Book: Льды Ктулху



Льды Ктулху

Александр Лидин

Льды Ктулху

Всякое сходство главных персонажей с реально существующими или существовавшими людьми совершенно случайно.

Автор

Посвящается, всем тем, кто, не покладая рук, работал над мифами Ктулху — бесценным даром Говарда Филиппа Лавкрафта.

ПРОЛОГ

[1938]

Я пришел домой в чаду,

Переполненный раздумьем.

Мысль играла в чехарду

То с насмешкой, то с безумьем.

Пропаду!

Саша Черный «Из дневника современника»
Льды Ктулху

Ветер, завывая, гнал по брусчатке пустынных улиц поземку — словно призраки приближающейся зимы, скользили облака ледяной взвеси вдоль темных домов, выискивая новые жертвы для двух неразлучных спутников Смерти — Голода и Тифа. Одинокие фонари высвечивали язвы разбитой мостовой, порождая уродливые тени, искажающие очертания предметов. Луна, повисшая в небе в омуте облаков, больше всего напоминала заплесневелую головку сыра на рваной, дырявой бархатной скатерти небесного стола.

Василий поправил воротник шинели и вновь замер, вжавшись в чернильную тень заброшенного костела. Он не чувствовал холода, хотя ноги его и пальцы давно заледенели. Нельзя ни на секунду расслабиться. Враг мог нанести удар совершенно неожиданно, в любой момент. Он затаился где-то там за ржавой изгородью, за рядами покосившихся могильных крестов, в одной из комнат богородичного предела. Василий чувствовал его, ощущал неприятные уколы, порожденные присутствием чего-то злого, потустороннего. Ощущение это накатывало волнами. И всякий раз, когда такая волна захлестывала Василия, он лишь крепче сжимал левой рукой рукоять крошечного «бульдога», спрятанного в кармане шинели. В отличие от маузера, покоившегося в деревянной кобуре на левом боку, револьвер был заряжен особыми «заговоренными» пулями кустарного изготовления по рецепту батьки Григория.

Иногда Василию казалось, что ожидание будет вечным, а ночь… эта ночь никогда не закончится. Но вот, заглушая стоны ветра, натужно загудел мотор, и из-за поворота на полной скорости вылетел грузовик с открытым верхом. Он резко затормозил у ворот костела, и из кузова, словно горошины из стручка, высыпали красноармейцы в высоких буденовках с синими звездами. Тут же, подчиняясь приказу старшего, они метнулись в разные стороны, окружая темное строение. Но не успели они «взять периметр», как рядом с грузовиком притормозил черный автомобиль. Сверкающий, новенький с иголочки, он выглядел чужеродным красавцем на фоне потертого грузовика и ржавой, покореженной годами ограды территории костела.

Василий стрелой метнулся вперед, несколькими быстрыми бесшумными шагами пересек улицу и остановился за спиной командира красноармейцев. А тем временем из машины выбралось трое в строгих черных пальто — коротышка и два гиганта, похожих друг на друга, словно родные братья.

— Все готово? — тонким, надрывным голосом спросил коротышка. Он стоял чуть впереди, держа в руке шляпу и трость. Желтый рассеянный свет ближайшего фонаря, смешавшись с яркими лучами фар машин, наложил на его лицо резкие тени, а излишняя полнота, ленинская бородка и щетина коротко подстриженных седых волос придали его внешности что-то фаустовское.

«Ему бы еще сигару в зубы, и получился бы вылитый буржуй с окон РОСТа», — решил Василий. Однако он знал, насколько опасны подобные сравнения…

— Я вас спрашиваю, все ли готово? — нетерпеливо повторил коротышка, обращаясь к командиру красноармейцев. Тот, высокий подтянутый офицер, попав под бдительный взгляд большого начальства, сразу съежился, втянул голову в плечи, пытаясь стать ниже, незаметнее.

— Разрешите доложить, — начал он неуверенно, — мы только что…

— Они только что подъехали, — вмешался Василий.

Коротышка не удостоил Василия даже взглядом.

— Вы должны были прибыть сюда полчаса назад.

— У нас на Обводном мотор заглох.

— Значит, надо было местным позвонить. Пусть бы они подсуетились. Учти, Семеныч, если они и в этот раз уйдут, всем мало не покажется…

— Церковь окружена, — из темноты вынырнула фигура в шинели с винтовкой наперевес. Голос красноармейца звонким эхом разнесся по улице.

— Не «церковь», а «костел», — процедил сквозь зубы коротышка.

— Так точно, костел!

— Да не ори ты так, всю улицу перебудишь, — отмахнулся коротышка. — Где ты таких горластых берешь, Семеныч? — вновь обратился он к безмолвному командиру.

— С Путиловского присылают, — голос Семеныча звучал хрипло. Слова он произносил неторопливо, словно извиняясь или в чем-то оправдываясь перед вышестоящим начальством. — Они с деревень едут на завод работать, а там на пролетарское происхождение никто не смотрит. Там вкалывать надо. Кривые-то руки никому не нужны, вот их и сплавляют нам в спец…

— Ладно… — отмахнулся коротышка. — Вечно ты жалуешься, — и, пройдя мимо командира, остановился напротив Василия. — А ты как?

— Готов, — спокойно ответил тот, в очередной раз покрепче сжав рукоять револьвера.

— И… — коротышка сделал многозначительную паузу, словно хотел услышать от Василия много больше, но, так и не дождавшись продолжения, сам задал следующий вопрос: — Как думаешь, она там?

— Там, — кивнул Василий. — Я ее чую.

— Ну, про свое чутье ты мне в другой раз сказку расскажешь, специалист хренов, — усмехнулся коротышка.

— Но, товарищ Григорий…

— Хватит, — оборвал коротышка. Тон его голоса резко изменился, в нем зазвучали стальные нотки. — Возьмем ее в этот раз?

Василий лишь пожал плечами.

— Ты учти, на тебе вся ответственность, — тем же тоном продолжал товарищ Григорий. — Еще одного провала я не потерплю. Помни, ты и так у нас на особом положении, со всей этой чертовщиной. Коммунист-чернокнижник. Ты бы еще в масоны записался. Тут впору и партбилет на стол положить…

— Вот только не надо меня пугать. Я-то свое дело дюже знаю… — взвился Василий. Больше всего он не любил эти угрожающе провокационные речи, которые все чаще заводили с ним работники аппарата. — Вы же отлично знаете, что…

— Ты мне не перечь, а слушай, — продолжал товарищ Григорий. — Слушай, когда старшие тебя уму-разуму учат… Впрочем, сейчас и в самом деле не время для всей этой болтовни. Пора за дело. Кстати, ты, как всегда, один пойдешь?

— В этот раз нет, — покачал головой Василий. — Пусть кто-нибудь из ваших подстрахует. Там ведь может быть не только она, а еще несколько бандитов. И было бы лучше, чтобы мне никто не мешал.

Товарищ Григорий согласно кинул, потом повернулся к одному из своих спутников.

— Яша, Сема, подстрахуйте товарища.

Оба здоровяка разом скинули черные пальто, убрав их на сидение автомобиля рядом с шофером. Широкоплечие, огромного роста, в черных отутюженных тройках, они больше походили не на сотрудников госбезопасности, а на чикагских гангстеров-бутлегеров.

— Пошли, — вздохнул Василий и неспешно направился к воротам костела, одновременно расстегивая правой рукой кобуру маузера. Вытащив из кобуры оружие, он щелчком сбросил собачку предохранителя.

На мгновение остановившись у ворот, Василий глубоко вздохнул, потом взялся левой рукой за ручку калитки в некогда красивых, кованых воротах. Петли громко заскрипели, однако прятаться не имело смысла. Обитающие в заброшенном костеле наверняка слышали, как подъехал грузовик с красноармейцами. Василий решительно направился к огромным дубовым дверям костела по дорожке между рядами покосившихся крестов. Двое чекистов тенью скользнули за ним, держа оружие наготове.

Над заброшенными могилами бессменными стражами застыли кусты, уродливые в осенней наготе. Костел, словно неприступная крепость, возвышался в конце дорожки — памятник прежним темным временам. «Интересно, почему его не снесли или не определили под какой-нибудь склад, — подумал Василий, но тут же отогнал постороннюю мысль. — Большому начальству виднее. У каждого своя работа. И сейчас нужно сосредоточиться на ней, а не думать о чем попало».

Василий решительно постучал в черную дверь рукоятью маузера. Бум! Бум! Бум! — набатом колокола разнеслось эхо. А потом все стихло, и вновь зазвучала тоскливая песнь осеннего ветра.

— Открывайте!

Никто не ответил.

— Вымерли они там, что ли? — поежившись, пробормотал один из чекистов. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке.

Василий еще раз постучал.

— Открывайте! Госбезопасность!

Его крик вновь остался без ответа. Тогда Василий отошел в сторону, кивнув своим спутникам.

— Ломайте!

Те с сомнением уставились на обитую железными полосами дверь. Потом один из них с сомнением покачал головой.

— Поповская постройка. Не выбьем. Тут надо…

Но Василий не слушал. Широким шагом он направился назад к воротам, а потом, резко повернувшись, выудил из кармана лимонку. Мордовороты, поняв, что он собирается делать, бросились в разные стороны. Выдернув чеку, Василий играючи подбросил гранату на ладони, а потом, досчитав до девяти, с размахом швырнул ее в дверь, плашмя рухнув наземь. Точный расчет. Граната взорвалась в воздухе, почти у самой двери.

Через несколько секунд облако пыли рассеялось и стало видно, что дверь устояла. Однако темное дерево растрескалось, металлические полосы погнулись, да и сама дверь, казалось, встала наперекосяк.

Мгновение помедлив, Василий поднялся и, пригнувшись, бросился вперед, а перед самой дверью подпрыгнул, выставив вперед обе ноги. От удара дверь со страшным грохотом сорвалась с петель. Сам Василий приземлился на нее сверху, на пятую точку. Тут же у него над головой двумя ангелами-хранителями свернули дула пистолетов его спутников. Грохот падения гулким эхом пронесся по пустому помещению церкви и неожиданно стих, словно кто-то невидимый одним быстрым движением опустил заслонку, разом отрезав все звуки.

— Никого… — начал один из чекистов, но недоговорил.

Откуда-то с пресбитерия полыхнуло пламя. Громом бахнули выстрелы. Чекист согнулся вдвое и, выронив пистолет, начал падать. Василий едва успел откатиться в сторону, крепко сжимая в руке рукоять маузера. Второй его спутник, опустившись на колено, открыл ответный огонь. Судя по всему, он, как и Василий, не видел стрелявшего, а ориентировался по вспышкам выстрелов. Повернувшись, Василий краем глаза заметил, что по дорожке в сторону костела бежит несколько красноармейцев. «Тут они сами справятся», — решил он и метнулся в боковой неф, обходя стрелков на пресбитерии.

На несколько секунд пальба с обеих сторон прекратилась.

— Сдавайтесь, граждане налетчики, — гулко разнесся голос под куполом храма. — Вы окружены, сопротивление бесполезно. Выходите в центр залы и бросайте оружие на пол.

В ответ вновь зазвучали выстрелы.

Однако Василия все это не интересовало. С бандитами разберутся и без него. А у него была своя цель. Осторожно прячась за колоннами, он перебежками двинулся к алтарю.

Неожиданно из-за колонны выскочил низкорослый служка. Василий на мгновение опешил. В полутьме блеснула сталь, и палец Василия инстинктивно дважды надавил на курок. И только когда уже тело служки корчилось на полу, Василий разглядел наган в руке слуги божьего. Да и откуда взяться священнику в заброшенном и оскверненном храме?

— Береженого Бог бережет, — пробормотал Василий себе под ноги и, вытащив «бульдог», сделал контрольный выстрел. Тело в темных одеждах взорвалось, словно это была не человеческая плоть, а бочка керосина. Полыхнуло на весь неф. Ударная волна подхватила Василия, понесла и со всего маху припечатала к стене. Ему даже показалось, что на мгновение он потерял сознание.

Придя в себя, он обнаружил, что лежит, привалившись к стене, сокрытый тьмой. В зале все еще палили.

«Значит, я был прав, — подумал он. — Эта карга тут не одна. — На мгновение он взглянул в сторону алтаря. — Если там есть еще ее приспешники, то винтовки красноармейчикам товарища Григория не помогут… Хотя, какой он к черту Григорий — Гессель Исаакович Шлиман — комиссар Третьего Особого отдела ГУГБ, наследника печально известного ОГПУ. Вот батька Григорий, тот уж по рождению Григорием был. А этот… Слащавая улыбка и вечная фраза при пожатии рук. „Зовите меня просто… товарищ Григорий“. — Василию захотелось сплюнуть от злобы. Ведь именно из-за таких, как этот Шлиман — волков в овечьей шкуре, — ему пришлось покинуть дом. Из-за них погибли его родители… — Однако сейчас не время предаваться воспоминаниям, — напомнил он сам себе. Предстояла схватка — финал войны, которую Василий вел уже более полугода, и противник у него был опытный, беспощадный. — Так что нечего тут валяться, пора браться за дело, но сначала…»

Василий осторожно приподнялся на локте, начертил пальцем на пыльном полу пентаграмму защиты от злого взгляда и тихо прошептал заклинание. Теперь, если верить старинным колдовским гримуарам, он должен стать невидимым. Нет, конечно, не полностью невидимым, а скорее незаметным для колдовского взгляда, а также для тех, кто не станет специально высматривать его, уставившись в упор.

Потом, тяжело поднявшись, Василий медленно побрел вперед, обойдя место взрыва. Кто знает, какие колдовские ловушки мог таить в себе труп несчастного. Пусть с ним разбираются потом следователи Третьего Особого.

Осторожно проскользнув за последнюю колонну, Василий выглянул, пытаясь рассмотреть, что происходит на возвышении возле алтаря. Бандитов было четверо. Сейчас один из них лежал на ступенях возвышения, широко распластав руки и вперив остекленевший взгляд в изваяние распятого Христа. Словно подтверждая, что данный храм больше не дом Божий, распятие висело вверх ногами. Второй из бандитов прятался за алтарем, и, судя по стонам, свое он уже отвоевал. Двое оставшихся — темные тени на фоне побитых непогодой цветных витражей — палили, едва успевая перезаряжать револьверы.

Василий на мгновение задумался, стоит ли вмешиваться. Но потом, все же решившись, вскинул маузер. Два точных выстрела — и две тени с мягким чмокающим звуком повалились на каменные плиты. «Даже если они приспешники, как тот служка, разберусь с ними попозже, — решил Василий. — А теперь можно за тылы не волноваться».

— Сдаюсь! Сдаюсь! — заверещал раненый, прятавшийся за алтарем.

Сейчас должны были подойти красноармейцы, но Василий не стал их ждать. Скользнув мимо раненого, он нырнул в дверь, ведущую в богородничий предел. Маузер он отшвырнул в сторону. Теперь вся надежда была лишь на «бульдог». В барабане осталось пять пуль. Мало, очень мало. Виктор понимал, что не имеет права на промах. Потому что перезарядить револьвер ему будет нечем. Точнее, пули-то подходящего калибра у него были, только вот нечисть, с которой ему предстояла встреча, вряд ли простые пули возьмут.

Еще шаг…

И Василий оказался в крошечной уютненькой комнате. Стены драпированы малиновым бархатом. Никакой мебели, только в центре круглый стол, покрытый зеленой скатертью. Посреди него на подставке огромный сияющий хрустальный шар — единственный источник света. Удивительный шар, переливающийся всеми цветами радуги, истинное средоточие колдовской мощи. Но не шар привлек внимание Василия, а женщина, сидевшая по другую сторону стола. Молодая, чопорно красивая, она напоминала одну из светских дам царской свиты. Строгое платье, белейший кружевной воротник, тонкие, точеные черты лица, форму которых лишь подчеркивала белая, восковая кожа. Пышные черные волосы собраны на затылке в витиеватую композицию.

Дама раскладывала пасьянс. Когда, угрожающе выставив «бульдог», Василий ввалился в комнату, она лишь томно вздохнула, на мгновение оторвала взгляд от карт, а потом легкомысленно махнула рукой.

— Садитесь!

Василий опешил. Только сейчас он заметил, что с его стороны стола стоит еще один стул. Красивый резной стул ручной работы. Василий мог поклясться, что еще мгновение назад никакого стула тут не было. Что-то подсказывало, что не надо слушать эту даму, не надо подсаживаться к столу. Пустить ей пулю в лоб, и дело с концом. Бах! — и точка. И хотя все его внутреннее естество говорило, что именно так и надо поступить, Василий засунул револьвер в карман шинели, шагнул к столу и, выдвинув резной стул, осторожно присел на краешек сидения, обитого бархатом в цвет скатерти стола.

— Да не смущайтесь вы так, — продолжала дама. Голос у нее был обворожительный, гипнотический. — Присаживайтесь, — и после многозначительной паузы, убедившись, что Василий полностью в ее власти, она продолжала. — Хоть вы и не клиент мой, я вам погадаю.

Василий хотел возразить, но почувствовал, что язык у него во рту не шевелится. Единственное, что он смог сделать, так это кивнуть.

— Да вы не волнуйтесь, расслабьтесь… — продолжала дама. — Валет мечей…

Она еще говорила что-то, но ее слова проплывали мимо Василия. Приподнявшись, он попытался заглянуть в рисунок карт, которые раскладывала дама, но ничего толком разглядеть не смог. Однако карты показались ему необычными, не похожими ни на обычную колоду, ни на таро.



— Странно… Никогда еще не видела такого расклада… — дама подалась чуть вперед, карты с шорохом мелькали у нее между пальцев. — Итак? Найдешь Судьбу, но не распознаешь… Спасешь Судьбу, но не ублажишь… Испытаешь Судьбу, но не позволят… — она еще что-то бормотала, но Василий не слышал ее слов. Превозмогая охватившее его бессилие, он попытался мысленно воспроизвести защитные чары. Строки заклятия давались ему с трудом. Ему казалось, что разум его существует отдельно от тела. «Только бы вспомнить… Только бы вырваться из-под власти этой…»

Неожиданно дама еще больше наклонилась вперед.

— Дай мне руку и увидишь все ответы.

«Нет!» — мысленно завопил Василий, но его правая рука сама скользнула вперед, ложась в ладонь колдуньи.

— Нет! — с хрипом вырвалось из его горла, но было уже поздно. Их руки соприкоснулись. Одновременно левая рука Василия инстинктивно опустилась в карман, ложась на рукоять «бульдога».

Мгновение, и все поплыло у Василия перед глазами. Он оказался в расстрельной. Очередная пятерка неторопливо раздевалась. Вот, скинув одежду, они, сопровождаемые взором бдительного охранника, прошли в «красную» комнату, встали у стены. И никаких «Готовсь, целсь, пли…» всего лишь банальные «Раз… Два… Три…» Залп. Стена, забрызганная кровью и мозгами. Пять тел на полу. Вот пять красноармейцев в больничных белых халатах утаскивают тела за ноги в соседнюю комнату. А у стены строится следующая пятерка врагов советской власти. Конвейер работает круглосуточно. «Раз… Два… Три…» Неожиданно видение накатило. Один из трупов у стены приблизился. Василию показалось, что он склонился над покойной. Да, это была девушка. Скорее всего, бывшая институтка, а может — из дворян. Светлые волосы слиплись от крови, под глазами налились багровые синяки. Видно, ребята на дознании основательно над ней поработали, прежде чем девка попала в расстрельную. Так сказать, использовали ее на полную катушку. Но не в этом было дело. Василий наклонился еще ниже и… и только тогда он разглядел меж украшенных синяками грудей странный медальон — отвратительное творение древнего искусства. В один миг он понял, что именно за этим попал сюда. На медальоне был изображен то ли осьминог, то ли спрут — в тусклом освещении «красной» комнаты Василий не мог лучше рассмотреть его. К тому же ему казалось, что изображение на кусочке серебристого металла обладает самостоятельной жизнью, что оно движется, щупальца сплетаются и расплетаются, подобно ядовитым змеям. И еще он почувствовал жажду — желание всенепременно завладеть этим амулетом. В этом амулете — а в том, что медальон является своего рода амулетом, Василий ни на минуту не сомневался — скрывалось нечто важное, нечто, что должно было определить всю его дальнейшую жизнь.

Хриплый крик, больше похожий на стон, вырвался из горла Василий. И этот крик на какой-то миг пробудил его, вернул его разум к действительности.

— Ну что ж… — как сквозь тонкую пелену паутины услышал он голос дамы, — я оказала тебе услугу. Теперь ты знаешь, что предстоит тебе найти. Ты слышал мои предсказания. Взамен ты должен помочь мне выбраться из этой передряги. Ты должен вывести меня. Мои слуги помогут тебе. Они постараются прикрыть нас. Но помни, все зависит только от тебя.

Дама встала. Она оказалась очень высокой и стройной. Строгое платье, крахмальный кружевной воротник, волосы, собранные в пучок на затылке… И… все же она ошиблась. Рука Василия, словно в предсмертной конвульсии, сжалась на рукояти «бульдога». Однако сколько же сил понадобилось ему, чтобы вытащить револьвер.

Резкое движение… Наваждение отступило. Василий выскочил из-за стола, опрокинув стул. Крепко зажмурившись, чтобы не видеть лица колдуньи, сжавшись, чтобы не слышать завораживающий и в то же время звучащий повелительно голос — голос, колдовскую власть которого ему предстояло разрушить… Еще одно усилие…

— Теперь ты должен помочь мне, должен вывести меня…

— Нет! — словно спасительную икону, Василий выставил перед собой «бульдог» с «заговоренными» пулями. Словно в протест чьей-то злобной воле его пальцы надавили на курок. Грохот выстрела протрезвил его. Он попал. Дамочка была жива, пуля всего лишь задела ее плечо. И будь это обыкновенная пуля, колдунья даже не заметила бы ее, но пули, отлитые по рецепту батьки Григория… Они били нечисть без промаха. Еще тогда, в далеком двадцать первом…

Широко раскрыв глаза, Василий смотрел на свою жертву. Нет, перед ним теперь была не дама светского общества. Свет хрустального шара высветил старуху, мерзкую каргу в рваных, полусгнивших лохмотьях. Лицо ее напоминало переплетенье морщин, нос, подобно острому клюву, нависал над потрескавшимися губами, разукрашенными огромными волосатыми бородавками, седые волосы грязными прядями разметались в разные стороны.

— Вот ты и увидел истину, — прошипела старуха. — Но тебе это не поможет. Ты отказался увидеть грядущее. Смерть ждет тебя… И будь ты проклят…

Сколько подобных предсмертных предсказаний и проклятий Василий уже слышал! Если верить им, то он уже должен был погибнуть сотни раз, но Судьба берегла его. Быть может, и в этот раз Судьба помогла указательному пальцу Василия вновь надавить на курок.

Бах!

Во лбу старухи появилась дырка. Выстрел отшвырнул ее к стене, и она, цепляясь за бархат пальцами, больше похожими на рачьи клешни, сползла на пол, оставляя темный след на бордовой ткани. В этот раз не было никакого взрыва. Колдовская сила твари оказалась слишком велика. Она не позволила телу разлететься на куски, но противостоять волшебству пули тоже не могла.

Василий, медленно ступая, обошел стол. Да, та, за жизнью которой явился он в заброшенный костел, была мертва. «Эх, панночка!» Но, как говорится, «береженого Бог бережет». Второй раз за последние несколько минут пришла ему в голову эта пословица. Прицелившись, он выстрелил в колдунью еще три раза, опустошая барабан «бульдога». А потом, тяжело вздохнув, опустился на стул, где раньше восседала она.

Все оказалось просто, слишком просто. Неожиданно у Василия зародилось ощущение надвигающейся беды. Нет, ничего не кончилось, пусть даже банда налетчиков разгромлена. Еще одна колдовская тварь, последние несколько месяцев с успехом бомбившая банки и сберегательные кассы, мертва. Но… Что-то тут было не так. Она ведь почти не сопротивлялась. Она лишь попыталась погадать, решив, что за предсказание он ее помилует. Что за глупость! С чего она решила, что он, специальный оперуполномоченный Третьего отдела ГУГБ, пойдет на сделку с ней, предаст своих товарищей… Да еще за предсказание! Он и сам мог разложить колоду, предсказав любому его будущее. По крайней мере, без полупонятных намеков и фраз-загадок, которые можно было толковать так или иначе. Дальше во все еще затуманенном разуме Василия всплыло несколько стандартных агитационных фраз. Ему пришлось несколько раз тряхнуть головой, чтобы окончательно прочистить мысли. «Если ведьма собиралась устроить такой странный торг, значит то, о чем она мне говорила, и в самом деле имеет значение».

Неожиданно бархатные занавеси раздвинулись, и в комнату ввалилось несколько красноармейцев. Увидев, что никого, кроме Василия, в комнате нет, они замерли у входа, с опаской поглядывая на труп старухи.

— Она мертва?

Василий усмехнулся.

— Мертвее мертвого, — и тут его взгляд скользнул по разложенным на столе картам. У него разом перехватило дыхание. Нет, это была не колода таро. Если бы старуха сразу показала ему свои карты, если бы сказала, какую колоду использует для того, чтобы приоткрыть завесу будущего. Видит бог, он не стал бы стрелять. Потому что колода, разложенная перед ним карточным узором, ничуть не походила ни на таро, ни на обычные цыганские колоды. На картах были начертаны символы, которые Василий видел лишь однажды, в далекой Сибири, видел выжженные огнем, горевшим на теле батьки Григория…

Глава 1

АМУЛЕТ

[1938]

Блеснет в глаза зеркальный свет,

И в ужасе, зажмуря очи,

Я отступлю в ту область ночи,

Откуда возвращенья нет…

А. Блок. «Я коротаю жизнь мою»

«Найдешь Судьбу, но не распознаешь… Спасешь Судьбу, но не ублажишь… Испытаешь Судьбу, но не позволят…» Вновь полыхнули огнем глаза ведьмы. Василий, выставив перед собой «бульдог», стал что есть сил давить на курок. Щелк… щелк… щелк… — осечка за осечкой. Да этого же быть не может! Он же сам изготовил эти пули, сам проверял порох…

А глаза ведьмы… Они становились все больше и больше. Вот она вытянула руку, и в свете хрустального шара зловеще сверкнули треугольные, звериные когти — потрескавшиеся, изъеденные временем. Василий заорал от страха, отшатнулся, со страшной силой врезавшись затылком в спинку кровати.

Открыв глаза, он долго, не понимая ничего, лежал, оглядываясь. Это был всего лишь сон — кошмар, отголосок событий вчерашней ночи, а сейчас… Василий лениво повернулся в сторону окна. В окнах пятиэтажного бывшего доходного дома напротив уже зажглись утренние огоньки. Обитатели бывших трущоб Петроградской уже пробудились, собираясь на работу. Сколько же он спал? Час? Два?

Однако вчера ночью работа была сделана и теперь, теперь он может позволить себе поваляться лишний часок в постели. Василий блаженно закрыл глаза, и тут же перед его мысленным взором встала расстрельная, труп девушки с медальоном на груди.

Да будь все проклято! Ничего не кончено. Эта тварь — старая карга, гадательница хренова, она посеяла в его душе семя сомнения, семя беспокойства. Достойно отомстила своему убийце. Василий слышал про такие штуки, но на своей шкуре никогда ничего подобного не испытывал. И спасения от такого проклятия не было, только если и в самом деле начнешь разбираться, раскроешь смысл предсмертного пророчества. Тогда колдовские чары спадут, и ты, быть может, покой обретешь.

«Но во что же попыталась втравить меня перед смертью эта тварь?» — Василий тяжело вздохнул. Нужно было вставать и попытаться поставить в этом деле жирную точку. Вот только как бы вместо точки не вышло длинное многоточие.

И уже через двадцать минут Василий бодро шагал по набережной Невы в сторону Троицкого моста. Он мог пройти ближней дорогой, через Александровский сад, или нырнуть в лабиринт узких улочек Петроградской, но в это утро он хотел свободы, простора, вырваться из клетей каменных трущоб. Он шел мимо Петропавловки, царапающей шпилем низкие, сизые тучи. Было темно. С залива дул ледяной ветер. Черные волны шуршали о темный гранит. Василию даже стало казаться, что ночь не закончилась, что его краткий визит домой, теплая постель и сто спирта с тарелкой горячего борща — милостивый дар пожилой соседки по коммуналке — все это лишь приснились ему. Ночь продолжалась. Вечная ночь.

Потом он почему-то решил, что уже опоздал. Еще вчера, или точнее сегодня, прикончив колдунью, ему надо было стремглав лететь в расстрельный отдел. Надо было найти ту девушку с амулетом, брелком или что там было у нее. И тогда… А что, собственно, тогда произошло бы…

В какой-то миг Василий поймал себя на том, что почти бежит. «Нет. Нельзя поддаваться панике, — осадил он себя. — Все должно идти неспешно, своим чередом. Ведь проклятая ведьма на то и рассчитывала…» Сжав всю свою волю в кулак, Василий сбавил темп, заставляя себя степенно вышагивать, как на прогулке, а не мчаться очертя голову, словно служащий, опаздывающий на работу.

Свернув по Ждановскому, он прошел пару кварталов и остановился возле ничем не примечательного трехэтажного дома. Именно здесь, в самом центре рабочего района размещался Третий Особый отдел ГУГБ — место, о котором не безосновательно ходило множество самых зловещих слухов.

Миновав вахту, Василий не стал подниматься к себе в кабинет. Да и не было еще никого на втором этаже — слишком рано. Ни один оперативник, а тем более начальник вроде Шлимана, раньше девяти не появится. Вместо этого Василий направился вниз — в расстрельный отдел.

На самом деле этот отдел никакого отношения не имел к Третьему Особому. Но так как здание, которое занимал Третий Особый, было слишком велико и к тому же примыкало к Спецзоне 247 — КПЗ Петроградского района, решено было перенести сюда расстрельный отдел. В свое время сам товарищ Ежов лично приезжал, проверял обустройство помещений, где следователям прокуратуры предстояло выявлять и уничтожать врагов народа. К тому же Третий Особый отдел ГУГБ считался организацией сверхсекретной. А посему все здание находилось на особом положении — под спецконтролем, и соответственно сам расстрельный конвейер тоже.

Василий не любил «мясников», как в шутку называли сотрудников расстрельного. Он и своих-то коллег недолюбливал. Одно дело бороться за советскую власть, уничтожать нечисть, которой не место на земле — это дело святое. Но ежедневные столкновения с людьми, которые вершили это правосудие, измазав руки по локоть в крови пусть даже и врагов народа, оставляли в душе Василия весьма неприятный осадок. Впрочем, у него не было ни времени, ни особого желания разбирать, кто прав, кто виноват. Он выбрал свой путь. Как спецагенту госбезопасности ему не было равных, это он знал. И свободное время он предпочитал проводить или на стрельбище, или в закрытых фондах недавно открытого Музея религии и Атеизма среди таинственных артефактов и колдовских трактатов.

Однако сейчас ему необходима была помощь кого-нибудь из «мясников». В первую очередь он обратился к солдату на проходной и, выяснив, кто из следователей сегодня «в ночное», отправился в долгий путь по лабиринтам темных коридоров.

Наконец, добравшись до нужной двери, с полинявшим от сырости и времени бронзовым номером 28, он негромко постучал. Никто не ответил. Пришлось постучать в полную силу. Не получив никакого ответа, Василий осторожно приоткрыл дверь. Кабинет был погружен во тьму, лишь в дальнем углу тускло горела настольная лампа.

— Есть кто живой?

Ответом ему был тихий храп, перемежающийся со сладким посапываем.

— Валерий Федорович! — тихо позвал Василий, нависнув над столом, за которым, положив голову на скрещенные руки и поблескивая бритым затылком, спал дежурный следователь. — Валерий Федо-ро-вич!

— А! Что! — встрепенулся дежурный. Тоненькие ворошиловские усики нелепо смотрелись на его широком, скуластом лице. Они словно подчеркивали ехидный изгиб тонких, злых губ и квадратный подбородок, придавая надлежащую строгость внешности следователя.

— Да не шугайся, это я, — извиняющимся тоном продолжал Василий. — Не начальство.

— Ерунда, — пробурчал Валерий Федорович себе под нос, лениво отмахнувшись от Василия. — Тут такой вечер выдался, и собаки бы замертво попадали, — он скользнул сонным взглядом по столу и, обнаружив пачку «Казбека», открыл, предлагая папиросу Василию.

Тот лишь покачал головой.

— Ты же знаешь, не курю.

Ни слова не сказав, Валерий Федорович ловко выудил папиросу, резко дунул в нее проверяя, насколько крепко набит табак в папиросный патрон, а потом машинальным движением заломил картонный мундштук, чиркнул спичкой, и к потолку комнаты взвилось жиденькое облачко табачного дыма.

— Так чего пожаловал? Да еще в такое время.

— Ну, ты же знаешь, мы у себя всякой ерундой занимаемся, — протянул Василий. — И по утрам от нечего делать усталым работягам, вроде тебя, спать не даем.

— Ну, ты не юродствуй, — между затяжками вальяжно объявил Валерий Федорович. — Говори, зачем пришел.

— Да вот хочу с девочкой одной повидаться. А если ее уже в расход пустили, то хотя бы вещички осмотреть.

— А чего тогда ко мне приперся? — удивился Валерий Федорович. — Пиши заяву. Начальство подпишет, и беседуй с кем угодно, хоть до Судного дня. Мне-то чего.

— Скажем так: не стану я заяву писать, потому что пока не знаю даже, о чем мне с той девкой говорить. А поговорить мне с ней очень надо.

— Ну, так дела не делаются. У нас же тут только расстрельные. Их вина доказана. С ними общаться не положено… Сам все знаешь, не первый год в органах.

— А ты сделай исключение, — продолжал гнуть свое Василий. — Сейчас час ранний. Ты мне дай с ней словом перемолвиться, а за мной не пропадет, ты же меня знаешь.

— Да знаю я… Знаю, — тяжело вздохнул Валерий Федорович. — Мне-то что с того?.. — аккуратно загасив папиросу в переполненной пепельнице, он встал, резким движением поправил ремень, затянутый поверх гимнастерки. — Как фамилия твоей красавицы-то?

— Не знаю, — пожал плечами Василий.

— А имя?

Василий вновь пожал плечами.

От удивления следователь присел на край стола.

— И чего тогда ты от меня хочешь? Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что…

— Да ты не сердись, Валерий Федорович. Ты мне покажи, кто тут у тебя на ночь застрял, а я свою клиентку узнаю.

— Что, я тебя сейчас по всем женским камерам таскать должен?



— Ну, тебе-то это ничего не стоит. Ключи все равно все у тебя, а магарыч с меня.

Валерий Федорович с минуту помялся, а потом резко махнул рукой, выдвинув ящик стола, вынул огромную связку ключей.

— Ладно, пошли. Все равно ты мне весь сон сбил.

— А конвой?

— Что, мы с тобой с одной девкой не справимся?

Девушку они нашли в третьей камере. Она сидела на нарах, забившись в угол, прижимая к плоской груди обрывки платья, больше походившие на лохмотья нищих. Возможно, когда-то она и была хорошенькой, но сейчас левый глаз ее заплыл гигантским фиолетовым синяком, а под ним по щеке протянулось несколько глубоких царапин, словно кто-то пытался выцарапать ей глаз.

— Эта? — спросил Валерий Федорович.

Василий кивнул.

— Вроде она.

— Вроде или она? — разозлился следователь.

— Да она… она… Только без фингала была.

— Не знаю, я с ней не работал, — проворчал Валерий Федорович. — Наверное, выпендривалась много, целку из себя строила, — и, не дожидаясь ответа, он стал пробираться между нарами под внимательными взглядами других приговоренных. Оказавшись рядом с девушкой, он грубо тряхнул ее за плечо. — А ну, сука, вставай! Пошли, вот товарищ особый уполномоченный до тебя пару вопросов имеет.

— Вы бы хоть напоследок девку не мучили, — встряла одна из пожилых женщин. — Посмотрите, что с ней сделали, ироды окаянные.

— А ты, старая блядь, заткнись! — рявкнул следователь. — А то не посмотрю на начальство, отдам дело на дознанку, вот тогда узнаешь, что такое небо в алмазах, — и вновь повернувшись к девушке, дернул ее за плечо. — Давай, вставай, кому сказал!

От всего происходящего Василия аж передернуло. «Пусть даже они враги народа, пусть готовы ударить тебе ножом в спину, а то и того хуже — плетут заговор, чтобы погубить товарища Сталина, но все равно… Это женщины. Нужно…» И тут в памяти его встала недавняя картина. Он наблюдал ее как бы со стороны. Вот он, а по другую сторону ведьма, колдунья — враг, под руководством которого бандиты бомбили банки и сберкассы. Сколько людей она погубила, скольких растлила своей магией. И все же Василия передернуло, когда он вспомнил, как, охваченный яростью, палил из револьвера в труп старухи.

Схватив девку за волосы, Валерий Федорович выволок ее в коридор.

— Куда ее теперь? В отдельную с койкой или в кабинет?

— С койкой? — удивился Василий.

— Ну, ты на ее сиськи так пялишься, может, ты развлечься решил.

— А что, у вас это принято?

Следователь ничего не ответил. Встряхнув несчастную, он буквально швырнул ее лицом на стену, и все еще держа за волосы, стал другой рукой запирать камеру.

— Ну, так как?

— В кабинет, — проворчал Василий. Валерий Федорович и в самом деле был прав. Он пялился на грудь девушки, вот только ее женские прелести его нисколько не интересовали. Его волновал амулет. Существовал ли он на самом деле или это еще одно колдовское наваждение? А может, его давно отобрал кто-нибудь из дознавателей или конвоиров. — И, кстати, ты ее дело сможешь отыскать?

— Поищем, — кивнул следователь, тычками гоня перед собой свою жертву.

Оказавшись в кабинете, Валерий Федорович усадил девушку на стул, развернул лампу так, чтобы свет бил ей прямо в лицо, а сам уселся на краю стола в ожидании чего-то.

— Ты дело обещал принести, — напомнил Василий. Следователь чертыхнулся и неохотно направился к двери. — Кстати, пока не ушел, скажи мне, как ее зовут.

— Катерина, то ли Ганина, то ли Ганская. Сейчас ее бумаги принесу, посмотрим, — и исчез за дверью.

В первую очередь Василий отвернул к стене лампу, а потом сел за стол, не спуская с девушки взгляда. Было в ее внешности что-то надломленное, отрешенное.

— Я оперуполномоченный Третьего Особого отдела госбезопасности, — начал Василий. — И я хочу, чтобы ты, Катерина, рассказала мне про одну вещицу…

Девушка не шелохнулась.

— Ты слышишь меня? — он протянул руку, желая хоть как-то привлечь ее внимание, дотронутся до ее плеча. Но она отдернула руку.

— Слышу, — сквозь крепко сжатые губы выдавила она.

— А раз слышишь, то расскажи мне об амулете, что носишь на груди, безделице с осьминожкой.

Девушка молчала.

— Ты будешь говорить?

— А снасилуйте меня снова все разом, может, чего и скажу, — огрызнулась она.

Василий зло хмыкнул. Он прекрасно знал, как порой обращаются с подследственными, а посему ему пришлось в очередной раз напомнить, что перед ним не невинное создание, а опасный враг, ловко замаскировавшийся в овечью шкуру.

— Не надо мне тут на жалость давить, лучше сразу скажи, будешь говорить или нет. А то вот он придет, — Василий кивнул в сторону двери, — и тогда он станет задавать тебе вопросы, а не я.

— Хорошо, — все так же сквозь крепко стиснутые зубы произнесла девушка. — Чего вам рассказать. Да, я английская шпионка, передавала информацию, порочащую…

— Меня это не интересует, — четко выговаривая каждое слово, продолжал Василий. — Ты должна рассказать мне то, что я хочу знать. У тебя есть амулет с осьминожкой?

Девушка кивнула.

В этот миг с грохотом открылась дверь, и в кабинет ввалился Валерий Федорович. Ловким движением он метнул Василию толстую папку дела.

— Вот оно. Я был прав, перед нами Ганская Катерина Ивановна. Дочь белого офицера, английская шпионка, участвовала в организации готовящей заговор против товарища Сталина. Осуждена, согласно статье пятьдесят во…

Василий отмахнулся. Вновь развернув лампу, он неторопливо развязал папку и стал просматривать бумаги дела. Анкета общего содержания, донос соседки, вузовская характеристика, характеристика из заводского управления, где Катерина работала до ареста, стенограммы допросов… Ничего, что могло бы его заинтересовать.

— Итак, Катерина Ивановна, я повторяю свой вопрос: носите ли вы амулет с осьминожкой.

— Да чего тут спрашивать? — рука следователя метнулась к груди девушки. Почти сразу нащупав под одеждой что-то твердое, следователь резко дернул рукой, и тут же перебросил на стол небольшой металлический медальон странной формы с обрывками кожаного ремешка. — Чего ты, Василий, с ними церемонишься?

Того аж передернуло от отвращения.

— Потому что у меня задача не поставить ее к стенке, а узнать правду! Потому что мне неинтересно, с каким из государств Антанты она сотрудничала! — взвился Василий.

Но Валерий Федорович, похоже, нисколько не обиделся. Вместо этого, выдержав должную паузу, он настоятельным голосом произнес:

— А надобно этим интересоваться, Василий Архипович. Ох, надобно…

Василий опустил взор. «Надо успокоиться», — сказал он себе. И пытаясь взять себя в руки, он какое-то время сосредоточенно разглядывал лежащий перед ним кусочек металла. Да, это был именно тот медальон, который показала ему колдунья. Именно его в грезах он снимал с груди мертвой девушки. Однако теперь подобное мародерство ему не грозит. Девушка была пока еще жива, а значит, он может изъять у нее медальон с протоколом, по всем правилам.

— Слушай, Валерий Федорович, — заговорил он, почувствовав, что вполне может совладать с собой. — Я тебя еще раз напрягу. Я эту вещицу заберу, а ты потом оформи ее как изъятие, как положено.

— Да зачем тебе эта морока. Так бери.

— Если я прошу, значит так оно нужно. Скажем, ты проверял дела осужденных, заметил какую-то неточность, решил подстраховаться, чтобы, не дай бог, пролетарский меч правосудия не совершил грубейшей ошибки, вызвал подозреваемую, увидел у нее на шее эту цацку и решил проявить бдительность, благо Третий Особый под боком. А там глядишь, если из этой железки чего выгорит, может, и премию получишь.

— Хитрый же ты гусь, Василий, — усмехнулся следователь. — Ну, хорошо… — однако договорить он не успел. Совершенно неожиданно Катерина рванулась со своего места, пытаясь схватить амулет, лежащий на столе.

— Это мое! Отдайте! — завопила она.

Однако Василий оказался проворнее. Ловким движением он смел амулет на пол и швырнул девушку на стол, сильно заломив ей руку.

— А я смотрю, ты проворен, брат, — восхищенно произнес следователь.

— Заткнись, — сквозь зубы прошипел Василий. — А ты… — обратился он к девушке, постепенно ослабевая захват. — Ты садись на свое место и выкладывай об этом амулете все, что знаешь.

Потом он наклонился и поднял амулет.

— Итак, я слушаю…

— А что говорить? — голос девушки звучал обиженно. — Это последнее, что у меня от родителей осталось. Мне его отец привез из экспедиции.

Василий повернулся к следователю.

— Все может быть, — пожал он плечами. — Ее отец морским офицером был. Ежели что относительно его плаваний интересует, то это надо в Адмиралтействе узнавать, если, конечно, они бумаги все не пожгли. Он сам из бывших. Судя по материалам дела, долго притворялся, втирался в доверие, ну а сам вредительством разным занимался…

— Все вы врете! — фыркнула Катерина.

— А ну заткнись!

— Подожди ты, — тормознул следователя Василий.

— А куда он тогда плавал, не знаешь? — вновь повернулся к девушке Василий.

Она отрицательно помотала головой.

— Куда-то далеко. Тихий океан, остров Пасхи, льды… Папа говорил, что если долго смотреть на эту каракатицу, то начинает казаться, что ее щупальца шевелятся…

— Что еще вспомнишь?

— Не знаю. Отец говорил мне беречь этот медальон. Говорил, что это — амулет, защищающий от Зла… Только я сколько ни молилась ему, мне так ничего и не помогло.

— А разве тебя не учили в гимназии, что Бога нет, а молиться — зря время терять? — ехидно заметил следователь.

— Погоди, — остановил его Василий. — Тут все может быть посерьезнее. — Он вновь повертел в руке крошечный кусочек металла. Бляшка и бляшка. Ничего особенного. Понятно, почему ее до сих пор не отобрали. — И все-таки постарайся припомнить. Может, была какая-то история, связанная с этим амулетом. Ну, хоть что-то, за что можно было бы зацепиться?

Девушка долго молчала, а потом неожиданно заговорила тихо-тихо, так что едва слышно было.

— Не знаю, может, мне это все привиделось… Я еще совсем маленькой была. И вот отец как-то взял меня на корабль. Они как раз зачем-то с рейда в Кронштадт шли… Мать была против, но отец настоял. Дочь моряка должна хоть раз побывать в море и все такое. Так вот, плаванье должно было два дня продлиться. Час до Кронштадта, потом почти двое суток то ли выгрузка чего-то, то ли загрузка, и на следующий день вечером мы дома. Пока команда трудилась, отец меня в собор Кронштадтский сводил… Гуляли мы по фортам до самого вечера, а потом… В общем, я уже спать легла, а отец на палубу вышел покурить. Он в каюте никогда не курил. А может, и курил, но только я этого не видела и в каюте у него табаком не пахло. Так вот, пошел он покурить, и долго его очень нет. Я ждала, ждала, потом испугалась. Все-таки место для меня новое, да и маленькой я тогда была, лет пяти, не больше. В общем, испугалась я страшно, а тут луна еще такая огромная в небе… Оделась я и пошла папу искать, — тут голос девушки сел, и она заплакала.

— Да ты не плачь, не плачь, плакать надо было, когда ты родину англичанам продавала…

— Постой, — Василий встал, подошел к соседнему столу, и из графина налил стакан воды. Потом с сомнением посмотрел на содержимое стакана. — Вода-то у вас тут свежая?

— А хоть и отравится, у нее все равно смертный приговор.

Василий пожал плечами. Довод в духе расстрельного отдела. Повернувшись, он протянул стакан Катерине.

— Выпей, а то, небось, в горле пересохло, и давай-ка продолжим.

— Так вот, — немного успокоившись, продолжала девушка. Долго я плутала по темному кораблю. Помню, на каких-то матросов наткнулась, так испугалась еще больше. Они были такие здоровые, небритые. Я от них как рванула и окончательно заблудилась…

— Ты не про матросов, ты про цацку рассказывай, — вновь встрял Валерий Федорович. — А то уже целый роман тут наплела, а по сути дела ни слова.

— Помолчи ты! — рявкнул Василий, и следователь замолчал, отвернулся, видно обиделся.

— Я долго бродила, потом случайно выбралась на верхнюю палубу, не знаю уж каким чудом. И тут слышу голос отца. Словно он с кем-то разговаривает. А отвечает ему голос вроде бы женский, но не женский. Некоторые звуки уж слишком низкие, даже не низкие, а сиплые что-то. Я подошла к самому борту посмотреть, с кем он говорит, а из-за палубной надстройки не видно. Тем более не на палубе он стоял, а на сходнях. Ну, знаете, такая лесенка сбоку у кораблей, чтобы шлюпки принимать. Но ни отца, ни его собеседницу я разглядеть никак не могла. Да и расслышать, о чем они там говорили, тоже не удавалось. Но шлюпки у борта корабля точно не было. Я бы непременно должна была хоть краешек ее да увидеть. Вот тогда любопытство меня и понесло. Полезла я на фальшборт и, конечно же, свалилась за борт. Дальше я ничего не помню… А когда пришла в себя, то снова была в отцовской каюте, и отец рядом. Только я вся мокрая была, а у него форма сухая. Он меня на руках держал, убаюкивал. Потом увидел, что я в себя пришла, заставил раздеться, завернул в одеяла, пунша налил…

— А амулет тут при чем?

— До той ночи я амулета у него никогда не видела, хотя часто перебирала семейные сокровища и украшения. Отец мне даже разрешал своими медалями играть. Только амулета этого я никогда раньше не видела… А подарил он мне его на утро, на следующий день. Достал из кармана и сказал: «Эта вещь должна была меня беречь от невзгод. Мне ее вчера подарила одна… Впрочем, это неважно… Так вот, пусть послужит тебе верой и правдой, пусть сбережет от напастей. А если плохо будет, помолись гадам морским, они, в отличие от сухопутных тварей, создания честные. Смогут — помогут». Ну, примерно что-то такое он сказал. Я тогда решила, что это игра какая-то, сказка… Я потом маме амулет показывала, правда про то, что за борт упала, не говорила. Это, как отец говорил, была наша с ним маленькая тайна… Я даже у матери попросила отца спросить, где он эту штуку купил. Но он так и не сказал. Все отшучивался. Говорил, что выменял у одного из матросов…

— Да, загадочка, — вздохнул Василий. Выходило так, что с тем же успехом отец Катерины мог привезти этот амулет с Луны. Да и при чем тут гады морские и голос таинственный? Похоже, ведьме и впрямь удалось загадать ему зловредную загадку.

— И больше ты ничего не знаешь?

— Ничегошеньки…

— Ладно, — Василий вновь повернулся к Валерию Федоровичу. — Оформляй изъятие, — и он протянул амулет следователю.

— Брось, я так оформлю, — отмахнулся тот. — Лучше оставь себе, а то я еще чего доброго потеряю, — и он игриво кивнул.

А Василий, опустив голову, стал внимательно разглядывать амулет. И через какое-то время ему и в самом деле стало казаться, что щупальца мерзкой твари, выгравированной на кусочке металла, начинают подрагивать, готовые распрямиться или, наоборот, свернуться в пружины стальных мышц…

* * *

Совещание проводили, как обычно, в кабинете Гесселя Исааковича на третьем этаже. Это помещение больше смахивало не на кабинет большого начальника, а на комнату для проведения конференций. Длинный стол буквой «Т» из нескольких обычных письменных столов, составляющих длинную перекладину, венчал огромный стол красного дерева, напоминающий трибуну. Сидя за ним, Гессель Исаакович возвышался над остальными присутствующими, а стоило ему чуть привстать, так он вмиг превращался в оратора-агитатора, клеймящего врагов народа и уклонистов всех сортов. Вдоль одной из стен шла анфилада ниш с окнами, вдоль другой выстроились шкафы, внутри которых прятались многие тайны молодой Советской республики. За спиной у Гесселя Исааковича висело красное знамя, в нескольких местах пробитое. А поверх знамени красовался портрет товарища Сталина. Поговаривали, что в гражданскую Шлиман воевал в знаменитой Еврейской роте батьки Махно, пока тот сражался на стороне красных, а потом, когда Махно, захватив Крым, предал революцию, отдавшись во власть идей всемирной анархии, Шлиман вместе со знаменем благополучно перешел на сторону красных и собственноручно руководил уничтожением своих бывших товарищей по оружию, отлавливая махновцев по всему югу Украины. Там-то его и подобрал кто-то из штаба Буденного, собирающегося в свой знаменитый поход по Средней Азии…

В это утро в кабинете Шлимана собрались начальники пяти опергрупп с замами — основной костяк Третьего Особого, также присутствовали представители Научно-экспертной службы, парочка секретарш — одна, как подшучивали мужики, «общего пользования» — секретарь всего Третьего Особого, вторая персонально шлимановская, и несколько спецагентов с особыми полномочиями, вроде Василия. Каждый из таких агентов имел свой узкий профиль: один занимался исключительно серийными убийствами, второй считался специалистом в области бухгалтерии и подлогов, хищений, фальсификаций и прочее, третий… Василий не знал толком, чем он занимается. За глаза его называли Чистильщиком и поговаривали, что у него мертвый взгляд. Стоило ему бросить такой взгляд на человека, и жить тому осталось считанные часы…

Этим утром Гессель Исаакович Шлиман, наоборот, выглядел очень довольным.

— Итак, рассаживайтесь, товарищи. Начнем с главного. Вчера усилиями спецагента Кузьмина Василия Архиповича, а также при поддержке отряда спецвойск была ликвидирована банда Акулины Охтинской, которая в течение последнего полугода успешно бомбила банки, сберкассы и квартиры зажиточных граждан. В результате операции сама Акулина Охтинская, в миру Лариса Сергеевна Потапова, была убита. В перестрелке погибли четверо бандитов, а также был тяжело ранен один из моих замов. Впрочем, меня интересует совсем не это. В брошенном костеле, где засела банда, не было обнаружено ни награбленных денег, ни других «интересных» вещичек. А наша первостепенная задача вернуть родине похищенные ценности. Это, я надеюсь, всем понятно. Один из бандитов ранен и находится у нас в изоляторе. Так что ты, Павел, — кивнул Шлиман начальнику первой опергруппы, — оставляешь все дела и занимаешься только этим. Пусть твои хлопцы проверят все связи бандитов, раненого допросят по-свойски. В общем, нам нужны тайники, малины, склады. Это понятно? Не мне тебе объяснять, как необходимо действовать.

— Но Гессель Исаакович, у нас же еще дело с пропавшими вагонами висит.

— Вот пусть и висит.

Кто-то за столом хмыкнул, и Шлиман настороженным взглядом обвел присутствующих.

— Кажется, я пока еще ничего смешного не говорил. Давайте-ка все по очереди, у кого какие достижения. А то как посмеиваться, тут мы первые, а как делом заниматься — так только успеваю ваши висяки в архив переправлять. И перед товарищами из Смольного мне краснеть за вашу безалаберность приходится. Не нравится в органах — вперед. Партии нужны рабочие руки на стройках, заодно со своим контингентом ближе пообщаетесь. Так что все, кроме Кузьмина, по очереди докладайте. Слухаю внимательно…

Василий расслабился. Из-за ночного кошмара да этого дурацкого утреннего допроса он совершенно не выспался. Ладно бы от всего этого хоть какой-то толк был, так ведь нет. Амулет этот все лишь еще больше запутал, да и рассказ Катерины… Может, ей просто мозги отбили, когда выколачивали признание. Ладно, хоть Федорович навстречу пошел, не сильно кобенился.

Чем больше думал обо всем этом Василий, тем туманнее рисовалась ему перспектива дальнейших поисков в этом направлении. Лишь тревожно звучали слова старой ведьмы Акулины: «Найдешь Судьбу, но не распознаешь… Спасешь Судьбу, но не ублажишь… Испытаешь Судьбу, но не позволят…» Глаза его постепенно закрывались, и, сам того не заметив, он задремал.

Разбудил Василия насмешливый голос Шлимана:

— А вот некоторые молодые сотрудники, несмотря на свои заслуги, полагают, что возможно спать во время совещания. Вы, товарищ, должны помнить, что пока вы спите, враг советской власти не дремлет… — и дальше все в том же духе. Василий поморщился, сел прямо. «И как меня угораздило задремать. Теперь уж точно товарищ Григорий будет мне вспоминать мне это полгода как минимум». — …и это в то время, когда наш вождь и идейный вдохновитель товарищ Сталин не спит, а неусыпно думает, как уберечь страну… — и еще минут пять стандартных лозунгов, от которых Василия, хоть он и считал себя сознательным коммунистом, давным-давно тошнило. — Впрочем, мы и так сегодня засиделись, товарищи. Но теперь, как говорил товарищ Ленин: «Цели ясны, задачи расставлены», так что больше вас не задерживаю. За работу!

«Выходит я все совещание проспал, — подумал Василий, тяжело поднимаясь с удобного стула. — И ведь какая змея этот Шлиман, сразу не разбудил. Нет, дал выспаться, а теперь станет глумиться, сколько влезет, а то еще и премии лишит. Знаю я его».

И точно: стоило Василию, задвинув стул, направиться к двери, как его, словно удар кнутом, остановил бодрый, полный злорадного ехидства голос Шлимана:

— А вы, Василий Архипович, не спешите. Выспались у нас тут, отдохнули, а теперь у нас отдельный разговор будет.

Тяжело вздохнув, Василий повернул назад. Да, предчувствия его не обманули. Похоже, проклятие колдуньи начало сбываться.

— Да ты не волнуйся так, — продолжал Шлиман совершенно другим тоном, когда в комнате никого не осталось. — У нас тут одна командировочка намечается. Дальняя такая командировочка. Мы тут с товарищами из Смольного все кандидатуры перебрали. Кроме тебя, и отправить некого. Да к тому же дело деликатное очень, можно сказать, международной важности. Лично под контролем товарища Берии. Тут оплошать никак нельзя. А ты у нас, ну если не считать излишней сонливости, так сказать, лучший оперативник. Но все детали потом, да и лучше будет, если все тебе расскажет твой старый знакомец. В прошлом ладили вы неплохо… Он больше меня обо всем этом знает, а тут, как тебе известно: меньше знаешь — дольше жизнь. Вот так-то. Только помни, Василий Архипович, времена у нас нынче не те, — тут тон Шлимана снова изменился, в один миг он как бы переродился из высокопоставленного чиновника в сверкающем авто в старого товарища по борьбе. Куда девался холеный ночной буржуй? Хитро сверкнули глубоко посаженные глазки. — У нас чуть не то сказал, глазом моргнуть не успеешь, как во врагах народа окажешься. К тому же твое странное рвение, интерес к подрасстрельным…

«Неужели суки уже доложили? — пронеслось в голове у Василия. — Только ведь Валерий Федорович… Ну, каков подлец! Какая шельма! Часа не прошло, а он уже все доложил, гадина».

— Я только… — начал было Василий, но Шлиман не дал ему договорить, лишь отечески похлопал по плечу.

— Правильно ты поступил. Мы к этой дамочке уже присмотрелись. Только в следующий раз действуй по инстанциям, как положено. У нас, знаешь ли, бюрократия. Порой простая бумажка жизнь человека перевесить может. Я-то знаю, что ты на пользу дела все обернуть пытаешься, только там, куда я тебя оправляю, меня не будет. И товарищей твоих не будет, а отчитываться ты потом будешь перед чрезвычайкой, это как пить дать. Так что я и не послать тебя не могу, и посылаю, словно от сердца любимое дитя отрываю.

Он знаком пригласил Василия следовать за собой. Подойдя к двери, которая вела в «комнату отдыха» — личные апартаменты начальника Третьего Особого, Гессель Исаакович распахнул ее, приглашая Василия заходить.

Василий шагнул вперед и обмер. За столом у окна, по-барски развалившись, восседал… батька Григорий собственной персоной. Спокойно так сидел себе в комнате отдыха начальника Третьего Особого отделения ГУГБ и, как всегда, курил тонкую голландскую сигарилью, придерживая мизинцем резной мундштук из кости мамонта. Как обычно, холеный, длинные прямые напомаженные волосы седым каскадом спадают на плечи, аккуратно подстриженные чапаевские усы, костюм как будто только что из Парижа, шелковый галстук, туго стянувший воротник безупречно белой манишки. Уж кого-кого, а батьку Григория, то бишь барона Григория Арсеньевича Фредерикса, Василий не ожидал увидеть. Тем более тут — в оплоте борьбы с контрреволюцией. А перед ним на стуле сидела утренняя знакомая Василия, Катерина Ганская из камеры приговоренных. При этом Григорий Арсеньевич мило беседовал с девушкой, а она щебетала, рассказывая ему о чем-то.

— Амулетик-то отдай, — попросил Гессель Исаакович, выставив открытую ладонь.

Василий машинально вынул из кармана гимнастерки амулет и не глядя вложил его в руку Шлимана. Нет, его смутило, конечно, не присутствие девушки, а вот батька Григорий… Ведь последний раз, когда виделись… Василий на мгновение закрыл глаза, и перед ним предстала ужасная и в то же время отложившаяся в памяти до мельчайшей подробности картина: обнаженный, стройный, как Аполлон, батька Григорий, тело которого покрыто уродливыми закорючками древнего, давно забытого языка. Вот он легко, словно играючи, поднимается с ложа. Его длинные седые волосы, затянутые в хвост на затылке, развеваются на ветру. Глаза сверкают. Вот он вынимает из ножен два клинка — шашки, выкованные для него специально, с круглыми металлическими шарами вместе рукоятей. А потом начинает вращать ими над головой. Буквы-закорючки на его теле вспыхивают, начинают светиться странными, потусторонними огнями. Он делает шаг вперед, а потом, запрокинув голову, начинает выть, и нету в этом звуке ничего человеческого, только звериная злоба, отчаянье хищника, загнанного в угол. Постепенно завывания набирают силу, слоги складываются в слова, слова во фразы, фразы — в предложения древнего, давно забытого языка — языка колдовства и магии…

Василий открыл глаза. Нет, ему ничего не пригрезилось. Живой Григорий Арсеньевич сидел перед ним за столом. И самое удивительное, совершенно очевидно, что был он не арестован, а сам вел допрос Катерины, словно один из следователей.

— …И тогда он подарил мне амулет, — закончила девушка свой рассказ, по всей видимости, повторяя историю, которую Василий уже слышал поутру.

— Вот этот? — Шлиман показал ей подвеску.

— Да, — робко кивнула она, забирая ее из рук Гесселя Исааковича.

— И вы уж, Катерина, извините нашего сотрудника, что он у вас амулетик забрал. Он парень молодой, горячий…

Девушка сжалась, словно ожидая удара. Видно было, как она нервничает, не понимая, что происходит, не знает, как себя вести. Еще несколько часов назад она ждала, когда конвоир выкрикнет ее фамилию и она как враг народа отправится в никуда, попадет в жернова машины правосудия. А теперь… Неужели амулет и в самом деле был счастливым? Неужели в последний момент… Нет, она даже не смела надеяться. Да и зачем ей жизнь после того, что испытала она в застенках ГУГБ?

— Не стоит вам на наших ребят сильно сердиться… — отеческим тоном продолжал Шлиман.

Словно не слыша его слов, Катерина повернулась так, чтобы он увидел затекший глаз и царапины.

— Вы меня уже к расстрелу приговорили, семью мою сгубили, ироды. Мне терять нечего, так что я вам всю правду в глаза скажу. Все вы тут подонки! Насильники, изуверы…

— Ну, это вы, дамочка, перегнули, — усмехнулся батька Григорий. — Знаю, в этом учреждении к людям относятся без должного понимания и уважения, но со мной вы можете быть повежливей, и на меня сердиться вам вовсе не надобно, поскольку я к данной организации никакого отношения не имею.

— Вы вообще за словами-то следите, гражданка, — нахмурившись, поспешно произнес Гессель Исаакович, словно спеша вставить свое слово. Василию даже показалось, что начальник Третьего Особого потому выпалил слова свои скороговоркой, что боялся перебить батьку Григория. — В общем, я дельце-то ваше пока придержу. А вы лучше подумайте, что для вас лучше будет. С нами сотрудничать или и в самом деле как врага народа… — тут он тяжело вздохнул. — В общем, вы пока с Григорием Арсеньевичем беседуйте… Только запомните хорошенько, наша власть никогда не ошибается. И если уж вас осудили, то есть за что…

— Да, Василий, ты подходи, присаживайся, — позвал батька Григорий. — Не робей. Давно не виделись, — и, привстав, протянул Василию руку. Тот, все еще ошеломленный неожиданной встречей, машинально пожал ее и только потом понял, что допустил ошибку. Что бы в мире ни изменилось, а барон Фредерикс никак не мог быть ему товарищем.

Тем временем батька Григорий вновь обратился к Катерине:

— Не позволите ли полюбопытствовать, — попросил он. Девушка, все еще трепеща, протянула ему амулет.

Григорий Арсеньевич выудил из глубин своего роскошного белого в тонкую черную полоску пиджака большую лупу и стал внимательно изучать медальон.

— Интересная гравировочка, — продолжал он, бормоча себе под нос. Судя по всему, сработано где-то в Полинезии, лет этак двести-триста назад, только вот металлов таких я там не встречал. Редкий сплав… — в этот миг лицо его стало сосредоточенным, взгляд внимательным, как тогда.

И невзирая на то, что сейчас ситуация была самая неподходящая, Василий в один миг мысленно перенесся на десять лет назад, в таежные дебри бескрайней Сибири…

Глава 2

ТАИНСТВЕННЫЙ ПАКЕТ

[1928]

Цепи грозных гор, лес, а иногда

Странные вдали чьи-то города,

И не раз из них в тишине ночной

В лагерь долетал непонятный вой.

Мы рубили лес, мы копали рвы,

Вечерами к нам подходили львы.

Но трусливых душ не было меж нас,

Мы стреляли в них, целясь между глаз.

Н. Гумилев. «У камина»

Пламя вздымалось к черным, усыпанным алмазами звезд небесам. Громко трещали в огне сухие еловые ветви. Федот сидел, вытянув ладони и ноги в сторону костра, и говорил медленно, словно сам вслушивался в каждое свое слово.

— …вот тогда те стрельцы от царя и бежали. А так как были они клеймеными, то нигде им крову не давали. Сначала хотели они было на юга, к казакам податься, да передумали… Атаманом у них был Иван Кулак — здоровый мужик. Говорят, быка мог кулаком наземь свалить. А уж среди поединщиков ему и вовсе соперников не было. Только с головой он не дружил. И все потому, что мать его, говорят, лечуньей была, приколдовывала помаленьку. Она, когда он еще малой был, давала ему травы разные, настои волшебные, вот он и вырос богатырем, атаманом… Такому не возразишь, у такого не побалуешь… Ему все говорят, на юг надо, там тепло, земля хлебородна. Ветку воткнешь, глядишь, к утру дерево выросло. А он уперся. «Пойдем, — говорит, — в трущобы лесные, в самую глушь земную, чтобы ни один царский лис дорогу к нам не пронюхал». Сибирь, она-то, матушка, вон какая, без конца, без края. Вот они и подались в края здешние, на самую границу Манчжурии. Да больно царь Иван тогда на них осерчал, за то, что сбежали, а не приняли за грехи свою смерть лютую.

Тут Федот прервался и стал креститься, раз за разом. И постепенно гипнотическое действо рассказа начало таять.

— Эй, Федот, ты давай бросай эти старые поповские штучки, — выдохнул кто-то из рабочих. — И ты нам не про Ивана этого, а про Жуть… про Жуть верхнеустьевскую рассказать обещал.

— А что Жуть? — пожал плечами Федот. — Жуть она Жуть и есть… Я сперва про Ивана доскажу, а там и сами поймете, что к чему. Что правда есть, а что люди брешут… Так вот, подались стрельцы в эти края, лес срубили, деревню построили, жить стали, как отцы им завещали. Но только не забыл царь об обидчиках своих. Не мог он их клинком достать, решил колдовством извести. И подослал он к ним купчишку одного подлого. Тот-то делал вид, что все больше шкурами интересуется. На шкуры ружья, чай, муку да товары разные менял. И так втерся в доверие к стрельцам беглым, что они его чуть ли не за своего считали. К столу своему сажали, брагой потчевали. Да что говорить, Иван Кулак хотел даже женить его на дочери одного из своих стрельцов, дом ему отстроить, чтобы он не наездами, а постоянно в деревне жил, чтобы лавку открыл. Но купчишка тот верен царю был. Он как-то Ивану какой-то отравы в питье и подмешал. Ну, атаман как выпил, ему сразу плохо. Купчишку верные друзья Кулака схватили, да на дыбу. Тут они всю правду и узнали. Смертельное варево купец-предатель стрельцу подсунул. Только не рассчитал он. С детства к ядам привычный, выжил Иван. Но болел долго. Года два или три пластом лежал, не ел ничего. А потом в одно утро глядь, и нет его…

Тут Федот вновь сделал многозначительную паузу. Однако в этот раз никто не решился нарушить наступившей тишины. Лишь где-то далеко-далеко неожиданно закуковала кукушка. Ее голос словно вывел Федота из полудремотного состояния. Он аккуратно пригладил бородку и, вновь вытянув ладони к огню костра, продолжал.

— Ушел тогда из села Иван Кулак. Как ушел, никто не видел. Куда, зачем — никому не ведомо. Поговаривали, что к чертям в ад ходил он. Другие болтали, что к маньчжурским колдунам он подался. Только те и другие брешут…

— Уж точно, ада-то нет, — усмехнулся кто-то из рабочих бригады.

— Дело не в этом. Может для вас, новой власти, его и нет, а в те времена был он точно… — отмахнулся Федот. — Только вот не смог бы он так быстро в ад смотаться и назад вернуться. Ведь его всего три дня не было. А нашли его через три дня в лесу, у самого истока верхнеустьевского. Лежал он посреди поляны на округлом камне, в руках сабелька вострая. Как к нему подошли, встал он. Роста огромного, тощий, одни кожа и кости, волосы ниже пояса развеваются, глаза, как у волка, красным огнем горят. Так вот встал он, пошел на своих сотоварищей, рубил их налево и направо. Много славных людей тогда ни за что полегло под его клинком… И решили люди, что он, чтоб остаться жить, проклятие на себя принял вечное, подчинился царской воле, пообещал всех своих же сподвижников известь. И с тех пор стал он каждый вечер пробираться в ту деревню. Неслышно в дом войдет, а утром люди заглянут: все в крови, кругом куски мяса разбросаны, и на многих из них следы зубов человечьих… А как погибло больше половины из беглецов от гнева царского, так остальные назад повернули. Сами царским холопам на милость сдались, не дожидаясь, пока Иван Кулак по их души явится. Ну, царь так кого помиловал, кого нет, только Иван-то один остался. И с тех пор говорят, ходит он проклятый по этим лесам, ищет тех, кому сбежать удалось. И ходить еще долго будет, пока не найдет всех своих соратников прежних или потомков их и не порешит, как того проклятие требует. — И вновь Федот замолчал.

— Вот тебе и Жуть! — фыркнул кто-то из молодых.

— Да, страшные сказки тут у вас на ночь рассказывают, — протянул старший геолог. Поднявшись со складного походного стульчика, он потянулся. Еще раз оглядел собравшуюся компанию. — Вот, что я скажу вам, братцы, чем всякую жуть слушать, шли бы лучше спать. Завтра день нелегким будет. Шурфы копать на холме станем. Пробы грунта брать. Так что, пока товарищ Федосеев вас не разогнал, шли бы вы спать.

— Зря вы так про рассказ Федота, — возразил, поднимаясь на ноги, Василий. — Я тоже в мертвецов бродячих не верю, однако насмотрелся всякого.

— И от кого мы это слышим! Вот типичный образчик нынешнего новоиспеченного комсомольца, — встрял комсорг Илья. Василия он недолюбливал с первого дня знакомства. То ли ему не нравилось, что Василий внешностью и статью мог дать ему сто очков вперед, то ли коробило его от того, что тот находился на особом положении. Сам ничего не делал, рабочим не помогал. Бродил с утра до вечера по сопкам с винтовкой наперевес. Единственная польза от него была, что подстрелит иногда пару-тройку зайцев — приятное дополнение к скудному пайку… — Гнать тебя взашей надо.

— Не ты в комсомол принимал, не тебе и гнать, — огрызнулся Василий. — А то, что в любой сказке сокрыта доля истины, даже дети малые знают.

— Мы не сказками занимаемся, а новую жизнь строим. И пока ты приписан к нашей первичной ячейке.

— Да пошел ты… — вздыбился Василий.

— Тише вы, тише, расшумелись, — выступил из темноты начальник геологической партии Михаил Геннадьевич Титов — человек пусть ничего и не смысливший в горном деле, но настоящий большевик еще с дореволюционным стажем. В расстегнутом кителе, небрежно наброшенном на плечи, высоких хромовых сапогах и галифе, он выглядел настоящим командармом, только оторвавшимся от карты, над которой всю ночь планировал предстоящее сражение. Не хватало только красного карандаша. — Вы бы, чем за всякую дурь тут глотки рвать, из-за баб подрались, что ли.

— Так ведь у нас тут баб нет, — хихикнул кто-то из рабочих.

— Оно и правильно, — согласился Михаил Геннадьевич. — А посему и бодаться незачем. Пусть каждый занимается тем, чем заниматься ему партия поручила. Тебе, Илья, нужно рабочим помогать, а у Василия своя работа. И поверь, не проще той, что тебе досталась.

— Мне кажется, что бродить по лесам… — начал Илья, поправляя железную дужку очков. Он всегда так делал, когда сильно волновался. И еще, волнуясь, он всегда краснел, лицо его становилось под цвет волос и веснушки созвездиями оспин проступали на лице. Но только сейчас, в свете костра этого заметно не было, хотя Василий был уверен, что Илья красный, как рак.

— Если кажется, то крестись, вон как Федот наш. Два слова, три крестных знамения… А как будущему строителю мировой Коммуны тебе не казаться должно… Ты точно должен знать…

— Так ведь я о том и говорю! — вновь встрепенулся Илья.

— А, пустое, — как от назойливой мухи, отмахнулся Титов от комсорга. — Пойдем-ка, Василий, тут разговор есть. Гонец из райцентра прибыл.

И положив руку на плечо Василию, он повел его в сторону штабной палатки.

Илья, переполненный обидой, рухнул на свое место.

— Так ты, Федот, продолжай, — попросил кто-то из рабочих. — Ты про Жуть-то, Жуть саму расскажи.

— Так я уже все и рассказал… Только вот говорят, что Иван этот, который по земле уж четыреста лет с гаком блуждает, без души вовсе, и не любит он, когда границы его владений чужаки нарушают… — вкрадчивый голос Федота затихал по мере того, как Титов с Василием подходили к краю лагеря. У командной палатки он и вовсе превратился в невнятное бормотание.

А за палаткой, за палаткой и в самом деле ждал посыльный, на коне в форме, все как положено. «Интересно, что такого важного могло случиться?» — подумал Василий. Да, видно что-то и в самом деле случилось. Что-то очень важное, раз в такую даль человека погнали.

— Вы будете Василий Архипович Кузьмин? — звонким голосом спросил посыльный. Василий не видел лица всадника, но ему почему-то показалось, что тот совсем молодой, чуть ли не мальчишка.

— Да он, он, — заверил Титов.

— Я, — кивнул Василий.

Только тогда всадник нагнулся и притянул Василию планшет, клочок бумаги и карандаш.

— Напишите ваш код.

— Посветить бы чем.

Посыльный, так и не слезая с седла, вновь наклонился и протянул Василию электрический фонарик, а потом повернулся к Титову.

— А вы, товарищ, отойдите, информация совершенно секретная.

Титов чуть поднял руки, признавая собственное поражение, едва успел подхватить соскользнувший китель, потом отступил во тьму.

Быстро накарябав личный номер, Василий протянул бумажку посыльному. Тот долго изучал цифры, потом едва заметно кивнул, выудил откуда-то объемный пакет и вручил его Василию, вместе с еще одной бумажкой.

— Вот тут распишитесь в получении.

— Ну и бюрократия у вас.

— Ничего не поделаешь, секретные документы требуют должного обращения. Не забудьте пакет по прочтению уничтожить, — и, забрав расписку, он повел поводьями, разворачивая коня.

— Куда поедешь-то на ночь? — спросил Василий, сжимая объемный пакет под мышкой. — Может, у нас останешься. Небось в седле большую часть дня провел. Да и конь твой, смотрю, притомился.

— Хотел бы, да не могу, — ответил посыльный. — У нас в районе такое творится. Столько начальства понаехало, так что лучше уж мне поспешать, — и он пришпорил коня.

— А чего случилось-то? — крикнул вслед ему Василий, но всадник не ответил. Мгновение — и его силуэт растаял в ночной тьме.

— И чем нас центр порадовал? — вынырнул из тьмы Титов.

— Ну, Михаил Геннадьевич, — покачал головой Василий. Конечно, соблазнительно было распечатывать бумаги вдвоем, но наученный горьким опытом Василий еще в первые свои годы работы в ЧК отлично усвоил: если бумаги предназначаются ему лично, то только он один и должен их видеть. — Я воспользуюсь вашей палаткой.

Начальник партии согласно кивнул.

Нырнув в палатку, Василий придвинул поближе керосиновую лампу и, расположившись за походным столом Титова, внимательно осмотрел пакет.

Все правильно:

Особому оперуполномоченному ЧК

Кузьмину Василию Архиповичу

От

Г. И. Шлимана

Вытащив из-за голенища тонкий стилет, Василий распорол толстый конверт. Внутри оказался еще один конверт, адресованный начальнику геологической партии Титову. Он был не запечатан, а следовательно, перед тем, как передать его Михаилу Геннадьевичу, Василий должен был с ним ознакомиться. Что касается остальных бумаг, то это была карта с какими-то странными отметками красным карандашом и письмо от Шлимана. Суть же письма, если отбросить стандартные канцеляризмы, присущие советской власти, сводилась к тому, что сутки назад где-то неподалеку от того места, где проводила изыскания их геологическая партия, разбился аэроплан. В нем находился один из командармов доблестной советской армии, но, что самое важное, при нем находились документы государственной важности. Какие именно документы, в письме не уточнялось, но судя по тому, что Василию надлежало в первую очередь искать бумаги, а не командарма, документы были сверхсекретными. Естественно, из ближайшего населенного пункта уже было оправлено несколько поисковых партий, но… Дальше «товарищ Григорий» бумаге не доверился. Но, судя по всему, на поисковые группы он особых надежд не возлагал. Да и сам Василий отлично понимал, что не просто так он оказался в этой геологической партии. Советской республике нужны были новые месторождения, металлы, чтобы поднимать экономику, драгоценные камни, чтобы выкупать у капиталистов машины и с помощью их создавать собственную тяжелую промышленность. А люди, посланные в эти края, по всей видимости, богатые всевозможными минералами, или возвращались ни с чем, а то и вовсе не возвращались. Да и слухи разные нехорошие ходили. Нет, не те сказки, что Федот у костра рассказывал, но слухи тревожные. Так что теперь у Шлимана вся надежда была на Василия. Ему предписывалось: «Подобрать двух товарищей посмышленее, и отправиться на поиски разбившегося самолета».

В письме, адресованном Титову, тоже содержались соответствующие распоряжения, но только ни слова не было ни о самолете, ни о пакете, ни о командарме. Все звучало предельно просто: выделить людей товарищу Кузьмину, оказать любое необходимое содействие и все такое прочее.

В последнюю очередь Василий взялся за изучение карты. Она была обычной, точно такой же, как у Титова, только на ней красным карандашом был обозначен предполагаемый район крушения аэроплана и расчерчены районы для поиска. В общем, чтобы прибыть на место засветло, нужно было выступать прямо сейчас.

Спалив в огне керосинке письмо Шлимана, Василий вышел из палатки. Титов терпеливо ждал его, покуривая папиросу.

— Это вам, — протянул он пакет начальнику партии. — Мне уходить надо, и я двух ребят с собой возьму.

— Да как же можно, Василий. У меня план геосъемки, каждый человек на счету, — и бормоча еще чего-то под нос, Титов подошел поближе к палатке, достал письмо и, подставив бумагу так, чтобы на нее падал свет лампы, начал читать.

— У вас план, Михаил Геннадьевич, а у меня приказ, — тихо пробормотал Василий, а потом добавил уже в полный голос. — Да и оружие приготовьте. Обоим по карабину, по револьверу и патронов полный комплект.

Шлиман просто так беспокоиться не станет.

— Хорошо, — отмахнулся Титов, все еще читая отпечатанные на печатной машинке строки. — Иди, выбирай. Только никого из геологов не трожь, они мне тут нужны.

— Ладно, — кивнул Василий, направляясь к костру.

— …вот я говорю той бабе, — продолжал Федот. — Ежели мы твоего мужика похоронили, то от кого ж ты пузо носишь? А представь, ежели он и в самом деле мертвяк какой, то кого ж ты родишь?

Рабочие, собравшиеся у костра, разом прыснули со смеху, а Федот как опытный рассказчик выдержал паузу.

— Ладно, хватит лясы точить, — подошел к костру Василий. — Тут дело особое, государственной важности, так что мне двух добровольцев из вас надобно.

Все разом смолкли.

— Вон ты, Илья, все меня за бездельника выставлял. А не хочешь со мной прогуляться?

— А чего нет, — воспрял рыжий комсорг. — Заодно выясню, чем ты там занимаешься.

— Хорошо, — кивнул Василий. Хоть у них с Ильей и разногласия были, парень тот был верный, недаром председатель ячейки. Такой и в беде не бросит, и спину прикроет в случае чего. — Кто еще желает прогуляться?

— Я пойду, — неожиданно объявил Федот, поднимаясь. Клочковатая борода, длинные, «под горшок» постриженные волосы, тулуп неопределенного фасона в свете костра превращали его в человека безвременья — крепостного охотника, сошедшего с репинских картин. — Аль не возьмешь?

— Почему нет, — ответил Василий. — Ты лесовик опытный. Свое дело знаешь, опять же в следах хорошо разбираешься, лес чуешь.

— Что есть, то есть, — согласился Федот.

— Только учти, язык тебе за зубами держать придется.

— Ты меня, Василий, и вовсе обидеть хочешь. Что ж, я дела не разумею?

— Тогда оба шагом марш к Титову за оружием.

— Да не стоит мне ходить, — возразил Федот. — Все эти маузеры, шмаузеры. Вот моя трехлинеечка еще в японскую мной пристрелянная.

— Ладно, и тут ты меня уговорил, — кивнул Василий. — Так что полчаса на сборы и выступаем.

— Ночью? — удивился Гриша, вновь поправляя очки. В своем помятом картузе и старой рабфаковской куртке поверх некогда белой косоворотки выглядел он истинным порождением молодой республики.

— Ночью, ночью, — уверил его Василий. — Это такая прогулка… при луне… для влюбленных…

Рабочие у костра разом прыснули со смеху, а Гриша вновь весь зарделся.

* * *

— Все-таки объясни мне, куда мы идем? — очередной раз спросил Илья. Он, не привыкший к марш-броскам, совсем выдохся. Остановившись, уперся прикладом в землю и всем телом навалился на карабин, как на подпорку. Воздух с хрипом вырывался из его легких.

Василий тоже остановился, повернулся, задумчиво глядя на комсорга. Огляделся. Небо уже начало светлеть, но внизу под кронами деревьев еще царила ночная мгла.

— К чему спешка такая? — чуть отдышавшись, продолжал Илья.

— Ладно, привал, — скомандовал Василий. — Если я не ошибаюсь, то мы находимся приблизительно в восточном углу выделенного нам квадрата. Сейчас пару часиков передохнем, а потом — за поиски.

— А что искать-то будем? — в свою очередь поинтересовался Федот. Похоже, ночной поход ничуть не сказался на нем. Казалось, старый охотник мог бы еще столько же прошагать по лесу, не выказывая усталости.

— Экие вы любопытные… оба, — вздохнул Василий. — Ничего, как найдем, так сами поймете, — с этими словами он неспешно опустился на землю — сел, прислонившись спиной к стволу березы, и, положив карабин на колени, откинул голову. Нужно было отдохнуть пару часов, а потом, когда окончательно рассветет, начинать поиски.

* * *

Разбудили Василия истошные крики Федота.

— Нашел! Нашел!

Первое мгновение Василий никак не мог понять, где он. Над головой в чистом небе, без единого облачка, сверкало солнце. Значит, он проспал. Внутренние часы, которые обычно работали безупречно, в этот раз его подвели. Василий потянулся, попробовал встать и едва сдержал стон. Все тело затекло и болело. Такое ощущение, что его всю ночь били палками. А ноги… Страшно болели ноги. Вчера, после ночного марш-броска он не чувствовал ничего подобного. А сейчас…

«Интересно, как там Илья? — пронеслась поспешная мысль. — Если он вчера уже чуть не помер, то сегодня уж точно не встанет…» Василий повернул голову и увидел, что Илья мирно посапывает. Крики Федота не смогли пробиться сквозь крепкий сон комсорга. Он спал, свернувшись калачиком на расстеленной в траве шинели, положив под голову приклад карабина. Рядом с лицом, на шинели поблескивали линзы очков.

— Нашел! Нашел! — выскочил из кустов Федот.

— Ты что, не ложился? — удивился Василий.

От такой встречи Федот опешил.

— Не, ложился. Уж больно любопытно мне было, чего это мы среди ночи искать отправились.

— И…

— Выходит, что ероплан.

— Точно, — превозмогая боль в суставах, Василий, опираясь о ствол березы, с трудом поднялся на ноги. — Где он?

— Вы как с Илюшей спать повалились, я думаю: поброжу по округе. Может, и найду чего…

— Короче. Суть давай.

— Значит, эта… побродил я окрест… Отошел уж наверно версты на две. А потом смотрю, молодой подлесок сильно помят. Там болотина, больших деревьев нет. Я по следам-то прошел, издаля смотрю — ероплан помятый. Стоит, хвост в небо задрал… А кусты-то, видно, не больше суток назад поломаны. Я так прикинул, выходит, мы его и ищем. И сразу назад. Да заблудился малек, видать, леший попутал. Не сразу вас нашел.

— Ты к ероплану- то теперь дорогу найдешь? — с сомнением спросил Василий, внимательно разглядывая Федота. Не любил он энтузиастов, особенно любопытных, потому что порой за этим любопытством скрывалось кое-что и похуже.

— А как же! — с гордостью ответил Федот. — Да ты, Василий, не волнуйся. Я ж понимаю, дело тут государственное, раз гонца присылали. К тому же не всякий на ероплане просто так полетит. Так что не волнуйся. Я к ероплану близко не подходил. Мало там что. Как увидел — сразу назад.

— Это ты верно поступил, — сделав пару шагов, Василий присел на корточки и потряс за плечо Илью. — Комсорг, пора вставать. — Тот тяжело поднял голову, обводя мир бессмысленным взглядом, а потом стал шарить рукой по шинели в поисках очков. — А ты никого там рядом не видел?

— Нет, — покачал головой охотник.

Василий вновь тряхнул за плечо комсорга.

— Подъем. И так все проспали, — а потом, видя, что Илья постепенно приходит в себя, вновь повернулся к Федоту. — Что ж, веди.

* * *

Все оказалось точно, как описывал Федот.

Они вынырнули из-под лесной сени и оказались на краю высохшего болота. Невысокие кусты и тонкие молодые деревца пробивались сквозь мох. В самом центре болота из кустов, уставившись вертикально в небо, торчал хвост аэроплана. С этой стороны не было видно никаких ломаных кустов, но, вероятнее всего, аэроплан заходил на посадку с другой стороны, потом неожиданно клюнул носом и стал на попа.

— Вроде бы оно, — удовлетворенно пробормотал Василий. — Ну что ж, пойдем посмотрим, — и решительно раздвигая кусты, он направился в сторону разбившейся крылатой машины.

Федот и сонный Илья, все еще зевавший и то и дело протиравший глаза, последовали за ним.

Неожиданно Василий остановился и вытянул руку, делая сигнал своим спутникам.

— Т-с-с-с!

Возле аэроплана что-то происходило. Василий слышал отдаленные голоса, но никак не мог разобрать слов. Говорили, но явно не на русском.

Знаком он приказал своим спутникам присесть, а потом, пригнувшись, медленно стал пробираться вперед. Неожиданно остановившись, он знаком приказал Илье приблизиться, и когда тот оказался рядом, передал ему свой карабин, забрав револьвер, который тот носил, заткнув за пояс.

— Кто там? — едва слышно спросил Илья.

Василий в ответ скорчил злобную гримасу: «Молчи, мол».

— Самураи, — пробормотал Федот, который теперь держался сзади.

— И что мы теперь станем делать? — со страхом спросил Илья.

— Пойдем агитировать их за Третий интернационал, — приглушенно прошептал Василий. — Вы учтите, граница тут рядом. У одного из летевших на аэроплане был очень важный пакет. Судя по всему, он сейчас у японцев. Если попробуем обратиться за помощью, то можем упустить и пакет, и нарушителей границы, так что действовать надо быстро. Сколько их там, никто не знает… Так что ты, Федот, обходи справа. Если кого, кроме нас, увидишь, стреляй не задумываясь. А ты, Илья, со мной пойдешь. Я когда в бой вступлю, ты не зевай. У тебя два карабина, в каждом магазин по шесть пуль. Так что в небо не пали, а выстрелы считай. Прикроешь меня, в общем. Понятно?

Федот и Илья разом кивнули.

Василий, взяв один револьвер правой, а второй левой рукой, решительно встал и направился к аэроплану. Еще немного, и он оказался на поляне. Возле аэроплана возилось несколько японцев в хаки. Еще трое: офицер, его помощник и человек в штатском. Размышлять было некогда. Размашисто шагая в сторону разбитого аэроплана, Василий сложил руки крестом на груди, как учил его в далеком восемнадцатом батька Григорий, и начал палить с обеих рук, перемежая выстрелы. Револьверные пули ложились веером. Клацали автоматически взводящие собачки. А Василий считал. У него было двенадцать выстрелов, и он должен был уложиться. Раз… Два… Две первые пули мимо. Потом двое солдат возле разбитой кабины сразу ткнулись лицом в землю… Пять… Шесть… Одна из пуль задела офицера. Он еще только начал доставать свой пистолет из кобуры, как красная дырка появилась у него посреди лба — это из-за спины Василия пальнул Илья. Загремели выстрелы с другой стороны самолета… Семь… Восемь… Пули засвистели вокруг. Кто-то из «самураев» открыл ответный огонь. Девять… Третий японец у кабины свалился мертвой грудой на своих погибших товарищей… Десять… Одиннадцать… Двенадцать… Тот солдат, что стоял рядом с офицером, покачнулся и выронил винтовку.

Уходя от вражеских пуль, Василий, словно опытный пловец, нырнул головой вперед, отбросив в сторону бесполезные теперь револьверы. Сделав кувырок через голову, он перекатился и оказался рядом с мертвым японским офицером.

Илья еще палил, но и у него вот-вот должны были кончиться патроны. А времени перезаряжать не было.

Василий потянулся за пистолетом японского офицера, но тут из кустов с винтовкой наперевес выскочил японец. Огромными прыжками он помчался вперед, целя штыком в Василия. Тот крутанулся на спине и, подобрав ноги, встретил противника ударом в живот.

В тот же мог его пальцы нащупали рукоять пистолета. Выдернув его из кобуры мертвого офицера, Василий инстинктивным движением большего пальца сбросил предохранитель и всадил три пули в японского солдата, все еще пытавшегося достать его штыком.

И тут Василий осознал, что на «поле боя» воцарилась тишина.

— Эй, есть кто живой? — позвал он.

— У меня все в порядке, — издалека раздался голос Федота, а потом откуда-то сзади донеслось сдавленное:

— Помогите!

— Илья? — позвал Василий неспешно поднимаясь на ноги и с опаской оглядываясь. Враг мог ведь и затаиться, выжидая удобного случая и перезаряжая оружие. Однако никакого нападения не последовало.

Одним прыжком Василий добрался до того места, где бросил разряженные револьверы, и, не выпуская из руки пистолет японского офицера, подобрал один из них. Крутанув барабан, он высыпал гильзы в мох и, привычным движением заткнув револьвер за ремень, начал одной рукой перезаряжать его, ни на секунду не опуская пистолета. Как только револьвер был перезаряжен, Василий отшвырнул в сторону японский пистолет, словно это была ядовитая змея, и точно так же, одной рукой, перезарядил второй.

После этого он вновь позвал:

— Илья?

В ответ он из-за кустов услышал стон.

Осторожно, поводя из стороны в сторону дулами револьверов, Василий раздвинул заросли. Илья лежал на спине, зажимая руками живот.

— Ты как? — спросил Василий, хотя и так все было видно. Гимнастерка пропиталась кровью. Глаза у комсорга казались бешеными, выпученными. Капелька крови застыла в уголке рта.

— Я… Меня достали… — только и смог проговорить он.

Неожиданно кусты справа от Василия разошлись. Тот, резко крутанувшись, вскинул револьверы, но из-за кустов появился не японец, а Федот.

— Что тут у вас?

— Похоже, комсорга задело сильно.

Федот нагнулся, приподнял руки Ильи и какое-то время смотрел на дыру в гимнастерке.

— Не пуля, штык, — наконец с тяжким вздохом произнес он. А потом отвернулся.

Василий все понял без слов. Илья был не жилец. Запустив руку в наплечный мешок, Василий выудил флягу и, свинтив крышку, поднес ее горлышко к губам Ильи.

— Выпей, полегчает.

Тот на мгновение напрягся, подавшись вперед, а потом, хлебнув «балтийского пунша» — неразбавленного спирта с кокаином, повалился на мох, ловя ртом воздух. Лицо его стало белым, как старая кость, веснушки исчезли, а рыжие волосы смотрелись, словно клок приклеенной пакли.

— Вот так-то лучше будет, — пробормотал Василий. Он верил в лечебные свойства напитка, изобретенного в далеком семнадцатом революционными матросами Петрограда. Потом он повернулся к Федоту. — Что с японцами?

— Похоже, мы их всех порешили, — ответил лесовик. Судя по всему, это какой-то патруль был. Вот только что они так далеко на нашей земле делали?

— То же, что и мы, — вздохнул Василий. — Аэроплан искали. Ладно, пойдем, посмотрим, что там, — он поднялся на ноги, но прежде вложил открытую флягу с «балтийским пуншем» в руку Илье. — А ты пей… Пей… Легче будет… Ты лежи тут пока, мы сейчас вернемся, — и вслед за Федотом двинулся назад, в сторону разбитого аэроплана.

Стоило им отойти на несколько шагов, как Федот тут же приглушенным голосом, почти шепотом спросил:

— Что с ним делать станем? Он не жилец. Видел я такие раны в японскую…

— Ладно, — отмахнулся Василий. — Давай вначале дело сделаем, а уж потом решать будем.

Они вышли к самолету. В первую очередь Василий подошел к мертвому офицеру. Нагнувшись, он обшарил его карманы. Там оказалось несколько бумаг на японском, золотые часы, серебряный портсигар с тонкими вонючими сигаретами. Последний Василий отдал Федоту.

— Тебе пригодятся.

Потом Василий вынул клинок, заткнутый за пояс самурая. Обнажил катану.

— Хорошая сталь, дорогая.

Тем временем Федот выпотрошил карманы остальных нарушителей границы.

— Есть чего-нибудь полезное? — спросил Василий, убрав катану в ножны и заткнув ее себе за пояс.

— Да не сказал бы, — ответил Федот, продолжая мародерствовать.

— Кончай по карманам, словно щупач, шарить, пойдем посмотрим, что с аэропланам. В конце концов мы сюда не японцев потрошить пришли.

— Да ладно, командир. Им-то все это совсем ни к чему будет, ну а мне, глядишь, чего и пригодится… Вы только на этот ножичек поглядите…

Василий лишь покачал головой.

— Мы тут не за тем вовсе.

Тогда Федот с явной неохотой оставил в покое карманы очередного японца и вслед за Василием направился к аэроплану. Растащив в стороны трупы, они заглянули под летный колпак. В крошечной кабине было двое. Тот, что сидел впереди — пилот, похоже, умер сразу, в момент приземления. Он не был пристегнут и сейчас, размазанный по приборной доске, застыл в луже свернувшейся крови. А второй… Второй… Безвольным кулем повис он на ремнях безопасности. Но кто-то содрал ему кожу и мясо с лица.

Василий много слышал о зверствах японцев, о том, как заживо сжигали партизан, о том, как вырезали звезды у них на теле, выкалывали глаза, забивали до смерти… Восточный человек — тварь изощренная, в отличие от человека западного, и не знает слово «пощада». Но здесь… Во-первых, у японцев не было времени — когда Федот обнаружил аэроплан, тут никого не было. Во-вторых, ни штыком, ни катаной таких ран не сделать, тут нужны звериные когти.

— Что по этому поводу думаешь? — повернулся Василий к лесовику.

Тот лишь пожал плечами.

— Жуть…

— Понятно, — раздосадовано кивнул Василий. — Ладно, иди, трупами займись, а я тут пошурую. Надо мне одну вещицу найти.

Федот тут же исчез, а Василий принялся внимательно изучать содержимое кабины. Судя по всему, когда они подошли к месту аварии, японцам только-только удалось сдвинуть часть обломанного крыла, закрывавшего доступ в кабину. Больше они ничего сделать не успели. Однако ничего похожего на пакет нигде видно не было.

Только мухи. Казалось, они слетелись сюда со всего края и теперь, лакомясь бесплатной закуской, переползали по трупам. Прежде, чем заняться поисками пакета, Василию пришлось, нагнувшись несколько раз, сильно взмахнуть обломком крыла, пытаясь разогнать насекомых. Однако это ни к чему не привело. На мгновение взвившись с облюбованных ими мест, мухи тотчас же садились обратно. Тогда Василий плюнул на них. Ежась от отвращения и кривясь от невыносимого жужжания тысяч маленьких крылышек, он принялся за поиски.

Василий несколько раз провел рукой по груди мертвого пассажира, пытаясь нащупать пакет, если тот положил его за пазуху. Потом проверил маленький бардачок сбоку. Тоже ничего. Куда же он мог его засунуть?

Наконец Василий заметил краешек окровавленной бумаги. Видимо, во время аварии пакет выпал из рук человека без лица и проскользнул вперед, завалившись за кресло мертвого пилота.

Изогнувшись всем телом, стараясь не коснуться окровавленного трупа, Василий чуть ли не наполовину вполз в кабину и что есть силы вытянув правую руку, попытался нащупать краешек пакета. Ему удалось сделать это с третьего или четвертого раза. При этом он несколько раз приложился гимнастеркой на спине к окровавленному трупу командарма. Вот еще одно усилие, и заветный конверт оказался в его руках. Выскользнув из кабины, Василий плюхнулся на мох и какое-то время сидел, прислоняясь к фанерному фюзеляжу аэроплана, потом, вытерев окровавленные пальцы о мох, постарался счистить уже загустевшую кровь с пакета. Частично ему это удалось. Наконец, убедившись, что пакет больше не пачкает, Василий свернул его вдвое и засунул за пазуху. Ему, конечно, хотелось вскрыть послание и прочитать, ради чего он только что рисковал жизнью и ради чего погиб отряд японцев, но здравый смысл пересилил. Пакет был предназначен не ему, а значит, не ему его и вскрывать. Партия дала задание, он его выполнил (точнее, пока выполнил лишь наполовину, надо было еще передать пакет командиру одного из поисковых отрядов), а что в пакете — не его дело.

— Пойдем, Илья совсем плох, — из-за кустов позвал Федот.

Комсорг и в самом деле умирал. Лицо его стало еще белее. Василий даже представить не мог, что плоть нормального человека может быть такой белой. Вокруг Ильи мох весь пропитался кровью, алая пена выступила у него на губах.

Когда Василий подсел к нему, Илья едва заметно вздрогнул, губы его зашевелились, но ни звука не вырвалось из его горла.

— Что делать будем, командир? Нести с собой его нельзя. Помрет он с минуты… — Василий резко поднялся. Больше всего он не любил такие мгновения. Ему нужно было спешить, выполнить важное поручение, доставить пакет, из-за которого погибло уже столько людей. Не раздумывая, словно в неком трансе, Василий вытащил револьвер и, отвернувшись, не глядя всадил все шесть пуль в левую сторону груди Ильи. Потом, отойдя в сторону, стал перезаряжать револьвер. «Оружие всегда должно быть наготове» — это правило он усвоил давным-давно. Федот от неожиданности так и остался стоять, широко раскрыв рот. Неизвестно, чего он ожидал от Василия, но только не этого.

— Ладно, нечего на труп пялиться, — заговорил Василий хриплым голосом. — Нам надо уходить. Тут еще могут быть японцы. Если они охотились за пакетом, то вряд ли послали всего один отряд. А мы здесь здорово нашумели… Надо быстро двигать к своим, а то как бы чего не случилось.

— Так мы и трупы не похороним…

— Мы сообщим. Сюда следственная группа прибудет… Вот пусть они и хоронят.

— Даже Илью хоронить не станем? — похоже, лесовик был в растерянности.

— Да, — кивнул Василий. — Пошли. Нам теперь на восток, а как переберемся через Черный ручей, начнем искать наших. Он вытащил катану, заткнутую за ремень, отшвырнул подальше в кусты и, сжимая в каждой руке по револьверу, направился вперед. — Да, Федот, прихвати карабины. Мало ли чего…

* * *

На японцев они натыкались еще дважды. Казалось, вся местность кишит самураями. Но всякий раз, заслышав шорох в кустах, а то и иностранную речь, Василий с Федотом прятались.

Однако одна мысль сильно беспокоила Василия. Как могли японцы так быстро добраться до места крушения самолета? Ведь до границы, хоть и считается, что она рядом, верст сто. И нет тут никаких дорог. Может, они готовили полномасштабное вторжение? Оккупацию? Вряд ли. Не похоже это на них. Да если уж и начали бы они где вторжение, то уж где-нибудь во Владивостоке, а не в этих лесах. Выходит, знали они об аэроплане; выходит, ждали его. А значит, и авария, скорее всего, была не случайной. В таком случае выходило, что просто так самураи не отступят. До последнего будут пытаться заполучить проклятый пакет.

«И почему мне так не везет, — думал Василий, осторожно пробираясь через лесной бурелом. — Вот не нашел бы нашей партии посыльный, аэроплан бы упал в другом квадрате, Федот был бы не таким любопытным и не было бы у меня никакого пакета. Нашел бы его один из отрядов, посланных на поиски, и разбирался бы потом с японцами. А мы бы для порядку прогулялись по лесу да вернулись назад шурфы копать… И Илья был бы жив», — однако Василию пришлось тут же признаться самому себе, что он не слишком уж опечален смертью комсорга.

И все же они выполнили большую часть задания. Таинственный пакет был у них, а отловом нарушителей границы, тем более в таком количестве, пусть занимается спецотряд ЧК или пограничное воинское подразделение.

К Черному ручью вышли лишь к вечеру. Однако медлить было нельзя. Наверняка кто-то из самураев уже обнаружил место крушения, и, поняв, что добыча вот-вот может выскочить у них из рук, они пустились в погоню. Через ручей переправились вброд — вода в самом глубоком месте едва доходила до груди. Однако пакет, оружие, одежду и боеприпасы оба беглеца на всякий случай несли высоко над головой.

Переправившись, они сделали небольшой привал. Пока Федот одевался, Василий нагишом с револьверами наизготовку внимательно следил за противоположным берегом. Нет, не могли японцы так вот просто отпустить их. Однако никакой погони заметно не было.

Закончив, Федот занял место Василия. Вооруженный трехлинейкой и двумя карабинами, лесовик очень напоминал Василию Робинзона Крузо на картинке в старинной книге. Вот только попугая на плече не было.

— Теперь надо наших отыскать, — протянул он, натягивая через голову гимнастерку.

— Ну, если они тут неподалеку, то скорее всего на Гнилом хуторе остановились. Тут место такое, с одной стороны ручей этот, — Федот кивнул в сторону ручья, — с другой — болота, там лагерь не разобьешь.

— А может, они в другой угол квадрата ушли.

— Все равно. Если за Черным ручьем кто, то ищи его на Гнилом хуторе.

«Да и черт с ним, — в сердцах подумал Василий. — Гнилой хутор, так Гнилой хутор. По крайней мере, переночуем по-человечески, да и японцы, скорее всего, туда сунуться побоятся. А если даже Федот ошибся, то рыскать по лесу вторую ночь подряд не стоит. Тем более что пакет у них, и волноваться ни о чем особо вроде бы незачем».

— Ладно, Федот, — поправляя катану за поясом, последний штрих завершения туалета, согласился Василий. — Веди на хутор, если дорогу знаешь. А как придем — посмотрим…

Лесовик согласно кивнул.

— Тут до хутора рукой подать.

И правда, меньше чем через час вышли они к хутору. Лес перед ними неожиданно раздался, открывая большую поляну, на которой за рядом высокого частокола торчали крыши нескольких домов.

Василий уже хотел было выйти из укрытия подлеска, но Федот неожиданно остановил его.

— Что-то тут не так, парень.

— То есть? — удивился Василий. — Японцы?

— Нет, — покачал головой лесовик. — Ты разве не слышишь, нет человечьих голосов, да и собаки молчат?

И правда. Не было слышно ни единого звука. Покров Мертвой тишины повис над хутором.

— Уверен, что не японцы?

— Ладно, люди-то могли схорониться или уйти вовсе, а собаки. Они полудикие тут, их арканом с собой не погонишь. Да и япошки, что ж, стали бы по всему хутору гоняться, собак стрелять? Тут, почитай, кобелей и сук с полсотни было — стая целая. Сам хозяин Никитич хотел их пострелять, а то расплодились не в меру.

— Чего ж это они жрали?

— А кто его знает, — пожал плечами Федот. — Тут тайга, по большей части места дикие, нехоженые. Может, они на зверей охотились, а может, мертвечиной питались…

— И что нам теперь делать?

— Попробуем лесом подобраться к той стороне, где ворота, а там и видно будет.

— Видно ничего не будет. Ночь будет.

— Ничего, разглядим, — и Федот стал медленно пробираться через подлесок, держа наготове свою трехлинейку и то и дело бросая косые взгляды на безмолвный хутор.

Василию ничего не оставалось, как неспешно последовать за ним.

Когда они оказались на том месте, откуда были видны ворота, совсем стемнело. Ни огонька не зажглось на хуторе. Переминаясь с ноги на ногу, они долго стояли, вглядываясь во тьму. Федот, прикрывая огонек полой рукава, закурил японскую папироску. От непривычного, ядреного табака он закашлялся, а потом бросил цигарку на землю и затоптал.

— Ну что, идти надобно. А там — была не была.

— Послушай, Федот, ты пойдешь один, — наконец приняв какое-то решение, объявил Василий. — Можешь считать, что я струсил, но если ты на японцев нарвешься, они тебя не тронут. Лесовики никому не нужны, а вот если к ним я попаду… Со мной сразу все ясно. К тому же у меня пакет…

Неожиданно у самого уха Василия раздался едва различимый шорох, и холодное дуло револьвера уперлось ему в висок.

— А теперь, Василек, без всяких глупостей, — прозвучал едва различимый, до боли знакомый голос. — Скажи своему приятелю, чтобы он медленно, очень медленно опустил свои пукалки.

Василий едва сумел сглотнуть ком, подкативший к горлу. Нет, этого не могло быть. Он, наверное, ошибся, не мог этот человек оказаться в это время в этом месте. Он должен был быть давно уже мертв. Да и какое он может иметь отношение к аэроплану и японцам.

— Говори, — вновь раздался едва различимый шепот.

Василий тяжело вздохнул.

— Ты это… Федот, ты карабины-то положи…

Лесовик с недоумением посмотрел на своего спутника.

— Ты положи, положи, — неуверенным голосом пробормотал Василий. — А то…

— А то мне придется стрелять, а это может привлечь к нашей компании нежелательное внимание, — да, без сомнения, голос был его. Но как, откуда, почему… — Хотя нет, можешь их при себе оставить, только пообещай, что не станешь пытаться стрелять мне в спину. От души пообещай, и тебя это тоже касается, Василек.

— Обещаю, — настороженно пробормотал Федот, покрепче сжимая свою трехлинейку.

— Нет, так не пойдет, — продолжал человек-невидимка. — Ты должен сам верить, что выполнишь то, что обещаешь. Я человек непростой, ложь за три версты вижу. Вот Василек тебе подтвердить может.

— Обещаю, — только и смог вымолвить Василий. Он знал этого человека и знал, что ни при каких обстоятельствах не хотел бы иметь его среди своих врагов, хотя судьба и распорядилась иначе.

Пауза затянулась.

— Обещаю, — наконец повторно проговорил Федот, чуть опустив ствол винтовки.

— Так-то лучше, — проговорил батька Григорий, выходя из переплетения теней.

Вот как состоялась вторая встреча специального агента ЧК, а в дальнейшем ГПУ и ГУГБ Василия Архиповича Кузьмина и известного авантюриста, в прошлом выдающегося археолога и палеонтолога Григория Арсеньевича Фредерикса, больше известного в народе как батька Григорий.

Глава 3

СЛУГА КТУЛХУ

Душа поет и рвется в поле,

Я всех чужих зову на «ты»…

Какой простор! Какая воля!

Какие песни и цветы!

И. Северянин. «Весенний день»

Пароход, а точнее, трансокеанский лайнер поразил воображение Василия. Он был огромным и белоснежным, как чайки, кружащиеся над ним. Айсбергом многочисленных палуб, надстроек и труб вздымался он над покореженным временем причалом. Василий остановился и, поставив чемодан на брусчатку, на несколько мгновений замер, любуясь открывшейся перед ним панорамой кронштадтского рейда: бескрайней серой равниной Балтики, усеянной родинками крошечных корабликов, и бездонным голубым небом. Запрокинув голову, он вдохнул солоноватый морской воздух и… неожиданно дернулся, когда кто-то рядом с ним прокашлялся.

— Предъявите документы, — голос принадлежал невысокому мужчине в длинной шинели без всяких знаков различия. Из-под шинели торчали вычищенные до зеркального блеска хромовые сапоги, а на голове была совершенно неуместная бескозырка с дурацкой ленточкой «Патруль». За спиной его маячило два матроса.

Понимающе кивнув, Василий полез во внутренний карман куртки. Начальник патруля на мгновение напрягся, но видя, что Василий двигается неспешно, чуть расслабился.

— Паспорт. Загранпаспорт. Билет на вон того красавца, — Василий ткнул пальцем в сторону теплохода. — Разрешение Третьего Особого отдела. Разрешение на ношение оружия…

Какое-то время патрульный внимательно изучал документы, вдумчиво вглядываясь в каждую печать. У Василия даже возникло подозрение — а может, он читать не умеет и документы попросил так, для проформы. Уж очень натруженное лицо было у этого начальника патруля. А матросы, словно два архангела, замерли у него за спиной с каменными, совершенно отстраненными лицами. Казалось, их совершенно не интересует происходящее.

Наконец изучив все бумаги, начальник патруля вернул их Василию.

— Извините, товарищ Кузьмин… Сами понимаете… Можете следовать на корабль.

Василий согласно кивнул. Хотя, если честно, ничего он не понимал. Прежде чем выпустить его на этот причал, где стоял бразильский лайнер «Кабрал», у него трижды проверили все документы: на КПП при входе в порт, на КПП при входе на Международный участок (там еще были и таможенники, и пограничники) и потом при выходе на этот бескрайний причал. А теперь вот еще и патруль. Перебор…

Кроме того, Василий чувствовал себя отчасти уязвленным. То замечательное настроение, душевный подъем, ощущение ожидания чего-то нового, неизведанного — все это прошло. Как дым, растаяло волшебное очарование, навеянное видом корабля и панорамой Балтики. Ему вновь напомнили, что он оперуполномоченный и ему предстоит далекое путешествие, где он должен «оправдать оказанное ему высокое доверие партии и народа». Тяжело вздохнув, пытаясь разогнать неприятный осадок (а ведь начальник патруля не сказал ему ничего обидного), он подхватил чемодан и заковылял в сторону теплохода.

Лишь подойдя ближе, Василий заметил, что время не пощадило корабль. Вблизи поверх белой краски были видны ржавые подтеки — следы неумолимого времени. Тем не менее, лайнер был кораблем новым. В третий раз ему предстояло пересечь Атлантику.

Василий уже направился было к трапу, возле которого скучал одинокий морячок, как кто-то окликнул его.

— Куда так спешишь?

Василий обернулся… Нет, это утро было поистине утром неожиданных встреч. В десятке метров от него, возле груды багажа стояло четыре человека. Из них двоих Василий отлично знал: это были Гессель Исаакович Шлиман и батька Григорий, ах да, ныне Григорий Арсеньевич. Последний был в длинном темном плаще из дорогой ткани. Такой плащ на барахолке строил бы целое состояние. Но Григорий Арсеньевич носил его небрежно, не застегивая, так чтобы видны были серая тройка английского покроя и огромный брильянт, вставленный в булавку галстука. Американская шляпа с широкими полями и казаки из крокодильей кожи довершали костюм. Не наш человек, да и только. Рядом с ним Шлиман в парадной шинели выглядел гадким утенком.

Двоих их спутников Василий видел впервые. Один в кожаном плаще с нашивками и фуражке странного покроя определенно был иностранным офицером. Округлое холеное лошадиное лицо, усики-мерзавчики, монокль. Нет, не мог такой человек жить в Советской стране. Встреть Василий такого в далекие двадцатые, он бы сразу поставил его к стенке. А четвертый — безумный ученый с гривой седых волос. Растрепанный, растерянный, он то и дело близоруко щурился, словно не привычен был к яркому солнечному свету. Персонаж, сошедший со страниц Уэллса.

— Подходите, Василий, не стесняйтесь. Заодно познакомитесь с вашими «товарищами по несчастью»…

— Ну почему же «несчастью»… — начал было Шлиман, но Григорий Арсеньевич отмахнулся от него, словно от надоедливой мухи.

Тем временем Василий приблизился к разношерстной компании — Григорию Арсеньевичу он отказать не мог, хотя в этот миг ему больше всего хотелось забиться в свою каюту и просидеть там до конца плавания.

— Смею рекомендовать вам Василия Архиповича Кузьмина, — продолжал Григорий Арсеньевич, обращаясь к двум незнакомцам. — Хороший молодой человек, исполнительный, в меру образованный для своего поколения. В трудную минуту можете на него положиться. А это, — продолжал он, в свою очередь, повернувшись к Василию, — профессор Троицкий. Один из самых выдающихся специалистов по Шогготам. Как-то мы путешествовали по пустыням Монголии… Впрочем, это отдельная, длинная история, — безумный ученый то ли слегка поклонился, то ли кивнул, подтверждая слова батьки. Василий протянул руку, и профессор осторожно пожал ее.

— Не бойтесь, — заверил его Шлиман. — Василий у нас оперативник, а не следователь. К тому же я уже говорил вам, случившееся было ошибкой… — и он натужно кашлянул, словно поняв, что сказал лишнее, и не желая продолжать скользкую тему.

— А это, — продолжал Григорий Арсеньевич, как будто не заметив слов начальника Третьего Особого, — Герхард Грег, эмиссар Третьего рейха. Он прибыл в нашу страну с особой миссией как посланец самого Генриха Гиммлера, но являясь большим специалистом по мифологии Ктулху, а также знатоком некоторых обрядов, практикуемых жителями Тибета, был приглашен в эту экспедицию в качестве представителя иностранного государства. Тем более, что нам предстоит плотное сотрудничество с господами из Германии…

Рука немца оказалась горячей, а пожатие твердым.

— Кроме того, господин Грег специалист в постктулхской клинописи и иероглифике народов My. Так что прошу любить и жаловать.

Для Василия, несмотря на то, что Григорий Арсеньевич рекомендовал Герхарда Грега как человека образованного, все эти слова и названия мало что значили. Нет, о материке My он еще что-то слышал, вроде где-то читал, может быть, даже у Платона, а вот что касается кту… как их там… Впрочем, господину Фредериксу виднее.

А ему и в самом деле виднее было, потому как, выдержав положенную паузу, он продолжал.

— Да ты, Василий, не смущайся. Насчет всей этой поездки и Ктулху конкретно я тебя просвещу, или вот Иван Иванович тебе расскажет, — тут он кивнул в сторону профессора. — Он, пожалуй, более моего знает. Так что можешь спрашивать, не стесняться. Незнание не есть порок, в отличие от отсутствия желания его преодолеть.

— Зато Василий отличный стрелок и оперативник… — вновь встрял Шлиман, но его никто не слушал.

Тем временем по трапу корабля спустились с десяток плечистых моряков в белых, потертых робах. На голове у каждого был берет с дурацким синим помпоном.

— А вот и «грузчики», — улыбнулся Шлиман. — Очевидно, общество господина Фредерикса его сильно тяготило. В его присутствии начальник Третьего отдела разом терял всю напыщенность. Василий предполагал, что так было со всеми, кто так или иначе сталкивался с этим загадочным человеком. — Ну, мне пора, — заторопился Шлиман. — Дела, знаете ли…

— А Катерина Ганская? — неожиданно для него самого вырвалось у Василия. — Она ведь тоже должна была отправиться с нами.

Шлиман замер, словно натолкнувшись на стену.

— А почему вас интере… — начал было он, но Григорий Арсеньевич перебил его, не дав договорить.

— Здоровый интерес, Василий. Вижу, что ты незаметно для меня уже перерос из мальчика в мужа, — и, заметив, как молодой оперативник покраснел, тут же сменил направление разговора. — Впрочем, беспокоиться незачем. Она давно уже на борту вместе с товарищем Кошкиной — вашим комиссаром… — и, вновь покосившись на потупившегося Шлимана, продолжил. — Неужели вы думали, что с нами не будет комиссара? А кто же тогда будет присматривать за нашим моральным обликом и просвещать относительно новых побед марксистско-ленинской науки, — казалось, Григорий Арсеньевич говорит совершенно серьезно, и тем не менее в его голосе звучали нотки откровенного сарказма. Кроме того, наша экспедиция находится под непосредственным контролем товарища Берии, а посему комиссар нам просто необходим. Кстати, Василий, можете не ревновать. Наш комиссар очаровательная женщина, точнее, была бы таковой, если бы ее голова не была забита…

— Я попрошу! — встал на дыбы Шлиман.

— Вот видите, стоит только… — как ни в чем не бывало, продолжал Григорий Арсеньевич, но последние слова его заглушил истошный вопль профессора.

Повернувшись, Василий увидел, что «безумный ученый» буквально висит в воздухе, вцепившись в огромный чемодан, который водрузил себе на плечо один из матросов-грузчиков.

— Отпусти немедленно! — вопил профессор. — Так нельзя! Там ценное оборудование, которое требует очень бережного отношения. Немедленно опустите чемодан.

Невзирая на его слова, матрос чуть поправил свою ношу и медленно направился в сторону лайнера. Профессор повернулся к нам. Выглядел он как человек, обиженный в лучших своих чувствах.

— Ну хоть вы, Григорий Арсеньевич, им скажите! Там же…

— Да не волнуйтесь вы так, Иван Иванович, — успокоил профессора Фредерикс. — Ничего не случится с вашими бесценными манометрами.

— Но калибровка…

— Если калибровка собьется, я сам помогу вам вновь отрегулировать все приборы, — заверил его Григорий Арсеньевич. — А нам, — тут он повернулся к Шлиману, — нам пора прощаться. — И широко улыбнувшись, причем улыбка его выглядела фальшивой до мозга костей, он пожал руку Шлиману. — Удачи вам в вашей нелегкой борьбе с врагами советской власти, — при этом в словах его прозвучало столько сарказма, что Василий поежился. Нет, он ни за что не хотел бы стать врагом этого человека.

И тут что-то отвлекло его внимание.

Позади он увидел, что один из матросов подхватил его чемодан и стоит в ожидании. Когда же Василий повернулся в его сторону, пытаясь разобраться в том, что происходит, матрос спросил на ломаном английском:

— Ю намбер, плиз?

— Что-то? — переспросил Василий.

— Он спрашивает твой номер каюты, — пришел на помощь Григорий Арсеньевич. — Хочет отнести туда твой багаж.

— Да не надо. Я сам… — замялся Василий.

— Не дури, — отрезал Григорий Арсеньевич. — Так принято во всем мире, и не тебе это менять. Вот сделаете мировую революцию, тогда пожалуйста, а пока извольте в чужой монастырь со своим уставом не лазить. Итак, номер вашей каюты… Посмотри, Василий, поспеши… Ему же тяжело твой чемодан на весу держать.

Василий полез во внутренний карман и стал по очереди извлекать документы. Как всегда, согласно закону подлости, билет оказался последним, и номер каюты не внушал оптимизма — 3013.

— Что означает третья палуба тринадцатая каюта, — пояснил Григорий Арсеньевич, после чего обратился к матросу.

Тем временем Шлиман, видимо, попрощался и с профессором и с немцем, так как когда Василий собрался пожать руку своему начальнику, тот был уже метрах в ста.

В первый момент Василий хотел догнать его. Нужно же было… А, впрочем, что именно было нужно? Лишний раз выразить свое уважение? Нет, к гильдии жополизов Василий не принадлежал, к тому же вчера, после того как Шлиман выдал все необходимые документы, они попрощались, а то, что начальник Третьего отдела оказался на причале, — неожиданность. Так что, не дюже сомневавшись, Василий убрал назад во внутренний карман пачку документов и отправился следом за остальными членами экспедиции к лайнеру.

У трапа толпилось еще несколько отъезжающих — судя по костюмам и обилию драгоценностей, настоящих буржуев. Вот только багаж свой они тащили сами. Да и говорили они на совершенно непонятном Василию языке, то ли на итальянском, то ли на испанском. Они толкались, шумели.

Григорий Арсеньевич, подойдя поближе, остановился и, совершенно невозмутимо глядя на погрузку, извлек из кармана портсигар, закурил сигарилью.

— Не спеши, Василий, если не хочешь поучаствовать в давке. До отплытия еще больше трех часов, к тому же я не помню, чтобы что-то в этой стране происходило вовремя, так что обождем, пока погрузятся эти хамы.

— Ну, хамами они, положим, не выглядят, — возразил Василий.

— Не одежда и не брильянты отличают человека от хама, а поведение, — назидательно произнес Фредерикс. — Будь ты трижды аристократ, но если ты ведешь себя так, — тут он кивнул в сторону трапа, — ты ничуть не отличаешься от скобаря на Николаевском вокзале. А у этих и происхождения нет никакого — шелуха Третьего интернационала.

Василий с сомнением посмотрел на толпу. Нет, как-то не так представлял он себе делегатов Третьего интернационала, ведущих непосильную борьбу с мировым капиталом. Однако это было не его дело. В конце концов, Григорий Арсеньевич всегда был прав. Как он говорил, так по жизни и выходило, а посему, чтобы и дальше не влезать в спор, который может перейти в контрреволюционный разговор, Василий решил сменить тему.

— Если честно, Григорий Арсеньевич, я толком так и не понял, куда мы отправляемся.

— А что, для тебя, Василек, это имеет значение? Партия сказала — и ты выполняешь.

— Но…

— В этот раз плыть далеко придется. Впрочем, ваш товарищ, комиссар, тебе все объяснит. У нее есть секретное предписание.

— И все же…

— Ах, Василек, ты знаешь, что губит большую часть кошек, этих очаровательных домашних зверьков? Любопытство. Хотя в данном случае твой интерес вполне оправдан… Мы, мой юный друг, отправляемся в Антарктиду, — и Григорий Арсеньевич замолчал, выдерживая длительную паузу.

Василий с сомнением посмотрел на него, потом на лайнер, потом снова на Григория Арсеньевича. Нет, конечно, Василий не следил за достижениями науки и техники, которые с самого начала века шли вперед семимильными шагами, но… что-то подсказывало ему, что в Антарктиде нет комфортабельных отелей и что такой корабль как «Кабрал» вряд ли сможет противостоять льдам, а при встрече с айсбергом, без сомнения, разделит участь «Титаника».

— Нет, если ты подумал, что мы доберемся до Южного полюса на этом корыте, ты сильно ошибаешься. Нам еще предстоит пересадка прежде, чем мы ступим на пайковый лед.

— Но зачем? Зачем нам…

— Есть многое на свете, друг Гораций, что и не снилось нашим мудрецам… — улыбнулся Григорий Арсеньевич. — На борту у нас будет много свободного времени, и я надеюсь, вы потратите его не в амурных хлопотах вокруг госпожи Ганской, а займетесь изучением мифологии Ктулху — древнейших сказаний этой планеты. Собственно из-за них мы и отправились в это плавание.

— ?..

— Но всему свое время, Василек. Толпа, похоже, начала рассасываться, и нам надо поспешить на борт. Лично у меня нет ни малейшего желания ни на одну лишнюю минуту задерживаться в этой стране. Увидимся за обедом…

И Василий еще раз сильно удивился. Похоже, Григорий Арсеньевич собирался всякий раз преподносить ему новые сюрпризы. Вообще, как белогвардейца, бывшего предводителя бандитов, вместо того чтобы арестовать и расстрелять, отправляют с миссией от ГУГБ, да еще за границу, да еще… Нет, всего этого Василий понять не мог, точно так же, как определить нынешний статус своего «учителя». Почему Шлиман перед ним лебезил, какой властью обладал барон Фредерикс, если мог отменить приговор революционного суда? Порой Василию казалось, что для этого человека нет невозможного…

Подойдя к трапу, Василий в очередной раз предъявил свой билет вахтенному, а потом встал в очередь, медленно втягивающуюся в недра корабля.

Внутри же оказалось точно так, как представлял себе Василий: ковры, зеркала, шелк и бархат на стенах. «Ненужная роскошь! Эх, если бы вместо того, чтобы так украшать средство передвижения, они бы вложили эти деньги…» Но довести до конца мысль Василий не успел, так как оказался у дверей своей каюты. Ключ с длинной биркой был предусмотрительно вставлен в замочную скважину, и Василию ничего не оставалось, как войти.

Однако в каюте его ждал еще один сюрприз. В кресле, развалясь, сидела дама невероятных пропорций. Она была коротко стрижена и одета в строгий костюм с юбкой, который сидел на ней просто отвратительно и вместо того, чтобы скрывать, лишь подчеркивал излишества ее фигуры, превращая полную женщину в кустодиевскую натуру. Кроме того, сама каюта была небольшой, можно сказать даже маленькой. Тут с трудом помещались кресло, столик и откидная одноместная койка. То место, где должен располагаться иллюминатор, было тщательно занавешено. А так как, следуя на третью палубу, Василию пришлось спуститься на пару палуб вниз, он решил, что его новая обитель находится много ниже ватерлинии.

Когда Василий вошел, дородная дама сложила газету, которую перед этим внимательно изучала, и встала, протягивая руку оперуполномоченному.

— Товарищ Кошкина, — объявила она, — а вы, насколько я понимаю, товарищ Кузьмин?

— Василий Архипович, с вашего позволения, — вежливо поправил Василий незваную гостью.

— Я являюсь комиссаром этой экспедиции… — и вот прозвучало еще одно новое неприятное для Василия слово «экспедиция», чего-чего, а уж экспедиций с него хватит, однако отступать было некуда. Партия послала, и он уже находился на борту этого злосчастного лайнера. В общем, настроение Василию изгадили окончательно, — …и должна передать вам секретное предписание от вышестоящих органов, за подписью самого товарища Берии. — «Вот только этого мне не хватало, — подумал Василий. — Ввязался я в историю. Похоже, еще чуть-чуть, и пойду по пятьдесят восьмой. Хотя, с другой стороны, очень трудно засадить человека, который покинул страну».

А товарищ Кошкина тем временем выудила из кармана своего френча сложенное в несколько раз письмо и протянула его Василию. Тот машинально взял конверт. Да, все верно, на конверте справа внизу подписи Берии и Шлимана. «Неужели Гессель Исаакович все знал с самого начала и ничего мне не сказал? Вот уж лизожоп-гнидушка. Ничего, вернусь, поквитаемся». Но для этого, в первую очередь, необходимо было вернуться.

Василий решительно взял конверт, одним движением сломал печать и вытащил тонкий папиросный листок, из которого следовало, что он, Василий Архипович Кузьмин, направляется в Антарктиду в составе первой экспедиции Третьего отдела ГУГБ. Что он снабжен особыми полномочиями, в частности может носить оружие и при необходимости по собственному усмотрению применять его в любой стране в любое время суток, и так далее и тому подобное. Забавно. Раньше никто ему такие бумаги не вручал, хотя раньше он всегда применял оружие по собственному усмотрению. Основной же задачей поставлено перед ним было наблюдение над действиями Григория Арсеньевича Фредерикса и пресечение его действий, если оные пойдут вразрез с интересами партии. Интересно, каким это образом ему удастся «пресечь действия» батьки Григория? Непосредственным командиром над Василием на время «путешествия» была назначена… комиссар Кошкина, Рахиль Ароновна. Ей же он должен был докладывать обо всех своих разговорах с бароном. «Ну, это вряд ли», — усмехнулся про себя Василий, а потом еще раз взглянул на комиссара… А по прибытию на антарктическую станцию «Красный полярник» он переходит под начало некоего товарища Штейнера. Кто такой этот Штейнер, в приказе не уточнялось. Видимо, его должность была само собой разумеющейся.

— Вам все понятно, товарищ Кузьмин?

Едва сдерживая себя, чтобы не высказать все, что он думает по поводу подобных командировок, приказов, а особенно подобного начальства, Василий выдавил:

— Да…

За свою жизнь он не раз сталкивался с дамочками типа Кошкиной, повернутыми на всемирной победе пролетариата, которые никогда не нюхали пороха, но, не чураясь, пачками подписывали расстрельные приговоры.

В общем, командировочка намечалась чудесней не придумаешь.

— Кроме того, — продолжала Кошкина, — я должна предупредить вас относительно немецкого наблюдателя. Это — особо приближенный Гиммлера, и ввиду переговоров, которые ведут Риббентроп и товарищ Молотов, а также ввиду того, что немецкие союзники оказывают нам в этой миссии неоценимую помощь… В общем, вы понимаете. С одной стороны, мы должны быть по отношению к господину Грегу честны и предельно открыты, с другой стороны, вы должны отлично понимать, что он очень опытный, опасный агент — агент потенциального врага.

Василий вновь повторил свое сдавленное: «Да».

Он, конечно, хотел спросить о Катерине, о том, как устроилась она на борту «Кабрала» и не нужно ли ей чем-то помочь, но слова об этом самым естественным образом застряли у него в глотке, стоило ему лишь очередной раз посмотреть на правильное лицо комиссара. Ах, эти брови, округлости щек и второй подбородок, пухлые, пожелтевшие от папирос губы — это была не женщина, а истинное воплощение зажравшейся бюрократической машины, безжалостной и беспощадной.

Поэтому, когда она удалилась, Василий вздохнул с облегчением. «Вот только такого комиссара не хватало мне для полноты счастья, — подумал он, с размаха плюхнувшись на койку. — Единственный приятный аспект этого путешествия — так это возможность хорошенько выспаться. И ни один Шлиман не пришлет за мной вестового, чтобы я среди ночи, высунув язык, помчался разгадывать надписи на очередном Розеттском камне».

* * *

Каюта барона Фредерикса принципиально отличалась от каюты оперуполномоченного. Вообще напоминала она не каюту, а роскошный люкс. Три комнаты, изысканная резная мебель, картины на стенах и широкое панорамное окно — стена стекла, за которой располагался небольшой балкончик, откуда открывался чудесный вид на бескрайние просторы Балтийского моря.

Был второй день морского путешествия, и Василий по предварительной договоренности заглянул в апартаменты Григория Арсеньевича, где уже находились комиссар и Катерина.

Еще вчера за ужином по настоятельной просьбе Василия Григорий Арсеньевич согласился прочесть несколько лекций относительно цели их путешествия, дабы все участники прибыли на ледяной материк хотя бы минимально подготовленными к тому, что ожидало их там. Кроме того, на «лекции» присутствовал и Герхард Грег.

— Я тоже хотел бы послушать, — заявил он предыдущим вечером, — чтобы сравнить то, что известно вам, с теми данными, которыми обладаем мы. Быть может, мне даже удастся отчасти дополнить ваш рассказ.

Григорий Арсеньевич не стал возражать.

Теперь же вышло так, что Василий явился последним.

— Рад, что вы все-таки решили почтить нас своим вниманием, — не без ехидства приветствовал его хозяин каюты. В этот раз он был одет в серый костюм, придававший ему особое изящество. После того, как Василий устроился в одном из кресел, Григорий Арсеньевич продолжил. — Что ж, для начала я должен спросить, что известно вам, молодые люди, о древней истории нашей планеты?

— Ну, вначале было Междуречье, потом Египет, — робко пробормотала Катерина, но тут же съежилась под грозным взглядом комиссара. В этот момент Рахиль Ароновна больше всего напоминала строгую няню, выведшую в общество легкомысленную девочку, которая только и ждет удобного случая, чтобы нарушить все законы приличий.

— Да, так считает большинство людей, — кивнул Фредерикс. — Но увы… они ошибаются. Наша планета была заселена разумными существами еще задолго до появления первого человека, а тем более до возникновения первых цивилизаций. Еще до того, как в глубинах океана зародилась первая жизнь. Хотя и это вопрос спорный… А посему начнем с самого начала. Согласно мифам, на Землю, только сотворенную и едва остывшую мертвую планету, лишенную атмосферы и жизни, явились Древние боги… Вселенной тогда правили Иные, или лжебоги, как называют порою их исследователи, которые являют собой наделенные разумом элементы мироздания. К примеру, тот же Йог-Сотот — ключник миров, скорее не живое существо, а физическое явление.

— Но это противоречит… — неожиданно заговорила Рахиль Ароновна.

— Да, основам марксистского учения, — закончил за нее батька. — Однако никто не говорит, чтобы вы относились к тому, что я рассказываю, серьезно. Как вы могли заметить, я назвал это «мифом», то бишь сказанием, передающим представления людей о мире, месте человека в нем, о происхождении всего сущего, о богах и героях. Посему можете считать мой рассказ страшной сказкой, элементы которой, увы, существуют в реальности… Итак. При попустительстве или помощи Иных на Землю просочились Древние боги. Это были невероятно могущественные существа, и изначально они обитали то ли в иных звездных системах, то ли в иных измерениях. Те источники информации, которыми мы располагаем, дают весьма смутное представление об этом. К тому же древнешумерский язык не содержит в себе астрофизических понятий… Некоторые исследователи вообще уверяют, что Древние были бестелесными созданиями. Их могущество основывалось на неизвестных нам природных силах, которые наши далекие предки свели в общее понятие — колдовство, хотя это слово и отдаленно не передает сути процессов. И еще… судя по всему, Древние совершенно равнодушно относятся к человечеству, им абсолютно все равно, будет ли существовать или погибнет род людской… А потом на Землю явились Старцы — высокоразвитая в технологическом отношении раса. Свою планету они покинули из-за техногенного кризиса. Первоначально она заселили подводные пространства Земли, но потом стали претендовать и на сушу. Именно они, Старцы, создали все живое на Земле, в том числе обезьян и похожий на него прообраз человека. Быть может, поэтому мы до сих пор не можем найти остатки связующего звена между обезьяной и человеком, которое должно подтвердить истинность теории Дарвина. Изначально же человека разводили ради вкусного мяса и в качестве декоративных игрушек. Старцы также создали и шогготов, а потом вынуждены были сражаться и с ними, и с людьми. Вот как описывает Старцев один из крупнейших знатоков мифов Ктулху, американец Говард Филлипс Лавкрафт, — и Григорий Арсеньевич подошел к столу, взял пачку бумаг, которые, видно, приготовил заранее, и начал читать монотонным голосом. — «Длина каждого экземпляра — два с половиной метра. Само бочкообразное, пятискладочное тело равняется немногим меньше двух метров в длину и немногим больше одного в ширину. Ширина указывается в центральной части, диаметр же оснований — тридцать сантиметров. Все особи темно-серого цвета, хорошо гнутся и необычайно прочные… Двухметровые перепончатые „крылья“ того же цвета, найденные сложенными, идут из борозд между складками. Они более светлого цвета, остов трубчатый, на концах имеются небольшие отверстия. В раскрытом состоянии — по краям зубчатые. В центре тела, на каждой из пяти вертикальных, похожих на клепки, складок — светло-серые гибкие лапы-щупальца. Обвернутые в настоящий момент вокруг тела, они способны в деятельном состоянии дотягиваться до предметов на расстоянии метра — как примитивная морская лилия с ветвящимися лучами. Отдельные щупальца у основания — восемь сантиметров в диаметре, через пятнадцать сантиметров они членятся на пять щупалец, каждое из которых еще через двадцать сантиметров разветвляется на столько же тонких, сужающихся к концу щупалец-усиков — так что на каждой „грозди“ их оказывается по двадцать пять. Венчает торс светло-серая, раздутая, как от жабр, „шея“, на которой сидит желтая пятиконечная, похожая на морскую звезду „головка“, поросшая жесткими разноцветными волосиками длиной в восемь сантиметров. Гибкие желтоватые трубочки длиной восемь сантиметров свисают с каждого из пяти концов массивной (около полуметра в окружности) головки. В самом центре ее — узкая щель, возможно, начальная часть дыхательных путей. На конце каждой трубочки сферическое утолщение, затянутое Желтой пленкой, под которой скрывается стекловидный Шарик с радужной оболочкой красного цвета — очевидно, глаз. Из внутренних углов головки тянутся еще пять красноватых трубочек, несколько длиннее первых, они заканчиваются своего рода мешочками, которые при нажиме раскрываются, и по краям круглых отверстий, диаметром пять сантиметров, хорошо видны острые выступы белого цвета, наподобие зубов. По-видимому, это рот. Все эти трубочки, волосики и пять концов головки аккуратно сложены и прижаты к раздутой шее и торсу. Гибкость тканей при такой прочности — удивительная. В нижней части туловища находится грубая копия головки, но с другими функциями. На светло-серой раздутой лжешее отсутствует подобие жабр, она сразу переходит в зеленоватое пятиконечное утолщение, тоже напоминающее морскую звезду. Внизу также находятся прочные мускулистые щупальца длиной около метра или больше. У самого туловища ширина их в диаметре составляет восемнадцать сантиметров, но к концу они утончаются, достигая не более шести с половиной сантиметров, и переходят в зеленоватую треугольную перепончатую „лапку“ с пятью фалангами. Длина ее — двадцать сантиметров, ширина у „запястья“ — пятнадцать. Эта лапа, плавник или нога, словом, то, что оставило свой след на камне от тысячи до пятидесяти-шестидесяти миллионов лет назад. Из внутренних углов пятиконечного нижнего утолщения также тянутся шестидесятисантиметровые красноватые трубочки, ширина которых колеблется от семи-восьми сантиметров у основания до двух-трех — на конце. Заканчиваются они отверстиями. Трубочки необычайно плотные и прочные и при этом удивительно гибкие… Более чем метровые щупальца с лапками, несомненно, служили для передвижения — по суше или в воде. Похоже, очень мускулистые. В настоящее время все эти отростки плотно обвиты вокруг лжешеи и низа туловища — точно так же, как и в верхней части… Но особенно обескураживает невероятно сложная и высокоразвитая нервная система. Будучи в некоторых отношениях чрезвычайно примитивной и архаичной, эта тварь имела систему ганглиев и нервных волокон, свойственных высокоразвитому организму. Состоящий из пяти главных отделов мозг был удивительно развит, наличествовали и признаки органов чувств. К ним относились и жесткие волосики на головке, хотя полностью уяснить их функцию не удавалось — ничего похожего у других земных существ не имелось. Возможно, у твари было больше чем пять чувств: с трудом можно представить себе поведение и образ жизни, исходя из известных стереотипов», — и Григорий Арсеньевич замолчал, внимательно разглядывая своих слушателей. Он словно ждал вопросов, но никто не решался нарушить зловещую тишину, повисшую в каюте.

Первой решилась нарушить тишину Рахиль Ароновна:

— Все это замечательно, только непонятно, какое это имеет отношение к нашей экспедиции.

— Смею заверить вас, самое непосредственное, — улыбнулся Григорий Арсеньевич. И улыбка у него вышла одновременно снисходительной и насмешливой, а потом словно невзначай, он сделал жест в сторону Грега.

Немец поджал губы, сделав вид, что не заметил этого паса, но когда пауза затянулась, он вынужден был прокашляться и потом нехотя заговорил:

— Да, эти твари очень опасны. К тому же они ядовиты, и уничтожить их можно исключительно с помощью огнемета. Никакое стрелковое оружие вам не поможет. Мы несколько раз сталкивались с такими тварями во время постройки Базы-211, — а потом продолжал, уставившись на Фредерикса, — надеюсь, господин Григорий, вы отдаете себе отчет, что по вашей просьбе я вынужден был раскрыть секретные сведения посторонним, тем самым нарушив директиву самого Карла Деница.

— Являясь представителем Гиммлера, вы никоим образом не подчиняетесь офицерам флота, которые могут нагородить и не такую чепуху, — отмахнулся Фредерикс, а потом с улыбочкой повернулся к комиссару: — Я ответил на ваш вопрос, товарищ Рахиль?.. Ну, будем считать, что молчание — знак согласия.

— Но откуда американец узнал такие подробности об этих тварях? Или он тоже участвовал в одной из антарктических экспедиций? — спросил Василий. Нет, если в дело замешаны еще и американцы, то бишь мировая Антанта, то его присутствие в экспедиции становилось совершенно объяснимо.

— Нет, — покачал головой Фредерикс. — Насколько мне известно, Лавкрафт никогда не покидал пределов США, но дело совсем не в этом. Чуть позже я объясню, как такое возможно, просто не станем забегать вперед, иначе мы окончательно запутаемся… Итак, много миллионов лет назад миром правили Старшие. И люди, созданные ими, отчаянно боролись, пытаясь освободиться от рабства. Одному из них, а может, это была целая секта — ныне это невозможно установить, удалось вызвать на Землю одного из Древних — принципиального противника Старцев. Это был Ктулху. Его земное плотское воплощение напоминает гиганта, покрытого неприятной зеленой слизью. Телом он напоминает человека, за спиной у него рудиментарные крылья, а голова… голова вроде огромного осьминога. Он прибыл на Землю в город Р'льех, но Старцам удалось усыпить его. Началась ужасная война, в результате которой изменился облик Земли, континенты сдвинулись и изменили очертания. Многие земли поднялись из воды, а многие ушли под воду. В том числе и таинственный Р'льех, где в храме Дагона на малахитовом троне до сей поры спит великий Ктулху. Но и Старцам досталось. Все их города оказались уничтожены, а остатки этого «божественного» племени скрылись в Антарктиде — на континенте, который, сменив свое местоположение, стал покрываться льдом. Туда же пришли и потомки Ктулху, хотя правильнее было бы называть их слугами. Гигантские разумные существа с головами осьминогов, питающиеся человеческой кровью. Они основали в Антарктиде город, который, по замыслу, должен был затмить великий Р'льех, став мостом между миром чудовищ и Землей, но… Дальше одни предположения, которые мы должны или подтвердить, или опровергнуть… Видите ли, в свое время во время постройки Базы-211 немцы, — тут Фредерикс вновь кивнул в сторону нашего гостя, — натолкнулись на сеть искусственных пещер, а потом неподалеку наши полярники обнаружили один город, скрытый глубоко под толщами льда. Несмотря на то, что это ныне самый древний город Земли — он был заложен несколько миллионов лет назад, благодаря холоду и искусству слуг Ктулху, — он неплохо сохранился. В том числе, согласно настенным надписям в пещерах, где ныне располагается немецкая база, именно в этом городе находится странное сооружение, назначение которого до сих пор точно не определено. Оно где-то в центре города, так сказать, установлено на центральной площади. Согласно одной из версий, это Врата, которые соединяют мир потомков Ктулху и нашу Землю, согласно другой — гигантский усилитель, с помощью которого можно установить связь между мирами. Естественно, одна из наших задач найти их и, если возможно, активировать… Кроме того, мы должны тщательно изучить город, тем более что в высших сферах было решено, что наши союзники, — вновь кивок в сторону Грега, — занимаются исключительно изучением Р'льеха, а мы, в свою очередь, не без их помощи организовали исследовательские работы в городе слуг Ктулху. И еще нами не был найден ни один живой потомок Ктулху, в то время как одичавшие и полностью деградировавшие Старцы встречаются на ледяных равнинах. Ныне, утратив разум и растеряв все знания своей некогда великой цивилизации, они не более чем животные, хищники, притом очень опасные… Вот, собственно, и все, что я имел вам сообщить. Более детально вы сможете ознакомиться со всеми материалами, прочитав работы Лавкрафта или Отто Гота. Кроме того, и я, и господин Грег с удовольствием ответим на любые ваши вопросы.

— Но вы так и не объяснили, откуда черпает свои знания этот американец… Лавкрафт, кажется, так вы его назвали.

Григорий Арсеньевич кивнул.

— Василий, узнаю вашу настойчивость и дотошность. Что ж… Как я уже говорил, Старцы погрузили Ктулху в сон, но не убили его. И Ктулху объявил, что сон для него благо и спать он будет до начала нового Эона. Слуги же его должны оберегать покой господина, однако… Ктулху способен воздействовать на разум человеческих существ, но его способность заглушается толщей воды, так что подвластны ему остаются сны особо чувствительных людей, к тому же существует и обратная связь… Человек, научившийся управлять своими снами, может многое узнать от древнего бога, если, конечно, не сойдет с ума при первом же контакте с этим ужасным существом… — Есть еще вопросы?

— Да, — неожиданно встрепенулась Катерина и, не глядя на свою «опекуншу», выпалила: — Я-то какое отношение имею ко всему этому?

Фредерикc задумался. Некоторое время он молчал, словно мысленно подбирая слова, но, видимо, так ничего и не выбрав, тяжело вздохнул.

— Не готов ответить… Пока не готов. Тем не менее поверьте мне, девушка, вы имеете ко всей этой истории самое непосредственное отношение, пока же могу сказать лишь одно: существо, изображенное на медальоне, который подарил вам отец, не осьминог. Это слуга Ктулху, а точнее, голова слуги Ктулху.

— Но ведь мы могли просто забрать медальон? — недоуменно спросил Василий.

— Все не так просто, мой юный друг, все не так просто…

— И еще я хотел спросить, почему именно мы? Следовало бы отправить в этот город ученых, исследователей, знатоков древних легенд.

— Смею заверить, со временем за этим дело не станет, а пока нужно расчистить им дорогу, определить значимость находок и прочее. Пока у нас есть лишь надписи в пещерах немецкой базы и неисследованный подземный лабиринт, который может вести в неведомый город Древних, а может и сам таковым являться.

Василию хотелось узнать, чем именно занимается профессор и какой именно точный прибор или приборы везет на далекий южный континент, но когда он открыл уже было рот, чтобы задать Григорию Арсеньевичу новый вопрос, где-то на корабле истошно закричали. Кричала, без сомнения, женщина, и вопль этот был переполнен ужасом.

— Что это? — вскочил со своего места Грег. В руках у немца, откуда ни возьмись, появился парабеллум.

Григорий Арсеньевич, метнувшись к шкафу, вывернул оттуда саквояж. Несколько секунд он возился с его замками, а потом извлек два длинноствольных револьвера чудовищного калибра.

— Герхард, вы отвечаете за женщин. Заприте дверь и никому не открывайте, — распорядился он.

— Но я… — начал было немец.

— Вы — иностранный подданный, наблюдатель, и мы не имеем права подвергать вашу жизнь опасности, — парировал все возражения барон. Потом, резко повернувшись к Василию, спросил: — Пистолет с собой?

Василий покачал головой, тогда Григорий Арсеньевич протянул ему один из своих длинноствольных револьверов.

— Держи и помни, у тебя всего шесть выстрелов… Готов… Пошли… — и оба они разом метнулись к двери, но возле нее Григорий Арсеньевич чуть замешкался, пропуская Василия вперед. — Герхард, заприте двери и никого, кроме нас, не пускайте. Но и в этом случае убедитесь, что ни я, ни Василий не инфицированы.

Немец кивнул, словно понимал, о чем шла речь.

Вопль повторился, и это словно подстегнуло Василия. Не дожидаясь Григория Арсеньевича, он понесся к корме, пытаясь сообразить, на какой палубе кричали.

В коридорах никого не было, но ближе к корме он заметил двух здоровенных матросов в белых костюмах, которые, очевидно, бежали туда же, куда и он. Не слишком хорошо зная корабль и боясь заблудиться среди бескрайних коридоров, Василий пристроился им в хвост. Однако моряки, привыкшие к узким коридорам, двигались много быстрее.

Еще один поворот, еще одна дверь, лесенка наверх, и новый лабиринт бескрайних переходов. И тут раздался еще один крик. В этот раз он был просто оглушительным. Кричали где-то рядом. Моряки остановились. Только сейчас Василий разглядел, что один из них вооружен обыкновенным револьвером, а другой сжимает в руках пожарный багор.

Вот и нужная дверь. Матрос, тот, что пониже, с револьвером, рванул ручку и шагнул в каюту, его спутник последовал за ним. Василий остановился на пороге, из-за спин дюжих матросов не в состоянии разглядеть, что там происходит. А потом его взгляд скользнул вниз на пол, по которому растекалась лужа темной, густой жидкости. Кровь. Он узнал ее сразу, слишком много смертей повидал Василий на своем коротком веку.

Взяв пистолет наизготовку, он шагнул вперед. Он уже знал, что случилось что-то ужасное, и какими бы храбрыми ни были эти матросы, они явно были не готовы к встрече с тем, что поджидало их в этой каюте. А потом, словно сметенные рукой великана, храбрецы повалились на Василия, сбив его с ног. Револьвер вылетел из его руки, и Василий со всего маха приложился спиной об пол коридора. Боль была сильной, но это ерунда. Много хуже было то, что он выронил оружие, а впридачу на него рухнул один из матросов. Яростно молотя руками и ногами, Василий сдвинул неподвижное тело, голова матроса качнулась, и на Василия уставились мертвые, пустые глаза. Лицо несчастного скривилось от ужаса, превратившись в чудовищную, нечеловеческую маску. Этот человек секунду назад был жив, а теперь мертв, и что самое ужасное, у него вырвали часть живота и теперь кровь и внутренние жидкости вместе с кишками выплеснулись на Василия. Весь в крови и ошметках чужой плоти, он ерзал на ковре, пытаясь подняться, а тварь, убившая матросов (второй тоже, скорее всего, был мертв), метнулась к нему, сжала в смертоносных объятиях. Судя по остаткам платья, это была горничная, только ее белоснежный передник стал красным от крови, и голова… голова ничуть не напоминала голову женщины. Из щек и подбородка вытянулись розовые отростки, увенчанные зубастыми присосками. Они шевелились, словно обладали собственной жизнью, и тянулись, тянулись к лицу Василия. «Медуза Горгона, да и только, — подумалось ему. — Нет, у той змеи были вместо волос, а лицо было божественно прекрасно…» Содрогаясь от отвращения, он попытался подобрать ноги под себя и отшвырнуть тварь, но сделать это оказалось не так-то просто. В какой-то миг он ухватил тварь за руки и закричал от омерзения — костей в руках не было. На них были те же самые присоски. Они, словно гигантские Щупальца, стали обматываться вокруг кулаков Василия, пытаясь сломать ему пальцы. Еще чуть-чуть, и он уже готов был поддаться, разрешить плотоядным присоскам впиться в него.

И тут где-то рядом, над самым ухом, громыхнуло. В тот же миг половина головы твари превратилась в кровавое месиво, забрызгав лицо Василия смесью из крови, мозга и костной крошки. Мгновение чудовище еще сжимало оперативника в своих смертоносных объятиях, а потом кольца разжались.

— Минус раз, — объявил знакомый голос.

Рванувшись изо всех сил, Василий чуть приподнялся на локтях, но, поскользнувшись на залитом кровью полу, рухнул назад, больно ударившись затылком. Последнее, что он увидел, прежде чем потерять сознание, ухмыляющийся Григорий Арсеньевич с револьвером, из ствола которого тянулась тонкая струйка дымка.

Глава 4

ОБИТЕЛЬ ШОГОТОВ

[1928]

На дне всех миров, океанов и гор

Цветет, как душа, адамантовый бор —

Дорога к нему с Соловков на Тибет,

Чрез сердце избы, где кончается свет.

Н. Клюев. «Вселенский рычаг»

— И что вы тут делаете? — поинтересовался батька Григорий.

— А вы?

— Нехорошо отвечать вопросом на вопрос, — проворчал батька. — Тем не менее, я спросил первым.

Василий прищурился. Как бы хорошо ни относился он к этому человеку, они жили по разную сторону баррикад, и батька Григорий был врагом, а врагу не следовало знать ни про самолет, ни про пакет. Однако врать тоже не стоило. Батька вранье чувствовал за версту и не любил, когда его водят за нос. Значит, нужно сказать правду, но не всю, так, чтобы и тайну не открыть, и не завраться.

— Нам нужно встретиться с патрулем, — неопределенно протянул Василий. — Мы шли от лагеря геологической партии, да нарвались на японцев. С нами был комсорг, но его смертельно ранили…

Батька смерил Василия оценивающим взглядом.

— Сам дострелил?

Василий задохнулся. «Откуда он знает?»

— И не строй мне такую кислую рожу, сам все вижу, — вздохнул батька. — Пакет-то с аэроплана у тебя?

У Василия перехватило дыхание.

— Как… вы…

— А чего тут сложного. Если ты ищешь патруль, которого в этих лесах отродясь не было, значит, тебе нужно что-то передать. На словах? Вряд ли… Значит, у тебя пакет. И еще… Тут в лесу японцев больше, чем грибов, и все про какой-то аэроплан болтают. Так что связать одно с другим сложности не составляет.

— А вы как тут очутились? — в свою очередь спросил Василий.

Батька хмыкнул, потом какое-то время молчал, а когда заговорил, произносил слова медленно, словно с большим трудом подбирая их.

— Скажем так… Я получил тревожный сигнал от своих друзей и приехал им помочь. Можешь не волноваться, к твоему пакету у меня нет никакого интереса. Только вот я с помощью, боюсь, опоздал, — и он кивнул в сторону темного дома, обнесенного высоким забором.

— Ну, долго вы еще болтать будете? — встрял, не выдержав, Федот. — Скоро уж совсем стемнеет.

— Может, не пойдете? — батька поигрывал револьвером.

Василий на мгновение задумался. А может, и ладно, может, и бог с ним. У батьки своя война, у меня своя. Сейчас взять Федота да пойти дальше. К утру выйдем в места заселенные, там и отдохнем. А потом он подумал о тяжести в ногах, усталости и о том, каким станет к утру, если не отдохнет. В конце концов, что может быть столь ценного в пакете, что до утра не подождет? Не рыба, не стухнет.

— Хорошо, — кивнул Василий. — Останемся на ночь. Но…

— Не беспокойся, сказал ведь: мне до твоего пакета нет никакого дела. А вот на японцев в темноте нарветесь и глазом моргнуть не успеете.

— Это точно, — поддакнул Федот. — Вот помню, как-то в японскую…

— Воспоминания на потом! — отрезал батька Григорий. — Нам сначала нужно хутор осмотреть. Там кто похуже японцев оказаться может, — и от того, как произнес он эти слова, холодок пробежал по позвоночнику Василия. Он-то видел изуродованного пассажира аэроплана… — Пошли, — и батька махнул пистолетом в сторону больших деревянных ворот.

Василию ничего не оставалось, как подчиниться. С батькой спорить не стоило. Если бы он сказал прыгать в нужник, то лучше прыгнуть, потому на это были бы веские причины и по-другому было бы никак.

Они выбрались на дорогу и на мгновение замерли, рассматривая огромные ворота, сколоченные из толстых бревен.

— Интересно, зачем хутору посреди лесной чащи такие крепости возводить? — удивился Василий, рассматривая массивные бревна, каждое толщиной с его ногу. — От волков, что ли?

— От медведей, — пояснил Федот. — И не только. Тут зимой всякая жуть бывает…

— Сказки все это.

— Вы бы меньше лясы точили! — батька, держа револьвер наготове, решительно вышел вперед, толкнул гигантскую створку, и та качнулась. — Однако, ворота открыты. Судя по всему, местным обитателям они не помогли. Ну-ка, помоги, — обратился он к Федоту.

Вдвоем они ухватились за выступы бревен и, упершись ногами, потянули на себя одну из створок. Та, страшно заскрипев, с трудом поддалась.

— Стоп, хватит, — приказал батька, когда створки ворот разошлись, образовав щель, в которую без труда мог проскользнуть человек.

Только теперь Василий хорошенько рассмотрел своего старого знакомца. Выглядел батька совершенно обыденно, встреть его кто в лесу, он бы не узнал в нем отважного авантюриста. Кирзовые сапоги, потертая солдатская шинель, военный картуз времен Первой мировой. За спиной котомка, видавшая лучшие времена. Сам же барон отпустил бороду и теперь больше походил не на бравого комиссара, а на Николая Второго, пусть земля ему будет пухом!

— Пошли, пошли, — подгоняя своих спутников, батька направился во двор хутора. — Двигай, Василек, а то ходишь, как полудохлая муха. Так и пулю словить недолго.

Через мгновение они уже были во дворе, и открывшаяся картина оказалась не из приятных. По всему двору, от ворот до самого дома, были разбросаны трупы собак, и не просто трупы, а тела, разодранные на куски неведомой силой. Судя по всему, собаки отчаянно защищались, но шансы были не равны.

Федот, увидев это кровавое зрелище, замер, широко отрыв рот, и, что-то бормоча себе под нос, стал быстро креститься. А Василий… Если честно, он ожидал чего-то подобного, может, даже чего похуже. В тот момент, когда появился батька Григорий, он понял: сейчас начнется. И ждать долго не пришлось.

— Ну что уставились, ворота теперь закрыть надо, чтобы к нам нежданные гости не пожаловали.

В этот раз помогал барону Василий. Навалившись, они с трудом сдвинули створки, а потом положили в скобы огромное бревно-задвижку, окованное железом. Теперь ворота можно было открыть разве что с помощью динамита.

Потом батька занялся изучением останков. Склонившись над одной из собак, он долго изучал разорванное тело, покрытое неприятной на вид липкой полупрозрачной субстанцией. Василий присел рядом и поинтересовался:

— Кто это их?

— Шогготы, — медленно произнес батька Григорий. — Вот ведь твари. И Ключник хорош…

— Как вы сказали?.. — переспросил Василий.

— Шогготы… черные блестящие твари метра три в длину. Дождевые черви и опарыши на их фоне настоящие красавцы. Живут под землей… В общем, когда почуешь отвратительный запах, сразу поймешь: это оно.

— И откуда они тут взялись? — продолжал неугомонный Василий.

— Они были тут всегда, до того как появились этот лес и этот хутор.

— А… — начал было Василий, собираясь задать еще один вопрос, но батька остановил его.

— Тпру… Много будешь знать, скоро состаришься, а то умрешь, и состариться не успев, — а потом, бросив косой взгляд на все еще крестящегося Федота, прибавил: — Ему про червей не рассказывай. Он у тебя, похоже, мужик ранимый, глядишь, не выдержит правды жизни, свихнется. Что с ним потом делать? Или ты его, как вашего раненого…

— Да прекратите вы! — взвился Василий. У него и без того при воспоминании об Илье на душе кошки скребли. Хотя что он мог еще сделать? Так избавил товарища от мучений, а иначе, если бы они потащили его с собой, то не дотащили бы даже до хутора. Сдох бы он по дороге, да и от японских патрулей им с такой легкостью было бы не увернуться. Если бы с ним остались сидеть, он бы все равно помер, но тогда с пакетом вышла бы неприятность. Да и японцы, если один раз аэроплан нашли, то непременно обнаружили бы его еще раз, в крайнем случае, отправились бы искать своих пропавших солдат. А о возвращении в лагерь геологов и речи не шло. К тому же там тоже некому было помочь Илье. Врач геологической партии мог вылечить разве что насморк или мозоль. Судя по его спитому виду и трясущимся рукам, на большее он потенциально не был способен.

— Да ты не обижайся, — батька похлопал Василия по плечу. — Пошли в дом. Надо осмотреться. Может, кто живой и остался, хотя я лично в этом очень сомневаюсь.

Оставив собачьи останки и осторожно обходя растерзанных животных и лужи крови, они направились к дому.

— Федот, хватит молиться, подь сюды, — позвал Василий.

А батька тем временем, выудив из-под крыльца толстую ветвь, обмотал ее невесть откуда взявшейся тряпицей, а потом запалил самодельный факел.

— И тебе советую сделать то же самое, — сказал он, заметив вопросительный взгляд Василия. — Во дворе темнеет, а в доме уже темно.

Но вместе того, чтобы запалить еще один факел, Василий достал из кармана электрический фонарик.

— Ну, с Богом! — выдохнул батька и, не дожидаясь Федота, поднялся на крыльцо и решительно взялся за дверную ручку. Револьвер он держал наготове в левой руке. Василий направился за ним.

Рывком распахнув дверь, батька Григорий шагнул во тьму сеней, Василий следом. Сзади заскрипели ступени крыльца. Федот, не желавший оставаться во дворе в одиночестве, поспешил за своими спутниками.

Оказавшись в доме, батька и Василий застыли. Батька поднял факел повыше, а Василий стрелял лучом фонарика из угла в угол. Но в помещении ничего такого-этакого не было, обычные сени в сельском доме. Куча вещей на стенах и на столе в дальнем конце. Огромный платяной шкаф, наверняка до отказа забитый старыми тряпками.

— Дубль номер два, — объявил батька.

Но и в открывшейся им горнице не оказалось ничего подозрительного, если не считать отсутствия хозяев.

К этому времени Федот присоединился к ним, собираясь и дальше идти вместе, но батька осадил его.

— Послушай, сердешный, — заговорил он, обращаясь к старому охотнику, — я бы попросил тебя остаться в сенях. Мало ли какие гости к нам пожалуют, а мы вовремя об этом не узнаем. Ты бы посторожил чуток, а мы бы пока дом осмотрели, а то мало ли на что наткнемся. А ты, я вижу, человек нервный, глубоко верующий, тебе на лишние ужасы глазеть незачем, — и через несколько секунд, когда Федот отправился к дверям во двор, батька махнул в дальний конец горницы. — Там дверь, скорее всего, ведет в сарай и подсобки. Давай туда и смотри в оба, а я здесь поверчусь. — И он указал на дверь, ведущую куда-то в недра дома.

Василий послушно кивнул. Потом, подсвечивая фонариком, отправился к дальней двери. Там оказалась еще одна светелка. Судя по прялкам и вышивкам, тут работали женщины или девушки. Вот только куда они подевались?

Еще одна дверь. Подсобка, больше похожая на кладовку, заваленную всяким хламом, и, наконец, сам сарай — огромное помещение, с сеновалом. И нигде ни коня, ни коровы. Нет, если бы Василий натолкнулся на разорванные трупы, то все было бы по крайней мере ясно. Ну, напало на хутор стадо медведей. Очень хитрых таких медведей, которые могут и ворота открыть, и жертв своих вонючей слизью измазать (в шогготов Василий определенно не верил). Но куда девались люди и весь скот?

Пусть даже их растерзали и съели. Следы все равно должны были остаться.

Василий внимательно осмотрел сарай, шаря по сторонам тонким лучиком фонаря. Теперь, оказавшись в таком огромном помещении, он пожалел, что не послушал батьку и не запалил факел. Света маленького фонарика явно не хватало. Хотя на что тут смотреть? Сено, телега, оглобли и хомуты. Сарай как сарай.

Василий хотел было уже уходить, когда внимание его привлек сеновал. Нет, прежде чем уйти, он, для очистки совести, должен всенепременно туда слазить. Вдруг… Что может случиться «вдруг», об этом Василий предпочитал не задумываться. Но сеновал нужно было осмотреть. Словно какое шестое чувство подвело его к приставной лестнице, ведущей наверх. Он уже пристроил ногу на первую перекладину, когда какой-то шорох наверху привлек его внимание. Василий поднял голову и уставился на нацеленное на него двуствольное охотничье ружье.

— Ты хто? — спросил невидимый хозяин ружья.

— Геолог, — тут же нашелся Василий, — из партии, что у истоков Черного ручья. Василием зовут.

— А… — с облегчением протянул незнакомец. — Тольхо что-то молод хы для хеолоха.

— Теперь молодые новую жизнь строят, — заметил Василий. — Ну, ты ружье-то убери.

— А вдрух врешь?

— Честное комсомольское.

— Вот бесово семя. Что мне хвой «мол» этот. Ты ихоной Божей матери похлянись.

Больше всего Василий хотел послать невидимого стрелка, но деваться было не куда, пришлось покривить совестью.

— Хорошо… Клянусь иконой Божьей матери… — нехотя произнес он.

— Ну, смотри… Матерью самого боха похлялся, — продолжал стрелок-невидимка. — А как обманешь, тах мать твоя заболеет и помрет, и всему твоему семени удачи не будет да седьмохо холена…

Потом доски сеновала заскрипели, и по лестнице стал спускаться мужичок. Роста он был небольшого, но коренастый не в меру. В лаптях и безрукавке, надетой по некогда белоснежную рубаху. Поверх безрукавки, через голову у него был перекинут охотничий патронташ. Сам же он так зарос бородой, что черты лица его было не разобрать, разве что нос картошкой возвышался над седыми зарослями усов.

— А зовут-то тебя как? — поинтересовался Василий.

— А похто тебе мое имя? — встрепенулся мужичок. — Или заховор какой наложить хочешь? А то смотри. С этим у нас строхо. И посему имя мое тебе не надобно.

— Так как же мне тебя звать? — удивился Василий.

— А зови Хозяин, раз ты в моем доме.

Наконец мужичок слез с последней ступени и встал рядом с Василием. И хотя оперуполномоченный роста был невысокого, незнакомец приходился ему как раз по плечо.

— Ну, что, пошли, Хозяин, — кивнул в сторону двери Василий. — Или там, на сеновале, кто еще есть?

— Никохо более, — заверил тот. — Остальные в лес ушли.

— Зачем? — удивился Василий.

— А как все кончится, так и вернутся.

— Что «все»?

— Послухай, — незнакомец внимательно посмотрел на Василия, — ты дурах или прихидываешься? Если знаешь, о чем речь идет, то и ховорить ничего не надо, а ежели нет, то зачем все это тебе? У тебя свои дела, у нас свои…

— Пошли, давай. Пусть Григорий Арсеньевич с тобой разбирается…

— Кто, кто?

— Топай, узнаешь.

— Они прошли назад в первую горницу. Батьки там не было, Василий выглянул в прихожую — Федот стоял на посту, внимательно глядя в сторону ворот, однако его правая рука то и дело чертила крестное знамение. Василий повернулся к Хозяину.

— Ты садись пока… — махнул он в сторону скамьи, вытянувшейся вдоль окон.

— Хорош хость, хозяину сесть предлахает.

— Хорош хозяин, на сеновале от гостей прячется, — в тон коротышке отвечал Василий.

— Хости, они ведь разные бывают.

— Точно так же как хозяева…

— О чем спор? — на пороге появился батька Григорий.

«Беседуя» с Хозяином, Василий и не заметил, как тот появился. Только что его не было, и вдруг… раз… и возник ниоткуда…

— Разные взгляды на жизнь… — неопределенно протянул Василий.

— А… — с пониманием кивнул батька Григорий. — Но мы все эти выяснения отношений на потом оставим. Сейчас не до того. Что тут было? — последний вопрос он задал в упор, глядя на Хозяина.

— Ты, мил человех, собственно, хто будешь?

— Тот, кого вы звали и кого ты тут поджидаешь, — отрезал барон.

— ?..

— Старец с Длинного озера передал, что у вас беда…

— Да уж… — отозвался Хозяин. — А этот, что, тоже с тобой? — и он кивнул в сторону Василия.

— Нет, — покачал головой батька. — Так, попутчик, да к тому же старый знакомый.

— Только вот от знакомохо твоехо новой властью за версту тянет…

— А чем тебе советская власть… — начал было Василий, но батька движением руки приказал ему замолчать. — Ты, Василек, пока тихо посиди. Пусть человек расскажет, что за беда тут случилась. А ты, мил человек, рассказывай, говори, как на духу, всю правду. Я человек просвещенный, знаю, что вы тут охраняете.

Хозяин вновь покосился на Василия, потом сложил руки под животиком, сплетя пальцы — приготовился к рассказу.

— История моя коротенька будет. Раз знаешь, что мы хранили, то и про чудищ-шоххотов слыхал, — батька согласно кинул, но Хозяин продолжал говорить, словно не заметил знака согласия. — Так вот, все хорошо было до весны этохо года, потому как старохо хомиссара сняли, а нового назначили. Старый-то был из местных — знал, что не стоит к нам приставать. Если ховорим, нет зерна, нет запасов — стало быть нет. На то наш уклад древний. Из этих мест он был, знал, что лучше по подвалам у нас не шарить, а то чехо найдешь, не снесешь. Слышал он и легенды о бохопротивных червях… Но то ли власти он не по вкусу вышел, то ли проштрафился, то ли проворовался, поставили его к стенке. А новый — Вощеев, он то ли из Питера, то ли из самой Москвы — бес их разберет. В общем, прислал он нам разнарядку на сдачу излишхов. А хакие у нас излишхи. Если б было чего, то непременно отдали бы, — и он снова недоверчиво покосился в сторону Василия, но тот стоически молчал. Что бы там ни случилось, сначала нужно было дослушать рассказ. «Сначала узнай все, а только потом делай выводы», — не раз говаривал ему Шлиман, и Василий считал, что в таком подходе к делу есть своя логика. — Tax вот, — тем временем продолжал Хозяин, — не поверил он нам. Прислал продотряд. То ли продухты искать, то ли расхулачивать. Мы и сам-то не поняли толхом. Выхнали нас всех из дома и ну «расхулачивать». Потом тайные похреба искать начали. А что у нас за тайны, сами знаете. Ну, искали, искали и нашли. Они-то решили, мы там зерно или что еще ценное прячем. Ахим — старец наш пытался их образумить, но худа там. Они его тут же при всех растеряли, — и вновь, замолчав, Хозяин покосился на Василия, но тот сидел молча, внимательно слушал.

Что-то в рассказе Хозяина не нравилось ему, настораживало, только он никак не мог понять что, не мог ухватиться за кончик манящей его ниточки, чтобы раскрутить клубок и «вывести врага народа на чистую воду».

— Так вот, после тохо как Ахима прикончили, попробовали они врата открыть. Сначала ничехо у них не вышло. А потом, хохда сообразили, в чем дело, печати Йох-Сотота сковырнули, врата и раскрылись…

— Значит, печати сорваны?

— Да, — кивнул Хозяин, и в голосе его прозвучала неподдельная печаль. — Сорваны, и нам их не восстановить.

— И теперь Врата только изнутри закрыть можно?

— Угу.

Батька Григорий печально покачал головой.

— Продолжай.

— А чего продолжать-то? — удивился Хозяин. — Они как печати с Врат сорвали, так оттуда и поперло. Весь продотряд тут и полех. А наши в лес убежали. Потом, когда шоххоты насытились и назад вернулись, наши из леса выбрались, то, что от людишек хородских осталось, захопали и в лес ушли, потому как шоххоты могут в любой момент из Врат вылезти или большевики из города карателей пришлют. А те уж точно разбираться не станут. Всех к стенке, и старых и младых…

— Стоп! — неожиданно взвился Василий, нацелив свои револьверы на Хозяина. — Стоп! Можешь больше лапшу нам на уши не вешать. Я тебя, гнида, сразу раскусил. Никакой ты не старовер. Говоришь слишком гладко, правильно…

— Убери свои пукалки, Василек, — усмехнулся батька. — Этот старовер пограмотней тебя будет. Москва, Питер? — он повернулся к Хозяину.

— Московский университет, математический фахультет. После этохо пять лет стажировался, сначала в Варшаве, а потом в Лондоне, — ответил коротышка.

У Василия аж челюсть отпала. Вот тебе и старовер в лаптях!

— Те, кто причастны к Высшим Кругам Власти — образованные люди. Это в нынешней смуте все перемешалось, породив множество чудовищных парадоксов, — продолжал батька Григорий. — Но в старые времена те, кому приходилось соприкасаться с мудростью древних богов, были людьми грамотными, так сказать, элитой нации.

«Что-то не очень Хозяин этот на элиту походит, хотя… чего на свете не бывает» — подумалось Василию.

— …А теперь вот непонятно, что делать? — спросил, как ни в чем не бывало, Хозяин, словно и не было никакой перепалки между батькой и Василием.

Григорий Арсеньевич хотел уже было что-то сказать, но не успел. На пороге появился Федот. Весь взъерошенный, глаза выпученные, размером с две плошки.

— Тама… — начал он, но задохнулся, не договорив, а потом начал заново. — Тама японцы…

— Говори толком, — потребовал батька.

— Там у ворот десятка три смураев, колотят, требуют, чтобы впустили, в ворота барабанят. Говорят, если не откроем, они ворота взорвут. И намеренья у них самые серьезные.

— А где же наши патрули? — удивился Василий.

— Там, где япошек нет, — развел руками Федот. — Что делать-то будем, а, командиры? Перебьют они нас. А если деру дадим, следом ломанутся. Им пакет нужен.

— Так отдайте, и дело с хонцом, — предложил Хозяин. — Это не наша война. Пусть вон новая власть с япошками воюет, а у нас и своих забот полон рот, — и тут он замолчал, а потом они с батькой уставились друг на друга, словно им разом одна и та же идея пришла.

— Давно шогготы питались? — поинтересовался батька.

— Последний раз дня три назад. Вылезли и напоролись… на псов. Да вы и сами видели…

Во дворе что-то загрохотало.

— Пробуют ворота вынести, — пробормотал Федот. — Уходить надо. Вчетвером мы их не удержим.

— Значит, так, — объявил, вставая батька, — ты с Федотом, — ткнул он в сторону Хозяина, схоронитесь где подале, чтобы черви до вас не добрались. А мы с Васильком с японцами разберемся, а потом, когда твари насытятся, я попытаюсь Врата закрыть.

Хозяин было попытался что-то возразить, но батька отмахнулся от него, как от назойливой мухи.

— Я тебя не возьму, не хочу грех на душу брать, судя по ружьишку, боец ты никчемный. А Василия я знаю, сам учил. Он белке в глаз со ста метров попадет… Так что идти с Федотом. В случае чего, он тебя прикроет, а мы с Васильком делом займемся… Кстати, — неожиданно обратился он к Федоту, — сколько, на твой взгляд, — но договорить он не успел. Во дворе рвануло, и дом вздрогнул от накатившей ударной волны.

— Гранаты, однако, — заметил Федот.

— Выходит, времени у нас мало, а то и вовсе нет, — вздохнул батька. — Василий, за мной. А вы прячьтесь.

Но прежде, чем последовать за батькой вглубь дома, Василий подскочил к лесовику и, вытащив из-за пазухи окровавленный конверт, протянул его Федоту:

— Это то, за чем охотятся самураи. Береги, как зеницу ока. Если со мной что случится, то проберись к нашим и отдай начальнику первого же патруля, что аэроплан ищут, — а потом, чуть подумав, прибавил: — Ты смотри, не знаю, что там Григорий Арсеньевич задумал, но ежели что не так пойдет, ты руки в ноги и беги. Слишком много уже хороших людей за этот пакет погибло, и пилот, и командир, и Илья наш. Не оплошай Федот.

— Хорошо, — кивнул лесовик, пряча конверт. — Ты и сам, милок, берегись, а то с жутью свяжешься, жутко погибнешь.

Дом еще раз тряхнуло от нового взрыва.

— Василий! — откуда-то из глубины дома позвал батька. — Давай сюда, долго я тебя еще ждать буду!

И Василию ничего не оставалось, как последовать за батькой вглубь дома. Он проскочил несколько жилых комнат, потом оказался в огромной горнице, посреди которой в полу был широкий двустворчатый люк, ведущий в подвал. Батька уже открыл одну из створок и светил вниз лампой.

— Нам туда… — объявил он.

— И что? — замешкался Василий. Если честно, то он далеко не все понял из рассказа Хозяина, а замысел батьки и вовсе оставался для него загадкой.

— Там в подвале есть врата, которые ведут в… можешь называть это Преисподней… пространство между мирами, где обитают шогготы — отвратительные склизкие черви. Староверы охраняли эти врата, не давали тварям выбраться в наш мир. А вот твои приятели коммунисты открыли им дорогу. Так вот эти твари похуже оборотней будут. Видел, что они с собаками сотворили?

— А где они сейчас? — поинтересовался Василий и тут же понял, что более дурацкий вопрос он придумать не мог.

— Где? Вернулись назад… Тут, видишь, какая дилемма: шогготы не могут долго находиться в нашем мире, это причиняет им страшную боль. А там, где они живут, им нечего есть, поэтому если Врата открыть, то эти твари в наш мир не переселятся, а будут только иногда выползать на охоту. В данном случае нас это полностью устраивает. Накормим шогготов, чтобы они на какое-то время стали ленивыми и вялыми.

— Чем накормим? — не понял Василий.

— Ну ты, не строй из себя дегенерата, — начал сердиться батька. — Японцами, а ты кем думал. Или сам хочешь к ним на обед в виде первого блюда.

Василий только сегодня впервые услышал о шогготах, но того, что он узнал, вполне хватило, чтобы отбить у него всякое желание встречаться с этими тварями. И то, что батька выбрал его себе в напарники, ничуть не радовало. Уж лучше бы он взял старовера. Тот уж все знал об этих тварях.

— Пошли давай, — позвал батька, открывая вторую створку люка. — Пошли. Надо шугануть этих тварей, чтобы они пошевелились, — и начал спускаться в подвал. Василий осторожно последовал за ним.

Вниз вела широкая, скрипучая деревянная лестница. Огонек старой лампы не мог разогнать тьмы, и поэтому Василий двигался на ощупь, каждый раз сначала пробуя ступеньку ногой и лишь потом перенося на нее вес всего тела. Казалось, лестнице не будет конца. В какое-то мгновение Василию показалось, что они и в самом деле спускаются в царство Аида. Он повернулся, чтобы оценить пройденное расстояние, но люк в подвал, белый прямоугольник которого четко вырисовывался на черном фоне, оказался до обидного близко.

Неожиданно лестница закончилась. Василий остановился, а батька пошел вдоль стены, зажигая факелы. Через несколько секунд света оказалось достаточно, чтобы Василий смог оглядеться, вот тогда-то он чуть не задохнулся от удивления.

За свою переполненную приключениями жизнь Василий бывал в разных местах, но даже представить себе не мог, что существуют такие чудовищные залы. Потому что перед ним был не подвал, а настоящий зал. Каменный пол полированного гранита, стены, отделанные деревянными плитами, на которых через равные промежутки крепились факелы, высокий сводчатый потолок. Посреди зала возвышалось две каменные колонны, между которыми непонятно зачем висели ворота. Эти колонны можно было легко обойти, но и врата, и колонны, на которых они крепились, выглядели очень зловеще. А всему виной удивительные древние письмена, покрывавшие и колонны, и каждую из досок врат. В этих надписях было что-то и от древнеславянского, и от арабской вязи.

Где-то наверху раздался топот и приглушенные голоса. Японцы!

— Давай, Василий! — и, навалившись всем телом, батька начал толкать ворота. Судя по петлям, открывались они внутрь. Только внутрь чего? Куда они вели? Василий застыл, открыв рот, но свист пули, пролетевшей в нескольких сантиметрах от уха, привел оперативника в себя. Он резко обернулся и, вскинув руки, сделал несколько выстрелов, целя в верхнюю часть лестницы.

Там наверху кто-то безумно закричал, а потом вниз к ногам Василия скатился один из японцев. Но оперативник не обратил на него внимания. Он считал выстрелы. «Семь… Восемь…» Наверху взвыл еще один подстреленный «самурай». «Девять… Десять…»

На плечо Василия легла тяжелая рука батьки.

— Ворота открыты! Бежим!

И чисто интуитивно, повинуясь знакомому голосу, Василий вслед за батькой Григорием бросился под лестницу. В спину им ударила тяжелая волна зловония. Смрад был столь силен, что Василия едва не вывернуло.

— Быстрей! Быстрей! — подгонял батька, и ноги сами несли Василия вперед. Вот он и у лестницы. За ней, оказалось, оборудован был небольшой закуток с дверью. Батька протолкнул Василия через узкий и низкий дверной проем, проскочил следом за ним и задвинул щеколду. Теперь они были в крошечной каморке с двумя земляными стенами и одной железной, с крошечной дверью. Потолком служила обратная сторона лестницы. Через прорези между ступеньками они могли следить за происходящим. Но Василию было не до того. Забившись в дальний угол, он свернулся комочком и, выронив револьверы, трясся всем телом. Его буквально выворачивало, а вонь становилась все сильнее.

Батька же, прижав к лицу платок, чтобы хоть как-то защититься от смрада, наблюдал за происходящим. Какие ужасы видел он, Василий так и не узнал. А потом послышались чавкающие звуки, словно что-то огромное перекатывалось в густой грязи. Японцы наверху перестали галдеть. То ли они учуяли наконец запах, то ли их насторожили странные звуки, а потом что-то тяжелое мягкое ударило в дверь каморки. Но дверь была сделана на совесть. Василий услышал, как заскрипели ступеньки под тяжестью тел. Что-то ужасное ползло наверх. Несмотря на слабость, он хотел увидеть ужасных тварей, но не мог заставить себя поднять голову. Вместо этого судорожным движением он подтянул к себе оба револьвера, а потом что есть силы рванул подкладку своей куртки. Там в шов, идущий вдоль подола, были вшиты шесть пуль — шесть «заговоренных» пуль, которые он изготовил сам по рецепту батьки Григория. Эти пули могли достать любую нечисть. Ни одна тварь потустороннего мира не могла устоять перед ними, потому что вместо свинца в пуле с серебряной оболочкой была смесь чесночного сока и святой воды. Такая пуля могла уложить и колдуна, и вампира, и оборотня. Вот только сможет ли она остановить гигантских плотоядных червей? Но в тот миг Василий об этом не думал. Машинальными движениями он набивал барабан, а тело его то и дело содрогалось от приступов рвоты, только рвать больше было не чем — желудок был пуст.

Неожиданно где-то наверху закричали. Началась беспорядочная пальба. Шогготы добрались до японцев. Вот только остановят ли червей пули и штыки самураев? Судя по всему, нет, иначе батька не затеял бы всего этого. Рванула граната, потом вторая. И снова кто-то отчаянно завопил. А потом разом все стихло.

Второй револьвер Василий зарядил обычными патронами, и к тому времени, как он закончил, ему стало чуть легче. То ли вонь начала спадать, то ли привык он к ней. Неожиданно батька наклонился к Василию, протягивая платок.

— Вытрись и пошли.

— ?..

— Наверху все стихло, значит, япошек не осталось. С шогготами им не совладать, это еще те твари. Сейчас чудовища насытились и отдыхают. Самое время делать ноги. А то скоро они поползут назад, и вот тогда пахнуть будет по-другому. Сытый шоггот воняет много хуже голодного. Это день и ночь. Встретившись с сытым шогготом, ты сам себе в висок пулю пустишь, лишь бы избавиться от этого запаха… Знаю, знаю, что тяжело, но надо поспешать.

Батька помог Василию подняться, вытащил его из каморки и повел к лестнице. У подножия ее должен был лежать труп японского солдата, только теперь это был скелет с остатками плоти. Словно человека окунули в серную кислоту, но вынули, не дав до конца раствориться. И все это было покрытым толстым слоем вонючей полупрозрачной слизи. Точно так же, как и перила лестницы. Василий взялся было за них, чтобы помочь батьке, который чуть ли не тащил его волоком, но тут же отдернул руку.

— Ты за перила-то держись! — приказал батька. — Что за девичья брезгливость. Будешь тут у меня выделываться, так слизь шогготову станешь жрать на завтрак, обед и ужин. Давай… Давай… Что я тебе, носильщик?

И подталкивая Василия, который изо всех сил ухватился за перила, батька начал подниматься по лестнице. Несколько комнат, еще пара обглоданных тел, и они оказались в той же горнице, где разговаривали с Хозяином. Казалось, с тех пор прошла целая вечность, хотя на самом деле минуло разве что минут двадцать.

— Ну и где могли спрятаться твои приятели? — спросил батька и, не дожидаясь ответа, подошел к маленькому окошку и замер, разглядывая что-то во дворе.

— Они, скорее всего, на сеновале, где я первый раз Хозяина нашел, — заплетающимся языком ответил Василий. Но батька словно не слышал его слов. Он махнул рукой, подзывая Василия, а потом отступил от окна, уступая место.

— Посмотри. Зрелище поучительное. Так, наверное, выглядит преддверие ада.

Василий прильнул к крошечному окошку, и то, что он увидел во дворе, заставило его содрогнуться в новом приступе сухой рвоты.

Хотя давным-давно стемнело, двор был освещен десятком брошенных факелов. В их неровном красноватом свете он напоминал бойню. Повсюду лежали полурастворенные, залитые слизью тела, от которых вверх поднимались струйки зловонного пара. Но не это было самым страшным. Намного отвратительнее выглядели полуаморфные слизни, грязно-бурого цвета. Василий не смог бы сказать, в чем заключается отвратительная сущность этих тварей, но было в них нечто богомерзкое, нечто чуждое самой человеческой природе. И еще эти твари казались неуклюжими… «Неужели они не могли убежать? — подумал Василий, разглядывая трупы японцев. — Ведь эти слизни — твари неповоротливые». И тут же за спиной раздался голос батьки Григория:

— Ты не смотри, что они почти не движутся, я тебе с ними наперегонки бегать не рекомендовал бы. И еще, они плюются слюной. На кожу попадет, вмиг ноги отнимутся.

Слова батьки с трудом доходили до Василия, он был парализован ужасным зрелищем.

— А убить их можно? — наконец выдавил он.

— В теории, — ответил батька. — Лично я никогда не слышал о мертвых шогготах. Кстати, живут они много дольше людей — почти вечность. Правда, есть и плюс. Они все бесполы и не размножаются, иначе Земля давно бы превратилась в их обитель.

Василий от одной мысли об этом поежился. Представить мир во власти этих тварей… Бр-р-р-р! Перспективочка.

— А посему, когда они отползут назад, в свое логово, мне надо будет попробовать Врата закрыть… Кстати, как я видел, ты сноровки своей не потерял. Спасибо, что прикрыл, пока я с Вратами возился.

Последние слова Василий пропустил мимо ушей.

— Ладно, налюбовался красавцами и пошли до остальных. Надо подготовиться и переждать, пока эти твари уползут, а то они ведь и нами не побрезгуют.

Василий с усилием оторвался от окна… С одной стороны, зрелище ужасное, а с другой — глаз отвести нельзя. Не в первый раз он ловил себя на том, что все ужасное имеет и оборотную, притягательную сторону. Сначала он даже подозревал, что эта странная тяга к пугающему присуща только ему, но потом постепенно стал замечать ее и у других людей.

Пересилив себя, он направился прямиком к двери, через которую можно было попасть в сарай, но батька притормозил его, положив руку на плечо.

— Теряешь бдительность, Василек. Шогготы быстро ползают, но и японцы не дураки. Они, точно как и мы, могли где-то в доме спрятаться. Судя по следам, отсюда шогготы на улицу поперли, — и батька, опустив факел, посветил на пол. Василий опустил взгляд и только теперь увидел, что весь пол залит все той же отвратительной пузырящейся полупрозрачной слизью. Но возле двери, ведущей в сарай, слизи не было.

Заткнув за пояс револьвер с «заговоренными» пулями и взяв наизготовку второй с обычными, Василий осторожно шагнул к двери. Батька тоже приготовил оружие, но встал чуть сбоку, с тем, чтобы свет факела не высвечивал фигуру Василия, хотя будь за дверью японцы, Василий стал бы отличной мишенью.

Но за дверью никого не оказалось. Пройдя через несколько комнат, они подошли к двери, выходившей в сарай, и тут батька остановился, а потом, швырнув факел на пол, затоптал пламя. Василий уставился на него с недоумением. Вместо того, чтобы ответить, батька указал на тоненькую полоску света, пробивавшуюся из-под двери.

— Наши вряд ли стали бы лампы жечь, — тихо проговорил он.

Василий кивнул.

— Японцы?

— Судя по всему. Хотя сейчас они напуганы и сбиты с толку — наверняка шогготы произвели на них неизгладимое впечатление. Однако нас они хлебом-солью вряд ли встретят.

— Но я думал, что там, на сеновале, прячутся Федот и этот… Хозяин.

— Может, так оно и есть, только там еще и японцы, а наши, если хорошо спрятались, не высунутся. Схватись они с незваными гостями, шогготы на выстрелы приползут. Со слухом у них все в порядке.

— И что нам делать?

— Для начала избавиться от японцев, а потом с утра я шогготами займусь, а у тебя свои дела. Тебе, кажется, нужно куда-то какой-то дурацкий конверт доставить…

Сжав покрепче рукоять револьвера, Василий потянулся к двери, но батька вновь остановил его.

— Я готов!

— Нет, так не пойдет, — покачал головой батька Григорий. — Ты сейчас туда вломишься и палить начнешь. Ну, положим, японцев ты перебьешь, а с шогготами, что на выстрелы наползут, что станешь делать?

Он стянул со спины вещевой мешок, который носил навроде рюкзака. Пошарив внутри, он выудил пару метательных ножей и протянул их Василию.

— Надеюсь, ты еще помнишь мои уроки?

Василий кивнул. Убрав револьверы, он проверил нож за голенищем сапога. И хотя он уже давно не практиковался в метании ножей, но был уверен, что руки сами вспомнят все, чему когда-то учил его батька.

Пока Василий возился, батька вытащил из мешка еще два клинка — две короткие шашки, у которых вместо рукоятей были шары, удобно ложившиеся в ладонь. Василий и раньше видел их и помнил, насколько смертоносным может оказаться это оружие в умелых руках.

— Ну что, готов? — спросил батька.

Василий кивнул.

— Интересно, сколько их там?

— Не больше пяти и, как говорится, все наши… Точно готов? Пошли!

Василий пинком распахнул дверь и кувырком влетел в сарай. Открывшаяся картина была вовсе не той, что он ожидал увидеть. Сарай освещало несколько фонарей. На земле лежал Хозяин и, похоже, он был мертв. Обнаженный по пояс Федот висел, привязанный за руки к одной из перекладин, и над ним «работала» пара япошек. Еще трое столпилось у ворот, ведущих во двор, — видимо, наблюдали за шогготами во дворе.

Раз, два. Оба ножа нашли цель. Один впился в спину стоящего у ворот, второй в спину того, что был рядом с Федотом. После чего, выхватив нож из-за голенища, Василий прыгнул на второго мучителя, оставив батьке тех, что стояли у ворот. Однако расстояние оказалось слишком большим, а японец слишком проворным. Он успел отскочить, и нож Василия просвистел в пустоте. Мгновение, и японец выхватил катану. Удар, и Василий едва успел увернуться. Похоже, противник ему попался опытный. Еще удар, и кончик острого, как бритва, клинка рассек правый рукав куртки, сильно порезав предплечье. Василий почувствовал, как набухает от крови рукав и ручка охотничьего ножа становится скользкой от крови. Еще один выпад. Василию вновь с трудом удалось избежать клинка. А потом самурай неожиданно замер. Глаза его округлились, вылезли из орбит от удивления, а из груди его вырос клинок с рукояткой в виде шара. Василий обернулся. У ворот сарая лежало три тела, а рядом с одним клинком в руке замер батька. Отличный бросок. Тем не менее, времени для выражения благодарности не было. Шогготы могли в любой момент «очнуться» и отправиться в обратный путь. И заглянут ли они в сарай или нет, одному Богу известно.

Не обращая внимания на порез, Василий бросился к лесовику. Судя по всему, японцы хорошенько над ним «поработали». Федот был без сознания, и все тело в кровоподтеках, правый глаз заплыл.

— Эк они его, — вздохнул Василий. — И когда только успели?

Батька только хмыкнул.

— Посмотри второго, а я займусь твоим приятелем, — приказал он. Но Хозяину уже ничем нельзя было помочь.

Осмотрев раны Федота, батька помог Василию запереть ворота сарая и забаррикадировать дверь, ведущую в дом, после чего вновь вернулся к раненому и, выудив несколько склянок из своего бездонного мешка, начал обрабатывать раны.

— Надо поставить его на ноги, чтобы вы уйти успели, когда я пойду ворота закрывать.

— А разве… — начал было Василий.

— Ты помни, у тебя пакет, а у меня тут свои дела.

Пакет! Японцы… шогготы… Василий совершенно о нем забыл. Где же пакет? Метнувшись, Василий обшарил тела поверженных врагов. Ни у одного из них пакета не было, значит, Федот успел его спрятать. Только где?

— Нашел?

— Скорее всего, Федот его спрятал.

— Ну, придет в себя, расскажет. Давай-ка я твою руку посмотрю.

— Пустое, — отмахнулся Василий. — На мне все, как на собаке…

— Давай, снимай куртку, пес бродячий, — приказал батька. — А то заразу какую получишь.

Рана оказалась много хуже, чем Василий подозревал. Перетянув руку жгутом, батька протянул Василию небольшую палочку.

— Зажми зубами. Так легче будет…

— Нет, — покачал головой Василий. — Я выдержу.

— Ну смотри…

Батька сначала зашил рану, а потом наложил повязку с мазями. Боль была страшной, но Василий терпел, крепко зажмурившись.

— Молодец, Василек, ни разу не крикнул. Что ж, теперь ты должен мне помочь.

Ловким движением руки батька стянул волосы на затылке в толстый хвост, а потом достал из мешка старинную книгу, баночки с тушью и кисти.

— Надо перенести часть этого письма мне на тело. Помнишь, как это делается?.. Эти древние заклятия защитят меня от шогготов, а то, боюсь, моих клинков не хватит.

Василий тяжело вздохнул.

— Но я…

— Постарайся скопировать знаки точно, от этого зависит моя жизнь, — и, скинув шинель, а потом гимнастерку, батька подставил Василию спину.

Тот осторожно взял пузырек с краской, открыл, понюхал. Краска, без сомнения, была на спиртовой основе.

— Я тебя не пить чернила, а скопировать знаки просил, — фыркнул батька.

Василий вздохнул. Последний раз он занимался этим много лет назад. Тем не менее, сжав покрепче кисточку, Василий начал наносить рисунок, то и дело поглядывая в книгу. Он старался изо всех сил, пот заливал ему глаза, и в какой-то момент ему начало казаться, что значки, которые он наносит на кожу батьки, живые. Стоило Василию закончить рисовать очередной знак, как тот начинал жить собственной жизнью, начинал трепетать, словно старался сорваться с тела.

Василию казалось, что прошла целая вечность, прежде чем он закончил. Когда же батька Григорий поднялся, Василий заметил, насколько тот хорошо сложен. Казалось, годы не властны над этим человеком. В этот миг батька Григорий напоминал античного героя, рельефные мускулы и ни грамма жира. Таким Василию он и запомнился. Словно воин древности, батька Григорий вооружился своими клинками и, поигрывая ими, прошел к воротам сарая. Через щель выглянув во двор, он тяжело вздохнул, а потом вновь повернулся к Василию:

— Что ж, шогготы очухались, подались к себе, добычу переваривать, да и мне пора. А вы, когда твой товарищ в себя придет, берите руки в ноги, ваш пакет в зубы и бегите отсюда. И советую… советую забыть все, что тут произошло. Властям об этом знать не стоит, а то наделают глупостей, потом не расхлебаешь.

Василий кивнул. Несмотря на то, что он с батькой был по разные стороны баррикад, стоило поступить так, как тот говорил, особенно если дело касалось колдовских дел. В этом Василий убедился еще тогда, в далеком девятнадцатом…

Глава 5

ЗОВ КТУЛХУ

[1938]

…И вдруг, над белыми утесами взмывая,

Сверкают крыльями в просторах голубых,

Кого-то жалобно и звонко призывая.

И. Бунин. «На острове»

Огромное помещение. Оно простиралось насколько хватало глаз, и тем не менее пространство казалось крошечным, замкнутым. Пол — камень, отполированный до зеркального блеска, — сверкал в свете факела — единственного источника света. Больше всего Василий боялся, что этот факел потухнет, что налетит сильный ветер, полыхнет последний раз огонь, а потом будет кругом лишь маслянистая мгла. На мгновение Василий оглянулся. Нет, никого рядом не было, и шаги его грохотом отзывались в этом пустом зале, затерянном в пространстве и во времени.

Пока Василий рассуждал, ноги сами несли его вперед, все дальше и дальше от спасительного входа-выхода. Или не существовало никакого входа — выхода, а был только зал — бескрайний зал.

Неожиданно впереди сгустились тени. Там возвышалось что-то большое… нет, огромное… гигантская скульптура. Трон, на котором восседал… восседал… В скудном свете факела нельзя было хорошо рассмотреть гигантскую скульптуру, — Василий видел лишь колени сидящего гиганта. Торс, голова, руки — все скрывалось во тьме. Однако и этой части скульптуры оказалось достаточно. Фигура была не просто омерзительна, она была богопротивна, противоречила всем законам человеческой логики. При этом невозможно было понять, откуда возникает это ощущение… И одновременно она привлекала, не давала отвести взгляд, гипнотизировала. Но в чем причина такого странного воздействия — в мастерстве неведомого скульптора или в самом камне — странном зеленоватом полупрозрачном камне, увитом розовыми прожилками?

Василий подошел ближе и остановился в нескольких метрах от большого пальца каменного колосса. Этот палец возвышался над ним, словно огромный холм. «Какой же высоты должен быть гигант, если он встанет и выпрямится во весь рост», — подумал Василий. Он хотел переложить факел в правую руку, чтобы поднять повыше и получше рассмотреть каменное чудовище, и ощутил, что сжимает в правой руке какую-то вещицу. Что-то мелкое, целиком помещающееся в кулаке. Разжав пальцы, он поднес ладонь к свету. Медальон! Медальон Катерины! Откуда он взялся? Василий мгновение рассматривал его, а потом вновь посмотрел на статую, и у него возникло странное ощущение, что медальон в его руке и каменный колосс как бы связаны. Тогда Василий вновь начал внимательно изучать медальон. Нет, тот был точно таким же, как тогда, в первый раз, когда он увидел это украшение.

И тут факел начал гаснуть. Василий запаниковал. Ведь если он окажется во тьме, непременно произойдет нечто ужасное, нечто чудовищное, вот только что именно? А огонь становился слабее и слабее, и все попытки Василия распалить факел оказались напрасны. Еще мгновение, и тьма накатила ватным одеялом забвения. Все закружилось. Василий почувствовал, как земля уходит из-под ног. Он покачнулся, выставил вперед руки, стараясь смягчить неминуемое падение… и вместо этого рухнул в никуда…

* * *

Василий никак не мог открыть глаза. Голова болела страшно, а самое главное, он не помнил ни кто он, ни где он.

Постепенно воспоминания начали возвращаться.

…Он услышал крик, побежал. Потом два мертвых стюарда, лужа крови и это чудовище с нечеловеческим обликом… Откуда оно могло взяться на корабле? Василий попытался логически размышлять, но из этого ничего не вышло. Слишком сильно болела голова.

Да что с ним такое, в конце концов?

Превозмогая головную боль, Василий сжал пальцы правой руки, потом левой. «Так, с этим все в порядке, руки на месте. Теперь ноги. Тоже хорошо»… Еще одно невероятное усилие, и он уставился в потолок. Потолок каюты. Значит, он все еще на корабле. Отлично. Теперь надо попробовать сесть.

— Мистер Вильямс, хи кромес ео еру сэнсес, — голос был незнакомым, выговор странным, а слоги не складывались в знакомые слова.

— Гуд. Я гоу…

И над Василием навис дородный усатый седой мужчина. Черты лица у него были мясистые, глазки маленькие, свинячьи, глубоко запавшие в глазницы, над которыми нависали кустистые седые брови. Зачесанные назад волосы и безвольный, вдавленный подбородок придавали незнакомцу сходство с английским эсквайром.

— Доброе утро, господин Кузьмин, — продолжал незнакомец на ломаном русском.[3] Рад представиться, хотя мне жаль, что знакомство наше состоялось в столь неподходящий момент. Меня зовут Роджер Аллен Вильямс. Я являюсь одновременно детективом и начальником охраны этого судна, — он замолчал, словно ожидая, что Василий в свою очередь представится, только в этом не было никакой необходимости. Господин Вильямс и так отлично знал, кто перед ним. — Мне очень жаль, что я вынужден побеспокоить вас, когда вы еще не оправились и находитесь в столь печальном состоянии, — продолжал Вильямс. — Однако, несмотря на вашу болезнь, я вынужден нарушить ваш покой для того, чтобы задать вам несколько вопросов. Если вы помните, на корабле случилось чрезвычайное происшествие…

Василий кивнул.

— Да, — хриплым голосом подтвердил он.

— На корабле погибли люди, и я, прежде чем предоставить вам возможность встретиться с соотечественниками, должен задать вам несколько вопросов. Только прошу вас, говорите медленнее. Согласитесь, ваш язык довольно трудный, а я не хотел бы пропустить каких-то деталей. Сначала расскажите мне обо всем, что случилось.

Василий облизал пересохшие губы. Сейчас ему меньше всего хотелось беседовать с представителями закона.

— Хорошо… — наконец с большим усилием выдавил он. — Но сначала дайте попить.

Детектив кивнул, и тут же, словно по мановению волшебной палочки, появился бокал холодной, прозрачной минералки. Василий, конечно, предпочел бы кружку пива или на худой конец хмельного кваса, но откуда таким напиткам взяться на южноамериканском трансатлантическом лайнере?!

Глотнув, Василий чуть приподнялся на локтях и осмотрелся. Судя по обстановке, он и в самом деле находился в медицинском отсеке, и кроме господина Вильямса, в каюте никого не было.

— Так что вы хотели услышать?

— Все, что произошло вчера, по порядку.

Василий задумался. Без сомнения, детектив понятия не имел об их миссии, конечном пункте назначения и прочем, а посему лишнего говорить тоже не следовало.

— Мы находились в каюте господина Фредерикса… — назвать батьку Григория «товарищем» у Василия язык не повернулся.

— Мы?

— Да. Товарищ Кошкина с «племянницей», господин Фредерикс и господин Грег.

Детектив инстинктивно кивнул. Видимо, это совпадало с тем, что рассказывали ему другие очевидцы.

— Потом раздался этот ужасный крик, — продолжал Василий. — Мы, то есть я и господин Фредерикс, отправились посмотреть, что случилось, но ваши стюарды, или кем они там были, опередили нас. Когда я подбежал, они уже открыли дверь каюты, а потом…

Тут Василий запнулся. Что случилось дальше? Он помнил, как повалились мертвые стюарды, как на него прыгнула горничная… нет, это была вовсе не горничная, а какое-то чудовище. Могло ли это произойти на самом деле? А может, это всего лишь плод фантазии — результат удара головой. Но почему он ударился, если на него никто не нападал? Василий замялся, пытаясь разобраться в собственных чувствах.

Или реальностью был тот сон? Но откуда на корабле — а в том, что он на корабле, Василий не сомневался — мог взяться такой огромный зал? Нет, это просто невозможно. А чудовище с щупальцами вокруг рта? Теоретически оно тоже не может существовать. Но… Один из уроков жизни, который Василий усвоил давным-давно, гласил: «Если ты считаешь, что чего-то не существует, не факт, что этого не существует на самом деле». Но что сказать детективу. Правду? Не стоит. Ведь чудовище может оказаться плодом его воображения, а в таком случае, если он станет настаивать на его существовании, его просто-напросто запишут в сумасшедшие. Неприятная перспективка… Врать… Вот только что рассказали остальные, например, батька Григорий? Правду? Сомнительно. Значит, соврали. Значит, и мне не стоит откровенничать. Я должен тем или иным способом подтвердить слова батьки. Вот только что он сказал этому придурку… Но прежде всего, чтобы хоть как-то сгладить затянувшуюся паузу, Василий закашлялся, потом хриплым голосом простонал:

— Еще воды, — и хлебнув из предложенного ему стакана, добавил. — Не пойму, что-то странное с горлом.

— Не беспокойтесь, когда мы закончим, корабельный доктор еще раз вас осмотрит.

— Так вот… На чем это я остановился…

— Вы остановились на том месте, когда стюарды открыли двери каюты.

— Да… да… Когда я подбежал, стюарды были внутри… А потом их словно что-то с ног сбило…

— «Словно сбило» или сбило? — уточнил детектив.

— Сбило. Они повалились на меня, а я этого не ожидал и тоже упал… видимо, не совсем удачно. Да вы спросите у них.

Детектив какое-то время молчал, что-то обдумывая, а может, пытаясь понять, не упустил ли он какого нюанса из-за языкового барьера.

— Видите ли, спросить у стюардов довольно затруднительно…

— ?..

— Они мертвы… А кто стрелял? — последний вопрос детектив произнес очень быстро, явно надеясь застать Василия врасплох.

— Стрелял? — Василий постарался скорчить гримасу удивления. — А что, кто-то стрелял? Я не помню. Видимо, я ударился головой об пол и отключился. Хотя… хотя, может быть, и я стрелял. Видите ли, у меня в руке был револьвер. Сами понимаете, времена у нас такие, тем более этот крик… Вы же сами наверняка его слышали. Мороз по коже, и только… А я, когда головой треснулся, мог совершенно непроизвольно на курок надавить. С предохранителя-то я револьвер снял.

— Нет, — покачал головой господин Вильямс. — Вы не стреляли. У вас в барабане все шесть пуль… И знаете, пули эти довольно странные…

— Бабушка у меня суеверная, вот, наверное, и подсунула мне…

— Не порите чепуху! — взвился детектив, но тут же успокоился, взяв себя в руки. — Хорошо, последний вопрос. Где в это время находился барон Фредерикс?

— А барон… Ну, я же говорил, он побежал следом за мной, — совершенно спокойно продолжал Василий. — Вы знаете, я так устал, может быть, мы продолжим в другой раз? Я сейчас с удовольствием поспал бы или выпил чашечку кофе.

— Прекратите! — сыщик покраснел, словно помидор. Он готов лопнуть от возмущения. — На корабле произошло убийство. Погибло четыре человека, а вы здесь… — и он замолчал, не в силах подобрать нужные слова.

— Четыре человека! — и Василий с наигранным сожалением покачал головой. — Ай-я-яй! Да ведь это настоящая бойня. И как такое могло случиться?

— Это вы мне скажите! Хватит строить из себя дурака! Что там произошло? Почему голова горничной превратилась в кровавое месиво? Кто еще был на месте преступления? Где был в это время барон Фредерикс?

— Ах, так много вопросов… — покачал головой Василий. Он постарался придать своему лицу задумчиво озабоченный вид, но едва ли это у него получилось — на самом деле он с великим трудом сдерживался, чтобы не расхохотаться. Происходящее забавляло его, дальше некуда. — Скажите, на какой вопрос мне отвечать в первую очередь?

— Что там случилось? — казалось, еще пара минут, и детектива хватит удар.

— Что там случилось… — задумчиво протянул Василий, закатив глаза. — Ах, да, вы же сами сказали «убийство». Убито четверо.

Детектив заскрежетал зубами.

— Где в это время был барон Фредерикс?

— На корабле.

— Это я и сам знаю! Где конкретно?

— Вы задаете нелогичные вопросы. Откуда мне знать, где был барон, если я ударился головой и потерял сознание?.. Да он побежал следом за мной, но, если вы заметили, он слегка старше, лет так на двадцать… Так что угнаться за мной он точно не мог. А так как корабль настоящий лабиринт, то он наверняка заплутал. Я бы и сам не вышел к месту происшествия, если бы не ваши стюарды… А потом, потом я ударился головой…

Детектив встал и, отмахнувшись от Василия, направился к двери.

— Но у вас же были еще вопросы?

— Потом, — фыркнул мистер Вильямс, закрывая за собой дверь каюты медотсека.

Василий повалился назад на подушки. «Отлично, теперь этот козел не скоро решится ко мне приставать по новой», — подумал он.

* * *

— Подъем! — голос был звучным, раскатистым, и звучала в нем некая сила убеждения, которая, наверное, подняла бы Василия и со смертного ложа, будь в этом настоятельная необходимость. — Разленился. Лежишь здесь, бока отлеживаешь. Давай, вставай, все тебя уже давно ждут.

Василий поежился и сел в кровати, уставившись на батьку Григория.

— Давай, давай! — подстегнул тот. — Все уже собрались у меня в каюте… Я бы раньше тебя поднял, да этот детектив прицепился ко мне, как банный лист.

Василий осторожно спустил ноги на пол, голова закружилась, перед глазами все поплыло. Когда же пол и потолок заняли свое привычное положение, Василий медленно поднял правую руку и начал ощупывать затылок. Нет, все было на месте, только на затылке оказалась огромная шишка.

— Хватит себя ощупывать и жалеть, — все тем же бодрым, не терпящим возражений голосом продолжал барон Фредерикс. — Вон на стуле одежда. Револьвер на столе. Я жду тебя в коридоре, и поспеши. События не терпят промедления, мы и так уже по твоей милости и благодаря этому несносному детективу потеряли сутки.

— Сутки? Я что, сутки проспал?

— Почти… Хотя какое проспал. Господина Вильямса ты довел до белого каления. Не знаю уж, что ты ему наговорил, но когда я увидел его после беседы с тобой, он был красным, как ваше пролетарское знамя, и пыхтел, как изношенный паровоз… Давай… Давай, одевайся. Нам предстоят великие дела, — и, насвистывая себе под нос какую-то веселую мелодию, батька Григорий вышел.

Василию ничего не оставалось, как повиноваться. Хотя в подобном подчинении была своя прелесть. Всегда приятнее быть ведомым, чем самому играть первую скрипку. Вот спроси кто сейчас у Василия: «Что делать?» И что бы он ответил? Пожал плечами и промямлил «Не знак»… А батька, он как старший товарищ, всегда знал. «Хотя какой он мне товарищ… Тьфу!» — с досадой подумал Василий.

Кое-как одевшись и затянув ремень, Василий подхватил со стола револьвер. В барабане, как можно было предвидеть, не было ни одной пули. Вспомнив корабельного детектива недобрым словом, Василий сунул бесполезное теперь оружие за пояс и направился к двери. Барон ждал его, смоля сигарилью.

— Я вижу, вы, молодой человек, не торопитесь. Я уже давно заметил, что служба Советам не идет людям на пользу. Прослужив полгода в любом советском учреждении, даже самый культурный и воспитанный человек познает азы хамства, необязательности; ему становится наплевать на нужды товарищей, он учится хапать и подгребать под себя…

— Прекратите антисоветские речи…

— Что ты, какая же тут антисоветчина, Василек, это всего лишь констатация фактов.

— Вас послушать, так монархизм — лучший строй, — продолжал Василий, одергивая куртку. — Я готов…

— Пошли, — кивнул барон. — Что же до монархизма, то России нужна крепкая рука, нужен царь, который одним своим словом может усмирить хитрецов, тех, что найдут лазейку в любом законе. Русский человек хитрый, но не по-восточному, а по-своему. Восточный человек лжив и продажен, наш такой же, но только он искренне верит в то безумие, что творит… — продолжал барон на ходу, мерно попыхивая сигарильей. — Ты, Василек, слишком молод, чтобы осознать всю глубину падения России, но пойми, рано или поздно ты столкнешься с государственной машиной коммунистов, и каким бы преданным последователем идей Троцкого и Сталина ты бы ни был, эта машина перемелет тебя. Потому что для машины ты — ничто, пустое место…

Василий же слушал рассуждения барона вполуха, он знал о его антисоветских взглядах, но… если его руководство, оставляя барона на свободе, смотрит на них сквозь пальцы, значит так оно и должно быть. Главное не усомниться…

В каюте барона и в самом деле собрались все, кроме профессора. После обмена ничего не значащими приветствиями все заняли свои прежние места. В какой-то момент у Василия появилось странное ощущение, словно ничего на самом деле не случилось. Что не было суток, проведенных в постели, и того чудовища, с которым он столкнулся в коридоре.

— И все же, господин Фредерикс, вы считаете, что это был один из пособников Ктулху? — начал было немец.

— Без сомнения, — кивнул батька. — Слуга Ктулху. Чем дольше ты служишь Древним, тем больше ты начинаешь походить на него.

— Вы хотите сказать, что если я вступлю в эту секту и стану пару лет поклоняться этому чудовищу, у меня вырастут щупальца на лице и подобие крыльев?

— Примерно так, — согласился барон. — Хотя для этого может и не понадобиться двух лет. Все может произойти много быстрее.

— Слушая ваши разговоры, можно подумать, что вы бредите! — фыркнула комиссар. — Мы живет в начале двадцатого века, в век Прогресса и Науки, когда Природа покоряется Человеку. А вы несете чепуху. Слуги Ктулху! Нет, я поверю, что несколько сектантов пробралось на корабль и могут попытаться нам помешать, но что реальны потусторонние силы, о которых вы все время тут говорите… Ладно, пусть подо льдами нашли древний город, но при чем тут вся эта чертовщина?

— Хорошо, товарищ Кошкина. Когда кто-нибудь из слуг Ктулху решит вами отобедать, я вмешиваться не стану, — фыркнул барон.

— Но ведь вы могли развеять все наши сомнения, если бы представили труп этой горничной, — встряла в разговор Катерина.

— Мог бы, если бы их высочество Вильямс не забрал тело. К сожалению, корабельный детектив очень несговорчив, а на данном судне вверенные мне мандаты властью не обладают.

— Но ведь что-то можно сделать? — спросил Василий.

— Конечно, — согласился Григорий Арсеньевич. — Конечно… В первую очередь, нам нужно попробовать не заполучить труп, а найти старшего слугу. Того, кто принес заразу Ктулху на этот корабль, кто заразил убитую этим…

— Она могла встречаться с представителем Ктулху на берегу, — объявил Герхард Грег.

— Нет, — покачал головой Григорий Арсеньевич. — Если бы это случилось на берегу, она бы выглядела много хуже.

— Хуже?

— Много хуже, — вновь задумчиво повторил Григорий Арсеньевич. — Истинные или Старшие слуги Ктулху выглядят ужасно, иначе зачем все эти Карнавалы? Однако в обычной жизни, пока их не разозлишь, они с легкостью маскируются под обычных людей. Их практически невозможно отличить.

— Да, — согласился немец. — Они как люди, пока не доберутся до настоящих людей и не начнут пожирать их плоть…

— Вы хотите сказать, что будут еще жертвы? — ужаснулась комиссар.

— Без сомнения, — кивнул батька. — И было бы неплохо попытаться их остановить.

— И как вы собираетесь это сделать? — поинтересовался немец.

— Есть у меня один план, — усмехнулся батька. — И поможет мне в его осуществлении наш профессор. Думаю, нам всем стоит заглянуть в его «лабораторию». Профессор Троицкий — один из крупнейших специалистов по этим тварям. Ему известны нюансы, о которых мы даже не подозреваем. Думаю, он предложит нам какой-нибудь приемлемый способ.

— Вы уверены?

— Ну, другого шанса у нас нет. Надо попробовать, и если Иван Иванович сможет помочь нам, будет замечательно, а если нет… что ж, придется придумать что-то самим, хотя лично я не представляю, что тут можно изобрести… А раз так, к профессору! А вы, дамы, — повернулся он к дивану, на котором расположились Рахиль Ароновна и Катерина, — оставайтесь здесь. Эта каюта защищена должным образом, в отличие от вашей обители, так что тут вам нечего опасаться.

— Что значит «оставаться здесь»? — вспыхнула комиссар. — И эта ваша «защита»! Моя каюта, точно так же, как и ваша, запирается на ключ, дубль которого хранится у администратора…

— Боюсь, если мы станем вдаваться в подробности, то разойдемся в вопросах духовных и материалистических, — перебил ее Григорий Арсеньевич. — Однако можете мне поверить на слово, эти вурдалаки в мою каюту не сунутся. Еще вопросы есть? Нет, что ж, тогда Василий и вы, господин Грег, за мной. Навестим старичка профессора, заодно и выясним, на что способна его хваленая аппаратура.

— Есть другой вариант, — остановил барона Грег. — Можно все оставить, как есть. Зачем нам рисковать и вмешиваться в происходящее? В любом случае скоро мы пересядем на корабль, полностью находящийся под нашим контролем. Эти «оборотни» на борт не попадут. Но если вы решили объявить им войну…

— Я не полномочен ни объявлять войну, ни заключать перемирие, — отрезал Фредерикс. — Но… Кто-то подсылает к нам своих кровожадных агентов. Вон, наш Василий едва не погиб. Какова его цель — неизвестно, и единственно разумное решение, которое мы можем принять, — максимально обезопасить себя. Как говорится, кто не с нами, тот против нас.

* * *

Возле дверей каюты профессора собралось несколько стюардов. А может, это был кто из команды, — Василий не очень-то разбирался в лычках бразильского флота.

Фредерикс знаком приказал своим спутникам остановиться поодаль.

— Похоже, здесь намечается представление, — объявил он. — Что ж, займем места в первом ряду.

Ни Василий, ни господин Грег не возражали.

Тем временем тот стюард, или кто он там, — тот, который командовал остальными, решительно постучал в дверь.

— Плиз, оупен, — а потом для верности повторил на русском. — Пжалуйста, откройите.

Его русский был таким беспомощным, что Василий едва сдержал смех.

— Во-первых, я могу не знать английского, — донеслось из-за двери. — А во-вторых, я не собираюсь вам открывать! С какой стати! Каюта является моей суверенной территорией. Я, точнее, мое партийное руководство, заплатило за нее, и вы не имеете правда вторгаться ко мне. Это равносильно объявлению войны.

— Ви залить нижнюю кают, — продолжал стюард.

— Ничего не знаю. У меня все в порядке. А после вашего прошлого вторжения я… — дальше все прозвучало слишком неразборчиво.

— Ешли вы не открывать, мы ломать дверь…

— Похоже, ваш гений решил затопить корабль, — усмехнулся Василий.

— Да, ситуация требует нашего поспешного вмешательства, — согласился Григорий Арсеньевич, — и, ни к кому конкретно не обращаясь, объявил: — Представление окончено, — а потом решительно подошел к собравшимся у дверей каюты. — Разрешите, милейшие…

Стюарды расступились.

Барон решительно постучал в дверь.

— Иваныч, хватит дурить, — приказал он. — Открывай…

— Не слышу!

— Если ты сейчас не откроешь, я прикажу взломать дверь, а потом тебе уши надеру! — рявкнул барон.

— А, это вы, Григорий Арсеньевич, — залепетали за дверью. — Не признал сразу, не признал… Долго жить будете. Вы бы сразу сказали, что это вы, я бы сразу дверь и открыл, а то ломать… ломать…

Послышался звук передвигаемой мебели.

— Я сейчас… сейчас… Просто, понимаете, пришлось запереться от этих варваров… — и вновь что-то заскрежетало самым неприятным образом. — Вот уже все… Открываю, открываю.

Дверь и в самом деле приоткрылась, но барон, не дожидаясь, пока она откроется до конца, пнул ее ногой. Та распахнулась. На пороге стоял Иван Иванович Троицкий. В этот раз он был в грязном белом халате, на носу поблескивало крошечное пенсне, а его длинные седые волосы стояли торчком, словно он только что получил разряд вольт в триста.

— Рад приветствовать вас, Григорий Арсеньевич. Разрешите полюбопытствовать, чем обязан вашему визиту? — и покосился на стюардов, словно только что их заметил.

— Судя по словам этих достойных моряков, — кивок в сторону стюардов, — вы, Иван Иванович, заливаете каюту внизу. Хотя, хоть убей, не понимаю, как такое может быть, — прибавил Григорий Арсеньевич себе под нос. — Ведь переборки водонепроницаемы. Впрочем, посмотрим, — и, решительным движением отодвинув в сторону профессора, он вошел в каюту.

Василий устремился за ним следом, а немец, только переступив порог, резко обернулся и захлопнул дверь перед носом членов команды, а потом для верности дважды повернул собачку замка.

— Вот и славно, трам-пам-пам, — заключил Григорий Арсеньевич после того, как бросил взгляд через плечо и убедился, что немец выполнил все четко. — Ну а теперь, Иван Иванович, проследуем в ванну. В первую очередь, нужно остановить потоп, а то эти варвары и в самом деле вломятся к вам в каюту.

Но «проследовать в ванну» оказалось не так уж просто. Сама по себе каюта была небольшой, и профессор использовал все свободные горизонтальные поверхности, чтобы разложить свои приборы, химические колбы, книги, большая часть которых лежала открытой, ощетинившись многочисленными закладками.

— Вижу, вы времени даром не теряете, — заметил Григорий Арсеньевич, пытаясь протиснуться мимо прибора, напоминавшего гигантский амперметр, и груды колб, реторт и прочей химической посуды. Вся она соединялась в странный перегонный аппарат, на выходе выдававший зеленоватую жидкость.

Ванна же являла собой поистине удивительное зрелище. Сама чугунная, она до краев была наполнена некой полупрозрачной зеленоватой субстанцией, напоминающей желе. Кран же оказался вывернут, и вода лилась прямо на пол ванной комнаты, в центре которой в полу было высверлено несколько отверстий.

— Что это такое, Иван Иванович? — в недоумении спросил Григорий Арсеньевич.

— Это? — профессор с удивлением уставился на отверстия в полу, как будто видел их в первый раз. — А… — протянул он, — это. Это слив.

— Но зачем?.. — начал было Григорий Арсеньевич, но профессор перебил его.

— Без слива никак нельзя. Вода слишком быстро накапливается.

Барон взглянул еще раз на затопленную ванную, потом прошествовал к двери и, открыв замок, распахнул ее. Стюарды были еще тут. Выудив из внутреннего кармана плаща пачку купюр, он протянул их старшему.

— Можете убирать, — а потом отступил в сторону, пропуская их в каюту.

Профессор попытался было загородить дорогу, крича что-то о великих научных достижениях, но Грег, подобравшись сзади, с легкостью подхватил его под мышки и отодвинул в сторону. Тем временем Григорий Арсеньевич вновь обратился к старшему стюарду.

— У вас здесь поблизости есть пустая каюта, где мы могли бы переговорить с профессором? — и он кивнул в сторону Троицкого, который все еще тщетно пытался освободиться из захвата немца.

Стюард замялся, и лишь когда еще несколько купюр перешли из рук в руки, согласно кивнул.

— Номер три тысяч двадцать одно. Там открыт.

— Замечательно.

Григорий Арсеньевич кивнул, и все следом за ним покинули каюту профессора.

Через пять минут они уже сидели в обычном, чистом номере, однако профессор не переставал возмущаться:

— При всем моем к вам уважении, Григорий Арсеньевич, должен заметить вам, что вы сорвали уникальный по своей сути эксперимент…

Наконец Фредерикс не выдержал:

— Заткнись! — рявкнул он, нависнув над профессором. — Не один эксперимент не оправдывает жизни в г…! — Дальше он в нелицеприятной форме рассказал обо всем, что думает относительно «подобной науки», «недоносков, которые позорят русских как нацию» и так далее. И надо сказать, что отстраненно слушая этот эмоциональный монолог, Василий, несмотря на близость к рабочим кругам, узнал много новых слов и выражений. Наконец Григорий Арсеньевич выдохся и голос его стал более спокойным. — Но собственно явились мы, Иван Иванович, не для того, чтобы из срача тебя вытаскивать. Мы подозреваем, что на корабле есть агенты — создания Ктулху, тщательно маскирующиеся под обычных людей. Они, как вампиры, пуская кровь обычных людей, вербуют себе помощников, причем превращение…

— Да что вы мне это рассказываете! — фыркнул Троицкий. — Будто я не знаю! Но только зачем они тут объявились? В чем суть их миссии? Наблюдать за нами?

Фредерикс покачал головой.

— Нам это неизвестно. Единственное, что приходит в голову: в городе под толщей антарктического льда есть что-то такое, что сильно их интересует.

— И как они собираются проникнуть в Антарктику? Нам по дороге туда предстоит по крайней мере две пересадки, и то, что на борту самолета, который должен доставить нас на Базу-23, посторонних не будет, я гарантирую.

— Значит, это будет кто-то из нас.

— Но когда случилось убийство, мы были вместе… — возразил Василек.

— Инфицирование, то есть посвящение горничной, должно было произойти чуть раньше. Поэтому будем считать, что ни у одного из нас нет алиби, — и Григорий Арсеньевич внимательно обвел взглядом собравшихся. — Собственно говоря, профессор, мы пришли к вам, чтобы задать только один вопрос: существует ли какой-нибудь способ выявить адептов Ктулху?

Профессор задумался.

— Ну, если они сами не желают явить свое истинное лицо, то… если вы имеете в виду «обращенных», а не рожденных, то они принимают свой истинный облик лишь на время приема пищи и после смерти.

— Надеюсь, вы не станете предлагать нам перестрелять друг друга, чтобы определить «засланного казачка»?

— Нет, конечно… Я понимаю… Это не выход. Хотя, быть может, есть еще один способ: дело в том, что все эти твари — порождения великого Ктулху, который, согласно мифам, спит где-то в глубине Тихого океана. Но прежде, чем он попал туда, он прошел Врата, получив на то соизволение Азатота. Но одно из имен Азатота — «Ядерный Хаос», и судя по тому, какую смерть обретают те счастливчики, кому «повезло» пообщаться с ним, он… он излучает что-то вроде х-лучей. Точнее сказать не могу. Поскольку Ктулху и Азатот — боги одного пантеона, и от Ктулху должно фонить за километр. А следовательно, остаточное излучение должно присутствовать и у его эмиссаров…

— И вы, профессор, могли бы определить, от кого «фонит» на этом корабле?

— К сожалению, нет, — покачал головой Троицкий. — Тут у меня нет должного оборудования.

— А как сложно будет его достать по прибытии в Бразилию?

Профессор пожал плечами.

— Если кто-то в местном университете занимается исследованием х-лучей, то тогда возможно. Если нет… — тут он снова пожал плечами. — Я могу написать вам список всего самого необходимого, но смею заверить, в аптеке вы это не купите.

— Немецкое консульство? — Фредерикс перевел взгляд на Грега.

— Мои соотечественники не ведут исследовательских работ на территории Нового Света. Единственное, что я могу предложить, так это отправить телеграмму в Берлин, чтобы они собрали все необходимое и выслали ближайшим же кораблем, следом за нами. В таком случае мы получим все необходимое через три-четыре дня после прибытия в Бразилию.

— Да еще… — неожиданно встрял профессор. — Существует еще один способ, но он непроверенный и может привести к непредсказуемым результатам.

— ?..

— Изучая физическую природу «богов» Ктулху, я в первую очередь задался вопросом: каким образом общаться с Древними, если встреча с ними все же произойдет. Изучая древние рукописи, в том числе и «Некрономикон», я пришел к выводу, что возможно создать механизм, который воспроизводил бы «Зов Ктулху».

— Зов Ктулху?

— Да, — кивнул профессор, — призывный зов верховного божества. По идее, все создания Ктулху должны откликнуться на зов своего господина, вот только кто может явиться к вам в гости?.. К тому же это мое изобретение еще не опробовано и может запросто не работать. Так как оно было собрано согласно указаниям древней книги… а мне пришлось использовать современные материалы, так как даже в Ленинграде не достать…

— Хватит, замолчите! — приказал Григорий Арсеньевич. — Дай вам волю, вы заговорите нас не хуже любого создания Ктулху, — и он с подозрением обвел взглядом своих троих товарищей.

Василию этот взгляд не понравился. Если говорить честно, то в глубине души он всегда побаивался барона и преклонялся перед ним. Ну а как вы бы стали относиться к человеку, который мог в одиночку спуститься в ад шогготов и вернуться оттуда или в одиночку вступить в бой со стаей волков-оборотней?

— Значит так, вы, профессор, пишите список всего необходимого и постарайтесь ничего не забыть. Потом вы, Грег, пойдете в радиорубку и свяжитесь с Берлином. А мы с Васильком тем временем посмотрим, что там за прибор у профессора. Да, и должен всех вас предупредить. Ситуация напряженная, если кто-то из вас делает ошибку, то я автоматически расцениваю его как пособника Древних и поступаю с ним соответствующим образом.

— Но…

— Постарайтесь не ошибаться.

* * *

Прибор профессора выглядел набором различных предметов, связанных друг с другом самым странным образом, и совершенно не внушал доверия. Если бы кто-нибудь спросил мнение Василия, то тот совершенно определенно заявил бы, что эта штука не может работать. Не может, и все. И тем не менее она работала или создавала видимость работы.

Аккуратно уложив прибор на поднос, Григорий Арсеньевич лично перенес его в предоставленную нам пустую каюту, так как в каюте профессора все еще шла уборка — нагадил он там от души.

— Ну-с, приступим, — объявил Григорий Арсеньевич, водружая прибор на столик у иллюминатора. — Подключайте аккумулятор, профессор, и…

Вся подготовка заняла не более десяти минут, после чего радиолампы замигали, прибор заискрил.

— Все готово, — объявил профессор и взялся за рычаг, какие обычно использовали в цехах на распределительных щитах. Быстрое движение руки, и… ничего не произошло. Прибор все так же искрил, мигали лампы.

Барон Фредерикс приблизился к профессору, нависнув над ним. В свою очередь Иван Иванович, невысокого роста, стал еще ниже, втянул голову в плечи, словно ожидая, что Григорий Арсеньевич выпишет ему хорошего тумака. Но ничего подобного не случилось.

— И-и-и?.. — угрожающе протянул Григорий Арсеньевич.

— Что и? — дрожащим голосом пробормотал профессор. — Я же вас предупреждал. Прибор не опробован, собран согласно древним записям из современного материала. Что я могу…

— Лучше собирать надо было, — проскрипел зубами Григорий Арсеньевич. Он все еще нависал над Троицким, словно раздумывая, стоит ли марать руки об этого ничтожного человечка.

И тут пришел звук — нечто ужасное, разрывающее перепонки и выворачивающее внутренности. Корабль качнуло, и Василий повалился на пол, схватившись за живот. Зеркало на стене треснуло и осыпалось дождем острых осколков. Трещины побежали по стеклу иллюминатора. Казалось, этот ужасный звук выворачивает внутренности. А потом Василий сжал голову руками, ему казалось, еще мгновение, и голова его лопнет. И тут звук оборвался.

Все замерли. Потом, первым придя в себя, Григорий Арсеньевич обвел взглядом каюту — в ней не осталось ни одного целого стекла.

— Что это было? — осипшим голосом поинтересовался он.

— Ну, мой аппарат не смог бы произвести такой звук, к тому же, судя по тому, как качнулся корабль, звуковая волна пришла извне, — пробормотал профессор. — Выходит… Выходит, это Ктулху ответил на наш зов.

— Но вы не предупреждали о возможности подобных последствий. Еще чуть-чуть, и наш лайнер просто развалился бы, и все бы мы отправились на дно.

— Я не знал, — пролепетал профессор. — Я не…

— Удивительное легкомыслие, и тем не менее думаю, нам не стоит объявлять себя виновниками этого… — тут Григорий Аркадьевич замялся, подбирая нужное слово, — …явления, — наконец закончил он. — Иначе мы никогда не рассчитаемся. Я и так истратил большую часть нашей наличности, заплатив за приведения в порядок каюты профессора.

Тут Иван Иванович встрепенулся, словно собираясь что-то сказать, но барон жестом велел ему заткнуться.

— Теперь, думаю, стоит навестить капитанскую рубку, чтобы выяснить, насколько велик ущерб. Как вы понимаете, не хотелось бы застрять на этом летучем голландце посреди Атлантического океана, заодно надо выяснить у Грега, успел ли он передать послание в Берлин до того, как в передатчике полопались все радиолампы.

— А мой бесценный прибор! — взвился профессор, видя, что барон собирается уходить.

— Обесточьте его и оставьте тут. Не думаю, что кто-то посягнет на него, а вот запустить по незнанию или любопытству может. А я не уверен, что этот корабль выдержит второй такой же удар.

Тяжело вздохнув, профессор начал отсоединять аккумулятор…

* * *

В коридоре было темно — все лампы оказались разбиты, и идти пришлось при свете пламени зажигалки Григория Арсеньевича, которую тот поднял высоко над головой. Под ногами хрустело раздавленное стекло, а со всех сторон доносились крики раненых и пассажиров, которые пытались понять, что же такое стряслось. Некоторые, как и барон со своими спутниками, выбрались в коридор и теперь двигались в сторону палуб, чтобы оглядеться и ответить на самый животрепещущий вопрос: не тонет ли корабль?

На палубе царила настоящая неразбериха. Все куда-то бежали, матросы разматывали и сматывали какие-то канаты. Пассажиры собирались кучками и задавали друг другу совершенно бессмысленные вопросы, поскольку ответа на них никто не знал.

Протолкавшись вдоль палубы, Григорий Арсеньевич со своими товарищами вышел к радиорубке. Там собралась настоящая толпа. Все трясли бумагами, требуя немедленно передать именно их сообщение. Наконец, радист, поднявшись на какую-то приступочку, взял рупор и объявил:

— Расходитесь… Передатчик временно поврежден. Никакие сообщения передаваться не будут! Когда связь восстановится, мы отдельно объявим об этом… Расходитесь…

Но, похоже, никто уходить не собирался. Да и Грега нигде видно не было.

— И что дальше, командир? — спросил Василий.

— Ну, похоже, сейчас мы ничего сделать не сможем, — пожал плечами Григорий Арсеньевич. — Думаю, нам стоит вернуться в свои каюты и заняться уборкой. Экипаж не разгребет все и за неделю, а спать на стекле не хотелось бы.

И тут где-то на носу загудела сирена.

— А это еще что? — удивился барон. — Значит, так, Василек, отведи Иван Иваныча в мою каюту, запри его и возвращайся. А я пока посмотрю, что тут к чему, заодно и Грега поищу.

И вновь где-то на носу взвила сирена. А потом кто-то пронзительно закричал:

— Человек за бортом! Человек за бортом!

Василий сомневался. Меньше всего ему хотелось пробираться по темным коридорам до каюты барона, да еще в компании дурковатого профессора.

— Григорий Арсеньевич, — позвал он.

— Что еще?

— Может…

Какое-то время Григорий Арсеньевич внимательно смотрел на Василия, а потом, приняв какое-то решение, махнул рукой.

— Хорошо, пошли, — а потом повернулся к профессору. — А вы оставайтесь здесь. Никуда не ходите. Мы посмотрим, что там происходит, и вернемся за вами, — и, расталкивая столпившихся на палубе пассажиров, он направился на нос лайнера. Василий поспешил за ним, даже не взглянув на профессора. В конце концов, куда он денется с корабля?

Неожиданно дорогу Григорию Арсеньевичу загородили два дюжих матроса. Но барон, даже не останавливаясь, прошел мимо них, в результате чего оба здоровяка остались лежать на палубе. И Василий в очередной раз дал себе зарок никогда не ссориться с этим человеком.

Когда они вышли на нос лайнера, работы по спасению «человека за бортом» шли полным ходом. Матросы уже спустили шлюпку и добрались до утлого плотика с одиноким несчастным. Барон и Василий встали в сторонке у борта, издали наблюдая за происходящим.

— Чего они там возятся? — нетерпеливо дернулся Василий.

— Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, — прошипел сквозь сжатые зубы Григорий Арсеньевич. — Что-то мне этот спасенный не нравится. Не покойничек ли?

— Покойник? — удивился Василий.

— А ты чего ожидал? Прекрасную фею? Нет, уж… В чем я совершенно уверен, так это в том, что от Зова Ктулху добра не жди. Нечисть — она и тут нечисть.

— Вы слишком плохо отзываетесь о нашем потенциальном союзнике, — раздался голос за спиной барона. Тот резко обернулся. Это был Грег. — Ктулху единственный, кто способен помочь нам сместить мировой баланс сил.

Григорий Арсеньевич смерил немца уничтожающим взглядом.

— Думаю, сейчас не самое подходящее место и не самое подходящее время для обсуждения наших планов. Лучше пойдем посмотрим, кого там выложили эти бравые моряки.

И барон направился к подъемнику, который уже подцепил плот и начал тащить его на борт лайнера.

Что больше всего тогда удивило Василия, так это то, что никто не попытался остановить их. На носу, кроме них, не было ни одного пассажира, но члены команды совершенно не обращали на них внимания, как будто барона и его спутников и вовсе не существовало. Какое-то заклятие? Возможно. От Григория Арсеньевича можно ожидать и не такого, хотя Василий не заметил, чтобы тот читал слова заклятия себе под нос.

Заскрипели и натянулись канаты, и плот перевалил через борт верхней палубы лайнера. Только теперь Василий понял, почему спасатели не стали перекладывать тело в лодку. Оно, как и плот, находилось в крайней степени разложения. Сам же плот, связанный из толстых бревен и досок, весь оброс водорослями и ракушками. Как будто много лет пробыл на дне океана. Чуть приподнявшись на носки, Василий попытался получше рассмотреть спасенного. Скелет в полусгнившей морской форме.

— Мне кажется… или этот плот и в самом деле со дна моря?

Барон кивнул.

— И совершенно непонятно, зачем капитан приказал поднять его на борт. Такие находки обычно не сулят ничего хорошего.

— Посланец Ктулху? — равнодушным голосом спросил немец.

— Все может быть, — прошептал барон и, шагнув вперед, потянулся во внутренний карман плаща за пистолетом.

Но тут произошло то, чего никто не ждал. Покойник неожиданно приподнялся и, вытянув костлявую руку, ткнул куда-то указательным пальцем. Василий резко крутанулся, проследив за жестом мертвеца. На носовой надстройке стояли Катерина Ганская и комиссар Рахиль Ароновна Кошкина. Но на кого конкретно показывал мертвец, определить было невозможно. А дальше… Дальше труп рассыпался на составные части. Его череп оторвался с основания позвоночника и соскочил на палубу, оставив у плота гниющую челюсть. Покатившись, подпрыгивая, словно футбольный мяч, он остановился у ног барона. Василий, выпучив глаза, уставился в пустые, обросшие водорослями, пустые глазницы.

— Вот мы и получили ответ, — сказал Григорий Арсеньевич. — Только теперь надо понять, на какой вопрос.

Глава 6

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА

[1920]

Хожу,

гляжу в окно ли я

цветы

да небо синее,

то в нос тебе магнолия,

то в глаз тебе

глициния.

В. Маяковский. «Крым»

Молния рассекла надвое ночное небо, высветив картину безудержного грабежа, а звук грома на мгновение заглушил крики людей, мечущихся по улице. Василий перекрестился, плотнее вжимаясь в поленницу. «Только бы не заметили, только бы не заметили. Иначе…» И буйная фантазия тут же нарисовала пренеприятнейшую картину: он, по пояс голый, болтается, подвешенный за руки, а двое здоровяков «потчуют» его батогами. Губы его задрожали, он готов был вот-вот разреветься.

— Отче наш, иже если на небеси… — начал было он, стуча зубами от страха, но Мишка врезал ему звучного «леща».

— Заткнись, а… Только молитвы сейчас и не хватало.

— Я молюсь, чтоб дождь пошел. Вишь, пока Илья Пророк по бесам вхолостую лупит, а под дождем мы с тобой и убежали бы. А шо..? — начал было Василий, но Мишка не дал ему договорить, схватив за плечо, потянул вниз, и они вместе вновь спрятались за поленницей.

— Шо-шо… — злобно фыркнул Мишка. — Нечего дождя ждать, драпать надо, до Верховки. Иначе капут. Розг надают, а то и к стенке… В Верховку надо. Там наши. Предупредим, что банда здесь, их враз и накроют. Тогда меня точно в отряд возьмут.

— А меня?

— У тебя крыша мала… Не боись, возьмут, если я попрошу, а то еще и отец слово доброе замолвит.

— А как же мать?

— Что ей-то будет? — в тон отвечал Мишка. — На старух бандиты не зарятся, а просто так убивать не станут. Никто курицу-несушку в суп не кладет.

— Уж больно ты мудрый! — фыркнул Василий. — Слыхал, что бандиты в Варьевке сотворили? Ни одного живого ироды не оставили, а попа на кресте распяли. А всем, кто в селе жил, сердца повырывали.

— Больше слушай на ночь бабьи байки. С чего им попа трогать? Попы и бандиты заодно, это же ясней ясного. А уж сердца у крестьян вырывать — и вовсе глупость несусветная. На кой они им? Жрать, что ли? К тому же все знают, что батька Григорий хоть и строгий, но справедливый. Он это… глупая кость, живет согласно кодексу чести.

— Не глупая, а голубая… никогда таких костей не видел… А что до батьки Григория… Почему же, если он такой хороший, ты с батей в красные подался?

— Я за мировой пролетариат сражаюсь! — с пафосом в голосе объявил Мишка. — Однако сейчас не время для политических дискуссиев и деспотов разных. Как снова Илья по бесам молнией вдарит, оглядимся и… — Последние его слова заглушил раскатистый гром.

Вновь молния прорезала небо, высветив мечущиеся фигуры крестьян и бандитов батьки Григория.

— Побегли! — заорал Мишка и, выскочив из-за поленницы, метнулся в сторону сараев.

Василию ничего не оставалось, как бежать следом за братом. В наступившей кромешной тьме он едва мог видеть на несколько шагов вперед и ориентировался скорее по памяти и по туманному пятну белой рубахи брата, который бежал впереди.

За сарай, дальше вниз по косогору по узкой тропке между высоких колючих репейников, не обращая внимания на мелкие камешки, впивающиеся в подошвы. Сейчас не до того. Сейчас бы собственные шкуры спасти и красных предупредить.

Внизу у реки паслось несколько лошадей. Мельника, ну да сейчас не до разборов, где чье. Мишка и Василий подбежали к двум ближайшим лошадям.

— Стреножены! — с разочарованием воскликнул старший брат.

— А ты хотел, чтобы этот мироед их так и оставил. Странно, что сторожа нет. Обычно он кого из батраков посылает стеречь.

— Да сейчас в деревне такая суматоха, не до лошадей, — пояснил Михаил.

— Ну, как?

— Тут не развяжешь, узлы на совесть. Небось Фома сам затянул, — прошептал Василий. — Было бы еще светло, глядишь чего и получилось бы, а так в темноте на ощупь.

— А ты режь, — Василий вытащил из кармана нож, трофейный. Отец его на ярмарке у фронтовика-инвалида на картофель выменял. Два ведра отдал. Мгновение Василий колебался, а потом протянул нож брату, и веревки были срезаны, но тут откуда-то из тьмы раздалось:

— А ну, стой! Разбойники! Конокрады!

Кто-то пальнул во тьму. Люди мельника или бандиты? Впрочем, сейчас никакой разницы не было. Надо было шкуры спасать.

Василий вскочил на лошадь, а Мишка метнулся к соседней, собираясь освободить и ее, но времени не оставалось.

— Прыгай за спину! — закричал Василий.

Из тьмы прогремел еще один выстрел. Не раздумывая, Мишка прыгнул за спину брата, а тот, вцепившись в гриву, пришпорил лошадь, направляя ее вдоль реки.

— Стой! Стой! — неслось из темноты, но братья и не думали останавливаться. Наоборот, Василий вновь дал «шпор», и они помчались во тьму. Вдали послышался цокот копыт. Погоня?

А потом хлынул дождь. Долгожданный дождь, в ожидании которого исстрадалась земля, — стена воды разом отрезала братьев от преследователей. Вот только если бы дождь начался чуть раньше. Тогда они ускользнули бы из деревни незаметно, и лошадь не понадобилась бы. И не было бы тогда никакой погони. Теперь же, ошалев от раскатов грома, выстрелов и понуканий, бедное животное неслось во тьму.

Дождь прекратился так же неожиданно, как и начался. Только теперь сложнее было удержаться без седла на спине лошади. Промокшая насквозь рубаха липла к телу и неприятно холодила, а от напряжения пальцы, вцепившиеся в гриву, свело судорогой. Но отпускать гриву было никак нельзя. Василий отлично понимал, что, сжимая гриву, держит в своих руках жизнь свою и брата.

— Глянь, есть кто за нами? — не оборачиваясь, спросил Василий, но брат не ответил. А потом Василий почувствовал, как пальцы брата, сжимавшие его рубаху, разжимаются, соскальзывают. — Эй, сейчас свалишься, держись крепче! — крикнул он, но Михаил не ответил. Василию ничего не оставалось, как обернутся… и в этот миг вновь блеснула молния, высветив остекленевшие глаза Михаила.

Василий и раньше видел мертвецов, но обычно издалека, а это… это был его родной брат. Комок подкатил к горлу, сдержав крик ужаса. Василий хотел кричать, нет, выть от страха, но не мог. И тут разом грохнуло два выстрела. Тело Михаила, принявшее еще две пули, дернулось. На белой рубахе проступили и стали расползаться два черных пятна. Мгновение мертвые пальцы еще сжимали рубаху Василия, а потом ткань выскользнула из онемевшей плоти и труп, сковырнувшись вниз с крупа лошади, исчез во тьме. Василию же ничего не оставалось, как еще ниже пригнуться к шее кобылы и вновь «дать шпор» — что есть силы голыми пятками врезать под брюхо несчастному животному, которое и так сломя голову летело во тьму. Сейчас любая выбоина на дороге, любая ветвь, лежащая поперек пути, могла оказаться роковой и для лошади, и для ее наездника. Но бог хранил беглеца. Слезы заливали глаза Василия, но и не будь их, он ничего бы не разглядел — тьма царила кругом.

Неожиданно темный массив леса отступил от берега и открылся поворот на Верховку. Только бы успеть доскакать до вершины холма, пока погоня не миновала поворот, иначе он окажется как на ладони. Идеальная мишень на пологом склоне.

И тут… из-за тяжелых осенних туч вышла полная луна. В один миг стало светло как днем. Душа Василия ушла в пятки. Он понял: теперь ему не уйти, теперь его сможет спасти только чудо. Василий опять начал скороговоркой читать молитвы, хотя в этот раз слова путались точно так же, как мысли. Но чудо свершилось. На вершине холма, к которой, прижимаясь к шее лошади, летел Василий, появился всадник. Странный всадник — человек в кожаном плаще; деталей невозможно было рассмотреть. Этот всадник, развернув своего коня, неспешно поскакал навстречу Василию, а потом, когда преследователи достигли поворота и вновь принялись палить в спину беглецу, из рук незнакомца полыхнул огонь. Он скакал, отпустив поводья, и стрелял с двух рук одновременно. Василию же в первый момент показалось, что всадник стреляет в него. «Наверное, кто-то из конного патруля бандитов. Вот и все. Отбегался… Доигрался. Говорил отец: „Сиди, дурень, за печкой“…» В ожидании пули, которая вот-вот должна была впиться в его тело, Василий крепко зажмурился. Но ничего подобного не случилось. Зато откуда-то сзади, от поворота, который он только что миновал, донеслись крики боли и проклятия. А потом вновь раздались выстрелы. Одна из пуль просвистела над головой Василия, а вторая…

Василий почувствовал, как пуля попала в лошадь, и та споткнулась. Метнувшись в сторону, Василий едва успел соскочить на землю, но, не удержавшись на ногах, повалился и откатился в сторону, стараясь уйти с линии огня. Его лошадь, несколько раз переступив, пала. «Отъездился». И Василий обернулся в сторону преследователей.

Пять или шесть человек лежали мертвыми в дорожной грязи. Таинственный всадник, подъехав к ним поближе, перезарядил револьверы, а потом несколько раз выстрелил, добивая раненых, после, развернув коня, неспешно направился в сторону Василия.

Тот же, оцепенев от страха, наблюдал за приближением незнакомца. Даже смерть брата отступила на второй план, Василий замер, словно зачарованным происходящим действом. Он ждал, что вот-вот незнакомец вскинет руку, револьвер полыхнет огнем и… И тогда, наверное, они снова встретятся с Михаилом… Бежать было бесполезно. Пока добежишь до ближайших кустов, тебя раз пять пристрелят, тем более, незнакомец только что доказал, что стрелок он отменный. В какой-то миг Василий не выдержал тягостного ожидания и закрыл глаза. Однако так вышло еще хуже, потому что перед его внутренним взором тотчас встало лицо Михаила, таким, как он видел его в последний раз несколько минут назад в свете молнии — белое удивленное лицо, с вытаращенными стеклянными глазами. Кривящийся перекошенный рот… словно Мишка хотел сказать, только не успел.

Однако, подъехав, незнакомец, вместо того, чтобы пристрелить Василия, спросил:

— Живой?

Тот кивнул. Говорить он просто не мог, в горле стоял ком.

— Кости целы?

— Угу…

— Тогда бегом за лошадью, — и он кивнул в сторону подножия холма. Возьми одну из тех, что под седлом, и поехали. Тут долго оставаться нельзя. Бандиты своих скоро хватятся…

Пошатываясь, Василий с трудом поднялся на ноги, потом, прихрамывая, на негнущихся ногах, побрел к подножию холма. Он ожидал, что в любой момент ему в спину ударит пуля и он, как брат, на мгновение замрет, широко открыв рот в беззвучном крике, а потом рухнет или в дорожную грязь, или на мокрую траву и останется лежать там, пока его не отыщут мать или односельчане. А потом будут пышные похороны и отец Ануфрий станет дымить кадилом и читать молитвы на старославянском, женщины наденут черное…

И в самом деле, у подножия холма, недалеко от своих мертвых хозяев, столпились скакуны. Они, как и положено, все были под седлом.

— Давай побыстрее! — крикнул ему в спину незнакомец. — Время не тяни.

Проходя мимо мертвых, Василий автоматически замедлил шаг. Да, без сомнения, это были бандиты. На кой батракам так подставляться? Хотя, если это люди мельника… Своих, деревенских он всех знал в лицо, да и одеты эти парни были совсем иначе. Выходит, что незнакомец наш, то есть красный. Вот только что он делал поздно ночью в этих краях?

Что-то блеснуло в руке одно из убитых — здоровенного парня в косоворотке. Револьвер! Василий, наклонившись, подхватил оружие и сунул за пояс, под рубаху.

Подойдя к лошадям, которые спокойно стояли чуть поодаль от своих мертвых хозяев, поймал узду ближайшей кобылы и через мгновение был в седле. Однако дальше он замешкался, пытаясь решить, что лучше, развернуть лошадь и попытаться исчезнуть или вернуться к незнакомцу. Но тот не дал Василию выбора.

— И не думай бежать! — объявил незнакомец тоном, не терпящим возражений. — В том, что я метко стреляю, ты уже убедился. Так что хватить раздумывать, подь сюды!

Василию ничего не оставалось, как подчиниться. Неспешно направив лошадь в сторону незнакомца, Василий обшарил седельные сумки выбранного им скакуна. Ничего полезного, если не считать бутыль самогона. Как раз то, что надо после такого бегства.

— Эти? Кто они? — кивнул незнакомец в сторону убитых.

— Люди батьки Григория, а может, батраки мельника, откуда мне знать, — опустив голову произнес Василий, в любой момент ожидая выстрела. — Но не деревенские точно.

— Хорошо… — кивнул незнакомец. — А сам ты из кого будешь?

— Я из деревенских… — жалобными тоном начал было Василий.

— Ты мне не ври! — фыркнул незнакомец. — Стали бы эти хлопцы за тобой гоняться, если б у тебя совесть чиста была?

— Это из-за брата… и отца, — подумав, добавил Василий. — Отец у красных, а брат к ним собирался. Вот мы с братом, когда на деревню бандиты напали, взяли руки в ноги и к красным.

— И где же сейчас твой брат?

И вновь перед Василем встало, словно из небытия, мертвое лицо Мишки. Он хотел ответить что-то, сказать, но только теперь понял, что остался один, что погиб тот самый человек, который был ему на свете ближе всего, тот, кого он понимал с полуслова… А может, только ранили? Нет, Василий не мог забыть эти стеклянные глаза…

— Мертв, — только и смог он выдавить из себя, а потом слезы сами хлынули из глаз.

— Ты реветь-то кончай, — фыркнул незнакомец. — Бабье это дело мертвых оплакивать. А слезам нынче веры никакой нет. Ты мне лучше скажи, знаешь, где сейчас красные?

— Там, — пытаясь остановить рыдания, махнул Василий в сторону вершины холма. — В Верховке они.

— И сколько дотуда? — Версты три.

— Проводишь?

Василий опасливо оглянулся, словно ожидал, что трупы встанут и вновь бросятся за ним в погоню.

— Провожу. Мне деваться некуда.

— Тогда веди, — приказал незнакомец, — а то неровен час, еще кто нагрянет. — А потом, подъехав поближе, добавил: — Возьми и заряди револьвер, раз подобрал. Глядишь, он тебе и в самом деле пригодится.

Дрожащими руками Василий вытащил вновь приобретенное оружие, сдвинул собачку, вывернул на бок барабан. Незнакомец чиркнул спичкой, и в ее тусклом свете Василий увидел, что в барабане одни гильзы. Тряхнув рукой, он высыпал их в траву, а потом начал запихивать в барабан новые патроны.

Незнакомец усмехнулся.

— Как звать-то тебя?

— Василий.

— Хорошо… Василек значит… А меня можешь называть Григорием Арсеньевичем.

* * *

На окраине Верховки их остановил патруль, но новый знакомец Василия вместо того, чтобы пуститься в объяснения, четким командирским голосом приказал вести к начальству. Так сказал, что никто ни на секунду не усомнился в том, что он свой, и даже оружия сдать не потребовал. Начальство спало, и достучаться до него оказалось не так уж просто.

Только очутившись в штабной избе, в горнице, залитой светом нескольких керосиновых ламп, Василий сумел хорошенько разглядеть своего спасителя. Черный кожаный плащ скрывал не только две наплечные кобуры, но и френч английского покроя. Высокие сапоги и кожаные галифе довершали костюм Григория Арсеньевича. Сам же он выглядел холеным барчуком: длинные, напомаженные усы, широкий нос, глубоко посаженные свинячьи глазки и длинные прямые седые волосы, на затылке стянутые в толстый хвостик.

Оказавшись в штабной хате, он, ни слова не говоря, прошествовал к столу, за которым восседали в исподнем красный командир Чирок и его начальник штаба Окунев, и протянул им какую-то бумагу.

А потом, когда они, прочтя документы, замерли с вытянутыми лицами, поинтересовался:

— И что вы сейчас тут делаете?

— Спим, товарищ комиссар, — пожав плечами, ответил командир. — А что ж еще делать, ночь на дворе? Если б вы не разбудили, спали бы до утра.

— Вот именно, что спите! — взорвался Григорий Арсеньевич. — А бандиты в это время грабят деревню всего в трех верстах отсюда. Можно сказать, под вашим носом. И потом вы, как обычно, пошлете рапорт, что налет произошел неожиданно и бандиты растворились в воздухе… А ну поднимайте отряд в ружье, и чтобы через пять минут все были верхами. Я вам покажу, что такое армейская дисциплина и как должно выполнять приказы Реввоенсовета!!! — с этими словами он, видимо, для пущей убедительности, выхватил револьвер и потряс им перед носом командира, а потом треснул со всего маха рукоятью об стол, так что гул пошел.

— Ну, ты пукалкой-то не тряси, — осадил его командир. — Видали мы и не таких прытких.

— Ты мандат мой читал? — продолжал все тем же тоном Григорий Арсеньевич. — Видел, что он подписан самим товарищем Троцким? А что в том мандате сказано? Что я имею право ставить к стенке любого, кто заподозрен мною будет в саботаже или пособничестве белобандитам… Так что или через пять минут мы выступаем, с надеждой, что бандиты еще в деревне, или я тут, прямо на месте, начну «выявлять предателей революции, саботажников и судить их по закону военного времени».

Командир и начальник штаба зашевелились, отдавая приказания полусонным красноармейцам. Естественно, через пять минут никто готов не был. А вот через полчаса разведотряд был готов выступить в полном составе. И новый знакомый Василия не стал дожидаться, пока весь отряд красных придет в боевую готовность. Переговорив с командиром разведотряда Волковым, человеком неприятной наружности, но, судя по репутации, бесстрашным красноармейцем, Григорий Арсеньевич велел остальным «собираться и догонять». Сам же отправился вперед с десятью бойцами-разведчиками, чтобы не дать банде уйти, вновь растворившись в бескрайних лесах. Но и о Василии он не забыл:

— И ты собирайся. Поедешь с нами.

— Я… — удивился тот. — Я-то вам зачем?

— Не «зачем», а почему, — огрызнулся Григорий Арсеньевич. — Там деревня твоя. Ты все ходы-выходы знаешь. А эти горе-бойцы только-только глаза продрали, а выглядят так, словно только из патруля вернулись. Им бы сейчас с бабами воевать, и то, боюсь, не справятся. Так что поехали. Лошадь под седлом у тебя есть, а там глядишь, чего дельного нам подскажешь.

Василий кивнул, а через пару минут он и Григорий Арсеньевич замыкающими разведотряда выезжали со двора штабной хаты.

Ту ночь Василий запомнил на всю жизнь. И не потому, что потерял брата. Сама ночь была волшебной, удивительной. После яростной грозы и дождя-потопа небо расчистилось, и теперь там сверкали звезды, яркие, как никогда. А полная луна светила так сильно, что казалось, сейчас не ночь, а сумрачный день. И еще, после грозового дождя в воздухе стояла та самая не сравнимая ни с чем свежесть, когда в единый букет смешался озон, запах дождя и сырой зелени, к которым добавился тонкий аромат лесных цветов.

Всю обратную дорогу они ехали молча. Красноармейцы держались отдельно, насупившись, словно все поголовно считали, что зря подняли их среди ночи и погнали в соседнее село, что тревога напрасная и не будет там, куда они едут, никаких бандитов. Григорий Арсеньевич то и дело поглядывал на полную луну и причмокивал губами, словно именно ее считал источником всех неприятностей.

А Василий и вовсе голову повесил. Во-первых, он не нашел отца в Верховке. На все его вопросы красноармейцы лишь недоуменно пожимали плечами. Мол, был такой, да, в отряде, но сейчас его нет. И где он, никто среди ночи так толком и не смог ответить Василию. И еще брат… Хоть они часто и ссорились, это был, пожалуй, самый близкий Василию человек. Вот и умер он вместо него. Сел сзади и закрыл от пуль своим телом. Хотя если бы не он, может, Василий и не пустился бы в бега, когда бандиты напали на деревню. Он-то лично к красным никакого отношения не имел, а, как известно, сын за отца, а тем более за брата не в ответе. И ведь мать… Ну как он скажет ей, что Мишка погиб, что его больше нет? А может, и не надо будет ничего говорить. Мишку-то застрелили считай на окраине деревни. Может, мать сейчас плачет над его телом и гадает, какая участь постигла ее младшенького Василия?

— Чего нос повесил?

Василий резко дернулся, выпрямившись в седле.

— Ты что, нервный?

— Не-а… — протянул Василий, разглядывая Григория Арсеньевича, который чуть отстав от отряда, теперь ехал рядом. — Так просто задумался.

— Я вот что тебе хочу сказать, парень, — продолжал спаситель Василия. — Как подъедем, ты ухо держи востро. Ты пистолетик-то свой вынь, сними с предохранителя. Шесть пуль это, с одной стороны, мало, а с другой стороны, иногда и одна пуля жизнь спасти может… И еще… — тут Григорий Арсеньевич выдержал паузу, то ли сомневаясь, нужно ли говорить об этом, и подбирая нужные слова, то ли для того, чтобы замечание его прозвучало как можно более весомо. — Ты будь поосторожней. Держись меня и спиной ни к красным, ни к белым не поворачивайся.

Последнее замечание особо смутило Василия. Что значит «ни к белым, ни к красным»? Ну, к белым понятно, а красные… они ведь свои. Однако ни к какому выводу он так и не пришел, потому что впереди показалась околица и Волков скомандовал спешиться. Если бандиты выставили охрану, то лучше было ее не встревожить. Пока разведчики готовились к бою, он подошел к Григорию Арсеньевичу.

— Разрешите?

Тот кивнул.

— Насколько я понял, наша задача занять позиции и ждать, пока не подоспеют основные силы?

Григорий Арсеньевич печально покачал головой.

— Вы, товарищ Волков, поняли совершенно неправильно. Наша задача нанести противнику неожиданный удар.

— Но нас всего…

— Неожиданный, товарищ Волков. Бандиты, если они в деревне, напились и спят, им и в голову прийти не может, что мы устроим ночную атаку. Если б не этот парень, мы бы и не узнали, что тут происходит. Так что давайте по центральной улице. И палите во все подряд, только селян не перебейте.

Товарищ Волков нахмурился, потом кивнул.

— Есть, товарищ особо уполномоченный комиссар.

— Вот и славно, — кивнул Григорий Арсеньевич. — А я вот пока молодого человека задворками до его дома провожу, чтобы не заплутал. Заодно и пошумим по окраинам, а там глядишь, и наши подтянутся. Да, пальбу поднимите, когда я сигнал дам, а пока рассредоточьтесь, чтобы противник решил, что вас много… — а потом повернулся к Василию. — Ну что, веди…

Свернув на боковую улицу, Василий без промедлений направился к реке, обходя центральную часть деревни. Каждый шаг давался ему с трудом — впереди, скорее всего, было неприятное объяснение с матерью. Поэтому Василий шел механически, не глядя по сторонам, весь погруженный в себя и занятый лишь одной мыслью: как сказать матери о брате? А может, и вовсе не говорить? Сказать, что разминулись в темноте. Потом тело Мишки найдут… Только к тому времени он с красными или с белыми уйдет. Нет, все-таки с красными, а то вдруг где в бою с отцом столкнется. Что ж они, друг в друга стрелять станут? Тем более, что мельник, у которого они с Михаилом лошадь сперли, был заодно с бандитами, и если кого из его домашних особый уполномоченный комиссар на том повороте лесной дороги положил, то мельник Василию это вовек не простит…

Григорий Арсеньевич шагал рядом. Он-то, в отличие от своего проводника держался настороже, и все, что он видел вокруг, нравилось ему все меньше и меньше.

Деревня, которая часа три назад буквально бурлила жизнью — бандиты грабили и сводили счеты, крестьяне сопротивлялись, — теперь словно вымерла. Нигде никого. И что самое ужасное, не было слышно ни стенания вдов, ни плача осиротевших детей, ни рыдания матерей над телами погибших детей. Может, парень соврал? Может, никаких бандитов и вовсе не было. Хотел лошадь украсть, да его едва не поймали. А что стреляли в него, так времена сейчас смутные, и за лошадь пристрелить могут. Хотя, если по большому счету, и деревня не такой большой была — дюжины три домов. И все же… не кричали птицы, не лаяли собаки, не стрекотали сверчки. Ни одного звука, присущего ночи. Было в этой тишине что-то зловещее.

Вот Василий нырнул было в заднюю калитку одного из невысоких домов, однако в последний момент комиссар остановил его.

— Не спеши. Ты уже дома. Прежде чем в хату идти, пистолет спрячь. Револьвер тебе может и пригодиться, только вот в дом его не надо тащить, родных пугать.

Василий кивнул. Его новый знакомец был совершенно прав. Если бы мать увидела его с револьвером, то разоралась бы. Ведь за такую игрушку бандиты или белые и в самом деле могли к стенке поставить.

Оглядевшись, Василий увидел несколько горшков, вывешенных на плетень. Осторожно сняв один из них, Василий опустил в него револьвер. А потом поставил горшок в высокую траву у плетня, так, чтобы видно не было.

— Вот так… пока… — объявил он. — Утром перепрячу.

— Хорошо, иди, — кивнул Григорий Арсеньевич. — Иди, а то мамка заждалась небось, обрыдалась. И смотри, как пальба начнется, из дома ни ногой.

— Угу…

Василий опустил голову. Отступать было некуда, и, собравшись с духом, он подошел к двери. В доме царила мертвая тишина и кромешная тьма. Странно, неужели мать уснула, не дождавшись его с братом? Не похоже на нее. А может, к соседям подалась, им помогает. Нет, у них тоже окна темными были. Неожиданно Василию стало страшно. Все, что произошло с ним с того момента, как Мишка разбудил его посреди ночи, очень напоминало страшный сон. И если б не холодные прикосновения мокрой рубахи, он бы, наверное, решил, что все еще спит.

Двигаясь на ощупь, Василий пробрался в горницу. Потянувшись, он взял масляную лампу — та, как всегда, стояла на полочке у самого входа, — чиркнул спичкой и, когда фитилек разгорелся, поднял повыше, чтобы осмотреть горницу. И тут… Василий чудом не выронил лампу. А из груди… из груди его вырвался чудовищный крик, в котором воедино смешались боль утраты, ужас и отчаянье. Посреди горницы на столе, залитом кровью, лежало растерзанное тело его матери. Грудная клетка была разломана так, что белые обломки ребер торчали во все стороны, но самым страшным было то, что у трупа не было сердца. На его месте в теле зияла глубокая черная яма…

* * *

— Итак, деревня мертва, — подытожил Григорий Арсеньевич. — Если честно, то я не понимаю, зачем это бандитам. Местные, — тут он взглянул на замершего в уголке Василия, — их и так не слишком любят. Крестьяне в этом районе скорее склонны принять нашу сторону, а не белобандитов. Так зачем же им еще больше настраивать против себя крестьян, вырезая целые деревни?

— Но если не бандиты, то кто!? — взвился командир. — Белые? Нет, вы можете до пены у рта утверждать, что это они, только этого быть не может. Я понимаю там, всякий белый террор и классовую борьбу, но вынимать сердца у крестьян, которые и повинны разве что в том, что иногда пускали наших бойцов переночевать.

— Нет, белые тут не при чем, — покачал головой Григорий Арсеньевич. — Вот только не пойму, кто это может быть… Неужели у вас в уезде еще кто-то завелся?

— Да тут, кроме блох и тараканов отродясь никого не водилось, — фыркнул начальник штаба.

— И тем не менее…

— А что это вы так бандитов защищаете? — взвился начальник штаба. — Бандиты — они на то и бандиты.

— Я никого не защищаю, — медленно и спокойно объявил Григорий Арсеньевич. — Меня сюда прислали как комиссара, чтобы я помог вам покончить с этими массовыми убийствами, и я собираюсь с ними покончить, и мне наплевать, кто режет людей: белые, бандиты или…

— А вы договаривайте! Договаривайте! — казалось, начальник штаба не мог никак успокоиться. — Вы ведь наших бойцов не подозреваете?..

— А что паренек говорит? — неожиданно кивнув в сторону Василия, встрял в разговор начальник разведотряда.

— Ничего путного, — отмахнулся Григорий Арсеньевич. — Сами спросите.

Все разом повернулись к Василию. Тот еще дальше забился в угол, сжался, словно загнанный зверек.

— Не бойся, — обратился к нему Григорий Арсеньевич. Голос его сразу смягчился, в нем зазвучали ласковые, отеческие нотки. — Ну, Василек, расскажи им, как все было.

— А чего рассказывать? Я ж уже говорил… — пожал плечами Василий, чуть приободрившись. — Ну, я и повторить могу… Мишка меня разбудил. Говорит бандиты в селе, драпать надо, а то как прознают, что батька наш с красными, батогами засекут. Ну, мать пока во двор выскочила, мы за ней и за поленницу. Все по улице бегают, орут. А чего орут? Бандиты их, наверно, грабить решили… А нам-то что до того? У нас грабить нечего, хоть шаром покати. Тут как раз гроза началась… — Василий сбился и замолчал, словно в голову ему неожиданно пришла какая-то странная мысль.

— Ну, ты говори-говори, — подтолкнул его комиссар. — Мы внимательно слушаем.

— Там еще вот что странно было, — запинаясь в словах, наконец-то выдавил Василий. — Бандиты обычно если грабят, то жгут чего. Вот месяца три назад у Яшки Кривого амбар сожгли, а до того еще у Савиных и дом, и курятник спалили… А в этот раз, пока луна не вышла, ночь совсем темной была, хоть глаз выколи, а бандиты ничего не сожгли…

— Сожгли они там чего или нет, не важно! — фыркнул начальник штаба. — Ты давай суть говори. Чего дальше-то было?

— А чего дальше? — вновь пожал плечами Василий. — Как очередная молния дорогу засветила, мы с братом и рванули вниз к реке. Там лошади мельника паслись стреноженные. Мы одной веревки перерезали и деру, потому как тут батраки мельника набежали. А может, это тоже бандиты были. Мы-то поскакали к вам, о бандитах сказать. Тут Мишку и застрелили… — и, чуть помедлив, добавил. — Насмерть… — А потом и вовсе замолчал, о чем-то задумавшись.

Какое-то время слушатели ждали продолжения рассказа, но Василий молчал, сидел, понуро опустив голову, и думал о чем-то своем.

— Дальше? — вновь не выдержал начальник штаба.

— Чего дальше-то… Оставьте парня, — вступился за Василия Григорий Арсеньевич. — Парень вон в одну ночь и мать и брата потерял… А что до того, что с ним дальше случилось, то налетел он на меня. Я, должен признаться, чуть заплутал в этой темноте… В общем, увидел я: толпа с оружием за пацаном гонится и палит в мир, как в копейку. Вот-вот парня угробит… Человек пять я там положил…

— И кто это был, бандиты или батраки?

— А я почем знаю? — пожал плечами Григорий Арсеньевич. — На лбу у них не написано. Конечно, можно было одного в живых оставить, допросить, но тогда-то я не знал, в чем дело и что у вас тут такая неразбериха. Думал, просто кто-то позабавиться решил, ночную охоту на парня устроить. А хоть по делу, хоть не по делу стрелять в людей не положено. На то суд есть, чтобы к стенке при необходимости ставить…

— Какая такая «неразбериха»! — вспыхнул начальник штаба. — Я бы вас попросил…

— Нет, это я вас попрошу… заткнуться, товарищ Окунев! — вспыхнул Григорий Арсеньевич. — Развели тут черт знает что! Полгода какого-то батьку Григория к ногтю прижать не можете. Тем более, если весь народ против него, чего вы там церемонитесь? Так, товарищи, вы и мировую революцию профукаете! А если вам чего не нравится, то смею напомнить, что все ваши фортели, товарищ Окунев, партия отлично помнит и взыщет, когда время придет.

— Ты нас не пугай и не агитируй! — завелся начальник штаба. — А если даже и развели… Давно ль сам из Питера прибыл?..

— Подождите… — неожиданно вновь подал голос Василий. — Там у реки хозяйство мельника. Он с бандитами заодно всегда был. Может, у него спросить стоит? Он ведь наверняка знает, что в деревне случилось.

— Там более вы его лошадь свели, а потом я его людей пострелял, — с сомнением покачал головой Григорий Арсеньевич. — Думаю, не стоит пренебрегать и таким, пусть даже не самым надежным свидетелем.

— Волков, разведроту в ружье, — устало вздохнув, объявил командир, поднимаясь из-за стола. — Что ж, сходим, глянем на вашего мельника, может, и в самом деле от всего этого хоть какой-то толк будет.

* * *

Василий бежал вниз по косогору. Ноги сами несли его, а он находился в том странном состоянии, когда порою не отличаешь сна от реальности. Все случившееся — странное нападение на деревню, бегство, смерть брата, встреча с комиссаром, возвращение — все казалось сном. Вот сейчас он оступится, упадет и проснется и выйдет так, что приснился ему кошмар. Брат и мать живы, а он всего лишь… Но что-то в глубине души, некое ядовитое «я» подспудно нашептывало ему: «Все происходящее — реальность. Ты, парень, попал в историю. Меж двух жерновов… И теперь посмотрим, как ты выкрутишься».

А вот и берег у реки. Только теперь тут не было лошадей.

Василий огляделся. Да, здесь началась эта странная история — а стоило Мишке не упрямиться — спрятались бы они на чердаке или в подвале, переждали бы, и все остались бы живы. Не нашли бы их ни белые, ни красные. Нет, втемяшилось ему в голову бежать из села, да еще попытаться красных предупредить. Ну предупредили, а результат? Бандитов нет. Мать мертва, точно так же, как большинство односельчан, из тех, что не спрятались, заслышав первые крики, и нос не высовывали, пока красные не пришли.

— Ну и где твоя мельница? — голос Григория Арсеньевича вывел Василия из задумчивости.

Парень быстро повернулся. «Что ж, они сами не видят? Вот из-за деревьев кончики крыльев точат». И видя полное недоумение на лице комиссара, Василий махнул рукой.

— Да вон она, за пригорком.

— Точно. Эко замаскировался.

Развернувшись, красноармейцы направились вдоль берега реки в указанном Василием направлении. Тот на какое-то мгновение заколебался. Может, а ну его все. Комиссар с мельником и сам побеседует, а ему, наверное, стоит податься в другую сторону, поискать тело брата. Может, показалось ему там, в лунном свете? Может, жив его Мишка, лежит где-то на обочине, истекает кровью, пить хочет? От этих мыслей у Василия сердце сжало. Он хотел было уже повернуться, побежать по дороге к Верховке, но остановился.

Ну найдет он брата, раненый тот или мертвый, и чем он ему помочь сможет? В любом случае надо привезти его в деревню, а как? На руках Василий его не дотащит. Значит, конь нужен. А коня… коня нужно или у красных просить, или у мельника. Ту-то лошадь, на которой он всю ночь скакал, красный командир еще утром реквизировал, сказал: «Негоже нам покрывать конокрадов… То, что взял лошадь и нас предупредил — молодец. С мельником твоим мы разберемся. И так из-за тебя его люди погибли. Но на ворованной лошади разъезжать не стоит, а то сам понимаешь… По законам военного времени…» Василий хотел было попросить у командира бумагу о том, что лошадь реквизирована ввиду военного времени. А потом подумал: зачем ему эта обуза. У них в хозяйстве никогда лошадей не было. Да и не время сейчас скотину заводить, за ней ведь уход нужен.

Вот и сейчас, подумав немного, Василий повернул следом за красноармейцами. Как бы там дело ни вышло, а он попросит Григория Арсеньевича, а тот с мельником так или иначе договорится.

Но поднявшись на пригорок, Василий замер. Нет, не такую картину ожидал он увидеть. Сейчас мельница напоминала маленькую крепость: все ворота заперты, калитки закрыты, посреди подъезда к сараю-складу баррикадой возвышалась опрокинутая телега. Люди мельника, человек десять, заняли позиции вдоль ограды — частокола метра в полтора высотой. Судя по всему, оружия у них было в избытке, даже пулемет имелся. Ну, мельник человек зажиточный, с него станется. К тому же времена смутные, тяжелые. Сам за себя не заступишься, никто не поможет…

Красноармейцы же в свою очередь расположились кольцом вокруг частокола, залегли в траву, выставив стволы винтовок. И как-то не верилось, что этот маленький отряд сможет захватить такую огромную мельницу.

Пока Василий рассматривал открывшуюся перед ним картину, к запертым воротам мельницы вышел Григорий Арсеньевич. В своей неспешной манере он подошел к калитке в воротах и постучал рукоятью револьвера по железной скобе, стягивающей бревна. Самого стука Василий не услышал, зато над рекой разнесся голос комиссара:

— Эй! Есть кто дома? Открывай! Разговор есть.

— А кто ты такой, чтоб двери тебе открывать? — раздался из-за забора хорошо знакомый Василию голос мельника.

— Как откроешь, так узнаешь, — по-прежнему спокойно отвечал комиссар. — Я представитель законной власти рабочих и крестьян.

— Это той, что по ночам лошадей ворует, а потом наших мужиков стреляет? — раздался ответ из-за забора.

— Вот об этом мы с тобой и потолкуем, коли откроешь, — продолжал комиссар. — А то ведь можем и силой зайти, с нас станется. Не хочешь говорить по-хорошему, заставим по-плохому.

— А не о чем нам с вами говорить, так что убирайтесь и своего дохлого выблядка прихватите, даром что Марфы сын, такой же безбожник и непотребник, как все вы, — и двое мужиков перебросили через забор мертвое тело.

У Василия сжалось сердце. Белые штаны и рубаха… Сын Марфы… Мишка! Так вот где он. Значит, не всех гадов мельника комиссар перебил там, на дороге. Значит…

— Зря ты так… Я ж по-хорошему хотел… — комиссар достал из кармана папиросу, спички, закурил — уходить он явно не собирался. Неторопливо затянувшись пару раз, он вновь полез в карман и выудил оттуда какую-то палочку, поднес ее к горящему концу папиросы, а потом, швырнув в щель под воротами, посторонился. Эффект превзошел все ожидания. За воротами громыхнуло, и в воздух поднялись клубы дыма. Вся мельница разом вздрогнула, а потом обе половинки ворот, словно сорванные невидимой силой, повалились наземь.

Тем временем комиссар достал из кармана вторую палочку и, проделав точно такую же операцию, швырнул ее во двор мельницы. Громыхнуло еще раз.

Нет, про гранаты Василий слышал. Даже как-то раз видел, как Кривой Аким рванул в поле гранату, «чтоб посмотреть, как жахнет», но с динамитом он сталкивался впервые.

И только сейчас до Василия дошло: что же он стоит тут, глазеет, когда там, у забора, валяется тело его брата. «А может, Мишка еще жив?» — в какой-то миг подумал он и тут же попытался отказаться от этой мысли. Не может быть он жив. Мельник бы за своих людей его непременно прикончил бы. И тем не менее… Со всех ног бросился Василий вниз по склону к телу брата.

— Отряд, в атаку! — прокричал комиссар и оказался во дворе мельницы, сжимая в обеих руках неизменные револьверы. Сквозь дым, затянувший двор, ударили молнии вспышек выстрелов. Но Василий всего этого не видел, он бежал к брату.

Тот был мертв. Рубаха на спине запеклась от крови. На какой-то миг Василий застыл над телом, пристально вглядываясь в остекленевшие глаза. А потом… потом взор затянула алая пелена ненависти. Руки сами потянулись к заткнутому за пояс револьверу. Горло сжало, а потом отпустило, и дикий крик сам собой вырвался на волю.

Развернувшись, Василий помчался вдоль забора, через ворота, через двор.

Василий Григорьевич, находившийся у сарая, что-то крикнул ему в след, но Василий словно сошел с ума. Врезавшись всем телом в массивную дубовую дверь, ведущую в дом, он вышиб ее. Навстречу ему кинулся какой-то мужик в белой рубахе, но Василий почти не глядя нажал на курок. Бахнуло, и мужик повалился на пол, словно подрубленный дуб. Перескочив через его тело, Василий помчался дальше. В этот миг он едва ли сознавал, что происходит. Все то нервное напряжение, что накопилось у него почти за сутки, разом выплеснулось в неудержимой волне ненависти. Перед Василием стояло мертвое лицо брата, и он готов был убивать и убивать… И не важно, кто виноват, не важно, что в самом деле случилось в деревне. Вот перед ним реальный враг, и он затопит кровью эту мельницу. Перебьет всех ее обитателей.

Еще один мужик. В этот раз с обрезом. Пуля обожгла плечо Василия, оставив на коже длинную кровавую полосу. Но Василий этого не заметил. Бах, бах, бах, и противник отлетел к стене, пробитый тремя пулями. Кажется, это был кто-то из деревенских, но сейчас Василий не различал лица — все его противники были безлики. Они убили Михаила, они изуродовали труп его матери. И хотя настоящие убийцы брата погибли, для Василия они все были виновны, все, кто обитал на этой проклятой мельнице.

Вновь запертая дверь. Ее Василий выбил ударом ноги. Он ворвался в горницу и замер.

Перед ним был сам мельник — тощий мужичишка в замусоленном пиджаке поверх некогда зеленой рубахи. Он стоял неподвижно, без оружия, словно отлично зная, какая участь его ждет, и ничуть не противясь тому, что было неизбежно.

— Что ж, вижу, яблоко от яблони недалеко падает, — зло протянул он, глядя на Василия. Тот вскинул револьвер с надеждой, что в барабане еще остались заряды. Теперь он за все отплатит этому гаду, за унижение матери, когда она в голодную зиму выпрашивали муку у этого мироеда, а потом отец все лето бесплатно батрачил, отрабатывая долг, за убитого брата, за мать…

— Пожалуйста, не стреляйте!

Василий на мгновение опустил взгляд. У ног мельника на полу сидела девочка лет пяти. Дочь мельника. Как ее звали, Анюта или Анастасия?.. Раньше Василий видел ее пару раз у реки, и только. Но сейчас…

Сейчас на глаза девочки навернулись слезы, и, обнимая ноги отца, она просила, молила.

— Пожалуйста, не стреляйте!

Рука Василия дрогнула. Он опустил пистолет. Вся его ярость, ненависть рядом улетучились, когда он услышал этот детский голосок. И только сейчас он подумал о тех двух, через чьи тела он с легкостью перешагнул, чтобы сюда добраться.

— Стреляй, гнида, — прошипел мельник, но Василий его не слышал. В душе у него что-то перевернулось, и тут, совершенно неожиданно ему на плечо легла чья-то рука, а потом Григорий Арсеньевич прошептал ему на ухо.

— Успокойся, парень… Отдай-ка эту штуку… — и он с легкостью вывернул револьвер из руки Василия. — В безоружного стрелять грех, а свое он получит. Но по закону. Мы будем судить его по закону военного времени, и он за все ответит.

Но в данный момент единственным ответом мельника был плевок, однако комиссар сделал вид, что ничего не заметил, вместо этого он обратился к девочке.

— Пожалуйста, дорогая, отойди. А ты… — перевел он взгляд на мельника, — ты арестован именем Советской республики и предстанешь перед революционным судом, но прежде… — тут Григорий Арсеньевич, как-то нехорошо прищурившись, приблизился к мельнику. — Но прежде ты должен будешь ответить мне на некоторые вопросы, и не советую упираться, — он улыбнулся еще шире, а потом вновь посмотрел на девочку. — Эй, ребята, уберите эту девчушку, мне нужно поговорить с ее папочкой с глазу на глаз…

Когда девочку увели, он продолжал:

— Видишь, как вышло… Я-то всего хотел тебе пару вопросов задать, а ты стал хамить, мертвецами кидаться… А я этого не люблю, и тем не менее, прежде чем мы начнем разбор всех твоих художеств, скажи, кто был в деревне ночью…

— Кто был… кто был… — передразнивая комиссара, повторил мельник. — Красные были, и ты сам это отлично знаешь, так что мог бы меня и не спрашивать, товарищ… хотя, какой ты товарищ! Бать… — но он недоговорил. Григорий Арсеньевич несколько раз надавил на курок, пулю за пулей всаживая в мельника, а потом, повернувшись к ошеломленному Василию, пояснил. — Врать нехорошо, так что я, именем революции, приговорил его к расстрелу и привел приговор в исполнение…

Глава 7

НОВЫЙ ШВАБЕЛЕНД

[1938]

Но в наши дни молчи, неверящий поэт,

И не осмеивай их чистых заблуждений…

С. Надсон. «Быть может»

Южные моря встретили путешественников пронизывающим, ледяным ветром. Однако Василия это ничуть не смущало. Он предпочитал больше времени проводить на корме лодки. Стоял, держась за леера и наблюдая за пенным следом.

На немецкую лодку VII–C они пересели в Бразилии в одном из крошечных приморских городков, из тех, что и на карту не нанесены. Удобства трансокеанского лайнера остались в прошлом, и теперь приходилось ютиться в крошечных коморках. Делать было абсолютно нечего. Единственное помещение, где можно было с комфортом расположиться, — кают-компания была забита оборудованием профессора. Он проводил там дни и ночи, колдуя над своими записями и приборами. Комиссар большую часть суток спала, так, словно решила отоспаться на всю оставшуюся жизнь. Просыпалась она только для принятия пищи, оправления нужды и краткой, получасовой послеобеденной прогулки. Катерине приходилось придерживаться того же распорядка, хотя он ее явно тяготил. И если комиссар, округлившись дальше некуда, к концу плавания напоминала бочку, то девушка, наоборот, приобрела плавность форм. Болезненная худоба ушла и, несмотря на то что большую часть суток она проводила в замкнутом помещении, на щеках ее появился завидный румянец. Немецкого консультанта видно почти не было, он все больше вился или возле профессора, или в радиорубке, ведя переговоры с начальством, в частности, с Альфредом Ритшером, находившемся на Базе-211 — месте крайне секретном, о точном месторасположении которого знали лишь самые верхи советского командования.

Но Василий в целом был доволен. Если бы не резня на борту лайнера, виновников которой так и не нашли, путешествие и в самом деле было приятным. Это не то, что бегать по Питеру или Москве, отлавливая всякую нечисть и постоянно рискуя получить или пулю, или смертоносное проклятие.

Тем более что иногда он видел Катерину, а пару раз, когда у комиссара разыгралась морская болезнь, им даже удалось поговорить. Правда, оба раза разговоры вышли странными, пустыми. Несмотря на все усилия молодого человека понравиться своей спутнице, она видела в нем всего лишь агента НКВД, потенциального врага, пусть, в отличие от многих, состоящих в этой организации, он и был человеком хотя бы минимально воспитанным.

Однако большую часть времени Василий проводил в одиночестве или в обществе батьки Григория. Они говорили о многом, и Григорий Арсеньевич, как и тогда, в далекие двадцатые, продолжал просвещать Василия, рассказывая ему о всевозможных тайнах, сокрытых в дальних, еще не освоенных человеком уголках планеты.

Барон много рассказывал и о подземных городах, сокрытых под песками Гоби, тех, что охраняют песчаные шогготы. В отличие от своих сибирских родственников, они метали электрические молнии. Еще Арсений Григорьевич говорил о катакомбах под Варшавой и о кровососущих тварях, скрывающихся в ночи на узких улочках старинных европейских городов. О тайнах, которые, быть может, если судить по древних записям майя, скрывает обратная сторона Луны… Но ни слова о Ктулху и о том, что случилось на лайнере.

Василий несколько раз заводил разговор на эту тему, и всякий раз Григорий Арсеньевич ловко уходил от ответа. Он словно специально игнорировал все попытки Василия разузнать что-то на эту тему, а когда тот спросил в лоб, в чем дело, барон Фредерикс ответил:

— То, что произошло на лайнере, было ужасно само по себе. Люди, превращающиеся в тварей, служащих Древнему богу, и скрывающие до поры до времени свою истинную личину… Это само по себе ужасно, но все может оказаться хуже… много хуже… Ты знаешь, Василек, я не хотел бы тебя пугать страшными рассказами, потому что все это, в конце концов, может оказаться и неправдой вовсе.

— Но я доложен знать, чего ожидать, если мне придется столкнуться…

— Надеюсь, что не придется, а если такое все-таки случится… тебе будет сподручней, если ты не будешь знать об истинной силе своего противника. Ведь то, что известно мне, — всего лишь легенды и непроверенные рассказы. Быть может, в жизни все совершенно не так, и не столь страшны чудовища, как их образы, являющиеся нам во снах.

— Но…

— И никаких но! Никаких исключений. Прибудем на место, там и разберемся.

— Разберемся в чем?

— Всему свое время, — покачал головой Фредерикс.

— Хорошо, тогда последний вопрос… — не унимался Василий. — Тот мертвец… всплывший мертвец указал на Катерину и нашего комиссара. Значит ли это, что кто-то из них, а может и они обе — слуги Ктулху?

— Все может быть, — неопределенно сказал барон. — Хотя это версия малоправдоподобна. Катерина носит амулет. Она и так отчасти принадлежит к миру Ктулху, но он же указывает на то, что никакого отношения к чудовищам со щупальцами она не имеет. Что до комиссара, то я сильно сомневаюсь… Она тут и вовсе не при чем. Скорее, мертвец хотел что-то сказать нам, указав на сам корабль, а не на тех, кто стоял на мостике. Однако время покажет, кто прав.

— Хорошо, пусть так, — кивнул Василий. — А что насчет Катерины? Вы сказали, что она имеет какое-то отношение к миру Ктулху.

Барон ничего не ответил, лишь, вытянув руку, потрепал Василия по плечу.

— Посмотрим, посмотрим… Не хочу строить необоснованные предположения. В этом мире все может быть, и я сильно надеюсь, что то, что мы найдем в городе подо льдом, поможет нам ответить на многие вопросы.

— Но…

— Ты просил ответить на один вопрос, я на него ответил. А теперь лучше скажи, что известно тебе о такой организации как «Аненербе»?

— Анербе?

— Аненербе, — поправил барон. — Внутри лодки об этом говорить не стоит, но это именно те люди, которым нам предстоит противостоять. С одной стороны, они — наши союзники и, как видишь, оказывают нам определенные услуги, с другой…

— Вы имеете в виду войну в Испании?

Фредерикс кивнул.

— Эта война была навязана нам Третьим интернационалом, и тем не менее, фашизм очень близок коммунистам. Это одна из причин, почему им удалось договориться со мной. Не люблю фашистов.

— Ну, как я помню, вы и к коммунистам…

— Тоже не испытываю симпатии. Только есть еще, Василек, Россия. Та Россия, которая должна жить вне зависимости от того, кто правит: царь, Учредительное собрание или Совет народных комиссаров.

— Но товарищ Сталин…

— Недоучка и негодяй.

Рука Василия автоматически потянулась к кобуре, вот только свой револьвер он сдал капитану. На борту лодки оружие хранилось только в сейфе капитана.

— Да за такие слова…

— Ба, Василек, — насмешливо протянул Григорий Арсеньевич. — Я-то считал, что ты много выше всей этой суеты. Во главе страны стоит серый кардинал. Та самая посредственность, которая не может ни принять решения, ни надавить, ни…

— Прекратите!

— Хорошо. Не стану хаять твоего кумира. Мне-то вовсе все равно. Просто если ты считаешь, что союз с фашистами совершился у него за спиной, ты глубоко ошибаешься… Фашисты, то бишь немцы, так или иначе потребуют компенсации за то, что сотворила с их страной Антанта после окончания мировой войны. Вот тут наши интересы и схлестнутся. А потом…

— Я попросил бы вас…

— Брось, — Фредерикс обреченно махнул рукой. — В политических спорах тебя не победить. Однако, надеюсь, рано или поздно жизнь сама все расставит на свои места… А я бы хотел вернуться к Аненербе. Раньше, там, на теплоходе, я уходил от разговора на эти темы. Ты и сам отлично знаешь, что всюду есть уши, даже здесь на лодке… Если присмотришься, то заметишь, что вахтенный внимательно наблюдает за нами. Скорее всего, он неплохо знает русский и умеет читать по губам, поэтому встань к нему боком и пониже надвинь капюшон. А я стою к нему спиной, так что ничего он не «услышит»… Итак, на лайнере я не стал вдаваться в детали и объяснять суть нашей миссии. О ней тебе и в самом деле лучше узнать уже на нашей базе. Что же касается немцев, то они в изучении оккультных наук продвинулись много дальше нас… Где-то в начале тридцатых в Германии при поддержке еще неокрепших фашистов образовалось тайное общество оккультистов Аненербе. Случилось это не без помощи кабинета Рихарда Дарре — одного из старейших членов НСДРП. Аненербе наследовала Туле и Вриль напрямую. Ей отошли тайны Иллюминатов, Ванедерфогль и немецкого «Ордена Восточного храма». Полное название этой тайной организации было — «Общество изучения древненемецкой истории, идеологии и наследия немецких предков». Потом его сократили до «Наследие предков». Первым руководителем этой организации стал некто Герман Вирт. И та база, на которую мы направляемся — его любимое детище.

— Но если у фашистов есть хорошо оборудованная база и есть свои силы для изучения подземного города, при чем тут мы?

— Дело в том, что первый подземный город обнаружили немцы. Но он был… как бы это сказать… не достроен, что ли. Система пещер, не более. Именно там и обосновалась немецкая база. Но потом оказалось, что это лишь колония. Был еще один город, а может, и не один… Так вот второй подземный город обнаружили на территории, которая по негласному договору между нами и Германией принадлежит России. И, кажется, он сохранился в первозданном состоянии, а следовательно, там могут найтись артефакты иной, давным-давно погибшей культуры. Твой любимый Сталин, а особенно товарищ Берия, сами охотятся за тайнами древних. Однако без помощи немцев мы бы не смогли ни развернуть лагерь необходимого размера, ни доставить необходимое оборудование. В отличие от влиятельного Ананарбе, ваш отдел занимается исключительно поимкой преступников и пресечением преступной деятельности, не вникая в суть происходящего. Немцы же в первую очередь ведут планомерные исследования.

— И что они собираются там найти?

Фредерикс какое-то время молчал, потом пожал плечами, когда же он заговорил, то произносил фразу медленно, словно ему тяжело было выбрать нужные слова.

— На это есть несколько ответов. Во-первых, немецкое оккультное общество Туле придерживалось теории полой Земли. Ее разделяет и нынешнее руководство НСДРП. Они считают, что Земля внутри пустая, как футбольный мяч, то есть существуют гигантские территории, не освоенные человечеством. У Жюля Верна есть такой роман «Путешествие к центру Земли», где ученные, спустившись в недра Земли через потухший вулкан в Исландии, оказываются чуть ли не в ином мире. Современные же ученые и мистики считают, что существует два входа в подземный мир, причем один расположен в Гималаях, а второй — в Антарктиде. Быть может, мы обнаружим его… Хотя я лично сомневаюсь. Кроме того, для нас важен сам Ктулху. Как говорят легенды, Великий Древний спит где-то в глубинах Тихого океана, влияя на человечество лишь посредством снов. Но что случится, если это существо проснется? Какие тайны известны древнему божеству? При этом особенно важно, чью сторону оно примет в нынешней напряженной мировой ситуации… Есть и третья причина — уран.

Радиоактивный металл. То есть метал, излучающий частицы, которые определенным образом воздействуют на любое живое существо…

— Но и мы могли бы…

— Не могли, — резко отрезал Фредерикс. — Ты что, забыл, в какой стране ты живешь? Тебе же нельзя ступить ни вправо, ни влево. Ты же коммунист?

— Коммунист, — подтвердил Василий.

— А ведь все члены партии, все материалисты. Ваш Маркс и Троцкий проповедовали материализм, а Дарвин к тому же еще покусился на происхождение человека… Так как это сообразуется с тем, что ты ловишь ведьм, отстреливаешь вампиров и уничтожаешь оборотней? Их же, согласно марксистской науке, не существует.

Василий замялся и окончательно запутался. Единственное, что он очередной раз повторил сам себе: «Ах, как правы вы, Григорий Арсеньевич, как правы!»

— Что же касается немцев, точнее, наци, еще в начале двадцатых, когда мы только встретились, Карл Хаусхофер организовал тайное общество Врил. Чем они только ни занимались… и поиском внеземных цивилизаций, и оккультными исследованиями, поисками альтернативной энергии, телепатией. Исследования сновидений натолкнули их на след Ктулху. Остальное было не так сложно вычислить. Тем более, после того, как эта «Ложа света» слилась с «Обществом Туле», организацией больше политической, нежели эзотерической. Само же название — «Врил» — немцы позаимствовали у англичан. Был такой писатель Бульвер-Литтон. В отличие от своих собратьев по перу, таких как Уэллс, Жюль Верн и Берроуз, он мало известен в нашей стране. Тем не менее, в одном из своих романов он описал источник фантастической энергии ВРИЛ… Идеи наци, в отличие от марксистских идей, не противоречат исследованиям в области эзотерики и оккультных наук. Если бы ваш вождь и учитель товарищ Ленин проявил большую дальновидность и не столь рьяно прислушивался к советам из-за рубежа, то мы к настоящему времени намного опередили бы фашистов. Сейчас же у немцев руководят исследованиями не ученые, а военные… Да, Вильгельму Второму удалось изрядно нагадить России, в то время как победа союзников была уже не за горами…

— Вы имеете в виду эти нелепые слухи о том, что Владимир Ильич немецкий шпион…

— Остынь, Василек. Я совсем не об этом. Там, куда мы плывем, нам предстоит серьезная борьба. Уж не знаю, какие формы она примет, но я предпочел бы, чтобы те открытия, что мы сделаем в подземном городе Древних, использовали коммунисты, а не фашисты. А лучше всего, чтобы они не достались никому…

— Но мировой пролетариат…

— Это вот те самые разодетые прохвосты, что плыли с нами на лайнере, те, что, обретя нежданное богатство за счет русского народа, кутили и прожигали жизнь. Ты вообще знаешь, что означает слово «пролетариат»?

— Это прогрессивная часть человечества.

— Нет, мой юный друг. Истинное значение пролетариата — «производящий потомство», от латинских «pro» и «alo», что в свою очередь означает «для» и «выращивать, воспитывать». Также в древности это слово использовалось для обозначения мужских половых органов, того самого ругательства, что так популярно среди нынешнего населения необъятной России. Но Маркс позаимствовал его не отсюда. Все дело в том, что пролетариатом в Древнем мире назывались римские граждане, стоявшие по имущественному цензу ниже всех. Единственное значение пролетариев для государства было в производстве потомства. Во времена столь любимой вами Французской революции пролетариями называли неимущих людей, живущих сегодняшним днем, не заботясь о будущем. Однако в России это слово имело более конкретное значение, согласно словарю Даля, который ныне вы уже изрядно подправили: пролетарий — бобыль, бездомный и безземельный, бесприютный, захребетник. К пролетариям относили и проституток, живущих сегодняшним днем…

— Это ложь, грязные инсинуации… — пальцы Василия с такой силой впились в поручни, что аж костяшки побелели.

— Зря ты мне, Василек, не веришь, — покачал головой Григорий Арсеньевич. — Ты возьми книги, полистай, подумай. Не только же пистолетом и кулаками работать… А про немцев запомни: не друзья они нам, ох, не друзья. Схлестнемся мы с ними на узкой дорожке…

И больше ничего не говоря, он повернулся и направился к рубке. Несколько мгновений, и он уже был наверху, а потом, перекинувшись парой слов с вахтенным, исчез в недрах стального чудовища.

Василий какое-то время стоял неподвижно, крепко вцепившись в леера. Что-то в глубине его души говорило, что батька был абсолютно прав, но какая-то часть его не могла принять этой правды…

* * *

С каждым днем становилось все холоднее и холоднее, и как-то, выбравшись из надстройки, Василий увидел льды. Вначале это были отдельные льдины, скользящие по черной воде, но постепенно их становилось все больше и больше. Кроме того, Василий вынужден был прекратить ежедневные прогулки. Из-за ледяного пронизывающего ветра на палубе можно было находиться не более десяти минут.

А на следующие сутки Василия разбудила сирена — подводная лодка погружалась. После скудного завтрака Василий потолкался за спиной профессора, покрутился в центральной рубке и, так как делать ни там, ни там ему было нечего, вернулся на свое место.

Василий лежал на своей койке, и мысли его неслись по кругу, всякий раз возвращаясь к предсказанию гадалки. Предположим, это путешествие — суть его Судьба. Но кого тогда он должен спасти, но не ублажить? «Испытаешь Судьбу, но не решишься…» А это о чем? Постепенно веки его сомкнулись, тяжелый сон навалился, словно ватное одеяло…

И вновь он перенесся в тот ужасный зал, к подножию трона исполина. Однако теперь тут было больше света, и Василию удалось разглядеть, что трон, на котором сидел гигант, сам по себе своего рода храм. Тут была темная дверь, и на белесом, похожем на плоть утопленников камне сверкали письмена, от одного вида которых мурашки шли по коже. Не в силах совладать с собой, но против собственной воли Василий сделал несколько шагов к черному зеву входа.

Как часто бывает во снах, Василий отлично понимал, что не стоит туда идти. По-хорошему, нужно вообще развернуться и бежать из этой ужасной тронной залы, и чем дальше, чем лучше. Это не человеческое… Это не для людей…

Тем не менее он, словно загипнотизированный, шел вперед, мало-помалу приближаясь к входу в храм. Вот он уже на пороге. Сколько же усилий ему понадобилось, чтобы сделать еще один шаг во тьму неведомой обители. И вот пространство расступилось — внутри храм оказался много больше, чем снаружи. Нет, не много больше! Он был бескраен. Огромные зеленоватые колонны, поднимаясь из бездны, уходили куда-то вверх. Все они точно так же, как и стены храма, были покрыты отвратительными письменами, напоминающими щупальца извивающегося осьминога. Сам же Василий находился на узком мостике, соединявшем вход с чем-то таящимся в темной дали и пока неразличимым.

Вот где-то впереди вспыхнул огонек — желтый язычок пламени, болезненный и трепещущий. Потом он начал постепенно приближаться, словно кто-то шел навстречу Василию по мосту над бездной. Мгновения растянулись в годы. Казалось, неведомый носитель огонька никогда не придет. Но вот огонек оказался совсем рядом. Еще мгновение, и…

Василий задохнулся от ужаса. Источником света оказался обычный старый медный фонарь, погнутый с закопченными стеклами, а вот создание, которое несло его… Оно имело лицо Катерины, ее плечи, грудь, талию, которая постепенно превращалась в два раздвоенных отростка, то ли два змеиных хвоста, то ли в два щупальца, позаимствованных у гигантского осьминога. Толщиной эти конечности были как человеческие руки и ноги, только длиннее, много длиннее.

Завороженный Василий рассматривал приближающееся чудовище. Он хотел закрыть глаза, закричать от страха, бежать прочь, сломя голову. А вместо этого стоял, словно окаменев, и, выпучив глаза, рассматривал странное создание. В какой-то момент он поймал себя на том, что любуется рисунком чешуи на извивающихся конечностях, которая даже в скудном свет лампы переливалась всеми цветами радуги. Вот тварь остановилась, чуть приоткрыла очаровательные губы, и изо рта ее в сторону Василия метнулся длинный раздвоенный язык. Василий дернулся всем телом, замолотил по воздуху руками и ногами и почувствовал, что теряет равновесие, что мост, который раньше казался ему незыблемым, выгибается, словно хребет гигантского зверя, и сквозь каменные плиты проступает чешуя.

Еще мгновение, и он полетит в бездну, в никуда. Единственное, что его пока удерживало от падения, так это язык ужасной твари, который обвился вокруг запястья его правой руки…

— Василий, вставай!

И кто-то вновь сильно потряс его за правое плечо. Словно вынырнув из черного омута забвения, Василий резко сел, хватая ртом воздух. Он был весь мокрый от пота.

— Ну ты даешь, парень! — голос Григория Арсеньевича чуть успокоил его.

Подводная лодка не двигалась. Где-то далеко завывала сирена и, перекрывая ее, раздавались грубые, лающие команды на немецком.

— Вставай, Василек, мы прибыли на немецкую базу, — голос Григория Арсеньевича был бодрым, полным энтузиазма. — Быстро собирайся. Пора ступить на берег Антарктиды. А все эти кошмары… Постарайся забыть их. Настоящие кошмары ждут нас впереди, — и барон Фредерикс широко улыбнулся. — И помни, мы еще далеко от цели. Нас еще ждет долгий путь.

* * *

База-211, или Новый Швабеленд, как ее называли немцы, поражала своими размерами. Огромные причалы, возле которых, словно часовые, замерли подводные лодки. Камень и бетон, расцвеченный тусклым электрическим светом. И всюду люди, копошащиеся, словно муравьи. Одни в черной форме подводников или в кожаных плащах спецподразделений, другие в ватниках и полосатых шапочках арестантов.

Василий и представить себе не мог, что можно создать такие огромные помещения глубоко под землей.

Их разместили в маленьких, по-спартански обставленных комнатках без окон, больше напоминавших тюремные камеры. Но это были настоящие хоромы по сравнению с подводной лодкой. Еще к ним приставили немца-гида с таким мудреным именем, что оно тут же вылетело из головы у Василия. Лично он предпочитал по всем вопросам обращаться к Герхарду Грегу.

После обеда в общей столовой — огромном мрачном помещении с таким низким потолком, что казалось, вот-вот стукнешься головой, — Василий и Фредерикс занялись разгрузкой. То есть сами они, конечно, ничего не разгружали, для этого у немцев были люди в ватниках — преступники, как объяснил Грег, которые отрабатывали за свои преступления перед немецким народом. Но в чем именно были они виновны, Василий так и не узнал, хотя, судя по внешнему виду и поведению, на уголовников они мало походили. С другой стороны, ему до всего этого и дела особого не было, так как дело это было «ихено, а не нахено».

К вечеру, когда восемнадцать огромных контейнеров были перегружены из лодки на бетон пристани — Василий так и не понял, где весь этот груз размешался во время плавания, разве что в боевых отсеках вместо торпед, — прибыла встречающая делегация: замначальника полярной станции «Красный полярник» — Сигизмунд Лазаревич Штейнер и двое разнорабочих. Сам Сигизмунд Лазаревич выглядел отдаленным родственником Шлимана. Такого же невысокого роста, та же посадка головы, та же манера держаться. Единственное отличие — грива ярко-рыжих, жестких, словно проволока, волос. Но что особенно поразило Василия, это когда, протянув ему руку, Сигизмунд Лазаревич объявил:

— Очень рад, а что до имени, то можно звать меня по-простому Семен…

Что же касается разнорабочих, то на первый взгляд они казались братьями-близнецами: высокие, тощие, с узкими восточными глазами и слишком темной для европейцев кожей. Звали их Ян и Ким. И судя по повадкам, это были не простые грузчики. Слишком плавно они двигались, слишком внимательно смотрели по сторонам. Да и руки с выбитыми костяшками не походили на мозолистые руки рабочих. Сами они ничего не грузили, но, так как неплохо говорили на немецком, сменили немецких надсмотрщиков, и осужденные теперь занимались погрузкой под их руководством.

И еще в этот вечер Василий впервые увидел настоящую Антарктиду. Подняться наверх и прогуляться предложил Сигизмунд Лазаревич, и все, кроме профессора, с радостью согласились.

То, что увидел Василий, поразило его до глубины души…

Вначале они долго поднимались в огромных зарешеченных лифтах. Казалось, этому подъему конца не будет. И всякий раз им открывались бескрайние этажи с множеством различных установок, с длиннющими коридорами и бесконечными рядами дверей. Василий был поражен. На какой же глубине на самом деле находился причал подводных лодок, и каковы истинные размеры этой базы? Создавалось впечатление, что это и не база вовсе, а гигантский подземный город, живущий своей, непонятной стороннему наблюдателю жизнью. Несколько раз они пересаживались, а однажды от лифта до лифта им пришлось пройти более километра извилистых бетонных коридоров. Если бы не сопровождающий их Грег, который, судя по всему, отлично знал эту подземную обитель, Василий давным-давно заблудился бы среди этих бескрайних бетонных нор, отмеченных странной немецкой символикой.

Наконец, они вышли в большой зал с высокими длинными окнами, через которые на каменный пол лился солнечный свет. Гигантская барокамера для уравнивания давления — и они впервые ступили на поверхность Антарктиды — шестого и самого загадочного материка Земли.

Нет, не так представлял себе Василий этот далекий край. Он-то считал, что окажется на ледяной пустыне, где у горизонта поднимаются к небу пики ледников, а вместо этого оказался в плоской бурой долине, поросшей мхом и лишайником, больше напоминающей летнюю тундру, а не самый южный континент Земли. Да и холодно не было. Где-то градусов десять по Цельсию — много теплее, чем в море в последние дни. Ему показалось, что его обманули.

— А где..? — начал было он и осекся, не понимая, каким образом выразить свое недоумение. А может, его и в самом деле обманули? Может, они вовсе не в Антарктиде, а где-то в ином месте. Например, на севере России…

— Это, мой друг, оазис Ширмахера — одно из самых теплых мест этого континента. Здесь земля свободна ото льда и весь год относительно сносная температура, — объяснил «товарищ Семен». — А наша база находится много дальше, там, у гор, — и он махнул рукой в сторону ледяных утесов.

Какое-то время Василий разглядывая далекие белоснежные пики, словно пытаясь усвоить, то, что сказал Штейнер, а потом, повернувшись назад, взглянул на немецкую базу. Несколько низких бараков и пара гаражей-ангаров. Ничто не указывало на то, что там под землей раскинулся гигантский, уходящий на несколько километров вниз город.

Больше тут, собственно, смотреть было не на что.

— А где пингвины? — спросила Катерина. — Я читала, что в Антарктиде полным-полно пингвинов.

— И еще немцев, красных комиссаров и деградировавших старцев, — улыбнулся Григорий Арсеньевич. — Не волнуйтесь, дорогая моя, будут вам пингвины. Они вам еще и надоесть успеют — наглые, приставучие создания. Ну а пока просто пройдитесь по этой земле. Ведь вы, можно сказать, впервые ступили на шестой континент.

Гуляющие разбрелись.

Заметив, что Штейнер держится чуть в стороне от остальных, Василий словно невзначай подошел к нему, помня урок барона Фредерикса, встал спиной к немецкой базе и заговорил, едва заметно шевеля губами.

— Как я понимаю, я теперь нахожусь под вашим командованием.

— Совершенно верно. Непосредственно под моим, а также под командованием товарища Зимина — руководителя базы «Красный полярник».

— И у вас…

— Не забегайте вперед, молодой человек, — сухо отрезал Сигизмунд Лазаревич. — Пакет с предписанием для вас находится на нашей базе. Неужели вы думали, что я привезу хотя бы один секретный документ на территорию нашего потенциального «союзника»?

— Но как он попал…

— Если вам не известно, то между немецкой базой и Большой землей существует регулярное сообщение. На Новую Шваибию почту доставляют два раза в месяц, в том числе и дипломатическую, — последние два слова прозвучали с таким сарказмом, что Василий задумался, тут же прикусив язык. После чего Штейнер отошел подальше, давая понять, что разговор закончен. Похоже, не все так гладко складывалось на континенте «дружбы народов».

Пока Василий задумчиво рассматривал далекие ледяные утесы, пытаясь сообразить, что имел в виду его нынешний начальник и не сделал ли он ошибку, обратившись к нему, подошел Григорий Арсеньевич.

Какое-то время он стоял, вдыхая воздух полной грудью, а потом поинтересовался:

— Что, не нашел с новым начальством общего языка?

— Не-а… — Василий неопределенно пожал плечами. — А почему вы так решили?

— Ну, ты подошел к нему с таким видом, словно собирался рапорт отдать. «Мол, товарищ старший оперуполномоченный, рядовой Кузнецов явился в ваше распоряжение и готов к выполнению…» Ну, дальше ты и сам знаешь.

— Ничего подобного.

— Ты мне сказки не рассказывай…

Некоторое время оба молчали, а потом Василий неожиданно спросил:

— А что, между нашими и немцами и в самом деле такие напряженные отношения?

Григорий Арсеньевич пожал плечами.

— Не знаю, хотя, похоже, что так. Поживем — увидим, какая черная кошка прибежала между нами. А ты, Василек, держи ухо востро. Мы на немецкой территории, и возможны всяческие провокации.

* * *

Однако никаких провокаций не последовало. После прогулки они поужинали в столовой, а потом легли спать.

Рано утром их разбудила сирена. Одевшись и собрав вещи, они вновь проделали долгий путь на поверхность комплекса. Там их уже ожидала немецкая самоходка военного образца. Весь груз был давно внутри, но залезать никто не спешил. Попросив подождать, Штейнер ушел куда-то с одним из высокопоставленных немцев, предоставив вновь прибывших самим себе. Он появился только часа через полтора в сопровождении Яна и Кима. Также с ним был Георг и немецкий шофер.

— Что ж, прошу всех на борт этой чудо-машины, — объявил он, пряча в планшетку какие-то бумаги. — Все формальности улажены, и мы можем ехать. — Сам он сел вперед, рядом с водителем. Василий, профессор, Грег, Георгий Арсеньевич и Катерина с комиссаром залезли в кузов и расселись позади.

Внутри оказалось холодно, видно, кузов промерз за ночь. Барон сразу же натянул брезентовый верх и объявил:

— Когда поедем, станет теплее. Тут обогреватели работают за счет двигателя.

Так и вышло. Вскоре стало если не тепло, то, по крайней мере, терпимо. Разговор не клеился. Постепенно, убаюканный мерным гулом мотора и покачиванием кузова вездехода, Василий задремал.

* * *

Советская станция ничуть не походила на немецкий подземный город. Несколько иглу, сложенных из кусков льда, десяток разноцветных палаток, флагшток с красным флагом и навес, под которым стояла пара переделанных тракторов. Да и окружающая обстановка больше походила на то, какой представлял себе Антарктиду Василий. Кругом был снег, лед, холодный ветер буквально резал кожу. В этот миг ему больше всего захотелось сесть в вездеход и вернуться назад в темный, пусть и мрачный немецкий подземный город.

Но, как говорится, «Родина, она и есть Родина». Василий спрыгнул в снег и потом помог вылезти из вездехода Катерине и Рахиль Ароновне. К тому времени появилась группа встречающих. Началась разгрузка.

Тем временем Штейнер пригласил всех в синюю палатку, стоящую с краю, предложил располагаться и объявил, что совещание состоится через полчаса в командирском иглу. Присутствие комиссара и ее подопечной необязательно. Кошкина пыталась было что-то возразить, но Штейнер лишь отмахнулся от нее.

— Насколько мне известно, вы ничего не понимаете ни в археологии, ни в оккультизме… А если хотите проводить политразъяснительную работу, то должен вас огорчить, у нас уже есть один комиссар, так что можете пока полоскать мозги своей подопечной, — и вышел.

Проскочив через двойной воздушный тамбур, Василий с грустью оглядел их будущее жилище. Никаких удобств — четыре стены из тройной с поддувкой прорезиненной то ли очень плотной ткани, то ли брезента, печка-буржуйка и запас топлива — груда брикетов. На полу спальные мешки, очень похожие на коконы гусеницы-шелкопряда.

— Ну, конечно, не «Астория», — заметил Григорий Арсеньевич и, прошествовав в дальний угол, поставил свой саквояж на свободное от спальных мешков место.

Немец последовал его примеру, расположившись у самого выхода. При этом он что-то мрачно бормотал себе под нос, и это были отнюдь не лестные слова в адрес советского командования…

* * *

Первое, что вручили Василию, когда он вошел в иглу — конверт. Обычный конверт из толстой провощенной бумаги. Поставив роспись на услужливо предоставленной расписке, Василий отошел в дальний угол и устроился на раскладном стуле возле одной из ламп, освещавших ледяное жилище. Совещание совещанием, но что такое придумал товарищ Берия, что не доверил ни ему, пока он находился в Ленинграде, ни «товарищу Григорию». Ладно барон Фредерикс, человек странный и по сути своей враг советской власти, но почему тайна не была доверена Шлиману? Видя, что никто не торопится начинать совещание, Фредерикс о чем-то спорит с Штейнером, да и остальные присутствующие больше заняты своими делами, Василий аккуратно надорвал конверт сбоку и вынул сложенный втрое листок. А потом, поднеся его к лампе и прикрывая рукой — мало ли кто подойдет и попробует прочитать, что там написано, он начал читать:

Оперуполномоченному Василию Кузнецову от ЦККП и лично от товарища Л. П. Берии.

ПРЕДПИСАНИЕ


Оперуполномоченному Василию Кузнецову по прибытии на территорию базы «Красный полярник» надлежит поступить в полное распоряжение С. Л. Штейнера, однако до той поры, пока эти распоряжения не вступят в конфликт с задачами, сформулированными ниже, которые являются первоочередными к выполнению.

1. Кузнецову В. надлежит, используя знания и личные связи с бывшим бароном Фредериксом Георгием Арсеньевичем, установить подлинность подземной находки, а также ее принадлежность к цивилизации Ктулху.

2. В случае подлинности находки Кузнецову В. надлежит:

а) попробовать отыскать способ контакта с Ктулху, если он возможен;

б) после того, как Фредерикс Г. А. объяснит суть надписей и барельефов, уничтожить те из них, которые могут представлять стратегическую ценность, предварительно сделав копию;

г) организовать поиски артефактов и источников альтернативной энергии и обнаружить их раньше бригады немецких исследователей;

д) убедиться в наличии или отсутствии пути во Внутренний мир Земли. Если такой путь существует, то надлежит тщательно замаскировать его и организовать охрану, для этого можно использовать любые ресурсы, которыми располагает база.

3. В случае необходимости разрешается использовать оружие по собственному усмотрению.

Отчет о проделанной работе должен быть представлен лично.

Л. П. Берия

К тому времени, как Василий закончил читать, все расселись — с десяток незнакомых лиц, а также Григорий Арсеньевич и профессор Троицкий. Ни комиссара, ни ее подопечной, никого из немцев видно не было. Во главе походного стола, лицом ко всем собравшимся восседал товарищ Штейнер. Он же и заговорил, одновременно постукивая карандашом по пустому стеклянному стакану, стоявшему перед ним на столике. Несмотря на удивление Василия, звук получался сильным, звонким и при этом ничуть не заглушал голоса самого Штейнера.

— Тихо, попрошу тишины… Да тихо же, я сказал! — фыркнул Штейнер на двух молодых людей, которые что-то оживленно обсуждали. Когда же они угомонились, он повернулся к невзрачному пареньку, сидевшему рядом с ним. — Итак, Семенов, готов? — Тот кивнул. — Хорошо, начинай стенографировать. — А потом, повернувшись к остальным, пояснил: — Ввиду особой важности данного совещания оно будет стенографировано, а потом запись отправлена на Большую землю, основные же аксиомы и принятые нами решения будут переданы руководству посредством радиосвязи, дабы до завтрашнего дня получить одобрение, — тут он перевел дыхание, внимательно посмотрел на стенографиста и только потом продолжил. — Так как вновь прибывшие и кто-то из присутствующих может оказаться не в курсе последних событий, позволю себе напомнить вам. Более года назад, проводя плановое исследование льдов с помощью немецких коллег, мы наткнулись на вход в подземный лабиринт, который, очевидно, представляет собой поселение, аналогичное тому, которое использовали наши союзники для устройства Базы-211. Однако вместо пустых коридоров мы на первых же шагах обнаружили множество свидетельств, которые без сомнения указывали на принадлежность данного подземного города одной из древних негуманоидных цивилизаций, заселявших землю задолго до появления первых людей. Естественно, лабиринт был нами опечатан, после чего вскрыт только через несколько месяцев, когда из Берлина к нам прибыла группа ученых-археологов. Это была совместная экспедиция под руководством товарища Синицы. Они ушли в нижние коридоры лабиринта более трех месяцев и не вернулись. Посланные за ними спасатели также не вернулись, хотя несколько промежуточных посланий от обоих отрядов мы получили. Изначально мы грешили на странные создания, которых немцы именуют Старцами и которых порой можно встретить в окрестностях базы, но никаких подтверждений этим догадкам мы не получили. В результате мы вынуждены были вызвать специалистов Третьего отдела, которые должны если и не разгадать все тайны подземного лабиринта, то хотя бы прояснить судьбу посланных туда людей. Завтра к нам прибудет команда СС, которой поручено охранять наших исследователей…

— Подождите, — неожиданно подал голос Григорий Арсеньевич, — подождите, товарищ Штейнер. Вы хотите сказать, что собираетесь отправить нас туда в сопровождении немецкого эскорта?

— Не совсем так. Немцы останутся у нас на базе, но будут готовы прийти на помощь в любую минуту, — вздохнул замначальника станции. — Тут я ничего не могу поделать. Это их условие. Они — наши союзники, тем более, что их потери много превышают наши. Кроме того, у меня на станции очень мало людей. Мы живем тут вообще за счет Базы-211, и я не могу выписать сюда целую опергруппу, это слишком накладно. Так что надеюсь, вашего опыта и опыта товарища Кузнецова, — тут он кивнул в сторону Василия, — вполне хватит для того, чтобы избежать ловушек, в которые попали предыдущие исследователи. Так же мы очень надеемся на опыт товарища Троицкого, профессора, имеющего международную известность в вопросах древних цивилизаций. И еще, для большей надежности я выделю пару человек вам в помощь. Немцы — они, конечно, немцы, но всегда приятно будет иметь рядом товарища, на плечо которого можно опереться в трудную минуту… Итак, отбытие назначаю завтра в десять. К этому времени вы должны получить все необходимое на нашем складе. В девять тридцать приедет вездеход с союзниками, а, как вы сами видите, места у нас мало, так что по их прибытии лучше сразу выступить… Есть у кого-то вопросы?

— Да, — вновь заговорил Григорий Арсеньевич. — Вы сказали, что несколько отчетов предыдущей экспедиции все же попали к вам. Хотелось бы знать, как. И я бы хотел ознакомиться с ними, прежде чем совать голову в пасть неведомой опасности.

— Хорошо, — согласился Штейнер. — Ваше желание естественно. Когда немцы отправили спасательную экспедицию, то наткнулись на базовый лагерь исчезнувших ученых. Он был устроен в большом зале, откуда в нижнюю часть лабиринта уходили колодцы… Обнаружив документы, спасатели, до того, как исчезнуть точно так же, как их предшественники, послали назад вестового. Так что тут нет никакой тайны. А сами документы будут вам предоставлены, хотя не знаю, чем они помогут вам. Записи обрываются на самом интересном месте… Кроме того, как я понимаю, желательно, чтобы с ними, кроме вас, ознакомились Кузьмин и профессор Троицкий?

— Естественно.

— Хорошо, тогда после того, как закончите сборы, возвращайтесь сюда. К тому времени мы приготовим необходимые бумаги. Остальные все оставшееся время должны, отложив все дела, максимально содействовать сборам экспедиции.

* * *

Василий взял потертый блокнот из рук Григория Арсеньевича.

— Ознакомься, — посоветовал барон. — Хотя я лично не нашел там ничего интересного и важного. Штейнер был прав: записки ни о чем, обрывающиеся на самом интересном.

Василий повертел в руках блокнот, потом взглянул на командирские часы, с которыми никогда не расставался. Время уже перевалило далеко за полночь.

— Может, не стоит. Если там нет ничего важного… Завтра нам предстоит тяжелый денек, и я предпочел бы выспаться, чем пару часов изучать бессмысленные каракули. Может быть, вы в трех словах обрисуете, что я должен знать?

— Да, узнаю деревенского паренька Ваську, — хмыкнул Григорий Арсеньевич. — Что ж… В трех словах, конечно не получится, но… В общем… спустились они на верхние уровни лабиринта, подозревая, что где-то внизу сокрыт город. В отличие от немецкого подземного лабиринта, этот был в древние времена явно обитаем. Метровый культурный слой, всяких «следов» хоть пруд пруди. Для господина Троицкого непаханое поле… Все разбросано в беспорядке, словно жители покидали свои жилища в спешке… Побродили по этому лабиринту наши предшественники, потом нашли несколько коридоров, которые, судя по архитектуре Базы-211, должны вести вниз, только все они были запечатаны снаружи, причем печати с эзотерической символикой. Осьминоги и прочее.

— Как на амулете Катерины?

— Видимо, да. Зарисовок и фотографий не прилагается, но по описаниям похоже. Ну, недолго думая, рванули они один проход, спустились ниже. Все то же самое. Утром недосчитались нескольких человек. Сначала решили, что тварь какая выползла из-под земли, ими отобедала… Но следы и часовые говорили об обратном. Выходило так, что несколько человек, в том числе и начальник экспедиции, среди ночи поднялись и спустились в колодец, ведущий на нижние уровни. Куда они ушли, неизвестно… Тогда замначальника этого отряда оставил основную часть снаряжения, плюс эту записную книжку, в базовом лагере и с оставшимися людьми отправился следом за своим командиром…

— Странная история. Как вы думаете, может, колдовские печати сдерживали какое-то чудовище?

— Возможно… — неопределенно протянул барон. — Только тут возникает вопрос, что чудовище делало глубоко подо льдом много тысяч лет, чем питалось и…

— Морской змей… Если нижние коридоры как-то связаны с морем, то он…

— То его заметили бы много раньше. К тому же никаких следов змея не обнаружено. Нет, люди спустились под землю сами. Вот только понять, какова была наживка, заманившая их туда, и что охраняли эти печати.

— Завтра выясним…

— Ох, не нравится мне это, — заметил барон. — А особенно не нравится присутствие фашистов, так что, что бы там господин Штейнер не вещал, боеприпасов бери по максимуму. Неизвестно, с кем или с чем мы столкнемся под землей.

— Да, я еще хотел спросить о Катерине…

— Она пойдет с нами, точно так же, как комиссар. Только не надо пугать их жуткими рассказами.

— Но зачем нам брать их с собой? Там же опасно. Я вообще не понимаю, зачем Катерину притащили сюда?

— Ты еще спроси, зачем я спас ее от расстрела. Нет, по-твоему, было бы лучше, если бы ее перемолола большевистская мясорубка.

— Но если она виновна?

— В чем? В том, что папа и мама у нее не лапотные крестьяне?.. К тому же, боюсь, она замешана во все это много больше, чем нам может казаться. Знаешь, Василек, есть такая вещь как предчувствие. Так вот, мне кажется, что она не просто нужна нам, а необходима, правда, хоть убей, не могу сказать, откуда это ощущение. Или все дело в сновидениях… Кстати, ты видишь сны?

Василий хотел было рассказать о странном зале и гигантской фигуре, но почему-то не решился. Словно невидимая рука запечатала его уста, не давая вымолвить ни слова.

— А я вижу… — продолжал барон, не заметив колебаний своего собеседника, — и знаешь, чем я больше обо всем этом думаю, тем меньше мне нравится вся эта археологическая затея.

Глава 8

БАНДА БАТЬКИ ГРИГОРИЯ

[1921]

В лесу, когда мы пьяны шорохом

Листвы и запахом полян,

Шесть тонких гильз с бездымным порохом

Кладет он молча в барабан.

В. Брюсов. «Демон Самоубийства»

— Стой! Кто идет? — Василий вскинул винтовку наперевес, нацелившись на кусты.

— Может, медведь? — предположил Петро, прячущийся за толстым дубом по другую сторону тропы.

— Ты еще слона приплети, — фыркнул Василий и потом, повернувшись в стороны кустов, добавил. — А ну вылазь, а то как пальну!

— А выйду, не стрельнешь? — голос был хриплым, стариковским.

— Ты выйди, а там глянем, что за птица.

— Ты винтовочку-то опусти, а то шибко боязно.

— Я-то опущу, а ты по мне из обреза пальнешь. Вылазь давай, а то мое рабоче-крестьянское терпение кончается! — рявкнул Василий.

С треском зашевелились кусты, и на тропинку вышел мужичок в длиннополой рубахе, подпоясанной веревкой. Из-под рубахи торчали темные штаны, заправленные в высокие кирзовые сапоги. На плече незнакомца висела котомка, а в высоко поднятых руках и в самом деле был обрез. Из-за низко надвинутого картуза торчал нос картошкой и бесформенная рыжая борода.

— Ты стрелялку-то брось! — рявкнул Василий, вновь тряхнув винтовкой. — Ты бросай, бросай… А то смотри, я нервный. Враз пальну!

Мужичок выпустил из рук обрез, и тот упал в траву.

— Вот так-то лучше, — с облегчением вздохнул Василий. — Ты чей будешь?

— Ты пароль, пароль у него спроси… — посоветовал Петро, высовываясь из-за дуба.

— Дурень ты, Петро! — пытаясь придать своему голосу солидность, объявил Василий. Хоть Петро был на год старше, а политически неразвит. Не было у него необходимого любому красному бойцу чутья, которое с первого взгляда позволяло выявить врага мирового пролетариата. — Откуда этому пароль знать? Видишь, не из наших он.

— Почем знать. На лбу у него не написано.

— А так не видно?

— Ладно, — махнул рукой Василий и снова повернулся к мужичку. — Кто таков?

— Прохор я, Цветков, из Заречья, — ответил мужичок. — Руки-то опустить можно?

Василий задумался.

— Можно, — наконец согласился он. — И что ты делаешь тут в лесу с обрезом, Прохор Цветков?

— Да я вот… — замялся он.

— Ты правду говори! — гаркнул Василий, подражая своему другу и учителю Григорию Арсеньевичу.

— Я… я… — замялся мужичок, а потом, словно кинувшись в омут с головой, выпалил разом. — Я из Освободительной армии батьки Григория.

— Вижу, что не из Рождественского монастыря…

— Если он бандит, то к стенке его, — встрял Петро.

— Я… я… я этот самый… прибежчик… — пролепетал мужик, не сводя взгляда с трехлинейки Василия.

— Перебежчик…

— О… оно самое… я это… передумал и к красным хочу…

— Мало ли чего ты хочешь, — задумался Василий. Нет, с одной стороны, если этот Прохор бандит, то надо было бы кончить его прямо тут, на месте, по законам военного времени. Тем более, что к бандитам у Василия был собственный счет. С того самого дня, как погибли его брат и мать, он почти каждую ночь видел кошмары… С другой стороны, притащи он этого «прибежчика» в отряд, начштаба порадуется. Может, наконец удастся бандитов накрыть. А то бесчинствуют они уже больше года… — А знаешь, где банда сейчас?

— Знаю, — кивнул мужичок. — Я вам банду, а вы меня — домой. Договорились.

— Не-а, — отрезал Василий. — Не о чем мне с тобой договариваться. Да и негоже. Вот отведу тебя к начштаба товарищу Окуневу. Он у нас страсть как бандитов любит… Вот пусть он и решает, то ли по законам военного времени тебя сразу к стенке ставить, то ли чуть опосля… Петро, обрез подбери! И на посту оставайся до смены караула. А я этого в штаб отведу и вернусь. Добро?

— Добро, — с неохотой отозвался напарник.

— И смотри, не спи, мух не лови…

— Угу, — еще более угрюмым голосом отозвался Петро. Вдвоем-то на посту было тяжко. А одному…

Тем временем Василий, выйдя на тропу, связал руки мужичка его же собственным ремнем, после чего они направились в сторону деревни.

— А пока мы тут шагаем, ты вот мне скажи, много у батьки Григория сабель? — задал вопрос Василий, решив даром времени не терять.

— Сколько есть — все его.

— Э… Прохор… Ты же сказал, что ты перебежчик. Значит, теперь ты на нашей стороне должен быть, а посему должен честно на вопросы отвечать.

— Я на своей стороне, — огрызнулся Прохор. — Если б на вашей был, вы бы мне руки крутить не стали.

— И то верно, — согласился Василий. — Но нельзя иначе. Война идет. Мировой пролетариат… — и дальше он минут пять излагал свои политические мировоззрения о международном капитале и Антанте, которые совместно обирают и угнетают мировое крестьянство и пролетариат. Однако в самый неожиданный момент, прервав лекцию на политические темы, он вдруг спросил. — А у батьки Григория сколько тачанок?

Василий не раз наблюдал, как подобный прием использовал его учитель Григорий Арсеньевич. Бывало, он заговорит о чем-то далеком, эфемерном, а потом, когда Василий расслабится, хлоп вопрос, и тут хошь не хошь ответ выпалишь и только потом понимаешь, что сказал то, что говорить вовсе не хотел. Попался на эту удочку и перебежчик.

— Семь, — брякнул он и скороговоркой добавил. — Только на одной пулемет… — и замолчал, словно пытаясь понять, что только что сказал.

— Ну, Прохор, давай, — подтолкнул его Василий. — Сказал «аз», говори «буки»…

— Ты за язык-то меня не цепляй. И вправду говорят, красные хоть кому голову запудрят… — огрызнулся Прохор и вновь замолчал.

— Значит, говоришь, семь тачанок и на одной пулемет барахлит… — задумался Василий. — Барахлит, это хорошо… А вот сам батька, какой он?

— Он кости голубой, — охотно заговорил Прохор. Видимо, в разговоре о батьке он не видел ничего ни опасного, ни предосудительного. — Сразу видно, из бывших. Как скажет, так в точку. За ним народ потому и пошел, что верят они в него.

— Ага… Он народ деревнями режет, а вы ему верите…

— Не-а… — равнодушно возразил Прохор. — То не батька. Он не такой…

— А кто ж тогда душегубством занимается? Кто людям сердца рвет да глотки режет?

Прохор пожал плечами.

— Не знаю, только то не батька. С ним один раз поговоришь и ясно все. Он — человек справедливый.

— То-то твой справедливый против трудового народа попер!

— Он не против народа, — продолжал Прохор, говоря таким тоном, словно речь шла не о главаре банды, а о каком-то святом. — Он за народ. Он против большевиков.

— Так ведь большевики за народ!

— За какой-такой народ? Это если я всю жизнь горбатился, хозяйство поднял, двор в исправе держу, то теперь должен я с городом за просто так хлебом делиться, должен половину скотины своей разным бездельникам отдать, которые не знают, с какой стороны корову доят? Зачем мне такая власть? Я хочу жить хорошо. Да, за то поработать надобно. Так я что ж, отказываюсь…

— Да ты, я посмотрю, не только бандит… Ты закоренелый враг советской власти! — вспыхнул Василий. Пальцы его сжались, ствол трехлинейки пошел вверх…

— Эй! Эй! Эй! — завопил Прохор, заметив движение Василия. — Ты ружом- то не тряси, а то выпалишь ненароком. Веди, куды вел.

— Я тебя, прихвостень мирового империализму, сейчас…

— Да успокойся ты! — взмолился мужичок. — Я ж почему к вам пришел… потому что осознаю всю глубину старорежимного… — тут он замялся. Ему явно не хватало слов. Видно, не привык вести разговоры на политические темы. — В общем, неправ я. А раз так, то ты мне растолкуй, в чем ваша правда и почему…

Василий смягчился, даже ружье на плечо закинул. Пленник-то его со связанными руками. Чего он сделает? А потом, набрав побольше воздуха в легкие, заговорил, излагая основы марксизма так, как понимал их сам. Хотя что-что, а о рабоче-крестьянской «правде» он знал много, наслушался еще в раннем детстве от отца и потом от старшего брата, пока тот был жив. Так что стоило Прохору замолчать, как Василий вновь завел рассказ о товарище Троцком, пролетарской солидарности и победе мирового пролетариата…

* * *

Комиссар вышел из хаты, прошелся по двору и, опустившись на завалинку, вынул из нагрудного кармана портсигар, достал мундштук и закурил тонкую сигарилью. «Интересно, откуда он их берет? — подумал Василий. — Наверное, запас у него где-то». Он даже сам как-то попытался попросить у Григория Арсеньевича попробовать, на что тот поинтересовался, курит ли Василий, и, услышав отрицательный ответ, прочитал ему лекцию о вреде курения, о негативном воздействии никотина на молодой, неокрепший еще организм и впридачу добавил, что если уж Василию совсем нечем заняться, то пусть самогонку пьет, «она много полезней будет». С тех пор Василий у комиссара никогда прикурить не просил, хотя порой с завистью поглядывал на мундштук и серебряный портсигар. Но сейчас его интересовало совершенно другое.

— Ну как там этот перебежчик? — спросил он, подсаживаясь к комиссару.

Тот только пожал плечами.

— Перебежчик как перебежчик. Только проверить надо, если он, как говорит, не участвовал в акциях белого террора, пленных не расстреливал, то возьмем с него подписку, и пусть себе домой топает. Кто-то ведь должен поля пахать.

— А я бы его не слушал. К стенке и точка.

— Таким, как ты, дай волю, вы всех к стенке поставите, — усмехнулся комиссар. — К стенке ставить оно, конечно, надо, но только когда это и в самом деле необходимо. А здесь, ну ошибся мужичок, не за тех воевать пошел. Потом осознал, сам пришел с повинной. Тут понятие иметь надо.

— Да какое ж понятие! — взвился Василий. — Я ж по дороге с ним говорил. Он как есть зажравшийся пережиток прошлого — несознательный элемент.

— Вот видишь, ты его сам несознательным называешь. А раз несознательный он, ты его не к стенке, а проведи с ним политинформацию, расскажи об угнетенном крестьянстве всего мира, расскажи, как героическая Красная армия борется за свободу рабочих и крестьян и что скоро по всему миру разом полыхнет революционный пожар.

— Я пытался, только он…

— Что он? Не поддается? Значит, плохо пытался. Надо было сказать так, чтобы он в сей же час со своим обрезом побежал батьку бить…

— Но я… я… Я совсем не об этом хотел спросить, — нашелся Василий. — Этот перебежчик… он сказал, где сейчас банда?

— Сказал.

— Ну и..?

— Что «ну и»?

— В ружье и поскакали. Мы их там живо…

— И кого ты в ружье поднимать собрался? Сейчас в деревне человек пятнадцать наших, да еще разведотряд Волкова. А у бандитов шесть тачанок. Если мы вот так туда сунемся, нас из тех пулеметов у околицы всех и положат.

— Но надо что-то делать. Они ведь опять уйдут.

— А мы вперед разведчиков пошлем, пусть проследят, что и как. Тем временем основная часть отряда подтянется. Да и бандиты никуда не денутся.

— Почему вы так уверены?

— Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам, — нараспев произнес Григорий Арсеньевич. — А пока развернем-ка нашу «Кузню», надо отлить побольше патронов.

Он встал и отправился к дальнему сараю. За ним на земле было кострище. Пока Василий бегал за сумками, комиссар нарубил топором лучину, но прежде, чем сложить костер, пока никого не было рядом, начертил в пепле несколько странных знаков, сильно смахивающих на арабскую вязь. Потом он развел костер и разложил принесенные Василием инструменты.

— Бандиты эти люди опасные, сам знаешь, — продолжал он возиться с инструментами, раскладывая их на щербатой от времени деревянной скамье, которую красноармейцы установили неподалеку от кострища. — Ты, Василий-Василек, должен всегда помнить, что если враг твой преступил человеческую суть свою, ежели он у людей сердца вырывает или еще какой промышляет гнусностью, то так просто ты его не возьмешь. Чтобы такого гада свалить, нужно что-то особое. Простой пулей его не остановишь. Вот потому заранее надо особые «заговоренные» пули готовить. Чтобы они, если попадут в нелюдя, то валили его насмерть.

— Но ведь материализм…

— А «заговор» материализма не отрицает, — улыбнулся Григорий Арсеньевич. — Вот в Средние века жил астроном Джордано Бруно. Его инквизиция сожгла за то, что он пытался дать людям истинную картину мира. Когда его на костер вели, все считали его чернокнижником и колдуном. А когда прогресс пошел вперед семимильными шагами, выяснили, что все, о чем Бруно писал, — физические явления… Так и здесь, если вещь тебе непонятна, ты не отрицать ее должен, а изучать, и тогда рано или поздно поймешь, истинная это наука или вранье… А пока повторяй за мной слова заклятия. Вот отзовут меня, придется тебе самому такие пули делать…

— Но, Григорий Арсеньевич, я же по мишеням и из тех, и из других пуль стрелял, — попытался возразить Василий. — Обычная пуля вон, доску толщиной с большой палец прошибить может. А эта, — он кивнул в сторону разложенных инструментов, — мокрой кляксой размажется, да и только.

Комиссар усмехнулся.

— Мал ты еще, чтоб всю суть понять, — вздохнул он, заканчивая приготовления. — Мал да несмышлен. Вот возьми, к примеру, туземцев с Амазонки. Они из духовых труб дротиками стреляют или колючками. А что, скажем, колючка человеку сделать может? Ну поцарапает кожу, в крайнем случае… Так нет, туземцы эти насмерть разят. А в чем дело? В том, что они те колючки в специальном яде вымачивают.

— Так ведь тут-то какой яд? — удивился Василий. — Кусочек листа клевера, капля воды освященной да кусочек серебра. Это ж яд разве.

Выставив перед собой три десятка револьверных патронов, Григорий Семенович стал не спеша вынимать из них пули.

— Ты, Василек, пойми. Не все в мире так однозначно. Вот конь, например, или собака может из болота воды попить. И ничего ей не будет. А ты выпей… Потом неделю животом маяться будешь.

— Так тут… это… — не нашелся, что сказать Василий.

— Вот и здесь примерно то же самое. Обычным людям такие пули вреда не принесут, а вот если ты одичал настолько, что готов в зверя превратиться, тут эти пули в самый раз…

Неожиданно где-то во дворе началась кутерьма.

А потом послышался крик:

— Сбежал! Сбежал!

— Что там? — встрепенулся Василий.

Он хотел уже вскочить, побежать. Может, там, во дворе, и в самом деле кому-то нужна помощь, но комиссар остановил его.

— Ты, Василек, не спеши. Они сами там разберутся. Ты лучше смотри, как пули делать. Заклятие повторяй. Чую, пригодится тебе это искусство. Не раз еще столкнешься ты на своем пути с волками в человеческой шкуре.

— Но…

— Да не волнуйся ты так. Это, скорее всего, твой перебежчик удрал…

— Я же чуял, что он контра! Надо было сразу его к…

— Не контра он, а душа заблудшая. Я тебе уже говорил.

— Эй, Григорий Арсеньевич, неужто в Питере все комиссары так рассуждают… Поповство какое-то. Непонятно, как тогда революцию делали!

— Ну почему же, — протянул комиссар, не отрываясь от работы. — Мир, он ведь не черный и не белый, он множество оттенков разных имеет. И если ты станешь все на белое и черное делить, то придется тебе половину людей на Земле перестрелять. А подумай лучше, ради кого ту самую революцию делали. Вот ради таких людей и делали… Да, кто-то из них верит в идею Мировой революции, а кто-то и нет. И если это не враг лютый, то ты, прежде чем к стенке ставить, попробуй человека в своей правоте убедить.

— Красиво вы говорите, — с обидой вздохнул Василий. — Только сдается мне, что Прохор этот подослан был, чтобы отряд в ловушку заманить.

— И такое возможно, — согласился комиссар. — Вот почему мы поедем с разведотрядом. Если ловушка, отобьемся, вырвемся. А нет, бандитов задержим, выследим.

— Да мы уже один раз… — и перед мысленным взором Василия вновь встала его родная мертвая деревня. Где в избах и на улицах лежали люди с вырванными сердцами. И еще стеклянные глаза брата, который уже умер, но все еще цеплялся за него рукой, сведенной в предсмертной судороге.

— Ничего, — улыбнулся Григорий Арсеньевич. — Не печалься, Василий. В этот раз они никуда не денутся. Мы с тобой наготове будем, — и он заговорщицки улыбнулся. — А пули — пули нужны, ведь не на людей охотиться идем, на зверей в людском обличии…

* * *

Однако Григорий Арсеньевич хитрил. Это Василий понял перед отъездом. Во-первых, комиссар никому не сказал, что собирается присоединиться к разведотряду. Во-вторых, он к нему и не присоединился.

Василий сидел во дворе и ждал. Вот разведчики сели на коней, распахнулись ворота, и они один за другим растаяли в мглистом вечернем тумане, наползающем с болот. Вот прокукарекали петухи, окончательно стемнело, и хозяйки стали закрывать на ночь ставни — времена неспокойные, а так, глядишь, и пронесет лихо. Мой дом, как говорится, моя крепость.

И только когда почти стемнело, появился Григорий Арсеньевич. Он перекинул Василию пояс с двумя револьверами.

— Значит, так… Одень это, а винтовку оставь. Там она тебе только мешать будет. И запомни, хорошо запомни: в правом револьвере пули обычные, точно как в верхнем патронташе пояса, в нижнем — те, что делали днем. И не беспокойся, нелюдей они почище винтовочной пули валят.

— Ну, вы уж скажите — «нелюди»!

— А я тварей, которые у людей сердца вырывают, по-другому назвать не могу… И давай, пошевеливайся. Дорога нам предстоит неблизкая. Нам еще разведчиков нагнать надо.

— Надо — нагоним, — пожал плечами Василий. — Только чего суетиться-то. Надо было вместе с ними выехать, вот и нагонять бы не пришлось.

— Эх, Василий-Василек… — Григорий Арсеньевич хитро усмехнулся и потрепал Василия по плечу, — кабы знать, где упадешь, салфетку подстелил бы. — И строгим, официальным тоном добавил: — Хватит разговорчиков, боец Кузьмин. Пошли, а то все представление пропустим, — и, решительно повернувшись, он отправился за сарай, туда, где днем мастерил пули. Там уже стояли два оседланных жеребца.

— Откуда… — начал было Василий, любуясь грациозными животными. Раньше он таких коней в отряде не видел.

— Разговорчики, рядовой Кузьмин. В седло и вперед! Нас ждут великие дела! — и, не дожидаясь ответа, комиссар развернул коня и дал шпоры.

Василию ничего не оставалось, как последовать за командиром.

Было полнолунье, и дорога, залитая лунным светом, была высвечена как днем. Конь несся по дороге сам по себе, и Василий задумался. Он до сих пор не мог понять, что происходит. События последнего года являли некий водоворот, и ему не хватало времени притормозить и осмотреться, разобраться в том, что происходит. То, что он оказался в отряде, казалось ему само собой разумеющимся. Он столько мечтал об этом. Правда, ему всегда грезилось, что в отряде рядом будут старший брат и отец. Они помогут ему, образумят, наставят на путь истинный. Но брат погиб. А отец… Тут вообще творилось нечто странное. С одной стороны, он числился в отряде, и командиры подразделений, вроде того же Волкова, иногда видели его и давали задания, но сам Василий так ни разу с отцом и не встретился. Может, он даже не знает, что его жена и старший сын погибли? Но война, война не давала ни дня отдыха. Да еще эта банда батьки Григория. Говорили, он из бывших — благородный офицер, не смирившийся с победой советской власти. Только зачем он людям сердца из груди рвет… От воспоминаний в уголке глаз Василия навернулись слезы. Он смахнул их движением рукава и заставил себя переключиться. «Не надо думать о грустном. Вот пройдет война, страна заживет мирной трудовой жизнью, вот тогда и станем потери считать», — так писал в одной из листовок товарищ Троцкий. И Василий был с ним полностью согласен. А может, дело было вовсе и не в том. Не было у него ответов на вопросы, которые постоянно крутились у него в голове. Почему в ту роковую ночь люди мельника погнались за ними и стали стрелять? Как погибла его мать? Что с отцом? Раньше он очень любил Василия, всегда таскал его с собой и в лес, и на рыбалку, и в поле на сенокос. А потом, вернувшись с войны, он показался Василию совсем иным человеком. Может, все дело было в трехлетней разлуке. Или причина таилась в том, что отца сильно потравили газами. Или, что самое простое, Василий вырос за три года разлуки, и мир перестал казаться ему таким прекрасным, а жизнь столь безмятежной. Но даже все это вместе взятое не объясняло нежелание отца общаться с сыном. Он словно не хотел даже видеть Василия, превратившись для него в неуловимый призрак.

А этот комиссар, Григорий Арсеньевич. Странный он человек. Конечно он городской, образованный, присланный партией, с мандатом от самого товарища Троцкого, а иногда скажет, и видишь — не наш это человек. И еще черная магия, заговоры… Порой Василию начинало казаться, что комиссар хочет сделать из него не красного бойца, а охотника на нечисть… А с другой стороны, в этот год он практически заменил Василию отца и старшего брата. Это он научил деревенского парнишку стрелять без промаха, показал несколько приемов какой-то восточной борьбы — слово джиу-джитсу тут же вылетело из головы Василия. И еще он научил Василия владеть ножом. Не просто махать перед собой охотничьим клинком, как порой делали в кабаках напившиеся охотники, а по-настоящему сражаться, наносить и отбивать удары. Василий недоумевал: зачем ему это, когда есть и винтовка, и револьвер, но на все его вопросы Григорий Арсеньевич только посмеивался. И еще искусство бросать нож. Вроде бы и вовсе бесполезное. Тем не менее почти каждый день комиссар заставлял своего ученика часа три тренироваться. Иногда к ним присоединялись другие красноармейцы, но никто из них не выдерживал дольше трех дней подряд, а Василия комиссар «истязал» почти год. И еще, зимой, когда в отряде было совсем голодно и красноармейцы, несмотря на угрозу расстрела, шли мародерствовать, комиссар не раз приносил Василию доппаек. Где он его брал, Василия не особенно интересовало. Но вот откуда взялось это отеческое отношение?

И еще…

Но до конца довести все свои рассуждения Василий так и не сумел, лесная дорога расступилась, справа и слева появились покосившиеся околицы — слабая защита для заросших огородов. А чуть дальше темнели неказистые деревенские дома. И тишина… Точно такая тишина, как тогда…

Неожиданно с опушки леса навстречу всадниками метнулась знакомая фигура. Прохор! Перебежчик.

— Предатель! Убью!

Василий, сам не сознавая того, потянулся за наганом, и когда рука уже сжала ручку, и он готов был выхватить револьвер, чтобы застрелить предателя, на руки его легла рука комиссара.

— Остынь, Василек. Это наш человек.

— Чей это наш?

— Все узнаешь в свое время, — безапелляционно объявил комиссар, а потом повернулся к Прохору. — Все сделал?

— Знаки расставлены, Ваше высокоблагородие, все как вы сказали!

Ваше Благородие! Сердце Василия сжалось, что все это значит? Он хотел было немедленно потребовать объяснений у Григория Арсеньевича, но только открыл рот, как страшный крик разорвал ночную тишину. Были в этом крике и боль, и испуг, и ненависть… нет, скорее даже отвращение.

— Началось, — вздохнул комиссар. — Ты точно все сделал, как я сказал? — вновь обратился он к Прохору.

— Все как есть, один в один, — кивнул перебежчик.

— Ну тогда… — комиссар повернулся к Василию, — что ж, молодой человек, у вас сейчас есть шанс помочь мне расправиться с теми, кто перерезал твоих односельчан и вырвал у них сердца. Эти твари сейчас в этой деревне, но что самое главное, они не смогут ее покинуть. В этот раз я подстраховался и запечатал все входы и выходы… — и видя, что Василий все-таки собирается о чем-то спросить, добавил. — Стреляй в тварей переделанными пулями, обычный свинец их не возьмет. А все вопросы… Все вопросы, Василек, на потом. И поверь мне, я зла тебе не желаю, — и он соскочил с седла. — Лучше идти пешком. Лошади этих тварей боятся.

Василию ничего не оставалось, как последовать за Григорий Арсеньевичем. Но он медлил.

— Поспеши, скоро тут будут ваши, а тогда охота сорвется.

Повернувшись к Василию спиной, он направился в сторону деревни.

Прохор тем временем взял обоих лошадей в повод.

— Поспеши, красноармейчик. Батька Григорий зря ничего говорить не будет.

«Ваше Благородие», «батька Григорий» — все смешалось в голове Василия. Неужели человек, которому он верил, который учил и опекал его целый год, на самом деле предводитель разбойной банды? Нет, этого быть не может! Ладно, как он сказал: «Все вопросы на потом». Если Григорий Арсеньевич не врет, там, в деревне, те, кто убил его мать и из-за кого погиб его брат. Тогда какая разница, бандит Григорий Арсеньевич или нет? «Вот сначала уничтожим кровопийц, — решил Василий, — а уж потом посмотрим, кто кого»

И решительно спрыгнув на землю, он передал поводья Прохору, внимательно глянул на мужичка, а потом, повернувшись, побежал следом за Григорием Арсеньевичем. Когда догнал комиссара, тот неожиданно остановился, потом присел на корточки. Василий, замешкавшись, проследил за взглядом батьки.

Поперек дороги шла канавка в полпальца глубиной, и на дне ее насыпан был какой-то порошок.

— Смесь чеснока и сушеных волчьих ягод, — пояснил Григорий Арсеньевич.

— Зачем…

— Это и есть та преграда, что не выпустит убивцев из деревни.

— Преграда? — Василию захотелось расхохотаться. Да только было в словах комиссара что-то такое, что к смеху вовсе не располагало. По крайней мере в том, что Григорий Арсеньевич не был сумасшедшим, Василий был уверен. А раз так, то надо просто подождать, тогда все само собой разрешится. То ли это непонятная правда, то ли глупая шутка.

— И если Прохор не сплоховал, тварям не уйти. Правда, для этого мы сами должны остаться в живых… — и тяжело вздохнув, Григорий Арсеньевич продолжал: — Значит, так. Через эту бороздку переступишь аккуратно, не дай бог тебе ее повредить. Колдовской круг не должен быть разорван…

«Колдовской круг, да такого не бывает! Все это бабушкины сказки» — хотел было выпалить Василий, но слова застряли у него в глотке, когда он встретился взглядом с Григорием Арсеньевичем.

— Так вот, ступай аккуратно и колдовской круг не повреди, — назидательным тоном повторил он. — Дальше действуем таким образом: я иду впереди, ты сзади — спину прикрываешь. Помнишь, я учил тебя с двух рук стрелять, так вот… В правую возьмешь револьвер с моими пулями, в левую — с обычными. Там и то, и другое пригодиться может. Перезаряжать будешь по моему приказу. И давай договоримся, если я прикажу мордой в дерьмо падать — упадешь. Понятно?

Василий кивнул. Хотя какое там «понятно». Все происходящее напоминало ему дурной сон. Словно он, проскакав назад во времени, вернулся в ту самую ужасную ночь, когда потерял брата и мать.

— Ну что, готов?

Василий кивнул.

— Тогда пошли! — и, сжимая в каждой руке по револьверу, Григорий Арсеньевич сделал размашистый шаг, с огромным запасом переступая борозду.

Василию ничего не оставалось, как последовать за своим наставником. «А там — будь что будет. Хуже не станет, а в остальном разберемся», — так говаривал отец.

Они быстро добрались до ближайшего дома — покосившейся хаты на краю деревни. Григорий Арсеньевич решительно поднялся на крыльцо и постучал рукоятью револьвера по двери.

— Есть кто дома? — спросил громко, а потом, не оборачиваясь, добавил, обращаясь к Василию. — А ты за углом следи. Эти твари очень подвижные… Так есть кто дома?

— А даже если и есть, — ответствовали из-за двери грубым мужским голосом, — то тебе-то что? Все равно не откроем.

— И это правильно, — согласился комиссар. — Не открывайте никому до рассвета, забаррикадируйте двери и окна, чтобы никто не смог к вам вломиться.

— А ты кто такой, что советы…

Но Григорий Арсеньевич не стал слушать, кивнув Василию, он быстро спустился с крыльца.

— Тут нам делать нечего. Идем дальше.

— И чо, мы так каждый дом обыскивать станем? — удивился Василий.

— Надо будет — каждый, — и комиссар, резко обернувшись, выпалил куда-то в огород.

Василий лишь успел заметить метнувшуюся тень, но так и разглядел, в кого стрелял комиссар.

— Минус один, — повеселевшим голосом объявил Григорий Арсеньевич. — Я его точно задел, а раз так, жить ему самое большое полчаса осталось.

— Самодельные пули?

— Скорее уж заговоренные, хотя можно сказать и так.

Нет, для Василия, не верившего ни в бога, ни в черта, это было слишком. Тем не менее, когда комиссар пошел дальше вдоль дороги, он двинул следом, сжимая в каждой руке по револьверу.

И тут где-то в центре деревни вновь пронзительно закричали, а потом кто-то взвыл, словно волк холодной зимней ночью. Комиссар прибавил шагу.

— Приготовься, Василек. Этих тварей штук десять, не меньше…

— Что там происходит? — шепотом пробормотал Василий, хотя и сам отлично знал ответ на этот вопрос.

Неожиданно улица раздалась, образуя площадь. Справа был дом сельсовета — разодранное красное знамя над входом, выбитые стекла. К нему присоседился неказистый домишко с покосившейся крышей.

— Похоже, кричали оттуда, — объявил комиссар. Он решительно поднялся на ступени и, держа револьвер наготове, распахнул дверь. Их сеней в нос ударил привычный домашний запах, но к нему примешивалось что-то неприятное, звериное. Словно там, в темноте, прятался мокрый пес. — Что ж, приступим… — Григорий Арсеньевич шагнул вперед, и тотчас на него из темноты выпрыгнул человек. Выпученные глаза, непомерно длинные, оскаленные зубы. Нет, не зубы — клыки… Вытянутые вперед руки с огромными черными, словно клювы ворон, когтями. Но человек или некое существо — Василий так и не понял, кто это был, — так и не дотянулось до комиссара.

Бах! Бах! Бах! — первая пуля остановила тварь, а вот вторая, изготовленная Григорий Арсеньевичем, заставила чудовище изогнуться. Страшный рык вырвался из пасти, и третий выстрел отбросил существо назад во тьму.

Комиссар снял с полки керосиновую лампу, зажег ее и протянул Василию.

— Держи.

— А вы?

— Мне без надобности, — ухмыльнулся комиссар. Я в темноте хорошо вижу.

— Но как…

Василий убрал револьвер с необычными пулями в кобуру. Все-таки, несмотря на все заверения Григория Арсеньевича, не верил он в убойную силу «заговоренных» пуль. Потом, взяв из рук комиссара лампу, огляделся. Сени как сени, только двери две. Одна вела в дом, а вторая, судя по всему, в здание сельсовета.

— Ну, я пошел, — улыбнулся Григорий Арсеньевич, направляясь в сторону двери, ведущей в дом. — И, Василек, будь осторожен. Если заметишь что-то двигающееся, стреляй не раздумывая.

Однако вместо того, чтобы сразу выполнить распоряжение комиссара, Василий прошел чуть дальше, мимо двери к трупу, распластавшемуся на полу, присел, чтобы рассмотреть, кого же все-таки прикончил Григорий Арсеньевич. Нет, это было невозможно! Перед ним на деревянном полу в луже крови лежал волк. Самый настоящий волк, с открытой пастью и вывалившимся языком. Вот только… он был одет, — одет в человеческую одежду, да и покрупнее своих лесных собратьев.

Василий от удивления потряс головой. Нет… наверное ему померещилось. А потом… Потом ему стало страшно, и выходило так, что те бабушкины сказки, что он слышал в детстве, лежа на печи — правда. Перед ним был волколак — существо волшебное и в реальности не существующее — страшилка из детских снов.

Василий прислонился к стене. Его трясло. Еще немного, и у него, наверное, началась бы истерика. Но тут где-то в сельсовете грянули выстрелы. Их грохот в мгновение отрезвил Василия, словно кто ушат холодной воды на голову вылил. Он ведь не просто так остался тут один, он должен… должен осмотреть дом. Снова где-то загрохотали выстрелы.

Дрожащей рукой Василий вытер пот со лба. Неужели он струсил… смалодушничал и теперь отступит? Он еще раз взглянул на поверженного волколака. Сейчас в тусклом свете он сказался всего лишь белесым пятном на полу. Вот она — вторая дверь.

Ноги не слушались. Сунув револьвер под мышку, Василий освободил руку, дернул дверь на себя, потом, чтоб она не закрылась, подставил ногу и тут же вновь схватился за пистолет. В неровном свете масляной лампы он видел, как ходит его рука, сжимающая оружие. Нет, так не пойдет. Так он, как пить дать, промажет. Надо… Надо… Усилием воли он попытался взять себя в руки, но ему не сильно это удалось. И тем не менее, лучше всего как можно скорее закончить и вновь присоединиться к Григорию Арсеньевичу, и не важно, кто он: красный комиссар или батька Григорий. Он был человеком и боролся против нечисти…

С этими мыслями, вытянув вперед лампу и держа револьвер наготове, Василий шагнул во тьму. В глубине души он надеялся, что никого не встретит, что дом окажется пуст, но… Все получилось совсем не так. Потому что в светелке кто-то был.

Яркая луна почти не заглядывала в горницу, несмотря на два окошка, и получалось так, что свет распространяла лампа в руках Василия. И в скудном свете этой лампы молодому бойцу открылась ужасная картина. Столь отвратительная, что в первый момент Василий опешил.

На столе, точно таком, как у него дома, лежал развороченный женский труп, ощетинившийся обломками ребер. Василию не надо было подходить ближе, чтобы понять: из груди женщины вырвано сердце. Над трупом стояла сгорбленная фигура, и эта тварь… В первый момент Василий не понял, что происходит, и лишь через несколько секунд осознал, что волколак макает когти в кровавое месиво трупа, а потом облизывает их, наслаждаясь вкусом.

Недолго думая, Василий вскинул правую руку и надавил курок, целя волколаку в сердце. Чудовище смело выстрелом. Василий хотел было подойти, посмотреть, кого же он в самом деле уложил, даже первый шаг сделал, но тут фигура на полу зашевелилась — оборотень стал медленно подниматься. Нет, ни один человек после такого не оправился бы. Василий отлично видел, что пуля вошла в сердце чудовища, и тем не менее оно было живо. Но не это было самым ужасным. Самое ужасное, что, повернув голову в сторону Василия, оно заговорило до боли знакомым голосом:

— Здравствуй, сынок. Так-то ты приветствуешь своего папку!

Руки у Василия задрожали, а ноги сделались ватными. Еще чуть-чуть, и он повалился бы на грязный пол горницы, став еще одной жертвой ужасной твари.

— Ты мне не отец, — дрожа всем телом, наконец смог выдавить из себя Василий.

— Да что ты говоришь? — усмехнулся оборотень. — А вот мы с мамкой думали по-другому. Негоже сыну от отца отрекаться.

— Ты мне не отец. Ты — чудовище.

Волколак усмехнулся. К этому времени он поднялся и окончательно пришел в себя, словно в него и не стрелял никто.

И только сейчас Василий смог разглядеть перемены, которые произошли в облике отца. Лицо его стало более вытянутым, бороду сменила короткая шерсть, глаза раздвинулись и запали, зубы… не зубы, а настоящие клыки. А может, и не отец это был, а просто тварь, похожая на него.

— Да ты не сомневайся, сынок, — вкрадчиво продолжало чудовище, сделав движение в сторону Василия. — Ты не сомневайся. А если будешь сомневаться, то умрешь, как мамка твоя. Она ведь не хотела со мной уходить. Упиралась, меня чудовищем называла…

Колени Василия начали подгибаться.

— Так это ты ее…

— Я сынок, я…

— И другие деревни?

— Мы стая, сынок. Когда ты станешь одним из нас, ты поймешь, как хорошо быть в стае. Как хорошо, когда не надо думать и все за тебя решает старший, когда единственный закон, которому ты должен подчиняться, это тяга крови… — и он сделал еще один осторожный шаг. — Мы же всегда с тобой ладили, ты всегда слушался меня, — и еще шаг.

— Нет, — неожиданно для себя выпалил Василий, и палец его инстинктивно надавил на курок.

Бах! Бах! Бах!

Пули одна за другой входили в тело волколака, но он словно ждал их. В этот раз они заставили его лишь покачнуться, хотя Василий был уверен, что не промахнулся ни разу.

— Подумай, каким ты станешь. Ты будешь неуязвим, ты будешь непобедим, весь мир откроется тебе, и ты познаешь истинную силу ночи…

Бах! Бах!

И ничего. Лишь когда очередная пуля входила в плоть твари, чудовище вздрагивало, словно кто-то невидимый резко толкал его.

Щелк! Щелк! Щелк!

Барабан был пуст. Нужно было перезарядить револьвер. Только зачем. Пули эту тварь явно не брали. «Все бесполезно, я сейчас умру… Или того хуже», — мелькнуло в мыслях Василия. Пальцы его разжались, и револьвер упал на пол. А потом, словно цепляясь за соломинку, Василий потянулся за вторым револьвером, с самодельными пулями. В этот момент он сам себе казался ребенком, который, чтобы спрятаться от ужасов реальности, прячется под одеялом.

— Не зли меня, сынок, — продолжало нашептывать чудовище. — Ты станешь одним из нас. Ты будешь идти впереди всех, заливая мир кровью. Кровью простых людишек, до тех пор пока на земле не станем править мы. И это будет мир равенства и справедливости…

Василий выстрелил не целясь, от пояса. Он видел, как пуля вошла в плечо твари. Но в этот раз эффект был просто невероятным. Волколак изогнулся, взвыл, а потом, вытянув лапу, дернулся было к Василию. Выражение злобного торжества на его морде сменилось маской невыносимой боли. Скрежеща зубами, он зашептал:

— За что, сынок..? За что ты убил меня?

— За мать, — отрезал Василий, вновь нажав на курок. — За тех невинных крестьян, которых ты убил, именем мировой революции… — он говорил и говорил что-то еще, то и дело нажимая на курок, и «заговоренные пули» одна за другой впивались в тело уже мертвого чудовища, корчащегося на полу.

Когда же Василий понял, что барабан револьвера пуст, он осторожно, стараясь не упасть, — ноги у него по-прежнему были ватными — присел на скамью у двери. Поставив лампу на пол, стал дрожащими руками перезаряжать барабан. Вытряхнул гильзы на пол и стал одну за другой вгонять в пустые гнезда «заговоренные» патроны. Действовал он на ощупь, автоматически, — сказывалась выучка Григория Арсеньевича. Взгляд же его оставался неотрывно прикован к мертвой твари. Ему казалось, вот-вот — и та вновь зашевелится, поднимется с пола, двинется на него. Но ничего этого не случилось. Перезарядив второй револьвер обычными пулями, Василий с трудом разогнулся и заставил себя подойти…

Да, это был его отец. Сейчас, после смерти, к нему вернулся человеческий облик, только вот руки до сих пор оставались лапами чудовища с огромными когтями, которые в предсмертной судороге впились в деревянный пол…

Неожиданно за спиной скрипнула дверь. Василий мгновенно развернулся, вскинув оба револьвера.

— Эй, успокойся! Не стреляй! Это я! — это был Григорий Арсеньевич. — Ну как ты тут? Я смотрю, справился… Да что с тобой, Василек?

— Это мой отец, — с трудом сдерживаясь, чтобы не разрыдаться, пробормотал Василий.

— Я так и думал, что он с ними, — тяжело вздохнув, отозвался комиссар. — Что ж, охота закончена. Пойдем, нам надо поговорить, — и, подняв лампу, жестом позвал Василия.

Тот хотел сказать: «Да!», но не смог — слезы ручьем катились у него из глаз.

Следом за Григорием Арсеньевичем он вышел в сени, а потом на крыльцо. Они, не сговариваясь, сели рядом на ступенях. Комиссар закурил, а потом, видя, что Василий никак не придет в себя, достал плоскую фляжку и, свинтив крышку, протянул ему.

— Хлебни, легче будет.

Спирт обжег горло, и Василий закашлялся. Потом растер слезы по лицу рукавом.

— Ну как? — улыбнулся Григорий Арсеньевич. — Полегчало? Давай-ка, приходи в себя… Мне нужно многое тебе рассказать, а времени у нас очень мало. На рассвете подойдут ваши, а к тому времени мне нужно быть подальше отсюда… — тут он сделал паузу, словно собираясь с мыслями, пытаясь решить, с чего начать.

* * *

За те пару предрассветных часов Василий узнал многое. Начал Григорий Арсеньевич с мистической составляющей мира, с того непознанного, что с лихой удалью отрицала новая власть. Василий хотел было возразить, спорить, но вспомнив о той твари, в которую превратился его отец, вовремя прикусил язык. Да и что тут говорить, выходило так, что Маркс с его материализмом неправ, а прав Григорий Арсеньевич. И пули «заговоренные» тварей убивали, и круг колдовской-охранный скорее всего действовал…

— Ну, а банда?.. — неуверенно спросил Василий, когда Григорий Арсеньевич сделал паузу в своем пространном монологе о нечисти на земле православной. — А батька Григорий? Выходит, это не они людей гробили?

— Не они, — согласился Григорий Арсеньевич, снова затянувшись сигарильей.

— Почему же тогда перебежчик вас высокоблагородием назвал?

— Потому что я и есть «высокоблагородие», — вздохнув, ответил Григорий Арсеньевич. — Я и есть тот самый пресловутый батька Григорий, за которым вы год гонялись. Только если в суть вопроса посмотреть, не за мной вы гонялись, а за хвостом собственным.

В первый момент Василий хотел было вскочить, что-то сделать. Только что: направить на батьку Григория револьвер и попробовать взять его в плен? Не получится. Застрелить? Василий отлично сознавал, что не сможет нажать на курок. Так они остался сидеть на ступеньках рядом с батькой.

— Настоящее имя мое — Фредерикс Григорий Арсеньевич, — продолжал батька. — Барон по происхождению, то есть твой классовый враг… Хотя, если честно, мне что белые, что красные. Если народ сам хочет уничтожить свою страну, почему я должен ему мешать? Да и на все есть воля Божья. Если там, наверху, решили предать эту страну анафеме и обречь на смерть и голод, то я, при всем своем желании, не смогу этого предотвратить. Вот разобраться с конкретным Злом и истинном его проявлении — это пожалуйста, только разве всюду поспеешь. И что мне оставалось делать, когда ваши бойцы подцепили где-то эту заразу… Мне, кстати, еще надо источник этого… найти. Ведь просто так человек волколаком не станет. Кто-то его «заразить» должен, погрызть, но не насмерть… Нет, я, конечно, мог явиться к вашему командиру и сказать: «Извините, у вас разведотряд сплошь из оборотней. Вы не разрешили бы, чтобы я их так аккуратненько пострелял, а заодно и тех, кто в лесах бродит, как твой отец, наводит тварей на деревни». Мне бы твой командир в лучшем случае не поверил, а в худшем к стенке поставил. Вот и пришлось собрать нескольких мужичков из местных, что поумнее будут, назваться бандой и ждать, когда случай подходящий выпадет тварей перебить… Так что, считай, теперь все кончено, банды батьки Григория больше нет, а уж с трупами ваших оборотней сами разбирайтесь, — и замолчал.

Василий тоже молчал. Ему казалось, что батька Григорий сказал то ли слишком много, то ли слишком мало. В голове у него вертелось множество вопросов, но только один он смог облечь в слова:

— Значит, это не вы… — он не договорил, не зная, как продолжить.

— Не мы убивали крестьян, вырывая сердца… Да, мужики немного повоевали с вашими, но лишь сводя счеты. Это, как говорится, смерть на смерть. Белый террор против красного. Лично я этого не одобряю, но и противиться воле народа не стану. Если ты во имя вашей безумной революции народа настрелял, да разных бесчинств понатворил, то изволь к стеночке встать и не рыпаться. У мужиков в этом случае все четко: глаз за глаз.

Григорий Арсеньевич замолчал. Василию опять захотелось спорить, доказывать, что красный террор необходим как метод классовой борьбы и прочее, только в какое-то мгновение все это — белые, красные и мировая революция впридачу — показалось ему глупой детской игрой. Вон там, у него за спиной, в доме лежали мертвые чудовища, создания, которые и существовать-то не должны были, и все остальное не важно, важно лишь то, что эти твари мертвы.

— А почему тот, что в сенях полностью в волка превратился, а у отца только лапы волчьи были?

— Сложно сказать. Это превращение на разных людей по-разному действует. Если ты морально слаб, то разъедает тебя эта зараза полностью, от и до… И никуда ты от нее не денешься, а если силен — то частично. Так ты днем человек, а ночью, в полнолунье — зверь, не знающий пощады к роду людскому. А порой застреваешь где-то на полпути и вынужден от людей скрываться, потому что хоть и ночью ты до конца в волка не превращаешься, днем ты уже не человек.

— И вы знали, что мой отец…

— Догадывался. Когда ты сказал, что он в отряде, только вы год встретиться не можете. Я сразу понял…

— А почему именно я? Вы ведь могли выбрать себе любого другого помощника. Да он вам и не нужен был…

— В этом есть правда, Василек… Только тогда на дороге приглянулся ты мне. Думаю, пропадет паренек ни за что… Ну а если серьезно, мне предсказано было. И хоть скоро я уйду, мы непременно еще встретимся. Один пророк, далеко отсюда, в пустыне Гоби, лет десять назад сказал мне, что судьбы наши с тобой будут тесно связаны, так что не я выбрал тебя, Василек, а Судьба…

— Но…

— У меня время заканчивается. Мне пора. Очень не хотелось бы встречаться с твоими, выяснять отношения. А ты можешь доложить, что банда уничтожена, рассеяна, а сам батька Григорий бежал в неизвестном направлении.

— И все же, куда вы?

— Уничтожить корень этого зла, а то могут появиться еще отряды, вырывающие сердца у мирных крестьян. Так что, Васек, мне пора, — батька встал, отряхнул галифе и собрался было уходить, но в последний момент передумал, повернулся к Василию. — Ты нос-то не вешай. Помни, все, что произошло, — к лучшему, а если и нет, то, как говорится, нас имеют — мы крепчаем… Так что прощаться не стану, еще свидимся… И последнее: помни мои уроки, они в жизни тебе здорово пригодятся. В лагере у меня блокнот остался, такой черный, замшею оклеен, помнишь? Там много рецептов и заклятий записано. Ты блокнот этот сбереги, глядишь, пригодится, — и больше не сказав ни слова, он развернулся и не спеша отправился по улице.

Вскоре его силуэт растворился в белом, как молоко, тумане, наползающем с болот. А Василий так и остался сидеть на крыльце дома, где он сам застрелил последнего близкого ему человека — родного отца.

Глава 9

ЛАБИРИНТ

[1938]

Не напрасно дули ветры,

Не напрасно шла гроза…

С. Есенин «Не напрасно дули ветры…»

На следующий день погода испортилась. Над миром воцарилась Белая Мгла, и когда Василий, проснувшись, выглянул наружу через крошечное полупрозрачное окошечко палатки, он ничего не увидел. Вместо ледяной равнины, неба и далеких пиков гор — туманное марево. И еще где-то в вышине, пронзительно завывая, пел свою песню ветер, и она чем-то напомнила Василию стоны плакальщиц на сельском кладбище. Словно сама природа предупреждала их.

— Да, с погодкой не повезло, — ухмыльнулся Григорий Арсеньевич. — Но, боюсь, нам она не помеха. Отсюда до входа в подземелья метров пятьсот будет, да и дорога провешана веревками, так что доберемся… Хватит глазеть в окно, ничего хорошего ты там не увидишь. Одевайся и в путь. Завтракать будем там, внизу…

— Может, стоит переждать ненастье? — предложил Василий. — Ведь день-два ничего не решают.

— Наоборот, непогода нам на руку, — усмехнулся барон. — В такую погоду немцы носа на улицу не высунут… Да, и собираться будешь, не забудь оружие взять, да патронов побольше.

— Вы никак на войну идете.

— Не скажу, что войну, а всякое случается, так что лучше быть готовым ко всему…

Василий с трудом напялил бесформенные одежды, которыми снабдили их на складе базы. Особенно позабавили его меховая куртка с капюшоном и унты — надев их, он превратился в настоящего пещерного человека. Хотя все его спутники выглядели точно так же.

В палатку заглянул Штейнер. Он объявил, что сбор через час у входа в подземелье, и чтобы они поторопились, так как предстояло не только преодолеть полукилометровое расстояние до входа, но и доставить туда оборудование профессора Троицкого — несколько массивных ящиков, о содержимом которых Василий мог смутно догадываться.

Снаружи оказалось много хуже, чем Василий подозревал. Ледяной ветер буквально обжигал кожу и валил с ног. Всем пришлось обвязаться веревками и двигаться, перекинув петлю через канат, которым была провешена дорога.

Сначала Василий с усмешкой наблюдал за этим подручным средством, но когда его пару раз сбило с ног и тут же отнесло на пять-шесть метров — расстояние достаточное, чтобы и канат, и остальные члены экспедиции растворились в белесой полумгле, — он понял необходимость страховки. Если бы не она, его унесло бы неведомо куда, и он вряд ли смог бы определить правильное направление, чтобы выйти или к базе или к входу в подземелье.

Что касается ящиков профессора и груза экспедиции, тут всем пришлось хорошенько потрудиться. Тем более что вокруг из-подо льда проступали руины. При такой погоде невозможно было точно определить их размеры, но складывалось ощущение чего-то огромного.

— Что это? — Василий наклонился к самому уху барона, но тот лишь отмахнулся.

— Потом! Сейчас береги дыхание и силы.

И правда, несмотря на защитный шарф, плотно закрывающий нижнюю часть лица, воздух казался таким холодным, что буквально обжигал легкие. К тому же замечание про силы оказалось как раз кстати. Если по снегу широкие сани с грузом шли отлично, то оказавшись среди «руин», забуксовали. К тому же они не всегда могли пройти между камней, так что пришлось несколько раз искать обходную дорогу. Удлинять страховочные веревки, провешивать новый путь, но благодаря усилиям всех членов экспедиции и работников станции «Красный полярник», сани были доставлены в зал, откуда, собственно, и открывался ход в недра земли. Сам зал полностью занимал внутренность небольшого полукруглого здания, которое чудом пощадило время.

Сложенное из ровно обтесанных камней, это сооружение напоминало верхнюю часть яйца, из которого вылили все содержимое. Безликая, мрачная постройка. Камень, из которого она была сложена, был черным, или точнее темно-темносерым, отчего внутри казалось еще темней, несмотря на обилие горящих факелов, электрических фонарей и масляных ламп. В центре купола в земле зияла огромная нора, куда уходил широкий пандус.

В купол, спасаясь от ветра, набилось полным-полно народа. Сани с багажом установили вокруг дыры в полу, толстым брезентом занавесили широкий вход, отрезав себя от внешнего мира, и только потом, согласно распоряжению Штейнера, начали разгрузку.

Сначала Василий думал, что они тут устроят привал, позавтракают и только потом отправятся дальше. Но Шлиман заверил всех, что до базового лагеря всего полчаса ходу, причем идти нужно будет вниз, а там посланный вперед повар уже должен был приготовить горячий завтрак. Там же сразу после завтрака состоится совещание, где оглашен будет спущенный сверху план работы экспедиции.

— Вот только этого нам не хватало, — с досадой вздохнул Григорий Арсеньевич. — Представляю, что они там могли накомандовать.

— Руководство всегда лучше знает, что и как делать, — безапелляционно заявила Кошкина.

— Ну что вы, что вы, конечно… конечно, — тут же пошел на попятную Григорий Арсеньевич. — Особенно если они никогда не были в Антарктиде и никогда не занимались раскопками древних городов.

— Попридержите язык! — фыркнула Рахиль Ароновна. — Я считаю, что сарказм здесь не уместен, или вы сомневаетесь в мудрости…

Ну, на это барону Фредериксу и вовсе оказалось нечего возразить. А может, он и не хотел.

Заметив, насколько все устали, Штейнер предложил членам экспедиции передохнуть, пока остальные полярники разгружают сани. Но Григорий Арсеньевич с Василием не стали дожидаться окончания этой процедуры. Прихватив рюкзаки с причитающейся им частью общего багажа, они отправились к черной дыре. Катерина, Рахиль Ароновна и господин Грег пошли следом за ними. Что же до профессора, то он не мог ни на мгновение поставить свои «драгоценные» ящики с приборами.

Для освещения Василий и Григорий Арсеньевич взяли факелы — и освещение, и оружие одновременно. Остальные предпочли масляные и керосиновые лампы.

— Не боитесь разных там газов? — Грег покосился на факелы в руках Григория Арсеньевича и Василия.

— Ну, раз их заготовили тут, будем считать, что внизу вредных, а тем более взрывоопасных газов быть не должно, тем более что идем не в шахту, в давным-давно выкопанный лабиринт, — возразил Григорий Арсеньевич.

— И все же… — засомневался немец.

— Вы со своей керосинкой взлетите на воздух точно так же, как я с этим факелом, — заверил немца Григорий Арсеньевич. — Пойдем, Василий. А то я сегодня с утра что-то устал.

Однако, прежде чем ступить на каменный скат, ведущий в неизвестное, Василий задержался. Он несколько минут стоял у входа и, высоко подняв чадящий факел, разглядывал древние каменные плиты, тщательно подогнанные друг к другу. Сколько им было лет? Ноги или лапы каких существ их топтали? Василий почувствовал, что вновь прикоснулся к чему-то древнему, загадочному. И как тяжело ему было сделать первый шаг…

Однако, преодолев себя, он взошел на древние плиты… и ничего не случилось, только в лицо дохнуло холодом. Не тем холодом, что несла с собой Белая Мгла, а затхлым холодом прошедших тысячелетий. Холодом, который не смог бы разогнать обычный огонь… Осторожно ступая, он направился вниз, следом за остальными. Идти оказалось легко, несмотря на немалый груз за спиной.

Сам туннель представлял собой ход высотой метра в два, с полукруглым потолком и плоским полом. То и дело от него вправо и влево отходили боковые туннели, и создавалось ощущение, что это гигантский многоуровневый лабиринт. Однако заблудиться здесь было невозможно, так как по обеим стенам главного туннеля прочерчены были две полосы. Сами стены, сложенные из каменных плит, лишенных каких-то ни было указателей и рисунков, от этого ничуть не пострадали. Но белые полосы выглядели варварски инородными в этом древнем, мрачном подземелье.

Туннель несколько раз завернул и наконец вывел в круглый зал. А может быть, в пещеру? Освещенная несколькими кострами, она казалась поистине гигантской. Тут, наверное, могли поместиться и лайнер, на котором путешественники покинули Ленинград, и немецкая подводная лодка, доставившая их на берег южного континента. В самом центре были навалены груды ящиков и… от входа Василий не мог толком рассмотреть, что там еще. Возле ящиков суетились люди, но не они в первую очередь привлекли внимание Василия.

Зал, где он очутился, напоминал внутреннюю верхнюю часть пополам разрезанной сферы, где по кругу почти под самым потолком шла полоса иероглифов. Однако Василия поразило, что иероглифы эти явно принадлежали тому же языку, что и те, что он видел во сне на троне спящего гиганта. «Эх, знать бы еще, что они значат», — подумал Василий.

— Эти надписи гласят: «И да остережется всякий, кто со злыми намерениями спускается в цитадель Великих. И да падет проклятье на голову всякого, кто попробует принести зло обитателям…» — тут Григорий Арсеньевич замялся. — Не помню значение этих трех слов… А дальше… «И до пребудет во веки царство Древних и величайшего из них — Ктулху…» Примерно так. Давно я не видел надписей на этом языке. Последний раз что-то похожее попадалось мне в подземном городе, скрытом под песками Гоби.

— Вы знаете этот язык? — удивился Василий.

— Ничего сверхсложного, основа та же, что у древне-финикийского. Единственная беда, что последние …дцать лет я им не пользовался. Забывать начал… Старею…

— Это вы-то?

— Конечно, — кивнул Фредерикс. — Я ведь много старше, чем ты можешь подумать.

Он уже отвернулся, собираясь идти в сторону костра, но в последний момент Василий остановил его.

— Я тоже видел похожие надписи…

Григорий Арсеньевич замер, потом, резко повернувшись, внимательно посмотрел на Василия.

— Не врешь? Где?

Василий потупился. Ему почему-то неудобно было об этом говорить.

— Во сне. Я видел все это во сне. Не помню точно, но эти надписи кажутся мне точно такими же…

— И там еще был гигант, восседающий на троне?

Василий кивнул. Григорий Арсеньевич не сводил с него взгляда, и Василий вынужден был продолжать.

— У него было такое странное лицо со щупальцами, вроде того, что у служанки на корабле, и еще крылья, огромные крылья, сложенные за спиной…

— Достаточно, — остановил его Григорий Арсеньевич. — Того, что ты сказал, мне вполне достаточно. Не хочу знать деталей, а тем более обсуждать их. Сны, навеянные Ктулху, могут стать реальностью, если придавать им слишком большое значение. Никому не рассказывай о том, что тебе снилось… А сейчас пойдем. Завтрак стынет, а я, если честно, после всех этих физических упражнений очень проголодался.

* * *

Однако толком Василий позавтракать так и не смог. Подойдя поближе к складному столику, на котором уже стояли миски с похлебкой и был разложен хлеб, он увидел то, что ранее закрывали от него ящики с оборудованием. Два лифта-подъемника — барабаны с намотанными тросами, к концу которых крепились маленькие деревянные щитки. Они нависали над черным квадратом бездонной пропасти. Подойдя к краю, Василий заглянул во тьму.

— «Если долго смотреть в бездну, она начинает смотреть на тебя» — так, кажется, сказал один немецкий психолог, Фрейд, что ли…

Василий обернулся. За спиной у него стоял Григорий Арсеньевич. Улыбка играла на губах барона.

— Ты поосторожнее будь… Туда лучше спуститься, а не свалиться… Пошли перекусим, а заодно поговорим с местными спецами.

Они подошли к столу, у которого уже расположились остальные члены экспедиции: товарищ Штейнер со своими неизменными телохранителями, герр Грег, профессор Троицкий, Катерина и товарищ Кошкина, а также несколько полярников и пара немцев в полувоенной форме.

— …И все же ваше командование совершенно напрасно отказалось от помощи наших специалистов из Аненербе. Гаулейтер Антарктиды господин Риштер готов был выделить вам специалистов СС и ученых, которые уже работали над артефактами, найденными в районе Базы-211.

— То есть вы хотите сказать, в пещерах, которые вы переделали для своих нужд, — поправил Грега товарищ Штейнер. — Нет, мой милый друг. Вы сами отказались от этой территории, и теперь все, что откроется нам там, внизу, будет достоянием Москвы, а не Берлина… хотя Берлин и получит свои дивиденды за помощь…

— И это очень прискорбно… — вздохнул Грег. — Использовать лучшие достижения проторасы Гондваны пристало лишь лучшим представителям нордической…

— Боюсь, тут вы ошибаетесь, — вмешался в разговор Троицкий. — Теории о Гондване, My, Атлантиде и других материках и культурах хороши, если мы имеем дело с человеческой цивилизацией. Но здесь иной случай… Не берусь оценить возраст ваших пещер, но эти сооружения, — он взмахнул рукой, словно желая одним жестом охватить весь зал, — много древнее. Очень вероятно, что этот лабиринт был создан, когда предки людей еще скакали по пальмам. Тут, похоже, речь идет о цивилизациях, которые много древнее, чем те, о которых говорится в тайных доктринах господина Хильшера…

— Гильшера, — машинально поправил Грег.

— Гильшерна… Хотя для нас, русских, ваше «Г» скорее «X»… — и профессор выдержал многозначительную паузу.

Немцы так ничего и не поняли, а русские полярники застыли с каменными лицами, стараясь сдержать смех.

— Так вот, — продолжал Троицкий, как ни в чем не бывало, — если мы обратимся к таким источниками эзотерического знания, как «Некрономикон», и сравним систему написания…

Дальше Василий не слушал. В другое время, в другом месте он, быть может, нашел бы эти споры весьма завлекательными, но не сейчас. Он уже заканчивал свою миску с похлебкой, когда взгляд его вновь вернулся к черному отверстию в полу зала, и даже не к самому отверстию, а к… В какой-то миг Василию показалось, что вокруг спуска в бездну на полу выгравированы какие-то надписи. Раньше он их не видел, но сейчас…

Василий смотрел на них, словно загипнотизированный, не в силах отвести взгляд. А потом… он заметил, что от кольца надписей, окружающих отверстие, отходит полоса, что тянется в один из черных коридоров, выходящих из зала.

Краем уха он слышал, как в разговор за столом включился и Григорий Арсеньевич:

— …Тем не менее я считаю, что Вольфрам Зиверс неправ. Его классификация древних племен и культов не такая уж полная, как он хотел бы ее представить. Тем более, что сам Зиверс всего лишь ученик Гильшера и во многом уступает ему, несмотря на заверения вашего рейсхфюрера Гиммлера…

— Но достижения тибетского отделения Аненербе…

«Странно, эта полоса надписей, словно указатель… Она, словно нить Ариадны, а раз так…» — Василий бросил косой взгляд на застолье. Ввиду разгоряченной беседы завтрак-обед явно затягивался. До самого Василия никому дела не было, да и при чем тут он. Сначала все равно спустят охрану, потом груз… В общем, час-полтора у него есть.

Осторожно, чтобы остаться незамеченным, Василий отошел от стола, проскользнул мимо тюков. Теперь он был совершенно уверен — нить надписей шла по плитам пола, уходя в черный зев одного из туннелей. Сбегать посмотреть, что там? Быть может, ему удастся сделать открытие, которое поразит всех… особенно Григория Арсеньевича — вот на кого он хотел произвести впечатление в первую очередь.

Проверив револьверы — прошлая экспедиция пропала, так что лучше быть наготове, — Василий незаметно проскользнул через зал. Похоже, никто из сидящих за столом не заметил его маневра. Несколько шагов, и он скрылся во тьме. Приготовив факел, но пока не зажигая его, он осторожно стал пробираться на ощупь, выставив вперед руки и пробуя ногой каждую плиту, прежде чем перенести на нее вес тела. Хуже и глупее всего было бы попасть в какую-нибудь доисторическую ловушку, а потом долго и бесполезно взывать о помощи.

Однако зажечь факел Василий рискнул, только зайдя за поворот. Что-то подсказывало: не нужно, чтобы тебя видели. Уже потом, пытаясь припомнить происходящее, Василий так и не смог ответить сам себе, откуда у него возникло такое желание. Однако в тот момент он четко знал: нельзя привлекать внимания. Он сделает открытие, он оно будет только его…

Запалив факел, Василий поднял его повыше над головой. Да, он и в темноте шел правильно. Теперь рисунок на полу был много четче. «Интересно, почему раньше никто не замечал его? — озадачился Василий. — А может, и замечал, но не придавал значения».

Еще раз проверив свое снаряжение, Василий уверенно зашагал по темным коридорам. Рисунок уводил его все дальше и дальше. Коридор извивался, словно змея в конвульсиях. То и дело направо и налево уходили новые ходы, несколько раз случались пересечения широких тоннелей.

В какой-то момент Василий начал было волноваться. Как он выберется из этого лабиринта? Но решив, что рисунок на полу никуда не денется, Василий шел все дальше и дальше. По времени выходило так, что пора уже было поворачивать назад, а ведь он так и не добрался до неведомого «Изумрудного города, к которому вела дорога из желтого кирпича».

Но, в конце концов, можно же сейчас вернуться в лагерь и потом, предупредив о своем отсутствии, еще раз проделать этот путь. Ну и пусть это открытие не будет лично его. В конце концов, все они делают одно дело, и какая разница… И тут стены туннеля расступились, Василий вышел в зал и остолбенел.

Перед ним застыли невообразимые существа странной формы. Они не двигались. Лишь приглядевшись, Василий понял, что они не живые. Это были статуи, а точнее, даже скульптурные группы из трех-четырех фигур, судя по всему, выполненные в натуральную величину. Все статуи, а было их больше сотни, стояли на высоких прямоугольных постаментах, которые были расположены так близко друг к другу, что человек едва смог бы протиснуться между ними. Но не в этом заключалась их странность. Сами скульптуры — вот что вызвало у Василия неподдельный ужас. За время работы в Третьем отделе он видел многое, и его сложно было удивить или испугать, но это… Изваянные с невероятной скрупулезностью и реалистичностью, эти скульптуры изображали людей, которых пытали, мучили и насиловали нечеловеческие существа, выглядевшие порождением настоящего кошмара. Были там твари, напоминающие осьминогов и древнеримских сатиров, были чудовища вроде полулюдей-полузмей, полускорпионов и еще множество разных богомерзких созданий, ни названия которых, ни происхождения Василий не знал. И все они совершали надругательство над человеческой плотью. Изваянные из белого камня, быть может даже мрамора — Василий не разбирался в камнях, — они многие века простояли здесь, но казалось, могли сорваться с места в любую секунду и вновь продолжить омерзительное действо. За те долгие минуты, что Василий провел в этом зале, он навсегда запомнил перекошенные ужасом и болью человеческие лица.

Что это было: мастерская безумного ваятеля? Хранилище скульптур? А может, музей, судя по проходам между статуями, предназначенный вовсе не для человека?

И эти лица! Эти живые человеческие лица, искаженные ужасом и болью, каких и представить нельзя. Как скульпторы древности смогли достигнуть такого уровня реализма, какой неведом ни современным мастерам, ни творцам эпохи Возрождения, ни античным умельцам?

Наконец Василию удалось закрыть глаза. Он потряс головой. Сейчас ему хотелось оказаться как можно дальше отсюда, например, в дождливом мрачном Петербурге. Но он был именно здесь, и был один.

Непроизвольно ноги его подкосились, и он, сам того не желая, опустился на колени, а потом склонил голову, словно молясь неведомым чудовищам. Мысли его странным образом блуждали. Он уже не думал об оставленных где-то там товарищах, только ужасные образы скульптур заполняли его мозг. А потом губы его медленно задвигались, складываясь в слова, странные слова неведомого, гортанного языка, которые с трудом мог воспроизвести речевой аппарат человека:

— Эх-я-я-я-яхъяах — э'яяяяааа… нгх'аааа… нгх'ааа… х'ююх… х'ююх. Игнаиих… игнаиих… тхфлшхкх'нгха… Йог-Сотхотх… Й'бтхнк. Хъ'ехъе — н'гркдл'лх…

Неизвестно сколько времени продолжалось бы это безумство, если бы где-то вдали, подхваченное многократным эхом, не прогремела автоматная очередь. Ей вторило несколько выстрелов. Потом все стихло, но зачарованность, охватившая Василия, исчезла.

Непроизвольно дернувшись, он снопом повалился на пол, но тут же вскочил, поправил съехавшую на бок ушанку и выудил из-под шубы два револьвера. Однако врагов перед ним не было. В нескольких шагах от него горел брошенный факел. Блики света и тени скользили по статуям, отчего казалось, что они едва заметно шевелятся… Но нет, они лишены жизни и неподвижны… Где-то далеко-далеко вновь стали стрелять… Василий повернулся в сторону коридора, откуда пришел. Стреляли в лагере. Там случилась какая-то беда, а он… его не оказалось на месте, когда, быть может, была нужна его помощь. Ведь он именно ради этого его прикомандировали к экспедиции!..

В первую очередь Василий убрал пистолет с заговоренными пулями. Что бы ни случилось на базе, нужно полагаться на обычное оружие. Ничего сверхъестественного он пока не видел… Точнее, живого сверхъестественного.

Ну а теперь… Теперь нужно было быстренько вернуться. Где там этот рисунок? Подняв факел, Василий осветил плиты коридора, по которому пришел в зал со скульптурами. Надписей не было! Василий едва не взвыл. Он же шел сюда по лабиринту, по путеводной полосе, считая, что рисунок на камне никуда не денется. А теперь он пропал. Василий механически сделал несколько шагов вглубь коридора. Никаких следов иероглифов, что привели его сюда. Как такое может быть? Или это была всего лишь галлюцинация?

Неожиданно для себя Василий обернулся. Он и сам не понял, что заставило его это сделать. Полоса иероглифов, как и прежде, выходила из-под его ног. Значит, не пригрезились! Нить Ариадны все же существовала.

Он вновь повернул вглубь коридора — и снова никаких следов. Василий опустился на колени, вытянул руки и стал медленно водить кончиками пальцев по плитам. Знаки существовали, и, похоже, выгравировали их таким хитрым образом, что увидеть их можно было, только если глядеть на них с одной стороны. Как же быть? Идти, пятясь как рак?

Где-то далеко раздался женский крик, а потом снова прогремело несколько выстрелов. Нужно спешить, только вот как можно спешить, пятясь задом? Но другого выхода не было.

Уверенно подняв факел над головой, Василий нырнул во тьму лабиринта. Однако на каждой развилке он останавливался, поворачивался, проверяя, правильно ли он идет. Несколько раз он сворачивал не туда и потом с трудом вновь находил путеводную нить.

Если дорога в зал со скульптурами заняла у него минут сорок, то на возвращение ушло часа полтора, и это лишь по самым скромным подсчетам. К тому времени, когда он добрался до зала, криков и выстрелов слышно не было — они стихи давным-давно.

Завидев вдали светлую точечку, Василий притушил факел и вновь вооружился обоими револьверами. Береженого бог бережет. Осторожно прижимаясь к стене, он приблизился к выходу из туннеля.

Зал, где была устроена стоянка экспедиции, оказался пуст. «Может, они начали спуск и исчезли, точно так же как те, первые?» И неведомые, неизвестные науке чудовища, вроде тех, что он видел совсем недавно, изваянных в камне, утащили несчастных вглубь ледяного лабиринта. Что там рассказывал Григорий Арсеньевич о Старцах? И ведь немец, этот, Грег, подтвердил, что они встречали таких тварей возле Базы-211. Все возможно. Или, например, подземные чудища… Только Григорий Арсеньевич не верил, что в лабиринте обитают какие-то твари, напомнил себе Василий. Ведь не может же такого быть, чтоб они много лет прожили в голоде и холоде, ожидая, когда спустя несколько не тысяч… миллионов лет люди сами явятся к ним на обед? Подземные чудовища — чушь несусветная.

Василий еще раз внимательно оглядел зал. Никого. Только ящики по-прежнему грудой возвышались возле подъемников.

Чуть пригнувшись и держа оружие наготове, Василий метнулся к ним. Ни на мгновение не выпускал он из поля зрения другие темные коридоры, вливающиеся в залу. В любой момент он готов был рухнуть на каменный пол и открыть ответный огонь, но… Но никто не напал на него.

В лагере оказалось все перевернуто, стол опрокинут; а пол местами забрызган или залит кровью. Но при этом нигде нет тел. Значит, все-таки подземные твари? Оба подъемника были спущены, а ведь когда он уходил, площадки лифтов стояли наверху.

Хорошо, с этой стороны опасности ему ждать не приходилось. Если даже снизу кто-то захочет сюда подняться, то в первую очередь включатся лебедки, и он это услышит. А пока… Василий прошел по кровавым следам.

За грудой экспедиционных ящиком лежало шестеро полярников, ни Григория Арсеньевича, ни профессора, ни комиссара с Катериной среди них не было. Было похоже, что несчастных расстреляли в упор. Никакой мистики, обычные пулевые ранения. Что же здесь случилось и где остальные?

Василий вскочил на ящик и еще раз обвел зал взглядом. Нового ничего он не увидел, но… От края провала вела полоса выгравированных на камне иероглифов. Она вела к черному зеву тоннеля. Только на этот раз туннеля совершенно другого. Василий был уверен, что вошел в зал с противоположной стороны. Да и начиналась эта полоса с другой стороны провала. Если бы Василий решил воспользоваться этим путем, то ему не удалось бы незаметно ускользнуть от своих товарищей. Инстинктивно он поднялся на ящик чуть повыше. Нет, зрение его подвело. На самом деле «нить Ариадны» начиналась совсем не там и уходила в совершенно другой туннель. Шаг назад, и вновь «нить» сместилась. Стоило же Василию оказаться на земле, как «нить» вернулась на изначальное место, теперь она указывала на тот туннель, в конце которого был зал со скульптурами. А может… может, все зависит с высоты обзора и иероглифический рисунок видно не только в одном направлении, но и с определенной высоты. Потрясенный своей догадкой, Василий перепробовал несколько ящиков. Выходило так, что либо у него что-то со зрением, либо его догадка была совершенно правильной. «Но что же это были за существа, которые с такой легкостью могли менять свой рост…» — подумал Василий, но довести мысль до конца так и не успел.

Вновь по подземелью разнесся полный боли женский крик. Теперь Василий точно знал, из какого коридора он исходит.

Не секунды не сомневаясь в правильности своих действий, он поспешил во тьму. В этот раз идти долго не пришлось. Туннель несколько раз вильнул, и после очередного поворота перед Василием открылась хорошо освещенная квадратная комната, залитая желтым электрическим светом. Вдоль одной из стен стояли странные приспособления, назначение которых Василий так и не понял, к одному из них был привязан полуобнаженный товарищ Штейнер, к другому — Катерина… И еще в комнате было несколько немцев с оружием, причем пара из них, судя по форме и погонам, из высших чинов СС.

Так вот о чем предупреждал его Григорий Арсеньевич еще там, на подлодке. Фашисты — одно слово. Хотя раньше Василий не слишком-то прислушивался к словам своего наставника относительно Грега и его хозяев. В свете последних политических событий Василий рассматривал их скорее как союзников, чем как противников. И тут словно нож в спину. Хотя, быть может, эмиссары Аненербе действовали по собственному усмотрению. Германия далеко, а тут кто присвоит себе все открытия, тот и будет молодцом, и не важно, на чьей «территории» это произошло. Кто там, в Европе, разберет?

«Ладно, раз вы так, так и мы так», — прошептал Василий себе под нос, к тому же он сомневался, что немцам, пусть даже напали они совершенно неожиданно, удалось застать врасплох Григория Арсеньевича. Не тот это был человек, чтобы дать слабину и подпустить к себе врагов или подставиться под их пули.

Двигаясь как можно осторожнее, Василий вернулся на стоянку. И хоть он это дело не любил, пришлось ему заняться мародерством. Обшарив мертвецов, он обнаружил еще один револьвер и пистолет неизвестной ему системы. После этого он принялся перезаряжать револьвер с «заговоренными» пулями — то, что убивает нечисть, вряд ли подействует на фашистов. Не спеша загнал он в барабан шесть патронов, потом распихал оружие по карманам. Свои револьверы, пристрелянные, он решил использовать в первую очередь, а потом остальное — в ближнем бою. Перезаряжать времени не будет. Значит, так: всего у него восемнадцать выстрелов из револьвера и семь пистолетных. Итого — двадцать пять. К тому же времени на то, чтобы освободить Катерину и Штейнера, у него будет очень мало. Где-то рядом должны располагаться основные силы противника. Василий не верил, что те, кого он видел, — весь отряд. Так что если он хочет помочь своим, то действовать надо быстро и решительно.

Пока он возился с оружием и готовился, Катерина еще несколько раз кричала, но Василий не торопился — действовал методично. Немцев было много, и допусти он хоть одну ошибку, то оказался бы рядом со своими товарищами.

Наконец все приготовления были закончены.

Василий вновь пробрался к «комнате для допросов». «Интересно, как Древние использовали эти штуки, к которым сейчас привязаны Семен Лазаревич и Катерина? — спросил он сам себя. — Впрочем, этим займемся чуть позже. Сначала немцы».

Заняв удобную позицию у стены, Василий присел, разложил перед собой на полу весь свой арсенал, потом взял один из револьверов и, сжимая его двумя руками, тщательно прицелился. В первую очередь офицеры СС.

Бах! — грохнул первый выстрел, и один из офицеров замер, потом стал медленно поворачиваться, одновременно сползая на пол. На лице его было написано искреннее удивление.

— Один, — прошептал себе под нос Василий.

Бах!

— Два.

Второй офицер покачнулся.

Бах!

Еще одна пуля вошла ему в шею.

Остальные бросились врассыпную, пытаясь найти укрытие.

Бах!

И еще солдат, споткнувшись, полетел лицом вперед.

Бах! Бах!

Другой серой грудой застыл на полу.

Василий схватил следующий револьвер. Немцы, словно застигнутые врасплох крысы, метались по комнате, пытаясь понять, что происходит, и падали один за другим. На то, чтобы выпустить двадцать пять пуль, у него ушло полминуты. Двадцать пять пуль — восемь тел, и еще трое прятались где-то в тенях коридора, выходящего из комнаты.

«Эх, сейчас бы гранату», — подумалось Василию. Тогда он бы их живо выкурил, а так… стрелять во тьму, не видя цели, дело бесперспективное.

И тут где-то далеко-далеко взвыла сирена. Лабиринт подхватил эти завывания и, усиливая, эхом понес по коридорам, словно зов смерти. «Сейчас появится кавалерия». Василий отлично понимал, что нынешняя его победа всего лишь сплав удачи и неожиданности. Второй раз ему так не повезет. Но чтобы спасти своих, ему нужно войти в комнату, выйти на свет, и тогда он сам окажется как на ладони — идеальная мишень. Но выбора, похоже, не оставалось. Тут нужно придумать что-то необычное.

Василий стянул шубу, потом заткнув револьверы за пояс, собрался и швырнул шубу в освещенную комнату. А следом прыгнул сам. Загремели выстрелы. Шубу отшвырнуло назад в коридор. Несколько пуль, обжигая, просвистело над головой Василия. Приземлившись, он перекувырнулся и метнулся к стене, забившись между странными приспособлениями из камня. Тут стрелки, засевшие в коридоре, не могли его достать, зато он отлично видел комнату и генератор, установленный в дальнем углу. Кабели, словно змеи, протянулись от него к переносным электрическим лампам, освещавшим комнату.

Вскинув револьвер, Василий выпустил шесть пуль, целя в самое сердце переплетений проводов и трубок. В первый момент казалось, что немецкой технике все нипочем. Потом генератор зашипел, полыхнул огнем. Лампы тут же моргнули и погасли. Теперь во тьме можно было лишь с трудом рассмотреть догорающий генератор. Все остальное утонуло в непроницаемых тенях.

То, что нужно. Василий скользнул вдоль стены. Буквально сразу он натолкнулся на Катерину. Еще пара мгновений, и девушка на свободе. Но она едва стояла на ногах, а уж о том, что бы заставить ее бежать или быстро двигаться, речи не шло. Вдобавок она была нагой по пояс, хотя Василию не до того было.

В темноте заголосили немцы, потом из тьмы вылетел горящий факел. Он упал прямо посреди комнаты, и его мерцающий свет высветил Катерину и Василия. Тут же раздались выстрелы, и пули зацокали по стенам, осыпая каменной крошкой. Василий, в свою очередь, выстрелил, но не во тьму, откуда палили немцы, а по факелу. Пуля ударила, и факел отлетел в угол и, стукнувшись о стену, потух.

Вновь комната погрузилась во тьму.

Немцы заголосили. Василий, не дожидаясь, пока они запалят следующий факел или придумают еще чего-нибудь, подхватил Катерину и потащил ее туда, где, по его мнению, находился товарищ Штейнер.

Он нашел его сразу, привязанным к странному каменному приспособлению, как и Катерина, но тело его оказалось неподвижным и холодным. Товарищ Штейнер был мертв, и не было времени размышлять, убили ли во время пыток или задела шальная немецкая пуля. «Какая еще пуля, — одернул сам себя Василий, — тело уже успело остыть».

Одной проблемой сделалось меньше. Двоих тащить было бы сложно. Подхватив Катерину, Василий повлек ее в коридор, ведущий в зал, где совсем недавно они обедали.

— Давай! Давай! — подгонял он сам себя. — Тут совсем рядом.

Вновь оказавшись посреди освещенного пространства, Василий сразу заметил произошедшую в зале перемену. Факелы по-прежнему горели, ящики с грузом стояли на своих местах, посреди кровавых луж в тех же позах лежали мертвые полярники, вот только лифты — они худели и крутились, поднимая что-то из бездны. И это что-то в лучшем случае могло оказаться подкреплением из боевиков СС или Аненербе, в худшем же — тем, кого Василий и представить себе не мог и встреча с кем в его планы в данный момент точно не входила.

В первый момент он хотел было броситься к подъемникам и попытаться их остановить. Судя по всему, сделать это было не так уж сложно, но на это могло уйти какое-то время, а сколько еще крутиться барабану, Василий не подозревал. Быть может, в его распоряжении остались считанные секунды. Что же делать? Бежать назад, на базу? Дорогу-то укажет белая полоса на стене, но если немцы захватили экспедицию, возможно, и база находится под их контролем. Значит… Взгляд Василия скользнул к черному зеву ближайшего туннеля. Он приподнял факел. Нет, путеводной дорожки с высоты его роста видно не было. Ничего, потом он как-нибудь решит эту проблему. Главное, что он знал принцип, а там…

— Быстро, туда! — он махнул рукой в сторону ближайшего тоннеля. — Бегом, бегом! — и вновь подхватив Катерину, то ли повел ее, то ли поволок в спасительную тьму.

* * *

— И когда ты ушел… этого никто не заметил. Все завтракали, а потом ко мне один полярник подсел… Николай, кажется. Рахиль Ароновна его и так и этак… он ни в какую, прилип, словно банный лист, — Катерина говорила сбивчиво, кутаясь в свитер Василия. Тот сидел напротив девушки на каменном полу в одной рубахе и, несмотря на холод, кровь, разогнанная адреналином, неслась по его венам. Однако он прекрасно понимал — еще полчаса, и надо будет решать следующую проблему, как не замерзнуть в этом каменном лабиринте. — Так вот, только он наклонился ко мне, — продолжала Катерина, — как все и началось. Его и тех, кто сидел справа от меня, сняли одной очередью… Ему пуля в лицо попала, и меня всю кровью забрызгало… В общем, как загрохотало, я за ящики сползла.

— А остальные? — спросил Василий.

Катерина пожала плечами.

— Семена Лазаревича ранили…

— А… — тут Василий чуть не ляпнул «батька Григорий», но во время поправил себя, — …Григорий Арсеньевич?

— Он пару немцев подстрелил, это точно. Только вот потом куда делся?.. Я не видела. Профессора Троицкого они схватили. Но с ним они обращались осторожно. Они его и Рахиль Ароновну вниз отправили. Похоже, там у них база, и они только ждали Троицкого… Я в гимназии немецкий учила, поэтому немного понимаю, чего они там болтали… Так вот, они там вроде нашли что-то. Только вот для того, чтобы разобраться, что с этим делать, им профессор был нужен и еще твой приятель… Григорий Арсеньевич. Только его они, по-моему, не схватили… И еще им очень нужен был мой медальон. Только он у твоего приятеля остался…

— У Григория Арсеньевича? — удивился Василий.

— Да… — кивнула Катерина. — Перед тем как мы под землю спустились, он у меня его попросил. Я и отдала…

— А немцы? Они-то чего от тебя хотели?

— Все то же — медальон.

— И что ты им сказала?

— Правду… Только они, как ваши, не верили мне. Били и требовали говорить правду.

И вновь наступила тягостная тишина.

— Ладно, — вновь заговорил Василий, чувствуя, как холод постепенно сковывает его руки и ноги. — Надо нам отсюда выбираться. Пойдем назад, до «Красного полярника», там наши и начальство… пусть связываются с большой землей и решают, что делать. Я и так уже немцев настрелял — на два международных скандала хватит…

Он собирался встать, когда Катерина остановила его.

— Нам туда нельзя. Я слышала, как один из офицеров, тех, что допрашивал меня и Семена Лазарича, говорил, что «Красного полярника» больше нет. Его захватил спецотряд СС…

— Так… — протянул Василий, вновь опускаясь на пол. Ситуация осложнилась. Его опасения оказались не напрасны. Наверх нельзя. Если база в руках фашистов, то его и Катерину так или иначе поймают и в лучшем случае поставят к стенке. Выйти наверх и попытаться добраться до любой другой советской станции? Километров сто по ледяной пустыне без амуниции и снаряжения — бред. Они и десяти километров не пройдут. Разжиться чем-то на захваченной базе… Скорее всего не удастся. Похоже, им ничего не оставалось, как просто замерзнуть в древнем подземелье. Или…

— Ты говорила, что немцы нашли что-то там, внизу?

Катерина кивнула.

— Нашли. Только я не поняла, что именно, но что-то очень важное. Они для того профессора Троицкого и ждали… То ли это прибор какой, то ли механизм.

Замечательно? Важная археологическая находка — и в руках врагов. А сам-то Василий? Он зачем сюда был послан? Охрана и прочее. Он ведь представитель Третьего отдела, то есть обязан следить за безопасностью и соблюдением интересов своей страны. Хорош защитничек! Умотал в самый критический момент… Все эти мысли кругом неслись в голове Василия. Но в первую очередь его волновал вопрос холода. Если им не удастся раздобыть теплой одежды, они погибнут до того, как придумают, что предпринять. Значит… все тот же временный лагерь. Больше им идти не куда. Трупы полярников, скорее всего, так и лежат за ящиками. А ведь они в теплых шубах…

Василий поморщился. Он уже один раз обыскал убитых в поисках оружия, и делать это вторично, а тем более стягивать с окоченевших трупов теплые вещи ему совершенно не хотелось, но другого выхода не было. В первую очередь, согреться… а уж потом он придумает, как вставить фашистам пистон должного размера.

— Ну что, согрелась? — спросил он у Катерины.

Та покачала головой.

— Все равно холодно, — ответила та, кутаясь в его свитер.

— Да, еще чуть-чуть, и мы тут точно околеем, — и Василий протянул девушке флягу ледяного спирта. Если бы не эта фляга, то они бы и десяти минут не выдержали в этом каменном аду, но спирт не мог заменить теплую одежду. Интересно, сколько полуголый человек, пусть даже с флягой спирта, может выдержать при температуре минус десять? Полчаса? Час? Нужно было делать что-то немедленно, иначе…

— Вставай! Пошли! — приказал Василий.

— Куда?

— Немцам сдаваться… — ухмыльнулся он. — Нам надо теплые вещи раздобыть…

Он не был уверен, что поступает правильно. Он холода тряслись руки.

— Значит, так… — продолжал он. — Сейчас вернемся в центральный зал… Ну, туда, где ящики… Иначе нам минут через двадцать наступит… — тут он сказал слово, которое обычно в присутствии дам, особенно молодых, старался не употреблять. — Встали! Пошли!

Нет, он говорил не для Катерины, он пытался заставить двигаться свое тело. Движение — единственное, что спасало, согревая, но… Зря он просидел эти двадцать минут на ледяном полу. Тело совершенно не желало слушаться и подчиняться. К тому же Василия то знобило, то бросало в пот. Без сомнения, он подхватил лихорадку, а может, и что похуже… И тем не менее, промедление было смерти подобно.

— Не забудь взять факел, — приказал он девушке, пытаясь разогнуть скрюченные пальцы, которые стальной хваткой сжимали рукоять холодного револьвера. — Пошли!

И он, качаясь из стороны в сторону, направился в темноту туннеля. Лицо заливал холодный пот. Василия, без сомнения лихорадило. Однако в этот раз идти было недалеко и заблудиться невозможно. Убегая, он совершенно верно решил, что немцы после той бойни, что он устроил в «пыточной», не станут преследовать его по темным коридорам — себе дороже. Поэтому, отойдя на достаточное расстояние — так, чтобы отблеск света их факела не был заметен у входа в туннель, он устроил привал. Теперь же возвращение заняло не более трех минут, хотя эти минуты показались Василию часами.

В зале по-прежнему никого не было. Подъемники замерли, барабаны не вращались. Или фашисты устроили им ловушку, или просто ушли, решив, что беглецам одним не выжить в ледяном лабиринте.

Василий еще раз внимательно осмотрел зал, стер со лба капли холодного пота. Что ж… риск — дело благородное… отступать он не мог. Но прежде, чем отправиться в сторону нагромождения ящиков, он протянул Катерине один из своих револьверов.

— Если увидишь кого, стреляй!

— А не боишься получить пулю в спину? — поинтересовалась она. — Я ведь…

— Да наср… мне, кто ты! — взорвался Василий. Вот только политических разборок и дискуссий ему сейчас не хватало. — Хочешь, стреляй, тогда сдохнем оба… быстрее… — и потом, чуть «остыв», добавил. — Правда, я попросил бы тебя стрелять только в том случае, если ты увидишь кого-то… Просто стреляй, не думай…

И, повернувшись, качаясь словно пьяный, пошел в сторону временного лагеря…

Глава 10

ГОРОД ДРЕВНИХ

[1938]

«Сюда! Сюда!..» Ужели там

В льдяных пустынях — Божий храм?

И я иду на чудный зов;

Достиг предела вечных льдов;

Но храма — нет!.. Все пусто вкруг;

Последний замер жизни звук;

Туманом мир внизу сокрыт.

А. Майков. «Из темных долов»

Василий поежился, потянулся. Ему было тепло и уютно… к тому же этот сон. Василий его не помнил, но сон, без сомнения, был приятным, оставившим ощущение сладкой истомы. А рядом… рядом… Василий повел рукой. Рядом лежала полуобнаженная женщина. И все эти меха… Меха… Пробуждающийся разум зацепился за это слово…

Василий сел, широко открыв глаза. Где он? Что с ним?

Он находился в нише черного камня, закопавшись в груду мехов. Чуть поодаль, мерцая, догорал факел. «Хорошо, что Григорий Арсеньевич всучил мне несколько факелов», — мелькнуло в мыслях. «Самое страшное — оказаться в темноте», — еще в лагере говорил Григорий Арсеньевич, подкладывая в рюкзак Василия парочку лишних факелов, и теперь Василий был с ним совершенно согласен.

Последнее, что он помнил… Он сдирал меховую одежду с мертвецов. Потом сделал что-то вроде волокуши.

Василий повернул голову. Да, рядом с ним, спрятавшись под мехами, лежала она. Именно она согрела его теплом своего тела. И только сейчас Василий ощутил, насколько тут холодно. Глубоко вздохнув, он нырнул назад в меховую постель, хотя при воспоминаниях о том, где он взял эти меха, его передернуло. Тем не менее мысли его неслись с огромной скоростью, восстанавливая события предыдущего дня. Поход в подземный город, ужасные скульптуры, спасение Катерины… Дальше он помнил лишь обрывочные фрагменты, и то весьма смутно. Однако ему все удалось, они выжили. Правда, без воды и еды это ненадолго. Только сейчас он почувствовал, насколько хочет пить. Однако силой воли придушил приступ жажды… и покосился на спящую девушку, точнее, на пару шуб, под которыми она спала. Было ли что-то между ними? Скорее всего, нет. Во всяком случае, Василий вчера был не в том состоянии. Он даже не помнил, как нашел нишу и как они устроили это «лежбище». Нет, между ними определенно ничего не было…

Катерина! Девушка спала, с головой укутавшись под меховым «пледом». Василий инстинктивно отодвинулся чуть подальше. Нет, между ними ничего не было и быть не могло, хоть Катерина и была наполовину обнажена, и спали они вместе, свернувшись калачиками в объятиях друг друга… Кто есть по своей сути Катерина Ганская? Враг народа. Человек, сознавшийся в своих преступлениях против советской власти и приговоренный к расстрелу. И что бы там Григорий Арсеньевич не говорил, классовый враг — это классовый враг. Хотя сам Григорий Арсеньевич… И недаром же к Катерине была приставлена комиссар. Кстати, где товарищ Кошкина? Ее трупа в центральном зале у подъемников Василий не видел… Хотя что там говорила Катерина? Комиссара и Троицкого немцы отвезли вниз…

Тогда автоматически вставал следующий вопрос: что делать? Возвращаться на базу? Это означало бы добровольно отдаться в руки немцев. Но и торчать в каменном лабиринте смысла не было. К тому же партия поставила перед Василием вполне определенную задачу, а сейчас… Да, он спасся, но враги — а в том, что вчерашние союзники теперь его злейшие враги, Василий не сомневался — захватили то, что он должен был охранять и беречь для своей родины. Приказ не выполнен. Значит… Значит, нужно идти дальше. Спуститься вниз и посмотреть, что там происходит… и в случае необходимости уничтожить находки. Правда, каким образом он смог бы осуществить столь масштабную акцию, Василий не подозревал. Динамита или хотя бы простой взрывчатки у него не было.

И еще интересно, сколько времени он спал? В любом случае нужно было действовать, а не прохлаждаться.

— Эй? — позвал он, поворачиваясь в сторону Катерины. — Пора вставать! С добрым утром.

— Утро добрым не бывает, — потягиваясь, ответила девушка, потом из-под шубы показалось ее заспанное лицо. — Ну что, пришел в себя? Все в порядке?

Василий кивнул. И на минуту замер, залюбовавшись. Каким бы врагом народа не была Катерина, в этот миг в тусклых отблесках догорающего факела она выглядела настоящей красавицей. Словно за время сна с ней произошло перерождение, и не было ни заключения в камере смертников там, в далеком Ленинграде, ни пыток. Она была прекрасна. А может, всему виной игра теней и чересчур разыгравшееся воображение Василия?

— Пора вставать! Нас ждут великие дела.

И глядя на Катерину, он еще раз задумался о том, было ли что-то между ними, и как случившееся повлияет на их дальнейшие отношения. Правда, Василий отлично понимал, что случившееся может быть истолковано совершенно по-иному. Тем не менее обо всем этом можно подумать и потом, сейчас самое важное выполнить приказ.

* * *

На сборы ушло всего несколько минут, однако Василий не спешил. Мало ли что случится, быть может, ему придется еще раз вернуться в эту нишу — никогда ничего заранее сказать нельзя… Правда, была еще одна проблема.

— Ты не помнишь, откуда мы пришли? — спросил Василий.

Девушка отрицательно покачала головой. Положение явно осложнялось.

— Я так, на всякий случай спросил, — добавил Василий. Вот только этого не хватало — заблудиться в каменном лабиринте. Он попытался сосредоточиться, как можно подробнее вспомнить, как все было… Но его воспоминания были обрывочны, и чего он уж точно не помнил, так это в какой из туннелей завернул, когда уходил из зала. Кстати, а почему фашисты не поставили часовых у подъемников? Или были лишком уверены в своей безопасности? Странно…

— Нам туда, — неожиданно объявила Катерина, решительно махнув рукой.

— Откуда ты знаешь?

Она пожала плечами.

— Знаю и все… Кстати, это последний факел, так что стоит поспешить.

Василий согласно кивнул, поправил шубу, которая была ему на пару размеров велика, и пошел, освещая дорогу факелом в указанном девушкой направлении. Он не сомневался, что зал где-то поблизости. Не могли они отойти далеко. Да и странно было уже то, что немцы после мясорубки, которую он им устроил, не слишком искали его.

Однако коридор сменялся коридором, все похожие друг на друга, как две капли воды, но зала с подъемниками не было. Несколько раз они выходили на развилки, и Катерина всякий раз без малейшего колебания указывала нужное направление. Вскоре Василий начал сомневаться, с подозрением поглядывая на свою спутницу. Он даже попытался высветить путеводную линию, но все его усилия оказались напрасны. То ли нужен был другой рост, чтобы ее увидеть, то ли ее тут и вовсе не было. Наконец не выдержав, он спросил:

— Ты уверена, что мы идем в нужном направлении?

— Да, — ответила Катерина.

— Откуда ты знаешь?

— Я чувствую.

— Чувствуешь?! — взорвался Василий. — Ты чувствуешь! Да что ты вообще знаешь об этом лабиринте?.. Она чувствует!.. Вот я не чувствую, я знаю — мы заблудились и будем бродить тут до конца наших дней…

— Не злись, — голос Катерины был спокойным, вкрадчивым, словно она беседовала с капризничавшим ребенком. — Мы уже совсем рядом, пойдем… — и она отправились дальше.

Василию ничего не оставалось, как последовать за ней. Он ведь и сам не знал, куда идти, а так у них хоть была какая-то цель. Впрочем, если цель оказалась бы неверной, имелся «виноватый».

— Подожди, — неожиданно позвала Катерина. — Не туда.

Василий остановился, он шел чуть впереди. С удивлением он огляделся, подняв едва тлеющий факел над головой, — вроде не было никаких развилок.

— Сюда, — продолжала Катерина, показывая на узкую темную нишу.

— Не понял… — с вызовом протянул Василий. «Она что, спятила?.. Вполне возможно, после всех этих „приключений“».

— Ну ты же хотел спуститься вниз, так?

— Для начала добраться до зала с базовым лагерем и подъемниками.

— А потом спуститься вниз?

Василий кивнул.

— Предположим.

— Вот я и решила, что в зал возвращаться, а тем более спускаться на подъемниках опасно. Их наверняка охраняют.

— Ну?

— Здесь лестница, — Катерина кивнула в сторону темной ниши. — И уж о ней немцы точно ничего не знают.

Василий подошел, заглянул в нишу. Там и в самом деле была лестница — крутая винтовая лестница, уходящая во тьму.

— Откуда ты узнала о ней? — вновь повернулся он к Катерине.

Девушка пожала плечами.

— Не знаю… Просто я была уверена, что она здесь. Так оно и вышло.

— Вещий сон?

— Может быть… Не знаю…

— Знаю… не знаю, — передразнил ее Василий и на мгновение задумался. Вещие сны… Грезы наяву. Все это было в духе Ктулху. Но стоит ли доверять спящему Древнему? Вряд ли он захочет просто так помочь. Все, что узнал Василий об этом странном божестве за последние пару месяцев, говорило о том, что людям он помогать не станет. Скорее всего, он ведет свою игру. Вот только какую? Что ему надо?

Факел моргнул и едва не потух. Сколько у них осталось времени? Полчаса, не больше. Ну хорошо, спустятся они вниз и станут блуждать там в темноте, по таким же холодным, каменным коридорам. Впрочем, особого выбора у них не было.

— Ладно, пойдем, — неожиданно сам для себя выдавил Василий. И, положив руку на стену, стал осторожно спускаться. Катерина последовала за ним.

Идти было очень тяжело, потому что лестница явно предназначалась не для людей. Во-первых, высота ступеней оказалась слишком велика, сами ступени слишком узкие, а кроме того, горизонтальная поверхность каждой ступени была не горизонтальна, как у обычной лестницы, а наклонена вперед градусов на двадцать. Сначала Василий решил, что всему виной воздействие времени, но потом, опустив факел, убедился, что именно так и было задумано. А посему приходилось спускаться очень осторожно, бочком. Катерина шла следом за Василием, и он больше всего боялся, что она упадет, не удержавшись на ногах, заскользит вниз и не собьет, а просто сметет его с ног.

Вскоре Василий стал замечать, что откуда-то снизу идет странное голубое свечение. Чем глубже они спускались, тем сильнее оно становилось. Василий даже стал подумывать, а не притушить ли ему факел.

Но вот очередной виток, и камни — стены лестницы — стали прозрачными, дальше лестница уходила вниз, накручивая обороты внутри прозрачного стакана, сделанного словно из единого куска хрусталя. Кроме того сквозь стены лестницы открывался удивительный вид, столь потрясающий, что Василий едва удержался на ногах. Опустив факел, он несколько секунд простоял, не в силах ни шевельнуться, ни вымолвить слово, и лишь потом спустился на несколько ступеней, уступив место Катерине.

Перед ними лежал настоящий подземный Метрополис. Гигантская пещера, размеры которой во много раз превосходили все, что мог вообразить себе Василий, была залита тусклым голубоватым светом. Откуда он шел, где был его источник… На эти вопросы невозможно было ответить. Казалось, свет исходит отовсюду и ниоткуда. А может, это светился сам воздух? Пол пещеры находился метрах в пятистах, а то и больше. Из-за странного света и изогнутого «стекла» стены Василий не мог точно определить расстояние. С пола к потолку поднимались здания и колонны — прозрачные колонны, внутри которых шли другие винтовые лестницы, вроде той, по которой сейчас спускались Василий и Катерина. Что же до зданий — Василий не мог их толком рассмотреть — они находились слишком далеко, и детали терялись в голубоватой дымке. Однако их контуры показались Василию знакомыми. Да, точно… Они сильно напоминали то, что видел он на немецкой базе. Без сомнения, архитектор у этих двух городов был один, только тот город, где располагалась немецкая база, не достроили. Не было в нем ни подобного размаха, ни зданий, ни свечения. Лабиринт, что они покинули, — вот что напоминала База-211, и даже самый большой зал, где располагались причалы подводных лодок, казался лишь моделью гигантского города, лежащего у его ног.

Сколько Василий ни напрягался, он не мог рассмотреть стен пещеры. То ли их вовсе не существовало, и тогда выходило, что они по мановению волшебной палочки неизвестного колдуна в один миг перенеслись в неведомую страну… Хотя это вряд ли. Потолок-то у этой пещеры был, Василий отлично видел громаду каменного свода, нависшего над волшебным городом. В какое-то мгновение его охватил приступ страха. А что, если этот свод не выдержит, даст трещину и огромные камни полетят вниз, уничтожая все на своем пути?

И еще… тут был огромный водоем, на берегу которого раскинулась площадь. Посреди этой площади поднималось сооружение в виде гигантского кольца из необычного белого материала. Вокруг этого кольца суетились крошечные букашки — люди в военной немецкой форме, и только благодаря им можно было осознать, насколько велика пещера и сооружение посреди нее. «Что ж, если немцы так заинтересованы в этой штуке, придется идти туда и на месте разбираться, что к чему».

— Похоже, нам туда, — пробормотал Василий себе под нос.

И тут его взгляд упал на все еще тлеющий факел. Похоже, больше он не пригодится. Тут было и так слишком светло.

— Пойдем? — повернулся он к Катерине, но та все еще разглядывала город, и на лице ее было написано крайнее удивление.

— Знаешь… — наконец заговорила она тихо-тихо, почти шепотом. — Мне снился этот город. Я видела его несколько раз в своих снах. Я думала, это какое-то волшебное царство. А оказалось, что вот он — есть на самом деле…

— Ладно, — отмахнулся Василий. — Мы с твоими снами потом разберемся. Надо посмотреть, чего там готовят эти фашисты. Кстати, может, и остальных наших найдем.

— Может, найдем, — словно эхо отозвалась Катерина, но она похоже не видела и не слышала своего спутника. Все ее мысли были заняты открывшимся перед ней подземным городом.

— Идем, идем, хватит глазеть, — потянул ее за руку Василий, и она нехотя, по-прежнему не сводя взгляда с удивительного Метрополиса, подчинилась…

Спуск занял куда больше времени, чем рассчитывал Василий. В первый момент он заторопился и едва не полетел вниз по лестнице. Чем бы закончился такой «полет», можно было только гадать. Но хорошего из этого ничего бы не вышло.

Винтовая лестница кончилась совершенно неожиданно. Раз… и проскочив через нишу, по форме напоминающую ту, через которую они вошли на лестницу, они оказались на плоской крыше одного из невысоких домов. Отсюда на самый нижний уровень вело несколько широких пологих спусков.

Но прежде, чем отправиться дальше, Василий запрокинул голову и посмотрел на тонкий полупрозрачный капилляр, внутри которого змеей вилась лестница. Он уходил куда-то вверх и там терялся в голубоватой дымке, отсюда потолка пещеры не было видно.

— Интересно, сколько времени нам понадобится, чтобы подняться?

— Когда придет время, узнаем, — загадочно заметила Катерина. — Пошли. Надо раздобыть воды, а то после твоего спирта ужасно хочется пить.

Да уж, пить хотелось сильно. Во рту у Василия было сухо, как в Сахаре в конце лета.

— Может, ты подскажешь, где можно разжиться водой в этом городе. Твоя интуиция ничего об этом не говорит?

Катерина задумалась.

— Знаешь, мне кажется все здесь одновременно и совершенно чужим, и очень знакомым. Словно я вернулась в город, где жила, когда была совсем маленькой, — и, поймав на себе недоверчивый взгляд Василия, добавила: — Нет, конечно, в детстве я жила в Петербурге… Это только ощущение такое.

— Так твое ощущение подскажет, где нам взять воды?

— Посмотрим… Хотя самый простой ответ: у немцев. Там же целое озеро. С таким стрелком, как ты, можно ни о чем не беспокоиться.

«Да… Стрелок!» — хмыкнул про себя Василий, отлично понимая, что там, в «комнате пыток», ему просто повезло. Немцы не ожидали нападения, а посему… Посему второй раз такое может не повториться. Слишком уж хорошо все началось. К тому же фашисты теперь предупреждены, что где-то в лабиринте бродит одинокий стрелок.

И все же… Он повернулся к Катерине и увидел, что та застыла, запрокинув голову и закрыв глаза в неком подобии транса.

— Мне кажется, я знаю, — наконец объявила она, опуская голову. — Нам туда, — и она махнула рукой в совершенно противоположном направлении.

— Ты уверена? — Василий облизал пересохшие губы.

Девушка кивнула. А может, он сделал ошибку, может, нужно было выбираться на поверхность? Уж вода-то там точно была… И только тут Василий заметил одну странную вещь. Конечно, они не замерзли в лабиринте, где в любом случае должно быть много холоднее, чем на поверхности, но здесь… Здесь, в подземном городе, было явно теплее, чем наверху. Василий даже расстегнул шубу, но снять ее не решился. Слишком уж дорого он заплатил за то, чтобы раздобыть эти одежды. Однако почему же так тепло?

Они спустились по одному из длинных широких спусков, и Катерина уверенно зашагала вперед. Василий шел чуть сзади. Он держал пистолет наготове и постоянно оглядывался. Во-первых, где-то поблизости были немцы, а во-вторых, город сам по себе таил неизвестную угрозу. Ведь исчезла же первая экспедиция? И вряд ли это было делом рук фашистов, хотя кто его знает. Василий теперь не был уверен ни в чем.

Поворот, еще один… Они вышли на площадь — огромную площадь на пересечении двух широких магистралей. Посреди площади возвышались несколько странных цилиндров белого камня, поставленных друг на друга.

— Вот, — вздохнула Катерина, беспомощно посматривая по сторонам. — Тут где-то должен быть источник воды.

Василий внимательно огляделся. Ничего похожего рядом видно не было. Он прислушался. На площади стояла мертвая тишина. Журчание источника было бы хорошо слышно повсюду. Неужели Катерина ошиблась, и ее интуиция подвела?

— Ну и где твоя вода? — спросил Василий.

Катерина только пожала плечами.

— Должен быть где-то здесь, — пробормотала она. Вновь закрыла глаза, а потом, вытянув руку, ткнула в сторону белых цилиндров. — Там.

Василий не спеша подошел к странной конструкции. Высотой она была в три человеческих роста, а самый нижний цилиндр — диаметром метров пять. Камень как камень. Точно из такого сложены дома на площади. Василий приложил руку к шершавой поверхности нижнего цилиндра. На ощупь он оказался теплым и чуть вибрировал. Интересно, это ему кажется или происходит на самом деле? Задумавшись, Василий пошел вокруг цилиндра, внимательно изучая его шершавую поверхность. Что он искал? Василий и сам не понимал, но чувствовал: должно быть что-то, какой-то ключ, который поможет разгадать ему тайну этого города.

И точно. На противоположной стороне цилиндра оказалась неглубокая квадратная ниша — туда едва вошел бы кулак Василия. Она располагалась на высоте пояса. Василий присел возле нее. Заглянул внутрь. На противоположной стенке четко выделялось овальное углубление. Кран? Своего рода выключатель… Нажал и… «вылетит птичка»? Или это что-то более… опасное. Капкан, например, для тех, кто любит совать свой нос и руки куда не следует? Вот сунешь руку и без нее останешься, а то еще что похуже случится. Все-таки, похоже, придется идти к немцам «на поклон»…

Выудив из-за голенища длинный нож, Василий резким движением сунул клинок в нишу. Ничего не случилось. Тогда он ткнул кончиком клинка в центр углубления. Никакого эффекта. Казалось, внутри все из того же камня, и тыкай в него, не тыкай — эффект один.

— Знаешь, Василек, иногда ты меня поражаешь. Вот и сейчас ты похож на обезьяну, в лапы к которой попала лимонка…

Василий резко обернулся.

— Вы?

— А кого ты еще хотел увидеть? Взвод эсэсовцев с автоматами наперевес? Так у тебя все впереди, — улыбнулся Григорий Арсеньевич. Без всяких там мехов и шапок, он щеголял в своем обычном английском френче. — Не ожидал? — и, не дожидаясь ответа, спросил: — Пить хочешь?

Василий кивнул.

Григорий Арсеньевич запустил руку в карман и выудил оттуда какую-то маленькую штучку, а потом ловким движением перебросил ее Василию. Тот инстинктивно поймал ее, а потом, разжав кулак, замер от удивления. На ладони у него лежал таинственный медальон-амулет Катерины.

— И что дальше? — не понял Василий.

— А у самого мозгов не хватает? — лукаво усмехнулся Григорий Арсеньевич.

Василий вновь внимательно посмотрел на амулет, а потом на нишу, в глубине которой скрывалось продолговатое углубление. Осторожно, взяв амулет за края двумя пальцами, он сунул руку в нишу и вставил амулет в углубление.

— Так? — он вновь повернулся к Григорию Арсеньевичу.

Но тот не успел ответить. Где-то под тротуаром, под ногами Василия раздался гул. Вскочив, он отпрыгнул на спасительное расстояние. Поначалу ничего не происходило, а потом боковые стенки цилиндров поползли вниз. Теперь стало видно, что это всего лишь тонкая оболочка, под которой скрывалось переплетение тонких металлических прутьев, изогнутых странным, «неправильным» образом, отчего вся конструкция выглядела чужеродной, неприятной на вид. Венчала сооружение одна из тех скульптур, что во множестве обнаружил Василий в самом начале своего путешествия по арктическим подземельям. Два существа — верхняя часть тела у них была человеческая, а нижняя с тонкими длинными полутораметровыми ножками, напоминавшими лангуста, — с двух сторон насиловали женщину вполне человеческого вида. Причем действо было изображено с максимальной откровенностью.

Василий так и застыл, открыв рот, потом перевел взгляд на Катерину. Но реакция девушки оказалась более, чем странной. Она рассматривала скульптуру, широко раскрыв глаза, щеки ее раскраснелись. Казалось, она хотела запечатлеть в своей памяти каждую деталь. В этот миг она ничуть не походила на то забитое, измученное существо, что впервые встретил Василий в застенках НКВД.

— А, и Катерина с тобой, — улыбнулся Григорий Арсеньевич. До этого он не видел девушку, находившуюся по другую сторону конструкции. — Это хорошо. А то я как раз собирался отправиться на нее поиски.

— Может, вы объясните мне, что… — начал было Василий, но тут звук, идущий из под плит мостовой, изменился. Теперь он больше всего напоминал напористый плеск широкой полноводной реки. Что происходит? Словно в ответ, из-под земли брызнули струи воды. Фонтан, да это всего лишь фонтан, украшенный «своеобразной» скульптурой.

Шагнув вперед, Василий вытянул руку, сунув ее под холодные водяные струи, потом осторожно лизнул палец.

Пресная вода! Сорвав с пояса флягу, в которой раньше был спирт, он сначала сполоснул, а потом, наполовину наполнив, подошел к Катерине, но та уже пила воду, черпая ее ладошками. Поняв, что его помощь не требуется, Василий, запрокинув голову, чуть ли не одним глотком опорожнил фляжку и вновь наполнил ее.

— Жажда у вас как с похмелья, — заметил Григорий Арсеньевич. — Соленый огурчик не требуется? Кстати, Василек, предсказание сбывается или?..

В первый момент Василий даже и не понял, о чем речь, слишком многое случилось за последние несколько месяцев, и то, что тогда произошло в Ленинграде… Все это было не с ним или в иной его жизни… И все же в памяти всплыли слова того самого предсказания, из-за которого он так долго мучился темными, холодными вечерами: «Найдешь Судьбу, но не распознаешь… Спасешь Судьбу, но не ублажишь… Испытаешь Судьбу, но не решишься…» Это что, о Катерине? Василий с удивлением посмотрел на девушку, но та словно не замечала присутствие его и Григория Арсеньевича, пила и пила.

— Как вы можете… — начал Василий, но замолчал, чувствуя, что краснеет.

— Могу, еще как могу, — улыбнулся Григорий Арсеньевич, а потом неожиданно стал совершенно серьезным. — Ладно, все разговоры на потом. Сейчас быстренько наполни фляжку и уходим отсюда. Там, — он кивнул в ту сторону, откуда пришли Василий и Катерина, — у немцев есть пульт. Пульт этот хоть и старинный, но простой. С помощью него можно наблюдать за жизнью этого города. Вот только ключа у немцев нет. Тем не менее, с помощью этого пульта они наверняка знают, что включилось одно из законсервированных устройств. Поэтому забирай «ключ» и пошли отсюда. Мне не хотелось бы вновь встречаться с боевиками СС.

Василий собирался было похвастаться своей победой. Сколько там он фрицев в одиночестве уложил? Но потом прикусил язык. Было в той перестрелке что-то нереальное. Ну, пусть Василий отлично стрелял, пусть застал фашистов врасплох, но все равно… Что они все, стрелять не умели или были желторотыми новобранцами? Нет, таких в Антарктику не берут. Тут, скорее всего, действовала армейская элита — какие-нибудь егеря или горные стрелки «Эдельвейс», — солдаты, прошедшие специальную подготовку, много лучшую, чем у Василия. И что? Ни один из них не смог хотя бы ранить одинокого спасателя? После таких умозаключений победа Василия и спасение Катерины выглядели и вовсе фантастическими. Однако сейчас времени рассуждать не осталось. Немцы могли вот-вот подойти, а встреча с ними в планы беглецов не входила.

А посему, в последний раз наполнив флягу и напившись, Василий, Катерина и Григорий Арсеньевич покинули площадь с фонтаном, скрывшись в лабиринте боковых переулков.

* * *

— … Вот так мы там и оказались, — закончил свой рассказ Василий.

Григорий Арсеньевич задумчиво покачал головой.

— Сон, говоришь? — переспросил он, повернувшись к Катерине.

Они сидели на невысоком ограждении в крошечном дворике одного из кварталов подземного города. Хотя, быть может, это было вовсе не ограждение, не дворик и не квартал. Скрытые плитами, «запечатанные» формы могли оказаться чем угодно.

— Ну, не сон… Я вроде бы видела… знала, куда идти, что как, — начала объяснять Катерина. — Словно кто подсказывал мне.

— И это, скорее всего, так и было, — согласился Григорий Арсеньевич. — Вот только определить бы нам, кто тебе подсказывал, хотя и так понятно… Думаю, тут не обошлось без Ктулху…

— Ктулху? Какое дело спящему где-то там богу, если он вообще существует, до нас и наших проблем? Откуда он вообще знает…

Но Григорий Арсеньевич остановил словесный поток Василия движением руки.

— А ты думаешь, ты по своей воле покинул лагерь экспедиции и отправился по «нити Ариадны» в хранилище скульптур?.. Не надо дразнить спящую… он видимо хотел добавить «собаку», но в последний момент передумав, поправился, — … спящего бога. Мы вторглись на его территорию. Немцы ищут тут источник энергии для создания сверхлюдей. Что искали тут коммунисты, — тут он с сомнением покосился на Василия, но тот молчал, — будем считать, то же самое. Сомневаюсь, что тех или других интересовали загадки древней истории. Новые технологии, сверхоружие, суперсолдаты…

— Но СССР самая мирная страна. Она за мир… — начал было Василий.

— А политические дискуссии мы оставим на потом, — все тем же невозмутимым голосом продолжал Григорий Арсеньевич. — Если выберемся отсюда, то я, Василий, постараюсь переубедить тебя, а пока надо решать, что делать. Итак, амулет открывает фонтан…

— Вы обещали рассказать, что случилось с вами.

Григорий Арсеньевич вздохнул.

— Поверьте, молодые люди, ничто столь драматического и интересного… Когда немцы напали, я был внизу. Кстати, лифты до города вас не довезли бы. Они ведут в точно такой же зал, как наверху, а оттуда идет широкий спиральный пандус. Он, как и лестница, по которой вы спускались, заключен в трубу, идущую с потолка пещеры… Так вот, немцы подготовились заранее, и о городе они знали. Только, видимо, им очень нужен наш профессор и его аппаратура. Они поджидали экспедицию и, как только мы спустили вниз основную часть приборов Троицкого, напали. Очевидно, сигнал подал господин Грег, кстати, настоящее его имя Карл-Мария Виллигут — этакий немецкий Распутин. Многие называют его Вайстор — в честь скандинавского бога Одина. Этот Виллигут — одна из самых таинственных фигур Третьего рейха. Фамилия его переводится как «бог воли» и, согласно мистической терминологии, означает «падший ангел». Корни его рода теряются во тьме веков. Виллигуты из поколения в поколение передавали загадочные таблички с тайными письменами. Полагают, что там зашифрованы некие языческие ритуалы. На семью Виллигутов в Средние века сам Папа наложил проклятие. Существует также версия, что Карл-Мария Виллигут последний представитель рода древне-германских королей…

— И вы все это узнали…

— Нет. Я знал его раньше. Мы встречались во время войны в Италии.

— И вы не предупредили?..

— Почему же. Товарищ «Григорий» был в курсе, что за советника прислали нам немцы. Наоборот, он был очень рад, что столь высокопоставленная фигура, как Виллигут, пусть даже инкогнито, участвует в этой экспедиции. Я, конечно, пытался предупредить товарищей, что от бригаденфюрера СС ничего хорошего ждать не стоит, но у вашего руководства, Василий, было совершенно иное мнение… Так вот, когда появились эсэсовцы, я был внизу. Большинство ваших сдалось, тех, кто пытался сопротивляться, расстреляли на месте. Ну а сдавшихся заставили перетаскивать ящики профессора вниз в город. Вот, собственно, и все. Мы с Кимом — помните такого верзилу-бурята из людей Штейнера? — ушли в боковые туннели. Ну, конечно, немного фашистов пощипали. Потом я оставил Кима следить за наци, а сам отправился на ваши поиски.

— Но, откуда вы знали…

— Все эти сны и прочее… Знаете ли, молодые люди, Ктулху проспал много тысяч лет на дне океана, и у меня есть подспудное подозрение, что он не рвется просыпаться. Он может влиять на сны людей, и этого ему, судя по всему, достаточно. Теперь представьте себе, что кто-то захочет его «разбудить». И не просто разбудить, а разбудить и начать диктовать ему свои условия и требования. Оно ему нужно?.. Так что я был уверен, что кто-то еще остался, потому что вдвоем с Кимом мы не справимся. Где вас искать? Тоже очевидно. Так как все мы люди, у нас всех одинаковые потребности. Пищей тут разжиться негде, а значит вода. Жажда сильнее голода. Соответственно, нужно было лишь прикинуть, к какому из пяти источников пресной воды в городе вы можете выйти. Загадка не слишком сложная.

— Но откуда вы знали, что эти цилиндры скрывают воду?

Григорий Арсеньевич широко улыбнулся.

— Молодой человек, иногда своими вопросами вы ставите меня в тупик. Должен вас заверить, это не первый в моей жизни подземный город, и в чем-чем, а уж в этой культуре я отчасти разбираюсь. Хотя, боюсь, ни мои знания, ни ваше появление нам не помогут.

— Почему? — искренне удивился Василий. Сейчас, когда рядом был Григорий Арсеньевич, ему казалось все нипочем. Выступи против них даже вся армия Третьего рейха, он бы нисколько не сомневался в победе.

— Немцев тут полным-полно. Всех перестрелять нам все равно не удастся. Помощи ждать неоткуда. Даже если и сообщить на большую землю о том, что здесь происходит, пройдет несколько недель, прежде чем бюрократы в Кремле примут решение, и сюда доберется спасательный отряд с одной из соседних станций. Только они вряд ли помогут: База-211 может выставить втрое людей против нашего. А если принять во внимание экипажи подводных лодок…

— Неужели все так безнадежно? — спросил Василий, краем глаза покосившись на Катерину. Ее, кажется, разговор совершенно не интересовал. Она сидела, погруженная в собственные мысли, словно грезила наяву.

— Почему же, — вздохнул Григорий Арсеньевич, — не надо забывать про Ктулху Великого и Ужасного. Много тысяч, если не миллион лет назад он приказал законсервировать этот город. Теперь его приказ нарушен. Не думаю, что ему это нравится. К тому же существует третья сила.

— Третья сила? — удивился Василий.

— Ну, кто-то же уничтожил первую экспедицию.

— Фашисты?

— Нет, наци появились тут позже. Если бы к пропаже первой экспедиции они имели бы какое-то отношение… Они могли еще тогда захватить «Красный полярник»…

— Вы тоже считаете, что он захвачен?

— Иначе тут давно появились бы люди Штейнера, чтобы узнать, что случилось с их начальником и со всеми нами. А судя по тому, что немцы беспечно бросили трупы и не выставили наверху охрану у подъемников, они уверены, что никаких сюрпризов не будет.

— А они будут?..

— А как ты думаешь? — прищурившись, взглянул на Василия Григорий Арсеньевич. И было в его прищуре что-то лукавое, ленинское. — Будут, мой друг, непременно будут. Те, кто сторожит этот город, не дадут ему проснуться, не должны, по крайней мере. Точно так же они не должны пробудить и Ктулху.

— Но наше командование тоже хотело этого…

— Мало ли, кто чего хотел. Разбудив Ктулху, мы не сможем управлять им.

— А приборы профессора Троицкого?

— Не уверен, что они работают должным образом. К тому же в данном случае не стоит ставить эксперименты. Европа и без того на грани новой войны. Нам только апокалипсиса не хватало.

— При чем тут апокалипсис?

— Думаю, что Ктулху, разбуженный подобным образом, встанет не с той ноги. А тут от него еще чего-то начнут требовать. Боги, а особенно древние — забытые боги, они сродни маленьким детям: капризные твари. Чуть что не так — скандалить. А представь, что в руках у такого ребенка оружие, которое может стереть с лица Земли все человечество. И никто сказать не может, что через секунду придет этому ребенку в голову.

— А если… — начал было Василий.

— Думаешь, стоит проверить. Это тебе не шогготы какие-нибудь. Ктулху — бог, и его из пушки не убьешь.

— Но должен же быть выход…

— Единственный выход — дать древнему злу покоиться с миром, — объявил Григорий Арсеньевич. — Что-то мы заболтались. Пора в дорогу, да и Ким меня, скорее всего, заждался… Вставайте, вставайте… Нас ждут великие дела.

* * *

— И что ты об этом думаешь? — они лежали на плоской крыше одного из «небоскребов» и наблюдали за суетящимися внизу фигурками. Отсюда, с высоты в сотню метров, немцы казались маленькими букашками, казалось, стоит протянуть руку, раздавить — и не будет больше никаких проблем. — Как считаешь, что они делают? — Григорий Арсеньевич говорил громко. С такого расстояния немцы вряд ли могли услышать их.

— Не знаю… — протянул Василий. — Только мне кажется, что они собирают какую-то штуку и каким-то образом хотят подключить ее к этим странным кольцам.

— И у меня сложилось точно такое же впечатление, — вздохнул Григорий Арсеньевич. — Судя по всему, они собирают увеличенный вариант прибора Троицкого, и с помощью его попробуют позвать Ктулху, надеясь, что этот зов разбудит его…

Василий вспомнил результат испытаний прибора профессора на борту теплохода и вздрогнул. Вот только восставших мертвецов ему не хватало.

— Сколько их там? — Григорий Арсеньевич повернулся к Киму, который лежал по другую сторону от него.

— Больше сотни, — вздохнул бурят. — Ах, будь со мной мой карабина, я бы устроил славный охота.

— Ну, это вряд ли. У немцев снайперов хоть отбавляй.

— И что делать? — спросил Василий после затянувшейся паузы.

— А ты как думаешь, Ким? — Григорий Арсеньевич глянул на огромного корейца.

Тот только пожал плечами.

— Начальник говорить, мы — делать. Надо спасать наших, — и он ткнул пальцем в сторону одной из палаток, возведенных немцами на огромной площади возле кольца.

— И это тоже, — согласился Григорий Арсеньевич. — И было бы неплохо заручиться чьей-нибудь помощью. Втроем мы ничего не сделаем.

— Чьей? — удивился Василий.

— Ну, я же говорил, что кто-то охранял этот город. Иначе куда пропала первая экспедиция.

— Вы имеете в виду тех тварей, о которых так подробно рассказывали нам на теплоходе?

— Вряд ли, хотя все может быть. Видишь ли, Старцы после поражения в войне с Ктулху деградировали. К тому же, несмотря на мои опасения, мы пока не видели ни одной твари.

— И?

— Пока никаких вопросов, — отмахнулся Григорий Арсеньевич. — Нам нужно: первое — остановить фашистов и второе — нашуметь, что ли, привлечь к себе каким-то образом внимание стражей этого города. Сам не знаю, как это сделать. Единственное, что приходит в голову… Ким, ты смог бы проскользнуть в палатку с приборами и устроить небольшую диверсию?

Бурят кивнул.

— Она с краю. Сложностей не будет.

— Будет. Там наверняка пара часовых, но думаю, ты справишься, а мы пока попробуем освободить наших.

— Это невозможно… — начал было Василий. Сверху он видел, что палатка, в которой теоретически находились пленные, в самом центре немецкого лагеря, и как туда пробраться, было не ясно.

— Я сказал, не освободим, а «попробуем» освободить. В любом случае, нам нужно будет отвлечь огонь на себя, чтобы дать Киму свободу действий.

— Тогда давайте я взорву машину профессора! — встрял Василий. — Тем более, что я много раз видел модель…

Григорий Арсеньевич задумался, а потом внимательно посмотрел на своего ученика.

— Хорошо. Ким, пойдешь со мной… Ты запасной вариант… Если у Василия не получится, операцию придется повторить.

— А я? — спросила Катерина.

— А вы, мадам, останетесь ждать нас с ключом наготове и будете действовать по обстоятельствам. Может статься так, что нам придется бежать, и тогда ваш ключ, открывающий все «двери» в этом городе, сильно нам пригодится. Конечно, я мог бы взять его с собой, но не хотелось бы подвергать риску столь ценный предмет. Вдруг он попадет в руки эсэсовцам.

— Но…

— Вот это как раз не обсуждается, — строгим тоном объявил Григорий Арсеньевич.

Они отползли от края крыши и проверили свой арсенал. Обычных патронов было маловато, а «заговоренные» против немцев не действовали. Еще у Кима нашлось две гранаты. Обе он отдал Василию.

— Гранатами рванешь приборы, — пояснил Григорий Арсеньевич. — А так, постарайся стрелять поточнее, зря патроны не тратить. Вот тебе еще пара полезных штучек, — и он протянул Василию пару… немецких свастик с заточенными краями. — Японские игрушки. Умеешь с такими обращаться?

— Нет, но, думаю, справлюсь, — ухмыльнулся Василий.

— Бросай, словно плоский камешек… чтоб по воде прыгал, — пояснил Григорий Арсеньевич, передавая Василию сюрикэны. — Только ты с ними поосторожнее, а то порежешься ненароком. Эти штуки называют «лезвием в ладони»…

— Кстати, а сам профессор Троицкий где? — Василий вспомнил, как тот трясся над своим аппаратом. Фашисты фашистами, а профессор, без сомнения, не простит уничтоженного прибора.

— Он с немцами. Они то ли запугали его, то ли купили, что-то пообещав.

— Значит, в случае чего…

— Можешь убить на месте… — вздохнул Григорий Арсеньевич. — Твое начальство это одобрит. Фашисты не должны завладеть прибором. Не должны разбудить Ктулху, не должны получить доступ к секретам Древних цивилизаций. Это — главное, это нужно помнить.

— Но…

— Не думай. Если кто-то из «наших» встанет на твоем пути, стреляй, не задумываясь.

Василий кивнул.

— Ну что, готовы?

Ким еще раз проверил свои пистолеты. Точно так же поступили и Василий с Григорием Арсеньевичем.

— Пошли, — наконец объявил Фредерикс.

Они спустились на платформе с крыши здания. Этот лифт, впрочем, как и все механизмы в этом городе, приводился в движение с помощью универсального ключа — медальона. Дальше предстояло разделиться.

— Итак, запомни, — напоследок добавил Григорий Арсеньевич. — Мы начинаем действовать после взрыва. Иначе нам к пленным не прорваться, только и ты, Василек, помни: рванул — беги. В первый момент, пока фашисты не разберутся, в чем дело, всех собак спустят на тебя… И еще: если тебе попадется на пути профессор или наш дорогой герр Грег — стреляй, не раздумывая.

— С немцем мне все понятно, но профессор… он же наш, — возразил было Василий.

— Ага, — согласился Арсений Григорьевич. — Только в сложившихся обстоятельствах он орудие в руках врага. Я, например, не уверен, что он станет терпеть пытки, если ему предложат выбор между нами и хорошо оснащенной лабораторией, где он сможет спокойно продолжать свои изыскания.

— Но…

— Человек тварь продажная, Василий. Очень немногие ныне следуют высокоморальным принципам… Ладно, хватит лить воду. Сейчас каждая минута может оказаться решающей. Ни пуха, ни пера…

— К черту, — пробормотал себе под нос Василий, скинул шубу и шапку, протянув их Катерине. — Прибереги, авось еще пригодятся, — и решительно направился вдоль здания, пересек две улицы, сделав большой крюк и выйдя «в тыл» фашистского лагеря.

Пригнувшись, словно в любой момент ожидая выстрела, он осторожно выглянул из-за угла. Часовой стоял, повернувшись в его сторону. Василий тут же метнулся назад, прислушался. Часовой тревоги не поднял. Значит, просто-напросто не заметили. Но что теперь? С такого расстояния ни заточенной свастикой, ни ножом часового ему не снять. А выстрел… Выстрел весь лагерь всполошит, и пока он добежит до палатки с прибором, его десять раз прихлопнут. Неприятная перспектива. Значит, нужно ждать. А Григорий Арсеньевич? Он поймет. Тоже будет ждать. С другой стороны, промедление смерти подобно. Немцы могут запустить машину профессора в любой момент, и хотя неизвестно, что при этом случится, лучше не доводить до крайности, значит, несмотря ни на что, нужно действовать…

Глава 11

ВЛАДЫКИ ПОДЗЕМНОГО ЦАРСТВА

И видел я: разверзлись двери неба

В созвездьи Льва, и бесы

На землю ринулись…

М. Волошин. «Война»

В этот раз часовой стоял к Василию вполоборота. Если он не повернется, то имелся пусть небольшой, но шанс на то, что Василию удастся проскочить до ближайшего укрытия. А оттуда, если повезет… Впрочем, думать об этом пока было рано. Сперва скажем «аз», а уж как «буки» пойдут, посмотрим.

Василий поглубже вдохнул и, пригибаясь, стараясь вжаться в светлый камень, метнулся вдоль стены. Он видел, как часовой начал медленно поворачиваться. Рука непроизвольно потянулась к сюрикену — маленькой металлической свастике, загибающиеся кончики которой были наточены, как бритвы. В какой-то миг он сжал ее, держа за середину большим и указательным пальцами. Странное оружие. Василий никогда раньше не пользовался им, и оно ему особого доверия не внушало, но нож с такого расстояния он уж точно не докинул бы… А потом, когда часовой должен был вот-вот его увидеть, он метнул свастику, боком метнул, как мальчишки на берегу озера бросают плоские камни. Вращаясь, кусочек железа полетел в сторону часового, а потом впился ему в грудь. У Василия внутри все оборвалось. Сейчас этот фашист завопит, и все будет кончено… Но вместо того, чтобы кричать, эсэсовец безвольной массой осел на землю.

Однако Василий не спешил. Спрятавшись за примеченный им выступ, он застыл, затаив дыхание. Сейчас начнется… Но нет. Никакой пальбы, никаких криков. Отряд не заметил потери бойца.

Дрожащей рукой Василий стер капли холодного пота со лба. Так, у него еще осталась вторая свастика и нож. «Кстати, полезная штучка. Интересно, где батька их раздобыл. Наверное, где-то на Востоке».

Приготовив второй сюрикен — сложнее всего было не порезаться об острые края, — Василий осторожно выглянул из своего укрытия. Никого. Несколько ящиков — импровизированная баррикада, которую охранял часовой, а дальше площадь, и на ней почти у самых зданий огромная палатка, в которой, по заверениям Кима, находилось оборудование Троицкого. Именно от этой палатки к таинственному кольцу протянулись кабели.

Что ж, начало положено. Надо поспешить дальше.

Несколько шагов, и Василий присел на корточки за баррикадой. «Собраться с духом, и еще один рывок», — решил он, но все медлил. Наконец, взяв себя в руки, он одним прыжком преодолел баррикаду и вновь присел, затаившись. Ящики были поставлены полукругом и, если не высовываться, обеспечивали хорошее укрытие. Убитый немец лежал тут же. Василий хотел было посмотреть на рану от сюрикена, а то и вовсе забрать назад замечательную свастику, но немец упал неудачно, и чтобы вернуть себе оружие, надо было перевернуть труп. Но за последние сутки Василий уже достаточно «наобщался» с трупами, поэтому ограничился армейским ножом эсэсовца.

Впереди был самый опасный участок — метров пять до палатки. И укрыться там будет негде. Естественно, чтобы преодолеть это расстояние, Василию понадобится лишь пара секунд. Главное, чтобы в это время никто из фашистов, снующих по площади, не смотрел в его сторону.

Оставалось понадеяться на «авось», иначе никак. Василий вновь глубоко вздохнул, словно собирался нырнуть в бездонный омут, и рванул к палатке. У него не было времени толком посмотреть ни налево, ни направо. Да его не очень-то и интересовало, что там происходит. Если его заметят, он и без того об этом узнает…

Но ему вновь повезло. Бухнувшись к подножию палатки, прикрытый ее тканью, Василий позволил себе оглядеться. Отсюда он видел только крошечные участки площади, но и то, что он увидел, ему не понравилось. Вернуться назад незамеченным не выйдет. Когда он рванет приборы, все взгляды будут направлены в эту сторону, единственная надежда, что Григорий Арсеньевич не заставит себя ждать.

Итак, следующий шаг. Нужно проникнуть в палатку. Василий прижал ухо к толстой ткани. Вроде бы внутри кто-то говорил, но ни языка, ни отдельных слов разобрать было невозможно. Тогда Василий осторожно, стараясь не колыхнуть стену палатки, прорезал краем свастики небольшое отверстие и заглянул внутрь.

Как ни странно, в палатке оказалось много светлее, чем снаружи. По углам горели огромные электрические лампы, забранные металлической сеткой. Василий зажмурился от яркого света. Когда же глаза привыкли, он едва сдержал вздох удивления. На двух огромных походных столах была разложена всевозможная аппаратура, перевитая лианами проводов. Мерцали огоньки радиоламп. За столами, у самого выхода из палатки стоял огромный металлический шкаф, соединенный проводами с большой частью приборов. Толстые кабели тянулись от него к выходу из палатки, в сторону странного кольца. Три техника, склонившись, что-то монтировали, следя за показаниями приборов. У выхода из палатки стоял профессор Троицкий и с ним какой-то немец. Они спорили.

— …А я уверяю вас, молодой человек, что в этом режиме резонансного колебания не хватит для полной амплитуды…

— Нет, герр профессор, амплитуду сигнала увеличить нет. Большой опасность. Рухнет пещера.

— Ничего вашей пещере не будет. Столько лет простояла. Только если мы не изменим колебания, то не сможем активировать коммутатор…

«Выходит, Григорий Арсеньевич снова был прав. Троицкому все равно, кому служить, а раз так… „Кто не с нами, тот против нас“, — так говорил товарищ Троцкий. Значит, гражданин Троицкий враг, из тех скрытых, что мешают нам строить светлое будущее…» Василий чувствовал, как кровь прихлынула к лицу, а руки непроизвольно потянулись за оружием, но тут его привлек еще один предмет у самого входа — огромная клетка, в каких перевозят львов или тигров. В клетке кто-то был, но Василий не мог рассмотреть, кто именно, из-за нагромождения аппаратуры. Какое-то животное? Только что оно тут делает? Впрочем, все вопросы после, сейчас нужно сделать то, зачем он пришел. Все бы хорошо, только вот на присутствие техников он не рассчитывал, значит, придется стрелять.

Василий еще раз проверил оружие, а потом начал осторожно расширять прорезь. Сюрикен бесшумно прошел сквозь брезент, пока на уровне пояса не натолкнулся на шов, через который была пропущена толстая металлическая проволока. Без сомнения, лезвие перерезало бы и ее, но без шума тут не получится. Тогда Василий сделал вертикальную прорезь ниже шва и провел сюрикеном вдоль дна, расширяя щель. Встав на четвереньки, он пролез в образовавшееся отверстие и оказался за спиной одного из техников. Теперь все зависло от его быстроты. Вскочив на ноги, Василий метнул заточенную свастику в эсэсовца, стоявшего у выхода из палатки, и одновременно вскинул револьвер. Он начал стрелять «с левой». Первая пуля ушла «в молоко», вторая впилась в затылок техника, что сидел дальше всех. Третья ударила в лицо второго техника, который замешкался. Василий попытался достать и профессора, но Троицкий уже выскользнул из палатки. Тем временем третий техник успел развернуться и бросился на чекиста. Василий встретил его ударом ножа в живот. Секунду немец простоял, навалившись на Василия и натужно выпучив глаза. Его руки тянулись к горлу убийцы, но так и не смогли сжать его, а потом фашист осел на пол бесформенной грудой плоти.

Профессор! Василий поспешил к выходу из палатки, но Троицкий уже был далеко. Размахивая руками, профессор мчался по площади к сторону двух других палаток и орал благим матом. Василий выстрелил ему вслед, но с такого расстояния, да еще по движущейся мишени… даже ему попасть было невозможно. Пуля пронеслась в добром метре от профессора, и это лишь добавило ему прыти.

Клетка. Кто бы ни был в ней, долой запоры! Враг немцев — его враг. В контурах человека на полу скрывалось что-то знакомое, но времени разглядывать не было.

Выпустив оставшиеся две пули по приборам на столах, Василий широко улыбнулся, наблюдая, как во все стороны брызнули осколки радиоламп. На ходу перезаряжая револьвер, он обернулся ко входу в палатку. Где-то раздались крики, взвыла сирена. Пора было рвануть гранаты и уходить. Но прежде, чем он потянулся за гранатами, его взгляд скользнул по приборам и замер на существе в клетке.

Комиссар Кошкина? Нет, может быть это существо и было когда-то Рахиль Ароновной, ныне же оно полностью утратило человеческие черты, и то, кем эта тварь была раньше, можно было узнать лишь по форме тела и одежде. Голова создания была лысой, а нижнюю часть лица, как и у той женщины на теплоходе, скрывал клубок извивающихся щупалец, такие же щупальца торчали из рукавов кожаной куртки огромного размера. Но времени разглядывать чудовище у Василия не было. Он освободил его, и этого вполне достаточно.

На ходу он разрядил барабан второго револьвера по аппаратуре, потом, скорчившись за дальним столом, у разреза, стал перезаряжать револьверы. На это у него ушло секунд двадцать. За это время чудовищу удалось выбраться из клетки. Вот оно заметило Василия и выбросило обе руки-щупальца в его сторону. Словно две огромные змеи, пронеслись они по воздуху, а потом вдоль стола, сметая все на своем пути.

Взбесившееся чудовище — слон в посудной лавке. Неожиданно Василий почувствовал за спиной какое-то движение. Крутанувшись, он оказался лицом к лицу с огромным эссесовцем, только что влезшим в палатку через прореху, оставленную сюрикеном. Два выстрела почти в упор отшвырнули немца на стену палатки, та заходила ходуном, и Василий понял: еще мгновение, и хлипкое сооружение может рухнуть. Вот тогда-то он, без сомнения, окажется в ловушке.

Метнувшись вперед, Василий упал на живот и, толкнувшись ногами, на брюхе, словно пингвин, выскользнул из палатки. За его спиной палатка накренилась. В последний момент, все еще скользя по камням мостовой, Василий повернулся на бок, бросив один из револьверов, и выхватил гранату. Зубами он рванул чеку, швырнул и укрылся за ящиками. Взрывшая волна толкнула его вперед, припечатав к камням. Справа и слева послышались крики и выстрелы.

Спрятавшись за ящиками, Василий выждал еще мгновение и кинул туда, где раньше возвышалась палатка, вторую гранату. Громыхнуло, и Василия осыпало мелкими обломками, происхождение которых он не смог определить.

Теперь нужно было уносить ноги.

Высунувшись, Василий осмотрелся, пытаясь оценить ситуацию. Прямо перед ним колыхалось нечто бесформенное — остатки палатки, внутри которой бушевало чудовище. Если гранаты и причинили ему какой-то вред, то этого заметно не было. «Интересно, как фрицы справятся с ним без заговоренных пуль?» — пронеслось в голове Василия, но сейчас нужно было думать не о беснующейся твари. Пока она в палатке, Василию она не страшна, а к тому времени, как она выберется, он уже будет далеко отсюда. Куда большие опасения внушали несколько эсэсовцев, бегущих в его сторону. Не целясь, Василий несколько раз пальнул в их сторону. Одного он задел, это уж точно, но остальные, несмотря на это, останавливаться не собирались. Единственное, что оставалось Василию, так это надеяться на быстроту своих ног. Если он успеет…

Вскочив, он, словно заяц, понесся по улице, стараясь укрыться за ближайшим углом прежде, чем фашисты доберутся до баррикады из ящиков. Оставалось еще метра три, когда вокруг засвистели пули. Василий пригнулся, словно спринтер. Пуля черканула по его плечу, но он не обратил внимания.

Вот и он, спасительный поворот, но останавливаться нельзя. Вперед, туда, где поджидает Катерина. Вот заветный подъемник. До него еще был почти квартал, квартал бегства под пулями, но то ли расстояние от преследователей заметно увеличилось, то ли Василию просто везло, ни одна из пуль его не задела.

— Поднимай! Поднимай! — закричал он, запрыгивая на край платформы.

Та вместе с частью стены медленно поползла вверх, к крыше, а Василий, развернувшись, упал на колено, вскинул револьвер. Пот заливал глаза, и он стер его капли рукавом, оставив на лице кровавый след. Вот они — преследователи, как на ладони. Василий три раза выстрелил, и трое немцев упало на мостовую. Четвертый раз боек щелкнул по гильзе. Резким движением Василий крутанул барабан, высыпая гильзы, а потом, переложив револьвер в раненую руку, стал трясущимися пальцами запихивать в пустые гнезда патроны. Вокруг свистели пули, но Василий действовал методично. Он был уже на высоте метров десяти, когда барабан его револьвера, щелкнув, вновь встал в пазы.

Бах! Бах! Бах! Бах! Бах!

Это напоминало стрельбу в тире. Черные фигуры одна за другой складывались пополам и падали. И снова — револьвер в левую руку, снова аккуратно загнать патроны в барабан. А потом…

Бах! Бах! Бах!..

Толчок, и подъемник остановился. Василий не ожидал, что так быстро окажется на крыше. Он повалился на бок, не удержав равновесия, и тут же взвыл от боли. Выходит, рана была не такой уж пустяковой, как показалось вначале. Боль была страшной, словно раскаленная игла пронзила руку от кисти до самого плеча.

С другой стороны, а чего он ждал? Выйти из этого дела без единой царапины? Невозможно. Скрепя зубами от боли, Василий сел, повернулся, ища взглядом Катерину. Ее нигде не было. Нет, была. Она лежала на краю плиты-лифта. Убита, ранена? Василий с трудом, превозмогая боль в плече, поднялся и подошел к девушке. Эсэсовцы снизу продолжали стрелять, но их пули лишь поднимали каменную крошку. Здесь, на вершине каменного небоскреба, Василий был недосягаем, если только немцы не изобретут способ подняться на одно из каменных зданий. Хотя без «ключа» — чудесного медальона — им это вряд ли удастся.

Ухватив Катерину за руку, Василий волоком перетащил ее на крышу, потом вынул из углубления медальон, и «лифт» заскользил вниз, оставив его с Катериной наверху.

Теперь самое время было осмотреть раны. В первую очередь Василий занялся собой. Разделся по пояс, разорвал нижнюю рубашку — когда-то она была белой, но «приключения» последних суток свежести ей не добавили. После чего с помощью зубов и здоровой руки он перетянул оторванным лоскутом свою руку повыше раны. Рана была пустяковой, вот только пуля застряла где-то возле кости, чуть выше локтя. Ладно, он разберется с этим позже. То, что пулю нужно извлечь, он знал наверняка, иначе будут там всякие заражения или, того хуже, гангрена. И от меньших ран люди теряли руки и ноги, а то и вовсе прощались с жизнью. Теперь Катерина. Шуба девушки пропиталась кровью, и пальцы Василия скользили. Ему с трудом удалось расстегнуть застежки. Девушке досталось много больше, чем ему. Одна пуля вошла в правую грудь чуть повыше соска, вторая в живот, но Катерина была жива, только без сознания. Василий видел, как тяжело вздымается ее грудь, одновременно выплескивая из ран сгустки крови. Если честно, то что делать с таким ранами, Василий не знал. Приложив к пулевым отверстиям остатки своей рубахи, он попытался остановить кровь. Большего сделать он не мог, да и не умел.

«Вот и все, — подумал он, опускаясь рядом с Катериной. — Отсюда нам не уйти». Василий отлично понимал, что без видений Катерины или «путеводной нити Ариадны» ни за что не найдет дорогу через подземный лабиринт над городом. Да и куда этот лабиринт может привести его — в руки к тем же немцам?

Хлебнув воды из фляги, он пожалел, что это не спирт. А потом осторожно придвинулся к краю крыши. На площади все еще стреляли, и Василий хотел посмотреть, как там дела у Григория Арсеньевича и Кима. Василию казалось, что с того момента, как они расстались, прошло несколько часов, хотя на самом деле все действо заняло четверть часа, а то и того меньше.

Да, он все сделал правильно, и немцы, если и восстановят прибор Троицкого, то не скоро. К тому времени командование на большой земле уж наверняка сообразит, что тут произошло. Жаль только, профессор ушел, гад. Хотя что теперь, с пулей в руке Василий мог сделать? Да ничего. Или снова пробраться к фашистам и попытаться застрелить негодяя? Сомнительно, что это удастся. Теперь-то профессора наверняка станут хорошо охранять, тем более, что с немцами он сотрудничал добровольно. Ведь он не был связан, избит, и над плечом у него не стоял надсмотрщик. Арсений Григорьевич был совершенно прав — ученому было совершенно все равно, на кого работать, лишь бы ему было предоставлено необходимое оборудование и никто не мешал. А в этом немцы могли дать нашим сто очков вперед…

Выстрелы с площади прервали размышления Василия. Одна из палаток горела, две другие бесформенными кучами лежали на мостовой, но одна колыхалась — слуга Ктулху, бывшая комиссар Кошкина, все еще не выбралась из-под брезента. И еще на площади лежали тела — много тел, но отсюда было тяжело рассмотреть погибших. Огонь фашистов был сосредоточен на куче ящиков за открытым тентом. Василий прикинул, что, пожалуй, сможет по крышам подойти поближе к тому месту, откуда его товарищи вели огонь по немцам.

Превозмогая боль, которая пронзала все тело от плеча при каждом шаге, Василий перебрался на соседнюю крышу, оттуда по узкому мостику перелез на крышу третьего дома. Дальше дороги не было. Эх, была бы сейчас у него граната, он бы мигом расчистил дорогу к ближайшему подъемнику. А так, прицелившись, он попытался попасть в ближайшего фрица, но расстояние оказалось слишком велико. Василий чуть не взвыл от обиды. Эх, если бы не плечо, он бы слез и помог им, а так… Если он спустится вниз, то его самого понадобится спасать.

Тем не менее что-то нужно было предпринять…

Пока Василий ломал голову, строя различные планы, помощь пришла с совершенно неожиданной стороны. От вопля, разнесшегося над площадью, можно было оглохнуть. Все выстрелы разом прекратились, и взоры всех людей, находившихся на площади, обратились в сторону источника крика. Вопил эсэсовец. Тварь, которая некогда была Рахиль Ароновной, заживо пожирала одного из немцев. А потом, отшвырнув окровавленное, полувыпотрошенное тело, чудовище направилось в сторону таинственного кольца-резонатора.

Пара автоматчиков попыталась преградить дорогу огромной твари, но та расшвыряла людей, словно те были чучелами, набитыми сеном. Приблизившись к кольцу, она одним рывком выдернула кабели и отшвырнула их прочь…

— Эй там, на крыше! — Василий отвлекся, перегнувшись через край. На платформе ближайшего подъемника стояло человек пять. Израненные, но полные решимости, они не собирались дарить немцам свои жизни. Однако их зов услышал не только Василий. Перестрелка возобновилась. Медлить было нельзя.

Не замечая боли, Василий пробежал до нужной ниши, сунул в нее амулет. «Интересно, чтобы мы тут делали без него». Подъемник пополз вверх, но слишком медленно.

Василий перегнулся через край, чтобы видеть, как там его товарищи, но тут пара пуль ударила в край крыши, рядом с его головой, оцарапав щеку острой каменной крошкой. Василий отполз чуть подальше, так, чтобы снизу его видно не было. Секунды тянулись, как часы. Но вот платформа поравнялась с крышей, и с нее перебралось четверо. Одного из полярников Василий раньше видел лишь мельком, он не знал его имени.

Другой и вовсе был незнакомым. Третьим был Ким. Он не шел, а передвигался прыжками, опираясь на плечо Григория Арсеньевича. Правые штанина и унта бурята почернели от крови.

Усадив его, Григорий Арсеньевич повернулся к Василию.

— Смотрю, тебя тоже задело.

— А у вас как прошло?

— Тоже не без потерь, но в целом все по плану. Когда рванули твои гранаты, все кинулись в сторону рухнувшей палатки, ну тут мы и появились. Часовых сняли, освободили тех, кто еще остался в живых. Большую часть наших они расстреляли… Стали отходить, да замешкались… Остальное видел сам.

Со стороны площади раздался еще один жуткий крик, а потом стрельба возобновилась.

— Это их займет на некоторое время, — вздохнул Григорий Арсеньевич. — Ну дает Рахиль Ароновна! Вот уж не подумал бы, интересно, где твой товарищ Григорий раздобыл эту дамочку. Всенепременно поинтересуюсь, если встретимся. Кстати, а где Катерина?

Василий кивнул в сторону крыши, на которой оставил ее.

— Плохо?

Василий кивнул.

— Совсем.

— Две пули, одна в грудь, другая в живот.

— И ты бросил ее? — в голосе Григория Арсеньевича послышались злые нотки.

— А что я могу сделать! — взорвался Василий. — Она без сознания там осталась… И… надо было вас выручать.

Григорий Арсеньевич кивнул, давая понять, что пока удовлетворен объяснениями Василия, потом повернулся к одному из полярников, который колдовал над Кимом:

— Роман, вы, кажется, врач?

— Фельдшер, — поправил тот, пытаясь стянуть унту с раненой ноги бурята.

— Пошли, похоже, для вас есть серьезная работа.

— Но… — не находя слов, фельдшер вновь занялся Кимом.

— Пойдемте, пойдемте. Тут недалеко… — и в подтверждение своих слов повернулся к Василию.

— Через две крыши, — кивнул он.

— Пойдемте, Роман, а товарищ пока унту снимет и ногу выше раны перетянет… Потерпите, товарищ Ким?

— Конечно, — улыбнулся бурят.

— Пошли.

Следом за Василием они быстрым шагом отправились по крышам.

Катерина лежала там же, где Василий ее оставил. Она все еще была жива, но вокруг нее натекла целая лужа крови.

— Плохо дело, — пробормотал Григорий Арсеньевич, склонившись над девушкой.

— Я бы сказал, безнадежно, — покачал головой Роман. Лицо у него было длинное с тонкой козлиной бородкой. Так и хотелось добавить к его костюму монокль, зачесать назад волосы — вышел бы настоящий буржуй, какими малюют их на агитплакатах. — Раны очень тяжелые. Пробито легкое и, вероятно, брюшная полость. Если задеты ливера, то может случиться перитонит. Надо вскрывать и чистить. Тут нужны соответствующие условия, операция.

— Вы сможете ей помочь?

Но фельдшер только головой покачал.

— Даже при наличии инструментов нужен хирург. Я никогда не делал операций, а здесь… — и он забормотал что-то по латыни.

Григорий Арсеньевич повернулся к Василию.

— Ну, герой, не уберег ты красавицу. Что делать станем?

Василий пожал плечами.

— А что мы можем? — поморщился Василий.

— Да… — почесал затылок Григорий Арсеньевич. — Выбора то у нас практически нет, и единственный наш козырь — амулет Катерины. Только днем он нам не поможет, а ночи, — тут он с сомнением огляделся, — ночи тут, судя по всему, не предусмотрены.

— И что тогда…

— Плоха та ловушка, из которой нет выхода, — усмехнулся Григорий Арсеньевич.

— Думаете, фашисты нас тут не достанут? — спросил фельдшер.

— Со временем достанут. Немцы — умная нация, к тому же много лет уже изучают культуру Ктулху, и то, что город, который они обнаружили первым, оказался лишь пустой оболочкой — не их вина… И не надо забывать о профессоре Троицком — это выдающийся, хоть и совершенно беспринципный ученый. Да и Виллигут не дурак. Рано или поздно они разгадают секрет ключа, а наделать металлических бляшек и вовсе безделица. Вот тогда этот город засияет во всей красе, а нам придет конец. Не сможем же мы сопротивляться всей немецкой армии… Или еще проще, выпишут с Базы-211 альпийских стрелков. Им забраться на этот дом ничего не стоит. Да, многих мы перестреляем, пока не закончатся патроны… Кстати, как у тебя с боеприпасами? — Григорий Арсеньевич взглянул на Василия.

— Штук двадцать осталось.

— Двадцать выстрелов, и все… — протянул Григорий Арсеньевич. — А потом придется на кулаках биться, только, боюсь, немцы не согласятся.

И тут погас свет.

Резко погас, в один миг, словно кто-то выключил огромный рубильник, и наступила кромешная тьма, потому что тут не было ни звезд, ни луны… Григорий Арсеньевич щелкнул зажигалкой, выхватив из тьмы маленький желтый круг. Но от этого света, казалось, еще больше сгустилась окружающая тьма.

— Ну, вот, накаркали Тьму Египетскую.

— И что это такое, по-вашему? — спросил фельдшер.

— В лучшем случае ночь, а в худшем… — тут Григорий Арсеньевич сделал паузу, и Василий почувствовал, как капельки холодного пота ползут у него вдоль позвоночника, потому что последнее слово Григорий Арсеньевич произнес с интонацией, хорошо знакомой Василию по далеким двадцатым. И не сулила она ничего хорошего.

— И что в худшем? — не унимался фельдшер.

Но Григорий Арсеньевич ничего не ответил. Отмахнувшись от фельдшера, как от назойливой мухи, он повернулся и прокричал в ту сторону, где предположительно находился Ким и второй полярник:

— Эй, у вас все в порядке?

— Да.

И тут же в темноте вспыхнул ответный огонек.

— Нам лучше держаться вместе. Сможете перебраться сюда?

— Может, пойти подсобить?

— Сами доберутся. Главное в этой тьме — не оступиться и не полететь вниз. А то костей потом не соберешь. У кого-нибудь факел или фонарь сохранился?

Ответа не последовало. Неожиданно Григорий Арсеньевич выругался, и огонек в его руке погас.

— Чертова зажигалка!

— Что случилось?

— Да пальцы обжег. Она же не предназначена для такого…

Потом зажигалка снова вспыхнула.

— Теперь-то мы точно отсюда не выберемся… — забормотал фельдшер.

— Не скулите… Пойду посмотрю, чем там заняты наши друзья, — твердым голосом объявил Григорий Арсеньевич, и огонек его зажигалки начал удаляться.

— Я с вами! — не обращая внимания на рану, Василий увязался следом за учителем.

— Осторожно, тут край крыши, — объявил Григорий Арсеньевич.

Василий замер. И только теперь он осознал весь ужас их положения, потому что вокруг была тьма, всепоглощающая тьма. Он не видел ничего: ни края крыши, ни гигантской площади, только крошечный огонек в руках Григория Арсеньевича. И вот теперь он почувствовал настоящий страх. Даже там наверху, в каменном лабиринте было не так страшно, как здесь… Здесь не было стен, твердых стен, положив руку на которые, можно было прийти куда-то. Ничего. Только черная пустота. «Если долго будешь смотреть в Бездну, Бездна начинает смотреть на тебя».

— Похоже, фашисты так же поражены, как и мы, — вздохнул Григорий Арсеньевич. — Что ж, по крайней мере ближайшие несколько часов нам ничего не грозит.

— А Катерина?..

Григорий Арсеньевич снова тяжко вздохнул.

— Она умрет. Если бы это был мужчина, я бы, не раздумывая, пустил ему пулю в лоб. Вынести на себе ее с такими ранами мы не сможем, да и не перенесет она этого… Впрочем, куда ее нести, тоже непонятно.

— А если поговорить с немцами. Пусть заберут раненых… У них ведь наверняка есть врач…

— Ты, Василий, до сих пор чего-то не понял. Это, — и Григорий Арсеньевич махнул неопределенно рукой, — не просто немцы. Это эсэсовцы, и мы им лишь обуза.

— Но элементарное милосердие… женщина…

— Ты же сам говорил, что видел, как они пытали ее. Подумай, стал бы ты говорить о милосердии со своими сослуживцами из Первого и Второго отделов. Для них люди — мясо… А эсэсовцы во много раз хуже…

— Но те, с кем мы боремся, — это враги советской власти, они мешают нам стоить новую жизнь…

— Ай, все это демагогия… Когда-нибудь сам поймешь… А эсэсовцы, скажем так… Они тоже строят свою новую жизнь — Третий рейх. И там нет места таким, как мы. Мы для них мясо, расходный материал, и все мы будем убиты, если попадем им в руки. Ни о каком милосердии речи не идет.

— И что же нам делать?

— Вечный вопрос на Руси, — вздохнул Григорий Арсеньевич. — Пока Катерина без сознания, она не чувствует боли. Очнется… Там посмотрим. А пока… Пока темно, ночь, а люди чем ночью заняты — они спят, крепко спят…

— А я… и Ким. Нам нужно вынуть пули!

— Нужно, — согласился Григорий Арсеньевич. — Только как ты себе это представляешь? Фельдшер вряд ли сможет это сделать и при нормальном свете. Ты же видел, у него при одном виде крови сердце в пятки ушло, а что до меня, то ковыряться в чьем-то теле ножом при свете зажигалки… Потом тебя, Василий, ни один хирург не зашьет… В общем, сейчас спать. Утро вечера мудренее. А утром, когда «свет дадут», разберемся. Там и с Катериной вопрос проясниться.

* * *

Несмотря на страшную усталость и полную тьму, уснуть Василию долго не удавалось. Рука. Болело сильно — тупая ноющая боль. Она накатывала волнами, потом отступала. Становилось легче, и только Василий начинал дремать, боль накатывала с новой силой. И кто-то из полярников страшно храпел. Тяжелый это был храп, с переливами, словно несчастный задыхался во сне, и лишь в самый последний миг, захлебываясь, начинал хватать ртом воздух.

Все же усталость взяла свое. Сон накатился тяжелым ватным одеялом. Жуткие обрывочные сновидения, больше похожие на кошмар наркомана. Василий куда-то бежал, сталкивался с какими-то людьми, спорил с ними, пытался драться, а потом снова бежал, бежал…

А потом неожиданно оказался в том же самом огромном зале у ног гигантской скульптуры. Только в этот раз Василию было тяжело идти. Каждый шаг отдавал страшной болью в плече, и когда он опустил взгляд, то увидел, что левая рука у него опухала и чуть выше локтя представляет единую гигантскую рану. Гноящееся, позеленевшее мясо… «Сон, это всего лишь сон», — повторил про себя Василий. Он уже хотел было пройти мимо ног гиганта к двери в троне, но что-то не пускало его. Таинственное свечение стало постепенно угасать. И тут раздался голос, низкий горловой, хриплый. Казалось, он исходит ниоткуда и отовсюду.

— Как посмели вы решиться побеспокоить меня?

В первый момент Василий не нашелся, что ответить, и потом ему показалось, что вопрос адресован не к нему лично. Он несколько раз повернулся, пытаясь понять, кто еще есть в зале, кроме него, но никого не увидел.

— Отвечайте? — неведомый голос был настойчив, и невозможно было не ответить на заданный вопрос.

— Меня послали… — замялся Василий, его голос звучал подобно лепету провинившегося первоклассника, которого только что отчитал директор школы. — Начальство хотело…

— Разбудить меня против моей воли… — и невидимый гигант расхохотался. Этот звук напоминал грохот горной лавины. Гигант хотел еще что-то сказать, но…

…Раздался крик… Страшный крик, напоминающий те, что они слышали ночью. Василий открыл глаза. Ничего не изменилось. Вокруг царила кромешная мгла. Потом тьму разорвали трассеры пулеметной очереди, и вновь раздались страшные крики.

— Что это? — едва шевеля губами, спросил Василий.

— Похоже, ваша Рахиль Ароновна добралась до немецкого лагеря… — заметил один из полярников.

— Вряд ли, — с сомнением произнес Григорий Арсеньевич. Говорили в темноте, но Василий был более чем уверен, что сейчас на лице его учителя зловещая усмешка — обычно не предвещавшая ничего хорошего. — Боюсь, что это подошла та самая кавалерия, о которой я говорил. У каждого древнего сокровища есть свои ангелы-хранители, и вряд ли им понравилось бы крупномасштабное вторжение на их земли, вроде того, что готовили немцы… К тому же не стоит забывать о первой экспедиции. Эти люди исчезли…

Неожиданно вспыхнул свет.

В первый миг он показался таким ярким, что Василий зажмурился, потом начал тереть глаза здоровой рукой. Только сейчас он понял, насколько плохо себя чувствует, и непонятно, что было тому виной, рана, усталость или излишнее нервное напряжение. Тем не менее ему с трудом удалось приподняться на локте. Его то и дело кидало то в жар, то в холод.

— С добрым утром! — объявил Григорий Арсеньевич. — Посмотрим, что там случилось, — и широко, чуть ли не бегом он направился к краю крыши.

Остальные полярники, кроме Кима, поспешили за ним. Василий тоже поднялся, но с трудом. Каждое движение отдавало в руке нестерпимой болью. «Глядишь, в самом деле схлопочешь гангрену», — подумал он.

Но смотреть, собственно, было не на что. Площадь с огромным кольцом была пуста и девственна чиста. Никаких следов немцев, ни палаток, ни луж крови, ни трупов. Словно по мановению волшебной палочки, все ночевавшие на крыше перенеслись на несколько дней назад.

— Что случилось? Немцы ушли… — спросил фельдшер, ни к кому конкретно не обращаясь.

— Судя по выстрелам… скорее всего, их перебили.

— А потом все тщательно убрали и пол вымыли?

— Все может быть…

— Ну, сами бы они не ушли, — вмешался в разговор Григорий Арсеньевич. — Вы что считаете, что Аненербе может оставить все это? — и он махнул рукой в сторону Города. — Да одна технология безлампового света произвела бы фурор в нашем обществе. А слуги Ктулху? Создания, которых нельзя убить обыкновенными пулями, — это же идеальные солдаты — те, кого невозможно остановить. Как с ними воевать?

— Ну, можно наладить фабричное производство «заговоренных» пуль, — предположил Василий.

— И как ты себе это представляешь? — ухмыльнулся Григорий Арсеньевич. — Уважаемые товарищи-коммунисты, мы — последователи Маркса и Ленина, убежденные материалисты, сегодня открываем завод заговоренных пуль, производство, руководить которым ЦК партии назначило архимандрита Емелю.

— Перестаньте глумиться… — начал было незнакомый Василию полярник.

— Перестаньте, а то что? — похоже, Григорий Арсеньевич вошел в раж — оседлал своего любимого конька. — Нет, если считаете, что я неправ, то возьмите пистолет и спускайтесь. Посмотрим, сможете ли вы с помощью обычных пуль и Маркса остановить хотя бы одно чудовище.

— Не нуш-ш-шно кгховопгхолития! — раздалось откуда-то сзади. От звуков этого голоса холодный пот выступил на лбу Василия и мурашки пробежали по спине. Он стал медленно оборачиваться. Нет, он не хотел смотреть на того, кто произнес эти слова, подсознательно понимая, что ничего хорошего не увидит, но какая-то неведомая сила заставляла делать это. Он должен был увидеть…

На краю крыши возле подъемника застыло три странных существа. Фигур, их были человеческими, если не считать голов, которые напоминали огромных, широко раскинувших щупальца зеленоватых осьминогов. Носили они сложные одежды белесой ткани в цвет камня с серебристыми металлическими полосами, которые то ли были элементами украшения, то ли играли непонятную функциональную роль. Каждое существо сжимало в руках посох, по всей видимости, оружие.

— Рад приветствовать слуг Ктулху, Великого и Ужасного, — выступил вперед Григорий Арсеньевич. Руки он прятал за спиной, сжимая пистолет.

— Я бы не советовал сопгхотивлятъся, — продолжало одно из чудовищ. — Даш-ш-ше если вы успеете воспользоваться своим огхуш-ш-шием, нас много больш-ш-ше.

Василий посмотрел налево, потом направо. И в самом деле, возле каждого подъемника, ведущего вниз, стояло по три существа, подобных тому, с которым он беседовал.

— Предположим, мы не станем сопротивляться, — продолжал Фредерикс совершенно невозмутимым тоном. — Что дальше?

— Вы пойдете с нами. Вы пгхиш-ш-шли с нашей сестгхой, поэтому мы вас не убьем, но вы пойдете с нами.

— Допустим, — согласился Григорий Арсеньевич. — Но я не могу решать за всех, и потом… куда вы нас отведете? Быть может, много предпочтительнее будет смерть.

— Вы отпгхавитесь в один из наш-ш-ших подводных гогходов. Оттуда вам будет не выбгхатъея, так как у вас нет ш-ш-шабгх. Там вы проведете остаток своей ш-ш-шизни.

— Приятная перспектива, — хмыкнул Григорий Арсеньевич себе под нос. — Но вы хоть сознаете, что с нашим исчезновением ничего не измениться. Меньше, чем через неделю, сюда придет новая экспедиция, более многочисленная, лучше вооруженная. Вы не сможете всех убить. А если даже вам повезет, то придет еще одна, и еще. И так будет до тех пор, пока люди не завоюют этот город и не раскроют все его тайны, не разбудят вашего повелителя…

— Этого не случится. Уходя, мы уничтош-ш-шим часть каменного лабигхинта, а подводный путь сюда людям не сыскать.

— Хорошо, — кивнул Фредерикс. — Но это дела не меняет. Рано или поздно люди доберутся сюда. И что вы тогда станете делать?

— Убьем гогход и отступим на новые гхубеш-ш-ши обогхоны.

— «Гхубеш-ш-ши», говоришь… — повторил Григорий Арсеньевич, повернувшись и осматривая своих спутников, каждого по отдельности, — Вы сможете…

— Мы залечим гханы, но вы до конца ш-ш-шизни останетесь наш-ш-шими пленниками.

— Быть может… — было видно, что Григорий Арсеньевич ищет выход из создавшейся ситуации. — Кстати, я бы советовал вам поторопиться. Ваша «сестра»… она была при смерти.

— Мы давно забгхали ее. Вы не видели, — и человек-осьминог указал посохом туда, где совсем недавно ночевали полярники. На плитах крыши лежали шубы и куртки. Среди них, вытянув раненую ногу, сидел Ким, а Катерины не было. Они в самом деле забрали девушку, вот только когда?

— Во избежание дальнейшего кровопролития я бы предложил вам нас отпустить. Мы скажем, что эта пещера обрушилась. Если вы и в самом деле завалите лабиринт…

— Нет… — покачал головой человек-осьминог после длительного раздумья. — Я смогу отпустить лиш-ш-шь одного. Остальные станут залош-ш-шниками. Если отпущенный пгхоболтается, и люди придут сюда снова, залош-ш-шники умгхут. Если нет, то все останутся ш-ш-ишвы, и вы доживете до конца своих дней, кгхоме того, нам не пгхидеться снова убивать.

— Что ж, — вздохнул Григорий Арсеньевич. — Так, по крайней мере один из нас спасется, — он глянул на своих спутников и подмигнул Василию, а потом снова повернулся к человеку-осьминогу. — Итак, еще раз повторим условия: мы сдаемся. Вы лечите раненых, потом отпускаете одного из нас. Остальные остаются у вас в месте, которое вы называете подводным городом?

— Да, — кивнул человек-осьминог.

— Хорошо, теперь мне надо обсудить это со своими людьми.

— У вас несколько минут.

Григорий Арсеньевич повернулся к своим товарищам.

— Что скажете?

— А может, лучше вдарить им хорошенько. Они ведь не знают, что у нас есть оружие, которое уложит их на месте… — начал было Василий.

— И много ты их уложишь? — усомнился Григорий Арсеньевич. — Вон как лихо они разобрались с эсэсовцами. Это удача, что с нами была Катерина, иначе мы тоже бы были уже мертвы.

— А она что, одна из этих уродов, только загримированная? Ну, как Рахиль Ароновна?

— Не знаю, — пожал плечами Григорий Арсеньевич. — Все может быть, хотя я сомневаюсь. В подвалах НКВД ее непременно раскололи бы. Тут есть какая-то загадка, и нам сейчас она не по зубам. Но время расставит свои точки над «i». И хоть оружие у нас отберут, медальон Катерины я отдавать им не намерен. Ведь это ключ — универсальный ключ, и, судя по тому, как он попал к девушке…

— И что нам это даст? — спросил фельдшер.

— Не знаю. Но уверен, нас ждут великие открытия.

— Которые мы унесем с собой в могилу.

— Ну, больше оптимизма…

— А кто станет тем избранником, которого они отпустят? — вновь заговорил фельдшер.

— Ну, уж не я точно. Не забывайте, мы будем в заложниках, и стоит этому человеку сказать лишнее… Так что пойдет… Василий.

— Но я…

— Послушайте, у меня двое детей, — глаза фельдшера горели огнем, его рука вцепилась во френч Григория Арсеньевича. — Вы должны выбрать меня.

— Лично вам я ничего не должен, — спокойно ответил Григорий Арсеньевич, отцепляя его руку. — Я сказал Василий, значит Василий. По крайней мере я буду уверен, что в один прекрасный день эти осьминоги не поставят меня к стенке. А там глядишь… Поверьте мне, имея ключ, мы выберемся.

— Но…

— Никаких «но», — в голосе Григория Арсеньевича послышались суровые нотки. — Я принял решение…

— Кто вам позволил распоряжаться?.. — начал было фельдшер, но осекся под грозным взглядом. В один миг Григорий Арсеньевич вновь превратился в батьку Григория, такого, как запомнился Василию там, в далеких двадцатых.

— Вижу, больше никто спорить не собирается, — объявил он, тем самым давая понять, что все дебаты закончены. — Ну а раз так… — он направился к осьминогу.

Фельдшер хотел его остановить, но в последний момент замер, посмотрел на безымянного полярника, который все это время молчал, потом на Василия, и в отчаянии махнул рукой. Ах, будь что будет.

— Мы принимаем условия сдачи, — обратился Григорий Арсеньевич к чудовищу. — Однако есть две маленькие просьбы. Мы выбрали вон того молодого человека, — и он указал на Василия. — Вы отпустите его, и он скажет людям, что лабиринт обрушился и люди погибли под обвалом, но сначала его нужно немного подлатать, вынуть пулю…

— Хогхош-ш-шо, — кивнул человек-осьминог.

— И еще, высадите его возле одной из наших станций. Если вы хоть немного разбираетесь в человеческой культуре, то должны понять, что союзники тех, кого вы уничтожили…

— Это очевидно, — перебил слуга Ктулху, а потом вытянул свой жезл в сторону Василия.

Григорий Арсеньевич потянулся было за револьвером, но двое других осьминогов нацелили на него свои жезлы.

— Не бойся. Сейчас твой избгханник уснет. Он не долш-ш-шен знать секгхеты подводного нагхода.

— Да я и так… — начал было Василий, но из конца посоха вырвался зеленый луч. Он ударил в грудь Василия. Перед глазами его все поплыло, но боли не было. Ощущение было таким, словно кто-то приложил теплую грелку к его груди. Он выбросил вперед здоровую руку, стараясь защититься от луча, но это оказалось бесполезно. Спать, неожиданно безумно захотелось спать. И пусть вокруг происходит что угодно, он должен уснуть. Сон. Сон — единственное, что ему сейчас нужно. Василий попытался что-то сказать, но лишь бессвязный хрип вырвался из его горла.

— Могли хотя бы дать попрощаться, — фыркнул Григорий Арсеньевич.

Это было последнее, что услышал Василий. Бессильно осел он на плиты крыши. Глаза его сами собой закрылись, и царство Морфея поглотило его.

ЭПИЛОГ

[1938]

В седых мехах, высок и строен,

Прекрасен, царственно спокоен

Был путешественник…

И. Бунин. «Странник»

И вновь Василий очутился в огромном зале, где на колоссальном троне восседал гигант. Но в этот раз все было по-другому. У ног гиганта на полу кругом были расставлены высокие резные канделябры с толстыми свечами черного воска. Они ярко горели, но освещали только пространство внутри круга, который образовывали. Снаружи царила все та же странная зеленоватая полумгла. В центре же освещенного пространства стоял стол под зеленым сукном, а за столом сидел… Василий обмер. Нет, он ожидал увидеть кого угодно, но только не Григория Арсеньевича. Тот был, как всегда, в строгом английском френче.

Как он попал в мой сон? А может, это всего лишь плод моего воображения? Нет, что там говорил Григорий Арсеньевич о снах — сны, порожденные Ктулху…

Василий шагнул к столу и замер в еще большем удивлении. Григорий Арсеньевич раскладывал пасьянс, только карты у него были мудреные, длинные — колода Таро. Какое-то время Василий безмолвно стоял и наблюдал.

Неожиданно Григорий Арсеньевич перестал выкладывать карты и склонился над разложенным на столе узором. Только тут Василий заметил, что рисунки на картах необычные, да и масти… Никогда не видел он ничего похожего.

— Что ж… В месяц и год, когда Юггот войдет в дом Луны, настанет время, и воцарится над миром Ньярлатотеп, и на пятый год правления обрушится на мир Хастур Неизрекаемый, на Страну Восходящего солнца… А это ты, Василек, — Григорий Арсеньевич оторвался от карт и уставился на Василия. — Рад, что ты зашел, садись… А я вот, видишь, картишками балуюсь.

— Где… Где я? — только и смог выдавить Василий.

— Да ты присаживайся, присаживайся, в ногах правды нет, — махнул рукой Григорий Арсеньевич, Василий повернулся. И в самом деле, рядом с ним стоял стул, но секунду назад его не было. Василий был в этом совершенно уверен. Однако теперь ему ничего не оставалось, как последовать приглашению своего учителя. И только когда он сел, Григорий Арсеньевич продолжил: — А насчет того, где ты… Ты в Р'льехе, в тронном зале Ктулху Великого и Ужасного.

— В тронном зале… Но как я попал сюда?

— Во сне. Знаю, ты и раньше бывал тут, но это было всего лишь случайными визитами. Теперь же ты здесь по моей просьбе.

— По вашей…

— Да. Я хотел поговорить с тобой… хотя бы во сне. Уж не знаю, когда теперь нам придется свидеться, — и тут Григорий Арсеньевич хитро подмигнул Василию, словно говоря: «Это я так, для посторонних ушей… ну ты же понимаешь…» — Там, на крыше, времени не было, да и произошло все слишком быстро.

— Почему вы не взяли меня с собой? — в лоб спросил Василий. — Вместо меня вы могли спасти любого…

Григорий Арсеньевич нахмурился.

— Не о том пошел разговор… не о том… — пробормотал он себе под нос. — Ну да ладно… В первую очередь, Василек, — тут его голос стал громким, и было видно, что говорит он так специально, чтобы его услышали невидимые зрители, — должен ты мне слово дать.

— ?

— Слово о том, что скажешь своим, что подземный лабиринт и город погибли под обвалом. От этого, если ты помнишь, зависит жизнь моя и еще нескольких твоих товарищей, — произнося последнее слово, Григорий Арсеньевич поморщился, словно у него зуб болел.

— Конечно, — не задумываясь, кивнул Василий. — Ну а дальше-то что?

— Вот для того, чтобы это узнать, я и разложил этот пасьянсик.

— И что вышло?

— Ничего хорошего. Будущее, как обычно, туманно и неопределенно, но некоторые детали я могу тебе открыть и даже кое в чем смогу помочь. Стране нашей предстоит тяжелое испытание, но до этого мы еще встретимся… Вот тебе ключ. Что он открывает? Он от одной шкатулки, которая хранится… Впрочем, когда шкатулка окажется у тебя в руках, сам поймешь. Это все, чем я смогу тебе помочь в будущем… Ну, пока мы не придем к новому соглашению с… — и тут Григорий Арсеньевич замолчал, потому что, стоило ему заикнуться о новом договоре, свечи, расставленные вокруг стола, потускнели и тьма, казалось, надвинулась со всех сторон. — В общем, это все.

Василий взял ключ — странный ключ, с тремя бороздками, торчащими в разные стороны, кажется, бронзовый, украшенный странной, старинной резьбой, в которой явно прослеживались восточные мотивы. К кольцу ключа была привязана длинная прочная веревочка. Покрутив ключ в руках, Василий не придумал ничего лучше, как надеть веревочку на шею и потом спрятать ключ за пазухой.

— Вот так… Береги его. Содержимое шкатулки окажет тебе неоценимую помощь.

— Но я хотел бы понять… — робким голосом начал Василий.

— Да, да, — с улыбкой подался вперед Григорий Арсеньевич. — Задавай вопросы. Я тут специально для того, чтобы ответить на них, — он покосился куда-то во тьму. Василий проследил за его взглядом, но ничего так и не разглядел. — Спрашивай…

— Катерина… она была из этих…

— Нет, к слугам Ктулху она отношения не имела. Она была обычным человеком, как мы с тобой, но родственные связи… Ты же понимаешь, родственники — это такая вещь… Их же не выбирают.

— И все же… Мы были такими же пришельцами, как и фашисты, почему нас пощадили? Из-за того, что мы были спутниками Катерины?

— Ну, это одна из причин, хотя и не самая важная. Боюсь, что у Ктулху свои замыслы относительно наших судеб… по крайней мере, твоей. Он ведь бог, а следовательно, ему ведомо не только прошлое, но и будущее.

— И что он задумал?

— А я откуда знаю, — в беспомощном жесте развел руками Григорий Арсеньевич.

— А пророчество колдуньи?

— Оно исполнилось. Как там было сказано?

— «Найдешь Судьбу, но не распознаешь… Спасешь Судьбу, но не ублажишь… Испытаешь Судьбу, но не решишься…»

— Ты не решился остаться с ней…

— Подождите… подождите… — возразил Василий. — Я-то тут при чем. За меня все решили вы. Это же вы говорили с тем уродом и выторговали мою свободу.

— А ты бы согласился до конца жизни гнить в подводном подземелье?

Василий задумался. А, в самом деле, если бы ему предложили выбирать, какое решение он бы принял? Да, наверное, отказался бы от жизни в городе, сокрытом глубоко под водой. Ведь самое главное было то, что он знал о существовании этого города, точно так же, как и о том, что город рядом со станцией «Красный полярник» никто не разрушил. А раз так, у него всегда будет возможность вернуться. Ведь он точно знает, где и что искать.

— Пожалуй, нет, — покачал головой Василий. — Окажись я в таком плену, я, наверное, умер бы от тоски.

— Вот-вот, — поддакнул Григорий Арсеньевич. — Значит, я все сделал правильно.

— Но остальные… Они ведь тоже имели право… Тот же Ким, фельдшер… Кстати, а Кошкина?

— Думаю, она была приставлена к Катерине неспроста. Я еще не разобрался в деталях, но выходит так, что Катерина Ганская, сама того не подозревая, является некой узловой фигурой шахматной партии, которую затеял Ктулху. Этакая пешка, которая в любой момент может стать ферзем. Поэтому слуги и оберегали нас. Поэтому мы не встретили ни одного Старца, а ведь эти твари, пусть даже и деградировавшие, много опаснее слуг. Но тебе еще предстоит встреча с ними.

— ?

— Извини, большего сказать не могу.

— Тогда последний вопрос. Почему слуги не напали сразу? Они ведь могли изначально оставить город темным и уничтожить всю экспедицию на подходе!

Григорий Арсеньевич пожал плечами.

— Замысел Ктулху мне неведом… Хотя уверен, в свое время все разъяснится. Пока же тебе не стоит забивать всем этим голову. Пусть тайны подземного города останутся под землей, иначе ты вольно или невольно можешь проболтаться там, наверху. А я уже говорил: мне не нравится, когда убивают заложников, особенно когда я один из них, — и вновь занялся перекладыванием карт.

Какое-то время они сидели молча. Василий терпеливо ждал.

— Итак, предположим, ты Дубовый рыцарь. Тогда в прошлом у тебя дорога и «Разрушение», в настоящем неопределенность и «Дурак», ну а в будущем дорога, «Колесница» и «Свершение».

— А поточнее? Что все это значит?

— Пророчество всегда приблизительно. Только боги знают, что случится завтра, людям этого не давно, мы лишь можем получить подсказки.

— А ведь сперва вы раскладывали другую колоду.

— Заметил! — улыбнулся Григорий Арсеньевич. — Ты прав, но та колода — Таро Ктулху — ничего не скажет о судьбе отдельно взятого человека. Она может рассказать лишь о том, куда катится мир…

— Ну и куда же он катится?..

— Ах, Василек, — печально произнес Григорий Арсеньевич. — Тебе это знание не пригодится. Если ты узнаешь лишнее… Впрочем, не узнаешь, — и Григорий Арсеньевич заговорщицки подмигнул Василию. — Ладно уж, иди. Время нашей встречи подошло к концу.

— Но у меня еще много вопросов… — начал было Василий. — Вы же сказали, что на них ответите…

— Всему свое время… К тому же ты уже задал свой последний вопрос.

Лампы вокруг стола начали гаснуть.

— Всему свое время.

— Но, Григорий Арсеньевич…

— Береги ключ, Василек, береги ключ…

И весь мир вокруг погрузился во тьму…

* * *

Пробуждение было неприятным.

Василий уже давно заметил, что после каждого ментального посещения тронного зала Ктулху возвращение в мир реальный не сулило ничего хорошего. Во-первых, головная боль, во-вторых, ломота по всему телу, словно накануне он занимался тяжелой физической работой, к которой его организм был совершенно не приспособлен. И еще это отвратительное ощущение, что в глаза попал песок. Василий принялся изо всех сил их тереть, но облегчения это не принесло. Потом, смирившись, он откинулся на спину и так и остался лежать с закрытыми глазами, пытаясь сообразить, что с ним случилось и где он сейчас оказался.

Ранение! Он ведь был ранен. Василий пошевелил рукой. Никакой боли? А может, он все еще спит. Не могла же рука сама собой вылечиться? Или ему все приснилось, не только Григорий Арсеньевич, раскладывающий пасьянсы, но и все остальное: волшебный подземный город, эсэсовцы, странное превращение товарища Кошкиной и потом… потом удивительное явление людей-осьминогов? Может, все это лишь начало сна? Или все это реальность? И в той реальности он был ранен, а потом всю «ночь» мучился от боли?

Потом. Потом он со всем этим разберется. Сейчас самое главное понять, где он находится, а сны, эсэсовцы и подземные города…

Вновь Василий попытался разлепить веки, и в этот раз ему это удалось. Открыв глаза, он с удивлением уставился на белоснежный свод потолка. Потом огляделся. Он лежал на отрезе серебристой ткани (или металла?) посреди ледяной иглу. Точно такой же отрез служил ему одеялом. Снаружи завывал ветер, но внутри было тепло и уютно. Лампа, стоявшая рядом с ним, заливала белоснежный дом потоками ровного желтоватого света.

«Где я? Если все происходившее мне приснилось, то я… Нет, скорее всего, это была реальность. Хотя чего тут гадать».

Василий вынул левую руку из-под одеяла.

Да, чуть выше локтя протянулся уродливый белый шрам. Только выглядел он так, словно Василий получил рану несколько лет назад.

И еще на шее, на цепочке рядом с крестиком, висел странный ключ. Тогда выходило и вовсе что-то нелепое и несуразное. Если Василий и Григорий Арсеньевич говорили во сне, откуда взялся ключ, и что он открывает? Как можно передать ключ во сне? Хотя, быть может, ключ на его шею надели, пока он спал? Да, скорее всего, так и есть.

Потом Василий обратил внимание на то, что лежит под тонкой серебристой тканью совершено голый, но не мерзнет, хотя в ледяной иглу стоял мороз. Если дело было в свойствах этой странной ткани, не мешало бы захватить ее с собой. Но сперва не мешало одеться. Вся его одежда лежала стопкой справа от постели.

Пулей вылетев из-под «одеяла», Василий принялся быстро натягивать нижнее белье, потом теплые ватные штаны, гимнастерку. Однако оружия нигде не было. Его спасители подстраховались… И тут его внимание привлекло странное шипение. Обернувшись, Василий замер, раскрыв рот. Там, где только что находилась его «постель» — два куска «волшебной» серебристой ткани — теперь была лишь лужа чего-то бурлящего темного. И с каждым мгновением эта лужа становилась все меньше и меньше. Какая-то химическая реакция? Скорее всего… Люди-осьминоги и это предусмотрели. У него не будет никаких доказательств, если даже он, вопреки всем обещаниям, попробует рассказать правду. Василий еще раз оглядел иглу. Теперь, если не считать лужи густой, на вид вязкой жидкости, на полу ничего не было. Итак…

Нужно было идти дальше и… не было никаких слуг Ктулху, не было чудес подземного города… Немцы открыли огонь, и рухнул потолок, а он… чудом выбрался через один из коридоров, который обрушился у него за спиной. Вот и все… С одной стороны, провал, а с другой — успешное завершение миссии… Вот только Григорий Арсеньевич… На мгновение перед Василием вновь возник тронный зал Ктулху и его учитель, перебирающий карты.

Поправив шубу, Василий направился к выходу, шаг за порог, и иглу с грохотом обрушилась у него за спиной. Не осталось ничего, кроме груды льда. Но в этот раз Василий не удивился, все так и должно быть. Слуги Ктулху предусмотрели все возможные варианты. Их официально не существовало, и так и должно было быть дальше. Никаких чудес!

Оглядевшись, Василий увидел вдали разноцветные палатки полярной станции. Интересно, куда перенесли его «осьминоги». Ничего, он скоро об этом узнает. Отступать некуда, и, тяжело вздохнув, Василий медленно побрел в сторону палаток…


@ Санкт-Петербург, 2010 год

Примечания

1

Мистер Вильямс, он приходит в себя. (анг.)

2

Хорошо. Я иду. (анг.)

3

Здесь и далее речь господина Вильямса приведена на общепринятом русском языке, дабы не затруднять чтение. (Прим. ред.)


home | my bookshelf | | Льды Ктулху |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу