Book: Боевой гимн



Боевой гимн

Уильям Форстен

«Боевой гимн»

Билл Фосетт и Мори Хёрт — друзья, спасибо вам, что помогли мне не свернуть с правильного пути.

Предисловие

Тот, кто изучает историю войн между людьми и ордой на Валдении, нередко сталкивается с трудностями при толковании военных, технических и политических терминов. К тому же обе враждующие стороны говорят на множестве различных языков, из-за чего подчас просто невозможно разобраться, какое именно понятие имеется в виду.

В связи с этим автор считает необходимым ввести общую терминологию, основанную на американском словоупотреблении времен Гражданской войны.

Так, например, в этой и в последующих хрониках военные подразделения орды будут называться полками; оснащенные паровыми двигателями повозки, движущиеся по железным рельсам, — паровозами; защищенные броней корабли — броненосцами. Если бы автор использовал для обозначения этих понятий слова орды — кагт-умен, вагга ка кугамарк и вагга ка кскиере, — это привело бы только к путанице.

Войско Республики было организовано подобно армии северян во время Гражданской войны. Отличие только в том, что численный состав полков и батарей был иным. Полк северян состоял из тысячи рядовых и тридцати пяти офицеров, а в батарее почти всегда было шесть орудий. В полку Армии Республики было пятьсот солдат и двадцать шесть офицеров, батареи были четырехпушечными.

Во время войн с тугарами и мерками у каждого полка было еще по две пушки, стрелявшие четырехфунтовыми ядрами. Эндрю Лоуренс Кин, создатель Армии Республики, позаимствовал эту идею у европейских войск семнадцатого и восемнадцатого веков. Через два года после окончания Меркской войны в связи со стандартизацией процесса изготовления ружей и введения в строй орудий, заряжающихся с казенной части, огневая мощь полков возросла настолько, что от использования четырехфунтовок было решено отказаться.

Боевые части Армии Республики набирались по территориальному принципу и официально именовались по месту проведения набора, то есть 1-й Муромский, 8-й Суздальский и так далее. В мирное время от двух до четырех рот полка составляли батальон действительной службы, а остальные — резервный батальон. Батальон действительной службы использовался для обучения новых рекрутов, которые затем переводились в резерв.

К концу Меркской войны подавляющее большинство боевых частей потеряли не меньше 50–60 процентов личного состава и в течение последующих трех-четырех лет восстанавливали свою численность; поэтому в действительности в большинстве полков было от трехсот до четырехсот человек.

Пять полков составляли бригаду, две бригады — дивизию, а из трех дивизий формировался корпус. В корпусе, согласно штатному расписанию, должно было состоять пятнадцать тысяч солдат плюс артиллерийский дивизион и кавалерийский полк.

Корпуса с 1-го по 5-й преимущественно состояли из русских частей, а с 6-го по 11-й — из римских. Эти формирования назывались соответственно 1-й и 2-й армиями.

Отдельного описания заслуживает необычная политическая система, образовавшаяся после окончания Меркской войны. Русь и Рим объединились в одно государство, названное Республикой. Были проведены всеобщие выборы, и Калинка, правитель Руси, стал президентом нового государства, а проконсул Марк Лициний Грака — вице-президентом. Конгресс состоял из Палаты представителей и Сената. Представители проходили в Конгресс от избирательных округов, а сенаторы — от обоих государств. Согласно второй Конституции Валдении, Русь, игравшая роль основателя, получала пятнадцать мест в Сенате, а Рим — десять. Такое неравенство было вызвано тем, что Рим, почти вдвое превосходивший Русь по численности населения, доминировал в нижней палате. Все новые государства с населением свыше миллиона человек, желавшие присоединиться к Республике, получали бы право на пять сенаторских кресел. Следует отметить, что вся политическая терминология была заимствована из английского языка, хотя официальным языком Республики был русский.

С датировкой событий зачастую возникает путаница. Календарный год на Валдении состоял из трехсот сорока дней, но русские, римляне, бантаги, мерки и тугары использовали различные календари. Республика Русь, образовавшаяся после восстания против бояр, провозгласила наступление Новой эры, и ближайший день зимнего солнцестояния стал первым днем 1 года. Само восстание произошло через шесть месяцев после прибытия на Валдению янки. Таким образом, по нашему времени, Новая эра началась где-то в августе 1865 года.

После объединения Руси с Римом русский календарь стал официальным календарем нового государства. Соответственно, битва при Испании произошла на пятый год Республики, а подписание второй Конституции — на шестой.

Подразделение армии орды, насчитывавшее десять тысяч воинов, называлось уменом. Это слово широко употреблялось всеми обитателями Валдении, и автор использует его в своих хрониках.

Военная мощь орды исчислялась именно в уменах, которые, как правило, состояли из членов одного клана. Во главе умена стоял вождь клана, или карт. В умен входило десять подразделений, которым в американской армии примерно соответствуют полки, только нужно учитывать, что в полках орды было вдвое больше солдат, чем в людских.

Гаарк Спаситель даже не пытался изменить эту структуру, это было просто невозможно из-за того, что весь общественный уклад орды базировался именно на цельности и неизменности умена. Все, что ему удалось сделать, это ввести систему корпусов. Три умена составляли корпус, а три корпуса — армию.

И последнее замечание относительно языка: в общении между собой люди — пленники орды различных национальностей использовали в качестве «лингва франка», общего языка, наречие своих поработителей.

И в заключение я хотел бы еще раз поблагодарить Джона Кина, президента Общества по изучению истории 35-го Мэнского полка, за неоценимую помощь, которую он оказал мне своими советами, а также за то, что он предоставил мне доступ к великолепному архиву этого общества Отдельную благодарность я выражаю профессору Деннису Шовалтеру, чей предок служил в 35-м Мэнском, за разрешение ознакомиться с его готовящейся к печати работой «Влияние огнестрельного оружия и железных дорог на военно-политическое реформирование бантагского общества» и профессору Гюнтеру Розенбергу, чье знаменитое исследование «Военная граница Республики и Бантагской империи» очень помогло мне в работе.

Пролог

Пятый год Республики Русь — лето битвы при Испании

Касару казалось, что он падает в бездонную пропасть, наполненную огнем. Этот долгий полет, несомненно, был наказанием за его грехи. Жизнь солдата, полная борьбы и убийств, давно приучила Касара относиться к смерти как к старой подруге. Сколько раз он видел, как мутнеют их глаза и они уходят в никуда… Что ж, теперь наступила его очередь.

Как ни странно, Касар не почувствовал, как его ранили. Даже теперь он продолжал ощущать свое тело. Никаких ран. Все на месте. Непонятно.

«Мой уксар, мой десяток! Что с ними произошло?» Ему показалось, что он слышит чьи-то крики. Неужели их тоже подвергли этой пытке?

Четверо были убиты. В этом Касар был уверен. Когда они попали в засаду в джунглях, их уложили первым же залпом. «Может быть, это их души окружают меня сейчас? Может быть, я и сам уже бесплотный дух?»

— Касар!

Он обернулся. Это был голос Гаарка, нового рекрута, но Касар не смог разглядеть его. «Какой идиот! Ну и спутничек мне попался в пути на тот свет. Новобранец, вечно читавший какую-нибудь книжку, — ни на что не годный дурень. Разве что использовать его как боксерскую грушу. — (Касар нередко так и делал, чтобы развеяться). — И как такой олух выжил в этой мясорубке?» Да, Гаарк был рядом с ним, когда он уводил остаток уксара к развалинам храма.

«Но что произошло потом? — начал вспоминать Касар. — Мы добрались до развалин храма сквозь лабиринт замшелых камней. Чертовы солдаты Изменника были у нас на хвосте, но в какой-то момент они остановились — я слышал их воинственные крики с той стороны руин. А потом была яркая вспышка, огненный тоннель и вот теперь это. И долго я так падаю? Может, это падение будет бесконечным?»

От этой мысли Касару впервые стало по-настоящему страшно, и он злобно проклял богов, в которых никогда не верил:

— Если это ваше наказание, то идите в задницу!

— Не богохульствуй, Касар!

«Опять голос Гаарка. Значит, этот благочестивый слабак снова со мной». Касар запрокинул голову и расхохотался. Какая разница, добрый ты или злой, солдат или философ, если все равно всех в конце ожидают адские муки?

Все еще смеясь, Касар вдруг почувствовал, что упал плашмя на землю. Издав возглас удивления, он быстро перевернулся, не выпуская из рук винтовку, и вскочил на ноги.

Вокруг него все еще клубился огонь, но теперь это было пульсирующее марево, не излучавшее никакого жара. Из белесого тумана выступила фигура — Гаарк. В глазах новобранца плескался ужас. Выронив из рук винтовку, он на четвереньках пополз прочь от холодного пламени, пока Касар не схватил его за воротник и не поставил на ноги.

— Подними оружие, идиот чертов!

Гаарк испуганно смотрел на него, не в силах вымолвить и слова.

— Возьми оружие!

Касар пнул солдата, и тот отлетел обратно к столбу света. Дрожащими руками Гаарк поднял свою винтовку и быстро попятился прочь от огненной завесы. Секунду спустя из пламени вышли еще четверо — радист Джамул, пулеметчик Утак, судорожно вцепившийся в свой «Варк-32», и Бакт с Мачкой. Двое последних были новобранцами — такие же бесполезные придурки, как и Гаарк.

Изумление Касара продолжалось всего несколько мгновений, после чего в нем проснулись старые инстинкты. Он быстро оглядел местность, залитую багряным светом то ли зари, то ли заката.

— Проверить оружие! — прошипел Касар. Его пальцы автоматически уже ощупали ствол родной винтовки. Надежное оружие в руках вселяло в него уверенность. Касар передернул затвор, пустая гильза отлетела в сторону, и новый патрон был вогнан в ствол. Услышав привычное клацание, Касар окончательно успокоился. «Если, мы и на том свете, — подумал он, — то по крайней мере при нас наше оружие».

Он перевел взгляд на Джамула, который торопливо говорил что-то в микрофон рации и яростно крутил регулятор частот.

Наконец радист сдался и покачал головой.

— Куда нас занесло? Либо эти гады прострелили мою рацию, либо здесь просто не ловятся радиоволны, ни наши, ни их.

Касар ничего не ответил. Куда их занесло? На этот вопрос он ответить не мог. Воздух здесь был иным. Его ноздри широко раздувались. Воздух казался сухим, как в пустыне, но как такое могло быть? Они же были в джунглях!

— Хук Варани га!

Касар резко развернулся и инстинктивно пригнулся.

В сумерках виднелся чей-то силуэт, освещенный лунным светом. Вдруг волосы у него встали дыбом. В небе было две луны!

Из тени вынырнули новые фигуры, которые начали их окружать, но дуло его винтовки было направлено на того, кто первый заговорил с ними. Касар умел сдерживать свой страх.

— Утак, ты на правом фланге, все остальные на левом.

Солдаты Изменника? Нет. Эта мысль, вместо того чтобы успокоить Касара, напугала его еще больше. Они были вооружены луками и копьями и держали оружие наготове.

«Я могу свалить одного-двух, — осознал Касар, — но на этом все для меня закончится. Хотя это все равно лучше, чем попасть в руки ублюдков Изменника, которые снимают с тебя живьем кожу и вырывают сердце, чтобы сожрать его. Правда, я и сам сотню раз проделывал этот ритуал с пленниками, и все же это отдает каким-то варварством, особенно когда наступает твоя очередь выступить жертвой. Я думал, что умер, и уж теперь-то это точно будет правдой».

— Не двигайтесь, сэр.

Это был голос Гаарка, и Касар поразился тому, что у этого салаги хватает наглости отдавать ему приказы.

— Целься в того парня слева, — бросил Касар, — и по моей команде свали его. Может быть, мы еще выберемся отсюда.

— Откуда «отсюда»? — поинтересовался Гаарк, и в его голосе Касару почудилась издевка. — Посмотрите на небо — там две луны! Мы в каком-то ином мире. Они сказали нам, чтобы мы бросили оружие. Я их понимаю, они говорят на древнем наречии.

Касар презрительно хмыкнул. Этот рекрут всегда считал себя умнее всех. Он получил образование, так как его семья носила красные плащи среднего сословия, и стал солдатом только потому, что в какой-то момент слегка нарушил закон, после чего ему пришлось выбирать между армией и тюрьмой. А теперь он вздумал раздавать приказы. Как же!

— Стреляем по счету «три»! — проревел Касар.

— Умага викария. Бантаг ву!

Касар бросил удивленный взгляд на Гаарка. Что там бормочет этот осел?

— По счету «три», — повторил он. — Раз, два…

Что-то воткнулось ему в спину, и Касар едва не упал. Обернувшись, он увидел дымок, поднимавшийся от ствола винтовки Гаарка. Из последних сил Касар попытался навести свое оружие на предателя. Гаарк улыбнулся, передернул затвор и следующим выстрелом свалил своего командира на землю.

— Не шевелитесь, парни!

— Зачем ты это сделал, Гаарк? — неуверенно произнес Джамул.

— Потому что из-за него нас всех бы поубивали! Если хотите жить, доверьтесь мне… Умага викария. Бантаг ву!

Касар смотрел на звездное небо у себя над головой. Чужое небо. Высоко над ним мерцало огромное звездное колесо. Или ему уже начало изменять зрение?

— Где я?

— Это земля наших предков.

В глазах возвышавшегося над ним Гаарка не было места жалости.

— Бабушкины сказки, — просипел Касар.

— Глупец, ты считал меня ничтожеством, — прошипел Гаарк, не в силах больше сдерживать свой гнев. — Я хотел остаться со своими учителями, а вместо этого меня отдали тебе лапы. Но ты тоже оказался хорошим учителем, Касар!

Дуло его винтовки снова было направлено на командира уксара.

Касар чувствовал, что мир — свой ли, чужой — начинает удаляться от него. Его солдаты молча наблюдали за разворачивающейся у них на глазах драмой.

— Убейте его! — выдавил Касар, но никто не пошевелился. Может быть, ему изменил уже и голос?

Гаарк выкрикнул какую-то фразу, и все эти странные воины с копьями и луками повалились на колени, лопоча что-то на своем непонятном языке.

— Для тебя я был ничто, но здесь… — Улыбка Гаарка превратилась в волчий оскал, — здесь я буду королем.

Ствол его ружья прижался ко лбу Касара, и в это мгновение Касару открылась великая тайна смерти.


Шестой год Республики Русь

Старший сержант 35-го Мэнского добровольческого полка Ганс Шудер молча всматривался в содержимое своей тарелки, размешивая его ложкой. В юрте было темно, и Гансу приходилось напрягать зрение, чтобы разглядеть, из чего состоит эта бантагская каша. Похоже, все нормально. Он вспомнил годы службы в прериях, бесконечные стычки с команчами и грустно покачал головой. Тогда его не волновало, как выглядит пища, лишь бы она была, а уж он ел все. Но теперь…

Эти ублюдки пытались заставить его есть «мясо скота». Это была участь всех тех, кто становился «любимцем» орды. Съешь себе подобного — и ты переступил черту. Даже если тебе удастся спастись бегством, ты уже будешь другим, парией среди людей. Ганс боролся с ними, даже когда они повалили его на землю и запихивали человеческое мясо прямо ему в рот. Потом он смог заставить себя выблевать его обратно.

Они перехитрили его. Вскоре после пленения ему показали то, из чего был приготовлен вкусный суп, съеденный им накануне. Это было тело карфагенянина, одного из многочисленных пленников, которых остатки меркской орды отогнали на юго-запад после разгрома своей армии. Тогда он в первый раз попытался покончить с собой. После этого были и другие попытки. Поначалу Ганс желал только одного — умереть. Но теперь, после года плена, он уже не хотел смерти. Да, они перехитрили его, но в глубине души Ганс знал, что пока он не будет осознанно есть человеческое мясо, он останется несломленным. И не только это удерживало его от самоубийства. Новое чувство, оно пришло так неожиданно.

Завернувшись в грязное одеяло, она спала в дальнем углу юрты, свернувшись калачиком, как ребенок. «Да ведь она и в самом деле почти ребенок, ей не больше двадцати-двадцати двух, а мне уже за пятьдесят», — подумал Ганс. Он присел рядом с ней. Девушка зашевелилась во сне, что-то пробормотала, и на ее лице появилось выражение тревоги. Ганс не сводил с нее глаз. Тамира вздохнула, и с ее лица исчезла тень беспокойства. Она продолжала спать.

Ганс легонько поцеловал ее в лоб и поднялся на ноги.

«Как я позволил этому случиться? Никогда раньше, и вдруг… Может быть, это произошло потому, что в атмосфере постоянного страха и кошмара я испытывал необходимость в какой-то искре, в чьей-то нежности. Чтобы на краю этой пропасти рядом со мной кто-то был. — Ганс снова посмотрел на нее. — Нет, дело не в этом. Где бы я ни встретил ее — здесь, на Руси или в Штатах — все было бы точно так же. Это смуглое лицо, золотые миндалевидные глаза… Как называется этот народ там, на Земле? Если бы Эндрю или этот чертов Эмил были здесь, они бы мне сказали. Индусы, а может, одно из племен тихоокеанских островов».



Он вспомнил матросские байки о туземках с тропических островов и моряках, которые убегали с кораблей и никогда не возвращались домой, и улыбнулся. Глядя на Тамиру, он охотно верил в эти истории. И что это с ним случилось? Неужели из-за страха? В конце концов, он ей в отцы годится. Нет, дело не в страхе. Их связывало что-то глубокое, что нельзя было выразить ни на одном языке мира.

«Если бы я встретил ее дома, в Штатах, или еще раньше, в Германии, стал бы я солдатом? — спросил он себя. — Глупый вопрос. Я тот, кто я есть, — старший сержант Ганс Шудер, bei Gott».

Именно из-за нее он не хотел умирать и продолжал жить в этом аду.

Спящая девушка судорожным движением свернулась в клубочек, с ее губ слетел приглушенный вздох. Гансу захотелось упасть на колени рядом с ней и запечатлеть на ее лице легкий поцелуй. Нет, он может ее разбудить.

Шудер вновь обвел взглядом юрту. Зачем их сюда привели? Он подозревал, что стал частью какой-то сделки. Иначе с чего бы его и множество других пленников отделили от остатков меркской орды и отогнали на сотни миль на восток? Этим утром он увидел огромное становище бантагов — тысячи юрт, заполнивших равнину вплоть до горизонта. Местность напоминала прерии его второй родины, где он столько лет провел в стычках с команчами.

Когда их обоих отвели в отдельную юрту, Тамира решила, что они предназначены для пиршественного стола на Празднике Луны. Ганс придумал какую-то убедительную ложь, чтобы унять ее ужас, хотя сам был уверен в том, что их собираются подвергнуть ритуальной пытке — скорее всего для того, чтобы умилостивить дух какого-нибудь кровожадного предка местного вождя. Наверняка это был один из пунктов соглашения между бантагами и мерками, и эти ублюдки хотят поджарить живьем несколько пленников, чтобы скрепить сделку.

Он сунул руку в правый карман своих разорванных форменных брюк и нащупал некий твердый предмет, зашитый за поясом. Бритва была спрятана надежно. Это была страховка Тамиры — ей не доведется испытать всех этих ужасов. Если по поведению этих гнусных тварей Ганс поймет, что их ждет пиршественный стол, его рука не дрогнет. Одно резкое движение, секундная вспышка боли и благодарность в ее глазах. Живой она им не достанется.

И вообще, почему они позволили ей последовать за ним? Вот загадка. Воины орды не испытывали ни малейшей жалости к людям, им было наплевать на чувства, возникавшие между ними. Пара любимцев могла прожить вместе долгие годы, иногда хозяева сами сводили их вместе, как лошадей, чтобы потом по какой-нибудь прихоти разлучить навсегда. Когда мерки отделили Ганса от других и повели за собой, Тамира ухватилась за его руку, и никто не стал ее оттаскивать.

Это было необычно, и Ганс испытывал любопытство пополам со страхом. Он знал, что его положение среди пленников было весьма высоким. Тамука, бывший кар-карт мерков, перед тем как ускакать на запад с кучкой своих сторонников, пообещал Гансу долгую мучительную смерть, соответствующую его статусу. После исчезновения Тамуки Гансу довелось услышать, что его судьба стала предметом спора между клановыми вождями, которые в итоге отослали генерала-янки на восток вместе с другими пленниками.

Возможно, именно любопытство и желание узнать, что все это значило, и удерживало Ганса от того, чтобы убить Тамиру, а затем себя. Почему он все еще жив — этого он никак не мог понять. Ненависть мерков к янки, и в особенности к Эндрю Лоуренсу Кину, не знала границ. Они должны были понимать, что, подвергнув Ганса пыткам, нанесли бы Эндрю сокрушительный удар, частично отомстив за свой разгром.

Ганс закрыл глаза и снова окунулся в свои мечты…

…Вот они в военном походе — не важно, здесь, на Валдении, или на Земле. Все в сборе: Пэт, Эмил и, конечно, Эндрю. Бой уже закончился, напряжение спало, и они сидят вокруг стола с бутылочкой виски. Пэт травит свежую байку про веселую женушку трактирщика, Эмил, не отрываясь от стакана, повествует о вреде пьянства, а Эндрю… Эндрю сидит тихо, и только когда их взгляды скрещиваются, на его лице проскальзывает мимолетная улыбка…

Между ними всегда было это невысказанное нечто, какое-то чувство, понимание без слов… — мы снова выжили и победили. И кроме того, что-то гораздо более важное: товарищество, доверие, любовь, о которой они ни за что не стали бы говорить вслух и которая, тем не менее, была нитью, связывавшей их.

Старый сержант улыбнулся своим воспоминаниям. Образы из прошлого сменялись в его голове, как картинки в калейдоскопе. «Эндрю, перепуганный до смерти молодой профессор, который, преодолевая все трудности, стал вождем целого народа в этом чужом, проклятом мире. Я помню его, когда он даже не умел развернуть роту из колонны в цепь. Как же чертыхался старый полковник Эстес по поводу своего нового офицера! „Тысяча чертей! И на кой хрен мне подсунули этого очкастого заморыша?“ Эндрю стоически переносил эти упреки, не пряча глаза в сторону и сокрушенно вздыхая, когда ему казалось, что никто на него не смотрит. Сначала я его пожалел, мне не хотелось, чтобы он погиб в первом же бою, как множество других молодых лейтенантов. — Воспоминания с головой захлестнули Ганса. — Первый бой при Антьетаме, когда полк попал в ловушку в Западных лесах. И тогда я увидел, что в этом книжном черве скрывается солдат, борец, и я понял — о да, я понял! — кем он может стать. Миг славы в великой битве под Геттисбергом, когда Эндрю принял командование полком и держал оборону во время отступления Первого корпуса… Потеря руки. Уайлдернесс, кошмарное утро при Колд-Харборе, окопы Питерсберга — все это, казалось, произошло только что. Антьетам… С тех пор уже десять лет минуло. Они оказались на Валдении восемь лет назад, значит, дома сейчас тысяча восемьсот семьдесят второй год. Эндрю уже почти сорок, а мне аккурат посередине между полтинником и шестьюдесятью. И чего только не было за эти восемь лет! Проход через Врата света, восстание Руси против своей знати, первая война с ордой, с тугарами. Затем война с Карфагеном, вторая война с ордой, страшное годичное противостояние меркам. А потом в двух с лишним тысячах миль отсюда я попал в плен. Прошло уже больше года…»

Ганс очнулся от своих грез и, вздохнув, попробовал кашу. Крупа и рыбья мука. Слава богу, без мяса.

За его спиной послышался шелест отодвигаемой занавески. Кто-то вошел в юрту, но Ганс даже не повернул головы. Еще он будет отвлекаться на всяких подонков. Продолжая есть, он снова засунул руку в карман и нащупал ручку бритвы.

— Встань, янки.

Это было сказано по-русски. Ганс удивленно посмотрел на вошедшего. Бантаг был одет в кольчужную рубаху, столь любимую южными кланами, с его плеч свисал багряный плащ, доходивший до колен. В отличие от всех виденных Гансом воинов орды, он был чисто выбрит, и глазам пленника открылось плоское лицо, высокие скулы и приплюснутый нос. Однако почти сразу взгляд янки оказался прикован к тому, что было у вошедшего в руках.

Бантаг беззлобно усмехнулся.

— Поднимайся. Я Гаарк Катул, кар-карт бантагской орды.

Эти слова не звучали как прямой приказ, но в них была сила, которая подразумевала мгновенное подчинение. Ганс усмехнулся и не пошевелился.

— Я могу убить тебя за твою наглость.

— Давай, убивай, все равно у меня на сегодня нет других планов, — спокойно отозвался Ганс.

Гаарк запрокинул голову и расхохотался.

— Ты не похож на тот скот, который я видел раньше.

— Я не скот! — медленно ответил Ганс, с трудом сдерживая накативший гнев. — Я солдат Армии Потомака.

Бантаг промолчал, пристально глядя на пленника, а затем, к изумлению Ганса, сделал шаг вперед и сел рядом с ним.

— Я хотел с тобой познакомиться.

— Не могу сказать того же о себе.

Кар-карт склонился над Гансом, обдав его своим дыханием.

— Не дерзи мне, скот. Твоя жизнь и твоя смерть в моих руках, и я решаю, когда и как ты умрешь.

Ганс ответил ему недрогнувшим взглядом. Обычно скот, который осмеливался смотреть прямо в глаза хозяину, был приговорен, но сейчас он чувствовал, что все будет как-то иначе.

Гаарк посмотрел на Тамиру, которая все еще спала, и Ганс начал незаметно вытаскивать бритву, чтобы броситься на кар-карта или, в крайнем случае, на девушку.

— Твоя подружка?

— Жена, — сказал Ганс. — Это не одно и то же.

Бантаг окинул Ганса оценивающим взглядом и осклабился в волчьей усмешке.

— Давай сразу кое-что для себя уясним, — промолвил он. — Вне этой юрты ты для всех просто пленник — скот, которого можно сожрать в любой момент. У меня есть особое мнение. Я считаю тебя воином, таким же, как я сам.

Ганс едва не бросил в ответ язвительное замечание, но решил пока придержать язык.

— Если ты будешь сотрудничать, — продолжил Гаарк, — твоя… как ты сказал? Жена? Да, твоя жена не попадет в убойную яму. Понимаешь?

Ганс ничего не ответил, стараясь не выдать своих чувств и того облегчения, которое он испытал.

— Вижу, что мне удалось тебя заинтересовать, — заметил бантаг.

— Где ты научился русскому?

— От двоих скотов твоего племени. Хинсена и еще одного, которого мы недавно поймали.

Ганс яростно сплюнул на пол юрты при упоминании имени предателя, который переметнулся на сторону мерков еще перед войной с Карфагеном.

— Я согласен с тобой, — кивнул Гаарк. — Он презренный трус.

— Но полезный для тебя, — буркнул Ганс.

Глаза янки не отрывались от винтовки в правой руке кар-карта.

Гаарк усмехнулся.

— Это то оружие, с которым я пришел в этот мир. Хочешь рассмотреть его получше?

— Пришел в этот мир? — не сдержал своего изумления Ганс. — Так ты не бантаг?

Кар-карт разразился смехом.

— Я попал сюда сквозь Врата света, как и ты.

— Значит, ты не из этого мира, — медленно произнес Ганс.

В нем вспыхнул огонек надежды. «Что это может означать? Гаарк сказал, что он не из этого мира, и вместе с тем он кар-карт, вождь бантагской орды. Есть ли какой-то шанс, что он видит все иначе и понимает, что люди не скот?» Ганс пригляделся к его винтовке. Оружие предназначалось для воина расы Гаарка и потому было очень тяжелым, а его длина составляла почти шесть футов. Но внимание Ганса привлекло не это, а необычный механизм затвора.

— Пожалуйста, можешь потрогать все сам, — поощрил его Гаарк.

Ганс взял винтовку в руки и ощутил неожиданный прилив сил. У него снова было оружие, и целое мгновение Гансу казалось, что он свободен, пока его взгляд не остановился на фигуре бантагского вождя. Гаарк не сводил с янки глаз, он был напряжен, как пружина, и готов броситься на Ганса, сделай тот хоть одно неверное движение. Ганс покрутил винтовку в руках. Оружие весило восемнадцать-двадцать фунтов, но он понимал, что бантаг ощущает эту тяжесть иначе. Воину орды такой вес не кажется большим. Ганс повнимательнее пригляделся к затвору; механизм напомнил ему прусские карабины, заряжавшиеся с казенника, и янки потянул затвор на себя. Из образовавшейся щели вылетела сверкающая гильза и упала на пол юрты. Снова бросив быстрый взгляд на Гаарка, Ганс вогнал затвор на место. Впервые после пленения он держал в руках настоящее оружие. Если бы только ствол был покороче, он мог бы развернуться и…

— Даже не думай об этом, — ровным голосом предупредил его бантаг. — Я хочу поговорить с тобой, но если ты попытаешься меня атаковать, я убью тебя.

В его руке блеснуло лезвие кинжала.

Ганс улыбнулся. Он снова отвел затвор. Механизм работал идеально — это было превосходное оружие, сделанное куда более искусно, чем все, что выходило из мастерских русских оружейников. Если уж на то пошло, это оружие было лучше любого, виденного им на Земле. От этой мысли Ганс покрылся холодным потом. Эти ублюдки обогнали землян в этом ремесле. В чем еще?

Не задвигая затвор на место, он поднял винтовку вверх и изучил ее ствол. В тусклом свете, проникавшем внутрь ствола сквозь отверстие казенной части, виднелась нарезка. Кольца нарезки были тоньше и располагались ближе друг к другу, чем в «спрингфилдах» или его старом карабине Шарпса. Медленно поднеся винтовку к плечу, Ганс почувствовал, что, несмотря на вес, она хорошо сбалансирована. Он прицелился в светильник, мерцавший в центре юрты. На стволе располагался прицел, и вскоре Ганс понял, что его линзу можно регулировать в зависимости от расстояния до мишени. Единственным оружием с прицелом, которое ему доводилось видеть, была винтовка Шарпса, изготовленная по специальному заказу для снайперов.

Выбитые на прицеле символы были ему незнакомы, но Ганс предположил, что это цифры, позволяющие стрелку корректировать полет пули в соответствии с необходимой дальностью стрельбы.

— Странно, — заметил Гаарк. — Похоже, на этой планете гравитация чуть меньше. Я обратил внимание, что эти насечки не совсем точны.

Ганс вздрогнул от удивления. Он вспомнил, что Фергюсон говорил о чем-то подобном, а когда они впервые очутились в этом мире, ему все казалось легче, чем обычно, но раньше Ганс никогда по-настоящему не задумывался об этом.

Положив винтовку на пол юрты, он поднял пулю. Гильза был сделана из латуни, а калибр пули был приблизительно пятидесятый. Твердый и заостренный на конце патрон, по-видимому, имел намного большую пробивную силу, чем у пуль, которыми стреляли «спрингфилды».

— Где ты взял такое ружье? — спросил Ганс.

— Принес из своего мира.

Ганс промолчал.

— Частично из-за этого я и хотел поговорить с тобой. Как и ты, я не из этого мира. Я прошел через Врата света.

— И у тебя было ружье?

— Я был солдатом, хотя тогда мне этого совсем не хотелось. А ты?

— И я был солдатом. — Ганс судорожно передернул плечами. — Я не знаю, как мы попали сюда. А ты знаешь?

Он удивлялся самому себе. И почему его тянет поговорить с этой тварью? Может, он просто рад снова слышать знакомую речь. Его родным языком был немецкий, и, конечно, за семнадцать лет жизни в Штатах он овладел английским, но государственным языком Республики был русский, и в какой-то момент Ганс понял, что думает именно на нем. Его беспокоило, что, научившись со временем языку орды, он иногда видел на нем сны. И поэтому сейчас он с удовольствием формулировал свои мысли, не прибегая к бантагскому похрюкиванью и реву — именно так Ганс воспринимал ненавистную речь. Русский в устах кар-карта звучал странновато, звуки были резкими и гортанными.

— И я не знаю, — отозвался Гаарк. — Я надеялся, что ты сможешь мне объяснить.

— Ты что, хочешь вернуться домой?

Бантаг рассмеялся.

— Домой? Чего ради? Чтобы стать студентом или, того хуже, чтобы меня снова замели в армию? Ну уж нет. Здесь я Катул. Знаешь, что это значит?

Ганс покачал головой.

— Спаситель, о котором говорят древние пророчества.

При этих словах Ганс словно заледенел.

— Нет, я останусь здесь, — продолжал Гаарк. — Но если бы я нашел путь обратно, у меня появился бы доступ ко многим вещам, которые мне нужны здесь.

— Например?

Бантаг хитро улыбнулся, как бы размышляя, поделиться ему своими секретами или нет.

— Все бы отдал за книгу по рафинированию металлов. Или хотя бы за набор инструментов из сверхтвердой стали. И я никогда не понимал принцип двигателя внутреннего сгорания, хотя один из моих спутников работал на — как вы это называете? — железной дороге.

Слова застыли у Ганса в горле.

— Да, у нас есть паровые двигатели. Скажи-ка мне лучше, есть ли в вашем мире самолеты?

По спине старого сержанта побежали мурашки.

— Конечно.

Бантаг снова улыбнулся и покачал головой.

— Ох, сомневаюсь. Ваши машины отстают от наших на несколько поколений. Правда, в этом мире остались кое-какие полезные артефакты. Я думаю, что у древних до периода упадка была даже атомная энергия. По крайней мере я сделал такой вывод, изучая описание двигателей, использовавшихся на летательных аппаратах мерков. Сейчас мы раскапываем древние захоронения в поисках таких устройств. Если только в них не испортилось топливо, мы сможем запустить новые самолеты.

Он сделал паузу.

— Я сказал «атомная энергия». Ты знаешь, что это такое?

— Кто ж этого не знает!

— Тогда объясни мне.

Ганс промолчал, злясь на самого себя. О чем бы там ни болтала эта тварь, ему явно было многое известно о мире янки. Рассудок подсказывал Гансу, что ему надо сохранять молчание, но любопытство побуждало его продолжить беседу.

Кар-карт усмехнулся.

— Ты не сказал мне ничего такого, о чем бы я не подозревал ранее. Твой дружок Хинсен уже рассказал мне все о вашем мире. Ваша цивилизация примитивна. Если бы мы смогли открыть проход из моего мира в ваш, то легко раздавили бы вас.

— Я в этом не уверен.

— А как бы вы защищались? — презрительно кинул Гаарк. — Нарезные ружья против пулеметов? Дирижабли против истребителей и ракет? Ты хоть знаешь, что такое радио?

— Руки коротки до нас дотянуться, — сплюнул Ганс, внезапно разъярившись оттого, что этот ублюдок словно издевался над его невежеством.



Бантаг улыбнулся и покачал головой.

— Не волнуйся ты так. У меня есть более срочные дела.

— Это какие?

— Закончить эту войну между вами… — кар-карт запнулся на секунду, — вами, людьми, и нами.

Ганс вдруг ощутил надежду, но тут же заставил себя трезво взглянуть на вещи. Конец этой войне придет только тогда, когда исчезнет одна из рас, ее ведущих.

— Как? — все же спросил он.

— Возможно, нам удастся заключить соглашение — скажем, разделить территории.

— Вряд ли.

— Почему нет?

— Прежде всего потому, что нам незачем идти на такие уступки, — спокойным тоном произнес Ганс. — Мы почти полностью уничтожили тугар и мерков. Скоро дойдет черед и до вас.

— У бантагов свыше шестидесяти уменов. У харангов, к югу от нас, еще сорок. Мы сможем выставить миллион воинов.

— Мы разбили сорок уменов мерков.

— И сами чуть не потерпели поражение. Ваши люди до сих пор не оправились от этой войны, и к тому же, насколько мне известно, их силы расколоты.

В течение того года, что Ганс был в плену, он ничего не слышал о своих старых друзьях. Сейчас он пытался скрыть свою заинтересованность в их судьбе. Однако бантаг, похоже, видел его насквозь.

— Что, хочешь узнать новости из дома? Может, потом я расскажу тебе кое-что. Кстати, не исключено, что перед смертью ты даже увидишься с кем-нибудь из своих друзей.

— Мне это все равно. Я знал, что я мертвец, с того момента, как попал в плен. Я не дурак, чтобы надеяться на другой исход.

— А знаешь, ты мне в самом деле по душе.

Ганс испытывал какое-то странное чувство. Ему казалось, что он беседует не с заклятым врагом, а со старым приятелем-солдатом.

— Я соглашусь с тобой, что если бы эти варвары, которых вы называете бантагами, выступили против вас такими, какими они были несколько лет назад, они проиграли бы. Но с тех пор многое изменилось.

Говоря это, Гаарк не переставая поглаживал свою винтовку.

— У мерков было такое же оружие, как у нас.

— Примитивные ружья, к тому же их было мало. Все стало совсем иначе после того, как на Валдении появился я. К востоку отсюда у нас есть завод, который выпускает триста винтовок в неделю.

— Таких, как твоя? — затаив дыхание, спросил Ганс.

— Нет, наши ружья заряжаются с дула, как ваши. Мы взяли за образец оружие мерков, но думаю, через год у нас будут винтовки, похожие на мою. Какие все-таки отсталые племена! — заявил Гаарк с презрительным фырканьем. — Подчинить их своей власти было проще пареной репы. Они боятся меня. Я напомнил им кое-какие древние легенды о Спасителе, убил полдесятка недовольных и в момент стал кар-картом. Это было несложно. А вот заставить их работать — тут приходится попотеть.

— И ты решил использовать людей, — догадался Ганс.

— Знаешь, на востоке есть город желтокожих людей, которые называют себя чинами. В этом городе их миллион. Мы пообещали им освобождение от убойных ям, если они будут делать то, что мы скажем. Это отличные рабочие. Но моя винтовка — пока что они не умеют делать такое. Поэтому я внедрил в производство старые образцы. Ружья, заряжающиеся с казенника, могут подождать. У нас есть экземпляры оружия из вашего мира.

Ганс с ностальгией подумал о своем ненаглядном карабине Шарпса и машинально согнул руку, словно это оружие снова оказалось у него. Гаарк заметил этот жест и понимающе усмехнулся.

— С артиллерией и даже дирижаблями то же самое, — продолжил он. — У нас есть паровые двигатели. Не очень мощные на данный момент, но мы совершенствуем их. Есть чертежи печатного станка, так что скоро мы будем издавать технические пособия. Мы знаем, как изготовить уборочные машины, их применение позволит мне привлечь больше рабочих на новые фабрики.

— Так чего же ты хочешь от меня? В машинах я ничего не понимаю, но даже если бы понимал, то послал бы тебя куда подальше.

— Речь солдата. Хотя мои советники считают, что, если постепенно поджаривать тебя на медленном огне, ты бы заговорил. Впрочем, у меня на уме совсем другое.

— Что же?

— Ты будешь, как здесь говорят, моим рагма.

— Любимцем? — яростно воскликнул Ганс. — Ни за что!

Гаарк успокаивающе протянул руку ладонью вперед.

— Тебе не нравится это слово? Пусть тогда будет «компаньон». Мы будем иногда разговаривать.

— Ты не дождешься от меня никакой помощи.

— Скорее всего, нет. Но я бы хотел кое о чем тебя спросить.

— О чем?

— Расскажи мне о Кине.

Лицо Ганса озарила улыбка.

— Ты никогда не побьешь его. Никому этого не удавалось. Я-то знаю — я был с ним с самого начала. Десять с лишним сражений дома, на Земле, и все кампании на Валдении, пока меня не взяли в плен. Даже если бы он знал, что его ждет поражение, он плюнул бы тебе в лицо и погиб бы сражаясь.

— Ты гордишься им, да?

— Еще бы! Я чертовски горжусь им! — воскликнул Ганс.

— Я так понимаю, что ты ему как отец. Ты был его учителем в военном деле. Значит, узнав тебя, я узнаю и его.

Гаарк довольно улыбнулся, и Ганс поздно спохватился, что выболтал чересчур много.

— Пойдем со мной.

Ганс бросил обеспокоенный взгляд на Тамиру, которая все еще спала.

— С ней ничего не случится, — заверил его Гаарк. — Вы теперь под моей защитой, и она в безопасности.

Ганс попытался скрыть облегчение.

Кар-карт поднялся и жестом приказал пленнику следовать за ним. Выйдя из юрты, Ганс непроизвольно заморгал. Вечернее солнце висело низко, заливая плоскую степь своим кроваво-красным светом. Лагерь бантагов уходил за горизонт, в небо поднимались клубы дыма от походных костров. Ветерок разносил аромат жареного мяса. Ганс давным-давно научился справляться с ужасом, который этот запах внушал ему. Вдалеке раздавались жалобные вопли будущей жертвы. Гаарк заставил его на время забыть обо всем этом, но от криков, полных боли и страха, в жилах бывшего старшего сержанта стыла кровь.

— Пока не пришел конец этому кошмару, — с горечью произнес Ганс, — наша война будет продолжаться.

Гаарк недоуменно посмотрел на него, явно не понимая, что Ганс имеет в виду. Вопли стали громче, и наконец до кар-карта дошло.

— Может быть, когда-нибудь все изменится. Я слышал, что тугары отказались от человеческого мяса. Некоторые из них даже присоединились к твоему Кину.

Ганс недоверчиво покачал головой и пробормотал себе под нос ругательство. Быть того не могло!

К ним приблизились двое стражников, которые вели под уздцы лошадей. К изумлению Ганса, одна из лошадей предназначалась ему. Чтобы взобраться в седло слоноподобного коня бантагов, ему пришлось изрядно поднатужиться. Все же было хорошо опять сидеть верхом на лошади — на мгновение он почувствовал себя свободным.

«Я могу пришпорить ее и ускакать», — пронеслось у него в голове. Он представил себе, как несется во весь опор по степи на северо-запад. Но Ганс сразу же вспомнил о Тамире, и ему стало стыдно, что он даже на секунду помыслил о том, чтобы бросить ее одну. Да и в любом случае у него не было и одного шанса на миллион выбраться отсюда.

— Ты не проскачешь и пятидесяти шагов, — негромко произнес Гаарк. — А что случится с твоей спутницей?

Ганс потрясенно воззрился на кар-карта. Неужели он умеет читать мысли? Эндрю считал, что некоторые воины орды способны на такое. На губах Гаарка блуждала загадочная улыбка.

Неспешной рысью Ганс следовал за кар-картом. Пробираясь сквозь скопление юрт, он видел множество бантагских семей, сидящих вокруг костров, и зачастую в их кипящих котлах варились те или иные части человеческих тел. При приближении кар-карта они вставали и низко кланялись. Многие недоуменно пялились на человека верхом на лошади.

— Примитивный народец, — заметил Гаарк.

— Ты их презираешь?

— Нет. Честно, нет. Скорее жалею. Согласно нашим легендам — то есть легендам моего мира, — это наши предки, которые некогда путешествовали по всей вселенной — до Великой войны. Это они построили Врата, которые позволяют перемещаться между мирами. Для меня было шоком найти их в таком упадке. Но мы вернем этому народу его прежнее величие.

Эти слова — «мы вернем этому народу его прежнее величие» — отозвались тревогой в сердце Ганса. Гаарк говорил на чужом языке и мог иметь в виду совсем другое, но все же местоимение «мы» не давало Гансу покоя.

Выехав за пределы лагеря, кар-карт пустил свою лошадь галопом, Ганс не отставал от него. Эта скачка, ветер в волосах, — пульс Ганса участился от волнения. Он закрыл глаза и почувствовал себя на двадцать пять лет моложе. Вот он снова несется по техасской прерии в погоне за команчами…

Степь изобиловала пологими подъемами и спусками. Они поднимались на вершины невысоких холмов, затем скатывались вниз, в мрачные лощины, на дне которых плескался вечерний туман, потом снова вверх и опять вниз. Наконец Гаарк резко натянул поводья на вершине очередного холма, так что его конь встал на дыбы. Ганс остановился рядом с вождем. Он открыл было рот, чтобы поделиться с Гаарком своей радостью от этой скачки, но тут его сердце чуть не выпрыгнуло из груди.

Кар-карт почти дружески улыбнулся ему.

В долине у них под ногами копошились тысячи людей. Вдалеке послышался протяжный, скорбный звук, и волосы на голове Ганса встали дыбом.

— Вы строите железную дорогу, — пересохшими губами прошептал он.

Улыбка не сходила с лица кар-карта.

— Мы уже проложили двадцать миль путей от города чинов. В шахтах и литейных мастерских работают тысячи людей, они выплавляют рельсы, пилят шпалы, возводят мосты. Каждый день наша дорога удлиняется на четверть мили.

Гаарк подъехал ближе к Гансу.

— Одно из ваших стратегических преимуществ в войне с мерками. Вы могли перебрасывать войска на поездах. У вас была возможность помочь подразделениям, отдаленным от других на сотни миль. Мерки полностью зависели от травы для своих коней, от еды, которую они могли достать для себя в радиусе нескольких дней марша Твой Кин все хорошо спланировал и, отступая, сжигал все на их пути. Теперь эта тактика вам не поможет.

Ганс задумчиво наблюдал за работой людей, трудившихся под присмотром бригадиров-бантагов. Сейчас он все на свете отдал бы за кусок жевательного табака. Вынужденное воздержание от никотина в плену не смогло убить старую привычку. Гаарк протянул ему руку. На открытой ладони кар-карта лежала плитка прессованного табака. Ганс был потрясен.

— Да, иногда я могу, — спокойно произнес Гаарк в ответ на его невысказанный вопрос. — У мерков традиционно существовали дух «ту» и дух «ка». Духовное и воинское начало. Некоторые из нас обретают способность читать мысли других. У меня есть этот дар.

Ганс испытал леденящий душу ужас. Неужели Гаарк проник в его мысли и увидел тот страх, который охватил Ганса при виде этой дороги, когда он понял, что это все значит? Мгновение помедлив, старый сержант взял плитку табака, откусил от нее кусок и благодарно кивнул своему спутнику. От вкуса никотина ему сразу стало легче, и он не смог подавить удовлетворенный вздох. По обыкновению, он решил предложить табаку Эндрю, забыв, где находится, и машинально качнулся в сторону Гаарка, но, опомнившись, остановил себя.

— Чего ты хочешь? — спросил Ганс.

— Ты мне любопытен, — спокойно ответил Гаарк. — Ты был одним из тех, кто спланировал разгром мерков. Я немало заплатил за тебя и других пленников, захваченных в эту войну. Вас почти пять тысяч.

Ганс сплюнул на землю струю табачной слюны.

— Мерки, паршивые ублюдки!

— А мы — нет, — произнес Гаарк. В его голосе слышались стальные нотки.

— Дьявол, да почему тебя все это вообще волнует? Мы живем за полторы, а может, и две тысячи миль от вас. Почему не оставить все, как есть?

Ганс с сожалением подумал, что эти слова прозвучали как-то жалобно. Он замолчал и посмотрел прямо в глаза Гаарку.

— Ты собираешься возобновить войну.

— Не раньше, чем мы будем к ней готовы, — ответил кар-карт.

— И как ты думаешь, чем все закончится?

Гаарк расхохотался, и его лошадь загарцевала перед Гансом.

— Сначала вы победили тугар. Непостижимо. Презренная раса поднимается из праха, меньше чем за два года вооружается, объявляет войну и сокрушает двадцать уменов гордой орды. Это был первый сигнал тревоги. В этот момент бантаги и мерки должны были позабыть о своих разногласиях, подготовиться и уничтожить вас. Вместо того эти дураки затеяли войну между собой. Я внимательно изучил составленный мерками план кампании. Если хотя бы десять уменов бантагов зашли с юга на территорию между морями, которые вы называете Внутренним и Великим, Рим был бы атакован с южного фланга и вам пришлось бы воевать на два фронта. Вас ждало поражение.

— Но они не объединились, и мы победили.

Гаарк утвердительно кивнул.

— Этого не произошло бы, будь я здесь.

Он поднял вверх свою винтовку.

— Я понимаю это. Мне ясно, почему все было именно так. Я хорошо представляю себе ваш мир. Вы на два-три поколения отстали от моей цивилизации, но на пятьдесят или даже на сто поколений впереди этих дикарей, которыми я сейчас правлю. Есть закон, согласно которому в противостоянии более высокой и более низкой культур последняя неизбежно либо изменяется, либо погибает. Так что выбор прост: либо вы, либо мы.

Ганс вытаращил глаза. Ему хотелось заорать на этого ублюдка, послать его к черту, но он понимал, что Эндрю вел бы себя иначе и хотел бы, чтобы он, Ганс, подошел к этому делу по-другому.

— Все могло бы быть совсем не так. Даже сейчас еще не поздно все изменить. Если бы ты встретил расу, которая убивает и пожирает твоих детей, разве не стал бы ты сражаться с ними насмерть?

Гаарк и не думал с ним спорить.

— Конечно. Ты хочешь попросить меня изменить их? Это невозможно.

— Тогда будет война. Мы с этим никогда не смиримся.

— Думаешь, я этого не знаю?

— Ты кар-карт. Ты можешь приказать, и все будет по-твоему.

— Не все. Золотой трон шатается подо мной. Многие клановые вожди сомневаются, что я в самом деле Катул.

Ганс не сводил с него взгляда.

— Пророчество гласит, что из Врат света выйдет посланный предками вождь, который вернет свой народ к звездам, — пояснил Гаарк.

— Так ты и есть этот Катул?

Гаарк улыбнулся, и Ганс почувствовал, что кар-карт мысленно сейчас далеко от него. «Он верит в это, — вдруг понял Ганс. — Только религиозного фанатика нам и не хватало!»

— Я не фанатик, — прошептал Гаарк, и Ганс невольно отвел глаза, вызвав этим смешок у своего собеседника.

— Так чего же ты хочешь от меня?

Гаарк вздохнул и наклонился к нему в седле. Вождь показал на плитку табака в руке Ганса, и старый сержант, не задумываясь, протянул ее ему. Это был очень странно — как ритуал, который он столько лет выполнял на пару с Эндрю. Может быть, Гаарк поступал так именно поэтому?

Откусив от плитки, Гаарк вернул ее Гансу.

— В моем мире есть подобное растение. Оно называется лах гудак, солдатский лист. Более мощная штука, чем это, успокаивает нервы и помогает не заснуть, когда ночью стоишь на посту.

— Значит, в твоем родном мире идут войны?

— Такие войны, какие ты не можешь даже вообразить, — сипло произнес Гаарк. — Нескончаемая война из-за династических споров, развязанная просто потому, что мы не можем не воевать. Виды оружия, которые тебе и не снились, произошедшие от того, что вы принесли сюда, на Валдению.

Гаарк продолжал жевать, задумчиво глядя на горизонт.

— Этот мир, эти войны. Детская возня. Я хочу, чтобы ты управлял моими литейными заводами. Тебя знают и уважают. Ты можешь организовать это дело.

Ганс яростно сплюнул.

— Иди к черту.

Гаарк покачал головой и сделал Гансу знак следовать за ним. Они скакали рысью по невысоким холмам. Ганс пристально наблюдал за тем, как производятся работы по укладке путей. Его поразило, как похоже это на античные рисунки, изображавшие рабов древности. Тысячи одетых в лохмотья рабочих, объединенные в бригады, медленно шли под надзором размахивающих бичами надсмотрщиков. В этот момент один из рабов упал. Бантаг шагнул вперед и одной рукой поднял человека за горло. Все остальные продолжали двигаться вперед, таща на своих спинах шпалу и отводя глаза от этого ужаса. Надсмотрщик потряс человека несколько раз, но у того уже не было сил ответить ему. С пугающей легкостью бантаг свернул несчастному шею и отбросил его тело в сторону.

Ганс замедлил бег своего коня, наблюдая за этой сценой. За последний год он сотни раз видел подобные зрелища, но так и не смог к ним привыкнуть. В нем вскипел гнев. Он поймал на себе оценивающий взгляд Гаарка.

— Ты хочешь, чтобы я помогал вот этому? — взорвался Ганс. — Не дождешься, гад!

Гаарк пришпорил лошадь, но Ганс остался стоять на месте. Кар-карт навел на него винтовку.

— Стреляй, и покончим на этом!

— А как же твоя подруга?

Ганс молча смотрел на врага. «Все равно мы все уже приговорены. Незачем обманывать себя».

— Поехали. Выслушай меня, а потом решишь, как поступить.

Гаарк поскакал вперед. Ганс бросил взгляд на тело убитого чина и увидел, что надсмотрщик уставился прямо на него. Конец кнута бантага лежал на трупе и шевелился, словно был живым. Тамира… В сердце Ганса бушевала схватка, в нем сражались любовь к ней и чувство горечи оттого, что из-за нее его жизнь и его решения теперь уже не зависели целиком от него самого.

Он пришпорил своего битюга и, осыпая надсмотрщика самыми грубыми английскими ругательствами, поскакал вслед за Гаарком. На вершине следующего холма кар-карт остановился. Под ними был лагерь огромного бантагского войска. Солнце коснулось своим краем горизонта, и все окрасилось в багрянец. Ветер донес до них песни сказителей, и по спине Ганса пробежал холодок. Насколько видел глаз, вся степь была заполнена бантагами, вздымавшими к небу свои мечи, чтобы уловить последний отблеск уходящего дня. Гаарк, как и подобало воину его ранга, остался сидеть в седле и вместо меча вскинул вверх винтовку. Из его горла вырвалось воинственное улюлюканье, смешавшееся с ревом толпы внизу.

Когда солнце скрылось за горизонтом, все повернулись на восток, приветствуя серебряные проблески первой луны. Вскоре на небе появилась и вторая луна, на пядь справа от первой. Войско снова разразилось дикими воплями, странно сочетавшимися со свистками паровозов и пушечными выстрелами.

— Сегодня ночь Праздника Луны, — сказал Гаарк Гансу. — Ты в курсе? Назвать тебе имена пленников, которых я выменял у мерков?

— Нет, не надо, — ответил Ганс, предчувствуя, что будет дальше.

— Пятьдесят с лишним русских из твоей армии, взятых в плен в битве при Испании и в стычках при последующем отступлений мерков. А также четыре с лишним тысячи карфагенян. И, — Гаарк сделал многозначительную паузу, — твоя, как ты выразился, жена.

Ганс не сводил с кар-карта горящих глаз.

— Еще у меня есть Хинсен, хотя ты был бы только рад, если бы он отправился на пиршественный стол. А что касается остальных, то все очень просто. Многие из них работали на литейных заводах, даже на железной дороге и в оружейных мастерских. Мы сами захватили в плен около полусотни ваших людей из числа дозорных, наблюдавших за территориями между Внутренним и Великим морями. Я обещаю тебе, что все они останутся живы до тех пор, пока будут работать на нас.

— Или?

— Или они пойдут на пиршественные столы сегодня же вечером. Если ты откажешься сотрудничать.

Сердце Ганса разрывалось на части. Если бы он был один, он бы ни секунды не сомневался. Его ответ был бы однозначен и окончателен. И почему только Тамира вошла в его жизнь? В Гансе до сих пор жил червячок сомнения, нашептывающий ему, что молодая девушка, спящая сейчас в юрте, была в союзе с ордой, что они специально подослали ее к нему, чтобы поколебать его решимость. Но он понимал, что такого не могло быть. Ганс слишком часто смотрел в глаза Тамиры и провел с ней слишком много ночей, чтобы сомневаться в ее любви к нему и в своей любви к ней, любви, о которой он даже не мечтал.

Но у них был выход. Одно последнее ужасное мгновение — и они свободны. Это лучше, чем такое существование среди живых мертвецов.

— Жизнь или смерть для всех, — повторил Гаарк. — Насколько мне известно, на тризне по кар-карту мерков ты стал свидетелем убийства ста тысяч человек и один остался в живых.

Ганс усилием воли отогнал от себя жуткое воспоминание. «Полная крови яма, безумие гигантской гекатомбы, и я, как Лазарь, вернувшийся из царства мертвых».

— Ты вновь увидишь это, сержант. Ты ведь знаешь, что я могу найти других для этой работы, так что ничего не изменится. Машины будут построены, и придет день войны, но перед этим ты увидишь, как подвергнут мучительной пытке твою жену. Поверь мне, когда все узнают, кто вы такие, многие будут рады растянуть эту пытку до самого рассвета.

И словно для того, чтобы придать вес его словам, из лагеря до них донесся душераздирающий вопль жертвы, которую тащили к убойной яме.

— Ты ведь еще не видел Праздника Луны у бантагов, сержант?

— Я насмотрелся на это у мерков.

— В моей орде любят забавляться по-особому, — не повышая голоса, сказал Гаарк. — Они считают, что чем больше мук и страданий испытывает жертва, тем вкуснее становится ее мясо, когда наступает время расколоть череп и попробовать мозги. Самый лучший способ — это в течение половины ночи поджаривать живого человека на медленном огне. У твоей жены такая красивая коричневая кожа, жаль будет, если она дочерна обуглится, пока девушка будет еще жива.

— Ублюдки, все вы ублюдки, — выдавил из себя Ганс.

— Решай, человек. Я не могу больше ждать. И помни, даже если ты откажешься, это ничего не изменит. Твое место займут другие. Машины будут построены. Но ты и твоя жена — этой ночью сбудутся ваши самые кошмарные видения.

В лагере послышались новые вопли, каждый из них разрывал ему душу. Ганс вдруг почувствовал, что Тамира проснулась и дрожит от страха одна в юрте. Мысль о том, как он будет глядеть ей в глаза, когда она будет умирать в страшных муках, была непереносимой.

— Еда. Рабочие должны получать хорошую еду, — хрипло сказал он.

На лице Гаарка промелькнула легкая улыбка.

— Один день в неделю будет выходным. Тогда они смогут работать лучше и дольше. Люди должны жить в хороших бараках. И полное освобождение от Праздников Луны и вообще от убойных ям. Если они будут работать на тебя, им должна быть гарантирована жизнь, беременные женщины и маленькие дети освобождаются от работы.

— Договорились.

К горлу Ганса подступила тошнота. Все-таки они его сломали.

— И еще одно, — произнес его мучитель. — Время от времени мы с тобой будем говорить, человек. В тебе есть что-то, что мне нравится.

— Не могу сказать того же про тебя.

— Это не имеет значения. Ты сделал правильный выбор. Мне не хотелось убивать тебя.

— Этой ночью вместо меня умрут другие.

— Пусть тебя это не волнует. В ночь праздника погибнут пятьдесят тысяч. Ими могли быть ты и твои друзья; теперь это будет кто-то другой. Ты увидишь завтрашний день, и твоя женщина тоже. — Гаарк помолчал секунду. — И еще один твой старый друг.

«Другие умрут вместо меня», — эта мысль не выходила у Ганса из головы.

— В этом мире нет места жалости, — резко произнес Гаарк. — Ты выбрал жизнь, только дурак поступил бы иначе. Иди обними свою женщину и радуйся, что ей не придется этой ночью кричать в агонии.

Кар-карт развернул коня и, словно вспомнив о чем-то, вновь протянул своему спутнику плитку табака.

— Ты знаешь обратную дорогу. Поезжай. Мы еще поговорим. Завтра тебя отведут на то место, где будет построен новый завод. Строить его будешь ты со своими людьми, и работать на заводе тоже будете вы. Сделайте это, и останетесь в живых. Обмани меня, и… — Гаарк кивнул в сторону лагеря, где уже началось пиршество.

Негромко рассмеявшись, кар-карт исчез в сгустившихся сумерках, за ним последовала дюжина стражей, которые во время беседы находились на почтительном расстоянии от них.

Ганс испытывал сильное искушение бросить подаренный табак на землю, но вместо этого сунул плитку себе в карман. Не поднимая головы, он развернул свою лошадь. Из его глаз текли слезы унижения и гнева.

— Ганс?

Старый сержант удивленно поднял глаза от земли.

— Бог мой, Григорий!

От стены его юрты отделился худой, изможденного вида молодой человек, одетый в мешковатую белую рубаху и форменные брюки русского пехотинца. Он неуверенно приблизился к Гансу.

— Сэр, неужели это и вправду вы?

Ганс соскользнул с лошади и бросился к парню, который был некогда начальником штаба его 3-го корпуса, но наибольшую известность снискал как неподражаемый исполнитель ролей в шекспировских пьесах. Григорий знал наизусть чуть ли не весь сборник произведений Шекспира, чудом попавший сюда из другого мира.

Юноша вытянулся по стройке «смирно» и явно намеревался отсалютовать Гансу, но тот схватил Григория за руку и крепко сжал ее.

— Сынок, как ты сюда попал?

Григорий печально покачал головой.

— Меня схватили примерно полгода назад. Мы рассылали патрули на юг и на восток, пытаясь разведать, что случилось с мерками и где болтаются эти ублюдки. Мое подразделение попало в засаду, — в голосе Григория звучала горечь. — Нас стерли в порошок. Жаль, что меня не убили. После боя я очнулся уже в плену. Со мной было сто человек. Всех их…

— Тебе нечего стыдиться, сынок, — перебил его Ганс. — Со мной было то же самое.

— Они отвели меня к этому Гаарку, Спасителю, или кем он там себя считает. Он хорошо обращался со мной, сэр, и только хотел научиться нашему языку. Он сказал мне сегодня утром, что я смогу увидеть вас, но я не верил в это, пока они не привели меня сюда пару минут назад.

— Может, это звучит и странно, — взволнованно произнес Ганс, — но я почти рад видеть тебя здесь.

Григорий выдавил из себя улыбку.

— Здесь есть еще пара ребят с Руси. Алексей Давыдович, из моего подразделения, он раньше был инженером. Они его тоже взяли в плен. И еще я видел Хинсена. Я никогда раньше не встречал его, но догадался, что это может быть только он. Он тут на привилегированном положении, у него своя юрта, лошадь, даже женщины. Эх, вот бы добраться до него, тогда и умереть не жалко!

— Пока не думай об этом, — предостерег его Ганс. — Он свое еще получит. А для нас сейчас главное — выжить.

— Что они собираются с нами сделать?

— Рано или поздно они нас убьют, — тихо сказал Ганс, глядя на юрту и думая о той, которая находилась внутри нее. — Но пока что мы живы. Главное, выжить и найти путь к спасению. Надо вернуться и предупредить Эндрю, даже если у нас уйдут годы на подготовку к побегу.

Глава 1

Девятый год Республики

Полковник Эндрю Лоуренс Кин резко выпрямился в койке, разметав мокрые от пота простыни.

— Эндрю, что с тобой?

Слова застряли у него в горле. Образ казался таким живым.

— Эндрю?

— Не беспокойся, Пэт.

Эндрю свесил ноги с койки и встал на пол, стараясь не потерять равновесия, так как именно в этом месте дорога делала крутой вираж и поезд сильно накренился.

— Тебе приснился Ганс, да?

Пэт О'Дональд, командующий 1-й армией Республики, отбросил одеяло и сел напротив Эндрю. Кин кивнул.

— Я так и думал, — хмыкнул ирландец. — Мне тоже частенько снится этот старый хрыч.

Пэт вздохнул и тоже поднялся с койки.

— Надо бы промочить глотку, — заметил он. — Отлично успокаивает нервы.

— Ты читаешь мои мысли, — улыбнулся Эндрю.

Поезд продолжало трясти. Эндрю, пошатываясь, добрался до конца вагона и выглянул в тамбур. По счастью, там никого не было. Его штаб сладко спал в следующем вагоне. Эндрю присел на скамью с жесткой спинкой, а подошедший Пэт открыл дверцу печи и подбросил в нее полную лопату угля. Эндрю задрожал от холода, и артиллерист вернулся в их купе, но секунду спустя снова вынырнул оттуда, держа в руках синий плащ Эндрю.

Кивком поблагодарив друга, Кин плотно закутался в теплую ткань и пожалел, что на нем нет его мундира. Однако с ним было бы слишком много возни. Он долго не мог привыкнуть, имея только одну руку, справляться с таким нехитрым делом, как надевание мундира. Дома полковнику всегда помогала одеваться Кэтлин, и этот ритуал даже начал ему нравиться, но Эндрю ужасно не хотелось приставать с такими пустяками к Пэту или кому-нибудь еще, особенно среди ночи. Пэт протянул ему очки, которые Эндрю сам раскрыл и надел. Он терпеть не мог быть практически незрячим, даже сидя в темном тамбуре.

Пэт опустился на скамью рядом с ним и вытащил из внутреннего кармана фляжку с водкой. Выдернув пробку, он торжественно протянул сосуд Эндрю.

— За Ганса, светлая ему память.

— За Ганса, — прошептал Эндрю и, поднеся фляжку к губам, сделал долгий глоток, скривившись, когда ядреное зелье опалило ему горло. Он вернул водку Пэту, который, казалось, бормотал про себя слова молитвы. Быстро перекрестившись, старый артиллерист взял фляжку и надолго приложился к ней.

— Если доктор Вайс проснется и застукает тебя пьющим на пустой желудок, он такого фитиля нам обоим вставит, — предупредил Пэта Эндрю.

— А я уже проснулся, — раздался голос у него за спиной.

Широко зевая, в тамбур вышел Эмил Вайс, главный врач Армии Республики. На нем были ночная рубашка и колпак. Подойдя к печке, он поднял крышку стоявшего на ней кофейника и с наслаждением вдохнул запах свежего кофе, затем налил себе чашечку дымящегося напитка и присел рядом с двумя нарушителями режима. Попробовав свой кофе, Эмил, не говоря ни слова, щедро плеснул в чашку из фляжки Пэта и сделал еще один глоток.

— Совсем как в старые добрые времена, — удовлетворенно прогудел Эмил. — Даже не верится, что после нашей последней кампании прошло уже четыре с лишним года.

— Мы вспоминали Ганса, — тихо сообщил ему Эндрю.

— И что?

Кин вздохнул и бросил взгляд в окно на освещенную серебристым светом двух лун бескрайнюю степь. После разгрома 3-го корпуса в битве на Потомаке он не сомневался, что Ганс погиб. Но недавно до него дошли волнующие слухи. Один карфагенский купец клялся, что видел его, а несколько бывших рабов, убежавших из орды, рассказывали, что в плену у мерков находится некий янки. Было хорошо известно, что изменник Хинсен переметнулся на службу к бантагам, и Эндрю всегда считал, что этим янки является именно он. Однако последний человек, которому удалось бежать из бантагского плена и добраться до границ Республики, утверждал, что янки откликается на имя «Гхандз». Учитывая, что в языке орды преобладали гортанные согласные, это вполне могло оказаться искаженным вариантом имени его наставника.

— Эндрю, он мертв. Я сказал себе это в тот день, когда он пропал, — убежденно произнес Эмил. — Смерть — это лучшее, что могло с ним случиться.

— Я никогда в это не верил. Он снился мне все эти четыре года. Но сегодня ночью это казалось реальным, как никогда. Я видел его в таком месте, которое выглядело как ад — вокруг него повсюду был огонь. — Эндрю повесил голову, в его голосе звучала печаль: — Он был в аду, и он был жив.

Низкий протяжный паровозный гудок прервал его мысли. Поезд прогрохотал по какому-то мосту, затем в окне промелькнули огни станции.

— Где это мы? — поинтересовался Эмил.

Эндрю попытался разглядеть табличку с названием станции, но она уже исчезла из виду.

— Полагаю, что уже за пределами Рима. Наверное, в Асгарде.

Пэт ухмыльнулся и выглянул в окно.

— Бот люди, которые разбираются в том, как варить пиво.

— Варвары, — фыркнул Эмил.

— Но хорошие воины, — возразил Эндрю. — Елки зеленые, что за странный мир! Рядом с римлянами живут потомки древних германцев, а в восьмистах милях дальше страна средневековых японцев. Сколько же у нас дома этих Врат света?

— Ну, викинги, скорее всего, попали сюда через те же Врата, что и мы, возле Бермуд, — рассудительно произнес Эмил. — Еще одни Врата должны быть в Средиземноморье, через них прошли римляне, карфагеняне, греки и египтяне. А вот как сюда попали русские, это мне непонятно. Может, это были какие-нибудь случайные Врата, которые открылись лишь один раз. У меня даже была такая гипотеза, что существуют только одни Врата, находящиеся где-нибудь в космосе над нашим миром. Поскольку Земля вращается вокруг своей оси, они всегда оказываются в разных местах.

Пэт уставился на доктора, выпучив глаза.

— В космосе, говоришь? И почему же они не падают вниз?

— Удерживаются на орбите.

— Не мели чепухи! В небе нет ничего, кроме звезд. Как там может что-то висеть? Ты сбрендил.

Пэт и Эмил углубились в дискуссию о Вратах света, приканчивая по ходу дела водку из фляжки артиллериста, но Эндрю к ним не прислушивался.

«Черт возьми, как мне не хватает тебя, Ганс, — печально думал он. — Помню, как вы с Пэтом сидели в уголке, опрокидывая рюмку за рюмкой. Ты обычно молчал, разве что улыбался иногда, но по большей части думал о чем-то. Старые добрые времена… Уж какими-какими, а добрыми они не были. Постоянный страх перед надвигающейся катастрофой и сознание того, что шансов выжить у тебя никаких. Из пятисот с лишним парней, которые пришли со мной в этот мир, ребят из Тридцать пятого Мэнского полка, Сорок четвертой Нью-Йоркской батареи и экипажа „Оганкита“, осталось в живых меньше двухсот. А из русских людей, поднявших на этой планете восстание против орды, погибло больше половины».

— Странно, — прошептал Эндрю.

— Что странно? — спросил Эмил, оторвавшись от спора с Пэтом, который подкреплял свои аргументы отборными ругательствами.

— Странно, что, вспоминая все эти войны, мы чувствуем, что нам их не хватает.

Эмил кивнул с умным видом.

— Стареем, наверно. Ты посмотри, даже у нашего рыжего Пэта появились седые пряди.

Пэт подергал себя за бороду, в которой и впрямь начала пробиваться седина, и расхохотался.

— А, ерунда! Девчонкам нравится.

— И когда же ты угомонишься и станешь респектабельным членом общества? — подколол его доктор.

— Никогда! Чтобы возиться с тремя сопляками, как Эндрю? Неудивительно, что он воспользовался первой же возможностью слинять из дома и устроил эту инспекционную поездку.

Эндрю улыбнулся. Каждая секунда, проведенная в разлуке с Кэтлин и его тремя ангелочками, была для него пыткой. Нет, он затеял эту инспекцию не для того, чтобы отдохнуть от семьи, а чтобы разузнать кое-что.

— А ты не скучаешь по старым денькам, Пэт?

Ирландец выхватил свою фляжку из рук Эмила, перевернул ее горлышком вниз и сердито уставился на доктора. Вскочив с места, он ринулся обратно в купе и тут же вернулся, держа в руках непочатую бутылку водки. Выдернув пробку, он сделал долгий глоток и передал водку своему собутыльнику.

— Хорошее было время. Помню, как я с Четвертым корпусом прикрывал северный фланг, когда мы отступали. А уж первый день битвы при Испании — да, этим боем можно гордиться.

— И тебе этого не хватает?

— Наверное, во мне говорит ирландская кровь. Мне этого и вправду не хватает. Господи, как я скучаю по всему этому! Мне не хватает старины Ганса, вечно жующего табак, и моих красавиц, двенадцатифунтовок-«наполеонов». Как я жахнул двойным зарядом картечи по этим поганцам, а? Никогда не забуду.

Эндрю улыбнулся старому другу.

— А как ты, Эндрю? — спросил Эмил. С каждым очередным глотком из бутылки Пэта его речь становилась все более невнятной.

— Я уже не знаю, — отозвался Эндрю. — Все эти страшные дни я мечтал только об одном — чтобы война наконец кончилась. Видит Бог — теперь я могу в этом признаться, — я боялся, что мы в конце концов проиграем, что бы я тогда ни говорил. Я сражался для того, чтобы моя Кэтлин, мои друзья имели возможность пожить подольше, чтобы у моей дочери, а потом у моих сыновей был какой-то шанс. Но что касается меня… — Он запнулся. — Я чувствовал, что приношу себя в жертву во имя спасения других. Я никогда не испытывал от этого такой радости, как ты, Пэт.

— Но ты все равно вспоминаешь об этом времени с ностальгией, разве не так? — проницательно заметил Эмил.

— Тогда все было проще. Была только одна цель, одна задача — дожить до завтра, до следующего похода. Не было времени думать о чем-то еще.

— Мне больше всего не хватает той замечательной атмосферы, — вдруг прервал его Пэт.

Эндрю бросил на него удивленный взгляд.

— Ну, ты понимаешь. Мы были вместе… — Ирландец замолк, подбирая слова. — Это было здорово. Мы верили друг другу и понимали все с полуслова. Теперь новое время, новые лица выходят на первый план, — Готорн, например. Но я тоскую по старине Гансу, да. Такого, как он, больше не будет. — Он пригорюнился. — Славные были деньки.

«Много воды утекло с тех пор», — подумал Эндрю. В первый год после окончания войны они все были объединены общей целью — пережить зиму и восстановить разрушенное. Но потом почему-то их пути начали расходиться. Пока жив проконсул Марк, их союз с Римом, скрепленный кровью, будет нерушим. По крайней мере, с этим все в порядке. Но с Карфагеном вышла иная история. В ту послевоенную зиму карфагенянам пришлось выдержать множество опустошительных рейдов со стороны разрозненных банд мерков, которые в итоге откочевали на запад. Вести военную кампанию — это одно, но Эндрю не мог позволить себе ввязываться в затяжную партизанскую войну с мерками. Он отослал на помощь Карфагену всего одну дивизию, и весной Гамилькар наотрез отказался обсуждать с Республикой перспективы возможного союза. Карфаген был для них потерян, по крайней мере на время.

Мечта о построении трансконтинентальной железной дороги тоже становилась все более и более утопической. Пути уходили на тысячу миль к востоку, через страну Асгард, но потом строительство пришлось остановить в результате переговоров с их соседями, ниппонцами, а также из-за того, что Сенат урезал финансирование проекта, и это было печальнее всего.

Они установили постоянное наблюдение за южной степью, находившейся между двумя морями. От самого западного залива Великого моря, там, где расстояние до Внутреннего моря составляло всего сто пятьдесят миль, начали возводить сплошную линию укреплений. Кавалерийские разъезды периодически вступали в стычки с патрулями бантагов. Потери с обеих сторон были незначительными, но число жертв неуклонно продолжало расти. Только в этом году погибло уже почти пятьсот человек. Все это напоминало Эндрю схватки с индейцами перед Гражданской войной. Эта земля раньше принадлежала меркам, но теперь бантаги объявили ее своей собственностью.

Он надеялся, что бантаги продолжат движение на восток, но они не трогались с места, и Эндрю понимал, что причиной этого была Республика. Они готовились к войне, и в какой-то момент нанесут удар.

Долгожданный 2-й флот, выпестованный юным адмиралом Буллфинчем, был наконец спущен на воду. Вначале он состоял только из одного броненосца и новенькой колесной паровой канонерки «Питерсберг». Еще у них было шесть деревянных трехмачтовых сторожевиков, которые, как правило, вели наблюдение за восточным берегом моря, в четырех сотнях миль от оборонительных укреплений. Там, в устье реки, находился небольшой городок, судя по всему, занятый бантагами. Похоже было, что вверх по течению реки стоит более крупный город, но узнать точнее не представлялось возможным, так как устье постоянно охранялось не менее чем дюжиной судов.

Эндрю предлагал совершить рейд вверх по реке, несмотря на риск встречи с превосходящими силами противника, но президент наложил свое вето на эту идею. Эндрю было нелегко убедить Конгресс и даже Калина уже в том, что нельзя терять бдительности и сбрасывать бантагов со счетов, что необходимо тянуть железнодорожную линию дальше на восток.

Впервые с тех пор, как они попали на Валдению, Эндрю был принципиально не согласен с президентом, старым хитрецом Калином. Все усилия Эндрю и его сторонников добиться установления военного контроля над возможно большей территорией натолкнулись на ожесточенное сопротивление со стороны Калина и его партии, которые ограничивали финансирование армии и строящейся железной дороги. Это стало ключевым моментом развернувшейся кампании по выборам в Конгресс, которые должны были состояться осенью.

При одной мысли об этом Эндрю снова захотелось выпить, и он потянулся за бутылкой.

— Чертов Конгресс, — пробормотал Кин себе под нос.

Эмил расхохотался.

— Чего ты ржешь? — вскинулся Эндрю.

— Республика, Республика. Это ведь ты ее создал, а теперь, когда тебе не дают поступать по своему усмотрению, ты все это проклинаешь. Знаешь, ты ведь мог назначить себя пожизненным диктатором, и они любили бы тебя за это.

Эндрю уставился на Эмила с таким видом, словно тот только что ляпнул гнусную непристойность.

— Ну, так ведь он и был диктатором во время первой войны, — вмешался Пэт, — прямо-таки Юлием, чтоб его, Цезарем. Шикарный был диктатор, скажу я тебе. Жаль, что он завязал с этим.

Эндрю недоуменно переводил взгляд с Эмила на Пэта, пока наконец те не расплылись в широких улыбках.

— Ты прирожденный республиканец и аболиционист, — заявил Эмил. — Я потому и приехал в Америку со своей родины — из-за таких людей, как ты. Если бы ты вздумал остаться диктатором, я бы тебя отравил.

Эндрю рассмеялся и покачал головой.

— Каждый солдат имеет право ругать командира, когда он один, — сказал он. — Демократия — это лучшая политическая система, придуманная человечеством, но иногда мне от нее реветь хочется. Какая близорукость! Мы ведь выиграли не войну, а битву. Нам угрожают еще две орды, а на западной границе рыщут остатки мерков. Все может начаться снова в любой момент.

— Готов поспорить на что угодно, у нас дома старик Грант и Линкольн содержат армию в полном порядке, — вставил Пэт.

Эмил отрицательно мотнул головой.

— Не думаю, что они оставили в армии и двадцать тысяч солдат. Разве что начались беспорядки в Мексике или южане опять зашевелились. Нет, друзья мои, после того, как закончилась война, вы стали ходячими анахронизмами. Теперь вы имеете дело с политиками и крестьянами, которые считают, что войско нужно только тогда, когда волк уже у их дверей.

— Что-то затевается, — задумчиво произнес Эндрю.

— Бантаги! — воскликнул Пэт, и в его голосе прозвучала надежда. — Признаться, я верю тому, что нам сказал старый Музта, хоть он и чертов тугарин.

Эндрю молча кивнул. Взаимопонимание, возникшее между ним и вождем тугар, было чем-то непонятным для самого Эндрю. «Как странно, — думал он. — Семь лет назад они чуть не уничтожили нас. В войне с мерками тугары сражались на нашей стороне. А теперь, согласно их удивительному кодексу чести, они уважают меня».

Тугары откочевали на восток от границы Республики и осели на никем не занятом участке степи площадью в полмиллиона квадратных миль, занимаясь скотоводством и иногда сбором дани с окрестных человеческих племен, на что Эндрю вынужденно смотрел сквозь пальцы. Но убойных ям больше не было, и Музта посылал ему тревожные сообщения о том, что бантаги что-то готовят.

Открыв заднюю дверь вагона, Эндрю вышел на платформу. Сквозь клубы паровозного дыма в небе проглядывали звезды.

Степь постепенно переходила в небольшие перелески, когда дорога поворачивала на север, огибая малярийные болота и протоки, приближавшиеся на юге к Великому морю. Как и Внутреннее море, которое находилось сейчас в пятистах милях к западу от них, Великое море прикрывало их правый фланг. Если кто-нибудь решит напасть на Республику с востока, море защитит их.

В сумерках мимо него проплывали деревянные избы и пиршественные дома асгардских деревень. Германцы были неплохими воинами, но им явно не хватало дисциплины, установленной Эндрю в русских и римских полках. Гансу понравились бы эти тевтоны, происходившие, как подозревал Эндрю, из Римской Германии.

Позади него распахнулась дверь.

— Возвращайся в вагон, а то простудишься и помрешь, — прозвучал голос Эмила, — Воздух-то холодный.

— Неужели в самом деле помру? — полюбопытствовал Эндрю.

— Как пить дать помрешь, — не моргнув глазом, заверил его старый доктор.

— Ладно, ладно, сейчас вернусь.

— Что, продолжаешь думать о Гансе?

— Хорошо бы, он был здесь.

— Если тебя это утешит, я думаю, он всегда здесь.

— Такое мог бы сказать отец Касмар.

— Да нет, я не это имею в виду. Я хочу сказать, он в тебе. Ганс обучал тебя, он учил большинство ребят из Тридцать пятого. Ты и твои солдаты изменили этот мир.

Старший сержант Ганс Шудер — квинтэссенция Армии Потомака. Армии, создавшей Республику в этом мире. А Республика — это зеркало, в котором мы вечно будем видеть нашего Ганса. Всегда вспоминай это, полковник Кин, когда будешь чувствовать себя, как сейчас.

— Опять философствуешь, — улыбнулся Эндрю.

— А что еще остается старому еврею вроде меня? — пожал плечами Эмил.

— Я знаю, что скоро что-то случится, — тихо сказал Эндрю. — У меня были странные сны. Как тогда, с Тамукой.

Эмил пристально посмотрел на Эндрю.

— У меня такое ощущение, будто кто-то пытается прочитать мои мысли, как Тамука во время последней войны. У некоторых воинов орды есть эта способность, но у того, кто следит за мной сейчас, она развита очень сильно, гораздо сильнее, чем у других. Его разум иной, он… — Эндрю сделал паузу, подыскивая правильное слово, — он современный. Да, именно так, современный. Он думает по-другому, и это, друг мой, пугает меня.

Лицо Эмила было мрачным как никогда.

— Если уж ты напуган, Эндрю, значит, нам всем пора испугаться.

— Батальон, смирно!

Генерал-майор Винсент Готорн придирчиво оглядел строй солдат, замерших перед ним, и остался доволен увиденным. Бойцы 5-го Суздальского, «гвардейцы Готорна» стояли вытянувшись в струнку. После установления торговых связей с Асгардом Республика получила доступ к синей краске, и теперь ее армия носила традиционную форму своих воинских наставников: светло-синие брюки, темно-синие мундиры, застегивавшиеся на четыре пуговицы, и черные фетровые шляпы с опущенными полями. При виде своего полка, одетого в любимые цвета янки, сердце Винсента забилось быстрее. Он поднял глаза на реявшее на ветру продырявленное пулями знамя, на котором были золотом вышиты названия жестоких боев, в которых сражался полк.

Рядом с «гвардейцами Готорна» располагался отряд моряков, носивших синие штаны, синие блузы в белую клетку и белые шейные платки. Перед строем своих людей, гордо выпятив грудь, стоял Буллфинч в роскошном двубортном синем кителе. Из-за черной повязки, прикрывавшей потерянный в морском бою глаз, красавец адмирал сильно смахивал на пирата.

Выпустив облако пара, поезд остановился. Военный оркестр встретил командующего подобающим моменту приветственным громом всех своих инструментов и тут же разразился «Боевым кличем свободы».

Винсент, сопровождаемый Буллфинчем, подошел к последнему вагону и, замерев по стойке «смирно», приветствовал Эндрю, ступившего на платформу. Эндрю со счастливой улыбкой на лице отсалютовал сначала боевому знамени, а затем своим молодым друзьям. Вместе с Пэтом и Эмилом он двинулся вдоль строя; старый доктор разглядывал солдат с таким видом, будто устраивал им медосмотр.

— Орлы! — громко похвалил гвардейцев Эндрю, так что его услышал каждый. — Старина Пятый, как всегда, на высоте!

Позади строя он заметил множество людей, с любопытством взирающих на происходящее. Там были сотни железнодорожников, докеров, судостроителей и фабричных рабочих, которые трудились на восточной границе зоны влияния Республики. Спустившись с железнодорожной платформы, Эндрю широко улыбнулся Винсенту.

— Давно мы не встречались!

— Я не был в Суздале уже четыре месяца.

— Рад тебя видеть, Винсент.

— И я вас, сэр. Как поживает моя семья?

— Бедная девушка, — ухмыльнулся Пэт. — Боже милостивый, она опять беременна!

— Как она себя чувствует? — взволнованно спросил Винсент у Эмила.

— Все в полном порядке, — успокоил его доктор.

— Может, тебе стоит задержаться здесь на годик и дать ей передышку? — вмешался О'Дональд.

Винсент смерил старого друга негодующим взглядом, и тот поднял руки вверх.

— Ох уж мне эти квакеры. Ладно, поступай, как знаешь, но, честное слово, ты строгаешь детей с такой скоростью, что тебя можно принять за ирландца!

— Как поживает мой тесть?

Эндрю покачал головой.

Наш президент ведет себя по-президентски.

— Гусь он лапчатый, твой тесть, — доступно объяснил Пэт. — Он собирается урезать финансирование армии и расширить железнодорожное строительство внутри Руси, а Марк ему поддакивает, потому что это будет означать дополнительные линии для Рима. А еще он хочет сократить срок военной службы для призывников с двух лет до года.

— Проклятье! Он не имеет права так поступить! — воскликнул Винсент. — Мы протянули ветку на тысячу миль к востоку от Рима и не можем просто оставить ее ржаветь посреди степи. Да у меня здесь всего пять тысяч кавалеристов, которые патрулируют наши восточные рубежи, и еще столько же парней на юге. Бантаги могут провести мимо них хоть десять уменов, и мы не успеем сказать «мама», как они будут здесь!

Он кивнул в сторону двухсот пятидесяти солдат своего полка, по-прежнему стоявших на платформе.

— Вы только посмотрите на них. В этом батальоне всего двадцать два ветерана. Остальные — это новобранцы, которые во время Меркской войны были еще пацанами. Чтобы сделать из них солдат, нужно не меньше двух лет. И о чем только Калин думает?

— Политика, мальчик мой, политика, — произнес Эмил. — Не забывай, что мы теперь имеем дело не с кучкой перепуганных крестьян, которым угрожают жуткие чудовища, а с избирателями. Опасность уже позади — по крайней мере кое-кто в Конгрессе считает именно так. Мерки рассеяны, тугары ушли на восток, а бантаги в тысяче миль отсюда и, предположительно, тоже движутся на восток. Войны закончились, и такие старые солдаты, как мы, уже никому не нужны.

— А до столицы Ниппона еще целых четыреста миль, — добавил Эндрю. — По мнению Калина, четыреста миль рельсов и мостов могут соединить множество русских городов еще до следующих выборов. Избиратели живут на западе, а не здесь. Оппозиция все время упрекает Калина в излишней расточительности. К тому же в тридцати милях отсюда протекает широкая река. Там нужен колоссальный мост. Фергюсон говорит, что центральная опора должна быть тысячу футов в высоту. Из такого количества материала можно построить с десяток мостов дома.

— Нам нужен этот мост! — заявил Винсент. — Продвижение вперед. Мы же решили, что в этом наше спасение, если бантаги повернут на север. Мы строим укрепления в узком участке степи к югу от Рима между Внутренним и Великим морями. Это барьер длиной сто пятьдесят миль, а железная дорога не доходит до него еще миль восемьдесят. Черт возьми, сэр, если они нападут на нас с той стороны, как мы будем удерживать фронт? И что мы будем делать, если армия бантагов прорвется сквозь эти укрепления?

Эндрю согласно кивнул.

— Я думаю, нам разрешат протянуть эту ветку на юг, но вряд ли дальше.

Готорн огорченно всплеснул руками.

— Сэр, но ведь этого недостаточно. Нам нужна железная дорога, параллельная линии укреплений. Мы должны оборудовать там склады с припасами. И я уже полгода кричу о том, что нам необходима новая авиабаза на юге. Если мы перенесем наш воздушный флот южнее и построим этот корабль для заправки дирижаблей, насчет которого мне Буллфинч уже плешь проел, тогда у нас будет возможность заслать летательный аппарат на вражескую территорию.

— Значит, ты задумал провокацию, — неодобрительно хмыкнул Пэт.

— Провокация не провокация, а сделать это надо, — вступился за Винсента Буллфинч. — Если бы все это зависело только от меня, я бы уже давно запустил туда дирижабль, чтобы узнать, что творится на этой реке. Вы ведь читали мой рапорт о спасшемся рабе, которого подобрал наш сторожевик. Они там строят корабли, а у нас до сих пор нет нормальной морской базы!

— Я согласен с вами, адмирал, но надо смотреть фактам в лицо. Наши деньги и ресурсы не безграничны. Если бы Господь не одарил нас в прошлом году небывалым урожаем, благодаря которому у Республики появились излишки для торговли с Карфагеном, мы бы сейчас сидели в глубокой луже. Все конгрессмены вопят о необходимости улучшений прежде всего внутри страны. Им нужно больше уборочных машин, каждый член Конгресса с пеной у рта пробивает железнодорожную ветку к своему городку, и никто не хочет расходовать драгоценные рельсы на линию в безлюдной степи. Да что там, они обсуждают сокращение пенсий для солдат-инвалидов!

— Тогда нам нужно побыстрее тянуть ветку в Ниппон и заключать с ними союз, — выпалил Винсент. — У них наберется воинов на десять корпусов, а солдаты они хоть куда. Я там был. Я знаю.

— Вот твой-то рапорт и напугал Конгресс, — возразил ему Эмил. — Не забудь, что Русь потеряла в войнах половину своего населения. Русских едва ли наберется семьсот тысяч. Римлян — вдвое больше. Но в Ниппоне больше народу, чем на Руси и в Риме вместе взятых.

— Именно поэтому мы и нуждаемся в них, — с жаром воскликнул Винсент. — Мы сможем удвоить нашу армию. В Асгарде нам удастся набрать в лучшем случае один корпус. Уйдут годы, прежде чем германцы станут полноправными членами нашего союза. Сейчас они полезны нам только в качестве охотников и разведчиков.

— Винсент! Ты же женат на дочке президента, — покачал головой Эмил. — Как ты можешь быть настолько близоруким политически? Если Ниппон войдет в состав Республики, он займет половину мест в Конгрессе. Да на следующих президентских выборах победит их кандидат!

— Ну и что?! — с негодованием произнес Винсент, — В основе Республики лежит та идея, что все люди созданы равными, независимо от их расы. А во имя чего мы все вступили в армию Севера? Боже милосердный, я, квакер, ради этого переступил через самого себя! Мы сражались, и многие наши друзья умерли за это. Теперь мы делаем все, чтобы воплотить эту идею в жизнь.

— Идеалист, — усмехнулся Пэт. Винсент вскинулся было, но в глазах артиллериста светилось восхищение. — Братишка, ты просто чудо. Жаль, что не все на свете являются такими же учеными и благородными, как ты.

Эндрю улыбнулся словам Пэта. Вскоре после того, как он сам записался в армию в шестьдесят втором, полковник Эстес, первый командир 35-го полка, заявил, что не понимает, какого лешего ему подкинули этого «ученого профессора».

«Видел бы он меня сейчас, — подумал Эндрю. — Главнокомандующий армиями Республики. Судьба человеческой цивилизации в этом безумном мире находится в моих руках вот уже почти восемь лет». Он был полностью согласен с Винсентом.

— Но зато баланс сил будет соблюден в Сенате, — наконец ответил Винсент. — Став частью Республики, Ниппон получит в Сенате пять мест, как и Асгард, а Русь и Рим удержат свои пятнадцать и десять мест соответственно.

— Ну и что? — Голос Эмила звучал так, словно он читал лекцию студентам-первокурсникам. — На данный момент существует равновесие между Русью и Римом, хотя Рим имеет преимущество в Палате представителей за счет большей численности населения. Но союз между нами скреплен кровью, пролитой на поле боя, и мы доверяем друг другу. Ниппон — это уравнение со многими неизвестными. Может быть, после следующих выборов, когда Калин забронирует за собой президентское кресло еще на шесть лет, мы протянем железную дорогу дальше на восток, но не раньше.

Винсент бросил на Эндрю умоляющий взгляд.

— Вы же написали эту чертову Конституцию, сэр. Неужели вы не предвидели такой ситуации?

— Я учитывал эту возможность, — ответил Эндрю. — Именно поэтому мы постановили, что два государства-основателя, Русь и Рим, будут иметь больше сенаторов, чем страны, которые вступят в союз позже и получат по пять мест в Сенате. В обозримом будущем мы будем контролировать Сенат, но если к нам присоединится Ниппон, они получат большинство кресел в нижней палате, и это пугает депутатов.

— Неужели вы не можете убедить Калина?

— Не всегда и не во всем.

— Это полный идиотизм! — взорвался Винсент. — Во время войны мы получали все, что нам было нужно, — и никакой политики. Да пошли они все в задницу со своим Конгрессом!

Эндрю отеческим жестом положил руку Винсенту на плечо и увлек его в сторону от платформы, туда, где их не могли слышать их спутники и солдаты.

— Если я еще раз услышу от вас публичные заявления вроде этого, — тихо произнес он, — я лишу вас звания. Вы все поняли, генерал?

Винсент уставился на Эндрю немигающим взглядом.

— Но, сэр, вы же сами знаете, к каким проблемам все это может привести.

— Вы все поняли, генерал? — повторил Эндрю. Его голос был острым, как бритва.

Винсент открыл было рот, желая что-то возразить, но, увидев гнев в глазах Эндрю, вовремя остановился.

— Да, сэр, — сглотнув, ответил он.

Эндрю заметил, что несколько солдат слышали опрометчивое высказывание Винсента и теперь наблюдали за головомойкой, которую он устраивал молодому генералу. Привести парня в чувство было необходимо, но нельзя было допускать, чтобы он потерял свой авторитет в глазах подчиненных.

— Вы не в армии Мак-Клеллана, мистер Готорн. Такие разговорчики не карались в шестьдесят втором, но мы никогда не потерпим ничего подобного здесь. Так вы поняли?

— Да, сэр.

— Мне плевать на то, что вы лучший боевой генерал в армии, — слегка повысил голос Эндрю стараясь чтобы его услышали все те люди, которые ловили каждое слово их беседы. — В этой стране военные подчиняются гражданскому правительству, нравятся им их приказы или нет. Мы принесли присягу.

Лицо Винсента было красным, как помидор. Он отчаянно закивал, соглашаясь со словами Эндрю.

— Прекрасно. Похоже, мы договорились.

— Да, сэр. Приношу свои извинения, сэр.

Эндрю удовлетворенно кивнул. С этим Готорном надо было держать ухо востро. Не стоило упускать из виду определенные обстоятельства. Хотя Калин никогда бы не стал вмешиваться в служебные отношения Эндрю и Винсента, Кин видел, что мальчик — в конце концов, ему и впрямь было всего двадцать семь — подсознательно считал, что положение зятя президента дает ему некоторые преимущества.

А кроме того, Винсент был его лучшим офицером. Его оборона центра на второй и третий день битвы при Испании уже успела обрасти легендами. После войны очень популярной стала картина, на которой было изображено, как Винсент непоколебимо стоит на крыше вагона, а вокруг него бушуют меркские полчища. Наряду с «Последним боем» Шовалтера это изображение висело почти в каждом баре Республики.

Эндрю надеялся, что настанет день, когда Винсент станет командующим армиями. Не сказать, чтобы у Эндрю совсем не было сомнений на этот счет, но необходимость в новом полководце могла возникнуть очень и очень скоро. Хотя Пэт, несомненно, подходил для этой должности, у него не было того ореола славы, каким обладал Винсент. Римляне просто боготворили бывшего квакера после его героической защиты консульского дворца во время Карфагенской войны. Пэту больше подошла бы роль командующего армией Руси, в которой он мог бы негласно направлять и сдерживать Винсента. То есть Пэт был бы при Винсенте те же, кем был Ганс при Эндрю.

Ганс. Мысль о нем вновь отозвалась болью в мозгу Эндрю. «Хотел бы я, чтобы ты был здесь, старый друг», — с грустью подумал полковник и опять бросил взгляд на Винсента. Да, за этим парнем надо приглядывать, а то его бурный характер может побудить его к опрометчивым действиям.

— Прекрасно. Значит, мы договорились, — повторил Эндрю, смягчив тон.

— Да, сэр, конечно. Прошу прощения, сэр.

В голосе Винсента звучало смущение. Это хорошо, пусть мальчик до конца осознает свою ошибку.

Эндрю оглянулся на Буллфинча, который тактично делал вид, что не слышал, как только что пропесочили его друга.

— Мистер Буллфинч, не пора ли нам начать нашу инспекцию?

— Есть, сэр! — выпучив глаза, рявкнул Буллфинч.

— Ох уж эти морячки, — усмехнулся Пэт. — Любят они повыделываться.

— Когда прибывает посол из Ниппона? — спросил Эндрю.

— Через пару часов, — ответил Винсент, бросив взгляд на карманные часы. — В последней телеграмме сообщается, что он пересек реку вскоре после рассвета. У нас еще уйма времени.

Хотя Эндрю всегда имел при себе часы, подаренные ему солдатами 35-го после ранения под Геттисбергом, он их больше не заводил. День на этой планете был на пятьдесят минут короче, чем на Земле, поэтому приходилось постоянно переводить стрелки, что вызывало большую путаницу. Команда ученых под руководством Чака Фергюсона, научного гения, который, пожалуй, сделал больше для их спасения, чем кто бы то ни было, разработала новый двадцатичетырехчасовой стандарт времени. Это решение было принято после долгих споров, в ходе которых предлагалось, например, перейти на десятичасовой день или считать в часе сто минут вместо шестидесяти. Особенно трудно было установить точную протяженность секунды. В итоге, хотя многие сочли это нелогичным, Республика перешла на двадцатичетырехчасовой день, в котором секунды были чуть-чуть короче, чем на Земле, чтобы компенсировать разницу. Один из часовщиков, бывший майор русской артиллерии, предложил Эндрю перенастроить его часы, но Кин все время это откладывал. Да и вообще, одно из преимуществ высокого поста заключалось в том, что он всегда мог спросить время у офицеров своего штаба.

— Отлично. Давайте тогда начнем с осмотра нового судна Буллфинча.

Эндрю, Пэт и Эмил направились за Винсентом и Буллфинчем, указывавшими путь. Доктор и артиллерист поглядывали на Винсента, причем Пэт явно собирался отпустить в адрес молодого человека какое-то язвительное замечание. Эндрю предостерегающе покачал головой.

— Эх, молодо-зелено, — все же не удержался Пэт.

Винсент гневно вскинулся, но здоровяк ирландец улыбнулся, дружески хлопнул его по плечу и, подтолкнув вперед, отвел в сторону от Эндрю.

— Они составят отличную команду, — негромко прокомментировал Эмил. — Напоминают мне тебя с Гансом.

Эндрю пораженно уставился на доктора, который словно прочитал его мысли. Рука О'Дональда все еще лежала на плече Винсента, очевидно изливавшего Пэту свое негодование по поводу тупых чиновников и бюрократов.

Глядя на главную улицу городка, выросшего вокруг железнодорожной станции и порта, Эндрю не мог сдержать своего восхищения. Рабочие разгружали состав со шпалами, прибывший по узкоколейке, которая вела в лес в пятидесяти милях отсюда. Там находилась лесопилка, оснащенная паровым двигателем. Большинство рабочих были с Руси и из Рима, но среди них попадались также карфагенские беженцы и асгардцы. Эндрю вслушивался в язык, на котором они говорили. Это была причудливая смесь из средневекового русского и классической латыни с вкраплением английских слов, как правило, обозначающих военные и технические термины. Гейтс, издатель популярнейшей газеты Республики «Гейтс иллюстрейтед уикли», даже напечатал пару статей о том, что в результате быстрого повышения уровня грамотности населения, скорости перемещения и сотрудничества обособленных ранее народов в военной и политической сферах может возникнуть новый язык.

Завидев Эндрю, рабочие приостановили разгрузку, некоторые из них стали по стойке «смирно» и отсалютовали ему.

Эндрю улыбнулся и ответил им воинским приветствием.

— Да здравствует Седьмой Муромский! — завопил один из рабочих.

— Двадцать третий Римский! — мгновенно выкрикнул другой и тут же закатал рукав, демонстрируя всем изогнутый белый шрам на своей руке. Эндрю помахал им в ответ.

— «Рукав засучит и покажет шрамы: я получил их в Криспианов день»[1] — процитировал Эмил.

По спине Эндрю пробежал холодок. Он сразу вспомнил, как юный Григорий декламировал «Генриха Пятого» во вторую ночь битвы при Испании, когда все они уже потеряли надежду на победу.

«Еще одна утрата», — с грустью подумал Эндрю. Григорий исчез в первую послевоенную весну, патрулируя западное побережье Великого моря. Это был чувствительный удар. Он подавал большие надежды и выказал немалый командирский талант, возглавив остатки 3-го корпуса. Что интересно, его знаменитое выступление принесло ему не меньшую славу. После того боя Григорий еще неоднократно выступал на сцене с «Генрихом Пятым», срывая аплодисменты восторженной публики.

Эндрю смотрел на своих ветеранов, которые стояли у кучи шпал и оживленно о чем-то спорили. Солдат из 7-го Муромского задрал на животе рубаху. Асгардцы глядели на них с нескрываемой завистью.

— Вот единственное хорошее следствие войны, — заметил Эмил. — Она объединила людей, как ничто другое. Это и еще тот факт, что мы выиграли, конечно.

— Будем надеяться, что они надолго запомнят это.

Поезд, стоявший в дальнем конце станции, издал пронзительный свист, оповещая о том, что отходит от перрона. Машинист виртуозно сыграл на паровозном свистке мелодию разухабистой русской кабацкой песни. Паровоз тронулся с места, таща за собой вереницу пустых платформ, которые раньше, скорее всего, были нагружены рельсами. Постепенно набирая ход, поезд направился в обратный путь. Табличка на локомотиве сверкала начищенной до блеска медью; на ней красными буквами было написано «Город Рим». Машинист, выглядевший настоящим аристократом, высунулся из кабины и помахал Эндрю. На паровозе был установлен двигатель нового поколения, мощностью полторы тысячи лошадиных сил, что было в два раза больше, чем у тех паровиков, которые они использовали во время последней войны.

Состав из пятнадцати грузовых платформ прогрохотал мимо Эндрю и его спутников и помчался на запад.

— Знаешь, я ведь почти согласен с нашими депутатами, — вдруг произнес Эмил. — День за днем поезда уходят черт-те куда, вывозя богатства Руси. В эту линию вбухали уже двести пятьдесят тысяч тонн железа, которое можно было использовать на другие цели.

Эндрю не ответил ему, провожая взглядом поезд, преодолевавший невысокий подъем. Здесь проходила граница. Он подумал, что это место напоминает пограничное поселение на Земле. Городок будто перенесли сюда с Дикого Запада. Стоял запах немытого тела, свежесрубленного леса, лошадей, дегтя и дешевой водки. В этой части степи даже были свои степные быки, которые превосходили размерами американских бизонов. Собственно, они больше походили на покрытых мехом слонов, так как вместо носа у них росли длинные хоботы. Эндрю не знал, были ли эти животные с Валдении, или их занесло сюда тысячи лет назад с какой-нибудь другой планеты, может быть, даже с Земли.

Эти вопросы очень занимали его, хотя он поостерегся бы вслух говорить об этом в родном Боуден-колледже, так как его выводы находились в противоречии с религиозными представлениями о возрасте Земли. Он никогда не читал о существовании таких тварей. Эндрю подумал, что, возможно, это допотопные существа, которым не нашлось места в Ноевом ковчеге.

Некоторые платформы уходящего поезда были доверху загружены выделанными шкурами этих слонобизонов. Среди русских стало модным носить зимние пальто на экзотическом меху. Многие асгардцы объединялись в артели под командованием одного из бывших снайперов Республики и, вооружившись специально изготовленными винтовками Шарпса большого калибра, охотились на этих зверей, зарабатывая приличные деньги поставками мяса для армии и шкур для русских модников. Однако железная дорога, ведущая на восток, принесла не только шкуры, асгардскую медовуху и перемены в языке. Происходило что-то еще, чему трудно было найти определение.

Эндрю вновь ощутил себя историком. Возможно, о стране следует судить именно по тому, какая атмосфера царит на ее рубежах. Он вспомнил предвоенную Америку. Непоколебимая уверенность в своих силах, в широте своих возможностей, — граница была отдушиной для тех, кто не желал подчиняться условностям размеренной жизни. Эндрю с интересом обнаружил, что многие его ветераны, солдаты бывшего 1-го корпуса, ядра всей армии, с головой окунулись в хлопоты, связанные с железной дорогой, и продвигались вместе с ней все дальше на восток. Возможно, они слишком много повидали и слишком долго жили в постоянной опасности, чтобы теперь спокойно вернуться домой. Здесь они были свободны. Пожалуй, эта железная дорога была сутью Республики, ее квинтэссенцией, а не просто средством сообщения с восточными соседями. Именно это, по-видимому, и тревожило Конгресс, который с опаской относился к кардинальным переменам.

Если Конгресс наложит запрет на постройку железной дороги вокруг всего мира, это будет шагом назад. Идя рядом с Винсентом, Эндрю подумал, что во многом именно из-за этого он и отправился в инспекционную поездку. Он хотел убежать из Суздаля и увидеть, чем они здесь занимаются, чтобы снова ощутить прилив сил и почувствовать себя самим собой. Его мозг пронзила мысль, что, если они остановятся и займутся исключительно улучшениями внутри страны, орда победит их.

Когда они подошли к верфям, Эндрю замедлил шаг перед эллингом, где строилось новое судно. Внутри здания высились штабеля выдержанного дуба, рядом лежали плиты дюймовой брони. Все это доставили сюда из Суздаля, так что корабелам оставалось просто собрать судно по чертежам.

— Вот он, наш красавец, — гордо произнес Буллфинч, показывая на воду.

На первый взгляд корабль казался сущим уродом. Эндрю вырос в Мэне, и его представления о судах сформировались именно там. Боуден-колледж находился в Брунсвике, крупном судостроительном центре, славящемся своими клиперами. По мнению Эндрю, настоящее судно должно было иметь кренящиеся назад под опасным углом мачты и гору белоснежных парусов. Глядя на счастливое лицо Буллфинча, он постарался выдавить из себя одобрительную улыбку.

Команда выстроилась вдоль правого борта, между леером и бронированным казематом. При приближении начальства засвистела боцманская дудка, и матросы замерли по стойке «смирно». Вспомнив морской обычай, Эндрю сначала отдал честь знамени, а потом дежурному офицеру.

Он сознавал, что от него ждут речи, и разразился небольшим экспромтом, напомнив всем о славной истории республиканского флота и выразив надежду, что моряки с этого корабля продолжат доблестные традиции. Команда была распущена, и Эндрю с любопытством оглядел палубу.

— У этого корабля очень необычная форма, — тараторил Буллфинч, ведя Эндрю на нос судна, откуда открывался лучший вид на палубу. — У него два гребных колеса, и вон те двадцатипятифутовые хреновины за кормой — это броня, защищающая их.

— А мне казалось, что винты лучше, чем колеса, — перебил его Эмил.

— Лучше для операций на глубокой воде, это правда, но Великое море представляет собой очень интересный водоем. У нас нет почти никаких его карт. Мы даже не знаем, есть ли где-нибудь на юге, возле Карфагена, пролив во Внутреннее море и как далеко на восток и запад можно отсюда дойти.

Эндрю почувствовал, что Буллфинч снова собирается выступить со своим любимым предложением. Они уже отослали один корабль на юг, чтобы проверить наличие пролива, и он не вернулся. Эндрю не мог позволить им рискнуть еще одним судном.

— Рассказывайте об этом корабле и не отвлекайтесь на посторонние вещи, пожалуйста, — негромко произнес он.

— Э-э, ну да, конечно, сэр. Я как раз хотел сказать, что вдоль восточного берега очень много отмелей и подходы к рекам практически недоступны. Но наше судно построено по образцу кораблей, которые иногда использовались во время Гражданской войны. Если нужно, оно пройдет и по глубокой воде, но идеальная акватория для него — прибрежные отмели и речные русла. Оно трехкилевое, сидит в воде всего на шесть футов, имеет почти плоское дно и руль, который может быть поднят, если станет совсем мелко.

Буллфинч, чувствуя себя в своей стихии, засыпал своих слушателей кучей судостроительных деталей.

— Водоизмещение около тысячи тонн… бронированный каземат… — Адмирал показал на приземистую черную надстройку, тянувшуюся почти по всей длине судна. — Обшивка — два дюйма брони и два фута дуба. Ни один из снарядов, с которыми нам до сих пор приходилось иметь дело, не пробьет эту стену.

Они спустились на батарейную палубу. Пэт восхищенно похлопал одно из орудий.

— Какие красавцы! — воскликнул он. — Завидую я вам, морякам, — у вас такие тяжеленные пушечки. Куда уж нам, полевым артиллеристам, за вами угнаться!

— По четыре орудия с каждого борта, все гладкоствольные. Но самое главное орудие у нас впереди.

Эндрю следовал за Буллфинчем, пригнув голову, чтобы не стукаться макушкой о низкий потолок каземата.

— Наш первый «пэррот», стреляющий стофунтовыми снарядами, — гордо возвестил Буллфинч, любовно поглаживая огромную пушку. — Дальность стрельбы — четыре мили.

Пэт склонился над орудием, глядя вдоль ствола в отверстие орудийного порта. Его лицо расплылось в широкой улыбке.

Наконец Буллфинчу с трудом удалось уговорить ирландца отойти от орудия, и он повел их на корму. Они вскарабкались вверх по узкому трапу и оказались в бронированной рубке. Вид наружу был только сквозь узкие щели на уровне груди Эндрю.

— Обычно капитан управляет судном с открытого мостика наверху, а здесь он будет находиться только во время боя, — пояснил Буллфинч. — Поскольку у судна слишком высокая осадка для нормальной нижней палубы, машинное отделение располагается прямо за нами и находится в основном выше ватерлинии. У нас там самая толстая броня, мы уложили дополнительный слой железа и дуба изнутри, и к тому же вокруг самой машины устроены угольные бункеры. Кубрик, дополнительные запасы угля и боеприпасов размещаются в трюме, но обычно матросы спят в гамаках прямо на батарейной палубе.

Лицо Буллфинча лучилось от гордости. Как правило, адмиралы не водят экскурсии по кораблям, но для военно-морских сил, состоявших всего из шести уцелевших броненосцев так называемого 1-го флота на Внутреннем море, спуск на воду первого настоящего боевого корабля здесь, на Великом море, был исключительно важным событием.

— В следующем месяце мы спустим со стапелей «Франклин», и у нас будет отличное судно для глубокой воды. С шестью сторожевиками тяжело патрулировать все море.

— Я знаю, Буллфинч. Не забывайте, что я на вашей стороне.

— Извините, сэр. Просто мне уж очень хочется, чтобы осуществилась наша с Джеком Петраччи мечта о постройке нового корабля, где можно было бы сажать и заправлять дирижабли. Тогда мы смогли бы намного увеличить дальность наших разведывательных рейдов и не спускать глаз с этих язычников на юге.

— Может быть, в следующем году нам выделят больше средств.

Буллфинч печально покачал головой.

— Сэр, не окажете ли вы честь мне и моей команде, выпив с нами чашечку чая?

Эндрю заметил, как Винсент нетерпеливо дернулся при упоминании этой непредвиденной задержки.

— В другой раз, — улыбнулся он. — Мне кажется, что наш генерал Готорн сначала хочет завершить официальную часть визита. Возможно, сегодня вечером мы придем сюда с ниппонским послом.

— Буду очень рад вас видеть, сэр.

Вслед за Буллфинчем они вернулись сначала на батарейную палубу и затем на воздух, где Эндрю вновь пришлось выслушать надрывный свист боцманской дудки и принять участие в морской церемонии прощания. Наконец они вновь почувствовали под ногами твердую землю.

— Небось эти свихнутые моряки дудят в свои свистульки и салютуют каждому, кого увидят, даже когда идут выливать ночной горшок, — проворчал Пэт.

Теперь роль гида взял на себя Винсент. Они покинули территорию верфей и направились обратно в город. Поднявшись на вершину пологого холма, отделявшего доки от остальной части поселения, Эндрю заметил несколько бревенчатых складов, каждый из которых был сто с лишним футов в длину и сорок футов в высоту. Ниже по склону располагались мастерские. Вдруг из дверей ближнего к ним здания вышел Чак Фергюсон.

Широко улыбаясь, Фергюсон направился им навстречу. Приблизившись к Эндрю, он вскинул руку к виску, приветствуя командира.

— Как твои легкие, Фергюсон? — спросил Эмил, ощупывая инженера придирчивым взглядом. Не дожидаясь ответа, доктор приложил ухо к груди Чака.

— Спасибо, сэр, все хорошо.

— Тихо! Делай глубокие вдохи.

Фергюсон начал глубоко дышать и закашлялся.

— Дядя Дрю!

Из мастерской пулей вылетел трехлетний бутуз, одетый в синий мундирчик Армии Союза и обшитые белым кантом голубые брючки военно-воздушных сил. Подбежав к Эндрю, он вытянулся по струнке и отдал ему честь. Сохраняя серьезное выражение лица, Кин ответил ему тем же.

— Он все еще кашляет, доктор.

Мать ребенка, Оливия, подошла к ним, держа на руках младенца. Ответив улыбкой на приветствие Эндрю, она вновь обратилась к Эмилу.

— Он просто не вылезает из этой проклятой мастерской, даже когда они изготавливают газ для дирижаблей, — поведала она доктору, бросив на мужа обеспокоенный взгляд.

Глядя на молодую пару, Эндрю почувствовал, как в его груди разливается тепло. Оливия была дочерью слуги Марка, человека, который возвысился до положения сенатора. Она была одной из самых красивых женщин, которых он когда-либо видел, пока взрывом на пороховом заводе ей не обожгло лицо, руки и ноги. Для спасения ее жизни Эмилу и Кэтлин пришлось превзойти самих себя. Жена Эндрю не отходила от постели несчастной обезображенной женщины несколько недель и была абсолютно уверена, что именно любовь Чака придала Оливии сил и не позволила ей умереть. «Я знаю, что ее внутренняя красота осталась при ней, — сказал Чак, — и всегда буду видеть ее красавицей».

Выходив Оливию, Кэтлин стала ее близкой подругой, и они с Эндрю были свидетелями на свадьбе римлянки с Чаком, а впоследствии крестными родителями обоих их детей.

Эмил закончил осмотр Фергюсона и нахмурился.

— Сынок, слушай меня внимательно. Я тебе уже говорил, что ты, скорее всего, болен чахоткой. Так вот, теперь я в этом уверен.

— Я всегда это знал, — печально кивнул Чак.

— Значит, так. Ты доживешь до ста лет, если будешь себя беречь и выполнять все мои указания. Мы потом еще поговорим об этом.

— Сэр, мне нужно вам кое-что показать, — обратился Фергюсон к Эндрю, не обращая внимания на Эмила.

— Ладно, — ответил Эндрю. — Но ты слишком ценен для нас, чтобы я мог позволить тебе торчать тут посреди степи. Завтра же вы возвращаетесь со мной в Суздаль.

Чак начал было протестовать, но, бросив взгляд на Оливию, довольно улыбнувшуюся словам Эндрю, понял, что это бесполезно.

— Сюда, сэр.

Эндрю вместе со своими спутниками последовал за Чаком вниз по склону холма. Фергюсон был инициатором создания новой авиабазы на юге, но выражение лица Эмила явно говорило о том, что молодому инженеру не придется самому участвовать в этом проекте.

Чак привел их в комнату, ярко освещенную керосиновыми лампами, свисавшими с потолка. За длинными столами трудилась группа чертежников.

— Мы разрабатываем новые образцы дирижаблей, — сообщил им Фергюсон, показывая на чертеж. — Вот у этого два двигателя, его крейсерская скорость двадцать пять миль в час, а максимальная — все сорок. Он идеален для быстрого маневрирования, это воздушное судно, которое создано для того, чтобы охотиться на другие дирижабли. И если один двигатель выйдет из строя, то второй не даст кораблю упасть. Команда будет состоять из трех человек: пилота, бортинженера, в чьем ведении будет также кормовая пушка, и стрелка в верхней башне.

— В какой стадии находится строительство? — спросил Эндрю, склонившись над чертежом.

— В завершающей, — улыбнулся Чак. — Он уже почти готов к полету. Стоит в пятом ангаре.

— Ну, пойдем полюбуемся.

— Взгляните сначала вот на это, — остановил его Чак. Инженер открыл ящик стола, вытащил рулон бумаги и приколол чертеж к доске. — Вот он, красавец!

Эндрю не сразу понял, что тот имеет в виду, пока его взгляд не упал на цифры внизу чертежа, указывающие масштаб.

— Господи Иисусе! Чак, да это чудовище имеет четыреста футов в длину!

— Точно, — ухмыльнулся Фергюсон. — У него четыре двигателя, два на носу и два на корме. Теперь, когда у нас стало много водорода, нам больше не нужен баллон с горячим воздухом. Соответственно увеличивается грузоподъемность. Этот дирижабль поднимет пилота, бортинженера и трех стрелков.

— Но зачем нам такой монстр? — недоуменно спросил Эндрю.

— У него будет большая дальность полета и грузоподъемность, сэр. Дальность полета наших старых кораблей не превышала двухсот миль. Дирижабль с двумя двигателями способен пролететь четыреста. А этот орел преодолеет все восемьсот, а то и тысячу двести, когда его новые двигатели будут отлажены. Можно долететь отсюда до Руси и перевезти тонну груза — людей или снаряжение — со скоростью сорок миль в час.

— Поезд дойдет быстрее, — презрительно фыркнул Пэт, — и он намного надежнее.

— Поезда пока не ходят ни на юг, ни на восток, — возразил Чак. — Сэр, я гарантирую, что даже на старых двигателях мы сможем слетать до страны бантагов и обратно, если сократить экипаж до пилота, бортинженера и стрелка и загрузиться под завязку топливом. Летчики сфотографируют их лагерь, и меньше чем через сорок восемь часов снимки будут у вас на столе. Мы сможем наконец узнать, отправились ли они на восток и оставили нас в покое или остановились и готовятся к броску на север. И еще один момент, сэр. Мы не можем послать ни один из кораблей вверх по реке на их территорию из-за риска спровоцировать бой. Но если мы запустим эту штуку, она будет лететь на высоте десять тысяч футов, и бантаги ничего не смогут с ней поделать. Не будет произведено ни единого выстрела, и этим перестраховщикам в Конгрессе не к чему будет придраться. — Фергюсон наклонился вперед. — Сэр, это даст ответ на все наши вопросы о том, что происходит на юге. Может, мы вообще ничего не обнаружим, если повезет. Это будет значить, что их патрули просто хотят убедиться, что мы на достаточном расстоянии от них. Черт подери, возможно, окажется, что они боятся, как бы мы на них не напали. Но если мы что-то найдем, у нас будут факты, которые мы предъявим Конгрессу, и мы успеем подготовиться к будущим осложнениям.

— Ты говоришь об очень больших расстояниях, Чак, — покачал головой Эндрю.

Чак перевел взгляд к дальней стене комнаты, где с выжидающим видом стоял Джек Петраччи, командующий воздушным флотом Республики.

— Полковник Петраччи, греби сюда! — заорал Пэт.

Джек, ухмыляясь, подошел к ним. Ирландец хлопнул его по спине.

— Я перед поездкой опять поставил деньги на то, что ты окочурился, и снова проиграл, — расхохотался Пэт.

Эндрю пожал Джеку руку и показал на чертеж.

— Что ты думаешь по этому поводу?

— Я бы до смерти перепугался, если бы мне пришлось лететь на такой штуке, — тихо ответил Джек. — Впрочем, я всегда боялся летать.

Эндрю усмехнулся, но по глазам Джека он видел, что тот говорит серьезно. По странному стечению обстоятельств, Джек, некогда работавший в цирке, где имелся воздушный шар, стал первым пилотом на этой планете. Их первый воздушный корабль был простым шаром, из гондолы которого Петраччи осуществлял наблюдение за войском орды во время Тугарской войны. Уже потом они начали строить дирижабли. Хотя Джек, не таясь, говорил о своем страхе, было общеизвестно, что он никогда не забывал своего долга и сотни раз рисковал жизнью.

— Четыре двигателя — это гениально! Всегда хорошо иметь что-то в резерве, особенно когда летишь против ветра. До бантагов не так-то просто добраться. Черт его знает, какая будет погода и куда подует ветер. Может быть, мы долетим туда, но не сможем вернуться из-за плохой погоды. На Валдении всегда возникают подобные трудности. Здесь преобладают западные ветры. Поэтому, как правило, на обратном пути у нас встречный ветер, что создает немало проблем.

— А что ты думаешь о дальности полета?

— Она составит порядка тысячи шестисот миль, это почти двое суток непрерывного лета. У нас на юге, около укреплений, начали строить новую авиабазу. Если мы доставим на нее побольше горючего и генератор водорода, это очень нам поможет. Оттуда через море всего четыреста миль на юго-восток до той реки, которую мы хотим исследовать.

— Доставить туда все необходимое без помощи железной дороги — задачка не из легких, — хмыкнул Пэт.

— Ты забыл о «Питерсберге», новом судне Буллфинча, — возразил Джек. — Кстати, он все равно идет в ту сторону.

— Ну, сейчас мы можем это не обсуждать, потому что пока у нас нет этого дирижабля, — заметил Эндрю. — Хотя, пожалуй, было бы неплохо иметь там оборудование и горючее для легких воздушных судов.

Чак и Джек как-то странно посмотрели друг на друга, и Эндрю встревожился.

— Сколько? — резко спросил он.

— Что?

— Сколько будет стоить этот монстр?

— Э-э, сэр, видите ли, тут такая штука…

— Чак, не забывай, что те времена, когда мы строили все, что нам было угодно, прошли. Торговлю шелком и бамбуком, который ты используешь для каркаса своих машин, контролируют карфагеняне.

— Я тут экспериментирую с холстом, пропитанным смесью, получающейся при очистке нефти. А что касается бамбука, то в наших северных лесах растет похожее на него растение. У нас на Земле нет ничего подобного. Расщепляешь его на тонкие пластинки, отмачиваешь и сгибаешь, придавая нужную форму. Потом склеиваешь несколько слоев, и получается материал, прочный, как сталь, но легкий, как бамбук. — Фергюсон запнулся. — Проблема в том, что у нас пока мало кто умеет это делать.

— Сколько все это стоит, мистер Фергюсон? — повторил Эндрю.

— Пятьдесят тысяч, — обреченным голосом ответил Чак.

Эндрю издал изумленный возглас.

— Старик, да на эти деньги можно построить десять локомотивов, — покачал головой Пэт. — В прошлом году весь бюджет военно-воздушных сил составил меньше шестидесяти тысяч русских долларов. И половина твоих дирижаблей разбилась или потерялась!

— Не говоря уже о смерти двенадцати членов экипажей, — добавил Эмил.

— Но нам это нужно, сэр! — взмолился Чак. — Мы будем заранее предупреждены об опасности, и у нас будет несколько месяцев на подготовку к войне. В противном случае бантаги дадут нам не больше пары недель или даже дней.

Эндрю кивнул и, не произнеся ни слова, вышел из комнаты и направился в соседнее здание. Там кипела работа. Жужжали приводные ремни, гудел ведущий вал, вокруг машин лежал толстый слой металлической и древесной стружки. Люди приостановили работу, приветствуя почетного гостя. Эндрю, чувствуя себя почти что политиком, обошел помещение, обмениваясь рукопожатием с ветеранами, которые с гордым видом произносили названия полков, где они служили. Эндрю был рад видеть, что и здесь русские и римляне трудятся плечом к плечу.

К нему подошел Фергюсон.

— Это новый цех по производству двигателей для дирижаблей, — сообщил он. — Сейчас мы выпускаем новую серию, предназначенную для воздушных судов всех видов. Это улучшенная модель, образцы которой были испытаны в прошлом месяце.

— И все это было заложено в бюджет, а?

— Все честно и законно, — рассмеялся Чак.

— Однако у тебя есть пара тузов в рукаве. Я-то тебя хорошо знаю. Признавайся, Чак. Если бы Джон Майна был еще жив, он бы давно тебя расколол.

Чак склонил голову и зашелся в приступе кашля, прижимая ко рту носовой платок. Эндрю заметил на ткани несколько пятнышек крови.

— Ты совершенно себя не жалеешь! Так нельзя.

— Мне еще многое предстоит сделать, сэр. Там, на юге, заваривается какая-то каша, и я хочу, чтобы у нас было перед ними преимущество.

— Ты считаешь, что у нас его нет?

— До вас ведь дошли слухи, сэр. Вы знаете имя этого нового кар-карта.

— Спаситель, — произнес Эндрю. — Да, я знаю все эти слухи. У меня есть доступ к донесениям разведки. В отличие от тебя, кстати.

— Сэр, все говорит о том, что у нас раньше или позже возникнут серьезные трудности. Я хочу успеть побольше.

— Пока еще есть время, да?

Чак кивнул и снова закашлялся. Эндрю понял, что до того не дошел истинный смысл его слов.

— Пока у тебя еще есть время, — тихо сказал он.

Мысль об этом пугала Эндрю. Почти все крупные проекты и изобретения в этом мире были заслугой Чака — железная дорога, телеграф, стандартизированное конвейерное производство, броненосцы, летательные аппараты и даже фотография. Если он сейчас умрет, мир погрузится во тьму.

Эндрю пристально посмотрел на инженера.

— Ты возвращаешься домой вместе с нами. Тебе нужен отдых, а новому колледжу требуются преподаватели.

— Хотите сделать из меня профессора? — рассмеялся Чак. — Черт возьми, сэр, я дома даже степень не успел получить!

— Ничего, здесь получишь. Нам пора начинать учить местную молодежь. Будешь передавать им свои знания и опыт. Так что, пользуясь своей властью, я присуждаю тебе степень доктора технических наук и профессорское звание.

— Думаете, я многому успею их научить?

— Ты успеешь сделать все задуманное, сынок, но сейчас ты едешь домой, — отрезал Эндрю.

Чак бросил на него умоляющий взгляд.

— Я покажу вам еще кое-что.

— Хорошо. Пойдем посмотрим.

Чак провел его в помещение, примыкавшее к цеху по изготовлению двигателей. Эндрю увидел маленькую пушку, дуло которой смотрело в сторону двери. Перед ней стоял ящик для снарядов, доходивший Эндрю всего до колена, и Кин нагнулся, чтобы рассмотреть все это получше.

— Это модель, выполненная в масштабе один к четырем, — пояснил Чак. — Так дешевле.

— Заряжается с казенной части? — спросил Эндрю.

— Да, сэр. Когда я до этого додумался, все оказалось так просто. В казеннике разъемная резьба. Поворачиваешь рукоятку на четверть оборота, он открывается, засовываешь снаряд, крутишь рукоятку в обратную сторону — и все закрыто.

— А как ты решил проблему с пороховыми газами?

— Тут все дело в снаряде, — охотно объяснил Чак, открыв крышку деревянного ящика и достав из него латунный цилиндр. — Смотрите, он похож на патрон к винтовке Спенсера, только больше. Снаряд плотно прилегает к стенкам ствола и казеннику, обеспечивая герметичность. Все просто, все работает. Обученная команда может производить до десяти выстрелов в минуту.

Эндрю взял снаряд и взвесил его на руке.

— Блестяще. Десять выстрелов, говоришь?

— Именно так, сэр. И дальность стрельбы больше. В такой пушке снаряд теснее соприкасается со стенками ствола, чем в тех, которые заряжаются с дула. В результате давление на стенки возрастает, но я думаю, что мы решим эту проблему, увеличив прочность стали за счет обогащения ее кислородом прямо в плавильном тигле с последующей добавкой небольшого количества никеля. Я думаю, что это орудие будет стрелять на три-четыре мили. Мы тут экспериментировали с улучшенными запалами и новыми типами картечи для стрельбы на короткое расстояние. В сущности, это банка со смолой, в которой находятся сотни гвоздей.

— Все это хорошо, но тут есть одна проблема… — начал Эндрю.

— Я знаю, сэр, — перебил его Чак. — Латунь. Я уже думал об этом. Батарея из шести орудий может выпустить пару тысяч снарядов за час. Это разрушит их стволы, однако в течение этого времени их огневая мощь будет не меньше, чем у целого дивизиона «пэрротов». Если бы у нас были такие пушки в Испании, меркам никогда бы не удалось пересечь реку.

— И нам понадобится склад для хранения ста тысяч снарядов, — заметил Эндрю.

— Я надеюсь, у нас найдутся для этого средства, — отозвался Чак.

В комнату заглянул Пэт, который протяжно присвистнул при виде необычной пушки. Присев у казенника, он опробовал винтовой механизм и грустно улыбнулся Винсенту.

— Похоже, мои старушки скоро пойдут на металлолом.

— Не так уж скоро, — возразил Эндрю. — Мы тут говорим о таком количестве латуни, которого не наберется в Риме и на Руси вместе взятых. Нам не хватит цинка, чтобы изготовить всю нужную нам латунь.

— Еще один повод для сближения с Ниппоном. Геологическая экспедиция, которую я отправил на их территорию, сообщила, что у ниппонцев есть много необходимых нам металлов, — вставил Винсент.

— Да вы тут все заодно, — улыбнулся инженеру Эндрю. — Ладно, буду иметь в виду. Так, что у вас есть еще?

Идя вслед за Винсентом по цеху, Эндрю не переставал поражаться разрушительному гению Чака. Казалось, парень только и думал о том, как бы изобрести побольше орудий уничтожения. Эндрю считал, что Чаком движут две силы: желание побороть свой страх смерти и глубоко упрятанная ярость, вызванная теми муками, которые мерки причинили его любимой жене.

Эндрю внимательно изучил улучшенные образцы ракет, благодаря которым им удалось отразить последний решительный натиск мерков, и сочувственно покачал головой, слушая, как Чак опять жалуется на проблемы, связанные с модернизацией паровых «гатлингов».

— А вот эта штуковина — ну просто не знаю, что с ней делать.

Эндрю недоуменно повертел в руках цилиндр, о котором говорил Чак.

— Что это такое? — спросил он.

— Видите ли, сэр, я когда-то читал в «Сайнтифик Америкэн», что Эриксон еще до постройки первого «монитора» предлагал свое изобретение Наполеону III во время Крымской войны. В первоначальном варианте там планировался встроенный взрывной аппарат.

— Что ты имеешь в виду? — вытаращился на него Пэт. — Такие снаряды, как у южан? Бочки с порохом и взрывателем ударного действия?

— Не совсем. Адские машины, или снаряды, о которых ты говоришь, крепились на якоре и взрывались, когда на них натыкалось вражеское судно. Здесь идея в другом. Эриксон пытался создать движущийся снаряд. Он выпускается из трубы в носу судна, плывет под водой, пробивает неприятельский корабль ниже ватерлинии и топит его.

— Дьявольская штука, — выдохнул Пэт.

— Это точно. Я не уверен, но, кажется, по плану Эриксона к задней части торпеды прикреплялся шланг из вулканизированной резины. Этот шланг должен был разматываться с катушки по мере продвижения снаряда. С корабля по шлангу накачивался воздух, который толкал снаряд вперед и направлял его. Мне пришла в голову мысль, что если встроить цилиндр со сжатым воздухом прямо внутрь снаряда и придумать способ автоматического наведения, то он сможет проплыть под водой полмили, а то и больше.

— Стоимость? — спросил Эндрю.

— Мы можем переговорить с Буллфинчем и частично финансировать изобретение из бюджета Военно-морского министерства.

— Стоимость? — с нажимом в голосе повторил Эндрю.

— Это затратное дело, сэр, надо будет провести много исследований и испытаний в море. По моим прикидкам, на всю работу с доводкой изобретения, экспериментами и установкой аппаратов на суда потребуется тридцать-сорок тысяч.

Эндрю покачал головой.

— С нашими «мониторами» мы полностью контролируем Внутреннее море. Карфагенские корабли требуют капитального ремонта и нам не угрожают. А постройка порта на Великом море и запуск здесь первых броненосцев съедят весь бюджет. Положи свои чертежи на полку, они пригодятся потом.

Чак протестующе воздел к небу руки.

— Что касается артиллерии, то я постараюсь выбить деньги хотя бы на одну батарею и пару тысяч снарядов, — закончил Эндрю.

— Мне бы хотелось приспособить пушки для воздушного боя, — произнес Чак. — Пушка полуторадюймового калибра, стреляющая двухфунтовыми снарядами, даст нашему кораблю огромное преимущество в дальности стрельбы, а в воздухе дальность стрельбы решает все.

— Хорошо, на это деньги найдутся. Что-нибудь еще?

— Да обо всем остальном вы уже знаете, сэр. Мы модернизировали карабины Шарпса, разработали улучшенную модель винтовки Спрингфилда, заряжающейся с казенника, побаловались кое с какими идейками по поводу железной дороги, вроде повторного использования выпускаемого локомотивом пара. Еще мы пытаемся найти применение тому, что остается после очистки нефти при получении керосина.

— И это все? Никаких сюрпризов?

Эндрю поймал взгляд Чака и несколько секунд удерживал его. Инженер смущенно поморгал.

— Видите ли, сэр…

— Мистер Фергюсон, до меня уже дошли некоторые слухи, так что вам нет смысла скрывать свои грехи.

— Ну, есть тут одна вещь, о которой вам следует знать, — наконец выдавил Чак и, выйдя из цеха, направился на взлетное поле для дирижаблей. Они шли вдоль ряда ангаров, и Эндрю останавливался у каждого из них и заглядывал внутрь. Один из ангаров был пуст — в нем раньше находился дирижабль, пропавший неделю назад. Когда они дошли до последнего строения, Эндрю обратил внимание, что недавно к нему была пристроена дополнительная секция, над которой до сих пор не было крыши.

Чак остановился у открытых дверей и с заметным волнением ожидал приближения Эндрю. Массивные створки были распахнуты настежь, и глазам Кина открылась потрясающая воображение картина. Над ними возвышался каркас нового дирижабля, почти такой же длины, как и весь ангар. Десятки рабочих облепили его корзинообразную раму, а воздух был насыщен едким запахом, от которого кружилась голова.

— Черт побери, Чак, — прошептал Эндрю, — ты все-таки строишь эту громадину!

— Понимаете, нам ведь выделили средства на постройку летательных аппаратов взамен тех, что мы потеряли в прошлом году. Ну вот я и решил использовать эти деньги таким образом.

— Это тот самый четырехмоторный дирижабль, модель которого ты мне показывал.

— Угу.

Эндрю пронзил Фергюсона острым взглядом.

— Ты что, не понимаешь, в какое положение ты меня поставил? Да за это Конгресс снимет с меня шкуру.

— Тут такое дело, сэр. Конгресс, он ведь в тысяче миль отсюда, да? Мы можем сказать, что просто сцепили вместе несколько судов.

— Нам выделили средства на одиннадцать летательных аппаратов, а у нас их всего шесть, и кому-нибудь очень захочется узнать, почему так вышло.

— Сэр, как вы видите, мы уже обтягиваем тканью каркас нового дирижабля. Ткань обработана тем новым методом, о котором я вам рассказывал. Чувствуете, как пахнет лак? Мы пропитываем им холст для герметичности и для усадки — тогда ткань легче натянуть на каркас. Это абсолютно новая технология!

— Мистер Фергюсон, вы просто не знаете удержу, — гневно бросил инженеру Эндрю, — я вам это уже говорил.

Чак снова закашлялся, и Эндрю оборвал свою тираду, с тревогой глядя на него.

— Сэр, вы можете уволить меня в любой момент. Я оказался прав во время последней кампании, и, честно говоря, у меня такое чувство, что у нас не за горами еще одна война. Этот дирижабль решит наши проблемы. Через месяц он будет готов к эксплуатации. Я подозреваю, сэр, что недели через четыре, когда этот корабль отправится в свой первый полет, нам всем уже будет не до тонкостей бюджетного финансирования.

Стоящий рядом Пэт ухмыльнулся.

— Только, пожалуйста, без комментариев, — предупредил его Эндрю и вошел в ангар.

Задрав голову, он разглядывал гигантский дирижабль, мысленно проклиная Фергюсона за то, что он так неистощим на выдумки и одновременно чертовски прав. Эндрю понимал, что с политической точки зрения это скандал, так как кое для кого в Конгрессе этот дирижабль станет последней каплей, неоспоримым свидетельством того, что армия вышла из-под контроля и виноват во всем Кин. Завтра сюда приедет целый поезд делегатов от Конгресса для встречи с представителями Ниппона, и скрыть от них эту штуковину будет совершенно невозможно. Отчасти Эндрю приехал на день раньше именно для того, чтобы убедиться, что Чак не выкинул какой-нибудь фокус, и в случае чего попытаться упрятать концы в воду, пока не пройдут выборы. Но такого слона нигде не спрячешь.

Однако что будет, если он сейчас остановит здесь работу? Дирижабль просто сгниет в этом ангаре.

— Достраивайте своего урода, — обреченно сказал Эндрю Чаку. — Но учтите, мистер Фергюсон, что с этого момента вы уволены с поста начальника службы артиллерийско-технического снабжения.

Эндрю сурово посмотрел на Чака, и у того разочарованно вытянулось лицо. Молодой инженер зашелся в новом приступе кашля, и строгость во взгляде Эндрю мигом уступила место озабоченности.

— Так, сынок, ты возвращаешься домой вместе со мной, — произнес он, кладя руку на плечо Фергюсону. — У меня в отношении тебя другие планы.

К ним подошли Эмил, Винсент и Оливия. Молодая женщина обеспокоенно подбежала к своему мужу. Несмотря на слабость и огорчение, Чаку удалось выдавить из себя улыбку.

— Ну вот, мы отправляемся домой, — сообщил он жене.

Оливия перевела взгляд на Эмила, который отечески обнял Чака за плечи и увел в сторону.

— Ты ведь все знал об этом строительстве? — резко обратился Эндрю к Винсенту.

— Да, сэр.

— Ты понимаешь, что я должен тебя наказать.

— Я бы на это сказал, сэр, что не в моей власти было что-то предпринять. Воздушный флот подчиняется непосредственно главной ставке на Руси, — с невозмутимым видом ответил Винсент.

Пэт громко фыркнул, и Эндрю смерил его негодующим взглядом.

— Вы все тут против меня сговорились, что ли? Да?

— Сэр, мы ведь знаем, что вы собираетесь участвовать в следующих президентских выборах.

Эндрю был так ошарашен, что не нашелся что сказать.

— О, Кэтлин никому ничего не говорила. И мы знаем это не от Калина, хотя вряд ли вы ему об этом уже сообщили. Дело в том, что… Ну, просто мы знаем, что вы хотите этого. Все наши ребята из Тридцать пятого и Сорок четвертой уже давно догадались.

Эндрю отвернулся и уставился на махину дирижабля.

— Мы нигде не болтали о дирижабле, сэр. Держим языки на привязи, так сказать. Если эта история и еще кое-какие шалости выплывут на поверхность, вы тут будете ни при чем.

Эндрю понимал, что Фергюсон прав. Им был нужен этот дирижабль, нужны усовершенствованные броненосцы, десять новых пехотных корпусов, кавалерийский корпус. Надо было переделать семьдесят пять тысяч гладкоствольных ружей в нарезные, а нарезные — в заряжающиеся с казенника. Им все это было нужно — и поэтому он должен был баллотироваться на пост президента.

Эндрю обвел пристальным взглядом обоих генералов, своих друзей.

— Благодарю вас, но я не слагаю с себя ответственности за это. В конце концов, вы служите под моим командованием.

— Полковник, дорогуша, — расплылся в улыбке Пэт, — из тебя получится обалденный президентище, если, конечно, в следующем году еще будет Республика.

Глава 2

«Я в аду».

Эти слова постоянно звучали у него в голове, задавая ритм всему его существованию… «Я в аду».

Он огляделся. Огромный литейный цех и впрямь напоминал преисподнюю: темнота озарялась огненным светом, плавали клубы ядовитого дыма, а из раскаленных котлов вырывались волны нестерпимого жара. Похожие на души грешников пудлинговщики, скрюченные от тяжелой работы, перемещались по цеху, помешивая жидкое пламя, а вокруг, скрестив руки на груди, стояли настоящие демоны; с их поясов свешивались кнуты, готовые ударить, если рабочий замешкается хоть на секунду.

— Ганс!

Старший сержант Ганс Шудер поднял голову и посмотрел в темные, пылающие гневом глаза Карги, главного надсмотрщика лагеря.

— Работа продвигается медленно. Почему?

Слушая грохочущий голос бантага, Ганс испытывал отвращение оттого, что мог теперь понимать эту речь и даже отвечать на ней. Это была еще одна ненавистная ему уступка. Краем глаза Ганс наблюдал за пудлинговщиками; они не отрывались от работы, но он знал, что рабочие все слышат и боятся, что сегодня настанет их черед быть убитыми «в назидание». Хотя Гаарк объявил, что все люди Ганса находятся под его защитой, Карга всегда находил способы обойти этот приказ, заявляя, что тот, кто плохо выполняет свою работу или не соблюдает субординацию, должен быть наказан.

Ганс погонял языком кусок табачной плитки у себя во рту. У него пересохло в горле.

«Может быть, сегодня пришла моя очередь? — подумал он. — И что я так цепляюсь за жизнь? Разве я не предатель? Я управляю этой фабрикой, дающей железо для машин, которые со временем будут обращены против всех людей этого мира и против моей родной Республики».

Республика — она казалось ему теперь полузабытой мечтой, как первая детская любовь. Республика и Эндрю Кин, мальчик, которого он сделал генералом, — как все это далеко. Ганс заставил себя не думать о них, потому что при этом он каждый раз заново переживал всю парадоксальность своего теперешнего существования, а это грозило окончательной потерей рассудка.

Он внимательно разглядывал Каргу. Понять, что значит то или иное выражение лица у бантага, было непросто, и Гансу пришлось долго этому учиться. Неискушенному человеку казалось, что черты лица у представителей расы степных кочевников навсегда застыли в гримасе гнева. Однако те, кому удавалось какое-то время прожить рядом с ними, со временем научались распознавать некоторые тонкости. Впрочем, сейчас Карга и в самом деле был на грани взрыва. Казалось, что лицо надсмотрщика принадлежит какому-то вымершему хищнику, вырубленному из камня первобытным скульптором. Шрам от меркской стрелы, превратившей левую глазницу Карги в безобразный комок плоти, делал его внешность еще более устрашающей. Ганс видел, что его бантаг находится в крайне дурном расположении духа. На щеках Карги виднелись багровые царапины — очевидно, он подрался с соплеменником или поссорился с наложницей. Кому-то придется за это заплатить.

— Объясни, скот. Сегодня вы выполнили только половину нормы по выплавке железа.

Ганс согласно кивнул. Было бессмысленно отрицать очевидное.

— Мой господин, — произнес он. Ганс уже научился произносить эти слова, несмотря на то что они лишали его последних остатков гордости. — Я тебе уже говорил, что нам надо остановить работу на печах с третьей по седьмую минимум на два дня. Нужно освободить их от шлака. А меха все в трещинах, и мы теряем больше воздуха, чем его поступает в плавильни.

Ганс сделал жест в сторону мехов — мощных конструкций размером с небольшой дом. Меха прикреплялись к «беличьим колесам» двадцати пяти футов высотой. Внутри каждого колеса находились несколько десятков рабов-чинов, которые, низко опустив голову, безостановочно шагали вверх по деревянным ступенькам, всем своим небольшим весом заставляя вращаться ведущие валы, соединявшие колеса с мехами.

От этого ужасного средневекового зрелища у Ганса всякий раз застывала кровь в жилах. Десятки «беличьих колес», в каждом из которых надрывались по полсотни мужчин, женщин и детей, давали большую часть энергии в этом адском месте, находившемся под его управлением. Они шагали шестнадцать часов в день, с двумя короткими перерывами на еду, состоявшую из порции рисовых лепешек и воды. Это был последний этап их жизни. Редко кому удавалось протянуть больше месяца, прежде чем они валились с ног от истощения и их отводили на убой.

Его квалифицированные рабочие, на кого Гаарк распространил свою защиту, тоже погибали. За три с половиной года многих унесли болезни, распространенные в рабских лагерях. Хотя пайки этих рабочих были лучше тех, что доставались чинам, еды все равно едва хватало для поддержания их сил. Самоубийства стали обычным делом — не далее как вчера Ганс потерял квалифицированного чинского литейщика, который повесился в своей каморке, перерезав перед этим горло собственной жене и двум детям. Хотя Карга был раздосадован потерей хорошего работника, он не скрывал своего удовольствия по поводу того, что его личные запасы пополнились несколькими сотнями фунтов хорошего мяса, о котором он не счел нужным докладывать начальству.

Люди Ганса жили в лагере к северу от фабрики. У них были бараки, их обеспечивали почти приличной едой, и они в самом деле имели один выходной день в неделю. Что же касается чинских рабочих, живших к югу от фабрики, то они были совершенно бесправны и обитали в таких ужасающих условиях, что у Ганса сжималось сердце при одной мысли об этом.

Три-четыре паровых двигателя сделали бы ненужным адский труд людей в «беличьих колесах», но бантаги не хотели об этом и слышать. В конце концов, под их игом находились десятки миллионов людей. Драгоценный паровой двигатель должен был служить только войне; не могло быть и речи о том, чтобы использовать его для облегчения труда скотов.

Надсмотрщик холодно смотрел на Ганса. Шудер уже давным-давно изгнал из себя чувство страха. Страх здесь ослеплял, убивал душу. Будет он жив или мертв в следующую минуту, больше не имело значения. Ганс знал, что, пока он не совершит какой-нибудь очень тяжкий проступок, слово кар-карта защитит его, но у Карги были и другие способы причинить ему боль. Время от времени он убивал одного из его людей, иногда в наказание за ошибку, иногда и вовсе без повода, и каждый раз смерть выдавалась за несчастный случай. Тот факт, что Гаарк взял под свое покровительство одного из скотов, казалось, доводил Каргу до бешенства. Кар-карт был далеко, а с главным надсмотрщиком Гансу приходилось иметь дело ежедневно, и он понимал, что Гаарк не станет интересоваться причиной смерти того или иного из скотов.

— Мы не сделали того, что должны были выполнить сегодня. Я не буду докладывать об этой неудаче. — В голосе Карги слышалась скрытая угроза.

— Карга, то, что я тебе сказал, — это факт.

Слова ненавистного языка застревали у него в горле. У Ганса было такое чувство, что он изрыгает непристойности. Карга молча стоял перед ним, в его глазах застыло презрение, а правая рука поглаживала рукоять кнута. Ганс не обращал на это внимания. Он видел, как надсмотрщик выбил однажды кнутом глаза женщине, как он срывал у своей жертвы полосы кожи от плеч до ягодиц или захлестывал ремень вокруг шеи несчастного и медленно удавливал его.

Взгляд Карги переместился с Ганса на группу рабочих, окружавших котел с расплавленным железом.

— Если ты убьешь одного из них «в назидание», это ничего не изменит, — тихо произнес Ганс, не позволив прозвучать в своем голосе и намеку на эмоцию. Он знал, что рабочие слушают их беседу и боятся пошевелиться, чтобы не выделиться из общей массы. Надсмотрщик мог в любой момент в вспышке гнева убить одного из них, или десятерых, или всех — просто из-за дурного настроения, несварения желудка, неудачного свидания накануне вечером или вообще без причины — такова была участь бантагских пленников.

— Мы произведем сегодня еще одну разливку, — наконец отозвался Карга.

— Мой господин, мы столкнемся с той же проблемой завтра и послезавтра.

— Ты возражаешь мне, раб?

Ганс не ответил, смотря прямо в глаза Карге. Это было очень опасно. У бантагов смотреть в глаза собеседнику могли только равные по положению; если так делал скот, то это граничило с прямым бунтом. Он выдержал взгляд надсмотрщика несколько секунд и отвел глаза в сторону.

— Мой господин, я говорю тебе о факте, который невозможно изменить. Это то, что происходит с железом и машинами. Ты не можешь заставить работать машину так же просто, как сгибаешь свой лук. Их надо чистить и чинить.

— Чинить? Что-то сломали?

Ганс заметил, как вздрогнули пудлинговщики при этих словах. В прошлый раз, когда Карга решил, что кто-то из рабочих намеренно сломал инструмент, он бросил шестерых из них в расплавленный металл, после чего его ярость стала еще больше, так как кремированные тела смешались с железом и разливка оказалась испорченной. Как следствие, вся бригада была тут же уничтожена, и, пока не были обучены новые литейщики, работа на фабрике шла с отставанием от графика.

— Ты должен давать машине отдохнуть так же, как ты даешь отдыхать своему коню, господин. Упряжь и тетива изнашиваются и нуждаются в починке, то же самое происходит и с плавильной печью.

Ганс ожидал убийственной вспышки гнева со стороны надсмотрщика и был поражен, когда тот ограничился недовольным хмыканьем.

— Еще одна разливка, и мы сделаем так, как ты говоришь.

Ганс с трудом сдержал вздох облегчения, хотя его людям предстояло еще двадцать четыре часа непрерывной работы в темпе, который к рассвету, скорее всего, убьет или полностью истощит некоторых из них.

Низко поклонившись, Ганс не поднимал головы до тех пор, пока Карга не отвернулся от него.

— Иногда ты очень ловко играешь словами, скот, — бросил ему надсмотрщик. — Когда-нибудь я вырежу твой язык и съем его.

«И кто тогда будет управлять твоей фабрикой?» — подумал Ганс. Он понимал, что на Каргу постоянно давят сверху. Бантагам нужны были сталь и железо, десятки тысяч тонн драгоценного металла. Надсмотрщики, не справлявшиеся с поставленными задачами, снимались со своих постов, а в орде впавшему в немилость оставалось только одно — самоубийство.

— Если я когда-нибудь лишусь милости кар-карта, — продолжил Карга, — я убью каждого из вас и всех, кто вам дорог, чтобы вы были моими рабами в Бесконечном Небе.

Эта угроза заставила Ганса содрогнуться, так как он понимал, что в итоге слова надсмотрщика неизбежно обернутся правдой.

Шудер молча ожидал, когда становившийся все больше похожим на демона Карга даст ему разрешение идти. В этот момент один из рабочих повернул кран третьей плавильной печи, и на площадку обрушился водопад расплавленного металла. Засверкали искры, облака удушающего дыма с шипением взметнулись вверх.

Карга долго смотрел на Ганса, не торопясь отпускать его.

— Иди, — наконец пролаял бантаг. — Возвращайся в свою конуру.

Ганс не спешил уходить.

— Возможно, мне стоит остаться и все проконтролировать, чтобы тебя устроила сделанная работа?

— Они будут больше тебя ненавидеть, если ты будешь спать, пока они работают, — усмехнулся Карга. — Мне это нравится.

— Мне нужен пропуск.

Пробурчав проклятие, Карга сунул свою огромную лапу в кошель, висевший у него на поясе, и достал оттуда бронзовую табличку, удостоверяющую, что ее предъявитель выполняет поручение надсмотрщика и, следовательно, имеет право покинуть фабрику. Затем он с ворчанием отправился в дальний конец цеха.

— Ты думаешь, он устроит здесь бойню?

Ганс прочел страх в глаза Григория и потрепал юношу по плечу.

— Все в порядке. Этот ублюдок не может убить нас всех. — Он постарался выдавить из себя ободряющую улыбку. — Слушай, если он меня кокнет, ты получишь повышение.

— Звучит заманчиво, но я бы предпочел обойтись без этого, — усмехнулся в ответ Григорий.

Ганс кивнул, печально глядя на него. Хотя Григорию было всего около двадцати пяти, его волосы уже поредели и подернулись серебром. Как и у всех пленников, у него было бледное изможденное лицо из-за непосильной работы и постоянного страха.

— Пожалуй, пойду-ка я отсюда. Постарайся добиться дополнительной порции воды для этих несчастных в «беличьих колесах» и пудлинговщиков. Может, тебе удастся попасть на кухню к Тамире и достать там хлеба. Эти задохлики могут отдать концы в любой момент.

Пока Ганс разговаривал с Григорием, его взгляд не отрывался от Карги. Мимо надсмотрщика шла вереница людей, тащивших на себе корзины с углем. Женщина, за подол которой зацепился маленький ребенок, споткнулась и просыпала на пол несколько кусков угля.

Карга нагнулся, поднял ее одной рукой и снова швырнул на землю. Женщина без сознания растянулась на полу, ее дочка заплакала от страха.

— Кесус, спаси ее, — прошептал Григорий, — это жена и ребенок Лина.

Ганс кинулся на выручку.

— Карга, она защищена от пищевой повинности! — крикнул он. — Это жена моего интенданта. Она защищена!

— Значит, ее муж плохо выполняет свою работу, — ответил Карга с саркастической усмешкой. — Иначе мы бы не отставали от графика. Она специально уронила уголь, чтобы саботировать производство. Она отправится в убойную яму. Если кто в этом и виноват, то это ты, Ганс. В следующий раз ты будешь лучше следить за тем, чтобы твои люди работали как следует.

— Карга!

Вокруг шеи Ганса обвилась мускулистая черная рука, и старый сержант захрипел, не успев докончить фразы. Отчаянно сопротивляясь, он бросил взгляд через плечо и увидел, что его схватил Кетсвана, бригадир третьей плавильной печи. Рядом стоял Григорий.

Свободной рукой Кетсвана заткнул ему рот, не обращая внимания на яростные попытки Ганса освободиться из железной хватки.

— Ради Перма, — прошипел Григорий. — Если ты вмешаешься, он возьмет еще с десяток других. Не надо!

Глаза Карги, смотревшего на эту картину, поблескивали адским пламенем в отсвете реки расплавленного железа, выливавшейся из четвертой плавильни.

— Уведи его отсюда, — процедил сквозь зубы Григорий.

Огромный зулус оттащил брыкающегося Ганса в сторону третьей печи. Он не ослаблял своей хватки, чтобы старый янки своими криками не спровоцировал бантага на новые жестокости.

Карга взвалил женщину себе на плечо и направился к двери, которую все работающие в цеху, пленники и надсмотрщики, называли Воротами смерти — она вела в убойную яму за пределами фабрики.

Женщина ожила и начала кричать. Но она молила не за себя — Карга уводил также и ее ребенка. В это мгновение в Гансе проснулись все так долго подавляемые чувства, его затопила слепая ярость. Девочка была уже достаточно взрослой, чтобы понимать, что ее ждет, но тем не менее продолжала идти за матерью, которая кричала и пыталась оттолкнуть ее прочь. Карга нагнулся и подхватил девочку.

Это зрелище что-то сломало в Григории, который сделал шаг вперед, сжав кулаки.

— Стой, — прошептал Кетсвана. — Он приговорил ее. Она отправится в яму. Ничто его не остановит.

На секунду Гансу удалось поймать взгляд девочки, и в ее глазах он увидел чуть ли не облегчение. Мгновение спустя клубы дыма скрыли Каргу с его ношей. Внутри Ганса все бурлило, у него было такое ощущение, что еще немного, и река ярости прорвет ту плотину, которую он построил в своей душе.

Он постарался взять себя в руки. Нельзя сломаться, нельзя позволить гневу и боли завладеть им. Он перестал бороться с Кетсваной, и хватка гиганта ослабла.

Все вокруг прекратили работать, захваченные душераздирающим зрелищем. Потом взоры пленников обратились на Ганса. Он был их единственной защитой и теперь видел в их глазах укор, отчаяние и горечь. Двое из их числа погибли. В этот самый момент острая сталь перерезала их горло. В конечном итоге он ничего не мог сделать, чтобы спасти их. Они умирали, по сути они были уже мертвы, и он был бессилен помочь им.

— Черт возьми! — взревел Ганс. — Продолжайте работать, или он убьет еще кого-нибудь.

Дрожа от гнева и боли, он повернулся к Григорию.

— Где Лин?

— Все еще на продуктовом складе, за воротами.

Ганс понимал, что именно ему придется встретить Лина и сообщить ему о потере семьи. Это был его долг.

— Попроси кого-нибудь, пусть последит за входом в лагерь. Я скажу Лину, когда он вернется.

— Позволь мне это сделать, Ганс.

Он покачал головой.

— Нет, это я во всем виноват. Это мой крест.

«Я в аду…»

Он бросил взгляд на зулуса и его чернокожих рабочих, копошившихся у третьей печи. Хотя Ганс сражался за северян и видел, как во время биты при Крейтере гибли тысячи негров из Армии Потомака, раньше он все же испытывал некий дискомфорт в их присутствии. Это чувство давно испарилось. Рабство избавило его от многих предрассудков. Где-то к югу от Карфагена жил черный народ, искусный в обработке железа. Кетсвана, возглавлявший пятьдесят мужчин и женщин, пригнанных сюда бантагами, был теперь самым верным помощником Ганса.

— Твой гнев тебя погубит, друг мой, — негромко произнес зулус. Было удивительно, что великан шести с половиной футов ростом обладает столь мягким музыкальным голосом.

— Спасибо, — вздохнул Ганс.

За спиной Кетсваны группа рабочих тянула вагонетку, нагруженную только что выплавленными рельсами. Разгрузив железо, они наполнили вагонетку углем и рудой и направились обратно к плавильне. В голове Ганса вспыхнуло воспоминание о литейном цехе в Суздале. Теперь ему казалось, что это было миллион лет назад. Там работали свободные люди, понимавшие, что от их труда зависело, выживут они или нет, а здесь работа была всего лишь отсрочкой перед неминуемой гибелью.

«И почему нам всем просто не покончить с собой? — вновь задался вопросом Ганс. — То, что мы делаем, идет на пользу ублюдкам, которые собираются уничтожить весь наш род, а нас в любом случае ожидает мучительная смерть. Так почему же мы… почему же я продолжаю цепляться за жизнь, когда смерть принесет мне избавление?»

— Бедный, бедный ребенок, — раздался голос Менды, жены Кетсваны. Ее глаза обвиняюще смотрели на Ганса. — С каждым днем это происходит все чаще. Нам не остановить это. Дальше будет еще хуже.

Он знал, о чем мечтает Григорий, его бывший начальник штаба. Мысли юноши были написаны у него на лице. Гансу и самому постоянно приходила в голову эта идея, но он ее отбрасывал. Риск был слишком велик. Но теперь?

— Когда они придут за твоим ребенком, Ганс? — спросила Менда. — Что ты будешь делать, когда настанет очередь твоего сына?

Эти слова ножом вонзились ему в сердце. Гансу неожиданно стало стыдно, и он отвернулся. Неужели в этом причина его слабости? Неужели именно поэтому он был так нерешителен? В конце концов, хотя Карга регулярно отводил его людей на убой, Ганс знал, что надсмотрщик не решится нанести удар лично ему, если только он не совершит какой-то уж очень тяжкий проступок. И даже в этом случае дело будет отправлено на рассмотрение Гаарку, прежде чем его действительно убьют.

«Вот как они купили меня, — подумал Ганс, и в его сердце вновь запылал костер гнева. — Я стал их орудием. Я позволяю продолжаться этому кошмару, чтобы Тамира и мое любимое дитя были в безопасности».

Ганс замолотил кулаками по стенке печи, пока из разодранных костяшек не потекла кровь. Подняв голову, он посмотрел в глаза своим друзьям, ожидая увидеть в них презрение. Однако они смотрели на него с сочувствием, отчего его боль только усилилась.

Дочка Лина — ее взгляд будет преследовать его вечно. Он вспомнил, как шесть месяцев назад он держал на руках новорожденного Эндрю, который всего несколько минут назад появился на свет, смотрел в его глаза и видел в них вечный дух жизни, великую тайну бытия. И точно так же на него глядела девочка, которая уходила вслед за матерью во тьму, зная, что ее ждет.

— Простите меня, — глухо сказал Ганс. — Эти три с половиной года я боролся за то, чтобы вы все остались живы.

Он бросил взгляд на Ворота смерти, располагавшиеся за печью.

— И чего ради? Я был трусом. Теперь я это понимаю.

Менда подошла к Гансу и положила руку ему на плечо. Он поразился тому, что в этом аду еще было место нежности и пониманию.

— Я говорил себе «нет», потому что боялся того, что может случиться с вами и… — Слова застревали у него в горле, он хотел остановиться, но уже не мог. — …И с Тамирой, а потом с Эндрю.

— Это все равно произойдет, — отозвался Кетсвана.

Ганс промолчал.

— Григорий, ты можешь собрать сегодня людей, о которых ты мне говорил? — наконец прошептал он.

Лицо Григория озарилось улыбкой, и он кивнул.

— Встречаемся у меня после окончания смены. Скажи Карге, что нам нужно составить новый график работы и починки плавилен.

Трое друзей, стоявших вокруг него, радостно улыбнулись, в их глазах засветилась надежда.

— Дать сигнал к атаке!

Кар-карт Гаарк сидел в своем кресле и наблюдал за тем, как его войска переходят в наступление. Не было слышно обычных воинственных кличей, только телеграфист отстукивал сообщения у него за спиной. Вожди бантагов стояли кружком на почтительном расстоянии от Гаарка и молча обменивались взглядами.

Вдруг на левом и правом флангах нападавших, выстроившихся полумесяцем, в небо взвились сигнальные ракеты. Осажденный чинский город, расположенный на невысоком плато в миле от них, молниеносно ответил вспышкой пламени. С его укрепления поднялось облако дыма.

Гаарк внимательно следил за выстрелом, отсчитывая секунды. Снаряд с пронзительным свистом пронесся в воздухе в каком-то десятке шагов от него. Многие командиры уменов побледнели и испуганно пригнулись.

— Привыкайте к этому звуку, — рассмеялся кар-карт.

— Мой карт, у меня есть право сказать то, что я хочу.

Повернувшись в кресле, Гаарк посмотрел на говорившего. Это был Югба, командир умена Пегих лошадей.

Гаарк кивнул, разрешая ему продолжить.

— Повелитель, хорошие воины из моего клана погибнут в этот день.

— Тот, кто не погибнет, научится искусству выживания, — отрезал Гаарк. — Смотрите и учитесь.

Вдоль городских стен прокатилась волна вспышек, в воздухе было тесно от летящих снарядов, и несколько удачных выстрелов пропахали кровавые борозды в рядах 3-го умена Вороных лошадей, располагавшегося справа от ставки кар-карта. Командир этого умена стоял стиснув зубы и глядел прямо перед собой.

— На таком расстоянии они зря расстреляли бы свои боеприпасы, если бы твои воины не находились слишком близко друг к другу и не представляли собой отличную мишень, — тихо сказал ему кар-карт.

Он поднял бинокль и навел его на левый фланг, где атакующие всадники рассыпались широкой цепью по открытой степи.

— Обратите внимание на этих парней. Они соблюдают широкие интервалы между собой, так что в них трудно попасть. От одного выстрела может быть потерян только один воин.

— Их атаке не хватает мощи, — возразил Югба.

— Если тебе кажется, что им не хватает мощи, можешь послать на штурм свой умен, и мы посмотрим, кто первый возьмет центр города.

Югба вопросительно посмотрел на него.

— Давай действуй, а мы поглядим, что получится.

Командир умена резко кивнул, вскочил на коня и выхватил саблю из ножен.

— Старые методы для нас лучше новых! — выкрикнул он и помчался к своим воинам, чтобы лично возглавить атаку.

Гаарк обвел взглядом остальных командиров.

— Есть еще желающие?

Все промолчали. Гаарк повернулся к четверым офицерам из своего ближнего круга, которые стояли слева от него, без особого интереса наблюдая за разворачивающимся сражением.

— А из вас никто не хочет позабавиться? — спросил он.

— Да ну, неохота, — зевая, ответил Джамул, радист его бывшего взвода. — Это ничего не изменит. Мы хорошо натаскали своих ребят, они знают, что делать.

Гаарк с трудом сдержал улыбку. Ответ был оскорбительным по форме и по сути, но в этом-то и было намерение Джамула. Он хотел продемонстрировать перед бантагами другое отношение к войне.

Наступление продолжалось. Атакующие спешились в шестистах футах от городской стены и продолжили движение пешком. Вслед за ними в пятидесяти шагах спешилась вторая волна нападавших, за ней на таком же расстоянии третья, потом четвертая. Воины первого ряда открыли огонь из ружей, тщательно выбирая цель, на ходу перезаряжая оружие, опять стреляя и снова наступая.

Вдруг внимание Гаарка привлекли громкие крики, раздавшиеся справа. В атаку шел целый умен, всадники неслись стремя к стремени, трубили огромные нарги, развевались вымпелы, а над всем этим реял треугольный флаг Югбы. Конная лавина казалась неудержимой.

Гаарк повернулся к своему телеграфисту.

— Полевой артиллерии и мортирам вступить в бой.

Приказ молнией пронесся по телеграфному проводу. Гаарк прильнул к биноклю.

Мортиры были уже установлены и нацелены. Орудийные расчеты опустили снаряды в жерла, и смертоносные серые цилиндры с кажущейся медлительностью взмыли в небо. Орудия были такими простыми, что он никак не мог понять, почему янки не додумались до этого. Мортиры представляли собой обыкновенные железные трубы с запалом в нижней части. В хвосте снаряда находился небольшой пороховой заряд с ударным капсюлем, а спереди был еще один ударный капсюль, взрывавший снаряд в момент попадания в цель.

Тридцать упряжек с полевыми орудиями полетели вперед; лошади, тащившие их, неслись во весь опор, поднимая к небу облака пыли. Защитники города всерьез отнеслись к новой угрозе. После удачного выстрела снаряд попал в ящик с боеприпасами, раздался оглушительный взрыв.

Все посмотрели на Гаарка.

— Ожидаемые потери, — тихо произнес он и кивнул в сторону атакующего умена Югбы. — Предлагаю обратить ваше внимание на то, что сейчас будет происходить на правом фланге.

Бантагская конница лавиной неслась вперед, улюлюканье всадников далеко разносилось по степи. Некоторые командиры уменов за спиной Гаарка подхватили эти воинственные клики и завертели ятаганами у себя над головами.

Над городской стеной поднялись клубы белого дыма, и мгновение спустя снаряды внесли опустошения в передние ряды нападавших. Кони и всадники повалились на землю и были тут же растоптаны живой стеной, следовавшей за ними. Командиры уменов были целиком захвачены этим зрелищем, они выкрикивали ругательства и подбадривали своих, призывая их продолжить атаку.

На левом фланге перестрелка стала более интенсивной. В некоторых местах стрелки бантагов сбивались в кучу, и Гаарк многозначительно поглядел на Джамула, который кивнул, давая понять, что видит эту ошибку.

— Им необходимо еще получиться, — негромко заметил Гаарк. Как бы для того, чтобы придать вес его словам, в центре одной из таких групп разорвался чинский снаряд, унесший жизни более десяти воинов. Цепь продолжала продвигаться вперед. Кое-где расстояние до городской стены было уже всего ярдов двести. Места павших воинов тут же занимали другие из задних рядов. Позади пехоты начала развертываться артиллерия, канониры наводили пушки на стены. Следя в бинокль за одним из орудийных расчетов, кар-карт увидел, как они открывают казенник и закладывают в ствол снаряд с мешочком пороха.

«Как примитивно, — подумал Гаарк. — Нам не хватает знания металлургии, чтобы изготовить стальные и медные гильзы для тяжелых снарядов». Командир расчета отдал приказ, один из артиллеристов при помощи винтового механизма опустил ствол под нужным углом. Командир сделал шаг назад, подняв вверх руку. Другой канонир вставил запал и отошел в сторону.

Пушка откатилась назад и скрылась в облаке дыма. Гаарк перевел взгляд на стену и довольно хмыкнул, увидев, что снаряд разорвался всего в нескольких шагах от главных ворот.

Кар-карт снова посмотрел направо. Умен был теперь всего в сотне шагов от стены, и всадники скатились с седел на землю, осыпая укрепления тучами стрел, затмившими небо. Некоторые из стрел были снабжены горящими наконечниками, и в городе взметнулись языки пламени. Но орудия, расположенные на стенах, продолжали поливать бантагов картечью, собирая обильную жатву убитыми.

Военачальники за спиной Гаарка разразились тревожными криками.

— Югба упал! — воскликнул один из них.

Гаарк навел бинокль на сцену бойни под стеной, но багрового треугольного знамени уже не было видно.

— Послать туда спасательную команду и лекаря, — приказал Гаарк, и через несколько секунд на выручку раненым полетела санитарная повозка.

А на левом фланге артиллерия бантагов делала свое дело, разрушая стены и ворота. Некоторые пушки оборонявшихся были уже выведены из строя, одна из них, перевернувшись, лежала среди груды камней. Прицельным выстрелом ворота сорвало с петель, и Гаарк взглянул на Джамула, лицо которого озарилось торжествующей улыбкой.

— Я считал, что место командира умена среди его воинов, — презрительно заметил кто-то из толпы позади кар-карта.

— Больше так не будет, — развернулся в кресле Гаарк. — Пусть пример воинам подают командиры полков. Начальник над десятью тысячами будет руководить из тыла, наблюдая за битвой и контролируя ее. Что хорошего сделал Югба?

— Он умер бантагом, — последовал ответ.

— Он погиб, а стена перед ним еще держится. Это была глупая смерть. Смерть не означает победы, а мне нужна только победа!

Гаарк отвернулся и презрительным взмахом руки указал на хаос, творившийся на правом фланге. Всадники гарцевали у самой стены. Некоторые из них подъезжали прямо к укреплению и, вставая на седла, пытались залезть на стену. Перекрестный огонь с бастионов валил их на землю. Другие размахивали топорами у восточных ворот, рассчитывая прорубить их и прорваться в город. Большинству удавалось нанести всего один-два удара, прежде чем чины разрывали их на части картечью или заваливали сверху камнями. Сложенные из бревен навесы, призванные защищать осажденных от стрел сверху, горели, но чины продолжали упорное сопротивление, стреляя в бантагов из пушек и мушкетов и сбрасывая им на головы камни.

— Отзови их, — прошептал кто-то за спиной Гаарка. Кар-карт обернулся и смерил своих военачальников насмешливым взглядом.

— Как, вы хотите, чтобы я приказал отступить перед каким-то скотом? — саркастически поинтересовался он.

— Отзови их, мой карт. Эта бойня совершенно напрасна, — взмолился Кату, командир умена Буланых лошадей. По его глазам было видно, что он наконец все понял. Однако до многих других урок явно еще не дошел.

— Подождем еще немного.

Бой продолжался. На пятьдесят шагов по обе стороны от разрушенных западных ворот стена представляла собой груду дымящихся развалин. Не было видно ни единого чина, а дома за стеной пылали. Артиллеристы изменили направление стрельбы, начав обстреливать края бреши.

Воины из первой атакующей цепи вскочили с земли и короткими перебежками понеслись вперед, стреляя, вставая на колено и перезаряжая ружья. За ними катилась вторая волна нападавших, которые делали то же самое. Первые воины достигли развалин и начали перебираться через них. Некоторые упали, пронзенные чинскими пулями, но остальные не остановились и ворвались в город. С левого фланга к обломкам стены галопом устремилась колонна всадников, которые мигом домчались до бреши и, спешившись, присоединились к своим товарищам. Там, где раньше стояли западные ворота, сотня бантагов, забросив винтовки за спину, расчищала путь для своей артиллерии, тоже двинувшейся по направлению к городу. Мортиры, расположенные на холмах напротив западной стены, прекратили бомбардировку.

Гаарк поднялся на ноги и повернулся к своим военачальникам, не обращая внимания на побоище, все еще продолжавшееся на восточном фланге.

— Есть какие-нибудь вопросы? — спросил он.

— Это была бессмысленная бойня, — горько сказал один их них.

— Ты прав, — негромко согласился кар-карт, — но это было необходимо, чтобы вы поняли.

— Чтобы мы поняли?

— Да. Чтобы тебе и твоим друзьям наконец все стало ясно. Вот уже целых четыре года я говорю вам, что скот научился новым методам ведения войны, а вы нет.

— Они все изменили, эти бездушные подонки.

— И вы тоже должны измениться, или наши кости будут белеть на солнце по всей степи. Вот почему нам необходимо изготовить новое оружие и научиться владеть им. Сегодня треть нашего войска, двадцать уменов, вооружена ружьями и пушками, но вы до сих пор не осознали, что все это значит. Джамул, каковы наши потери?

— Я бы сказал, не больше двухсот убитыми и ранеными у западных ворот. Было бы еще меньше, если бы они не сбивались в кучи. Минимум тысяча на другом фланге, и они еще не захватили стену.

После этих слов воцарилось молчание. Гаарк с вызовом обвел военачальников взглядом, ожидая их реакции.

— Но зачем ты это устроил? — наконец решился спросить один из картов.

— Ты имеешь в виду эти учебные маневры? — процедил Гаарк. — Для того, чтобы вы увидели все своими глазами.

— Но специально вооружать скот, обучать их и пообещать им сохранение жизни, если они продержатся до темноты? Ради этого безумного представления ты только что убил и искалечил тысячу с лишним наших отборных воинов!

— Это сделал Югба, — спокойно парировал Гаарк. — Я не отдавал ему приказа атаковать таким образом. Он сделал это сам.

— Но ты его спровоцировал, мой карт.

— Точно так же поступят наши врага, когда мы встретимся с ними, — произнес Гаарк. — Учитесь и этому.

Он кивнул в сторону хаоса, творившегося у восточных ворот.

— О, в итоге они захватят город, но какой ценой? Вы сейчас видели именно ту ошибку, которую совершили тугары, а потом мерки. Они были слишком надменны и не верили в то, что люди могут их переиграть.

Высшие бантагские военачальники возмущенно зароптали.

— Да, я знаю, что вам больно это слышать. — Слова медленно, словно нехотя, слетали с языка кар-карта. — В конце концов, это ведь всего лишь скот.

Он улыбнулся.

— Несомненно, именно это и говорили себе наши сородичи, поначалу с презрением, а потом с ужасом, умирая на поле боя. «В конце концов, это ведь всего лишь скот». Нам необходимо выкорчевать из своих голов эту мысль, если мы рассчитываем победить. Они умны, умелы и во многом превосходят нас в этом новом способе ведения войны.

— Мой карт, ты хочешь, чтобы мы поверили, что мир перевернулся вверх тормашками, и мы теперь ходим по небу, а наша планета висит у нас над головами? — недоуменно спросил Вакал, командир умена Вороных лошадей. В его голосе звучал не вызов Гаарку, а непонимание. Было видно, что его представление о мире поколебалось коренным образом.

— Мы восстановим вселенский порядок, — тихо ответил Гаарк. — Но ты прав. Эти люди поставили мир и всю Вселенную с ног на голову. Наша задача теперь вернуть все на круги своя.

— Эта война развратит нас! — прошипел кто-то в задних рядах группы. — Давайте оставим это место. Поступим, как Тамука и мерки. Поскачем на восток, как мы делали исстари, и убьем весь скот на своем пути. Потом, через поколение, вернемся сюда и уничтожим тех, кто останется здесь.

— Чушь собачья, — фыркнул Гаарк. — Разве ты погонишься за кроликом и оставишь у себя в тылу матерого леопарда? Нет! Сначала ты убьешь леопарда. Ты завернешься в его шкуру, а затем, если тебе захочется унизить себя, ты станешь охотиться на кролика.

Бантаги задумчиво закивали головами.

«Какие дикари! — подумал он. — Четыре года я вбиваю в их тупые головы, что они находятся на грани катастрофы, полного уничтожения. Хотя уже многие из них вооружены ружьями, они до сих пор не освоились с фундаментальным изменением тактики, не говоря уж о связанных с этим глубоких социальных переменах. Конница бесполезна против засевшего в укреплении врага. Лошадь теперь нужна лишь для того, чтобы доставить солдата на поле боя. Скоро их ожидает еще больший шок — большинству воинов орды придется сражаться в пешем строю. Иметь армию из шестисот тысяч всадников было бы безумием с точки зрения тылового обеспечения. Когда будет достроена железная дорога к морю и реализуются мои планы относительно флота, воинам больше не нужно будет ездить верхом. Как же пострадает их гордость!»

Командиры уменов молчали, и он по очереди поймал взгляд каждого из них. Одни все еще смотрели на него как на Спасителя, который, согласно пророчеству, был послан им для того, чтобы возродить былую славу. Но за тысячи лет в этом мире их представления о славе стали другими. Они хотели галопом отправиться в скачку по другим мирам. Мысль о том, чтобы воспользоваться локомотивами, была им чужда. Другие начали колебаться. Шпионы Гаарка, которых у него становилось все больше, доносили ему, что в войсках начали распространяться темные слухи, будто новый кар-карт — самозванец. Надо было опять напомнить им о предсказании. Он сделал знак своим четырем спутникам, стоявшим неподалеку.

— Мы пришли к вам из другого мира во исполнение пророчества. Разве не было предсказано, что в смутную годину придут пятеро и вернут орде ее утерянное величие? Мы будем странствовать между мирами и возьмем все то, что по праву является нашим!

Гаарк видел, что слова древнего пророчества по-прежнему имеют большой вес, так как многие склонили головы, соглашаясь с ним. Удачно получилось с этим предсказанием. Он до сих пор не переставал поражаться тому, что древняя песнь о пяти воинах, которые некогда исчезли, но однажды должны были вернуться, стала одним из ключевых моментов его воцарения. Самым удивительным было то, что обрывки этой легенды были известны и в его родном мире — еще одно доказательство, что его раса и в самом деле брала начало в этом месте.

Гаарк не в первый раз подумал о том, что случилось бы, если бы он попал сюда не с пятью воинами, а с тремя, или, что еще хуже, один. Скорее всего, их бы прямо на месте утыкали стрелами.

— Мой карт.

Погрузившись в размышления, Гаарк не сразу заметил, что санитарная повозка вернулась с поля боя и лекарь распростерся на земле перед ним.

— Говори.

— Мой карт. Командир Югба мертв. Мне не удалось спасти его.

Позади Гаарка послышался легкий шепоток.

Лекарь явно полагал, что его ждет смерть, но Гаарк знал, что тот больше года занимался исцелением ран, полученных на поле боя. Если он не сумел спасти Югбу, скорее всего это было вообще невозможно.

— Ты сделал все, что мог. В этом нет твоей вины. Иди.

Лекарь пораженно уставился на него.

— Никто не будет наказан. Если бы я приказывал убивать каждого лекаря, у которого во время войны умер пациент, вскоре я вообще остался бы без лекарей. Так что иди.

Гаарк снова повернулся к картам.

— Теперь вам ясно, что надо делать для того, чтобы победить.

Никто не ответил.

Он коротко кивнул, давая знак, что собрание окончено.

— Мне кажется, что теперь они вроде бы начали понимать, — заметил Джамул, переходя на их родной язык.

— Начать-то начали, но все равно они еще слишком далеки от полного осознания новой реальности, — откликнулся Гаарк.

— По крайней мере Югба больше не будет путаться у тебя под ногами. Это был опасный соперник, друг мой. Он происходил из правящего рода, и я готов поспорить на что угодно, что он замышлял заговор с целью сбросить тебя.

— А почему я расположил его умен на правом фланге, как ты думаешь? — улыбнулся Гаарк. — Я знал, что он скорее пожертвует собой, чем позволит войскам с новым вооружением превзойти его воинов.

Он понял, что сболтнул лишнее, и замолк. Чуть позже он придет в город и найдет там трех чинов, которым дал перед боем заряжающиеся с казенника винтовки. У них было хорошее укрытие, в котором они должны были спрятаться после убийства Югбы и пересидеть разграбление города. Конечно, он убьет их, вместо того чтобы отпустить, как было обещано. Итак, теперь у него одним противником меньше.

— Ты знаешь, нам понадобится еще год, а то и два, чтобы полностью подготовиться к войне, — сказал Джамул.

Гаарк кивнул и обратил взор на объятый пожарами город. Задержки раздражали его. За четыре года он вывел бантагов из состояния варварства и насадил зачатки современного строя. В скоплении чинских городов, в двух днях езды на восток, были построены фабрики, на которых трудились сотни тысяч рабов. Каждую неделю они производили тысячу ружей, десять пушек, милю рельсов и даже начали выпускать летательные аппараты, оснащенные двигателями, взятыми в древних курганах. С верфей чинского города Сиань скоро сойдет первый броненосец. И все же этот процесс идет слишком медленно.

Что сейчас делают янки? Вот в чем вопрос. Где сосредоточены их силы? И паровозы? Вот в чем ключ к успеху. Чертовы паровые двигатели. К сожалению, ни он, ни его спутники не знали, как создать двигатель внутреннего сгорания, не говоря уж о том, чтобы получить и очистить необходимую для него нефть. Приходилось использовать паровики, а янки явно были лучше знакомы с принципом их работы. Локомотивы, которые на данный момент имелись у Гаарка, с трудом тащили состав из шести нагруженных вагонов, а по данным, полученным от мерков, уже три года назад янки обладали паровозами, тянувшими дюжину вагонов. У него было немало пленников, имевших кое-какое представление о паровой силе; вместе с теми знаниями, которыми обладал сам Гаарк, это позволяло надеяться, что со временем удастся создать приличную паровую машину. Его корабли тоже будут уступать в мощности республиканским. Здесь преимущество янки было неоспоримым. Больше всего Гаарк боялся, что они узнают секрет изготовления имеющегося у него современного оружия и наладят его производство. Он надеялся только на то, что в нужный момент его войска будут вооружены достаточно хорошо, чтобы подавить сопротивление врагов прежде, чем они успеют запустить новые линии.

Проклятье! Гаарк и четверо его спутников прожили всю жизнь в окружении машин, которые были намного совершеннее тех, что имелись у янки, — у них было электричество, радио, самолеты, пулеметы, отравляющие газы и даже бактериологическое оружие. Такие чудесные вещи, и все они были ему недоступны! Он бросил взгляд на винтовку, лежавшую в траве рядом с ним. Они даже не знали, как получить бездымный порох, который был в патронах, принесенных им из другого мира. Обычного пороха у Гаарка было сколько угодно, но то оружие, о котором он мечтал, было недостижимо. Он мог сделать примитивные ружья, заряжающиеся с казенника, но пройдет не меньше года, прежде чем скот, находящийся в его подчинении, будет достаточно обучен, чтобы изготовить высокоточное оборудование, необходимое для производства винтовок со скользящим затвором, пулеметов и патронов для них.

Гаарк чувствовал, что янки попытаются разведать его намерения. Их корабли постоянно курсировали рядом с устьем реки, на которой стоял Сиань. Он специально построил свои фабрики почти в четырехстах милях от берега, чтобы обезопасить их от вражеских атак. Такое расположение заводов не только гарантировало ему защиту от внезапного нападения янки, но и обеспечивало доступ к безграничным ресурсам чинской рабочей силы в их жирных городах и делало практически неосуществимым побег кого-либо из пленных. Железная дорога дала Гаарку возможность производить все необходимое в глубоком тылу, с тем чтобы потом перебрасывать произведенное туда, где в нем будет необходимость.

Железная дорога — в ней была и некоторая уязвимость его позиции. Пока что ни один дирижабль янки даже не приближался к побережью. Очевидно, их авиабазы находились слишком далеко. Но предположим, янки создадут более совершенную машину? Тогда они обнаружат железную дорогу, пролетят вдоль нее и все узнают.

Возможно, ему удалось ввести их в заблуждение отправленным в прошлом году посланием, в котором перемешались обещания и угрозы. Провозгласив своей землю, ранее принадлежавшую меркам, и заявив, что больше ему ничего не надо, Гаарк вполне ясно дал им понять, что любое проникновение на занятую им территорию будет воспринято как объявление войны и вызовет ответные действия.

«Надолго ли их это удержит? — думал кар-карт. — Когда они созреют для решительных действий и раскроют мой столь тщательно охраняемый секрет? Еще год, и для них уже будет поздно. Мы вихрем пересечем море, высадим нашу армию, обрушимся на Рим и потом уничтожим все остальное. А сейчас надо вновь их запутать, послать к ним гонца. И сделать кое-что еще».

Мысли Гаарка обратились к сержанту янки, с которым он не виделся уже несколько месяцев. Пришло время вновь с ним поговорить.

Ганс обвел взглядом людей, собравшихся в его убогой комнатушке, и ощутил возбуждение с изрядной долей страха. Он знал, что они предприняли все меры предосторожности. В случае опасности часовой, стоявший снаружи, трижды постучит в дверь. Их люди были расставлены по всему периметру здания, и еще двое наблюдателей следили за воротами, ведущими в лагерь. Возможность того, что их застукает случайный бантагский патруль, была полностью исключена. Однако Ганс опасался самих участников заговора и, глядя в лица набившихся в комнату мужчин и женщин, задавался вопросом, насколько верно Григорий оценил их силу и характер. Ибо в мире, где миска постного супа означала грань между жизнью и смертью, цена предательства могла равняться горстке риса.

Ганс смотрел им в глаза. Кетсвана и Менда, Григорий и Алексей, мертвенно бледный Лин и, наконец, Тамира, нежно прижимавшая к своей груди младенца Эндрю. Нагнувшись, она поцеловала его в макушку. Мальчик пошевелился и снова успокоился в теплом объятии матери. Это зрелище вызвало в Гансе бурю эмоций. Раньше, когда ему приходилось иметь дело с младенцами, он мог сделать им «козу» или дружелюбно погудеть, но они не вызывали у него никаких чувств, кроме солдатской убежденности в том, что детей надо защищать. Рождение Эндрю все в нем перевернуло, и теперь Ганс понимал, почему после убийства дочки Лин выглядел человеком, находившимся на грани безумия.

Ганс сделал знак Алексею, который постучал по полу. Снизу донесся ответный одиночный стук — в этот момент они находились в безопасности.

Ганс оперся спиной о бревенчатую стену и решил, что ему не обойтись без куска табака из его драгоценного запаса. Засунув руку в карман, он достал вожделенную плитку и, стараясь не замечать укоризненного взгляда Тамиры, отправил в рот порцию горького лакомства.

— Прежде чем начать наш разговор, я хочу сразу кое-что прояснить, — тихо объявил он. — Мы все мертвы. Самого факта нашей встречи здесь достаточно, чтобы отправить нас в убойную яму.

— Мы и так мертвы, — отозвался Кетсвана. Слова языка орды, произнесенные его глубоким зычным голосом, звучали особенно угрожающе. — Мы убедились в этом сегодня. Нас ничто не спасет, ничто.

Он кивнул в сторону сидящего на полу Лине Жу, глаза которого были полны горя. Лин пошевелился, будто желая что-то сказать, но затем покачал головой и спрятал лицо в ладонях. Тамира присела рядом с ним и зашептала ему на ухо что-то успокаивающее, не переставая баюкать Эндрю.

При взгляде на нее сердце Ганса сжалось от страха. Только из-за Тамиры он до сих пор поддерживал в себе желание жить. Хотя он чувствовал себя предателем по отношению к Эндрю Кину и Республике, ему была непереносима одна мысль о том, что произойдет с Тамирой, если он однажды откажется сотрудничать с бантагами или просто станет ненужен этим ублюдкам. Но смерть жены и ребенка Лина убедила Ганса в том, что даже он не в силах будет защитить двух своих самых любимых на всем свете людей.

Ирония судьбы. Жизнь Ганса была посвящена войне, он всей душой отдавался служению двум обретенным им родинам: Соединенным Штатам и Руси. Но до последнего момента он был одинок. Теперь же при виде этой женщины Ганса охватывало такое блаженство, что он даже забывал, что находится в настоящем аду. Ради нее и маленького Эндрю он пойдет на все.

— Если бантагам станет об этом известно, — продолжил Ганс, — мы не отделаемся быстрой смертью в убойной яме. — Он бросил взгляд на Лина и запнулся. — Нас ждет Праздник Луны. И это коснется не только нас, но и всех наших близких. Даже младенцев, — с тяжелым вздохом закончил Ганс.

Ему не было нужды переходить к подробностям. Они все видели, как происходит этот ритуал, когда жертву часами живьем поджаривают на медленном огне, потом подают к столу, вскрывают череп и поедают ее мозги. Несчастные оставались в живых до самого конца и видели, как гогочут эти ублюдки, пожирая их мозги и плоть. Если на убой шла целая семья, родители видели ужасный конец своих детей, а мужья — жен.

Ганс поймал взгляд Тамиры. «Если она отрицательно покачает головой, смогу ли я дать обратный ход?» — подумал он. Женщина опустила глаза на Эндрю, спящего у нее на груди, и затем вновь взглянула на Ганса. Он почувствовал, что все в комнате глядят на нее.

— Я предпочту умереть такой смертью, чем жить скотом, — прошептала она. В ее голосе звучала суровая решимость.

Ганс улыбнулся своим друзьям.

— Тогда мы бежим, — тихо возвестил он.

Рубикон был перейден. Он несколько лет не решался на это из страха перед грядущим наказанием и из-за того, что вообще не верил в возможность удачного побега. Сейчас у Ганса было такое чувство, будто он распахнул какую-то дверь и в их души ворвался теплый ветер надежды.

Кетсвана заерзал на месте, глядя на Менду.

— Мы должны смириться с тем, что произойдет с людьми, которые останутся здесь.

— Они будут уничтожены, — просто сказал Григорий. — Если нам удастся воплотить в жизнь задуманное, бантаги в гневе убьют сотни, может, тысячи людей.

— Они не станут убивать всех, — перебил его Кетсвана. — Им нужны обученные рабочие. Они казнят многих, но не всех.

— Скажи это тем, кого ждет смерть. Тот факт, что другие останутся живы, будет им безразличен.

— Мы и так уже все покойники, — холодно заметил Алексей. — Чем раньше мы это поймем, тем лучше.

— Обреченному на убой человеку нет дела до других, и он будет проклинать тех, кто приблизит день его смерти, — ответил Ганс. — Я вот что хочу у вас спросить. Если бы вы знали, что пленники из соседнего барака собираются бежать, а вас из-за этого побега убьют «в назидание», разве вы не попытались бы остановить их или раскрыть их план?

Он понимал, что в этом заключалась основная сложность предстоящей операции. Было невозможно спасти всех, а тех, кому было суждено остаться, ждала неминуемая смерть.

— Нет. Я бы не сказала ни слова, чтобы помешать им.

К удивлению Ганса, твердый голос, произнесший эти слова, принадлежал его жене.

— Пришло время отбросить пустые иллюзии, — тихо сказала Тамира. — Смерть жены Лина — последнее тому доказательство. Неужели вы не понимаете, что бантаги обучают других рабочих, чтобы заменить нас? Неужели вы не видите, что они боятся нас, потому что мы знаем слишком много и потому что они так сильно зависят от нас? Если бы я знала, что у кого-то есть надежда вырваться из этого кошмара, я бы пожелала им удачи.

— Даже если бы наказанием за это стала смерть Эндрю? — недоверчиво спросил Кетсвана.

— Будда возьмет его в лучший мир.

Кетсвана больше не стал задавать вопросов, и Ганс ощутил гордость за свою жену. Спокойный взгляд Тамиры, как всегда, прогнал его страхи.

— Тогда мы должны смириться с тем, что обрекаем на смерть других, — заключил Ганс.

Долгое время никто ничего не говорил. Наконец молчание нарушил Григорий.

— Речь теперь идет не только о наших жизнях. Мы должны доставить в Республику весть о том, что здесь происходит. Бантаги замышляют войну, которая может положить конец всей человеческой цивилизации на этой планете. Да, у нас будут жертвы, но я видел, как под Испанией погибли десятки тысяч. Я послал нескольких близких друзей на верную смерть, потому что таков был мой долг, и они были обязаны отдать свои жизни во имя спасения других. Вот почему мы должны совершить эту попытку, и вот почему мы должны добиться своего.

Все одобрительно закивали, соглашаясь со словами Григория.

— Алексей, ты все это затеял, — обратился к машинисту Ганс. — Изложи нам свой план.

Алексей подошел к чертежному столу и вытащил из-под пропитанной потом рубахи туго свернутый лист рисовой бумаги. Развернув его, он жестом предложил остальным сгрудиться вокруг него. Даже Лин проявил интерес к происходящему, и все расступились, давая возможность близорукому чину получше разглядеть карту.

— Тот, у кого обнаружат такой чертеж, будет приговорен к смерти, — предупредил Алексея Кетсвана.

— В данный момент это волнует меня меньше всего, — рассмеялся Алексей.

— Что это такое? — спросила Менда.

— Карта лагеря, — ответил Алексей. — Вот шесть бараков в нашей секции, в каждом из них живут сто человек. — Он показал на ряд квадратиков, нарисованных на чертеже. — Вот здесь, на юге, находится литейный цех, — он снова ткнул в карту указательным пальцем, — а с другой стороны бараков, к северу от нас, — мастерские по производству паровых двигателей. Лагерь, где живут чинские рабы, расположен к югу от литейного цеха. Как вы видите, на западе за стеной лагеря находится железнодорожное депо. Боковые ветки идут к другим фабрикам, производящим оружие и дирижабли, и к новой фабрике, доступ на которую разрешен только бантагам.

Он сделал паузу и провел пальцем вдоль одной из линий.

— Это ветка, которая ведет сквозь ворота к нашему цеху. Вы все каждый день пересекаете ее, входя в здание фабрики и выходя из него. Мой план состоит в том, что мы захватываем один из поездов, доезжаем до конца линии в город Сиань и оттуда бежим на север. Если повезет, там удастся раздобыть судно. Я несколько раз доезжал на новых поездах почти до города. У меня не было возможности составить карту, но я хорошо запомнил дорогу. Когда в наших руках будет поезд, я уверен, что смогу привезти вас на место.

Заговорщики покачали головами. Ганс выпрямился и посмотрел в глаза Алексею.

— Это невозможно, — разочарованно вздохнул он. Алексей первым пытался подбить его на побег, еще когда фабрика не была достроена и наполовину, и он надеялся, что у молодого машиниста имеется более реальный план. — Во-первых, поезда, выходящие из лагеря, проходят проверку у ворот. Эти ублюдки обыскивают весь состав, прежде чем открыть ворота. Потом поезд идет по боковому пути к складам с запасами угля и воды и только после этого выходит на главную ветку.

— И не забывайте про стрелки, — ко всеобщему удивлению вдруг заметил Лин, стряхнув с себя оцепенение, вызванное тяжелым горем. — Я ведь каждый день выхожу за ворота. В будке стрелочника постоянно торчит бантагский часовой. Он вооружен, я и думаю, что ключ, запирающий стрелку, находится у него. Если вам не удастся застать его врасплох, стрелка будет заблокирована. Но я сомневаюсь, что вы хотя бы выберетесь за ворота. Там установлен противовес. Достаточно часовому дернуть за веревку, и ворота будут наглухо закрыты, а вы останетесь внутри. И даже не хватит длины рельсов, чтобы разогнаться и проломить ворота локомотивом.

Лин сокрушенно покачал головой и отвернулся от стола.

— Давайте сперва дослушаем Алексея, — негромко предложил Ганс. — Продолжай, Алеша.

— Мы не будем захватывать поезд внутри лагеря. Мы сделаем это снаружи.

В глазах Ганса появился интерес. С того самого момента, как он попал в этот ад, старый сержант искал способ выбраться отсюда. Во всех зданиях и устройствах, которые он проектировал, были задуманы уязвимые места, чтобы в будущем пленники имели возможность использовать это в своих целях, однако Карга, очевидно, отдавал эти чертежи кому-то на перепроверку, так как главному надсмотрщику всегда удавалось обнаруживать потенциально опасные участки в проектах Ганса и в последнюю минуту устранять их.

— Как ты собираешься это сделать?

— Мы пророем подземный ход к депо.

— Подземный ход?

— Посмотрите на карту. Северо-западный угол цеха находится всего в двадцати пяти футах от лагерной стены. Прорыв тоннель под стеной, мы пересечем пути и выйдем на поверхность в продуктовом складе у главной ветки, где работает Лин.

Теперь и у Лина пробудился интерес к этой идее.

— Не знаю, не знаю, — протянул он, внимательно разглядывая план.

— Да вы сами подумайте, — возбужденно объяснял Алексей. — Здесь расстояние меньше двухсот футов по сравнению с четырьмя сотнями футов, если рыть из какого-нибудь барака. Вы знаете, что бантаги боятся того, что мы начнем копать подземный ход, поэтому они следят за бараками, думая, что подкоп начнется именно там. Но я уверяю вас, им и в голову не придет, что мы будем рыть тоннель прямо у них под носом, внутри цеха.

Он перевел взгляд на Григория.

— Отсюда начинается моя часть плана, — произнес тот, вставая, — Сначала, когда Лешка предложил мне поискать место в литейном цеху, откуда можно вести подкоп, я решил, что он спятил. Но потом я стал приглядываться и, кажется, все-таки нашел удачный вариант.

Григорий стрельнул глазами в сторону Кетсваны.

— Я тебе этого еще не говорил, мой друг, но самое лучшее место для рытья подземного хода находится в угольной яме за третьей плавильней.

— Мы ведь располагаемся в северо-западном углу, — рассмеялся Кетсвана. — Где же еще рыть, как не там?

— Две угловые печи находятся дальше всего от ворот на фабрику. Я проверял: караульным у входа почти не видно, что происходит у третьей плавильни, даже когда цех пустой. А после того, как начинается разливка и все помещение наполняется дымом, они совсем ничего не могут разглядеть.

— А как же надсмотрщики, и особенно Карга? — спросил Лин.

— Я слежу за ними уже несколько месяцев. В цеху им слишком жарко, так что они предпочитают держаться подальше от раскаленных печей. Как правило, они останавливаются в добрых тридцати ярдах от плавилен. Для тех случаев, когда кто-то будет подходить ближе, мы разработаем систему наблюдения и оповещения.

— Ты собираешься рыть подкоп в открытую? — поинтересовался Ганс.

— Это самая гениальная часть Тришкиного плана! — воскликнул Алексей. — Когда третья плавильня закроется в очередной раз для очистки и загрузки древесного угля и руды, мы быстро вскроем пол в бункере рядом с ней.

Алексей указал это место на плане.

— Вот здесь мы поднимем плиты и начнем копать вглубь, а вокруг рабочие будут насыпать уголь. Когда яма достигнет глубины в несколько футов, она будет окружена стеной угля и невидима со стороны. К концу смены мы сможем углубиться футов на семь-восемь. Я сделал чертеж крышки, которой мы будем прикрывать дыру. В тоннеле смогут одновременно работать два человека.

— А как насчет воздуха? — спросил Ганс. — Они там не задохнутся?

Алексей улыбнулся и расправил на столе еще один лист бумаги.

— Я подумал и об этом. Вот чертеж небольших мехов. В крышке будет сделана дырка, и мы проведем в подземный ход трубу. Один человек будет при помощи мехов выкачивать из тоннеля отработанный воздух. А в куче угля мы спрячем еще одну трубу, через которую вниз будет поступать свежий воздух.

— Питерсберг. Крейтер.

Алексей удивленно посмотрел на Ганса.

— Я тебе потом расскажу. В нашей войне на Земле мы использовали эту же идею. Так, хорошо, вопрос вентиляции ты решил. Как ты думаешь избавляться от земли? И где взять подпорки для тоннеля?

— Мы будем собирать землю в мешки, поднимать на поверхность и бросать в печь или рассыпать по полу. Подпорки — по-моему, нам их понадобится совсем немного, потому что копать придется глину. На всякий пожарный надо будет поставить подпорки под фундаментом фабрики и путями. Мы сможем украсть деревяшки из бараков и тайком пронести их в цех. Или вдруг поломается «беличье колесо», а по ходу ремонта несколько обломков «случайно» завалятся в бункер.

— Ты уже наметил дату побега?

— Да. Это должно произойти в ночь следующего Праздника двух Лун.

При этих словах по телу Ганса пробежала дрожь. Те, кто так или иначе вызывал недовольство бантага, часто узнавали об этом только тогда, когда в день праздника их и их близких неожиданно связывали и уводили из цеха. Для Карги это было любимым развлечением. Периодически он бросал угрожающую фразу в адрес какого-нибудь рабочего и довольно хохотал, видя ужас на его лице.

— У нас всего тридцать дней, — заметил Кетсвана.

— Точно, — подтвердил Алексей. — Кетсвана, поскольку подкоп будет вестись около твоей печи, я думаю, что именно тебе придется обеспечивать безопасность этой операции.

Ганс довольно кивнул. Кетсване на фабрике доверяли все. К тому же у него был удивительный нюх на предателей, и он всегда мог сказать, кто из новых рабочих является послушным любимцем бантагов, засланным, чтобы выяснить, не замышляют ли пленники что-нибудь против своих хозяев.

— Нам не удастся долго удерживать это в тайне, — нахмурил лоб Кетсвана, мигом освоившись в новой должности. — Кто-нибудь проболтается. Когда об этом узнают другие рабочие, ситуация выйдет из-под контроля. Начнется паника, люди будут требовать, чтобы мы взяли их с собой, угрожая в противном случае выдать нас бантагам. Скорее всего, они так или иначе выдадут нас ради спасения своей шкуры и мимолетной милости хозяина.

С этим трудно было спорить.

— Тогда бежим в ночь Праздника Луны, — подытожил Ганс. — К тому же эти ублюдки начинают праздновать с утра. К закату большинство из них будут мертвецки пьяны.

— Я уже сделал меха для очистки воздуха, — заявил Алексей. — Мы можем начать прямо завтра, во время загрузки печи.

— Кому мы скажем? — спросил Кетсвана. — Не забывайте, мы не сможем вечно хранить это в секрете.

— Сейчас мы поделимся нашими планами только с рабочими, которые будут рыть тоннель, — отозвался Алексей. — Вместе с нами о побеге будут знать не более тридцати человек. В последнюю ночь мы постараемся увести с собой всех, кого сможем.

— Сколько, как ты думаешь? — обратился к нему зулус.

Алексей помедлил с ответом.

— В нашем лагере около семисот человек, — наконец сказал он. — Я надеюсь, что мы выведем триста-четыреста рабочих, прежде чем караульные поймут, что к чему.

— Ты спятил! — воскликнул Кетсвана. — Будет твориться сущее светопреставление, у входа в тоннель соберется огромная толпа, требующая пустить их внутрь.

— Большинство узнают о побеге в последний момент.

— Но раньше или позже они все будут в курсе. Клянусь богами, это будет сумасшедшая давка, так как всем станет ясно, что бантаги из мести не пощадят никого из тех, кто останется на фабрике.

Ганс поднял руку, призывая к молчанию. Кетсвана высказал именно ту мысль, из-за которой он все это время не решался на побег.

— Не в наших силах помочь всем, — отрезал Ганс. — Мы можем надеяться только на то, что нам удастся спасти некоторых. Кетсвана, тебе предстоит решить задачу, как предотвратить панику до тех пор, пока мы не захватим поезд и не будем готовы бежать.

— Кстати, о поезде, — задумчиво произнесла Тамира. — Я слышала, как тут говорили о рытье подземного хода, но ни слова не было сказано о том, что делать после того.

Ганс улыбнулся. Замечание жены было дельным. В возбуждении, охватившем его после речей Алексея и Григория, он совершенно выпустил из виду эту часть плана.

— Лин, этим придется заняться тебе, — тут же ответил Алексей. — Тоннель будет вести к складу продуктов.

— Почему именно туда?

— Потому что это самое близкое к нам здание за стенами лагеря. Мы все сможем спрятаться там, пока не представится случай захватить поезд. Ты должен будешь устроить так, чтобы в день побега ближний к фабрике угол склада оказался пустым. Как только ты закроешь склад, наши люди взломают пол и окажутся на месте.

— Около склада всегда находится как минимум один бантаг. Иногда он заходит внутрь, чтобы пошарить среди мешков с продуктами.

— Вот почему первым пойду я, — сказал чину Григорий. — Это будет самый опасный момент операции. Если понадобится, я убью часового, прежде чем он успеет поднять тревогу. После того как я дам сигнал, что все в порядке, мы начнем запускать остальных. Еще один плюс: в складе мы запасемся едой в дорогу.

— Опять-таки я хочу спросить, сколько человек вы собираетесь увести с собой? — вмешался Кетсвана. — Мы не можем и мечтать о том, чтобы спасти всех. Бантаги находятся в цеху днем и ночью. В какой-то момент они заметят, что у третьей плавильни толпится уйма народу.

— Тебе придется разработать план незаметного вывода людей из цеха, — ответил ему Ганс. — Если нам удастся задуманное, я хочу, чтобы как можно больше людей получило возможность спастись.

— Захват поезда станет только первым шагом на пути к свободе, — добавил Алексей. — Скорее всего, нам придется с боем пробиваться к своим, и чем больше пае будет, тем лучше будут наши шансы на успех. Я составил список тех, кто нам будет нужен, и очередность их вывода сквозь тоннель.

— Ты что, написал его? — обеспокоенно спросил Кетсвана.

— Конечно нет. Те, кто будет занят на рытье подкопа и их семьи. Те, кто работает на складе, под который мы будем копать. А первыми должны пойти люди, разбирающиеся в поездах, железнодорожники.

— У некоторых из них есть маленькие дети, — заметила Менда.

— Я подумал об этом, — сказал Алексей. — Естественно, мы не бросим детей. Мы подкупим часового, и он достанет нам немного опиума. Мы дадим его младенцам, и они не будут шуметь.

— Это очень рискованно! — воскликнула Тамира. — Впрочем, по сравнению со всем остальным…

— Мы дождемся того момента, когда из депо выйдет состав с выплавленными за день рельсами и в тендер загрузят дрова и воду. После этого мы захватим его. Мне не нравится тот факт, что придется ехать на открытых платформах, но по крайней мере мы будем точно знать, что в наших руках полностью готовый к отбытию поезд. Если в депо окажется другой состав, с закрытыми вагонами, мы займем его. Прямо перед захватом поезда Григорий во главе нескольких бойцов проберется к будке стрелочника, убьет караульных и возьмет у них ключи от стрелок. Там же будет находиться и телеграфист. Я устрою так, что им окажется наш человек. Он узнает график движения поездов на следующий день и отдаст приказ всем составам на линии отойти на боковые пути. После этого мы перережем провода и запустим паровоз на полную мощность. Если повезет, мы обгоним весть о нашем побеге.

— А когда мы окажемся в Сиане, что тогда? — спросил Ганс.

— Я слышал, что Сиань стоит на судоходной реке, ведущей к морю и свободе. Мне кажется, что так оно и есть, потому что я своими глазами видел, как на запад шли целые составы, груженные толстой корабельной броней и огромными пушками.

— Когда ты сам в последний раз забирался так далеко? — задал ему вопрос Лин.

— Я никогда не был в Сиане, — признался Алексей. — Они доверяли мне водить поезда только в самом начале, когда линия еще строилась. Сейчас все машинисты — бантаги, хотя кочегарами у них до сих пор иногда работают люди. К сожалению, мы не знаем, где их держат.

— Тогда почему ты так во всем уверен?

— Я не во всем уверен, — ответил Андрей. — Но я не сомневаюсь, что железная дорога ведет именно туда.

Это же единственный логичный вывод. Мы постараемся прибыть в город на закате. К тому моменту, я думаю, нам удастся захватить по крайней мере один поезд с грузом оружия.

— С чего ты это взял? — хмыкнул Ганс.

— Это очень даже вероятно. В Сиань почти каждый день отправляют один-два вагона с оружием. Несколько месяцев назад я подслушал разговор двух караульных, которые болтали об учебных лагерях для новобранцев, расположенных вдоль железной дороги.

— Ты хочешь сказать, что мы будем прорываться через территорию военных лагерей? — пораженно воскликнул Ганс.

— У нас нет выбора, — заявил Григорий, — Но если мы ухитримся раздобыть какое-нибудь оружие, нам будет легче пробивать себе путь, когда мы попадем в Сиань.

— Гриша, ты говоришь о том, чтобы за сутки превратить наших людей в настоящих солдат!

— Сэр, я рассчитывал на то, что за ближайший месяц вы научите Кетсвану и его парней, как следует обращаться с ружьем. Тогда у них будут кое-какие навыки.

При мысли о том, чтобы тайно обучать рабочих стрельбе из воображаемых ружей прямо под носом у бантагских часовых, Ганс не удержался от смеха.

— Мы с Алексеем служили в армии, и я знаю четверых карфагенян, которые сражались против нас. Для начала этого хватит, а в нашей отчаянной ситуации люди быстро выучатся всему, необходимому для выживания.

— Еще неизвестно, достанем ли мы ружья, — с трудом сдерживая горький сарказм, произнес Ганс.

— Да, конечно, — согласился Алексей. — Но если повезет, нам вообще не придется сражаться. Мне кажется, есть большая вероятность, что железнодорожная линия подходит прямо к верфям. Мы вываливаемся из вагонов, убиваем не ожидающих нападения ублюдков, садимся на корабль и самым полным ходом несемся вниз по реке навстречу свободе.

— А как же погоня?

Алексей ухмыльнулся.

— Мы будем уничтожать за собой все. Сжигать мосты, взрывать рельсы, перерезать телеграфные провода. Мы посеем хаос вдоль всей линии. Впереди о нас ничего не будут знать. Если мы сможем обмануть врагов и прорваться вперед без боя — хорошо. Если нет, мы будем драться, постараемся поднять на мятеж тех людей, которые находятся там в рабстве, и будем двигаться дальше. Я надеюсь, что в Сиане нам удастся призвать к восстанию тысячи чинов.

Ганс сидел тихо, обдумывая услышанное. Он страстно желал поверить в то, что эти безумные замыслы сбудутся и что через месяц он уже будет на пути к Руси — к свободе и жизни. Однако рассудок говорил ему, что все это пустые мечты и рассчитывать на успех глупо. Все могло сорваться. В этом плане было слишком много «если» и «надеюсь».

Он видел, что его друзья полностью захвачены идеей побега, им казалось, что все должно пойти как по маслу. Однако если порвется хоть одно звено в этой сложной цепи, их ждет полный крах. Надсмотрщики обнаружат подкоп, в ночь побега разразится паника, поезд сломается и не придет, стрелки будут заблокированы, им придется без оружия ехать по территории бантагских военных лагерей — любое из этих и миллиона других событий окажется непреодолимым препятствием их замыслу.

— Ты подумал о дирижаблях? — тихо спросил Лин.

— А что тут думать? — удивился Алексей.

— Во-первых, если мы сможем захватить их, это даст нам отличную возможность для побега.

— Это нереально, — тут же сказал Алексей. — Авиабаза находится в пяти-шести лигах отсюда, по направлению к главному лагерю орды. Мы там никого не знаем, мы даже не знаем точно, как туда добраться, не говоря уже о том, как управлять этими аппаратами. Даже если мы вдруг овладеем дирижаблями, каждый из них способен поднять в воздух максимум шесть человек. Сотни людей придется бросить здесь.

— Но в твоем плане побега, — продолжил Лин, — не было ни слова о том, как ты собираешься решить проблему с воздушными кораблями. Мы можем перерезать «говорящие провода», это я понимаю, и после того, как мы выберемся из этого проклятого места, бантаги не смогут связаться по телеграфу со своими частями впереди нас. Но они, очевидно, поднимут в воздух дирижабль. Если он передаст вперед весть о нашем бегстве, бантагам будет достаточно испортить пятьдесят ярдов железнодорожного полотна, сломать стрелку или поджечь мост. Мы окажемся в ловушке.

Алексей задумчиво посмотрел на чина, и Ганс замер в ожидании ответа.

— Будем молиться Кесусу, чтобы ветер дул в нашу сторону и замедлил полет дирижаблей.

— Это все, что ты можешь предложить? — не поверил своим ушам Ганс. — Положиться на молитву?

После долгой паузы Алексей утвердительно кивнул.

— Нам всем стоит помолиться, чтобы на нашей стороне оказался не только ветер, но и сама судьба, — тихо заключил Ганс.

Он обвел взглядом комнату, еще раз взвешивая шансы. Ганс сознавал, что, если он скажет «нет», все прислушаются к нему. В глазах Григория горел юношеский энтузиазм, он явно был убежден, что для них нет ничего невозможного, и в Гансе пробудилось полузабытое воспоминание. «Эндрю сказал бы „да“, но я предостерег бы его, предложил как следует все обдумать. Но есть ли у меня выбор? Могу ли я вести их за собой, сознавая, что у нас практически нет шансов на успех? Но они хотят этого — и это все, что мне остается».

Захват поезда станет только первым шагом. Затем им предстоит с боем пробиваться сотни миль сквозь территорию врага. Об этой части плана не было сказано ни слова. Дьявол, ведь первые Почетные медали Конгресса были вручены людям 35-го полка именно за захват поезда в Мариэтте, штат Джорджия, и прорыв на север к Чаттануге. Помнится, южане поймали и повесили Эндрюса и нескольких его парней. Отличная смерть по сравнению с тем, что будет с ними, если они попадутся в лапы бантагам. Перед этим померкнут даже зверства Праздника Луны.

Ганс опять посмотрел на Тамиру. Эндрю спокойно спал у нее на руках. По крайней мере, их они живыми не возьмут. Тамира улыбнулась ему той чарующей, девичьей улыбкой, от которой у него до сих пор перехватывало дыхание. Гансу уже не в первый раз почудилось, что жена может легко читать его мысли и знает, что последним доказательством его безмерной любви к ней станет удар ножом, когда все возможности для сопротивления будут исчерпаны.

— Вы должны организовать работу своих бригад. Григорий, ты отвечаешь за рытье подкопа; Кетсвана и Менда, на вас лежит обеспечение безопасности; Алексей, ты будешь заниматься сбором информации о том, что происходит за стеной лагеря. Лин, твое участие в операции начнется тогда, когда мы закончим наш подземный ход. Сделай так, чтобы в складе был освобожден от товара ближайший к фабрике участок пола и чтобы у нас было достаточно продовольствия для четырехсот человек на неделю. Кетсвана, когда на расстоянии ста шагов от подкопа окажется бантаг или кто-то, не посвященный в наш заговор, ты должен будешь тут же об этом знать. Мы будем внимательно следить за всеми, кому не можем полностью доверять. Алексей, не забудь про график движения поездов. Нам надо будет завербовать телеграфиста и диспетчеров.

Глаза его друзей загорелись от радости, словно они были школьниками, которым старый суровый директор вдруг объявил об отмене уроков.

— Что касается оружия, то поначалу нам придется обойтись кирками, лопатами и ножами, которые мы в решающий момент возьмем на кухне.

Он глубоко вздохнул.

— С этой самой секунды мы все должны считать себя мертвецами. Даже если у нас выгорит затея с подкопом, шансов на то, что мы сможем выбраться и захватить поезд, немного. Потом нам предстоит проехать несколько сотен миль по железной дороге, и тут все тоже будет против нас. Если бантагам удастся передать вперед весть о нашем побеге, мы покойники. В конце железнодорожной линии мы должны будем овладеть кораблем, причем нам даже неизвестно, будет ли в Сиане вообще какое-нибудь судно к тому моменту, когда мы там окажемся. Мы ничего не знаем о численности местного гарнизона, защитных укреплениях и обходных путях. Что будет после того, как корабль окажется в наших руках? Даже если мы выйдем в открытое море, до территории Республики не меньше пятисот миль. Нам надо будет по возможности привлечь к участию в побеге людей, имеющих опыт вождения кораблей, тех, кто когда-либо работал в железнодорожных бригадах или ездил на поезде в ту сторону, а в первую очередь тех, кто раньше жил или работал в Сиане.

Он повернулся к Кетсване.

— Против террора нам придется применить террор. Тот, кому мы расскажем о нашем плане, не сможет отказаться или передумать. Он поймет, что в случае отказа после нашего побега его неминуемо ждет смерть. В такой ситуации он, очевидно, решит нас предать.

Ганс сделал паузу.

— Поэтому тот, кто не захочет работать с нами, должен быть убит. Это понятно?

Кетсвана медленно кивнул, соглашаясь со словами Ганса.

— Все, кого мы завербуем, должны понять, что если они расскажут врагам о нашем заговоре, то оставшиеся в живых обнаружат предателей и убьют их, даже если те спрячутся в самых отдаленных уголках бантагской империи. Кетсвана, я хочу, чтобы ты выбрал двух-трех человек, о которых никто не будет знать, даже я. Если наш побег окажется удачным, они пойдут с нами. Но если нас предадут, они отомстят предателям.

— Я уже сделал это, — криво улыбнулся Кетсвана.

Ганс окинул взглядом огромного зулуса и его жену.

В глазах Кетсваны читалась такая холодная решимость, что даже Гансу стало не по себе. Он понял, что в случае угрозы кому-нибудь из них Кетсвана убьет врага не задумываясь.

— Вы готовы приступить к рытью уже завтра?

— Сразу же, как только начнем загружать плавильню, — отозвался Григорий.

— Тогда с Богом. Все, уходим отсюда. Мы и так торчим здесь слишком долго.

Ганс уже и забыл, когда в последний раз видел вокруг себя столько счастливых лиц. Один за другим заговорщики выходили из его комнаты, пока Ганс наконец не остался наедине с Тамирой.

— Ты в самом деле думаешь, что у нас все получится? — спросила она.

— Конечно, — солгал он.

И как всегда, у Ганса было такое чувство, что жена видит его насквозь.

Сидя за своим рабочим столом, Эндрю услышал, как внизу открылась дверь.

— Господин президент! — донесся до него голос Кэтлин. — Какая приятная неожиданность! Заходите, заходите.

Эндрю отложил в сторону карандаш и потер переносицу.

— Эндрю, у нас гости.

Он бросил последний взгляд на груду бумаг, высившуюся перед ним, и поднялся из-за стола. Беседа с Калином не сулила Эндрю ничего хорошего, и сейчас даже осточертевшая бумажная работа казалась ему не лишенной некоторой прелести.

В его кабинете находилась целая коллекция памятных вещей, гордо выставленных Кэтлин на обозрение посетителям. Он хотела также повесить там картину самого известного русского художника Рублева, изображавшую Эндрю в окружении своих соратников в момент битвы при Испании, однако Кин настоял на том, чтобы кабинет украшало только небольшое полотно с изображением его семьи: Кэтлин и Эндрю, их сыновей Авраама и Ганса и их дочки Мэдисон. В углу находился продырявленный пулями флаг, а в витрине, располагавшейся у стены напротив его стола, лежали несколько книг по военному делу и последнее творение издательского дома Гейтса «История Тридцать пятого Мэнского полка и Сорок четвертой Нью-Йоркской батареи». На стене рядом с рабочим местом Эндрю висели в рамочке Почетная медаль Конгресса и подписанный Линкольном приказ о присвоении ему звания полковника.

Линкольн. Мысли Эндрю часто обращались к нему. Где он теперь, что делает? Возможно, он вернулся к адвокатской практике в Спрингфилде, а может, как ни страшно об этом подумать, его уже нет в живых? Эндрю вспомнил о Калине, ждущем его внизу. Он считал Линкольна образцом того, как должен выглядеть президент, и в результате невысокий толстяк везде появлялся в длинном черном суконном сюртуке и в цилиндре. Он даже отрастил себе линкольновскую бородку и, на взгляд Эндрю, имел довольно комичный вид, хотя и очень трогательный.

— Эндрю?

— Да иду я, иду.

Он стряхнул пару несуществующих пылинок со своего жилета и на секунду задумался, не стоит ли ему надеть мундир. Пожалуй, нет, это был неофициальный визит, и у себя дома Эндрю не нужно было соблюдать все формальности. Подойдя к лестнице, он заглянул в комнату мальчиков. Они сладко спали, и лицо Эндрю озарилось улыбкой. Слава Богу, они родились уже в мирное время. Война оставила свой след даже на Мэдди, которой было всего два года, когда они одержали решающую победу. Возможно, девочка каким-то образом ощущала всеобщий страх, сгустившийся вокруг нее, поэтому даже сейчас она иногда просыпалась среди ночи, крича, что «злые мерки пришли, чтобы съесть ее». Эндрю задержался у ее двери, услышал мерное дыхание спящей дочки и со спокойным сердцем спустился вниз. Войдя в гостиную, Эндрю увидел Калина, который, стоя к нему спиной, разглядывал ту самую картину Рублева, которую Эндрю запретил вешать у себя в кабинете. Кэтлин распорядилась, чтобы полотно повесили над камином.

— Глаза б мои не видели эту вещь, — смущенно произнес Эндрю.

Калин повернулся к нему и, улыбнувшись, протянул Эндрю левую руку, которую тот крепко пожал.

— На нас надвигается гроза, — сообщил президент, и Эндрю сначала не понял, что именно он имеет в виду. — Забавно, я перед грозой всегда чувствую свою потерянную руку. С тобой не происходит ничего подобного?

Калин бросил взгляд на свой пустой правый рукав, а потом на левую культю Эндрю.

— Бывает иногда, — отозвался Кин. — Знаешь, я потерял руку десять лет назад и до сих пор временами ловлю себя на том, что пытаюсь ею что-то взять.

Калин вновь оглянулся на картину.

— Этот Рублев настоящий гении. Раньше он рисовал иконы, а сейчас у него здорово получаются героические сцены. Это мой любимый шедевр. Ты здесь выглядишь таким спокойным, что это придает уверенности всем нашим солдатам на поле боя.

— Я тогда был до смерти напуган, — перебил его Эндрю, — и ты это прекрасно знаешь.

Вспомнив единственный случай, когда Калин помогал ему переодеться, Эндрю улыбнулся. Это было в один из тех дней, после разгрома на Потомаке… «Ганс, тогда я потерял Ганса». Эндрю уже не надеялся, что им удастся выправить ситуацию, пока не встретился с Калином и тот не убедил его продолжить сопротивление.

— Мы все тогда чуть в штаны не наложили, — отозвался Калин, все еще глядя на полотно. — А ты нас вытащил.

— Чай?

Кэтлин вошла в комнату, держа в руках простой деревянный поднос с чайником, из носика которого поднималась струя пара.

— Я вижу здесь только две чашки, — недоуменно вскинул брови Калин. — Принеси еще одну для себя.

— Ну уж нет. Я чувствую, что вы сейчас будете говорить о политике, а мне надо подготовиться к завтрашней лекции.

— Доктор Кин, ваши студенты не будут возражать, если завтра вы дадите им меньшую нагрузку, чем обычно. К тому же я подозреваю, что вы давно уже все подготовили. Так что, пожалуйста, присоединяйтесь к нам.

— Разве можно не подчиниться приказу президента? — улыбнулась Кэтлин.

Выйдя из гостиной, она тут же вернулась с еще одной чашкой. Налив гостю чая, Кэтлин жестом предложила ему занять кресло у камина. Довольно крякнув, Калин опустился в кресло, поставил свою чашку на стоявший рядом невысокий столик и протянул руку к огню.

— Холодновато для этого времени года.

Эндрю молча кивнул, чувствуя, что Калин не решается сразу приступить к делу.

Наконец президент поднял голову и посмотрел прямо ему в глаза.

— Друг мой, нам надо серьезно поговорить.

— Я знаю.

— Давай сначала обсудим бюджет. Последняя новость об этом огромном дирижабле — это просто не укладывается ни в какие рамки. Как ты мог такое допустить?

— Ты можешь мне не поверить, Калин, но я сам узнал обо всем только позавчера. Я не снимаю с себя ответственности за это, но мои подчиненные производили все работы в тайне, не желая подставить меня.

— А что мой чертов зять? Он был в курсе?

Эндрю кивнул.

Калин вздохнул и откинулся на спинку кресла.

— Ну и что ты собираешься делать, Эндрю?

— Я объявил строгий выговор всем, замешанным в этом деле. На Фергюсона будет наложен штраф, и я уволил его из вооруженных сил.

— Но ты ведь и так собирался уволить его по состоянию здоровья.

— Калин, чего ты от меня хочешь? Чтобы я всех их разогнал?

Президент сделал небольшой глоток и вновь поднял глаза на картину.

— Это невозможно, — тихо произнес он. — Мы не можем отчислить из армии Пэта, Винсента и черт знает сколько других людей. По закону мы должны так поступить. Но мы не будем этого делать.

Эндрю с трудом скрыл облегчение. Если бы Калин настаивал на массовом увольнении, пойдя на поводу у определенной части конгрессменов, Эндрю не оставалось бы ничего другого, как подать рапорт об отставке и взять всю вину на себя.

— Мы сделаем заявление, что это была административная ошибка.

Калин опять глубоко вздохнул и уставился на пламя, горевшее в камине.

— Вот ваш Линкольн. Интересно, ему когда-нибудь хотелось просто выйти из Белого дома, хлопнуть дверью, вернуться к себе домой и запереться от всех?

— Скорее всего, Калин, такое желание возникало у него каждый день, — отозвалась Кэтлин.

Калинка грустно улыбнулся.

— Никогда не думал, что я буду с тоской вспоминать те дни, когда я был безграмотным крестьянином и питался объедками со стола моего боярина Ивора. Вы знаете, мне кажется, что если бы не страх перед тугарами, я тогда был бы более счастлив, чем теперь.

— Зато сейчас счастливы твои дети и внуки, — возразил ему Эндрю. — Нам тяжело, но мы готовы пожертвовать всем, чтобы они спали спокойно, ничего не боясь.

Калин задумчиво посмотрел на своего старого друга, как будто желал продолжить задушевную беседу, но не очень понимал, как это лучше сделать.

— До тебя дошли слухи о том, что я собираюсь участвовать в президентских выборах, — догадался Эндрю.

— Зачем тебе это? — спросил Калин.

— Ты считаешь, что у меня есть против тебя что-то личное?

— Мы были с тобой друзьями с самого первого дня, когда меня, перепуганного до смерти, ввели в твою палатку. Ивор послал меня разведать, демоны вы или нет.

Эндрю усмехнулся при этом воспоминании.

— Ты и твои друзья подняли меня из тьмы невежества, и за это я буду вечно вам благодарен.

— Но… — подстрекнул его Эндрю.

— Но теперь я совершенно с тобой не согласен, друг мой.

— Ничего удивительного, — буркнул Эндрю.

Калин хитро посмотрел на него.

— Разве не в этом заключается сущность Республики? — воскликнул Кин. — Мы можем не соглашаться друг с другом и разрешать наши разногласия в публичных дискуссиях.

— Удивительно верное замечание, друг мой. Но сейчас дело не в этом. У нас фундаментально различаются взгляды на то, как должна развиваться Республика.

— Так всегда бывает, — просветил его Эндрю. — Обе стороны считают свои позиции настолько правильными и незыблемыми, что поначалу отвергают саму мысль о компромиссе. Но обычно им удается договориться.

— А как же ваша Гражданская война?

— Все можно было решить мирным путем, если бы мы вовремя прислушались к голосу разума, — с грустью в голосе произнес Эндрю. — В своей инаугурационной речи Линкольн просто умолял враждующие стороны сесть за стол переговоров. Мы не сделали этого, и в результате погибло полмиллиона человек.

— А что ты думаешь относительно нашего спора?

— Калин, мы видим с тобой мир по-разному. Для тебя Русь — это все. Это земля, где ты родился, где ты воевал и жертвовал собой из любви к ней и где ты когда-нибудь будешь с почестями похоронен как первый президент Республики. Твои мысли всегда будут в первую очередь о Руси.

— У тебя это звучит как упрек.

— Вовсе нет, друг мой. Я был восхищен, когда ты настоял на подписании второй Конституции, по которой мы объединились с Римом, несмотря на то, что не все в Конгрессе тебя поддерживали. Я думаю, что из тебя бы вышел образцовый губернатор Руси.

— Но не президент Республики?

Эндрю поймал взгляд друга и несколько мгновений удерживал его. Наконец он отрицательно покачал головой.

Лицо Калина вспыхнуло.

— И тебе кажется, что твой взгляд на мир правильней?

— Да, Калин. К тому же я считаю, что у меня хорошие шансы на победу.

— Ты собираешься втянуть нас в новую войну.

— В этом заключается основное противоречие между нами. Отношение к войне.

— Ты считаешь, что она неизбежна. Я с этим не согласен! — горячо воскликнул Калин. — Мы победили тугар и мерков, заплатив за это большой кровью. Население Руси уменьшилось наполовину!

В голосе Калина звучала горечь.

— Иногда я жалею о том, что вы не прислушались к совету Кромвеля и не уплыли на своем корабле перед появлением тугар. Вы вернулись бы после их ухода, и мы бы потеряли всего двух из десяти. Зато у нас было бы еще двадцать лет на подготовку к войне.

Эндрю выпрямился в своем кресле.

— Ничего уже не изменить, господин президент. И не забывайте, что это именно вы затеяли восстание против бояр, побудив нас вмешаться. Если бы вы тогда сдержались, то мы, скорее всего, действительно уплыли бы на «Оганките», хотя я и сейчас считаю, что это было бы ошибкой. Так что если уж на ком и лежит вина, то только на тебе, Калин. И не забывай еще одну вещь, — разгорячился Эндрю. — Мы с Пэтом прибыли в это проклятое место, имея под своим началом свыше пятисот человек. Меньше половины из них остались сейчас в живых. Спасая тебя и Русь от рабства, я потерял много хороших парней.

— Эндрю!

Кэтлин поднялась со своего места, встала между спорщиками и подлила в чашку Калина еще чая.

— Вам обоим нужно успокоиться, — бросила она. — Мы не можем изменить прошлого, и, черт возьми, никто ни в чем не виноват. Погиб каждый второй русский, и, видит Бог, я держала за руку многих из них, когда они умирали, Калин. Погибла половина мальчиков из Тридцать пятого и Сорок четвертой, и мне слишком часто приходилось быть рядом с ними в их последний час. Так что перестаньте спорить о том, что было, и на минуточку задумайтесь о том, что будет.

Оба мужчины уставились на нее и медленно откинулись на спинки своих кресел. Наполняя чашку Эндрю, Кэтлин бросила на него гневный взгляд, упрекая мужа за несдержанность. В Кине все еще кипело раздражение, и она продолжала немигающе смотреть на него, пока морщины на лбу Эндрю не расправились и он не кивнул жене, давая понять, что справился со своими нервами.

— Мы оба понесли тяжелые потери, — наконец промолвил Эндрю. — Но нашим детям не придется сражаться и приносить те жертвы, на которые пошли мы.

— Я не хочу потерять того, что нам удалось сохранить, — ответил Калин. — Мы вбухали уйму сил и средств в строительство железной дороги в тысяче миль от Рима, не получив взамен ни единого цента. Мы подставляем себя под удар — орда может счесть это провокацией.

— Значит, ты хочешь оставить другие народы на милость существ, подобных Тамуке?

— Не пытайся играть на моем чувстве сострадания! — взорвался Калин. — Что мы можем сделать? В лучшем случае, в наших силах поставить под ружье двести тысяч солдат. Четверть из них уже занята патрулированием границ на западе, юго-западе и вдоль перешейка между Великим и Внутренним морями. И эта борьба потихоньку обескровливает нас. Только в этом году мы потеряли пятьсот человек убитыми. Если начнется война с бантагами, все, чего мы добились за последние три года, пойдет псу под хвост. И что в итоге — еще сто тысяч жертв? Давай сделаем передышку, Эндрю. Будем накапливать силы еще два-три года или даже пять лет.

Потом можно будет продолжить строительство дороги на запад, и если через десять лет нам предстоит решающий бой с ордой, пусть он произойдет в тысячах миль отсюда.

Эндрю покачал головой.

— Тогда половина мира окажется полностью во власти орды. За эти десять-пятнадцать лет всадники совершат оборот вокруг света, но на этот раз они будут убивать всех, Калин, всех. И орда тоже будет собираться с силами и готовиться к войне. В этой войне нашим детям придется вдесятеро тяжелее.

— У них нет таких фабрик, как у нас, — возразил Калин. — Против нашего современного оружия у них будут только луки и старые гладкостволки. Прогресс, которого мы достигнем за эти десять лет, даст нам еще большее превосходство.

— Разве мы можем быть в этом уверены?

— Вот в чем я точно уверен, так это в том, что, если мы сейчас спровоцируем еще одну войну, нам не удастся пережить ее. Чудо при Испании не повторится дважды.

— А если бантаги сами нападут на нас? — поинтересовался Эндрю.

— Оборонительная война — это совсем другое дело. У нас есть защитные укрепления между Внутренним и Великим морями.

— Они существуют только на бумаге. Мы построили несколько фортов, но орда прорвется между ними в первые же часы кампании, и наши гарнизоны окажутся отрезанными от своих. Необходимо, чтобы на этих укреплениях ближайшие полгода трудились десять тысяч человек, тогда от этой защитной линии будет хоть какой-то прок.

Калин поднял вверх руку, признавая правоту слов Эндрю.

— Я знаю, дружище, я знаю. Но если я попрошу об этом Конгресс, они сдерут с меня шкуру. Десять тысяч рабочих нужны нам здесь. Эти люди смогут поднять сто тысяч акров целинных земель и обеспечить высокий урожай зерновых, или построить хорошие дороги, или заготовить тысячи кубометров древесины.

— Если мы не будем готовы к войне, нам нечего будет защищать, — возразил Эндрю. — Давай хотя бы протянем железную дорогу до Ниппона! Там живут как минимум четыре миллиона человек, а это даст дополнительно десять-пятнадцать корпусов после того, как мы вооружим и обучим их воинов.

— Ты хоть понимаешь, какая буря разразится в Конгрессе? — закричал Калин. — Их же больше, чем нас и римлян вместе взятых!

— А, так вот в чем все дело, — ехидно проронил Эндрю. — Только бы не сделать ниппонцев избирателями, пусть их лучше съест орда.

Калин гневно вскочил на ноги.

— Как ты мог такое сказать! — осуждающе воскликнула Кэтлин.

Эндрю переводил взгляд с жены на Калина и обратно. В глазах старого друга были гнев и боль.

— Прости меня, Калин, — сказал Эндрю. — У меня это сорвалось с языка.

Слова застыли у президента в горле, и он судорожно кивнул головой.

— Калин, мы будем противниками на предстоящих выборах. Я думаю, что это неизбежно. Кроме того, в этом заключается сама суть Республики. У нас разные точки зрения на то, как достичь одной и той же цели — безопасности нашего народа.

— Если ты будешь баллотироваться, то тебе придется подать рапорт об отставке, — констатировал Калин.

Эндрю грустно склонил голову. Это решение далось ему с трудом. Он носил мундир уже свыше десяти лет. То, что теперь ему придется повесить форму на гвоздь, во многом пугало Эндрю. Жалование, которое Кэтлин получала как заместитель начальника медицинской службы армии, поможет им продержаться первое время, но ежедневные военные заботы, свалившиеся на его голову еще летом шестьдесят второго в Огасте, штат Мэн, — да, отказаться от всего этого будет непросто.

— Когда ты собираешься объявить о своем выдвижении? — спросил Калин.

— Я думал сделать это после ноябрьских выборов в Конгресс.

— Хорошо. Пожалуй, так будет лучше всего.

— До того момента, согласно Конституции, ты являешься моим начальником, и я буду беспрекословно выполнять все твои приказы.

— Ты уже присмотрел себе преемника?

— Я думал о твоем зяте.

— Винсент? Боже милостивый, да ему ведь всего двадцать семь!

— Зато его уважает каждый солдат и на Руси, и в Риме. Не беспокойся, Пэт будет за ним присматривать и не даст парню натворить глупостей.

— Народ решит, что я пропихиваю своего родственника.

— Он лучше всех подходит для этой должности, Калин, — улыбнулся Эндрю. — Поверь мне.

— Ладно, я обдумаю твое предложение.

— Калин, я хочу попросить тебя еще об одной вещи.

— И о чем же?

— Дирижабль. Он будет готов к полету через месяц. Давай запустим его на бантагскую территорию.

Калин удивленно вытаращился на него и замотал головой.

— Ты что, забыл послание их кар-карта? Мы их не трогаем, и они нас не трогают.

— Тогда объясни мне, почему на границе у нас погибло уже пятьсот человек?

— Приграничные стычки с народом, с которым мы раньше воевали, дело обычное. Но полет над их территорией — это уже совсем другой разговор.

— Это прояснит многие вопросы раз и навсегда, Калин. Или мы узнаем что-нибудь, подтверждающее ненадежные слухи, или обнаружим на юге голую степь. Послушай, я надеюсь, что там ничего нет, но если бантаги что-то замышляют, вовремя полученное известие может спасти нашу страну от гибели.

— За такие дела мне в Конгрессе голову оторвут.

Эндрю немигающе смотрел Калину прямо в глаза.

— Сэр, сейчас вы президент, и решение за вами.

Лицо Калина исказила гримаса гнева.

— Наши пилоты могут лететь на высоте десять тысяч футов, — торопливо добавил Эндрю. — Если там никого нет, их даже не заметят. И по правде сказать, сэр, даже если бантаги их засекут и заявят протест — да черт с ними. В конце концов у них уйдет несколько недель, а то и месяцев, чтобы связаться с нами, а тогда мы сможем сказать, что это гнусная ложь.

Произнося эти слова, он краем глаза следил за Кэтлин, не зная, какой будет ее реакция на то, что он подстрекает президента к обману.

— Ты и в самом деле считаешь, что там что-то есть?

— Да, сэр, и если это так, то чем раньше мы обо всем узнаем, тем лучше.

Калин медленно встал с кресла и нахлобучил свой цилиндр.

— Проклятье, давайте сделаем это. Но только чтоб это был один полет, и никому ни гу-гу, особенно в Конгрессе, а то партия «Дом превыше всего» возьмет нас за горло.

Самостоятельно открыв дверь, президент вышел из дома Кинов и растворился в тумане.

— Надеюсь, что ты прав, а я нет, друг мой, — прошептал ему вслед Эндрю.

Глава 3

— С Богом, ребята. Начали!

Ганс не удержался и бросил нервный взгляд через плечо. Стенка, в которую упиралась плавильня, загораживала ему вид на ряд «беличьих колес». В углу цеха было темно, и эта темнота только усиливалась за счет высоких куч угля, черных стен и потолка, покрытого густым слоем въевшейся копоти. Третья печь была холодной; рабочие, находившиеся внутри нее, вычищали последние остатки пепла и шлаков. Воздух был наполнен ядовитыми испарениями, от которых слезились глаза. Обстановка благоприятствовала их замыслам. Наблюдатели, расставленные в цеху, сигнализировали, что все спокойно. В этот момент в здании находились всего трое надсмотрщиков-бантагов, и они торчали у главного входа, следя за рабочими, грузившими на поезд рельсы.

Карфагенянин с жутким лязгом ахнул киркой по полу, в воздух взметнулись крошки строительного раствора, и Ганс вздрогнул. Люди из бригады Кетсваны, энергично грузившие уголь в большие плетеные корзины, загалдели и заскрежетали по полу лопатами, но им все же не удавалось полностью заглушить характерные звуки ударов киркой.

Стараясь скрыть волнение, Ганс двинулся прочь от плавильни, шепча по дороге рабочим, чтобы они перестали грузить уголь в таком высоком темпе, иначе их активность может показаться подозрительной. Люди внутри печи вовсю гремели кирками и лопатами, и, отойдя от плавильни на тридцать шагов, Ганс облегченно вздохнул. На таком расстоянии шум от кирки, вскрывающей пол, совершенно сливался с обычной какофонией, царящей в кирпичном здании.

Вдруг стоявший неподалеку наблюдатель вытащил из-за пазухи грязную тряпицу и вытер ею лицо. Это был сигнал тревоги. Ганс пригляделся и увидел, как из облака дыма проступила демоническая фигура надсмотрщика.

Черт возьми! Это был Уктар. Бантаг был невероятно глуп и именно поэтому представлял нешуточную опасность. Если Уктару казалось, что какой-то скот умнее его, он обязательно должен был помучить, а то и убить того, кто вызвал его раздражение. К тому же у Уктара была отвратительная привычка подолгу стоять рядом с рабочими и смотреть, как они надрываются. Иногда он мог проторчать так час или больше, прежде чем двинуться дальше. К тому времени рабочие начинали буквально валиться от усталости, потому что угрожающий взгляд бантага вынуждал их трудиться в бешеном темпе. Если он на этот раз остановится около угольной кучи, они не смогут закончить пробивку тоннеля до окончания очистки печи и ее нового заполнения. Это будет означать задержку работы минимум на неделю, а чутье подсказывало Гансу, что если на Праздник Луны будут отобраны люди, посвященные в тайну побега, кто-нибудь из них обязательно выдаст их секрет в надежде спасти свою жизнь.

Уктар замедлил шаг и остановился рядом с четвертой плавильней, наблюдая за тем, как рабочие готовятся к выплавке. Он находился всего в тридцати ярдах от них. Ганс проглотил комок в горле и поманил к себе Григория.

— Скажи нашим, чтобы продолжали работу.

Глаза Григория расширились от удивления.

— Но ведь он может услышать!

— Мы заглушим эти звуки. Если нам придется останавливаться каждый раз, когда поблизости окажется один из бантагов, мы никогда не закончим. Этот тупица ничего не заметит.

Ганс старался, чтобы его голос звучал бодро, но от напряжения у него судорогой свело живот.

Григорий сделал знак наблюдателю, который спрятал свою тряпку обратно за пазуху.

— Больше не давай отмашки, если только он не подойдет к тебе вплотную, — шепнул Ганс своему человеку и продолжил обход.

Он медленно пересекал цех, нацепив на лицо маску невозмутимости. У входа одна бригада рабочих загружала на платформу последнюю партию рельсов, а их товарищи, пыхтя, оттаскивали обратно в цех тяжелые тачки с деревянными колесами.

Около открытых ворот, уперев руки в бедра, стоял Карга, а рядом с ним пленник-писец заполнял сопроводительные бумаги для отправки груза. Закончив, писец согнулся в поклоне и, дрожа, ждал распоряжения надсмотрщика. Карга пролаял ему команду, и человека как ветром сдуло. Ганс тоже двинулся было дальше.

— Эй ты!

Карга покинул свое место у ворот и направился к Гансу. Шудер склонил голову и ждал.

— Ты должен идти!

Ганс удивленно поднял глаза на надсмотрщика.

В руке Карги поблескивал медальон из чистого золота, висевший на тяжелой серебряной цепи. Это был знак, что тебя призывает кар-карт. Человек или бантаг, в руках у которого был этот медальон, находился под защитой правителя степей, будь он в соседней юрте или на другом конце Валдении.

— Выйди за ворота. Там тебя ждет провожатый.

«Не думай, — стучало в голове у Ганса, — не думай об этом».

Низко поклонившись, он взял медальон и попятился прочь от Карги. Он понимал, что надсмотрщика мучит любопытство, почему кар-карт захотел поговорить с пленником. Карга боялся, что Ганс расскажет Гаарку о том, что он предпочел бы сохранить в секрете.

— Я побеседую с тобой, когда ты вернешься, — пробурчал бантаг, когда Ганс отвернулся от него.

Намек был очевиден. Пожалуешься на меня кар-карту, и кому-нибудь придется за это заплатить. Кому-нибудь из близких тебе людей.

Ганс вышел из здания фабрики, краем глаза поглядывая на паровоз и платформы. Всем людям, кроме тех немногих, кто работал на поездах, было строжайше воспрещено проявлять интерес к железной дороге и локомотивам. Одно лишь прикосновение к паровозу означало немедленную смерть. Ганс шел медленным шагом, стараясь запечатлеть в памяти все детали. На его взгляд, локомотив выглядел необычно, он был слишком массивным и каким-то неуклюжим, его формам явно недоставало изящества, отличавшего модели Фергюсона. Единственным украшением служили развевавшиеся конские хвосты и коллекция человеческих черепов, выложенных в ряд над скотосбрасывателем. В кабине машиниста сидел Алексей. Ганс чуть заметно кивнул ему и пошел дальше.

Дойдя до ворот, ведущих из лагеря, он остановился и развел в стороны руки, держа в них медальон кар-карта. Часовой-бантаг небрежно махнул в его сторону ружьем, приказывая сделать шаг вперед. Другой часовой, не говоря ни слова, взял у Ганса медальон и несколько секунд удивленно его разглядывал. Наконец он кивнул стоявшему на вышке караульному, который отвел тяжелый каменный противовес, и ворота открылись. Ганс подумал, что это очень простое, но вместе с тем и чрезвычайно эффективное устройство. В случае опасности стражнику было достаточно перерезать веревку, держащую противовес, и ворота оказались бы наглухо заблокированы. Поднять тяжеленную глыбу было не под силу и дюжине людей. Такой же механизм использовался и в тех воротах, сквозь которые проходили поезда. Длина железнодорожного пути внутри лагеря была слишком мала, и локомотиву никак не удалось бы набрать нужную скорость, чтобы проломить себе путь на свободу.

Впервые за много месяцев Ганс вышел за пределы бревенчатой стены, окружавшей лагерь. Это было удивительное чувство, и на какое-то мгновение он ощутил себя свободным. Казалось, по эту сторону стены само солнце светило иначе — сильнее, ярче. Он еле переставлял ноги, идя так медленно, как только осмеливался, слегка хромая от раны, полученной еще под Колд-Харбором. К тому же на Потомаке ему почти в то же место угодил заряд картечи. Справа от Ганса, у боковой ветки, находился продуктовый склад. Там кипела работа, грузчики разгружали мешки с рисом. Сбоку с кучей листков стоял Лин, тщательно проверявший каждый мешок. Если обнаружится хоть малейший недочет, бантаги решат, что произошла кража. Наказание могло быть любым: от лишения дневной порции еды до смертной казни. Лин был, как всегда, скрупулезен в своих подсчетах, и все же было видно, как его подкосила гибель жены и ребенка. Ганс отвел глаза от посеревшего лица друга. Тихие всхлипы чина были слышны в бараке всю ночь.

Человек, облаченный в багряный мундир прислужника кар-карта, поджидал Ганса, сидя верхом на лошади. К немалому облегчению старого сержанта, в его руке были поводья еще одного коня.

— Ты опаздываешь, — нервно произнес человек на языке орды.

— Я только что получил знак кар-карта, — бросил в ответ Ганс, запрыгивая в седло. Он поймал на себе обеспокоенный взгляд Лина и как бы по инерции махнул рукой в его сторону, давая интенданту понять, что все в порядке и бояться пока нечего. Следуя за провожатым, Ганс пустил лошадь легким галопом.

— Ты знаешь, зачем меня призвали?

Вестник кар-карта ответил ему высокомерным взглядом.

— Слушай, скот, — усмехнулся Ганс. — Ты можешь потом передать бантагам каждое мое слово. Дьявол, я тоже могу донести на тебя, повторив все, что ты сказал. Мы даже можем оба что-нибудь выдумать и накапать бантагам друг на друга. Я только задал тебе простой вопрос.

— Кар-карт желает говорить с тобой.

— О чем?

Человек отвернулся.

Ганс покачал головой.

— Ты знаешь, мы ведь принадлежим к одной расе и находимся в одинаковом положении, — процедил он. — Но посмотри на себя. Ты боишься меня и трясешься из-за того, что одно неверное слово может лишить тебя твоей драгоценной должности.

Его провожатый промолчал. Обуздав свой гнев, Ганс сообразил, что уже ничего не сможет выведать у вестника кар-карта, и стал внимательно разглядывать окрестности. Они скакали на север от фабрики. Справа располагалось депо, в котором в это время находилось шесть поездов. Три локомотива стояли под парами, готовые двинуться в путь. Ганс обратил внимание на дюжину платформ, загруженных пушками, заряжающимися с казенной части. На дульных срезах некоторых пушек виднелись следы пороха, словно из них недавно стреляли, а на одном из зарядных ящиков Ганс углядел след от шрапнели. Странно. Артиллерия бантагов явно только что побывала в бою. Но с кем?

Ганс задумался. Его тревожила мысль о том, что бантаги обладают столь совершенным оружием. У южан во время Гражданской войны было несколько пушек, заряжавшихся с казенника, и он знал, что Фергюсон тоже разрабатывал такие орудия, но все ли у него получилось? Взгляд Ганса остановился еще на одном изобретении врага. На путях стоял бронепоезд, причем перед его локомотивом находился покрытый железной броней вагон, из передней части которого высовывался пушечный ствол. Сам паровоз и два вагона позади него тоже были бронированными.

Затем внимание Ганса привлекли два состава, в каждом из которых было по две платформы. Их груз был скрыт под тяжелым брезентом. Провожатый скакал прочь от депо, и вынужденный следовать за ним Ганс изо всех сил пытался хоть что-то разглядеть. Под складками брезента таилось нечто необычное и пугающее. На мгновение Гансу почудилось, что в лучах солнца блеснуло артиллерийское орудие. Вдоль составов были расставлены бантагские часовые, и даже с сотни ярдов Гансу было видно, что они пристально следят за ним и готовы моментально сорваться с места, если он сделает движение в сторону поездов или даже просто замедлит на секунду бег своей лошади. Что же это за хреновины там, под брезентом? Полгода назад бантаги увезли куда-то несколько бригад, работавших в мастерских по изготовлению паровых двигателей. С тех пор этих рабочих никто не видел. Поговаривали, что в одной небольшой долине у самой границы бантагских лагерей построили новую фабрику и, однажды попав туда, человек уже никогда не возвращался.

Его провожатый смотрел прямо перед собой. У Ганса было к нему множество вопросов, но он понимал, что задавать их бесполезно.

— Черт тебя возьми, — все же не выдержал Ганс, — неужели ты совсем ничего не можешь мне сказать?

— Если ты хочешь остаться в живых, ни о чем не спрашивай, — вдруг прошептал посланец кар-карта. — Даже не думай ни о чем, особенно рядом с ним.

Когда они достигли вершины небольшого холма, Ганс бросил взгляд через плечо. Внизу на равнине виднелась фабрика, его ад на земле; из ее труб валил черный дым. Казалось, что холмы позади фабрики покрыты рубцами, так как в них открытым способом добывали железную руду. Тысячи людей, похожие на муравьев, ползали вверх и вниз по склонам. В Суздале подобное зрелище наполняло сердце Ганса надеждой и радостью. Там его не покидало чувство, что он видит труд свободных людей, борющихся за добытую с таким трудом независимость. Здесь это было бесконечной адской мукой. Ганс перевел взгляд на железную дорогу, исчезавшую в степях. Триста пятьдесят миль к свободе.

— Шудер!

Ганс резко обернулся. Перед ним, без всякой охраны, верхом на лошади восседал Гаарк.

«Очисти свою голову от мыслей, — предупреждал его провожатый, — ни о чем не думай». Ганс низко склонился в седле, пытаясь выбросить из головы все свои мысли. Снова выпрямившись, он почувствовал на себе буравящий взгляд Гаарка.

Провожатый Ганса смотрел сквозь него, как будто его и вовсе не существовало. Кар-карт едва заметно кивнул своему слуге, и тот поскакал прочь.

— Я хотел поговорить с тобой, Шудер. С момента нашей последней беседы прошло много времени.

— Я в твоем распоряжении, — тихо произнес Ганс.

— Какие мы стали послушные, — протянул Гаарк. — Это потому, что ты сломлен, или ты хочешь скрыть от меня за словами покорности какие-нибудь потаенные мысли?

— Я хочу жить, — ровным голосом ответил Ганс.

— Ты ведь думал о том, куда ведет эта железная дорога, разве не так?

— Да, — согласился Ганс, понимая что было бы бессмысленно отрицать это.

— Ты прикидывал расстояние, отделяющее тебя от свободы.

Ганс молча кивнул, прилагая все усилия, чтобы в его мозгу не проскользнула ни одна опасная мысль.

— Это значит, что ты еще не сломлен, что ты не смирился со своей участью.

— А ты бы сломался, если бы оказался в плену и был бы вынужден помогать своим врагам?

— Со мной бы такое не произошло, — рассмеялся Гаарк.

— Я тоже раньше так думал. Однако трудно оказать сопротивление, когда ты теряешь сознание, а приходишь в себя уже в цепях.

— Ты уходишь от разговора о том, что я хочу у тебя узнать, — оборвал его Гаарк. — Если ты не смирился с пленом, это означает, что ты все еще представляешь для меня опасность.

— Если ты придешь на фабрику, которую я помог создать, — в голосе Ганса звучал горький сарказм, — ты увидишь, как каждый день выплавляются почти двести тонн железа. Производятся паровые двигатели, вагоны для твоих поездов, хвостовые молоты для рельсов — все, как ты приказал. Содержимое наших голов, наше отношение к тебе не меняют этого факта.

— Но это содержимое может представлять для меня опасность.

«Не думай…»

— Ходят слухи, что ты замышляешь бунт или побег.

— Чушь собачья, — спокойно ответил Ганс, немигающе смотря в глаза Гаарку. — Какой побег? Да и куда бежать? А насчет бунта… Нас охраняет целый умен, вооруженный пушками и ружьями. Чем бы мы стали с ними сражаться? Кулаками?

— Логично, — кивнул кар-карт. — И все же было решено вас разделить. Ваших женщин и детей переведут в другой лагерь. Это страховочная мера, призванная гарантировать вашу лояльность.

Ганс промолчал. Его рука автоматически вытащила из кармана плитку табака, и он откусил изрядный кусок. Затем Ганс по привычке протянул плитку Гаарку, и кар-карт сунул в рот остаток.

— Если ты отдашь такой приказ, мы все совершим самоубийство, — наконец ответил Ганс.

— Ну и что? Пожалуйста, убивайте себя. Теперь мы можем заменить вас другими квалифицированными рабочими.

— Если ты начал в какой-то степени опасаться нас, то почему бы тебе нас не прикончить? Не потому ли, что мы все же нужны тебе?

Гаарк усмехнулся.

— Да, вы еще можете принести нам пользу.

— Все, что у нас осталось, — это наши близкие. Только ради них мы продолжаем работать на вас.

— И ты в том числе, — утвердительно произнес кар-карт.

— Да, и я. Если ты отнимешь у людей их семьи, им уже незачем будет жить на этом свете. Если ты так поступишь, можешь быть уверен, что мы все покончим с собой. Тогда ты сможешь заменить нас, но в этом случае еще несколько недель или даже месяцев фабрика будет выпускать вдвое меньше продукции, чем сейчас.

— А как же эти слухи?

— Кто тебе сказал такую чушь? Или ты просто гадаешь на кофейной гуще?

— Не важно, кто сказал. Но мне кажется, в этом что-то есть.

Ганс наклонился и сплюнул на землю. Гаарк последовал его примеру.

— У тебя есть что-то на уме, человек. Я думаю, что в другом мире, при других обстоятельствах мы могли бы стать друзьями. Я восхищаюсь твоим бесстрашием. На этой планете больше нет человека, который осмеливался бы так говорить со мной, как ты. Отчасти мне это даже нравится.

Ганс сохранял молчание. Очевидно, напускное дружелюбие Гаарка имело целью притупить его бдительность.

— Все ваши солдаты такие, как ты?

— Большинство. Наша армия состоит из свободных людей. Когда человек независим и должен защищать свободу ценой своей жизни, с ним что-то происходит. Он приобретает умение контролировать свой страх и готов пожертвовать собой, нравится ему это или нет. Долг призывает его отдать свою жизнь, и он идет на это.

— Этот твой Кин. Я так понимаю, именно ты внушил ему подобные мысли.

— Нет, все это уже было в нем. Я обучил его только тактике и тому, как вести за собой людей во время боя. А характер был у Эндрю еще до того, как я встретил его.

— Но ты закалил этот характер.

— Вот когда будешь с ним воевать, тогда и узнаешь, какая у него закалка, — улыбнулся Ганс. — Если тебя интересует еще чье-то мнение, обратись к меркам.

Гаарк расхохотался и покачал головой.

— Я наслышан о переговорах, которые вели перед войной кар-карт мерков и Тартанг, вождь бантагов.

— Тот, которого ты убил?

Гаарк нагнулся к Гансу и пронзил его взглядом.

— Он был идиотом. Ему надо было заключить союз с мерками, а не пытаться извлечь преимущества из этой войны. В то время когда мерки жертвовали собой ради всей нашей расы, Тартанг устраивал мелкие набеги за скотом и лошадьми. Если бы не он, орда уже давно решила бы свою самую насущную проблему.

— И меня бы здесь не было, — заметил Ганс.

— Ты прав, — согласился Гаарк. — Человек, хотя мне многое в тебе нравится и я ценю наши беседы наедине, знай, что мы с тобой смертные враги. Это так же непреложно, как положение звезд на небе. Ты видел, как все это начиналось. Война, развязанная вами в этом мире, может иметь только один исход. Или вы выиграете гонку вооружений и победите, или мы ее выиграем и победим. Вот главный урок, который должен усвоить мой народ. В конечном итоге доблесть ничего не значит. У кого толще броня, мощнее артиллерия и быстрее авиация — та раса и выживет.

— Не сбрасывай со счетов храбрость, — негромко посоветовал ему Ганс. — От нее всегда много зависело в прошлом и будет зависеть в будущем.

— Что такое храбрость по сравнению с пулей? В этом мире только зарождается новая эпоха. Здесь и в двух тысячах миль отсюда, на Руси и в Риме, победы куются на фабриках, где изготавливают современное оружие. Одна внезапная атака на центры по производству оружия — и баланс сил будет бесповоротно нарушен в пользу победителя. Ты можешь добраться только до того места, куда ведет твоя железная дорога. Мерки так и не поняли этого. Я внимательно изучил историю вашего отступления из Суздаля к Испании. Это был виртуозный маневр, но все висело на волоске. В вашем распоряжении была одна-единственная линия.

Лицо Ганса было совершенно невозмутимым, казалось, его вовсе не интересуют слова кар-карта.

— Что-то ты сегодня не слишком разговорчив, Шудер.

— А что ты удивляешься? Думаешь, мне приятно слушать, как ты рассуждаешь об уничтожении человечества?

— Мы ведь все равно можем побеседовать.

— Ты разговариваешь со мной, чтобы понять суть моего народа, выудить из меня информацию, которую ты сможешь использовать против моих друзей.

— Да, но ведь наши беседы интересны не мне одному. Ты же тоже хочешь понять мою суть, проникнуть в мои мысли.

— Я знаю, что ты смотришь на своих подданных как на варваров. Я бы даже сказал, что у тебя больше общего с нами, янки, чем с ними. Так почему бы тебе не перейти на нашу сторону?

— Лучше править в аду, чем прислуживать в раю, — рассмеялся Гаарк.

Ганс удивленно посмотрел на него. Он уже слышал эти слова. Его командир в Техасе очень любил повторять эту присказку.

— Ты услышал это от кого-то из нас?

— Нет, — с улыбкой ответил кар-карт. — Это строчка из нашего народного эпоса. Эпизод с проклятием Горма. Занятно…

К удивлению Ганса, черты лица Гаарка вдруг смягчились.

— Ты ведь раньше был студентом, да? — спросил Шудер.

— Угу, — утвердительно кивнул кар-карт. — И я ужасно не хотел отправляться на войну. Из-за небольшой неприятности, случившейся с дочкой — как это по-вашему? — судьи, мне пришлось записаться в армию, и я был послан в войска, сражавшиеся против Изменника.

Лицо Гаарка вновь затвердело.

— Я научился многому из того, о чем раньше не имел никакого понятия и что очень пригодилось мне здесь. Мои студенческие годы кажутся мне теперь детской возней в песочнице, но знания, полученные в университете, тоже нашли себе применение. Я знаю, как манипулировать этими дикарями, как управлять ордой. Из моего взвода со мной попало сюда еще четверо. Двое из них — обычные солдафоны, но они нужны мне для создания новой армии. Двое других были перед войной студентами, как и я, и, на мое счастье, они обладают достаточным запасом знаний, чтобы вооружить наше войско. — Гаарк усмехнулся. — Прямо как ваш Фергюсон.

По спине Ганса пробежал холодок. Чак Фергюсон, гений, осуществивший индустриализацию Республики, был, пожалуй, самым важным человеком в их мире после Эндрю. Если бантаги знают о его существовании, жизнь Чака под угрозой.

— Да, если я смогу добраться до Фергюсона, то его, несомненно, будет ждать смерть. Он нам не нужен. Два мои спутника обладают гораздо большими познаниями в области техники, чем он. Он знает, как создать несущую поверхность, крыло самолета? Или турбинный двигатель? А как насчет доменной печи? Мы уже запустили такую печь, а скоро установим еще одну — на твоей фабрике. Ты когда-нибудь слышал про холодное стержневое литье пушек или атомную энергию? А беспроволочный телеграф? Ты хоть что-нибудь об этом знаешь?

Ганс продолжал меланхолично жевать, стараясь загнать полученную информацию в самые дальние уголки своего мозга и не подавая виду, что слова Гаарка представляют для него хоть какой-нибудь интерес.

— Ты задумал побег?

Этот вопрос застал Ганса врасплох. В эту секунду он как раз думал о том, что, если ему удастся когда-нибудь добраться до Чака, их вундеркинд, возможно, сумеет понять, что это за хитрые штуки, о которых говорил Гаарк.

Он отчаянно замотал головой.

Глаза кар-карта не отрывались от него, и Гансу казалось, что взгляд Гаарка буквально проникает ему под череп.

Ганс поднял голову, и его глаза встретились с глазами Гаарка.

— Если хоть один человек попытается бежать, я уничтожу всех людей на твоей фабрике.

— Понятно.

— Я просто хотел, чтобы у тебя не было в этом сомнений. Доведи эту информацию до сведения каждого рабочего. Ты отвечаешь за то, чтобы все они услышали это.

— Разумеется, мой карт.

Гаарк сунул руку в карман и вытащил тяжелый сверток с плиточным табаком.

— Ты пристрастил меня к этой привычке, так что я решил пополнить твои запасы.

Ганс взял пакет и непроизвольно кивнул, благодаря за подарок.

— Надеюсь, ты сознаешь, Шудер, что, пока ты будешь верен мне, ты, твоя жена и твой ребенок будут под моей защитой. Твой сын вырастет, родит собственных детей, и все они будут в безопасности. Я забочусь о людях, преданных мне.

— Я понимаю это.

— Но тебя что-то гложет?

— Вчера Карга убил жену и ребенка моего человека, одного из тех, за кого я отвечаю.

Ганс сразу же пожалел о том, что сказал это. Гаарк живет далеко отсюда, а с главным надсмотрщиком Ганс общается каждый день, и тот легко может превратить его существование в непереносимую пытку.

— Она совершила какую-нибудь ошибку?

— Она поскользнулась, упала и уронила пару кусков угля. Но дело не в этом. Карга был в ярости из-за того, что нам пришлось остановить работу на нескольких плавильнях, чтобы очистить их от шлака.

— Мой народ знает только один механизм власти — страх, — произнес Гаарк. — Они не могут жить иначе.

— И именно так ты и управляешь ими?

— В более тонкой форме, но, по сути, ты прав.

— Ты распространил свою защиту на меня и на моих рабочих.

— Их не отправят на убой и не выберут для пиршественного стола без причины. Но, по-моему, в этом случае у Карги был повод для наказания.

— Несколько фунтов угля стоят дороже человеческой жизни?

— Да, — резко бросил Гаарк. — Карга является главным надсмотрщиком. Если норма не будет выполнена, ему придется за это отвечать. Таков закон здешнего мира. Карга живет по этим правилам, и вы должны приспособиться к ним или умереть. Ты больше думай о себе и о своей семье, Шудер. Они находятся под моим прямым покровительством, и, пока ты будешь мне верно служить, я не перестану лично заботиться о вашей безопасности. Чем меньше ты будешь переживать за других, тем дольше проживешь сам.

Гаарк слегка склонил голову, давая понять, что разговор окончен, и развернул своего коня.

Ганс смотрел ему в спину, все еще не давая себе расслабиться.

— Дам тебе хороший совет, — не оборачиваясь, бросил ему на прощание Гаарк. — Если, как я подозреваю, ты действительно задумал какое-то безумство, то ради своего же блага одумайся, пока не поздно.

Провожатый Ганса ждал его неподалеку. Они пустили лошадей вскачь и стремя к стремени понеслись вниз по склону холма. Из паровозной трубы в небо взметнулся сноп искр, и локомотив, тянувший покрытые брезентом платформы, тронулся с места. Длинная вереница рабов-чинов, похожих на строителей фараоновых пирамид, впрягшись в лямки, тащила прочь от депо огромные известняковые блоки. Ганс скакал молча, все еще не позволяя себе ни единой опасной мысли.

Вдруг Гаарк способен читать его мысли, даже когда его нет рядом?

— Он знает.

Ганс пораженно вытаращился на своего спутника.

— Он чувствует, что вы что-то затеваете, хотя не знает, что именно. Считай это предупреждением.

— О чем ты говоришь? — с деланным удивлением спросил Ганс.

— Его разум видит далеко.

— Тогда почему ты вообще начал эту беседу?

— Я не знаю, где сейчас его мысли, но они не здесь, не внутри меня или тебя. Они блуждают далеко отсюда.

Ганс оглянулся и увидел, что Гаарк остановил коня и смотрит на него. Шудер ощутил внезапный холод, словно ему в душу вонзилась ледяная стрела.

Гаарк ехал сквозь становище орды, глубоко погрузившись в раздумья. Что-то не давало ему покоя. Он может развязать войну прямо сейчас и скорее всего победит, если его удар окажется достаточно сильным и неожиданным, но все же лучше пока подождать. Однако откуда у него это тревожное предчувствие?

— Ты что-нибудь выяснил? — спросил у Гаарка подъехавший Джамул.

— Шудер хитер. Конечно, он мечтает вырваться из плена. Я почувствовал это, когда увидел, как он смотрит на железную дорогу, ведущую на запад. Там, за горизонтом, ему мерещилась свобода.

— Ты не можешь винить его за это. Шудер полезен, потому что он силен. У него самые дисциплинированные рабочие, они слушаются его и производят намного больше продукции, чем на любой другой нашей фабрике.

— В этой силе заключается опасность.

— Естественно. Между этими явлениями есть прямая зависимость. Было бы лучше, если бы мы могли просто убить всех людей и заставить наш народ трудиться вместо них. Это было бы безопаснее. Но разве можно справиться с такими лентяями?

— Легче научить коня говорить, — рассмеялся Гаарк. — Я с трудом нахожу бантагов, готовых работать надсмотрщиками на фабрике, где вся тяжесть ложится на плечи рабов. На эту должность соглашаются только всадники самой низшей касты.

— Я думаю, что полная зависимость от рабского труда в итоге выйдет нам боком.

— Становишься сентиментальным?

— Нет, я просто вижу вещи такими, какие они есть. Специальными знаниями и навыками обладают только люди. Мы оказались в ловушке. Весь квалифицированный труд выполняется руками людей, и поэтому каждый бантаг считает ниже своего достоинства заниматься чем-нибудь подобным.

— Джамул, время для таких философских рассуждений еще не пришло. Сначала нам надо выиграть войну. Наше войско не так уж многочисленно. У меня шестьдесят уменов. Возможно, мне удастся привлечь на свою сторону еще сорок уменов из другой орды. Если случится то чудо, о котором ты говоришь, и наш народ согласится работать на фабриках, число моих воинов уменьшится наполовину. Если убить всех людей, от войска останется одна десятая. Может быть, когда-нибудь я решусь на это, но не сейчас.

Они подъехали к юрте Гаарка и спешились. Одна из наложниц кар-карта протянула ему чашку с кумысом. Из юрты доносился дразнящий аромат жареного мяса, и Гаарк только сейчас осознал, что его желудок пуст.

— Все это до сих пор не укладывается у меня в голове, — произнес он на их родном языке, когда они с Джамулом вошли внутрь юрты. — Мы живем так, как и представить себе не могли. Мы обладаем безграничной властью.

— Да, но если мы потерпим поражение, этой власти придет конец, — отозвался Джамул.

Гаарк сделал знак одному из стражников, стоявших у входа в шатер.

Секунду спустя в юрту ввели человека. Он согнулся перед ними в низком поклоне, и Гаарк почувствовал его страх.

Джим Хинсен поднял голову, но его глаза избегали взгляда кар-карта.

— Ты убил его, мой кар-карт?

— Нет. Он все еще мне полезен.

Гаарк ощутил вспышку разочарования, пронзившую Хинсена. «Так, а ведь этот человек питает глубокую ненависть к Шудеру. Это хорошо».

— Используй своих шпионов, усиль наблюдение за всеми фабриками. Если ты найдешь какие-нибудь доказательства, он и все вовлеченные в его замыслы люди погибнут.

— Да, мой кар-карт.

— Но это должны быть настоящие доказательства, а не твои козни, потому что в таком случае умрешь ты.

— Разумеется, мой кар-карт.

Небрежным взмахом руки Гаарк дал понять, что аудиенция окончена.

— Омерзительный тип этот Хинсен, — презрительно бросил Джамул, когда янки вывели из юрты.

— Он меня забавляет, — ответил Гаарк.

— Я все-таки не понимаю, что за игру ты затеял.

— Ганс — это Кин, он его создал. Наблюдая за Гансом, я постигаю Кина. В этом мое преимущество, потому что мой противник ничего не знает обо мне. Может ли Шудер скрывать от меня свои мысли? Если да, то это даст мне пищу для размышлений. Возможно, он в самом деле ничего не замышляет, и уверения начальника моей секретной службы являются ложью, а мои предчувствия свидетельствуют всего лишь о том, что у меня фантазия разыгралась. В это случае я тоже получу ценную информацию — буду знать, что Ганс наконец сломлен. Мне просто любопытно посмотреть, чем все закончится. Зачем вмешиваться в эксперимент, любой исход которого пойдет мне на пользу?

— А что ты все-таки думаешь по поводу дальнейшего развития событий?

Гаарк улыбнулся.

— Ганс совершит попытку побега, и в решающий момент на сцену выступлю я. Он проживет ровно столько, чтобы увидеть, как умирают его жена и ребенок. А я узнаю еще кое-что о пресловутом характере янки.

— Карга возвращается! — донесся сверху тревожный голос одного из людей Кетсваны, и Григорий весь заледенел.

Они рыли подземный ход пять дней и, согласно утренним замерам, находились уже в семи футах по ту сторону лагерной стены. Григорий бросил предупреждающий взгляд на своего напарника, распластавшегося на земле позади него, и тот моментально затушил все светильники, кроме одного. С приближением бантага заговорщикам пришлось остановить работу насоса, и через несколько минут находившиеся в тоннеле люди просто задохнулись бы. Загасив светильники, они уменьшили расход кислорода.

Григорий никогда никому не говорил о своей боязни замкнутого пространства. Ободряющий свист свежего воздуха, поступавшего вниз из деревянного воздуховода, прекратился, и ему опять стало страшно. Запах сырой глины сводил Григория с ума, ему казалось, что он лежит в могиле. Он, не отрываясь, смотрел на мерцающее пламя единственного светильника, пытаясь совладать со своими чувствами.

«Скоро я буду дома, скоро я буду дома», — стучало у него в мозгу.

Дом… При этой мысли у него вдруг заныло в груди.

«Я ведь наверняка уже четыре года как числюсь в списках погибших. А моя жена? Она ведь могла…» В ночь перед тем, как он получил приказ отправиться на южную границу, жена сказала Григорию, что ждет ребенка. Сейчас его дочке уже почти четыре. Что она скажет, увидев папу? Почему-то он всегда был уверен, что у него родилась дочка. В своих мечтах Григорий видел, как она, смеясь и радостно пища, бежит ему навстречу.

На его глаза навернулись слезы, и Григорий порадовался, что в тоннеле так темно. Может, она теперь зовет папой кого-нибудь другого? Он бы не стал ни в чем обвинять Соню. В конце концов, Григорий был мертв. Но если он вернется домой и обнаружит, что его жена вышла замуж за другого, что тогда?

Жена. Он помнил все мельчайшие подробности их встреч, те безумства страсти, которым они предавались еще до того, как он пошел на поклон к ее родителям. Неужели она испытывает сейчас такое же чувство к кому-то другому? Он отогнал от себя эти мысли. «Думай о чем-нибудь другом, о чем угодно. В соседнем бараке живет зеленоглазая чинская девушка, которая всегда так смотрит на меня… Нет, я дал обет».

Его лицо обдало порывом холодного воздуха. Насос снова заработал, значит, пора было опять приниматься за дело. Григорий оглянулся и посмотрел на Васгу, своего напарника.

— С тобой все в порядке? — спросил у него карфагенянин.

— Ну да, конечно. А почему ты спрашиваешь?

Васга деликатно отвел глаза в сторону, и Григорий вдруг осознал, что дорожки от слез, должно быть, заметно выделяются на его измазанном грязью лице.

Пробурчав себе под нос проклятие, суздалец взялся за кирку.

— Как прошла сегодняшняя встреча с депутатами?

Эндрю яростно швырнул свой кожаный портфель на стул возле двери и лишь громадным усилием воли сдержал рвущиеся с языка ругательства. Мэдисон, Авраам и Ганс мгновенно облепили его: мальчики обхватили отца за ноги, а Мэдди сомкнула руки у него на поясе.

— Это был просто кошмар! А что у тебя?

Эндрю сел на диван в гостиной, посадил маленького Ганса себе на колени и заставил себя внимательно выслушать душераздирающий рассказ Мэдди об опасных приключениях ее куклы в саду.

Наконец, к его немалому облегчению, в дверях появилась Кэтлин с чашкой чая. Вслед за ней в гостиную вошла Надя, их русская няня, которая сразу же обратила внимание на изможденное лицо Эндрю и быстро увела детей в кухню.

— Расскажи-ка мне что-нибудь хорошее, — попросил жену Эндрю.

— Эмил достиг больших успехов в разработке своей теории «зимиков».

Эндрю вопросительно поднял бровь.

— Так он называет микроорганизмы, вызывающие болезни. По имени Зиммельвайса, его учителя.

— Сомневаюсь, чтобы тому понравилось, что его именем назвали какую-то заразу.

— Ты не прав, в медицинском мире это считается большой честью. Эмил считает, что ему удалось найти лекарство от бешенства. Помнишь, я рассказывала тебе о маленькой девочке, которую укусила бешеная кошка. Так вот, она выздоравливает. Если выводы Эмила подтвердятся, мы сможем создать лекарства от множества болезней. Первыми по списку идут тиф и чахотка. Завтра об этом будет статья в «Гейтс уикли».

Эндрю попытался разделить воодушевление Кэтлин. Еще на Земле Эмил настаивал на строжайшем соблюдении норм санитарии и внимательно следил за источниками воды, благодаря чему в 35-м Мэнском почти не было случаев заражения тифом. Если он найдет лекарство от тифа, это станет замечательным открытием, но сейчас Эндрю был настолько вымотан сенатскими слушаниями, что у него просто не было сил порадоваться за друга.

— Теперь ты говори, — лукаво улыбнулась Кэтлин. — Как правило, беседа ведется следующим образом: один спрашивает, а другой отвечает. Потом настает очередь второго собеседника задавать вопрос, а первого — давать на него ответ.

Эндрю в тысячный раз возблагодарил Господа за то, что ему досталась такая чудесная жена, которая продолжала любить его, несмотря на то что он месяцами отсутствовал, часто бывал напряжен и молчалив и постоянно задерживался на работе, иногда до рассвета.

— Извини меня, — вздохнул он. — Но эти чертовы дураки не видят дальше собственного носа.

Кэтлин укоризненно взглянула на него и выразительно кивнула в сторону закрытой двери на кухню, где сидели дети.

— Раз уж их папочка солдат, то пусть привыкают к ругани, — начал выкручиваться Эндрю.

— Он еще и университетский профессор, так что они не будут привыкать к ругани, — с нажимом произнесла Кэтлин.

— Ладно, ладно, — сдался Эндрю. — Извини.

— Рассказывай.

— Да все из-за этого дирижабля. Некоторые сенаторы настаивают на полномасштабном расследовании. Они понимают, что ничего не могут сделать с Фергюсоном, потому что я уволил его из армии по состоянию здоровья, но Пэту с Готорном придется несладко.

— Что им грозит?

— Увольнение со службы в связи с растратой фондов. Отчасти вся эта каша заварилась из-за того, что Винсент является зятем президента, и оппозиция хочет подорвать авторитет Калина. Боже мой, Кэтлин, ведь речь идет о двух моих лучших офицерах! Их потеря нанесет колоссальный ущерб армии. Где мне взять хорошо обученных командиров? Я же не волшебник, чтобы вытаскивать их из шляпы. В последней войне мы лишились почти половины командного состава. У меня есть неплохие молодые парни, из которых вышли отличные полковники и бригадные генералы, но чтобы командовать корпусом, а тем более армией, надо учиться годами.

— Винсент ничему не учился.

— Он уникум, вроде генерала Шеридана. Это у него врожденное.

— Так что ты сказал Сенату?

— Я дал им понять, что, если они будут настаивать на увольнении Пэта и Винсента, я откажусь удовлетворить их требование.

— Ты не можешь так поступить, — покачала головой Кэтлин. — Вспомни, ты сам всегда говорил, что армия должна подчиняться гражданскому правительству. Я полностью одобряю то, что сделали эти два дурня, но они в самом деле не имели на это права.

— Да знаю я. Я не сказал прямо, что не выполню этот приказ. Но я заявил, что в этом случае мне не останется ничего другого, как подать в отставку.

— А они что?

— О, тут началась такая буча! Почти каждый из сенаторов воевал, кое-кто из них служили в регулярных войсках на передовой. Они все за меня, но есть целая группа из бывших бояр и римских аристократов, которые увидели сейчас шанс захватить власть. Мы избавились от ига орды, и, по их мнению, пришла пора вернуться к правильному порядку вещей и восстановить их права. У них была власть. Они потеряли ее, но так и не смирились с тем фактом, что произошла настоящая революция.

— И что же будет дальше?

— Они хотели сегодня же создать сенатскую комиссию, которая провела бы расследование деятельности Пэта и Винсента. Слава богу, Марк уговорил их отложить это на несколько недель.

— Итак, ты рассчитываешь на то, что первый полет дирижабля докажет твою правоту.

Эндрю утвердительно кивнул, встал с кресла и подошел к полотну Рублева, висевшему над камином.

— Что самое интересное, если дирижабль не обнаружит на юге ничего подозрительного, наша песенка спета. Если же там что-то есть, «Партия Союза» завопит, что «Дом превыше всего» связывает военным руки и армия должна иметь больше свободы в выборе средств для решения своих задач. — Эндрю покачал головой. — В этом заключается весь парадокс. Если мы выигрываем, то оказываемся в проигрыше, и наоборот. Я чувствую, что мы что-то найдем на юге, и молю Бога, чтобы там ничего не было.

— А если там ничего нет?

— Тогда я подам в отставку. Возможно, это защитит Пэта, но я почти уверен, что Винсенту придется уйти из армии по политическим соображениям. Вся эта история сильно ударит по «Партии Союза» на следующих выборах, и, чтобы удержаться у власти, им придется еще больше сократить военный бюджет. Жаль, что с нами нет Ганса. Уж он-то сразу бы разнюхал о замысле Фергюсона и нашел бы какой-нибудь способ провернуть все так, чтобы никто ни о чем не узнал.

Кэтлин подошла к Эндрю, обняла его за талию и подняла глаза на картину.

— У тебя слишком большой нос.

— Что? — удивился Эндрю.

— На этой картине. У тебя слишком большой нос, и еще он нарисовал тебе широченные плечи, как у Пэта.

Эндрю расхохотался. Он всегда мечтал выглядеть более атлетичным, и хотя полотно Рублева приводило его в смущение, втайне Эндрю был доволен тем, что художник изобразил его настоящим былинным богатырем.

— Неудивительно, что Линкольн так постарел за четыре года, — проворчал он. — Мы сражались на войне, где ставкой было существование всего нашего народа, а в Конгрессе и в Сенате находились люди, которые беспокоились только о своей собственной власти. Наши парни гибли десятками тысяч, а эти политиканы все подсчитывали свой рейтинг. Иногда я просто диву даюсь, как наша Республика вообще выжила.

— Я думаю, что Линкольн задавал себе этот вопрос каждый вечер, — отозвалась Кэтлин, положив голову ему на плечо.

Глава 4

В дверь постучали, и Ганс нервно вздрогнул. Напряжение отпустило его только после того, как раздались еще два условных стука.

— Входите.

Дверь открылась, в комнату вошли Кетсвана и Менда.

Ганс бросил взгляд на Алексея и Григория. Тревога на их лицах сменилась облегчением.

— Вы опоздали, — укоризненно произнес он.

— Карга с двумя своими подручными рыскали около моей плавильни. Я должен был оставаться рядом. Думал, у меня сердце разорвется, когда он остановился возле бункера и начал палкой ворошить уголь.

— Ты думаешь, он что-то подозревает? — выдохнул Григорий.

— Да нет, но я боялся, что один из моих людей совершит какую-нибудь глупость. Хуже того, парни в тоннеле могли бы услышать его постукивания и подумать, что это мы даем им сигнал. Ты ведь помнишь, три быстрых стука означают, что путь свободен и можно выносить землю наружу. Я каждую секунду ожидал того, что они поднимут крышку люка.

— Сегодня же ночью мы изменим систему сигналов, — заявил Ганс.

Григорий согласно кивнул.

— У тебя есть еще новости, Кетсвана?

— Боюсь, у нас возникла еще одна проблема. К моей бригаде сегодня приписали нового пудлинговщика. Он мне не нравится. Я поспрашивал ребят, но этого парня никто не знает. Мне он сказал, что был литейщиком в одном из чинских городов до того, как пришли бантаги.

— Так почему же его с самого начала не отправили на нашу фабрику? — спросил Ганс.

— Вот и я о том же. Он знает, как надо пудлинговать, но вместе с тем как бы не совсем уверен в том, что и как он делает, если ты понимаешь, что я имею в виду. Это, в общем-то, тонкости, но мне кажется, что ему кто-то наспех показал, как выполнять эту работу, и послал сюда.

— Что-нибудь еще?

— Один из моих ребят сказал мне, что через пару часов наш новичок начал болтать. Сначала это был обычный треп про то, какие ублюдки эти бантаги, потом он задал естественные вопросы про еду и бытовые условия, но вскоре речь зашла о другом. Он провозгласил, что готов пойти на все, чтобы выбраться отсюда.

— Каждый мог бы такое сказать, — перебил его Ганс, — в этих словах нет ничего удивительного. Ты можешь рассказать подробнее?

— Тут дело в том, как он это произнес. По крайней мере, так мне сообщил мой человек. Этот новый рабочий заявил, что хотел бы участвовать в организации побега, невзирая на весь риск такого предприятия.

— Не спускай с него глаз, — предупредил Ганс Кетсвану.

Практически все рабы мечтали о побеге, но того, кто говорил об этом в открытую, ждала убойная яма. Этот новичок был или дураком, или шпионом.

— А меня вот больше беспокоит именно неловкость этого парня, — вмешалась Менда. — Возможно, он нарочно строит из себя такого простачка, чтобы все сразу поняли, что он шпион.

— Так ты думаешь?..

— Мы решим, что уже обнаружили бантагского шпиона, и ослабим нашу бдительность. А в это время рядом будет находиться другой, кто будет вести себя тихо, как мышка, не скажет ни единого опасного слова, и пока этот дурак будет громко разглагольствовать о побеге, настоящий шпион сможет без помех все разнюхать.

Ганс подумал, что Менда права. На фабрике постоянно появлялись новые рабочие, призванные заменить погибших. Затевать расспросы об их прошлом было опасно. Он мысленно представил себе план фабрики. Вторая плавильня находилась в юго-западном углу здания, а четвертая — у северной стены, в тридцати ярдах от третьей. Григорий выбрал удачное место для подкопа. Даже с «беличьих колес» никто не мог видеть, что творится в угольной яме, но шпионы могли обратить внимание на то, что рабочие иногда уходят за печь и исчезают на несколько часов, или увидеть, как люди Кетсваны избавляются от земли из подземного хода, сбрасывая ее в плавильню или рассыпая по полу и забрасывая сверху углем и рудой.

Проблема заключалась еще и в том, что кроме тех, кто работал у Кетсваны, о побеге знали всего пять-шесть человек. На четвертой и второй плавильнях было всего по одному наблюдателю. Они не могли следить за всем день и ночь.

— Бантаги знают, что мы что-то замышляем, — уверенно произнес Ганс. — Я догадался об этом по словам Гаарка. Теперь я в этом не сомневаюсь. Приглядывай за этим ублюдком.

— Мы можем просто убить его, — зловеще улыбнулся Кетсвана.

Ганс обдумал это предложение и покачал головой.

— Может быть, он действительно просто кретин, но я так не думаю. Если мы прикончим его, то бантаги мгновенно сообразят, что на третьей плавильне происходит нечто такое, что мы хотим скрыть. Я нутром чую, что они не подозревают о существовании подкопа, ведущего из цеха; иначе они бы там все вверх дном перевернули. Я хочу, чтобы ты приставил к этому человеку троих своих парней. Пусть кто-нибудь завоюет его дружбу и все время будет рядом с ним. Отвлекайте его внимание в те моменты, когда будете выносить землю или отправлять вниз новую смену.

— Нам надо вызнать, о многом ли они догадываются, — заметил Кетсвана. — Я постараюсь сделать все возможное.

— Будь осторожен.

— Может быть, стоит распустить ложный слух? — предложил Алексей. — Например, что в одном из бараков роют подземный ход или что существует план захвата паровоза прямо в мастерской по изготовлению паровых двигателей?

— Нет, — возразил Ганс. — Во-первых, тот, кто начнет распространять подобные слухи, может считать себя покойником. Бантаги схватят его и замучат до смерти. Во-вторых, тогда они только увеличат меры предосторожности. Нет, придется оставить все как есть.

Ганс перевел взгляд на Кетсвану, который кивнул, соглашаясь с его словами.

— Леша, что у нас с расписанием поездов?

— Я говорил с телеграфистом сегодня вечером, — сообщил Алексей. — Он напуган до смерти и, по-моему, не прочь дать задний ход, но я думаю, он понимает, что его ждет в этом случае. Телеграфист сказал, что в ночь Праздника Луны поезда обычно ходят по облегченному графику и на всем пути до Сианя находятся только пять или шесть составов.

— Он нас не выдаст?

— Мне пришлось пригрозить ему, что, если он нас предаст, мы убьем обоих его детей и скажем на допросах, что он участвовал в нашем заговоре с самого начала.

— Ты говорил со стрелочником?

— Да. Он сказал, что в решающий момент будет с нами.

— Отлично! Как обстоит дело с подкопом?

— За шесть дней должны все успеть. Это значит, что у нас еще останется один день в запасе. Сейчас мы роем под путями. Страшновато, когда над головой проходит тяжелый поезд и все начинает трястись. Слава Перму, там глина, а не песок.

Вдруг раздались два резких стука, потом, после паузы, еще два.

Ганс ждал. Десять секунд спустя послышались еще два стука. Пара листков бумаги, с кое-какими записями, связанными с их побегом, были моментально свернуты в тоненькие трубочки. Кетсвана схватил их, приподнял письменный стол и засунул бумаги в узкое отверстие, просверленное в его ножке. Алексей, стараясь не переходить на бег, вышел в коридор и с небрежным видом направился к задней двери барака, а Тамира в это время быстро достала небольшой чайник и наполнила драгоценным напитком пять чашек. Через несколько секунд дверь распахнулась, и в комнату, пригнувшись, чтобы не задеть головой притолоку, вошел Карга.

— Работаем допоздна?

— Среди наших рабочих есть больные, — объяснил надсмотрщику Ганс. — Мы перераспределяем на других их нагрузку.

Карга молча погладил рукоять своего кнута.

— Чаи распиваем?

— Ты ведь знаешь, по распоряжению кар-карта мне положено особое питание. Я стараюсь делиться продуктами с друзьями.

— Почему вы работаете сейчас? Уже поздно. — Тон Карги был ледяным. Как знал Ганс, это был верный признак того, что бантаг находится на грани взрыва.

— Потому что если мы сейчас пойдем отдыхать, а завтра не выполним норму, ты убьешь кого-нибудь «в назидание», вот почему. В нашем лагере свирепствует болезнь, а у чинов дела обстоят еще хуже, но цех должен выпускать столько же продукции, сколько выпускает всегда, и поэтому мне приходится ломать голову над тем, кто из рабочих будет трудиться дольше обычного.

Карга окинул взглядом ворох бумаг, лежавших на столе Ганса. Это были списки рабочих. Ганс знал, что Карга не умеет читать ни по-русски, ни уж тем более по-английски. Надсмотрщик сгреб все бумаги.

— Это я возьму с собой.

— Но тогда я не смогу составить график работы на завтра, — возразил Ганс.

— Значит, кто-то умрет. Все очень просто, — отозвался Карга и захлопнул за собой дверь.

На мгновение Гансу стало страшно. Вдруг среди прочих бумажек на столе каким-то образом оказался список заговорщиков или план побега? Но тут ему в голову пришла другая мысль: во всей бантагской орде читать по-английски мог только один человек.

— И что ты думаешь относительно нашего красавца? — поинтересовался Винсент Готорн, входя в ангар, под крышей которого парил огромный новый дирижабль.

— Да у меня при виде этой махины прямо мурашки по коже, — отозвался Джек Петраччи. — В жизни не думал, что мне доведется летать на таком чудовище.

— Да уж, много воды утекло с тех пор, как мы с тобой впервые поднялись вверх на воздушном шаре в Суздале, — заметил Винсент, с трепетом разглядывая последнее творение Фергюсона.

Джек медленно пересек ангар, аккуратно переступая через шланги из вулканизированного брезента, подключенные к газогенераторам, находившимся с подветренной стороны здания. По этим шлангам вот уже более суток в дирижабль закачивался водород, и только час назад воздушный корабль наконец оторвался от земли. Это было опасное дело. У края летного поля стояли железнодорожные платформы с футерованными свинцом цистернами, наполненными цинковой стружкой, в которые подавалась серная кислота. Высвобождавшийся в результате химической реакции водород поднимался в верхнюю часть цистерн и оттуда по шлангам поступал внутрь оболочки дирижабля. Одна ошибка могла привести к ужасной смерти от серной кислоты. Случайная искра, легкая утечка водорода — и весь ангар вместе с теми, кто в нем находится, взлетит на воздух. Рельсы на ветке, ведущей к летному полю, были изготовлены из дерева и покрыты сверху резиной, а паровоз, доставлявший сюда все оборудование, оттаскивали в депо вручную, чтобы избежать малейшего риска возгорания.

В ангар вошел Федор, бортмеханик Джека.

— Ух ты, четыре пропеллера! Вот о чем я всегда мечтал!

— А я всегда мечтал о толковом бортмеханике, — со вздохом пожаловался Винсенту Джек. — Ну ничего, теперь, когда этот саботажник испортит один двигатель, мы все же сможем дотянуть до базы.

— Слушай, а как ты-то справишься с такой мощной машиной? — не остался в долгу Федор.

— Ты за меня не беспокойся, приятель! Твое дело следить за тем, чтобы все было в порядке с двигателями.

— Если тебе не нравится моя работа, найди себе другого бортмеханика! — заорал суздалец. — Я бы не прочь ради разнообразия походить немного по земле.

— Если ты решил праздновать труса, можешь катиться ко всем чертям! — завопил в ответ Джек. — Да у меня отбоя нет от добровольцев. Можешь подать в отставку прямо сейчас!

Спрятав улыбку, Винсент вышел наружу. Эта парочка осыпала друг друга проклятиями с самого первого полета, но когда приходило время вновь подниматься в воздух, они становились идеальной командой. Он знал, что эти перепалки были всего лишь средством, с помощью которого они маскировали свой страх, и, глядя на парящую над своей головой махину, Винсент понимал чувства авиаторов. Разрывной снаряд или горящая стрела — и для них все будет кончено. Один раз их уже подстрелили, и еще дважды их дирижабль ломался в полете. По всем законам статистики Федор и Джек уже давно должны были погибнуть.

Размахивая руками и изрыгая проклятия, Джек выскочил из ангара.

— Если я не укокошу его на землю, клянусь Богом, я разобью дирижабль только для того, чтобы избавиться от этого придурка! — выкрикнул он, проносясь мимо Винсента.

Вслед за Джеком из ангара появился Федор. На его лице сияла довольная улыбка.

— Из-за чего весь сыр-бор? — полюбопытствовал Винсент.

— Я сказал Джеку, что ему ни за что не справиться с таким монстром в полете, — сообщил ему Федор, очень довольный собой. — Впрочем, больше ни у кого не хватит духу летать на этом корабле, особенно если вспомнить о нашем задании.

Винсент пронзил суздальца грозным взглядом.

— Да нет, мне никто ничего не говорил, но я же не идиот, сам обо всем догадался. Мы полетим на юг, а потом пересечем море, чтобы разведать, чем там занимаются наши волосатые друзья.

Винсент беспокойно огляделся, проверяя, нет ли кого-нибудь рядом, и снова повернулся к Федору.

— Не вздумай делиться с кем-нибудь своими догадками, — прошипел он.

— Генерал Готорн, вы можете изображать из себя кипящий чайник сколько вам угодно, но я знаю, что вы задумали. Я не так глуп, чтобы болтать об этом, а кроме того, я единственный бортинженер, с которым Джек согласится лететь.

Винсент открыл было рот, чтобы устроить Федору грандиозный разнос, но, посмотрев ему в глаза, сдержался. Пилоты и бортинженеры были на особом положении, и его дисциплинарная власть на них не распространялась. Каждый раз, когда Винсент устраивал выволочку одному из них, ему приходилось выслушивать сакраментальную фразу: «Посадите меня на губу? Очень хорошо, значит, поживу подольше».

И был еще один нюанс. Винсент искренне восхищался людьми, отваживавшимися летать на дирижаблях. У него самого на груди красовался пилотский значок в форме крыльев, врученный ему в честь того знаменитого полета на воздушном шаре, когда он взорвал плотину и уничтожил тугарское войско. Впечатления от этого полета остались у него на всю жизнь, и, похоже, пилоты понимали, что в разговоре с Винсентом они могут позволить себе такие высказывания, за которые он строго наказал бы других.

Федор с гордостью посмотрел на дирижабль.

— Боже, какая красота! Называется «Летящее облако», как мой первый корабль. Это самый современный аппарат, у него даже есть люк в полу, так что мы можем спрыгнуть на головы этим проклятым бантагам.

— Как скоро вы будете готовы к полету?

— Сначала я запущу все двигатели еще на земле. Потом разберу их на части, и все осмотрю. Еще надо будет выждать целый день и проверить скорость утечки водорода. Мы загрузим дирижабль балластом, чтобы он опустился на землю, и выясним, какой вес он может поднять. На следующее утро мы повторим эту процедуру и узнаем, насколько изменилась грузоподъемность. Но этот корабль делали настоящие мастера, и я думаю, все должно быть в норме. Возможно, завтра днем мы сделаем небольшой вылет, на часок. После этого снова все проверим. Затем еще один пробный вылет, уже часа на три-четыре. Походим по ветру и против ветра, чтобы высчитать нашу крейсерскую скорость. По моим прикидкам, если будет хорошая погода, мы сможем вылететь на задание дней через семь-восемь.

Винсент подумал о лежащей у него в кармане телеграмме, в которой Эндрю информировал его, что вернется сюда через неделю. Причина этого повторного визита была очевидна: если что-то пойдет не так, Эндрю возьмет всю вину на себя.

— А мы не можем сделать это быстрее? — спросил Винсент.

— Вообще-то можем, сэр, но ведь это единственный образец дирижаблей такого типа. Если мы потеряем его, у нас уйдут месяцы, прежде чем удастся построить что-нибудь подобное.

— Ладно, сделайте все, что в ваших силах. Я только хочу, чтобы вы отправились в этот полет как можно скорее.

— Но почему такая спешка?

— Считай это моей личной просьбой, так будет проще.

Бормоча себе под нос ругательства, Джим Хинсен перебирал мятые листки на своем столе. Он знал, какого ответа ждет от него Карга, и на мгновение его охватил соблазн ткнуть пальцем в две-три бумажки и заявить, что это план побега. Было бы забавно, если бы этот паршивый сержант пошел на убой из-за простого листка со списком имен. Но вот кому поверит Гаарк, ему или Гансу? Чутье подсказывало Хинсену, что во время допроса Гаарк поймет, кто из них говорит правду, а кто ложь. А это значило, что в убойную яму отправится уже сам Джим. Он поднял глаза на Каргу.

— Здесь ничего нет. Это списки рабочих, записи о количестве изготовленной продукции и информация о больных и тех, кто отработал дополнительное количество часов.

— От больных нужно избавляться, — проворчал Карга. — Мы проявляем слабость, позволяя другим выполнять за них их норму.

Хинсен и сам думал, что такая уступка была совершенно не в бантагском духе. Ганс с самого начала настоял на том, чтобы установить определенную суточную норму выпускаемой продукции, и смог убедить Гаарка, что не имеет значения, все ли рабочие участвовали в производстве, если эта норма оказалась выполненной. Кар-карт согласился с логикой Ганса, утверждавшего, что глупо убивать квалифицированного рабочего, если он несколько дней не в состоянии работать. А вот чего Гаарк, пожалуй, не понял, так это того, что в такой ситуации у пленников стало в высшей степени развитым чувство локтя. Их выживание зависело от сплоченных усилий всего коллектива, и потому Хинсену никак не удавалось вбить клин между рабочими Ганса.

— Как там наши шпионы? — спросил Карга.

— Я пообещал им все то, что ты мне разрешил. Освобождение от работ, место среди тех, кто находится под покровительством кар-карта, и право жить где угодно в пределах империи. У меня десять человек в плавильном цеху, пятеро в мастерской по производству паровых машин, еще пятеро в цеху по отливке пушек и столько же в оружейной мастерской. Около десятка человек разбросано по другим местам. Это большая сеть.

— А толку — ноль! — прорычал Карга, тыча пальцем в ворох бумаг, лежавших перед Джимом.

Хинсен начал вновь медленно перебирать списки Ганса. Имена, зачеркнутые красными чернилами, принадлежали погибшим. Отметка «п. р.», как догадался Джим, означала «постельный режим», а буквы «л. т.», очевидно, говорили о том, что человек может заниматься лишь легким трудом.

Хинсен продолжал тщательно изучать бумаги, принесенные Каргой. Джим сознавал, что главный надсмотрщик ненавидит его, так как он находится под официальной защитой кар-карта и в качестве начальника службы безопасности всех рабочих лагерей имеет доступ к информации, которую Карга предпочел бы держать в секрете от начальства.

Джим просмотрел листы с графиками работ на плавильных печах. Бригада, работавшая на шестой плавильне, уменьшилась наполовину, только на прошлой неделе двое рабочих умерло от скоротечной чахотки. Взгляд Хинсена остановился на листке, относившемся к третьей плавильне. Против имен шести человек стояли отметки «п. р.». и «л. т.». Это пробудило какое-то воспоминание у него в мозгу. Порывшись среди бумаг, Хинсен нашел отчеты за предыдущую неделю. Так, те же шестеро были больны. И на позапрошлой неделе тоже.

Он знал, что Карга, как и большинство бантагов, с трудом отличает одного человека от другого. С высоты семи-восьми футов все они кажутся на одно лицо, особенно если это истощенные, грязные и одетые в лохмотья пленники, к которым и приглядываться-то неохота. Для надсмотрщиков главным было то, чтобы число указанных в бумагах живых и мертвых соответствовало действительности, а остальное их не заботило.

На третьей плавильне в основном работали негры. Хинсен презрительно сморщил нос. Он не жаловал этих черномазых. В конце концов, именно из-за них его призвали в армию на Земле. Пусть бы сами спасали свои черные задницы! И вот снова ему приходилось иметь с ними дело.

Может быть, за этим что-то скрывается? Скорее всего, тут все чисто, но все же странно, что эти шестеро так долго болеют, в то время как все их товарищи совершенно здоровы. Хинсену пришла в голову еще одна мысль. Работа в цеху была организована таким образом, что у каждой плавильни или у хвостового молота работала отдельная бригада, в которой было примерно тридцать мужчин и женщин. Если в самом деле существовал какой-то заговор, то скорее всего его участниками были члены такой бригады, потому что в столь сплоченной группе было невозможно держать что-то в секрете друг от друга. Кроме того, люди, работавшие плечом к плечу, знали, что могут доверять своим друзьям, и вполне способны были решиться на совместный побег.

Хинсен опять задумался о том, каков может быть план заговорщиков. Сам он видел только два возможных способа побега. Либо они захватят поезд внутри лагеря, откроют ворота и вырвутся наружу, либо пророют подкоп под стеной. Если они собираются атаковать ворота и захватывать поезд, в их организации должно состоять большое количество человек, что опять-таки наводит на мысль о бригаде.

Подземный ход? В свое время Хинсен сам предложил, чтобы бараки строились на сваях — это делало подкоп практически невозможным. Может, они роют прямо из цеха? Хинсен никогда там не был. Даже Гаарк согласился с тем, что Джиму будет рискованно появляться в лагере; во-первых, потому что его миссия должна держаться в тайне, а, во-вторых, если его узнают, могут найтись желающие пожертвовать своей жизнью в обмен на его. С Ганса вполне станется отдать такой приказ.

Но неужели они роют подкоп из плавильного цеха или из какой-нибудь мастерской прямо у них под носом? Хинсен тщательно обдумал эту идею и отбросил ее. Невозможно. В лагере была установлена четкая кастовая система, делившая людей на квалифицированных рабочих и рабов-чинов. Каждый чин знал, что, если он увидит что-то подозрительное и доложит об этом, его отпустят домой. Это был безотказный механизм. Чины были в каждом цеху и не сводили глаз с людей Ганса.

Где же еще может быть подкоп? Единственным зданием, стоявшим прямо на земле, была кухня, — может, они копают оттуда? Хинсен отметил для себя, что надо повысить бдительность шпионов из числа поваров. Так, еще есть отхожие места и бани. У Джима сидело в голове какое-то смутное воспоминание о том, как пленники-южане однажды устроили побег из сортира. Можно ли таким путем вывести тридцать-сорок человек? Вполне.

Единственное, что ему оставалось, это раздобыть побольше информации. Пожалуй, пришло время для более прямых методов.

Ганс бросил осторожный взгляд через плечо и убедился, что никого рядом нет. В восточном углу здания грохотали хвостовые молоты, поэтому они могли говорить, не опасаясь быть подслушанными.

— Мы уже роем вверх, — сообщил Гансу Григорий. — Через три дня подкоп будет закончен.

— Ты уверен в правильности вычислений?

Это волновало Ганса больше всего. Вдруг они что-то напутали, и подземный ход выйдет наружу вне пределов склада или, хуже того, прямо к железной дороге.

— Еще до того, как мы втянули вас в затею с побегом, Алексей все отмерил десять раз. Самым трудным было изготовить компас и незаметно сделать все необходимые замеры. А дальше все пошло как по маслу.

— Гриша, если мы промахнулись всего на пару футов, мы покойники.

— Да не волнуйтесь вы так. Вы же знаете, что я прошел школу подготовки штабных работников. У меня эта геометрия под кожу въелась. А Лешка работал на строительстве железной дороги. У нас все под контролем.

Ганс поглядывал исподлобья на Григория, гадая, в самом ли деле его помощник так уверен в своих словах.

— Эх, знать бы, что там у нас дома, — вздохнул Григорий. — Четыре года — это долгий срок.

— Тебя встретят как героя.

— Вряд ли, — грустно улыбнулся суздалец. — Я потерял весь свой отряд за исключением Алексея. Да они уже небось забыли про меня.

Ганс промолчал. Последние четыре года они с Тамирой жили в маленькой комнатке, которая была отделена от каморки Григория тонкой как бумага стеной. Он хорошо знал, какие кошмары мучают по ночам его друга.

— Она ждет тебя.

— Вы так думаете?

— Я в этом уверен, сынок. Твоя дочка слышала о тебе миллион историй. Она сразу узнает тебя.

Григорий недоверчиво покачал головой:

— Во время нашего отступления из Суздаля моей жене было всего семнадцать. После этого мы были вместе меньше года. Не может же она всю жизнь носить по мне траур. — На его лице промелькнула печальная улыбка. — У нее были такие красивые золотые волосы. Они всегда падали ей на глаза, когда она распускала косы. Я помню… — Голос Григория затих, и он отвернулся. — Видите ли, дело в том, что я… Короче, я смирился с мыслью, что она для меня потеряна. Я умер, а она осталась в живых, и ей незачем было себя хоронить. А теперь у меня появилась надежда на возвращение, и старые воспоминания вновь не дают мне покоя. Я даже представляю ее себе как наяву. — Он поднял глаза на Ганса и закончил севшим голосом: — Я воображаю ее с кем-то другим.

— Не изводи себя, сынок, — посоветовал ему Ганс. Раньше старый сержант всегда испытывал неловкость, когда ему приходилось кого-то утешать. Однако знакомство с Тамирой и та полная унижений борьба за существование, которую он вел, словно приоткрыли внутри Ганса какую-то дверцу, и он теперь остро чувствовал чужую боль.

— Я знаю солдатских жен, — продолжил Шудер. — Если ей домой приносят мертвое тело или близкий друг говорит, что своими глазами видел, как погиб ее муж, то только тогда, после того, как утихнет горе, она, может быть, найдет себе другого. Но даже в этом случае тоска по убитому мужу длится годами. С тобой совсем другая история. Твой отряд просто исчез. Я уверен, что Эндрю послал на поиски патрули, которые обнаружили место, где произошел бой, и не нашли твоего тела среди убитых.

Ганс осекся. В степи не оставалось ни могил, ни гниющих тел. Все, что могли найти разъезды Эндрю, — это груды обугленных костей на месте пиршества всадников орды.

— Ты числишься пропавшим без вести. Ты мне сам сказал, по Республике ходили слухи о том, что мерки и бантаги начали брать людей в плен. Твоя жена считает, что с тобой произошло именно это. И кроме того, что-то в ее сердце обязательно говорит ей, что ты жив. Поверь мне, я знаю, о чем говорю.

— Я разговариваю с ней каждую ночь, — глухо произнес Григорий.

Ганс не ответил. Каждую ночь он слышал, как его соседи по бараку молятся своим богам, плачут или беседуют со своими близкими, воображая себя дома и веря, что дом и жизнь все еще существуют.

— Ну, вот видишь? Думаешь, она этого не ощущает? Разве ты никогда не чувствовал, что она тебе отвечает? Рассказывает тебе о вашей дочке?

— Раньше все так и было, — кивнул Григорий. — Но в последнее время ее образ тускнеет. Я с трудом вспоминаю, как она выглядит. Вижу только ее глаза, глядящие на меня сквозь пряди волос, и вдыхаю запах ее духов.

— Все будет по-прежнему, — убежденно сказал Ганс, кладя руку на плечо друга. — И вообще, я собираюсь забронировать место в первом ряду на твоем следующем представлении «Генриха Пятого».

По щеке Григория прокатилась слеза, и он выдавил из себя вымученную улыбку.

— «И Криспианов день забыт не будет отныне до скончания веков; с ним сохранится память и о нас — о нас, о горсточке счастливцев, братьев…»[2]

Они прошли в восточный угол фабрики, где хвостовые молоты и катки превращали свежевыплавленное железо в рельсы, развернулись и направились обратно. Вдруг Ганс резко остановился.

— Что-то происходит, — прошептал он.

В цех вошел Карга в окружении полудюжины надсмотрщиков. Выйдя в центр зала, они двинулись вдоль ряда плавилен. Около каждый печи Карга на секунду останавливался, показывал на одного из рабочих, и надсмотрщики уводили этого человека с собой.

Ганс ускорил шаг. Он заметил, как у четвертой печи одна из женщин вытащила носовой платок и вытерла им лицо, подавая сигнал Кетсване. По-видимому, этот жест привлек внимание Карги, и по его приказу один из бантагов схватил наблюдательницу Ганса.

«Неужели они напали на наш след?» — лихорадочно думал Ганс. Он заставил себя идти обычным шагом. Хотя он уже давно понял, что Карга не обладает способностью Гаарка читать чужие мысли, инстинкт самосохранения подсказывал Гансу, что с главным надсмотрщиком надо держать ухо востро.

Карга был уже рядом с третьей плавильней и разглядывал людей из бригады Кетсваны. Наконец он как бы наугад ткнул пальцем в одного из них, и надсмотрщики мигом оттащили рабочего прочь от печи.

— Что-то случилось? — спросил Ганс. Карга повернулся в его сторону, и Ганс склонился в низком поклоне.

— Может быть.

Ганс медленно выпрямился и вздрогнул, завидев волчий оскал своего мучителя.

— Могу ли я чем-нибудь помочь?

Карга затряс головой.

— Мне просто захотелось поболтать с этими людьми, — ответил он, показывая рукоятью кнута на кучку перепуганных пленников. — Потом мы отправим их на другую фабрику.

Ганс рискнул бросить на несчастных быстрый взгляд. Глаза женщины с четвертой плавильни были опущены, челюсти крепко сжаты. Это была жена одного из карфагенян, участвовавшего в заговоре.

Кетсвана сделал было шаг вперед, но Ганс поднял вверх ладонь, и огромный зулус замер на месте. Жест Ганса не ускользнул от внимания Карги, и он заинтересованно посмотрел на Кетсвану.

— Пожалуй, я возьму с собой и его тоже, — заявил главный надсмотрщик.

— Он бригадир этой печи. Если ты заберешь его, вся работа здесь встанет.

Несколько мгновений Карга размышлял над этими словами.

— Ладно, — решил он. — Для моих целей подойдет один из его людей.

— А могу я спросить тебя, куда ты их уводишь? Они находятся под моей защитой.

Карга запрокинул голову и расхохотался.

— Они не умрут, об этом ты можешь не беспокоиться. — Взгляд бантага остановился на Григории. — Я думаю, ты обойдешься без своего помощника.

— Без него я не смогу работать, — незамедлительно ответил Ганс.

— А что, он так хорош?

— Это лучший из моих людей.

— Тогда он заслуживает повышения. Ему представится возможность проявить себя на новом месте.

Ганс постарался взять себя в руки. Он знал, что люди, покидавшие лагерь, уже никогда не возвращались обратно. Иногда бантаги действительно забирали квалифицированных рабочих и назначали их бригадирами на другие фабрики.

— Что ж, будь по-твоему. Но у меня есть к тебе просьба. Я слишком занят, чтобы искать ему замену. Пусть он поработает у меня еще… — Ганс сделал паузу, как бы подсчитывая что-то в уме. — Еще две недели. За это время он найдет себе сменщика и обучит его.

— Две недели, говоришь? — взвесил Карга предложение Ганса. — Хорошо, я дам ему две недели.

Не говоря больше ни слова, надсмотрщик щелкнул кнутом и направился к выходу. Его подручные двинулись за ним, толкая перед собой пленников. Григорий издал едва слышимый вздох облегчения.

— Зумал!

В голосе, произнесшем это слово, звучала боль. Ганс обернулся и увидел позади себя Кетсвану, сжимавшего кулаки. Краем глаза Ганс наблюдал за новичком, приписанным к бригаде зулуса. Тот уже вновь приступил к своей работе, однако нет-нет да и поглядывал в сторону Кетсваны и Ганса.

Шудер повернулся спиной к подозрительному человеку.

— Мой двоюродный брат. Мы росли вместе после смерти моей матери.

— Держись, — прошептал Ганс. — Держись. За нами следят.

— Этот ублюдок! Наверняка именно он сказал бантагам, чтобы они взяли Зумала.

— Они, как правило, не отличают нас друг от друга, — быстро ответил Ганс, умолчав, впрочем, о том, что Зумала было легко распознать по розовому шраму на щеке, оставшемуся после того, как его обрызгало расплавленным железом. — Не поддавайся горю. Возвращайся к работе.

Кетсвана проводил ненавидящим взглядом фигуру Карги.

— Я сам выдавлю из него жизнь по капле, — прошипел он.

— Держи себя в руках, — одернул его Ганс. Стараясь, чтобы это выглядело естественно, он повернул голову и бросил взгляд на бригаду Кетсваны. Новичок не сводил с них глаз. Заметив, что на него обратили внимание, он начал работать с удвоенной энергией.

— И не связывайся с этим шпионом, — прошептал Ганс. — Если ты тронешь его хоть пальцем, можешь считать себя покойником.

Обняв Григория за плечи, он повел его прочь от плавильни.

— Спасибо, — выдохнул суздалец. — Я уж было подумал, что мне пришел конец.

— Может быть, на эти две недели он оставит нас в покое, — отозвался Ганс.

Надсмотрщики и их жертвы были уже у выхода. Ганс заметил, что карфагенянка обернулась и посмотрела в его сторону.

— Да пребудет с тобой Господь, — одними губами произнес он.

Крики, доносившиеся из соседнего помещения, пугали Хинсена. Страдания других никогда не задевали его, но при мысли о том, что однажды может настать день, когда он сам будет так же кричать от боли, ему стало страшно. Вдруг вопли истязуемой прервались булькающим звуком, и все стихло.

Распахнулась дверь, и из камеры пыток вышел Карга.

— Ничего! Проклятье, ничего! — прорычал бантаг. — Убил двенадцать скотов, угробил на это целый день, а результата никакого!

— А что сказала эта женщина?

Хинсен старался не смотреть на обезображенное тело карфагенянки, которое подручный Карги за ноги выволок из пыточного застенка. Ее лицо превратилось в кровавое месиво, а горло было перерезано ударом ножа. Из раны продолжала сочиться кровь. Хинсен судорожно сглотнул и перевел взгляд на Каргу.

— Они находились под защитой кар-карта, — слабым голосом напомнил он бантагу.

— Несчастный случай на производстве, — отрезал Карга. — Такое может случиться с каждым. С тобой, например, если Гаарк узнает о том, что сегодня произошло.

— Она что-нибудь сказала?

— Ничего важного.

Джим заметил струйку слюны, стекавшую по лицу Карги. Должно быть, женщина плюнула в своего мучителя, вызвав у него приступ ярости.

Палач потащил труп карфагенянки вниз по лестнице. Хинсен слышал, как ударяется о ступеньки ее голова. Оглянувшись, он увидел перед собой своего человека с третьей плавильни. Глаза шпиона были широко раскрыты, в них плескался ужас.

— Вы посылали за мной, — дрожащим голосом произнес он, испуганно глядя на Каргу. Очевидно, он успел разглядеть, что стало с женщиной.

— Что ты можешь доложить?

Шпион трясся и не отвечал.

— Говори! — взревел Карга.

— Мне кажется, они подозревают меня. Этот великан, их бригадир, он так на меня смотрел… Я почувствовал это.

— Он на тебя посмотрел? — язвительно поинтересовался Хинсен. — Это вся информация, которая у тебя есть?

— Да.

— Если у тебя все шпионы такие, как этот, я отправлю их в убойные ямы, — пригрозил Карга Хинсену.

Джим задрожал. Если Карга убьет его людей, то что станет с самим Хинсеном?

— Мы еще не все попробовали.

— Что ты можешь предложить?

— Перемешай разные бригады. Переводи людей из одной бригады в другую, назначай их каждый раз работать у новой печи. Это разобьет тесные группы, выведет их из равновесия. Замени всех тех, кто работает за пределами лагерной стены. Если замышляется побег, то в нем должны участвовать люди, имеющие право находиться вне лагеря.

— Я не могу этого сделать, — мрачно ответил Карга. — Кто будет работать вместо них? У меня нет других людей.

— Тогда переведи половину из них на внутрилагерные работы. Может, кто-нибудь впадет в панику, испугается, что его бросят здесь, и решит во всем нам признаться. — Он мгновение помолчал. — И убери Ганса.

— Это исключено. Ганс имеет прямой доступ к Гаарку.

— Я не говорю «убей его». Переведи Ганса на другую фабрику. Скажи, что у тебя возникли проблемы в новом литейном цеху и только он может их решить. Дай понять Гаарку, что его отлучка продлится не больше месяца. Мой господин, безусловно, кар-карт не станет против этого возражать. А главным здесь останется Григорий. Ты можешь также заявить, что хочешь проверить, способен ли Григорий после возвращения Ганса взять на себя управление новой фабрикой.

— После того, как мы уберем отсюда Ганса, все станет гораздо проще, — согласился Карга. — Мы организуем один-два несчастных случая. Кто-нибудь из моих надзирателей случайно столкнется с Григорием, когда тот будет находиться возле чана с расплавленным металлом. Так мы избавимся от двух самых опасных скотов. Если здесь затевается побег, эти двое стоят во главе его. — Бантаг злобно усмехнулся. — Отлично. В день Праздника Луны мы возьмем Ганса и еще с десяток других. Они находятся под покровительством кар-карта, а если мы уведем их в этот день, все подумают, что Гаарк снял свою защиту. Возможно, кое у кого развяжется язык. — Надсмотрщик посмотрел на Хинсена. — Если что-нибудь пойдет не так, если убежит хоть один пленник, умрут все. Ты меня понял? Все — рабочие, твои шпионы и ты сам, уж об этом я позабочусь.

Посмеиваясь, Карга вышел из комнаты.

Джим проводил его испуганным взглядом. Его человек стоял рядом и дрожал как осина.

— Закрой за собой эту чертову дверь и займись делом! — заорал Хинсен.

— Два дня, — прошептала Тамира. — Неужели у нас и в самом деле все получится?

— Конечно получится.

Они говорили одними губами — привычка, выработавшаяся за годы плена. Эндрю, спавший с другого бока Тамиры, зашевелился и захныкал. Тамира повернулась к нему и тихонько запела колыбельную на языке, которого Ганс не знал.

Пение жены убаюкивало его. Все тревожные мысли испарились из головы Ганса, ему казалось, что мир вокруг него дышит миром и спокойствием и, проснувшись на заре, он откроет дверь своей хижины и увидит поросшие елями холмы и сверкающее озеро. Как ни странно, в Мэне он и был-то всего один раз. По приказу командования он был переведен из регулярных частей в 35-й добровольческий полк, когда тот только формировался, и провел месяц в Огасте, муштруя новобранцев. Именно там он впервые встретился с Эндрю. Они устроили салагам из своей роты суточный марш. Выведя роту из города, Эндрю повел ее на север и в полдень устроил привал у небольшой деревни. Место для привала он выбрал отличное — открытая поляна на склоне холма, спускавшемся к вытянутому, искрящемуся под солнцем озеру. Ганс даже не забыл, как оно называлось, — Сноу-Понд. Он потом часто вспоминал это место. Теплый летний ветерок, белоснежные облака, лениво проплывающие над головой, и отливающие золотом волны, освещенные солнцем. Ганс еще подумал тогда, что после войны он обязательно туда вернется.

Колыбельная закончилась, и Тамира вновь крепко прижалась к нему. Ганс все еще пребывал во власти своих грез. Он видел, будто наяву, как малыш Эндрю, весело смеясь, играет в высокой траве и легкий бриз поднимает волны на гладкой поверхности озера.

Два едва слышных стука мигом сдернули его с кровати.

— Войдите.

В дверном проеме возникла огромная фигура, и сердце Ганса сжалось от страха. Однако это был не бантаг, а Кетсвана.

— Ганс, у нас проблема, — произнес Григорий, появившийся из-за спины зулуса.

Тамира испуганно схватила Ганса за руку.

— Они нашли подкоп?

— Нет, но они идут по нашему следу.

Сна у Ганса больше не было ни в одном глазу. Он быстро натянул на себя штаны и жестом попросил Тамиру успокоить Эндрю, который снова начал плакать.

Ганс подошел к своему рабочему столу и уселся на стул.

— С завтрашнего дня бантаги начнут перемешивать рабочих, переводя их из одной бригады в другую. Это значит, что вместо людей Кетсваны на третьей плавильне окажутся рабочие, которые пока еще не в курсе наших замыслов.

— Подкоп закончен?

— Я думаю, мы уже под складом. Один из моих парней говорил, что слышал, как прямо над его головой передвигали какие-то ящики.

— Тогда мы можем разбросать оставшуюся землю прямо внутри тоннеля. Это нам уже не повредит.

— Я еще не обо всем тебе рассказал. Половину из тех, кто работает вне лагеря, переведут на фабрику. Мы можем лишиться нашего телеграфиста, Лина и его людей со склада.

— Откуда вы все это знаете?

Григорий перевел взгляд на Кетсвану.

— Скажи ему.

— Тот парень с кривой ухмылкой, которого мы приняли за шпиона Это он мне сказал.

Ганс присвистнул.

— Ну-ка, поподробнее.

— Он пришел ко мне в барак сразу после окончания смены и раскололся. Он признался, что Хинсен заслал его в цех шпионом, чтобы выяснить, планируем ли мы побег. Он был так напуган, что ревел не переставая.

— А ты что?

— Я сказал ему, что он псих, — тихо рассмеялся Кетсвана. — Потом я заявил, что сообщу о его признании надсмотрщикам, и вот тут он чуть в штаны не наложил. Начал говорить и не мог остановиться. — Голос Кетсваны вдруг затвердел. — Он рассказал мне о тех двенадцати людях, которых увели бантаги. Их всех замучили до смерти.

Зулус замолк, пытаясь подавить свои гнев.

— Кто-нибудь из них заговорил?

— Нет! — гордо отозвался Кетсвана.

— Расскажи ему все, — нетерпеливо произнес Григорий.

— В утро Праздника Луны бантаги схватят пятьдесят человек.

— Для пира?

— Я не знаю. Шпион сообщил мне, что подслушал беседу Хинсена и Карги. Они уведут пятьдесят человек.

Кетсвана опять замолчал.

— Одним из них буду я, — наконец произнес Григорий. — А другим — Алексей.

Ганс откинулся на спинку стула.

— Ты уверен, что этот человек говорил правду? Потому что если он врал и его нарочно подослали к тебе с этой историей, ты должен донести на него бантагам, а иначе тебя убьют.

— Он был так напуган, что его просто трясло от страха, — ответил Кетсвана. — Умолял меня, чтобы мы взяли его с собой, и сказал, что в случае побега умрут все люди, живущие в лагере, в том числе и шпионы.

— Он назвал тебе их имена?

— Сначала он отрицал, что знает других людей Хинсена. Потом я пригрозил, что выдам его, и он раскололся. Это те люди, которых мы и подозревали.

— Но ты ведь ничего ему не пообещал, да?

— Мне надо было ему что-то сказать, — улыбнулся Кетсвана. — Этот человек находился в таком состоянии, что мог от испуга кинуться обратно к Хинсену. Я ответил ему, что мы и не думаем о побеге, но, поскольку он был честен со мной, я беру его под свою защиту. Однако если со мной что-нибудь случится, мои друзья доберутся до него и утопят его в котле с расплавленным железом.

Ганс одобрительно кивнул.

— Будем надеяться, что это все же не было хитроумной ловушкой. Кто-нибудь слышал ваш разговор?

— Нет. Когда он пришел ко мне в барак, я отослал всех, даже Менду.

— Хорошо.

Ганс на мгновение закрыл глаза и задумался.

— Мы никак не можем воспрепятствовать перемешиванию бригад или переводу наших людей с той стороны стены на внутрилагерные работы. Придется с этим смириться.

Он бросил взгляд на Григория. Черт подери! Весь их план строился на том, что они убегут в ночь Праздника Луны, когда почти все бантаги, даже надсмотрщики, будут мертвецки пьяны. К тому же в эту ночь на линии всегда было мало поездов. Обычно они нагружали состав дневной выработкой, поезд выезжал за пределы лагеря и стоял там в депо всю ночь.

— Мы должны бежать завтра ночью, — решительно заявила Тамира, подходя к Гансу с младенцем на руках. — Нам нельзя терять Григория и Алексея, как и пятьдесят других несчастных, в числе которых, несомненно, будут и люди Кетсваны. Мы бежим завтра.

Ганс посмотрел на нее, потом повернулся к Григорию.

— Побег состоится завтра ночью.

Григорий дернулся, желая что-то возразить, но Кетсвана словно заморозил его своим взглядом, и суздалец моментально захлопнул рот.

— Вы сможете завтра закончить тоннель до темноты?

— Если Лин останется на складе, то да.

— А если Лина оттуда уберут?

— Тогда мы не будем знать, что находится у нас над головами. Но мы справимся.

— Отлично, — прошептал Ганс. — Значит, завтра.

Кетсвана с Григорием улыбнулись, и он проводил их к выходу.

— Мы идем на огромный риск, — обратился Ганс к Тамире, когда за друзьями закрылась дверь. — Все наши планы были связаны с Праздником Луны. Мы можем захватить поезд и обнаружить, что железная дорога впереди нас забита бантагскими товарняками, а то и эшелонами, перевозящими войска.

— Но мы не можем ждать еще день, — тихо отозвалась Тамира. — Нельзя бросить здесь Григория.

— Если бы это было возможно, я бы сам остался вместо него, — вздохнул Ганс.

— Как ты думаешь, он догадался? — спросил Григорий у Кетсваны, садясь на свою койку.

— Жаль, что пришлось ему солгать, — откликнулся зулус.

— Слушай, у нас не было другого выхода, чтобы убедить его изменить план. Если бы мы вломились к Гансу с криками, что бантаги собираются схватить его и поэтому надо в темпе сматывать удочки, мы его ни за что не уломали бы.

— Да, но вот как быть с расписанием поездов? Нам придется нелегко.

— Конечно, нам придется нелегко. Еще бы! Неужели ты и впрямь веришь, что у нас все получится? Раньше у нас был один шанс из пятидесяти, а теперь, может быть, один из ста. Так какая разница?

Кетсвана посмотрел на него и улыбнулся.

— И еще одна вещь, — добавил Григорий. — Я хочу, чтобы ты кое-что мне пообещал.

— Валяй.

— Что бы ни произошло, мы должны сделать так, чтобы они втроем выбрались отсюда. А то Ганс может выступить в своем репертуаре — остаться, чтобы выиграть время для других. Он уже поступил так со мной однажды на Потомаке. Отходил последний поезд, и он по праву должен был уехать на нем, чтобы организовать следующую линию обороны. — Григорий отвел глаза от Кетсваны. — Кесус, это был сущий ад. Туман, дождь. Мы знали, что эти сволочи наступают нам на пятки. Но когда этот поезд сдвинулся с места и все оставшиеся поняли, что им придется идти пешком, никто не ударился в панику. Ганс поймал меня за плечо и приказал садиться в поезд. Я отказался, но он заорал, что я нужен солдатам, чтобы подбадривать их своими спектаклями. — Григорий вздохнул и покачал головой. — Я сел в этот поезд. Я убедил себя, что сделал это, подчиняясь приказу, но мой внутренний голос все время твердил, что Ганс Шудер просто подарил мне жизнь. Он стоял там, держа в руках свой карабин Шарпса, а во рту его была неизменная табачная жвачка. Напоследок Ганс крикнул мне: «Женись на этой девушке». И исчез во мраке и тумане. Тогда я понял, чем ему обязан.

Григорий поднял голову и окинул взглядом барак.

— Я обрел еще один год жизни, жену и ребенка. У меня никогда этого не было бы. Я бы погиб на Потомаке.

— Обещаю, — прошептал Кетсвана.

— Мы сохраним ему жизнь любой ценой, — закончил за него Григорий.

Глава 5

— Мы бежим с наступлением темноты.

Ганс оглядел комнату, задерживая взгляд на каждом участнике побега. Все, кроме Алексея и Лина, дружно кивали, соглашаясь с его словами.

Как и предполагалось, их обоих убрали с прежних работ. Лин был теперь прикреплен к кухне, а Алексею запретили даже приближаться к поездам.

— Я не знаю, что мы обнаружим на продуктовом складе сегодня ночью, — заявил Лин, — Вчера я позаботился о том, чтобы задняя часть здания была освобождена от тюков, но сегодня должен прийти поезд с продовольствием. После его разгрузки весь склад может оказаться заваленным.

— Тогда придется пробиваться через мешки с продуктами.

— А график движения поездов? — воскликнул Алексей, — Да что вообще происходит? Мы потеряли нашего телеграфиста Его перевели на другую станцию. А нового парня я вообще не знаю. Черт возьми, уже вторая половина дня, а состав за рельсами до сих пор не пришел. Если поезда нет сейчас, то он может не прийти сегодня вообще или же придет очень поздно. А есть ли снаружи лагеря еще какой-нибудь состав, это большой вопрос. И на чем же мы тогда уедем?

— Там почти всегда стоит какой-нибудь поезд, — возразил ему Лии. — В депо бывает пусто максимум один раз в две недели.

— А вдруг сегодня именно такой день? Да и вообще, почему вам взбрело в голову менять дату побега?

Ганс бросил на Григория предостерегающий взгляд, опасаясь, что тот может раскрыть истинную причину, по которой они изменили первоначальный план. Если что-нибудь сорвется, он бы не хотел, чтобы вся вина легла на плечи молодого суздальца. Григорий опустил глаза.

— У меня есть все основания полагать, что бантаги близки к тому, чтобы раскрыть наш замысел, — спокойно произнес Ганс. — Я принял решение. Мы бежим этой ночью. Я боюсь, что если мы этого не сделаем, некоторые из нас, а может быть и все, будут завтра схвачены.

— Ты в этом уверен?

— Настолько, насколько я вообще могу быть в чем-то уверен. Я тщательно все взвесил. Вы же видели, что этим утром бантаги перемешали все бригады, хотя они сами заинтересованы в том, чтобы мы выполняли норму. Значит, у них была на то какая-то причина. А завтра они могут схватить несколько десятков человек, и тогда кто-нибудь из наших людей наверняка сломается.

Он смотрел прямо на Алексея, который наконец медленно кивнул, признавая его правоту.

— Что касается поезда. Если, выбравшись из тоннеля, мы ничего не обнаружим в депо, то будем тихо сидеть в здании склада и ждать прихода какого-нибудь состава.

— Ладно. Буду безостановочно молиться до тех пор, пока не увижу перед собой огни паровоза.

— Тебе недолго осталось этого ждать, — ответил Ганс. — Будем действовать строго по плану. Сложность только в том, что люди Кетсваны теперь разбросаны по разным бригадам. Друг мой, — обратился он к зулусу, — когда настанет время спускаться в подземный ход, тебе придется все рассказать рабочим у своей печи. Начни с тех, кого ты знаешь. Григорий, будь там рядом, может, ты тоже увидишь кого-нибудь из знакомых. И помните, всех, кто откажется участвовать в побеге, надо будет заставить замолчать. — Ганс на мгновение запнулся. — Любым способом.

— Я помню, — стальным голосом произнес Кетсвана.

— Кетсвана, после того как первые люди спустятся в подземный ход, начинай обходить цех. Я надеюсь, тебе удастся собрать большинство своих мужчин и женщин. Если надсмотрщики станут задавать тебе вопросы, отвечай, что на твоей плавильне возникли небольшие трудности и ты ненадолго воспользуешься помощью людей, которые знают, как обращаться именно с этой печью. Сделай так, чтобы эти люди потом все время находились рядом с тобой. Потом настанет очередь тех, кто останется в бараках. Сначала мы выпустим народ из нашего барака, затем бригадиры, выбранные нами в других зданиях, начнут выводить своих людей. Они будут покидать бараки небольшими группами. Надсмотрщики не обратят внимания на то, что каждые шесть минут будут выходить по четыре человека. Мы не можем позволить, чтобы сначала из одного барака вывалилась целая толпа народа, потом из другого, из третьего… Кто-то должен позаботиться о том, чтобы отвлечь караульных у входа. Мы сломаем один из хвостовых молотов, это целиком займет их. После того как четверка людей войдет в здание цеха, они должны будут взять корзины, наполнить их углем или рудой и идти к третьей плавильне. Там они опустошат корзины, поставят их одну в другую, и один человек выйдет с корзинами наружу. Потом зайдет новая четверка и повторит ту же операцию.

— В какой-то момент надсмотрщики заметят, что происходит что-то подозрительное, — перебил его Григорий.

Ганс и сам все понимал. Эта сторона их замысла пугала его больше всего, и чем дольше Ганс размышлял над планом побега, тем яснее ему становилось, что многими людьми придется пожертвовать.

— У нас в лагере живут свыше шестисот тридцати человек. Я бы хотел спасти их всех, но не вижу, как это сделать. Тех, кто сейчас болен и не может самостоятельно передвигаться, придется оставить. На данный момент это пятьдесят с лишним человек. Еще у нас есть пятьдесят детей. Они пойдут вместе с родителями.

Ганс посмотрел на Менду. В глазах жены Кетсваны читалось полное согласие со всем, что он говорил.

— У нас есть настойка опия. Я не уверен в дозировке, но мы должны усыпить детей, прежде чем спустить их в подземный ход, и да поможет нам Бог! Я надеюсь, что нам удастся полностью вывести людей из бараков до полуночи, когда у бантагов будет смена караула и они начнут свой обычный обход. Если поднимется тревога, все, кто останется в бараках, должны будут немедленно бежать к зданию цеха, и мы забаррикадируемся изнутри. Если повезет, бантаги сочтут это бунтом, а не побегом. Пока они проломят ворота, еще пятьдесят, а может, и сто человек успеют спастись через тоннель.

— У входа в подкоп будет царить сущий хаос, — заметил Алексей.

— Я знаю. Поэтому я и хочу, чтобы ты, Кетсвана, собрал вокруг себя как можно больше своих людей. Вы будете сдерживать толпу. Я помогу вам.

Ганс не стал говорить о том, что в этом случае самим людям Кетсваны будет трудно достичь спасительного лаза, особенно если на них со всех сторон будет напирать обезумевшая толпа.

— Будем верить, что мы сможем вывести всех людей из бараков. Когда нехватка народа в цеху станет слишком очевидной, мы убьем надсмотрщиков и проведем через подземный ход всех оставшихся рабочих.

— А что будет с чинами? — спросила Тамира.

Ганс бросил взгляд на Лина и покачал головой.

— В «беличьих колесах» около тысячи рабов. Мы никак не можем их спасти. Мне очень жаль.

Лин грустно кивнул.

Ганс нутром чуял, как сгустилась атмосфера внутри лагеря. Звериный инстинкт, благодаря которому он за последние тридцать лет пережил с десяток военных кампаний и свыше сотни мелких стычек, говорил ему, что пора отсюда выбираться.

— До заката всего два часа, — возвестил он. — Недолго осталось.

— Как настроение, парень? — бодро поинтересовался Пэт у Джека Петраччи.

— Паршивое, как обычно, — слабо улыбнулся Джек. — Надо было захватить с собой подгузники.

— Нет, вы только послушайте, — зацокал языком Пэт. — Главный пилот Республики, герой Меркской войны и обладатель почетной медали Конгресса боится наложить в штаны!

— Слушай, ты, дубина дублинская, если тебе кажется, что это такое простое дело, почему бы тебе самому не слетать в испытательный полет, а?

Пэт уставился на дирижабль, паривший над причальной мачтой, и покачал головой.

— Летать на этой штуке? Что я, сбрендил, что ли?

— Ну так и заткнись, — огрызнулся Джек.

Пэт обнял пилота за плечи и склонился к его уху.

— По правде говоря, я бы на твоем месте точно обосрался.

Джек судорожно вздохнул, не слушая Пэта, который начал со смаком расписывать подвиги своей 44-й батареи.

«И какого лешего я здесь делаю? — спросил себя Джек. — Если бы меня не угораздило ляпнуть, что я еще до Гражданской войны помогал профессору Уиггинсу и его путешествующему воздушному цирку, в жизни бы меня не запихнули в тот первый воздушный шар. Да, но что бы тогда со всеми нами было?»

Джек знал, что во время войны бывают такие моменты, когда действия одного человека решают судьбу целого народа. Десятки его товарищей оказывались в такой ситуации, и большинство из них были сейчас мертвы.

А он? Многие считали его одним из главных героев последней войны. «Гейтс иллюстрейтед уикли» трижды размещала портрет Джека на первой странице, а в новой серии литографий «Герои великих войн» были два рисунка, изображавшие его в момент боя. Ну а уж что касается личной жизни… При мысли об этом на губах Джека появилась улыбка.

Эндрю предоставил ему полную свободу в выборе формы для военно-воздушных сил, и жена Фергюсона придумала совершенно новый фасон, благодаря которому пилоты резко выделялись на фоне всех прочих воинов. Воздухоплаватели носили небесного цвета кители на девяти пуговицах и такого же цвета брюки. И брюки, и китель были обшиты белым кантом. Вместо фетровых шляп с мягкими полями, которые являлись принадлежностью сухопутных войск, летчики носили кожаные шлемы и поднятые на лоб очки. А больше всего Джеку нравился его летный плащ с шерстяной подкладкой и высоким стоячим воротником, защищавшим от холода, который царил на высоте десять тысяч футов. Он прекрасно знал, что эта форма была предметом всеобщей зависти, и, где бы Джек ни появлялся, ему всегда приходилось отбиваться от целой толпы юнцов, мечтавших вступить в элитный отряд из сорока пилотов и борт-инженеров.

Однако сейчас он отдал бы все на свете за счастье ощущать твердую землю под ногами. Джек даже согласился бы торчать в душегубке броненосца, патрулировавшего воды Внутреннего моря.

— Пожалуй, пора отчаливать, — севшим голосом выдавил он.

— Ты не думаешь, что для первого раза следовало бы попробовать что-нибудь менее рискованное, чем такая операция? — спросил у него Пэт.

Джек замотал головой.

— Мы уже сделали три пробных вылета. С кораблем все в порядке. Он был специально построен для длительных перелетов, так что сейчас самое время проверить его в деле. Погода отличная, дует вест-норд-вест, его скорость пятнадцать узлов у поверхности земли и наверняка еще больше в воздухе, а нам как раз лететь на юго-восток. Я поднимусь на шесть-семь тысяч футов и запущу двигатели на половинную мощность. Зуб даю, что там, наверху, скорость ветра составляет тридцать-сорок узлов. В этом случае мы уже завтра утром достигнем восточного побережья и узнаем, что творится у бантагов.

— Удачи вам, парни.

Джек коротко кивнул и, высвободившись из хватки Пэта, направился к «Летящему облаку». Он медленным шагом обходил четырехсотфутовую громадину, тщательно разглядывая каждую деталь. В этом дирижабле было так много нового. Плетеный каркас был сделан из бамбуковидных деревьев, росших на восточном берегу Внутреннего моря. Расщепленные и смоченные побеги этого дерева свободно гнулись, и из них можно было сплести что угодно, но после термической обработки получался материал прочный, как сталь, только гораздо более легкий. Оболочка дирижабля была сделана не из дорогого шелка, а из дешевой легкой холстины, пропитанной смесью, полученной после очистки нефти. Благодаря этой обработке холст декатировался и становился герметичным.

Дойдя до кормовой части дирижабля, Джек принялся изучать рули направления и высоты, а также тросы, ведущие от них в кабину пилота. Во время последнего пробного вылета эти тросы растянулись настолько, что Федору пришлось отсоединить их от штурвала и затем натянуть с помощью лебедки. Эта операция не представляла особого риска, когда они парили над своей территорией, но в воздушном пространстве врага, да еще при сильном ветре, могла привести к катастрофе. Механики установили специальные карабины, позволяющие регулировать напряжение тросов, и Джек надеялся, что эта мера окажется действенной.

Он двинулся к носу дирижабля, обмениваясь по дороге приветствиями с людьми, держащими посадочные канаты, и наконец остановился у лесенки, ведущей в кабину в двенадцати футах у него над головой.

При его появлении Федор вытянулся в струнку.

— Отличный корабль, сэр! Вечер обещает быть прекрасным.

— Ой, да помолчи ты хоть немного, — взмолился Джек. — Видеть не могу твою лоснящуюся физиономию. И чего ты так прикипел к этой посудине?

— Послушайте, полковник, а вот если бы вы не были летающей знаменитостью, разве кто-нибудь из прекрасных дам Руси и Рима открыл бы перед вами двери своей спальни?

— Да уж я бы нашел, с кем провести ночь. А вот тебе крупно повезло, что ты попал в воздушный флот, потому что иначе ни одна женщина и смотреть бы не захотела на такое страшилище!

— Вы, как всегда, попали в точку, мой доблестный полковник. И это лишний раз доказывает правоту моих слов.

Эта идиотская беседа отвлекла Джека от мыслей о предстоящем полете. Как бишь ее звали? Ливия? Да, это было приятное воспоминание.

— Топливо полностью загружено. Все двигатели прогреты, системы управления проверены. Имеется полный комплект боеприпасов для двух пушек. Фотокамера доставлена. Можем лететь. — Федор закончил чтение контрольного списка и выжидающе посмотрел на Джека.

— Где наш верхний стрелок?

— Здесь, сэр.

Рядом с лесенкой материализовался миниатюрный артиллерист.

— Сержант Степан Жаров к месту несения боевой службы прибыл, сэр, — доложил новый член их экипажа.

Джек смерил его оценивающим взглядом.

— Сколько тебе лет, парень?

— Восемнадцать, сэр.

«Он весит не больше ста фунтов, — подумал Джек, — и это здесь, на Валдении. На Земле было бы еще меньше». Петраччи выбрал юношу из дюжины кандидатов, претендовавших на это место. Джеку запомнилось его осыпанное веснушками лицо, с которого не сходила широкая улыбка. При мысли о том, в каких условиях стрелку предстоит провести этот полет, его чуть не стошнило. Большую часть времени русскому придется торчать в турели на самом верху дирижабля, где была расположена одна из новеньких, заряжавшихся с казенника двухфунтовок. А если в оболочке дирижабля появится дыра, стрелок должен будет покинуть свой насест и по паутине тонких шелковых строп подползти к пробоине и попытаться ее заделать.

Однако глаза Степана, устремленные на воздушный корабль, светились от восторга.

— Так, хорошо, Степан. Залезай наверх.

— Есть, сэр. Поднимаюсь на борт.

Невесть почему подчиненные Петраччи переняли морскую терминологию. Джек скрежетал зубами, но поделать с этим ничего не мог.

Степан мигом взлетел вверх по веревочной лестнице, и дирижабль слегка опустился под его весом.

— Федя, теперь ты.

— Удачи вам, парни, — напутствовал их О'Дональд.

Джек сердито уставился на Пэта. Среди авиаторов считалось дурным знаком желать друг другу удачи перед полетом, и ирландец это знал. Джек уже взялся за перекладину веревочной лестницы, как вдруг из-за ангара появился Готорн.

Широко улыбаясь, Винсент пожал Джеку руку.

— Молодцы, что смогли так быстро подготовиться к полету! — воскликнул он. — Эндрю придет в ярость из-за того, что мы его не дождались, но я скажу ему, что грех было не воспользоваться таким сильным попутным ветром.

Пэт хрюкнул и покачал головой.

— «Питерсберг» уже доставил на новую базу запасы топлива и материалов?

— Телеграмма с линии укреплений пришла час назад, — ответил Винсент. — Все прибыло в целости и сохранности.

— Надеюсь, мы обойдемся без этого, — произнес Джек. — Однако если с нами что-то случится, мы постараемся дотянуть до новой базы — все же она на триста миль ближе, чем эта.

Коротко отсалютовав Пэту и Винсенту, он вскарабкался вверх по трапу. Дирижабль нырнул вниз еще на несколько футов, и Джеку, как всегда, пришлось усилием воли утихомиривать свой желудок. Вечерний бриз подхватил «Летящее облако», и дирижабль начал потихоньку разворачиваться, словно огромный флюгер.

Джек ввалился в кабину и захлопнул крышку люка в полу. Согнувшись в три погибели, он подошел к креслу пилота и рухнул в него. Пристегнув кожаный ремень безопасности, Петраччи снял фиксирующие ремни с рулей направления и высоты и подергал штурвал вперед-назад и вверх-вниз. Бросив через плечо взгляд в отверстие кормового порта, он убедился, что оба руля работают нормально.

— Все двигатели к полету готовы, — доложил Федор.

Джек поднял глаза на два носовых пропеллера, десятифутовые лопасти которых медленно разрезали воздух в сорока футах у него над головой. Точно такая же пара двигателей была установлена и на корме.

— Степа, ты готов?

Юноша, сидевший на полу позади Федора, счастливо улыбнулся.

— Так точно, сэр!

— Похоже, ты и впрямь готов в лепешку разбиться, — пробурчал себе под нос Джек. — В прямом смысле.

Открыв левый иллюминатор, Петраччи высунулся из него по плечи, посмотрел на начальника наземной команды обслуживания и вскинул вверх сжатый кулак. Стоявший внизу человек отсалютовал и взмахнул двумя красными флажками. Это был сигнал носовой и кормовой наземным командам отпускать концы.

— Вверх до упора! — крикнул Джек, дернув на себя штурвал. — Все машины, средний ход.

— Все машины, средний ход! — повторил Федор.

Прямо перед Джеком располагались дублирующие рычаги управления всеми четырьмя двигателями. Латунные рукоятки щелкнули, и из четырех топливных баков в моторы начало поступать горючее. Через несколько секунд лопасти пропеллеров завертелись быстрее и превратились в сплошное пятно. Джек почувствовал, как возросла контролируемая им мощь. Нос дирижабля начал подниматься вверх, и, осторожно двигая рулем направления, Джек направил корабль прямо в поток вест-норд-веста.

— Все двигатели работают отлично, температура держится в норме, — сообщил ему Федор.

Джек до сих пор диву давался, имея дело с этим техническим чудом. Фергюсон каким-то образом ухитрился сделать так, что часть горячего воздуха, исходившего от двигателей, поступала на четыре установленных в кабине датчика, так что было сразу видно, какова температура машины. Эти датчики были не так точны, как термометры, прикрепленные непосредственно к двигателям, поэтому время от времени Федор должен был вылезать из кабины и по узким мосткам подползать к ним, чтобы сверить показания датчиков, а при необходимости и провести ремонт.

Нос корабля продолжал подниматься, и когда угол наклона составил сорок пять градусов, Джек зафиксировал руль высоты, так как при большем крене дирижаблю грозило падение. Земля быстро удалялась от них, и последним, что он успел заметить, была фигура Пэта, махавшего им вслед рукой, в которой была зажата бутылка водки.

Пол дирижабля слегка дрожал у них под ногами, и на лице Джека выступил пот, а к горлу подкатила тошнота. Он распахнул носовой иллюминатор, и в кабину хлынул прохладный воздух; два передних пропеллера служили мощными вентиляторами. Взяв лево руля, Джек медленно развернул корабль на юг. Их путь лежал через Великое море на юго-восток.

Дирижабль продолжал покачиваться на ветру. Не в силах дольше сдерживаться, Джек высунул голову в боковой иллюминатор, и его вырвало. Хватая ртом воздух, он успел заметить, как Пэт расхохотался и отхлебнул из бутылки.

— Чтоб тебя накрыло моей блевотиной, — простонал Джек. Вытерев пот со лба, он направил «Летящее облако» заданным курсом, стараясь не думать о том, что их ждет впереди.

Джим Хинсен буравил взглядом трясущегося от страха рабочего, стоявшего перед ним.

— Так ты утверждаешь, что все готово к побегу?

— Да, гакка.

— Ты знаешь подробности?

— Нет, гакка. Знаю только, что побег назначен на эту ночь. Чернокожие — я слышал, как двое из них говорили об этом. Я справлял большую нужду за угольной кучей, и они меня не видели.

Хинсен с трудом сдержал довольную улыбку. «Гакка» было почтительным обращением к члену орды, и то, что чин употребил его в разговоре с ним, свидетельствовало о неслыханно высоком статусе Джима.

— Ты ведь не забыл, что завтра Праздник Луны? Если ты солгал мне, я позабочусь о том, чтобы ты попал на стол Карги.

Чин задрожал, как осиновый лист. По сравнению с изуверствами, которыми развлекал себя Карга, смерть на медленном огне была желанным исходом.

— Кто их вождь?

Рабочий замешкался с ответом.

— Кто? — взревел Джим.

— Янки.

— Шудер?

Чин неуверенно поднял на него глаза.

— Один из этих черных сказал: «Янки отдал приказ». Больше я ничего не знаю, гакка.

Хинсен улыбнулся. Десять лет он ненавидел этого человека, и скоро его мечты о мести претворятся в жизнь!

— Если все это правда, тебя освободят от работы на «беличьем колесе». Если же нет… — Не закончив фразы, Джим жестом отослал чина из комнаты.

Хинсен принялся обдумывать свои дальнейшие действия. Он не мог просто сообщить Карге эту новость. Если он так поступит, а слова чина обернутся ложью, Джиму придется дорого за это заплатить. Если рабочий сказал правду, то Карга припишет себе всю заслугу в раскрытии заговора, и Хинсен останется ни с чем. Но он не мог идти и к Гаарку, не зная, вранье все это или нет.

У него был еще один вариант — самому отправиться на фабрику. По распоряжению кар-карта Хинсен был свободен в своих перемещениях и мог это сделать, но одно его присутствие в лагере вызвало бы пересуды. Если Ганс и впрямь задумал устроить сегодня побег, то появление Хинсена заставит его переменить свои планы, и Джим опять-таки окажется с пустыми руками. Нет, лучше дождаться темноты. У него будет еще полно времени для действий.

Гаарк зашевелился и высвободился из сонных объятий своей наложницы. До заката оставалось совсем немного, и он сел в кровати. Какое-то смутное предчувствие опасности нарушило спокойное течение сна кар-карта. Одеваясь, он никак не мог избавиться от мысли, что в самом скором времени его ждут непростые испытания.

— Поднимайте крышку.

Григорий бросил взгляд на наблюдателя, стоявшего сбоку от печи, и тот знаком показал, что все в порядке. Единственный надсмотрщик в цеху был в этот момент далеко от них.

Рядом с Григорием стоял Кетсвана, в его глазах светилось волнение. Один из помощников зулуса поддел ломом известняковую плиту, землекоп, находившийся внизу, вытолкнул крышку наверх, и Григорий присел у открывшегося проема.

— Ну, что там?

— Нам осталось прорыть последние пару футов.

Григорий шумно выдохнул и перекрестился.

— Да поможет нам Перм.

Григорий кивнул Лину, они спустились по лесенке в подземный ход и поползли на четвереньках вперед. Суздалец полз первым, предупредив Лина, чтобы он случайно не врезался в какую-нибудь подпорку. Когда они добрались до пологого подъема, ведущего к складу, Григорий увидел своего человека. Ко лбу землекопа был прикреплен тускло светивший фонарь.

— Сколько осталось? — спросил Григорий.

— Фут или два. Еще недавно было слышно, как они там ходят. По-моему, склад только что закрылся на ночь.

Григорий оглянулся на Лина, чье лицо едва различимым пятном белело позади него.

— Мы сейчас прорубимся наверх. Ты поднимешься вместе с нами, и если там кто-то есть, постарайся сразу заговорить ему зубы, иначе может начаться паника и нам всем крышка. — Он снова повернулся к землекопу. — Давай.

Тот выпрямился и резкими движениями начал прорывать путь наверх. Григорий поежился. Если кто-то оставался внутри склада, он не мог не услышать этого шума, разве что был уж совсем глухой. Вот будет здорово высунуться из дыры в полу и увидеть перед собой физиономию бантага! Землекоп продолжал копать, на головы Григория и Лина сыпалась глина. Время от времени человек Кетсваны откладывал лопату в сторону и голыми руками отбрасывал землю себе за спину, после чего вновь вгрызался в глинистую почву.

— Глина закончилась, пошел песок, — вдруг сообщил он, и в ту же секунду Григорий перестал что-либо видеть. На него обрушился водопад песка, сразу же сменившийся шуршащим дождем из каких-то твердых зернышек.

— Рис, — прошептал Лин. — Это рис.

Григорий разомкнул веки и посмотрел наверх. Землекоп и впрямь наткнулся на мешок с рисом, и из прорехи на них текла настоящая река драгоценных зерен.

— Сколько там мешков? — поинтересовался Григорий.

— Почти тысяча, но они лежали у дальней стены склада. Я позаботился о том, чтобы эта часть помещения была пустой.

«Если мешки с рисом сегодня передвинули, мы пропали», — промелькнуло в голове у Григория.

Землекоп выругался и начал пробиваться дальше.

Григорий хотел сказать ему, чтобы он соблюдал осторожность, но прикусил язык, осознав, как глупо прозвучат эти слова. Этой секунды он боялся с самого начала. Если бы их с Алексеем вычисления оказались неверными, подземный ход мог выйти на поверхность на открытой местности. Отчаянно бранясь, землекоп добрался до следующего мешка, и в подземный ход полилась новая река риса. Человека Кетсваны почти целиком засыпало зерном, и Григорий начал откапывать его, сбрасывая рис вниз по склону тоннеля. Ирония судьбы — еще недавно он бы запрыгал от радости при виде такого количества еды, а сейчас она вызвала у него только злобу и ярость.

Землекоп вскрыл следующий мешок, потом еще один. Григорий потерял счет времени, однако он сознавал, что они отстают от графика и их тщательно составленное расписание летит ко всем чертям. Он кожей ощущал напряжение, царившее в цеху, где первые беженцы уже добрались из бараков до угольной кучи и были теперь вынуждены ждать у входа в тоннель.

— Кажется, я прорвался!

Григория обдало порывом свежего воздуха. Землекоп выпрямился и неожиданно исчез где-то наверху. Мгновение спустя рядом с головой Григория возникла его рука, и суздалец отчаянно за нее ухватился. Землекоп выдернул его, как морковку из грядки, и, рухнув на пол, Григорий с облегчением перевел дыхание. Рядом с ними высилась целая гора мешков с рисом, очевидно наваленных здесь за этот день. Если бы подкоп выходил на поверхность чуть правее, они оказались бы в самой середине этой кучи и застряли бы там на много часов. Из отверстия внизу высунулась голова Лина, глаза чина округлились, и он пробормотал себе под нос ругательство. Григорий поднял руку, призывая его к молчанию, — до него донесся звук открываемой двери.

Низко пригнувшись, он нащупал рукоять ножа, привязанного к его правой ноге. Присевший рядом с Григорием землекоп покрепче обхватил свою лопату.

Дверь распахнулась настежь.

— Джакгарт, джакгарт?

Это был бантагский часовой!

Григорий ждал. Держа в руке фонарь, бантаг замер в дверном проеме и напряженно вглядывался в темноту склада. Другая рука часового сжимала тяжелую двустволку.

Григорий беззвучно шептал слова молитвы. Бантаг застыл у входа, видимо размышляя, стоит ли углубляться внутрь склада. Вдруг из какого-то разорванного мешка в подземный ход вновь посыпался рис.

— Джакгарт!

Часовой переступил порог склада, и в просторном помещении раздался угрожающий звук взводимого курка.

Григорий тихо вытащил свой нож из ножен. В свете фонаря на стенах мелькали причудливые тени. Землекоп сбоку от Григория притаился, как лев перед прыжком. Водя фонарем из стороны в сторону, бантаг медленно приближался к ним.

Десять футов.

«Неужели он нас не видит?» — пронеслось в голове у Григория.

Часовой сделал еще один шаг и остановился.

— Бакту!

Григорий перемахнул через мешки с рисом и, вскинув вверх руку с ножом, метнулся к бантагу. От неожиданности тот выронил фонарь и неловко отпрянул, поведя в сторону стволом своего ружья.

Не рассчитав последнего прыжка, Григорий врезался в часового, и его нож всего лишь оцарапал кожаную безрукавку удивленно хрюкнувшего бантага. Григорий упал на бок и понял, что подняться уже не успеет. Ствол ружья часового продолжал плыть в воздухе и был уже всего в паре дюймов от его головы. Не выпуская из руки нож, Григорий попытался перекатиться на другой бок, но все было кончено, и он это видел.

Вдруг его ухо уловило какой-то глухой звук, который через мгновение сменился стоном боли. Бантаг покачнулся, его голова поникла. Еще один удар, и на лицо Григория брызнули капли чего-то липкого и горячего. Бантаг упал на колени, ружье вывалилось из его руки и лязгнуло о пол рядом с ним.

Позади часового высилась фигура землекопа. Его лопата описала смертоносную дугу и, обрушившись на шею бантага, отрубила ему голову, откатившуюся к Григорию. Обезглавленное тело дернулось в последний раз и замерло на куче мешков.

Григорий с трудом поднялся с пола, его ноги отказывались повиноваться ему. Дрожа, он склонился над трупом бантага и тут с ужасом осознал, что входная дверь склада раскрыта нараспашку. Григорий сжал пальцы на двустволке часового. Погладив ладонью смазанный маслом ствол оружия и ощутив в руке его вес, он вдруг успокоился.

Направив ружье на дверь, Григорий бросил взгляд на своего спасителя. Землекоп счастливо улыбался. Григорий благодарно кивнул ему и показал в сторону входа.

— Закрой дверь.

— Подожди, — прошептал Лин. — Там снаружи всегда находится часовой. Кто-то может обратить внимание на его отсутствие.

Проклятье!

— Передай нашим, чтобы начали выбираться из фабрики, — приказал он землекопу. — Я выхожу во двор.

Нагнувшись, Григорий сдернул с головы бантага шлем, порвав при этом подбородочный ремень, а затем снял с трупа часового его плащ. Напялив всю эту амуницию на себя, он направился к двери.

— Ты что задумал? — воскликнул Лин.

— Буду изображать из себя часового.

— Ты же на два фута ниже любого из них! Они в секунду тебя разоблачат.

— А что, у тебя есть другие предложения? — огрызнулся Григорий. — Ты еще ниже меня. Закроешь за мной дверь.

Плотно закутавшись в плащ, Григорий вышел из склада и оказался на железнодорожной платформе.

О Боже! Поезда нигде не было видно. Лин начал закрывать за ним дверь.

— Подожди здесь!

Стараясь выглядеть естественно и не наступить на полы плаща, волочившегося за ним по земле, Григорий дошел до конца платформы. Там он остановился и прислушался. Собравшись с духом, Григорий быстро высунулся из-за угла здания и посмотрел на депо. Там на запасном пути стоял одинокий локомотив с пятью крытыми товарными вагонами. Григорий внимательно оглядел его. Паровоз был холодным. Сердце Григория чуть не разорвалось. Все было впустую. После убийства бантага они уже не могли прикрыть дыру в полу склада, вернуться на фабрику и ждать завтрашней ночи. В полночь произойдет смена часовых, отсутствие одного из них будет немедленно замечено, и Карга перевернет каждый камешек в лагере и рядом с ним.

Григорий медленным шагом вернулся ко входу на склад, краем глаза следя за часовым на дозорной вышке. Бантаг смотрел прямо на него.

Григорий поднял вверх руку с двустволкой, как бы салютуя напарнику. «Этот ублюдок раскусит меня, если только он не слеп, как крот», — подумал он, взявшись за ручку двери.

Часовой на вышке приветственно махнул ему ружьем и отвернулся.

Вознеся молитву Кесусу, Григорий приоткрыл дверь и обратился к Лину:

— Слушай внимательно. Ближайший к нам поезд находится на запасном пути в ста ярдах отсюда, и его двигатель не прогрет. Передай это Гансу и скажи ему, что нам здесь немедленно нужен Алексей. У нас в запасе в лучшем случае четыре часа до смены часовых.

Ганс яростно скомкал в кулаке запачканную землей записку Лина и повернулся к Алексею.

— У нас есть паровоз с непрогретым двигателем. Приступай к работе.

Алексей крепко выругался.

— Значит, именно этой ночью поезд прибыл сюда с опозданием. Загрузка начнется не раньше зари.

— Мы не можем ждать так долго. Григорий только что убил часового. После смены караула все раскроется. Мы должны успеть до этого.

Алексей схватил за рукав своего кочегара, и они исчезли в тоннеле.

Ганс засунул клочок бумаги себе в карман и обвел взглядом помещение фабрики. Карги нигде не было видно, и наблюдатель у входа жестом дал ему понять, что надсмотрщик находится рядом с бараками.

Проклятье. Что он там делает?

Ганс замедлил шаг. В цех вошли еще четыре человека. Взвалив на спины мешки с углем, они спокойно направились к третьей плавильне. Ганс поднял глаза на «беличьи колеса». Один из чинов смотрел прямо на него, и Шудер задался вопросом, как скоро какой-нибудь чин обратит внимание на то, что в цех постоянно входят новые люди и никто из них не выходит обратно.

Чувствуя комок в горле, Ганс покинул здание фабрики и вышел на платформу, где рабочие грузили древесный уголь в плетеные корзины. Из-за угольной кучи вынырнула еще одна четверка участников побега. Взяв корзины, они растворились в литейном цеху.

Подойдя к мальчику, разносящему воду, Ганс остановился зачерпнуть воды из его ведерка.

— Карга? — шепотом спросил он.

— Проходил здесь двадцать минут назад.

Ганс кивнул и ленивой походкой направился дальше. Обойдя состав, он оказался перед первым бараком. Наблюдатель, стоявший перед дверью, дернул головой в сторону ворот, ведущих из лагеря.

— Карга ушел десять минут назад.

«И с чего это ему взбрело в голову покинуть лагерь?» — удивился про себя Ганс.

— А другие часовые? — вслух произнес он.

— Находятся на своих обычных местах.

При первом же соприкосновении с противником летят к черту все планы. Сколько раз он повторял это Эндрю? Легко так говорить, когда над тобой есть офицер, которому по чину положено ломать голову, принимая решения и отдавая приказы.

Ганс вошел в здание барака. Повсюду толпились возбужденные люди, нетерпеливо ждущие своей очереди.

Взгляд Ганса остановился на Тамире. В этот момент он охотно отдал бы свою жизнь за то, чтобы его семья уже находилась с той стороны подкопа. Ганс понимал, что никто бы не стал возражать, если бы Тамира с ребенком вышли первыми, но он был не вправе таким образом употребить свою власть. Гордость Ганса требовала, чтобы его жена покинула барак последней. Он присел рядом с Тамирой и посмотрел ей в глаза. В них был едва сдерживаемый страх, но женщина смогла выдавить из себя улыбку.

Пальцы Ганса погладили Эндрю по щеке.

— Он спит?

— Я дала ему снотворное полчаса назад.

Ганс обеспокоенно вгляделся в лицо своего сына. Он мог только надеяться, что они ничего не напутали с дозировкой опия. Оказавшись в тоннеле, Тамира должна будет преодолеть весь путь на четвереньках, толкая ребенка перед собой. Если он заплачет в литейном цеху или в здании продовольственного склада, все будет потеряно.

— Скоро мы выберемся отсюда, — прошептал он.

Тамира крепко сжала его руку.

— Ты пошел на все это ради меня, да? — выдохнула она.

Ганс улыбнулся. Отпираться было бессмысленно.

— Наш сын будет жить свободным, — тихо ответил он. — Вот почему мы бежим.

Глаза Тамиры увлажнились слезами, и наконец она отпустила его.

— Кетсвана даст знать, когда придет ваша очередь, — обратился он к толпе рабочих.

Чей-то ребенок, которому как раз в этот момент давали выпить настойку опия, протестующе захныкал.

Ганс замолчал, чувствуя, что люди могут в любую секунду поддаться панике.

— Помните, что мы с Тамирой спустимся в подземный ход только после того, как вы все выберетесь на свободу, — твердо заявил он.

И Ганс вышел наружу.

— Пошли!

Дверь едва приоткрылась, и в образовавшуюся узкую щель проскользнули три тени. Сделав несколько шагов, они застыли на месте.

— Не бойтесь, это я, — тихо сказал Григорий.

— Твою мать, Гришка, я уж подумал, что мы нарвались на самого низкого в мире бантага! — с дрожью в голосе отозвался Алексей.

Григорий дружески ухмыльнулся.

— Идите впереди меня. И постарайтесь как-нибудь сгорбиться, чтобы мы казались разного роста. Поезд стоит в главном депо.

Алексей с двумя своими помощниками двинулся вперед, а Григорий выждал пару секунд и только потом тронулся с места, не переставая краем глаза следить за дозорной вышкой. Часовой все еще стоял спиной к ним, наблюдая за тем, что происходит внутри лагеря.

Обогнув угол здания, он с облегчением перевел дух. Трое железнодорожников уже пересекли депо и были рядом с паровозом. Алексей залез в кабину машиниста и распахнул дверцу топки. Раздался жуткий скрежет, и у Григория пробежал мороз по коже.

— Хвала Кесусу, здесь еще не все остыло, — воскликнул Алексей. — Этот локомотив прибыл сюда совсем недавно.

— Как скоро ты сможешь развести пары?

Алексей выпрямился и всмотрелся в датчики, развешанные в кабине.

— Так, вода еще теплая. И в тендере сохранился большой запас дров.

Григорий чуть не разрыдался от облегчения. Мысль о дровах и вовсе не приходила ему в голову.

— За час справлюсь. Может, и быстрее. Проблема в том, что мы привлечем к себе внимание. Из трубы повалит дым, а когда машина нагреется, паровоз окутается облаком пара. Где тут ближайшие посты часовых?

Григорий оглядел депо. Ближе всего к ним находилась диспетчерская. Едва различимое в звездном свете здание было всего в ста пятидесяти ярдах от них. Над окном тускло мерцал огонек керосиновой лампы.

— Там должен быть по крайней мере один бантаг, — прошептал он.

Алексей выглянул из кабины.

— Они не могут не услышать нашей возни, — обреченно произнес он.

Григорий кивнул. В его голове созрел отчаянный план. Он в двух словах изложил его Алексею, который покачал головой.

— Нам нужно знать график движения поездов, и это единственный способ, — настаивал Григорий.

— Ты просто спятил. Дай мне сначала прогреть двигатель. Тогда, если тебя укокошат, хоть кому-то из нас удастся бежать.

— Умеешь ты поднять настроение, — проворчал Григорий.

Алексей вздохнул и обнял друга.

— Удачи тебе, придурок.

Не дожидаясь ответа, машинист отпустил Григория и, протиснувшись сквозь узкую дверцу в топку, шепнул своим помощникам, чтобы они начали передавать ему дрова.

Когда Григорий завернул за угол и двинулся обратно ко входу на склад, он обратил внимание, что дозорный на вышке снова смотрит в его сторону. Он опять вскинул вверх руку с двустволкой. Бантаг несколько секунд не шевелился, как бы решая что-то для себя, потом наконец помахал ему в ответ и медленно отвернулся. Однако вскоре Григорий заметил, что часовой вновь следит за ним.

«Он начинает что-то подозревать, — подумал Григорий. — В конце концов, много ли здесь бантагов ростом в пять с половиной футов?» Проходя мимо двери склада, он замедлил шаг и затем остановился. В их плане было одно слабое место, о котором они не подумали заранее. Чем больше людей собиралось внутри склада, тем труднее становилось сохранять тишину — один вполголоса переговаривался с соседом, другой что-то уронил на пол, третий закашлялся. Григорию любой звук казался настоящим громом.

Следующие несколько минут дозорный на вышке попеременно смотрел то на Григория, то на территорию лагеря. Суздалец продолжал мерно выхаживать вдоль платформы, каждая секунда казалась ему часом. Он больше не реагировал на пристальные взгляды часового, делая вид, что полностью подавлен монотонностью своей службы. Голова Григория была низко опущена к земле, а ноги едва передвигались. Совсем скоро ему придется направиться к будке диспетчера, но он постарается оттянуть этот момент как можно дольше. Григорий опять дошел до конца платформы и бросил взгляд на поезд. Из трубы паровоза уже начал подниматься дым, повалили искры. Депо наполнилось шипением и бульканьем, как будто кто-то оставил на огне гигантский кипящий чайник. Григорий обернулся. Часовой на вышке стоял спиной к нему, и суздалец припустил обратно к складу.

— Лин!

После секундной паузы до него донесся голос чина.

— Что случилось?

— Сколько вас там?

— Чуть больше ста пятидесяти человек.

Все происходило слишком медленно.

«Как много времени у нас осталось?» Григорий вернулся к углу склада и увидел адское пламя, бушевавшее в открытой топке.

Вдруг совсем рядом послышался грохот тяжелых сапог. Справа от себя Григорий заметил отряд из полусотни бантагов, вынырнувших из-за угла лагерной стены. Его сердце перестало биться.

Каждую секунду он ждал, что колонна бантагов свернет в его сторону, но они бегом пронеслись мимо и помчались прямо к воротам. Григорий отступил в тень здания и проводил их взглядом. В самой гуще воинов орды ему удалось разглядеть одинокую невысокую фигуру. Григорий никогда раньше не видел этого человека, но его имя огненными буквами высветилось у него в мозгу, и он выплюнул его из себя как ругательство:

— Хинсен!

Ганс обвел взглядом литейный цех. К этому моменту сквозь подземный ход прошло уже свыше двухсот человек, а из его собственного барака были выведены почти все. Ганс заметил, что скорость вращения ближайшего к ним «беличьего колеса» упала. Некоторые рабы, находившиеся внутри колеса, не сводили глаз с Ганса и очередной четверки беглецов, идущих с корзинами угля к печи. Ганс понял, что чины уже обо всем догадались.

Он направился в противоположный от третьей плавильни угол цеха.

— Ганс!

Это был голос Кетсваны.

— Только что пришло сообщение от Григория. У ворот лагеря находятся пятьдесят вооруженных бантагов. С ними Хинсен.

— Кто?!

— Хинсен. Григорий сразу же передал это известие через тоннель.

— Хинсен…

За все это время Ганс ни разу не видел предателя. И почему он появился здесь именно этой ночью?

Ответ на этот вопрос пришел сразу, и сердце Ганса пронзила ледяная стрела страха. Они все знают.

Ганс лихорадочно размышлял, что делать дальше. Два-три раза в месяц бантаги устраивали неожиданный обыск, ища у пленников спрятанную еду и оружие и пользуясь малейшим поводом, чтобы утащить кого-нибудь в убойную яму. Ганс подумал, что, может быть, сегодня наступило время для очередного обыска. Но и тогда бантаги сразу же обнаружат, что в нескольких бараках не хватает половины людей.

Они явно знали, что побег состоится сегодня. Должно быть, кто-то их выдал, причем скорее всего лично Хинсену, иначе этот ублюдок не появился бы здесь собственной персоной.

Ганс поднял глаза на Кетсвану.

— Где наши надсмотрщики?

— На своих обычных местах.

— Приготовьтесь убить их всех. И еще — скоро нам придется послать весть в бараки, чтобы все, кто там остался, бежали сюда.

— Это вызовет всеобщую панику.

— Я знаю.

Ганс попытался вспомнить, как давно в подкоп спустился Алексей со своими людьми. Час назад, максимум час с четвертью. Хватило ли им этого, чтобы развести пары? Ганс мог только молиться, чтобы они все успели.

— После того как наши люди окажутся здесь, мы закроем ворота и забаррикадируемся изнутри. Это даст нам возможность выиграть немного времени.

— А что с поездом?

— Если нам повезет, то бантаги направят все свои силы сюда. Будем надеяться, что Григория не подведут нервы и он будет тянуть с отправкой поезда до последнего момента.

Кетсвана кивнул и пошел выполнять распоряжения Ганса. Старый сержант смотрел ему в спину, отчаянно желая попросить зулуса об одной, всего лишь одной услуге, но он знал, что не имеет на это права.

Кетсвана словно прочитал его мысли и обернулся.

— Менда сейчас вместе с Тамирой. Я пойду приведу их.

Ноги Ганса сделались ватными, и он даже не смог вымолвить слов благодарности.

Он занял позицию у входа на фабрику. После того как в цех устремится толпа беглецов, начнется сущее безумие, и в какой-то момент, когда бантаги окажутся уже рядом, ворота придется закрыть. Кетсвана мог не успеть вовремя вернуться. И что тогда? Ганс следил за входом и ждал.

— Если ты мне врешь, — прошипел Карга, — я лично прослежу за тем, чтобы с тебя живьем содрали кожу.

Хинсен подавил свой страх и улыбнулся.

— Я получил достоверную информацию. Странно, что ты все еще не в курсе дела.

Джим стрельнул глазами в сторону начальника стражи. Он знал, что если его сведения подтвердятся, этот бантаг поможет ему свалить Каргу, рассчитывая занять место главного надсмотрщика.

— Ты что-нибудь заметил? — рявкнул Карга, обращаясь к начальнику караула, выставленного у ворот.

— Нет, господин. Скот работает. Кажется, сегодня в литейный цех вошло больше народу, чем обычно. Наверно, им нужны лишние руки, чтобы успеть закончить разливку.

Глядя на воинов, приведенных Хинсеном, Карга быстро обдумывал свои дальнейшие действия. Если он сейчас отмахнется от слов Джима, а потом выяснится, что скот все-таки предпринял попытку побега, Карге придется заплатить за это своей головой. Если же он устроит обыск и не обнаружит никаких следов побега, его все равно похвалят за усердие, а у Карги появится отличный повод обвинить Хинсена во лжи.

Решение было принято.

— Открывайте ворота! Посмотрим, что творится в этом лагере.

— Лин!

Прошло несколько томительных секунд, прежде чем чину передали, что Григорий хочет с ним поговорить. Наконец Лин подошел к двери.

— В лагере какая-то суматоха, — зашептал Григорий. — Держи дверь приоткрытой и стой у щели. Как только увидишь, что бантаги приближаются к складу, давай команду прорываться к поезду. Ты все понял?

— А ты куда собрался? — спросил Лин.

— Стой здесь и не думай обо мне.

Суздалец отошел от двери и направился к локомотиву. При его приближении раздался приглушенный предупредительный свист, и в кабине машиниста возникло обеспокоенное лицо Алексея.

— Ну, как вы тут?

— Еще немного осталось.

— Разводи пары. В лагере стряслась какая-то беда. Мы должны быть готовы уехать в любую секунду.

— Гриша, я не волшебник, чтобы творить чудеса.

— А ты попробуй, — посоветовал ему Григорий. — И чем быстрее, тем лучше.

Он успел сделать всего несколько шагов по направлению к диспетчерской, как вдруг ее дверь распахнулась и в прямоугольнике света обрисовался силуэт бантага. Часовой с любопытством наблюдал за суматохой, поднявшейся у ворот в лагерь.

Григорий быстро двинулся прямо на него. Опустив свою двустволку, он спрятал ее у себя под плащом, стараясь, чтобы ружье не высовывалось из-под темной ткани. Часовой вышел из крохотной будки диспетчера и перевел взгляд с ворот на приближающегося Григория.

— Вут ка Зарга?

Григорий догадался, что к нему обратились с вопросом. Не останавливаясь, он энергично замотал головой.

— Вут ка Зарга? — повысил голос бантаг.

Григорий перешел на мелкий бег. Часовой был уже совсем рядом и возвышался над ним, как гора. Бантаг посмотрел на него сверху вниз, и вдруг в его глазах мелькнуло понимание, что это несущееся к нему существо в форменном плаще и шлеме может быть только человеком.

Отчаянным прыжком Григорий достиг часового, воткнул оба ствола ружья ему в живот, навалился всем своим весом на приклад и спустил курок.

Толстый плащ и тело бантага приглушили звук выстрела, но у Григория все равно зазвенело в ушах. Часового отбросило внутрь будки, и Григорий повалился на него сверху. Он моментально откатился назад, пытаясь выпростать двустволку из складок дымящегося плаща. В диспетчерской находились двое людей, скорчившихся в дальних углах комнаты. Бантаг протяжно застонал и задрыгал в агонии ногами. Григорий встал на ноги и подошел к нему. Зажмурив глаза, суздалец ударил тяжелым прикладом в лицо часовому и с мрачным удовлетворением услышал, как треснул его череп. Один из железнодорожников вскрикнул от ужаса, и Григорий тут же вновь вскинул ружье.

— Еще один звук, и здесь станет на два трупа больше.

Они уставились на него расширенными от ужаса глазами.

— Слушайте меня внимательно. Мы устраиваем побег. Нас несколько сотен. Решайтесь. Или вы бежите с нами, или… — Он не закончил фразы, многозначительно указав ружьем сначала на одного человека, а потом на другого.

При этих словах один из чинов осмелился посмотреть ему в глаза, а потом перевел взгляд на мертвое тело бантага. Его круглое лицо озарилось радостной улыбкой, он нагнулся и плюнул на труп часового. Его товарищ продолжал трястись от страха.

— Кто из вас стрелочник?

Первый чин выпрямился и ткнул себя пальцем в грудь.

— Очень хорошо. Ключи у тебя?

Стрелочник встал на колени рядом с лежащим в луже крови бантагом и сорвал с его пояса связку ключей.

— Теперь да.

— Мы разогреваем паровоз. Я хочу, чтобы ты переставил все стрелки на ветке, ведущей к западной железной дороге.

— У вас ничего не выйдет, — прошептал другой чин.

Григорий снова навел на него свое ружье.

— Нет, нет. Дело не во мне. Сюда прибывает еще один поезд. Он будет здесь через пятнадцать минут.

— Черт подери, — выругался Григорий, — У тебя есть расписание движения поездов на эту ночь?

Телеграфист показал на свой стол, на котором лежали какие-то листки. На них было что-то написано по-чински, и у Григория, не знавшего этого языка, вновь вырвалось проклятье.

— Нравится вам это или нет, вы отправляетесь вместе с нами, — обратился он к чинам.

Приятель телеграфиста все еще продолжал улыбаться.

— Раз уж ты пришил эту сволочь, у нас теперь нет другого выхода.

Григорий пробуравил стрелочника испытующим взглядом и решил, что может ему доверять. Бантаг был вооружен массивным револьвером. Григорий разжал пальцы часового, все еще сжимавшие оружие, и отдал револьвер стрелочнику.

— Используй его только в случае крайней необходимости.

Чин уставился на оружие в своей руке, и его лицо озарилось такой радостью, словно он был ребенком, которому подарили вожделенную игрушку.

Снаружи раздался выстрел. Подавив приступ страха, Григорий вышел из все еще распахнутой двери и бросил взгляд на ворота лагеря. Отряд бантагов ворвался внутрь. Никто и не смотрел в сторону диспетчерской. Похоже, во всей этой суматохе звук его выстрела остался неуслышанным.

— Будьте наготове, — предупредил чинов Григорий и кинулся обратно к складу. Его плащ все еще продолжал дымиться.

— Бегите, черт побери! — орал Ганс. — Бегите!

Люди беспорядочно выскакивали из бараков и неслись ко входу на фабрику. Сердце Ганса сжалось от страха. Его жены нигде не было видно. Вдруг он заметил Кетсвану, рядом с которым, держа на руках Эндрю, бежала Менда, а перед ними как на крыльях летела Тамира Они промчались мимо Ганса, и в этот момент раздался залп. Несколько человек повалились на землю.

— Где бантаги? — спросил Ганс у подошедшего к нему Кетсваны.

— У ворот!

«Не позже чем через минуту они будут здесь», — прикинул Ганс. Река людей продолжала вливаться в ворота литейного цеха. Еще тридцать секунд. Ганс начал медленно отсчитывать время.

Он досчитал до тридцати, однако на открытом пространстве между фабрикой и бараками находились еще сотни две людей, многие из которых бежали зигзагом, пытаясь увернуться от свистевших в воздухе пуль.

— Закрывай!

Кетсвана и его люди налегли на створки ворот. Остававшиеся снаружи люди отчаянно закричали и, не обращая больше внимания на бантагские пули, кинулись к входу в здание.

— Да закрывайте же! — взревел Ганс. Он ненавидел себя за то, что этими словами обрекал на верную смерть многих людей, однако нельзя было допустить у входа давку: им не удалось бы закрыть ворота, и бантаги легко ворвались бы на фабрику.

Ворота уже почти сомкнулись, и последние счастливцы пропихивались в узкую щель между створками. На глазах Ганса какая-то женщина намертво застряла, придавленная тяжелой створкой. Он подскочил к ней и втащил в цех. Завыв, она бросилась обратно к воротам, за которыми, видимо, остался кто-то из ее близких, но Ганс удержал ее. Находившиеся снаружи несчастные просовывали в уменьшившуюся до тонкой полоски щель свои руки, и люди Кетсваны выпихивали их обратно. Не в силах больше видеть этого, Ганс отвернулся, по-прежнему удерживая женщину, вырывавшуюся из его рук. Раздавались ружейные выстрелы. В отверстие между створками влетела пуля, и один из рабочих с воплем осел на пол. Ганс слышал, как бантагские пули зацокали по железным воротам, а вскоре воины орды замолотили по створкам тяжелыми прикладами своих ружей.

Ворота закрылись, и внешний шум приутих.

— Заклинивай! — проорал Кетсвана, и его помощники приволокли длинный рельс и загнали его под ворота. Шестеро человек, тащивших груженную железной рудой вагонетку, протолкались сквозь скопище людей. Еще дюжина рабочих опрокинули вагонетку, забаррикадировав ворота изнутри. Бантаги продолжали осыпать фабрику пулями, но толстые дубовые доски, обитые железом, выдерживали этот обстрел.

Ганс обвел взглядом помещение цеха. Рядом с восьмой плавильней разгорелась схватка. Раздался ружейный выстрел, и вслед за ним толпа рабочих с ревом набросилась на надсмотрщика и повалила его на землю. Ганс увидел, как десятки рук подняли бантага в воздух. Это был Уктар. С яростными воплями люди поднесли бантага к булькающему котлу с расплавленным железом и швырнули его вниз. В это время Кетсвана руководил своими рабочими, блокировавшими вход в лагерь чинов. Захлопнув створки, его помощники начали воздвигать рядом с воротами баррикаду из рельсов.

Ганс пробился к своему заместителю.

— Пока бантаги не приволокут пушку, эти двери будут их сдерживать. У нас есть около пятнадцати минут, чтобы вывести отсюда людей.

— А что станет с остальными?

В цеху находились около двух сотен рабочих. Когда они осознают, что происходит вокруг, у входа в тоннель образуется сумасшедшая давка. К тому же чины, надрывавшиеся в «беличьих колесах», влили свои голоса в общий хор, вопя, чтобы их тоже освободили.

Ганс заставил себя не слышать их истошных криков. Он с самого начала знал, что ему не удастся спасти всех, но теперь, когда сотни обреченных людей взывали к нему о помощи, Ганс должен был обратить свое сердце в камень.

— Кетсвана! Поставь оцепление из своих людей. Сейчас они все рванутся к лазу. Я постараюсь вывести как можно больше народу, пока бантаги не прорвутся в цех.

Уходи со своими людьми сразу, как только будут сломаны ворота — Ганс сделал паузу и поймал взгляд Кетсваны. — И давай обойдемся без самопожертвований. Ты и твои парни нужны мне на этом поезде.

Великан-зулус улыбнулся, и Гансу вдруг пришло в голову, что он никогда раньше не видел своего друга улыбающимся.

— Я собирался сказать тебе то же самое. И проследи за тем, чтобы Менда добралась до подкопа.

Ганс похлопал Кетсвану по плечу и повернулся к своей жене, рядом с которой все еще стояла Менда.

— Побежали!

Он потащил их к третьей плавильне. Немногие в цеху знали, где именно располагается вход в тоннель, но завидев бегущего Ганса, люди сначала по одному, по двое, а потом и всей толпой кинулись за ним. Ускорив бег, чтобы они его не затоптали, Ганс добежал до угольной кучи, и люди Кетсваны пропустили его сквозь свою цепь.

«Прости меня, Господи, — подумал он, — но она заслуживает этого. Я заслуживаю этого». Он толкнул Тамиру к отверстию тоннеля. Она выхватила Эндрю из рук Менды, сделала несколько шагов вперед и остановилась.

— Ради Эндрю! — крикнул Ганс. — Иди!

Тамира подлетела к нему и стиснула в своих объятиях.

— У нас нет на это времени, — нежно прошептал ей Ганс. — Я скоро догоню тебя.

Тамира поцеловала его в щеку и нырнула в подземный ход. Один из землекопов подал ей вниз Эндрю.

— Менда, теперь ты.

Жена Кетсваны неуверенно посмотрела на Ганса.

— Не выводи меня из себя, женщина! Иди.

Менда низко склонила голову, словно стыдясь того, что ее очередь наступила раньше других, и исчезла в тоннеле вслед за Тамирой. Проводив ее взглядом, Ганс поймал себя на том, что впервые за много лет шепчет слова молитвы.

Толпа рабочих, пытавшихся пробиться к спасительному лазу, давила со всех сторон. Ганс подхватил с пола железный лом и завертел его над головой.

— Проходите по одному, чтоб вам! — проревел он.

Сотни глаз обратились на него, и вдруг все успокоились.

Ганс ткнул пальцем в мальчика четырнадцати-пятнадцати лет и сделал ему знак прыгать в подземный ход. Сосчитав до десяти, он указал на какую-то женщину, а потом на карфагенянина. Из дальнего угла фабрики до него доносились крики, которые с каждой отсчитанной им секундой становились все громче, но, к удивлению Ганса, люди, окружавшие его, не проявляли никаких признаков паники. У Ганса было тяжело на сердце, он ощущал себя ангелом жизни, решающим, кому жить, а кому умирать. Через некоторое время он начал выбирать людей Кетсваны. Он должен сделать так, чтобы их спаслось как можно больше. Зулусы станут ядром его маленькой армии.

— Ты следующий! — приказал Ганс очередному рабочему. И в этот момент по цеху прокатилось эхо взрыва.

— Оттуда должен быть выход! — кричал Хинсен, стараясь быть услышанным в этом гаме. Бантаги вокруг него издавали воинственные кличи, готовясь штурмовать фабрику.

— Ты сказал, что они задумали побег, — отозвался Карга. — Должно быть, они собирались захватить поезд. Но теперь мы загнали их в здание цеха.

— Да нет же! Ганс не настолько глуп.

— Они внутри. Мы убьем их.

Канониры приволокли заряжающуюся с дула пушку и развернули ее, направив на ворота. Снаряд уже находился в стволе. Командир орудия помахал у себя над головой фитильным пальником. Тлеющий конец пальника разгорелся, канонир поднес его к пушке. Орудие громыхнуло и откатилось назад. Выстрел был произведен всего с десяти ярдов, и в воротах фабрики образовалась пробоина. Орудийный расчет тут же кинулся перезаряжать пушку.

В окружении своей бантагской охраны Хинсен двинулся вдоль стены здания. Дойдя до поезда, он остановился рядом с паровозом. Кабина машиниста была пуста, а в топке были лишь едва тлеющие угольки. Нет, они не могли бежать этим поездом. Если Ганс собирался прорываться сквозь ворота, ему нужен был локомотив, стоящий под парами прямо у входа на фабрику. А этот паровоз почти совсем остыл.

Значит, поезд ждал их где-то по ту сторону лагерной стены! Другого объяснения быть не могло. Но как они туда попадут? И вдруг Хинсену все стало ясно. Хлопнув себя по лбу, он повернулся к одному из бантагов.

— Быстро уходим отсюда! — заорал он. — Мне надо попасть за ворота!

К изумлению Григория, им все еще продолжало везти, и никто из бантагов не обращал внимания на продуктовый склад. Второй отряд воинов ворвался в ворота, ведущие на территорию чинского лагеря. В сторону Григория никто не смотрел, но на всякий случай суздалец оставался в тени у стенки склада. Прогремел пушечный выстрел, и лагерь озарился яркой вспышкой. Люди внутри склада обеспокоенно загудели. Григорий подумал, что если шум в лагере в какой-то момент затихнет, звуки со склада станут слышны у ворот.

Он вернулся к двери и осторожно открыл ее. Оказавшись в темном складе, Григорий вовремя сообразил снять с себя шлем, чтобы не вызвать панику среди людей. Однако при его неожиданном появлении некоторые беглецы все равно не удержались от испуганных криков.

— Да тише вы, елки зеленые! — зашипел он.

Когда глаза Григория привыкли к темноте, он заметил, что склад очень быстро наполняется людьми.

— Слушайте меня! — произнес он, стараясь, чтобы его голос был слышен в каждом уголке помещения, но вместе с тем не доносился бы до стражей у ворот. — Приготовьтесь бежать по моей команде. Оказавшись за дверью, поворачивайте налево и бегите за угол склада. Там вы увидите поезд. В нем пять вагонов. Залезайте в них и отползайте подальше от дверей. Лин!

Лин вышел из толпы.

— Бантаги ворвались в лагерь. Они знают о наших планах.

— Я уже в курсе. Мне только что передали это через тоннель.

— Значит, у нас есть два варианта. Либо бантаги найдут тоннель и вычислят, куда он ведет, либо они обнаружат нас еще до этого. Мы будем ждать до последнего. Когда мы увидим, что бантаги направляются прямо сюда… — Григорий замолчал на несколько секунд. — Лин, мне нужны будут люди, чтобы задержать врагов.

Прозвучал еще один пушечный выстрел, и помещение склада опять огласилось приглушенными возгласами. Григорий молча ждал, пока вокруг вновь не воцарится тишина. Он понимал, что Лину очевиден скрытый смысл, его слов.

Чин улыбнулся:

— Я задумывал так с самого начал. Может быть, нам удастся раздобыть оружие!

Григорий пожал другу руку и вернулся к двери. Ему было страшно. Если бы кто-нибудь сейчас сказал Григорию, что он излучает непоколебимость и уверенность в победе, суздалец расхохотался бы в лицо этому человеку. В мозгу Григория проносились самые разные вопросы. Правильно ли он действовал этой ночью? Что с ним будет, если его схватят? Что он найдет дома, если когда-нибудь туда попадет?

Григорий постарался взять себя в руки и стал наблюдать за широко распахнутыми воротами в лагерь. Еще двадцать стражников спустились со стен и бросились вслед за своими товарищами. Григорий с облегчением вытер пот со лба и тут вдруг увидел, как из ворот выбежала небольшая группа бантагов. Оказавшись вне лагеря, они на мгновение остановились, и, к своему изумлению, Григорий заметил среди них Хинсена. Предатель-янки отчаянно вертел головой из стороны в сторону.

Григорий задержал дыхание.

— Иди сюда, ублюдок, иди сюда, — прошептал он. — Я жду тебя.

Хинсен бросил взгляд в сторону продуктового склада, но тут же отвернулся и двинулся вдоль лагерной стены налево, туда, где находился литейный цех. В отдалении послышался паровозный свисток, и Григорий вздрогнул, решив, что Алексей подает ему сигнал. Еще один свисток. Григорий сообразил, что это прибывающий поезд, о котором ему говорил телеграфист. Он мог только надеяться, что стрелочник даст этому составу пройти в депо, а потом успеет вернуть все стрелки на место.

Пушка ухнула еще раз, и Григорий услышал торжествующий рев, вырвавшийся из множества бантагских глоток.

— Они уже здесь!

Крики ужаса слились с ружейными выстрелами. Бантаги с улюлюканьем ворвались внутрь фабрики, и люди, ожидавшие своей очереди спуститься в подземный ход, разразились истеричными воплями. Толпа рванулась к спасительному отверстию у третьей плавильни, и Ганс вновь взмахнул над головой ломом.

— Проклятье! Сохраняйте порядок! Сохраняйте порядок!

Он схватил за рубаху одного из людей Кетсваны и толкнул его к лазу. Зулус остановился, выхватил из толпы чинскую девушку и потащил ее за собой. Ганс не стал вмешиваться.

Ружейные выстрелы раздавались уже совсем рядом, одна из пуль просвистела над головой у Ганса и щелкнула о кирпичную стену у него за спиной. Он понял, что теряет контроль над людьми и через несколько мгновений толпа хлынет на него неудержимым потоком. Сквозь разбитые ворота в цех врывались все новые и новые бантаги, убивавшие всех, кто попадался им под руку.

В этот момент в голове Ганса окончательно выкристаллизовалась мысль, которая подспудно зрела у него все время, пока они готовились к побегу: ему не суждено выбраться отсюда. Несмотря на все их усилия, вот-вот окончательно воцарится хаос, люди кинутся к ведущему на свободу лазу, а он должен будет погибнуть, пытаясь задержать их.

Толпа снова качнулась вперед, пленники плакали и умоляли Ганса даровать им жизнь. Кто-то упал и тут же был затоптан другими; люди превратились в загнанное стадо. Ганс вскинул свой лом, но не смог заставить себя ударить им человека. Его отпихнули в сторону, и у входа в тоннель образовалась неимоверная давка. Отверстие в полу напоминало открытую могилу, но по ту сторону подземного хода была жизнь.

Ганса прижало к стене, его легким не хватало воздуха. Рядом с ним в стену вонзилось несколько пуль. Его засыпало кирпичным крошевом, и он поднял руки, защищая глаза. Из-за печи, отбросив на бегу винтовку, вылетел бантагский воин. Он продирался сквозь толпу людей, разбрасывая их в стороны, как кегли. Меч в его руке взлетал и опускался. Вслед за ним появился другой бантаг, вооруженный ружьем. Его взгляд пал на Ганса. Обезумевший от вида крови бантаг яростно взвыл и направил свое ружье прямо на Шудера.

Но его устрашающий вой вдруг сменился судорожным всхлипом, воин орды повалился на пол, выронив из рук оружие. Кетсвана вытащил саблю из его спины и следующим ударом чуть не снес голову с плеч второго бантага. Огромный зулус легко пробивал себе дорогу в толпе, рядом с ним были его соратники. Кетсвана пел боевую песнь своего племени.

Добравшись до спуска в подземный ход, он развернулся и саблей очертил вокруг себя смертоносную дугу. Толпа отпрянула назад. Зулус схватил одного из своих землекопов, швырнул его в лаз и тут же отправил вслед за ним еще одного своего человека. Продолжая петь, он огляделся и увидел Ганса.

— Иди!

— Только после тебя!

— Заткнись и иди! — взревел Кетсвана и обхватил Ганса за шею.

Янки пытался вырваться из железной хватки зулуса, но Кетсвана не обращал на его сопротивление никакого внимания. Подняв Ганса в воздух, он поднес его к отверстию лаза и отпустил. Ганс упал в тоннель и приземлился прямо на спину человека, который в этот момент спускался вниз по лесенке. Он попытался было выбраться обратно наверх, но Кетсвана отпихнул его ногой.

— Иди! — прошипел он. — Ты всех задерживаешь!

Чернокожий гигант возвышался над Гансом непоколебимой базальтовой глыбой.

— Кетсвана, пойдем со мной! — взмолился Ганс. — Нам без тебя не обойтись!

— Уж не думаешь ли ты, что я собираюсь здесь подохнуть? Еще чего! Иди! Я полезу следом.

Ганс помедлил еще секунду и начал спускаться в подкоп. Добравшись до дна, он опустился на четвереньки и пополз вперед. Висевшие здесь светильники упали и разбились, поэтому в тоннеле было темно. Человек, закачивавший в подкоп свежий воздух, уже убежал, и дышать было практически нечем. Скоро Ганс уткнулся в зад человека, ползущего перед ним. Скорость передвижения была удручающей — они проползали футов десять, потом какое-то время отдыхали и снова ползли дальше. Сзади кто-то схватил Ганса за пятку и выругался на неизвестном ему языке. Глаза Ганса начали слезиться от едкого воздуха, у него закружилась голова. Звуки боя, доносившиеся с фабрики, стали глуше; неожиданно он почувствовал, что тоннель начал подниматься. Гансу показалось, что он услышал паровозный свисток, и на мгновение его охватил страх, что их поезд уже уходит. В следующую секунду над его головой раздались ружейные выстрелы.

Джим Хинсен проводил задумчивым взглядом поезд, прогрохотавший мимо него и свернувший на боковую ветку. Он обратил внимание на то, что после прохода поезда стрелочник повернул стрелку обратно. Поезд медленно миновал единственный стоявший в центре депо состав, локомотив которого был окутан облаком пара.

Единственный состав! Джим обернулся на лагерную стену, позади которой находился литейный цех. В ней не было никакой бреши или лазейки, да и стена самой фабрики оставалась нетронутой.

Подкоп! Они прорыли подкоп!

Хинсен молниеносно развернулся и вновь уставился на стоявший в депо поезд.

Вот оно! Они прорыли тоннель и захватили поезд. Но где же тогда скрываются беглецы? Как раз посередине между местом, где был Джим, и единственным поездом, которым могли воспользоваться Ганс и его отребье, располагалось здание продуктового склада. С губ Хинсена слетело грязное ругательство.

— Они на складе! — взревел он. — На складе!

Бантаги, охранявшие Хинсена, недоуменно посмотрели на него.

— Дьявол и преисподняя! Они прорыли подземный ход прямо туда! — Он указал на склад. — Остановите их!

Стражники ошарашенно посмотрели на Хинсена, не веря своим ушам. Какой-то скот осмеливается отдавать им приказы!

Хинсен сделал несколько шагов по направлению к складу и остановился.

— Ну?! Задержите их!

Один из воинов наконец сдвинулся с места. Джим внимательно следил за тем, как тот приближается к зданию. Дверь склада начала открываться, и бантаг замедлил шаг.

Прозвучал выстрел, бантаг схватился за простреленное плечо, и его развернуло. Дверь распахнулась настежь, и из склада вырвалась огромная толпа рабочих.

— Хинсен! Убью гада!

Кто-то бежал прямо на него. Завидев приближающегося врага, Хинсен попятился. На голове нападавшего был бантагский шлем, но кричал он по-русски. Странное существо остановилось и вскинуло вверх руку. Револьвер выстрелил, и Джим едва успел броситься на землю. Пуля всего лишь оцарапала ему плечо, он шлепнулся на спину. Свернувшись в клубок, Хинсен ощупал поврежденное плечо. Трое оставшихся в живых стражников начали отстреливаться, над ним засвистели пули. От толпы, выбегавшей из склада, отделилось около десятка человек, которые устремились к бантагам. Некоторые из них упали, сраженные меткими выстрелами, но остальные были уже совсем рядом.

С трудом поднявшись, он решил, что пора убраться отсюда подальше.

— Хинсен!

Перед ним стоял человек в бантагском плаще, но не этот факт привлек внимание Джима. В руке незнакомца был револьвер, его дуло смотрело прямо на Хинсена. Палец нападавшего нажал на курок, и Джим издал истошный вопль. Прозвучал сухой щелчок, но выстрела не последовало. Барабан револьвера оказался пустым.

Позади Хинсена раздался залп из ружей, и люди, убившие его охранников, сами попадали на землю.

— Увидимся в аду! — крикнул Григорий и кинулся прочь.

Рабочие развернулись и побежали за ним, некоторые из них тащили захваченные в стычке тяжелые бантагские ружья. Хинсен оглянулся и увидел толпу бантагских воинов, вырвавшуюся из ворот лагеря.

Один из солдат бросился к нему, и Хинсен с радостной улыбкой распростер руки ему навстречу.

Бантаг замахнулся мечом. Голову Джима пронзила ужасная догадка.

— Я свой! — дико завопил он. — Я свой!

Острый клинок со свистом разрезал воздух, разделив Хинсена на две половинки.

— Давайте, ребята, пошевеливайтесь!

Ганс стоял у отверстия в полу склада, вытаскивая из подкопа последних беглецов и направляя их к двери наружу. Один за другим из дыры выбрались два зулуса, после них некоторое время не было никого. Наконец среди разбросанных мешков с рисом возникла курчавая черная голова. Ганс нагнулся и помог Кетсване вылезти из тоннеля.

— Я последний, — прошептал Кетсвана.

В глазах великана стоял страх. Его голова была в крови — удар бантагского меча пришелся по касательной, и Кетсвана едва не лишился левого уха.

Они вместе кинулись к выходу, сказавшись снаружи, Ганс увидел множество бантагов у ворот. Одна из пуль просвистела в паре дюймов от него. Бантаги бежали к ним. Сорвавшись с места, Ганс помчался к медленно набиравшему ход поезду, из трубы которого с пыхтением вырывались клубы дыма. Десятки людей облепили вагоны, стараясь забраться в них. Человек, бегущий рядом с Гансом, упал и выронил бантагское ружье — ему целиком снесло заднюю часть черепа. Ганс на бегу подхватил оружие и вырвал из руки мертвеца патронташ.

Колеса поезда завертелись быстрее, Алексей увеличивал скорость.

— Ганс!

На тендере с ружьем в руках стоял Григорий. Ганс остановился у рельсов, пропуская паровоз; нижняя часть тела старого сержанта скрылась в облаке пара. Из кабины машиниста высунулась чья-то рука, Ганс схватил ее и почувствовал, как земля уходит у него из-под ног. Забросив внутрь локомотива свое ружье, он ухватился за кочегара освободившейся рукой. Наконец он нащупал ногой какую-то точку опоры и вполз в кабину. Тяжело дыша, он рухнул у открытой дверцы топки и, оглянувшись, увидел, что Кетсвана запрыгнул на подножку вслед за ним.

Ганс с трудом поднялся на ноги, и в следующую секунду кочегар, помогавший ему залезть в кабину, пошатнулся и осел у стенки. На его груди проступила кровь.

Ганс вскочил на тендер, переломил ружье и вогнал в казенник патрон. Бантаги были уже рядом с поездом и убивали тех, кто все еще пытался достичь спасительных вагонов. Ганс опустил дуло ружья и выстрелил прямо в лицо воину орды, который находился менее чем в десяти футов от него. Бантаг повалился на землю. Один из бегущих людей тут же схватил его ружье и успел бросить его в тендер за секунду до того, как его самого сразила бантагская пуля.

Люди, не успевшие сесть на поезд и бегущие рядом с ним, были охвачены паникой и страхом. Ганс перезарядил свое ружье и убил еще одного бантага, который хотел залезть в открытую дверь вагона.

Они достигли первой стрелки, и поезд затрясло. С другой стороны локомотива к кабине машиниста подбежали еще двое человек, и могучий Кетсвана одним рывком втащил их внутрь.

— Ганс! — предупреждающе крикнул Григорий, указывая вверх дулом своей разряженной винтовки.

На крыше высилась фигура бантага с занесенным над головой ятаганом. Ганс вскинул к плечу ружье, спустил курок, но выстрела не последовало. Его оружие тоже оказалось незаряженным.

С душераздирающим воплем бантаг спрыгнул вниз. Припав на одно колено, Ганс упер приклад своего ружья в пол и насадил вражеского воина на штык. Бантаг взвыл в агонии. Ганс отпихнул его в сторону, и оставшийся в живых кочегар Алексея, взревев, размозжил голову бантага бревном.

Набирая ход, состав с грохотом миновал вторую стрелку и вылетел на главную ветку. Ганс с болью наблюдал за тем, как бантаги добивают несколько десятков людей, которые не смогли добраться до поезда.

Из западной части лагеря выбежал еще один отряд бантагов, четверо из них кинулись к путям, таща в своих лапах длинный рельс.

— Григорий! — отчаянно закричал Ганс, сообразив, что бантаги хотят положить этот рельс перед колесами локомотива и пустить их поезд под откос. Суздалец по пояс высунулся из тендера, прицелился и выстрелил. Промах!

Ганс в несколько секунд перезарядил свою винтовку. Оружие предназначалось восьмифутовому бантагу и для Ганса было тяжеловатым. Поезд кренился то в одну, то в другую сторону. Ганс навел ружье на первого в цепочке бантагов, чуть не потерял равновесие и снова выпрямился. Воина, которого он избрал своей мишенью, уже не было видно, так как он находился совсем рядом с железной дорогой и паровоз загораживал его от Ганса. Янки чуть передвинул ствол и выстрелил в замыкающего. Бантаг дернулся и упал на землю, так и не выпустив свой конец рельса. Трое оставшихся в живых воинов, надрываясь, подтащили рельс к путям, но поезд уже прогрохотал мимо них.

Вдруг Ганс узнал первого воина — это был Карга.

— Эй, Карга, сукин сын! — завопил он, торжествующе согнув в локте руку с выставленным средним пальцем. Этот жест был универсальным и для людей, и для орды, и надсмотрщик яростно взвыл от унижения.

Несмотря на то что вокруг него по-прежнему свистели пули, Ганса охватило радостное возбуждение. Железная дорога круто повернула к западу, и Карга скрылся за поворотом. Поезд шел все быстрее и быстрее. Ганс стоял на вершине поленницы, все еще не веря тому, что их безумный замысел удался; ветер бросал ему в лицо клочья древесного дыма. Паровоз вскарабкался на невысокий холм, Ганс оглянулся и кинул последний взгляд на оставленный позади лагерь, от которого они удалились уже почти на милю. В некоторых бараках бушевал пожар. Ганс понимал, какой кошмар сейчас там творится, и его снова захлестнуло чувство вины. К утру в лагере не останется в живых ни одного человека.

— Мы и так все были покойниками, — прочитав его мысли, произнес Кетсвана.

— Я знаю, но все же…

— Мы и так все были покойниками, — с нажимом в голосе повторил зулус. Ганс видел, что Кетсвана старается убедить не только его, но и самого себя в том, что их действия были правильными.

Неожиданно до его ушей донесся какой-то странный звук — не то смех, не то плач. Напряжение боя отпустило Григория, и долго сдерживаемый страх вырвался наружу в истеричных всхлипах.

Ганс уставился на своего помощника.

— Тамира, Эндрю, Менда? Они добрались до поезда?

Тяжело дыша, Григорий осел вдоль стенки тендера.

— Я не знаю, — прошептал он. — Я видел, как они выбрались из склада… — Вдруг его голос оборвался.

— Ты ранен? — встревоженно воскликнул Ганс, падая на колени рядом со своим молодым другом.

— Нет. В жизни так не боялся, — вымученно улыбнулся Григорий. — Даже под Испанией. Ходил вдоль склада на виду у бантагов и каждую секунду ждал разоблачения. — Он снова замолк. — Лин мертв. И все его люди тоже. Они безоружными бросились на врагов. Это я отдал им такой приказ, и они все погибли.

Ганс вспомнил толпу у входа в тоннель и понял чувства Григория. Ему тоже пришлось решать, кому жить, а кому умереть, и эта боль навсегда останется в его сердце. Ганс посмотрел на Кетсвану. Что пришлось пережить зулусу в последние секунды перед тем, как он нырнул в спасительный лаз?

Григорий улыбнулся.

— Впрочем, у меня есть и одна хорошая новость, — промолвил он.

— Какая?

— Хинсен. Я видел, как он сдох. Один из бантагов разрубил его надвое. Это было великолепно.

Новость и впрямь была замечательной, вот только именно в этот момент Ганс был не в силах ей порадоваться.

Поезд замедлил ход, и Шудер вопросительно взглянул на Алексея.

— Что случилось?

— Надо перерезать телеграфный провод, — объяснил машинист. — Минутное дело.

Когда поезд остановился, Ганс соскочил на землю и двинулся вдоль вагонов, разыскивая свою семью. Дойдя до предпоследнего вагона, он почувствовал, что его сердце готово разорваться от счастья, — Тамира с младенцем на руках стояла в дверях и смотрела на него.

Его колени вдруг задрожали, и Ганс с трудом заставил себя подойти к жене и взять ее за руку.

— Эндрю? — одними губами спросил он.

— Он спит, — успокоила его Тамира.

Рядом с ней возникла Менда, которая тут же спрыгнула вниз в объятия завопившего от радости Кетсваны.

— Этот вагон загружен ружьями и пулями, — сообщила зулуска.

Ганс повернулся к Кетсване.

— Возьми по нескольку человек из каждого вагона и скажи им, чтобы они пробрались в тендер. Там мы покажем им, как надо заряжать ружья и стрелять из них. Потом они вернутся в свои вагоны и научат всех остальных. Дьявол, если бантаги и загонят нас в угол, мы не дадимся им без боя!

Раздался паровозный свисток, оповещавший о том, что телеграфист перерезал провода. По поезду пробежала дрожь. Ганс снова поднял глаза на Тамиру.

— Постарайся заснуть, — сказал он и, подтянувшись за поручни, поцеловал ее. — Наш сын будет жить свободным человеком.

Послав жене ободряющую улыбку, Ганс побежал назад к паровозу и влез в кабину машиниста.

— Нас не догонят! — пропел Алексей.

Ганс промолчал, глядя на дым, поднимавшийся из трубы. К нему подошел Григорий.

— Ветер нам благоприятствует, жаль только, он не слишком сильный, — прошептал он. — Если бантаги прямо сейчас поднимут в воздух дирижабль, он может нас опередить.

Ганс мрачно кивнул и достал из кармана плитку табака, только накануне подаренную ему Гаарком.

Откусив изрядный кусок, он протянул плитку Григорию, который неуверенно взял ее и последовал примеру своего командира. Начав жевать, юноша чуть не подавился, но тем не менее мужественно продолжил двигать челюстями.

Гаарк. Этот подонок не может допустить, чтобы они спаслись. Если беглецы доберутся до Республики, они расскажут своим о бантагской индустриализации и новом оружии врагов, и планы кар-карта будут нарушены. Кроме того, если Гаарк не посадит на кол всех, дерзнувших бросить ему вызов, и не выставит их тела на всеобщее обозрение, миллионы рабов орды обретут надежду на освобождение.

Ганс бережно развернул драгоценную карту, где была изображена железная дорога. До ближайшей крупной станции еще сорок миль. Оттуда на юг ведет боковая ветка, по которой с гор доставляется известняк для флюса. Там они пополнят запасы воды и дров. При станции наверняка имеется бантагский гарнизон. Ганс посмотрел на Григория, который уже выстроил вокруг себя кружок рабочих и показывал им, как надо обращаться с ружьем. Сделать из них солдат за два часа — нет, это безумие. Но ведь безумной была и вся их затея. Перегнувшись через бортик тендера, Ганс сплюнул на землю табачную слюну и снова задал себе все тот же вопрос: «Что теперь предпримет Гаарк?»

— Сколько у нас поездов? — отрывисто спросил Гаарк, спешиваясь у депо. Схватив притороченную к седлу винтовку, кар-карт побежал по направлению к фабрике.

Диспетчер-бантаг не отставал от него ни на шаг.

— Пять, мой карт. Они находятся в разных местах, но к рассвету все будут здесь.

Джамул остановил своего коня рядом с Гаарком и соскочил на землю.

— Немедленно отправь в погоню эшелон с нашим Первым уменом, — рявкнул на бегу кар-карт.

Бывший радист покачал головой.

— Их лагерь располагается в получасе езды от железной дороги. Пока они получат твой приказ, пока построятся, доберутся до путей и загрузятся в поезд, пройдет немало времени. Думаю, это займет всю ночь.

Гаарк прошипел грубое ругательство.

— У нас тут есть воины, охранявшие рабочих, — напомнил ему Джамул. — Мы можем за считанные минуты собрать две-три роты.

Гаарк схватил его за плечо.

— Я сам возглавлю погоню. А ты как можно быстрее собирай воинов Первого умена и отправляйся вслед за мной.

— Может, лучше я поеду первым? — предложил Джамул. — Тебе не место в авангарде.

— Нет! — отрезал кар-карт.

Они подошли к группе надсмотрщиков, стоявших на коленях.

— Карга! Где тут Карга?

— Я здесь, мой карт.

Главный надсмотрщик распростерся на земле перед Гаарком.

— А ну поднимайся! — процедил сквозь зубы кар-карт.

В лагере гулко ухнуло полевое орудие.

— Как им удалось бежать?

Запинаясь на каждом слове, Карга рассказал о подземном ходе и подробностях побега.

— Разве я тебя не предупреждал, что у меня есть такие подозрения?

— Да, мой карт.

— И что ты предпринял?

— Мы обыскали лагерь, все вверх дном перевернули. Допросили десятки скотов. Но ничего не нашли.

— Значит, мало допрашивали или плохо искали, — констатировал Гаарк.

Карга уронил голову себе на грудь и снова упал на колени. Как того требовал обычай, бантаг выхватил из ножен свой меч и упер его в землю перед собой, так что острый конец клинка оказался прямо напротив сердца.

— Я жду твоего приказа, мой карт, — сипло произнес надсмотрщик.

Взгляд Гаарка, устремленный на Каргу, был полон гнева и презрения. Одно его слово — и никчемный слуга проткнет себя своим мечом.

Раздался еще один пушечный выстрел.

— Что там творится? — потребовал ответа Гаарк.

— Скот бунтует, мой карт.

— Скольких из них вы убили?

— Уже не одну сотню.

Гаарк сознавал, что в этом лагере никого из людей оставлять в живых нельзя. Весть о побеге не должна достичь других скотов, работающих на шахтах, фабриках и в подконтрольных бантагам городах. «Но мы потеряем наш главный завод по производству рельсов, — подумал он. — Здесь у нас самые лучшие в мире рабочие, те, которых мы выменяли у мерков».

Какое-то время Гаарк молча прислушивался к крикам, доносившимся из-за лагерной стены. Из крыши литейного цеха в небо взметнулся шар огня.

— Убейте их всех, — тихо произнес кар-карт. — Всех.

Его глаза остановились на воинах, замерших за спиной Карги.

— Всех! — повторил он.

Надсмотрщики отсалютовали и побежали обратно в лагерь.

— Сейчас у нас достаточно обученных скотов на других фабриках, — медленно произнес Гаарк. — Нам и так уже давно пора было покончить с этими людьми. Они думали, что им есть куда бежать, а у чинов нет таких иллюзий. Ты пойдешь со мной, — обратился он к Карге.

Карга удивленно посмотрел на него.

— Не хочу, чтобы Шудер думал, что ты мертв. Я не доставлю ему такого удовольствия. Вы с ним еще встретитесь. Ты теперь будешь при мне.

По лицу главного надсмотрщика было видно, с каким облегчением он воспринял неожиданную милость своего вождя. Гаарк подумал, что если бы Карга догадался, какое место ему и Шудеру отводится в планах кар-карта, он предпочел бы немедля покончить жизнь ритуальным самоубийством.

Послышался звон колокола, и рядом с Гаарком остановился изрыгающий дым локомотив, тянувший за собой несколько платформ. Из бараков, находившихся в дальнем конце депо, выбежали воины одной из рот и начали запрыгивать на платформы. Гаарк забрался в кабину машиниста.

Им предстояла всего лишь охота за скотом — вроде бы ерундовое дело. Но все было не так просто. Это затрагивало в нем что-то личное, чего Гаарк не мог толком объяснить даже самому себе. Шудер. Каким-то образом этому человеку удалось превзойти его. Он скрыл от Гаарка свои мысли и преуспел в том, что считалось невозможным. И он нес с собой знание обо всех планах кар-карта. Хуже того, Гаарк чувствовал, что Шудер нес с собой знание о нем самом. Нет, Гаарк никому не мог поручить эту погоню.

Он повернулся к Джамулу:

— Назначаю тебя главным на время моего отсутствия. Закончи все дела на фабрике. Пошли кого-нибудь искать прорыв в телеграфной линии, устрани повреждение и попробуй передать вперед сообщение о побеге. Подними также в воздух дирижабль — может, удастся их опередить. Тогда они окажутся в ловушке. После того как погрузишь в эшелоны воинов Первого умена, отправляйся вслед за мной.

Джамул низко поклонился и пошел выполнять приказ. Гаарк проводил его внимательным взглядом. Кар-карт рисковал, лично отправляясь в погоню за беглецами. То, что произошло здесь, было для него бесчестьем. Среди вождей кланов есть такие, кто втайне обрадуется его осечке. Джамул верен ему, он слишком умен, чтобы пойти против Гаарка. Но нельзя забывать про старых картов. Могут ли они воспользоваться этой ситуацией и нанести ему удар? Не исключено, хотя это означало бы раскол внутри орды — сущее безумие, особенно в связи с предстоящей войной. Рассудок говорил Гаарку, что он должен остаться здесь. Но теперь это было невозможно. Кар-карт находился во власти одной-единственной мысли. Он мечтал о том, чтобы увидеть глаза Ганса в тот момент, когда он вырвет у янки сердце и сожрет его.

Глава 6

Ганс вопросительно взглянул на Алексея.

— Стрелка была переведена на главную ветку, так что с ней нам не пришлось возиться, — доложил машинист. — Если я правильно помню, водонапорная башня и склад с дровами находятся сразу за платформой.

Ганс высунулся из кабины. На станции все было тихо. В единственном бревенчатом домике рядом с путями светился огонек. Гансу показалось, что в тусклом свете Большого Колеса вырисовываются очертания десятка юрт, но никаких часовых не было и в помине. Если им повезет, они могут проскочить станцию, даже не подняв тревоги.

Алексей дал три коротких гудка, его кочегар потянул за тормозной рычаг, и поезд сбавил скорость.

— Не спускай пары, — предупредил Ганс Алексея. — Будь начеку, может, нас тут ждет теплая встреча и придется в темпе сматывать удочки.

Он повернулся к людям, собравшимся вокруг Григория.

— Если мы сделаем здесь остановку, вы вернетесь в свои вагоны. Раздайте людям ружья и патроны и покажите им, как обращаться с оружием. Раньше или позже нам придется вступить в бой, и я хочу, чтобы все мужчины и женщины в этом поезде умели стрелять. Вы будете командовать людьми в своих вагонах. Если нам не удастся избежать сражения, Алексей даст один долгий свисток. Услышав этот сигнал, вылезайте наружу и следуйте за мной.

Все дружно кивнули.

— Я вижу цистерну с водой, — сообщил Алексей.

Ганс перевел взгляд на Кетсвану и Григория.

— Стреляйте только в случае крайней необходимости. Если в диспетчерской сидит бантаг, убейте его быстро и тихо.

Криво ухмыльнувшись, зулус поднял свой ятаган. Поезд медленно катился вдоль платформы. В окне диспетчерской возникло чье-то лицо. Кетсвана с Григорием спрыгнули с поезда на платформу и кинулись к двери. Ганс напряженно следил за ними. Кетсвана распахнул дверь и ворвался внутрь. Поезд миновал бревенчатое здание, и Ганс с винтовкой в руке соскочил на землю. Довольно улыбающийся Кетсвана уже спешил ему навстречу.

— Там был один бантаг. Дрых на посту. Он больше не проснется.

Из диспетчерской вышел Григорий, волоча за собой перепуганного стрелочника.

— Ты знаешь, кто мы такие? — по-бантагски спросил у него Ганс.

Не в силах вымолвить и слова, чин выпученными глазами пялился на него, одновременно косясь на огромного зулуса с ятаганом, с клинка которого падали капли крови.

— Если хочешь, присоединяйся к нам, только решай быстро.

Ганс повернул голову в сторону склада с дровами, где уже трудились с десяток грузчиков, перетаскивавших бревна в тендер. В это же время Алексей со своим помощником возились с трубой, ведущей от водонапорной башни, пытаясь соединить ее с заборной трубкой локомотива.

— Ганс!

Это был Григорий. Суздалец выглядел встревоженным.

— У нас новая проблема. Телеграфист только что сказал мне, что через час сюда прибудет поезд с запада.

Проклятье.

— Здесь уже известно о нашем побеге?

— Он говорит, они заметили, что телеграф не работает, но решили, что это обычное повреждение провода. Часовой-бантаг спал, и Кетсвана убил его.

— Здесь есть гарнизон?

— Около двух сотен воинов, — ответил Григорий, показывая на ряд юрт, видневшихся на невысоких холмах в ста ярдах к югу от железной дороги.

— Ганс, — окликнул его Кетсвана. Зулус поднял вверх ладонь, призывая к тишине, — Слушай.

Ганс остановился у хвоста поезда и посмотрел назад на восток. Он слышал только шелест высокой травы.

— Вот, — прошептал Кетсвана.

Ганс навострил уши, но все было по-прежнему тихо.

— Поезд! — ахнул Григорий. — Неужели вы не слышите?

Ганс покачал головой.

— Вот же, — повторил Кетсвана и вытянул руку. Ганс вгляделся в ночную тьму и вдруг увидел над горизонтом едва различимое в звездном свете облако дыма, в котором посверкивали огненные искры.

— Далеко они? — спросил Григорий.

— В трех, максимум четырех милях отсюда, — вздохнул Ганс.

«Мы знали, что за нами будет погоня, — подумал он. — Но чтобы так быстро?»

— У нас есть пять минут. Семь, если повезет. Гриша, скажи Алексею, чтобы они там поторапливались. Поищите инструменты в кабине паровоза и около склада и попробуйте продырявить цистерну с водой. Кетсвана, найди этого стрелочника, пусть переведет стрелку на боковую ветку и намертво заблокирует ее.

Помощники Ганса бегом кинулись выполнять его распоряжения. Сам Шудер направился обратно к паровозу, ненадолго задержавшись у дверей предпоследнего вагона, где его ожидала Тамира.

— Что с Эндрю?

— С ним все хорошо, — прошептала она, баюкая младенца на руках.

— У вас есть еда и питье?

— Но я думала, что воду мы раздобудем здесь.

Ганс отрицательно покачал головой и объяснил ей ситуацию.

Тамира обеспокоенно выглянула из открытых дверей. В этот момент машинист догонявшего их поезда выпустил пар, и над степью прозвучал протяжный скорбный гудок. Рельсы ощутимо завибрировали, и Ганс обеспокоенно поморщился. Он никак не мог понять, почему бантаги, находившиеся в юртах на холмах, до сих пор не подняли тревогу.

— Мы отправляемся через минуту! — прокричал Ганс. Он нежно погладил жену и побежал к голове состава. На крыше паровоза восседал Алексей, которому наконец удалось соединить трубу с заборной трубкой.

— А как же тот встречный поезд? — спросил машинист.

— Мы не можем здесь задерживаться. — Ганс развернул свою карту и внимательно ее изучил. — Вот, в двадцати милях отсюда есть объездной путь.

— Они будут там раньше нас, — возразил Григорий, подходя к Гансу.

— Здесь нам оставаться нельзя, — заявил Ганс. — Если этот подонок позади нас не полный кретин, он сбавит скорость, ожидая того, что мы заклиним стрелку. У них там вооруженные воины, а наши люди еще не готовы к бою. Нет, мы должны на полном ходу нестись к развилке и молиться о том, чтобы успеть туда раньше встречного поезда.

Настойчивый свист догонявшего их паровоза звучал уже совсем рядом, и Ганс разглядел передние огни бантагского локомотива и их отблески на рельсах.

Бригада, грузившая дрова, работала в бешеном темпе, тяжелые бревна со стуком ударялись о железные борта тендера.

— Яказг?

Из ночного мрака вынырнула огромная фигура, и, протирая заспанные глаза, к ним подошел бантаг.

Ганс скинул с плеча винтовку и направил ее на незваного гостя. Бантаг словно налетел на невидимую стену и начал медленно пятиться.

Палец Ганса лег на курок, но старый сержант сдержал себя. Стоит ему выстрелить, и весь гарнизон станции моментально окажется здесь. А если он отпустит этого бантага и тот, вопя о взбунтовавшемся скоте, помчится в свой лагерь, товарищи сочтут его крики пьяными бреднями, и беглецам удастся выиграть несколько драгоценных секунд.

Бантаг продолжал отступать, на его лице застыла гримаса ужаса.

Страх в глазах врага согрел душу Ганса, и он широко осклабился.

— Я дарю тебе жизнь, сволочь, — бросил Шудер. — Можешь рассказать об этом своим друзьям.

Отчаянно завопив, бантаг повернулся и бросился вверх по склону холма.

Тут же выкинув его из головы, Ганс обратился к машинисту:

— Леша, пора сваливать отсюда! Подавай сигнал!

Алексей спрыгнул обратно в свою кабину, дал три коротких гудка и снял рычаг с тормоза. Грузчики все еще забрасывали дрова в тендер.

Ганс с тревогой посмотрел на восток. Приближающийся поезд был всего в полумиле от них. Вдруг он сообразил, что забыл отдать приказ перерезать телеграфную линию, и начал было клясть себя на чем свет стоит, но увидел какого-то рабочего, сползавшего с ближайшего столба. Очевидно, Григорий успел обо всем подумать.

Задрожав, поезд дернулся вперед, и тут Ганс заметил бегущего по платформе Кетсвану.

— Мы повернули стрелку и повредили механизм! — торжествующе воскликнул зулус.

Ганс залез в кабину машиниста, Кетсвана последовал за ним. Раздался ружейный выстрел. Они увидели, как бантаги начали выбегать из своих юрт. Засвистели пули, и в первом вагоне кто-то закричал от боли.

Бантаги лавиной понеслись к поезду с холма, но меткие выстрелы десятка рабочих, умевших обращаться с оружием, скосили некоторых из них.

— Прибавь пару, Леша! — закричал Ганс. — Полный вперед!

— Знаете, а ведь если мы не успеем к развилке первыми, нас ждет лобовое столкновение.

— Ну и черт с ним! — проревел Ганс. — Это будет не самая плохая смерть.

Гаарк высунулся из кабины машиниста и увидел искры, высекаемые колесами удаляющегося от них поезда, до которого было всего четверть мили. Раздался скрежет, эшелон кар-карта остановился. Гаарк соскочил на насыпь, и несколько воинов из его личной охраны тут же побежали вперед. Вместе с машинистом кар-карт подошел к заблокированной стрелке.

— Сколько времени уйдет на починку?

Машинист испуганно поднял на него глаза.

— Сколько? — повторил свой вопрос Гаарк.

— Немного, мой карт. Немного. Но нам нужно запастись водой и дровами. До следующей станции целых восемьдесят миль.

Гаарк пробурчал себе под нос проклятие и направился к платформе. У водонапорной башни несколько скотов пытались поднять трубу, по которой драгоценная вода выливалась из цистерны на землю.

На полу диспетчерской лежало обезглавленное тело часового.

«Идиот чертов, очевидно, спал на посту».

Мимо Гаарка туда-сюда беспорядочно носились его воины, не разбиравшие в темноте, мимо кого пробегают. Пока починят стрелку, пройдет еще минут пятнадцать. У беглецов слишком большая фора, и они, конечно, успеют отъехать, остановиться и испортить еще одну стрелку или взорвать позади себя рельсы.

Он схватил за рукав одного из пробегавших мимо воинов.

— Рельсы! У вас здесь есть запасные рельсы, костыли и инструменты?

Бантаг махнул рукой куда-то в сторону.

— Да вон склад, за боковой веткой.

— Грузите это все в один из вагонов!

Солдат скептически посмотрел на него, явно не спеша выполнять приказы какого-то незнакомца.

— Мой карт, мы починили стрелку, — крикнул издалека машинист.

Бантаг ошеломленно уставился на Гаарка и согнулся в низком поклоне.

— Кончай придуриваться и займись делом! — заорал Гаарк. — Мне нужна рабочая бригада, которая умеет чинить железнодорожное полотно, не важно, скоты или воины. Они поедут с нами. Быстро!

Бантаг отдал честь и со всех ног бросился к складу. Продолжая сыпать ругательствами, Гаарк провожал взглядом исчезающий в ночи поезд Шудера.

— Вижу землю, — сообщил Федор.

Заворчав, Джек сел и протер глаза. Над его головой раздавался громкий храп. Джек от души пнул по гамаку Степана, и храп прекратился.

— Который сейчас час?

— Скоро рассветет, — бодро отозвался Федор, кивая на восток.

— Ух ты, как мы несемся! — воскликнул Джек. — Здесь, наверху, скорость ветра достигает сорока, а то и пятидесяти узлов. На обратном пути нам придется опуститься ниже.

Широко зевая, Степан свесил ноги с гамака.

— Как спалось? — спросил у него Федор, протягивая юноше дымящуюся чашку чая.

— Потрясающе! Здесь такой свежий воздух! — воодушевленно ответил Степан.

— Будь так добр, заткнись, — простонал Джек, плотно обхватив ладонями свою чашку в надежде согреться. Глядя на чай, он вдруг удивился, каким образом Федору удалось вскипятить воду, и недоумевающе поднял глаза на своего бортинженера.

— Я дошел до одного из двигателей и поставил на него чайник, — произнес Федор, предвосхищая его вопрос.

Джек бросил взгляд на узенький мостик, и его замутило.

— А если бы ты оттуда сверзился? Вот болтан! Дирижабль остался бы без управления, а мы только через несколько часов проснулись бы и поняли, что ты свалился за борт.

— Слушай, ты хочешь чаю или нет? По крайней мере у нас на завтрак будет хоть что-то горяченькое.

Джек отхлебнул из своей чашки и с удовлетворением обнаружил, что Федор не забыл добавить меду в обжигающий внутренности напиток.

— Мы долетели до суши.

Джек пригнулся и прошел в носовую часть кабины. В слабом предрассветном свете виднелась низкая гряда холмов, а в долинах и на перевалах стелился утренний туман. Все страхи Джека ожили вновь. Покрытые лесами горы на севере отбрасывали на степь тени, похожие на гигантские пальцы. Справа от него сильный норд-вест гнал белые барашки по сине-фиолетовой поверхности Великого моря. Джек подумал, что видит под собой землю, на которую никогда не падал взгляд свободного человека.

Петраччи сел в кресло пилота, сделал еще один глоток чая и с благодарным кивком взял у Федора бутерброд с маслом и толстым ломтем ветчины. Неторопливо разжевывая жесткое мясо, Джек отрешился от всего и не прислушивался к оживленной болтовне Степана и Федора, устроившихся на корме.

Джек постепенно увеличил скорость и тут же вновь сбросил ее до крейсерской, внимательно следя за всеми двигателями. Стрелка показателя скорости ветра застыла на отметке тридцать миль в час, но, учитывая, что бриз дул им почти в корму, они должны были делать не меньше семидесяти узлов.

В миле под ними он заметил скопление юрт, рядом с которыми, задрав головы к небу, замерли бантаги, с изумлением смотрящие на необычный аппарат. Воздух был кристально чистым — настолько, что их лица с раскрытыми от удивления ртами, казалось, находились на расстоянии вытянутой руки. Высунувшись из иллюминатора, Петраччи помахал бантагам, а затем сделал малоприличный жест.

— Думаешь, мы проскочили ночью нужное место? — обеспокоенно спросил у него Федор.

Джек развернул карту, составленную моряками, исследовавшими восточное побережье, и в течение нескольких минут тщательно сверял ее с ландшафтом внизу.

— По-моему, мы в тридцати милях к северу от наших. Они должны быть в этом маленьком заливе между скал.

Он ткнул пальцем в листок с планом местности и затем показал влево. Федор вытянул шею и тоже вперился в карту. Проверив выводы Джека, бортинженер одобрительно кивнул.

— Давай немного снизимся и выберемся из этого сильного воздушного потока.

Джек опустил нос «Летящего облака» на двадцать градусов, и они начали снижение, одновременно поворачивая на юго-запад. Ветер продолжал уносить их прочь от моря, и Джек слегка увеличил мощность работы двигателей, причем ему пришлось взять направление на запад-юго-запад. Наконец они начали набирать скорость, и после того как дирижабль опустился ниже пяти тысяч футов, ветер начал ослабевать, так что в итоге Джек выбрал курс юго-запад, чтобы сохранить общее направление на юг.

В небе занималась заря, восток окрасился багрянцем, и их глазам открылось устье широкой реки. А в море в нескольких милях от берега в крутом бейдевинде шло изящное судно под белоснежными парусами.

— Паровой шлюп «Виксбург», — убежденно произнес Федор, поднося к глазам подзорную трубу.

Джек согласно кивнул и, взяв трубу у своего инженера, стал с восторгом разглядывать корабль-игрушку. Это было одно из их дозорных судов, бороздивших воды вблизи вражеских владений и участвовавших в необъявленной войне с бантагами. Вдоль восточного побережья моря были разбросаны с полдесятка людских поселений, в которых, судя по всему, жили потомки китайцев. В них стояли бантагские гарнизоны, и сторожевики вроде «Виксбурга» время от времени подходили к берегу и наблюдали за поведением воинов орды. Буллфинч призывал к более агрессивным действиям, но Конгресс и президент наложили на это вето. Никто не знал, что находится выше по течению реки, так как при приближении республиканского корабля к устью наперерез ему выплывал десяток галер, постоянно дежуривших в заливе. Сегодня все это изменится.

— Степа, залезай на верхотуру, — скомандовал Джек. — Мы добрались до негостеприимных мест. Смотри в оба. Нам неизвестно, есть ли у бантагов дирижабли, но лучше быть готовыми ко всему.

— Есть, сэр!

Джек только покачал головой, когда сияющий от счастья юноша застегнул пуговицы на своей кожаной куртке и запихал полбуханки хлеба в один карман и фляжку с водой в другой. Затем Степан надел летный шлем и опустил на глаза очки. Открыв кормовой люк, молодой стрелок высунулся наружу и схватился за конец веревочной лестницы. Вися чуть ли не вниз головой, Степан по-паучьи пополз вдоль корпуса дирижабля и вскоре исчез где-то наверху.

— Этот парень родился пилотом, — восхищенно произнес Федор.

— Не пилотом, а идиотом, — пробурчал Джек, которого выворачивало наизнанку при одной мысли о том, чтобы оказаться на поверхности оболочки во власти ветров, разрывающих тебя на части.

Сбоку от кресла пилота раздался высокий пронзительный свист, и Джек вынул затычку из переговорной трубы.

— Я на месте, сэр, — донесся до него голос Степана. — Здесь так красиво!

— Ты пристегнулся? Если нам придется маневрировать, у меня уже не будет времени предупредить тебя.

— Так точно, сэр!

Джек опять покачал головой, заткнул переговорную трубу и бросил взгляд на землю под собой.

— Река течет на юго-восток. Полетим вдоль нее. Как у нас с топливом?

— Отлично. Мы израсходовали только четверть нашего запаса.

— Не забудь, что нам еще домой лететь, — напомнил Федору Джек. Взгляд пилота скользил по земле в поисках дыма, и наконец Петраччи заметил небольшую струйку, поднимавшуюся над рядом зданий около длинного эллинга, в котором, как он подозревал, находились галеры.

— Похоже, у земли дует западный ветер, — воскликнул он. — От пяти до десяти миль в час.

Он опять проверил датчики топлива. Надо позаботиться о том, чтобы у них что-то оставалось в резерве. Пожалуй, они будут выдерживать этот курс еще час, а потом повернут обратно.

Откинувшись на спинку кресла, Джек доедал свой завтрак, периодически поглядывая в бинокль, с тем чтобы получше рассмотреть какую-нибудь особенность ландшафта и дать указания Федору сделать ее набросок или просто оставить запись в судовом журнале. Над горизонтом поднялся солнечный диск, и по степи пролегли длинные тени.

— Наверняка выше по реке есть какой-нибудь крупный город, — заметил Федор, нарушив длившееся целый час молчание, когда Джек лишь изредка обращался к нему, отмечая проплывавшие внизу деревни и другие стратегически значимые пункты.

Петраччи был с ним согласен. На реке виднелись многочисленные пятнышки лодок, а дважды дирижабль пролетал над самыми настоящими судостроительными верфями, и на стапелях одной из них стояла баржа в две с лишним сотни футов длиной. На берегу небольшой бухты сушилось около десяти галер, а в обнесенном стенами лагере рядом с ними копошились несколько тысяч человек, дружно задравших вверх головы, когда мимо них промчалась тень удивительного воздушного корабля.

В мозгу Джека мелькнуло ужасное воспоминание о погребении Джубади и колоссальной гекатомбе, свидетелем которой он стал.

— Эх, спуститься бы сюда с хорошей батареей на борту и выпустить на свободу этих несчастных! — прошептал он.

Федор не ответил, прилипнув к окулярам бинокля.

— Похоже, впереди по курсу город, — возвестил он. Опустив бинокль, бортинженер схватил подзорную трубу и раздвинул ее, положив дальний конец на край иллюминатора.

— Ну-ка взгляни, — предложил он своему другу, уступая ему место у трубы. Джеку потребовалась пара секунд, чтобы навести фокус. Наконец картинка стала четкой, и Петраччи протяжно присвистнул.

— Думаю, это дело нужно сфотографировать, — хрипло произнес он.

Через несколько минут он опустил подзорную трубу и взял в руки бинокль, более удобный в обращении. Внимательно рассмотрев верфи, он, к своему ужасу, обнаружил на стапелях свыше дюжины бронированных кораблей, из палуб которых торчали черные трубы. Город тянулся вдоль реки, и Джек ясно различал судостроительные бригады, трудившиеся внизу. Над доками высились стены земляной крепости, и в сторону реки грозно смотрели дула пушек внушительной батареи.

Федор прильнул к первому фотоаппарату. Наведя камеру вниз, он поднял затвор объектива, досчитал до десяти и опустил его. Картинка выйдет смазанной, но главное будет видно.

Джек снова посмотрел вниз. В этом месте река круто поворачивала на юг, а потом возвращалась обратно на север, и выше по течению подступ к городу оборонялся еще одной земляной крепостью, которая, казалось, примыкала к первому укреплению, хотя на самом деле их разделяла водная петля. Судну, поднимавшемуся вверх по реке, сначала предстояло миновать нижнюю крепость, а потом и верхнюю.

Джек внимательно разглядывал второе укрепление, и вдруг его взгляд зацепился за столб дыма, поднимавшийся рядом с ним. В первое мгновение ему показалось, что это какая-то чепуха, на которую можно не обращать внимания, и он отвернулся в другую сторону.

Неожиданно его мозг пронзила невероятная мысль, Джек схватил подзорную трубу и снова посмотрел вниз. На секунду этот дым снова попал в поле его зрения, но тут же опять исчез. И вот Джек все-таки нашел его.

— Боже милостивый, у них есть поезда!

Рядом с ним навел на землю свой бинокль Федор.

Вдоль гряды невысоких холмов медленно плыло черное облако. Джек разглядывал в трубу горный хребет, над которым поднимался дым, и наконец увидел блеснувшие внизу полосы рельсов. К верхней крепости вела боковая ветка, а основной путь шел прямо в город, над которым они как раз в этот момент пролетали.

— Взгляни на здания к востоку от форта, Джек. Похоже, это ангары для дирижаблей!

Джек отвел взгляд от железной дороги и посмотрел на строения, на которые показывал Федор. От большой открытой поляны в разные стороны, как спицы, отходили шесть длинных узких зданий. На их глазах из одного ангара высунулся нос бантагского дирижабля.

— У нас появилась компания, — заметил Джек.

Он снова взглянул на хребет, и его глазам предстал ползущий по мосту паровоз, тянувший за собой шесть платформ, на каждой из которых находилась какая-то похожая на огромный ящик конструкция, накрытая брезентом.

— Не пора ли нам поворачивать оглобли? — поинтересовался Федор.

— Подожди, я хочу сфотографировать поезд.

— А потом мы разворачиваемся обратно, да?

Федор был прав. Они уже добыли такую информацию, узнав о которой Эндрю лишится дара речи. А главное, теперь и Калин, и Конгресс признают их правоту. Джек не отрывал взгляда от поезда. Он доставлял в порт какой-то груз. Это явно были готовые изделия — иначе зачем покрывать груз брезентом? Однако он не заметил никаких следов фабрик или мастерских по производству паровых двигателей, брони, пушек и прочего оружия. Если эти ублюдки проложили здесь железную дорогу, то она должна вести к каким-то очень важным объектам.

Судя по дыму, поднимавшемуся из трубы паровоза, ветер у земли все еще был западным. Значит, на обратном пути ветер будет дуть в скулу.

— Давай-ка посмотрим, куда ведет эта дорога, — сказал Джек.

Федор уставился на него и покачал головой.

— Старик, не забывай про этот дирижабль внизу. К тому моменту, как он наберет высоту, мы его намного опередим, но когда придет время разворачиваться и лететь домой, он создаст нам кучу проблем.

Джек откупорил переговорную трубу и дунул в нее, чтобы на другом конце раздался свист.

— Степан, в воздух поднимается вражеский дирижабль. Если у бантагов есть один такой, их может быть и несколько. Так что смотри в оба!

— Хорошо бы поучаствовать в воздушном бою, сэр!

Проворчав проклятие в адрес юного энтузиаста, Джек слегка развернул «Летящее облако» на восток, нацелив нос дирижабля на проход между холмами в двадцати милях от города. Железная дорога вела именно туда.

— Вижу встречный поезд!

Высунувшись из кабины машиниста, Ганс посмотрел вперед и увидел поднимавшееся над горизонтом черное облако. Наступило раннее утро.

— Он уже успел миновать ответвление?

— А я откуда знаю? — огрызнулся Алексей. Сказывалось напряжение долгой гонки.

Преследовавший их поезд постепенно приближался к беглецам и сейчас был всего в паре миль позади них.

— Если они уже проехали стрелку, нам всем конец.

— По-моему, я вижу семафор у развилки! — закричал кочегар, стоявший с другой стороны кабины. — Они до него еще не добрались!

Ганс нащупал свою винтовку и нервно поправил патронташ, висевший у него через плечо. Выбравшись из кабины, он дошел до задней стенки тендера и просунул голову в отверстие, ведущее в первый вагон.

— Приготовьтесь к бою. Помните: один долгий гудок означает, что мы выбегаем из вагонов и вступаем в сражение. Передайте мои слова дальше.

Один из рабочих помахал Гансу, давая понять, что его слова были услышаны. Старый сержант только покачал головой. Если бы у него под рукой была рота-другая его парней из русской армии, а еще лучше — из старого Тридцать пятого, он бы не задумываясь нажал на тормоза, и пусть эти бантагские ублюдки лезут на рожон. Ганс был бы почти рад такому способу снять напряжение. В их поезде было не меньше двухсот готовых сражаться человек, но они не имели ни малейшего представления о воинской дисциплине, и Ганс боялся, что в лучшем случае один из десяти рабочих способен попасть из ружья в бантага, даже если тот будет находиться на расстоянии нескольких дюймов.

— Встречный поезд замедляет ход! — воскликнул Алексей и издал серию коротких гудков.

— А ты не можешь просигналить им, чтобы они убрались с дороги?

— Именно этим я и занимаюсь.

Алексей бросил взгляд на датчик, показывавший давление в паровом котле.

— Они все еще на главном пути! Переводят для нас стрелку! — крикнул кочегар.

Ганс витиевато выругался.

— Я должен сбавить ход, — произнес Алексей. — Может быть, они закрывают нам въезд на запасной путь.

Шудер снова посмотрел назад. Поезд преследователей стал еще ближе. Сколько же все-таки в этом эшелоне воинов? Милях в двенадцати позади дорога сделала крутой поворот, и в свете лунного серпа Ганс смог разглядеть, что бантагский паровоз тянет как минимум четыре-пять вагонов. Значит, их преследуют порядка двухсот воинов орды. Если они догонят беглецов, начнется побоище.

— Сначала мы просто проскочим стрелку. Не давай сигнала к бою, если только в этом встречном поезде не окажется воинов. Если это всего лишь товарняк, мы убьем охрану, разгоним поезд и на полной скорости спустим его на ублюдков позади нас!

Алексей перекрестился. Ганс повернулся к Кетсване и Григорию:

— Приготовились!

Алексей уменьшил мощность работы двигателя и начал торможение. Рядом со стрелкой стояли бантаг и двое людей, причем воин орды явно был в ярости. Их поезд свернул на запасной путь, и в этот момент Ганс высунулся из кабины паровоза, прицелился и уложил бантага, который даже не успел понять, что происходит.

Стрелочники ошарашенно уставились на него, не веря своим глазам, один из них с воплями припустил в открытую степь, прочь от железной дороги. Рельсы повернули еще раз, и их состав покатился параллельно основной ветке. Кетсвана с Григорием одновременно выстрелили из своих ружей, убив еще одного бантага, сидевшего в кабине встречного поезда. Проносясь мимо крытых вагонов, Ганс задержал дыхание, каждую секунду ожидая, что их двери сейчас распахнутся и наружу вырвется поток воинов. Однако все было спокойно. Догадка Алексея была верной — бантагский товарный состав был слишком длинным, чтобы разместиться на объездном пути. В нем было десять вагонов, и его хвост загораживал им выезд на главную колею.

Поезд беглецов наконец миновал стрелку и целиком оказался на боковой ветке. Алексей до упора потянул на себя рычаг тормоза, и они остановились.

— Вперед! — скомандовал Ганс. Спрыгнув на землю, он приказал Григорию бежать к стрелке, которую они только что проехали, и вернуть ее в исходное положение, а железнодорожник-чин, присоединившийся к ним в депо во время побега, приготовился перевести стрелку, открывающую им выезд на главный путь.

Ганс влез в кабину бантагского паровоза и обнаружил там двух людей-кочегаров.

— Если хотите жить, убирайтесь отсюда! — рявкнул он.

Кочегары поочередно смотрели то на него, то на мертвого воина у своих ног.

Выглянув из кабины, Ганс увидел, что догонявший их поезд начал притормаживать в нескольких сотнях ярдов от стрелки. Воины-бантаги начали выпрыгивать из вагонов по обе стороны от путей, и через пару секунд в воздухе зажужжали пули.

Переводивший стрелку Григорий выпрямился и дал Гансу отмашку. Старый сержант передвинул вперед рычаг и почувствовал, как под ним завертелись колеса поезда.

Он соскочил вниз, оба кочегара все еще торчали в кабине, изумленно пялясь на него. Ганс вскинул винтовку и навел ее на них.

— А ну слезайте! Быстро!

Кочегары переглянулись и выскочили из паровоза с другой стороны.

Колеса поезда продолжали проворачиваться, не находя сцепления с рельсами, но вот наконец раздался жуткий скрежет, и бантагский товарняк сорвался с места.

Когда последний вагон встречного поезда промчался перед носом их паровоза, стрелочник-чин всем своим весом налег на рычаг, и стрелка встала на место. Пули свистели уже совсем рядом, одна из них взметнула фонтанчик пыли в дюйме от ноги Ганса. Отчаянным прыжком Шудер взлетел обратно в кабину Алексея, и тут его взгляд упал на человека, взобравшегося на верхушку телеграфного столба. Молоденький телеграфист, совсем мальчик, должен был перерезать провода и сейчас из последних сил цеплялся за поперечную перекладину. На его спине проступило пятно крови. Медленно подняв тяжелую, словно налитую свинцом руку с зажатым в ней ножом, юноша чиркнул по проводу и, выполнив свое задание, рухнул на землю.

Сдерживая слезы, Ганс отвел взгляд от безжизненного тела и стал следить за Григорием и Кетсваной, которые догнали набирающий скорость локомотив и вскочили в кабину машиниста.

— Будем надеяться, что у этих подонков сломается паровоз! — возбужденно проорал Кетсвана, встав на подножку и наблюдая за разворачивающимися событиями. Казалось, зулус просто не замечает проносящиеся мимо него пули.

— Далеко до следующей станции? — спросил Григорий.

— Через сорок миль будет крупный железнодорожный узел. Он находится примерно на середине пути от нашего лагеря до Сианя, — сообщил Алексей, умолчав, впрочем, о том, что на карте значились бантагский лагерь, мост и депо. Беглецам предстояло серьезное испытание, и, возможно, именно там оборвется их полный опасностей путь.

— Давай задний ход! — взревел Гаарк.

Машинист-пленник бросил на него непонимающий взгляд.

— Когда этот поезд соприкоснется с нашим, мы будем двигаться назад и постепенно погасим его скорость.

Машинист потянул за рычаг заднего хода. Приближавшийся к ним поезд мчался все быстрее и быстрее, и Гаарк высунулся из кабины, чтобы лучше все видеть. Как ни странно, в глубине души эта гонка за Шудером доставляла кар-карту удовольствие. Она напоминала Га-арку легендарную погоню, произошедшую двести лет назад в его родном мире, когда во время Войны за наследство, на заре эры паровых двигателей, Кагар-ду, законный наследник, бежал из тюрьмы и, захватив паровоз, пять дней удирал от своих преследователей, пока его наконец не загнали в тупик, где он в честной схватке пал от руки своего соперника, основателя династии Лекта.

Вовремя предпринятый маневр позволил им почти полностью самортизировать удар при столкновении локомотивов, и оба поезда покатились обратно на восток. Гаарк не вытерпел и, не обращая внимания на протестующие возгласы своего офицера, вылез на скотосбрасыватель. Выбрав подходящий момент, кар-карт одним прыжком перемахнул на встречный паровоз и после некоторых усилий, потребовавших от него немалой ловкости, оказался в пустой кабине. Гаарк выпустил пар и потянул за тормозной рычаг. Из-под колес товарного состава взметнулся сноп искр, и он отцепился от бантагского эшелона, продолжавшего двигаться задним ходом. Наконец оба поезда остановились, и Гаарк, гордо улыбаясь, откинулся в кресле машиниста, дожидаясь своих воинов. В их взглядах, направленных на него, читалось восхищение.

Отлично, это сделает его образ еще более легендарным.

— Смотри, мой карт!

Один из воинов показывал на что-то в небе. Гаарк спрыгнул на землю и задрал голову.

Там на малой высоте один за другим плавно скользили два дирижабля.

Гаарк, затаив дыхание, разглядывал их изящные контуры, блестящие жесткие корпуса и крылья длиной почти в сто футов.

Конечно, все это было очень примитивно. Только через несколько поколений варвары, которыми он правит, смогут создать простейший аэроплан, не говоря уж о реактивном самолете, однако для начала сойдут и дирижабли. Большинство воинов смотрели на небо с суеверным ужасом на лицах, некоторые из них осеняли себя знаком, призванным отвадить беду. Однако многие бантаги с почтительным трепетом взирали на своего вождя, ибо кто как не он, Спаситель, создал это чудо, способное победить злых духов, овладевших скотом?

— Отгоним этот поезд обратно к развилке и заведем его на объездной путь. Потом отцепим вагоны, сколько их поместится, на боковой ветке, а локомотив с оставшимися вагонами развернем на запад и пустим перед нашим эшелоном. Предки послали его нам в помощь.

Бантагский офицер тупо уставился на него, не понимая, что имеет в виду кар-карт.

— Скоро вы все увидите.

— Старик, не пора ли нам поворачивать домой? — жалобно спросил Федор.

Проигнорировав слова своего бортинженера, Джек бросил взгляд на датчик топлива и снова стал рассматривать землю внизу, но тому, как плыли над степью низкие кучевые облака, он заключил, что ветер переменился на вест-зюйд-вест, а то и просто на зюйд-вест. Похоже, им везло. На обратном пути «Летящему облаку» придется бороться с боковым ветром, но это все же лучше, чем встречный.

— Через пятнадцать минут, — наконец ответил он Федору. — Мы же еще ничего не видели, кроме нескольких ответвлений, ведущих в холмы на юге, где, скорее всего, добываются лес и руда. Но где же фабрики? И как там наши преследователи?

Федор вылез из своего кресла, прошел в кормовую часть гондолы и выглянул в иллюминатор.

— Отстали миль на пятнадцать. Им за нами не угнаться.

Джек издал довольный смешок. Должно быть, у этих бантагских говнюков глаза на лоб повылезали при виде четырехвинтового дирижабля, нахально вторгшегося в их воздушное пространство. Впрочем, сам Джек был озадачен не меньше бантагов. Город, откуда начиналась железная дорога, был уже по меньшей мере в ста пятидесяти милях позади, а рельсы уходили за край горизонта и, казалось, вели в бесконечность. Как же бантагам удалось сотворить все это всего за четыре года? Во время войны с Карфагеном их пираты захватили русский локомотив, а паровую машину мерки могли изучить на «Оганките» еще до затопления броненосца. Но железная дорога? Может быть, мерки захватили нескольких железнодорожников из 3-го корпуса и потом продали их бантагам? А для чего бантагам было нужно затевать такое строительство, как не для войны с Республикой?

Цивилизация орды совершила технологический скачок, это было очевидно. Вдоль железной дороги были расставлены телеграфные столбы, а это означало, что бантаги имеют возможность в считанные секунды передавать информацию из одного места в другое. У них были гальванические батареи и простейшие навыки холодной обработки металлов, орда достигла определенного уровня индустриализации, позволявшего ей создать сотни миль рельсов и паровые двигатели для кораблей и поездов. Однако самым тревожным было то, что бантаги, по-видимому, приспособились к современному образу мышления. Мерки начали использовать ружья и пушки, но при этом оставались все тем же первобытным народом, что и раньше, во времена мечей и луков. А в жизни бантагской орды появилось что-то новое, что изменило их традиционный уклад, по крайней мере в том, что касалось методов ведения войны. Судя по тому, что видел сверху Джек, людское население этих земель было полностью порабощено, а, по словам Эндрю, здесь жило бессчетное множество чинов — может быть, несколько десятков миллионов или даже больше. А это значило, что в распоряжении бантагских хозяев были легионы рабов, ковавших оружие для будущей войны.

Вдруг он заметил столб дыма, поднимающийся над горизонтом. Вскоре показались еще два черных облака. Три локомотива на линии одновременно. Хм, может, они везут какой-нибудь специальный груз?

— Знаешь, Федя, давай-ка сфотографируем эти три поезда. А потом развернемся и полетим домой.

— Нам нужно сделать остановку, чтобы запастись водой и дровами! — воскликнул Алексей. — Если мы этого не сделаем, то миль через пять-десять у нас не будет пара.

Ганс бросил взгляд назад. Бантагский паровоз постепенно их догонял. После того как беглецы предприняли тот отчаянный маневр у развилки, следующие десять миль они ехали спокойно, и Ганс начал надеяться, что им удалось повредить паровоз преследователей.

Теперь он понял новую стратегию бантагов: пустить в погоню за людьми отсоединенный от вагонов локомотив, который протаранит их сзади, когда Алексею придется сбавить скорость. А после этого воины из второго поезда, идущего в нескольких милях позади паровоза, покончат с теми, кто останется в живых после столкновения.

— Нам надо захватить станцию, перевести там стрелку и отправить этот чертов паровоз на запасной путь, — решил Ганс. — Потом быстро погрузить дрова и залить воду. Если на нас попрут бантаги, будем сражаться, защищая грузчиков.

До узловой станции оставалось не больше мили. Ганс не заметил никаких признаков беспокойства, никто не встречал их выстрелами из пушек и ружейным огнем. Очевидно, преследователи до сих пор не смогли возобновить телеграфное сообщение. Ему показалось немного странным, что оба дирижабля, прилетевшие с запада, пятнадцать минут назад заложили вираж на юг и исчезли где-то среди густых облаков. Первый дирижабль имел какую-то необычную форму, но у Ганса не было сейчас времени задумываться об этом.

— Все знают, что делать? — спросил он.

Григорий и Кетсвана дружно кивнули.

— Тогда с Богом, ребята!

— Притормози, — приказал Гаарк.

Машинист облегченно перевел дыхание. Он потянул за рычаг, из-под колес вырвался сноп искр, и паровоз замедлил ход. Гаарк повернулся к шестерым воинам, которые по настоянию командира роты сопровождали его в этой безумной гонке.

Скорость локомотива упала до пяти-семи миль в час.

— Прыгайте!

— Мой карт, это невозможно! — протестующе воскликнул один из них. — Не лишай меня чести!

— Идиот, я не собираюсь кончать с собой! Прыгай!

Бантаги переглянулись, и наконец один из них решился соскочить на землю. Секунду спустя за ним последовали и остальные пятеро. Двое людей неловко спрыгнули последними.

Оставшись в локомотиве один, Гаарк отпустил тормоз и дал полный ход. В следующее мгновение он выскочил из кабины машиниста и кубарем покатился по высокой траве. Встав на ноги, Гаарк проводил взглядом удаляющийся паровоз, и на его губах заиграла довольная улыбка.

— Давай сигнал к бою!

Алексей дернул за веревку, раздался долгий гудок, двери вагонов распахнулись, и беглецы беспорядочной толпой высыпали наружу.

Кетсвана с Григорием выпрыгнули из кабины машиниста и взяли на себя командование. Отряд под руководством зулуса побежал через депо, а Григорий выстроил своих людей в цепь перед мостом.

Слева от Ганса творилось сущее безумие. Сотни рабов разбегались врассыпную, а ошарашенные бантаги, большинство из которых были вооружены одними ятаганами, разинув рты, смотрели на ревущую и беснующуюся толпу, несущуюся на них.

— Эти дрова и вода будут стоить нам немалой крови, — крикнул Ганс Алексею, вылезая наружу.

Сам Шудер в сопровождении стрелочника и четырех помощников Кетсваны побежал по путям обратно.

Преследовавший их паровоз, как он и предполагал, был уже совсем рядом, и Ганс вместе со стрелочником-чином налегли на рычаг стрелки. Раздался щелчок, стрелка перевела рельсы на запасной путь, и буквально через секунду мимо них, накренившись, пронесся ревущий локомотив.

Ганс потрясенно наблюдал за тем, как паровоз, не сбавляя скорости, влетел в депо. Люди Кетсваны метнулись прочь с его пути. Локомотив прогремел по рельсам и столкнулся со стоявшим на запасном пути составом с товарными вагонами. Ганс в жизни не видел ничего подобного: «бешеный» паровоз с невообразимым грохотом врезался в первый вагон и, оторвав его от рельсов, отбросил в сторону, как сломанную игрушку. Уткнувшись во второй вагон, паровоз встал на задние колеса и повалился на левый бок, словно какое-то умирающее чудовище. Второй вагон перевернулся, а третий по инерции покатился дальше по рельсам. Из поверженного локомотива с шипением вырвалась струя пара; засверкали искры, взметнулись клубы черного дыма. Некоторые беглецы начали радостно смеяться, благодаря небо за то, что эта катастрофа не произошла с их поездом, и вдруг все звуки утонули в громе колоссального взрыва — первый вагон взлетел на воздух.

Ударной волной Ганса швырнуло на землю, и на какое-то время у него перехватило дыхание. Шесть остальных вагонов, находившихся на этом запасном пути, один за другим взорвались, как огромные хлопушки. Зрелище было ужасным: многих людей Кетсваны подбросило в воздух и разметало в разные стороны. Крики раненых и изувеченных рабочих были едва слышны в закладывающем уши грохоте от взрыва нескольких тонн пороха.

На них обрушился настоящий град из обломков взорвавшихся вагонов. Справа от Ганса искореженное колесо поезда прочертило дугу в воздухе, затем вспахало в земле глубокую борозду и наконец остановилось в тридцати ярдах от железной дороги.

В полной прострации Ганс бросил взгляд на свой поезд. Пылающие обломки упали на крыши вагонов, и его люди уже сбрасывали их вниз. В открытых дверях предпоследнего вагона, крича от ужаса, с Эндрю на руках стояла Тамира.

Ганс оцепенело посмотрел назад, на восток. Второй поезд преследователей не сбавлял хода. Через минуту-другую он будет здесь, и не успевшим отойти от шока беглецам придется иметь дело с хорошо вооруженными воинами регулярной армии.

— Что за чертовщина?

Джек склонился к иллюминатору, привлеченный звуками раздававшихся внизу взрывов.

— Нет, ты это видел? — воскликнул Федор. — Они там что, все с ума посходили?

— Мы спускаемся ниже, — объявил Джек, отводя от себя руль высоты.

— Зачем это?

— Хочу получше рассмотреть, что там творится. Смотри, из первого поезда высыпала толпа людей. Кажется, они там стреляют.

Сердце Джека учащенно забилось. Неужели это какая-то военная операция? Может быть, на этих землях есть люди, сражающиеся с бантагами? Он должен это узнать.

«Летящее облако» опустилось на высоту четырех тысяч футов, и глазам Джека отчетливо предстала панорама боя. Рядом с первым поездом он видел рабочую команду, в сумасшедшем темпе грузящую в тендер дрова и перекачивающую из цистерны воду. У поврежденного паровоза выстроилась неровная шеренга людей, в руках некоторых из них были ружья, а в это время из бантагского лагеря к ним бежали сотни воинов, похожих на растревоженных муравьев, покидающих горящий муравейник. Джек увидел, как чуть восточнее остановился еще один поезд, с платформ которого начали спрыгивать другие бантаги.

Что же все это значит? В голове Джека мелькнула смутная догадка. Это очень напоминало рейд Эндрюса. Было похоже, что эти люди пытаются бежать. Вот только куда? И кто они такие, черт возьми?

Из переговорной трубы сбоку от него послышался пронзительный свист, и Джека от неожиданности чуть инфаркт не хватил. Он вытащил затычку.

— Что случилось?

— Над нами два дирижабля! Летят со стороны солнца, очень быстро!

Над головой Джека ухнула пушка Степана.

— Федор! Бегом к кормовой пушке! Включаю максимальную скорость!

Федор пулей вылетел из своего кресла и потянул за рычаги, раздвигавшие створки кормового порта дирижабля. Теперь его двухфунтовка была готова к бою. Джек снова услышал, как стреляет орудие Степана. Они попали в опасную передрягу, ну и черт с ним. Он должен выяснить, что происходит внизу.

— Держитесь!

Выжимая всю мощь из своих двигателей, Джек бросил «Летящее облако» в пике.

— Продолжайте отстреливаться! Григорий, держись!

Шеренга людей, которых Ганс выстроил под прямым углом к дороге, ответила на призыв своего командира нестройным залпом. Поезд преследователей остановился в ста футах от них, на той стороне моста через мелкую речку. Бантаги наседали с обоих флангов. Несколько мужчин и женщин уже пали под их выстрелами. В рельс рядом с ногой Ганса с визгом ударилась вражеская пуля, которая, срикошетив, вырвала клок из его штанов.

Старый сержант откусил кусок от табачной плитки, и его охватило какое-то странное возбуждение. Он снова был на линии огня. Антьетам, Геттисберг, Уайлдернесс. В этот миг Ганс почувствовал себя по-настоящему живым, и плевать, если это будет его последний бой!

Вскинув к плечу винтовку, он тщательно выбрал цель и спустил курок. Бантагский солдат споткнулся и упал на землю.

За спиной Ганса стрелочник с парой помощников изо всех сил молотили кувалдами по рычагу, поворачивающему стрелку, стараясь привести его в полную негодность, а шестерка зулусов пыталась повредить часть железнодорожного полотна, используя свои винтовки как ломы.

— Дирижабль!

Сердце Ганса готово было выскочить из груди. Летательный аппарат, превосходивший размерами все дирижабли, которые он когда-либо видел, падал на них с облаков. Над ним реял флаг Республики!

При виде этого чуда на глазах Ганса выступили слезы, он отошел за спины своих людей и начал отчаянно размахивать руками. И тут за кормой большого дирижабля показались еще два воздушных судна.

В днище «Летящего облака» ударила бантагская пуля и в двенадцати футах от кресла пилота образовалась небольшая дыра. Во все стороны полетели щепки.

— Куда тебя несет? — завопил Федор.

— Мы выйдем из пике на высоте в тысячу футов.

— Нас изрешетят пулями!

— Заткни пасть и начинай стрелять!

— Куда стрелять-то? Там же полный хаос!

— Выбирай крупные мишени. Только не попади в первый поезд, там наши.

Джек слегка уменьшил крутизну спуска, и тут его взгляд упал на мужчину, одиноко стоявшего позади шеренги людей, оборонявших мост к востоку от станции.

На фоне своих товарищей, одетых в лохмотья темного цвета, этот человек выделялся светло-синими брюками и темно-синим мундиром. Его поднятое к небу лицо обрамляла седая борода, и он возбужденно махал Джеку обеими руками.

— Боже милостивый! — потрясенно произнес Петраччи.

Лобовое стекло дирижабля разлетелось вдребезги, засыпав его осколками.

— Это Шудер! — заорал Джек. — Чтоб мне сдохнуть, это же Шудер!

— Что?

— Федька, там внизу Ганс Шудер!

Дирижабль продолжал падение. Федор бросил свое место у кормового орудия и подбежал к Джеку, желая увидеть все собственными глазами.

— Возвращайся к своей пушке! Нет, погоди, дай-ка мне вымпел.

Джек наконец потянул на себя штурвал, и нос дирижабля стал подниматься. Выровняв судно на высоте всего в пятьсот футов, он пролетел над поездом беглецов. Высунувшись из кабины, Джек начал кричать и махать Гансу, ведя свое судно вдоль железной дороги.

Несколько пуль, прошивших пол гондолы, привели его в чувство. На земле слева от себя Джек заметил тень от «Летящего облака». Вскоре над этой тенью появились еще две.

— Они догоняют нас!

Голос Степана с трудом пробивался сквозь рев двигателей, запущенных на полную мощность.

Вражеский снаряд прочертил над ними дугу, упал на землю и с грохотом взорвался.

«Разрывные. Черт подери, если один из них попадет в „Летящее облако“, нам конец».

Джек рванул на себя штурвал, набирая высоту, и увидел, что один из преследовавших их дирижаблей круто повернул влево.

— Федор, не спи! — воскликнул он. — Подбей его!

И тут он с изумлением заметил, что у бантагских воздушных кораблей были крылья, совсем как у птиц!

Джек вдруг припомнил разговор, состоявшийся у него когда-то с Фергюсоном. Чак говорил, что за счет крыльев у летательного аппарата может увеличиться подъемная сила и, соответственно, станет возможным уменьшить расход водорода и повысить маневренность корабля. Теперь, когда вражеский дирижабль делал вираж, Джеку были хорошо видны оба его крыла. Ему показалось, что бантагский корабль обладает лучшей маневренностью, чем его «Летящее облако». И у Джека было подозрение, что, хотя на его дирижабле целых четыре пропеллера, а у бантагов всего один, неприятель все равно не уступает ему в скорости, а то и превосходит его. Он резко бросил «Летящее облако» вправо, давая возможность Федору произвести выстрел из кормовой пушки.

Бортинженер выстрелил, и в крыле вражеского летательного аппарата возникла дыра. Однако бантагам удалось завершить поворот и выровнять судно. В следующее мгновение рявкнуло их орудие.

Разрывной снаряд просвистел в паре футов позади «Летящего облака», и Федор испуганно вскрикнул.

— Попал! — донеслось до них сверху.

Бантагский дирижабль камнем устремился к своей тени внизу. Прошло всего несколько секунд после удачного выстрела Степана, и пылающий корабль со сложившимися крыльями пронесся справа от «Летящего облака». Перед самым столкновением подбитого дирижабля с землей Джек успел заметить двух бантагов, придавленных пылающими обломками. Ему стало жаль вражеских пилотов, так как он ощущал некое внутреннее родство со всеми безумцами, осмеливающимися подниматься в воздух, даже если это были представители орды.

— Вижу второго! — крикнул Степан, и судно содрогнулось от еще одного выстрела его пушки. Буквально тут же выстрелил и Федор. Как и в прошлый раз, в крыле бантагского дирижабля появилась дыра, но сейчас их снаряд при попадании сдетонировал и от вражеского крыла отвалился кусок длиной в шесть футов. Поврежденный корабль встряхнуло, он завалился на подбитое крыло и, казалось, тоже готов был рухнуть. Однако пилотам удалось выправить дирижабль, и они полетели прочь от «Летящего облака».

— Федя, у меня для тебя два поручения. Сейчас мы опять подлетим к этой станции. Постарайся пару раз попасть во второй паровоз.

— А еще что?

Джек помешкал с ответом. Он испытывал сильнейшее искушение спуститься пониже и бросить Гансу веревочную лестницу, чтобы тот забрался к ним в гондолу. Однако Джек понимал, что из этого ничего не выйдет. Старый хрыч снова заварил какую-то кашу, и он ни за что не бросит своих людей.

— Значит, так. Принеси мне вымпел. Быстро!

— Они подбили одного! — торжествующе воскликнул кто-то из рабочих, показывая на небо.

Ганс позволил себе бросить быстрый взгляд в ту сторону. Охваченный пламенем бантагский дирижабль пронесся над их головами и упал на землю в полумиле от станции. Люди радостно закричали. Неудача, постигшая ненавистного врага, на время подняла их боевой дух. Перестрелка с бантагами не обходилась без жертв с обеих сторон, и Ганс видел, что на каждого убитого врага приходилось по три-четыре из его собственных бойцов.

— Григорий, принимай командование. Я посмотрю, как обстоят дела в депо.

— Пусть они там поторапливаются. У нас здесь не Первый Суздальский и даже не ополчение. Еще немного, и бантаги нас раздавят.

Ганс побежал вдоль рельсов обратно к своему поезду и вдруг с ужасом увидел жену, стоявшую в открытых дверях вагона. На полу возле ее ног плакал маленький Эндрю, а сама Тамира сбрасывала патронташи находившимся внизу людям Кетсваны. Бантагские пули ударялись в стенки вагона совсем рядом с ней, осыпая Тамиру дождем из щепок и опилок. Ганс закинул ружье за спину и сгреб жену в объятия. Свободной рукой он подхватил Эндрю, своим телом прикрывая младенца от случайной пули.

Плевать, что об этом подумают другие. Ганс бегом помчался в головную часть поезда и опустил Тамиру на землю рядом с тендером.

— Оставайся здесь!

— Тот дирижабль — на нем были твои друзья? — спросила она.

— Оставайся здесь и ни во что не ввязывайся!

Двадцать человек по цепочке передавали дрова из высокой поленницы в тендер, а несколько их товарищей бегали с ведрами вдоль всего поезда, разнося воду по вагонам. Ганс только сейчас сообразил, что с момента побега во рту беглецов не было ни капли воды. Остановив одного из водоносов, он сделал жадный глоток и передал ведро Тамире.

— Возьмешь это с собой в тендер. Ты поедешь там.

— Я не могу так поступить, Ганс.

Шудер слабо улыбнулся, покачал головой и отвернулся.

Под натиском размахивающих мечами бантагов люди Кетсваны начали отступать. Из-за горящих обломков взорвавшихся вагонов в рабочих летели тучи стрел. На глазах Ганса одна из стрел насквозь пронзила какого-то чина. Он обратил внимание на то, что среди людей, работавших на погрузке дров, были пять-шесть местных рабов, присоединившихся к беглецам.

— Алексей!

— Еще две минуты! Нам нужно полностью загрузить тендер!

— Где этот чертов телеграфист? — раздраженно воскликнул Ганс.

Не успел он произнести эти слова, как телеграфист выскочил из здания станции, таща за собой какого-то юношу, — судя по всему, местного диспетчера.

— Он сказал, что полчаса назад отсюда на запад отправился состав, — возбужденно сообщил Гансу телеграфист, кивая на молодого чина. — Мы сможем спокойно ехать за ним.

В следующую секунду разрывная пуля превратила голову юного диспетчера в бесформенное месиво из костей, крови и мозгов.

Ганс видел, что шеренга Григория не выдерживает давления преследователей. Некоторые бантаги уже почти преодолели мост и стреляли с расстояния в пятьдесят ярдов, а то и меньше.

— Алексей, нам пора сматываться, — рявкнул Ганс.

Грузчики кинулись к своим вагонам, забрасывая на бегу в тендер последние бревна. Ганс подтолкнул телеграфиста к паровозу и побежал к Тамире и Эндрю, находившимся между тендером и первым вагоном. Прикрывая своим телом жену с ребенком от вражеских пуль, он мощным движением оторвал их от земли и посадил в тендер. Тамира сразу пригнулась, прячась за поленницей. Ганс добежал до кабины Алексея, и тут в небе раздался оглушительный рев. Меньше чем в ста ярдах над ними проплыл огромный дирижабль. Из его гондолы кто-то высунулся — должно быть, Петраччи.

Из руки Джека вырвался вымпел. Тяжелый футляр с привязанной к нему красной лентой молнией понесся к земле. Ганс вскинул вверх руку, салютуя отважным пилотам. Петраччи ответил ему тем же жестом, и дирижабль начал крутой подъем по спирали. Его кормовая пушка сделала выстрел по паровозу преследователей. Ганс попытался разглядеть, куда упал красный вымпел, но его глаза застлало дымом.

Люди Кетсваны вернулись к эшелону, неся на себе раненых, и тут Ганс заметил, что колеса поезда уже завертелись. Алексей дал свисток. Ганс не сводил глаз с Григория, который уводил от моста уцелевших людей своего отряда. Они были больше не в силах сдерживать натиск врага и со всех ног мчались к уходящему поезду. За ними по мосту или вброд через речку с улюлюканьем бежали бантаги.

Ганс наконец и сам залез в тендер. Размахивавшие ятаганами бантаги были уже совсем близко, некоторые из них замедляли бег и выпускали по беглецам стрелы. Какой-то вражеский воин добежал до паровоза и, занеся над головой меч, ринулся в кабину. Кетсвана, который забрался в тендер под самым носом у догонявших его бантагов, развернулся и воткнул свой штык в грудь неприятелю. Воин орды испустил предсмертный вопль, и Кетсвана торжествующе закричал.

Последние бантаги скрылись позади, и вдруг Ганс увидел сотни рабов-чинов, стоявших вдоль железной дороги. Некоторые из них подбежали к вагонам, откуда тут же высунулись десятки дружеских рук, втащивших их внутрь.

— Притормози, — крикнул Ганс Алексею. — Мы потеряли здесь почти треть наших людей. Притормози!

Алексей слегка сбавил ход, и свыше ста рабов сорвались с места и кинулись к поезду, умоляя взять их с собой. Над головой Ганса что-то взвыло, и, бросив взгляд назад, он увидел, что бантаги выкатили полевое орудие. Выпущенный ими снаряд разорвался где-то в степи в полумиле от станции.

— Увеличь скорость! — завопил сержант.

Ганс следил за тем, как орудийный расчет перезаряжает пушку. К его ужасу, оказалось, что орудие заряжается с казенной части. Один из канониров повернул винт, находившийся сбоку ствола, и дуло пушки опустилось.

Артиллеристы отошли на шаг назад. Еще одна вспышка. На этот раз снаряд разорвался в каких-то тридцати ярдах от поезда.

Бантаги передвинули хобот лафета и вогнали в ствол новый снаряд. Ганс бросил отчаянный взгляд вперед. В четверти мили от них железная дорога ныряла в лесистую лощину.

— Поднажми, Леша! Поднажми!

Бантагское орудие скрылось в облаке дыма, секунду спустя снаряд попал в последний вагон. Пол под ногами Ганса задрожал, и янки испугался, что сейчас их поезд сойдет с рельсов. Из поврежденного вагона повалил черный дым.

— Поднажми!

Силы Ганса были на пределе. Его люди начали стрелять, и вдруг, к немалому изумлению старого сержанта, один из бантагских канониров упал, пораженный метко выпущенной пулей. Попасть с шестисот ярдов из вагона кренящегося набок поезда — вот это выстрел! Пушка рявкнула еще раз, и теперь снаряд пронесся так близко от тендера, что Ганса обдало ветром.

Наконец поезд добрался до лощины, и станция скрылась из виду. Колеса вагонов прогрохотали по какому-то мосту, и прощальный снаряд бантагов повалил несколько деревьев позади эшелона беглецов.

Ганс устало оперся о стенку тендера и потянулся к ведру, которое незадолго перед тем дал Тамире. Ведро было уже пустым. А ели они в последний раз почти сутки назад. При мысли об этом у Ганса закружилась голова.

— Сэр! Сэр!

На крыше вагона, примыкавшего к тендеру, стоял Григорий, с его левой руки капала кровь.

— Что там с вами произошло?

— Это была бойня, сержант. Потерял половину своих людей, сдерживая этих ублюдков. И почти всех, кто ехал в последнем вагоне, разорвало на части, когда туда попал снаряд.

Поезд выехал из лощины, и, к удивлению Ганса, тут же раздался еще один выстрел бантагской пушки. Снаряд пролетел параллельно их поезду и упал на землю где-то в ста ярдах от них.

— Отсюда до станции больше двух миль, — выдохнул Ганс. — У них дальность стрельбы, как у наших «пэрротов».

Из последнего вагона все еще поднимался дым, и Ганс мысленно выругал себя за оплошность. Надо было остановиться на мосту и отцепить этот вагон. Тогда им, возможно, удалось бы поджечь переправу.

— Вот, возьмите, — сказал Григорий, бросив какой-то предмет вниз Кетсване, который передал его Гансу. — Это упало с нашего дирижабля. Одна из женщин успела его подобрать. — Он сделал паузу. — Когда она бежала обратно к поезду, ее убило бантагской пулей, так что надеюсь, там что-то важное. Думаю, это послание.

Ганс взял в руки вымпел, забрызганный кровью. Он открыл небольшой кожаный футляр, к которому была привязана красная лента, и из него выпала свинцовая гиря. Внутри футляра была записка. Ганс развернул ее и прочитал следующее:

«Сержант Шудер! Слава Богу, вы живы. Захватите форт перед городом у реки. Не доезжая до последнего города на этой дороге, поверните на боковую ветку. В большом городе вас ждет смерть. Держитесь! Мы придем на помощь! Петраччи».

Кроме записки в футляре была карта, составленная Джеком. Трясущимися руками Ганс развернул ее и сравнил с тем планом, который был у него.

Не веря своим глазам, старый сержант покачал головой. Вокруг его запястья нежно обвились чьи-то пальцы. Встав на цыпочки, Тамира разглядывала записку Петраччи.

— Это твои друзья? Янки?

У Ганса подкатил к горлу комок, он был не в силах говорить и просто кивнул. Кетсвана издал торжествующий возглас, и новость о записке с неба лесным пожаром пронеслась вдоль всего состава. Люди радовались так, словно помощь была уже совсем рядом.

На карте Ганса никакого форта и в помине не было, там была нарисована только линия железной дороги, ведущей неизвестно куда. До этого момента у беглецов не имелось настоящего плана спасения, а была только смутная надежда на то, что им удастся прорваться к докам, захватить корабль и уплыть на нем. Теперь же все стало более реальным.

Провожая взглядом улетающий на запад дирижабль, Ганс вдруг страстно захотел, чтобы Джек приземлился и взял на борт Тамиру, Эндрю и его самого. Кетсвана, Григорий, Алексей и все остальные беглецы радостно кричали и хлопали друг друга по спинам; Ганс посмотрел на них, и ему стало стыдно за свою секундную слабость.

Но на какую помощь он может рассчитывать? В записке не говорилось, что у форта их ждут корабли Республики. Гаарк намекал Гансу, что ему удалось усыпить бдительность людей. Каковы же возможности Эндрю? Джеку надо преодолеть около тысячи миль, и Ганс видел, что наперерез его дирижаблю с запада летели два воздушных корабля бантагов. Сможет ли Джек вообще добраться домой? А даже если ему это удастся? Предположим, Ганс захватит этот форт. Бантаги тут же обрушатся на него всей своей мощью. И как тогда Эндрю придет к ним помощь?

— Мы сделаем это! — воскликнул Алексей и выпустил серию долгих свистков.

А Ганс молчал, гадая, не приснилось ли ему все это.

Гаарк гневно мерил шагами усеянное горящими обломками депо.

— Мой карт, — боязливо обратился к нему подошедший Карга, — новый паровоз скоро будет готов к отбытию, и мы уже почти закончили починку стрелки.

Из груди Гаарка вырвалось нечленораздельное рычание, и Каргу как ветром сдуло. Изрыгая проклятия, кар-карт переводил взгляд с разрушенной станции на свой собственный поезд. Его локомотив был разворочен выстрелом с вражеского дирижабля, и из огромной дыры продолжал валить дым.

Один из драгоценных летательных аппаратов Гаарка превратился в груду обломков, а другой приземлился возле станции, и его экипаж сейчас тщетно старался починить подбитое крыло.

— Дерьмо!

Ударив себя кулаком в ладонь, Гаарк направился обратно к стрелке, рядом с которой копошились несколько вооруженных кувалдами человек, пытавшихся выпрямить рычаг и вернуть секцию рельсов на место. Больше всего кар-карт был разъярен из-за взрыва в депо. Он ненавидел ошибки, особенно когда допускал их сам. Гаарк был уверен, что разогнанный им паровоз врежется в поезд беглецов прежде, чем они успеют перевести стрелку.

Шудер оказался еще более серьезным противником, чем он ожидал. Даже сейчас, пытаясь проникнуть в его мысли, Гаарк видел только проблески надежды вперемешку с грустью и больше ничего.

Около станции прозвучал гудок паровоза, и в поле зрения кар-карта показался двигающийся задним ходом поезд, состоявший из локомотива и шести платформ, на которых находилось почти вдвое больше воинов, чем было у Гаарка до сих пор. Люди с кувалдами закончили свою работу, и железнодорожник-бантаг могучим усилием повернул стрелку. Поезд благополучно миновал ее и проехал по мосту. Раздался еще один свисток, по боковой ветке к депо подошел еще один паровоз, вызванный Гаарком. Перед собой он толкал только один бронированный вагон. На глазах у повеселевшего кар-карта поезд проехал стрелку и остановился перед составом с воинами.

Гаарк повернулся к начальнику станции.

— За нами следуют по меньшей мере пять эшелонов. Уберите с дороги поврежденный паровоз и пропустите их. Скот наверняка перерезал телеграфный провод, ведущий в Сиань. У меня не будет времени останавливаться и искать разрыв на линии. Пошли вслед за нами дрезину, пусть найдут повреждение и все исправят. Потом сообщи в Сиань о том, что здесь произошло.

Бантаг нервно отсалютовал.

Гаарк бросил взгляд на сбившихся в кучку рабочих-людей.

— Сколько их убежало?

— По нашим подсчетам, больше сотни.

— Убейте всех остальных, — пролаял кар-карт. — Никто из видевших это не должен остаться в живых.

Он вскарабкался в бронированный вагон, небрежно кивая вытянувшимся в струнку при его появлении воинам. Дойдя до передней стенки, Гаарк остановился у заряжающейся с казенника пушки, ствол которой высовывался из открытого порта.

— Поехали!

Глава 7

Поезд беглецов достиг вершины небольшого холма и остановился. Телеграфист соскочил с тендера, белкой взлетел на телеграфный столб и начал перерезать провод.

— Мы почти догнали этот состав впереди, — воскликнул Алексей.

Ганс тоже разглядел его — черная гусеница, медленно ползущая вверх по склону холма в миле от них. Взобравшись на поленницу, сержант посмотрел назад. Над самым горизонтом едва различимо поднимались два столба дыма. Преследователи приблизились к ним, но все еще отставали на добрых восемь-десять миль.

Ганс снова перевел взгляд на запад, прикрывая ладонью глаза от закатного солнца. В опережавшем их составе было три платформы, две из которых были накрыты брезентом, а на третьей сидели бантагские воины.

Окутанный клубами пара локомотив карабкался вверх, и даже с такого расстояния Гансу было видно, что он заметно уступает в размерах другим бантагским паровозам.

Дьявол! До следующего ответвления, где находились цистерна с водой и дровяной склад, было еще двадцать миль. Если бы не этот медлительный бантагский поезд у них на пути, беглецам удалось бы пополнить свои запасы и двинуться дальше. Телеграфист соскользнул вниз со столба и побежал вперед, сматывая на бегу провод. Забравшись на следующий столб, он снова перерезал линию. Если только преследователи не везут с собой двести футов запасной проволоки, они не смогут полностью восстановить телеграфное сообщение. Никак нельзя позволить им передать в Сиань весть о побеге. Ганса бесило, что им приходилось останавливать поезд каждые десять миль, однако иначе бантагам удалось бы предупредить своих и беглецов ждала бы шумная, но вряд ли дружеская встреча.

Волоча за собой моток провода, телеграфист бегом вернулся к локомотиву, и Алексей вновь запустил двигатель. Ганс продолжал разглядывать последнюю платформу с воинами. Похоже, их там было не меньше двадцати пяти. Не было никакого смысла тащиться позади бантагского поезда. Значит, надо было его захватить.

Ганс вкратце обрисовал друзьям свой план, и Григорий отправился в первый вагон. Вскоре он вернулся во главе группы из десятка мужчин и женщин с ружьями в руках. Алексей увеличил скорость паровоза. Бантагский товарняк ненадолго скрылся от них за склоном очередного холма, и когда состав беглецов добрался до его вершины, оказалось, что их отделяет от вражеского поезда всего полмили.

— Прибавь скорости, Леша!

Не переставая издавать свистки, они помчались вперед, и вскоре расстояние до бантагов сократилось до ста ярдов. Ганс обвел взглядом кабину машиниста и тендер, удостоверяясь, что все люди, кроме Алексея, распластались на полу. Сам Ганс занял место кочегара, откуда ему было хорошо видно, что воины, сгрудившись, наблюдают за их приближением. Они были вооружены винтовками, и на сердце у Ганса стало тревожно. Машинист-бантаг сердито грозил им кулаком.

— Ты можешь сделать так, чтобы они остановились? — спросил Ганс у Алексея.

— Попробую, — покачал тот головой. — Хотя я на месте того машиниста счел бы это странным. Мы же все равно не имеем возможности их объехать.

— Ты свисти в свою свистульку, а там посмотрим.

Несколько минут ситуация оставалась патовой, оба поезда продолжали медленно катиться друг за другом. Наконец машинист-бантаг раздраженно махнул рукой и приказал своему помощнику потянуть за рычаг тормоза. Вражеский товарняк замедлил ход, и Алексей тоже убавил пар. Скорость обоих поездов упала почти до нуля, их можно было обогнать пешком.

— Готовсь! — бросил Ганс.

Машинист-бантаг спрыгнул на землю и направился к Алексею, осыпая его отборными трехэтажными ругательствами. Воины на платформе разразились грубым смехом.

— Пора!

Ганс пулей вылетел из кабины, за ним тут же последовали его люди. Даже не замедлив шага, он промчался мимо опешившего машиниста и остановился перед последним вагоном товарняка. Вскинув ружье, он быстро прицелился и уложил одного из солдат на платформе. Бантаги смотрели на него, выпучив глаза от неожиданности. Переломив ружье, Ганс загнал в ствол новый патрон, взвел курок, прицелился и выстрелил, снова убив врага. Рядом с Гансом раздался треск еще одного ружейного выстрела. Отчаянно матерясь, Григорий пытался как можно быстрее перезарядить тяжелую бантагскую двустволку.

В воздухе засвистели пули. Бантаги быстро пришли в себя и начали отстреливаться. Шестеро воинов, размахивая ятаганами, спрыгнули вниз и побежали на людей, двое из них выбрали своей жертвой Ганса. Шудер уложил одного из них выстрелом с десяти шагов и мгновенно пригнулся, выставив вперед штык. Оставшийся в живых бантаг подскочил к нему сбоку и взмахнул своим клинком. Ганс поднял вверх ружье, парируя удар, который оказался такой силы, что высек сноп искр из ствола винтовки Шудера, и старый сержант едва удержал оружие в руках. Бантаг снова занес вверх ятаган. Ганс выпрямился, резким движением воткнул штык в горло врага и отпрянул назад.

Бездыханное тело бантага рухнуло на землю.

Бой уже закончился, вдоль железной дороги лежали трупы воинов орды. В паре футов от Ганса Кетсвана опустился на колени рядом со своим товарищем, раненным в грудь. Всего же люди потеряли четверых убитыми и двоих ранеными. Кетсвана вытащил нож и накрыл своей огромной ладонью глаза стонущего от непереносимой боли человека. Ганс отвернулся и пошел назад к паровозу.

— Алексей!

— Я здесь.

Машинист подошел к нему.

Ганс отвел его в сторону от рельсов и посмотрел назад. Столбы дыма, поднимавшиеся от догоняющих их паровозов, стали еще ближе. Пять-шесть миль или от десяти до пятнадцати минут.

— Вы собираетесь пересадить людей в этот новый поезд и разогнать в сторону преследователей наш прежний эшелон? — спросил Алексей.

Ганс покачал головой.

— Наш локомотив быстрее, чем этот, так что тут лучше ничего не менять. К тому же бантаги наверняка повторят свой предыдущий маневр. Дадут задний ход, погасят скорость встречного поезда и остановят его. После этого они без труда нас догонят.

— Тогда давайте повредим полотно перед нашим паровозом, — предложил Алексей. — Отгоним наш состав чуть назад, потом снова подадим вперед, и он сойдет с рельсов. Это задержит наших врагов.

Ганс несколько секунд обдумывал это предложение, но и оно пришлось ему не по вкусу.

— Нам тогда придется разместить двести человек на трех платформах, — объяснил он машинисту. — А на нашем пути будет еще один бантагский лагерь. Если они нас заметят, то, скорее всего, захотят выяснить, что к чему, и тогда нам крышка. И в любом случае, лучше не менять быстрый паровоз на медленный.

Алексей выругался.

— Постарайся разобрать пути позади нас. Даю тебе пять минут. Я поеду впереди на этой черепахе. Может, нам удастся избавиться от нее на ближайшем ответвлении.

Алексей отсалютовал и вернулся к своему поезду. Ганс не удержался от довольной ухмылки. Старые армейские обычаи возрождались. Ему всегда нравился ритуал воинского приветствия.

Он припустил вдоль путей к недавно захваченному товарняку. В тесной кабине машиниста съежились два человека, которых охранял вооруженный помощник Григория. Ганс внимательно оглядел необычный паровоз.

— Вы знаете, кто мы такие? — обратился он к пленникам по-бантагски.

Дрожа от страха, они дружно замотали головами.

— Мы начали войну против бантагов. Я солдат Республики.

Услышав слово «Республика», пленники начали взволнованно говорить о чем-то на своем родном языке, и один из них ткнул пальцем в грудь своего товарища, а потом указал на себя.

— Карфаген! — возбужденно воскликнул он.

«Значит, их бантаги тоже выменяли у мерков, чтобы построить свои военные машины», — догадался Ганс.

— Возьмите нас с собой, — попросил кочегар, очевидно все еще находящийся в шоке от увиденного: скот убивал бантагов! Ганс хлопнул его по плечу, спрыгнул на землю и направился было обратно к своему поезду.

— Ганс! — окликнул его Григорий, взобравшийся на первую платформу и заглянувший под брезент, скрывавший секретный бантагский груз. — Во имя Перма, вы только посмотрите на это!

Ганс влез на платформу вслед за своим юным другом, и его челюсть отвалилась от изумления.

— Что это? — спросил Григорий.

Ганс только пожал плечами. Сдернув брезент, он обошел загадочную конструкцию. Это была какая-то башня, со всех сторон защищенная бронированными пластинами, склепанными между собой. В передней части сооружения находилось отверстие, достаточно большое, чтобы просунуть в него голову. Ганс заглянул внутрь башни. Там было темно и пахло смазкой и углем.

— Они приближаются к нам!

Ганс оторвал взгляд от странной конструкции и подошел к краю платформы. Внизу стоял Кетсвана.

— Григорий, возьми с собой человек десять. Поедешь со мной здесь. Кетсвана, ты остаешься на нашем прежнем поезде. Давайте ребята, побыстрее.

Эшелоны преследователей были уже всего в двух милях от них. Ганс увидел яркую вспышку, вырвавшуюся из переднего вагона первого поезда.

Григорий со своими людьми запрыгнули в тендер захваченного товарняка. Алексей высунулся из своей кабины и помахал Гансу рукой. Шудер дал сигнал машинисту-карфагенянину, и тот, сделав два гудка, запустил двигатель. Ганс продолжал медленно отсчитывать секунды, пока до него наконец не донесся звук выстрела бантагской пушки. Снаряд разорвался в ста ярдах позади их эшелона.

Локомотив Ганса начал набирать ход, и сержант спустился в кабину машиниста.

— Алексей сказал, что им удалось погнуть рельсы, — сообщил ему Григорий. — Если повезет, бантагские ублюдки не сбавят в этом месте скорость и полетят под откос.

— Я бы на это не рассчитывал, — тихо отозвался Ганс.

Он опять оглянулся на скрытый под брезентом груз. Там внутри находилась пушка. Было совершенно непонятно, что это за хреновина, но надо было взять ее с собой, несмотря на лишний вес.

Прозвучал еще один орудийный выстрел, но на этот раз Ганс даже не счел нужным обернуться. Они продолжали гонку на запад.

Телеграмма выпала из трясущихся рук Эндрю на стол. Принесший фантастическую весть Пэт подозрительно шумно прочистил нос.

Ганс был жив! Сердце Эндрю было готово разорваться от переполнявших его чувств. Дверь в комнату с шумом распахнулась.

— Это правда? — взревел Эмил.

— Правда, — подтвердил Пэт, до сих пор не оправившийся от потрясения. — Петраччи только что приземлился на авиабазе около защитных укреплений. Бог знает, как ему это удалось в такой темноте.

— Так почему у вас такие постные физиономии? — завопил доктор, двинув Эндрю кулаком по плечу, — У нас что, поминки? Эй ты, пень ирландский, дай-ка мне вон ту бутылку. За Ганса, да хранит его Господь!

Сделав долгий глоток, Эмил передал водку Эндрю, который улыбнулся и последовал его примеру.

— Я никогда не верил, что он мертв, — убежденно произнес полковник.

Дверь снова открылась, и в комнату влетел ординарец, державший в руках листок бумаги.

— Последнее донесение от Петраччи, — возбужденно сообщил он.

Эндрю выхватил у него телеграмму и начал лихорадочно ее читать. Пэт и Эмил встали у него за спиной, заглядывая в телеграмму Джека через плечо Эндрю.

Вздохнув, Эндрю снял очки и откинулся на спинку кресла. На мгновение мысли о Гансе покинули его.

Значит, Республику в самом деле ждет война, как он и боялся. У бантагов были поезда и дирижабли нового образца, они строили броненосцы и вооружились винтовками. Эндрю и в голову не приходило, что враги способны на такую мобилизацию, и он мысленно проклял себя за свои ошибки, допущенные за последние четыре года. «Ах, если бы мы были более настойчивыми, приложили бы больше усилий по улучшению состояния воздушного флота, построили бы военный флот на Великом море и раньше исследовали эту чертову реку!»

— Позаботься о том, чтобы копии этого донесения были немедленно отправлены президенту, — приказал он ординарцу.

— Калин в штаны наложит, — грустно усмехнулся Пэт.

Эндрю недовольно посмотрел на него.

— Он наш президент, черт возьми. Не забывай, что мы с ним в одной лодке.

— Но, Эндрю… — начал было Пэт.

Кин поднял вверх руку, не давая Пэту закончить фразу.

— Все разногласия должны быть сейчас забыты. Наша страна снова вступает в войну, и помни, черт побери, что это армия подчиняется президенту, а не наоборот.

В комнате воцарилось молчание. Эндрю встал с кресла и подошел к окну. Доставленная Петраччи новость вызовет у многих сильный шок, но он еще успеет подумать, как с этим справиться. Сейчас главное — помочь Гансу.

Эндрю думал о том, что уже почти смирился с потерей своего старого наставника, и вот тот возвращается. «Я не нашел тебя, друг мой. Я плохо искал». Эндрю захлестнула волна стыда за то, что он позволил себе поверить словам мерков и не прислушался к своему внутреннему голосу, твердившему ему, что Гансу удалось остаться в живых. «Как я теперь посмотрю ему в глаза?» — спросил он себя.

— Эндрю, дела обстоят паршиво, — наконец сказал Пэт. — Они едут на поезде, а до реки еще двести миль. А там этот форт, о котором говорит Джек. Им надо захватить его и ждать нашей помощи.

Пэт покачал головой и положил донесение Петраччи на стол.

— Мы вытащим его, — твердо заявил Эндрю. — Мне плевать, какой ценой, но мы это сделаем.

— Но как? — спросил Эмил.

Эндрю взял со стола обе телеграммы Петраччи и медленно перечитал их еще раз. Затем он подошел к двери в приемную, открыл ее и поманил к себе двух штабных офицеров.

— Доставьте мне последние рапорты Буллфинча и данные обо всех судах Второго флота, — рявкнул он, и подчиненные бегом кинулись исполнять его приказ.

Вернувшись к своему столу, Эндрю уселся в кресло и начал молча барабанить пальцами по полированной крышке. Через минуту в комнату ворвался запыхавшийся ординарец, притащивший папку с дневными рапортами и пухлую тетрадь в кожаном переплете, в которой содержались сведения о тактико-технических характеристиках всех кораблей Буллфинча.

Эндрю поднял глаза на Пэта.

— Там поблизости находится только «Виксбург». Деревянный парусник, оснащенный паровым двигателем. — Он покачал головой. — Его протаранят еще в устье. Зато «Питерсберг» вполне справится с этой задачей, если мы сможем разыскать его в море.

— Так ты действительно собираешься подняться вверх по реке? — вскинул брови Эмил.

— А что нам еще остается? Это единственный способ вытащить людей из бантагского капкана.

— Нас обвинят в военной провокации, — вздохнул Пэт. — И в нарушении приказа президента. Конгресс накинется на Калина.

— Потом будем об этом думать, — отрезал Эндрю.

Лихорадочно листая справочник по судам, он на секунду задержал свой взгляд на характеристиках «Виксбурга». Четыре нарезных пушки-пятидесятифунтовки; никакой брони. Нет, не то. Пролистнув несколько страниц, Эндрю нашел данные по «Питерсбергу», их первому и пока единственному броненосцу на этом море. Его носовым орудием был «пэррот», стрелявший стофунтовыми ядрами, а по бортам располагались батареи из восьми пятидюймовых нарезных пушек. Колесный пароход, подводная часть которого составляла всего шесть футов, был защищен двухдюймовым слоем железной брони и двумя футами дуба.

Эндрю закрыл глаза. В настоящий момент судно с Буллфинчем на борту совершало гарантийное плавание. Не было даже точно известно, где оно сейчас находится; Эндрю приказал Буллфинчу направиться на юг, но держаться вдали от берега. Еще в их распоряжении был «Франклин», четырехпушечный винтовой корабль, построенный по образцу броненосцев времен Карфагенской войны. Но он пока что проходил последнюю доводку в доках. Даже если бы они спустили «Франклина» на воду прямо сейчас, ему потребовались бы два с половиной дня только на то, чтобы добраться до устья реки. Кроме того, его осадка равнялась почти десяти футам.

Шесть легких сторожевиков Второго флота отлично подходили для патрулирования, но были совершенно беспомощны против береговой артиллерии и потому не годились для спасательного рейда вверх по бантагской реке.

В кабинете Эндрю царила тишина, нарушаемая лишь тиканьем часов в углу. В соседней комнате телеграфист в сумасшедшем темпе отстукивал донесение для Калина. Эндрю не сомневался, что президент одобрит любые меры, призванные спасти их старого друга. Но ведь есть еще и Конгресс. Если они введут корабль в устье той реки, это будет равнозначно открытому объявлению войны, и Эндрю подозревал, что конгрессмены сначала захотят все подробно обсудить. Калин, скорее всего, согласится на военную операцию, но перед этим решит провести консультации с Марком и с руководителями обеих палат. Время — они потеряют уйму драгоценного времени.

Стук телеграфного ключа за стеной смолк. Вдруг послышалась быстрая серия ответных сигналов, и телеграфист Эндрю подтвердил, что находится у аппарата и готов принять сообщение. Погруженный в свои размышления, Эндрю не вслушивался в стрекот телеграфного аппарата. Вскоре ординарец принес ему в кабинет свежее донесение, и полковник быстро пробежал его глазами.

— Это от Петраччи, — сказал он вопросительно смотрящему на него Пэту. — Он говорит, что его дирижабль будет отремонтирован к рассвету. Просит разрешения лететь назад и узнать последние новости о положении Ганса. Передайте ему, что полет разрешен, — повернулся он к ординарцу.

Лоб Эндрю прорезали морщины.

— Сколько у нас сейчас здесь дирижаблей? — спросил он у О'Дональда.

— Готовых к полету — три, — ответил ирландец.

— Вызови на летное поле пилота и бортинженера. Я хочу, чтобы один из наших дирижаблей как можно скорее поднялся в воздух.

— Ночью? Эндрю, у нас нет парней, способных совершить ночной полет. Слушай, ведь они, как правило, погибают еще до того, как успевают толком овладеть навыками воздухоплавания.

— Мне нужно, чтобы дирижабль был в небе, — твердо повторил Эндрю. — К одиннадцати, — добавил он, посмотрев на часы.

— Но зачем? — полюбопытствовал Эмил.

Выслушав план Эндрю, Пэт с Эмилом изумленно уставились на него, и при виде их удивленных лиц Кину почти захотелось рассмеяться.

Бормоча себе под нос проклятия, Гаарк смотрел, как его солдаты пытаются оттащить в сторону загородивший дорогу паровоз. Этого и следовало ожидать. Если им не удастся освободить путь сейчас, то придется ждать рассвета, и тогда о погоне за Шудером можно забыть. Преследователи потеряли слишком много времени, выпрямляя рельсы в том месте, где Ганс, очевидно, захватил второй поезд, и беглецы смогли добраться до следующей станции. Там они отогнали идущий впереди состав на запасной путь, пропустили вперед свой эшелон, затем перевели стрелку, но не до конца, и пустили через нее захваченный локомотив, который, естественно, сошел с рельсов.

Только за счет того маневра люди Ганса выиграли целый час, а теперь еще и это! Не имея мощного переднего фонаря, поезд Гаарка катился вперед на совсем небольшой скорости. Трижды они едва успевали затормозить перед теми участками железной дороги, где беглецы погнули рельсы, но в конце концов все же угодили в искусно расставленную ловушку. Беглецы умудрились вынуть костыли, крепившие две секции рельсов к шпалам, и паровоз, а вслед за ним и бронированный вагон Гаарка полетели под откос.

Вне себя от гнева, Гаарк бросил взгляд назад. Ночное небо на востоке было застлано клубами дыма, поднимавшегося из десятка труб. Джамул собрал около дюжины поездов и разместил на них четыре отборных пехотных полка и две батареи пушек новейшей конструкции. В конце пути у Шудера будет выбор всего из двух вариантов. Либо они поедут прямо в Сиань и попытаются захватить там корабль, либо направятся к форту, контролирующему подходы к городу. В обоих случаях беглецы угодят в смертельный капкан. Если только начальник форта не полный идиот, Шудеру не удастся проникнуть внутрь крепости, но даже и в этом случае его людям не устоять против штурма бантагов. А если они сядут в Сиане на какое-нибудь судно, весть об этом тут же достигнет форта, и его береговая артиллерия превратит корабль беглецов в щепки.

Гаарк надеялся только на то, что люди будут отчаянно сопротивляться, и он успеет принять участие в бою и обрести славу в победе над Шудером.

Качая головой, Петраччи наблюдал за посадкой «Клипера янки», который опустился на летном поле на значительном расстоянии от его «Летящего облака», чтобы ненароком не задеть огромный дирижабль Джека. Из гондолы «Клипера янки» мешком вывалился Эндрю Лоуренс Кин и, пошатываясь, поплелся к Джеку, по дороге салютуя удивленно глядящим на него солдатам, пытавшимся схватить причальные канаты приземлившегося дирижабля.

— Я, конечно, извиняюсь, сэр, — обратился к нему Джек, — но какого лешего вы здесь делаете? Я бы улетел уже час назад, если бы не ваш приказ задержаться.

— Я лечу с тобой.

— Прошу прощения, сэр, но это исключено.

С высоты своего роста Эндрю смерил вытянувшегося в струнку пилота негодующим взглядом.

— Что вы сказали, полковник?

— Сэр, я отношусь к вам с безмерным уважением, но как командующий воздушными силами решительно отказываюсь взять вас в этот полет.

— А ты в курсе, что я вправе отстранить тебя от службы за нарушение субординации? — пошел в атаку Эндрю.

Джек весело ухмыльнулся, словно такая перспектива казалась ему великолепной.

— И кто тогда полетит на этом дирижабле? — поинтересовался он.

Эндрю уставился на него немигающим взглядом.

— Сэр?

Круто развернувшись, Кин увидел перед собой юного лейтенанта, который, похоже, изрядно струхнул при виде главнокомандующего, разозленного спором с Джеком.

— Ну, что еще такое? — взревел Эндрю.

— Телеграмма от президента, сэр.

Эндрю выхватил у него из рук листок бумаги, и лейтенантика мигом как ветром сдуло.

«Эндрю. Полностью поддерживаю любые меры, призванные спасти Ганса, даже если это будет означать войну. Лидеры Сената и Палаты представителей со мной согласны. Это самое малое, что мы можем сделать для того, кто помог нам обрести свободу. Калин.

Р. 3. Я приказал Петраччи, чтобы он ни в коем случае не брал тебя с собой».

Эндрю снова поднял глаза на Джека.

— Так ты все знал?

— Да, сэр. Прошу прощения. — Он на секунду замешкался. — Но я бы не позволил вам лететь, даже если бы у меня не было этого приказа. Вы представляете для нас слишком большую ценность, чтобы идти на такой риск. Разрешите, я вам кое-что покажу.

Эндрю кивнул и подошел к «Летящему облаку». Джек повел его вдоль днища дирижабля, высившегося в дюжине футов над ними. Его удерживали с помощью канатов сто с лишним человек.

— Взгляните на гондолу, сэр. Я насчитал в полу десять дырок от пуль. В нас трижды попали из пушки, и если бы хоть один снаряд разорвался, нам была бы крышка. На обратном пути сдох один из пропеллеров, и Федор не уверен, что его удастся починить. Я никак не могу взять вас с собой.

— Но сам-то ты не отказываешься лететь, не ссылаешься на опасность?

— Да ведь мне вроде как пришлось взвалить себе на плечи эту работенку, — тихо ответил Джек. — Она мне не нравится, но я должен ее выполнять. Такая же ситуация, что и у вас, сэр.

Эндрю задрал голову вверх и окинул взглядом громадный дирижабль.

— Расскажи мне о Гансе — все, что ты видел.

Склонив голову, Эндрю слушал рассказ Джека, и картина бегства Ганса словно наяву представала у него перед глазами. Вот Ганс со своей неизменной табачной жвачкой во рту разглядывает проплывающий у него над головой дирижабль Джека. «И как ему вообще удалось выбраться оттуда, где его держали в плену? Только Ганс на такое способен. Что они с ним делали? — мучительно думал Эндрю. — Какие ужасы пришлось ему пережить за эти годы — без друзей, которые, как он считал, скорее всего, уже забыли про него?»

Джек закончил рассказ, и Эндрю, очнувшись от своих грустных мыслей, положил руку ему на плечо.

— Каковы, на твой взгляд, его шансы?

— Честно, сэр?

Эндрю кивнул.

— Как у червяка в курятнике. Я даже не уверен, что он получил мое сообщение. На обратном пути мне пришлось уворачиваться еще от трех дирижаблей. Если Ганс въедет на поезде в этот город, ему уже никто и ничто не поможет. Вокзал рядом с доками кишит бантагами. Рядом с пристанью находится большой форт.

Даже если людям удастся захватить какое-нибудь судно, артиллерия форта разнесет его в щепы. Я еще разок пролетел над той крепостью, в которой я посоветовал ему укрыться. Может, он так и сделает. Вполне современное укрепление — земляные стены, четыре пушки, направленные на реку, и еще две, стерегущие подходы с суши, а также пара легких полевых орудий на лафетах. Форт построен напротив чинской деревни. Деревня обнесена кирпичной стеной, а спереди еще и земляным валом.

— Сколько солдат ты там видел?

— Похоже, гарнизон этого форта состоит из семидесяти-восьмидесяти бантагов.

— А сколько людей у Ганса?

— По моим прикидкам, сто пятьдесят, максимум двести человек. Я думаю, что этот форт является единственным местом, где они могут продержаться какое-то время, но что дальше? Готов поспорить, на них тут же обрушится по меньшей мере умен врагов. Ему некуда бежать, сэр. Вся эта затея отдает безумием. По-моему, старик просто решил нанести бантагам как можно больший ущерб и доблестно погибнуть с оружием в руках, а то, что я на него наткнулся, — это чистая случайность.

— Хочешь сказать, что нам не следует и пытаться чем-то ему помочь?

— Что вы, сэр! — воскликнул Джек, — Да я бы отдал свою правую… — Тут взгляд пилота упал на пустой рукав Эндрю, и он смущенно отвел глаза. — Прошу прощения, сэр.

— Все нормально. Что ты говорил?

— Да вы же знаете, что я обо всем этом думаю. Просто мне в голову не приходит, что мы можем сделать.

— Нам надо разыскать «Питерсберг» и приказать ему подняться вверх по течению реки. Как ты считаешь, у него это получится?

— Я в этом не уверен, сэр. Там в устье полно галер, а на реке в пяти милях от залива находится бантагский бастион, еще один в десяти милях от того форта, о котором я написал Гансу. Не знаю, что у них за пушки, но сверху они показались мне очень большими. Да и вообще, мы же даже не знаем, где сейчас этот самый «Питерсберг».

— Я хочу, чтобы ты этим занялся. Отправляйся на «Летящем облаке» к этому форту и узнай, добрался ли туда Ганс. Дирижабль, на котором я сюда прибыл, полетит вдоль западного побережья, а потом наискосок через море. Если повезет, мы найдем Буллфинча. Я хочу, чтобы и остальные наши летательные аппараты были на этой базе.

— Но, сэр, здесь ведь еще нет ангара. Если с каким-нибудь кораблем произойдет малейшая поломка, или ему понадобится техосмотр, даже если просто подует ветер сильнее двадцати узлов, мы потеряем дирижабль. Я использовал почти весь имевшийся здесь запас водорода и израсходовал уйму ткани, заделывая дыры в оболочке.

— Перед своим вылетом я оставил распоряжение всем воздушным кораблям с наступлением рассвета лететь сюда, — сообщил Джеку Эндрю. — Они будут исследовать водное пространство в поисках «Питерсберга». Нам необходимо найти Буллфинча и передать ему мой приказ войти в устье бантагской реки. Это наша единственная надежда. Ради этого я готов пойти на риск потерять один-два дирижабля.

Джек согласно кивнул.

— Здравствуйте, сэр, — раздался позади них голос Федора.

Эндрю повернулся к старому знакомому, и бортинженер, улыбнувшись, вытянулся по стойке «смирно» и вскинул руку к виску. Стоявший рядом с ним Степан, разинув рот, во все глаза пялился на легендарного Кина, пока Федор не двинул его локтем в бок, после чего стрелок неловко отсалютовал полковнику.

— Так вот он, наш герой, подбивший два вражеских дирижабля? — воскликнул Эндрю.

— По правде говоря, только один, сэр. Мне показалось, что второй был на счету Федора, но мы не видели, чтобы он загорелся.

— Я надеюсь скоро опять увидеть результаты твоей стрельбы, парень.

Джек начал было протестовать, но взгляд Эндрю заставил его умолкнуть на полуслове.

— Там находится мой самый старый друг, — тихо произнес Кин, — и судя по тому, что ты мне рассказал, у него один шанс на спасение из ста. Черт возьми, без него я бы так и остался до сих пор никчемным перепуганным лейтенантом, если бы вообще не погиб в первом же бою. Он создал меня. Он создал нашу Республику, и если ему суждено сегодня умереть, пусть он знает, что я с ним и что я сделал все возможное, чтобы отплатить ему за все, чем я ему обязан.

Голос Эндрю дрожал, он едва сдерживал слезы и с трудом взял себя в руки. Он стыдился того, что позволил себе проявить слабость в присутствии подчиненных, не говоря уже о том чуть ли не умоляющем тоне, которым он обращался к Джеку.

— Ганс мне как отец, и в чем-то даже больше, — прошептал Эндрю. — Я хочу увидеть его, хотя бы для того, чтобы произнести слово «прощай», которое я не успел сказать ему раньше.

По лицу Джека было видно, как потрясен он словами своего командира.

— Сэр?

— Что?

— Вы не собираетесь совершить какой-нибудь безумный поступок? Я имею в виду, присоединиться к Гансу?

Мысль об этом приходила Эндрю в голову, но он вспомнил о Кэтлин и детях. И о своем долге перед Республикой.

— Нет, не собираюсь. Да он бы этого и не одобрил.

— На борту моего корабля командиром являюсь я, сэр. Вы согласны с этим?

— Конечно.

Сунув руку в карман, Джек вытащил телеграмму Калина и поманил к себе лейтенанта, доставившего ее. Опасливо поглядывая на Эндрю, юный офицер подошел к ним и по очереди отдал честь обоим янки.

— Сынок, это послание президента представляет собой сплошную абракадабру. Похоже, человек, который отправлял его, что-то напутал.

Лейтенант открыл рот, желая что-то сказать, но тут его взгляд упал на лицо Эндрю.

— С моей телеграммой такая же история, — без тени иронии заявил полковник. — Сделайте запрос в Белый дом и попросите их повторить оба сообщения.

— Но, сэр…

— Выполняйте!

— Есть, сэр!

Обескураженный юноша бегом кинулся к зданию, в котором находилась телеграфная станция.

— Сынок, — окликнул его Джек, — незачем так спешить.

В этот момент Ганс все на свете отдал бы за полевой бинокль. Вздохнув, он скатился вниз по склону невысокого холма и обратился к Григорию:

— Сынок, твои глаза будут получше моих. Скажи мне, что ты там увидел?

— Похоже, железная дорога ведет прямо в чинский городок, сэр. По обе стороны от нее высятся бастионы. Я разглядел на них несколько бантагов, но ворота в крепость заперты.

Ганс кивнул. Могло ли так быть, что здесь уже стало известно об их побеге? Незадолго до заката над их поездом пролетел дирижабль. Не заподозрили ли их пилоты? А вдруг Гаарку удалось добраться до неповрежденного участка телеграфного провода прежде, чем беглецы успели устроить очередной прорыв на линии, и кар-карт смог отослать в Сиань телеграмму?

Нет, в этом случае бантаги устроили бы им западню у последнего ответвления, в пяти милях к востоку отсюда.

И что им теперь делать? Таранить ворота? Во-первых, они наверняка обиты железными пластинами, а во-вторых, даже если беглецам удастся проломить ворота, их поезд, скорее всего, сойдет с рельсов, а в стене форта останется огромная брешь, в которую не замедлят ворваться бантагские штурмовики.

Развернувшись, он бросил взгляд на восток, защищая ладонью глаза от лучей восходящего солнца. К северу лежала широкая долина, ведущая к Сианю. Гансу показалось, что он видит земляную крепость в центре города, ниже по течению реки. Он мог только надеяться на то, что Джек ничего не напутал. Ганс вновь посмотрел на бастионы форта, который ему предстояло захватить.

— Нет смысла терять здесь время, — решительно сказал он Григорию. — Пойдем. Скажи нашим людям, чтобы не высовывались из вагонов. Там посмотрим, как оно все сложится.

Григорий козырнул ему и побежал назад к поезду. Ганс неспешно двинулся за ним. На него вдруг нахлынула неимоверная усталость. Дойдя до локомотива, он с трудом влез в кабину и подсел к Алексею.

— Поезжай медленно-медленно и все время подавай сигналы свистком. Если бантаги не откроют ворота, остановись перед ними так близко, насколько это будет возможно.

Алексей кивнул и запустил двигатель. Паровоз с черепашьей скоростью вскарабкался на вершину холма, откуда только что спустились Ганс с Григорием; до форта оставалась всего миля. Над степью клубился тяжелый утренний туман, и колеса их поезда, казалось, утопали в белой пуховой перине.

Все люди, кроме кочегара, вернулись из тендера в свои вагоны. Ганс перевел глаза на мертвого бантага, которого они убили на последней станции. Алексей со своим помощником посадили его на штабель дров у стенки кабины, голова бантага склонялась ему на грудь, скрывая тот факт, что у него почти полностью отсутствует лицо.

Алексей сделал два коротких гудка, через несколько секунд повторил их и тут же начал бить в колокол. Часовой, стоявший на сторожевой вышке у ворот, перегнулся через перила, явно собираясь о чем-то его спросить.

Алексей издал еще две серии коротких гудков, а Ганс внимательно следил за тем, что происходит у ворот, шепча про себя слова молитвы. Некоторые бантаги с левого бастиона взобрались на стены земляного вала и стали наблюдать за приближением поезда. Взгляд Ганса упал на ствол пушки, выглядывавший из амбразуры в стене. Дуло орудия смотрело прямо на железную дорогу.

«Один выстрел — и с нами покончено», — пронеслось у него в мозгу. До ворот оставалось уже меньше ста ярдов.

— Сбавь ход, — одними губами приказал Ганс Алексею. — И продолжай звонить в колокол.

Катившийся уже со скоростью пешехода поезд вполз на деревянный подъемный мост, переброшенный через сухой ров. Ганс мысленно одобрил строителя этих укреплений: на подходах ко рву атакующих ждали ряды острых кольев, глубина рва составляла не меньше десяти футов, а стенка, примыкавшая к земляному валу, была почти отвесной.

Один из бантагов, находившихся на бастионе, пролаял им сверху какой-то вопрос.

Ганс показал на мертвого воина, сидевшего в кабине, и сделал характерный жест рукой, показывая, что подносит ко рту стакан. Бантаг отлично понял мимику Ганса и расхохотался.

Вдруг, к полнейшему изумлению Шудера, ворота в форт распахнулись.

— Потихонечку-полегонечку, — прошептал Ганс Алексею.

Оказавшись внутри укрепления, Ганс моментально провел беглую рекогносцировку. На открытом пространстве между земляным валом и внутренней кирпичной стеной по обе стороны от железной дороги высилось несколько десятков юрт. Бантаги бесцельно бродили по двору крепости. Воины орды, запертые в ограниченном пространстве небольшого форта, производили странное впечатление. Как всадники они представляли собой грозную силу, но Гансу хватило одного беглого взгляда, чтобы понять, насколько их тяготит скучная гарнизонная служба.

Поезд прогрохотал по центру учебного плаца, а затем железная дорога сделала крутой поворот, и они поехали вдоль кирпичной стены, окружавшей квартал, в котором, судя по всему, селились чины, жившие здесь еще до того, как бантаги надолго пришли в эти места. Внизу находилась грузовая пристань, от железнодорожных путей к ней вели рампы. Рабы-чины вовсю трудились над прокладкой боковой ветки. Если бы они остановили поезд у пристани, среди рабочих сразу же началась бы паника, и люди Ганса оказались бы в гуще беснующейся толпы.

— Тормози!

Алексей кивнул и потянул за рычаг тормоза.

— Давай!

Алексей дернул за веревку, и из трубы паровоза вырвался пронзительный свист. Схватив свою винтовку, Ганс выскочил из кабины. Двери четырех закрытых вагонов распахнулись настежь. Издавая воинственный клич, беглецы один за другим выпрыгивали наружу. К удивлению Ганса, им удалось сохранить некоторый порядок, и, подчиняясь зычным командам Григория, рабочие выстроились в неровную шеренгу. Бантаги потрясенно наблюдали за этой картиной, очевидно не веря собственным глазам. Наконец некоторые из них смекнули, что к чему, и бросились бежать обратно к бастионам, в то время как другие, напротив, с криками устремились на людей Ганса, явно до сих пор не понимая, что же все-таки происходит.

Люди вскинули на плечи винтовки, нацеленные на врагов.

— Огонь!

Цепь рабочих ответила нестройным залпом, и пять-шесть бантагов упали на землю. Ничтожный результат, если учесть, что расстояние между людьми и воинами орды было всего ничего, но Ганс, тем не менее, поразился тому, как многого удалось добиться Григорию за такое короткое время. Беглецы перешли на одиночную стрельбу. Бантаги беспорядочно носились по всему плацу. Оглянувшись на пристань, Ганс увидел, что чины начали в страхе разбегаться кто куда, многие из них устремились к воротам в их городок. Он кинулся им наперерез.

— Мы убиваем бантагов, — закричал Ганс. — Помогите нам, и вы станете свободными! Мы из Республики!

Большинство чинов продолжили бежать прочь, но некоторые остановились и вопросительно посмотрели на Шудера.

— Расскажите об этом своим друзьям. Мы из Республики. Убивайте бантагов, и мы поможем вам обрести свободу.

Просвистевшая мимо него пуля свалила какого-то чина у самых ворот в город. Ганс крутанулся на месте, вскинул винтовку и тщательно прицелился в бантага, стоявшего на бастионе слева от него. Выстрел — и воин орды обмяк и мешком свалился вниз со стены. Передернув затвор и выбросив гильзу, Ганс заметил, что люди, к которым он обращался, смотрят на него разинув рты. Увидев, что он вновь поворачивается к ним, чины опрометью метнулись в свой квартал.

Последние беглецы наконец выбрались из вагонов и присоединились к своим товарищам, сражающимся с бантагами. Ганс прислонился к теплому боку паровоза и приступил к делу, тремя пулями уложив троих врагов. Бантаги начали отвечать им беспорядочными выстрелами, которые, тем не менее, имели немалый эффект, потому что для воинов орды, гораздо более искушенных в стрельбе, чем люди, не составляло большого труда поразить со ста ярдов стоявшего на открытом месте человека.

— Григорий! Кетсвана! — окликнул друзей Ганс.

На одном из бастионов ухнула пушка, и заряд картечи скосил больше десятка человек слева от Ганса и изрешетил стенку вагона у него за спиной.

— Кетсвана, атакуй бастион слева от ворот. Григорий, ты направо!

Его помощники козырнули и бросились выполнять приказ.

— Прекратить огонь! — рявкнул Ганс.

Раздался еще один выстрел картечью, но на этот раз стреляли с фланга, и смертоносные осколки в основном вонзились в землю перед шеренгой рабочих.

— Вперед! — скомандовал Ганс, и, размахивая винтовкой, помчался к левому бастиону. Беглецы отозвались нестройными криками и последовали за ним. Бантаги, все еще остававшиеся на плацу и около юрт, попятились к стене форта, некоторые из них повернулись и бросились бежать. Когда рабочие увидели, как их ненавистные мучители улепетывают от них со всех ног, их силы словно удесятерились. Ганс добежал до насыпи, поднимающейся к бастиону, и припал к земле. Секунду спустя выстрелило легкое полевое орудие, установленное на площадке бастиона, и первую волну атакующих накрыло зарядом картечи. Вскочив на ноги, Ганс стал карабкаться вверх по склону, не тратя времени на то, чтобы проверить, не отстали ли от него его люди. Орудийный расчет возился с пушкой, стараясь как можно быстрее открыть казенник. Вскинув ружье, Ганс уложил бантага, бегущего к пушке с новым снарядом. Четыре канонира, стоявшие позади орудия, только сейчас его заметили. Один из них направил на Ганса револьвер, но тут рабочие наконец достигли площадки и открыли стрельбу. В считанные секунды с врагами было покончено. Бросив взгляд за стену форта, Ганс убедился, что снаружи никто пока не обратил внимания на доносящийся из крепости шум, кроме нескольких всадников-бантагов, которые занимались джигитовкой в нескольких сотнях ярдов от них и теперь с любопытством повернули головы в направлении форта. К северной части крепости от бастиона вела деревянная галерея, построенная вдоль стены, и Ганс увидел бегущих по ней шестерых воинов орды, вооруженных винтовками. Один из бантагов остановился и выстрелил в группу рабочих на орудийной площадке.

— Продолжай атаку, Григорий! — крикнул Ганс.

Издав боевой клич, суздалец во главе своих людей устремился в погоню за врагами. Сам же Шудер вместе с несколькими рабочими остался рядом с пушкой. Развернув с их помощью орудие, Ганс нацелил его на бастион южной стены, где угнездились полтора десятка бантагов, осыпавших пулями людей Кетсваны, которые бежали мимо них к правому от ворот бастиону.

Вырвав болванку с картечью из рук убитого бантагского заряжающего, Ганс вогнал снаряд в ствол орудия. В зарядном ящике, стоявшем рядом с передком пушки, на деревянных полочках лежали туго набитые порохом шелковые мешочки. Вытащив один из них, сержант запихал его в ствол вслед за снарядом, захлопнул крышку казенника и подкрутил винт вертикальной наводки. Сделав знак своим свежеиспеченным канонирам навести орудие на врагов, Ганс обшарил карманы командира расчета и в кожаном кошеле нашел неиспользованный фрикционный запал. Прикрепив к запалу вытяжной шнур, Ганс вставил его в маленькую дырочку в крышке казенника и склонился над орудием.

Бантагские стрелки заметили наконец новую угрозу и открыли огонь по Шудеру и его помощникам. Один из рабочих пал, сраженный вражеской пулей.

— Поберегись!

Два оставшихся в живых канонира отскочили в сторону, и Ганс дернул за шнур. Пушка подпрыгнула на месте; сквозь клубы дыма Шудер увидел, что его выстрел пришелся точно в цель — бантаги полегли на месте. Люди Кетсваны уже захватили юго-восточный бастион и теперь бежали вдоль стены форта.

Ружейный огонь начал стихать. Тяжело дыша, Ганс сел на пушку и постарался собраться с мыслями.

Из чинского городка продолжали доноситься крики и вопли. Переведя дух, Ганс в сопровождении двух своих помощников спустился вниз и направился к поселению чинов. Весь двор был завален телами мертвых и раненых людей и бантагов. Подняв глаза наверх, он увидел, что его отряды очищают стены форта от последних защитников. Однако эта победа далась нелегко — их потери составили по меньшей мере треть от общего числа. Даже с учетом тех чинов, которых они взяли с собой после боя на станции, у Ганса оставались сто сорок, максимум сто семьдесят человек. При виде Тамиры, вместе с несколькими другими женщинами и детьми помогавшей раненым, у него отлегло от сердца. Жена поймала его взгляд и слабо улыбнулась.

Приблизившись к открытым воротам в минский квартал, Ганс замедлил шаг. Навстречу янки бежала целая толпа чинов, которые кричали ему что-то на своем языке, отчаянно жестикулировали, издавали нечленораздельные возгласы и размахивали над головами кирками, лопатами и мотыгами. Ожидая, что сейчас они все набросятся на него, Ганс начал пятиться назад. Он уже был готов подхватить Тамиру и бежать с ней обратно к бастиону…

Толпа остановилась, из нее вышли шесть человек, волочивших что-то. Подойдя к Гансу, они расступились, и Шудер с изумлением увидел перед собой тело бантага. Одежда воина орды была изодрана в клочья, из десятка рай ручьями лилась кровь. Чины бросили свой страшный груз на землю, и Ганс заметил, что у бантага едва заметно подергиваются конечности, следовательно, он еще жив.

Веки воина дрогнули, он посмотрел на Ганса.

— Убей меня, — простонал бантаг.

При всей его ненависти к орде, Гансу было не по душе это зрелище. Он подумал, что ни один солдат не должен умирать такой смертью, и удивился, что после всех пережитых им ужасов в его сердце все еще оставалось место для жалости к врагу.

Чины затянули какую-то боевую песню и заплясали вокруг тела поверженного бантага, осыпая его ударами, после чего всем скопом набросились на несчастного. Ганс отвернулся, не в силах больше выносить истошных криков умирающего.

От толпы отделился старик и, тряся бородой, нараспев обратился к Гансу.

Не понявший ни единого слова сержант покачал головой.

— Ты говоришь по-бантагски? — спросил он, прервав наконец речитатив старца.

— Поганый язык, — ответил чин, явно удивленный тем, что слышит речь орды из уст человека. — У нас теперь Республика?

В его глазах светилась надежда. Значит, несмотря на все старания бантагов, слух о свободных людях дошел и сюда.

Ганс окинул печальным взглядом свои поредевшие ряды.

— Сколько человек здесь живет? — задал он вопрос старику. — Мужчин, женщин, всех, кто способен сражаться?

— В нашем квартале почти тысяча человек. Кто готов сражаться? Все, кроме детей и стариков. Семь сотен.

Ганс кивнул.

— Но зачем ты это спрашиваешь? Ваша армия идет сюда. Мы ведь теперь свободны, да?

Ганс посмотрел ему прямо в глаза.

— Вы сами себя освободите. Теперь вы и есть наша армия.

Сохраняя молчание, Гаарк вернул полевой бинокль одному из штабных офицеров. Он видел на стенах крепости людей, ожидавших его атаки. Позади кар-карта воины высаживались из эшелонов и строились в шеренги; артиллеристы спускали с платформ свои пушки и медленно поднимали их на вершины окрестных холмов.

Из Сианя им на помощь выступило немалое войско. Воины бегом мчались к захваченному людьми форту.

Уже сегодня в распоряжении Гаарка будет пол-умена. Пилот дирижабля, пролетевшего над крепостью час назад, сообщил кар-карту, что чины подняли восстание и гарнизон форта уничтожен. Сколько у Ганса людей? Пятьсот, ну семьсот. И все они рабы, которые, заряжая пушку, скорее всего, сами и подорвутся.

— Дирижабль янки!

Вновь поднеся к глазам бинокль, Гаарк заметил вражеский летательный аппарат, вынырнувший из скопления кучевых облаков. При виде республиканского дирижабля Гаарк отбросил свои сомнения.

— Они увидят, как погибнут их друзья, — возвестил он. — Начинайте атаку.

— Мой карт…

Это был Джамул.

— Мой карт, у нас пока еще нет тяжелой артиллерии, которая смогла бы снести эти ворота. Нам хватило бы всего пяти удачно расположенных мортир, чтобы превратить крепость в смертельный капкан для тех, кто там засел, но и их у нас нет. Большинство местных воинов такие же плохие пехотинцы, как гарнизонные войска и части военизированной охраны. Может, стоит подождать, пока сюда прибудет первый полк умена Чуктар?

— Чем дольше мы будем откладывать штурм, тем больше шансов дадим Шудеру научить этот скот обращаться с оружием. Лучше покончить с этим прямо сейчас и отправиться домой. А дирижабль янки принесет весть о смерти своих друзей в Республику. Начинайте атаку.

Ганс нервно мерил шагами крепостную стену. После долгих поисков ему удалось найти полевой бинокль в юрте коменданта форта, и теперь он регулярно обозревал в него место предстоящего боя.

— Эх, если бы у нас был здесь пяток рот из нашего старого Пятого Суздальского! — вздохнул Григорий. — Мы бы продержались здесь до Судного дня.

Ганс только хмыкнул. Последние пять часов они учили местных жителей обращению с современным оружием. При этом воспоминании из груди Ганса вырвался безрадостный вздох. В тяжелых пушках, заряжавшихся со стволов, находился двойной заряд картечи; после того как из них будут произведены выстрелы, их придется просто бросить. Что касается более легких орудий, заряжавшихся с казенников, то для них Ганс быстро набрал несколько расчетов и направил их на все бастионы. Григории и Кетсвана командовали людьми на бастионах восточной стены, Алексей устроился на первом южном бастионе. В трех оставшихся укреплениях во главе расчетов находились люди из бригады Кетсваны, и Ганс мог только надеяться на то, что они хоть что-то усвоили из его краткого курса по артиллерии и не забудут прочищать канал ствола после каждого выстрела, чтобы не взлететь на воздух вместе со своей пушкой.

А вот чины, к его несказанному удивлению, чрезвычайно быстро освоились с винтовками, взятыми из пирамид в форте или привезенными беглецами с собой. Многие из них тайком подглядывали за бантагами, упражнявшимися с новым оружием, а некоторые даже заявили Гансу, что умеют обращаться с пушками, и поэтому орудийные расчеты на бастионах в большинстве своем состояли именно из местных жителей.

Сверившись с составленным им самим грубым планом форта и чинского квартала, Ганс попытался предугадать дальнейшее развитие событий. Западная стена крепости-городка, построенная на крутом берегу реки, была частью старых чинских защитных сооружений. Бантаги только укрепили кирпичную стену землей и установили дулами к реке две огромные пушки. Ганс не верил, что Гаарк выберет это направление для штурма, потому что в этом случае крепостные орудия нанесут его войскам колоссальные потери, да и взять стены можно будет только с помощью длинных лестниц.

Отвесный берег, на котором стоял городок, поворачивал на восток, и большая часть северной стены тоже возвышалась над рекой. Подходы к крепости с суши и по реке охранялись еще четырьмя пушками. При атаке с севера враги либо застрянут под крутым обрывом, либо пойдут на штурм северо-восточного бастиона. Это было новое бантагское укрепление, выдававшееся из крепостной стены. Обнесенный рвом бастион, оснащенный современными орудиями, простреливавшими все пространство перед ним, был, на взгляд Ганса, совершенно неприступен. Со стороны Гаарка было бы самоубийством атаковать его.

Слабыми местами крепости были южная и восточная стены. К югу от форта простиралась открытая степь. Правда, пятьдесят ярдов крепостной стены стояли на отвесном берегу, но вот оставшиеся сто пятьдесят были вполне удобны для штурма. Конечно, южная кирпичная стена тоже была укреплена землей, а на подступах к ней высились заграждения из острых кольев, но у Гаарка все равно была возможность выстроить свои войска на равнине. Невдалеке от крепости степь окаймляла гряда пологих холмов, которые, однако, были выше, чем стены форта, и, глядя в бинокль Ганс видел, как бантагские канониры втаскивали свои пушки на их вершины. Эти ублюдки могли сверху поливать защитников крепости огнем.

К востоку от форта местность была почти такая же, как и на юге, разве только равнину пересекали несколько речушек и балок, которые должны были замедлить атаку бантагов. Самый простой путь в крепость лежал по железнодорожной насыпи, ведущей к воротам, но она на всем своем протяжении отлично простреливалась из бастионов. Ганс подумывал о том, не взорвать ли подъемный мост, но потом решил просто его поднять, чтобы бантаги не смогли воспользоваться его обломками как прикрытием.

Он следил за тем, как враги у холмов строятся в шеренги и поднимают свои боевые знамена. По спине Ганса пробежал холодок. На этом расстоянии кроваво-красные флаги бантагов напоминали ему штандарты южан. Ганса охватило чувство ностальгии, он почти сожалел о старых добрых временах. По крайней мере, сражаясь с конфедератами, он имел дело с достойным противником и всегда мог сдаться в плен, если бы сопротивление оказалось невозможным. Старый сержант обвел взглядом своих бойцов. Он видел страх на их лицах. Многие чины тряслись, как осиновые листы, и он подозревал, что они никогда не присоединились бы к беглецам, если бы знали, как на самом деле обстоят дела. Но теперь местные жители стали членами его «армии» и понимали, что их ждет, если бантаги доберутся до них.

Ганс был уверен, что, несмотря на весь свой страх, они найдут в себе силы умереть достойно.

Гряда холмов окуталась клубами дыма. Над головой Ганса просвистел первый снаряд, разорвавшийся в воздухе над плацем. Следующий попал в северо-восточный бастион, от которого во все стороны полетели комья земли. Некоторые чины испуганно вскрикнули и оглянулись на ворота, ведущие в их квартал, но оружия никто не бросил.

Артобстрел продолжался еще несколько минут. Ганс считал про себя время между выстрелами, гадая, что сказал бы Пэт о пушках, выпускающих три снаряда в минуту и поражающих цель на расстоянии мили.

Несколько снарядов разорвалось на плацу, а один угодил в бруствер первого бастиона с северной стороны. Ганс непринужденно разгуливал взад-вперед по стене, нарочито не обращая никакого внимания на вражеские снаряды и иногда останавливаясь, чтобы похлопать по плечу кого-нибудь из солдат или обменяться с ним соленой шуткой. Он знал, что его люди следят за ним и, как он надеялся, черпают силы в его непоколебимости.

— Они идут!

Выстроившиеся цепью бантаги спустились с гряды холмов и направились к восточной стене. Поднеся к глазам бинокль, Ганс внимательно изучал врага. Наступление бантагов совсем не напоминало беспорядочную лавину мерков, которую Ганс видел на Потомаке. Эти солдаты соблюдали между собой интервалы в шесть ярдов и неспешно шли вперед. Через пятьдесят ярдов после первой цепи двигалась вторая волна атакующих, а за ней на таком же расстоянии третья.

«Эти парни знают, что делают, — хмуро подумал Ганс. — Не сбиваются в кучи, хотят подойти поближе и потом уже стрелять наверняка». Если бы под началом у Ганса были обученные бойцы, бантагам пришлось бы туго. Его солдаты подпустили бы врагов на убойную дистанцию и начали бы укладывать их одного за другим. С холмов скатывались все новые и новые волны бантагов, и вскоре глубина их атаки составляла уже пятьсот с лишним ярдов, а на равнине напротив восточной стены выстроились десять цепей вражеских солдат.

Ганс перешел в юго-восточный бастион.

— Григорий?

— Сэр?

— Я хочу, чтобы вы вели прицельный огонь из этого легкого орудия. Приступайте.

Довольно ухмыльнувшись, Григорий повернулся к своим канонирам и, помогая себе жестами, начал отдавать им команды. Ганс направился к северо-восточному бастиону, по дороге увернувшись от метко пущенного бантагского ядра, просвистевшего прямо у него над головой. Остановившись рядом с пушкой Кетсваны, он навел орудие на первую цепь атакующих, сделал шаг в сторону от пушки и протянул вытяжной шнур своему другу. Зулус издал воинственный клич, схватился за конец шнура и дернул его на себя.

На глазах Гаарка выпущенный защитниками крепости снаряд разорвался позади первой шеренги его воинов, и два бантага упали на землю. Секунду спустя выстрелила и пушка юго-восточного бастиона. Недолет.

Из лощины за его спиной появилась новая цепь солдат, которые шагом двинулись вслед за своими товарищами. При виде этих воинов сердце кар-карта забилось быстрее. Казалось, они вышли из легенд времен Узурпаторских войн, когда солдаты отправлялись на поле боя под звуки полкового марша и с развевающимися знаменами.

Хотя Гаарк страстно мечтал о том, чтобы иметь в своем распоряжении современное вооружение, — например, бомбардировщик, который уничтожил бы этот форт за считанные секунды, или хотя бы какой-нибудь завалящий пулемет, чтобы поливать стены крепости смертоносным огнем, — все же и это зрелище доставило ему удовольствие. Пять лет назад дикари, которыми он правил, атаковали бы эти стены верхом на лошадях, размахивая над головами своими железяками и выпуская в небо бесполезные стрелы, а теперь они шли вперед как настоящие солдаты, держа винтовки наперевес. Несмотря на то что этим воинам было далеко до его отборных уменов, проделанная им работа не пропала даром.

— Они не пускают в ход батареи, — заметил Джамул.

— Ганс не хочет распылять свои силы, — ответил Гаарк. — У него нет людей, обученных управляться с тяжелыми пушками. Я вообще сомневаюсь, что они их зарядили. Все его мысли только о том, чтобы сдержать натиск нашей пехоты.

Воины его первой шеренги произвели залп из своих ружей, и Гаарк поднес к глазам бинокль, желая рассмотреть все в подробностях. На его взгляд, они остановились далековато от стен. Вполне можно было пройти еще сотню ярдов — в конце концов, им противостояли перепуганные скоты, и этот первый залп, пусть и с пятисот шагов, должен был их ошеломить. К тому же дым укроет его солдат от людей Ганса. Наконец-то здравый смысл и навыки, приобретенные в ходе длительных учений, начали одерживать верх над дурацкой бантагской гордостью. Некоторые воины орды стреляли из положения лежа или хотя бы сидя и тщательно выбирали свою мишень. Вторая волна атакующих прокатилась над ними и устремилась к стенам. Подойдя на пятьдесят ярдов ближе к крепости, они остановились и произвели свой залп. Вскоре их обогнала третья шеренга бантагов, которые повторили тот же маневр, а через пару минут целых пять шеренг расположились на участке равнины длиной в двести пятьдесят ярдов и поливали форт свинцовым дождем. Остальная часть войска Гаарка остановилась в шестистах ярдах от крепости, выжидая того момента, когда защитники начнут поддаваться и кар-карт отдаст приказ о штурме.

— Вот так, клади ствол своего ружья на бруствер.

Подойдя к дрожащей от волнения чинке, Ганс поправил прицел на ее винтовке. Встав позади женщины, он плотно прижал приклад к ее плечу, положил ее палец на курок и отошел в сторону.

Чинка пошатнулась от отдачи, но тут же радостно улыбнулась Гансу. Пробормотав себе под нос английское ругательство, сержант выдавил из себя ответную улыбку и пошел дальше. Бантагские пули свистели у него над головой, а иногда отскакивали от стен бастиона, но, к немалому удивлению Ганса, потери защитников форта пока что были совсем мизерными. Ему пришла в голову мысль, что их противники вовсе не так искусны в стрельбе, как можно было подумать.

Неспешное течение боя позволяло Гансу переходить из бастиона в бастион и показывать своим людям, как перезаряжать пушки и стрелять из них. Впрочем, его канониры тоже не могли похвастать особыми успехами — сквозь клочья дыма, заволакивавшего равнину, он смог разглядеть всего тридцать-сорок неподвижных бантагских тел.

Очередная волна атакующих была уже всего в двухстах ярдах от стены, и Ганс скривил губы в усмешке.

— Смотрите, как это делается! — воскликнул он, облокачиваясь на бруствер. Полтора десятка находившихся рядом защитников форта ловили каждое его движение. Вскинув ружье, он навел его на ближайшего к себе бантага и спустил курок. Вражеский воин завизжал и рухнул на землю, держась за живот. Быстро перезарядив винтовку, Ганс уложил следующего воина выстрелом в грудь, потом еще одного.

Чины встретили его успех восторженными криками, которые, впрочем, сразу же стихли после того, как бантагская пуля снесла одному из них половину черепа. Бросив взгляд в ту сторону, Ганс увидел, что это та самая девушка, которую он всего пару минут назад учил обращению с ружьем.

— Убивайте эту сволочь! — заорал он. — Убивайте их!

Ганс побежал в юго-восточный бастион, подвергшийся усиленному обстрелу бантагской артиллерии. Григорию удалось неплохо пристрелять орудие, и, хотя при каждом попадании вражеского снаряда в бастион на его канониров обрушивался земляной душ, они продолжали поливать наступавших бантагов картечью, усеивая округу вражескими трупами. Промахнуться с двухсот ярдов было невозможно.

— Мои ребята вошли во вкус! — сообщил Григорий Гансу в момент редкого затишья между взрывами.

Выглянув из-за стены, Ганс едва успел пригнуться, чтобы избежать свистнувшей над ухом бантагской пули. Но он увидел, что пехотинцы Гаарка начали атаку с южного направления, так что теперь и Алексею представился случай попрактиковаться в артиллерийской стрельбе. Пока что защитники южной стены сделали залп из ружей, и несколько бантагов упали и больше не поднялись.

— Мы можем держаться так целый день, — заметил Григорий.

— Это не будет долго продолжаться. Гаарк быстро сообразит, что нас на испуг не возьмешь. Готовься к штурму. И помни, что из тяжелых пушек стреляем только по моей команде!

В следующую секунду до них донесся гнусавый рев нарг, традиционных боевых труб орды. Воины Гаарка разразились яростными криками и перешли на бег.

Добежав до заграждений и рядов острых кольев перед рвом, бантаги начали сбиваться в кучи. Защитники крепости встретили их ружейным огнем, с такого расстояния даже самые неискушенные в стрельбе люди имели неплохие шансы на точный выстрел. Идя вдоль линии своих стрелков, Ганс поправлял им прицелы, так как многие чины забыли переставить их после того, как расстояние до врага резко сократилось. Вражеские воины, размахивая топорами, начали прорубать себе дорогу ко рву. Отряд бантагов попытался добраться до рва по железнодорожной насыпи, но заряд картечи из орудия Григория заставил их отступить.

Ганс носился взад-вперед по стене, переступая через тела мертвых и умирающих, подбадривая своих людей и чувствуя, как, несмотря на отчаяние, в них пробуждается пьянящее чувство радости оттого, что они наконец сбросили с себя ярмо рабства и смогли достойно ответить ненавистным врагам.

— Артиллерия!

Услышав крик одного из зулусов, Ганс бросил взгляд вниз и увидел, что по обе стороны от железнодорожной насыпи к крепости несутся две конные упряжки с пушками. Остановив лошадей менее чем в четырехстах ярдах от ворот, канониры развернули пушки дулами к форту и быстро начали снимать орудия с передков. Ганс метнулся к бастиону Григория и увидел, что расторопный суздалец уже заметил новую угрозу и подгоняет криками своих людей. Заряжающий неуверенно склонился над зарядным ящиком, но Ганс опередил его и вытащил заряд со шрапнелью. К его облегчению, взрыватели были ударными, и ему не пришлось тратить время и силы, объясняя свежеиспеченным артиллеристам, как подрезать и вставлять запалы замедленного действия. Ганс передал снаряд заряжающему, который подбежал с ним к Григорию.

В ту самую секунду, когда суздалец потянул за вытяжной шнур, выстрелило первое неприятельское орудие. Выстрел бантагов пришелся точно в ворота, а вот снаряд Григория врезался в насыпь в двадцати футах от вражеской пушки. Бантаги начали методично обстреливать ворота, и лишь после десятка их точных попаданий Григорию удалось-таки подбить одно из орудий. Меньше чем через минуту одна из конных упряжек притащила ему на смену новую пушку.

Ганс спустился с бастиона на плац и исследовал изнутри ворота форта. При каждом новом попадании вокруг разлетались щепки и металлические осколки. Сержант белкой взлетел обратно на стену и увидел под собой ревущее полчище бантагов, которые, размахивая топорами, выскакивали изо рва и бежали к полуразбитым воротам.

— Ты можешь спуститься пониже? — стараясь перекричать шум пропеллеров, спросил Эндрю.

— Сэр, там внизу пять тысяч этих волосатых ублюдков с винтовками, стреляющими на полмили, и в придачу еще дюжина пушек. Не говоря уж о вон той парочке дирижаблей.

Джек еще не успел закончить фразу, как кормовая пушка «Летящего облака» произвела выстрел, и Эндрю услышал, как за его спиной Федор зашипел от боли. Очевидно, открывая горячую крышку казенника, чтобы вынуть из ствола отстрелянную гильзу, бортинженер в очередной раз обжег себе руки.

Их корабль летел на высоте в тысячу футов над рекой, примерно в миле от форта. Эндрю были отлично видны толпы похожих на муравьев бантагов, обрушившихся на крепость с востока и с юга. А сверху, наперерез «Летящему облаку», летел вражеский дирижабль.

Хотя Эндрю ни за что бы в этом не признался, он был до смерти напуган. Каждый раз, когда шальной порыв ветра встряхивал их дирижабль, он был уверен, что эта проклятая машина развалится на части прямо в воздухе. Эндрю уже давным-давно изверг из себя свой завтрак, если не вообще всю еду, которую он ел в течение последних суток.

Пожалуй, Калин и Джек были правы. Он ощущал себя бесполезным зрителем, который только путается у всех под ногами.

— Я рискну один разок пролететь над фортом, и мы тут же сматываем удочки! Если мы здесь застрянем, на нас в считанные секунды набросятся четыре перехватчика!

Эндрю хотел было что-то возразить, но одного взгляда на лицо Джека ему хватило, чтобы понять — это бесполезно. Быстро перечитав наспех нацарапанную для Ганса записку, он вложил ее в специальный футляр и передал его Федору, который оторвался от своей двухфунтовки и прицепил к футляру красный вымпел и свисток.

Взревев двигателями, «Летящее облако» направилось прямо к крепости. Подлетев к западной стене, Джек рванул штурвал на себя, и корабль начал набирать высоту.

Эндрю вовремя схватился за кресло Федора, и ему удалось удержаться на ногах. Высунувшись в иллюминатор, он с ужасом увидел, как окутанные клубами дыма бантаги вылезают изо рва и штурмуют ворота форта. Эндрю отчаянно шарил взглядом по тонувшим в сером тумане крепостным стенам, надеясь хоть на долю секунды углядеть синий мундир своего друга.

— Вымпел сброшен!

Футляр с привязанной к нему красной лентой устремился вниз и упал где-то на плацу.

В то же мгновение раздался оглушительный грохот, и их корабль содрогнулся.

— Нас подбили!

Оглянувшись, Эндрю увидел, что их третий двигатель поврежден, и его пропеллер, вращаясь по спирали, слетает со своей оси. Через секунду пропеллер задел лопастью за днище дирижабля и разлетелся на множество осколков. Подбитый двигатель накрыло клочьями разорванной обшивки, из него вырвался сноп искр.

— Надо перекрыть подачу топлива! — завопил Федор. — Я пошел.

Открыв кормовой люк, бортинженер выбрался на узкий мостик и пополз к поломанному двигателю, не обращая внимания на то, что корабль продолжал набирать высоту.

— Мы сваливаем отсюда! — крикнул Джек. — Держитесь!

В иллюминатор рядом с Эндрю попала пуля, и один из осколков порезал ему щеку.

Он не отрывал глаз от Федора, который добрался до поврежденной машины и, перегнувшись через нее, склонился над медной трубкой, по которой в двигатель поступало топливо. Когда бортинженер отсоединил трубку от двигателя, его всего забрызгало горючим. По поверхности поврежденного мотора пробежала искра, и на мгновение Эндрю показалось, что сейчас огонь перекинется на Федора.

Вытащив нож, бортинженер начал перепиливать единственную балку, на которой до сих пор держался двигатель.

— Разворачиваюсь! — сообщил ему Джек.

Эндрю хотел предупредить Петраччи, что его инженер болтается за бортом судна, пытаясь спихнуть ногой поврежденный двигатель, но решил, что лучше ни во что не вмешиваться.

— Черт подери, сэр. Подойдите к кормовой пушке. На нас прет еще один бантагский дирижабль.

Эндрю выполз из своего кресла и, пошатываясь, добрался до двухфунтовки Федора. Взяв со стеллажа снаряд, он вставил его в казенник, захлопнул крышку и неловко развернул ствол орудия в направлении противника, и в этот момент Джек начал выравнивать курс. Эндрю попытался навести дуло пушки на какой-нибудь вражеский дирижабль, но Петраччи еще не завершил свой поворот, и все бантагские воздушные суда оказались вне поля зрения полковника. Сдержав рвавшиеся с языка проклятия, Эндрю бросил взгляд вниз и увидел, что бантаги подошли вплотную к воротам крепости. Наклонив ствол двухфунтовки, он положил палец на спусковой крючок и выстрелил. Отдача была такой сильной, что ему показалось, будто он сломал себе ребро.

Кин распахнул крышку казенника, и из жерла орудия выпала отстрелянная гильза, которая упала ему на ногу и прожгла дырку в форменных брюках. Полковник пинком отправил ее в угол гондолы и потянулся за следующим снарядом. Дирижабль снова тряхнуло, и, посмотрев за борт, Эндрю увидел, что Федору все-таки удалось столкнуть вниз поврежденный двигатель. Разом потеряв несколько сотен фунтов веса, «Летящее облако» резко взмыло вверх, и находившийся снаружи бортинженер чуть не сорвался. Затаив дыхание, Эндрю следил за тем, как повисший на какой-то перекладине Федор чудом нащупал ногами спасительные мостки. Встав на четвереньки, русский пополз обратно в гондолу.

Убедившись, что с Федором все в порядке, Эндрю вновь обратил все свое внимание на форт. С обоих бастионов, возвышавшихся над разбитыми воротами, вырвались языки пламени, и бантагов, копошившихся внизу, словно смело какой-то гигантской рукой.

— Двойной заряд картечи с десяти ярдов! — воскликнул Эндрю. — Ай да Ганс!

Воины орды дрогнули и отхлынули от стены, бросившись в паническое бегство.

Федор, вымазанный с головы до пят в сырой нефти, вполз в отверстие кормового люка и, тяжело дыша, рухнул на пол гондолы.

— Твою мать, предупреждай в следующий раз, когда соберешься выкидывать такие фортеля! — заорал он, с ненавистью глядя на Джека.

— А что я должен был делать? — огрызнулся пилот. — Идти на корму и спрашивать твоего разрешения на маневр?

— Нет, ну какой ублюдок! — бушевал бортинженер. — Чтоб меня в аду черти съели, если я еще раз полечу с тобой. В этот двигатель попал вражеский снаряд. Я же говорил тебе, чтобы ты держался повыше.

Неразлучная парочка продолжала обмениваться проклятьями и угрозами все то время, что их дирижабль летел обратно к реке. У себя над головой Эндрю слышал уханье пушки Степана и свист ответных снарядов с одного из вражеских воздушных судов.

Когда они опять пролетали над фортом, Эндрю склонился над своим орудием, приготовившись послать бантагам прощальный снаряд. И вдруг на мгновение дым над крепостью развеялся и в самом центре плаца Эндрю разглядел одиноко стоявшего человека, смотревшего в небо. Кин махнул ему рукой.

— Ганс!

Ему показалось, что старый сержант вскинул руку в дружеском салюте, и в следующую секунду фигура его друга вновь скрылась в клубах серого дыма.

— Вот дурак-то, а? — проворчал Ганс, провожая взглядом «Летящее облако», уносящееся на северо-запад. В его руках был красный вымпел. Только Эндрю мог отважиться на такую безумную авантюру, придурок чертов. А еще полковник!

— Разве я тебя не учил, что нельзя рисковать собой без самой крайней необходимости? — бурчал себе под нос старый сержант, разворачивая послание Эндрю.

В записке говорилось следующее:

«Я на борту „Летящего облака“. Ганс, друг мой, прости мне, что я не разыскал тебя раньше. Держись! Наши корабли уже в пути и завтра придут вам на помощь. Держись! Да хранит тебя Господь, друг мой! Эндрю».

Ганс уставился на записку и потом снова на дирижабль. Простить за что? Он улыбнулся и покачал головой. Да уж, только Эндрю был способен винить себя за то, на что он никак не мог повлиять.

Послание было написано по-английски, но Ганс все равно протянул его Григорию.

— Это от Кина?

Слова застряли в горле Шудера, и он судорожно дернул головой.

— Мы отбросили их, сэр. Бантаги выстроились в шестистах ярдах от стены и устанавливают свои пушки напротив ворот. Я отдал распоряжение нашим людям прочистить ствол большой пушки, может, у нас тоже получится пострелять с дальнего расстояния.

Ганс одобрительно кивнул.

— Наши потери составили сто с лишним человек, сэр. По большей части это смертельные раны в голову. Но с помощью Кесуса мы выдержали этот штурм.

— Постарайся раздобыть какой-нибудь еды, поговори с этим старым чином, который, похоже, является у них главным. Матерь Божья, мы же не ели двое суток.

Подойдя к воротам, превратившимся в груду развалин, Ганс стал разглядывать деревянные обломки.

— Я не думаю, что Гаарк устроит сегодня еще один штурм. Но они разнесут на куски восточную стену форта и увеличат брешь в воротах. Я хочу, чтобы все наши люди, кроме орудийных расчетов и тех, кто, по твоему мнению, худо-бедно научился стрелять из винтовки, спрятались в укрытия. Скажи им, чтобы отсиживались за кирпичной стеной чинского квартала или в убежищах под бастионами и занялись возведением баррикад внутри поселения. Еще надо будет насыпать земляной вал позади этих ворот. В следующий раз бантаги построятся в колонны и ринутся прямо на нас, без всяких хитрых маневров. Мне нужна подготовленная позиция для отступления, с которой мы могли бы вести нормальную оборону, если бантаги прорвутся за внешние укрепления.

— У нас ведь все получится, да? — с надеждой спросил у него Григорий. — Полковник вытащит нас отсюда?

— Он так считает, — тихо ответил Ганс, отсылая юношу выполнять его приказ. В воротах крепости разорвался еще один бантагский снаряд.

Глава 8

— Я ведь предупреждал, что вам не стоит лететь с нами, сэр.

У Эндрю не было никакого желания спорить с Джеком. Ему казалось, что за эти десять часов он постарел на равное количество лет. Эндрю давно уже не чувствовал себя так паршиво, и причиной тому была вовсе не его однорукость, а непрекращающаяся дрожь в коленях. Пошатываясь, он подошел к люку в полу гондолы и по веревочной лестнице сполз на землю. Вслед за ним спустились Джек, Федор и, последним, Степан. Из всей их четверки только юный артиллерист лучился от счастья и готов был всем и каждому хвастать своими успехами в точной стрельбе.

— На ремонт дирижабля уйдет не меньше суток, — произнес Джек, — Лучше было бы прямо сейчас отогнать «Летящее облако» назад на север. А то в нем дырок — как в швейцарском сыре, не говоря уж о том, что перед установкой нового двигателя нужно будет заново собрать всю конструкцию, к которой он крепится. Это значит, что из четвертой камеры придется выкачать весь водород.

Невдалеке от места посадки дирижабля в вечерних сумерках смутно проступила чья-то массивная фигура.

— Ну что, полковник, дорогуша, как тебе понравилось летать на этой штуке?

К огромному изумлению Эндрю, этот голос принадлежал Пэту.

— Вы нашли «Питерсберг»?

— Буллфинч на всех парах идет к этой реке, — успокоил его О'Дональд.

— А ты-то как сюда попал? Только не говори мне, что прилетел!

— Я не сяду в этот летающий гроб ни за какие коврижки, — расхохотался Пэт. — Нет, я доехал на поезде до последней станции, а потом взгромоздил свою ирландскую задницу на лошадку покрупнее, и вот я здесь.

— Да это же восемьдесят миль пути!

— Он мне еще будет рассказывать, — простонал Пэт. — При моем геморрое так и все восемьсот.

— Надо было позволить Эмилу вправить геморроидальные шишки.

— Этот мясник уже покромсал меня однажды ножом, когда я был без сознания. Больше я ему не дамся, особенно если речь идет о моем тыле.

— Что здесь происходило за время моего отсутствия?

— Один из наших дирижаблей обнаружил «Питерсберг» около десяти утра. Теперь Буллфинч полным ходом спешит на выручку Гансу. «Франклин» с двумя сторожевиками тоже направился к устью бантагской реки. А Буллфинч послал тебе записку, в которой говорит, что в этом рейде его ничто не остановит.

— Далеко им до места назначения?

— Тут у меня дурные новости. «Питерсберг» достигнет устья реки не раньше полудня.

Эндрю сокрушенно вздохнул.

— И это еще не все, — добавил Пэт. — Буллфинч долго был в гарантийном плавании. Их запасы угля подошли к концу. Он пишет, что им едва хватит топлива, чтобы добраться до того форта, но вот на дорогу обратно… — Пэт пожал плечами.

— А что «Франклин»?

— Идя с максимальной скоростью, он будет там через два с половиной дня.

— Это слишком поздно. На моих глазах люди Ганса отразили первый штурм бантагов, но это было только начало. Я видел свежие войска, двигавшиеся к крепости из города, и несколько поездов примерно в тридцати милях к востоку от этого форта. В первом штурме участвовали четыре-пять тысяч вражеских солдат.

— А сколько человек у Ганса?

— Порядка семисот, максимум тысяча.

— Боже милосердный! — вздохнул Пэт, — Буллфинч считает, что сможет взять на борт двести, ну, триста человек. А Ганс не уйдет, пока мы не заберем всех его людей. Ты ведь его знаешь.

— Возможно, к тому часу, когда мы придем ему на выручку, у него не будет и двух сотен. Я думаю, что завтра на рассвете орда бросит на штурм не меньше умена своих воинов и наверняка задействует тяжелую артиллерию. Сегодня я заметил у них только легкие пушки, но раз в форте есть тяжелые орудия, то и у бантагов должна быть осадная артиллерия, которую они смогут подтянуть к утру по железной дороге. Завтра до полудня Ганс окажется в настоящем аду, а ты говоришь мне, что мы доберемся до форта только вечером?

Пэт печально кивнул.

Пока они шли к обшитому вагонкой бараку, служившему им телеграфной станцией и временным штабом новой авиабазы, Эндрю рассказывал Пэту о перипетиях обратного полета.

— Слушай, этого Петраччи надо запереть в психушку, нормальный человек не может подниматься в воздух на этих чертовых дирижаблях! Я вообще не понимаю, как нам удалось дотянуть сюда. Из одной камеры вышел весь водород. А эти проклятые бантаги преследовали нас на сто миль в море. Хорошо еще, что нам не встретились те крылатые машины, о которых рассказывал Джек.

— А у нас пропал один из дирижаблей, — перебил его Пэт. — Он должен был вернуться на базу уже четыре с лишним часа назад.

— Дьявол!

— Калин вне себя от ярости.

— Это еще почему?

— Да все из-за тебя, болван. Он пригрозил, что сорвет с тебя погоны за неподчинение.

До Эндрю не сразу дошло, о чем говорит Пэт.

— Он что, так рассердился?

— Эндрю, дружище, ты начхал на прямой приказ президента. Как ты думаешь, могло ему это понравиться?

— Он на моем месте поступил бы точно так же.

— Вот именно это я и сказал ему в своей телеграмме, — ухмыльнулся Пэт.

— А он что?

— Пока не ответил.

— Конгресс одобрил наши планы?

— Старик, ты знаешь, бывают такие минуты, когда я горжусь этой Республикой и верю, что она выстоит, несмотря ни на что. Конгрессмены единогласно проголосовали в поддержку любых действий, необходимых для спасения Ганса, даже если это будет означать войну.

— Единогласно? — недоверчиво переспросил Эндрю.

Пэт улыбнулся.

— Нашлось, конечно, двое-трое недовольных, но ты не забывай, что большинство этих важных персон, занимающих сейчас высокие посты, раньше служили в нашей армии. Я слышал, что сенатор Василий Греков вытащил из кармана револьвер и с гордостью заявил, что старший сержант Ганс Шудер лично дал ему однажды пинка под зад, когда он был рядовым во Втором Суздальском полку, и что он пристрелит на месте того сукиного сына, который станет трусливо возражать против оказания помощи национальному герою.

Эндрю откинул голову и расхохотался, хотя умом он понимал, что размахивание оружием в зале Сената совершенно недопустимо.

— А как на это отреагировал Марк?

— Рассмеялся и сказал, что проткнет мечом любого, кто попытается остановить Василия. Так что решение было единогласным. Услышав новость, что наш сержант жив, весь Суздаль словно сошел с ума. Отец Касмар призвал народ молиться за спасение Ганса.

— И они не боятся новой войны?

— Боятся, конечно, но пока что никто не выказывает страха. Это все будет потом. А сейчас все их помыслы только о Гансе. Общее мнение состоит в том, что он пожертвовал собой ради их спасения и теперь настало время отдать ему долг. Ганс был мучеником последней войны. Помнишь этого свихнутого монаха с севера, который сказал, что ему было видение и Ганса надо признать святым?

Вспомнив этот случай, Эндрю не удержался от смеха. Он был протестантом и с изрядной долей скептицизма относился к историям о всякого рода чудесах, а потому не слишком-то понимал мистическую сторону русского православия. Однако ему было известно, что один муромец рисовал портреты Ганса в традиционной иконописной технике, с нимбом вокруг головы. Муром потерял два полка, когда Ганс и его 3-й корпус оказались отрезаны от своих, и Шудер был там культовой фигурой. Эндрю живо представлял себе, какая встреча ждет там его друга, если, конечно, им удастся его спасти.

— Знаешь, мне интересно, что теперь говорит этот монах, когда стало известно, что Ганс жив, — продолжал разглагольствовать Пэт.

Войдя в барак, Эндрю прошел в заднюю комнату и рухнул на подставленный Пэтом стул.

— У тебя случаем нет с собой какого-нибудь лекарства от усталости? — обратился он к ирландцу.

Вместо ответа Пэт вытащил из-за пазухи фляжку с водкой и протянул ее полковнику.

— Так что ты думаешь, каковы его шансы? — спросил О'Дональд, дождавшись, пока Эндрю сделает первый глоток.

Опустив голову на грудь, Эндрю попытался избавиться от угнездившегося внутри него чувства страха. Вот странно — он смог побороть в себе страх перед орудийным огнем, но при воспоминании о том, как Федор болтался снаружи дирижабля, а по гондоле щелкали бантагские пули, у него и сейчас пробегал мороз по коже. В его воображении все время прокручивалась одна и та же картина их превратившийся в груду горящих обломков воздушный корабль камнем летит к земле навстречу своей гибели.

— Ты не заболел? — с беспокойством осведомился у него ирландец.

— Да нет, Пэт, просто все переживаю из-за Ганса. Мы ведь оставили его там у Потомака и думали, что он мертв.

— Послушай, Эндрю, это ведь именно я не смог пробиться к нему на выручку и вытащить его из капкана, когда мерки начали прорываться. Так что все это больше на моей совести, чем на твоей.

Эндрю покачал головой.

— Я никогда не винил тебя за это и не буду. Ты видел, как упало на землю его знамя и как мерки захватили пятачок, на котором находился он со своим штабом. Мы не сомневались, что он погиб. — Он помолчал несколько секунд. — И все же я никогда до конца не верил в это, какое-то шестое чувство подсказывало мне, что он жив. Теперь я понимаю, что имел в виду Эмил, говоря, что большинство людей испытывают те же ощущения, когда они теряют своих близких, но, не видев их мертвых тел, до последнего надеются на счастливый исход. И ведь после войны до нас доходили кое-какие слухи, люди, сбежавшие от мерков и бантагов, рассказывали, что видели человека, одетого в форму янки.

— Этот ублюдок Хинсен!

— Нет, Пэт, мы ведь это уже обсуждали. После битвы при Испании мерки взяли какое-то количество пленников. Нам это было известно, но мы не стали забивать себе этим головы. Мы просто забыли про этих людей, объявили их мертвецами. А помнишь тот случай с Григорием и его отрядом, уничтоженным бантагами? Нам надо было выяснить все до конца. А вместо этого мы назвали этот бой «пограничным инцидентом» и вычеркнули имена наших солдат из списков личного состава!

— А что мы могли для них сделать? — урезонивал его Пэт. — Мерки и бантаги — это кочевники. А мы нет, у нас всего одна кавалерийская дивизия. И даже если бы наши парни догнали всадников орды, что тогда? Им бы тоже перерезали глотки. Кроме того, у нас не было точной информации ни об имени пленного солдата, ни о его подразделении, а только слухи.

— Но я все время думал о Гансе, Пэт. Мысли о нем не выходили у меня из головы. Если бы не Ганс, у нас бы здесь никогда ничего не вышло.

Пэт открыл было рот, желая что-то возразить своему другу, но, увидев выражение лица Эндрю, счел за благо промолчать.

— Он создал меня. Если я чего-то здесь добился, то только благодаря ему. Я перед ним в неоплатном долгу. Это и мучило меня последние пять лет. Поэтому я и должен был полететь туда сегодня. Потому что если мы не сможем вытащить его из этой западни, я хочу хотя бы, чтобы он знал, как сильно он был мне нужен.

— Так ты считаешь, у нас почти нет шансов?

— Я не знаю, — прошептал Эндрю. — Я в самом деле не знаю. Все висит на волоске.

— А когда было иначе?

— На этот раз все по-другому. Раньше мы держали оборону и собирали все свои силы в кулак, чтобы выстоять. Теперь же нам предстоит бой на территории противника. У нас есть два грубых наброска местности, сделанных с воздуха, и все. Мы не можем тратить время на подготовку к походу и разведку. У нас столько же шансов, сколько у человека, бросающего копье с закрытыми глазами. За эти два дня мне в голову приходили разные мысли.

— О чем это ты?

— Что-то изменилось вокруг нас. Раньше нам всегда удавалось четко определить цели и средства предстоящей войны. Мы знали, кто наш враг, каковы его слабые места и как использовать их, чтобы склонить чашу весов на свою сторону. Нашими главными преимуществами были паровые машины и фабрики. Во время Тугарской войны мы смогли создать оружие, не уступающее боевым лукам орды, и сами выбирали места для сражений. Воюя с Карфагеном, мы построили броненосцы, установили контроль над морем и потопили корабли противника. В последней войне мы воспользовались стратегическими преимуществами, которые давала нам железная дорога. Мы смогли обогнать мерков, сконцентрировать наши войска в нужном месте и заставили врага принять бой на наших условиях. Но сейчас все будет по-другому.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что у бантагов есть кто-то, обладающий таким же мышлением, как и мы, и способный изменить архаичную структуру орды.

— Может, это сукин сын Хинсен?

— Я думаю, нам больше не стоит принимать его в расчет. Те крохи знания, которые у него были, использовали мерки. Он не мог научить бантагов строить железные дороги и производить заряжающиеся с казенника пушки и уж тем более не в силах был провести индустриализацию и сделать все эти достижения возможными. Нет, тут скрывается какая-то тайна.

— Спаситель?

Эндрю утвердительно кивнул.

— Я уверен, что он прошел сквозь Врата света. Иначе все это объяснить невозможно.

— Значит, старый Музта был прав.

Музта. «Да, этот тугарин многое повидал на своем веку», — думал Эндрю, отхлебывая из фляжки Пэта. Десять лет назад он был вождем северной тугарской орды. За одно поколение до прихода янки на Валдению тугары разгромили вдвое превосходящее их войско мерков в ставшей уже легендарной битве. А теперь жалкие остатки племени гордых всадников степей ютятся на окраинах Республики и даже находятся в своего рода союзе с тем самым скотом, который они раньше презирали.

— За четыре года он превратил диких степных кочевников в народ, умеющий изготавливать сложнейшие машины. Он повторил наше чудо и даже превзошел его. Нами двигал страх. А у бантагов не было повода тревожиться за завтрашний день и ждать скорой гибели. Возможно, через двадцать лет мы бы загнали их в угол, но то, что они сейчас приняли решение вести оседлый образ жизни, построили фабрики и переняли многие наши идеи, — это же просто фантастика. И вот потому-то я и боюсь, Пэт. Если этот Спаситель оказался способен на такое, что еще он нам готовит? Мы совершили всего два полета над территорией бантагов и все свое внимание сосредоточили на Гансе. А куда ведет эта железная дорога и что находится на другом ее конце? Бантаги сделали такой колоссальный скачок всего за пять лет, так что ждет нас через десять?

— Мы должны остановить их сейчас, — заявил Пэт, — Это единственное, что нам остается.

— Вот то-то и оно, — вздохнул Эндрю. — Мы ввязываемся в войну, совершенно не похожую на те, что мы вели раньше.

— Война есть война, Эндрю. Стоишь лицом к лицу с врагом, он убивает твоих солдат, ты — его, и так до тех пор, пока кто-то не побежит.

— Ты не о том говоришь, Пэт. На этот раз все будет гораздо сложнее. Во всех предыдущих войнах мы защищались. Мы сражались за право жить. Все было очень просто. Никаких высоких идеалов вроде Союза, как на Земле. Мы употребляли слово «свобода», но под этим подразумевалась жизнь.

— Я всегда считал, что это одно и то же, — тихо заметил Пэт.

Эндрю удивленно уставился на своего друга. Ирландец не так часто снимал свою маску рубахи-парня и делился с другими своими потаенными мыслями.

Улыбнувшись, Кин протянул Пэту фляжку с водкой.

— Я принимаю твою поправку, — наконец сказал он. — Но одно дело оборонять свой дом и свою жизнь от смертельного врага, и совсем другое — ради той же самой цели затевать операцию в самой глубине вражеской территории. Здесь наши люди прекрасно видели, во имя чего они сражаются. Враг был у ворот. Если бы они прорвали нашу оборону, мы бы все погибли.

— В этот раз все будет точно так же, — убежденно произнес Пэт.

— Если они подойдут к нашим воротам, нам крышка. Тут уже бессмысленно будет ждать, что в последнюю минуту произойдет какое-нибудь спасительное чудо. Если они так далеко проникнут на нашу территорию, все будет кончено. Я это четко понимаю, Пэт. Другое время, другая война. Мы должны перейти к наступательным действиям. Нет смысла окапываться в безлюдной степи. Если мы уйдем в глухую оборону, нас в итоге сомнут. Все оружие тугаров и мерков висело у них на бедре или было приторочено к седлу. Они целиком зависели от своих лошадей. Все, что им было нужно для войны, это трава для коней, сталь для клинков и перья для стрел. Мы построили фабрики и разгромили их. Этот Спаситель идет по нашему пути.

— Мы уничтожим его фабрики.

— Вот в том-то все и дело, — отозвался Эндрю. — Нам предстоит не просто истребить бантагов, — а по нашим сведениям, кстати, их там шестьдесят уменов. Этот вопрос с кондачка не решишь, сначала нам надо будет создать и вооружить большую армию, построить флот, увеличить военно-воздушные силы. Мы должны будем психологически и материально подготовиться к наступательной войне. Взрывать их рельсы, устанавливать блокаду портов, совершать марши на тысячу миль, чтобы уничтожить бантагские фабрики. И даже в этом случае, если значительная часть врагов уцелеет, они переместятся на пять тысяч миль к востоку и к тому моменту, когда мы туда доберемся, заново отстроят свои заводы, проложат железные дороги и создадут новые армии. В последней войне мерки обладали тактической мобильностью за счет своих коней, а у нас была стратегическая мобильность за счет поездов. Теперь они догнали нас по этому показателю, но при этом еще и сохранили кавалерию, а у нас ее практически нет. И вот еще что, Пэт. Я боюсь этого Спасителя. Меня пугают те знания, которыми он обладает. У меня такое чувство, что мир, откуда он пришел, в техническом отношении превосходит нашу Землю. Джек рассказывал мне об этих крылатых дирижаблях. Фергюсон только размышлял о возможности создания таких летательных аппаратов, а у бантагов они уже есть. Это значит, что их Спаситель может знать еще какие-то вещи, о которых ни Фергюсон, ни кто-либо другой из наших не имеют ни малейшего представления. Чтобы победить мерков, нам понадобились нарезные ружья, потом заряжающиеся со ствола пушки и, наконец, эти ракеты. А что, если у бантагов есть какое-то новое оружие, которого нет у нас? Что, если их оружие так совершенно, что мы не продержимся против врага и одного дня? В стратегическом плане это самый главный вопрос. Бантаги могут наголову разбить нас в открытом бою, и не успеем мы приготовиться к обороне, как они окажутся у ворот Суздаля или Рима. Это будет конец всему.

— На войне всегда возникает вопрос «а что если?», Эндрю. Возьми хоть эти летающие гробы. Вспомни, ведь это именно мерки первыми запустили дирижабли.

— Да, но мы и сами были уже близки к тому, чтобы изобрести их.

— Если ты будешь слишком много об этом думать, то скоро сойдешь с ума.

— Я должен обо всем этом думать, Пэт. И не только о военной стороне дела. Неизвестно, выдержит ли наша Республика такую войну. Если у этого Спасителя есть хоть капля ума, он попытается нас разделить. Он провозгласит, что это мы первыми на него напали, и, когда ему станет известно, какими возможностями мы обладаем, предложит заключить мир. Я не уверен, что нашему правительству хватит решимости продолжать войну, которая необходима для выживания в будущем, но оборачивается колоссальными людскими и материальными потерями в настоящем. Война за сохранение Союза чуть не расколола на две части нашу собственную страну. Я думаю, если бы не Линкольн, так бы и произошло.

— Эндрю, ты заглядываешь слишком далеко вперед. Давай сегодня вечером будем беспокоиться только о Гансе.

Эндрю устало потер переносицу.

— Пойду-ка я вздремну. Завтра опять лететь на юг.

— Черта с два ты туда полетишь! — взревел ирландец. — Хоть ты и главнокомандующий, но начальником этого фронта являюсь я, Пэт О'Дональд, так что если кому из нас и принимать участие в завтрашней операции, так именно мне.

Эндрю посмотрел в глаза своему другу.

— Пэт, здесь дело не в старшинстве и не в командирских способностях, а в дружбе. Если бы на месте Ганса был я, ты бы поступил точно так же. А если бы меня сейчас здесь не было, ты сам бросился бы на выручку Гансу?

Пэт улыбнулся и покачал головой.

— Если Джеку удастся починить «Летящее облако» к завтрашнему утру, я прикажу ему доставить меня на «Питерсберг», — заявил Эндрю. — Давненько я не плавал на пароходах.

— Сэр, мы бы хотели ненадолго занять ваше внимание.

Ганс, учивший группу чинов искусству обращения с оружием, оглянулся и увидел позади себя.

— Что там у вас?

— Это займет всего пару минут, сэр. Мы хотим вам кое-что показать.

Устало кивнув, Ганс поплелся вслед за своими помощниками через плац, не обращая внимания на просвистевший у них над головами снаряд, разорвавшийся где-то за северной стеной.

— Сэр, Алексей изучил ту машину, которая была на платформе второго поезда.

— Я же говорил вам, что нечего тратить на это время, — проворчал Ганс. — У нас нет и восьми часов, чтобы подготовиться к следующему штурму.

— Прошу прощения, сэр, — перебил его Алексей. — Я не смог побороть своего любопытства, и не зря. Разрешите показать вам, что мне удалось обнаружить.

Когда они подошли к составу, их обступили чинки, держащие в руках факелы. Брезент был сдернут на землю, и их глазам явилось железное бантагское чудище.

Алексей ловко вскарабкался на высокую платформу, и Ганс, кряхтя, последовал за ним. Взяв у одной из женщин факел, инженер поднял его над головой.

— На первой платформе находится паровой двигатель, — сообщил он Гансу. — А на задней стоит пушка. — Алексей махнул факелом в сторону хвостовой части состава.

— Ну и что? Это какое-то бронированное орудие.

— Сэр, эти конструкции являются двумя половинками одного целого. Посмотрите, вот отверстия для болтов здесь и там. А теперь взгляните на эти три вала спереди и два сзади.

Он провел Ганса на вторую платформу и, подняв еще один кусок брезента, показал ему несколько черных железных колес, имевших шесть с лишним футов в диаметре.

— Колеса, сэр. Колеса, которые подходят к тем валам. Бантагам пришлось их снять, потому что иначе они бы не поместились на узкой платформе.

— И что все это значит?

— Сэр, это бронированная машина для передвижения по земле. Соедините две половинки, привинтите колеса к валам, и она поедет.

— Чушь! Эта хреновина является частью бронепоезда или чего-нибудь в этом роде. Надо было сразу от нее избавиться, а не тащить всю дорогу за собой. Я только надеялся, что нам удастся использовать эту пушку.

— Сэр, Алексей думает, что он сможет собрать эту машину, — попытался убедить его Григорий.

Ганс замотал головой. У них сейчас не было времени на всякие эксперименты.

— Я сообразил, как можно все это сделать, — торопливо произнес Алексей. — Очень интересное конструкторское решение. Сначала мы приподнимем домкратом обе половинки на полфута вверх. Затем по обе стороны от поезда возведем помосты высотой в один фут. Для этого можно будет использовать шпалы, предназначенные для постройки запасного пути. Возьмем со второй платформы колеса, подкатим их вперед и прикрепим к осям. После этого запустим паровик и дадим задний ход, пока головная часть машины не соединится с пушкой. Свинчиваем обе половины вместе, и можно вступать в бой.

Во взгляде Ганса, направленном на оживившегося машиниста, читалось недоверие.

— Так ты думаешь, что сможешь управлять этой штукой?

— Еще бы! Да это проще пареной репы. Двигатель почти такой же, как и на паровозах, только меньше. Внутри достаточно места для нескольких канониров. Спереди находится рулевое колесо, а по бокам проделаны шесть пушечных портов. Орудия — настоящие красавцы, нарезные однодюймовки, и полно снарядов. Это великолепно!

Гансу очень не понравилось это «великолепно». Если бантаги умеют изготавливать такое оружие, чего еще от них можно ожидать?

— Сколько человек тебе надо?

— Дайте мне пятьдесят рабочих, и к рассвету эта машина будет готова к бою.

Ганс задумчиво посмотрел на него. Он собирался использовать Алексея в качестве инструктора, чтобы тот объяснял чинам, как обращаться с пушками или стрелять из винтовок. Но если машинисту и в самом деле удастся сделать то, что он задумал, это увеличит шансы защитников форта при следующем штурме. После недолгого размышления Ганс едва заметно кивнул Алексею, спрыгнул на землю и пошел обратно к ожидавшим его чинам.

— Кажется, эта ночь никогда не кончится, мой карт.

Гаарк склонил голову, соглашаясь со словами Джамула, и дружеским жестом предложил ему устроиться у костра рядом с собой.

Усевшись на походный стул, Джамул поднял глаза на Большое Колесо.

— Нас занесло далеко от дома, — со вздохом промолвил он.

— Может быть, наша родная планета находится где-то там, в небе, — ответил ему Гаарк.

— Ты никогда не тоскуешь по дому?

— Тоскую по дому? — усмехнулся кар-карт. — С чего бы это? Мы были с тобой двумя солдатами, призванными на войну против своей воли. В той засаде нас ждала смерть. Даже если бы мы тогда выжили, этот сволочной сержант все равно бы нашел способ нас угробить.

— Я не это имел в виду.

Гаарк презрительно фыркнул:

— Кем мы были? Ни ты, ни я не принадлежали к высшей касте. До армии мы были студентами, а какая участь ждала нас потом? Разве ты не видел презираемых всеми калек-ветеранов последней войны, которые живут в забвении, потому что им выпало сражаться на стороне побежденных? Я рад, что мы попали сюда.

— А я нет.

Гаарк окинул своего друга внимательным взглядом.

— Эти бесконечные убийства встали мне поперек горла, — тихо произнес Джамул.

— Жизнь — это война, а война — это жизнь, — рассмеялся Гаарк.

— Легко тебе так говорить, о Спаситель.

В голосе бывшего радиста явственно звучал сарказм, и Гаарк ощетинился.

— Ты ведь теперь стал Спасителем, разве не так? Вопрос в том, насколько ты сам во все это веришь.

Поднявшись со стула, Гаарк угрожающе навис над Джамулом.

— Не забывай, я помню тебя просто Гаарком, таким же салагой-новобранцем, как и я, — улыбнулся Джамул. — Так ты на самом деле веришь, что стал тем, кем считают тебя эти дикари?

— А почему нет? Если пророчество сбылось, значит, в нем что-то было. Мы пришли в этот мир, чтобы выполнить важную миссию, и я сделаю это. — Гаарк простер руку в сторону бантагского лагеря в долине под ними. — Вот они, славные предки из наших легенд. Именно от них берет начало наша раса, и посмотри, в какой упадок пришла их цивилизация. Мы должны превратить этих варваров в народ, достойный их великого прошлого. Тогда они займут во Вселенной подобающее им место.

— Ты называешь это их предначертанием, да? — спросил у него Джамул. — Хочешь, чтобы они завоевали другие миры?

— Люди являются нашими непримиримыми врагами. Я почувствовал это из разговоров, которые вел с Шудером. Если мы сможем победить их здесь, наши войска наберутся опыта, и через десять-пятнадцать лет мы будем готовы захватить их мир, если только к тому моменту нам удастся разгадать секрет Врат света.

Джамул не спешил с ответом; его взгляд был устремлен на пляшущие языки пламени.

— Я не согласен с тем, что нам следует уничтожать людей, — наконец произнес он. — Наши, как ты их называешь, «славные предки» натворили тут таких дел, что у нас, может быть, нет другого выбора, но я устал от этой бесконечной бойни. — Он поднял глаза на Гаарка. — А ты, друг мой? Кем ты стал? Меня удивляет, что ты и впрямь веришь во все эти сказки. Ты действительно считаешь себя Спасителем?

— А почему я не должен в это верить? И разве у тебя есть повод для жалоб? Ты ведь один из моих приближенных.

— Большое тебе за это спасибо.

— В тот день, когда мы сюда попали, я увидел страх в твоих глазах. — В голосе Гаарка звучал гнев. — Именно я убил нашего дурака-командира, а не ты. Именно я вспомнил древний язык и добился того, что мы остались в живых, а потом сверг предыдущего кар-карта. Мне и никому другому обязан ты той роскошью, в которой сейчас живешь. Что-то я не слышал, чтобы ты жаловался на недостаток наложниц, золота и даже местных деликатесов. — Он ткнул пальцем в сторону человеческого окорока, поджаривавшегося на вертеле над костром.

— В последнее время меня это стало беспокоить все больше, — возразил ему Джамул. — Если люди обладают душой — а мне теперь кажется, что так оно и есть, — то мы не должны с ними так обращаться, это святотатство.

— Либо так, либо нас обоих ждет смерть, — отрезал Гаарк. — В этом мире орда пожирала людей тысячи лет. Я изменил многое в жизненном укладе бантагов, и они приняли мои новшества. Однако если я покушусь на этот обычай, то не проживу и дня.

— Но именно поэтому люди считают нас