Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Поезд в теплый край" Лукьяненко Сергей

Book: Поезд в теплый край



Поезд в теплый край

Купить книгу "Поезд в теплый край" Лукьяненко Сергей

1. Купе

— Идет дождь, — сказала жена. —

Дождь… Тихо, почти равнодушно. Она давно говорила таким тоном. С той минуты на

пропахшем мазутом перроне, когда стало ясно — дети не успевают. И даже если они

пробились на площадь между вокзалами — никакая сила не пронесет их сквозь

клокочущий людской водоворот. Здесь, на узком пространстве между стенами, путями,

оцепленными солдатами поездами, метались и метались те, кто не достал билета: когда-то

люди, теперь просто — остающиеся. Временами кто-нибудь не то от отчаяния, не то в

слепой вере в удачу бросался к поездам: зелено-серым, теплым, несущим в себе движение

и надежду… Били автоматные очереди, и толпа на мгновение отступала. Потом по

вокзальному радио объявили, что пустят газ, но толпа словно не слышала, не понимала…

Он втащил жену в тамбур, в очередной раз показал проводнице билеты. И они скрылись в

келейном уюте четырехместного купе. Два места пустовали, и драгоценные билеты

мятыми бумажками валялись на углу откидного столика. А за окном поезда уже

бесновались, растирая слезящиеся глаза, оставшиеся. В неизбежные щели подтекал Си-Эн,

и они с женой торопливо лили на носовые платки припасенную минералку, прикрывали

лицо жалкими самодельными респираторами. А поезд уже тронулся, и последние

автоматчики запрыгивали в отведенный им хвостовой вагон. Толпа затихла, то ли газ

подействовал, то ли осознала, что ничего не изменишь. И тогда со свинцово-серого неба

повалил крупный снег. Первый августовский снег… — Ты спишь? — спросила жена. —

Будешь чай? Он кивнул, понимая, что должен взять грязные стаканы, сполоснуть их в

туалете, в крошечной треугольной раковине… Пойти к проводнице, наполнить кипятком

чайник — если окажется свободный, или стаканы — если будет кипяток. А потом

осторожно сыпать заварку в слегка горячую воду и размешивать ее ложечкой, пытаясь

придать чаю коричневый оттенок… Жена молча взяла стаканы и вышла. Поезд шел

медленно — наверное, приближался к разъезду… «Ничего, — подумал он и сам испугался

мыслей — они были холодными и скользкими, как дождевые плети за окном. — Ничего,

это последний дождь. За поездом идет Зима. Теперь будет лишь снег». Где-то в глубине

вагона звякнуло разбитое стекло. Захныкал ребенок. Послышался тонкий голос

проводницы — она с кем-то ругалась. Несколько раз хлопнуло — то ли стреляли из

пистолета, то ли дергали заклинившуюся дверь. Он осторожно потянул вниз оконную

раму. Ворвался воздух — холодный, прощально-влажный. И дождевые капли, быстрые,

хлесткие, бьющие в глаза. Он высунул голову, пытаясь разглядеть состав. Но увидел лишь

длинный выгнутый сегмент поезда, скользящий по рельсам, убегающий от Зимы. «Почему

они не взрывают пути? — подумал он. — Я бы непременно взрывал. Или так хорошо

охраняют?» Он втянулся обратно в купе, взял со столика пачку сигарет, закурил.

Экономить табак не было смысла — запасался с расчетом на сына. А сын о с т а л с я.

Опоздал… или не захотел? Он ведь знал истинную цену билетов… Какая разница. У них

теперь всего с запасом. Вошла жена, с двумя стаканами, чистыми, но пустыми. Вяло

сказала: — Кипятка нет… Сходишь позже. Он кивнул, досасывая мокрый окурок. Дым

несло в купе. — Что там, в коридоре? — Разбили стекло, камнем. В первом купе, где майор

с тремя женщинами. Жена отвечала сухим, чуть раздраженным голосом. Словно

докладывала на каком-то собрании. — Майор стрелял? — Он закрыл окно и, запоздало

испугавшись, натянул на окно брезентовую штору. — Да… Скоро станция. Там заменят

стекло. Проводница обещала. Поезд покачивало, и купе билось в такт дорожным

рытвинам. — Почему они не рвут рельсы? Он лег на верхнюю полку, посмотрел на жену

— она всегда спала на нижней, по ходу поезда. Сейчас она легла, даже не сняв туфли, и на

скомканном в ногах клетчатом пледе остались грязные следы. — Потому, что это не

поможет, — неожиданно ответила жена. — Потому, что ходят слухи о дополнительных

эшелонах, которые вывезут всех. Каждый хочет на поезд в Теплый Край. Он кивнул,

принимая объяснение. И со страхом подумал, не навсегда ли жена превратилась в такую:

спокойную, умную, рассудительную чужую женщину.

2. Станция

Поезд стоял уже полчаса. Дверь приоткрылась, заглянула проводница. Как всегда, слегка

пьяная и веселая. Наверное, ей тоже было непросто устроиться на поезд в Теплый Край.

— Проверка идет, — быстро сказала она.

— Местная выдумка… Охрана решила не вмешиваться. — Что

проверяют-то? — с внезапным томительным предчувствием спросил он. — Билеты. И

наличие свободных мест. — Она посмотрела на две незастеленные полки так, словно

впервые их увидела. — За сокрытие свободных мест высаживают из поезда. — У нас есть

билеты. На все четыре места, — зло, негодующе отозвалась со своей полки жена. —

Неважно. Должны быть и пассажиры. У вас два взрослых и два детских места.

Выпутывайтесь. — Дверь закрой! — крикнула жена. Повернулась к нему, молча,

ожидающе. За окном уже не было дождевых струй. Кружилась какая-то скользкая белесая

морось, пародия на снег, тот, настоящий, что уже трое суток догонял поезд. — Другого

выхода нет? — с ноткой интереса спросила жена. Он не ответил. Вышел в коридор,

осмотрелся. Все купе были закрыты, проверка еще не дошла до вагона. Из-за соседней

двери тихо доносилась музыка. Глюк — почему-то решил он. И оборвал себя: какой к черту

Глюк, ты никогда не разбирался в классике… Надо спешить. Автоматчик в тамбуре

выпустил его без вопросов, лишь мельком взглянул на билеты в руках. Маленькие

оранжевые квадратики, пропуск в Теплый Край. За редкой цепью автоматчиков,

перемешанных с местными охранниками, в чужой форме, с незнакомым оружием, стояли

люди. Совсем немного, видимо, допуск к вокзалу тоже был ограничен. Он прошел вдоль

поезда, непроизвольно стараясь держаться ближе к автоматчикам. И увидел тех, кого

искал: женщин с детьми. Они стояли обособленно, своей маленькой группой, еще более

молчаливой и неподвижной, чем остальные. Женщина в длинном теплом пальто молча

смотрела, как он подходит. На черном меховом воротнике лежали снежинки. Рядом, чем-

то неуловимо копируя ее, стояли двое мальчишек в серых куртках-пуховиках. — У меня

два детских билета, — сказал он. — Два. — Что? — спросила женщина в пальто. Не

«сколько», а именно «что» — деньги давно утратили цену. — Ничего, — ответил он, с

удивлением отмечая восторг от собственного могущества. — Ничего не надо. Мои

отстали… — Горло вдруг перехватило, и он замолчал. Потом добавил, тише: — Я их

провезу. Женщина смотрела ему в лицо. Потом спросила, и он поразился вопросу, она еще

имела смелость чего-то требовать! — Вы обещаете? — Да. — Он оглянулся на поезд. —

Быстрее, там билетный контроль. — А, вот оно что… — с непонятным облегчением

вздохнула женщина. И подтолкнула к нему мальчишек: — Идите. Странно, они даже не

...

Купить книгу "Поезд в теплый край" Лукьяненко Сергей




Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Поезд в теплый край" Лукьяненко Сергей

home | my bookshelf | | Поезд в теплый край |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 34
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу