Book: Бумеранг Гейдриха



Бумеранг Гейдриха

Буренин Сергей Владимирович, Семергин-Каховский Олег Игоревич

Бумеранг Гейдриха

От авторов

В этой книге почти нет вымышленных действующих лиц, нет вымышленных документов. Все исторические персонажи в названное время находились в указанных нами местах. Мы попытались выстроить ход событий, которые напомнили нам бросок бумеранга. В центре повествования этой книги находится Рейнгард Гейдрих. Эта фигура до сих пор вызывает споры среди историков. Некоторые называют его ключевой фигурой Третьего рейха, другие — просто палачом. Мы склонны считать, что первое мнение гораздо ближе к действительности. Да, будучи, так сказать, человеком номер два в СС, Гейдрих несет ответственность и за создание концлагерей и за организацию их деятельности, но главным его детищем была все же Служба Безопасности, в которую вошло и пресловутое гестапо, и легендарное СД, и почти неупоминаемое в литературе крипо (криминальная полиция).

Ученик «железного адмирала Канариса», Гейдрих превзошел своего учителя: созданная им Служба безопасности поглотила абвер Канариса. Неискушенный читатель, хотя и слышал о многих операциях немецких спецслужб, редко обращает внимание на то, кто их проводил, почти не видит различия между абвером и СД.

Сделавший очень много для бескровной оккупации Чехословакии, Гейдрих, очевидно, питал к ней особые чувства, но эта страна стала для него роковой. В Праге погибает сам Гейдрих, в Праге же погибает его несовершеннолетний сын. Но и сама смерть Гейдриха вызывает споры: историки коммунистического толка говорят о нем как о палаче, но его смерть считают акцией, которая была вызвана только попыткой поднять престиж чешского правительства в изгнании и которая привела к совершенно неоправданным жертвам. Некоторые западные историки придерживаются более фантастической версии, считая, что Гейдриха, как сейчас говорят, «заказал» Канарис, имевший тесные связи с английской разведкой. Но есть и такие, которые считают, что после того как Гейдрих был назначен имперским протектором Богемии и Моравии, ситуация в Чехословакии настолько улучшилась, что влияние движения Сопротивления резко ослабло и для спасения этого движения ликвидация Гейдриха была жизненно необходима.

Покушение на Гейдриха совершили чешские военнослужащие, прошедшие подготовку в английских спецлагерях. Все они погибли, поэтому восстановить точную картину событий очень трудно. Но и из того, что известно по оставшимся документам и воспоминаниям, очевидна очень неприглядная сторона методов английских спецслужб.

В первой книге мы очень скрупулезно старались рассмотреть, как происходила оккупация Чехословакии. Это. на наш взгляд, очень интересно, так как подобная тактика продолжает жить и в наше время: совсем недавно ее попытались применить к Югославии. Делая упор на эти события, мы стараемся показать и судьбу тех, кто во второй книге выйдет на первый план: участников и сообщников покушения.

Вторая книга полностью посвящена покушению. В ней мы проследили буквально по дням и по часам действия участников этих событий, попробовали разобраться в истинных мотивах их поведения и поведения тех, кто ими руководил.

Некоторые нарекания со стороны историков могут вызвать формы диалогов высших руководителей Третьего рейха и СС. Но мы просим читателей учесть то, что это были руководители, поднявшиеся на эти посты не по бюрократической лестнице, а соратники, пробивавшие дорогу для своей партии кулаками, знавшие, что такое полицейское преследование на собственном опыте, получавшие синяки от ударов противников. Стопроцентными чиновниками они станут позднее, а в те времена в них еще была жива память о совместной митинговой борьбе.

Надеемся, что наш роман найдет свою аудиторию среди тех, кому интересны темные страницы новейшей истории.

Берлин, 5 ноября 1937 года

В ту пятницу с утра зарядил мелкий осенний дождик. Берлинцы старались без нужды лишний раз на улицу не показываться. Здесь можно было встретить только спешащих на службу клерков да отправившихся за продуктами кухарок.

Около четырех часов дня к зданию рейхсканцелярии одна за другой подкатили несколько роскошных машин, а уже ровно в четыре часа в приемной у кабинета рейхсканцлера собралась группа из шести человек. Сегодня фюрер вызвал к себе на специальное совещание военного министра и главнокомандующего вооруженных сил фельдмаршала фон Бломберга, главнокомандующего сухопутных войск генерал-полковника барона фон Фрича, главнокомандующего генерального штаба генерал-полковника фон Бека, главнокомандующего флота гроссадмирала доктора Редера, главнокомандующего ВВС генерал-полковника Геринга, министра иностранных дел барона фон Нейрата. Кроме них на совещании должен был присутствовать адъютант Гитлера полковник Хоссбах.

Все шестеро приглашенных уже получили директиву, подписанную фельдмаршалом фон Бломбергом с грифом «Совершенно секретно». Директива начиналась словами: «Несмотря на факты, указанные в директиве ниже, неустойчивое политическое равновесие в мире, не исключающее неожиданных инцидентов, требует постоянной готовности вооруженных сил Германии к войне <…> чтобы быть в состоянии использовать военным путем политически благоприятные условия, если таковые возникнут. Подготовка вооруженных сил к войне должна вестись в течение мобилизационного периода 1937/38 года в соответствии с изложенными соображениями». Далее Бломберг разъяснял возможные варианты развития событий:

«1. Война на два фронта при сосредоточении главных усилий на Западе (ситуация „Рот“).

2. Война на два фронта при сосредоточии главных усилий на Юго-Востоке (ситуация „Грюн“)».

В первом варианте рассматривалась возможность внезапного нападения Франции на Германию. Во втором — война на Востоке могла начаться с внезапной операции против Чехословакии с целью упредить нападение превосходящих сил вражеской коалиции. Министерству иностранных дел предлагалось заранее подготовить необходимые материалы, чтобы оправдать последнюю акцию с точки зрения международного права.

Министерству иностранных дел предлагалось так же провести «особые меры подготовки» в трех других вариантах:

«1. Вооруженная интервенция против Австрии (операция „Отто“).

2. Военные конфликты с красной Испанией (операция „Рихард“),

3. В войне против Германии участвуют Англия, Польша и Литва (расширенный вариант операций „Рот“ и „Грюн“)».

Всем было понятно, что инициатором этой директивы является отнюдь не Бломберг и что идея ее зародилась здесь, в рейхсканцелярии. Сейчас все стояли и ждали, что получат какие-то разъяснения на этот счет. Наверное, больше всех других этой директивой был возмущен барон Константин фон Нейрат: она не оставляла камня на камне от той внешней политики, которую с таким старанием и любовью планировал и уже проводил в жизнь министр иностранных дел.

Никакого восторга эта директива не вызывала и у фон Бломберга, хотя он и являлся ее автором, и у фон Фрича: они оба считали, что армия к большой войне еще не готова и для такой подготовки потребуется гораздо больше времени и сил. Доктор Редер прекрасно понимал, что если германский флот на данный момент и может нейтрализовать польский флот в Балтийском море и обеспечить безопасное сношение с Пруссией и Швецией, то до флотов Англии и Франции ему еще очень далеко. Учитывая все это, вся группа находилась в очень мрачном настроении.

Ровно в 16 часов 15 минут двери кабинета распахнулись, и всех приглашенных впустили в кабинет. Кабинет рейхсканцлера отличался изысканной простотой — массивный резной письменный стол, книжный шкаф и несколько стульев, все старое, добротное, роскошное. В углу стоял большой глобус на красивой, тоже резной подставке, но изготовленный уже, очевидно, в недалеком прошлом.

Эта встреча продлилась вплоть до половины девятого вечера.

Говорил в основном Гитлер.

— То, что я сейчас скажу, плод моих долгих размышлений за четыре года пребывания у власти, — начал он, — Суть всего этого так важна, что в случае непредвиденных обстоятельств я прошу считать это моей последней волей. Суть всей германской политики должна заключаться в том, чтобы беречь и преумножать расу. А здесь вопрос в первую очередь упирается в пространство. Немцы имеют право на большее пространство, чем другие народы. Но это должна быть земля не где-то там, за морями, а здесь, в центре Европы. Для Германии вопрос стоит так: немецкая земля должна находиться там, где Германия может достичь наибольшего успеха наименьшей ценой.

Говоря о сохранении расы, — продолжал фюрер, — мы не должны забывать и о тех десяти миллионах немцев, которые проживают в приграничных странах. Эти наши братья по крови терпят оскорбления и унижения и всей душой надеются на нашу помощь. Но нельзя забывать, что это еще и огромный интеллектуальный и физический ресурс.

Далее Гитлер обрисовал политическую позицию каждой из европейских стран. Соединенные Штаты он рассматривал не иначе как грязную еврейскую лавочку, о которой не стоит и говорить, хотя Англия и Франция могут воспользоваться этой лавочкой как арсеналом. Главными врагами Германии он считал Англию и Францию, на которые он и делал основной упор.

Фон Нейрат, фон Бломберг и фон Фрич попробовали несмело возразить, но тут же были резко оборваны. В половине девятого все приглашенные в мрачном молчании покинули кабинет. Всю дорогу домой фон Нейрат обдумывал случившееся, а уже дома почувствовал острую боль в сердце и вызвал врача. Сомнений у него не было: это начало второй мировой войны, и Германия непременно ее проиграет.

Ночью, после ухода врача, сердце у фон Нейрата отпустило. Он лежал в кровати и обдумывал сложившуюся ситуацию. Завтра, а точнее уже сегодня, он напишет докладную, где выскажет все свои возражения, затем встретится с Бломбергом, Фричем и, пожалуй, пригласит еще и доктора Шахта, который до последнего времени был министром экономики. Он попробует привлечь их на свою сторону, и совместными усилиями они попытаются отговорить Гитлера от этой затеи.

Историческая справка

Людвиг Бек — родился 29 июня 1880 года в Бирбахе, в семье крупного промышленника. В 1898 году поступил на военную службу. Участник Первой мировой войны, занимался штабной работой и дослужился до должности начальника штаба армии. После войны остался в рейхсвере. Еще в 1930 году, будучи командиром полка, заступился за офицеров Людина и Шерингера, которых обвинили в национал-социалистической пропаганде. С 1 октября 1933 года начальник Войскового управления (некая замена Генеральному штабу, иметь который по условиям Версальского договора Германия не имела права; 1 июля 1935 года Войсковое управление преобразовано в Генеральный штаб). Сторонник сохранения за профессиональными военными управления вермахтом. С 1936 года генерал-полковник.

Вернер фон Бломберг — родился 2 сентября 1878 года в Штаргарде, Померания. Сын полковника. Окончил военное училище в Гросс-Лихтерфельде. 13 марта 1897 года поступил лейтенантом в 73-й фузилерный полк. В 1907 году окончил военную академию. С 1907 по 1910 год служил в Большом Генеральном штабе. С января 1914 года командир роты 103-го пехотного полка. За планирование операций во время Первой мировой войны награжден орденом «Pour le Merite». С 1920 года начальник штаба бригады в Деберице, с 1 мая 1921 года начальник штаба 5-й дивизии. С 1924 года начальник отдела боевой подготовки при военном министерстве. С 1927 года начальник Войскового управления. Один из инициаторов создания на территории СССР учебных центров, где проходили подготовку танкисты, летчики и штабные офицеры. В конце 1929 года назначен командующим 1-м военным округом (Кенигсберг). В августе 1930 года встретился с Гитлером и согласился использовать CA в качестве вспомогательной военной силы. В начале 1932 года назначен руководителем делегации на переговорах по разоружению в Женеве. 10 января 1933 года получил пост военного министра. 20 апреля 1936 года получил звание генерал-фельдмаршала.

Вернер фон Фрич — родился 4 августа 1880 года в Бенрахе, Рейнланд, недалеко от Дюссельдорфа. 21 сентября 1898 года поступил в 25-й пеший артиллерийский полк, в 1900 году произведен в лейтенанты. В 1903 году окончил Военную академию и переведен в штаб 1-й гвардейской пехотной дивизии. После создания рейхсвера назначен начальником штаба Северного отдела обороны, затем начальник оперативного отдела штаба 1-го военного округа (Кенигсберг). С 1 марта 1930 года командир 1-й кавалерийской дивизии (Франкфурт-на-Одере), а потом командующий 3-м военным округом (Берлин). С 1 февраля 1934 года командующий сухопутными войсками, генерал-полковник.

Барон Константин фон Нейрат — родился 2 февраля 1873 года в Кпейн-Глаттбахе, Вюргемберг, в семье обершталмейстера Вюртембергского двора. Окончил Тюрингский и Берлинский университеты. В 1897 году поступил на службу в правительство Вюртемберга. С 1901 года на дипломатической работе. С 1903 года вице-консул в Лондоне. В 1908 году переведен в центральный аппарат министерства иностранных дел. В 1914–1915 годах сотрудник посольства в Константинополе, в те же годы состоял на службе в 119-м гренадерском полку, дослужился до чина капитана, награжден железными крестами 1-й и 2-й степеней. В 1917–1918 годах шеф гражданского кабинета короля Вюртемберга и обер-гофмейстер двора. С 1919 года посланник в Константинополе, с 1921 года посол в Риме, а с октября 1930 по май 1932 года посол в Лондоне. Участвовал в работе Лондонской конференции. 2 июня 1932 года назначен имперским министром иностранных дел в кабинет фон Папена, эту должность сохранил и в правительстве Гитлера. С 1940 года группенфюрер СС.



Берлин, 8 ноября 1937 года

Около полудня к зданию рейхсканцелярии подкатил черный автомобиль, из которого вышли два эсэсовских генерала. Они практически плечо к плечу поднялись по ступеням подъезда и скрылись за дверями. В приемной рейхсканцлера их не заставили ждать, а сразу провели в кабинет. Прибывшие генералы были одними из самых влиятельных людей Германии: Генрих Гиммлер и Рейнгард Гейдрих.

Гитлер с дружеской улыбкой поприветствовал прибывших:

— Здравствуйте, господа. Прошу садиться, — и жестом пригласил их занять стоящие рядом с письменным столом стулья.

Когда генералы расселись, Гитлер заговорил тихим спокойным голосом:

— Вы, наверное, уже ознакомились с моей последней секретной директивой. В пятницу я обсуждал ее в этом кабинете с нашими доблестными командирами. Скажу вам честно, удовлетворения от этого разговора я не получил. От вас я надеюсь получить как понимание, так и огромную помощь. Таких людей, как Нейрат и Бломберг, республика испортила: они стали мягки, как бабы. Глядя на них, ни за что не скажешь, что это арийцы. Они полны сомнений и трусости, а значит, будут стараться искать причины, которые не дадут им выполнить то, что от них требуется. С вами мы еще недавно в прямом смысле кулаками прокладывали себе дорогу, и, думаю, вы еще не раскисли от спокойной жизни.

Но перейдем к делу, — продолжил фюрер, — Учитывая стоящие перед нами задачи, вы, конечно, понимаете, что мне потребуются подробнейшие данные обо всех европейских странах, и в первую очередь об Австрии и Чехословакии. Эти две страны раздираются внутренними противоречиями, и в обеих довольно сильна немецкая диаспора. Я должен знать, что там думает каждая домохозяйка, каждый полицейский, каждый школьный учитель. Я должен знать, на кого я там могу положиться и насколько я в них могу быть уверен. Вермахт мне, конечно же, предоставит свои разведданные, но эта лиса Канарис вполне может спеться с генералами и предоставит мне информацию, подобранную соответствующим образом. Вы руководите разведкой, которая подчинена только партии, и врать вы ни мне, ни партии не будете. У меня складывается впечатление, что сейчас мы сможем овладеть этими странами, не пролив ни одной капли немецкой крови. Я понимаю, что вся тяжесть выполнения этой задачи ляжет на вас, Рейнгард. Генриха я пригласил, чтобы он был в курсе дел и, если потребуется, оказал вам всяческую помощь. В обоих этих странах около пятнадцати миллионов немцев испытывают на себе пресс славянизации и чешское иго. Мы должны помочь им сбросить это иго, а они, в свою очередь, сделают все возможное, чтобы облегчить нашу задачу.

Даю вам десять дней, — теперь он пристально уставился на Гейдриха, — за это время разработайте план организации разведывательно-диверсионной сети в обеих этих странах. Активизируйте там вашу работу до предела. Не мне вас учить, что и как надо сделать. Не спускайте глаз с Англии, Франции и России, и хотя Франция погрязла в своих правительственных кризисах, у Англии слишком малочисленная сухопутная армия, а Россия вряд ли захочет поддерживать буржуазные государства, любая из них может вмешаться в развитие событий в любой момент.

И вот еще что. — Речь Гитлера замедлилась, он вынул из стаканчика на письменном столе карандаш и начал вертеть его в руках, — Я бы попросил вас повнимательней приглядеться к фон Нейрату, Бломбергу, Фричу и Шахту: как бы с перепугу они не наделали глупостей. Удержите их от этого. И вообще, эта старая прусская школа генералитета не очень-то подходит для наших задач: они разучились побеждать, они не привыкли рисковать и выигрывать. Они готовы ввязаться в драку, если им гарантирован минимум пятьдесят один процент успеха, но ведь больной раком будет хвататься и за один гарантированный процент выздоровления. Нам нужны полководцы, которые готовы рисковать и выигрывать в любых условиях.

На тонких женственных губах Гейдриха заиграла улыбка.

— А может, нам заблаговременно позаботиться, чтобы они просто не смогли совершить ошибки?

— Нет, нет, — поспешно возразил Гитлер, — Они нам могут еще понадобиться. В конце концов, они преданы нам, просто служба в республике их сделала слишком нежными и мягкими. Пока только проследите. Вот и все, что я вам хотел сказать. Надеюсь, вы, как всегда, со всей серьезностью подойдете к выполнению этой задачи. Нам нельзя ждать. Если мы будем ждать столько времени, как предлагают наши генералы, наше оружие начнет устаревать и тогда придется начинать все сначала. Наступает самое подходящее для драки время. Нельзя упускать момент. Большая часть населения Австрии просто мечтает воссоединиться с Германией, многонациональная Чехословакия раздирается внутренними конфликтами, которые нам только на руку, Франция погрязла в своих правительственных кризисах, а Англия — в своей парламентской демократии. Сейчас самое подходящее время. Если у вас есть ко мне вопросы или предложения, то я готов их выслушать.

Оба генерала отрицательно покачали головами и встали со своих мест.

Уже спускаясь по широкой лестнице рейхсканцелярии, Гиммлер сказал:

— Ну, вот и началось то, что мы задумывали пять лет назад.

— Да, — согласился Гейдрих, — мы к этому стремились все эти пять лет. Гитлер прав, начинать надо с Австрии: там достаточно надежных людей. Мы всегда можем договориться и с Зейсс-Инквартом и с Кальтенбруннером. Эти два парня сделают все, что мы им скажем. Они прекрасно понимают, что лучше управлять сильной Австрией, тесно связанной с Великой Германией, чем Австрией, в которой поднял голову всякий сброд. Вы, надеюсь, читали мои доклады: из них видно, что Австрию можно считать просто одним из районов Германии. Посмотрите вокруг, прошло всего лишь около пяти лет: сейчас в Германии вы не увидите нищих, почти не встретите безработных, если не считать бездельников, которые и не стремятся найти работу. Немецкий народ не ошибся, когда поставил на нас. Но теперь он должен получить что-то еще. Присоединив к себе Австрию, мы присоединим не только около десяти миллионов немцев, но присоединим еще и их производство и ресурсы. Отстранив от руководства евреев, мы резко увеличим производительность австрийской промышленности для нужд государства. От такой акции не только австрийские немцы, но и многие другие национальности вздохнут с облегчением. Сам Бог дарует нам ее в руки…

А что касается Чехословакии, — заключил Гейдрих, — то тут примерно та же ситуация, единственное отличие состоит в том, что ее надо будет предварительно расчленить по национальному признаку. Дальше все пойдет как по маслу. Получив в свои руки Чехословакию, мы не только будем обладать одной из наиболее развитых промышленностей Европы, но и получим доступ к природным ресурсам, которые соизмеримы со всеми ресурсами Германии.

— Вы, Рейнгард, не хуже фюрера уже все просчитали, — усмехнулся Гиммлер, — Не вы ли подали ему все эти идеи?

— Бросьте, Генрих, вы прекрасно понимаете, что об этом мы думали с самого начала. Сейчас фюрер собирается нанести удар по генералам, после чего поставит на их место наших единомышленников, и тогда не останется никаких препятствий. Не знаю, как вам, а для меня лучше работать день и ночь, видя перед собой манящую цель, чем просто прозябать в болоте. Нам с вами выпало жить в очень интересное время.

— Вы неисправимый романтик, Рейнгард, — усмехнулся Гиммлер.

— Нет, скорее реалист. Оглянитесь, вспомните, с чего мы начинали, и сравните с тем, что мы имеем сейчас. Страна поднимается прямо на глазах. Но для дальнейших побед нам нужно сырье, пространство и рабочие руки, а это значит — война.

Историческая справка

Рейнгард Гейдрих — родился в 1904 году в городе Галле, где его отец, Бруно Гейдрих, был директором консерватории. В семье Гейдрихов царило преклонение перед классической культурой, в которой главное место отводилось музыке. Весной 1922 года юный Гейдрих был принят в состав имперского военно-морского флота. На флоте карьера молодого моряка идет успешно: в 1922 году он слушатель военно-морского училища, в 1924 — лейтенант, в 1926 — обер-лейтенант. Еще в 1918 году он вступает в члены «Немецкого национального союза молодежи», в 1920 — в «Немецкий народный союз наступления и обороны», в том же году становится связным в дивизии «Люциус», входящей в добровольческие отряды. В 1921 году вместе с товарищами основывает «Немецкий народный молодежный отряд». После получения звания лейтенанта Гейдриха направляют служить в морскую разведку Балтийского флота, где судьба сводит его с тогдашним капитаном первого ранга Вильгельмом Канарисом. Перед ним — блестящая карьера, но его губит женщина. Он обручен с дочерью одного старшего флотского офицера, но женитьба срывается. Что произошло — покрыто тайной. Есть три версии случившегося: Гейдрих либо соблазнил девушку и отказывался жениться, либо напоил и изнасиловал ее, либо, самое банальное предположение, — он выманивал у девушки деньги. Во всяком случае разразился скандал, состоялся суд чести, и Гейдрих подал в отставку. В 1931 году молодой моряк остается не у дел и продает свои кулаки в штурмовые отряды Ремма, для разгона митингов оппозиционных партий. В это время он вступает в НСДАП; в этом же году возглавляет Кильскую группу партии, правда, довольно малочисленную. Здесь его замечает Генрих Гиммлер. 1 августа 1931 года он присваивает Гейдриху звание штурмфюрера СС. а к осени повышает до штурмбанфюрера СС и переводит в свой штаб в Мюнхене. В июле 1932 года Гиммлер решает организовать службу безопасности и, вспомнив разведывательное прошлое Гейдриха, поручает это ему. Довольный проделанной им работой, Гиммлер в 1933 году назначает Гейдриха своим представителем в Баварской полиции, а в 1934 году ставит во главе центральной службы гестапо. Перебравшись в Берлин, Гейдрих продолжает возглавлять гестапо, оставив за собой и главенство в разведке (СД).

Ялмар Шахт — родился 22 января 1877 года в Тинглефе, Шлезвиг-Гольштейн. Образование получал в Кильском, Берлинском и Мюнхенском университетах. После окончания учебы работал в Дрезденском банке, а потом основал собственный. Во время Первой мировой войны сотрудник экономического управления оккупационных войск в Бельгии. С 1916 года директор Национального банка Германии. В 1923 году был осуществлен план Шахта по стабилизации германской марки. С декабря 1923 года президент Имперского банка. В марте 1930 года в знак протеста против валютной политики уходит в отставку и становится германским представителем американской финансовой корпорации Дж. Моргана. 20 февраля 1933 года организует встречу Гитлера с ведущими промышленниками, на которой собирает в пользу НСДАП 3 млн. марок. 17 марта 1933 года заменил Г. Лютера на посту президента Имперского банка, а 22 июня 1936 года становится одновременно и имперским министром экономики. Шахту в большей степени, чем кому-либо другому, принадлежит заслуга воссоздания германской армии. В августе 1937 года в Оберзальце Шахт высказывает несогласие с валютной политикой гитлеровского правительства и подает в отставку, Гитлер принять отставку отказывается и с 5 сентября отправляет Шахта в отпуск.

Берлин, 8 ноября 1937 года

О том, что у министра иностранных дел фон Нейрата был сердечный приступ, знало уже все министерство, и его появление в этот день в своем кабинете было для многих неожиданностью. Фон Нейрат с бледным осунувшимся лицом шел по коридору и тихо, как бы через силу, отвечал на приветствия подчиненных. Весь его вид говорил о том, что он либо болен, либо погружен в какие-то свои мрачные мысли. В приемной его встретил удивленный взгляд секретарши. Фон Нейрат кивком ответил на ее приветствие и слабым голосом сказал:

— Сейчас сюда должны приехать генералы фон Фрич и фон Бек. Проведите их сразу же ко мне.

Когда приглашенные собрались в кабинете министра, барон Константин фон Нейрат без обиняков перешел к делу.

— Господа, я полагаю, у всех нас было достаточно времени, чтобы обдумать то, что мы услышали в пятницу в кабинете фюрера. Я пригласил вас сюда потому, что надеюсь в вашем лице обрести единомышленников. Нет никакого сомнения, что фюрера кто-то ввел в заблуждение: осуществление этой директивы будет катастрофой для Германии. Не сомневаюсь, что вы с этим согласитесь. Наш долг — открыть фюреру глаза на истинное положение дел. Я, как дипломат, опишу ему губительные последствия осуществления этого плана с точки зрения внешней политики. Я уже подал прошение об аудиенции. Надеюсь, вы сделаете то же самое, описав ему последствия с военной точки зрения. Мне бы очень хотелось подключить к этому делу еще и министра финансов господина Шахта, но, к сожалению, он сейчас в отпуске, и я не смог с ним связаться. Видит Бог, мы приложили все усилия, чтобы создать сильную современную армию, мы сделали все, чтобы свести на нет последствия Версальского договора, но мы еще не настолько сильны, чтобы бросить перчатку всей Европе. Я согласен, что сейчас Франция и Англия находятся в довольно трудном положении, но, поверьте мне, когда они поймут, чем им грозит нынешняя политика Германии, они забудут про все свои неприятности и объединенными силами обрушатся на нас. Не забудьте еще и Россию: когда она поймет, что Германия слишком близко придвинулась к ее границам, она обязательно присоединится к европейским государствам. Тогда мы вновь вернемся к восемнадцатому году. Я не хочу быть слишком патетичным, но судьба Германии сейчас в наших руках.

В воздухе повисла томительная пауза, потом фон Фрич откашлялся и сказал:

— Я вполне разделяю вашу точку зрения. Я уже обсуждал сложившуюся ситуацию с генерал-полковником Бломбергом. Мы с ним пришли к выводу, что армия Германии просто не готова к такому повороту событий. Только у одной Франции армия превышает нашу в два раза. У меня уже назначена на завтра встреча с фюрером, на которой я и хочу обсудить с ним эту тему. Вся беда в том, что Гитлер слишком прислушивается к мнению выскочек, у которых нет ни должного опыта, ни знаний. Думаю, этот меморандум является прямым следствием такого положения вещей.

Бек кивнул и добавил:

— Я тоже эти дни много об этом думал. Более того, сделал некоторые расчеты и уже начал готовить доклад фюреру об истинном положении вещей. В ближайшие дни я закончу составление этой записки и направлю ее Гитлеру.

— Не сомневался, что найду у вас должное понимание, — с облегчением сказал фон Нейрат, — мы все слишком любим Германию, чтобы допустить такую губительную ошибку. Надеюсь, наши усилия завершатся успехом.

Затем собравшиеся попытались представить, как к этой затее относятся другие имеющие власть и влияние лица, прикинув, кого еще они смогут привлечь на свою сторону. Все трое согласились, что хорошо бы было встретиться с Шахтом, но тот в данный момент был неизвестно где.

Министр финансов Шахт, который приложил столько усилий и добился больших успехов в деле перевооружения армии, создании сильной авиации и флота, 5 сентября встретился с Гитлером и высказал ему свое мнение о неразумности проводимой правительством Германии валютной политики. Фюрер с его доводами не согласился, и Шахт тут же подал прошение об отставке. Гитлер отставку не принял, а отправил Шахта на два месяца в отпуск, предложив ему хорошенько отдохнуть, а потом со свежей головой еще раз как следует подумать о своем решении.

Встреча трех единомышленников продолжалась всего около получаса. На прощанье фон Нейрат сказал:

— Я возлагаю большие надежды на мою встречу с Гитлером. Думаю также, что в ближайшие дни в Берлине должен появиться господин Шахт, его отпуск слишком затянулся. Когда он появится, мы в его лице, несомненно, найдем себе соратника.

Берлин, 9 ноября 1937 года

На крыльце рейхсканцелярии фон Нейрат столкнулся с фон Фричем, лицо генерала было красным, ноздри раздувались, в глазах сверкали злые огоньки. Министр иностранных дел попытался остановить генерала, но тот только махнул рукой и устремился к ожидавшему его автомобилю. Барон понял, что встреча главнокомандующего с фюрером прошла совсем не так, как они надеялись накануне.

«Ничего, капля — камень точит», — подумал фон Нейрат и пошел узнавать ответ на свое прошение об аудиенции.

В канцелярии его ждала новая неожиданность: адъютант, у которого он спросил о судьбе своего прошения, вежливо, но холодно, ответил:

— На днях фюрер отбывает в свою резиденцию в Берхтесгаден. Ответ на ваше прошение он даст, очевидно, уже по возвращении.

Рейхсканцелярию министр иностранных дел покинул в полной растерянности: обычно он получал аудиенцию без проволочек. Он попробовал найти полковника Хоссбаха, но ему сказали, что полковник на совещании и освободится не скоро. Тогда он попытался поговорить с кем-нибудь из своих старых знакомых, но получил очень холодный прием и поспешил домой.



Все говорило о том, что над его головой сгущаются тучи: с таким отношением к себе он еще не сталкивался.

По дороге он опять почувствовал, как у него защемило сердце. Придя домой, барон сразу же вызвал врача. Тот осмотрел министра, напомнил ему, что еще вчера велел провести эту неделю в постели, и на этот раз категорически запретил своему пациенту подниматься без его разрешения.

Когда доктор ушел, Константин фон Нейрат долго раздумывал над сложившейся ситуацией. В конце концов, он пришел к выводу, что все, что ни делается, — все, к лучшему: пока он болеет, фон Бек и фон Фрич успеют что-то предпринять, возможно, за это время в Берлине объявится Шахт, и тогда все станет проще. С такими мыслями он незаметно успокоился и уснул.

Берлин, 10 ноября 1937 года

Генрих Гиммлер сидел у себя в кабинете за массивным письменным столом и, близоруко щурясь, протирал стекла пенсне. Присутствовавший там же Рейнгард Гейдрих неспешно подошел к небольшому журнальному столику, на котором стояла откупоренная бутылка коньяка, раскрытая коробка шоколадных конфет и две рюмки. Не говоря ни слова, он налил себе полрюмки коньяка, одним глотком выпил его, потом, задержав дыхание, долго выбирал себе конфету. Проделав все это, он повернулся к Гиммлеру.

— А наши старички-генералы на днях собирались для обсуждения планов спасения Отечества. Но ничего, Фричу фюрер уже щелкнул по носу, а фон Нейрата и видеть не хочет, так что тот опять пестует свое нежное сердечко.

Гиммлер наконец-то кончил возиться с протиркой стекол, нацепил пенсне и взглянул на Гейдриха.

— Я вчера разговаривал с Герингом, он просит повнимательней отнестись к Бломбергу. Как я понимаю, он очень хочет свалить министра и занять его пост. Может, так будет и лучше. Правда, Бломберг сейчас больше занят своими сердечными делами: ты, наверное, слышал, что он разговаривал с Гитлером и с Герингом на тему своей женитьбы на фройлян Грюн.

— Слышал. Вот он сам себе и вырыл достойную яму. Насколько я знаю, он даже решил, что Гитлер и Геринг будут дружками на его свадьбе. Так что и присматриваться не надо.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Да только то, что когда Гитлер узнает, что был дружком на свадьбе у уличной девки, то за голову Бломберга никто не даст и ломаного гроша.

— Так, может быть, нам предупредить фюрера заранее?

— Зачем? Тебе очень хочется спасти Бломберга? Сейчас его еще можно спасти, но вот после свадьбы — нет. Ему вместо того, чтобы изучать прелести своей невесты, надо было бы поинтересоваться ее прошлым.

— У него просто нет таких обширных знакомств среди шлюх, как у тебя, — усмехнулся Гиммлер.

— Да тут и знакомств не надо: ее мать содержала бордель, в котором и родилась наша невеста, правда, назывался он скромнее — массажный кабинет.

— Возможно, ты и прав. Если мы побережем сейчас Бломберга, то он все равно будет у нас на надежном крючке. Хотя, скорее всего, этот крючок не пригодится: старую гвардию надо убирать — грядут новые времена.

— Вот и я так думаю. После свадьбы мы подпихнем нужные бумажки любезному графу Гелльдорфу, а заодно проверим и его.

Гиммлер взял со стола пресс-папье и задумчиво покрутил его в руках.

— Бломберг Бломбергом, но меня, честно говоря, больше заботит фон Фрич. Последнее время он что-то слишком начал распускать свой язычок.

— И он, думаю, не без грешка, — Женственное лицо Гейдриха снова озарила сатанинская улыбка. — Найдем и ему подходящий грешок. Эту старую гвардию надо убирать: они все еще считают себя солью земли и изображают из себя каких-то неприкасаемых. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы вермахт стоял в стороне от партии.

— Так, может быть, нам их и убрать одновременно? Даже Геринг на месте Бломберга будет для нас более приемлем.

— Хорошо, я подумаю над этим и подберу подходящих людей, — согласился Гейдрих, у которого были свои претензии к старым армейским порядкам, — У меня с Фричем особые счеты.

— Что значит «подберу людей»?

— Ну, нам для этого потребуются какие-никакие свидетели, обиженные и оскорбленные. Как говорит наш общий друг Бест, всегда должна быть хотя бы видимость справедливости.

— Этот научит, — хмыкнул Гиммлер.

— Но за всем этим не забывай о главной цели: Австрия и Чехословакия! Тяжесть этой первой битвы ляжет в основном на нас: мы должны сделать так, чтобы армия провела эти операции с наименьшими усилиями. Эти две кампании будут нашими сражениями, и мы их должны выиграть.

— В Австрии, можно считать, все готово. Нужен только повод, — задумчиво сказал Гейдрих и направился снова к столику с коньяком. — Самое простое будет убрать фон Папена или Муффа. Но я согласен рассмотреть и другие варианты.

— Об этом надо будет переговорить с фюрером. А ты продолжай еще больше активизировать работу в этих странах.

— Да уж куда больше, — пожал плечами Гейдрих, — из Чехословакии идет такой поток информации, что нам пришлось устанавливать новые линии связи.

Историческая справка

«Какое влияние может оказать женщина, даже не сознавая того, на историю страны, а следовательно, и всего мира!»

(Запись в дневнике полковника Йодля от 26 января 1938 года)

Берлин, 17 января 1938 года

Это утро началось для Хельмута Миллера с неприятностей: во-первых, он простудился, всю ночь кашлял и уснул только под утро, поэтому жена его еле добудилась; во-вторых, он порезался, когда брился; а в-третьих, просматривая за завтраком утреннюю газету, он опрокинул на нее кофе. На службу он явился мрачнее тучи, прошел сразу в свой кабинет и, сев за стол, начал просматривать подготовленные для него секретарем бумаги.

Первое, что ему попалось под руку, был большой конверт малинового цвета. Гауптман Миллер раскрыл конверт и вынул оттуда пачку фотографий, на которых во всевозможных игривых позах была изображена молодая женщина, стриженная под мальчика и облаченная только в ожерелье из искусственного жемчуга. Гауптман Хельмут Миллер был начальником отдела криминальной полиции, курировавшим дела о проституции и порнографии, и такие фотографии, по долгу службы, видел не единожды. Он несколько удивился, не поняв, зачем вдруг дело рядовой проститутки положили ему на стол, но решил разобраться с этим позже и начал засовывать фотографии обратно в конверт. Как раз в этот момент к нему в кабинет зашел его помощник, увидев, чем занят его шеф, он тихо сказал:

— Посмотрите внимательно, кто на них изображен, герр гауптман.

Мюллер снова разложил перед собой несколько фотографий, попробовал более внимательно рассмотреть женщину, но ничего примечательного или знакомого так и не обнаружил. Тогда он взял одну из фотографий и заглянул на обратную сторону и обнаружил там четкую карандашную надпись «мадам Грюн». Но и это ему ничего не говорило. Он уже было хотел спросить у помощника, что особого он должен был увидеть в этих снимках, как вдруг перед его глазами всплыла заметка из недавней газеты. В заметке описывалась помпезная свадьба фельдмаршала фон Бломберга и фройлян Грюн. К заметке прилагалась и фотография, но на фотографии на первом плане были дружки жениха: Геринг и Гитлер. У гауптмана перехватило дыхание. Теперь он понял, почему этот конверт оказался у него на столе.

Хельмут снова сложил фотографии в конверт, положил конверт на стол, закурил и начал размышлять. Что делать с этим подарком? И вообще, откуда он взялся?

— Откуда это взялось, Карл? — поинтересовался он у помощника.

Тот пожал плечами:

— Я сегодня обнаружил это вместе с другими бумагами, которые накопились в ожидании вашей подписи. Наверное, кто-то из инспекторов наткнулся на это дело.

Гауптман с минуту продолжал сидеть за столом, куря и постукивая ребром конверта о поверхность стола. Наконец он решительно загасил недокуренную сигарету, взял конверт и вышел из кабинета.

Уже через пять минут гауптман Хельмут Миллер стоял перед директором уголовной полиции оберштурмбанфюрером СС Артуром Небе. Тот долго и внимательно рассматривал снимки, потом разложил их на столе в два ряда и поднял взгляд на гауптмана.

— Господи, и эта шлюха целовала руку фюрера! Вы уверены, что это фрау Бломберг? — спросил Небе.

— Никак нет, герр оберштурмбанфюрер, — отчеканил Миллер, — Я не видел ни одной фотографии фрау Бломберг.

— К сожалению, я тоже, — задумчиво признался Небе. — Идите, гауптман.

Когда Миллер вышел из кабинета директора полиции, тот подошел к окну и погрузился в размышления. Если разразится скандал, то Бломбергу на своем месте уже не усидеть. Самое простое было бы уничтожить снимки, но их, скорее всего, видели уже многие. Но и просто сдать их в архив тоже нельзя. Конечно, он должен бы принять такое же простое решение, как и гауптман Миллер, и отнести их своему шефу, Гейдриху. Но Гейдрих только и мечтает получить в руки такой козырь против вермахта. Нет, это слишком опасно и громко. Дело надо попробовать решить как-нибудь без особого шума. Единственный выход в данной ситуации — привлечь к делу кого-то из высших чинов. Но кого? Гиммлер и Гейдрих отпадают сразу: эти мечтают подмять под себя вермахт, и тихое решение этого скандала им не выгодно. Геринга? Но этот, пожалуй, тоже не заинтересован замять такой скандал: он, похоже, сам метит в главнокомандующие. Искать помощи среди командиров вермахта? Это был бы выход, но там тоже есть люди, которые пляшут под дудку СС. В конце концов, Небе решил посоветоваться со своим другом, начальником берлинской полиции графом фон Гелльдорфом.

Через пятнадцать минут Небе сидел в кабинете Гелльдорфа и следил, как хозяин кабинета перебирает снимки. Выждав достаточное время. Небе поинтересовался:

— И что ты на это скажешь?

— Дело дрянь, — признался Гелльдорф, — Кто-то очень хочет хорошенько тряхнуть вермахт. Весь вопрос кто? Это вполне может быть кто-то из окружения Гиммлера, но и сам вермахт сбрасывать со счетов нельзя. А самое противное то, что за всем этим может стоять совет или даже приказ фюрера. Что бы ты сейчас ни решил, пока эти карточки у тебя в руках, твоя голова — в петле.

— Я это и сам прекрасно понимаю. Постоянно перебираю в голове все командование вермахта, но никак не могу придумать, к кому там можно обратиться за помощью.

— Слушай, а ведь это идея! — воскликнул Гелльдорф, — Погоди-ка…

Граф вскочил и быстрым шагом вышел в приемную. Через полминуты он вернулся, держа в руках вчерашний номер «Дойче альгемайне цайтунг». Гелльдорф победно бросил перед Небе газету и ткнул в нее пальцем.

— Вот тебе и ответ на вопрос, — победно объявил он.

Небе непонимающе уставился на газету, он был в таком взволнованном состоянии, что не мог вникнуть в смысл даже названия заметок.

— Где? — спросил Небе. — Какой ответ?

Гелльдорф усмехнулся.

— В светской хронике, объявление о помолвке. «Генерал артиллерии Вильгельм Кейтель имеет честь сообщить о помолвке своего сына, Карла-Хайна, с дочерью фельдмаршала, Доротеей Бломберг».

Небе присвистнул.

— Да, это, пожалуй, действительно выход. Если еще к тому же вспомнить, что в Генеральный штаб Кейтеля вытащил Бломберг, то лучшей фигуры нам не найти. Послушайте, дружище, я почти не знаком с Кейтелем, а вы с ним вроде бы встречались. Может быть, вы и поговорите с генералом? Здесь все же нужен какой-то доверительный разговор.

Гелльдорф на минуту задумался, потом кивнул головой и сказал:

— Хорошо, оставьте мне все это. Я договорюсь с Кейтелем об аудиенции.

Небе с огромным облегчением положил в дополнение к фотографиям досье на профессиональную проститутку Эрну Грюн и легкой походкой вышел из кабинета.

Историческая справка

Граф Вольф Генрих Гелльдорф — родился 14 октября 1896 года в Мерсебурге. В 1914 году поступил в армию фаненюнкером[1]. Во время Первой мировой войны — командир пулеметной роты, лейтенант 12-го гусарского полка. За боевые заслуги награжден Железными крестами 1-й и 2-й степеней. Участник капповского путча 1920 года, после которого бежал в Италию и вернулся только после амнистии в 1924 году. С 1924 года член Ландтага Пруссии. В начале 1931 года назначен командиром группы CA «Берлин». С 25 марта 1933 года полицай-президент Потсдама. 11 ноября 1933 года избран депутатом рейхстага. С июля 1935 года полицай-президент Берлина.

Артур Небе — родился 13 ноября 1894 года в Берлине. Участвовал добровольцем в Первой мировой войне, закончил ее в чине оберлейтенанта. За боевые заслуги награжден Железным крестом 1-й степени. В 1920 году поступает на службу в Берлинскую полицию. С 1931 года член НСДАП и СС. С 1936 года возглавил германскую криминальную полицию (крипо), входившую в состав Службы Безопасности. Считался одним из ведущих криминалистов Германии, ему поручались расследования всех важнейших дел.

Вильгельм Бодевин Иоган Густав Кейтель — родился 22 сентября 1882 года в Хельмшероде, Брауншвейг. В 1901 году фаненюнкером поступил в 46-й артиллерийский полк, в 1902 году произведен в лейтенанты. Окончил школу артиллерийских инструкторов (Ютеборг), а в 1914 году курсы офицеров резерва Генерального штаба. С 1908 года полковой адъютант. Участник Первой мировой войны, воевал на Западной фронте. С 1915 года командир батареи в своем полку. В марте 1915 года переведен в штаб 15-го резервного корпуса в качестве представителя Генерального штаба. В конце 1915 года познакомился с фон Бломбергом. В 1916–1917 годах служил в штабе корпуса и в 199-й пехотной дивизии, а в декабре 1917 года получил назначение в Большой Генеральный штаб (Берлин). С 21 декабря 1917 года начальник оперативного отдела штаба корпуса морской пехоты во Фландрии. После демобилизации армии остался служить в чине капитана в рейхсвере: в 1919–1922 годах инструктор кавалерийской школы, затем — в штабе 6-го артиллерийского полка. С 1 февраля 1925 года служил в организационном управлении Военного министерства. С 1 ноября 1927 года командир 2-го дивизиона 6-го артиллерийского полка. С 1 октября 1929 года возвращается в Генеральный штаб начальником организационного управления. В 1931 году совершил поездку в СССР. В октябре 1933 года Кейтель назначен командующим пехотой 3-й пехотной дивизии, а также соединений дивизий в Потсдаме. В 1934 году после расширения рейхсвера получил в командование новую 12-ю пехотную дивизию (Лейбниц). 1 октября 1934 года проводится еще одна реорганизация, и Кейтель получает в командование новую 22-ю пехотную дивизию. С октября 1935 года сменяет генерала Рейхенау на посту начальника Военного управления. Вместе с генералом Йодлем работает над реорганизацией армии с целью сосредоточения в одних руках руководства всех родов войск. Против этого выступают фон Фрич, Редер и особенно Геринг. В январе 1939 года сын Кейтеля женится на дочери фон Бломберга.

Берлин, 18 января 1938 года

Генерал Кейтель сидел в своем кабинете, курил и раздумывал над тем, какое такое срочное и важное дело заставило генерала полиции графа Гелльдорфа просить о срочной встрече. У Кейтеля с графом было всего лишь шапочное знакомство и никогда не было никаких общих интересов, поэтому сегодняшний телефонный звонок графа привел генерала в замешательство. Но вот он услышал, что в приемной кто-то появился. Почти сразу же дверь кабинета отворилась, и адъютант доложил о прибытии генерала полиции Гелльдорфа.

Когда в кабинет вошел посетитель, Кейтель сдержанно поздоровался с ним, жестом предложил сесть и сказал:

— Итак, я весь внимание.

Гость явно нервничал: в руках он теребил коленкоровую папку с бумагами, глаза его избегали взгляда хозяина.

— Видите ли, — нерешительно начал посетитель, — Речь идет о вашем родственнике фельдмаршале фон Бломберге. Как вы, конечно, знаете, он недавно женился. Через несколько дней после его свадьбы некоторым официальным лицам стали звонить какие-то девицы и с хихиканьем поздравлять с тем, что ныне армия породнилась с, извините меня, борделями. Я поручил одному из моих инспекторов выяснить источник этих звонков, и вот результат.

Посетитель вынул из коленкоровой папки досье, на котором крупными готическими буквами было выведено «Эрна Грюн». После этого граф разложил перед Кейтелем ряд порнографических фотоснимков и вдруг решительно задал вопрос прямо в лоб:

— Можете вы подтвердить, что женщина на этих снимках фрау Бломберг? Я, конечно, должен был бы передать это досье моему начальству, а точнее Гиммлеру, или, в крайнем случае, Гейдриху. Но я сам потомственный военный, и честь офицерского корпуса мне не безразлична. На мой взгляд, было бы лучше, если бы это дело не получило широкой огласки, а было тихо решено судом офицерской чести. Поэтому я решил обратиться к вам за помощью.

Кейтелю хватило беглого взгляда на досье, чтобы убедиться, что если дело обстоит так, как его преподносит граф Гелльдорф, то его новая родственница фельдмаршальша Бломберг — бывшая звездочка одного из борделей, что она официально зарегистрирована в полиции как проститутка и в свое время была осуждена за позирование для порнографических фотографий. Кейтель развел руками:

— Я еще ни разу не видел молодую жену Бломберга, — признался он.

Генерал приложил все силы, чтобы его лицо не выдало тех эмоций, которые его обуревали. А эмоции были разные. Суд офицерской чести или что другое, но старого идиота Бломберга можно считать уже отправленным в отставку: эта женитьба на шлюхе и пышная свадьба с участием Гитлера и Геринга даром ему не пройдут. Но что делать сейчас ему, Кейтелю? Взять это досье, а потом привлечь на свою сторону влиятельных генералов? Но его посетитель уже упомянул в разговоре страшное имя Гиммлера, шефа СС. А может быть, это проверка лояльности его, Кейтеля. А вдруг это досье — выстрел дуплетом в него, Кейтеля, и в Бломберга. Взяв это досье, он может попытаться сделать скандал не таким громким, но полностью спасти Бломберга не может уже никто. Однако, если он возьмет это досье, а услужливый граф побежит к Гиммлеру, то его тут же обвинят в нелояльности к СС, а значит, и к партии. Возможно, конечно, что Гелльдорф и не побежит к Гиммлеру, но вот его инспектор может проговориться. То, что вместе с ним, Кейтелем, пострадает и граф Гелльдорф — утешение небольшое. Нет, досье брать нельзя. Досье надо оставить у графа и попытаться связаться с фон Беком и фон Фричем: возможно, те и найдут способ как-нибудь помочь Бломбергу.

— То, что вы мне показали, ужасно. Для меня это так неожиданно, что я даже не знаю, что вам на это сказать, — наконец промямлил генерал.

— Если вы не можете опознать ее, то свяжитесь с Бломбергом, думаю, он-то разрешит все наши сомнения, — настаивал граф.

Кейтель снял трубку телефона и попытался дозвониться до Бломберга. Сразу после свадьбы Бломберг с молодой женой уехал на Средиземноморье, чтобы провести там медовый месяц, но несколько дней назад у генерала умерла мать, и он вынужден был вернуться в Берлин. Телефонный звонок ничего не дал: Бломберг выехал из Берлина по делам наследства. Кейтель всем нутром чувствовал, что его ввязывают в опасную игру. И тут ему в голову вдруг пришла спасительная мысль, он сразу оживился и сказал:

— Я, к сожалению, ничего не могу сделать в этой ситуации. Конечно, я очень бы не хотел широкой огласки данного факта. Единственное, о чем я могу вас попросить, это, раз уж вы один раз обошли свое руководство, обратиться к Герингу. Он боевой офицер, и ему честь офицерского корпуса не менее дорога, чем нам с вами. К тому же он видел новоявленную фрау Бломберг и сможет точно сказать: она ли изображена на фотографиях. По крайней мере, я бы на вашем месте поступил именно так.

Кейтель даже не задумался о том, что с тем же успехом можно было отфутболить Гелльдорфа к Гейдриху или Гиммлеру, но только что пришедшая в голову мысль ему очень понравилась.

— Я сейчас сам позвоню Герингу и попрошу, чтобы он срочно вас принял, — оживленно развивал свою идею Кейтель, снимая трубку телефона.

Гелльдорф прекрасно понимал идиотизм этого решения, но что-то у него внутри подсказывало, что противоречить бесполезно.

Берлин, 19 января 1938 года

В кабинет Геринга вошел адъютант, четко отсалютовал своему шефу и сказал:

— К вам полицай-президент генерал граф фон Гелльдорф.

Геринг кивнул головой и сделал знак рукой, чтобы впустили посетителя. Адъютант вышел, и буквально сразу же в кабинете появился моложавый подтянутый генерал. Граф отсалютовал хозяину кабинета, чеканя шаг подошел к письменному столу и положил перед ним не очень толстое досье.

— Во время одного из расследований мои люди обнаружили в архиве полиции этот документ, — четко отрапортовал посетитель, — Я решил, что вы лучше меня знаете, как с ним поступить.

Геринг взял в руки досье, на котором строгими готическими буквами было написано «Эрна Грюн». С первой же страницы Геринг понял, что это такое, и сердце у него запрыгало от радости. «Все-таки Гиммлер сидит на своем месте», — подумал он. Геринг перевернул еще несколько листков досье, после чего взглянул на фотографии. Сказать с уверенностью, что это и есть именно фрау Бломберг, было нельзя: женщина была немного моложе, да и ракурсы были не совсем подходящими для опознания по лицу. Однако отрицать, что это фрау Бломберг, было тоже трудно. Наконец Геринг поднял глаза на посетителя.

— Почему вы решили принести это мне? — спросил он.

— Вы боевой офицер и понимаете, что это значит не только для всего офицерского корпуса, но и для армии в целом, — без запинки, как заученную фразу, отчеканил гость.

— Но вам это следовало скорее отдать вашему руководству или, в крайнем случае, армейскому командованию, — возразил Геринг.

— Вы один из вождей партии и более разумно используете это, к тому же вы ведь также относитесь к армейскому командованию, — опять отчеканил посетитель.

Геринг снова не спеша пролистал досье. «Да, приятель, — подумал он, — тебе в руки попалась горячая штучка».

— Хорошо, не надо это афишировать. Я посмотрю, что тут можно сделать.

Граф по-военному отдал честь и, развернувшись, строевым шагом вышел из кабинета. Когда за ним закрылась дверь, Геринг снова открыл досье, полистал его, потом взял трубку телефона и договорился с полковником Хоссбахом об аудиенции у Гитлера.

Берлин, 20 января 1938 года

Фельдмаршал Бломберг вынужден был прервать свой медовый месяц из-за смерти матери. Весь этот день, да и насколько предыдущих, прошли у него в неприятных, но необходимых хлопотах, и только уже поздно вечером он смог спокойно сесть в своем кабинете. Его молодая жена принесла ему туда чашку кофе и села в уголочке в кресло. Именно в этот момент он услышал, что в дверь позвонили, и горничная с кем-то разговаривает. Через мгновение дверь кабинета раскрылась, и растерянная горничная сказала:

— К вам генерал Геринг.

Вернер фон Бломберг ожидал чего угодно, но только не этого. Сегодня он выслушал много соболезнований, но вот посещения председателя рейхстага и главнокомандующего авиации он не ожидал. Забыв об усталости, он решительно направился в прихожую.

— Извините за столь несвоевременный визит без предупреждения, но мне срочно надо с вами конфиденциально переговорить.

— Не надо извинений, господин генерал-полковник, я понимаю, что вас к этому вынудили, наверняка, особые обстоятельства. Пройдемте ко мне в кабинет.

Когда Геринг вошел в кабинет, он, не дожидаясь приглашения, сел в кресло, в котором только что сидела молодая хозяйка дома. Только тут фельдмаршал обратил внимание, что его гость держит в руках какую-то папку для бумаг. Бломберг сел напротив гостя и сказал:

— Я весь внимание.

Геринг протянул ему папку и сказал:

— Сегодня этот документ мне принес полицай-президент Берлина граф фон Гелльдорф. Ознакомьтесь с ним.

Фельдмаршал открыл папку и тут же увидел подшитую в дело фотографию, где его жена, или, по крайней мере женщина, очень похожая на нее, в крайне неприличной позе стояла у разобранной кровати, из одежды на ней были только чулки с кружевными подвязками. От удивления у Бломберга раскрылся рот, и он несколько секунд тупо глядел на фотографию. Геринг изо всех сил старался придать своему лицу сочувственное выражение. Наконец Бломберг закрыл папку, встал и, чеканя каждое слово, произнес:

— Господин генерал-полковник, я — военный, и как любой военный я умею не только выигрывать сражения, но и проигрывать. Я полностью осознаю создавшееся положение и завтра же подам заявление об отставке. Очень вам благодарен за то, что вы пощадили мою честь и заблаговременно проинформировали меня.

Геринг тоже и с явно деланным сочувствием сказал:

— Будем надеяться, что вскоре все это позабудется, и вы вновь вернетесь в армию. Поверьте мне, нам очень тяжело терять такого опытного и грамотного командира. Примите мои соболезнования и по поводу смерти вашей матушки, и по данному факту.

Геринг отсалютовал фельдмаршалу и направился к дверям. Бломберг не нашел в себе сил даже проводить гостя.

Берлин, 20 января 1938 года

Генрих Мюллер открыл дверь кабинета и услужливо пропустил впереди себя Гейдриха. Кабинет представлял из себя маленькую комнатку, в которой вся мебель состояла из обшарпанного письменное стола и такого же обшарпанного шкафа. В кабинете за столом сидел человек лет тридцати в форме гауптштурмфюрера, который, завидев начальство, сразу же вскочил и вытянулся в партийном приветствии. Вторым обитателем кабинета был грязно одетый человек неопределенного возраста с дегенеративной внешностью. Увидев этого обитателя, Гейдрих поморщился.

Хозяином этого скромного кабинета был гауптштурмфюрер Майзингер, начальник отдела, который занимался абортами и гомосексуализмом, одновременно с этим гауптштурмфюрер курировал еврейский вопрос.

Мюллер зашел вслед за Гейдрихом в кабинет и закрыл за собой дверь.

— Гауптштурмфюрер, — обратился он к хозяину кабинета, — доложите группенфюреру о вашем открытии.

— Присутствующий здесь господин Шмидт, — сбивчиво начал гауптштурмфюрер Майзингер, кивнув в сторону продолжавшего сидеть рядом со столом господина, — был задержан полицией по подозрению в мелких правонарушениях. При проведении следствия выяснилось, что он уже с 1935 года успешно шантажирует офицера по имени фон Фрич, которого застал в укромном уголке около Потсдамского вокзала в тот момент, когда тот совершал противоестественный акт с уголовным элементом по кличке Баварец Джо. Таким образом, мы должны возбудить против этого офицера уголовное дело по статье 127 уголовного кодекса империи.

Гейдрих перевел взгляд на задержанного, пристально посмотрел на него, потом обратился уже непосредственно к Мюллеру:

— Неплохая работа. Берегите этого господина как зеницу ока, найдите для него подходящее местечко: возможно, он нам понадобится для дачи показаний.

— Местечко ему уже приготовлено в камере, — с сарказмом усмехнулся Мюллер, — за ним много разных грешков.

Гейдрих еще раз посмотрел на задержанного и сказал:

— Если вы опознаете этого офицера и дадите соответствующие показания на него, то мы постараемся забыть о некоторых ваших грешках.

Когда Гейдрих с Мюллером были уже в коридоре, группенфюрер заметил своему подчиненному:

— Я не думал, что найти материал на фон Фрича будет так легко и быстро. И обратите внимание: мы только отыскали факты. Отыщите этого Баварца Джо и держите эту компанию под строгой охраной: военное руководство может предпринять попытки убрать их или постарается оказать на них давление.

— Есть, группенфюрер, — как всегда, грубовато ответил Мюллер, потом улыбнулся и добавил: — Это дело появилось в полиции уже довольно давно, но тогда фон Фрич был слишком недосягаем и дело хотели вообще уничтожить, но я решил, что может настать время, когда ситуация изменится, и сохранил его. Как видите, я оказался прав.

— Вы, Мюллер, очень запасливы, — усмехнулся Гейдрих, — Интересно, нет ли в вашем загашнике и моего досье?

— Ну что вы, группенфюрер, — в тон ему ответил Мюллер, — Такое досье, может быть, вещь и полезная, но далеко не безопасная.

Историческая справка

Генрих Мюллер — этот полицейский чиновник начал свою карьеру еще в 1921 году полицейским осведомителем. Постепенно он продвигается по службе, осваивает азы криминалистики. В 1923 году нацисты устраивают «Пивной путч», который провалился, его усмирили силами полиции, и Мюллер принимал в этом участие, главарей сажают в тюрьму. В 1933 году, когда нацисты приходят к власти, Мюллер служит в полиции в звании капитана жандармерии. Он тут же просит отставку. В 1936 году Мюллер встречается с Гейдрихом и тот, вспомнив его услуги по скрытию обстоятельств смерти кузины Гитлера Гели Раубаль, направляет его в отдел криминальной полиции под начальство Карла Небе, правда, звание ему восстанавливают только через месяц, и теперь оно звучит гауптштурмфюрер СС. В 1939 году при реорганизации своего аппарата Гейдрих вспоминает о Мюллере, дает ему рекомендацию для вступления в НСДАП, присваивает ему звание штандартенфюрера СС и назначает шефом тайной полиции — гестапо. С этого времени имя Мюллера неразрывно связано с гестапо. После войны следы Мюллера теряются, правда, в своих мемуарах Вальтер Шелленберг пишет, что его люди встречали Мюллера в 1949 году в Москве. Некоторые американские источники также уверяют, что Мюллер принимал участие в операциях КГБ против США. Но каких-то более или менее достоверных сведений нет.

Йозеф Майзингер — участник «Пивного путча» 1923 года. В 1934 году переведен в гестапо. В 1934–1939 годах руководил отделом, занимавшимся борьбой с сексуальными меньшинствами и абортами, с 1936 года также курировал работы отдела, занимавшегося еврейским вопросом. Один из ближайших сотрудников и знакомый Г. Мюллера.

Берлин, 21 января 1938 года

В кабинете Гитлера в рейхсканцелярии в нескольких шагах от дверей стояли Геринг и Гиммлер. Гитлер нервно ходил по кабинету, то и дело одергивая свой френч.

— У меня с утра был Бломберг, — отрывисто говорил хозяин кабинета. — Он подал в отставку. Я не очень-то и расстроен. Скоро война. Нам нужны новые командиры, которые не знают поражений. Но сделать из меня дурака с этой пышной свадьбой! А где вы были раньше, Генрих? — Гитлер остановился напротив Гиммлера и не мигая уставился ему в лицо. — Что делает вообще весь ваш аппарат? Эта свадьба опозорила не меня! Я что! Она опозорила партию! И вы это допустили!

— Мой фюрер, — начал оправдываться Гиммлер, — наш аппарат в первую очередь направлен против врагов рейха, а вы сами знаете, что их у нас предостаточно. Мы…

— Да, против врагов! — не дал ему договорить фюрер. — Но Бломберг нашел себе эту шлюху не на улице! Она была его секретаршей, секретаршей в генеральном штабе! А вы даже не удосужились проверить, кто у вас там работает с секретнейшими документами! А если бы вы проверили, как и должно было бы быть, то ничего этого не было бы! Однако вы только и умеете, что жаловаться на нехватку денег и людей. Покажите настоящую работу, и тогда у вас будут и деньги, и люди!

— Мой фюрер, — опять заговорил Гиммлер, — мы стараемся изо всех сил, но каждый день преподносит нам все новые и новые неожиданности. Вот с очередной неприятной неожиданностью мы и пришли сегодня к вам.

— Что еще?

— Видите ли, полиция задержала одного уголовника по фамилии Шмидт. Обычный мелкий воришка, который начал свою жизнь с исправительного дома для малолетних. Но вот в процессе следствия обнаружилось, что этот тип вот уже несколько лет шантажирует офицера фон Фрича, которого застал за удовлетворением неестественных потребностей с одним из соответствующих типов. Полиция должна бы начать дело по статье 127, предусматривающей наказание за гомосексуализм, но в данном случае речь идет об армейском командовании. И, я думаю, здесь стоит подключить военную прокуратуру.

На какое-то время Гитлер потерял дар речи. О том, что надо будет произвести чистку среди этой прусской знати, он подумал сразу же, как решил объявить о подготовке к войне, но то, что двух основных военачальников можно будет убрать без особых трудностей, он и не подозревал. Теперь ответственность за другие смешения будет лежать на этих двух командирах.

— У нас что, не генеральный штаб, а клиника для сексуально невоздержанных психопатов! — взорвался наконец он, — Один не может воспользоваться проституткой без того, чтобы на ней не жениться, а второму и этого мало: ему нужны мальчики! Куда ни повернись, везде грязь папеновского наследства! А этот сутенер Бломберг еще сегодня утром уверял меня, что Фрич самая подходящая для него замена! Теперь я вижу почему! О каком суде чести можно говорить, когда обе эти развратные твари не имеют и понятия о чести! Я сегодня же отдам соответствующие распоряжения, а вы, Герман, — обратился он уже к Герингу, — подготовьте мне к вечеру ваши соображения по формированию нового генерального штаба. Мы на пороге войны, и мне нужны генералы, способные воевать на настоящем поле боя, а не в постелях! А сейчас все свободны, мне надо обдумать сложившееся положение.

Берлин, 25 января 1938 года

Вечером Гейдрих прошел в свой домашний кабинет и сел за старый кабинетный рояль. Его пальцы сами начали играть одну за другой пьесы из «Хорошо темперированного клавира». Он любил вот так играть и думать: руки сами знали свое дело, а музыка направляла ход его мыслей.

События начали разворачиваться с головокружительной быстротой. Именно сейчас настало время, когда на долгое время будут распределены сферы влияния. Геринг спит и видит себя главнокомандующим, и, похоже, Гиммлер решил ему в этом помочь. Но Гиммлер не так прост: он наверняка задумал какой-то ход, который еще выше поднимет значение СС, а значит, и его, шефа СС Гиммлера. Армия еще не настолько сильна, чтобы должность главнокомандующего гарантировала победные лавры. СС, конечно, спокойнее. А он, Гейдрих, совершенно не собирается гоняться за званиями. Нет, сейчас ему выгодней получить доступ к информации, любой информации, а тогда он сможет манипулировать кем угодно. Последние события показали, что значит вовремя запастись нужными сведениями. Вот ведь как просто оказалось разделаться с верхушкой генерального штаба, а все только потому, что его люди сразу же предоставили ему нужную информацию. Да, та картотека, которую он начал создавать еще в тридцать первом году, даром не пропадет. У каждого есть то, за что можно зацепиться. Абсолютно чистых людей нет. Но теперь прошли те времена, когда он, Гейдрих, со своим адъютантом Гильдишем возили на трамвае по вечерам пишущую машинку из служебного кабинета к нему в дом и там печатали карточки-досье, которые раскладывали по сигарным коробкам. Нет, теперь эта картотека должна разрастись до неимоверных размеров, и ее обязательно надо будет как-то механизировать.

После сегодняшних событий с верхушкой генерального штаба, ситуация в армии будет крайне напряженной: и Бломберг и Фрич пользуются в армейских кругах огромным авторитетом. Весь вопрос в том, хватит ли у этих пруссаков смелости встать на защиту своих товарищей, или же каждый будет дрожать за свою шкуру.

Мысли Гейдриха прервала зашедшая в кабинет жена Лина. С Линой Остен он встретился на Рождественских праздниках еще в 1930 году и, как только увидел ее, понял, что именно ее и хочет иметь рядом с собой постоянно. Казалось, они тогда при первой же встрече поняли, что какие-то невидимые нити судьбы связывают их воедино. У Гейдриха тогда была другая невеста, которую он, как только встретился с Линой, оставил в «интересном положении». Старший офицер крейсера «Берлин» Канарис был вне себя от поведения молодого лейтенанта Гейдриха. Он устроил суд чести. Гейдриху пришлось подать в отставку. Разрыв с невестой был, несомненно, только предлогом: настоящим поводом отставки было то, что молодой лейтенант слишком увлекся национал-социалистическими идеями, а тогдашнее правительство очень хотело сохранить армию и флот чистой от политических идей.

— У тебя что, неприятности? — спросила жена, обняв Рейнгарда сзади за плечи и прижавшись к нему всем телом.

Она за эти семь лет совместной жизни прекрасно поняла, что муж выход из всех сложных ситуаций находит, сидя за роялем.

— Нет, просто грядут перемены, и надо быть к ним готовым, — мягко улыбнулся Рейнгард.

— Все будет так, как вы задумали, — проворковала жена, — Ты знаешь, я сегодня купила обеденный сервиз, настоящая «Старая Вена». Хочешь посмотреть?

Лина обожала все то, что можно было отнести к «Старой Вене», и рыскала по антикварным магазинам в поисках новых экземпляров для своей коллекции.

— Ну что ж, если наши планы не удадутся, то мы, наверное, сможем открыть музей, — улыбнулся Рейнгард. — Я буду продавать билеты, а ты будешь главным гидом этой сокровищницы.

Когда Гейдрих уже шел за женой, чтобы посмотреть ее новое приобретение, та, как бы невзначай, спросила:

— Я сегодня заходила в кондитерскую на Унтер ден Линден, ты знаешь, весь город говорит, что новая мадам фон Бломберг проститутка. Это что, действительно так?

«Мы живем в маленькой деревеньке», — подумал Гейдрих, вслух же сказал:

— Не знаю, дорогая, но сам Бломберг, похоже, этого отрицать не стал. Он просто подал в отставку и собирается отправиться продолжать свой медовый месяц на Капри.

Берлин, 21 января 1938 года

Когда адъютант доложил, что полковник Хоссбах просит Фрича принять его, тот был очень удивлен. Полковник не был столь близко знаком с военным министром, чтобы наносить ему визит вежливости. Да и место для визита вежливости было не слишком подходящее. Сегодняшний день у Фрича начался с неожиданности, которая полностью выбила его из колеи: с отставки Бломберга. Известие о том, что молодая жена фельдмаршала — проститутка, его поразило, хотя оно вполне могло оказаться правдой, еще его жена обращала внимание на то, что молодая невеста фельдмаршала слишком крикливо одевается и временами ведет себя чересчур вызывающе. Сейчас, услышав, что к нему явился личный адъютант Гитлера, он понял, что сегодняшние сюрпризы еще не кончились. Адъютант ввел в кабинет как всегда подтянутого и даже к вечеру чисто выбритого полковника. Тот без всяких преамбул перешел к цели визита.

— Господин генерал-полковник, сегодня у фюрера был рейхсфюрер Гиммлер и сообщил ему, что у него имеются доказательства, что вы являетесь гомосексуалистом. В связи с этим он просил разрешить ему возбудить против вас уголовное дело. Я счел своим долгом предупредить вас об этом заблаговременно и если, как я надеюсь, это какое-то недоразумение, то со своей стороны я готов поговорить с фюрером о том, чтобы вам дали возможность оправдаться.

Вернер фон Фрич ожидал всего чего угодно, но только не этого. Сначала он даже не мог найти слов, чтобы высказать свое мнение. Его лицо покраснело, он подошел к посетителю, встал напротив него и подчеркивая каждое слово сказал:

— Даю вам слово офицера, что это чудовищная ложь. Кто-то просто хочет уничтожить генеральный штаб: сначала эта нелепая история с Бломбергом, теперь эта гнусная клевета на меня!

— Я тоже подумал, что это просто клевета, но фюрер уже заготовил приказ о вашей отставке. Я пришел предупредить вас, и если вы хотите попробовать восстановить справедливость, то я согласен завтра же переговорить с фюрером о том, чтобы он дал вам эту возможность.

— Буду вам очень признателен. Я и так большой должник перед вами за этот визит. Я сам попробую завтра добиться приема у Гитлера и потребовать назначения офицерского суда чести.

— Со своей стороны я приложу все усилия, чтобы помочь вам, — раскланялся Хоссбах, — Извините, но при данных обстоятельствах мне не желательно задерживаться в генеральном штабе. Честь имею.

После ухода посетителя фон Фрич долго расхаживал по кабинету из угла в угол и никак не мог прийти в себя. Теперь он ясно понимал, что идет планомерное наступление на генеральный штаб. Теперь было совершенно ясно, что дело Бломберга сфабриковано той же рукой, что и его собственное, но просто так, как это сделал Бломберг он, Фрич, сдаваться не собирается. Он добьется того, что эти свиньи еще извинятся перед ним!

Историческая справка

Фридрих Хоссбах — родился 21 ноября 1894 года в Унне. В 1914 году поступил лейтенантом в армию. Участник Первой мировой войны. После демобилизации из армии оставлен в рейхсвере. С 3 июля 1934 года начальник Центрального отдела генерального штаба и главный адъютант вермахта при Адольфе Гитлере. После «дела фон Фрича» переведен командиром 82-го пехотного полка.

Берлин, 22 января 1938 года

В приемную кабинета Гитлера уверенно вошел группенфюрер Рейнгард Гейдрих. Он вскинул руку в партийном приветствии, потом обратился к полковнику Хоссбаху:

— Доложите, пожалуйста, фюреру что я хотел бы переговорить с ним по нескольким неотложным вопросам.

Вид у Хоссбаха был угрюмый и недовольный, но он вежливо попросил группенфюрера подождать несколько минут, пока он доложит фюреру. Выйдя из кабинета, Хоссбах не стал закрывать дверь, а, сделав шаг в сторону, знаком предложил Гейдриху пройти в кабинет.

С первого же взгляда Гейдрих понял, что фюрер находится во взвинченном состоянии, и подумал, что, может быть, тот разговор, с которым он пришел сюда, стоило бы отложить на другое время. Но потом решил, что, может быть, возбужденный фюрер быстрее согласится с его доводами.

— Здравствуйте, Рейнгард, — небрежно ответив на его приветствие, поздоровался Гитлер, — Меня, как видите, уже с утра успели расстроить. Вы представляете, Хоссбах как только услышал эту шокирующую новость про фон Фрича, о которой вы, наверняка, знаете, как базарная баба побежал сообщать об этом самому Фричу. А сегодня он начал день с того, что выступил его адвокатом. Никому нельзя доверять! Я считал, что рядом со мной работает помощник и единомышленник, а он оказался обычным шпионом!

«Хоссбах, прямо-таки, как по нотам подготовил мой сегодняшний разговор», — подумал про себя Гейдрих.

— Мой фюрер, меня вынудили прийти к вам подобные мысли. Меня очень беспокоит атмосфера, которая возникла среди высшего офицерства. Скандалы с Бломбергом и Фричем вызвали недовольство среди этой прусской касты. Они сейчас готовы грудью стать на защиту любого из своего клана, каким бы подлецом тот ни оказался. У меня есть некоторые соображения по этому вопросу, именно они и стали причиной моего сегодняшнего визита.

— Но послушайте, Рейнгард, ведь все, что произошло с этими двумя развратниками, правда! Как же можно их защищать! Я и решил устроить очную ставку Фричу с вашим свидетелем, после чего назначить суд чести. И тогда никто не сможет обвинить меня в предвзятости. А если и после суда чести, который, как я понимаю, докажет виновность генерал-полковника фон Фрича, будут попытки заступиться за него, то это уже будет позором для всего офицерского корпуса!

— Мой фюрер, мы готовимся начать войну. Войну, которая, по нашим планам, продлится около семи лет. И, как вы правильно изволили заметить, мы должны быть уверены, что не произойдет никаких неожиданностей, особенно среди высшего командования вермахта. Я предлагаю вам в связи с обострившейся международной обстановкой объявить себя главнокомандующим вооруженными силами, упразднив при этом генеральный штаб, а военного министра оставить как номинальную должность. Тогда вся армейская оппозиция, которая там осталась, будет обезглавлена. При таком положении дел они ничего не смогут предпринять без вашего одобрения. Нам не надо будет следить, чтобы какая-то часть армии вышла у нас из-под контроля. Если вы сделаете это, то, под предлогом реорганизации, вы сможете перевести на новые должности тех, кто не внушает нам доверия.

Фюрер, который, слушая Гейдриха, расхаживал по кабинету, остановился и пристально посмотрел на посетителя.

— Вам, Рейнгард, не откажешь в изобретательности. Но в вашем предложении много здравого смысла. Я подумаю об этом.

— И еще, — уже смелее продолжил Гейдрих, — случай с фон Фричем показал слабую сторону Службы безопасности. Моя служба, хотя и чисто формально, но относится к министерству внутренних дел, от этого у нас возникают трудности, когда дело касается военных. А если начнется война, то мы будем иметь дело в основном с военными. Конечно, в вермахте, в абвере, существует отдел контроля за связями старших офицеров, но, как показали последние события, он не справляется со своими обязанностями. Я подготовил проект преобразования Службы безопасности и хотел бы, чтобы вы его оценили.

Гейдрих протянул Гитлеру небольшую черную папку.

— Я посмотрю, — пообещал Гитлер, — я и сам подумывал о необходимости реорганизации ваших служб. У нас их развелось слишком много: ваши отделы, министерство внутренних дел, Управление исследований Геринга. Мы просто распыляем свои силы. Я обязательно прислушаюсь к вашим предложениям.

— Тогда не смею больше злоупотреблять вашим временем, — щелкнул каблуками Гейдрих.

Из кабинета Гитлера группенфюрер Рейнгард Гейдрих вышел в очень хорошем настроении: похоже, его посев лег на благодатную почву.

Берлин, 24 января 1938 года

Когда генерал-полковник фон Фрич прибыл в рейхсканцелярию и доложил о своем прибытии Хоссбаху, тот, грустно улыбнувшись, провел его в библиотеку. В библиотеке генерал увидел Гитлера, Гиммлера и Геринга. Генерал отсалютовал и как молоденький юнкер застыл по стойке смирно.

— Мне очень печально, генерал, — начал Гитлер, — слышать про вас такие неприятные вещи. Вы прекрасно знаете, что это уголовно наказуемое преступление и преступлением это было объявлено не вчера. Как это ни прискорбно, но занимать такой высокий пост, как ваш, после всего этого просто невозможно.

— Это гнусная клевета, — твердо произнес генерал фон Фрич.

— Мне бы очень хотелось в это поверить, — сказал Гитлер и сделал знак рукой.

Гиммлер подошел к боковой двери, которую бедняга Фрич сразу и не приметил, открыл ее, и в библиотеку Гейдрих ввел перепуганного Шмидта. Фрич никак не ожидал встретить в рейхсканцелярии такого гнусного и низкого типа, и от этого его передернуло.

— Вы нам рассказывали про этого офицера, герр Шмидт? — вкрадчиво спросил Гитлер.

— Да, господин фюрер, именно он, — заикаясь, почти шепотом, сказал Шмидт, — Это и есть господин Фрич.

За время своего жизненного пути, который в основном проходил по тюрьмам и притонам, Шмидт потерял большую часть своих зубов и поэтому шепелявил. Имя Фрич он произнес так, что получилось нечто среднее между Фрищ и Фриш.

На какое-то время Фрич потерял дар речи: он просто не знал, что сказать. Наконец он выдавил из себя:

— Даю вам слово офицера, что все это гнусная клевета. Я прошу дать мне возможность оправдаться.

Гитлер сделал знак, и Гейдрих увел за собою свидетеля.

— Я дам вам такой шанс, генерал, — сказал Гитлер, кивнув головой, — Пусть это дело разберет офицерский суд чести. Так как, к сожалению, на данный момент наша армия находится без руководства, то, я думаю, председателем суда будет наш главнокомандующий авиации господин Геринг. Это боевой офицер и, думаю, вы не будете возражать. Об остальных членах он договорится с оставшимися членами генерального штаба. Но до решения суда вам, генерал, придется отправиться в отпуск. Отдохните и подумайте.

— Слушаюсь, мой фюрер, — отчеканил Фрич.

Щелкнув каблуками, генерал-полковник развернулся и вышел из библиотеки.

— Да, вы были правы, Генрих, — сказал Гитлер, обращаясь к Гиммлеру, — Пруссия как кузница военных кадров себя изжила.

Герман Геринг выскочил из библиотеки, прошел в приемную Гитлера и там плюхнулся на диван. Хоссбах с удивлением увидел, что на глазах у Геринга были слезы, а сам главнокомандующий военной авиации не переставая шептал:

— Это он, какой ужас! Он его узнал! Узнал!..

Берлин, 4 февраля 1938 года

Уже поздно вечером Гейдрих сидел дома в своем кабинете и слушал радио. Рядом с ним стояла открытая бутылка французского коньяка, рюмка и коробка шоколадных конфет. Из громкоговорителя раздавались бравурные марши. Гейдрих никогда не был поклонником этого музыкального жанра, но он знал, что сегодня всю вторую половину дня заседал кабинет министров во главе с Гитлером, и вот-вот по радио должны были объявить решения этого собрания.

Постановление кабинета министров за подписью Гитлера объявили незадолго до полуночи. Оно начиналось словами: «С этого момента я принимаю на себя командование над всеми видами вооруженных сил». Рейнгард не сдержался и громко рассмеялся: Геринг остался с носом, хотя, чтобы ему было не так обидно, его одарили званием фельдмаршала. Но что значит одно звание!

В постановлении заодно сообщалось об отставке Бломберга, об отпуске Фрича и об отстранении от должности фон Нейрата. Кроме этого, еще шестнадцать генералов было отстранено от командования, а сорок четыре смещены со своих постов.

Да, подумал Гейдрих, теперь мы готовы к войне. И все-таки первые две битвы должен выиграть он, группенфюрер Гейдрих. В этих битвах армия просто будет стоять у него за спиной.

Еще утром он опасался, что оскорбленные последними событиями генералы могут что-то предпринять. Командование авиацией, флотом и полицией не вызвало никаких сомнений и было готово в любой момент встать на защиту интересов нового рейха, а вот сухопутные войска все это время вызывали тревогу. Но теперь, после таких потрясений, они будут так же верны новым идеям. У этих генералов-пруссаков кроме гонора ничего не оказалось: они просто со страхом наблюдали, как один за одним тонули их товарищи.

Присоединение Австрии и Чехословакии должно произойти бескровно, — раздумывал Гейдрих, — уж его ведомство об этом позаботится. Армия в этих событиях должна будет только демонстрировать свою готовность. Другое дело дипломатический фронт: здесь будет много работы. Но теперь, когда эту размазню фон Нейрата оттуда убрали, можно надеяться, что и они не подведут.

Гейдрих налил себе еще одну рюмку коньяка, подошел с ней к окну и сказал смотрящим на него с темного зимнего неба звездам: «Теперь можно сказать, что подготовка к войне закончена. Открываем новую страницу».

Берлин, 5 февраля 1938 года

Адмирал Вильгельм Канарис вошел в свой кабинет и прошел к письменному столу. Он только вчера вернулся из Испании и предполагал, что здесь, в Берлине, уже набралось достаточно срочных дел. Он сел за стол, слегка ослабил узел галстука и начал перебирать лежащие перед ним папки с бумагами. От этого дела его оторвал телефонный звонок. Звонил генерал Бек. Бек скороговоркой, взволнованно сообщил, что весь генеральный штаб в смятении: только что получен приказ об отставках фельдмаршала фон Бломберга и генерала фон Фрича.

От такой новости Канарис чуть не потерял дар речи.

— На каком основании? — чуть ли не шепотом спросил он.

— Этого еще никто не знает, — ответил Бек, — мы сами все в полной растерянности. Могу сказать только одно, что грядет что-то огромное и непредсказуемое.

К этому моменту Канарис уже успел прийти в себя.

— Хорошо, я сейчас же выезжаю к вам, в генштаб. Попробуем во всем этом разобраться.

По дороге в генштаб Канарис судорожно пытался разобраться в ситуации. Он прекрасно знал, что в последнее время, особенно после того, как генералитет высказался о неготовности Германии к большой войне, его высшие чины вызывали у фюрера только раздражение, но адмирал никак не думал, что фюрер пойдет на такие крайние меры. Канарис уже давно неразрывно связал свою судьбу с вермахтом, поэтому любой удар по этой организации он рассматривал как удар лично по нему.

Прибыв в генштаб, он сразу же прошел к Кейтелю.

— Вы мне можете рассказать, что происходит? — с порога выпалил он, забыв о всякой субординации.

Кейтель устало провел рукой по лицу и рассказал все, что ему самому было известно. И тут Канарис взорвался, он всегда был очень корректен даже в разговорах с подчиненными, но сейчас он забыл обо всем: забыл даже, что разговаривает со страшим по должности. Кейтель смотрел на шефа абвера и не узнавал его: вечно сдержанный, спокойный, говорящий почти шепотом, адмирал стоял перед ним, раскрасневшись, и в полном смысле слова кричал:

— Вы понимаете, что вы сделали! Да уж лучше бы вы передали все это прямо в руки Гейдриха или Гиммлера — сэкономили бы им время. Как вы могли, вы, штабной генерал, даже не вспомнить, что в вашем распоряжении есть разведка! Мои люди докапываются до тайн других государств, а происхождение этих подделок они бы выяснили в течение суток! Вам что, не известно, что у нас есть отдел по наблюдению за связями высших офицеров. И это их дело, а не какого-то там гестапо. Еще год назад гестапо бы не посмело вызвать к себе на допрос самого захудалого ефрейтора! И вот дожили!

Он схватил со стола телефонный справочник, нервно полистал его, а затем, ткнув в какую-то страницу пальцем, бросил раскрытый справочник перед генералом.

— Вот видите, — уже начиная успокаиваться, сказал он, — здесь всего-то четыре бабы с фамилией Грюн. Мои люди выяснили бы кто есть кто за два-три часа.

Он вдруг устало уселся на стоящий рядом стул.

— Но Бломберг даже не стал оправдываться, он просто подал в отставку, — плаксиво сказал Кейтель.

— Бломберга вы уже отдали, — тихо и устало сказал адмирал. — Давайте думать, что нам делать с фон Фричем. Думаю, надо настоять на суде офицерской чести. Я подумаю о подходящей фигуре для судьи и сообщу вам. Надо как следует дать по рукам этим выскочкам из гестапо.

— Я уже говорил на эту тему с Беком, — подхватил Кейтель.

— И что?

— Он со мной согласился, но сказал, что надо быть «очень тактичным, а вдруг он и в самом деле гомосексуалист?»

— Да… — только и смог выговорить Канарис.


Когда Канарис, вернувшись в свое ведомство, шел по коридору к своему кабинету, он вдруг на несколько секунд задержался перед одной из дверей, а потом решительно ее открыл.

За дверью был стандартный для его ведомства рабочий кабинет: справа письменный стол, слева — шкаф для бумаг, перед столом — стул для посетителей. За столом сидел подтянутый мужчина, на вид лет сорока пяти. Мужчина был одет в прекрасный, хорошо сшитый костюм и белоснежную рубашку с галстуком, его прическа была безупречна, усики очень аккуратно подстрижены и вообще у него был вид завзятого светского щеголя. За его спиной на стене висела аккуратная табличка, на которой красивыми буквами было написано: «Орел мух не ест».

— Зайдите ко мне, подполковник, — сказал ему Канарис.

Только сейчас, проходя мимо этой двери, Канарис понял, кто ему нужен для того, чтобы разобраться наилучшим образом с этим делом. Это был подполковник Ганс Остер. Познакомившись еще в 1931 году в штабе 6-й дивизии в Мюнстере, эти два человека очень быстро сошлись, хотя и представляли собой две яркие противоположности. Остер был вспыльчив, подвижен, любитель пошутить и посмеяться, обладал двумя губительными для себя страстями — к лошадиным скачкам и к женщинам. Все, что попадало к нему в руки, он спускал на скачках, а остальное тратил на женщин. В 1932 году у него случился бурный роман с женой одного из резервистов, разразился скандал, который закончился судом чести и отставкой Остера. Год Остер перебивался случайными заработками, а в 1933 году тогдашний шеф абвера Патциг пригласил его к себе на работу, но когда заметил, что Остер дошел до того, что пытается сортировать его посетителей по принципу, «кого пускать, а кого и выдворить», перевел его в третий, Центральный отдел абвер, ведающий кадрами. В этом отделе Остер с присущей ему энергией и умом с удовольствием начал плести нити заговоров и устраивать головокружительные интриги. Будучи потомственным аристократом, Остер с презрением относился к СС и боготворил вермахт.

Остер вошел в кабинет адмирала буквально следом за ним. Когда хозяин кабинета занял место за своим рабочим столом, подполковник встал перед ним, поправил усики ногтем большого пальца и, улыбнувшись, произнес:

— Мой адмирал, мои паруса уже подняты, и я готов по вашему приказу отправиться по бурному морю в любом направлении.

— Дело очень серьезное, Ганс, — сказал Канарис, после чего описал ему так взволновавшие вермахт события.

Остер слушал своего шефа, расхаживая из угла в угол по кабинету и играя своими тонкими наманикюренными пальцами. Когда адмирал закончил, он сказал:

— Я уже знаю об этом. Мои люди мне только что все доложили. Пожалуй, я даже знаю больше. Гестапо нашло некого Шмидта и даже устроило Фричу очную ставку с ним. Узнать, где они его держат, это не проблема. Баварца Джо найти тоже не сложно: его настоящее имя Мартин Вайнгертнер. Но учтите, за Фрича уже попытался заступиться Хоссбах — теперь у фюрера новый адъютант. А вот что касается представителей из министерства юстиции, то, думаю, сделаем так. Скорее всего, экспертизу по этому делу будет проводить обер-регирунгсрат Иоганес фон Донаньи. Он даст заключение о необходимости «суда высших командующих вермахата». Он это сделает: уже давно работает на нас. В судьи он скорее всего порекомендует Карла Зака, но об этом я еще с ним сегодня переговорю. Главное для нас заполучить свидетелей.

— Действуйте, Ганс, — согласился Канарис. — Если потребуется моя помощь, то можете без стеснения обращаться в любое время дня и ночи. На карте стоит судьба Германии.

Историческая справка

Фридрих Вильгельм Канарис — родился 1 января 1887 года в Аплербеке близ Дортмунда. Сын крупного администратора металлургических заводов. Окончил морской кадетский корпус в Киле. В октябре 1907 года вступает в ВМФ фенрихом. 28 сентября 1908 года произведен в лейтенанты. С 1907 года служил на крейсере «Бремен», участвовал в блокаде Венесуэлы. С января 1910 года 2-й вахтенный начальник на торпедном катере «V-162», а с декабря 1911 года — на малом крейсере «Дрезден». Во время Первой мировой войны участвовал на «Дрездене» в торговой войне в Южной Атлантике. Создал агентурную сеть, позволявшую кораблю уклоняться от боев с превосходящими силами противника. В октябре 1914 года корабль вошел в состав отряда адмирала фон Шпее. После уничтожения эскадры 18 декабря 1914 года кораблю Канариса удалось скрыться в заливе на побережье Чили, позднее, в начале марта 1915 года, корабль, исчерпавший запасы угля и продовольствия, интернировали чилийские власти, но 14 марта он был в нарушение всяких международных норм атакован англичанами и после тяжелого боя затоплен собственной командой. 3 июля 1915 года Канарис бежит из лагеря для интернированных и под именем Рида Росаса пробирается в Германию. С ноября 1915 года занимается созданием агентурной сети Германского ВМФ на Средиземноморье. С 28 ноября 1917 года командир подводной лодки «UC-27», а с 19 января 1918 года — «U-34», потопил три транспорта общим водоизмещением 16 000 тонн. С мая 1918 года командир подводной лодки «U-128». За боевые заслуги награжден Железными крестами 1-й и 2-й степени. К концу войны имеет чин капитан-лейтенанта. С февраля 1919 года служит во флоте Веймарской республики. С 1920 года старший офицер адмиралтейства в Киле. В обход условий Версальского мира участвовал в создании «черного рейхсмарине» — незаконных формирований ВМС, которые помогли Германии сохранить военно-морские кадры. С 1 октября 1926 года референт при начальнике штаба ВМФ. С 1935 года начальник отдела военной разведки (абвера).

Ганс Остер — родился 9 июля 1888 года в Дрездене. Профессиональный военный. Участник Первой мировой войны. Окончил курсы офицеров генерального штаба. С 1933 года служит в военной разведке. С сентября 1938 года начальник Центрального отдела абвера, который ведал секретным архивом и кадрами.

Берлин, 8 февраля 1938 года

В приемную Гитлера быстрым шагом вошел Герман Геринг, он тем же быстрым шагом пересек ее и скрылся за дверьми кабинета.

— Вы меня вызывали, мой фюрер? — отсалютовал он с порога.

— Да. Это касается дела генерала фон Фрича. Я внимательно ознакомился со всеми мнениями по этому вопросу и пришел к следующему заключению. Мы дадим ему возможность попробовать оправдаться и устроим суд высших командующих вермахта. Председательствовать на суде будете вы как главнокомандующий военной авиации. Следствие по этому делу от министерства юстиции будет вести судья Бирон, помощником к нему я назначил судью Зака. Зак же будет вести протокол заседания. Думаю, вы должным образом справитесь с этим заданием.

— Так точно, мой фюрер, — снова отсалютовал Геринг.

— Вот для этого я вас и пригласил. И постарайтесь не затягивать эту волынку: у нас на носу великие события.

— Слушаюсь, мой фюрер.

Берлин, 20 февраля 1938 года

В кабинет старшего инспектора Франца Йозефа Губера солдат ввел небритого, грязного мужчину с бегающими глазами. Конвойный знаком приказал арестанту сесть на стул, который стоял на расстоянии метров двух перед столом инспектора.

— Ну что, Отто, — спокойно сказал инспектор, — расскажи-ка ты нам, как это ты умудрялся шантажировать генерала фон Фрича.

— Я уже все рассказывал, герр офицер, — торопливо зашепелявил арестованный, — Я это рассказывал даже самому фюреру!

— Знаю, знаю, — усмехнулся инспектор, — тот после этого три ночи не мог спать. А теперь эту же байку хочу услышать и я, да не от фюрера, а, так сказать, из первоисточника. Постарайся-ка припомнить все поподробнее.

— Хорошо, герр офицер. Значит, дело это было давно, в ноябре тридцать третьего. Стою я как-то вечером на вокзале Ванзея и курю. Вдруг вижу идет мужчина в таком, знаете ли, темном пальто с меховым воротником, в шляпе, в пенсне, а на горле такой белый платок. Очень солидный мужчина, а рядом с ним идет Баварец Джо. А Баварец Джо это такая свинья, которая подставляет свою задницу, извините меня за выражение, всякому, кто согласен за нее хорошо заплатить. Ну, я сразу понял, в чем тут дело, и тихонечко пошел за ними. Они зашли в темный переулочек, есть там такой рядом с вокзалом. И там, в уголочке, ну, прямо как собаки, и сделали свое дело.

Арестант замолчал и вытер рот тыльной стороной руки.

— Ну, а дальше? — с улыбочкой поинтересовался инспектор.

— А что дальше, — продолжил заключенный, — дальше они разошлись, и мужчина направился к Потсдамской площади, к станции кольцевой дороги. Ну, я догнал его и сказал, что я комиссар уголовной полиции Крегер и что я все видел. А он мне сказал, что он генерал фон Фрич и даже документ показал, там и вправду было написано «фон Фрич».

— И что, он действительно поверил, что ты комиссар полиции? — все с той же издевкой спросил инспектор.

— А как же! Я такое не раз делал. Они все так пугаются, что у них напрочь все мозги отшибает. Вот я ему и говорю, что за пару тысяч марок я могу и помолчать. Он мне и говорит, что у него с собой таких денег сейчас нет и что надо поехать к нему домой. Поехали мы в район Лихтерфельде на Фердинандштрассе. Там я подождал его у дома номер 21, и он принес мне 500 марок. Сказал, что еще тысячу даст завтра, а потом и еще одну тысячу. Вот и все.

— И когда в последний раз ты брал у него деньги? — поинтересовался Губер.

— Где-то в январе тридцать четвертого. Встретились мы тогда на станции Лихтерфельде, я еще с корешком своим пришел, Хайтером. Его, кстати, тоже допрашивали, и он все подтвердил.

— Забавно, забавно, — хмыкнул инспектор, — и ты так его сразу и узнал?

— А что же не узнать-то, — хмыкнул Шмидт, — когда они мне фотографии-то показывали, там все написано было: «генерал фон Фрич».

«Ну и орлы!» — про себя присвистнул инспектор Губер.

Он отправил заключенного обратно в камеру и сразу же вызвал к себе одного из агентов.

— Сходи-ка, дружище, в адресный стол, — приказал он агенту, — и принеси мне список жильцов по адресу Фердинандштрассе, 21.

Через час старший инспектор Губер внимательно изучал принесенную агентом справку из адресного стола: фамилии Фрича там не было. Однако это еще ничего не доказывало.

Берлин, 20 февраля 1938 года

В кабинет Гейдриха вошел растерянный Мюллер. О том, что он был в полной растерянности, говорило каждое его движение. Он неуклюже встал перед столом Гейдриха, не зная, куда деть свои большие, узловатые руки.

— Что-нибудь случилось? — спросил Гейдрих, уставившись в глаза своего подчиненного.

— Вчера из тюрьмы увезли Шмидта, — выдавил из себя Мюллер.

— Какого Шмидта? — не сразу понял, о чем идет речь, Гейдрих.

— Свидетеля по делу генерала фон Фрича, — еще тише пояснил Мюллер.

— Что значит увезли? — не понял Гейдрих. — Кто увез? Куда?

— Приехала армейская машина, коменданту тюрьмы показали приказ, подписанный генерал-полковником Беком, и увезли Шмидта. Мы сейчас пытаемся выяснить — куда.

В душе Гейдриха начала подниматься глухая ярость, он прекрасно понимал, чьих рук это дело. Догадывался он и о цели этой операции.

— Я вам что говорил? — взорвался наконец Гейдрих, от ярости лицо его побледнело и губы стали еще тоньше, — Какой идиот догадался держать этого свидетеля в тюрьме, охраняемой армией? Вы что, настолько тупы, что не понимаете смысла и значения этого дела? Нет, такие идиоты могли вырасти только в стенах республиканской полиции. Покажите мне пальцем то место, которым вы думаете, Мюллер!

На щеках Мюллера появились красные пятна.

— Виноват, группенфюрер, — теперь уже громче и смелее сказал Мюллер, — Я должен был проверить, где Майзингер содержит этого заключенного.

— Не то что должны, а обязаны были это сделать! Майзингер всю жизнь занимался только тем, что следил, где какая блядь сделала аборт и какой педик кому подставился, а набравшись этих знаний, дает советы, что делать с еврейскими потаскухами! Вы что, не понимали, что это дело переросло рамки отдела Майзингера? Да вы понимаете, что если они сейчас надавят на этого вашего Шмидта и он откажется от всего того, что говорил нам и фюреру, то все мы окажемся просто в дураках! Его теперь не так-то просто будет заполучить обратно. Вы хотя бы срочно выясните, где они его содержат.

— Я приложу все усилия, группенфюрер!

— Не все усилия, а разбейтесь в лепешку, но сделайте это, Мюллер! И молите Бога, чтобы этот Шмидт был еще живым! Он нужен живой и разговорчивый!

Когда Мюллер вышел из кабинета, Гейдрих закурил и стал обдумывать сложившуюся ситуацию. Конечно, ему это еще не раз вспомнят. Но, с другой стороны, не все так безнадежно. Всегда можно будет сказать, что свидетеля запугали, подкупили и прочее. Нет, все еще далеко не безнадежно. А может, это и к лучшему? Свидетель был — его видел сам фюрер. Показания этого типа слышало слишком много людей.

Его мысли прервал адъютант, который тихо вошел в кабинет и, подойдя к письменному столу своего шефа, услужливо спросил:

— По радио передают речь фюрера в рейхстаге. Вы будете слушать?

Эту речь Гитлера ждали с 30 января, но тот все откладывал свое выступление в связи с другими, не терпящими отлагательства делами. Гейдрих молча кивнул головой.

Адъютант включил репродуктор, и оттуда полилась страстная речь Гитлера. Фюрер очень тепло отозвался о «понимании» сложности момента Шушингом и о своем «сердечном желании добиться большего взаимопонимания между Австрией и Германией». Гитлер говорил:

— Более десяти миллионов немцев живут в государствах, расположенных близ наших границ. Не может быть никаких сомнений, что политическое отделение от рейха не должно привести к лишению их прав, а точнее, основного права — на самоопределение. Для великой немецкой державы нетерпимо сознавать, что братья по крови, всей душой поддерживающие ее, подвергаются жесточайшим преследованиям и мучениям за свое стремление быть вместе со всей нацией, разделять ее судьбу. В интересы германского рейха входит защита этих немцев, которые продолжают жить вдоль наших границ, но никак не могут самостоятельно отстоять свою политическую и духовную свободу.

Гейдрих сразу же своим волчьим чутьем почувствовал, что рейх неприкрыто показывает свой звериный оскал двум соседним государствам. Угрозу в этой речи услышали и правительства Австрии и Чехословакии. А вот в Лондоне премьер-министру Чемберлену речь в целом понравилась и произвела благоприятное, успокаивающее впечатление. Лондон слышал только то, что хотел услышать.

Эта речь транслировалась не только по германскому радио, но также по радио Австрии и Чехословакии.

Берлин, 22 февраля 1938 года

В ресторан на станции Лихтерфельде вошел молодой, симпатичный гауптман в отутюженной форме. Он выбрал себе крайний столик и заказал кофе. Когда официантка принесла ему чашечку с дымящимся ароматным напитком, он обворажительно ей улыбнулся, потом сказал:

— Вы знаете, я ищу одного своего старого однополчанина. Он живет где-то здесь поблизости. Может быть, он заходил к вам и вы что-то про него знаете. Он уже не молод, а несколько лет назад ходил в таком темном пальто с коричневым меховым воротником, носит шляпу и белый платок.

— Я, кажется, знаю о ком вы говорите, — улыбается официантка, — несколько лет назад он действительно часто бывал у нас в обществе такой полной дамы. Но его всегда обслуживала Эльза, может, она что-то про него и знает.

Эльза, тридцатилетняя женщина с признаками начинающейся полноты, выслушав гауптмана, сказала:

— Да, действительно, он раньше очень часто заходил к нам, но вот уже около года, как его не видно. Я не знаю, как его зовут, но жил он где-то здесь совсем рядом, по-моему, на Фердинандштрассе.

Всю дорогу из ресторана до абвера гауптман Франц Губер, а это был именно он, раздумывал, как же ему найти этого человека в темном пальто. Придя в кабинет, он уселся за свой стол, закурил и начал обдумывать свой следующий шаг. Докурив сигарету, он подошел к шкафу, достал оттуда адресный справочник, вернулся к столу и начал, ведя пальцем по колонке, читать фамилии всех, проживающих на Фердинандштрассе. И вдруг он отложил справочник и, откинувшись на спинку стула, начал смеяться. В доме 20, который, по всей видимости, находился напротив дома 21, проживал «ротмистр в отставке фон Фриш».

Уже через час перед старшим инспектором Губером лежала выписка из банковской книжки № 10 220 (Дрезденский банк, депозитная касса 49) на имя Ахима фон Фриша. В указанный Шмидтом период времени с этой сберкнижки снимались суммы, совпадающие с теми, о которых говорил арестованный. Все сходилось.

Берлин, 23 февраля 1938 года

Канарис сидел у себя в кабинете и рассматривал лежащие перед ним бумаги. Остер по своей давней привычке расхаживал из угла в угол и говорил.

— Как видите, Шмидт показывал все точно, если не считать того, что он перепутал фамилии. Выписка из сберкнижки Фриша это подтверждает. Более того, мы нашли Фриша. Он так там и живет, но теперь он сильно болен и прикован к инвалидному креслу. Он подтвердил все сказанное Шмидтом и даже показал расписки. Но здесь настораживает одна вещь: по словам медсестры, которая за ним ухаживает, в январе у них появлялись люди из гестапо и делали выписки из банковского счета. И еще, мы нашли наконец этого Баварца Джо, то бишь Мартина Вайнгертнера, он арестован гестапо, но все же мы сумели получить от него показания, что он ни с каким генерал-полковником в связь не вступал. Как видите, все это дело шито белыми нитками.

— Иногда мне становится стыдно за Гейдриха, — сказал Канарис, — а ведь когда-то я его считал очень талантливым своим учеником. Но нельзя недооценивать противника. Пусть аккуратности в работе у них и нет, но вот наглостью они могут поспорить с любой уличной девкой. Выставите-ка наблюдение за домом Фриша. С фотоаппаратом. Помешать его арестовать мы не сможем, но вот предъявить фотографии, если потребуется, — сумеем.

— Я тоже об этом думал, — согласился Остер.

— Кто у вас занимался этим делом?

— Старший инспектор гауптман Губер.

— Представьте его на повышение, полковник. Дело, конечно, не столь уж и сложное, но он проделал работу профессионально и быстро. Я очень доволен вами. Как жаль, что я поздно подключился к этому делу! Будь я в тот момент в Берлине, может быть, мы спасли бы и Бломберга. И все равно теперь в глазах всего руководства страны это детище герра Гиммлера будет выглядеть, как цирк Шапито.

Берлин, 1 марта 1938 года

Гейдрих раздраженно расхаживал по своему кабинету. Посередине кабинета по стойке смирно стоял Генрих Мюллер.

— Вы всегда мне нравились как профессионал Мюллер, — отчитывал своего подчиненного группенфюрер. — Именно поэтому мы позабыли все ваши прежние дела в республиканской полиции и взяли к себе. И что в результате? Вы упустили ценного свидетеля. И не надо говорить мне здесь, что в этом виноват Майзингер. Ответственным за это дело были вы. Но вам показалось этого мало. Вы допустили, чтобы люди Канариса нашли фон Фриша и сняли с него показания.

— Мы уже арестовали фон Фриша, — попробовал оправдаться Мюллер.

— Они арестовали! Да это надо было сделать еще в январе! И арестовать так, чтобы никто и следов его не смог найти! А не так, как вы это сделали с Баварцем. Люди из следственной комиссии вермахта сразу же его нашли и обратились к нам за разрешением на допрос. Что я им мог ответить? Только — пожалуйста!

— В абвере работают старые профессионалы высокого класса, — заметил Мюллер, — от них трудно что-либо скрыть.

— Да, там профессионалы! — с еще большим раздражением взорвался Гейдрих. — А вы — сборище дармоедов! Кто мешает вам набрать профессионалов? А не можете набрать — научите! Или у вас уже и учить некому? Как только мы дошли до серьезного дела, вы начали совершать ошибку за ошибкой! Вы руководите тайной полицией, Мюллер. Тайной! Те, кого вы арестовываете, должны исчезать бесследно для всех, кроме, естественно, вас. А этим ребятам Канариса потребовалось меньше недели, чтобы разобраться в этом деле до самых тонкостей. Я молю Господа нашего, что дал вам фору, и мы начали эти дела, когда Канарис был в отъезде. Иначе бы они в два счета развалили бы и дело Бломберга! Учтите, если Фрич вывернется, я сам займусь вашей судьбой. Лично! Убирайтесь и постарайтесь приложить все свои оставшиеся мозги к тому, чтобы решить, как нам довести это дело до интересующего нас конца.


А в это время в своем кабинете адмирал Канарис рассматривал фотографии. На фотографиях люди в надвинутых на глаза шляпах, в кожаных пальто, вытаскивали из подъезда беднягу фон Фриша и заталкивали его в машину. Снимки были сделаны профессионально: любого из участников при желании можно было опознать.

Канарис вздохнул, аккуратно сложил снимки в конверт и спрятал его в глубине своего стола. В его войне с СС эти снимки должны еще сыграть свою роль.

Берлин, 3 марта 1938 года

Каждое утро в Тиргартене можно было увидеть трех всадников, совершавших утреннюю верховую прогулку. Конечно, бывали и дни, когда кто-нибудь из них по каким-то причинам и отсутствовал, но это случалось не так уж часто. Двое из них были непременно одеты в черную эсэсовскую форму, на третьем был костюм для верховой езды.

В это утро мужчина в спортивном костюме обратился к одному из эсэсовцев:

— Скажите, Рейнгард, ведь эти дела Бломберга и Фрича, наверняка, состряпаны вашими руками.

— Бросьте, Вильгельм, у меня слишком много других, более важных забот, чтобы ввязываться еще и в работу отдела нравственности.

— Не надо, Рейнгард, — возразил его собеседник. — Здесь нет никакой нравственности, это просто две очень грубо состряпанные фальшивки.

— Не надо уж так, адмирал, — возразил с усмешкой Гейдрих. — Бломберг ведь все признал и даже, не пытаясь оправдаться, подал в отставку. С фон Фричем, думаю, тоже все встанет на свои места.

— Бломберг просто не захотел связываться с такой грязью, — вздохнул Канарис, — а что касается Фрича, то, насколько я знаю, все его дело расползается по швам.

— Это мы еще посмотрим, — фыркнул Гейдрих.

— Не понимаю, адмирал, — вмешался третий наездник, начальник отдела управления и права штандартенфюрер СС Вернер Бест, — зачем вы тратите столько сил на это дело. Неужели вы так наивны и не понимаете, что если даже Фрича и оправдают, он никогда уже не вернется на прежнее место. С ним уже покончено.

— Эх, Вернер, как вы, человек с таким образованием, не можете понять, что это приведет Германию к катастрофе, — вздохнул Канарис.

— Не к катастрофе, а к небывалым высотам, — засмеялся Гейдрих, — вы все еще живете старыми понятиями.

Вот так каждое утро эти три человека, мирно беседуя, совершали верховую прогулку, а потом отправлялись в свои заведения и начинали строить друг другу козни.

Историческая справка

Вернер Бест — родился 10 июля 1903 года в Дармштадте. Сын почтового служащего. Учился в гимназии в Дармштадте, в 1919 году организовывает молодежную националистическую группу. Принимает активное участие в антифранцузском движении в Руре. Изучал право во Франкфурском, Фрейбургском, Гессенском и Гейдельбергском университетах. С 1929 года юрист в управлении юстиции земли Гессен, затем судья. Член НСДАП с 1930 года. В 1931 году вступил в СС. В марте 1933 года назначен специальным полицейским комиссаром, а в июле 1933 года бургомистром земли Гессен. В январе 1935 года возглавил Управление руководства и права СД, а при сформировании в 1936 году Главного управления полиции безопасности — аналогичное управление. Автор книги «Германская полиция» — учебника по организации и деятельности полиции.

Берлин, 5 марта 1938 года

Гейдрих вошел в кабинет Гиммлера и отчеканил:

— Группенфюрер Гейдрих по вашему приказанию прибыл!

В кабинете кроме Гиммлера сидел Геринг.

— Через пять дней назначен суд чести над фон Фричем, — не отвечая на приветствие начал Гиммлер. — Фельдмаршал Геринг будет председателем этого суда. Вы допустили очень грубую ошибку, упустив свидетеля. Теперь дело обстоит так, что там у Потсдамского вокзала был не фон Фрич, а некий фон Фриш, а господин Шмидт просто обознался. Что вы на это можете сказать?

— Я уже в курсе дела, — спокойно ответил Гейдрих, — Да, они на суде будут придерживаться этой линии. Я поднял досье на этого фон Фриша. Это отставной кавалерийский ротмистр, прикованный к инвалидной коляске. Я бы очень хотел присутствовать на этом суде и посмотреть, какие телодвижения будет делать этот кавалерист, сидя в инвалидном кресле, когда его попросят показать, каким образом он удовлетворял этого Баварца Джо.

— У вас Гейдрих одно на уме, — недовольно фыркнул Геринг.

— Но это же самая явная нелепость в защите фон Фрича! — возразил Гейдрих. — Они даже не смогли как следует подготовиться. Ни один здравомыслящий человек не поверит в эту сказку.

— Вам еще не хватает сказать, что вы специально упустили Шмидта, — недовольно проворчал Гиммлер.

— Ну что вы, герр рейхсфюрер, — усмехнулся Рейнгард, — я бы просто не смог заранее догадаться, что они придумают такую идиотскую сказку. Кстати, кроме похищенного Шмидта все остальные свидетели находятся у нас и, думаю, некоторые из них могут и отказаться от своих первоначальных показаний.

— Молите Бога, чтобы все прошло так, как мы задумывали, — предупредил Гиммлер.

Берлин, 10 марта 1938 года

Ровно в десять часов утра в приемную кабинета Гитлера в рейхсканцелярии вошел запыхавшийся генерал Кейтель в сопровождении двух эсэсовских офицеров из личной охраны фюрера. На лице Кейтеля была полная растерянность: его встретили эти два эсэсовца на пороге генерального штаба и сообщили, что фюрер срочно вызывает его в рейхсканцелярию с планом оккупации Австрии. Кейтель ответил, что такие планы он с собой в кармане не носит и ему нужно какое-то время, чтобы собрать нужные документы.

Для Кейтеля такой приказ был полной неожиданностью: до сих пор они рассматривали все меморандумы как просто штабные учения. Ни по одной подобной операции детального плана не было. Кейтель направился прямиком к генерал-майору Йодлю, который в тот момент был фактическим командиром штаба оперативного руководства. Йодль тут же вспомнил о существовании плана «Отто», который разрабатывался на случай попытки восстановления в Австрии монархии Габсбургов. На этот план и решил сослаться Кейтель.

Не задерживая в приемной, Кейтеля сразу же проводили прямо в кабинет Гитлера.

Гитлер метался по кабинету как тигр в клетке. Увидев застывшего по стойке смирно генерала, Гитлер быстрым шагом подошел к нему и, встав напротив, почти начал кричать:

— Вы знаете, что учинил этот свинья Шушинг? Он назначил на воскресенье, то есть на 13 марта, плебисцит о союзе с Германией! Но ведь даже ребенку понятно, что это будет не плебисцит, а сплошное шарлатанство! Я сам был немцем в Австрии и знаю, что это такое! Мы должны защитить наших братьев! Если к завтрашнему дню он не отменит этот балаган, то послезавтра наша армия должна вступить на территорию Австрии и навести, наконец-то, там порядок! Мне, как главнокомандующему, срочно нужен план военных действий в этой ситуации! У вас есть такой план?

— Так точно, мой фюрер, — отчеканил Кейтель, — У нас есть план «Отто». Потребуется только небольшая доработка, чтобы привести его в соответствие со сложившейся ситуацией.

— Отлично! — к удивлению Кейтеля, сразу же обрадовался Гитлер. — Немедленно приступайте к его доработке. Как только окончите, тут же доставьте план сюда, в рейхсканцелярию.


Кейтель стрелой помчался на Бендлерштрассе в генеральный штаб к генерал-полковнику Беку. Но здесь его ожидал новый удар: на вопрос о плане «Отто» Бек пожал плечами и ответил:

— Мы по нему ничего и не делали. Абсолютно ничего. Никто и не воспринимал всерьез, что Габсбурги соберутся возвращаться на престол.

Кейтель чуть было громко не застонал.

— Тогда собирайтесь: поедете со мной в рейхсканцелярию и там выкручивайтесь как хотите, — решил Кейтель.

Бек на мгновение задумался, потом сказал:

— Разрешите взять с собой генерала фон Манштейна. Он должен сегодня выехать в свою дивизию, но, думаю, ничего страшного не случится, если он ненадолго задержится и поможет нам в создании плана.

Хорошо, — согласился Кейтель, он прекрасно понимал, что сейчас все они должны действовать дружно и оперативно.

Гитлер без задержки принял трех генералов, выслушал их пространные рассуждения о необходимости подгонки плана к существующей действительности и сказал:

— Делайте что хотите, но помните, что к субботе армия должна быть готова к вступлению в Австрию.


Мобилизационные приказы ушли в три армейских корпуса и в ВВС только в половине седьмого вечера.

Историческая справка

Альфред Йодль — родился 10 марта 1890 года в Вюрцбурге. Сын капитана артиллерии. Образование получил в Кадетском корпусе. В 1912 году произведен в лейтенанты 4-го Баварского артиллерийского полка. Участник Первой мировой войны. Воевал на Западном и Восточном фронтах. После демобилизации армии остался служить в рейхсфере. В 1920 году окончил секретные курсы генералов Генерального штаба. С 1935 года начальник Отдела обороны Военного управления Военного министерства.

Эрих Фриц фон Манштейн — родился 24 ноября 1887 года в Берлине. Племянник фон Гинденбурга, сын генерала артиллерии Эдуарда фон Левински, усыновлен бездетным родственником генерал-лейтенантом Георгом фон Манштейном и взял его фамилию. Окончил Прусский кадетский корпус. В 1906 году вступил в 3-й гвардейский пехотный полк, в 1907 году произведен в лейтенанты. В 1914 году окончил военную академию. Участник Первой мировой войны, офицер генерального штаба, капитан. За боевые отличия награжден Железными крестами 1-й и 2-й степени и орденом Дома Гогенцоллернов. Осенью 1917 года был начальником штаба 4-й кавалерийской дивизии на Востоке, затем — 213-й пехотной дивизии на Западе. После демобилизации армии остался служить в рейхсвере. В 1921–1924 годах командовал ротой. В сентябре 1929 года возглавил 1-ю группу оперативной секции Военного министерства. В ноябре 1931 года входил в состав делегации, направленной на переговоры о военном сотрудничестве с СССР. После этого прошел переподготовку в Москве и Ленинграде. С 1933 года командир батальона 4-го пехотного полка (Кольберг). С 1 февраля 1934 года начальник штаба 3-й пехотной дивизии и 3-го военного округа (Берлин). В 1934 году выступил против дискриминации военнослужащих, но благодаря заступничеству фон Фрича остался на своем месте. С 1 июня 1935 года начальник Оперативного отдела генерального штаба сухопутных войск. С октября 1936 года 1-й обер-квартирмейстер — фактически заместитель начальника генерального штаба. После переназначений в феврале — марте 1938 года назначен командиром 18-й пехотной дивизии в Лигнице.

Берлин, 10 марта 1938 года

В здании бывшего генерального штаба, который теперь превратился в Верховное командование вермахта, на офицерский суд чести над генералом фон Фричем собрались почти все участники. Ждали только председателя суда, фельдмаршала Геринга. Геринг опоздал на полчаса. Он быстрым шагом вошел в зал и прямо с порога громко объявил:

— Господа, не будем тянуть время. Заседание считаю открытым.

Первым делом обвинение попросило вызвать на перекрестный допрос свидетеля Отто Шмидта. В зал ввели арестованного. Увидев такое сборище сильных мира сего, бедный шантажист и вовсе потерял дар речи. В ответ на все вопросы он бурчал что-то нечленораздельное, да и это из него выжимали почти силой. Допрос длился уже около получаса, когда вдруг дверь зала тихонько открылась, и в помещение бесшумно проскользнул адъютант Геринга. Он на цыпочках подошел к своему шефу и что-то сказал ему на ухо. Внимание всех присутствующих со свидетеля переключилось на эту пару. Геринг кивнул, встал, поднял руку, требуя тишины и внимания, и объявил:

— Господа, фюрер приказал главнокомандующим всех родов войск, а также всему руководству генерального штаба срочно прибыть в рейхсканцелярию. По армии объявлена готовность номер один для операции «Отто». Наше заседание придется перенести.

По залу пробежал шепоток. Все сразу же забыли о цели своего сбора. Собравшиеся там прекрасно понимали, что началась большая война. Но потом, несколько лет спустя, историки в своих кабинетах, стараясь оправдать трусливость и нерешительность своих правителей, назовут дату начала той войны совсем другую, отстоящую от этой более чем на год.

Берлин, 10 марта 1938 года

К четырем часам дня в приемной кабинета Гитлера в рейхсканцелярии встретились четыре человека: рейхсфюрер Генрих Гиммлер, группенфюрер Рейнгард Гейдрих, адмирал Вильгельм Канарис и барон Константин фон Нейрат. Всех их на это время вызвал к себе фюрер.

Как только все четверо собрались вместе, их сразу же ввели в кабинет. Не успели они отсалютовать главе государства, как тот встал перед ними и взволнованно заговорил:

— Вы, думаю, уже в курсе дела и знаете, какой новый балаган задумал этот негодяй Шушинг. Я прекрасно понимаю, на что он рассчитывает. Вот уже пять лет, с 1933 года, в Австрии не проводились никакие выборы, а значит, и не уточнялись списки избирателей. Сейчас туда можно вписать все, что угодно. Если прибавить сюда то, что право на избирательный бюллетень отнюдь не означает наличие ума, то картина становится ясной как божий день. Такого поворота событий мы допустить не можем. Если они не откажутся от этой затеи, то в субботу наши войска войдут в Австрию.

Он окинул взглядом лица всех присутствующих, надеясь по ним понять отношение к этой идее каждого из них. Но на этот раз в его кабинете собрались люди, привыкшие скрывать свои чувства: все четверо стояли с непроницаемым выражением лица.

— Наши генералы, должен сказать прямо, растерялись, — продолжил фюрер, — Я, конечно, не сомневаюсь, что они исполнят приказ и наши войска с честью выполнят, если потребуется, поставленную перед ними задачу. Но я совершенно не хочу, чтобы немцам пришлось пролить немецкую кровь. И чтобы этого не случилось, я очень рассчитываю на вашу помощь. Ваша задача состоит в том, чтобы за эти два дня не оставить у Шушинга с его камарильей и тени сомнения в том, что наши войска в субботу войдут в Австрию и не оставят камня на камне от обороны противника. От ваших усилий будет зависеть — прольется ли немецкая кровь.

Фюрер повернулся к фон Нейрату.

— Я прекрасно осведомлен о вашем слабом здоровье, барон, но у меня не было другого выхода. Ваш преемник герр фон Риббентроп в данный момент находится в Англии и ведет там очень важные переговоры: мы должны заранее знать реакцию Англии на все события и убедить ее не делать никаких скоропалительных и неразумных выводов. Поэтому, используя весь опыт и талант дипломата, вы, господин барон, в эти тяжелые для всех немцев дни, надеюсь, не откажете возглавить министерство иностранных дел. До конца кризиса или до приезда нынешнего министра иностранных дел, конечно. Используйте все ваши дипломатические каналы для того, чтобы добиться поставленной перед вами задачи.

Теперь фюрер повернулся к стоящим перед ним военным:

— Вам, господа, надеюсь, задача тоже ясна, а что касается методов ее выполнения, то вы, наверное, представляете их лучше, чем я. Используйте все доступные вам средства. Устройте там массовые беспорядки, в конце концов. Я сам вырос в Австрии и прекрасно представляю, сколько немцев с нетерпением ждут, когда их братья по крови придут к ним на помощь. Оправдайте их надежды.

Он отступил на несколько шагов.

— Времени у вас очень мало, так что не будем тратить его на досужные разговоры. Не сомневаюсь, что вам прекрасно ясна поставленная перед вами задача. Послужите своему народу, сберегите его бесценную кровь!

И фюрер широким жестом перекрестил всю четверку, потом резко повернулся и вышел из кабинета через боковую дверь.

Уже спускаясь по лестнице рейхсканцелярии, Гейдрих остановился и подождал спускавшегося несколько позади адмирала Канариса.

— Нам, наверное, надо встретиться, Вильгельм, и согласовать действия, чтобы не дублировать друг друга, а кое-где для пользы дела объединить усилия.

— Согласен, — сухо кивнул головой Канарис, — мне потребуется час, чтобы наметить в основных чертах план действий, так что через полтора часа жду вас с вашими предложениями у себя на набережной Тирпица.

— Давайте, чтобы не пороть горячку, я буду там через два часа.

Гейдрих отсалютовал адмиралу и трусцой побежал к своей машине. Он любил те моменты, когда его подстегивало время.

Лабиринты истории

В два часа ночи Гитлер выпустил Директиву номер один по штабу оперативного руководства вермахта. Он так торопился, что директива ушла без подписи: его подпись под этим документом появилась только к часу дня.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

1. Я намерен, если другие средства не приведут к цели, осуществить вторжение в Австрию вооруженными силами, чтобы установить там конституционный порядок и пресечь дальнейшие акты насилия над настроенным в пользу Германии населением.

2. Командование всей операцией в целом я принимаю на себя <…>

<…>

4. Выделенным для операции соединениям сухопутных войск и военно-воздушных сил находиться в походной и боевой готовности не позднее 12.00 12 марта 1938 года.

5. Войскам действовать с учетом того, что мы не хотим вести войну с братским народом. Мы заинтересованы в том, чтобы вся операция прошла без применения силы, как мирное вступление в страну, население которой приветствует наши действия. Поэтому избегать всяческих провокаций. Но если будет оказано сопротивление, то сломить его с полной беспощадностью силой оружия.


Через несколько часов генерал-полковник Йодль от имени командования выпустил особое распоряжение с грифом «Совершенно секретно»:

1. В случае встречи с чехословацкими регулярными войсками или милиционными частями на территории Австрии рассматривать их как противника.

2. Итальянцев повсеместно приветствовать как друзей, тем более что Муссолини объявил о своем невмешательстве в решение австрийского вопроса.

Историческая справка

Иоахим Ульрих Фридрих Вилли фон Риббентроп — родился 30 апреля 1893 года в Везель-на-Рейне. Сын майора артиллерии. В 1909–1910 годах вместе с братом жил в Лондоне в семье врача, с 1910 года в Канаде, где после отравления ему была произведена сложная операция и удалена одна почка. С началом Первой мировой войны через Голландию вернулся в Германию и в 1914 году вступил в 12-й гусарский полк, в котором служил вместе с фон Паппеном. Участник Первой мировой войны, оберлейтенант кавалерии, за боевые заслуги награжден Железными крестами 1-й и 2-й степени. В 1915 году направлен в составе германской военной миссии в Турцию адъютантом военного уполномоченного. В числе других членов миссии покинул фронт и предстал перед судом чести по обвинению в дезертирстве, но был оправдан. В конце 1918 года прикомандирован к Комиссии по подготовке мирной конференции. В 1919 году демобилизован. Основал фирму по продаже шерсти, а потом — шампанского. Женился на дочери крупнейшего торговца шампанским О. Хенкеля. В 1920–1924 годах представитель фирмы Хенкеля в Берлине. В 1924 году основал собственную фирму по торговле импортными алкогольными напитками, воспользовавшись своими старыми связями в Канаде и Англии. В 1925 году усыновлен своей бездетной теткой и получает приставку «фон». В 1931–1932 годах пытается наладить взаимодействие нацистской партии с другими партиями. 13 августа 1932 года при посредстве графа фон Гельдорфа встретился в Бертехсгадене с Адольфом Гитлером. После этой встречи вступает в НСДАП и в СС. Осуществлял роль посредника между Гитлером, канцлером Паппеном и президентом фон Гинденбургом. Организовал встречу Гитлера с крупным банкиром фон Шредером, после чего крупный бизнес решил поддержать нацистов. Руководил переговорами с Гинденбургом при формировании правительства Гитлера в 1933 году. В апреле 1933 года возглавил в системе НСДАП «Бюро Риббентропа», подчиненное лично Гитлеру и занимавшееся внешнеполитическими вопросами. С ноября 1933 года депутат рейхстага. С 24 апреля 1933 года имперский уполномоченный по вопросам разоружения. С осени 1934 года уполномоченный по внешней политике в штабе заместителя фюрера по партии. 18 июня 1935 года подписывает англо-германское соглашение по флоту. Тогда фюрер сказал, что «это самый счастливый день в его жизни». 11 августа 1936 года назначен послом в Англию, цель — заключение англо-германского договора. «Риббентроп, привезите мне союз с Англией» — такими словами прощался с ним Гитлер. 7 мая 1936 года при содействии Риббентропа Англия отстаивает германскую позицию в Лиге Наций по вопросу занятия германскими войсками Рейнской, зоны. Являлся инициатором и 25 ноября 1936 года подписал антикоминтерновский пакт с Японией. С 4 февраля 1938 года имперский министр иностранных дел.

Лондон, 11 марта 1938 года

В этот день на Даунинг-стрит премьер-министр Чемберлен и члены его кабинета устроили обед в честь находящегося в Лондоне для передачи дел новому послу Германии нового министра иностранных дел Германии Иохима фон Риббентропа. Риббентроп уже провел длительные беседы с Чемберленом, новым английским министром иностранных дел лордом Галифаксом, королем Георгом VI и архиепископом Кентерберийским. После этих бесед у Риббентропа появилась полная уверенность, что судьба Австрии для Англии совершенно безразлична, о чем он и сообщил в Берлин 10 марта.

О том, что Гитлер потребовал от Шушинга поставить на посты министра иностранных дел и министра обороны явных нацистов, в Лондоне знали, но еще 20 февраля, выступая в палате общин, премьер-министр Англии Чемберлен заявил: «…То что произошло, это всего лишь встреча двух руководителей государств, которые сумели договориться об определенных мерах, направленных на улучшение отношений между этими странами. …Вряд ли есть основания заявлять о том, что страна потеряла свою независимость в результате того, что эти руководители договорились об изменении в правительстве одной из стран с целью улучшения отношения и взаимосогласия».

Обед начался с продолжительной витиеватой речи Чемберлена, весь смысл которой сводился к тому, что он «хочет донести до Гитлера его искреннее желание и твердые намерения улучшить германо-британские отношения». В ответной речи Иоахим фон Риббентроп заверил британского премьера и его кабинет в том, что все силы Германии направлены на то же самое и раз у двух стран есть одна и та же цель, то никакие силы не собьют их с избранного пути.

Где-то в самый разгар обеда в зал вошел посыльный министерства иностранных дел, стараясь не обращать на себя внимания, прошел к премьер-министру и вручил ему какие-то бумаги. Чемберлен взглянул на бумаги, извинился и поспешно вышел в свой кабинет. Через несколько минут в кабинет премьер-министра были приглашены лорд Галифакс и германский министр иностранных дел.

Когда министры иностранных дел двух государств вошли в кабинет Чемберлена, тот казался очень озабоченным; он, ни слова не говоря, протянул полученные только что бумаги лорду Галифаксу, а Риббентропу предложил сесть в кресло у журнального столика. После того как немец сел, Чемберлен сел в кресло с другой стороны столика и сказал:

— Господин Риббентроп, я только что получил депеши из нашего представительства в Вене. В них говорится, что Германия угрожает Австрии военным вторжением. Мы вынуждены рассматривать это как агрессивные намерения в отношении суверенного государства и очень озабочены таким поворотом событий. Вы можете дать мне на этот счет хоть какие-то объяснения?

Риббентроп поправил узел галстука, сложил руки на груди и медленно, как бы раздумывая вслух, сказал:

— К сожалению, мне ничего подобного не известно, хотя я не далее как сегодня утром разговаривал с Берлином. Думаю, в эти депеши вкралась какая-то неточность, что и явилось причиной ваших заблуждений. Германия и Австрия всегда поддерживали дружеские отношения. К тому же военные действия между ними могут привести только к пролитию немецкой крови с обеих сторон, а как вы понимаете, это в корне противоречит всей германской политике. Не могли бы вы ознакомить меня с содержанием этих депеш?

Чемберлен все это время не сводил взгляда с нацистского министра и, услышав его вопрос, кивнул головой и сказал:

— В депешах из Вены сообщается, что по всей Вене ходит слух о том, что в ближайшие дни германские войска вступят на территорию Австрии. Железнодорожное сообщение между этими двумя странами прервано, на улицах всех австрийских городов проходят разнузданные демонстрации нацистов, полиция бездействует, в австрийских банках стоят очереди вкладчиков, которые хотят срочно забрать свои сбережения из этих банков и поместить их в иностранные, во всех государственных учреждениях выставлены полицейские наряды. В правительственных кругах муссируется слух о новом германском ультиматуме и прямой угрозе германского вторжения.

Риббентроп, слушая премьер-министра, кивал головой, на его лице выражалась смесь удивления и сочувствия.

— Но, господин премьер-министр, вы только что сами сказали, что все это основано на слухах. В последнее время демонстрациями Австрию не удивишь: там что ни день какие-нибудь демонстрации. Причем надо отметить, что демонстрации красных и социал-демократических организаций проходят обычно очень неорганизованно. Члены этих организаций очень агрессивны, они часто с применением физической силы разгоняют собрания и митинги других партий, да что говорить о партиях — даже немецкие земские собрания. Возможно, что-то в этом роде происходит и сейчас.

К этому времени лорд Галифакс уже ознакомился с бумагами и подошел к беседующим. Лицо его раскраснелось, а по его движениям было видно, что внутри у него все кипит.

— Вы меня извините, — вмешался он в разговор, — но это депеши наших работников, которые не первый год находятся на дипломатической службе и за свою жизнь многое повидали. У нас нет никаких оснований полагать, что они пользуются непроверенными слухами.

— Успокойтесь, сэр, — остановил его Чемберлен, — Дайте герру Риббентропу высказать свою точку зрения.

Риббентроп с благодарностью кивнул головой в сторону Чемберлена и продолжил:

— Вы прекрасно понимаете, что умело пущенный слух распространяется со скоростью огня в сарае с соломой. В таких случаях любое событие сразу же начинают сваливать в эту же кучу: опоздал поезд, но ходит слух, что сейчас вот-вот начнется война, и вот вам уже прекращение сообщения между двумя странами. Вы говорите, полиция ничего не делает, тогда зачем же они выставили посты в государственных учреждениях? Думаю, что это просто умело состряпанная провокация или красных, или социал-демократов. Мы уже неоднократно обращали внимание мировой общественности на то, что Австрия стоит на пороге хаоса. Правительство этой страны совершенно не способно навести мало-мальский порядок. И вот вам результат.

Дальше беседа продолжалась в том же тоне: Чемберлен оставался довольно спокоен, зато лорд Галифакс продолжал нервничать. Но, в конце концов, убедительные речи Риббентропа, его спокойствие и уверенность сделали свое дело. Когда премьер-министр и министр иностранных дел Великобритании вышли провожать немецкого гостя, все трое были уже спокойны. Как потом Риббентроп напишет в своем докладе: «прощание было вполне дружеским и даже лорд Галифакс успокоился».

Историческая справка

Невилл Чемберлен — родился 1869 году в Эджбастоне, Бирмингем. В 1915–1916 годах — лорд-мэр Бирменгема. С декабря 1918 года член парламента. В 1922–1923 годах — министр почты, в 1923–1929, 1931 годах министр здравоохранения, в 1923–1924 и в 1931–1937 годах министр финансов. В 1930–1931 годах председатель консервативной партии. В 1937–1940 годах — премьер-министр.

Эдуард Фридерик Линдли Вуд Галифакс — родился 16 апреля 1881 году в Паудереме, Дорсетшир. Член парламента от консервативной партии с 1910 года. В 1922–1924 годах и в 1932–1935 годах министр просвещения в 1924–1925 годах министр сельского хозяйства. В 1926–1931 годах вице-король Индии. В 1935–1937 годах лорд хранитель печати, в 1935–1938 годах лидер палаты лордов и заместитель премьер-министра. После отставки Идена с поста министра иностранных дел в знак протеста против политики умиротворения Гитлера стал министром иностранных дел.

Прага, 11 марта 1938 года

Президент Бенеш получил сообщения от своих представителей в Вене в районе полудня, как раз, когда он проводил заседание кабинета министров. Он зачитал сообщения собравшимся государственным мужам, потом вздохнул и сказал:

— Думаю, Австрия, как государство, доживает последние дни. К сожалению, мы никак не можем ей помочь.

Он хотел было уже продолжить совещание, но тут слово попросил начальник генерального штаба генерал Крейчи.

— Господа, — начал генерал хорошо поставленным командирским голосом, — мы только что услышали из уст нашего президента, что Австрия доживает последние дни. Но ведь это значит, что и Чехословакия долго не протянет. После оккупации Австрии Германией Чехословакия окажется с трех сторон окруженной Германией. Если учесть те отношения, которые за последнее время сложились между нашей страной и Германией, если учесть те высказывания, которые фюрер позволяет в наш адрес, то не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что следующая очередь за нами.

Он окинул взглядом всех присутствующих и продолжил:

— Если мы сейчас не поможем Австрии, мы будем самоубийцами. Группа наших войск уже находится в этой стране. Нам необходимо срочно связаться с австрийским правительством и уже сегодня ночью отправить туда дополнительные войска, а к вечеру объявить мобилизацию.

— Вы понимаете, генерал, что вы предлагаете начать крупный военный конфликт в самой середине Европы? — оборвал его президент Бенеш, — Вы понимаете, что это может стать началом новой мировой войны?

— Отнюдь, — возразил начальник генерального штаба, — если сейчас Чехословакия придет на помощь Австрии, а тем самым встанет на защиту своего суверенитета, то в конфликт автоматически будут втянуты Россия, Франция и Англия. Вопрос этот уже завтра поднимут в Лиге Наций, а таким силам Германия противостоять не сможет. Считаю это единственным шансом спасти мир в Европе, по крайней мере на ближайшее десятилетие. В противном случае можете считать, что мы уже включены в состав рейха.

— Вы плохо понимаете обстановку, генерал, — все так же спокойно возразил Бенеш. — Мы поддержим Францию, Англию и Россию, если они вступятся за Австрию, но сами, в одиночку, ничего предпринимать не будем. Мы не будем ради соседнего государства обострять наши и так непростые отношения с Германией. Властью, данной мне конституцией, я не допущу ничего подобного.

— Вы об этом очень скоро пожалеете, но будет уже поздно, — вздохнул генерал Крейчи и сел на место.

Над залом заседаний нависла тяжелая атмосфера. Заключительная часть совещания прошла вяло и быстро закончилась. Присутствующие стали молча и торопливо расходится. Только на лестнице генерал Крейчи услышал, как кто-то сказал:

— А ведь Крейчи прав, скоро нас Германия проглотит точно так же, под молчаливое согласие всей Европы.

Историческая справка

Эдуард Бенеш — сын чешского крестьянина. Окончил Пражский университет и три высших учебных заведения Франции. Много лет проработал в министерстве иностранных дел при первом президенте Чехословакии Томаше Мосарике. В 1935 году избран вторым по счету президентом Чехословакии.

Берлин, 11 марта 1938 года

В этот вечер около тысячи высокопоставленных особ и дипломатов отдыхали в «Науз дер флигер» (Дом авиации). Здесь играл симфонический оркестр, пели лучшие оперные певцы Германии, танцевал государственный балет. И хотя новоявленный фельдмаршал Генрих Геринг всю ночь и весь этот день провел в телефонных переговорах с Веной, давая инструкции как руководителю австрийских нацистов Зейсс-Инкварту, так и германскому военному атташе Муффу, в самый разгар вечера он появился в концертном зале.

Геринг торопливо шел по залу, внимательно оглядываясь по сторонам. Весь его вид говорил о том, что он кого-то ищет. Наконец он, очевидно, увидел того, кого искал, и ускорил шаг, он подошел к чешскому министру доктору Войтеху Мастны, взял его под руку и повел в сторонку. Когда они оказались скрытыми от посторонних глаз, Геринг сказал:

— Герр Мастны, простите, пожалуйста, что мне придется несколько испортить вам столь приятный вечер, но к этому меня вынуждают срочные дела. Видите ли, буквально в последние часы у Германии несколько затуманились отношения с Австрией. Думаю, вам это уже известно. Я хочу вас заверить, что данный инцидент можно рассматривать как нечто вроде семейной ссоры и не больше. Вы сами прекрасно знаете, что Австрия и Германия всегда жили одними интересами. Даю вам честное слово, что в отношении Чехословакии у Германии нет никаких враждебных намерений. Наоборот, мы всячески стремимся наладить с вашей страной теплые, дружеские отношения. Поэтому я хотел бы, чтобы вы немедленно связались с вашим руководством в Праге и получили бы от них заверения, что Чехословакия не предпримет никаких необдуманных шагов в сложившейся ситуации, таких как, например, мобилизация. Мы бы очень хотели, чтобы ваше руководство правильно поняло сложившееся положение и подтвердило нам это. — Милые бранятся, только тешатся, — с улыбкой закончил Геринг.

— Я сейчас же отправлюсь в посольство и напрямую свяжусь с президентом Бенешем, — с такой же очаровательной дружеской улыбкой ответил доктор Мастны, — После этого я сразу же позвоню вам.

Войтех Мастны ровным шагом направился к выходу. Беспокойство германского руководства он прекрасно понимал, он уже в уме не раз за сегодняшний день просчитывал сложившуюся ситуацию и ее возможные последствия. «Заверения им потребовались, как бы не так, — раздраженно думал он. — Но если Чехословакия не протянет руку помощи Австрии, то это будет глупость, равносильная самоубийству».

Какое-то время Геринг провожал чешского посла взглядом, потом вышел из-за колонны и тоже направился к выходу, правда, по дороге задержавшись около группы старших офицеров.


Через полтора часа доктор Войтех Мастны позвонил фельдмаршалу Герингу и заверил его, что в сложившейся ситуации чехословацкое правительство не предпримет никаких шагов. На другом конце провода облегченно вздохнули.

Вена, 13 марта 1938 года

Огромная толпа не покидала в этот день сквера около «Бундесхауса», австрийского правительственного здания. Само здание было окружено молодыми людьми с белыми повязками — членами австрийской CA и СД. В самом здании также с самого утра стояла сутолока: кто-то вступал в должность, кто-то выторговывал себе еще не занятое в правительстве местечко. Кругом ходил слух о скором прибытии в Вену Гитлера.

Около полтретьего дня к «Бундесхаусу» подкатил огромный черный «Мерседес», из него выскочил шофер в эсэсовской форме и услужливо открыл дверь. Пассажир оказался высоким стройным молодым человеком, одетым в форму группенфюрера СС. Он легко вышел из машины и быстрым шагом, не обращая внимания ни на толпу, ни на охрану, направился к входу в правительственное здание, но не успел подойти к двери, как оттуда выскочил молодой человек в эсэсовской форме, застыл по стойке смирно в партийном приветствии, потом пожал протянутую группенфюрером руку.

— Добрый день, Вальтер, — с легкой улыбкой поздоровался Гейдрих. — Я смотрю у вас тут уйма забот.

— Мы с рейхсфюрером с утра ждем вашего прибытия, — бодро сообщил Шелленберг.

— Ну, рейхсфюрер может себе это позволить — ждать, а вам стоило бы лучше заниматься делами, — несколько охладил его пыл Гейдрих.

— Я с утра занят тем, что принимаю дела австрийской военной разведки, — пояснил Шелленберг. — Так что совмещаю приятное с полезным.

— Вы должны не принимать, а забрать все и вывести в Берлин, — опять осадил его Гейдрих.

— Но полковник Ронге, бывший начальник австрийской разведки, любезно предложил мне помочь разобраться в документах. Он с радостью готов с нами сотрудничать, вы же видите, как здесь все рады воссоединению с Германией.

— Милый Вальтер, вы же начальник зарубежной разведки и должны бы прекрасно себе представлять, что радуются далеко не все. Нам предстоит здесь еще немало работы.

— Я все понимаю, — уже без особого пыла ответил Шелленберг и решил переменить тему: — Пойдемте, я представлю вам этого полковника Ронге.

Они пробились сквозь суету коридоров на второй этаж и вошли в довольно просторную комнату. Вся комната была завалена какими-то папками с бумагами и фотографиями. Посередине всего этого хаоса стоял невысокий сухощавый мужчина с наметившимися залысинами. При виде эсэсовского генерала он вытянулся по струнке.

— Разрешите представить вам полковника Ронге, — сказал Шелленберг, — бывшего начальника военной австрийской разведки. Полковник хотел бы работать под нашим руководством.

Гейдрих осмотрел полковника с головы до ног своими холодными голубыми глазами.

— Ну что же, полковник, — наконец сказал Гейдрих, — считайте, что вы у нас работаете и поступили в распоряжение штурмбанфюрера Шелленберга. О вашем звании и должности я скажу вам позже, по результатам вашей работы.

В это время дверь в комнату открылась и на пороге появился рейхсфюрер Гиммлер в сопровождении высокого, крепкого телосложения, человека с грубоватым лицом.

— Здравствуйте, Рейнгард, а я уж начал беспокоиться, не случилось ли с вами что по дороге, — поприветствовал Гейдриха Гиммлер, — Что-то вы не очень спешите к лаврам первой победы.

— Это еще не победа, а только стартовая дорожка к ней, — в тон ему ответил Гейдрих.

— Я хочу представить тебе нового командира СС и полиции области Дунай Эрнста Кальтенбруннера, — сказал Гиммлер, подталкивая в спину вперед своего спутника. — Ты, наверное, уже слышал о нем. Это он отдал приказ арестовать австрийское правительство.

— Наслышан, наслышан, — произнес Гейдрих, с улыбкой протягивая руку Кальтенбруннеру. — Очень рад личной встрече.

— Эрнст обратился ко мне за помощью, — продолжал Гиммлер. — Он хочет по горячим следам устроить здесь большую чистку и просит моего содействия в получении составов для отсылки арестованных в концлагеря.

— Веселая встреча, — улыбнулся Гейдрих, — один еще на пороге сообщает, что все единогласно в восторге от присоединения, а другой — заводит разговор о составах для арестантов.

— Конечно; большинство населения давно ждало этого, — заговорил Кальтенбруннер низким голосом, — в особенности немцы, но есть и открытые противники, которые могут перейти к активным действиям.

— Я все понимаю, — посерьезнел Гейдрих, — но, господа, у нас не туристическая фирма, чтобы возить их из Австрии в Германию. В Германии и без этого достаточно всякой дряни. Надо создать концлагерь здесь.

— Я об этом думал, — сразу же согласился Кальтенбруннер, — но для строительства нужно время, а основную массу самое лучшее было бы арестовать сейчас, в переходный период.

— Ну вот, соберите их, и пусть они сами займутся собственным обустройством. Евреи, захватившие Россию, давно уже пользуются этим методом и, насколько мне известно, отказываться от него не собираются. Так что вам будет достаточно огородить участок колючей проволокой и поставить вышки. Но не жадничайте с участком: не сделайте его слишком маленьким.

— А Рейнгард прав — это самый простой выход из положения, — заулыбался Гиммлер, — И как он нам с вами сразу не пришел в голову!

— Мы так и сделаем, — согласился Кальтенбруннер, — У меня даже и местечко на примете есть, Маутхаузен, это на берегу Дуная, недалеко от Эмса.

— Чудное местечко для проживания, — засмеялся рейхсфюрер. — Ну вот, один вопрос ко всеобщему удовольствию решили. Пойдемте с нами, Рейнгард, я бы хотел познакомить вас еще кое с кем из нового австрийского правительства. Кстати, а где ваш пресловутый Мюллер? Завтра сюда прибудет Гитлер, и надо будет позаботиться о безопасности.

— Мюллер завтра и прибудет, у него есть кое-какие дела в Берлине, а пока этим займется штурмбанфюрер Шелленберг, — Гейдрих повернулся к своему подчиненному: — Не затягивайте с документами: грузите и отправляйте их в Берлин, там разберетесь, если надо, возьмите с собой полковника Ронге, но сделайте это до того, как здесь появятся люди из абвера.

Лабиринты истории

17 марта 1938 года министерство иностранных дел Советского союза направило в Англию официальное предложение провести под эгидой Лиги Наций совещание по обсуждению агрессивной политики Германии. На следующий день пришел по-английски вежливый отказ.

24 марта, выступая в палате общин, лорд Чемберлен пояснил: «Такие действия неизбежно приведут к тому, что усилится тенденция к образованию групп государств … что само по себе враждебно перспективам мира в Европе». Очевидно, в оси Рим — Берлин — Токио, или в «Антикоминтерновском пакте» (Германия, Италия, Япония) английский премьер-министр эти три страны за государства не считал.

Берлин, 18 марта 1938 года

Отто Шмидта отпустили прямо из зала суда, не дожидаясь окончания процесса. Наконец-то он вздохнул с облегчением. Вот уже полтора месяца он находился в полной растерянности: в гестапо, угрожая смертью, от него требовали одно, потом он попал в руки контрразведки и там кнутом и пряником от него стали требовать другого. Последней каплей был этот суда, на котором Геринг обрушился на него с криками, требуя, чтобы он перестал врать и говорил чистую правду как перед Богом. Но теперь все это было позади. Напоследок ему даже выдали кое-какие деньги за «причиненные беспокойства».

Шмидт поспешил к ближайшей станции кольцевой дороги, чтобы как можно скорее покинуть центр столицы и оказаться в привычной для него атмосфере рабочей окраины. Уже направляясь от станции к дому, он решил зайти и пропустить рюмочку-другую в знакомый ему погребок под названием «Рейнике лис». В погребке он встретил старых знакомых, проболтал с ними часа два и даже дошел до того, что угостил их выпивкой, хотя такое с ним случалось крайне редко.

Из погребка Шмидт вышел, когда было уже темно, и, пошатываясь, направился к дому, мечтая о том, как сегодняшнюю ночь проведет в нормальной кровати, забыв обо всех страхах.

Уже у самого дома его догнали два молодых крепких парня в рабочих костюмах. Шмидт только успел почувствовать резкую боль под левой лопаткой, после чего перед глазами у него все поплыло, и он провалился в темноту.

Берлин, 20 марта 1938 года

В кабинете Кейтеля сидел адмирал Канарис и взволнованно говорил:

— Да, суд чести доказал полную несостоятельность обвинений против генерал-полковника фон Фрича. Да, Гитлер принес ему свои извинения, правда, на закрытом совещании командиров вермахта. Да, фон Фрич вернулся в вермахт, правда, теперь всего лишь командиром своего 12-го артиллерийского полка. На заседании суда даже Геринг был возмущен лживостью всех обвинений. Гестапо получило хороший урок, но его надо закрепить.

— Оно его и так не забудет, — вяло возразил Кейтель.

— Нет, надо заявить от имени руководства вермахта демарш, — горячо продолжал Канарис, — Майзингер подлежит наказанию по параграфу 373 уголовного кодекса за дачу заведомо ложных показаний, остальные участники этого дела со стороны гестапо должны подвергнуться дисциплинарным наказаниям! Я посоветовался с полковником Хоссбахом, и мы решили, что должны потребовать у Гитлера изменений в руководстве СС, речь идет о Гиммлере, Гейдрихе, Йосте, Бесте и Майзингере. Однако при этом надо подчеркнуть, что мы не против Службы безопасности как таковой, но в партии ведь есть порядочные и умные люди, которые смогут достойно справиться с этой задачей!

— Бросьте, Вильгельм, — все так же вяло возразил Кейтель. — Майзингер уже переведен куда-то на архивную работу, остальные участники получили выговоры. А те, о ком вы говорите, без труда вывернутся. Оставьте — это уже пройденный этап.

— Но мы должны раскрыть глаза фюрера на это осиное гнездо!

— Не будьте наивны, Канарис! Только что у меня был Рундштадт: Фрич решил стреляться с Гиммлером и просит Рундштадта быть его секундантом и передать рейхсфюреру письменный вызов. Вы-то хоть не делайте глупостей!

— И что Рундштадт?

— А ничего. Вызов сжег и теперь ходит, пытаясь найти себе помощников, которые бы поспособствовали ему отговорить от этой затеи фон Фрича.

Канарис невидящими глазами уставился в стенку напротив. «Все боятся за свои шкуры, — думал он, — и никто не понимает, что сидеть тихо в уголке намного опасней, чем в самом начале выступить слаженно и вместе!»

— Очень жаль, что не нашел у вас поддержки, — поднялся Канарис. — Разрешите идти?

— Идите. И смотрите в будущее, а не в прошлое. Австрия — это только начало.

«Я, в отличие от вас, и смотрю в будущее», — горько подумал Канарис, но, так ничего и не ответив, по-военному четко развернулся и вышел из кабинета.

Берлин, 27 марта 1938 года

В приемную Гитлера вошел Гейдрих, он ответил на партийное приветствие нового адъютанта фюрера майора Шмундта и попросил его доложить о нем фюреру. Гитлер принял Гейдриха незамедлительно. Когда Гейдрих четко отсалютовал и встал навытяжку напротив письменного стола, Гитлер сказал:

— Вы опять с каким-нибудь проектом, Рейнгард? Последнее время вы неистощимы на выдумки.

— Никак нет, мой фюрер.

— А ваш последний проект по создания настоящей Службы безопасности во многом очень хорош. Я уже обсуждал с Гиммлером кое-какие его положения, он тоже во многом вас поддерживает. Думаю, в ближайшее время мы превратим этот проект в приказ.

— Это пойдет только на пользу дела, мой фюрер.

— А вот ваша идея о доме терпимости с проститутками-разведчицами у меня вызывает сомнения. Шлюхам нельзя доверять.

— Вы неправильно поставили акценты, мой фюрер, — улыбнувшись, возразил группенфюрер. — Разведчицы-проститутки, а не проститутки-разведчицы. Поверьте мне, когда мы организуем этот салон, то узнаем намного больше дипломатических тайн, чем если бы завербовали половину дипломатического корпуса, находящегося в Берлине. Вас, наверное, просто предвзято проинформировали об этом моем проекте.

— Может быть и так. Так что вас сегодня привело ко мне, если не очередной проект?

— Чехословацкие дела, мой фюрер. Завтра в Берлин приедет председатель «Судетской немецкой партии» господин Генлейн. Я бы хотел, чтобы вы приняли его и дали бы инструкции о том, как ему вести себя дальше. Наши успехи в Австрии придали ему рвения.

— Но ведь до этого его инструктировали вы и Лоренц.

— Это так, мой фюрер, но в данном случае было бы очень полезно вам его принять. Вопрос о Чехословакии сейчас наиболее актуален, и вы, конечно, понимаете, что если Генлейн вернется домой и будет рассказывать, что его принимал сам фюрер, его авторитет поднимется еще больше. Да он и сам с большим уважением отнесется к тому, что ему скажет фюрер, а не какой-то полицейский генерал.

— Не надо так себя принижать, Рейнгард, вы в первую очередь группенфюрер СС, а скоро вообще будете шефом большого управления, которое сами же и спланировали. Но Генлейна я, конечно, приму и не только из тех соображений, о которых говорили вы, но я еще хочу услышать из первых уст о том, что творится там, в Судетах.

— Судеты уже практически готовы присоединиться к нам. Нам осталось только закончить дипломатическую подготовку. Генлейновские «Шпорт абтайлунген» ждут своего сигнала, чтобы выступить. А по эту сторону границы ждет приказа добровольческий корпус из судетских беженцев. Можно считать, что и эту битву мы уже выиграли.

— Мне всегда нравилась ваша вера в наше дело, Гейдрих. С такими, как вы, мы выполним все наши планы.

— Спасибо, мой фюрер.

Историческая справка

Конрад Генлейн — родился 6 мая 1898 года в Мафферсдорфе в Богемии. Сын немца и чешки. Образование получил в Торговой академии. Участник Первой мировой войны. В период с 1919 по 1925 год работал служащим в «Дойче банке», затем начинает преподавать физкультуру в гимназии. В 1931 года вступил в Немецкую гимнастическую ассоциацию в Чехословакии. В 1933 году создает «Германский патриотический фронт», цель которого предоставление автономии Судетам. В 1934 году проводит первый массовый митинг (около 20 000 участников). В 1935 году переименовывает фронт в Судетскую немецкую партию (СНП), с этого момента СНП тайно финансируется по линии Имперского министерства иностранных дел Германии. В рамках партии создает «Шпорт абтайлунген», аналог германского CA.

Берлин, 29 марта 1938 года

Недалеко от Тиргартена в ресторанчике «Белый олень» в отдельном кабинете за столиком сидело трое мужчин. Двое из них были облачены в эсэсовскую форму, третий — в обычное гражданское платье. Мужчины уже плотно поели и перешли к выпивке и десерту. Говорил высокий сухощавый мужчина с тонкими, женскими чертами лица в форме группенфюрера СС:

— Мы вам больше, чем поможем, Конрад. Сейчас мы уже закончили формирование Добровольческого корпуса, который состоит из немцев, вынужденных бежать из Судет в результате чешского притеснения. Весь корпус мы разбили на группы по дюжине в каждой. Эти люди сейчас проходят обучение в специальных школах. Как только вы начнете свои выступления, эти группы незамедлительно придут вам на помощь. Но, подчеркиваю, главное — это стихийные выступления. Очень хорошо было бы, если бы в этих выступлениях кто-то серьезно пострадал, еще лучше, если чехословацкое правительство произведет массовые аресты. Прибывшие вам на помощь группы из Добровольческого корпуса обострят обстановку настолько, что у нас будет вполне убедительный предлог ввести войска для зашиты немцев от чешского издевательства. Держите на заметке всех ваших противников: в первых рядах армии будут и специальные группы Службы безопасности, которые позаботятся об их изоляции.

Сорокалетний мужчина в штатском только улыбался и одобрительно кивал головой.

В разговор вмешался третий участник дружеского ужина, пятидесятилетний мужчина в форме обергруппенфюрера СС:

— Сейчас для нас наступает решительный час, Генлейн. Потребуется мужество и силы. В ближайшее время я выведу вас на международную арену: весь мир должен содрогнуться, услышав про ужасы, которым подвергаются немцы, угнетаемые чешскими варварами. Гейдрих правильно говорит, что и его люди и вермахт придут вам на помощь. Но мы не можем допустить, чтобы этим чешским монстрам пришли на помощь Лондон, Париж и Москва. Эти страны должны почувствовать ответственность именно за уничтожение целой популяции немцев в Чехословакии. Вам будет предоставлена возможность выступить во всех этих странах и привлечь к себе внимание всей прогрессивной общественности. Но учтите, что там очень сильно еврейское влияние, а эти торгаши воспользуются любым вашим промахом. Думаю, вам это уже говорил Риббентроп, но я повторю еще раз: ни в коем случае не заикайтесь, что ваши организации финансируются из Германии. Евреи это сразу истолкуют в свою пользу. Запомните раз и навсегда: вы существуете на добровольные пожертвования. Любой немец, проживающий в Чехословакии, готов отдать последнюю рубашку, лишь бы защитить себя и свою семью от террора чешских бандитов.

— Я это прекрасно понимаю, герр обергруппенфюрер.

— Вы уже наслышаны, какое ликование охватило всю Австрию после того, как она присоединилась к Германии, — продолжал Вернер Лоренц, не обращая внимания на реплику своего собеседника. — Используйте это, герр Генлейн. Победа австрийских немцев должна воодушевить и ваших людей.

Гейдрих разлил в рюмки коньяк и, подняв свою рюмку, сказал:

— Чехословакия уже в этом году исчезнет с карт Европы, так обещал фюрер, и мы выполним его волю. Ждать осталось совсем немного. Давайте выпьем за то, что в следующий раз мы это сделаем, уже собравшись где-нибудь в Праге.

Историческая справка

Вернер Лоренц — родился 2 октября 1891 года в Грюндорфдорфе. Окончил кадетский корпус. В 1913 году вступил в сухопутные войска фаненюнкером. Участник Первой мировой войны, с 1914 года воевал в авиации. В 1929 году вступил в НСДАП, в январе 1933 — в СС. С 1933 года член Ландтага Пруссии. В ноябре 1933 года избран депутатом рейхстага от Восточной Пруссии. С февраля 1937 года возглавляет «Фольксдойче миттельштеле» — Главное управление СС по репатриации этнических немцев.

Берлин, 21 апреля 1938 года

В этот день с утра к рейхсканцелярии одна за одной подъехали несколько черных официальных автомобилей. Приезжавшие высшие чины Германии торопливо проходили в зал для заседаний. К одиннадцати часам в зале уже присутствовали: фельдмаршал Геринг, рейхсфюрер Гиммлер, недавно назначенный министр иностранных дел Риббентроп, начальник Верховного командования вермахта генерал Кейтель, группенфюрер Гейдрих и обергруппенфюрер Лоренц. Ровно в одиннадцать в зал вошел Гитлер. Ответив на приветствие присутствующих, Гитлер попросил собравшихся занять свои места, а сам остался стоять за письменным столом.

— Я собрал вас, господа, чтобы обсудить те изменения, которые следуют внести, учитывая изменившуюся ситуацию, в операцию «Грюн». Как и в случае с Австрией, здесь предстоит большая работа как для рейхсфюрера Гиммлера, так и для господина Риббентропа. Генерал Кейтель должен в сжатые сроки разработать план вступления войск в Чехословакию, а также предусмотреть действия армии в случае, если в результате наших действий в ситуацию вмешается Англия, Франция или Россия. Мы уже много говорили о безобразном притеснении немцев в Чехословакии, и мировое сообщество в этом нас поддерживает. Правительство так называемого президента Бенеша не собирается выполнять условий Парижской мирной конференции, и это тоже вызывает беспокойство всей мировой общественности. Фактически мы уже ведем с этой страной пропагандистскую и экономическую войну. Но этого мало. Мы должны как можно быстрее присоединить Судеты к империи, и сделать это так, чтобы не пострадало ни одно промышленное предприятие, чтобы вся промышленность Судет сразу же включилась в работу на благо Германии.

— Господин Риббентроп, — продолжал фюрер, — должен прозондировать почву и выяснить, как отреагируют на эту ситуацию сгорающие от ненависти к нам Англия и Франция. Нельзя забывать, что у Чехословакии подписан договор о военной помощи в случае агрессии с Францией и Россией. Министерству иностранных дел надо сделать все, чтобы ни у кого и в мыслях не было рассматривать наши действия как агрессию. Все должны понимать, что мы всего лишь защищаем права наших братьев, немцев.

— Об этом уже постоянно говорит и английская, и американская, и французская пресса, — ответил Риббентроп. — О чешском терроре в отношении немцев говорят и официальные лица этих стран. Думаю, с этой стороны нам не стоит ждать каких-либо неприятностей. Хуже обстоит дело с Россией: на днях в Женеве Литвинов заявил, что Россия не отказывается от своих союзнических обязательств перед Чехословакией, и если та попросит, то Россия окажет ей любую помощь.

— Значит, надо сделать так, чтобы не попросила, — отрезал Гитлер, а затем повернулся к Кейтелю: — А вам, генерал-полковник, следует сделать выводы из операции «Отто»: девяносто процентов ваших танков так и не добралось до Вены. Надеюсь, такого позора больше не повторится!

— Сорок процентов, — угрюмо поправил Кейтель.

— Значит, вам придется еще заняться и математикой, генерал-полковник, — обрезал его фюрер.

Это совещание длилось более трех часов. Все присутствующие поняли, что операция «Грюн» вошла в новую фазу.

Берлин, 3 мая 1938 года

Не успел Иоахим фон Риббентроп пройти в свой кабинет, как у него за спиной возник его секретарь.

— Извините, герр министр, срочная телеграмма из Лондона.

Новый министр иностранных дел взял телеграмму из рук секретаря, сел за стол и принялся внимательно читать содержание. Телеграмма была короткой, но текст радостный:

«Лорд Галифакс уведомляет германское правительство, что его правительство намерено вскоре предпринять в Праге демарш, чтобы убедить президента Бенеша удовлетворить максимум требований судетских немцев. Специальный посол Германии в Лондоне Герберт фон Дирксен».

Риббентроп отложил телеграмму и схватился за трубку телефона. Когда ему ответили на другом конце провода в приемной рейхсканцелярии, он сказал:

— Попросите фюрера немедленно принять меня: у меня срочное сообщение из Лондона.

Далешице, Чехословакия, 3 мая 1938 года

Теплый весенний день подходил к концу; было уже около десяти часов вечера. Поручик Адольф Опалка в прекрасном настроении возвращался в казарму после свидания. Он всю зиму встречался с очень милой, но совсем молоденькой девушкой; она еще училась в выпускном классе гимназии. Но это ничего не значило: ему и самому надо будет еще года два подождать жениться. Он совсем недавно кончил военные курсы и только начал служить по-настоящему. А вот года через два он уже наверняка получит повышение, станет настоящим офицером и вполне может подумать о собственном доме.

Сначала поручик со своей Юлианой гулял по парку, потом они нашли укромный уголок и, сидя на скамейке, долго целовались. Он до сих пор чувствовал на своих губах ее теплые и полные губы.

Опалка свернул в один из проулков, которым всегда пользовался, чтобы сократить дорогу до казармы. Откуда-то из темноты ему навстречу вышли три парня.

— Вы только посмотрите-ка, кто идет, — воскликнул один парень, — это вояка, который нас будет защищать, когда сюда явятся наши братья, чтобы нас обидеть.

Адольф решил сделать вид, что ничего не слышал, и пройти мимо, но это ему не удалось, потому что парни пошли прямо на него. Когда парни оказались совсем перед ним, он заметил, что у всех на лацканах куртки были небольшие круглые значки со свастикой.

Поручик много слышал разных россказней про немецкие союзы, но еще ни разу не встречался с их членами, которых здесь называли «орднеры». Он попытался обойти троицу, но в этот момент кто-то сзади нанес ему сильный удар по основанию черепа.

Поручик Опалка начал медленно оседать на землю. Он еще не успел коснуться земли, как тяжелый ботинок нанес ему удар прямо в лицо.

Когда юноша пришел в себя, то никого в проулке уже не было. Все тело болело. Он дотронулся до лица, и почувствовал, как испачкал руку в чем-то липком. Он сразу понял, что это кровь. Поручик с трудом поднялся на ноги. Голова кружилась, очень болела грудь. Форма пришла в неприглядное состояние: один рукав тужурки был почти оторван. Пошатываясь и проклиная нацистских молодчиков, он поплелся в казарму. От его прекрасного настроения не осталось и следа.

Прага, 4 мая 1938 года

В эту среду день выдался такой теплый, что все сразу вспомнили про надвигающееся лето. К вечеру на берегу Влтавы собралась не только молодежь, но и солидные люди: за зиму все соскучились по хорошей летней погоде. Кругом царило оживление.

На одной из скамеек сидела девушка лет двадцати и с интересом читала книгу. Мимо скамейки несколько раз прошелся господин среднего возраста, он украдкой несколько раз бросил взгляд на девушку. Потом господин подошел к стоявшей неподалеку цветочнице и купил весенний букетик фиалок.

Господин подошел к девушке, улыбнулся, протянул ей букетик и сказал:

— Весной все девушки в вашем возрасте должны ходить не с книгами, а с цветами.

Девушка с удивлением подняла на него глаза. Господин еще шире заулыбался.

— Возьмите, возьмите, это я от чистого сердца, — сказал он, — у меня в Германии осталась дочка, и я бы очень хотел, чтобы она, когда дорастет до вашего возраста, тоже вот также серьезно относилась к своей учебе.

Господин был одет, можно сказать, даже щеголевато: на нем был светло-серый, хорошо сидящий на нем костюм, белая рубашка и галстук-бабочка.

Когда девушка смущенно взяла букетик, он еще раз улыбнулся и сказал:

— Не буду вам мешать готовиться к экзаменам, а то в случае вашей неудачи, что я надеюсь все же не случится, вы обвините меня.

— Спасибо, — пробормотала девушка.

А мужчина, тихонько насвистывая какой-то простенький мотивчик, прогулочным шагом двинулся дальше.

Девушка понюхала фиалки, прямо прикоснувшись к букету лицом, потом мечтательно улыбнулась и вернулась к своей книжке.

Никто из тех, кто был свидетелем этой сцены, не заметил, как господин, купив этот милый весенний букетик, незаметно сунул между стеблями маленькую бумажку. Никто также не заметил, как девушка, нюхая букетик, осторожно двумя пальцами вытащила бумажку и сунула ее в корешок книжки.


Уже поздно вечером того же дня полковник генерального штаба чехословацкой армии Франтишек Моравец сидел у себя дома за письменным столом и, как Шерлок Холмс, через лупу с деревянной ручкой изучал эту бумажку. Расшифрованное сообщение, которое таилось на бумажке, не вызывало у него никакой радости. Оно говорило:

«В ближайшие дни Германия предпримет попытку присоединить к своей территории Судеты. На днях германские войска численностью в двенадцать дивизий будут выдвинуты к границам Чехословакии. А-54».

Историческая справка

Начальник 2-го отдела (военная разведка) генерального штаба Чехословакии полковник Франтишек Моравец был немногословен, доктор философии, профессиональный разведчик. Он редко носил военную форму, объясняя это профессиональной необходимостью. Прекрасно играл на рояле, в совершенстве владел английским, русским, немецким и португальским языками. Старшие офицеры и генералы генерального штаба, а также офицеры контрразведки при его появлении в управлении вздрагивали и приветствовали его первыми, на что он отвечал кивком головы и в редких случаях пожимал руку, в основном младшим офицерам, за что и получил среди младших чинов прозвище «папаша Моравец».

Прага, 7 мая 1938 года

Этот день у президента Эдуарда Бенеша начался с неприятностей. С самого утра к нему явились один за другим послы Англии и Франции. Оба посла заявили, что их правительства, как и вся демократическая общественность, с большим вниманием и тревогой следят за борьбой немецкого меньшинства в Чехословакии за получение равных прав с остальными народностями этой страны. Послы также напомнили о соглашении, подписанном 30 мая 1918 года в Питтсбурге, и в заключение передали настоятельные требования своих правительств максимально удовлетворить требования немецкой диаспоры.

Эти встречи привели президента Бенеша в ярость: Англии лучше было бы подумать о предоставлении прав ирландцам, а не совать нос в чужие дела, а Франции стоило бы вместо этого позаботиться о коренном населении Алжира. Но сказать всего этого послам он не решился: если начнется война, то главные его надежды будут на помощь со стороны именно этих держав. И все же, похоже, что, невзирая ни на какие договоры, эти державы его предали. Фактически пронацистски настроенные немецкие союзы от имени всей немецкой диаспоры требовали одного: присоединения к Германии, а сейчас, после аншлюса Австрии, эти требования стали еще громче и настойчивей. В Судетах немецкая молодежь бесчинствует и провоцирует его ввести туда войска, но именно этого и ждет Германия. Войска в Судетах могут вполне стать поводом для войны, а этого президент Бенеш не хотел всем сердцем. От этих невеселых дум его оторвал секретарь, который сообщил, что в приемной ожидает полковник Моравец.

— Пусть зайдет, — сказал президент.

В кабинет вошел невысокий полноватый мужчина средних лет в довольно хорошем, но мешковато сидящем на нем костюме. Президент вышел из-за стола и поздоровался с Моравцем за руку.

— Какие на сей раз невеселые новости вы принесли? — спросил он полковника, грустно улыбнувшись.

— А новости действительно невеселые, — ответил Моравец, — Мой агент «А-54» сообщает, что в ближайшее время Германия предпримет попытку присоединить Судетскую область. В ближайшие дни к нашей границе будут подтянуты германские войска: двенадцать дивизий уже получили приказ о новой дислокации. Абвер вовсю собирает данные о наших укреплениях в том районе.

— Это можно было предполагать, — устало сказал Бенеш. — Только что английский и французский послы объявили демарш по поводу притеснения немецкой диаспоры.

— Англия и Франция очень не хотят втягиваться в военные действия против Германии, — вздохнул Моравец, — поэтому-то они вовсю и подпевают немцам. Они не понимают, что следующими будут они сами.

— Может, и так, — согласился Бенеш, — но в данном случае это ничего не меняет. Мы находимся в безвыходном положении — любой наш шаг приведет только к ускорению начала войны. У вас есть связи с зарубежными странами. Начинайте подготовку почвы для создания там чешской армии на тот случай, если дела пойдут совсем плохо и вся Чехословакия попадет в руки немцам.

— Слушаюсь, господин президент.

— Извините за нескромность, но ответьте мне на такой вопрос: вашему агенту можно доверять на все сто процентов? — Заметив недовольство на лице Моравица, Бенеш поднял руку и добавил: — Я совершенно не хочу знать, кто он, я просто интересуюсь достоверностью той информации, которую он вам предоставляет.

— Я понимаю, — кивнул Моравец, — мой агент — старший офицер абвера. За те два с половиной года, которые он работает на нас, у меня не было к нему никаких претензий. Конечно, он это делает в первую очередь из материальных соображений: мы ему хорошо платим, но он бы мог найти и кого-нибудь другого для такой информации. Просто он сторонник вермахта и монархии, а потому противник нынешнего правительства Германии.

— Понятно, — кивнул Бенеш, — постарайтесь не потерять его — сейчас наступают такие времена, что он нам будет особо дорог.

— Слушаюсь, господин президент.

Вевельсбург, Вестфалия, 11 мая 1938 года

В огромном зале со средневековым интерьером за длинным столом в массивных креслах сидело четыре человека. Трое из них были одеты в эсэсовскую форму, четвертый был в вечернем костюме, перед каждым стоял бокал с вином.

Во главе стола восседал рейхсфюрер Генрих Гиммлер. По правую его руку сидели обергруппенфюрер СС Вернер Лоренц и группенфюрер СС Рейнгард Гейдрих, по левую — Конрад Генлейн.

— Мы высоко ценим ваши заслуги, герр Генлейн, — говорил Гиммлер, — подождите еще немного, Гитлер уже обещал вам, что вы будете наместником всей Чехословакии. Вы это вполне заслужили. Как только мы присоединим Чехословакию, я даю вам слово, что вы тут же станете членом СС. Можете уже заказывать себе форму. Нам остался небольшой последний рывок. Завтра вы вылетите в Англию. Конечно, вас завтра с утра подробно проинструктирует Риббентроп, а сейчас мы просто поговорим о некоторых деталях. Эти детали сейчас нам опишет обергруппенфюрер Лоренц.

— Вы сами прекрасно знаете обстановку в Чехословакии, — начал, кивнув, Лоренц, — я просто остановлюсь на том, что вам необходимо будет подчеркнуть в Лондоне. Во-первых, ни в коем случае не упоминайте о нашей финансовой помощи вашему движению, во-вторых, делайте главный упор на то, что чехословацкое правительство находится в кризисе и недееспособно. У них не должно возникнуть и мысли о том, чтобы начать переговоры о положении Судет с ними. Расскажите им о тех беспорядках, которые сейчас царят на улицах судетских городов, и о полной беспомощности чешского правительства в этом вопросе. Не скупитесь на черные краски, здесь они будут к месту.

Наши люди устроят вам встречу с корреспондентами из демократических изданий, — продолжал Лоренц, — и хотя это все евреи и к нам относятся очень негативно, вы сможете все-таки через них донести до широкой общественности ужасы той политики славянизации, которую испытываете вы, судетские немцы. Чаще повторяйте им имена ответственных за эту политику. Вспомните «Майн Кампф», где фюрер говорит о правильных методах агитации: чаще повторять, и все беды сводить к одному врагу. Завтра вам люди бригаденфюрера Гейдриха выдадут краткие досье на всех тех, с кем вы, возможно, встретитесь в Лондоне. В этих досье вы найдете как слабые, так и сильные стороны и наших друзей, и наших врагов. Внимательно изучите их в дороге. Не забывайте, именно от вашей миссии во многом зависят оставшиеся до нашего воссоединения сроки.

— У вас есть что к этому добавить, Рейнгард? — обратился Лоренц и к Гейдриху.

— К тому, о чем вы сейчас говорили, пожалуй, нет, — ответил Гейдрих, обведя взглядом собравшихся, — Но я хотел бы напомнить кое о чем, не менее важном. Дело в том, что на обратном пути у вас, Конрад, будет мало времени, и, думаю, нам с вами не удастся обстоятельно побеседовать. А хочу я сказать вот о чем. Сейчас было бы неплохо организовать какую-нибудь акцию, которая взбудоражила бы все население. Если власти решатся ввести в Судетах чрезвычайное положение, да еще привлекут к этому войска, нам это очень поможет. Продумайте это мое предложение. Необходимую помощь мы вам окажем. И еще, как мы уже здесь не раз говорили, час воссоединения близок, поэтому вам надо усилить в Судетах другую работу. Подготовьте к нашему вступлению списки всех наших противников: после объединения их немедленно надо будет изолировать. Второе, о чем бы я хотел сказать, так это о том, что вам нельзя забывать, что нынешнее чешское правительство, даже если мы оккупируем всю Чехословакию, не оставит нас в покое. Пользуясь международным еврейским капиталом, оно будет формировать террористические группы в соседних странах. Подготовьте надежных людей и внедрите их в чешские организации. Особое внимание обратите на союзы и общества, где собираются военные: именно от них будет исходить наибольшая угроза. В ближайшее время после вашего возвращения из Лондона я пришлю к вам моего молодого сотрудника гауптштурмфюрера Шелленберга. Он подробно проинструктирует вас, что надо будет сделать в этой области.

— Вы всегда смотрите на два шага вперед, Рейнгард, — улыбнулся Гиммлер, — Хотя именно этим вы, наверное, и добиваетесь многого. Вы правы, о чешской иммиграции надо думать уже сейчас и обязательно в этом вопросе опередить абвер. Мы вам описали только главные задачи, которые интересуют именно наше ведомство, герр Генлейн. Но завтра при инструктаже в министерстве иностранных дел запоминайте в первую очередь не то, что говорит Риббентроп, он еще только вступил в эту должность, а то, что будет говорить обергруппенфюрер Вайцзеккер. Вайцзеккер лучше представляет всю ситуацию. А теперь пойдемте, я продемонстрирую вам коллекцию оружия викингов, которую собрала наша организация.

Все четверо встали и направились по темным длинным средневековым коридорам в подвал замка. Их сопровождали три эсэсовца с горящими факелами.

Уже когда они выходили из музея, Конрад Генлейн осторожно дотронулся до рукава Гейдриха.

— Извините меня, группенфюрер, мой адъютант, Карл Рихтер, очень хотел бы попасть в одну из ваших спецшкол. Он просил меня походатайствовать за него. Может быть, мы попробуем его использовать в чешских группах?

— Вы слишком приметная фигура, Конрад, как в Чехословакии, так и для тех, кто за ней следит, поэтому ваш адъютант совершенно не подходит для чешских групп. После воссоединения я постараюсь направить его в какую-нибудь из школ, но уже совсем для других задач. Как, вы говорите, его имя?

— Карл Рихтер, группенфюрер.

— Я запомню.

Берлин, 16 мая 1938 года

Генерал-полковник Кейтель прошел в свой новый кабинет и сел за рабочий стол. Здесь все для него было еще непривычно. Теперь он занял и место и кабинет бедняги фон Фрича, который хоть и добился оправдания и извинений, но в генеральный штаб уже не вернулся. «А Бломберг был прав, — подумал Кейтель в этой связи. — Зачем было тратить столько сил и нервов, чтобы получить практически то же самое».

Постучав в дверь и не дожидаясь ответа, в кабинет быстрым шагом вошел адъютант.

— Срочная телеграмма от фюрера, — с порога отрапортовал он.

Кейтель взял лист с телеграммой и без всякого удовольствия стал читать текст: он был уже в том возрасте, когда от срочных телеграмм ничего хорошего не ждут. В телеграмме ничего хорошего, с точки зрения Кейтеля, и не было: там был приказ срочно подготовить справку об оборонительных сооружениях в Судетской области Чехословакии, а также приказ откорректировать план «Грюн» с учетом новой ситуации в Австрии.

«Итак, Гитлер, воодушевленный тем, что австрийская эпопея прошла безболезненно, теперь торопит события в Чехословакии, — подумал Кейтель, — Он явно ведет Германию в пропасть: армия еще совершенно не готова к большой войне». Но вслух генерал-полковник сказал: — Срочно пригласите ко мне генерала фон Бека и адмирала Канариса.

Щелкнув каблуками, адъютант поспешил выполнять приказ.

Прага, 20 мая 1938 года

В кабинет Бенеша торопливо вошел полковник Моравец. За долгие годы службы в генштабе он так и не научился военным манерам, а скорее напоминал школьного учителя. Лицо полковника было взволнованным и раскрасневшимся.

— Господин президент, — не дожидаясь разрешения говорить, начал он, — мы получили неприятные сведения, и очень срочные. Наш агент доносит, что в нижней Австрии и в Силезии сконцентрировано около десяти немецких дивизии. Нет никаких сомнений, что Германия готовит вторжение.

Эдуард Бенеш некоторое время молча, отсутствующим взглядом глядел на полковника, потом, тяжело вздохнув, сказал:

— Я этого ждал каждую секунду. Я, конечно, сейчас же позвоню в германское посольство, но больше чем уверен, что они попросят меня не беспокоиться, потому что там проводятся просто маневры или что-нибудь в этом роде.

Президент Бенеш встал из-за стола, совершенно не обращая внимания на стоящего посередине кабинета полковника, по диагонали пересек кабинет, потом подошел к столу и нажал кнопку вызова секретаря. Когда вошел секретарь, президент кратко распорядился:

— Срочно соберите в Градчанах совещание правительства. Постарайтесь сделать это как можно быстрее. И скажите от моего лица начальнику генерального штаба генералу Крейчи, чтобы, тот срочно связался с германским военным атташе господином Туссеном и выяснил, что происходит на нашей границе, — Тут Бенеш обернулся к полковнику: — Надеюсь, вы сообщили о ваших сведениях генералу Крейчи?

— Так точно, господин президент!

— Хорошо. Оба можете идти. А вы, полковник, если получите какие-нибудь новые сведения, незамедлительно поставьте меня в известность. В любое время дня и ночи. В любое.


Когда полковник Франтишек Моравец вечером покидал здание генерального штаба, проходя мимо караульного помещения, где на всю мощность была включена большая черная тарелка репродуктора, он услышал отрывок из выступления Бенеша по чехословацкому радио.

— Сегодня я принял решения объявить в стране частичную мобилизацию. Я уверен, что в этот тяжелый для Родины час все здоровые силы нашего общества сплотятся вокруг одной беды.

Оберзальцберг, 23 мая 1938 года

Не успела машина с Риббентропом остановиться у правительственной резиденции, как министра иностранных дел тут же провели в библиотеку, где его уже ожидал Гитлер.

— Здравствуйте, герр Риббентроп, — с места в карьер начал Гитлер, — Я удалился сюда, чтобы в более спокойной обстановке обдумать дальнейшие перспективы, но сообщения по радио меня начали тревожить. Я вызвал вас, чтобы получить более подробный доклад о международной обстановке. Надеюсь, я, как глава страны, на это имею право.

— Конечно, мой фюрер, — закивал Риббентроп, — но я не вижу причин для особого волнения, если бы случилось что-то непредвиденное, я бы незамедлительно дал бы вам знать. В последнее время Англия и Чехословакия очень обеспокоены тем, что наши войска якобы сконцентрированы у чехословацкой границы. Еще позавчера мы представили меморандум, что никакой концентрации войск на границе не существует и что в армии происходят плановые летние маневры. Однако, несмотря на такие заверения с нашей стороны, полномочный представитель Англии сэр Невилл Гендерсон уже вторые сутки обивает пороги моего министерства, требуя встречи с вами. После того, как эту необоснованную панику подняли Англия и Чехословакия, мы сегодня получили на этот счет запросы из Франции и России. Однако наш посол фон Дирксен передает из Лондона, что в случае обострения европейского кризиса Англия сделает все возможное, чтобы не быть втянутой в него. Англия также постарается убедить Францию занять такую же позицию. Все это фон Дирксен передает со слов лорда Галифакса, с которым он вчера имел продолжительную беседу. Ввязывать в эти перетолки, основанные на бабьих сплетнях, вас, мой фюрер, я считал совершенно необязательным.

Во время всего доклада Гитлер нервно расхаживал по кабинету, заложив руки за спину. Наконец он повернулся к министру иностранных дел:

— Мы еще не готовы осуществить все возможные варианты плана «Грюн», поэтому подготовьте заявление и разошлите их всем заинтересованным странам. В заявлении скажите, что у Германии нет никаких агрессивных намерений в отношении Чехословакии, Германия только заинтересована в скорейшем положительном решении Судетского вопроса мирным путем. Уже сегодня послы Англии и Франции должны получить это заявление и отправить его своим правительствам.


К вечеру этого дня в Москве, Лондоне и Париже вздохнули с облегчением: заверениям Гитлера все поверили. Всегда легко поверить в то, во что хочешь верить. В эти заверения не поверили только в Праге.

Оберзальцберг. 24 мая 1938 года

В кабинете Гитлера навытяжку стояли два генерала. Это были группенфюрер СС Гейдрих и адмирал Канарис, оба они только что прибыли в резиденцию фюрера по срочному вызову. После того, как генералы отрапортовали о своем прибытии фюрер, явно сдерживая гнев, сказал:

— Я очень недоволен вашей работой, господа. Вчера у меня сложилось полное впечатление, что у нас в стране контрразведки вообще не существует, в то время как этим должны бы были заниматься два ведомства: ваше, Канарис, и ваше, Гейдрих. Два ведомства! Такую роскошь может себе позволить далеко не каждая страна! А мы пошли на это! И что в результате? Наши войска не могут и шага сделать без того, чтобы это не стало достоянием всей Европы, а может даже и мира! Чем занимаются ваши отделы контрразведки? И это в то время, когда мы стоим на пороге великих событий! Кто-нибудь из вас может мне это объяснить?

Гитлер нервно прошелся по кабинету, задержался у письменного стола, потом снова повернулся к генералам:

— И что вы молчите?

— Мой фюрер, — начал Канарис, — продвижение по стране даже одной дивизии не может не остаться незамеченным. Это не группа туристов. Продвижения даже одного полка заметно на всем его пути следования, какие бы предосторожности при этом ни принимались.

— Не надо объяснять мне прописные истины, — оборвал его Гитлер. — Не переводите разговор на другую тему. Я говорю вам о том, что страна полна шпионами. Или вы мне хотите сказать, что каждый фермер, как только завидит военную колонну, сразу же бежит докладывать об этом в какое-нибудь посольство!

Гейдрих напряженно обдумывал услышанное. В том, что сведения о дислокации войск все равно просочились бы за границу, он не сомневался. Но надо было как-то успокоить фюрера и успокоить так, чтобы это его вполне удовлетворило. Решение пришло внезапно вместе с последней услышанной фразой.

— Мой фюрер, вы совершенно правы: ни один наш крестьянин не побежит в посольство. Как вы уже неоднократно говорили — это именно тот слой, на который нам следует опираться в первую очередь. Но нельзя забывать, что в стране еще множество евреев, родственники которых разбросаны по всему свету. Эти люди, которые, как вы правильно подметили в своих работах, подменили государство религией, поэтому для них не существуют наши границы и нет собственных. Не можем же мы арестовать их всех за шпионаж!

— А почему нет? — возмутился Гитлер. — Почему немецкий народ должен страдать из-за того, что на его земле живут какие-то пришельцы?! А вот тут уже недоработка именно ваша, Гейдрих! Такими вопросами в первую очередь должны бы заниматься вы с Гиммлером, а я этого не вижу.

Гейдрих понял, что он встал на верный путь и решил развивать свою мысль дальше.

— Мы думаем об этом, мой фюрер, — покачал головой шеф Службы безопасности, — Но выселить или арестовать всех евреев — это акция грандиозная по своим масштабам, и решение о таких мерах должно приниматься на более высоком уровне, чем даже вся организация СС…

— Решение — да! — оборвал его Гитлер, — Но вот проект такого решения должен быть давно уже составлен, а это уже лично ваша недоработка, Гейдрих. Эти бесстыдные барышники начали слетаться сюда еще перед войной, чувствуя, что для Германии грядут тяжелые времена и на этом можно будет погреть руки! Это они виноваты в том, что мы проиграли ту войну! Это они пытались здесь устроить такую же революцию, как в России, и почти преуспели в этом! Несколько десятилетий они грабили немецкий народ! Просто обирали его, пользуясь его трудностями! Подготовьте проект государственного указа о том, что все пришлые евреи должны быть высланы из нашей страны туда, откуда они пришли, а все их имущество, которое они нажили здесь, грабя наш доверчивый народ, должно быть конфисковано! Мы из сил выбиваемся, пытаясь найти нашему народу достаточные для его пропитания земли, в то время как на нашей земле сидит целая армия пришельцев! Срочно подготовьте мне такой документ, начните хотя бы с тех, кто прибыл к нам из Польши. Эта страна веками поставляет нам эту чуму. Я даже иногда удивляюсь, остались ли в самой Польше еще поляки!

— Будет исполнено, мой фюрер, — с готовностью отрапортовал Гейдрих.

Тут Гитлер вспомнил о присутствии здесь второго генерала.

— А вы, Канарис, — обратился он к начальнику армейской разведки и контрразведки, — должны внимательней отнестись к проискам английской разведки. Я уверен, что за всем этим стоит ее рука. Чехословакия существует всего пару десятков лет: она еще не успела наладить должным образом свою разведку.

— Мы этим занимаемся, — попробовал оправдаться Канарис, — вот уже с тридцать седьмого года майор Травальо внедрил своих людей в английскую сеть в Голландии, которая и руководит агентурой в Германии. С тех пор мы постоянно держим их под нашим контролем.

— Вы должны не наблюдать за их работой, а искоренять всю их сеть. Начните с Германии. Подключите сюда людей Гейдриха. Вы должны с ним действовать как слаженные партнеры, а не как братья-соперники. Конечно, здоровый дух соперничества между вашими ведомствами должен быть, но, подчеркиваю, здоровый!

— Слушаюсь, мой фюрер!

— Тогда идите, я в ближайшее время жду от вас результатов. Все, что здесь было сказано, рассматривайте как приказ. Работайте!


Оба генерала возвращались в Берлин в машине Гейдриха, машина Канариса следовала сзади. Когда машина уже довольно далеко отъехала от Оберзальцберга, Канарис сказал:

— А вы здорово сумели выкрутиться, Рейнгард. Теперь вы займетесь изучением родословной евреев и их выселением, а мне оставите настоящую работу. А лавры пополам!

— Бросьте, Вильгельм, — с улыбкой возразил Гейдрих. — Вы же понимаете, что это тоже надо делать. А что касается настоящей работы, то, как вам сказал фюрер, подключите к вашей голландской операции моего человека. Это Вальтер Шелленберг. Он довольно способный молодой человек, к тому же уроженец того региона. Думаю, он будет вам полезен.

— Это тот, который обеспечивал безопасность Гитлера при поездке по Австрии?

— Именно он.

— Да, Рейнгард, вы умеете получить свой кусок от любого пирога!

Историческая справка

Вальтер Шелленберг — родился 16 января 1910 года в Саарбрюкене. В 1933 году окончил Боннский университет по специальности правоведение. Весной 1933 года вступает в СС, а в 1934 году — в СД. Служил в имперском министерстве внутренних дел, одновременно являясь агентом СД. Вскоре переходит в центральный аппарат СД. Числясь в штатах гестапо, составляет политические отчеты для руководства СС и СД. В 1938 году сопровождает Г. Гиммлера в Вену.

Берлин, 25 мая 1938 года

Генрих Мюллер вошел в кабинет Гейдриха, отрапортовал о своем прибытии и застыл посередине кабинета. Мюллер знал, что его промахи при расследовании дела фон Фрича еще не забыты, и был готов к любому развитию событий.

Но было похоже, что Гейдрих не собирался его добивать, так как ворчливо сказал:

— Не стойте как истукан, Мюллер. Сядьте на стул, разговор предстоит большой.

Мюллер тяжелой походкой прошел к столу и сел на стоявший там стул.

— У меня для вас есть одно очень важное и срочное дело, Генрих, — начал бригаденфюрер, закуривая и пододвигая настольную сигаретницу ближе к посетителю. — С той оперативной работой вы справились, скажем прямо, не блестяще. Посмотрим теперь, на что вы способны в канцелярской. Мне надо, чтобы ваши люди в кратчайшие сроки составили списки всех евреев, прибывших к нам из-за рубежа. Говоря в кратчайшие сроки, я специально не указываю ничего определенного, давая тем самым вам возможность удивить меня. Под прибывшими сюда евреями я понимаю не только тех, которые приехали сюда сами, но и тех, чьи родители приехали сюда, ну скажем, хотя бы в этом веке.

Гейдрих затянулся сигаретой, на несколько секунд задумался, потом продолжил:

— Такие списки должны охватить всю страну. Для начала начните с евреев, которых нам щедрой рукой поставила Польша. Для каждого еврея должно быть указано имущество, которым он здесь владеет. Я понимаю, что полную секретность такого мероприятия обеспечить невозможно, но надо стремиться к этому. У вас тысячи добровольных, горящих энтузиазмом помощников, используйте их. Это вам поможет составить полную картину об имуществе евреев: ведь нас интересует все имущество, а не только то, что на бумаге. А прятать свое имущество от официальной регистрации евреи умеют как никто другой. Вот здесь вам и помогут ваши помощники: кто как не сосед знает, кто какую овцу стрижет. Я такое большое внимание уделяю этому вопросу, потому что все это имущество украдено у немецкого народа и должно принадлежать ему. Все сделки по передаче имущества мы объявим недействительными.

— Поднимется большой шум, — с сомнением сказал Мюллер, — такую акцию трудно юридически обосновать.

— Ну, это уже не ваша забота: вы забываете, что у нас есть юридический отдел с блестящими юристами. Ваша задача — для начала составить списки. Потом вы составите на каждого такого еврея предписание покинуть страну в течение суток. При себе разрешите им иметь продуктов на один день и небольшую сумму денег, которая может потребоваться на эти сутки. Потом пусть о них заботится Польша, которой они и принадлежат. К тому же, будьте уверены, перед отъездом оттуда они достаточно припрятали на черный день. Заранее начните отбор и подготовку своих людей и помощников для этой акции. Акция должна проводиться быстро и жестко: учтите, еврей легче расстается с жизнью, чем с имуществом.

Гейдрих помолчал, пожевал нижнюю губу и закончил:

— Нам надо освобождать экономику от евреев. Давайте мы с вами и сделаем первый шаг в этом направлении. Грядут великие свершения, и мы не можем себе позволить, чтобы в самый неподходящий момент на наших предприятиях вспыхнули забастовки и манифестации, как это было во времена Первой мировой войны. Разработайте детально план этой операции, которую мы назовем, скажем, «Авгиевы конюшни», и доложите мне. Подключите к работе расовый отдел, это, конечно, должна бы быть его работа, но так как финальный этап все равно должен принадлежать вашим людям, то уж и общее руководство над операцией я поручаю вам. У вас есть какие-нибудь ко мне вопросы?

— Никак нет, группенфюрер. — Мюллер встал, — Разрешите идти?

— Идите. И отложите пока все дела, которые могут потерпеть. Эта задача стоит очень остро: мы должны продемонстрировать всем нашим врагам, что не остановимся ни перед чем, когда дело касается немцев. А это сейчас очень важно!

Мюллер неловко щелкнул каблуками и вышел.

Берлин, 26 мая 1938 года

Гейдрих прошел в кабинет Беста, не дожидаясь приглашения сел в кресло, стоявшее около небольшого журнального столика, и жестом пригласил Беста занять соседнее.

— Мне нужна ваша помощь в одном важном деле, — начал Гейдрих, как бы объясняя свое неожиданное появление, — фюрер приказал мне подготовить указ о депортации всех евреев, которые сами или их предки приехали в Германию в этом веке. Но это еще не все: мы хотим конфисковать их имущество, что потребует хорошего юридического обоснования, а здесь уж без вас не обойтись. Главное, конечно, это конфискация имущества. Депортацию обосновать не трудно, и либеральная общественность это проглотит. Но вот конфискацию без должного объяснения они в один голос назовут грабежом.

Бест усмехнулся:

— Так ведь так оно в принципе и есть. Если смотреть чисто с юридической точки зрения. Но ты слишком прямолинеен. Не надо заикаться ни о какой конфискации. Назови это национальным достоянием и оформи как кредит, по которому кредитор может получать только проценты. Проценты сделай самыми мизерными, да еще привяжи к ним прибыль. Выплачивать эти проценты должны будут новые хозяева, которых судить строго, в связи с напряженными временами, мы не будем. Вот тебе прекрасное решение вопроса.

— Гениально, — засмеялся Гейдрих, — И если мы еще запретим передавать имущество по наследству, то все решится наилучшим образом!

— И это вполне можно сделать. Так что забудь о всяких конфискациях, — улыбнулся Бест, — Юриспруденция — это тот же грабеж, но на законных основаниях.

— Слушай, Вернер, — продолжал улыбаться Гейдрих, — может, ты составишь мне эту, юридическую часть указа. И сделай, пожалуйста, побыстрее, но постарайся, чтобы сведения об указе не расползлись за пределы нашего ведомства. Эту операцию мы проведем быстро и неожиданно. И пока она держится в секрете.

— Хорошо, я подготовлю тебе такой документ. А насчет секретности не беспокойся: я прекрасно понимаю, что если сведения про такую операцию просочатся наружу, то паника будет огромная. Среди определенной части населения, конечно. А что будете делать с оставшимися?

— Пока об этом не думали и не говорили.

— Могу подать идею. Воспользуйтесь французским изобретением — гетто. Правда, французы, как всегда, сделали только половину, да и ту не лучшим образом, но американцы довели идею до конца. Французы сделали компактное поселение, кстати говоря, именно для евреев. Евреи там жили по своим законам. Неудобство было в том, что они оттуда свободно выходили, а когда совершали преступления на французской территории, то их передавали в гетто для суда по законам гетто. Это было очень неудобно: например, если еврей убивал француза, его ловили и передавали для суда в гетто, но если по законам гетто это не было преступлением, то его отпускали. Американцы более практичны: они создали гетто для своих обезьян-негров, но вот отпускать их оттуда не стали. А в гетто те варились уже, что называется, в собственном соку. Если мы создадим подобные гетто у нас, то решится вопрос и с их полезностью: насколько те наработали — настолько получили продуктов. Хотят бастовать — пожалуйста, но пусть сами думают, чем кормиться. А успокаивать забастовку будут их раввины.

— Идея неплоха, — согласился Гейдрих, — мы уже думали, что надо будет сделать нечто подобное. Ну ладно, мы обо всем договорились, я пойду: у меня уйма работы по Чехословакии.

Берлин, 2 июня 1938 года

За столом заседания в кабинете Гейдриха сидели сам Гейдрих, Вернер Лоренц, Генрих Мюллер и Вальтер Шелленберг. Заседание открыл Гейдрих.

— Мы все последнее время много и плодотворно работали с проблемой Чехословакии. Но пока наши главные усилия были направлены на Судеты. Сейчас этот вопрос, можно сказать, себя уже изжил. Не сегодня завтра Судеты будут присоединены к рейху, но вы прекрасно понимаете, что это не все. Остаются сама Чехия и Словакия. Мы должны смотреть в будущее, мы как первопроходцы. Я собрал вас здесь, чтобы обсудить наши планы по работе с этими регионами.

Он откинулся на спинку стула, обвел всех присутствующих взглядом и продолжил:

— Управление Лоренца должно подогревать желание всех фольксдойче объединиться с Германией, но на самом деле не спешить с их вывозом. Это будет создавать нездоровую атмосферу во всей Чехословакии Народ будет терять уверенность в своем собственном государстве, забудет обо всем, что оно им дает. И будет смотреть на заграницу, как на землю обетованную.

— А вы, господа, — обратился он уже к Мюллеру и Шелленбергу, — должны усилить свою работу среди словацких и украинских националистов. Словакию пусть возьмет на себя Вальтер, а украинцами займитесь вы, Мюллер, — у вас там есть уже кое-какие наработки. Восхищенные успехом Судет, эти две группы населения начнут, да, в принципе, уже и начали тоже требовать автономии. Подогревайте эти настроения. Опыт такой работы у вас уже есть как в Австрии, так и в самой Чехословакии. Фюрер поставил задачу до 1 октября этого года присоединить Судеты к рейху, а самое позднее — следующий год должен быть годом присоединения к рейху всей Чехословакии. Поэтому работа должна вестись активно. Вы, Мюллер, уже сталкивались с украинскими националистами, поэтому я и поручаю их вам, но учтите, что среди них большую работу ведет и абвер. Вы человек немолодой и прекрасно понимаете, какие здесь могут возникнуть ведомственные разногласия, старайтесь их избегать. Я, со своей стороны, поговорю об этом с Канарисом: вы должны работать с его людьми в одной упряжке. Старайтесь вербовать на свою сторону всех недовольных, а напряженная обстановка в стране в целом делает таковыми большую часть населения. Люди хотят комфорта сегодня, а не где-то там, в будущем. Используйте это.

Он улыбнулся, снова обвел взглядом всех присутствующих и сказал:

— Итак, это была вводная, а сейчас я хотел бы услышать обстоятельные доклады о положении в этой стране. К вам, герр Лоренц, это, конечно, не относится. А остальные должны учесть, что до самого присоединения всей Чехословакии к рейху такие совещания будут проходить каждую неделю. Чехословакия — это наш форпост.

— Я только что получил сообщение из штаба Генлейна, — заметил Шелленберг, — Его люди готовят взрыв трибун на стадионе во время прохождения X съезда «Сокола». Генлейн считает, что это вызовет очередную кризисную ситуацию не только в Судетах, но вообще во всей Чехословакии. Думаю, ему в этом надо помочь. У меня есть на примете двое выходцев из Судет, которые уже прошли начальную подготовку в наших школах. Предлагаю на пару дней отправить их для подготовки к нашим специалистам-подрывникам, а потом в распоряжение Генлейна.

— Очень хорошо, Вальтер. Сделайте все необходимое. Эта акция может значительно ускорить развязку Судетского вопроса. Нам это будет только на руку. Представьте мне завтра более подробное описание этой операции. Она может сыграть решающее значение.

Пригород Берлина, 4 июня 1938 года

В небольшом ресторанчике в пригороде Берлина в отдельном кабинете за столом собрались три человека. Это были довольно влиятельные фигуры в рейхе: Йозеф Геббельс, Генрих Гиммлер и Рейнгард Гейдрих. После того как все трое плотно поужинали и кельнер принес десерт, кофе, коньяк и ликер, Геббельс сказал:

— Я не хотел показываться в вашем ведомстве, чтобы не было потом никаких разговоров, поэтому мне пришлось вас пригласить сюда. Я часто провожу здесь разные деловые встречи. Место тихое и спокойное, к тому же они стараются обеспечить мне конфиденциальность встреч. А поговорить я с вами хотел по довольно щекотливому вопросу. Пропаганда еврейского вопроса стала у нас отходить на второй план. Фюрер говорит, что народу, толпе, надо постоянно напоминать о его враге. Об одном враге. У нас этот единственный враг — евреи. Все остальные враги — это те, кто пляшет под их дудку. Я решил, что настало время организовать большой широкомасштабный еврейский погром по всей стране. Устроить нечто наподобие Варфоломеевской ночи. Гитлер меня в этом поддержал. Но, как вы прекрасно понимаете сами, на мои плечи ляжет только идеологическая часть работы, все остальное придется делать вашим структурам. Вот для того, чтобы обсудить, как все это лучше организовать, я и пригласил вас сюда.

Геббельс с интересом посмотрел в лица своих собеседников.

— На днях мы произведем депортацию около десяти тысяч евреев, приехавших сюда из Польши, — сказал Гейдрих, — Может, пока на этом и остановимся?

— Нет, — покачал головой Геббельс, — Это совершенно разные акции. Ваша акция не прибавит народу ненависти к его исконному врагу. Наоборот, она покажет ему, что мы заботимся о нем, и он может быть спокоен. Но нам не нужен успокоенный в этом аспекте народ. К тому же сейчас, когда мы должны показать всей Европе, что мы не свернем с избранного пути и что у нас есть силы отстоять свои интересы. Олимпийские игры далеко позади, и теперь мы можем не церемониться.

— Вы, Йозеф, правы, такая акция будет нам очень полезна, — согласился с ним Гиммлер, — Но как вы хотите все это организовать?

— Нужен какой-нибудь прецедент, — быстро ответил Геббельс, — Лучше всего подойдет убийство евреями какого-нибудь высокопоставленного чиновника. Этот чиновник должен быть хорошо известен, но в то же время лучше, если это будет кто-то не слишком лояльный к партии. Подумайте об этом, а потом мы вместе обсудим выбранную вами кандидатуру. Немецкий народ прост и доверчив, тут не надо никакой слишком сложной интриги: ведь поверил же он, что генерал фон Фрич в темных переулках насилует мальчиков.

— Такой прецедент будет не так уж сложно организовать, — задумчиво сказал Гейдрих. — Трудность будет в другом. Во-первых, надо, чтобы разъяренная толпа не выходила за рамки, то есть погрому должны подлежать только еврейские предприятия. Во-вторых, так или иначе мы со временем избавимся от всех евреев и приберем к рукам все, что они у нас награбили, поэтому нельзя допускать слишком большого ущерба.

— Вы, Рейнгард, попали в самую точку, — улыбнулся Геббельс, — А вот здесь нам понадобятся ваши ребята из СС. Они получат точные инструкции и возьмут на себя руководство всей акцией. Все должно быть очень четко организовано, и в то же время каждый участник должен ощущать, что это происходит стихийная акция. Небольшая группа ваших ребят из СС начнет громить, к ним присоединится каждый порядочный немец. Как все это делать, опять-таки будут говорить ваши ребята. В этом нет ничего противоестественного. Вспомните, в любой стихийной заварушке всегда находятся люди, которые берут на себя роль лидера. Без таких людей ни одного стихийного выступления просто не может быть. А здесь мы подставляем таких людей, не дожидаясь, пока они найдутся по воле случая. Работы будет много, но подумайте о цели!

— И когда вы хотите все это осуществить? — поинтересовался Гейдрих.

— Окончательные сроки будут зависеть от вас, — оживленно сказал министр пропаганды, — Я считаю, что это надо приурочить к какому-нибудь партийному событию, например к юбилею Пивного путча или чему-нибудь, в этом роде.

— Это все очень неожиданно, и надо обо всем хорошо подумать, — сказал Гейдрих.

— А что тут думать, — возразил Гиммлер. — Схема довольно проста. Вы, Рейнгард, подумайте о прецеденте, а остальное я возьму на себя. Не думаю, что на подготовку уйдет так уж много времени. Юбилей Пивного путча вполне подходящая дата, мы должны уложиться.

— Я знал, что найду поддержку в вашем лице, — радостно сказал Геббельс, — давайте выпьем за успех задуманного.

Он налил всем присутствующим в бокалы шампанского и поднял свой:

— За наш успех!

Оберзальцберг, 7 июня 1938 года

В приемной Гитлера собрались адмирал Канарис, группенфюрер Гейдрих и генерал-полковник Кейтель. Все трое были срочно вызваны сюда сегодня утром. Причина для всех троих была неясна, поэтому все трое нервно ожидали вызова в кабинет. Наконец дверь отворилась и присутствующих пригласили в кабинет.

Гитлер был, как все последнее время, во взвинченном состоянии. Он нервно расхаживал по кабинету, время от времени бросая взгляды на присутствующих.

— Итак, господа, — начал он, — я собрал вас для того, чтобы потребовать от вас уточненные данные по Чехословацкой армии. Вы мне уже докладывали, но сейчас ситуация изменилась: Чехословакия объявила частичную мобилизацию, начала готовить новые укрепления, там каждый день происходит передислокация войск. Мне нужны новые, уточненные сведения. Последние данные. Все это касается вас, адмирал, и вас, группенфюрер. Что касается вас, генерал-полковник, то вы должны в соответствии с полученными данными откорректировать план «Грюн». При этом учтите возможность вмешательства Франции и Англии. Мы продолжаем строительство оборонительных укреплений на западной границе. Рассчитывайте так, что вся оккупация Судет займет не более трех-четырех дней. Эти три-четыре дня наши армии на западных рубежах должны сдерживать англо-французского агрессора до подхода наших войск из Судет. Задача сложная, но выполнимая. Англичане и французы должны понять, что чешское правительство полностью деградировало и не может поддерживать управление страной, именно поэтому я и настаиваю на быстрейшей оккупации Судет.

Гитлер молча прошелся по кабинету, потом заговорил снова:

— Я знаю, что даже среди высшего командования армии достаточно людей, не верящих в наши планы. И чем человек более старой закалки, тем менее он верит в наши планы. В ближайшее время я соберу молодой командный состав армии и выступлю перед ними с речью, они меня поймут и поддержат. Вспомните, Кейтель, как многие ваши коллеги отнеслись к планам аншлюса. Как к этому относился тот же фон Бек. А теперь они все посрамлены. Да, все. И хотят примазаться к чужой славе. Сейчас повторяется все та же ситуация.

Фюрер еще долго обсуждал общие вопросы сложившейся ситуации.

Через два часа все были отпущены.

Берлин, 8 июня 1938 года

Теперь по утрам в Тиргартене на утреннюю верховую прогулку выезжали уже не три, а четыре наездника. К прежним трем присоединился молодой эсэсовский офицер Вальтер Шелленберг. Это утро выдалось по-настоящему летним: теплым и тихим.

— Какое впечатление у вас оставила вчерашняя встреча с фюрером? — спросил Канарис у Гейдриха.

— Ничего особенного, — пожал плечами Гейдрих.

— А вам не кажется, что начинать сейчас большую войну — это безумие?

— Бросьте, Вильгельм, примерно то же самое вы говорили перед аншлюсом и проиграли. Вы даже побоялись вместе с нами сразу же поехать в Вену, а чего-то выжидали. И были за это наказаны: мои ребята первыми добрались до всех документов австрийских спецслужб, а вам остались крохи с барского стола. Но не расстраивайтесь, если что понадобится — обращайтесь к нам, мы поможем.

— Эх, Рейнгард, вы еще не видели войны. Возможно, что я таким же романтиком отправлялся добровольцем на ту войну. Но ее конец меня отрезвил.

— Просто вас приучили к тому, что у вас за спиной нет надежного тыла. Вспомните, как только вы собирались наступать, на военных предприятиях в Германии начинались стачки и забастовки. У вас за спиной был враг — подстрекаемые евреями социал-демократы. Больше такого не будет. Как я вам уже сказал, вы точно так же относились к аншлюсу. И что? Вы приехали в Вену к шапочному разбору. Основные документы венских спецслужб теперь у меня. Надо будет, заходите.

— То была Австрия, но теперь совсем другое дело. На днях Литвинов, выступая в Женеве, сказал, что Россия готова выполнить свои обязательства перед Чехословакией.

— Россия не так страшна: во-первых, она вряд ли будет защищать капиталистическое государство, во-вторых, после того как мы сумели убрать Тухачевского, ее генштаб заметно ослаб.

— Рейнгард, не надо никогда хвастаться своей операцией в отношении Тухачевского. За эту операцию, думаю, у Сталина лежит заготовленный для вас орден. Во всей этой истории вы действовали как марионетка в руках НКВД.

— Вы злопыхательствуете, Вильгельм. Мы просчитывали и такой вариант, прежде чем приступить к операции.

— Может, и просчитывали, только не следили за тем, что делается в России. Сталин громогласно назвал Тухачевского другом врага народа и упоминал о группе шпионов в генеральном штабе задолго до того, как вы приступили к своей хваленой операции. Во-вторых, ваши документы, которые вы подпихнули в НКВД через чехов, на процессе Тухачевского не фигурировали. Сталину нужен был козел отпущения в случае, если чистка генерального штаба не удастся. И на эту роль он выбрал вас.

Гейдрих хотел было что-то ответить, но в это время к нему с другой стороны приблизился третий наездник.

— Зайдите ко мне сегодня, Рейнгард, — сказал Бест. — Я подготовил все, что вы просили. Я прошу вас зайти, потому что там могут возникнуть какие-нибудь неясности, и мы бы вместе с вами их сразу разрешили.

Братислава, 10 июня 1938 года

Штабс-капитан Моравек с тоской смотрел на стоящих перед ним мальчиков. По другому этот контингент он назвать не мог. В соответствии с приказом о частичной мобилизации этих детишек сорвали со студенческой скамьи и назвали солдатами. Но это было только название: для того чтобы из них сделать солдат, надо было время, а именно его-то и не было. Политическая обстановка накалялась с каждым днем. Эти мальчики это чувствовали, и большинство из них, конечно же, мечтало встать на защиту отечества.

Сам штабс-капитан мечтал об армии с детства: еще мальчишкой он читал книжки только те, в которых рассказывалось или об армии или о войне. Любой войне — он с интересом читал и о походах Александра Македонского и мемуары о Франко-прусской войне. Участвовать в Первой мировой ему не довелось: он только в 1918-м, когда на осколках Австро-Венгерской империи образовалась Чехословакия, поступил в кадетский корпус. Но это не имело значения. Он любил армию в любое время: ему нравилась царящая здесь дисциплина, субординация, порядок. И сейчас больше всего на свете ему хотелось хоть капельку такой же любви привить этим соплякам.

— Солдаты! — начал свою речь штабс-капитан, — У нас мало времени: враг может начать войну в любую минуту, поэтому мы должны как можно быстрее научиться всему, чтобы суметь дать ему достойный отпор. Я и мои товарищи постараемся сделать для этого все, что зависит от нас. Но в этом вопросе от вас зависит намного больше. Сейчас, при первой нашей встрече, я хочу, чтобы вы запомнили только одно: уставы пишутся кровью. Каким бы глупым или даже совсем идиотским ни казался вам тот или иной пункт устава, помните, что именно этот идиотизм и спасает жизнь в определенных условиях. Вот поэтому, как бы мало времени у нас с вами ни было, какая бы большая программа по освоению материально-технической части ни стояла перед вами, устав — это основа всему. И обойти его стороной мы не имеем права. Сейчас я приведу вас в казарму, в которой вы будете пока жить. Дам вам пару часов для того, чтобы вы освоились там. А потом — учеба, учеба и учеба. А теперь: направо! И за мной — шагом марш!

Когда он проходил вдоль начавшего маршировать на месте строя, он заметил с краю мальчонку, который, закусив губу, старательно пытался чеканить шаг.

— Как тебя зовут, сынок? — спросил штабс-капитан.

— Рядовой Потучек, — отчеканил новобранец.

— И откуда тебя сюда взяли? — поинтересовался Моравек.

— С филфака университета, — стараясь говорить по-военному, четко ответил юнец.

— Ну, будем надеяться, что ты скоро туда вернешься, — попробовал подбодрить парня командир.

«Только вот на каких условиях», — с тоской подумал про себя Моравек.

Берлин, 11 июня 1938 года

Гейдрих вызвал к себе в кабинет Мюллера, и когда тот появился, усадил его перед своим письменным столом и спросил:

— Как у вас продвигаются дела с подготовкой списков на депортацию?

— Дело идет к завершению, — ответил Мюллер, — Нам не потребовалось много времени, так как все евреи и так стояли на учете. Оставалось только проверить, кто откуда взялся.

— Это хорошо. Не страшно, если отправите тысячу-другую и лишних. Но у меня к вам еще одно очень важное задание. Подберите из этого списка несколько семей, у которых есть родственники за границей. Я имею в виду не Польшу или Литву, а что-нибудь более цивилизованное, например Францию или Англию. Сделайте это как можно быстрее, до начала депортации. Естественно, мне нужно не только имя такой семьи, мне нужна и характеристика на тех, кто у них живет за границей. Этот родственник по своим данным должен подходить для того, чтобы мы могли его использовать. Вы понимаете, что я хочу сказать: такой, чтобы его можно было купить или пригрозить каким-нибудь разоблачением. Сами разберетесь?..

— Так точно, группенфюрер.

— Если потребуется, свяжитесь с Шелленбергом, он последнее время много занимался заграничными делами и, вполне возможно, сумеет помочь вам в этом деле. Но повторяю, подберите несколько человек, чтобы не бояться провала.


В этот субботний вечер Гейдрих вернулся домой пораньше. На пороге его радостно встретил восьмилетний сын Клаус. Обнимая сына, Гейдрих подумал, что ребенку надо бы уделять побольше внимания и тут же сообщил сыну:

— Завтра воскресенье, давайте все вместе поедем куда-нибудь в загородный парк.

— Ура! — закричал мальчишка. — А ты возьмешь с собой пистолет, чтобы там пострелять?

— Обязательно, — засмеялся Рейнгард.

Когда вся семья собралась за столом, Клаус вдруг спросил:

— Папа, нам учитель говорил, что евреи наши враги. Так почему же мы с ними не воюем?

Рейнгард внимательно посмотрел на сына, потом сказал:

— Ну, видишь ли, враги — это слишком громко сказано. Господь сотворил много разных тварей и не все они доставляют нам радость или пользу. Вот, например, такие паразиты, как вши или блохи. Заведутся у тебя такие твари: пока их несколько, то ничего страшного, ну укусят, ну, почешешься. Но когда их много, то это уже принесет тебе страдание, а еще хуже, если они занесут тебе какую-нибудь заразу. Поэтому надо соблюдать гигиену. Примерно то же и с евреями. А воевать с ними это уж слишком громко сказано. Просто гигиена, мой друг, гигиена. Так что можешь передать своему учителю, что воевать с евреями могут только им подобные, например, цыгане.

Берлин, 15 июня 1938 года

Как только Гейдрих появился в здании Управления безопасности, он тут же вызвал к себе Шелленберга, когда молодой офицер явился, Гейдрих сразу же перешел к делу:

— Как у вас продвигаются дела в совместной с абвером операции против английской резидентуры?

— Люди из абвера свели меня с резидентом английской разведки в Голландии. Вот уже год, как они пытаются через него выйти на агентурную сеть в Германии, но результаты пока незначительны. Я предложил им как-нибудь заинтересовать голландского резидента, например, имитировать группу высших офицеров, недовольных режимом и планирующих переворот. Они обещали это обдумать.

— Вальтер, вы забываете один небольшой нюанс: вы служите не в абвере, а в службе безопасности. Поэтому все подобные планы первым должен узнавать я, и только после моего одобрения эти планы могут проводиться в жизнь, независимо от решения руководства абвера. И все же, должен отметить, что идея ваша неплоха. Добавьте туда один небольшой штрих: пусть эта группа готовит покушение на фюрера и просит у англичан помощи. О том, какую помощь запросить, подумайте сами.

— Слушаюсь, группенфюрер.

— Меньше оглядывайтесь на абвер, берите на себя максимальную инициативу. Если потребуется, обращайтесь ко мне, и я постараюсь вообще освободить вас от опеки абвера. Мы с ними делаем одно дело, и руководить здесь должен тот, у кого это лучше получается. Идите и не забывайте держать меня в курсе дела.

Когда новоявленный начальник внешней разведки вышел, Гейдрих вызвал адъютанта и попросил пригласить к себе Мюллера.

Мюллер появился через несколько минут, он, как всегда, неуклюже отсалютовал, потом положил перед Гейдрихом на стол несколько папок.

— Я выполнил ваше поручение, группенфюрер, — доложил он. — Думаю, одно из них как раз то, что нам надо.

Гейдрих взял папки, начал перебирать их и спросил:

— Которое?

— Семья Гришпанов, группенфюрер. Сын проживает во Франции, занимается какими-то спекуляциями, жаден, психически неуравновешен.

— Очень хорошо. При депортации этих семей проявите особую жесткость. После депортации постарайтесь так, чтобы они отправили особо жалостные письма своим родственникам. Подумайте, может быть даже передать эти письма с нашими людьми. После передачи письма сразу начинайте обработку родственника. Если акцию будем проводить во Франции, то объектом акции должен стать фон Рат: последнее время он слишком пренебрежительно отзывается о нашей внешней политике в дипломатических кругах и становится объектом пристального внимания наших врагов.

— Слушаюсь, группенфюрер.

Мюллер уже собрался было уходить, но тут Гейдрих его остановил.

— Но я вас вызвал, собственно говоря, несколько по иному вопросу. Постарайтесь подыскать мне кого-то наподобие уголовника, который согласился бы выполнить очень щекотливое поручение, конечно, за определенное вознаграждение. Суть этого поручения я сейчас вам говорить не буду, но его исполнитель должен хотя бы мало-мальски разбираться во взрывном деле. Подумайте над этим, но не затягивайте.

— Слушаюсь, бригаденфюрер. Разрешите идти?

— Идите, Мюллер, и не забывайте, что оба эти задания относятся к категории чрезвычайно секретных.

— Так точно, группенфюрер.

Когда начальник гестапо вышел, Гейдрих какое-то время сидел погруженный в раздумья. Эта идея, которая сейчас крутилась у него в голове, пришла к нему случайно во время разговора с Шелленбергом, но чем больше он о ней думал, тем она ему казалась все более привлекательной.

«Надо все хорошо обдумать, — наконец решил Гейдрих, — а потом посоветоваться с Гиммлером».

И чем более невероятной казалась эта идея, тем больше она ему нравилась.

Пригород Берлина, 17 июня 1938 года

Геббельс снова пригласил Гейдриха и Гиммлера все в тот же ресторанчик, очевидно, ему не терпелось узнать, как продвигаются дела, связанные с поднятием энтузиазма населения.

После ужина он немедленно приступил к делу.

— Вы уже продумали, как мы осуществим ту акция, о которой я вам говорил?

Гиммлер снял очки, не спеша протер стекла и сказал.

— Я отдал приказы своим людям подготовить подробные инструкции на случай возникновения стихийного возмущения. На следующей неделе мне принесут предварительные проекты для ознакомления. Насколько я понимаю, главная задача сейчас лежит на Гейдрихе.

— Я подобрал несколько человек, которые могут подойти для такой акции, — сказал Гейдрих, — С ними уже начинают работать. И кандидатуру для жертвы я тоже подобрал: им скорее всего будет фон Рат. Последнее время он только и занят тем, что критикует все, что происходит в стране. Причем делает это в среде иностранных дипломатов. Те, кто не понимает, что он дурак, думают, будто у нас полстраны недовольно тем, что происходит. Но я в связи с этим подумал о другом, правда, мне нужен ваш совет и ваша поддержка. Я подумал о том, что эту акцию хорошо бы было объединить с покушением на фюрера.

Гейдрих, увидев испуганное выражение на лицах своих собеседников, сделал многозначительную паузу, а потом продолжил:

— Мы найдем человека, который заложит бомбу в том месте, где должен будет, например, выступать фюрер. Бомба, конечно, взорвется после того, как фюрер оттуда уже уйдет. Но на большинство населения это произведет потрясающее впечатление. Прибавьте сюда убийство фон Рата, и никто в мире не посмеет сказать, что выступления наших граждан были спровоцированы. Впоследствии мы «повесим» всю организацию покушения на англичан. У меня есть даже кандидатуры на эту роль. Ну, что вы на это скажете?

Почти на целую минуту над столиком нависла тишина. Первым заговорил Геббельс, обращаясь к Гиммлеру:

— А вы знаете, Генрих, ведь это гениальная идея! Я сам пойду к фюреру и поговорю с ним об этом. Это покушение как электричеством зарядит гнев народных масс. И такое быстро не забывается! Главное, надо будет почаще напоминать об этом!

— А вот с фюрером об этом говорить не надо, — как-то почти зловеще сказал Гиммлер. — Он уйдет, произойдет взрыв, мы поймаем преступника. Чем меньше об этом будут знать, тем лучше. Эту операцию, если уж проводить, то проводить с особой секретностью. В заговорщиков должен поверить не только народ, но и все руководство страны, включая фюрера. Вполне достаточно, что о задуманном в полной мере знаем мы втроем…

— Слишком рискованно, — засомневался Геббельс.

— Иначе нет смысла, — обрезал Гиммлер, — Давайте обдумаем эту идею в течение недели, а потом решим, стоит ли за нее браться.

Все это время Гейдрих хранил молчание. Сам он уже несколько дней и так и эдак обыгрывал эту операцию. Гиммлер был прав. Операцию надо произвести на свой страх и риск, больше никого не посвящая в детали. Чем больше людей из руководства страны поверят в это, тем выгоднее им с Гиммлером.

— Давайте остановимся вот на чем, — сказал Гейдрих, — вы неделю обдумываете это предложение, а я продолжаю пока подготовку людей. Через неделю мы снова собираемся и решаем — будем ли мы ее осуществлять.

На том и порешили.

Берлин, 20 июня 1938 года

В этот день с самого утра во всех более-менее крупных городах Германии чувствовалось необычное оживление. В разных направлениях сновали озабоченные люди в форме СС, непонятное оживление наблюдалось и среди полицейских. В этот день началось вручение повесток пришлым евреям. В повестках кратко сообщалось, что такой-то и такой-то должен в течение суток покинуть страну. В повестке указывался номер поезда и вагона, время отправления. С собой разрешалось взять не более пятидесяти марок и продукты на одни сутки. Внизу стояла приписка, что не подчинившиеся данному распоряжению будут привлекаться к административной ответственности.

В этот день все члены СС, независимо от того, к какому подразделению они относились, носили повестки, сдавали расписки в получении повесток, сверяли списки. В тот день таких повесток по стране разнесли более десяти тысяч.

Посольство Польши пыталось связаться с министерством иностранных дел, но никого из руководящих работников министерства на месте не оказалось, а для мелких служащих эта акция была такой же неожиданностью, как и для поляков.

Среди еврейского населения зарождалась паника. Оптимисты считали, что они еще хорошо отделались: все-таки Польша, а не концентрационный лагерь, пессимисты — полагали, что их просто собирают в одно место и не позже как через год вообще всю Польшу превратят в один концентрационный лагерь.

Все руководство СС, включая Гиммлера, Гейдриха, Небе, весь день разъезжало из штаба в штаб и проверяло, как идут дела. Иностранные корреспонденты пытались получить хоть какие-то комментарии от кого-нибудь из правительства, но на них никто не обращал внимания.

Во многих домах раздавался плачь и причитания: некоторые семьи вынуждены были расставаться.

Польские власти были в панике: они понимали, что к завтрашнему дню они получат более десяти тысяч человек, без денег, пищи и крова. И что вся ответственность за заботу о них падет теперь на них, поляков.

Прага, 22 июня 1938 года

Пани Ортликова собралась на рынок, когда часы уже пробили полдень. Она уже привыкла поздно ложиться и поздно вставать: ее муж, журналист одной из центральных чешских газет, предпочитал работать до поздней ночи. Стук его пишущей машинки разносился по всей квартире и просто не давал спать. Да пани Ортликова и не пыталась ложиться раньше мужа: она любила сварить ему ночью кофе, послушать о том, над чем в данный момент работает ее муж. Когда был срочный материал, курьер из газеты приходил в середине ночи, забирал готовую статью, и только тогда в квартире Ортликовых устанавливалась тишина и покой. Вчера был как раз один из таких дней.

Спустившись на первый этаж, молодая женщина приветливо поздоровалась с привратником, тот так же приветливо ответил и, засуетившись, достал письмо.

— Вам письмо, пани Ортликова, — сказал он, протягивая ей конверт, — Наверное, от отца.

— Наверное, — согласилась Марта. Она еще издали определила, что письмо пришло из Дрездена, где жил ее отец и где она и сама родилась.

Она повертела письмо в руках, потом сунула его в сумку и вышла на улицу. Письмо было не от отца, хотя и пришло из Дрездена. Еще год назад муж предупредил ее, что время от времени к ним будут приходить письма из Дрездена, на которых будет стоять обратный адрес ее отца. Но почерк будет другой. Эти письма он сразу просил передавать ему. Жене он объяснил это тем, что у него в Дрездене появился помощник, который будет сообщать ему важные новости. Марта восприняла это вполне спокойно: муж был политическим обозревателем, старался всегда быть в курсе всех последних событий и имел таких помощников в разных городах. Правда, раньше все его помощники подписывались своими именами. Что было в этих письмах, она никогда не интересовалась, зная, что, если там есть что-то интересное, муж обязательно поделится с ней новостью.

Домой на улицу Сметаны Марта вернулась через час. Муж, очевидно, встал совсем недавно: за ее отсутствие он успел только выпить кофе и сейчас брился. Марта передала ему письмо и занялась обедом. Муж закончил бриться, объявил, что ему надо быстренько сбегать в одно место, и тут же ушел из дома. Занятая приготовлением обеда Марта не очень-то обратила на это внимание, только попросила мужа не задерживаться. Прочитал ли муж письмо из Дрездена, она так и не заметила.

В два часа дня это письмо уже лежало перед полковником Моравцем. Адрес журналиста Ортлика был одним из каналов, по которым агент «А-54» посылал свою информацию, когда не мог передать ее лично. Ему только что расшифровали сообщение, содержавшееся в письме. Весть была не из приятных: в письме говорилось, что на открытии X съезда «Сокола» на стадионе будут взорваны трибуны. Моравец прекрасно понимал, на что направлена эта акция, но своими силами, силами разведки, предпринять ничего не мог. Такой взрыв ребята из «Сокола» просто так не оставят, а значит, по всей стране начнутся массовые беспорядки. Полиция своими силами, скорее всего, ничего сделать не сможет, привлекут армию. Тут-то немцы и закричат о кризисе власти в Чехословакии и о неспособности нынешнего чешского правительства создать мирное многонациональное государство. Идея была проста как табуретка в сельском доме. Надо было срочно идти и докладывать об этом президенту. У агента «А-54» временами случались неточности в сообщениях, но в большинстве случаев они были верными и проигнорировать их было нельзя. Полковник тяжело вздохнул. Съезд должен был начаться через три дня, и времени было в обрез.

Моравец решил, что собственное начальство подождет, и, еще раз тяжело вздохнув, снял трубку телефона и позвонил в приемную президента с просьбой о срочной аудиенции.

Берлин, 24 июня 1938 года

В кабинете Гейдриха сидел Вальтер Шелленберг, вызванный сюда для доклада о положении дел в Чехословакии. Разговор предстоял не из легких.

— Завтра должен начаться десятый съезд «Сокола», — нервно объяснял Шелленберг, — мы рассчитывали взорвать трибуны стадиона, как раз когда там соберется все руководство «Сокола». Эту операцию мы готовили совместно с абвером. Но сегодня утром мне сообщили, что стадион оцеплен войсками. Все трибуны проверяют саперы. К стадиону трудно подойти и на пушечный выстрел. Чехи заблаговременно узнали про эту операцию.

— Печально, — сказал Гейдрих, постукивая своими музыкальными пальцами по полированной поверхности стола. — У чешской разведки есть агент, а может, даже и несколько агентов, на очень хорошем месте. Перед этим была утечка информации о дислокации наших войск. А теперь вот это. Свяжитесь с Мюллером и постарайтесь внимательно проследить весь процесс подготовки операции. Постарайтесь вычислить этого агента.

— Но утечка могла произойти и из рядов Генлейна, — робко возразил Шелленберг.

— Могла, — согласился Гейдрих, — но мы должны точно знать, где этот чешский источник. У меня есть большие подозрения, что этот источник находится где-то в руководстве вермахта. Информация слишком горячая и важная. Если еще можно допустить, что в данном случае агент находится в рядах ребят Генлейна, то с дислокацией наших войск это маловероятно. Мне не верится, что у чехов слишком большая сеть агентуры. Вряд ли. Скорее всего, это работает один, но очень информированный человек. Существование такого человека ставит под угрозу операцию «Грюн». По крайней мере, может слишком усложнить ее. Молите Всевышнего, что они просто сорвали нам операцию. А представьте себе, если бы они сумели получить доказательства нашей причастности к этому делу. Вы понимаете, какой козырь в этом случае получил бы Бенеш.

— Я все понимаю, группенфюрер

— Кстати, Вальтер, а почему вдруг вермахт оказался в курсе вашей операции со взрывом на стадионе? Они-то здесь при чем? — удивился Гейдрих.

— Вермахт ничего об этом не должен был знать, — удивился в свою очередь Шелленберг. — Единственное это то, что я обращался в абвер за консультацией по взрывным устройствам.

— Значит, уже не весь вермахт, а только абвер, — задумчиво проговорил Гейдрих.

— Это объясняет оперативность, с которой они получают информацию, — оживился Шелленберг, — Сотрудники абвера без труда могут ездить за границу.

— Это вовсе не обязательно, Вальтер, — покачал головой Гейдрих. — Если это хороший агент, то у него под рукой могут сидеть человек пять связников, которые в любой момент вполне легально могут выехать за границу. К тому же не забывайте про почту и телеграф. Но к абверу присмотритесь, я, конечно, еще и Мюллера попрошу подключиться к этому делу. И все же не будем строить из этого скоропалительных выводов: возможно, мы имеем дело с двумя обычными совпадениями. К тому же, не забывайте генлейновских парней, да и наше ведомство нельзя так просто скидывать со счетов.

— Но у нас все проходят строгую проверку, — возразил Шелленберг.

— А абвер, по-вашему, набирает себе бродяг с улицы? Они тоже не дураки: у них такая же строгая проверка. Отучайтесь делать скоропалительные выводы.

Польша, 25 июня 1938 года

Вот уже пятый день Моисей Гриншпан жил в Польше. Неделю назад он еще жил в Берлине, содержал небольшую зеленную лавку и ни на что не жаловался. Но вот рано утром в его квартире появились здоровенные парни и коричневых рубашках и вручили ему извещение, что они с женой должны в двадцать четыре часа, оставив все свое имущество на произвол судьбы и взяв с собой только минимум, достаточный на то, чтобы прожить один день, покинуть Германию и выехать в Польшу. Парни вернулись через три часа, они объявили, что поезд отходит через час, и буквально пинками вышвырнули их из дома, в котором Гриншпаны прожили около пятнадцати лет. Всю дорогу один из парней пытался поддать Берту ногой под зад, а когда Моисей хотел было возмутиться, то получил от второго такой удар, что еле устоял на ногах.

Их привели на товарную станцию, где стоял состав с вагонами для скота. Когда Моисей попытался заикнуться, что эти вагоны для людей не предназначены, один из парней заржал и сказал: «Твою телку и на живодерню уже не возьмут, а тебя, старого козла, надо бы вообще сзади к вагону привязать — и так добежишь. Так что считай, что вам достались билеты в поезд-люкс». И снова заржал как ненормальный.

Вместе с тысячами таких же несчастных он с женой в товарном вагоне добрался до Польши. Там, на границе, творилось что-то страшное: никто не знал ни что делать, ни куда идти. Первую свою ночь в Польше они провели под открытым небом, прямо в поле недалеко от железнодорожной станции, где их буквально выпихнули из вагона. На следующий день на станции появились люди из какой-то еврейской организации и попытались хоть как-то пристроить беженцев. Тех, кто был помоложе и попроворней и оказался в первых рядах, отправили в города, а вот его с женой определили в деревню, на хутор, где жила и без них довольно многочисленная еврейская семья. Таким образом, вот уже второй день Моисей работает фактически сезонным рабочим на поле. Он с детства не жаловался на здоровье, но и физическим трудом никогда не занимался, а поэтому его новое занятие было для него, в его возрасте, а ему было уже за пятьдесят, сущей каторгой. Не лучше было и его жене.

Сегодня Моисей после работы едва добрел до хутора, поужинал вместе с хозяевами кашей с молоком и хлебом и, чтобы не путаться под ногами у хозяев, вышел на улочку, сел на камешек у дороги и предался своим невеселым думам. От них его оторвал звук приближающейся машины. Он поднял голову и увидел, что по дороге из ближайшего города к хутору приближается небольшая легковая машина. За последние годы жизни в Германии у Моисея появился страх перед подъезжающими машинами: в Германии на таких машинах очень часто за людьми приезжало гестапо. Но на этот раз машина была какой-то незнакомой марки, явно не немецкая.

Когда машина поравнялась с Моисеем, она остановилась и оттуда высунулся рыжеватый молодой человек с веснушчатым лицом.

— Я ищу семью Гриншпан, — крикнул парень на ломаном даже для Моисея польском языке.

— Я — Моисей Гриншпан, — ответил старик на таком же ломаном польском и с интересом уставился на водителя машины.

У него в голове мелькнула мысль, что, может быть, эти активисты из сионистской организации уже подыскали ему местечко получше?

Парень вылез из машины. Он был одет в довольно хороший костюм, узел галстука был ослаблен, пиджак не застегнут. Парень размашистым шагом подошел к старику и протянул руку.

— Пауль Фогель, — представился он на немецком.

Моисей с удивлением пожал протянутую ему руку.

— Я — приятель вашего сына Герши, — начал парень, — Мы с ним постоянно видимся в Париже. Когда он узнал, что я буду в Германии, то попросил меня заехать к вам и передать кое-какие подарки, — при этих словах парень полез в машину и достал оттуда пакет, — Я заехал к вам в Берлине, но мне сказали, что вы уехали в Польшу. Насилу вас здесь нашел. Если хотите, то можете черкнуть ему пару строк: завтра я опять уезжаю в Париж.

— Кто вы? — спросил Моисей, так и не понимая до конца то, что ему говорили.

— Я же сказал, Пауль Фогель, — широко заулыбался парень, — Я друг вашего сына. У вас ведь есть сын в Париже, Гершель? — Услышав имя сына, Моисей кивнул головой, а парень продолжал: — Ну так вот, я сам — американец, занимаюсь тут в Европе коммерцией. Так все время и болтаюсь туда-сюда. У нас кое-какие совместные дела с Гершелем. Вот он и попросил вас навестить. А тут такая свистопляска. Насилу, говорю, вас нашел.

— Говорите, что американец, а говорите как баварец, — с сомнением сказал Моисей.

— Ну, нагнали на вас страху эти наци, — снова рассмеялся парень, — Так я и есть вообще-то баварец. У меня еще дед уехал в Америку. Но дома мы всегда говорили по-немецки. Отец-то на работе весь день, я все с бабкой да с дедом дома сидел, а они только по-немецки. А вы хотите по-английски поговорить?

— Нет, нет, — быстро замотал головой Моисей, у которого особых лингвистических способностей никогда не наблюдалось.

— Ну так будете писать сыну письмо? — спросил парень, — А то, вы уж извините, у меня времени в обрез. Надо еще проверить, как погрузили товар, а с утра в дорогу, в Париж.

— Я с женой… Она может тоже… — скороговоркой заговорил Моисей, — Вот только пригласить мне вас некуда… Сами здесь так…

— Да я все понимаю, — сказал парень, махнув рукой. — Мне все рассказали, — он достал из заднего кармана плоскую бутылку с шотландским виски, открутил крышку и спросил Моисея: — Хотите?

Тот быстро замотал головой.

— Ну, как хотите, — произнес парень и сделал большой глоток из бутылки, — Идите, пишите, а я здесь у машины подожду.

Моисей вернулся через полчаса в сопровождении жены, у которой глаза были красными от слез. В руках у Моисея был толстый конверт.

— Вот, — протянул он конверт парню, — к сожалению, послать ничего не можем. Мы ведь чуть ли ни в чем мать родила оттуда уехали — все осталось там.

— Да знаю я, — махнул рукой парень, он достал из кармана бумажник, вынул оттуда стодолларовую купюру, протянул ее Моисею и сказал: — Возьмите хоть это пока. Мы там с Герши сочтемся. А больше, извините, дать не могу.

— Спасибо, огромное спасибо, — затараторил Моисей. — Вы нам так поможете. Мы ведь здесь, как бедные родственники. Ничего с собой нет.

— Да не беспокойтесь вы, — успокоил их парень, — Я Герши все расскажу, в следующий раз сюда приеду, где-нибудь месяца через полтора, опять к вам заеду, наверное, завезу что-нибудь от Герши. Ну, до свиданья, а то меня уже время поджимает.

Парень напоследок еще раз приложился к фляге, и машина уехала. А Берта и Моисей еще долго стояли у края дороги и смотрели ей вслед.

Прага, 25 июня 1938 года

Этот день в Праге выдался солнечным и жарким. Настоящий июньский день. И вот в такой-то день поручику Альфреду Бартошу пришлось проторчать почти пять часов на самом солнцепеке.

Его взвод подняли по тревоге, усадили в машины и отвезли к центральному стадиону. Там им дали приказ встать в оцепление и не пропускать никого ни в сторону стадиона, ни со стадиона. Альфред попытался было возразить, что это дело полиции, но штабс-капитан строго посмотрел на него и сухо сказал:

— Там, на стадионе, саперы. Немцы заминировали стадион.

Сегодня на стадионе должно было пройти открытие X съезда «Сокола». Немцы, очевидно, хотели поднять на воздух все руководство этой популярной чешской спортивной организации, которая, впрочем, не игнорировала и политические вопросы.

Стоя на солнцепеке в намокшей от пота на плечах и спине форме, поручик с раздражением клял немцев: «Что им неймется? Что им еще надо?..»

Он краем уха слышал все эти разговоры об автономии, но не придавал им никакого значения. Всю свою недолгую жизнь он провел в тех районах, где немцев было немного, они не отличались от обычных жителей, а поэтому порой было очень трудно разобрать, кто немец, кто чех, а кто словак. В пограничье он никогда не бывал, и все эти разговоры о судетских немцах были ему просто непонятны.

— Эх, Фреда, — прервал его мысли стоящий рядом с ним сержант, — сейчас бы нам в погребок, в такой глубокий, тихий, прохладный. Где пахнет плесенью и сыростью, а там кружечку холодненького. пенненького, темненького пивка, одну, потом другую, потом третью. А после этого оглядеться и посмотреть, а нет ли там случайно еще и хорошеньких девушек. А, Фреда?

— Романтик ты, Ян, — буркнул Бартош, — нам бы к ужину в казарме оказаться, и то, считай, за праздник можно будет принять.

— Да, с тобой не помечтаешь, — грустно протянул сержант.

Минут через пятнадцать после этого диалога к стадиону подкатила легковая машина. Оттуда вышел невысокий полноватый мужчина и попытался прорваться через оцепление к стадиону, но его не пустили. Бартош подумал о том, что надо бы подойти и выяснить; что ему надо, но двигаться по такой жаре было очень лень. К счастью, на горизонте показался их штабс-капитан. «Вот пусть он и разбирается», — мрачно подумал Бартош и стал изучать носки своих ботинок.

Но штабс-капитан разбирался не долго: мужчина показал ему какой-то документ, после чего штабс-капитан отдал честь и махнул солдатам, чтобы те пропустили мужчину.

Мужчина вышел со стадиона примерно через полчаса. Вышел он совсем с другой стороны в сопровождении людей, которые так же, как он, были в штатском. Вся группа что-то раздраженно обсуждала. Когда они проходили мимо Бартоша, тот уловил обрывок фразы, которую говорил полноватый:

— …не рвануло, и слава Богу! А вот не выставили бы оцепления, не вызвали бы саперов, и рванули бы трибуны, вот тогда бы все по-другому заговорили…

Из обрывка этого разговора Бартош понял, что никакой бомбы, очевидно, нет, и вполне возможно, что к ужину в казарму они все-таки успеют.

Пригород Берлина, 29 июня 1938 года

Гейдрих приехал, когда Гиммлер и Геббельс сидели уже за столом. Он поздоровался и извинился за то, что его задержали дела.

Во время обеда о делах не говорили: обсудили некоторые слухи, поделились свежими анекдотами. Когда же официант принес десерт и коньяк, перешли к делу.

— Ну, так что вы решили с моим предложением? — спросил Гейдрих.

— Ты знаешь, Рейнгард, чем больше я о нем думаю, тем больше оно мне нравится, — сказал Гиммлер.

— Мне тоже, — согласился Геббельс, — но я все же настаиваю, что надо поставить Гитлера об этом в известность. Представьте себе, как мы будем выглядеть, если на каком-то этапе наше предприятие станет известно фюреру. Вы думаете, он поверит, что мы не хотели ничего дурного?

— Я продолжаю настаивать на том, что если мы сообщим об этом фюреру, то операция потеряет смысл, — возразил Гейдрих. — То, что она будет открыта в процессе подготовки, маловероятно: мы постараемся соблюдать полную секретность. С другой стороны, даже если что-то и станет известным, то все это в первую очередь попадет к нам в руки, а мы сразу же сумеем принять меры. Если же мы будем предварительно разговаривать об этом с фюрером, то круг лиц, посвященных в наши планы, резко возрастет, и секретность снизится в геометрической прогрессии.

— Вы слишком самоуверенны! — воскликнул Геббельс. — Вы забываете, что на наши приготовления может наткнуться абвер, и тогда нам точно не сносить головы. Как говорится, неожиданное приходит очень часто.

Гейдрих покачал головой:

— Абвер занимается совсем другими задачами: внутри страны у него практически нет никакой агентуры, разве что в вермахте. Это не реально. К тому же конечную цель операции знаем только мы втроем. Больше никто из участников настоящей цели и ее организаторов знать не будет.

— Я согласен с Рейнгардом в том, — вмешался Гиммлер, — что посвящать фюрера в эту затею не следует. Если мы посвятим в это дело фюрера, то в определенный момент он же и повернет его против нас. Чего вы боитесь: мы никого из исполнителей далеко от себя не отпустим.

— И все равно — риск слишком велик, — продолжал возражать Геббельс, — Один неверный шаг, и мы все втроем окажемся на одной виселице.

— Тогда — забудем про этот разговор, — отрезал Гейдрих.

— Но, может, все-таки мне поговорить на эту тему с фюрером? — продолжал настаивать министр пропаганды, — Я сумею ему все объяснить.

— Не надо, — покачал головой Гиммлер, — Забудем про это. Рейнгард, а как у вас движутся дела в отношении погрома?

— Мои люди начали операцию по подготовке исполнителя акции. Но вы же сами понимаете — это требует времени. Акцию проведем, скорее всего, в Париже. Я долго думал и пришел к выводу, что для нашей цели больше всего подходит фон Рат. Лучше он таким образом сослужит нам хоть какую-то службу, чем кончит за решеткой. А за решетку он рвется всеми силами: у меня папка с его высказываниями пухнет день ото дня.

— Неужели же он зашел так далеко? — изумился Геббельс.

— Наша задача в том и состоит, чтобы не дать человеку зайти слишком уж далеко, — улыбнулся Гиммлер. — Любое преступление легче задавить в самом начале, чем устранять его последствия.

Геббельс только удивленно покачал головой.

— У меня уже готовы проекты инструкций по проведению погрома, — продолжил тему Гиммлер, — Я посоветовался кое с кем из руководителей местных организаций, они говорят, что их люди вполне могут осуществить такую акцию. Никаких эксцессов не будет — все будет под контролем.

— Все это надо сделать в стихийном порыве возмущения, но с немецкой аккуратностью и точностью, — оживился Геббельс.

— Вот для этого там и будут наши люди, — кивнул головой Гиммлер.


Когда они уже разъезжались после дружеского ужина, Гейдрих сел в машину Гиммлера, сославшись на то, что по дороге им надо будет обсудить кое-какие дела. Уже устраиваясь рядом с Гиммлером в машине он сказал:

— Я полагаю, задуманную попытку покушения надо будет осуществить, не привлекая к этому Геббельса. Мы слишком много выиграем от этой операции.

— Вы с ума сошли, — возмутился Гиммлер, — он же первый нас с потрохами и выдаст!

— Не думаю, — возразил Гейдрих. — Вы же видели, какой он трус. Мы его предупредим, что если он заикнется где-нибудь хоть словом о том, что ему известно, то пойдет с нами в одной упряжке. И предъявим ему для этого доказательства. Он с перепугу даже не догадается их как следует проверить. А вот мы от этой акции выиграем много: заговор раскроем мы, и наши акции взлетят к потолку.

— Может, вы и правы, — задумчиво сказал Гиммлер, — Я верю вашей интуиции и способностям, Рейнгард.

И Гейдрих понял, что ему дан зеленый свет.

Прага, 4 июля 1938 года

В кабинет президента Бенеша вошел взволнованный секретарь с газетой в руке. Бенеш удивленно поднял глаза, обычно его секретарь был сдержан и спокоен.

— Что случилось, Ян?

— Мы получили сегодняшнюю «Таймс», посмотрите, что они пишут!

С этими словами секретарь положил перед Бенешем свежую газету.

Бенеш сразу же понял, что ему надо просмотреть опубликованное здесь интервью премьер-министра Великобритании Чемберлена. Бенеш достаточно хорошо владел английским, и уловить смысл при беглом просмотре ему не составляло труда. В начале интервью шли пространные рассуждения премьер-министра о делах и событиях внутренней английской политики. Здесь все было бесцветно, пресно, а главное — не было ничего нового и интересного. Далее следовали рассуждения лорда Чемберлена о делах внешней политики. Здесь Бенеш сразу же нашел то, что так взволновало его секретаря. Это касалось отношения Чемберлена к Судетскому кризису. И хотя фразы через раз начинались словами: «Я думаю», «По моему мнению» и так далее, Бенеш прекрасно понимал, что премьер-министр сумеет убедить в своем мнении и парламент. В этом интервью Чемберлен открыто говорил, что чехословацкому правительству надо внимательнее отнестись к мнению национальных меньшинств, «даже если это приведет к отделению Судет от Чехословакии». В статье впервые подавалась идея о проведении плебисцита в Судетах. Бенеш тут же вспомнил американские газеты от 14 мая, где приводились неофициальные высказывания лорда Чемберлена во время завтрака в отеле «Леди Астор». Там говорилось, что, по словам британского премьер-министра, если Германия нападет на Чехословакию, то ни Франция, ни Англия, ни, скорее всего, Россия не предпримут никаких действий. Лорд Чемберлен там также сказал, что Чехословакия в нынешнем виде как государство существовать не может и что Англия считает: в интересах сохранения мира в Европе Судеты рационально передать Германии.

Итак, Чехословакию оставили все. Теперь в этом у Бенеша не было никаких сомнений. Внезапно его охватила какая-то усталость, в голове начала свербить одна-единственная мысль, что теперь любые действия будут пустой тратой сил. В голове президента вдруг всплыло лицо и голос полковника Моравца при последней их встрече. Тогда полковник, больше похожий на преподавателя математики, чем на военного, сказал: «Если Германия нападет на нас, то ни Англия, ни Франция не пошевелят и пальцем, Россия — темная лошадка, но скорее всего на нее рассчитывать не стоит. У нас есть единственная надежда: в самой Германии нет согласия в этом вопросе. Сейчас группа генералов пытается повлиять на Гитлера и изменить политику Германии. Это наша единственная надежда. Второй вариант — сражаться насмерть. Потери будут большие, но этим мы, скорее всего, пробьем айсберг безразличия».

Может быть, это действительно единственная надежда.

Берлин, 10 июля 1938 года

Гейдрих сидел в своем кабинете, откинувшись на спинку кресла, и обдумывал текущие дела. Через несколько минут к нему должен был явиться начальник гестапо Мюллер, которого он заблаговременно предупредил о предстоящем отчете о проделанной работе. С Чехословакией все шло пока так, как и задумывалось. Неудавшийся взрыв на стадионе ничего не решал: он, возможно, всего лишь отсрочил развязку, но и только. С Судетами Гитлер объявил окончательный срок к 1 октября. Это сейчас казалось вполне реальным: вся Чехословакия бурлила, а центр этого кипения был в Судетах. Чехословакия имела довольно сильную армию и мощные оборонительные сооружения в Судетах, которые называли чешской линией Мажино, но, имея на своей территории три миллиона человек, симпатизирующих неприятелю, воевать, по мнению Гейдриха, было бессмысленно. Другое дело Англия и Франция, но как дипломатические, так и агентурные источники уверенно сообщали, что ни та, ни другая ввязываться в защиту Чехословакии не будет. Россия, занятая непонятной кровавой войной с каким-то своим внутренним врагом, тоже вряд ли будет что-либо предпринимать. Судеты уже сейчас готовы встретить фюрера с не меньшим восторгом, чем Австрия.

Размышления Гейдриха прервал явившийся для отчета Мюллер. Он, как всегда грубовато, отрапортовал о своем прибытии, сел на предложенный ему стул и начал на коленях перебирать принесенные с собой папки.

— Ну что ж, Генрих, — сказал Гейдрих, — расскажите мне для начала, как у вас продвигаются дела с парижским евреем.

— Мы подобрали вполне подходящую кандидатуру для этой роли и сейчас разрабатываем ее. На случай неудачи у нас есть несколько запасных вариантов. Основной претендент — это некий Гершель Гриншпан. Его родители выселены обратно в Польшу. Тем, кто руководил выселением, был отдан приказ не церемониться и не стесняться в выражениях. Отправили с той группой, которая, по нашим предположениям, должна была попасть в наиболее тяжелые условия. Затем наш человек заехал к ним и взял у них письмо для сына. На днях Гершель получит это письмо. После этого наши люди в Париже втянут мальчишку в авантюру, которая поставит его перед перспективой провести ближайшие лет десять во французской тюрьме. Ну а дальше он сделает все, что мы ему скажем. Мальчишка молодой — ему семнадцать лет, поэтому дурак и трудностей особых доставить не должен. Но на всякий случай параллельно этому по той же схеме разрабатываются еще два молодых человека. Думаю, через два месяца мы будем готовы провести акцию.

— Неплохо, — согласился Гейдрих, — А теперь меня интересует взрывник.

— На эту роль мы тоже уже подобрали кандидата, правда, пока только одного. Это Эльзер, столяр-краснодеревщик высокой квалификации. У него неплохая голова и золотые руки. Отлично разбирается в механике. Брат сидит за коммунистическую пропаганду, хотя сам объект довольно аполитичен. У всей семьи неустойчивая психика.

Мюллер выжидательно замолчал.

— Звучит неплохо, — согласился Гейдрих, — но каким образом вы собираетесь заставить его работать на нас?

— Здесь у меня есть особый план, — несколько замялся Мюллер, — но я не знаю, разрешите ли вы его применить.

— И в чем он заключается? — заинтересовался Гейдрих.

— Когда я еще работал в Мюнхенской полиции, там произошла серия странных махинаций. Несколько довольно обеспеченных граждан отдали довольно большие суммы совершенно посторонним людям. Сами граждане никаких претензий не высказывали — претензии заявляли их родственники. Сами же, если их так можно назвать, пострадавшие твердо настаивали на том, что были должны этим людям данные суммы. После недолгого расследования мы обнаружили, что все эти люди — одно лицо. Им оказался молодой человек, сын воздушной гимнастки и фокусника. Все свое детство и юность он провел в цирковых шатрах, но циркачом не стал. Посадить мы его тогда так и не сумели, но я понял, что он обладает способностями гипнотизера и знает, как их использовать, чтобы это было незаметно для жертвы. Он просто внушал своим жертвам то, что хотел, и убедить их в обратном обычными способами не было никакой возможности. Уже работая в гестапо, я снова столкнулся с ним, но здесь мы уже его прочно прихватили на политической неблагонадежности. Сажать, правда, я его не стал, рассчитывая, что раз уж он находится на крючке, то его всегда можно будет использовать в своих целях. Вот его-то я и хочу подключить к этой операции. Но для этого мне нужно точно знать, что он должен сделать.

— Забавно, — задумчиво произнес Гейдрих.

Он сразу же прикинул те возможности, которые мог открыть перед ними этот человек. В гестапо было несколько гипнотизеров, которых использовали на допросах, но это были врачи, пользовавшиеся традиционными методами, и привлекать их к оперативной работе было бессмысленно. В данном случае он сталкивался с более широкими возможностями этого феномена.

— Я подумаю об этом, — пообещал Гейдрих. — По своей сути идея блестящая, но надо подумать, не возникнут ли в данной ситуации какие-нибудь побочные эффекты.

— Что вы под этим подразумеваете? — поинтересовался Мюллер.

— Пока и сам не знаю, — признался Гейдрих, — просто все это очень неожиданно, и я должен подумать.

Про себя же Гейдрих подумал: «Идея сама по себе просто великолепна, но тогда в план бутафорского покушения надо посвятить еще двух человек. А это опасно!»

— С вами разговаривал штурмбанфюрер Шелленберг о чешском агенте? — перевел Гейдрих разговор на другую тему.

— Да. Я уже подключил к этому вопросу несколько своих опытных оперативных работников. И в связи с этим у меня просьба сообщать мне о всех подозрительных случаях утечки информации.

— В этом можете не сомневаться, — вполне искренне рассмеялся Гейдрих, — Я не только буду вам о них сообщать, я еще и буду у вас спрашивать, почему они до сих пор происходят.


Весь вечер Гейдрих провел за роялем. Из-под его пальцев одна за одной лились техничные и мелодичные сонаты Гайдна. Он обдумывал то, что услышал сегодня от Мюллера. Идея была так заманчива, но риск был тоже велик. И вообще, этот гипнотизер не человек, а клад. Но, чтобы воспользоваться этим кладом, надо быть в нем абсолютно уверенным. Его преданность должна быть безгранична, и крючок здесь не подходит.

Гейдрих уже было собрался отправиться спать, как ему в голову пришло неожиданное решение этой проблемы. Ведь, в конце-то концов, во всей этой истории самое опасное посвятить в свои планы Мюллера, а этого можно избежать. Бывший циркач вряд ли сумеет шантажировать второго человека СС.

Берлин, 12 июля 1938 года

В кабинет Гейдриха вошел мужчина средних лет. На мужчине был недорогой, но аккуратный, хорошо выглаженный костюм, подобранный в тон галстук. У него было сухощавое лицо, небольшие аккуратно постриженные усики. Вся манера поведения этого человека вызывала только полное доверие.

Гейдрих, стараясь не смотреть в глаза посетителю, предложил тому сесть в кресло около журнального столика, а сам сел с другой стороны. Он разлил в две рюмки коньяк, жестом предложил посетителю и сказал:

— Мне рассказывали о ваших способностях, герр Функ. Мне также жаловались по поводу ваших высказываний в отношении нынешнего положения в стране. Ну что же, каждый вправе иметь свое собственное мнение о происходящем.

— Судя по тому, что мне говорили перед этим, последнее сомнительно, — тихим приятным голосом сказал посетитель.

— Не надо впадать в крайности, герр Функ, — улыбнулся Гейдрих. — Да, мы боремся с врагами государства. Но ведь простое высказывание не является таким уж суровым преступлением, наказывается действие, а, насколько я в курсе, никаких действий с вашей стороны предпринято не было. Любая страна живет в интересах большинства, и это не зависит от того, существует ли в ней так называемая демократия или нет. Большинство немцев выбрало национал-социализм, если бы это было не так, разве мы бы удержались у власти? Но даже и при такой ситуации среди того большинства, которое выбрало национал-социализм, есть люди, несогласные с тем, что делает нынешнее правительство. Любое правительство напоминает канатоходца: оно ловит равновесие между всеми слоями общества. Хотя все равно кто-то остается чем-то недоволен. Разве я не прав?

— В чем-то здесь есть логика, — согласился посетитель, — но я никогда не задумывался об устройстве государства с этой стороны.

— А зря, — опять улыбнулся Гейдрих, — Давайте согласимся в том, что нынешнее правительство во многом улучшило ситуацию в стране по сравнению с тем, что было до него. Любой гражданин ныне может найти работу с достойной оплатой, у нас нет голодных. Правда, чьи-то доходы и поубавились, но это в основном те, чей достаток с очень большой натяжкой можно назвать честным заработком. Вы с этим не согласны?

— И в этом есть доля правды, — опять согласился посетитель.

— Вот видите, — можно сказать, искренне обрадовался группенфюрер, — Не все так плохо. Есть и положительные стороны в нашей жизни.

— Я с этим вполне согласен, — ответил герр Функ своим тихим ровным мягким голосом. — Мои высказывания, которые так не понравились герру Мюллеру, касались антисемитизма и агрессивной политики. Пока я жил в цирке, я очень много общался с евреями и ничего предосудительного о них сказать не могу. Хотя среди них есть и разная дрянь, но не больше, чем среди немцев. А насчет агрессии, так насилие мне претит с детства.

— Я рад, что вы со мной так откровенны, — снова оживился Гейдрих, — Антисемитизм — это очень сложный вопрос. В частной жизни любой из нас встречал милых и добрых евреев. Но давайте не будем сейчас обсуждать частности. Ведь главное, о чем говорят антисемиты, это — отношение евреев к государству. Более того, возьмите Францию и, например, Англию. Конечно, там есть небольшие и слабые группы антисемитов, но в целом эти государства ничего против евреев не имеют. Хотя, может быть, это и до поры до времени. С другой стороны, посмотрите на Россию: вот вам пример страны, захваченной евреями. Русским это стоило тридцать миллионов жизней. Вдумайтесь! Тридцать миллионов! Не всякая война может похвастаться такими жертвами. Ведь это население средней европейской страны!

— Почему вы считаете, что Россия захвачена евреями?

— Ах, герр Функ! Да вы даже не удосужились прочитать «Майн кампф»! Я бы на вашем месте сделал это просто из любопытства. Но и без этого, поверьте мне, так как я по долгу службы обязан следить за тем, что там происходит, я скажу вам: все нынешнее руководство России — евреи. И хотя они поменяли свои настоящие имена, достаточно только взглянуть на фотографии. Неужели вы сами не можете отличить человека от еврея? А посмотрите на постоянное уничтожение русских!

— Но, например, Троцкий тоже еврей, — возразил посетитель.

— Так его и не расстреляли, а выслали, — тут же парировал Гейдрих, — Но оставим евреев, как я сказал, это трудный и длинный вопрос. Поговорим лучше об агрессивности нашей политики. Когда кончилась прошлая война, мне было четырнадцать лет. Я был мальчишкой. Но все равно я очень хорошо помню ту высокую плату, которую мы, немцы, заплатили за поражение. Даю вам честное слово, я очень бы не хотел повторения этого. И, смею вас уверить, таких, как я, много, очень много. Похоже, именно к таким относитесь и вы. Вот здесь мы с вами можем найти точку соприкосновения.

Гейдрих сделал паузу и искоса, стараясь не глядеть прямо в глаза, взглянул на собеседника. Тот, казалось, заинтересовался разговором, но все равно что-то в его позе выдавало внутреннюю напряженность.

— Я, как и большинство в этой стране, вполне доволен существующим порядком. Более того, я считаю, что всем нашим достижениям мы обязаны фюреру. Но фюрер попал под влияние некоторых советников, которые толкают его к развязыванию войны. Эти люди, ни разу в своей жизни не державшие винтовку, уверены, что даже и во время войны их жизни ничего не будет угрожать, а положение ни на йоту не ухудшится. Ладно, аншлюс прошел без каких-то потерь. Думаю, подобный вариант возможен и с Судетами, но в дальнейшем мы можем опять оказаться в военном противостоянии против наших давних врагов Франции, Англии и России. Чем это кончилось, мы с вами хорошо знаем. И, поверьте мне, этого боимся не только мы с вами. Нет! Этого боятся даже многие из наших генералов. И вот я хочу, чтобы вы помогли нам исправить это положение.

— И как же я могу вам помочь? — с нескрываемым интересом спросил посетитель.

— Учтите, то, что я вам сейчас скажу, большая тайна. Даже если вы не согласитесь нам помочь, вам придется хранить эту тайну. Я иду на большой риск, доверяя ее вам, но у нас нет другого выхода. Идея состоит вот в чем. Вы при помощи гипноза внушаете человеку, что он должен сделать бомбу с часовым механизмом и заложить ее в определенном месте, выставив на определенное время. Бомба взорвется вхолостую: она взорвется через несколько минут после ухода фюрера. Но это будет сигналом как для фюрера, так и для его советников. Сигналом о недопустимости войны. Этим мы не только предупредим их, но и привлечем внимание общественности к этому вопросу, сообщим о том, что военной политикой недовольны многие. Что вы на это скажете?

Какое-то время посетитель сидел молча, не мигая изучал узор на ковре. Потом сказал:

— А вы уверены, что это поможет?

— Мы надеемся на это. На свете существует слишком мало вещей, уверовать в которые можно на сто процентов. Скажу только, что это часть плана, но остальное мы сделаем без вас. Так что вы скажете на это?

На этот раз посетитель молчал очень долго.

— Все это очень неожиданно, — наконец сказал он, — Мне надо бы все обдумать. Честно говоря, я так и не понимаю всей сути этого… номера.

— Это вполне естественно, — кивнул Гейдрих. — Мы отвезем вас сейчас в загородный домик, где вы поживете несколько дней, ни в чем себе не отказывая. Мы обеспечим вас всем, разве что кроме женщин. Поймите, мы не можем рисковать. Ставка в игре — судьба Германии.

— Значит, я буду арестован? — встрепенулся посетитель.

— Не надо таких громких слов. Просто вы на какое-то время будете изолированы. Вы что, так и не поняли, что сейчас вы в своих руках держите хрупкий хрустальный шар под названием «судьба Германии»? Как только вы примете окончательное решение, положительное или отрицательное, вы позвоните по телефону, который будет стоять на вилле, и мы встретимся вновь. До свиданья.

— До свиданья, — медленно вставая, попрощался посетитель, — Или, может, прощайте?

— Бросьте. Вы наслушались бабских сплетен, — раздраженно сказал Гейдрих, — Даже если исходить из простой логики, то мы обращаемся к вам за помощью — значит, вы нам нужны. Зачем нам вредить самим себе? На данный момент я не вижу причин для окончательного прощанья.

Посетитель несколько замешкался.

— Идите, — сказал, вставая с кресла, Гейдрих, — ваше сопровождение вас ждет в приемной.

Когда посетитель уже стоял в дверях, Гейдрих незаметно нажал кнопку, расположенную под крышкой его стола. Когда он готовился к этой встрече, он договорился с охраной, что сигналом о том, что посетитель не воспользовался своим даром, будет нажатая кнопка. В противном случае, предупредил Гейдрих, никакие мои приказания не выполнять. Посетителя не выпускать ни под каким предлогом.

После того как за посетителем закрылась дверь, Гейдрих выпил залпом две рюмки коньяка, вытер со лба пот, сел, откинувшись на спинку, в кресло и закрыл глаза. Все тело его гудело, как будто он долго и упорно поднимал тяжести.

Посидев так около десяти минут, Гейдрих встал и звонком вызвал адъютанта.

— Пригласите ко мне Мюллера, — попросил он.

Пока не пришел Мюллер, Гейдрих сел за письменный стол, закурил и из ящика стола достал какую-то бумагу.

Когда прибыл Мюллер, Гейдрих протянул ему бумагу и сказал:

— С сегодняшнего дня вы, Генрих, назначаетесь начальником инспекции полиции безопасности и СД на территории Австрии. Выезжайте сегодня же в Вену и наладьте там работу наших служб. Но не задерживайтесь — ваши нынешние обязанности с вас не снимаются. Посвятите Вальтера Шелленберга во все подробности парижского еврея-провокатора, чтобы в случае чего он мог бы заменить вас в ваше отсутствие. С этим вашим феноменом я поработаю сам. Удачи.

— Слушаюсь, группенфюрер, — отсалютовал Мюллер и вышел из кабинета.

Париж, 14 июля 1938 года

Гершель Гриншпан возвращался в свою квартирку, которая находилась в мансарде одного из домов Латинского квартала. Сегодняшний день прошел довольно удачно: он сумел заработать столько, сколько обычно зарабатывал дня за три. Он, как и многие другие евреи, торговал и считал, что к этой области деятельности у него есть природный дар. Когда он проходил мимо бистро «Золотая лилия», которое находилось почти напротив его дома, он подумал, что дома его никто и ничто не ждет. Ему вдруг захотелось оттянуть момент возвращения в пустую квартиру, и он решил зайти и посидеть немножко в бистро; поболтать с кем-нибудь из постоянных посетителей, поглазеть через окно на проходящих мимо девушек. Гершелю было всего семнадцать лет, и все вокруг он видел в розовом свете.

Гершель выбрал себе удобный столик у окошечка, вальяжно развалился на стуле и заказал гарсону рюмочку коньяка и чашечку кофе. Он просидел в бистро уже около пятнадцати минут, когда в дверях появился стройный рыжеватый молодой парень. Парень быстрым взглядом окинул зал бистро, задержал взгляд на Гершеле и подошел к его столу.

— Хороший вечерок, — улыбнулся парень, обнажив свои широкие белые зубы, — Если не ошибаюсь, вы — Гершель Гриншпан.

Парень говорил по-французски неплохо, но с каким-то резким, гортанным акцентом. Гершель не любил и не доверял таким развязным незнакомым молодым людям, но явного повода послать незнакомца к черту у него пока тоже не было.

— Не ошибаетесь, — неохотно ответил он.

— У меня к вам поручение, — сказал парень, переходя на немецкий.

— Какое еще поручение? — удивился Гриншпан.

— Передать письмо от ваших родителей.

И парень протянул ему конверт. Пока Гершель разворачивал письмо, парень успел закурить какую-то вонючую сигарету и заказал себе виски с содовой. По мере того как Гриншпан читал, настроение его портилось. Он читал в газетах о том, что из Германии выслали евреев польского происхождения, но он никак не думал, что это коснулось его родителей: его родители родились уже в Германии, а из Польши приехали оба его деда. К тому же он и представить себе не мог, что это происходило таким скотским образом. Дочитав письмо, он уже более миролюбиво спросил у парня:,

— Вы их видели?

— Да. Я только что из Польши. Жуткое зрелище.

— Почему? — взволнованно спросил Гершель.

— Да посуди сам, довезли до границы и вышвырнули там как котят. Несколько тысяч. Ни у кого ни денег, ни пиши. Ни крыши над головой. Местные евреи, конечно, постарались им помочь, но их возможности тоже ограничены. Твоих устроили батраками на польский хутор.

— Батраками? — ужаснулся Гершель.

— Ну не хозяевами же, — пожал плечами парень, — Основная масса высланных — это учителя, аптекари, врачи и торговцы. Вот и подумай сам. Торговец без денег — ноль. А аптекарей, врачей и учителей там и своих хватает. Прибавь, к этому, что далеко не все из них знают польский. Твои-то тоже в этом, кажется, не сильны.

— Да, они родились уже в Германии. Я читал в газетах об этом выселении, но что это происходило так, я и не подозревал. Не думал я, что это коснулось и родителей.

— Да разве газеты будут об этом писать, — усмехнулся парень, — Писать об этом значит признать бедственное положение нескольких тысяч людей. А тогда надо как-то помочь полякам и придется раскошелиться. Нет, лучше сделать вид, что ничего не знаешь. Я проехал половину Польши, на всех полях, как рабы, трудятся евреи. В этом году полякам повезло: столько почти дармовой рабочей силы. Эти выселенные не в том положении, чтобы торговаться. Но я был и в Германии. И ты знаешь, что я тебе скажу, может быть, твоим и повезло, что их выслали.

— Как так? — удивился Гершель.

— А так. В Германии к еврею может привязаться любой немец и ни за что отправить его в трудовой лагерь, считай, за решетку. Не знаю, конечно, какие там условия, но думаю, что с ними там не церемонятся. Я слышал, что в Германии еврей может бесследно пропасть в любой момент. Такое послушаешь и придешь к выводу, что уж лучше быть тягловой скотиной на поле у поляка.

— Какой ужас, — прошептал Гриншпан, — Надо их как-то перевезти сюда.

— Да нет ничего проще, — пожал плечами парень, — Там на конверте есть их новый адрес, вышли им денег на дорогу и считай, что они уже тут.

Гершель, который за день делал в уме сотни вычислений, сразу же прикинул ту круглую сумму, которая для этого потребуется.

— Легко сказать, — уныло протянул он, — но у меня сейчас таких денег и нет. Даже если я буду экономить и копить, то все равно на такую сумму у меня уйдет года два, а то и больше.

— Погано, — согласился незнакомец. — А кем ты работаешь?

— Торгую разной ерундой, — не захотел вдаваться в подробности молодой Гриншпан.

— Надо подумать — может, я и помогу тебе кое-что заработать, — почесывая затылок, задумчиво сказал незнакомец.

Несмотря на свой юный возраст, Гершель никогда не доверял такому вот бескорыстному альтруизму совершенно посторонних людей.

— А кто вы такой? — спросил он парня, потом заглянул в письмо и добавил: — Родители пишут, что посылают письмо с моим другом. С каким?

— Меня зовут Пауль Фогель. Я — американец. Просто твой отец помог мне там, в Польше. Наверное, когда он писал письмо, он что-то напутал. Я говорил ему, что заеду к другу, тоже еврею, в Париж. Он что-то напутал. Да и неудивительно: сам поставь себя на его место. Тут все что хочешь напутаешь.

Гершель подумал и решил, что парень, пожалуй, прав, от такого и рассудка лишиться можно.

Они обменялись адресами и расстались. Гершель так был ошарашен известием о напасти, свалившейся на родителей, что даже не задумался, как незнакомец узнал его в бистро.


В эту ночь Гершель спал плохо: ему снились картинки из учебника древней истории, где на египетских полях под бичами надсмотрщиков трудились рабы, среди этих рабов были и его родители. Среди ночи он проснулся и почувствовал, что все его лицо мокро от слез. Во сне он плакал.

Берлин, 16 июля 1938 года

Хозяин погребка «У простака Ганса» Ганс Бауер был озадачен: после четырех часов дня посетителей как отрезало. Конечно, это был будний день, но и в такие дни в это время к нему заходили те, кто уже успел отоспаться после ночной смены, или те, кто перебивался случайными заработками. Но в этот день заходили только отдельные незнакомые посетители, которые быстренько выпивали кружечку, другую пива и уходили не задерживаясь. Где-то в районе половины шестого зашел столяр Эльзер. Эльзер каждый день после работы заходил к Гансу, не спеша выпивал кружки три пива, после чего шел домой. В этот день Эльзер, не изменяя своим привычкам, зашел в пивную, взял сразу две кружки пива, копченые колбаски и уселся за дальний столик. Почти одновременно с ним зашел еще одни человек, который взял пиво и принялся попивать его, не отходя от стойки. Сделав несколько глотков, незнакомец начал усиленно заводить разговор с хозяином.

Спустя минуты две после прихода Эльзера в подвальчик зашел человек средних лет, который, судя по одежде, никак не подходил к таким заведениям. На нем был неплохой костюм, галстук. Манера держаться была очень уверенная и в то же время до предела вежливая. Незнакомец взял пива и направился прямиком к столу, где сидел Эльзер. Странный пришелец сел напротив Эльзера, и в его руке сразу же появились два блестящих шарика, связанных тоненькой цепочкой. Мужчина сидел, время от времени отпивал из кружки пиво и, не останавливаясь, крутил в руке шарики. Мельканье шариков раздражало Эльзера и в то же время привораживало взгляд. В конце концов Эльзер не отрываясь уставился на шарики.

Шарики были в постоянном движении: то один скрывался где-то в ладони незнакомца, а второй раскачивался на тоненькой цепочке как маятник, то они оба начинали качаться маятниками в противофазе, стукаясь с мелодичным звоном, то качались синхронно. Эльзер как завороженный смотрел на шарики. В конце концов он вообще перестал что-либо различать, а перед глазами был лишь туман, вспыхивающий внутри искорками. И тут он услышал спокойный, тихий, но властный голос:

— Слушай меня внимательно и запоминай. Ты сделаешь то, что я тебе скажу…

Ганс почти не обращал внимания на Эльзера и странного господина: его развлекал мужчина, устроившийся с кружкой пива у стойки. Мужчина то пересказывал ему забавные городские сплетни, то вдруг начинал сыпать смешными анекдотами. Ганс, правда, несколько удивился, когда Эльзер, который обычно сидел довольно долго, встал, даже не доев свои колбаски, и какой-то странной деревянной походкой направился к выходу. В руках он держал какой-то листок бумаги, похожий на фотографию.

Как только Эльзер ушел, засобирался и незнакомец, поставил опустевшую кружку и посетитель у стойки. После того как ушла эта троица, погребок сразу же стал наполняться народом. Тут-то Гансу и объяснили недавнее запустенье. Оказывается, как раз напротив погребка снимали кино, поэтому к дверям погребка было не подойти.

Ганс недовольно хрюкнул и сказал, что с этих киношников надо было бы взять деньги за простой. Но вскоре, в обычной вечерней суете, это событие вылетело у Ганса из памяти.

Лондон, 18 августа 1938 года

В кабинет лорда Галифакса вошли генерал-майор Девидсон и вице-адмирал Годфри. Оба они без всякого предварительного согласования были вызваны к министру иностранных дел сегодня утром. Хотя приглашенные и носили форму совершенно различных родов войск, все же они были коллегами. Генерал-майор Девидсон возглавлял иностранную разведку Великобритании, в то время как вице-адмирал Годфри руководил военно-морской разведкой. Оба военных четко отсалютовали министру и застыли посередине кабинета.

Лорд Галифакс широким жестом предложил им занять места в креслах, стоящих по краям журнального столика, и когда гости устроились, волоком подтащил венский стул и сел напротив посетителей.

— У меня к вам очень серьезный разговор, господа, — начал министр, — Отсюда и эта срочность. Я, в очередной раз, хочу попросить у вас совета и помощи. Сегодня в Лондон прибыл генерал-полковник в отставке Эвальд фон Клейст. Я надеюсь, вам это имя знакомо. Фон Клейст договорился о встрече с некоторыми нашими политиками и очень хотел бы встретиться со мной. Он утверждает, что представляет некую оппозицию строю, существующему в Германии. По его словам, корни этой оппозиции находятся в среде высших командиров вермахта. Они готовы выступить и взять власть в Германии в свои руки, но просят у нас поддержки.

Лорд Галифакс открыл лежащую на журнальном столике коробку сигар, предложил закурить всем присутствующим, после чего продолжил:

— Такой вариант очень бы устроил правительство Британии на данный момент, но все дело упирается в то, что мы опасаемся провокации. Вы представляете, какой шум поднимет нацистское правительство, если мы поддержим эту группу так называемых оппозиционеров, а они окажутся агентами абвера или Службы безопасности Гейдриха? Вот для разрешения этого вопроса я вас и пригласил к себе.

Первым, после недолгой паузы заговорил вице-адмирал:

— Сэр, моя служба слышала о недовольстве среди военных вермахта. Более того, мы прекрасно осведомлены, что адмирал Редер всячески пытается отговорить Гитлера от решительных военных действий в данный момент. Но подчеркиваю — в данный момент. Фон Клейст весной попал в немилость и лишился своего поста. Сейчас он никто. Но вполне возможно, что для того, чтобы вернуть утраченные позиции, он согласился взять на себя роль адвоката дьявола и втянуть нас в неприятности. Отказываться от переговоров с ним, думаю, не стоит, но вести их надо поручить кому-то из второстепенных политиков, кому-то из тех, чьи обещания ничего не стоят и не могут рассматриваться как официальные. Выиграв таким образом время, мы постараемся получить более точные и достоверные данные об этой оппозиционной группе.

Девидсон кивнул в знак согласия и дополнил сказанное:

— Слухи об оппозиции Гитлеру, и именно в кругах военных, очень сильны. Это подтверждается и той чисткой командования вермахта, которую Гитлер устроил в начале весны. Но при нынешней ситуации в Германии ехать вот так просто в Англию на переговоры — слишком рискованное занятие, чтобы казаться правдоподобным. Какую именно поддержку хочет получить фон Клейст и что он требует взамен?

Лорд Галифакс задумчиво выпустил струйку сигарного дыма и, как бы продолжая про себя раздумывать, ответил:

— Насколько я в курсе, он хочет только дипломатической поддержки, больше ничего. Никаких обещаний или предварительных договоренностей о дальнейших отношениях между нашими странами.

— Хм, слишком красиво, чтобы быть правдой, — хмыкнул Девидсон, — Скажу вам больше, мои люди в данный момент ведут переговоры с одним из младших чинов генерального штаба. Это всего лишь капитан транспортной службы. Но он утверждает, что за его спиной стоят высокие чины. Так вот, он тоже говорит о военной оппозиции, которая хотела бы сменить режим. Переговоры эти ведутся в Голландии, на нейтральной территории, совершенно секретно, что уже вызывает большее доверие. И разговор там идет более реалистичный: германская оппозиция требует не только поддержки, но и гарантии колониального коридора на других континентах. Смысл их политики простой: мы не будем трогать Европу, но земля нам необходима. Как видите, все это намного ближе к реальности. Но вот ни о каких переговорах с фон Клейстом они не заикались. Я не верю, что там в вермахте есть две совершенно разные группировки. Одна из них явно подставная. А может, и обе.

Все это время министр с удивлением смотрел на флегматика-генерала и, как только тот закончил говорить, воскликнул:

— Почему же вы мне раньше не докладывали об этом? Вы не уполномочены вести такие переговоры.

— А я и не веду, — спокойно возразил Девидсон, — Я пытаюсь их подготовить для того, чтобы вы их могли провести, обладая полной информацией. Мои люди пока беседуют, по-другому это не назовешь, с мелкой сошкой. На данный момент мы требуем встречи с кем-нибудь из этой группы, кто обладает действительной властью. Такую встречу нам обещают устроить, но пока это только обещания.

— Я бы попросил вас держать меня в курсе того, что происходит в этом направлении, генерал, — попросил Галифакс. — Такие переговоры имеют для нас первостепенную важность.

— Не торопитесь, сэр, — посоветовал Девидсон, — Поспешность в этом деле может нам очень дорого обойтись. Повторяю, что я вполне согласен с сэром Годфри. Потяните время. Устройте фон Клейсту встречу, например, с Черчиллем. Черчилль имеет имя и не имеет власти, поэтому для наших целей это вполне подходящая фигура. Если это провокация, то правительство Британии окажется здесь ни при чем. Черчилля очень легко выставить обычным частным лицом.

— Я вполне поддерживаю генерал-полковника, — согласился сэр Годфри, — Сделайте, как он говорит, а мы объединим наши усилия, чтобы выяснить всю правду.

— Спасибо, господа, — с явным облегчением сказал министр иностранных дел, — Я очень благодарен вам и за ваши советы и за обещание помощи.

Историческая справка

Эвальд Пауль Людвиг фон Клейст — родился в 1881 году в Гессене. Из военной семьи, сын доктора философии. Окончил военное училище. В 1900 году вступил фаненюнкером в 3-й пеший артиллерийский полк, в 1901 году произведен в лейтенанты. В 1909 году окончил кавалерийское училище в Ганновере. В 1912 — военную академию. Участник Первой мировой войны на Западном и Восточном фронтах, командир эскадрона, офицер Генерального штаба. Убежденный монархист. С 1920 года служил в кавалерии, с 1923 — в Ганноверском кавалерийском училище. С 1927 года начальник штаба 2-й кавалерийской дивизии (Бреслау), с 1928 — 3-й пехотной дивизии. С 1931 года командир 9-го пехотного полка (Потсдам). В 1932 году сменил генерала фон Рундштедта на посту командира 2-й кавалерийской дивизии. В 1935 году дивизия расформирована, а на ее основе созданы 8-й армейский корпус и 8-й военный округ в Бреслау под командованием фон Клейста. Во время «дела Фрича — Бломберга» уволен в отставку.

Лондон, 19 августа 1938 года

В этот вечер к одной из вилл на самой окраине города в течение получаса подъехало несколько легковых автомобилей. Но одна машина явно выделялась из общего ряда правительственных машин: это было обычное такси. Из такси вышел подтянутый пожилой мужчина с военной выправкой. Мужчина твердым шагом направился к дверям виллы.

Оказавшись внутри виллы, мужчина передал камердинеру свою шляпу и перчатки и вошел в зал, где к этому времени собралось человек десять. Все взоры сразу же обратились к вошедшему. Сэр Роберт Ванситтарт, главный дипломатический советник при британском министерстве иностранных дел, поспешно подошел к гостю, взял его под локоть, и повернувшись к присутствующим, громко объявил:

— Генерал-полковник в отставке Эвальд фон Клейст. Думаю, теперь мы можем перейти в другой зал и выслушать нашего гостя.

Потом он, не отпуская локтя гостя, подвел его к невысокому полному мужчине и сказал:

— Познакомьтесь, герр генерал, это один из талантливейших политиков Великобритании сэр Уинстон Черчилль.

Генерал слегка, по-военному кивнул головой, а хозяин вечера радушно протянул ему руку.

— Рад встретиться, герр генерал, — с легкой одышкой сказал Черчилль.

Все перешли в соседний зал, посередине которого стоял большой овальный стол. Когда присутствующие заняли свои места, Роберт Ванситтарт встал и сказал:

— Господа, все здесь собравшиеся так или иначе имеют дело с внешней политикой, и все мы знаем, какое сейчас неспокойное время. Наш гость генерал-полковник Эвальд фон Клейст еще этой весной был одним из военных руководителей вермахта. Сегодня он приехал к нам и привез сообщение от лица своих друзей и единомышленников, которые еще стоят у руководства вермахтом, — Он повернулся в сторону фон Клейста: — Прошу вас, генерал.

Фон Клейст, сидевший рядом с хозяином вечера, Черчиллем, встал, окинул взглядом собравшихся и хорошо поставленным твердым голосом начал:

— Сейчас Германия стоит на пороге поистине драматических событий. Я и мои друзья хорошо понимаем это и хотим предотвратить ненужные жертвы не только со стороны Германии, но и со стороны всей Европы. Мы прекрасно понимаем, что если события будут продолжаться в том же ключе, то это приведет к гибели Германии, а это в свою очередь очень болезненно отразится и на всей Европе. Правительство Германии под руководством Гитлера ведет агрессивную внешнюю политику по отношению к соседним государствам. Только что при молчаливом согласии европейских государств, произошел аншлюс Австрии. Теперь на очереди стоит Чехословакия. Дата нападения на Чехословакию уже установлена — это 2 октября этого года. Как мы видим, европейские государства, а главными из них являются Великобритания и Франция, продолжают политику уступок в отношении правительства Германии, что только распаляет аппетит воинствующих политиков в Германии.

Клейст достал носовой платок и вытер лоб.

— Сейчас, в случае нападения на Чехословакию, западные границы Германии останутся без прикрытия, их просто нечем будет прикрывать, оборонительные укрепления по западной линии недостроены. Решительные действия Англии и Франции могут предотвратить агрессию, а значит, и дальнейшее ее расширение. Причем сейчас это можно сделать с минимальными затратами сил. Представьте себе теперь расстановку сил после захвата Чехословакии, учтите, всей Чехословакии, а не только Судет. Тогда в Чехословакии останется небольшой контингент сил, причем большая его часть будет состоять из войск СС. Западная линия укреплений будет не только достроена, но и пополнена новыми сооружениями. Вся экономика Германии сейчас работает на военные нужды, а значит, к этому моменту уже возрастет немецкая армия и к экономическим ресурсам прибавятся ресурсы Чехословакии. Допустим, вы так же спокойно отдадите Германии Польшу. Но все равно в какой-то момент вы сами окажетесь перед этим монстром, но к этому моменту он будет уже в несколько раз сильнее.

Клейст несколько ослабил узел галстука.

— Мы с вами все не молодые люди и еще помним, чего стоила нашим странам прошлая война. Нынешняя война, если мы ее не остановим сейчас, будет намного страшнее. Многие из тех, кого я здесь представляю, служат в генеральном штабе Германии, они сообщают, что уже разработаны планы вторжения в Польшу и Францию. Со своей стороны мы всеми силами стараемся удержать наше правительство от роковых действий. Для этого мы даже готовы пойти на государственный переворот, что и попытаемся сделать, если увещевания не помогут. Мы обращаемся к вам за помощью, как к людям, которые могут трезво оценить обстановку, которые понимают бесцельность предстоящих жертв. Сейчас от вас требуется только занять твердую позицию в этом вопросе и уже этим поддержать нас. Возродите к жизни политику лорда Идена.

Клейст тяжело вздохнул и закончил:

— Я привез расчеты моих друзей из генерального штаба, которые наглядно покажут губительность нынешней политики Германии для всей Европы. Спасибо за внимание.

Генерал фон Клейст сел и на какое-то время в зале установилась тишина. Затем слово взял Уинстон Черчилль.

— Господа, — начал он, — думаю, большинство из вас разделяют точку зрения нашего немецкого гостя. Мы тоже считаем, что занять более жесткую позицию в этом вопросе для Великобритании выгоднее всего, не только выгоднее, но просто необходимо. Но не все в наших силах. Мы, конечно, приложим все усилия, чтобы убедить наше правительство разделить нашу точку зрения, но результата никакого гарантировать не можем. Как это не прискорбно, но наше правительство предпочитает как страус прятать голову в песок, не понимая, что, когда выщиплют хвост, будет уже поздно.

Черчилль слегка развернулся в сторону Клейста, чуть не уронив при этом свой стул.

— К завтрашнему дню я постараюсь подготовить письмо к вашим товарищам. В нем я сообщу, что мы вполне разделяем их точку зрения и приложим все усилия, чтобы поддержать их со своей стороны. Что бы ни говорило наше правительство, но я уверен, как был уверен в 1914 году, что любое нарушение границ или воздушного пространства Чехословакии Германией вызовет вмешательство Франции и Великобритании.

Далее все присутствующие по очереди заверили немецкого гостя в том, что разделяют его точку зрения, что сделают все возможное, советовали ему и его друзьям не падать духом и продолжать начатое дело. Но каждый из выступающих понимал, что их пожелания упираются в прочную стену противоположного мнения, сломать которую будет непросто.

Берлин, 24 августа 1938 года

В кабинет Гейдриха четко и бодро вошел штурмбанфюрер Вальтер Шелленберг и, молодцевато отсалютовав, попросил разрешения обратиться.

— Что у вас стряслось, Вальтер? Шелленберг подошел к столу, протянул Гейдриху бумагу и сказал;

— Мне бы хотелось, чтобы вы ознакомились вот с этим.

Гейдрих внимательно прочитал бумагу, потом поднял глаза на штурмбанфюрера.

— Откуда это у вас?

— Получено через английский контакт, с которым я работаю вместе с абвером, — отчеканил Шелленберг, — Я же, как мы и говорили, изображаю представителя группы вермахта, недовольной существующим положением вещей. Вот чтобы нас подбодрить, они дали мне вот это.

— Они вам верят?

— По-моему, да, но у них есть сомнения, что в нашу группу входит кто-нибудь серьезный. Они вот уже второй раз требуют от меня встречи с каким-нибудь генералом.

— Так устройте им такую встречу.

— Но я не знаю, где взять генерала.

— Тоже мне нашли проблему. У вас что, нет ни одного представительного знакомого, на которого можно напялить генеральскую форму? Судя по нынешним генералам, так тут и представительности-то особой не надо: можно взять любого педика. Это письмо передано вашей группе?

— Никак нет. На днях в Англии был отставной генерал фон Клейст. Там он встречался с Ванситтартом и Черчиллем. Вот для его группы Черчилль и отправил с ним это письмо.

— И кто же еще, кроме Клейста, входит в эту группу?

— Пока не знаю.

— Плохо. Вот видите, чистили, чистили мы наш генеральный штаб по весне, но это все равно что чистить сапоги без ваксы: вроде почищены, а не блестят. Сделайте все, чтобы узнать. Я сегодня же вызову из Австрии Мюллера и подключу его к этому делу. В абвере об этом письме не говорите ни слова: у меня нет уверенности, что кто-нибудь из этой группы не сидит там. Что они вам рассказали про эту группу? С чем приезжал туда фон Клейст?

— Конкретно они ничего мне не говорили, но дали понять, что им известна дата нападения на Чехословакию, что в генеральном штабе далеко не все разделяют оптимизм фюрера, что в крайнем случае готовы сделать попытку переворота. Вообще, насколько я понял, Клейст приезжал туда просить англичан занять более жесткую позицию в отношении Чехословакии.

— Да… этого следовало ожидать. Сначала Бек там страдал манией бумагомарательства и через день писал меморандумы о неосуществимости стоящих перед ним задач, а теперь еще кто-то нашелся. Ладно, разберемся. Операцию с англичанами перетаскивайте на себя: сами видите, вермахт ненадежен, а значит, и абверу доверять нельзя.

— Но если бы абверу нельзя было доверять, то меня бы давно раскусили, — возразил Шелленберг.

— Господи, Вальтер, в разведке порой даже после конца операции не всегда бывает понятно, кто же выиграл. Вы уверены, что они не ведут с нами игру? Вы уверены, что эта группа существует, а вам не подсунули очередную фальшивку?

От такого предположения Шелленберг даже опешил.

— Но зачем им надо подпихивать нам эту фальшивку?

— Не знаю, может, просто, чтобы посеять сомнения в отношении генерального штаба, а может, проверяют вас. Если подумать, то можно, наверное, найти еще с десяток предлогов. В общем, форсируйте эту операцию. А письмо оставьте мне. Себе для работы снимите копию.

Лондон, 5 сентября 1938 года

К черному ходу дома британского министра иностранных дел лорда Галифакса подъехала машина с окнами, на которых были задернуты шторки. Из машины вышел мужчина и поспешно прошмыгнул внутрь здания. Он торопливым шагом поднялся по лестнице на второй этаж, почти пробежал по коридору и вскоре оказался в приемной министра иностранных дел лорда Галифакса. Он торопливо что-то объяснил секретарю, тот кивнул, скрылся за дверями кабинета, но через несколько секунд вышел и кивнул посетителю. Тот поспешно проделал тот же путь в обратном порядке, открыл дверцу машины и оттуда вылез мужчина в надвинутой на глаза шляпе и плаще с поднятым воротником. Он так же поспешно, как и его проводник, скрылся за дверями черного хода.

В кабинете лорда Галифакса мужчина в плаще и шляпе немного замешкался, потом скинул плащ и шляпу и положил их на близко стоящий стул. Одернув пиджак, он подошел к лорду Галифаксу и поздоровался с ним за руку.

— Здравствуйте, герр Кордт, — сказал лорд Галифакс. — Ваш визит для меня большая неожиданность.

— Сегодня я пришел к вам не как секретарь посольства Германии, а как неофициальное лицо, уполномоченное лицами, находящимися в оппозиции нынешнему германскому руководству. Дело в том, что 16 сентября в Германии будет объявлена всеобщая мобилизация, и тогда нападение на Чехословакию произойдет не позднее 1 октября. Мои друзья просят довести до вашего сведения, что немецкая армия готова выступить против Гитлера в тот момент, когда ям будет отдан приказ о нападении на Чехословакию. Это выступление может оказаться успешным только в том случае, если Англия и Франция будут твердо стоять на своих позициях. Через пять дней в Нюрнберге откроется партийный съезд. Речь Гитлера на этом съезде запланирована на 12 сентября. У нас нет сомнения, что вся его речь будет пронизана угрозами в адрес Чехословакии. Это даст повод Англии еще раз заявить о своей жесткой позиции в этом вопросе. Такие наши совместные действия могут предотвратить большую и кровопролитную войну в Европе, а, может быть, даже и в мире.

Лорд Галифакс с непроницаемым лицом выслушал немца.

— Я очень благодарен вам за ваше предупреждение, — сказал англичанин, — Я донесу ваше пожелание до премьер-министра сэра Чемберлена. Мы постараемся предпринять все возможные меры, чтобы избежать кровопролития.

— Очень вам благодарен, — ответил гость, — Я и мои товарищи считаем этот вопрос первостепенной важности. Мы рискуем жизнью, чтобы как-то повлиять на ситуацию, поэтому убедительно прошу вас отнестись к нашему сообщению со всей серьезностью, присущей данному моменту.

Гость надел плащ, не забыв поднять воротник, надвинул на глаза шляпу и вышел из кабинета. Его спутник поспешил за ним.

Историческая справка

Эрих Кордт — родился в 1903 году. Получил высшее юридическое образование. С 1934 года сотрудник министерства иностранных дел. В 1935 году сопровождал Риббентропа при заключении англо-германского морского соглашения. Советник германского посольства в Лондоне.

Прага, 5 сентября 1938 года

По ступеням президентского дворца в Градчанах четким, почти строевым шагом поднимались два молодых человека в коричневых рубашках с красными повязками со свастикой в белых кругах на рукавах. Молодые люди уверенно вошли в президентский дворец и, как хозяева, так же твердо пошли по коридорам. Попадавшиеся им навстречу чиновники поспешно уступали дорогу и боязливо косились им вслед. Молодые люди уверенно дошли до приемной президента Чехословакии. Их немедленно провели в кабинет президента. Это были заместители лидера судетских немцев Кундт и Себековский.

Президент Бенеш встал навстречу посетителям.

— Здравствуйте, панове, — начал он.

— Говорите, пожалуйста, по-немецки, — надменно оборвал его Кундт.

От такой наглости Бенеша передернуло, но немецкий язык вовсе не был для него проблемой.

— Я попросил вас прийти, — продолжил Бенеш по-немецки, — чтобы попросить вас в письменном виде изложить все ваши требования. Я безотлагательно их рассмотрю и издам соответствующие указы. Я заранее согласен со всем, что бы вы ни предложили.

Оба лидера совершенно не ожидали такого поворота событий, поэтому не сразу нашли, что на это ответить. Первым пришел в себя Себековский.

— Нам для этого потребуется какое-то время, — неуверенно сказал он.

— Времени у вас сколько угодно, — грустно улыбнулся Бенеш. — Это я не могу позволить себе такую роскошь. Как только будете готовы, приносите ваши требования сюда, и я сразу приму их в производство. Если у вас есть ко мне что-то еще, я согласен выслушать и это.

— Нет, больше у нас к вам ничего нет. Мы пойдем составлять список наших требований, — ответил пришедший в себя Кундт.

— Желаю успеха, — попрощался с гостями Бенеш.

Когда молодые люди уже шли по коридору, Кундт недовольно сказал:

— Он спутал нам все карты: Берлин требует выдвигать заведомо неприемлемые требования, а он нынче согласен на любые.

— Надо как можно скорее ехать к Генлейну, — ответил Себековский, — Необходимо срочно обсудить это с ним.

Лабиринты истории

Из передовицы газеты «Таймс» за 7 сентября 1938 года.

«Правительству Чехословакии стоит задуматься на предмет того, чтобы либо принять, либо отклонить получивший в определенных кругах распространение проект превращения Чехословакии в более однородное государство путем отделения Судетской области, где проживают чуждые Чехословакии немцы, стремящиеся слиться с нацией, которой они принадлежат по расовому признаку… Преимущества от создания в Чехословакии однородного государства могут оказаться серьезнее, чем недостатки, которые повлечет за собой потеря населенной немцами приграничной Судетской области…».

В статье ни словом не упоминалось о том, что такое решение лишает Чехословакию как естественной горной преграды на северной границе, так и построенных там оборонительных укреплений, оставляя ее в этом направлении полностью беззащитной.

Чехословакия, 12 марта 1938 года

Грузовик с солдатами несся на большой скорости в сторону пограничья. Поручик Бартош, сидя в кузове вместе со своим взводом, раздумывал о превратностях судьбы. Было похоже, что его сегодняшним вечером распорядились, не спрашивая его согласия.

Вообще обстановка в стране накалялась с каждой минутой. 7 марта Генлейн, ссылаясь на какие-то столкновения членов его партии с полицией, объявил о прекращении всяких переговоров с чешским правительством. Позавчера, 10 марта, в Германии на партийном съезде выступал Геринг. Его речь была полна угроз и оскорблений в адрес как президента Бенеша, так и всей Чехословакии. На следующий день многие газеты приводили выдержки из его речи. Но в принципе, весь смысл его речи был заключен в первых фразах: «Незначительная часть Европы попирает права человеческой расы… Жалкая раса пигмеев — чехов — угнетает культурный народ, а за всем этим стоит Москва и вечная маска еврейского дьявола!» Вечером по чешскому радио выступил президент Бенеш. В своей спокойной речи он призывал к проявлению доброй воли и выработке взаимного доверия. Когда Бартош вчера возвращался со службы к себе на квартиру, то обратил внимание, что весь вокзал Вильсона забит евреями, которые спешили перебраться в более безопасную часть страны.

Сегодня с утра в Мюнхене на стадионе в день закрытия съезда выступил Гитлер. Его речь также была пропитана ненавистью к Чехословакии и ее президенту. Говорят, в пограничье немцы на всех улицах вывесили динамики и транслировали эту речь. По окончании речи по всем Судетам вспыхнули молодежные беспорядки. Президент Бенеш вынужден был объявить в Судетах военное положение и направить туда войска для наведения порядка. Генлейн уже во второй половине дня объявился в Берлине и оттуда, по германскому радио, заявил, что единственным путем решения вопроса является присоединение Судет к Германии.

Часть, в которой служил Бартош, срочно подняли по тревоге, посадили в грузовики и отправили на ликвидацию беспорядков. Вот так Бартош распрощался с надеждами приятно провести этот вечер.

Лабиринты истории

Речь Гитлера, произнесенная на закрытии съезда, произвела по всей Европе эффект разорвавшийся бомбы. Французский кабинет министров заседал весь день, 13 сентября, перед ним стояла сложнейшая задача: выполнять или не выполнять свои обязательства перед Чехословакией в случае нападения на нее Германии. Уже вечером премьер Даладье потребовал привезти на совещание английского посла сэра Эрика Фиппса. Последнего нашли в Опера-комик и буквально из театрального кресла доставили на совещание. Французы попросили английское правительство провести переговоры с Германией и уладить вопрос наилучшим способом.

В тот день в одиннадцать часов вечера из Лондона в Берлин ушла телеграмма следующего содержания:

«Ввиду крайне осложнившейся ситуации предлагаю немедленно встретиться с Вами, чтобы попытаться найти мирное решение. Согласен прибыть самолетом и готов вылететь завтра же. Прошу назначить удобное для Вас место встречи в самое ближайшее время. Буду благодарен Вам за скорейший ответ».

Чемберлен прибыл в Мюнхен 15 сентября в полдень, откуда специальным поездом отправился в Берхтесгаден. На протяжении всего пути специальный состав встречал эшелоны с танками, артиллерией, солдатами. В Берхтесгадене Чемберлена никто не встретил — его сразу же на машине отправили в Бергхоф, где на верхних ступеньках крыльца его и приветствовал Гитлер.

После чая оба руководителя поднялись на второй этаж для переговоров. Британский посол Гендерсон настоял на том, чтобы немецкого министра иностранных дел Риббентропа до переговоров не допустили. Риббентроп отомстил ему на следующий день, не дав англичанам записи переговоров. Для своего кабинета министров Чемберлену пришлось по памяти восстанавливать, что говорил он и что отвечал Гитлер. Встреча закончилась тем, что Чемберлен сказал, что он не может ответить ничего определенного, пока не проконсультируется со своим кабинетом министров и с французами. Гитлер, со своей стороны, дал Чемберлену слово не предпринимать никаких военных действий до их следующей встречи.

18 сентября Чемберлен провел весь день в переговорах с французами, убеждая их поддержать его политику уступок, а Гитлер в это время издал приказ о повышенной боевой готовности для пяти армий — 2, 8, 10, 12 и 14-й.

19 сентября английский и французский послы в Праге вручили президенту Бенешу англо-французское предложение по урегулированию спорного вопроса. Президент Бенеш отверг это предложение, сказав, что принятие таких условий «рано или поздно поставит Чехословакию в полную зависимость от Германии». Президент Бенеш напомнил французам об их договорных обязательствах перед Чехословакией и предложил передать судетский вопрос на рассмотрение арбитража в соответствии с германо-чешским договором от 16 октября 1925 года. Ни одна из английских или французских газет этого ответа опубликовать не посмела.

21 сентября правительство Польши потребовало от правительства Чехословакии провести плебисцит о присоединении к Польше района вокруг Тешина, где проживала небольшая польская колония. С подобными требованиями обратилась к чехам и Венгрия.

Плауэн, 21 сентября 1938 года

На большом плацу стояли ровные ряды молодых парней в коричневых рубашках, брюках цвета хаки и высоких сапогах. Перед строем стоял Конрад Генлейн. Он только что закончил приветственную речь перед Судетским добровольческим корпусом и находился в растерянности: с напутственной речью молодым штурмовикам должен был выступить сам Рейнгард Гейдрих, но его прибытие почему-то задерживалось. И вот когда Генлейн уже открыл было рот, чтобы распустить строй на перекур, он услышал шум приближающихся автомобилей.

Автомобиль Гейдриха вылетел почти на середину плаца и оттуда легко выскочил молодой группенфюрер. Он выбросил руку в партийном приветствии, и ему дружно ответили стройные ряды штурмовиков. Без каких-либо вступлений Гейдрих сразу же перешел к делу.

— Ребята, — начал он очень неофициально и доверительно, — вам выпала честь быть первыми ласточками свободы на вашей многострадальной родине. Уже через несколько часов вы тронетесь в ваши родные города, для того чтобы взять там власть у тех, кто никакого отношения к этим городам не имеет. Ваши предки всю жизнь прожили на этой земле. Любой, кто хотя бы листал учебник истории, прекрасно знает, что эта земля с самого начала принадлежала немцам. И жили тогда на ней только немцы. Но еврейская жадность безгранична, поддерживаемые чешскими штыками, они проникли и сюда. Не имея на то никакого права, они нахально взяли на себя управление этой землей. Но этому пришел конец!

Стройные ряды ответили громогласным «Ура!»

— Сейчас вам выдадут оружие, — продолжил группенфюрер, — Это австрийское оружие. Оружие, которое чехи выдавали австрийским чехам для того, чтобы держать австрийских немцев в повиновении. Но сейчас этому пришел конец, и это оружие повернется против собственных хозяев. Само по себе оружие — это ничто. Все зависит от рук, в которых находится это оружие, а нынче оно находится в надежных руках. И я не сомневаюсь, что через несколько часов города Аш и Эгер снова станут по-настоящему немецкими городами.

И снова ряды ответили громогласным «Ура!»

— Мы прекрасно, понимаем, что многие из вас еще не бывали в настоящем бою, поэтому с вами вместе пойдут спецгруппы СС. Это ребята, которые еще недавно кулаками и зубами вырывали Германию из еврейских лап. Они прекрасно знают, как достается свобода! Для ваших многострадальных земель настали последние часы рабства! Фюрер назначил срок: к 1 октября все Судеты должны стать немецкими! Но ваши города будут первыми! Да поможет вам Бог!

Над плацем пронеслось троекратное «Ура!», и отряды строем начали покидать плац. Гейдрих повернулся к Генлейну.

— Скажите вашим людям, — начал он, — что этими городами надо овладеть молниеносно. Пусть ничего не боятся. Оба эти города глубоко вдаются в территорию рейха: в случае любого затруднения войска подойдут мгновенно. Опирайтесь на моих парней — они не подведут. Как только захватите эти города, используйте их в качестве баз. Рассылайте оттуда мелкие группы и поднимайте восстания в остальных районах. Запомните, любое жесткое выступление со стороны чехов, и наши войска сразу же придут вам на помощь. Будем честными, ваша задача и состоит в том, чтобы вызвать чехов на жесткие меры.

— Я все понимаю, группенфюрер, — почти радостно сказал Генлейн.

— А раз понимаете, действуйте, — отрубил Гейдрих.

Прага, 21 сентября 1938 года

Президент Бенеш не сомкнул глаз всю предыдущую ночь. Наутро он появился в Градчанах осунувшийся, с мешками под глазами и сразу попросил собрать в конференц-зале кабинет министров, лидеров партий и армейское командование. Как только все собрались, президент Бенеш угрюмо описал сложившуюся ситуацию. Когда он выступал, в кабинет неслышно проскользнул курьер и сказал что-то на ухо министру иностранных дел доктору Камилу Крофту. Тот кивнул, и курьер так же неслышно исчез.

Не успел президент Бенеш замолчать, как доктор Крофт встал со своего места.

— Мне только что сообщили, — громко объявил он, — что сегодня утром советский наркоминдел Литвинов, выступая в Женеве, сказал, что Россия намерена до конца выполнять свои договорные обязательства.

Это был луч надежды.

— Вы уверены, что это сообщение верно? — встрепенулся Бенеш.

— Если хотите, мы можем связаться с советским послом в Праге и попросить его подтвердить советскую позицию, — предложил доктор Крофт.

— Сделайте, пожалуйста, это, — попросил Бенеш.

Министр иностранных дел вернулся в конференц-зал спустя час. Вид его был уже не такой радостный.

— Ну, что вы нам скажете, доктор? — поинтересовался Бенеш.

— Советский посол подтвердил слова Литвинова и сказал, что позиция советского правительства в этом вопросе остается прежней. Но мы внимательно просмотрели наш договор с Россией: она сможет прийти нам на помощь только в том случае, если так же поступит Франция.

В зале повисла тишина.

Собрание продолжалось до позднего вечера. Результатом его стало решение принять англо-французское предложение, то есть провести в Судетах плебисцит, который определит дальнейшую судьбу Судет. В результате этого кабинет министров подал в отставку, и генерал Ян Сыровы был назначен главой нового «правительства национального единства».

Лабиринты истории

Хотя в Англии и нарастала оппозиция внешней политике Чемберлена, тот тем не менее сумел заручиться в своих действиях поддержкой правительства и парламента. 22 сентября он снова вылетел в Германию, на этот раз в Годесберг, для встречи с Гитлером. Встреча началась во второй половине дня 22 сентября. Чемберлен с гордостью довел до сведения Гитлера, что Чехословакия приняла все требования Германии. На что получил ответ: «Теперь в этом уже нет никакого смысла».

Услышав такой ответ, Чемберлен даже подпрыгнул. Карточный домик европейского мира, который с такой любовью построил Чемберлен, развалился, а вместе с ним разваливалась и политическая карьера британского премьер-министра. Он с трудом убедил парламент согласится на передачу Германии Судет после плебисцита, но немедленная оккупация уже не влезала ни в какую миротворческую триумфальную арку. Если он согласится на это, то в Англии его точно не поймут.

Теперь Гитлер требовал начать 26 сентября эвакуацию чехов из Судетской области, которая должна была закончится 28 сентября. А с 28 сентября должна была начаться немецкая оккупация Судетской области.

Чемберлен ответил, что без консультации со своим правительством и с правительствами Чехословакии и Франции решить этот вопрос он не может. Переговоры были прерваны на ночь.

После длительных телефонных переговоров Чемберлена с английским и французским правительствами, те послали чехословацкому правительству телеграмму, в которой говорилось, что они «не берут на себя ответственность советовать ему не проводить мобилизацию».

23 сентября в 10 часов 30 минут чехословацкое правительство объявило полную мобилизацию.

23 сентября переговоры между Гитлером и Чемберленом возобновились. В разгар этих переговоров Гитлеру принесли сообщение, что в Чехословакии объявлена полная мобилизация. Гитлер сразу же схватился за это сообщение и, козыряя им, использовал его как доказательство того, что Чехословакия не согласна ни с какими мирными предложениями.

Чемберлен попытался заметить, что Германия первая объявила мобилизацию. Гитлер полностью отрицал какую бы то ни было мобилизацию в Германии. Кончилось тем, что Чемберлен с новым меморандумом вылетел в Лондон для консультаций.

24 сентября Чемберлен столкнулся с твердой оппозицией, которую возглавлял Дафф Купер, первый лорд адмиралтейства. К оппозиции присоединился даже лорд Галифакс.

К вечеру того же дня пришло сообщение из Франции, что французское правительство полностью отвергло Годесбергский меморандум и объявило частичную мобилизацию.

25 сентября в Лондон прибывают французский премьер Даладье с представителями своего правительства. К этому моменту приходит сообщение, что Чехословакия тоже отвергла Годесбергский меморандум. Франции ничего не остается, как подтвердить верность своему союзническому долгу. Загнанная в угол Англия объявляет, что в случае военного конфликта она поддержит Францию.

26 сентября Чемберлен отправляет Гитлеру письмо, в котором уговаривает последнего «не сжигать мостов». Письмо повез Гораций Вильсон.

Берлин, 27 сентября 1938 года

Несмотря на погожий денек, один из последних деньков бабьего лета, казалось, что над Берлином нависло предгрозовое облако.

Гейдрих прибыл в рейхсканцелярию к пяти часам вечера. На его лице были заметны следы усталости, но движения были резкими и энергичными. Он рысью поднялся по лестнице и быстрым шагом дошел до приемной Гитлера. Там его сразу же провели в кабинет, где кроме Гитлера присутствовал адмирал Канарис.

Гитлер, увидев Гейдриха, сразу же подскочил к нему с вопросом.

— Опишите мне общую ситуацию в Европе. Вот адмирал уверяет, что нам надо дать отбой по операции «Грюн». Что вы скажете на это?

— Ситуация действительно очень сложная, — согласился Гейдрих, — Я не знаю, какие данные вам привел адмирал. Но я скажу следующее: правительства Югославии и Румынии сегодня предупредили правительство Венгрии, что в случае нападения ее войск на Чехословакию они предпримут военные действия против Венгрии. Балканский кризис мы и не думали планировать. Во Франции дела обстоят не лучше. Мобилизация, объявленная там, скорее смахивает на полную. К концу шестого дня Франция будет в состоянии выставить на германской границе 65 дивизий. Учитывая пять наших армий, которые противостоят Чехословакии, мы сможем сконцентрировать к этому времени на этом направлении всего 10–12 дивизий. Более того, в Британии объявлена мобилизация во флоте. Италия не делает ничего, чтобы связать французские силы на юге.

Видя, что Гитлер все более свирепеет, Гейдрих решил перейти на более спокойную тему.

— Но, с другой стороны, Судетский добровольческий корпус полностью занял города Аш и Эгер. Мы используем их как базы. Добровольческий корпус поддерживают наши штурмовые отряды СС. Фактически во всех Судетах происходят волнения. В принципе, вопрос через плебисцит решится вполне определенно.

— Все они хотят войны! — воскликнул Гитлер. — Все! А вот ответственность за эту войну хотят взвалить на меня. Я только что получил телеграмму от Рузвельта и шведского короля. Они оба говорят об одном и том же — что ответственным за войну буду я.

— Ни в коей мере, — спокойно возразил Гейдрих, — Почему чехи так упорствуют? Да потому, что они рассчитывают, заручившись поддержкой Англии и Франции, развязать европейскую войну и погреть на ней руки. Если разразится война, ответственность будет лежать на чехах, и только на них. Это понятно каждому здравомыслящему политику. Англия это прекрасно понимает и уже намекнула на это чехам. Как мне стало известно по моим каналам, Чемберлен высказал Бенешу мысль о том, что Богемия отойдет к Германии независимо от исхода европейской войны. Таким образом, Англия популярно объяснила чехам, что все их надежды отстоять эти области беспочвенны.

— Я всегда говорил, что англичанам не откажешь в здравом уме, — схватился за это Гитлер. — А адмирал меня только что пытался уверить, что все гораздо хуже. Более того, у него совершенно упадническое настроение!

— Возможно, у него просто нет полной информации, — вступился за коллегу Гейдрих. — Абвер всегда делал упор только на военную сторону дела, в политике у него нет таких надежных источников, как у СД. Поставленный вами срок 1 октября вполне реален. И наша цель бескровно получить эти области тоже реальна.

— Но есть еще Россия, — вдруг вспомнил Гитлер, — Литвинов уже неоднократно заявлял, что они вмешаются на стороне Чехословакии.

— Бросьте, — махнул рукой Гейдрих, — Может, Россия и хочет сделать это, но ей этого не позволит Англия. Англии совершенно не нужен еще один конкурент в Европе. Нет, это отпадает.

— У вас, Рейнгард, удивительное умение успокаивать, — слабо улыбнулся Гитлер. — Как бы мне хотелось, чтобы ваши слова оказались правдой!

— Так оно и будет, — рассмеялся Гейдрих. — Я же вам сказал, что к 1 октября мы своего добьемся. После этого о Чехословакии можно уже будет не вспоминать: она лишится 66 процентов своего каменного угля, 80 процентов — бурого угля, 86 процентов сырья для химической промышленности, 80 процентов цемента и текстильной промышленности, 70 процентов электроэнергии и 40 процентов леса. Без немцев и немецких земель она будет бедна, как церковная крыса. Прибавьте к этому то, что в новой Чехословакии будут нарушены дорожное сообщение и связь. Не пройдет и года, как она сама присоединится к нам.

— Нам не нужны чехи, — буркнул Гитлер.

— Ну почему же, мы и им найдем применение, — пожал плечами Гейдрих.

Лабиринты истории

29 и 30 сентября в Мюнхене собралось международное совещания по Судетскому кризису. Судьбу Чехословакии в Мюнхен приехали решать руководители Англии, Франции и Италии. Мнение чехов в этом вопросе никого не интересовало, их пригласили в качестве наблюдателей. О России даже не вспоминали. Во втором часу ночи 30 сентября главы этих государств поставили свои подписи под документом, ставшим известным в истории под названием Мюнхенского соглашения. Документ был подписан в следующем порядке: Гитлер, Чемберлен, Муссолини и Даладье. Соглашение позволяло немецкой армии вступить в Судеты 1 октября и закончить полное занятие области к 10 октября. За этот период чехи должны были эвакуироваться из этого района. Чехи не имели права вывозить из этих районов подвижные составы, локомотивы, продукты, сырье. Даже население должно было оставить там весь свой нажитый скарб. Гитлер одержал очередную победу, не потеряв ни одного солдата.

На территории Европы появилось новое государство — Чехо-Словакия.

Вернувшись домой, Чемберлен свою речь начал словами: «Друзья мои! Во второй раз в нашей истории сюда, на Даунинг-стрит, из Германии прибывает почетный мир. Я верю, что мы будем жить в мире». На другой день «Таймс» заявила, что «ни один завоеватель, возвратившийся с победой, не был увенчан такими лаврами».

В пылу общей эйфории никто не обратил внимания на то, что лорд Дафф Купер, первый лорд адмиралтейства, покинул кабинет и подал в отставку. На обсуждении результата переговоров в палате общин 5 октября Уинстон Черчилль заявил: «Мы потерпели полное и сокрушительное поражение… (здесь его речь была прервана бурей протестов.) Мы находимся в центре грандиозной катастрофы. Путь вниз по Дунаю… дорога к Черному морю открыты… Все государства Центральной Европы и бассейна Дуная одно за другим будут попадать в орбиту широкой системы нацистской политики… которая диктуется из Берлина… И не надо думать, что этим все кончится. Это только начало».

Но Черчилль не являлся даже членом правительства. Это был глас вопиющего в пустыне.

Прага, 5 октября 1938 года

В это утро президент Бенеш в последний раз пришел в свой кабинет. Он сел за письменный стол и попробовал вспомнить о том, какие мысли были у него, когда он впервые вошел в этот кабинет и оказался за этим столом. Но в голову постоянно лезли совсем другие мысли. В этот момент в дверь осторожно постучали, и на пороге появилась невысокая полная фигура. Бенеш сразу узнал полковника Франтишека Моравца.

— Извините, пан президент, я хотел бы сказать вам несколько слов, — сказал Моравец.

— Считайте, что я уже не президент, — тяжело вздохнув, ответил Бенеш. — Я сегодня подаю в отставку и до выборов нового передаю бразды правления генералу Сыровы. Так что, думаю, с вашим сообщением вы либо поторопились, либо опоздали. Меня уже можно считать частным лицом.

— Вы ошибаетесь в обоих предположениях. Во-первых, вы навсегда теперь останетесь вторым президентом свободной Чехословацкой республики. А во-вторых, я пришел именно к вам, не задумываясь о том, официальное ли вы лицо или частное. Я пришел предупредить вас.

— О чем же?

— Как я уже сказал, вы навсегда теперь останетесь нашим вторым президентом, вторым и последним законным. Вы будете притягательным центром для всех, кто не смирился с немцами. А то, что немцы на Судетах не остановятся, это понятно всем. Таким образом, для немцев вы очень нежелательная фигура. И я получил сведения, что охота на вас уже началась. Мой вам совет: как можно скорее уезжайте из этой страны.

— Спасибо за совет. Но куда же мне, извините за выражение, бежать?

— Давайте лучше воспользуемся словом эмигрировать. Лучше во Францию или Англию. Эти две страны падут, скорее всего, последними. А может, и сумеют выстоять. Я понимаю, что после их предательства вам бы этого не хотелось. Но поверьте мне, они очень скоро и очень дорого заплатят за это. Европа уже пропустила несколько шансов остановить Гитлера, а с каждым разом это будет все труднее. И вот в этой новой ситуации одна из этих стран обязательно станет центром объединенной борьбы с нацизмом.

— Спасибо еще раз. Я обдумаю ваш совет на досуге, которого у меня теперь будет достаточно.

— Пан президент, вы знаете, чем я занимаюсь. Я не говорю пустые слова. Я вас предупреждаю о реальной угрозе. И советую уехать как можно скорее. До свиданья. Я говорю вам «до свиданья», потому что подозреваю, что скоро мы с вами встретимся снова. Хотя, может быть, и в несколько других ролях.

— Еще раз спасибо, полковник. Я прислушаюсь к вашему совету. Уверен, что просто так, не имея на то достаточных оснований, вы бы такое не сказали.

Полковник Моравец козырнул, развернулся и вышел, причем президент Бенеш впервые увидел, что полковник может сделать это по-военному.

Берлин, 10 октября 1938 года

Краснодеревщик Эльзер машинально брел к станции окружной дороги. Он не мог объяснить, откуда у него такая уверенность в том, что его там ждут именно сегодня и именно в этот час. Он шел как во сне. Знакомые улицы вокруг него казались чужими. Но где-то внутри его больного мозга стучала одна мысль: надо сходить на станцию и взять взрывчатку. Вот уже более двух месяцев он мастерил бомбу с часовым механизмом. Часовой механизм был уже, можно сказать, готов. Бомбу можно было установить за трое суток, и она бы взорвалась в точно назначенное время, хотя само устройство было довольно простым и представляло из себя просто-напросто переделанный будильник.

Эльзер поднялся на платформу и встал с правой стороны от расписания движения поездов. Ждать пришлось недолго. Примерно через минуту к нему подошел мужчина в рабочей одежде и передал хозяйственную сумку средних размеров.

Ни слова не говоря, Эльзер взял сумку, повернулся и пошел к выходу с платформы. Мужчина еще какое-то время озадаченно смотрел вслед Эльзеру, потом пошел в другую сторону.

Эльзер шел к дому по той же дороге, по которой только что пришел на станцию. Тяжести сумки он не чувствовал. Теперь он знал только одно: у него все есть, и остальное зависит только от него. Скоро он изготовит бомбу, заложит ее в ту колонну, которая указана на фотографии, и взорвет того, кто был источником всех его несчастий. Он отомстит за брата.

За эти два месяца Эльзер изменился так, что его с трудом узнавали те, кто знал его почти всю жизнь. Столяр похудел, в его глазах появился какой-то больной, лихорадочный блеск. Он стал рассеян и не сразу понимал, что кто-то обращается именно к нему. Никто не мог объяснить, что же с ним случилось.

Эльзер все так же ходил на работу, но как только кончался рабочий день, он спешил домой, где садился и мастерил бомбу. Если бы его спросили, откуда у него появилась эта идея, он, наверное, пожал бы плечами. Просто в один прекрасный день он вдруг решил отомстить за арестованного за коммунистическую пропаганду брата, с которым, вообще-то, и не был согласен. Без каких-либо видимых причин он проснулся однажды утром и понял, что обязательно должен взорвать тирана, который упек его брата в кутузку. И он уже знал, что это будет бомба, знал, где и на какое время ее установить, он знал, что вот сегодня он придет на станцию и мужчина передаст ему для этой бомбы взрывчатку. И у него не возникало даже мысли подивиться, откуда он все это взял.

Прага, 12 октября 1938 года

Штабс-капитан Вацлав Моравек вошел в пивной погребок «Золотой рог» и начал оглядывать зал. В погребке стоял полумрак, и после яркого солнечного света он долго не мог сориентироваться. Наконец его глаза привыкли к полумраку пивной, и он увидел то, что хотел. Точнее, того, кого хотел: невысокого полноватого мужчину. Штабс-капитан подошел к столику, за которым сидел толстяк, и поздоровался.

— Давненько мы с тобой не пили вместе пивка, Франтишек.

Но толстяк только кивнул головой и сказал:

— Здравствуй, Вацлав. Я бы с удовольствием с тобой просто попил пивка, но теперь не то время. У меня к тебе серьезный разговор.

Пока официант ходил за пивом, заказанным Моравеком, оба мужчины молча разглядывали друг друга. Когда официант удалился, толстяк заговорил снова:

— Ты знаешь, чем я занимался последнее время, Вацлав. Думаю, ты прекрасно понимаешь, что не сегодня завтра Чехословакия перестанет существовать как свободное государство. Не сомневаюсь, что это не оставит тебя, как и многих других, равнодушным. Полагаю, нам надо уже сейчас начать готовиться к борьбе в подполье. Вот чтобы обсудить этот вопрос, я и пригласил тебя сюда.

Штабс-капитан, не отрывая взгляда от своего собеседника, сделал большой глоток из своей кружки, облизнул верхнюю губу и сказал:

— И как вы себе представляете эту подготовку и эту борьбу, полковник Моравец?

Моравец, чтобы придвинуться к собеседнику, навалился на стол всей грудью и сказал:

— Когда немцы оккупируют нашу страну полностью, из страны выедут не только многие политики, но и большинство кадровых офицеров. Вне всякого сомнения, где-то там, за границей, начнет формироваться освободительная чехословацкая армия, но ей понадобятся силы, на которые она смогла бы опереться здесь, в Чехословакии. Называй это как хочешь: партизаны, подпольщики или просто разведгруппы. И вот об этом надо подумать уже сейчас, пока мы еще хозяева в нашей стране. Я знаю тебя давно, поэтому и обратился к тебе в первую очередь. Ты человек военный, многое уже знаешь и умеешь. Вот я и хотел бы, чтобы ты возглавил одну из таких групп.

Пока Моравец говорил, его собеседник медленно попивал пиво, не спуская с него удивленно-настороженного взгляда.

— Я не совсем понимаю тебя, Франтишек, — сказал штабс-капитан, — Ты меня знаешь и должен хорошо себе представлять то, что я буду бороться за свободу, где бы я ни оказался. Что ты имеешь в виду, когда говоришь о том, что подпольную, или пусть партизанскую, группу надо создавать сейчас?

— Я хочу сказать, что надо, пока мы это еще можем, организовать тайные склады с оружием, надо запастись рацией, договориться о времени передач и о шифре, кстати говоря, тебя еще придется научить пользоваться рацией и шифрами. В самый последний момент я передам тебе кое-кого из своей агентуры среди немцев: с каждым днем нам все труднее будет получать от них информацию, к тому же эта агентура пригодиться вам и здесь. Именно сейчас, пока мы еще что-то можем, надо подумать о документах и денежных средствах. Штабс-капитану, пусть даже побежденной армии, немцы не больно-то поверят, а вот какому-нибудь бухгалтеру Бочке поверят без слов. Надо будет запастись бланками документов и печатями, чтобы не подделывать все это потом, а воспользоваться подлинниками. Тебе заранее надо будет встретиться с некоторыми людьми, которые останутся в стране для той же цели. То есть заранее создать ядро. Потом, когда вы останетесь один на один с врагом, вы уже будете действовать на свой страх и риск.

Моравец сделал несколько медленных глотков пива, поставил кружку на стол, удовлетворенно крякнул и продолжил:

— Кроме всего прочего, я очень тебе доверяю, поэтому надеюсь дать тебе при этом еще и очень важное задание. Но об этом задании мы поговорим в самый последний момент. Есть вещи, которые лучше знать только в случае крайней необходимости. Извини, я не спросил твоего согласия на это, но мне казалось, что ты обязательно примешь это предложение.

Штабс-капитан немного помолчал, потом сказал:

— Это все очень неожиданно. Никогда не думал, что стану шпионом.

Моравец усмехнулся:

— Но ты ведь никогда не думал и о том, что наша страна встанет перед угрозой оккупации. Мы думаем одно, а жизнь вносит свои коррективы. Понимаю, тебе нужно время, чтобы обдумать мое предложение. Я согласен вернуться к этому разговору через несколько дней.

Штабс-капитан медленно допил пиво, закурил сигарету и, выпустив в воздух колечко дыма, сказал:

— А что тут раздумывать: я — согласен. Надо только обдумать, как это согласовать с моей службой. Организация всех этих складов с оружием, учеба — все это займет уйму времени.

— Об этом не беспокойся: мы вызовем тебя в генеральный штаб на курсы. Начальству скажем, что после курсов ты отправишься на новое место службы.

— Я смотрю, ты все уже заранее продумал, — вздохнул Моравек, — Ну что ж, я готов хоть завтра приступить к новым обязанностям.

— Не спеши. Подожди вызова в генеральный штаб. И, думаю, тебя не надо предупреждать, что этот разговор должен остаться между нами. Я не сомневался, что ты согласишься.

Берлин, 15 октября 1938 года

Унтерштурмфюрер СС Пауль Фогель, весело насвистывая, вошел в технический отдел гестапо и направился к кабинету номер 32. В кабинете сидел молодой человек, который занимался подделкой документов. Это был высокий худой парень, довольно симпатичный на лицо. Когда-то он хотел стать художником и иллюстрировать книжки. Ему казалось такое занятие очень заманчивым: сидишь, читаешь новые книжки, а потом рисуешь к ним картинки, так, как ты все это себе представляешь. Он даже прошел курс в художественном училище и попытался устроиться в типографию, но там его не взяли. У них пока были свои художники, а заказов на иллюстрированные издания было не так уж и много. Примерно в это время он познакомился с девушкой Эрной. Девушка ему очень нравилась, но вот сама девушка предпочитала крепких парней в военной форме и в конце концов нашла себе приятеля в артиллерийском училище.

Карл, так звали нашего художника, очень переживал случившееся, и вот тут-то ему и посоветовали вступить в СС. Во-первых, ему выдадут форму, которая у некоторых котируется даже выше, чем армейская. Во-вторых, СС явно поможет ему с работой. Этого было достаточно, чтобы Карл пришел в ближайшее отделение СС. А дальше помог случай. Один из членов их группы попросил Карла написать за него рапорт командиру, так как у Карла был очень красивый почерк. Ради смеха Карл написал этот рапорт почерком командира. На следующий день командир отряда вызвал Карла к себе и поинтересовался, любой ли почерк может подделать Карл. Через неделю Карл в форме унтерштурмфюрера СС приступил к работе в СД. Однажды он встретил Эрну с ее новым другом. Карл прошел мимо надменно, сделав замечание своему удачливому сопернику за то, что тот не совсем четко отдал ему честь.

— Вы сделали то, что я вас просил? — спросил Пауль, заходя в комнату, где работал Карл.

Карл оторвался от работы, посмотрел на вошедшего и ответил:

— Да, вот ваше письмо. От такого письма и немец заплачет.

Он передал Паулю фотографию письма, которое писал старик Гриншпан своему сыну. И тетрадный листок с новым письмом.

— Я все описал, как ты и просил, а может, даже и пострашней. Зачем вам это?

— Да начальство велело провести одну операцию: убрать одного придурка руками еврея, чтобы на нас не кричали, что мы уничтожаем инакомыслящих.

— Он что, такая большая шишка, что его исчезновение заметят?

— Нет, но он отсиживается в Париже. А этих лягушатников медом не корми, дай посплетничать.

— Ну, удачи тебе, — пожелал Карл.

— Спасибо.

Пауль аккуратно сложил письмо в папку, которая была у него в руках, и, махнув на прощанье Карлу рукой, вышел. У него впереди маячила приятная поездка в Париж.

Берлин, 17 октября 1938 года

Самолет сделал над Берлинским аэропортом два круга и медленно и тяжело начал заходить на посадку. Когда самолет остановился в конце взлетной полосы, и двигатели, чихнув еще пару раз напоследок, смолкли, дверь пассажирского салона распахнулась, и немецкий пилот скинул трап.

Из самолета один за другим, растерянно озираясь, вышли трое штатских. Со стороны аэровокзала к ним уже спешила, группа одетых в черную форму людей. Во главе группы шел высокий молодой и энергичный группенфюрер. Когда группа подошла к прибывшим, группенфюрер остановился, за ним тут же выстроилась вся его свита. Он вскинул руку в партийном приветствии и сказал:

— Рад приветствовать вас, господа, на земле Германии. Разрешите представиться: группенфюрер СС Рейнгард Гейдрих, начальник Службы безопасности. Мне приказано встретить вас и в полной безопасности доставить к фельдмаршалу, министру промышленности Герману Герингу. Ваш кортеж ожидает у входа в аэропорт. Следуйте за мной.

Гости, а это были члены правительства Словакии Дурчанский и Маха, а также лидер словацких немцев Франц Кармазин, последовали за группенфюрером. Перед входом в аэровокзал, действительно, стояло несколько представительных черных автомобилей. На крыльях первого, самого роскошного автомобиля были установлены маленькие флажки, с одной стороны нацистский, красный со свастикой в белом кружке, с другой — флажок, под которым словацкие сепаратисты боролись за свою независимость.

— Как видите, мы признаем вас за отдельную, самостоятельную нацию, — улыбнулся группенфюрер, — Думаю, у себя на родине вы не можете вот так свободно выступать под собственным флагом.

Гости одобрительно закивали. Подскочивший откуда-то эсэсовец услужливо открыл перед ними дверцу головного автомобиля, и гости начали усаживаться. Группенфюрер присоединился к ним.

— Мы внимательно следим за вашей борьбой за свободу, — говорил по дороге группенфюрер, — и готовы оказать вам в этом любую помощь. Сейчас вас по поручению фюрера примет фельдмаршал Геринг. Вы с ним обсудите положение дел и договоритесь о совместных действиях. Мы высоко ценим вашу любовь к свободе и стремление к независимости и приложили большие усилия, чтобы остановить захватнические посягательства Венгрии на вашу страну.

Гости, ничего не говоря, продолжали удовлетворенно кивать. Хотя они и сами часто вели такие же речи, из уст постороннего человека, да еще иностранца, являвшегося официальным лицом, это было очень непривычно. Сейчас они впервые почувствовали себя представителями своей страны, а не области, входящей в состав другой, более сильной державы.

Машины летели по широким улицам Берлина, которые повсюду были украшены флагами нацистской Германии и суверенной Словакии. Правительство Германии рассматривало приезд трех делегатов, как официальный визит дружественной державы.

Париж, 25 октября 1938 года

Это был выходной день, и Гершель встал довольно поздно. Он не спеша позавтракал и стал обдумывать, как бы получше провести день. Ему в голову периодически приходили мысли о беде родителей и об обещании Пауля дать ему возможность заработать, но, в основном, это не так уж и сильно влияло на его настроение. Сегодняшнюю погоду никак нельзя было назвать роскошной: еще со вчерашнего вечера зарядил мелкий дождик, поэтому о прогулке на природе не могло быть и речи. И только Гершель начал обдумывать другие варианты, как в дверь постучали. Он открыл и, к радостному удивлению, увидел Пауля.

— Привет, — улыбнулся Пауль.

— Привет, — поздоровался с ним Гершель. — Ты в тот раз так внезапно исчез, как и появился. А я думал, что ты мне уже на следующий день расскажешь что-нибудь о новой работе.

— Извини, Герши, — смутился Пауль, который никак не ожидал такой теплой встречи, — У меня ведь знаешь какая работа. У пожарников и то лучше: те хоть свое отдежурили и гуляют. А у меня шефу взбредет в голову мысль, и вперед. А кто вперед? Не он же, конечно! В общем, опять мне пришлось помотаться по Европе. Кстати, снова привез тебе письмо от родителей.

— Правда! — обрадовался Гершель, — Так давай же его сюда.

— На.

И Пауль передал Гершелю сложенный в несколько раз листок. Увидев удивленный взгляд приятеля, он сказал:

— У них там совсем труба. Даже не могли конверта найти. А я уж не стал сам перекладывать — какая разница.

Сердце у Гершеля екнуло в предчувствии дурных вестей. И это предчувствие оправдалось. Родители писали, что работают с утра до ночи и все равно перебиваются с хлеба на воду. Поляки очень недовольны появлением в их стране, которая и до этого не процветала, такого количества евреев. Уехать этим евреям не на что. Они согласны на любую работу за любые деньги. Поляки начали с ними обращаться не лучше, чем немцы. Часто прибегают и к рукоприкладству. Гершель чуть было ни расплакался в присутствии своего нового приятеля.

Гость заметил, как изменилось настроение хозяина.

— Пойдем куда-нибудь, пропустим по рюмочке, да поговорим, — предложил он.

Гершель сначала непонимающе посмотрел на него, потом кивнул и начал собираться.

Они зашли в бистро, которое было напротив дома Гершеля. В этот час дня оно еще было полупустым. Ребята выбрали угловой столик и заказали по рюмке коньяка.

— Ты видел родителей? — поинтересовался Гершель.

— А письмо-то что, я сам написал, что ли? — возмутился Пауль.

— Конечно, конечно, — закивал Гриншпан, — Расскажи мне о них.

Пауль махнул рукой.

— Да что там рассказывать. Живут как скоты. У нас, в Америке, так с нефами не обращаются на юге, хотя там их не больно-то жалуют. Да, их оттуда вытаскивать надо, и чем быстрее, тем лучше. Я, если бы с моими родителями так поступили, не знаю что бы сделал!

— Что я могу сделать, — вздохнул Гершель, — Вот заработаю денег и вывезу их оттуда. А кстати, как там твое предложение? Там еще можно что-нибудь заработать?

— Сейчас у меня есть к тебе другое, более интересное предложение, — почему-то понизил голос Пауль.

— Какое?

— Сначала давай начнем с прибылей. Если ты сделаешь то, что тебя попросят, то твоих родителей вывезут из Польши в Америку, уже как американских граждан. Тебе тоже, если захочешь, дадут американский паспорт и дадут возможность выехать туда же. К тому же еще и заплатят две тысячи долларов. С такими деньгами в кармане вы с отцом вполне сможете в Америке открыть собственное дело…

И без всякого перехода Пауль продолжил:

— Ты пойдешь в немецкое посольство и убьешь там одного чиновника. Работа не пыльная и всего-то на полчасика.

— Ты с ума сошел — меня повесят!..

— С чего бы? Ты опишешь, что немцы сделали с твоими родителями. Газетные писаки узнают правду и поднимут шумиху, требуя тебя оправдать. Еврейская община здесь, в Париже, даст тебе лучшего адвоката и назовет героем. Ты станешь знаменитостью в одну ночь. Конечно, немцы потребуют твоей выдачи, но французы не посмеют этого сделать. Зато французы вспомнят, что посольство — это германская территория, а значит, на территории Франции ты не совершал никакого преступления. Неделя-две мучений, и ты на свободе. Зато — что в финале!..

— А зачем надо убивать этого чиновника?

— Видишь ли, наша компания ведет торговлю с немцами. Но чтобы торговать там, надо всем дать взятку. Мы так и делали, но аппетит приходит во время еды. Он начал зарываться и надо предупредить остальных. Но об этом тебе не надо распространяться. Говори то, что я тебе сказали, и через неделю будешь на свободе.

— Не знаю, что и сказать. Я ведь и стрелять-то не умею.

— А что там уметь. Ты же стрелять в упор будешь.

— Мне надо подумать.

— Конечно. Только не тяни — а то они другого кого-нибудь найдут.

Пригород Берлина, 1 ноября 1938 года

Сегодня в небольшом ресторанчике, в котором Геббельс так любил устраивать свои деловые встречи, которые не хотел афишировать, собралось четыре человека. К привычной тройке примкнул Герман Геринг.

Когда дело дошло до делового разговора, Геббельс спросил:

— Как наши дела? Мы готовы достойно отметить годовщину Пивного путча?

— Вполне, — ответил Гиммлер, — Все отряды СС уже получили подробные инструкции. Все с нетерпением ждут заветного сигнала. Идея нашим отрядам очень понравилась.

— Может, вы меня посвятите в свои тайны, — поинтересовался Геринг.

— В канун юбилея один еврей убьет немца, — улыбнувшись, пояснил Геббельс, — Народ возмутится и выйдет на улицы громить евреев. Примерно как в Варфоломеевскую ночь. Вот и все.

— Какой еврей? Какого немца? — удивился Геринг.

— Еврей, как всегда, грязный, — засмеялся Гейдрих, — а немец такой, что этот еврей сэкономит нам целый залп комендантского взвода.

— Вы мне можете нормально объяснить, что вы задумали.

— Слушай, — вмешался Гиммлер. Он снял очки, достал носовой платок и начал, щурясь, протирать очки, — В Париже еврей убьет фон Рата. Фон Рат давно это заслужил: в гестапо на него столько материала, что полки ломятся. Доктор Геббельс, а я думаю, что и ты в этом нам поможешь, во время празднования разразитесь по этому поводу праведным гневом. Среди народа возникнут стихийные выступления, и немецкие патриоты пойдут громить евреев. Надо показать им, да и всему миру, что мы с ними церемониться не будем.

— Идея хорошая, — сразу же оценил ее Геринг. — Только вот надо это как-то организовать так, чтобы никто другой не пострадал.

— И не пострадает, — заверил Гиммлер, надевая очки. — Всем будут руководить мои ребята, конечно, не афишируя себя. Мы уже составили нужные инструкции. Все продумано. Нужно только суметь взвинтить народ. Ты умеешь выступать и можешь помочь нам в этом деле.

— Я согласен с вами в том, что эта мысль хороша, — продолжал сомневаться Геринг, — Но подумайте сами, если это будет действительно народный гнев, то его очень трудно будет удержать в нужных рамках.

— Да успокойся ты, — возразил Гиммлер, — Я же тебе уже сказал, что все будет под контролем. Выступлениями будут руководить мои ребята. Полиция будет в усиленном режиме следить за всем этим и пресекать всякую излишнюю самодеятельность.

— Но тогда она не даст проводить и погромы, — заметил Геринг.

— Почему не даст? Каждый патруль будет иметь список того, что можно, а что не надо пресекать. Все кругом поймут, что полиция тоже возмущена и поэтому не предпринимает никаких мер, но о своем долге помнит.

— Мудрёно, — покачал головой Геринг, который не любил многоходовые комбинации и как истинный воздушный гусар предпочитал рубить с плеча и не задумываясь.

— В общем, не забивай себе этим голову, — вмешался Геббельс. — Просто отрази это должным образом в своей речи.

— Хорошо, попробую, — согласился Геринг.

Париж, 7 ноября 1938 года

Гершель Гриншпан уже второй день болтался вокруг немецкого посольства. Правый карман его куртки оттягивал тяжелый револьвер марки «Смит-энд-Вессон». Этот револьвер принес ему Пауль Фогель, сказав, что в Америке все настоящие мужчины ходят с такими. Они с Паулем даже съездили в лес, где Гершель попробовал сделать несколько выстрелов. Во время поездки Пауль вспоминал все больше и больше жутких моментов из жизни родителей Гершеля и все радужней описывал жизнь в Америке. Он даже сказал, что завидует Гершелю, у которого скоро будет две тысячи долларов на открытие собственного дела.

И вот два дня молодой Гриншпан ходил кругами вокруг посольства, не смея зайти внутрь. Каждый раз, как он направлялся внутрь, его ноги становились ватными, а в животе откуда-то появлялся тяжелый камень.

Наконец Гершель собрал в кулак всю свою небольшую волю, поклялся сам себе, что сделает задуманное, зашел в небольшое кафе рядом с посольством, залпом выпил подряд две рюмки коньяка и когда коньяк начал давать о себе знать, направился к массивным дверям посольства, рядом с которыми постоянно стоял жандарм.

Когда Гершель подошел к двери, жандарм окинул его подозрительным взглядом и спросил:

— Вы куда, молодой человек?

Стараясь как можно сильнее подчеркнуть свой немецкий акцент, Гершель ответил:

— Мне нужен посол граф фон Вельчек, — и после небольшой паузы добавил: — По личному делу.

Жандарм пожал плечами и кивнул в сторону двери.

Когда Гершель оказался внутри посольства, то из-за стола, стоявшего у основания широкой мраморной лестницы, встал молодой человек в черной эсэсовской форме и, пристально вглядываясь в молодого Гриншпана, спросил на немецком:

— Что вам угодно?

— Я хочу видеть графа фон Вельчека, — на этот раз уже смелее на том же языке ответил Гершель.

— Граф занят, — последовал надменный ответ.

— А когда он освободится? — настаивал Гершель.

— По какому вопросу вы хотите с ним переговорить? — поинтересовался молодой охранник.

— Это мое личное дело, — резко ответил Гершель. Он начинал уже нервничать.

— Я должен знать, по какому делу вы пришли к графу, чтобы объяснить это секретарю, когда буду договариваться, чтобы граф вас принял, — спокойно и холодно пояснил эсэсовец.

Но тут, к несказанному счастью Гриншпана, на вершине лестницы появился тот, чью фотографию ему показывал Пауль. Это был третий секретарь немецкого посольства в Париже Эрнст фон Рат. Фон Рат, легко сбегая по лестнице, на ходу спросил:

— Что надо этому молодому человеку?

Не дожидаясь, пока ответит охранник, Гриншпан выпалил:

— Мне нужен граф фон Вельчек.

— По какому вопросу, может быть, я смогу вам помочь? — спросил фон Рат, останавливаясь как раз напротив молодого еврея.

И в этот момент Гриншпан начал стрелять, даже не вынув револьвер из кармана. Первая пуля попала фон Рату в живот, он согнулся, еще две пули ударили ему в грудь, четвертая попала третьему секретарю в шею.

К тому моменту, когда молодой эсэсовец пришел в себя и бросился на Гершеля, в посольство уже вбежал жандарм, который и обезоружил Гриншпана.


Через час Гершель Гриншпан, размазывая по щекам слезы, сбивчиво рассказывал комиссару полиции о том, как трудно быть евреем в Германии и Польше.

Берлин, 7 ноября 1938 года

Гейдрих собирался отправиться с инспекторским налетом на отдел криминальной полиции, возглавляемый группенфюрером Небе, когда у него на столе зазвонил телефон. Звонил гауптштурмфюрер, отвечающий за безопасность немецкого посольства в Париже. Сбивчивой скороговоркой он сообщил, что только что в помещении посольства был убит третий секретарь посольства Эрнст фон Рат. Преступник задержан французской жандармерией.

Гейдрих спокойно выслушал это сообщение и сказал:

— Передайте фон Вельчеку, чтобы он подготовил бумаги, требующие передачи этого бандита нам. Думаю, французское правосудие будет для него слишком мягким. И не забудьте понизить в звании дежурного охранника.

Гейдрих даже не стал класть трубку на рычаг, а просто ударил по рычагу рукой и попросил соединить его с Мюллером. Когда тот снял трубку, Гейдрих сказал:

— Генрих, фон Рат — мертв. Остановите все страховочные варианты.

— Слушаюсь, группенфюрер, — послышалось на другом конце провода.

Германия, 9 ноября 1938 года

В этот день вся Германия праздновала годовщину Пивного путча в Мюнхене. Во многих местах проводились торжественные собрания, на которых выступали руководители разных рангов. Гитлер выступал в небольшом пивном погребке в Мюнхене, где собрались ветераны движения. Геринг выступал на стадионе перед молодыми членами СС. Геббельс собрал свою аудиторию в драматическом театре. Речи последних двух руководителей рейха транслировались по радио.

В своих речах Геббельс и Геринг обрушились на евреев в свете только что произошедшего убийства фон Рата. «Теперь вы сами видите, — кричал Геринг, — как только мы попросили евреев убрать руки от нашего государства и его экономики, эти бандиты тут же показали свой звериный оскал! Они начали стрелять в нас средь бела дня! А мы до сих пор полны сентиментальности и терпим их на своей земле. Мы разрешаем им есть наш хлеб, ходить по нашей земле, предоставляем им крышу над головой. И вот вам благодарность! Но это им так не пройдет! Нет! За каждую каплю немецкой крови прольется поток еврейской! Эти свиньи должны понять, что всему есть предел! Даже нашему терпенью!» Речь Геббельса отличалась лишь более мягкими выражениями.

Гитлер прибыл к пивному погребку точно в назначенное время. Он вошел туда, как и все, через общий вход, прошел через весь зал, то и дело останавливаясь то около одного, то около другого столика. Пожимал руки своим старым соратникам, справлялся об их жизни, здоровье, вспоминал общих друзей. Речь его была спокойной и полной сентиментальных воспоминаний о былых временах. После речи он извинился, сославшись на государственные дела, пожелал всем весело отпраздновать эту очередную годовщину начала их боевого пути и покинул погребок.

Ровно через двадцать минут после того, как Гитлер уехал из погребка, там раздался взрыв. От взрыва погибло девять человек и около пятнадцати получили ранения. О том, что на Гитлера было совершено покушение, и что он лишь по воле провидения чудом избежал смерти немедленно сообщило радио.


В час двадцать во все штабы и участки полиции и СД начали поступать телетайпные сообщения за подписью группенфюрера СС Рейнгарда Гейдриха. В этих депешах был приказ «обсудить организацию стихийных демонстраций» совместно с руководителями партии и СС. Давались советы, как это сделать:

«…Должны приниматься только такие меры, которые не будут представлять опасности для жизни и имущества немцев (например, синагогу можно поджечь только в том случае, если не существует угрозы, что пожар перекинется на соседние дома).

…Деловые и частные дома евреев могут быть разрушены, но не разграблены…

<…>

…Полиция ни в коем случае не должна разгонять стихийные демонстрации…

<…>

…Арестовать можно столько евреев, лучше богатых, сколько их поместится в существующих на месте тюрьмах… После ареста евреев следует немедленно связаться с ближайшим концентрационным лагерем, чтобы препроводить их в этот лагерь в кратчайшие сроки».

К вечеру во всех городах Германии тут и там стали появляться возбужденные кучки людей, они о чем-то спорили, кричали, махали руками. А ближе к полуночи послышался звон первых разбитых стекол.

Но вот вспыхнули пожары, то тут, то там начали раздаваться крики, полные страха и боли. Такого Германия еще не знала.

Берлин, 10 ноября 1938 года

Рейнгард Гейдрих явился на службу, как всегда, рано, хотя вчера он пришел домой очень поздно, уже ночью, только тогда, когда убедился, что все стихийные выступления проходят точно по плану. День выдался ясным и солнечным. Когда автомобиль группенфюрера проезжал по улицам Берлина, Гейдрих обратил внимание, что все они засыпаны, как снегом, осколками битых стекол. В лучах утреннего солнца эти осколки играли всеми цветами радуги.

— Что натворили, — посетовал шофер, — как бы шины не проколоть.

— Не проколем, — улыбнулся Гейдрих, — Зато, смотри, как красиво. Прямо хрустальный город.

Эта ночь потом вошла в историю Германии под названием «Хрустальная ночь».

Не успев сесть за стол, Гейдрих потребовал сводки происшедшего за ночь в Берлине. Сводки из других городов, скорее всего, еще поступили не полностью.

Когда принесли сводки, Гейдрих взглянул на них и в удивлении присвистнул. Цифры были впечатляющие. За эту ночь в Берлине было уничтожено 815 магазинов, сожжено или разрушено 170 домов, 119 синагог сожжено, 75 полностью разрушено. Было арестовано 20 тысяч евреев. 36 евреев убито и столько же ранено. Среди немецкого населения пострадавших не было.

Гейдрих отложил сводки в сторону. Ну что же, его люди свою задачу выполнили: погром состоялся, но немцы не пострадали. Теперь надо было вплотную заняться покушением на Гитлера. Из рейхсканцелярии уже пришел приказ все силы бросить на раскрытие именно этого преступления. Как раз в этот момент зазвонил телефон. Гейдрих снял трубку и услышал недовольный голос Гиммлера:

— Где Шелленберг?

— Насколько я знаю, он сейчас в Голландии, в Арнеме, проводит операцию с английскими агентами, рейхсфюрер.

— Этих агентов надо немедленно взять. Фюрер уверен, что покушение на него дело рук англичан, и жаждет крови.

— Но эти англичане не имеют никакого касательства к покушению.

— Я прекрасно знаю, кто имеет касательство к этому покушению, — недовольно сказал Гиммлер. — Но это приказ фюрера. Я сам сейчас отдам приказ о начале операции по захвату. А тебя прошу не вмешиваться. Мы с тобой еще на эту тему поговорим.

В трубке раздался сигнал отбоя. Гейдрих выругался и бросил трубку на рычаги. Он рассчитывал несколько по-другому разыграть эту карту.

Не успел Гейдрих до конца переварить этот разговор со своим начальством, как телефон зазвонил снова. На этот раз в трубке раздался угрюмый голос Геринга:

— У меня в три часа совещание со всеми, кто имеет отношение ко вчерашнему. Приезжай обязательно.

— Что это у тебя такой печальный голос, — поинтересовался Гейдрих.

— Вспомнил юность, — мрачно хмыкнул Геринг. — Знаешь, когда всю ночь веселишься, а наутро тебе приносят счет, который равен твоему месячному прожиточному максимуму. Становится так весело, как мне сейчас. Передо мной сейчас лежит бумага — счет за сегодняшнюю ночь. У меня волосы дыбом встали, когда увидел.

Фельдмаршал Геринг на данный момент был еще и министром экономики и периодически любил подчеркивать, что это не просто звание.

— Подожди, — удивился Гейдрих, — передо мной тоже лежит справка за прошедшую ночь. Насколько я вижу, пострадали только евреи.

— Евреи пострадали, а платить нам, — буркнул Геринг, — Приезжай, увидишь.

К трем часам в кабинете у Геринга собралось довольно много народа: там был Гиммлер, Геббельс, Бест, министр финансов граф фон Крозигк, председатель партийного суда майор Бух, кто-то малознакомый Гейдриху из министерства иностранных дел и некий герр Хилгард, который, как потом оказалось, представлял интересы страховых компаний.

Собрание открыл Геринг.

— Вчерашняя ночь влетела нам в копеечку, — мрачно начал он. — Общий ущерб, который понесло государство, составляет 35 миллионов марок. И я собрал вас здесь, чтобы обсудить, каким способом можно будет заткнуть такую прореху в государственном бюджете. Для начала послушайте, что вам скажет герр Хилгард, который представляет здесь интересы немецких страховых компаний.

Герр Хилгард встал, поправил полосатый галстук на белоснежной рубашке и заговорил тоненьким неприятным голоском.

— Сегодня многие немецкие страховые компании находятся на грани банкротства, что, конечно же, не пойдет на пользу немецкой экономике. За прошлую ночь только стекол было разбито на 5 миллионов марок, а если учесть, что стекла придется в основном закупать за границей на валюту, то вы сами понимаете, каким бременем это ляжет на наши плечи.

— Вы слышите! — вмешался Геринг, — И это когда мне приходится считать каждый франк! А здесь 5 миллионов марок в валюте!

— Но это забота не твоя, а страховых компаний, — заметил Гейдрих. — Мои люди честно выполнили стоящую перед ними задачу. Убито всего тридцать пять евреев, а погром коснулся только их имущества.

— Тридцать пять евреев! Тридцать пять евреев! — вдруг истерично тоненьким голоском взвизгнул Геринг, — Да лучше бы они убили триста пятьдесят евреев, чем нанесли нам такой ущерб.

— Постойте, — вмешался Бест, — господин фельдмаршал, у вас-то у самого есть недвижимость?

— А это тут при чем? — удивился Геринг.

— Как вы думаете, если вы подожжете свой дом, вам страховая компания выплатит хотя бы пфенниг?

— С какой стати?

— Вот видите, — спокойно продолжал Бест, — евреи своими преступлениями довели народ до того, что тот больше терпеть уже не мог. Другими словами, они сами спровоцировали народ на это, а теперь, видишь ли, хотят, чтобы им за это еще и заплатили.

Геринг удивленно уставился на Беста. И вдруг его физиономия начала расплываться в улыбке.

— Бест, — облегченно сказал Геринг, — если бы вы пошли в науку, вы бы давно уже были Гауссом.

— Почему Гауссом? — растерялся Бест.

— А ты бы хотел быть Менделем? — хмыкнул Гейдрих, и все рассмеялись.

— Подождите, господа, — засуетился герр Хилгард. — Если мы лишим евреев страховых гарантий, то это подорвет авторитет немецких страховых компаний не только здесь, в Германии, но и за рубежом!

— Тогда можно сделать так, — Геринг уже схватился за брошенный ему спасательный круг, — Вы выплатите им причитающуюся сумму, мы все это конфискуем и частично вам компенсируем.

— Что значит частично? — удивился Хилгард.

— Ну, вы выплачиваете горбоносым пять миллионов, мы их конфискуем, и миллион отдаем вам, — пояснил Геринг, — Вам чертовски повезло!

— Что значит чертовски повезло! — взвыл Хилгард, — Вы хотите сказать, что то, что мы заплатим только за восемьдесят процентов убытков, считается удачей.

Фельдмаршал, который не привык, чтобы с ним так разговаривали люди, стоящие намного ниже его в табели о рангах, широко раскрытыми глазами уставился на предпринимателя.

— Вы слышали, господа! Они должны по закону выплатить пять миллионов, я им даю возможность выплатить четыре, они кладут себе в карман целый миллион чистой прибыли и еще недовольны! А я бы с удовольствием вошел к вам в долю, герр Хилгард, или как там у вас называются такие мероприятия?

Хилгард удрученно махнул рукой и сел на свое место.

— Подождите, господа, — заговорил Гейдрих, — Евреи, попирая все нормы морали, убили заслуженного и уважаемого человека, чем вызвали справедливый гнев народа. В результате их действий государство понесло убытки, которые так скрупулезно подсчитал наш уважаемый министр экономики. Но кто подсчитает другие убытки? Мои ребята всю ночь в усиленном составе патрулировали город и пытались хоть как-то сдержать карающую руку народа. Пожарные в расширенном составе метались от пожара к пожару, чтобы не дать огню перекинуться на соседние здания, в результате чего мог сгореть весь город. А кто компенсирует вред, нанесенный психике младенцев, которых среди ночи разбудил звон стекол и звериные вопли евреев? И после всего этого вы мне будете говорить, что конфискуете у них незаконную страховку? Думаю, что за последствия своих гнусных преступлений еврейские общины должны быть оштрафованы минимум на миллиард марок. Как говорится, хочешь наслаждаться, не отказывайся от огорчения.

— Ну вот, Гейдрих, как всегда, довел все до логического конца и успокоил нашего боевого фельдмаршала, — засмеялся Бест.

— Вы, группенфюрер, не учли еще того, что все это кому-то придется убирать, — вдруг заговорил молчавший до того Геббельс, — Я предлагаю использовать евреев на расчистке тех мест, где были синагоги.

— Слишком рискованно, — опять засмеялся Гейдрих. — Они разберут осколки от старых и под шумок настроят там новых. Уж лучше тогда заставить их расчистить место и построить там хотя бы стоянки для автомашин. На большее, думаю, они не способны без должного руководства.

Далее совещание перешло в соревнование в шутках на одну и ту же тему. А через два дня вышел указ, заставляющий еврейские общины выплатить штраф в миллиард марок за их гнусные преступления.

Дюссельдорф, 10 ноября 1938 года

Все эти дни Вальтер Шелленберг постоянно находился в возбужденном состоянии. Его переговоры с английскими разведчиками шли как нельзя лучше. Он чувствовал, что с каждым днем доверие к нему англичан растет прямо на глазах. Следующий день был очень важен: Вальтер должен был представить англичанам «генерала» из генерального штаба. Он уже представил им одного «генерала» из армии, который на самом деле был его хорошим знакомым, работающим на самом деле психиатром. Но сейчас надо было продемонстрировать еще одного, теперь уже из генерального штаба. На роль такого генерала он выбрал одного крупного промышленника, у которого было высокое почетное звание в вермахте и вполне приличный чин в СС. В этот день Вальтеру нужно было быть в форме, но тревога перед операцией никак не давала уснуть, поэтому он, в конце концов, решил принять снотворное.

Телефон трезвонил добрые пять минут, прежде чем Вальтер Шелленберг сумел открыть глаза и осознать окружающую его действительность. Пожалуй, со снотворным он переборщил. Гауптштурмфюрер взял трубку и хриплым со сна голосом сказал:

— Капитан Шеммель у аппарата.

Под этим именем Вальтер проживал здесь в гостинице, под этим же именем он вел переговоры с англичанами.

— Это рейхсфюрер Гиммлер, — раздалось на другом конце провода, — Вы в курсе того, что сегодня произошло?

Несмотря на качество и количество снотворного, сон резко покинул Шелленберга.

— Боюсь, что нет, рейхсфюрер, — уже почти совсем бодро ответил гауптштурмфюрер.

— Сегодня на фюрера произведено покушение. К счастью, неудачное. Но фюрер за всем этим видит длинную руку лондонских секретных служб. Когда вы вновь встречаетесь с английскими разведчиками?

— Завтра, рейхсфюрер.

— Арестуйте их и доставьте в Берлин. Если для этого потребуется нарушить голландскую границу, не стесняйтесь. Используйте отряд СС, прикомандированный к вам для вашей охраны, которую, кстати, вы совершенно не заслужили. Действуйте.

— Но, рейхсфюрер…

— Никаких «но». Это приказ. И даже не мой, а фюрера. Выполняйте.

— Слушаюсь, рейхсфюрер.

Вальтер положил трубку на рычаги и еще какое-то время продолжал непонимающе смотреть на телефонный аппарат, стараясь понять, откуда Гиммлер узнал про эту операцию и почему спутал ему все карты. Потом сбросил с себя оцепенение вместе с последними остатками сна, оделся и отправился в номер к командиру отряда СС. Надо было срочно обсудить ход предстоящей операции.

Командир отряда проснулся моментально. Очевидно, его нервы были в полном порядке и в снотворном не нуждались. Он немедленно вызвал к себе своего помощника, и они втроем уселись обсуждать план предстоящей операции. Отрядом командовал молодой, коренастый, всегда веселый оберштурмфюрер Карл Вебер. Помощником у него был такой же молодой, высокий белобрысый унтерштурмфюрер Макс Буш. Выслушав приказ фюрера, оба офицера задумались: на первый взгляд задание было невыполнимо.

— Вы никакими коврижками не сможете заманить их на нашу территорию? — поинтересовался Буш.

— Это исключено, — покачал головой Шелленберг, — Англичане слишком подозрительны. Они начали сейчас мне верить, но еще не настолько.

— Тогда опишите нам подробно все по порядку, — попросил Карл.

— Я вам уже говорил, — вздохнул Шелленберг. — Я жду их в кафе, которое находится в прямой видимости от таможенного пункта. Они подъезжают, забирают нас из кафе и везут куда-нибудь на квартиру.

— Сколько их будет? — поинтересовался унтерштурмфюрер.

— Два — точно, плюс шофер, — пожал плечами Вальтер, — Велика вероятность того, что с ними будет представитель голландской разведки. Они работают в тесном контакте.

— Допустим, мы их захватим в кафе в тот момент, как только они встретятся с вами, — вслух рассуждал Карл, — И что дальше? Если они работают в тесном контакте с голландцами, то их наверняка прикрывает полиция. У нас начинается перестрелка с полицией, а в это время они поднимают тревогу среди пограничников. В результате мы в ловушке.

Макс встал, потянулся, подошел к окну и закурил. С минуту он стоял, курил и что-то внимательно разглядывал за окном, потом повернулся к своим собеседникам.

— Я вижу только один вариант, — рубанув воздух рукой с сигаретой, сказал он, — Когда англичане подъезжают к кафе, мы на полной скорости проскакиваем через пограничный шлагбаум, подлетаем к кафе, затаскиваем этих типов к себе в машину и так же на полной скорости задним ходом удираем на нашу территорию. Все. Несколько человек заблаговременно перейдут границу и будут прикрывать нас с флангов. При таком раскладе у нас появляется одно преимущество — внезапность, и надо сделать так, чтобы оно компенсировало все остальные преимущества противника.

— Это афера, — почти простонал Шелленберг.

— У вас есть лучший вариант? — ехидно спросил Макс.

— Пожалуй, это лучшее, что сейчас можно придумать, — поддержал своего помощника командир отряда. — Пока остановимся на этом. До утра у нас еще есть время подумать. А утром еще раз встретимся, обсудим новые варианты и приступим к инструктажу людей.

— Это безумие, — покачал головой Шелленберг.

— Гауптштурмфюрер, вы же сами сказали, что это приказ лично фюрера. Приказы фюрера или выполняют, или гибнут при их выполнении, — вдруг резко оборвал его Карл.

Венло, 11 ноября 1938 года

Вальтер Шелленберг прибыл в кафе за пятнадцать минут до назначенного срока. Он припарковал машину прямо напротив кафе и вместе со своим пассажиром, который должен был изображать генерала, направился в кафе. Всю дорогу его нервы были напряжены, но сейчас у него дрожала каждая клеточка. Весь окружающий мир он видел как во сне.

Вальтер не торопясь выбрал столик рядом с окном, чтобы заранее увидеть прибывших англичан, аккуратно повесил на спинку стула плащ и сел. Его спутник, ничего не подозревающий об изменении плана, всю дорогу молол какую-то чепуху, которую Шелленберг просто не слышал. Сейчас коммерсант вальяжно расселся напротив гауптштурмфюрера и набрал в легкие воздуха, чтобы выдать новый залп белиберды.

Не успели они сесть, как к ним подскочил кельнер. Вальтер заказал чашечку кофе и рюмку ликеру, его попутчик — кофе и коньяк. Шелленберг внимательно приглядывался к каждому человеку, попадавшему в поле его зрения. Во время предыдущих встреч с англичанами, ему казалось, что он безошибочно угадывает тех, кто прикрывает его противника. Но сегодня каждый человек ему казался подозрительным, подозрение у него вызывали даже подростки. Время тянулось мучительно медленно.

А на другой стороне границы, метрах в пятидесяти от шлагбаума, разделяющего две страны, стояли две машины, в которых разместилась ударная группа отряда эсэсовцев. Оберштурмфюрер не отрывал глаз от бинокля, всматриваясь в шоссе, проходящее мимо кафе. Вот вдали показался «Бьюик» зеленого цвета. Карл слегка кивнул и напрягся. Шофер в тот же момент запустил двигатель и вцепился в руль. Но тут Карл заметил, что машина была цвета темной болотной зелени, в то время как машина англичан была ближе к салатному цвету, цвета весенней зелени. Он опустил бинокль и на несколько секунд закрыл глаза, чтобы дать им хоть на мгновение передышку. Карл прекрасно понимал, что без стрельбы им не обойтись, а раз так, то результат предсказать нельзя: в стрельбе всегда присутствует элемент удачи.

Но вот показалась машина, которую они ждали. Карл снова кивнул и поднял левую руку, чтобы дать сигнал трогаться. Два ротенфюрера позади него передернули затворы автоматов. Карл махнул рукой, и машина прямо с места рванулась с бешеной скоростью.

Когда капот передней машины с треском врезался в шлагбаум, оба ротенфюрера, чтобы еще больше усилить элемент внезапности, дали в сторону голландских пограничников две очереди. Пограничники бросились врассыпную.

Англичане почувствовали неладное, но времени принять разумное решение у них уже не было. Офицеры, которые представились при первых встречах, как Бест и Стивен, попробовали нырнуть обратно в «Бьюик», лейтенант Коппенс выхватил пистолет. Но хотя Коппенс и выхватил оружие, он растерялся: сначала он наставил пистолет на вышедшего их встречать Шелленберга, но потом понял, что с другой стороны ему грозит большая опасность. Между лейтенантом Коппенсом и Карлом Вебером завязалась перестрелка. Вальтер растерялся и стоял как вкопанный как раз на линии огня.

— Отойди в сторону, идиот! — заорал на него оберштурмфюрер, раскачиваясь всем телом из стороны в сторону, чтобы не дать англичанину прицелиться.

Вебер оказался лучшим стрелком, и через несколько выстрелов Коппенс медленно осел на землю. Пока между Вебером и Коппенсом происходила настоящая дуэль, роттенфюреры уже вытащили майора Стивена и капитана Беста из «Бьюика» и запихнули их в свою машину. Шофер-голландец попробовал бежать, но тут же попал в лапы двум эсэсовцам из второй машины.

Вся операция заняла не более пяти минут. Как только англичане и шофер-голландец оказались в машинах эсэсовцев, те, даже не разворачиваясь, так задом и рванули к немецкой границе. Пограничники попытались стрелять, но шквальный автоматный огонь из автоматов заставил их залечь.

К кафе, размахивая пистолетами, бежали три голландских полицейских, но они успели к шапочному разбору.

Вальтер Шелленберг вернулся в кафе. Внутри у него все дрожало, он рухнул на свой стул напротив изумленно наблюдавшего за всем происходящим промышленника.

— Коньяку и побольше! — крикнул Вальтер кельнеру.

— Что это было? — спросил гауптштурмфюрера так и не сыгравший роли генерала промышленник.

— В последний момент операцию изменили, — выдавил из себе Вальтер, ему совершенно не хотелось разговаривать, — Сейчас поедем обратно в Дюссельдорф.

Когда кельнер принес коньяк, Шелленберг залпом выпил двойную порцию и, встав из-за стола, громко сказал:

— Это не Голландия, а Дикий Запад какой-то.


Через полчаса гауптштурмфюрер Шелленберг уже сидя в отеле в Дюссельдорфе слушал Карла Вебера.

— Все прошло, как нельзя лучше, — смеялся молодой эсэсовец. — Голландцы, наверно, до сих пор приходят в себя и соображают, что это было. Все четверо арестованных в Дюссельдорфе. Незадача получилась только с Коппенсом: он серьезно ранен, и его пришлось отвезти в госпиталь. Можете доложить обо всем в Берлин.

— Все хорошо, что хорошо кончается, — только и выдавил из себя Вальтер.

Всю дорогу до Берлина он раздумывал над тем, как по вине начальства сорвались его планы, в которых он ловил в свою сеть чуть ли не всю английскую нацию.

Берлин, 11 ноября 1938 года

Гейдрих уже собирался прервать свой рабочий день и съездить куда-нибудь пообедать, как в кабинет вошел его адъютант Герберт Вагниц и доложил:

— К вам оберштурмбанфюрер Мюллер по срочному делу.

В ответ Гейдрих просто кивнул. Со вчерашнего дня у его ведомства настали горячие деньки. Гитлер требует срочно найти виновников покушения. Он не перестает винить в этом англичан. Шелленберг уже получил приказ захватить английских разведчиков, но этого мало — надо суметь увязать их с покушением. Сейчас перед Гейдрихом стоит довольно сложная задача: с одной стороны, ему надо продемонстрировать эффективность работы его структур, с другой — необходимость еще большего расширения службы безопасности.

С первого взгляда Гейдрих понял, что оберштурмбанфюрер Генрих Мюллер пришел с хорошими новостями: это можно было прочитать не только на лице, но и в каждом движении шефа гестапо. Поспешно отсалютовав, Мюллер сразу перешел к делу.

— Только что при попытке перейти швейцарскую границу задержан организатор покушения на фюрера.

Гейдрих поднял брови:

— Докладывайте точнее, организатор или исполнитель?

Мюллер несколько замялся.

— Я его еще сам не допрашивал, но, насколько я понял, — он и организатор, и исполнитель. Мы уже провели обыск у него дома и нашли остатки взрывчатки и несколько разобранных будильников, из которых он, очевидно, и делал часовой механизм для бомбы. А те, кто его задержали на границе, доложили мне, что он сознался и мотивировал свой поступок арестом брата. Кстати, им оказался тот самый Эльзер, которого мы собирались использовать. Скоро его доставят в Берлин.

Когда Мюллер произнес имя Эльзера, в его голосе Гейдриху послышалась ирония, но он решил не обращать пока на это внимания: Мюллер слишком мелкая сошка, чтобы попробовать сыграть на этом.

— Надо же, — покачал головой Гейдрих, — как хорошо, что мы не успели с ним связаться. Представляете, во что это могло вылиться?

— Я тоже об этом подумал, группенфюрер, — поспешно согласился Мюллер.

Для Мюллера в этой истории много еще было непонятного, но делиться своими соображениями с шефом он не собирался.

— Вы полностью уверены, что это он? — допытывался Гейдрих.

— Все говорит за то, что так оно и есть: его признание, взрывчатка и разобранные будильники. Да, при задержании у него нашли проспект той пивной, где на колонне крестиком помечено место, где была заложена взрывчатка. Такие улики признает любой суд.

— Хорошо, с исполнителем вы меня убедили, но вот то, что он был организатором, вам придется еще доказать. Здесь одного признания мало. Насколько я знаю, там использовалась английская взрывчатка. Где он ее взял? Купил в бакалейной лавке? Тут еще предстоит много работы. Идите.

— Слушаюсь, группенфюрер.

— Идите, продолжайте работать над этим делом. К вечеру представьте мне отчет о проделанной работе. Один экземпляр отчета напечатайте на машинке с крупным шрифтом для фюрера.

Мюллер удивленно поднял брови:

— Но у нас нет такой машинки.

— Значит, дайте кому-нибудь задание к вечеру раздобыть. Не мне же этим заниматься.

— Слушаюсь, группенфюрер, — не очень четко ответил Мюллер и вышел из кабинета далеко не такой бодрой походкой, как туда вошел.

Уже направляясь по коридору в свой кабинет, Генрих Мюллер старался осмыслить происходящее. Эльзера порекомендовал он, Генрих Мюллер, но тот был совершенно равнодушен к политике. В то же самое время Гейдрих ведь просил найти специалиста, знакомого с подрывным делом. Гитлера тоже пытались подорвать бомбой. Однако теперь Гейдрих не верит в то, что Эльзер подготовил взрыв сам по себе, и требует найти организаторов. Организаторы все-таки, наверное, действительно есть, но вот кто они? Что-то здесь не то. Не сходятся в этом деле концы с концами.

Берлин, 13 ноября 1938 года

Вальтер Шелленберг прямо с поезда отправился на службу. Он еще не успел открыть дверь своего кабинета, как уже прибыл вестовой, требующий его к Гейдриху. И гауптштурмфюреру пришлось, не заходя к себе, сразу же направиться к начальству. Гейдрих встретил начальника внешней разведки очень приветливо и поздравил его с успешным завершением операции. После этого группенфюрер перешел сразу к делу.

— Фюрер требует, чтобы вы подключили к допросу Стивена и Беста лучших специалистов, — сказал он, — и приказал в кратчайший срок подготовить списки всех немцев, проживающих в Голландии, которые могут быть связаны с английской разведкой. Такой же приказ получил абвер, так что постарайтесь не ударить в грязь лицом. Фюрер уверен, что именно эти англичане причастны к покушению на его жизнь, поэтому свяжитесь с Мюллером и внимательно ознакомьтесь с тем, как идет расследование дела о покушении. В отношении Стивена и Беста фюрер требует каждодневных отчетов о работе с ними. Отчеты следует печатать на машинке с крупным шрифтом, поэтому позаботьтесь о том, чтобы обзавестись таковой.

— Но, группенфюрер, — попытался было возразить Шелленберг, — я более чем уверен, что эти англичане никакого отношения к покушению не имеют. У них вообще было другое задание.

— А вот я в этом не уверен, — резко оборвал его Гейдрих, — И фюрер тоже. Проведите очную ставку Эльзера с этими англичанами. Тогда и вернемся к этому вопросу. Вы слишком молоды, Вальтер, и еще не понимаете, что в разведке могут происходить самые невероятные вещи. Исполняйте.

— Слушаюсь, группенфюрер.

Шелленберг четко развернулся и вышел из кабинета. Растерянно постояв несколько секунд в приемной шефа Службы безопасности, Шелленберг решил, не заходя к себе, сразу же зайти в гестапо и выяснить подробности о покушении.

Час спустя Шелленберг сидел у Мюллера в кабинете и пытался выудить у того все обстоятельства, связанные с «делом Эльзера».

— Видите ли, Вальтер, — юлил Мюллер, — Эльзер сознался в том, что это его рук дело. Более того, он показал нам точно то место, куда заложил взрывчатку, он сейчас не просто сидит в камере, а делает из будильников, которые мы ему дали, точный аналог того часового механизма, который он установил в бомбе. Пока все совпадает. Он говорит, что взрывчатку ему передали два человека, но кто они — он не знает. А вот это вызывает некоторые подозрения. Ну посудите сами: вы задумали устроить взрыв, и вдруг какие-то добренькие дяденьки приносят вам для этого взрывчатку. Чушь.

— Но при чем здесь Стивен и Бест, которых интересовало совсем другое? — взмолился Шелленберг.

— При чем — не знаю, но подозреваю, что некоторым очень хочется завязать это в один узел, — вздохнул Мюллер, — Более того, в этом уже успели убедить и фюрера. А от нас с вами теперь требуют одного: веских доказательств и громкого суда.

— Но если все это не так, то о каких доказательствах может быть речь? — изумился Шелленберг.

— О веских, — повторил Мюллер, смотря прямо в глаза собеседнику тяжелым взглядом, — Фюрера теперь уже не разубедить, да и не нам с вами это делать. Давайте не будем тянуть время, а сегодня же после обеда и проведем очную ставку.


На очной ставке Эльзер сразу же признал обоих англичан, хотя те всячески и отрицали знакомство с ним. Шелленберг и Мюллер, тяжело вздохнув, пошли составлять первый из серии ежедневных отчетов о деле Эльзера.

Берлин, 15 ноября 1938 года

Гауптштурмфюрер Вальтер Шелленберг прибыл к рейхсканцелярии за пять минут до назначенного срока. Эсэсовцы из группы, которая прикрывала его в Венло, были уже на месте. Они встретились как старые друзья.

Вскоре из рейхсканцелярии вышел штурмбанфюрер СС и начал командовать. Он выстроил эсэсовскую роту почетного караула, которая взяла «на караул», отдавая честь Шелленбергу и его команде, затем разведчики строем тронулись внутрь рейхсканцелярии. Их провели прямо в кабинет Гитлера и построили напротив огромного портрета Бисмарка.

Через несколько минут в кабинет твердой военной походкой вошел Гитлер и встал по стойке «смирно» как раз напротив застывших разведчиков. Он внимательно оглядел каждого и заговорил:

— Английская разведка имеет очень давние традиции. Ее вероломство и коварство известно всем. Наша страна пока не имела ничего подобного. Вы выиграли первое сражение на этом невидимом фронте, и я вами горжусь. Я признателен всем вам вместе и каждому в отдельности за то трудное дело, которое вы так блестяще выполнили. Я восхищен вашей решительностью, храбростью, инициативой. Каждая такая победа будет закладывать основы для традиций нашей собственной секретной службы. Теперь враг понимает, что он не сможет безнаказанно хозяйничать на нашей земле. Теперь он понимает, что за каждым вероломным поступком последует возмездие. Каждая такая победа в тайной войне имеет не меньшее значение, чем победа на поле боя. Вы честно заслужили те награды, которые я лично хочу вам сейчас вручить.

Затем Гитлер, медленно двигаясь вдоль строя, собственноручно надел на шею каждому участнику голландской операции Железный крест на ленте. Шелленберг, командир отряда, его помощник и шофер получили Железные кресты первой степени, остальным были вручены кресты второй степени.

После вручения наград Гитлер встал перед строем и громко объявил:

— Я верю, что это только начало, за которым последует много славных дел!

Пока группа покидала рейхсканцелярию и рассаживалась в автобусе, рота личной охраны Гитлера стояла у подъезда, взяв оружие «на караул».

Берлин, 17 ноября 1938 года

Гейдрих сидел в кабинете Гиммлера и внимательно слушал указания своего шефа. Он никогда не делал никаких записей, полагаясь на свою память профессионального разведчика, к этому его приучил еще Канарис.

— Я согласен, — говорил Гиммлер, — что с Чехословакией теоретически покончено. Но это только теоретически. Практически нам еще предстоит много работы. Теперь весь упор надо перенести на Рутению и Словакию. Главное же сейчас освободить из заключения доктора Войтеха Туку. Его ненависть к чехам известна всем, а авторитет его в Словакии очень высок. Он сделает для нас больше, чем целая армия агентов. Поручите Шелленбергу заняться этим. Я уже переговорил с министерством иностранных дел: они тоже приложат все усилия для его освобождения. Нынешний президент Чехословакии доктор Гаха труслив и безволен, а нам от него нужны решительные действия. Надо подтолкнуть его к этому.

— Мы уже сделали первые шаги к этому, — заметил Гейдрих, — На днях доктор Тука выйдет на свободу и займется политической деятельностью. Мои люди сумели внушить ему, что только благодаря тому, что мы хотим видеть Словакию свободной и независимой, мы не дали венграм захватить ее во время Судетского кризиса, чем осложнили отношения с ними. Это его подстегнет.

— Неплохо, — согласился Гиммлер, — Эту же идею надо вдолбить в голову и нынешнему премьеру Словакии. Активизируйте эту работу.

— Слушаюсь, рейхсфюрер.

— А теперь перейдем к более неприятным вещам, — продолжил Гиммлер. — Фюрер очень недоволен тем, как идет расследование дела о покушении на его жизнь. Ему очень хочется громкого процесса. Сегодня он приказал подключить к допросам Эльзера гипнотизеров.

— Честно говоря, я не вижу в этом особого смысла, — возразил Гейдрих, — хотя, конечно, если это приказ, то я его выполню. Эльзер ничего не скрывает: он признался, что подложил бомбу, признался, что сделал ее сам, опознал Беста и Стивена, как людей, которые дали ему взрывчатку. Что еще надо? Другое дело Бест и Стивен, которые категорически все отрицают. Однако нам, думаю, вполне достаточно того, что их опознал Эльзер и что они являются офицерами английской разведки.

— Так-то оно так, — согласился Гиммлер, — но фюрер требует, чтобы Эльзер показал на них как на организаторов, а от англичан жаждет услышать покаянные заявления.

— Они дали взрывчатку, они и организаторы. А то, что Эльзер поет про своего брата, — мотив того, почему он согласился. Так что громкий процесс можно устраивать хоть сегодня.

— Ты это фюреру объясни, — мрачно заметил Гиммлер.

— Хорошо. Гипнотизеров так гипнотизеров, — согласился Гейдрих. — Но, думаю, от этого ничего не изменится.

Прага, 23 ноября 1938 года

К концу дня на территорию Центрального арсенала въехал крытый грузовик. Он остановился у конторы, и из кабины вылез довольно молодой штабс-капитан. Он уверенно прошел в кабинет майора, который занимал должность начальника арсенала, и предъявил тому документы. Майор долго внимательно перечитывал все бумаги, потом сказал:

— Интересно, от кого собирается защищаться генеральный штаб. Вы просите самое новое оружие в таком количестве, как будто у вас там появился новый полк охраны.

— Не надо лишний раз рассуждать, майор, — резко оборвал его штабс-капитан, — Документы подписаны в интендантстве генерального штаба, там и знают про его использование. Наша задача выполнить то, что приказано.

Майор хотел что-то ответить, но потом передумал и только пожал плечами.

— Хорошо, — сказал он, — Я сейчас распоряжусь, чтобы вам все это отпустили. Скажите вашим солдатам, чтобы для погрузки подошли к шестому складу.

— У меня нет солдат для погрузки, — ответил штабс-капитан. — Прикажите это сделать вашей роте охраны. Я приехал только с шофером.

Майор внимательно посмотрел на штабс-капитана, но спорить не стал: от этих штабных крыс можно ожидать чего угодно.

Через час машина выехала со двора Центрального арсенала и направилась к западной окраине города. Уже в сумерках машина выехала из Праги и устремилась по загородному шоссе на запад, когда совсем стемнело, она въехала в небольшой городок под названием Пардубице. Машина около получаса петляла по узким улочкам городка, а потом выехала на проселочную дорогу, ведущую к лесу.

Была почти полночь, когда машина остановилась у старой каменоломни; из черной дыры, ведущей внутрь, появились две тени.

— Мы уж совсем вас заждались, — сказал один из встречающих выскочившему из кабины штабс-капитану.

— А мы специально не спешили, чтобы приехать сюда попозже, — ответил тот. — Чем меньше народу нас увидит, тем будет лучше потом.

После этого, не теряя время на пустые разговоры, все четверо начали спешно разгружать машину. Ящики с оружием один за другим скрывались в темноте каменоломни. Все четверо хорошо ориентировались, пользуясь только карманными фонарями, которые они прикрепили к поясам.

Эта каменоломня вот уже лет семь считалась заброшенной. Недавно по городку прошел слух, что прежний хозяин, для которого каменоломня была, очевидно, обузой, продал ее, и жители городка ожидали, что новый владелец сразу же приступит к ее восстановлению. Но время шло, а на каменоломне никто не появлялся, никто не собирался и в городке нанимать рабочих на восстановительные работы. Сначала жители еще пытались строить догадки о том, зачем новому хозяину потребовалась такая обуза, но потом и об этом забыли.

К рассвету машина была разгружена. Шофер сел в кабину, отогнал ее до выезда на проселочную дорогу, а штабс-капитан и его два помощника постарались тщательно скрыть следы машины. После этого штабс-капитан занял свое место в кабине, а двое его помощников нырнули под брезент в кузов, и машина сразу же тронулась в обратный путь.

Никто в городе так и не узнал, что на каменоломне в эту ночь кто-то появлялся.

Берлин, 1 декабря 1938 года

Гауптштурмфюрер СС Вальтер Шелленберг всегда с опаской относился к срочным вызовам в кабинет начальника Службы безопасности Рейнгарда Гейдриха. Группенфюрер слыл человеком непредсказуемым. Каждый раз, когда Вальтер шел к нему в кабинет, он не представлял, что его там ожидает: разнос или поощрение, рутинное задание или интригующая операция. Так было и на этот раз.

Когда Вальтер зашел в кабинет и отрапортовал о своем прибытии, Гейдрих даже не сделал попытки оторваться от бумаг, которые были разложены у него на письменном столе. Шелленберг застыл по стойке «смирно», в ожидании, когда же на него обратят внимание. Прошла томительная минута, Гейдрих, все еще не отрываясь от бумаг, сделал рукой жест, приглашающий начальника разведки занять стоящий рядом со столом стул.

Наконец Гейдрих оторвался от бумаг и сказал:

— Я бы хотел, гауптштурмфюрер, через два дня получить полный и подробный отчет о проделанной работе по организации разведывательной сети в Чехо-Словакии. Мы с вами о необходимости такой работы уже говорили. Но теперь нас поджимает время. К весне этого государства на карте Европе, можно сказать, не будет. Работой там займется гестапо, но не забывайте, что вы должны будете подготовить для этого почву. Как я уже вам говорил, часть чехословацких кадровых военных выедет из страны и начнет диверсионную работу из-за границы. И мы должны будем знать о том, что они предпринимают. Вы готовы предоставить мне такой отчет?

Шелленберг несколько растерялся. Конечно, работу в Чехо-Словакии его люди вели и очень большую, но все же основные усилия были направлены на обеспечение оккупации страны, а не на выявление будущих источников сопротивления в стране, тем более за ее пределами.

— Конечно, группенфюрер, — не задумываясь, ответил Шелленберг, — У нас там есть достаточная агентурная сеть. После оккупации мы переориентируем ее на эмигрантские круги.

— Это надо сделать не после оккупации — тогда будет уже поздно, — возразил Гейдрих. — Это надо делать сейчас. Ваши агенты должны уже сейчас прощупывать почву и устанавливать связи с теми, кто при первой же возможности покинет страну после оккупации. Мы заранее должны знать те каналы, которыми они воспользуются при бегстве, тех, кто будет возглавлять центры сопротивления за рубежом. Именно на это сейчас и надо обратить особое внимание: после оккупации будет уже поздно.

— Но, группенфюрер, мы в любой момент можем дать нашим агентам приказ примкнуть к таким группам, — возразил Шелленберг, — У нас есть люди в армии, которые находятся вне подозрений.

— Они должны были уже получить такой приказ, — оборвал его Гейдрих. — Они сейчас уже должны на каждом углу говорить о том, что ни на день не останутся в оккупированной нами стране. Только в этом случае мы сможем контролировать этот процесс с самого начала.

— Слушаюсь, группенфюрер, через два дня вы получите полный отчет о нашей агентурной сети в Чехо-Словакии, и сегодня же я дам приказ нескольким нашим агентам начать внедрение в группы, готовящиеся в случае оккупации покинуть страну.

— Учтите, что этот контингент будет подарком для секретных служб Англии и Франции, — предупредил Гейдрих, — Через этих ваших агентов мы сможем проникнуть и туда. Обратите на это особое внимание. Именно здесь у нас появится реальная возможность проникнуть в самое сердце этих организаций. Такая операция будет стоить десятка ваших голландских приключений. Вы уже продемонстрировали фюреру, что умеете работать, теперь ваша задача не потерять марку.

— Слушаюсь, группенфюрер.

— Если у вас нет никаких ко мне вопросов, то исполняйте. Жду вас через два дня с отчетом.

Шелленберг щелкнул каблуками и по-военному четко развернулся. Он все еще не мог прийти в себя после голландской операции. За эту операцию он получил орден, его отметило руководство, но в душе он чувствовал, что эту операцию они бездарно проиграли. Вот только причины, проигрыша он так и не смог понять.

Прага, 20 декабря 1938 года

Пан Зеленка любил выйти на работу, а работал он преподавателем химии в одной из пражских гимназий, заблаговременно и прогуляться. Этот день был особенным — последний учебный день перед рождественскими каникулами. Сегодня настроение у всех в гимназии будет хорошее, предпраздничное, уроки будут проходить чисто символически. Пан Зеленка и встал утром именно с таким настроением.

Погода в тот день стояла чудесной: было не очень холодно, а за ночь выпал свежий снежок, который лежал огромными шапками на ветках деревьев. Пан Зеленка с удовольствием прошелся по берегу Влтавы, а потом свернул в старинный узкий проулочек.

Когда он входил во двор гимназии, дворник с большим уважением поприветствовал его, поздравил с наступающими праздниками и сказал:

— Пан Зеленка, пан директор просил передать вам, чтобы вы, как только придете, зашли к нему.

Такое сообщение не удивило пана Зеленку: директор гимназии перед всеми праздниками вызывал к себе ведущих преподавателей и лично поздравлял их. Пан Зеленка, не торопясь, прошел в учительскую, разделся и пошел в кабинет директора.

— Здравствуйте, пан Новак, мне сказали, что вы хотели меня видеть, — с порога сказал пан Зеленка, потирая замерзшие по дороге в гимназию руки.

— Проходите, пан Зеленка, — ответил директор, поднимаясь ему навстречу. — Я даже не знаю, как начать… У меня не очень хорошие новости. Видите ли, на днях мы получили депешу из отдела образования. Мы обязаны до сегодняшнего дня уволить всех преподавателей евреев. Поймите меня правильно, я ничего против этой национальности не имею, но это строгое распоряжение сверху.

Говоря все это, пан Новак старался не встретиться глазами с паном Зеленкой. Директор похлопал себя по карманам пиджака, достал пачку сигарет, предложил одну пану Зеленке, потом, вспомнив, что тот не курит, сконфузился и, не закуривая сам, убрал пачку.

— Для нашей страны настали не лучшие времена, — продолжил пан Новак, — Я прекрасно понимаю, откуда дует ветер, но, к сожалению, ничего поделать не могу. Я и так тянул до последнего момента, — Он протянул учителю химии конверт, — Вот ваша заработная плата и выходное пособие. И послушайте моего совета: как можно быстрее уезжайте из этой страны.

Какое-то время пан Зеленка не мог понять, о чем идет речь. Наконец до него стала доходить суть сказанного.

— Покорно благодарю вас за совет, пан директор, — сказал он, — но я считаю эту страну своей и никуда бежать не собираюсь. Я прошу вас об одном: разрешите мне попрощаться со своими учениками.

— Конечно, конечно, попрощайтесь, — поспешно заговорил директор, — И повторяю, поймите меня правильно, я вполне с вами согласен, что это ваша страна и ваша родина, но, поверьте мне, скоро не только вам, а и многим чехам придется покинуть эту страну.

Ничего не ответив, пан Зеленка развернулся и вышел. От праздничного настроения не осталось и следа. Всего лишь несколько месяцев назад ему пришлось бросить все и переехать из Судет в Прагу, но беда настигла его и здесь. Согнувшись, старческой походкой он направился к своему классу. Он понимал только то, что уже не работает в этой гимназии, но до него еще не дошло то, что больше в этой стране в ближайшее время работать учителем он не сможет нигде. И вообще, теперь вопрос работы для него станет очень серьезно. Такого рождественского подарка пан Зеленка никак не ожидал. Правительство Чехо-Словакии под руководством престарелого доктора Гахи делало все возможное, чтобы ублажить Германию и как можно дольше продлить собственную агонию.

Прага, 5 января 1939 года

Доктор Ева Йогановская, главный врач чешского отделения Красного Креста, появилась на работе в этот день как всегда стремительно и по-деловому. Уже с порога, не раздеваясь, она заглянула в секретариат, дав понять сидевшим там девушкам, что они под контролем и бездельничать и заниматься пустыми сплетнями не имеют права. Потом то же самое хотела сделать с бухгалтерией, но, как только она подошла к дверям, оттуда появился главный бухгалтер пан Фафек. Казалось, что он прямо у дверей ждал, когда послышатся ее шаги.

— Пани доктор, — заговорил возбужденно Петр Фафек, — как хорошо, что вы пришли. Только что мне звонили и сказали, что к нам приехали представители Международного Красного Креста из Лондона, мистер МакЛейн и мистер Беккет. Я так боялся, что они появятся здесь раньше вас.

Международное отделение не больно-то баловало своим вниманием чешский Красный Крест, и такой приезд был всегда событием. Весь вопрос заключался в том, какую цель преследовали его представители: если они приехали с очередными дарами — это одно, но если они приехали с инспекторской проверкой, чтобы узнать, как распределяются такие дары, то это совсем другое.

— Надеюсь, у вас вся отчетность в полном порядке, — не скрывая тревоги, спросила пани Йогановская. — Эти англичане очень дотошные люди.

— Не беспокойтесь, пани доктор, у меня всегда все в полном порядке, — спокойно ответил пан Фафек, — Мы же с вами работаем не один год и ни разу за это время ко мне не было никаких нареканий.

— Так-то оно так, — согласилась доктор Йогановская, — но проверить всякие мелочи никогда не помешает. Я просто хотела сказать, что могут случиться какие-нибудь ничего не значащие досадные оплошности. Проверьте, пожалуйста, все еще раз.

— Сейчас этим и займусь, — безропотно согласился пан Фафек.

Англичане появились в конторе только ближе к обеду. Мистер МакЛейн был высоким, худощавым и флегматичным мужчиной средних лет, который не вынимал изо рта трубку, даже если она и не горела, он, можно сказать, даже неплохо разговаривал на чешском и очень хорошо по-немецки. Мистер Беккет оказался полной его противоположностью — низенький, толстенький и очень подвижный. Мистер Беккет говорил только по-немецки, если не считать английской, которым ни пани Йогановская, ни пан Фафек не владели. Гости очень любезно поздоровались с пани Йогановской, и она сразу провела их в свой кабинет.

Как оказалось, гости приехали с ознакомительной целью: узнать нужды и потребности, посмотреть, как поставлена работа. Ни о какой проверке не шло и речи. После короткой беседы гости предложили продолжить разговор в ресторане, где можно было бы заодно и хорошо пообедать. Они остановились в шикарном отеле «Голландская мельница», ресторан которого пользовался в Праге хорошей репутацией. Гости предложили взять с собой и главного бухгалтера.


Раньше пани Йогановская никогда здесь не бывала: иностранцы, которые приезжали раньше, не были такими любезными, они проверяли все документы прямо в конторе и старались сделать все как можно быстрее. В обеденном зале ресторана вдоль двух стен были отгорожены небольшие уютные кабинки.

Как только гости заняли одну из таких кабинок, мистер МакЛейн тут же включил стоящий там приемник и поймал какую-то французскую станцию, которая передавала ненавязчивую лирическую музыку. Обстановка совершенно не располагала к работе.

Компания заказала обильный обед с вином, коньяком и шампанским. Во время обеда разговор был самый непринужденный: гости восхищались красотой старой Праги, а пани Йогановская и пан Фафек наперебой называли очередные достопримечательности, которые гости должны еще обязательно посмотреть. Когда перешли к десерту и шампанскому, мистер МакЛейн с очаровательной улыбкой сказал:

— У меня к вам обоим есть небольшое предложение. Я бы хотел попросить вас об одном одолжении: если вдруг появится человек, который представится вам от моего имени, то я бы хотел попросить вас оказать ему любую помощь, о которой он попросит.

Пани Йогановская насторожилась.

— Какого рода помощь? — поинтересовалась она.

— О, какие-нибудь мелочи, например, приютить кого-нибудь на несколько дней, или познакомить с кем-нибудь, или, в конце концов, просто сводить куда-нибудь.

— Я не совсем это понимаю, — удивилась пани доктор, — Если приедет ваш представитель, то он вполне может остановиться в гостинице, организация ведь оплачивает такие расходы, а представить его кому-то или куда-то свозить — это наша прямая обязанность.

— Вы не совсем меня поняли, — мягко поправил ее мистер МакЛейн, — речь идет не о представителе нашей организации, а просто о каком-нибудь моем знакомом, который может приехать… э… так сказать, нелегально. В данном случае речь идет вовсе не о служебном долге, а о простой любезности. Конечно, мы в долгу не останемся. Мы, например, в ближайшее время пришлем вам большую партию довольно дефицитных у вас лекарств. Более того, мы начнем вам еще и поставки некоторых видов продовольствия, таких, например, как кофе или сахар.

— Вы, по-моему, несколько путаете собственные интересы с интересами организации, — надменно заметила пани Йогановская.

— Бросьте, пани, — вдруг твердо сказал не понимавший до этого момента по-чешски мистер Беккет. — Вы с вашим бухгалтером тоже очень часто путаете интересы организации и свои собственные. Или вы хотите, чтобы я вам рассказал, куда и в каких количествах уходят от вас лекарства, предназначенные для бесплатной помощи малоимущим?..

От этих слов директор чешского Красного Креста и ее главный бухгалтер просто опешили. Да, за ними водились грешки, но это длилось уже более трех лет и никогда ни у кого не вызывало никаких подозрений.

— Как вы смеете! — прошептала пани доктор.

Мистер Беккет неторопливо залез в карман пиджака, вытащил оттуда стопку фотографий и веером разложил их перед чехами.

— Надеюсь, это поможет нам направить разговор в конструктивное русло? — холодно поинтересовался англичанин.

На некоторых фотографиях, сделанных очень профессионально, были изображены загружающиеся на складе Красного Креста грузовые машины, были видны не только номера машин, но и надписи на коробках. На других фотографиях были те же машины, но уже во время разгрузки. И опять-таки можно было разглядеть не только номера машин, надписи на коробках, но и надписи на дверях склада.

Пани Йогановская сникла, а пан Фафек сидел красный как рак.

— Что вы хотите? — наконец выдавила из себе пани директор.

— Мы уже вам сказали, — холодно ответил англичанин, — Более того, мы вам уже сказали, что даже согласны расширить ваш, так сказать, бизнес. Но в обмен на помощь.

— Я согласна, — выдавила из себя пани Йогановская.

— Очень хорошо, — улыбнулся мистер МакЛейн, — Но учтите, что здесь, на территории вашей страны, за нашего человека или людей отвечать будете вы. Если с кем-нибудь случится досадная неприятность, то все эти фотографии с сопроводительными документами тут же окажутся в полиции. Скажу больше, в скором времени сюда придут немцы, поэтому мы вам и пришлем заранее продукты, к этому времени они здесь очень подымутся в цене. Но не вздумайте уповать на то, что немецкая оккупация спишет вам все грехи и вы освободитесь от данного нам обещания. Воровство есть воровство при любом режиме. А при немцах мы уж постараемся, чтобы ваше дело вело не крипо, а гестапо. Поверьте мне, это будет намного хуже, чем чешская полиция.

— Не надо меня пугать, — все еще шепотом сказала пани доктор, — Я же сказала вам, что я согласна. Думаю, пан Фафек ко мне уже присоединился.

— Милая пани, — опять заулыбался МакЛейн, — я и не думаю вас пугать. Что вы, я просто предупреждаю вас, чтобы вы не наделали глупостей. Это, можете считать, просто забота о вашем благополучии.

Теперь обед для пани Йогановской и ее бухгалтера потерял всякую привлекательность, они сослались на дела и оставили своих гостей в одиночестве, хотя напоследок и пообещали сдержать данное ими обещание.

Берлин, 12 февраля 1939 года

К зданию на Принцальбрехтштрассе на большой скорости подкатил легковой автомобиль. Судя по толстому слою пыли, покрывавшему весь кузов, автомобиль проделал немалый путь. Он плавно остановился напротив подъезда, и из него немедленно выскочили два эсэсовских офицера с автоматами на плечах. Следом показался гражданский, одетый в помятый плащ и видавшую виды кепку. Два охранника, стоявшие у входа в Главное управление имперской безопасности, с подозрением покосились на этого пассажира.

Эсэсовцы подождали своего пассажира и, когда тот начал подниматься по ступеням здания, последовали за ним. Один из охранников попытался преградить им дорогу, но эсэсовец что-то ему сказал, и тот сразу отступил в сторону. Троица поднялась на второй этаж и направилась прямо к кабинету Гейдриха. Унтерштурмфюрер, сопровождающий пассажира, отсалютовал адъютанту Гейдриха гауптштурмфюреру Вагницу и доложил:

— Освобожденный из словацких застенков доктор Тука доставлен к группенфюреру Гейдриху.

В ответ Вагниц только слегка кивнул и прошел в кабинет шефа. Через несколько секунд он вновь появился в приемной и жестом предложил прибывшим пройти в кабинет. Когда те появились в кабинете и унтерштурмфюрер начал свой рапорт, Гейдрих вышел из-за письменного стола и сделал несколько шагов навстречу прибывшим.

— Я очень вам благодарен за отлично выполненное задание, — оборвал он доклад молодого эсэсовца. — Теперь можете отдыхать.

Когда сопровождающие покинули кабинет, Гейдрих с широкой улыбкой обратился к доктору Туке:

— Очень рад видеть вас снова на свободе. Нас очень беспокоит судьба вашего народа, именно поэтому мы приняли живейшее участие и в вашей судьбе. Для вашего народа настали решающие дни: Венгрия глядит на Словакию, как голодный волк. Со своей стороны мы делаем все возможное, чтобы защитить ее независимость, но, к сожалению, пока не видим явного стремления ее правительства к получению полной независимости. И это нас очень тревожит. Думаю, вы являетесь тем человеком, который поможет нам поставить точки над i в этом вопросе. Через несколько часов вас должен принять фюрер. Он уже справлялся у меня, как идет операция по вашему освобождению.

— Очень польщен такой заботой о моей скромной персоне и о судьбе моего многострадального народа, — тоненьким голоском ответил доктор Тука. — Фюрер окажет мне огромную честь, если примет меня. Я с превеликим удовольствием вручу судьбу своего народа нашему фюреру.

— Я хотел бы, чтобы вы, доктор, уяснили себе одну простую истину, — с любезной улыбкой ответил Гейдрих. — Мы в одиночку ничего не сможем сделать для вашего народа. Для этого нам непременно нужна ваша помощь. Если мы это будем делать в одиночку, то все ваши враги в один голос закричат, что мы вмешиваемся во внутренние дела суверенного государства. Нам надо, чтобы громко прозвучала воля самого вашего народа. Именно такую помощь мы от вас и ожидаем.

— Враги моего народа слишком сильны и так просто не отпустят нас из своих лап, — вздохнул доктор Тука, — Поэтому мы и рассчитываем на помощь Великой Германии. Мы уже неоднократно просили провести плебисцит, но чешское правительство каждый раз под каким-то предлогом нам в этом отказывало. Плебисцит решил бы сразу все вопросы.

— Мы постараемся сделать так, что больше они не смогут игнорировать это требование, — заверил гостя Гейдрих, — После того, как вас примет фюрер, мы с вами сядем и обсудим совместную тактику в этом направлении. Мы рассматриваем вас как единственного настоящего вождя своего народа, которому верит большая часть ваших соотечественников. Именно вы способны повести за собой свой народ к свободе и процветанию.

— Я чрезвычайно польщен такой высокой оценкой моих скромных достижений, группенфюрер, — с поклоном отозвался профессор Войтех Тука.

— Вы себя недооцениваете, профессор, — так же любезно ответил Гейдрих, беря гостя под руку. — Вы, наверное, устали и проголодались с дороги. Отдыха пока я вам дать не могу, но вот как следует накормить вас обязывают меня законы гостеприимства. Давайте поедем сейчас в какой-нибудь приличный ресторан, а оттуда сразу на прием к фюреру. После этого я отвезу вас в гостиницу, вы как следует отдохнете, а потом мы вновь встретимся и обсудим наши первоочередные задачи.

Встречавшиеся им по дороге эсэсовцы с удивлением провожали глазами щеголеватую фигуру группенфюрера, идущего под руку с потрепанного вида заросшим щетиной пожилым человеком.

Берлин, 6 марта 1939 года

Гейдрих сидел в своем кабинете за письменным столом и внимательно изучал какое-то досье, делая на полях пометки карандашом, когда в кабинет осторожно вошел его адъютант гауптштурмфюрер Вагниц, держа в руках листок бумаги.

— В чем дело, Герберт? — спросил Гейдрих, не отрываясь от своего занятия.

— Срочная телеграмма из Праги, группенфюрер, — ответил Вагниц, — Я посчитал, что она вас очень заинтересует.

Гейдрих взял из рук адъютанта листок, пробежал его глазами и присвистнул.

— Почаще приносите мне такие новости, Герберт, — улыбнулся он. — О таком можно было только мечтать.

— Поэтому я и рискнул оторвать вас от вашего занятия, — улыбнулся в ответ Вагниц, поняв, что его расчеты оправдались.

Гейдрих тут же снял трубку телефона и, когда на другом конце провода ответили, сказал:

— Это группенфюрер Гейдрих, соедините меня срочно с фюрером.

Когда Гейдрих услышал в трубке резкий голос Гитлера, он выпрямился, продолжая сидеть в кресле, и сказал:

— Мой фюрер, я только что получил срочное сообщение из Чехо-Словакии. Доктор Гаха решил преподнести нам подарок: сегодня он подписал указ о роспуске автономного правительства Рутении.

Выслушав ответ фюрера, Гейдрих возразил:

— Я понимаю, мой фюрер, что для нас главной является Словакия, так как Рутению никто и никогда не считал даже за подобие государства. Но ведь это только первый шаг: следующий последует в течение этой недели. Этот указ только подлил масла в огонь, горящий в Словакии. Доктору Гахе не останется ничего, как сделать то же самое и со Словацким правительством, а вот тогда на сцене появимся мы.

Он опять внимательно выслушал ответ Гитлера и сказал:

— Как видите, мой фюрер, мои люди следят за развитием событий, которые уже не зависят от желаний президента Гахи, но давайте подождем пару деньков, пока и сам Гаха поймет, что уже не владеет ситуацией. Дадим ему возможность собственными руками уничтожит свое государство. К тому же я сегодня же пошлю туда усиление для штурмовых отрядов, которые подействуют на сложившуюся обстановку как катализатор.

Повесив трубку, Гейдрих улыбнулся Вагницу и удовлетворенно заметил:

— Видите, Герберт, все-таки наши старания были не напрасны: мы добились того, чего хотели. Через несколько дней Чехо-Словакия войдет в состав нашей империи, и опять мы не потеряем ни одного солдата.

Герберт Вагниц только улыбнулся в ответ.

Берлин, 10 марта 1939 года

Гитлер в этот день собрал у себя в кабинете Гиммлера, Кейтеля и Гейдриха. Вопрос стоял один: о положении в Чехо-Словакии. Все присутствующие прекрасно понимали, что это государство доживает свои последние самостоятельные деньки. Вопрос заключался только в том, чтобы ускорить этот процесс. Гитлеру не терпелось увидеть осуществление своих планов, и он всячески подгонял своих подчиненных. В самый разгар его выступления в кабинете внезапно появился его адъютант майор Шмундт и извиняющимся тоном сказал:

— Прошу прощения, мой фюрер, но группенфюрера Гейдриха срочно требуют к телефону. Сказали, что срочное сообщение.

Фюрер кивнул, а Гейдрих извинился и вышел. Через минуту Гейдрих снова появился в кабинете, его лицо сияло.

— Что это вас так обрадовало в такую серьезную минуту? — поинтересовался Гитлер.

— Мой фюрер, только что мне сообщили, что президент Гаха арестовал премьера Словакии доктора Тисо, его зама Дурчанского, доктора Туку и ввел в Словакии военное положение. Как видите, как я и говорил, операция вошла в заключительную фазу, — отрапортовал удовлетворенный Гейдрих.

— Немедленно пошлите туда людей, чтобы освободить руководство Словакии, — приказал фюрер, — После этого немедленно потребуйте, чтобы они объявили Словакию независимой или привезите их сюда. Лучше будет, если вы сами отправитесь туда, Рейнгард. Нельзя терять ни минуты. Ах, как жаль, что Геринг не вовремя отправился в Сан-Ремо, но кто мог ожидать, что события начнут развиваться так быстро!

— Я с вами согласен в том, что нельзя терять ни минуты, — согласился Гейдрих, — поэтому считаю, что в Братиславу мы направим кого-нибудь из Австрии. Это получится быстрее. А людей, которые могут освободить арестованных, в Словакии и так достаточно. Думаю, мы немедленно отправим в Братиславу Зейсс-Инкварта, Бюркеля и кого-нибудь из наших генералов. Зейсс-Инкварт прекрасно знает, что надо делать в такой ситуации.

— Так не тяните! Идите и отдайте соответствующие распоряжения, если надо, сошлитесь на меня. Но к вечеру все они должны быть в Братиславе. Кстати, если Тисо арестован, то Словакия сейчас без правительства?

— Никак нет, мой фюрер, — поспешно отчеканил группенфюрер, — Вместо Тисо премьером назначен уполномоченный Словакии в Праге пан Карел Сидор. Как мне донесли, он уже покинул Прагу и находится на пути в Братиславу.

— Нельзя допустить, чтобы он прибыл туда! — воскликнул Гитлер.

— Почему? — удивился Гейдрих. — Думаю, двоевластие пойдет нам только на пользу: у семи нянек дитя без глаза, а у двух правительств не выполняется ни одно распоряжение. Словакия стоит на пороге анархии, которую мы и предотвратим.

— Пожалуй, вы правы, — согласился Гитлер, — но надо срочно распорядиться, чтобы герр Риббентроп выяснил отношение к происходящему западных стран. До сих пор они не вмешивались, но это еще ничего не значит. Скажите Шмундту, чтобы послал за ним.

— Будет исполнено! — отсалютовал Гейдрих и вышел из кабинета.

В душе у Гейдриха играли фанфары.

Братислава, 11 марта 1939 года

Этот день для нового премьер-министра Словакии Карола Сидора был прямо-таки сумасшедшим. Только вчера президент Гаха назначил его премьер-министром Словакии, сегодня с утра он прибыл в Братиславу, назначил новый кабинет министров и вот теперь, уже поздно вечером, сумел собрать новое правительство на его первое собрание. Когда все собрались и расселись в кабинете для заседаний, было уже около десяти часов вечера. Новый премьер-министр взволнованно открыл заседание.

— Уважаемые господа, — начал он, — в тяжелое для нашей страны время довелось нам взять на себя руководство ею. Что творится на улицах, вы видели сами. Наша первоочередная задача прекратить все эти безобразия. Не сегодня завтра из Чехии к нам подойдет армейское подкрепление, но после сокращения армии, которое потребовала от нас Германия, войск не хватает даже для этого. Сегодня отряды сепаратистов уже попробовали захватить несколько почтовых отделений и один из банков. Этого нельзя допустить ни в коем случае. Захват почты будет означать потерю связи с Прагой, а это равносильно самоубийству. Бывший премьер-министр, допустивший все эти беспорядки, сейчас находится под домашним арестом в монастыре и ждет своей участи. Главные подстрекатели сепаратистов Тука и Дурчанский находятся в тюрьме. Я считаю, что бунтовщики, а иначе назвать я их не могу, обезглавлены.

Но как раз в этот момент дверь зала заседаний с шумом распахнулась и на пороге появились два человека в черной эсэсовской форме. Сидор сразу же узнал вошедших: это были нацистский губернатор Австрии Зейсс-Инкварт и гауляйтер Австрии Йозеф Бюркель. За их спинами стояло человек пять немцев в генеральской форме.

Повисшую в кабинете тишину прервал властный голос Инкварта:

— Господа, я прибыл сюда, чтобы сообщить вам волю фюрера: вы должны в ближайшие часы объявить Словакию независимым государством. В противном случае судьба вашей страны больше не будет интересовать фюрера и он оставит ее на произвол судьбы. О намерениях ваших соседей вы знаете и прекрасно понимаете, чем для вас это может закончиться.

— Но мы не можем так, с бухты-барахты, принять такое решение, — робко попробовал протестовать Карол Сидор, — Такое ответственное решение требует какой-то подготовки.

— Самое большее, что мы можем вам позволить, — это подумать до утра, — оборвал его Зейсс-Инкварт, — Дальнейшее развитие событий будет зависеть только от вас. Утром я свяжусь с вами.

И вся группа, молча развернувшись, вышла из зала заседаний.

— Как видите, жизнь ставит перед нами все новые и новые задачи, — растерянно сказал Сидор. — Давайте прервем наше заседание, обдумаем все, что сейчас услышали, и с утра примем решение.

Так неожиданно, можно сказать не начавшись, закончилось первое заседание нового правительства Словакии. Все расходились молча, с мрачными лицами.


Придя домой, Карол Сидор заперся у себя в кабинете и до глубокой ночи раздумывал о сложившейся ситуации: ему очень не хотелось портить отношения с Прагой, но он прекрасно понимал и то, что немцы теперь уже открыто угрожают его стране и ему самому. От этих невеселых дум его оторвал телефонный звонок. Сняв трубку, он услышал взволнованный голос:

— Пан премьер-министр, с вами говорит полицейский офицер, поставленный на охрану пана Тисо. Только что какие-то вооруженные люди увезли из монастыря пана Тисо.

Карол поблагодарил звонившего и повесил трубку. События разворачивались с такой скоростью, что не давали ему времени даже на обдумывание случившегося. Теперь уже не было никаких сомнений, что только что созданная республика Чехо-Словакия перестала существовать.

Историческая справка

Йозеф Бюркель — родился 30 марта 1895 года в Лингельфельде, Пфальц. Участник Первой мировой войны, доброволец. После 1918 года работал преподавателем в Робельбене. Вел активную работу против оккупации Рейнской зоны. В 1925 году вступил в НСДАП. С 1925 года оставил преподавательскую деятельность и занялся только партийной работой. С 1926 по 1935 год гауляйтер Рейнпфальца. Основал газету «Железный молот». С 1930 года депутат рейхстага от Пфальца. В 1934 году сменил Паппена на посту уполномоченного по Саару. В 1938 году вступил в СС. После аншлюса Австрии занимался преобразованием австрийской НСДАП. С января 1939 года гауляйтер Вены.

Лабиринты истории

Объявившийся в Братиславе после побега из монастыря Тисо потребовал немедленного созыва кабинета министров, хотя сам уже в правительство и не входил. На этом заседании он сообщил, что получил срочную телеграмму из Берлина, в которой его немедленно просят прибыть в рейхсканцелярию, в противном случае две немецкие дивизии переходят Дунай и встанет вопрос о разделе Словакии между Венгрией и Германией.

13 марта Тисо прибывает в Вену и оттуда поездом собирается направиться в Берлин, но в Вене его уже ждет самолет. Рейху не терпится. Тисо и Дручанский прибывают в рейхсканцелярию, их встречает Гитлер и Риббентроп. Они составляют телеграмму об объявлении Словакией независимости и о просьбе помощи со стороны Германии. С текстом такой телеграммы словаки улетают в Братиславу, откуда посылают ее в Германию. Так появляется «независимая» Словакия.

Получив известия о «независимости» Словакии, Англия и Франция объявляют, что в Европе появилось новое государство и все обязательства перед старой Чехо-Словакией теряют свою силу. От Чехо-Словакии остается только Богемия и Моравия. Президент Гаха и министр иностранных дел Хвалковский вылетают в Берлин.

А в Берлине эти два представителя ведут трудные переговоры с Гитлером. В ходе этих переговоров у Гахи случается сердечный приступ, что приводит в панику немцев: смерть Гахи в стенах рейхсканцелярии совершенно не входит в их планы. Гаху приводят в себя, и в результате появляется следующий документ:

«Берлин, 15 марта 1939 года.

Сегодня фюрер принял президента Чехо-Словакии доктора Гаху и министра иностранных дел Чехо-Словакии доктора Хвалковского по их просьбе. На встрече присутствовал министр иностранных дел фон Риббентроп. На встрече, прошедшей в доверительной атмосфере, обсуждалось серьезное положение, сложившееся в Чехо-Словакии в результате событий последних недель.

Обе стороны высказали единодушное мнение, что их усилия должны быть направлены на поддержание спокойствия и мира в этой части Центральной Европы. Президент Чехо-Словакии заявил, что для достижения этой цели и мирного урегулирования он готов вверить судьбу чешского народа и самой страны в руки фюрера и Германского рейха. Фюрер выслушал это заявление и выразил намерение взять чешский народ под защиту Германского рейха и гарантировать ему автономное развитие в соответствии с национальными традициями».

В 6 часов утра 15 марта немецкие войска без единого выстрела вошли на территорию Богемии и Моравии. 16 марта Гитлер взял под свою милостивую защиту Словакию. Рутения, объявившая себя независимой Карпатско-Украинской республикой, просуществовала одни сутки и была на следующий день присоединена к Венгрии. Богемия и Моравия были объявлены Германским протекторатом, имперским протектором которого был назначен фон Нейрат. В отместку строптивым чехам главой гражданской администрации Богемии и Моравии был назначен Конрад Генлейн, а статс-секретарем протектората Карл Франк.

Прага, 20 марта 1939 года

Напротив французского посольства стояла небольшая группа молодых людей и о чем-то оживленно разговаривала. Наконец от группы отделился один из парней и направился в посольство. Он решительно поднялся на крыльцо и вошел внутрь.

Дежурный клерк, сидящий в приемной, с интересом уставился на парня.

— Я бы хотел поговорить с месье Жуаннэ, — сказал молодой человек.

— По какому вопросу?

— Я его знакомый и хотел бы поговорить по личному делу.

Клерк снял телефонную трубку и позвонил месье Жуаннэ. Через минуту советник посольства Жуаннэ уже спускался по лестнице, он оглядел приемную и спросил:

— Кто хотел меня видеть?

— Вот этот молодой человек, — удивленно сказал клерк, — Он сказал, что он ваш знакомый.

Но молодой человек уже и сам подошел к советнику.

— Извините пожалуйста, мое имя Венда Крупка. Мне посоветовал обратиться к вам пан Яначек. Мне нужно с вами поговорить, так сказать тет-а-тет, по очень важному делу.

Месье Жуаннэ еще раз оглядел молодого человека с ног до головы, кивнул головой и согласился:

— Ну что ж, пройдемте ко мне в кабинет.

Когда они поднялись в кабинет, советник усадил молодого человека в кресло, сам сел напротив и сказал:

— Я весь внимание.

— Видите ли, — сбивчиво начал молодой человек, — я бывший поручик чешской армии. Нас, таких как я, собралось несколько человек, и мы хотели бы как-нибудь выехать во Францию. Новые немецкие власти не очень охотно дают разрешения на выезд за границу, тем более бывшим офицерам армии. И вот пан Яначек посоветовал нам обратиться к вам за помощью. Может быть, вы сможете как-то посодействовать нашему выезду.

Какое-то время француз раздумывал, потом ответил:

— Мы не можем повлиять на немецкие власти. За последние дни ваши сослуживцы часто обращаются к нам, но большинство из них имеют какие-то официальные бумаги, возможно и липовые, о причине выезда. Это, например, получение наследства, вызов к больной родственнице. У вас нет кого-нибудь во Франции, кто мог бы состряпать подобные бумаги?

Молодой человек только покачал головой.

— Жаль, — посетовал месье Жуаннэ, — Тогда я попробую переправить вас нелегально. У нас есть один канал, но, сами понимаете, в наше время все может случиться. Составьте подробные список всех своих товарищей, включая и себя. В списке укажите имя, год и место рождения, номер нынешнего удостоверения личности. Список положите в конверт, заклейте, на конверте напишите мое имя и передайте его дежурному клерку на входе в посольство. По этому списку мы подготовим вам документы, с которыми вы поедете во Францию, когда пересечете границу. 25 марта вы должны будете приехать в местечко Суте-Бржеги. Это недалеко от Тршебеховице, на берегу Дивока-Орлицы. Там вы поселитесь в местной гостинице и будете ждать. К вам придет агент местной транспортной компании и поинтересуется, не вы ли хотели заказать грузовую машину до Праги. Скажите ему, что вы хотели бы сначала посмотреть на машину и решить, подойдет ли она вам. Этот человек организует ваш переход. Если никто в течение пяти дней не появится, значит, что-то сорвалось.

Молодой человек поднялся.

— Большое вам спасибо.

— Спасибо говорить еще рано. Будем надеяться, что все задуманное получится.

— В наше время и простое участие уже играет немаловажную роль, — улыбнулся молодой человек.

Они пожали друг другу руки и разошлись.

Чески-Тешин, 24 марта 1939 года

Йозеф Габчик еще раз проверил все, что надо было взять с собой. Вот документы, аккуратно завернутые в тряпочку и клеенку, вот деньги. Денег немного. Он продал все, что у него было ценного, собрал все свои сбережения, но купить валюту оказалось очень трудно и дорого. Чешские деньги уже нигде не котировались, а в последние дни спрос на валюту вырос неимоверно. Проверил пистолет. Его он купил на черном рынке перед самым отъездом. Расходы оказались незначительными: оружие расформированной чешской армии продавали за бесценок.

Он вышел из дома и пошел в обусловленное место: в небольшой парк на берегу речки. Там его уже ждали пять таких же, как он, бывших чешских военных. Сегодня они собирались перейти польскую границу, говорят, в Польше формируется специальный чешский корпус. Йозеф быстро поздоровался со всеми присутствующими, и вся кампания направилась к шоссе, где их должна была ждать нанятая заблаговременно машина.

Около десяти часов вечера они приехали в небольшое приграничное село, отпустили машину и направились к крайнему дому: там их ждал проводник. Старик-проводник придирчиво осмотрел всю компанию и сказал:

— Не трусьте ребята, все будет нормально. Теперь, правда, немцы пошаливают на границе, но мы найдем такое местечко, о котором они даже не догадываются.

Как только окончательно стемнело, вся компания, возглавляемая дедом, направилась к лесу. По лесу шли около часа, дед прекрасно ориентировался в полной темноте. Наконец они услышали журчанье речки.

— Вот и пришли, — сказал дед, — На той стороне Польша. Проплыть вам надо будет не больше десяти метров, здесь кругом мели. Как выйдите из речки, так сразу и уходите вглубь. И ничего не бойтесь: поляки таких, как, вы не возвращают.

Ребята передали деду заранее подготовленные деньги и гуськом направились к реке.

Переправа прошла без сучка и задоринки, а уже под утро они наткнулись на польский пограничный патруль.

Кудова-Здруй, 30 марта 1939 года

Из города на шоссе выехал автобус, у которого все задние окна были занавешены плотными шторами. В автобусе сидели несколько эсэсовцев, вооруженные автоматами, унтерштурмфюрер и молодой человек в гражданской одежде. Унтерштурмфюрер и молодой человек сидели рядышком на заднем сиденье в отдалении от солдат.

— Вы — летчик, пан Пршеучил, — говорил унтерштурмфюрер, — такими людьми не бросаются. Вы обязательно попадете в какое-нибудь чешское формирование. Как только обоснуетесь, пошлите нам открытку с обратным адресом. После того, как получите ответную, выходите каждое воскресенье встречать поезд из Варшавы. Если будете в Варшаве, то из Гдыни. За родных не беспокойтесь — мы обеспечим их всем необходимым.

Молодой парень молча кивал головой. Унтерштурмфюрер порылся в карманах, достал пачку сигарет, предложил парню и закурил сам. Парень, так же не говоря ни слова, взял сигарету.

— Если вам понадобятся деньги, не стесняйтесь, мы вас обеспечим, — продолжил инструктаж унтерштурмфюрер. — Когда будете переходить границу, мы для большей убедительности сделаем несколько выстрелов. Не бойтесь, стрелять будем вверх. Думаю, Польша тоже вскоре войдет в состав рейха, в этом случае, если чехов будут направлять в другую страну, постарайтесь попасть в их число. С вашей специальностью это будет не трудно.

Автобус остановился на опушке леса. Вся команда, исключая шофера, вышла. Все тронулись по еле заметной тропке в сторону границы. Через полчаса они вышли из леса на просеку.

— Ну вот, — сказал унтерштурмфюрер, — вон за тем буком начинается Польша. Бегите прямо в лес, а дальше действуйте по обстановке. Думаю, польские пограничники, привлеченные выстрелами, появятся здесь через какие-нибудь полчаса. Ну, удачи вам, пан Пршеучил.

И унтерштурмфюрер ободряюще хлопнул парня по плечу. Потом обернулся к сопровождавшим их солдатам:

— Как только он побежит, стреляйте в его сторону, но берите поверх головы так, чтобы случайно его не задеть. Но не надо и слишком стараться: стрельба должна быть достаточно редкой и не очень продолжительной. Как только он добежит до леса, стрельбу прекратить.

Поручик Пршеучил набрал в легкие воздух и побежал через границу. Он слышал, как за его спиной началась стрельба, но свиста пуль не слышал: солдаты строго придерживались приказа.

Примерно через час Пршеучил столкнулся с пограничным патрулем.

— Я чешский офицер, — сказал он, — Я хочу получить убежище в вашей стране.

Капрал, очевидно, старший патруля, кивнул головой и ответил довольно чисто по-чешски:

— Добро пожаловать. Такие, как вы, здесь появляются каждую ночь. Польша всех защитит.

Суте-Бржеги, 1 апреля 1939 года

Примерно в полдень в небольшом пивном погребке «Пан Мирослав» собралась небольшая группа молодых людей. Вид у всех был удрученный. Какое-то время они пили пиво молча, затем один из них сказал:

— Ну что, Вашек, получается, что нам надо возвращаться ни с чем.

Тот, которого назвали Вашеком, кивнул и тихо сказал:

— Он предупреждал, что что-нибудь может не получиться. Говорят, есть проходы в Польшу. Я слышал, что там уже формируется чешский корпус.

— Я тоже об этом слышал, — согласился один из молодых людей, — Но говорят, что немцы усилили охрану границы. Я вчера разговаривал с одним из местных жителей, тот сказал, что и здесь еще недавно было довольно просто перейти границу. А сейчас сами видите, это почти невозможно.

Над столом вновь нависла томительная тишина. Наконец самый старший из присутствующих сказал:

— Сидеть здесь дальше не имеет смысла, надо возвращаться в Прагу, а там попробовать через бывших сослуживцев навести справки. Думаю, проходы еще существуют. В противном случае надо будет искать выход на подполье, которое, наверное, уже создается.

— Бросьте, штабс-капитан, что может сделать это подполье, — скептически заметил один из парней.

— Вы не совсем понимаете нынешнюю ситуацию, поручик, — возразил штабс-капитан, — Не сегодня завтра начнется большая война, в которую будет втянута вся Европа, а может, и не только Европа. Наше подполье будет только звеном одной большой цепи. Вы уже слышали, что в Лондоне создается чешское правительство в изгнании под руководством Бенеша. Нельзя опускать крылья — надо использовать все возможности.

— Ну что же, давайте разъезжаться, — сказал Венда Крупка. — Думаю, нам надо будет рассредоточиться. Всем вместе ехать обратно будет опасно. Встретимся уже в Праге. Там и будем решать, что делать дальше.

Все согласились с этим и начали потихоньку расходиться. Бегство не удалось.

Краков, 15 апреля 1939 года

Поручик Ян Кубиш вышел на базарную площадь и огляделся. Повсюду сновала пестрая толпа: кто-то что-то продавал, кто-то что-то покупал, кто-то просто глазел на происходящее. На душе у Яна было муторно. Вот уже две недели, как он находился в Польше. Прямо с границы его направили в пересыльный лагерь, где ждали своей участи полторы сотни таких же, как он, бывших служащих чешской армии. Для проживания им выделили какие-то сараи, которые, очевидно, раньше использовались как склады. Спали на трехъярусных нарах, укрываясь чем попало и подложив под голову солому. Кормили плохо: каша на воде и немного хлеба. Говорили о том, что скоро придет помощь от Красного Креста и из Англии, но дальше разговоров пока ничего не было.

Когда-то одна из процветающих провинций Российской империи, Польша всего за каких-то двадцать лет превратилась в одну из самых бедных стран Европы. Выселенные сюда из Германии евреи и беженцы из Чехословакии окончательно подорвали экономику страны. В стране постоянно ощущалась угроза эпидемий и голода. Международные организации обещали помощь, но она оказалась незначительной и во многих случаях просто ненужной. Шефство над чешским корпусом собиралась взять Франция, но пока это были только слухи, а питаться надо было каждый день.

Деньги, которые Ян захватил с собой из дома, быстро таяли, и сегодня он решился попробовать продать часы. Часы были единственной ценной вещью, которая у него была. Расставаться с ними не хотелось: их подарил ему отец на восемнадцатилетие. Но голод требовал свое.

Ян нехотя снял часы и, держа их в руке, начал бродить по толпе то и дело повторяя:

— Швейцарские… швейцарские…

Несколько раз к нему подходили какие-то темные личности с целью купить часы, но цену предлагали настолько смехотворную, что смысл в продаже сразу терялся. Проходив так в толкучке два часа, Ян решил оставить эту попытку: на ближайшую неделю деньги у него еще есть, а в следующий выходной, может, повезет больше.

Понуро Ян отправился к выходу. У самого выхода он встретил еще одного чешского солдата. Они поздоровались, но обмениваться впечатлениями не стали: все и так было написано на их лицах. Надежды таяли как снег под лучами весеннего солнца.

Берлин, 15 апреля 1939 года

Свой рабочий день Гейдрих всегда начинал с просмотра полученных за предыдущий день сводок. Он давно уже научился быстро просматривать донесения и выхватывать из них самое главное. Так было и на этот раз. Он быстро перебирал один за другим листы сводок, как вдруг одна из них задержала его внимание. Перечитав ее еще раз, он нажал на кнопку звонка, чтобы вызвать адъютанта.

Когда в кабинете появился Вагниц, группенфюрер коротко приказал:

— Шелленберга и Мюллера ко мне. Срочно.

Адъютант тут же исчез из кабинета, а минут через пять, почти одновременно, в кабинет явились шефы гестапо и политической разведки.

Гейдрих, не отвечая на приветствие, жестом пригласил их занять стулья, стоящие по обе стороны перед его письменным столом. Офицеры заняли предложенные места и застыли в ожидании.

— Господа, — начал Гейдрих, — мы с вами как-то уже говорили о чешском агенте, имеющем доступ к достаточно важной и секретной информации. Тогда я попросил вас активизировать совместную работу в этом направлении. Ни о каких сдвигах в этом направлении я так и не услышал. Более того, в сегодняшней сводке я нахожу сообщение, что в районе Праги начала работать радиостанция.

Он сделал паузу, потом продолжил:

— Да, Чехословакия ныне вошла в состав рейха, но это не означает, что там перестали действовать враждебные силы. Если мы до этого могли однозначно сказать, что данный агент работает на чешскую разведку, то теперь мы даже не знаем, на кого он работает. У меня нет сомнений, что эта радиостанция как-то связана с этим агентом. Этот агент слишком ценен, чтобы вот так просто его оставить. Он настолько ценен, что бежавшие чешские разведчики могут торговаться им со своими новыми хозяевами. Чехословакия и Австрия были только прелюдией — за ними последуют более важные события, и этот агент может нанести нам очень существенный урон. Что вы сделали в этом направлении?

Первым, разминая свои толстые неуклюжие пальцы, заговорил Генрих Мюллер. Как обычно, речь его была медлительной и грубоватой.

— Как вы помните, группенфюрер, мы тогда остановились на том, что источником утечки информации является абвер. Моих людей не очень-то подпускают к этой организации, но все же мы проверили весь его центральный аппарат. У нас возникли кое-какие подозрения, но они не нашли подтверждения. В этом деле нам бы очень помогла еще какая-нибудь специфичная информация, как та — о взрыве на стадионе в Праге. Информация, о которой знал бы только узкий круг людей. Но такого больше не повторялось. Мы даже подумывали о том, чтобы самим запустить такую информацию, но сделать это в абвере оказалось очень трудно. Теперь, когда Чехословакия стала, так сказать, нашей открытой территорией, эта задача, возможно, упростится.

Гейдрих перевел взгляд на Шелленберга.

— Наши эксперты, — заговорил шеф политической разведки, — тщательно изучают все донесения агентов из Чехословакии, а теперь и из кругов чешской военной эмиграции, касающиеся утечки информации из немецких источников. К сожалению, как уже сказал герр Мюллер, мы больше не встречали какой-то специфической информации. Почти все сведения, о которых нам известно, приходили по нескольким каналам одновременно. Кое-какие из этих каналов мы уже ликвидировали, с другими продолжаем работать. Но пока все эти каналы относились к мелким агентам, стоящим далеко от командования вермахтом. Мы продолжаем эту работу.

На какое-то время в кабинете повисла тишина: подчиненные ждали, что скажет шеф, а Гейдрих обдумывал то, что только что услышал. Наконец Гейдрих обратился к Мюллеру:

— Вы говорите — проверили центральный аппарат абвера, что вы под этим подразумеваете?

— Весь аппарат, который находится здесь, в Берлине, — пожал плечами Мюллер. — Мы же не можем проверить и всех их полевых агентов.

— Полевые агенты и не обладают такой информацией, — возразил Гейдрих. — Меня больше интересуют руководители регионов. Они очень хорошо подходят для этой цели: постоянные разъезды, в том числе за границу, и доступ к очень секретной информации. Вы их проверяли?

— Это очень трудно сделать, группенфюрер, — покачал головой Мюллер, — Вы сами только что сказали, что они постоянно в разъездах. Трудность заключается еще и в том, что по долгу службы они часто входят в прямой контакт с вражескими агентами. Я подумаю о том, как нам проверить и этот слой.

— Подумайте, — кивнул головой Гейдрих, — Теперь возьмите в расчет еще и эту радиостанцию. Поставьте перед пражским отделением эту задачу, как первоочередную. Через радиостанцию у нас есть реальный шанс выйти и на агента. А вы, Шелленберг, — повернулся он в сторону гауптштурмфюрера, — постарайтесь выяснить, на кого работает эта радиостанция. И учтите, если эта информация действительно, как мы предполагаем, исходит из абвера, то, раскрыв этот источник, мы не только посрамим нашего соперника, но и расширим свои возможности. Прошел всего лишь месяц, как Чехословакия присоединена к рейху. Сопротивление на ее территории еще только формируется. Пресечь его в самом начале гораздо проще, чем бороться потом с разветвленной и установившейся сетью. Действуйте. И учтите, дело об этом агенте я ставлю под личный контроль.

Лондон, 29 апреля 1939 года

Бывший президент Чехословакии доктор Бенеш обосновался в небольшом уютном особняке в пригороде Лондона. Сразу же после полной оккупации Чехословакии он объявил себя чешским президентом в изгнании и начал формировать заграничный кабинет министров. Правительство Англии, продолжавшее политику переговоров с Германией, не одобрило этой идеи, но и в самой Англии с каждым днем росло недовольство соглашательской внешней политикой. Эта оппозиция сразу же признала объявленное Бенешем правительство. Правительственные круги, ободренные поведением оппозиции, стараясь не афишировать свои действия, начали налаживать связи с чешскими эмигрантами. Особенный интерес к ним, конечно же, проявила английская разведывательная служба «Интележенс Сервис».

Каждое утро до обеда президент отводил работе: он просматривал газеты, составлял какие-нибудь заявления, готовил речи для выступлений на собраниях различных общественных организации. Это утро не было исключением. Вот уже два часа, как он внимательно просматривал папку, в которой была большая подборка газетных вырезок, относящихся к развитию событий в Польше. Он прекрасно понимал, что теперь Германия нацелилась на эту страну. Однако на этот раз чувствовалось, что позиция Англии и Франции не будет такой пассивной. Правительства обеих этих стран уже начали понимать, что политика умиротворения Гитлера потерпела полное фиаско.

Его работу прервал камердинер, который объявил, что полковник Моравец просит его принять. Бенеш отодвинул от себя папку и попросил пригласить полковника.

Полковник Моравец вошел своей уютной домашней походкой и, широко улыбаясь, сказал:

— Доброе утро, пан президент. Вы с утра уже весь в делах…

— Здравствуйте, полковник, — сделал несколько шагов навстречу гостю Бенеш. — Судя по вашему виду, вы сегодня с хорошими новостями.

— Вы угадали, пан президент, — еще шире заулыбался Моравец, — Несколько дней назад на связь вышел человек, который был оставлен мною в Праге со специальным заданием. А сегодня я вам могу с уверенностью сказать, что с ним установлена постоянная двусторонняя радиосвязь.

— Это действительно очень добрая весть, — согласился Бенеш. — Нам очень нужна оперативная информация о положении в стране. А могу я узнать, с каким заданием оставлен в Праге этот человек?

— Конечно, пан президент, но только вы. Главная задача этого человека — связь с моим агентом Рене, который раньше проходил у нас как агент «А-54». Вторая его задача — это концентрация вокруг себя сил сопротивления, которые начнут работать под нашим руководством. Он оставлен старшим в группе из трех человек. Группа уже начала действовать и расти. Установлен контакт с Рене.

— А почему вдруг «А-54» превратился в Рене?

— Видите ли, господин президент, я постоянно меняю кодовые имена агентов на тот случай, если вдруг произойдет утечка информации. В таком случае противник не может сразу определить, сколько у нас источников информации…

— А могу я узнать имена участников этой, так сказать, головной группы?

— Командиром группы является штабс-капитан Моравек, двое других — ротмистры Машин и Барабан. Штабс-капитана я знаю еще со времен военной академии. Это человек смелый, решительный, надежный. Правда, обладает вспыльчивым характером, но это не так уж и плохо. У группы в распоряжении находятся несколько тайных складов с оружием и взрывчаткой, есть несколько запасных раций. По расписанию связь должна происходить раз в неделю, но в экстренных случаях группа может выйти на связь в определенное время и в любой день. Так как расстояние между нами значительное, а пользоваться стационарной хорошо оборудованной антенной группа не может, то связь происходит в ночное время, когда прохождение радиоволн наилучшее. Радисты называют это время «Авророй».

— Ну что ж, очень хорошо. И что же ваш агент доносит о положении на родине?

— Уровень жизни населения начал падать еще со времен Судетского кризиса, поэтому старые времена вспоминают с ностальгией. В свое время еще пан Гаха издал указы о запрете на профессию для евреев и о запрете коммунистической партии. После прихода немцев репрессии против этих слоев только усилились. Недовольство растет и в интеллектуальной среде в связи с цензурой и идеологизацией науки. Примкнуть к сопротивлению склонны и оставшиеся там кадровые военные. Трудность заключается в том, что коммунистическое сопротивление концентрируется вокруг некого пана Готвальда, который в свою очередь ориентируется больше на Москву, чем на ваше правительство. Отсюда контакт с ними затруднен. Трудность заключается еще и в том, что Москва, которая во время аншлюса и Судетского кризиса занимала твердую позицию, теперь, очевидно, разочаровалась в политике Англии и Франции и занимается поисками контактов с Германией. Москва пытается вести переговоры и с Англией, но та ведет переговоры настолько вяло, что, по моему мнению, немцы сумеют выбить у нее инициативу. Это может очень отрицательно сказаться на коммунистической части сопротивления.

— Да, я тоже слышал, что Россия прощупывает почву для контакта с Германией. Это результат недальновидной политики наших союзников, Англии и Франции. Если такой контакт состоится, то расклад сил в Европе будет далеко не в нашу пользу. Но, к сожалению, повлиять на это мы не в силах.

— Рене тоже докладывает, что Гитлер дал установку нейтрализовать Россию в случае дальнейшего обострения ситуации в Европе. А это обострение грядет в связи с агрессивными намерениями Германии против Польши. Ни Англия, ни Франция больше уже не смогут продолжать соглашательскую политику в отношениях с Германией. Но здесь я боюсь, что эти две страны ударятся в другую крайность: займут очень жесткую позицию, не терпящую компромиссов. В таком случае Польша со своим апломбом, основанным на пустом месте, тоже откажется от каких-либо компромиссов. Тогда обстановка накалится до предела и может начать развиваться в непредсказуемом направлении. Единственным сдерживающим фактором могла бы стать Россия, но, как мы с вами уже отметили, ее скорее всего Германия нейтрализует.

— Как это ни прискорбно, но я вполне разделяю ваши прогнозы, — вздохнул президент Бенеш, — Что же, держите меня и дальше в курсе ваших дел.

Прага, 10 мая 1939 года

К «Дворцу Печека» на Бреловской улице на огромной скорости подкатило несколько черных автомобилей. Из первого, который остановился прямо против входа во дворец, вышел невысокий коренастый штандартенфюрер СС в сопровождении худого и высокого оберштурмбанфюрера. Оберштурмбанфюрер суетился, стараясь указывать дорогу своему спутнику. Оба офицера вошли во дворец, поднялись по широкой парадной лестнице на второй этаж и направились прямо к кабинету начальника гестапо.

Когда они вошли в кабинет, штандартенфюрер Мюллер по-хозяйски расположился за письменным столом, а его спутник растерянно остался стоять посередине кабинета. Штандартенфюрер угрюмо взглянул на него, кивнул головой в сторону стула, стоящего перед письменным столом, и сказал:

— Да садитесь вы, герр Гешке. Разговор будет долгий.

Когда оберштурмбанфюрер сел, его собеседник предложил:

— Доложите мне обстановку.

— В доверенном мне городе обстановка сохраняется довольно спокойной и стабильной, — с какой-то суетливостью заговорил начальник пражского гестапо Гешке, — Правда, зарегистрировано несколько случаев диверсий, но, по нашим данным, это действует одна малочисленная группа диверсантов, оставленных, очевидно, еще правительством Бенеша. Мы идем по их следу и, надеюсь, в ближайшее время доложим о ее ликвидации. В остальном случаются только досадные мелочи.

— Работу радиостанции вы тоже относите к досадным мелочам, герр Гешке, — хмыкнул штандартенфюрер Мюллер. — А мне так кажется, что с работы этой радиостанции и надо было начинать ваш доклад. У меня, например, даже там, в Берлине, эта радиостанция вызывает зубную боль.

— Дело в том, штандартенфюрер, — затараторил Гешке, — что радиостанция первоначально работала в пригороде Праги, то есть, так сказать, не на моей территории. В город она перебралась буквально на днях. Я подозреваю, что она имеет отношение к этой группе диверсантов, о которой я вам уже доложил…

— Эта радиостанция должна у вас стоять на первом месте, — оборвал его Мюллер, — В ближайшие дни к вам прибудет из Берлина специальная группа с аппаратурой, которая определяет место работы радиостанций. Надеюсь, с ее помощью вы продвинетесь в этом направлении. Учтите, что дело об этой радиостанции стоит под личным контролем группенфюрера Гейдриха. Мы считаем, что на эту радиостанцию работает агент, находящийся вблизи руководства вермахта.

— Мы приложим все силы, штандартенфюрер.

— Я проведу у вас несколько дней и лично проверю, как начнет работать группа радиопоиска, — угрюмо сказал Мюллер, — А заодно и проверю, что тут у вас и у Франка творится. А сейчас доложите мне подробно общую оперативную обстановку в городе.

— Как я уже сказал, — снова затараторил Гешке, — если не считать этой небольшой группы, обстановка в городе вполне стабильна. Коммунистическое подполье здесь почти отсутствует: его центр находится в Словакии, и сюда доходят только слабые отголоски. К тому же коммунистическое подполье, ориентирующееся на Москву, пока находится в растерянности: Москва еще не выбрала свою позицию. Нам больше досаждают чисто уголовные элементы: черный рынок, воровство и тому подобное. Это, конечно, относится к компетенции крипо, но мы тоже стараемся оказывать им посильную помощь. Вот сейчас мы хотим взять на себя дело о хищениях в Красном Кресте. Перед самой оккупацией туда пришли большие поставки лекарств и даже продовольствия, но все это как-то быстро исчезло с их складов. Красный Крест мы, можно считать, уже закрыли, но все же хотим выяснить, куда все это делось.

— Это правильно, — кивнул Мюллер, — Вы должны постоянно контролировать крипо и вмешиваться в особо крупные дела. Здесь я с вами вполне согласен. И на какой стадии у вас это дело Красного Креста?

— Пока мы провели только оперативную проверку. В ближайшие дни начнем проверку документов и допросы председателя и главного бухгалтера.

— И кто у вас будет заниматься этим делом?

— Гауптштурмфюрер Абендшен. Это очень упорный и грамотный следователь. Я возлагаю на него большие надежды.

— Поверю вам на слово, — буркнул Мюллер, — Но раз уж он у вас такой хороший, то подключите его и к делу о радиостанции. Не забывайте, радиостанция у вас сейчас — главная задача.

— Слушаюсь, штандартенфюрер.

Прага, 15 мая 1939 года

В кабинет гауптштурмфюрера Абендшена зашла женщина средних лет, уже начавшая расплываться, с несколько вызывающе наложенным макияжем.

— Я получила повестку, предписывающую мне явиться к вам, — с кокетливой улыбкой сказала она.

— Вы пани Йогановская? — поинтересовался следователь.

— Да.

— Тогда проходите и садитесь: разговор у нас с вами будет, наверное, длинным.

Пани Йогановская прошла к стулу, вальяжно на нем расселась, сняла перчатки, поправила прическу и, мило улыбнувшись, сказала:

— Я вся в вашем распоряжении.

— Очень приятно, — улыбнулся в свою очередь следователь, хотя подобные женщины ничего, кроме раздражения, у него не вызывали. — До недавнего времени вы работали главным врачом чешского отделения Красного Креста, не так ли?

— Да.

— Но сейчас этой организации в протекторате не существует. Чем же вы занимаетесь теперь?

— Я возглавляю Международную противотуберкулезную лигу.

— Интересно. Вам так нравится работать в международных организациях?

— Видите ли, я врач, который кроме профессиональных знаний обладает еще и организаторскими способностями. Я несколько лет успешно руководила организацией Красного Креста. Естественно, что противотуберкулезная лига заинтересовалась моим опытом и предложила мне работу.

— Это очень хорошо, когда человек находит свое место в жизни, — согласился следователь, — Но у меня к вам есть несколько вопросов, касающихся вашей предыдущей службы.

— Я вся внимание.

— Незадолго до образования протектората общество Красного Креста получило большие поставки лекарств и продовольствия из Англии. Кстати, почему вдруг вы начали получать кроме лекарств, что вполне естественно, еще и продовольствие?

— Ну, вы, наверное, и сами понимаете, что больным нужны не только лекарства, но и хорошее питание. Многие из наших подопечных не могут себе этого позволить, вот на них и были рассчитаны эти поставки.

— И как же вы все это распределяли? По какому принципу?

— Видите ли, мы были центральной организацией, которая координировала работу всех местных организаций. Поэтому все поставки распределялись среди этих более мелких филиалов, а также поставлялись в больницы для бедных, сиротские дома, благотворительные организации.

— И по какому принципу выбирались эти организации? — поинтересовался следователь.

— Они сами обращались к нам за помощью. Некоторые организации рекомендовал кто-нибудь из сотрудников. Но последнее слово оставалось за председателем организации генералом Гаерингом.

— Вы тоже предлагали какие-нибудь организации?

— Конечно. Я как главный врач была более других в курсе того, кто в чем больше нуждается.

— И ваши предложения всегда находили поддержку у генерала?

— В большинстве случаев, да. Он ценил мой опыт и мое мнение.

— А скажите, в одной из последних поставок вы получили около полутонны кофе, не помните ли вы, куда был распределен этот продукт?

— Прекрасно помню — около трех центнеров было направлено в противотуберкулезную лигу, остальное разошлось по местным больницам.

— Значит, туберкулезным больным очень нужен кофе?

— Кофе не помешает никому. А туберкулезным больным пойдет на пользу любой тонизирующий продукт. Среди них очень часто наблюдаются депрессии.

— Вам не кажется странным, что вы передаете в противотуберкулезную лигу большое количество лекарств и ценных продуктов, а потом и сами уходите туда на службу?

— Но ведь распределяла не я, а председатель и управляющий. Я могла только дать свои рекомендации.

— Но ведь вы сами сказали, что эти рекомендации высоко оценивало ваше руководство.

— На что вы намекаете? — возмутилась пани Йогановская, — Я просто выполняла свой долг.

— Допустим, — согласился следователь, — Тогда объясните мне такой факт: на складах Красного Креста обязан быть определенный запас продуктов и лекарств на случай войны или мобилизации. Когда образовался протекторат, на ваших складах такого запаса не было. Почему?

— Я думаю, об этом вам следует спросить у управляющего или председателя. Но, по моему мнению, все очень просто. Этот запас не может вечно храниться на складе. Периодически он должен обновляться, так как и продукты и лекарства имеют определенный срок хранения. Протекторат образовался как раз в тот момент, когда старые запасы были уже реализованы, а новые еще не поступили.

— Но разве старые запасы не реализуются только после того, как получены новые? А вдруг в этот момент и начнется война или мобилизация?

— Это, конечно, так. Но вопрос опять-таки не ко мне. Возможно, тогда могли возникнуть трудности со складскими помещениями: двойной запас негде было бы хранить. Об этом надо разговаривать с управляющим и председателем.

— Ну что же, давайте на сегодня закончим, — согласился следователь, — я в ближайшие дни обязательно побеседую с вашим бывшим руководством, а потом, возможно, нам придется встретиться еще раз.

— Всегда к вашим услугам, — с обворожительной улыбкой пообещала пани Йогановская.

Когда дама покинула кабинет, следователь не торопясь закурил и начал обдумывать ситуацию. Он чувствовал, что имеет в данном случае дело с крупной аферой, но вот как к ней подобраться, не знал. Бухгалтерские документы уже проверили — складывалось впечатление, что там все в порядке. У него была надежда, что пани Йогановская, будучи женщиной, легко раскиснет и проговориться. Но она оказалась из другого теста. Что ж, теперь придется попробовать надавить на эту троицу: Фафека, Гаеринга и Зезулака. Вся эта компания ему очень не нравилась, но пока зацепиться было не за что. По документам выходило, что лекарства и продукты были переданы бесплатно различным организациям, но вот как они использовались — это оставалось тайной. Все эти организации как-то моментально все использовали и уверяли, что это были крохи в сравнении с истинными потребностями.

Прага, 20 мая 1939 года

Вацлав Моравек готовился к очередной связи с Лондоном. Он достал из тайника радиостанцию, включил ее, зная, что ей надо хорошо прогреться, и поставил перед глазами будильник. Сообщение он уже подготовил и зашифровал. Он все больше и больше начинал ощущать себя хозяином положения: операции разрабатывал он сам, людей подбирал сам, никто его не контролировал, никто не давал советов. Судя по текстам радиограмм, Лондон перед ним заискивал, понимая, что заменить его так просто нельзя, а их благополучие во многом зависит от его деятельности.

Штабс-капитан не сомневался, что немцы уже заметили работу его радиостанции, но это его не пугало. Он еще не имел понятия, что у немцев есть аппаратура, позволяющая определять местонахождение радиостанции. Не подозревал он и о том, что немцы за время последних его радиосеансов уже вычислили дом, из которого он ведет передачи, навели справки о жильцах и теперь так же, как он, с нетерпением ждали начала радиосеанса. На двух соседних улицах уже стояли два автобуса с солдатами из спецподразделения гестапо, которые ждали только сигнала от радиста, внимательно слушавшего эфир. Всей операцией руководил лично оберштурмбанфюрер Гешке, который и сидел в одном из автобусов. В другом автобусе старшим считался гауптштурмфюрер Абендшен.

Наконец стрелки будильника показали долгожданное время, и Вацлав взялся за ключ. Сегодня сообщение у него было очень коротким, никакой новой информации от Рене не поступало, а о своих действиях он отчитывался в очень скупых выражениях. Да и отчитываться-то, по правде говоря, было не в чем. Сейчас его группа выросла до семи человек, но этого все равно было слишком мало. К тому же присоединившиеся к нему люди никогда не имели никакого отношения к армии, а значит, были полными дилетантами во всех военных вопросах. Им еще надо было учиться и учиться. Штабс-капитану даже пришлось сделать с ними несколько поездок за город, чтобы научить их стрелять.

Треск ломаемой двери оказался для Моравека полной неожиданностью, но все же он не растерялся. Передачу он, можно сказать, уже закончил. Вацлав схватил шифровальный блокнот, листок с шифровкой и бросился к дальней комнате, которая выполняла у него роль спальни. Пробегая по коридору, он успел сделать несколько выстрелов в сторону входной двери, рассчитывая, что это несколько задержит нападавших.

Квартира Вацлава находилась на пятом этаже старого доходного дома. Когда он снимал эту квартиру, то у него и в мыслях не было позаботиться о запасном выходе. Он никак не думал, что первая стычка с гестапо произойдет так скоро.

Вбежав в спальню, он затравленно начал оглядываться: входная дверь уже явно поддалась под тяжелыми ударами прикладов. Выход из комнаты был один: окно. Штабс-капитан вскочил на подоконник и одним ударом ноги распахнул окно. Он взглянул вниз — прыгать с пятого этажа было равносильно самоубийству. Тогда он посмотрел наверх, ища возможность перебраться на крышу или чердак, хотя немцы, наверное, предусмотрели такой ход и перекрыли этот путь. И тут ему на глаза попался спускающийся до земли трос громоотвода.

Времени на раздумье не оставалось, Вацлав схватился за трос голыми руками и заскользил вниз. Он попытался захватить трос ногами, но это ему не удалось, пришлось тормозить только руками. Руки обожгла пронизывающая до глубины сознания боль, но он старался об этом не думать. Главное — убежать.

Наконец его ноги почувствовали твердую почву. Он прекрасно знал этот район и, не долго раздумывая, бросился в сторону ближайшего проходного двора. Немцы, очевидно, никак не ожидали такого исхода событий и не оставили никого в оцеплении. Автобусы, в которых остались только шоферы, стояли на улице, и штабс-капитан благополучно их миновал.

Руки нестерпимо болели, но Вацлав этого даже не замечал; он бежал по направлению к Влтаве, где с наибольшей вероятностью можно было укрыться.

Гестаповцы ворвались в уже пустую квартиру. В результате операции им досталась только рация да поношенная одежда. Гешке был вне себя, но операцией руководил лично он, и вина за то, что дом не оцепили, лежала, соответственно, тоже на нем. А во «Дворце Печека» сидел сам Генрих Мюллер и ждал исхода операции. Правда, теперь гестапо было известно имя радиста: штабс-капитан Вацлав Моравек. Но это была капля в море: Моравек, наверняка, имел документы и на другое имя. На всякий случай Гешке распорядился оставить на квартире засаду и уныло побрел к автобусу, обдумывая по дороге, как ему лучше доложить о провале всемогущему начальнику имперского гестапо.


А в это время штабс-капитан Моравек сидел под мостом через Влтаву. Обе его руки были сплошной рваной раной. Безымянный палец на правой руке висел на тонкой полоске кожи. Штабс-капитан сжал зубы и оторвал его прочь. Потом он разорвал подол рубашки и кое-как наложил себе повязку. После этого стал обдумывать, куда ему направиться. Надо было найти место, чтобы отсидеться там несколько дней и привести себя в порядок. Самое ближнее и надежное место была квартира Барабана. Туда и направился шатающейся походкой Вацлав Моравек.


Уже под утро обессилевший Моравек добрался до квартиры товарища. Заспанный Барабан насилу узнал своего командира. Он начал действовать незамедлительно: нашел припрятанную на особый случай бутылку самогона, промыл раны, наложил чистую повязку.

— Утром пойдем к доктору, — сказал он, — Я знаю тут поблизости одного, который не будет задавать лишних вопросов.

Покончив с перевязкой, приятели сели на кухне, разлили остатки самогона и начали обсуждать случившееся.

— Не могу понять, как они так быстро вышли на меня, — не переставал удивляться штабс-капитан. — В чем была моя ошибка? Теперь надо быть осторожней, но вот в чем?

— Надо каждому иметь по несколько квартир, — заметил Барабан. — И как можно чаще менять квартиры. Когда долго живешь на одном месте, то соседи волей-неволей начинают к тебе присматриваться и замечать твои странности. А соседи бывают разные: некоторые и сразу в гестапо побегут.

— И все равно для меня этот визит остается загадкой, — покачал головой Моравек, — Ну да ладно, пока что мы потеряли только один палец и рацию. Завтра придется ехать к тайнику за новой. Еще посмотрим, чья возьмет.

Берлин, 22 мая 1939 года

Мюллер стоял, переминаясь, перед столом Гейдриха и неотрывно глазами следил, как тот читает его отчет о поездке в Прагу. Конечно, Гейдрих уже знал о провале с радистом, и первый его гнев наверняка уже прошел, но все равно этот разговор ничего хорошего не предвещал.

Наконец Гейдрих оторвался от отчета.

— Итак, радиста вы упустили, — сквозь зубы процедил он. — Теперь уже так просто к нему не подберешься. Если он сообразит, что мы умеем обнаруживать местоположение работающей рации, то примет все меры, чтобы не повторить такого.

— Кто же мог предположить, что он рискнет спускаться по тросу громоотвода с пятого этажа? — робко попробовал оправдаться Мюллер.

— Загнанный в угол зверь способен на чудеса храбрости и изворотливости, — заметил Гейдрих. — В таких случаях надо перекрывать все щели. Мне интересно, был ли это просто радист или же это был кто-то из действующих членов группы. Знал ли он агента, с которым они работают. Вы установили, кто это был?

— Так точно, группенфюрер, — поспешно ответил Мюллер, — Это штабс-капитан бывшей чешской армии Вацлав Моравек. До протектората служил в пехотном полку.

— Служил штабс-капитаном в пехотном полку, а теперь радист? — задумчиво переспросил Гейдрих, — Да, похоже мы упустили крупную рыбу. И что теперь предпринял Гешке?

— По всей Праге развешаны объявления с его описанием. Наши люди пытаются найти всех его знакомых, родственников, друзей.

— Объявите награду за правильные данные о местонахождении, скажем, сто тысяч, и не каких-то там крон, рейхсмарок. Не скупитесь — на свободе он нам нанесет гораздо больший ущерб.

— Мы об этом думали, — закивал головой Мюллер, — но у меня не было на это полномочий.

— Позвонили бы мне и решили бы этот вопрос. Здоровую инициативу надо смелее проявлять, а не мяться, как барышня на выданье. Не слезайте с Гешке, требуйте от него работы. Эту группу надо ликвидировать как можно скорее.

Прага, 28 мая 1939 года

В кабинет гауптштурмфюрера Абендшена постучали и через секунду в дверях возник щеголевато одетый мужчина средних лет.

— Здравствуйте, пан капитан, — заискивающе улыбаясь, сказал он, — меня зовут Петр Фафек. Я явился к вам по первому вашему требованию.

— Присаживайтесь, — предложил посетителю следователь, — Если не ошибаюсь, вы раньше работали главным бухгалтером чешского отделения Красного Креста?

— Так оно и было, милостивый панове, так оно и было, — закивал пан Фафек.

— А кем работаете сейчас?

— Понимаете ли, пан капитан, — пустился в объяснения бухгалтер, — Красного Креста больше нет. И правильно, правильно. Зачем плодить мелкие лавочки, когда наверняка есть германский Красный Крест, который и позаботится о протекторате. Я считаю совершенно правильно. Так вот, Красного Креста больше нет, и я не работаю. Мне тут сделали заманчивое предложение, но я пока думаю. Конечно, такое время, придется согласиться: от добра добра не ищут. Но все равно, подумать ведь надо, правда?

— И куда, если не секрет, вас приглашают? — поинтересовался Абендшен.

— Бухгалтером, бухгалтером в Международную противотуберкулезную лигу.

— Вам, наверное, чем-то импонируют именно международные организации? — заметил следователь.

— Ах, пан капитан, вы же умный человек, вы понимаете, что каждая работа имеет свою специфику. Да, я — бухгалтер, более того, опытный бухгалтер. Но, представьте себе, я пойду бухгалтером на пушечный завод, и что? Я буду там как зеленый мальчишка. Я привык к своей специфике, поэтому туберкулезная лига мне роднее.

— Тем более, что и народ там подбирается хорошо знакомый, — заметил гауптштурмфюрер.

— Вы намекаете на пани Йогановскую? Так ведь она меня знает как хорошего специалиста, а какой начальник не хочет иметь рядом с собой хорошего специалиста? Я работал в Красном Кресте три года и получал только благодарности.

— Вот об этом периоде вашей жизни я и хотел бы с вами поговорить, — перешел к делу следователь, — Не можете ли вы мне объяснить, как случилось так, что ваша организация, получив за последнее время такие большие поставки лекарств и продовольствия, осталась без резервного запаса на экстренный случай.

— А разве это вопрос ко мне? Пан капитан умный человек, но он, наверное, не понимает, в чем заключается работа бухгалтера. Бухгалтер — это сторонний наблюдатель. К нему приходят, приносят бумажку и говорят, этот товар мы повезем вон туда. Бухгалтер читает бумажку и, если она правильно составлена, говорит — везите. Товар отвезли, и бухгалтеру привезли другую бумажку, он ее читает и, если она правильно написана, говорит: «Очень хорошо». А вот если бумажка написана с ошибками, то он говорит: «Или везите товар обратно, или привезите мне бумажку без ошибок». И все эти бумажки он хранит у себя. Ваши господа уже читали все эти бумажки и согласились, что они все без ошибок. А что было с этим товаром на самом деле, то этого вам бухгалтер не скажет: он видел только бумажки.

— Но ведь вы оставляете свою подпись на всех этих бумажках, — усмехнулся гауптштурмфюрер.

— Что значит моя подпись, пан капитан, что она значит? — возвел глаза к небу посетитель, — Она значит, что вся бумажка составлена верно, что к этой бумажке у меня нет никаких претензий. Вот что значит моя подпись.

— То есть вы хотите сказать, что имеете дело только с бумажками и совершенно не имеете понятия, что делается с настоящим товаром?

— Пан капитан очень проницательный человек, очень проницательный, — закивал пан бухгалтер, — Пан капитан сразу уловил самую суть. Именно это я ему и хочу объяснить.

— А вот объясните мне, пан Фафек, по этой бумажке, как вы говорите, в противотуберкулезную лигу отправили три центнера кофе. И вы подписали эту бумажку. Зачем этой лиге столько кофе?

И следователь положил перед паном Фафеком помятую накладную.

— Милостивый панове, откуда я могу знать, зачем им столько кофе? Посмотрите — пан управляющий написал «передать», пан председатель это подтвердил. Значит, лиге надо действительно три центнера кофе. Зачем? Это должны знать пан управляющий и пан председатель, а я всегда с ними согласен.

Абендшену надоело слушать эти причитания, и он решил попробовать зайти с другой стороны.

— Вот что, пан Фафек, — усмехнулся следователь, — вы сказали, что вам нужно время, чтобы подумать о новой работе. Я предоставлю вам это время в камере. А сам пока поговорю с вашим управляющим и председателем.

— Но я же ни в чем не виноват! — взвыл пан Фафек.

— Возможно, — согласился следователь, — но пока мы в этом не убедимся, придется посидеть.

Абендшен нажал кнопку звонка, и в кабинете тут же появился дежурный конвойный.

— Отправьте этого господина в седьмую камеру, — приказал следователь.

Абендшен начинал чувствовать, что это дело надо было раскрывать по горячим следам: многие организации после образования протектората были закрыты, документация начинала теряться. Похоже было, что дело переходит в разряд безнадежных.

Краков, 1 июня 1939 года

В казарму, если так можно назвать сарай, в котором расположились чешские беженцы, вошел хорошо одетый господин и громко, на вполне сносном чешском языке объявил:

— Господа, прошу немного внимания.

Когда заинтригованные офицеры собрались вокруг него, он продолжил:

— Вы все, как я понимаю, являетесь офицерами бывшей чешской армии, которые не смирились с порабощением своей родины и жаждете борьбы с поработителями. Как вы, наверное, уже догадались для Польши вы оказались просто в тягость. Я хочу вам предложить вступить во французский иностранный легион. Вполне приличное жалованье и полное содержание. Правда, служить придется не во Франции, а в Алжире. Но, думаю, это не намного хуже Польши плюс более теплый климат.

По казарме пробежал шепоток.

— Я вижу, мое предложение вас заинтересовало, — оживился господин, — Те, кто все уже решил, может хоть сейчас записаться у меня. Я дам направление к врачу. После осмотра можно будет получить форму и аванс. Итак, я жду.

К нему сразу же подошло несколько человек.

— Можете называть меня месье Морелль, — любезно представился им вербовщик, — Если у вас есть какие-то вопросы, я с великим удовольствием постараюсь на них ответить.

Ян Кубиш продолжал сидеть на своих нарах. Он порылся в карманах, нашел недокуренную сигарету и закурил. С одной стороны, нищета и голод начинали действовать ему на нервы, но с другой — Польша была совсем рядом с домом, Польша вот-вот должна была вступить в войну с Германией. А тут? Африка? Но ведь господин Морелль прямо сказал, что Польше они не нужны. «Куда ни кинь, повсюду клин», — усмехнулся про себя Кубиш.

Когда господин Морелль уходил из казармы, он на прощание сказал:

— Я понимаю, что некоторым из вас надо все тщательно взвесить. Я зайду еще завтра утром и запишу оставшихся.

На следующий день Ян Кубиш уже получил аванс и новенькую форму французского легионера. А через неделю он в трюме грузового парохода отправился в далекое путешествие к африканским берегам.

Сен-Поль, 23 мая 1940 года

Старший сержант Йозеф Габчик решил воспользоваться возникшей передышкой, чтобы оценить оставшиеся силы. Командир его пулеметного взвода погиб в первый же день немецкого прорыва. С этого момента Габчик взял командование взводом на себя. Он провел на фронте во Франции уже три месяца, но что такое настоящая война понял только сейчас, во время немецкого наступления. За последние дни ему не раз в голову приходила мысль о том, что, может быть, и прав был президент Бенеш, который не допустил такого кровопролития на их земле. Немцы наступали неумолимо и методично. Схема была одна и та же: сначала появлялись танки, за ними следовали автоматчики. Если первый день наступления объединенные англо-французские силы встретили, имея хоть какие-то укрепления, пусть даже просто разветвленную сеть окопов, то теперь наскоро вырытые ямки не походили ни на какое подобие укреплений. Союзники стремительно отступали, прижимаясь к берегу. На второй же день наступления англичане начали эвакуацию на остров всех вспомогательных сил, не участвующих в боях. Но дадут ли немцы возможность эвакуировать войска, теперь уже стояло под вопросом.

Габчик обошел остатки своего взвода: их осталось двадцать два человека. За эту неделю чешская бригада, входившая в группировку англо-французских войск, потеряла около половины своего состава. Теперь уже и младшим командирам, да и солдатам, было ясно, что вся группировка попала в окружение и единственная надежда на спасение — эвакуация в Англию.

Внезапно Йозеф заметил, как к ним со стороны города в клубах пыли быстро приближается армейская легковая машина. Он понял, что это кто-то из командиров соседних подразделений пытается выяснить обстановку и хоть как-то скоординировать силы.

Через минуту машина уже остановилась рядом с Габчиком, и из нее выскочил английский майор. На майоре была рваная грязная форма, на лице трехдневная щетина, глаза были красными и усталыми.

— Майор О'Брайн, второй экспедиционный корпус, — представился он по-английски.

Габчик почти не понимал этого языка и представился по-французски. За год пребывания среди французов он уже довольно сносно говорил на этом языке. Услышав французскую речь, майор на несколько секунд задумался, потом кивнул и тоже перенял на этот язык.

— Как у вас обстановка? — поинтересовался он.

— От взвода осталось двадцать два человека, — устало сказал Габчик, — связь с командованием прервана.

— Понятно, — кивнул майор. — Похоже, немцы дают нам возможность эвакуировать оставшиеся силы на остров. Теперь для нас задача одна: с наименьшими потерями отойти к берегу. Дальнейшие попытки к сопротивлению приведут только к окружению и полной потере всего соединения. Выполняйте, старший сержант. — Потом, после небольшой паузы, добавил: — И да поможет вам Бог.

Через минуту машина на полной скорости неслась в сторону соседей, туда, где пытались наладить оборону остатки французского полка. Машина уже превратилась в маленькую точку, а старший сержант Габчик все не трогался с места и раздумывал: «Польша, Алжир, Франция, а теперь вот еще и Англия. Неужели теперь он всю оставшуюся жизнь обречен скитаться по свету? Неужели не найдется той силы, которая остановит немцев?»

Но надо было подумать об остатках своего взвода. Габчик устаю направился к своим бойцам: приказал бросить окапываться и начать двигаться к побережью. Солдаты в мрачном молчании выслушали приказ и стали готовиться к продвижению на запад. Никто ничего не говорил, но настроение у всех было поганым. Сколько раз, сидя за кружкой пива, они обсуждали, как англичане с французами поставят немцев на место, какие надежды они возлагали на этот союз. И вот результат.

Манчестер, 10 июля 1940 года

Президент в изгнании Бенеш медленной старческой походкой обошел стройные ряды чешского корпуса, потом встал перед строем и заговорил:

— Наша многострадальная страна переживает тяжелые времена. И все мы, живущие на чужбине, ощущаем это еще более остро. Наша страна одной из первых столкнулась с опасным и жестоким врагом. Мы первые приняли на себя этот удар. Но никто не посмеет сказать, что мы проиграли. Нет! Битва еще не закончилась. Вы это доказали, сражаясь в Польше и на полях Франции. Многие из вас так и остались там лежать. Но их память навеки останется среди нас. И пусть враг не надеется, что сломил нашу волю. Мы еще померимся с ним силами, объединив свои силы со всеми здоровыми силами человечества.

Он обвел взглядом ряды солдат и продолжил:

— Все вы продолжаете рваться в бой, готовы положить свои жизни на алтарь освобождения Отечества. Сегодня я хочу вручить награды отличившимся в весенних боях во Франции.

Президент начал называть фамилии. Солдаты и офицеры строевым шагом выходили из рядов и получали из его рук награды.

Совсем неожиданно для себя свое имя услышал и Йозеф Габчик. Он четким шагом вышел из строя и застыл перед президентом.

— За проявленную вами доблесть вручаю вам Чешский крест первой степени, — улыбнувшись, объявил президент Бенеш. — И разрешите мне первому поздравить вас с присвоением вам воинского звания ротмистр.

— Рад стараться! — отчеканил новоиспеченный ротмистр.

Президент Бенеш аккуратно прицепил на грудь молодого человека орден и добавил:

— Надеюсь, вы и дальше с такой же доблестью послужите своему Отечеству.


Конец первой книги.


Санкт-Петербург — Берлин 1997–1999 гг.

Примечания

1

Фаненюнкер — особо отличившийся юнкер, которому предоставлялось право и честь нести знамя своего подразделения


home | my bookshelf | | Бумеранг Гейдриха |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.1 из 5



Оцените эту книгу