— А я видела тебя, — сказала она, — ты старший в семье?

— Да, — ответил Дирборн. — И самый симпатичный. И самый трудолюбивый, а еще самый умный и смешной.

— Ха-ха. Должно быть, тебя это очень радует. Скажи что-нибудь умное.

Юноша выглядел так, будто хотел откусить собственный язык, из-за которого он выставил себя дураком. Мгновение он смотрел в потолок, а потом сказал:

— Настоящий друг — тот, кто разделит с тобой твои трудности, когда тебе будет тяжело, и унесет твои тайны в могилу. Другие так называемые друзья не заслуживают этого названия.

Это не было ни смешно, ни умно. Но было искренно.

— Хочешь сказать, у меня есть трудности, которые необходимо разделить, или тайны, которые необходимо сохранить?

— Нет, — ответил он. — Это всего лишь размышления.

Чимойз пожалела о холодном приеме, который она оказала юноше. Он знал, что у нее будет ребенок, и должно быть, догадывался об остальном. Однако он вел себя так, словно хорошо поработал локтями, чтобы первым из братьев встретиться с ней.

— Что ж, — сказала она, — давай проверим, настолько ли ты трудолюбив, насколько умен.

Они закатали рукава и принялись за дело. Дирборн стал выкатывать старые винные бочки, чтобы освободить в помещении место для предстоящего праздника. В некоторых бочках жили целые семьи ферринов, и когда юноша покатил их к выходу, феррины посыпались из них, как горох, от страха оглушая хранилище свистом, и мгновенно исчезали в небольших туннелях, проделанных в стенах погреба.

Другие бочки феррины использовали для хранения запасов пищи — в них можно было найти пшеницу, украденную с полей, сушеные вишни или репу, позаимствованную из огородов. Две бочки были приспособлены под кладбище, внутри них валялись кости умерших ферринов. Ото всех бочек пахло мускусом.

Когда почти половина бочек была выдворена из хранилища, тетушка Констанс принесла чай.

— Думаю, нам стоит сжечь эти бочки, — сказала Чимойз. — Феррины все их изгадили.

Однако тетушка Констанс не придавала этому значения:

— Нет, завтра мы вернем их на место. Феррины погибнут от голода без своих запасов, а среди них есть матери с крошечными детьми, которых нужно кормить. — И она многозначительно посмотрела на живот Чимойз. У дяди Эбера и тетушки Констанс был только один собственный ребенок, дочка, которая умерла еще в детстве, поэтому тетушка, вероятно, становилась сильно восприимчивой, когда дело касалось детей.

— Сама посуди, феррины едят мало — вишни, упавшие с деревьев, мышей, крыс, воробьиные яйца и другую подобную всячину. Крысы в винных погребах были сущим наказанием, пока дядя Эбер не привез из замка Сильварреста нескольких ферринов. К тому же вино они не любят. И теперь с приходом осени мы всегда приносим в погреба сено, чтобы помочь им поддерживать тепло в гнездах во время зимы.

— Вы сами привезли их сюда? — спросила Эрин. — Я думала, феррины дикие.

— На юге, в Данвуке, они дикие, — ответила Констанс. — А здесь нет, дорогая. Здесь, в горах, слишком холодные зимы.

В южном Гередоне дикие феррины причиняли множество неудобств, поэтому сборщик налогов готов был заплатить две медные монетки с изображением голубя за каждого пойманного феррина. Многие бедные семьи таким образом совсем не платили налог, вместо этого отдавая ферринов. Но дядя Эбер и тетушка Констанс не были похожи на тех, кто может разделаться с целой деревней ферринов за несколько монет.

— Что ж, хорошо, — пообещала Чимойз, — мы не будем их трогать.

Чимойз и Дирборн потратили целое утро, чтобы вымыть комнату и избавиться от грязи и пыли на полу. В помещении поднялось целое облако пыли и завоняло чем-то неприятным, отчего феррины снова подняли тревогу и замотали головами, высунувшись из своих норок, чтобы сообщить о своем возмущении этим большим людям.

Чимойз показалось, что они очень хорошо управляются вместе с Дирборном. Он был фермером, поэтому умел работать с плугом, рубить деревья на дрова и мог подковать коня. Юноша был сильным и с легкостью толкал самые тяжелые бочки, но при этом ловко обращался с ними, стараясь не отдавить ноги тетушке, которая в это время орудовала в комнате метлой и шваброй.

Они работали, и Чимойз даже представилось, будто это походило на танец. Дирборн толкал бочки, а она подметала. Она вдруг поймала себя на том, что все время старается быть ближе к нему и иногда поглядывает на него, чтобы поймать его взгляд на себе, но они ни разу не коснулись друг друга. Вместо этого он чуть заметно ей улыбался и отводил глаза.

Время от времени она пыталась поддержать разговор. Она рассказала ему о том, как сержант Дрейс погиб от руки убийцы спустя два месяца после свадьбы.

Девушка заметила, что Дирборн не слишком рад слышать эти подробности. Было видно, он не жаждет ничего знать о ее «воображаемом» муже. Скорее, ему было интересно, каковы его шансы. Дрейс состоял в Королевской Страже и уже к девятнадцати годам стал сержантом, затем — капитаном и, вероятно, ушел бы в отставку, получив титул королевского барона. У него был бы титул, земли и крепостные, которые обрабатывали бы его поля.

Хокс не мог соревноваться с ним. Он был старшим из десяти детей и являлся основным наследником. Однако в ближайшем будущем это не принесет ему большого дохода. Его отец был фермером и землевладельцем, практически таким же зажиточным, как и дядя Чимойз Эбер, с одной лишь разницей, что все хозяйство было поделено между шестью братьями, и все шестеро не смогли бы зарабатывать этим на жизнь.

Хокс мог предложить женщине немного. Поэтому он работал, не жалуясь и без лишних слов, но очень скоро девушка заметила, что вся его спина стала мокрой от пота. Хокс выставил практически все бочки наружу, и поскольку Констанс сказала, что потом хочет вернуть их на место, он выстроил из них своего рода колонны по обе стороны от прохода; затем, позаимствовав доски из старого стеллажа, сделал из них нечто похожее на арку, через которую будут проходить приглашенные горожане. Всего в хранилище было примерно двести старых бочек.

К полудню все помещения погреба были вычищены, и запах плесени, грязи и ферринов исчез, однако оставалось еще много работы. Чимойз и Дирборн вышли ненадолго на воздух, чтобы передохнуть, так как оба очень устали.

Почти у подножия холма виднелась усадьба дядюшки. Основание построек было сделано из камня, изгородь — из прутьев и ветвей, побеленных по обе стороны известью, а на крыше лежала свежая солома. Парочка гусей щипала что-то в саду, а старая лошадка ее дяди уныло таращилась на нее из-за загона за амбаром.

Здесь, в Абельтоне, была прекрасная жизнь. Казалось, все, что нужно человеку, всегда под рукой. Дядюшка прожил тут уже сорок шесть лет, с самого рождения питаясь тем, что выросло в его саду. Если Чимойз хотелось новое платье, у миссис Уикатт всегда находился кусок ткани на продажу или она могла сшить его для нее всего за пару медяков. Если дядюшке нужен был новый плуг, то кузнец мог сделать его за неделю. Все друг друга знали и наблюдали друг за другом.

Чимойз вдруг подумала, что это очень хорошее место, чтобы растить своего сына. Она знала, у нее будет мальчик; она так любила сержанта Дрейса, что, когда тот погиб, заманила его душу к себе в утробу.

Теперь ей было тревожно. Небо становилось все тяжелее. А над деревней навис густой, похожий на пену туман, Чимойз даже ощущала электрические разряды в воздухе.

— Сегодня ночью будет буря, — сказал Хокс. — Готов поспорить, это то, о чем предупреждал нас Король Земли, — настоящая буря с сильными порывами ветра. Не сомневаюсь, она снесет дома целиком.

— Надеюсь, что нет, — ответила Чимойз. — Я бы не хотела, чтобы дом моего дяди был разрушен.

— Будь рядом со мной, — предложил юный Хокс, — что бы ни случилось.

Она чуть не засмеялась, но увидела искренность в его взгляде. Он предлагал ей свою защиту, и пусть это выглядело немного театрально, она не стала бы насмехаться над ним.

Тетушка Констанс пришла разведать обстановку. Она проверила все комнаты и сказала:

— Дайте мне час.

Она вернулась через полчаса с двадцатью женщинами из деревни. Выкатывая оставшиеся бочки из хранилища, они обнаружили три бочонка, полных вина. Дядю Эбера вызвали на дегустацию находки. Первую бочку решили использовать в качестве уксуса, но, сделав маленький глоток из второго, он заявил:

— А что? Этот бочонок очень даже хорош! Сегодня у нас будет настоящий пир!

Женщины принялись за уборку, они надраили каменные полы и разбросали тростник и мяту, чтобы освежить воздух. Старая дверь наполовину прогнила, поэтому мельник, который в деревне выполнял функции и столяра, и плотника, сделал новую, дубовую, а затем прибил к ней еще несколько досок сверху, чтобы усилить конструкцию так, чтобы даже кавалеристский отряд не смог бы пройти. Жители деревни принесли постельные принадлежности, столы, стулья и вскоре помещение для предстоящей вечеринки начало принимать законченный вид.

После этого люди стали приносить еду, и пиршество обещало быть даже лучше, чем то, которое случается на Хостенфесте. На одном столе разместили тарелки с угрем, выловленным в реке Уай и хорошо прокопченным, пару жареных гусей и сочного поросенка, начиненного яблоками. Соседний стол ломился от разнообразной выпечки — рулетики с лесным орехом, маффины с джемом, ломтики черного ржаного хлеба с диким медом. Третий стол отвели для различных салатов, приготовленных из свежей зелени, собранной с грядки или в лесу; и все это было украшено лепестками роз. Здесь же были фрукты — только что сорванные виноградные грозди, зрелые лесные груши, и овощи — морковь, бобы и сахарная репа. Последний стол предназначался для десертов: каштанового пудинга, пирожных с заварным кремом с мускатным орехом и черничного пирога — все это предполагалось употребить с самым отменным вином, которое кто-либо здесь когда-нибудь пробовал.

Тетушка Констанс позаботилась и о ферринах, поэтому рядом с каждой норкой стояла тарелка с мясными косточками и напитками. Крики с угрозами, доносившиеся из их жилищ целый день, сменились довольным свистом; и потом кто-нибудь из них выныривал из норки, хватал кусочек хлеба или какого-нибудь другого лакомства и тут же пулей возвращался обратно.

Праздник начался примерно за два часа до заката. Все это было необычно. Когда кто-то шутил, все улыбались и искренне хохотали. Несколько мальчишек начали играть на лютне и барабанах, а когда столы опустели, Чимойз вдоволь натанцевалась с Дирборном.

Но за всеми этими улыбками стояла тревога. Что же должно случиться сегодня ночью? Почему Король Земли предупредил всех в Гередоне, велев спрятаться? Неужели надвигалась война? Или же духи из Даннвуда направлялись в их земли?

Ждать оставалось недолго.

Перед закатом с востока подул странный ветер. Один из мальчишек, которые все это время дежурили за дверью, вскарабкался на бочки и крикнул:

— Смотрите!

Все ринулись наружу. На востоке небо заволокло грозовыми зеленовато-синими тучами, какая-то незнакомая, болезненная мгла покрывала все вокруг. С запада на них медленно ползла стена мрака. Поднявшаяся с земли пыль вперемешку с сеном закрыла солнце. Порывы ветра становились все сильнее, словно предупреждая о надвигающейся буре.

Вскоре засверкали молнии, за вспышками послышались раскаты грома, небо словно ругалось на своем языке.

Сердце Чимойз сжалось:

— Я слышала этот звук лишь один раз в жизни — в замке Сильварреста. Он предвещает приближение Темного Победителя!

Глава девятнадцатая

Теплый прием

Политика инкарранцев — тонкая и сложная для понимания чужестранцев вещь. Королевская семья ведет столько войн на разных уровнях, что можно быть уверенным лишь в одном: приобретая в Инкарре друга, ты одновременно получаешь десяток врагов.

Из Путешествий по Инкарре Элфина Уиммиша, Хранителя Очага в Комнате Шагов

Лицо сэра Боренсона окатили холодной водой. Он проснулся в практически полной темноте и попытался вытереться, но кандалы, сковавшие руки и ноги, были связаны между собой, и он не мог пошевелиться.

Пленник вдохнул заплесневелый запах инкарранских одеял и специфический аромат инкарранской плоти, последний почему-то напоминал ему о кошках. В помещения пахло рудой, как в подземелье, но он почти ничего не видел. Сэр Боренсон знал, что вокруг него есть люди. Он слышал их дыхание и движение.

Он попытался оттолкнуться ногами, но они оказались прикованы к чему-то вроде деревянной кровати, так же как и его шея.

В абсолютной темноте Боренсон рассмотрел фигуру короля Криометеса с пустым кувшином в руках:

— Что ж, вы проснулись наконец. Очень хорошо.

— Где я? — чуть ли не закричал Боренсон и стал вертеть головой. Однако он смог увидеть лишь едва заметные тлеющие угольки в камине. Свет, исходящий от них, помог ему хоть что-то разглядеть в комнате — несколько подушек на полу, низенькие столики. Рядом в кромешной темноте виднелась панель, сделанная из тяжелых деревянных досок. Прикованная к ней руками и ногами там лежала женщина.

— Миррима?

— Она вас не слышать, — сказал Криометес. — Яд, ей доставаться больше, чем вам. Она еще спать. Мы позволять ей поспать.

— Что вы делаете? — спросил Боренсон. Он вдруг понял, что прошло несколько часов. Комната показалась ему знакомой. Огонь ярко горел в камине, когда они с Мирримой первый раз вошли туда.

— Нужно поговорить с вами, — проговорил Криометес. Старый король подошел и склонился над Боренсоном в темноте. Его бледная кожа была белой, словно облака, и Боренсону отчасти удалось рассмотреть его лицо. Глаза были холодными, как ледышки. Он разглядывал в упор Боренсона, словно какую-нибудь букашку. — Вы очень своенравный человек. Мне нравится.

— Своенравный? — спросил Боренсон.

— Вы весьма своенравно прошли мимо стражи в горах, — подметил Криометес. — Сильная воля. Немногие могут сделать это, разве нет?

Чтобы перейти границу, Боренсону понадобилась вся его решимость. Нельзя описать словами все мучения, которые он пережил, чтобы прорваться сквозь стражу, каждый следующий шаг требовал неимоверных усилий, а в это время стражи наполняли его душу отвращением к себе самому.

— Не думаю, что многие стали бы пытаться.

— О да, — выдохнул, казалось, очень довольный Криометес. — В Инкарре многие получают дары по наследству. Вы знаете об этом? Отец, будучи в преклонном возрасте, передавать свои дары сыну. А дядя — сыновьям брата. Это есть наилучший способ. Лучше всего дары переходят от отца к сыну. Вы знаете об этом?

— Нет, — ответил Боренсон. — Никогда не слышал.

— Ах… — начал Криометес. — Это оттого, что посредники Рофехавана есть очень глупые. Сильно отставать в развитии.

— Поверю вам на слово, — молвил Боренсон.

Криометес улыбнулся, его улыбка казалась очень доброй, но вместе с тем в ней было что-то зловещее.

— Дары только по наследству не есть очень хорошо, — сказал он после паузы. — Так семья слабеть. Моя идея, лучше забирать дары у врага. Да?

Боренсон понимал, к чему он ведет.

— Вы есть мой враг, — произнес Криометес ледяным голосом, и в его тоне сквозил намек на убийство. — Понимаете?

— Я понимаю, — подтвердил Боренсон. — Вы ненавидите мой народ.

— Я покупать вас дар. У вас. Я хотеть дар. Лучший дар есть воля? Понимаете?

На Боренсона нахлынула волна страха. Много раз он слышал о том, что инкарранцы умеют передавать дар воли, но никто из северных народов не видел руну, позволявшую сделать это.

Боренсон представлял себе, чего от него хотят. Однако он не знал, какова же будет цена. Как человек может жить без воли.

— Я не понимаю, — заговорил Боренсон, пытаясь потянуть время. Он размышлял над тем, чтобы позвать на помощь, но помещение, где они находились, было в самом конце длинного коридора.

— Пожалуйста, — ответил Криометес. — Должно понять. Воля. Воля — это хорошо. Воля… она делать все дары сильными. Она делать все более эффективным. Дайте человеку силу, он стать весьма сильным. Дайте человеку силу и волю, он стать очень сильным. Беспощадным! Понятно? Дайте человеку ум, он стать весьма умным. Дайте человеку ум и волю, он стать очень умным. Будет не спать и думать целую ночь. Стать очень коварным. Понятно? Дайте человеку жизнестойкость, он не очень уставать. Дайте жизнестойкость и волю, он не остановить. А теперь, вы продадите мне волю?

— Нет, — ответил Боренсон, пытаясь выкроить еще немного времени.

— Что ж, очень плохо, — произнес Криометес. — Вы подумать об этом, — сказал он и отошел в сторону.

У огня кто-то зашевелился. Какая-то темная фигура наклонилась над очагом, помешивая угли. Боренсон узнал принца Веразета, облаченного во все черное. Он подошел к Мирриме. Нагнувшись, он взял в руки металлическую палку, похожую на длинный тонкий нож.

— Стойте, — закричал Боренсон. — Давайте поговорим об этом.

Но Веразет не хотел что-либо обсуждать. Он приблизился к Мирриме и разорвал на ней тунику, обнажив спину.

— Подождите! — взмолился Боренсон. И тут услышал испуганные крики. Инкарранские женщины по-прежнему были тут, в комнате. — Помогите нам! — просил он.

Веразет коснулся раскаленным кинжалом спины Мирримы и, сделав небольшой надрез, целиком ввел лезвие под кожу. Раздался шипящий звук сжигаемой плоти, рана задымилась. Даже находясь под действием яда, Миррима вскрикнула, и ее спина дугой изогнулась на деревянной панели.

— Зандарос! — во все горло закричал Боренсон. — Помоги нам!

— Вам никто не поможет! — спокойно произнес Криометес. — Зандарос и другие правители уехать несколько часов назад. Он охотиться на опустошителей, о которых вы рассказать. Весь день так. Никто не помочь вам. Никто не помочь жене. Только вы можете помочь жене. Понимаете?

— Вам так просто это с рук не сойдет, — сказал Боренсон. — Зандарос разозлиться, когда узнает.

— Зандарос не узнать, — возразил Криометес. — Мы не хотеть мира, не хотеть открытой границы. Мои друзья, они сказать Зандаросу, что вы ехать домой.

Принц Веразет оставил раскаленный клинок на спине Мирримы, девушка застонала, а принц подошел к камину и взял еще один остроконечный жезл. И вонзил его в тело Мирримы. В комнате снова раздался шипящий звук.

В тусклом свете Боренсон разглядел лицо принца. Он улыбался. В серебристых глазах отражались огненно-красные угольки.

Юный инкарранец получал удовольствие от происходящего, вдруг осознал Боренсон. В улыбке скользило то, что было страшнее злобы — полное безразличие.

— Есть ужасно, — сказал Криометес. — Жена есть очень красивая. Есть ужасно ранить ее. Есть ужасно мучить и убивать ее.

Веразет подошел к Мирриме, сердце Боренсона неистово забилось в груди. Он стал отчаянно дергаться, пытаясь порвать цепи, сковывающие его, но тщетно. Цепи и оковы были особенно прочными, чтобы сдержать человека, обладавшего многим дарами.

Веразет снова вонзил нож под кожу Мирримы, на этот раз чуть повыше почек, и с улыбкой на лице, вращая лезвие, стал втыкать его глубже в плоть.

Миррима запрокинула голову назад, все ее мышцы стали твердыми от напряжения, однако цепи были столь же крепкими, как и те, которыми был скован Боренсон. Девушка застонала от дикой боли, эта боль кольнула его в самое сердце, мгновение спустя Миррима снова погрузилась в забытье.

— Пожалуйста, остановитесь! — крикнул он. — Позвольте ей жить!

— Вы продавать? — спросил Криометес.

— Да, — ответил Боренсон.

— Должно хотеть продать очень плохо, — произнес Криометес. — Должно хотеть продать больше, чем саму жизнь. Должно хотеть отдать всем сердцем.

— Я знаю, — сказал Боренсон. — Я знаю. Отпустите ее. Обещайте мне, что оставите ее в живых!

— Конечно, — продолжал Криометес. — Вы отдавать мне волю, она жить. Я обещаю. Я есть человек слова.

— Вы отпустите ее? — настаивал Боренсон.

— Да, мы отводить ее в горы и отпускать.

— Тогда отпустите ее, — потребовал он.

Старый король кивнул Веразету и произнес:

— Дай ей еще снадобья, отведи в горы и оставь там, ведь мы уже дать обещание.

Веразет, казалось, рассердился, услышав эту просьбу, но Криометес кивнул двум девушкам, стоявшим позади, и дал какие-то указания. Потом обратился к Боренсону:

— Я послать девушек, чтобы они убедиться, что жену отпускать на свободу.

Боренсон хотел бы иметь что-то более надежное, чем слово инкарранца, но ничто другое не могло гарантировать ему безопасности жены. Он сомневался, что инкарранцы с их несколько странным понятием о чести на самом деле оставят ее в живых. Он боялся, что они перережут Мирриме горло, чтобы убедиться в том, что она будет молчать. Единственным, на что он мог надеяться, было время, и что оно даст ей шанс спастись.

— Хорошо, — сказал он. — Я согласен отдать свою волю. Но я хочу видеть, как вы отпускаете Мирриму.

Веразет вытащил ножи из тела Мирримы и положил их в огонь.

— Мы сохранять ножи горячими, если вы изменить решение, когда жена уходить, — произнес Криометес. — Запомните. Быть обязанным хотеть передать волю очень плохо.

— Я знаю, — ответил Боренсон.

Одна из девиц вылила на Мирриму кувшин с водой, и та очнулась от обморока. Не вставая, она застонала. Через какое-то время действие снадобья прошло, и Миррима открыла глаза.

Увидев Боренсона, она спросила дрожащим голосом:

— Что происходит?

— Я покупаю тебе свободу, — ответил Боренсон.

— Покупаешь?

— Да, отдаю свой дар.

Сначала во взгляде появилось понимание, но оно тут же сменилось возмущением.

— Не делай необдуманных поступков, — начал Боренсон. — Ты не сможешь победить их. Просто уходи. Просто останься в живых.

Миррима поняла, что он собирается сделать, и какое-то время она неподвижно лежала, изредка всхлипывая от беспомощности. В душе Боренсон поблагодарил ее. Лишь немногие женщины в Инкарре обладали дарами, и он надеялся, что они не заподозрят Мирриму.

Криометес кивнул в сторону Веразета, и юный инкарранец снял оковы с ног Мирримы. Она села, от железных наручников запястья сильно чесались, при виде ран на теле, она содрогнулась.

— Иди, — сказал ей Боренсон. Одна из девушек помогла Мирриме подняться и встать на ноги. Долгое время Миррима пристально смотрела на Боренсона так, как если бы знала, что больше никогда его не увидит.

Наконец, она бросилась к нему, отчего тяжелые цепи оков загремели. Заключив мужа в объятия, она поцеловала его.

Тут же Веразет схватил ее за плечи и оттолкнул от него, а затем сразу скрылся вместе с ней в темном коридоре.

— Мы снять наручники, — заговорил Криометес, — когда жена есть далеко отсюда. А сейчас садиться и смотреть на меня, своего господина. Своего повелителя. Не двигаться. Сохранять спокойствие.

Боренсон почувствовал, как кто-то задрал штанину на его правой ноге. Он посмотрел вниз. И различил в темноте фигуру старика-посредника с лицом призрака, склонившегося над ним с чернильницей и иголками в руках.

Глава двадцатая

Далекий огонь

Из всех магов пламяплеты — самые недолговечные. Ибо пламя, которое питает их, в то же время пожирает их — сначала сердце, затем рассудок.

Из книги «Современная магия», написанной Магистром Домашнего Очага Шоу

Высоко в горах Хест Радж Ахтен вел свою армию под небесами такими ясными, что ему порой казалось, что он может потрогать заходящее солнце.

Уже почти целую педелю в этих горах не выпадал снег. Днем солнце медленно наступало и уничтожало белые пласты. Ночью земля становилась обжигающе холодной и каждая крупинка гравия вмерзала в тропу. Твердое покрытие обеспечивало безопасную езду. Лошади, отмеченные рунами силы, бежали легко и быстро, несмотря на то что для них не было пищи в этих краях, где не росла трава; они знали, что еда ждет их внизу, в теплых долинах Мистаррии.

Так ехал к поросшим соснами долинам Радж Ахтен, и день склонялся к вечеру, когда внезапно он встретился с огромной армией.

Грязные коричневые шатры были разбросаны там и тут под деревьями. Лошади в этом лагере явно голодали — из-под тусклых шкур выпирали ребра и бедренные кости.

Когда Радж Ахтен и его армия спустились к самому лагерю, немногочисленные стражи перепугались и затрубили в рога.

— Мир, — сказал Радж Ахтен, возвышаясь над стражами и глядя на них сверху вниз. — Ваш лорд вернулся.

Это были измученные, оборванные ополченцы. Здесь были лучники и дорожные сборщики, кузнецы и прачки, маркитанты и шлюхи. Он послал эту армию через горы месяц назад, чтобы они подготовили все для его вторжения в Мистаррию. Они не прибыли в срок к его первой битве в Каррисе, захваченные врасплох ранним снегом.

Но они хорошо отдохнули за последнюю неделю и теперь смогут идти вместе с ним. Исполняющий должность капитана этих войск выбежал из шатра, держа в руках миску с недоеденным рисом.

— Это наш лорд, Великий Радж Ахтен! — закричал страж, предупреждая капитана.

— О Свет Мира! — воскликнул капитан, роняя свой обед на землю и подходя ближе; волнение и трепет отражались на его лице. — Чем мы заслужили такую честь?

Капитан, смуглый мужчина по имени Муссаиф, происходил из великого рода. Этот пост он получил больше благодаря счастливому рождению, чем умению руководить.

— Пришло время, — сказал Радж Ахтен, — утвердить наши права на Мистаррию. Оторви своих людей от их снов и мечтаний. Завтра в сумерках они должны добраться до Карриса.

— Но, О Сияние Разума, — возразил Муссаиф, — мои люди ослабели. Много дней мы ничего не ели и почти не отдыхали, а до Карриса еще целых тридцать миль. Мы только час назад разбили лагерь. Наши лошади устали.

— Твои люди смогут отдохнуть в Каррисе, — сказал Радж Ахтен. — Они могут насытиться пищей Мистаррии и напиться крови Мистаррии, и я позабочусь об этом. Пусть каждый лучник возьмет лук и колчан стрел — и больше ничего. Каждый копьеносец пусть возьмет копье.

— Но, о Огонь Небес, — продолжал спорить Муссаиф, — Каррис надежно защищен. Я сам был там на рассвете и подъехал достаточно близко, чтобы все рассмотреть. Пятьдесят тысяч людей трудятся, как муравьи, восстанавливая башни, и огромные колонны людей и лошадей входят в город. Число защитников города выросло вдвое с прошлой недели!

Радж Ахтен пристально смотрел вниз, закипая от гнева.

— Конечно, — сказал Радж Ахтен сам себе, — я должен был это предвидеть. Габорн чувствует, что опасность растет. Он знает, что я сокрушу Каррис. Но он надеется устоять и готовится к сопротивлению.

— Его тревожишь не ты, — сказал Муссаиф. — Мои разведчики подобрались достаточно близко и слышали разговоры рабочих. Они говорили, что опустошители снова идут на Каррис.

В припадке ярости Радж Ахтен пришпорил коня, и тот взлетел на близлежащую гряду, на одинокую скалу, где росла чахлая сосна. С его дарами зрения он мог видеть очень далеко, как орел из своего гнезда.

На юге, более чем в трех сотнях миль, он смог разглядеть дымную пелену и почувствовать жар далекого огня. Сила внутри него воззвала к нему, прошептав его имя. За пламенем была видна бесконечная черная линия опустошителей, тянувшаяся через округлые холмы. Там, похоже, были десятки тысяч опустошителей, идущих сражаться; быть может, сотни тысяч.

Перед их линиями он разглядел вдали лики солнечного света на кольчугах и отблески пламени. Рыцари Рофехавана старались остановить опустошителей или хотя бы замедлить их продвижение стеной огня.

На западе, не дальше, чем в тридцати милях, он мог видеть, как жители Карриса спешат, стараясь восстановить крепостные стены, и готовятся к битве.

Радж Ахтен закрыл глаза. Когда он последний раз был в Каррисе, он чуть не погиб в лапах опустошителей. С тех пор он стал сильнее. В Дейяззе его способствующие трудились, передавая ему дары. Радж Ахтен чувствовал, как они волнами наполняют его, обновляя его силу и жизненную мощь.

Но он получил больше, чем просто дары. Теперь в нем пылали потаенные силы ада, освещая его рассудок. Он советовался с пламенем.

«Нападай, — шипел Огонь, голосом, похожим на пляшущие языки пламени. — Многие погибнут. Принеси их в жертву мне, и я отдам тебе победу».

— Я слышу и повинуюсь, господин, — прошептал Радж Ахтен.

Он улыбнулся. Битва приближалась — битва, какой еще не бывало. У него было, чем удивить врагов — как людей, так и опустошителей.

Глава двадцать первая

Ворота Ворона

Страшен не тот, кто силен физически, но тот, чья сила зиждется на силе духа.

Эрден Геборен

К тому времени, когда Эрин добралась до Ворот Ворона, ночные небеса почернели, истерзанные бурей, а сквозь рваные облака сверкали молнии и доносились раскаты грома. Проливной дождь обрушился на всадников, стуча по шлемам и броне, просачиваясь под одежду, люди промокли насквозь. Копыта лошадей глухо шлепали по грязи, а с полей поднимался такой густой туман, что Эрин казалось, будто она дышит не воздухом, а водой.

Тень от Ворот Ворона уходила за горизонт. Силуэты трех гигантских черных башен вырисовывались над крепостными стенами, над окрестными полями. Центральный шпиль был гораздо выше остальных и был похож на высокий зубец короны из обсидиана.

У самого подножия крепости бежала быстрая река. По ее берегам тут и там были разбросаны богатые плантации и коттеджи, являя взгляду прелестный гобелен, сотканный из полей и садов.

Эрин внимательно разглядывала замок, озаряемый вспышками молний. Она никогда не видела Ворота Ворона с их легендарной Башней Ветра. Здесь в давние времена Чародей Сендавиан заплатил дань Силам Воздуха. Здесь почти два тысячелетия короли Южного Кроутена охраняли своих Посвященных.

А сейчас шатры двадцати тысяч рыцарей заполнили ноля перед замком. Сквайры и повара разожгли костры в каждом шатре, поэтому они светились изнутри, как драгоценные камни у подножия черной горы.

Когда Король Андерс проезжал мимо шатров, в гору попала молния. Она осветила темные осадные орудия, словно присевшие на землю среди полей, — в основном это были баллисты. Капитан Гантрелл затрубил в рог, и из всех шатров выскочили рыцари с оружием наготове, намереваясь перегородить главную дорогу.

Когда Король Андерс подъехал к этой стене из человеческих тел, его рыцари и их сквайры закричали:

— Андерс! Андерс в Кроутене! Все славьте Короля Земли!

Герольды затрубили в серебряные трубы, сквайры били в щиты, как в барабаны.

В шатрах и павильонах размещались не только лорды Южного Кроутена. Эрин увидела князей-купцов из Лисля, одетых в пурпурные платья и сверкающую броню; и зловещих Рыцарей Эйремота, бледных, как призраки, в своих белых одеждах; а рядом, весь в сером, стоял высокий, надменный Герцог Вит, правитель Бира в Ашовене.

Не все в лагере были Властителями Рун. Было здесь и множество лучников и маркитантов, теснящихся поближе, чтобы взглянуть на Андерса, а также полных надежд юношей, у которых вместо брони были только овечьи шкуры, а вместо оружия — дубины.

Андерс опустошил свое царство, собрав здесь всех своих воинов. Его войска ждали только команды, чтобы перейти границу.

На всех лицах — и лордов, и ополченцев — застыло странное выражение, в их глазах светились восхищение и любовь к их властелину.

Эрин никогда не видела столько людей, готовых сражаться и умереть за своего короля. Она находилась в нерешительности. Теперь она понимала, если и в самом деле Андерс стал вместилищем для локуса Темного Победителя, а она станет бороться, чтобы сокрушить его, ей никогда не уйти живой из его королевства.

Серый боевой конь Короля Андерса встал на дыбы, его копыта били по воздуху. Андерс поднял левую руку и крикнул толпе воинов:

— Я избираю вас! Я избираю вас для служения Земле!

Волна восторга прокатилась по толпе, оружие ударило в щиты. На севере опять вспыхнула молния и прогремел гром, словно сами небеса ликовали вместе с людьми.

Эрин поняла: они верят в то, что Андерс — Король Земли.

— Господа, я приношу вам извинения за дурную погоду, — сказал Король Андерс, когда дождь с новой силой застучал по его шлему. Его люди засмеялись. — Мы не двинемся с места ночью в такую грозу, но завтра будьте готовы. На рассвете мы выезжаем в Белдинук, чтобы противостоять дочери Лоуикера, которая выступила в поход и развязала несправедливую войну против народа Мистаррии. Но Земля призвала меня стать ее королем, и я должен защищать человечество. Эрден Геборен сражался двенадцать лет, прежде чем девять королей преклонили колени и возложили на него железную корону. Я не повторю его ошибки. Завтра же дочь Лоуикера склонит свою голову передо мной — или мы отсечем эту голову!

Восторженный рев поднялся вокруг, и молния, как стрела, вспыхнула в небе, пронзая облака. Загрохотал гром, и земля загудела в ответ.

Эрин сверлила взглядом спину Андерса. Ей не понравились его слова. Если он не получит власти, то устроит кровавую бойню. Это совсем не тот Король Земли, каким был Габорн.

Но безумная мысль возникла в ее мозгу: а может, таким и должен быть король; что, если Андерс и есть настоящий Король Земли?

У Эрин еще не было случая убедиться, что Андерс владеет даром провидца. В ее сознании ни разу не звучал его голос, предупреждающий об опасности.

Осмелюсь ли я испытать его, чтобы узнать, действительно ли он Король Земли, думала она. Если я попытаюсь вонзить меч в его спину, почувствует ли он приближение опасности? И даже если я решусь сделать это, будет ли такое испытание истинным? В чем сила локуса Темного Победителя? Откуда я знаю, что он не может притвориться Королем Земли?

Сомнения безмерно утомили ее. Весь долгий день, пока они ехали на юг, она старалась побороть усталость. Веки отяжелели; казалось, в глаза насыпали песку; а в мозгу без конца крутились мысли, перемалывая обломки прежних представлений и обращая их в пыль. Она не доверяла больше даже собственным суждениям.

«А если я убью его?» — спрашивала она себя. У меня нет доказательств, что он впустил в себя локус. Быть может, он просто сумасшедший. Убить сумасшедшего — это не подвиг, это грязно и подло. А если он не безумец, если локус и в самом деле в нем, — что тогда? Я не могу убить локус, он просто найдет себе новое пристанище.

Но если взглянуть на дело с другой стороны, то Эрин не должна поднимать руку на старого короля, этим она ничего не достигнет. Разоблачить его — вот что ей нужно.

Все время, пока Андерс ехал к Воротам Ворона, вокруг не стихали крики восторга. Эрин ехала следом за ним в промокшей одежде, с трудом борясь со сном. Замок был очень высоким, около восьмидесяти футов в высоту, и когда Эрин проезжала под сводами арки, она почувствовала, как тьма обволакивает ее.

Они продолжали двигаться по узкой улочке — до подножия Башни Ветра. Замковые слуги приняли у них лошадей. Эрин спешилась, с трудом удержалась на онемевших ногах и прошла в башню.

Селинор взял ее за руку и взглянул на нее, улыбаясь.

Король Андерс обратился к ним:

— Отдохните перед обедом. Встретимся на верхнем этаже башни. Нам многое нужно обсудить.

Селинор повел Эрин наверх, через шесть лестничных пролетов, в королевскую спальню. В очаге мерцал огонь. В комнате было уютно и даже слишком тепло. Уже в дверях Селинор приказал горничной найти удобную сухую одежду для его жены, а затем сам сбросил мокрую одежду и броню. Некоторое время он стоял обнаженный, держа броню перед огнем. Снаружи неистовствовала буря.

Эрин сняла промокший плащ, кожаный колет, штаны, сапоги и осталась в длинной нижней рубашке. Пока она развешивала свои вещи перед огнем, Селинор сложил свою одежду и держал ее в руках.

— Давай испытаем кровать. Отец ничего не скажет, если мы на несколько минут опоздаем к обеду.

— Кровать нам ни к чему, — сказала Эрин. — Твое семя уже во мне.

Лицо Селинора исказилось, словно она причинила ему боль.

— Ты на что-то сердишься?

— Ты сказал отцу о послании. Ты сказал ему, что Палдан — мой господин. Ты обманул меня! Ты раскрыл все мои тайны, которые я доверила тебе! А теперь удивляешься, почему я сержусь?

— Я… — начал было Селинор, — я не хотел тебя огорчить. Конечно, я все рассказал ему. У нас с ним нет секретов друг от друга. Я всегда знаю, что думает мой отец, ибо он высказывает все свои мысли, не таясь.

— Это тебя не извиняет, — сказала Эрин. — Мог бы удержаться от болтовни.

— Я стараюсь завоевать его доверие, — возразил Селинор. — Как я могу рассчитывать, что он будет доверять мне свои сокровенные мысли, если я не доверю ему свои? Если он сошел с ума, я должен знать об этом. Мне нужны доказательства.

— Ты отправился в Гередон, чтобы шпионить для него, — сказала Эрин. — Скажи, ты все еще шпионишь?

— Конечно, нет, — ответил Селинор, — но он должен думать, что да.

— А как же я? — спросила Эрин. — Он послал тебя разузнать о моем происхождении. Или твой отец потребовал от тебя чего-то еще? Быть может, он велел тебе ухаживать за мной?

— Теперь ты говоришь безумные вещи! — раздраженно сказал Селинор. Он отступил на шаг и потряс головой.

— Ты думаешь, я спятила? — сказала Эрин. — Раньше ты говорил, мол, по-твоему, твой отец сошел с ума. Значит, все сумасшедшие, кроме тебя?

— Теперь ты сама встретилась с моим отцом, — сказал Селинор. — И что ты думаешь? Безумен ли он? Или он новый Король Земли? Может ли быть, что он действительно тот, за кого себя выдает?

— Я думаю, — сказала Эрин, — что твой отец или сумасшедший, или в нем поселился локус.

— А как же Ореховая Женщина? — спросил Селинор. — Она — Охранительница Земли, и она подтверждает его рассказ и поддерживает его.

— Не знаю. — У Эрин кружилась голова. Ее тяжелый взгляд остановился на Селиноре. — Минуту назад я задала тебе вопрос. Ты не ответил.

— Какой вопрос?

— Я спросила: велел ли тебе твой отец ухаживать за мной?

— Что это за вопрос?!

— Честный, от самого сердца. Ты сказал, якобы у вас с отцом нет секретов друг от друга. Будешь ли ты иметь секреты от меня? Скажи мне, велел тебе твой отец ухаживать за мной?

Селинор был жалок. Она видела, он изо всех сил старался улыбаться в ответ на ее обвинения. Некоторое время он стоял, пристально глядя на нее, на его лице попеременно отражались печаль и волнение.

— Да, — наконец признался он. — Он считает, что я должен ухаживать за тобой. И — было бы хорошо, если бы ты и в самом деле находилась в кровном родстве с Габорном.

Эрин отвернулась; даже по ее спине, словно окаменевшей, было видно, как она зла.

Селинор положил руку на ее плечо.

— Но я не поэтому хотел тебя, — сказал он. — Я хотел тебя потому, что ты сильная, умная и красивая. Как только я тебя встретил, я безнадежно влюбился.

Он повернул ее к себе, и она подумала, что он говорит искренне. Она пристально смотрела на него и пыталась понять: что он за человек? Решится ли она когда-нибудь открыть ему свои мысли?

Нет, решила она. Я не смогу.

Зато она сможет убить его.

Лишь одно удерживало ее: она не знала, кто из них опаснее — отец или сын.

* * *

Вечером Эрин Коннал отправилась на обед в самую верхнюю комнату Башни Ветра, находившуюся высоко над равниной. Шесть сотен ступеней вверх по лестнице.

Поднимаясь на очередную продуваемую ветром площадку, Эрин проходила мимо бойниц. Через них можно было посмотреть вниз.

К югу отсюда много веков назад Великий Разлом расколол землю на две части, и Ворота Ворона находились на самом краю пропасти. С этих величественных высот можно было любоваться зелеными долинами Белдинука. Древняя дорога, петляя, взбиралась на утес к воротам города.

К тому времени как Эрин добралась до комнаты Андерса под самой крышей башни, она успела разглядеть все на много миль вокруг. Вокруг башни свистел ветер, и молнии змеями чертили небеса.

Когда Эрин и Селинор вошли, Андерса не было в комнате. Стол был накрыт, как для роскошного пира, но Андерс ушел. Дверь была распахнута, а он стоял снаружи, и ветер трепал его волосы.

Увидев Эрин и Селинора, он усмехнулся и вернулся в комнату.

— Я наслаждался видами Белдинука, — сказал он, — как, наверное, делал Сендавиан в давние дни. Я и вообразить не мог, что один из ветророжденных, каким был он, захочет вот так стоять в ночи. Ну, давайте обедать.

Король уселся за накрытый стол в центре комнаты и отрезал себе кусок жареной оленины. Все время обеда он молчал и не смотрел ни на Эрин, ни на Селинора, которые обменивались взглядами.

Это молчание тревожило Эрин.

— Отец, — сказал Селинор спустя несколько минут, — ты ведь хотел поговорить с нами?

Король Андерс взглянул на него так, словно забыл, что они тоже находятся в комнате.

Он сумасшедший, подумала Эрин.

— Говорят, за обедом не следует обсуждать дурные вести, — ответил король, беря вилку, — дурные вести плохо перевариваются.

— Плохие новости? — спросил Селинор.

Андерс прожевал кусок оленины, кивнул, но не сказал ни слова. Он смотрел на свой обед так пристально, словно репа или глоток вина могли помочь ему найти ответ на вопрос. Наконец, он продолжил есть.

Желудок Эрин ссохся от голода, поэтому она поела совсем чуть-чуть. Когда король закончил трапезу, все отодвинули тарелки.

Король Андерс улыбнулся — но в его взгляде, обращенном к сыну, заметно было огорчение.

— Как тебе известно, в прошлом я вел нечестную игру с Габорном. Я позвал вас двоих сюда — я позвал сюда Эрин, — чтобы иметь возможность оправдаться.

— А в чем состояла нечестность игры? — спросила Эрин.

— Я отправил послание Королю Лоуикеру Белдинукскому и посоветовал ему остерегаться мнимого Короля Земли. Также я плел интриги с Интернуком — для захвата Мистаррии, и оба эти государства обещали мне поддержку. Остальные были более сдержанны и не спешили броситься на защиту справедливости, хотя, как вы могли заметить, много иноземных лордов вступило в мою армию. Только одного человека я не пытался втянуть в мою войну — Раджа Ахтена, потому что я боялся, что даже моих сил не хватит, чтобы спасти его. Но с тех пор как Земля призвала меня стать ее королем, в сердце моем растет беспокойство. Вы видите, каждый мужчина, каждая женщина, каждое дитя теперь драгоценны для меня. Каждый человек. Однако я поднял многих правителей на войну с Мистаррией. Не имея даров, которые защитили бы их, люди Мнстаррин обречены. Я надеюсь только на то, что мы придем туда раньше, чем враги Габорна, и таким образом изменим ход сражения.

Эрин придвинулась ближе и предложила:

— Если нужно спешить, давайте отправимся немедленно и будем двигаться как можно быстрее.

— Мое сердце предсказывает, что мы потеряем много людей, если тотчас отправимся в путь, — сказал Король Андерс. — Если даже мы сумеем пробиться сквозь бурю, что будет с ногами наших коней и смогут ли они нести нас в бой, когда мы прибудем в Мистаррию? А наши воины, будут ли они готовы к бою? Я думаю, нет. Лучше как следует отдохнуть. Итак, нужно спешить — и я спешу. Я послал гонцов к дочери Лоуикера и лордам-воителям Интернука, умоляя их отвести войска. Но я не могу гарантировать, что они остановятся. Риалла Лоуикер полна ярости и желания отомстить за смерть отца, а лордами-воителями Интернука управляет жадность, а не рассудок. Так что нам надо готовиться к сражению. Оборванные отряды усталых рыцарей немного достигнут. С севера должна прибыть могучая, как северный ветер, армия, несущая помощь народу Мистаррии. Мы должны спасти Мистаррию.

Он долго смотрел на Эрин, затем сказал:

— Я дал тебе повод не доверять мне. Я прошу тебя только об одном. Как у своей новой дочери, я прошу у тебя прощения — и милосердия, ибо я стараюсь платить за свои ошибки.

Эрин изучающе смотрела на Короля Андерса. Его лицо осунулось, он сидел наклонившись вперед, как ребенок, положив локти на стол. Сейчас он так напоминал Габорна, что Эрин почти уверилась, что это один и тот же человек. Казалось, она чувствует силу и искренность его слов. Он действительно хочет спасти Мистаррию.

Но ничто из того, что он до сих пор говорил и делал, не указывало на то, что он что-то большее, чем просто сбитый с толку старик, мечтающий исправить совершенные им ошибки. Ничто не доказывало, что он Король Земли.

— Хорошо, — сказала Эрин. — Я дам Вам еще один шанс.

* * *

После обеда Эрин оставила Селинора, желавшего поговорить с отцом, и отправилась в свою комнату. Глаза ее болели, словно в них было полно песку, а все мышцы ужасно ныли. Ей предстояло еще пережить свои странные ночные грезы.

Она наточила свой длинный кинжал, а затем улеглась на огромную кровать, положив его под подушку. Кровать была мягче, чем любая, в какой ей доводилось спать, и ей казалось, что она тонет в пышной перине — тонет, и тонет, и никак не доберется до дна.

Она проснулась в норе совы. В Другом Мире был рассвет, буря кончилась. Так много солнечного света лилось сквозь крону большого дерева и в нору, что ей впервые удалось толком рассмотреть логово совы.

Оно было очень похоже на нору у подножия любого земного дерева. Перекрученные корни вылезали из-под земли и стелились по полу, а другие образовывали что-то вроде полок над входом. Но это была не звериная берлога. Эрин видела приметы того, что здесь обитает человек. Над лазом было вырезано женское лицо, и другое такое же — в глубине помещения, на толстом корне.

Груда костей белела под насестом, на котором обычно сидела сова. Эрин подошла ближе и наклонилась, присматриваясь. Это были странные кости — останки чудовищных созданий, вроде гигантской рогатой лягушки, и еще другого существа, которое могло быть олененком, если бы не широко расставленные глаза и нелепые клыки. На костях, вперемешку с белыми экскрементами огромной совы, лежали кучки пыли и перьев.

Эрин вгляделась в женское лицо, вырезанное над уходившим куда-то ходом. Это лицо было невероятно красивым. Длинные волосы струились водопадом, обрамляя ход. За ним круто под землю уходил туннель, вымощенный камнем, со ступеньками, ведущими в темноту.

Эрин глубоко вздохнула. Утренний воздух пах слаще, чем летние поля, но в этом запахе был и оттенок мускуса и подземелья. Она ущипнула себя и почувствовала боль. Это был не сон. И в самом деле она никогда еще не чувствовала себя настолько бодрой.

В легендах Другого Мира говорилось, что в начале времен все люди были Светлейшими и жили под Первым Деревом. Эрин гадала: а вдруг это огромное дерево и есть то самое, из легенды, а дыра у ее ног — это дорога к забытому дому. Забытому или покинутому.

Наверное, все Светлейшие погибнут, говорила она себе. Конечно, если тени Темного Победителя, которые плавали вчера в моем видении, существуют, то конец Светлейших недалек.

Она осмотрелась в поисках факела — или хотя бы очага, где могла найтись вязанка хвороста. Но не нашла ничего, чем могла бы осветить себе путь.

Она развернулась и уже готова была выйти наружу, на свет, чтобы исследовать этот странный мир, который она была вынуждена посещать в своих не похожих на сны снах, как вдруг услышала шум крыльев. Темнота отступила перед светом, хлынувшим через лаз в нору.

И вдруг огромная сова приземлилась на насест, и ветер от ее крыльев взметнул в воздух клубы пыли. В ее мощном клюве билось что-то, что могло бы быть крысой, если бы не весило не меньше пятидесяти фунтов.

Сова положила свою жертву на край насеста, запустила в нее когти, сложила крылья и склонила голову, разглядывая Эрни.

— Можем ли мы поговорить? — спросила Эрин.

— Подожди минуту, — сказала сова. Она колебалась. — Ты боишься меня.

Эта мысль поразила ее и опечалила.

— Ты воин, но ты сражалась со сном, чтобы не встретиться со мной. Я не причиню тебе вреда.

— Ты — существо из Другого Мира, — сказала Эрин. — Я испугалась бы, даже если бы ты жила в моем собственном мире.

— Тебе не надо меня бояться, — сказала сова, — если только ты не в союзе с Вороном.

Внутренним зрением Эрин увидела Ворона — огромную тень, закрывшую солнце. Это именно она пыталась перехватить контроль над Руной Творения у Светлого Совета. Это именно она разбила Единый Истинный Мир на миллионы частей, дав жизнь мирам-теням, которые теперь собиралась захватить или разрушить.

— Я не в союзе с Вороном, — сказала Эрин. — Но я не доверяю тебе. Может быть, я так беспокоюсь, потому что мне кажется, будто я схожу с ума. Ведь раньше мне никогда не снилось ничего похожего, но теперь ты посещаешь каждый мой сон.

Сова смотрела на нее не мигая:

— Разве в твоем мире люди не посылают друг другу сны?

— Нет, — ответила Эрни.

Сова ничего не сказала, но Эрин почувствовала, что ее окутала печаль — и внезапно ее озарило знание. В другом мире такие сны-послания ценились как самая сокровенная беседа. Они имели большую силу, чем просто слова, и открывали не только мысли, но и сердце; и когда зарождалась любовь между мужчиной и женщиной, их часто можно было видеть в ночи, погруженными в общее сновидение, — и не важно, сколько миль разделяло их в реальности.

— Я вижу, — сказала Эрин. — Ты не желала испугать меня, наоборот, ты хотела меня успокоить. Но то, что ты мне показываешь, не приносит покоя.

— Я знаю, — сказала сова.

— Я охотилась за твоим Асгаротом, — сказала Эрин. — Но я не знаю, где он прячется.

— Я тоже долго охотилась за Асгаротом, — прошептала сова, и Эрин почувствовала, как тяжела была эта охота. В ее сознании возникла фигура человека, одинокого человека, несущего меч за спиной, бредущего по бесконечным пустыням. Сова охотилась за Асгаротом бесчисленное количество веков во многих мирах. Много раз она находила это существо и много раз срывала маску с лица Асгарота.

— Когда ты приснилась мне в первый раз, — сказала Эрин, — ты держала мой меч и вызывала меня.

— Да, — мягко сказала сова. — Я ищу Асгарота, и мне нужен союзник среди твоего народа. Будь осторожна, — шептала сова, — Асгарот близко.

Она сложила крылья на груди и растаяла, как утренний туман.

В логове сгустилась тьма. Черные крылья закрыли солнце, и запах бури заполнил маленькую нору. Тварь, которая спускалась по ступеням, припадала к земле, длинные суставы пальцев скребли пол. Тень от нее была человеческая, но клыки и когти говорили о том, что это не человек. Тьма плыла у его ног.

Темный Победитель явился перед ней, полный холода и угрозы.

* * *

Глаза Эрин открылись как раз в тот момент, когда дверь спальни начала со скрипом отворяться. Ее сердце отчаянно колотилось. Только одна свеча горела в подсвечнике.

В комнату вошел Селинор, он выглядел серьезным и мрачным. Она была уверена, что локус Асгарота где-то близко, и потому она крепко стиснула лежавший под подушкой кинжал и с бьющимся сердцем приготовилась воткнуть его Селинору в горло, едва он опустится на кровать.

Но сразу вслед за Селинором вошел его отец, Король Андерс.

В одном из них локус, Эрин точно знала это, но не знала, в ком именно.

— А, — сказал Король Андерс приятным голосом. — Я рад, что ты проснулась.

— Только что прибыл курьер из Гередона, — сказал Селинор. — Огромная орда опустошителей вышла из Подземного Мира и движется через Мистаррию. Габорн призывает на помощь все королевства севера. Он просит, чтобы каждый, кто может прийти, взял копье или лук и явился под стены Карриса завтра на закате.

Истощенное лицо Короля Андерса казалось бледным.

— Мы должны ответить на его призыв до первых лучей солнца, — сказал Андерс. — За такое короткое время я смогу привести лишь малую часть своих войск, но я послал гонца, и он скажет Габорну, что новый Король Земли идет защищать его. Мы сделаем все, что сможем.

Глава двадцать вторая

Ветер с Востока

Мир полон роющих землю созданий — огромные каменные черви, диаметр которых больше, чем дом; ледниковые гусеницы с острыми зубами и разделенными на сегменты телами; крабы-слепцы и сумчатые пауки; и даже крошечные долгоносики, которых зовут кервелями и которые могут прогрызть броню. Но опустошители — хищники, а не копатели. Они живут в туннелях, прорытых другими животными, и, похоже, копают только тогда, когда хотят извлечь свою жертву из какой-нибудь щели.

Из Бестиария Биннесмана. Животные Подземного Мира

Габорн мчался сквозь Подземный Мир по туннелю, где из ям с илом на белые стены летели брызги мертвенно-бледного кальцита. За стенами был слышен рев пара, рвущегося вверх по потайным трубам, будто опустошители, которые обживали эти места, старались выкачать отсюда целые реки кипящей воды. Рокочущий шум бил в уши.

Свет его опаловой пряжки мерк. Он не знал, надолго ли его хватит. Казалось, он бежит уже несколько дней, а то и недель. Почувствовав опасность впереди, он остановился и внимательно посмотрел на тропу.

Дорога пересекала грубо высеченную пещеру — дыру, прорытую каким-то крупным каменным червем. Часть свода обрушилась, рассыпавшись по полу грязью, гравием и булыжниками. Это было отличное место для засады. Главный туннель был отполирован телами бесчисленных опустошителей, проходивших здесь. Но боковой туннель выглядел диким, нежилым. Красная табачная трава выросла по колено человеку.

И действительно, черви-нарывники выползли из бокового туннеля и теперь тысячами расползлись по полу, пожирая экскременты, оставленные ордой опустошителей. Эти черви, похожие на слизней или личинки, длиной в палец, были серыми и насквозь пронизанными малиновыми венами. Их мясо содержало яд, от которого кожа покрывалась нарывами, но большие крабы-слепцы, устойчивые к яду, роились тут же, пожирая червей.

Габорн не видел признаков недавнего присутствия опустошителей на поперечной дороге, и на поверхности куч грязи не было заметно подозрительного шевеления щупальцев. И все же он чувствовал затаившуюся и поджидающую его смерть.

Там был опустошитель, и может быть, не один. Он успел уловить отвратительный запах, похожий на запах заплесневелого мяса. Он знал, что опустошители переговариваются запахами.

Габорн еще пристальнее вгляделся в лежащий перед ним путь и почувствовал внезапный всплеск энергии. Его способствующие в Гередоне передали ему очередные дары. Он не был уверен, получил он больше мускульной силы или жизнестойкости, но все равно результат был очень желанным для человека, который должен был бежать так долго.

Габорн крепче перехватил свое оружие, продев ладони в кожаные ремни копья опустошителя, и приготовился шагнуть вперед.

«Жди!» — предупредила Земля. Габорн не видел причин ждать, но в этот миг он ощутил волну силы, омывшей его, и напряжение в мышцах немного ослабло. Он получил дар грации.

Он поднял ногу, качнулся вперед — и снова Земля прошептала: «Жди!». И вдруг он понял, о чем она предупреждает. Опасность уменьшалась, но все еще была слишком велика. Дух Земли запрещал ему идти вперед, пока он не получит достаточно даров.

И тогда Габорн остановился и разжег небольшой костер. Он приготовил густую кашу из муки, воды, соли и меда, а затем поджарил на огне немного хлеба.

Пока он ел, его сила росла. Мускульная сила, жизнестойкость, грация, ум — все было дано ему. С каждым даром Габорн чувствовал себя более крепким, более уверенным в себе.

Еще целый час он продолжал напрягать свои чувства, улавливая слабые запахи, витающие над полом пещеры.

Наконец, когда он не только съел, но и переварил свою пищу, он снова встал на ноги. Он поднял большой обломок скалы и подтащил его к месту пересечения туннелей, а затем бросил так, чтобы тот полетел низко над полом, и камень заскользил, как по поверхности пруда, разрывая червей на липкие кусочки и расшвыривая кормившихся крабов.

Эффект не заставил себя ждать. Гигантский опустошитель выскочил из земли прямо перед Габорном. Земля словно взорвалась. Пыль и щебень полетели во все стороны.

Растерявшийся монстр вцепился в камень, выискивая долгожданную добычу. Второй опустошитель спрыгнул с потолка бокового туннеля слева. Третий — это был маг — вышел из правой пещеры, держа в руке светящийся мертвенным светом кристаллический жезл.

Из жезла зеленой стрелой вылетела энергия и ударила в краба-слепца. Габорн почувствовал зловоние смерти и так ясно, словно голос звучал в его голове, он услышал слова: «Разлагайся, ты, порождение человека».

Едва предводитель понял, что Габорн не попал в их ловушку, он бросился вперед с такой скоростью и мощью, что несколько секунд Габорн изумленно смотрел на него.

Он отскочил немного назад в надежде, что в узком месте им придется атаковать по одному.

Огромный предводитель сделал выпад, разочарованно шипя.

Габорн прыгнул прямо в раскрытую пасть, поджав колени, поэтому его ноги лишь слегка зацепили острые, как коса, зубы в самой глубине глотки монстра. Он ранил грубый язык, и рот чудовища наполнился липкой слизью, на которой Габорн скользил, как на мокрых камнях.

Габорн вонзил копье сквозь мягкое небо чудовища прямо в его мозг. Монстр в ответ яростно затряс головой, стараясь избавиться от врага.

Габорн крепко вцепился в копье, борясь за жизнь, потому что зубы опустошителя были острыми, как кинжалы, и могли разрезать его на полосы, как пергамент.

Под весом Габорна копье зашаталось. Горячая кровь хлынула потоком — усилия чудовища привели к тому, что его собственный мозг взбивался в пену, как яйцо.

И вскоре монстр зашатался и рухнул, плотно сжав челюсти в предсмертной судороге. Габорн выдернул копье.

Самый крупный и быстрый из трех опустошителей был мертв, но чувство Земли кричало: «Уворачивайся!»

Внезапно рот мертвого опустошителя приоткрылся, и смертоносные когти его товарища чуть не зацепили Габорна.

Габорн буквально вышвырнул себя из похожей на пещеру пасти.

Маг-опустошитель стоял совсем близко, но его лапы были заняты: он старался раскрыть пошире рот своего мертвого начальника. Габорн ударил прежде, чем враг понял, что произошло, вонзив свое копье в мягкий треугольник.

Опустошитель выпустил из когтей челюсти мертвого предводителя и отшатнулся, наткнувшись на своего третьего товарища. Он вытянул лапы вверх и попытался выдернуть копье, но принес себе больше вреда, чем пользы, ибо едва он вытащил копье, как из раны вперемешку хлынули кровь и мозг. Опустошитель покачнулся и упал.

Битва с третьим опустошителем продолжалась несколько минут, в течение которых Габорн отскакивал и уворачивался от нападения. Но, в сущности, бой закончился, едва начавшись. Все три опустошителя были мертвы.

Габорн же получил лишь несколько поверхностных порезов.

Но пока он шел, пошатываясь, через поле сражения, где валялись мертвые черви-нарывники, он был поражен увиденным: черви лежали всюду кучами, размолотые в фарш. И даже краб-слепец, питавшийся ими, был мертв. Куски гнилого мяса выскользнули из его рта.

Порезы на теле Габорна тоже начали гнить. Маг-опустошитель обладал огромной силой. Габорну казалось, что он чувствует, как даже содержимое его желудка стремительно превращается в гниль.

И все же он остановился: заклинание было очень знакомым. Габорн чувствовал присутствие Силы Земли. Наконец, он решил, что это было заклинание исцеления, вроде того, которое Биннесман произносил над ранеными. Только оно было прочитано наоборот.

Габорн закашлялся, на него накатил приступ удушья; казалось, его легкие гниют прямо у него в груди; и он бросился прочь из этого отравленного места. Его руки начали покрываться пятнами плесени.

Он пробежал несколько сотен ярдов и, повинуясь внезапному порыву, сбросил с плеч и раскрыл свой мешок. Вся его еда покрылась плесенью. Тащить с собой эту дрянь не имело смысла, и он швырнул мешок на землю.

Еще долгие часы он бежал, пока, наконец, его раны не затянулись.

«С кем я сражаюсь?» — думал он. Или с чем?

Там, в Гередоне, несколько недель назад, он думал, что его самый страшный роковой враг — Радж Ахтен. Но Биннесман сказал, что Радж Ахтен — это фантом, маска, под которой прячется куда более сильный и страшный враг.

Тогда он решил, что Биннесман имеет в виду Огонь и хочет сказать ему, что против него выступила одна из величайших Сил. Но потом Йом рассказала, что на нее напал чародей Воздуха — и тогда Габорн решил, что в бой с ним вступили уже две из величайших Сил.

Но что-то в том, свидетелем чему Габорн только что стал, заставило его засомневаться. Заклинания опустошителей показали, что они используют искаженную Силу Земли. В Каррисе они заставляли раны гноиться и насылали на людей слепоту. Они бросали черный туман, разрывавший людскую плоть.

Они выжимали из людей воду. Воду?

Значит, это не просто Огонь и Воздух ополчились на него. Даже силы исцеления и защиты были извращены, перевернуты. Казалось, даже Земля, которой он служил, стала его врагом.

Земля, Воздух, Огонь, Вода.

Когда-то раньше, давным-давно, во времена, описываемые в легендах, тварь, которую называли Вороном, пыталась подчинить себе эти Силы.

Что же такое сказал Биннесман тогда, в саду, когда Дух Земли впервые явился Габорну? Другие Силы будут расти. Но Земля ослабеет.

Габорн недоумевал. Земля отступилась от него, лишила способности предупреждать его Избранных об опасности. Но почему она отказалась от него — из-за его, Габорна, минутной слабости или из-за ее собственной?

Габорн бежал и бежал, пока Чувство Земли не предупредило его, что смерть приближается к его людям в Гередоне.

На мир опускалась ночь.

По человеческим меркам прошло полтора дня с тех пор, как он вошел в Уста Мира. Но такому счету времени пришел конец. По человеческим меркам прошло меньше двух недель с тех пор, как Радж Ахтен напал на Гередон. И десять дней с тех пор, как Габорн стал Королем Земли.

Но с его дарами метаболизма время текло совсем по-другому. Казалось, что дни растягиваются в недели, недели — в месяцы.

Он бежал по туннелю, в котором крошечные кристаллические пауки, такие прозрачные, что казались вырезанными из кварца, висели на толстых шелковых нитях паутины. Он видел таких пауков раньше, в Гередоне, но тогда они так быстро сновали по своей паутине, что казались мельчайшими каплями воды, взлетающими ввысь.

Теперь они выглядели застывшими, неподвижными.

Казалось, весь мир застыл и вечность — не более чем мгновение.

Он добрался до того места, где по полу туннеля бежал поток глубиной в несколько футов. Двигаясь по воде, он увеличил ширину шагов. Каждый раз, когда подошвы его ног касались дна, они начинали вязнуть в чем-то вроде мягкого ила. Но он продолжал мчаться вперед.

Он не знал, сколько даров метаболизма у него еще осталось. По меньшей мере, сорок. Он слышал, что на движение в воде уходит много даров. Но, может быть, у него была в запасе сотня.

Время он мог измерять только по шагам да ударам собственного сердца.

Человек не может бесконечно принимать дары метаболизма. Общее мнение таково, что нельзя брать больше дюжины, потому что после этой цифры опасность для жизни возрастает. Руны, с помощью которых способствующие передают разные свойства, несовершенны. Руна метаболизма ускоряет все жизненные процессы, проясняет сознание, но бывает, что не все органы начинают работать с одинаковым ускорением.

И потому часто случается, что принявший много даров метаболизма и пользующийся ими долгое время человек заболевает, слабеет и умирает через несколько недель. Опасность можно уменьшить, если к каждому дару метаболизма добавлять два дара жизнестойкости. Но редко бывает так, чтобы лорд мог задействовать так много печатей силы, и потому человек, принявший избыток даров метаболизма в час нужды, был подобен звезде, ярко вспыхнувшей перед тем, как погаснуть.

Габорн не был уверен, что в итоге способствующие и их печати силы не убьют его.

Он не останавливался для отдыха и сна. И почти с каждым шагом чувствовал себя сильнее.

Возможности даров тоже имели свой предел. Приняв пять даров ума, человек уже ничего не забывал. При двенадцати дарах каждый удар сердца, каждое движение век запечатлевалось в памяти, и после этого новые дары уже мало что меняли.

Так же обстояло дело и с мускульной силой. Воин, принявший десять таких даров, мог поднять лошадь, но при этом он подвергался серьезной опасности: кости его спины или ног могли сломаться.

Воин, принявший пять даров жизнестойкости, также достигал предела: той точки, в которой он больше не нуждался в сне. Он мог, конечно, почувствовать усталость, но один миг отдыха давал тот же результат, что целая ночь сна в мягкой постели.

Габорн никогда не хотел быть таким, как Радж Ахтен: копить огромное количество даров, не приносящих реальной пользы.

Но пока Габорн бежал, он чувствовал, что дары все прибывают. Ему казалось, что он уже перешел все пределы. Он не мог даже представить, сколькими дарами теперь обладает. Сто даров мускульной силы? Даже перепрыгивая шестидесятифутовую трещину в полу, ему не приходилось прикладывать усилий. Тысяча даров жизнестойкости? Он вообще не чувствовал усталости. Вскоре ему стало казаться, что энергия и сила буквально сочатся из его пор.

И с каждым шагом, по мере того как способствующие в Гередоне переправляли ему новые дары, энергия еще возрастала.

Он чувствовал себя как созревший плод, кожица которого готова лопнуть. Ему казалось, что эта гонка через Подземный Мир ему только снится, как если бы тело его осталось где-то далеко, а сам он парил на крыльях мысли.

Должно быть, Радж Ахтен чувствовал что-то подобное, подумал он. Я могу пробежать по облакам.

Он промчался через пещеру, пересек поток. Впереди какая-то приземистая бурая тварь, похожая на гигантского слизняка, ползла по полу пещеры — и все, к чему она прикасалась, начинало разлагаться. Здесь весь пол туннеля был изрыт дырами — норами крабов-слепцов и других мелких животных.

Габорн остановился, чтобы выпить воды из теплой лужи. Вода не утолила его жажды. И хотя он собрал и съел несколько серых грибов, это лишь слегка приглушило чувство голода.

Он почувствовал смерть — один из его Избранных был оторван от него. В Гередоне начали убивать. Габорн попытался воспользоваться Прозрением Земли. Он почувствовал свою собственную смерть, притаившуюся где-то впереди, в темных коридорах, и точно так же он чувствовал, как смерть приближается к его Избранным в Гередоне. И даже посланные им предупреждения не помогут: десятки тысяч умрут сегодня, еще до захода солнца.

Он остановился еще ненадолго: то, что он чувствовал, терзало его, и он скорбел о своем народе. Он знал, что происходящее сегодня — лишь предвестник грядущих, худших событий.

* * *

На поверхности земли, более чем в тысяче миль к северу, в Гередоне, бушевала буря. Тяжелые тучи, темные в глубине, но зеленые по краям, стояли стеной. Сверкали молнии, и пронзительный ветер неистовствовал в полях.

— Прячьтесь в дома! — кричал жителям Абельтона Эбер, дядя Чимойз. — Быстро прячьтесь, все по домам! Это то, о чем нас предупреждал Король Земли!

Многие молодые парни и хотели бы поспорить и постоять в дверях, глазея по сторонам, просто для того, чтобы показать свою храбрость, но до них доходили слухи о том, что случилось в Замке Сильварреста, и они знали, что пренебрежение словами Короля Земли заканчивается одним: смертью.

— Входите внутрь, — приказным топом говорил Эбер. — Что бы это ни было, оно убьет вас.

— Да, — заговорили и другие люди, — это воля короля.

Эбер запер дверь и задвинул засов. Все с удивлением смотрели на старика Эйбла: он притащил кожаную сумку, полную земли с его полей, и теперь рассыпал эту землю перед дверью; придав ей форму руны защиты. Затем он окропил руну вином и предупредил:

— Пусть никто не сдвинет ни пылинки.

Старик не был Чародеем Биннесманом, но он был удачливым фермером, и сердце его сроднилось с землей. Чимойз хотелось верить, что у него есть хоть какая-то сила; наверное, и остальные хотели верить в это, потому что никто не осмелился тронуть руну.

Музыка смолкла. Праздник закончился.

Ночь еще только начиналась, но ни у кого не был желания веселиться. Напротив, все горожане молча уселись на пол, страшась того, что принесет им этот вечер.

Чимойз прислушалась к тому, что происходило снаружи. Ветер ревел, буря усиливалась. Вскоре крепкая новая дверь начала содрогаться под ее ударами.

— Там, снаружи, кто-то есть, и он кода войти, — сказала какая-то женщина. — Кто бы это мог быть?

Чимойз решила, что это просто удары ветра, ибо никто не звал на помощь. А если и звал, то поднявшийся ветер относил голоса прочь.

Она осмотрела комнату. Здесь было только шестьдесят семей из всего города. Она не слишком хорошо знала их и не могла сказать, все ли находятся тут. Может, кто-нибудь забыл снаружи ребенка?

Эбер начал выкликать имена:

— Кали Хокс, здесь ли ты и твоя семья?

Кали Хокс огляделся:

— Да!

— Дунагал Фри?

— Здесь!

Перекличка продолжалась.

Эбер и тетя Констанс оба были здесь вместе с Чимойз, и тут же за обеденным столом сидела бабушка, бедная старушка, страдающая от того, что все идет неладно.

— Все наши здесь, — сказал Эбер, закончив перекличку.

— Но ведь кто-то есть снаружи, — заспорила женщина.

— Я знаю, кто, — предположил Гадамон Дринкуотер, — это старый пастух, который живет на холмах.

— Нет, — сказал Эбер. — Я предупредил его нынче вечером. На время бури он загнал своих овец в пещеру и сам собирался остаться там и переждать.

— Это не кто-то там, за дверью, — сказал Эйбл Фармуортн. — Это что-то.

Ветер ревел, как от сильной боли, и стучал в дверь, сотрясая ее. Палки и листья бились в деревянную дверь, она вздрагивала от ударов. Волосы Чимойз встали дыбом.

Она слышала о том, как бушевал Темный Победитель даже после того, как он был уничтожен, превращен в ураган и умчался на восток. И вот он вернулся.

Где-то невдалеке начал нарастать скрипучий звук, будто снаружи появились летучие мыши. Чимойз едва различала эти звуки среди свиста ветра и внезапных раскатов грома. Вслед за звуками появился отвратительный запах — запах грязи и шерсти.

— Крысы! — воскликнула старуха. — Я чую крыс!

Звук медленно нарастал, и вонь усиливалась вместе с ним. Крысы идут — не дюжины или сотни, даже не тысячи, но десятки тысяч крыс.

Внутреннее зрение позволило Чимойз увидеть их, мчащихся через поля, по сухой стерне, переплывающих ручьи и реки, полных беспощадной, пугающей целеустремленности. Они карабкались на скалы и мчались по их краю, как по дороге.

И вот они добрались до двери. Они скреблись и визжали снаружи и наконец со страшным шумом начали грызть деревянный порог.

Дядя Эбер закричал:

— Всем отойти к задней стене!

Желудок Чимойз свело судорогой от страха. Почти все женщины и дети бросились в глубину подвала, пытаясь спрятаться. Но Чимойз огляделась в поисках какого-нибудь оружия, схватила метлу и пошла к двери. Несколько городских парней пришли сюда с мечами и боевыми молотами, просто на всякий случай. Но это было не лучшее оружие против крыс.

Дирборн Хокс взял у нее метлу.

— Отдай-ка это мне, — сказал он, — а сама прячься с остальными женщинами.

— Все в порядке, — заспорила Чимойз, — я тоже могу помочь.

— Ты ждешь ребенка, — сказал Дирборн. — Собой ты можешь рисковать, как хочешь. Но о ребенке мы должны позаботиться.

Чимойз отдала ему метлу и мгновение смотрела ему в глаза. Потом она отошла назад, в дальний угол винного погреба, где были остальные женщины. Когда она обернулась, Дирборн все еще смотрел на нее.

Крысы еще долго грызли дверь, постепенно превращая ее в груду опилок.

Но пока они этим занимались, произошло нечто странное. Феррины в их норах засопели и жалобно запищали. Они высунули головы наружу и нюхали воздух, шевеля усами. Затем, один за другим, маленькие создания начали выбираться наружу, щурясь от света лампы.

Чимойз редко доводилось видеть ферринов при таком хорошем освещении. Первыми осторожно выбрались крупные самцы, охотники. Каждый был чуть больше фута высотой. Они были одеты в какие-то тряпицы, до смешного напоминающие человеческую одежду. На одних были только сшитые из мышиных шкур ремни, к которым крепилось оружие, а другие использовали старые посудные полотенца как плащи. Они были разного цвета — от коричневого до серого в крапинку, и животы у них были светлее спин. У каждого было какое-нибудь оружие — восемнадцатидюймовое копье, сделанное из старой рыбацкой остроги, топор с лезвием из осколка стекла, кинжал, сделанный из золотой заколки.

Ворча и сопя, они подошли к двери и там остановились, тревожно пересвистываясь.

Крысы были излюбленной добычей ферринов — деликатесом столь же любимым ими, как оленина людьми Рофехавана. Дюжины ферринов выбрались из своих нор; они расхрабрились, и новые и новые охотники выходили на свет — старики с седой шерстью, молодые, с коричневой гладкой шкурой. И вот уже две сотни ферринов находились в комнате — Чимойз и вообразить не могла, что их столько пряталось в старом винном погребе.

Дядя Эбер предупредил людей:

— Отойдите. Это их битва. Вот почему Король Земли велел нам уходить под землю.

И тогда люди отступили и с благоговейным трепетом смотрели, как началось сражение. Крысы еще долго грызли дверь. Гром яростно грохотал, ветер завывал у входа.

И вдруг огромная черная крыса протиснулась в помещение.

В тот же миг полдюжины маленьких копий взлетели в воздух и пронзили тварь.

Один из главных ферринов издал довольное ворчание и торжественно поднял крысу в воздух. Ее лапы беспорядочно били по воздуху, она тщетно пыталась освободиться и в бессильной ярости грызла копье. Чимойз не представляла себе, чтобы можно было быть настолько грязным и вонючим, как эта крыса. Она выглядела истощенной, словно бежала не один день. Ее глаза были тускло-желтыми и словно затянутыми пленкой. Ее спутанная шерсть была покрыта грязью.

Лорд ферринов выдернул копье и отшвырнул раненую крысу так сильно, что она приземлилась на пол в центре комнаты. Раненый хищник принялся сопеть и судорожно дергаться, словно ища спасения.

Из норы выскочили три самки. Они схватили раненую крысу и потащили ее, дергая в разные стороны, разрывая на части своими цепкими лапами, так что крыса только пискнула один раз от боли и умерла.

Женщины-феррины поволокли убитую добычу к своему жилищу; на полу остался только крысиный помет.

Появилась вторая крыса — и почти сразу полетела назад, вслед за первой; а потом третья, четвертая.

Но то, что начиналось как бойня, вскоре превратилось в беспощадную, жестокую битву.

Крысы продолжали грызть дверь, расширяя проход, так что вскоре уже дюжина их могла прошмыгнуть в пещеру одновременно. Воины ферринов пронзали и рубили тварей, заваливая проход телами убитых. Но крысы продолжали атаковать. Они проскакивали в просветы, запускали свои острые зубы в тела ферринов, прокусывали кости, перегрызали артерии. Феррины продолжали яростно сражаться, свистя и осыпая проклятьями прорвавшихся в помещение крыс, атакуя с силой и натиском безумия.

Крыс было слишком много, они ломились толпой, некоторым удавалось прорваться сквозь ряды ферринов или перепрыгнуть через них. Прорвавшись, они со страшной скоростью бросались к задней стене и яростно нападали на горожан.

В первый момент это вызвало настоящий шок. Сражающиеся феррины швырнули очередную раненую крысу на середину комнаты, и она помутневшими от боли глазами уставилась на притаившихся в убежище людей. Вдруг глаза ее засветились — казалось, она что-то вспомнила и, скребя лапами пол, поползла к людям, как раненая гончая, преследующая кабана.

Чимойз знала, что ею движет не общее безумие боя. Другая, чужая воля заставляла ее двигаться.

По мере того как она приближалась, в глубине ее горла рождался странный звук, что-то вроде сдавленного рычания. Чимойз никогда не слышала, чтобы крысы издавали такие звуки.

Но она слышала, что крысы разносят заразу. Крысиные укусы легко воспаляются и сочатся гноем много дней. Раны могут загнить, и случалось, что укушенные крысой умирали.

Чимойз опасалась, что эти ненормальные твари, лезущие под дверь и с такой яростью нападающие, несут в себе невообразимую заразу — может быть, чуму.

Крыса медленно приближалась, и один из сыновей Дринкуотера, мальчик лет девяти, прыгнул на тварь обеими ногами и растоптал ее с отвратительным хрустящим звуком.

У Чимойз все перевернулось внутри. Назад, домой, в Замок Сильварреста! Там всегда достаточно много ферринов, чтобы не допустить крыс в город!

Поведение тварей было неестественным. Буря снаружи была неестественной. Гром гремел не переставая, зловеще и угрожающе.

Это мы убили Темного Победителя, поняла она и теперь он посылает это проклятие на Гередон.

— Сомкнуть ряды, — закричал дядя Эбер. — Мужчины вперед, женщины назад. Не подпускайте крыс близко!

Но все больше и больше крыс проскакивало мимо ферринов, и далеко не все из них были ранены. Они мчались через комнату со скоростью терьеров, покрывая одним скачком до десяти футов. Молодые парни из деревни попробовали превратить все в игру: они выбежали вперед и начали бить крыс метлами, протыкать их длинными вилками для мяса, взятыми с обеденного стола, а иногда просто сбивали их ногами и растаптывали.

Но для крыс это не было игрой. Казалось, отвратительные твари, ведомые какой-то темной силой, намерены были сражаться насмерть. Они яростно бросались в гущу горожан и кусали первого, кто попадется.

Дядя Эбер и другие мужчины схватили столы и бросили их на пол, создав нечто вроде защитного вала.

Дело принимало серьезный оборот. Крысы текли под дверь таким стремительным потоком, что феррины не успевали ничего сделать. Маленькие воины кололи и рубили. Комната была освещена только парой фонарей, поэтому Чимойз не могла как следует разглядеть, как идет сражение. Феррины казались просто волнующейся рычащей массой. Их свист и рычание, которые Чимойз поначалу приняла за боевые кличи, вскоре сменились стонами ужаса и боли. Она видела, как феррины поднимают копья, пронзая крыс в прыжке. Топоры гудели, отрубая крысиные головы.

Раненые, окровавленные, ошеломленные крысы заполняли комнату. Но прибывали все новые — сильные, полные энергии, черные от грязи. Крысы с мутными желтыми глазами — или глазами, затянутыми зеленой пленкой; чумные крысы. Крысы, изо ртов которых сочилась белая слюна; когда они умирали, их рвало.

Феррины сражались неустанно, убивая крыс тысячами. Но убить крысу — непростая задача для феррина. Феррин достигает всего лишь фута в высоту, и крупная крыса почти равна ему по весу. Так что, если говорить о соотношении размеров, феррин для крысы то же, что человек для кабана. Но даже те крысы, которые были невелики, были невероятно сильны и яростны, их вело безумие. Феррин, вооруженный копьем или кинжалом, мог уничтожить тварь, но это было нелегко.

И бой разгорался.

Чимойз находилась вместе с остальными женщинами, и с каждой крысой, проскочившей мимо ферринов или мимо мужчин, она расправлялась так быстро, как только могла.

Самки ферринов тоже взяли оружие и встали на страже у входов в свои норы и сразу оказались в гуще крыс. Чимойз услышала жалобный крик одной из них и увидела, как две крысы напали на самку феррина и повалили ее на пол. Чимойз бросилась к ней, схватила обеих крыс и душила до тех пор, пока их пасти не распахнулись. Крысы извивались в ее руках, и вся их ярость обратилась против нее.

Бой превращался в настоящий кошмар. Чимойз не могла точно сказать, сколько времени он продолжался — час, два или больше. Но казалось, он тянется много бесконечных дней.

Она сражалась с отчаянно бьющимся сердцем, рот ее пересох от страха. Она убила сотни крыс, а саму ее укусили дважды — за запястье и за лодыжку. Одна маленькая тварь вскарабкалась по ее платью и попыталась выцарапать ей глаза, но Дирборн Хокс отшвырнул крысу прочь.

Поток крыс нарастал, и, наконец, они хлынули в комнату темной волной. Чимойз не понимала, откуда могло взяться столько крыс. Ясно, что не с местных полей.

Старый дядя Эбер закричал:

— Всем отойти назад!

Он подбежал к бочонку с маслом для ламп и схватил его, зажимая под мышкой. Затем он подхватил с полу фонарь и бросился к входной двери, крича ферринам:

— Дорогу! Дорогу!

Крысы прыгали на него, хватали за ноги, взбегали на плечи, стараясь вонзить зубы в горло. Вскоре они висели на нем уже дюжинами, так что казалось, будто он одет в какой-то чудовищный плащ.

Тетя Констанс плакала и кричала от ужаса. Вряд ли дядя Эбер мог выйти живым из этой схватки. Чимойз бросилась ему на помощь, но слишком поздно.

Феррины разбегались перед ним так быстро, как могли, и наконец Эбер распахнул бесполезную дверь.

Гром снаружи грохотал, как демон. Молнии рассекали зеленое небо, и Эбер постоял мгновение, гордый, не сдавшийся, озаренный их светом. Ветер метался из стороны в сторону, как взбесившийся зверь. Но при всей своей ярости буря не сопровождалась дождем. Только сухой ветер вбивал последние зерна в землю. Винные бочки, которые Дирборн так аккуратно расставил, валялись теперь грудой на дороге.

Эбер с трудом сделал несколько шагов вперед, пробивая себе путь среди крыс, прекративших штурмовать дверь и обратившихся к более легкой жертве, издавая яростный торжествующий визг. Крысы карабкались по его ногам на плечи, пригибали его к земле своим весом, так что теперь Чимойз уже не могла разглядеть под ними своего дядю — только ходящую волнами, копошащуюся гору, покрытую крысами.

Эбер с силой бросил бочонок с маслом на землю, раздавив несколько дюжин крыс. Они зарычали от ярости и завизжали от боли. Масло разлилось. Он бросил туда же фонарь.

Языки пламени взметнулись прямо перед ним сплошной стеной. Сотни крыс крепко вцепились в Эбера, и он завертелся, как безумный, стараясь стряхнуть их.

Но он, должно быть, знал, что не выживет после их ядовитых укусов. И он шагнул прямо в пламя, таща за собой крыс.

Вокруг Чимойз закричали от ужаса женщины и дети. Тетя Констанс пыталась броситься к Эберу, но другие женщины обхватили и удержали ее. Масло вспыхнуло неукротимым, лютым огнем. Старые винные бочки, сухие, как лучина, служили ему пищей. Луг с высокой травой и дикими маргаритками превратился в ад. Стена огня у самой двери погреба поднялась на восемьдесят футов, раздуваемая ветром.

А крысы все прибывали и бросались прямо в огонь.

Лишь немногие из них проскочили сквозь огненную преграду. А выжило из прорвавшихся и того меньше, и феррины без труда прикончили их.

Ветер продолжал колотить по двери, так что она сначала качнулась на петлях, а затем захлопнулась с громким стуком. Засов скользнул обратно в пазы.

Снаружи продолжала бушевать буря и разгорался огонь. Струйки пахнущего горелым маслом дыма просачивались под дверь. Дирборн Хокс подскочил к дверям и заткнул щели своей курткой.

Нашествие крыс прекратилось.

Чимойз словно оцепенела. Она рухнула на пол и осталась сидеть, обессиленная; она боялась, что новые хищники могут прорваться сквозь огонь, что бой может возобновиться в любой момент, — и мечтала хоть о короткой передышке. Женщины и дети вокруг нее плакали.

Бабушка Киннелли сказала строго:

— Пусть каждый обработает свои раны! Сейчас не время отдыхать.

Она взяла бочонок с вином и пошла по комнате, поливая вином крысиные укусы и негромко произнося обращенные к Силам молитвы.

Чимойз встала и начала помогать ей. Дети бродили среди крысиных тел, приканчивая тех, что еще не умер.

Количество укусов на некоторых людях казалось невероятным. Чимойз трудилась не покладая рук. Оказав помощь людям, она перешла к ферринам. Этому народцу пришлось тяжелее всех. Дюжина погибла в бою, у многих были обгрызены уши, мордочки распухли от укусов, ноги располосованы. У одного старика был полностью отгрызен хвост. Столько боли было вокруг, что сердце у Чимойз стонало и плакало.

Феррины, которые обычно боялись людей, сейчас спокойно переносили ее прикосновения.

Никогда больше и думать не буду о том, чтобы брать у них подарки, думала Чимойз. И поколочу любого мужчину или мальчишку, если услышу, что он их обидел.

Так она работала всю ночь, обрабатывая по очереди раны каждого феррина. Закончив, она увидела, что раны многих людей и ферринов загноились — и все пришлось начинать сначала.

Она оказывала им помощь, пока не обессилела до того, что больше не могла шевелиться. И тогда она присела, прислонившись спиной к грубой каменной стене, чтобы хоть минутку отдохнуть. Глаза ее закрывались, словно веки были налиты свинцом, и она закрыла их, но по-прежнему не желала оставить свой пост.

Она волновалась о других — о тех, кого она знала, о друзьях из Замка Сильварреста. Где сейчас Йом? Где Габорн?

Габорн послал предупреждение всему Гередону. И Чимойз понимала, что сражения, подобные только что закончившемуся, произошли повсюду — в погребах и шахтах, в подземных склепах и сырых пещерах. Она представила себе, как черная орда крыс проходит через каждую деревню, каждый город, а люди и феррины, плечом к плечу, храбро сражаются с ними.

Ветер выл и свистел снаружи, и гром грохотал, и ей стало казаться, что он проник в нее, стал с ней одним целым.

Сотрясаясь от рыданий, Чимойз наконец заснула, но и во сне она видела крыс.

Глава двадцать третья

Мир без горизонта

Кто уступает отчаянию, тот кует решетки собственной тюрьмы.

Король Джес Ларен Сильварреста

Спор прекратился только через несколько часов после того, как Посланник Тьмы швырнул Аверан в камеру вместе с другими пленниками.

Здесь было только шестнадцать человек — шестнадцать, оставшихся от многих сотен, которых бросали сюда многие годы. Все они были уже в годах и были захвачены в плен в поселениях за много миль отсюда.

— У нас есть свет, — сказал один мужчина. — Впервые за все время, которое мы находимся здесь, у нас есть свет. Это оружие. Его отсутствие — это единственное, что удерживало нас от побега. Вот ты, Обар, ты сам повторял сотни раз, мол, если бы у тебя был свет, ты устроил бы побег, и тебе все равно, выживешь ты при этом или умрешь.

— А что хорошего в свете? — спросил Обар с сильным индопальским акцентом. — Мы находимся на глубине многих миль, а туннели расходятся в разные стороны. Мы некогда не найдем путь наверх!

— А какой у нас выбор? — спросил Баррис. — Человек, в котором Аверан узнала их лидера. — Теперь, когда у нас есть свет, мы что же — будем сидеть кучей вокруг него и ждать, пока у нас цветы из задницы вырастут?

— Мы не Властители Рун, — поддержала Обара Инура, женщина из Индопала. — Мы не все можем драться.

— Баррис прав, — сказала Аверан. — Мы должны освободиться. Но нам не придется сражаться в одиночку. Помощь уже идет.

— Помощь? — переспросил Баррис. — Прямо сюда?

— Да, — сказала Аверан. — Габорн Вал Орден, король Мистаррии, уже близко.

— Благодарение Силам! — воскликнула Инура.

— Почему? — спросил Баррис таким тоном, словно он думал, будто Аверан сошла с ума. — Почему вдруг король спустится сюда?

— Он идет, чтобы отыскать Логово Костей, чтобы сразиться с ужасным магом, предводителем опустошителей, — сказала Аверан. — Я старалась показать ему путь, когда опустошители схватили меня. У Габорна нет выбора, ему придется идти по моим следам. Он сумеет их найти. Он получил дары обоняния от двадцати собак.

Баррис сварливо спросил:

— А почему этот ребенок ведет за собой короля?

— Потому что я Охранитель Земли, — просто и искренне ответила Аверан, — точнее, учусь им быть.

— Ты — рожденная чародейкой, — догадался Баррис. — Тогда, может быть, ты можешь что-то сделать, чтобы помочь нам.

— Например? — спросила Аверан.

— Можешь вызвать животных, чтобы они сражались за нас?

— У меня нет моего жезла, — сказала Аверан извиняющимся тоном. — А, кроме того, я не думаю, что тут есть кто-нибудь крупнее краба-слепца — на многие мили вокруг.

— Пожалуйста, — сказала Инура, — сделай что-нибудь.

Эти люди совсем отчаялись. Аверан смотрела в их хмурые, безнадежные лица — и не могла придумать, как помочь им. Но злость все еще кипела в ней при мысли об ее отце, и она тоже жаждала мести.

Она прищурила глаза, размышляя.

— Я попытаюсь, — наконец сказала Аверан.

Пленники столпились вокруг, молча глядя на нее. Она замедлила дыхание и отпустила свои мысли далеко, прочь отсюда.

Первым ее сознание высветило Габорна. Она представила себе его лицо. Когда его лицо вырисовалось достаточно отчетливо, она постаралась поймать ритм его тяжелого дыхания. Он бежал. Хоть это она могла почувствовать.

Она старалась увидеть то, что сейчас видит он, старалась почувствовать грубый камень, услышать, как гудит земля под его йогами. Но это было бесполезно. Она не могла пробиться в его встревоженное сознание.

Ей нужна была цель попроще, кто-нибудь более восприимчивый. Биннесман когда-то велел ей вызвать оленя в горах под Скалой Манган, потому что олень — глупое животное.

Какое еще глупое животное я знаю, думала Аверан. Мировой червь? Тот, которого вызвал Габорн.

Но мысль об огромном черве, пробивающем ход сквозь населенные места, напугала ее. Она не рискнула вызвать такое чудовище.

Она очистила сознание, и вот новый образ начал медленно возникать в нем: зеленая женщина, вильде Биннесмана.

Аверан сосредоточилась.

Она увидела зеленую женщину и постаралась прикоснуться к ее сознанию. Но это создание находилось слишком далеко. Много времени прошло, прежде чем Аверан начала видеть глазами вильде, слышать то, что она слышала, чувствовать те запахи, которые чувствовала она. Аверан удивилась остроте каждого чувства. Нюх у зеленой женщины был острее, чем у гончей, а зрение острее, чем у совы. Каждый ее нерв был напряжен. Она чувствовала легчайшие дуновения, касавшиеся кожи, и вкус живительного воздуха на языке. Биннесман довел свою вильде до совершенства. Аверан и вообразить не могла, что можно воспринимать мир так остро, так свежо, быть в такой гармонии со всем окружающим.

Зеленая женщина стояла на краю пропасти, там, где каньон пересекал ее путь. Там, внизу, по берегам реки и вдоль стен каньона, росли каменные деревья — искривленные, лишенные листьев карикатуры на дубы; и червь-трава пышно разрослась вдоль берегов, а в ее гуще слоновые улитки висели гроздьями, словно обкатанная рекой галька.

И опустошители, и люди провели бы долгие часы, обсуждая, как перебраться через этот каньон. Но вильде просто шагнула с обрыва и летела вниз не менее сотни футов, прежде чем ухватилась за скальный выступ на дальней стене каньона.

Аверан почти физически ощущала шероховатую поверхность камня, как будто она слилась с рукой зеленой женщины; а затем вильде быстро, как паук, побежала вверх по стене.

Аверан дивилась выносливости вильде. Это создание получало силу от Земли, и теперь Земля была повсюду вокруг нее, обнимала ее, наполняла ее энергией. Аверан чувствовала в мышцах вильде бесконечный запас сил.

— Приди, — позвала Аверан. — Помоги мне.

Эти три слова достались ей дорогой ценой. Она всего лишь произнесла их мысленно, и сразу же у нее закружилась голова.

Зеленая женщина прыгнула, извернувшись в воздухе, как кошка.

— Аверан? — спросила она.

— Помоги нам, — молила Аверан. — Нас схватили опустошители, мы глубоко под землей, недалеко от Логова Костей.

Проникнув в сознание вильде, Аверан убеждала ее: «Враги Земли находятся здесь».

Аверан упала в обморок. Она едва могла удерживать контакт.

Зеленая женщина вскинула голову. Ее ноздри раздулись. Вильде завыла, как голодный волк, и помчалась вниз по туннелю. Аверан успела поймать запах, метку опустошителей, когда вильде внезапно выскочила на перекресток туннелей. Аверан сосредоточилась, стараясь узнать место.

Вильде следовала за ордой опустошителей к поверхности. Создание находилось в сотнях миль отсюда.

— Помоги! — закричала Аверан. — Беги в другую сторону!

После этого Аверан резко, едва подавив собственный стон, вышла из сознания вильде, чувствуя, что больше не в силах поддерживать контакт, и рухнула в темноту, опустошенная и бесчувственная.

Глава двадцать четвёртая

Сарка Каул

В течение многих столетий Хроно провозглашали политический нейтралитет. Они утверждали, что их единственное желание — «наблюдать» за жизнью лордов и леди Земли. Но кто из лордов, спрошу я вас, сможет остаться неизменным под таким внимательным наблюдающим взглядом? Кто из нас, королей, не пытался казаться более мудрым, более милосердным, более привлекательным, чем был от природы? Нам все время напоминали, что наша жизнь коротка, в сущности, не длиннее нескольких биений сердца, не больше чем горсть дней. И потому я уверен, что своим «просто наблюдением» за лордами Земли Хроно, сами того не желая, изменяли ход истории.

Поняв это, я могу сделать единственный вывод: они хотят не просто вести летопись земной истории, но вносить в нее изменения. У них мягкие, но надежные руки, и я подозреваю, что, когда возникнет в этом нужда, они придут.

Король Джес Дарен Сильварреста Эмиру Туулистана

Веразет, захвативший Мирриму в плен, подтолкнул ее к началу длинного туннеля, вынуждая идти вперед. Веразет не проявил к своей пленнице ни капли внимания. Для нее, северянки, здесь было слишком темно, она ничего не видела, а он гнал ее, почти слепую, вперед. Она слышала шум моря — глухие удары медленных волн о прибрежные скалы, далекие крики чаек. Воздух был насыщен запахом соленой воды.

Она почувствовала волнение. Она ни разу не видела морских волн и даже не могла вообразить, как они могут выглядеть. Она думала раньше, что они должны шуметь так же, как волны на озере, мягко ударяя о берег. На озере ей доводилось бывать.

Но в звуке, который она слышала сейчас, не было ничего похожего на тихий шепот озера. Она слышала грохот воли, разбивающихся о берег, который тянулся намного дальше, чем мог дотянуться взгляд человека. Волны бились о скалы, служившие основанием Дворца Иселферион, бурлили вокруг них, заставляя содрогаться самый фундамент. Она не просто слышала голос и запах океана. Он, казалось, проник в нее до самых костей.

Она еще никогда не чувствовала такой силы в Воде. Казалось, Вода зовет ее.

Веразет вытолкнул Мирриму из туннеля — и она оказалась под усыпанным звездами небом. Миррима увидела море, огромное, беспредельное, раскинувшееся до самого горизонта. Уже почти рассвело. Восток окрашивался мягким сиянием. Веразет, стоявший за ее спиной, бледный, как обескровленный труп, так сильно толкнул ее, что она почти перелетела через парапет, идущий вдоль берега над океаном.

Вода билась о камни прямо под ней, в какой-то сотне ярдов. Малейший толчок — и Миррима полетит в бездну.

Принц Веразет рванул ее назад, его черное одеяние распахнулось, открывая бледную грудь. Он был вполне привлекательным с виду, с острым носом, крепким подбородком и хорошо развитыми мышцами груди и живота. Его серебряные волосы были заплетены во множество косичек и связаны таким образом, что свешивались на его правое плечо.

— Что ты делаешь? — спросила Миррима.

Веразет тут же ударил ее по щеке. Его лицо выражало неприкрытую похоть.

— Было бы неплохо, — сказал он, помолчав, — если ты передашь дар… метаболизма.

Она знала, чего он страстно жаждет. Как только она отдаст свой метаболизм, она сразу же впадет в зачарованный сон и будет спать до тех пор, пока не умрет лорд, принявший дар, тогда ее метаболизм вернется к ней. В таком состоянии она не сможет защититься от его похоти. Она даже не будет знать, что он овладел ею. А когда она очнется, то окажется, что она носит его ребенка.

— Я ничего тебе не дам, — сказала Миррима.

— Твой муж очень любит тебя. Он изъявил желание тебя спасти. Заставил пообещать, что мы оставим тебя в живых. Но если мы тебя отпустим, ты можешь доставить нам много неприятностей. Тебя нельзя отпускать. Так что ты должна отдать метаболизм.

— Сперва я убью тебя, — сказала Миррима.

Он хмыкнул, словно эта бессмысленная угроза вызвала у него раздражение:

— Ты не понимаешь. Отдай дар, и ты жива. Не отдашь, и я столкну тебя вниз.

Он грубо схватил ее и поднял над выступом.

Миррима обхватила его за шею. Если он попытается сбросить ее вниз, то полетит вместе с ней, а Миррима не сомневалась, что в воде она будет в более выигрышном положении. Она плюнула ему в лицо.

В глазах Веразета сверкнула ярость, ноздри раздулись. Он сжал кулаки в бессильном гневе.

— Я даю тебе день на размышление. Солнце очень горячее. — Он дал ей время обдумать сказанное им. Инкарранцы с их белой кожей беззащитны перед солнцем. Они обгорают быстро и сильно. — Пока встает солнце, думай. Может, отдать дар не так страшно. Может, и ты, и твой муж отдадите дары королю. Когда он умрет, вы оба получите дары обратно, ты и твой муж. Не лучше ли жить с надеждой, чем умереть без надежды?

Он схватил цепь, которой она была скована, и с трудом оторвал от себя ее руки. Потом он сорвал с нее плащ, и она осталась в одной рубашке и штанах. После этого он снова схватился за цепь и потащил Мирриму к скале, одновременно поднимая вверх ее руки.

В следующий момент Миррима уже висела, не дотягиваясь ногами до земли.

Веразет сказал:

— В скалах много крабов. Голодных крабов. Они лезут по ним наверх, ищут еду. Может, это поможет тебе лучше думать.

Принц развернулся и вошел в туннель, заперев за собой железную дверь.

Миррима взглянула вниз и увидела двух маленьких буро-зеленых крабов, ищущих укрытия под скалой. Она дернулась в своих оковах. Тяжелые цепи врезались в запястья. Они очень плотно охватывали руки; казалось, они выкованы специально для нее. Миррима знала, что ее дары мускульной силы позволят ей освободить руки. Но при этом она переломает себе все кости и сорвет почти все мясо с рук.

И что толку в освобождении, если она станет калекой?

И так она висела много часов, пока утреннее солнце медленно поднималось над морем. Глубокая синева неба отражалась в воде, а волны казались морщинами на древнем лице моря. Вода была повсюду, у нее не было границ. Миррима еще никогда не находилась рядом с чем-то, что заставляло ее чувствовать себя такой маленькой, такой смиренной.

Она слышала, как вода зовет ее. В каждой волне, бьющей в скалы, в отдаленном шуме прибоя, похожем на шум толпы зрителей на рыцарском турнире, она чувствовала притяжение океана, влекущее ее к нему, влекущее ее на его дно.

Прямо под утесом плавали тюлени, их головы, как мячики, прыгали по волнам. Мирриме очень хотелось поплавать с ними. Бакланы, чайки и другие прибрежные птицы стаями проносились мимо. Маленький зеленый краб взобрался на скалу и рассматривал Мирриму стебельчатыми глазками, а изо рта у него стекали капельки воды.

— Иди сюда, дружок, — сказала ему Миррима. — Иди и перегрызи мои железные оковы.

Но Миррима не умела вызывать. Маленький краб скользнул прочь.

Раннее утро уже прошло, а Миррима все еще висела на скале, и вдруг она услышала мягкий звук шагов.

Она повернула голову в тот самый момент, когда старая инкарранка открыла железную дверь. Она была белая, как оструганное дерево, годы согнули ее. Она шла крадучись, словно боялась, что ее кто-нибудь услышит.

Она зашептала на языке Рофехавана — к удивлению Мирримы, без всякого акцента:

— Дайлан Молот — это его ты ищешь здесь?

— Да, — с трудом ответила Миррима пересохшими губами.

— Долго я пыталась узнать, что же с ним случилось, — сказала старуха. — Когда-то, когда я была девочкой, он был моим наставником. Мой отец нанял его, чтобы он рассказал нам о далеком прошлом, о дальних землях и научил нас разным языкам. Я очень любила его, но не могла сказать ему об этом. Я, видишь ли, была принцессой.

Миррима понимала. Если бы женщина Инкарранского двора полюбила человека из Рофехавана, даже такого героя, каким был Дайлан Молот, это сочли бы чудовищным скандалом.

— Но хоть я и любила его очень сильно, любовь моей сестры была еще сильнее. Она всегда старалась остаться с ним наедине, а по ночам рассказывала мне о том, что мечтает о нем. Но он отталкивал ее каждый раз. Ее брак был устроен еще до ее рождения. Она должна была выйти замуж за Сандакра Криометеса, Принца Интуррии. День свадьбы приближался, и тоска росла в ее сердце, а вместе с тоской — мысли о том, как отомстить за себя нашему учителю. В ночь накануне свадьбы она рассекла собственное лоно и умерла.

Миррима замерла, не в силах поверить в услышанное:

— Почему?!

— Это инкарранский способ, — ответила старуха. — Если женщина обесчестила себя с мужчиной, только так она может очиститься и оправдаться.

Миррима поняла: чтобы отомстить Дайлану Молоту, принцесса таким образом возложила на него вину за свою смерть.

— Вместо моей сестры мой отец отдал принцу меня, и о том, что случилось позже, я узнала через многие годы. Мой лорд Криометес пришел в ярость и потребовал отомстить твоему Дайлану Молоту. Бессмертный скрылся на севере, и многие бросились в погоню за ним. В Ферреции было большое сражение. Многие из наших не вернулись.

— Они убили его?

— Я не знаю, — ответила старуха. — Я рассказала все, что знаю. Я ничего не сделала, чтобы спасти его — человека, которым я восхищалась и которого любила больше, чем когда-либо после любила своего лорда Криометеса. Я надеюсь, ты простишь меня.

Старуха разжала кулак и вытащила ключ. Она осторожно взобралась на край парапета и отомкнула оковы Мирримы. Миррима соскользнула на землю.

— Теперь иди, — сказала старуха. — Сейчас во дворце почти все спят. Это твой шанс спастись.

— Я не уйду без своего мужа, — сказала Миррима.

— Слишком поздно, — сказала старуха. — Он уже отдал дар воли. Теперь он один из живых мертвецов.

— Тогда я заберу этот дар обратно, — сказала Миррима угрожающе. Она сбросила цепи, и старуха, похоже, только теперь поняла свою ошибку.

Она издала короткий звук, словно собираясь завизжать, но Миррима схватила ее за горло. Старуха вырывалась и била ее кулаками, но у Мирримы было много даров, и она держала старуху крепко до тех пор, пока та не потеряла сознание; тогда Миррима заковала ее в цепи и подвесила на свое место на скале.

— Мне жаль, — прошептала Миррима, — прости.

Миррима развернула женщину так, чтобы солнце не сожгло ее, и вошла в темный туннель.

* * *

Сэр Боренсон лежал на деревянной кровати, медленно чередуя вдохи и выдохи. В очаге горел огонь, и впервые Боренсон мог разглядеть комнату. Он находился в главном зале апартаментов Короля Криометеса. Инкарранский способствующий склонился над голой ступней Боренсона. Он старательно погружал длинную иглу в чернильницу, а затем втыкал ее в ступню. Он явно собирался покрыть татуировкой всю ногу.

Я должен посмотреть вниз, говорил себе Боренсон. Я должен увидеть очертания руны Воли.

Но у него не было желания сделать это. Много веков люди Рофехавана пытались узнать тайну создания этой руны. Но сейчас Боренсона это не волновало. По потолку медленно полз жирный черный паук. Боренсон смотрел на него, не мигая. Глаза его были сухими, в них чувствовался странный зуд, и каждый раз, когда боль становилась слишком сильной, ему приходилось напрягать силы, чтоб прикрыть глаза. Он делал это только потому, что его палач требовал поступать именно так.

Палачом была женщина. Она стояла над ним с бамбуковой палкой с того самого момента, когда он в первый раз отдал свой дар, и приказывала:

— Дышать, как я велю, или я ударю тебя.

И если он переставал дышать, она била его палкой по голени, причиняя невыносимую боль. И потому он дышал, как она велела, он делал вдох, он делал выдох. Так она учила его дышать.

Предоставленный самому себе, он мог запросто прекратить дышать и умереть от удушья. Ему было все равно, дышит он или нет.

— Моргай, когда глаза стать сухие, — сказала ему женщина, после того как он пролежал больше часа, уставившись на паука на потолке. Она хлестнула его по рукам, чтобы показать, какую сильную боль она может причинить ему. И так он учился моргать, хотя самому ему было все равно, его не пугало, что глаза могут высохнуть в глазницах.

Сейчас она говорила назидательным тоном:

— Я не кормить тебя, я не раб тебе. Когда ты голоден, встать с кровати и есть. Понимать? Если ты не есть досыта, я буду бить тебя. Понимать?

Боренсон понимал, но никак не показал этого. Произносить слова — бессмысленная трата энергии, кивать — бесполезный жест. Он просто лежал, уставившись в потолок.

Женщина хлестнула его по лицу:

— Ты иметь язык! Ты отвечать мне! Понимать?

— Да, — сказал Боренсон. Он был зол и раздражен. Вдруг ему пришло в голову, что он мог бы бежать. Он больше не был скован. Способствующий снял цепи, чтобы удобнее было делать татуировку. Но желание совершить побег было не настолько сильным, чтобы заставить двигаться ноги.

Если я сбегу, смогу ли я выжить, думал он. И ответ был один: это невозможно. Ему пришлось бы отыскивать свою лошадь, а на это ушло бы много часов. Ему пришлось бы избегать стражников или связывать их — эта задача казалась сейчас чересчур грандиозной. Затем еще много дней пришлось бы находиться в пути. И зачем? Все, что ему было нужно, находилось здесь. Еда, кров, вода. И делать ничего не надо, только лежать, ему все принесут.

Он почувствовал, что ему надо помочиться, и сообщил об этом самым простым способом: просто позволил жидкости вылиться из себя. Моча просочилась через штаны и собралась лужей под ним, согревая его.

Способствующий кашлянул, прочищая горло, и, не скрывая отвращения, что-то приказал женщине-палачу. Она была занята чем-то в другом конце комнаты, а теперь быстро вернулась.

— Нет! — прикрикнула она на Боренсона, — ты не животное. Ты не писать на пол и кровать. Ты вставать писать как человек. Понимать?

Бамбуковая палка приближалась к нему. Боренсон едва успел прикрыть пах рукой, чтоб защититься от удара.

Он услышал, как глубокий голос произнес что-то на инкарранском. И сам Король Криометес вышел из тени.

— Я надеюсь, ты в порядке? — спросил король.

У Боренсона не было желания отвечать.

— Жизнь без воли тяжела, — сказал король. — Не остается никаких надежд и желаний, кроме желаний тела. Никаких настоящих мечтаний. Жизнь станет пустой, бессмысленной для тебя. Но мы научим тебя жить. Мы научим дышать, есть, писать. Ты будешь жить так, как тебе скажут. Ты будешь жить потому, что это проще, чем умереть.

— Скажи «спасибо», — приказала женщина.

Боренсон не отвечал, пока она не ударила его по щеке.

— Спасибо.

Король Криометес улыбнулся и уже собирался уйти, когда Боренсон услышал шарканье подошв по полу комнаты. Криометес повернулся, чтобы увидеть причину шума. Из темноты появилась какая-то тень. Послышался свист лезвия, рассекающего воздух, а затем звон металла, рассекающего кость.

Кровь залила лицо Боренсона, когда Король Криометес начал падать: превосходный инкарранский меч рассек ему шею и грудную клетку.

Способствующий отшатнулся, а женщина с бамбуковой палкой пронзительно закричала и тоже попыталась отскочить назад, но тень резко развернулась, выдергивая лезвие меча из мертвого тела Криометеса. Сияющее лезвие одним ударом снесло голову женщины и вонзилось в горло способствующего, перерезав гортань. Он рухнул на пол у стены, кровь била из раны фонтаном.

Внезапно воля вернулась к Боренсону. Он резко поднялся и сел на кровати.

Перед ним стояла Миррима, закутанная в плащ; капюшон был наброшен на голову, и потому она словно сливалась с темнотой.

— Вставай, — сказала она, — мы должны выбираться отсюда.

Минуту назад Боренсон чувствовал себя пустым, почти всем довольным. Сейчас, похоже, какое-то чувство наполнило эту пустоту — это было чувство ярости.

Криометес лежал на полу и старался подняться, цепляясь рукой за стул. Боренсон знал, что этот человек мертв, что его тело двигается, подчиняясь странному импульсу. Но он с трудом сопротивлялся желанию утолить свою ярость. Он смотрел на умирающего короля словно сквозь красный туман.

Он схватил Криометеса за волосы и резко вздернул его, поднял сжатый кулак и хотел ударить короля между глаз с такой силой, что проломил бы череп.

Но Миррима коснулась одним пальцем поднятой руки Боренсона и прошептала:

— Да будет с тобой мир.

Это было не просто пожелание, это было могущественное заклинание. Мир омыл его, как могучий поток, и ярость утихла.

Что-то подобное он уже однажды чувствовал — в пруду к югу от Баннисфера, когда его поцеловала ундина и освободила его измученный мозг от чувства вины.

Он отпустил старого короля, слегка смущенный собственной яростью и неспособностью контролировать себя.

Миллион вопросов сразу встал перед ним. Где мои сапоги? Где мой боевой молот? Как ты сумела освободиться?

Но он на время отложил поиск ответов и просто смотрел вниз, на свои ноги. Кожа горела там, где была нанесена татуировка. Старый способствующий начал от ступней и двигался вверх, создавая образ древесных корней. Казалось, на Боренсоне надеты пурпурные носки, один из которых покрывал всю ступню до лодыжки. Но на икре была руна, какой он прежде не видел, — символ воли. Для Боренсона она выглядела похожей на голову быка, вписанную в круг. Над ней были волнистые линии, вызвавшие в памяти то ли слово, то ли мысль. Руны часто так действуют на сознание.

Боренсон тревожно огляделся, беспокоясь, что инкарранские воины могут в любой момент ворваться в комнату