Book: Осколки надежд



Осколки надежд

Сергей Шубин

Осколки надежд

STALKER (СИ) –

Осколки надежд

Аннотация

Совсем недавно, год назад, по местным телеканалам пробежала очень странная новость — родилась новая природная аномалия. Место, куда непрерывным потоком начали стекаться самые маститые уголовники, где нашли пристанище отъявленные отморозки. В связи с таким положением дел, перед лицом неизвестности, правительство Украины принимает решение, поставить по периметру отчуждённых земель лучшие военные отряды, в один из которых, по распределению, попал Прибоев Александр, доказавший свою важность в училище.

Путь от маленького городка до места службы оказался лишь началом большого приключения. Впереди зона готовила весьма интересный подарок для Александра. Но не только она имела планы на, подающего надежды, старшего лейтенанта. В эту игру играли не менее загадочные, как сама зона отчуждения, влиятельные люди, цели которых ещё предстояло узнать военному, поскольку он невольно, сам того не зная, вмешался в их планы.

Сергей Шубин — Осколки надежд

Глава первая. Как я тут оказался

Стоял жаркий июль. Утро, но, не смотря на столь ранний час, солнце во всю силу поливает жителей маленького городка своими лучами. Кто-то бежит в спешке на работу, а кому-то везёт больше, и те спят в своё удовольствие. Суета утренняя — типичная картина для любого города в это будничное время.

На небе лениво летают птицы, и, еле плетущиеся, облака, подгоняемые ветром, закрывают, уже надоевшие всем, солнечные лучи собой. Каждая частичка горящей звезды приносит уже не такую радость и теплоту как впервые дни лета. Скорее желание присесть где-нибудь в теньке, прячась от обжигания загоревшей кожи. И в эти минуты, или даже секунды, блаженства, когда яркие горячие лучи не подали на моё лицо, я вздыхал, смахивая пот со лба. Такому мгновению грех не порадоваться, особенно если негде спрятаться от большой жёлтой звезды.

Я стоял на второй платформе небольшой железнодорожной станции. Тридцать метров вправо и сорок влево от меня, после чего огромные железобетонные блоки, служащие здесь чем-то вроде асфальта, резко обрывались. Вдаль по обоим направлениям уходит железное полотно, предлагая путешественнику проехаться на поезде, ощущая всю печаль своего маршрута. На передней платформе стоит грузовой состав без головы, тихонько ожидая своего тепловоза. Сзади меня реставрируется здание станции, выполненное в старом советском стиле. Очень облезлое, старое, с протекающей, местами, крышей, хоть кто-то им занялся за последние несколько лет. Матерящиеся строители то и дело выкидывают какие-нибудь новые двусмысленные, порой оскорбительные, фразы в адрес друг друга. В общем, спокойная обстановка, которой мне так давно не хватало.

Ждать — это самый утомительный процесс на свете. Он ещё более утомителен, если не с кем пообщаться в течение этого времени. Каждая минута проходит в два раза медленнее, каждый час — в десять. Слава всемогущему, мне остаётся всего лишь каких-то пять минут и, вероятнее всего, навсегда покину этот маленький незнакомый городок. Я не горю желанием его посмотреть, побродить по здешним улицам, наслаждаясь его романтикой в объятиях какой-нибудь особы, с которой легко бы мог познакомиться. К сожалению, мне сейчас не до этого. Моя цель — штаб квартира, от куда меня повезут на место службы.

Наконец, я услышал необходимые слова в объявлении радиорубки. После данного сигнала взял две свои нелёгкие громоздкие сумки и переставил их на полметра вперёд. Трудно понять для чего я поднял и тут же опустил свои вещи, наверное, так мне спокойнее.

- Внимание поезд. Нечётный. — Продиктовал женский голос по громкоговорителю.

Минут семь спустя состав уже стоял передо мною. Взяв сумки в руки, я побежал к седьмому вагону, указанному в билете. Он оказался вторым от головы состава. Закинул вещи во внутрь и достал из кармана военной куртки билет. Проводница, никуда не спеша, оторвала его часть и только потом разрешила мне зайти на борт. Всё прошло быстро, через тридцать секунд уже сидел на своём месте. Поезд тронулся. В путь.

* * *

Рядом, точнее напротив, сидел человек лет пятидесяти — шестидесяти. Густые седые волосы развивались на его голове от каждого сквозняка. Голубые глаза ощупывали меня с ног до головы своим взглядом. Наморщенный лоб показывал, с каким энтузиазмом незнакомец это делал. Самое интересное, что он всё время держал белый носовой платок у рта, закрывая им большую часть лица. Может у него кровь пошла или ещё что, я не знаю, но внимание я, по-прежнему, ощущал на себе. Я отвернулся к окну, делая вид, что мне всё равно. В этот момент подошла проводница и заговорила с незнакомцем.

- Следующая остановка ваша.

Седовласый человек поблагодарил работницу через носовой платок и та удалилась. Мужчина встал, по-прежнему держа тряпку для носа у рта, направился к выходу из вагона. Ситуация забавная со стороны. Не часто на меня так смотрят, с интересом что ли. Правда такое случалось только, когда я в одну и туже дырку, на стрельбищах попадал в мишени. У моего прямого командира рот открывался. Всегда говорил, что все патроны мимо летят кроме одного. Приходилось перестреливать по нескольку раз. Сейчас не об этом. Этот странный гражданин вышел, и я освободился от его взгляда. Через пятнадцать минут состав остановился на очередной безымянной станции. Мужчина вышел и прошёл мимо моего окна. Он кинул в меня свой последний взор и повернулся. В тот момент, когда я не видел лица, его рука с платком опустилась. Человек с сединой направился в маленькое строение станции.

* * *

Двадцати двух летний побритый налысо побритый мужчина одиноко смотрит в окно, размышляя на свои больные темы. По спортивному телосложению, мощным сильным рукам, выносливым ногам можно предположить, что он спортсмен или, вполне возможно, тренер в спортзале. На самом деле его главная профессия — военный.

Глаза, наполненные дорожной грустью, отличаются одной особенностью. Левый зрачок тёмно-синего цвета, правый — тёмно-зелёного. Когда он смотрел недовольно, нахмурившись, то нагонял некое чувство смущения на своего собеседника или страх на врага. Даже когда улыбался простоты лица также не заметить. Всё дело в этих необычных глазах, взгляд, чёткие очертания его слегка пухлых губ, аккуратного носа, мягких в меру густых бровей. Каждая из черт лица говорила о мужественности, красоте сидящего человека. Мощное, не побоюсь этого слова, тело делало незавидным учесть дравшегося с ним мужчины. Каждый удар мог принести немало повреждений, а при «удачном» стечении обстоятельств вовсе убить. Ноги также не отстают от рук. Такие накаченные и натренированные. Видно, что военный пробежал немало кроссов с полной выкладкой за свою жизнь. Стройный, красивый, но не комсомолец.

Молодой человек смотрел в окно и грустил. Он рассуждал про свою жизнь. Может зря он подался в военное училище? А главное, чего ждать от профессии, которую выбрал? По непонятной лотерее его закинули на неизвестную часть, о которой толком никто ничего сказать не мог. Да, ему приходилось слышать, что творится на территориях неподалёку, куда направлялся поезд. Но он и понятия не имел какие вещи в действительности там происходят. Единственным положительным моментом оставался тот факт, что его не закинули куда подальше — в Сибирь или ещё бог знает в какое место, хотя кто может сказать, как было бы лучше.

Молодой парень только окончил училище с отличием и сейчас направляется по распределению в воинскую часть. Но всё не так просто как кажется …

* * *

Моё сознание начало потихоньку впадать в сонное состояние. Я старался прислушиваться к каждому звуку. Но стоило мне вновь задуматься, как стук колес, сплетни бабушек, сидящих на соседних местах за стенкой, затихали. Как будто кто-то управлял моей головой на расстоянии с помощью дистанционного пульта: звук уменьшался как на телевизоре при помощи специальной кнопки. После того как дорожная мелодия пропадала я резко встряхивал головой, через мгновение всё начиналось снова по новой. Обычно не сплю в это время и никогда не желал, но сейчас от чего-то, мне ужасно хотелось закрыть глаза, расслабиться, тихо слушая звуки окружающего меня пространства. Я кинул обе сумки на пол. Снял свою чёрную куртку, свернул её, для использования последней вместо подушки. Прилёг на твёрдую койку головой к окну и, едва прикоснувшись до подушки, отключился от этого мира.

Пока я спал сном младенца, поезд прибыл на свою конечную станцию. Моё тело почувствовало толчок в бок, затем второй. Толи от злости, толи от безысходности проводница выдала мне последний сильный удар по животу. Он привёл меня в действие словно ключ зажигания двигатель автомобиля.

- А? Что, такое? — Спросил я сонным голосом.

Передо мною стояла проводница, та ещё бой баба. Если в вагоне какая сволочь, напившись, начнёт буянить, то она тут же получит по заслугам от этой женщины. В обиду она себя не даст никогда. Она ответила мне своим слегка грубоватым голосом.

- Вставайте, гражданин пассажир. Поезд приехал и вам пора выметаться. — Работница железнодорожного бизнеса нахмурила лоб.

- Как? Уже конечная? — Спросил, протирая глаза.

- Дошло, наконец! Давай, вылезай из вагона, а то расселся как барон. — Проводница положила руки на пояс, ещё больше нахмурившись.

Кое-кто не в духе. Лучше лишний раз судьбу не испытывать, мало ли что она может выкинуть из своего арсенала. Тем более её правда, лучше промолчать и выйти с довольной физиономией из вагона.

- Спасибо, что разбудили. — Я взял сумки в руки, пока выговаривал эту фразу.

- Не-за-что! — Её лицо аж перекосило от наглости.

Последнее слово растянутое, да ещё и по слогам проговорённое оставило у меня такое впечатление, что бортпроводница просто выплёскивает на меня свои накопившиеся за маршрут эмоции. Я промолчал, тихо пошёл по узкому коридорчику на выход подальше от буйной проводницы.

Состав встал на непонятно какой платформе. Перед моим носом стоял почти такой же поезд. Ждать, пока он освободит мне дорогу, не собирался, однако обходить его тоже лень, уж слишком далеко идти, так как этот оказался раза в три длиннее. Но делать нечего, придётся расширить свой маршрут на лишние метров двести или триста. Взял сумки и побрёл в правую сторону от головы мешающегося состава. Видимо мой сон длился ещё больше, чем мне казалось. В железном вагоне, где так уютно спалось, уже никого не осталось. Все давно разбежались по своим сторонам. После одинокого хода по платформе, длившегося всего-то три минуты, я, наконец, увидел станцию. Ещё через минуту оказался внутри. Затем с городской части железнодорожного вокзала вызвал такси иномарку, кинул водителю бумажку с адресом и тот без разговоров повёз меня на место.

* * *

Так гладко и тихо едет машина, другое дело, что дороги противные. Ужаснее здешних мне видеть не доводилось: потрескавшиеся, с огромными рытвинами, заставлявшими меня, буквально, подпрыгивать, на кресле. Городок не велик собой, а чего вы хотели, он ведь военный. Тут, наверное, одна войсковая часть четверть, или больше, территории занимает. В окне мелькают старые хрущёвки, аккуратно посаженные близ домов деревья. Рядышком с каждым стволом, окружив его, росли подстриженные кустики. Все здания как одно. Самое крупное, увиденное мною в окне, состояло из пяти этажей. Маленькие полу ржавые ларьки, остановочные магазинчики и один супермаркет, не отстающий от своих младших братьев. Все улицы довольно однообразны. За пятнадцать минут езды я ничего нового для себя не заметил. Типичный, по-своему простой, военный городок.

Я дал таксисту денег. Никуда не торопясь, достал сумку из салона, затем из багажника. Такси развернулось и поехало обратно. Передо мной серое здание. Оно выделялось на фоне этого города своей непохожестью на другие бетонные постройки. Сразу видно, там заседают большие господа с большими чинами. Каждое окно пластиковое с особым дизайном. Я смотрелся в одном из таких, что висело на первом этаже, как в зеркало. Парадный вход действительно парадный. Сделано всё не по последнему слову моды, но всё-таки красиво. Автоматически открывающиеся двери, белая стойка, за которой стоял плечистый охранник, оббитый дорогой плиткой порог с двумя лесенками.

Войдя внутрь, меня встретил большой, в прямом смысле этого слова, человек, на поясе у которого висел пистолет, торчавший из кожаной кобуры. Разглядеть лицо сложно, тем более что его хозяин постоянно поворачивался то направо, то налево, оглядывая меня со всех сторон. Я достал из бокового кармана сумки подобие пропуска, выданное мне ещё в училище. Стоило мне перейти порог, как меня тут же остановил здоровяк с пушкой своим мужским голосом с намеренно усиленным басом.

- Посторонним нельзя в это здание. — Его левая рука держалась за ладонь правой на уровне паха, лицо не выдавало ни малейшей эмоции.

- У меня есть вот это. — Сказал, протягивая ему лакированную карту с эмблемой орла на лицевой части.

Охранник перевернул карту на другую сторону, прищурился на всякий случай и сказал. — Можешь пройти. Тебе на седьмой этаж. Лифт дальше справа.

- Спасибо. — Еле слышно пробормотал я.

Вызвав средство перемещения по этажам, я поехал на встречу с неизбежной неизвестной судьбой. Три минуты и пол седьмого этажа у моих ног. Никого, слишком тихо. Я огляделся по сторонам, сделал несколько шагов вперёд, и где-то в самом конце коридора заметил четыре незнакомых фигуры. Трое, как позже выяснилось, моих ровесников сидели на стульях, ещё один стоял. У каждого под ногами валялась собственная сумка с вещами. «Видимо, мне сюда». Только я приблизился в плотную, как мне бросили приветственную фразу.

- Вот, ещё один нарисовался. Смотри, Диман!

Я, недоумевая, повернулся к говорящему. Смазливый юноша мало чем напоминал мне военного. Вылизанное до блеска личико, чёрные очки, закрывающие все глаза, большая белозубая улыбка прямиком из рекламы. Худощавое телосложение, тонкая кость, видимо, доставшаяся по наследству. Тонкие ноги врятли выдержат нагрузку серьёзного пробега. Его лицо явно никогда не испытывало силы мужского кулака. Может ошибся? Может не сюда мне?

- Да расслабься, всё нормально. — Добавил он. — Мы тут полчаса уже торчим, как вкопанные.

В разговор вмешался более сильный в физическом плане Дмитрий. Глядя на него и Вову, так звали юношу в очках, я увидел настоящий контраст между двумя парнями. Сильный, ловкий с одной стороны, полный антипод — с другой. Хотя может я и ошибся, опять же. — Ты по карте сюда прошёл? Если так, то тебе сюда.

- Да, по карте. — Я повернул шею и увидел номер кабинета, семьдесят семь.

- Тогда жди. Бог его знает, чего они от нас хотят.

Я поздоровался с каждым из ребят. В этот момент из кабинета вышли пять солдат в полной боевой готовности. Задерживаться у наших фигур они не стали. Быстрым шагом они пошли в сторону лифта, переговариваясь между собой. Тут же из-за двери послышался голос: «Заходите по одному!» Первым, нехотя, побрёл Дмитрий, затем Вова, а после него ещё двое. Каждый выходил с недовольной физиономией, недоумевающим видом. Подошла и моя очередь.

Я вошёл в кабинет. Первое, что бросилось мне в глаза это красноватый сейф. Он стоял в углу и очень сильно привлекал внимание, моё точно. Этот ящик из металла, видимо, был сделан ещё в СССР. На нём не найти ни кодовых замков, ни мудреных сенсорных штук, которые так отчаянно ставят на сейфы нынешних поколений, простой ключ поможет получить полный доступ к хранящимся внутри файлам. Но мои глаза быстро отвернулись от этого изделия и бегло оглядели комнату. Здесь, скорее всего, прошёл капитальный ремонт, причём совсем недавно, наверное, поэтому тут стояло это изобретение советских инженеров, его просто не успели убрать. На светлых обоях красовался какой-то непонятный узор, иногда он был похож на рогатого быка, а порой напоминал речного рака. Потолок обделан плиткой такого же цвета и узора. Просто полное чувство гармонии. Прямо по центру на меня глядело большое окно, оно уже не казалось таким «полу зеркальным» как снаружи. Слева стоял, прислоненный к стене, средних размеров дубовый стол. На нём компактно разместились все необходимые для работы предметы, включая клавиатуру и монитор. У левой стены стояли в ряд 5 стульев, ещё один оставлен около красной деревянной мебели. И ближе к выходу, слева, расположился шкаф, в котором, сидящий начальник вешал свою одежду. Ничего лишнего, как я уже сказал — просто гармония, какая то.

Самое интересное, что света в комнате не было, спасало только окно. А лампа хозяина стола светила на удивление плохо. От такого тусклого света можно глаза быстрее испортить, нежели что-то разглядеть под его лучами. Лицо командира я видел весьма смутно, зато отчётливо мог осмотреть всё остальное в комнате.

- Здравия желаю, товарищ генерал-лейтенант. — Чётко сказал я на повышенном тоне, предварительно посмотрев на погоны. Продолжая стоять, ждал приглашения присесть.



- Проходите. Что вы встали как, будто вам бабу голую показали. — Сострил генерал.

Я, не оценил его шутку. Присел возле левой стены. И как только это сделал, человек, сидящий за столом, резко встал, и, слегка наклонившись, с улыбкой на лице, показал правой рукой на стул возле стола.

Генерал-лейтенант оказался большим человеком. Ростом под два метра, и его голова едва избегала препятствия в виде невысокого потолка. Также офицер отличался очень плотной комплекцией. Этот человек мог бы спортивный образ жизни рекламировать. И вообще, не припомню генералов, а я их перевидал достаточно, с такой комплекцией, а уж тем более генерал-лейтенантов. Как правило, они все были либо с животами, либо старыми и немощными, в любом случае больше двадцати раз никто не отжимался от пола. Лет ему от сорока до пятидесяти.

Я нехотя сел поближе к нему. Генерал что-то пробурчал себе под нос. С этой неразборчивой фразы мы начали диалог. Вопросы сыпались ото всюду по любому поводу…

- Ваше полное имя старший лейтенант

- Прибоев Сергей Александрович — Ответил я.

- Кем были или есть ваши родители? — Спросил офицер.

Я, если честно, не понимал, зачем ему всё это. Перед его носом лежало моё личное дело, где были указаны все мои огрехи и достоинства, кто перед ним сидит, и как тут оказался. А ещё больше не понимал, зачем ему знать о моих родителях. Но вопрос был задан в приказном тоне, так что, приходилось отвечать.

- Отец был военным, служил в горячих точках…

- Стоп! — Перебил меня генерал. — Дальше не надо. А почему был? — Поинтересовался офицер.

Я больше всего ненавидел такие вопросы. Не знаю почему, но они меня бесили своей тупостью. Всякий кто меня вот так спрашивал, услышав ответ, пытались изобразить на своём лице досаду, грусть, ещё что-то в этом духе, затем говорили — «Мне жаль» или «Извини». Неужели нельзя без этого? Я всегда пытался отмахиваться от этих ненужных ни мне, ни спрашивающему вопросительных предложений, но в данном случае это оказалось невозможным ….

- Он погиб при исполнении…, родину защищал! — С гордостью на устах и грустью в глазах ответил я генералу.

- А звали его как? — Тот спросил.

В голове всё бегала строчка: зачем тебе это надо?

- Прибоев Александр Дмитриевич. — Предчувствуя следующий вопрос, добавил — 1979 года рождения.

Генерал кивнул головой и что-то пробормотал невнятное. — Неужто Санька… — Продолжил офицер.

Его фраза оборвалась на самом интересном, я уже заинтриговался, как вдруг он, отмахнувшись от этой темы, как от мухи, резко добавил. — Ах да, меня зовут …

Опять фраза потеряла цель, правда на этот раз по более серьёзной причине — зазвонил телефон. Генерал взял трубку и, отвернувшись градусов на девяносто от меня, начал разговор. Я не стал особо вслушиваться в него, но, судя по тому, как не назвавший своё имя человек, нервно почесывал, то шею, то затылок, было понятно, что разговор вёлся не из лёгких. Генерал повторял одни и те же слова, только с разной периодичностью: «Да», «Нет» и «Завтра всё будет готово». После этой неприятной, но видимо, к счастью для генерала, не продолжительной беседы, он повернулся, положил локти на стол, схватился руками за голову и начал о чем-то бормотать, будто забыв о моём присутствии.

Через две минуты полного молчания, я продолжил отвечать на вопрос о родителях, но генерал сказал, что узнал всё, что хотел. Немного смутившись, и в тоже время почувствовав облегчение я вздохнул.

- Вы свободны … пока.

Я уже почти вышел за дверь, как вдруг вспомнил. — Разрешите обратиться товарищ….

- Обращайся — перебил мою фразу офицер.

- Как вас зовут?

- Быков Вячеслав Сергеевич — Потом добавил — Ждите меня в коридоре.

С этими словами я вышел из кабинета примерно с таким же лицом, с каким парни выходили до меня. Я был растерян, пытался понять, зачем нас туда вызывали. Ни одного вопроса по делу, лишь какие-то намёки о прошлом, или это мне так повезло…. Не став подходить к ребятам, которые уже отошли от неопределённого разговора с Генералом Быковым, донимать их вопросами о том, что будет и как будет, просто сел в мягкое кресло в холле, расслабившись, начал ждать начальника. И ещё, лицо Быкова я так толком и не разглядел.

* * *

Прошло десять минут, затем ещё десять. В холле стояла полная тишина. Вовчик, Дмитрий, Олег и Костя уже устали разговаривать. Ситуация являлась примером примерно такой: пятеро молодых парней сидели и смешно переглядывались друг на друга. Мне стало скучновато, и я встал, решая чтобы такого сделать. Через мгновение решение было принято — побрёл в левую сторону этажа.

Шёл вперёд не слишком быстро, но и не медленно. По бокам то слева, то справа от дверей стояли живые цветы, всякие растения, в которых не особо разбираюсь. В целом всё стояло аккуратно, на полу чисто, в коридоре опрятно. Проходя мимо каждой двери, пытался заглянуть вовнутрь, если та была, хоть чуточку открыта. Все эти кабинеты мало чем отличались друг от друга, и почти каждый напоминал мне кабинет Быкова. Впереди я увидел уборщицу, которая со всем своим недовольством в очередной раз мыла полы. Как будто чувствуя её раздраженность, не стал сближаться, а развернулся и побрёл обратно.

Я снова стоял «счастливого» семьдесят седьмого кабинета. Почувствовав неладное, моё тело развернулось в сторону скамеек, там никого не оказалась. «Где все? Наверное, их вызвал генерал» — Подумал я. Нехотя вошёл в кабинет.

- Разрешите, товарищ генерал-лейтенант.

- Что разрешить? — Этот вопрос привёл меня в замешательство. На этот раз Быков не пытался сострить или пошутить, в его голосе я услышал настоящего, грозного командира, а не того весёлого человека в форме.

- Пройти — Нервничая, ответил я.

- Ну, проходи, раз пришёл — С этими словами товарищ генерал-лейтенант встал и всё той же левой рукой показал на стул у левой стены, остальные четыре уже были заняты парнями. Убедившись, что всё хорошо, начальник присел. В эти мгновения я разглядел некоторые черты его лица.

Не сказать, что Вячеслав Сергеевич не был красавцем, но страшным я его тоже не нашёл. Глаза мне показались голубоватыми, нос с горбинкой, широкие брови, они оказались большими, объемными, на половину седыми, лицо гладко выбрито. Но самое интересное, шрам. Он как будто пересекал его лицо на две части. Начиная от правой брови, украшение мужчины, наискось сёк до самой середины левой щеки. Этот шрам не придавал ему уродства, а даже наоборот. С этой отметиной прошлого он казался мне ещё более мужественным и даже, когда тот повышал голос, жестоким. Но это всё внешнее, каков генерал внутри я не знал.

Мы — пятеро сидели в полной тишине минут десять, наблюдая за тем, как Быков заполняет какие-то бумажки, нервно щёлкает по одной и той же клавише на клавиатуре и просто сидит с озадаченным видом, не обращая внимания на нас. Вскоре это немое кино подошло к концу. Генерал заговорил.

- Значит так, сейчас буду говорить только я, все вопросы, высказывания, будут позже, а сейчас заткнитесь и слушайте мой голос.

Никто, в общем-то, не разговаривал.

Быков продолжил. — Вас отобрали в лучших военных училищах, то есть вы самые лучшие из всего предоставленного нам ассортимента. Но не слишком обольщайтесь, вы пока что никто. Мы ещё узнаем в реалии, кто на что способен. А пока вот вам краткий курс, того куда, зачем и почему вы поедете. Скажу вкратце, это правительственная программа, так что у кого язык будет сильно болтаться, быстро его укоротим. Понятно? — Генерал, встав с удобного стула, выдал нам объёмные папки.

Первый вопрос появился у Дмитрия, — А что, если я не хочу во всём этом участвовать?

Быков дал ясный ответ. — Не хочешь не надо! Вон дверь! Но, знайте вам выпала честь помочь нашему государству в более чем запутанном деле! Не стоит отвергать такие предложения, особенно, если вас об этом просят, по хорошему. Большинству такой выбор только снится. — На секунду мне показалось, что он сам не верит в свои слова, но потом….

Дмитрий только встал, как генерал Быков резко перегородил проход своим мощным телом.

- Вообще-то я пошутил на счёт двери. У вас нет выбора сынки.

- Сынки? — подумал я.

- А ну быстро, папки с делом в руки и читать! — Голос начальника явно погрубел. Дмитрий показал презрение на своей физиономии, он вынужден был сесть обратно.

Мы послушно открыли папки.

ДЕЛО № …

ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЙ ПРОЕКТ. КОДОВОЕ НАЗВАНИЕ «Контроль» — первое, что бросилось в глаза. Я внимательно прочитал две страницы текста, попутно рассматривая фотографии и карту, являвшимися чем-то вроде приложения к общей картине. Из источника узнал, что, так называемая, база находится в лесу, не далеко от зоны поражения радиации — зоны отчуждения. Также узнал, что нашим жизням ничего не угрожает, радиации там нет, так же как других опасных веществ, а ещё там пели соловьи и радуга, расстелившаяся по небу, слепит глаза всем подряд своей красотой. Но мне, если честно, было решительно не понятно, почему в эту глушь и почему «Контроль».

Я решился на вопрос. — Почему «Контроль? Почему так близко с этим давно позабытым местом, где даже охранять некого?

Генерал ответил быстро. — Контроль, потому что будем контролировать. А в том месте, потому что будем контролировать там. Некого охранять? И не нужно, мы не наёмники какие-нибудь. Мы будем охранять не кого, а от кого.

От его ответа мне легче не стало, но потом Быков добавил. — Там объяснят, что к чему…. — Ребята, сидевшие рядом со мной тоже, выдавали непонятные выражения лиц, читая дело, но вопросы в их устах не звучали.

В очередную минуту молчания вдруг вспомнил. — Те военные, которые двумя часами выходили толпой из вашего кабинета?

Генерал улыбнулся и ответил. — Эти? — Показывая рукой в окно (я кивнул головой). — Они с вами поедут. Уже бывалые чертяки, вам фору дадут, будете у них уму разуму учиться. — Продолжал смеяться Вячеслав Сергеевич.

Ребята, видимо, узнав из ответов всё необходимое, спросили — Куда теперь, нам всё понятно.

Генерал показал на окно, и мы, поняв намёк, взяв не лёгкие сумки, пошли к уазикам с военными.

- Удачи — Сказал Быков напоследок.

* * *

- Ты! — Показывая на меня пальцем, крикнул незнакомый вояка. — Поедешь вот в том уазике. — Его указательный палец переместился на дальнюю машину.

Я послушно закинул вещи, сел на понравившееся мне место и спокойно стал ждать отправки. В это время уже другой военный направлял моих будущих сослуживцев по разным машинам, всем вместе поехать не удалось. Когда уже всё было закончено, и вещи разошлись по багажникам, капитан дал команду ехать. Впереди нас ждала длинная пара часов дороги.

Машина тронулась. Мы отъезжали всё дальше, здание, совсем недавно кажущиеся таким большим, превратилось в крохотное, а потом и вовсе исчезло с горизонта. Я сидел ниже травы, тише воды, лишний раз старался на ребят не глядеть. В голову снова полезли идиотские, но такие знакомые мысли. Звук мотора, дорога, выкрики военных сливались в единую песню в моём черепке, я чуть было не уснул, как меня вдруг потревожил один из незнакомых мужиков, сидящих в машине.

- Ты чего молчишь, парень? — С улыбкой на лице сказал военный.

Внешность у него, конечно, была не самая выдающаяся. Худощавый к тому же ещё и лысый. Карие глаза, правда, показались мне очень добрыми, врать такие не умеют. Нос картошкой, на удивление, белые зубы. Улыбка у него была что надо, она-то подняла мне настроение.

- Я устал сегодня… — Вялым голосом ответил незнакомцу. Понимая, к чему клонится этот разговор, я задал вопрос первым. — Как тебя зовут?

Армеец подобрел ещё больше и с радостью на лице ответил. — Олег Рубежанский, а тебя будущий хранитель зоны? — Я немного был удивлён и даже хотел спросить от чего он такой весёлый, но не посчитал это нужным.

- Прибоев Сергей, приятно познакомится…, а как остальных кличут?

- Водитель у нас Борька Харламов, кликуха Штык, вот эти троя (показывая на человека сзади) Антон Долговец, (его рука уже показывала на оставшихся двух, растопырив пальцы) Андрей Ситников и Бугрено Артём. — Растянул он, улыбка протянулась до самых ушей. — Ах да, и рядом с водителем наш диспетчер Бугаев Вовка.

- Вот и познакомились. — Пробурчал я еле слышно.

Дальше к разговору подключились Антон, Андрей и Артём. Пока Олег продолжал улыбаться, эта троица начала меня допытывать, кто я, откуда, как здесь оказался, где родился и всё в таком духе. Я отбивался, как мог, но мне уже поднадоело, положение спасла остановка. Не скажу, что не люблю общение, даже наоборот, просто не притягивают меня разговоры на личную тему, не знаю почему, но они меня утомляют. Тем не менее, я придумал тему для беседы на оставшееся время пути, искренне надеясь, на поддержание её ехавших со мной людей.

Мужики обсуждали, куда кто сходил на гражданке, кого повидал неделю назад, я резко перебил их милую беседу резким вопросом. — А вы можете мне рассказать, что это за ерунда, какой-то правительственный план?

- Вот даёшь. — Засмеялся Олег. — Едешь и не знаешь куда.

Рубежанский только открыл рот, желая что-то добавить, как его жёстким голосом перебил Бугаев. — Разговорчики там в салоне! После этой фразы я понял, что ничего не узнаю, пока не доберёмся до пункта назначения.

Оставшуюся часть дороги мы ехали то, молча, то обсуждали какой-нибудь анекдот. И где-то ближе к «базе» водитель крикнул параллельно едущей машине. — Ну что, Петро, кто первый?

Пётр кивнул головой, и Борис увеличил скорость. Не знаю, кто оказался первым, слава Богу, доехали без травм, и на этом спасибо.

На КПП нас встретила вооружённая АК-47 охрана. На всех троих были надеты каски, стандартный военный комбинезон, на поясе висела кобура, а оттуда еле виднелся пистолет Макарова. Из машины напротив, вышел капитан, достал какую-то бумажку, быть может, пропуск, и те, отдав ему честь, побежали открывать ворота. Наша машина въехала на территорию. Я думал всё, приехали, но нет, УАЗ, повернув, поехал по наклонной местности ещё метров сто или двести, вскоре чудо Российского автопрома вновь повернуло на лево, и теперь мы уже действительно приехали.

* * *

Едва ноги коснулись асфальта, моему взору открылась «База». Пять казарм, одно бетонное трёхэтажное строение средних размеров, наверное, штаб, четыре смотровых вышки по углам территории, на которых уютно расположились снайперы. Ни кустика, всё чисто, просто рай. Всё это попало на мои глаза в первую очередь. Рассматривать всё, было некогда — время разгружаться.

После того как последняя сумка покинула багажник автомобиля, меня вместе с моими четырьмя ровесниками подозвал капитан. Он, бодро улыбнувшись, сказал. — Добро пожаловать на засекреченный объект!

С этими словами он всучил нам белые бумажки с неизвестными для меня печатями, приказав, идти в главное здание напротив.

Его рука показала на строение. — И вещи тут оставьте, они вам не понадобятся. — ухмыльнувшись, добавил капитан. — Мы их отнесём в казармы.

Мы пошли в указанное место, попутно разглядывая территорию. Вся «База» была будто вкопана в землю. По всему периметру стояли, удерживающие налегающую грязь, мощные заборы, а вверх по наклонной стоял ещё один, обмотанный колючей проволокой, по которой, скорее всего, пускали электричество. Прямо перед казармами стоял маленький спортзал, над ним символичная надпись — «Тяжело в учении, легко в бою». Казармы, кстати, выглядели весьма не привычной для меня — полуцилиндрической формы. Как правило, на всех военных базах, на которых мне довелось побывать, они были прямоугольными, и покрыты каким-то прочным металлом, но это всё мелочи. Уже подходя к штабу, слева от него я увидел мост, под потолком которого расположилась железная дорога с одиноким грузовым составом.

Пятеро парней подошли к двум «Охранникам», сторожащим вход к начальству, недолго думая, показали выданные капитаном бумажки, похожие на пропуска, и спокойно прошли вовнутрь.

- Второй этаж, тринадцатый… — Недоговорил Дмитрий.

- Нам сюда! — добавил Костик.

Мы вошли. Перед нами стоял огромный стол, за которым сидел человек в Майорских пагонах. Он сидел здесь, сказала бы проводница в том поезде, как борон. Развалившись на кресле словно король в своём маленьком мирке. На вид простой майор. Стрижка под ёжика, глаза, смотревшие из под высокого лба и густых бровей, усы, закрывающие верхнюю губу. Рука почесывала двойной подбородок раз за разом, похоже на одну из привычек.

- Оппачки, какие люди! — Никто не понял его сарказма. — Как раз думал о вас. Ну, вы не стесняйтесь, проходите….

Тихонько сев на ближайшую скамейку, продолжили, внимательно наблюдая, слушать офицера.

- Вы ж ни фига ещё, наверное, не знаете. Ну, ничего, сейчас я вам всё хорошенько объясню… — Замешкался офицер. — …Растолкую, что куда и почём.

Странно. — Подумал я. — Его фразы заканчиваются так, что создаётся ощущение, будто он следом скажет ещё, но нет, в эти самые мгновения он замолкал, корча довольно интересное выражение лица. И ещё, майор так резко начал, что даже забыл представиться, а может, не захотел?

- Как вы знаете из новостей, из газет и прочих источников информации, на Атомной Станции произошёл взрыв. Не тот, что эту станцию погубил, а другой, более мощный, приведший к некоторым неприятным, порой даже печальным, последствиям. Какие-то пол года спустя туда начал скапливаться народ. Народ всякий, народ разный. А в последнее время эти люди озверели, по периметру стали появляться трупы. Некоторые застрелены, а некоторые истерзаны в клочья. Но что-то я отвлёкся…



Речь была не слишком-то связной, видимо, майор действовал экспромтом, точнее вообще в первый раз объяснял подобные вещи.

- Сразу после взрыва, правительство, кинуло силы на расследование. В итоге несколько не вернувшихся больших групп учённых и военных. Всё это безрассудство закончилось, когда на зону взрыва начали тянуться люди, и всё бы это пропустили мимо глаз, да пропавших по стране становилось всё больше и больше, а количество человеческих трупов по периметру также росло. Короче, опознали какого-то кренделя, которого мёртвым в лесу неподалёку нашли, тогда понятно стало, куда что девается.

Майор рассказывал всю эту историю то, хмурясь, то улыбаясь, а когда речь зашла про лес, его лицо озлобилось, а голос повысился.

- Решили, так сказать, огородить, запрещая любому соваться дальше колючей проволоки по периметру. Говорят, скоро стрелять будем …. Ну да ладно.

Я решил снять напряжение всей этой краткой истории и задал вполне логичный вопрос. — Разрешите спросить товарищ Майор? — тот кивнул головой, тем самым, дав согласие. — А как вас зовут?

- Ну, ёлки-палки, совсем с вами заболтался. Василий Иванович Соболевский. — Гордо ответил офицер на мой вопрос. После продолжил. — А теперь о главном!

В этот момент улыбка Соболевского растянулась ещё шире.

- Теперь мы, а значит, и вы являетесь порядком в указанной местности ….

Майор достал карту из маленького сейфа, находившегося под столом. На ней жирным красным цветом была обведена территория. Василий Иванович тыкнул туда указательным пальцем и продолжил.

- Так как люди сверху… — Его указательный палец показал на потолок. — … запретили практически всем проникать на объект, мы теперь их волю исполняем. Скоро тут через всю колючую проволоку напряжение подадут, а в лесу мины поставят …. Что-то я опять не туда. Короче. Сегодня отдыхайте, а завтра сразу с утра всё и узнаете получше, с вами поговорит капитан Коровин. Заодно с местностью ознакомитесь, так сказать, что куда и что к чему.

- Коровин, Быков, а они не родственники? — С улыбкой на лице подумал я.

- Вопросы есть?

- Никак нет, товарищ Майор. — Почти хором ответили пятеро новичков.

- Вот и отлично, скоро уже стемнеет, идите, разгружайтесь в казармах, капитан вас наверняка уже распределил. Свободны ….

Кресло майора повернулось к окну спиной к военным, мы спокойно пошли к капитану.

К Коровину мы шли не спеша.

- Если честно, то я устал. День сегодня быстро пролетел.

- Аналогично. Ещё вчера дома чай пил, а теперь работа …. Эх!

Беседа шла в, примерно, таком духе. Я не захотел в неё влезать, просто шёл рядом и молчаливо слушал.

До Коровина мы дошли, он рассказал нам, куда отнесли вещи каждого. Нас разделили на две казармы: я и Вовка, а остальные попали в казарму напротив. День почти закончился, скоро объявят отбой.

* * *

В казарму я и мой новый товарищ вошли уже никакими. У меня скорее была душевная усталость, нежели физическая, а Вовка, судя по походке, ели переплетал ноги.

Внутри, пока, почти никого не было, лишь Рубежанский не торопясь, распаковывал свои вещи. Олег нас не заметил, или не захотел. Двое уставших бойцов подошли к своим койкам, огляделись, и неторопливо начали обустраивать свои тумбочки.

Вован достал фотографию близкого человека и прилепил на заднюю дверцу тумбы. Мыло, зубная паста, щётка и прочие обиходы личной гигиены компактно разместились, на верхней полке. На низ он положил всё остальное. Я разложился почти так же, разве что гражданская одежда отправилась на долгое время в мою сумку, которую закинул под кровать на одну ночь….

Всё. Наконец весь этот тягучий продолжительный день подошёл к концу. Я плюхнулся на койку, и просто смотрел на потолок минут восемь, затем оглянулся по сторонам. Вовка уже спал мирным сном младенца, видя девятый сон, Олег тоже лежал почти в бессознательном состоянии, также, не подавая признаков активности.

В казарме всё блестело. В два ряда, у левой и правой стен, стояли двухэтажные койки. Верхние как всегда уже были заняты, да и нижние тоже, всё под расчёт. Ничего особенного я не углядел, казарма как казарма, только чуть-чуть попросторнее.

Закончив вертеть головой, я вновь погрузился в место, где всё возможно, где ты мог стать волшебником и спасать мир сколь угодно раз.

* * *

Утро. На небе солнце начало свой поход к горизонту, звёзды уже потухли, но месяц, чувствуя конец своего сеанса, всё ещё продолжал бороться за право повисеть на небе хотя бы следующий час, но четно. Уже через этот самый час меня разбудил мощный громкий голос капитана.

- Подъём! Быстро, одеваемся и на улицу! — Скорее всего, я проснулся не совсем во время, потому услышал в свой адрес следующее. — А это ещё что такое, а? Ты что особенный?

Он обращался ко мне, не став испытывать терпение человека, я быстро, насколько мог, привёл себя в боевую готовность, не привыкать. Застёгивая последнюю пуговицу на ходу, готов был выйти на улицу, как меня моментально притормозил кричащий человек.

- Что-то ты медленно! Ну, ничего, утренний кросс тебя взбодрит и приведёт в чувство.

- Хорошее начало нового дня. — Подумал я.

- Живо на улицу! — Продолжал Коровин.

Я выбежал, и к моему не удивлению, там уже стояло тридцать с лишним человек. — Доброе утро бойцы! — Командным голосом поприветствовал нас Капитан.

Сзади уже подходил майор.

- Здравия желаем товарищ Капитан! — Ответил строй.

- Сейчас товарищ майор зачитает, кто, чем будет заниматься сегодня, в первый рабочий день.

Коровин передал эстафету Соболевскому.

- Сейчас я прочту фамилии тех, кто отправиться обходить здешний периметр вместе с Капитаном Коровиным. Называю фамилию — вы шаг вперёд. С остальными поработаю лично. Рубежанский, Колесников, Прибоев, Артемьев, Смехов, Шумский шаг из строя.

Майор повернулся к капитану. — Принимай, Павел.

- Есть!

- Вышедшие солдаты из строя, за мной, шагом Марш!

Мы послушно пошли за капитаном, сзади слышно, как майор отдавал приказы, кому куда, что, как …. В общем работа, по совместительству призвание, началась. Коровин привёл нас к складу, где, по всей видимости, хранились драгоценные боеприпасы.

- Вот вам направление, дуйте на склад. Чтобы через полчаса на этом месте я увидел экипированных, готовых к бою солдат! Всё ясно?

- Так точно.

Мы быстренько, насколько могли, побежали в указанном направлении.

* * *

На склад я зашёл первым, всё как обычно. Выйдя из «коридора» я увидел стену из металлической сетки, она была оббита досками в некоторых местах, посередине аккуратно вырезано окошко. Подойдя ближе, я заметил человека, сидящего на табуретке, по ту сторону перегородки.

- О па! Новенькие, а я уж думал день зря пройдёт.

С улыбкой сказал прапорщик. Я продолжал вглядываться в окно на стенке. Там везде было оружие, патроны, гранаты, снаряжение и прочее, в общем, всё то, без чего военный не может обходиться на поле боя.

- Ты, что, уснул там? Давай бумажку, которую тебе офицер выдал или говори, чего пришёл.

Я протянул эту «бумажку». Прапор посмотрел, заметался, словно что-то пытался найти, потом с характерным для такой ситуации «А-а-а! Вспомнил!», слегка шлёпнул себя по голове ладонью и удалился за огромный шкаф, так хорошо отделяющий личное пространство прапорщика от рабочего. Через минуту, он выбежал с полными руками добра.

- Вот тебе всё, что просил.

- А размер мой? — Спросил я.

- Конечно, твой. На новичков вроде тебя, присылают подробные данные о всех физических характеристиках, дабы не заказывать по сто комплектов.

Выложил АК-47, амуницию, две полностью заряженные обоймы, пистолет Макарова. В общем, всё, всё, всё, включая, даже, портянки. Я схватил обмундирование, и, практически в зубах держа оружие, побежал одеваться. Надев всю эту красоту, посмотрел на себя в зеркало, стоящее на том же складе. Передо мной стоял симпатичный солдат, полностью экипированный камуфляжной военной одеждой, с автоматом в руках, висящим в кобуре МК на поясе и в железной каске. Этакий мини танк.

- Налюбовался? А теперь дай другим одеться! Иди, давай отсюда. — Кинул мне прапорщик.

Как только вышел со склада, всё внимание привлеклось ко мне. Каждый, кроме Олега, осмотрел меня с ног до головы.

- Неплохо. — Похвалил кто-то из ребят.

- Да снаряжение не плохое, пойду и я на раздачу. — Прокомментировал Вова.

- Иди, а то капитан нас ругать будет. — Ответил я с улыбкой.

Сослуживец пошёл получать снаряжение, я же повернул и пошёл на место, где должен был ждать нас капитан, особо не спешил.

* * *

- Ну, наконец, все собрались, пусть даже… вовремя. — Удивился Коровин, посмотрев на свои офицерские часы.

Капитан уже стоял практически в такой же амуниции, как и мы, при полной готовности. — Сейчас выйдем за территорию, основные правила вы знаете. Любое нарушение таковых приведёт к нехорошим последствиям. Ясно?

- Так точно! — Хором ответили бойцы.

Мы вышли через центральный КПП.

- Отлично. Я, кажется, кросс кому-то обещал? Да?

Я еле слышно пробормотал себе под нос. — Мне.

- Вот и славно, видите вон те деревья? — Все повернули голову в сторону, куда указывала рука старшего по званию. — Вот туда нам и надо. А теперь дамы и господа, побежали!

Мы дали марш бросок с полной выкладкой до леса. Никто не помер по дороге, лишь Олег с Дмитрием изредка ворчали что-то своё, но никто ничего, кроме их непонятного шипения, не слышал.

Три километра спустя….

- Вот и размялись! Можете отдохнуть минуту.

Капитан с такой бодростью всё это говорил, как будто он шёл шагом, хотя при нём было всё тоже снаряжение, что и у нас, весом около двадцати пяти килограмм.

- Красивое место. Деревья никто не вырубает, человек здесь явление совсем не частое, как может показаться. Но тем временем, всё это грозится превратиться в чью-нибудь могилу. Ну, чего, орлы? Пойдём дальше ….

Коровин из-за пазухи достал маленькую карту местности. Еле слышным голосом, офицер приказал следовать за ним. По пути он рассказывал, что здесь раньше имело место быть. Но рассказ не особо меня заинтересовал. Почти не слушая капитана, я просто шёл следом, разглядывая гнившую листву под ногами. Лес, как лес. — Думал. — Ничего особенного. Но всё-таки я отрывал свой взгляд от земли, оглядываясь с интересом по сторонам. Мы шли уже по натоптанной тропе. По бокам стояли величественные дубы, разветвляя свои длинные до безобразия корни. Они своими ветвями, обильно покрытыми объемной, сочной зелёной листвой, говорили нам, кто тут хозяин. Они — старожилы, такие красивые, такие старые, вечно живущие в своём мире, а кто такие люди, идущие по тропе, пусть даже протоптанной? Мы просто нарушаем их покой, мы — нарушители. Ели почти не росли в забытом лесу, но всё же, их запах наполнял мои лёгкие при каждом вдохе. Капитан закончил повесть предыдущих лет и, практически не закрывая рта, продолжил говорить, только на этот раз, о наших обязанностях, для чего мы пришли сюда.

- Вот и всё! Теперь вы знаете, что требуется от вас, местность тоже осмотрели. Никого вроде бы не заметили, пойдёмте обратно, или побежали …? — Коровин ехидно улыбнулся.

Времени на часах уже девять утра, судя по офицерским часам. Мы побежали обратно, опять с полной выкладкой. Во время бега некогда было отвлекаться на пейзаж, просто бежали вперёд, не обращая внимания на мелочи.

Где-то на полпути я почувствовал не сильный толчок под ногами. И, видимо, все остальные. Капитан остановился, вся группа, синхронно вместе с ним.

- Так, всем стоять на месте! — Тревожно приказал Коровин.

Офицер явно занервничал. Он достал аппарат, смахивающий на счётчик Гейгера. Опираясь на показания странной вещицы, в виде пищащего сигала, майор медленно, осторожными шагами пошёл вперёд. Никто не понял, что произошло, зато Коровин сообразил, наверное. Ничего не говоря, старший по званию, вертел прибором то вправо, то влево. Никто из присутствующих не разобрал логики его действий. Все просто стояли, как вкопанные, наблюдая за действиями начальника.

Олег позвал меня, положив руку на плечо. Я повернулся и только он хотел что-то сказать, как вдруг ещё один толчок прервал его действие, только на этот раз всё оказалось куда хуже. Небо, пока на него никто не смотрел, покраснело, оставив чистый голубой цвет где-то за новой пеленой. Огненный вид сравним разве что с горячим летним солнцем, чьи лучи заставляют асфальт накаляться в городах летом. Одновременно я чувствовал некое опасение и что-то прекрасное, такого ещё никогда не видел. Пока мои глаза, словно приклеенные, смотрели на необычное явление, мои коллеги ощутили резкую боль. Моё внимание привлекли выкрики.

- Голова! Бог мой….

Я опустил шею. Олег уже лежал на земле, сжавшись калачиком, и держался за голову обеими руками. Рядом с корчившимся от боли военным увидел всех остальных. Капитан и двое ребят не подавали признаков жизни, вероятнее всего потеряв сознание, в то время как последние из небольшого отряда новичков продолжали чувствовать ужасную боль. За те секунды я успел испугаться до смерти. Больше всего меня тревожил не избитый вид моих сослуживцев, а причина, по которой мы все оказались в этой ситуации.

Ещё несколько мгновений и у меня закружилась голова, в глазах начало двоиться, затем зрение вовсе пропало. Сильная, неожиданная боль заставила схватился за голову обоими руками. Я беспомощно сделал шаг вперёд, после чего, обессилив в конец, упал. Голова разрывалась на части, из тела как будто высосали всю энергию, сделав его абсолютно бесполезным куском мяса. Небо обжигало нас своими лучами, не давая никаких шансов выжить. Несколько человек просто-напросто умирали под палящим эффектом красного неба в глухом лесу, и мало кто мог бы нам помочь….

Глава вторая. Пролог

Часть первая. Случайности.

Смогут ли когда-нибудь два родных брата, разлучённые родителями найти друг друга в будущем, через десять, тридцать, может, через пятьдесят лет, сможет ли гадалка правильно предсказать вашу судьбу, если сможет, тогда, как вы узнаете, правильны ли её выводы. Вопросы, на которые никто не узнает ответа, пока не подвернётся такая возможность. Случайные обстоятельства определяют исход каждого нашего момента, всей нашей жизни, заставляя нас — творцов её, безмолвно наблюдать за происходящими событиями. Лишь изредка нам дают сделать так, как мы хотим, как мы жаждим, и дело совершенно не в умении или желании, даже не в нас самих, всё зависит от определяющих ситуацию обстоятельств, имя которым — случайности. Некоторые могут не согласиться с таким убеждением, голословно заявляя, что всё зависит только от людей, никакие обстоятельства, события тут не причём. Тогда почему под действием таковых человек часто принимает совсем не те желанные решения, пусть даже порой правильные, но не по своей воле, а совершенно другие, выбранные под капризы случайностей.

Случилось так, Алексей, неожиданно для себя, стал кем-то большим, чем простой человек. Он, будучи образованным парнем, умеющим вертеться по жизни, всегда старался занять себя интересным занятием, дабы не сидеть, сложа руки, не страдать ерундой, как говорят некоторые. Ведь всё плохое, считал он, происходит от безделья. Денег у него всегда хватало, не зная, куда их тратить, он, Алексей, спускал всё, до последней копейки, на свои увлечения. Сначала, он работал на большого бизнесмена, но тот, к своему сожалению, разорился, поставив не на ту лошадку, немного позже узнал о существовании брата. Больше года наводил справки, пытался искать, в итоге, смог раздобыть только полное имя предполагаемого члена семьи. Однако, осознав бесперспективность занятия, смерившись, на этом поиски закончились, по сути, так и не начавшись. Время неумолимо двигалось вперёд. Теперь, у Алексея новое занятие — он сталкер. Только ещё не тот, кого называют современными исследователями зоны, идущие напролом во имя наживы, а простой фотограф, делающий снимки мёртвого города — Припяти. Чем-то его это место манило. Быть может, своей простотой, своей серостью, своим безразличием к окружающему развивающемуся миру, в то время как она, Припять, обиженно стояла в стороне, затаив злобу на людей, обрекших её на мёртвую тишину и покой.

Когда человек стоит на самом высоком здании города, перед ним открывается неописуемо красивый вид на разруху, царящую здесь повсеместно. Вокруг летают птицы, здороваясь с любителем острых ощущений, заставляя почувствовать его одним из них, хотя бы на мгновение. Но, всё-таки, не смотря на гудение живности, ничего не слышишь кроме сладкой тишины, так не хватающей нашей городской суетной жизни. За весь день сталкер проходил целый город, успевая сделать множество отличных фотографий, каждая из которых напоминала человечеству об ошибках его. И так он провёл три долгих, но незабываемых дня в объятиях зоны отчуждения.

В последний день, Алексею от чего-то не хотелось идти. Наверное, одно из тех предчувствий, к которому стоило бы прислушаться, но Алексей упрямо вышел на необходимую только ему работу. И всё пошло не так с самого начала. Несколько фотографий, после чего аккумуляторная батарея напомнила хозяину, что тот забыл зарядить её. Казалось, можно идти домой, но Сталкер, опять же, упрямо решил прогуляться напоследок, перед тем, как навсегда покинет мёртвый город.

Шаг за шагом, метры проплывали мимо быстрых ног путника. Алексей неспешно осматривал каждый угол, если не сантиметр. Включая воображение, он представлял себе, как могла сложиться здесь жизнь, не будь рядом этой проклятой АЭС с её радиацией. Впереди одиночку ждало всё тоже здание, заставляющее искателя приключений забираться на него все трое суток к ряду в силу своей высокой конструкции. Однако, на этот раз Сталкер решил взобраться на другое строение, ближе к центру города. Тридцать минут спустя, стоя на одной из высоток советского времени, Алексей заметил яркую вспышку на фоне всеобщего спокойствия, ослепившую его на несколько секунд, приведшую в замешательство и удивление, сравнимое лишь с тем, которое испытывает ребёнок, впервые увидев красочную радугу в чистом голубом небе. Мужик только что пожалел о разряженной батарее, такое непонятное явление увидишь не часто, тем более здесь. Минута безмолвного ожидания, после которой резкий оглушающий толчок со стороны яркой вспышки пронёсся по призрачному городу. Невидимая волна прошла через тело Алексея, заставив его с жадностью втянуть воздух полной грудью, так быстро, что человек захрипел. Сталкер упал без сознания. Создалось впечатление, будто его грудь пробило несколько пуль, а он сам, с характерной мимикой, отлетев на несколько метров назад, упал спиной на пол крыши. В этот момент с небес, словно дождь, попадали птицы, предвещая начало самой загадочной аномалии в истории человечества — зоны.

* * *

Человек пролежал несколько часов под серым небом Припяти. Рядом с ним лежал бездыханный Сокол и два чёрных, как плащ смерти, воронов. Мужчине снится не самый приятный сон. Он ворочается, вертит головой, будто пытаясь там, в своих фантазиях, убежать от чего-то.

- Ты заслуживаешь такой же смерти. Ты не мог их забрать, ты не бог, чтобы забирать жизни. — С обидой произнёс неизвестный.

Человек, произнеся фразу, направил дуло пистолета в лицо Алексея. Самого нападавшего крайне тяжело разглядеть, яркий свет солнца бил прямо по глазам провинившегося неизвестно в чём сталкера. Соответственно фигура нападающего представилась в чёрных тонах подстать сложившейся ситуации, застилавших всё тело, включая лицо.

- Хочешь что-нибудь сказать напоследок? Скажи, каково это, быть убийцей? Хотя нет, молчи, через минуту я сам смогу почувствовать этот жалкий вкус смерти.

Алексей попятился назад, но неизвестному хватало лишь одного шага — поднести оружие максимально близко к голове провинившегося человека перед будущим убийцей.

- Значит, не хочешь. — Человек резко повысил голос. — Да будет так!

Раздался громкий выстрел, приведя в сознание отключившегося от мира сего сталкера. Алексей открыл глаза, отдышался, медленно провёл ладонями по лицу, осмотрелся.

Не сказать, что сталкер-одиночка сильно испугался от увиденного, его больше волновало, кто или что является причиной столь необычного происшествия. Поначалу в голову полезли мысли о разбившемся неподалёку самолёте, чей взрыв так яро озарил местность и поверг в шок очевидцев. Коих было не много, от силы, два или три человека, таких же сталкеров, как и Алексей. После того как мозг отверг предложенную им же гипотезу, он выдал ещё одну, на этот раз более несостоятельную, хотя кто знает — может метеорит? Не такое уж и частое явления, но вполне подходило под взрывную волну такого уровня. Ещё больше Алексея затронула данная теория, когда, посмотрев вниз, он увидел множество мёртвых птиц, упавших с неба. Рядом обнаружил Сокола и два ворона, также мёртвых, их вполне могло убить волной, тогда почему не убило человека.

Судя по всему, неизвестное произошло рядышком с четвёртым энергоблоком. Именно со стороны АЭС озарило местность. Присмотревшись вдаль, Алексей заметил вертолёты, приближающиеся к неопознанной цели, военные вертолёты. Через минуту они двигались уже не в сторону предполагаемого источника мощной волны, а в обратную от явления сторону, то есть к сталкеру. Ещё немного и Алексей мог слышать звук их вращающихся лопастей, приближающихся всё ближе. Задрав вверх голову, сталкер увидел военных прямо над ним. Вертолёт, словно вентилятор, дул на незадачливого человека, перебивая потоки воздуха, разметая годовую пыль с крыши здания, заставляя Алексея закрывать нос свитером, прищуривать глаза. Слух хороший, оттого сталкер без особого труда смог расслышать громкие рации солдат.

- Оракул. Приём. Это Гвардеец. У нас тут ещё один. Ждём приказа. Приём.

- Всех до одного убрать, как нарушителей зоны, охраняемой военными подразделениями страны. О выполнении доложить, приём.

- Вас понял. Конец связи.

За человека, только что решили его судьбу — в расход, по неизвестной никому причине. Бороться за жизнь? Но куда убежать с крыши многоэтажного здания, по которому достаточно пострелять из автомата, чтобы то рассыпалось в прах вместе с человеком внутри. Недолго думая, сталкер решил испытать удачу и побежал на лестницу, прочь с глаз подлой военщины. Однако, те лишь посмеялись над безвыходностью Алексея, затем ударили ракетой под основание хрупкого строения. Не сложно догадаться, какие последствия привели за собой такие действия. Здание начало осыпаться по началу лениво, но с каждой секундой темп разрушения ускорялся. Лестница рушилась под ногами бегущего изо всех сил отчаявшегося. Но что ещё остаётся? Только бежать без остановки, не оборачиваться назад, лишний раз не думать. Только так Алексей продолжал сохранять шансы на выживание. Тем не менее он понимал, что если не обломки раздробят его кости, то мощнейшее давление в совокупности с большой температурой внутри складывающейся (всё к этому шло) многоэтажки точно завершат начатое военными дело.

Здание, всей своей громадной массой, обрушилось вниз, поглотив человека, оказавшегося не в том месте, не в то время, тяжёлыми обломками, огромным облаком бетонной пыли. Казалось, конец близок как никогда, но, по счастливой случайности, Алексей выжил, неизвестно как, даже он сам мало понимал происходящее. Словно Господь Бог спустился и лично прикрыл его своей рукой, не дав огромным булыжникам и мощному давлению расплющить тело сталкера. Чудеса случаются. Пожалуй, это первое, по настоящему удивительное, происшествие в жизни Алексея, очень необычно. Однако, фотограф всего лишь дышал, пока что, не просыпаясь.

Несколько часов бессознательного состояния остались позади. Руки потянулись к лицу — убрать толстый слой пыли, мешающий открыть глаза. Сталкер поднял туловище, огляделся. Дом сложился словно карточный. К счастью, две карты не смогли упасть, образовав треугольную крышу, как в старом домике, сохранив Алексею жизнь, или хотя бы шанс выжить.

Сталкер заговорил сам с собой, толи от безумного чувства чуда, толи от переизбытка эмоций, не каждый день тебя пытаются убить. Он сложил ладони, пробормотал молитву собственного сочинения, затем, молясь, перекрестился.

- Господи, спасибо тебе. — Алексей попытался встать. — Так, а это что?

Едва пошевелив ногой, он почувствовал неприятную боль, знакомую почти каждому, кто, когда-либо ломал конечность. Правда, Алексею повезло куда меньше — открытый перелом, кость голени практически полностью вылезла наружу, благо, артерии остались неповреждёнными. Внутрь ноги попала пыль, тем самым, заражение гарантированно могло закончить, начатое военными, дело. Подвинув повреждённую конечность, сталкер поспешил вправить кость. Зажав в зубах кусок порванного свитера, Алексей сложил ногу, державшуюся на честном слове и только, словно фотографию, разорванную пополам. Как только он сделал это, то произошло нечто, ещё более странное, чем выживший в падающем здании. Кость, с характерным хрустом, словно рычаг, запустила неизвестный науке механизм: из глубокой раны излился яркий голубоватый свет. Буквально, на глазах у онемевшего сталкера рана затянулась, оставив лишь небольшой еле заметный шов. Стоит ли говорить, какие чувства испытывал счастливчик. Алексей пошевелил ногой, затем потрогал её. Всё ещё не понимая происходящего, попробовал встать.

- Вот это… Чудеса, да и только. Что сейчас произошло? Ой, мама родная. — Сталкер аж вспотел.

Ему, Алексею, казалось, что он был спасён для какого-то события, для некой миссии, уготованной судьбой. Будучи верующим человеком, он, конечно, списал всё на Бога, даже не подозревая об его непричастности к последним событиям. Тем не менее, Алексей Алексеевич осознал свою особенность, но какую цену, в будущем, придётся заплатить за обладание права — быть особенным, не таким как все.

* * *

Сталкер Триа редко появлялся на публике, тем не менее о его существовании знали практически все люди живущие в зоне. В основном знали из легенд о неком хранителе мощного артефакта, который, якобы, постоянно держал его в руках, не разжимая кулаков. Некоторые верили в причудливые истории, большинство же жили в реальности и голословно заявляли всем и вся, что это, мол, полная чушь, придуманная каким-то пройдохой сталкером. Однако, не смотря на свои взгляды и убеждения, если кому-то в зоне удавалось задеть его, Триа, правым глазом и если этот кто-то не дурак, то, как правило, за любую информацию о предполагаемом месте нахождения загадочного человека неплохо платил Монолит. Пусть даже тот не объяснял своей странной позиции по отношению к неизвестному. В действительности, одна из загадок зоны, пусть даже не такая важная, появлялась на виду у прохожих точно не для того, чтобы покрасоваться. Если он выходил в свет, значит, так было необходимо. Вот и вчера Триа оказался обнаруженным возле границы зоны неизвестным сталкером по кличке Мистер Икс. Разумеется, это и не кличка вовсе, к чему одиночке лишние проблемы. Монолит без труда выудил у него информацию за энную суму денег. Вот как всё обстояло.

- Кварц, когда я просил вас перевезти артефакт в зону, это вовсе не означало, что вы можете каким-то образом разбить столь дорогую вещь и вернуть мне только один осколок, вместо положенного целого. Самое обидное, Кварц, вы, кажется, не понимаете всю серьёзность будущих последствий. Вам, многоуважаемый Юрий, не придётся их расхлёбывать в одиночку. Вы вынуждаете меня использовать свои способности, а это весьма болезненно, если не в курсе. Каждый раз, как только пытаюсь применить такие вещи, я ещё три дня валяюсь, восстанавливая потраченные силы, нельзя злоупотреблять столь опасными для многих способностями. Вы знаете мои принципы и правила.

- Так почему вы, уважаемый, сами не перебросили артефакт через границу, кстати, напомните, как он вообще оказался за пределами зоны? К тому же, какая теперь разница спустя шесть с лишним месяцев.

- Напомню условия договора. После аванса ни копейки не поступит к вам в казну до тех пор, пока не подтвердится информация. Теперь, как вы говорите, шесть месяцев после, данные нашли применение.

- Прошу прощения, запамятовал…

- Я поручил одному из твоих солдат, Грому, или Громову Александру, как угодно, отнести три осколка моего «Грааля», чтобы учёный по имени Валентин, наверняка, вы его знаете, смог определить его свойства, прежде чем я помещу эту вещицу в своё тело, на хранение.

* * *

Громов и его компания доставили ценные бумаги военных с места, где очень скоро родиться новое явление, которое не скроешь от простого народа ложными новостями из телевизора. Зона лишь ждёт толчка со стороны — начать своё шествие по заражённой радиацией земле. Вместе с документами, будущий сталкер, раздобыл бесценную информацию, тем самым, дав тот необходимый толчок, команду к старту. Хотя, кто может знать, что именно послужило причиной расширения зоны. Прошло несколько месяцев, для кого-то долгих, для кого-то не очень. Алексей за предоставленное время нашёл свою заветную цель — артефакт. Один единственный в своём роде, такой больше никогда не смогут слепить умелые аномалии, такой больше никогда не найдут. Обладая столь интересным, не менее опасным, подарком судьбы, перед Триа встал вопрос о его возможностях. Но как узнать на какие спецэффекты способна эта вещь без должного оборудования? Возможно, убедиться на практике, однако, по убеждениям умелого человека, Алексея, зачем испытывать на себе, если можно, отдать людям, увлекающимся фантастикой, и те, за определённую плату конечно, с радостью узнают всё про данный продукт. Тем более, спустя пол года после той заварушки, на четвёртом энергоблоке, зона несколько расширила свои границы, дав волю на новых просторах, аккуратно запечатав вход на старые. А сей факт означал только одно, учёные со всех уголков мира приезжали сюда, миллионеры вкладывали деньги в развитие лабораторий, занимавшихся изучением любых проявлений активностей зоны. В одну из таких — Алексей отправил Громова, получить ответы на интересующие вопросы. Почему именно Громова? Ответ прост: он знал его как облупленного, а так же товарищей, повсеместно сопровождающих Александра, где бы тот ни был, Кота и Дэлфи. В конце концов, именно Гром принёс добрую весть с АЭС.

- Я сейчас не готов выйти за пределы, сковывающих меня, рамок. — Начал диалог Алексей. — Должен признаться, это весьма странно звучит даже для матёрого сталкера. Но не будем об этом. Твоя задача, Александр, предельно проста — отнести данную тебе вещицу на тестирование к одному учёному, звать его Валентин. Не нужно фамилий. Умники боятся правительства, не особо одобряющего их начинаний по отношению к зоне. Вот его координаты, возьми их.

Алексей протянул потёртый кусочек бумаги, на котором мелким чётким подчерком вписаны адрес и что-то вроде пароля, дабы Валентин догадался, от кого пришла интересная посылочка. — Поздороваешься, после чего скажешь два слова, указанных там же. — Продолжил Триа.

- Что-нибудь ещё? — Громов убрал бумажку в застёгивающийся карман на куртке.

- Что тебе рассказал господин Кварц? Уверен, он тебя не одного послал сюда, в зону. Так что будьте добры, выйдете из сумрака, уважаемые. — Алексей посмотрел на кусты за спиной Громова и демонстративно махнул ладонью в свою сторону, подзывая спрятавшихся наёмников.

Александр достал рацию. — Парни, выходите. Всё в порядке, он чист. Приём. — Затем обратился непосредственно к Триа. — Кварц обмолвился, что награда за опасное приключение у тебя.

Из-за деревьев вышли трое солдат, сливавшихся с природой, в виду камуфляжной военной одежды, с автоматами на перевес, абсолютно безразличными полузакрытыми лицами.

- Конечно. Возьми его.

Руки держали переливающийся голубовато-белым цветом артефакт, больше походивший на камень, размером с хрупкую женскую ладошку. Маленький и ценный для своего владельца. Сталкер Гром прикоснулся к началу чего-то нового, необычного, неизведанного, совсем не так, как на крупном последнем задании, тогда он ещё просто-напросто не знал, с чем имеет дело.

- Это теперь ваше. Мой вам совет, продайте сей артефакт учёным, потому что через десять дней он рассыплется в прах. И ещё, передайте Валентину этот свёрток. — Алексей протянул обмотанный в тряпку предмет, практически, аналогичной с непрочным артефактом формы.

- А сколько дадут за наш товар? Раз от него толку нет.

- Много. У умственных деятелей очень мало информации о данном месте. Стоит ли говорить, что артефакт приведёт их в щенячий восторг. Денег будет достаточно, вам троим точно хватит. Только не поссорьтесь, из-за бумажек не стоит.

- Я повторюсь, что-нибудь ещё?

Алексей ответил. — Теперь всё, можешь идти. Даю тебе двадцать суток, постарайся вернуть мою вещь вовремя. Хотя, постой… Расскажите Корнееву, когда придёт время, про то как вас вёл по тропам зоны некий сталкер по кличке Дятел. Расскажите ему, Сергею, как пропал неизвестный — исчез у вас на глазах. После, свалите всё на артефакт, который продадите учёным. Это обоснование вашего капитала, и данная просьба также является условием договора. Назовите артефакт временным, наводит на мысли, сбивает с толку. Не нужно спрашивать зачем, просто сделайте так.

Троица друзей послушно кивнули, после чего направились обратно, вновь перелазить через колючую проволоку, попасть на ту сторону жизни, выполнить простое до безобразия поручение.

* * *

- Громов, говоришь. Этот тип, кстати, сам и ходил на задание… Как же я сразу не догадался, вот кто начал эту игру, толком не придумав правил. Хорошо, пусть так. Для меня такая догадка сюрпризом не стала, но немного удивила. Но об этом я спрошу вас позже. Так что, вы узнали, как работает находка?

- Валентин относится к тому типу людей, которые никогда не оставляют начатое дело на середине. Более того, он упёрт, словно баран уверен в своей правоте практически всегда. Если нечто интересное попадает к нему в руки, то его не остановить до тех пор пока не разгадает загадку.

* * *

Седой учёный терпеливо ждал свою посылку, ему не терпелось начать работать над новым явлением заинтересовавшей многих проблемы. Совсем скоро, благодаря необычной вещице, Валентину будут завидовать практически все умы этого столетия. В руках он почувствует первый в истории артефакт, побывавший за пределами зоны, как ему казалось. Несколько минут и ожидания остались позади.

- Валентин Григорьевич! Валентин Григорьевич! — Прокричал Громов, пытаясь найти нужного человека среди толпы суетящихся учёных.

- Меня зовут Валентин Петрович. — Прошептал сзади неизвестный.

Наёмники обернулись. Пред ними стоял человек, одетый в лабораторный халат, невысокого роста, лет шестидесяти — семидесяти, в больших очках, увеличивающие практически половину лица. Громов смотрел сверху вниз, замечая его лысину на макушке. Старик как старик. Густые седые брови, косящие под Брежневские, морщинистое от старости лицо, гладко выбритое, черные, словно безлунная ночь глаза, аккуратные ушки, слегка вытянутые вперёд губы, нос горбинкой. Во время разговора Валентин постоянно водил последним в разные стороны, напоминая кота учуявшего кусок колбасы, заикался, повторяя одни и те же слова паразиты.

- Это и было ваше кодовое слово — Валентин Григорьевич? А если бы тут такой оказался, не уверен, что смогли бы выполнить, цитирую: "Простое поручение". Мы же не мешок конфет доставляем, как вас по батеньке?

- Я же сказал, Петрович я — Валентин Петрович. Тут только один Валентин — это раз. Здесь только один по настоящему умный, чего-то добившейся в жизни учёный — это два. В третьих…

- Короче, Склифосовский, держи заказ. — Перебил его Котов. — У тебя пятнадцать дней. Потом заберём обратно. И распишитесь здесь. — Достал Котов контракт и назойливо, чуть ли по лицу, водил им около учёного.

- Давайте сюда посылку, вернётесь через семнадцать дней. — Валентин расписался едва понятной закорючкой.

Гром протянул свёрток Валентину. — Даже спорить с вами не собираюсь, через семнадцать, так через семнадцать. Но чтобы без лишних фокусов, приходим, забираем, уходим, все счастливы.

- А у вас больше ничего нет с собой представляющего ценность для науки.

Котов почесал затылок, после чего заговорил. — Да есть у нас. Гром, отдай ему, мы меньше чем за пятьсот тысяч не согласимся его продать.

- Ну-ка, покажи, что там у вас за пятьсот тысяч. Только не здесь, пройдёмте ко мне.

В кабинете Гром достал светящийся камень. Учёный нисколько не удивился.

- Ух, ты, да вы ребята молодцы. Я возьму его за все шестисот тысяч, если расскажите всю правду, как она есть. У меня возникли некоторые подозрения по поводу его происхождения. Вам ведь его Антонов отдал?

- Откуда вы знаете? Да, Антонов Алексей, а что не так, объясните, пожалуйста.

- Всё в порядке, просто расскажите чего мне ждать от этого чуда?

В разговор вмешался Котов. — Через десять дней артефакт рассыплется в прах.

- Спасибо. Деньги будут через семнадцать дней, обещаю. За это время у меня их будет больше чем достаточно.

У Валентина появился чёткий план, как можно использовать фальшивый артефакт, практически ничем не отличающийся оттого, что в свёртке, для своих коммерческих целей. За данные Алексеем десять дней, он сумел выбить из государства, выступающего как раз против изучения подобных вещей, огромное состояние, пообещав как можно больше выяснить о зоне и убедив в полезности своих действий. А артефакт, благодаря которому всё произошло, совершенно случайно, уничтожился перед камерой наблюдения в кабинете Валентина, после чего хозяина лаборатории вызвали на разъяснение обстоятельств, точнее по поводу финансирования его многообещающей программы.

- Значит, вы утверждаете, что артефакт, купленный больше чем за пол миллиона денежных единиц, просто рассыпался без всяких на то оснований? — Кинул ученому один из заседающих лиц.

Валентин стоял, словно провинившийся маленький ребёнок, которого отчитывали взрослые, учили, пытались воспитывать. На конференции присутствовали весьма значимые люди, чьи деньги оказались в руках учёного. Все заинтересованные лица сидели за большим столом на мягких удобных стульях.

- Прежде чем вы накинетесь на меня, прошу посмотреть видеозапись, сделанную мною во время испытаний так называемого артефакта. Внимание на экран.

На видеозаписи учёный Валентин старался очень подробно описать действия артефакта, данного ему Алексеем на изучение.

- Итак. У нас в руках оказался довольно мощный артефакт. Способности этой вещи во много раз превышают её размеры. Признаться, я никогда не работал с подобными явлениями, потому долго думал, размышлял с чего можно и нужно начать. Пожалуй, следует отметить тот факт, что множество важных открытий сотворено учёными совершенно случайно, под действием тех или иных обстоятельств: на Ньютона упало яблоко, Архимед прыгнул в воду, после чего та вылилась за рамки сосуда, список можно продолжать. Я невольно последовал их примеру. Поднеся артефакт к порезанной стеклом коже, обнаружил сие явление.

Валентин включил проектор. На видеозаписи, сделанной в лаборатории, учёный сознательно ставил эксперимент над собой. Взяв хирургический нож, он аккуратно разрезал кожу на правой руке со стороны запястья, сжимая в зубах тряпку. Красная кровь живо потекла вниз, на пол. После непродолжительного истязания над рукой, приведшего некоторых смотрящих в ужас, едва не заставив их упасть в обморок, экспериментатор поднёс сияющий камень к повреждённым тканям конечности. На глазах у очумевших наблюдателей рана начала затягиваться, опровергая абсолютно все гипотезы физики. Невероятно, но после кровавой демонстрации у всех остался только один единственный вопрос: сколько необходимо денег для осуществления подобного явления, каждый хотел получить, как им казалось, бессмертие.

Спустя немного времени Валентин написал большой доклад как результат своей кропотливой работы. Разумеется, копию он оставил себе, а оригинал достался Триа. Вот лишь маленькая часть рукописи.

"Цель исследования — артефакт. Название — неизвестно. Должен признать я впервые работал с подобными вещами, потому практически сразу столкнулся с проблемами… и лишь благодаря нелепой случайности я обнаружил, пожалуй, самые главные, как мне кажется, свойства Артефакта.

Могучий камень, если можно так выразиться, заживляет раны своего владельца. Однако его сил хватает только на лечение неглубоких и маленьких пулевых ранений, таких как от пистолета Макарова. Например, если попадёт в сердце пуля, у вас есть все шансы продолжить жить. Если выстрелить из обреза дробью с девяноста пятью процентами вероятности вы скончаетесь быстрее, чем эта штука начнёт действовать. Второе важное свойство — скапливание потоков энергии. Артефакт скапливает в себе энергию, причём в достаточно большом, я бы сказал огромном количестве. Я не смог выяснить, как работает весь механизм, но таковой, энергии, вполне хватило бы на многие физические процессы, например, остановка или замедление времени, возможно, и перемещение. То есть вы представляете, на сколько огромен данный поток энергии. И, наконец, третье свойство — возможность попадать в сознания людей или животных. Однако, в полевых испытаниях нам толком и не удалось задействовать сей процесс на полную, увы. С последним свойством, должен сказать, проблем куда больше. И всё бы хорошо, но даже сейчас я до конца не уверен в законченности своих опытов, наблюдений, исследований… Главный недостаток моих исследований — так и не смог обнаружить недостатки артефакта". Дальше прилагался более подробный анализ свойств артефакта.

* * *

- Как вы нашли его у военных, ведь зоны ещё, как таковой, не существовало, откуда у них мог взяться артефакт.

- Я могу долго и нудно расписывать, как стал тем, кем являюсь сейчас, как нашёл артефакт, но не стану этого делать. Моя долгая история не имеет никаких прав в нашем разговоре, точнее, обсуждении проблемы, вами же созданной. Скажу лишь, у меня есть большие связи в большом мире, их вполне хватало для нормального ведения дел, до сегодняшнего дня. Тем не менее, Кварц, вы завалили слишком простое задание. А попросил, всего-то, перевезти тихонько артефакт через городок. К счастью для вас, артефакт нисколько не потерял в силе, просто произошло разделение, потому заплачу вам лишь четверть обещанного, хотя за такое полагается лишить вас любых доходов по данному делу.

- Мне некуда спешить, Алексей. Расскажите, хотя бы, почему вы сами не смогли перенести такую маленькую вещицу.

- Отходите от проблемы. — Недовольно произнёс Алексей. — Артефакты, которые мне доверил на хранение Бог, действуют спонтанно, выдавая разные фокусы, например, применяют способность без моего ведома. Порой, доходит до абсурда, меня не выпускают за пределы периметра, огороженного колючей проволокой. Пока, я не могу контролировать сильную энергию артефактов, но уверен, в будущем, данный вопрос разрешится. Потому, Кварц, я не смог сам выполнить простую работёнку. Неужели вы думаете, что я доверю такую вещь, после долгих шестимесячных поисков, другому человеку без веских оснований, даже если хорошо знаю этого человека. Пожалуй, я ответил на ваш вопрос, теперь вы объясните мне, почему всё произошло так, как произошло?

- Очень интересно, Антонов. — Продолжал игнорировать вопросы Алексея Кварц. — А как вы вообще вышли на поиски неизвестного артефакта?

- Это последний ваш вопрос. Я увидел его в будущем, своем, разумеется. Правда, более малой ценой — во сне, если быть точным. Каждую ночь, загадывая конкретное желание, мне снился некоторый фрагмент. Около месяца записывал сны, после чего пришлось по кусочкам собирать предложенную мозаику в едино. Пробовал разные варианты, искал в разных местах. Вот так. Должен признать, сны не только навели меня на артефакт, но ещё и добавили множество нюансов, о которых я попрошу вас позже. Отвечайте быстро, как вы провалили мою просьбу.

- Никто не мог предположить, что нашу машину заминируют. Мне кажется, виной тому стали бойцы дурного сталкерского сообщества — Долга. Почему мне так думается, спросите вы. Я отвечу, на месте преступления мы нашли одну из их нашивок, которую выдают тому или иному сталкеру за отличительные достижения, скауты, мать их. Более того, мы сумели выйти на след одного из энтузиастов.

- Они, скауты, ваша проблема, меня не касающаяся. Где вдребезги разлетелась машина, Юрий. Хотя… Зная вас, смею предположить, что вы поймали наглеца и выудили информацию всеми доступными средствами. Прежде чем ответить на первый вопрос, дайте пояснения по поводу данного аспекта.

- Они же наша проблема, ну, да ладно. Он оказался невменяем: нёс какую-то чушь про войну, которая, по его показаниям, наступит через год, говорил о странном монолите, в чьих интересах защитить людей от зоны. Долг, будучи аналогичного мнения, затесался к ним в помощники. В общем, нёс неадекватную ересь, плохого содержания. Отвечаю на первый вопрос, в километре от периметра. Водитель погиб на месте.

- А вам в голову не приходило, что монолит мог стать всему виной? Они проявляют куда больший интерес по данному делу.

- Вполне может быть. Но адекватности от пленного сталкера ждать не приходилось. Он всё время говорил про некую войну в пределах зоны, которая, по его словам, выбьет всех живущих в ней Сталкеров.

- Подробнее, Кварц, подробнее. — Подгонял Антонов.

- Расскажу то, что мы смогли понять из всего бреда, а там решайте сами, правда или брехня. «Монолитовцы» заключили договор с «Долгом», подстроившись под их интересы и нравы. Рассказали сказку о том, как они борются с зоной по своим, отличным от «долговских», методам. Командир долга тоже хорош, развесил уши… нашёл кому верить. В итоге, по заключению договора «Долг» должен был захватить артефакт, направляющийся обратно на границу зоны в ваши руки, Алексей. Не знаю, чем они думали, но взрывать машину с целью было крайне не выгодным делом. А что получил бы долг, одному начальству их известно…

- Всё немного не так. Расскажу вам, дабы вы не задавали потом много вопросов. Монолит ищет этот артефакт исключительно для своих целей. Вам наверняка известно насколько ревностно они охраняют мёртвый город и сердце зоны — саркофаг. В этом им помогает так называемый «Выжигатель мозгов», превращая любого незваного гостя в тупого зомби, бормочущего себе под нос непонятную ересь. Источник энергии для столь сложного аппарата не вечен, потому им нужен более надёжный, а самое главное мощный источник, позволивший захватить под контроль «Выжигателя» намного большую территорию, чем имеется сейчас. Предполагается мне, что практически вся зона останется под контролем монолита исключение составят только ближайшие к границам зоны земли, такие как кордон, часть болот. Даже свалка останется под защитой мощного аппарата по созданию зомбированных глупцов.

- Неужели всё так серьезно?

- Мы отвлеклись, Юрий. Кто сопровождал груз? Неужели я должен каждый раз вас спрашивать, чтобы получить дельное предложение — что, как, почему? — Повысил голос Антонов после непродолжительной паузы.

- Громов Сергей, Рыбин Иван и…

- Неужели Корнеев? — Перебил Антонов.

- Нет, Котов. Зачем вам Корнеев? — Поинтересовался Кварц.

- Он мой брат, Юрий. Должен признаться, мне тяжело приходилось добывать информацию о предполагаемом родственнике.

- Сейчас послушайте меня внимательно. После того, как вы нелепым образом профукали, возможно, мощнейший артефакт из имеющихся в природе, очевидно, Кварц превратился в должника. А это значит, когда придёт время, вы без малейших колебаний выполните мои просьбы, не сейчас, позже. И будьте добры, ничего не говорите Корнееву, он сам узнает сей факт моего родства с ним, когда представится возможность. До свидания, Кварц.

Антонов успел повесить трубку прежде, чем Юрий Кварц сумел что-либо высказать. Алексей понимал, впереди ему предстояло долго разбираться с последствиями нереализованного задания. Также он понимал, что война, о которой говорил безумный Сталкер, может задеть его, так как Антонов Алексей Викторович являлся обладателем её начала.

Часть вторая. Много месяцев спустя.

Человек ростом под метр восемьдесят, в дорогом чёрном плаще, в кожаных и чрезмерно налакированных ботинках аналогичного цвета, шёл не спеша по городу. На его безволосую голову, чуть-чуть покосившись на бок, надета старая фетровая шляпа. Ему не хватало лишь трости, которая только бы подчеркнула его изящный чёрный наряд. Шёл уверенно, не оглядываясь по сторонам. Довольно загадочный и притягательный стиль для простого прохожего. На обыкновенного городского обывателя этот человек похож не был, на туриста он также не тянул. Его рост позволял смотреть на большинство людей, проходящих мимо, с высока. Каждый его взгляд любая девушка могла расценить как комплемент в свою сторону. Его лицо никогда не испытывало тяжесть кулака соперника, поскольку таинственный незнакомец в плаще всегда умел обороняться. А комплекция говорила о том, что лучше бы вообще не лезть в драку с таким человеком.

Пройдя несколько кварталов, перед его глазами уже расстилался прекрасный вид главной площади города, а не захолустных хрущёвок. По бокам главной дорожки, героя сопровождали ровно подстриженные кустарники, обильно покрытые зеленью. В месте, где дорожка выдавала развилку, стоял красивый фонтан, сделанный из красного кирпича и обитый кафельной плиткой изнутри, дарящий немало радости, находящимся там, детишкам, их родителям, простым зевакам. Но человека в чёрном всё это не интересовало. Он продолжал идти не оборачиваясь, несмотря на всю красоту городского пейзажа. Создавалось впечатление будто гражданин видел эту картину много, много раз. Видя все недостатки, не обращая внимания на достоинства, он просто пропускал мимо каждый метр аллеи.

Выйдя с площади, мужчина перешёл дорогу, свернул налево, обходя старую пятиэтажку. Теперь прямо и только прямо, не поворачивая ни в какие закоулки, переходы. Улица тянулась вдоль центральной дороги, по которой нескончаемым потоком ездили множество автомобилей самых разных марок. В очередном этажном доме, со стороны, где шёл человек, прямо по центру висела вывеска: «Кафе Орландо». Мужчина в чёрном одеянии зашёл во внутрь заведения, предварительно поглядев по сторонам.

Рядом с выходом сидел старый седой охранник. Такой вора не то что не поборет, даже не догонит при необходимости. Рядом со старцем стояла старая вешалка, чьи крючки висели свободно от курток. Людей, правда, тоже сидело за столиками маловато. Мужчина посмотрел на горе-охранника и решил не доверять ему вещи на хранение, да и никто, наверное, не стал бы. Через минуту он уже сидел за столиком, заказывая кофе у молодого официанта.

Человек снял шляпу и положил перед собой на стол. Через мгновение он достал из кармана штанов мобильный телефон. Посмотрев время, положил аппарат на шляпу.

- Ну, где же мой кофе? — Пробормотал голубоглазый человек. Не дожидаясь заказа, он снова взял в руки телефон и неспешно набрал нужный номер.

- Здравствуйте Кварц. Как ваши дела, чем занимаетесь? Узнали меня, я ведь обещал, что однажды я позвоню вам.

На другом конце беспроводной связи ему ответил мужчина лет пятидесяти.

- Я понял кто это. Этот голос трудно не узнать. Дела? Вроде не плохо, пока что. Зачем вы звоните мне, Антонов? Мы, кажется, с вами обо всём договорились ещё в тот раз. — Ответил Кварц.

- Вполне возможно, что так всё и было. Но если не ошибаюсь, когда кажется, перекреститься следует. За вами остался не большой должок, который вернёте завтра. Дело плёвое, собрать самых лучших наёмников, с которыми вы когда-либо работали.

- Это будет очень не просто. Большинство этих лучших уже отошли от дел и спокойно посасывают мартини на берегу какого-нибудь моря, или тихо живут со своей семьёй.

- Да бросьте! Я то знаю о вашей натуре. Вы всегда сохраняете контакты со всеми наёмниками, будь то бывшие или даже мёртвые. К тому же мне не нужны семьянины, тем более курортники — отдыхающие. Я всегда ценил людей, которые выживают, не смотря не на что. Например, Корнеев.

- Корнеев? — Удивился Кварц.

- Да. Мне довелось понаблюдать за скрывающимся от властей сталкером. Он весьма не плох. Особенно мне понравилось, как бедняга отправил на тот свет двух своих горе палачей, по совместительству одних из лучших киллеров в стране.

- Дайте ему спокойно жить. Эти правительственные агенты скоро отстанут от него.

- Эх, Юрий. Если бы да кабы. Эти ищейки снова его выследят и всё начнётся по новой. Я уже такое видел не раз.

- А что вы предлагаете, любезный Антонов?

- Я просто дам ему возможность начать всё с нуля. Что нужно загнанному зверю? Документы, деньги, квартира в новом городе? Всё это могу дать ему только я. Конечно, не просто так.

- Ещё бы. — Вздохнул Кварц. — Так что мне сказать Корнееву?

- Притворитесь, ничего не знающим человеком. Сделайте вид будто птичка нашептала о… Вы поняли меня, Юрий. И напомните ему про старых друзей: Громова, так называемого, Дэлфи и Котова. Их вполне хватит для моего дела.

- А их то зачем приплели в эту непонятную афёру?

- Так необходимо. Вы же знаете мои принципы, если не нужно я не попрошу.

- Что, правда, то, правда. — Покорно согласился человек на другом конце связи.

- Тем более, сделайте, как я прошу.

- Хорошо. Я всё сделаю, но учтите, Антонов, сейчас состоялся последний наш разговор.

- Несомненно. Завтра, пусть приходят на военную территорию. Я лично буду ждать их на плацу. Если их не пропустят то пусть скажут кто их пригласил туда.

- Да кто же вы такой, Антонов? Как мне вас называть, иногда мне просто кажется, что вы и не человек вовсе.

- Как хотите, так и называйте, это ваш выбор, Кварц. Надеюсь, перезванивать не придётся.

- Я тоже. — Кварц положил трубку.

Короткие гудки. Рука положила телефон обратно. Антонов надел шляпу, отряхнул плащ, хотя последний был чист, поправил идеально отглаженные штаны и через мгновение стоял у выхода. Официант в суматохе нёс не терпеливому человеку заказанный кофе. Но было уже поздно, мужчина вышел через парадную дверь и ушёл в неизвестном направлении.

* * *

Высокий, стройный и физически развитый, в военном камуфляже, мужчина сидел в баре. Будто пытаясь убежать от чего-то, отчаянно старался напиться. Выглядел военный довольно избито, словно облезлый кот, живущий на улице. Лицо покрыто шрамами, приукрашено ссадинами и дополнено плохо выбритой головой. Сидел вояка за стойкой уже долго, но почему-то совсем не пьяный, хотя и вливал в себя достаточно много пойла, из которого были как дорогие виски, так и дешёвый портвейн. Бармен неохотно обслуживал этого клиента, поэтому всегда поворачивался к нему спиной при любой возможности.

Светлые брови постоянно нахмуренны, а лоб морщинист от недовольного взгляда. Жёлто-коричневые глаза постоянно смотрели на стойку бара. Слегка курносый нос и в меру пухлые губы, мощный подбородок и челюсть придавали серьёзность его взгляду. Алкоголь сделал неотличимыми грозность, доброту, злость на этом лице. Все выше перечисленное дала ему мать и природа, а вот мощная мускулатура далась как результат долгих и упорных тренировок. Этот человек служил в армии. После учебки отправился в самую горячую точку и служил по контракту ещё год. Его знали в этом месте не хуже него самого. Очередной военный с Афганистана, стоит ли говорить о душевных травмах?

После очередной рюмки алкоголя не пьянеющий мужчина вдруг заметил, что за стойкой бара стоит уже не тот бармен, который наливал ему первые стопок десять, а совсем другой, с совершенно незнакомым лицом.

- Что-то случилось, друг? — Спросил незнакомец с интересом, а не ради чаевых.

Мужчина в военном отвернулся и пробормотал. — Ничего такого, о чём нужно было бы тебе знать.

- Не бойся рассказать. Мне не нужны твои сокровенные тайны и, тем более, твои проблемы. Я всего лишь хочу поговорить с тобой об одном незначительном деле.

- Мои проблемы? — Возмутился военный. — Да что ты можешь знать?

- Я здесь, потому что вы нужны мне. Более того, я здесь, чтобы просить у вас эту помощь. Тем более, знаю о вас больше, чем вы думаете, Корнеев. О том, как воровали, точно не ценные предметы, о том, как началась ваша беготня от правительства, о том, как убили киллеров.

- Интересное кино снимается, однако. Кто ты вообще такой, шантажировать меня собрался? Ты ведь никакой не бармен, так? Отвечай, не то я с тобой разделаюсь быстрее, чем ты успеешь достать своё оружие, щенок! — Кулаки Корнеева сжались до предела, казалось, он вот-вот накинется на собеседника и сильно его изобьёт.

- Зачем же так кричать, да ещё и оскорблять незнакомого вам человека. Я ведь даже не объяснил кто я и зачем здесь, а вы, уважаемый, уже готовы наброситься на меня как дикий разъяренный зверь. — Бармен продолжал, как ни в чём не бывало протирать стакан.

- Дай угадаю. Ты, наверное, один из тех подонков, кто так яростно жаждет моей крови, вурдалаки чёртовы… — Мощные кулаки дали пальцам свободу, дав возможность потянуться к спиртному.

Военный взял стопку в руки, выдохнул и залпом выпил добрые грамм пятьдесят, затем искореженным от алкоголя голосом добавил. — Давай! Давай! Делай своё грязное дело, не ты так другой! Вот только дайте мне передышку, я вас всех порву на куски. Скажу лишь, загнанному зверю нечего терять, потому опасно его злить!

- Тише, тише, не к чему такие страсти. Я знаю, кто за тобой охотится, и поверь, я здесь не для того, чтобы помогать этим людям.

- А для чего? Кто ты вообще такой? А ну отвечай!

Военный снова сжал кулаки. Он готов сорваться на загадочного незнакомца в любой момент, как следует ударить его, но тут бармен заговорил. — Тише, мой друг, тише. Я не хочу вам зла, а вы не хотите бить меня, просто у вас стресс, нервы на пределе, лучше выслушайте меня. — Он как будто всё контролировал незаметно, ловко, с толком и чувством того, где и когда нужно остановиться. Слова продавца спиртного как гипноз подействовали на разогретого бугая: кулаки разжались, лицо вновь приняло человеческий облик.

- Ладно, чертяка, говори, что хотел. — Сказал военный с умиротворением и от безысходности.

- Я тот, кто даёт людям, вроде вас, шанс. Один, но его, как показывает практика, бывает достаточно. Главное, что он есть. Вы сможете вернуться туда, где всё началось и, возможно, даже исправить некоторые ошибки, благодаря которым, вы оказались в столь не завидном положении. Однако, я не могу вам приказывать как нужно поступать в данной ситуации, поэтому прошу вас об одолжении. Поверьте, в долгу не останусь. — Бармен начал затягивать слова, оканчивающиеся на гласные буквы. — Просто представьте, что у вас новые документы, новая квартира в другом городе, новые имя и фамилия. Просто представьте новую жизнь, в которой вы не будете чувствовать себя зайцем на охоте. У вас будет возможность начать всё с белого листа. По-другому переосмыслить законы жизни, разума, может даже, любви. Попробовать то, чего никогда не осмелились бы сделать в этой жизни.

- И какова цена за всю эту идиллию? Наверное, душу в обмен потребуешь. — С этими словами военный усмехнулся, после чего вновь схватился за, уже новую, стопку со спиртным. — Я тебе не верю. Ты кто? Ты простой бармен, зарплата у которого не больше чем у уборщика туалетов.

- Люди недоверчивы по своей природе, но уверяю, вам нечего бояться. Вы можете довериться, если не мне, то своим покровителям, которые, должен признать, протащили вас невредимым через столько боёв и сложных ситуаций. И нет. — Резко поднял голос Бармен. — Зачем же душу, что мне с ней делать? Просто вы попытайтесь выполнить всё, о чём попросит вас судьба, как вы её называете. Если справитесь, то я выполню всё то выше сказанное, в долгу не останусь. — Бармен, улыбаясь, протирал очередной стакан. — Кстати, о покровителях. Ваш друг совсем скоро предложит работу, не стесняйтесь взяться за неё.

Стопка, наполненная до краёв, поднеслась ко рту. Лицо, превратившиеся в каменное с полуопущенными веками, выпивавшего показывало, как сильно хочется выпить человеку. Глаза смотрели на стопку, губы вытянулись вперёд, уже приготовившись принять очередную дозу смертельного для здоровья зелья, но тут мужчина задумался и поставил обратно огненный напиток.

- Что значит, делать все, о чём попросит меня судьба? Покровители — это кто? Объясни, я не понимаю. Причём тут ты — простой бармен. Хватит уже загадок на мой век, говори нормальным русским языком. Что в этом сложного?

- Я вам дам подсказку, мой друг: подумайте, прежде чем давать резкий отрицательный ответ, подумайте, когда вас попросят об одолжении, быть может, друг, быть может, враг. Просто сделайте то, о чём попросит вас судьба.

- О каком одолжении? Кто попросит? Когда это случиться? Что за чушь? Что ты несёшь? — Язык военного заплетался, и половину произнесённого было сложно разобрать с первого раза.

- А теперь спите, мой друг, вы уже достаточно пьяны. Спите, я позабочусь, чтобы ваш сон никто не потревожил. — Бармен продолжал протирать стакан.

С этими словами, военный уснул как младенец, прямо за стойкой бара. Шли часы, а его как будто не замечали. Обычно пьяного будят, просят вежливо уйти, и если тот не понимает, то выкидывают на улицу, но тут никто трогать даже пальцем не смел спящего пьяницу. На утро мужчина очнулся, огляделся по сторонам. Перед ним стоял человек, наливавший первые порции дурманящих напитков.

- А где твой коллега? — Спросил сонный Корнеев.

- Мой коллега? — Переспросил торговец спиртного.

- Ну да, подменял тебя, наверное.

- Я один работал всю ночь, моя замена совсем скоро. Но осмелюсь посоветовать поменьше пить, дорогой мой клиент.

Лицо резко приняло серьёзный вид, от алкоголя не осталось и следа. — Как один? А другой бармен? Высокий такой, с голубыми глазами, волосы светлые.

- Да никого не было, я тебе говорю, всю ночь тут стоял. Хотя ты вливал в себя, дай бог, кто знает, что тебе могло причудиться.

Военный пожал плечами. Зевая, кинул бармену чаевых, снова оглянулся по сторонам в надежде увидеть загадочного незнакомца, и, не достигнув результата, отправился восвояси. Здоровый мужик пришёл домой, засыпая на ходу, упал на твёрдую кровать, после чего, едва коснувшись подушки, уснул.

* * *

Квартирка маленькая, однокомнатная. Ремонт, судя по всему, проводился в последний раз очень давно. В главной комнате у старой, разваливающейся кровати, на которой военный видел уже сон десятый, на стене висели часы, покрытые пылью. Батарейки в них давно никто не менял с того момента, как их повесили на гвоздик, и они показывали только то, что время здесь остановилось на неопределённый срок. Техники не было, разве что газовая плита, да и та питалась от болона, причём. в нём уже давно закончился наполнитель. Такое ощущение, что хозяин лишь изредка приходил, чтобы отоспаться, потом снова убегал по своим не ждущим делам. Правда, стоял тут старый потёртый телефон, не новый, но работающий. Его звонок и разбудил хозяина.

Наёмник медленно и нехотя протёр глаза, секунд пять поглазел на потолок, затем, наконец, его рука дотянулась до трубки. Хриплым от пьянки голосом хозяин квартиры пробурчал несколько неразборчивых фраз человеку на другом конце линии. Стоило только сну отступить, его речь приобрела смысл.

- Алло! Кто это так рано звонит? Сейчас же… — Военный посмотрел на пыльные часы. — … Двенадцать часов, я ещё сплю в такое время.

- Извини, что разбудил. Но мне необходимо попросить тебя об одолжении, дорогой мой Сергей. У нас каждый человек на счету и…

- Кварц, это ты? Что там у тебя в этот час стряслось. — Голос у вояки погрубел, и уже не казался таким жалким как у какого-нибудь алкаша из подворотни.

- Да, это я. Ничего не стряслось. У меня не хватает людей, потому ты нужен мне в качестве наёмника, вновь. В общем, нужна твоя помощь, да ты и сам ей обрадуешься, наверное.

- Не понимаю тебя, Юрий. Скажи чётко, как это ты привык делать и не мямли, без обид.

- Тебе нужно настоящее дело? — Голос на другом конце линии перешёл в командный.

- Работа? Настоящее, говоришь? Конечно, нужно. С чего такая милость на мою голову свалилась? — Голос смягчился у Корнеева.

- Некий Антонов обратился ко мне. Он сказал, что я должен собрать отряд из лучших наёмников на военном плацу, сегодня, после обеда. У тебя есть их номера, позвони им. И сегодня будь на месте вместе с ними. Это твой шанс.

Наёмник вспомнил странный разговор с барменом. Задумавшись на минуту, он словно забыл о беседе со старым знакомым. Кварц, в свою очередь, ждал ответа, невзирая на то, что собеседник ничего не слышал и не видел некоторое время.

- А вдруг я и в правду смогу зажить как человек. Уеду куда подальше из этого богом забытого города. Вдруг этот клоун не соврал мне? Соглашусь, выбора, особо, нет. — Задумался Корнеев. — Грех не воспользоваться такой возможностью и не вступить в игру вновь.

- Ты там? Алло! — Занервничал Кварц.

- Да, да. Замечтался.

- Надеюсь, ты понял, о каких бойцах шла речь. Хотя, лучше скажу сразу, дабы не возникло лишних вопросов. Твои напарники определены: Дэлфи, Котов, Громов. Он хочет увидеть вас в своём договоре. Видимо слышал о твоей нашумевшей группе. Я освобожу их для тебя.

- Но почему они. Не уж то мы и в правду были лучшими? — Польстил себе Корнеев.

- Не лучшей, но из числа таковых. В общем, сделай всё как надо, бог тебе поможет, я надеюсь.

- Спасибо, Юрий. Спасибо. — Корнеев тяжело вздохнул.

- Тебе спасибо. Храни тебя господь. — С этими словами Кварц повесил трубку.

Наёмник не ожидал столь резкого поворота, как он её называет, судьбы. Так неожиданно и непредсказуемо жизнь вновь повернулась лицом к Корнееву. Несмотря на удачу, он всё ещё пытался уверить себя в неправдоподобности последних событий, имевших место быть. С самого начала они развивались как-то не нормально. Неизвестный никому, кроме Сергея, бармен пообещал неслыханное богатство, за, сам бог только знает, какие услуги. Затем Кварц, похоже, сам того не ожидая, привлёк наёмника к весьма интересному, а самое главное, высокооплачиваемому контракту, от некого Антонова, о котором никогда Сергей также не слышал. Похоже, что жизнь начала налаживаться. И похоже это всё на сказку. Только она ли это?

* * *

Через три с лишним часа, Корнеев, наконец-то, выспался. Руки медленно протёрли глаза, еле открывавшиеся после глубокого сна, мужчина лениво потягивался на диване. Встав с кровати, умылся холодной водой и надел свой вчерашний военный костюм, который изрядно пропах выпивкой, затем подошёл к телефону. Покопавшись в тумбочке, он достал маленькую книжечку. На последнем листе мелким подчерком написано несколько телефонных номеров, над ними, в свою очередь, ещё мельче и не разборчивее имена их владельцев. Обзванивать всех своих коллег старой закалки по бизнесу труда не составляло, особенно если знаешь, как тебе ответят твои соратники. Таких набралось всего трое человек. Один хорошо известный знакомый и двое хороших друзей. Последним наёмник мог доверить даже свою жизнь. В этот же день все как один стояли на военной, в кавычках, базе, а перед ними нервно ходил кругами Корнеев, ожидая заказчика, чьё лицо он никогда раньше не видел. С каждой минутой Сергей нервничал всё больше.

Ровно в четырнадцать часов на плац подошёл Антонов. На нём одет тот же чёрный костюм, та же фетровая шляпа. Его пропустили без проблем, видимо, знали, кто входит в ворота с огромной красной звездой по середине. На лице полное безразличие к окружающим, только одна цель беспокоит эту голову. Этой целью являлось как можно скорее заключить договор с Корнеевым, завладев его боевым телом до конца выполнения обговорённых обязательств. Но для чего незнакомцу, у которого нет явных покровителей, нанимать столь опытных солдат. На этот вопрос знал ответ только он сам, скрывая его за своей фальшивой улыбкой.

Военная часть была не такой, как могло бы показаться, большой, техники мало, а штаб вообще, бог знает, сколько лет не ремонтировался. Солдат тут почти нет. Изредка пробегает пара пацанов, пристроенных своими богатенькими родителями по ближе к дому, дабы не увозили юношей куда-нибудь подальше на, действительно военную, службу. Плац скоро потрескается вследствие пробивающейся из-под асфальта растительности. А командование вообще не обращает на такую, ненормальную для военных, катастрофическую ситуацию никакого внимания. Складывается впечатление, что совсем скоро эту маленькую по современным меркам часть закроют навсегда. Смерившееся командование не прикладывает никаких усилий, чтобы хоть как-то сохранить умирающее пристанище для новобранцев.

Антонов вплотную подошёл к Корнееву и его коллегам по бизнесу.

- Вы, наверное, Антонов?

Наёмник пристально наблюдал за подошедшим человеком: каждое движение, каждый шаг, каждый вздох привлекали внимание Корнеева. Настроенный на серьёзное собеседование, Сергей обдумывал абсолютно все свои мысли, прежде чем говорить их в слух. Ведь это, судя по обстоятельствам, являлось определяющим моментов в сложившейся ситуации для наёмника, стремившегося спрятаться от влиятельных людей куда угодно, куда не дотянулись бы их длинные руки.

- Да, это я. Добрый день. Корнеев Сергей? Если не ошибаюсь. — Взгляд работодателя переместился на троих молодцов, стоявших неподвижно в одну шеренгу.

Каждый выглядел здорово, в прямом смысле слова. Вся троица выстроилась по росту. У двоих бойцов на лице красовалась отметина, напоминающая им и говорящая нам о том, что эти люди не из робкого десятка. Каждый из них видел смерть, войну, пусть даже не масштабную. Кому-то этот шрам напоминает о том, как он стоял перед лицом смерти и сумел увернуться от её острой, как бритва, косы. А другой, быть может, получил его по собственной глупости, дурости, но суть остаётся той же — шрамы внушали, заведомо, интерес к данным личностям. У каждого наёмника своя история, свои грехи, провалы и победы. Но кого они интересуют?

- Вы должно быть начальник этой стаи. — Антонов отвернул голову от солдат и посмотрел на Корнеева. — Приятно познакомится. Вы не будете против, если я не надолго отойду?

- Конечно же, нет.

Антонов улыбнулся наёмнику, после чего удалился метров на тридцать быстрым шагом. Оглядываясь по сторонам, мужчина достал телефон из своего плаща и быстро набрал, судя по всему, уже знакомый номер.

- Ало, Юрий. Я, конечно, помню, что обещал больше не звонить вам, уважаемый. Но я не мог не поблагодарить вас за столь чёткое выполнение моей просьбы. Спасибо.

- Спасибо? Я даже рад, что перезвонили мне. Надеюсь, Антонов, вы не убьёте лучших моих наёмников, прошедших крещение Зоной и выполнивших столько удачных заданий в пределах проклятых земель и за ними.

- Есть какие-то опасения, Кварц? Я внимательно слушаю.

- Корень мне почти как младший брат, которого у меня, к сожалению никогда не было и не будет. Он очень хороший человек, который не достоин забвения, а также похорон где-то в глухих полях зоны.

- Тогда почему вы согласились? Не уж то из-за маленького долга? — С улыбкой вопросил Антонов.

- Нет, были другие, более веские, причины. И ты, кстати, Антонов, знаешь об этих нюансах. Потому я и доверил тебе, выбившегося из обоймы, товарища.

- Ваши поступки похвальны, но сможете ли вы, потом объяснить ему с какими намереньями вы делали так, а не иначе?

- Это ваше "потом" может не наступить, а настоящее бежит уже сейчас, в надежде на наши действия, которые определят его поворот в ту или иную сторону.

- Красиво говорите, Кварц, но достаточно ли ваших слов. Я чувствую, что вы горите желанием спросить меня о чём-то, как вам кажется, важном. Внимательно слушаю ваш вопрос.

- Объясните мне, Антонов, как из простого человека вы превратились в столь влиятельного, не побоюсь этого слова могущественного? Как вы стали таким, какой вы есть сейчас? За что вам такая удача?

- Единственное убеждение, в коем вы не ошиблись, мне повезло. Об остальном вы узнаете, когда представится нужный момент. Пока что, я просто потеряю время, рассказывая всё с самого начала. Просто доверьтесь мне.

- Пусть так. Тогда зачем вы звонили мне?

Антонов повернулся лицом к бойцам и, глядя на них, закончил диалог. — Чтобы сказать, с вас больше ничего не требуется. Мой телефон теперь недействителен. Если случится необратимое действо, вы, дорогой мой, узнаете первым о нём. — Он, Антонов, вытащил сим-карту, затем раздавил свой прошлый номер, тем самым, стерев старые контакты.

Заказчик вновь стоял у Корнеева.

- Я выяснил детали, теперь время подписать контракт, дорогие мои. Нужна подпись каждого.

Антонов слегка покосил голову на левый бок, прищурил глаза и с нетерпением начал рассматривать троих бойцов. Самым высоким из троицы оказался Гром, самым низким — Кот. Соответственно, среднего по размерам определить не сложно — Дэлфи. Заказчик прошёлся вокруг бойцов, после чего попросил Корнеева, как командующего группой, рассказать на месте о каждом из выбранных умельцев.

Корнеев без споров познакомил Антонова со своими бойцами, дабы у того не возникло вопросов. Однако Сергей не знал о том, что Антонов в курсе всех дел, также он не знал и о задании с артефактом со стороны своих товарищей. Тем не менее, Антонов стоял и слушал, как ни в чём не бывало. Зачем ему это нужно.

- Кот — самый быстрый, ловкий и проворный парень, которого я когда-либо встречал, отлично орудует ножами, пистолетами, включая всё лёгкое и смертоносное оружие. Кличку свою получил не из-за фамилии, Котов, а из-за своей гениальной ловкости и проворности. Также он отличный разведчик, врагу его увидеть сложно, а поймать ещё тяжелее. В общем, он в огне не сгорит, в болоте не сгинет, а про воду я вообще молчу.

Действительно, Кот — парень не высокий, немного худощав, да и выглядел как простой новобранец, сказать, что этот человек прошёл огонь и воду, по внешнему виду, было весьма затруднительно. Самое интересное, что всё выше сказанное Корнеевым являлось чистой правдой. Быстрый словно молния, резкий, всегда в нужное время в нужном месте и, почти всегда головой, прежде чем что-нибудь сделать. Пожалуй, этих лестных характеристик вполне хватит для выживания, но это «Почти» всё время выходило боком своему владельцу, ведь «почти» не означает всегда.

Самое первое, на что упадёт ваш взгляд это его глаза, выглядевшие, извиняюсь за каламбур, как у кота. Ярко-жёлтые, красивые до безобразия, на них можно смотреть и только восхищаться их красотой. Курносый аккуратный нос в сочетании с пухлыми губами, маленькими ушами придавали Коту не только созвучную с одноимённым питомцем кличку, но и даже внешность, чем-то напоминающую его. Пред заказчиком и Корнеевым не высокий человек предстал в полной амуниции, не хватало только оружия для полной боевой готовности.

- Дэлфи — продолжал Корень — это наши уши, глаза, и чутьё. Он прирождённый снайпер, но тяжёлые пулемёты, типа М60, в его руках не опаснее, чем конфета в руках младенца. Глаз — алмаз! Разведчик из него тоже отличный, но на вышке этого парня никем не заменить.

Кличку Дэлфи взял себе сам, ещё с детства. Рос он в посёлке не далеко от города, поэтому к трудностям жизни привык ещё там. Жил он ещё, когда не было ни газа, ни электричества, приходилось постоянно что-то изобретать, в надежде комфортно прожить очередной день, оттого голова работает в правильном направлении — смекалки не занимать. Семья его не сказать, чтоб шиковала. Деньги? На хлеб хватало и то хорошо.

Парень сам по себе бойкий юноша, защитить себя сможет, товарищу спину прикроет в нужный момент. Дрался часто, от этого, наверное, лицо выглядело всегда помятым. Носовая перегородка искривлена после точного удара одного из противников, причём не так давно, к счастью на дыхательную систему сей факт не повлиял. Ещё один признак драчливости Дэлфи оказался заметен, когда тот не нарочно улыбнулся во время разговора о нём. Правый верхний клык и нижний правый центральный зуб отсутствовали на своих местах. Его улыбка без них смотрелась забавно со стороны. Нос горбинкой или шнобелем, как некоторые называют, с такой улыбкой невольно заставляли открывать рот от смеха. Ему только не хватало больших ушей, которые торчали бы по бокам. Правда, когда он не улыбался как китайский болванчик, его коричневые глаза наполняли грустью каждую частичку его взгляда.

- А это Гром. Наша мощь. Владеет винтовками, пулемётами, очень большими пистолетами, типа "Пустынный орёл" пятидесятого калибра. Он очень хорошо держит оборону, когда отступаем, прикрывает наши спины. В конце концов, он может просто голыми руками медведя завалить!

Гром как раз из тех, про которых можно сказать одним единственным словом — скала. Этот, воистину, здоровый во всех смыслах человек при первом же виде внушал некое опасение, боязнь врагам и в то же время чувство полной сохранности «своим» людям. Даже самые отъявленные отморозки, ходящие толпами, никогда не полезут на такого бугая, разве что их будет около двадцати человек народу. Его чрезмерно серьёзное лицо. Его шрам, бегущий прямой линией через правый глаз синего как море цвета, параллельно прямому носу, брал начало где-то с макушки. Его кисти с обратной стороны ладони, также гладкими не являющиеся, — одни порезы вперемешку с зашитыми ранами. И, в конце концов, его лысая голова, на макушке которой виднелась непонятная картинка — татуировка, разглядеть которую было просто невозможно из-за роста человека. Два с лишним метра мышц, мощи, силы.

Всю жизнь он мечтал служить государству, страдая детской манией героизма. В итоге, поработав несколько лет на одной из военных частей, дослужился до звания «Капитан», после чего подал в отставку по собственному желанию, ввиду полной «Скукотище на работе». Удовлетворения не получил, потому решил попробовать податься в наёмнике, где жизнь, как он думал, кипела. Однако тут его ждало тоже разочарование: несколько неопасных заданий, всего пара перестрелок, но и их хватило, для окончательного решения «Остаться здесь». Вдобавок ко всему, Гром впервые встретил настоящих друзей, готовых прикрывать спину не только потому, что так требует контракт.

- Так что с выбором вы не прогадали (а то Антонов сам не знал)! Ребят вы выбрали что надо, но их услуги не бесплатны, также как и мои. — Толсто намекнул на сделку Корнеев.

- За это не волнуйтесь. — Пресёк Антонов — Мы люди чести, и про договор не забываем. Но у меня ещё один вопрос. А какова ваша специализация, помимо командования небольшой группой? Винтовки, ножи, пистолеты, может гранаты? Всё что нужно могу достать.

- Ха, ха. — Засмеялся Корень — А вам этого не достаточно? Попробуйте держать их в кулаке, думаете это просто? Но скажем так, я тактик, а они нет, без моих планов эти парни давно лежали бы в могилах. Работать в одиночку они могут, но команду делаю я. Одно неверное движение, один не верный шаг и всё! Нет человека — нет команды. Так что моя помощь так же бесценна, как и каждого из этих бойцов. Вдобавок ко всему я закалён в боях, вместе с этими парнями. — Корнеев показал рукой на стоящих рядом бойцов. А про оружие, я больше предпочитаю свой модернизированный мною Калашников.

- Я всего лишь спросил, не надо так близко принимать к сердцу. Но если что, обращайтесь. Достану любое оружие, кроме ядерного, конечно.

- Вы думаете, оно у меня есть? — Усмехнулся над фразой про сердце Сергей.

- Ладно, не надо болтовни. Пойдемте, дорогие мои, подпишем договор. Уверен, у вас ещё есть вопросы ко мне как к работодателю.

Антонов, не спеша, побрёл в сторону гниющего штаба командования. Бойцы последовали за ним.

* * *

- В зону? Мы отправимся в зону? — Удивлялся Гром. — Ты не предупреждал нас о таком масштабном событии.

- Он — нет. — Вмешался Дэлфи. — Кварц говорил нам, когда посылал нас сюда.

- Кварц говорил вам что-то об этом спонтанном задании? — Спросил Сергей.

- Да говорил. Более того, он не приказывал, он просил нас наняться на эту афёру.

- Шикарно. Мне Кварц сказал, что он сам толком ничего не знает о деле. Добавил лишь имя заказчика, точнее фамилию, больше ничего.

- Как бы там ни было, ребятки. У нас приказ, так что если хотите заработать не плохие деньги, то лучше молчать и соглашаться. — Произнёс Кот с неким цинизмом.

В комнату вошёл Антонов с бумагами в руке.

- Контракты готовы. Оговорим суть сделки. Так что, присядьте и, ради бога, не перебивайте меня. Просто слушайте, все вопросы потом.

"Первое. Вы выбраны в первую очередь, как опытные люди — сталкеры знающие законы зоны. Мне необходимо донести послание одному военному. Разумеется, не обойдётся без жертв, так что убивать придётся в любом случае. Полный список заданий находиться здесь — в этой папке. Провалить задания просто невозможно, по одной не сложной причине, каждое ваше действие уже расписано по секундам, вам нужно лишь следовать инструкциям независимо от погоды и ситуации.

Второе. В зоне сейчас полный беспорядок, потому что нет такого количества военных, контролирующих численность населения зоны, как раньше, когда вся песня только началась, так что приготовьтесь, как следует. Мне не нужны ваши потери. Да и вам они не к чему.

Третье. Чтобы ни случилось действовать по инструкции, лист заданий также будет выслан вам на КМК через три дня. Телефон свой я пришлю главному. Связываться только в крайнем случае.

Теперь читайте задания, принуждать к подписи я не стану. Решайте сами".

Антонов удалился, улыбаясь. Мы принялись внимательно изучать аспекты дела.

* * *

- В общем, так, дорогие мои. Мы отправляемся в зону отчуждения. Нас как, военную разведку пропустят через парадный вход со всеми почестями. Наш заказчик большая шишка и договорился со всеми. Так что ступайте домой проверьте снаряжение, оружие и, самое главное, здоровье. Сходите к врачу, я не хочу, чтобы кто-то в моём отряде помер от воспаления лёгких или прочей ерунды. Всем всё понятно? — Корнеев облокотился двумя руками на стол.

- Серый, а тебе не кажется странной вся эта ситуация.

- Какая ситуация, Дэлф.

- С ни того, ни с сего, к нам приходит добрый дядька и, обещая кучу бабок, предлагает практически выполненную, просчитанную до мелочей работу.

- Кажется. Только когда кажется…

- Да, да, да. Перекреститься нужно, но ты понял, о чём я. — Перебил Дэлфи.

- А что я могу сделать. Он же предоставил выбор, мог и не соглашаться, в конце концов.

- Мог, только он слукавил, по-моему. В общем, чёрт с ним, но не нравятся мне такие резкие повороты.

Внимательно прочитав инструкцию, Кот и Дэлфи окружили Корнеева. — Да мы наёмные убийцы, получается! Судя по описанию, наша жертва будет беспомощна, да и плюс ко всему в капкане. Мы не станем убивать безоружного противника.

- Я же сказал, кто убьёт.

- Как знаешь, Серый, но не переборщи.

- Ну, если быть точным, Кот, то сталкеры уже смертники сами по себе, опять же, судя по описанию, так что мы их не убьём, а поможем им.

- Освободи меня от своих мыслей, Корень. — Попросил Гром.

- Хорошо. Тогда всем удачи. Ровно через три дня, на этом самом месте, чтобы все были как один.

- Тогда бывай, босс. — Крикнул Дэлфи.

Глава третья. Признаки жизни

Я начал потихоньку просыпаться. Уже чувствуется лёгкий сквознячок, шуршание сухой травы и блеклые солнечные лучи, пусть не много, но всё же согревали меня. Над моим телом кругами летали пятеро воронов, ожидая, видимо, моей кончины, а заодно свой обед. Глаза еле видели окружающее пространство, голова болела так, будто по ней проехался многотонный каток, причём не один раз. Повернув шею, я заметил много сухих облезлых деревьев, их ветки дарили моим ногам тень, корни, пропахавшие всю землю, отнимали комфорт у спины. Лежать в таком положении весьма неудобно. Боль сковывала меня: ноги не понимали точных команд мозга, руки словно отсутствовали на месте. Пока я пытался открыть глаза пошире и хоть как-то попасть в горизонтальное положение, ко мне кто-то начал приближаться. Их шаги с каждой секундой становились всё отчётливее. Совсем скоро на место моего отдыха подошло двое неизвестных.

- Слышь, Кислый, смотри, что у нас тут! Военный! И как ты тут оказался волк позорный? — Судя по всему, он обращался ко мне, а не к дружку, но разговаривать в данный момент я не мог.

- Оппа, и, правда, зелёный упырь. Давай его порешим, а барахло заберём себе. У него, вон глянь, экипировка какая! Не то, что наши убогие телогрейки, которые даже от Макарова с дальней дистанции не спасут.

Голос одного из бандитов сиплый и пропитый насквозь. Другой, в свою очередь, сопровождал речь сильным кашлем курильщика. С каждым предложением его лёгкие будто рвались наружу вместе с воздухом. Последнее было крайне не приятным, так как мародёр стоял прямо надо мной: каждый кашель отправлял слюни на моё лицо. Рот, значит, прикрывать не учили.

- Погоди немного, Кислый. — Остановил его курильщик. — Порешить всегда успеем. Ты что, забыл? Сегодня же Батый забег устраивает с такими же отбросами как он. Если этот дохляк военный, то это значит что он быстро бегает, а значит, на него можно поставить, а соответственно срубить деньжат, лёгких до безобразия. От мёртвого пользы мало, только вонять будет.

- О блин, дело толкаешь. Ладно, тогда бей его по башке, пусть проспится до вечера! А то орать будет, дружки ещё на помощь прибегут. По одному же не ходят, шакалы.

- На себя посмотри, Кислый. Всё ты ноешь и ноешь, пора делом заняться. Давай, бей по голове, только не перестарайся. Мёртвые не бегают. — Засмеялся сиплый мародёр.

- О! Это мы можем. Сейчас, достану агрегат! Хе-хе.

Последняя фраза мне определённо не понравилась, оставалось лишь последние пять секунд надеяться, что капитан или ребята рядом и спасут меня от удара по больной голове. Сам я был беспомощен как младенец в своей колыбели перед убийцей с ножом, плюс ко всему конечности трещали по швам, не слушаясь своего хозяина. Глаза отказывались выдавать чёткую картинку, вместо которой я видел нечто расплывчатое и непонятное. Работали на ура только мои уши, но против удара по голове от них проку мало. Сопротивляться этим двоим в таком состоянии не мог, я бы и минуты не выдержал, хотя попытаться можно, но толку об этом говорить, если даже встать, не падая, нельзя. Оценивая своё незавидное положение, я не стал ничего вытворять, продолжая ждать моих напарников по оружию. Но, увы, все мои надежды рухнули с ударом тупым предметом. Что со мной делали дальше, уже не знаю.

* * *

Я очнулся в каком-то деревянном домишке. Через мгновение понял, что мои конечности в норме, а ещё через мгновение осознал — на мне остались лишь майка да трусы. Холод давал о себе знать. «Слава богу, что хоть ими побрезговали», — подумал я. В такой одёжке мне долго не протянуть, учитывая такую погоду. Всё ещё ничего, но вот ногам без ботинок совсем плохо. Этот противный сквозняк заставил меня сидя сжаться калачиком и обнять свои колени. Продрогший до нитки, я не знал чего ждать в следующую секунду: своей смерти, допроса или может даже помилования. Мне было страшно, так как не знал где, зачем и почему я здесь. Мои глаза, наконец-то, стали различать чёткие грани между вещами. Расплывчатость, держащая меня в неведении, исчезла. Однако головную боль по-прежнему не унять, оттого туго соображал.

Рядом со мною лежало ещё пятеро человек, никого из них я раньше в глаза никогда не видел. Четверо изрядно потрёпанны дракой, но дышали бодро. А вот последнему бедолаге, повезло, похоже, меньше всех. Рядом с его телом земля пропиталась кровью, да так, что почва просто не могла больше принимать последнюю в свои недра. Судя по всему увиденному, это была его кровь. Мне стало ещё холоднее, дыхание участилось, сердце, буквально, начало отбивать чечётку в груди, пульс зашкаливал. Что я мог сделать? Да ничего. Никогда не попадая в столь неприятные ситуации, никогда не сможешь выполнить даже элементарные правила, написанные для таких случаев, это как раз про меня. И кому нужны правила, если не можешь им следовать?

Оглядевшись по сторонам, мне стало понятно, что ничего хорошего нас не ждёт. Эта старая, ветхая, прогнившая насквозь деревянная изба, где нас держали как диких псов, в которой даже окна оказались заколоченными, да так, что ни одна капелька света не проникала внутрь, трещала по швам. Такие строили лет пятьдесят назад. Пол давно сгнил, а то на чём лежали шестеро пленников, являлось сырой землёй, так что подхватить воспаление лёгких, на худой конец тяжёлую простуду, было делом не хитрым. Крыша почти вся похожа на решето, она, как раз, служила единственным источником света. Нам ещё повезло поспать без дождя, иначе я, в одних трусах, долго бы не протянул.

Я сидел и думал, что делать дальше, да вот только больная голова в сочетании со страхом сделать этого как следует, не давали. Меня отвлёк голос одного из тех мародёров, силой притащивших в эту будку. Тот самый пропитый голос Кислого.

- Слышь, Батый! Один уже оклемался. Вояка, который! Пусть сидит или к тебе его подогнать?

С улицы я услышал слегка сиплый, но в тоже время грозный голос. Он навеивал страх и отвращение одновременно, опять же, учитывая данную ситуацию.

- Тащи его сюда! Не часто к нам такие птицы захаживают. Будет интересно с ним перетереть.

Он открыл дверь, после чего резко подбежал и схватил меня за шкирку, надорвав последнюю майку. Даже камушка не оказалось под рукой для сдачи моему врагу.

- Слушай только по голове не надо бить. Я сам пойду, не тронь меня, скотина. — Глаза выдавали мои страхи, горло пересохло.

- Не кипишуй, ты нам здоровенький нужен! Ха-ха-ха. А за скотину я тебе лично пинков навешаю. Ненавижу вас, военщина позорная, была бы воля всех вас и близко к границам не подпускал.

Выбором тут не пахло, пришлось подчиниться и идти за мародером. Я, наконец-то, вышел из этого прогнившего домика. Блеклые лучи солнца пытались ослепить мои глаза, но тщетно, их яркости едва хватало на освещение земли. Пройдя немного дальше, увидел то, чему не поверил с первого раза. На улице стояла осень, хотя точно помню, что перед тем как отключился в том злополучном лесу, на дворе гуляло лето, обильно поливая нас теплом и пением птиц. А что здесь? Некоторые деревья давно сбросили свои наряды листву, некоторые всё ещё готовились стряхнуть с себя лишний вес, приготовившись к переменам. Хутор аккуратно, как забором, был прикрыт небольшим леском, лишь слегка возвышаясь на равнине. Несколько человек следили, наставив дула своих орудий, дабы я не натворил глупостей. Ведь шёл без связанных рук, к ноге не прикреплена тяжёлая цепь с ядром.

Заброшенный участок земли — все мои ощущения на тот момент, пока меня вели к Батыю. Повсюду одна и та же жёлтая трава, почти развалившиеся дома, старая прогнившая деревянная калитка, отделяющая территории, прикреплённые к избам, и добрый десяток бандитов с ружьями, автоматами и прочими смертоносными огнестрельными вещицами на перевес. Эту местность я точно нигде не видел раньше, и время суток или сезон здесь были не причём. Только разруха и гниль. Бандиты очень удачно дополняют такую атмосферу своим присутствием. Сразу за разваливающейся калиткой стояло около трёх кривых берёз, трёх дубов и несколько вечно зелёных елей. Если присмотреться, то дальше можно увидеть начало леса, так далеко и, в то же время, близко.

Я шёл спереди, сзади меня брёл Кислый со старым охотничьим ружьём в моей военной каске, контролируя каждое движение пленника.

- Не жмёт головной убор? — Дерзко спросил я.

- А ты у нас, типа, герой — геморрой? — Засмеялся недруг. — Повернись.

Стоило мне выполнить приказ, Рука Кислого тут же устремилась мне в живот, но как человек не раз попадающий в драки, успел её перехватить и вывернуть за спину. Пока бандиты думали, я хладнокровно сломал незадачливому боксёру два пальца: указательный и средний. На меня посмотрело каждое оружие на клочке бандитской территории.

- На колени упал! Быстро. — Закричал кто-то из наблюдавших за короткой дракой.

Снова, что я мог сделать? Пришлось подчиниться. Кислый, словно сорвавшийся с цепи голодный пёс, озверел, решил отомстить за свой же промах. Ярость овладела этим человеком, лицо покраснело, глаза не видели никого кроме меня.

- На колени, сука! Ты либо совсем ошалел? — На этот раз я вновь почувствовал себя бессильным, и отпор дать не смог. Кислый со всего размаха ударил меня по лицу с ноги. Слава богу, носком, а не пяткой, иначе прощай моя красота, челюсть и зубы. — Заходи, сука, тебя Батый ждёт!

Я встал, глотая пыль и свою кровь, посмотрел на своего обидчика и удивился. На его лице мне показался страх, возможно, неуверенность. Даже когда он что-нибудь говорил, Кислый всё время повышал голос, а это самый первый признак неуверенности в себе. Из всего десятка бандитов Кислый выглядел наиболее жалко. Его лицо корчило непонятные физиономии, как только он делал что-то неправильное, незаконное, например, когда бил меня. Сам он был худощав, роста не большого, да и по натуре был прост как три копейки. Синие глаза вечно бегали из стороны в сторону, не зная, где остановится. Губы сухие и узкие, нос кривой, причём, достаточно сильно. Наверняка от кого-нибудь получил по нему за дерзость или оскорбления, в любом случае, за дело, причём совсем недавно.

- Что вылупился? Ещё хочешь? Могу устроить! — Лицо покосилось на бок, глаза вовсе заметались как метеоры. Он оскалился и прикусил нижнюю губу, вытащил зубы как зверь, который не знал, что делать.

Я ничего не ответил, повернулся и побрёл к входу в гнилой сарай Батыя. Батый, кажется, хочет последовать хорошему уроку истории.

* * *

Я вошёл в сарай, скрипящая дверь выдала моё присутствие. Прямо передо мной стояли двое здоровенных мужиков с обрезами на руках. Оба одеты в чёрно-серые балахоны, капюшоны которых скрывали лица здоровяков. На ногах обыкновенные спортивные штаны, обшитые чем-то ещё, и кроссовки известной всем фирмы.

В сарае оказалось теплее, что меня порадовало, я наконец-то почувствовал не холод. В метре от амбалов стояла старая фляга, в которой горел не сильный огонь, прямо над ней большая дырка в потолке, видимо для вентиляции. До вечера было ещё где-то часа полтора и свет обильно освещал весь сарай через это отверстие. Чуть дальше, в самом конце комнаты, виднелась дверь, за которой, наверное, и сидел вожак этого стада, именно стада, никак не стаи.

Вдруг один из Амбалов заговорил. — Батый за дверью, на которую ты пялишься, не тормози, он тебя ждёт, а ждать он не любит!

Не удивительно. — Подумал я.

К двери ноги шли не спеша, страха уже не было как такового, лишь призрение и осознание того, что от меня ничего не зависело, а девиз момента был таков: Что будет, то будет. Правда, инстинкт самосохранения всё равно не давал мне расслабиться ни на секунду.

Я уже у двери, рука медленно открывает её, ещё секунда и я внутри с главарём диких псов лицом к лицу. В комнатке оказалось темновато, лица начальника не разглядел.

- А, это ты, вояка. Проходи не стесняйся. Я хочу извинится за нелепый случай с Кислым, он больной идиот, но верен, потому до сих пор жив.

Присел на стул, не отводя от тёмной фигуры глаз.

- Вот мне интересно. — Продолжал Батый. — Как ты тут оказался. Каким тебя Макаром к нам занесло? До военной базы тут не близко, наёмники тоже, бог знает, сколько времени не появлялись, непонятно. Вертушек тут уже как полгода не было, про десант или спецназ я вообще молчу! Просто расскажи, ты должно быть разведчик? Наводку на нас делаешь, а? — Батый насмехался.

- Я не знаю, что произошло. Шёл один патрулём по лесу, потом небольшое землетрясение и моя голова почувствовала адскую боль, меня скрутило. В этот момент я хотел застрелиться, боль была просто невыносимой. Вот и всё, больше рассказывать нечего. — Я медленно протёр глаза грязной ладонью.

- Видимо не такая уж и непереносимая, раз выжил. Ну, да ладно, что ещё расскажешь?

- Конечно. Вспомнил. Ваши тугодумы огрели меня по голове, теперь я тут, выслушиваю всякую чушь.

- Ты не боишься меня, но боишься смерти. А это уважаемый, одно и то же.

- А кто не боится чёрной суки с косой в руке?

- В любом случае я скажу так: какая интересная и захватывающая история. Ты думаешь, я поверю в эту байку? Патрулём? Один? В лесу? На Рембо, поганое моё брехло, ты не похож. Допустим, даже если ты ходил один. Ну, вот ответь мне, зачем ходить патрулю, в составе одного человека, так далеко от своей границы? Да вы метр боитесь в сторону зоны пройти, не говоря уже о патруле, волки позорные. — Милость сменилась на гнев. — С кем ты тут ошивался? Скажи по-хорошему и я тебя отпущу на все четыре стороны.

Решил промолчать, не выдавая своих. Я надеялся, что мои товарищи по оружию ещё живы, просто лежали где-нибудь в отключке и их не нашли. А мне повезло меньше, тем более не хотелось становиться предателем, поэтому просто молчал, соблюдая этот закон чести. Этот юношеский героизм мог бы меня убить, но Батый оказался не таким истериком как Кислый.

- Молчишь? Вы, наверное, скоты, под выброс попали, поделом, всех остальных уже наверняка собаки растащили, поделом! Ничего, тебе тоже недолго осталось! Кислый. — Тихо произнёс имя Батый. Затем, разозлившись, крикнул во весь голос. — Кислый! Твою мать!

Мародёр вошёл в комнатку.

- Уведи эту скотину подальше в лес и убей.

На лице Кислого я увидел улыбку. Ему неимоверно хотелось убрать меня из жизни за свои сломанные пальцы. Однако спустя какие-то секунды Батый разочаровал его. Довольная улыбка уступила место злости.

- Хотя, погоди, скоро игра. Пусть лучше готовится к смерти! Пробежится по лесу, напоследок. — Смех проводил меня до выхода.

Эти реплики меня, если честно, напугали. Сначала в лесу убить, теперь готовиться к бегу по лесу, дурдом. Местность я знал очень плохо, поэтому мог себе представить что угодно, начиная от голодных, бродящих здесь волков до простых крыс, которые жрут всё что найдут или кого найдут. И что случилось с моими товарищами? Никто не знал кроме них и господа Бога. Но ещё одно, странное слово, произнесённое Батыем, — выброс, заставило задуматься.

- Выброс? Что это такое и почему мы под него попали? — Промелькнуло в голове.

Кислый погнал меня обратно, в гнилой домик, словно корову с луга.

Снова я очутился в сырой, гнилой избе, правда, на этот раз тут уже никто не спал. Все пятеро, оклемавшись, прибывали в сознании и даже переговаривались между собой. Когда меня затолкали во внутрь, все смотрели так, как будто увидели пришельца, а не простого человека.

- О, ещё одного загребли! Скоро нас всех порешат, эх сучьё поганое, а я ещё так жить хочу! — Раздосадовано сказал незнакомец.

- Да заткнись, нытик, ещё тебя на расстрел не повели, а ты уже смерть готов принять. Ты кто такой будешь? — Спросил второй пленник.

- Я Прибоев, или нет, Прибой.

Рыжеволосый дядька посмотрел на меня. Ему, казалось, было всё равно, что произойдёт в следующую минуту. Словно смерился с ожидаемой участью. Жёлтая от зубов улыбка, бегающие карие глаза, порез вдоль разбитого носа говорили: без боя этот человек не сдавался. С чем смерился тогда?

- Отлично, Прибой. Раз уж мы тут все оказались… — Он выглядел более уверенно чем его друзья по несчастью. — Я Сорока, там Скворец сидит в углу, тот, что в крови весь это Орёл. Надеюсь он сможет выкарабкаться. Ворон сидит сзади тебя, а это, — показал рукой Сорока, — моя правая рука, Сокол. Наш отряд называется Птицы, по большей части из-за кличек, но нам нравится и так. Мы вольные люди, как птицы.

- Это, конечно, всё хорошо. Но как вас, здоровенных мужиков, смогли поймать, ладно я….

- Мы ходили в рейд. Шли долго, в конце концов, остановились на привал возле оврага, тот, что за лесом сразу идёт. Каждый из нас стоял на стрёме по полтора часа, затем шла смена караула. Самым последним стоял Орёл, в этот самый момент на нас напали. Орёл орал, как мог, чтобы предупредить нас об опасности. Двое из нас встали, а ещё двое спали сном младенца, пока я их расталкивал, Сокол побежал на помощь Орлу, но было поздно, мой коллега уже лежал в крови и без сознания. На Сокола наставили дуло автомата, приказав не двигаться, он ничего не смог сделать. Всё произошло так быстро, мы не успели за автоматы схватиться, как нас уже, почти всех, повязали, пришлось сложить оружие, иначе бы они всю команду порешили, твари. А ты как тут оказался? Тоже в спину ударили?

- Пока от боли корчился, взяли. Что-то ты больно весёлый для таких обстоятельств.

- Вот скоты! Пока пулю в лоб не получат не успокоятся, у меня напарника так завалили. — Воскликнул Сокол. — Когда-нибудь найдётся человек, на каждое действие есть противодействие.

Орёл и в правду неважно выглядел, он едва шевелил руками. А когда что-то намеревался сказать, тут же хватался за челюсть и, искривив лицо от боли, отворачивался и смотрел в пол, изредка покачиваясь, как неваляшка. Доля его была не завидной. Все остальные «Птицы» отделались синяками, держались уверенно, не давая загнуться избитому.

Бандиты постоянно говорили, про какую-то игру, но речь точно не шла об игрушечных машинках. Единственное чего я боялся, так это игры на выживание. Помню, как читал одну книжку, там по сюжету бандиты ловили людей, а потом устраивали, чуть ли не гладиаторские бои с их участием. Тому, кто дойдёт до конца, гарантирована свобода, остальным же ничего кроме скромной ямки за двориком, да и, то если повезёт.

Не так много времени прошло, как снова увидел страшную рожу Кислого из-за стены.

- Выходи строиться! Сейчас мы вас информировать будем. — Посмеялся бандит подобно стереотипному смеху гиены.

Все как один встали, пришлось помочь Орлу подняться на ноги, и вышли.

Как только мы вышли нас тут же взяли под прицел, стоило, кому-нибудь дёрнуться и бедняга сразу получил бы пулю. Нас поставили в одну шеренгу как каких-то проституток на панели, дальше нам завязали глаза. Затем последовал удар в живот и мне надели наручники, я был на сто, нет на двести пятьдесят, процентов уверен, что всю эту грязную работу выполнял один и тот же человек, Кислый. Мне хотелось как следует дать ему по дыхалу, а как только отдышится дать ещё раз, да ещё сильнее. Через пять минут всех повели куда-то в неизвестном направлении. Кочки под ногами, заменяли зрение.

Через десять минут нас остановили и развязали глаза. Из-за наших спин величественно вышел Батый — фермер своей бесплодной земли, вожак недобитого стада.

- Ну что товарищи, готовы к забегу навстречу вашей жизни? … Молчите? Ну, молчите, молчите, кому-то из вас ещё долго молчать придётся. Но сначала важное объявление!

Он подошёл к Орлу и положил ему руку на плечо. Состряпав грустную физиономию, продолжил.

- Вам не повезло, а может, повезло. Мне жаль, что на вас никто ничего не поставил, поэтому вы дисквалифицированы.

Батый смеялся как ребёнок, для него человеческая жизнь ничего, ровным счётом, не стоила, сам он руки пачкать не привык, поэтому заставлял делать всю грязную работу своих шестёрок. В этот самый момент, после монолога Батыя, Сорока понял, что сейчас потеряет своего друга и напарника. Что может сделать человек в наручниках? Опять, ничего, этот факт резал без ножа.

- Кислый! Действуй! — Легко отдал приказ, подобно тому, как Пугачев бросил платок, перерезать тонкую нить жизни Орла.

Шестёрка тут же достала пистолет и новую полную обойму.

- Стой! Не надо! — Закричал Сорока — Он сможет! Дай ему шанс, умоляю!

Кислый уже зарядил пистолет и без спешки наводил его на голову Орла. Все напарники просто умоляли Батыя прекратить. Они кричали, как беспомощная птица, у которой из гнезда выпал птенец, она также ничего не могла сделать как они. Кот медленно подобрался к маленькому птенчику и, играясь с ним, задушил его. Кислый навёл дуло пистолета на лоб Орла и медленно, издевательски спустил курок. Кровь бедного человека попала на каждого, кто стоял рядом, кроме палача. Тот удачно прикрылся рукой, после чего вытер рукав о траву.

Птицы взлетели с деревьев, те, в свою очередь, отдали честь своим поклоном, и гробовая тишина снова взяла всё под контроль. Ребята стояли ошеломленные, они просто окаменели. Тело Орла начало остывать, кровь в его жилах замедлялась с каждой секундой. Я никогда не видел смерть так близко. Она ещё страшнее, чем думал раньше. Капля крови стекла с моего лба, пробежалась по носу и упала на землю, так закончилась жизнь человека.

- Гнида! Я тебя порву, сука! — Очень злобно прокричал Сокол.

- Если выживешь! — Добавил Батый. — А теперь правила! Забег вы начнёте отсюда. Впереди вас ждут смерть и глухой лес, финиш будет у высокого дуба ближе к концу леса. Те, кто добегут, будут отпущены на свободу, остальные будут уже мертвы. Вы должны бежать не останавливаясь, кто остановится, того застрелят на месте, побежите назад, вас также застрелят. Вопросы есть?

Ухмыляющаяся рожа, осматривала нас с ног до головы. Ехидная улыбка как у шакала, толстощёкий с выжженными бровями и ресницами, один разбитый глаз, зрение в котором пропало уже давно. Каково было наблюдать, как эта тварь распоряжается твоей жизнью.

Перспектива светила не самая лучшая, вдобавок я стоял, замерзая, в одних трусах и майке. Босиком бежать по лесу дело проблематичное, тем более по незнакомой местности. Я ещё просто не знал чего стоит бояться: ловушек, которых, наверняка, бандюги понаставили на каждом шагу, или того, что они просто выстрелят в спину. Но я ошибся к сожалению.

* * *

- Готовьтесь, господа! Кислый, выстрелишь вверх по моей команде! А вы, товарищи, по этому выстрелу стартуете! — Улыбка не сползала с гнусного лица Батыя.

С каждого из нас сняли наручники, кроме покойного Орла.

- Снимите с него наручники, дайте душе покой обрести, пожалуйста. — Попросил на повышенном тоне Сорока.

- Кислый, сними! — Великодушно кинул Батый, будто делая одолжение.

Бандит нехотя подошёл к телу убитого и с искорёженной физиономией от недовольства провернул ключ на наручниках.

Оставались секунды до старта, устроенного каким-то ненормальным. Нервы на пределе, с каждой секундой всё становиться только хуже. Каждое движение резко бросается в глаза. Либо я, либо меня. Каждый сам за себя, команды больше нет, есть только ты и они. Так думал я — человек, знавший о подобных вещах только по фильмам.

- На старт! — Продолжая смеяться над нашей беспомощностью, продолжил Батый. — Кислый, пуляй!

Кислый поднял руку вверх, громкий выстрел дал начало забегу. Гонка за жизнью началась, пятеро мужиков побежали по предложенному маршруту.

Я рванул вперёд, изредка оглядываясь по бокам, чтобы посмотреть как дела у моих коллег по несчастью. По началу ноги ещё не чувствовали землю, это было от страха, но чем дальше я убегал от логова зла, тем сильнее ощущал каждое соприкосновение с землёй. Мы забегали всё дальше, и я понял, как эти чёртовы мародёры будут контролировать нас, каждое наше движение. По бокам каньона, на самых высоких позициях, стояли бандиты, они отлично видели каждого бегущего. У всех смотрителей на руках красовалась снайперская винтовка с блестящим на блеклом солнце прицелом. Они стояли до самого финиша через каждые тридцать метров, потешаясь над каждым из нас. Пленники забежали в небольшой каньон, котлован, в самом низу которого хозяйничал небольшой лесок. Начало положено.

Теперь боялся не бандитов с пушками, хотя кого я обманываю, они заставляли мою голову при каждой возможности поворачиваться назад, вверх, по бокам, теперь я боялся неизвестности, медленно наблюдающей, терпеливо ждущей на каждом метре пути. Чего ждать от этой "пробежки", непонятно. Нам приходилось оббегать деревья, низкие кустарники, мешающиеся под босыми ногами, но это всё такая ерунда по сравнению с тем, что ждало нас впереди.

* * *

Мы уже пробежали метров сто, ребята держались бодро, никто из них ещё не думал уставать. Я также усталости не чувствовал, но стопы начали ощущать землю вместе с болью, каждая заноза отдавалась мне прямо в сердце. Мельком затронув взглядом, заметил окровавленные куски мяса вместо ног. Каждая ветка умудрялась впиваться в плоть, словно пиявка, благо инстинкт самосохранения не позволял мне останавливаться из-за такой мелочи.

Впереди я заметил странную вещь. Воздух будто раскалился, он вибрировал и отчётливо давал о себе знать. Сравнимо это только с очень жарким летом в бетонном городе, где горячий асфальт плавит атмосферу. Испытывать судьбу, особенно в такой ситуации, было бы глупо, я просто повернул в сторону и оббежал сие странное место, что там могло быть, какая дрянь или ловушка знает только всевидящий. Я посмотрел в бок, в надежде, что моему примеру последовали сзади бегущие. На моих глазах творец нарисовал страшную картину.

Ворон, бегущий параллельно со мной, ни с того, ни с сего остановился и схватился за горло. Падая на пол, он как будто задыхался, хотя ещё секунд пять назад он бежал, даже не дыша ртом. Я попытался свернуть, подбегая к бедняге, но пуля просвистела рядом с ногами, после чего попала в землю, наверное, это меня спасло. Подобраться близко к умирающему человеку было уже просто нельзя, меня просматривали снайперы. Вдобавок ко всему, из-под земли неожиданно вырвались мощнейшие языки пламени, окружая несчастного. Словно мухоловка закрывала пасть, поглощая попавшую в ловушку жертву, только приманки не было — сам забежал. Каждый такой огонёк мог, наверное, испепелить человека на месте. Я побоялся подходить ещё ближе, так как сам мог оказаться на месте бедолаги, попавшего в смертоносный капкан.

Ворон поднял голову и вместо лица я узрел нечто ужасное. Его глаза будто испарились, их просто не было. Вместо последних — два чёрных отверстия, говорящие о боли человека. Нос, буквально, на моих глазах обуглился, почти сразу отвалившись, превращаясь в полёте в пепел, он, в свою очередь, развеялся ветром, не долетая до раскалённой земли, тоже самое произошло с ушами. Губ не было, вместо таковых я увидел его челюсть с чернеющими зубами. От рук и ног остались одни чёрные обугленные куски. Одежда быстро догорала. Ведь были же случаи самосожжения в истории, так вот этот момент напоминал мне её, так как он всё ещё жил, пытался дышать. И это самое ужасное — чувствовать такую боль. Добивающим моего бывшего сокамерника стало следующее: его шея рассыпалась в пепел, а голова покатилась в обратном от меня направлении и через мгновение рассыпалась в прах, как трухлявая доска в тысячеградусной температуре. Всё это произошло настолько быстро, но в то же время так мучительно и жестоко. Страх, наращивая обороты, охватил всё моё тело и разум, ноги то и дело подкашивались на каждом повороте. Я бил себя руками по лицу, говорил себе, что всё увиденное это бред, дурацкий фокус какого-нибудь больного иллюзиониста, в конце концов, но бредом, увы, было лишь то, что я бубнил себе под нос.

Нас осталось уже четверо, препятствий впереди я не видел, но буквально на ровном месте ещё одна «Птица» получила удар от судьбы в спину. Старый ржавый капкан, такие ставят на медведей или любого другого крупного зверя, но таковых сейчас не делают, этот был советского производства. Крик Скворца был слышен повсюду, разжать капкан уже не хватало сил, а подбежать к нему казалось сложной задачей. Сорока обернулся на крик, позвал Сокола. Не знаю, как, но они вернулись назад, добежали до раненой «птицы». Вместе они вытащили ногу из коварной ловушки, но бегун из Скворца стал плохой. Бандиты отвлеклись от своих дел. Тут же засвистели пули, первая угодила в дерево, у которого хромал Скворец, вторая в ногу и без того раненого человека.

- Беги, Сокол! Беги! Я его не оставлю. — Сорока продолжал тащить на себе товарища.

- Оставь, Сорока, расстреляют же! Беги, сказал! — Прокричал Скворец.

Оба побежали под сопровождение косых выстрелов мародеров.

Скупая мужская слеза прокатилась по щеке Скворца. Он увидел как его напарники, оборачиваясь, попрощались с ним. Но бандиты не дали ему умереть быстро. Очередные послышались выстрелы, одна за другой пуля пробила ему ту же ногу, затем другую, если Скворец ещё стоял на ногах, то теперь он упал на колени. Следующие две пули пробили ему живот, он начал захлёбываться в собственной крови. Подняв голову вверх, расправив руки, как птица в свой последний полёт, он, наконец, получил свой успокоительный свинец. Человек упал на живот, и теперь его роль была действительно сыграна. Эта смерть очень не оправданна, он мог бежать, пусть не так быстро как минуту назад, но они должны были дать ему возможность продолжить.

Мы уже оставили позади около трёхсот метров, мои ноги начали сдавать. Мне чувствовалось настолько страшно, что дрожь в коленках ощущалась на каждом метре. Мои стопы, кажется, пройдя критическую отметку, почувствовали боль, каждая царапина, каждая мозоль умоляла меня остановиться. Но я понимал, что как только дам слабину, меня также бесцеремонно расстреляют. Если дать передышку, то бежать уже не смогу, а значит, мои шансы выжить приравниваются к нулю автоматически. Моя, пропитанная грязью и кровью Орла, майка порвалась окончательно о торчащий сук в тот момент, когда я пробегал мимо очередного куста. Она затянулась у меня на шее как петля и потащила меня назад, но тут по счастливой, наверное, случайности очередная пуля порвала майку позади плеч и, вздохнув полной грудью, снова побежал вперёд.

В живых осталось уже трое, шансы на жизнь таили как наши силы, как лёд в сорокаградусную жару на твоих руках. Сорока, командир «Птиц», бежал впереди всех и уверенно. Чуть позади меня бежал Сокол. Он как будто следил за нашими действиями и если что случится, то он тут же был готов оббежать нас или помочь, надеюсь, что второе.

Сорока бежал, не оглядываясь, но на следующем шаге он почувствовал тягу. Его тащило вперёд слишком быстро, он понял, в чём дело, но остановиться уже не мог. Удержаться за какую-нибудь палку не получилось. Результат получался плачевным. Как маленький ураган, вихревой поток швырял Сороку из стороны в сторону. Сначала его лицо прошлось по кустарникам, затем жесткий удар о дерево сбил его дыхание. Я побежал в его направлении, чтобы помочь, но меня крикнул Сокол.

- Ему уже не поможешь! Спрячься за деревом, чтобы тебя не видели снайперы! Когда я заору, побежишь со всех ног вперёд, слышишь?! Вперёд побежишь!

Я сделал так, как сказал Сокол, спрятался за какой-то толстой сухой берёзой или тополем, и начал выжидать, чего только, не понятно.

В это время Сороку начало поднимать вверх и раскручивать по часовой стрелке. Он хриплым голосом закричал.

- Вы добежите, слышишь, добежите! Тут немного до дуба осталось! Ты только слушай Сокола, и вы обязательно доберётесь! Сокол прости меня, подвёл!

Сокол угнетённо посмотрел вверх. Он приложил руку к виску, как это делают военные, когда отдают честь старшему по званию, и попрощался с командиром. Спустя мгновение Сороку разорвало на куски. Его руки и ноги разлетелись по всем сторонам, часть внутренностей оказалось на мне, остальную часть разбросало по округе. Мне стало плохо и ещё, ещё страшнее. Что это было? Как это произошло? И почему это произошло?

- Беги! — Закричал Сокол, не давая мне прийти в чувство.

Как только мы вылезли из прикрытий, по нам открыли огонь. Пули свистели и над головой и под ногами, земля вспахивалась под действием мощных патронов снайперских винтовок. Пришлось бежать прямо по месту, где разорвало Сороку. Почти на всех кустах и, близь лежащих, деревьях висели внутренности бедолаги командира. Чуть дальше я наткнулся на его голову, такого вы не увидели бы даже в самом страшном кинофильме. Но цель была уже так близка, так что ноги бежали на автомате, но стоило дать передышку, как они остановились бы на ближайшие сутки. «Ещё чуть-чуть» — С этой мыслью я бежал оставшиеся метры.

Весь в крови с ног до головы. Глаза забились красной жидкостью — видеть я стал хуже. Ноги теперь испытывали адскую боль помимо очень сильной усталости. Каждая частичка моего тела хотела остановиться, сесть и полежать, но упрямый ум заставлял работать организм на полную катушку, вытесняя все соблазны. Правда была и одна радость во всём этом аду, моя голова перестала болеть, или просто забыл о ней.

Ещё пятьдесят метров и всё. Передо мной появился тот самый дуб, о котором говорил сволочь Батый. Сокол бежал параллельно со мной.

- Да! Мы это сделали! Слышишь? Сделали! — Прокричал бегущий человек.

- Откуда ты знаешь, что они нас отпустят, а не пристрелят у этого дуба? — запыхавшись, ответил на реплику.

- Просто знаю и всё.

Мы подошли к дубу, дотронулись до него и, наконец, остановились. Плюхнувшись на пятую точку, обнял ноги, ведь теперь я мог себе это позволить. Мне было страшно и холодно, своих задних конечностей не чувствовал, руки нервно тёрли их кожу. Сокол продолжал стоять словно вкопанный, он ждал свой час, свою секунду.

- Теперь, всё, набегались. Ты живой? — Спросил Сокол.

На последнего из отряда тяжело смотреть. Глаза грустно разглядывали гнилые листья, разум всё ещё пытался осознать случившееся, не принимая во внимание тот факт, что всё, как мне казалось, закончилось.

- А каковы признаки? Я себя таким не чувствую.

- Я не знаю, наверное, то, что ты дышишь. Хотя….

Смерть ужаснее, чем я думал. — Я кричал, ругался… — За, что они нас так? Чем мы помешали этим сукиным детям?! Просто объясни!

Сокол промолчал.

Я трясся как заяц перед забоем. Ничего не хотел, только полежать и скорее забыть про передрягу в лесу, уйти подальше от этого места. Но такое не забывается, к сожалению, никогда. Этот груз будет лежать на моей душе до самой последней секунды жизни, до самого последнего вздоха.

* * *

Сидел десять или двадцать минут в полнейшей тишине. Ни ветерка, ни карканья повсеместных ворон, Сокол продолжал стоять, едва слышно дыша. Мне всё казалось ужасно плохим, как будто всю радость вытянули из моей души, заменив на горечь, страх.

Из-за деревьев показался Батый вместе с тремя бандитами. Он шёл как, всегда не спеша, а на его лице растянулась улыбка. Лопоухость, нос картошкой в сочетании с этим выражением радости предавали морде бандита некоторую тупость. Со стороны, ещё какой-то час назад, это лицо вызвало у меня смех в вперемешку с жалостью — самым отвратительным чувством, но не сейчас. Вокруг ног местного начальника крутилась его шестёрка, Кислый, ещё более жалкий, отвратительный тип. Я всё ещё держал в голове, как он хладнокровно застрелил Орла, поэтому сдерживал каждую свою эмоцию, чтобы не лезть на рожон. Не в той я ситуации.

Сокол не обращал никакого внимания на обидчиков. Я толкнул его локтём в бок, но тот даже не повернул голову.

- Сокол. — Нервничая, прошептал я, продолжая толкать его. — Слышишь? Они идут, хоть бы всё уже закончилось и нас отпустили, слышишь Сокол?

Выживший не реагировал, я уже подумал о самом плохом, но к счастью, он глубоко вздохнул, дав знать, что всё с ним хорошо.

Представьте себе двух беспомощных людей, которые играют в русскую рулетку с судьбой. Ведь всё зависело от настроения Батыя, игра шла по его правилам, он их придумал и мог поменять в любой момент как заблагорассудиться. Через двадцать четыре секунды Батый со своими подопечными уже стоял возле меня.

Злобный смех унижал нас. — Грязный военный и птица удачи на фоне большого дуба! ХА-ХА-ХА! Прямо картина Репина! Я вас поздравляю! Вы только что вырвали из лап смерти свои жалкие жизни, вы теперь свободны, спасибо за игру! Больше мне не попадайтесь, не то застрелю на месте. Парни уходим!

Враги развернулись к нам спиной. Сокол, неожиданно для каждого, встал, и ринулся на троицу со звериным оскалом, вооружившись большими кулаками. Я не успел подумать, зачем он это сделал, как трое вооружённых скотов уже лежали у его ног. Первый попавшийся под его лёгкую руку сразу получил перелом шеи. Второй аккуратно подставил под удар ноги голову, а затем в живот с правой, после такого налёта бандит стал не опаснее маленькой мышки. Кислый побежал всей массой, не успев достать оружие из-за поломанных мною пальцев, на Сокола, но тот быстро сориентировался и уклонился от атаки. В этот самый момент проворный мужик вытащил из его кобуры пистолет и выстрелил Кислому в затылок. Батый не ожидал такого поворота, как и я. Сокол наставил пистолет на лежащего, корчащегося от боли, бандита, и выстрелил в его грудь три раза. Затем очередь дошла до главного злодея. Всё произошло за какие-то три — четыре секунды, Батый не успел выхватить пистолет, как сам оказался на мушке.

Блестяще, просто блестяще. Другие слова подобрать весьма сложно в данной ситуации. Мой сокамерник играючи расправился с вооружёнными мародёрами, не оставляя ни единого шанса на выживание. Он поступил правильно, но что дальше. Скорее всего, на выстрелы сбежится всё стадо диких зверей.

- Ты поможешь нам выйти из этого леса! Ты, сука, брехло, нас тут же застрелят, как только выйдем с этой точки! Думаешь, я не увидел твоих шестёрок дальше за дубом? Теперь ты у меня попался, сволочь! Это единственное место, которое не простреливается твоими снайперами! Ты очень сильно просчитался!

Ярость не оставляла Сокола.

- Прибой! Возьми оружие с трупов! — Кинул громко напарник. — А ты, сын шакала, иди сюда!

Батый со страхом подошёл к Соколу. Бандит трясся словно кролик, когда того берут за уши. Сокамерник Сокол, недолго думая, ударил уголовника пистолетом в живот и тут же обезоружил его.

- Слышишь, Прибой. — Сказал мне Сокол, отдыхиваясь. — Я иду с этим ничтожеством вперёд, ты сзади, только сильно не отставай. Понял?

Я снял верхнюю одежду с трупов, чтобы одеться самому, не в той ситуации, брезговать. Теперь стало не так холодно, разодранные до мяса ноги получили долгожданную защиту. На мне сидели спортивные штаны, на размер больше моих ног, кроссовки и довольно увесистая куртка. Соколу одежда была не нужна, у него, во время налёта, спёрли только броню, а верх решили оставить вместе с ботинками. Снял кобуру для пистолета вместе с ним. Очень кстати оказалась СМГ, закинутая за плечи у одного из мёртвых бандитов.

Я кивнул головой, тем самым показал готовность. Мы двинулись в сторону бешеных псов.

Сокол оказался прав, на выходе из леса стоял добрый десяток мародёров с ружьями, автоматами, дубинками и ножами. Ждали они точно не Батыя, так как тот собирался уходить в противоположном направлении. Мой новый товарищ держал дуло пистолета у виска их главаря. Не один из бандитов не решался показать свою храбрость перед лицом начальника. Я шёл рядышком с СМГ — компактным пистолетом-пулемётом и обыкновенным пистолетом в позаимствованной кобуре. Мы шли медленно и не торопясь, каждое резкое движение могло спровоцировать заварушку, а это нам на руку никак не играло. Вдвоём против десятка врагов на открытой местности мы бы не продержались и секунды, даже не смотря на мою точную стрельбу и акробатские способности напарника.

Сокол снова заговорил с Батыем, на этот раз шёпотом, с необходимым хладнокровием. — Скажи своим гаврикам, пусть идут к вам на базу, то есть в противоположную от нас сторону. Только пусть быстро идут, не оглядываясь. Мы тебя отпустим, как только дойдём до нужного места.

Батый явно переживал за свою шкуру и сделал бы всё, чтобы выжить. Такой большой при «своих» и такой маленький при опасности.

Он ответил. — Где гарантии, что вы меня отпустите?

Сокол впервые улыбнулся за последние несколько часов, правда, со злобой. — Гарантии? Для тебя никаких гарантий нет, также как и для нас, когда мы были мышами, бегущими на запах сыра, в твоей игре. У тебя нет выбора. Я просто скажу одну фразу тебе. — Сокамерник плюнул на ботинки заложника, вздохнул, затем продолжил. — Я своё слово держу в отличие от тебя! И к тому же пистолет аккуратно прилегает к твоему виску.

Батыю этого хватило, он сразу приказал своим идти восвояси. Мы пошли дальше, оглядываясь по сторонам. Я прикрывал сзади, Сокол гнал вперёд, чуть ли не пинками подгоняя бандита. Постепенно, шаг за шагом, мы вышли из каньона. Впереди возвышался холм, покрытый жёлто-серой травой. Создавалось впечатление, будто она растёт сразу такого цвета. Трава находилась здесь повсюду, везде полу гнилая, мрачного одинакового цвета. Среди мрачного пейзажа, на фоне облачного неба одно дерево грустило, возвышаясь над нами, забирая последние лучи солнца уходящего дня.

- Нам туда. — Сказал Сокол и протянул руку в сторону одинокого растения.

Мы поднялись вверх к этому дереву, там же остановились. Сокол басом приказал Батыю лечь лицом вниз на траву и с руками за головой. Бандит всей своей тушей, повинуясь, примял мёртвую траву.

Я посмотрел на Сокола. Он не из робкого десятка — это среднего роста лысый мужик, которого трудно было свалить с ног. Внешность у него приятна: аккуратный нос, пухлые губы, серо-зелёные глаза, глядевшие на врага с осторожностью и призрением, не очень густые брови, рассечённый прикладом лоб. Судя по тому, как он повалил тех троих, он точно проходил службу в войсках, а глядя на комплекцию, в десантуре. На виске справа красовался рваный шрам, неумело зашитая владельцем рана, скорее всего от пули.

Сокол достал обойму, проверил, сколько там патронов. Я всё ещё держал на мушке Батыя, попутно посматривая вниз.

- Ты свободен! — С дерзостью кинул последний человек из отряда Птиц. Он зарядил пистолет и выстрелил сначала в правую ногу, затем в левую ногу Батыя. — Это, на память тебе, а теперь ползи отсюда, гнида!

Батый кричал и визжал как свинья. Кровь первые секунды хлыстала во все стороны. Мародёр пополз вперёд, кидая проклятия, ругая нас, на чём свет стоит. Кровь потихоньку успокаивалась и за собой, побеждённый главарь преступной группировки, оставлял уже не такие яркие следы как сразу после ранения.

- Лезь! Лезь вперёд, а то пристрелю! — Продолжал Сокол, размахивая оружием.

Я не ожидал таких резких действий, методов со стороны бывшего сокамерника, но мне понравилась его последняя фраза и то, как он обошёлся с бандитской рожей. Отпустить Батыя просто так было бы слишком вежливо. Обещание своё сдержал и с этим не поспоришь.

- Ну что, Прибой, время разбегаться, ты в одну сторону, я в другую, бывай! — Сокол убрал оружие.

- Постой! Куда мне идти, я здесь впервые в своей жизни, и что мне делать дальше я тоже не знаю. — Нервничая, сказал я.

- А как ты тогда у бандитов оказался.

- Я военный. — С этими словами рука Сокола потянулась за пистолетом. И разговор пошёл на повышенных тонах.

- Ты что делаешь, Сокол? — Тихо спросил я.

- Твою ж мать, ты нас всех повяжешь, вертушки, наверное, уже за тобой летят. И кто прибудет, простые военные или спецназовцы? Ждёшь, пока я до базы тебя доведу, потом хвать!

- Постой, что ты несёшь, я не понимаю! Выслушай меня и всё поймёшь, если поверишь! — Я опустил СМГ и дал понять орущему человеку, что не хочу причинить никому боль, но обстановка по-прежнему стояла напряжённой.

В руках у меня всё ещё был пулемёт, потому Сокол не торопился выдёргивать пистолет из кобуры. Обстановка накалилась и он понимал, что я буду обороняться как только почувствую опасность. Руки у меня ещё тряслись после «Игры», но попасть с метров десяти по цели точно бы смог.

Я начал рассказывать в красках о том, как мы шли патрулем по лесу, не далеко от базы, потом вдруг странное землетрясение и всё. Дальше обрыв памяти, разговор двух мародёров и снова обрыв памяти.

Сокол покачал головой после моего недолгого рассказа и спросил. — Но военная база находится очень далеко отсюда. Километров десять, если не двадцать, от этого дерева. — Сокол провёл рукой по своей лысине. — Интересно получается, а где очнулся, после выброса? И как ты выжил тогда, если это действительно был выброс.

- Выброса? Какого, ещё чёрт подери выброса? Что бы это ни было, местность разглядеть не смог, я даже не видел лиц, которые меня грабили. Голова у меня болела весь божий день, а как кости ломало после долгого сна, я вообще молчу!

Сокол успокаивался и убрал пальцы от кобуры. Мне тоже стало легче от этого жеста, не спеша, перекинул своё новое оружие за плечо.

- Выброса не было уже неделю и это странно, ты же всего один вечер был в плену у бандитов. Хотя знаешь, есть у меня знакомый. Он любит исследовать аномальные выпады зоны. Раз ты ничего не знаешь и не из этих краёв, то пошли я тебя провожу, времени теперь у меня много, к сожалению. А как дойдём до места, там ребят помянем.

Соколу было больно, хотя внешне он это сильно скрывал. Единственный из отряда птиц, кто остался в живых. Все четверо ребят погибли ни за что, и от этого душе становилось ещё хуже. Пятерых друзей разлучила вечность на фоне тёмного проклятого леса. Я был жив и это единственное, что радовало меня последние полчаса. Признаки жизни, я подавал признаки жизни, дыша и чувствуя свежий ветер, дующий мне прямо в лицо. В это время над нами пролетел сокол, красивый и вольный, он прокричал нам что-то своё и улетел прочь. Сокол грустно улыбнулся, и мы двинулись вперёд, к дому человека, который мог бы объяснить, по его словам, даже самые странные вещи.

Глава четвёртая. Лес

Время не спеша, близилось к ночи. Нам необходимо было где-нибудь расположиться и отдохнуть. Ноги всё ещё давали о себе знать, стоило мне лишь слегка надавить своим весом. Как мигалка у милицейской машины, боль то затухала, то разгоралась со страшной силой. Всё это терпимо, гораздо больше я боялся не собственного подпорченного здоровья, боялся ночи, точнее даже не её, а того, что в себе она будет нести, того, что нас снова настигнут какие-нибудь мародеры или ещё кто похуже. Вид у меня не спокойный, в то время как у Сокола лицо выглядело каменным и не выдавало ни единой эмоции. Может оно и к лучшему, думал я, может так и нужно.

Вокруг нашей скромной компании расстилалось небольшое поле и ничего больше. На закате жёлтая трава выдавала оранжевый цвет, серая — наоборот темнела, превращаясь в черные пятна на поле. А редкий ветерок придавал изящности этому пейзажу, нанося свои не видимые, но для настоящего ценителя, ощутимые краски. Наконец, за очередным бугорком я заметил первые деревья. Из тишины раздался голос Сокола.

- Остановимся около берёзы, мы там часто вставали на якорь. Метров через шестьдесят будем на месте. Вот только как нам с тобой разжечь огоньку? Палатку то я поставлю, а с огнём прям таки беда!

Да без спичек трудновато добывать огонь, все мои армейские шмотки остались у бандитов, там бы я точно нашёл бы пару спичек и чиркашь. Но вещи находились далеко у врагов, а мы здесь, необходимо включать смекалку, главное собраться. Шел, молча, смотрел по сторонам. С одной стороны, где-то вдалеке, двигались слабо различимые человеческие образы, с другой — бегали четырехпалые стаи, собак, наверное.

* * *

Мы уже подходили к лесу, как вдруг странный шелест кустов в метрах пяти — шести от нас. Страх, он всё ещё давил на меня всем своим весом, я подпрыгивал от каждого шороха, хватался за оружие, нервничая, проглатывал слюну. Сокол огляделся, вытащил пистолет, ничего не говоря, медленно прокрался вперёд.

- Давай за мной, только аккуратно и не шелести особо. — Посоветовал мой гид, осмотрев странный кустарник.

Просто невозмутимый человек, спокойный, рассудительный, думает, прежде чем делать. Он только что на своих глазах потерял, наверное, лучших своих друзей, тем не менее, продолжал вести себя так, как будто ничего не происходило. В чём секрет?

Я кивнул. Мои руки вцепились в пулемёт как голодный зверь в кусок мяса. Что там впереди, может безобидный олень, а может медведь или, ещё хуже, очередная свора бандитов, кажется, последние мерещились мне на каждом шагу, как ночной кошмар, плотно засевший в моей голове. В любом случае нужно пробираться вперёд, ведь солнце уже закатилось за ближайший холм, лишь его остаточные лучи блекло освещали нам путь. Совсем немного времени пройдёт, после чего эти лучи пропадут, как и его источник за горизонтом, мы останемся одни наедине с тёмным лесом, ощущая холодною ночь, чувствуя замёрзшие пальцы полу босых ног. Мои глаза закрывались сами по себе. Ладони, так усиленно зажавшие СМГ, потели, от чего мёрзли с каждой минутой всё больше. Чем ближе мы подходили к месту, где слышал шорох, тем сильнее мои руки сжимали оружие, тем холоднее мне становилось.

- Наверное, никого тут нет. — Еле слышно пробормотал Сокол — Быть может, почудилось тебе, после сегодняшних событий это не удивительно. А может, кабанчик редкий пробежал.

Последнее предложение напарник выдал будто шутку, только вот никто её не понял кроме самого шутника, да и смеяться, особо, здесь некому.

Эта шутливость меня успокоила, но ненадолго, ещё один куст содрогнулся, на этот раз уже дальше. Туда я не пойду — говорила каждая клетка моего тела. Ещё один шелест, чуть дальше, правда, на этом все посторонние шорохи иссякли, больше никто нас не беспокоил. После последнего постороннего звука я ходил как заведённый около тридцати минут. Сокол смотрел на меня словно перед ним этакий дурачок, незнающий, что необходимо делать. Ещё бы, не часто увидишь напуганного до мозга костей военного, держащегося за своё оружие, как за последнюю соломинку. Мы прошли ещё 30 шагов, затем, к счастью, остановились у огромной берёзы. Её столб мог укрыть от любых ненастий, а если соорудить палатку плюс костёр развести рядом, то будет очень хорошо для всех, кто там находится, даже сильный дождь не сможет испортить идиллию тишины и спокойствия. Выглядело это растение весьма не типично для своего вида. Очень большое, больше напоминающее вековой дуб, полусухое, но в тоже время такое живое, красивое, прекрасное.

- Кидаемся здесь. Разумеется, до утра. — Сокол скинул оружие и показал рукой в сторону густых кустарников. — Ты пока сходи за те кусты нарви листвы и, если остались, забери прямые палки. Они где-то там валяются, если нет — наломай, твёрдых таких, для кровати, а я за дровами схожу. Надеюсь, удачно.

- А как костёр, будем жечь?

- Пока ещё не совсем темно, что-нибудь придумаю, твоё дело палки. — Указал Сокол.

Сокол ушёл за близь стоящие ели. Я нехотя побрёл в обратном от него направлении. Самое интересное было в том, что эти деревья стояли в один ряд и напоминали что-то вроде забора. Так же аккуратно как кустарники, растущие рядышком, за которые вышел я. Словно кто-то специально сажал здесь ростки аккуратно в один ряд для своих неизвестных целей. Пройдя около пяти — десяти метров, наткнулся на целую кипу палок: твёрдые, длинные, полный ассортимент, в общем. Однако, к моему удивлению, листвы лежало не очень много, осенью. Уже давно сгнивший навоз, нежели свежий, опавший будущий перегной с деревьев. На кустарниках и деревьях ничего дельного, кроме сухих веток, не висело. Пришлось брать всё то, что дала мать природа и идти назад, к месту стоянки.

Как только я подошёл к берёзе с полными всяким добром руками, из-за тех же, елей напротив выбежал довольный Сокол.

- Ты не поверишь, но хоть тут Бог нам помог! — Прокричал он мне, задыхаясь от пробежки.

В руках он держал старый рюкзак явно не первой свежести. Он, весь покрытый землёй, таил что-то в себе, выглядел громоздко и увесисто. И смотря на выражения лица Сокола, там было то, о чём мы мечтали последние двадцать минут. Счастливчик кинул мне портфель под ноги. Я открыл, чуть не поломав хрупкий замок, и не поверил собственным глазам, там лежало пять консервированных банок с надписью тушёнка, полтора литровая бутылка с водой и половинка буханки чёрного ржаного хлеба в полиэтиленовом пакете, из которого выкачали весь воздух. Пошарив по боковым карманам, я нашёл спички и немного бумаги. Похоже, что, действительно, Бог есть. Конечно, он и до этого момента был, просто так говорится.

- Мы его спрятали с парнями совсем недавно, спички ещё не отсырели, бумага тоже не мокрая.

- Земля влажная, а портфель сухой. — Поинтересовался я. — Зачем вы его прятали?

- Ах да. Ты же… Впрочем, какая разница. Главное от голода мучиться не будем. Надо разжечь костёр и погреется, ветер всё холоднее и холоднее. — Убедительно сказал Сокол.

Ночь прибирала все окрестности в свои тёмные руки, но теперь я её не боялся. Сокол развёл костер, и стало светло как три часа назад. Страх того, что на нас нападут снова, всё равно присутствовал, но уже был не так силён. Мой друг достал хлеб и две банки тушёнки.

- Ешь. — Он протянул мне консервы, предварительно отломав кусочек хлеба. — Завтра ещё идти часа четыре, в лучшем случае, если ничего не случится. Вставать придётся рано. Я тебя разбужу около пяти утра, в это время начнёт светать. Как раз все ловушки видны будут, и мы без особых, надеюсь, проблем пройдём этот лес. И ещё ….

Сокол потянулся в рюкзак за водой. Пока он пил я с нетерпением ждал продолжения предложения. Он казался мне таким сильным, а главное умелым мужиком, который сможет выжить в любой гнилой ситуации. Сокол пил медленно и не много, экономил воду. Когда закончил, то продолжил свой монолог.

- Если вдруг тебе приспичит по большому или по маленькому, то не вздумай далеко уходить. Не издавай громких звуков, а если кого-то заметишь, стой на месте и не шевелись и, по возможности, не дыши. Понял?

- Да, но к чему такая осторожность? — Спросил, я, не подумав.

- К чему? — Сокол разозлился. — Ты знаешь, сколько ребят так погибло? Ах, да, ты же не местный, законов тоже местных не знаешь. Так вот, запоминай, здесь каждая тварь, каждый куст таит в себе опасность сравнимую с той, в которой мы сегодня побывали. В этом, отделившемся от всего мира, месте происходит такое, о чём ты даже в книгах не почитаешь. Не корчь из себя дурачка и всё будет путём. Ты же военный, в конце концов, должен понимать, что если что-то говорят сделать, значит для чего-то это нужно.

- Да! — Возмутился я. — Я не знаю, что тут происходит и творится, я вообще не понимаю, почему я отрубался летом, а проснулся осенью, или, что тут сейчас за сезон. Я не понимаю, откуда бандиты взялись в том районе, где меня взяли. И я не понимаю, что вы были за отряд, в какие это рейды вы ходили, и что, в конце концов, такое выброс? Я ничего не понимаю!

- Что-то ты слишком раскричался, дружок. На пол тона пониже. И не груби.

- Извини, нервы. — Я понял, что зря выплеснул эмоции на человека, спасшего мою жизнь.

- Держи их при себе. У меня, знаешь ли, тоже нервы, боюсь по более твоих будут. Завтра узнаешь что почём. А сейчас давай сделаем себе кровать, чтобы не заработать воспаление лёгких ночью.

Пока мы спорили, стало совсем темно. Кровать смастерили быстро, мягкой она, конечно, не стала, но на одну ночь сойдёт и такая лежанка. Сразу после сбора, Сокол разжёг костёр. Дров хватило бы ещё часа на два, затем пришлось бы искать новые, делать этого, бродя по незнакомому лесу глухой ночью, не хотелось. Костёр жадно кушал всю предложенную древесину, не придираясь. Он словно лучик надежды, пробившийся сквозь беспросветную тьму, согрел меня, после чего очень нежно уложил спать в тепле, с как будто включенной лампочкой, как в детстве.

* * *

Время около часа ночи, Сокол спит как убитый, изредка посапывая. Вокруг настоящая природная тишина. Наш костёр почти угас, редко показывая из-за серого пепла свои язычки, правда, осталось пара дровишек, и я поспешил положить их на остывающие угли. Подул, после чего почти сразу огонь разгорелся с новой силой, пусть ненадолго, но всё, же часик или полчаса будет давать свет и тепло уютному местечку. Ветра уже не ощущал, даже редким сквознячком не пахло, эта таинственная тишь. Такого ещё ни разу не видел, точнее не слышал. Мой напарник иногда выдавал какие-то непонятные слова, видимо снился ему не самый хороший сон. Эти слова он произносил то с иронией, то со злобой и ненавистью, слава богу, этого разговора во время сна оказалось не много.

Мне спать не хотелось, уж слишком много случилось за полтора дня, эмоции били через край. Пусть не по своей воле, но я спал достаточно много времени, благодаря метким ударам по голове. Каждую минуту в памяти отдавались моменты смерти каждого из Птиц, то, как они умирали медленно и мучительно. Но самое непонятное было не как, а от чего наступала смерть. Один из отряда сгорел заживо, ещё одного разорвало на куски неизвестно чем, третьему повезло, кажется, больше всех. Боль, конечно, ужасна, но смерть оказалось не такой страшной, как у первых двух бедняг. Человек всегда боится того, чего не понимает.

Вдруг практически со всех сторон послышались шаги, причём каждый из этих звуков бежал. Кто или что бы это ни были, но они бежали по бокам от меня за плотными кустами, по центру, словно окружая нас. Я медленно и беззвучно подошёл к кровати и взял, отобранную у бандитов, СМГ, достал обойму, проверил свои двадцать восемь пуль и сжал покрепче, дабы не выпала от неожиданности. Шелест листьев прекратился на мгновение, затем снова разошелся по окрестности. "Может звери? — подумал я — Да какая разница, чем бы это ни было, главное, чтобы оно сюда не дошло". Я лёг на кровать с оружием в руках. Неожиданно, Сокол резко дёрнулся, затем перевернулся с одного бока на другой и что-то громко выкрикнул, продолжая спать. Произошло всё настолько быстро, что мои нервы не выдержали, я испугался, и указательный палец автоматически нажал на курок. Сокол как сумасшедший вскочил с веток от столь громкого, по местным меркам, выстрела.

- Что за ерунда? Кто стрелял? Кто стрелял?! — Его взгляд опустился на рукав свитера правой руки. — Твою ж мать, Прибой! Ты совсем, что ли умом тронулся? Какого рожна ты махаешь пушкой направо и налево, да ещё по мне стреляешь, да ещё ночью в глухом лесу, в зоне! Ну, теперь готовься, парнишка!

Сокол потянулся за пистолетом, мне стало не по себе. Атмосфера спокойствия, царившая до моего нечаянного поступка, улетела вместе с выпущенной пулей, становилось горячее с каждой секундой. Мне уже казалось, что мой напарник готов меня пристрелить, поэтому стоял наготове к любой возможной ситуации. Как я мог думать такое? Ответ очевиден.

Сокол достал пистолет, во мне снова поселился страх обречённости, пересчитал патроны внутри, после чего сказал. — Готовься отстреливаться. Сейчас будет ну очень весело, дружок.

- От кого? — Спросил полу дрожащим голосом.

- Да какая разница, теперь! Как так можно было сделать вообще?

- Я не хотел, честно.

- Ну конечно, честно. Ещё бы ты специально сделал такое.

- Что теперь будет? — Голос слегка охрип от вины.

В этот самый момент раздался собачий лай. Вся стая, бродившая неподалеку, подала сигнал к началу того, что они собирались сделать. Словно почуяв очень вкусный кусок мяса, те рванули вперёд брать наше лежбище. С каждой секундой их лай становился всё отчётливее. Шелест гнилой листвы под лапами неизвестной дикой животины приближался к нам.

Сокол показал на ели. — Познакомься, дикие кабаны. Любят щипать травку, прикусывая глупой человечиной. Готовься драться на смерть, и только после этого извлечёшь урок правил поведения в зоне. — Посмотрел он на меня.

Намёк понятен, но как я смогу извлечь урок, если не выживу в предстоящем смертельном сражении. Сосредоточиться перед лицом неизвестности оказалось сложной задачей. Голова забита не тем чем надо, сердце лихо отплясывало в груди, отдаваясь чуть ли не в ушах.

Со словами Сокола из места, куда напарник показал, рвануло три свиноподобных существа размером с трёх годовалого бычка каждый. Морды у них такие же, как у обыкновенных кабанов, только клыки раз в пять больше, похожие на бивни маленького слонёнка, а вот всё остальное существенно отличалось от оригинала. Первое, что бросилось в глаза, так это их тела. Мощные, здоровые, они могут, сбить человека даже не напрягаясь, а если последний попадёт под этот мини поезд, то пиши, пропало, как минимум лишиться ног на ближайший год или два, вдобавок переломать все рёбра раз плюнуть. Лапы у этих тварей очень перекачены мускулатурой, не удивительно, тащить такую тушу сутки на пролёт. Завершали строение этого существа острые как колья копыта, которыми эти твари, буквально, вкалывались в землю сантиметров на десять. Непонятно, как они могли бегать с такой опорой, но кабаны бежали прямо в нашу сторону словно обезумевшие, залив глаза красной пеленой наживы. Либо мы, либо нас.

- Стреляй им либо в голову, либо по ногам! — Прокричал мне Сокол.

Кажется, что я ещё не понимал происходящего, но бой, не дожидаясь моих соображений, начался. Кабаны уже в пяти метрах от нас, бегут на полной скорости, и только бетонный столб сможет остановить диких тварей. Первые три пули угодили прямо в лоб одному из них. В метрах двух он упал, вспахав землю под своей тушей, после чего я без проблем отстрелил ещё одного также в голову, напарник прищучил последнего. Сокол целился, как я думал, в мёртвых кабанов. Вся компания, как один, встали, потрясли головами и снова побежали в атаку. Я не ожидал такого поворота событий, потому выстрелил очередь из пяти патронов в троицу. Один смог избежать наказания, правда, ненадолго, Сокол добил последнего метким выстрелом, после чего кабаноподобное существо ударилось лбом о дерево, заставив меня отпрыгнуть в сторону.

- Что это за твари? Я ещё таких не видел.

- Не трясись, будь спокойнее. Ты и так два патрона выпустил в молоко, непозволительная роскошь, знаешь ли, при данных обстоятельствах.

Стоял не шевелясь, целясь. В руках крепко сжато оружие.

- Погоди, это ещё не всё. Слышишь, собаки скулят и рычание кабанов? — Спросил товарищ по несчастью.

Уже справа от нас действительно раздавались эти не человеческие звуки. И, кажется, я только что осознал, что именно моя неосторожность привела эту свору зверей к нам, предоставив возможность полакомиться нашим мясом. Наверное, это они пробегали тут, когда я просыпался. Неопытность — залог провала и идиотизма, это первый урок.

Сокол продолжил. — Сейчас они перегрызутся, и на нас выйдет новая порция тварей. Либо слепые псы, либо снова кабаны. Если псы, то нам же хуже. Они ходят по два десятка минимум, свирепы как волки и голодные как медведь после спячки. Если человек попадает на этих собак, то он, как правило, не жилец, в одиночку ему точно не справится. Но мы, то вдвоём, тем более, они понесут некоторые потери, пока будут драться с кабанами.

Как оказалось, те три кабана забежали к нам на огонёк чисто случайно. Желая пожрать нашего мяса, незадачливые звери решили изменить цель, как только завидели людей. Собаки скулили, но продолжали драться с врагами — кабанами. Последние рычали, хрюкали от боли, пытались что-то навязать, однако неповоротливость играла на пользу слабым физически, но юрким псам. Пока свинья поворачивалась, собаки успевали сворой растерзать её тело, победитель стал известен почти сразу.

- Меня это успокоило. — С сарказмом произнёс я фразу. — Сколько у тебя патронов?

- Около четырёх, на трёх псов хватит. Если что пойду с голыми руками, не в первой. А у тебя, сколько пулек будет?

- Двенадцать. — Я считал каждую пулю, понимая, что это за место и, что даже один патрон может сыграть очень важную роль в определённой ситуации.

- Ты главное в голову целься, всегда. Кожа у этих тварей толстая, а когда в ярости, то вообще ничего не чувствуют. И не волнуйся, ты, я смотрю, очень метко стреляешь, надеюсь, дерёшься ты не хуже. Через минуту у нас патронов не останется, а они могут пригодиться в пути. Нужно будет по рассвету найти острый предмет вместо ножа, без него здесь никак!

- Давай сначала отобьёмся, а там видно будет. — Я облокотился ногой на тушку «кабанчика».

- Лучше пусть кабаны идут. Они хоть и здоровые, да не поворотливы, если попрут на пролом можно отпрыгнуть, развернуться не успеют, как тут же получат прикладом по затылку. Готовься, сейчас побегут на нас.

Через несколько секунд Сокол раздосадовано добавил. — Видимо всё-таки псы порвали кабанов, жадные твари. Видимо диких не много, оказалось, слышишь, побежали, всё ближе и ближе ….

Я замер в ожидании. Как выглядит собака, я догадывался, но он называл их слепыми псами. Это прозвище получили из-за повадок или они действительно слепые. В любом случае готов был ко всему. Что это за место — я думал об этом почти каждый раз, как только происходили страшные или странные для меня вещи. Сокол игнорировал любые вопросы, касающиеся этой темы, и мне ничего не оставалась только, как гадать. Собаки подходили всё ближе и ближе, пулемёт уже сидел как влитой, руки к нему настолько привыкли, что уже два килограмма в руках превратились в граммы, курок нажимался легко и свободно, отдача при стрельбе почти не чувствовалась.

Наши лица смотрели уже не на ели, а на побочные кустарники, откуда, как думал Сокол могли побежать слепые собаки. Растительность очень густая, пусть сухая, одна ветка заслоняла собой другую, другая третью и так далее. Увидеть за подобной стеночкой что-то сложно. А если так подумать, то скотина может вырваться откуда угодно: хоть из-за кустов, хоть сзади, из-за дерева, да и напролом, по центру, тоже могли. Собаки подошли вплотную. Послышался очередной громкий лай. После чего дикая стая понеслась к нам, на встречу, как им казалось, к лёгкой добыче.

- Всё. Началось! — В голосе Сокола я услышал агрессию, он готов зубами вцепиться в горло каждой из этих псин.

Секунду спустя я увидел первую особь данного вида.

- Они всё-таки слепые. — Пробормотал я себе под нос.

С виду это были всё те же собаки, метров с десяти не отличишь, но при ближнем рассмотрении очертания становились отчётливее, ужаснее. Туловища у этих кабелей практически лысые, словно у старых плешивых городских дворняг, а если где и была шерсть, то та весела грязными клоками по оставшейся части тела. Псы очень худые на вид, да настолько, что строение костей можно изучать. У большинства собак вместо хвоста висел облезлый обрубок. Морда ничем не отличалась от простой дворняжки, но глаза… Их просто не видно, они постоянно закрыты веками, сросшимися с кожей лица. Судя по всему, эти твари ориентировались по звукам, запахам и чувствительности лап. Кабаны выглядели более страшно, но скоро я ощутил все качества предоставленной нам породы.

Быстрые и ловкие, ничего не боятся. Как только чуют врага, рвутся на пролом через любые препятствия. Даже если это смертоносная ловушка, они, я думаю, полезли бы сквозь неё без всяких осторожностей. Твари брали количеством, так как по одной ничего из себя опасного не представляли. Одна из зверюг открыла пасть и, высунув корявый пожухлый язык, прыгнула на Сокола. Острые серые зубы, что может быть хуже. Словно немецкая овчарка, собака сначала бросалась в область паха, затем добивала противника укусом в лицо. Стоит ли говорить, что останется после такого налёта от мужика? Благо, Сокол огрел промеж глаз бешеного пса, а затем раздавил шею оглушённой жертвы.

- Стреляй! — Сокол занервничал.

Я аккуратно стрелял в собак, пока те ещё бежали в метрах от нас. Их головы разлетались в щепки как куриные яйца после попадания по ним камня. Успел попасть в четыре черепушки, Сокол успел застрелить также четверых, сто процентная точность. Быстро подбирающиеся твари заставили напарника бросить пистолет на землю и вытащил из нашей самодельной кровати первый попавшийся тонкий, по счастливой случайности, острый прут. Собаки пробивались, не смотря ни на потери, ни на собственный инстинкт самосохранения, спасибо, что только с одной стороны.

Я уже не мог стрелять по врагам, они подошли слишком близко, и целиться времени также не хватало. Первый кто налетел на меня, получил жестокий удар прикладом в челюсть, зубов пять или семь выбило с корнем.

- Уже не покусает. — Пробормотал я, добивая ногами тушу.

Вторая скотина получила от меня подарочек в виде вытянутой ноги, удар пришёлся псине прямо в живот. Та упала, и я нанёс три или четыре удара всё тем же прикладом по голове. Крови оказалось больше чем в том злополучном каньоне, череп буйного мутанта превратился в кашу.

В это время Сокол орудовал своей жалкой палочкой. Он не переставал меня удивлять. Даже такая тоненькая и хрупкая веточка превратилась в самое настоящее орудие смерти в его умелых руках. Он то и дело протыкал глотку каждой, летевшей на него, твари, зрелище было ещё то. Увы, ветка осталась в горле очередного пса, Сокол лишился «холодного оружия». Правда, это его ни сколько не смутило. Ещё два пса кинулись одновременно. Напарник буквально, поймал их на лету и со всей силы столкнул их головы друг о друга. После этого Сокол добил их своими не маленькими мощными кулаками, разбивая морды убогих.

Я продолжал отбиваться при помощи отбойного молотка в виде пулемёта, каждая тварь получала свою порцию боли.

- Каждой твари по харе! — С этими словами Сокол повернулся в мою сторону и стал мне помогать.

Мы били их уже на автомате, руки отяжелели, каждый удар отдавался мне не хуже чем псам. Казалось, что этим скотам нет конца, но, к счастью, ещё одна собака и всё, бой закончился в нашу пользу. Я повернулся к Соколу, чтобы отблагодарить его за помощь, как из-за кустов выбежала ещё одна дичь и вцепилась мне в руку. Каждый зуб, вошедший в кисть, я почувствовал не медля, ощущение, прямо скажу, не из приятных. Товарищ по несчастью тут же сбил с ног бешеного пса и перебил его артерию ногой.

- Ай! Больно же! — Закричал я. — Вот скотина!

- Что же ты так невнимательно опять. Надо обработать рану, иначе худо будет. Покажи.

Сокол порвал куртку на месте ранения и оглядел рану. — Ничего, жить будешь. Орла, царствие ему небесное, похуже кусали.

- Ты меня успокоил.

- Надо оттащить трупы собак, до рассвета ещё долго.

Я оглядел поле боя. Вокруг нас лежало около двадцати мёртвых псов, практически вся земля покрылась кровью, впитывая её как воду. Скулящие твари, оставшиеся в живых, попятились назад. Наконец, до них дошло, кто больше хочет жить. Хорошо, что во время схватки, горел костёр, и было довольно светло, а, учитывая тот факт отсутствия яркого месяца в застланном тучами небе, в темноте мы бы не выжили.

- А они больше не нападут?

- Если не будешь по мне стрелять, то нет. — Ехидно выдал Сокол.

- Обещаю, не буду. — Виновато ответил я.

Мы перетащили трупы к кустам, получилась своеобразная стена из мёртвых собак высотой чуть больше кустарника, который достигал моего паха. На самом деле, для такого новичка как я картина эта страшная, а Сокол, видимо, видел такое далеко не в первый раз, наверняка, не последний.

- Надо идти спать, через два с половиной часа вставать.

- Я уже не знаю, усну или нет. Как-то много событий за один день, меня чуть два раза духи к себе не забрали. Я к такому определённо не привык.

- Ничего, привыкнешь. Тебе нужно выспаться, завтра, точнее сегодня, тебе многое предстоит узнать.

Уже достаточно далеко от нас побитые псы завывали свою песню, прощаясь со своими собратьями.

* * *

- Вставай, Прибой. Нужно идти, время. Прибой, Вставай! — Расталкивая меня из стороны в сторону, будил меня Сокол.

- А? Сейчас, сейчас.

Я встал. Ещё сонный словно муха, не способный нормально соображать. Мне бы только умыться. Больше ничего не нужно, жаль негде. Сокол во всю ходил бодренький и махал руками в разные стороны, делая зарядку. Я также решил выполнить похожие движения в надежде проснуться и хотя бы на миллиметр приоткрыть слипшиеся с кожей веки, увидеть свет таким, какой он есть, а не его помехи.

- Сейчас завтракать не будем, нужно быстрее двигаться через лес, пока видно каждую аномалию. — Сказал Сокол, надевая найденный вечером грязный портфель с провизией.

- Не очень-то хочется.

Поглядев по сторонам, я увидел всё ту же кучу из собачьих трупов, вечно зелёные ели, окончательно потухший костёр и кровавую землю под ногами.

- Вот это мы погуляли вчера. — Впервые улыбнулся Сокол.

- Ага! Здорово накуролесили мы с тобою. Хорошо, что хоть голова не болит.

- Ну что, шутник, пошли. Ещё идти часа три при удачном раскладе. Сейчас пройдём лес, на выходе позавтракаем. Дальше через поле пойдём, оно не большое, такое же как и то, по которому вчера брели. Там рядышком база Свободы. Переведём дух, а дальше только наша цель пути.

- Свобода? Что за Свобода?

- Терпение, всё узнаешь позже. Хотя… чего там, группировка такая. Ну, хватит болтать, некогда.

- А почему ты не можешь рассказать? — Возмущённо спросил я.

- Я могу, вот только рассказываю плохо, легче тебе от этого не станет, поверь, только время терять. Тем более, это не моя работа зелёных обучать, поэтому и веду, тебя куда следует. Да-а — Протянул Сокол. — Занесла тебя не лёгкая. Сидел бы дома ел пряники, пил чай, да просто бы с девчонкой на дискотеку ходил, нет тебя, молодого сюда понесло.

- Да что ты знаешь? Я сам не понимаю, как тут оказался, а ты мне тут запеваешь про пряники с чаем. Я контрактник, служу, где скажут, зарабатываю на хлеб себе. Кто ж знал, что меня на военную базу около Припяти отправят?

- Ладно, проехали. Не будем собачиться.

Я кивнул. Мы пошли через густые кустарники от берёзы. Земля хлюпала под ногами от собачьей крови, мои белые кроссовки ещё ночью прокрасились в тёмно-красный цвет засохшей крови, нижняя часть штанов также была пропитана ею.

Ноги мёрзли. — Сейчас бы носки шерстяные. — Проворчал я.

Глядя на пол, я заметил около шести выбитых острых зубов и вдруг вспомнил об укусе на своей руке. Мне приспичило посмотреть на рану. Моему удивлению не было предела. Рука как по волшебству зажила, не единой царапинки, не говоря о рваных ранах, хотя точно помнил, что одичавшая тварь прокусила кисть как следует, помнил как Сокол порвал куртку, чтобы наложить на ранение. Но на руке ничего не обнаружил, ничего.

- Сокол, подожди, нужно шнурки завязать.

Я быстренько снял кроссовки, вспомнив про стёртые стопы. Удивился ещё больше, они также зажили, неизвестно от чего и почему.

- Чудеса. Такого не бывает. — Шёпотом пробормотал я.

Сокол посмотрел на меня как на дурака. — Ты что, в лотерею выиграл? Улыбаешься как китайский болванчик.

- Лучше!

Реакция сокола оставалась такой же. Настроение, резко поменяло знак, вышло из минуса в плюс, и мокрые мёрзнущие ноги мне уже были нипочём. Мы вышли с места стоянки за растительность, где нам открылась точно такая же картина как несколько метров назад. Трупы диких животных, валявшиеся, кажется, повсюду. Кабаны, собаки, всё вперемешку, крови оказалось в разы больше. Я насчитал около тридцати слепых псов и десять кабанов, разодранных в клочья. Привлёкло меня одно странное существо больше похожее на дикобраза, лежащее рядом с одним из убитых кабанов. Подойдя поближе, я потыкал неопознанный объект близ лежащей палкой, дабы убедиться в его смерти, затем перевернул на спину. Весь в огромных иголках, даже на животе присутствовали, вместо двух положенных органов зрения красовался один, довольно большой для животного размером с домашнего кота, примерно как у человека, только чуть-чуть побольше. А в целом морда как у обыкновенного лесного ежа.

- Сокол, что это такое? Ёж местный?

- Ага. — Безразлично ответил напарник. — Почти. По-моему это, как его… Колобок, точно, Колобок, ну или как там его называют.

- Хм, интересно.

Сокол переместился к дохлой псине, дотронулся до неё, затем перевернул на другой. — Вот тебе пример непрекращающейся никому ненужной войны. Только вместо людей собаки и кабаны, пусть даже мутанты.

- Да ты либо шутишь? Никому не нужной. Если бы не эта, как ты её называешь, война, нас давно бы не было в живых. Стоило им объединиться, а не вспарывать друг другу животы, тогда тут же порвали бы нас, как тузик грелку.

- Да, пожалуй, ты прав, но ведь они воюют. В любом случае, если бы не она, мы бы этих псов не одолели. Ты посмотри, сколько тут их лежит. Ладно, пошли из этого смертоносного жуткого местечка.

Да, страшно представить, что с нами случилось, если бы эти твари друг друга не погрызли как следует. Мы побрели дальше, земля всё также хлюпала под ногами, этот лес нас надолго запомнит. Метр за метром шли осторожно, оглядываясь по сторонам, реагируя на каждый посторонний звук. Пейзаж не менялся, всё те же голые деревья, густые плотно растущие кустарники, ничего нового. Под ногами валялась тлеющая листва, по которой, кстати, ходить приятнее, чем по кровавой грязи. Странный звук остановил нас.

- Стой, впереди аномалия, слышишь, как рвёт? Это наверняка мясорубка. Попадёшь в неё, больше ничего и никогда в своей жизни не увидишь. Видать там что-то органическое рядом лежит, засосать не может.

Чуть ближе к ловушке Сокол показал пальцем на фыркающую стерву. Звук поначалу представлял собой, что-то вроде всасывающего устройства, спустя несколько секунд явление будто выталкивало обратно засосанную вещь, только с ещё большей силой.

- Я ничего не понял, Сокол. Просто скажи, что мне делать и всё.

- Ах да. — В очередной раз загнул своё «Забыл» напарник. — Ладно, тогда. Хорошо, по моей команде, оббегаешь эту ловушку слева. Усёк? — Сокол указательным пальцем прочертил мне маршрут в воздухе.

- Вроде, всё просто. — Я представил себе общую картинку.

- Тогда готовься, раз понял.

Сокол взял маленький камешек с земли и кинул в аномалию. Она как будто чихнула в ответ, примерно как человек — глубоко вздыхая затем, выплёскивая воздух обратно, от чего камень рассыпался в прах. Вокруг этого странного природного явления воздух вибрировал практически также как в том лесу, где погиб Ворон. Но там он испепелился, а здесь уже нечто другое, но не менее опасное. Я, если можно так выразиться, стоял перед лицом неизвестности. Всё это видел впервые в жизни, и от этого становилось ещё интереснее, в то же время страшнее, захватывающе.

- Готов? Остановишься около вот этой берёзки! — Сокол показал указательным пальцем на деревце в трёх метрах от аномалии.

- Так, ты кричишь, я оббегаю слева и останавливаюсь у берёзки, правильно? — Сокол кивнул мне. — Тогда я готов.

- Отлично!

Сокол поднял ещё один камешек. Замахиваясь на аномалию, он прокричал во весь голос. — Пошёл!

Я рванул с места как ракета, по лицу били ветки, попутно приходилось перепрыгивать через корни дерева на земле. В тот момент, когда мне пришлось пробегать напротив этой аномалии, Сокол бросил камень, я почувствовал довольно сильную тягу. Меня засасывало туда потоком втягивающегося во внутрь явления воздуха, но как только камешек достиг эпицентра, от втягивающего эффекта не осталось и следа. На последнем метре моя нога запуталась в куче маленьких, тонких как леска, корней, моё тело упало прямо к берёзке.

- Нормально! — Кричал Сокол по ту сторону аномалии. — Теперь ты будешь бросать камень, а я бежать. Слушай меня внимательно. Возьми камень в руки. Теперь плавно бросай его прямо в мясорубку. Попробуй!

Я поднял с пола булыжник и сделал всё по инструкции Сокола. Аномалия в очередной раз разорвала на куски летящий в неё предмет.

- Да вот так! Теперь не подведи, кидаешь камень, когда я побегу рядом с аномалией, не раньше не позже. Всё, жду твоей команды!

Я сосредоточился на броске. — Была, не была. — Подумал я.

С этой мыслью я прокричал не менее громко чем Сокол. — Беги!

Сокол стартовал, он оказался быстрее, чем я думал, пришлось в срочном порядке кидать булыжник, осторожно, самое главное, точно в центр. Не успел я моргнуть, как со мной уже стоял Напарник, бежавший столь быстро, что у смертоносной ловушки не было, ни единого шанса полакомится телом собрата.

- Вот и всё, а ты боялся.

- Боялся? Да мне уже всё по барабану.

- Нравиться себя успокаивать, успокаивай. — Дерзко ответил Сокол. Ладно, надо идти дальше. А то мы уже полчаса потеряли с этой аномалией.

Мы вновь побрели продолжать тревожить здешний покой.

- А ты не боишься идти по этому лесу? — Спросил я.

- Нет. А чего тут бояться? Кроме аномалий, конечно, да и то намётанному глазу каждую веточку видать издали. Я здесь уже давно, с самого зарождения её величества Зоны. На моих глазах она расцветала, и превратилась в то, чем стала.

- В рифму говоришь. И чем стала эта королева?

- Опасным местом. Она не терпит просчётов и неудач. Каждый из них гарантирует тебе верную смерть. А если бы тебя не взяли бандиты? Что тогда?

- Встал бы да пошёл, обратно на Базу.

- До ближайшей аномалии ты пошёл бы. Я вот до сих пор удивляюсь, как ты пробежал лес, мои опытнейшие напарники не смогли, а ты, счастливый чертяга, новичок, смог.

- Повезло, наверное. Я что похож на того, кто будет останавливаться под дулом пистолета через каждый метр, всматриваясь, нет ли там чего?

- Да не, наверное, а точно! Фортовый ты парень, только один раз тебе не повезло.

- Когда?

- Собака тебя укусила, неожиданно, больно и неприятно. Кстати, как там рука твоя, ты, как я посмотрю, боли вообще не чувствуешь. — Сокол посмотрел на мою болтающуюся без дела руку, якобы покусанную собакой.

- Да заразу не занёс и ладно, заживает по-тихому. — Убрал руку от греха подальше, от лишних вопросов, мучавших меня самого.

- Отлично. Скоро уже выйдем из леса, немного осталось.

Это хорошо. — Мелькнуло у меня в голове.

* * *

Деревья на выходе увеличивались в размерах. Тут уже не стояли маленькие ели или тоненькие берёзки, здесь росли могучие дубы с десятками лет жизни на счету. Словно стражи у ворот те следили за порядком. Эти противные густые кустарники не мешали нам, не заставляя каждый раз их обходить. Земля покрыта по-прежнему гнилой листвой, и самое радостное событие за прошедшее время: взошло солнце. Его лучи с трудом пробивались через верхушки дубов, но всё-таки находили путь, падая мне на лицо.

Сейчас станет немножко теплее. — Пробежало в моих мыслях.

Я смотрел вверх, чтобы искупаться в солнечном душе. Из-за верхушек деревьев появилась другая макушка огненного цвета, она в разы больше, находилась дальше на нашем пути. Метр за метром, шаг за шагом и мы оказались у этого, воистину, величественного дуба. Любому станет понятно, что он растёт здесь уже очень давно. На вид, ему около века от роду. Самый старый и мудрый из всех видел немало, если бы умел разговаривать, рассказал бы много интересного. Каждая вторая веточка дуба обильно покрыта рыжей огненной листвой. Вся эта яркая красочная картина потускнела, как только я посмотрел в подножия этому гиганту.

Мы ещё не успели подойти к гигантскому дереву. Сокол вёл меня тихо, не торопясь, он осматривал каждый метр земли, глядел из стороны в сторону и при каждом удобном случае кидал вперёд нас и по бокам камни. В общем, шли по принципу: Поспешишь, людей насмешишь. Вот и сейчас Сокол остановился, повертел головой, после чего показал правой рукой на великана.

- Смотри, видишь, у дуба искрится свет? — Затем Напарник помолчал, после добавил. — Красота.

- Да, а что это, очередная пакость, подстроенная судьбой?

- Не судьбой, … Зоной. Отведи свой взгляд чуть-чуть вправо.

Я посмотрел по совету Сокола и опять мои глаза увидели смерть. На этот раз там лежал труп человека. Мы подошли метров на семь поближе. На краю вечности спал сорокалетний мужчина. Одет под стать ситуации, в серую одежду, с моей позиции увидеть в какую именно оказалось не просто. Покойный лежал ближе к нам головой, его лицо скрывал грязный капюшон, левая рука аккуратно лежала на груди, а правая, сжимая какую-то вещицу в ладони, — на земле.

- Постой здесь, я сейчас приду. — Попросил Сокол.

Он набрал камней в карманы и зразу направился к мертвецу. Кидая булыжники, он постепенно подобрался к цели. Затем без лишней суеты прощупал карманы на одежде, ещё через минуту, Сокол осторожно снял штаны, камуфляжную куртку. Вся эта процедура мародерства заняла от силы три или четыре минуты. Напарник вышел из-за дуба и подбежал ко мне.

- Значит так, надевай этот наряд. Этот парень умер от выброса, на его лице безнадёжно испорчена физиономия от боли. Лежит уже около недели.

- Спасибо конечно, но ….

- Что ни разу не брал вещи с покойника?

- Ну, как бы нет. Может ….

- Да не переживай ты, всё путём. Ему одежда уже не нужна. Тухлятиной он ещё не воняет. Ты посмотри, у него даже бронежилет целёхонький. Одевай, говорю! — Чуть ли не приказал напарник.

Голос погрубел, и появились приказные нотки. Сорится, мне с ним не хотелось. Раз говорит, наверное, знает, что делает. Соколу я верил всегда от безысходности. У меня, как обычно, выбора не оказалось. Я взял этот «новенький» балахон и одел поверх спортивной куртки. Эта новая одежда оказалась не так проста, как могла показаться. Прямо вовнутрь был вшит какой-то твёрдый материал, видимо для защиты от пуль. АК 47, конечно, он не остановит, а какой-нибудь пистолет Макаров уже не пробьёт. Спортивки, пропитанные кровью мутантов, я снял, так же давно не белые кроссовки. Штаны покойника оказались великоваты. Но ничего, это лучше, чем маленькие. Ботинки на размер больше. Оделся я по последнему писку здешней моды. Бронежилет Сокол надел на себя.

- Потом верну, на базе Свободы. — Усмехнулся Сокол. — Смотри лучше, что я ещё нашёл у нашего мёртвого друга. — Он достал карманный компьютер и непонятную мне вещь. Она похожа на улавливатель низких частот, такие обычно используют при работе с проводами, но у этого что-то было не так. По бокам чёрного корпуса торчали монотонно чёрные проводки, а сзади практически клеем прикреплено нечто вроде усилителя сигнала.

- Что это, у тебя в правой руке?

- Это детектор, при помощи этой штуковины сталкеры, вроде меня, ищут артефакты в аномалиях. Мужика врасплох застало, бывает и такое.

- Это как вообще? Ничего не понял.

- Смотри, сейчас мы её включим. — Сокол, включил этот детектор и тут, как по сценарию, раздался слабый писк. — Ничего себе, ещё и артефакт срубим на ровном месте, главное не упасть.

Я начал наблюдать за действиями, как мне казалось, радостного Сокола. Он побрёл вперёд и начал вертеть прибором по разным сторонам. Он не забывал бросать камни, и очередной из них спровоцировал аномалию. Резкий шум, как будто раскат грома, и ослепительная вспышка электричества. Я испугался, прищурив глаза. Затем ещё одна вспышка, а потом и ещё. Сокол, не обращая внимания на этот всплеск энергии, продолжал идти вперёд. Сигнал с его устройства становился всё отчётливее, ещё метр и я слышал прибор, так как будто он находился у меня под ухом.

Мой напарник остановился, крутанулся вокруг собственной оси, стоило только повернуться в нужном направлении. И вот, ниоткуда прямо перед Соколом вылетел светящийся шар. Его неестественное сияние голубого цвета поразило меня своей красотой. Он светился как зимнее солнце, на вид как безоблачное летнее небо. Такой красоты я ещё никогда не видел, должен признать. Каждый переливающийся луч очаровывал меня всё больше и больше. Мои глаза не могли оторваться от этого невиданного ранее предмета, и, я почти вошёл в гипноз, но Сокол быстренько прибрал вещицу к Рукам.

Напарник снял свитер и, быстренько намотав его на руки, аккуратно взял светящийся шар. И тем же маршрутом пошёл обратно, продолжая подкидывать камни.

- Какая красота, что это за чудо такое? — Спросил удивлённый человек.

- Это артефакт, врать не буду, такого красавца я ещё не добывал. — Сокол сделал этакий мешочек из свитера и положил туда артефакт.

- А зачем ты его в свитер засунул?

- Меньше увидят, легче будет идти, тут из-за таких вещей убивают. А вдруг он радиоактивный? Не знаешь, то тоже.

- Делай, как знаешь, я просто интересуюсь.

- Всё, лес скоро иссякнет. Там на выходе есть одно тихое местечко, где мы сможем поесть. Ещё километр и мы на базе свободы, после ещё пара, после которого мы точно на месте. Иди за мной, не отставай.

Мы обошли высокий дуб стороной и почти сразу за ним вышли на место, о котором говорил Сокол минуту назад. Глухое и совсем не уютное пристанище, даже посидеть тут негде. Грязь, гниль в виде дохлых зверей и, вдобавок, это место окружено кучей искорёженных растений, как в фильмах ужасов. Сокол подошёл к этой стене из веток, присел на корточки и пополз внутрь. Через минуту он вылез с рюкзаком.

- Откуда этот рюкзак? — Спросил я.

- От верблюда. — Сокол встал, отряхнул штаны. — У каждого из нашего отряда, был тайник в Зоне. Но пока нас держали в плену, бандиты всё растаскали, все четыре тайника. Я координаты в ПДА вбивать не стал, всё по памяти. Поэтому тайник мой цел и невредим, чего не скажешь о других.

- А что там? — Я показал на рюкзак.

- Литр питьевой воды, банка консервов, пистолет с тремя обоймами и, самое главное, нож и бинокль. В твоём пулемете, сколько патронов осталось?

- А как тот тайник не утащили?

- Его тоже не стали вбивать, я настоял.

Я снял с плеч СМГ, достал магазин и посчитал пули. — Четыре. Не густо, однако. У меня ведь ещё есть пистолет, я про него забыл совсем. — Я вытащил Макарова и осмотрел его. — Полный!

- Это хорошо, значит дойдём. Сейчас день, мутанты наружу уже не вылезут. Лишь бы долговские квады не встретить или бандитов, они-то до нас докопаются.

- Кого не встретить, первых я не расслышал? — Удивлённо спросил Сокола.

- А ну да (в какой уже раз), ты же ни черта не знаешь. Будем надеяться, что не встретим. Ползи за мной!

Я, как обычно, покорно согласился. Наклонившись и гусиным шагом, потоптал за всезнающим Соколом. Мы вылезли из леса прямо под солнечные лучи. Я встал, разогнул спину, отряхнул одежду от пыли, старой липучей паутины. Мы вышли из леса, и впереди растянулось небольшое поле, покрытое мёртвыми сорняками и, бог ещё знает, чем.

- Вот и всё, вышли мы из этого проклятого леса, чуть там не остались!

- Что, правда, то, правда. Я вообще не понимаю, как мы выжили, сейчас бы помыться да поесть.

- Помыться только на базе, а поесть хоть сейчас. Погоди, дай я огляжусь. — Сокол приставил к глазам бинокль. — Оппа, а это ещё кто? На долг не похожи, наёмники либо ….

Я перебил Сокола. — А можно глянуть?

- Ну, давай, смотри. Можно подумать, ты отличишь одного от другого.

Я огляделся и увидел четверых до зубов вооружённых людей в армейских бронежилетах, на вид, в такой же одежде какая была у меня до ограбления. Двое больших, один маленький и один среднего роста мужчины. Здоровяк смотрел на меня в бинокль. Затем он показал рукой в мою сторону, и все четверо быстренько скрылись в неизвестном направлении.

- Ну, что? Может, позавтракаем, наконец? — Спросил с довольной физиономией улыбающийся Сокол. — Потом вперёд, на место, где нас обогреют и примут как своих.

«Что мне ещё остаётся делать? Я неизвестно где, пусть с хорошим, но мало знакомым человеком брожу по непонятной и ужасающей местности. На меня нападают существа похожие на что угодно, только не тварей божьих. Меня похитили и я, каким-то чудесным образом, выжил. Слишком много событий за одни сутки. Быть может это просто сон? — Тогда кто меня разбудит?»

Глава пятая. От свободы до безвыходности

Мы перекусили, вкусными как никогда, консервами с хлебом, затем сразу двинулись через поле, вдоль которого тянулись потрескавшиеся от времени бетонные столбы, редкие кустарники, голые низкие деревья. Минут через двадцать или тридцать я уже мог увидеть предполагаемую точку, к которой мы направлялись последние чрезмерно долгие часы. Солнце в последний раз ослепило наши глаза, перед тем как скрыться за облаками. Холодный ветер своими вихревыми потоками дул то на лицо, то поддувал сзади, играясь с нами словно котёнок с большим клубком нити, только тот никак не мог сдвинуть, хоть немножко, его вперёд. Стояла настоящая осенняя погода, мне такая по душе. Уже не жарко, но, пока, не холодно — золотая середина, встречающаяся только два раза в год, сейчас и весной. Ещё через десять минут мы подошли к месту расположения так называемой «Свободы».

Послышались агитационные призывы, благодаря которым я понял, что собой представляет эта непонятное сообщество — «Свобода». "Вступайте в свободу. Как только комендант выдаст вам отличительный знак, то можете, действительно, назвать себя свободным человеком. Вместе мы сможем добиться многого и превратить Зону — по-настоящему свободное государство, в наш дом, где вы сможете жить, как захочется". Затем в радиорубке выпустили пару ласковых фраз про некий "Долг", а точнее про их замечательные лица. Эта агитация крутилась примерно пять минут, затем замолкала на час. Слушать такое постоянно просто угнетало каждого, находящегося рядом, человека, слава богу, они, в радиорубке, понимали это.

Свобода — группировка, основывавшаяся на принципах анархии. Но, насколько мне известно, анархия — это когда сам за себя в ответе. Ни начальства, ни подчинённых. Соответственно, никакого строя быть не должно, а что здесь? Главнокомандующий, комендант и ещё несколько, внимание, должностных лиц, каждый из которых действовал по приказу вышестоящего, кроме первого, конечно. Естественно вся земля группы контролировалась от первого до последнего метра. Анархия? Врятли. Однако кому-то это нужно, и этот кто-то отчаянно пытается держать всё в своих ежовых рукавицах, создав такую систему.

Мы подошли вплотную к проржавевшим насквозь воротам, ведущим на территорию банды.

- Стой, кто идёт!

Я поднял голову на вышку где сидел часовой-снайпер, он смотрел на меня через прицел своей винтовки, явно не стоящей на предохранителе.

Сокол заговорил. — Не бойся, правила знаем, буянить не будем. — Он толкнул меня локтем в спину, затем умудрился наступить мне на ногу. — Правда, ведь, Прибой?

- Да, да, правда, правда. — На ногу можно было и не наступать, сам догадался бы.

Охранник на вышке нам поверил. — Хорошо, проходите, но помните, я за вами слежу! Лысый, а Лысый, открой ворота, пожалуйста!

Ворота открыл нам человек не сильно смахивающий на лысого. Волос на нём было больше чем на Брежневе в его лучшие годы. Брови густые и чёрные, под ними на меня смотрели чёрные как ночь глаза. Нос с горбинкой выдавал его национальность. Уши, слава богу, висели как надо, не большие не маленькие. Почему, слава богу? Да потому, что на лопоухие рожи я, ещё с детства, без смеха смотреть не мог. Даже если мне грозила не хилая взбучка от ушастого гопника, не сдерживал улыбки. Губы сухие и почти такие же, как у Сокола, только чуть темнее. У Лысого специфическая внешность. Сказать о том, что он красавец нельзя, что страшненький тоже, тут уже роль играл девичий вкус, которому угодить достаточно сложно.

У этого мужика за спиной торчала дорогая штурмовая винтовка М16 американского производства, такими пользуется каждый солдат военной армии США. Пострелять из нее удовольствие не дешёвое, патроны к ней в городе стоили немало, а в зоне (Я потихоньку осознал смысл этого слова и стал употреблять его чаще) за полный магазин, наверняка, требовали раза в три четыре дороже. В кобуре у Лысого висела ещё одна пушка — самый настоящий "Пустынный орёл" пятидесятого калибра. Патроны на него стоят ещё дороже, зато, если хорошо прицелиться, то от врага останутся одни рожки да ножки, присыпанные собственным прахом.

Из одежды на сталкере — черно-жёлтый камуфляж, поверх которого висел бронежилет с тремя странными, сделанными точно не производителем, карманами. В одном из них, даже что-то было, однако в данный момент меня это мало интересовало. Штаны такого же окраса и на ногах военные кожаные ботинки. В целом экипировка впечатляла, либо у него много денег, либо он сам такими вещами торгует, хотя, это, наверное, одно и тоже.

- Добро пожаловать в Свободу. Вы товар сбыть пришли или к группе присоединиться? — Спросил Лысый безразлично.

Сокол оглядел, обращающегося к нам, человека и ответил. — Скажем так, сначала помыться, побриться, затем выпить, а после поглядим.

- Да мне, если честно, плевать. Просто начальство требует спрашивать. Ты, по ходу, знаешь, где тут что, так, что милости просим на нашу базу.

- Спасибо, Лысый.

Мы вошли во внутренний двор. Оказалось, что так называемая база Свободы стоит рядом с давно заброшенном зданием, раньше, полагаю, здесь располагалась какая-то фабрика. Половина этого разваливающегося на глазах строения успешно заняли бойцы группировки, остальная часть была отдана зоне на её причуды в виде аномалий и мутантов. Справа от постройки, напротив, расположился не менее гнилой, построенный из кирпичей сарай, который раньше служил гаражом своим владельцам. Внутренний двор, куда мы попали, оказался, на удивление, пуст. Людей маловато, но в это время, наверное, каждый работал на благо себя любимого.

- Так. — Сокол остановился, задумавшись, затем пошарил по карманам, которые, по-моему, находились на трусах, после чего продолжил. — У меня есть сотен пять, как раз привести себя и тебя в порядок. Теперь можешь бегать, сколько хочешь, ловушек здесь нет, бандиты тоже сюда не сунутся.

- А где тут приводить себя в порядок? — Спросил с сарказмом я — грязный, весь в уже засохшей крови, да такой, что не отодрать когтями, выглядевший как чучело, человек.

- Пошли, покажу. Только это…, пушку не вынимай, с посторонними не груби. Погнали, отмоемся от крови моих друзей. — Произнёс напарник, так, словно это было в порядке вещей.

Ни единой эмоции. Сокол изо всех сил старался их не показывать, будучи сильным. Нужна ли такая сила, заставляющая держать всё в себе? Как бомба замедленного действия, эти эмоции рано или поздно вырвутся наружу, и кто-нибудь обязательно пострадает, может быть даже он сам. Нужен только толчок со стороны…

Сокол повёл меня в постройку стоящую противоположно бывшему гаражу, ныне служившему чем-то вроде казарм. Но пошли мы не к «парадной» двери, а в подвал. Спустившись, нас встретил маленького роста человек, по кличке Арат. Серьёзный такой человек, как показалось на первый взгляд.

- Заходите, не стесняйтесь. — Посмотрел он на меня, затем переместил взгляд на напарника. Его голос смягчился, а на лице появилась широкая улыбка. — Сокол, дорогой, сколько лет, сколько зим! Ты, смотрю, нисколечко не изменился.

- Арат, прошёл всего месяц, ты ожидал меня увидеть на десять лет старше?

- Слушай, я тебя совсем не ожидал увидеть! А кто этот юноша в тряпичном наряде? Я его ни разу не видел. Почему я его ни разу не видал, а?

Маленький, толстенький, с бородой на пол лица. Больше напоминает деда мороза без грима и всей этой новогодней ерунды. Кудрявый волос изящно дополнял комичный вид сталкера. Зеленоватые глаза с задором смотрели на собеседника, густые чёрные брови постоянно шевелились, лоб то и дело морщился при очередном вопросе незадачливого человека. Настоящий грузин, хитрый, изворотливый, незаметный, забавный.

Арат говорил с самым настоящим грузинским акцентом. Попутно старался шутить, повторял одни и те же слова в разных контекстах, переспрашивал собеседника по несколько раз, не вольно заставлял улыбнуться. Воспринимать серьёзно такой диалог нельзя, поэтому пусть с довольно грустной, но улыбкой продолжал слушать две встретившихся души.

- Да кого ты вообще видел, Арат. Сидишь тут день и ночь бизнес свой делаешь, а за окном такое творится, что рассказывать страшно.

- Так ты расскажи, излей душу. Мне интересно и тебе легче. Пошли в бар выпьем по горькой рюмашке, а? У меня тоже есть, что рассказать, ты главное соглашайся, не прогадаешь. У нас там бармен, кстати, новый, виртуоз своего не лёгкого дела, умный парнишка!

- Ладно, ладно, уговорил. Только не суетись. Пусть пацан почистится пока, а мы пойдём. — Сокол протянул Арату двести рублей.

- Э… — затянул Арат — слушай, ты мой гость. Я с тебя денег не возьму, всё за мой счёт. К тому же двести уже маловато будет, цены выросли, триста теперь стоит.

Сокол убрал деньги обратно. — Прибой, иди тогда мойся. Если, что найдёшь меня в баре. Он вправо от бараков, в общем, не заблудишься.

Я пошёл дальше по просторной стоянке. Обходя колонны, держащие потолок, я, наконец, увидел большую металлическую бочку, к которой был прикреплён шланг, плавно переходящий в душ, окружённый четырьмя шторами. Шторы, в свою очередь, висели на металлических планках, приваренных к потолку намертво. Прямо за бочкой стоял грузовик, в таких машинах возят разные жидкости.

При ближнем рассмотрении, на бочке я увидел кнопку-переключатель. Вся не хитрая конструкция открылась у меня в голове в виде чертежа. Внутри бочонка стоял насос, очень слабый, при нажатии переключателя он тут же подавал воду на душ. Просто и со вкусом. Я нажал на кнопку, чтобы смыть с себя засохшую кровь.

Несколько минут чистки и я свеж, бодр и, возможно, снова красив. Надо было бриться на лысо, когда предлагали. Сухая кровь вперемешку с грязью отдиралась вместе с корнями волос. Проще, наверное, было бы наклеить восковую дорожку на голову и оторвать её резким движением руки. Но это я пережил. Теперь в бар искать единственного знакомого человека на незнакомой территории.

* * *

Я вышел из гаражного помещения, оглядываясь по сторонам, всматриваясь в каждую мелочь. Рядом со мной прошёл мужчина почти в такой же амуниции, что и у Лысого.

- Извините, время не подскажете? — Спросил я.

Сталкер посмотрел на меня, цокнул и, тяжело вздохнув, достал ПДА, после чего точно ответил. — Без тринадцати двенадцать. — С равнодушным видом он пошёл дальше.

Вновь остановил его вопросом. — А где здесь бар?

Тот снова цокнул. Схватился за лоб, протёр глаза указательным и большим пальцами и, нехотя, вяло ответил. — Слышишь музыку?

- Да.

- Иди на неё и придёшь куда надо.

- Спасибо.

Странный тип. — Подумал я про себя. Музыка едва слышна, и я побрёл по её следу. Она становилась всё громче и громче, через несколько метров стоял уже в баре. Конечно, то, что я привык называть баром, напоминало это отдалённо. Самодельная стойка, добротно сделанные столики и изредка шипящее радио вместо телевизора. Сзади бармена не стояли шкафы с разными дорогими, интересными, завлекающими напитками. А на стойке стояла лишь бутылка водки и дешёвого лимонада. За столиками сидели совершенно не знакомые лица. Два стола уже заняты небольшими, по два — три человека, группами сталкеров.

Своих знакомых, к сожалению или счастью, я не увидел. Невольно пришлось вновь обратиться к незнакомцу за помощью. За стойкой стоял молодой парнишка, максимум лет двадцать на вид. Он умело орудовал двумя бутылками водки, швыряя их вверх и ловко ловя в самых различных, весьма эффектных позах. Его волосы стильно, элегантно зачёсаны назад, держались они в таком виде без всякой химии или лаков, что одно и то же. Брови аккуратно лежали на его лице, предавая взгляду свой стиль этакого мачо. Пухлые губы скрывали за собой белоснежную улыбку. Просто мечта для девушек, ему бы сейчас в городе по клубам шататься, а не на пьяные рожи смотреть в этой глуши.

Я подсел за стойку, и будто чувствуя мою обеспокоенность, бармен заговорил со мной. — Добрый день. Что-то выпить или так, поговорить хотите.

Голос у него как раз такой, какой он должен быть у бармена: мягкий, не угнетающий бас, а именно мужской мягкий голос. Ты не будешь чувствовать себя нытиком, пока будешь, плачась на жизнь, слышать в ответ какое-нибудь доброе слово, сказанное таким тембром. Довольно высокий, худой человек. На его шее и руках я заметил голубые жилки, свойственные людям почтительного возраста, видимо, от нервов. Черты лица выразительные, четко очерченные, правильные. Особенно мне запомнились его глаза, напоминающие безоблачное небо. Во взгляде я не заметил ни фальши, ни лукавости. Глаза всегда смотрели только на собеседника.

- Скорее второе, чем первое. Слушай, начальник, ты не видел тут мужиков? Клички Сокол и Арат, два кислых друга, блин.

- Да, есть такие. Они пошли, наверное, к Арату в палатку. Месяц не виделись люди, поговорить охота. Я тут услышал, что у Сокола беда.

- Да есть такое. — С грустным видом ответил я. — Давай об этом не будем, хорошо?

- Как скажешь. Ты их тут подожди, кстати. Сюда они ещё придут. Может тебе всё-таки плеснуть чего-нибудь в стаканчик?

- Да не надо, к тому же у меня денег нет ни копейки. А у Сокола просить не стану, стыд замучает. Я у него и так в больших должниках за жизнь свою спасённую.

- Они так громко разговаривали, и у одного из них проскочило, что ты бывший военный.

Бывший? — Подумалось мне. — Хотя лучше так, чем вновь объяснять, как я сюда попал.

- Да. А что, что-то не так? Я могу уйти, …. Смотрю, тут у вас военных не терпят.

- Нет, нет, что ты. Просто ты сказал, что у тебя денег нет. И я подумал, почему бы тебе не заработать на хлеб с маслом? Военный опасен лишь когда со своими ходит, а так на рожон не полезет. Инстинкт самосохранения, знаешь ли.

- А чего так? — Полюбопытствовал я.

- Да были конфликты, бесчинства с их стороны, в общем, зазнались они.

- Работа, говоришь? Да куда мне. Я едва не помер сегодня и…

Бармен перебил меня. Не дожидаясь ответа на предложение, он объяснил всю его суть. — Буквально, вчера вечером я шёл от одного доброго человека с новым рецептом самогона и прочей ерундой. На меня напали два каких-то отморозка. Наставив дуло пистолета на мою голову, они отобрали ПДА и около трёх тысяч рублей. Ладно, если бы деньги просто украли, а то спёрли самое ценное — ПДА! Там у меня все мои секреты. Сегодня с утра ещё один добрый человек узнал, где эти скоты остановились. Задание простое, как в детском саду, наказать бандитов и принести мне ПДА.

- Не знаю я. План, конечно, прост, потому красив. Даже если я соглашусь, есть одна проблема у меня — ещё ни разу не стрелял в людей.

- Это, добрый человек, не проблема пока ещё. Проблемой это станет, когда на тебе представится возможность выстрелить во враждебного сталкера, а ты засомневаешься. Ты новичок в сталкерском деле, как я посмотрю. Сходишь на задание убьёшь одного бандита и станет легче, один чёрт эти скоты никому жить нормально не дают. Заодно каждому сталкеру услугу сделаешь.

«Да, бандитам я хотел дать по морде, унизить их, втоптать в асфальт и так далее, да вот возможности не было, и не предвиделось бы. А тут бармен мне ещё и заплатит за мою месть. Эх, была, не была. Сокол может и не узнать о маленьком приключении».

После недолгих размышлений, после слова «бандиты», я дал ответ. — Хорошо бармен, я согласен.

Горячая душа рвалась в бой поквитаться с людьми, унизившими меня. Но где-то глубоко понимал, что это вовсе не те мародёры, а другие, незнающие моего лица. Но кровь кипела, злость била своими картами любые трезвые домыслы.

- Ой, какой я не вежливый, зови меня Колей, друг. — Осознал бармен.

- Я Прибой, если хочешь, зови Сашкой или Алексом, без разницы. Так о чём это я. Ах да, сколько будет бандитов?

- Бандитов было двое, после разведки стало ясно, что их пять или шесть. Ты ведь не один пойдёшь на работу.

- С кем, если не секрет? Мне интересно. — Облегчение пронеслось по моему организму.

- Знаешь сталкера по кличке Лысый?

- Этот полу-русский броненосец?

- Он русский, просто отец армянин был. По поводу броненосца прав, он всегда носит тяжелую и мощную снарягу. Его в упор из калаша били, выдержал ещё и бегал в этот же день как угорелый. Он мужик нормальный, не подлый и не жмот, точно. На работу пойдёте к семи вечера, они соберутся на своём месте и будут как на ладони. Лысый уже в курсе всего, подойдёшь и спросишь его, что да как. Заплачу я вам по пять тысяч рублей каждому. Он у ворот главных сидит как сторож. У тебя самого-то есть чем стрелять?

- Чем есть, а патронов маловато. — Я достал своё оружие: пистолет Макарова и пистолет-пулемёт. — Вот и всё, что у меня есть и то честно украденные. Магазин полный только у пистолета. У пулемёта в обойме патрона четыре, но он настолько старый, что если его не починить в ближайшее время, то он рассыплется в руках прямо на поле боя.

Коля недовольно помотал головой. — Давай так, я дам тебе свою снайперскую винтовку под залог. В качестве такового оставлю твой горе арсенал, только после задания вернёшь обратно.

- Можно сказать, договорились. — Я протянул бармену руку, и тот немедля пожал её в знак доверия.

Сразу после этого дружеского акта, сзади я услышал знакомые голоса. Сокол и Арат уже хорошенько поддали и направлялись в мою сторону, но не ко мне, скорее их тянуло сюда запахом новой бутылки водки.

- Ну вот, я чувствую, мы дойдём до нашей цели не раньше завтрашнего утра. — Подумал я. — А это значит, Сокол не узнает о моей маленькой авантюре.

- Прибой, сегодня мы переночуем здесь! — Выкрикнул пьяненький голос товарища. — Я устал и скоро пойду спать, и тебе того же желаю. Наша, то есть Аратова, то есть Арата палатка расположилась на выходе с территории. Мы входили через парад, а в конце двора выход. — Язык Сокола малость заплетался в словах.

- Да, да. Я уже понял. — Сумничал я.

- На вот тебе триста рубликов, посиди тут, выпей, а я пошёл.

Арат в этот момент о чём-то шептался с Колей. Вся таинственность их разговора улетучилась, как только бармен достал литровую пластиковую бутылку с неизвестным напитком внутри и вручил её Арату. Тот, едва не подпрыгнув на месте, поцеловал в щёку Николая, после чего обнял Сокола, и они вместе удалились из бара. Мой спаситель, по совместительству товарищ, выглядел не так весело, как могло показаться, по большому счёту, наоборот — вид у него уставший и грустный. Те триста рублей я засунул в карман своего наряда. Пересидев, пять минуток и, подумав о предстоящем и насущном, я кинул бармену последнее предложение.

- Я пойду, пообщаюсь с Лысым, договорюсь, надеюсь, он не будет против моей компании, а то как-то неожиданно получилось.

- Бывай сталкер, до вечера, надеюсь, доброго.

Я вышел из бара с довольным лицом. Моё первое боевое, пусть не правительственное, пусть в качестве возможного убийцы, задание. Я шёл с мыслью о мести жалким бандитам. Единственное, что меня всё ещё пугало, так это моя нерешительность в плане убийства человека. Что будет, то будет. Терять мне особо было нечего, кроме жизни, конечно.

* * *

Парадная, в кавычках, дверь отвратительная на вид, проржавела насквозь и уже кое-где скоро будут дырки, но никому до этого нет дела. Вверху на вышке стоял совсем другой человек, когда он поворачивался, то солнечный блик от его наручных часов светил мне прямо в левый глаз.

Практически облокотившись на забор, в теньке, стояло старое кресло, из которого торчали пружины, вата и деревянная опора. На этом месте сидел нужный мне человек. Во рту он держал дешёвую сигарету, походившую на марку всем известного «Беломорканала». Лысый почти выкурил её и вертел головой из стороны в сторону, но он упорно продолжал игнорировать моё присутствие. Я делал вид, как будто осматриваю окрестность, причём стоял на месте и как ненормальный также вертел полу-лысой кочерыжкой. «Нужно подойти и поспрашивать его о всяких тонкостях предстоящего задания» — проговорил себе я.

- Здравствуйте, Лысый. Я пришёл к вам, потому что, меня нанял Коля из бара.

Лысый рассмеялся. — Ну, ты даёшь, обращаешься на вы, да ещё и "Здравствуйте Лысый". — Передразнил он меня.

- Я просто вас не знаю совсем и ….

- Успокойся, тут особо много знать не надо, — Лысый тяжело вздохнул, после чего продолжил. — На задание, говоришь, тебя направил бармен? Интересная ситуация, как же он узнал, что мой напарник не смог принять участие в этой авантюре по причине болезни. Эту новость знал только я и сам больной. Я хотел сходить в одного, деньжат заработать, а тут ты, и теперь мне с тобою делиться надо. Что ты вообще делаешь хорошо? Ну, кроме увода заработка.

Вскочил Лысый с гнилого кресла и подкурил новую сигарету.

Мне не понравился его тон, потому возмутился вопросом. — В каком смысле?

- Стреляешь, прыгаешь, бегаешь, дерёшься. Может ты вообще прирождённый шпион и разведчик. Как мне с тобой работать? До задания несколько часов, а я тебя вообще в первый раз вижу. Хотя, нет. — Не спеша, вдохнул дым сигареты и ещё медленнее выдохнул. — Это же ты с «Птицей» припёрся? Тогда во второй, но толку от этого не больше.

- Стреляю хорошо, бегаю тоже не медленно. Какие-то проблемы? Вы, то есть ты, чего от меня хочешь?

- Нормально. — Не обращая внимания на последний вопрос, продолжил Сталкер. — Ну, так может ты всё-таки пронюхал про болезнь и напросился к бармену?

- Да он вообще ничего не говорил не про какую болезнь. Я вообще здесь первый день. Я повторюсь, какие-то проблемы? — Продолжал возмущаться я.

- Не суетись, всё в порядке, просто интересно. Что касательно задания, то тут всё предельно ясно. Приходим, ждём этих тварей в засаде, жмём этих тварей из засады, после чего быстренько забираем «наш» драгоценный ПДА.

- Действительно просто. А как это убить человека?

- План прост, потому… Что? Так ты зелёный ещё, твою ж мать! Мне только с таким как ты нянчиться! — Лысый уж как-то слишком был эмоционален.

- Если аномалий не будет, то со мной нянчиться не нужно.

- Да все вы, новички, так говорите, только долго почему-то не живёте. Может, ты знаешь особый секрет выживания в зоне. — Его голос, смешанный со смехом, перешёл в гневное состояние.

Сарказма я не понял. — Да не знаю я никакого секрета, и знать не хочу. Просто скажи, тут есть аномалии или нет?

Повышенные голоса. Двое мужиков едва не кричали друг на друга, толком не разобрав главной причины скандала.

- Нет, и, надеюсь, не будет. — Успокоился Лысый, сделав очередную долгую затяжку.

- Вот и славно, во сколько встречаемся? Я покажу тебе насколько я зелёный. — Меня взбесило его отношение, как будто мне пятнадцать лет. Я могу за себя постоять, и за товарища тоже могу вступиться в бой, если это потребуется.

Кажется в этот момент, я позабыл про холодное блюдо для обидчиков.

- Ах, ты какой, ничего, этот юношеский максимализм из тебя к концу дня выветрится. Встречаемся на этом месте в семь часов, а пока иди, прогуляйся под солнышком. Погодка хорошая. — Демонстративно кинул докуренную папироску на пол и раздавил её, размазав по асфальту.

Мы разошлись явно не в самом лучшем настроении, я всё ещё кипел как чайник на газовой плите и мне необходимо, нужно что-нибудь, чем-нибудь заняться. Мой новый напарник по заданию тоже не горел желанием со мной общаться, он достал новую сигарету и, опустив голову вниз, чтобы не видеть меня, подкурил из зажигалки.

Я хотел идти в палатку Арата, но подумал и не стал тревожить покой двоих пьяных мужиков. Мне захотелось осмотреть местность, как живут здесь люди, чем дышат. Зашёл с самой левой стороны, то есть, как мне показалось, с самого начала, в бараки Свободы. Передо мной за столом сидел сталкер в очках и чего-то там копошился в каких-то железяках. Он также как и Лысый не обращал на моё присутствие никакого внимания. «Свободовец», это я понял по нашивке на плече куртки, настолько заработался, что даже голову поднять не мог. В этот раз мне было наплевать на этого работягу, от него ничего не нужно, а раз так то и мешать не стану. Я осмотрел его место работы, и мне показалось, что он работает оружейником — местным мастером по оружию. С боку незнакомого сталкера стояла открытая тумба, справа — средних размеров шкафчик. В последнем на каждой полке лежали на половину разобранные винтовки, дробовики, пистолеты и другое, как правило, ржавое оружие, нашлось место даже военному переносному пулемёту. В тумбочке лежали, какие-то детали, видимо для этого оружия или от него.

Дальше всё, сарай пустовал, у противоположной стены от мастера здешние сталкеры раскинули около десяти раскладушек и почти все без матрасов. Должен признать, большие ворота, построенные в своё время для грузовиков, плотно закрывались на ночь, и спать здесь в миллион раз лучше, чем в гнилом домике у бандитов за каньоном. Тепло, для кого-то даже удобно, а для сна этого вполне достаточно. Ничего особенного, осматривать остальные помещения желание пропало.

Я снова вышел на улицу. Теперь только в бар, больше просто идти некуда. Без всякой спешки шагал к стойке, в оба глаза попали какие-то летучие насекомые. Протер органы зрения кулаками, за стойкой уже стоял другой человек, затем повторил, однако, по-прежнему, стоял незнакомый человек.

- А где Коля? — Спросил я. Моя левая бровь приподнялась, а правая наоборот опустилась ниже своего уровня.

- Я здесь, всегда здесь. — Откликнулся Бармен, протирая стойку.

- Нет, другой Коля, у него волосы ещё назад зачёсаны и светлые. Его тоже Колей зовут.

- Вы, наверное, перепили, мой друг, может вам освежающий коктейль сделать? Я вам скажу, других Колей на этой базе нет, и я единственный бармен на радиус около пяти — семи километров, так что я понятия не имею, с каким Колей вы разговаривали.

- Но ПДА то у вас украли?

- Да у меня. А вы, наверное, тот доходяга, что хочет подзаработать. Лысый мне про вас сказал. Ничего все мы вначале зелёными были, так и должно быть, окрепнешь.

- Когда он только успел? Хорошо, тогда спасибо за поддержку. Последний вопрос задам и уйду. Винтовку вы мне отдали…

- Ну, всё, хватит! — Взорвался бармен, подняв вверх руки и громко ударив по стойке, да так, что большинство сталкеров, сидящих здесь повернулось в нашу сторону. — Говорю тебе в последний раз, я не разговаривал с тобой ни о чём! Ты вообще в баре в этом был хоть раз?

Я ничего не ответил. "Что за бессмысленность? Ничего не понимаю, загадочный бармен пропал, а может это моё уставшее сознание, преподносит такие шутки? В любом случае, такое есть не хорошо".

Я с очень смущённым, сам не знаю от чего, выражением лица побрёл прочь из бара. С кем разговаривал, кто это был и, винтовку, наверное, себе оставлять или искать его на просторах незнакомой территории? И снова одни вопросы. Если задание проходит успешно, то тут же идём с Соколом к умнику. Который всё мне объяснит, а пока ближайшие два или три часа я найду себе кровать и спокойно подремлю. Надеюсь мне приснится дельный, добротный сон.

* * *

- Здравствуй, сталкер. Я обращаюсь к тебе через сон, потому что времени наяву у нас, к сожалению, не хватило. Слушай меня внимательно, вопросы сами позже разрешатся.

Во-первых, ты уже не военный. Ты теперь преступник, такой же, как и все кого, ты видел за прошедшие два дня. Военные, бандиты да и любой другой человек, пока, для тебя злейшие враги. Будь осторожен при выборе друзей, никому нельзя доверять в зоне отчуждения, не сейчас, когда каждый сам за себя. У тебя ещё есть шанс избежать своей участи, весьма не завидной. Скорее всего, ты не умрёшь, но станешь началом войны — войны за зону. О ней, войне, узнаешь, как сказал ранее, позже. Я направил тебя на задание, чтобы показать тебе, что ты можешь больше чем любой другой простой сталкер, вышедший из зоны. Главное следуй проложенному маршруту.

Лучше лишний раз подумай, когда будешь стрелять по врагам или друзьям. Не дай второму уму тебя заставить убивать. Каждой пуле своё время и место, независимо от обстоятельств. У каждого присутствующего сталкера в зоне уже предопределён путь. Изменить они, что-либо не могут. Однако ты можешь избавить их от участи, которую им несёт мой брат — главный ум.

К чему я говорю тебе всё это? Ответ прост — думай головой, независимо от обстоятельств или случайностей. Никому не давай собой манипулировать, а ведь он будет пытаться. Он глуп и ещё не понимает, к чему могут привести его не дальновидные действия. Я видел последствия и знаю как не допустить их появления, но мне нужна твоя помощь.

Я не приказываю, даже не прошу тебя об этом. Но поверь, твой выбор, в любом случае, будет решать если не всё, то многое. И, не дай бог, если ты ошибешься, погибнут люди, очень много людей. Ты, ещё в праве что-либо менять и принимать решения. Будет ли война или нет, зависит, в основном, от твоих поступков, так уж сложилось. И ещё, будь внимательнее, присмотрись к себе получше, быть может ты найдёшь необходимое….

* * *

Я проснулся на чьей-то раскладушке. От сна толком ничего не помнил, но ко мне прилипла фраза, услышанная в ненастоящем мире: Будь внимательнее. И ещё одно, этот тип обмолвился про какой-то главный ум, что это, очередной фокус злополучных мест, или просто нервы шалят. Я протёр глаза, позевал, встал и потянулся в полный рост. Мои ноги понесли меня к началу гаража, где сидел мастер по оружию.

- Извините, а вы не подскажете, сколько времени?

Работяга поднял голову, и я увидел знакомое лицо. — Опять ты? Преследуешь либо? — Он снова цокнул языком, достав из внутреннего кармана куртки ПДА, после чего продолжил. — Без пятнадцати семь.

- Спасибо.

- Да не за что.

Во время я проснулся, теперь нужно идти к Лысому, но что-то мне не особо хочется приключений. Я поправил винтовку за спиной, на всякий случай, отряхнул костюмчик вольного сталкера и без лишней суеты побрёл к напарнику по заданию. На этот раз солнце спряталось за проплывающие мимо, изрядно потемневшие облака, ближайший час, его лучей никто не почувствует. Я шёл уже не по пустому дворику, как это было несколько часов назад, когда с Соколом пришёл сюда, а по довольно людному месту. Сталкеров бегало, просто стояло, на улице около тридцати. Каждый из них метался из одного здания в другое, от одной точки к другой, и почти у каждого был огромный набитый доверху всяким барахлом рюкзак за спиной.

Я тихонько подлез к Лысому. Время выходить на «Работу».

- Слушай, Лысый, ты меня извини за нахрап, я вспылил, нервы и всё такое. Не хотел никого обидеть.

Не знаю, почему я высказался этой фразой вслух. Наверное, боязнь нового, ещё неизвестного мне того, с чем мне наверняка придётся столкнуться. В голове крутилась всё та же фраза, напрягающая моё сознание.

- Я уже давно на такое не обижаюсь. Каждый зелёный новичок пытается выпендриваться по-своему, но ты не такой, к счастью, и это большой плюс для тебя самого. В общем проехали. — Лысый лениво потянулся, сидя в кресле, после чего встал на обе ноги, готовый ко всему. — Ты готов к выходу на большую сцену, как тебя там?

- Прибой. — Напомнил я, почёсывая голову.

- Ну, так вот, Прибой, ты готов?

— Да, готов. Слушай, а кто все эти сталкеры с набитыми всякой всячиной рюкзаками?

- Эти? Да такие же, как и я, просто с хабаром приползли с вылазок.

- Хабаром? — Удивленно спросил я.

- Ну да, с ходки натаскали всякого дерьма, теперь сбыть пытаются. Чего там только нет. Лишь у единиц действительно стоящие вещи: артефакты, оружие отличного качества и так далее, список можно продолжать.

- И где они это собирают? По Зоне, что ли?

- А где же ещё, тут тайников навалом как ядовитых грибов на старом пне. Ходят, ищут, собирают, грибники, блин. Кто-то забирает себе то, что там лежит. Другие отмечают место нахождения на своих ПДА, предварительно проверив, чего стоят найденные вещи, затем приходят на базу и продают координаты тайника. В зависимости оттого, какая штука там лежит, сталкер назначает за него цену. Иногда дешевле купить координаты с оружием внутри, нежели оружие у продавца такового. Короче, сами закапывают клад, затем сами его выкапывают.

- Не плохо придумали. А где же оружие вы все доставали?

- Проживёшь тут хотя бы месяц, не такому научишься. А оружие ещё с той жизни натаскали, так что в зоне его больше, чем у всей украинской армии.

- С той жизни?

- Ну да, все мы когда-то жили за пределами зоны. У каждого свои причины остаться здесь, как правило, это простая трусость.

- Я точно не хочу здесь оставаться, не хочу здесь жить, мне не нравится это место и любое его проявление.

- Все так говорили в начале. Однако, как видишь, жизнь кипит вперемешку со смертью. — Лысый протёр ладонью сморщенный лоб. — Так всё, хватит болтать, нас ждёт работа, которая может убежать в лес.

Лысый прокричал человеку на вышке. — Эй, ты там, на верху, моя смена закончилась, вызывай по рации следующего караульного, а то мне некогда. Я убежал, короче.

Мой новый знакомый открыл ворота, и мы двинулись, если можно так выразиться, к дикой местности. В пятидесяти метрах вправо от парадного входа лежала асфальтированная дорога. Если честно, то от неё осталось одно название. Пробивающиеся из глубоких недр растения, корни деревьев превратили некогда ровный участок в рыхлое подобие земли. Если где-то сохранился ровный кусок дороги, то он весь покрыт трещинами. Хватило бы малейшей нагрузки, как тот тут же рассыпался бы в бетонный прах.

Кругом царящая разруха и гниль, заразившая каждую частичку зоны, включая её жителей. По бокам стояли старые искорёженные автомобили отечественного производства. Все они проржавели, как ворота Свободы, насквозь. Казалось, стоит дотронуться до кузова авто, и тот рассыплется в песок. После чего ветер разгонит прах в разные стороны, заставляя рядом стоящего щуриться, дабы уберечь глаза от ржавой пыли. Внутри, в салоне пусто, все сидения давно растащили, как правило, педали, моторы, рули тоже там не оставляли. Единственная работающая машина, которую я видел здесь стоит на нижнем этаже базы «Свободы».

Выйдя на дорогу, я заметил, впервые, кстати, за всё моё недолгое пребывание в Зоне, зелёные деревья. Это не какие-нибудь ёлки или сосны, а самые что ни на есть настоящие, которые по всем законам природы должны осыпаться в этот осенний, как мне казалось, период. Красочный зелёный наряд на фоне серого, не побоюсь этого слова, тусклого пейзажа.

- Сейчас какой сезон, лето или осень? — Спросил я Лысого, недоумевая.

- Интересный вопрос, по-моему, сейчас август заканчивается. — Лысый достал карманный компьютер, пощёлкал пальцем по экрану и продолжил. — Ну да, двадцать шестое августа. А с чего это тебе дату узнать понадобилось?

Не обращая внимания на вопрос Лысого, задумался. — Странно, когда я выходил в качестве военного в лес, на дворе стояло восемнадцатое число этого месяца. Опять и снова одни вопросы, мне это уже порядком поднадоело.

- А год, какой? — Нервно я обратился к союзнику.

- Две тысячи восьмой. Ты что, выпил чего? Ты смотри у меня! Отправлю обратно, снайпер, ёлки-палки.

- Нет, нет. На роботе не пью. — Сказал я хриплым голосом. — А ты уверен насчёт года?

- Так точно. Ты явно чего-то принял.

- Да не принимал я ничего. Что ты как… В общем, проехали.

Мой мозг отказывался воспринимать полученную информацию, сознание просто ошеломлёно. Две тысячи восьмой год, где же я летал всё это время. Как, чёрт возьми, я оказался здесь? Почему здесь оказался? Ничего не понимал. Чувствовал себя словно школьник, которому читают курс теории взрывов, не давая при этом никаких основ. Вопросов стало раза в два больше, откуда они брались, я уже сам не понимал. Надо просто выполнить задание, и идти к нужному человеку прямо с утра. — Внушал себе через каждый пройденный метр. И, возможно, этот самый человек сможет мне помочь вернуться туда, откуда я появился.

- Тебе плохо? Может, в кустики отойдёшь? — С улыбкой спросил меня Лысый.

- Да нет, спасибо, как-нибудь так дойду. Да и зачем в кустики, что мы, с девками либо гуляем? — Поднял руку верх и повернул голову, сделав этакий жест «Да ну тебя».

- Скоро уже придём, шутник, видишь дорожку в метрах десяти от нас? — указательный палец указал на узенькую дорожку, ведущую в рощицу.

- Да. Что, по ней пойдём? Засаду, небось, в кустах организовывать будем?

- А ты как догадался, молодец, хвалю.

Я не понял сарказма Лысого, да мне, если честно, было наплевать на его оскалы. Мы вместе всего лишь на одно задание, после которого мы разбежимся по разным углам и, со стопроцентной вероятностью, больше никогда не встретимся и даже не вспомним друг о друге. Больше всего, в данный момент, старался выкинуть из головы, хотя бы на время, нехорошие мысли по поводу странного скачка времени, отвлекающие меня.

Мы свернули на узенькую тропинку. Она направляла нас прямиком в маленькую, но густую рощицу. В наших сталкерских костюмах там легко укрыться от глаза недруга. Тем более солнце на небе не показывается, а прищуриваться издали дело не выгодное. Тополиная роща оказалось настолько густой, что даже если солнце дарило бы нам свои лучи, они сюда точно не попадут. Пробраться через такую толщу веток над головой практически не возможно без большого армейского ножа. Мы зашли в самый центр этого природного явления, чуть ли не ползая по земле. Нас окружил десяток полу зелёных тополей, практически везде росли ветвистые кустарники. Неожиданно, резким движением руки, в виде поднятого на уровень головы кулака, Лысый меня остановил.

- Стой, — Сказал он шёпотом, едва слышно. — Доставай нож, ни в коем случае не стреляй.

Что-то определённо его взволновало. Рука Лысого крепко сжала родной нож, вторая переместилась назад для баланса. Глаза бегали туда-сюда, в надежде зацепить взглядом непонятное мне опасение. Я особо никогда не увлекался культурой ножа, но зацепив взглядом холодное оружие напарника, понял как тщательно он относился к своему оружию. Как оказалось позднее, все эти дорогие пушки, ровным счётом ничего не стоили по сравнению с ножом в определённой ситуации. Сам же прибор близкого контакта был выполнен по специальному заказу владельца. Рука и нож сливались как кофе и молоко, превращались в самое настоящее орудие убийства с заточенным, словно бритва, лезвием.

"Нож? У меня, его просто нет. Я ещё не осознал, что происходит, и почему Лысый так занервничал, но он мог вполне почуять опасность, ведь здесь его ноги ходят не в первый раз, к тому, же он на много опытнее, чем присутствующие на данном участке земли. Но где мне сейчас взять нож? Вопрос, не решаемый в таких обстоятельствах".

- У меня, его нет. — Выдал напарнику, словно пинок по филейной части.

- Что? — Взбаламутился Сталкер. — Да, ты… Блин. Ты что творишь, жить надоело? Пошёл он на задание, дилетантишка, твою мать. Сейчас тебя кровосос промурыжит мальца, тогда поймёшь, как нужно готовиться к таким вещам. — Теперь он точно разозлился.

- Прикладом ударю, если что. — Успокоил сам себя. — А здесь много этих, кровососов? — Достал винтовку, на всякий случай.

- Сейчас узнаешь. Сейчас ты всё поймёшь. — Продолжал негодовать Лысый, показывая кулак свободной рукой. — Поставь на предохранитель винтовку, если нас засекут, то плакала наша общая цель.

- А если мы откинемся тут, кому будет нужна эта цель? — Занервничал я.

Лысый продолжил разговор, толи, проигнорировав, толи, не услышав меня, но заговорил он уже явно не со мною. — Где же ты, вылезай тварь дрожащая, или уходи.

Весь диалог пробежал очень тихими голосами, Лысый с каким-то не свойственным для такой ситуации азартом осторожно крался вперёд, а я до сих пор не мог понять, что он пытается сделать, и кого он там разглядел.

Пока медленно крался за напарником сзади, из-за кустов, которые мы успешно обошли несколько секунд назад, выскочило некое непонятное, более того, невидимое глазу существо. Я только успел оглянуться, как тут же острейшие когти пробили мою слабенькую броню, врезавшись со всей силы в живот. Увиденные мною, не естественно ярко-красные глаза напротив моих, устрашающи, эффект неожиданности сыграл этой твари на лапу. Я даже толком не понял, как со мной такое произошло, что произошло. Мою плоть вспорола лапа с пятью когтями, острыми как штык-нож, режущими как хирургический скальпель. Винтовка выпала из рук. Я почувствовал, как мои внутренности попросились наружу. Схватившись рукой за рану, постарался упасть на спину, чтобы увидеть эту тварь, а заодно продлить свою жизнь на пять лишних минут. Кровь нашла выход через рот, и приходилось выплёвывать её каждую секунду, чтобы не захлебнуться. Как же это больно — умирать.

В эти секунды Лысый, резко развернувшись, ударил непонятного зверя, задев его плечо, и тот показал свой облик. Очередной сюрприз, на этот раз последний для меня. Эта скотина оказалась почти такого же роста, как человек. Глаза этого кровососа красные и светились как новогодняя ёлка. Первым, бросающимся во взгляд, стали его щупальца, которые висели на месте рта. Они устремлялись вперёд, как только приближались к шее упорно сражавшегося Лысого. Тело кровососа безжизненное, худое, ужасное, смотреть на такую тварь противно и очень страшно. Долго, к счастью, рассматривать чудеса местной фауны не пришлось. В эти мгновения уже боялся не за себя, Лысый определённо выглядел слабее оппонента по бою.

Рядышком лежала снайперская винтовка, стоило мне потянуться за ней свободной рукой, как конечности перестали отвечать на запросы главного мозга. Старался, но ничего не получалось. Теперь я ещё замкнут в собственном теле и, словно верёвкой, туго связан болью. Поганая ситуация, откровенно говоря.

Лысый держал зверюгу за передние лапы и отчаянно пытался ударить его коленом по животу или куда дотянется, но четно. Мутант явно перебарывал моего товарища. Я лежал в своей крови беспомощный как младенец. "Ну, вот и всё, добегался. Я же военный. Я должен умереть от пули на войне, или на задании, или спокойно служить на благо родины в качестве офицера где-нибудь. А вместо этого подыхаю за какую-то тысячу рублей в этом богом проклятом месте. И что же это за два дня такие, не везет, так не везёт". Боль ужасна, и вытерпеть её без криков может не каждый, но я терпел, будто забыв о таком слове, сжав зубы настолько сильно, насколько позволяли убегающие прочь силы. В глазах начало тускнеть, краски стали уже не такими яркими, как минуту назад, изображение превратилось в нечто расплывчатое, непонятное. Уже не слышу криков Лысого и рёв мутанта, они мне уже не важны. Давление поднялось, кровь попала в мозг, голова закружилась. Теперь чувствую каждый удар сердца, и пульс отдаётся у меня в ушах, глаза перестают видеть, закрываясь под эти не хитрые ритмы. Последний вдох и за ним тут же следует выдох.

* * *

Я иду по тёмному прямому коридору, где тихо и нет ни единого намёка на свет. Прямо передо мной появляется дверь ярко-белого цвета. Проворачиваю золотистую ручку, медленно захожу. На кресле сидит человек. Я пытаюсь что-то сказать, но он чётким движением руки перекрывает мой рот невидимой плёнкой, сделав меня немым на некоторое время.

- Присаживайтесь дорогой друг. — Напротив сразу появилось ещё одно кресло.

Я не спеша сел. Неизвестный человек улыбнулся мне ехидной улыбкой и продолжил. Он говорил медленно, чётко выговаривая каждое слово. Если последнее заканчивалось на гласную, то он в странной манере растягивал её. От подобных изысканий его монолог становился более загадочным. Лицо, оказалось, невозможно разглядеть из-за света излучающегося сзади кресла, тень полностью закрывала незнакомца с ног до головы. Единственное, доступное для просмотра, были его рот и кисти. Его руки постоянно лежали на животе со скрещенными пальцами. А сам говорящий полностью облокотился на спинку кресла и сидел как король в этой чёрной комнате, где я точно оказался не просто так.

- Вы слишком рано ко мне пришли, друг мой. Я, признаться, думал, что вы продержитесь дольше своего напарника. Но всем свойственно ошибаться, не стоит предавать этому значение. Зато у нас с вами теперь есть время для разговора. Но по поводу вашей кратковременной смерти. Кровососов тут нет и быть не могло, не их среда. Я не думал, что всё закончится, как закончилось. Если разобраться, то это моих рук дело — помог умереть. Весьма жестоко с моей стороны. Наверняка, вы спросите, зачем я попросил вас там появиться. Что ж, это ваше право, простите за этот кляп на лице. Дорогой мой друг, вы везунчик. Зона щедро вас наградила. Потому вы здесь, а не ищете ворота в рай или не падаете вниз в лаву к остальным грешникам. Это как повезёт.

Из-за нескольких ошибок я оказался на распутье. Мне нужны люди для исправления грешностей прошлого. Вы тот самый кандидат на завершение ответственной работы, которую я больше не в состоянии выполнять. Это ваша судьба или предназначение в зоне, как вам угодно. Она нуждается в вас не меньше чем я. Могу вас заверить, что знаю, почему именно вас избрали на этот нелёгкий путь. Вас — неумелого и неопытного человека. И раз так произошло, то дойдите до конца, постарайтесь, прошу вас. Это единственное, что могу пожелать вам, сказать вам. Добавлю, вы особенный.

Я вас предупредил. Будете ли вы помнить об этом? Не знаю. Сны в такие моменты быстро забываются, не успевая донести суть до их владельца. Где-то в голове они останутся как код, нуждающийся в расшифровке и ждущего толчка снаружи.

Теперь о маленькой, к счастью, проблеме. Миссия с украденным ПДА правдива, но подстроена. Сделано это, кстати, также по моей просьбе, у меня есть предположения, но не буду бросаться словами на ветер. Я не хотел убить — это факт, кровососа нарочно доставили поближе к вам для проверки, но не убийства. Просто помните всё зависит только от вас, ваших действий. Вы единственный из людей, кто может помочь мне пробиться в этой не лёгкой ситуации. На этом, пожалуй, всё.

Просто будьте готовы к неожиданным обстоятельствам. И, напоследок, возможно, вы найдёте что-то важное на месте, где вы потеряли контроль. А теперь, мой друг, вставайте и спасите невинную жизнь, быть может, позже её владелец выручит вас.

* * *

Кровосос уже буквально лежал на измученном сталкере, но тот всё ещё не давал себя даже поцарапать. В метре от баталии лежал труп Александра. Его физически стройное тело лежало во весь рост. Одна рука держалась за живот, другая яростно сжимала в ладони горсть земли. Ещё не много и у мутанта будет целый пир.

Мертвец вдруг резко открывает глаза, делает глубочайший вдох и поднимается на ноги. Он откашливается, быстро поднимает снайперскую винтовку и как голодный злобный волк бросается на уродливого обидчика.

- Умри, скотина, умри! — Лицо нападавшего приняло гневный вид. Создалось впечатление, что зверь уже не кровосос, а именно тот, кто бежал с ружьём на него. Сталкер будто хотел вгрызться зубами в шею вурдалака, голыми руками оторвать паразиту голову, настолько велик оказался гнев Прибоя.

С этими словами он бьёт мутанта по голове прикладом. Тот соскочил от неожиданности с обессилившего сталкера и потерял равновесие. Пока тот тряс головой, обезумевший от ярости человек ударил его прикладом ещё раз. Потом снова и снова. Кровосос упал, а сталкер продолжал добивать не божью тварь. Кровь забрызгала лицо ожившего человека, а он всё бил и бил, не зная когда нужно остановиться. Звук ударов уже превратился в хлюпанье звериных мозгов, с каждым разом разлетавшихся по пропитанной мутанта кровью земле.

- Прибой! Успокойся, слышишь?! Всё! Он мёртв, остановись! — Лысый дотронулся рукой до Александра.

Лысый дышал ртом как замученный пёс. Его речь стала отрывистей и слабо разборчивой. Он кричал на напарника изо всех сил, которые у него остались после долгого нечестного раунда, но тот ничего не слышал. Лишь только через две минуты сталкер бросил оружие и уселся рядом с разбитой в кашу головой мутанта. Он остолбенел. Обескураженный Прибой просидел минут десять в неподвижном состоянии. Что произошло на самом деле, не понял никто из присутствующих: ни мёртвый мутант, ни Лысый, ни Прибой.

- Прибой, пошли, пока не стемнело, слышишь? Пошли, сейчас этих тварей ещё больше набежит, уже совсем скоро стемнеет. — Напарник, крича, положил руку на плечо сталкера и попытался его растормошить.

- Нужно забрать ПДА. — Почти на автомате проговорил Прибой.

- Какой ПДА, все бандиты уже давно убежали. Тут такой вой стоял.

- Надо забрать ПДА! — Сталкер серьезно посмотрел на Лысого. — Где они сидели?

- Нужно уходить… Пока не стемнело, мы провалились.

- Просто покажи, где они сидели! — Прокричал Прибой.

- Ладно, как знаешь. За этой сосной. — Рука устремилась вперёд.

Сталкер рванул на место остановки, едва успев подобрать снайперскую винтовку. Там ещё горел огонь, и было довольно светло. Он осмотрел всё в радиусе пяти метров, потом нашёл странный пенёк с прогнившей сердцевиной. В этой выемке что-то блеснуло, и человек, не долго думая, сунул туда руку.

- Вот он. Теперь надо уходить. Лысый побежали быстрее назад, быстрее!

Сталкер схватил драгоценный прибор как никогда крепко в свою ладонь и побежал до главных ворот ведущих в «Свободу». Они открылись, человек в изодранном снаряжении побежал до, довольно большой, зелёной палатки Арата. В этот день Прибой спал как убитый.

* * *

Я проснулся раньше всех в большой уютной палатке. Чувствуется утренний холодок, как сквозняк пробегает по полу, меня греет, накинутый на меня вместо одеяла, свитер Сокола. Спалось мне как никогда лучше, но все, же существовала некоторая озабоченность. В первую очередь из-за странного сна, просмотренного в тот момент пока, моё безжизненное тело лежало в собственной крови. Самое странное, то, что вспомнил о нём только сейчас, хотя, если честно, вообще не помню ничего, после того как меня убил этот поганый Кровосос. Просто провал в памяти, чёрное пятно на фоне белой пелены моих воспоминаний. И ещё одна не понятная вещь, моя броня порвана, также как и мой живот вчера, вечером, но крови нет, хотя мой балахон пропитался на сквозь красной жидкостью из моего тела. Живот выглядел, так как будто ничего и не было, как в лесу, когда чудесным образом зажили моя рука и стопы.

Интересный сон вспомнился лишь отрывками, о целостной картине не могло идти речи. Попутно в память врезался ещё один, просмотренный в бараках Свободы. Но опять же, лишь неотёсанными кусками, которые ещё предстояло обработать.

Оба, сидящих в мягких удобных креслах, говорили о моей судьбе. Один нёс ересь мне о неком кандидате, в чьей помощи он нуждается. Второй — о чьих-то судьбоносных решениях, какой-то войне за зону, непонятно только кто против кого. От каждого нового предложения, сказанного незнакомыми людьми, меня бросало в дрожь. Такое ощущение, что стою на невидимой для моего глаза шахматной доске. Я, к несчастью, играю роль незначительной пешки, которой необходимо преобразоваться, как минимум, до туры. А может это партия в шашки между двумя не понятными не заметными лицами. Как тогда попасть в Дамки? На чьей тогда я стороне? Кто из этих двоих прав, а кто нет. На этот раз всё запуталось в огромный узел, распутывать который придётся постепенно, если вообще получится.

Глава шестая. Истории

Утро. Это время суток, как правило, всегда проблематичное для любителей выпить или для тех, кто просто напился в дружеской компании. Либо сушняк, либо болит голова, либо, уважаемый, вы не пили вовсе. Оба, давно не видевшихся друзей, начали потихоньку просыпаться, бурча какую-то чушь себе под нос, периодически фыркая, тяжело вздыхая. Раньше проснулся Сокол, первым его действием стало лёгкое потягивание. Палатка, к счастью, позволяла высокому человеку такое делать. Он схватился обеими руками за лицо и слегка примял щёки ладонями. Затем он застонал, что-то по типу хриплого тягучего звука гласной о. Глаза у него сузились хуже, чем у китайского младенца. Тем самым Сокол подтвердил одно из трёх моих, выше упомянутых, правил.

- Прибой. — Сокол снова застонал, затягивая о. — Поищи тут самогон или ещё чего алкогольного, пожалуйста. А то головушка бо-бо.

Я оглядел палатку. У спящего, свернувшегося калачиком, маленького Арата прямо под носом лежала бутылка с полупрозрачной жидкостью, неизвестного происхождения. Аккуратно достав литровую ёмкость, я открыл её, после чего понюхал ради интереса. Самогон, самый обыкновенный — классический, без добавления всяких трав и прочей ерунды. То, что нужно, уставшему человеку на природе, не считая шашлыка.

- Держи! Тут вам по глотку хватит. — Я протянул товарищу бутылку с остатками роскоши.

- О! Спасибо, друг! — Голос слегка погрубел, потихоньку принимая грозный прежний вид.

Сокол убрал ото лба левую руку, правой — провёл по лицу, сминая нос. Затем он не торопливо взял бутылку и глотнул дьявольского зелья. Эффект подействовал не сразу, но тем не менее сталкер уже почти на полную раскрыл глаза, и начал смотреть не в пол, а на окружающих. Сокол, опохмелившись алкоголем, кинул ёмкость обратно под нос, всё ещё спящему, Арату. Он встал, опять же, высокая палатка позволяла это сделать, покрутил головой с закрытыми глазами, затем тяжко вздохнул и, наконец, вышел на улицу.

Как только Сокол покинул лежбище, за ним почти сразу встал и Арат. По сути, я пронаблюдал повтор, того, как вставал мой товарищ по беде. Единственное отличие во всём этом немом кино так это фигуры обоих актёров. Арат сразу перешёл к делу и допил оставшийся самогон. Он выпучил свои глаза на меня, повертел головой и пополз наружу. «Ну вот, — подумал я, — Теперь моя очередь вылезать, время, наверное, уже часов девять или десять». Я откапал, подаренную загадочным человеком, винтовку из-под тряпок. Как всегда, закинул оружие через плечо. Проверил карманы и тут, к моему великому удивлению, я нашёл то, за чем нас посылал бармен Коля. Его ПДА сверкал как новенький в моих руках. У меня никогда не было таких вещей, да и врятли будут. Я вылез на улицу.

* * *

Снаружи стояла облачная погода, ветер то и дело гонял пыль с земли из стороны в сторону, и никак не мог определиться в какое направление дуть. Солнца сегодня не дождаться, облака, перемешанные с тучами, плыли надо мною слишком низко, вот-вот пойдёт моросящий дождик. Такой противный, всегда мешающий нормальной прогулке. Сокол и Арат куда-то убежали. А мне ничего не осталось делать кроме как идти в бар и получить обещанную награду, пусть даже не нужную, бандитов, всё равно, по-моему, достать не смог.

Я шёл быстро и старался не озираться на идущих мимо сталкеров. Вид у меня не важный: порванный балахон, грязные штаны. Всё это плюс моя кислая рожица придавали моей персоне достаточно внимания со стороны. Незаметно мне пройти не удалось, буквально, на полпути меня остановил Лысый. На его лице я увидел недовольство. Густые брови нахмурились, а взгляд, такой как будто я его очень сильно обидел вчера вечером. Пальцы зажаты в кулаки, создаётся впечатление, что сейчас будет драка с моим участием. Я не помню, что произошло прошлым вечером. В принципе, там, в роще, могло случиться всё, что угодно. А вот мой вчерашний напарник видимо помнил, по крайней мере, то, что успел зафиксировать своими глазами.

- Ты куда вчера рванул? Совсем что ли ума лишился? — Лысый заговорил со мною в приказном тоне.

Видимо, он настроен очень серьёзно, только причины не объясняет. А может дело в вознаграждении, ожидаемым ещё вчера. Главное, всё-таки, что Лысый и я живы, после убийственной заварушки с кровососом, остальное мало имело значения.

- Лысый, ты жив. Слава богу! Слушай, я ничего не помню после того как меня цапнул этот бешеный зверь. Так что извини, если что-то натворил. — Я действительно был рад, что человек жив.

- Ага, жив. Да вот только как ты выжил? Он же тебе брюхо вспорол, вон, посмотри, какая страсть у тебя на броне творится! — Лысый, нахмурил брови.

- Я не знаю, повезло, наверное. — Поднял голову вверх, списывая вину на всевышнего.

- С чем повезло, с тем, что у тебя каменная кожа? Может ты артефакт, какой носишь за пазухой? — Он будто отчитывал меня как отец сына.

Не буду же я правду говорить о том, что какой-то фокусник вытащил меня из лап бледной смерти. — Да какой артефакт, я в зоне только третий день. Да даже если и есть, то тебе-то что?

- Всё это очень странно. — Лысый разжал кулаки. — Ты в рубашке родился, везучий ты наш. Ладно, сам разбирайся со своим везением. Нашёл вчера у бандитов на стоянке что-нибудь дельное?

Я бы мог схитрить и промолчать про утреннюю находку, но Лысый тоже внёс свою лепту. Если бы он не стал биться с мутантом, то тот полакомился бы моим мёртвым телом, после чего я бы уже точно никогда не ожил. Одни если бы, да кабы. Не стал обманывать бывшего напарника, ответив ему положительно. У того сразу появилась улыбка на лице вперемешку с неким удивлением.

- А как ты догадался, что нужно обыскать их лагерь? Ой. — Растянул бывший напарник. — Странно всё это. Очень странно! Не понятные вещи с тобой творятся, Прибой. Тогда пошли за зарплатой, раз ничего говорить не хочешь.

- Пошли. — С досадой сказал я.

Ещё пятьдесят метров и мы на месте. В баре уже сидит человек пятнадцать. Двое у стойки, остальные стоя у столов. Бармен посмотрел на нас, приветствуя, кивнул. Мы поспешили поскорее отдать дорогую вещицу, получить свой гонорар. Пока я проходил мимо столиков, на меня смотрели как на какого-то оборванца. Мне чувствовалось немного не по себе, каждый лишний не нужный взгляд, вызывал у меня некоторое стеснение. Лысый шёл за мной следом, с каждым вторым сталкером он здоровался за руку, при этом спрашивая как у тех дела. Последние кричали вдогонку фразы, у всех свой короткий ответ.

У стойки бара стояли двое мужиков и по-своему братались между собой. Они не обращали внимания на нас, мы, в свою очередь, на них. Бармен достал из кармана две купюры по пять тысяч рублей и зажал их в ладонях. Затем он их разжал, деньги как по волшебству тут же исчезли, испарились.

Что ещё за фокусы. — Подумал я.

- Доброе утро, друзья. Надеюсь, вы пришли не с пустыми руками. Хотя, признаться, ждал вас ещё вчера, но, видимо, что-то пошло не так. — Николай достал чистый, но мокрый стакан, начал тщательно его протирать полотенцем.

- Да, не с пустыми. — Я достал ПДА из кармана и протянул его владельцу. — Этот? Другого там не было, точно.

- Да, он родимый! Спасибо вам добрые люди. Деньги у вас в карманах штанов, как и обещал пять рублей плюс сотня на водку. — Подобрел Бармен.

Я обшарил все карманы, какие только были на моих грязных штанах. Задние, боковые, передние. И, действительно, деньги оказались в правом боковом кармане.

- Вот трюкач. — Лысый удивился не меньше моего, на его лице засветилась улыбка. Он поглядел на купюры.

- Ладненько, давай тогда Николай, бывай. — Лысый тут же побежал в сторону двора.

- Спасибо Коля. — Добавил я.

- Это вам спасибо, вернули мне мои рецепты. Прошло всё гладко или не обошлось без проблем на вашем пути? — Бармен достал очередной мокрый граненый стакан.

- Ну, если честно, я умудрился умереть в самый разгар битвы с кровососом. Так его назвал Лысый.

- Что прости? — С насмешкой спросил Николай.

- Да проехали, в общем, кровососа Лысый завалил и глотку резанул упырю. Что тут вообще происходит? В первый раз увидел, столь ужасное создание. И это явно не Господь Бог сотворил, скорее сам дьявол приложил руку к столь отвратительному существу.

- Ты в первый раз в зоне? Тогда понятно твоё удивление. Впервые вижу новичка, который дошёл до нас, при этом ни разу не встретив гадкого мутанта.

- Ну конечно я видел их, ну те, что на собак и кабанов похожи.

- А я про что! Кровосос конечно дичь не так часто встречающаяся, но тем не менее. Говорят так: "Не видел кровососа, не видел зоны!"

- Тогда, я предпочту её не видеть. Эта тварь очень сильна. Лысый едва не отбросил копыта. Да чего там! Я тоже чуть не загнулся.

- Бывает. Но скажу тебе по секрету, в этой глуши не то, что кровосос, здесь даже кабан не пробегает. Только собаки и, изредка, колобки. Вы, ребята, либо самые большие неудачники, либо вам помогли с ним встретится. Поэтому мы тут основательно расположились, а аномалии… да чёрт с ними.

- А такое разве может быть? Помогли встретиться с мутантом, стоит ли говорить о глупости этого предложения.

- Пусть это мутант, но снотворное действует на него также как и на людей. А перенести мешок картошки из одной точки в другую не составляет особого труда.

- Ты сказал колобки? — Усмехнулся я, переведя тему.

- Они родимые. Только ты не подумай, что это те самые из сказки. Уж что-что, а эти беспозвоночные точно не съедобные… — Коля замолчал. Он убрал стакан в самодельную стойку, затем продолжил. — Проверено! Бедняга все лопухи в округе перевёл, а заодно монстров отпугнул. Бывает же народ весёлый.

- Да, это точно. — На моём лице появилась улыбка. — Колобки опасные?

- Этот зверь тебя может, тронет, может, не тронет. Не знаю, как он жертву выбирает, но уж если выбрал, держись. Лучше будет убежать, чем мучится с ним. — Коля оживился. Его руки показывали жестами каждое слово. — Вот, значит, он катится и видит жертву. Ты видел дикобраза?

- В детстве, когда в зоопарк водила мама.

- Так это тоже самое, он распрямляется, как ёж, а из его…

- Стой, стой, стой. Так что мне представлять, ежа или дикобраза?

- Как бы тебе… В общем, сначала это ёж, свернувшийся в клубок. Вот он катится. Представил?

- Да, продолжай, ты меня заинтриговал! — Рассмеялся я.

- Стоит ему заметить жертву, как тот сразу наращивает у себя на спине огромные иглы. Кто видел, рассказывали, что колобок выстреливает в жертву одной иглой. Она не смертельна, конечно, но в течение часа ни рук, ни ног не чувствуешь. Самое интересное, эта тварь не ест мясо, она травоядная. А иглами стреляет для самозащиты. И ещё один факт…

- Не, друг, постой. Зачем ему жертва, если это существо травоядное?

- Ну, мышами то он питается, а их тут, попробуй, догони. Ну, так вот, ещё один факт.

- Ещё один? Ну, давай! — Разнукались мы.

- Гораздо легче из Макарова пробить ствол дуба, чем из снайперской винтовки его бронированные иголки.

- То есть этакая мини-бронемашина. Нехилая тут живность.

- Ты поверь! С некоторыми тварями лучше никогда и негде не встречаться. Жалко морду его никто не разглядел. Ну, серьёзно! На кого он больше похож, на ежа или дикобраза?

- Знаешь, Коля, я тебе отвечу, на кого он похож. У него, у колобка, один глаз размером, примерно, с мой. А так в целом на ежа смахивает: вездесущий нос, усы…

- Да, да, да. Очень смешно. Я тут перед ним расплясался, а он мне… Эх. Ну, тебя, Прибой. — Обиделся Коля. Глаза виновато посмотрели на стойку.

- Как знаешь, Коля, как знаешь.

Впервые за последние часы я разговаривал с человеком без страха. В спину мне не целились бандиты, в кустах не шуршала очередная тварь, желающая откусить кусочек от моего тела, и никто не говорил дурными, никому ненужными, загадками. Как же это приятно, чёрт возьми. Беседа продлилась не долго. Буквально через минуту после яркого описания колобка к бару подошёл Сокол. Выглядел он значительно лучше, чем когда проснулся. Лицо приняло истинный облик, красные глаза исчезли вместе с похмельем. Товарищ поглядел на Колю, на меня, тяжело вздохнул, почесал лоб, снова осмотрел меня с ног до головы.

- А откуда у тебя дружок эта винтовка? — Серьёзный человек смотрел на меня как на врага родины.

Неожиданно в разговор вмешался торговец выпивки. — Это я ему её отдал. Помог тут мне с одной проблемой. Должен сказать, твой друг умеет за себя постоять. Прямо не скажешь, что он зелёный.

Ничего не осталось кроме как кивать в ответ, глядя на недоумевающее лицо Сокола. Но тот никак не успокаивался, продолжал расспрашивать.

- Объясни, бармен, за какие подвиги ты наградил героя таким оружием?

- Они с Лысым вернули все мои рецепты, по совместительству средство к существованию в этой гнилой, прекрасной дыре.

- Пусть, допустим так. И как тебе сталкерская жизнь, герой — геморрой? — На этот раз вопрос задали мне.

Коля рассмеялся, не скрывая эмоций. Сокол повторил ту рифмовку Кислого, которая в данном контексте больше походила на издевательство.

- Честно сказать? — Ответил я, улыбаясь.

- Ну…, как хочешь, так и говори. Откуда мне узнать, что за жизнь у тебя вчера была, твоя совесть не моя.

- Получше жизнь была, что дали то дали. Не украл же её, в конце концов.

Сокол рассмеялся. — А ты думал здесь на малиновый куст с бабой наткнутся?

- Я вообще не думал.

Гнев сменил радость. — Вот именно, ни хрена ты не думал. Если бы мутанты тебя покоцали, наверное, до тебя бы дошло, что нужно мозгами в первую очередь думать, а не пятой точкой. Неужели в лесу тебе не хватило мороки? Ладно, Лысый, себя то он защитит. А ты то… Да ну тебя куда подальше… — Сокол махнул на меня рукой.

Бармен отвернулся от нас, сделав вид будто расставляет выпивку и поправляет ценники. Мне стало не по себе. Этот здоровый мужик, который хладнокровно убил трёх бандитов с оружием голыми руками и не менее матёро расстрелял Батыя, волновался за меня. Удивительно, но мне показалось, что я нашёл настоящего друга. Пусть мы знакомы всего два дня, толком не знаем друг друга. Тем не менее, прошли мы за это время намного больше, чем прошлый я за всю свою жизнь. Именно так, прошлый я, но ещё неокрепший настоящий. С этим человеком мне стало ясно, кто я есть на самом деле и чего стою. Сокол дал не просто защиту, он дал мне уверенность в своих силах, уверенность в себе, подарил шанс, которым я спешил воспользоваться.

- Прости меня, Сокол. На вот, твои триста рублей.

Он взял деньги и засунул себе в карман.

- Собирайся, мы выходим через час. — С этими словами мой друг покинул бар.

* * *

Через пятьдесят минут я стоял в полной боевой готовности у главных ворот. На верху всё также бдителен часовой, на кресле снова сидел Лысый. Он спал сном младенца. Я достал честно заработанную тысячу и незаметно сунул в карман спящему дежурному. Ему эти деньги нужнее, чем мне. Мог, конечно, поторговаться со здешним барыгой, купить куртку, но я чувствовал прилив сил. Порванная броня, снятая с бандита, предавала мне вид, прошедшего через бой мужика. Лысый, единственный кто знает мою тайну и даже если он её расскажет, ему не поверят, так как виновник этой тайны будет далеко отсюда, некому будет подтвердить сказанное.

А вот и Сокол. На нём отлично сидит новый бронежилет, за спиной рюкзачок с провизией, по бокам расфасованными патронами. В руке он нёс два спальных мешка, плотно упакованных в очень маленький жёлтый пакетик. В другой — бронежилет, снятый ещё в лесу с убитого, неизвестно чем, сталкера. На ремне бойца висела кобура с пистолетом Макарова внутри, за плечами старая охотничья двустволка. Сбоку, из бронежилета, аккуратно выглядывал из кармана нож.

- Одевай! Пригодится.

- Как скажешь. — Я не стал снимать порванную куртку, поверх неё одел этот, почти новенький, жилет, на котором уже красовался нож, положил мешки в свой рюкзак.

- Пистолет я тебе не даю, уж извиняй. У тебя и так есть чем стрелять, а нож вещь, как воздух, необходимая.

- Да и за это спасибо огромное! Не ожидал.

Я по быстрому накинул новую вещицу. Прямо как в детстве, когда мама покупала мне одежду. Сокол улыбнулся и прокричал часовому: "Открывай ворота!" Лысый вскочил как с иголок.

- Проходите, товарищи. Как говорится, удачи в дороге.

- Не скучай, Лысый. — Сокол похлопал по плечу своего знакомого.

- Пока. — добавил я.

Лысый пожал мне руку, затем сказал шепотом. — Спасибо, вам ещё пригодиться это.

- Что?

- Закрываю ворота! Удачи, Прибой. Ещё раз, спасибо.

* * *

Вот опять: я, Сокол и зона. Впереди меня ждала встреча с умником. Всей душой и сердцем надеялся на этого человека. Ведь действительно, если он знает, как я попал сюда, значит, может представить,____________________________________________________________________________________________________________________ как отсюда выбраться. Сокол молчит, играя в партизана, любой вопрос на эту тему пресекает на корню, переводя разговор, куда-то далеко от темы. С другой стороны, тем интереснее будет встреча, тем больше информации меня ждёт.

Прошло около двадцати минут. Мой товарищ не обронил ни единого словца. Спустя такое же количество времени ситуация не изменилась. Мы просто, не спеша, шли вперёд по раздробленному полю. Приходилось обходить каждый овраг, кучу трещин, навеивающих мысли о возможном прохождении землетрясения по данной земле. На пути продолжают мелькать те же фигуры, что и по дороге к Свободе: кустарники, разбросанные на каждом шагу, деревья, унывающие на фоне всеобщей разрухи. В конце концов, я не вытерпел нудного затянувшегося молчания.

- Как ты попал в зону? — Поинтересовался любопытный сталкер.

- Что, прости? — Удивился Сокол.

Перепрыгивая через очередную трещину, переспросил. — Ну, как ты попал сюда, в зону? Что привело тебя на разрушенные поля?

Сокол остановился — Да никак, я здесь раньше жил. Почти здесь, в километрах пятидесяти от зоны, не так далеко, в принципе.

- То есть как жил. — Остановился вместе с ним.

- Да вот так. — Товарищ продолжил идти. — Там деревня есть, во многих часах ходьбы. Вон там! — Показал он пальцем на запад.

- Там тоже, что ли зона, или как? Не понимаю, если она такая огромная…

- Ой, Господи. Чего тут непонятного. — Сокол посмотрел на меня и добавил — Хотя тебе может, не понятно.

- Не понял всё равно. Может, снимешь замок со своего рта, а то дорога превращается в унылое мероприятие.

- Я и не сомневался, что не понял. А по поводу дороги, ты либо цирк Шапито мечтал увидеть? — Вновь остановился. — Ещё год назад, зона была не больше чем вся АЭС. Затем военные, не разобравшись, натащили сюда боеприпасов, в основном взрывчатых. Не знаю, что у них там произошло. В итоге очень большой и чересчур громкий взрыв две тысячи седьмого года. Осветило всю округу. Вдобавок ко всему, произошло ночью. Вся моя деревня встала на дыбы, у некоторых, кто ближе всех к аварии, стёкла в доме выбило. Никто же не пошёл смотреть, в чём дело, легли спать. А на утро я не узнал того места, где жил всю жизнь. Деревья осыпались, урожай весь погиб. Самое страшное: половину домов развалилось, как будто их и не было вовсе.

- А такое бывает? Прямо как из книжки вычитал.

- Бывает, к сожалению. Вот тогда-то простой народ узнал про истинную «Зону отчуждения». И понеслось. Все скрывающиеся от закона преступники, насильники и прочая мразь засели тут, а знаешь почему? Да потому что их никто не искал здесь. Из-за них-то военщина взбаламутилась, да и национальная безопасность не лила слёз счастья.

- Ты не пробовал уйти? Попробовать себя в том мире, в моём.

- А куда мне идти? Мои друзья решили остаться здесь, а куда я без них. За пределами этой земли у меня ничего нет.

- Друзья это…

- Да. Те, что в каньоне остались. Будь прокляты эти бандиты. У меня ещё будет шанс стереть в порошок этих упырей. Ладно, пойдём дальше. Немного осталось.

* * *

На самом деле всё было не так, гораздо интереснее. Я ещё не понимал, зачем он врёт, ради чего или кого обманывает. Узнал это позже, но нету смысла рассказывать факты потом. Артём Соколов, известный под простой кличкой Сокол совсем не так попал в зону отчуждения.

1

- Не печалься, Артём, всё будет хорошо. Они ещё придут к тебе, умоляя вернуться.

Молодая, лет тридцати женщина сердца, всей жизни Артёма, печально склонив голову, нежно гладила его волосы, успокаивая отчаивавшегося мужчину. Её маленькая хрупкая ручка аккуратно обводила, словно волна океана — песочный берег, одни и те же линии на голове человека. Небольшая на рост, ниже своего мужа на добрые сантиметров десять, стройная фигура, красивая женщина. Яркие, полные жизнью карие глаза заставляли её мужа улыбаться даже в самый трудный час. Густые ресницы, данные от рождения, нежно-розовые пухленькие щёчки и губки говорили о спокойном терпеливом характере, аккуратно очерченные специальным карандашом брови, распущенные до самых плеч каштановые, гладкие, переливающиеся на свету густые волосы.

- Нет, Наташ, не вернуться. На этот раз у них крутые планы на мою никчёмную шкуру. Я сильно просчитался.

- Что произошло, расскажи мне. Я всё смогу понять.

- Люди, которым я помогал, оказались не так добродушны, какими видел их изначально. Им не понравилась моя работа, из-за меня у них произошёл срыв всех планов, они не довольны.

- Что именно ты сделал. Как это нам откликнется?

Артём тяжело вздохнул, протёр рукой лоб. — Я предал их, по просьбе одного человека, в обмен на то, что тот будет перечислять вам по две тысячи долларов каждый месяц последующих пятнадцати лет.

- По две тысячи долларов? Откуда такие деньги. Что ты делал?

- Составлял вредоносные программы, отключающие нужные сигнализации в крупных коммерческих заведениях.

- То есть, ты всё это время грабил банки? Почему ты молчал об этом?

- Нет, я лишь писал вирусы. Они платили мне куда меньше, да и заказов было не особо много. — Артём понимал, что такие слова могут изменить отношение к нему.

- Я всегда найду способ понять тебя, не прячь стыдливо лицо. Просто расскажи мне, каким образом ты их предал?

- Человек, попросивший такое, пообещал обеспечить вас на пятнадцать лет, если я напишу нерабочую версию кода, тем самым, подтвердив качество охранной системы банка.

- И ты написал её. Уверена, у тебя был более веский мотив, чем наше обеспечение.

- Да, написал. Грабители не сумели выйти из очередного здания банка. Сигнализация сработала. Одним из преступников оказался братом моего бывшего заказчика. Теперь они не то, что не хотят меня видеть, они желают убрать меня с шахматной доски раз и навсегда. Отвечу на второй вопрос. Главнее вас никого нет в моей жизни. Но слукавлю, если промолчу. Они предали меня раньше, человек попросивший сделать плохой код, показал и доказал мне.

- Что ты…

- Ни слова больше, Наташ. — Прервал супругу Артём. — Вам нужно в срочном порядке уезжать из города. — Артём достал из кармана штанов ключи. — Возьми их. Это ключи от моей, скрываемой ото всех, квартиры, вас никто не найдёт.

Наташа медленно взяла ключи у Артёма в руку. В этот момент в комнату вошла их маленькая дочь. Маленькие глазки с грустью глядели на родителей, озабоченных какой-то неведомой им печалью. Кажется, пришло время расставаться. Ребёнок чувствовал эту крайне тонкую, невидимую ниточку, ещё не зная сути, но понимая по выражениям фальшиво улыбающихся лиц мамы и папы. Дети всегда чувствуют плохое, бояться его, надеются на лучший исход, в то время как взрослый понимает безысходность ситуации, не предпринимая никаких попыток от неё избавиться.

- Пойдём собираться дочка. Мы поедем в путешествие, ты ведь любишь путешествовать? — Улыбаясь, спросила мама.

- А папа поедет с нами? — Раздался тонкий детский голосок.

- Папа не может, милая, но он обязательно нас догонит.

- Всё в порядке, доченька. Папа приедет, только немножко позже. Всё будет хорошо, обещаю. — Отец посадил дочь на колени.

- Наташ, возьми эти билеты. Артём протянул бумажки. — Поезд отправиться через час с вокзала. Я отвезу вас, чтобы дочка не волновалась лишний раз. Всё будет хорошо.

Прошло около получаса, семья уже стояла на одной из четырёх платформ. Ещё каких-то сорок коротких минут, ещё совсем чуть-чуть и Артём, скорее всего, больше никогда не сможет обнять дочь, рассказать ей сказку на ночь, поцеловать любимую женщину, список можно продолжать дальше, но, думается, каждый понял, что испытывал этот человек. Что он чувствовал, обещая дочке то, чего он не мог знать наверняка, то, что от него никак не зависит, что он чувствовал, когда повторял одну и ту же фразу: "Всё будет хорошо". Кого мог винить он в своих бедах кроме себя, на кого он мог положиться кроме как на себя. Замкнутый круг, причём начинается и тут же заканчивается в одном человеке.

- Я буду присылать всё, что смогу заработать. Со мной всё будет в порядке, главное, берегите себя. Зная о вашей безопасности, не пропаду.

- Куда ты пойдёшь? — Спросила супруга.

- Не знаю. Нужно предупредить друзей, чтобы остерегались странных мужчин в пальто. Наверняка, к ним они отправятся в первую очередь. А после отправлюсь на четвёртый энергоблок. Я слышал одну историю от знакомого. Девушку одного паренька поработила страшная болезнь. От безысходности и отчаяния он нашёл путь на место, которое многие называют зоной отчуждения. После семи с лишним месяцев безрезультатных поисков, пресловутая удача, наконец, повернулась к парнишке лицом. В очередной из так называемых аномалий он достал не менее интересную вещь — артефакт. В этот самый момент он задел рукой острый предмет, торчащий из-под земли. Рука с артефактом потёрла рану, и та, буквально, у него на глазах зажила. Чудо, не так ли? Вернувшись обратно в город, он побежал в больницу, где лежала его возлюбленная. К сожалению, он опоздал ровно на пять минут. Врач пытался успокоить разбушевавшегося юношу, но четно. После всех попыток приехал наряд милиции, не дожидаясь пока его скрутят, парень сбросился с крыши. Самое удивительное — он выжил. Никто не посмел прикоснуться к нему, он просто ушёл домой под сопровождение удивлённых взглядов. На следующий день ему позвонил врач. Тот извинился и попросил прощения, он перепутал имена. Девушка парня была ещё жива. Через час, благодаря волшебной вещицы из зоны, она уже могла бегать, могла, наконец, обнять его и сказать спасибо, за то, что тот не отчаялся, за то, что спас её от неминуемой смерти.

- А мораль?

- Каждый сам должен выносить её для себя. Я лишь могу поделиться своим мнением.

- Не нужно, я пойму сама.

На глазах жены появились слёзы, дочь нервничая пряталась за ногами матери, опять же, не понимая сути. Наташа в последний раз поцеловала его на прощание, затем быстро удалилась в купейный вагон, где на своём билетном месте поспешила открыть старую белую занавеску, чтобы глаза попрощались с любимым человеком, точнее, сказали с надеждой — до скорого свидания. Поезд медленно покатился вперёд, Артём потянулся за ним быстрым шагом, не отставая от любимого окна, затем вовсе побежал за грустным взглядом жены до самого конца платформы, где остановился, едва с неё не упав.

* * *

За всей этой беседой я не заметил, как заморосил дождик. С каждой капелькой становилось холоднее. То спереди, то сзади обдувал шальной ветер. И на пути укрытия не наблюдалось. Не люблю такую погоду. Мелкий противный дождь, капающий на лицо и тут же сгоняемый, набираемым силу ветром. Я надел капюшон своей «сталкерской» накидки, чтобы хоть немножко укрыться от непогоды.

Сокол явно не договаривал о себе, мой интерес не пропадал ни на секунду. Потому мои вопросы сыпались на его голову. Тот всё отнекивался, говоря, мол, это меня не касается. В конце концов, после десяти минут непрерывного расспроса он сдался.

- Ну, чего тебе нужно? Ой, достал ты меня. Нудишь и нудишь. Что у тебя за шило в пятой точке покою тебе не даёт?

- Просто интересно, с кем я шагаю в одну ногу по незнакомой земле. Извини, конечно, больше не буду. — Состряпал обиженное лицо.

Сокол вздохнул. — Я и вправду здесь жил до того как зона расширила границы. Но последствия оказались куда более печальными, на самом деле. Из всех жителей моей деревни выжило только трое. Оказалось позже, в эту ночь расширения, зона ещё и выдала выброс. Не такой сильный, чтобы молодой человек умер от него. Но достаточной мощи для смерти всех стариков и старух. Молодых в деревне оказалось только трое в тот день, мы как раз собирались уехать в большой город учиться.

- Кто выжил ещё помимо тебя, Сокол?

- Скворец и Люда. — С грустью ответил напарник.

- Люда? Тут есть девушки, я не заметил ни одной.

- Здесь нет. Она ушла в «Долг» по своим убеждениям. Считала, что сможет отомстить зоне. Мне ничего не оставалось, кроме как пожелать ей удачи.

- «Долг»? Это что-то типа «Свободы»?

Дождь слегка усилился.

- По сути, это её альтернатива. «Долг» борется, цитирую: "С зоной и любыми её проявлениями". — Сокол показал кавычки на пальцах. — Вот почему-то артефакты они только не уничтожают, шакалы. Свобода, наоборот, прославляет чёртову пустыню и ищет способ как с ней жить не конфликтуя, они даже чем-то напоминают «Чистое небо». Тем не менее, трупы, покусанные мутантами и облезшие от радиации, пачками закапывают.

- А к кому относишь себя ты? — Вопросил, в надежде услышать интересное размышление по данной теме.

- К птицам. — Сокол тяжело вздохнул и протёр мокрый от дождя лоб. — Мы являлись не зависимым отрядом, ни в чём и ни в ком не нуждающимися. Мне и моим парням была абсолютно не нужна группировка, чтобы выжить. У обоих из них нет идеи. На деле всё обстоит так: Долгу хочется верить в свою миссию. Они призывают новичков бороться с неистребимым. Как результат, много трупов с их стороны, ещё больше от зоны мутантов. За всю годовалую деятельность Долга единственным результатом стало очередное расширение границ смертоносной земли.

- Они здесь в роли правительства? — Провёл левой рукой, показывая округу, обозначая слово «здесь».

- Нет, это они просто так думают. — С презрением произнёс товарищ, сжав ладонь в кулак. — Напыщенные обезьяны с оружием в руках.

- Что со Свободой? — Мне стало ещё интереснее.

- С ней ничего. Кучка анархистов, как они себя называют. Тем не менее, подчиняются своему командиру, какая же тут анархия? — Усмехнулся мой спутник. — В общем, они по своей натуре ничем не отличаются от «Долга». Среди них всё те же сталкеры мародеры, тунеядцы, гниль всякая, без неё никуда, и так далее, просто служат разным интересам своих начальников. — Сокол сплюнул в бок, показывая неприязнь к группировкам, хотя мне показалось, будто товарищ больше всех ненавидит именно «Долг».

- Да бог с ними. Мне в любом случае не понять их целей и позиций в отношении зоны. Отсюда нужно уходить. Я так думаю… Хватит про стадо разговаривать. — Мне было интересно узнать о бытие сталкеров, но я чувствовал, что мой друг опять уходит от главной темы.

* * *

2

Артём громко постучал по двери. Никто даже не думал открывать. Он осторожно огляделся по сторонам, затем засунул руку под коврик, лежащий около двери, где был вшит запасной ключ от нужного замка. Войдя внутрь Артём сразу почувствовал неладное, он пополз далее, по коридору, в главную комнату, где ему открылась неприятная картина. На полу, прикованный к батареям наручниками, сидел истекающий кровью мужчина — его друг. Вокруг полный беспорядок, всё выглядело как ограбление, однако Артём всё понял. Ключ выпал из ладони. Артём, обомлевший от неожиданного поворота событий, подбежал к умирающему человеку.

Последний, стиснув зубы от боли, обречённо смотрел на своего товарища. Он, умирающий, словно пытался что-то сказать, но не мог. Окровавленное лицо, причём настолько, что даже черт его не видно, пробитый, скорее всего, тупым предметом, а не пулей, живот, затёкшая правая рука, отказывающаяся подчиниться хозяину. Бедняга явно не заслужил медленной смерти на глазах у друга, да и вообще её не заслужил.

- Кто это с тобой сделал? Слышишь? Слышишь меня? Так, бог с ним, покажи рану.

Левая окровавленная рука медленно перенеслась на живот.

- Только не уходи, только не уходи. Сейчас я что-нибудь придумаю. — Суетился Артём, ища необходимые препараты для притупления боли.

Друг ответил хриплым голосом. — Они говорили что-то про тебя, твои вирусы, но я ничего не понял и….

Мужчина, не договорив предложение, начал задыхаться. Лёгкие теперь могли только выдыхать, на обратный процесс сил уже не оставалось. Артём пытался сделать полезное, но было слишком поздно. Его друг навсегда уснул, умер не понятно за что, за ошибки другого человека. Артём закрыл глаза павшему товарищу, затем тихонько произнёс слова: "Прости меня". Первая жертва его ошибок. Чувство вины надолго поселилось в душе программиста.

Но сожалеть можно позже, ждать теперь нельзя. Если они убили одного из трёх, значит очередь дошла до второго. Совсем скоро бандиты вломятся домой к Дмитрию или Люде. В телефоне, как назло, сел аккумулятор, потому необходимо быстро принять решение — к кому бежать в первую очередь. Артём, немного поразмышляв, позвонил друзьям с домашнего телефона покойного, к счастью, те ёще могли разговаривать с ним. Как можно быстрее и понятнее Соколов объяснил друзьям, что делать. Затем он в спешке оттёр все свои опечатки, оставленные в квартире вызвал скорую, после чего удалился.

Через двадцать минут Артём стоял у двери Скворцова Александра. Кажется, всё тихо, люди, охотившиеся за виновником событий, не успели подойти, а это могло означать только одно, что они сейчас у Люды. Но было бы глупо не проверить Сашку.

Артём позвонил в противный писклявый звонок, через минуту ему открыл Александр. Товарищ предстал в кроваво-белой домашней майке, уже не белых шортах, на руках он держал нож, окровавленный чьей-то плотью.

- Что произошло? — Нервничая, Артём глотнул слюну, со лба потёк пот.

- Что произошло? Это я должен спросить тебя, что произошло? Перед смертью, один из этих неандертальцев, рассказал причину их агрессии. Виновником, как ты думаешь, кто стал? — Едкий гнев, смешанный со страхом заполонил голову Александра. Глаза оскалом смотрели на виноватого товарища, зубы показали насколько Скворцов зол.

- Мне жаль, что так вышло.

- Тебе жаль? — Перебил Скворцов Артёма. — Ты не просто так написал ошибочную версию вредоносного кода, не просто так! А знаешь, почему я в этом так уверен?

- Поясни, пожалуйста. — Виновато спросил Артём. — Только по дороге к Люде.

- Когда я гарантировал, ты ведь знаешь что такое гарантии? Когда я обещал им, что ты лучший в своём деле, я думал так оно и есть! — Резко повысил он голос. — Они тоже подумали так. Ты не только себя подставил, дорогой мой, ты и всех нас подгрёб с собой в могилу.

- Ладно, разберёшься со мной позже. Нужно ехать к Люде, они, наверняка до неё…

- Я уже её предупредил, она готова их принять, жалко уехать некуда.

Груз вины давил всё больше на душу Артёма. Он понимал, когда писал очередной вирус для своих начальников, что произойдёт, если дело загубит его ошибка. Он понимал, если до него не доберутся, то найдут способ расквитаться с близкими. Кажется, такой момент настал. Артём оказался готов к такой ситуации, спасая семью, помогая друзьям. Однако всё пошло не так, как он предполагал, первая жертва тому подтверждение.

Спустя несколько минут, двоица подбегала к пятиэтажному зданию, где жила их подруга. Неожиданно для каждого, из её окна, на четвёртом этаже, с характерным звуком, разбивающегося в прах стекла, вылетел человек — мужчина в спортивной одежде, такого же телосложения как Соколов. Артём с Александром остолбенели на непродолжительные секунды, затем резко и очень быстро побежали помогать хрупкой, в кавычках, женщине.

Дверь открыта. Они, прячась за тонкой стеной, продрались к главной комнате, где происходило основное действие. Забитый до полусмерти Людой бандит, боялся её, так словно перед ним стояла смерть с косой, старался уползти под стол, но это больше походило на оттягивание собственной участи. Сама Люда выглядела растерянной, но гнев скрывал эту эмоцию, без всякой паники она в очередной раз подарила несколько очень болезненных пинков злоумышленнику, тот крючился от боли, умоляя о пощаде.

Артём вышел из сумрака раньше своего товарища, от такой неожиданности подруга накинулась на него с характерным «Ах, ты!».

Увернувшись от крайне неприятного для мужчины удара в пах, Артём успокоил испуганную женщину. — Успокойся, это мы, всё хорошо.

- Артём? — Люда дала громкую пощечину виновнику торжества. — Чем ты думал?

- Люда! Люда! — Вмешался Александр. — Нужно уходить, сейчас сюда приедет милиция, тогда нас точно найдут, только на этот раз не промахнуться.

Троица выбежала из подъезда. Рядом с трупом, у дома, собралось немало зевак, через минуту сюда прибудет скорая, блюстители закона. В любом случае, убегающих хоть кто-нибудь, да увидел, а это могло означать, что портреты этих людей покажут в новостях. Так всё и произошло. На следующий день, в криминальных сводках на экран телевизора вывели мою фотографию и фотороботы, очень близко напоминающих моих друзей-коллег. После новости Артём вспомнил про выпавший из рук ключ с его отпечатком, оставленный в квартире мертвеца. Теперь, как ни крути, точно, будут искать.

Отсиживаясь на даче Александра этим же днём, её владелец поставил вопрос ребром: что делать дальше, а самое главное как.

- Что теперь? Артём, Люда, я вас слушаю, очень внимательно. — Вопросил Скворцов, в надежде услышать вразумительный ответ, а не истерику взрослых людей.

- А как насчёт тебя? — Переспросила Люда.

- А у меня ничегошеньки нет, ни единой дельной мысли.

- У меня есть одна. — Перебил спор Артём. — Мы можем отправиться в зону. Там нас точно не догадаются искать. Я слышал, что эта аномальная поверхность Земли расширила свои пределы. Военные ещё не успели перекрыть новую границу. Новых баз строить в бешеном темпе больше не будут, потому, без них, только быстрее оккупируют территорию. Времени остаётся всё меньше с каждым часом, решать необходимо сейчас: либо мы остаёмся здесь и продолжаем бегать по всей стране, либо уходим в неизвестную, но свободную от их цепких лап зону. Решать только вам, я уже решил, видимо.

- Какой ты резкий. Допустим, пусть мы попали в эту твою зону. Что дальше? — Поинтересовался Александр.

- Там есть люди, не только беженцы, как мы. Много людей, я слышал.

Люда вмешалась. — Что нужно иметь с собой, при походе в неизвестные земли. Я думаю, решение принято, однозначно.

* * *

- Как ты познакомился с остальными мужиками? Сорокой, Орлом… — Продолжал я терроризировать напарника вопросами.

- Орёл, Сорока и Ворон — этакое трио бойцов. Звали себя птенцами зоны. Они заслужили уважение кланов, став независимой группой. — Гордо произнёс Сокол, затем помотал головой влево, вправо. — Большинство таких же ребят сломались, после чего были вынуждены вступить в Долг или Свободу, под покровительство этих псов. (Кулаки вновь сжались). Ребят, царствие им небесное, тоже вынуждали, но они дали отпор, сначала полёг один квад Долга, затем ещё один отряд Анархистов стал мясом для мутантов. В итоге всё закончилось гибелью командира Свободы и те больше их никогда не трогали, а самое главное, начали уважать, забоялись. Долг, в свою очередь, просто-напросто не стал лезть к буйным парням, их трусливый командир тихонько вычеркнул их из списка мятежных групп. Вымогатели, одним словом. Не знаю о предшествующем событии, да и не желаю знать. Скворец нашёл их полумёртвыми на старом хуторе. Как они там оказались одному Богу известно. Мы выхаживали их около недели, так, по сути, познакомились.

Сокол говорил, говорил. Самое главное, у меня не пропадал интерес к его повествованию. Он рассказывал с горечью внутри и со спрятанными слезами, не скупясь на жесты, придающие больше красок рассказу. Человек прошёл немало, определённо не столько, сколько рассказывал, намного больше.

Мы продолжали идти, перепрыгивая трещины, обходя глубокие впадины, перелезая через кусты. Впереди я заметил свет, берущий начало где-то из недр земли. Такой яркий, насыщенный, будто кто-то сидел в яме и светил по сторонам, в небеса из мощного прожектора. Дневной свет казался мне тусклой, унылой пародией на этот отличающийся более яркой палитрой луч. Словно сам Господь включил свою лампочку у нас под носом. Но, учитывая увиденное за последние дни, я не отказывался от мысли, что это явление и не свет вовсе, всё может быть.

-… после первого задания мы перестали быть птенцами, став настоящими птицами и… Оппа. — Сокол резко остановился перед очередной впадиной, поднял правую руку вверх с открытой ладонью. — Стой, Прибой, видишь там свет? — Левая рука показала указательным пальцем на аномалию, левая — опустилась.

- Да, ярок слишком для фонарика, при дневном то свете. — Я прищурился, приложив правую ладонь ко лбу.

- Я не об этом. Аномалия перед нами, дружочек. Световая или прожектор, как некоторые говорят. В неё мало кто попадается. А если и залезут, то в основном из-за недоразумений или случайностей.

- А что с ней не так? И почему прожектор? — Задав вопрос, я понял, насколько глуп он оказался.

- Эта штука действует в радиусе от десяти до ста метров, зависит от яркости лучей, на любую тварь, состоящую из плоти и крови. Почему прожектор? Тебе когда-нибудь светили фонарём в глаз? — Сокол показал, будто в руке у него фонарь и направил его на меня, улыбнувшись, покосив левый глаз.

- Должен сказать, это не приятно. Так и ослепнуть можно, если не повезёт. — Почесал свой орган зрения.

- Эффект здесь тот же. — Повернулся в сторону аномалии, положил кисть на пояс. — В близи на тебя светит луч, он не опасен ровно до тех по, пока закрыты твои глаза. Стоит их открыть, как тут же теряешь зрение, сетчатка глаза выжигается почти моментально от столь яркого света. Слава богу, эту аномалию можно заметить издали, и обойти, иначе бы тут пол зоны слепых ходило, ну или лежало. Некоторые говорят, что слепые псы — её работа. Я лично считаю, что это одна из многочисленных легенд гуляющих по зоне.

- Не слабо. Тогда может в обход? — Чуть ли не попросил я Сокола.

- Нет. Слишком далеко. Эта аномалия свежая. Лучи слишком яркие, придётся обходить за километр, чтобы наверняка, не меньше. Закроем глаза и пройдём. Сначала я, потом ты. Самое главное не пугаться и уверенно стоять на ногах.

- Может в обход? — Меня немного напугал энтузиазм Сокола.

- Не бойся ты. Не в первый раз такими вещами занимаюсь. Свою первую аномалию я надурил около года назад. Как вчера было. Ходил на пару со Скрягой за артефактами. Правда до них так и не добрались, со всеми бывает.

- Почему? — Поинтересовался я в очередной раз.

- Пока спали, его из пистолета с глушителем грохнули. Меня не заметили, каким то чудом. Бандиты были. Беднягу обворовали, чуть ли не до трусов.

- Как же тебе так повезло? — Кивнул я головой, вопрошая «А?».

- Да я за дубом спал, они туда не удосужились заглянуть. Слава Богу, не храпел. — Сокол достал бинокль и осмотрел аномалию.

* * *

3

- Вроде вошли. Неужели так быстро. Легко даже, как-то странно. А описывали, словно под пулями пробираться придётся. — Артём, почесал макушку.

- Что говоришь, Тём? — Спросил Александр.

- Да так, мысли в слух. Слишком легко прошли, не находите?

- Да нет, вроде. Нормально. — Ответила Люда, поглядывая на собеседников.

- Тогда пошли, здесь рядом поселение людей есть. И ещё, тут сказали аномалий каких-то бояться. Камни нужно вперёд себя бросать, для их определения.

Александр набрал охапку камней. — Кто первый? — Улыбнулся он.

Трое новичков медленно, но верно приближались к их первому испытанию в пределах зоны. Как правило, для половины таких новичков, хватает и его, чтобы: отдать богу душу, испугаться, убежать прочь отсюда или стать сталкером. Артём ещё не понимал всей опасности, потому продолжал смотреть на этот серый мир через розовые очки.

Вот она — их первая аномалия, одиноко стоящая на фоне осеннего леска. Определить её мог бы даже младенец, потому как та вибрировала, издавала всякие звуки на фоне тишины. Вся соль была ещё в том, что пройти можно только через аномалию, всё остальное пространство, будто специально завалено мусором, деревьями, землёй и прочими вещами, непонятно откуда взявшимися. Получался эдакий забор, воротами которому служила эта простая аномалия. Препятствие всего одно, оно будто является тем, что разделяет твою жизнь на «до зоны» и «внутри», третьего, обычно, не дано. Как необходимо поступить в такой ситуации. Попытаться перелезть «забор», измазавшись как чумичка? Попытаться схитрить, пробежав быстро сквозь необычное явление, словно приведение? При этом остаться жить, разумеется, или просто развернуться и уйти прочь, назад? Последний вариант призывал людей вернуться обратно на исходную позицию.

- Значит, по ходу, это наша с вами аномалия. У кого какие предложения? — Усмехнулся Александр, почёсывая затылок — Хорошо светло, а то шли б и не заметили.

- Да ладно тебе причитать, сейчас камешек бросим, она, наверное, отреагирует как-нибудь. А может, нет, если нет, тогда не знаю. — Развёл руками Артём.

- Да ну вас, мужики, пока вы спорить будете…

Люда кинула булыжник в гиблое местечко. Неизвестное природное явление устроило показательное выступление, устрашая публику. Камень упал рядом с эпицентром аномалии, секунду спустя он поднялся в воздух, под действием небольшого потока вихревого ветра, ещё через несколько — его раскрутило так, что от камня осталась одна пыль, медленно опускающаяся на землю.

- Что ж, теперь мы знаем, как оно работает. Что дальше? — Александр присел на сырую землю.

- Да ничего, выберем путь с наименьшим сопротивлением, обойдём, проще говоря. К тому же, время позволяет, торопиться нам теперь некуда. — Артём развёл руками.

- Артём прав, лучше не рисковать. Тем более, мы даже понятия не имеем, что это такое. — Поддержала Людмила.

* * *

- Мы уже достаточно близко, так что смотри на меня, затем повторяй всё в точности до каждого движения. И никогда, слышишь, никогда не открывай глаза. Чтобы не случилось.

- Понял. — Ответил я, кивнув головой.

- Раз понял, тогда я пошёл.

Сокол поправил рюкзак, оружие, пробежался зачем-то по карманам, затем спрыгнул с овражка и побрёл в сторону сияния. Я внимательно смотрел за каждым действием напарника. Он закрыл глаза, пошёл на встречу судьбе. Как акробат, расправив руки, Сокол аккуратно крался, словно по канату, проверяя ступнёй каждый сантиметр земли. Прямо по центру аномалии, в её эпицентре уютно расположилась неглубокая яма, из которой то белый, то бело-жёлтый свет лился по всем направлениям. Мой друг продолжал идти вперёд, несмотря через добрые сотни метров открыл глаза, не поворачиваясь в мою сторону, крикнул мне: "Можешь идти! Только осторожнее, я не гляжу в твою сторону!"

- Хорошо!

Я спрыгнул с овражка, прошёл метра четыре, глубоко вздохнул, по аналогии, закрыл глаза. Теперь только ноги и уши являлись моим зрением. Расправив руки, начал не спеша пробираться по земле. Каждый миллиметр я старался ощупывать. Проще было ползти на карачках и быстрее, кстати. Надо мною летала стая ворон. Они ждали, не в первый раз, кстати, как коршуны в пустыне, моей ошибки, а по возможности смерти, но не собирался я тут оставаться. Шёл, практически с нулевой скоростью, медленно, не спеша. Внезапно Сокол закричал: "Давай, ещё немного!" С этими словами меня переклинило. Я ускорил шаг, оставив всю осторожность позади. И вот то, чего боялся все эти несколько минут с закрытыми глазами. Носок моей правой ноги попал в щель между каким-то корнем или в трещину. Следующий шаг свалил меня с ног. Я раза три перевернулся, после чего, осознал своё положение. Моё тело нелепым образом оказалось в яме, в самом что ни на есть эпицентре аномалии. Я зажмуривал глаза что есть мочи, но всё равно мне казалось, что мои веки не выдержат и вот-вот растворятся в этом свете вместе с моим зрением. Признаться, испугался не слабо, аж коленки затряслись.

- Эй! Прибой, С тобой всё в порядке? — Крикнул мне напарник.

- По моему, я в яме, где это сияние! — Отозвался я, застилая ладонями глаза.

- Твою бабушку, а. Ладно, выбирайся аккуратно и беги на голос! Я буду орать что-нибудь громкое! Давай быстрее! А то сейчас всю дичь сюда призовём! Готов?!

- Да! — Я, наконец, оторвал руки от лица.

- Давай!

Сокол начал отрывисто покрикивать букву "а". А я на карачках пополз вперёд. Руки, ноги так же сильно чувствовали страх как моё сознание. Я выполз на ровную поверхность и побежал вперёд на голос товарища. Минуту бессознательного состояния и я пробежал даже мимо товарища.

- Эй! Стой, куда рванул? — Остановил меня руками Сокол.

Остановившись, я отдышался и сел на мокрую от дождя землю. Глаза всё ещё боялся открыть, даже после заверений Сокола о моей безопасности. Он рассмеялся.

- Да чего ты трясешься как заяц, ладно, если бы ты в мясорубку попал, а тут не ослеп и ладно. Открывай глаза, всё уже позади.

Я боялся посмотреть на этот мир. Сокол, не долго думая, решил, как в старой страшилке, поднять мои окаменелые веки. Задрал кожу на лбу, второй рукой приоткрыл глаз, оттопырив веко.

- Вот так лучше? — С улыбкой спросил спутник.

-… да иди ты. — Я встал на ноги весь такой грязный и испуганный. — Пойдём дальше. — Фыркнул я на напарника, махнув рукой в его сторону.

- Ну, пойдём, трусишка зайка серенький. — Сокол продолжал смеяться.

- Человек всегда боится непонятного. — Защищал я себя. — Человек всегда боится неизвестного.

* * *

Сокол одиноко сидел у окна в гнилой хибаре, находящейся на одном из южных заброшенных хуторов зоны. Он думал о себе, о друзьях, о том, что после того как Скворец пошёл провожать Людмилу до базы Долга, им врятли придется встретиться снова когда-нибудь. Также, он рассуждал на тему серых кличек вместо настоящих живых имён людей. Один из, так называемых, открывателей новой зоны отчуждения легко дал понять, почему на этой земле нет имён. «Сюда скапливается вся нечисть со всех уголков страны и зарубежья. Любое упоминание имени может привести на его след недругов или всплывут щекотливые факты из его никчёмной жизни». Одни говорят, такую систему придумали военные, чьи ноги впервые прошлись по этим окрестностям, начиная от четвёртого энергоблока, другие утверждают, что её придумали бандиты, которым, действительно, есть что скрывать, каждому. В любом случае, Сокол думал, что человек понятия не имеет, с кем говорит, тот, кто показывается нам снаружи, выглядит совсем не так, как тот, кто скрывается за очередной холодной кличкой. Размышлял Артём о многом, но некоторые темы он, всё равно, пытался зарыть в своей голове поглубже, но на всякий случай оставлял метку, чтобы быстро найти их, когда станет грустно, как сейчас.

Неожиданно внутрь зашёл сталкер. Он встал у входа и постучал по деревянной стене. В руках держал что-то наподобие трости, на которую он, почти всем весом, опирался. Тень закрывала таинственную фигуру.

- Добрый день, Артём. Я могу войти? — вежливо попросился неизвестный.

Сокол подскочил с места, достал пистолет, направив на нарушителя спокойствия. — Ты кто такой? — Сокол оглядел незнакомца, убрал оружие с предохранителя. — Проходи, проходи, не стесняйся. Кто такой, ещё раз спрашиваю?

- Не нужно беспокоиться, у меня нет оружия, разве что эта палочка, но она мне служит, по большей части, в качестве опоры. — Сталкер улыбнулся.

- Кто ты такой, что забыл здесь, откуда знаешь моё имя? — Хладнокровно переспросил Сокол, продолжая держать незнакомца на мушке.

- Большинство в этих краях зовут меня Триа. И мне нужна ваша помощь, Сокол.

- Помощь? Странно слышать такое от незнакомого человека. — Артём убрал пистолет обратно в кобуру.

- Я могу сделать так, что вы вновь будете просыпаться со своей женой, слышать голос своей дочери, обнять их…

* * *

Наконец-то, мы дошли до полосы из старых ветхих деревьев. Мои конечности уже перестали трястись от страха. Почти всю оставшуюся дорогу я, глубоко внутри, успокаивал свои нервы, от прежней болтливости не осталось и следа. Может, Сокол специально повёл меня через аномалию, дабы я отстал с надоедливыми вопросами. Прямо за границей из деревьев меня ждали ответы на вопросы, на которые не хотел отвечать Сокол. Иногда мне казалось, что он специально заманивает меня в свою компанию, не желая мериться со смертью своих верных друзей. Или он действительный не знал, как ответить, но это врятли. Такой опытный человек не мог не знать таких простых вещей. С другой стороны, он понятия не имеет, как я здесь оказался на самом деле. Пока ещё рано.

За деревьями мы увидели белый дым, изредка переливающийся с чёрной краской. Сокол остановился, достал ружьё и резко побежал в сторону последнего. Мне пришлось следовать за ним. На ходу снял снайперскую винтовку со своего плеча. Обойдя несколько прогнивших деревьев, я увидел выжженную местность, рядом с небольшим бугром сидел человек. Его лицо полностью в собственной засохшей крови. Судя по всему, этому бедолаге досталось ещё до начала всего шоу. На выжженной поверхности я заметил несколько гильз от патронов калибра, которым стреляет АКМ. Вокруг места, где сидел пострадавший, разбросаны тела кабанов. Большая часть из них сожжена заживо, остальные, более счастливые твари, аккуратно получили в голову пули. Сокол осмотрелся вместе со мной и осторожно подошёл к окровавленному человеку.

Седой, на макушке блестела лысина, рассечённый, ударом твёрдым предметом, лоб, поливший лицо учёного кровью. Прямой, чётко очерченный, нос, коричневые глаза еле открывались под подгоревшими бровями, худые, обвисшие от возраста, щёки, второй подбородок на шее. Мужик как мужик, в мыслях мелькнула мысль: «Это мой ключ к спасению? Тогда плохи дела».

- Это плохо. — Кинул мне Сокол, затем наклонился к пострадавшему и стал пошлёпывать его по щекам. — Валентин! Просыпайся, Валентин! Чёрт! Постой на стрёме, я пока помогу своему умнику.

- Это он и есть? — Ожидая худших опасений спросил напарника.

- Да, и к счастью он жив… пока. Погоди, дай помочь ему.

Серьёзность с лица Сокола не исчезала. Если бы он потерял этого человека… Это настоящий удар — потерять всех близких тебе людей за какие-то два дня. Воистину, не просто. Пережить гибель даже одного друга может не каждый. Сокол увидел смерть четверых за день, но выглядел, как подобает мужчине, сильным. Но я знаю, он таит всё в себе, где-то глубоко в душе, куда он сам не может и не хочет добраться. Мне не жаль Сокола, я лишь сочувствую ему. Жалость последняя стадия презрения и мало кто в моей жизни удостаивался столь отвратительного чувства. Мой друг и товарищ обрабатывал раны бедолаги попавшего под чью-то горячую руку. Он спасал очередную жизнь. Не знаю, как много Сокол делал подобного, спасал, но одно я знал точно, одну жизнь он спас — мою.

Глава седьмая. Дневник бывалого сталкера

На мёртвой земле, в метрах пяти от нашего полумёртвого друга, лежала маленькая, но толстая книжечка в твёрдом переплёте. Никто, по всей видимости, кроме меня, её не заметил. Огласке сей факт не придал, потому просто незаметно засунул в карман куртки. Пока Сокол помогал оправиться пострадавшему, я пытался понять, что и как здесь произошло. Вполне возможно, что сие творение могло пролить свет на данную ситуацию.

- Сокол, я отойду ненадолго.

Он кивнул в ответ и, не отвлекаясь, продолжил обрабатывать раны.

Зашёл за ближайшее дерево и открыл найденную книгу. Это дневник — пробежало в голове. Абсолютно всё написано от руки, причём, довольно красивым подчерком. Весь личный документ состоял из множества заметок, начиная с первой, заканчивая последней, нумерация шла по порядку. Однако эта вещь лежала под дождём, после действия которого большинство рукописных страниц стали не читаемыми, чернила необратимо потекли. Как оказалось позднее, некоторые страницы вовсе были выдраны владельцем. Почти каждая заметка имела достаточно подробное описание ситуаций, в которые попадал автор данного текста. Поэтому я без особого труда представлял как всё происходило, читая очередное предложение. Автор порой описывал даже диалоги между своими товарищами, весьма скудно, но воображение дополняло картину более яркими красками. И вот первые страницы, и, почти сразу, обрыв до двадцать седьмой заметки.

Заметка 1. Сегодня я впервые за последние полтора года по настоящему трезво начал мыслить. Моя голова не болит от пьянок, но руки всё ещё помнят буйные семнадцать месяцев. Правда, оружие они помнят ещё лучше. Стоило мне взять пистолет, как последние переставали трястись. А это означало только одно: я могу продолжать зарабатывать себе на жизнь, не смотря на прошлое.

И ещё одно. Я начал потихоньку осознавать — моя жизнь не такая уж замечательная, вопреки многим убеждениям. Конечно, раньше понимал, что не сахар, но за последнее время контуры стали чётче, а картинка яснее и, к сожалению, мрачнее. Поэтому, решил писать всякую чушь в дневник для памяти и, чтобы просто не забывать хронологию событий.

Заметка 2. Слава богу. Теперь мне будет чем расплатиться по долгам, мой старый знакомый нашёл для меня работу…

- Здравствуй, дорогой мой человек. Я рад! Я чертовски рад, что ты завязал и снова пополнил наши ряды. Многое произошло за последний год. Ещё немного и твои дружки совсем перестанут тебя искать. Пару месяцев назад я подкинул им фотографию где ты полумёртвый валяешься в грязи. Мёртвый сталкер — вот таким, оказался стиль изложения этой фотографии. Они, конечно же, не поверили, пришлось, как говорится, попыхтеть ради их успокоения. Так что не переживай, всё будет!

- Спасибо, но мне больше нечего тебе сказать или предложить. Я пришёл взять контракт, который, по всей видимости, передали тебе.

- Не спеши. Ты давно не был в нашем бизнесе, о тебе забыли, а точнее ты вроде как погиб. Максимум чего ты можешь ожидать от контракта это охрана какого-нибудь перца или выбивание долгов, грязная работенка, знаешь ли. Тебе нужен новый паспорт, документы какие только возможно купить. Это дорого, но возможно. Ты мне не безразличен, просто поработай годик другой на простых заданиях. Как только тебя переоформят я пущу слух о твоих возможностях и перспективах.

- На простых работах значит. Ходить по грязным улицам, избивать наркоманов, чтобы вытрясти долг. Я лучший, и ты это знаешь.

- Ты был лучшим. Сейчас ты числишься как очередной мёртвый сталкер, чьё тело так и не было найдено. Тебе нужно лишь переждать год. Подкопить сил, ресурсов, научиться осторожности.

- Ты серьёзно думаешь, что если я достану новые документы, то стану тратить свою новую жизнь на очередные контракты?

- Если бы я мог так сделать ещё в молодости… Нашёл работу, завёл семью и радовался, вспоминая старую жизнь как неудачный эксперимент. Ладно, ты будешь наниматься?

- Я найду другой выход, попробую, по крайней мере. Не стану за гроши избивать грязных бомжей, наркоманов и прочих.

- Если не примешь контракт, то сюда уже не вернёшься. Ты знаешь правила, не мне их тебе объяснять, Сергей.

- Тогда прощай, я рад, что знаю тебя и… бросай ты это дело. Быть может, ещё успеешь воплотить свои несбывшиеся мечты в реальность.

- Надеюсь и верю, что у тебя всё получится мой друг.

Заметка 27. Ещё чуть-чуть и я снова смогу вдыхать полной грудью, не опасаясь, что её прострелят. Уже накопил много денег за эти полгода, но всё ещё не достаточно для осуществления моего нехитрого плана. Мой знакомый врач прописал, по моей же просьбе, лекарства, которые как-то воздействуют на головной мозг. Чертовски дорогие, но на утро уже не чувствуешь себя исчадием ада. Что-то конечно оставалось в памяти, но было уже не так противно смотреть в зеркало. Я не хочу писать здесь, чем я занимаюсь, так как всё ещё надеюсь на свою хилую память, которая забудет об этом навсегда. Ведь рано или поздно этот дневник попадёт в чужие руки, а мне не хотелось бы, чтобы о таком читали посторонние.

Заметка 29. Кажется, это конец всему. Чёртовы отморозки уехали из страны вместе с моими деньгами, и ничего не оставили в замен. Всё возвращается на исходную точку: ни денег, ни документов и впереди меня ничего не ждёт кроме пули от моих знакомых. Хотя, в данной ситуации девять грамм разочарования не помешали бы моей голове успокоиться. Сегодня я хотел смерти как никогда, но она, словно почувствовав свою желанность, сделала шаг назад. Не могу вернуться на старую работу, не могу продолжать ту, которой занимался последние месяцы ввиду отсутствия работодателя. Тупик? Или там всё таки есть потайная дверь, от которой нужно лишь поискать рычаг, кнопку, что угодно для её открытия. Стены такие длинные, что даже не знаю, откуда нужно начинать поиски, наверное, по старинке, сначала.

Заметка 30. Я даже не знаю как это всё объяснить. Ещё вчера я напивался в баре, а сегодня у меня есть шанс выбраться туда, где всё началось, при этом получить всё необходимое. Обо всём по порядку.

Голубоглазый бармен. Кто он? Откуда знал меня? Почему я его никогда не видел. Может это лишь плод моего, чересчур пьяного, воображения? Хотел бы я в это верить, но с каждым часом всё больше убеждался в том, что тот разговор был более чем реальным.

Я пришёл обратно в бар, спрашивал всех подряд, и персонал, и посетителей, но никто не видел странного блондина. Когда собрался возвращаться обратно, у выхода встретил здешнего уборщика. Ему я задал вопрос, скорее, от отчаяния и, к моему счастью, он видел, как некто похожий заходил в бар ночью, когда состоялся разговор. Но ничего конкретного я так и не услышал. По крайней мере, это реальный человек.

«Подумайте, прежде чем давать резкий отрицательный ответ. Подумайте, когда вас попросят об одолжении. Просто сделайте то, о чём попросит вас судьба». Эту фразу я запомнил, но самое интересное, она помогла определиться мне позже с одним крайне важным, если можно так выразиться, судьбоносным решением. Но перед тем как сходить в бар мне позвонил некий Антонов, рассказал, что у него есть работа для меня. Правда, если бы не мой старый друг, вряд ли бы меня нашли. Юрий всегда знал лучшее решение для проблем, на этот раз он также не ошибся, его решением был я… Позднее мой друг рассказал о разговоре с неким Антоновым, так толком и не представившемся нам. Быть может, это он разговаривал со мной в баре той ночью, как знать.

Кварц нечаянно проронил несколько слов о своём долге заказчику. Не знаю, что за проблемы были у старика, но я бы поступил также на его месте. Зато теперь он покончил со всеми долгами и мог спасть спокойно какое-то время, ну а мне нужно отрабатывать свои погрешности. Правда, способ немного странный.

Осталось только дозвониться до старых знакомых, дай бог, если хотя бы один из них согласится на мою, пахнущую керосином, авантюру. Многие даже слышать не хотят о том месте, куда меня собирались отвезти… Пишу сюда спустя кучу звонков и ругательств, в итоге только трое согласились подзаработать, остальные же десять человек послали меня куда подальше. Надеюсь, этот Антонов наймёт их, хотя чего там, конечно, наймёт. По крайней мере, так высказался Кварц. Как никак согласились те, с кем доводилось стоять плечом к плечу на поле боя, на просторах зоны отчуждения… Именно про них говорил Юрий, но отчаянно просил позвонить ещё паре лиц, вдруг те заменят лучших моих друзей и солдат генерала Кварца.

Заметка 32. Вот и всё. Совсем скоро я вновь окажусь в местах не столь отдалённых от нормальных условий существования. Голые уродливые, заставляющие обращать на себя внимание, деревья, вечно мрачное небо, отвратительная мерзопакостная погода и куча других удовольствий, который ненавидит любой нормальный человек. Но чем-то эти деревья напоминали мою душу, небо — жизнь, а погода — настроение, портившееся от каждой здешней картинки.

Вместе со мной в одной упряжке Дэлфи, Кот и громила Гром. Самый настоящий смертельный квартет, вот только всё надеюсь, как дитё, что убивать придётся не больше чем обычно, да и ребята не особо крови жаждут. В общем, всё как в те, более нормальные времена…

- Мы просто выполним задания и тут же уйдём. Или не так?

- Не переживай, Дэлф, лично я там задерживаться не собираюсь. Когда в последний раз побывал здесь, пожалел, что на свет родился. Лучше не спрашивай почему, просто ерунда одна произошла и всё.

- Да не собирался я. Стоп, так ты ходил в зону ещё раз? Тебе денег тогда не хватило что ли?

- Ха-ха-ха. Сколько лет прошло, Гром, а ты всё о деньгах печёшься. Неужели ты действительно готов гробить свою жизнь ради пары десятков тысяч долларов, а те деньги, я так и не тратил.

- Ну, ты даёшь, котяра. Небось, в банк под проценты заложил? Кто их снимать то будет кроме тебя.

- Нет, Дэлф, не угадал. Да и забудь, это бессмысленный разговор. Скажем так, я ходил в зону по семейным обстоятельствам.

- Опять братец дел натворил. Бывает. Кстати, Кот, а что за куча денег?

- Видишь ли, пока ты играл с правительством в кошки-мышки, мы набрели на знатный трофей. Расскажи Гром!

- В общем, мы шли по обходному пути, ну ты понял. Когда дошли до леса, я увидел ярчайшее свечение у нашей гнилой рощи. Ах, да, ты ведь помнишь этот сильнейший выброс?

- Конечно, я мало что понял, ведь всего один раз по зоне бродил, правда, этого хватило выше крыши.

- Ну конечно! Кот тогда чуть штаны не обгадил. Представляешь, Корень.

- Да! Давайте, вспоминайте тот злополучный момент. Любой из вас мог оказаться на моём месте.

- А что произошло?

- Он в туалете сидел, в самый разгар всё и началось.

- Спасибо, Гром.

- Так вот, видимо тем выбросом всё и замело. Наши старые следы, лазейки и всё остальное. Мы аккуратненько пошли на свечение. Как только дошли до рощи, свет уже оказался, чуть ли не у выхода из леса со стороны бывшей военной базы. Короче, мы дошли и увидели временную ловушку. Да, да! Ту самую, в которую попал наш Дятел. Где он теперь, хрен его знает, надеюсь, что жив.

Самое интересное, она была не активной после всплеска эмоций на проводника, иначе мы бы тоже последовали за Дятлом. Я взял эту штуку, как только выбрались, тут же сдали её учёным за баснословные бабки. Ну, вот и всё, собственно, приз поделили пополам. Некоторые кричат про центр зоны, мол, там трава зеленее. Чушь! Всё зависит от удачи.

- Не хило вам повезло. Тогда зачем вы поехали в зону со мной, если всё так замечательно?

- Просто захотелось, новые ощущения, ностальгия в конце концов! Кстати, поговаривают, что какой то учёный украл этот артефакт и переселился в зону, живёт в какой то землянке. Ищет, а чего ищет, сам бог даже не знает.

- Скоро будем на месте.

* * *

Я подогнул уголок страницы и закрыл книжку. После прочтения у меня осталось только два вопроса: кем она была написана, и от какого числа берёт начало сия история. Возможно, я тороплюсь, и далее будут подробности о владельце дневника, но пока что остаётся только гадать. Нужно возвращаться назад.

Сокол уже заканчивал с перевязкой ранений, всё шло к тому, что его друг будет жить. Последний штрих — напарник приводит в чувство несчастного.

- Ты живой, а? Ну, давай, открывай глаза. — Сокол начал по новой шлёпать по правой и левой щекам.

Учёный делает глубокий вдох, кашляет и открывает глаза. — Я жив, это чудо. — Первые слова недоделанного «жмурика».

- Это Сокол. — Перебил я его.

- Сокол? Какой… А ты что здесь делаешь, я думал ты… — Кашель ещё не отставал.

- И я рад тебя видеть, что новенького? — Сокол похлопал друга по животу.

- Я думал ты погиб вместе с остальными. До меня просто дошёл слух, что бандиты… всю вашу группу и… тебя и… — Продолжал откашливаться собеседник.

- То есть по твоему, мне сейчас лучше стоять перед всевышнем и отвечать за грехи?

Я просто стоял, молча, слушал их беседу, от чего-то мне не хотелось туда влезать.

- Нет, конечно, нет. А где остальные тогда, сорока…

- Их больше нет. Остался в живых только я, да вон тот парень. — Большой указательный палец показал на меня. — Что тут произошло? На тебе как будто стадо бегемотов круги наворачивало.

- Помоги мне зайти во внутрь. Я всё подробно объясню.

И всё-таки я влез. — Там проход завалило, можно конечно руками откапать, но в дождь это дело как-то не по душе.

- Ты военный. Тебе не привыкать. — Добавил Сокол, протирая голову от дождя.

- Ну конечно, кому как не мне. — Недовольно пробормотал я.

- Посмотри в заднем кармане штанов, там лежит мини артефакт. Честно говоря не думал, что он может пригодиться мне. — Сокол достал кусок камня из штанов учёного. И мне вспомнился отрывок из дневника, он — это тот ученый, сбежавший из лабораторий.

- Что за мини артефакт? — Сокол и я, откровенно говоря, не понимали что происходит.

- Направь его на вход в землянку и земля любезно сползёт вниз. И… всё объясню внутри. — Учёный попытался встать на ноги, но пока не особо получалось.

- Уж постарайся! — Прикрикнул Сокол на, плюхнувшегося пятой точкой, как он назвал его, «Умника».

Сокол взвалил учёного на спину, а мне приказал, да, да, именно приказал направить камень на вход. И, действительно, чудеса. Земля действительно сползла вниз, любезно открыв проход в землянку. Это была одна из тех штук, которую в лесу поднял Сокол, артефактов. Камень рассыпался у меня в руках, превратившись в пыль, которая тут же развеялась ветром. Интересные вещи, землю двигает, а есть ли такой артефакт, чтобы управлять временем. Судя по дневнику, есть. И мне кажется, что не без его помощи я попал на год вперёд, непонятно куда. Стоит ли мне искать владельца писанины, или, быть может, учёный всё объяснит сам?

* * *

Пара шагов, вся компания уже внутри. Должен признать, что в землянке оказалось необычно чисто и сухо, учитывая увиденное на поверхности. Небольшой самодельный журнальный столик, на котором уютно расположились все бумаги владельца, прямо над ним вырытое в стене подобие личного шкафчика, обработанное быстро-засыхающим густым веществом, укрепляющим землю. Раскладушка в самом конце жилища плюс четыре квадратных метра личного пространства. Судя по всему, конструкция очень крепкая, врятли её сломает сильный ветер, дождь или, всех пугающий, выброс, разве что торнадо. Земля не сыпалась с потолка, пол покрыт линолеумом, разумеется, накладывали на землю, а стены покрыты каким-то специальным материалом, таким же, как и шкафчик, для прочности, твёрдости.

Владельца жилой площади аккуратно донёс до раскладушки Сокол. Только поставил учёного на ноги, как тот тут же плюхнулся на неё без сил. Сокол присел на стульчик, ну, а мне пришлось постоять. Моему напарнику не терпелось выяснить всю правду, но он ждал, пока учёный отдышится, придёт в норму. Кашель хозяина напомнил мне Лысого, такой же сильный, громкий и противный. Слава богу, это явление временное, так что привыкать не пришлось. Через минуты две Сокол не выдержал и всё-таки спросил своего друга. Насчёт того, друг он Соколу или нет я уверен не был.

- Может, продолжим, Валентин. Что-то с тобой совсем дела плохи. — Напарник облокотился на спинку удобного стула, потянулся, расправив руки, словно сокол — крылья.

- Сокол. — Заговорил учёный. — Я нашёл одного из них! Он стоял тут, прямо передо мной. — Глаза засияли, подражая тому кровососу в рощице, руки зашевелились, показывая толи размер нападавшего, толи чего он там увидел у него.

- Что? — Искренне удивился товарищ. — Не может быть, вроде бы один ушёл из зоны, второго вообще никогда не видели. Только по рассказам слышал. — Почесав ладонь правой конечности, добавил. — Точно, наверное, ты его увидел. Рука в Зоне чешется к артефактам.

Я вмешался в разговор. — Прошу прощения, господа, но я стою здесь, ни черта не понимаю. Может, хотя бы немного объясните, что к чему? — Посмотрел на товарища, покосив голову набок.

Владелец землянки ответил незамедлительно. — Есть два человека: один из них (указательный палец правой руки был вздёрнут вверх) нашёл осколок артефакта, самой настоящей жемчужины зоны — временного, как мы его называем, артефакта. Он всего один, его нельзя дублировать или, как говорят учёный клонировать, его можно лишь отыскать.

- Дублировать, клонировать? Что это значит? — Поинтересовался я.

- Дублирует зона, то есть ты можешь найти несколько артефактов одного и того же вида, имеющие одинаковые свойства. Ну, например ты можешь найти две души или что-нибудь в таком духе. А клонируют учёные. Мы научились делать это совсем недавно, чисто случайно, я умудрился создать точную копию, ничем не уступающую оригиналу по свойствам. Это был самый настоящий прорыв для моей бригады. Правда сталкеры были крайне недовольны, когда цена на их товары упала в несколько раз. Правда…

- У вас были подопечные, кем вы были в той жизни? — Перебил учёного.

- Всё по порядку, не перебивай меня. Правда нам мешала одна особенность, клон оригинального артефакта рассыпался после трёх четырёх применений или одного, соответственно копию нельзя было клонировать вновь.

- Так вот какая штука оказалась у меня в руках. — Подумал я. Зрачки поднялись на потолок, свидетельствуя о моей задумчивости по данному вопросу.

- Теперь о группе. — Продолжил Валентин, махая всё тем же пальцем. — Правительство, будучи заинтересованным в повадках, явлениях зоны, выделила огромные деньги, чтобы мы её изучали, ставили опыты, собирали любую малознакомую ерунду оттуда, даже если та не представляла никакой ценности. Доходило даже до мародерства, приходилось обыскивать мертвецов, найденных по границам зоны, в поисках хоть какой-нибудь информации, последние умирали, как правило, от пуль военных. А те трупы не убирают, дабы другим не повадно было лазить в запретные места.

- Зачем стрелять в сталкеров? Они им угрожали? — Наивно спросил.

- Ты что, с луны упал? — Вмешался Сокол. — Любой, кто ближе, чем на двести метров подойдёт к границам зоны, будет кормить местных стервятников, пугая остальных свои гнилым телом.

- То есть, я вне закона сейчас? — Продолжал тупить, засунув руки в карманы штанов.

Уточняющий вопрос будто взгрел напарника и тот быстро, резко и громко выдал. — Нет, ты тут для мира на всей земле тужишься.

- Да, ты опасен для общества, дорогой мой. — Расшифровал сарказм Сокола Валентин. — И если ты случайно забредёшь на границу, то тебе светит очередь из Калашникова по груди, в лучшем случае, про худший — даже говорить неудобно.

"Просто прекрасно. Мало того, что я невольно оказался в этом злополучном месте, так я ещё превратился в преступника. Самое обидное заключается в следующем: никто не будет разбираться со мной, как оказался здесь, что делал и так далее. Придётся самому искать рычаг, как писал некий Сергей в своём дневнике, чтобы открыть дверь и пройти незамеченным. Даже если всё выполню правильно, не факт, что меня не приговорят к каторге за дезертирство. Как ни крути, а год с копейками пролетел мимо моего сознания. Кто знает, какие вещи за прошедшее время произошли на моей земле. Как там моя мама, как там мои новые напарники по профессии? Эх, жаль ничего от меня не зависит, и это не смотря на обратные убеждения странного человека в моих снах".

- Правительство, посылает много душ и денег в глубины зоны. Учёные пытаются дать результаты правительству… — Продолжил он, затем прервался, увидев мою обеспокоенность. — Вы меня слушаете, Прибой?

- Я отойду, ненадолго. Извините, Валентин, задумался.

Сокол, видимо, притомился из-за нашего диалога, потому, командным голосом, крикнул мне вдогонку фразу, которую уже толком не услышал. Отойдя за тоже дерево, я вновь открыл записи незнакомца. Половина страницы пришла в негодность и единственное, что смог прочитать — это номер заметки. Зато дальше текст оказался более-менее разборчивым для глаза.

Заметка 33. Я на пути к первому заданию из нашего списка. Главная цель — сталкер Скворец. Начальник написал, что его мы узнаем по обстоятельствам, если будем вести себя тихо. На холме, откуда наблюдают снайперы бандитов, отличный обзор. Так что идём туда. Сначала выбьем оттуда эту нечисть, затем сами займём позицию на их месте. Самое интересное во всей этой ситуации, мой заказчик написал, в точности, что произойдёт. Если случится все, так как он изложил в письме, то откуда он знал заранее об этом. Странный тип этот Антонов, очень странный. Ну, и Бог с ним, закончу потихоньку список, вернусь восвояси ни в чём не нуждающимся человеком.

Это единственное, что смог разобрать из всей заметки достаточно большой по объёму, но этого оказалось вполне достаточно. Эти обрывки начали обрисовывать ситуацию, добавлять краски и изменяя, порой, даже сам рисунок. Кто же ты такой, сталкер? И почему был здесь? Для какой «благой» цели ты убил друга Сокола?

Дальше дневник начал превращаться в кучу непонятных записей, не имеющих никакого смысла. Вторая половина отсутствовала напрочь. Тот, кто оставил дневник на земле сделал это намеренно, наверняка. Страницы вырваны аккуратно, чтобы не повредить информацию на них. Эффект от дождя ещё более странный, обычная рукопись в виде книжки должна пролежать под дождём не менее получаса для полного размытия чернил внутри её, но здесь всё совсем не так. Вполне возможно, её владелец обмакивал в лужу каждый лист, о чём свидетельствовала грязь, склеивающая страницы. Теперь, когда прочесть дневник стало невозможным, он перестал иметь любую ценность, я решил показать находку Соколу и его другу.

* * *

- Смотри, что я нашёл в грязи, Сокол. — Моя рука подола грязную книжечку.

- Интересно, что это? А куда ты ходил? Недержание либо? А! — Махнул на меня Сокол. — Неважно, где говоришь, нашёл эту вещь?

В разговор влез учёный. — Дайте мне посмотреть, эта вещь очень похожа на ту, что обладатель держал в руках.

Обладатель? — Удивлённо спросил я, проигнорировав вопрос напарника. — Что ещё за обладатель? Обладатель дневника в смысле? — Попытался ответить сам себе, но по лицам понял, что ответил не правильно.

Сокол встал со стула, нахмурив брови, начал объяснять сущность понятия. Таким серьёзным он не был даже, когда мы отстреливались от нечисти в лесу. — Наш яйцеголовый друг…

- Я же просил так меня не называть при людях! — Возмутился учёный и снова уткнулся в дневник.

- В общем, он не совсем до конца рассказал тебе историю про артефакты. Есть один артефакт, его называют легендой, россказнями, байками для новичков. Но он действительно существует. Правда, видели его не многие, если быть точнее, то около пяти — шести человек. Владелец артефакта получает самое драгоценное, что есть у нас — время.

- В каком смысле? — Почесал я свою долго ходящую тыкву.

- Не перебивай. — Гаркнул напарник. — Человек, имеющий эту вещицу, может останавливать время, перемещаться в любой момент прошлого и так далее. Чисто гипотетически, с помощью временного артефакта можно сделать так, чтобы зона никогда не появлялась. Когда наш отряд…

- Царствие им небесное! — Добавил учёный.

- Спасибо, Умник. — Иронично поблагодарил Сокол. — Когда отряд нашёл доказательство существования артефакта, мы бросили все усилия на его поиски.

- Зачем он вам? Неужели эта чушь стоит той крови, пролитой в каньоне?

- Нет, не стоит. Но то, что я хочу сделать, оправдает эту кровь, хотя бы на четверть. Зону нужно остановить, искоренить её, когда она только зародилась, по-другому никак. — Сокол поднял голову вверх, в то время как глаза продолжали наблюдать за моей фигурой.

- Я даже спрашивать не буду, как ты собираешься это делать. А что за доказательства существования и кто такой обладатель? — Махнул ладонью, вопрошая.

- Группа нашла осколок этого Грааля. А я его хранитель — обладатель. Всего таких четверо. Я, тот, кто сюда приходил совсем недавно, ещё двое. Скоро мы их всех отыщем, я знаю, где искать двоих, а третий сам прейдет к нам. — Иронично прокомментировал ситуацию товарищ, чьи планы начали меня потихоньку пугать. Я всего-то домой хотел попасть, а вместо этого меня ждало нечто другое…

- К нам? — Удивился я, состряпав глупую физиономию.

- Да! И если всё пойдёт по плану, то ты окажешься дома уже в течение этих двух дней. Неожиданно, правда? — Сокол протёр лицо ладонями, затем, неожиданно сам для себя, выпучив глаза, посмотрел на меня и Валентина, повертел головой, после пропилил взглядом дыру на потолке, несколько секунд подумал и, наконец выдал размышления вслух. — Точно, как в воду глядел. Это же артефактов штучки. Как думаешь, Умник? Помнишь Дятла, также шёл, затем пропал куда-то на год, после чего целёхоньким вернулся на родной Кордон.

- А почему ты раньше этого не рассказал?! — Громко, да чего уж там, нагло кинул Соколу. Моё сознание начинало потихоньку понимать к чему всё идёт. Тем не менее, я мог услышать историю своего появления на пустынных, гиблых землях ещё многими километрами раньше, потому, словно чайник на газовой плите, Александр Прибоев подходил к критической температуре кипения воды. Может быть, если бы данную гипотезу выдвинул Валентин, тогда речь на моих устах не звучала бы столь грубо и презренно по отношению к окружающим. Отсюда повышенные тона, психи с моей стороны.

- А зачем мне было это делать? Выложи я всё сразу, ты бы попытался прорваться через границу зоны, где военных сейчас больше чем пчёл в улье. И сто процентов, твоё тело поедала бы какая-нибудь тварь. А мне нужен живой напарник. — Оправдывался Сокол. Его руки аккуратно вертели кистями перед глазами, смотревшими от чего-то не на моё лицо, а на пол, словно у виноватого пацана лет четырнадцати.

- Живой напарник? Издеваешься? — Постучал по черепку, показывая жест «Ты что, дурак?» — Да я сплю и вижу, как убегаю из этого проклятого места. Серьёзно (рука показала на собеседника), не надеешься ли ты, что я влезу в эту авантюру с артефактами, осколками, обладателями и прочей ересью, которую ты мне наплёл? Я даже не поверил в эту, отнюдь, не прекрасную чушь. Нет! — Продолжал возмущаться решением Сокола, оставить меня при себе. — Так нельзя, как только выйдем за пределы землянки…

Сокол только открыл рот, как его тут же перебил учёный, а заодно и меня. Его лицо светилось от счастья, руки крепко держали книжечку, открытую на странице где я остановился. Скорее всего, он смог расшифровать потёкшие чернила или нашёл упущенные мною строки. В любом случае мне интересно узнать о находке Валентина.

- Зачитываю в слух! Нашёл на вкладке последней страницы. Значит это… э. А! Вот оно. Читаю: "Вчера Гром решил со мной поговорить с глазу на глаз. Я думал, что это будет очередная просьба моего товарища, но, к сожалению, ошибся. Он столько раз был в зоне, что впору считать его коренным жителем этой могильной пустыни. Более того, ещё больше Гром пересекал границу зоны. Порой я думал, что он имеет связи в военных кругах, широкие связи, о которых он тщательно утаивает. Ошибка, снова я ошибся. Разговор получился неожиданным. Как только мы вышли за ближайшее сухое дерево, дабы нас никто не видел, Гром оголил свою ногу, достал нож. "Смотри", — сказал мне. С этим словом он воткнул нож в ногу и начал резать. Честно говоря, зрелище не самое приятное, единственное возможное в данной ситуации было бы отобрать у него нож и наорать, мол, какого пса ты творишь, но я не стал. Как только нож беззвучно разрезал кожу, оттуда полилась не кровь, а свет. Белый как снег, только что выпавший. А самое удивительное, рана заживала на глазах. Такой же эффект я наблюдал, когда держал в окровавленной руке «Душу»". Ну, дальше тут не понятно… А, вот. Скорее всего, он вытащил из себя осколок. Как-то я наблюдал похожее, когда моя группа вживляла артефакт в человека.

- Вы опыты над людьми ставили? — Спросил я учёного с отвращением.

- Не суди меня, Прибой. Нам всем нужно что-то испытывать на ком-то, чтобы получить опыт, стать хоть на чуточку сильнее. — Валентин опустил голову, взявшись за лоб. — Ну что там дальше? А вот оно: "… в его руках я увидел нечто удивительное. Эта вещь не похожа ни на одну из тех, что я видел в зоне ранее, а видел ведь много. Этот предмет выглядел как осколок от чего-то большего и, наверняка, ещё более красивого. Артефакт переливался разными красками, начиная с белого, заканчивая похоронным чёрным. Гром протянул ко мне руки и сказал: "Возьми это, оно больше мне не нужно, я устал носить этот крест". Что он имел ввиду, я так и не понял, вернее пока не понял. Моя рука сама схватила артефакт, через мгновение отключился. Проснулся в палатке, видимо парни перетащили меня, пока спал. Подойдя к Грому я спросил его: "Где артефакт?". Он ответил: "Внутри" — его рука коснулась моей груди". Дальше опять ни черта не понятно… опять. По крайней мере, мы знаем кто Обладатель осколка.

- Это самое главное! Нужно его найти, посмотри последние страницы. Надеюсь, он оставил след. Раз тебе он не сказал. — Сокол снова сел на стул и схватился за голову.

- Он, ну, владелец дневника, приходил сюда? — Серьёзно спросил я Сокола.

- Да, а, по-твоему, кто тут бардак такой оставил? Валентин еле жив остался! — Ответил товарищ, покачивая головой.

- Стоп. Валентин, сколько людей было с ним? — Вклинился я в беседу, осознав всю суть разговора.

Учёный оторвался от дневника бывалого сталкера и закатил зрачки вверх, пытаясь вспомнить. — Ну, как, э… всего было трое. Да, точно трое.

- А как же они такой погром устроили? А самое главное зачем? И как ты смог определить, что он обладатель? — Вопросов становилось ещё больше. Ответы я слышал не на все из них.

- Э, ну, как… тут стадо мутантов пробегало, они тут частенько мигрируют от одного места к другому. Эти трое, видать, шли мимо и решили пострелять. У самого мелкого из них был огнемёт, ну, э… понеслось. Стреляли, выжигали. Они не уследили за одной тварью, и та их командира тяпнула в шею. Из его раны свет я увидел, ну вот… э, как ни в чём не бывало, он продолжил стрелять. Вот, собственно, и всё. — Валентин постоянно вертел головой во время рассказа, как будто боялся чего-то. Говорил быстро, иногда заикаясь, повторял своё «Э», подбирая нужные слова.

- Сегодня же идём на поиски этого терминатора. — Сокол накручивал себя всё больше с каждой минутой.

- Погоди! — воскликнул учёный — Вот оно! Они направились за каньон.

- Это не то ли место, что неподалёку от бандитского улья? Там где меня и поймали эти твари, точнее подобрали.

- Сокол, это там, да. — Согласился Валентин.

- Да понял я уже. Всё равно придётся выдвигаться сегодня. По горячим следам проще будет отыскать группу. Как раз к темноте дойдём до места нашей прошлой ночевки.

- Представляю, какая там вонища от разлагающихся тварей. Мы там добрую сотню завалили, по-моему. — Гордо заметил я.

- Ну не сотню, конечно, но достаточно много. За это не переживай их трупы уже давно съедены их сородичами. Первые даже часу не пролежали после нашего ухода, так что разолгаться там нечему. — Сокол встал со стула, размял шею и добавил. — Проверь снаряжение, солдат. Мы выдвигаемся через час.

* * *

Владелец дневника и есть Обладатель, зачем он убил Скворца? И лучше бы Соколу не знать об этом до того, пока мы не отыщем Корня. В противном случае у нас появится труп, вот только чей, неизвестно. Слишком уж странная эта история про «Грааль зоны», и слабо верится про написанное в дневнике. Ещё одно. Дневник явно был оставлен специально. А если это так, то человек его писавший хочет, чтобы его нашли. Очередной вопрос: Для чего? Не узнаю, пока не спрошу владельца лично. Опять же, я не стал говорит Соколу о своих выводах. Непредсказуемость напарника ни к чему. Меньше знаешь, лучше спишь. Так мне будет спокойнее — знать, что он найдёт, поговорит с Обладателем без всяких фокусов и выкрутасов, не мстя за убитого им товарища.

Валентин — странная личность и ему также не стоит ничего знать. Мне кажется, что он ещё выкинет какой-нибудь фокус, только немного позднее. Слишком он жалок для учённого, который исхитрился убежать, будто колобок в одноимённой сказке, ото всех, прихватив вдобавок с собой ценный артефакт, причём, не один.

- Слушай, отдай мне дневник, я почитаю по дороге, Валентин. — Решил не оставлять ценную находку, пока Умник ещё чего не нарыл.

- Зачем? Но тут может быть ценная э… информация. — Возмутился учёный.

- Всю ценную информацию ты уже прочитал, поверь. А я просто хочу почитать о личной жизни владельца и отдам ему, как только закончу. Читать чужие дневники равносильно чтению чужих писем — грех. — Я протянул руку.

Валентин положил мне на ладонь книжку. — Ты прав, возьми, будет, чем скоротать время в дороге. — Он встал и пошёл помогать Соколу.

Я открыл дневник на тридцать третьей заметке. Пробежался глазами по прочтённому. Перелистал до упора, где на мягкой от дождя обложке я увидел сноску: "Я проклят, моё имя Корнеев Сергей Викторович". Чуть ниже нарисован человечек с камнем на руках и петлёй на шее.

Глава восьмая. Встречи

Часть первая. Обычный разговор.

Плотно пообедав, мы попрощались с Валентином и отправились на предполагаемое место стоянки Корнеева. Сокол знал, зачем ему этот человек. Единственное не понятное для меня было следующее: что он будет делать с ним, когда мы настигнем цель? К счастью, для общего блага, я не сказал ему, о чём прочёл в дневнике. В очередной раз испугался последствий и не стал раскрывать ему глаза на происходящее вокруг. Да я и сам не понимал многое. Например, не мог понять, зачем согласился идти с Соколом, когда имел возможность просто свернуть с дороги и перелезть через колючую проволоку. Ту самую, которая так отчаянно отделяет мир простых людей от мира сталкеров. Может быть из-за любопытства? За эти два с лишним дня я увидел больше, чем любой другой смог бы увидеть за всю свою жизнь. Смерть в этом месте уже не такая злодейка. Она переплетённая в одну косу с жизнью летает над зоной и ищет свою жертву. Кому-то дарит покой, а кому-то шанс продолжить своё нелёгкое существование. Именно шанс на жизнь, но не её саму. Потому что здесь смерть доминирует во всех сферах. Я всё ещё надеюсь, что эта костлявая ведьма с косой в руке не настигнет меня и моего спутника.

* * *

Спустя часы долгого молчания мы снова оказались на месте. В тот раз мы чуть не оставили свои тела в желудках мутантов. Сейчас всё будет по-другому, теперь я знаю как нужно себя вести и что делать в случае неожиданной ситуации. Однако вопреки всем ожиданием мы не стали останавливаться на ночлег. Сокол решил идти дальше, а я… я согласился. Друг огляделся по сторонам. Лес выглядел ещё зловещее, так как вдобавок ко всей его мрачности, образ сопровождала мерзопакостная погода. Дождик капал не большой, но очень долго. Земля уже впитала слишком много воды, поэтому мы топали по лужам, порой даже проваливаясь в грязь. Мои ноги давно промокли, так что я уже, не различал, толи они хлюпают в ботинке, толи ботинки в луже.

Через несколько метров Сокол обнаружил три дохлых пса. В пяти метрах от трупов лежало человеческое тело, которое так жадно жрали другие мутанты из той же стаи. Товарищ достал нож, подкрался к тварям. Из-за шума дождя мутанты ничего не услышали. Резкими движениями пробил им позвонки на шее. Смерть наступила мгновенно. Сокол оттащил собак подальше от покойника. Затем снова к нему подошёл и сел на одно калено для осмотра тела убитого бедняги.

- Ещё свежий труп. — Диагностировал Сокол. — Я не могу сказать кто это. Всё лицо и шею выжрали твари. Хотя постой. — Спутник провёл рукой по обмундированию, ощупал карманы и достал пустой баллон для огнемёта из глубокого бокового кармана на камуфляжной куртки, поверх которой одет бронежилет. — Точно он.

- Кто он? Друг Корнеева? — Глядя на лицо убиенного, меня чуть не стошнило, прямо как когда начальника «Птиц» разрывало на куски. Пофыркав, проглотив ком подошедший к горлу, продолжил задавать вопросы. — А это что, газовый баллончик?

- Да. «Меленький огнемётчик» добегался, любитель выжигать мутантов. — Сокол продолжил ощупывать карманы. — Очень странно, неужели пять псов смогли раскидать трёх здоровых мужиков, тем более опытных, да в такой снаряге? Как думаешь, Прибой?

- Врятли. Здесь было что-то другое, то чего я никогда раньше не видел. — Предположил я. Пожал плечами. Задрал голову вверх, словно школьник, глядящий в потолок на уроке, когда того спрашивают.

- Ты многого ещё не видел. — Сокол вздохнул. Почесал затылок, провёл этой же рукой, не отрывая от головы, по лицу. — С чего ты решил?

- Не знаю, если здесь есть гигантские мутанты, может, и медведи какие найдутся. Или ещё что побольше. — Покачал головой, продолжая высматривать макушки деревьев.

- Медведи врятли. А вот что-то большое вполне может быть. — Сокол встал, подошёл к рядом стоящему дереву, облокотился на локоть и почти шёпотом произнёс. — Как же ты погиб, горе-огнемётчик. — Сокола определённо заинтересовал новоиспечённый покойник. Почему? Я тоже хотел бы знать, с каких радостей мой товарищ уделил столько внимания данному вопросу. По пути встречались куда более интересные вещи, чем очередной мертвец, пусть даже знакомый Корнеева — хранителя неизвестно какого артефакта или чего-то там.

- Следов никаких, кроме собачьих. Может они ему во сне глотку перекусили? — Предположил я, лишь бы предложить теорию товарищу, дабы тот начинал потихоньку закругляться рассуждать на тему смерти безликого бойца.

- Они недавно прошли здесь. Эту теорию можешь смело отбрасывать. — Опроверг меня Сокол, после чего, не спеша, пошёл от дерева обратно к трупу.

- А зачем тебе это знать вообще? Ну, убили его и убили. Пойдём дальше. — Принял стойку «Руки в боки», показывая свою нервозность по поводу странных действий напарника.

- Простая предосторожность. — Этим предложением Сокол, пожалуй, объяснил всю ситуацию. Примерно также, мне можно доказывать теорию относительности своему коллеге. А тот, в свою очередь, скажет: «И что дальше?», разбив все мои доказательства, будто хрустальную вазу, не удержав равновесия. Однако не успел я поразмышлять, Сокол продолжил. — Опытный сталкер, если видит труп, то он узнает, как бедняга загнулся. По мертвецу можно сразу сказать, что за дичь тут обитает.

- Почему ты тогда того сталкера не проверил, когда нашёл артефакт.

- Не было необходимости. — Сокол сплюнул, остановившись у трупа. — Я тебе объяснял, какую он смерть принял, и мы уходим от темы. У мертвеца только объедены лицо и шея собаками.

- Значит тут одни собаки и… кабаны. Мы останемся здесь? — Торопил я залипшего сталкера. Что его так взбудоражило одному богу известно.

- Нет. Корнеев может уйти. Я не собираюсь искать его потом по всей зоне. — Сокол сам себе противоречил, занимаясь непонятной ерундой. Создалось впечатление, что весь этот плохо продуманный спектакль являлся отвлекающим манёвром. Для чего напарнику понадобилось сие выступление, остаётся загадкой. Но я всего-навсего предположил.

- Как знаешь, Сокол. А что с телом делать? — Показал руками на противный мне труп.

- А что ты с ним сделаешь. Пусть гниёт. — Сокол повернулся лицом ко мне. — Потрогай его тушу.

- Что? — Спросил я удивлённо. Я смотреть-то не мог на обезображенное тело без рвотной реакции, а тут его сиятельство просит, да чего там, приказывает мне потрогать несчастного мертвеца.

- Надави на живот, грудь и руки с ногами потрогай. — Показал пальцами на конечности трупа. Затем, ехидно улыбнувшись, облокотился на ближайшее деревце.

- Тебе виднее. — Я надавил обеими руками на каждую часть тела мёртвого. На мгновение мне показалось, как трупный запах распыляется рядом с моим носом при каждом надавливании. Словно я не на труп давил, а на распылитель дезодоранта. Потрогав, с отвращением, разумеется, тело, продолжил. — Твёрдый как камень не продавить.

- Значит всё-таки псы. — Я, честно, диву даюсь, как Сокол определил такую тонкость, опираясь на твёрдость тканей мёртвого сталкера. Конечно, меня не особо интересовал принцип логики напарника, так как я немного подустал от спектакля, да и к тому же, было абсолютно до фонаря как загнулся покойник. Погиб так погиб, господь ему теперь судья. Сокол продолжил. — Глупая смерть и нелепая. Пойдём, нас ждёт дорога через бандитов. — Помотал головой из стороны в сторону.

- А может в обход? — Вновь занервничал, понимая, что со мной всё время происходят какие-нибудь косяки и глупости, как только дело доходит, извиняюсь за каламбур, до дела.

- Опять боишься? Ты это прекращай, со мной не пропадёшь. — Успокоил напарник, лаконично улыбнувшись. Сокол позабыл про труп и двинулся медленным шагом вперёд.

- Человек всегда боится неизвестного, и дело совсем не в этой светящейся аномалии. — Кинул в ответ, тем самым невольно обосновал свои страхи.

- Ну, ну. Успокаивай себя. — Соколу будто нравилось вспоминать тот случай, где я чуть в штаны со страху не напрудил, на моём месте мог быть любой другой. Да, он не упоминал про «Прожектор». Но я не дурачок и прекрасно осознавал, о чём толкует напарник. Понимал, смотря на его физиономию. Слушая его издёвательский голос, подобный тому, когда два знакомых подкалывают друг друга.

- Не нукай, не запряг. — Дерзко кинул в ответ. Наконец, разогнулся, после чего подошёл к Соколу подальше от мертвеца, поближе к собеседнику.

Сокол почесал затылок и повернул шею по направлению предполагаемого маршрута. — Пойдём через место стоянки бандитов. Это железно и не обсуждается. Хотя, если желаешь, можешь идти своим путём. Дело твоё. — Он обратил на меня взгляд.

- Да куда мне. До первой аномалии. — Отдёрнул руки назад, показав свою несостоятельность в здешних местах.

- Вот и славно. Договорились. — Сокол достал бинокль и посмотрел вперёд — туда, где заканчивался лес, где, по сути, начиналась стоянка плохих людей. — Впереди всё чисто, но больно уж странная эта затишка. Обычно по лесу ходят, ищут трупы свежие, а тут тишина.

- Думаешь, будет буря? — Приставил ладонь к бровям — глянуть, нет ли поблизости какой подставы. Ведь от леса можно было ожидать любой гадости.

- Нет. Если бандиты находились бы на стоянке… — Напарник помотал головой и вновь припал к биноклю. — Не станут они прятаться, слишком пантов много, чтобы скрываться от чьих-нибудь глаз.

- И что тогда тебя беспокоит? — Спросил я недоумевая.

- Либо мы причина их отсутствия, либо что-то ещё. Странно это всё. — Товарищ повесил бинокль на шею. — Пойдём, друг. Будет интересно там полазить.

Как я здесь оказался? Наверняка я не знал, но догадывался, что всё произошедшее за последние дни связано с артефактом и его свойствами. Скорее всего, именно этот кусок камня отправил меня на год с лишним вперёд. Подальше от друзей, немногочисленных врагов, а самое главное от родных, которые уже как год считают меня пропавшим без вести или того хуже, мёртвым. Дай бог, если так. Вполне возможен другой вариант развития событий, меня сочли дезертиром, предателем родины.

* * *

Здесь всё началось, наверное. Я, продрогший и напуганный, стоял на этом месте и ждал смерти от рук подонков. Стоит ли вообще вспоминать такое. Ответ — нет. Но достаточно посмотреть на знакомые места и мозг автоматически прокручивает в памяти моменты так или иначе связанные с ними. На линии, где нас построили словно духов в армии, пала первая жертва. Кровь Орла до сих пор можно было увидеть на земле, и это не смотря на дождь, который капал последние часы, пропитывая и без того сырую почву под ногами. Так со стопроцентной уверенность можно смело сказать, что любое пятно смоется с поверхности земли. Быть может, крови вовсе нет. И моё сознание запомнило данный клочок земли таким, каким я узрел его несколько секунд назад. Возможно, но маловероятно. Кстати, линия старта оказалась куда ближе, чем мне показалась изначально, будучи пленным. Наверное, страх и прочие эмоции сыграли свою роль. Ведь помнил, как шли несколько минут, затем…да и чёрт с ним. Все мои размышления более не важны. Я оторвал взгляд от злополучного места гибели Орла, огляделся вокруг — ничего не изменилось. Всё те же голые деревья наблюдали за мною, всё та же гниль под ногами и, наконец, всё те же захолустные избушки, где так уютно располагались отморозки.

Сокол осматривал точку. Бандитов как ветром сдуло, ни единого намёка на их присутствие. Подходя к старой гнилой избе, где нас держали как скот, сталкер обнаружил кровь под своими ногами, много крови явно не «мутантского» происхождения. Красная жидкость пролилась совсем недавно, о чём свидетельствовал её цвет, соответствующий только пущенной крови. Дорожка, оставленная последней, вела, словно тропинка, к избе. Товарищ осторожно прошагал ещё несколько метров и наткнулся на ещё свежую могилу, над которой возвышался самодельный крест. Выше висел шлем лежавшего под землёй человека, а на кресте неаккуратно ножом выцарапана надпись: "Дэлфи".

Сокол позвал меня шёпотом. — Прибой! — Сотворив характерный жест рукой «Иди сюда», он пригнулся и размял указательный палец у спускового механизма ружья. — Подойди поближе. У меня есть опасения, насчёт этой избы.

Я на носочках подбежал к сталкеру. — Тебя прикрыть? — Еле слышно спросил.

- Будь добр. — Сокол медленно вдохнул, приготовился к штурму хилой хибары.

Товарищ аккуратно подкрался к входу и, резко выбив полу гнилую дверцу ногой, ворвался внутрь. Я заходил, целясь, вертя оружием по сторонам, спиной вперёд следом за ним на случай, если нам всё-таки устроили засаду нерадивые бандиты. Минутное молчание заставило меня повернуться и увидеть ужасное. Сокол стоял как стеклянный, даже не моргая. Напротив наших глаз примерно двадцать трупов сложенные в одну большую кучу, высотой в два метра, практически под потолок. Все эти люди были застрелены точно выпущенными пулями в голову. Приглядевшись, я понял, что это те самые бандиты, заставлявшие бежать через ад группу пленных сталкеров. Теперь их кровь медленно, засыхая на ходу, стекала по телам и пропитывала землю. Дождь пытался растворить её в себе, но красной жидкости оказалось слишком много.

- Ничего себе. — Сокол удивлённо смотрел на мертвецов, не отвлекаясь ни на что. — В первый раз вижу такое… Зверство, что ли? — Напарник долго подбирал слово, но в итоге остановился на правильном — зверство, по-другому не скажешь.

- Я думал тебя ничем не удивить. — Меня уже это не пугало. Я был готов ко всему, и увидеть любой ужас. Потому не особо расстроился, увидев эту картину. Да, меня тянуло в кусты при виде изуродованного трупа и его внутренностей, но то кишки, а тут кучка хладнокровных отморозков, хладнокровно же застреленных. Сам, помнится, желал поквитаться с недругами, ничего страшного, если кто-то меня опередил, облегчив душу и путь.

- Жестокостью на жестокость. Поделом бандитам. — Сокол опомнился, оторвал взор от ужасной картины, протёр глаза и повернулся ко мне.

- А чья могила стоит на входе? — Показал рукой на самодельный деревянный крест.

- На ней написано "Дэлфи". И сдаётся мне, что это очередной друг Корнеева. — Сокол осудил взглядом грубо сделанную могилу. Презрение пробежало по его лицу.

- Дэлфи? Он, Корнеев, потерял двоих по пути на точку? — Даже я понимал, что для такого опытного военного это слишком — потерять двоих за несколько часов.

- Так и есть, если Дэлфи его напарник, конечно. — Сокол снова посмотрел на трупы. — Он был здесь совсем недавно. Учитывая два — полтора часа потраченные на рытьё могилы для друга, Корнеев ушёл отсюда около часа назад.

- Всего-то? Мы можем его на ходу догнать, если поспешим. Возьмёшь у него артефакт и отправишь меня домой. Я не готов для таких приключений. На войне чувствовал бы себя комфортнее, чем здесь. — Высказался, дабы хоть немного оскорбить зону.

- Не всё так просто, Прибой. Он лишь второй осколок из четырёх. Далее нам нужно будет наведаться ещё к кое-кому и Корнеев нас к нему приведёт.

- А не проще мне пойти и перелезть через забор? — В очередной раз возмутился я.

- Ты находишься почти у "Выжигателя мозгов". До границы зоны два дня ходу, без спутника ты загнёшься. Да и просто не выйдешь, даже если доберёшься целым. — В устах напарника сие предложение прозвучало как угроза.

- Не выйду? — Скрестил руки на груди, убрав снайперскую винтовку обратно за плечи.

Сокол занервничал, в очередной раз, проигнорировав мои возмущения. — Пойдем, выйдем отсюда, а то вонять начинает.

* * *

Мы подошли к могиле несчастного. Я ещё надеялся услышать вразумительные ответы. Но словно сама судьба не хотела этого. Неожиданно Сокол схватился за голову. В его глазах я увидел боль и панику. Два противных чувства сковывали товарища, не давая даже думать. Он не понимал, что происходит и что нужно делать. Спустя мгновение напарник оказался на земле. Свернувшись калачиком, он дал понять насколько ему сейчас худо. Похожую зарисовку я видел в лесу, когда группу военных вёл Коровин. Честно признаюсь, я тогда даже почувствовать толком ничего не успел, так, мимолётный страх пробежался по телу. Мне стало не по себе, смотря на корчащегося от боли сталкера. Затем неудобство перешло в растерянность и, почти мгновенно, в очередной страх.

Товарищ прохрипел мне. — Внутрь. Быстро. — И тут же потерял сознание. Я проверил, жив ли он вообще. Но руки не находили себе точки опоры. Они суматошно, то делали массаж сердца, то проверяли лоб раненого неизвестно чем. Логики в этих действиях не много. Я отчаянно пытался помочь своему спутнику, но не знал как. Его дыхание было чётким, он будто спал… не по своей воле. В момент растерянности, сзади, услышал голос. Рука потянулась за винтовкой, но ничего кроме спины не нащупала. Я остолбенел, предчувствуя скорую погибель. Ведь сзади могли стоять бандиты и направлять на меня оружие.

- Не бойся, дорогой мой. С ним всё будет в порядке. — С насмешкой произнёс неизвестный.

Я резко вскочил на ноги и повернулся в сторону говорящего. Передо мной стоял незнакомый человек. Однако его голубые глаза не спутаю ни с чем, чистый цвет неба. Вдруг вспомнил старца в вагоне и загадочного бармена Колю. В своих руках незнакомец держал мою винтовку, уже разряженную. Когда успел, не знаю. Совсем близко к псевдо бармену стояло странное существо внешне похожее на человека. Большая голова (огромный затылок, не менее здоровая лобная часть), длинные худые руки с заострёнными когтями, тощее тело дистрофика не давали мне права назвать его таковым. Всё точно такое же, как у любого из нас: нос (правда, большая его часть куда-то подевалась), уши, рот, две ноги, список можно продолжать. Когда-то это было человеком. Он смотрел на Сокола, не отводя взгляда, не обращая на меня никакого внимания.

Страх, он сопровождал меня всю дорогу, заставляя оглядываться назад и по сторонам. Заставлял хвататься за оружие и просто закрывать глаза, полностью уходя в своё сознание. Единственным плюсом, а может и минусом, паршивого чувства являлось то, что я всё запоминал — каждый момент, каждую физиономию. Незнакомец не был исключением, даже если и являлся, то скорее, он подтверждал общее правило. На вид неизвестный обычный мужик. Лицо худое и белое. Высокий лоб и отсутствие волос предавали ему вид бывалого уголовника (стереотипы, однако), не хватало только татуировку на макушке наколоть. Нос прямой. Густые седые брови вырисовывали размах крыльев ласточки. Его небесно голубые глаза смотрели на меня с добротой и воодушевлённостью, будто ждали от меня каких-то свершений. Неизвестный человек высокого роста широк в плечах. Его стройное мужское тело придавало грозный вид, особенно в данной ситуации, когда я был совершенно беспомощен. Но стоит учитывать — это всего лишь визуальная составляющая, что кроется в душе у странного, не побоюсь этого слова, загадочного человека оставалось только гадать.

Я судорожно произнёс первые пять слов, пришедшие на ум. — Кто ты такой? Или что?

- Почему ты так напуган? — Сталкер развёл руками, не понимая моих чувств и опасений. Хотя, куда ему понимать. Сейчас он буквально держал мою жизнь на коротком поводке, что меня никак не радовало. — Мы уже встречались с тобой ранее. Неужели я такой страшный? — Не переставал улыбаться незнакомец.

- Ты! Тот дед, наблюдавший за мной в поезде! — Крикнул от безысходности в надежде на свою правоту. Уверен я не был, но чем чёрт не шутит. — Ты! Тот Бармен Коля! Для чего Ты следишь за мной. — Поставил ударение именно на этом слове.

- Прошу прощения за тот маскарад. — Виновато посмотрел на пол незнакомец. — Мне пришлось проследить за тобой до нужной станции. — Открыл передо мной ладони как знак доверия.

- Пришлось?! — Продолжал говорить на повышенных тонах.

Неизвестный откинул моё оружие в сторону и с характерным хрустом размял пальцы, скрестив их между собой. — Зона определила тебя в обладатели одного из своих Граалей. — Говорил серьёзно, смотря мне прямо в глаза. Значил твёрдо верил во что говорил.

- Что? — Я дышал как паровоз. Ноги чувствовали всю дрожь на себе. Руки трясли спящего Сокола, дабы тот проснулся и вновь попытался бы спасти нас. — Каких Граалей? Чушь полная. Я просто хочу обратно, домой.

Он снова улыбнулся. — Домой ты попадёшь очень скоро. За это не волнуйся. — Незнакомец потянулся в полный рост. — Нужно прояснить некоторые аспекты.

- Что с Соколом? — Продолжал тормошить спящего человека, в надежде на его пробуждение.

- С ним всё в порядке. Он просто видит сны. И не бойся, они хорошие. — Странный тип подошёл ко мне и положил руку на плечо. — Успокойся, пожалуйста. Я не причиню тебе вреда. — За одно мгновение прикосновения страх и нервозность убежали прочь. Мозг уже мыслил не в паническом состоянии, а адекватно и рассудительно. Будто я принял специальную таблетку от стресса или что-нибудь в таком духе. Как бы то ни было, мне стало немного попроще разговаривать с потенциально опасным человеком. Я собрался.

- Стой. — Остановил действо незнакомца, убирая его руку с плеча, дабы вконец не расслабится. — Давай начнём по порядку. Итак, ты следил за мной, начиная с городка. Раз так, то до сих пор не упускал меня из виду. Первый вопрос: Кто ты? Второй: Зачем?

- Прошу прощение за грубость. — Незнакомец провёл ладонью по лысой голове. — Я не представился раньше ввиду отсутствия времени на эту болтовню. Но сейчас его, времени, достаточно. Меня зовут Антонов Алексей Алексеевич, в народе известен как сталкер Триа. На воле — Антонов, без всяких кличек. В первом обществе появляюсь только по мере необходимости. Мало кто знаком со мной. Воистину, я призрак этих земель. — С каждым словом сталкер отходил от меня всё дальше до тех пор, пока не достиг нужного исходного расстояния — безопасной дистанции.

- Антонов? — Задумался на секунду, сделал «Умное лицо». — Что-то знакомое.

Триа в очередной раз улыбнулся на мою реплику. — Вполне возможно, друг мой. Старики пугают новичков байками про некоего хранителя. Артефакт, так яро охраняющийся загадочным сталкером, доставляет его владельцу безграничную силу в пределах зоны. Также ходят слухи о ещё некоторых, как я их называю, Граалях. Время, жизнь и дар. Так они называют эти реликвии, данные самой зоной для человека, использующего их во благо всего и всех. Лично для меня слухи всегда будут оставаться слухами, ведь реликвия одна, как мне кажется. На деле, никто из сказочников не видел ничего подобного. Более того, большая часть их вообще не верит в эти сказки, а рассказывают лишь для затравливания перед костром.

- К чему ты клонишь? — Недовольно спросил я. Хранители, артефакты — тёмный лес для моего сознания. Мне абсолютно наплевать на игры Сокола и этого, чёрт его разберёт, Триа. Мне всего-то нужно как-то попасть домой, неважно какими средствами, в пределах разумного, конечно, и пока совесть позволяла данные средства использовать.

- Не торопи меня, пожалуйста. — Триа показал мне ладонь, показывая «Стоп», затем загнул все пальцы кроме указательного и показал в мою сторону. Этот человек говорит о вежливости. — Я следую порядку, заданному тобой. — Алексей Алексеевич присел на выступ избушки, переместил руки на уровень пупка, скрестил пальцы. — Большая часть не верит в существование подобных вещей. Так даже лучше и спокойнее. Но стоит кому-то растрепать про чудеса, творящиеся в зоне, и тут же начинается игра в войну. Люди убивают, режут, предают друг друга в надежде добраться первыми до предполагаемого чуда. Но, как правило, победителей в этой игре никогда не находится. Достигнув цель, сталкер не понимает своих поступков. Подбирая очередной артефакт, он не осознаёт всю бессмысленность кровопролития. И лишь только когда по глупой и нелепой случайности наткнётся на противника, превосходящего его по силе, с артефактом за пазухой. Когда этот враг ограбит его до нитки, забирая всё то, ради чего он жил последний месяц. Грабитель оставляет ему жизнь, понимая, как тот будет мучиться. Несчастному ничего больше не остаётся кроме как проклинать судьбу и понять, что все убийства и подлости были напрасны, а он теперь очередной сталкер отшельник, которого даже бандиты не возьмут к себе на пристанище.

Истории. Он рассказывает мне истории, вместо того, чтобы сразу перейти к сути вопроса. Хотя… рассказывает Триа интересно, да и выбор у меня не большой. Слушать придется в любом случае. Алексеич, если можно так выразиться, точно не любит, когда его перебивают. Он всё говорит, говорит, говорит…

- Если люди узнают о лучшем или лучших изобретениях зоны, начнётся переполох. Кровь снова польётся по чьим-то ножам, автоматы будут треском озвучивать гибель своей жертвы. В итоге, один или группа сталкеров смогут найти кусочек счастья. Первый либо погибнет от рук неизвестных, вторые перессорятся, деля награду между собой. — Антонов встал, подошёл поближе, расцепил руки и опустил их. — Я хранитель. Одной единственной реликвии — артефакта — Грааля зоны. Данную мне самим Господом Богом вещь необходимо прятать от простого народа. Вот тебе ответ на первый вопрос. Надеюсь, он тебе понятен.

- Пока не очень. — Пробубнил себе под нос. Сидеть на корточках и толкать Сокола мне надоело. Ноги потихоньку начали затекать, потому, не мудрствуя лукаво, присел на бревно, торчащее из избы. — Думаю, ответ на второй дополнит твой интересный рассказ. — Локти нашли опору на коленях, взгляд уткнул на грязные ноги

Стоит ли опять упоминать его добродушную улыбку, наверное, нет. Определённо, Триа не являлся таким доброжелательным, каким старался выглядеть, вежливо отвечая на мои вопросы. Своей фальшивой, а может, и нет, улыбкой он заставлял меня напрягаться куда больше, чем успокаивал. Что-то Антонов за ней прячет, но вот что именно?

- Прошу прощения за маскарад, устроенный в поезде. — Продолжил Триа, вновь присев на старое место. — Современные технологии творят чудеса. За пять коротких минут я превратился в обычного простого старика, не привлекающего лишнее внимание со стороны. Зато, образ привлёк тебя. Честно признаться, ты меня удивил, когда вспомнил незнакомца в поезде. Моя ошибка и твоя память.

- Ещё бы не привлёк. Пялился на меня, как на голую танцовщицу в стриптиз баре. — Возмутился я, продолжая глядеть на ноги. — Я, признаться, блефовал, когда кричал тебе о бармене и старике. (Улыбка промелькнула на лице) Другими словами, не знал, не был уверен. Просто их глаза слишком похожи на твои. Такие цвета в том мире редко встретишь, а здесь и подавно не найдёшь. Тебя выдают глаза, бармен, старик, Триа, Антонов.

Антонов посмеялся, после чего продолжил отвечать на второй вопрос. — Об этом позже. Но мне определённо нравится твоя наблюдательность. Ты, — показал пятернёй на меня, — попал сюда не случайно. Я, точнее Главный Ум, привлекли тебя, чтобы, наконец, закрыть мучавший нас вопрос.

Мне ужасно не понравилась последняя фраза, но перебивать Алексея не хотелось. Для себя же отметил несколько важных вопросов. Всё то же «Зачем?», какой такой вопрос мучил собеседника и «Нас?». Плюс ко всему, я вновь услышал это непонятное «Главный Ум». Что это? Последний раз приходилось воспринимать такое в своих грёзах. Тогда мне умело заткнули рот, быть может, и это сон, просто свободы дали больше.

Триа продолжал. — Выбрал я тебя из тысяч военных. Твоё сердце чисто, душа добра и бескорыстна. Твоё тело лёгкое как ветер. Убедился в этом ещё до твоего отправления в штаб. Я просто обязан был проследить, чтобы ты доехал до пункта назначения, до конечной станции.

- Я бы и так доехал. — Фыркнул на доводы Антонова.

- Нет. Пока ты спал, на одной из станций ограбили девушку. Поверь, я видел это, переживал это. Представь ситуацию. Ты, отважный парень, побежал к бедняжке на помощь, сверкая пятками. А в это время, поезд благополучно отправляется дальше, но без тебя. Ты опаздываешь на место сбора. Как результат, тебя отправляют в другое место, подальше от Припяти.

- Без меня? Спал, значит. — Вот уж действительно, где стоит начинать злиться. Я оторвал зрение от прежней точки и переместил его на Антонова. Тут меня словно осенило: «Платок, вот зачем он тебе нужен был». Однажды слышал разговор между генералами, пока стоял на тумбе. Те, как водится, поддали, и в кабинете нашего капитана практически во весь голос говорили о своих насущных проблемах. Много я тогда интересного услышал. В итоге, дело дошло до военных тайн, за разглашение которых тюремная решётка грозилась закрыться на долгие годы перед носом болтуна. Одну из них подслушал из любопытства. Военные придумали вещество, распространяющееся по воздуху. Достаточно капнуть куда-нибудь и все, в радиусе одного — трёх метров будут спать сном младенца. За точность высказываний пьяных генералов не ручаюсь, но смысл точно такой же. Я не стал ходить вокруг да около, и задал вопрос в лоб собеседнику. — Как же ты не заснул, если держал платок у самого носа.

- Определённо, ты достоин похвалы за свои доводы. — Триа чуть ли не хлопал ладонями в мой адрес. Улыбчивое лицо уже порядком надоело, лучше бы он серьёзно подошёл к теме. — Я и не говорил, что не заснул. Ты ведь тоже не сразу отключился.

- Хитрый ты. Тогда благодаря тебе я здесь? — Злость начала проявляться на моём лице, словно молния, мелькая, как только глядел на виновника моего «торжества».

- Теоретически… да чего там, ты и так понял. Да, мой друг. — Довольно произнёс Алексеич.

- Что да? — Вот и кончилось терпение. Я вспылил, едва не подпрыгнув на пятой точке от раздирающей меня изнутри несправедливости. Но остался в положении сидя. — Теоретически?! Что это значит? Ты только что признался в моём усыплении, или мне тебя поблагодарить за такую честь?!

- Не злись. — Триа снова подошёл поближе.

- Не прикасайся ко мне. — Отрезал, едва заметив подносящуюся к моему плечу руку.

- Я понимаю, тебе через многое пришлось пройти. — Триа расправил руки. — Некоторые вещи тебя шокировали, но это уже случилось, и нет смысла продолжать злится на меня. По началу, просто хотел прийти за тобой на базу и поговорить. Вместо этого тебя настиг выброс, после которого артефакт сам нашёл тебя, стоило тебе оказаться внутри зоны. В какой-то степени моя задача упростилась, но с другой стороны я потерял тебя из вида на некоторое время.

- Артефакт нашёл меня? — Удивление, злость, недоумение и в то же время некоторое удовлетворение от полученных ответов. Как связать столь противоречивые эмоции, загадка, которую я сумею отгадать, но не сейчас.

- Он внутри. — Алексей показал рукой на меня. — Ах да. — Где-то я уже слышал это «Ах да». Даже звучит оскорбительно, будто я тупой и ничего не понимаю. — Стоит сказать попроще. Ты обладатель.

Кровь вскипала, сдерживать себя становилось тяжелее. Лучше бы я дал Антонову возможность прикоснуться к плечу. — Ты хранитель. Я обладатель. Ты морячка, я моряк… — Злость на моём лице, видимо, останется надолго. — Можно подробнее?

- Я расскажу тебе о том, как стал хранителем, только если ты пройдёшь проверку. Люди не должны много знать. Это, во-первых. — Кажется, впервые за всё время разговора Триа отвернулся от меня.

- Если не пройду, то-о-о… — Растянул последнюю гласную, опустил шею, выпучил глаза с поднятыми зрачками.

Алексей повернул голову. — Скорее всего, ты умрёшь. — Усмехнулся Антонов, продолжая стоять спиной ко мне.

- Отличная перспектива. — Я сжал кулаки, нахмурил брови. Алексеич только что угрожал мне. Только не прямо, а виляя, словно лиса хвостом. По сути, последнее его предложение можно было прочитать так: сделай всё, что мне нужно, иначе твои проблемы, так и останутся твоими. Пожалуй, я немного приврал, Триа меня шантажировал. — Но я всё ещё с радостью слушаю твои ответы на мои нескончаемые вопросы. — Сказал я с сарказмом.

- Ты снова меня перебил. — Осуждающе посмотрел на меня Антонов, как только повернулся. — Совсем недавно я предупредил тебя, для чего мне нужен кандидат. Не стану повторяться, вспомнишь, когда будет необходимо. Это во вторых.

- Кандидат? Да какая разница. — Отмахнулся я. — Спорить с тобой бесполезно. Ведь так?

- Так. — Улыбаться Триа перестал, к моему счастью. Серьёзность таки взошла на его лице, словно солнце. Теперь я действительно ощущал, что у нас идёт разговор, а не перекидка любезностями или шутками. — Слушаю твои вопросы дальше.

- Хорошо. — Кивнул головой. — Со стариком я вроде бы всё уяснил. Теперь самое время разобраться с «Колей». Зачем ты послал меня на задание для бармена?

- Тебя необходимо было проверить. Научить тебя убивать, драться, бороться за жизнь, чтобы ты почувствовал каждой клеточкой своего тела, каково это. — Триа кинул мне. — К большому сожалению, ты справился лишь наполовину. Я ожидал большего упорства от тебя, Прибоев Александр. — Будто сожалея о моём промахе в той рощице, Антонов грустно посмотрел на землю, но не прошло и секунды, как собеседник вновь состряпал серьёзное лицо.

- Значит, проверка уже пройдена. — Я понимал, что весь разговор — это бред сумасшедшего. Да и последние дни моей жизни не далеко ушли от данного диалога. Буквально каждая ненормальная ситуация, мелочь резали моё сознание, как нож масло, опровергая любые мои представления о жизни и смерти. Каждый ответ Триа мозг воспринимал так же, как уши воспринимают звук скребущих по школьной доске ногтей. — Ты сказал, что встреча с мутантом подстроена кем-то. Кем?

- Нет. — Категорично опроверг мои догадки Алексей. Теперь его лицо не выпускало наружу вообще ни одной эмоции. Таким ликом мог похвастаться каждый, кто когда-либо фотографировался на паспорт. Бывает, посмотришь внутрь документа и не понимаешь, как вообще можно было изобразить такую мордашку. — Узнаешь чуть позже. Совсем скоро, друг мой.

- Я тебе не друг! — Вновь вскипел я. — Это, во-первых. А во-вторых, времени много, ты сам говорил. Расскажи, я тебя внимательно послушаю.

- Ха-ха-ха. — Засмеялся Антонов. — Ты не терпелив. Твоё маленькое приключение подходит к концу. Ещё чуть-чуть и ты сам ответишь на свои, кажущиеся сложными, вопросы.

- Раз ты такой не разговорчивый, то вот тебе последняя дилемма. — Указательный палец правой руки показал на собеседника. — Почему Сокол промолчал о моём «даре» от зоны?

- Этого я не знаю. Может, у него лучше спросишь? — Триа кивнул на Сокола, затем хитрым взглядом обдал меня и коварно улыбнулся.

Я посмотрел на спящего спутника. Он ни разу не удосужился упомянуть, на худой конец, намекнуть на такой же артефакт, оказавшийся внутри моего тела, как и у него самого. После этого скомканного, но более или менее вразумительного разговора стало понятно, что вылечило меня от укуса дикой собаки, мои разбитые стопы, от смертельного ранения в живот лапой мутанта. Ещё понял, что голубоглазый незнакомец не являлся плодом моего пошатнувшегося воображения. Он оказался реальным. Не знаю пока, хорошо это или плохо, но одно точно — я не сумасшедший. Также прояснились некоторые, более существенные нюансы. Теперь я знал ответы на мучавшие мою голову вопросы, но легче почему-то мне не стало. Триа не стал вскрывать карты раньше времени, объяснив только самое начало. Начало, положенное ещё в том маленьком городке.

Пока смотрел на Сокола озлоблённым взглядом, Антонов задал последний вопрос. — Теперь ты веришь в реальность происходящего? Ты можешь мне помочь. — Последняя фраза прозвучала как просьба, она-то и заставила меня обернуться.

- Ты пришёл сюда за этим? Просить? Или упрочнить мою веру в реальность? — Я обратился к Антонову Алексею Алексеевичу, но он исчез. Как будто его и не было здесь вовсе. Воистину призрак. Существо, заставляющее сталкера Сокола спать и видеть сны, тоже ушло, испарилось. Я многое не успел спросить. Вопросов так много, что не знал с какого начать. Например, не спросил, как он врывается в мой сон, что мне делать с этим камнем внутри меня, кому мне верить. Но и полученных ответов вполне хватило для закрашивания некоторой части моего рисунка. Краски не такие яркие, какими могли бы быть. Да чего уж там, мой рисунок пришлось слегка дорисовать, однако цветов на новые фрагменты уже не хватило.

Часть вторая. Рассказ у костра.

Прошёл примерно час. Мой спутник спал сном младенца и, кажется, даже не думал вставать. Я пинал камни, вырисовывал палкой на земле непонятные узоры, просто размышлял на тему "А что дальше?" дабы скоротать лишние пол часа. Когда думать о насущном надоело, палка в моих руках с характерным хрустом сломалась, все близ лежащие камни разлетелись по сторонам с помощью моих ног, понял, что сон моего товарища может продлиться до темноты, если не до утра. Я присел на, торчащее из стены домика, бревно. Обстановка также меня не радовала. Рядом с гнилой избушкой стоял крест. Практически под ним лежал Сокол, а над моей головой летали черные, вечно каркающие вороны, периодически садясь на крыши ветхих домиков. Они думали о моём спутнике как о еде. Ждали, пока я оставлю его тело, но они в очередной раз ошибались. Кроме разочарования и пустых животов их ничего не ждало.

Птицы покричали надо мной ещё несколько минут, затем улетели прочь. Да так, как будто за ними гнался опасный хищник, мечтающий полакомится их плотью. Меня насторожил сей факт, и вынудил достать оружие из-за плеч. Ещё через минуту, десять метров влево от меня, в сторону воронья пробежала стая диких псов. Я вскочил с бревна. Каждая из собак заметила нас, облизнулась на наши тела. Жажда впиться в них своими зубами, к счастью, оказалась меньше чем то, ради чего они бежали.

Тишина. Такой я не слышал ещё ни разу. Великодушный ветер сжалился над раскачивающимися гниющими деревьями. Их ветки прекратили движение буквально за пару секунд, словно под действием чьей-то силы. Время замерло на месте и боялось продолжить свой ход. Казалось, что Зона остановилась в предвкушении необычного, нового и некому незнакомого. Это могло быть что угодно. Я не знал чего ждать. Однако опытный сталкер знал к чему ведёт такая резкая затишка. Он понимал, чего следует опасаться в следующую минуту. В зависимости от ситуации, опытный сталкер молится за тех кто остался снаружи или о спасении своей души, если он каким-то образом остался не защищён от последующего события.

Наконец, событие начинает набирать обороты. От мёртвой тишины не осталось и следа. Раскаты грома дали о себе знать. Небо плавно начало окрашиваться в цвет разгорающегося пламени. Огня, грозящего спалить всё живое и не живое, дотронувшись своими языками. Наверное, это один из тех случаев, когда можно сказать «Убийственно красиво». Я стоял как вкопанный, взирая на небо. Восхищался его красотой, необыкновенностью. Спустя секунды на оранжево-красном полотне появились образы, от части напоминающие человека, рядом с которым стоял его верный пёс. Слева от общей картины нечто похожее на смерть со своим посохом. И справа три больших столба. Быть может, воображение взыграло, может, и нет. В любом случае такого прекрасного зрелища мне ещё не доводилось видеть на своём веку. Даже северное сияние, как мне казалось, не могло сравнится с подобной красотой.

Я смотрел, смотрел. Но очередной страх перед неизвестным заставил меня опомниться. Под точно таким же небом, упал весь отряд солдат. Остались ли они живы, не знаю. Но вина этого явления наверняка имела место быть. В итоге, придя в чувство от завораживающего зрелища, я в суматохе подбежал к спящему.

- Сокол просыпайся! Слышишь? Сокол! — Я бил его рукой по бокам, кричал прямо в ухо, затыкал ему нос, чтобы проснулся. Всё тщетно. В ответ слышал только непонятное фырканье спящего человека.

Ничего не поделать. Спит как убитый. Не долго думая, я взвалил на свои плечи, почти что, мёртвый груз. Что делать дальше? Единственная фраза, которую Сокол произнес, перед тем как отключился — «Внутрь». Если внутрь, то, очевидно, для защиты. К трупам идти почему-то не хотелось. Зато рядышком стояла ещё одна старая изба с более-менее прочной крышей и крепкими стенами. Только дверь оказалась заколоченной. Я положил сталкера на мокрую землю, после чего в темпе прикладом своего оружия выбил первые две доски, остальные три кое-как — ногами. Бил отчаянно и из последних сил. Несколько ударов спустя мои старания вознаградились. Затащив Сокола вовнутрь, я поставил часть досок на место, прибив их на те же ржавые гвозди. Оттащил тело в самый угол тёмной комнатки и присел рядом. Теперь, остаётся только надеяться на лучший исход.

* * *

Страшные раскаты грома едва не оглушили меня. С каждым ударом я всё больше понимал, что стены этого гнилья вряд ли защитят нас от столь мощной энергии, извергающейся откуда-то сверху. Зона как будто хотела сорвать злость на сталкерах, отругать их мощным громом, а затем наказать. С каждой секундой разряды становились сильнее и громче, вибрация проходила по всем материалам. Чувствовалось, необычное событие идёт по нарастающей. В конце этого представления будет грациозный выход, который принесет немало боли тем, кто его увидит во всей красе. «Вот и всё». — Шептал я себе. — «Сейчас всё закончится и Сокол проснётся».

В одно мгновенье меня сломило от боли. Внутренности запросились наружу, не давая сидеть на одном месте. Действительно всё, та история с взводом солдат вновь повторяется, только актёров здесь поменьше, да и обстоятельства малость другие. Как только ноги перестали чувствоваться мною, понял, что недолго осталось слушать ярые раскаты. Голова вновь затрещала по швам, потому, сжавшись калачиком, лежал на земле, терпя изо всех сил боль. Мгновение спустя голова почувствовала резкий удар изнутри. Я простонал и потерял сознание.

Спустя время меня разбудил мужской голос. Открыв еле-еле глаза наполовину, увидел незнакомца. Он напевал мелодию одной известной группы. Повернувшись, высокий человек достал нож. Продолжая напевать, он бросил его в мою сторону и тот воткнулся в землю рядом с моим лицом. Боль сковывала меня настолько, что даже говорить мог, только скулить как беспомощный щенок. На лице у неизвестного одета маска спецназовца. Ту часть, которую она не закрывала, скрывала темнота. Наклонившись, он закрыл мои глаза двумя пальцами, указательным и средним, и произнёс шёпотом. — Да Александр, вы ведь могли закончить все свои мучения. К счастью я проследил за вами, в последний раз не очень получилось на этом месте. Зато у вас теперь голова болеть не будет. Ещё увидимся. — Сталкер поднялся и ушёл. А я снова отключился на неопределённое время. Вопросы полезут позже…

* * *

Я резко (аж кровь в голову ударила, заставив последнюю закружиться) вскочил на обе ноги и огляделся по сторонам. Кроме меня в комнате никого не было. Слегка успокоившись, перелез через старые доски, прибитые к выходному отверстию для двери, оружие держал в руках, на всякий пожарный. С другой стороны избы стоял Сокол и лениво потягивался.

- Жизнь хороша! Не так ли? — Утверждающе спросил напарник.

- Ага, прямо рай на земле. — Сказал я с недовольной физиономией. Ему легко говорить сейчас о жизни, ведь Сокол продрых всё веселье, предоставив его мне.

- Ты чего такой недовольный? — Сказал он зевая. — Мы пережили с тобой нападение контролёра!

Стоит ли рассказывать правду человеку, не рассказывающему всю правду тебе? Нужно повременить. И я прикинулся тем сталкером новичком, который ничего толком не понимает. Хотя, почему прикинулся, я и так мало соображал во всех «Зоновских» фишках, не говоря уже о том, что произошло вчера вечером.

- Контр… что? — Поднял ладони на уровень головы, растопырив пальцы.

- Контролера. Эта тварь ещё та. Залезает тебе в мозги и лазает, лазает там своей башкой. Потом хрясь! — Крикнул резко Сокол, хлопнув ладошами. — И ты уже как в той песне: не жди меня мама, хорошего сына.

- А… — Махнул рукой на Сокола. — Мы тогда в двойне счастливей, если выброс пережили.

- Да ты поэт. — Рассмеялся товарищ.

- Не нравится мне твоя жизнерадостность, не твой стиль. Тебя часом не подменили, пока я валялся без сознания? — Посмотрел на смеющегося сталкера как на сумасшедшего. — Сокол. Я с тобой разговариваю, между прочим.

- Уже нельзя улыбаться? — Такая же улыбка бесила меня у Триа. Но тот ладно, информацию мне предоставлял, а Сокол неизвестно почему такой весёлый. Товарищ словно травки выкурил косячок.

- Да… Знаешь? — Почесал затылок, вспоминая нужное слово.

- Нет. — Сказал он, продолжая смеяться неизвестно над чем.

- Проехали. — Махнул рукой. Необходимых слов так и не подобрал. — Скоро стемнеет, пойдём вперёд? Может ещё успеем догнать твоего Корнеева.

- Пойдём, пойдём. Дай отойти сначала от «весёлых» событий. — Сокол уже вытворял что-то вроде утренней зарядки, махая руками по сторонам.

- Ты продрых всё это время! Какого лешего тебе отходить нужно? — Возмутился я, жестикулируя левой рукой, затем упёр обе передние конечности на пояс.

- Какое время. — Недоумевающий Сокол посмотрел на меня.

- Ну, я просыпался. Кто, по-твоему, перетащил твоё тело в сарай? — Выкрутился я.

- М-да. А ты парень железный. Спасибо. Выброс бы нас вывернул на изнанку на открытой поверхности, ты спас меня, парень. — Да это даже не благодарность была.

- Пойдём уже. Я устал. — Медленно побрёл по маршруту.

Сокол зевнул в последний раз. Вдохнул полной грудью. — Пойдём. Кстати. Возьми, это твой. — Рука товарища подола мне нож, который так умело швырнул рядом с моим лицом, человек в маске. Я прощупал карманчик на моём жилете и обнаружил, что ножа Сокола в нём не оказалось. Но он протягивал мне точно такой же. Единственное место, где мог оставить острый металлический предмет — это та горе-аномалия со своими яркими до слепоты лучами. Если так, то напрашивается один вывод. Человек в маске следил за нами от самой землянки. Но как он нашёл его там. Неужели не открывая глаз. Быть может просто совпадение безо всяких причин и оснований.

- На этот раз я буду держать его в руках. — Серьёзно посмотрел на Сокола и принял холодное оружие.

- Как знаешь, Прибой, как знаешь. Пойдём. Если всё будет хорошо, придём совсем скоро. — Сокол снял с себя счастливую маску и одел свою привычную — серьёзность с грустью.

Мы снова побрели по диким землям зоны. Где встретить сталкера почти невозможно, где гуляет голодная дичь в поисках еды, где нет ни единого намёка на жизнь. Лишний раз на такие территории не вступает даже самый опытный, обвешанный с ног до головы разными артефактами, человек. Наверное, именно от всей этой погибели меня и послали защищать людей. Бугор за бугром, очередной сухой куст, чуть дальше гниющее дерево, под ногами всё та же скомканная пожелтевшая трава. Вдали видны старые бетонные столбы, с которых давно украли все провода. Одинокие деревья, ждущие своих ворон в их гнёзда. Изредка сверкающие яркими вспышками аномалии. О последних я не имел ни малейшего понятия, оттого было только спокойнее. Начало темнеть. Хоть за густыми тёмно-синими тучами я не мог разглядеть даже лучика огромной звезды, чувствовал, как она покидает эту землю. Солнце вернётся, но только завтра. Ночь в этой смертоносной пустыне длится дольше, чем в мире, из которого меня так бесцеремонно вырвали.

Сокол отнекивался. Но я то знал, что этот чертяга знает эти места как свои пять пальцев. Он шёл всегда уверенно, практически никогда не оглядываясь по сторонам. А тот труп в лесу всего лишь показуха, отвлекающий манёвр, на мой взгляд. В этот раз мой спутник шёл быстрее и подгонял меня за собой. Через два с лишним часа после отправки он протянул руку вперёд, указав на костер, горящий где-то далеко. Сокол остановился перед очередным кустом, высотой до моей шеи. — Нам туда. Видишь огонёк в километре отсюда?

- Да. — Подтвердил я. — Это Корнеев? — Надеясь на «Да» спросил спутника.

- Не знаю. Должен быть он, а там чёрт его знает. — Сокол пробежался руками по своей одежде, после чего раздосадовано заявил. — Вот зараза!

- Что такое? — Удивился я резкой реплике.

- Бинокль оставил в той гнилушке. Ну, разве так можно? — Сокол протёр вспотевший лоб, прошёлся ладонью по макушке. — Придётся идти на дурака и надеяться на отсутствие всякого рода сюрпризов. — Товарищ ещё раз потёр свою голову.

- Не в первый раз. — Обнадёжил его.

- Не в первый. Но каждый раз из чёрной шляпы вылетает что угодно, только не кролик.

- Что, прости? — Я не понял метафоры Сокола.

- Да так, погодка неважная. — Расстроился сталкер.

- Ты какой-то другой, Сокол, после того сна. — Заметил я. Покосил голову на бок и прищурился к напарнику. Хоть настроение и подпортилось потерей бинокля, на лицо напарник казался другим человеком. Да, присутствие грусти и серьезности было заметно, но что-то определённо изменилось. Душа немного успокоилась? Вполне вероятно, других объяснений я не видел.

- Я впервые за последние месяцы увидел сон. И не какой-нибудь старый кошмар, а чистый и настоящий, со своим сюжетом. — Сокол не лгал, пожалуй, такое действительно способно порадовать человека, считающего свои иллюзии каторгой. Я ничего не ответил, повернулся и пошёл вперёд. Действительно, Сокол увидел сон, Антонов не обманул. Не знаю почему, но мне показалось, что в тех грёзах он простился со своими друзьями, они простили его. Потому появился смех, а глаза больше не скрывали истинный настрой сталкера.

* * *

Не торопясь, без лишней суеты, не издавая лишних звуков, и не делая ненужных движений, мы подошли к, кажущейся ещё пару сотен метров назад яркой точкой на фоне тёмного полотна, цели. Сокол достал нож. Аккуратно, рысью прокравшись через кусты и хлюпающую грязь к старой иве с гнилым и толстым столбом, он пригнулся, показал указательным пальцем место за соседним деревом-близнецом. Я смекнул, какие действия мне необходимо выполнить. Очень плавно переступил небольшой участок с разбросанными сухими ветками по всему периметру и припал к твёрдому столбу. Винтовка смотрела дулом вверх, а мне хотелось в кого-нибудь прицелиться, дабы успокоиться. Весьма нездоровое желание, однако, убивать никого мне не хотелось. Наверное, стоило из хорошей оптики снайперского орудия просмотреть обстановку ещё там, километр назад, но хорошая мысль всегда приходит после.

- Он явно кого-то ждёт. — Прошептал сталкер еле слышно. — Видишь, ветки разбросаны. Наступишь на одну, и хруст тут же выдаст твоё место положения.

- Что дальше? — Я вытащил нож из нагрудного кармана и переложил в боковой, на случай, если винтовка не выстрелит или её выбьют у меня из рук. Так будет удобнее вытаскивать холодное оружие.

Сокол высунул макушку из-за гнилого дупла, осмотрел местность, практически не поворачивая тело в сторону головы. — Это должен быть он.

- А что есть ещё варианты? — Попытался исхитриться и посмотреть вперёд. Однако Сокол моментально остановил меня резким движением кулака.

- Не делай резких движений. — Спутник поднёс указательный палец к губам, встал и тихонечко, пригнувшись, побрёл поближе к костру. Я решил достать оружие, чтобы прикрыть своего товарища на случай неожиданностей. Высунул наконец голову, огляделся, к своему удивлению заметил только одного единственного человека, одиноко сидящего у яркого костра. Сокол находился в метре от незнакомца, как вдруг последний заговорил с ним. Он как будто знал о присутствии человека за своей спиной, ждал его и нетерпеливо хотел завязать разговор со своим возможным палачом.

- Здравствуй, Сокол. Что-то ты долго идёшь до меня. Хотя, казалось бы, пройти от Валентина до этой точки от силы часа четыре, с учётом остановки на перекус.

Сокол на секунду онемел, он не ожидал встретить такой тёплый приём. Зато я был готов к любому повороту. Не скрывая своего присутствия, раз уж нас обнаружили, шёл по сухим веткам, целясь из оружия точно в голову сталкеру.

- Я заметил вас очень давно. Так что не стоило разыгрывать здесь этот тихий спектакль. К тому же, вы, уважаемые, довольно громко шептались за теми развалинами. — Незнакомец продолжал сидеть к нам спиной.

Сокол разбавил этот монолог. — Тогда ты знаешь, зачем здесь стоят двое сталкеров.

- Знаю. Поверь, у меня нет никакого желания ссорится с вами, воевать. Я готов отдать тебе, то ради чего ты здесь. — Неизвестный протянул руку, показав на место возле костра, предлагая присесть. Предложение заманчивое после долгого пути, но мы не спешили им воспользоваться.

- Просто вот так отдать? — Сокол вышел на свет и посмотрел на сталкера. Мой напарник оказался прав, это Корнеев. Тот самый, чей дневник я без спроса прочёл. — Я живу в зоне с самого взрыва. Много чего видел, но никогда сталкер не отдаст артефакт просто так. Только другу и родне, если такие вообще есть. — Нож в руках Сокола перескакивал из ладони в ладонь.

- А зачем мне врать? Может, ты, с оружием в руках, скажешь? — Сергей посмотрел на меня, ехидно улыбнувшись.

Я немного растерялся, после чего убрал пушку обратно за плечи. — Я может чего не понимаю, но, по-моему, это он. Бери, что хотел и идём дальше.

- Сокол смотрел на сидящего сталкера. — Да он, он…

- Вы меня не дослушали, господа. — Прервал Корнеев Сокола. — Я не буду вам угрожать, пытаться вас убить и так далее. Я прошу об одной маленькой услуге. Вы её выполняете и получаете свой кусок камня. — После чего…. После чего будет потом.

- Что за услуга. — Спросил мой спутник.

- Проста до безобразия. Вы будете слушать меня внимательно, и если понадобится, делать вид, что вам интересно. — Сергей протянул руки к костру.

- Слушать тебя? На долго это? — Вмешался я в разговор.

- Пока горит костёр. Пока вороны не напомнят о себе своим карканьем, а лучи солнца не осветят нашу дорогу.

- До утра значит. — Сокол посмотрел на меня. — Это даже лучше, на много лучше, чем предполагал я изначально.

- И когда начнём выполнять твою просьбу? — С пренебрежением спросил я.

- А чего, собственно, ждать? Ночь началась, и время идёт полным ходом.

* * *

Корнеев продолжал сидеть не двигаясь, изредка поглядывая на меня с Соколом. Мы присели напротив него, с противоположной стороны костра. Яркое пламя грело и освещало нас. Огонь дарил тепло окружающим, то самое тепло, которое так тяжело достать в этих землях. На солнце надеяться не приходилось, его лучи пропадали в тяжёлых тёмных тучах, а если даже небо бывало менее облачным, то холод всё равно ощущался куда острее. Я снял мокрые кроссовки, поставил возле костра, в надежде одеть завтра сухую обувь, протянул ноги на тёплое местечко. Сокол приготовился слушать Корнеева, разлёгшись на полу сырой земле. Всё готово к началу повествования.

«Человек приехал со службы, прямиком из горячей точке. Куда он идёт первым делом? Домой. К своей девушке. К друзьям. А если не к кому идти? Тогда в бар напиться и забыть о своих подвигах, промахах, неудачах. В последний раз вспомнить о том, как вытаскивал товарища из-под пуль, свистящих у тебя над головой. Как в конце пути пуля пробивает его грудь, и ты смотришь, как тот захлёбывается в собственной крови, произнеся последние, слабо различимые, слова. Но настоящий друг всегда поймёт мысль своего брата, вот только в последний раз эмоции играют слишком громко. Ты веришь, бежишь вперёд, надеясь на лучший исход. В итоге жестоко обманываешься. Придя к финишу, видишь себя не победителем и даже не проигравшим — никем. Последний раз вспомнить и забыть, напившись до беспамятства.

После долгой ночи у стакана с горькой ты просыпаешься от очередного кошмара. Умываешься чистой прохладной водой и говоришь: "Всё не так плохо. Я жив. Нужно жить дальше". Но что может делать простой солдат в нашей стране? Воевать ему больше не дают, а больше он ни на что и не годен. После не продолжительного поиска работы, солдат решает обратиться к старому другу отца за помощью.

Друг отца, Юрий Кварц, влиятельный человек. Он генерал одной из самых крупных военных фирм. Нет, он не занимается разработками нового вооружения, он всего-навсего поставляет живую силу для разных целей. Войны на чужих землях, охрана людей разного статуса. Были бы деньги, а человек найдётся. Семидесятилетний мужик совсем не выглядел на свой возраст. На него смотрели его подопечные как на бывалого вояку, прошедшего через огонь и воду. Казалось, он знает всё и не только в военном плане. Мудрость наживается с опытом. Кварц получил свою фамилию от отца. О последнем он не любил особо говорить, причиной тому являлась принадлежность к партии нацистов. После гибели отца на фронте, мать, осознав неминуемое поражение германии, каким-то образом уехала с маленьким Юрием в советский союз, где позднее доказала свою преданность партии и спокойно осталась доживать свой век в одном из многочисленных сёл Украины.

Густые седые волосы, искривлённая носовая перегородка, доставшаяся от одной из последних командировок. Сморщенный лоб от почтительного возраста, карие глаза вместе с чётко очерченными бровями останавливали на себе взгляды прохожих, сослуживцев. На правом виске у генерала красовался шрам, начиная от брови и заканчивая ухом. Шальной осколок по молодости. Мало кто знает, как этот хромой старец пришёл к власти в столь большой организации. Солдат просит его помочь.

- Здравствуйте. Вы…

- Серёга! Не уж то ты? Эх! Вернулся! Живой! Слава богу. — Перебил кварц Корнеева и обнял его.

- Вы меня помните? — Удивлённо спросил солдат, не портя настрой, также обнял малознакомого человека.

- Конечно, хоть мы и виделись в последний раз довольно давно. Эх. — Вздохнул генерал, отпустив из своих крепких рук бойца. — Был бы твой отец жив, гордился бы тобой. Спасибо, что навестил старика, честное слово, спасибо.

- Да не за что. Я хотел бы попросить у вас помощи. — Виновато посмотрел на пол Корнеев.

- Конечно, всё что угодно. Чем смогу тем, как говорится, помогу.

- Мне нужна работа. Вам ведь нужен обученный боец? Я только из пекла, навыков не растерял.

- Конечно! Людей хороших много не бывает.

Солдат не ожидал такого тёплого визита со стороны человека, почти не знавшего его. Отец всегда говорил своему сыну: "Ты всегда можешь рассчитывать на моих друзей. Они слишком хорошие люди, чтобы отказать моему отпрыску". Он не преувеличил, к счастью. У безработного человека появился шанс вновь заняться своим делом, в котором он знает толк. Но никто ещё ничего не обещал, нужно было доказать работодателю чего стоит умение солдата выживать и стрелять.

1

- Сегодня, новобранцы вы покажете всё, чему вас учила армия. Если хотите работать на нас, то выложитесь на сто девяносто девять процентов. — Майор расхаживал около шеренги солдат, таких же, как и Сергей, ищущих работу, но не желающих работать кем-то ещё кроме наёмника.

- А почему не на двести? — Усмехнувшись, перебил майора один солдат из шеренги.

Командир, не спеша, с улыбкой подошёл к человеку, нарушавшему дисциплину. На лице не было живого места. Оно покрыто шрамами вдоль и поперёк. На бровях, по щекам, лбу, носу — везде, где только можно. Казалось, его лицо сшивали из разных кусков, собирали, как мозаику в надежде увидеть хорошую картинку, но от чего-то не получилось. Один глаз залит кровавой пеленой, перекрасив в аналогичный цвет. Второй выглядел более респектабельно — аккуратный зрачок коричневой ракраски, оба глаза невозмутимо смотрели на солдата. Его взгляд холоден и с каждым шагом он лишь нагонял волнения на свою жертву. Сам майор небольшого роста, очень юркий и бойкий. Его не просто так оставили заведовать подготовительной частью будущих бойцов компании, видимо, знали на какие вещи он способен.

- Урок первый в этих стенах! — Офицер со всей силы ударил немаленьким кулаком нарушителя спокойствия в живот. Последний едва не упал, скрючившись от боли, и промычал, прикусывая нижнюю губу. Майор оглядел весь строй и продолжил. — Никогда! Слышите, никогда не нарушать дисциплину. Эта вещь отличает вас от простого быдла в военной форме. Дисциплина спасает жизни людей! Видите это лицо? — Показал четырьмя пальцами на свой безобразный лик. — Парень получил три осколка, разорвавшие ему всю кожу. А знаете почему? Потому что полез вперёд батьки в пекло, отсутствие дисциплины не допустимо. Это понятно? — Офицер кричал во весь голос, ему, в принципе, не привыкать.

Тишина стояла несколько секунд. Никто из двадцати с лишним бойцов ничего не сказал. Военный, получивший в живот сильный удар, изредка похрипывал, но в итоге встал в строй, как ни в чём не бывало.

- Значит понятно. — Он посмотрел на провинившегося. — Что нужно сказать в этой ситуации?

Не долго думая тот ответил. — Виноват, товарищ майор.

- Правильно. Хоть что-то ты знаешь. — Офицер отошёл метра на три. — Ну что же, дорогие мои. Сегодня у нас с вами насыщенный день. Первое! Стрельбища будут проводится у первой группы. Вторая отправится на полосу препятствий под руководством генерала Кварца. Значит так. Все, чья фамилия начинается на буквы от "А" до "Т" строем следуют за мной. Остальные ждите генерала. Вольно!

- Кварц? Что ещё за Кварц? Не русский что ли? — Зашептались военные.

Сергей пошёл на стрельбища. Боятся ему нечего, учитывая его умения во всех военных дисциплинах. Стрелять по мишеням, он считал, легко, гораздо сложнее стрелять на войне по живым людям. И даже если ты попадаешь на стрельбищах в одну и ту же дырку десять раз к ряду, то это вовсе не означает, что ты точно также будешь стрелять, когда по тебе бомбят изо всех орудий. Тест на точность не стал для Корнеева преградой. Но стрелять это самое лёгкое. Перед тем как спустить курок бойцам нужно разобраться с одной не большой проблемкой.

- Я называю троих по списку. Вы подходите, собираете разобранный АКМ, стреляете по мишеням десять раз каждый, разбираете автомат, и становитесь обратно в строй. Тут всё просто.

- Разбираем автомат? — Шепнул кто-то из строя. — Что за… — Волнение читалось в глазах у одного из военных.

- Первая тройка! Артемьев, Борисов и Дорошин. — Офицер замешкался. — Ах да, время так же учитывается.

Трое парней среднего роста подошли к стойкам. Перед каждым лежал разобранный АКМ. Последний из троицы, Дорошин, явно имел ряд проблем, связанных с конструкцией автомата. В итоге он не прошёл отбор на высокооплачиваемую работу. Перед тем как уйти, он выслушал ряд интересных фактов в свой адрес от майора. После ещё двух троек солдат, Сергей вышел к тесту на профессиональную пригодность.

- Что с вами делать, не знаю. — Вздохнул офицер. — Следующие по списку. Котов, Корнеев. Оппачки. Одного совсем забыли, а он молчит. Ты чего молчишь, Громов?

Огромный мужик посмотрел на командующего и громко ответил. — Дисциплина, товарищ майор.

Командир усмехнулся. — Дисциплина это хорошо, но иногда её лучше проигнорировать. — Сам себе противоречил майор. — Быстро к стойке.

Три АКМ почти сами собрались в руках опытных солдат. Меньше чем через минуту от начала теста началась стрельба по мишеням. Корнеев стрелял метко. Каждая пуля, выпущенная его автоматом, летела в то же отверстие, что и предыдущая. Громов не отставал от Сергея, идя теми же темпами. У Котова дела обстояли куда хуже. Патрон не хотел лететь в цель, пару пуль он пустил в молоко, ещё четыре оказались на мишени где-то далеко от нужной точки. Сергей понимал, ему достаточно одной дырки в мишени, потому пустил оставшиеся патроны точно в цель Котова. Тот понял, в чём дело. Солдат отправил две пули в цель, долго целясь перед каждым выстрелом, остальные пустил далеко в небо.

- Спасибо. — Прошептал он Корнееву. Сергей ничего не ответил.

Автоматы разобраны, секундомер остановлен. Сергей справился раньше всех, Громов немного отстал, потеряв время на разборке оружия, позже всех закончил Котов, оно и понятно почему. Офицер посмотрел в бинокль на результаты стрельбы. Через минуту он их озвучил. — Котов, шесть попаданий. Громов — восемь. Корнеев — одно.

- Как одно, товарищ майор. Все до единого. — Сбрехнул я.

- На-ка, посмотри. — Он протянул бинокль Сергею.

- На мишени только одна дырка, я метко стреляю, достаточно метко.

- Ухты, какой снайпер. Поверю тебе. У тебя лучшее время, это тебя оправдывает. Но с тебя генерал шкуру снимет в будущем, если пройдёшь, не расслабляйся. — По напутствовал майор.

Последний человек отстрелялся. Теперь солдат ждёт полоса препятствий. Звучит это куда лучше, чем выглядит. Однако здесь ничего не нужно кроме ловкости и выносливости. Честно говоря, Сергей никогда не проходил через подобную полосу. Здесь необходимо перелезть стену, пробраться по плетёной сетке, пронестись через колючие кусты, попутно уклоняясь от крутящихся столбов с горизонтально прикреплёнными палками, после чего проползти под колючей проволокой в тот момент, пока над твоей головой, якобы, свистят пули. Не так уж и сложно, если знаешь что и как делать.

- Побежите все вместе, как только дам команду. — Несколько секунд спустя майор поднял правую руку вверх и прокричал. — Пошли!

Котов и Громов рванули далеко вперёд. Стена не оказалась для них, да и для любого из бежавших, сильным препятствием. На сетке проблем также ни у кого не возникло. А кусты доставили немало хлопот двум бойцам. Первый начал пробираться сквозь колючки, изрядно потрепав своё лицо. Пройдя почти до конца пятиметрового препятствия солдат, получил палкой в лоб и упал. Столбы крутились со средней скоростью. Первый из них крутил бруски внизу вокруг своей оси, второй вверху, третий, последний, крутил массивные бруски как сверху, так и снизу. Прыгай, нагнись, проскользни. На последнем столбу завалился второй неудачник дня. Проскакивая, он виском ударился об одну из палок. Около минуты подержался за голову, он, как и первый боец побежал дальше, но было поздно. Майор уже пометил в своих записях о случившимся происшествии.

Колючая проволока располагалась слишком низко, доставляя единственному здоровяку Громову много неприятностей. Тот замешкался, растеряв всё преимущество, пропустив вперёд юркого Котова.

- Ложись на спину. — Посоветовал Сергей Громову.

- Что? — Спросил он Корнеева.

- Ползи на спине, если зацепишься, я тебе помогу.

Сергей лёг на спину. Толкая своё тело ногами, он пополз вперёд. — Ну, так что? Может, уже двинешься с места?

Громов кое-как вместился в щель между проволокой и землёй. Пусть не быстро, но верно он приближался к финишу. На середине пути его нога зацепилась за очередную колючку.

- Я сейчас отцеплю, не дёргайся. — Прикрикнул Корнеев на громилу, пока тот судорожно дёргал ногой в надежде отцепиться.

Корнеев вернулся на метр назад. Отцепив ногу, он едва не приказал. — Ползи дальше. Лезь, быстрее!

Громов почти выбрался из препятствия. Сергей пронаблюдал за своим коллегой, после чего сам полез вперёд к последней черте. Вслед за Корнеевым финишировали все остальные. Майор с недовольным видом подошёл к двум неудачникам, и попросил их на выход. — Вы двое, отбегались. Может быть в следующий раз. Остальным я желаю удачи на службе в нашей компании. Живо все на плац!

Всё закончилось, испытания на профессиональную пригодность пройдены. Вместо двадцати человек, на плацу стоят уже десять. Перед нами появился генерал. Хромая, он подошёл к каждому из солдат. Лично осматривал их, затем подошёл к майору.

- Хорошие, бравые ребята, товарищ майор.

- Так точно. Лучшие из худших. — Приставил руку к виску.

- Вот и славно. Вопрос с контрактом решим завтра в это же время.

- Все слышали, генерала? Завтра в это же время в офисном здании.

* * *

Я прервал повествование Корнеева. — Кстати. Дальше можешь не рассказывать. Читали здесь. — Достал маленькую книжечку, принадлежащую сталкеру.

- Мой дневник. — Улыбнулся Сергей. — Я выбросил его около берлоги Валентина. Как бы вы ещё меня нашли? Никак. — Он взял свой дневник и одним махом кисти выкинул в костёр. Личная информация Корнеева сгорела за считанные минуты.

- Сокол, сколько времени. — Мне показалось, что на этом рассказ будет исчерпан. Потому мне не хотелось терять время, молча сидя у костра, быстрее Сокол найдёт необходимые «Камешки», быстрее окажусь там, где меня сейчас недосчитались.

Сокол посмотрел на карманное устройство, после чего проинформировал меня с недовольным выражением лица. — Только час ночи.

- Времени предостаточно, торопится некуда. К тому же, в этом дневнике не всё. Далеко не всё.

* * *

«Шли годы, долгие годы. Ничего кроме автомата Калашникова и стопки водки я в руках не держал. Наступил две тысячи…, да вы и так знаете какой, год. Моя жизнь наёмника могла похвастаться столькими же приключениями, сколько имел любой среднестатистический бухгалтер из какого-нибудь отдела. В основном приходилось охранять склады, людей, в общем, что-то в этом духе. Платили хорошо, никто не жаловался. Начальство старалось ставить на задания уже сработавшихся людей. В моём случае этими людьми являлись Громов Александр и Котов Дмитрий. Мы не плохо сдружились за последние годы. Понимали друг друга с полуслова. Если вдруг сказочно везло, и у нас появлялся лишний выходной, то с радостью проводили его вместе.

Но дружил я не только с ними. Друг моего покойного отца, Юрий Кварц постоянно помогал нашей группе. Давал полезную информацию, советовал, как нужно действовать и так далее. Он благоприятствовал мне в память о добром имени своего друга. Возможно, именно благодаря генералу в моей группе не было ни промахов, ни жертв. Я понимал, что могу положиться на него, как и он на меня.

Неожиданно тройке военных доверили одно из самых секретных заданий. Причём слово «Секретный» использовалось отнюдь не для крутизны. Подобные контракты доверяют в руки лишь самым лучшим матёрым наёмникам, кто не одну собаку съел на полях войны. Тем не менее, Кварц лично подписал наши имена. Что-то произошло на атомной станции, четвёртом энергоблоке. Военные со всей Украины перенесли часть сил в эту точку. Очередной крупный начальник решил замести следы своей гнилой деятельности, поставив военных на каждый сантиметр заражённой радиацией земли. Нас наняли для прояснения ситуации. Впереди меня и моих ребят ждал долгий путь в остановившееся сердце чернобыля».

2

- Вот, возьми это, Сергей. — Кварц протянул Сергею пакет со свёртком из ткани внутри. — Вам может пригодиться. Здесь подробные карты местности и рации более продвинутые, чем ваши.

- Что там происходит, Юрий? — Корнеев взял пакет в руки. — Зачем мы там нужны?

- Если бы я знал, то не стал бы отправлять таких опытных бойцов, чёрт пойми куда. — Генерал пожал собеседнику руку. — Удачи, Сергей.

- Серый, пилот говорит пора взлетать. Ты чего там? — Выкрикнул Котов из вертолёта.

- Уже иду! — Сергей побежал к птичке.

Как только лопасти набрали свою скорость, мы тронулись с места. Ребята молча глядели в окно, восхищаясь видом сверху. Сергей, в свою очередь, размышлял о насущных делах. Вертолёт вёз бойцов в самый центр некогда величественного города для молодых. В одно мгновение он превратился в умирающее от ожогов радиации и людских ошибок чёрное пятно на карте мира. Люди, некогда радующиеся только что полученным квартирам, покидали их в надежде на лучшую жизнь, но уже в другом месте. Все друзья и родственники оказываются далеко. И тогда, действительно, ты начинаешь жизнь с чистого листа. Как можно было допустить такое? Ответ на этот вопрос партия, как всегда, умолчала. Ещё час ребята могли наблюдать бесконечные просторы постсоветского пространства. Могли и глядели, но Сергей не желал. Он ждал. Когда приходит время, поворачивает голову к окну, опускает глаза и видит город-призрак. Она, Припять, столь притягательна, столь опасна и столь загадочна. Вот этот мёртвый мегаполис. Где нет ни единой души, зато слышны голоса духов. Где даже время остановилось навсегда и не имеет никакой власти над этим местом. Так красиво, в то же мгновенье, так страшно.

- Подлетаем. — Сказал командир своим бойцам. — Проверьте рации, ножи, оружие. Всё проверьте.

- Всё работает. — Точно ответил Громов.

- Отлично. Сейчас мы высадимся в пяти километрах от цели. Судя по всему, её охраняют маститые вояки. Пробраться через их посты будет не просто, потому пойдём в обход. Будем, так сказать, работать призраками. — Сергей открыл карту Кварца для более точной иллюстрации позиций противника. — По всему периметру раскинулись пулемётные гнёзда. На самых высоких точках, здесь, здесь и вот здесь, — Корнеев тыкал пальцем по карте, — сидят снайперы. Звучит, конечно, грустно, но у нас есть некоторые данные. Снайперы и часовые у пулемётов меняются ровно в восемь вечера. На всё про всё у нас будет пять минут плюс минус секунд тридцать. Так что идём быстро, не обращая внимания ни на что. К семи уже должны сидеть на этом холме. — Продолжал водить рукой по карте. — Вопросы.

- Да вроде бы всё просто. — Высказался Котов, пожав плечами.

- Тогда Бог нам пожжет. — Корнеев перекрестился три раза. За примером последовали напарники.

Пилот вмешался в разговор. — Придётся высадить вас на километр дальше от цели. Меня могут заметить, у них там и ПВО имеется. Ребята надёжно окапались у развалин реактора.

- Ты это отсюда увидел? — Вопросил Громов.

- Не в первый раз мне этим заниматься. — Грубовато ответил пилот, возмутившись на недоверие со стороны Громова. — Кстати, на выход из города не суйтесь. Там контроль стоит. Даже туристам проход закрыли. Любого кто проник за ограждение, расстреляют на месте.

- Новости мне уже известны. — Сергей протёр лицо. — Делай как считаешь нужным, на километр, так на километр, не беда.

Вертолёт подлетел к грязному поросшему трёхэтажному зданию. Мох и старые корни, лезущие из-под земли, завернули его в зелёно-коричневое одеяло. Фундамент уже не выдерживает натиска времени. Мародёры давно повытаскивали всё, что только имеет хоть какую-то ценность на рынке. Ещё один год строение не выдержит, оно рухнет. Пилот быстро высадил трёх ребят и улетел на свою позицию. По хорошей задумке, вся операция должна была пройти ровно за пять минут. Но надеяться на пятиминутный блицкриг не приходилось. Наёмники, хоть и были осведомлены обо всех возможных нюансах, однако мало кто догадывался, какие вещи в действительности творились на энергоблоке. Наёмники остались одни в этом городе мёртвых. Зорко оглядевшись по сторонам, они выдвинулись вперёд.

Дойдя до края здания, ребята узрели куст шиповника. Он рос, как ни в чём не бывало. Красные ягоды задорно играли на лучах солнца. Куст посеялся давно, никто ему не мешал, ни человек, ни радиация. За густым растением пряталось окно, стекло выпало благодаря времени и сгнившим рамам. Его осколки лежали на потрескавшемся асфальте, просочившись через зелень шиповника. Чуть дальше на стене, за окном, Сергей увидел отпечаток человеческой руки. Пять пальцев на небольшой ладошке. Когда-то давно ребёнок или девушка оставил свой след в истории этого города. Он хранит в себе воспоминания многих, порой проигрывая их раз за разом, скрывая их от человека забредшего в него.

«Я увидел много, нет смысла обо всё рассказывать. Скажу лишь, что вы ещё увидите это своими глазами.

Мы шли дальше пробираясь через поросшие каменные джунгли города. Перед нашими глазами располагались красивые деревья, рушащие корнями всё, до чего смогут добраться, густые кустарники, прорывающиеся сквозь асфальт, поросшие дома, в которых каких-то двадцать с лишним лет назад кипела жизнь. Многоэтажные здания не выдерживали натиска природы, они падали. На их месте она, природа отвоевывала отобранные когда-то человеком территории. Ничего не изменилось с тех времён. Старые советские вывески с их яркими, до безобразия правильными лозунгами. Некоторые из них смешно читать с верхушки нашего времени. Что будет, если человечество погибнет? Не нужно искать причину от чего, оно просто исчезнет с лица Земли. Если такое действительно случится, то жизнь по-прежнему будет продолжаться. Этот город всем показал и доказал сей факт.

Шли не долго. Пилот высадил нас с обратной стороны источника радиации. Никто не заметил нашего присутствия. Теперь оставалось найти какую-нибудь высотку для обзора. Достав карту, я увидел возможный единственный вариант. На верхушке железнодорожного моста, в чьей прочности я сильно сомневался, пока карабкался вверх. Может, я залез высоко, но весь комплекс не стоял как на ладони. Единственное, что я мог увидеть, кроме самой высокой его части — энергоблока, это саму дорогу. Однако и этого оказалось достаточно для начала операции. Любая мелочь на этом пути отчётливо показывала себя во всей красе вооружённому биноклем глазу. Сам мост быстро гниёт без должного ухода. Перила, за которые держались мои напарники, трещали по швам. Гром даже чуть не упал, реакция спасла здоровяка».

Корнеев скинул со своих плеч рюкзак и достал противогазы.

- Хм. ППФМ-92? Видать, круто подготовились. — Подметил Громов, зорко озираясь в сторону пристанища военных. — Хотя там радиация. А почему мы не надели противогазы?

- Мы шли по проверенному заранее маршруту. Радиация на нём в пределах нормы. Так сказал генерал, а я ему доверяю как себе. Совершенно забыл. — Шлёпнул себя по макушке Сергей. — Благо вспомнил. Держите ещё. — Протянул каждому по три дополнительных патрона к противогазу и по две обоймы от АКМ.

- Только две? Если в перестрелку ввяжемся, может не хватить. — Громов побеспокоился, но быстренько расфасовал боеприпасы по амуниции.

- Если ввяжемся, не хватит. — Корнеев оглядел каждого, убрал бинокль, достал автомат и на всякий случай проверил, нет ли дефектов в новеньком оружии. После двухминутной сосредоточенности Сергей продолжил. — Но мы не будем этого делать. Скажу лишь, военных добрая сотня, а нас трое. Простая математика говорит сама за себя.

- Классно. Хорошо, напомни-ка мне смысл нашей операции. — Нагло спросил Громов, после чего вальяжно облокотился на хрупкие перила всем весом.

Котов, глядя на командира, также достал оружие. — Проникаем на территорию военных. Дальше ищем документы, флешкарты и прочую ерунду, имеющую ценность для заказчика.

- Ну да. А тебя четвёртый энергоблок не смущает? Там радиации о-го-го. — Возмутился спокойный до безобразия Громов.

- Что с тобой не так? — Вскипел Корнеев, услышав очередную невменяемую реплику. — Ты инструктаж вообще слушал?

- Я уснул. — Совершенно спокойно ответил напарник.

- Что? А ну-ка, повтори-ка ещё раз? — Психанул Сергей.

- Что что. Там постоянно всякую ерунду говорят: вот вы, вот вам, а мы, а если, мы вам. Стандартная речь. Я как раз не доспал той ночью. — Даже корова на пастбище выглядела не так безмятежно, как напарник Корнеева. Как будто тот специально злил командира ради шутки.

- Вообще-то там ещё говорят, что и как делать! — Корнеев едва не выдал врагу место расположения своими всплесками агрессии. Оно и понятно, не каждый день тебе приходиться иметь дело с такой беспросветной тупостью, какую показал во всей красе напарник.

Котов вмешался в разговор. — Знаешь, а он и вправду начал с довольно скучной речи. Я бы тоже поспал, но двое спящих из десятерых присутствующих это слишком, не находишь?

- Серьёзно? — Удивление и отчаяние всплыли на лице Сергея. — Ты видел его спящим на инструктаже? Сам бы поспал, значит?

- Да. А что такого? — Невозмутимо ответил Кот.

- Проехали. Проехали. Проехали. — Медленно, практически шёпотом, проговорил начальник горе бригады. Немного успокоившись, Сергей продолжил. — Тогда слушайте оба. — Командир снова достал карту, но уже другого масштаба. — Вот здесь, предполагаемые сведения о военной операции. Слева от этого сарая, или что там, есть подвал, ведущий изнутри наружу со стороны палаток с солдатами. Под покровом ночи проскользнём обратно, на холм.

- Думаешь, эти ценные бумаги никто не охраняет? И про покров ночи ты тоже серьёзно? — Убедительно спросил Котов. — Я хоть и не спал. — Покосился на Громова. — Но не помню, чтобы про ночь кто-то что-то говорил.

- Охраняют часовые, но они сменяются в наши с вами законные пять минут. За минуты две мы должны пробраться внутрь. А покров ночи для нашего выхода необходим как воздух. — Корнеев кинул взгляд на базу. — За пять минут пробраться вовнутрь и вылезти обратно практически невозможно. Командование разрешило отступать по обстоятельствам. Но если мы всё-таки успеем, то с меня ящик водки или три бутылки коньяка.

- Эй. — Прервал разъяснения наёмник. — Хватит спорить. Посмотрите. — Громов уже стоял с биноклем и наблюдал за большим лагерем.

Корнеев с Котовым подошли поближе, поглядеть, что такого особенного заметил Громов. А увидел он не так много, но в кадр, наконец, попали первые враги. Практически все военные были одеты в антирадиационные костюмы, скорее всего офицеры. Простых солдат оказалось не так уж и много. Пушечное мясо, по-другому не назовёшь, защищены куда слабее тех, кого они охраняли, экипированы как мы, противогаз — единственное средство от радиации. Практически у восточного выхода стояла цель нашего задания. Толи транзисторная будка, из которого давно всё вытащили, толи склад с Бог знает чем. У западного крыла раскинулись палатки армейцев — бараки местного уровня. В метрах трёхсот тот самый энергетический блок, принёсший смерть и разрушение в цветущий город, точнее не он, а людская ошибка.

- Лагерь как лагерь. — Проговорил Котов, протирая свой «Макаров».

- Смотри дальше. Видишь вон тех парней? — Указательным пальцем показал Громов. — Они нас опередили.

- Дай-ка сюда. — Сергей выхватил бинокль у Громова. Четыре лица неизвестной Корнееву наружности осторожно шли от укрытия к укрытию. Всё шло тихо до поры, до времени, пока последнего шпиона не заметил один из военных, случайно пришедший пописать. Он, молодой вояка, тихонько подкрался к нему, приготовив нож в своей руке. Вот что значит неопытность, героем захотелось стать, лавры, почёт, уважение, а вдруг повысят по службе. Романтик чёртов. Молодой уже представлял, как его ставят в пример перед остальными военными, однако, в итоге сам оказался не в удел. Лёгкая рука отставшего незнакомца вколола в шею противника шприц с каким-то веществом. Незадачливый военный потерял сознание мгновенно, ну а троица покарабкалась дальше, не обращая на маленькое недоразумение никакого внимания.

- Какого пса они творят? — Корнеев отдал бинокль обратно.

- Кажется, одного из них я знаю. — Приставляя оптику к глазам, хрипло сказал Громов. — Он наш коллега. Как-то пересекался с ним на работе.

- Мне думалось, мы единственные здесь от компании. — Удивился Корнеев. — И кто это такой?

- Слышал только кличку этого типа. Странная она. Дэлфи. — Громов продолжал глядеть за ситуацией на энергоблоке.

- Что? — Переспросил командир. Громов и Корнеев словно поменялись местами, теперь командир мало чего понимал, а напарник его наоборот почувствовал себя более важной птицей.

- Дэлфи. Наёмник со стажем. Кто сомневался, что компания станет рисковать таким заказом, отправив на него троицу бойцов с сомнительной репутацией. — Каждый из присутствующих понял о ком речь. — У нас не было ни одного стоящего контракта.

- Они же все в противогазах все. Как ты узнал его? — Вопросил Котов.

- Совсем не обязательно знать лицо, чтобы опознать человека.

Котов посмотрел на лица товарищей и добавил. — Я не понял, для чего тогда мы здесь.

- И для чего? — Почти синхронно спросили Командир и напарник Громова.

- Чтобы их прикрыть, на отступление когда пойдут.

- Но Кварц ничего такого не говорил. — Возразил командир и тут же вспомнил. — Не говорил. Зато добавил: "Если что, помогайте". Хреново.

Квартет из наёмников уже добрался до, как казалось раньше, цели наёмников. Маленькое зданьице не представляло больше никакой ценности, теперь всё внимание досталось только неизвестным наёмникам. Документы торчали из подмышки у бойца, что крался по середине, первый и последний сопровождали его, как милицейский конвой сопровождает машину президента. Но что-то пошло не так. Бойцов заметили. Сигнальная ракета выпущена, перестрелки не избежать.

- Твою мать. — Разочарованно кинул Корнеев. — Тогда готовьтесь. Кот. Сидишь здесь и прикрываешь нас сверху, в первую очередь разберись со снайперами на высотах, как никак ты сам снайпер. Гром. Идёшь со мной. Прикрываешь спину.

- Кот, Гром? — Поинтересовался Котов. — А ты, должно быть Корень, а может Кореш?

- Так быстрее. Ах да, чуть не забыл. Возьмите этих зверьков. — Я достал новенькие рации, данные генералом. — Если связь отключится, переходим на них. Они помощнее будут. Хотя нет. — Резко выдал командир. — Сразу перейдём.

* * *

Сокол перебил рассказчика. — Ты был здесь, когда всё начиналось. Зачем военным приспичило захватить, очаг радиационного поражения?

- Увы. — Улыбнулся Корнеев Сергей. — Но мне так и не удалось узнать причину. Я не смог выполнить заказ, как мне казалось изначально.

3

- Готов? — Спросил командир напарника.

- Так точно. — Громов оглядел забор.

Я подставил свои плечи. Мой напарник оттолкнулся ногой от близко стоящего камня, затем резким прыжком, пройдясь по лопатке, взобрался на препятствие, в виде белого бетонного забора. На ограждении уютно расстилался добрый маток колючей проволоки. Любое прикосновение с противной железякой грозилось надорвать дорогостоящее обмундирование или проколоть кожу.

- Спрыгивай вниз, Гром. — Корень увидел с холма узкую брешь в заборе. Гром бы не пролез, а вот командиру самое оно и вверх карабкаться некуда не нужно. Стоило перебраться на внутреннюю сторону охраняемого объекта, как командир бросил приказ: «Пробраться в сторону неизвестных наёмников». Не торопя событий, Гром и Корень не быстро, но верно, перебиваясь укрытиями, прокрались к нынешней цели. Немного посовещавшись, как следует обдумав предстоящий выход на сцену товарищи решили для себя некоторые аспекты.

Спустя минуту командир и его напарник стояли спина к спине с незнакомыми наёмниками. Со всех сторон на их головы полился проливной дождь из свинца. Стоило высунуть кочерыжку, и в неё тут же летел меткий патрон. Ситуацию усложняли противогазы. Обзор в последних позволял наблюдать только переднюю часть пейзажа, и то только посередине. Остальная, не менее важная, львиная доля оставалась не в удел. Однако подобные уроки жизни Корнеев выучил наизусть ещё в Афганистане. Тогда, на операции, пришлось куда хуже. Духов буквально выкуривали из здания, и приходилось стрелять вслепую, с противогазами на лицах, дыму было хоть отбавляй. Сейчас от Сергея требовалось немного, не повторить старых ошибок.

Так называемый, Дэлфи пускал патроны вслепую. Большинство улетали куда угодно только не в цель. Правда, двоих он зацепил, однако не убил. Также, наверное, поступали остальные двое из его группы. После непродолжительной перестрелки, когда большинство солдат перезаряжали оружие, один из наёмников устал отсиживаться за бетонным блоком. «Надо бежать, иначе поляжем здесь. Скоро вертушки прилетят и тогда точно хана», крикнул он и рванул, что есть силы вперёд, от чего погиб быстрой смертью. Очередь из автомата остановила безрассудного идиота, по пуле получили грудь, шея и голова. Даже усовершенствованный противогаз, где был вшит некий твёрдый материал, не помог.

- Твою мать! Твою мать! — Проорал Дэлфи. — Куда же ты лезешь, придурок. Зараза!

- Так, спокойнее. — Сказал спокойный Гром, изредка пуская пули в сторону разъярённых военных. — Они все, практически, стреляют синхронно. Ну…. более-менее.

- Я понял тебя, Гром. — Откликнулся Корнеев, перебивая пальбу своим громким голосом. Кстати, эта пальба грозилась перетереть укрытие наёмников на мелкую стружку. Пули, будто голодные псы, жадно впивались в железобетонную конструкцию, раз за разом откалывая от неё куски. — Как только начнут перезаряжать, бежим вперёд до ограждения. Там есть пара гнилушек, за ними можно спокойно перелезть на ту сторону. А ещё, там есть укрытие, что даст нам немного преимущества, но только немного, совсем чуть-чуть.

- Сейчас! Совсем скоро! — Гром прождал тридцать секунд. — Пошли! Пошли! Давай, вперёд!

Группа цепочкой двинулась под крики Грома и свист пуль. Сергей бежал предпоследним. Позади, спиной вперёд, прикрывая тела своих братьев по оружию, — неизвестный боец. Один неосторожный шаг, он падает. Корнеев повернулся протянуть руку, наёмник в панике схватился за неё, но вражеская пуля сразу нашла цель. Боеприпас пробил лёгкое, и тот медленно начал захлёбываться в собственной крови. Пока Корень помогал напарнику, один из военных посмотрел ему в глаза. Он опустил автомат, достал рацию, отдаляясь от общей суматохи, после чего вызвал необходимых людей.

- Беги. — Боец отпустил мою руку. — Смотри-ка фокус! — Перед тем как его голову пригвоздили к асфальту, он успел выдернуть чеку. Неизвестный боец пожертвовал собой, тем самым, выиграв для своих товарищей несколько важных, жизненно необходимых секунд.

- Почти добежали. Проверьте противогазы, будет много дыма. — Командир бывшей четвёрки наёмников достал «Дымовушку». — Не зря я взял тебя, дорогуша. — Дэлфи поцеловал дымовую гранату и бросил практически в метре от нас. — Теперь дело за малым! Что стоите? Лезьте!

И наёмники полезли. Гром, как самый крупный из всей компании, стал опорой для ног всем остальным. Через забор перемахнули все, кроме последнего наёмника из отряда Дэлфи.

- Возьми эту вещь. — Неизвестный боец достал сияющий камень. Его переливающаяся палитра невольно заставила открыть рот от удивления. Гром замер на несколько секунд, но чёткий наёмник не позволил долго лицезреть данную вещь. Закинув в карман светящийся камень, неизвестный встал на место Грома. — Лезь! Лезь быстрее!

Грома только что спасли от неминуемой гибели, причём спас-то совершенно незнакомый человек, чьего лица даже не видел. Почему неизвестный сам не перелез на ту сторону, а ведь он мог, вот что значит мужество, отвага, героизм. Напарник Корнеева услышал выстрелы и, последовавшие за ними, крики. Громов понял всё сразу. — Быстрее. Больше никого там нет.

«Мы бежали без остановки. Ноги спотыкались об ухабы, кочки, уставали с каждым метром всё больше и больше. Дышать становилось сложнее. Каждый вздох в противогазе давался большим трудом. Вдобавок ко всему, в нашу сторону пускали пули. Мы пробежали три с небольшим километра, прежде чем осознали, что за нами никто не побежал. Вдали на базе военных послышались вертушки. Совсем скоро они начнут прочёсывать всю местность, поливая свинцом любого попавшегося на пути человека. Наши конечности почти отсохли от быстрого непрерывного бега. Такой выкладки в противогазе у меня ещё не было никогда. Глаза привели нас в старое маленькое полуразрушенное зданьице, аккуратно расположившееся около проезжей дороги. Нам было просто необходимо перевести дух и отдохнуть, но времени оставалось катастрофически мало».

Дэлфи плюхнулся на пятую точку и снял противогаз. — Господи, Боже мой. Бедные парни. Как мне их семьям теперь говорить…

Гром поддержал беседу плохо различимым из-за защиты голосом. — Во-первых одень противогаз, подохнешь быстрее всех. Во-вторых, не факт, что ты будешь говорить с их родными, за нами вертушки несутся как ошпаренные. В-третьих, раз у нас есть минутка. Что ты и твоя группа здесь делали?

- Работу. — Ответил Дэлфи отдышавшись. — Насколько понимаю, у вас точно такой же контракт. Вот возьми эту чушь. — Он протянул командиру папку с документами. — Положи в рюкзак, а то стрелять неудобно.

- Что там? — Спросил Корнеев, отказавшись от чтения, засунув в рюкзачок ценные бумаги.

- Откуда мне знать. Я, между прочим, вместе с вами бежал. Времени на чтение, увы, не оказалось. — Дэлфи одел противогаз.

- Долго сидеть нельзя. Скоро военщина доберётся до нас, и поверь, суда не будет. К тому же, здесь слишком много радиации. — Гром вновь рассудителен и спокоен. — Обстоятельства выясним потом, если живыми будем.

- Тогда побежали. — Поторопил Корнеев товарищей. — Только погоди минуточку. — Сергей достал рацию. — Кот, ответь, это Корень. Приём. Кот, это Корень, ответь. Приём.

На другой стороне трубки раздался голос товарища. — Это Кот. Как слышите меня? Приём.

- Отлично слышу, Кот. Как ты там? Где сейчас находишься. Приём.

- Я на пути к точке. Можете не волноваться за меня. Направляйтесь к точке сбора. Приём.

- Тебя понял. Конец связи. — Убрал рацию обратно. — Он в порядке. Нужно выдвигаться, нас уже ждут на точке сбора.

- Постой. — Остановил командира Гром. — Твой друг, тот, что погиб у колючей проволоки, передал мне какой-то светящийся, наверняка драгоценный, камень.

Громов ощупал карманы, но к своему удивлению, ничего не нашёл кроме пары гильз и одного патрона. Дэлфи невозмутимо посмотрел на моего друга, после чего встал и направился к выходу.

- Стой! Ты куда? Я сейчас тебе покажу. — Отчаянно кинул Громов.

- Я не знаю, о чём ты говоришь. Давай позже с этим разберёмся. — Дэлфи направился к выходу.

- Точно помню, как положил камень в этот карман. — Напарник Корнеева продолжал проверять карманы.

- Пойдём, Гром. Он вышел. — Остановил командир.

«Мы побежали. Под прессом страха, инстинкта самосохранения, наживы за контракт, мы периодически падали лицом в грязь, в надежде скрыться от вертолётов противника. Наши серые наряды сливались с полем, с атмосферой страха и безнадёжностью в наших глазах, которую мы старались утаить далеко внутри себя. Пилоты птичек просто физически не могли нас обнаружить. Мы это знали, но под всей уверенностью беглецов прятались человеческие эмоции.

Тишина. Никто не выронил и слова за всю дорогу. Дэлфи с грустью смотрел в окно. Гром и Кот угрюмо глядели в одну и ту же точку, протирая в ней дыру. Пилот молча вёл свою машину. Так закончилось моё время наёмника, под тихие звуки лопастей вертолёта. В документах не оказалось ничего важного. А ведь ради этих кусочков бумаг мы чуть не потеряли жизни. Для меня всё закончилось не из-за провала. Мою голову захотели те, кто отправил солдат облучаться радиацией. Скорее всего, тот военный разглядел лицо наёмника Корня, после чего сдал своим начальникам. Не знаю, как этот крысёныш увидел меня, но за мной началась охота. Мне пришлось уйти с высокооплачиваемой работы. Как вшивого зверя Сергея прижали к стенке. Сопротивляясь, пытался сделать многое, начиная сменой паспорта, заканчивая отчаянным ожиданием смерти в одиночестве в маленькой однокомнатной квартирке. Конечно, в открытую никто не осмеливался меня убивать, зато пару наёмных убийц отправил на тот свет при должном количестве свидетелей. Автокатастрофы, пистолеты с глушителем, любые несчастные случаи — всё шло в дело. В итоге, после продолжительной беготни я встретил одного учёного, который пообещал помочь. После грязной, отвратительной даже для меня работы я получил удар в спину. Ни документов, ни денег, ничего".

* * *

- Позволь спросить, Корень. Чем ты занимался у учёного? — Перебил вновь Сокол.

- Я бы не хотел этого говорить и уж тем более обсуждать. Просто скажу, что очень стыдно за себя, за свои поступки. — Виновато посмотрел в глаза мне и Соколу.

- Совсем скоро рассвет. — Вмешался я. — Зачем ты всё это рассказываешь нам?

- Просто хочу, чтобы вы знали, с чего началась моя история в зоне отчуждения. Мы все повязаны, переплетены одной нитью. Именно Гром нашёл первый артефакт. Затем отдал его мне.

- То есть. Артефакт изначально был раздроблен на четыре части? — Вопросил Сокол.

- Да. Не было никакого "Временного артефакта". Были четыре осколка. Если соединить их в едино, то каждый человек в зависимости от своих возможностей получит определённую способность. И это не обязательно должно быть управление временем. — Корень улыбнулся. — Это даже звучит нелепо.

- Тогда откуда пополз слух? — Сокол расстроился, он явно услышал не то, что хотел.

* * *

«Всё начало происходить уже после того, как меня ограбили, после того как попросил помощи у Кварца, после того как попал в зону со старыми друзьями по контракту Антонова. Я ещё многого не знал и, к сожалению не понимал. Просто делал свою работу. А вот наш общий друг всё знал. Каждое движение на территории зоны он как будто предвидел заранее. Единственное, чего не мог делать таинственный незнакомец — читать наши мысли в голове — единственное место куда он не мог добраться. Более того, человек контролировал каждое наше действие, следя за нами с любой точки. Но мы, не зная данного факта, выполняли заказ, расписанный по пунктам красивым подчерком на дорогой бумаге. Самое первое задание привязало ваши судьбы к нам».

4

- Смотри, какой красавец сидит. — Корнеев взглянул на верхушку небольшого холма, где сидел человек, одетый в чёрный плащ. — Дэлф, а ну-ка выруби парня, мы здесь окопаемся.

- Есть. А что с остальными, на противоположных холмах?

- Ничего. Мешать будут только двое. Для них у меня есть тихий подарок. — Сергей достал глушитель для снайперской винтовки.

- Понятно. — Дэлфи оглядел холм, мысленно продумал стратегию своего нападения. Сама возвышенность ничем не отличалась от большой кучи грязи, специально кем-то наложенной. Эти кучи, если можно так выразиться, огораживали небольшой лесок. Если посмотреть сверху на данную композицию, то увидели бы, как холмы сжимали в образованном ими же кольце лес. Причём замыкалось данное кольцо весьма элегантно, словно золотое украшение на бриллианте, — большим вековым дубом.

- Гром и Кот, прикройте его. Я пока приготовлюсь.

Команда Корня довольно быстро справилась с поручением. Неспешное подкрадывание Дэлфи, одно лёгкое движение руки и тело живого бандита скинули по наклонной поверхности холма. Правда, до того как сбросить «мешок с картошкой», с него сняли плащ. Бедняга, скатывающийся кубарем вниз, весь вымазался в грязи с ног до головы. Это ерунда, грязный да живой. Гром движением руки позвал командира на позицию. Сергей осторожно поднялся по мокрой земле, едва не упав у самой верхушки. Благо Кот успел поймать того за руку.

- Всё чисто. Напротив сидят двое любителей, и, по-моему, они водку кушают. — Заметил Кот.

- Следи за ними. Сейчас откинутся. — Корень натянул кое-как чёрную экипировку бывшего снайпера на тело, потому что та оказалась мала.

Сергей, затаив дыхание, прицелился, выждал несколько секунд, затем плавно спустил курок два раза. Пули аккуратно пробили пьяные головы врагов.

- В яблочко, начальник. Оба в голову. — Прокомментировал Кот, следя за выстрелами из бинокля.

- Отлично. Теперь следите за округой. Мы быстро справимся с этим делом. — Не отводя глаза от прицела, приказал командир.

Кот оглядел местность. — Смотри, Корень. Да и вы смотрите, тоже (обратился к напарникам). Кажется, наших голубков вывели прогуляться. Как ты думаешь, они действительно побегут через эту аномалию. Если так, то тогда и стрелять не придётся.

- Наш работодатель сказал, точнее, написал, точно, побегут. — Сергей оторвался от оружия и перехватил бинокль у Грома.

- Тогда мы вниз спускаемся, прикрываем тебя. Смотри не промахнись. — Пошутил Кот. Все как один спустились вниз, разве что Гром остался лежать около небольшого кустика рядом со мной.

Через несколько минут я выстрелил в человека, попавшего в капкан. Кажется, его звали…".

* * *

- Ты мне спокойно говоришь, что убил моего лучшего друга? — Сокол вскипел. Теперь было бессмысленно говорить о контроле ситуации. — Ты только что подписал себе смертный приговор. Но ты мне нужен, пока. Как только отдашь артефакт, я с тебя шкуру спущу… заживо, сволочь. Объясни причину.

- Делай, как хочешь. Рассвет уже близко, я быстро продолжу свой рассказ.

Если человек безразличен к своей жизни так же как Корнеев, то от него можно ожидать любых неожиданных поступков. Причиной тому является тот факт, что ему больше нечего терять в этом мире. Я приготовился на случай таких неожиданностей.

* * *

«Я действительно очень сожалею о своих поступках. Я совершал их как наёмник, за деньги и обещание, данные барменом в забегаловке. Глупо, но, правда. После того как убедился в смерти твоего товарища, пронаблюдал за вами до того кровавого дуба. Должен признать у вас есть тяга к жизни, вы хотите продолжать жить, не смотря ни на что, ни на кого. Спустившись с холма, моя группа направилась в лес. Особых проблем мы не испытывали. Шли готовым маршрутом, где никто из нас не видел аномалий и жадную до плоти дичь.

Однако той ночью в лесу на нас напали раньше, чем предполагалось. Мы приняли на себя добрую часть взбесившихся тварей. Они лезли из-за всех щелей, из-за каждого куста, но очередная волна оборачивалась для мутантов десятками смертей. Часть бежала мимо наших острых ножей, которыми мы не без труда разрезали плоть нападающих тварей, бегущих в вашу сторону. Благо, вы остались живыми».

- Сейчас попрут, Корень. Там кто-то из них выстрелил. — Прошептал Котов. — Нужно занимать круговую оборону, иначе долго не протянем. — Напарник командира понимал, к чему катится столь обострившаяся ситуация. Сидеть на месте, сложа руки смерти подобно, а иметь дело с косой тёмной служанки пока не хотелось.

- Как они вообще тут ночевать остались? — Возмутился Гром. Первым оружие как раз достал самый спокойный тип из квартета — Громов. Насторожил его конечно выстрел со стороны ночующих людей у большого дерева, но ещё, оценивая обстановку, он всегда любил подстраховаться. Модифицированный АКМ, чьей особенностью был наглухо приваренный глушитель, удлинённый ствол, на совесть сделанный штурмовой прицел и более ёмкий магазин, убран с предохранителя. — Живности в этих местах не перебить, только если лес выжигать полностью.

- Это мы ещё успеем. — Ответил Кот, доставая свою также более совершенную над своими прототипами «Гадюку». — Давайте-ка ребята в круг, чувствую, будет жарко.

- Гром? — Кот заволновался. — Ты в порядке?

- Что с ним? — Спросил Сергей Кота, понимая, что от внезапно разболевшегося Громова ответов можно и не дождаться.

- Не знаю. — Пожал плечами Кот. — Только что здоров был.

- Или делал вид. — Добавил Дэлфи, проверяя своего, как он его называл, «Тихарова». На самом деле, ничего особенного его пистолет не представлял, сделан на заказ специально под руку наёмника. Если уж совсем разобраться, то слово «Тихаров» составлено Дэлфи из двух: Тихий и Макаров. Просто и со вкусом, без всяких заворотов.

Громов опустился на карточки, откашливая кровь, затем вовсе опустился на колени, едва удерживая свой большой вес. Лицо наёмника побледнело, глаза приобрели блеск, сопровождающий любого больного человека. Ещё одно мгновение и сталкера скрутило от боли в груди. Свободной рукой он прикрывал рот платком, тем самым, заглушая не тихий кашель, второй, практически загнувшись, держался за грудь. Вся тряпка окрасилась из белого в ярко-красный цвет. Сергей наклонился в попытке помочь, но его остановил голос Дэлфи. — Ребята, началось.

- Прости, Гром. Пока не до тебя. — Виновато сказал Громову Корень. — Вкруговую все, Громилу в центр для защиты.

Трое мужиков приготовились к бою с зоной. Та могущественная стерва направила добрую сотню монстров для одной важной задачи — искоренения непослушных сталкеров, нарушивших её покой среди ночи. Она знала, чьи приказы мы выполняли, с какой целью двигались вперёд, ради чего проливали кровь, вмешиваясь в общий круговорот жизни этих мест. Каждое наше действие находило ответ в устах проклятых земель, посылавших на нас новые испытания. С каждым новым разом они предоставляли больше возможностей распрощаться со своей или дружеской жизнью, чем в предыдущий.

«Наёмники пришли в лес готовыми к такому бою, чего не скажешь о вас. Человек, чисто случайно попавший в зону и его опытный, но упрямый как баран, спутник. Я знал о вас достаточно, чтобы предвидеть ваши действия. Как можно спать с оружием, не поставленным на предохранитель?»

- Гром держись. — Ободрил Котов загнувшегося товарища. — Большинство тварей уходит к нашим дружкам. Главное не помирай, ладно?

- Кот, меньше слов больше дела. — Посоветовал командир. Именно посоветовал, не накричал, не приказал. Шуметь было нельзя не при каких обстоятельствах. Так прописано в контракте.

«Псы лезли нескончаемым потоком, сметая всё на своём пути: траву, кустарники, невзирая на аномалии. Самые умные из них жрали трупы сородичей, остальные, не видя ничего кроме защищающегося мяса, уверенно, без страха бежали напролом. Кровь от перерезанных артерий заливала наши лица, застилая глаза тёмной плёнкой. Я начал работать с ножом, стоило мутантам приблизиться к нам меньше, чем на полтора метра, того же посоветовал бойцам. Руки уставали. От непрерывной работы с холодным оружием они каменели, казалось, вот-вот упадут и больше я не смогу поднять их на очередную псину. Благо основная волна осталась лежать у наших ног. Гром погряз в собачьей крови, но он просто-напросто не имел возможности наблюдать всю картину целиком. Боль сковывала сталкера, не давая разогнуться, не говоря уже о помощи с его стороны.

Мы старались, как могли. Дэлфи едва сдерживал натиск, орудуя своим памятным ножом, доставшимся ещё от отца. Тем не менее, он справлялся. Коту приходилось куда проще. Он, будучи бывалым сталкером на просторах зоны, частенько попадал в такие ситуации. Отбиваться приходилось не только от мутантов. Если те лезут вперёд без всякой тактики и смысла, то с человеком куда сложнее воевать, тем более убить. Последнюю скотину прикончил именно он. Наконец, в пустых звериных головах появилась первая разумная мысль — об отступлении. Скул, раздавшийся со всех направлений, прекратился. Псы бежали прочь точно также как атаковали, быстро, не оглядываясь по сторонам».

- Гром, ты жив ещё? — Первым делом спросил Корнеев. Облитый с ног до головы грязной красной жидкостью сталкер не отвечал на наши толчки и вопросы. — Кажется, он потерял сознание. Кот, погрузи мне здоровяка на плечи. Рук просто нет.

— Дэлф, ты сам как чувствуешь. — Вопросил Кот. — Для тебя это пришлось в новинку.

- Так же как и Корень. — Дэлфи, наконец, опустил нож. — Никак.

Что должен чувствовать человек, отчаянно борющийся за шанс выжить. Ничего кроме силы духа и своих рук, пусть даже уставших.

Парни положили на спину Корня сто двадцати килограммового друга и наёмники побрели на окраину леса. — Ещё несколько километров шагать. — Тяжело дыша, сказал командир. — Там, передохнём.

- Или передохнем. — Добавил Дэлфи.

Ребята выходили из леса победителями. На пути повстречалась маленькая стайка из пятерых псов, ставшая свидетелем людского триумфа над полчищами их собратьев по разуму. Увидев наш злобный оскал, те, не долго думая, убежали прочь, забыв, зачем пришли. К рассвету уставшие, продрогшие от сырости крови сталкеры добрались до следующего задания Антонова. На этот раз всё казалось не так банально как раньше.

5

Громов пришёл в себя спустя три с лишнем часа. Откашлявшись, поблагодарил нас и обнял каждого. — Спасибо, спасли меня. Извините, что подвёл в столь не подходящий момент.

- Всё нормально, Гром. Главное все живы, остальное не имеет значения. — Улыбнулся командир, пожалуй, впервые со дня появления в зоне. — Что с тобой случилось? — Спросил Корень.

- У меня рак. Видимо, скоро конец. — На его лице появилась улыбка.

- Как рак. Почему ты не сказал раньше? — Лицо наёмника Корня вновь приняло серьёзное выражение.

- Ты бы не взял меня. — Перебросил виноватый взгляд в сторону.

Корнеев недовольно помахал головой. Кот и Дэлфи слов не нашли от такой обескураживающей мысли. Солнце прекратило посылать свои лучи, небо сменило цвет на более тёмный. — Антонов дал в руки шприц с убийственной дозой снотворного для кровососа. — Корнеев решил проблему очень просто, моментально проигнорировал. — Он приказал усыпить скотину и смазать её когти каким-то наркотическим веществом. Тупое, однако, задание. Ничего не поделаешь, мы на пол пути до завершения контракта.

- Тут кажется рядом база одной из группировок. Странно, что те их ещё не уничтожили. — Заметил Котов.

- Да, база рядом. — Согласился командир. — Только они ещё не знают о существовании логова под своим носом. — Корень немного подумал, затем с неохотой добавил. — Ладно, я пошёл. Ждите с кровососом в руках или крики умирающего дурака.

Командир сложил лишний груз в виде оружия, оставив при себе лишь нож, даже тяжёлую одежду пришлось скинуть. Сергей спустился в канализацию.

Возможно, здесь когда-то и было светло ввиду лампочек, висящих здесь через каждые метров пять, но сейчас, увы, света в подземных коммуникациях не больше, чем в глухом лесу безлунной ночью. Вся проводка давно украдена мародёрами. Часть ламп разбито, часть — выкручено, единственным источником света являлся вход в канализацию, откуда спустился Сергей.

Тихо, осторожно, без лишней суеты, очень медленно Корнеев шёл вперёд по потоку тухлой, отравленной радиацией воды. В правой руке нож, в левой — шприц с сильным быстродействующим препаратом, глаза внимательно следят за каждым шагом. Если не повезёт, и охотник умудрится пробудить десяток мутантов, то возможность избежать гибели будет ему казаться весьма сомнительной. Но наёмник не желал думать о подобных вещах, потому, стиснув зубы и все свои эмоции, смог без особых проблем дойти до цели. А вот, собственно, и она.

Мутантов расположилось около доброго десятка, и стояли как вкопанные, никто из них не шевелил и щупальцем. Подойдя вплотную к спящим тварям, Корнеев понял, что те ничего не видят, более того, они не восприимчивы даже к незначительным звукам. Но любое касание к их коже могло привести к непоправимым последствиям. Потому наёмник сначала осмотрел добычу и только после анализа ситуации решил действовать. Он аккуратно подошёл вплотную, благо зверюга стояла спиной к Сергею. Приготовился обхватить мутанта, нож, разумеется, убрал до лучших времён. Мысленно помолился. Шприц с толстенной иглой резко вошёл в артерию мутанта. Он что-то пропищал, перед тем как отключиться. Однако Корень умело схватил того за щупальца, не дав раззявить пасть на полную. Кровосос уснул моментально. Сергей выкрутился, держась за лапы чудовища, и взвалил на спину несчастливого.

Пройдя обратное расстояние, Корень малость подустал. Ещё бы, скотина весила килограмм сто, не меньше. Кое-как напарники помогли достать тело мутанта, после чего вылез сам командир. Ребята поначалу удивились, действительно, мало, кто в зоне похищал спящего кровососа, причём из самого их логова. Перед глазами лежал самый живой настоящий трофейный мутант, которого хоть сейчас в клетку сажай и цирку на гвоздь программы продавай. Но продавать зверя никто не желал, так как на него были немного другие планы.

Наёмники притащили сонного кровососа на место, где позднее он едва не убил Лысого и Прибоя.

Через некоторое время, Корнеева вызвал на диалог Гром.

- Возьми эту вещь. — Гром вытащил из кармана нож и демонстративно вырезал из правой ноги светящийся камень. Достав, скрипя зубами от боли, он протянул булыжник, издающий необычно приятное для глаз свечение, переливающееся с цветом крови напарника.

- Что это такое? Какого лешего ты творишь? — Корень пришёл в замешательство от неадекватности действий своего друга.

- Это ещё не всё. Положи в карман светлый осколок. Совсем скоро артефакт тебе пригодится. Я умираю. Выполни одну просьбу напарника по команде, брата по оружию, просто друга. Похорони моё тело здесь. — Громов говорил спокойно, будто специально пошёл на задание, чтобы умереть. — Сегодня я умру, как подобает мужчине, на войне, пусть даже на такой.

- Почему ты не сказал раньше. Рак можно лечить. — Корнеев говорил интуитивно, не задумываясь над общим смыслом.

- Ты хороший человек, Сергей. Поверь, мой рак никто не вылечил бы, даже самые дорогие врачи мира. Когда мы двинулись на Зону, у меня уже во всю буйствовала последняя стадия. Один из докторов прописал мне лекарства, они слабо сдерживали болезнь, но, по крайней мере, я не стонал от боли. — Гром последние сутки выглядел, мягко выражаясь, хреново. — И умру, не издав ни единого звука.

Командир слушал, отказываясь верить, он смотрел, отказываясь воспринимать. Неожиданный поворот одним махом спутал все карты, планы, заготовки. После того, как Корень положил, так называемый, осколок в карман, его сознание окунулось в густой туман. Словно корабль, попавший на морскую магнитную аномалию, потерял ориентацию в пространстве.

- Мне жаль, что так вышло. — С этими словами тело упало словно окаменевшее.

«Пока я одиноко исследовал закоулки своего сознания, мой друг умер от остановки сердца. Совсем скоро друзья похоронили его, как и просил умирающий, закопав тело, насколько могли, глубоко в бесплодную землю. На могилу Кот смастерил крест, маленький и неприметный.

Перенести сонного мутанта в чащу, где он настиг тебя, Прибой, сильным ударом по животу, не составило особого труда. Зверюга спала словно убитая. Хотя какая разница, я сделал ещё один неверный ход. Мне жаль о случившемся. Но это единственное, что могу делать в данной ситуации, сожалеть».

* * *

- Так вот почему у меня был такой странный сон. — Влез я. — Ты хотел убить меня щупальцами этой не божьей твари. Я всё понимаю, Корнеев, но зачем ты рассказываешь это нам.

Корнеев продолжал рассказывать, не замечая мои высказывания в свой адрес. Только на этот раз его глаза приобрели печаль, голова опустилась вниз как у провинившегося подростка. А когда он рассказывал про друзей, то помахивал головой, сожалея об утрате.

Сокол просто молчал. Он не хотел даже думать, о чём говорил Корень. В его глазах появилась злость, та с которой он убивал бандитов около большого дуба, и в то же время чёрная искра задора, проявлявшая насмехавшуюся улыбку на лице сталкера над жертвой, именно с такой он расстреливал ноги Батыю. В голове моего спутника зрели нехорошие идеи, я заволновался. А Корнеев…, Корнеев продолжал.

* * *

«Начался раскол. Небо погрузилось в расплавленные свинцовые тучи, окутывающие всю зону огромным тяжёлым одеялом. Ветер, почувствовав свою безнаказанность, разбушевался не на шутку. Его порывы дули мне в лицо, тем самым давая пощечину и говоря мне о своей нетронутой свободе. Смеясь над нашими жалкими попытками освободится от обязанностей, он показывал своё могущество, заставляя преклоняться пред собой деревья. Дождь лишь усилил мощь непобедимой стихии. Попадая на кожу, капли моментально обдувало сильным потоком. Обветренные лица, руки тому подтверждение.

Погода соответствовала нам, идущим наёмникам, находящимся под действием отвратительного настроения. Гром умер от остановки сердца, пока я прибывал в нерабочем состоянии, боевой дух парней упал на самое дно. Осталось последнее задание — найти Антонова в глубине проклятых земель. Конечно, не говорю о злополучном центре зоны, куда так безнадёжно стремятся все маститые, безмозглые сталкеры. Нет, нужно лишь найти некую аномалию в обширном радиусе десяти — двадцати километров, названную в честь некого сталкера Триа, открывшего её. Нашли, но добрался живым только я».

Перед тем как идти через лес, мы зашли к Валентину. Я поспрашивал его о камне, его свойствах, что делать с ним. Ах да, об этом учёном узнал от его коллег, на которых мне удалось поработать, пока бегал от шишек мира того. Почти ничего толкового не узнал. Наверное, из-за его полумёртвого состояния. Монстры сожрали бы беднягу, но наши руки выжигали их в память о Громе, большого человека во всех смыслах.

Ноги, хлюпая, шагали по пропитанной кровью и, уже только потом, водой неба земле. Тишина дождя, карканья промокших до нитки ворон, диких гулов, раздававшихся где-то далеко за деревьями, шуршащей в кустах мелкой живности, сопровождала нас всю дорогу. Никто не обронил и слова за несколько часов ходьбы под гнётом противного настроения, ещё больше оскверняющимся действием отвратительной погоды. Скривившиеся от боли, деревья, склонившиеся перед могуществом зоны, кустарники толи росли, толи медленно и мучительно умирали в произвольных точках по всему лесу. Каждое растение отдельно, независимо друг от друга. Правда, было одно местечко, куда почему-то не ходили твари без лишней причины, где никогда не наблюдалось всякого рода аномалий. Любые спутники, проходящие мимо или просто заблудившись, могли совершенно спокойно остаться на ночлег, не боясь, что очередной мутант перегрызёт им глотки во сне, главное не шуметь. Этакий домик, в который всё время прячутся дети, которые не хотят водить кон, играя в догонялки. Но эта рощица скорее исключение, подтверждающее общее правило».

Неожиданно для командира Кот спросил о последнем действии Грома. — Перед тем как умереть Гром сказал, что дал тебе какой-то артефакт. Где он?

Дэлфи в отличии от говорящего мало чего знал, оставаясь в неведении на протяжении всего маршрута. — Что за артефакт. — Не понял Дэлфи.

Не обнаружив загадочный осколок на месте, рука Сергея бегло ощупала все карманы. — Нету. Я не знаю где он. — Удивлённо констатировал командир.

- Значит он внутри тебя. — Кот остановился слева от густого ветвистого куста, продолжая смотреть вперёд на дорогу. — Гром предупредил, что….

В одну секунду смерть вновь перевернула планы наёмников с ног на голову, напомнив им очередным поворотом судьбы о своём холодном присутствии. Резко выскочившая из-за веток, здоровенная белая собака зацепилась острыми клыками за артерию Кота. Сразу после убийства ринулась убегать. Друг Корня прокричал первую букву алфавита, после чего, простоя несколько секунд, истекающий кровью сталкер упал на спину в предсмертной агонии. Голова не знала, куда следует приложить руки, чтобы хотя бы немножко продлить жизнь друга. Всё произошло так быстро, неожиданно, погано. Ещё несколько конвульсий и Кот навсегда прекратил двигаться.

Пока я отчаянно пытался помочь, Дэлф поднялся, схватившись за автомат. Столь крепко он не держал даже нож во время налёта диких псов в этом же лесу.

- Сука! — С этими словами Дэлфи выпустил практически всю обойму в убегающую псину. Растратив большую часть боезапаса магазина, последний мой живой друг всё же попал, пробив обе задние лапы одновременно. Зверюга пыталась бежать дальше, но не могла физически. Однако сей факт не мешал ей продолжать бороться за жизнь, ползти в том же направлении. Дэлф медленно шёл на встречу с четвероногой убийцей, издевательски крутя именной нож на ладони, умудряясь при этом перекидывать его с одной на другую. Беглая преступница не далеко проползла от оторванной лапы, оставляя за собой кровавый струйчатый след. Чувствуя смерть, преследующую её по пятам, собака повернулась и оскалила зубы. Встретить свою бледную с косой так может не каждый.

- Смотри, Корень! — Позвал командира напарник, после чего тот подбежал, достав оружие.

- Смотри на него. Это даже не мутант. Это… — Замешкался Дэлфи. — … простая сторожевая, без всяких отклонений.

- Да. Так и есть. — Корень онемел. Ему показалось, что такого не бывает. Откуда здесь, местности далёкой от Кордона, могла появиться Московская Сторожевая собака. Смерть игралась с некогда бодрыми наёмниками, как кошка с мышкой.

Товарищ определился с рукой, в которой будет держать нож. В состоянии аффекта он оббежал псину, нанося попутно рассекающие собачью плоть удары. Она мучилась, не знала куда смотреть, жалобно скулила, пока Дэлфи резал её заживо, давая почувствовать боль в полном её размере. После минутного истязания друг приступил к решающему действию, ставящему крест на жизни пса. Несколько секунд и голова зверя валялась в ближайших кустах.

Всё рушилось с треском, причём таким громким, что выброс покажется детской пищалкой.

* * *

- Как же ты потерял Дэлфи? — Перебивая, спросил я.

- На выходе из леса. Мы тихонечко хотели обойти лагерь отморозков.

- Что не получилось? — Язвя спросил Сокол.

- Нет. — Ответил безразлично Корнеев. — Автоматная очередь Дэлфи заставила приготовится бандитов. В результате, мы попали под массированный огонь противника на выходе с территории каньона. Мы укрылись за разными деревьями. Отстреливались, пробирались вперёд, затем снова отстреливались. Не знаю, каким образом перебили столько людей. Десять из мародёров уже лежали не двигаясь, последняя пятёрка попряталась в ветхих избах. Дэлфи пошёл на таран, не согласовавшись со мной, без предупреждения. Буквально из неоткуда пуля пробила лоб человека. Моё сознание всё ещё не могло отойти от гибели двоих лучших друзей, а тут мне преподносят очередную, да с таким азартом. Для меня это стало последним ударом. Словно одержимый я побежал напролом, не боясь ни пуль, ни бандитов, стреляющих мне в лицо, ни собственной смерти, не спеша подбирающей души за моей спиной. Зайдя в один из домиков, я хладнокровно, в упор, расстрелял троих людей, ещё двоих настиг в избе справа от предыдущей".

- Ты перенёс все тела? — Поинтересовался я.

- Да. Каждое из пятнадцати тел я нёс на своём горбу, сами знаете куда. После того как закончил, начал копать могилу для последнего из моих товарищей. Доломал полу гнилой забор, сделал своими руками крест, затем, стиснув зубы, вбил его кулаками глубоко в землю.

* * *

«После длительной работы, к сидящему сталкеру подошёл он — человек, из-за которого всё началось».

- Не вини себя, Корнеев. Ты сделал всё правильно.

- Правильно? Правильно? — Глаза Сергея покраснели от злости. — Знаешь что? Иди ты куда подальше со своим списком. — Бывший командир мёртвого отряда достал из нагрудного кармана список. Демонстративно порвал, после чего бросил ошмётками в лицо Антонова.

Корень злился. Давление в его теле поднялось, потому лицо окрасилось в красный цвет, на глазах чётко проявились кровавые капилляры. Руки, избитые до костей, сжимались в кулаки, создавая напряжение. Корнеев не знал, что делать. Хвататься за голову, бить об стену до излома кости или просто наблюдать за происходящим вокруг.

- Ты расстроен. Это могло случиться с каждым. — Антонов пропустил мимо глаз акт неуважения Сергея, потому что понимал его.

- Но случилось со мной! — Прокричал Корнеев.

- У меня для тебя последнее задание. После выполнения, которого я сразу отправлю тебя с новыми документами куда захочешь.

- Ты сейчас шутишь?

- Нет. Кстати ты потерял свой дневник. Так даже лучше.

- Да к чёрту дневник и тебя туда же. Ребят больше нет, твердолобый ты идиот!

- Я не требую от тебя никаких убийств. Теперь всё будет просто. Подожди Сокола и его дружка здесь. Расскажи им свою историю. А на утро отведи их к аномалии, куда вы двигались, будучи живыми. Можешь выходить прямо сейчас. Увидимся в аномалии.

* * *

- Уже рассвет. Мы выполнили свою часть уговора. Теперь твоя очередь. — Сокол поднялся. — И знаешь, я не стану тебя убивать. В чём-то наши судьбы даже похожи, но это ни в коем случае не оправдывает твоих действий. Наёмник ты или нет. Суть не важно. Ты навсегда останешься убийцей, невинных людей. В их число входят и твои друзья, Корень. Твои действия, как лидера, привели к тому, что сейчас у тебя есть. А с твоим Антоновым или Триа мы ещё поговорим.

Корнеев сидел подавленным. Мало, конечно, изменилось с момента начала рассказа, но теперь он выглядел ещё хуже. Антонов умудрился чужими устами ответить на многие вопросы, исхитрившись вновь добавить новые.

Наёмник по кличке корень достал нож. Сняв куртку, свитер и плотную майку, резкими движениями он вырезал из правого плеча очередной светящийся, на этот раз белым ярким светом, осколок. Рана, не давая растекаться необходимой для жизни жидкости, покорно зажила под лучами артефакта.

- Возьми его. Только быстро. — Грозно попросил Корень, отвернув голову от Сокола, протягивая могущественный артефакт._______________________________________________________________________________________________________________________________

Словно одержимый подросток, Сокол выхватил камень из рук бывшего владельца. Не зная как правильно что-то с ним сделать, он повторил то, что уже один раз сработало — сжал со всей силы в кулаке. Спустя меньше чем через секунду, со стороны Сокола раздался отвратительный ультразвук. Наши головы едва не взорвались, а перепонки чуть не лопнули. Встав на колени, я беспомощно пытался заткнуть уши ладонями, но тщетно. Мой разум вновь не выдержал очередного натиска обстоятельств вызванными из вне. Корнеев упал без сознания, за ним последовало моё тело.

Глава девятая. Ради чего я шёл

Я резко открыл глаза, глубоко вздохнул, потянулся. Очнулся на мягком диване, что приятно удивило, учитывая последние события. Пока зевал, заметил на потолке знакомые до боли узоры: «Не может быть», — подумал, продолжая рассматривать обои, напоминающие берёзовую кору. Действительно, не может. Я лениво привёл туловище в горизонтальное положение, оставив пятую точку наслаждаться мягкостью дивана, огляделся и мягко говоря, очумел, в самом что ни наесть прямом смысле этого слова. Каким-то немыслимым способом я оказался здесь — в доме моей крёстной, где ещё ребёнком проводил каждое лето. Диван, на котором так удобно спалось, почти полностью загораживал нижнюю часть стены, остальную — близ стоящая тумбочка, на ней стояла старая фотография. Рядом, у выхода, стул, куда дядька вешал свою одежду, ближе к окну — ещё один, только на этот раз одежду вешал на него я. У противоположной стены от дивана, располагался старый советский шкаф с тремя дверцами. Всё точно, как я запомнил, ничего не изменилось.

Воспоминания нахлынули рекой. Ведь так много времени провёл когда-то на улицах родного села, где располагался дом Крёстной. Здесь я впервые завёл друзей, поцеловал девчонку, да и вообще много чего сделал впервые. Едва предался ностальгическому настроению, как его тут же разрушил трёхкратный стук о деревянную дверь комнаты. Наверное, он-то меня и пробудил от дурманящего глотка прошлого. В дверном проёме появился силуэт человека, чьих рук было сие творение из моих воспоминаний. Это сон, всего лишь очередной сон, где я никто.

- И вновь здравствуй, Александр. — Антонов подал мне руку — помочь встать с уютного лежбища. Но я решил подняться самостоятельно, проигнорировав помощь со стороны. Триа убрал конечность и улыбнулся. — Ты спишь, так что не стоит придаваться воспоминаниям.

Я размял шею по старой привычке, затем хрустнул скрещенными пальцами. — И зачем ты здесь? Объяснись, раз заявился, чтобы опять испортить мой сон.

Антонов посмотрел на меня, и как эффект улыбка на его лице растянулась. — Я здесь, чтобы окончательно прояснить тебе факты. Я уже показал тебе истинную историю всех тех, кто, так или иначе, связан с тобой. Напряги извилины, вспомни всё.

Слова подобно эху повторились в ушах. Антонов всегда давил на собеседника подобными фразами, словно по команде мой мозг проанализировал всю возможную информацию, и я действительно вспомнил. А вспомнил многое. — Так вот как всё было на самом деле. Корнеев со своей бригадой, Сокол и Валентин. — Я рассмеялся. — Даже показал, как я Кровососа завалил, а после убегал с этим поганым ПДА. — Презренно кинул собеседнику. — А теперь давай начнём по порядку, как в тот раз у изб. Только теперь ты отвечаешь на мои вопросы, давая чёткий и ясный ответ. Только так, иначе…

Антонов недослушал мою вшивую угрозу и согласился на условие, ну надо же.

- Вопрос первый. — Я присел обратно на диван. — Как соединить все истории в едино, начнем, пожалуй, с Корнеева. Для чего он ходил на задание для Кварца или для вас?

- В тот день, когда яркая вспышка озарила моё тело, я получил три мощных осколка в свою грудь. Только три из четырёх. Тогда не было никакой зоны, кроме той, что отрезали от мира по причине взрыва на реакторе. Но первые артефакты начинали зарождаться, мне, если можно так выразиться, повезло получить один из первых продуктов Зоны будущего. Я стал замечать за собой странные явления, не прописывающиеся в голове, после потихоньку начал привыкать к подобному действию. Так как осколки я собрал не все, то меня словно магнитом тянуло к последнему артефакту. Мне снились сны, разные, и лишь месяцы спустя, сумел собрать их все воедино. И привели они меня вновь к четвёртому энергоблоку. Где военные, собравшиеся в кучу после того ярого взрыва, нашли последний осколок. Медлить было нельзя, иначе плакали мои планы.

- То есть, ты решил завладеть самым первым артефактом в истории Зоны? Продолжай.

Антонов присел на стул. — Я послал лучших наёмников на штурм камня, Группа Дэлфи, к сожалению, нашла там своё забвение. Так я получил последний осколок и некоторые важные документы.

- Хорошо, зачем ты тогда начал эту игру, раз у тебя есть все осколки?

- После того, как Зона расширила свои границы, выбив всех военных с энергоблока, я оказался внутри аномалии вселенского масштаба. Я не пришёл туда сам, меня перекинул этот загадочный артефакт. Пытался убежать за ограждения, но каждый раз вновь просыпался на одном и том же месте. Потом дело дошло до того, что меня вообще перестали выпускать за ограждения. Будто посадили в колбу, откуда никак не мог найти выход. Я решил, найти артефакт внутри своего тела, орудуя ножом, понял, где скрывается каждый осколок. Вытащив три части, я отдал их Группе беглого Корнеева, чтобы те передали дорогую вещь учёному Валентину. Он постарался на славу, полностью исписав несколько огромных листов. Однако по пути назад, кто-то устроил западню и взорвал машину с артефактом. Осколки вновь разлетелись в разные стороны. Один из них достался Грому, второй попал в тело Сокола, третий скитался почти год, накопив достаточно энергии, чтобы переместить тебя, Прибой, на год с лишним вперёд. Вот и пришлось начать играть в эти глупые игры. Теперь ты всё знаешь. — Довольно сказал Антонов. — Ты нужен мне, я слишком многое поставил на твою персону.

- Погоди, что насчёт Сокола, почему именно он получил власть над осколком, стал «Обладателем»?

- Ты видел его историю. Не буду повторяться. А осколок сам выбрал своего владельца.

Значит сам. — Я помотал головой. — Эх, как всё закручено. Ну… да Господь с ними. Ты следил за мной с самого начала, зачем именно я тебе понадобился? — Признаться честно, относился ко всему сказанному поверхностно, потому особой страсти на моём лице не наблюдалось. За последние дни я понял, что искать рациональные выводы, домыслы в своём сознании куда тяжелее, чем просто спокойно воспринимать увиденное и услышанное. Ещё осознал — мне не стоит исследовать все свои вопросы, достаточно лишь слушать, делать выводы самому.

- Сейчас ты это увидишь, поймёшь, а после скрепишь цепь событий в своей голове. А немного позже я надеюсь на финал…

* * *

Мы прошли в главную комнату. Мебели здесь, кроме ещё одного дивана, почему-то не обнаружил, вместо таковой одиноко стоял старый, но большой телевизор, прямо в центре комнаты. Антонов предложил присесть на широкий диван, чем я поспешил воспользоваться. Из-за подушки, лежащей около меня, Триа достал пульт и включил средство телевещания. — Смотри сюда. — Показал на ящик. — Сейчас ты увидишь, зачем ты понадобился мне.

А что мне оставалось кроме как удобно расположиться на мягком матрасе и смотреть.

1

На экране появились первые фигуры. Группа сталкеров в серых комбинезонах, все как один с противогазами, оружием наперевес, шла по одной из местных аномалий, названной Антоновым «Выверт». Такое название нынешний собеседник обосновал большим скоплением деревьев, вывернутых наизнанку, переплетённых между собой словно огромный узел из лески (кто ходил на рыбалку и хорошенько путал удочку, тот поймёт) и стоящих в самом сердце аномалии. Что-то аналогичное представлял собой одноимённый артефакт. Внутри и по бокам странной катавасии кружились гравитационные, опять же, как объяснил Антонов, аномалии типа «Воронки», «Трамплина», «Карусель» и даже, исходя из эмоций рассказчика, «Лифт». Вдаваться в подробности я не стал, но по заверениям здесь присутствовали практически все так или иначе связанные с гравитационным полем аномалии. Что они вместе делали там одному Богу известно. Сталкеры же направлялись к самому эпицентру.

Главнокомандующий группы снял защиту с лица, но последние всё равно было прикрыто тряпкой. Побритый начисто человек, осмотрел странное явление. Ничего нового он для себя, видимо, не обнаружил. Потому приказал своим парням ждать на месте, пока сам будет разбираться со своей проблемой. Он повернулся и его правый глаз отразил солнечный луч. Антонов пояснил, мол, один орган зрения он потерял при схватке с противником в узком ущелье, том самом каньоне, где мы удирали от бандитов, и странному командиру ничего не оставалось кроме как вставить в пустующую роговицу стеклянный аналог, чисто для красоты. Ладно, Господь с ним, с глазом, меня больше заинтересовала часть про перестрелку в том злополучном лесу, ведь на этот раз дела обстояли несколько по-другому. Триа, наконец, решил приоткрыть завесу тайны. — Сейчас ты наблюдаешь альтернативную реальность. — Я раскрыл рот и попытался что-то высказать, но Антонов не позволил мне этого сделать. — Молчи и смотри на экран. Я показываю тебе, что было бы, если ты остался подыхать вместе с группой военных в две тысячи седьмом году. Тебя в данном кино не будет. А Сокол… он ещё покажет себя во всей красе.

Я не стал особо спорить и припираться с собеседником, молча согласился и продолжил наблюдать за экраном, на котором постоянно «шёл снег». А в телевизоре матёрый сталкер практически вплотную приблизился к эпицентру странного «Выверта». Что он хотел там найти, а может проверить, неизвестно. Но шёл командующий уверенно, не бросая под ноги грязь, как это делал мой спутник, не водя никаким интересным прибором, издающим ультразвуки, будто заранее знал весь маршрут. Одноглазый осмотрел высокий хитросплетённый купол, затем сделал шаг вправо и слегка подпрыгнул, совсем чуть-чуть. Действия вполне хватило для того, чтобы человек вспорхнул, словно птица, на сотворённую аномалией крышу. Как будто гравитация отключилась.

Антонов вновь прокомментировал мне. — Это Бритва, Один из командующих силами «Монолита». Бравый боец, однако, тебе не понять, почему он получил столь суровое прозвище, если не увидишь его чудо-изобретение на левой руке. — Действительно, не понять. Я кинул взор на чудо-руку.

Бритва осмотрелся, с самой верхушки деревянного изделия аномалий, затем подошёл к небольшому проёму, бреши, через которую сложно протиснуться нормальному человеку. Не долго думая, человек попробовал расширить проход руками, но тщетно. Бритва не расстроился и стал действовать куда более продуктивно. Из его левой руки внезапно выскочило лезвие почти метровой длины, по форме больше напоминающее лезвие косы. Приглядевшись, понял суть конструкции. Железка с удобной для владельца ручкой на мощной пружине перекладывалась Бритве в руку, подобно переломному механизму ружья. На ручке имелось две кнопки, работающих на чистой механике, видимо они-то и заставляли весь механизм переламываться раз за разом. Приходилось, конечно, ещё и рукой вздрагивать, дабы привести в действие сие творение. Как бы там ни было, но конструкция работала на ура. Она разрезала довольно толстые ветки, будто нож масло. Каким образом он сумел так заточить материал? Там у него точно не железо и даже не метал, что-то более прочное. Пара махов и проход открыт, вниз полетели изрубленные ветки.

Бритва убрал острое как бритва лезвие, огляделся в бинокль и подозвал рукой своих товарищей. Все семеро быстро взобрались на центр «Выверта». Затем командир весьма странной бригады запрыгнул в проделанную дыру, остальные последовали за ним. Внутри деревянного узла совершенно не было аномалий, отличное место для сбора, знаете ли. Левый человек не подойдёт лишний раз, а если решится залезть, то тут же получит отворот-поворот по черепушке. Однако данная берлога служила чем-то вроде хранилища, где Бритва со своими приспешниками оставляли ценные вещи. К моему удивлению одними из ценных вещей оказались люди, даром, что пленные. Бритва подошёл к первому пленному и приказал своим солдатам рассредоточиться по полусферическому пространству. Свет, натыкавшийся на крупные спины Монолитовцев, после выполнения команды моментально попал на пленных сталкеров. Вот те раз. — Подумал я. — Знакомые все лица. Передо мной открылись образы знакомых людей. Напротив ехидно улыбающегося Бритвы сидели Ворон, Орёл, Скворец и их вечно бодрый командир Сорока. Руки пристегнуты наручниками сзади, ноги туго связаны. История повторяется, только персонажи малость другие.

- Ваше время вышло, истекло, убежало, испарилось. — Быстро проговорил Бритва, наклонившись к Орлу. Выглядел последний не так плохо, как в той избе, но что-то подсказывало мне, что конец будет одинаковым. — Как ты считаешь, птичка?

Тот лишь пожал плечами и промолчал. Такой поступок не обрадовал сурового начальника и тот расчехлил своё смертоносное изобретение. — Ты думаешь, я шутки шучу? — Лезвие прошлось по лбу пленного, разрезая кожу. Кровь потекла по лицу, Орёл не произнёс ни слова. — Ты ошибаешься, Орёл. Говорите мне, где ваш дружок! — Резко повысил голос Бритва, прислонив к шее сталкера свою косу. — Считаю до пяти, если ответа не последует, отсеку негодяю голову.

- Мы не знаем! — Прокричал Сорока от безысходности. — Что ж вы такие тупые. Ты думаешь, если мы просидели здесь лишний десяток часов, то каким-то хреном сможем узнать о его месте положении?

Грубая реплика не смутила Бритву, даже наоборот — развеселила. Посмеявшись, он начал отсчёт. — Раз. — Тишина продолжала стоять. — Два. — Орёл занервничал и глотнул слюны. — Три. — Сорока продолжал молчать, его напарники также не знали, что ответить Бритве. — Четыре.

Командир птиц не выдержал. — Стой! Хватит, я могу предположить, где сейчас находится Сокол.

- Мне не нужны твои предположения, я требую чёткого ответа. — Лезвие не отходило ни на миллиметр от шеи Орла.

- Хорошо, я дам вам чёткий ответ, но с одним условием. Вы отпустите Скворца, Орла и Ворона. И я выдам местоположения Сокола, но только при этом условии. — Поставил ультиматум Сорока, смотря командиру «Монолита» в глаза.

Бритва отошёл от Сталкера, позволив ему свободно вздохнуть, и приблизился к Сороке. Рука с оружием поднесла острый конец лезвия к кадыку командира «Птиц». — Чем докажешь, что не врёшь?

- Мы отслеживаем перемещения друг друга через ПДА, больше ничего не скажу. Я обещаю, даю слово. — Сорока отрицательно покивал головой.

- Хорошо. Отпустите пленных, не буду лишний раз марать руки. — Солдаты Монолита развязали ноги трём сталкерам и убрали наручники. Четверо подопечных Бритвы следили за ходом освобождения, целясь в пленных из орудий заграничного производства. Начальник семёрки подошёл к правой части от пленных полусферы. Резкими ударами прорезал очередной проход, ведущий на аномалии «Выверта». — Идите, что расселись?

- Без Сороки я не уйду. — Ответил Ворон, затем поглядел на остальных братьев из своей бригады.

- Я тоже. — Одновременно ответили Скворец и Орёл.

Бритва снова рассмеялся. — Да чёрт вас дери по самые помидоры. Вы что издеваетесь что ли, а я ведь мог просто отрезать вам всем головы и дело с концом. Что мне заняться больше нечем думаете?

- Сокол находится на соседней аномалии, скорее всего. — С сожалением признался Сорока, после чего приказал Ворону показать на своём ПДА маячок бывшего напарника. Ворон нажал на пару кнопок и кинул карманный компьютер в руки Бритвы. Тот немного пощёлкал по экрану, затем довольно посмотрел на пленных сталкеров. Кажется, он нашёл, что искал. Он махнул рукой на прощание и вышел прочь вместе со своей группой, прихватив ПДА Ворона с Собой.

* * *

Я посмотрел на Алексеича, подсказывающего мне каждую мелочь и деталь в этом кино, дабы у меня не возникало чувства недопонимания. — И что, этот страшный тип с косой наперевес вот так взял и отпустил пленных, доверившись уловке с ПДА?

- Он видит врагов насквозь, наверное, потому всегда выходил победителем. Сталкеры не соврали. — Антонов повернул голову к телевизору. — Ты можешь спросить, почему они так легко выдали напарника? Помнишь мой монолог у старых избушек. О том, как не следует поступать на охоте за наживой, о том, к чему приводит подобная охота. Сокол напоролся на ошибки многих сталкеров, да и людей в целом. Группа «Птицы» распалась, только на этот более гуманно, а Сокол не в счёт.

- Всё из-за этого дурацкого артефакта, кто бы сомневался. — Сумничал я. — Теперь я понял, кто выбил глаз этому лысому с косой. «Монолит» сошёлся в схватке с «Птицами» в том лесу. И каким-то образом все остались живы, мне даже по душе такой расклад, зря ты меня достал из моей реальности.

- Ещё не всё, смотри дальше. — Триа переключил канал с пульта.

2

Бритва меньше чем через час настиг свою цель. Сокол сидел на самой верхушке «Соснодуба», попивая какой-то напиток, будто ждал гостя. Командир приказал своим бойцам рассредоточиться и сидеть в укрытиях, прикрывать, на случай если что-нибудь пойдёт не по плану. Сокол, словно король на троне, всё-таки удосужился бросить взгляд на своего предполагаемого врага. Встреча оказалась весьма дружелюбной, морду с лёту никто бить не стал, хотя, если так подумать, ещё не поздно начать. Местный «Король» поприветствовал своего гостя, но спускаться он не желал, так как понимал, что Бритва пришёл не один. Да и вообще, было бы глупо так полагать. А ещё Сокол мог рассчитывать на пулю промеж глаз, если вдруг командиру надоест церемониться с ним.

- Здорова, Бритва. — Сокол помахал рукой в знак приветствия. — Каким лешим тебя сюда занесло? Я то думал, мы всё решили ещё там — в лесу, мать его за ногу. Ну, раз пришёл, проходи, присаживайся, гостем будешь. — Показал на место рядом с собой, мол, добро пожаловать.

- А ты всё шутишь. — Улыбнулся глава группы. — Мне бы твой оптимизм, да здоровья столько же. — Антонов прокомментировал мне обычный, как казалось, диалог. Дело в том, что Монолитовца, каким бы он ни был на вид, весьма сложно разговорить. А этот то и дело лез в разговоры, пока его коллеги по нелёгкому бизнесу молча отсиживались в стороне. Более того, у участников данной группировки пожизненно хмурое серьёзное лицо, от которого начинает тошнить уже после первых минут знакомства. Что я наблюдал здесь, да собственно картину обратную. «Весёлого Монолитовца» не смущал даже факт отсутствия одного глаза, причём недавно потерянного. Он шутил, смеялся, разговаривал, даже пленных не убил, хотя по заверению Триа, у «Монолита» во врагах числились практически все люди мира сего, по которым они без всяких церемоний открывали огонь. В общем, вёл себя Бритва как сознательный человек, а не ярый фанатик чьего-то устава. Также Алексеич поведал, что те, фанатики, иногда впадают в транс, ни видя, ни слыша, ни чувствуя ничего вокруг. Во время такого спиритического сеанса эти люди молятся своим богам, а точнее одному единственному — «Монолиту». К чему я всё клоню, да к тому, что начальник маленькой группы из семи человек совсем не выглядел похожим на своих собратьев. Мне даже показалось, будто он совершенно не тот человек за кого себя выдавал. — Ну, привет, Сокол. Не устал бегать ещё, может тебе помочь? — Бритва убрал тряпку с лица, предоставив моему вниманию очередную гадкую физиономию. Где его нос? — Это не нос, это какой-то огрызок. Антонов сразу пояснил, что Бритва повстречал своим носом вражескую пулю, благо та прошла после встречи мимо. Как итог, после встреч и расставаний Бритве порвало левую ноздрю. Сухие узкие губы при инциденте с пулей не пострадали. В клубах ему, тем не менее, не зажигать. Тогда возникает вопрос, почему Бритве просто не взять и пристрелить Сокола за свои обиды? Алексеич ответил, мол, если убить человека всего лишь с одним осколком внутри, велика вероятность, что последний выскочит и умчится искать нового хозяина. Поиски при таком раскладе придётся начинать заново, а Бритва, будучи умным и сознательным человеком, не желал мириться с таким положением дел, потому действовал только головой и пускал вход кулаки, только если другого выхода он больше не видел.

- И чем же ты мне поможешь? — С интересом вопросил Сокол, продолжая попивать из бутылки жидкость, попутно улыбаясь, словно ребёнок с килограммом конфет.

Монолитовец в очередной раз посмеялся и добавил. — Ноги тебе отрежу. А то устал, наверное, как лось сохатый, туда сюда, мотаешься из стороны в сторону. Вот скажи мне, Сокол. Не мог ли ты просто отдать мне осколок и валить на все четыре стороны вместе со своей бригадой. Жить-то всем хочется, а, Сокол?

- Знаешь, что я тебе отвечу? Страшный ты стал, Бритва, и глаз у тебя стеклянный. — Поддержал смех оппонента бывший из отряда «Птиц». Можно, в принципе, и посмеяться, пока высоко сидишь.

- Жаль такого человека убивать, но долг, как говорится, требует. Ты на меня не обижайся, я ведь не со зла тебя убью, а из-за общего дела моей организации. Так что оставим личные чувства и формальности. Спускайся, деточка, я тебе конфету дам. — Продолжал смеяться, расставив руки в боки.

- Минуточку, постой! — Остановил Сокол Бритву. — Ты меня убить хочешь, и сам не удосуживаешься оторвать свою задницу с места. — Толи спросил, толи утвердил Сокол. — Э не, так дела не делаются, уважаемый. Давай лучше ты ко мне, так интереснее. Да и прав, Бритва, устал я бегать, однако. — Он швырнул бутылку в сторону начальника группы, едва не попав в него.

- Ну, знаешь ли! — Пригрозил кулаком разбушевавшемуся «Королю». — К тебе, так к тебе. Что же мне теперь, планы все портить из-за тебя, засранца? — Бритва нехотя покарабкался вверх на деревянное невесть что, называемое в простом народе «Соснодуб». По дороге вверх он окатил недобрым словом своего оппонента, проклял аномалию, по которой полз подобно ящерице, вспомнил, в общем, всё, с чем когда-либо имел дело за свою долгую мудреную жизнь. По прошествии нескольких минут Бритва осознал, что зря потратил время. Сокол, не дожидаясь своей участи, тихонько слез с обратной стороны аномалии, недоступной для обзора группе спрятавшихся монолитовцев. Тут невольно начнёшь браниться всеми доступными словами и выражениями.

- Не поминай лихом! — Прокричал удирающий в сторону заправки Сокол.

- Ах ты… — Дальше Бритва перебрал несколько бранных словечек. Когда словарный запас ругательств подошёл к концу, он приказал своим бойцам. — Что сидим? Мочите козла! — Но в ответ он услышал только карканье ворон. Последние прилетают к человеку только в том случае, если чувствуют лёгкую добычу, в остальном — им делать особо нечего. Солнце на той стороне, куда хотел развернуться Бритва — разведать обстановку, слепило его без того пошатнувшееся зрение, потому он приставил руку с лезвием ко лбу, дабы загородиться от лучей. Как только командир отвернулся от убегающего Сокола, ему тут же досталась очередь из свинца, все три патрона ударили по хитрому устройству, после чего остановились, превратившись в свинцовые блинчики. Серьёзность посетила «Весёлого Монолитовца» — Твою мать!

С этими словами Бритва резко, чуть ли не прыжками, спустился по Соколиной тропе. Затем, стоя между аномалиями, чьи порывы источали зелёный ядовитый дым, вызвал по рации своих приспешников. Но вместо бойцов Монолита ответил знакомый Бритве голос. — Что-то я сейчас не понял. Ты чего не мёртвый, Бритва? Как лось сохатый бегаешь из стороны в сторону.

- Где-то я это уже слышал. — Промямлил Бритва.

- Что? Повтори-ка е щё разок. Плохо слышно. — Отвечал спокойный голос по рации.

- Говорю, тебе-то какого лешего нужно? Неужто за камешком пришёл, Гром? — Улыбка вернулась на лицо Бритвы и это после потери семерых солдат. Но меня удивил не факт веселья начальника мертвецов, а то к кому он обращался по рации. Антонов дал разъяснения следующего характера: «Корнеев и его брат по оружию Дэлфи были убиты в той перестрелке, где потерял глаз Бритва. Больной раком Гром, ещё не почувствовал симптомов, потому бодрствовал вместе со своим другом и коллегой — Котом». Что ж, не знаю, тем временем Бритва продолжал. — Ты Гром — хранитель, потому не стал отрубать тебе голову как Корнееву, с тобой, уважаемый, нужно поделикатнее. Кстати привет передавай Коту. Эх, нужно было его пригвоздить своим пистолетом, жалко патроны кончились.

- Шути, шути. Я тебе язык подрежу. Выходи, не заставляй меня искать тебя, монолитовец. Кстати твои напарники, теперь кормят местную фауну. — Хладнокровно и с цинизмом сказал Гром. — Ты не обижайся.

- Даже не думал, только, вот не задача, у меня из огнестрельного оружия только мой «Гвоздомёт». А у вас там сейчас столько оружия, лучше я попозже загляну. — Бритва последовал примеру Сокола и побежал, но в другую сторону. Монолитовец оставил рацию возле ядовитой аномалии, меньше чем через минуту пластик разъело кислотой, и средство связи с характерным скрипом на соседнем устройстве прекратило своё существование.

Кстати про «Гвоздомёт». Это очередное хитроумное изобретение Бритвы. «Пустынный орёл» неизвестно как заделанный под гвозди, причём внешне мало отличался от оригинала. Лишь слегка расширенная обойма да удлинённый ствол выдавали неправильность конструкции. Увеличена она была для гвоздей более крупного размера, дабы не стрелять мелкими. Заряжалось устройство двадцатью зарядами, плюс ещё один находился в стволе. Каким образом столь короткая пушка швыряет гвозди со скоростью сто семьдесят метров в секунду Антонов, толком, объяснить не сумел.

- Убежал, скотина. Ну, ничего, пойдём по пути меньшего сопротивления. Заявимся в гости к нашему дорогому Триа. — Гром и Кот пошли в противоположную сторону от Бритвы.

* * *

- К дорогому Триа? Сдаётся мне они тебя не просить ходили. — Я оторвал глаза от телевизора.

Антонов повернул голову ко мне. — Нет. Благодаря стараниям этих четверых, моё сознание разделилось на два. Одно из них — с кем ты сейчас разговариваешь, осталось заточённым в артефакте, второе — главный ум, остался как живой человек. Просто я допустил очередную ошибку, ты сам её увидишь. — Триа повернулся обратно. — Я немного проясню тебе о той ситуации в лесу между Соколом, Громом и Бритвой. Монолит, будучи одержимой организацией, всегда искал способ защиты так называемого «Центра Зоны». В ход шли любые устройства, приспособления, уловки. Последней такой выдумкой стал «Выжигатель мозгов», он оградил довольно обширную территорию, порабощая любого, кто сунется за невидимую черту действия антенн. Но Монолит хотел чего-то большего, чем клочок земли. Зона, по их мнению, была не достойна, терпеть на своих землях сталкеров, бандитов, военных и наёмников. И тут, толи им на ушко шепчет сам «Монолит», толи историй сталкерских наслушались, что есть такой человек под кличкой Триа. Остальную часть истории ты наверняка вспомнил. После того, как я отдал три осколка на исследование учёному, этот дурдом нашёл своё основание. Монолит-то кашу и заварил. Осколки разлетелись по разные стороны, добавив ненужных персонажей в игру. Двое игроков знакомы тебе, вместо тебя на сцену вышел Бритва. Последний осколок угодил именно в него.

- Тогда всё понятно, три хранителя встретились в лесу и решили выяснить отношения. Как итог, почти все живы. И ещё, значит, у меня есть все шансы встретиться с Бритвой наяву? Если здесь он обладатель, то в нашей реальности он также заведует операцией, но без всяких преимуществ. — Ответил на свой же вопрос.

- Браво, Александр, ты прав. — Триа медленно хлопнул в ладоши три раза. — С ним вы ещё встретитесь, вот только в нашей реальности немного поменялась полярность. Как именно, расскажу после финала альтернативной истории…

3

- Вот она, аномалия «Троица». Единственная в своём экземпляре, потому уникальна, подобно солнцу. Красивая, жалко будет, если она пропадёт в череде серых будничных дней. — Похвалил творение Зоны Гром, смотря куда-то далеко вверх.

- А разве она называется не «Триа»? — С интересом спросил Кот, поправляя оружие на спине.

Гром опустил взгляд на товарища. — Да чёрт его знает, я бы её по-другому назвал, например «Дубрава». И душе знакомо и… — Говорящий достал нож.

На самом деле аномалию назвали в честь её открывателя. Сам открыватель получил свою кличку от одного знакомого — Бритвы. Он не долго размышлял, после того, как услышал имя, фамилию и отчество человека, чью голову заказало высшее начальство. Алексей Алексеевич Антонов, три первых буквы, они же первые в алфавите, потому три и а — Триа — легко, правдиво и выговаривать не нужно. А аномалию, в свою очередь, Антонов окрестил аналогичным названием не только потому, что именно он её открыл, подобно Колумбу, чисто случайно забредшему на Американский материк. Причиной тому ещё послужили три огромных дерева, чьи столбы знаменовали вход в аномалию. Да, именно вход, но об этом позже. Из деревьев здесь присутствовал огромнейший дуб, высотой около ста метров, он и заставлял задирать голову, да так, что рот не закрывался. В двух метрах от чуда природы расположилась толстая берёза, своим толстенным стволом она компенсировала маленькую по отношению к дубу длину. Ещё в двух метрах, образуя правильный треугольник, стояло хвойное дерево. По словам своего гида по «фильму» данное растение постоянно менялось, то есть, если вчера здесь стояла Ель, то сегодня вполне могла появиться Сосна, а завтра самая обыкновенная Ёлка. Сколько этих хвойных растений существует в природе, я знать не знал, но суть вопроса уловил. Три дерева, вдобавок к сокрытию аномалии, приписывали себе ещё одно странное свойство. Каждый раз неизвестное явление перемещалось на несколько метров, самопроизвольно выбирая направление. От чего зависел данный факт, Триа говорить не стал, или не захотел, но в любом случае объяснение такому чуду найти весьма сложно и не факт, что всё понимающий Антонов мог знать ответ на подобный вопрос.

Гром вертел ножом, пока стоял с умным лицом и пытался что-то вспомнить. Кот в это время осматривал аномалию. На его лице безразличия было куда больше, чем у напарника, особого энтузиазма Кот не проявлял. Друг Грома обошёл аномалию чисто ради интереса, что делать с тремя деревьями он понятия не имел. Немного поразмыслив, Громов достал, как его назвал Триа, детектор аномалий и подозвал Кота. — Следуй за мной. Помниться Корнеев рассказывал мне, как следует поступить при данных обстоятельствах. Будем искать вход в эту чёртову дыру.

Перед тем как дуэт наёмников начал искать проход чёрт пойми куда, Триа поведал мне об очередной особенности «Триа». Всё дело было в том, что Гром и Кот вышли на хвойное дерево, с обратной стороны аномалии показались Бритва и Сокол, у дуба и берёзы соответственно. На месте встречи появились все вместе, одновременно. Казалось бы, стычки не избежать, но нет, три дерева удачно крыли каждую сторону друг от друга. Создавалось ощущение, будто Гром и Кот, Бритва, Сокол находились в разных измерениях, не видя, не слыша и не чувствуя своих врагов. Через несколько минут все как один попали внутрь, пройдя секретную тропу, виляющую между тремя деревьями. Развязка интересного противостояния ждала впереди.

Я не удержался и задал очередной вопрос Алексеичу. Меня интересовало, как наёмники и сталкеры узнали о данной аномалии, не говоря уже про секретный проход, являющийся чем-то вроде кодового замка на сейфе. Ответил Триа сразу, без выкрутасов, в правдивости его ответа сомневаться не приходилось, да и смысла в этом никакого. Собеседник скинул всё на свою нерасторопность, в результате которой он сам выдал все свои тайны. Мол, связался по глупости с каким-то, ныне покойным, сталкером, растрепал ему про аномалию, а тот через месяц предоставил Монолиту информацию в полном её объеме. Незадачливого торговца словами по пути за наградой чисто случайно пристрелили бандиты, вот уж впору говорить об иронии. Правда, перед смертью жадные до наживы люди выбили из несчастного некоторые факты, которые позже продали «Птицам» и группе Корнеева.

Аномалия изнутри выглядела ни к месту радужно и красочно, если сравнивать с тем, что творилось снаружи. Триа показал мне вид сверху, дабы я имел некоторое понятие об устройстве данной системы. Дуэт и двое одиночек входили с разных сторон, потому каждый из них очутился на разных участках аномалии. Эти самые участки представляли собой рощи, состоящие из тех деревьев, через которые прошли «визитёры». Рощи, в свою очередь, не являлись жалким гниющим подобием таковой, а — вполне яркими цветущими садами. В каждом обитали животные и насекомые, росли разные цветы, чьи лепестки красочно переливались на лучах Солнца. Да, здесь ещё было своё Солнце, не такое яркое конечно, но для пространства около ста метров квадратных его хватало с лихвой. Все три рощи вели к одному и тому же месту, где предположительно для меня назревала дискотека. Словно большая квартира, если три человека залезут через окно в спальню, кухню и детскую комнату, как ни крути, но к главной комнате выйдут все обязательно. Здесь наблюдалось подобное. Местный центр оказался пуст, видимо, он оставался специальным местом для Солнца, чьи лучи распространялись на каждый уголок.

Бойцы очень осторожничали, все, кроме Бритвы. Он ничего не боялся, а если что и всплывало боком, то он, наверное, всегда отшучивался и находил способ решения проблемы, так сказать, не отходя от кассы. Человек, каким бы фанатиком он не являлся всегда чем-нибудь подкрепляет свою уверенность, в противном случае это уже показуха, либо самодовольство, ни то, ни другое к хорошему не приведёт. Бритва самодовольным мне не показался. Показуха? — Вряд ли умный человек станет выпендриваться лишний раз, когда практически перед его носом мелькает заветная цель, за которую, кстати, начальство не постесняется отсечь его голову. Потому подкрепление всё же имело место быть. Сокол осторожно, шаг за шагом ступал на непривычно мягкую траву, пробрасывал камки земли вперёд себя. Наёмники едва не ползли, боялись даже травинку лишнюю задеть. Может они были и правы. Не всё то золото, что блестит, не всё то растения, что растёт. В Зоне данная пословица приближалась к правилу, равно как и «Семь раз отмерь, один раз отрежь».

В центре «главной комнаты» стоял одинокий Антонов. Он понимал, к чему приближается эпопея с артефактом, но поменять что-либо был уже не в силах, потому молча, протянув руки к искусственному солнцу, ждал конца истории, изменившей его жизнь. Несколько минут Триа почувствовал присутствие четверых знакомых до боли людей.

- Здравствуй, Антонов. Какие твои дела, не соскучился? — Произнёс весёлый Бритва. В это время с других сторон появились ещё три фигуры, и монолитовец направил свой «Гвоздомет» на Сокола, а «чудо-рукой» прикрыл левую часть, дабы защитится от наёмников.

- Сокол, Бритва, чтоб вам сдохнуть, вы, что здесь делаете? — Искренне удивился Гром, направив дуло автомата на Бритву. Кот прицелился в Сокола.

- И тебе доброго времени суток! — Прокричал не менее довольный, чем Бритва, Сокол. Он достал два пистолета и направил мушки прицела на конкурентов.

- Начало конца — пожалуй, самая ироничная фраза, которую, я когда-либо слышал. — Вмешался Антонов. Он опустил руки и посмотрел на каждого бойца в отдельности. Прицелов не себе чувствовал, потому позволял некоторые вольности вроде ходьбы по центру аномалии «Триа». — Так вот, уважаемые, станете ли вы началом или быть может началом конца?

Гром недовольно произнёс. — Теперь мы играем по другим правилам. Мы больше не защищаем тебя, Антонов. Как только Корнеев пал смертью наёмника, наша сделка отменяется. — Поначалу Триа нанял группу Корнеева для собственной охраны, и чтобы те постарались раздобыть все три осколка. Но план не сработал. После гибели брата, Триа осознал свою ошибку — неподготовленность, а также умудрился приобрести новых врагов в виде старых сподвижников. — Нам нужен артефакт, медленно достань нож и вырежи его из своего тела. Обещаю, мы тебя не тронем.

- Минуточку! — Громко вмешался Бритва. — Может вы не заметили? Так раскройте глаза и оглядитесь! Мы тоже тут вроде бы стоим! — Очень громко проорал монолитовец. — И прежде чем угрожать нашему общему другу, давайте разберемся, кто достоин, завладеть этим артефактом.

Сокол нехотя поддержал беседу. — Полностью согласен, кстати. И как будем определять наше достоинство, неужто линейкой?

Внезапно Гром закашлял кровью. Руки на долю секунды ослабли, но этого вполне хватило, для, того чтобы оружие упало на землю. Через мгновение наёмник схватился за грудь и завалился набок. Дикая боль охватила тело Грома, он не мог справляться с ней, слишком сильна была стерва. Огромное телосложение не играло больше никакой роли. Рак взялся за своего владельца совсем не вовремя. Бритва долго ждать не стал, только наёмник упал и он тут же пригвоздил голову Кота. Гвоздь пробил череп человека с такой силой, что тот отлетел до ближайшего стоящего дерева (в метре от пострадавшего), ударился головой о столб, после чего упал. Кровь теперь медленно растекалась под головой Кота. Сокол не успел толком подумать, как конкурентов осталось всего двое. Гром был недееспособен, потому Бритва оголил лезвие и быстро вспорол больному наёмнику живот. Монолитовец вытащил осколок, затем убрал его в специальный контейнер, пришитый на грудь. Громов остался медленно умирать под ногами своего палача.

- Кажется, это только второй. Вот незадача, а мне все четыре нужны. Сокол, последний раз предлагаю отдать мне осколок самому. — После предложения Бритва медленно подошёл к спокойному Триа, не прилагающему никаких усилий для того, чтобы хоть как-нибудь повлиять на ситуацию и резким взмахом отсёк голову бывшему хранителю. Вместо фонтана крови все окружающий увидели светло-голубой цвет, извергающийся из шеи, подобно лаве из вулкана. Тело Антонова встало на колени, затем вовсе упало на землю. Свет прекратился, как только Бритва вытащил очередной осколок, на этот раз из груди. Второй контейнер пополнил себя. — Лучше отдай мне артефакт, Сокол.

Сокол ошеломлённо хлопал глазами, направляя слабо, но всё же трясущиеся руки с пистолетами на Бритву. — Снаружи тебя уже ждёт несколько десятков солдат, ведь так?

- Чистая правда, дорогой мой. Я не хочу тебя убивать, ты хороший человек. Иди к своей семье, они по тебе должно быть очень сильно соскучились. Отдай осколок, иначе я буду вынужден перезать твою глотку, словно барану.

Сокол бросил оружие на пол, вытащил нож и вырезал из ноги последний осколок. После того, как рана зажила, он передал артефакт Бритве. — Бери уже, твоя взяла, но взамен я хочу другой артефакт — Душу. Только хорошую, чтобы здоровье своё править.

Он жадно выхватил камень. — Без проблем, хочешь утешительный приз, не стану тебе в этом отказывать. Ты получишь его по выходу из аномалии.

* * *

Экран потух, Антонов положил пульт рядом с собой.

- И что, получил? — Вопросил я, затем продолжил. — Хотя какая разница. Финал ведь ненастоящий, ведь так?

- Ненастоящий. Должен признаться, я нисколько не жалею, что просмотрел своё будущее. Многих ошибок я сумел избежать. Конечно, появились новые, но куда без них. По крайней мере, я смогу защитить артефакт и зону от Монолита в будущей развязке реального времени.

- А что стало с Зоной того времени?

- Монолит оставил сталкерам для исследования лишь Кордон и больше ничего. А через год и тех выбили с последнего клочка земли, неохваченного выжигателем. Полчища зомби и солдат Монолита буквально вырубили сотни сталкеров, сотни. — Заострил моё внимание Антонов. — За одну ночь. Периметр Зоны оградили огромной стеной высотой десять метров, толщиной — около семи. Никто больше не смог прорваться за неприступное ограждение. — Антонов произнёс речь с грустью, на лице постоянно проскакивала злость.

- Насчёт твоего раздвоенного сознания…

- Когда я увидел собственную смерть, то почувствовал аналогичную боль. Голова с плеч не слетела, но сознание приобрело новое «Я». Оно словно переродилось, разделившись при этом на две составляющие: меня настоящего и того, кто обитает в осколках в виде призрака, того с кем ты сейчас разговариваешь. — Антонов замолчал. Он опустил веки, глубоко вздохнул и медленно выдохнул, затем открыл глаза. — Через несколько секунд из тебя достанут осколок. Прощай, мы больше не увидимся, не в этой жизни. — Вновь Триа покинул меня своей фирменной прощальной фишкой. Исчез, испарился, на этот раз навсегда.

«Получается, что я был нужен Соколу только как Хранитель, никакой симпатией и не пахло, а я-то подумал… Теперь у меня нет пути назад, остаётся ждать развязки». Каким будет конец истории, одному Всевышнему известно, и то не факт. Но я всё же надеялся на лучший исход, человеку свойственно надеяться.

Глава десятая. Кем мы являемся.

Кем мы являемся? Есть множество всяких обозначений, так или иначе характеризующих нас как личностей, не стану вдаваться в подробности. Могу лишь сказать, что все эти определения не значат ровным счётом ничего. Меньше чем за минуту вы сможете стать кем-то другим, например, вором, убийцей. Главное не идти в ущерб своему «Я», не пренебрегать принципами, заложенными ещё в ранние года, тогда вас будут уважать… Неважно, что скажут другие, другие смогут приспособиться, если нет, значит вам с ними не по пути. По крайней мере, я так считаю, и вряд ли кто-либо сможет меня переубедить. Если не случится что-нибудь из ряда вон выходящее, например, как когда я очутился здесь, в Зоне.

Мы многим жертвуем на пути к своему счастью. Порой даже шагаем по головам, но в итоге, как сказал Триа, все приходят к одному и тому же корыту, за редким исключением. Может этим и отличается человек от животного — стремлением. Что ж посмотрим, единственным примером, который сможет доказать сей факт, для меня остаётся Сокол, чьи порывы, кстати, также объяснялись одним единственным обещанием Триа. Что намеревался сотворить напарник, оставалось только гадать.

Инстинкт самосохранения работает у всех, но не все могут думать, когда он работает. Пожалуй, я пережил это. Страх — он больше никогда не сможет овладеть моим разумом. Паника — не бывать ей в моём разуме. — Такие слабо связные мысли забрались в голову, едва Антонов Алексей Алексеевич покинул место нашей встречи. Не спроста это всё. Может, он на прощание избавил меня от этих ненужных эмоций, оставив только самые важные, дай Бог, если так. Очень хочется перестать трястись от каждого шороха. Но большая часть пути осталась позади, а значит, впереди меня ждали ответы и возвращение домой, бояться больше нечего.

Не так долго осталось спать, путь стал ещё короче. Комната начала мерцать, затем вовсе исчезла, оставив спящего человека в белой пустоте своих грёз, правда, ненадолго. Меня разбудили несколько хлопков ладонью по лицу. Спящий сталкер пробормотал своим товарищам: «Уже, встаю». И моё тело моментально бросили на землю, словно я какая-нибудь связка ключей. Не сказать, что удар был мягок, от такого действа проснулся сразу. — Какого пса? Я же сказал, что встаю. — Возмутился я, схватившись за неудачно приземлившийся бок.

- Так оно быстрее выйдет. — Отрезал Сокол, потирая руки. Когда я начал подниматься, то увидел на штанинах своего спутника свежие следы крови. Антонов предупредил, что из моего тела доставали осколок, сомнений, кто это сделал, не осталось. Теперь напарник имел, если не ошибаюсь, семьдесят пять процентов своего ненаглядного артефакта. Дело за малым — достать последний осколок, после чего Сокол направит меня обратно, домой. Но как поступить сейчас? Закатить сцену, мол, зачем ты без моего спроса полез копаться в моих внутренностях за камнем. Ничего не сказать. Или просто напомнить о нашем маленьком договоре. Пока я размышлял, Сокол продолжил. — Я вырезал из тебя осколок. Но не бойся, раны успели зажить до того, как кровь нашла через них выход наружу. — Напарник протянул руку — помочь встать.

Я принял помощь и вместе мы поставили меня на ноги. — Я знаю. — Уверенно ответил, затем огляделся по сторонам и узрел знакомый пейзаж. — Твою мать, мы.… Так быстро? Мы уже в аномалии?

Сокол удивился. — Откуда ты знаешь, что это за аномалия? Даже я ничего не подозревал о подобной странности. Эту аномалию называют…

- «Триа». — Перебил я напарника. Удивление испарилось, на мое лицо грузом опустилась серьёзность, причём такая, какую я давно не испытывал. А может правда, и Алексеич уничтожил во мне страх и панику? — Нужно быть осторожнее, здесь могут оказаться другие соискатели осколков.

- Откуда ты всё это знаешь? — Продолжал возмущаться Сокол. Он расправил руки, затем опустил их, потом огляделся вокруг и лишь после посмотрел мне в глаза. — С чего вдруг такая осведомлённость?

Корнеев, в свою очередь, старался не ввязываться в наш разговор, потому тихонько присел на мягкую зелёную травку и просто наблюдал за нашими действиями. Да и проку, наверное, от него сейчас было никакого. Мне казалось, что я узнал гораздо больше за последнее время, чем любой из присутствующих, а значит, мне не нужны советы раскаявшегося наёмника, который шёл за нами только из-за контракта, некогда заключённого с Антоновым. Не шибко я ему доверял, если на то пошло. А вот Соколу…. Сложно сказать доверял ли я ему или нет. С одной стороны он спас мне жизнь, с другой — он, можно предположить, использовал меня как сосуд для своего Осколка. Больше всё-таки склонялся к первому варианту, ведь если бы он использовал меня, то наверняка бы прикончил, пока спал.

- Я это видел. Не спрашивай где и когда, просто поверь. Я же не спрашиваю, зачем тебе все осколки, включая мой. — Сокол не ожидал, что его раскроют за столь странным воровством, его лицо на несколько секунд побледнело. — Да, я знаю, что ты вытащил артефакт. Но сейчас не об этом.

- А знаешь…. — Перебил меня напарник. — Я сам тебе расскажу, для какой цели я собираю Осколки. Только потом ты объяснишь, чего мне ждать за следующим поворотом.

Я присел в позе лотоса рядышком с Корнем и приготовился слушать.

* * *

Триа пришёл неожиданно, внезапно. Сокол проверил незваного гостя на предмет оружия, затем, держа его на мушке, предложил присесть и поведать за какими делами явился странный тип с тростью в руке. Неизвестный мужчина представился и практически сразу перешёл к сути вопроса. Правда, не обошлось и без эксцессов. Триа сразу завлёк собеседника, стоило ему упомянуть о некоторой важной особенности. (Сокол не стал распространяться про свою семью, хотя он и так понял по выражению лица, что мне всё известно) Причём слишком важной, Сокол, не раздумывая, пальнул из пистолета гостю под ноги, но тот от чего-то даже не шелохнулся, затем очень громко прокричал на Триа нелитературным слогом. Благо, долго данный монолог не продлился. Всего-то за минуту Антонов узнал о себе много нового, но сам при этом не проронил и слова. Выслушав пожелания и угрозы собеседника, он продолжил, как ни в чём не бывало.

Разговор сам по себе продолжался недолго, однако после оставил почву для глубоких размышлений. Триа предложил Соколу выбор между его семьёй, друзьями или оставить всё на самотёк. Но тот предупредил, что рано или поздно за головой Артёма придут монолитовцы во главе с Бритвой, его старым знакомым. Столь странный ультиматум Триа объяснил наличием своего артефакта внутри собеседника. Однако, вопреки ожиданию, странный тип не стал требовать от Сокола вещь обратно, он попросил его собрать все осколки и соединить их воедино. Триа предоставил все имеющиеся у него факты, касающиеся поисков артефакта, но как скрепить осколки незнакомец не уточнил. Он ушёл не оглядываясь. Сокол получил несколько часов — обдумать предложение, выбора в котором было не так уж и много. Из всех «зол», он выбрал то, что показалось ему важнее — семью.

«Теперь стало понятно, почему Сокол не выронил ни единой слезинки, ни разу не сорвался на меня. Он понимал, на что шёл. Пусть не сказал, но я догадался. Триа заранее знал ход любого сценария, потому с радостью проинформировал новоиспечённого Хранителя о последствиях каждого выбора. Смею полагать, что выбор — семья — гарантировал смерть его друзей. Выбор — друзья — с точностью наоборот. Самотёк, пожалуй, означал как его смерть, так и смерть семьи. Что же, Триа, браво, ты одним предложением заставил Сокола работать на себя. Ладно, Корнеев — он наёмник, и осознавал, какой контракт он подписывал, но наверняка Антонов знал, что ждёт командира группы организации Кварца. Как бы там ни было, Антонов всё очень хитро подстроил и спланировал, не допустив, наверное, ни единой ошибки, хотя, ещё не вечер».

* * *

Я немного задумался, но Сокол сразу дотронулся до моего плеча. — Хватит думать, Прибой. Совсем скоро всё это станет неважно. Я сделаю свою работу, ты отправишься обратно, а я… я уйду прочь, к своей семье и больше никогда не отпущу их. — Сокол, сам того не замечая, проговорился. — Касательно моего договора с Триа, забуду, только так.

- Посмотрим, Сокол, посмотрим. — Ответил я, виновато оглядевшись по сторонам. — А что с Корнеевым? Он с нами теперь до конца или…

- Или. Он может валить хоть сейчас. — Сокол перевёл взгляд на Корня. — Лично мне ты, Корень, до одного места. Есть ты, нет тебя. Пошёл ты к чёрту, короче говоря. — Взорвался напарник.

Корнеев лишь усмехнулся в ответ и обнял свои колени, протерев об одно из них лоб. Ему нечего было сказать, да и не надо.

Сокол презренно осмотрел молчаливого наёмника. — Молчишь? Молчи, но дальше мы пойдём вдвоём, с Прибоем. На тебя мы не можем положиться.

- Дело ваше. — Неожиданно заговорил Корень. — Но мне нужно кое-что получить от нашего общего друга, прежде чем навсегда покину Зону.

- Тогда пойдём, только тихо, очень тихо. Здесь нас уже могут ждать, твои знакомые, например Бритва. Странный тип, должен признаться. — Я поднялся, отряхнул штаны, размял шею и посмотрел вперёд. Сокол лишь что-то буркнул, и мы направились к центру аномалии втроём. Впереди только неизвестность, но что-то мне подсказывало — будет всё непросто, и нас уже наверняка ждут заинтересованные лица. Осторожность не помешает в любом случае, потому шли тихо, примерно как группа Грома в той реальности. Вокруг трёх сталкеров росли зелёные дубы. Не такие большие, как на входе, но вполне высокие и, должен признать, более красивые, чем их «король». У основания столбов проглядывали шляпки грибов, припрятанные только что упавшей листвой. Везде, подобно ковру, стелилась трава, превращающая наши тяжёлые шаги в тихие детские шажки. А вместо узора на зелёном полотне росли самые разные цветы, начиная с ромашек и заканчивая такими грандами женского вкуса, как розы. Зона подарила самый настоящий оазис природы посреди своих мёртвых земель, где любой цвет отличный от чёрного, серого считался роскошью.

Идти такими темпами ещё минут пять до главного «помещения». Неразговорчивый Сокол и не более говорливый наёмник Корень нагнетали некоторое волнение. С чем оно было связано, мне представлялось с трудом. Однако пара догадок в моей голове по поводу следующего сценария вертелось, будто баскетбольный мяч на пальце опытного игрока. Нас могли ждать, эта теория являлась самой основательной из всех, потому высказал её в слух. Мы приходим, спокойно разговариваем с Антоновым и решаем, что делать дальше. Либо нас убивают и… на этом мысль останавливается. Так как если нас огреют свинцом или бритвой или ещё чем, мне будет не до размышлений. В любом случае не узнаю до тех пор, пока дне пройдусь по аномалии «Триа» до конца рощи.

Хоть впереди и таилась некая опасность, меня ужасно заинтересовал факт знакомства Бритвы и Сокола. Откуда эта сладкая парочка могла познакомиться друг с другом. Почему Сокол замалчивал о столь опасном враге. Ведь Бритва показался мне очень опытным бойцом, умелым, грозным, но в тоже время он каким-то образом заставлял меня улыбаться. Таким я увидел его в другом развитии событий. По-правде, ряд других персонажей выглядел совсем иначе, по-другому. Сокол казался более весёлым парнем, Корнеев вообще скопытился, а Триа какой-то безразличный ко всему человек, который даже слова не выронил. Очень странной получилась та картина, но сейчас не об этом. Бритва мог оказаться совершенно другим: сильным, суровым и менее добродушным дядькой.

Я размышлял, но мои мысли не отвечали на любопытство. Не вытерпев, шёпотом спросил своего напарника. — И где вы пересеклись с монолитовцем Бритвой? Не думаю, что это была радужная встреча с песнями и плясками, уж слишком тот тип суров.

- Прибой, ты как ребёнок. Приходишь к середине фильма и начинаешь спрашивать. А что? Почему? Зачем? Тебе-то это зачем, для каких целей, что тебе это даст? — Отрезал Сокол.

- Да так, интересно, каков этот тип в реалии нашего времени. Видел я его, по-моему, не совсем в своём амплуа. — Вновь удивил я Сокола. — У него тоже сейчас эта рука с лезвием присутствует.

Напарник резко остановился и повернул голову в мою сторону. — Так, хватит. Сдаётся мне, Антонов и в твоей голове покопался. Наверное, он многое тебе показал и рассказал, как мне когда-то.

- Он и к тебе во сне приходил? — Удивляясь, вопросил я.

- Куда приходил? — Сокол выпрямил одну бровь. — Слушай, какая теперь разница как мы познакомились. — Резко перевёл тему. — Поверь, если мы с кем-нибудь столкнёмся здесь, то лучше пусть это будет Бритва. Я знаю много людей, и он не самый бешенный или страшный из всех. А касательно его руки, то тут вопросы лучше задать ему. Уверен, он тебе всё объяснит, расскажет и даже покажет.

- К чему твой сарказм? — Спросил я, недоумевая. Казалось бы, ну что скрывать не такую уж и существенную информацию от человека, которого он умудрялся держать в неведении и использовал его по полной программе на протяжении всего маршрута. Хотя, если так посмотреть, неизвестно, кто кого использовал, мне ведь тоже нужна была помощь. А если совсем углубиться в суть проблемы, то у нас с Соколом взаимовыгодное сотрудничество, вот только результата его мы сможем достигнуть лишь в конце всей кутерьмы с артефактом. Честно, я ни разу не желал подобного развития событий, но деваться некуда, придётся ждать.

Сокол опять пробурчал под нос, затем, пробубнив то, что не следует говорить чётко в слух, он ответил. — К чему сей маразм? Ты вроде бы достаточно знаешь, а всё спрашиваешь. По крайней мере, сейчас ты не так надоедлив, как по пути к Валентину.

- Это почему? — Кивнул я.

- Привык просто к твоим выкрутасам. Ладно, хватит. — Сокол повернулся по пути маршрута. — Застоялись мы что-то. Корень вперёд залез уже. — Наёмник и вправду стоял где-то в метрах ста от нас. Но он не торопился выходить из зелёной рощи, с которой его снаряжение сливалось подобно хамелеону. Что не говори, а камуфляж вещь не заменимая в полевых условиях, чего не скажешь о моей монотонной бледно-зелёной обмундировке. Проку от неё было мало, примерно как от ружья Сокола с дальней дистанции, разве что от холода спасала, да и то, ветер частенько продувал поясницу. Спустя несколько секунд Корень сделал пару шагов влево и вовсе растворился с местной флорой. Тяжело было предположить, какими соображениями руководствовался наш новоиспечённый «товарищ», но он явно неспроста убрался с маленькой, еле видной, узкой тропинки, ведущей прямиком без поворотов в «главную комнату».

- Пойдём. Мало ли чего он выкинет.

Мы медленным бегом добрались до места, где в последний раз видели Корнеева. Но к ожидаемому разочарованию ничего и никого не обнаружили, лишь несколько следов в виде примятой травы. Сокол показал мне рукой, куда следует сходить проверить наличие нашего знакомого, вытащил пистолет и очень тихо снял с предохранителя, затем побрёл в обратную от меня сторону. Я последовал примеру товарища. Достал подарочную снайперскую винтовку, проверил прицел, тихонечко привёл её в боевую готовность и пошёл проверять. Едва я приблизился к первому дубу, изрядно погрязшему в длинной траве, как меня резко выдернула из неоткуда появившаяся рука, вторая прикрыла мне рот, дабы не закричал от неожиданности, а ведь мог.

- Замолчи, дурак. Успокойся. — Крепкие руки держали меня до тех пор, пока я не успокоился и не выпустил оружие. Как только поднял ладони вверх, мол, сдаюсь, мышцы на нападавшем ослабли, дав мне шанс освободиться от сильных объятий. Я повернулся лицом к наглецу. Но ни капельки не удивился, углядев в нападавшем Корня. На свою голову он напялил какой-то венок, хитро сплетённый из местной зелени, на автомат, лежащий рядом, также навесил всякой ерунды, видимо для маскировки.

- Ты что, совсем обалдел что ли? — Возмутился я, подбирая оружие.

- Замолчи, идиот. Ты, как я погляжу, со снайперской винтовкой гуляешь. Однако обращаешься с ней как с автоматом. К чему я это всё? — Корень вытянул шею и огляделся, потом продолжил. — У меня к тебе есть сугубо деловое предложение. Касается оно твоей винтовки, моего меткого глаза и тебя с Соколом непосредственно.

- Ну а я то тебе на кой, иди с Соколом и говори. Я вообще к делам этим отношусь в самую последнюю очередь. — Отнекивался я. — Нашёл начальника, однако.

- Да причём тут… Сокол меня слушать даже не станет. — Наёмник прилёг поудобнее на живот. — Это бесполезно. Ложись рядом со мной и расположи винтовку на двенадцать часов. — Он достал наручные часы из нагрудного кармана, положил передо мной. — Сверяйся по этим часам. Если я скажу на тринадцать часов, поворачиваешь прицел. Так тебе проще будет ориентироваться.

Можно было встать и уйти, но не продумать всевозможные варианты в данной ситуации являлось глупым и необдуманным поступком. Потому я пристроился рядом с Корнеевым и прицелился, облокотив винтовку на специальные стойки, приделанные добрыми руками ещё до меня. — Ну и дальше то что? Кроме травы ни черта не видно.

- Подожди. Сейчас всё будет. — Корень приставил ладонь ко лбу, приподнялся на одной руке, огляделся и только потом продолжил. — Теперь поворачивай взгляд на тринадцать часов. Смотри на часы, если неуверен.

Я посмотрел и сделал всё в точности как сказал Корень. Вооружённому глазу открылась если не вся то большая часть «Главной комнаты», того места, куда мы направлялись. Центр аномалии выглядел также как и во сне. Высоко светило искусственное солнце, но под ним никого не наблюдалось. Голая земля, круглое пространство, окружённое деревьями, яркие лучи, освещающие всё вокруг. Ничего нового, «Эпицентр» одинаков с «параллельным». — Я вижу центральную часть, практически всю. Но…

Корень продолжал зорко озираться. — Теперь на пол второго дня перемести прицел. Что теперь ты видишь? Уверен, теперь ты меня выслушаешь и даже согласишься, надеюсь на это, по крайней мере.

- Твою бабушку за пятку, а это что за дела. — Я узрел то, чего опасался последние минуты. Нас (под словом «нас» я имел в виду Сокола и меня) всё-таки ждали. Но по заверениям Сокола ждущий нас человек был лучшим из возможных вариантов, каких вот только вариантов непонятно. Эта мысль, пожалуй, согревала мне душу, правда, не шибко горячо. Бритва выглядел усталым, он практически спал сидя, облокотившись на ближайшую хвою. Рядом, в метрах пяти от монолитовца, сидел на коленях Антонов со связанными плетёной верёвкой руками пред собою. Вроде бы, вокруг пленника и его обидчика особого движения я не заметил. Странная, опасная тишина. Даже куст не шелохнулся. И тут я заметил, что в аномалии «Триа» совершенно нет ветра, ни малейшего намёка на таковой. Мечта для снайпера, не нужно делать никаких поправок, просто стреляй, глядя на прицел.

- Так о чём я. Давай поменяемся оружием. — Корень залёг обратно и повернулся ко мне. — Мне необходимо, чтобы Триа выжил. Я стану прикрывать вас и его от Монолита. Доверься, мне не нужны ваши смерти, я больше не убиваю невинных людей.

- Я не склонен мыслить, что люди меняются. — Я оторвался от прицела и перевёл взгляд на Корня. — А что если я останусь здесь? Ты такую мысль не обрабатывал?

- Ещё раз повторю, Сокол не станет идти со мной бок о бок. Если я для него не враг, то и не друг. Тебе он доверяет больше. Чем-то ты ему приглянулся, парнишка. — Продолжал настаивать на своём наёмник.

Верить на слово незнакомому человеку — рисковое дело. — Не знаю я, мы ведь почти незнакомы. Как ты мне прикажешь тебе доверять?

- Дело твоё, Прибой. Решать тебе. — Корень грустно уткнулся в траву. — Мы можем ворваться втроём, но тогда жертв не избежать при любых раскладах. И не факт, что за кустами не прячутся соратники этого вашего Бритвы.

- Хорошо. — Согласился я. — Будешь нашим козырем, но выстрелишь в спину, Сокол тебя выпотрошит. У него три осколка, даже пуля его не остановит, даже в голову. — Я вручил снайперу винтовку и прибрал к рукам его модифицированный АКМ.

- Не бойся, не выстрелю. Даже в лучшие свои годы не имел привычки такой, что я дух какой? — Заверил меня и возмутился наёмник. Он переставил оружие поближе. — Патроны давай.

- Что?

- Патроны, или чем я стрелять буду, пальцами? Прости, они мне пока нужны. — Пошутил Корень.

- У меня нет запасных патронов. Только те, что в обойме. — Я пожал плечами. — Но я ни разу не стрелял из этой прелести, так что тебе карты в руки и патронов штук пять, только на предохранитель поставь.

Корень уже собирался опробовать спусковой механизм, но вовремя остановился. — Хорошо, разберусь. Теперь ступай к Соколу и скажи ему, что наёмник Корень убежал. И ещё, возьми две обоймы, пригодятся. — Он протянул боеприпасы и уставился левым глазом в прицел. А я… я тихо пополз к Соколу обговаривать дальнейшие действия.

* * *

Пару минут по-пластунски и я не выдержал, вытянул шею, огляделся по сторонам, после чего принял решение подняться на ноги и пройти ещё несколько метров уже «гуськом». История с неоткуда взявшейся рукой повторилась за близ растущим кустом. Только на этот раз особо я не брыкался.

- Тише ты. Рыбу спугнёшь. — Еле слышно произнёс Сокол и отпустил меня, убедившись, что я не буду орать как ужаленный в одно место. Затем он прилёг, чуть-чуть раздвинул густую траву и приложил ладонь к правому глазу. Указательным пальцем левой руки Сокол указал на место, куда он сам присматривался. — Смотри, нас уже ждут.

«Вот неожиданность». — Подумал я, потом вслух сказал. — Что, правда? Я так и думал. Первое, ничего просто не бывает, второе, а если и бывает, то… смотри первое.

- Хорош разглагольствовать, философ. Лучше посмотри через свою оптику на винтовке. — Сокол протянул руку и подёргал пальцами — давай её сюда. «Вот так сюрприз. И как мне теперь оправдывается, мол, какого рожна на моей спине висит модифицированный, извиняюсь за каламбур, АКМ вместо снайперской винтовки. Конечно, на автомате стоял штурмовой прицел, но, кажется, любой сможет отличить качественную оптику для снайпера от простой, которую вешают чисто для того, чтобы более точно отслеживать движения рук, держащих оружие. Тем более, Сокол наверняка заметил, каким оружием владел наёмник». — Ну, ты чего там, уснул?

- Не совсем. Видишь ли, я как бы повстречал нашего общего знакомого. — Замешкался я. — Короче, он, угрожая мне оружием забрал моё. А когда я пошёл по следу, нашёл его «чудо-автомат». Обменялись, но он как будто испарился. — Что ж, очередная вещь, которую делать не умею — врать. Честно сказать, даже я сам не поверил в свои россказни. Говорил экспромтом, потому история выглядела столь нелепо и, слабо говоря, глупо.

- Серьёзно? — Усмехнулся напарник, протирая глаза. — Да и бес с ним. — Напарник окинул взглядом автомат. — Там ведь тоже оптика есть, давай её сюда, я тебе покажу, где раки живут.

Сокол расположился, как следует, и направил автомат в ту сторону, куда он показывал пальцем минуту назад, затем вежливо попросил поглядеть на обстановку вооружённым глазом. Ему, глазу, открылась практически идентичная с той, которую видел вместе с Громом, картина. На полу угрюмо сидел связанный Антонов, толи, молясь, толи от страха трясся губами. А вот тут первый подвох, рядом с ним я никого не обнаружил.

А где Бритва? Может, он таки заметил нас и приготовился где-нибудь в засаде, может…. Нет, к чёрту всякие измышления. — Остановил я себя.

- Что ты там бурчишь? — Спросил Сокол, подняв одну бровь выше другой.

- Да так, мысли вслух. Почему Антонов связан? Ведь коли так, то рядом ходят те, кто выполнил работу с верёвкой на его руках. — Я посмотрел на недоумевающего напарника.

- Да. Ходят. Сдаётся мне, это мой старый знакомый. — Сокол повернул голову в обратную от меня сторону и тяжело вздохнул. — Бритва, сын шакала. Я чувствовал, что Монолит не оставит возможности завладеть могущественным артефактом. А кого ещё направить на задание кроме этого везунчика. С другой стороны, ему наверное дали шанс на реабилитацию.

Я подождал, пока Сокол повернётся ко мне, затем спросил. — А поподробнее нельзя?

- Была, не была. — Сокол решил поведать мне о его относительно недавнем рандеву с Бритвой. — Как ты думаешь, кто похитил нас тогда у маленького каньона?

- Бандиты, а кто же ещё. Ну, по крайней мере мне так кажется, и креститься не нужно. — Ответил я шёпотом.

Тихо продолжил Сокол. — На мою группу днём той злополучной ночи, когда нас связали бандиты, напали…

- Кто? — Я вытянул шею назад.

- Не перебивай. — Сокол потёр левый глаз. — Днём на нас напал Монолит…

«Мы продвигались мимо аномалии «Выверт», той, что недалеко от «Соснодуба». Помню, направлялись к нашему местному учёному. По сети пробежал слух, будто бы Валентин работал с подобным артефактом. Не так открыто, конечно, — Валентин, но по описанию байки он вполне походил на того учёного, сбежавшего жить в Зону. Я не мог упустить возможность получить зацепки, которые бы могли помочь отыскать оставшиеся осколки. Неожиданно из эпицентра аномалии вырвались пять монолитовцев во главе с тогда ещё незнакомым Бритвой. Они взмыли вверх, позабыв о силе тяжести. Не обошлось без «Лифта». Командир сектантов одним махом руки выпустил лезвие, второй достал свой «чудо-магнум». Однако ни мы, ни они не могли стрелять друг в друга, пока одни из нас находились в аномалии. «Лифт» останавливал любые пули и предметы, поднимая их в воздух или замедляя да такой степени, что те не причиняли уже никакого вреда своей цели. Едва мы добежали до ближайшего укрытия, Монолитовцы приземлились и открыли беспорядочный огонь. Слава Всевышнему, у них не хватило ума оставить хотя бы одного бойца для прикрытия во время общей перезарядки. Наш покойный командир приказал расстрелять нарушителей, что мы и сделали. Резко выскочив из-за кочки, «Птицы» расстреляли практически в упор пятерых дуболомов. Но их командир. Он подобно терминатору выдержал в упор несколько прямых попаданий. Часть из них остановилась на лезвии, которое удачно закрыло практически всю верхнюю часть тела, а вот ноги и правая рука очень сильно пострадали. Пули пробили броню и вспороли «железному человеку» кожу, словно тупыми ножами резали. На ногах даже кости треснули. Я не знаю, как он вообще стоял, но тот, поняв безвыходность своего положения, умедлено попятился назад, угрожая своим оружием. Достигнув нужного расстояния, он выстрелил Орлу в ладонь. Гвоздь пробил сталкеру конечность насквозь, но повреждений особых не нанёс. Мы на мгновение отвлеклись, однако и этого оказалось вполне достаточно — монолитовец скрылся, испарился, растаял, как будто его и не было вовсе».

- Мне иногда кажется, что этот ваш Монолит — это сборище идиотов и дураков. Бритва умён, но его подопечные… мрут как мухи, а ума у них точно не палата. — Покачал я головой.

- Они экспериментируют, кажется. Слышал я байки, мол, Монолит занимается приворотом бойцов. Причём мозги прочищает до такой степени, что те даже думать за себя не могут. А Бритва… — Сокол задумчиво улыбнулся. — Он из новой породы, способен мыслить за себя, принимать решения независимо от приказов Монолита, дорожить своей жизнью, опять же в отличие от своих «зомбированных» сородичей. Но что он может сделать один?

Тем временем я решил поглядеть в прицел, проверить обстановку. — Смотри, Сокол. Антонов пытается освободиться, уже руку отцепил одну, чертяка. Напарник выхватил у меня автомат, поглядел на Триа, матюгнулся, кинул автомат мне под нос и резко, ползком, дал ходу в сторону Антонова. — Стой. Куда тебе, то есть, куда ты? Там ловушка. Да чтоб тебя.

Я пополз вперёд следом за напарником. Куда подевался этот думающий Сокол, мне на секунду показалось, что мы с ним поменялись местами. Вместо вечно трясущегося Прибоя появился вдумчивый ничего не боящийся Александр. Антонов и в правду отпустил мне некоторые нежелательные чувства. Я понимал, впереди нас ждала засада, но привычного страха не чувствовал, разве что некоторое переживание по поводу следующих событий. Ведь чувства чувствами, а смерть никто не отменял.

Я старался через каждый метр дёрнуть напарника за ногу и твердить ему одни и те же слова: «Остановись Сокол». Даже сказал, что лично своими глазами видел Бритву, потому он сейчас где-нибудь спрятался в кустах и ждёт не дождётся наших голов. Но всё без толку, Сокол сидел в танке, никого не слышал и лез вперёд, проминая траву, облегчая мне работу. Может, я чего не понимал, но ссылаться приходилось только на артефакт, который в больших количествах давил на мозги моему спутнику. Оттого, наверное, Сокол почувствовал себя сильнее или того хуже неуязвимым. Подобное самодовольство до добра мало кого доводило, примеры в своей жизни я видел, на этом и остановимся.

* * *

Сокол подбежал к свалившемуся Антонову. Триа сумел освободить лишь одну ладонь, на остальные части тела сил пока не хватало. Бедняга вдоволь накушался местной земли, пока брыкался, также у него затекла нога, о чём он так беспомощно мычал сквозь тугую повязку. Напарник поставил Триа в исходное положение — на колени, после освободил ему рот.

Нога, — простонал плененный Алексеич. — Развяжите ноги, не могу так больше сидеть.

Сокол поспешил развязать хитрый узел на щиколотках пленника, но не преуспел, потому позвал меня по кличке и кивнул на Триа, мол, ты попробуй. Я вылез из кустов, вытянулся во весь рост, размял шею, затем немного пригнулся и осторожными шагами дошёл до пленника.

Пять минут возни с верёвкой остались позади. Триа вновь упал, после чего вытянул задние конечности, попутно Сокол пытался развязать руки, на этот раз удачно. За всю операцию Антонов не сказал ни слова. После полного освобождения он, отряхиваясь, встал, произнёс несколько неразборчивых фраз, после чего заговорил с Соколом. — Я знал, ты справишься, не один, но справишься. Спасибо тебе Сокол и…

Из-за ствола ели, находящейся в метрах пяти, выскочил Монолитовец. Ловкими движениями он рассёк поясничную область Антонова и отпрыгнул вправо. Тёмная кровь полилась через нос и рот, из глубоких ранений наружу вырвался всплеск энергии, больше похожий на тот, который я лицезрел во сне, когда Бритва отсёк голову всё тому же Антонову. Свет тела Триа едва не ослепил всех окружающих, я с Соколом прикрыл лицо, но ненадолго, дабы не терять контроль над ситуацией. Однако странный свет не исчез. Он подобно густому дыму заполонил всё окружающее пространство, закутал всех нас в туман, как младенцев в одеяло.

Алексеич испытал сильную боль, сложно сказать насколько сильную. Но по его лицу читалось многое. Неожиданно он улыбнулся, слегка приоткрыв рот, показав кровавые зубы, после чего Триа посмотрел наверх и упал на располосованную спину. Теперь наше внимание полностью переключилось на монолитовца, но сосредоточиться нам мешал густой световой дым.

В руке своей он держал последний осколок. Тёмно-красный свет камня, смешавшись с окружающим, озарил всю округу. Центр трёх рощ получил кровавый оттенок и приобрёл зловещий вид. Фигуры людей помутнели, черты потеряли чёткость, а глаза не видели ничего ближе двух метров. Сокол достал ружьё и пальнул туда, где только что стоял Бритва. Пока мы пытались разглядеть хоть что-то, монолитовец переместился ближе к нам. Едва я повернул голову, он одарил меня сильным ударом по лицу, кулак накрыл большую часть моей физиономии, Сокола он тронуть не успел, так как тот выстрелил в моём направлении, к сожалению, обидчик сумел убежать. Напарник перезарядил ружьё, а я своё оружие выронил. И неизвестно теперь, где мне его искать, беспорядочно вертеть головой результатов не приносило.

- Знаешь что Бритва, хватит бегать. Давай разберёмся как мужчина с мужчиной! Без оружия, но можем попробовать на ножах. — Сокол обратился к врагу.

Тем временем световая мгла продолжала сгущаться. Создавалось впечатление, будто это какая-то желейная смесь, которую положили в холодильник, чтобы та затвердела. Вот и здесь мне казалось, что совсем скоро странный туман достигнет апогея своей концентрации, и мы застынем в нём навсегда. Глаза, по сути, стали второстепенным органом осязания, уступив пальму первенства ушам. На каждый шорох я поворачивался быстро и резко, сжимая кулаки, в одном из которых был нож. Бритва бегал много, потому вертелись мы (я и Сокол) часто, как волчки.

- Выходи, Бритва, — продолжал напарник взывать к благоразумию Бритву, но ответа с обратной стороны не следовало. Сокол немного занервничал, он начал потихоньку осознавать — ситуация не просто выходит, а убегает из-под контроля. Сей факт также понимал и Бритва, оттого он не особо жаждал идти на компромисс со своим врагом, так неважно с ним обошедшегося у «Выверта». Напарник выстрелил два патрона от безысходности. К великому его удивлению он услышал тихое хриплое мычание, которое издаёт человек, когда его схватит неожиданная боль — задел. Сокол стал суматошно перезаряжаться.

На дистанции трёх метров появилась фигура человека, он всё также яро сжимал в правой руке яркий осколок, левая аккуратно сливалась со смертоносным лезвием. Его ладонь с артефактом сжалась, поглотив кровавый цвет, эпицентр аномалии «Триа» поменял краски тумана обратно на светло-голубые тона. Земля под ногами немного содрогнулась. Деревья пошатнулись и птицы, которых не было видно до этого момента, вспорхнули с густых веток. Я не увидел здешних пернатых, но крыльями они хлопали довольно громко.

А ведь Антонов предупреждал, артефакт излучает огромный заряд энергии. И тут до меня дошло, весь световой поток, закутавший нас в своё одеяло, был чем-то вроде огромного сгустка этой самой мощной энергии. Другими словами, мы находились в комнате, где произошла утечка газа. Нужен лишь маленький толчок и эта световая палитра разорвёт нас на куски или сделает ещё что-нибудь нехорошее. Результат предсказывать я не пытался, но в голову лезли от чего-то не самые оптимистичные мысли. Ждать у моря погоды я и напарник не стали. Я принял боевую стойку, приготовившись к обороне напарника, Сокол пальнул два раза в его сторону, но мы не учли одного фактора — Бритва поглотил осколок. А значит, тот самый толчок со стороны неминуем. Я прекрасно помнил, какие вещи происходили, когда артефакт попадал в чьё-нибудь тело. Всплеск паранормальной активности, потеря сознания и… не самые лучшие сны. Здесь всё произошло несколько иначе.

Подобно взрывной волне, всплеск энергии пробежался по окрестностям. Деревья, не выдержав натиска, преклонились пред мощью артефакта. Птицы издали последний вопль и тупым звуком попадали на землю, которая, в свою очередь, дребезжала как колокол сразу после удара языка. Живность, обитающая в рощах, последовала примеру уже мёртвых птиц. Солнце, оно окончательно растворилось в загустевшем световом тумане. ри ормальной активностиготовившись к оборонекопанный и это не смотря на взрыв. ния напарникаора. эта световая палитра разорвёт Бритва продолжал стоять на своём месте, будто вкопанный, и это не смотря на «местный» взрыв и выстрелы Сокола, которые угодили по ногам. Хотя, монолитовец, наверное, являлся эпицентром, очагом возгорания, и нечаянно включённой лампочкой в зоне утечки газа. Только мы сделали шаг вперёд, и нас моментально откинуло назад со страшной силой метров этак на десять.

Я отлетел далеко и со всего разгона ударился горбом об твёрдую как бетонная стена поверхность, после чего упал лицом на асфальтированную дорогу. Малоприятно, первый удар сравним лишь с тем, когда, катаясь на «тарзанке», разгоняешься и нечаянно бьёшься поясницей об столб дерева, к которому она была привязана, а второй — когда неудачно падаешь с велосипеда головой вперёд и пропахиваешь асфальт лицом. И то и другое я в своей жизни испытывал, хреново, одним словом. Я немного оглох, в ушах слышался какой-то свист, а звуки на дальнем фоне воспринимались как общий шум и ничего больше. Схватился за голову, протёр макушку и добрался до лица. Смазывая кровь, я перевернулся на спину. Рядом с собой обнаружил Антонова. Он, кстати, ещё дышал, шевелил пальцами и кряхтел как больной старый дед. Немудрено, получить несколько убийственных ранений, при этом ещё жить остаться, пусть даже ненадолго.

Я перевёл взгляд с будущего покойника и огляделся. «Мать моя женщина, — первая мысль. — Вот это фокус». Ясные очи мои только что узрели четвёртый энергоблок во всей своей серой красоте. Я протёр кулаками глаза, затем ещё раз, потом ещё, чтобы наверняка и лишь после поверил в происходящие события. «Какого, собственно, лешего я опять удивляюсь, — откинул голову назад. — Чтобы тут ни происходило это в порядке вещей». Еле-еле встав на карачки, посмотрел назад, в сторону, куда улетел Сокол. Поначалу ничего кроме каких-то неизвестных ветхих зданий высотой максимум в два этажа не заметил. Но, пробегая по округе взглядом, увидел на грязной дороге, корчащегося и держащегося за живот напарника. Он перекатывался то влево то вправо, как рулон обоев.

Внезапно из-за здания, куда меня отбросило волной, выбежал Бритва. Он словно голодный пёс рванул на Сокола. Монолитовец вытащил лезвие лёгким движением запястья и, добежав до цели, в прыжке замахнулся смертоносным оружием на напарника, но мой спутник был не из робкого десятка. Он сразу позабыл о боли, схватил рядом валявшееся ружьё обоими руками и поставил его поперёк, преградив путь лезвию. Так получилось, что «коса» Бритвы застряла в двустволке Сокола, тот не упустил своей возможности. Напарник нанёс удар с левой по морде врага, затем добавил правой, после чего ударил незадачливого монолитовца каленом в живот и окончательно убрал Бритву с более выгодной верхней позиции прямым пинком в грудь. Лезвие выскочило из ружья, монолитовец отскочил на пол метра, пошатнулся, затем потряс головой, придя в себя — блицкрига не получилось.

Сокол поднялся на ноги. Выбросив уже негодное к стрельбе оружие, он сказал своему оппоненту. — Всё-таки решил догнать меня, сукин ты сын. А я-то думал, что преподал тебе и твоим прихвостням хороший урок у аномалии. Нет, ты отчаянно лезешь на рожон.

Напарника совершенно не смущала смена декораций. Аномалия «Триа» осталась где-то там, далеко в неизвестности, перед ним раскинулась самая трагичная постройка двадцатого века. Но с другой стороны, перед ним также стоял мускулистый тип с косой на руке, к тому же очень злой.

- Ты, меня недооценил, Сокол. Тем более, я даже благодарен тебе за тот урок мудрости. Ведь если бы не твои «Птицы», Бритва до сих пор задыхался бы от самоуверенности, — монолитовец поднёс лезвие к виску, а правой руки показал предплечье. — Теперь эти руки сделаны не только из плоти и крови.

- Неужели теперь ещё и из дерьма? — усмехнувшись, ответил Сокол. Он продолжал держаться за бок, не сильно-то ему артефакты помогали. — Ты бы валил отсюда.

— Монолит никогда не оставит своих идей и принципов!

С этими словами неугомонный Бритва вновь побежал в атаку. В очередном прыжке он перекрутился раза два и ударил правой рукою напарника. Сокол сделал шаг назад, и склонился на одно колено. Удар пришёлся прямо в плечо. Монолитовец не соврал по поводу рук. Под кожей были вшиты некие пластины, причём очень твёрдые, крепкие. Напарник ощутил всю их прелесть на себе. Через мгновение он ещё также ощутил на подбородке тяжёлый сапог врага. Сокол откинулся назад и рухнул на спину.

Я не смог стерпеть таких провокаций. Протирая кровь с лица, крикнул Бритве пару ласковых, чтобы отвлечь его от Сокола. — Эй ты, человек-коса. Крутой такой, раз нацепил на себя всякой металлической херни. А вот я, например, могу тебе промеж глаз заехать и без всяких там прибамбасов.

Монолитовец обернулся, улыбаясь, покачал головой. Этих секунд вполне хватило для напарника. Он успел перевести дух. Лёжа, Сокол саданул Бритву как следует по пятиминуткам, причём поочерёдно. Враг встал на оба колена. Потом напарник быстро вскочил, но на большее времени не хватило. Бритва со всего размаху пронёсся лезвием, рассекая воздух, по стороне, где стоял Сокол, благо он успел отпрыгнуть до того, как «коса» разрезала его живот. Монолитовец поднялся и понесся в атаку. Он махал своим аппаратом, другой рукой пытался держать оборону, иногда нанося ей удары. Телом командир монолитовцев работал как надо, ни единого лишнего движения. Сокол едва справлялся с таким натиском, подпрыгивая, уклоняясь, в ход у Бритвы не шли разве что ноги.

Я понимал, что долго в таком диком темпе Соколу одному не продержаться. Либо устанет, либо споткнется, и то и другое приведёт к одному и тому же результату. Бритва же напротив чувствовал себя уверенно, всё, видимо, шло по его планам. Мне оставалось два варианта, спросить Триа или сломя голову бежать на помощь, но бежать я не мог, только ходить. Я покосился на издыхающего Антонова. — Алексеич, Алексеич, твою бабушку. Почему артефакты не действуют на Сокола? Как мне ему помочь помимо присутствия в драке?

- Возьми у меня в кармане ножик. Он сантиметров десять длиной. Теперь слушай внимательно, — Антонов сплюнул кровью. — Собери всю свою волю в кулак. Тебе необходимо вспороть поясничную часть тела Бритвы, резко выхватить осколок и подкинуть вверх. Артефакт подобно магниту притянется к большинству. Потом…

- Что потом? Говори! — я достал простой металлический ножик. Занервничал ещё больше. — Потом вонзишь этот же нож, не вытирая крови врага, в бок Сокола. И скажешь ему: «Антонов убил твою семью». Теперь пошёл к нему, живо.

- Убил семью? — ошеломлённо спросил я.

- Пошёл! — из последних сил прокричал Антонов.

И пошёл. Кое-как, но, перебивая боль в пояснице искренними мотивами, я сжал таки волю в кулак. Теперь дело оставалось плёвое — полосонуть позвонок Бритвы, достать… даже продолжать не хочется.

Бритва всё ещё продолжал махать руками как пчелой ужаленный. Я тихо пробежал за спину врага и только поднёс ножик к серой броне, меня он моментально осадил локтём. Упал сразу, но раз свалился, то не просто же так валяться. Я подставил монолитовцу ноги, дабы то хоть немного остановился. Получилось даже лучше, чем предполагал. Бритва запутался в моих конечностях и рухнул на меня. Повторюсь, получилось всё ещё лучше, чем задумывалось. Нож я держал остриём вверх, Бритва, пока падал, зафиксировал лезвие обратно на руку, после чего согнул её, так, что «коса» смотрела на лежащего сталкера острой частью, в надежде пригвоздить меня к асфальту. Но не получилось. Я отодвинулся сантиметров на десять, которых вполне хватило для того, чтобы лезвие вошло в рыхлый асфальт. Мощная рука Бритвы на некоторое время стала неопасной. А вот лезвие моего ножика вошло прямиком в тело монолитовца.

Не долго думая, я вырезал артефакт под крики Бритвы и подкинул его вверх. Осколок взмыл над нашими головами ярким очертанием тёмно-синего цвета. Затем он подобно пуле пробил грудь Сокола. Сталкер пошатнулся, затем он выпрямился во весь рост. Ему стало намного лучше. Прилив сил охватил его, наполнил его грудь, напоил его, заставил его по-другому посмотреть на ситуацию — с позиции лидера. Сокол яро посмотрел на обидчика, в глазах появилась искра, та с которой победители держат над головами кубки.

Напарник схватил Бритву за шиворот, причём дёрнул его так, что лезвие осталось торчать в асфальте. Механизм на руке монолитовца разошёлся по швам, шестерёнки, гайки, пружины разлетелись в разные стороны. Сокол посмотрел негодяю в глаза, после и вовсе приподнял его. Монолитовец нервно глотнул слюны, дыхание участилось, сердце заколотилось в два раза быстрее. Напарник откинул Бритву и тот упал в метре от сталкера как мешок с картошкой. Враг попытался достать «Гвоздомет» и достал, даже навёл прицел, но Сокол выбил оружие у него из рук метким ударом ноги. Сильным ударом. Обезоружив противника, Сокол ещё и умудрился сломать ему два пальца. Бритва попятился назад, не отводя взгляда от глаз моего спутника, но далеко уползти не удалось.

Артём, он же Сокол, быстрыми шагами приблизился к обидчику, достал «МП» и направил на его грудь. — Ты проиграл, второй раз подряд.

- Ещё не вечер, — ответил Бритва.

После этих слов напарник выпустил три пули. Бритва замолчал навсегда. Кровь медленно потекла по неровной дороге, с бугорка.

Теперь мой черёд ходить. «Последовать ли совету Антонова? — Не знаю. Наверное,… да». Я поднялся и воткнул нож прямо в бок напарнику. — Антонов убил твою семью.

Боли, видимо, Сокол не почувствовал, зато слова порезали больше чем нож. — Что ты сказал? — Сокол резко повернулся, нож вылетел из тела, и схватил меня за горло. Он швырнул моё тело словно тряпичную куклу. Упал, как не странно, рядом с умирающим Антоновым в такой же позе. Сокол едва не порвал мне артерию, а спина вновь пережила нешуточное потрясение, вдобавок я ещё больно ударился затылком об асфальт. Каждая частичка тела пожалела о содеянном, по поводу ножа и семьи. «Чёрта с два я переживу эту стычку».

Сокол перезарядил на ходу пистолет, выкинув старую обойму с почти полным набором пуль.

Рана напарника не затянулась. Свет ранения полил наши лица. Сокол превратился в тёмную фигуру. Свет как будто закрыл его, заслонил.

- Ты заслуживаешь такой же смерти. Ты не мог их забрать, ты не бог, чтобы забирать жизни. — С обидой произнёс Сокол.

Трудно было понять, к кому он обращался.

- Хочешь что-нибудь сказать напоследок? Скажи, каково это, быть убийцей? Хотя нет, молчи, через минуту я сам смогу почувствовать этот жалкий вкус смерти.

Алексей, к великому моему удивлению, приподнялся, попятился назад, однако Соколу хватило лишь одного шага — поднести оружие максимально близко к голове Антонова. Что-то здесь нечисто, Антонов рукой еле шевелил всего каких-то пять минут назад. Сдаётся мне, рана зажила под ним, а значит, спектакль разыгрывался нешуточный. Вот только для чего?

- Значит, не хочешь, — Сокол резко повысил голос. — Да будет так!

Громкий выстрел остановил действо напарника. Он повернулся в сторону, откуда предположительно стреляли, на спине появилось пулевое ранение. Произошло ещё два «звуковых эффекта» от оружия и Сокол завалился набок мёртвым грузом. «Теперь дело полное дрянь».

Позвонок не давал мне ни единого шанса подняться, а вот мой недавний сосед по «койке» вполне себе удачно встал на обе ноги и, не хромая, подошёл к владельцу целого артефакта, из-за которого начался весь сыр-бор. — Подойди, брат. Теперь ты готов принять мою ношу. — Антонов склонился над телом поверженного сталкера. Свет всё ещё продолжал выходить из его раны, потому надеялся, что ещё ничего не закончено.

Я на пару секунд опустил веки. Открыл глаза. Неизвестно откуда показался Корень. Он, не спеша, шёл тяжёлыми шагами, держал в руках мою винтовку, чьи патроны свалили Сокола. Антонов, не дожидаясь своего брата, подошёл ко мне. — Видишь, Александр, как всё хорошо получилось. Мой план, вылизанный до блеска, доведённый до совершенства, сработал. — Затем он дотронулся до моего лба указательным и безымянным пальцами.

* * *

Глаза будто бы затянулись одним белым полотном, на котором крутили киноплёнку. Я увидел отрывистый диалог между Триа и его братом. Разговор постоянно прерывался, будто был склеен из разных обрывков, причём неумело. Он, Антонов, решил показать мне самое интересное. Лица были размазаны, место действия неизвестно.

- Ты, готов помочь мне, брат? — спросил Триа.

- Да, — ответил Корень.

Плёнка как будто промоталась вперёд. Действия персонажей ускорились, после нескольких секунд перешли в нормальное русло.

- Убей Скворца, иначе наш новый владелец осколка разминётся с Соколом у ближайшего дерева.

Плёнка вновь промоталась. Теперь фразы постоянно прерывались.

- Яд на когтях кровососа будет действовать очень долго…. В нужный момент он должен увидеть Бритву около меня. Ты поможешь ему…. Он поверит,… страха нет.

- А как же Сокол? — поинтересовался Корень.

- Прибой сам убьёт его…. Я уже выдал ему оружие, ещё одно он получит позже, из моего кармана…. Он предоставит тебе винтовку. Твоя задача не промахнуться…. Три выстрела, только три ни больше, ни меньше. Сокол соединит… их. Ведь у него есть данные… боль душевная, боль физическая. Он сделает всю грязную работу.

Кино торопило события пару секунд.

- А прибой? — вопросил Корнеев.

- Он отправится обратно… в «свою» реальность…

Лента промоталась вперёд.

- Ты устал, брат… ты станешь как я…. Я уйду на покой…

- Теперь ты всё знаешь… — Триа словно посмотрел на меня, злобно улыбнулся, и плёнка прервалась.

Плёнка закончилась, глаза вновь увидели дневной свет. Но Антонова рядом уже не было. Я приподнял голову: передо мной лежали несколько трупов и один еле дышащий военный.


home | my bookshelf | | Осколки надежд |     цвет текста