Book: Развеять скуку



Илья Арсёнов

Сен. Развеять скуку

Пролог

Если ты убил одного, ты — убийца.

Если ты убил сотню, ты — маньяк.

Если ты убил миллионы, ты — герой.

Неизвестный автор

Шпаргалка по общему экзамену

абитуриента физического факультета Иванцова А. И.

Вопрос № 1. Российская империя (РИ): краткий обзор. Ключевые вехи прошлого, достижения настоящего, устремления будущего.

Апрель 2049 г. Захват власти в Российской Федерации Максимом Севиром.

Сентябрь 2049 г. Смена конституционного строя. Образование РИ. Коронация Максимилиана Первого.

2049–2053 гг. Массовые репрессии. Уничтожение организованной преступности. Ужесточение наказаний за коррупционные и экономические преступления. Применение в соответствии с новым законодательством психотропных средств в ходе следственных процедур. Люди, осведомленные о преступлении и не сообщившие о нем властям (без уважительной причины: шантаж, угрозы), приравниваются к соучастникам. Основное наказание — пожизненная каторга.

2054–2056 гг. Полная национализация среднего и крупного бизнеса. Активная стимуляция малого бизнеса: временное снижение налогов, предоставление государственных кредитов и субсидий. Политика частичного изоляционизма. Продуктовая, промышленная и торговая доктрины. Ограничение перечня импортируемых товаров (продуктовая и промышленная доктрины). Контроль положительного торгового сальдо (торговая доктрина).

2057 г. Статьи «Халатность» и «Некомпетентность» переведены из Административного кодекса в Уголовный. Показательные судебные процессы над главными управляющими государственной организации «Объединенная Строительная Корпорация».

2059 г. Активное применение прикладной математики для оптимизации издержек промышленности. Принятие информационной доктрины.

2061 г. Резкое увеличение субсидирования научных исследований. Принятие военной доктрины. Утверждение военно-патриотической идеологии. Запуск разработки системы ПРО «Щит».

2063 г. Начало реформ в рядах Вооруженных сил. Активное внедрение новых вооружений.

2067 г. Окончание реформирования армии. Наращивание поставок новых видов вооружений.

2068–2069 гг. Проведение крупномасштабных военных учений с целью отработки новых тактик, улучшения взаимодействия между различными родами войск, тестирования вооружения. Военная доктрина выполнена более чем на восемьдесят процентов.

2070 г. Император Максим Первый объявляет мятежными земли, входившие в СССР или Варшавский договор и не состоящие в РИ.

2071 г. Введение войск в мятежные регионы: Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Азербайджан, Туркменистан и другие. Резкое ухудшение международных отношений, в особенности с Китаем. Начало внедрения системы ПРО «Щит».

2073 г. Окончание военных действий в Азии. Запуск программы по повышению лояльности на усмиренных территориях. Начало активного финансирования различных группировок полутеррористического и радикального толка в Европе.

2074 г. Практически бескровное присоединение Армении, Восточной Украины, Белоруссии. Молниеносная аннексия Грузии. Введение карательных частей в Западную Украину, применение тактики «выжженной земли».

2075 г. Временная «остановка» военной машины. Организационные и технологические изменения с целью оптимизации армии. Массовое промывание сознания населения аннексированных территорий для ускоренной ассимиляции и повышения лояльности метрополии.

2080 г. Вторжение Китая в Австралию. Военная поддержка Австралии Британским Содружеством и США. Начало Третьей мировой ядерной войны.

2085 г. Окончание Третьей мировой войны. Благодаря системе «Щит» (хоть и незавершенной) РИ выходит из войны, потеряв четверть (всего!) численности населения и увеличив площадь территории до тридцати пяти миллионов квадратных километров; из них восемь миллионов квадратных километров заражены радиацией и непригодны для использования. Суммарные потери в ходе Третьей мировой составили около четырех с половиной миллиардов человек.

2105 г. Разработка антирадиационного очистительного комплекса «Новая Жизнь». Запуск программы «Очистим Россию».

2115 г. Кончина императора Максимилиана Первого Кровавого Геноцида. Бескровный переход власти ко второму сыну Илье Первому.

2120 г. Локальные военные конфликты.

2145 г. Достижение геополитического равновесия: Западное Содружество (ЗС; обе Америки, территория бывшей Португалии и Испании), Объединенная Республика Австралии и Океании (Австралия, Океания, южная часть Индийского полуострова), Африканский союз (кучка мелких разрозненных государств на территории Африки), РИ (большая часть Евразии).

2167 г. Испанский кризис. Вооруженные столкновения РИ и ЗС за контроль над Испанией.

2169 г. Выдавливание ЗС из Евразии.

2193 г. «Добровольный» переход южной Индии под контроль РИ.

2243 г. Изобретение антигравитации.

2257 г. Создание государственной корпорации «Ардер», объединившей тяжелую и военную промышленность, а также медицину.

2265 г. Активное развитие космического флота во всех странах.

2273 г. Получен прототип Сигмара (саморазвивающийся искусственный интеллект, ИИ).

2289 г. Создание государственной корпорации «Космок», консолидировавшей промышленность, связанную с космосом.

2293 г. Запуск серийного производства Сигмаров.

2301 г. Создание государственной корпорации «Гея», которая консолидировала сельское хозяйство и легкую промышленность.

2345 г. Активное внедрение Сигмаров в работу всех сфер РИ.

2378 г. Выделение из «Ардер» дочерней организации «Крыло исследований и инноваций».

(пропуск)

2526 г. Почти успешный заговор…

(Запись прерывается.)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

О пьянках и беспорядочных половых связях

— Солнышко!

— Что, котик?

— Рыбонька, сделай завтрак.

— Конечно, медвежонок.

— Спасибо, ласточка.

— Не за что, козлик.

— Я тебя люблю, киска.

— Я тебя тоже, зайчик.

— Погоди! Ты тоже не помнишь, как меня зовут?

Анекдот

Сен

Свет проник сквозь закрытые веки.

«Гребаное солнце», — подумал я и открыл глаза. Мысленно провел ревизию собственного организма. Как и следовало ожидать, организм был возмущен необузданными возлияниями и не постеснялся об этом заявить. Болело все, во рту словно нагадил мартовский кот, а в желудке поселился маленький, но злобный ежик.

«Вспомнить бы, что вчера было». — Логичная мысль от внутреннего голоса.

Было бы неплохо.

Так-с, помню много текилы, бар, Кабана… Кабан, как обычно, учил каких-то молокососов вежливости. Хм, какая-то девушка мелькнула перед глазами. Все, больше ничего не помню.

«Надо определить местоположение». — Следующая логичная мысль…

Медленно и осторожно повертев головой, как будто в ней склянка нитроглицерина, я обнаружил, что нахожусь в собственной спальне.

«Хорошо, не надо никуда тащиться!» — безумно обрадовался внутренний голос.

Продолжив осмотр, обнаружил рядом девушку. На вид — ничего такая, сочненькая…

«Плохо! Поимел такую красотку и ничего не помню», — Внутренний голос явно расстроен несправедливостью.

Визуально исследовал объект, но так и не понял: эта девушка из воспоминаний или нет. Махнув рукой на крайне приятную, но далеко не приоритетную задачу, стащил свою тушку с кровати.

«Черт, как больно. Все, больше не пью». — Внутренний голос как всегда давал абсолютно нереальные обещания.

Путь до ванной комнаты был долгим и утомительным. Ополоснул лицо и решил поискать что-нибудь от похмелья. Все бы хорошо, но не мог вспомнить, где у меня аптечка.

«Интересно получается: я такой здоровый, что не знаю, где в доме аптечка». — Мысль о том, что аптечку придется искать повсюду в таком состоянии, вызывала рвотный рефлекс.

«Ты идиот!!!» — Внутренний голос в своем репертуаре, но я не понял, почему я идиот.

«У меня же есть медицинский реаниматор. Он даже ногу пришить обратно сможет. А похмелье ему вообще раз плюнуть». — Хорошо, что вспомнил, иначе действительно был бы полным идиотом.

Мысленно послав проклятия своему огромному дому, я спустился на первый этаж к реаниматору. Пару минут провел в чуде современной техники и вылез заново родившимся.

«Ура-а-а!!! Я еще поимею всех женщин мира!!!» — Хм, это явно не внутренний голос, а кое-что пониже. Опустив глаза, объяснил ему, что на недельку он уходит в добровольно-принудительный отпуск.

Пришел на кухню, начал ковыряться в холодильнике. Несмотря на то что теперь самочувствие колебалось между отметками «хорошо» и «отлично», самому готовить было лень.

«Роботов напряги».

Развалившись в кресле, дал мыслекоманду кухонным роботам, чтобы приготовили омлет и заварили чай. Приоритет, естественно, отдал чаю. Что может быть лучше чашечки крепкого крупнолистового цейлонского чая? Правильно, две чашечки плюс милая собеседница. Кстати, надо бы разобраться со своей утренней «находкой». Прихватив стакан с водой, поднялся в спальню.

Находка уже проснулась. Взглянув на нее, сделал вывод, что объект моего внимания чувствует себя плохо, но злорадствовать, даже мысленно, не стал. Иногда во мне просыпаются истинно христианская жалость и сочувствие. Протянув стакан и дождавшись, пока девушка его опустошит, я сказал:

— Вставай, красавица, и пошли со мной.

Я был немногословен, так как знаю, что в состоянии похмелья человек воспринимает не больше, чем пять слов.

— Э-э-э… — Ответ был кратким.

— Что не так? — Я был ангелом во плоти. Вместо того чтобы стащить ее за ногу с кровати, я с ней разговаривал.

— Я голая!

— Я заметил…

— Ты, кстати, тоже…

Взглянув на себя, понял, что девушка попалась крайне наблюдательная. Но одеться все же стоило. Конечно, у себя дома я редко соблюдаю приличия, но гостья, похоже, смущена.

«Значит, тоже ничего не помнит», — ехидно отметил внутренний голос.

Я подошел к встроенному шкафу и достал пару махровых халатов. Один сразу надел на себя, второй отдал девушке.

— А где моя одежда?

«Я откуда знаю!» — Черт, сколько слов! Только женщина может начать насиловать твой мозг при таком самочувствии. Женщины все-таки забавные существа. Может, написать об этом какой-нибудь труд? К примеру, об инопланетном происхождении прекрасного пола?

Улыбнувшись своим мыслям, я спокойно произнес:

— Не знаю, но мы ее обязательно найдем. Серьезно, надевай халат, я тебя отведу к реаниматору. Он тебя подлечит, а потом задавай свои вопросы. Может, даже отвечу. — Я постарался мило улыбнуться.

«Не делай больше так, а то она пугается».

С чего вдруг?

«Ты себя в зеркало видел?»

Видел.

«И зачем тогда спрашиваешь?»

Между прочим, вполне симпатичное лицо.

«Не буду тебя разочаровывать — оставайся в неведении».

— Отвернись!

Отвернувшись в сторону, услышал, как зашуршала постель.

— Я готова.

— Тогда пошли.

Девушка почти не задавала вопросов, вероятно, потому, что не очень хорошо себя чувствовала. Не удержавшись от искушения, взглянул в первую попавшуюся зеркальную поверхность — не красавец, конечно, но вполне себе симпатичный.

Когда пришли, я кивнул на реаниматор:

— Раздевайся и залезай в эту ванну.

— А раздеваться обязательно?

— Попробуй не раздеваться. Но это — экспериментальная модель. Она может к тебе этот халат приклеить, — чистосердечно предупредил я. — Так что я бы не рекомендовал…

— А почему он такой маленький?

«Смотри-ка, ей значительно лучше, раз появились силы вопросы задавать».

— Какой есть, — отрезал я.

— Отвернись! — с вызовом произнесла она.

— Ты умеешь пользоваться реаниматорами? — Я сделал удивленное лицо.

— Нет, но как-то неудобно…

— Неудобно дракона иметь, хвост мешает! — Терпение мое стремительно кончалось, как бутылка водки у трех алкоголиков.

«Кажись, обиделась».

Действительно, как-то некрасиво сорвался. Что поделать — у меня всегда с утра плохое настроение.

«Вспомни, что женщина, как домашнее животное, плохо понимает слова, но прекрасно чувствует эмоции».

Абсолютно верно. Хоть какой-то толк от шизофрении.

Я сказал как можно более дружелюбно и благодушно:

— Понимаешь, после того как ты туда залезешь, я должен потыкать некоторые кнопочки, провести диагностику, задать нужные параметры и прочее…

Девушка на удивление поняла и больше не возмущалась.

Поколдовав полчаса над чудом инженерной мысли, смог сделать то, что надо. Судя по тому, что лицо девушки приняло миролюбивое и расслабленное выражение, все прошло как надо. Отлично! Зачем ей знать, что самостоятельную настройку реаниматора я делал первый раз в жизни?

— Пошли позавтракаем… И выпьем чего-нибудь. Ты, кстати, что пьешь? Чай, кофе?

«Потанцуем?» — добавил внутренний голос.

Заткнись, вчера натанцевался.

— Кофе. А где я?

— У меня дома, — сказал, направляясь на кухню.

— А где твой дом?

— В Святограде. Может, слышала про такой город в Российской империи? Говорят, даже столица! — Я усмехнулся. Что поделаешь, легкое издевательство — это моя слабость!

— Я догадалась, что мы в столице! Где конкретно? — Девушка занервничала.

Хорошо…

— В южном секторе Зеленого района.

— Хм, богатый райончик… Папа домик подарил? — Обычная реакция малознакомого человека на мою «лачугу».

— Нет, сам заработал, — сказал я уже на кухне. — Падай куда-нибудь. Омлет?

Посмотрев на стряпню роботов, понял, что омлет безбожно остыл.

— Холодный омлет будешь или новый сделать?

— Лучше новый.

— Хорошо, а я этот пока заточу. — Отдав новую мыслекоманду роботам, я взял омлет, чашку остывшего чая и сел за стол рядом с девушкой. — Сейчас приготовят. Тебя, кстати, как зовут, красавица?

— Яна. А тебя?

— Сен.

— Странное имя.

— Это не имя, прозвище.

— А имя?

— Зачем тебе? — Я в очередной раз улыбнулся. — Обращайся просто Сен. Ладно, пока я ем, можешь мне рассказать, что было вчера. Потому что, если честно, я плохо помню.

— Я тоже.

— Такая прелестная девушка что-нибудь да вспомнит. Начни с того, как мы познакомились.

— Ну, я была в том же баре, что и вы с другом. Он с кем-то подрался. Ты отошел в сторону и смотрел. Я оказалась рядом. Ты что-то сказал, я сказала… ну а дальше… ты меня чем-то угостил, фирменным коктейлем вроде. А потом все как-то поплыло. Кстати, мог бы и помочь другу! А то как-то некрасиво: у друга проблемы, а ты уходишь!! — Она осуждающе на меня посмотрела.

— Да, видать, ты вчера и вправду выпила чересчур. — Я рассмеялся. — Совсем не помнишь, как мой друг выглядит? Я, конечно, тоже не красавец. Но Кабан даже у медведей недержание вызывает. Он спокойно может умку завалить. Что ему какие-то молокососы? Только бы все испортил, если бы влез…

— Все равно, некрасиво… — Яна засомневалась.

Я неспешно доел омлет, выпил чай.

— Кстати, насчет белого медведя я не шутил. Кабан с Ботаном как-то поспорили на эту тему. По пьяни, конечно. Пришлось лететь в арктический сектор искать медведя. Отмечу, отмороженного белого медведя… Другие от Кабана сразу убегали. Ничего, нашли. Кабан его немного отрихтовал. Потом медведя в лечебный центр повезли.

— Живодеры!!! — Моя история явно не улучшила настроение Яны.

— Да ладно, все к лучшему. — Я посмотрел на роботов. — Сейчас мишка живет у Кабана вместо домашнего животного. Ему там хорошо, самку недавно подвезли. Долго искали, между прочим. Все не нравились.

— Нельзя же так! Это живые существа!!

Какая бурная реакция! Чего это с ней?

— Ты случаем не из долбанутого общества «Люди за этичное обращение с животными»?

— Нет…

— Хорошо. А то я их, мягко говоря, недолюбливаю.

— Но я им сочувствую.

«Опа, только больных на голову не хватало. — Внутренний голос расстроился. — Надо накормить ее и поскорее выставить!»

Роботы как раз закончили и принесли Яне омлет и кофе.

— Ладно, проехали, — сказал я. — Давай лучше о тебе. Расскажи, кем работаешь… Или учишься? Ну и так далее.

— Я не знаю, что рассказывать, — ответила Яна и сделала глоток. — Училась на аналитика, работаю по специальности в одном небольшом банке. Люблю животных, поэтому не терплю, когда над ними издеваются. Увлекаюсь искусством, активным отдыхом…

Она продолжала говорить, но я уже не слушал. Я вовсю рассматривал Яну. Красивая брюнетка с темными трогательными глазами. В очередной раз пожалел, что не помню, что было ночью. Высокая, значительно выше меня. Что неудивительно, так как я предпочитаю расти вширь, а не вверх. Несколько грубоватые черты лица только добавляли ей шарма.

«Идиот! — Внутренний голос проснулся. Интересно, с чего бы? — Пробей ее по базе!»

Точно, отличная идея! Послал мыслекоманду на поиск информации о девушке по базе данных корпорации «Ардер» и через десять секунд получил ответ. Переключившись на мысленный интерфейс, просмотрел досье. Что тут у нас? Родилась тогда-то, родители, училась там-то, криминального прошлого нет, благонадежна. Рядовое досье рядового человека. Ничего интересного. Все-таки хорошо иметь доступ к закрытым данным!



— …Вот так. — Она закончила, — А ты кем работаешь?

— Подрабатываю в корпорации «Ардер». Типа подай-принеси. — Я улыбнулся.

— А если серьезно? — Она приняла мой тон и тоже улыбалась.

— Серьезно, работаю в «Ардер».

— И как? На жизнь хватает? — ехидно спросила она, оглядываясь вокруг.

— Да все время денег нет, — в шутку пожаловался я. — Недавно хотел космокрейсер купить, а денег не хватило. Только на эсминец наскреб. Правда, теперь не знаю, зачем он мне. Но пусть будет.

— А реаниматор откуда? Они не в каждом медицинском центре есть, а у тебя свой, личный. Не многовато для одного?

— Отвечаю в обратном порядке: нет, не многовато; коммунистические мысли оставь при себе; отобрать что-то у меня и поделить еще ни у кого не получилось. И пока я жив, не получится. А реаниматор мне за хорошие дела подарили.

«С каких пор злоупотребление должностным положением стало хорошим делом?»

С тех пор, как я сказал.

Яна немного подумала и с осуждением произнесла:

— А тебя не волнует, что в мире умирает столько людей? — Пошла слезливая фигня. — Этот реаниматор мог бы спасти тысячи жизней… А тебе он нужен, чтобы лечить похмелье…

«Пошли ее подальше!! — Внутренний голос всегда расстраивается, когда слышит либеральную тупость. — А лучше пристрели — сделай мир чище, не дай распространиться заразе».

И куда ее потом? А вдруг кто видел, что я с ней уходил? Потом с ИСБ проблемы будут.

Кстати, пора завязывать разговаривать с самим собой… Шизофрения еще никого до добра не доводила.

«Неправда! Те, кого доводила, просто молчат!»

— Не припомню, чтобы в Империи не хватало реаниматоров, еды или еще чего-нибудь.

— Но ведь есть и другие страны!

Завелась! Как я не люблю эти общечеловеческие ценности.

— Плевать! — отрубил я, — Я приносил Империи присягу и соблюдаю ее. Мне абсолютно все равно, что случится с остальными странами. Пусть хоть все передохнут.

Она явно обиделась.

— Мне пора.

— Давай подброшу. — Удерживать я ее не стал, тем более что не чувствовал себя неправым. — Пошли поищем твою одежду.

Черт! Все время забываю о роботах! Отдал мыслекоманду на поиск Яниных шмоток и проводил ее в ближайшую комнату. Ждать пришлось недолго. Через пару минут мы уже шагали в гараж. По пути я послал мыслекоманду на подготовку экранолета. Когда сели в салон, я спросил адрес. Яна сухо назвала один из северных районов. Экранолет, управляемый бортовым компьютером, доставил нас за пятнадцать минут.

— Пока, — бросила Яна.

«Ага, попутного ветра!» — Внутренний голос, как обычно, не стеснялся в выражении эмоций.

И все-таки пора перестать разговаривать с самим собой. Шизофрения до добра не доведет.

На мысленном интерфейсе возник значок входящего соединения. Переключившись на восприятие, принял связь. В голове раздался голос Ботана:

— Сен, дуй по адресу: улица Розовых светильников, пятнадцать. Мы с Кабаном тебя ждем.

— Ага, сейчас буду — ответил я и задал адрес бортовому компьютеру.

Терминал ИСБ для внутреннего использования.

Запрос идентификации…

Идентификация прошла успешно…

Получение краткого досье на Уральского Алексея…

Досье получено из единой БД…

Досье

Уральский Алексей.

Дата рождения: 14 августа 2503.

Место рождения: фамильный замок клана Уральских (ссылка: точное местоположение и комментарии).

Социальный статус: аристократ в титуле графа (ссылка: геральдическое древо империи). Титул получен путем наследования.

Семейный статус: не женат, зарегистрированных детей нет.

Рабочий статус: занимает пост директора «Крыла исследований и инноваций» корпорации «Ардер» (ссылка: перечень должностных обязанностей, заслуг и взысканий).

Ближайшее окружение: объект дружен с Андреевым Виталием Александровичем (ссылка: личное досье) и Герцом Михаилом Сергеевичем (ссылка: личное досье). В кругу друзей предпочитает прозвище Сен.

Спортивная подготовка: старается держать себя в форме. Три раза в неделю занимается рукопашным боем с отставным сержантом-инструктором. Как потомственный аристократ владеет дуэльным мечом на среднем уровне.

Уголовное прошлое: не привлекался. Объект находится под подозрением в совершении незаконных сделок по продаже вооружения (ссылка: перечень сделок). Расследование остановлено. Объект находится под подозрением в использовании служебного положения в личных целях (ссылка: перечень отчетов ИСБ). Расследование остановлено. Объект находится под подозрением в качестве заказчика ряда заказных убийств (ссылка: список дел). Расследование остановлено.

Лояльность Империи: лоялен. В высказываниях и действиях против действующей власти не замечен. В контактах с зарубежными спецслужбами не замечен. Являлся засекреченным свидетелем по ряду заговоров (ссылка: получить список заговоров).

Участие в июньском заговоре: информация засекречена.

В данный момент находится под наблюдением и охраной ИСБ по личному распоряжению главы ИСБ…

Глава 2

Друзья

Женская дружба.

Жена не приходит ночевать домой.

Утром сказала, что ночевала у подруги. Муж обзвонил десять лучших подруг — все сказали, что она не ночевала.

Мужская дружба.

Муж не приходит ночевать домой.

Утром сказал, что ночевал у друга. Жена обзвонила десять друзей мужа. Пятеро сказали, что ночевал у них и только что ушел.

Остальные пятеро сказали, что он до сих пор у них.

Анекдот

Сен

В полете я начал анализировать наш разговор с Яной. Что-то показалось мне странным. Вызвав на всякий случай еще раз ее досье, внимательно его просмотрел. Досье, как и прежде, не вызывало никаких подозрений. Все чисто: приводов нет, училась хорошо, болела умеренно, достаток чуть выше среднего. Хм…

«Что-то здесь не так», — вякнул внутренний голос.

Да, и тут ты прав.

Что ж мне так в ней не понравилось? Ну, естественно, кроме либеральности, гринписовости и прочей-прочей… не в приличном обществе будет сказано.

Надо все вспомнить: диалог, халаты, она одевается, мы идем лечить ее от похмелья, подходим к реаниматору, она задает вопросы… Точно! Есть! Реаниматор — один из самых охраняемых секретов Империи. Описание его в глобальной сети весьма ограниченное, фотографий и тем более голограмм нет. Откуда человек, который серьезно ничем не болел, знает, как выглядит реаниматор? Ведь в него даже больных в бессознательном состоянии помещают. И никого, кроме специального персонала, сидящего под колпаком Имперской службы безопасности, близко не подпускают. Плюс она явно не удивилась, что я управлял роботами мысленно, без всяких там приспособлений. Хотя описание таких технологий и можно найти в периодике, но Яна не из тех, кто на досуге листает журналы по медицине или кибернетике.

Взял коммуникатор и набрал номер помощника Кабана.

— Слушаю, Алексей. — Голос Виктора, как всегда, спокоен и несколько холоден, что при его профессии в порядке вещей. Каждый раз, разговаривая с ним, я ловлю себя на мысли, что знаю о нем весьма мало. Когда-то пытался наковырять на Виктора информацию, но, несмотря на связи, ничего не нашел, кроме сплетен, что он несколько раз проходил процедуру омоложения и раньше высоко сидел в ИСБ.

— Здравствуйте, Виктор Андреевич. — К нему я всегда обращался на «вы». Во-первых, он значительно старше. Во-вторых, мы с ним друг друга уважали как профессионал профессионала. Но особого тепла между нами не было. — Ко мне, похоже, пытались приклеить шпиона.

Поделившись подозрениями и отправив данные, снятые сенсорами Дома, я закончил разговор. Все, дело в надежных руках! Если мои сомнения — бред собачий, ей ничего не будет. Ну а если я прав, то у Кабана есть специальные люди, которые и камень могут разговорить.

«Что-то настроение не очень».

Да, не поспоришь. Только начинаешь думать, веселье как рукой снимает.

Экранолет приземлился около бара. Я вышел из машины и огляделся — на стоянке блестели лужи, недавно прошел дождь. С наслаждением вдохнув свежий воздух, я обратил внимание на яркую вывеску: «Стрип-бар «Розовый Страпончик». Судя по всему, бар выбирал Кабан, и местечко, скорей всего, препохабнейшее. Морально подготовившись, я вошел и… опешил.

Стриптизом в баре не пахло. Слово «стриптиз» подразумевает совершенно другое действие. На сцене разыгрывалась настоящая лесбийская оргия. Поглазев пару мгновений на эту, так сказать, театральную постановку, осмотрелся. Официантки, весьма фривольно одетые, разносили заказы. Бар был заполнен примерно наполовину, при этом в нем находилось на удивление много женщин.

«Наверное, бар по совместительству еще и бордель. Других причин для такого количества народа с самого утра я не вижу».

Ладно, прилетел я не за этим. Мне не мешают, и ладно.

Кабан и Ботан ждали там, где и думал, — за ближайшим к сцене столиком. Прошел к ним и поздоровался. Заказал себе ежевичный сок и закурил сигарету.

Друзья у меня колоритные. Кабан полностью оправдывает свое прозвище: два метра с гаком, больше чем полтора центнера боевого мяса, бритая голова и лицо, не обремененное печатью интеллекта. В любом может вызвать дрожь коленок. Несмотря на внешность, у него несколько высших образований и аналитический склад ума. И руководит он службой безопасности корпорации «Ардер».

Ботан более зауряден и похож на типичного интеллигента: довольно высокий, худощавый, всегда гладко выбритое еврейское лицо с изящными очками, аккуратная стрижка. Он держит в ежовых рукавицах огромный исследовательский департамент корпорации «Ардер», что довольно сложно не только с точки зрения организационных и управленческих способностей, но и с точки зрения морали. Некоторые его «фанатики от науки» вызывают желание пристрелить их на месте — абсолютно аморальные ублюдки. Некоторые их опыты могут вызвать рвоту даже у опытного палача. Несколько раз в год Ботан проходит курс молодого бойца в подразделении Кабана. Так что этот неопасный с виду молодой человек легко справится с парочкой здоровенных мужиков.

Познакомились мы с ними лет семь назад, когда я только поступил в «Ардер» стажером от Имперского университета, где учился по специальности «Управление и оптимизация». По окончании учебы остался в «Крыле исследований и инноваций», руководил рядовым исследовательским отделом. Ботана прикрепили ко мне техническим куратором, Кабана «безопасником».

Без лишней скромности скажу, что руководил я неплохо, так как буквально через пару лет в моем отделе собрали первый рабочий прототип реаниматора. После этого я резко пошел на повышение, потом опять и так далее, пока не оказался на нынешнем посту директора «Крыла исследований…» корпорации. За пару лет мы сдружились с Кабаном и Ботаном, и, идя на очередное повышение, я тянул их за собой. Мое первое правило: опирайся только на тех людей, которым доверяешь, даже если они и не самые лучшие специалисты в своей области. С друзьями мне однозначно повезло: во-первых, я им доверял, во-вторых, они были профессионалами.

— Сен! Ты чего загрузился? — Окрик Кабана заставил меня вздрогнуть, и пепел с сигареты упал на стол.

— Да вот пытаюсь понять, как умудрился так нажраться вчера. Явно не без твоей помощи обошлось! — Я ухмыльнулся.

— Да ты сам нажрался и с бабой какой-то ушел, пока я драчкой развлекался. Кстати, мог бы и познакомить.

— Во-первых, не баба, а девушка, — поправил я его. — Во-вторых, на хрена? В-третьих, еще, возможно, познакомишься…

— То есть ты решил остепениться? — В разговор влез Ботан.

— Нет, рановато мне. Лет этак через сто подумаю. — Я затянулся. — Просто она на шпионку похожа, данные на нее я Виктору передал. Пусть разберется. Так что, Кабан, может, еще и увидишь ее у себя в застенках.

— У нас нет застенков, мы работаем исключительно законно! — Кабан врал неубедительно.

— Кабан, я похож на целку, чтобы мне так мозг лечить? — Я сделал оскорбленное лицо. — Ты еще расскажи, что твои дознаватели информацию добывают без физического и психического воздействий. Ладно, проехали. Если по девушке будет что-то интересное — сообщи.

— Хорошо. Надо бы пожрать! — сказал Кабан и подозвал официантку.

— Кабан, на хрена ты нас сюда притащил? Места поприличнее не нашлось, что ли?

— Здесь хорошо жарят стейк! Ха-ха… — Кабан заржал. — Я серьезно говорю. Попробуйте, не прогадаете!

— Нет, спасибо, — ответил Ботан. — Мне, видишь ли, эти милые девушки, которые в данный момент на сцене выступают, отбили аппетит.

На мой аппетит лесбиянки повлиять не могли, поэтому я присоединился к Кабану и заказал хорошо прожаренный стейк.

— Ботан, твои ребята что-нибудь интересное придумали? — Во мне проснулся хомяк, который требовал, в случае положительного ответа, тащить все в дом.

— Нашел где спрашивать, — буркнул Кабан, доставая прибор для подавления прослушки.

— Да, есть парочка законченных наработок, — произнес Ботан, дождавшись активации прибора. — Приезжай завтра в сорок третью лабораторию, там все и покажу. Однако пока это не стоит передавать в промышленное крыло. Переходить на массовый выпуск рановато.

— Заинтриговал. Буду завтра около трех, — ответил я и отключил подавитель прослушки.

Интересно, что же такое они опять наковыряли, что не стоит пускать на рынок? В реальности, корпорация «Ардер», впрочем, как и другие корпорации, специально не выпускала на рынок новые технологии, которые могли слишком сильно изменить мир. Взять, к примеру, реаниматоры: рыночная цена как на космическую яхту, а себестоимость на четыре порядка ниже. Но если начать массовый выпуск, встанет проблема перенаселения, так как реаниматор позволяет проходить процедуру омоложения, в результате которой можно сбросить лет пятьдесят. Так что омоложение в нашем мире — прерогатива исключительно влиятельных людей. Несправедливо, но в жизни так устроено.

Наконец принесли наш заказ, и мы с Кабаном приступили к еде. Стейк оказался выше всяких похвал: хорошо прожаренное мраморное мясо, достаточно сочное и со специями. Вкусная еда окончательно примирила меня с окружающей действительностью, состоящей из почти голых официанток и совокупляющихся лесбиянок. После того как мы подкрепились и заказали напитки, разговор пошел по накатанной мужской колее: о женщинах, спорте и, наконец, о политике.

— Слышали, наши объявили территорию Зимбабве исконно русской землей? — сказал Ботан. — Интересно зачем?

— Знаешь, почему коты яйца лижут? — Вопрос в духе Кабана, да что скрывать, и в моем тоже. — Потому что могут. Сам понимаешь: плюнуть в лицо всему миру — что может быть приятней? Только каждый день плевать в лицо всему миру.

— Не забывай, что у них золотые и алмазные шахты, — вклинился я, — да и место под космический лифт идеальное. Так что через полгодика там уже развернутся наши базы.

— Опять будут бунты подавлять… Накладно.

— У молодого императора советники далеко не дураки — все просчитано.

— Между прочим, один из них — твой отец, — заметил Ботан.

— Он не мой отец! — резко ответил я.

В этот момент за соседним столиком громко заулюлюкали. Я обернулся и увидел четверку особей полубандитской наружности. Пока я смотрел, Кабан встал и направился к ним.

— Кабан, мать твою, забей, — только и успел сказать в спину, — как раз потасовки нам и не хватало для полного счастья.

— Не волнуйся, Леха, я буду вежливым и аккуратным, — пробасил Кабан, не оглянувшись.

— Да ладно, пусть развлечется… — Ботан устроился поудобнее.

Драки с участием Кабана всегда красочные, но мне они, если честно, приелись.

— Слухайте, придурки, сюда. Заткнулись, и сидите тихо. Четко поняли? — сказал Кабан, наклонившись над столиком.

Им не стоило плевать Кабану под ноги и тем более говорить: «Вали отсюда… пока ходульки не сломали». Ребята явно отморожены наглухо. Я бы не рискнул так, с ходу послать личность типа Кабана. Он после этого напоминает взбешенного вепря. Кабану хватило полминуты, чтобы доказать ошибочность чужих суждений. Логика, это правый хук, и аргументация, она же левый апперкот, у Кабана всегда были точно поставлены. Краем глаза я следил за охраной: а у них интеллекта явно больше, чем у четверки, — даже не дернулись.

Кабан вернулся назад.

— Вообще шпана офигела, совсем автори…

Синхронно сработали коммуникаторы — у меня и у него.

Звонил Виктор в режиме конференц-связи:

— Проверили девушку. Сегодня она встретилась с представителем Западного Содружества. Его сейчас ведем, а ее взяли. Дознаватели уже работают.

— Спасибо, Виктор. — Кабан прервал связь.

Я тоже отключился и подколол приятеля:

— Вали на работу, толстяк. Заодно и с девушкой познакомишься.

— Ты мне уже не начальник, так что иди-ка, уважаемый, на… э-э-э, в общем, тут недалеко, буквально за углом, — отбрил Кабан. — Хотя что-то в твоей идее есть. Ладно, съезжу в штаб, гляну что и как.



Кабан резво собрался и, коротко попрощавшись, отбыл.

— Да… На него слова «Западное Содружество» действуют, как красная тряпка на быка, — сказал Ботан. — Кстати, не знаешь почему?

— Смутно. Что-то с девушкой связано, погибла вроде. А Западное Содружество в этом замешано было.

Я включил подавитель и попытался выведать у Ботана о последних исследованиях в лабораториях. Судя по всему, его умники додумались, как ускорить процесс выращивания и обучения специализированных Сигмаров. Если это действительно так, это прорыв, который можно прямо сейчас внедрять. Сигмар — это что-то вроде суперкомпьютера. К сожалению, процесс выращивания одного Сигмара занимает от двух до пяти лет, а процент брака достигает тридцати процентов. К тому же не стоит забывать о том, что еще до десяти лет надо потратить на его обучение. По этим причинам стоимость выращивания полноценного Сигмара достигает поистине астрономических сумм. Но они себя запросто окупают. К примеру, один из самых первых Сигмаров занимается финансовым мониторингом в Империи. Поэтому провести финансовую аферу или уйти от налогов за последние пять лет еще никому не удалось. Другой Сигмар служит мозгом ИСБ. Благодаря ему на территории Империи практически нет серьезной преступности, а о терроризме не слышали лет уже двадцать. Правда, Сигмары — не единственная причина отсутствия терроризма, законы Империи в этом отношении весьма суровы. Официально разрешены пытки, различные психотропные средства и зверские наказания. Так что польза очевидна, а самое главное: Сигмарам в процессе выращивания и обучения прививается абсолютная верность империи. Поэтому их считают важнейшими столпами нашей мощи. Так что Ботану светит личная благодарность императора и повышение в дворянском звании.

Поздравил друга с научной победой. Мы расплатились и вышли из бара.

— Ботан, завтра днем буду. Бывай.

— Жду. Пока.

Я сел в экранолет и отдал приказ бортовому компьютеру лететь домой.

Терминал ИСБ для внутреннего использования.

Запрос идентификации…

Идентификация прошла успешно…

Получение краткого досье на Андреева Виталия Александровича…

Досье успешно получено из единой БД…

Досье

Андреев Виталий Александрович.

Дата рождения: 12 января 2501.

Место рождения: Святоград (ссылка: точное местоположение и комментарии).

Социальный статус: аристократ в титуле барона (ссылка: геральдическое древо Империи). Титул получен по назначении на должность главы службы безопасности «Крыла исследований и инноваций» корпорации «Ардер».

Семейный статус: не женат, зарегистрированных детей нет.

Рабочий статус: занимает должность главы службы безопасности корпорации «Ардер» (ссылка: перечень рабочих обязанностей, заслуг и взысканий).

Ближайшее окружение: объект дружен с Уральским Алексеем (ссылка: личное досье) и Герцем Михаилом Сергеевичем (ссылка: личное досье). В кругу друзей предпочитает прозвище Кабан.

Уголовное прошлое: не привлекался.

Лояльность Империи: лоялен. В высказываниях и действиях против нынешней власти не замечен. В контактах с зарубежными спецслужбами не замечен. Являлся засекреченным свидетелем по ряду заговоров (ссылка: получить список заговоров).

Участие в июньском заговоре: информация засекречена.

В данный момент находится под наблюдением ИСБ, по личному распоряжению главы ИСБ…

Получение краткого досье на Герца Михаила Сергеевича…

Досье успешно получено из единой БД…

Досье

Герц Михаил Сергеевич.

Дата рождения: 28 февраля 2502.

Место рождения: Святоград (ссылка: точное местоположение и комментарии).

Социальный статус: аристократ в титуле виконта (ссылка: геральдическое древо Империи). Титул виконта получен по назначении на должность главы исследовательского департамента «Крыла исследований и инноваций» корпорации «Ардер». Титул присвоен личным указом императора (ссылка: текст указа, дополнительная информация) за научные заслуги перед Империей (ссылка: перечень научных достижений).

Семейный статус: не женат, зарегистрированных детей нет.

Рабочий статус: занимает должность главы исследовательского департамента «Крыла исследований и инноваций» корпорации «Ардер» (ссылка: перечень рабочих обязанностей, заслуг и взысканий).

Ближайшее окружение: объект дружен с Уральским Алексеем (ссылка: личное досье) и Андреевым Виталием Александровичем (ссылка: личное досье). В кругу друзей предпочитает прозвище Ботан.

Уголовное прошлое: не привлекался.

Лояльность Империи: лоялен. В высказываниях и действиях против нынешней власти не замечен. В контактах с зарубежными спецслужбами не замечен.

Участие в июньском заговоре: информация отсутствует.

В данный момент находится под наблюдением ИСБ, по личному распоряжению главы ИСБ…

Глава 3

Тоска

Когда на сердце так тоскливо,

Что даже чай не лезет в глотку,

То помогает только пиво,

Которым запиваешь водку.

Илья Винник

Сен, 2528 год

Прилетев домой, я прошел в кабинет, развалился в любимом кожаном кресле и привычным взглядом оглядел свою рабочую комнату. Она, в отличие от остального дома, оформлена под старину: резные деревянные панели на стенах, дубовый паркет, антикварный стол из красного дерева и два шкафа, забитых раритетными книгами. Естественно, все приведено под современные стандарты удобства и безопасности: в стол встроен мощный управляющий комп с голомониторами, за деревянной облицовкой припасена куча неприятных сюрпризов для незваных гостей, ну и конечно же потайной ход в ангар и арсенал.

О своей безопасности я забочусь, хотя может сложиться впечатление, что это не так. Летаю по городу куда хочу, посещаю злачные места, таскаю к себе домой незнакомых девушек. Но за мной всегда следует охрана из ИСБ, ребята Кабана, еще вроде как имперские гвардейцы. Экранолет у меня только с виду обычный, а так он забронирован круче, чем штурмовой имперский бот, да и внутренности у него примерно с годовой бюджет не самого маленького города. Я даже не представляю, что нужно сделать, чтобы убить меня в доме. Полк имперских гвардейцев, вероятно, и смог бы пройтись по моему жилищу, но все же сомневаюсь… С этими «скромными» мыслями я запустил управляющую голограмму Дома.

«Хорош! Домик что надо!» — вклинился внутренний голос.

Да, тут с ним не поспоришь! Двенадцать тысяч квадратных метров! И это только в жилом секторе! Всегда мечтал о таком доме. С самого осознанного детства. Все-таки мечты сбываются, в моем случае даже часто…

Забыл рассказать о себе. Меня зовут Алексей, граф Уральский из клана Уральских. Почему Уральские? Наверно, потому, что основные наши владения находятся в районе Среднего и Южного Урала. Признаться, я один и есть целый клан, так как все остальные скоропостижно скончались. Не без моей помощи.

Я — случайный плод случайной любви двух случайно встретившихся людей: графини Уральской и герцога Браха. Забавный каламбурчик. Самое смешное, что эти два персонажа находились в противоборствующих лагерях еще при старом императоре. Графиня Уральская — моя мать, а по совместительству редкая властолюбивая сука, принадлежала к лагерю герцога Мнирта и вначале была его правой рукой, потом любовницей, а через некоторое время стала его женой. Герцог Брах — мой биологический отец, первый советник старого императора, а теперь первый советник нового. Уже тридцать лет возглавляет свой собственный лагерь.

«Чертова мразь!» — Внутренний голос не выносит герцога Браха.

Не очень понятно, каким образом они встретились и даже смогли зачать меня. И как замяли скандал с моим рождением. Из-за отсутствия интереса я никогда не задавал вопросов. До двенадцати лет жил в фамильном замке с графиней. Признаюсь, то было не самое лучшее время. Покинуть эту обитель скорби было моей единственной и крайне навязчивой мечтой.

Для матери я был очередным инструментом, которым можно воспользоваться, чтобы захапать побольше власти. А для герцога Мнирта — сыном заклятого врага, который постоянно мельтешит перед глазами. Чтобы не ударить в грязь лицом, он даже усыновил меня.

Когда мне стукнуло два года, у герцога с графиней родился мальчик, через год еще один. В отличие от меня, этих детей любили и баловали.

Я отошел к бару, налил себе виски со льдом и вернулся в кресло предаваться ностальгии…

Не скажу, что меня держали в черном теле. Это плохо сказалось бы на репутации Мнирта. Поэтому у меня были собственные наставники по рукопашному бою, фехтованию, а также множество учителей для домашнего обучения. Но общая атмосфера, когда к тебе относятся, как к ублюдку, давила сильно. Даже слуги смотрели на меня, как на второй сорт.

В одиннадцать лет герцог избил меня за дерзкий взгляд. Именно тогда я понял, чего хочу, — вырваться, построить свой дом, где всегда будет безопасно, и, самое главное, увидеть, как «любящие» мама и отчим взойдут на плаху.

Кстати, герцог Брах меня признал уже при молодом императоре. Прилюдно, на каком-то ежегодном балу. И на том же балу так же прилюдно был послан мной в особо грязных выражениях. Вот так у меня прошла процедура отречения от родного папы.

В двенадцать лет меня отослали в специальную школу для дворян, которую я экстерном закончил в четырнадцать. Очень уж не хотелось учиться среди напыщенных идиотов. Потом был Имперский университет, а в восемнадцать лет я начал работать в «Ардер». Восхождение по карьерной лестнице было стремительным. Четыре года упорного труда, и я уже на своем нынешнем месте.

Первым делом после получения места директора я купил кусок земли, больше, чем в квадратный километр. Построил огромный дом в центре участка, хотя слово «дом» не совсем подходит, — скорее, укрепленный бункер с пятью подземными и двумя надземными этажами. Вокруг разбил просторный парк. Прекрасная маскировка для систем ПВО, ПРО и ПКО. Сколько списанных оружейных систем было разобрано и закопано на участке, не скажет даже Творец. Все это великолепие прикрывает мощный силовой щит, специально разработанный умниками Ботана. Не проходит и года, чтобы в моем доме не появилась куча новых защитных систем. Не дом, а сказка.

В силу того, что мой внутренний зверь — это хомяк… нет, это огромный хомяк, который постоянно тащит домой всякие уникальные штуки и пытается их приспособить, так вот в силу этого в имении есть:

парк со скрытой системой обороны, которая в принципе способна сдержать удар пяти-шести имперских крейсеров и дать мне время удрать. Это на случай, если придется сваливать из Империи по причине сильного расхождения с мнением императора;

множество ловушек, спрятанных в том же парке, для любителей приходить ко мне с оружием в руках. Это так, на всякий случай: недругов у меня полно;

два полка запрещенных боевых роботов. Это тоже на случай маленькой толстенькой полярной лисицы;

дом, красивейший снаружи (да и изнутри). Правда, в нем нельзя пройти и десяти метров, чтобы не оказаться в сфере действия парочки ловушек. Это для тех, кто сможет пробраться через парк. Удачливых идиотов хватает;

ангар с экспериментальным эсминцем, с таким же экспериментальным оружием и не менее экспериментальными (экстремальными) движками. Всегда наготове, на случай, если надо быстро сделать ноги (точнее крылья);

три прошибателя. Они закопаны в парке. Прошибатель — это венец технического превосходства имперских ученых над остальным миром. Представляет собой разгонный модуль и металлический шар диаметром метров пятнадцать, начиненный хитрыми устройствами для нейтрализации силовых полей и двадцатью граммами антивещества. Принцип действия прост: шар разгоняется до трети световой, а потом за счет скорости и систем нейтрализации прорывает защитные поля и взрывается, попав внутрь корабля. Естественно, предварительно путь траектории шара расчищается силовыми полями, в противном случае взрыв произошел бы у самой поверхности. Настоящий убийца линкоров. К счастью, его можно установить только на планете, так как он работает в сильном гравитационном поле, а искусственная гравитация по неизвестным причинам ему не подходит. Жаль, одноразовый. После использования разгонный модуль превращается в мелкое крошево, а модуль расчистки пути выжигается при использовании силовых полей. Для чего мне прошибатели, объяснять не надо? Удар имперского линкора главного калибра мой дом выдержит секунд тридцать. Прошибатели нужны для того, чтобы этих тридцати секунд у линкора не было;

несколько лабораторий для исследований и экспериментального производства;

куча всякой непонятной фигни.

Все честно куплено у «Ардер». Ну, насколько таковым можно считать факт незаконного приобретения запрещенного для обладания и использования частными лицами оборудования.

Разумный человек, естественно, задаст вопрос, как со всем этим справиться? Ведь ни один управляющий боевой компьютер не потянет такое количество различных систем. Кто все это контролирует? Хороший вопрос, который подводит нас к венцу моей коллекции:

— Собственный Сигмар. Даже у императора нет личного Сигмара. Да, конечно, мой Сигмар работает на двадцатую часть от нормы. Но все равно это Сигмар, который обучал лично я. Сигмару, даже такому кастрированному, управлять всем этим великолепием — раз плюнуть. К тому же он помогает мне по работе. Да и вообще он «забавный парень». Я решил, пусть мой Сигмар будет парнем; женщина здесь была бы явно лишней. Жаль, что его приходится скрывать. Не уверен, что к этой идее хорошо отнесется ИСБ, да и император не воспылает восторгом. На что пришлось пойти ради спасения бракованного зародыша Сигмара от уничтожения, сколько было потрачено на взятки, спецоборудование с черного рынка, устранение болтливых торговцев! Страшно вспомнить. Не забуду, как первые полгода боялся, что ИСБ раскопает мою маленькую шалость.

Только решил пообщаться с Домом, так зовут моего Сигмара, как пришел запрос на установление голографической связи. Приняв вызов, я смог полюбоваться на ослепительно красивую платиновую блондинку с немножко детским личиком. Леди Лиза, графиня какая-то там, стараюсь не запоминать имена людей, которые вскорости умрут, обольстительно улыбнулась и защебетала:

— Здравствуйте, граф, вы сегодня прекрасно выглядите.

«Р-р-р, как меня бесит эта лицемерная тварь!»

Да, полностью поддерживаю. Насколько мне известно, в кругу своих «ближайших» подруг она меня иначе как уродливый ублюдок не называет. Но ее актерский талант под стать лицемерности. Он настолько хорош, что каждый раз, когда ее вижу, я почти готов ей верить. И это несмотря на то, что у меня лежит папочка на все ее делишки. Кабан в свое время подсуетился.

— Здравствуйте, Лиза, — постарался улыбнуться как можно более нежно и сделал глаза влюбленного идиота, — мы давно не виделись. А я так жду этой встречи. Вы прекрасны, Лиза… Позвольте мне встретиться с вами.

— Ох, граф, я тоже хотела бы встретиться с вами, но, увы, вся в делах. Впрочем, послезавтра вечером я устраиваю маленькое представление у себя в поместье. Вы не согласитесь на него прийти?

— Лиза! — воскликнул я. — Это будет высшим счастьем для меня…

Я нес подобную чушь еще минут пять, после чего Лиза попрощалась и закончила голосвязь.

«Как же меня достали эти заговорщики…» Да-да, Лиза и еще ряд аристократов решили сплести заговор против императора. Несколько раз меня уже приглашали и делали тонкие-тонкие намеки, я, естественно, отвечал то, что им хотелось услышать. А так вряд ли кто-нибудь рискнул позвать меня к себе. Ведь я тот самый опальный граф Уральский, и император будет сильно недоволен, узнай он, что со мной кто-то общался.

Откинувшись на спинку кресла, я задумался. Наверно, завтра меня будут посвящать в братство борьбы за какую-нибудь справедливость. Все-таки не понимаю я этих идиотов. Чего им надо? Власти? Но это такое бремя, которое нормальный человек по собственной воле не возьмет. Денег? Да и так вроде не бедствуют. Ладно, пора завязывать с размышлениями. Если пытаешься понять идиота, можешь и сам им стать.

Дойдя до бара и плеснув себе еще виски, я попытался направить ход мыслей в другую сторону. Получалось плохо. Все вспоминался недавний заговор, в результате которого на трон взошел молодой император Дмитрий Третий, в могилу лег прежний император Александр Шестой, а я отправился в опалу. Ведь именно мой клан и сплел тот заговор.

Секретный архив корпорации «Ардер»

Система: Будьте добры, идентифицируйтесь…

Система: Идентификация прошла успешно. Высший уровень доступа.

Система: Выберите необходимую информацию.

Система: Выбран документ № СС-09485-45324-93-ДГ, создатель документа — младший исследователь лаборатории семьдесят два Афеев С. А., последняя модификация документа — 23 ноября 2527, тема «История Сигмаров»:

Сигмар является искусственным интеллектом (ссылка: документация по выращиванию)…

В основе создания Сигмаров лежат труды Арцева А.И. и Гусимова Е. Л. «Теория строения человеческого мозга» (ссылка: дополнительная информация), «Теория построения искусственных нейронных сетей» (ссылка: дополнительная информация), «Концепция первоначального программирования нейронных сетей» (ссылка: дополнительная информация)…

Изначально все попытки создания искусственного мозга провалились по различным причинам (ссылка: подробный перечень экспериментов)…

Первым успешным проектом был план «Сигма», который впоследствии и дал название всем Сигмарам… Первый Сигмар обладал большими размерами. Только нейронный мозг занимал объем свыше пяти кубометров. С тех пор учеными были проведены исследования в сфере оптимизации компоновки нейронных сетей (ссылка: «Оптимальное расположение нейронных сетей»), а также эксперименты по внедрению в нейронные сети точных вычислительных модулей (ссылка: «Внедрение квантовых компьютеров в нейронные сети»). Результатом стало уменьшение объема классических Сигмаров до одного кубического дециметра. Но из-за сложной системы органического питания (ссылка: документация по схеме и составу питания) и дополнительного бронирования современный Сигмар занимает объем в несколько кубометров…

После выращивания каждый Сигмар проходит процесс обучения…

Сигмары делятся на классические и специализированные и отличаются только процессом обучения. Классические получают базовую программу (ссылка: перечень предметов) и в дальнейшем могут быть использованы в любой области. Специализированные производятся под заказ для определенной области, поэтому на стадии обучения дополнительно даются предметы но будущей области…

Очевидным образом следует, что Сигмары могут быть переобучены под другую область…

Сейчас проводятся исследования в области выращивания Сигмаров-имплантатов для человеческого мозга. В отличие от старших собратьев, они будут отличаться меньшей мощностью и в качестве питания использовать…

Глава 4

Заговор

«Нет, Цезарь, это не заговор… это у нас такая процедура импичмента», — сказал Брут, доставая кинжал.

Анекдот

Сен, 2526 год

Теплой июньской ночью я сидел на верхней террасе своего дома, пил любимый виски и смотрел на парк. Роботы неделю назад установили прошибатель, а сверху прикрыли его огромной цветочной клумбой. Красивой клумбой, попрошу заметить, настолько красивой, что даже сложно представить, какой смертельный сюрприз скрывается под ней.

В последнее время в Империи было как-то неспокойно. Дом регулярно собирал отчеты о каких-то нестыковках. Особенно мне не понравились передвижения космофлота и аккуратная перетасовка сухопутных сил вокруг столицы. Все это не могло не тревожить. Некоторые дворяне настойчиво пытались со мной встретиться, чтобы сделать «очень заманчивое предложение, от которого я не смогу отказаться». Я с не меньшим упорством отклонял любезные приглашения. Да и любимая мама вспомнила о блудном сыне. Хотя, вероятней, она вспомнила о том, что сынок занимает нехилую должность. Благо игнорировать ее, сидя в бункере, легко.

Подошел переговорный робот:

— Граф, происходит что-то непонятное. В информационных сетях две минуты назад стала недоступна загородная резиденция императора.

— А где сейчас император и наследник?

— Император в загородной резиденции, наследник во дворце.

— Твои предположения?

— Просто так системы не могли отказать, значит, кто-то им помог. Вероятно, покушение на императорскую семью. Скорее всего, с целью свержения действующей власти.

— Да, похоже… Черт, а так хотелось отдохнуть.

Я закурил сигарету и задумался. Свержение нынешней династии будет плохим сюрпризом. Сигмары вряд ли подчинятся, и страна через некоторое время погрузится в анархию. Да и моя шкурка (которой я весьма дорожу) может попортиться. Герцог Мнирт с мамашей явно замешаны в этой заварушке и вряд ли простят мне безразличие к их интересам. Значит, нужно что-то делать.

— Дай связь с Кабаном, — сказал я Дому.

«Хреново-то как». — О, моя личная шизофрения проснулась.

— Сен, что случилось? — За что я люблю Кабана, так это за его интуицию. Сразу понял, что-то не так. Хотя, с другой стороны, я просто так по ночам звонками не балуюсь.

— Кабан, возможно, заговор против императора. Сколько у тебя свободных бойцов?

— Тысяча тяжелой пехоты в резерве. Остальные на охране лабораторий или отдыхают по домам.

— Да, не густо… Сколько на лабораториях? Суммарно?

— Пять тысяч, но мы не можем снять охра…

— Еще как можем. Оставляй треть. Всех вышвыривай. Лаборатории опечатывай. Везде активируй системы самоуничтожения в случае прорыва защиты.

— Но…

— Никаких «но»! Если я прав, нам лаборатории не понадобятся! И всех из домов отзывай. Выдвигайтесь к императорскому дворцу и окапывайтесь там. И, кстати, забери боевых экспериментальных роботов из семьдесят третьей и семьдесят шестой лабораторий. Я распоряжусь. В общем, бери в «Ардер» все, что посчитаешь нужным.

— Хорошо. С другими крыльями «Ардер» связываться будешь?

— Нет, неизвестно, кого заговорщики переманили. И пошли кого-нибудь к загородной резиденции императора. Хоть я думаю, что уже поздно, но мало ли… Выполнять!

Кабан отключился. Мысли метались. Мало времени… А Дом еще слишком мал, вряд ли сможет просчитать ситуацию быстро.

— Дом, переведи все системы в боевой режим. Сонары на максимум, не хватало нам удар с орбиты получить! Второй полк боевых роботов пошли на помощь Кабану, первый полк пусть окапывается около дома.

— Выполняю, — раздался голос Дома.

Связавшись с нужными подчиненными в «Ардер», подтвердил распоряжения Кабана. Так! Что дальше? Думай, голова… По-хорошему, наследника ко мне бы притащить: тут он был бы в большей безопасности.

— Дом, готовь боевой скафандр.

— Уже готово, граф.

— Молодец, хвалю, — рассеянно ответил я и задумался.

Из размышлений вывел голос Дома:

— Судя по косвенным данным с радаров, силовые поля с дворца сняты. Вероятно, системы защиты также деактивированы.

— Черт! Хорошо, уроды, подготовились! — Я был в бешенстве.

— Это еще не все, — «обрадовал» меня Сигмар. — Похоже, к столице приближается линкор.

— Офигеть! Что они пообещали, чтобы склонить космофлот? Уломать командование целого линкора? — Я глубоко вздохнул и постарался успокоиться. — Потрошитель готов?

— Да.

— Когда они подойдут на расстояние удара и начнут наведение на дворец, вдарь из него.

— А если это подмога? — на всякий случай уточнил Дом.

— Тогда это их проблемы. Помогать сейчас нужно десантом, а не ударными кораблями. Так что если они вздумают приблизиться, считай их предателями. В любом случае, трупы никогда ничего никому предъявить не смогут. Некромантов же не существует. Научный факт!

Что-то паниковать начал. Будет несправедливо, если заговорщики преуспеют в своих стремлениях. Я только дом построил, о котором мечтал. Можно сказать, на ноги встал, а тут такое

«Хватит ныть!»

И то правда! Согласился и пошел облачаться в боевой скафандр.

Спустившись на первый подземный этаж, прошел в оружейную. Оружия хватило бы на пару полков, но мне достаточно боевого костюма, плазмобоя и кермитового меча. Быстро одевшись, запустил программу диагностики. Перед глазами встала крутящаяся трехмерная модель скафандра, на которой точками отмечались протестированные узлы.

— Дом, проверка связи. Как слышно? — Наблюдать за процедурой диагностики было скучно.

— Отлично слышно! — крикнул Дом в наушники.

Хм, у него эмоции начали, что ли, пробиваться? Растет дите.

— Ты можешь взломать внутреннюю сеть дворца?

— Надо попробовать. Но зачем?

— А ты что, думаешь, я наследника буду искать, бегая из зала в зал с плазмой наперевес? Я тебе в шутер, что ли, играю? — Предбоевая лихорадка давала о себе знать.

— Да понял, понял я. Буду пытаться.

Диагностика успешно завершилась. Я несколько раз глубоко вздохнул и оглядел оружейную снова. Может, еще чего прихватить? Взгляд упал на боевой костюм, намного более компактный, но менее защищенный. Точно! Надо захватить на всякий случай. Для наследника. Вроде все.

Вернувшись на террасу забронированный, как бегемот, задумался, что предпринять. Идея притащить наследника к себе в поместье все больше и больше мне нравилась. М-да… С тоской глянул на столик с бутылочкой коллекционного виски. Делать нечего… Придется тащиться…

Пройдя в ангар с воздушными судами, начал выбирать. Гражданские экранолеты отмел сразу. Одно точное попадание из плазмобоя, и все — отлетался, орел. Имперский воздушный танк слишком тяжелый и медленный. Остановился на скоростном рейдере: небольшая защита есть, а скорость позволит, если что, свалить.

— Дом, ищи императора во дворце. И постарайся прикинуть, кто кроме герцога и моей матери участвует в заговоре. Я полетел.

— Хорошо. Удачи, граф.

— Да, она мне понадобится, — пробормотал себе под нос.

Залез в рейдер и переключился на ручное управление. В такой момент нельзя расслабляться за бортовым компьютером. Как ни странно, долетел без проблем, сел на площадь позади окопавшихся бойцов Кабана. Выйдя из машины, поискал друга. Он оказался неподалеку, и я подошел к нему:

— Кабан, что с загородной резиденцией императора?

— Похоже, там у заговорщиков прошло, как надо. Все разрушено. Долбили дальней артиллерией, даже руин не осталось, — невесело ответил Кабан, — а здесь почти не атакуют. Странно как-то…

— Не странно. Сюда должен был подойти линкор и вдарить главным калибром, — обрадовал я Кабана.

— Гонишь! Ты чего, серьезно?

— Серьезнее некуда. Ладно, линкора уже нет, так что к делу. Бери половину своих людей, и начинаем прочесывать дворец в поисках наследника. Надо перевезти его ко мне.

— Зачем?

— Затем, что там безопаснее.

Дворец был пуст. Подозрительно пуст. Но, несмотря на наши опасения, наследника мы с помощью Дома нашли довольно быстро. Наследник (хотя какой к черту наследник?), император вместе с охраной заблокировались в одном из дальних арсеналов. Поэтому нас встретил огонь из плазмобоев и выстрелы стационарных турелей. «Хорошо устроились, — подумал я, — заговорщикам их было бы трудно выбить». Подозреваю, что там еще и тайный ход есть.

— Эй, мать вашу, не стреляйте! — крикнул я. Не люблю, когда в меня стреляют: шкурка у меня ценная, уникальная, в Красную книгу занесенная. А плазмобой — очень грубое оружие. Раз выстрелил, и шкурки нет. — Мы пришли на помощь.

Молчание было мне ответом. Через минуту раздался усиленный голос наследника, тьфу, уже почти императора:

— Представьтесь!

— Граф Алексей Уральский, глава «Крыла…» корпорации «Ардер». Я сейчас подойду к вам без оружия, не стреляйте! — Кричать через сто метров мне не улыбалось. Да и трудно на таком расстоянии убедить людей в чем бы то ни было.

Опять молчание.

— Хорошо, только без глупостей, — заговорил другой голос, мужской, грубый, жесткий. Видать, командир охраны, — бойца всегда слышно сразу.

Отложив оружие в сторону и пожав на всякий случай руку Кабану, пошел к императору. Подойдя поближе, снял шлем и оглядел их позицию. Устроились они на славу: похоже, все автоматические турели из арсенала вытащены и установлены. В итоге помещение и коридор простреливались таким количеством различных турелей, что влегкую пробили бы броню имперского танка. Сам император был прикрыт десятком различных силовых щитов. Кстати, помимо императора тут находились несколько десятков придворных и три советника прежнего императора. В том числе мой биологический папаша. А я так надеялся, что он сдох в загородной резиденции. Жаль… Ну ничего, это дело поправимое, мало ли что может случиться… Время мутное…

Под прицелом десятка плазмобоев я снова представился:

— Граф Алексей Уральский, глава одного из крыльев корпорации «Ардер». Вместе с бойцами прибыл на помощь императору.

Вот так деликатно я сообщил о смерти старого императора.

Новый император вышел из-за щитов и приблизился ко мне, несмотря на то что охрана была против.

— Император сейчас в загородной резиденции, — глядя мне в глаза, сказал бывший наследник.

— Император сейчас передо мной, — позволил не согласиться я.

— То есть мой отец мертв? — упавшим голосом спросил император.

— Вероятнее всего, но тело не нашли. Не было времени. Сейчас не это главное, император, — жестко сказал я, — сейчас нужно удержать власть и покарать заговорщиков! Грустить будем потом!

Император уставился на меня, я твердо встретил его взгляд. Гляделки продолжались около минуты, пока император, устало вздохнув, не отвел глаза:

— Да, вы правы. Сейчас не время для сантиментов. Какими силами вы располагаете, что знаете о ситуации и что предлагаете?

Вкратце обрисовал текущую диспозицию и предложил перебраться в мое поместье. Дальнейший диалог даже не хочу вспоминать, начались споры. Пару раз в разговор влез мой папочка, за что был послан на три очень веселых буквы. Но в итоге я настоял на своем, и мы, как ни странно, без приключений добрались до дома.

Следующие два месяца слились в сплошной кошмар: кого-то арестовывали, пытали, допрашивали. Я, естественно, принимал в этом деятельное участие. Единственной приятной мелочью был штурм поместья герцога Мнирта. Его глаза, напитанные ненавистью ко мне, были такой отрадой… Так бы и вспоминал вечно…

Заговор был раскрыт почти полностью. Обширность его поражала, он проник не только во флот, но и в святая святых — Имперскую безопасность. Каждый десятый аристократ участвовал в заговоре. И во главе, естественно, стояли герцог Мнирт с моей матерью. Кстати, Сигмар из Имперской безопасности чуть не сошел с ума, когда узнал о том, что под его носом провернули такое!

Казнь герцога и членов моего клана свершилась тринадцатого августа, за день до моего дня рождения. Интересно, император сам догадался сделать мне такой подарок или ему подсказали?

Впоследствии по моей просьбе ИСБ стерла все упоминания моего имени в протоколах чисток. Официально же мне пришлось отправиться в опалу, так как, несмотря на то что мое участие в заговоре доказано не было, все члены моего клана проходили как заговорщики и их пособники. В реальности я стал неприкасаемым, ИСБ упорно закрывала глаза на все мои выходки. Я даже специально пытался им помочь открыть глазки: покупал все, что было запрещено, подумывал заняться работорговлей, но это все-таки противно моей натуре. Не скрываясь, нанимал убийц, чтобы устранить парочку старых врагов. Но ИСБ и тут ничего не сделала, хотя, возможно, по причине того, что недруги как-то были подвязаны в заговоре, но доказательств не было. Так что безопасность только выиграла.

Вначале это было весело, а потом стало скучно…

Терминал ИСБ для внутреннего использования.

Запрос идентификации…

Идентификация прошла успешно…

Запрос аудио- и видеопотоков № 32 136 743 от 12 августа 2526 года.

Место: Империя, Святоград, главная резиденция ИСБ, четвертый подземный этаж, допросная АБ.

Перемотка на 18:03:17.

Преобразование потока.

В камере находятся трое: герцог Мнирт, графиня Уральская, старший следователь в маске. Заговорщики сидят за столом, блокированные силовым полем.

В помещение входит Алексей Уральский.

— Оставьте нас, — обратился вошедший к следователю.

— Но…

— Я нечетко выразился?

— Слушаюсь.

Алексей достал прибор для подавления прослушки, положил его на стол и активировал.

Аудио- и видеопоток прерываются.

Попытаться применить систему интерполирования изображения?

Успешно применено.

Попытаться применить систему дешифрования аудиопотока?

Успешно применено.

Попытаться применить дополнительные эвристические алгоритмы для очистки аудио- и видеопотоков?

Успешно применено.

Нормализация и преобразование потока.

Качество картинки и звук резко ухудшились, но остались на приемлемом уровне.

— Вы даже не представляете, как долго я этого ждал, — усмехнулся Алексей.

— Ты можешь спасти нас, — то ли спросила, то ли сказала графиня Уральская.

— Могу.

— Но ты, естественно, этого не сделаешь? — Это герцог Мнирт.

— Естественно.

Повисла небольшая пауза, в ходе которой Уральский насмешливо рассматривал заговорщиков.

— Спаси хотя бы своих братьев! — крикнула графиня.

— Зачем? Они виновны, так как догадывались о вашем заговоре и не сообщили об этом в Службу безопасности.

— Но ведь ты можешь их спасти?!

— Конечно, могу. Только не стану этого делать.

— Зачем ты пришел? — ровным голосом спросил герцог.

— А ты не догадался? Я так давно мечтал о вашей смерти, что просто не смог не прийти и не позлорадствовать. Повернись все по-другому, и это я сидел бы за силовым полем.

— Но я же твоя мать.

— Ненадолго. Завтра я стану сиротой. Да, кстати, Мнирт, помнишь своего племянника? Твоего любимчика, который трагически разбился на экранолете?

Герцог не ответил, с ненавистью глядя на Уральского, который продолжил говорить.

— Это я ему помог.

— Какая же ты мразь, — прошептал Мнирт, — надо было тебя в младенчестве удавить.

— Теперь уже поздно. И последняя хорошая новость для вас: мои любимые братцы вместе со слугами умрут на ваших глазах. А теперь пока. Приятно сдохнуть. Хотя о чем это я? Вам же вколют трисенксолезатор. Долгая и мучительная смерть вам обеспечена.

Глава 5

Скука

Пациент у психиатра.

— Доктор, жизнь такая скучная, уже все, что мог, перепробовал.

Решил покончить жизнь самоубийством…

— Вы думаете, в аду вас развеселят?

Анекдот

Сен

Жизнь в последние пару лет стала невыносимой… Скука — Скука, как породистая борзая, вцепилась в загривок и немилосердно терзает меня. Чем заняты люди, которые проходят процедуры омоложения? Зачем они живут? М-да… даже не придумать, чем себя занять. Работа? Работа и без меня спорится. Если руководитель много работает, значит, он плохой руководитель. Я, судя по всему, хороший — почти не работаю.

«Ты — раздолбай, а не хороший руководитель!»

Цыц! Шизофрения должна сидеть тихо и не мешать!

Женщины? Первая сотня еще была интересна, вторая — как-то вяло, ну а сейчас — только в пьяном угаре.

Деньги? Честно говоря, я и сейчас не знаю, куда их тратить.

Другие материальные блага? Я уже натаскал столько, что даже хомяк задается вопросом: «Зачем все это?»

Власть? Я слишком ответственный, придется отвечать за тех, кем правишь.

«Ширнись какой-нибудь гадостью из лабораторий Ботана, сразу полегчает».

Хороший совет, но лучше обойдусь.

Судя по голограмме с внешних камер наблюдения, вечереет. Надо бы убить время. Поиграть? Да, время потечет незаметно.

Вздохнув, устроился в кресле поудобнее. Переключился на мысленный интерфейс. Стоит сказать пару слов об этих интерфейсах. Первые рабочие версии появились три года назад в лабораториях (угадайте кого?) Ботана. Представляет собой маленький имплантат в мозг, который позволяет работать с электронными интерфейсами напрямую, в обход всех других устройств ввода-вывода, включая руки и глаза. Обладает собственным, весьма примитивным интерфейсом и для подключения использует технологию квантовой связи. Естественно, мыслеинтерфейс является еще прототипом и внедрен десятку человек, не более. Среди них: Кабан, Ботан, пяток ученых, которые его придумали, и я. Единственный минус мыслеинтерфейса — полное отключение от внешних органов чувств из-за того, что при контакте с ним мозг работает быстрее и не может корректно синхронизироваться с нервными импульсами.

Начал запуск интерфейсов Игры и получил обзорные статусы о том, что произошло за время моего отсутствия. Игра, именно с большой буквы, представляла собой реал-тайм стратегию в жанре фэнтези, ну, всякие эльфы, гоблины, маги, некроманты и все такое. Игра никогда не останавливалась, и в нее играли все Сигмары. Считалось, что таким образом они могут поднимать профессиональный управляющий навык и улучшать степень абстрагирования. Люди играют в этой вселенной исключительно командами по причине того, что им требуется спать, да и просто противостоять в тактике и стратегии Сигмару в одиночку почти невозможно. Команды, которые продержались свыше недели или смогли придумать что-то новое, получают приличные премиальные. Я играл в паре с Домом. Под нашим правлением находилась небольшая, но очень злобная островная империя. По каким-то непонятным причинам нас очень не любили в этой вселенной, и Сигмары постоянно засылали к нам разные «освободительные», «очищающие», «восстанавливающие конституционный порядок» и прочее армии. Мы с Домом выступаем от лица команды анонимных игроков и играем уже больше года, что является просто нереальным рекордом для людей. Так что мы были занозой в заднице (если бы она была, конечно) у Сигмаров.

Просмотрел события.

Сигмар ИСБ засылал к нам несколько потоков убийц, чтобы ликвидировать толковых военных и управленцев. Дом смог перехватить их и вернуть обратно с промытыми некромантами мозгами. Как итог, убили военных Сигмара ИСБ. Была пара попыток атаковать южные острова, но они провалились.

Ничего интересного… И здесь скука. Вызвал на связь Дом для планирования действий. К моему удивлению, планирование, переросшее в спор, оказалось на этот раз весьма увлекательным занятием, от которого меня отвлек вызов из внешнего мира. Черт бы побрал всех! Решил взглянуть, кому понадобился. Отключившись от мыслеинтерфейса, глянул на коммуникатор. Вызов шел из императорского дворца. Пришлось принять вызов голосвязи. Уставился на лицо моего папаши. Спокойно нажал клавишу «Отбой». Посидел с полминуты, дождался еще одного вызова. На это раз император вызывал лично:

— Граф, что за детский сад?

— Ваше величество, о чем вы говорите? — поднял недоуменно брови.

— Почему вы только что сбросили вызов?

— Ваше императорское величество не поверит, но по голосвязи постоянно звонят хулиганы, — откровенно издевался я, — я подумал, что это снова они.

Император пару мгновений смотрел на меня, потом вздохнул и сказал:

— Ладно, Леха. Приезжай через неделю на императорский бал, приглашение тебе пришлют.

— Не, не, не, — зачастил я, — Дима, даже не проси. Что я там забыл? Посмотреть на напыщенных уродцев, которых ты по незнанию называешь двором? Нет, спасибо. Покалечу еще кого ненароком.

— Леха, слушай, у меня не так много людей, которым я доверяю. И хотелось бы с ними видеться почаще. А этот двор у меня у самого знаешь где сидит.

— Дим, приезжай ты ко мне. Я, конечно, все понимаю, император и все такое. Но в моем доме тебе ничего не будет, а скрыть тебя и ИСБ сможет спокойно.

— Чревато к тебе ездить, все-таки ты в опале. И к тому же кто из нас император? Я или?..

— Пока ты, — ухмыльнулся я.

Император поперхнулся на полуслове.

— Пошутил я. — Поднял руку в останавливающем жесте. — Ладно, приеду. Но если кого из твоих приближенных покалечу, твои проблемы.

— Хорошо. — Император отключился.

С императором нас связывала дружба, насколько возможны дружеские отношения между императором и вассалом. Но с чувством юмора у него было плоховато.

Закурил сигарету.

«Скучно…»

Внутренний голос прав, опять скучно. Играть больше не хотелось, Дмитрий сбил настрой. Может, покончить жить самоубийством? И наконец узнать, что находится за Серыми Пределами? Нет, рано. Жить пока хочется, но цели нет. Нет, конечно, верность Империи и работа на ее благо — благородная задача. Но думаю, что для Империи все, что можно, я уже сделал. Императора спас, один из важнейших элементов Империи «Крыло исследований…» «Ардер» настроил так, что работает как часы. А больше делать нечего. Как-нибудь без меня Империя простоит. Так и не придумав, чем себя занять, пошел на кухню.

Люблю готовить, думать не надо. Руки сами делают. А когда не думаешь, становится проще. Скука немного отступает.

Достал кусок свинины и специи. Обожаю жареную свинину, сильно пропитанную пряностями и щедро проперченную. Приготовление мяса заняло минут пятнадцать. Поглощение — и того меньше, минут семь.

Снова скучно. Как бороться со скукой? Сильных чувств уже не осталось. Даже ненависть к папаше не дает остроты. Однажды в разговоре император спросил, за что я его так ненавижу и почему не хочу с ним помириться.

— За предательство, — ответил я. — Он предал меня, когда был нужен. А мириться? Как ты себе это представляешь? Предателей нужно убивать, а не мириться с ними. Предательство убивает доверие, а доверия не так уж много в мире… Не волнуйся, не трону я твоего советника, пока он будет полезен Империи, естественно… Интересы Империи я ставлю выше личных.

— А как он мог тебе помочь? Враждебные лагеря… Как он мог помочь тебе? — задавал резонные вопросы Дима.

— Проблемы негров шерифа не волнуют! — отрезал я ехидно.

— Он страдает…

— Он христианин, ему полезно. По его вере, страдания очищают душу. — Ухмылка на моем лице стала шире. — Так что я стараюсь ради него. Авось грехи спишут, еще и в рай попадет. И вообще, не дави на жалость, ее у меня нет.

— А жаль…

— Лучше быть живым, чем мертвым. Тебе так не кажется?

— Это ты к чему спросил? Не вижу логики, — заинтересовалось наше величество.

— Если бы я был жалостливым, то не стрелял бы по линкору. Ведь там люди, мне их жалко, они запутались в собственных стремлениях, — начал я передразнивать общечеловеков, — им же так плохо. Правда, ты бы умер и страна была бы залита кровью. Так что не стоит говорить о жалости. Жалеть можно щенка, упавшего в воду, а человека всегда есть за что убить.

«Какой суровый дядька!»

Внутренний голос всегда помогает мне прийти в себя и не позволяет слишком углубиться в воспоминания.

Почему я так и не нашел ту единственную и неповторимую? Может, любовь перебила бы скуку? Что-то столько философии в мыслях! Пора спать. Завтра много работы, да и к Ботану надо заскочить.

Глава 6

Операция

Приходит мужик к нейрохирургу с просьбой удалить часть мозга. Мотивирует это тем, что он слишком умный, что ему скучно, у него неинтересная работа, нет любимой, он знает наперед любую жизненную ситуацию, а он хочет походить на обычного человека.

Врач удалил пятьдесят процентов головного мозга.

Через полгода приходит тот же мужик.

— Спасибо вам, доктор! Все классно, я душа любой компании, у меня много женщин!! Но все же можно еще чуток убрать?

Удалил нейрохирург еще пятнадцать процентов.

Спустя три месяца мужик появляется вновь.

— Доктор, все круто, у меня все схвачено, люди от меня в восторге, я обожаю жизнь, у меня отличная работа… Но можно еще немного поработать над моим мозгом?

— Послушайте, если я уберу еще хотя бы пять процентов, у вас начнутся месячные!

Анекдот

Сен

Проснулся подозрительно рано, в девять утра. Как ни странно, спать не хотелось, и я встал. Настроение было не очень, но сытный завтрак доказал, что жизнь не так уж плоха.

После завтрака отправился в штаб «Крыла исследований…» «Ардер». Работать, конечно, лень, но заставил себя проверить все отчеты и отследить основные лабораторные наработки. За текучкой время пролетело незаметно. Наступило два часа пополудни. Вспомнил, что обещал Ботану заглянуть.

Ботан был на месте, ждал меня.

— Привет, Сен, — сказал он, пожимая мою руку, — как дела?

— Привет, — ответил я с улыбкой, — как обычно. Скучно, но ты мне что-то интересное обещал показать.

Спустившись с Ботаном на особо засекреченные уровни, мы попали в специальный кабинет для переговоров. Я немного напрягся: то, что мы оказались в этом кабинете, свидетельствовало о том, что Ботан будет говорить об очень серьезных вещах.

— Леха, ты в курсах, чем мы занимались в последнее время?

— Примерно. Что-то связанное с Сигмарами и реаниматорами, но это все, что я знаю. — Я пожал плечами. — Проясни обстановку.

— Ну начну с самого безобидного и пойду по нарастающей.

— О, у вас тут целый сонм открытий? — усмехнулся я. — Ну, давай, срывай покровы.

— Первая новость: мы сделали новый мыслеинтерфейс…

Хомяк внутри меня беспокойно заворочался во сне.

— …Теперь им можно пользоваться, не отключаясь от внешнего мира, синхронизация проходит успешно.

Хомяк проснулся и заинтересованно прислушался.

— Есть одно но: для его использования нужно еще одно изобретение. Поэтому переходим к новости два: мы создали имплантат, который позволяет распараллеливать сознание.

Хомяк нахмурился, он не очень понял, зачем распараллеливать сознание.

— То есть создать до шести потоков мыслей. При этом, естественно, личностная матрица будет у главного управляющего потока.

Хомяк улыбнулся в предвкушении.

— Управляющий поток может отдать разработку идеи одному потоку и заниматься другим.

Слова Ботана доносились словно издалека, мои мысли были сейчас хомячковые. Хомяк просил, нет, он требовал вшить себе такой мыслеинтерфейс. Вновь прислушался.

— Каждый поток по производительности, если можно так сказать, равен изначальному сознанию. Достигается это за счет включения неиспользуемых участков мозга. Но и тут есть но: из-за вмешательства мозг быстрее старится и скорость отмирания нейронов увеличивается. К тому же имплантат содержит в себе квантовый компьютер, не очень мощный…

У хомяка потекла слюна.

— …термоядерный взрыв точно не рассчитать, но в качестве своеобразного калькулятора и винчестера подойдет. Поэтому мозг умрет примерно через год использования…

У хомяка появились слезы на глазах.

— …если не третье: мы смогли наконец собрать нанороботов, аналогичных полноценному реаниматору.

Хомяк забился в истерике.

«Убейте меня, ибо я не верую».

Даже шизофрению проняло.

— Подожди, подожди, Ботан, не части! — Я нахмурился. — Насчет последнего. Я правильно понял, что вы фактически создали эликсир из вечной молодости, бессмертия и регенерации?

— Ну примерно да.

— Данные засекретить. Всех занятых в эксперименте ученых под психоблокаду, — отдал распоряжение я и встал. — Слишком передовая технология. Надо все просчитать, а то как бы война из-за нее не началась… И обычные-то реаниматоры поперек горла у всего остального мира стоят, а за это… трудно предсказать реакцию.

Я закурил. Настроение улучшилось, команды Ботана действительно хорошо поработали. Надо будет личный реаниматор императору вшить, чтобы ненароком не загнулся. Я затянулся и спросил:

— Это, как понимаю, все? Тогда, думаю, мы сделаем следующее…

— Я не сказал главного. — Я напрягся и сел. — Мы научились создавать Сигмары во взрослом человеческом мозге.

«Прямо лицом об стену».

Я вздрогнул и медленно проговорил:

— Надеюсь, это шутка?

— Нет, не шутка. Мощность конечно же не как у полноценного Сигмара, в среднем три-четыре процента, но стоимость такой операции дешевле производства классического Сигмара порядков на десять, — зачастил Ботан.

— Стоп! Примолкни! Дай подумать. — Не надо быть Сигмаром, чтобы предсказать последствия. Я начал размышлять вслух: — Если об этой технологии узнает Содружество или восточные друзья, то Четвертая мировая война начнется через пять минут. Расу сверхразумов никто рядом с собой не потерпит. — Я пришел в себя. — Кто занимался исследованиями?

— Команда жнецов, так ты их вроде бы называешь.

— А! Твои аморальные ублюдки. Хорошо. Насколько я помню, они не имеют выхода с этих уровней? И значит, не смогут вынести технологию наружу. Сколько подопытных погибло в результате экспериментов, лучше не спрашивать?

— Да, не спрашивай, — скривился Ботан. Опыты над людьми были для него больной темой. Но, с другой стороны, людьми подопытных назвать было сложно: в лаборатории к Ботану попадали исключительно маньяки, насильники и прочая мразь. За простое убийство к нему не отправляли.

— Ладно, проехали. Делаем так: все данные об этой технологии уничтожаем и оставляем одну копию для спецхрана. Жнецам ставите психоблокаду. Теоретически выйти они не могут, но лучше перестраховаться.

Хомяк ненавязчиво крутился рядышком, ковыряя землю лапкой.

— Ботан, у тебя бумага и ручка найдутся?

— Да. — Ботан достал требуемое из стола и спросил, передавая мне: — Зачем тебе?

— Завещание буду писать. Или ты думал, что я не потребую вшить мне все вышеперечисленное? Это риторический вопрос, — добавил я, видя, что он собирается отвечать.

Завещание сочинилось быстро. Оно выглядело так:

«Передать оружейную и боевых роботов Кабану. Он оценит.

Признать Дом полноправным гражданином. Сигмары имеют в Империи полноценное гражданство.

Передать поместье Ботану. Думаю, они с Домом прекрасно уживутся.

Рекомендовать императору назначить на мое место Ботана как абсолютно лояльного Империи человека и высококлассного специалиста.

Акции «Ардер», принадлежащие мне, вернуть в собственность императора. Если император захочет наградить Ботана на новом месте, он сам это сделает.

Все остальное продать с молотка и со всеми наличными деньгами потратить на детские дома».

Запечатав личной печаткой завещание, передал его Ботану.

— Я воспользуюсь твоей связью? — спросил я, зная, что с этих уровней коммуникатор работать не будет.

— Да. Но…

— Потом, — прервал я. Пройдя к стационарной голосвязи, вызвал главу ИСБ. Он ответил почти мгновенно. Поприветствовав, спросил, что у меня за дело. Вкратце обрисовав ситуацию с Лизой и новым заговором, я прервал разговор и повернулся к Ботану.

— Сен, ты уверен, что можно так рисковать?

— Можно и нужно, я не могу пройти мимо таких бонусов. — Я улыбнулся. — Да все в порядке будет.

— А зачем тогда завещание и прочие твои действия?

— На всякий случай. Моя ответственность не позволяет мне рисковать безопасностью Империи. Ладно, пошли к твоим палачам. Пускай прикрутят мне все имплантаты, реаниматор и Сигмар.

Мы вышли из кабинета и направились к операционным. По пути Ботан отдавал по внутренней связи какие-то распоряжения. Я лично был немножко на измене, точнее очень даже множко. Но отказаться не смог — гордость не позволила.

После продолжительной ходьбы мы наконец пришли.

— Сен, ты уверен?

«Нет. Очко играет…»

— Да, конечно, уверен. Ботан, ты же профессионал, ничего не случится. — Боюсь, твердости в голосе не слышалось.

— Раздевайся и ложись.

Без лишних слов я разделся, забрался на операционный стол и лег на спину. Немного дернулся, когда почувствовал, как силовые поля мягко обволакивают тело. Глазами нашел Ботана, рядом с ним стоял жнец. Аморальный ублюдок. Конечно, я тоже не беленький и руки у меня в крови, но по сравнению с ним я просто ангел. Дай им волю, они бы всех выпотрошили. Но, несмотря на это, они крайне полезны…

Запихав злобу внутрь, постарался успокоиться.

— Сен, мы начинаем, — донеслись до меня слова Ботана, и я отключился.

Пробуждение было приятным, хотя бы из-за отсутствия боли. Приподнявшись, я огляделся. Я лежал на постели в стандартном послеоперационном боксе. Ничего примечательного не заметил, никаких кнопок, чтобы вызвать кого-нибудь. Ладно, нет и нет. Надо бы проверить, что мне накрутили в голове.

Хм… Похоже, ничего не изменилось, сознание одно, просчитать на лету баллистическую траекторию не могу, впрочем, раньше тоже не мог. Хм, а где моя шизофрения?

«Я здесь!»

Слава богам, а то к ней я привык.

Попытался переключиться на мыслеинтерфейс, получилось на удивление легко. Обычно сложнее. Быстренько пробежав по различным менюшкам, ничего особенного не заметил, кроме нескольких заблокированных. Но что-то было не так. Посмотрел по сторонам, задумался. Что-то не так.

«Все так. Как был идиотом, так и остался».

Почему? Черт, а ведь так и есть. Идиот! Я же теперь вижу меню и реальный мир одновременно. Мне теперь не нужно отключаться от внешних рецепторов. Супер! Тупость спишем на послеоперационный период, все-таки для меня недостаток интеллекта не характерен.

Попробовал встать с кровати. Неприятных ощущений не было, кроме одного: желудок громко заявил о своем несогласии с новой политикой голодания! Где же чертов Ботан? Жрать хочется! Не бегать же за ним голым по коридорам!

Ладно, пока его нет, опробуем мыслеинтерфейс. Одновременно ходить по комнате и просматривать информацию было немного непривычно, сродни ощущению, когда двоится в глазах. Но юношеские попойки закалили мой организм, и с такой проблемой он справился на ура. Минут через десять я уже уверенно чувствовал себя в обращении с новой версией имплантата. Еще через десять минут уже не понимал, как я мог жить без него? Как будто вторая пара рук появилась, которую у меня отняли в детстве. Перешел к заблокированным менюшкам. Ничего не получалось, ни в какую не хотели активироваться. А судя по всему, там самые вкусняшки. Одно название «Модификации тела» о чем говорит. От напряжения даже вспотел. От этого, несомненно, увлекательного занятия меня отвлек звук за спиной. Резко обернувшись, увидел Ботана.

— Ты бы это… прикрыл чресла, что ли. — Ботан указал глазами на эти самые «чресла».

— Ты бы одежду оставил, я бы прикрыл. Я, конечно, понимаю, что вид голого мужика не вызывает у тебя ликования, но выбора у меня нет.

— Твоя одежда в шкафу.

— В каком? — Я начал оглядывать комнату. Комната, как и раньше, выглядела ровным белым параллелепипедом. Никаких шкафов и в помине не было. — Ботан, ты решил пошутить? Типа как Снежная королева над Каем? Сложи слово «СЧАСТЬЕ» из букв «О», «П», «А», «Ж»?

— В том. — Ботан махнул рукой в дальний угол. — Я тебя за дверью жду.

Ботан ушел, а я почувствовал себя полным идиотом. Ладно, Ботан вроде дурацкие розыгрыши не любит, поверим. Оказавшись в углу, я услышал мелодичный женский голос:

— Открыть шкаф?

— Да.

Передо мной «растворился» кусок стены. Хм… Долбаный хайтек. Ага, лучше по старинке… А то не поймешь — то ли технология, то ли магия.

В шкафу я обнаружил все свои вещи. Быстро одевшись, вышел в коридор. Ботан ждал меня, прислонившись к стене.

— Пошли в кабинет, выпьем чего-нибудь.

— Какой повод?

— Не каждый день делаю из друга киборга. Забыл предупредить перед операцией… Вероятность неудачи была примерно двадцать процентов.

— Вот урод, раньше сказать не мог? — По спине пробежал табун мурашек, потоптался где-то ниже спины и побежал обратно наверх. Несмотря на скуку, жить мне пока хотелось. Фиг его знает, как следующая жизнь повернется.

— А зачем? Ты бы все равно полез на стол, только нервничал бы.

Ладно, потом припомню. Все-таки общение Ботана с жнецами пагубно на него влияет… Надо бы ограничить его дружбу с ними. Да, только высокопоставленного палача от науки нам не хватало.

Войдя в кабинет, мы расселись в креслах. Точнее, сел Ботан, а я по привычке развалился в любимой позе «Барин на природе лениво наблюдает за холопами». Роботы принесли напитки: мне — виски, безумному ученому — какую-то экстравагантную жидкость серого цвета.

— Не хочешь попробовать? — Ботан пытался разрекламировать напиток.

— Нет, спасибо. Лучше вы к нам. — Я показал на стаканчик виски. — Рассказывай, что и как.

Ботан отхлебнул и начал говорить:

— В целом операция прошла как по маслу. Никаких побочных эффектов, осложнений. Но по порядку. Старый мыслеинтерфейс без труда извлекли и внедрили новую версию имплантата. С распараллеливанием сознания тоже проблем не возникло. Есть одно «но» с обоими имплантатами. От обычных они отличаются тем, что через некоторое время полностью рассасываются. То есть через некоторое время часть твоих нейронных сетей в мозгу перестроится, и роль имплантатов будут выполнять эти сети. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я говорю? Извлечь имплантаты через пару недель будет невозможно, конечно, если ты не захочешь стать дебилом.

— Почему вы это сделали?

— Потому что ни один внешний имплантат не может корректно работать с мозгом. Проблемы с синхронизацией. И сами нейронные сети изменены, так как обычная сеть обладает слишком высокой латентностью и низкой пропускной способностью. — Ботан отхлебнул своей серой гадости. — Ты, кстати, заметил заблокированные меню?

— Ага, — кивнул я, глотнув виски. — Почему они заблокированы? Когда разблокируем?

— Желательно, чтобы ты сначала изучил документацию по технологиям, а потом их разблокировал. Сбросить?

— Давай. — После моих слов в мыслеинтерфейсе появился запрос о получении данных. Я подтвердил и был неприятно удивлен количеством информации. — Ты хочешь, чтобы я все это прочитал? Ты мне Имперскую библиотеку сбросил, что ли? Как это все ко мне в мозги поместилось?

— Ну, во-первых, разберешься с распараллеливанием сознания и ускоришь процесс в шесть раз. Во-вторых, погрузишься в виртуал через мыслеинтерфейс и дополнительно увеличишь скорость. В-третьих, для тебя нынешнего объем не очень большой. Ты запросто десяток Имперских библиотек сможешь поместить к себе в голову. Проверь.

Привычно, уже привычно, скользнув внутрь себя, я глянул объем возможных структурированных данных, который может вместить в себя мыслеинтерфейс. М-да… и вправду до фига. Я таких чисел даже не знаю, хотя прилежно учился в школе.

— Судя по всему, уже посмотрел? — Глядя на мое ошалевшее лицо, рассмеялся Ботан.

— Ага. Как вы умудрились столько запихать?

— Это не для серых умов, как говорится. Ладно, давай прощаться. Ты дома прочитай все и разберись. Если будут вопросы, звони. Разблокировка функций описана в документации. Это, чтобы ты не халтурил. А мне пора писать отчеты об этом опыте над начальством, — Ботан улыбнулся. — И засекречивать информацию. Кстати, забери завещание. И главное, не пугайся: операция длилась три дня.

— Офигеть… Ладно, бывай.

Рассеянно пожав руку Ботана и взяв завещание, я начал подниматься наверх. Миновал кучу постов безопасности и наконец-то оказался на площадке с экранолетами. Залез в свою машину и полетел домой. По дороге старался расслабиться и не думать. Мыслей было слишком много. Хомяк начал сомневаться, что переварит столько счастья внутри себя. Хотя, как говорится: «Много — не мало. Не выкобенивайся, есть — хорошо, нет — плохо». Будем разбираться с подарком. До посещения императора еще почти четыре дня. Так что успеем.

Глава 7

Новые горизонты

Компьютер такой маленький, но вмещает в себя столько порнографии.

Анекдот

Сен

Дома быстро проверил сообщения. Из важных было приглашение на императорский бал. Все остальное — хлам, на который я даже не обратил внимания. Есть дела поважнее.

Отдал команду роботам приготовить поесть и ушел в кабинет. Усевшись поудобнее, погрузился в мыслеинтерфейс. В очередной раз приятно поразился объему памяти в своей голове. Неплохо бы скачать сюда все разработки «Ардер» на всякий случай: вдруг что-нибудь понадобится. Как там в двадцатом веке говорили: «Пацан сказал, пацан сделал»? Да, вроде так! Поставил на скачку домашнюю копию базы «Ардер» и связался с Домом. Подробно перечислил, что произошло со мной за последние три дня, и попросил помощи. Дом, как и все Сигмары, был очень любознателен и поэтому с радостью согласился. Переслал ему копию документов и занялся настройкой новой версии мыслеинтерфейса. В ней осталось несколько моментов, которые откровенно раздражали. Остаток дня потратил на настройку. Но все равно не успел. Еще неделя нужна.

Поздно вечером, устало тряхнув головой, оглядел кабинет. Взгляд упал на завещание. Хм, раз уж написал, грех выбрасывать. Оперативно связавшись с имперской нотариальной конторой, отослал туда копию завещания и удаленно подтвердил ее подлинность.

«Теперь и отдохнуть можно!»

Внутренний голос достал. Заткнулся бы ты уже.

«Я, между прочим, часть твоей личности. Замечу, лучшая часть!»

Это не та часть, которая семь лет назад в борделе требовала: «Давай нюхнем коксу? Будет весело!»? А потом подбила меня снять десяток уличных девок и устроить оргию. Мне потом пришлось лечить целый набор болезней.

«Ну, это давно было. И вообще, кто старое помянет, тому глаз вон!»

А кто забудет, тому два. Ладно, проехали, дай подумать.

Надо бы, конечно, перекусить и спать завалиться, а завтра на свежую голову разбираться. Сказано — сделано. Отдал роботам команду на подготовку спальни. В ожидании решил расслабиться и избавиться от мыслей. Получалось не очень, но я старался. Минут через двадцать упорных попыток не думать явились роботы с готовым ужином. Мой ужин всегда одинаков: жареное мясо, овощной салат, помидорки черри, чай и фрукты. Быстро расправившись с едой, пошел в спальню. Умылся в прилегающей к комнате ванной, разделся и лег.

Проснулся в полдень. Сполз с кровати и потянулся. Взгляд упал на большое зеркало. Подошел и критично оглядел себя. Поправился я что-то, надо бы форму вернуть. Хотя и так сойдет. В голове возник забавный стишок: «Каждый день — хороший день, когда у тебя огромный член». Решив, что во мне что-то есть, пошел в душ, потом, не вытираясь, переместился в кабинет и заказал завтрак. Пока ждал, начал просматривать документацию. Естественно, с имплантата распараллеливания сознания. Для ускорения процесса ушел в виртуальную реальность, генерируемую мыслеинтерфейсом.

Прочитав первые пять обзорных глав, понял, что распараллеливание сознания — это круто, но не понял, как его включить. Вернулся в «Начало» и стал искать содержание. Но Ботан, как будто почувствовав, что я не буду читать нормально, взял и отключил режим индексирования во всей документации. Без индексов не было ни содержания, ни режима поиска. А чтобы провести индексацию, надо прочитать документацию по мыслеинтерфейсу. Замкнутый круг какой-то… Можно запросить Дом сбросить доку, он наверняка уже привел ее в нормальный вид. Но лучше не стоит. Ботан, конечно, перестраховщик, но мозги они одни. Это руку можно вырастить, а мозги еще ни у кого не получилось.

Вернувшись к шестой главе, погрузился в чтение. Так, предупреждение какое-то, при использовании… может развиться… отклонение восприятия реальности… следующие психические расстройства… Пропущу, а то страшновато читать перечень того, что может случиться. О, «Включение». Внимательно изучим.

Структурируем знания:

первичное включение вторичных сознаний производится через мыслеинтерфейс. Последовательность действий и коды разблокировки прилагаются;

последующая работа с вторичным сознанием может строиться без формального использования мыслеинтерфейса. Последовательность действий прилагается. Замечание: фактически мыслеинтерфейс все равно используется, только в качестве «невидимой» прослойки;

вторичное сознание абсолютно идентично первичному, за исключением личностной характеристики;

личностная характеристика у вторичного сознания не может развиться. Замечание: все личностные изменения отражаются в основном сознании. То есть изучение опытов черных жнецов над вторичным сознанием приведет к такому же «сдвигу мозгов», как будто изучал сам. Связано это с тем, что все семь сознаний фактически едины;

вторичные сознания надо периодически отключать. Не обязательно все сразу, но каждое вторичное сознание должно (желательно!) отдыхать восемь часов в сутки. Иначе «умственная» усталость вторичного сознания спроецируется на первичное;

любое сознание, погруженное в виртуальность, испытывает усталость в реальном, а не виртуальном времени. Развернутое объяснение: в виртуальной реальности время можно ускорить примерно до тысячи раз, но сознание не устанет через шестнадцать виртуальных часов. Научные причины этого не установлены;

вторичное сознание не может использовать виртуальную реальность для ускорения обработки данных, если первичное сознание не находится в виртуальной реальности. Замечание первое: можно погрузить первичное сознание в виртуальность, а управление телом отдать одному из вторичных. Замечание второе: во время сна, то есть в момент, когда фактически первичное сознание отключено, можно использовать погружение в виртуальность;

длительное использование вторичных сознаний приводит к скорому изнашиванию мозга.

Так, это опустим пока.

«И тут надули!»

Почему? Все нормально. Правда, ограничение с виртуальностью, но и они обходятся.

Закончив препирательства со своей любимой шизой, приступил к активации вторичных сознаний. Все прошло как по писаному. В мыслеинтерфейсе активировались дополнительные меню и режимы. Сразу же решил опробовать новые возможности: разослал всем вторичным задание настроить мыслеинтерфейс, как я хочу. О, темные боги, как же хорошо… Идеальные исполнители, не надо ничего разжевывать, все сразу поняли. Сказал сделать, и они уже сами знают как! Супер! Прямо-таки кнопка «Сделать хорошо».

Побыв еще пару минут в предоргазменном состоянии, решил, что уже не мальчик… и кончать от мыслей мне явно не по возрасту…

«Может, в клубешник? Девчушку какую-нибудь охмурить… Ну и это, раз-два, раз-два… Чисто для поднятия жизненного тонуса».

Нет, спасибо. Потом как-нибудь. Хотя почему нет? Взять Кабана, подцепить пару красоток, отдохнуть немного, а то весь в трудах. Улыбнулся своим мыслям. Тряхнул головой, чтобы сбросить наваждение, и провел разъяснительную беседу со своим внутренним голосом о вреде женщины в производственном процессе. Голос вроде как понял основную идею и заткнулся.

На настройку работы с вторичными сознаниями в обход мыслеинтерфейса потратил еще кучу времени. Решив отдохнуть, вышел из виртуальности. Заметил, что статус вторичных сознаний тоже поменялся с виртуальности на основную реальность. Жаль, но что поделаешь. Живу-то я в этой реальности.

Оказывается, уже два часа прошло. Завтрак безбожно остыл.

«Хорошо хоть не протух!»

Ничего, я и холодное прекрасно ем.

Проглотив яичницу с беконом и запив ее чуть теплым чаем, прошел к бару за виски. Налил семьдесят граммов божественного напитка и принюхался к аромату. Все-таки эти варвары-англосаксы умеют делать отличный виски. Развалился в кресле и проверил, что там настроили в мыслеинтерфейсе мои «негры». Да… неплохо… такими темпами к вечеру уже все отлично будет.

Через полчаса снова скользнул в виртуал и затащил за собой вторичных. Открыл документацию на реанимационных нанороботов и погрузился в чтение. Хм… Что мы имеем:

активация и последующая работа только через мыслеинтерфейс. Последовательность действий и коды разблокировки прилагаются;

возможность совместной работы со стандартным реаниматором для ускорения процесса восстановления.

Проверенный функционал:

возможность восстановления потерянных частей тела. Скорость работы на порядок ниже полноценного реаниматора, но лучше, чем ничего;

так же, как и стандартный реаниматор, не может восстановить уничтоженный мозг, то бишь вырастить его заново. Замечание: с восстановлением поврежденных частей мозга нанороботы справятся;

возможность постоянного омоложения тела.

Непроверенный функционал:

возможность модификации тела. Пометка: есть ряд предустановленных модификаций от жнецов, но они не проверены. Замечание: опасно, возможна смерть;

возможность модификации самих нанороботов для выполнения других задач. Замечание: опасно, возможна смерть;

весь вышеперечисленный функционал работает только при нормальном питании. Пометка: комментарии излишни, без строительного материала стройка не работает;

для модификации тела и нанороботов требуется выращивание специального «органа» внутри организма, своеобразной фабрики новых нанороботов. Пометка: фабрика нужна для производства нанороботов с отличным от стандартных функционалом. При модификации тела требуются новые нанороботы. Замечание: выращивание фабрики занимает около месяца.

На всякий случай запустил строительство фабрики и активировал нанороботов. И сразу же получил кучу уведомлений о том, что в моем организме не в порядке. Список рос прямо на глазах. М-да… надо бы залезть в реаниматор… Отдал команду для более полной диагностики и вышел из виртуальности. Посмотрев на время, увидел, что разбор документации по реаниматору занял около пяти часов и уже давно наступил вечер.

Решив добить документацию, скользнул обратно в виртуал и приступил к изучению доки по своему Сигмару. М-да… ничего интересного пока нет, надо ждать пару месяцев до самоактивации зародыша. И после этого приступать к его настройке. А пока доку читать бессмысленно.

Выскользнул из виртуала. С Сигмаром пока еще ничего не ясно, но остальные вкусняшки выше всех похвал! Допив залпом теплый виски, направился в комнату с реаниматором. Сбросив инфу от внутренних наноботов на терминал управления стационарным реаниматором, залез в аппарат. Подключив к этому увлекательному процессу еще и Дом, запустил программу коррекции обнаруженных ошибок. Пришел в себя часа через три, так как реаниматор при длительном лечении погружает пациента в сон.

«Жрать хочется!!! Ты это, мяска бы заточил, килограмма два, а может быть, и три!»

Угу, хорошая идея. Отправив команду на быстрое приготовление пищи, метнулся в столовую. К моему прибытию роботы уже натаскали кучу еды. Отлично! Голод все сильнее поедал меня.

Сел за стол и начал уничтожать все, до чего сумел дотянуться. Леди поблизости нет, поэтому этикетом можно не заморачиваться. Чавкая, как бегемот, руками подтягивал еду к себе поближе. Минут за двадцать насытился и оглядел поле битвы. Сожрал я, честно говоря, много… Не ожидал от себя такого… Оглядел себя. Хорошо, что с утра так и не оделся. Жрал я, действительно, как бегемот, и заляпался не хуже. Глянул на часы: почти полночь. Решил принять душ и лечь спать.

Глава 8

Предложение

— Я прошу руки вашей дочери.

— А у вас что, своей руки нет?

— Своя есть, но она уже устала.

Анекдот

Сен

Следующие два дня я потратил на то, чтобы выяснить последние тонкие моменты в работе наноботов и вторичных сознаний. В семи сознаниях при участии Дома все процессы шли очень бодро. Также закачал к себе в мозг кипу различных научных энциклопедий, умных книг, сборников алгоритмов и тому подобное. Чтобы было, что маленькому Сигмарчику почитать.

Наконец наступил день императорского бала. Я вспомнил об этом грандиозном событии, проснувшись утром.

«Может, не ехать? Ну их всех далеко!»

Хотелось бы, но обещал. Придется ехать. Глянул на часы: до бала еще около шести часов. Успею поработать. Прошел в кабинет, по дороге заказав завтрак, и запустил свое удаленное рабочее место. Что-то за неделю много чего накопилось. Пришлось проверить кучу отчетов, сверить текущие аналитические выкладки со старыми прогнозами, оценить эффективность всех лабораторий и ответить на пару сотен писем. Когда я отвернулся от голомонитора и взглянул на часы, то был неприятно удивлен. Прошло семь часов, и, следовательно, бал уже начался.

«Хорошо поработал. Ты бы, это… поспешил, что ли…»

Черт! Выскочив из кабинета, побежал в гардеробную. Быстро надел на себя костюм для официальных мероприятий: черные свободные штаны, черная рубашка со свободными рукавами, черные ботинки.

«Чисто гот, глазки только подвести осталось».

Естественно, как и все в моей хомячковой коллекции, костюм был не так прост. Ткань, из которой он был изготовлен, была настоящим шедевром лабораторий Ботана и сочетала в себе несколько очень полезных свойств: она регулировала температуру и служила броней — выдерживала сильные физические и слабые энергетические воздействия. Автоматная очередь такой костюмчик не прошьет, а вот удар из плазмы испарит гарантированно. Вместе с тем, кто в этом костюмчике сидит.

Прицепил кермитовый меч к поясу, парализующий станер к левой лодыжке, маленький плазмопистолет к правой и в довесок прикрепил по паре кермитовых стилетов к запястьям. Погляделся в зеркало. Вроде ничего, кроме меча, не болтается. Конечно, отбирать оружие у меня никто не будет, но мало ли что. В тот гадючник (это я про имперский двор) без плазмобоя страшно входить. У, твари… всех бы в расход пустил…

Глубоко вздохнул, успокоился и накинул на себя плащ-халат. Тоже вкусняшка из лабораторий, предназначен как раз для защиты от энергетического оружия. Естественно, черного цвета с капюшоном на глаза. Бессмертный дизайн… Снова посмотрел на себя в зеркало. Мега круто выгляжу, жаль, придворная шпана не оценит, да и фиг с ним. Что-то забыл… А, перчатки надеть. О, теперь полный комплект.

«Ага! Суровый парень!»

Не вступая в переговоры с голосом, пошел в ангар и сел в экранолет. Задал координаты дворца и решил проверить, как там поживают вторичные сознания.

Сознания поживали неплохо, уже даже индексацию «вручную» у документации провели. Использование вторичных сознаний вначале вызывало некий дискомфорт. Любая информация у человека характеризуется как минимум двумя характеристиками: собственно самой информацией и тем, откуда он ее узнал. При использовании в обучении вторичного сознания вторая характеристика исчезала. Что приводило к небольшой шизе: «Я это знаю, но не знаю откуда».

В раздумьях полет прошел незаметно. Дворец выглядел как всегда: красив красотой оружия и функционален — в любой момент готов к осаде. Строил его еще первый император, а он был весьма воинственным человеком. Поэтому в архитектуре преобладали прямые линии, отсутствовали всякие рюшечки, лепнина и прочая ерунда. Конечно, нынешние аристократы жаловались, что, дескать, это не дворец, а серое убожество. Но кому интересен их вой?

В этот день на посадочной глиссаде было чересчур людно: помимо большого количества имперских гвардейцев, сюда постоянно садились экипажи аристократии, откуда вылетали, как бабочки, дворяне и дворянки.

«Долбаные мотыльки».

Угу, полностью согласен, абсолютно бессмысленная прослойка общества…

Ко мне подошел лейтенант имперской гвардии:

— Приветствую, граф. Вас ждут.

— Ага, спасибо. Я знаю. Передайте императору, что через полчаса я буду у него в кабинете. Надо же посмотреть на зверинец… — Я кивнул на расфуфыренных гостей. — А то приехал в цирк, а слонов не повидал.

— Но император…

— Подождет! — Я вскинул в руку в останавливающем жесте. — Он, можно сказать, в курсе.

— Хорошо, — ответил лейтенант и отошел.

Посмотрев ему вслед, двинулся в главный зал. Опоздал я примерно на два-три часа, поэтому император уже исчез с этого праздника жизни. Зацепился взглядом за графа Алдуиского. Насколько я помню, зовут его Артур, хотя могу и ошибаться. Никогда не был силен в зоологии, поэтому в названиях животных не разбираюсь. Граф приходился сыном и наследником герцогу Алдуискому, редкой властолюбивой сволочи. Просто настоящий преемник герцога Мнирта. На месте императора я бы его в расход пустил, пока ничего не натворил.

Пока я был занят кровожадными мыслями, вышеупомянутый графеныш подошел ко мне.

— Приветствую, граф, — с презрительной миной бросил он мне и, отвернувшись к своей свите, довольно громко сказал: — Одет, как мужичье.

Его подхалимы весело захихикали.

«Животное окончательно озверело».

Интересно, с чего он такой смелый?

— Тебя не приветствую, не имею привычки здороваться с животными. А одежда… Ну я не гомосек, чтобы, как ты, одеваться.

Хм… Как вскипел!

«Да и свита, похоже, обиделась».

Алдуиский вскинулся:

— Я вызываю вас на дуэль.

«Он совсем идиот? Дуэли запрещены».

— Вы назвали меня мужичьем. Какая может быть дуэль? — Я ухмыльнулся ему в лицо, чувствуя, как накатывает ярость. — У нас, так сказать, у простого народа, дуэлей нет.

Последние слова он вряд ли расслышал, так как я пробил ему с правой в горло. Граф, задыхаясь, упал на колени. Его свита качнулась на меня. Недолго думая, я вытащил парализатор и полоснул по толпе.

Все, теперь никто не помешает проводить воспитательную беседу. Врезал с ноги в лицо графу. Настроение стремительно улучшалось. Алдуиский упал на спину и не шевелился. Присел рядышком. Похоже, личико я ему знатно попортил.

— Слушай меня, падаль, — прошипел я, — если еще раз ты хотя бы глянешь не так в мою сторону, с тобой произойдет несчастный случай… Ты меня понял?

Дождавшись что-то вроде «да», я встал.

— Проводите меня к императору, — велел я прибежавшей охране.

— Но… — Давешний лейтенант оказался и здесь.

— И в следующий раз постарайтесь не пускать на бал животных, — холодно отрезал я. — Мы идем? Мне долго ждать?

Лейтенант отдал распоряжения подчиненным и повел меня во внутренние покои. Настроение было на отметке «очень хорошо». Так и знал, что охота окажется удачной. Через десять минут блужданий по дворцовому лабиринту мы пришли в кабинет. В нем помимо императора находился мой отец.

Лейтенант бодро отрапортовал:

— Ваше величество, граф Уральский доставлен по вашему приказу.

— Спасибо. Вы свободны, лейтенант, — ответил Дмитрий и неласково взглянул на меня.

Недобро посмотрев в спину лейтенанта, я развалился в свободном кресле и уставился на императора.

— Что он тут делает? — Небрежный кивок в сторону папаши.

— Он мне нужен, — отрезал Дмитрий. — Зачем ты избил графа Алдуиского?

— Не избил, а пару раз легонько стукнул. Потому что бесит, как и его папаша. Я тебя предупреждал еще неделю назад…

— Мог бы и сдержаться.

— Мог, но зачем? И настроение улучшилось! — Я ухмыльнулся.

Император набрал воздуха, но его перебил мой отец:

— Ваше величество, пора перейти к делу.

— Да, пора. Но он же такого насоветует. — Кивок в мою сторону. — Не уверен, что это хорошая идея.

— Предлагаю вам перестать обсуждать меня! — Я начал заводиться. — И рассказать мне все.

Император потер руками лицо.

— Хорошо. Суть в том, что я хочу, чтобы ты занял пост тайного советника…

— У тебя и так полный комплект. — Предложение меня не прельщало.

— Хм… Не перебивай… Продолжу. Занял место герцога Браха. Твой отец…

— Биологический материал, так вернее будет сказано, — снова перебил я.

— Суть в том, что твой отец, — как ни в чем не бывало продолжил Дмитрий, — хочет уйти в отставку на заслуженный отдых. Все-таки ему уже немало лет. Возраст берет свое.

Император закончил и выжидательно уставился на меня. Я подумал секунд тридцать.

— Отвечаю по порядку, по-военному. Первое: когда он заслужил свой отдых? Второе: возраст не проблема, сутки омоложения и снова как огурчик. Третье: почему я? Четвертое: зачем?

— Ну давай разберемся со всеми пунктами. — Император сцепил руки в замок. — Считаешь, что герцог не заслужил отдых?

— Конечно нет. Старого императора ухлопал. Молодому мозги не вправил. Вон какие идиотские мысли у тебя возникают. Детей, кроме одного бастарда, не сделал. Да и бастард его, мягко говоря, недолюбливает. В чем я не прав?

— Хм… интересная точка зрения, но пропустим пока. — Император задумался и продолжил: — Насчет омоложения… Герцог не хочет его проходить.

— Его проблемы, меня они не волнуют! Дальше, — отрезал я.

— Ладно, и это пропустим. Почему ты… Надо объяснять?

— Конечно, мне интересно.

— Ну, ты — один из немногих действительно верных людей, который к тому же не испытывает пиетета в моем присутствии.

— Да, это так, — против воли согласился я. — А зачем?

— Затем, чтобы принести пользу Империи…

— Я и сейчас ее приношу. Кто будет мою работу делать?

— Твой заместитель по исследовательской части. Как ты его называешь? — Дмитрий заглянул в бумажки перед собой: — Ах да, Ботан. Или ты думал, твое завещание пройдет мимо меня? Ты же в нем подробно описал, почему надо именно Ботану отдать эту должность. Кстати, почему ты подумал о завещании? Умереть собрался?

— Допустим, так… Опасный эксперимент. Потом как-нибудь расскажу… — Я немного помолчал: — Насчет Ботана согласен. Но все же зачем?

— Я же сказал: для пользы Империи…

— Ладно, спрошу на староодесском: а шо мне таки за это будет? Я же нормальный человек и работать не люблю. — Я улыбался. — А то, что предлагаете вы… Это же надо вкалывать, как проклятому.

— А что тебе надо? — приступил к торгу Дима.

— В том-то и проблема, что ничего. — Я почесал щетину, отметив, что хорошо бы побриться, когда окажусь дома. — Мне и так хорошо. Давай сделаем так. Новость неожиданная, согласись. Поэтому мне надо подумать. Взвесить «за» и «против». Через пару недель сообщу свое мнение.

— Кхе, кхе, — привлек к себе внимание мой отец. — Я тогда пойду? — это он императору.

— Да, конечно. Зайди ко мне завтра. Надо решить вопрос с Содружеством. — Император отпустил герцога.

— Хорошо, — ответил герцог и, обращаясь ко мне, сказал: — Алексей, я понимаю, что ты меня ненавидишь, но я тебе хочу только добра. Поэтому соглашайся на предложение.

— Ненависть… — грустно улыбнулся я, — да нет, ненавидел тебя я лет десять назад. Сейчас я равнодушен. Так что прими и мой совет. Пройди процедуру омоложения, заведи молоденькую любовницу и сделай себе наследника. А насчет места тайного советника я подумаю.

Герцог хотел что-то сказать, но передумал и, кивнув на прощание, вышел. Проводив его взглядом, я повернулся к императору:

— О чем разговор?

— Леха, давно хотел тебя спросить, как ты относишься к нашим соседям?

— Это к каким?

— К Содружеству и Республике?

— Я думал, все знают, как я к ним отношусь. На западе немытые варвары, на востоке — обезьяны. Варваров нужно принудительно окультурить, обезьян очеловечить!

— Ну они же тоже люди…

— Стой, стой, стой! — Я вскинул руку. — Для начала: этот кабинет прослушивается дворцовым Сигмаром?

После заговора я настоял, чтобы в имперский дворец подсадили отдельного Сигмара, который бы отвечал за все во дворце.

— Нет, — ответил Дмитрий, — но при чем тут…

— Запомни, Дима. У Сигмаров другая логика. Распространенная ошибка — очеловечивать их. И верность они хранят не тебе, а Империи. И если вдруг они решат, что ты стал слишком слаб, с тобой может произойти несчастный случай. А наследником ты так и не озаботился…

— При чем здесь это? — Похоже, мои слова проняли императора. Раньше он о таких вещах не задумывался.

— При том, что и варвары, и обезьяны — враги. А ты к ним относишься как к людям. Убить человека намного сложнее, чем врага. Поэтому… если вдруг что случится… и у тебя не хватит духу отдать приказ об орбитальной бомбардировке, то Сигмары тебя уберут. Помни об этом… И, кстати, почисти свою аристократию наконец.

— А при чем здесь это? — Император удивился.

— Да выродилась она. Сам знаешь, для чего нужна аристократия. Для того чтобы культивировать лучшие черты человека. А что у тебя? Напыщенные индюки, каждый второй гомосек, каждый третий спит и видит, как сбросить с тебя корону. Это я про старую аристократию, они даже постов государственных почти не занимают, так как слишком тупы. Так что либо ты их почистишь, либо их почистят. Лучше, если это сделаешь ты.

Император задумался на пару минут, а потом, усмехнувшись, сказал:

— Знаешь, а ты уже выполняешь работу тайного советника.

— Я сейчас выполняю работу друга, — отрубил я. — Если не я, кто тебе подскажет? Ты слишком мягок.

— А мне надо быть, как Кровавый император?

— А чем тебе предок не угодил? — Я перешел на повышенный тон. — В отличие от тебя и твоего папочки, у него достижения есть. Он создал Империю. Конечно, он пролил кровь, но в основном чужую! Так что постарайся стать хотя бы на треть таким же великим.

— А если я не хочу проливать кровь!!!

— Тогда не стоило рождаться императором! Либо ты сейчас убьешь тысячу, либо завтра умрут миллионы! Это только в сказках выбор между хорошим и плохим. В жизни ты выбираешь между дерьмом и еще большим дерьмом.

— Что ж ты не поддержал какого-нибудь герцога? Сидел бы сейчас на троне человек, который хочет власти. Герцог Мнирт тот же самый…

— Слабовольный ублюдок он, а не герцог. В тебе хотя бы кровь Максимилиана Первого есть, а у него кисель какой-то. Не императорская порода…

— Ты обо мне, как о беговой лошади, говоришь, — начал император, но его прервал звонок стационарного коммуникатора.

Глава 9

Ловушка

Тренер натаскивает борца перед соревнованиями:

— Есть такой прием, есть такой, но есть один захват, если в него попадешь — все, крышка. Из этого захвата за сто лет еще никто не выбрался — смотри не попадись.

Проходит схватка. Тренер стоит, наблюдает, вдруг его борец попадает в этот самый захват. Тренер плюнул и ушел из зала. Вдруг слышит ликование трибун, возвращается. А там его борца объявляют победителем.

Он спрашивает:

— Слушай, как тебе это удалось?

— Ну скрутил он меня захватом, я стою и не могу пошевелиться. Вдруг вижу перед собой яйца! Я взял и укусил.

— Но это же неспортивно!

— Да, тренер, неспортивно, но вы не представляете, на что способен человек, укусивший себя за яйца!

Анекдот

Сен

— Да, — ответил император. — Это тебя, — бросил он несколько удивленно и включил общую связь.

— Приветствую, граф, — сказало лицо главы ИСБ, — мы частично раскрутили заговор аристократов…

— И как они в этот раз решили захватить власть? — лениво поинтересовался я.

— Их целью был не император и не захват власти. Перед ними стояла задача проникнуть в ваше «Крыло…» и выкрасть или перекупить технологии.

После этих слов лень слетела с меня в мгновение ока.

— Как? Когда? Кто участвовал? Служба безопасности извещена? — посыпались из меня вопросы.

— Ваши безопасники извещены. Сейчас они перепроверяют информацию. А так, сведений мало. Известно, что Яна, которую вы передали безопасникам, тоже в заговоре. То есть сеть весьма обширна. Кто заказчик и откуда это все пошло, неизвестно. — Глава ИСБ поморщился: такой ответ — это фактически признание в непрофессионализме.

— Хм… Офигенно… — пробормотал я. Немного подумал и продолжил: — В общем, я еду в лаборатории, пообщаюсь там. Вы, будьте любезны, держите меня в курсе.

— Хорошо.

Поглядев еще полминуты на исчезнувший голомонитор, я перевел взгляд на императора.

— Вот об этом я и говорил. Твоя аристократия в этом деле по самые гланды. Извини, мне надо в «Ардер», мало ли что… Конечно, вряд ли… Но как говорила монахиня, одевая презерватив на подсвечник: «Береженого Бог бережет».

— Да. Я понимаю. — Дмитрий пожал мне руку.

Я поспешил на взлетно-посадочную полосу. Обратный путь занял едва ли не в два раза меньше времени. Сев в свою машину, я задал координаты лабораторий «Ардер» и связался с Кабаном:

— Кабан, что происходит? Есть информация? Что делается для прояснения обстановки?

— Как только получили информацию от ИСБ, заблокировали лаборатории. И сейчас спецы при поддержке ИСБ проверяют логи систем, на всякий случай. Пока чисто. Мое мнение, что проникновения не было.

— Твоими устами да Богу в уши, — ответил я и отключился.

«Да ладно, не волнуйся. Все хорошо будет. Сам подумай, какие шансы пробраться в закрытые лаборатории?»

Все равно предчувствия какие-то. Психов хватает. Помимо разных полезных технологий, там и оружие судного дня есть. Всякие вирусы, от которых никакой реаниматор не поможет. Распылить это счастье, и все. Мира больше нет, глупого эксперимента под названием «человечество» тоже.

Зона лабораторий быстро приближалась. Посадив машину, я вылез и встал рядом, дожидаясь, когда пройдет удаленное сканирование. Через пару минут ко мне подошел охранник.

— Где Кабан? — спросил я.

— Около сорок третьей лаборатории. Вас проводить?

— Конечно нет. Дорогу знаю.

Нашел Кабана, листающего какие-то данные на голомониторе.

— Привет. Как подвижки?

— Привет, Сен. Похоже, все чисто. Никаких зацепок. Персонал из лабораторий переведен в надземные помещения.

— В лаборатории были жнецы. Они, надеюсь, под надежной охраной/конвоем? Любого, кто попытается к ним подобраться, берите в оборот.

— Не маленький, знаю, — улыбнулся Кабан. — Пока идиотов не было.

— Сколько еще времени лаборатории будут на блокировке?

— Около восемнадцати часов. Сам знаешь, блокировка меньше, чем на сутки, не включается.

— Угу. — Я задумался: может, сходить в лаборатории? Почему бы и нет? — Тогда я пойду и посмотрю своими глазами что и как, — сказал я Кабану.

— Но они блокированы автоматическими системами.

— На меня единственного блокировка не распространяется, — ответил я.

«Слышь, может, не надо? Случится что ненароком… А баб в мире еще много».

Да ладно, все будет хорошо. Наверняка там пусто, как в голове у блондинки. Успокоив себя, я прошел к лифту на подземные этажи сорок третьей лаборатории. Как и должно было быть, система безопасности меня пропустила.

Пока шагал по главному коридору, попутно заглядывал в помещения. Везде тишина и пустота. Даже рабочие роботы погружены в спящий режим. Вдруг проревели базеры тревоги и мелодичный женский голос произнес: «Обнаружен посторонний на блокированном объекте. Активирован режим самоуничтожения. Повторяю…»

«Это она не о нас, надеюсь? Это типа шутка такая?»

Думаю, нет. До меня донеслась слабая вибрация…

«Что за фигня? Что за вибрации под землей?»

Похоже, мы в ловушке… Это был подрыв туннелей для связи с внешним миром. И минут через десять тут произойдет маленький плазменный взрыв и нас превратит во множество веселеньких ионов. Предчувствие смерти сделало меня спокойным, как мамонта.

«Я не хочу умирать!!! Еще столько женщин… В общем, столько всего не сделано… — Голос впал в истерику. — Должен быть выход… Отключи этот режим!»

Его нельзя отключить, пока посторонний в зоне лабораторий. А покинуть их он не может, потому что при включении этого режима лаборатория блокируется от внешнего мира силовыми щитами десятого класса. Как ты понимаешь, такие щиты даже линкор будет пробивать полчаса. Так что все останется на своих местах. Остается сдохнуть.

«Снаружи отключить его можно?»

Нет, да и связи с внешним миром нет. Силовые щиты десятого класса не пропустят ни один сигнал.

«Тогда перемести нас куда-нибудь!!! Или найди убежище!!! Самая продвинутая лаборатория!!!»

Какое убежище? Здесь сейчас солнце будет… А переместить? Ты меня за мага принимаешь? Где я телепорт найду?! Хотя… это идея! Тут же экспериментальная установка квантового телепорта должна стоять. Правда, она как-то странно работает: то работает, то нет… И совершенно не настроена…

«Все равно, делай что-нибудь, тут точно сдохнем! Ищи!»

Вызвал вторичные сознания и поставил перед ними задачу найти местонахождение телепорта и вообще собрать всю информацию по нему в базе «Ардер». Для ускорения процесса скользнул в самый глубокий виртуал. Сам тоже присоединился к поиску… Черт! Почему я не доделал нормальные индексы по этой базе… Через шестьдесят часов виртуального времени третье сознание обнаружило информацию о телепорте. Потратив еще около двадцати часов, чтобы найти оптимальный проход к телепорту, а также данные о том, как его настроить, выскользнул из виртуала и бегом направился к телепорту. Глянул на время: до активации режима уничтожения осталось около четырех минут. Через минуту уже был в зале телепорта. Времени осматриваться не осталось. Успел отметить краем сознания, что помещение огромное и в нем напихана куча всякой непонятной электроники.

Стремительно приблизившись к пульту, вбил в него координаты точки в пятнадцати километрах от лабораторий. Еще полминуты потратил на перепроверку. Вроде все в порядке.

Пройдя в зону телепортации, голосом активировал телепорт. Боковым зрением увидел, как плавится мой плащ-халат. И в следующий момент меня охватила такая боль, как будто меня выворачивали наизнанку.

«Больше никогда не буду пользоваться этой штуковиной. Главное, чтобы там собрался…» — Последняя мысль перед потерей сознания…


Российская империя, Святоград, императорский дворец,

один из личных кабинетов императора,

через четыре часа после уничтожения лабораторий.

Император сидел за столом, сцепив пальцы. Мысли были исключительно неприятными.

Сегодня Империя лишилась самой крупной исследовательской базы, что привело не только к прямым потерям человеческих и финансовых ресурсов, но также к урону репутации на мировой арене. Теперь надо блокировать СМИ и тщательно фильтровать информацию. И потеря графа Уральского весьма некстати. Кандидатов на должность тайного советника больше нет, не так уж много людей, которым можно доверять. А советника менять надо. Уральский не знал, что его отец не может пройти процедуру омоложения. По каким-то генетическим причинам вероятность смертельного исхода при этой процедуре составляла около десяти тысячных процента, и герцог попал в число «счастливчиков».

От тяжелых мыслей императора отвлек вызов коммуникатора. Звонил Кабан. Император разрешил ему и еще нескольким доверенным лицам звонить, если возникали проблемы с лабораториями, в обход всех камердинеров.

— Здравствуйте, ваше величество.

— Приветствую, Виталий. У вас новости?

— Да, по порядку: все данные из лабораторий еще вчера перенесены в секретный архив «Ардер», поэтому технологических потерь у нас нет. Люди из лабораторий тоже эвакуированы вовремя. Фактически мы потеряли только оборудование. Конечно, это большой урон, но восполнимый.

— И заодно потеряли управляющего лабораториями… Это тоже восполнимая потеря? — прервал Кабана император.

— Нет… Мы его нашли.

— Кого?

— Сена, то есть графа Уральского.

— Как? Где? — Император вскочил от волнения. Уральского он уже похоронил. Даже придумал, чем его посмертно наградить, а тут такие новости. Это полностью меняет расклад!

— В пятнадцати километрах к северу от лабораторий, в лесу. Его около часа назад обнаружил егерь. Вместо тела сплошной фарш… мозг ограниченно поврежден, поэтому смогли запихнуть его в реаниматор. Новое тело уже вырастили, но…

— Что — но?

— Но в сознание он не приходит, сейчас находится на системе жизнеобеспечения. Реаниматор имитирует для него виртуальную реальность, чтобы сознание не умерло. Медики ничего не понимают: Уральский жив, но почему-то не приходит в сознание. Ему неделю назад вшили несколько экспериментальных имплантатов, возможно, причина в этом. Больше никакой информации нет.

— Ясно, — Дмитрий сел и задумался. — Если будут новые сведения, сразу мне сообщи. Кстати, Герц не возле тебя?

— Возле, ваше величество.

— Передай ему коммуникатор.

На голомониторе появился Ботан. Выглядел он неважно, взъерошенные волосы, безумный взгляд. Ботан сегодня потерял свое любимое детище.

— Здравствуйте, ваше величество.

— Здравствуй, Михаил. У меня приказ для тебя.

— Слушаю.

— Займешь должность Уральского. Теперь ты — директор «Крыла исследований…». Указ пришлю с поверенным. Тебе надлежит в кратчайшие сроки восстановить потери. Полный отчет о потерях и план восстановления жду послезавтра утром.

— Слушаюсь, ваше величество. — Ботан выглядел немного ошарашенным, но все же спросил: — А как же Сен? То бишь граф Уральский?

— После того как он придет в сознание, он займет другую должность. В принудительном порядке! Вся ясно?

— Так точно.

— Держите меня в курсе, — сказал напоследок император и отключился.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 1

Виртуальная реальность

Родители заядлого геймера у врача.

— Доктор, наш сын болен. Он не может оторваться от компьютера. Совершенно не воспринимает окружающую реальность. По двадцать часов в сутки проводит перед монитором!

— Безнадежных случаев не бывает, будем лечить.

— Чем???

— Ясно чем — алкоголем, сигаретами, девочками!

Анекдот

Сен

«А-а-а… ну и вонь… убейте меня…»

Темные боги, как же воняет! Я открыл глаза. Лучше б не открывал. Слезились глаза. Встал, огляделся. Взгляд сразу же обнаружил кучу какой-то дряни под ногами, которая, собственно, и воняла. Не стоит говорить, что стоял прямо в этой куче… И заляпан был по уши. Из глаз ручьями бежали слезы. Отошел в сторону и, обнаружив, что руки чистые, вытер глаза. По крайней мере, постарался. Помогло, конечно, мало… Глаза все равно жгло немилосердно.

«Это не куча дряни! Это твердый зарин какой-то! Сваливай отсюда! Иначе сдохнем или слепыми останемся… Как девок тогда выбирать? На ощупь, что ли? Ты же знаешь, потрогал — считай, купил…»

Последовав совету, я отошел на безопасное расстояние.

«Черт!»

Не повезло! Из-за того, что я практически ничего не видел, врезался во что-то твердое и шершавое. Отмечу, что врезался лицом и врезался больно! Вслепую потрогав свой нос и убедившись в его целостности, я стал водить перед собой руками. Руки нащупали что-то твердое и принялись аккуратно ощупывать препятствие. Судя по всему, дерево. Причем большое. Медленно обойдя его, я двинулся дальше. Еще одно дерево? Тут джунгли, что ли? Матерясь, пошел дальше. Минут через десять таких блужданий я почувствовал, что вонь вроде как уменьшилась. По крайней мере, рвотные позывы больше не приходилось подавлять стальной волей. Рискнул, открыл глаза и осмотрелся. Хм… лес какой-то. Деревья лиственные и натыканы часто. Кроны густые, из-за чего свет проникает весьма скупо. Хорошо, а то моим бедным глазам только прямого солнечного света не хватало.

Что делать будем?

«Иди».

Куда?

«Куда хочешь!»

Мило… Надо было спросить Ботана: наверняка есть способ избавиться от офигевшего голоса в голове.

«Я не офигевший!»

А какой? Думай давай, ты типа за интуицию отвечаешь, не я. В какую сторону идти? Две минуты на раздумья, не придумаешь — больше не общаемся, буду тупо игнорить. Схожую задачу отдал и вторичным сознаниям.

Так, теперь нет смертельной угрозы задохнуться от вони. Ну, то, что осталось на мне, воняло вполне терпимо. Конечно, не альпийские луга, но лучше, чем было.

Оглядел себя и сделал выводы:

плащ-халат отсутствует. Где он, неизвестно. Пока не до него;

коммуникатор отсутствует. Остался он, похоже, там же, где и халат. Так что связи тоже нет;

есть костюм. Весь в грязи;

кермитовый меч, тоже не особо чистый;

стилеты под рукавами также присутствуют;

станер и плазма отсутствуют… Странно как-то…

я вроде целый, самочувствие удовлетворительное. Только грязный и вонючий. И из-за этого жутко злой.

Ладно, если учесть, что я должен быть мертв, то все весьма неплохо. С вопросами можно и потом разобраться.

Просканировал через мыслеинтерфейс наличие поблизости квантовых передатчиков. Как и следовало ожидать, их не оказалось. Да и фиг с ними. Попытался запустить программу диагностики организма посредством наноботов. Хм… Что-то не так… Интерфейс услужливо сообщил, что наноботы сейчас недоступны по неизвестным техническим причинам. Хотя какой-то код ошибки указан, надо будет проверить по документации. Доки? Надо проверить их, а то, мало ли, и хранилище файлов будет недоступно. Ух… Все хорошо, вся документация и остальная библиотека вроде бы на месте. Нашел информацию об ошибке наноботов:

«Ошибка 164А785У. Недопустимо низкое количество нанороботов в организме».

Щелкнул на развернутую информацию и получил следующее:

«Ошибка 164А785У. Недопустимо низкое количество нанороботов в организме.

Возможные варианты решения проблемы: увеличить количество нанороботов с помощью инъекции дополнительных нанороботов;

ожидание самостоятельного восстановления необходимого числа нанороботов. Примерное время ожидания — неизвестно.

Более подробная информация возможна только после диагностики в стационарном реаниматоре».

«Классно… Черт знает, сколько ждать придется».

Оглядевшись вокруг и не заметив ничего похожего на лаборатории «Ардер», был вынужден согласиться с внутренним голосом. Кстати, до чего додумался? Что делать?

«Иди на… э-э-э, то есть куда глаза смотрят».

Гениально! Кто-то у меня договорится!

Пару раз глубоко вздохнул, чтобы вернуть душевное равновесие, и связался с вторичными. Вторичные в принципе были согласны с голосом, только додумались еще по пути следования ставить метки кермитовым стилетом.

Сказано — сделано. Недолго думая пошел в сторону, противоположную той, с которой явился. Ничего приятного, двадцать минут ходьбы по этому чертову лесу вывели меня из себя. Глаза до сих пор зудели, под ноги попадались какие-то коряги и корни, в лицо лезли сучья и ветки. Последней каплей стала паутина, которая была незаметна ровно до тех пор, пока не прилипла к моему лицу.

— Сучий лес, как только я отсюда выберусь, я вернусь. Вернусь с кучей долбаных лесоповальных машин. Свалю тут все к черту, а из бревен сделаю туалетную бумагу. А бумагу продам в Африку, чтобы нигеры вытирали свои задницы.

Пару минут такого аутотренинга, и я спокоен, как скала.

«Нервишки пошаливают. Лечиться тебе пора».

Первым делом я тогда вылечу тебя! Закрыв глаза, постарался подключиться к энергии космоса (или как его там?). Естественно, ни хрена не получилось, но, по крайней мере, успокоился.

М-да, надо что-то делать. Итак, ставим себе задачи.

Цель:

— выйти из леса живым и добраться хоть куда-нибудь.

Дополнительные цели:

— найти воду и помыться;

— найти людей, чтобы узнать свое местоположение.

Граничные условия:

— крайне желательно не искать выход из леса самому. Еще тридцать минут ходьбы по этому лесу, и я окончательно сойду с ума.

Имеющиеся средства:

— меч;

— четыре стилета, по паре на каждом предплечье;

— одежда;

— шесть дополнительных сознаний.

Так-с, задача поставлена. Вопрос, как ее решить? Цель и граничные условия вроде бы противоречат друг другу, но выход должен быть всегда. А что, если… Точно! Пусть телом управляет одно из вторичных сознаний, а я побуду на его месте. Заодно опробую функционал. Залез в документацию по сознаниям и быстро нашел нужный раздел. Внимательно прочитав доку и не увидев никаких предупреждений, с чистой душой переключился первым вторичным сознанием на управление телом.

Черт! Как страшно… Такое ощущение, будто парализовало… Хорошо, что я сейчас не могу обмочиться, а то был бы небольшой казус… Теперь я понимаю, что такое быть одинокой мыслью в голове блондинки… Но что-то не нравится мне быть мыслью… Как-то привык к ощущениям тела уже…

Интересно, а почему мне стало страшно? Ведь за страх вроде бы гормон отвечает? Адреналин и все такое? А адреналин выделяется где-то в мозговом веществе. Ничего не понимаю…

«Это потому, что ты тупой».

Черт… И здесь ты. Мог бы сделать скорбную мину. Так надеялся, что ты останешься где-нибудь там.

«Ага, конечно. Там скучно. Твои вторичные почему-то со мной не разговаривают».

Очень правильно; наверно, они все-таки умнее меня. Даже посмотреть некуда…

«Ты и вправду такой тупой? Или умело притворяешься?»

Ближе к делу: если есть идеи, говори. Иначе пошел на… В общем, тут недалеко, буквально за углом.

«Перейди в виртуальность! Тупой!»

Хм, и впрямь — есть же мыслеинтерфейс, виртуальность. Как-то из-за новых ощущений, точнее, из-за отсутствия старых, не вспомнил. Вызвал мыслеинтерфейс, но все равно как-то дискомфортно. Надо бы виртуальность вызвать. Сымитировал свой кабинет. О, другое дело! Намного лучше! Вызвал снова мыслеинтерфейс и полез искать информацию о своем текущем состоянии. Облом! Инфы не было. Неисследованный режим… А вот почему никаких предупреждений? Криволапые, могли бы хоть написать об этом! Ладно, выясним опытным путем. Кстати, а чем заняты другие сознания, со второго по шестое? Связался с вторичными сознаниями… Круто, ничем не занимаются. У нас тут локальный конец света наступил, а им все равно.

«Тебя же предупреждали, что у них личностной матрицы нет…»

Угу. Придется согласиться. Отправил вторичным несколько задач:

— попытаться по окружающей среде определить, где мы. Благо справочников хоть задницей ешь;

— обдумать, что делать. Если в течение суток я не выйду из леса… будет плохо. Причем через три-четыре дня будет совсем плохо. Все-таки я не разведчик из имперского спецназа. В лесу не особо представляю, что делать;

— обдумать, куда делись халат, оружие и коммуникатор. Может, кому в голову (или что там у вас?) придет.

Связался с первым вторичным сознанием. Его я задачами не нагружал. От него мне требовалась информация о том, что происходит «снаружи». Дальше пошел процесс обмена мыслями… совершенно неописуемый. Как итог, в моем виртуальном кабинете появился голомонитор, транслирующий изображение из глаз и передающий звук из ушей. Правда, для этого пришлось снять ускорение с виртуальности, иначе мой виртуальный голомонитор показывал бы замедленную съемку.

Развалившись в кресле (даже в виртуальности надо устраиваться удобно), я уставился в голомонитор. Картинка не менялась. Вначале я подумал, что произошел «сбой связи», но шум леса шел прекрасно. Хм… Я же не поставил задачу идти! Отослал команду на движение и постановку меток стилетом.

О! Так-то лучше; картинка пошла. Правда, она была не очень: дергалась и периодически исчезала, когда глаза «материального» тела моргали. К тому же я, точнее, мое тело, умудрился пару раз упасть. Хорошо, что я не чувствую. Судя по всему, было больно. Видимо, вторичное сознание вначале не освоилось с рефлексами тела, но потом дело пошло на лад. Посмотрев пару минут на голомонитор, понял, что картинка мне поднадоела.

Займусь лучше делом. Выведя на второй голомонитор информацию о наноботах, погрузился в чтение, краем глаза наблюдая за первым. Проблема отсутствия наноботов вставала в полный рост. Отключать вторичные сознания и мыслеинтерфейс не хотелось, а сжечь себе мозги тем более. Конечно, год — это много, но мало ли что…

Только начал разбирать подробную техническую документацию, как картинка на первом голомониторе сменилась: был лес, стала поляна. Так! Хочу обратно в тело. Настроившись на то, что сейчас будет больно (все-таки тело падало болезненно, шишки и царапины должны остаться), я поменялся с первым вторичным сознанием местами. Как ни странно, боли я не почувствовал. Ощущения были сугубо положительные: свежий воздух, теплое солнышко, зеленая травка. Правда, все портила вонь от одежды. Передал команду первому вторичному, чтобы присоединился в работе к другим.

«Красиво!»

Пропустив мимо ушей (или чего-то там) данное утверждение внутреннего голоса, вышел на поляну. Осмотрелся: поляна представляла собой почти эллипс, достигающий в самой широкой точке семидесяти метров. Покрыта она была короткой (чуть выше щиколотки) травой. И самое главное! Ее пересекал ручей. Вода! Как много в этом звуке…

Бросившись к ручейку, я пристально посмотрел на воду, потом зачерпнул пригоршню и понюхал. Вроде бы нормальная. На всякий случай попробовал на вкус. Вода как вода.

«Круто. Живем».

Быстро раздевшись догола, начал вытаскивать все, что было в карманах. Вещей нашлось не очень много: иридиевый портсигар с зажигалкой и кошелек с деньгами. Куда делось остальное: электронные ключи и платежные векселя, — не знаю. Все вещи были испачканы той же дрянью, что и я сам. Каким образом грязь попала в карманы, не знаю. Одни вопросы… Думать буду потом! Зашел в воду, кстати, весьма холодную. Ручеек был мне чуть выше колена. Поежившись, я начал мыться. Грязь расположилась на моем теле странным образом: на икрах и руках. Ну откуда она на руках, понятно, — снимал грязную одежду, разбирал вещи. А вот откуда на икрах? Непонятно. На других частях тела грязи не было. Слава всем богам, грязь смывалась легко. Окунувшись напоследок с головой, я перешел на пару метров выше по течению, чтобы постирать одежду и отмыть вещи. Одежда отстирывалась прекрасно, поэтому через десять минут я уже аккуратно раскладывал ее на травке для просушки. Благо эта ткань на солнце минут за пять высохнет.

«Наконец-то вонь исчезла».

И не поспоришь.

Пока одежда сохла, залез обратно в ручеек. Вода приятно щекотала ноги. Отметив этот факт, я стряхнул воду с рук, чтобы достать сигарету из портсигара. Прикурил, вдохнул ароматный дым и задумался. Цель по минимуму выполнена. Теперь можно проанализировать, что же произошло. Связался с вторичными и запросил, до чего они додумались. Результат меня немного ошеломил:

— таких деревьев, какие в этом лесу, не обнаружено ни в одном ботаническом справочнике;

— трава с полянки тоже не занесена в справочники;

— цвет солнца немного отличается от земного.

Если последний пункт можно было списать на пребывание на другом конце земного шара, то первые два не лезли нив какие ворота. В то, что на Земле остался хоть один кусочек неисследованной земли, я не верил. Империя уже полтора века назад Марианскую впадину вдоль и поперек исследовала. Про земную поверхность и говорить нечего. К тому же планета постоянно сканируется спутниками.

Как итог, мне выдали два варианта событий:

— крайне проработанная виртуальная реальность. Все пункты в эту версию укладываются отлично, и никаких противоречий не найти;

— параллельный мир.

Все пункты в эту версию укладываются тоже вполне логично. И существование параллельных миров обосновано теоретиками из моего «Крыла…» еще лет двадцать назад. И даже ведутся практические работы, чтобы попасть туда. Но пока ни у кого не получилось.

Но против второй версии есть несколько возражений:

— ни один из экспериментов с квантовым телепортом не приводил к тому, что транспортируемый объект исчезал непонятно куда. А этих опытов было больше тысячи, в том числе со всякими мышками;

— все мое электронное оборудование было избирательно уничтожено, точнее, преобразовано в какое-то вонючее вещество. Теперь понятно, откуда взялась эта грязь в карманах и на икрах. А большая куча, судя по всему, — мой защитный плащ-халат. Так его перекорежить мог сильный электромагнитный импульс, но импульс такой силы выжег бы мне мозги… Впрочем, даже это не объясняет преобразования материи плащ-халата в другое вещество;

— никаких следов на теле после пары падений. При отсутствии работающих наноботов.

Так что версию параллельной реальности можно смело отбрасывать. Буду придерживаться версии, что я крайне неудачно телепортировался и мое тело практически уничтожено. И в данный момент я нахожусь в реаниматоре для выращивания тела. И чтобы мой разум не сошел с ума, его поместили в хорошо проработанный виртуал. Конечно, для такой полностью неотличимой от реальности виртуальности требуется колоссальная вычислительная мощь. Но, думаю, пары квантовых суперкомпьютеров и одного краем глаза приглядывающего Сигмара достаточно.

Естественно, виртуальность разработали в «Ардер», поэтому надо чуть попозже просмотреть документацию на эту тему. Может, есть какие-то интересные моменты.

Вероятно, эта виртуальность является измененной версией Игры, как самой проработанной виртуальности. Но не будем гадать, потом узнаем точно.

От размышлений меня отвлек звук шагов со спины.

«Ни фига себе, ты чего такой резкий??»

Э-э-э… Оказывается, за пару мгновений я успел: вскочить, развернуться на сто восемьдесят градусов, подхватить ножны, вытащить меч и уставиться на незнакомца. На меня смотрел достаточно высокий, выше ста восьмидесяти сантиметров, худощавый, но жилистый молодой человек лет двадцати — двадцати пяти. Дальше сознание начало отмечать факты о внешности. Светлая кожа, явно в нем нет южной крови. Длинные темные волосы, собранные в косичку. Лицо овальное, немного узкое. Разрез глаз обычный, цвет темный, почти черный. Смотрит прямо, глаза не бегают. Нос прямой, без горбинок. В целом обычное симпатичное лицо, физических изъянов нет. Ощущение оставляет сугубо положительное, а то есть рожи, на которых написано «очень хитрый, ударь кирпичом», так и хочется пробить с ноги, на всякий случай. Одет в темные свободные штаны, сверху черненая кольчуга, прикрывающая пах, за спиной рюкзак-мешок. Из оружия на виду был неизвестной длины меч в заплечных ножнах и лук, тоже каким-то хитрым образом закрепленный за спиной.

«Серьезный парнишка».

Пока я бесцеремонно разглядывал незнакомца, так и не опустив меч, он произнес какую-то тарабарщину.

«Чего за фигню он гонит? Не смешно даже… По-русски сказать не мог?»

— Извини, я тебя не понимаю, — ответил я, настороженно глядя на него.

Он опять какую-то фигню невнятную сказал и продолжил пялиться на меня. Немного успокоившись, я задумался о коммуникации. На других языках я не говорю, всегда хватало русского. Черт! Судя по всему, Ботан, догадываясь о моей любви к лингвистическим познаниям, решил таким образом пошутить — заставить меня выучить новый ненужный язык. Шутка вполне в его духе, а потом скажет, для пущего реализма.

— Сен, — сказал я и постучал себя левой ладонью по груди.

— Торрен, — аналогичным способом представился незнакомец.

О, контакт с «виртуальным ботом» налажен.

«Ты бы штаны на себя надел, контактер голозадый. Уже второй раз за неделю голый перед мужиком красуешься. Ориентацию не смени!»

Мог бы и другим тоном сказать, хотя за дельную мысль спасибо. Положив меч у ног, я, не сводя глаз с чужака, начал одеваться.

Секретный архив корпорации «Ардер»

Система: Будьте добры, идентифицируйтесь…

Система: Идентификация прошла успешно. Высший уровень доступа.

Система: Выберите необходимую информацию.

Система: Выбран отчет № ВР-34259-88540-43-АБ, создатель документа — старший исследователь лаборатории девяносто три Беженов Г. Д., последняя модификация документа — 18 сентября 2527, тема «Классификация виртуальных реальностей»:

Виртуальные реальности можно классифицировать несколькими способами:

— по способу генерации;

— по проработанности виртуального мира;

Генерировать виртуальную реальность можно двумя принципиально разными способами.

Первый способ классический и построен на обмане мозга путем перехватывания сигналов по нервам и модуляции новых в ответ. Такой способ используется в небезызвестной Игре.

Второй способ построен на самообмане мозга; для этого в голову внедряется специальный модулирующий чип, который прямо в мозгу «достраивает» окружающую действительность. При этом способе мы задаем только общие свойства объекта, все остальные мозг дорабатывает через ассоциативные ряды. Например, чип сообщает, что перед пользователем дубовый стол, мозг сам достраивает его текстуру, физические свойства и другие параметры до оптимальных значений. То есть дуб — твердый; текстура — дерево дуб и так далее. Именно такая виртуальность используется в так называемых мыслеинтерфейсах.

Степень проработанности виртуального мира характеризует, как много параметров эмулируется для пользователя. Чем больше параметров пользователь получает о виртуальной реальности, тем степень проработанности выше. Степень варьируется в пределах от минимальной, например обычная книга, до абсолютной, когда пользователь не может понять, где он находится: в виртуальности или в реальности.

Замечание: на данный момент не существует виртуальных реальностей, которые могли бы быть классифицированы как абсолютные. Работа в этом направлении ведется, но по неизвестным причинам мозг нормального человека каким-то способом определяет иллюзорность мира.

Глава 2

Знакомство

Встретились как-то мальчик «не промах» и девочка «хоть куда»…

Анекдот

Торрен

Я устроил привал, сидел и поглощал пищу, запивая водой из фляги. Натруженные долгой ходьбой ноги неприятно гудели. Но слава тьме, теперь можно отдохнуть и не бояться преследования. Шел уже третий месяц моего бегства из дома. Каким-то чудом я умудрился уйти от преследователей. Наверно, сильно повезло или Темная Мать приложила руку.

Если судить по карте, я находился в северной части королевства Эльран. Найти меня здесь вряд ли удастся. Данная область представляла лесистую местность, примыкающую к Скалистым горам, практически незаселенную. От деревеньки до деревеньки несколько дней пути. Отыскать кого-то в этих краях можно, только загнав сюда целую армию следопытов.

Поэтому я решил отсидеться в здешних лесах еще пару месяцев, чтобы дома успокоились и отозвали следопытов. А потом двинуть в столицу Северной Империи, где, по слухам, грядет большой передел власти, и на фоне беспорядков и хаоса можно легко затеряться.

От раздумий меня отвлек омерзительный запах, который принес ветер. Что-то похожее я нюхал в лабораториях отца, когда там проводили эксперименты над трупами. Но этот запах был еще более мерзким. Неуемное любопытство меня все-таки убьет. Со вздохом и руганью на самого себя я собрал оставшуюся провизию в мешок, прицепил флягу к поясу, забросил за спину меч и лук. Оглядев место стоянки и убедившись, что ничего не забыл, двинулся на источник запаха.

Идти пришлось долго, минут тридцать. Прибыв на место, я увидел лужу слизи, которая, собственно, и воняла. Зажимая нос и стараясь дышать ртом, я обошел вокруг. Судя по запаху, здесь только что вылупилась какая-то неизвестная мне кукольная нежить. К тому же достаточно крупная, наверно, с человека, так как слизи очень много.

Надо догнать. Если это действительно нежить, ее следует выследить и немедленно убить. Пока она не «привыкла» к миру. В противном случае с каждым днем она будет набирать силу. И о том, чтобы отсидеться в лесах, придется забыть. Иначе с утра реально проснуться с разорванным горлом.

Поставив перед собой цель, я стал искать след. Он нашелся легко: метки на коре деревьев не заметил бы только слепой. Подивившись такой «заботе», начал преследование. Предчувствуя засаду, вытащил из ножен меч, лук в таком лесу вряд ли пригодится. Нежить настиг через пятнадцать минут. Она была при оружии и в одежде. Скорее всего, это обращенный смертью человек. Хотя на таком расстоянии да со спины в расе могу и ошибаться. Непонятно только, зачем кому-то выращивать достаточно дорогую нежить посреди леса.

Незаметно следуя за нежитью, я отметил, что она весьма неловка. Спотыкалась об каждую корягу, а через пару минут резко остановилась и начала говорить на незнакомом языке. Судя по такту и эмоциональному ритму, это либо очень сложное вербальное заклинание, либо молитва, обращенная к неизвестному богу. На всякий случай применил амулет тени, чтобы меня нельзя было засечь в магическом плане. Нежить вдруг резко замерла и встала абсолютно неподвижно, как статуя. Наверно, подействовало заклинание. Конечно, сейчас лучшее время для атаки, но нападать на неизвестного противника после того, как он произнес заклинание, не вариант. И следовать за такой «темной лошадкой» тоже риск, но любопытство не порок.

Нежить внезапно двинулась в прежнем направлении. Походка, которая и прежде была далека от идеальной, теперь вообще напоминала поступь пьяного гнома. Пару раз нежить упала. И впрямь пьяный гном! Хотя те падают куда удачней. А может, это лич, возможно, высший. Насколько мне известно, они весьма беспомощны после выкукливания. Но тогда тем более: кому понадобилось вбухивать столько сил и денег в лесу? Найти подходящую заготовку человека, потом обучить его магии смерти, потом убедить его добровольно умереть, провести привязку души и сложный (весьма болезненный) ритуал умерщвления. И потом притащить личинку лича в чащу леса? Бред какой-то. Хотя, как говаривал мой отец: «Дураками выглядят два типа людей. Собственно дураки, и люди, чьи цели ты не понимаешь».

Приблизившись к тому месту, где лич как следует приложился лицом, или что там у них, к земле, внимательно его осмотрел. Хм… кровь… Странно, у нежити кровь не течет, им это как-то без надобности. Так как кровь была свежая, я воспользовался своим чутьем и попробовал определить особь по крови. Получилось, что это человек, только какой-то странный. Не понял почему, но что-то в нем не так. Крови было много, судя по всему, человек ударился сильно, лицо попортил знатно.

Но все равно остается вопрос: как из куколки нежити получился человек? Чушь какая-то… Но чутье ни разу не подводило. Хотя, может, это новый специальный выведенный тип нежити, чтобы вводить в заблуждение: вроде обычный человек. Бывает же теплокровная низкоуровневая нежить, почему бы не быть высокоорганизованной нежити?

За догадками я не заметил, что объект преследования ушел достаточно далеко. Поспешил за ним и увидел его в ручейке на полянке. Нетипичное поведение для нежити, подумал я, доставая лук и накладывая на него стрелу. А если это человек? Может, не стоит стрелять? Конечно, вряд ли меня кто-то найдет, но любопытно, что такой рохля делает посреди леса и откуда он взялся. Если это нежить и меня обнаружит, то шансов у меня может и не быть… С личем, даже молодым, один на один мало кто рискнет связаться.

Пока я думал, чужак успел помыться, постирать одежду и сел курить курительные палочки. Совсем нетипичное поведения для нежити. Я убрал лук. Курительные палочки были мало распространены в этих краях и пришли с юга из халифата Сурим. Тем страннее. Все-таки это человек. Пока думал, успел его рассмотреть: коренастый, точно ниже меня, широкоплечий. На левом плече татуировка в виде неизвестной буквы. Нет, любопытство меня погубит.

Я вышел на поляну. Когда между нами оставалось метров пятнадцать, человек вскочил и, обернувшись, вытащил меч. Может, все-таки нежить? Как-то резко двигается… Внимательно рассмотрел его спереди. Судя по фигуре, чем-то боевым занимался, но точно давно, уже успел заплыть жирком. Лицо овальное, широкое. Нос с горбинкой, судя но всему, был перебит или сломан. Кожа темноватая, явно кто-то из южан был в предках. Меч в руках незнакомца представлял собой прямой узкий клинок длиной около семидесяти сантиметров, сужающийся к острию. Гарда — классическая крестовина. Металл серый, но цвет отличался от сортов стали, которые доводилось видеть мне. Решив, что так бесцеремонно разглядывать чужака не стоит, я произнес на общем:

— Привет, меня зовут Торрен. Что ты здесь делаешь?

В ответ услышал непонятную речь. Хм… а я считал, что на нашем материке все знают общий. Повторил вопрос на ломаном ишите, основном языке соседнего материка. Судя по мимике лица, он точно меня не понял.

— Сен, — сказал человек и показал на себя.

Кажется, он представляется, и я решил, что будет невежливым не ответить.

— Торрен.

Сен, немного помедлив, положил меч у ног и, повернувшись ко мне спиной, начал одеваться.


Сен

Одевшись, я снова взял в руки меч. Как-то глупо с ним выгляжу… если бы Торрен хотел меня убить, то подстрелил бы из лука, не выходя из-за деревьев. Решив, что стоит хоть немного доверять людям (даже виртуальным), убрал меч в ножны и пристегнул их к поясу. Все это делалось под пристальным взглядом Торрена.

«Что он пялится? Задолбал уже!»

Да, немного некомфортно. Уставился на Торрена. Что делать? Языка не знаю; где я, только догадываюсь. Подумав, что пятнадцать метров — слишком большая дистанция для налаживания полноценного контакта, я сократил расстояние до трех метров. Взгляд Торрена стал настороженным. Решил показать свои миролюбивые намерения и поднял вверх пустые руки. Зря я это сделал. Взгляд стал еще более подозрительным. Удивленный, я внимательно посмотрел на свои руки. Что его так напрягло? А… видимо, когда я поднял руки, рукава рубашки закатались и Торрен увидел стилеты, прикрепленные к запястью.

«Когда ты их надеть-то успел?»

Наверно, по привычке, когда одевался. Да, я бы тоже напрягся в такой ситуации… Что же делать?

Так и не придумав, что делать, уселся на землю, подперев ладонью подбородок. Торрен тоже сел, скопировав позу, и уставился на меня.

«Чисто Платон с Аристотелем… присели подумать о смысле жизни и судьбе Вселенной…»

Не обратив внимания на голос, продолжил играть в гляделки. Надо бы как-то контакт наладить. Почему я не получил образование переводчика?

«Наверно, потому что ненавидишь учить другие языки».

Правильно, но учить придется… По крайней мере, уже знаю имя незнакомца. Надо поковыряться в доках, может, есть руководство по скоростному изучению языков или мыслеинтерфейс чем поможет. Поменявшись местами с первым вторичным сознанием, погрузился в виртуал и совместно с остальными вторичными приступил к изучению документации.

Так-с, что тут у нас? «Матлингвистика», «Использование математических методов для построения правил иностранного языка», «Статистические методы в лингвистике», «Теория универсального переводчика» и тому подобное. М-да… эти книги мне точно не помогут, тут как минимум надо свободно знать высшую алгебру, функциональный анализ и, крайне желательно, статистическое моделирование вместе с теорией вероятности. Неужели я не закачал какую-нибудь книгу типа «Иностранный для идиотов»??? Хм, похоже, нет… В следующий раз надо более основательно подходить к скачиванию энциклопедий и прочей литературы. Тут облом, перейдем к доке по мыслеинтерфейсу. Что-то подобное я вроде бы в нем видел, но по причине отсутствия интереса к другим языкам, не обращал внимания.

Организовав поиск по ключевым словам «лингвистика», «иностранный язык», получил огромное количество результатов. Похоже, в мыслеинтерфейсе есть что-то полезное. Отрядив вторичных на отбор нужной информации, сам также приступил к делу. Ура! Нашел! Мыслеинтерфейс, дополнительный модуль «Универсальный переводчик». После прочтения краткой документации вывел для себя резюме:

— у переводчика три режима работы: базовый, расширенный, полный;

— работа базового режима заключается в том, что мыслеинтерфейс активно записывает незнакомые слова вместе с переводом прямо в мозг. То есть фактически помогает быстрее набрать словарный запас. Период обучения устному языку до уровня носителя как минимум год, а то и больше;

— расширенный режим включает в себя базовый, а также самостоятельно моделирует правила языка и активно внедряет их в голову пользователя. Период обучения устному языку до уровня носителя как минимум три месяца;

— полный режим использует в своей основе различные математические методы и вероятностные/статистические анализаторы и позволяет полностью моделировать язык. При использовании полного режима мыслеинтерфейс может записывать даже уровень рефлексов, то есть у пользователя не будет проблем ни с произношением, ни со скоростью ответа. Период обучения устному языку до уровня носителя около двух недель, при условии постоянного общения на языке. То есть пользователь должен слышать иностранную речь для того, чтобы мыслеинтерфейс набрал необходимые статистические данные. Режим только для опытных пользователей;

— минусом базового и расширенного режимов является необходимость в переводе;

— полный режим избавлен от этого минуса, главное, чтобы пользователь имел доступ к речи на иностранном языке. Перевод не требуется;

— минусов у полного режима не обнаружил.

Перед запуском надо сконфигурировать модуль. Зашел в настройки базового режима. Пусто, как в холодильнике у холостяка. В расширенном режиме мне предложили выбрать, к какому типу принадлежит язык. Так как я не знал, то выбрал «неизвестный тип». Открыл расширенный режим… и опешил.

«Рехнуться…»

Полностью согласен! Количество параметров зашкаливало за пару тысяч, и, самое главное, половины слов я вообще не понимал. Как можно понять надписи: «параметрический функционал линейного лингвистического сопротивления», «свертка интегрального статистического преобразования» и так далее? Не, я как-то не готов разбираться во всем этом. Но! У меня же есть вторичные сознания, вот пусть и штудируют. Решив для себя эту маленькую дилемму, включил расширенный режим и поставил задачу настройки полного режима самой приоритетной для всех вторичных сознаний.

С чувством выполненного долга вынырнул из виртуала. В реальности прошло минут пять, не больше. Но человек, который сидит без движения пять минут, вызывает некоторые опасения у другого человека. Наверно поэтому Торрен еще больше насторожился и даже переложил наспинные ножны с мечом к себе на колени.

«Это точно компьютерный бот. Нормальный человек не рискнул бы находиться около долбанутого зависающего психа, даже держа меч перед собой… Психи они такие: никогда не знаешь, когда они бросятся…»

Высказывание не лишено смысла, но все-таки надо еще присмотреться.

— Расслабься, — сказал я дружелюбно. — Я мирный путешественник.

Он меня, естественно, не понял, но сказал какую-то длинную фразу, которую мыслеинтерфейс запихал куда-то в мозг с пометкой для перевода. Вроде бы Торрен успокоился, наверно теперь я веду себя нормально.

Где-то читал, что совместный прием пищи сближает. Так как еды у меня нет, придется попросить у Торрена. Мимикой постарался показать глотательные движения, ну, вроде: нет ли у тебя чего-нибудь поесть. Не знаю, то ли во мне умер великий актер, то ли «собеседник» попался понятливый, но Торрен перебросил мешок вперед и выложил на специальную подстилку различные продукты питания.

Закончил он быстро. Собственно, наш стол состоял из пары кусков чего-то белого, нескольких крупных ломтей вяленого мяса, четырех фруктов, смахивающих на яблоки, а также двух фляжек, примерно но литру каждая. Подумав, что процесс еды тоже можно превратить в процесс обучения, сначала показал на себя и сказал «Сен», потом на Торрена и сказал «Торрен», а потом на мясо. Тор оказался понятливым и поддержал мое начинание. Через минуту я выучил слова: «мясо», «сыр», «вода», «вино», «яблоки», «ткань». Для себя я решил, что в голове похожие предметы будут храниться под земными названиями, поэтому фрукт стал яблоком, хотя его оригинальное название очень далеко от яблока. Сделал хитрое движение левой рукой, и в мою ладонь выскользнул стилет. Надо отдать должное Торрену, он даже не вздрогнул, — похоже, подумал, что я совсем псих, а психов, как известно, лучше не нервировать. Протянул правую руку и взял кусок мяса. Попробовал отрезать кусочек — не получилось. Стилеты у меня — монолитные классические трехгранные клинки длиной около пятнадцати сантиметров. Клинки переходят в небольшую гарду-крестовину. Круглая рукоять имеет длину около девяти сантиметров. Но стилет не нож: куски получились неровные, что бесило неимоверно. Торрен не притронулся к еде и с любопытством смотрел небольшое представление. Сжалившись надо мной, он вытащил из мешка нож в ножнах и протянул мне. Естественно, я взял. Какой мужчина откажется от оружия? Так как нож был передан в ножнах, я решил, что это подарок. А подарки надо сразу смотреть, чтобы не обидеть дарителя. Короткий (около двадцати сантиметров), слегка изогнутый клинок, сужающийся к концу, эллипсовидная рукоять и изогнутая гарда-крестовина. Сам клинок обладал несимметричным узором с почти черным грунтом и золотистым отливом на свет.

«Слушай, я, конечно, не специалист, но, по-моему, он тебе только что классический булатный клинок подогнал…»

Да, похоже на то. Дома за такой клинок кучу денег пришлось бы отвалить при условии, что еще найдется продавец.

«Ага, главное не очумей от счастья, ты все-таки в виртуале. Вырвать дебаггером клинок не получится…»

Спасибо за облом! Мог бы и через минуту сказать! Но виртуал не виртуал, нужен обратный подарок. Закатав правый рукав рубашки, отстегнул от предплечья механизм со стилетами и протянул Торрену. Тор оказался пацаном правильным, выкобениваться не стал и с явным удовольствием подгон взял. Но с самой конструкцией у него оказались проблемы, одеть он ее не смог. Пришлось помочь, благо для этого слов не требовалось. Особенностью держащего механизма было то, что при определенном движении он выпускал один из двух стилетов. При этом механизм был построен чисто на механических принципах, никакой электроники. Заодно показал движение и подкрутил механизм под руку Торрена.

Атмосфера стала менее напряженной, все-таки обмен оружием — ритуал древний и освящен веками традиций. Но Торрен явно выпал из общества и вовсю игрался с новой игрушкой. Все-таки мужчины остаются детьми, только игрушки меняются.

«Тебе не жалко? Кермит чертову тучу денег стоит…» Что есть, то есть. Кермит представлял собой серый материал, в который входили чуть ли не полсотни элементов расширенной таблицы Менделеева. Но самое важное, что его не куют, а как бы выращивают с помощью нанороботов. При этом выращенный кермитовый объект является фактически одной огромной молекулой. Поэтому даже для того чтобы спроектировать новый кермитовый объект, требуются огромные вычислительные мощности, даже по меркам Империи. Но результат себя оправдывает: за счет хитрого расположения атомарных связей любой кермитовый объект практически неразрушим под физическим воздействием и весьма устойчив к энергетическим. Могу соврать, но механизм устойчивости, вроде как, заключается в передаче энергии от внешнего воздействия на разрыв всех атомарных связей объекта. А для одновременного разрыва всех атомарных связей даже маленького предмета требуется весьма большое количество энергии, в случае малейшего повреждения объект уничтожается полностью. Все это и приводит к весьма недетской стоимости любого предмета из кермита. Но, главное, контакт налажен.

Пока Торрен развлекался с новой игрушкой, я неспешно насыщался и ставил перед собой цели.

Первичные:

— обучиться языку;

— определиться с реальностью окружающей действительности. Хоть на данный момент я склоняюсь к виртуальной реальности, но все-таки стоит изучить имеющуюся информацию;

Вторичные:

— выяснить, кто такой Торрен, что здесь делает, как оказался и так далее;

— узнать свое местоположение в этом мире;

— осветить геополитическую обстановку, включая традиции, религии и прочее здешних народов.

Вроде бы ничего не упустил.

«А про Империю кто помнить будет? Пока ты тут прохлаждаешься, там полный конец наступит».

Это с чего ты так решил?

«Ты совсем идиот? Забыл, как здесь оказался?»

Я чем могу помочь? Это пусть ИСБ носом землю роет: кто, как и почему — это по их части. С моей работой и Ботан прекрасно справится. А у меня вроде как оплачиваемый отпуск, так что отвали.

Решив начать с изучения языка, дернул Торрена и показал на меч. Торрен, въехав, что я хочу знать, как на его языке будет «меч», коротко ответил. Ага, сейчас… если доставать, то по полной. Слово за слово выяснил, как будет «трава», «земля», «небо», «солнце». Потратил целый час. Оказалось, на этой небольшой полянке столько всего! Торрена, похоже, мои вопросы достали. Понял я это по тому, как он собрал в мешок свои вещи и знаками показал куда-то на северо-запад (если я правильно сориентировался).

«Это, наверно, приглашение…»

Выбора у меня особо не было, поэтому я кивнул и пошел за ним. На опушке он споткнулся об корень, поросший мхом, и разразился бурной тирадой. Мне оставалось только догадываться, что это не была благодарственная речь, адресованная всем святым. Я обрадовался. Я, конечно, не понял, что он сказал, но, судя по всему, мат у них весьма колоритный и насыщенный. Сделал себе зарубку, чтобы позже разобрать языковые конструкции этого «шедевра».

Мы углубились в лес, и я опять пристал к Торрену с новыми словами. Вскоре на земле растянулся я, задев за какую-то корягу, и словарный запас моего спутника пополнился самыми популярными словами великого и могучего. Вот в таком ключе прошел остаток дня.

Отыскав небольшую полянку, Торрен сбросил мешок и отправился собирать хворост. Я, естественно, ему помогал, благо хвороста было предостаточно. Сложив большую кучу, мой спутник бодренько развел костер. Я бы так быстро не справился. Потом он достал какую-то загогулину, вроде из дерева, что-то с ней сделал и положил около себя. И только после этого приступил к нехитрому ужину.

После еды резко захотелось спать, все-таки километров пятнадцать мы сегодня отпахали, а это немало. Торрен вытащил из мешка два одеяла и протянул одно мне.

«Точно виртуал. Котомка у него безразмерная: все бы туда не поместилось».

Не вступая в споры с голосом, взял одеяло и изобразил благодарный кивок. Обменялся местами с одним из вторичных сознаний, чтобы использовать виртуал и ускорить процесс настройки полного режима универсального переводчика, и с чистой совестью (точнее, с ее остатками) уснул.

Глава 3

Волшебный лес

…Кто отведал любовь нимфы, тот никогда не сможет позабыть ее ласки и будет требовать того же от своей жены…

Геродот

Сен

Близилась к концу вторая неделя нашего путешествия по лесу.

На третий день мы вышли к какой-то заброшенной деревушке, и там Торрен приобрел заплечный мешок для меня, пару одеял, запасную одежду, съестное и прочие нужные вещи. Я не терял времени даром и с помощью мыслеинтерфеиса записывал разговоры деревенских жителей. Потом будет что анализировать переводчику.

На четвертый день вторичные сознания смогли провести базовую настройку полного режима, и процесс обучения пошел бодрее. После того, как все вторичные освободились, я упорядочил их работу. Поначалу проблема заключалась в том, что в один момент времени вторичных могло быть шесть, а в другой — всего два, так как остальные отдыхали. Пришлось ввести планировщик работы. Недолго думая, я распределил все следующим образом: первое включается в полдень и работает шестнадцать часов, второе включается в четыре часа пополудни и работает шестнадцать часов и так далее. Получилось, что в любой момент мне доступно ровно четыре вторичных сознания. Также организовал буфер задач, в который я мог бы сбрасывать задачи для вторичных, а они бы уже сами разбирались, кто какие решает, и координировали работу между собой. Для затравки сбросил задачу определения своего местоположения: в виртуале или в реале.

С долготой суток здесь все обстояло хорошо. Сутки оказались длиннее всего на полчаса, поэтому не приходилось сильно менять привычный ритм жизни. В принципе и мир-то был похож на земной. Птицы, деревья, зверье… Нет, некоторые отличия все же были, но не принципиальные. К примеру, подглядел в деревне, что их свиньи имеют небольшой хоботок на рыле, но от этого свиньями они быть не перестали. В лесу нашел сосны, абсолютно такие же, как земные. Даже смола пахнет так же. Все говорило в пользу того, что я нахожусь в виртуальности. В такие совпадения верится с трудом. Но полчаса назад вторичные сознания накопали кучу доказательств против этой версии. Основные тезисы такие:

— на данный момент не существует механизмов генерации виртуальной реальности аналогичной степени проработанности;

— на данный момент даже теоретически не может существовать механизм генерации абсолютного виртуала, потому что для этого требуется суммарная вычислительная мощность пятидесяти самых мощных суперкомпьютеров Империи;

— лаборатория сто три, которая занимается в «Ардер» виртуальными реальностями, внедряет универсальный код выхода во все свои разработки. Естественно, код не подошел.

Все эти аргументы и некоторые другие неувязки привели меня к мнению, что я нахожусь либо в другом мире, либо в другом времени. Но путешествия во времени были признаны невозможными, поэтому я склонился к версии об ином мире. Слегка ошарашенный такой новостью, я отрядил вторичных обратно на доработку переводчика и задумался, как быть.

В принципе домой хотелось не особо, так что рваться туда не буду. Но роль лесного егеря надоела дальше некуда. С другой стороны, никакой ответственности, и точно интересней, чем разбираться в сметах, графиках и планах. Плюс две недели блужданий по лесу растрясли жирок, так что моему организму такой образ жизни явно на пользу. Однако мыться в речках, стирать там же одежду, гадить под ближайшим кустом и так далее — это раздражает с каждым днем все сильнее и сильнее. Да и уровень нанороботов не восстановился, поэтому до сих пор нет регенерации. Решив отложить на потом вопрос как жить дальше, я обратился к Торрену на вполне сносном общем:

— Тор, расскажи мне о мире.

— А что ты хочешь знать?

— Ну, к примеру, сколько материков, на каком материке находимся мы, в какой стране, особенности местного населения и так далее.

— Честно говоря, странные для взрослого человека вопросы, — Торрен улыбнулся. — Даже дети знают на них ответы.

— Считай, что я родился заново. — Я почесал щетину. Кстати, еще одна проблема: бриться ножом у меня как-то не получалось, а магазинов с электробритвами здесь, естественно, не найти, — Можешь рассказывать обо всем подряд, мне все интересно.

— Это не проблема. Но когда ты расскажешь о себе?

— Не знаю, когда-нибудь. — Признаться, внятной легенды я до сих пор не придумал. — Ты, кстати, тоже не образец открытости! Кроме имени и того, что ты дворянин, я о тебе ничего не знаю…

— А с чего ты решил, что я дворянин? На лбу вроде не написано.

— Да по мелочам: ешь аккуратно, в деревне разговаривал, как человек, имеющий право отдавать приказы, обладаешь чувством такта. — Я помолчал. — Но, судя по тому, что ты не сидишь в имении, а бродишь по дремучему лесу, у тебя проблемы. Они-то и вынудили тебя отправиться в увлекательное путешествие… Ты, кстати, так и не сказал, что это за страна!

— Королевство Эльран. А насчет догадок… Я тебя понял… Ты не лезешь с расспросами ко мне, а я к тебе. Идет?

— Хорошо, когда придет время, я сам все расскажу. А вот информацию о мире я так и не получил!

— Ну что с тобой делать. Слушай.

Из его рассказа я понял следующее:

— им известны два континента: Кахор и Южный. Ходят слухи о существовании третьего. Если он на самом деле есть, то находится в океане Бурь. Но доплыть до него еще никому не удавалось. Или, по крайней мере, об этом не треплют языком;

— мы находимся на Кахоре, который назван по имени древней поливидовой Империи Кахор, развалившейся двадцать тысяч лет назад. Размеры материка точно не знаю, но он больше Южного в пять раз. Формой напоминает перевернутую набок грушу. На западе — узкая часть материка, на востоке — широкая. Основание материка-груши с востока на запад рассекает огромное Средиземное море. Нижняя граница вроде бы заходит за экватор, верхняя почти достигает зоны вечного льда (это у них так Северный полюс обозначают);

— южный материк расположен к юго-западу от Кахора ниже экватора и чем-то похож на нашу Африку: черные варвары, джунгли, всякие мерзкие твари и прочая экзотика;

— сейчас мы находимся в северных провинциях королевства Эльран, обладающего достаточно большой территорией, но слабозаселенного;

— севернее от нас Скалистые горы, за которыми расположены территории северных эльфов. Непосредственно в горах проживает несколько гномьих кланов. Восточнее — Вольные баронства. Они имеют выход к морю. Западнее — свободные герцогства, виконтства и баронства. Южнее — большое королевство Кахор, преемник древней Империи.

В дальнейших показаниях Торрен начал путаться, и я сделал себе пометку первым делом купить карту.

— Тор, я тут услышал волшебные слова «эльфы» и «гномы». А кто еще у вас есть?

— Да кого только нет. Эльфов одних четыре вида: северные, лесные, темные, песчаные. И все как на подбор высокомерные. Гномов куча. Их друг от друга только по косичкам в бороде отличить можно, а так все низенькие и коренастые. Тролли, огры, гоблины есть… Всех враз и не упомнишь. Вампиров, к примеру, тоже два вида: высшие и обычные.

— Э-э-э… А вампиры это разве не нежить?

— С чего ты взял? Обычная раса. Да, им чужая кровь нужна, но это же не повод их сразу в нежить записывать.

— Твоя правда. А как тут с религией? И с магией? Я понял, у вас некроманты — обычное явление.

Из пространного ответа Торрена я понял следующее: есть церковь Триединого, очень похожая на нашу христианскую, только без призыва резать всех магов и тому подобное. Церковь Триединого самая массовая, но иноверцев тоже хватает. Насчет магии Торрен не дал однозначного ответа, но я понял, что она есть. И весьма активно используется в повседневной жизни в виде всяких амулетов, талисманов. Та загогулина, которую Торрен каждую ночь клал около себя, оказалась простенькой магической сигнализацией. Более подробную информацию Тор посоветовал получить у кого-нибудь сведущего в магических делах.

Пока мы разговаривали, лес вокруг нас изменился, о чем я не преминул сообщить своему спутнику. Торрен остановился, посмотрел вокруг и пробурчал себе под нос что-то вроде «ни фига себя, а я думал сказки».

— Слушай, может, и меня посвятишь? — Не люблю чувствовать себя идиотом.

— Это очень похоже на легенду.

— Черт! — Я начал закипать, — На какую?

— На легенду о лесе фей.

— Это плохо или хорошо? Они нас в жертву принесут? Или покормят, сексуально ублажат и выставят вон? Может, все-таки расскажешь?

— Говорят, лес фей существует как бы вне нашего мира и является мужчинам, утомленным желанием…

— Ты так сильно секса хочешь? Что даже передвижной бордель вызвал?

— Почему сразу я?

— Потому что я не хочу секса, это раз, а два — я про это первый раз слышу…

— По другой версии, лес фей появляется только перед теми, кому нужно вылечить душу, — продолжил Торрен, не обращая внимания на мои подколки.

— Вторая версия более логична: секс как сильно нормализующее психику средство?

За разговорами мы вышли на открытое место.

— И куда дальше? — спросил я. — Ты тут вроде как ориентируешься…

Я не успел услышать ответ, как из леса вылетела пара десятков полуодетых девиц. Мы одновременно сделали шаг назад. Я, конечно, парень не робкий, но когда двадцать девушек смотрят на тебя как на молодого бычка для осеменения… В общем, нервы начинают сдавать…

— Тор, ты уверен, что нас не изнасилуют до смерти? Взгляды у них какие-то… похоже, свежего мяса давно не видели… Я на себя могу взять одну, максимум двух, остальные твои. Ты парень крепкий, справишься, да и, как я понял, Триединый ваш велел делиться…

— Я в него не верю, — Торрену мое предложение не понравилось. — Может, наоборот?

— Я тоже не верю, но это неважно. Я старше, возраст, сам понимаешь, дает о себе знать.

От группы отделилась одна фигурка и подлетела к нам.

— Приветствую вас, странники. Меня зовут Эльдора. Будьте нашими гостями, у нас давно не было гостей.

«Про гостей как-то злобно получилось…»

— А мы отсюда живыми вернемся? — Это Торрен меня с вопросом опередил.

— Да. — Немного удивленный ответ.

— И невредимыми? — Это уже я.

— Да, — Еще более удивленно ответила фея.

Из меня вдруг посыпался целый ворох вопросов:

— А у вас есть где помыться? А поесть нормальную пищу дадут? А побриться у вас можно? — Я бы еще долго спрашивал, но Эльдора меня перебила.

— На все вопросы — ответ «да».

— Тогда мы согласны, — сказал я и, схватив за рукав офигевшего от такого счастья Торрена, потащил его к феям. — Кстати, меня зовут Сен, а его Торрен.

«А они ничего, смазливенькие… только махонькие какие-то».

Да, действительно миниатюрные девушки ростом около ста шестидесяти сантиметров, хрупкие, тонкие, с большими радужными крыльями за спиной. Впрочем, летали они явно не благодаря наличию крыльев. Они и махали-то ими нечасто, а некоторые вообще забывали об этой утомительной процедуре. Одеты (хотя уместнее было бы сказать: «не одеты») легко.

«Если хоть одну поимеешь, то ты — педофил».

Это еще почему?

«На девочек похожи».

Зато сексапильностью от них на километр прошибает! Пока я пререкался с голосом, нас привели к небольшим одноэтажным домикам. Эльдора повернулась к нам:

— Выбирайте любой. Домики одноместные. Внутри есть все, что необходимо. Приводите себя в порядок, а через пару часов ждем вас на пир. Надеюсь, вы принимаете наше приглашение?

Торрен судорожно кивнул, и Эльдора, развернувшись, улетела куда-то в лес.

— Зачем ты согласился? — набросился на меня Торрен.

— Да ладно, Тор, неужели ты никогда не мечтал очутиться в сказке? Расслабься. Если бы они хотели что-нибудь сделать, то уже сделали бы. Пойдем приведем себя в порядок.

— Да, выбора у нас нет.

Выбрав два соседних домика, мы разошлись. Домик по здешним меркам оказался выше всяких похвал. Спальня, небольшая комнатка при входе, наверно для приема гостей, а также ванная комната. В ванной помимо самой купели, за которую я был готов убить кого угодно, стоял унитаз вполне современного образца. Я чуть не прослезился от счастья. Как же мало человеку надо!

«Ты его еще расцелуй».

Ну это чересчур. Порылся в шкафчиках и стал обладателем полотенца, куска мыла (по крайней мере, моя интуиция сказала, что этот кусок — мыло) и опасной бритвы. Скинув одежду, залез в ванну и расслабился. Какое блаженство… Понежившись с полчаса, я вымылся и побрился. Заодно постирал свои тряпки. Они, конечно, несильно пачкаются, но за две недели плутания по лесам перестали быть чистыми. Развесив предметы гардероба сушиться, я нашел спальню и развалился на кровати. Хорошо! Спать на голой земле, завернувшись в одеяло, мягко говоря, надоело. Не заметил, как заснул.

Проснулся от стука в дверь. Отодвинув занавеску на окне, выглянул на улицу. На пороге стоял Торрен в сопровождении пары фей.

— Минутку, — крикнул я и бросился одеваться. Напялив на себя сухую чистую одежду и оружие, я выскочил за дверь со словами: — Боец готов.

— Уважаемые гости, следуйте за нами.

Я старательно запоминал дорогу. Мало ли что? Лишним не будет. Мы пришли в домик. В большом зале за накрытым столом нас ждали три десятка девушек. Если учесть, что последние две недели я питался исключительно сыром, который по прочности мог поспорить с гранитом, вяленым и, реже, свежим мясом (это если Торрену удавалось «его» подстрелить), то угощение можно было назвать изысканным. Здесь было много свежих фруктов, разных овощных салатов и нормальное жареное мясо. Мы с Тором сидели рядом. Пока мой сосед рассказывал ахающим девушкам о том, что творится в мире, я спокойно ел и пил, так как соврал, что я деревенский и о глобальных событиях ничего не знаю. Краем уха я все же слушал разглагольствования Торрена.

«Что-то он разошелся…»

Сам понимаешь, внимание такого количества красивых женщин на мужчину действует лучше любого алкоголя.

«Ну да… но ночью ему придется тяжко…»

Не поспоришь.

Посидев еще пару часов и окончательно осоловев, я незаметно выскользнул из зала и пошел домой. Благо мыслеинтерфейс помог найти дорогу. Дома я сразу отправился в ванну и помылся. Надо же насладиться простыми радостями жизни. Вылез из ванны и — в спальню, чтобы предаться объятиям Морфея.

«О! Какой подарочек…»

На моей кровати сидела Эльдора. Обнаженная… В штанах резко стало тесно.

«Может, ну его, этот Морфей? Ее объятия однозначно лучше!»

— Неужели ты подумал, что своей отговоркой сможешь обмануть меня? — Эльдора подлетела ко мне и провела миниатюрным пальчиком по моей щеке, — Я же не молоденькая дурочка…

— Это не обман, а фильтр лишних желающих… — Пока произносил эту вроде бы короткую фразу, оказался на краю кровати без рубашки.

— Хорошо, значит, будешь сегодня только моим…

Я понял этот тонкий намек правильно и избавился от оставшейся одежды в мгновение ока… Когда еще доведется поиметь фею! И тут я посмотрел на свой член… потом на Эльдору… Мне стало очень грустно…

«Она же порвется. Я тебе точно говорю, порвется…»

М-да… точно порвется… махонькая она какая-то.

— Эльдора, как бы тебе сказать?.. Думаю, у нас ничего не получится.

— Почему? Неужели я тебе не нравлюсь? — Как настоящая женщина, она подготовила тяжелую артиллерию в виде набежавших на глаза слез, которые готовы были хлынуть полноценным водопадом.

— Очень нравишься… Ты — мечта любого мужчины… Если он, конечно, нормальный.

«Нормальный педофил, ты хотел сказать?»

Ехидное замечание собственной шизы я проигнорировал и продолжил объясняться с феей.

— Но видишь, — я скосил глаза вниз, — у нас размеры не совпадают.

— А… ты об этом? — Она успокоилась. — У нас анатомия, немного отличная от человеческой, поэтому не волнуйся. И вообще хватит разговоров…

Глава 4

Досадное недоразумение

Все на свете можно исправить, кроме смерти.

Мигель Сервантес

Сен

На следующий день в полдень мы стояли в лесу. Наверно, выглядели мы странно: два человека с абсолютно идиотскими счастливыми лицами.

— Ну что, двинули? — спросил я.

— Ага, — механически ответил Торрен и пошел куда глаза глядят.

Я догнал его и деликатно поинтересовался:

— Бурная была ночка?

— А ты как думаешь?

— Думаю, бурная, — пробурчал я себе под нос и громко спросил: — И сколько фей ты осчастливил?

— Десять… пятнадцать… может, двадцать… не помню, если честно, но много. А у тебя как?

— Ну я же не шпана малолетняя, за количеством не гонюсь. Беру качеством. Только одну, зато какую! — протянул я мечтательно.

— А я, значит, шпана? И кто же та счастливица?

— Заметь, ты это сказал, не я. — Самовлюбленная улыбка всегда меня красила. — А посетила мою опочивальню сама Эльдора.

— Местная королева… по низам не работаешь…

— Да, я такой, — самодовольно ответил я и погрузился в воспоминания.

Торрену тоже было что вспомнить, поэтому дальнейший путь протекал в молчании.

Я лежал на спине, обнимая правой рукой Эльдору. Ночка была бурной… давно таких ненасытных не встречал.

«Если к ним мужики раз в год попадают, то и самая фригидная станет секс-бомбой».

— Кто ты? — спросила Эльдора, перебирая пальчиками волосы на моей груди.

— Я? Обычный циничный ублюдок… Таких много…

— Ты другой…

— Да нет, мы все одинаковые. — Не хватало, чтобы она раскопала мое иномирное происхождение.

— Тебе понравилось? — Эльдора сменила тему.

— Конечно, малышка. — Я по-доброму улыбнулся: все-таки она подарила мне восхитительную ночь. — Это было здорово. Как мне могло не понравиться?

— Но ты не удивился, хотя обычно мужчины бывают ошеломлены тем, как мы этим занимаемся… А ты… словно ты уже встречался с феей, но такого не может быть… с феей можно заняться любовью один раз в жизни.

— Ну что тебе сказать? — Я задумался. Как этому дитю природы объяснить, что все, что было, не тянет даже на слабенькое извращение? — Давай я расскажу тебе коротенькую легенду.

— Давай, — Она вся подобралась, ну, чисто ребенок.

«А ты этого ребенка только что поимел. Пользуешься тем, что находишься вне юрисдикции Империи».

Этот ребенок, судя по всему, старше меня раз в пять, и вообще ребенок хочет сказку.

— Считается, что именно нимфы научили людей различным способам любви. — Я в течение десяти минут рассказывал все, что знал о нимфах. Конечно, опустив их зоофильные наклонности, а то еще обидится. — А что вы получаете взамен? — полюбопытствовал я. — У вас-то какой интерес?

— Кроме удовольствия, мы зачинаем детей, — Она улыбнулась, — Как ты мог заметить, среди нас мужчин нет.

«Ешкин кот! Как тебе в роли племенного бычка?»

— Ясно, — протянул я, — прости, что, кроме удовольствия, ничем не помог тебе.

Это было правдой. Лет в двадцать я сделал операцию и стал бесплодным. Причиной такого решения был регулярный случайный секс с незнакомыми партнершами, а ребенок слишком удобный инструмент для шантажа, чтобы давать его в руки чужих женщин. Естественно, существовала и обратная операция, которая запускала репродуктивную функцию.

— У нас своя магия…

— Вряд ли она сравнится с технологией, — возразил я.

— Технехно… С чем?

— Э-э-э… — Я сказал слово «технология» на русском. — Это магия такая хитрая, не обращай внимания. А если родится девочка, ты сможешь дать мне об этом знать?

— Конечно, мы на такое способны…

— Вот и хорошо, — проговорил я и решил повторить благодарность фее.

Меня отвлек голос Торрена.

— Чего говоришь? — переспросил я.

— Глубоко же ты ушел в себя… Привал, говорю, надо сделать, — ухмыльнулся Тор. — Мы уже давно идем.

— Я не против.

Найдя удобные коряги, мы уселись и достали провизию, которой нас снабдили фейки. Медленно и со смаком поели нормальную пищу.

— Эх… сейчас бы сигарету, — с тоской произнес я. Сигареты кончились на следующий день моего пребывания здесь. И это меня крайне печалило…

— Курительные палочки, что ли?

— Ага, они самые…

— У меня есть.

— Откуда? Хотя неважно! А чего ты молчал? — Я злобно оскалился: — Тебя четвертовать надо за такое издевательство! Давай сюда!

Торрен молча протянул мне сигарету, хотя правильней сказать — сигариллу, так как у курительной палочки обертка была из табачного листа, а не из бумаги. Я раскурил ее с помощью огнива, которым за пару недель научился пользоваться. Выдохнув клубы ароматного дыма, я воскликнул:

— Жизнь хороша! Кстати, спасибо большое. У тебя еще много?

— Штучек двести есть.

— Тебе они очень нужны?

— Да нет, забирай. Они ко мне случайно попали.

Я его уже не слушал, так как прикидывал, на сколько времени хватит запасов: если выкуривать по две штуки в день, хватит больше чем на четверть года. Живем…

Когда сигарилла стала обжигать пальцы, я потушил ее о корягу и встал.

— Идем?

— Да, пошли.

Надо будет поинтересоваться, куда, кстати, мы направляемся. А то я как хвост за ним хожу. Но пока наши цели совпадают. Он куда-то идет, а мне нужен человек, который введет меня в этот мир. Сегодня после бурной ночки мы решили идти подольше. Солнце уже скрылось за горизонтом, а мы все шли. Вдруг Торрен резко остановился.

— Замри.

Я послушался. Жираф большой — ему видней.

— Чувствуешь запах костра?

Я принюхался и легонько кивнул.

— Давай медленно туда.

Я снова кивнул.

Когда надо идти тихо, под ноги сразу лезут сухие ветки, которые громко трескаются, листья, которые шуршат, появляется паутина и тому подобное, что просто жутко выводит из себя. Через пять минут Торрен показал рукой на землю и лег. Я последовал его примеру. Несколько метров ползком, и мы оказались в кустах, откуда прекрасно просматривалась небольшая лесная прогалина с утопленным костром посередине. У костра сидели трое мужиков при оружии и тихо переговаривались между собой. В стороне лежали три связанных тела. Судя по всему, дети либо какая-то мелкая раса. В темноте плохо видно. Оценив диспозицию, мы отползли метров на тридцать назад.

— Что будем делать? — спросил меня шепотом Торрен.

— А кто это? — ответил вопросом я.

— Известно кто. Работорговцы!

— Екарный бабай. У вас еще и работорговля процветает?

— Это еще кто такой? Хотя ладно… работорговля есть почти всюду. Почему ты об этом не знаешь?

— Я понимаю, что вариантов у нас всего два? — Я сделал вид, что не расслышал его последний вопрос. — Пройти мимо либо убить?

— Правильно понимаешь.

— Какой вариант предпочтешь ты?

— С одной стороны, всех в мире не спасешь и лучше бы пройти мимо. С другой стороны, там вроде дети… Да и нам пора на привал, а рядом с такими соседями… можем сами в кандалах проснуться.

— Значит, все-таки нападаем. Ты только учти, что я с мечом не очень. Меня, конечно, учили с ним обращаться, ногу себе не отрублю… но… ты меня понял. — Меня начало немного лихорадить в предвкушении боя.

— Выбора нет, — сказал Тор. — Подождем часик, может, лягут спать. Тогда и прирежем. Если нет, придется напасть.

Мы затаились. Прошло полчаса, работорговцы стали укладываться. Один остался на стреме и повернулся спиной к костру. Торрен тронул меня рукой, показал на свой лук и на противников, начиная с часового, потом коснулся моего меча и кивнул на место возле себя. Похоже, он хочет снять из лука часового, потом остальных, а мне нужно его прикрывать. Ладно, Других вариантов у нас нет, поэтому придется действовать по его плану.

Легонько хлопнув своего спутника по плечу на удачу, я поднялся, вытащил меч, бросил ножны на землю и спрятался за дерево у самого края прогалины. Вроде бы меня не видно, если Тор не успеет снять всех, добью… Торрен достал лук и показал три пальца: на счет «три».

— Постарайся оставить одного в живых, — сказал я губами Торрену.

Короткий кивок был мне ответом.

Торрен неслышно натянул тетиву. Три размеренных кивка головой, и хлесткий щелчок. Грязно… Стон часового услышал даже я. Второй выстрел. Стук упавшего тела. Приближающийся к нам топот ног. Я взял оружие обеими руками и приготовился.

Торрен снова стреляет. Топот не смолкает. Неужели промазал? Еще один выстрел, судорожный. Шум совсем близко. Бросаюсь на работорговца из-за дерева. Он меня не ждал: похоже, сосредоточился на Торрене. Не успел он взмахнуть мечом, как мой кермит располосовал его от живота до ключицы.

«Черт, аккуратней не мог? Крови глянь сколько… криволапый…»

Кишки противника вывалились наружу, и запах свежей крови ударил в нос. Брезгливо поморщившись, я вытащил меч, стряхнул с него кровь и подошел к Торрену.

— Тор, что за фигня? У тебя руки откуда растут? Десятилетний криволапка попал бы! Этот идиот по прямой на тебя бежал? — Брань так и сыпалась из меня — небольшой, но все-таки стресс. Вытер ботинок об землю, чтобы стереть кровь, и повторил спокойнее: — Что за фигня?

— У этого урода, похоже, амулет был, отклоняющий стрелы. Я тебе не говорил разве о таких?

— Знаешь, нет. Черт с ним, а если бы и у других амулеты были? — Я снова завелся.

— Да ладно тебе… все же получилось, — улыбнулся нервной улыбкой Тор. — Ты его прирезал. В следующий раз ты план придумаешь.

— Да, теперь я думать буду, ты не умеешь, — Я сделал паузу, — Я сейчас осторожно выхожу на открытое место, а ты меня прикрывай. Понял?

Услышав утвердительный ответ, я развернулся и медленно подошел к трупу. Крови под ним натекло изрядно.

«Да ты просто Джек Потрошитель или имбецил, это с какой стороны посмотреть…»

Заткнулся на фиг! Внутренний голос сейчас некстати. Потрогал ногой труп: вроде и вправду откинулся. А то черт их тут знает?! Мало ли амулет какой есть, — вскочит и бросится на меня.

— От пули увернешься, а с ножа не сорвешься, — пробормотал я многовековую мудрость и вышел на край поляны. Огляделся. Вроде ничего опасного: рабы связанные лежат, два трупа с застрявшими стрелами.

«Тут нечисто».

— Без тебя знаю. Помолчи, не отвлекай, — проговорил себе под нос и снова осмотрелся.

От этого увлекательного занятия меня отвлек щелчок сбоку. Резко обернувшись, заметил арбалетчика, который сидел в секрете на дереве. Отпрыгнуть не успел: болт по касательной ударил меня в шею и вырвал кусок мяса. Упав на землю, я зажал рану, чтобы удержать бьющую из артерии кровь.

«Вот гнида!»

Боли не было, наверно, болевой шок. Кровь хлестала уже не так сильно. «Надеюсь, Тор его достанет», — последнее, что подумал я, и свет погас.


Российская империя, Святоград, императорский дворец,

один из личных кабинетов императора,

спустя две недели после уничтожения лабораторий.

Император сидел за столом и писал директивы. С лабораториями все получилось отлично. Информация не успела выйти наружу.

Сейчас император ждал барона Андреева, который для всех пожелал остаться инкогнито. Своих действий он не объяснил, что странно. Обычно все, кроме Уральского, испытывали к царственной персоне пиетет. Но Уральский до сих пор в реаниматоре. Лежит как овощ. Император грустно усмехнулся.

Раздался звонок. Император глянул на голомонитор. Пришел барон.

— Здравствуйте, барон. — Император показал на кресло напротив стола. — Присаживайтесь.

— Здравствуйте, ваше величество, — ответил Кабан, осторожно усаживаясь в хлипкое на вид кресло. — Я просил вызвать Сигмара ИСБ. Можно это сделать немедленно?

— Да, конечно. — Дмитрий нажал какие-то клавиши на столе. — Главу ИСБ приглашаем?

— Ни в коем случае, он будет лишним…

Не успел он договорить, как в углу кабинета возникла голограмма бесформенной фигуры.

— Приветствую, ваше величество! Приветствую, барон, — произнес голообраз Сигмара ИСБ, а это был именно он.

Император кивнул вместо приветствия и повернулся к Кабану:

— Итак? Почему такая секретность?

— Секундочку. — Кабан повернулся к голообразу: — Сигмар, дай кодовый отзыв на следующий текст.

В течение минуты Кабан произносил какую-то белиберду.

— Керетрсан, — отозвался Сигмар.

— Отлично, — сказал Кабан. — Я готов, ваше величество.

— Для начала объясни, что это за представление? Честно говоря, я заинтригован.

— Как бы вкратце объяснить?..

— Я не спешу, — отрезал император.

— Хорошо. Вы знаете, что при выращивании и воспитании Сигмарам прививается абсолютная верность Империи. Теоретически модуль можно нарушить, для того чтобы переманить Сигмара. На этот случай в каждый модуль закладывается алгоритм целостности, который работает по различным кодовым последовательностям. То есть я задаю кодовую последовательность, на которую любой Сигмар должен ответить конкретным словом. Естественно, таких последовательностей миллионы. Если Сигмар ответит другим кодом, то он не в порядке, ну а дальше запускаются в действие специальные инструкции.

— Хм… не знал, — сказал Дмитрий. — Я понимаю, это секретная информация?

— Конечно.

— А Сигмары о ней знают?

— Да.

— Хорошо, — пробормотал император и после минутной паузы спросил: — С чем пожаловал?

— Есть обоснованные подозрения, что в диверсии замешаны высокие чины ИСБ. Сейчас все объясню. Вам уже лег отчет о том, что и как?

— Да.

— Полный бред, ни слова правды. Мы с Виктором, это мой помощник, все проверили. В лаборатории обнаружена пустая упаковка от груза, который не прошел процедуру досмотра при поставке. По ряду причин мы считаем, что там были боевые и разведывательные роботы вместо ожидаемого оборудования.

Кабан набрал в легкие воздух и продолжил:

— Здесь исчерпывающая информация. — Он передал императору кристалл. — Столь глобальную подмену способна устроить единственная в Империи спецслужба… ИСБ.

Император приступил к просмотру, и его лицо постепенно мрачнело…

Глава 5

Воскрешение

…На свадьбе в Кане Галилейской Иисус учил меня воскрешаться, э-э-э, но я был пьян…

Руфус, кинофильм «Догма»

Сен

Сознание возвращалось мутно; как будто выныривал из-под толщи воды.

«Живы!!!»

Не кричи! Я рад не меньше тебя. Но не ори!

О, хотя бы боли нет! Надо определиться, что со мной. Тело чувствую. Вторичных? Мысленно пробежался по вторичным. Они тоже на месте. Мыслеинтерфейс работает. Попробовать встать. Недолго думая, поднялся и огляделся. Меч так и остался в руке.

Пленники, уже освобожденные, сидели у костра. В пяти Метрах от меня Торрен вязал работорговцу руки за спиной. Похоже, тот, который меня… Заметил, что у него прострелено правое плечо.

— Кхе-кхе. — Это мой голос?

Торрен бросился ко мне с занесенным мечом. Еще не понимая, что происходит, на полной автоматике выбил у него оружие.

«Это ты как сделал? И вообще что за фигня?»

Откуда знаю, как я это сделал! Сам не понял!

— Ты чего? Рехнулся, дегенерат? — О! Голос прорезался! Справа от костра поднялся вой, — А ну заткнулись, малолетние придурки, пока не прирезал к такой-то матери. Ты чего творишь? — закричал на Тора. И, распаляясь: — Решил дорезать меня, чтобы не мучился? Чтоб тебя прихлопнуло…

Потом я ругался матом, ругался долго и самозабвенно, причем в полной тишине. При этом постоянно тыча мечом в сторону Торрена. Вначале меня слушали в страхе, потом в смятении, под конец, когда мат мягко перешел на восьмиэтажные построения, восхищенно. Торрен даже пару раз цокнул от удовольствия языком.

Выговорившись, я успокоился.

— А теперь по порядку. Что случилось, почему ты на меня набросился?

— Ты это, живой, что ли?

— Нет, мертвый! — Спокойствие начало улетучиваться.

— Ты бы на себя со стороны посмотрел, — мягко начал Тор. — у тебя одежда вся в крови, шея в крови, лицо окровавлено…

— И что? Я тут не в бирюльки играл. Какого органа ты на меня кидаешься?

— Честно говоря, я подумал, что ты нежить, — стал оправдываться Тор, постепенно переходя в наступление. — Я, кстати, до сих пор не уверен, что ты не нежить. С разорванной глоткой не каждый маг выживет!

— Ты не выкобенивайся, меч у меня в руках. Отрублю ноги, будешь на паперти деньгу зарабатывать. — И продолжил спокойней: — Я вообще не понимаю, что произошло.

— Э-э-э, как так? — удивился Торрен.

— А вот так! Повторяю на общем: «Я не знаю, что произошло и почему я жив». Доходчиво?

— Э-э-э, вполне. — Тор немного помялся и спросил: — Меч можно подобрать?

— Фигней страдать больше не будешь? — вежливо поинтересовался я.

— Нет, ты вроде как не нежить. Я слыхал о случаях, когда сразу после умерщвления трупы поднимались и нападали на всех подряд.

— Вранье. Наверно, подобную ситуацию оправдывали. Увидели хороший меч, подумали: убить без причины — некрасиво, по причине — можно стать героем, — не удержавшись, я подколол своего спутника: — Так и скажи, что понравилось мое оружие.

— Дурак ты, Сен! — рявкнул Тор. — Я тут как последний идиот, чуть не поседел, дескать, друга потерял. А ты меня обижаешь.

Концовка речи Торрена прозвучала немного по-детски, но меня проняло. Парень и вправду расстроился, а я его обидел. Я убрал меч, подошел к Тору и легонько стукнул его по плечу.

— Не обижайся, сам понимаешь… Нервы ни к черту от таких передряг. — Я взял флягу и прополоскал пересохшее горло. — Давай без обид. Мы же с тобой оружием менялись.

Тор кивнул, сходил за своим мечом и вернулся назад.

— Расскажи, что произошло за время моего вынужденного «отсутствия», только вкратце.

— Когда тебя подстрелили, я подумал: все, конец, отлетался орел, — мрачно проговорил Торрен. — Подскочил к тебе, а у тебя уже даже кровь не хлещет. Я приметил, где гнида скрывалась, стрельнул навскидку, попал в плечо. Тот арбалет выронил, я на дерево залез и рубанул в висок. А потом вниз сбросил. Наскоро его скрутил, и к тебе. Ни пульса, ни дыхания! Я посидел рядом, потом о рабах вспомнил. Сходил, развязал, посадил у костра. Снайпера тоже к костру подтащил, связал покрепче, а то еще развяжется. Ну а дальше ты в курсе.

— Сколько времени прошло?

— Не знаю… Минут пятнадцать — двадцать, может. — Тор снова уточнил: — Ты точно не нежить?

— Ты утомил этим вопросом. На, потрогай, — сказал я и протянул ему руку, — теплая же, значит, живой.

— Ну бывает нежить теплокровная, — возразил Тор, но руку пощупал.

— Мне сколько раз повторить, чтобы ты понял? Десять, двадцать? Сто? Давай я сразу тебе все разы скажу. Тогда перестанешь доставать?

— Да что с тобой? Чего ты взъелся?

— Угадать сложно, что ли? — съязвил я. — Может, потому что меня едва не убили? Извини, нервишки пошаливают… — Я глотнул из фляги. — Сделаем так. Я поговорю с рабами, а ты проверь, мертвы ли те трое. А эту падаль… — я кивнул на снайпера, — посмотри, чтобы как следует связан был. У него сегодня бессонная ночь будет… и очень длинная.

Я снова приложился к фляге и направился к рабам. Они следили за мной испуганными глазами.

«Наверно, ты и вправду неважно выглядишь».

Угу, меня на их глазах убили, а я взял и воскрес. Есть повод для беспокойства.

Я сел напротив и снова сделал глоток. Пить хотелось нещадно.

«Давай коли их, пусть режут правду матку!»

Да подожди ты, не спеши.

Оглядел троицу. Два парня лет пятнадцати-шестнадцати и девушка чуть постарше. Одежда изрядно потрепана. Парнишки, похоже, братья-погодки, высокие, крепкие. Девушка — стройная черноглазая брюнетка. Симпатичная. Отбою от женихов, наверно, нет.

«Не о том думаешь!»

Да, ты прав. Перейдем к делу.

— Успокоились? — спросил я и, дождавшись утвердительного кивка, продолжил: — Меня зовут Сен, моего друга Торрен. Сейчас я задам несколько вопросов, вы отвечаете быстро и кратко. Ясно?

Они дружно ответили «да».

— Еще раз: отвечаете быстро и кратко, по порядку. — Я сделал упор на последнем слове. — Ясно?

— Да.

— Да.

— Да.

— Уже лучше. Первый вопрос. Этих, — небрежный кивок назад, — было четверо?

— Четверо.

— Четыре.

— Больше никого не было, — последней ответила девушка.

Это хорошо, что больше никого нет. Еще один такой бой мы с Тором не выдержим уже чисто психологически.

— Как зовут?

— Родигес, — ответил парнишка помоложе.

— Фериш. — Это постарше.

— Джула. — Ну и девушка после всех.

Дискриминация в действии.

— Сколько лет?

— Тринадцать.

— Четырнадцать.

— Шестнадцать.

«Что-то парни не выглядят на свой возраст…»

— Не похоже, — усомнился я.

— С нами отец занимался воинским искусством, — ответил Фериш, — с Джулой, конечно, меньше. Но тоже занимался.

— Ясно, о вашем отце позже поговорим. Может, завтра.

То есть она их сестра. Ладненько. Чего бы еще спросить?

«Спроси, не насиловали ли их, а то мало ли… В таком возрасте от этого башку сносит легко…»

Дельная мысль! Молодец! Пока не буду просить Ботана тебя убрать. И вправду, иметь возле себя малолетнего психа, которого научили пользоваться оружием, приятного мало.

— Вас насиловали эти?.. — Кивок назад. — Или не эти. Неважно.

Троекратное «нет», но Родигес опустил глаза.

— Не врать, — повысил голося. — Кого-нибудь насиловали?

Опять троекратное «нет», но теперь Родигес, не мигая, смотрел мне в глаза.

— Что ж, спрошу иначе: кого пытались изнасиловать?

Попал. Родигес ответил:

— Меня. Но не вышло! Мразь!

— Кто? — спросил я Джулу.

— Тот арбалетчик. — Джула показала рукой на пленника, которым занимался Торрен.

— Подожди, — сказал я Джуле и, повернувшись, крикнул: — Тор, допроси эту гниду.

Услышав в ответ «ага», повернулся к ребятам.

— Как только нас привели, он начал приставать к Роду. — Джула всхлипнула.

— Не реветь, уже все хорошо, — рявкнул я. Сейчас я как-то не настроен успокаивать женщин. — Продолжай.

— Ну, пытался он, а их главный, ну, тот, которого вы зарезали, сказал, чтобы не портил товар, и велел залезть на дерево, а потом вы… — под конец она уже тараторила.

— Так, стоп, — остановил ее жестом. — Готовить в походных условиях умеешь?

— Конечно, — ответила она. — Папа…

— Про папу завтра. Сейчас берешь братьев, припасы и готовите ужин, а мы пока поговорим с одной личностью. Вас не обидим, обещаю. Все ясно?

— Да.

— Тогда выполнять.

Я сходил за своим мешком, который бросил в начале боя, и вернулся к костру. Достал сигариллу, прикурил, подошел к Торрену.

— Разговорил? — спросил я, затягиваясь.

— Нет… молчит, тварь.

Я достал нож, подаренный Торреном, и разжал пленнику челюсть.

— Хм… язык вроде есть. Не немой, кажется, — пробормотал я вслух и ласково обратился к работорговцу: — Что же ты молчишь? Выговорись, легче станет. Может, душу облегчишь, а?

Пленник молчал. Зря он так.

— Торрен, можешь принести свой точильный камень и пару палочек по пять миллиметров в диаметре, — спросил я, так как мне камень был без надобности, кермит не точится.

Торрен удивленно посмотрел на меня, но ушел выполнять просьбу. Я спокойно опустился на землю рядом с пленником. Сидел и наслаждался сигариллой. Работорговец косил на меня глазом, но молчал.

— Что же ты молчишь? Поговори, точно легче будет, я тебе обещаю, — начал мягонько обрабатывать пленника. — А то смотри, ты меня подстрелил, а я этого жутко не люблю. Прямо-таки ненавижу. А когда я расстроен, это плохо, поверь. Главное между людьми что? — продолжил я, в очередной раз затянувшись. — Главное между людьми — доверие. Доверься мне, и все будет хорошо…

«Говоришь, как психиатр».

Что есть, то есть. За время моего монолога Тор успел прийти обратно.

— Даю последний шанс, потом поздно будет. Полминуты на раздумья. Время пошло.

Сигарилла почти кончилась, с жалостью докурил и потушил о лоб пленного. Тот дернулся, но смолчал.

— Ты его пытать собираешься? — шепотом спросил Тор.

— Да, а что такого? Ты против? Кстати, говори нормально, шептать необязательно.

— Да нет, не против, но… это не по-дворянски. Да и уметь надо, — уже в полный голос сказал Торрен.

— Ну, я буду неправильным дворянином. А насчет «уметь»… Теоретическая база у меня есть. — База у меня действительно была. Когда раскрыли заговор против старого императора, мне пришлось на стольких допросах побывать… Виртуозы своего дела эти имперские палачи. Вначале я, конечно, блевал по-черному, а потом ничего, пообвык. — Теперь буду нарабатывать практику. Будем считать это лабораторной работой.

— Ты уверен? — поинтересовался Тор.

— Не хочешь смотреть, уходи, — отрезал я. — Эта гнида меня чуть к моим богам не отправила, а ты тут сопли жевать вздумал.

— Я все же останусь, — после секундного раздумья сказал Тор.

За время общего пути мы с ним неплохо сдружились. И даже сейчас он принял меня таким, каким я и был, хотя половина моих знакомых такие рожи бы состроила.

— Время вышло, — обрадовал я свою «лабораторную работу». — Будем сотрудничать или нет?

Молчание.

— Ты сам выбрал свою смерть, — проговорил я жестко. — Говорить: «Извини, ничего личного» не буду, личное есть. Так что приступим, — Тор, раскрой ему челюсть ножом, как я раньше делал.

Тор справился быстро, хотя пленник активно сопротивлялся.

— Лежи, тварь, тихо, не мешай работать. — Я с трудом вставил палочку между челюстями. Ну, прям пациент на приеме у стоматолога. — Начнем с зубов, — обратился я к Тору. — Говорить он и без них сможет плюс ни от боли, ни от потери крови не умрет. Сейчас поработает точилкой. От тебя хочу услышать имена, твое и твоих напарников. И еще: что вы тут делали? Больше слов, меньше боли. Запомни это, мразь.

«Давай уже! Прореди челюсть гомосеку!»

По моей просьбе Торрен прижал работорговца к земле, а я начал методично стачивать его клыки. На втором клыке пленник взвыл, на четвертом сломался и ответил на вопросы. Ничего интересного он не сообщил, имена я все равно не запомнил (конечно, в мыслеинтерфейсе они отложились), так как в молитве поминать их не собираюсь. А шли они из Вольных баронств в Северную империю, чтобы продать ребят на бойцовские арены. Кто-то заплатил за это, но нанимателя пленник не знал.

— Видишь, как просто и быстро, — усмехнувшись, сказал я Торрену, — а ты боялся. Последи за ним, пожалуйста, я сейчас.

Прошел к пожиткам работорговцев и покопался в них. Мой труд увенчался успехом, и я стал обладателем глиняной миски объемом в литр. Прошел с ней к костру и с помощью ножа набросал в нее углей. Вернулся к пленнику и закопал нож в угли. Братья и сестра выглядели испуганными.

— В общем, так, — заявил я своей жертве, — вопросы у меня кончились, но у тебя есть время подумать о том, что ты можешь сообщить мне интересного. Пока не нагреется нож.

Как затарахтел!.. Хотя ничего интересного не сказал. Имена босса и подельников. Местоположение баз и адреса торговцев, которые в Вольных баронствах промышляют живым товаром. Да, с размахом устроились. Даже эта сошка знала пяток укрепленных баз. Но такая информация мне не особо нужна, поэтому пришлось для стимуляции немножко прижечь кончиком ножа под ногтями пленника. Информации стало больше, но все равно не то. На хрена мне знать, откуда он родом? И как в его родном городе выйти на разные гильдии воров, убийц и так далее? Я даже не знаю, в какую сторону идти, чтобы оказаться у него на родине.

Пришлось прижечь ладонь правой руки. Запах паленой кожи и мяса заставил нас с Тором поморщиться. Помогло. Теперь он рассказал, куда закапывал свои деньги. Как говорится, десять рублей лишними не бывают. Похоже, он больше ничего не скажет. Жаль…

Вытащив нож из миски, я вытер его об рубаху пленника. Ткань сразу начала тлеть. Он закричал. Поморщившись от криков, отрезал кусок от его куртки и заткнул ему в рот.

— Пошли перекусим, — бросил я Тору и направился к костру, у которого колдовала Джула.

Крепкие нервы у ребят: в нескольких метрах от них человека пытали, а они спокойно… почти спокойно готовили еду.

— Не переборщил ты с ним? — Тор кивнул на пленника.

— Я? Он хотел пацана изнасиловать, а я этого не люблю. Нет, я не брошусь изменять мир, но и мимо не пройду. Как думаешь, сколько рабов через него прошло? Так что, он свое заслужил. Я бы дальше с ним поразвлекался, но они, — я кивнул на ребят, — нервничают, да и есть охота.

Джула налила всем густой мясной похлебки. Выглядела она, конечно, не очень, но пахла вкусно. Мы с Тором привыкли есть всухомятку, редко когда удавалось отведать жареной дичи. Добавлю, отвратительной.

— Джула, ты кудесница, — похвалил я девушку. — Тор, как думаешь, я со своей лабораторной работой справился?

— Сен, ты чего, рехнулся, за едой пытки обсуждать?

— А у тебя аппетит, что ли, пропадает? Что-то не заметил. Жрешь — аж свист стоит, — усмехнулся я. — Или ты думаешь сожрать все побыстрее, чтобы попросить добавки? Хрен тебе, а не добавка, я сегодня пострадавший, значит, обо мне надо заботиться. Так что вся добавка моя.

— Е… — Тор покосился на троицу. — Личико не треснет от жадности? У тебя вот еще работа не выполнена, а кто плохо работает, тот так же ест. А если серьезно, то тебе не противно заниматься пытками?

— Противно? — Я задумался. — Нет вроде. А почему мне должно быть противно? Я же не детей пытал, а редкую мразь. Не был бы такой гнидой, то просто бы прирезал и все.

Дальше мы ели молча. Покончив с добавкой, я встал и потянул за собой Тора:

— Пошли, закончим с делами.

— Ты дальше развлекаться будешь или сразу прирежешь? — Тор встал.

— Прирежу. Хватит с него. А то еще к Триединому попадет как мученик. Я на благотворительность не подписывался.

Меня остановил голос Родигеса.

— Господин…

— Не называй меня так, не люблю, зови просто Сен.

— Э-э-э, Сен, позвольте мне…

— Что тебе? — не понял я.

— Закончить вами начатое дело. — И потупил взор, как девственница на брачном ложе.

«Ничего себе развлечения у пацаненка».

Ага, я прямо-таки опешил. Как-то странно.

— Объясни, — потребовал я.

— Меня воспитывали как воина, и я хочу стать воином. Моя честь была задета, я должен отплатить кровью, чтобы очиститься.

Мы с Тором переглянулись.

— Тор, останься, а Родигес пойдет со мной.

— Но, Сен… — начала Джула.

— Молчи, женщина, не лезь в дела мужчин, — сказал я твердо.

Ей явно не понравилось такое обращение, но патриархальность, присущая этому миру, сыграла мне на руку.

Я сел возле пленника и знаками приказал Родигесу последовать моему примеру.

— Ты уверен? — спросил я его.

— Да, — хрипло ответил Род.

— Хорошо, будь по-твоему.

Увидев приближающегося Родигеса, пленник задергался. Да, Роду будет нелегко перерезать ему глотку. Я не стал вмешиваться, это не моя месть, парень должен все сделать сам. Для него это первый шаг. А первый шаг нужно делать самому.

Пленник мычал и бился, даже сумел выплюнуть кляп изо рта и огласил окрестности криком. Родигес немного выждал, а потом упокоил его резким ударом в основание челюсти. Кровь сильным потоком хлынула из распоротой артерии и обрызгала Родигеса. Он отполз в сторону, сел на задницу, вздохнул и вытер со лба пот. Выглядел он, мягко говоря, не очень. Я молчал, он тоже. Потом он взял нож, аккуратно вытер его и протянул мне.

— Спасибо.

— Да не за что, — ответил я, — пошли отсюда.

Уходя, я оглянулся. Чисто сработано. Надо будет их про отца расспросить: неплохо детей обучил. У костра я взял флягу с водой и сказал:

— Давай полью.

Родигес деревянно кивнул, и я помог ему умыться. Впрочем, помогло мало. Вся одежда в крови.

«У тебя одежда тоже в крови, так что и парень переживет»

Да, ты прав.

Кивнул Роду на бревно и сел с ним рядом.

— Тор, у нас вино осталось?

— Конечно.

— Дай сюда, пожалуйста.

Как только в руках у меня оказалась фляга, я отхлебнул глоток и передал Родигесу.

— С кровавым крещением тебя.

— Спасибо, — автоматически ответил Род.

Потом фляга пошла по кругу, потом по второму, а на третьем кончилась. За это время никто не проронил ни слова.

Глава 6

Мародерство

— Желающие уже могут обобрать труп?

— Нет, нет и еще раз нет! Это привилегия служителей церкви!

AjiTae

Сен

В молчании прошло еще минут пять.

— Ладно, отдохнули, и хватит, — сказал я, поднимаясь, — Джула, за тобой посуда. Закончишь, покопайся в вещах, найди одеяла и одежду, но переоденетесь завтра. Найдем ручей, где можно помыться, там и переоденетесь. Тор, ставь свою охранную загогулину, потом присоединишься к нам, — произнес я и повернулся к ребятам: — А с вами, пацаны, мы пойдем мародерствовать. Вы вроде как хотите стать воинами, поэтому надо уметь собирать воинскую добычу, в просторечье, мародерствовать.

«О, смотри, как все зашевелились, вот что значит хозяйская рука…»

Тихо! Думай лучше о том, почему я еще жив. Кстати, надо бы отдать вторичным команду на разработку гипотез данного чуда.

Родигес и Фериш подошли ко мне, и Фериш спокойно спросил:

— С кого начнем?

«Смотри, какая личность у парней устойчивая. Пошли трупы грабить? Да, конечно».

— С моего жмурика. Я его грязно завалил, если потащим куда-то, из него все кишки вылезут.

Мы подошли к трупу. Выглядел он неважно — кермитовый меч пропорол живот и грудину, явив взорам кишки и перерубленные ребра. Все это было сдобрено запахом уже свернувшейся крови. Еще раз осмотрел труп. Пожалуй, этот, единственный в кольчуге, одет добротно. Но кольчугу я испортил, вся одежда в крови. Я недовольно поморщился:

— Фериш, зажги факел и иди с ним сюда.

Я достал стилеты и протянул один Роду.

— Возьми и кончиком отпарывай кольчугу со своей стороны, снимать мы ее задолбаемся.

Несколько быстрых движений, и десять сантиметров кольчужных колец распорото. Глянул, как дела у моего «напарника». Похуже, но все же парнишка справляется.

— Как сам? — спросил я, пока Фериш мастерил из веток и каких-то тряпок что-то вроде факела. — Нормально себя чувствуешь?

— Да, Сен, не беспокойтесь.

Что-то парнишка мне не нравится: чересчур озабочен убийством.

— Не называй меня на вы, я тут один.

«Ты в этом уверен? У тебя семь сознаний, не считая венец божественного творения, то есть меня».

— Хорошо, — согласился Родигес.

— Ты, наверно, думаешь, что ты такой плохой, убил человека? — Я улыбнулся. — Ты поступил правильно, смыл оскорбление кровью. Да и, помимо всего, этот человек продал бы вас с братом на арену. Я на ваших аренах не был, но, думаю, вряд ли там содержание лучше, чем в тюрьме. А твою сестру сдали бы в бордель. Она красивая. Согласен?

— Да, но…

— Никаких «но»! Ты согласен с тем, что имел право убить его?

— Да, — вялый ответ.

— Пойми, Род, иногда делаешь то, что хочешь, иногда то, что можешь, а иногда приходится делать то, что должен. Сегодня ты все сделал правильно, поэтому не стоит себя мучить. Просто иногда так надо делать. Спроси свою совесть. Что она говорит?

— Она молчит…

— Ну и хорошо, — излишне весело сказал я. — Значит, у нее к тебе претензий нет.

Дальше разговор не клеился.

«Да ладно, справится! Крепкий парнюга!»

Да, думаю, справится.

— Сен?

— Да?

— А ты убивал?

— Глупый вопрос какой-то, — я улыбнулся, — мы вот сейчас кого потрошим? Или ты думаешь, он на сучок напоролся?

— Я не так вопрос задал. В моем возрасте ты убивал?

Я задумался.

— Нет, позже и опосредованно, не так, как ты, лицом к лицу.

— А когда лицом к лицу убил?

— В двадцать, — немного помолчал и продолжил: — Во время штурма одного поместья. Не будем об этом. Просто это типа секретная информация.

— А о первом можешь рассказать?

— Почему бы и нет? — Я хмыкнул. — Только мои причины были более меркантильные и прагматичные. Так что не обессудь.

Фериш принес факел. Со светом дело пошло веселее, кольчуга почти сдалась. Ну да ладно, просветим парнишек: ребята хорошие, крепкие, нож в спину не воткнут. Надо будет их под себя подгрести. Всегда нужны свои кадры.

— Мне тогда почти шестнадцать было, а моему дальнему родственнику восемнадцать стукнуло. — Я погрузился в воспоминания: — Ну, я ему немного подкорректировал программу экранолета, чтобы он уже никуда не прилетел. И он действительно никуда не прилетел.

— А что такое экранолет? — спросил Фериш.

— Экранолет? — удивился я. — Это такой мощный артефакт — Без подробностей, позволяет быстро ездить.

Я специально исказил правду, чтобы мне потом не задавали вопросов о летающих повозках.

— Круто, — сказал Фериш. — У нас в баронстве такого не было.

— Ну, в империях наверняка есть…

— А за что? — перебил меня Родигес.

— За что убил? — Я ухмыльнулся. — Он был племянником моего отчима, так же, как и я, заканчивал университет. И было одно местечко, куда я хотел попасть на работу. А на эту должность отчим продвигал своего племяша, вот и пришлось устроить несчастный случай. А, за неимением подходящих кандидатов, отчим протолкнул на это место меня. Довольны? — спросил я по окончании рассказа. — Вопросы есть?

— А тебе его не жалко было? Все-таки родственник, — начал Фериш. — Да и из-за такого убивать человека не очень красиво.

— Какая разница? Все смертны. И отношения с семьей отчима, да и со своей тоже, были натянутые. Даже враждебные. Так что умер бы тогда или года через четыре, никакой разницы. Я всегда плачу по долгам. А к этим семьям у меня счет был… да конечно же был…

— А меня учили не мстить, — сказал Торрен из-за спины. Видно, закончил и подошел к нам: решил послушать мои откровения.

— Глупо! Месть, так же как и ненависть, — одно из лучших чувств. Ради мести и ненависти человек готов развиваться. Идти вперед…

Тут мы закончили срезать кольчугу и откинули ее передний кусок. Разговоры пришлось прекратить.

Так. Что тут у нас? Амулетики какие-то на шее, кошелек у пояса, оружие, вещички непонятные. Все в одну кучку.

— Фериш, снимай с него сапоги. Тор, ты факел подержи.

Проверил карманы: тоже какой-то хлам, потом разберемся. Все в кучу.

Тор, не говоря ни слова, отдал факел Феришу, взял в охапку вещи и пошел к костру. Я несколько мгновений смотрел ему вслед, потом забрал стилет у Родигеса и повернул к арбалетчику. Этот был без брони, и, как ни странно, его одежда почти не запачкалась кровью. Это с распоротой-то глоткой! Мы с Феришем обчистили труп и даже освободили его от одежды, той, которая выглядела получше. Вещи тоже отнесли к костру.

Не думал, что мародерство так утомительно. Задолбался уже трупы лапать. Это все-таки не аппетитная попка красивой женщины.

«Не расслабляйся. Еще два трупа».

Вот так с приятных мыслей на тяжелую правду реальности.

Подошел к «клиентам» Тора.

— Тор, своих жмуриков шмонай сам, мне надоело.

— Я защиту ставил, — ответил Торрен.

— Не перестарался, бедненький? Пользоваться амулетом, наверно, так тяжко? Иди сюда! — И бросил братьям: — Ребята, а вы отдыхайте.

Торрен вздохнул, но подошел.

— Тор, ты мне, кстати, не рассказал, что делает этот твой защитный амулет.

— Да просто пищит, если незнакомец подходит, ну, и не пускает, конечно. Правда, энергии в нем не очень много, не самая дорогая модель. Еще он комарье и мошкару отпугивает. Радиус действия около десяти метров. Так что стоянку накрывает гарантированно.

— А если я захочу выйти и войти обратно. Меня пустит?

— Конечно, я тебя тоже внес в память.

— А Джулу с братьями?

— Пока нет, когда спать буду ложиться, укажу их тоже…

— Кстати, что с ними делать будем? — шепотом спросил я и скосил глаза в сторону братьев и сестры, которые оживленно о чем-то беседовали. — Какие идеи?

— Черт его знает, если честно. Прогонять как-то не хочется, — тоже шепотом ответил Тор.

— Ага, мы же все-таки их освободили, теперь за них отвечаем, — согласился я.

— Пусть с нами идут, если им некуда податься, — предложил Тор.

— Ладно, принимается. Только есть одна неясность…

— Это какая?

— Куда идем мы? Я тут подумал и понял, что идем мы куда глаза глядят.

Ответить Тор не успел. На краю прогалины появилось здоровенное животное. Наши с Торреном мечи в мгновение ока оказались в руках.

«Ни фига себе, какая животина!»

— Торрен, сколько надо времени, чтобы включить защиту?

— Секунд двадцать.

— Включай!

— Хорошо, — ответил Торрен и медленно отошел к костру.

Двадцать секунд тянулись очень долго. Я внимательно смотрел на зверюгу, зверюга смотрела на нас и не шевелилась. Готов поклясться, она ухмылялась, именно так я истолковал «выражение» ее морды. Торрен наконец-то закончил настройку и так же медленно вернулся ко мне.

— Включил, — сообщил он.

— Хорошо. Что это за зверь?

— Волк.

— Тор, не время для шуток. Волки ниже раза в два.

Действительно зверина напоминала волка, но только очень большого. Она достигала почти полтора метра в холке, обладала иссиня-черной шерстью и очень длинными клыками.

— Это илистый волк.

— Почему илистый? — удивился я.

— Я тебе маг, что ли? Откуда я знаю.

— А что ты про них вообще знаешь?

— Опасный хищник…

— Тор, ты чего? Опять прикалываешься? Такие клыки явно не траву жрать, а то, что опасный, я и отсюда вижу. Они стаями ходят или поодиночке? Нападают на людей или предпочитают не связываться? И дальше в таком ключе… — разозлился я.

— Стаями, обычно по пять-шесть особей. Редко больше. На людей могут и напасть.

— Людей жрут? Падалью питаются? Боятся огня? Как у них с мозгами?

— Людей точно жрут, насчет падали не знаю, огня вроде бы не боятся, — ответил Тор и спросил: — Как понять твой вопрос насчет мозгов?

— Умные или тупые?

Ответом мне было рычание волка.

— Можешь не отвечать, зверь сам ответил.

— То есть ответил? — удивился Торрен.

— Скажи, почему он вышел один? Почему всем скопом сразу не напали? — проигнорировал я его вопрос.

— Я откуда знаю? Я тебе не природный маг, чтобы мысли зверей читать.

— Ясно, ни хрена ты о собственном лесе не знаешь…

— Кто тебе сказал, что я отсюда? — спросил Тор.

— Не отсюда? — удивился я, но вовремя спохватился: — К черту откуда. Это подождет. Сколько твой амулет будет этого зверюгу сдерживать?

— Ну, судя по размерам волка, минуту, не больше.

— Весело, — протянул я и задумался.

Зверюга по-прежнему стояла на том же месте, вперив свой взгляд в нас. Угрозу я от нее не ощущал, только предупреждение. А вот что она хотела? Оглянулся на костер, ребята встали на изготовку, похватав ножи работорговцев.

— Тор, каковы наши шансы?

— С одной зверюгой справимся, а вот если их пять, нам конец.

Что же ей от нас надо? Если бы хотела напасть, напала бы уже, а так ждет чего-то. Странное зверье в этих лесах.

«Может, трупы хочет забрать?»

Логично, тогда объясняется поведение волка и почему он вышел один. Типа — предостережение: если нападете, то мы кого-нибудь точно подрежем. Хотя и сами ляжем. Как-то слишком разумно получается. Это же все-таки звери.

«Ты в зоологии никогда не разбирался, что сейчас из себя строишь? Обычных волков только в зоопарке и видел. Посади тебя в клетку, сам за год отупеешь».

Резонно. Мне кажется, или голос стал дельное советовать? Наверно, все-таки кажется. Это я отупел, похоже.

— Тор, я эксперимент провести хочу. Ты не дергайся.

— Какой эксперимент? — напрягся мой приятель.

— Какой надо, — сказал я и пошел к волку.

— Урод тупой, — донеслось мне в спину.

Выйдя из защитного круга, остановился в нескольких метрах от зверя и сказал:

— Если хотите забрать трупы, забирайте. Нам они не нужны.

Зверь смотрел мимо меня. Я осторожно повернулся, чтобы проследить, куда он смотрит. На Тора? Хотя нет, вроде на трупы, которые мы только что потрошили.

— А, тех двоих тоже хочешь? Если подождешь немного, они твои. А потом вы уйдете. Договорились?

Волк рыкнул.

«Это «да» или «нет»?»

— Я тебе маг, что ли? Откуда я знаю? Предлагаешь универсальный переводчик на него настроить?

«Думаешь, он тут неделю стоять и ждать будет?»

Это был сарказм, поищи значение этого слова через мыслеинтерфейс в справочниках. Заодно можешь глянуть, что такое риторический вопрос.

— Будем считать, что договорились, — сказал я и попятился.

Махнул рукой ребятам, чтобы шли к нам с Тором. Когда все собрались, сказал, чтобы быстро обчистили трупы. Сделали это в рекордные сроки.

— Тор, берем трупы и тащим к волку, — в приказном тоне сказал я.

Тор, видимо, вспомнил, что я псих, поэтому молча схватил один труп за ворот рубахи и поволок. Я взял другой. Притащив их к месту, где я только что стоял, мы их бросили и отошли обратно в круг.

— Забирайте! — крикнул я.

Волк подождал немного, глядя на нас, потом снова рыкнул. Из леса вышли еще четыре зверюги и утащили трупы в лес. Только след на земле остался.

— Похоже, все, — сказал Тор.

— Ага. — Я вытер пот со лба.

Какой-то вечерок напряженный. Все-таки, о приключениях лучше читать, сидя у камина и попивая горячий чай. Сами приключения как-то не очень. Еще убьют…

Мы уселись на бревна.

— А они не вернутся? — дрожащим голосом спросила Джула.

— Точно не знаю, но, думаю, нет, — ответил я. — Вполне вменяемые животные, договориться можно.

Минут пять молчали, отходили от встречи с местной фауной. Не каждый день такое зверье увидишь.

— Санитары леса, — неудачно пошутил Тор и хлебнул вина.

— Все в себя пришли? — спросил я. И, дождавшись положительного ответа, сказал: — Это хорошо. Джула, ты нашла, на чем вы спать будете и во что переоденетесь?

— Да, вот тут…

— Ага… — Я недослушал ее и обратился к Тору и братьям: — Пошли посмотрим, что с трупов сняли.

Окружив кучу с вещами, стали их сортировать. Вот что мы обнаружили:

— оружие, в том числе четыре меча, ножи, кинжалы, пара луков и арбалет. Я, конечно, не кузнец, но мечи, на мой взгляд, сработаны из весьма посредственной стали, клинки и то более качественные. Луки тоже не вызвали воодушевления. Зато арбалет — настоящее произведение искусства. Его я захапал сразу же в личную собственность;

— одежду и сапоги;

— деньги: сорок два плоских желтых кругляшка диаметром в пару сантиметров, сто пятьдесят серебряных кругляков и куча медной мелочи. Желтые кругляшки, как ни странно, оказались золотыми монетами. Попробовал согнуть одну, не получилось: вероятно, золота в монете не больше половины, все остальное медь, а может, и другой какой металл. Немного подумал и забрал все деньги себе. Завтра поделим;

— фляжки и склянки. Их посмотрим потом;

— кучу непонятной фигни. Судя по всему, это амулеты и талисманы, может, религиозные символы. Кольца положил сюда же (мало ли какие сюрпризы они хранят?);

— пару зеркал, котелки, тарелки и тому подобное;

— припасы: вяленое мясо, сыр, сухари какие-то;

— в общем, так делаем, — обратился я к парням, — сейчас берете по паре ножей, Джуле тоже подберите, остальное в мешок. Завтра с утра посмотрим. Одежду в другой мешок, не до нее сегодня.

«Толковые парнишки».

Ага, быстро и без слов начали выполнять. Так, остались амулеты и фляжки.

— Тор, можешь определить, какой амулет за что отвечает?

— Ты смеешься, что ли? Не каждый маг это умеет. — Его ответ меня не порадовал. Похоже, понятий «стандартизация» и «унификация» тут не существует в принципе. Взяв пустой мешок, запихнул туда все амулеты, может, потом найдем кого-нибудь, кто разбирается. — А с флягами и склянками поможешь?

— Наверно…

— Смотри тогда.

Тор занялся фляжками, пацаны выбирали себе ножи, Джула что-то делала с припасами. Похоже, сортирует. Умница девочка, хорошая хозяйка вырастет. Запаха крови на прогалине уже почти не чувствовалось, о трупах напоминали только кровавые полосы на земле. Дела… вот и тут уже пришлось кровь пустить.

Встал и подошел к костру, вытащил из него веточку, с помощью которой прикурил сигариллу. Почему я снова остался в живых? Голос, твое мнение?

«Не знаю…»

Проверил вторичных, ни одной удобоваримой теории. Если представить, что это параллельный мир, то, учитывая нерабочих наноботов, после такой раны не живут.

«Может, наноботы работают, просто связка с мыслеинтерфейсом повреждена?»

Нет, тогда бы они ее в первую очередь восстановили. Для виртуала слишком реалистично, все персонажи чересчур реальны. Хотя Сигмары могут смоделировать таких персонажей, но, я думаю, это перебор. Да и теоретическое обоснование, что пока технически невозможно построить такой виртуал, еще никто не отменял.

«Может, приход ловишь? У тебя в башке столько всего перемешаться могло…»

Резонно, но все равно: слишком реально. А вдруг я сошел с ума и сейчас лежу, как овощ, в коме? Наверняка в справочниках есть что-то по теме. И самому проверить, здоров ты психически или нет, тоже можно. Тесты какие-нибудь…

Сбросил задачу вторичным и опять погрузился в раздумья, но меня отвлек окрик Тора:

— Сен!

— Чего?

— Я закончил, иди сюда, объясню.

Я подошел.

— Вот это… не знаю, что такое…

— Не густо. Всего семь фляжек опознал?

— Ну в тех что-то похожее на воду. — Тор показал на неопознанные фляжки. — Но черт его знает… попробовать не рискну. Есть яды, которые не отличишь от воды ни по запаху, ни по вкусу. Я пока жить хочу.

— Понимаю. Дальше. — Я смачно затянулся и убрал неопознанные фляжки в мешок с амулетами.

— Вот эти шесть с вином, из них две с неплохим, остальные — дрянь. А это для полоскания рта.

Про вино я пропустил мимо ушей, сам к вину равнодушен, предпочитаю крепкий алкоголь, а вот при словах «для полоскания рта» оживился:

— То есть?

— Ну чтобы изо рта не пахло. Зелье достаточно распространено. Многие маги, алхимики варят его и продают.

— А у тебя почему такого нет? — удивился я.

— Кончилось месяц назад, а в здешних деревнях его не найдешь…

— Ясно. И как им пользоваться?

— Набираешь глоток, полощешь полминуты и сплевываешь, — объяснил Тор и показал, как это делается.

«Круто!»

Вот это действительно ценная добыча. Проблема чистки зубов встала уже давно. Но так как я не знал, как ее решить, то не обращал внимания. Теперь почувствовал, что во рту гадко и вообще воняет.

— Дай-ка сюда. — Я выбросил сигариллу и прополоскал рот.

О! Блаженство! Человек — такая сволочь, что ко всему привыкает, но когда есть возможность избавиться от мешающих обстоятельств… Это резко делает счастливым. Правда, ненадолго… Все-таки человек — редкая сволочь.

Ладно, пора спать.

— Бойцы, — сказал я, — давайте укладываться. А как быть дальше, утром решим. Как говорится: «Утро вечера мудренее».

Быстро упаковали вещи, чтобы не попортило росой, подбросили в костер веток и завалились спать.

Глава 7

Тайны

Тайное всегда становится явным.

Поговорка

Сен

Странный сон. Снилась Эльдора. Хотя сон хороший. Красивые женщины, они всегда кстати.

Лежа на спине, открыл глаза и уставился в небо. Здорово: кучерявые облака неспешно ползут по синеве. Лежать как-то неудобно, а вставать лень. А облака все плывут…

«Эй, что с тобой?»

Грустно мне. Достало меня тут! Нет, я не жалуюсь, здесь, безусловно, интересно, но эти ночевки, отсутствие ванны и других прелестей цивилизации — все вызывает глухое раздражение. Хорошо хоть еще живность по мне не ползает, а то бы вообще рехнулся.

«Зато какая природа! Посмотри вокруг».

В имперском заповеднике не хуже, да и воздух тоже чистый. Но там есть комфортабельные домики с каминами… обязательно с каминами и с большими удобными креслами, в которых можно сидеть и пить виски и курить вкусные сигареты. Да, и еда. Я все понимаю, вяленое мясо, затвердевший жирный сыр… Экзотика… Но я хочу хорошо прожаренный стейк.

«Зато жирок лишний сбросил…»

Мне кажется, похудеть можно и более простыми средствами. К примеру, настроив программу в реаниматоре. А тут… я о здешней магии ничего не знаю, да и в принципе о здешнем мире… Так, примерная карта, плюс-минус тысяча километров не в счет.

«Надоел уже ныть!»

Да, ты прав, пора вставать. Кстати, что там вторичные накопали по поводу того, что этот мир есть плод моего воспаленного воображения? Проверим. Так-с, тест Крена-Белинского. Посмотрим-посмотрим. Ага, тест предназначен для самодиагностики практикующих психиатров, состоит примерно из трех тысяч простых вопросов. Вторичные за ночь его прошли? Великолепно. Результат? Психическое состояние удовлетворительное, возможно, начальная шизофрения, небольшая психическая неуравновешенность… дальше пропустим, все равно слов не понимаю таких. Значит, все, что вокруг, не глюк? Жаль, хорошая теория была. Будем считать, что нахожусь в параллельной реальности, так как в виртуале буду чересчур рисковать, а умирать мне не понравилось. Что ж, пора вставать.

Все еще спали. Костер почти потух, только угли тлели. Подошел и подбросил веток, должен разгореться. Достал ножом маленький уголек, прикурил сигариллу и отошел в лес по нужде. Закончив, вернулся на полянку. Все-таки красиво здесь. Высоченные деревья: и хвойные, и лиственные, — все вперемешку. Некоторые очень похожи на наши, например, сосны. Игра «Найди пять отличий» — я не нашел. Странно как-то. Выбросил окурок и принялся будить остальных.

Растолкав братьев и Тора, уселся на бревно. Люди забавно со сна выглядят. Родигес разбудил Джулу. Вот теперь полный комплект, кто-то ходит, зевая, кто-то убегает в лесок. Один я сижу, ничего не делаю. Кстати! Я же арбалет не посмотрел.

Сползал за арбалетом, расчехлил его, разложил на холстине и рядышком болты. Присмотрелся к строению. То, что вчера казалось произведением искусства, сегодня не впечатлило. Во-первых, арбалет не блочный, что несколько расстроило; во-вторых, размеры «дамские»: плечо всего лишь с полметра. Зато украшен орнаментом и гравировкой, а по самому ложу пущена серебряная стрелка. Дорогая игрушка, но именно игрушка. Однако уже начал смотреть, так досмотрю до конца. Лука, по крайней мере, из стали, тетива, похоже, тоже. Надо бы взвести тетиву по-холостому. Для взвода на ложе справа есть рычаг. Скептически прикинул его длину. Похоже, у тетивы с таким рычагом будет совсем слабое натяжение. Взвел на удивление легко — то есть все еще хуже: тетива слабее, чем кажется. Как же меня из такой игрушки подстрелить умудрились? Ради смеха бросил на направляющую болт и стрельнул в дерево. Целиться было неудобно, потому что приклад у арбалета отсутствовал. Как ни странно, попал: странно потому, что это не пистолет, а для стрельбы из арбалета тоже требуется обучение. Положив арбалет на холстину, пошел вытаскивать болт. Хм… сантиметра на три ушел, что для такой крохотульки вполне неплохо. Только непонятно, откуда натяжение при такой кинетике. Вытащил болт и вернулся.

— Сен, — позвал меня Тор.

— Да?

— Полей мне.

Бросив игрушку, пошел к Тору. Пока тот умывался, оглянулся. Троица была довольно далеко.

— Тор…

— А? — булькнул Торрен.

— Ты меня извини за вчерашнее.

— Это за что?

— Да я тут всеми раскомандовался, а по сути, ты мне ничем не обязан, да и я здесь никто. Нервы. Так что не держи обиды, постараюсь больше так не делать.

— Да брось, — отмахнулся Тор. — Ты все правильно вчера сделал.

— Мне виднее, — возразил я. — Права приказывать тебе я не имел. Просить мог, а приказывать нет.

— Да проехали, Сен. Ты лучше активней лей, я тут вроде как умываюсь. Это если ты не заметил.

С облегчением вздохнул: все-таки хороший парень Тор.

— А с троицей что делать будем? Как вчера договорились?

— Ага. Что тут думать?

— Тогда пошли пообщаемся, — усмехнулся я.

Мы подошли к ребятам, и я спросил:

— Умылись? Теперь рассказывайте. Кто такие? Как оказались у работорговцев, ну и все такое.

Они переглянулась между собой, выбирая, кто будет рассказывать. Выбор пал на Фериша. Фериш вздохнул и начал. Мы с Тором, не перебивая, слушали. История была довольно банальна для этого мира. Жили в баронстве Фер. Мать умерла несколько лет назад от болезни, профессионального целителя не успели привезти, зачахла буквально за сутки. Родной город был небольшой, и целителя в нем не было. Отец — бывший наемник, отмотавший два десятка лет в разных военных конфликтах и сумевший скопить немного денег. Когда пришло время остепениться, решил по старой традиции завести таверну, не очень дорогую, но и не шарашку. Женился, завел троих детишек. Детишкам постарался передать все, что знал сам, то есть воинскую науку. Не пожадничал и оплатил обучение грамоте, истории и прочему в школе при храме одного из богов. Проблемы начались около года назад, когда в местной теневой гильдии сменилась власть. С новым руководством отец не сошелся в цене за «охрану» его таверны и закусил удила. А теневики тем более не привыкли уступать. После очередного их визита в живых из пятерых осталось трое, правда, с повреждениями различной тяжести. Все-таки, несмотря на то, что отец разменял шестой десяток, воином он оставался, хоть куда. После этого случая гильдия окончательно взбесилась. Отца убили, но главе гильдии этого показалось мало. Для довершения начатого его детей решили продать на арены Северной Империи, прославившиеся своей жестокостью. В Вольных баронстpax на рабство смотрят плохо, в Эльране за такое вообще вздернуть могут. Поэтому, через баронства их везли тайно, в Эльране они шли через безлюдные леса. Но тут подвернулись мы с Тором.

К концу рассказа Джула расплакалась, Родигес стал ее успокаивать. Мы не вмешивались. Я задумался. Все-таки их отец поступил глупо. Лучше было бы решить вопрос мирно. Когда дело касается твоих детей, принципы надо запихнуть куда подальше. Видать, сильно гильдия расстроилась, раз решила и детей переправить через полконтинента.

— Куда вы пойдете? У вас родственники есть? — спросил Тор.

— Нет, — ответил Фериш.

— А планы есть? — подхватил я.

Переглянулись и синхронно ответили «нет».

— Тогда так, — начали мы с Тором хором, и я кивнул, чтобы он продолжил один. — Тогда пошли с нами. Не обидим.

— А куда? — поинтересовалась Джула.

— Да, кстати, куда? — поддакнул я.

— Э-э-э… честно говоря, не знаю, — замялся Тор. — Я думал, ты придумаешь.

— Это шутка? Я же ничего не знаю о здешней обстановке!

— Я же тебе рассказывал, — отмазался Тор.

— Так, ребята, на этот вопрос мы пока ответить не можем.

— Выбора у нас нет, — сказала Джула. — Так что мы согласны.

— Хорошо. — Я достал кошель с деньгами разбойников. — Золото, две трети серебра и половину меди забираем мы с Тором, остальное поделите между собой. Это деньги на мелкие расходы, если понадобится что-то серьезное, обращайтесь к нам.

— Сен, я что-то не вижу здесь лоточников, — съязвил Тор.

— Рано или поздно мы где-нибудь остановимся, а деньги в любом случае лишними не будут. Луки пусть возьмут Родигес и Фериш, да, и подберите себе мечи. Джула, твоя обязанность — кормить мужчин. Вперед.

— Дисциплинированные, — проговорил Тор, наблюдая, как братья и сестра занялись делами, — хорошо их отец воспитал.

— Ага, — согласился я и закурил сигариллу.

Посидели, помолчали, я крутил сигариллу в руках, Тор играл с подаренными стилетами.

— Тор, тебе не кажется, что нам пора многое рассказать друг другу? Заодно определимся с целями.

— Кто начнет?

— Давай я, мне все равно.

В течение четырех минут я кратко рассказывал о себе: кто такой, как сюда попал. Естественно, кое-что недоговаривая. Как бы я объяснил, что такое корпорация «Ардер», «Крыло исследований…» и тому подобное? Сказал, что работал в месте, похожем на академию магии, только не магии. Вот так вот запутанно пришлось объясняться. О своем особом положении в Империи и о семье распространяться не стал.

— Ну вот, — закончил я. — Теперь гадаю, где я.

— То есть?

— Или я в другом мире, или в виртуале. — Видя, что Тор не понимает, я пояснил: — Такой вид очень сложной иллюзии.

— Я не иллюзия! — насупился Тор.

— Иллюзия была бы плоха, если бы на вопрос «Ты иллюзия?» отвечала «Да», — рассмеялся я. — Я склоняюсь к параллельному миру. Так проще выстраивать стратегию поведения. Да все нормально!

— А то, что ты воскрес, тоже нормально? — поинтересовался Торрен.

— Нет. Видишь ли, по идее у меня есть мощная регенерация, но сейчас ее как бы нет. Да и не уверен, что с разорванным горлом мне бы регенерация помогла…

— А как ты определил, что ее «как бы нет»?

— Как-как? Каком кверху. А если серьезно, ты свой член чувствуешь?

— Конечно, — аж поперхнулся от моего вопроса Тор.

— А если он исчезнет, почувствуешь?

— Все, я тебя понял.

— Ну раз понял, то рассказывай о себе. — Я улыбнулся.

Теперь задумался Тор. Оглянувшись, он наклонился ко мне и прошептал:

— Я не совсем человек.

— То есть?

— Я вампир…

«Офигеть».

— Как вампир? Они же типа кровь пьют и все такое? — Сказать, что я был удивлен, значит, ничего не сказать. — Тебе за пару недель уже понадобилась бы добавка. А ты вроде как не употреблял… я имею в виду кровь…

— Сен, ты вроде не идиот и не крестьянин, откуда ты таких баек набрался? Я же не нежить… Обычная раса. Живем дольше, чем люди. Вот и все…

— Все? К каким вампирам ты относишься? К обычным или высшим? Чем вы отличаетесь? И вообще: дыма без огня не бывает, так что объясни, откуда взялись байки насчет крови. И почему ты ничего не знаешь о магии? У вас же типа магия крови или что-то такое должно быть? — Вопросы посыпались из меня, как из рога изобилия.

Тор вздохнул:

— Сколько вопросов! Отвечаю по порядку. К высшим. Обычные и высшие — две расы. Похожи между собой, как люди и эльфы. Высшими нас назвали люди, и это закрепилось на общем. Как можно догадаться, самоназвания у нас совершенно разные. Да и живем мы не вместе. Никакой магии крови у нас нет, а есть способности, присущие каждому вампиру. И из-за этих способностей мы не владеем магией. Я не маг — не смогу объяснить… там что-то с аурой связано и с какими-то потоками. Ответил тебе?

— Нет, — заявил я. — А почему вас называют вампирами?

— Понимаешь, и мы, и обычные вампиры пьем кровь. Обычным она жизненно необходима, у них там что-то не вырабатывается. Нам — нет, мы этим пользуемся, чтобы высасывать жизненную силу и ускорять процесс регенерации. Обычные тоже могут высасывать кровь для собственного восстановления.

— В чем же тогда отличие? Почему высшие? А обычные выглядят так же, как люди, или нет?

— Высшие способны высасывать жизненные силы не через кровь, а просто находясь невдалеке от донора. Через кровь, понятно, быстрее и качественнее, но сам понимаешь… А обычные выглядят совсем как люди, только бледные и почти всегда худые. И не любят солнца, не потому что оно их убивает, просто вызывает неприятные ощущения.

— А кровь вам чья нужна? Людей? Разумных? Животных?

— Да в принципе неважно. Просто у разумных она более насыщенная, что ли… у одних рас больше, у других меньше.

— А сколько лет живете вы и сколько обычные?

— Обычные живут, как люди, лет по сто пятьдесят, а мы… м-м-м… долго. Пока не убьют или не уморят голодом, — Тор улыбнулся.

— То есть вечно?

— Ну да. По крайней мере, ни одного вампира, умершего от старости, у нас не было. С чем это связано, я не знаю. Маги тоже не знают. Просто чем старше высший вампир, тем лучше он оперирует своими способностями.

— А как у вас с живучестью? — Я прикинул, что бы было, если бы высший вампир оказался на Земле. Половина ученых душу продала бы, чтобы получить его на опыты и разгадать феномен.

— Как у всех. С отрубленной головой еще ни одна раса жить не научилась. Мы же не нежить. Исключение, пожалуй, составляют высшие маги. О них много слухов ходит. Просто вампир может высосать жизненную силу и залечить даже смертельное ранение.

— А еще какие способности?

— Можем чувствовать ауру на расстоянии, именно чувствовать, а не видеть. Можем распознать ложь, самые опытные — даже сквозь ментальные щиты магов. Ну и так — по мелочи. Чуть большей скорости, силы, выносливости, чем у людей.

— С рождаемостью у вас не очень хорошо? — спросил я.

— А как ты догадался? — удивился Тор.

— Ну, твоего перечня было бы достаточно для того, чтобы выдавить людей. Но раз этого не произошло, должна быть причина. Самой логичной выглядит эта.

— Ты прав. Дети у нас рождаются не часто, два-три раза за жизнь. К тому же старые вампиры и вампирши теряют репродуктивную функцию.

— Ясно, — удовлетворенно ответил я. — О себе расскажешь?

— А что, все еще недостаточно?

— Нет. Почему молодой образованный человек бесцельно бродит по лесам в королевстве людей? Да, а где вы живете?

— На северо-востоке от Вольных баронств.

— Все-таки нужна карта, — пробурчал я, достал новую сигариллу и закурил.

«Офигеть! Живешь себе спокойно, а потом узнаешь, что друг у тебя — вампир, высший. С другой стороны, было хуже, если бы ты узнал, что фея Эльдора не девочка, а мальчик…»

Не поспоришь. Я против воли улыбнулся. Не так у нас в литературе вампиров описывали, не так. Еще раз обдумал слова Тора. Вроде бы все логично. А то в книжках напишут, что вампирам есть не надо… А как они клетки обновляют? Безотходное производство, что ли? O! Тор, вроде бы, готов говорить дальше…

— Сен, а тебе не страшно? Прости, неправильно выразился. Почему ты на меня не бросаешься?

— Во-первых, я не из этого мира и здешних баек просто не знаю. Во-вторых, ничего плохого не вижу в том, что ты пьешь кровь. Ты же не убиваешь всех направо и налево. Да и кровь животных тебе подходит, а мы их едим. В-третьих, ты мне только добро делал. А у меня все просто: делают добро — отблагодари, зло — убей, предварительно жестоко помучив.

— А зависть? Людям, да и другим расам, свойственна зависть.

— К чему?

— Вечная жизнь — разве не повод для зависти?

— У меня она и так есть, — ухмыльнулся я, — точнее была. Сейчас ее вроде как нет, но, с другой стороны, я регенерирую. Ты не уклоняйся от темы. Что тут делаешь?

Тор в очередной раз вздохнул. Его история, наверно, была бы даже смешной, если бы ему не пришлось бежать из дома. Тор был младшим сыном владыки одного вампирского дома. Домов всего было пять, и владыки, иначе старейшины, решали жизнь всего их «высшего» племени. На беду Тора, его дом граничил с восточной частью владений северных эльфов. Однажды, глава дома эльфов, которые властвовали на той территории, явился к отцу Тора по торговым делам. Пошлины, квоты и все такое. Эльфийский правитель допустил ошибку — притащил с собой половозрелую дочку. Очень зря, но, с другой стороны, он не мог предположить, во что это выльется. Как и все эльфы, его Ратира была очень хороша собой и столь же высокомерна. Второе обстоятельство явилось страшным оскорблением для Тора: как же, он такой красивый, а на него и не смотрят. К тому же, в отличие от большинства соплеменников, он был вампиром широких взглядов. Недолго думая, он соблазнил Ратиру.

Тут я не выдержал и рассмеялся.

Все это вылилось в небольшой, по причине, что никого не посвящали, но серьезный скандал. Торрен свалил из дома в тот момент, когда совет владык и эльфийский правитель решали его судьбу: обезглавить соблазнителя, благо он все равно тупой и голова ему однозначно не нужна, или женить. Шила в мешке не утаишь, а кто из эльфов на Ратире женится?

— Нет, Сен, ты пойми, — кипятился Тор, — я не против свадьбы. Ратира оказалась очень приятной особой. Я ее даже люблю. Но вдруг они решили бы казнить меня? Кто этих старых пней поймет?

— А если ты ее любишь, зачем столько фей заделал? Штук двадцать, — усмехнулся я.

— До свадьбы не считается ни у нас, ни у эльфов. Так что я чист, как голубь мира. На всякий случай решил пару лет поскитаться, пока все не уляжется. А потом постараюсь вызнать, что там дома надумали. Если надо, женюсь.

— А дети у вас будут? Все-таки разные расы…

— А ты не знаешь, что ли?

— Откуда?

— Все расы, скрещиваясь между собой, могут иметь потомство. Правда, предсказать, как будет выглядеть ребенок и какие у него будут способности, почти невозможно.

От дальнейшего разбора способов разведения полукровок нас отвлек Родигес.

— Джула завтрак приготовила.

— Пошли, — вскочил я, — режим питания нарушать нельзя.

Джула раздала нам миски. С интересом заглянул — каша какая-то с мясом. Попробовал — похоже на гречку: так что пусть будет гречневая каша с мясом.

— Тор, почему ты такое не готовил?

— Знаешь, когда меня обучали, не предполагалось, что я буду шататься неизвестно где. Что сам-то не готовил?

— Не поверишь, но меня тоже не научили готовить на костре, — ответил я. — Народ, только женщина может из ничего приготовить вкусную еду. Джула, ты настоящая женщина.

Джула зарделась. После того как попал в этот мир, я осознал, что приготовить еду на костре — задача не из легких. Мы с Тором пробовали пожарить зайца… определенные куски, конечно, можно было кушать… Еще, я как-то вспомнил, что можно запечь мясо на углях. Зря вспомнил. Так что жрали мы с Тором только припасы да некоторый аналог шашлыка: жарили на ветках маленькие кусочки мяса.

Когда все насытились, я поинтересовался, готова ли амуниция. Оказалось, все в порядке. Братья подобрали для себя и сестре оружие и одежду, в которую можно переодеться. Остальные вещи распределили поровну, может, кое-что продадим в какой-нибудь деревеньке. Затоптали остатки костра и пошли на северо-запад.

Через некоторое время ко мне подошла Джула:

— А куда мы все-таки идем?

Ответил Тор:

— Пока не знаю, куда глаза глядят. Понимаешь, у работорговцев карты не оказалось, у нас с Сеном ее и не было. Да если бы и была, как понять, где находишься? Насколько я знаю, где-то здесь королевство Аркон. Мимо него не пройдем. Да и в принципе там места заселенные.

На этом разговор закончился.

Постепенно лес поредел, деревья стали попадаться пониже — около двадцати метров. Вечером я подбил всех потренироваться на мечах. Тут, похоже, меч надо уметь в руках держать. Лучше всех мечом, конечно, владел Тор. Он и стал нашим тренером. А вот с луком дела обстояли иначе — тут лидировал Фериш. Я, естественно, к лукам даже не прикасался. Понимаю, что лук — не арбалет, учиться обращаться с ним надо годами. А вот из своего игрушечного арбалета пострелял. Для незащищенных целей он сгодится. А вот латную броню не пробьет. Но, пусть будет, как говорится, карман не тянет. Кстати, то, что Фериш отлично стрелял из лука, помогло нам. Благодаря Феришу у нас всегда было свежее мясо, из которого Джула готовила разные вкусности. Я часто менялся местами с одним из вторичных, чтобы он ходил за меня. С остальными вторичными изучал информацию о выживании в дикой природе. Толку было мало: все же опыт — лучший учитель.

Через неделю пошел дождь. Не крупный, моросящий такой. И только тогда я осознал, что за все три недели дождя не было ни разу. Лето здесь, выходит, засушливое. А дождь — это очень некстати. Палаток нет, навес не поставить, костер не развести. А заболеешь? Лекарств тоже нет. Своими опасениями я поделился с остальными. Они тоже не обрадовались перспективе оказаться под дождем. Слава всем богам, дождь вскоре перестал и тучи исчезли с горизонта. Но пометку о том, что надо бы добраться до жилья, поставили себе все.

Через пару дней мы вышли на огромную поляну. Или как назвать территорию диаметром в пару километров, окруженную лесом? В этот момент управление телом было у моего вторичного сознания.

Дом? Настоящий дом? Что за фигня?

— Тор, — спросил я, вернувшись в тело, — у вас миражи бывают?

— Что это такое? — равнодушно спросил Тор. За время нашего путешествия я иногда употреблял незнакомые слова, и Торрен перестал удивляться.

— Это такая естественная иллюзия, правда, обычно возникает в пустыне. Но мало ли, что тут у вас…

— Первый раз слышу.

— Ладно, тогда пошли к дому, попросимся, авось пустят в сарае переночевать. — И я направился к строению, до которого было метров семьсот. Через десяток метров я остановился, обернулся: — Что встали? Идем?

Молчат.

— Чего замолчали?

— Сен, э-э-э, какой дом? — осторожно поинтересовался Тор и пробормотал: — Голову, что ли, ему напекло? Мы только что из леса вышли, не могло же так быстро напечь.

— Вон дом, метров семьсот осталось. — И я махнул рукой в сторону дома.

На меня смотрели, как на больного.

— Сен, — вкрадчиво сказала Джула, — там нет никакого дома, только лес.

— Какой, на фиг, лес? — начал раздражаться я. — Я что, слепой или идиот? Дом от леса отличить не могу? Черт! Хватит смотреть на меня, как на психа! Я, конечно, болен, но вы об этом все равно не знаете.

Тор переглянулся с братьями, и они начали расходиться в разные стороны.

— Идиоты! Стойте на месте, а то, не дай боги, что-нибудь неприятное случится. Порежу случайно кого-нибудь! — Они, похоже, решили меня связать, а я категорически против. Чуть успокоившись, я продолжил: — Странно, что вы его не видите. И не дергайтесь, со мной все в порядке.

— Конечно, странно, — подхватил Торрен. — Больше никто не видит.

— Тор, давай так, — начал я, — вы стойте здесь, а я пойду. Туда и обратно обернусь минут за пятнадцать. Но на всякий случай, если в течение часа меня не будет, идите на вчерашнюю стоянку, я попытаюсь вас найти.

— А ты уверен, что это хорошая идея?

— Просто странно это все… А где странно, там может быть опасно. Глупо умереть всем сразу. Ты не находишь? Вы просто следите за мной, и все. Сами не приближайтесь. Хотя… — Я замолчал. — Давайте договоримся так: если я махну рукой один раз, сваливайте отсюда как можно быстрее, два раза — оставайтесь на месте еще час, а три — идите ко мне. Ладно?

— Мне не очень нравится эта идея, — ответил Тор, и троица молчаливо его одобрила. — А если ты убежишь?

— Куда? — против воли заинтересовался я.

— Я откуда знаю, куда психи бегают! И вообще, зачем туда идти?

— Еще раз! Я не псих! Может, это направленная иллюзия или что тут у вас бывает. Надо сходить проверить. А, во-вторых, — я показал рукой на горизонт, — видишь тучки? Видишь. Весьма мерзко выглядят и к тому же движутся в нашу сторону. Хочешь встретить этот каприз погоды в лесу? Мы с тобой, наверно, выдюжим, а вот нашим подопечным придется несладко.

Наступила продолжительная пауза.

— Не страшно? — нарушил тишину Родигес.

— Волков бояться — в лес не ходить, — отрезал я, сбросил мешок с плеч и пошел в сторону дома.

Идеи?

«Нет идей, но страшно как-то… Может, ну его, этот дом? А то мало ли что?»

Во-первых, любопытно. Во-вторых, интересно. В-третьих, я любитель комфорта, а дождь и комфорт — вещи несовместимые. В-четвертых… в-четвертых… О! Опасность надо встречать лицом к лицу!

«Ты рехнулся? В твоих книгах по выживанию такого не было! Что с тобой?»

Да… фигню какую-то спорол. Но в любом случае пойду.

«Баран! Только смотри аккуратней».

Вторичных подрядил, чтобы помогали анализировать ощущения и информацию от всех рецепторов.

Дорога заняла минут семь. Дом никуда и не думал исчезать. Стоял себе и стоял. Рассмотреть его мешал двухметровый кирпичный забор. Обошел вокруг и нашел ворота, цельнометаллические, с какими-то узорчиками по краям.

Достать меч или не доставать? Если достать, это будет явно агрессивное намерение. Получить еще один болт в шею не хотелось. В прошлый раз не понравилось. Не буду доставать. Постучал в ворота. Нет ответа. Попробовал толкнуть, и ворота услужливо открылись. Даже чересчур услужливо…

«Может, пойдем обратно? Что-то как-то мне не по себе».

Оглянулся назад. Мои попутчики стояли на кромке леса.

Вошел во двор, кое-где покрытый редкой травой. Дом представлял собой двухэтажное здание из крупного светло-серого камня, довольно красивое, длиной метров тридцать. С фасада по центру находилась десятиметровая открытая терраса, на которую вела небольшая лесенка. Судя по всему, вход в дом с террасы. Поднялся и открыл дверь.

Принюхался… Запах какой-то нежилой. Обычно в домах пахнет хозяевами, едой, одеждой. Все вместе это создает аромат дома. А тут никакого запаха вообще: ни запаха затхлости, ни запаха одиночества.

Глаза еще не отошли от яркого дневного света и не привыкли к полумраку прихожей. Так что разглядеть особо ничего не сумел. Присел и потрогал пол. Пыли нет…

— Молодой человек, вас не учили, что нужно стучаться, перед тем как войти?

Глава 8

Красер

Смерть — это только начало.

Имхотеп

Сен

Я побил рекорд по прыжкам в высоту из упора сидя. Однозначно. К тому же в полете умудрился вытащить меч. Не ожидал от себя такой прыти.

«Черт! У меня чуть сердце не остановилось!»

У тебя нет сердца, оно есть только у меня.

«Плевать! Нельзя же так пугать! Он совсем идиот?»

Наверно. Кстати, кто это?

Странным образом полумрак скрывал фигуру хозяина. Единственное, что я понял, это человек.

«Он там что-то про стук говорил».

До меня наконец-то дошли слова незнакомца. Действительно, невежливо. Вторжение на частную территорию везде и всегда каралось. Где-то больше, где-то меньше.

— Простите, — буркнул я и ретировался за дверь.

Постояв полминуты и приведя нервишки в порядок, я постучался, предварительно убрав меч в ножны.

— Войдите. Открыто, — донеслось до меня.

Толкнул дверь и вошел. За время моего отсутствия прихожая преобразилась. Ярко светились круглые светильники на стенах. Да это вовсе и не прихожая, а зал для приема гостей. Видно, в темноте я неправильно определил размеры помещения, которое оказалось несколько больше.

«Может, что-нибудь скажешь? Тебя вроде как ждут».

— Здравствуйте. Меня зовут Сен, — произнес я и внимательно посмотрел на хозяина.

Высокий, чуть выше метра восьмидесяти. Выглядит лет на пятьдесят. Не сказать, что худощавый, но до среднего сложения недотягивает. Лицо… лицо… о таких говорят «холеное», волосы темно-русые, губы немного тонковаты, без бороды и усов, нос прямой, глаз не разглядел, но взгляд прямой. Следов пороков на лице не рассмотрел. Такой симпатичный человек средних лет, не сломленный жизнью.

— Здравствуйте, — наклонил голову незнакомец. — Меня зовут Бератрон.

— Без титула? — искренне удивился я. Аристократичность господина Бератрона была видна километра за три, а то и за четыре.

— Оставим мои титулы. Если вы, конечно, не против. Чем могу быть полезен?

— Любезно прошу простить меня за вторжение. — Учтивость прилипла и ко мне. — Я — путешественник. Увидел дом, решил заглянуть. Давно в пути и немного заплутал. Хотел узнать дорогу до ближайшего поселения и передохнуть, если возможно. Естественно, готов оплатить неудобство, которое причинил. Если это, конечно, вас не оскорбит.

— Позвольте узнать ваш титул.

— Я слишком далеко от дома, — я поклонился, — поэтому мой титул вряд ли что-то вам скажет. Сейчас я просто странник.

Легкая улыбка тронула лицо хозяина.

— Ну что ж. Пусть будет так. Думаю, разговор удобнее продолжить на террасе. Если вы не против.

— Как я могу возражать? Если таково ваше желание, я с удовольствием…

Выйдя на террасу, я увидел небольшой столик с двумя стульями.

— Прошу вас, присаживайтесь, — предложил Бератрон. — Не возражаете, если я принесу напитки? Чтобы беседа пошла легче?

— Буду премного благодарен. — А что еще я мог сказать?

Я сел, а хозяин ушел в дом. Мне кажется, или раньше стола и стульев не было? Голос! Я к тебе обращаюсь!

«Вроде не было».

Глянул последние записи мыслеинтерфейса. Точно не было. Напрягся. Может, я все-таки сошел с ума и это очередной бред? Бред ведь не должен быть логичным? Поковырял пальцем стол — дерево. Как я не заметил?

«Мистика…»

Я думаю, магия. Надо бы узнать, кто этот человек.

Пока я думал, вернулся хозяин. Он принес небольшой поднос, на котором стояли керамический кувшин и два стакана. Поставив поднос на стол, Бератрон сел и разлил по стаканам напиток зеленоватого цвета, похожий на яблочный сок.

— Угощайтесь, — предложил он, но сам пить не стал.

Отметив это, я поблагодарил, взял стакан и сделал вид, что пригубил.

— Позвольте поинтересоваться, — начал Бератрон, — целью вашего путешествия.

— Нет цели, — я пожал плечами, — просто путешествую. Смотрю на мир, наслаждаюсь природой, завожу знакомства.

— Вот как, а где ваш мешок? Или вы путешествуете налегке?

— Нет, конечно, с вещами. — Я почему-то почувствовал себя неловко, но, не желая сдавать своих попутчиков, сказал: — Оставил в лесу, чтобы не тащить зря. Вдруг не пустили бы на порог.

— Очень интересно, — сказал Бератрон и замолчал.

Молчание затянулось и стало несколько напряженным.

«Что-то он мне совсем-совсем не нравится… Может, свалим отсюда? Странный какой-то».

Когда я решил прервать молчание сообщением, что покидаю его гостеприимный дом, Бератрон улыбнулся, как дядюшка, встретивший любимого племянника, и спросил:

— А четыре человека на окраине леса случайно не с вами?

«Пропали! Сваливай!»

На моем лице не дрогнул ни один мускул. По крайней мере, я старался казаться невозмутимым, хотя все органы, включая задницу, кричали об опасности.

— Случайно со мной, — ответил я. — Разве я не сказал, что путешествую в компании? Простите, давно не был в обществе и стал немного рассеянным.

Как бы свалить отсюда? Можно, конечно, попытаться воткнуть в него меч просто так, на всякий случай. Но почему-то мне кажется, что этого делать не стоит.

— Почему же вы не пришли все вместе? — продолжил допрос Бератрон. — Наверно, чтобы тоже не ходить дважды?

— Зрите в корень. — Улыбка приклеилась к моему лицу. — Зачем ходить впятером, если может сходить и один?

— Да, вполне логично. Это если не учитывать, что мой дом прикрыт модифицированным заклинанием отвода глаз. Что вы тут делаете? Прошу не лгать, я этого не люблю.

«Может, все-таки ткнешь его мечом на всякий случай?»

Ты гарантируешь, что получится?

«Э-э-э… нет».

Тогда исчезни.

— Я сказал чистую правду. Увидел дом, решил зайти и поговорить с хозяином. Но, как вижу, вы не рады гостям. — Я попытался встать, но меня прижало обратно к стулу, как силовым полем.

— Боюсь, нам придется переместиться с этой замечательной террасы в комфортабельный подвал. Он специально оборудован самыми передовыми образцами инструментов для получения правдивых ответов. Пойдете сами, или вас тащить силой?

— Я говорю правду. — Показалось, или мой голос дрогнул? Изучать подвалы этого маньяка мне почему-то не хотелось. — Шли, я увидел дом, остальные не увидели. Пришел, а тут запугивают. Все!

— И ты, конечно, не знал, что тут живет маг и красер? — саркастично спросил Бератрон. — Скажи по-хорошему, кто тебя прислал, сколько вас, как узнали, где я нахожусь. И, даю слово, твоя смерть будет легкой. Ты же знаешь… я своего слова не нарушаю.

— Я тоже даю слово, что не понимаю, о чем вы говорите!!! — Паника понемногу овладевала мной. Давно не чувствовал себя таким беспомощным. — Я даже не знаю, что значит «красер»!

На всякий случай отправил вторичных перебирать все записанные ранее разговоры на поиск этого слова.

— Молодой человек, — участливо произнес Бератрон, — вам разве не говорили, что лгать нехорошо? А тем более безбожно лгать. Не знать, что такое «красер»? Вы считаете меня идиотом? Неужели я дал повод так думать?

— Я не знаю, что такое «красер», и не знаю, почему я должен был прийти к вам специально.

— Вы можете доказать свои слова?

— Как? Если бы мог, уже давно бы доказал.

— Очень жаль. — Хозяин дома встал. — Придется все же прогуляться в подвал. Там мы узнаем истину.

— Может, вы знаете способ, как доказать мои слова? — Перед глазами стоял пыточный подвал, начищенные инструменты лежали ровными рядами и загадочно блестели. Дыба… испанский сапог… все на месте.

— Конечно, знаю, — прервал мои полеты наяву голос Бератрона, — но я думаю, вы не захотите давать клятву на сфере Хроноса. Вас тогда очень болезненная смерть ожидает.

— А можно об этой сфере поподробней? — спросил я, стараясь не обращать внимания на слова о болезненной смерти. Болезненно умирать мне точно не понравится — я был в этом уверен.

— Юноша, я поражен вашим актерским мастерством. Вы так правдиво играете. Я почти вам верю.

— Но все же расскажите, — настаивал я. Не хочу в подвал

— Зачем вы тянете время? Впрочем, ладно. Может, так будет быстрее. Сфера Хроноса — артефакт, который регистрирует и принимает клятвы. Если клянущийся нарушает обещание, его ожидает крайне болезненная смерть. Только, пожалуйста, не говорите, что не знали об этом. Мои уши устали от столь наглой лжи.

— Давайте я принесу клятву на этой вашей сфере! Готов повторить, что до сегодняшнего дня не знал таких слов, как «красер», «сфера Хроноса», и сюда попал случайно.

— Нет-нет, ни в коем случае, — отрезал Бератрон, — вы умрете, а я так и не узнаю, кто вас послал и зачем.

— Я не умру, — я старался переубедить упрямца, — мне, знаете ли, не хочется умирать. Особенно болезненно.

— Я все-таки чересчур доверчив, — поделился со мной Бератрон, и в его руке очутилась сфера. — Приступайте.

Я взял у него сферу и внимательно рассмотрел ее. Обычное стекло, хорошо отшлифованное, без вкраплений внутри. Прозрачный стеклянный шар.

— А что с ней делать? И, кстати, почему сфера?

— Скажите: я клянусь, и дальше — в чем. А что это, по-вашему? Кубик?

— Это шар, а не сфера, по крайней мере, выглядит, как шар. — Что-то меня не туда понесло.

— Для человека, которому грозит смерть, вы слишком умничаете. Клянитесь, у меня времени не так уж много! — разозлился Бератрон.

Решив не усугублять свое положение, я произнес:

— Я клянусь в том, что наткнулся на этот дом случайно, ничего не знал о его хозяине и сегодня в первый раз услышал слова «красер» и «сфера Хроноса».

Сфера ярко вспыхнула.

— Черт! Глаза! — вскрикнул я.

— Ага, все-таки лгал, — донесся до меня удовлетворенный голос Бератрона. — Уже лживые глаза разъедать стало. Ну, ничего, скоро и до других мест очередь дойдет.

— Да не разъедает у меня ничего! Я из-за вспышки ослеп. Нельзя было предупредить, что так ярко вспыхнет? Заберите эту долбаную сферу, пока я ее не разбил обо что-нибудь.

Маг забрал у меня сферу. Секунд через тридцать зрение восстановилось: остались только небольшие темные круги перед глазами.

— Довольны? — спросил я раздраженно. Конечно, не в моем положении злиться, но страх уже прошел, и его место заступила злость. — Как видите, со мной все в порядке. Я не лгал.

— Да, вижу, — пробормотал Бератрон. Выглядел он, мягко говоря, жалко. — Но как?

А ничего старикан. Похоже, с паранойей, а так вроде не злобный.

— А теперь не могли бы вы объяснить свое неадекватное поведение? — поинтересовался я.

— Может, вам всем сразу объяснить?

— Нет, пусть они там лучше побудут. Что надо, я им потом сам перескажу. Вы не против, если я схожу успокою их и вернусь? — Бератрон засомневался, но я его дожал: — Да никуда я не денусь, что вы так нервничаете? Паранойю надо сдерживать.

— Пара… что? Это что такое?

— Заболевание такое. — В очередной раз я проклял свой язык, который периодически спрыгивал с общего на русский. Хорошо хоть мат всегда на общем говорю.

— Я не могу заболеть, — гордо заявил старикан. — Я все-таки маг и к тому же красер.

— Я пойду?

— Да идите уж, — буркнул он.

Я не стал тянуть вола за яйца и быстрым шагом вышел за ворота.

«Надеюсь, ты не собираешься к этому психу возвращаться?»

Почему? Сейчас успокою своих и вернусь.

«Ты больной! Он тебя убить хотел!»

Он принимал меня за другого. Видишь, какой сейчас стал? Вполне вменяемый.

«На фига тебе к нему возвращаться??? Смысл?»

А ты как думаешь? Он маг. Наверно, его можно потрясти на информацию. Кучу интересного узнать можно. Карты, к примеру, хоть краем глаза увидеть. А то черт знает где шатаюсь.

«Насмотришься ты на карты… на дыбе».

Сплюнь. Есть лучше идея? Когда мы найдем еще кого-то, кого можно развести на информацию? Ты понимаешь, что мывообще ничего не знаем, кроме языка?

Голос не ответил, поэтому я погрузился в собственные мысли. С одной стороны, страшновато возвращаться — вдруг опять паранойя взыграет, но, с другой стороны, континент большой, блуждать можно долго. Ладно, обещал вернуться, значит, вернусь.

Я подошел к своим. Они смотрели на меня вопросительно.

— Всем привет. Вот и я.

— Живой? — облапал меня Торрен. — Ты пропал из виду! Что произошло? Парни хотели за тобой рвануть, но я не пустил!

— И правильно сделал. Я пришел сказать, что все в порядке. Мне надо вернуться.

— Что там? — влез Родигес.

— Там действительно дом. Давайте все вопросы потом? Хорошо, ребята? — Черт знает этого старикана, может, он сейчас подслушивает и сильно расстроится, если я сдам его.

Я отвел Торрена в сторону.

— Тор, — я наклонился к его уху и шепотом продолжил: — Кто такие красеры?

Хм… Мне показалось, или Тор вздрогнул?

— Ты откуда узнал такое слово? — зашипел в ответ Тор.

— Да хозяин говорит, что он красер. Рассказывай все, что знаешь.

В течение пяти минут Тор рассказывал мне всякие страшные легенды, связанные с красерами. Наконец универсальный переводчик сопоставил слова, образы и легенды и выдал вердикт: «Красер, на русском языке — лич, воскресший маг».

— Ладно, хватит. Я уже и так боюсь. Не надо мне рассказывать о кровавой бойне в столице Южной Империи. Пошел я.

— Ты псих? А если он тебя убьет?

— Судя по твоим рассказам, для того чтобы быть в безопасности, надо находиться километрах в пятистах от него, а тут и километра нет. Захочет — прихлопнет. Не стоит его нервировать. У тебя есть идея лучше?

— Ага! Не стоило вообще туда ходить! — рыкнул Тор.

— Что было, то было. Прошлое не исправить! — огрызнулся я. — Если хотите, можете уйти, я постараюсь отвлечь его.

В расстроенных чувствах я побрел обратно. Желание возвращаться в дом после рассказов Тора о личах исчезло напрочь. Но лучше прийти самому, старик, вроде бы, вменяем, может, получится договориться.

Дорога до дома кончилась неожиданно быстро. Вздохнув перед воротами, вошел и поднялся на террасу. Лич ждал меня, сидя на стуле.

— Все-таки вернулись, молодой человек. Похвальная честность.

— Меня зовут Сен, я представлялся. И ко мне можно обращаться на ты, я не обижусь, — ответил я и решил подбавить наглости: — А вы мне так и не рассказали, за что взъелись на бедного путешественника.

— На «ты»? Пускай будет на «ты», — согласился лич. — Ко мне тоже обращайся на «ты». Упростит общение. А расстроился я, потому что бедного лича хотят убить. Подумаешь, немного нежить, но не нечисть же.

— На «ты» мне к вам обращаться сложно. Подозреваю, что разница в возрасте накладывает на меня определенные обязательства.

— Я настаиваю. И избавь меня от своих длинных учтивых словесных конструкций. Они мне надоели еще в бытность живым.

«Советую делать, как он говорит. Злить лича — не самая лучшая идея».

— Хорошо. Бератрон, для нежити ты выглядишь… как бы сказать… чересчур живым, что ли. Как так получается?

— Ты же первый раз услышал сегодня о личах. Откуда ты знаешь, как мы выглядим?

— Нетрудно догадаться: я спросил своих спутников, кто такие личи и как они выглядят. Во всех историях личи выглядят не намного лучше трупов, а иногда и хуже.

Бератрон задумался и наконец произнес:

— Лич личу рознь. При неправильном поднятии разрушается личность мага, и остаются только чувства: боль, ненависть и прочие прелести, которыми обладает классическая нежить. В случае если воскрешение прошло правильно, личность не разрушается и соответственно маг остается таким же, как и до смерти.

«Врет, как дышит!»

Хм… а он, кстати, не дышит. То-то я думал, что с ним не так

— Таким же? Позволь, усомнюсь. Моя интуиция подсказывает, что все не так гладко.

— Естественно. Переход в мир мертвых не сладок. Приходится заново учиться магии, ведь линии силы в теле изменяются, да и аура тоже перестраивается. Тело нечувствительно, радости любви, вкус еды недоступны. Но есть и плюсы — ничего не болит и с магией смерти легче работать…

Дальнейший десятиминутный монолог я опускаю. Нет, он, конечно, записался интерфейсом, но это было очень нудно. Когда лич перешел на сравнительные коэффициенты усиления различных видов магии и стал прямо в воздухе рисовать непонятные диаграммы… Согласитесь, сложно не заснуть, когда слушаешь и ничего не понимаешь. Но я стальной силой воли держал себя в руках. Наконец лич остановился. Точнее, приостановился. Он обдумывал доказательства того, что личи хуже работают с магией огня, чем живые маги.

Я решил вмешаться:

— Извини, Бератрон, а ты раньше учителем не был?

— Был. — Немного отвлеченный ответ: видно, что лич в уме что-то считает.

— Наверно, очень хорошим? — подлил я немного лести.

«Ох, сколько же из него информации можно выжать!!!»

Да. Это мы удачно сюда завернули.

— Да… наверное, — задумчиво ответил лич, — вроде никто не жаловался.

— А что делать мне и моим спутникам? — Я перевел разговор в нужное мне русло. — Можно, мы у тебя переночуем? Все-таки скоро ночь. И если ты подскажешь дорогу до ближайшего поселения, то буду безмерно благодарен.

Лич задумался.

— Естественно, мы принесем клятву на сфере Хроноса, что никому не расскажем о твоем местонахождении.

— Хорошо, оставайтесь, — разрешил Бератрон.

— Тогда я их позову, — сказал я и вскочил со стула.

Выйдя за ворота, я три раза махнул рукой. Присмотрелся, вроде бы идут. Пока ждал, обдумывал, что им сказать. Что-то мысли не идут, значит, будем импровизировать. Тор с ходу отдал мне мой мешок и спросил:

— Ну, до чего договорились?

— Разрешил переночевать, но мы дадим клятву, что никогда никому не расскажем о местонахождении этого дома и о его хозяине.

— А куда идти? — встряла Джула.

— Идите прямо за мной, — ответил я и вошел в ворота.

Оглянулся, убедился, что все вошли. Зрелище забавное: Тор в порядке, а вот троица постоянно оглядывалась и довольно глупо хлопала глазами.

— Осмотрелись? — спросил я. — Тогда будем знакомиться с хозяином этого замечательного дома.

— Сен, — шепнул мне на ухо Тор, — ты понимаешь, что сделать целый дом невидимым может только сильный маг? Я о таких даже не слышал.

— Скажем так… я догадывался. Но уже поздно что-то менять.

Я представил своих спутников и перешел к главному:

— Хозяина дома, который любезно согласился приютить нас, зовут Бератрон. Он маг и по совместительству лич. — Увидев, что ребята собрались бежать, добавил: — Не дергайтесь. Думаю, что Бератрон немного отличается от своих собратьев.

Ребята немного успокоились.

— Бератрон, сфера у тебя? Лучше сразу принести клятвы. Не смотрите на нее, — предупредил я своих спутников и начал первым: — Клянусь, что не сообщу никому об этом доме или его хозяине при условии, что в этом доме мне не причинят вреда. Клятву может снять только хозяин этого дома — Бератрон.

Сфера вспыхнула, на этот раз без последствий для меня.

— Все в порядке? — спросил я Бератрона.

— Сколько условий! — усмехнулся лич. — Но пусть будет так.

Я отдал сферу своим друзьям и велел повторить клятву слово в слово. Когда они закончили, я требовательно посмотрел на лича. Бератрон провел нас в дом и показал гостевые комнаты. Комнаты были не очень просторными, зато в доме была купель, где можно помыться.

— А с едой, — заявил Бератрон, — проблема. Личи не едят.

— А кухня в доме есть? — поинтересовался я.

— Конечно, — немного рассеянно ответил лич.

— Тогда никаких проблем: припасы у нас с собой, а Джула — настоящая волшебница…

— Где волшебница??? — рявкнул Бератрон, мгновенно превратившись в пренеприятнейшего субъекта, который пугал меня подвалом.

Ребята и Тор попятились. Я, единственный, кто видел Бератрона в этой роли, остался на месте и попытался уладить ситуацию:

— Бератрон, успокойся. Это в переносном смысле. Джула хорошо готовит. Вот и все.

— А-а-а… — протянул лич. — Кухня на первом этаже. Пойдемте покажу.

— Мне кажется, он очень не любит своих коллег по магическому искусству, — прошептал мне на ухо Тор.

— Я бы сказал, откровенно ненавидит, — так же шепотом ответил я.

Наконец лич показал все, что надо, и ушел. Я поднялся в свою комнату, бросил мешок с вещами в угол и пошел к личу. Надо выжать из него как можно больше информации.

— Я присоединюсь?

— Да, конечно, — ответил Бератрон, — я жду тебя. Мне интересно, почему ты увидел дом?

— Не знаю, — признался я. — А как работает защита?

— Очень сильный отвод глаз. Ментальная магия. Встречаются существа, которые имеют абсолютный иммунитет перед ней, но чтобы среди людей… Ты ведь человек?

— По крайней мере, с утра им был, — усмехнулся я. — А можно проверить мою… — я попытался сформулировать вопрос руками, но не получилось, и я сказал: — Сопротивляемость ментальной магии.

— Уже проверил, — усмехнулся лич, — попытался прочитать твои мысли. Не получилось. Даже эмоции читаются как-то странно. Хорошо, что у лича никогда не болит голова.

— Это ты о чем?

— Если пробуешь прочесть чужие мысли, но построенное заклинание слетает, то оно бьет по заклинающему. Обычно это приводит к жуткой мигрени.

— Бератрон, а ты не мог бы мне рассказать о магии? Просто я ничего не знаю.

— Могу, но это долгий разговор. А живым иногда нужно спать. Может, отложим на завтра?

— Можно и на завтра, — ответил я. — А как проверить, есть меня способности к магии?

— Способности есть у всех — у кого-то больше, у кого-то меньше. Даже у твоего Торрена есть способности, но они настолько мизерные, что их бессмысленно развивать.

Лич задумался.

— А проверить все-таки можно?

— Конечно, можно, — пробормотал лич. — Вот пристал. В гости его пусти и еще от важных дел оторвись. Молодежь чересчур наглая стала.

— Ладно, на нет и суда нет.

— Я не сказал «нет». — Лич встал. — Завтра проверим. Я пойду, кое-что приготовлю, там долго настраивать. Вы приводите себя в порядок, ужинайте и отдыхайте. Завтра поговорим.

Лич ушел куда-то в подвал, а я поднялся к себе за сигариллами. Вернулся на террасу, сел на крылечко, закурил и стал наслаждаться зрелищем заходящего солнца.

Глава 9

Классификация

Если не знаешь имен, то теряется и познание вещей.

Карл Линней. Философия ботаники

Сен

Проснулся на кровати в гостевой комнате.

Хорошо. Постель мягкая, простыни свежие и сам чистый. Так и лежал бы вечно. Но надо вставать, вчера лича не получилось тряхануть на информацию.

Быстро надев одежду, которую вчера перед сном постирал, и, вооружившись, бодрым шагом вышел из комнаты и спустился в трапезную. Джула уже была там и кудесничала с нашими скромными припасами. Получилось, как всегда, вкусно.

Перекусив, я спросил, где братья и Тор. Узнал, что они еще не вставали, и пошел искать хозяина дома. Обошел первый этаж, вышел на террасу, на всякий случай обогнул дом. Похоже, лич в подвале.

Отыскав вход в подвал, постучал, а то мало ли что. Подождал с полминуты и постучал снова. Ответа не было. Постучал кулаком. Снова ничего.

Что ж… подождем…

«С ноги пни! Я тебе железно говорю — поможет!»

Угу. Спасибо. Но я не могу предсказать, что случится. Обратит в себе подобного, и ходи потом по селам — пугай народ. Все-таки обождем.

Вернулся в трапезную и приволок оттуда стул. Уселся и стал смотреть на дверь. Хорошая дверь, дубовая, наверно. Или что тут в качестве заменителя? Резьба, дракончики какие-то, твари мерзкие всякие и прочее. Жаль, что темная, плохо резной узор смотрится, на светлой лучше бы смотрелся…

Я разглядывал дверь минут пять. Потом она открылась и на порог вышел Бератрон.

— Давно ждешь?

— Минут пять.

— Ты готов?

— К проверке? Наверно. А это не больно?

— Нет, конечно. Я же не маньяк. Идем?

«Ну-ну. Подвалом нас Дедушка Мороз стращал».

— Да, — ответил я.

Лестница в подвал выглядела в лучших традициях голофильмов ужасов. Длинная, мрачная и крайне зловещая. К тому же весьма неудобная, поэтому спускался я очень осторожно. Выжить рядом с взбешенным личем, а потом свернуть себе шею, упав с лестницы. Что может быть глупее? Лич, кстати, не стал спускаться по ступеням, а мягко слевитировал вниз.

«Я тоже так хочу!»

Понимаю. Но пока лучше помолчи.

Мы оказались в большом зале. Он был пуст, если не считать пары диванчиков у стен и пыли под ногами. Да-да, зал был пыльным, и это притом, что наверху была практически идеальная чистота.

— Бератрон, прости за нескромный вопрос, а почему здесь не убрано? Ведь в доме у тебя чисто, — не преминул поинтересоваться я.

— У меня есть воздушный элементаль для уборки. А сюда его не затащишь, он неуютно себя чувствует под землей. К тому же туповат для самостоятельной работы, что-нибудь сломает в лаборатории. Мне бы домового. Да их не так уж много. А искать специально бессмысленно. Как большинство магических рас, они невосприимчивы к поисковым заклинаниям.

— Ясно, — ответил я, хотя вопросов прибавилось. В тот момент я не понял, что значат слова «домовой» и «элементаль».

— Иди за мной, — бросил лич, сворачивая в один из боковых коридоров.

Мне ничего не оставалось, как следовать за ним. Коридор шел под уклон, и от него отходили ответвления, а еще там была куча дверей. Периодически лич сворачивал в какой-нибудь тоннель. После четвертого поворота я понял, что вся надежда на мыслеинтерфейс. Без него я вряд ли найду дорогу обратно.

«Ничего себе домик. Снаружи и не скажешь».

— Глобально у тебя тут, — пробормотал я.

— Ага, старался, — охотно ответил маг.

Надо запомнить, что он отменно слышит.

Шли мы долго, минуты четыре. Конечным пунктом нашего путешествия стала комната, на полу которой была нарисована огромная пентаграмма.

— Всю ночь рисовал, — с гордостью произнес Бератрон.

— Э-э-э… это зачем? — опасливо поинтересовался я.

— Как зачем? А если что-нибудь случится? Самопроизвольный выброс магической энергии — это не шутка. Я откуда знаю, какие у тебя силы?

— А можно поподробнее? — Я напрягся. — Раньше ни о каких самопроизвольных выбросах энергии речи не было. Как проводится проверка? Зачем нужна пентаграмма? И что со мной случится при выбросе?

— Какой любопытный, — пробурчал себе под нос лич. — Я буду воздействовать на тебя заклинаниями из разных школ магии. На каждое заклинание твой организм, под организмом я понимаю не только тело, но и ауру, будет реагировать. Или не реагировать. У каждой школы свой набор заклинаний для диагностики. Так как я не просто маг, а архимаг, я могу провести диагностику практически для любой школы. Пентаграмма нужна для защиты. Меня самого и моего дома. Бывали случаи, когда сила тестируемого резко активизировалась, и это влекло за собой выброс энергии вовне и приводило к неприятным последствиям. С тобой даже в случае выброса ничего не случится… наверно. Своя собственная сила редко приносит вред. Приступим?

«Хм… даже не знаю, что сказать…»

Страшно как-то. Выбросы силы, разрушения. Звучит неприятно. Твое мнение, голос?

«Поздно отказываться. Да и если бы он хотел что-то плохое сделать, сделал бы, пока ты спал, как суслик».

Логично. Рискнем.

Я встал в центр пентаграммы.

— Что мне делать?

— Ничего, просто стой.

Я стоял в сердцевине пентаграммы, напротив меня, за ее пределами, встал лич. Он смотрел на меня и иногда делал какие-то пометки в своем блокноте. Я решил его не отвлекать, но был удивлен, что он не машет руками и не бормочет заклинания. Меня бросало то в жар, то в холод. По этим меняющимся ощущениям я понимал, что процесс тестирования уже идет. Мне стало скучно. Подсознательно я ждал, что Бератрон будет завывать каким-нибудь страшным голосом или произносить всякую абракадабру. Примерно через час лич кивнул головой, подзывая меня к себе. Наверно, тестирование закончилось.

Подошел к нему в то время, как он что-то писал, и услышал:

— Коэффициент коррекции огненного сопротивления добавляем сюда. Приводим. Ага. Неплохо…

Решив не отвлекать профессионала, терпеливо ждал, когда великий архимаг обратит на меня свое внимание.

Жду.

Все еще жду.

Через пять минут надоело.

«Может, окликнуть его? А то видишь, как он погружен в раздумья!»

— Кхе-кхе, — покашлял я, — прости, Бератрон, а можно и мне узнать, что ты там натестировал.

— А! Что? — спохватился лич. — Да, конечно, смотри.

И протянул блокнот мне. Я взял и прочитал. Точнее попробовал прочитать, — язык-то я понимал только устный.

— Бератрон, это наверно звучит дико, но я не умею читать.

— Интересно, — протянул он. — Ты явно не крестьянин, судя по речи. И явно не иноземец, так как прекрасно говоришь на общем. Но в то же время ты не умеешь читать и писать на общем. Тогда кто ты, Сен?

— Э-э-э… просто странник Сен. — Идея рассказывать направо и налево о своем происхождении не нравилась мне категорически. Черт их поймет, этих ученых, разрежут на опыты, и поминай как звали. — Может, все-таки вернемся к тестированию? Расскажи, пожалуйста, что тут написано.

Прежде я понимал лича через слово, так как универсальному переводчику не хватало базы для перевода. Теперь же я не понимал ничего, кроме чисел. Но честно прослушал монолог минуты на три и после сказал:

— Бератрон, а проще можно? Я в магии не очень, точнее совсем никак.

Лич вздохнул и посмотрел на меня грустным взглядом.

«Интересно, зачем он вздохнул? Он же не дышит».

Может, привычки живого тела?

— Как и ожидалось… Универсал… то есть способности к любой школе магии. Кроме ментальной, тут я просто не смог провести тестирование. — И, увидев удовлетворение на моем лице, опустил с небес: — Не обольщайся. Почти все люди — универсалы. Редко у кого сильные способности к какому-нибудь виду магии.

— А по силе как? Или как в магии называется качественная характеристика?

— Так и называется. А по силе ты… выше среднего, но далеко не гений. Впрочем, любой университет тебя с твоими способностями принял бы. Универсалов твоей силы не так много, чтобы ими пренебрегать.

— Ну и ладно. — Я не особо расстроился: богом все равно становиться пока неохота. — А насколько точно твое тестирование? И можно ли силу увеличить?

— Тестирование весьма приблизительное. Более точное может провести сам тестируемый и только после обучения. А вот насчет увеличения силы… Она сама увеличивается со временем. Естественно, если активно заниматься магией. Еще маги жизни, которые могут модифицировать свое тело, немного увеличивают свою силу. Тело и аура неразрывны, поэтому с помощью специальных техник можно через изменение тела усиливать ауру.

«Надо обязательно узнать об этом! С помощью наноботов можно модифицировать свое тело и увеличить силу!»

Ага, конечно. Первоочередная задача. А тебе не кажется, что мы и так ничего не умеем? И даже не знаем! Вопрос усиления вообще десятый. Не самый плохой расклад, и то хорошо.

— Бератрон, ты обещал рассказать о магии.

— Давай перейдем в другую комнату, здесь неудобно. Живым все же удобней сидеть, — ответил лич и ушел в соседнее помещение, где обнаружилась куча непонятных приборов, доска для рисования и несколько стульев.

Усевшись поудобнее, я выжидательно уставился на лича.

— Что ж… — сказал Бератрон. — Ты совсем ничего не знаешь о магии?

— Совсем. Как младенец, — признался я.

— Для начала стоит разделить виды магических проявлений. На видимое магическое воздействие способны жрецы и маги, иногда к ним добавляют колдунов, но лично я отношу колдунов к жрецам. Жрецы фактически являются проводниками силы своего бога. Как проявится эта сила, от них не зависит. Ни долгих сборов магической энергии, ни построений каркасов заклинаний, ни наполнения каркасов и так далее. Поэтому у жрецов нет таких понятий, как сила или умение, а есть только вера. Чем сильнее вера, тем сильнее жрец может воздействовать на окружающий мир. Жрец обращает призыв к своему богу, и если бог ответит, то что-нибудь произойдет. Естественно, жрецы разных богов воздействуют на мир каждый по-своему. Колдунов я отношу к жрецам по той же причине. Просто вместо богов в связке используются демоны. Боги и демоны по некоторым причинам не могут напрямую вмешиваться в дела мира, только опосредованно, через верующих. Человек или любое другое разумное существо продает свою душу в обмен на силу и, самое важное, в обмен на умение. Научиться воздействовать на мир может каждый, только большинству лень. — В этот момент лич горестно вздохнул. — Те, кто поклоняется богам, тоже фактически продают свою душу. Считается, но, конечно, это не доказано, что душа попадает после смерти в обиталище того бога, в которого верил разумный. Через какое-то время душа возвращается в мир, но для подтверждения этой теории данных слишком мало. — Лич остановился. — Вернемся теперь к магам. Маги, в отличие от жрецов, влияют на мир, опираясь исключительно на себя, поэтому им приходится долго учиться. А также постоянно тренироваться, чтобы стать сильнее. По аналогии с воинами: воин должен самосовершенствоваться постоянно, оттачивать умение и силу.

— Извини, Бератрон, — перебил я, — правильно ли я понял, что если проводить аналогию мага с воином, то и у того и у другого есть сила и умение, но у воина, помимо силы, есть ловкость, скорость и прочие характеристики натренированности тела?

— Абсолютно верно, молодой человек. — Похоже, Бератрон мысленно вернулся в класс, где преподавал. — На вводных лекциях я стараюсь не перегружать лишними знаниями. Но раз вопрос задан, отвечу: скорость и ловкость аналогичны скорости изменения и вариативности магии. Скорость изменения магии характеризует, насколько быстро маг может изменить свое заклинание, а вариативность отвечает за степень сложности построенного заклинания. Это все относится только к классической магии, но об этом позже. Все понятно?

— Вроде да. Но у меня еще вопрос. А можно быть магом и жрецом одновременно?

— Такие случаи в истории бывали, но очень редко можно достигнуть успехов и там, и там. К тому же на таких «разносторонних личностей» плохо смотрят как маги, так и жрецы. Надеюсь, не надо объяснять почему?

— Нет конечно. — Объяснять природу человека излишне.

— Тогда продолжу. Маги делятся на классических и неклассических. Классические маги воздействуют на мир исключительно разумом, в то время как неклассические (шаманы, гоблины и другие расы) используют для магии ритуалы, предметы, вербальные жесты и так далее. Сюда же относится магия песни и танца и подобные специфические магии. Вся неклассическая магия требует определенного дара, то есть, в отличие от классической, этой магии нельзя научить любого, даже теоретически. — В этот момент Бератрон улыбнулся, видно, вспомнил своих оболтусов. — По этой же причине неклассическая магия изучена слабо, и многие классические маги ею пренебрегают, считая, что она слаба. Очень опасное заблуждение. Мне приходилось встречаться с шаманами, которые при должной подготовке могли бы поспорить в бою с архимагом. Магия песни и танца вообще может воздействовать на мир совершенно невероятным образом. К примеру, однажды особо одаренная девушка смогла за сутки вырастить несколько гектаров леса, всего лишь спев и станцевав. Оговорюсь, что это работа для десятка сильных магов природы. Но большинство теорий относительно неклассических видов магии не сильно отличаются от слухов, поэтому не буду вводить в заблуждение.

Лич сделал паузу.

— Теперь перейдем к видам классической магии. Для начала стоит упомянуть магии первостихий, магию Тьмы и магию Света, только не путать тьму и свет с добром и злом. Распространенное заблуждение среди крестьян. В принципе между собой похожи, используются исключительно для глобальных заклинаний, для масштабного разрушения или созидания: магией Света легче созидать, магией Тьмы — разрушать. Никаких бытовых, локальных боевых заклинаний среди магии первостихий нет и быть не может. Некоторые исследователи выделяют темную и светлую магию, не путать с магией первостихий. Темная и светлая магия фактически не являются отдельными школами, а просто объединяют различные направления магического искусства, которым по той или иной причине придали окрас. Малефицистику, магию крови, и некромантию относят к темной магии, но, естественно, малефицистика не использует в своей основе силу Тьмы. Хотя теоретически… — Лич неразборчиво что-то пробормотал, видно, понял, как глобально проклясть весь мир, и неожиданно закончил: — Неважно. К светлой магии часто относят магию жизни, магию природы. Хотя эти школы абсолютно самостоятельны!

Я слушал, не перебивая, но стал немного сомневаться в реальности происходящего. Лич, мертвый уже черт знает сколько времени, излагает мне классификацию магического искусства на глубине черт знает сколько метров… Сюрреализм!

— Известны четыре основные школы стихий: огня, воды, земли, воздуха. У каждой школы свои направления. К примеру, у магии воды есть школы льда, собственно воды и еще с пяток крупных направлений. Как понятно из названия, школа льда занимается исключительно исследованием заклинаний, связанных с водой, находящейся в состоянии льда. На стыке Разных школ могут быть созданы новые заклинания. К примеру, заклинание вулкана использует плетения как школы земли, так и школы огня. Интересный факт: школа холода, как ни странно, относится к направлению школы огня. Хотя, на мой взгляд, школа холода может быть вынесена в отдельную школу. Может, за время моего вынужденного отсутствия это уже и произошло.

— А сколько времени ты отсутствуешь? — сразу вставил я, зная, что даже за десять лет все теории и классификации могут быть переделаны до неузнаваемости.

— Чуть больше пятидесяти лет, — ответил Бератрон, — но не думаю, что за это время что-то сильно изменилось. Продолжим. Итак, две важные школы, которые я упоминал выше… Школа смерти, куда относится некромантия, и школа жизни, куда относится школа исцеления. Так как жизнь и смерть — явления очень взаимосвязанные, то и школы идут рука об руку. За примером далеко ходить не надо: мое нынешнее состояние, которое разительно отличается от классического, — следствие использования не только некромантии, но и различных направлений магии жизни.

Бератрон начал перечислять, какие плетения магии жизни он использовал для сохранения своей личности. Но так как я не очень понимал, о чем речь, то пропустил мимо ушей.

— Есть школы, стоящие особняком. К примеру, магия крови, малефицистика, ментальная магия и так далее. Каждая такая школа достойна отдельной продолжительной лекции, поэтому пропустим их. Есть вопросы?

— Вроде нет, но если что-нибудь придет мне в голову, я обязательно спрошу. — Вопросы, признаться, были, но какие-то эфемерные и нечетко сформулированные.

— Тогда перейдем к мане, или энергии магии. Мана бывает нескольких видов: жизни, смерти, огня, воды, земли, воздуха и так далее. Видов не меньше, чем магических школ. Отмечу, что у первостихий нет маны, не спрашивай, что используется в качестве энергии, никто не знает. Но вернемся к видам маны. Есть еще так называемая сырая мана, которую можно относительно легко преобразовать. Конечно, преобразовать можно любой тип маны, но это не так уж просто, да и процент потерь весьма велик.

Ну это понятно. Достаточно провести аналогию с материальным миром: преобразование химической энергии в механическую в идеале проходит с КПД восемьдесят процентов.

— Процесс плетения заклинания состоит из собственно создания матрицы — каркаса заклинания и наполнения его соответствующей маной. Есть два принципиально разных способа кастования. Первый заключается в том, что вначале матрица плетения строится полностью, а потом наполняется маной. Данный способ плох тем, что каркас заклинания без наполнения нестабилен и в бою может быть легко разрушен противником на стадии формирования. Второй способ заключается в параллельном построении каркаса заклинания и наполнении его силой. Этот вариант плох тем, что заклинание уже трудно будет изменить, к тому же его не рекомендуется оставлять незавершенным. Последствия могут быть самыми печальными.

Лич помолчал.

— Также заклинания могут классифицироваться по контролю со стороны мага. К примеру, простейшее заклинание огненного шара может быть неуправляемым или управляемым. В первом случае маг кастует шар, бросает его куда надо и после этого не контролирует. Минус этого способа, очевидно, в том, что цель способна уйти из-под удара. Но эта проблема может быть решена введением дополнительного плетения, которое будет наводиться на цель. Второй способ заключается во внедрении специального плетения, через которое маг может направлять движение шара. Минусов у этого способа два: маг контролирует весьма ограниченное количество плетений в зависимости от собственной концентрации, а враждебный маг способен перехватить управление и обернуть заклинание в обратную сторону. Опытные маги обычно использует в своих плетениях и возможность самоуправления, и возможность удаленного контроля.

— А под каким углом еще можно рассмотреть магию? — поинтересовался я.

— Можно рассматривать сложность заклинания, то есть сколько плетений разных школ в нем используется. К примеру, чтобы получить звание архимага, нужно создать заклинание, использующее все четыре стихии, и, естественно, продемонстрировать его. Сочетание плетений даже двух школ в простейшем заклинании усложнит его как минимум в четыре раза. Ведь требуется держать под контролем не только два разных по своей природе плетения, но и два разных типа маны. Можно, конечно, встраивать преобразователи маны, но это значительно усложнит дело. Хотя эффект от таких сложносоставных заклинаний может быть весьма и весьма. Поэтому в магическом искусстве существует направление, когда в создании заклинания участвует команда магов. Плюс и минус группового кастования очевидны. Плюс в том, что арсенал заклинаний значительно расширяется, минус — требуется сплоченная команда. Вот вкратце и все. Вопросы?

— Пока нет. Тут надо все обмозговать, а потом уж спрашивать. Хотя есть один вопросик… Какая школа занимается талисманами и амулетами?

— Все и ни одна. Артефактология стоит особняком, там задействованы практически все школы. Сложнейшее направление в магическом искусстве, но и цена качественных артефактов чрезвычайно высока. Еще вопросы?

— По магии нет. А так есть. — Я улыбнулся.

Лич взглянул на меня с интересом. Видно, он все-таки мысленно вернулся в образ преподавателя и переход к личным вопросам вызвал у него оторопь. Уже через полминуты Бератрон сообразил, что он не в учебном кабинете, и разрешил спрашивать.

— А как долго ты преподавал?

— Больше века. Если быть точным, то сто сорок три года.

«Ни фига себе!»

Да, долго… И не надоело?

— А учить не надоело?

— Нет. — Лич, похоже, снова перенесся в воспоминания. — Я тогда не мыслил себя без учеников. Ведь это так приятно — смотреть, как твои ученики взрослеют и становятся сильными магами, а иногда и архимагами.

Бератрон загрустил.

Хм… идея…

«Давай… он пока в нужном настрое!»

— А почему сейчас у тебя нет учеников?

— Никто не пойдет учиться к личу: я же мертвый.

— Что, совсем-совсем никто?

— Совсем-совсем, — передразнил меня Бератрон, начиная злиться.

— Позволь с тобой не согласиться, — заявил я. — Думаю, всегда найдется человек или другой разумный, который захотел бы учиться у тебя.

— Да-а? — с сарказмом протянул лич. — Назови хотя бы одного.

— Например, я. Положительный, разумный и, самое главное, не отворачивающийся от учителя только потому, что он лич. — Немного саморекламы не помешает.

— Это категорически невозмо… — начал Бератрон, но осекся. — То есть ты хочешь пойти ко мне в ученики?

— Да. Хорошего учителя вообще сложно найти… не только по магии. Правда, есть один момент…

— Какой? — уточнил лич.

— Как быть Тору и ребятам? Им некуда идти.

— Это не проблема, — рассеянно отмахнулся лич. Мысленно он уже вернулся к преподавательской карьере и записал нас в ученики. — Торрена могу научить использовать его вампирские способности, а братьев и сестру можно проверить на магический потенциал. Если необходимый минимум есть, тоже можно взять. А если нет, пусть здесь живут. Места много, даже слишком.

Последнюю фразу лич произнес с грустью. И вправду: ни жены, ни детей, а возраст уже далеко не двадцать лет.

— Ну и замечательно, — обрадовался я. — Когда проведем прием нового ученика?

— Да хоть сейчас, — ответил лич, и в руке его материализовалась сфера Хроноса. — Держись за сферу со своей стороны, а я буду держаться с моей.

Дальше лич прочитал стандартную клятву ученика и учителя, которая была весьма длинной и витиеватой. Потом настала моя очередь, потом снова очередь Бератрона. Вспышка — и я ученик лича…

«Надеюсь, не ошиблись!»

— Что будем делать, учитель?

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 1

Карта

Учительница:

— Володя, скажи, куда мы попадем, если просверлим Землю на экваторе насквозь?

— В сумасшедший дом!

Анекдот

Сен

Я сидел на крылечке под зонтом, курил и размышлял о сложившейся ситуации. Дождь зарядил сразу после нашего прихода и с тех пор не переставал.

Минуло два дня с момента принесения клятвы. Обучение в эти дни не проводилось. Мы с Тором и братьями тренировались на мечах, благо в доме оказался спортивный зал. Подозреваю, что он предназначался для магических занятий, но и для боев на мечах подошел отлично.

Лич в эти дни развел кипучую деятельность. Для начала он проверил на способности троицу. Результат оказался положительный: середнячки-универсалы. Бератрон, конечно, поворчал, что можно было быть и посильнее, но обучать ребят взялся. Пятьдесят лет ожидания кого угодно сделают менее разборчивым. Затем он долго возился с Тором. Пришлось (на всякий случай) сказать учителю, что Торрена резать нельзя, он еще пригодится. Бератрон возразил, что и в мыслях такого не держал. Врал, по глазам видел, врал. Но, по крайней мере, ему не чужды нормы морали, что не могло не радовать: на аморальных ублюдков я насмотрелся у себя на работе. Их фанатичные взгляды заставляли даже меня передергивать плечами, а уж я-то парень не робкий.

«Эй! Алле! Отвлекись!»

Да, точно. Но память, как услужливая шлюха, упорно возвращала к недавним событиям.

Бератрон походил по комнате, что-то бормоча себе под нос, потом повернулся и сказал Тору:

— Иди ко мне в ученики.

Торрен недоуменно взглянул на меня.

— Э-э-э… извините, уважаемый, но у вампиров нет способности к магии… — начал он.

— Нет есть, но очень маленькие, — педантично поправил его лич. — И я разве говорил, что буду учить магии?

— Нет, — ответил Тор.

— Вот-вот, — продолжил учитель. — У меня в библиотеке сохранилось несколько книг, в которых приводятся техники для развития расовых возможностей вампиров. Вот эти техники и хотелось бы опробовать.

— Соглашайся, — прошептал я на ухо Тору. — Подозреваю, что учителю интересно изучить высших вампиров. Думаю, вас не так уж много шатается по миру. А тут такой подгон…

— Можешь не бормотать, ученик, — громко сказал лич. — Заклинание усиления слуха изучается одним из первых.

— Я все сказал, — скромно ответил я.

Все замолчали, ожидая, что решит Тор. Он не обманул наших ожиданий и через пару минут согласился.

На клятву Тора и лича ушло около двадцати минут.

— Вот и хорошо, — я хлопнул друга по плечу, — а то мне скучно одному грызть гранит магии.

«А я не в счет?»

— Ученик номер один, не обольщайся! — Бератрон после того, как нас у него стало много, присвоил нам порядковые номера. — У вас совершенно разные программы, вы с учеником номер пять будете обучаться порознь.

Я немножко приуныл. Меня отвлек голос Джулы, донесшийся от двери:

— Сен, иди кушать. Все готово.

— Уже бегу, красавица, — ответил я и посмотрел на окурок.

Мощно задумался, даже покурить забыл.

«Иди есть! Думать чересчур много стал… Не к добру это…»

Есть немного. После клятвы стал несколько вялым, что ли. Надо учителя расспросить, с чем это связано. Вошел в столовую. Все уже сидели на своих местах. Кроме лича, который не присутствовал на трапезах, чтобы не смущать нас своим «отсутствием аппетита».

— Всем приятного аппетита, — сказал я, уселся за стол и, дождавшись ответных пожеланий, придвинул к себе тарелку с супом.

И в очередной раз подивился шедевру, вышедшему из рук Джулы. Мне почему-то вспомнился случай, как однажды у меня проснулась совесть и я решил помочь Джуле по кухне. Все-таки готовить на четверых мужиков — работенка нелегкая. Но меня весьма деликатно выгнали. Похоже, Джула не верила в то, что я могу чем-то ей помочь. Горевал я недолго. Отдыхать — не работать.

«У тебя сегодня вечер воспоминаний? Ты бы еще свою первую любовь вспомнил!»

Да… Катя была просто прелесть!

«Идиот! Я пошутил!»

Что-то с мозгами не так. Почему меня на воспоминания потянуло?

Проверил вторичные. Откликаются отлично. Тормозов вроде бы нет. Ощущения нормальные. Надо посоветоваться с Бератроном после ужина. А пока поинтересуюсь планами моей команды:

— Ребята, кем хотите стать?

Они переглянулись и молча уставились в тарелки. Я глянул на Тора. Он пожал плечами.

— Я вообще-то к вам обращаюсь. Что, ни у кого нет никакой мечты? — Я разглядывал Родигеса и Фериша. Джула вряд ли так сразу ответит. Предпочтет отмолчаться.

Но жизнь в очередной раз преподнесла сюрприз. Первой ответила Джула:

— Я хочу управлять постоялым двором. Мне нравилось то, чем занимался отец.

— Хорошо, — мягко произнес я. — А чем тебе нравится это занятие?

— Мне нравится кормить людей, слушать новости из разных земель… В этом есть что-то такое… не знаю…

— В целом понятно. Но ты подумай над этим вопросом еще. Договорились? — Я повернулся к братьям: — А вы?

— Мы с Феришем хотели бы стать наемниками, как отец, — ответил за двоих Родигес, — путешествовать, воевать.

«Все хотят походить на отца. Наверно, неплохой человек был…»

Наверно… Могу только предположить. Редкое стремление.

— А отец вам рассказывал о своем прошлом? — спросил я Рода.

— Нет, не часто, — ответил он. — Мы его расспрашивали, но он обычно отмахивался. Редко когда что-нибудь вспоминал.

— Интересно, — протянул я. — А вы задумывались почему?

Братья переглянулись и синхронно покачали головами.

— Ясно, думать вам еще рано. А почему наемниками?

Пауза.

— Я жду, — напомнил я. — Вопрос-то простой. Почему вы хотите стать наемниками?

— Не знаем, — ответил Фериш. — Какая теперь разница? Мы же учимся у мастера Бератрона.

— И?

— То есть теперь мы станем магами.

— Я, может, немного не в курсе, чем у вас занимаются наемники, но мне кажется, боевые маги среди них есть и они востребованы.

Снова задумались. Наконец Родигес сказал:

— Наверно, да.

— Так что проблем нет. Но продолжим. Почему ваш отец неохотно рассказывал о своем прошлом? Идеи?

— Не знаем.

— Может, потому, что все не так безоблачно, как поется в песнях, и он не желал вам такой судьбы?

Братья в очередной раз переглянулись.

— Почему?

— Ладно, — вздохнул я, — давайте по порядку. Допустим, вы научились владеть оружием. Потом вас приняли в какую-нибудь группу наемников, и вот она — романтика: вместо неизведанных мест тяжелые изматывающие марш-броски, вместо прекрасных дев старые шлюхи в борделях. К тому же вы понимаете, что помимо обучения воинскому искусству у вас сформируют определенное мировоззрение, так сказать, взгляд наемника?

— Да, — ответил Родигес.

— Уже лучше. — Я хлебнул воды и продолжил: — То есть вы понимаете, что за деньги придется выполнять весьма неприятные задачи?

— Это какие? — спросил кто-то из братьев.

— К примеру, нужно устроить провокацию на границе: сжечь деревеньку вместе со всеми жителями. Кто из вас перережет глотку ребенку?

— Я точно не перережу, — передернул плечами Фериш. — Но почему сразу такой пример?

— Потому что за такое хорошо заплатят. Конечно, не все наемники этим занимаются. Но стоит понимать, что если дан приказ, а вы его не выполните из-за моральных терзаний, то вас скорей всего убьют.

— Можно стать солдатом, а не наемником, — несмело произнес Родигес.

— Большая разница? — скептично спросил я и, не дождавшись ответа, продолжил: — Те же яйца, только сбоку. Рано или поздно вам придется убивать женщин, детей…

— Это еще почему? — вскинулся Родигес.

— Потому, — отрезал я. — Вы себе представляете, для чего нужна война? Война всегда имеет цель. Поправлюсь, правильная война всегда имеет цель. Целью могут быть новые территории, ресурсы, ключевые точки. Рассмотрим ситуацию захвата новой провинции. Согласны?

— Да, — ответил Род.

— Захватили провинцию и получили кучу недовольного населения. Выходов тут два. Первый — всех вырезать, вот тут-то и придется убивать женщин и детей, да и еще кого-нибудь. Второй — заставить местное население признать вашу власть. У вас города на разграбление отдаются?

— Да, — вмешался Тор. — А какое это имеет отношение к делу?

— Самое прямое. Когда город отдается на разграбление, преследуется цель не только дать, так сказать, отдохнуть солдатам, но и показать свою власть через изнасилование женщин и убийство несогласных.

— Но существуют же правила ведения войн! — воскликнул Родигес.

— Война — это тебе не игрушки. На войне нет правил. Сказали: «Вырезать город», значит, придется вырезать. Стратегические интересы и все такое… А то напридумывали тут всякого. Повторюсь, война — это не игра. На ней все средства хороши…

— Но ведь это несправедливо, — прошептала Джула. — Пострадают мирные люди…

— Джула, красавица, жизнь вообще несправедлива… Уж кто-кто, а ты должна была бы это знать. Вы — весьма яркий пример несправедливости. А насчет мирных людей… на войне не может быть мирного населения: женщины — матери солдат, дети — будущие солдаты, ремесленники снабжают армию. Так что убийство мирного населения может быть оправдано в стратегическом смысле…

— Но… — вскинулся Родигес.

— Стоп, стоп, — ответил я, выставив вперед ладонь. — Мы отошли от темы. Я просто описал прелести наступательной войны. Продолжим. Никто не против?

Никто не возражал.

— Можно осесть стражником в каком-нибудь городе, то есть стать защитником. Тут, конечно, особых мерзостей нет, только мелкая коррупция да дешевое винцо по вечерам в трактире. Разжиреете. Не предел мечтаний, не так ли?

— Можно тренироваться, чтобы не разжиреть, — вставил Фериш.

— Не стоит понимать слова буквально. Даже если вы будете постоянно тренироваться, мозги все равно заплывут жиром. Да воинскую сноровку без практики быстро растеряете. Так?

— Пусть так, — согласился Родигес, — но можно стать охотником на нежить, странствующим воином.

— Охотник на нежить? Странствующий воин? У вас и такие есть? Не знаю, чем они занимаются, но уверен, что там тоже все не просто.

Мне почему-то расхотелось разговаривать, и я встал, чтобы выйти на крыльцо. Вопрос Фериша меня остановил.

— То есть ты категорически против того, чтобы мы обучались воинскому искусству?

— Почему? Я такого не говорил. Ничего плохого в том, чтобы научиться владеть оружием, нет. Но делать это смыслом жизни? Просто подумайте: действительно ли это ваше призвание? В принципе работа убивать не хуже многих других.

Из-за туч почти не пробивался свет, и на террасе было темно, но это было даже хорошо. Хотелось побыть одному.

«Что с тобой? Не приболел случаем?»

Черт его знает. Что-то меня на лекции потянуло.

«Почувствовал себя первым учеником?»

Отвали.

Прикурил сигариллу. Все-таки есть что-то мистически-приятное в курении.

— Сен, — окликнул меня сзади Тор, — с тобой все в порядке?

— И ты туда же, — пробормотал я себе под нос и громко ответил: — Да, все нормально.

— Просто странно себя ведешь, откровенничаешь… На тебя это не похоже.

— Да черт его знает! Настроение какое-то… Не обращай внимания — пройдет.

— Тебе виднее. — Тор ушел в дом.

Хорошо, что ушел. Хотелось остаться одному. Хотя как тут побудешь один, когда есть шиза?

Ладно, настроение настроением, но надо бы к личу сходить, карты попросить. Чтобы прикинуть, где мы находимся.

Спустился в подвал. Оказался я в уже знакомом неприбранном зале. Куда идти и где искать лича, представлял плохо. Поэтому не нашел ничего лучше, чем крикнуть:

— Учитель! Куда мне идти?

«Тупой! Тут такие катакомбы, что можешь обкричаться».

— Ученик? — поинтересовался голос лича от двери за моей спиной. — Что ты хочешь?

И кто из нас тупой?

— Учитель, я хотел бы взять карты, чтобы определиться, где мы находимся. Да и для общего развития полезно.

Учитель, немного подумав, сказал:

— Хорошо, пошли со мной. Покажу все, что есть. Можешь даже к себе в комнату забрать. Но учти, что им уже больше пятидесяти лет. Поэтому они могут не соответствовать действительности.

— Все лучше, чем ничего, — пожал плечами я, и мы направились в библиотеку.

— Учитель, а когда начнется наше обучение? Два дня прошло, а вы только протестировали нас. Я, конечно, ни в коей мере вас не тороплю, но интересно, чего ждать.

Учитель немного помолчал.

— Надо вспомнить учебные планы, разработать индивидуальные программы. Для этого надо с каждым поговорить, понять, чего вы хотите от магии, посмотреть на ваш склад ума. Или ты думаешь, все так просто? Взял и научил бросаться огненными шарами? Я все-таки настоящий учитель с более чем вековым стажем и считаю, что при обучении необходимо четко сформулировать цель, определить изначальную предрасположенность и, конечно, составить программу.

— Ясно. А сколько примерно времени это займет? Я имею в виду, сколько времени вы будете формулировать, определять, составлять и исследовать рынок?

— Исследовать что… — заинтересовался лич, — рынок?

— Э-э-э… простите, — прокляв свой язык вместе с универсальным переводчиком, я поправился: — Я имел в виду, сколько времени вам понадобится?

— Пара дней для приблизительной оценки. Что будет дальше, сложно сказать. — Лич остановился. — А мы, собственно, пришли.

Он открыл дверь, и мы оказались в библиотеке. На пару тысяч книг, не больше. Посреди комнаты стоял массивный стол и три стула.

— Куценько… — пробормотал я себе под нос.

— Ученик, тебе что-то не нравится? — сказал учитель, не оборачиваясь.

— Нет, все нравится. Просто библиотека маленькая какая-то.

— Потому что их у меня много. В этой библиотеке хранятся только карты, книги путешественников и некоторые издания по новейшей истории, точнее, бывшей новейшей. Книги по магии, старинной истории, религии, наукам и так далее находятся в других библиотеках. Ибо большая глупость хранить все издания в одном помещении. Некоторые книги могут быть опасны своими знаниями. Пока не забыл, ученик, кое-какие книги по магии являются очень сильными артефактами и частично разумны. Вот их лучше руками не трогать. Они бывают весьма агрессивны. В этой библиотеке таких, естественно, нет.

Сказав это, Бератрон подошел к одному из шкафов и начал Доставать из него свернутые в рулоны карты. Я относил их на стол.

— Разберешься сам?

Я раскрыл наобум какую-то карту.

— Учитель… небольшая проблема… я читать не умею. Я об этом уже говорил.

— Точно, — вспомнил лич. — Подожди, я сейчас вернусь. — И вышел из библиотеки.

«Куда это он?»

Я откуда знаю?

Я стал разглядывать карты. Если честно, я разочаровался. Во-первых, все они были выполнены разными мастерами, которые не придерживались единообразия. Масштаб и условные обозначения тоже были разными. Во-вторых, точность исполнения оставляла желать лучшего. Ради смеха сверил схожие карты. Везде границы и расположение городов отличались. В-третьих, и главных, не было общей карты. Не было даже карты материка Кахор!

«Да, планетарную бомбардировку по таким картам не организуешь».

Может, я открою маленькую тайну, но для орбитального удара карты не нужны. Корабли имеют собственные сканеры.

«И что он этим сканером сделает? Как он отличит город Содружества от города республики? Или будет смотреть, где больше косоглазых? В любом случае карта необходима».

Тогда и по таким картам можно навестись, для примерного определения их достаточно, а для точного — хватит сканеров ударного корабля… И вообще, о чем спор? Здесь нет орбитальных бомбардировщиков.

«Теоретические выкладки еще никому не мешали».

Ответить я не успел, так как вернулся лич с нарой тонких книжек в руках и одной здоровенной, которая неспешно левитировала за ним.

— Вот, — сказал он, сгрузив все на стол, — это букварь и справочник по общему языку. Сейчас объясню. А это, — Бератрон показал на зависший талмуд, — толковый словарь Хороса. С ним аккуратней, дорогая книжка. Не у каждого герцога есть.

Лич быстро познакомил меня с алфавитом общего языка и объяснил основные правила. Я аж почувствовал, как загудел универсальный переводчик, адаптируя модель языка под новые данные.

— Ученик, у меня к тебе несколько вопросов, — сказал Бератрон после краткого ликбеза.

— Слушаю, учитель, — почтительно ответил я. — Готов ответить на все, если смогу.

— Кто ты?

— Хм… Учитель, боюсь, я не отвечу на вопрос. Он относится к базовой философии, и на него нет ответа. Каждое философское движение определяет этот вопрос по-своему и отвечает соответственно по-своему. Обычно неточно…

— Я не в этом смысле. Ты человек?

— Да. А не похож?

— В том-то и дело, что похож. Аура у каждой расы уникальна и обладает характерными особенностями. У тебя аура человеческая. Но есть определенные неувязки.

— Например?

— Помимо того, что у тебя полная сопротивляемость ментальной магии?

Так как это был риторический вопрос, отвечать я не стал.

— Что ж, — пробормотал лич, — вчера ночью ты ходил на кухню. И когда отрезал кусок мяса, поранил указательный палец на левой руке. Помнишь?

Я задумался. То, что вчера ходил на кухню, я вспомнил. Туда и Тор, и братья ходили. Какой нормальный мужик не ходит ночью на кухню заточить чего-нибудь вкусного? Если не спится и есть такая возможность? Помню, что пришел на кухню. Точно! Джула вчера днем коптила каким-то хитрым образом мясо, которое добыли братья. Вкуснятина, пальчики оближешь! И я взял и отрезал себе ломоть граммов на триста — четыреста. Не больше, только чтобы снять пробу и ощутить аромат. И действительно провел ножом по пальцу. Нож был очень острый, порезался я сильно. Но не обратил тогда внимания, так как от мяса шел волшебный одуряющий запах. Посмотрел на свои руки. Никаких порезов.

«Ты совсем идиот… Больше ничего не видишь?»

Чего?

«На ногти посмотри!»

Посмотрел. Конечно, не маникюр, но в принципе нормально выглядят. У меня, между прочим, член между ног болтает Мне за ногтями нельзя пристально следить, могут не так понять!

«Как можно быть таким тупорылым дебилом? И занимать высокопоставленное место в Империи? Они у тебя не отросли! А еще за три недели у тебя не отросли волосы, не появилась щетина!»

Хм… точно.

Если не бриться пару недель, у меня борода появляется. А тут почти месяц прошел с момента посещения феек.

«Попрошу отметить, что у тебя и до феек щетина не росла. После того как ты попал в этот мир, щетина у тебя не росла».

Точно. Припоминаю, что незадолго до телепортации хотел побриться.

— Ученик! Ты почему замолчал?

— Э-э-э… обдумываю ситуацию. Как правильно объяснить…

— Ты начни рассказывать, а я наводящими вопросами помогу.

— Для того чтобы спрашивать, нужно знать о чем, — ответил я. — Как говорится, правильно поставленный вопрос — это половина ответа.

— Не умничай, был бы на моем месте менее терпеливый учитель, давно плетей всыпал бы. Или еще что-нибудь нехорошее сотворил.

— Э… А здесь и такой метод при воспитании магов практикуется? — Прогрессивная школа… ничего не скажешь.

«Зато здесь нет либералов».

Согласен, это действительно плюс.

— Это в любой части материка практикуется. Как думаешь, зачем в клятву вставлено условие, что ученик по окончании обучения не попытается убить своего учителя? Не будь этого условия, некоторые мои знакомые, чтоб они сдохли, вряд ли выучили бы больше одного ученика. И не отклоняйся от темы.

— Я и не отклоняюсь. Могу точно сказать: я — человек. Полноценный. Просто обладаю регенерацией. Сильной. Одна из особенностей моего организма.

— То есть ты знаешь об этом, — Лич уселся на один из стульев и показал на другой: — Ты присаживайся. Разговор будет долгим. Рассказывай. Почему ты не возмущаешься тем, что я за тобой подглядывал.

— А чего возмущаться? Вы нас знаете всего ничего. Было бы странно, если бы вы не наблюдали за нами в своем же доме. Мало ли что мы натворим? — Я сел. — А что рассказывать?

— Хорошо, умный ученик, — сказал Бератрон. — Что рассказывать? Все. Ты же сам сказал, что я не смогу правильные вопросы задать. И не забудь объяснить знание устного языка при отсутствии умения читать и писать. И почему ты так плохо ориентируешься в местных реалиях.

— А что, каждый крестьянин умеет читать и писать? А они, между прочим, тоже разговаривают.

— Ученик! Не держи учителя за идиота. Крестьяне говорят иначе. А у тебя явно есть образование! Я жду!

Я задумался. Колоться на свое иномирное происхождение не хотелось. Но другого выбора не было. Вспомнил, что в клятве четко прописано, что мне нельзя вредить ни прямо, ни косвенно. Будем надеяться на лучшее.

Мой рассказ вместился в тридцать минут. Умолчал я, конечно, о многом, в первую очередь о справочниках у себя в голове. А то с учителя сталось бы усадить меня записывать все это на бумагу. Да и о шизе тоже не заикнулся. Кто их знает, может, они психов убивают. Вторичных и Сигмара после небольшого раздумья решил тоже не упоминать.

— А кем ты у себя был? — поинтересовался лич. — Я так и не понял, кто такие ученые.

— Это что-то вроде магов.

— И ты ими руководил? Я правильно понимаю? — допытывался лич. — Тогда почему сам не владеешь магией?

— Да, руководил, только я не говорил, что они маги. Я сказал «вроде магов». Ученые тоже познают мир, только с помощью различных приспособлений. И на основе полученных знаний создают новые устройства. А магии у нас нет. В принципе нет.

— Не может быть. Магия есть везде. Хоть никто и не знает, что такое магия, но факт в том, что магическое поле есть везде. Где-то сильнее, где-то слабее.

— Тогда у нас нет магов, — сказал я. — Магия, может, и есть, а вот тех, кто ею умеет пользоваться, нет.

Бератрон подумал пару минут.

— Все равно не сходится! Ты говорил, что твой переводчик сопоставляет близкие понятия из разных языков. Но если ты говоришь о магии, значит, о ней в твоем мире знают!

— Из сказок, легенд и прочего фольклора.

— А может, ты не знаешь о существовании магов в своем мире?

— Возможно, конечно. Но я занимал достаточно высокий пост, чтобы знать о подобных слухах.

— Куда же у вас маги делись? Если в прошлом они были? Ведь не могли слухи без основания возникнуть? — Дотошность учителя начала раздражать. Но с другой стороны, его можно понять: сидеть полвека без информации, а тут такой источник знаний подвалил. Думаю, у Бератрона сейчас ощущения, как у наркомана, который дорвался до иглы с герычем, предварительно посидев без него недельку.

— Пока я вижу реальным такое объяснение: их попросту убили.

— Кто может убить всех магов? Как так? — Лич быстрыми шагами заходил по комнате. — Мага, даже едва обученного, убить тяжело. Если, конечно, этим не займется другой маг. Но не могли же они все друг друга поубивать!

— Еще раз, учитывая то, что вы рассказали мне о магии, религиях, колдунах и так далее, я вижу реальной следующую теорию: две с половиной тысячи лет назад у нас зародилась новая религия, которая через тысячу лет стала агрессивно относиться к другим религиям…

— А маги чем помешали?

— Одно из основных положений гласило: чудес не бывает, все чудеса от лукавого. Это что-то вроде главного демона. Поэтому всех магов, не разбирая, записали в колдуны, ну и всех под шумок сожгли. На всякий случай.

— Жрецы обычно слабее, чем маги. Позволю уточнить, намного слабее.

— Это всего лишь теория, не летописи. Это во-первых. А во-вторых, если взять дюжину сильных жрецов и охотиться на магов поодиночке, то вполне могло получиться. Один, как говорится, в поле не воин.

— Бред, — отмахнулся Бератрон, — хотя… если подумать — священники, а точнее, инквизиторы Триединого вообще могут блокировать магию в определенном радиусе. Если ваши жрецы умели то же, то выловив поодиночке магов… в принципе реально. Но тогда ловить их нужно было бы долго.

— У нас церковь этим занималась около тысячелетия. Может, больше. Просто, в определенный момент, церковь оказалась расколота на несколько разных ветвей, и у каждой ветви были собственные подразделения для борьбы с колдунами. Самое известное такое подразделение распустили, — я задумался, — около пятисот лет назад. А сколько еще тайных орденов существовало… не счесть. Так что времени хватило бы.

Лич пробормотал себе под нос что-то вроде «старый пердун оказался прав».

— Извините, кто оказался прав? — поинтересовался я.

— А? Что? — встрепенулся лич. — Да был у меня коллега. Любил порассуждать о взаимоотношении магов и жрецов.

— Расскажете?

— Потом как-нибудь. Буду тебе историю магического сообщества рассказывать, расскажу и о нем.

— Думаю, историю я и прочесть могу.

— Настоящую историю нигде не прочтешь, — отрезал лич. — В книгах написана, мягко говоря, подправленная версия. Давай лучше о тебе. Ученик — иномирянин. Какая удача! Не каждый великий архимаг может таким похвастаться.

— А вот хвастаться не надо. Не хочу, чтобы за мной начали охотиться.

— Кто? — удивился лич.

— Ну маги всякие или кому там могут понадобиться иномиряне.

— Думаешь, вы такая большая ценность? Иномиряне, конечно, редки, но не настолько. Портал в другие миры построить сложно. Но возможно.

— Да? — удивился я.

— Да. Это раздел высшей пространственной магии. Но тебе еще рано о ней думать.

— Хорошо, — ответил я, но сделал зарубку в памяти. На всякий случай. — А у меня тоже есть ряд вопросов.

— Задавай.

— Я тут обдумывал ситуацию. Наше знакомство.

— И?

— Почему вы сразу не потащили меня в подвал? Допрашивать.

— А зачем? Ты же не совершал агрессивных действий. И в принципе отвечал на все вопросы.

— Все равно странно как-то. Мало ли кто я такой, а вы даже ничего не делали, чтобы меня обездвижить или напасть на меня.

— Я все-таки маг, что мне тебя бояться? Ты же не маг.

— А это так легко определить?

— Конечно. По ауре видно. Правда, это можно скрыть. Сделать ложную ауру. Но это всегда можно определить. А если маг не видит, что аура ложная, то его соперник намного сильнее. Поэтому вариантов было всего два: либо ты человек, либо очень сильный маг. Намного сильнее меня.

— Хм… Тогда и вправду все логично.

— Еще вопросы?

— Да, когда займемся великим искусством магии?

— Надоел уже с этим вопросом. Завтра после полудня. А пока изучай карты, письменность. Кстати, мой дом находится вот здесь. — Лич ткнул в точку на карте, а потом махнул рукой на шкаф: — Вот там книги по истории, в кратком изложении. Очень рекомендую их прочитать. Правда, за сегодня ты все не одолеешь. Да и за неделю тоже… Еще что-нибудь?

— Да, маленький вопрос. В последние несколько дней у меня странное настроение, не типичное для меня, и сны чудные снятся. Это связано со сферой Хроноса или еще с чем-то?

— Хм, никогда о таком не слышал. Я пороюсь в книгах. Может, что-нибудь и найду, но, честно говоря, вряд ли. До завтра, ученик.

— До завтра, учитель.

Лич вышел из комнаты, оставив меня одного. Вздохнув, я принялся за букварь и справочник.

Через пару часов с помощью универсального переводчика я достаточно бегло читал на общем. Разложил первую карту и пробежал но ней глазами, потом вторую, третью… Наконец карты закончились. Погулял немного по библиотеке, чтобы размять мышцы. Снова сел и погрузился в ускоренный виртуал.

Загрузил все активные вторичные сознания задачей составления сводной карты из кусочков и сам присоединился к ним. Часть карт не успела сохраниться в сознании, поэтому одному из вторичных пришлось выходить из виртуала и заново смотреть несохраненные.

Сводная карта получилась неполной. Чуть ли не треть материка заполнена белыми пятнами. К тому же границы весьма условны. И самое смешное: оказалось, что мы находимся не в королевстве Эльран, как я думал, а в каком-то графстве, названия которого я не смог разобрать. Поэтому на общей карте оно осталось без названия.

В итоге получилось следующее:

— западнее моего текущего местоположения находятся Северная и Южная Империи;

— восточнее располагаются гномьи Скалистые горы;

— на северо-востоке лежат леса северных эльфов;

— на севере раскинулось свободное герцогство, вокруг которого пяток таких же свободных графств;

— королевство Эльран лежит на юго-востоке;

— южнее находятся свободные герцогства, графства и прочая мелочь, которую на карте едва можно разобрать.

Еще немного полюбовавшись на сводную карту, я вышел из виртуала. По моим ощущениям, уже перевалило за полночь. Но историю все же стоило почитать. Набрав с десяток фолиантов, я сел за стол. Пробежал взглядом страницу первого фолианта и перешел к следующей. Повторил эту процедуру много раз и стал обладателем бесценных книжных знаний. Правда, они не были структурированы и обработаны, но вторичные уже приступили к работе.

Вышел из библиотеки и поднялся на террасу. Была глубокая ночь. Закурил сигариллу и пустил пару колец из дыма. Неплохо поработал, но устал что-то.

«Это ты поработал? Мешки таскал, что ли?»

Если подходить к вопросу так, то ты — абсолютно бессмысленная вещь в моей голове. Может, в библиотеке есть информация о том, как привести свои мозги в порядок?

«Я же пошутил… Не надо от меня избавляться…»

Вот и хорошо. Ладно, пойду спать.

Поднялся в комнату, быстро разделся и залез в кровать. Лёжал на спине и рассматривал потолок. Забавно, оказывается, потолок деревянный. Что-то вроде паркета… Наборные деревяшки составляли какую-то большую картину. Но так как было довольно темно, не смог разобрать какую. С этими умиротворяющими мыслями я и уснул.

Глава 2

Приход

И ты думаешь, что можешь летать.

И ты думаешь, что это не сон.

И ты думаешь, что ты можешь стать

Таким же несущим свой глаз орлом.

Но почему-то ты стал падать вниз,

Но почему-то оборвался полет.

Ты думаешь, что это мозга каприз,

А это не каприз, а всего лишь приход.

Дельфин. Когтеглазые орлы

Сен

Откинул одеяло и встал. Быстрыми движениями плечей разогнал кровь по организму.

Сегодня будет тяжелый день. Важный.

Мысли бегали, как свиньи на бойне.

Дернул за веревку около лежака, снаружи зазвонил колокольчик. В ту же минуту вошел оруженосец.

— Мой лорд?

— Помоги мне одеться.

— Да, мой лорд.

Через пять минут я уже был облачен в свой доспех. Немного попрыгал на месте и сделал пару пробных ударов мечом, проверяя, что все как следует закреплено.

— Свободен, — бросил оруженосцу и, взяв шлем, вышел из палатки.

Солнце стояло в зените. Вздохнул полной грудью и огляделся. Лагерь кипел. Слышались ржание коней, удары кузнечного молота и другие звуки, свойственные военному лагерю. Оглянулся, оруженосец стоял сзади.

— Где военачальники? — спросил я.

— В общей палатке.

— Я пойду туда, принеси мне еды.

— Да, мой лорд.

Быстрым шагом направился к большой палатке, которая находилась метрах в ста от моей. Десяток охранников молча рассредоточились вокруг. Хорошие ребята. На их присутствии настоял Расс, как он сказал, на всякий случай. Но я и неотказывался: не хотелось умирать в расцвете сил.

Вошел в палатку к военачальникам, оставив охрану снаружи. Внутри сидело пятеро: Расс, глава моей гвардии и по совместительству охраны, мой сверстник, среднего телосложения; Дорен, старый седой рыцарь, выполнявший роль главы пехоты; Акос, рыцарь, чей возраст невозможно было определить, подвижный и гибкий. Даже продолжая сидеть, он постоянно двигался, как будто остановиться хоть на мгновение было для него мукой. Неудивительно, что именно он руководил всеми моими лучниками, арбалетчиками и застрельщиками, а также командовал разведкой. Четвертым был Кременор, суровый тяжелый рыцарь лет сорока, от которого несло какой-то звериной яростью. Он был немного глуповат, если не сказать туповат, но зато был крайне дисциплинирован, и на поле боя его ярость перевешивала тугодумие. Заведовал конницей. И наконец, Кохелок. Единственный не рыцарь здесь, немного полноватый невысокий мужчина лет тридцати пяти, интендант моей маленькой армии. По статусу равен остальным в совете, хотя все были недовольны, когда я ввел Кохелока в совет. Дескать, гражданское лицо в военном совете. Пришлось долго объяснять, что снабжение — слишком важное условие, чтобы им пренебрегать, и человек, который заведует снабжением, должен войти в совет. Конечно, можно было не церемониться, но со своими лучше обращаться мягко.

— Приветствую всех, — сказал я и сел за стол. Дождавшись ответного приветствия, продолжил: — Как обстоят дела?

Расс посмотрел на всех, словно спрашивая разрешения, и кратко ответил:

— Все готово.

— Подробнее, — попросил я. — Дорен, твои люди накормлены? Амуниция в порядке?

— Да, мой лорд. Два часа назад проверял лично.

— Хорошо. Как у твоих с моральным духом? Все-таки бой будет тяжелым. Очень тяжелым.

— В условиях текущей ситуации лучше и быть не может. Мой лорд, противник очень многочисленный.

— Не побегут?

— Нет, мой лорд.

— Хорошо. — Я перевел взгляд на Акоса. — С твоими все в порядке?

— В полном, мой лорд.

— К тропам отряды отправил?

— Оба отряда еще утром выдвинулись, чтобы отдохнуть перед боем.

— Как у арбалетчиков взаимодействие с пехотой?

— Все отлажено, никто не путается.

— Отлично. — Я посмотрел на Кременора. — А что у тебя спрашивать? У твоих всегда все в порядке.

Это было абсолютной правдой. Кременор жестко держал в руках конницу и набирал туда исключительно таких же, как сам. Такие маленькие кременорчики.

— Своих отправил с отрядами Акоса?

— Да, но я все равно не понимаю… — начал Кременор.

— Потом, — отрезал я.

Значит, все готово, но надо бы закончить опрашивать совет.

— Кохелок?

— Я слушаю, мой лорд, — откликнулся интендант.

— Не забудь отдать приказ, чтобы твои тыловики тоже вооружились чем-нибудь. Кто знает, как повернется бой.

— Хорошо, мой лорд.

В этот момент вошел оруженосец и поставил передо мной завтрак.

— Все завтракали? — спросил я.

— Да, мой лорд, — ответил за всех Расс, который в совете исполнял роль спикера.

— Хорошо, я перекушу, а вы огласите цифры. Сколько у нас и кого, и сколько этих падальщиков, которые по недомыслию прутся сюда, — Вытащил кинжал и разрезал мясо.

Расс начал докладывать:

— С нашей стороны тысяча тяжелых пехотинцев и около восьмисот копейщиков. Это ветераны. Есть еще тысяча легких пехотинцев, но они новички.

— То есть просто мясо, — вклинился я, — продолжай.

— Есть по четыре сотни лучников и арбалетчиков, но в бою будут участвовать только двести лучников, так как другие две сотни ушли к тропам. Из конницы у нас четыреста тяжелых рыцарей, но одна сотня ушла к тропам. Еще сотня ваших гвардейцев, мой лорд. Но они, как я понял, в бою участвовать не будут.

— Мой лорд, а вы уверены, что необходимо было отсылать сотню рыцарей? — влез Кременор.

— Ладно, Кременор, я отвечу, — со вздохом сказал я. — Да, это необходимо. Если вражеская пехота пройдет по тропам и выйдет к нам в тыл, будет плохо.

— А одних лучников не хватит? Зачем отсылать еще четверть конников?

— Лучники в ближнем бою не выдержат, а коннице там есть, где разбежаться. Да и здесь она особо не нужна. Сам знаешь, по нашему плану рыцари почти не будут участвовать.

Бой должен был проходить на поле, зажатом с одной стороны отвесной горой, а с другой — непроходимым болотом. Само поле было очень узким, метров двести — триста, но зато длинным и тянулось на несколько километров. К тому же оно было ровным, и конница могла взять на нем разбег. Но в нашем плане коннице было отведено второе, если не третье место. Так как у противника было в три раза больше кавалерии, прямое столкновение конных войск сложилось бы явно не в нашу пользу. Поэтому первую скрипку в бою должна была играть пехота со стрелками. Ситуация осложнилась тем, что непроходимые болота оказались не такими уж непроходимыми. Выяснилось, что существуют тропы, по которым вполне можно провести несколько сотен пехотинцев. Конечно, коней этими тропами не проведешь, но получить себе в спину полтысячи легких пехотинцев — приятного мало. Поэтому к каждой тропе были посланы по сотне лучников и по полсотни конных рыцарей. На всякий случай, да и здесь от них толку мало. А там топь прекрасно простреливается, а если лучники не справятся с наплывом гостей, то с ними разберутся рыцари.

— Может, моих рыцарей спешить? И пусть сражаются пешими? — отвлек меня от мыслей Кременор.

— Нет, пускай остаются в резерве. Если враги прорвутся сквозь строй пехоты, твои должны заткнуть прорыв.

— Хорошо, мой лорд, — без энтузиазма согласился начальник конников. Все-таки для него тяжело оставаться в стороне. Мне его было, конечно, немного жаль, но не настолько, чтобы послать в самоубийственную атаку.

— Акос, что с той стороны? Какие последние данные?

— Со стороны противника три тысячи тяжелых пехотинцев и пять тысяч легких, копейщики отсутствуют. Две сотни лучников, но они вооружены луками хуже наших. Так что их не брать в расчет. Из конницы: чуть меньше тысячи тяжелых рыцарей и чуть больше тысячи легких конных копейщиков.

— Итого одиннадцать тысяч против четырех! — Я усмехнулся. — Фигня! Справимся. — И закинул последний кусок мяса в рот. — У кого-нибудь есть вопросы? — Вопросов ни у кого не оказалось. — Отлично. Все все помнят?

С памятью у моих военачальников оказалось все в порядке.

— Тогда готовьтесь выступать.

Военачальники вышли, а я остался.

Что бы я ни говорил, я не был уверен, что мы справимся. Тысяча тяжелых конных рыцарей — страшная сила. Даже без учета пехоты, тысяча рыцарей может снести всю мою армию, не останавливаясь. Единственное, что нам на руку, — это узкое поле боя. Его больше чем на половину можно перекрыть копейщиками. Ну а там, где не будет копейщиков, там мы оставим подарков… побольше. Усмехнувшись своим гаденьким мыслям, я встал из-за стола и вышел из палатки.

Лагерь кипел, как разворошенный муравейник. Пехота строилась по отрядам, и десятники пинками и добрыми матерными словами приводили солдат в порядок. Рыцари лично проверяли подпруги коней и прочую упряжь.

Ко мне подошел Расс.

— Волнуешься? — Расс был моим близким другом. На совете он держался как вассал с господином, но с глазу на глаз общался без формальностей.

— Естественно, волнуюсь. Их слишком много. Даже несмотря на подготовку, шансов у нас маловато.

— Я уверен, что все получится, — ответил Расс и ушел проверять гвардейцев.

— Надеюсь, — пробормотал я себе под нос.

Через полчаса ко мне подошел Акос.

— Мой лорд, разведчики доложили, что враг близко.

— Хорошо. Иди к своим.

Я махнул рукой оруженосцу и, когда он подбежал, сказал:

— Пусть трубят выдвижение.

Мне подвели коня, и три тысячи человек покинули лагерь. Впереди колонной шла пехота, за ней конница. Такое построение было выбрано, чтобы пехота не дышала грязевой взвесью, которая неизменно остается в воздухе там, где прошли кони.

Полчаса неспешного шага, и мы на месте. А там уже развернута тысяча солдат из тяжелой и легкой пехоты, усиленной лучниками. Оставлена эта тысяча была для того, чтобы сюда не сунулись вражеские разведчики и не нашли заготовленных подарков. К тому же не будь здесь этой тысячи, у врага могло появиться искушение проскользнуть легкой конницей через узкое место и не дать нам занять эту позицию для боя.

Войска медленно выстраивались в боевые порядки. Копейщики укрепились у горы и перекрыли половину поля. К сожалению, растянуть их сильнее не представлялось возможным, их и так пришлось строить глубиной всего в четыре ряда. За ними для усиления расположилась легкая пехота. Оставшуюся часть поля перекрыли тяжелые пехотинцы. В пятидесяти метрах сзади пехоты встали лучники. А в четырехстах метрах от лучников встал резервом я вместе с конницей и гвардией. Арбалетчики были рассредоточены в третьем ряду пехоты среди копейщиков и тяжелых пехотинцев. Их задача была сделать три залпа в начале боя.

Войско противника еще не появилось, поэтому многие пехотинцы уселись на землю, берегли силы. Рыцари тоже спешились и ослабили подпруги у коней. Военачальники подтянулись ко мне. Прошел час. Врага не было.

— Акос? Где враг?

— Скоро появится, мой лорд.

Я начал нервничать. Я, конечно, понимал, что мы вышли заранее. Но доводы разума не могли меня успокоить. Прошло еще полчаса. Когда я в очередной раз собирался окликнуть Акоса, на горизонте показался неприятель.

— Ну наконец-то, — пробормотал я. — Дорен, Акос, стройте своих охламонов. — Дежурное «Да, мой лорд», и два военачальника отправились к войскам. — Дорен, Акос, смотрите, не вздумайте сдохнуть. Вы мне еще нужны. — Доброе напутствие никому не помешает.

Оглянулся. Расс безмятежный, как слон, а вот Кременор нервничает. Не по нутру ему отсиживаться позади пехоты.

— Кременор, — окликнул я его, — успокойся. Посмотри, какая к нам толпа прет. На тебя и твоих орлов хватит. Это я тебе обещаю.

А толпа действительно была знатная. Противник уже подошел на расстояние в километр и начал построение. Как и ожидалось, вперед была выставлена тяжелая конница, за ней легкая, потом пехота и лучники. Судя по всему, они хотят закончить битву одним сильным ударом. Прорвать наши рубежи и раздавить оставшуюся пехоту своей. В принципе неплохой план: восемьсот копейщиков против тысячи тяжелых конников ничего поделать не смогут.

Прошло пятнадцать чертовски долгих минут. Войска с обеих сторон были готовы. И наконец враг двинулся в нашу сторону. Когда передние рыцари оказались в радиусе атаки лучников, Акос отдал приказ на свободный огонь.

Как только первые стрелы достигли цели, тяжелая конница противника начала ускоряться и опускать копья. Надеюсь, наша пехота не дрогнет. С каждым метром конница набирала скорость. Как только скорость стала максимальной, вперед вышли мои арбалетчики и открыли огонь. Первый же залп опрокинул полсотни рыцарей, но железная лавина не останавливалась. Арбалетчики начали судорожно натягивать рычаг, чтобы сделать второй выстрел. Но они не успевали.

Основной кулак вражеской конницы забирал ближе к болоту, чтобы ударить в тяжелую пехоту, так как пехоту легче прорвать, чем копейщиков.

Семьдесят метров.

Шестьдесят.

Пятьдесят метров. И в этот момент первая волна конников рассыпалась. Кони ломали ноги и падали.

— Как тебе ловушки, Расс?

— Отлично, мой лорд.

По всему полю в пятидесяти метрах от линии пехоты заранее были выкопаны маленькие, но глубокие ямки, искусно прикрытые дерном.

Первая линия вражеской конницы угодила в ловушку. Лошадиные корпуса и тела рыцарей смешались, в них на полном скаку врезались все новые всадники. В этот момент арбалетчики дали залп, сверху на врага посыпались стрелы лучников.

— Кременор, теперь ты видишь, что тебе там нечего делать, — сказал я с ухмылкой.

А на поле началась настоящая бойня. Вражеские рыцари, не имея возможности ни двинуться вперед, ни отступить из-за надвигающейся пехоты, оказались прекрасной мишенью. Десять минут, и враг лишился ударного кулака. Оставшиеся в живых рыцари и легкие конные копейщики бежали, расталкивая пехоту.

— У вражеской пехоты, наверно, не самое лучше настроение для боя, — усмехнулся Расс.

В этот момент вражеская пехота бросилась на мои ряды.

— Давайте, ближе, ближе, — забормотал я себе под нос, — ближе, еще чуток.

Арбалетчики били, не останавливаясь, лучники от них не отставали. Когда до столкновения оставалось метров десять, арбалетчики ушли внутрь строя и начали приближаться к лучникам.

За пять метров до столкновения вражеская пехота угодила в следующую ловушку. Во всю длину поля был вырыт ров четырехметровой ширины. Не очень глубокий, менее двух метров, он представлял преграду для быстрого форсирования. Продвижение застопорилось. Но пехотинцы противника оказались настойчивы и упорно лезли из рва на ряды моей пехоты.

Завязался бой, исход которого был непредсказуем.

Кременор занервничал.

— Кременор, успокойся! — рявкнул я. — Еще успеешь.

Прошло пять минут. Вражеская пехота не продвинулась ни на йоту, копейщики и тяжелая пехота отбрасывали их обратно.

— Мой лорд, в скором времени ров наполнится трупами, и наши солдаты лишатся преимущества.

— Не спеши, Расс. Видишь, арбалетчики выходят на позиции, — ответил я.

И действительно, арбалетчики уже отделились от пехоты и начали углубляться в топь. Землю, которую выкопали изо рва, использовали для того, чтобы насыпать там тропу. Она уходила метров на пятьдесят в глубь болота, потом резко изгибалась и полторы сотни метров шла параллельно полю.

Арбалетчики медленно и осторожно продвигались по этой полосе. Наконец они остановились и начали заряжаться.

— Черт! — рявкнул я. — Им там неудобно заряжаться. Надо было подумать об этом.

Тропа была узкой, сантиметров сорок, и скользкой, а при зарядке тяжелого арбалета легко оступиться и оказаться в болоте. Но пока арбалетчики справлялись, помогая друг другу.

Первый залп арбалетчиков в бок вражеской пехоты превзошел наши ожидания. Четыре сотни болтов и почти столько же трупов. Красота!

— Хорошо вдарили! — сказал Расс.

— Готовьтесь. — Я вскочил на коня. Гвардейцы и рыцари последовали моему примеру. — Скоро наш выход. Кременор, расслабься. Десяток-другой голов будут у тебя.

Время шло. Моральный дух армии противника падал так же стремительно, как тает лед в пустыне. После пятого залпа вражеский фланг не выдержал и обратился в бегство. Я вместе с рыцарями и гвардией неспешно направился к пехоте. Наконец побежала пехота, которая стояла недалеко от горы.

— А теперь наш выход. Дорен, Акос, вы живые?

— Да, мой лорд, — откликнулся Дорен.

— Перебрасывайте мостки, а после того как переправится конница, можете приступить к сбору трофеев. И освободите раненых от их грешной жизни.

— Пленных не брать? — поинтересовался военачальник.

— Зачем они нам?

Пехотинцы достали сколоченные из грубых досок мостки, которые тут же перебросили через ров. Конница осторожно преодолела препятствие и с трудом протиснулась через трупы.

Оглянулся на своих рыцарей и крикнул:

— А теперь самое приятное! Резня! Пленных не берем!

Четыреста машин смерти ударили в спину бегущих солдат.

Ударил с оттягом по пехотинцу справа. Кровь и мозги брызнули на моего коня. Слева просвистела стрела. Близко просвистела. Присмотрелся. Оказывается, вражеские лучники, видно из-за ограниченности интеллекта, не отступили. Пришпорил коня и бросился к ним. Ну, твари, недолго вам осталось. Вот сейчас повеселюсь. Надо будет парочку оставить в живых, чтобы пятки прижечь. Какое-никакое развлечение. Не удержался и снес башку одному солдату. Глянул налево — Расс скачет метрах в пяти, глаза горят. Глянул вправо, как и следовало ожидать, Кременор не отстает.

Убью… Еще немного осталось… метров сорок…

Тяжелая бронебойная стрела попала в бармицу и пробила горло. От удара меня отбросило на круп коня. Левой рукой схватился за древко, пытаясь вытащить стрелу. Конь, оставшийся без понуканий, сбросил скорость. Глупо так сдохнуть… в конце выигранной битвы…

Последнее, что я увидел, — развернувшийся Расс, скачущий ко мне.

Очнулся с криком…

Я на кровати…

Это просто сон…

Руки безостановочно щупают горло…

Боль от раны во сне была слишком реалистичной…

«Ну и сон».

И не говори, до сих пор трясет.

Пару раз глубоко вздохнул, чтобы успокоить нервы.

Ладно, успокоились.

Интересно, а какие потери в бою?

«Ты совсем дебил? Спятил? Тебе надо думать, почему кошмары снятся, а не результаты битвы анализировать».

Да, тут ты прав…

Идеи есть?

«Мне кажется, это как-то связано с настроением, которое в последние дни нетипично для тебя».

Согласен. Выглядит логично. Но что может быть причиной? Кроме сферы Хроноса ничего не приходит на ум.

Бросил задачу вторичным. Пусть еще книги по психологии поковыряют, может, что-то найдут.

Спустился на кухню, чтобы попить воды, и вышел на крылечко. Раскурил сигариллу и постарался ни о чем не думать. Табачное таинство не подвело — нервы успокоились, и как-то резко захотелось спать.

Решив не спорить с собственным организмом, поднялся в спальню и упал на кровать. Уснул мгновенно и, слава всем богам, без сновидений.

Глава 3

Начало обучения

— За что? Одиннадцать лет тюрьмы! — кричал детсадовец,

которого родители привели в первый класс.

Анекдот

Сен

— Добрый день, ученик, — сказала мне спина учителя, когда я спустился в подвал. — Как спалось?

— Спасибо. Спалось, мягко говоря, плохо, муть всякая снилась. Я, собственно, и хотел до занятий об этом поговорить.

— Думаешь, это связано с твоим новым настроением? — обернулся ко мне лич.

— Было бы логичным такое предположить. Но для меня это нехарактерно. К тому же в прошлом я обучался азам самоконтроля. И справился бы с настроением.

— Да? Ты об этом не рассказывал, — удивился Бератрон. — Впрочем, это хорошо. Различные техники самоконтроля весьма положительно влияют на концентрацию мага. А насчет твоего настроения… Я пролистал все книги, где упоминаются побочные эффекты сферы Хроноса. Ничего похожего на твой случай не обнаружил.

— Может быть, я уникальный?

— Не обольщайся, — вернул меня с небес на землю учитель. — За тысячелетия использования артефакта все его побочные действия были исследованы. Да и Хронос — маг из тех, старых…

— Из каких? — удивился я.

— Потом расскажу, когда приступим к истории магии, — рассеянно сказал лич, — хотя… да, было бы логичным…

— Что? — не отставал я.

— Ты мог подцепить ментального паразита.

— Это плохо?

— А ты как думаешь? Слово «паразит» однозначно положительного значения в себе не несет. Только как это проверить? — Бератрон начал ходить по комнате, что-то бормоча себе под нос.

— Извините, учитель, а в чем проблема? Почему его нельзя выявить? Как-то ведь этих паразитов находят?

— Видишь ли, ментальный паразит, как и все в мире, имеет ауру. Но проблема в том, что, во-первых, ментальные паразиты отлично маскируются, а во-вторых, по ауре человека определить наличие этого самого паразита можно, только если знать, какая она была у человека изначально. А я не знаю. Остается третий способ. Ментальные паразиты легко определяются, если понаблюдать за человеком телепатически. Ихвыдаст специфический фон. Но ты телепатически не читаешься. Вот я и пытаюсь на ходу придумать новый способ.

Интересно, а почему я не читаюсь? Голос, идеи есть?

«А самому подумать? Ради разнообразия».

Слушай… Договоришься! Сейчас полезу за справочником по психотерапии.

«Это давление на независимую прессу».

Э-э-э… стоп. Эта либеральная фигня откуда? Подозреваю, что справочник поможет…

«Стой, стой! Это шутка была».

То есть приветствуешь конструктивный диалог? Тогда повторю. Какие есть идеи?

«Идея в том, что ты немного не человек. Чуточку…»

Это как? Аура у меня человеческая.

«Угу, а в голову тебе ничего не вшивали? В организме ничего постороннего нет?»

Хм… Намек понял.

— Учитель! — обратился я к личу, но тут снова вмешался голос.

«Ты уверен?»

Если бы. Но выбора нет, да и причин не доверять Бератрону тоже нет. Сам понимаешь, я против лича что котенок против волкодава.

— Появились идеи?

— Да, учитель. Я придумал, как снять мою телепатическую нечитаемость.

— И как же?

— Это зависит… скажем так, от внутреннего состояния. Стоит только мне перенастроиться, и все будет в порядке.

— Давай попробуем, — предложил лич.

Через мыслеинтерфейс погасил все вторичные сознания и снизил активность самого мыслеинтерфейса.

— Готово, учитель, — сказал я по окончании процедуры, — проверяйте.

— Сейчас, сейчас, — пробормотал Бератрон.

Голос, как думаешь, получится?

«Я откуда знаю? Я тебе маг, что ли?»

Вообще-то на мага учусь я. Точнее, собираюсь учиться.

«Вот и отвечай себе сам, а я тут за интуицию типа отвечаю».

Справочник по психотерапии.

«При низкой активности мыслеинтерфейса доступ к библиотеке не получить. Это если ты не знал».

Ничего, я запомню. Рано или поздно, но мыслеинтерфейс я включу.

«Напугал портовую девку голым членом…»

Ответить я не успел.

— Ученик? С тобой все в порядке?

— Да, все в норме, учитель. А что случилось? Как телепатическое сканирование?

— Вроде не получилось. Ситуация, конечно, изменилась. Но сейчас мне кажется, что ты говоришь сам с собой. Как будто две личности у тебя в голове.

— Это нормально, — улыбнулся я, — у меня такая специфическая психика.

— Ну-ну, — кивнул своим мыслям учитель.

«Как бы не решил свернуть наше обучение. А то мало ли… напугали дедка».

— Я все слышу, — сказал Бератрон.

— Хм. Учитель, а как с паразитом? — поинтересовался я.

— Паразита нет. Точно нет.

«Отлично! Врубайся обратно, а то дискомфортно, когда меня еще кто-то слышит».

Дельный совет. Так и сделаем.

Легкая потеря ориентации, обычная при включении вторичных сознаний, и я снова в деле. Полностью, то есть со всеми своими сознаниями.

— Опять перестал читаться, — сказал Бератрон.

— Потому что я снова изменил внутреннее состояние.

— Что же это за внутреннее состояние?

— Я просто начинаю думать иначе. Более эффективно.

— Интересно, интересно, — внимательно посмотрел на меня учитель. — А почему ты раньше об этом не говорил?

— Не успел. У меня была достаточно бурная жизнь. Если рассказывать все, понадобится несколько дней.

— Ладно, к этому мы еще вернемся. Позже. А пока надо разобраться, что с тобой происходит. Расскажи-ка свой сон. Может быть, найдем зацепку.

Я сосредоточился, вспоминая сон, и начал рассказ.

— И зачем я согласился тебя учить? — поинтересовался лич, когда я закончил. — Столько проблем! И так много времени уходит на тебя!..

— Зато не скучно, — ответил я. — К тому же интересно. Я уверен.

— Не скажу, чтобы мне раньше было скучно, — парировал лич. — Но продолжим думать над твоей проблемой. Может, у тебя дар медиума или оракула?

— Это кто такие? Доступным языком?

— Медиум видит прошлое, оракул предвещает будущее. Как это работает, никто точно не знает. Основная версия — через информационный план.

— Через какой? — переспросил я. — Вы об этом не говорили.

— И пока не буду говорить, — отрезал лич. — Всему свое время. Реалистична такая версия?

— Вряд ли, — усомнился я, — Почему раньше со мной такого не случалось?

— А ты уверен, что не случалось?

— Более чем.

— Может, что-то послужило катализатором? А до этого ты был спящим медиумом? К примеру, так.

— Звучит как бред. Слишком много если. Но вам виднее.

— Наверное, ты прав, — Лич вздохнул. Зачем он это делает, я так и не понял. — Жаль, хорошая версия. Ну что ж, значит, сия тайна мироздания пока останется неразгаданной. Вопросы есть какие-нибудь?

— Ага, есть несколько. Начну с простого. Зачем вздыхаете?

— Психологическая привычка. Осталась с того времени, когда я был полноценно живым. Ты-то должен понимать. У тебя у самого есть привычка курить, как ты их называешь, сигариллы, — Лич вопросительно посмотрел на меня.

Поняв, что он ждет, я продолжил:

— Вы обещали рассказать об истории магии. О настоящей истории магии. И о вашем коллеге, которого вы назвали старым кем-то там.

— Было дело. То есть других вопросов пока нет?

— Они некритичны, а вот история магии и ее связь с религией меня интересуют.

— Раз так, устраивайся удобнее. История длинная.

Я оглянулся в поисках чего-нибудь, на что бы сесть. В углу увидел стул. Подтащил его к учителю, предварительно стряхнув с сиденья пыль.

— Итак, приступим, — сказал Бератрон.

Рассказ был долгим и путаным, но из него я вынес следующее. Чуть больше пятнадцати тысяч лет назад магия в этом мире находилась на подъеме. Но в магическом сообществе, тогда едином, произошел идеологический раскол. Группа магов, так сказать, диссидентов, категорически настаивала на активной популяризации магии и увеличении числа учеников. Другая группа, превосходящая первую по численности, объединила консерваторов. Они отстаивали прежний курс, то есть ратовали за строгий отбор претендентов и вообще за сохранение знаний о магии в руках меньшинства. Вроде бы ничтожный повод, но, как я могу догадываться, после развала Империи Кахор в некогда общем магическом сообществе назрело множество противоречий и конфликтов, которые впоследствии превратились в непримиримые.

Как и следовало ожидать, стороны не смогли договориться мирно и перешли к активным действиям. На континенте началась гражданская война. Длилась она недолго, так как боевая магия весьма и весьма разрушительна. Диссидентов отбросили к портовому городу Шероне, что находился на западном побережье континента Кахор. Находился, потому что в ходе последнего штурма порт был стерт с лица земли. Впрочем, успех был неполным из-за того, что большинство обороняющихся магов, оставив группу прикрытия, успели взойти на корабли и отплыть на тогда еще не мифический третий материк. Маги-консерваторы сильно осерчали, узнав о такой подлянке от бывших коллег, и не мудрствуя лукаво придумали ритуал. Смысл его заключался в том, чтобы область океана, где должны были пройти корабли с беглецами на борту, превратить на пару суток в филиал водного ада. Ритуал готовился в спешке, и никто не удосужился перепроверить теоретические выкладки, поэтому все пошло не так. Векторы направления и фиксации области действия поплыли, и в результате возник океан Бурь. Что случилось с беглецами, неизвестно, так как образовавшийся океан весьма успешно искажал магию, и воспользоваться дальним зрением не представлялось возможным. К тому же из-за неправильных действий погибли пятьдесят три самых сильных высших архимага континента: они превратились в своеобразных проводников магической энергии, и через них были прокачаны объемы, несовместимые с жизнью.

Война привела к распаду магического сообщества. Были утеряны ценные магические знания, потому что в ходе военных действий были разрушены школы и университеты. К тому же погибло много рядовых членов и практически вся верхушка консерваторов. Еще одним результатом стал распад государств: к примеру, империя Варон развалилась на Северную и Южную Империи. Кстати, они до сих пор периодически воюют.

Еще одним последствием магической бойни стало появление органов магического надзора, которые следили, чтобы магией пользовались исключительно те, кому положено. Такое ужесточение правил многим пришлось не по нраву, поэтому, чтобы не допустить новой войны и не отменять уже принятое решение, создали сообщество вольных магов. Данная организация изначально являлась децентрализованной, а сейчас представляет собой образец полной анархии. Любой маг может отказаться от диплома и в ратуше любого крупного города получить бумаги и специальный амулет, подтверждающие, что он вольный маг, и набрать учеников, а после обучения им можно сделать документы о том, что они тоже вольные маги. На данный момент даже приблизительно не ясно, сколько существует таких самостоятельных магов, так как учет никем не ведется. Стоит отметить, что по уровню силы и качеству знаний вольные маги сильно отстают от выпускников высших магических заведений.

Потом лич вспомнил о своем коллеге, так называемом «старом пердуне», и о взаимоотношении магии и религии. Оказывается, его коллега, имени которого он не называл, обходясь ласкательными словами типа «имбецил», «старый идиот», «дегенерат» и подобными, так вот, оказывается, что его коллега был весьма древним уже в период магической войны. Неудивительно, что он обладал весьма нехилым авторитетом в магическом сообществе. Сразу после войны он предрек: если какая-нибудь религия получит слишком большой вес, у магов появятся крупные неприятности. Судя но всему, дедок убеждать умел, поэтому уже тысячу лет маги аккуратно, а иногда и нет осаживают «зарвавшихся» жрецов. Сейчас в каждой стране насчитывается с добрый десяток крупных жреческих культов, между которыми старательно поддерживается конкуренция. По этой причине маги крайне не любят, а точнее, откровенно ненавидят, магов-жрецов, подозревая в них угрозу собственному будущему.

Естественно, все вышесказанное относится большей частью к людским государствам и людским магам. На момент великого магического противостояния в магическое сообщество входили не только люди, но и большинство разумных рас. Это было наследие поливидовой Империи Кахор, которая объединяла почти весь континент. Сразу после войны магическое сообщество распалось по видовому и территориальному признакам. К тому же и людской сегмент тоже остался далеко не монолитным, и сейчас у каждой задрипанной Империи есть маги со своими школами и университетами.

Напоследок Бератрон рассказал о колдунах. Тут все было просто. Колдунов ненавидели как маги, так и жрецы. Если они где-то видели колдуна, то объединялись, невзирая на распри, чтобы навалять посильнее. Обычно наваливали до смерти. По аналогии с Землей колдунов тут тоже сжигали. Может быть, в этом есть какой-то великий смысл?

— Еще вопросы, ученик?

— Нет, учитель, пока ничего в голову не приходит.

— Отлично, тогда приступим к обучению. Следуй за мной.

Мне ничего не оставалось делать. Опять томительный переход по тоннелям, и через некоторое время мы оказались в небольшой уютной комнате с ворсистым ковром на полу и тремя удобными на вид креслами вокруг круглого столика.

— Садись, — пригласил меня лич.

Я устроился поудобнее и приготовился слушать.

— Вот. — Лич положил на стол небольшой параллелепипед металлического цвета. — Сиди и смотри, пока не увидишь.

Сказав это, он развернулся с твердым намерением уйти.

«Он прикололся, что ли?? Пока не увижу что?»

— Учитель, простите, что я должен увидеть?

— Когда увидишь, поймешь. Когда закончишь, найди меня.

«Угу, конечно. В этих катакомбах можно маленькую армию спрятать…»

Да, не поспоришь.

И на что смотреть? Или куда? Какой-то новаторский подход к обучению!

Я потихоньку начал раздражаться.

Голос?

Голос молчал.

Голос, твою мать, ответь центру!

«Чего хочешь?»

А как ты думаешь? Ты за интуицию отвечаешь, давай решение.

«Почему я? Спроси вторичных».

Тогда на кой мне ты?

Раздражение накатывало все сильнее.

Так, стоп! А почему я такой раздраженный? Причин особых нету же. Если лич считает, что можно что-то увидеть, ему виднее. Все-таки счет обученных лоботрясов у него идет на десятки.

Пара глубоких вдохов, и я снова спокоен. Почти. Но такой приступ раздражения мне однозначно не понравился. Ладно, об этом потом. А сейчас подумаем о том, что я должен увидеть. Попробуем рассуждать логически. Для ускорения процесса скользнем в виртуал и задействуем вторичные, а то в последнее время они расслабились от бездействия. Сказано — сделано, Устроившись в виртуале и включив максимальное ускорение, я сосредоточился. Что я должен увидеть? Черт его знает, но что-то должен. Отдал мыслекоманду управляющему телом вторичному взять и внимательно осмотреть параллелепипед. Ничего не понимаю. Брусок неизвестного металла. Отшлифован до блеска, без надписей. Все вторичные подтвердили, что тоже ничего особенного не видят.

Пока я размышлял, вторичный управляющий телом вернул параллелепипед на место.

Явных зацепок нет. Ну разве не мог этот старый хрыч дать подсказку? Так было бы на порядок проще. А вдруг он пошутил, как препод из универа? Тот дал мне задачу, которую я решал часов восемь и не решил, а когда подошел с просьбой заменить ее на другую, препод хихикнул со словами: «Я эту задачу уже двадцать пять лет не могу решить» — и поставил зачет.

Да нет, вряд ли. Бератрон не похож на шутника.

«На себя после смерти посмотришь».

Сплюнь!

Так, не отвлекаемся. Что-то тут должно отличаться от окружающего мира. Как обнаружить отличия? Хм… ведь вся доступная информация проходит через мозг? Конечно, он ничего не показывает, но вероятно потому, что отсеивает нужные мне данные как шум. Поэтому можно постараться снять дамп и попробовать его проанализировать.

«Уверен, что в твоем случае не через задницу?»

Заткнись. А то ведь библиотека под рукой, справочник найти — раз плюнуть.

Раз вся информация проходит через мозг, можно сравнить, чем отличаются потоки информации от рецепторов возле параллелепипеда, в углу комнаты и в тоннеле. Мыслеобраз управляющему вторичному на обратный обмен и включение самой полной записи через мыслеинтерфейс. Я сначала подошел к столу и, глядя на металлический брусок, стоял там около двадцати секунд. Потом переместился в угол, потом отошел в сторону. И напоследок удалился в коридор, чтобы и там снять данные с рецепторов. Вернувшись в комнату, я упал в кресло и вернулся в виртуал. Посмотрим, посмотрим, что тут записано. Ни фига себе объем данных! И это все просмотреть надо???

Послав проклятия личу, хотя думаю, на нем это не отразилось, мы с вторичными начали разбирать информационный дамп. Благо в помощь мне была куча справочников из архивов «Ардер».

Прошло больше двух часов. Отмечу, двух часов реального времени… Наконец дамп был полностью проанализирован. На три четверти он состоял из того, что по классификации «Ардер» называется «неизвестный шум». И как раз в этом самом шуме нашлись отличия, пока не интерпретированные.

Пришлось снова выходить в реал, ходить по комнате, потом по коридору. Так как данных для интерпретации было маловато. Вернулся обратно и расположился в уже родном кресле.

Опять виртуал и разбор нового дампа. Теперь дело пошло веселее, так как структура дампа в целом ясна.

Пролетел еще час реального времени.

У меня сложилось впечатление, что даже вторичные откровенно задолбались разбирать эти дампы, несмотря на отсутствие собственной личностной матрицы.

Наконец-то! Полученных данных достаточно. Над бруском обнаружилось искажение, которое вторичные привязали к обычному пространству, как столбик высотой в полметра и диаметром в пару сантиметров. У столбика оказалась куча параметров, которые я, естественно, при помощи вторичных частично смог определить. У него был аналог цвета и соответственно аналог параметра интенсивности освещения. Также по нему что-то постоянно текло, я подозреваю, мифическая мана. Еще добрая сотня параметров поставила меня в тупик.

Решив не париться, так как потом учитель все расскажет, я вернулся в реальный мир и уставился на столбик. Теперь я должен его увидеть без дополнительных ухищрений, потому что точно знаю, что надо увидеть. Ухмыльнувшись, отдал мыслекоманду вторичным, чтобы помогали. Сидел, смотрел и думал. Долго. Пытался найти какой-то хитрый внутренний взгляд.

Прошло еще минут сорок.

«Где этот столбик???»

Я даже взмок. Стер пот со лба, закрыл глаза и потряс головой, чтобы избавиться от напряжения. И в этот момент столбик издевательски мигнул передо мной.

Черт, жаль, что это не человек и его нельзя убить!!!

Ладно, надо успокоиться, войти в состояние истинного Дао, или как там говорят, и начать заново.

Есть! Я смог отловить этот столбик, когда сидел с закрытыми глазами и «смотрел» на параллелепипед. Немного потренировавшись, я увидел его и с открытыми глазами. Чисто голограмма.

Пора искать лича, и так куча времени потрачена на какую-то элементарную фигню. Вышел в коридор и пошел наугад, крича: «Учитель, ау». Мне повезло: минут через десять я на него наткнулся.

— Ученик, ты что здесь делаешь? — недовольно спросил Бератрон. — Я же тебе сказал, пока не увидишь, не приходи!

— Учитель, я увидел, — сообщил я.

— И что же ты увидел?

— Белый столбик высотой в полметра и диаметром в пару сантиметров. И по нему что-то текло туда-сюда, вверх-вниз. Я подозреваю, что это мана.

Сказать, что лич был удивлен, это не сказать ничего. Он просто офигел.

— Но как же?.. Ученики только через неделю приблизительный контур видят, а ты описал полную картину?

Я не стал говорить, что я нагло читерил во время задания и пользовался всем, что у меня есть.

— Учитель, я предупреждал, что я очень одаренный. А я никогда не лгу. Ну почти никогда, — поправился я.

— Хорошо. — Лич быстро взял себя в руки и достал из кармана другой параллелепипед. — Держи. На досуге посмотришь. Задание то же, но сложнее — здесь силовые линии не такие явные.

— Учитель, позвольте вопрос?

— Задавай.

— А зачем это все надо?

— Конечно, это неправильно — объяснять ученику, почему его учат так, а не иначе. Но ты сегодня молодец, поэтому слушай. Для того чтобы что-то делать, нужно видеть, что ты делаешь. Я учу тебя магическому зрению. Понятно?

— Да, учитель.

— Тогда свободен. И если остальные встали, то пусть завтракают и идут ко мне. Будут тем же заниматься, так что не распространяйся о том, что видел. Не мешай учебному процессу.

— Хорошо, учитель, — ответил я и поднялся на террасу.

Курить хотелось немилосердно. Достал сигариллу, прикурил и стал наслаждаться заслуженным отдыхом.


Российская империя, Святоград, императорский дворец,

один из личных кабинетов императора.

В кабинете сидели трое. Все выглядели, мягко говоря, усталыми.

Помимо императора в кабинете присутствовали новый глава ИСБ Андреев Виталий Александрович, он же Кабан, и новый глава «Крыла исследований…» корпорации «Ардер» Герц Михаил Сергеевич, он же Ботан. Пили чай из изысканных фарфоровых чашек.

— Итак, Виталий, — начал император, — какова ситуация с заговором в ИСБ?

— Как я и отмечал в личных рапортах, во главе этой гидры стоял бывший глава ИСБ. В заговоре также замешаны некоторые его заместители, руководители среднего звена, рядовые члены, примерно каждый десятый. Все арестованы и дают показания, но, возможно, кого-то из мелких исполнителей мы упустили, так как брали сначала верхушку. Но от нас они ни куда не денутся.

— Как это связано с прошлым заговором?

— Из протоколов допросов видно, что прежний заговор был спровоцирован ИСБ для дестабилизации обстановки, так как Сигмары не подчинились бы заговорщикам из дворян, а потом произошел бы захват власти под эгидой борьбы с провокаторами, убившими императора и наследника. Почуяв провал, отступники из ИСБ подчистили все связи с заговорщиками. Сейчас мы имеем полную картину, кто что делал и почему. К тому же арестовано несколько дворян, которые не были задержаны после заговора.

— Хорошо, — ответил император и устало провел рукой по лицу.

В последнее время Империи не везло. Сначала потеря крупнейшего мирового исследовательского комплекса, потом предательство собственной Службы безопасности. Хорошо, что предателей оперативно вычислили, но сколько придется восстанавливать лаборатории? Император тяжело вздохнул.

— Для чего они полезли в лаборатории? — поинтересовался он.

— Там много интересного. Возможно, искали новое оружие, может быть, пытались узнать, как управлять Сигмарами. Эту акцию они провели без конкретной цели. И в принципе, у них были все шансы провернуть дело. Но у Уральского была самая настоящая паранойя насчет своего детища, и он ввел беспрецедентные меры безопасности. Даже я знал не все. Они смогли обнаружить прорыв. Одна из автоматических систем обнар…

— Оставь подробности, — оборвал его император. — Все отлично. Ты прекрасно поработал. Я очень доволен собственным решением поставить тебя во главе безопасников Империи. А теперь, господа, расскажите о строительстве новых лабораторий «Крыла исследований…». Как следует из отчетов, дело продвигается?

Друзья переглянулись.

— Говорить в любом случае надо, — сказал Ботан.

— Да, — согласился Кабан.

— Кхм, — кашлянул Дмитрий. — Я хочу знать все.

— Понимаете, отчеты не отображают настоящей ситуации, — сказал глава «Крыла исследований…» — Если честно, поддельные.

— Как? — опешил император.

— Давайте, я начну сначала, — предложил Кабан.

— Приступай, — разрешил Дмитрий.

— В ходе проверок по «Крылу исследований…» и благодаря информации, полученной от Дома, это Сигмар Уральского… — новоиспеченный глава ИСБ немного замялся, но продолжил: — Обнаружены хищения, которые осуществлял Уральский.

— Это ты про то, что он себе на производственных базах делал оборудование для своего дома-крепости? Но, насколько я знаю, он за все платил.

— Нет, тут другое. Тут именно хищения, — стоял на своем Кабан.

— И на какую сумму? — спросил император, прихлебывая чай. Конечно, неприятно узнавать такое о человеке, которого хотел сделать своим советником, но никто не безгрешен.

От названной цифры Дмитрий чуть не поперхнулся.

— Сколько, сколько? — рявкнул он.

Кабан повторил. Сумма была сопоставима с ценой всего имперского космофлота. Это при условии, что десантников надо продать в рабство.

— Куда ему столько? — зарычал император. Ничего себе подарочек приготовил граф. Не ожидал от него такого. Жадностью вроде никогда не страдал, а тут такое…

— Здесь и начинается самое интересное, — вмешался в разговор Ботан. — Вероятно, у Уральского опять проснулась паранойя, и он испугался, что его лаборатории уничтожат. Поэтому с помощью поддельных заказов для производственного сектора и завышения стоимости исследований он построил копию лабораторий в другом месте. Почти со всем оборудованием. Строительством занимались экспериментальные роботы, которых он тоже как-то хитро провел в производство, — ни один из контролирующих Сигмаров их не обнаружил. Поэтому «Крыло исследований…» полностью работоспособно и уже вовсю работает, а там, где сейчас идет стройка, просто муляжи.

— Вот как, — растерялся Дмитрий. — То есть он не себе эти деньги взял.

— Нет, конечно, — улыбнулся Кабан. — Думаю, ему дивидендов с его пакета акций «Ардер» хватает. С лихвой.

— Михаил, — обратился император к Ботану, — все прегрешения Уральскому мы прощаем, так как это сделано для Империи. Но раз мы заговорили о нем… Как он?

— Так же, — ответил глава исследований, — в глубокой коме. Видимых улучшений нет. Когда не помогли стандартные средства, ему поменяли гормональный баланс. Когда и это не помогло, я дал санкции на применение динротерпоктола.

— Что вы сделали? — повысил голос Дмитрий. Однозначно сегодняшний вечер полон сюрпризов. — Вы дали Уральскому, находящемуся в коме, сильнейший психотропный галлюциноген, который применяют в застенках ИСБ для ломки личности в пытках шестого уровня воздействия?

— Мы не полную дозу, к тому же ситуация под контролем, — был ответ Ботана.


Сен

Вечерком мы с Тором тренировались и обсуждали первый учебный день. Ему тоже поставили задачу разглядеть магический каркас. Он, правда, не понимал, зачем это надо, но так как клятва ученика была им принесена, то он не особо возмущался. Дрались мы на деревянных мечах, которые больше походили на обычные палки. Мой кермитовый меч для тренировок не годился. Один удар, и в руках Тора остался бы обрубок.

Мы не уступали друг другу в силе, хотя до сих пор мой приятель был лучше. Я оказался в глухой обороне, когда на мыслеинтерфейсе возникло сообщение: «Комплекс реанимационных нанороботов восстановлен до необходимого минимума». От неожиданности я опешил, чем и воспользовался Тор. Он ударил меня в плечо, я пошатнулся.

— Сен? Ты чего? С тобой все в порядке? — забеспокоился Торрен.

Глава 4

Проблемы

Проблемы у мужчины возникают не тогда, когда женщина начинает раздеваться за его деньги, а тогда, когда она начинает на них одеваться.

Анекдот

Сен

— А? Что? — рассеянно спросил я.

— С тобой все в порядке? — повторил Тор.

— Да-да. Конечно, — улыбнулся я, — все отлично!

— С чего это ты такой радостный? — подозрительно поинтересовался Тор. — Я же тебе по голове сегодня не попадал…

— Это за прошлые разы сдвинулось, — отшутился я. — А вообще у меня активизировалась одна способность…

— Это какая? — с неподдельным интересом спросил Тор. — Совращать девок одним взглядом?

— Нет, эта способность всегда при мне, — хвастливо заявил я. — А сейчас появилась… так скажем, регенерация!

Тор открыл рот, подумал, закрыл рот, все же спросил:

— Сен, наверно, я тебя сегодня все-же стукнул и не заметил, но регенерация у тебя и так была. Лес, ночь, поляна, работорговцы, три связанных гаврика, стрела в глотке… Ничего не напоминает?

Прежде чем я успел ответить, он схватил меня за рукав и потащил в дом.

— Пошли, пошли. Может, Бератрон знает, как это лечится. Только не буйствуй, а то я активных психов опасаюсь!

Я вырвался из рук Торрена:

— Твою мать, со мной все в порядке! Честно! Ночью в лесу неизвестно что было. Непонятный для меня факт! А сейчас моя настоящая регенерация проснулась

«Дальнейшие указания?» — возникло сообщение от мыслеинтерфейса.

Секунду подумать! Провести краткую диагностику организма, потом полную, а потом приступить к увеличению численности наноботов до оптимального количества, параллельно строя фабрику для модифицированных наноботов.

— Береженого боги берегут, — повысил голос Тор. — Пошли к учителю!

— Да в порядке все со мной! — рявкнул я.

Дальше пошла ругань, которая перетекла на личности.

«Спорим, подеретесь? Он сильно обиделся, что ты его кровососом назвал».

Сам начал, нечего было меня тупорылым называть! И вообще отстань!

На шум вышел лич и ребята, но мы не обратили на них внимания, так как были сильно заняты. Когда Бератрон увидел, что мы вот-вот перейдем к активным действиям, он крикнул.

— Что за базарная ругань? А ну прекратить!!

Похоже, лич использовал для усиления голоса магию, потому что в ушах у меня немилосердно зазвенело. Судя по перекошенному лицу Торрена, у него тоже.

Вампир приблизился ко мне и заорал в ухо:

— Ты что-нибудь слышишь?

— Не ори! Я все слышу! — крикнул я в ответ.

Через пару минут, когда слух восстановился, Тор наклонился ко мне и прошептал:

— К концу обучения этот старик сделает нас калеками.

— Он вообще офигел.

В награду за наши слова лич выпустил в нас две маленькие молнии.

— А-а-а, больно… — Тор, матерясь, отпрыгнул в сторону.

— Йе, больно… — Я отскочил в другую.

Лич повернулся к ребятам.

— Это наказание за невнимательность. Как вы помните, не далее как три дня назад я говорил, что заклинание усиления слуха изучается одним из первых. Ах да, чуть не забыл! — Бератрон обернулся к нам и послал еще парочку молний. — А это за непочтительность к учителю.

Торрену повезло меньше, так как у меня наноботы гасили болевые ощущения быстрее, зато пятиэтажный шедевр, сорвавшийся с его уст, был достоин занесения в анналы истории. Даже лич заслушался. Слава всем богам, что вампир не коснулся в своем произведении искусства личности Бератрона, а то мы получили бы еще по парочке сюрпризов.

— В общем, так, — сказал лич, когда мы перестали прыгать, — через пять минут жду вас в столовой.

Через пару минут к нам с Торреном вернулась способность соображать.

— Надеюсь, он такие способы обучения не постоянно практикует? — попробовал улыбнуться я.

— Я тоже на это надеюсь, — Тор немного помялся: — Извини за тупорылого.

— Да ладно, проехали, а ты за кровососа не держи на меня зла

— Не вопрос, — ответил вампир. — Пошли?

Я кивнул, и мы двинулись на экзекуцию.

Прошло минут двадцать. Учитель непрерывно вещал и уже начал повторяться:

— …За более чем вековую практику! Мои ученики ни разу не дрались!

«Мы тоже не подрались».

Я этого ему говорить не буду. Молнии мне не понравились. Больше не хочу.

— А если бы вы знали азы боевой магии? Да вы бы все тут разнесли! Ты! — Палец лича нацелился на вампира. — Что вы не поделили?

Тор, ища поддержки, посмотрел на меня. Я показал глазами, что типа прости, друг, давай сам. Он вздохнул и рассказал свою версию.

— Теперь ты!

Пришлось и мне рассказать свою. Вилять не стал, как уже говорил, молния мне не понравилась.

— И все? Из-за этого вы устроили такое безобразие?

«Мне кажется, или он перегибает палку?»

Может, у них не приняты разборки между друзьями? А ты помнишь, как я Кабану челюсть на ринге свернул?

«Ага, весело было. Правда, он тебе потом нос сломал. Реаниматор его целый час восстанавливал».

Зато весело было!

«Не волнуйся, лич взбесился окончательно. Сейчас будете от его молний по дому бегать. Вот когда повеселитесь!»

Нет-нет, это несмешно. А что я волнуюсь? Скользну в виртуал, телом пусть вторичное управляет, а я отключусь от внешних рецепторов.

Недолго думая, претворил план. Удобно расположился в виртуале и оставил при себе зрение и слух.

Лич мало-помалу выдохся.

— Так! Извинитесь друг перед другом и больше так не делайте. Наказание за этот проступок впереди.

— Мы уже извинились, — подал голос я, вынырнув из виртуала, — еще там, во дворе. А можно поинтересоваться, какое наказание нас ждет? И почему потом?

— Потом, потому что сейчас это наказание вас убьет, причем очень быстро, — ответил лич. — А наказание вот какое: вы приведете илистых волков. Я-то думал, что они только в восточной части континента остались, а тут, оказывается, целая стая почти под боком!

Мы с Тором переглянулись, троица смотрела на нас с глубоким сочувствием. Судя по всему, никому не хотелось вновь встречаться с этими милыми зверюшками.

— Простите, учитель, — осмелел я, — а зачем вам эти животные?

— Затем, что возьму их в ученики и буду учить! Потому что мозгов у них однозначно больше, чем у вас! И вроде бы взрослые люди! — Лич снова начал распаляться, но быстро взял себя в руки. — Марш по комнатам делать домашнее задание. А некоторым надо подумать над своим поведением!

Все мгновенно свалили из зала, и, что удивительно, лич не придал нам ускорения при помощи молний. После сегодняшнего разгона я ожидал от него всего чего угодно.

Вернувшись в комнату, я взял сигариллу и вышел на террасу. Лич сегодня показал себя настоящим садистом, надо бы нервишки успокоить. А что у нас наноботы накопали? Так-с… глянем краткий отчет. Обнаружены большие отклонения гормонального баланса и остаточный след воздействия дипротерпоктола.

«Э-э-э… Как так? Что за фигня?»

Я примерно то же хотел спросить. Ладно, гормоны можно списать на что-то вроде изменения окружающей среды, но дипротерпоктол сам образоваться не может! У него запись формулы в километр длиной!

Мистика какая-то… Чтоб я сдох, если что-то понял!

«Может, какое-нибудь растение выделяет? А ты в лесу подхватил?»

Ага, конечно. В «Ардер» за такое растение убили бы: это не растение, а целая биофабрика!

«Стоп. А обнаружены только следы его воздействия? Ведь сам дипротерпоктол не найден».

Вообще-то да. Период распада у этого препарата довольно короткий. Или ты думаешь, что это имеет значение?

«Мне кажется, да».

И какое?

«Не знаю. Пока идей нет».

Ладно, будем считать, случайно откуда-то занесло.

Изменим программу наноботам — приступить к параллельному выполнению следующих задач:

— Привести мой организм в нормальное состояние, после продолжить полное обследование и решать проблемы по мере поступления. Вес задачи три доли.

— Начать строительство нанофабрики. Вес задачи три доли.

— Увеличить численность наноботов. Вес задачи четыре доли. По мере выпуска новых наноботов выполнять перечисленные задачи согласно приоритетам.

Ну что опять? Ладно, посмотрим на статусное сообщение от наноботов. Список требований к элементам для постройки нанофабрики. Так, углерод, водород, азот организм из пищи спокойно получит. Калий, магний, натрий в каких-то мизерных количествах требуется, тоже из еды вычленить можно. А вот пятнадцать граммов железа, десять граммов меди, три грамма ртути и пять свинца получить проблематично. Если железо и медь в здешних овощах и фруктах, наверно, содержатся, то ртуть и свинец — точно нет.

М-да… невесело, хорошо хоть оружейный плутоний не нужен. А если просто взять и проглотить необходимые вещества? Уточним по спецификации. Хм, вроде как можно, желательно в виде порошка. Черт! Ртуть как-то страшно глотать. Все-таки жутко токсичное вещество, и из организма обычного человека выводится только в реаниматоре.

Сползал в химический справочник… Прекрасно… смертельная доза ртути — два грамма, то есть если наноботы не отработают, я умру. Отличная перспектива! Вздохнул, набрался смелости и отправился на поиски лича. Он как обычно оказался в подвале, в первом же зале.

— Учитель!

Бератрон висел в воздухе и непонятно чем занимался.

— Что нужно? Тебе же было сказано сидеть в комнате! — отрезал лич, не отрываясь от своего занятия.

— Учитель, я сейчас уйду, но не могли бы вы ответить на мой вопрос?

— Задавай быстрее!

— У вас есть алхимическая лаборатория?

— Конечно, есть. У любого уважающего себя архимага есть алхимическая лаборатория!

— А можно взять у вас ртуть, свинец, железо и медь?

— Бери, — Лич объяснил, как найти лабораторию.

«Хоть бы указатели развесил».

Да… не согласиться невозможно. Хорошо что у меня фактически абсолютная память и я запомнил дорогу.

Нашел нужные реагенты довольно быстро, так как колбы оказались подписаны. Мне повезло, что все металлы присутствовали и в виде порошка. Ртуть, естественно, была в жидкой форме. Пошарил немного по шкафам и нашел пустые склянки, в которые быстро при помощи гиревых весов переместил необходимое количество элементов.

Убрал все на места, взял склянки и ушел из лаборатории. Проходя мимо учителя, поблагодарил его и поднялся наверх.

Сходил на кухню, нашел мясо, приготовленное Джулой, захватил с собой маленький кусочек — полкило, не больше, и отправился в столовую. Расставил склянки, нарезал мясо и задумался. Как это правильно есть? Может, вместе с мясом? К примеру, пропитать мясо ртутью и съесть?

«Да съешь все из склянок, а потом мясом заешь».

Ты уверен? Я, знаешь ли, не каждый день чистый металл ем, сомнения одолевают.

В этот момент появился Тор:

— Сен, дружище, что делаешь?

— Думаю, — буркнул я.

— Над чем?

Мои приготовления не остались для него секретом.

— Как правильно съесть ртуть, свинец, железо и медь. У тебя идей нет? — Мало ли, может, у него будет обоснованная идея?

— Э-э-э, не знаю, — ответил вампир и, выходя из столовой, сказал: — Сен, ты, пожалуйста, посиди тут, я сейчас вернусь.

— Угу.

Ладно, начнем с самого неприятного — с ртути. Открыл склянку. Шарик загадочно блестел. Эх, была не была. Ртуть провалилась мгновенно: небольшой металлический привкус во рту, но в принципе терпимо. Отрезал кусочек мяса, чтобы заесть. Теперь свинец, но тут из-за дверей донесся голос Торрена:

— Учитель, с Сеном что-то не то. У него с головой не в порядке, вы не поверите. Он сейчас сидит и думает, как лучше съесть ртуть и еще какие-то металлы.

— Ученик, это правда? — спросил меня с порога лич.

— Да. А что, это проблема?

Лич сделал легкое движение рукой, и склянки и мясо переместились на соседний стол. Я инстинктивно попытался поймать их, но у меня не получилось.

— А теперь, ученик, рассказывай. Почему ты хочешь себе навредить?

— Мне это для регенерации надо! Честно! Я нормальный и здоровый! И с головой у меня все в порядке! Тор, какого ты сюда учителя притащил?

— Ты считаешь, что глотать чистый металл это нормально для человека? — Бератрон не дал ответить Тору.

— Для меня нормально! У меня немного изменен организм.

— Вот как! То есть регенерация не является твоей врожденной способностью? И что еще ты мне не рассказал?

Начался форменный допрос. Меня все-таки раскрутили на информацию о том, что у меня изменен организм. Но сведения о нанофабрике я все же зажал.

В результате мне разрешили доесть «ужин».


На следующее утро мое настроение опустилось до нулевой отметки, так как возникла проблема. Нет, не так: надвигалась настоящая катастрофа. О чем я не преминул сообщить всем за завтраком:

— У нас проблема. Колоссальная.

— Что, ртуть закончилась? — подколол меня Тор. — Может, золотом обойдешься? Погрызи монетки, авось полегчает.

Ребята недоуменно переглянулись — они были не в теме.

— Не обращайте внимания, — улыбнулся я, — у Торрена в последнее время плохо с головой. Ну это со всеми бывает. Так что помимо большой проблемы у нас есть и маленькая, связанная с головой Тора.

Вампир даже поперхнулся от такой наглости, но я не дал ему вставить и слова, поинтересовавшись:

— Никто не хочет спросить, что за проблема?

— Я хочу, — отважилась Джула.

— Проблема очень серьезная, — я покачал головой, — у меня заканчиваются курительные палочки. А это очень страшно. Без табака у меня съедет крыша, это точно. А зачем нам два психа в доме? Достаточно одного Тора. — Поделом ему! А то взялся меня подкалывать.

— Сен, а если серьезно? Ты без сигарилл совсем не можешь? — спросил Тор.

— Вообще-то у нас еще много чего нет. К примеру, круп, овощей, специй и прочих пищевых продуктов. Ты не заметил, что в последнее время мы едим только мясо. Я, конечно, не против, но открою маленькую тайну. Живой человек плохо переносит мясную диету: в мясе многих веществ и минералов нет. Мне-то все равно, я могу и что-нибудь металлическое погрызть, — не удержался и пошутил я.

— Ладно, с этим согласен, — кивнул Тор. — А что еще?

— Еще я собираюсь заглянуть в бордель, раз тут фейки не летают, выпить чего покрепче, чтобы снять напряжение, посмотреть на город. В общем, как-нибудь развеяться.

— Что значит «покрепче»? — поинтересовался Тор.

«У них что, водки нету?»

Э-э-э… какая плохая новость… Они что, и вправду не знают крепких напитков?

— Тор, у вас есть что-нибудь крепче вина?

— Не очень понял вопрос. Из алкогольных напитков есть пиво, в частности эль, и вина, а больше я не знаю.

«Нет! Куда мы попали?»

Вот чурки. Я же видел в лаборатории у лича что-то похожее на перегонный куб. Как же не додуматься пить спирт, разбавленный водой? Это какими тупыми надо быть? Я понимаю, нет виски, коньяка, текилы, там сложный процесс, купаж, выдержка и все такое, но как не додуматься до водки?

«Тихо, тихо. Так бывает. Вспомни, китайцы придумали порох, а до мушкета не додумались. А как только порох появился в Европе, сразу же придумали, как из него стрелять. Может, и с водкой так». Ладно, культурный шок вроде сходит на нет. Будем просвещать здешних аборигенов. Правда, как-нибудь потом.

— Я слышал, — начал Торрен, — горные тролли что-то пьют на праздниках…

Надежда робким лучом осветила тьму «сухого» мира.

— …Из грибов вроде делают.

Луч не успел разгореться, как погас. Наркотики — это не по мне.

— Ладно, проехали, — сказал я, но Тор продолжал говорить.

— Они туда еще свои носки добавляют. Для аромата…

Вампир явно собирался рассказывать долго, но тут я перебил его, выставив вперед ладони:

— Слышь, Тор! Хорош! Я уже не хочу бухать!

— Ладно, — пожал плечами Торрен. — А кто пойдет? И куда?

— Пойдет тот, кого учитель отпустит. Куда? Тут неподалеку вроде бы раньше городок был. Неделя пути, правда, через болото. Но лучше уточнить у учителя. Так что я пошел к нему.

Я встал из-за стола, но меня окликнул Родигес:

— Сен, извини, ты упомянул о феях. Они действительно существуют?

— Действительно. — На моем лице появилась мечтательная улыбка. — И они очень красивые.

«Ты забыл добавить, что они очень сексуальны и полные оторвы в постели».

— Расскажи о них, — попросила Джула.

— Пусть Торрен рассказывает, — перевел я стрелки, — он у них там почетный член.

Подколов Тора снова, я вышел из столовой.

Лича в первом зале не оказалось, поэтому я отправился гулять по коридорам. Благодаря мыслеинтерфейсу заблудиться я уже не боялся. Десять минут блужданий, и вот он, лич — в одной из библиотек.

— Учитель!

— Да, ученик?

— Учитель, давайте не будем притворяться. Я уверен, что вы все слышали.

— Какой ты памятливый, — обернулся ко мне Бератрон. — Допустим, я слышал. И что ты от меня хочешь?

— Странный вопрос, — удивился я и перечислил: — Разрешения отлучиться в город, объяснения, как туда добраться, возможно, список того, что необходимо для вашей магической деятельности.

— Может, тебе еще и денег дать? — с сарказмом поинтересовался лич.

— Нет, спасибо, мы уже награб… забрали в качестве военного трофея у работорговцев. Мне показалось, или в вашем голосе действительно был сарказм?

— Смотри какой догадливый! — усмехнулся Бератрон.

— Учитель, но почему вы против того, чтобы мы сходили в город?

— Потому что вы — неучи и с вами может произойти все что угодно. А мне будет скучно без учеников. — Лич закрыл лежавшую перед ним книгу, и она под его взглядом плавно переместилась на полку. — А зная твою несдержанность и учитывая некоторые замашки, неприятности у вас точно будут. Так что мой ответ «нет».

— Хм, — честно говоря, не ожидал такого категоричного отказа. Я, конечно, догадывался, что он будет против, но не настолько. — Учитель, а что делать Тору и ребятам? Им нужна куча веществ для правильного обмена веществ в организме. Если так пойдет и дальше, то через полгода останемся только мы с вами. Я уверен, что вы сможете возродить моих спутников в виде нежити, но мне кажется, им пока рановато умирать.

— Действительно, забыл о столь прискорбном факте существования живых, как правильное питание. — Бератрон подумал немного и сказал: — Ладно, согласен. Других приемлемых вариантов нет. Кто пойдет?

— Я, конечно. Как самый умный, — сказал я.

— Насчет ума — это спорный вопрос, — возразил учитель. — Кто еще?

— И все остальные, — «обрадовал» я Бератрона.

— Зачем? Против Торрена я не возражаю. Благо у него есть задание, которое он может выполнять и не здесь. А остальные тебе зачем? Ну зачем девушку по лесам таскать?

— Джулу надо взять по целому ряду причин…

— Перечисли, — Лич радушно указал на кресло напротив себя. — Да ты присаживайся.

— Во-первых, именно она готовит еду и ей виднее, что надо купить и сколько.

— Напишет список, — отрезал лич. — Думаю, прочитать и купить необходимое мозгов у тебя хватит.

— Только мне наверняка некачественные продукты подсунут, я же не разбираюсь в местных овощах и фруктах.

— Торрен поможет.

— Очень не уверен, — скептично заявил я, — но есть и вторая причина.

— Излагай.

— У девушки недавно убили отца, ее лишили родного дома и чуть не продали в рабство. Это серьезное психологическое испытание. Кстати, к братьям это тоже относится. Так что небольшой поход по рынку и лавкам на ней скажется сугубо положительно. Учитель, я думаю, базовые законы женской логики вы знаете? Покупка всякой ерунды — отличное лекарство от любых проблем.

Лич только крякнул.

— Есть еще проблема. Физиологическая. Джула, насколько я могу судить, в детородном возрасте.

— И? — Лич оживился. — Ты хочешь ей жениха подыскать?

— Кто о чем, — пробормотал я себе под нос. — Какого жениха? У нее месячные бывают! Наверно, у местных женщин есть способы, как с этим справляться. Всякие приспособления, травы, может, какие-то. Не знаю.

— Сколько у живых проблем, — поморщился Бератрон. — Пусть скажет, что надо, и ты купишь.

— Как ты себе это представляешь? — От раздражения я перешел на «ты». — Я подойду и скажу: «Джула, что ты используешь во время месячных? Что тебе купить?» Вы нашу Джулу знаете — она лишний раз слова не скажет, а я к ней с таким вопросом. Если хочешь, сам у нее и спрашивай! Ответит, тогда я куплю все, что надо.

Судя по выражению лица Бератрона, задавать пикантные вопросы молоденькой девушке ему не хотелось: все-таки это не так просто, как заниматься магией, расчленять трупы, выводить новые алхимические вещества, ну и прочее, чем занимаются настоящие архимаги.

— Учитель, — я взял себя в руки, — ваше решение?

— Больше всего в твоей фразе мне нравится «ваше решение», — усмехнулся учитель. — Будь по-твоему. Надеюсь, как обойти все трудности, ты продумал так же досконально, как и обоснование того, почему надо идти всем вместе. Подумал, что в дорогу возьмете?

— Честно говоря, нет.

— Придется сейчас все решить, — недовольно сказал лич. — А список с перечнем ингредиентов я тебе завтра передам вместе с деньгами.

— Список длинный или там только ценные ингредиенты? — уточнил я.

— Длиннейший список ценных и очень ценных ингредиентов, — усмехнулся лич.

После слов учителя я вспомнил о всякой дребедени, снятой с любителей поторговать людьми, и поспешил вставить:

— У нас есть мешок с амулетами, снятыми с трупов, и мешок с какими-то их склянками. Может, посмотрим?

— Что ж ты раньше не сказал? Неси, конечно.

— Да забыл, не до того было, — сказал я и «метнулся кабанчиком» в свою комнату. По пути успел обрадовать своих предстоящей прогулкой.

Когда я вернулся, лич велел идти за ним. Помещение оказалось не очень большим, но в нем стоял огромный стол, на который я и вывалил содержимое мешков.

— Ученик, — раздался строгий голос учителя, — учти на будущее: никогда не смешивай артефакты, талисманы и прочие магические предметы. Последствия могут быть на редкость неприятными.

— Хорошо, учитель. Спасибо.

— Раз понял, разбери украшения и попробуй найти среди них магические. Линии силы ты видеть уже научился, так что приступай.

Разбирать так разбирать. Разложил украшения в ряд, оставив между ними по двадцать — тридцать сантиметров. Быстрое погружение в виртуал и передача управления телом одному из вторичных. Снятие окружающего дампа, ускорение сознания и долгий-долгий (по виртуальным меркам) анализ. Наконец все закончено. Я вынырнул обратно и пошел вдоль стола, останавливаясь около каждого украшения и пытаясь рассмотреть его силовой каркас, не прибегая к «особенностям» моего организма.

«Ты бы лучше додумался, как вторичных к этому подключить».

То есть?

«Идиот! Это все-таки клиника! Если ты можешь увидеть, то и вторичные тоже могут! Они такие же, как ты, и доступ имеют к тем же органам чувств!»

То есть, если я могу рассмотреть в режиме реального времени силовые линии, то и они могут!

«Наконец-то понял».

Если следовать этой логике, то если они научатся чему-то, то и я научусь. Ведь управляют же телом вторичные, используя мои накопленные знания. Правда, вначале у всех вторичных были некоторые проблемы со связыванием информации о моторике в мозге и рефлексной в теле.

Решив проверить свою теорию, отдал команду вторичным.

«Ты сам понял, что сказал? Бред же полный… хотя…»

Я прав!

«Похоже, и впрямь. Понятно почему!»

Это еще почему?

«Потому что ты лентяй! И если за тебя могут что-то сделать другие, даже если это твои же вторичные, то ты сгрузишь все на них!»

Ну и что? Главное — результат!

«Ты деградируешь, имбецил!»

Вторичные не дадут!

«Вот кретин!»

Быстро заткнулось, животное в моей голове! А то допрыгаешься!

Ладно, проверим, что там вторичные натворили. Отлично! Как ни странно, все правильно определили.

Аккуратно разделил все на две кучки, а один браслет положил отдельно.

— Учитель, готово.

— Уже? Отличный результат, ученик! — Лич подошел, посмотрел и пробормотал себе под нос: — Отличный результат.

— Здесь, — я несколько неуверенно показал на первую кучку, — те предметы, в которых я ничего такого не обнаружил. Это просто украшения.

Бератрон одобрительно кивнул.

— Здесь то, в чем я нашел силовые каркасы, — уже увереннее я показал на вторую кучку.

На этот раз лич задумался, некоторые амулеты даже брал в руки и внимательно разглядывал.

— Все хлам, — наконец произнес он. — Действительно магические вещицы, но произведено настолько топорно… лучше бы не портили заготовки. Хотя вот этот амулет отклоняет стрелы и другие мелкие предметы от носителя. Сделан тоже топорно, но, по крайней мере, гарантированно работает.

Я сразу же взял этот амулет и положил к себе в карман.

— Это ты куда потащил? — поинтересовался лич.

— Возьму с собой в дорогу. Путь не близкий, а любителей легких денег хватает в любом мире.

— Да, ты прав. Надо будет вам амулетов дать для защиты. Давай дальше. Почему браслет отдельно лежит?

— С ним сложная ситуация: вроде бы и нет силового каркаса, а вроде бы и есть. Точнее, он есть, но очень слабенький, что ли…

Лич взял довольно массивный браслет и внимательно его осмотрел. Браслет был сделан из серебра, уже почерневшего от времени. Несколько вкраплений из камней и небольшая гравировка — вот и все, что его украшало.

— Странно, — пробормотал лич.

— Странно, учитель?

— Браслет очищает воду — вот и все, что он делает. При этом плетение само на уровне мастера-артефактника Скрыта. Основное направление мастеров Скрыта — построение максимально невидимых силовых каркасов, то есть таких, которые не создают магический фон и состоят из тончайших силовых линий. Еще тут каркас самоподпитывающийся.

— Учитель, можно вопросы?

— Да? — Лич с трудом оторвался от браслета, явно его заинтересовавшего.

— К каким школам относятся плетения Скрыта?

— Почти ко всем, это не отдельная школа, а, скажем так, определенное направление в магии, объединяющее аккуратность в работе и применение некоторых правил при построении каркаса.

— А можно пояснить? Или на примере?

— Любой магический конструкт состоит из некоторых базовых конструкций. В технике Скрыта определены аналогичные базовые конструкции, построенные по другому принципу, но выполняющие те же функции. Поэтому одно и то же заклинание можно построить множеством разных способов. Предупреждая твои вопросы, отвечу: не все базовые конструкции имеют аналогию, а также использование Скрыта сильно усложняет изначальный конструкт.

— Теперь понятно. Еще вопрос: раз плетения не видно, получается, что оно более эффективно в плане использования маны?

— Ты хотел сказать, что в таком случае мана не расходуется как магический фон? — спросил лич и, дождавшись кивка, продолжил: — Нет, это не так. Мана, конечно, на магический фон расходуется, но ее много и не надо. Так что каркас, построений согласно технике Скрыта, далеко не всегда эффективен с точки зрения расхода маны по сравнению с классическими плетениями. Данный факт связан с тем, что обычно конструкты Скрыта более маноемки. Ты не дурак и, наверно, понимаешь, что Скрыт применяется против магов, для того чтобы враг не увидел твоего заклинания. Но даже в таком случае это редко используется.

— Спасибо, учитель, за то, что наконец-то признали мои умственные способности. А нас вы будете этому учить? — напоследок поинтересовался я.

— А надо?

— Конечно. Я так понимаю, что с помощью этой техники можно строить незаметные заклинания и убивать одним ударом. Как моими любимыми стилетами. — С этими словами я выбросил стилет в ладонь и показал учителю инструмент венецианских убийц.

— Забавная вещичка, — сказал лич после того, как рассмотрел стилет.

— Мне тоже нравится, а вот браслетик я заберу, может понадобиться. — С этими словами я попробовал забрать артефакт из рук Бератрона.

— Незачем, — ответил лич, — я его посмотрю, может, еще что-нибудь увижу.

— Э… — попробовал сказать я, но вмешался голос.

«Слушай, не отбирай игрушку у старикана. У него так мало радостей в жизни. Прояви сочувствие. Если знаешь такое слово, конечно».

— …ничего, — закончил я.

Лич взял мешок с бутыльками и безжалостно высыпал их содержимое на стол.

— Хлам… мусор… опять мусор… выбросить… неплохая мазь для заживления ран… выкинуть…

Кроме мази для заживления ран, ничего толкового во втором мешке не было, поэтому все остальное решили выбросить на помойку. А мазь я, естественно, подрезал себе. Мало ли что приключится.

— А что с этим делать? — спросил я и кивнул на стол.

— Магические предметы оставим, будете на них учиться. Учиться ломать, естественно. А простые возьми с собой, продашь где-нибудь. Деньги лишними не бывают. А теперь пошли подберем вам амулеты.

Подбор амулетов и прочих нужных вещей, а также разработка и согласование плана путешествия длились много дольше, чем я предполагал.

В город мы отправились только через день, обвешанные амулетами по самое не могу. Как передвигалась Джула, на которую Бератрон навесил чуть ли не половину своего хранилища, не знаю.

Стояло раннее утро, было свежо от росы, и ветер доносил хвойный запах ближайшего леса.

Естественно, лич провел небольшую, минут на сорок, лекцию о том, как избежать неприятностей и всего такого. Мы с Тором со скучающими лицами слушали его бред, ребята внимали магу старательно.

— …И главное, не расслабляйтесь. Помните, что амулеты — это не панацея…

Видимо, наш с Тором вид не удовлетворил взыскательному взгляду старика, и поэтому он воспользовался проверенным способом привлечь внимание.

— Вот старый козел! — Мы с Тором были единодушны и в мыслях, и в выражениях, после того как к нам прилетело по молнии. После первых трех слов наши выражения в корне разошлись, но общий смысл остался прежним.

— …Недостаточное почтение к учителю… — донеслось до меня перед новой порцией воспитательного средства.

После второй молнии я предпочел заткнуться. Судя по воцарившейся тишине, Тора посетила такая же «гениальная» мысль. Лич с удовольствием посмотрел на нас:

— Очень рад, что все вежливые и почтительные. Я продемонстрировал, что не стоит целиком и полностью полагаться на защитный амулет. Любой амулет можно обойти. Но если кто-то не понял, могу повторить…

— Нет, нет, не надо, мы все поняли, — поспешно сказал я.

— Отлично, — улыбнулся Бератрон, — а теперь идите отсюда.


Где-то на Земле, когда-то давно

Маленький мальчик лежал на огромной кровати в роскошной комнате. Позолоченные барельефы, искусная лепнина, мебель дорогих сортов дерева. Комната настоящего «хозяина жизни».

Но почему мальчуган свернулся калачиком и плачет?

— Меня никто не любит, — тихонько шептал он, — даже собственная мать. Что я такого сделал? Может, лучше умереть, чем так мучиться?

— Не лучше, — ответил кто-то.

— Кто здесь? — мальчик испуганно отпрянул к стенке кровати.

— Тот, кто не желает тебе зла, — прошелестел голос.

— Это не ответ.

— Это более чем ответ. Главное, что я не желаю тебе зла, а кто я — это неважно.

— Наверно, ты прав, — немного успокоившись, ответил мальчик. — Но неужели у тебя нет имени.

— У таких, как я, нет имени.

— Почему?

— Потому что таков закон. Но что мы все обо мне? Почему ты хочешь умереть?

И тут мальчик разревелся в полный голос и сквозь слезы рассказал, что его никто не любит и все презирают. И что ему всего девять лет…

— И ты не хочешь отомстить? Разве в тебе не горит ярость? — удивленно спросил голос.

Мальчик немного подумал.

— Наверно, хочу.

— Отлично! А как ты, мертвый, сможешь отомстить? Ведь уйдя из жизни, ты просто убежишь от борьбы.

В этот раз мальчик думал намного дольше и, в конце концов, растерянно спросил:

— А что я могу сделать?

— Многое, мой маленький друг. Очень многое. Я бы мог тебя научить…

— Научи, — обрадовался мальчик.

— Для этого я всегда должен быть с тобой…

— А что тебе мешает? — удивился мальчик.

— Мне нужно твое разрешение.

— Разрешаю.

— Какой ты быстрый! — сказал голос. — Придется научить тебя думать, а то ты только что согласился неизвестно на что.

Мальчик потерял сознание, и тоненькая струйка крови но текла из его носа.

На следующий день мальчик ничего не вспомнил.

Глава 5

Нежданное богатство

Не гонись за деньгами — иди им навстречу.

Аристотель Онассис

Бератрон

Бератрон некоторое время с улыбкой смотрел вслед уходящим. Но как только они скрылись из виду, улыбка исчезла с его лица. Лич телепортировался к себе в кабинет. При учениках он так не поступал, чтобы лишний раз никого не шокировать, но сейчас маг не был скован «рамками приличия».

Сложившаяся ситуация требовала детального раздумья.

То, что у него появились ученики, — хорошо. Даже отлично. Все-таки он был главой собственной школы больше века, а это накладывает определенный отпечаток. И если существование в состоянии нежизни Бератрона не особо удручало, то отсутствие последователей огорчало неимоверно.

Но была одна неприятность по имени Сен. Лич не любил неясности, они часто превращались в сюрпризы, неприятные сюрпризы. А человек… Хотя какой он человек? Торрен и то ближе к людям, чем это существо, которое без опаски глотает ртуть и говорит, что это необходимо для его организма. Бератрон при жизни был очень сильным магом, благодаря чему и стал личем. За долгие годы он изучил много животных, как обычных, так и магических. Вот только среди них не было ни одного, которое могло бы напрямую перерабатывать металл. Но не эта особенность Сена так взволновала мага.

Основная проблема заключалась в другом. Самые талантливые ученики способны увидеть силовые каркасы только через пару недель, а Сен увидел их через несколько часов. Когда он сортировал драгоценности, лич внимательно наблюдал за его поведением. Оно было по меньшей мере странным. Складывалось впечатление, что Сен с ходу определил, где какие амулеты, а потом просто перепроверял себя. Как бы невероятно это ни звучало!

А то, что он опознал амулет, сделанный скрытником? Это вообще ни в какие ворота! Сам лич при беглом осмотре его амулет пропустил бы. При том, что прекрасно владел техникой Скрыта! А тут какой-то… даже не ученик, а так… проходящий общий курс ознакомления с магией. Как он это делает? Конечно, вопросы немного прояснили ситуацию, но у Бератрона складывалось ощущение, что большую часть от него утаили.

Лич вздохнул и по привычке начал ходить по комнате. Он вспомнил момент, когда показал, как делать обычный неуправляемый огненный шар, и этот ученик через пару часов смог создать такой же! Да кто он такой?!

Лич еще долго ходил по кабинету. Но так ничего и не придумал. Наконец он решил: будь что будет. Получится что-то выудить из Сена — отлично, а нет, — клятву на сфере Хроноса еще никому не удавалось обойти. Там четко сказано о непричинении вреда прямо или косвенно как учителю, так и ученику.


Сен

Мы шли впятером. Как оказалось, дом учителя окружала небольшая лесополоса; за ней было непроходимое болото. С внешним миром территорию мага связывала узкая перемычка, также поросшая лесом. Стоит ли говорить, что перемычка эта находилась в противоположной от города, в который мы направлялись, стороне? И пойди мы там, нам пришлось бы сделать крюк на неделю пути. Лес и дом с воздуха прикрывал огромный щит-иллюзия, поэтому с высоты территория Бератрона казалась болотом. Идей, как миновать топь, у нас не было. Поэтому мы рассчитывали обернуться туда и обратно за месяц. Все изменил случай.

На следующее утро после разговора о пополнении припасов Бератрон показал мне, как делать огненный шар. Совместив умение снимать дамп окружающего пространства и, так сказать, внутреннее зрение, я смог разобраться в построении конструкта для заклинания. Чуть не рехнулся, если честно. Если в этом «простом» заклинании добрый десяток силовых линий разной интенсивности, которые друг с другом связываются, каковы же сложные заклинания? Как бы там ни было, я сделал собственный огненный шар, хотя и не понимал, что делаю: тупое копирование не имеет ничего общего с обучением. Но, с другой стороны, говорят же: «Кто повторил мастера, тот сам мастер».

Личу я свое творение показал и откровенно признался, что не понимаю, как это работает. Он долго на меня смотрел и, и похоже, напряженно думал, потом произнес:

— Как ты сумел повторить огненный шар, я спрашивать не буду. Надеюсь, потом сам расскажешь. Но это в корне меняет ситуацию с вашим путешествием.

— То есть? — заинтересовался я.

— Я же не думал, что ты можешь пользоваться магией, хотя бы копировать простейшие заклинания.

— И что это меняет? Сложные я все равно не осилю.

Интересно, что бы сказал лич, если бы знал, что это простенькое заклинание делал не только я, но еще и все вторичные. Шизу, которая помогала различными матерными выражениями, в расчет не беру.

— Почему? — уточнил лич.

— Потому что не могу. Я и шар-то еле осилил.

— Ладно, — ответил Бератрон, — от тебя этого все равно не требуется. В болоте, которое окружает лес, есть тропы, которыми можно пройти…

— А раньше нельзя было сказать? — возмутился я.

— Не спеши! Тропы магические, и активировать их может только маг либо ученик.

— Как?

— Смотри. — С этими словами лич построил конструкт и хитро напитал его маной.

— Вроде запомнил, — сказал я. — А что с этим делать?

— Найдешь на границе топи и леса большой валун. — Лич создал иллюзию валуна. — Присмотрись: весь валун покрыт скрытым заклинанием. Твоя задача — построить заклинание, которое я тебе только что показал, и применить его против валуна. Все понятно?

— Да, но что получится? Мостик появится или еще что-нибудь?

— Появится магическая тропа. Объяснять тебе, что это такое, пока рано, — все равно не поймешь. Когда пересечете болото, снова примени заклинание против валуна, оставшегося на той стороне. Оно закроет тропу. Только не забудь, а то кто-нибудь набредет на тропу и явится сюда.

— Хорошо, учитель.

— Ну и отлично, а сейчас иди в третью библиотеку, найди полку с магическими азами (там так и написано) и почитай книги, которые на ней стоят. Они помогут тебе разобраться в том, что ты делаешь.

С этими словами лич ушел. Правда, мне показалось, что напоследок он пробормотал, что в болото давно надо было поселить зубастиков. Что-то я сомневаюсь, что эти зубастики милые травоядные твари.

К вечеру я стал обладателем еще и воздушного щита, который показал лич. Как я понял, воздушный щит создавал вокруг меня небольшое завихрение, которое ускорялось, когда ко мне приближалось что-то с инерцией выше определенного уровня. То есть простейшая защита от всяких летящих предметов. На редкость тупое заклинание, так как в тот момент, когда оно начинало работать, я не мог воспользоваться даже своим мечом. Меч попадал в активное завихрение, и его вырывало из рук. Это мы определили с Тором, который бросал в меня ножи, а я пытался фехтовать.

Ко всему прочему это заклинание в активной фазе жрало ману со страшной силой. А как пополнить запас маны, лич объяснить не удосужился. Сказал, что сама накопится, а сейчас он просто не успеет объяснить медитативные техники. Еще он рекомендовал как можно чаще использовать магию и опускать свой запас в ноль, это постепенно увеличит запас маны. В довершение я стал обладателем кучи книжек в голове: просканировать я их просканировал, но так и не успел осознать.

Лич дал мне пару артефактов: один с «умным» воздушным щитом, а другой, который дестабилизировал чужие конструкты в радиусе двух метров. Оба были выполнены в виде серебряных цепочек-браслетов и обладали собственным запасом маны. Они тоже были сделаны с использованием техники Скрыта, и увидеть, что это — артефакты, навскидку было нельзя.

Артефакты пришлось настраивать на обладателя, а меня — обучать ими пользоваться. И еще мне крайне не рекомендовали включать дестабилизатор внутри какой-нибудь магической лавки. Последствия рисовали самые разорительные. Потом настал черед остальных членов команды. Их лич увешал артефактами, как новогодние елки — гирляндами.

— Сен, — отвлек меня от воспоминаний Родигес, — а куда мы идем? Ведь нам в противоположную сторону.

Неужели я не сказал о том, что планы изменились?

«Представь себе».

— Черт! — Я остановился. — Ребята, забыл сказать, мы пойдем не в обход, а через болото.

— Как? — поинтересовался Тор.

— Тропа магическая есть, и я смогу ее активировать. Никто не против?

Они переглянулись, пожали плечами.

«Всем все равно».

— Тогда пошли, — сказал я и пошел первым, чтобы задать примерное направление.

Подойти к болоту мы должны были ближе к вечеру, никаких проблем не предвиделось. Поэтому вторичные спокойно занимались разбором отсканированных книг, а я погрузился в размышления.

Итак, что мы имеем:

— Где я нахожусь, не определено. Поэтому оставляем гипотезу о параллельном мире в качестве рабочей.

— Начал обучаться магии, но, судя по всему, процесс это не быстрый. Да и лич пока не чешется активно меня учить.

— Средств к существованию нет. Все деньги, что у меня есть, и те взяты у неудачливых работорговцев.

— О моем новом учителе толком ничего неизвестно. Но, вероятно, умер он не своей смертью и помогли ему в этом его коллеги. Иначе как объяснить его нелюбовь к ним?

— О здешнем мире тоже ничего не знаю. Большинство данных получено от Торрена и из библиотеки Бератрона. Торрен на великого путешественника не тянет, а книгам в библиотеке больше полувека. За такое время новые Империи успевают возникнуть, а старые — развалиться.

— Не ясна ситуация с Сигмаром в голове. Наноботы до сих пор его исследуют. Пройдено только шестьдесят три процента, но уже точно известно, что Сигмар поврежден. Пока исследование не завершится полностью, насколько серьезны повреждения, не знаю.

Соответственно получаем следующие цели:

— определиться с местонахождением;

— научиться магии. Было бы неплохо обучить Сигмара и подвязать его к теоретическим исследованиям в этой области. Хотя, если окружающий мир — виртуальность, зачем это все?

— найти источник денег. Разузнать специфику местного мира и определить возможные экономические ниши. Пока же придется посидеть на шее у лича;

— поискать информацию о Бератроне в более-менее новых учебниках истории магии. Судя потому, как он спрятался, раньше он был весьма известной личностью;

— дождаться результатов исследования Сигмара. Внутренний голос утверждает, что все хреново. Ему виднее, он за интуицию отвечает.

Помимо этого есть куча мелких проблем и вопросов. К примеру: откуда у меня в крови оказалось сложнейшее синтетическое психотропное средство? Но идей, как определить причину этой проблемы, у меня нет.

Идеи есть? С чего начать решать проблемы?

«Идей нет, а начать можешь только с магии. Тебе же сказали, тренируйся как можно чаще».

Твоя правда.

Я остановился, обернулся и сказал своим… Кстати, а кто они мне? Неважно, я сказал:

— Ребята, я тут огненными шарами буду бросаться, пока мы идем. Так вы не волнуйтесь.

— Как ты себе это представляешь? — поинтересовался Торрен. — Вокруг лес. Тебе пожар нужен?

— Хм, ты прав. — Я немного подумал. — Значит, не буду. Ладно, что встали? Идем дальше.

Проблемка…

«Попробуй воздушный щит».

Он же в пассивном состоянии почти не потребляет ману.

«Все лучше, чем ничего».

Логично.

Взяв одно из вторичных в помощники, построил конструкт воздушного щита и запитал его маной. Так и шел, изредка добавляя очередную порцию маны, чтобы конструкт не погас.

Ближе к вечеру лес вокруг нас начал меняться, деревья стали значительно меньше по размерам, под ногами хлюпала вода, трава сменилась мхом. Пройдя еще немного, мы как-то резко оказались перед топью.

Нашим глазам предстало неприятное зрелище: огромное пространство, покрытое пожухлой травой, и черные пятна болотных проплешин. Запашок тоже не из лавки дорогого парфюма.

— Нужно найти большой валун, — сказал я. — Мы с Родом идем в одну сторону, остальные — в другую. Если найдете камень, возвращаетесь сюда и ждете нас. Если в течение часа не найдете, все равно возвращаетесь назад.

Обсудив различные моменты поиска, мы разошлись. Повезло команде Тора: они нашли валун, покрытый мхом.

— Это он? — спросил Фериш.

Я присмотрелся.

— Похоже, да. — Линии сил действительно ощущались едва-едва. — Главное, чтобы он работал.

— Сейчас пойдем? — спросил Фериш.

— Смеешься? — влез в разговор Тор. — Через пару часов солнце зайдет. Вы как хотите, а я туда, — вампир махнул рукой на болото, — ночью не пойду.

— Я тоже, — поддакнул я. — Поблизости бы стоянку найти, чтобы переночевать. А завтра с утра осуществим переход.

Углубившись в лес, мы нашли небольшую прогалину, на которой и разбили лагерь. Когда мы разобрались с бытовыми проблемами, я ушел на болото, сославшись на необходимость тренировок.

Побросав шары в ближайшую проплешину с водой, а также нанюхавшись «ароматного» пара, я вернулся назад. Успел вовремя — как раз к ужину.

После еды мы немного поговорили и легли спать. Сон после долгого похода пришел быстро. Утро встретило нас безрадостно, после мягких кроватей спать на земле было крайне неудобно, к тому же из-за близости болота выпала обильная роса.

Мы молча собрали лагерь и двинулись к валуну.

— Ваше магичество, — обратился ко мне Тор, — не соблаговолите открыть нам великий путь через болото?

— Не смешно, — буркнул я, но создал конструкт ключа.

Честно говоря, я до последнего момента не верил, что это сработает. Но нет, мое заклинание вошло в камень, и на болоте слабым зеленоватым светом засветилась линия.

— Нам туда? — спросил Родигес.

— Наверно, да, — ответил я.

— Только после вас, — сразу сказал Тор.

— Не вопрос! — Я поправил заплечный мешок, вступил на тропу.

«Как говорится: «Глаза боятся, а руки делают», — сказал онанист, доставая фотографию крокодила. В твоем случае правда ноги».

Такое напутствие мой скептицизм не развеяло.

Но тропа прекрасно держала. Я наклонился и внимательно посмотрел, на чем стою. Судя по всему, тропа чуть возвышается над болотом. Попрыгал, но тропа даже не шелохнулась. Ощущение, как будто по увибрированному бетону прыгал. Измерил ширину: чуть больше двух метров в каждую сторону от зеленой линии. Пора заканчивать с экспериментами!

— Пошли, — бросил я ребятам, — все отлично работает.

Дорога через топь была ужасно однообразной. Единственное исключение — огненные шары, которые я периодически бросал в стороны. Но маны хватило только на тридцать шаров, так что развлечение быстро закончилось.

— Долго еще? — спросил Тор.

— Я откуда знаю? Думаю, к вечеру придем.

Через четыре часа мы оказались на другой стороне болота, и я закрыл тропу. Все столпились вокруг меня.

— Теперь куда? — поинтересовался Тор.

— Прямо на запад. Там должен быть тракт, от которого дорога поворачивает на город. До тракта доберемся, а если повезет, то к ночи и трактир найдем.

Как же достала меня эта ходьба! Дома столько не ходил, а здесь только этим и занимаюсь.

«Скоро как апостол станешь. Они тоже много ходили».

Надо бы лошадь прикупить.

«Рехнулся, что ли? Ты верхом один раз катался, когда пьяный с Кабаном пробрался на ипподром».

И что? Вроде неплохо покатались.

«Ты с нее раз пять упал! Как ты ничего не сломал — загадка. Подозреваю, что у лошади потом был психологический шок».

Но не у меня же!

«Трезвый ты точно себе шею свернешь! Никакая регенерация не поможет!»

Ладно, убедил. Кстати, почему теперь ты меня постоянно отговариваешь от авантюр? Раньше наоборот было. И…

«Что?»

Это ты меня тогда подговорил покататься. Кричал, что будет круто!

«Это было давно. Взрослеть пора».

Я тихо переругивался с внутренним голосом и иногда общался с командой. Тем временем мы вышли из леса и оказались перед двухэтажным деревянным домом, окруженным трехметровым частоколом.

— Скоро стемнеет, — сказал Тор. — Может, попросимся переночевать?

— Давай, — согласился я. — Сторгуешься?

— Да.

— Кстати, просвети меня по поводу денег, что и сколько стоит и как монеты между собой соотносятся.

— Тут все просто, — сказал Тор, — медь к серебру идет один к ста, серебро к золоту идет в таком же соотношении. На серебряный можно снять комнату в трактире, включая стол.

— А у разных стран монеты разные, — поинтересовался я, — как производится обмен?

— Они почти не отличаются. Это осталось еще со времен существования Империи Кахор. Все штампуют деньги примерно одного вида, отклонения не очень большие.

— Спасибо, — поблагодарил я Тора. — Давай я поторгуюсь. Для пробы.

— Не вопрос.

Мы подошли к воротам и постучались. В ответ раздался лай собак. Подождав полминуты, мы постучались снова.

— Кто такие? — спросил хриплый мужской голос.

— Мы — путники, но вечер застал нас в пути… — начал Тор.

— Вот и идите дальше, — отрезал голос.

— Простите, мы хотели бы попроситься переночевать, — вклинился я, — мы заплатим за постой и завтра с утра уйдем дальше.

Голос категорически отказался нас впускать. Препирались мы с ним еще долго, но, в конце концов, ворота открылись.

Войдя во двор, я осмотрелся. Дом оказался меньше, чем выглядел снаружи, но к нему примыкало множество хозяйственных пристроек. В дальнем углу двора виднелось несколько грядок с овощами. Больше я ничего не успел рассмотреть из-за собак, которые подбежали чересчур близко.

— Мужик, ты бы убрал псин, — сказал я хозяину.

Передо мной стоял крепкий мужчина лет пятидесяти — шестидесяти с сединой на висках.

— Пошли вон! — рявкнул он и, протянув руку, представился — Крост.

Я ответил на рукопожатие. Ладонь Кроста оказалась сухой и шершавой.

— Сен, — назвался я. Дождавшись, когда представятся остальные, я спросил: — За пару серебрушек пустишь на ночлег? Естественно, с ужином и завтраком.

— Маловато будет, — протянул хриплым голосом Крост.

— Крост, а тебе не говорили, что жадность — это плохо? — поинтересовался я, глядя ему прямо в глаза.

— Хорошо, проходите.

Подождав, пока он запрет ворота, мы вошли в дом. Нас встретила моложавая женщина, не лишенная привлекательности.

— Моя жена Марфа, — сказал Крост. — Марфа, сообрази ужин гостям.

После этих слов хозяин требовательно уставился на меня. Я усмехнулся и достал серебряный.

— Одну серебрушку сейчас, вторую — утром после завтрака.

Мужик взял серебряный и, попробовав его на зуб, убрал в карман.

— Хором у нас нет, но есть три пустые комнаты. Девки вам все организуют.

— Какие девки? — поинтересовался Тор. — Мы только вашу жену видели.

— Дочки у меня две, да племянница с женой брата.

— А брат где?

Крост настороженно уставился на нас, но ответил:

— Уехал с сыновьями торговать. В Бденск.

Вызвал карту перед глазами. Бденск — небольшой городок на юге от нашего текущего местоположения, примерно в неделе пешего пути. Мы же шли в Рекер. По местным понятиям это был настоящий город. Находился он на западе в пяти дневных переходах.

— Ясно, — сказал я.

— А сами откуда? И куда? — спросил Крост.

— Мы тут на болоте обосновались, — ответил я, — идем в ближайший город, за припасами.

— И откуда же вы такие взялись? Да еще и на болоте? Оно же непроходимое…

— Почему сразу непроходимое? — усмехнулся я. — Уметь надо. А пришли недавно… сами мы беженцы из Вольных баронств. Там сейчас лорды активно друг друга резать стали… Сам понимаешь, что страдают при этом простые люди.

— И что, вас всего пятеро?

«Он достал уже своими вопросами!»

— К сожалению, да, — при этих словах я принял весьма грустный вид, — из семьи почти никого не осталось. Это вот мои братья и сестричка, а родителей убили во время налета. Так что похоронили мы родичей своих, да и двинулись сюда. Тут, говорят, тихо…

— Далеко же вы забрались, — протянул Крост. — А в Эльране что не осели?

— Все равно баронства близко, — ответил за меня Тор.

Крост только покивал на наши слова, а тут как раз и Марфа с ужином подоспела.

После ужина мы еще немного поговорили. Как я и догадывался, окрестности за последние полвека претерпели изменения. И теперь тракт, который проходил невдалеке, был не таким оживленным, как раньше. Зато у него появилось ответвление, которое сокращало наш путь в Рекер с пяти дней до двух. Что не могло не радовать. Лично я побыстрее хотел вернуться в дом лича. Там цивилизация хотя бы…

— Папа, папа, мы закончили, — раздалось от двери.

Я повернулся и увидел двух очаровательных близняшек лет тринадцати.

— Хорошо, девочки, — резко подобревшим голосом сказал Крост, — пошли, я вас отведу к маме. Сейчас приду. — Это уже нам, и внимательно посмотрел на меня.

О чем были его мысли, нетрудно догадаться, поэтому я просто кивнул. Дождавшись, когда он вышел, я повернулся с Родигесу и Феришу.

— В общем, так: на девчонок не заглядываться! Если что-то случится, клянусь всеми богами, женю вас на них и будете здесь до скончания времен овец пасти и редьку растить. Все ясно?

После моих слов парни поскучнели.

— Я спросил, все понятно?

Дождавшись утвердительных ответов, я продолжил:

— Джула, ты займешь отдельную комнату, чтобы мы тебе не мешали. Тор с Феришем — другую, а мы с Родигесом — третью. Тор, и проследи, чтобы Фериш сегодня вечером уснул и проснулся только завтра.

— Хорошо, — ответил Тор, с усмешкой посматривая на парней.

На следующее утро мы расплатились с хозяином и двинулись в путь. Накануне Крост несколько раз предупредил нас, что тропа на Рекер не совсем безопасна, но шесть дней лишнего пути перевесили вопрос безопасности.

К вечеру мы были на грязном постоялом дворе.

— Переночуем в этой халупе? — поинтересовался я.

— Я бы не рисковал, — ответил Тор, — но передохнуть можно.

Мы вошли и осмотрелись. Внутри было пусто, посетителей не наблюдалось, и, судя по всему, они даже не намечались.

— Трактирщик, — обратился я к толстяку за стойкой, — мы сядем вон в том углу. Обслужи.

— Как бы эта халупа не рухнула нам на головы, — прошептал Тор мне на ухо.

Я только и смог кивнуть ему в ответ. Строение явно не видело ремонта, даже косметического. Пройдя в угол, мы сбросили вещи и расположились. Причем все сели спиной к стене.

«Как-то все настороженно относятся к окружающему миру».

А как ты думаешь? Торрена, между прочим, ищут, а парней и Джулу в рабство хотели продать.

К нам подошел трактирщик и перечислил, что есть в наличии. Быстро сделали заказ, но трактирщик не уходил.

— Что тебе еще?

— У нас в заведении предоплата…

— Ты сначала еду принеси. Если она выглядит так же, как твой постоялый двор, то мы предпочтем поголодать.

— Но…

— Свалил отсюда за едой! — раздраженно рыкнул я.

Трактирщик исчез.

— Что, тоже хочется врезать? — сочувственно спросил Тор.

— И желательно пару раз. — Жирная морда трактирщика с хитрыми бегающими глазами вызывала у меня ощущение, что он матерый прохиндей. — Кстати, у кого амулет для проверки яда? Проверьте пищу, когда это чучело ее принесет. А то мало ли…

Через пять минут трактирщик притащил еду и встал рядом.

— Поедим и оплатим! Исчезни! — Тору хозяин халупы тоже не понравился.

Амулет для определения яда был у Джулы. Она споро проверила пищу и сказала, что все съедобно. Конечно, в доме лича я не стал бы это есть однозначно, но целый день в пути кого угодно сделает менее разборчивым.

Едва мы приступили к еде, как в трактир завалилось шесть мужиков. На роже каждого отражались печати всех известных человечеству пороков. Божественная пеньковая веревка давно мечтала об их шеях. К тому же они были увешаны режущим оружием по самые брови. После их прихода в зале стало шумно, да и запашок от немытых тел не улучшал аппетита, Расположились они за ближайшим к входной двери столом.

— Приготовьтесь, — негромко сказал вампир, — они так просто отсюда не уйдут.

Я только кивнул, взведя арбалет одной рукой, параллельно отметив, что братья аккуратно достали по паре метательных ножей и положили их рядом с собой на лавку.

Обед проходил в молчании, мы подозрительно посматривали на компанию орангутангов. Так прошло около пяти минут. К нам подошел трактирщик:

— Господа еще чего-нибудь желают?

— Желают, — злобно ответил я, — чтобы ты свалил за свою стойку и не мешал нам травиться стряпней.

Жирдяй повернулся к нам спиной, я же в это время пристально наблюдал за гамадрилами и отметил, что один из них едва заметно кивнул трактирщику.

— Видел? — спросил я Тора.

— Ага, думаю, у нас сейчас будут проблемы. Хотя их всего лишь шестеро. — После этих слов он усмехнулся.

— Не расслабляйся. Неизвестно, что это за противники.

Мужики перестали орать на всю таверну и стали тихо переговариваться между собой, бросая на нас недобрые взгляды.

Наконец ситуация разрешилась: один из них встал и приблизился к нам. Братья дернулись было навстречу, но вампир придержал их.

— Значит, так, говорю быстро и по делу, — произнес мужик, нависая над нами и опираясь рукой на стол. — Отдаете деньги, ценности и бабу. И уходите отсюда беспрепятственно.

Вонь из его пасти едва не заставила меня согласиться, но усилием воли я прогнал такие мысли.

— Какое щедрое предложение, — делано обрадовался я, мгновенно вытащил подаренный Тором нож и вогнал его в руку гамадрила, намертво пришпилив ее к столешнице. Рев раненого ударил по ушам, а мы с вампиром перепрыгнули через стол.

Торрен обнажил меч, я в это время выстрелил в одного из бандитов. Тренировки в доме лича не пропали даром — стрела вошла точно в шею.

«Не жилец».

Наша резвость изрядно удивила гамадрилов, и они подарили мне время еще на один выстрел. Братья тоже перепрыгнули через стол и встали сзади, страхуя нас. Итого: два трупа, одна «пришпиленная бабочка» и три злобных бандита, бегущих к нам.

«Пора в штыковую!»

— Ко мне, твари! — рявкнул я, вытащив меч.

Первый прибежал слишком быстро, что было прискорбно. Для него. Пока его отвлекал Тор, я вспорол бандиту бок.

Следующий не добежал, кто-то из братьев метнул нож. Профессионально метнул… нож вошел в глазницу.

Последний в растерянности остановился и медленно попятился к выходу.

— Ну уж нет, — рявкнул Торрен и одним ударом покончил с ним.

Предбоевое бешенство спало, и я осмотрелся: трактирщик спрятался за стойкой, Джула плачет… Что? Почему она плачет?

«Я не знаю, но вначале трактирщика надо взять».

— Сен… — позвал меня Тор.

— Чуть позже, — тихо ответил я ему и крикнул трактирщику: — Уважаемый, пива! А то что-то в горле пересохло.

Трактирщик испуганно уставился на меня, но, увидев мой миролюбивый вид, немного успокоился.

— Да-да, конечно. — Толстяк засуетился и скоро бежал ко мне с полной кружкой.

— Молодец, спасибо, — улыбнулся я, перед тем как отправить его в нокаут ударом в челюсть.

— Фер, Род! Свяжите эту падаль. Тор, проверь подсобные помещения, может, в доме еще кто-то есть, — сказал я, отшвыривая в сторону стол, за которым тряслась Джула.

— Ну-ну, маленькая, что ты плачешь? — спросил я, нежно обняв девушку. — Кто тебя обидел?

Она зарыдала еще сильнее.

Что делать?

«Успокаивать. Истерика не может длиться вечно».

— Красавица, — я отстранился, приподнял ее лицо и тыльной стороной ладони погладил по щеке, — что случилось?

— Я… его… — Снова рыдания.

— От слез у тебя опухло лицо, и ты перестала быть красавицей, — применил я последний и самый веский аргумент.

Слезы мгновенно кончились, и Джула возмущенно уставилась на меня.

— Отлично, — я улыбнулся, — а теперь расскажи, что произошло.

Вместо ответа она показала куда-то за спину. Я обернулся и увидел бандита, руку которого пришпилил к столу. Из его глаза что-то торчало. Я вытащил — оказалось, это одна из пятнадцатисантиметровых спиц, с помощью которых Джула фиксирует свою прическу. Заодно выдернул свой нож и вытер его о тело бандита, после чего спихнул его на пол.

— Ну и что? — нарочито равнодушно спросил я. — Ты из-за него разревелась?

— Я же… я же его убила?! — Она испуганно посмотрела на меня.

— Да, тут наша вина. Его должны были прирезать мы, а не оставлять на тебя. Прости. А насчет моральных терзаний… Представь, что бы эти твари сделали с тобой, попадись ты им в руки? Представила?

Джула неуверенно кивнула.

— Я… я испугалась.

— Понимаю. Будь я очаровательной брюнеткой, при виде злобной хари с выщербленными зубами и немилосердной вонью изо рта я бы тоже испугался. Но все же прошло? И мы будем стараться, чтобы больше такого не повторилось. Ты мне веришь?

— Да.

— Вот и договорились. — Я улыбнулся. — В Рекере купим тебе все, что захочешь. Мы все-таки виноваты.

После того как Джула повеселела, я смог оценить обстановку. Торрен с братьями стояли и смотрели, как я успокаивал девушку.

— Это бунт? — тихо поинтересовался я. — За работу.

Ребята, вспомнив, что у них есть задание, зашевелились.

— Посиди немного, — посоветовал я Джуле и вышел во двор.

Вероятно, бандиты пришли пешком: лошадей или других ездовых животных я не заметил. Вернувшись в дом, я наткнулся на Торрена.

— Все чисто, в здании, кроме этой жирной свиньи, никого.

— Отлично.

— Думаешь, он с ними заодно? — Вампир кивнул на трактирщика.

— Уверен.

— Почему?

— Во-первых, он с ними странно переглядывался. Во-вторых, крайне подозрительно, что он держит трактир в одиночку. Он сам готовит, сам обслуживает, к тому же к нашему приходу еда уже была приготовлена. Отсюда вывод, что он кого-то ждал. В-третьих, держать трактир на малолюдной дороге, на мой взгляд, просто нерентабельно, но держать его как ширму для темных делишек очень логично. Так что сейчас мы с ним плотненько пообщаемся.

Для начала окатили трактирщика водой, чтобы привести в чувство.

— Уважаемый, — участливо глядя в глаза толстяка, сказал я, — сейчас вы расскажете нам обо всех своих темных делишках, обо всех своих подельниках и, самое главное, о том, где у вас тут прикопан общак.

— Пошел на хрен! — Жирная свинья попыталась плюнуть мне в лицо, но удар рукояткой ножа не дал случиться этому святотатству.

— Жаль, тогда приступим.

Братьев отправили смотреть за дорогой, Джулу — на кухню приготовить поесть.

В барной стойке нашлось достаточно небольших режуших предметов, которые просто незаменимы в деле получения важной информации от неприятных субъектов. Трактирщик сломался быстро, минут через пять. К сожалению, он был пешкой и ни о чем важном не знал. За исключением того, где прикопан общак банды Рябого. По наводке мы с Торреном быстро нашли «клад». В общаке оказалось около трех тысяч золотом.

— Это кого они на столько денег ограбили? — удивился вампир.

— А тебе не все ли равно? — Я пожал плечами. — Все наше.

Глава 6

Знакомство с Рекером

Я удивляюсь, почему ваши преступники не указывают в качестве смягчающего обстоятельства редкостное безобразие вашего города.

Оскар Уайльд

Фериш и Родигес

Парни сели на ступеньки. Оттуда был хороший обзор всей дороги.

— Классно ты нож бросил, — похвалил Родигес брата. — Я еще ничего понять не успел, а ты уже… Как у тебя получилось?

— Как-то само собой, — отозвался Фериш.

— Ну да, ты же всегда любил метать ножи.

Ребята немного помолчали.

— Он странный, — сказал Фериш.

— Кто?

— Сен...

— Почему? По мне, вполне нормальный.

— А я его побаиваюсь.

— Да брось…

— Сегодня он с ходу бросился убивать, — перебил Фериш брата, — и что-то я не заметил у него никакого раскаяния.

— А почему он должен раскаиваться?

— Да дело не в этом… просто он убивает, не особо задумываясь. Убил и убил, с кем не бывает.

— Ну и что? — возразил Род. — Он же не детей убивает.

— Ты не боишься, что он и нам глотки перережет?

Родигес ответить не успел.

— А с чего это я вам должен глотки перерезать? — донеслось сзади.

— Сен, я…

— Помолчи, — сказал я и сел между парнями. Закурил сигариллу. — Вам я ничего не сделаю. Привык, а может быть, подсознательно считаю вас младшими братьями. Человек — существо социальное, и для него нормально стремиться к ближнему окружению. Так?

— Наверно, — ответил Родигес.

— А что, у тебя семьи не было? — через минуту спросил Фериш.

— Почему не было? Была. Правда, все мои родственники скоропостижно скончались.

— Как?

— Об этом расскажу дома. Хорошо? Не забывайте, что мы здесь не одни. И так подставились по полной.

— Ладно, — согласились братья.

— Пошли, следить за дорогой больше не надо.

Мы вернулись в дом. Трупы уже были обобраны и закрыты в подсобке. У Джулы все было готово. Мы сели за стол и отдали должное кулинарным талантам девушки.

— Сен, — произнес Торрен, насытившись, — что думаешь делать дальше?

— А что тут думать? — усмехнулся я. — Двигаем в город.

— А с трупами что?

— Подожжем таверну. Все равно лучше нам следы не замести.

— А с оружием разбойников?

— Бросим. Не стоит рисковать с его продажей, могут узнать, а потом стукнуть, кому не следует. А куш мы и так сняли изрядный.

— Резонно.

После ужина Джула собрала тарелки и понесла их на кухню. Мы с Торреном недоуменно переглянулись, и я ее окликнул:

— Далеко собралась?

— Помыть посуду.

— Зачем? — недоуменно спросил Торрен.

— Но как же… чтобы она была чистой.

«По ходу девка рехнулась из-за убийства».

— Джула, мы тут все сожжем, — сказал я, — так что ничего мыть не надо.

— Ой, — она покраснела, — я как-то не подумала.

Видишь, просто привычка.

«Это хорошо, а то девчонка-то отличная».

Оставаться на месте преступления резона не было, поэтому мы ушли из таверны, напоследок подпалив ее со всех сторон. Заночевали мы дальше по дороге, углубившись в лес метров на пятьсот. Город увидели к середине следующего дня. Произошло сие знаменательное событие весьма буднично: лес резко расступился, и с небольшого пригорка открылся отличный обзор на Рекер.

«Красиво…»

Город лежал перед нами как на ладони. На зрение я никогда не жаловался, поэтому смог хорошенько его рассмотреть. Рекер в основном состоял из трех- и четырехэтажных сооружений, построенных из разных строительных материалов. Тут был и кирпич, и строительный камень, были даже бетонные строения. Хотя, откуда здесь бетон? Конечно, я не был полностью уверен в своих первых впечатлениях, так как расстояние оставалось приличным. Среди этой сероцветной массы торчали шпили религиозных и административных зданий.

«Похоже на региональный культурный центр».

Еще какую-нибудь очевидную вещь скажешь?

«Конечно, скажу. Ты заметил, какие узкие улочки. Даже отсюда видно. Широких почти нет. Надеюсь, ночные горшки из окон на улицы не выливают…»

Там должна быть канализация.

«Ты в это веришь?»

Я это помню. Мы же читали историю Империи Кахор. В ней была развитая канализация; там еще была пометка, что технология строения канализации пережила все войны и активно используется доныне.

«Ладно, пошли».

К городу мы приблизились через три часа. Рекер был окружен стеной высотой в добрый десяток метров, большей частью каменной, но иногда в ней встречались деревянные сегменты. Похоже, на целиком каменную стену ресурсов у города не хватило. Зато на ворота не поскупились, их я успел осмотреть, пока мы стояли в очереди. Ворота были полностью стальные, толщиной в полметра. Вероятно, для того чтобы привести их в действие, использовалась магия, потому что иначе я плохо представлял себе, как их открывать и закрывать. Масса сооружения слишком велика для технологий Средневековья.

Хорошо, что в город пропускали почти до самой ночи. Заплатив стражникам положенную мзду в пяток медяков с каждого, мы прошли внутрь и оказались на небольшой площади, образованной стенами прилегающих сооружений. От площади уходили две широкие улицы и одна маленькая улочка. Тут и там попадались лотки с едой и всякой дребеденью.

«На мой взгляд, город плохо приспособлен для обороны».

Склонен согласиться. Толщина стен всего три метра. Простреливаемого коридора для «приема дорогих гостей» за воротами тоже не оказалось.

— И куда теперь? — поинтересовался Тор. — Надо было старикана спросить о здешних тавернах.

— Тише, — зашипел я, — ты лучше места не придумал, чтобы лишнее болтать? А куда идти, сейчас узнаем.

Я огляделся.

— Спросим у той бабули, — сказал я ребятам, кивая на один из лотков.

Мы подошли.

— Доброго вечера и удачной торговли, — приветствовал я торговку, одновременно разглядывая ее. Обычная старушка, немного сгорбленная, седые волосы, лицо в морщинках, уже помутневшие от возраста серые глаза.

— Здравствуйте, путники, — отозвалась она удивительно молодым голосом.

— Мы тут в первый раз, — начал я, — и не знаем, где остановиться. Не посоветуете какую-нибудь гостиницу? Чтобы без мордобоя по вечерам, с приличной кухней и прочими сопутствующими прелестями жизни?

— Есть такая, — мгновенно откликнулась торговка. — «Рогатый карлик» называется. Очень хорошая гостиница, только дорогая. И хозяин Прес приятный в общении.

— Ну если приятный в общении, — при этих словах я улыбнулся, — то, думаю, в цене мы договоримся. А как туда добраться?

— Идите по вот этой дороге, потом сверните в переулок за лавкой кожевника, дойдите до дома смирения, там нужно пройти по мостику. Затем…

— Стоп, стоп, — остановил я бабулю. — Простите, уважаемая, но в незнакомом городе мы вряд ли не заблудимся, если пойдем по переулкам. Это уж наверняка. Можно путь попроще выбрать?

— Можно и попроще, но тогда вам придется сделать крюк.

— А может, нас кто-нибудь проводит? — спросил вдруг Фериш.

— Может, и проводит, — ответила бабулька и, хитро сощурившись, уставилась на меня.

— Мы заплатим, — усмехнулся я. — Время дороже.

Старушка, поняв, что альтруизм не понадобится, развернулась боком и закричала:

— Вставайте, разгильдяи! Только и можете, что валяться, — и, глянув на меня, спокойным, немного извиняющимся тоном пояснила: — Внуки мои бестолковые.

Из-под груды мешков, на которую я сначала не обратил внимания, вылезли два заспанных парня — близнецы, сверстники Фериша и Родигеса.

— Проводите этих господ до «Рогатого карлика», — сказала бабуля, раздавая им подзатыльники, — для профилактики, наверно. И, вновь посмотрев на меня, добавила: — Дочка моя беспутная в подоле принесла лоботрясов этих. Перед смертью… Одного Ариком кличут, другого — Яриком.

После этих слов старушка загрустила. Это мне не понравилось, поэтому я поспешил отвлечь ее от несвоевременно нахлынувших воспоминаний.

— Сколько мы должны за их услуги?

Услышав про деньги, бабуля повеселела:

— Сколько не жалко.

— Хватит? — спросил я, бросая на лоток серебрушку.

— Вполне.

— Пошли, — повернулся я к близнецам.

Парни, довольно быстро прогнав остатки сна, бодро зашагали по улице. Мы двинулись следом. Близнецы оказались словоохотливыми: они наперебой рассказывали о городе и иногда ввинчивали вопросы. На вопросы, естественно, никто из нас не отвечал, а рассказ о городе оказался достаточно интересным. Единственное, что раздражало, это одинаковые голоса братьев и то, что они то и дело перебивали друг друга. Выглядело это так:

— Здесь живет… — Арик.

— …маг, который… — Ярик.

— …занимается управлением погодой… — Снова Арик.

— …в ближайшей округе… — Опять Ярик.

Это вызывало ощущение, что говорит один человек, который постоянно прыгает с места на место. Но в целом мы были довольны. Десять минут неспешной ходьбы по переулкам, дворам и прочим малолюдным местам, и мы оказались перед четырехэтажным зданием из коричневого кирпича. Гостиница стояла обособленно от соседних строений, что не могло не радовать, так как паранойя упорно напоминала о ворах и убийцах, крадущихся по крышам. На территории росла трава и редкие, вероятно, декоративные деревья.

«В целом добротное впечатление производит».

Согласен.

— Вот эта гостиница, — сказал Ярик (или Арик), кося глазом на Джулу.

Стоит отметить, что в дороге они постоянно оглядывались на нее. Ну, это понятно — девчонка молодая, красивая. Джула в очередной раз покраснела от такого внимания.

— Отлично, — ответил я. — Думаю, нам понравится.

— Подождите нас. Мало ли… не договоримся с хозяином, — добавил Тор.

Мы вошли, и мой взгляд сразу же уткнулся в чье-то брюхо.

— Чем могу быть полезен? — донеслось до меня откуда-то сверху.

Пришлось задрать голову почти до хруста позвонков, что не добавило мне радости.

— Можете. Для начала не могли бы вы отойти подальше. А то, знаете ли, голова кружится, когда смотрю. А во-вторых, скажите, кто хозяин.

Гигант отошел от нас, и я смог его рассмотреть. А поглядеть было на что: рост больше трех метров и метра полтора в плечах, а в области живота еще шире. Он прямо-таки психологически давил своими размерами.

Мы находились в просторном холле, в который выходило несколько дверей. Кроме великана в нем было два охранника в легких кольчугах и при мечах.

— Этот великан, — произнес мне на ухо Тор, — наверно, из равнинных. Видишь, какой маленький. У горных некоторые до пяти метров вырастают.

«Какой маленький! Прямо малыш…»

Великан был одет в светло-серые штаны и такого же цвета рубаху с короткими рукавами, из-под которых виднелись руки, точнее, два волосатых бревна. Наш новый знакомец не блистал красотой. Нет, его лицо не вызывало отвращения, но все черты были чересчур массивными, а выпирающие надбровные дуги и челюсть не отвечали канонам человеческой красоты.

После встречи с этим чудищем я понял, что смутило меня, как только я увидел гостиницу, — четырехметровые потолки.

— Собственно, я и есть хозяин этого заведения. Чем могу?.. — Если бы камни умели говорить, они говорили бы именно таким голосом.

— Великолепно! — обрадовался я. — Нам порекомендовали вашу гостиницу как лучшую, и мы хотели бы воспользоваться вашим гостеприимством.

— Все? — поинтересовался великан.

— Да.

— Хорошо. Меня зовут Прес, — сказал великан и встал за конторку. — Какие номера вас интересуют?

— Не знаю. А какие у вас есть?

— Несколько двуместных и трехместных. Они почти пустые, зато дешевые. Если вы не стеснены в средствах, есть прекрасный комплекс на четвертом этаже: десять комнат, из них шесть спален, две гостиные, ванная и большая кладовая.

Я переглянулся со своими.

— Покажите комплекс.

Великан кивнул охраннику и, сделав приглашающий жест, вошел в одну из дверей. Поднявшись по лестнице и миновав небольшой коридор, мы оказались перед массивной деревянной дверью, укрепленной стальными полосками.

— Здесь спальни, тут гостиная, — перечислял Прес, — кладовая, на нее, естественно, наложены чары стазиса, вот ванная, горячая вода всегда есть. Гостиница, естественно, охраняется. Вы видели охранников внизу.

— Как вам? — спросил я у своих. Они кивнули в ответ: номер оказался выше всяких похвал. — Сколько стоит?

— Золотой в день, включая стол.

— Дороговато.

— У меня лучшая гостиница в городе, — спокойно сказал Прес.

— Я уверен, что в городе можно найти гостиницу не хуже и в разы дешевле.

— Я не торгуюсь, — отрезал Прес.

— Я тоже, — заявил я. — Постоянным клиентам делают скидку.

— Вы не постоянные клиенты.

— Если все так хорошо, как ты расписываешь, то точно ими будем, — улыбнулся я.

Великан усмехнулся:

— Лень торговаться. Так и быть, на треть сброшу. Надолго к нам?

— Минимум на три дня. Возможно, больше. Зависит от того, как быстро решатся вопросы в городе. Оплата вперед?

— Желательно.

Я достал пару золотых и вложил в руку великана:

— Здесь за три дня. Если решим задержаться, доплатим.

— Люблю платежеспособных клиентов. — Великан небрежно бросил монеты себе в карман. — Ужин подать?

— Да, через полчаса-час. Нам нужно помыться и отдохнуть с дороги. — Я огляделся. — На всякий случай предупреждаю: мы очень не любим, когда нас беспокоят, и тем более когда к нам входят без разрешения.

— Естественно, — с обидой прогудел Прес. — У меня все-таки лучшая гостиница в городе и сервис соответствующий.

После этих слов он отдал мне ключи и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь.

«Без него как-то просторнее стало…»

И не говори! У меня чуть комплекс Наполеона не появился от его присутствия.

— Тор, а что ты хотел от близнецов?

— Нам завтра проводники по городу не помешали бы.

— Толково придумано. Кто пойдет вниз?

— Пошли вместе.

Мы с Торреном спустились, дали близнецам серебрушку и объяснили, что за завтрашний день они смогут заработать еще по одной такой же на брата.

Потом все по очереди приняли ванну, пропустив вперед Джулу, с аппетитом съели ужин и разошлись по спальням.

«Отличное утро для отличного парня».

Не спорю — утро действительно отличное.

Встал с кровати, умылся и встретился с остальными за завтраком.

— Чем займемся? — спросил Торрен.

— Я лично предлагаю двинуть в банк, сбросить деньги. Такое количество наличности меня откровенно напрягает. Потом разделимся: я пойду закупать ингредиенты для алхимической лаборатории лича, а вы за съестными припасами. Неплохо бы еще шмоток прикупить. А то выглядите не лучшим образом.

— Можно подумать, ты выглядишь лучше, — ехидно ответил Тор.

— Если заметил, мой костюм выглядит так же, как и в первый день нашего знакомства.

Тор промолчал.

— Договорились? — спросил я. — Тогда встретимся здесь.

Мы быстро собрались и спустились вниз. Проводники уже пришли и ошивались около гостиницы. Посвятив их в наши планы, мы двинулись в банк.

Банковская система является таким же наследием Империи Кахор, как, например, канализация и довольно развитая система базового образования. После развала Империи банковская система пришла в упадок, но ее восстановили и развили гномы и карлики. То есть фактически они создали две системы: банк гномов и банк карликов, — которые между собой вяло конкурировали. Банковские системы не были монолитными: каждый банк принадлежал либо гномьей, либо карликовой диаспоре и перевести деньги из гномьего банка в банк карликов и наоборот было невозможно. Спектр банковских услуг тоже был весьма ограничен: перевод, получение наличности и хранение денег. Отмечу, что за хранение банки брали процент. Понятий «кредит» и «вклад с начислением процентов», а тем более «срочный вклад» или «сложный процент» не существовало в принципе. Все эти сведения я вычитал в библиотеке Бератрона, но втайне надеялся, что банковская система за последние полвека хоть немного изменилась в лучшую сторону.

После непродолжительного спора мы выбрали гномий банк, так как в нем, по слухам, было меньше бюрократических проволочек. Внутрь мы вошли впятером, оставив проводников снаружи.

После великана гномы меня совершенно не впечатлили: полтора метра — не три, хотя в ширину они были одинаковыми. Все гномы могли похвастаться роскошными шевелюрами и длинными бородами, заплетенными в косички.

— Чем можем помочь? — обратился ко мне какой-то коротышка.

Я вкратце обрисовал ситуацию, сказал, что у нас есть деньги, которые мы хотим отдать на хранение в их банк.

— Отличный выбор, господин, — обрадовался гном, — наш банк в разы лучше тех заведений, которые карлики по недомыслию называют банками, позоря это славное слово. Пройдемте.

Мы прошли в небольшой кабинет. Все-таки такое понятие, как «банковская тайна», здесь известно.

— Какую сумму вы хотите положить в наш банк?

— Около трех тысяч. Золотых, конечно.

После моих слов я думал, гнома хватит удар. Вероятно, по его шкале оценок наша платежеспособность была намного ниже. Но коротышка оказался крепким парнем и, справившись с удивлением, расплылся в такой улыбке, как будто увидел любимую бабушку с пирожками.

— Какой будет вклад? На предъявителя или именной?

Пришлось расспросить гнома о различии между этими вкладами. При вкладе на предъявителя вкладчику вручали специальный магический медальон. Только предъявив его, вкладчик мог работать со счетом. В случае утери медальона вкладчик должен был назвать кучу известных лишь ему кодовых слов. К сожалению, с данным вкладом можно было работать только в том банке, где открывался счет. Именным вкладом можно было управлять и из других банков. Но у нас не было документов. Что в принципе не считалось серьезной проблемой в этом мире, так как крестьяне и другие беднейшие социальные слои никогда не обладали документами. Кто их переписывает, верно? Хотя вру. Насколько я помню, управляющие периодически объезжают деревни и пересчитывают крестьян. Но в целом для того чтобы обеспечить каждого документами, этот мир не дошел.

Мы положили в банк почти все деньги, оставив около двух сотен золотых на покупки. Получив медальон и согласовав кодовые слова, мы вышли на улицу.

— Надо бы раздобыть документы, — произнес Тор. — Идеи есть, как это сделать?

— Не знаю. Наверно, есть люди, которые за смешную сумму могли бы нам помочь. Но как их найти? — рассуждал я. — Ладно, дел куча, так что разделимся.

Мы разошлись. Я с Яриком (или Ариком) направился на окраину города в лавку мастера-алхимика Реовале.

— Арик… — сказал я.

— Я Ярик, — ответил Ярик.

«Меня эти клоны напрягают!»

— Хорошо, Ярик. Что ты знаешь о мастере Реовале?

— Ничего не знаю. Город большой, господин.

— Ладно, тогда другой вопрос. Бордели у вас есть?

— Нет, господин. У нас в городе есть небольшой храм богини Афры. А она богиня любви, ее жрицы оказывают такие же услуги, только более качественно.

— Не суть важно, после алхимика проводишь меня туда.

— Хорошо, господин.

До лавки пришлось идти больше получаса.

— Это здесь, — сказал Ярик и с гордостью добавил: — А дальше начинается улица магов. Там живут алхимики, маги и волшебники.

«Вероятно, такое скопление магов в одном городе — это круто?»

Вероятно, да.

— И что у них интересного? Чем и где торгуют, что за услуги могут предложить? А иначе мне толку с этих магов ноль.

— Простите, господин, но я не знаю. Единственное, что известно мне, это то, что многие устроили лавки прямо в своих домах, так же как и мастер Реовале.

— Ладно, разберемся. Подожди меня, — С этими словами я вошел в дом алхимика.

За спиной звякнул колокольчик. Я огляделся: большой торговый зал, по краям которого стояли застекленные стойки и витрины с бутылками, листьями, кореньями, камнями. В лавке витал характерный запах трав и каких-то химических элементов.

Из двери в противоположной стене вышел высокий худощавый человек.

— Чем могу быть полезен? — с профессиональной улыбкой торговца спросил он.

— Я хотел бы видеть мастера Реовале, — сказал я, разглядывая незнакомца. Чуть раскосые глаза и длинные заостренные уши выдавали в нем эльфа.

— Это я. Хотите что-то приобрести? У меня есть свежее приворотное зелье, есть лечебные зелья, зелья регенерации…

— Подождите, — прервал я его и для начала решил удовлетворить свое любопытство: — Вы эльф?

— Полуэльф. — Улыбка исчезла с лица мастера. — Это что-то меняет? Какие-то трудности?

— У меня? Нет конечно. Просто для прояснения обстановки спросил. Прошу прощения, если невольно вас обидел. А от вас мне нужно много чего… Большой заказ. Все написано здесь.

С этими словами я вытащил список лича и протянул его алхимику.

«Бератрон мог бы и предупредить, когда отправлял к этому полуэльфу».

Самому стоило додуматься. Ведь на вопрос, а не сдох ли мастер за пятьдесят лет, он ответил, что не должен был.

Мастер долго вчитывался в список, и улыбка вернулась на его лицо.

— Пойдемте, — сказал он и показал на дверь, из которой недавно вышел.

Я последовал за ним. По пути нам встретился какой-то малец, судя по всему, сын мастера, и отец велел ему присмотреть за лавкой.

— Что ж… — начал алхимик после того, как мы расселись в креслах, — вина?

— Нет, спасибо. — Не люблю я эту кислятину. Берут хороший виноградный либо не виноградный, но все равно хороший, сок и портят его. Лучше уж сок выпить.

— А себе я налью. Вы не против?

— Конечно нет. Вы хозяин.

Полуэльф отошел к бару в угол кабинета, плеснул себе вина и вернулся обратно.

— У вас большой заказ, — сказал он и пригубил напиток.

— Вы не поверите, но я в курсе, — не удержался я от сарказма.

— Я не смогу его выполнить полностью. Понимаете, некоторые позиции, к примеру… — мастер заглянул в список, — экстракт семенной жидкости черного василиска, очень редки и крайне дороги, а кристаллы кровавого камня еще и изготавливаются в течение десяти лет.

— Я понимаю… Надеюсь, вы сможете найти недостающее… допустим, у ваших коллег.

— Это займет время, — сказал полуэльф.

— Сколько?

— За некоторыми ингредиентами, вероятно, придется съездить в другие города.

— Сроки?

— Минимум три дня, максимум — две недели.

— Сделаем так. Все, что есть и что вы сможете достать в течение трех дней, отправьте в гостиницу «Рогатый карлик». Я там остановился. Все остальное оставьте у себя. Я не знаю, когда буду в вашем городе в следующий раз. Теперь договоримся о цене. Сколько стоит весь заказ?

— Примерно четыреста золотых, может, чуть больше. Вам, как крупному клиенту, готов скинуть пятую часть на все ингредиенты, что есть у меня.

«Мне кажется, или ингредиенты что-то уж очень дорогие?»

Попробуй сам получить семенную жидкость черного василиска. Думаю, это не так просто.

— Отлично. Рассчитаемся, когда заказ будет готов.

— Хорошо, — ответил мастер с радостью.

Я его понимал: не каждый день приходит такой клиент.

— Тогда до свидания, — попрощался я.

— Я вас провожу.

Оказавшись на улице, я с удовольствием глотнул свежий воздух.

— Ярик, — окликнул я своего провожатого, который разглядывал витрину соседней лавки.

— Да, господин, — сказал тот, подбежав ко мне.

— Двигаем в бордель, точнее, в этот ваш храм любви.

Я быстро нашел настоятельницу, узнал о размере пожертвания, обрисовал ситуацию и договорился прийти на следующий день. После этого я вернулся в гостиницу и заказал еду. Моих еще не было.

— Ярик, — обратился я к проводнику, который сидел со мной за столом, — сможешь найти остальных? Куда Арик повел их?

— Конечно, господин! — Проводник вскочил.

— Нет, вначале перекуси. Не зверь же я.


Джула, Тор, Фериш, Родигес

— Какое красивое! — ахнула Джула.

Несмотря на то что Джула сказала это тихо, Торрен услышал. Платье действительно было красивое: длинное, цвета лесной зелени, из какого-то хитрого материала.

— Давай купим. — Тор жестом подозвал хозяйку магазина. — Сколько оно стоит?

— Платье очень дорогое. Сшито из имперского шелка.

— Я спросил, сколько стоит, а не из чего сшито. Повторяю вопрос. Сколько?

— Сорок серебряных, — процедила хозяйка, прикидывая платежеспособность покупателей. На ее взгляд, Торрен и его спутники выглядели не очень.

— Джула, ты точно хочешь это платье? А тот тут хозяйка чересчур хамливая, — обратился Тор к Джуле, не обращая внимания на стоящую рядом женщину.

— Нет, нет, Тор, — смутилась Джула. — Это очень дорого.

— Джула, малышка, не обращай внимания на цену. Денег хватит. Тебе нравится платье?

— Да, — неуверенно кивнула девушка.

— Хорошо. — Тор повернулся к хозяйке. — Подгоните платье по фигуре. Вот деньги. Заодно подберите обувь, белье. Можете еще платьев поискать. И главное, походную одежду, — мы часто ездим по делам.

Опешившая хозяйка сказала:

— Все сделаю в лучшем виде.

— Будем через час-два, — бросил через плечо Тор.

Братья и проводник вышли за ним.

— Куда теперь? — спросил Фериш.

— Нам тоже надо одеться поприличнее, — ответил Тор. — Арик, полагаемся на твое мнение.

— Хорошо, господин.

Арик привел их в большой магазин, который был до странности безлюден. Навстречу им выкатилось абсолютно круглое невысокое существо.

— Уважаемые господа, вы пришли в лучший магазин одежды в городе. Чего желаете? Если вы не найдете этого у Легора, вы не найдете этого нигде. У меня есть отличные походные куртки. А вот костюмы для бала. В таких не стыдно к королю явиться, — тараторил торговец.

Торрен с братьями были удивлены такому напору, но, видно, у Легора взгляд был наметан и он смог оценить платежеспособность покупателей.

— Господин Торрен, — тихонько произнес Арик, — это лучший в городе портной по пошиву мужской одежды, но берет за работу безбожно.

— Спасибо, Арик. Мастер Легор, будьте добры, подберите нам кое-что.

Пробежав глазами длинный список, торговец колобком покатился между шкафами и стеллажами. Выбор вещей и примерка заняли полтора часа. Расплатившись и объяснив, куда доставить вещи, Торрен с братьями вернулись за Джулой, где их и нашел Ярик.


Сен

Успел ровно к тому моменту, когда Джула демонстрировала парням платье.

— Красавица! — воскликнул я с улыбкой. — Да-да, красавица. Не смущайся. Парни, подтвердите!

— Даже не обсуждается.

— Сестренка, ты очень красивая.

— Джула, подрастешь, и мужчины будут укладываться штабелями у твоих ног, — усмехнулся я. — Ладно, к делу. Вы купили одежду?

— Да, — ответил Торрен, — у мастера Легора. Правда, нам это обошлось в семнадцать золотых.

— А качество как?

— Отличное, на некоторые вещи даже чары нетленности наложены. По крайней мере, колобок уверял нас в этом.

— Ладно, тогда и я к нему забегу. Зайдите за мной, когда освободитесь.

Быстро заскочил к портному и сделал заказ на нижнее белье, штаны, рубашки и куртки.

«Бери больше, а то кто знает, когда в следующий раз будешь в городе».

Тут ты прав, надоело в одной и той же одежде ходить.

— Сен, ты освободился? — заскочил в магазин Родигес. — Тор говорит, что ты, как женщина, выбираешь долго.

— Да все уже, — ответил я. — А где остальные?

— Пошли в оружейный ряд.

Попрощавшись с портным, мы вместе с Родом и Яриком отправились в оружейные ряды. Там ничего особенного не нашли, зато в рядах бронников подобрали отличную кольчугу для Джулы. Как нас уверяли, гномьей работы. Для братьев гномьих кольчуг не нашлось, поэтому им пришлось довольствоваться товарами человеческих кузнецов.

Уже в гостинице перед сном я получил сообщение мыслеинтерфейса от наноботов:

«Проверка работоспособности и функциональности зародыша Сигмара завершена на восемьдесят три процента.

Присутствуют необратимые повреждения зародыша.

Рекомендовано удалить зародыш во избежание проблем с мозгом».

Далее предлагалось выбрать между «Продолжить» и «Удалить».

«Что-то мне не нравится эта ситуация…»

Именно так! На всякий случай продолжим проверку.

Отдав приказ вторичным на подробное исследование технической документации по мобильным Сигмарам, я закрыл глаза и уснул.

На следующее утро после завтрака я оповестил всех о том, что нам надо сходить в одно место. Естественно, посыпались вопросы, зачем и куда, но я отмалчивался. Конечно, можно было сразу рассказать, но я решил немного всех помучить.

Выйдя из гостиницы, я спросил Ярика:

— Помнишь, мы вчера проходили таверну «Трезвый богомол»?

— Да, господин. На площади Трех храмов.

— И как там?

— Хорошее заведение, но не лучшее.

— Понятно. Отведи нас туда.

В таверне мы выбрали свободный столик в дальнем углу зала.

— Сен, ты не устал играть в разведчика? — поинтересовался Торрен. — Зачем мы сюда пришли?

— Тор, Джула, мы скоро, — не отвечая на вопрос, я встал и, кивнув братьям, сказал: — Вы двое за мной.

«Какие дисциплинированные пацаны: ни одного лишнего вопроса».

Ага, настоящая находка для армии.

Мы вышли из таверны и повернули к одному из храмов.

— Интересно, куда мы идем? — спросил я у ребят.

— Конечно, — улыбнулся Родигес.

— А почему не спрашиваете?

— Нас отец учил не задавать людям вопросы. Если человек захочет, то сам расскажет, — ответил Фериш.

— Толковый у вас был батя, — покачал я головой, — но проясню обстановку. Идем мы в храм любви, а точнее, к жрицам любви. Если быть совсем точным, то идете туда вы, а я вас просто сопровождаю.

Двадцать секунд ошарашенного молчания, и потом робкий вопрос Родигеса:

— А… а зачем?

— Воспользоваться их услугами. Кстати, у вас уже было?..

— Что?.. — спросил Родигес.

— Что-что? — передразнил я. — Секс, занятие любовью, катание женщины на одноглазом змее, — назовите, как хотите. Было или нет?

Еще десять секунд молчания, в течение которых парни покраснели до кончиков ушей.

— Нет.

— И у меня нет.

— Ну вот видите, — жизнерадостным голосом известил я, — вы уже кровь чужую пролили, а женщин до сих пор не попробовали. Непорядок! Несправедливость! А с несправедливостью надо бороться. Причем всеми доступными средствами, в особенности, — при этих словах я поднял вверх указательный палец, — такими приятными. О, кстати, мы уже на месте.

На крыльце храма нас встретила настоятельница.

— Господин Сен, мы вас ждали.

— Я рад вас видеть. Вот эти двое — те, о ком я вчера говорил. Все готово?

— Да, конечно. Мальчики, проходите, — настоятельница подтолкнула обоих к входу, — вас там не съедят.

Фериш и Родигес исчезли внутри храма.

— Настоятельница, — начал я, — как ваше имя? Я так его и не знаю.

— Настоятельницы храма Афры не имеют имен. Это одно из правил нашей веры.

— Хорошо. Вот пожертвование к вящей славе Афры. — С этими словами я протянул три золотых. — Надеюсь, все будет в лучшем виде? Понимаете, мои братья недавно потеряли отца и прошли сложный путь…

— Сен, — прервала меня настоятельница, — ты уже вчера все рассказал. Все будет в порядке. Может быть, тебе тоже надо помочь? Афра будет рада… — С этими словами она подошла почти вплотную, и запах страсти, исходящий от нее, ударил мне прямо в голову. В воображении начали мелькать различные картинки. Я оглядел свою собеседницу: скромное платье не скрывало аппетитную фигуру; светлые волосы свободно струились но плечам; вызывающе торчали соски… И при этом взгляд невинной девочки… Убийственный коктейль!

«Стоп, не ведись на этот взгляд!»

Черт, чуть не затащила в постель.

Отдал приказ наноботам на экстренное приведение гормонального уровня в нормальное состояние и отстранился от настоятельницы.

— Простите, но с сожалением вынужден откланяться. Меня ждут.

Я чуть ли не физически почувствовал, как на меня накатывает волна страсти и похоти. Но наноботы пока справлялись.

— Жаль, — расстроенно ответила настоятельница, — буду ждать, когда у вас найдется достаточно времени на посещение храма.

— Сам с нетерпением жду этого момента, — вежливо сказал я.

Настоятельница только кивнула в ответ и исчезла внутри храма.

Что-то я перенервничал.

Закурил сигариллу.

Как она на меня подействовала. Всегда держал член в узде, а тут такое…

«Во-первых, если ты не заметил, в ее запахе угадывались какие-то афродизиаки, вероятно, натуральные; во-вторых, она все-таки жрица и могла воздействовать на тебя, например, ментально».

На меня не действует ментальная магия.

«Кто тебе такое сказал? Твои мысли нельзя прочесть, а воздействовать на твои эмоции вполне возможно».

Логично. А в кого ты такой умный? Для внутреннего голоса ты слишком сообразителен.

«Явно не в тебя».

Продолжая поругиваться со своим внутренним голосом, я рассматривал храм. Вчера как-то не хватило на это времени. Храм представлял собой белокаменное трехэтажное здание с красивыми колоннами и довольно фривольными статуями, стоящими вокруг.

И тут мой взгляд зацепился за двери. Как я не заметил этого вчера??? Двери храма были выполнены в виде огромных женских половых губ. Видать, сильно вчера забегался, раз не заметил такого.

«Да, кстати, Джула и Торрен ждут».

Я развернулся и быстрым шагом вернулся в таверну, где и поведал, куда отправил братьев.

— Ты нормальный? — спросил Тор. — Как тебе такое в голову пришло?

— Абсолютно. Они потеряли отца, каждый повесил на себя по трупу. И в результате сильный стресс, который они подавляли. Чтобы его снять, нужна умелая женщина. Джула, — обратился я к девушке, — к тебе это не относится. У мужчин психика менее устойчива, чем у женщин. Так что парней надо было спасать.

— Что-то я не заметил у них стресса, — не унимался Тор.

— Первое убийство — всегда стресс. И вообще дело уже сделано. Или ты хочешь сдернуть их со жриц? Они там уже, наверно, третий круг заканчивают.

При нашем разговоре Джула как обычно покраснела.

Прошло около трех часов.

— Они там рекорд решили установить? — злобно поинтересовался Торрен. — Для первого раза многовато! Я устал сидеть в этом трактире и пить пиво.

— Я тоже, но иногда полезно потерпеть. Смирение и терпение, Тор, — залог гармоничной личности.

Наконец дверь отворилась, вошли наши секс-гиганты и молча уселись напротив нас, пытаясь скрыть улыбку до самых ушей.

— Что, так и будем молчать? — поинтересовался Тор. — Может, расскажете?

Я показал официантке, чтобы она принесла стакан ягодного сока.

— А что рассказывать-то? — с вызовом спросил Фериш.

— Не дерзи, а то уши надеру, — осадил его Тор и обратился ко мне: — Почувствовали себя настоящими мужиками.

В этот момент официантка принесла сок.

— Почему бы и не почувствовать? — спросил я и пригубил напиток.

— Черт! Что она тут делает? Как задницей чувствовал, что не стоило сегодня никуда идти! — воскликнул вдруг Тор.

Я проследил за взглядом Торрена и увидел ослепительно красивую девушку с волосами цвета снега. И что немаловажно, за ее спиной стояло четверо бойцов.

— Кто такая? — тихонько спросил я.

— Рабера.

— А кто это?

— Старшая сестра Ратиры. А Ратира — это…

— Я помню, Ратира — это та обесчещенная эльфийка, из-за которой ты экстренно свалил из дома, — закончил я.

«Мне одному кажется, что у нас проблемы?»


Библиотека Бератрона, пятитомник «Этот удивительный мир»

мага-исследователя Гулера, том первый «О расах», глава седьмая «Эльфы»

Существуют четыре ветви эльфов.

Светлые эльфы, они же лесные.

Данных о происхождении нет.

Ареал обитания: леса вокруг Игольного залива.

Основные соседи: Северная империя, Южная империя.

Описание типового светлого эльфа: рост от метра семидесяти до метра восьмидесяти, худощавое телосложение, кожа светлая, волосы светлые, лицо строго овальное, глаза большие, раскосые, светлые, уши вытянутые. Светлые эльфы несколько сильнее человека и значительно выносливее. Мастера маскировки в лесистой местности. В любом другом месте чувствуют себя неуютно. В качестве оружия предпочитают короткие парные мечи либо схожее по размерам вооружение, серпы, короткие боевые цепи и тому подобное. Имеют способности к магии жизни и к так называемой магии леса. Стоит отметить, что почти все светлые эльфы являются неконтролируемыми эмпатами. Продолжительность жизни от трех тысяч лет до бесконечности, в зависимости от уровня владения магией жизни.

Общественное устройство: монархия. Аристократия — главы собственных Домов.

Религия: пантеон из двадцати трех основных богов во главе с Богом-Лесом. Основная святыня — меллироны, которые считаются аватарами Бога-Леса.

Интересные факты:

— редкие особи владеют стихийной и пространственной магией. Такие особи очень ценятся в светлоэльфийском обществе и практически никогда не покидают территорию государства;

— светлые эльфы являются мастерами интриг, провокаций, лжи и полуправды;

Известные мифы:

— дальнозоркость эльфов. Они действительно воспринимают более широкий спектр оттенков, но дальность их зрения не превышает среднестатистического показателя для людей;

— эльфы — прекрасные лучники. Нет никаких логических объяснений этого мифа, так как эльфийские леса густые и применение лука или другого метательного оружия довольно сомнительно;

— эльфы — самые красивые создания в мире. Этот миф порожден последствиями применения неконтролируемой эмпатии светлых, которая заставляет психически слабых людей видеть эльфов краше, чем они есть.

Песчаные эльфы, они же солнечные.

Предположительно, солнечные эльфы являются потомками исследовательской экспедиции светлых, отправленной в пустыню Сурим. Первые упоминания о расе появились примерно сорок тысяч лет назад от основания Империи Кахор.

Ареал обитания: северо-западная часть пустыни Сурим.

Основной сосед: халифат Сурим.

Описание типового песчаного эльфа: рост от метра восьмидесяти до двух метров, худощавое телосложение, схожая со светлыми эльфами внешность, за исключением темных волос и кожи, чудовищные выносливость и сила, способность жить при температуре свыше пятидесяти градусов. Предпочитают легкие мечи и сабли, мастерски владеют луком. Имеют магические способности к стихии земли и воздуха. Продолжительность жизни от пятисот до пяти тысяч лет.

Общественное устройство: неизвестно.

Религия: неизвестно.

Интересный факт: солнечные эльфы — одна из самых скрытных рас. Даже во времена Империи Кахор они почти никогда не покидали свою территорию. В наше время встретить песчаного эльфа невозможно.

Темные эльфы, они же дроу.

В две тысячи третьем году от основания Империи Кахор среди светлых эльфов произошел раскол по причине того, что часть населения требовала начать практиковать темные искусства. Чтобы не допустить гражданской войны среди эльфов, имперский Совет принял решение о переселении возмутителей спокойствия на восточное побережье материка. Там они приняли самоназвание дроу.

Описание типового дроу: отсутствует, так как темные эльфы активно смешивались с другими расами. Единственная характерная особенность — ярко-красные глаза, по одной из теорий, — следствие постоянной работы с магией крови и другими темными искусствами.

Основной сосед: Вольные баронства.

Общественное устройство: формально монархия, фактически анархия.

Религия: официальной религии нет.

Интересные факты:

— во времена Империи Кахор дроу активно использовались в карательных войсках;

— дроу очень агрессивны и обладают неуравновешенной психикой;

— темных эльфов часто можно встретить в отрядах наемников, где они реализуют свои агрессивные наклонности.

Северные эльфы, они же ледяные.

Во времена распада Империи Кахор часть светлых эльфов-стихийников откололась и переселилась к северу от Гномьих гор. Причины раскола неизвестны.

Описание типового северного эльфа: рост от метра восьмидесяти до двух метров, худощавое телосложение, лицо овальное, волосы белые или черные, глаза преимущественно темные, цвет кожи светлый. Предпочитают совершенно разные виды вооружения и брони. Имеют способности к любой стихийной магии и магии жизни. Продолжительность жизни от тысячи лет до бесконечности.

Общественное устройство: монархия, аналогичная общественному устройству светлых эльфов.

Религия: пантеон из десяти богов во главе с Дедом Морозом. Основная святыня — ледяные деревья серраши.

Интересный факт: внешность северных эльфов довольно сильно отличается от облика их светлых собратьев. Существует гипотеза, что после раскола ледяные эльфы по неизвестным причинам предпочли изменить собственную внешность с помощью магии жизни.

Глава 7

Северная эльфа

…Я чувствую, что ты вся — нега, вся — гроза,

Вся — молодость, вся — страсть; и чувства без названья

Сжимают сердце мне пленительной тоской…

Игорь Северянин

Сен

Что делаем?

«Ответ очевиден…»

И?

«Надо откатать с ней вольную программу…»

Я серьезно!!!

«Я тоже… ты только посмотри, какая красотка. Она будет венцом твоей коллекции».

Но для начала надо решить текущую проблему. Тебе так не кажется?

«Ага. Под дурачка или внаглую?»

Думаю, внаглую.

«Вперед, и постарайся не сдохнуть».

Все эти мысли заняли пару мгновений, и на моем лице заиграла приветливая улыбка. Я вышел из-за стола и, оказавшись спиной к Рабере, тихонько сказал своим:

— Будьте готовы к драке. Постараемся обойтись… Но мало ли…

«Импровизация — это наше все!»

Не ожидая ответа, я развернулся навстречу нашей проблеме и быстрым шагом направился к Рабере.

— Госпожа Рабера, рад вас видеть. Торрен так много рассказывал о вас. — Пока я произносил эти слова, расстояние до эльфийки сократилось до одного метра. Охрана на меня даже не среагировала.

«А это вообще охрана? А если бы ты с враждебными мыслями шел? Имперские волки давно уже десяток-другой парализующих игл в тебя всадили бы так, на всякий случай».

— Позвольте, но… — начала эльфийка, но я не дал ей договорить.

— Вы ослепительны. Если возлюбленная Торрена красива хотя бы наполовину вашего, то ему могут позавидовать даже боги. — С этими словами я взял ее за руку. — Простите за фамильярность, позвольте пригласить вас и ваших спутников за наш стол.

С этими словами я двинулся к нашему столу. Эльфийка была настолько ошарашена, что не вырвала руку и послушно пошла за мной.

«Охрана действительно больше для красоты…»

Ага.

Адреналин стремительно повышался. Какая бы охрана ни была, но их все-таки четверо, и, думаю, подготовка у них лучше, чем у разбойников, да и внезапности с нашей стороны нет… Терять никого из своей команды я категорически не желал.

— Трактирщик, — я щелкнул пальцами, привлекая внимание полного мужчины за стойкой, — еще один стол придвинь к нашему, у нас гости. Сок и лучшее вино, которое у тебя есть. Да побыстрей!

— Уважаемая, простите за задержку, но мы не ожидали вашего прибытия…

Я говорил без перерыва, перемежая извинения комплиментами, комплименты — шутками. Трактирщик, надо отдать ему должное, быстро распорядился и о столе, и о вине, и буквально через пару минут все было готово.

— Присаживайтесь. Это мои братья Фериш и Родигес, прекрасная молодая леди — моя любимая сестра Джула, ну а этого господина, — я кивнул на Тора, — знают все: мой лучший друг Торрен. А это госпожа Рабера, сестра невесты нашего любимого Торрена. К сожалению, ее попутчиков я не знаю, но, думаю, госпожа Рабера просветит нас в этом вопросе.

— Конечно, — ответила эльфийка. — Это моя охрана. Имен вам знать не надо. Присядьте, — сказала она охране и обратилась уже ко мне: — А вас, незнакомец, попрошу отойти со мной для приватного разговора.

«Похоже, не прокатило…»

Дурачка из себя строить было бы еще более рискованно… Но пока за оружие никто не схватился, так что, может, и пронесет.

Мы отошли в другой конец зала и сели за свободный стол. С моего лица сползла маска радости, к тому же я занял неудачное положение, так как оказался спиной к своим.

Рабера глянула на меня и незаметно вздрогнула. У меня есть особенность: когда я перестаю улыбаться, мое лицо принимает жестокое выражение. Люди, которые знают меня давно, игнорируют эту особенность, а вот для чужаков такой резкий переход иногда бывает неожиданным.

— Итак, незнакомец… — начала эльфийка.

— Сен.

— Что?

— Меня зовут Сен, — представился я.

— Хорошо, Сен. Итак, Сен, кто ты такой?

— Я уже сказал. Сен, лучший друг Торрена.

— Я сильно похожа на идиотку?

— Нет. — При этом я посмотрел в ее глаза. Темные глаза цвета бушующей грозы плюс волосы цвета снега — это чересчур даже для меня. Пришлось воспользоваться помощью наноботов, чтобы унять гормональный всплеск.

«Что-то чересчур часто стали попадаться ослепительно красивые женщины… Может, мы все-таки находимся в бреду твоего больного мозга?»

Может быть… все может быть.

— Зачем нужно было разыгрывать это представление?

— Логичный вопрос, — усмехнулся я, — но так как я не считаю тебя идиоткой, то позволю тебе самой на него ответить.

— Что ж, попробую. — Она приняла правила моей игры, что несколько обнадеживало: не придется устраивать бойню. — Допустим, Торрен тебе действительно друг. Поэтому ты за него волнуешься, ведь в худшем случае ему грозит смертная казнь.

— А в лучшем — свадьба, — вставил я.

— Верно, — согласилась эльфа. — Но ты не знаешь, что решил совет эльфов и вампиров.

— Это еще почему?

— Он сбежал раньше.

— Не сбежал, — снова прервал я эльфийку, — а целесообразно покинул место обитания, чтобы получить дополнительное образование и посмотреть мир.

— Пусть так. — Она улыбнулась.

Темные боги… какая же у нее улыбка… Может, я влюбился? Чтобы идиотские мысли не лезли в голову, пришлось отдать мыслеинтерфейсу команду снизить уровень гормонов до нормы.

— Но в остальном все верно?

— Да, в логике тебе не откажешь. — Я улыбнулся в ответ.

— Ты не знаешь, какое решение принял совет, и тут появляюсь я. И тебе приходится импровизировать, чтобы немного запутать нас и постараться выиграть время и, возможно, получить информацию о том, что же все-таки решил совет. Поэтому ты плетешь словесные ловушки, чтобы запутать меня и мою охрану.

— Отмечу, что плету успешно: твои телохранители растерялись. Кстати, как ты выследила Торрена?

Она рассмеялась. Ее смех звучал, как весенние ручейки весной.

Сброс гормонов.

«Может, тебе их фиксированно в норму выставить?»

Не стоит.

«Мазохист».

— Неужели ты думаешь, что я оказалась здесь неслучайно? Не знаю, из каких земель ты пришел, но у нас не принято, чтобы принцесса эльфийского Дома лично гонялась за преступниками. Если бы совет вынес смертный приговор, — при этих словах она улыбнулась, — то за поимку Торрена назначили бы награду, которая устроила бы лучших охотников за головами. А охрана просто не ожидала никого встретить, и про Торрена они ничего не знают, так как той истории не давали широкую огласку даже внутри нашего Дома…

— А вдруг ты воспылала праведной местью, — я усмехнулся, — и решила лично поймать мерзавца, чтобы покарать его или привести к алтарю? А охрана все равно плохая. Вдруг я захотел бы тебя убить или еще какой вред причинить? А они стоят, ушами хлопают.

— Со своей охраной я сама разберусь, — резко ответила она и прикусила нижнюю губу.

«Очень эротично. Ты не находишь?»

Сброс гормонов.

Что-то чересчур меня к ней влечет. Не к добру это.

Тонкие, аристократичные пальцы моей собеседницы застучали по столешнице.

— Хватит, — я прикрыл ладонью ее руку, — не нервируй меня. Ладно? Я не уверен, что ты сейчас не подаешь сигнал своей охране. Мы же не хотим, чтобы кто-то пострадал?

— Какой ты подозрительный. Это просто невинный жест.

— Охотно верю, но, как ты точно выразилась, я очень подозрительный. Будь добра, расскажи, что же решил совет.

— А с чего это я должна тебе рассказывать?

— Ты не должна. Это просьба. Просто ожидал от тебя жест доброй воли. Я человек мирный и всегда пытаюсь найти компромисс.

— Хорошо, не вижу смысла скрывать информацию. Папа и вампиры решили, что лучшим выходом будет свадьба Торрена и Ратиры. Минимальные потери… — Она грустно улыбнулась.

— Отлично. Ты сможешь подтвердить свои слова клятвой серраша?

Стоит сказать, что такое серраш. У каждого Дома северных эльфов есть главная святыня — серраш, или ледяное дерево. Я прочитал об этом в библиотеке Бератрона. Автор книги утверждал, что, если поклясться на этой святыне, клятва будет нерушимой.

— Не много ли ты себе позволяешь, смертный? — зашипела эльфийка и попыталась встать из-за стола.

Не люблю применять силу против женщин, но иногда приходится. Взял ее за плечо, сдавил трапециевидную мышцу, усадил обратно и зарычал в прекрасное личико:

— Не больше, чем ты.

Она испугалась и обмякла.

«Еще бы она тебя не испугалась. Ты себя со стороны видел?»

Я спиной почувствовал, как напряглись ее парни. Еще пара секунд, и будет драка.

— Успокой охрану! — тихонько рявкнул я, убирая от нее руку. — Не доводи до греха!

Эльфийка сделала сдерживающий жест кистью руки, и я почувствовал, что напряжение в трактире угасает.

— Я не попросил ничего такого, что могло оскорбить тебя. Почему ты так взъелась? — Мне действительно было это интересно. — Мне нужна гарантия. И твоя клятва дала бы мне такую гарантию.

— Откуда ты знаешь о клятве? — ответила она вопросом.

— Не припомню, чтобы сведения об этой клятве считались тайной.

— Тайны нет, но далеко не каждый человек об этом знает. — От вспышки гнева не осталось и следа, и теперь она с интересом смотрела на меня.

— Так получилось, — я улыбнулся, — много умных книг читал. Но давай обсудим это позже? Я бы с удовольствием с тобой пообедал и пообщался на отвлеченные темы. Сейчас я все-таки хотел бы услышать клятву, если тебе, конечно, несложно.

— Хорошо. Я, Рабера из Дома Снежных Рысей, клянусь серрашем Дома Снежных Рысей, что совместный совет высших вампиров и эльфов принял положительное решение о свадьбе между высшим вампиром Торреном и эльфийкой Ратирой из Дома Снежных Рысей, и подтверждаю, что совет не принял решение о казни Торрена. Доволен?

— Вполне. Рабера из Дома Снежных Рысей… — Я представил себе снежную рысь и сравнил ее с Раберой. — Знаешь, а тебе идет. Ты действительно похожа на рысь и такая же беленькая.

— Спасибо. — Ее улыбка растопила бы даже каменное сердце.

Сброс гормонов.

— Проясним ситуацию, — спохватился я, — эльфы и вампиры договорились о свадьбе, но жениха нет. И по этой причине о свадьбе не сообщают. Так?

— Да.

— Уверен, что эта ситуация заставляет волноваться многих власть предержащих?

— Именно.

— Твое предложение?

— Я забираю Торрена с собой и возвращаюсь домой. Во дворце владыки Дома Снежных Рысей он сделает предложение.

— Не годится! — отрезал я. — У него еще здесь кое-какие дела и обязательства!

— Меня это не интересует, — отрезала эльфийка. — У него есть обязательства перед собственным Домом и будущей любимой женой.

Слово «любимой» она выделила.

— Во-первых, твой сарказм не уместен: он ее вроде любит. Во-вторых, как ты себе это представляешь? Что, ты его прямо сейчас заберешь? Думаешь, мы дадим тебе это сделать?

— А куда вы денетесь? У меня четыре охранника, а вас двое, так что… Ты меня понял? — Она усмехнулась.

— Устраивать нападение в городе — неважная идея. И с чего ты решила, что нас только двое?

— Не брать же в расчет троих детей…

— Зря. Тебя не учили, что нельзя недооценивать противника? Во-первых, твоя охрана очень неудачно сидит, и в случае чего эти дети успеют бросить по паре метательных ножей. С такого расстояния они не промахнутся. А во-вторых, ты находишься слишком близко ко мне… Не хотелось бы угрожать… Но ты сама все понимаешь…

— У них рука дрогнет…

— В прошлый раз не дрогнула. Почему сейчас дрогнет?

— Ты не посмеешь мне ничего сделать. — Это было сказано чересчур высокомерно. Интересно, все эльфы такие неуравновешенные? Что-то у Раберы быстро меняется настроение и манера разговора.

— Еще раз: не стоит недооценивать противника.

— К тебе это тоже относится! — парировала она.

— Согласен, поэтому потери будут с обеих сторон. А смерть, знаешь ли, плохой подарок к свадьбе. Давай договоримся, что ты не уводишь Торрена и мы придумаем другой способ решения проблемы.

— К примеру?

«Эльфийка чем-то похожа на тебя».

Это чем? У меня точно нет столь соблазнительной груди!

«Характером. Ты так же быстро заводишься и отходишь».

Не замечал!

«А ты напрягись… подумай… ты же умеешь… когда захочешь…»

После поговорим.

— К примеру, такая вот романтическая история: молодой вампир влюбился в прекрасную эльфийку. Их родители рады породниться, но тут жених уперся рогом, или чем там вампиры упираются, дескать, я ее недостоин и все такое, и сбежал из дома, чтобы набраться опыта и стать достойным руки невесты. Примерно так.

— В принципе годится. Добавим, что этой истории не дали огласку потому, что будущая свадьба могла сорваться, а еще даже помолвки не было, — продолжила эльфийка.

— Именно! — восхитился я. — А с тобой Торрен встретился абсолютно случайно и воспользовался твоей помощью, чтобы передать подарок любимой.

— Какой подарок? — удивилась Рабера.

— Я откуда знаю какой? Его еще придумать надо, найти, купить и отдать тебе. Но в целом тебе идея нравится?

— Вполне… Только еще пару моментов к истории надо добавить.

— Каких?

— Когда Торрен разберется с делами, он прибудет в Дом Снежной Рыси и сделает предложение Ратире. Потом он приедет, и мы организуем торжественную свадьбу. Согласен?

— Приятно, когда к такой внешности прибавляется такой острый ум. — Я улыбнулся. — Драку не будем устраивать?

— Думаю, нет.

— Торрен, — я обернулся к своему столику, — подойди, пожалуйста, к нам.

Торрен подошел, и мы с Раберой посвятили его в наш план. Наступил длительный мозговой штурм по поводу подарка Ратире. Драгоценности, оружие и прочие предметы роскоши были безжалостно отброшены Раберой, а больше идей не было.

— Дела… — протянул я и крикнул: — Трактирщик, принеси сока лесных ягод и вина.

После того как трактирщик принес заказ, повисло молчание.

— Идея! — сказал Торрен, и мы с Раберой оживились. — Ратира немного алхимией увлекается? Да, Рабера?

— Немного — это не то слово, — ответила эльфийка, — но при чем тут это? Не понимаю.

— Может, подарить ей какой-нибудь редкий и уникальный алхимический реагент?

Рабера вопросительно посмотрела на меня.

— По мне, отличная идея, — высказался я. — Дорогой оригинальный подарок. Который, кстати, подчеркнет то, что Торрен хорошо знает свою будущую жену.

— Мне тоже нравится, — согласилась с нами Рабера, — только где найти до завтрашнего дня такой подарок?

— Найдем, — ответил я.

— Найдем? — неуверенно спросил Торрен.

— Конечно, найдем, — твердо заявил я, хотя, конечно, уверенности не испытывал. — А почему до завтра?

— Потому что завтра после полудня мы уедем из города, — объяснила Рабера.

— А почему после полудня, а не с утра? — поинтересовался Торрен.

— В пятнадцати километрах от города по северной дороге меня ждет отряд, — ухмыльнулась Рабера. — Или вы думали, что принцесса эльфийского Дома путешествует в одиночестве?

— Если судить по твоей бездарной охране, такое вполне могло случиться, — не удержался я.

— Все, все, уел, — рассмеялась Рабера.

Торрен удивленно слушал нашу легкую пикировку.

— Где вы остановились? — спросил я у эльфийки.

— В гостинице «Рогатый карлик», лучшей в этой дыре. Представляете, постоянно снимала там люкс, а в этот раз какие-то уроды буквально за день арендовали этот номер…

— Спасибо за лестную оценку.

— То есть? — удивилась Рабера. Потом до нее дошло: — Вы сняли этот номер?

— Прошу прощения за доставленное неудобство, — извинился я и галантно продолжил: — Могу уступить свой номер лично для тебя.

— Естественно, прибавив к номеру себя? — подначила она меня.

— Безусловно, прекраснейшая. — Я принял ее игру.

Вскоре мы расстались, договорившись встретиться вечером. Эльфийка с охраной ушла, а мы расплатились с трактирщиком, оставив ему более чем щедрые чаевые, нашли наших проводников, они болтали со своими сверстниками в ближайшем проулке, и отправились к алхимику.

По пути Торрен посвятил Джулу и ее братьев в сложившуюся ситуацию.

Мастер Реовале словно чувствовал наш визит: он лично встретил нас на пороге своего магазина.

— Мастер, рад видеть вас снова. Это мои братья и сестра — Я неукоснительно следовал легенде.

После того как все друг другу представились, мастер провел нас в небольшую гостиную.

— Что привело вас ко мне? — поинтересовался полуэльф. — Вроде бы все вопросы мы решили еще вчера?

— Понимаете, мастер, — начал Торрен, — нам нужен подарок для девушки, серьезно увлекающейся алхимией.

— Могу предложить цветки синего папоротника, — сказал мастер.

— Бросьте, мастер, — отмахнулся Тор, — даже я знаю, что эти цветки дарят первокурсницам факультета алхимии в академиях магии. Нам нужен редкий и уникальный подарок.

— Все зависит от цены.

Я его прервал:

— Цена не имеет значения. Найдите то, что нам надо.

— Даже не знаю… Для кого подарок? Расскажите об этой девушке.

— Красивая, умная. — Торрен улыбнулся. — Внутри очень добрая…

Видно, вампиру сегодняшняя встреча переклинила голову.

— Эльфийка из северных, — перебил я Тора, — очень обеспеченная, поэтому надо постараться, чтобы ее чем-то удивить.

— Даже так! — Мастер надолго задумался.

Мы ему не мешали.

— У меня есть кое-что.

— И? — спросил Торрен.

— У меня есть меллран.

— Мы берем, — порывисто сказал Тор, бросившись к полуэльфу.

— Не так быстро, мой друг! — Я взял его за плечо и усадил обратно. — Что такое меллран?

— Это корень меллирона, священного дерева лесных эльфов, — объяснил Торрен.

— И что в нем такого?

— Можно я объясню? — спросил полуэльф и, получив утвердительный кивок Тора, продолжил: — Во-первых, меллиронов не очень много, во-вторых, корень можно взять только тогда, когда древо умрет, а живут меллироны весьма и весьма долго.

— Корни у такого долгожителя огромны, — предположил я, — можно на тысячелетия вперед запастись.

— Это так, — согласился мастер, — но не каждый корешок является меллраном. С дерева получается не более тысячи меллранов. И, я повторюсь, деревьев мало, живут они долго…

— Я понял, что меллраны уникальны. В чем их польза?

— Это весьма ценный реагент, точнее катализатор. Многие сложные алхимические реакции проходят только при наличии меллрана. Он весьма устойчив к любым внешним средам. Не горит, не пропитывается водой или другими жидкостями, не растворяется в кислотах. Поэтому чтобы его повредить, нужно очень постараться. Есть также побочный эффект.

— Какой? — поинтересовался Торрен, опередив меня на мгновение.

— Понимаете… меллирон не умирает, все-таки дерево жизни не может умереть, поэтому вся его жизненная энергия, которую он сумел накопить за тысячелетия, уходит в корни. Те места, где эта энергия скапливается, становятся меллранами. Побочный эффект меллрана — сильнейшие регенерационные свойства, из-за того что он может подпитывать своего хозяина огромным количеством жизненной энергии. При условии, что корень будет контактировать с открытой кожей.

— А что случится, когда в нем закончится жизненная энергия? — В этот раз я опередил Торрена.

— Такого ни разу не случалось, запасы меллрана просто огромны. К тому же меллран поглощает жизненную энергию из окружающего мира. Поэтому владельцы меллрана обычно носят его всегда при себе, а не держат в лаборатории.

— Теперь главный вопрос, — улыбнулся я. — За сколько вы готовы расстаться с этим сокровищем?

Полуэльф задумался и осторожно произнес:

— Понимаете, это очень уникальный и редкий…

— Сколько? — прервал его Торрен, заподозрив, что алхимик просто набивает цену.

— Сто двадцать золотых, — сказал он, но, увидев наши озверевшие от его жадности лица, быстро исправился. — Но вам уступлю за сотню. Как крупным клиентам.

— Дорогая у тебя любимая, — проворчал я, наблюдая, как Тор достает два мешочка с золотыми и передает их мастеру.

— Тут по пятьдесят золотых в каждом, уважаемый. Мы ждем товар, — сказал вампир.

Мастер забрал деньги и ушел. Вернулся он только через полчаса.

— Простите, что задержался.

— Да мы понимаем, — сказал Торрен. — Пока все сейфы откроешь, пока ловушки отключишь, пока все обратно включишь.

— Именно так. — Мастер бросил подозрительный взгляд на Тора. — Вот ваше сокровище.

Торрен открыл шкатулку.

— Ну что там? — ткнул я его в бок. — Дай посмотреть.

— Смотри, — ответил вампир.

Я осторожно принял от него резную деревянную шкатулку. Внутри на черном бархате лежал корешок в два-три сантиметра длиной. Обычный коричневый корешок, которых можно сотню за пять минут в ближайшем лесу накопать. Точнее, он выглядел обычным ровно до тех пор, пока я не глянул на его силовые линии.

— О, черт! — невольно вырвалось у меня. Корешок состоял из миллионов тончайших разноцветных линий, хаотично переплетающихся между собой.

— Шкатулка бесплатно, — сказал мастер Реовале.

— Ага, спасибо. — Я вернул подарок Торрену. — У вас случайно еще одного такого не завалялось?

— То есть? — Удивлению полуэльфа не было предела. — Вы хотите приобрести еще один меллран?

— Почему бы и нет? Мне это кажется неплохой идеей, — улыбнулся я.

— Сен, — спросил Фериш, — а тебе денег не жалко?

— Вам должно быть стыдно, — я развернулся к команде. — Как вы могли забыть о нашем старом немощном дедушке, который находится при смерти? Как можно оставить его без такого изумительного подарка? Как тут вообще можно думать о деньгах?

Братья, Торрен и Джула сразу поняли, о каком дедушке идет речь, но назвать Бератрона старым и немощным язык повернулся только у меня.

Дождавшись их неуверенных кивков, я повернулся к полуэльфу:

— Ну как? Случайно не найдется у вас еще одного чудодейственного корешка для старенького дедушки?

— Случайно найдется, но…

— Что?

— Это будет стоить еще сто золотых.

— Не вопрос. Будьте готовы передать его нам через два дня, когда соберете все реагенты. Я тогда же и расплачусь. Хорошо?

— Да, конечно.

— Тогда мы уходим.

Мастер проводил нас до двери. Перед уходом я задержался и тихонько шепнул ему:

— Надеюсь, вы понимаете, что распространяться о наших заказах не стоит?

— Да-да, конечно. До свидания, надеюсь, наше сотрудничество будет долгим и продуктивным.

— Я в этом уверен, — улыбнулся я и вышел.

Вернувшись в гостиницу, мы заказали ранний ужин на шесть персон в номер. Когда стол был накрыт, я попросил пригласить к нам госпожу Раберу.

Эльфийка пришла, и мы с аппетитом поужинали. После того как все было съедено, она промокнула губы салфеткой и спросила:

— Нашли?

Мы с Торреном переглянулись. Так получилось, что Торрен заметил мое отношение к этой красавице и уступал мне право разговаривать с ней. Поэтому ответил я:

— Да, думаю, нашли то, что надо.

— И что же это? — Рабера подалась вперед. Эльфийка или нет, она оставалась женщиной и обладала сугубо женским любопытством.

— Тор, куда мы бросили безделушку? — небрежно спросил я, играя на зрителя, точнее — на зрительницу.

— Что-то я забыл, где мы ее оставили, — подыграл мне Тор.

— Кажется, она у тебя в мешке была.

— Точно, я его в своей комнате бросил. — С этими словами Тор встал. — Сейчас найду.

Вернувшись, он небрежно отдал мне шкатулку и спросил:

— Она?

— Да вроде бы. — Я приоткрыл шкатулку, посмотрел внутрь. — Да, точно эта.

— Что там? — спросила Рабера и протянула руку. — Дай сюда.

— Не надо так нервничать, — со смехом ответил я, отдавая ей шкатулку.

Эльфийка открыла ее и замерла. Судя по всему, ей не надо было объяснять, что это такое.

— Где вы нашли это сокровище? — потрясенно спросила она.

— Да тут торговец на рынке впарил нам эту штуку. Сказал, что очень ценная вещь. Пришлось ползолотого отдать. — Раз днем под дурачка закосить не получилось, то почему бы сейчас не попробовать.

— За сколько? — вскрикнула эльфийка, потом присмотрелась ко мне и, ткнув в меня пальцем, закричала: — Ты меня разыгрываешь.

— Конечно, разыгрываю, — рассмеялся я, причем остальные тоже не скрывали улыбки, — мы прекрасно знаем, что такое меллран и сколько он стоит. Скажи, хороший подарок?

— Более чем. Я его забираю?

— Нет, — ответил я и взял шкатулку. — Думаю, Торрен захочет написать письмо своей любимой и приложить его к подарку.

— Кхм… Какое письмо? — поинтересовался Торрен.

— Как какое? Письмо, в котором ты признаешься в любви самой прекрасной девушке на свете. С твоей точки зрения, конечно.

— Мы так не договаривались… — начал Тор.

— Как хочешь, — пожал плечами я. — Я лично все, что мог, предложил. Думаю, Ратире будет приятно получить от тебя письмо. Если передумаешь, Джула и Рабера тебе помогут.

— А ты куда собрался? — хором спросили Джула, Рабера и Тор.

— А я с парнями схожу на задний дворик потренируюсь, — ответил я и, глянув на братьев, спросил: — Фериш, Родигес, вы еще здесь? Метнулись кабанчиками за оружием и брысь во двор.


Рабера, Джула, Торрен

— Наконец-то, — сказал Торрен, поставив точку.

Сочинение письма стало для него мукой, так как большая часть текста состояла из слезливых признаний, которые продиктовали Джула и Рабера. А когда две женщины чего-то очень сильно хотят, то лучше не сопротивляться.

— Но я же не такой, — сказал Торрен, перечитав письмо. — Я, конечно, дико извиняюсь, но тут одни сопли, или, как вы это называете, одна романтика. Я разве похож на романтика? Это фактически обман Ратиры…

— Не волнуйся, все мужчины перестают быть романтиками после свадьбы, — сказала Рабера, — а бедной Ратире будет приятно получить такое письмо. Ты его теперь на чистовик перепиши.

— Зачем? — удивился Тор.

— Затем, что тут куча исправлений и помарок, — вмешалась Джула, — а любовные письма должны быть идеальными.

Торрен что-то неразборчиво буркнул себе под нос, а потом сказал:

— У нас нет больше чистых листов.

— Сходи, — предложила ему Рабера.

— Сейчас вызову служку. — С этими словами Торрен потянулся за шнуром вызова.

— Сходи сам. Зачем из-за каждой мелочи дергать людей? — сказала эльфийка.

— Могу и сам, — пробормотал Тор и вышел из номера.

Сначала девушки сидели молча, потом Рабера нарушила тишину:

— Твой брат Сен, кто он?

— Он? — Джула задумалась и ответила: — Он мой брат.

— Я это заметила. Но чем он занимается? И откуда вы?

— Мы беженцы из Вольных баронств, а Сен… Сен тоже беженец. — Джуле не очень хотелось рассказывать этой незнакомке все подробности.

— Странные вы. Беженцы не снимают самые дорогие номера в гостиницах.

Джула только пожала плечами.

Рабера зашла с другой стороны:

— Сегодня в разговоре со мной он сказал, что бессмертен, — Джула опять промолчала, и Рабера почувствовала, как ее охватывает раздражение, но она справилась с собой и продолжила: — Так ли это?

— Он умный, ему виднее, — снова пожала плечами Джула.


Сен

Тренировка заняла чуть меньше часа. Мышцы немного гудели от приятной усталости.

Вернулись мы с братьями в комнату вовремя: похоже, Рабера спровадила куда-то Торрена и приступила к обработке Джулы. Зря она так. Джула хоть и производит впечатление закомплексованной, но я-то знаю, что это не так. И добиться от нее слова сложнее, чем от братьев.

— Фериш и Родигес, принимать душ, я после вас, — скомандовал я. — Написали письмо? Где Торрен?

— Я здесь, — донеслось из-за спины, — письмо на чистовик собираюсь переписывать.

— Хорошо, я приведу себя в порядок и присоединюсь к вам.

Стоял под душем и думал о Рабере.

«Думаешь, уложишь?»

Вся моя интуиция кричит об этом. Правда, не уверен, что я уложу, а не меня уложат.

«Могу пожелать успехов».

Будем стараться…

Я вернулся ровно к тому моменту, когда чистовой вариант был готов, и бесцеремонно им завладел. Читать было интересно, особо трогательные места я зачитывал вслух: «…Твои глаза как чистые горные озера, в которых хочется утонуть… твоя кожа что бариинский бархат, прикосновение к ней вызывает…»

После моего третьего комментария Торрен вырвал у меня письмо, спрятал его в шкатулку и отдал ее Рабере.

— Я пошла, — сказала она и встала.

— Я провожу, — вскочил я. Около ее номера я спросил:

— Поужинаешь со мной? Глупо, конечно, и на редкость банально, но…

…Первые лучи солнца осветили черепицу на соседних с гостиницей домах.

— Ярик, Арик, — сказал я, — вот вам золотой. У вас есть полчаса, чтобы найти мне самый красивый букет цветов в этом городе. Справитесь?

— Конечно, господин, — ответил кто-то из них, и они буквально исчезли с моих глаз.

Вернулись они минут через пятнадцать, я только успел прикурить вторую сигариллу. Букет был превосходен: пятнадцать нежнейших веточек, напоминавших земные орхидеи и покрытых разноцветными цветками. Букет выглядел так, как если бы собрали воедино несколько сотен бутонов.

— Ух ты, — произнес я, принимая букет, — даже мне понравилось. Что это?

— Фарфская лилия, цветок любви и нежности, — ответил Ярик (или Арик) и извиняющимся тоном добавил: — Вот тут десять серебряных сдачи. Простите, господин, но каждая веточка стоит шесть серебряных.

— Оставьте себе, — отмахнулся я, — букет того стоит.

Я положил букет на постель рядом с Раберой и вышел.

За завтраком внизу мы встретились: Рабера с охранниками и я с моей командой. Разговор не клеился. Потом один из охранников расплатился с хозяином, и они вышли во двор, мои спутники деликатно поднялись в номер.

— Вот и все, — произнесла самая красивая девушка на свете.

— Вот и все, — повторил я за ней, как идиот.

— Не грусти, — сказала она и, оглянувшись, прижалась ко мне и поцеловала в губы. Немного подумала, достала небольшой камушек, вложила его мне в руку и произнесла: — Амулет для дальней связи со мной. Пользоваться умеешь?

— Научусь, — уверенно ответил я, нежно ее обнимая.

— И самое главное, не грусти. Мы точно увидимся! — И, подарив мне еще один прощальный поцелуй, она выскользнула из моих объятий и убежала во двор.

— Постараюсь, — пробормотал я и бросился вслед за ней на крыльцо.

Она села на сильфа и вместе с охраной уплыла по узким улочкам Рекера, напоследок подарив мне красноречивый взгляд. А я стоял и с грустной улыбкой смотрел ей вслед.

Что со мной? Никогда так не грустил из-за девушки.

«Может, ты влюбился?»

Сплюнь! Это плохое чувство.

«А мне кажется, ты влюбился».

Я сказал, сплюнь. Никогда ни в кого не влюблялся и изменять своим принципам не собираюсь.

«Ну, это не самое главное. У нас проблема, а точнее, у тебя».

Что случилось?

«Помнишь, ты делал блокировку своего репродуктивного механизма?» И?

«Она была основана на биологических принципах или на электронных?»

На электронных, конечно. Биологические блокировки появились позже.

«Вот-вот… А ты не забыл, что при перемещении в этот мир вся электроника вышла из строя?»

Э…

«Поздравляю, будущий папаша. Фейка-то точно от тебя понесла, и эта прелестная эльфа сейчас уехала, унося в себе сотни миллионов маленьких сенчиков».

Моя улыбка медленно сползла с лица…


Библиотека Бератрона, пятитомник «Этот удивительный мир»

мага-исследователя Гулера,

том третий «О гильдиях», глава третья

«Теневые гильдии»

К теневым принято относить три сообщества: гильдию воров, гильдию убийц, гильдию посредников. Иногда к теневикам также причисляют гильдию наемников, что объяснимо: наемники не в ладах с законом.

Важнейшей вехой в развитии современных теневых гильдий являются теневые войны, прошедшие примерно полторы тысячи лет назад. В течение семидесяти лет по всему континенту бушевали битвы между убийцами, ворами, контрабандистами и наемниками. Также в конфликт были вовлечены работорговцы. Когда теневые войны начали слишком сильно влиять на мирскую жизнь, многие государства применили против теневиков армию и спецслужбы. Такой удар по истощенным длительной борьбой гильдиям стал решающим, и теневики сели за стол переговоров. Впоследствии эта «сходка» стала именоваться «замирение теней».

Результаты переговоров:

— расформирование гильдии контрабандистов;

— вытеснение гильдии работорговцев с рынка нелегальной торговли людьми;

— легализация гильдии наемников;

— создание независимого неприкасаемого сообщества — гильдии посредников — с целью поддерживать диалог между теневиками;

— передел сфер влияния между ворами и убийцами;

— принятие рекомендаций для поведения гильдий. В частности: нежелательность вмешательства гильдий в политику или интриги магов и жрецов.

Теперь рассмотрим подробно сферы деятельности основных гильдий.

Гильдия убийц:

— заказные убийства;

— заказные грабежи;

— страхование от убийц;

— контроль над местными бандитскими группировками;

— нелегальная работорговля;

— нелегальная иммиграция;

— рэкет и вымогательство;

— похищения ради выкупа.

Гильдия воров:

— воровство;

— страхование от воров;

— заказные кражи;

— контроль над нищими;

— контрабанда.

Следующие сферы относятся к общим для гильдий воров и убийц:

— азартные игры;

— проституция;

— ростовщичество.

Из-за того, что в ходе «замирения теней» вышеназванные сферы оказались не поделенными, между ворами и убийцами регулярно возникают конфликты.

Гильдия посредников:

— организация переговоров между гильдиями, обычными людьми, властными и силовыми структурами;

— содействие при выкупах;

— подделка документов;

— помощь в передаче взяток.

Гильдия посредников — единственная из всех — является монолитной организацией. Сообщества воров и убийц довольно сильно зависят от территориальной и государственной принадлежности, из-за чего между филиалами гильдий часто возникают конфликты.

Глава 8

Рождение баронов

Чтобы не запачкать рук, иногда нужно положить на ладонь банкноту.

Станислав Ежи Лец

Сен

— О чем задумался? — Торрен хлопнул меня по плечу и вывел из задумчивости.

— Да так, ни о чем, — отмахнулся я.

— Что, понравилась эльфа? — не успокаивался вампир.

Я повернулся к Тору и сделал останавливающий жест ладонью:

— Стоп. Забыли об этом.

— Она тебе никак понравилась?

Вместо ответа я ударом правой ноги подсек его и после того, как он упал, пообещал:

— В следующий раз пну в колено. Это очень больно. А сейчас забыли.

— Ага, конечно. — В голосе Тора звучал сарказм, на который я, к сожалению, не обратил внимания.

— Мир? — Я протянул руку, и вампир рванул меня на себя.

— Неплохо, — пробормотал Торрен после трехминутной драки и сплюнул кровь на мостовую. — Мир?

Я кивнул и потрогал челюсть.

— Что здесь стряслось? — донесся до нас возмущенный голос Джулы.

Мы переглянулись, и Тор сказал:

— Ничего особенного, короткая тренировка.

— Мы поспорили относительно различных техник борьбы и провели небольшое практическое сравнение, — поддержал я друга.

Джула осмотрела нас с ног до головы, фыркнула и ушла, напоследок бросив:

— Дети.

Мы дождались, пока она скрылась из виду, и я спросил:

— На чем мы остановились?

— На том, что делать дальше.

— Предлагаю найти тренера для обучения воинским искусствам.

— Зачем? — удивился Торрен.

— Затем, что наша драка была на редкость убога, — усмехнулся я, — прямо шоу уродов.

— Но мы же не всерьез дрались, иначе бы нож под ребро, и все.

— В любом случае убого, — отрезал я.

— Как скажешь, — согласился Торрен. — Я предлагаю перекусить.

— Мы же только что позавтракали? — удивился я.

— Ну и что? Небольшая тренировка вернула мне аппетит.

— Ладно, поедим и пойдем искать тренера.


— Арик…

— Ярик, — поправил вампира провожатый, который полдничал с нами.

— Вы бы хоть в одежду разную одевались, — раздраженно пробормотал Тор. — Ближе к делу! У вас есть тренеры по обучению бою на мечах?

— Конечно, господин. У нас в городе даже проживает один из мастеров Боя. Но, к несчастью, он редко берет учеников.

— Еще бы, — хмыкнул Тор, — они довольно принципиальные ребята. Но мы все-таки попробуем. Да, Сен?

— Если ты считаешь, что так надо, давай действуй, — равнодушно пожал плечами я.

— Ага, считаю. — Вампир снова обратился к Ярику: — Веди.

Я жестом показал бармену, что мы расплатимся позже, тот кивнул, и вся наша компания отправилась на поиски мастера Боя.

— Вот тут и живет мастер Роган, — Ярик указал на добротный трехэтажный особняк, огороженный высоченным забором.

— Неплохо он поживает. Дом больше, чем… — начал Фериш, но я оборвал его на полуслове.

— Да… внушает.

— Думаю, стоит войти, — разумно заметил Торрен.

Я показал рукой: дескать, вперед. Вампир подошел к воротам и дернул за шнур.

Через пару минут створка приоткрылась, из нее выглянул рослый парень лет восемнадцати и грубо спросил:

— Чего надо?

«С ноги тебе в рыло за хамство пробить. Вот чего мне надо».

Проигнорировав дельное замечание, я спокойно спросил:

— Можно увидеть мастера Рогана.

— У вас назначено?

— Можно и так сказать, — нашелся я. — Нам необходимо обсудить некоторые деловые вопросы.

— Я уточню. — Ворота захлопнулись.

— Редкий хам, — выразила общее мнение Джула.

— Согласен, — сказал Фериш. — Мы так и будем стоять?

— До тех пор, пока не переговорим с мастером, — сказал я.

— А потом?

— Потом? По результатам. Если договоримся, то забудем.

— А если не договоримся?

— Тогда наймем пару громил, которые сломают ему ноги.

— Он ученик Боя, — напомнил Ярик, — двое не справятся.

— Тогда наймем двадцать громил, и они сломают ему ноги. — Я пожал плечами. — И ты, кстати, ничего не слышал. Да?

— Конечно, господин, — часто закивал парнишка, — иначе ко мне придет пара громил и…

— Смышленый, — похвалил я. — А теперь помолчим, мне кажется, он идет обратно.

И действительно, через полминуты ворота открылись и нас пропустили внутрь. Как оказалось, вокруг дома был сад, довольно ухоженный, а на заднем плане виднелся тренировочный комплекс.

— Вам по той тропинке, — указал провожатый.

Мы прошли метров сорок по мощенной плоским камнем дорожке и вошли в дом. Просторный зал был весь заставлен и завешан различными произведениями искусства, посередине стоял большой диван и резной столик. Мы вопросительно посмотрели на нашего провожатого, тот кивнул на лестницу у противоположной стены зала:

— Наверх, но сосуд порока должен остаться здесь.

— Что? — дернулся Родигес, но я придержал его за плечо.

«Интересно, Джула вывернется из этой щекотливой ситуации»?

Конечно. Мое мнение, что под внешностью скромницы скрывается довольно целеустремленная и сильная личность.

Джула сначала растерялась, но быстро собралась и вопросительно посмотрела на меня. Дождавшись моего знака, она якобы случайно задела расписную вазу, стоявшую на резной подставке из темного дерева. Парень, несмотря на грузность, оказался обладателем неплохой реакции и успел подхватить произведение искусства у самого пола.

— Ой, простите, — улыбнулась Джула, — я такая неуклюжая.

— Мне кажется, она сделала это специально, — прошептал мне на ухо Тор.

— А мне не кажется, — тоже шепотом ответил я, — я уверен, что она это специально…

Выдержав минутную паузу, я холодно сказал:

— В местах, откуда вы родом, принято именно так проявлять вежливость — игнорировать гостей?

Вся спесь с парня уже слетела, и он произнес извиняющимся тоном:

— Простите, просто эта ваза из моронского фарфора времен древней Империи. Я немного переволновался.

— Даже если и так, то стоило бы знать, что на ценные предметы всегда накладываются специальные защитные чары, — вставил Тор. — В противном случае фарфор бы уже рассыпался от времени.

— Мы до сих пор ждем. — Я снова обратил внимание юноши на неподобающий факт гостеприимства.

— Да, прошу всех следовать за мной. — Он выделил слово «всех».

— Думаю, хозяин дома, тонкий ценитель искусства, позволит моим младшим спутникам ознакомиться с его коллекцией.

— Но… — начал провожатый, но я его перебил, обратившись к Джуле:

— Джула, ты же больше ничего не уронишь?

— Конечно, я буду очень аккуратна.

— Вот видите, — успокоил я парня, — все будет хорошо. Я уверяю.

Тот помялся пару мгновений и, бросив на Джулу подозрительный взгляд, повел нас с вампиром наверх.

В отличие от ученика, хозяин дома оказался значительно более вежливым: не поленился встать из-за стола, встретить нас и провести к мягким креслам. В общем, проявил уважение.

Мастер выглядел довольно колоритно: невысокий худощавый старик, с блестящей лысиной и роскошной белоснежной бородой до пояса.

«Хоттабыч бы от зависти сдох».

Я внимательно наблюдал за стариком и отметил его чересчур опасные мягкие движения.

— Приветствую, господа, — прозвучал на удивление чистый и уверенный голос. — Прошу прощения за моего ученика. Я взял его из патриархальной общины, и он до сих пор не научился вежливо обращаться с женщинами. Но перейдем к делу. Как вы, вероятно, знаете, меня зовут мастер Боя Роган. Вы хотите поговорить со мной?

— Добрый день, мастер. Меня зовут Сен, а моего товарища — Торрен, — вежливо представился я. — Мы хотели бы взять у вас несколько уроков.

— Я не даю уроки, — покачал головой Роган, — беру только учеников и то крайне редко. Или вы хотите попроситься в ученики?

Пока я вспоминал, что попадалось мне на глаза о религии Боя в библиотеке Бератрона, Торрен уже ответил:

— К сожалению, мы не разделяем ваших взглядов.

— Тогда ничем не могу помочь, — развел руками мастер. — Уроков я не даю уже более пяти лет.

— Нельзя ли сделать для нас исключение? — поинтересовался я.

— Ко мне регулярно приходят с такими просьбами, — улыбнулся мастер, — хотя… Как вам моя коллекция?

Мы с Торреном переглянулись, и я спросил:

— Вы уверены, что хотите это знать?

— Иначе бы не спросил.

— Куча хлама, — выдал я.

— Почему? Этот хлам, как вы его называете, довольно дорогой.

— Я, конечно, не специалист. Но мне кажется, что там собраны совершенно несочетаемые экземпляры. К примеру, картины относятся к разным направлениям живописи и вместе выглядят довольно несуразно. — Я глянул на вампира, ища поддержки. И она, стоит заметить, не заставила себя ждать.

— Полностью согласен, — многозначительно подтвердил Тор. — Кстати, ценители сочли бы настоящим вандализмом установку фарфоровой вазы времен древней Империи на светлоэльфийскую подставку.

«Опа…»

Я с удивлением уставился на Тора, на что он тихонько ответил:

— У меня все-таки классическое образование.

— Все с вами ясно, — старик был явно разочарован, — еще одни ценители… Боюсь, но я вынужден вам отказать.

«Что-то тут не так, невязки какие-то». И тут меня озарило.

— Мастер Роган, можно задать вам вопрос? Подожди, Торрен, сядь, — придержал я вампира.

— Я, конечно, занят, но на один вопрос ответить могу, — снизошел старик.

— Зачем вам все это?

— Что? — удивился мастер.

— Весь этот спектакль. Вначале нас встречает ученик и напропалую хамит. Потом безвкусно обставленный зал, который, кстати, никак не вяжется с остальной обстановкой дома. Теперь вот ваш отказ якобы из-за того, что мы не разбираемся в искусстве. Почему бы просто не повесить на воротах табличку: «Уроков не даю. Категорически». Думаю, большей части визитеров такого предупреждения хватило бы.

Вместо ответа мастер улыбнулся:

— Плата за день тренировок — золотой. За всех. Могут быть у стариков причуды?

— Конечно, могут, — вежливо ответил я, про себя поразившись стоимости урока. — В стоимость, как я понимаю, включено обучение и наших младших спутников?

— Да. Когда вы хотите начать?

— К сожалению, нам надо покинуть город на некоторое время, поэтому к тренировкам мы сможем приступить только через несколько месяцев.

— И вы так заблаговременно пришли договариваться? — удивился Роган.

— Лучше такие вещи делать заранее.


— Как все прошло? — поинтересовался Фериш.

— Принципиальная договоренность достигнута.

— А тренировки?

— Приступим, когда сможем. Сейчас надо возвращаться домой.

— А сейчас что будем делать?

— Я вернусь в гостиницу, мне надо поговорить с Пресом об одном деле. А вы прогуляйтесь по городу.

— И что нам в городе делать? — поинтересовался Торрен.

— Я откуда знаю? Купите что-нибудь, посмотрите достопримечательности. Ярик, у вас есть на что посмотреть?

— Конечно, господин, — важно ответил Ярик и принялся перечислять: — Дворец наместника, гончарная аллея…

— Стоп, — сказал я. — Устрой моим друзьям экскурсию.

— А как же вы? — спросил Ярик. — Вы же оставили Арика у гостиницы.

— Неужели ты думаешь, что я сам не доберусь до гостиницы?

— Нет, но…

— Вот и договорились.

— Может, я с тобой? — поинтересовался вампир. — Так сказать для солидности.

— А их одних оставишь?

— Действительно, проблема, — улыбнулся Тор.

Махнув на прощание рукой, я развернулся и пошел в сторону «Рогатого карлика».

Короткая прогулка в одиночестве пошла мне на пользу. По крайней мере, я смог «прочувствовать» город, не отвлекаясь на спутников или провожатых. В целом Рекер оставлял положительное впечатление: жители добродушные, улицы чистые, стража, ревностно охраняющая покой горожан.

Прикупив у уличной торговки пирожок с мясом, в благостном настроении продолжил путь. Но до гостиницы так и не дошел, так как встретил великана, разговаривающего с каким-то старым крестьянином.

— Добрый день, — поздоровался я.

— Добрый день, господин. — Крестьянин поспешно снял шляпу.

— Прес, — обратился я к великану, — у тебя разговор надолго?

— Да я уже закончил. Прошу прощения, почтеннейший, — здоровяк извинился перед собеседником и отошел со мной в сторону: — Что-то случилось?

— Можно и так сказать. Понимаешь, мы покидали дом в спешке. И не успели прихватить с собой документы…

— Зато деньги успели… — Развеяв правдоподобность моей легенды, Прес продолжил: — Сен, ты парень неплохой, поэтому сделаем так. Ты говоришь, что надо и не придумываешь разные истории. По рукам?

— По рукам. Мне и моим друзьям нужны документы.

— Есть человек, который может тебе в этом помочь.

— Как с ним встретиться?

— Я пошлю за ним, и его приведут в гостиницу. А мы пока перекусим.

— Добро, а то ведь уже время обеда.


— Называйте меня посредник, — попросил незнакомец, когда мы уединились в комнате для переговоров.

«Абсолютно невзрачная внешность».

Согласен. Средний рост, худощавое телосложение, обычные черты лица, водянистые голубые глаза и равнодушное выражение лица. Одежда неприметная.

— Меня зовут Сен. Вы в курсе моих затруднений?

— Нет.

— Тогда прежде чем ввести вас в курс дела, я хотел бы задать несколько вопросов. Кто вы и чем занимаетесь?

— Я посредник из гильдии посредников, занимаюсь посреднической деятельностью. — При последних словах на губах незнакомца появилось подобие улыбки.

— Приведите примеры вашей деятельности, — терпеливо попросил я.

— Помогаем людям, гильдиям, магическим сообществам и властям договариваться. Конечно, за определенную плату. К примеру, у гильдии воров и гильдии убийц часто возникает конфликт интересов. При этом возникает ситуация, когда прямые переговоры невозможны. Тогда-то и приглашают посредников.

— В общих чертах ясно. Обрисую свою проблему. У меня и членов моей… семьи в данный момент нет документов. Это может вызвать ненужные вопросы, так как у нас довольно высокий достаток. Хотелось бы избавиться от сложившейся щекотливой ситуации.

— Документы купеческого сословия вас не устроят?

«А он профессионал, мы еще ничего толком сказать не успели, а он уже к сути подбирается».

— Правильно понимаете, — кивнул я.

— Мелкое дворянство?

— Мелкое?

— Баронство.

— Насколько правдоподобная будет легенда?

— Абсолютно реальная, — ответил посредник. — Небольшой малонаселенный остров входит в Вольные баронства. К сожалению, барон бездетен и имеет небольшие финансовые затруднения. За определенное вознаграждение он подтвердит, что у него есть дети, назовет ваши имена и опишет внешность. За отдельную плату можно поработать над детскими историями. Желаете?

— Желаю. Какова стоимость?

— Сколько человек? — уточнил посредник.

— Пятеро. Четыре парня и девушка. Девушке шестнадцать, парням тринадцать, четырнадцать и двадцать пять.

— Тридцать пять золотых, включая мои комиссионные и работу над детскими историями.

— Нормально, — согласился я.

— Может, еще какие-нибудь пожелания?

— Есть проблема. Мы все обучались у одного вольного мага, но подтверждающие амулеты учеников он не успел нам выдать. Случилась одна трагическая история...

Посредник кивнул, слушая мой бред, и равнодушно произнес:

— Соболезную. Так вы хотите получить соответствующие амулеты, чтобы не иметь проблем с органами магического надзора за несанкционированную магию?

— Именно так.

— Сделать амулеты учеников мы не сможем…

— Жаль, — огорчился я.

— Я не закончил, — продолжил посредник ровным голосом, — но мы можем предоставить амулеты полноценных вольных магов. Прошедших обучение у одного старого мастера, который погиб полгода назад.

— Какое счастливое… простите, какое роковое стечение обстоятельств, — посетовал я. — Сколько стоит получить эти амулеты?

— Нужно согласовать цену вопроса с моими коллегами. Ориентировочно пятьдесят — шестьдесят золотых.

— Хорошо. Тогда последний вопрос: когда? Мне нужно как можно быстрее.

— Можно даже сегодня, но это поднимет цену еще на три золотых.

— Договорились, — обрадовался я. — У вас есть ко мне вопросы?


За ужином я слушал разговоры о прогулке и ждал посредника.

— Сен, а как твое дело с Пресом? Ты так ничего и не рассказал, — вспомнил Торрен.

— Позже, — коротко ответил я, отодвинул тарелку, достал сигариллу, прикурил и стал пускать кольца в потолок.

— Не хочешь рассказать, в чем дело?

— Нет, — дружеская усмешка, — пусть будет сюрприз.

За столом замолчали; вспомнив о моей упертости в таких вопросах, ребята решили не задавать вопросы и продолжили делиться впечатлениями.

Раздался стук в дверь.

— Я открою, — остановил я вскочившего Фериша.

За дверью стоял Прес.

— Посредник прибыл. Сможешь с ним встретиться?

— Конечно, — Великан развернулся, я направился следом.

Посредник встретил нас взглядом невзрачных серых глаз.

Прес хотел сразу же покинуть помещение, но я придержал его за рукав.

— Все готово, — сказал теневик.

— Показывайте.

На столе появились бумаги с кучей вензелей и печатей, а также пять невзрачных камней с нанесенными рунами.

— Документы и амулеты. Как договаривались.

— Прес, посмотри, пожалуйста, бумаги. Оцени, насколько они похожи на настоящие?

Великан взял своей лапищей первый документ и стал его изучать. Удовлетворенно хмыкнул и внимательно осмотрел все бумаги одну за другой.

— Отличить не могу, барон, — шутливо пробасил Прес.

— Спасибо, теперь, если не сложно, оставь нас. — Когда великан вышел, я обратился к посреднику: — Сколько я должен?

— Девяносто один золотой за все. Амулеты проверять будете?

— Доверяю репутации вашей гильдии. — Покачав головой, бросил на стол два фирменных мешочка из банка. — Тут сотня. Надеюсь, повторять, что вы никогда меня не видели, не слышали и так далее, не надо?

— Конечно. С вами приятно иметь дело. — Посредник забрал деньги, вежливо поклонился и удивленно произнес: — Что я тут делаю? Если вы не против, я вернусь к себе домой.

— Конечно, конечно.

«А он шутник».

Вошел в номер, закрыл дверь, театрально развел руками и громко произнес:

— Приветствую баронов и, конечно, прекрасную юную баронессу.

— Сен, у тебя внеочередное расстройство личности? — поинтересовался Торрен и, наклонившись к Родигесу, тихонько произнес: — Беги за веревками.

— Я, кстати, все слышу, — усмехнулся я, — и с головой у меня все в порядке.

Двинулся вокруг стола, раздавая документы и амулеты.

— Баронесса и вольный маг Джулия де Мориан. Барон и вольный маг Фериш де Мориан. Барон и вольный маг Родигес де Мориан. Барон и вольный маг Торрен де Мориан. И, конечно, я, наследный барон, вольный маг и просто замечательная личность Сен де Мориан.

— А что это? — удивился Фериш.

— Это ваши документы, удостоверяющие, что вы бароны, а также амулеты и бумаги, подтверждающие, что вы вольные маги.

— И сколько стоило это удовольствие? — полюбопытствовал Торрен.

— Столько же, сколько твоя невеста, — улыбнулся я.

— Дороговато, — посетовал вампир.

— Зато качественно. Потрудитесь ознакомиться со своими новыми легендами: тут фамильная история, генеалогическое древо, любопытные детские случаи. Так что читайте, а я спать.

— А тебе читать не надо? — поинтересовался кто-то из братьев.

— Я уже все прочел и запомнил. У меня же абсолютная память. Спокойной ночи.


Библиотека Бератрона, сборник «Религия с кулаками»

под редакцией мага-историка Женеры,

глава двадцать первая «Религия Боя»

Бой — один из самых загадочных богов нашего мира:

— нет ни одного достоверного изображения;

— нет храмов;

— нет даже книги, в которой записаны догматы его веры. Все постулаты передаются исключительно устно.

По непроверенным данным, религия Боя базируется на трех китах:

— вся жизнь — борьба;

— кто сильнее, тот и прав;

— всегда стремись к правде.

Естественно, есть набор других утверждений, как то: набор учеников, отношения с властью, магами, другими религиями. Но вышеупомянутые догмы самые стабильные и не изменялись в течение тысячелетий.

Отметим ряд любопытных фактов:

— из второго и третьего утверждений логичным образом следует, что жрецы Боя постоянно работают над собой, чтобы стать сильнее;

— служители Боя практически никогда не действуют в разрез с общественной моралью. Они не режут женщин и детей, не грабят на дорогах, не служат демонопоклонникам;

— жрецы Боя не брезгуют зарабатывать деньги, обучая посторонних людей рукопашному бою и схваткам с оружием. Или же нанимаясь в армии;

— культ Боя довольно редок;

— служители Боя невосприимчивы к прямому воздействию магией. Поэтому жрецы Боя не могут пользоваться услугами магов жизни;

— чистокровные долгоживущие расы не могут пройти посвящение Бою.

Иерархия культа:

— новик Боя. Нижняя ступень. Только что посвященный человек;

— ученик Боя. Частично обученный жрец, способен к слабой регенерации и ускорению. Хорошо владеет базовым набором оружия;

— подмастерье Боя. Почти полностью обученный жрец, способен регенерировать и ускоряться. Отлично владеет расширенным набором оружия. Помогает своему мастеру обучать новиков;

— мастер Боя. Полноценный боевой жрец Боя. Способен регенерировать, ускоряться, проводить ритуалы Боя. В совершенстве владеет всеми видами оружия. Получает дополнительную божественную поддержку от Боя. Титул получают подмастерья, обучившие не менее десяти новиков до уровня подмастерья;

— высший мастер Боя. Более сильный мастер Боя, во время схватки получает чудовищный объем божественной энергии. Титул получают мастера, которые обучили не менее пяти личных учеников до уровня мастера;

— верховный мастер Боя. Информации нет. Считается, что данного титула никто не достигал.

Из-за требований к высшим титулам большинство жрецов застревают на уровне подмастерьев.

Религия не монолитна: часты случаи, когда один мастер убивает другого в пылу какого-нибудь теологического спора. Это является абсолютно нормальной ситуацией.

Глава 9

Хорохонт

Директор зоопарка заметил, что один слон кашляет. Он налил ему в ведро с водой грог. На следующий день слон был совершенно здоров. Но три других слона начали кашлять…

Анекдот

Сен

«Доброе утро».

Мне казалось, что моя шиза умнее…

«Ты к чему?»

Утро добрым не бывает. Никогда. Это аксиома.

«Ладно, философ, поднимайся. Предпоследний день как-никак».

Голос прав. Шел четвертый день нашего пребывания в городе. Изначально мы собирались оставаться здесь три дня, но, к сожалению, не успели завершить все дела, поэтому еще вчера я доплатил трактирщику за дополнительные два дня проживания в его хоромах.

Так, набросаем план действий:

— Забрать заказ у мастера Реовале и окончательно с ним расплатиться.

— Провести ревизию покупок; может, забыли купить что-то из одежды. Уделить внимание приобретению теплой одежды — зима не за горами.

«Как раз за горами. Если вызвать карту, то увидишь, что на севере находятся горные массивы, а за ними земли, на которых уже зима».

Отстань.

— Купить сигариллы, а то как-то глупо получилось: ехал за сигариллами, а купил все кроме них.

— Купить продукты. Я, конечно, настоящий мужчина и, как настоящий мужчина, люблю мясо, но когда рацион состоит только из него — это чересчур.

— Может, еще что-то забыл.

Набросив халат и прикрепив стилеты, я вышел в зал.

«Поесть бы…»

Точно. Не помешает.

Вызвал служку и заказал завтрак. Пока он ходит, успею в душ. Выйдя из душа, я стал свидетелем крайне неприятной картины: все уже встали и активно поглощали блинчики с творогом.

«А-а-а!! Блинчики! Давай быстрее, садись есть, а то эти все сожрут».

Твоя правда. Как говорится, в большой семье щелкать клювом не стоит.

После завтрака, прошедшего в молчании, все разошлись по комнатам. Едва я успел одеться и пристегнуть меч, как услышал стук в дверь. За дверью стоял служка, который занимался нашим завтраком.

— Господин, — сказал он, — внизу человек, он представился мастером Реовале, сказал, что прибыл по вашему приглашению. С ним еще трое орков с большими тюками. Пригласить?

— Да, будь так добр.

Служка ушел, и я закрыл дверь.

— Кто приходил? — поинтересовалась Джула. Как это ни странно, она успела привести себя в порядок раньше других.

— Служка. Пришел сказать, что прибыл мастер Реовале.

— Дурацкая привычка… Являться в такую рань. — Из комнаты вышел Торрен и поспешил поделиться с нами своей мудростью.

— Ты сюда отдыхать приехал? Или по делам? — спросил я.

— Лично я приехал отдыхать…

Ответить я не успел, так как в дверь снова постучали. Я открыл ее и увидел полуэльфа.

— Здравствуйте, мастер, проходите.

Мастер поздоровался и вошел, следом за ним ввалились три грузчика, тащившие здоровенные тюки.

Я внимательно разглядывал орков. Рост под два метра, массивное телосложение, бугристые мышцы, серо-зеленоватая кожа, выступающие надбровные дуги, мощная челюсть и торчащие нижние клыки создавали впечатление бездумной мощи и силы. Амуниция у всех орков была одинаковая: кожаная броня со стальными наклепками и сильно изогнутые ятаганы у пояса. Мыслеинтерфейс услужливо подсунул информацию о том, что это, вероятно, степные орки. Пока я смотрел, меня одолевали смутные сомнения. Не паранойя, что полуэльф может напасть на нас, а что-то другое, не связанное с безопасностью.

«Подсказать?»

Был бы благодарен.

«На твой взгляд, орки сильные?»

Глупый вопрос. По ним видно, что они очень сильные. К чему ты клонишь?

«Они выглядят немного уставшими… Ты не находишь?»

Есть немного. У того, что со шрамом на лице, даже пот выступил.

«Как думаешь, далеко вы утащите тюки, которые с трудом волокут орки?»

Черт!! Об этом мы не подумали.

«Вот-вот…»

Полуэльф показал оркам, куда сложить тюки. Зеленокожие положили груз и отошли в сторону.

— Господин Сен, — обратился ко мне мастер, — здесь все, что я успел собрать. Сверим по списку и проведем окончательный расчет?

— Да, конечно, — ответил я, — только вначале проясните, что тут делают орки.

— Ой, простите. Это Грых, Грох, Грух. Три брата. Я время от времени их нанимаю, чтобы они обеспечивали безопасность груза. Очень сильные, выносливые, хорошо владеют оружием.

— Очень рад, — произнес я холодно, — но предпочитаю, чтобы они спустились вниз и подождали в таверне. Не люблю, когда рядом со мной вооруженные незнакомцы. Надеюсь, это не станет проблемой?

— Нет, что вы, — всплеснул руками мастер, — я абсолютно убежден, что у вас мне опасаться нечего. Грых, подождите меня внизу. Отдохните, перекусите, я все оплачу.

Грых в ответ только кивнул, и орки покинули помещение. Торрен закрыл за ними дверь.

— Приступим, — полувопросительно сказал полуэльф.

— Приступим, — ответил я.

Разбор тюков и сверка содержимого со списком заняла более часа. Не хватало около двух десятков позиций, но мастер изначально предупреждал, что некоторые вещи очень сложно достать. Особо редкие ингредиенты будут приготовлены только к следующему нашему приезду.

После того как мы закончили, мастер Реовале достал из внутреннего кармана куртки шкатулку и передал ее мне со словами:

— Здесь корень меллрана. Как вы и просили.

— Отлично. — Я открыл шкатулку и проверил содержимое. — Теперь надо определиться, сколько я должен доплатить.

Через пять минут мы покончили с расчетами, и гость попрощался.

— Погодите, это еще не все, — сказал я. — Давайте выйдем.

Мы вышли за дверь, и полуэльф выжидательно уставился на меня.

— Мастер, тут такой щекотливый вопрос. Вы видели, с нами сестра. Как вы знаете, женщинам нужна куча вещей, не нужных мужчинам: духи, крем, мази всякие, естественно, еще нужны средства помощи при месячных. Понимаете?

— Да, понимаю. Могу посоветовать лавку старой Джохи. Это через три дома от моего. У нее лучший товар. Правда, она очень своеобразная ведь… — мастер поправился, — женщина. Но товар лучший, в этом ей не откажешь. Это все?

— Да.

— Теперь до свидания, — нолуэльф улыбнулся, — с вами приятно иметь дело, господин Сен.

— Для вас просто Сен. Думаю, у нас будет еще много совместных дел. Кстати, если вам попадутся особо редкие ингредиенты, придержите их для меня.

— Обязательно. Удачи, Сен.

— Удачи, мастер.

Я вернулся в зал и обратился к Джуле:

— Красавица, надо бы подумать над тем, что мы купили из одежды, так как запас теплых вещей кажется мне недостаточным. И продукты мы не купили.

— Да, я еще вчера посмотрела, вот список.

Я удивился: когда она успела?

Взял список на пяти листах, пробежал глазами.

«Многовато».

И не говори. А главное — когда успела?

«Магия?»

Без подколок.

— Сен, а о чем ты шептался с длинноухим? — поинтересовался Торрен, и на мне пересеклись любопытные взгляды всех членов команды.

— Надо было, ничего интересного.

— Тут ты не прав, нам всем интересно.

— Давай в дороге меня пытать будешь? — усмехнулся я. — Времени мало, собирайтесь. Предлагаю план: вы с братьями закупать одежду, а мы с Джулой по рынку и к лавкам с продуктами прогуляемся.

Никто не возражал, мы быстро собрались и спустились вниз.

— Идите, — сказал я Торрену, — а нам с хозяином потолковать надо.

— Опять секреты?

— Тор, нет никаких секретов, — отмахнулся я. — Можете остаться. Нам просто надо найти крепких парней, чтобы таскать продукты. Или ты думаешь, я сам буду их носить?

— Хорошо, — ответил Тор и, взяв с собой братьев и Арика, ушел закупаться.

Мы с Джулой нашли Преса и рассказали ему о наших проблемах.

— Возьмите моих слуг. За пару серебрушек они все сделают. А вот на улице носильщиков лучше не нанимать. Поголовно жулье и ворье.

— Хорошо, — согласился я, — зови. Продукты пусть приносят к тебе, мы потом их в номер заберем.

Дождавшись слуг, мы вышли на улицу и велели Ярику вести нас на рынок.

Кто видел один рынок, то видел их все. Огромная площадь, заполненная лавками и ларьками, в которых хитрые торговцы продают товар. Некоторые торговали прямо с колес, то есть с телег. К сожалению, был базарный день. Количество покупателей и зевак, а вместе с ними и ворья, превышало разумные пределы. После того как я влепил плюху уже третьему оборванцу, который хотел подрезать мне кошелек, проснулся голос.

«Ты милосерден. Предлагаю убивать».

Посреди города? Знаешь, сколько тут стражи?

Очередной козел наступил мне на ногу и не извинился, за что получил хорошего пинка. Расплатившись таким образом за хамство, я дернул за рукав слугу Преса:

— Как тут ходят приличные люди? Пройти невозможно!

На моем лице было написано, что я не на шутку зол, так как слуга отшатнулся и забормотал:

— Хозяину Пресу это не помеха, мало кто задевает великана. Некоторые пользуются специальными проводниками, которые распихивают народ.

— Где найти этих проводников? — прорычал я.

— Вот там. — Слуга махнул в сторону ближайшего переулка.

— Двигаем туда, — сказал я и потащил за собой Джулу.

Мы прошли переулок, и нашим глазам предстала небольшая площадь, на которой толпились люди и… нелюди. Среди них были и наши знакомцы: Грых, Грох, Грух. Я махнул им рукой, и кто-то из них подошел ко мне.

— Работаете? — поинтересовался я.

Орк кивнул.

— Сколько?

— Серебрушка за колокол.

Каждый час днем в Рекере звонил колокол, оповещая горожан, сколько времени.

— Согласен, — сказал я.

С орками дело пошло веселее. Как плазменный ледокол рассекает толщу льда, так эти трое рассекали толпу, расталкивая особо непонятливых и оберегая наши тушки.

Джула быстро купила все нужное. Заминка вышла только с фруктами и овощами, так как они относились к скоропортящимся продуктам. Но и эта проблема успешно разрешилась, так как у входа на рынок дежурил ученик остепенившегося вольного мага. Он подрабатывал тем, что накладывал чары сохранения на сумки с провизией. Правда, он предупредил, что чары продержатся не больше недели, но я его успокоил, что этого времени нам хватит.

Продуктов мы закупили очень много, поэтому отправили двух навьюченных слуг в «Рогатого карлика». Третьего на всякий случай оставили при нас.

После того как носильщики ушли, мы свернули на широкую улицу, где стояли лавки с дорогими товарами. Здесь продавали специи, пряности, оружие, ювелирные украшения, поэтому народу здесь было значительно меньше.

Ярик был в курсе, что мне нужны сигариллы, и поэтому привел нас к лавке «Чудеса Востока».

«Может, тут еще и Шелковый путь есть?»

Да ладно, нормальная ситуация. На Востоке будут лавки с названием «Таинства Запада» или как-то так.

Я толкнул дверь, и мы с Джулой вошли внутрь. Для начала я чихнул, запах специй и пряностей был очень силен. После огляделся: небольшое светлое помещение, все в разноцветных коврах, на потолке какие-то безделушки из стекла и хрусталя. У противоположной стены — прилавок, за которым стоял торговец с заплывшими глазками.

— Я рад приветствовать вас, — улыбнулся толстяк всеми пятью подбородками. — Чем могу служить?

— Сигариллы какие есть?

— Простите, что? — переспросил торговец.

— Курительные палочки. Принеси каждой по штучке, буду выбирать.

После того как мне принесли целых пять видов сигарилл, я раскурил их все и начал сравнивать. Пока я был занят выбором, Джула покупала специи и пряности. Любо-дорого было за ней наблюдать: девушка перестала обращать на меня внимание и полностью раскрепостилась.

— Вы что мне принесли? — сердилась Джула. — Я просила самый свежий зеленый лакес, а это что? Он старше, чем я!

— Но, госпожа…

— Я сказала, принеси свежий зеленый лакес!

Вот в таком ключе и шел диалог между скромной Джулой и торговцем.

Наконец я определился с сигариллами и вмешался в их разговор:

— Принесите мне пару тысяч вот этих.

Торговец впал в ступор.

— Простите, господин, но у меня нет столько.

— Тащи все что есть. И вот этих, — я выбрал еще сигариллы, которые были неплохие по вкусу, — тоже все что есть.

Минут через десять Джула приступила к торгу. Торговец сломался через пять минут и согласился на цены девушки.

«Не подозревал в ней таких талантов».

И не говори. Я тоже.

Мы расплатились и вышли. Я отдал сумку с покупками слуге и отправил его к Пресу.

— Джула, — спросил я после того, как слуга скрылся, — где ты так научилась торговаться?

— Мой отец все-таки держал таверну, и в четырнадцать лет я сама договаривалась с поставщиками.

Я только и смог, что хмыкнуть.

Ярик отвел нас в лавку старой Джохи. Внутри мы сразу наткнулись на бабу-ягу. Всегда представлял ее сгорбленной старухой с длинным носом и клюкой.

— Чего тебе, доченька, надобно? — спросила баба-яга и, ткнув в мою сторону клюкой, прочавкала: — А ты, ирод, уйди отсюда.

Помня предупреждение полуэльфа, я собрался ретироваться, но увидел беспомощный взгляд Джулы. Она не очень понимала, что ей тут делать.

— Бабуль, ты бы успокоилась, а то мало ли сердечко прихватит, — сказал я с ухмылкой. — Подбери девушке косметику, средства для ухода и от красных дней. Поняла?

— Не буду ничего делать, доченька, пока этот ирод здесь, — стояла на своем старуха.

— Джула, я тебя сюда привел, чтобы ты купила себе все, что нужно. Понимаешь? А тут лучшие товары, говорят. Так что я прогуляюсь пока по улочке, приду через полчаса. — И потом обратился к яге: — Слушай, ведьма, вернусь через полчаса, вы должны закончить. И не дай боги, с этой красавицей что-то случится, оторву башку. — Дав такое светлое напутствие, я ушел. — Что это ведьма такая бешеная? — спросил Ярика.

— Местная достопримечательность, она всех мужчин ненавидит, — ответил парень. — Клюкой не поколотила?

— Попробовала бы — и у вас в Рекере стало бы одной достопримечательностью меньше, — сказал я, рассеяно оглядывая окрестности. И тут мой взгляд зацепился за вывеску «Магические книги и свитки». — Подожди меня здесь. Пойду ознакомлюсь с ассортиментом.

Полчаса в книжной лавке пролетели незаметно. Полистал книжки, даже парочку купил, их очень нахваливал хозяин, сказал, это новое направление в магическом искусстве. Решив, что они могут заинтересовать Бератрона, взял.

Вернувшись за Джулой, с раздражением обнаружил, что вокруг нее увивается какой-то щеголь. Внимательно рассмотрел приставалу: одетый по моде, с большим количеством украшений, тощий, волосы завиты, усики лихо закручены. Конкретный прохиндей.

— Леди, вы прекрасны. Если вы посмотрите на меня, то моя жизнь будет прожита не зря.

Самое поганое заключалось в том, что Джула благосклонно ему улыбалась.

«Главное, в морду с ходу не бей».

Еще чего, у меня для этого орки есть. Зря, что ли, им такие деньги уплачены?

— Джула, — сказал я, не обращая внимания на франта, — тут недалеко книжная лавка. Сходи посмотри. Ярик тебя проводит. Слугу тоже забери, пусть и твои покупки возьмет.

Она удивленно на меня посмотрела.

— Что-то не так? — поинтересовался я.

— Нет. Я сейчас схожу.

— Я буду ждать вас, леди, — влез щеголь.

— Была рада познакомиться, — вежливо ответила Джула.

Как только они скрылись за поворотом, я сказал:

— Грох, проследи, чтобы добрались до лавки без приключений, — Орк кивнул и ушел.

Я убедился, что улица пуста.

— Грых, кто это такой?

— Позвольте представиться, — начал хлыщ.

— Заткнись, — оборвал я его. — Грых?..

— Местный альфонс, оказывает почтенным матронам услуги определенного характера. Не брезгует знакомиться с молоденькими обеспеченными девушками, потом рассказывает им какую-нибудь жалостливую байку и выманивает деньги.

— Это неправда. — Альфонс сделал попытку убежать. Но Грух оказался проворнее, и прохиндей затрепыхался в его руке.

— Грых, у меня тут такой щекотливый вопрос. За какую сумму ты сломаешь ему ноги?

— Но…

— Десять серебряных, — без колебаний ответил Грых, отвешивая плюху жертве, чтобы не дергалась.

— Считай, что они уже у тебя в кармане.

— Мы тогда вот в тот переулок отойдем? — полувопросительно сказал орк.

— Конечно, а я за Джулой и в гостиницу. Догонишь.

Через пять минут я нашел девушку, стоящую около лавки и что-то выспрашивающую у Ярика.

— Что-то случилось? — поинтересовался я.

— Нет-нет. Ничего. Просто в лавке было скучно, вот я и вышла. А где Пеон?

«Вот как хлыща звали».

— У него оказались неотложные дела, ему срочно пришлось отбыть. Очень просил извиниться.

— Жаль, — расстроилась девушка. — А где Грых и Грух?

«В данный момент ломают ноги альфонсу».

Думаю, не стоит ей этого знать.

— Они отошли по моей просьбе. Надо кое-что приобрести лично для меня.

— Что? — поинтересовалась девушка.

— У мужчин свои тайны, позволь мне их сохранить. И вообще пора возвращаться в гостиницу.

Джула с подозрением на меня посмотрела, но вопросами донимать перестала.

В гостинице мы встретили Торрена и братьев. Они перетаскивали продукты в нашу кладовую. Расплатившись с орками, мы присоединились к ним. Сортировка и упаковка вещей заняла остаток дня. Все сильно вымотались, поэтому после окончания работ разбрелись по комнатам спать.

«До фига».

То же самое повторил Торрен, когда утром мы разглядывали огромную кучу барахла.

— Что делать будем? — поинтересовался Фериш.

— Покупать лошадей? — предложил Тор. — Надеюсь, вы умеете ими пользоваться?

— Я не умею, но, судя по всему, придется научиться, — сказал я.

После завтрака мы отправились на лошадиный рынок, предварительно попросив Преса заготовить нам дорожную провизию.

— Кто разбирается в лошадях? — поинтересовался я.

— Родигес, — сдал брата Фериш.

— Правда? — удивленно спросил я Родигеса.

— Немного, — ответил тот смущенно, — просто люблю этих животных, вот и бегал у нас на лошадиные торги. Там знаний и поднабрался.

— Отлично, а то как бы нам кляч не продали.

Наконец мы пришли. Это было ясно по запаху, а вот что было не ясно, так почему рынок назвали лошадиным. Кого тут только не продавали: собаки, кошки, какие-то грызуны, змеи, кто-то даже волками торговал. Сектор с лошадьми находился в глубине, поэтому нам пришлось пройти почти весь рынок.

Родигес прилип к каким-то лошадям и разговорился с торговцем. Мы подошли поближе.

— Вах, дорогой, это халифская порода, скачут быстрее ветра. — Торговца-южанина выдавали акцент и горячий темперамент, так как он жадно уставился на Джулу.

— Еще раз так посмотришь на нее, и я вырежу тебе глаза, — спокойно предупредил торговца Торрен.

— А я кое-что другое, — поддержал я друга.

Горбоносый резко поскучнел и снова стал нахваливать свой товар.

Я бегло оглядел загон. Здесь, судя по всему, самый большой выбор на рынке, почти сотня голов. Лошадь, конечно, животное хорошее, но кататься на ней мне что-то не хочется.

Еще раз осмотрел загон, но увидел только десятки лошадиных глаз.

«А слона-то мы и не заметили».

Чего?

«Я говорю, разуй глаза, смотри на слона».

На слона?

И тут я увидел. В дальнем углу был вольер с коричневыми стенами, а в вольере мамонт. Ну то есть почти мамонт: такой же огромный, с хоботом, здоровенными бивнями и покрытый длинной густой коричневой шерстью. Из-за окраса мамонта не было видно на фоне стен такого же цвета. Рано или поздно я бы его, конечно, заметил, но внутренний голос меня опередил.

Хочу мамонта.

«Табуретку не забудь поставить».

Чего?

«Не достанешь, говорю, иначе».

Я его хочу в качестве ездового животного!

— Эй, орел степной, — обратился я к торговцу, отвлекая его от разговора с Родигесом. — Что это за чудо-юдо?

Южанин расправил плечи, как-никак орлом назвали, и сказал:

— Это хорохонт, на них северные варвары ездят.

— А что он у тебя, южного неварвара, делает?

— Вах, променяли они мне его за пару лошадей, да.

— И с чего они отдали хорохонта всего лишь за пару лошадей? — поинтересовался я.

Южанин задумался на минуту, а потом произнес:

— Вах, скажу тебе правду. Эти северные шакалы обманули меня, да. Устает он быстро, болен, — произнес горбоносый и грустно добав