Book: Элитный психолог



Элитный психолог

Ольга Кай

Элитный психолог

Элитный психолог

Аннотация:

Научная организация, занимающаяся исследованиями в области психологии, а на самом деле выполняющая заказные убийства, "программируя" людей на смерть, внезапно теряет одного из ценнейших своих сотрудников. Интересы бизнеса требуют срочно заменить уже завоевавшего определенную известность и авторитет специалиста. Временной заменой элитному психологу Марии Савченко приходится стать ее старшей сестре Алене, которая в результате глубокой психологической травмы ничего о себе не помнит. Но когда девушка узнает, что является причиной смерти уже нескольких людей, она пытается бежать…

Глава 1

Взгляд внимательно ощупывал белый потолок и бело-розовые стены. За окном, на котором была выкрашенная опять же в белое решетка, виднелось голубое небо с редкими облачками. Просвечивали золотом листья березы. На подоконнике гуляли солнечные блики.

Она приподнялась на локтях, пытаясь сообразить, где находится. Но за окном ничего нового не увидела — ее кровать стояла довольно далеко. А вставать не очень хотелось, тем более что руки задрожали, когда она решила на них опереться. В помещении было еще две кровати, но обе пустые, аккуратно застеленные. Кругом чисто, аккуратно. Как в больнице… И так же тихо.

Инстинкт подсказывал, что надо как следует осмотреться. Но было лень. Хотелось снова закрыть глаза и не открывать их еще, по меньшей мере, сутки. Она решила так и сделать. Голова гудела так, что разобраться в ситуации она все равно не смогла бы. А потом, когда еще немного отдохнет, узнает у кого-нибудь, где находится, и как сюда попала.

Она закрыла глаза, почти сразу же ощутив, что погружается в желанную, но не приятную из-за боли в висках дремоту. Но ей помешали. Дверь открылась и человек в белом халате и белой докторской шапочке, которого она разглядела сквозь неохотно приоткрывшиеся веки, вошел в палату и приблизился к кровати.

— Уже пришли в себя? — осведомился он, в ответ на что она окончательно открыла глаза. — Как себя чувствуете?

— Так себе. Голова болит.

Дверь приоткрылась еще раз, чтобы впустить немолодую медсестру.

— Ай, ай, — доктор сокрушенно прищелкнул языком. — Давайте-ка мы вас послушаем, давление измерим.

Пациентка послушно села на постели, но, спохватившись вдруг, требовательно взглянула на доктора.

— Скажите пожалуйста, где я. И как я здесь оказалась.

— Нет-нет! — возразил доктор. — Сначала осмотр. Все вопросы потом!

Пришлось согласиться. Ее послушали, измерили пульс и давление, дали каких-то таблеток. Потом, наконец, доктор решил с нею поговорить.

— Вас нашли в бессознательном состоянии на улице и доставили сюда в машине скорой помощи, которую вызвал кто-то из прохожих.

Она удивилась. Причем удивляли ее совсем не слова доктора, а что-то другое… Постепенно начинавшее проясняться сознание начинало бить тревогу, но она пока не понимала причины. Что-то было не так, не правильно.

— А теперь, — сказал доктор, — я бы тоже хотел задать вам несколько вопросов. Не возражаете?

Она отрицательно покачала головой, продолжая в некотором отупении глядеть на свои колени под белой простыней.

— Для начал, скажите пожалуйста, как вас зовут. При вас не было никаких документов, и мы не смогли сообщить родственникам…

Врач замолчал, потому что на лице больной отразилось сначала недоумение, а потом почти панический ужас. Широко раскрытые глаза глядели на доктора так, будто он только что сообщил ей о надвигающемся конце света.

— Что случилось? — встревожено спросил доктор. Он тут же махнул сестре, видно решив, что пациентке внезапно стало плохо. Сестра попыталась уложить больную, но та внезапно начала сопротивляться. Она по-прежнему молчала, лишь неотрывно глядела на доктора. Потом сдалась и мягко опустилась на постель.

Врач склонился над ней. На изрезанном мелкими морщинками лице поблескивали сквозь широкие линзы очков проницательные, внимательные светлые глаза.

— Вы затрудняетесь с ответом?

Больная некоторое время лишь бесшумно открывала и закрывала рот, а потом покачала головой.

— Нет, почему же… Я просто, — она нахмурилась, — я просто нехорошо себя чувствую. Я сейчас подумаю немного и отвечу. Подождите пожалуйста, хорошо? Я обязательно отвечу. Вот только соберусь с мыслями…

Доктор не стал ее торопить. Через минуту он вышел из палаты, сказав ей, что вставать пока не надо. И что зайдет через часик.

Она, конечно, попыталась встать. Сначала слабость во всем теле не давала ей даже опереться на ноги. Но она все же медленно, придерживаясь рукой за кровать, а затем за стену, поднялась и, немного сутулясь, сделала несмелый шаг к окну. Закусила губу и снова передвинула ногу. Дальше — легче. Медленно двигаясь вдоль стены, она наконец оперлась о подоконник и устало уткнулась лбом в прохладное стекло. За окном был небольшой садик с клумбами и цветущими кустарниками. Заканчивался он аккуратной побеленной стеной высотой метра два, если не больше. Прямо напротив окна по стене вилась роза.

На фоне золотистой зелени оконное стекло еле заметно отразило усталые глаза с длинными ресницами. Под глазами залегли тени. Эти лиловые оттенки делали взгляд каким-то печальным и измученным.

"…скажите пожалуйста, как вас зовут…"

Она бы рада ответить, но… Черт возьми, она не знала ответа!

Бессовестно наплевав на рекомендацию врача не вставать с постели, она ходила по палате, разглядывая попадавшие на глаза предметы. На белоснежной наволочке соседней кровати она увидела фиолетовый штамп с атрибутами больницы. Прочла. Но почерпнутая информация ни о чем ей не сказала. Тогда она снова подошла к окну. Ноги уже немного размялись и довольно сносно носили свою обладательницу по палате. Правда медленно.

У стен больницы ходили медсестры в белых халатах, неспешно прогуливались больные. Два старичка на низенькой белой лавочке увлечено играли в шахматы. С низким рокотом пошел на посадку пассажирский авиалайнер. Наверное, аэропорт недалеко. Она подумала об этом и даже не удивилась тому, что амнезия не распространилась на многие понятия, знание которых сейчас казалось ей естественным.

Заслышав тихие шаги и голоса в коридоре, она постаралась быстро забраться в постель. В последнюю секунду она укрылась простыней и уставилась на открывающуюся дверь.

— Что ж, это очень интересный случай, — сказал доктор своей пациентке после довольно продолжительной беседы. — Вы умеете читать, писать, знаете то, что знает каждый современный образованный человек. Даже содержание книг классической литературы! Но вы не помните ни людей, с которыми общались на протяжении своей жизни, ни родных, ни себя.

Он умолк, глядя на пациентку. Но та, конечно, ничего не могла сказать в ответ.

— Похоже, — продолжил он, — что вам пришлось пережить нечто такое, что очень сильно на вас повлияло. И ваш мозг, стараясь защитить психику, блокировал отдельные участки памяти.

— Это временно?

— Думаю, да. Скорее всего, когда вы немного окрепнете, поправитесь, вы начнете потихоньку вспоминать. И все же я бы посоветовал не слишком на это надеяться — ведь может пройти неделя, а может и несколько лет, пока вы сможете вспомнить хоть что-нибудь.

— А сколько мне лет? — спросила она.

Доктор пожал плечами.

— Вы сейчас выглядите не лучшим образом, не выспались, устали. Мне сложно судить. Но думаю лет двадцать — двадцать пять. Мы можем попытаться установить ваш биологический возраст. Также можно сравнить ваш образец ДНК с теми, что есть в нашей базе и в других базах данных. А вдруг что-нибудь найдется.

Она кивнула. На коленях ее сейчас лежало небольшое зеркало, которое принесла медсестра. Отражение выглядело еще хуже, чем в оконном стекле. Она попросила оставить зеркало в палате, чтобы иметь возможность немного привести себя в порядок. Доктор, похоже, ожидал, что больная проявит к своему отражению больше любопытства, но она сразу узнала себя. И нисколько не удивилась, увидев в зеркале осунувшееся бледное лицо с аккуратными губками, болезненно поблескивающими сине-зелеными глазами, обрамленное торчащими в разные стороны волосами тускловатого темно-русого цвета.

— Мне надо умыться, — пробормотала она.

— Вам лучше не вставать…

— Пожалуйста, — она попыталась улыбнуться, — мне сразу станет лучше.

Через несколько минут, заручившись согласием доктора и навязчивой помощью пожилой медсестры с неприятным, строгим лицом, она стояла в душевой, где в "предбаннике" у стены находился ряд умывальников с зеркалами. Также пациентке вручили зубную щетку, пасту и расческу. В душ медсестра ее не пустила и все время, словно надзиратель, следила за пациенткой, пока та умывалась. Такое внимание показалось больной чересчур обременительным, и она с досадой поняла, что постарается быстрее вернуться в палату, где за нею не будет такого бдительного присмотра.

На следующий день доктор поспешил обрадовать свою пациентку.

— К вам посетитель?

— Ко мне? — удивилась больная.

— Да-да. К вам. И он вас знает! Мы дали объявление с вашей фотографией на телевидение. Он вас узнал! Очень приятный молодой человек… Пригласить?

— Да, конечно.

Девушка села на постели и машинально пригладила рукой растрепанные волосы. Доктор улыбнулся и, выглянув в коридор, махнул кому-то рукой. Несколько секунд спустя в палату вошел симпатичный синеглазый брюнет в светлом летнем костюме. Он нерешительно замер в дверях и его пронзительный взгляд остановился на сидящей девушке. Губы незнакомца шевельнулись.

— Мария! — негромко окликнул он.

Ее сознание сразу же уцепилось за это слово. "Мое имя" — подумала она. И тут же мысленно попробовала его "на вкус" — ничего, сойдет. Хорошо хоть Машей не назвал!

Она продолжала молча смотреть на незнакомца, а тот — на нее. Неловкое молчание прервал доктор.

— Я предупреждал вас, — обернулся он к мужчине, — что девушка ничего о себе не помнит.

— Ах, да, — мужчина тряхнул головой. — В это трудно поверить!

В следующий миг он уже был возле кровати.

— Машенька, как же так! Что случилось!

Ей ужасно хотелось накинуться на этого человека и замучить его вопросами. Но вместо этого она лишь лениво отметила про себя, что вот, уже и до "Машеньки" докатились.

— Извините, — сказала она, раздумывая, убрать ли его руки со своих коленей или подождать, пока этот человек сам объяснит свое поведение.

Незнакомец пристально смотрел ей в лицо.

— Неужели ты меня не помнишь? — прошептал он.

Девушка отрицательно покачала головой.

— Я же Аркадий… Аркадий Марцев! Ну же, Машенька, вспоминай!

Она напряженно рассматривала человека, с ужасом признаваясь самой себе, что совершенно его не помнит. Стараясь держать себя в руках, она снова покачала головой.

— Это ужасно! — воскликнул мужчина и с разочарованным видом опустился на стул у кровати.

— Почему я должна вас узнать? — осторожно спросила "Машенька".

Тот уставился на нее с такой болью во взгляде, что девушка тоже расстроилась. Наверное, действительно должна, и непременно…

— Ты же любишь меня, Машенька! Мы собирались пожениться…

Наверное у девушки глаза чуть не полезли на лоб. Это было настолько красноречиво, что лицо мужчины стало совершенно несчастным.

Девушка оценивающе оглядела этого человека. Пожениться? Она же его первый раз видит… Хотя да, возможно и не в первый. Внезапно ей захотелось разреветься. Доктор заметил ее состояние и осторожно намекнул посетителю, что для девушки его слова могут обернуться сильным шоком. Так что лучше сегодня не переусердствовать с рассказами. Тот почти сразу согласился. И хотя ему явно не хотелось уходить, но он подчинился просьбе врача. Несмотря на возражения больной, посетитель покинул палату.

— Завтра я вернусь, любимая! Отдыхай как следует! — сказал он на прощание.

Как только дверь за ним закрылась, девушка вскочила с постели и выглянула в коридор. Ее посетитель и доктор быстро шли, негромко разговаривая друг с другом, по коридору. Затем оба скрылись за одной из дверей.



Глава 2

— Здравствуй, Машенька! — вчерашний брюнет заглянул в дверь и тут же вошел, держа перед собой огромный букет темно-красных роз.

При виде цветов девушка обрадовалась как ребенок.

— Спасибо! — пробормотала она. Спохватившись, что у нее постельный режим, она не стала помогать Аркадию, и он сам поставил розы в принесенную медсестрой банку.

— Нравится? Ты всегда любила цветы…

— Аркадий…

— Да?

— Расскажите мне пожалуйста… что-нибудь.

— Ты меня так и не вспомнила? — сокрушенно произнес мужчина.

Она пожала плечами. Что тут можно было сказать?

Аркадий вздохнул.

— Расскажу, если обещаешь обращаться ко мне на "ты", — грустно сказал он, и добавил тихо, — ведь не чужие люди…

Она кивнула.

— Мы с тобой познакомились на университетской дискотеке. Ты уже два года живешь у меня. Этой осенью собирались пожениться…

В ее глазах был только интерес. И она явно совершенно не помнила тех событий, о которых ей рассказывали. К тому же, этот брюнет был не очень хорошим рассказчиком. Ее интересовало все, самые разные мелочи, да что угодно, только бы это было связано с "той", прежней жизнью. Но Аркадий не мог полностью удовлетворить ее любопытство. В принципе, она была слишком строга — ведь ей сейчас предстояло начинать, как говорится, с чистого листа. А он скорее всего терялся, не зная даже с чего бы начать. Но зато Аркадий принес несколько фотографий, и девушка с жадностью схватила их и принялась рассматривать. На большинстве из них были изображены они вдвоем. На фоне арки с надписью "Алушта", возле московского кремля — эти места девушка узнала без труда, и даже знала, как они называются, что ее несказанно удивляло. Дальше несколько фотографий в каких-то кафе, в незнакомой квартире, и, наконец — на набережной Днепра. Разглядывая последнюю фотографию, девушка почувствовала, что это место действительно знакомо, родное… Она нехотя вернула фотографии Аркадию, но потом попросила:

— А можно они останутся у меня?

Он поколебался лишь секунду.

— Да, конечно. Держи! — и вернул ей карточки.

После уходя своего посетителя, она еще долго не оставляла в покое фотографии, но в конце концов положила их на тумбочку, аккуратно завернув сначала в чистый листок бумаги. Потом поднялась и склонилась над благоухающим букетом.

— Интересно, — пробормотала она.

Выйдя из палаты, она постаралась не попасться на глаза никому из медперсонала. Благополучно добравшись до душевой, она снова глянула в зеркало.

— Мария, — пробормотала она, — Маша, Машенька… Маша.

И вздохнула.

— Ваш друг Аркадий уговорил меня выписать вас под его ответственность, — улыбнулся доктор.

Ей это почему-то не понравилось.

— Так скоро?

— Мы подумали, что в привычной обстановке вы скорее сможете вспомнить…

— Наверное, — она нахмурилась. — Только я ж его совсем не знаю. Вернее не помню. Не очень удобно.

— Зато он вас хорошо знает. И будет заботиться, — безапелляционно заявил доктор, заканчивая осмотр пациентки. — Мы будем время от времени справляться о состоянии вашего здоровья.

— Спасибо, — ответила она. — А если вдруг… если что-нибудь случится, я смогу прийти сюда?

— Неужели вам хочется вернуться в больницу? — удивился врач. — Обычно все наши пациенты спешат выписаться. Мне казалось, вы будете рады, что ваш жених так быстро отыскал вас и забирает отсюда.

Ей хотелось закричать: "Я же его совершенно не помню!" Но вместо этого она смолчала и отвернулась к окну.

Уже выходя из палаты доктор обернулся:

— Машенька…

На "Машеньку" она прореагировала лишь потому, что в палате больше никого не было.

— Машенька, не бойтесь. Все будет хорошо.

Она кивнула. А как же, будет. Потому что хуже, кажется, уже некуда. Хорошее настроение, которое появилось во время прогулки в ухоженном цветущем садике, быстро куда-то испарилось.

Глава 3

Автомобиль остановился возле одного из пригородных коттеджей. Среди ряда претендующих на звание "дворцов" или "замков" безвкусных построек этот дом с небольшим двориком отличался уютом и сдержанностью стиля. Кругом стояла странная для населенного места тишина, сотканная из шелеста желтеющих листьев и птичьего щебета, и лишь изредка прерываемая тихим шуршанием автомобильных шин по дороге.

— Вот мы и дома.

Аркадий вежливо открыл дверцу и помог девушке выйти из машины. Она выпрямилась, оглядываясь по сторонам. Глубоко вдохнула свежий, чистый воздух.

— Мне здесь нравится.

— Еще бы, Машенька, — ответил Аркадий, одарив ее безупречной улыбкой, открывающей ровный ряд белоснежных зубов. — Это же наш дом.

Он взял ее под руку и медленно, словно еле передвигающуюся калеку, повел к высокому крыльцу с узорными перилами. Распахнул входную дверь и привычным движением отключил сигнализацию.

— Проходи!

Стуча каблучками привезенных Аркадием туфель, она вошла в просторный холл, машинально разулась и всунула ноги в замеченный неподалеку мягкие тапочки. Она не заметила немного недоуменного взгляда Аркадия, который, чуть помедлив, тоже разулся. Обычно в этом доме не принято было разуваться. По светлому паркету, шаркая пушистыми тапочками, она прошла до первых дверей и остановилась, разглядывая гостиную. Чувствовалось, что эту комнату, как, возможно, и все остальные помещения в этом доме, обставляли с помощью опытного дизайнера. Все вещи настолько гармонировали друг с другом, что, казалось, ничего нельзя ни убрать, ни прибавить, чтобы не нарушить эту гармонию.

Она вошла и осторожно опустилась на диван. Затем откинулась, пытаясь почувствовать себя если не "как дома", то хотя бы просто уютно. Пока не удавалось. Хотя мебель, надо сказать, была действительно удобной. "Если бы я сама обставляла эту комнату, — подумала она, — то вполне возможно одобрила бы такой вариант. Вот только…" Она обернулась к замершему в дверях мужчине.

— Аркадий!

— Да, дорогая.

— Скажи, а я участвовала в оформлении этой комнаты?

На секунду взгляд Аркадия приобрел странный оценивающий характер.

— Нет, — ответил он. — Тогда я еще жил один.

— Понятно.

Она поднялась и вышла. В коридоре наткнулась на большое зеркало и остановилась, впервые получив возможность обозреть себя во весь рост. По документам, которые дал ей Аркадий, выходило, что ей, Савченко Марии, двадцать два года. Не замужем, детей нет. И все… Какую скудную информацию, оказывается, может предоставить паспорт! Ну еще группа крови, резус, записи о прививках. Так удручающе мало! Она покачала головой. Нет, если б ей предоставили самой выбрать себе имя… Маша, Мария… Ладно, сойдет. Перехватив в зеркале взгляд Аркадия, улыбнулась.

— Скажи, а как я тебя называла? Неужели все время Аркадий?

Он замешался, и Мария чуть не рассмеялась. Если она когда-то додумалась назвать этого человека Аркашей, сейчас он ей в этом ни за что не признается. Хотя… было такое ощущение, что Аркашей его точно никто не осмелился бы назвать.

Закончив осмотр дома, поужинали, и Аркадий провел ее в уютную комнату, где стоял шкаф женскими вещами как раз ее размера. Ее вещами.

— Я все понимаю, — сказал он, — ты меня еще не вспомнила, и возможно, Машенька, тебе кажется, что ты находишься в доме с совершенно чужим человеком. Хотя я надеюсь, что это не так.

Она не ответила, потому что ей действительно так казалось. Тогда Аркадий продолжил.

— Поэтому я не буду торопить события. Пока ты не вспомнишь меня, или не полюбишь меня снова. Это твоя комната. Все твои вещи здесь. Спокойной ночи, дорогая.

Она благодарно улыбнулась и, когда дверь за Аркадием закрылась, растянулась на мягкой, укрытой сиреневым покрывалом, кровати. Затем порылась в шкафу, вытащила ночную сорочку и, переодевшись, забралась под одеяло. На глаза попалась фотография в деревянной рамочке, стоявшая на тумбочке у кровати. Мария взяла ее в руки и, направив поудобнее лампу, принялась разглядывать их с Аркадием счастливые лица. Прошло минут десять, когда она поставила рамку на место и выключила свет. Но сон пришел далеко не сразу, и Мария еще долго лежала в полутьме, прислушиваясь к тихому, успокаивающему шелесту листьев за окном.

Дни проходили медленно и скучно. Аркадия не было с утра и почти всегда до позднего вечера, а пойти в этом тихом пригородной районе было некуда. И как-то боязно.

Отчасти спасал компьютер. Книг в доме она нашла не слишком много, да и те, в большинстве своем, были странным образом ей знакомы. Когда рука наткнулась на корешок "Джен Эйр", Мария вытащила книгу и с любопытством уставилась на обложку. Перед глазами на миг возникло пронзительно ясное видение: книга в грубом самодельном переплете, на который наклеена вырезка из мягкой обложки, такой же, как та, что сейчас гладят ее пальцы. Крупные круглые буквы на переплете, написанные от руки… Видение исчезало и возвращалось, стоило лишь мысленно "приказать" своему сознанию: "покажи!"

Включала компьютер на столике в своей комнате, перебирала игрушки, лазила в интернете. Но это наскучило уже на второй день. Поэтому, когда Аркадий, придя с работы, предупредил, что назавтра у них будет гость, она, хоть и испугалась, но отнеслась к этому с интересом — хоть какое-то событие!

Гость появился на пороге дома, и сразу словно заполнил своей грузной, слишком толстой и расплывшейся фигурой, весь объем немаленькой прихожей. Но стоило ему улыбнуться, как нехорошее впечатление, возникавшее при его виде, сразу же пропадало. Улыбался он настолько искренне, что сразу же заражал своим хорошим настроением, и даже напряженную "хозяйку" заставил чувствовать себя как дома.

Сначала все сидели в гостиной. Толстяк шутил, рассказывал забавные истории, они с Аркадием обсуждали какие-то новости. Мария мало включалась в беседу, хотя слушала внимательно. Но потом Аркадий попросил ее приготовить чай, и она вышла на кухню.

— Ну как? — Аркадий тут же обернулся к толстяку, с лица которого мгновенно сползла улыбка, а взгляд стал жестким и колким. — Что скажете, Валерий Семенович?

— Что скажу, — медленно повторил толстяк, чуть хмурясь. — У Марии волосы были длинные. Но если накрасить как… — дверь отворилась, и по направлению к мужчинам зацокали каблучки.

— …как раньше, то сойдет, — закончил гость, светясь доброжелательной улыбкой.

Поздним вечером Аркадий самолично проводил гостя до машины. Тот успел

вежливо попрощаться с хозяйкой, и громко разглагольствуя о невыносимой жаре и духоте сентябрьского вечера, похлопал Марцева по спине.

— Думаешь, получится? — тихо прошептал толстяк в перерыве между жалобами на погоду.

— Уверен! — заявил Аркадий, демонстрируя самодовольную голливудскую улыбку.

— А я вот сомневаюсь, — проворчал толстяк. — Но ты уж постарайся, постарайся… Ох и доконает меня эта жара!

Последний возглас прозвучал так громко, что если бы не включенный телевизор, девушка услышала бы его и в гостиной.

Аркадий вернулся в дом с несколько обеспокоенным выражением лица. Маша заботливо предложила ему сока.

— Что-то не так?

Он поднял на нее тяжелый, пристальный взгляд. Словно старался заглянуть в душу, да еще и покопаться там по возможности. Потом в его глазах появилось такое "страдательное" выражение, словно смотрел на тяжелобольную.

— Ты что-нибудь вспоминаешь?

— Н-нет.

Сначала хотела сказать про книгу, ведь то видение могло быть лишь воспоминанием. Но почему-то передумала.

Глава 4

К десяти утра, едва продрав глаза, Мария села на постели и тупо уставилась в пол. После вчерашних посиделок голова гудела от недосыпания. Тихо поднялась и потопала в ванную. Нет, хватит расхолаживаться! И так спит до упаду, так еще и ходит как сомнамбула, хотя уже и обед можно сказать на носу!

Развалившись в широкой ванне посреди довольно большого отделанного кафелем помещения, она в который раз принялась нюхать все подряд бутылочки с пеной и жидким мылом. Обоняние разнообразных и очень приятных запахов доставляло несказанное наслаждение. Поэтому, выбирая себе аромат, она каждый раз снова и снова нюхала все в длинном ряду на прозрачной полочке флаконы. А потом, после непродолжительного, но очень сложного выбора, опрокидывала часть содержимого в воду.

Иногда, глядя по сторонам, она думала, что ей очень повезло — не к каждой потерявшей память мадаме является сказочно богатый принц, правда не на белом коне, а на черном… марку не запомнила, не разбиралась в машинах.

С другой стороны, принц этот был ей разве что приятен, но в остальном… Нет, надо заставить свои мысли течь пока по другому руслу. Ничего решать сейчас, когда в памяти не то, что прогалины, а сплошные белые пятна, она не будет. Пусть все идет своим чередом. Но вдруг…

Пришедшая в голову мысль поразила ее своей логичностью и цинизмом. Вдруг она и в "прошлой" жизни не любила этого Аркадия. А замуж за него собиралась… ну, по понятным причинам. Куча денег, особняк, машина. Да одна эта ванна чего стоит! Или не ванна, а… как же это слово… джакузи?

После этого настроение уже не поднималось. Познавать себя заново, словно наощупь, оказалось даже очень неприятно. "Плохой" быть не хотелось. Да и подобные рассуждения привели лишь к тому, что ей стало ужасно стыдно и неудобно перед Аркадием, который, похоже, искренне о ней заботился, переживал. Нет, надо поговорить. Обязательно поговорить. Этим же вечером.

Но разговора не получилось. Мария зашла в его комнату. На экране какое-то окошко быстро сменилось стандартной заставкой. Аркадий обернулся.

— Я… я хотела бы пожелать тебе спокойной ночи.

— Да-да. Спокойной ночи, дорогая.

На этот раз его улыбка подействовала неожиданно удручающе. Помявшись на пороге, она вышла из комнаты и медленно потопала к себе.

На улице жарко. Очень жарко. Так что даже птицы как-то примолкли. Кондиционер не включала из принципа, хотя из какого именно — самой не совсем понятно. Да и в комнате еще довольно терпимая температура.

В такие дни остро хочется уехать куда-нибудь, где ветер, вода. Несмотря на то, что на дворе сентябрь, а стало быть, осень. На море, например. Мария набрала в поисковике "Крым фото" и меланхолично заклацала по ссылочкам. Если не съездить, то хотя бы посмотреть… Мелькнуло название города Алушта. Подумав, что если была там с Аркадием, то может что и вспомнит по фоткам, Мария быстренько пооткрывала сразу несколько страничек и села рассматривать картинки.

Никаких воспоминаний! Разве что мелькнет иногда в голове нечто совсем смутное, но исчезает раньше, чем сознание успевает распознать кадры, разобраться, что к чему. Ну почему какую-то книжку она вспомнила сразу, а такие важные вещи… Доктор сказал, что в данном случае потеря памяти — защитная реакция мозга. Может, она не помнит Аркадия, потому что с ним связано что-то плохое?

Отмахнувшись от этой мысли, Мария с повышенным вниманием уставилась на экран, и вдруг…

Белая арка с надписью "Алушта". Такая же, как и на множестве других фоток, но при взгляде именно на эту картинку что-то тревожно шевельнулось.

Она еще некоторое время неподвижно сидела перед монитором, а потом вскочила и помчалась вниз, в гостиную.

— Где же эти фотографии!

Мария возмущено распахивала дверцы книжных шкафов. Недавно где-то здесь лежал темно-синий альбом. Она даже помнит, что пару раз открывала его, проглядывая фотографии. Но сейчас, когда надо, прямо как назло…

Альбом нашелся. Он преспокойно лежал на виду, на открытой полочке, среди немногочисленных сувенирчиков. Начавшими вдруг дрожать пальцами Мария открыла альбом. Вот эта самая фотография — они с Аркадием на фоне Алуштинсткой арки. Той же самой арки, что и там, на сайте. В смысле арка, естественно, та же, но и картинка тоже совершенно идентична: тени, облачка, солнечные блики на морской глади. Словно их улыбающиеся физиономии кто-то взял и нацепил на симпатичный фон.

Мария подхватила альбом и бегом побежала к себе. Минуту спустя раскрытый альбом лежал на кровати, а фотография — на столе. Придирчиво сравнивая оба фона, Мария сразу же заметила одно броское отличие — на интернетной картинке в небе над аркой парила птица. Какая — не разобрать, но вроде похоже на чайку. Маша уже было вздохнула с облегчением, но… Нет, птичку просто "замазали", и хотя вместо чайки на их с Аркадием фотке теперь голубело знойное небо, облачка-то вокруг все равно были абсолютно те же самые. Ну разве так бывает?

&;nbsp; — Монтаж, — выдохнула она, чувствуя, как на лбу выступает испарина. И что делать теперь с таким открытием?

Скрупулезное изучение снимка дало еще несколько полезных сведений. Мало того, что фотографировались они вовсе не в Алуште, так еще и отдельно. И лишь потом кто-то довольно искусно соединил все три фото — ее, Аркадия, и арку — в одно целое. Причем на первый, второй и даже пятидесятый взгляд ни за что не скажешь, что это монтаж. Только если знаешь наверняка, да и то…

Оставшуюся часть дня до прихода Аркадия она разыскивала в сети фото кремля. Может, там они тоже не были… вдвоем? Подходящей найти не удалось. Но это уже не успокаивало.

К приходу Аркадия альбом уже лежал на той же полочке, откуда его в такой спешке забрали днем. Мария, как обычно милая и приветливая, подождала, пока "жених" закончит ужинать, а потом прошла с ним в гостиную. Сейчас, когда Аркадий был на подозрении, правда точно не известно в чем именно, Мария видела в нем то, что проглядывало и раньше. И чему она предпочитала не уделять особого внимания. Этакая расчетливая обаятельность. Эти, странным образом на нее не действующие улыбки, нежные, полные боли и тревоги взгляды. Хотелось как-то заставить его снять маску, если таковая действительно была не плодом разгулявшегося воображения потерявшей память невесты.



Она вытащила альбом и нарочито небрежно принялась перелистывать страницы.

— Аркадий, — он тут же уставился на нее с умильной предупредительностью во взоре, которая так не шла к его имиджу, властным манерам, — расскажи мне что-нибудь… о нас. Например о том, как мы отдыхали в Алуште.

Склонившись над альбомом, он проследил за тонкими пальчиками, нерешительно трепавшими край листа.

— Это была замечательная неделя, — начал Аркадий бархатным голосом, мечтательно растягивая слова. — Мы жили в лучшей гостинице на самом берегу, каждый день ходили на пляж. Вечером пили коктейли в уютом кафе на набережной…

По ее поджатым губам было заметно, что в этом рассказе ей абсолютно ничего не нравится. Поэтому Аркадий подцепил пальцами ее подбородок и постарался заглянуть в глаза.

— Что случилось?

— Я… — она растерялась, — я просто расстроилась, что ничего не могу вспомнить. Почему у нас так мало фотографий, где мы вместе?

— Потому что мне больше нравится фотографировать тебя, — ласково произнес Аркадий.

— Понятно.

Не сумев скрыть внезапного разочарования оттого, что так и не смогла загнать обманщика в тупик, Мария наскоро закруглила разговор и пожелала Аркадию спокойной ночи. Сегодня он позволил себе поцелуй в щеку. И несмотря на все обаяние этого человека, Мария не сдержала облегченного вздоха, оказавшись в отведенной ей комнате и прикрыв за собой дверь. Еще через несколько секунд она тихо провернула ручку и вздрогнула, услышав неожиданно громкий звук выдвинувшейся защелки.

Глава 5

— Мария!

Она вздрогнула и повернулась. С того момента, как она раскусила обманщика, все мысли были лишь о том, как разгадать всю игру до конца, как решиться на что-нибудь. Заявить, что все знает? А не опасно ли? Или сбежать натихаря, пока его не будет. Но куда? Не в больницу же.

— Дорогая, я думаю, нам надо поговорить.

Она села на диван рядом, с опаской глядя в красивое, и от этого еще более страшное лицо мужчины.

Аркадий вытащил альбом, открыл на той странице, где злополучная фотография.

— Ты подумала, что я тебя обманываю?

Ее глаза испуганно расширились, но соврать Мария не смогла.

— Раньше ты никогда бы так не подумала, — сказал Аркадий не то с болью, не то с укоризной.

"Ему надо Оскаров давать, — решила Мария, стараясь взять себя в руки, но тут же передумала — нет, переигрывает".

— Ты догадалась, что эта фотография, — он вынул карточку с Алуштой, — монтаж? И подумала, что это я зачем-то сделал, чтобы обмануть тебя?

Она пожала плечами. Ответить "да" было невежливо, ответить "нет" — опять же, врать нехорошо.

— Послушай, — Мария с удивление увидела, как по лицу ее собеседника расплывается улыбка, словно говорящая: "Это все недоразумение. Сейчас ты сама будешь смеяться над своей глупостью и подозрительностью!"

— Машенька, ты довольно часто баловалась фотомонтажом. И эта фотография — твоя работа.

Ей показалось? Нет. Она выдохнула, чувствуя себя полной дурой. И одновременно польщенной — работа-то профессиональная. Что ж, неплохо баловалась… Но так просто сдаваться все равно не хотелось. Ей просто необходимо было в чем-то подозревать этого человека.

— Я бы не стала птичку убирать! — заявила Маша. — Она красивая!

Аркадий рассмеялся, прекрасно понимая, что его невеста капризничает. Мария и сама это прекрасно понимала.

— Ну что, Марцев? Как успехи?

— Пока дело движется медленно, Валерий Семенович. Не могу говорить ни о каких сроках.

— Что, на этот раз твои чары не срабатывают? Или ты не слишком стараешься?

— Стараюсь, — ответ Аркадия прозвучал жестко. — Но Мария была…

— Нет! — рявкнул толстяк, делая движение, словно собираясь вскочить со своего уютного кожаного кресла, но тут же снова падая назад. — Мария сейчас в твоем доме!

— Это не…

— Молчать! Даже мыслей таких быть не должно! Это она. И ты должен сделать все, чтобы она тебя слушалась. И полностью доверяла. А потом можно будет подготовить ее и к остальному.

— Вряд ли, — Аркадий устало махнул рукой, чем вызвал у побагровевшего толстяка недовольное шипение. — Она такая тихоня, дурочка. Сегодня она сразу же поверила мне. И никаких подозрений!

— Просто потому, — назидательно сказала толстяк, — что она действительно, как ты сказал, "баловалась" фотомонтажом. И качество работы ей польстило. Но в следующий раз она может снова подловить тебя на какой-нибудь мелочи. Может, они не такие уж и разные.

Аркадий хмыкнул.

— Нет, Марцев, ты все испортишь, — протянул толстяк, лениво откидываясь на широкую спинку. — А Мария нам нужна. Ты меня понял?

— Понял.

— А мне кажется, что нет. И поэтому ничего у тебя не получится.

— Получится.

— При таком отношении — нет. Ты пытаешься влюбить в себя женщину, при этом почти презирая ее. Ты наверное забыл, сколько неприятностей было из-за нее, именно из-за нее, а не из-за твоей Марии?

— Теперь это просто серое существо, — мрачно возразил Мрцев. — Без памяти, без характера, без жизни.

Толстяк покачал головой. На его лице внезапно, как по заказу, появилась искреннейшая добродушная улыбка. Он обхватил короткими неуклюжими пальцами изящную ножку бокала и, понюхав налитую в него бардовую жидкость, шутливо отсалютовал собеседнику.

— Нет, Марцев, ты зря празднуешь победу.

К такому же выводу практически в то же самое время пришла и Мария. Нет, если бы эту монтажку делала она, то уж точно убрала бы этот прыщик со щеки! И птичку… птичку бы оставила.

Серый пасмурный день разбил бесконечную цепочку жарких, не по-осеннему душных. Собрав какие-то вещи, Мария осторожно выглянула в окно и, убедившись, что на дворе и видимом участке улицы действительно никого нет, вышла из дома. Ключи у нее были свои. Но пользоваться ими еще не приходилось. Тем не менее, замки закрылись легко. Мария выскользнула за калитку и, тревожно оглядываясь на каждый шорох, пошла по улице. В легких мокасинах ноги ступали легко и быстро. Сумка с вещами и не передавливала плечо — брать слишком много Мария побоялась. Или постеснялась. Все-таки неизвестно, было ли в этом доме хоть что-нибудь ей принадлежащее.

Мимо изредка проносились автомобили. И хотя Мария шла по обочине, она непроизвольно старалась прижаться еще ближе к ряду высоких заборов, потому что эти роскошные автомобили летели на бешеной скорости.

Она не знала толком, куда направляется. Просто очень хотелось уйти подальше от обмана, от страшного Аркадия, за ослепительной внешностью которого скрывалась угроза, от этого роскошного дома, в котором она сидела, словно птица в золотой клетке, сама этого не замечая и даже со всем соглашаясь.

Небо хмурилось и срывалось изредка редкими каплями. Запахло влагой, промоченной дорожной пылью.

Улица казалась бесконечной. Мария уже почти не обращая внимания на претенциозную архитектуру стоящих у дороги домов. Ей бы только выйти куда-то… Только куда?

Сама не веря своей удаче, она остановилась у поворота. Через поле вела хорошая дорога, а вдалеке было видно трассу, и башенку поста ГАИ возле автомобильной развязки. И пройти-то совсем немного.

Дома скоро остались позади, но трасса приближалась как-то очень медленно. И все же приближалась.

Внезапно ее обогнала машина, в которой, будь Мария немного повнимательней, сразу узнала бы собственность Аркадия. Но испугу хватило и без этого. Девушка сначала опешила, услышав резкий звук тормозов, а когда дверца рывком распахнулась, быстро рванула к трассе наперерез через поля. Ее уже мало интересовало, кто появится из этого черного блестящего красавца. Главное — ощущение угрожающей опасности. Причем довольно серьезной.

— Стоять! — рявкнул Аркадий.

Затем, ругаясь и проклиная безмозглую дурочку, заставившую его в начищенных дорогущих туфлях бегать за ней по полям, догнал таки беглянку и, мертвой хваткой вцепившись в плечо, потащил обратно к дороге.

— Пусти! — заверещала Мария.

Она пыталась вырваться, ударить его, даже укусить, но Аркадий оказался куда ловчее. И сильнее. Он почти волоком дотащил ее до машины и зашвырнул на заднее сидение. Дверь захлопнулась, и тут же Мария услышала легкий щелчок. Она попыталась открыть дверь, но ничего из этого не вышло. Аркадий сел на переднее сидение, и девушка сразу же попыталась дотянуться до него руками. Но в следующий же миг Мария замерла, потому что на нее почти в упор смотрело дуло пистолета.

— Не надо, — попыталась прошептать она, но лишь беззвучно пошевелила губами.

Нехорошая усмешка искривила красивый рот Аркадия. Раздался выстрел. Практически бесшумный. С широко раскрытыми глазами, не понимая, что происходит, Мария подняла руку к горлу — что-то внезапно кольнуло ее в шею. Но рука замерла на пол пути. И безвольно упали. Ресницы Марии дрогнули и опустились. Девушка скользнула вниз, на мягкое сидение, и пушистые локоны упали на побледневшее лицо.

Глава 6

— Итак, Аркадий, я оказался прав! — толстяк Валерий Семенович с удовольствием потянул крепкой жидкости из бокала и, устроившись поудобнее в кресле, тронул носком блестящей туфли бесформенную серую груду, лежавшую у его ног.

Это нечто, завернутое в покрывало, слабо зашевелилось.

Аркадий нахмурился. Его лицо выражало крайнее презрение.

— Дай-ка мне документы! — потребовал толстяк.

Приняв протянутую Аркадием папку, он вставил пластиковую карточку в специальный разъем стоявшего тут же на столике компьютера. Почти сразу же на экране открылось окошко. Бросалась в глаза фотография красивой, ухоженной девушки с длинными вьющимися волосами, крашеными под красное дерево. Дальше — имя, фамилия, возраст, различные данные как обычно…

— Что ж, для документов этого сходства хватит.

— Возможно, — откликнулся Аркадий. — Но что делать, если она не захочет сотрудничать?

— Пригрозим, — пожал плечами толстяк. — Смерти все боятся. То, что не получилось у тебя, получится у меня. Правда я этого добьюсь другим способом.

Оба резко обернулись, потому что из-под серого покрывала медленно показалась бледная рука с худыми пальцами. Пальцы ухватили грубую ткань и вяло потащили вниз. Показалась взъерошенная русая голова.

Толстяк с елейной улыбкой наблюдал за движениями этого жалкого существа на полу. Затем, улыбнувшись еще шире, осведомился слащавым голосом:

— Как себя чувствуете, Машенька?

Она подняла лицо и уставилась непонимающим взором на улыбающегося человека. Затем медленно перевела взгляд на Аркадия. Его, она знала, надо бояться. Что-то ей подсказало, что задавать вопросы — пустая трата сил. Что захотят — сами расскажут, а что нет…

— Что ж, Мария, — вежливо продолжал толстяк, — усаживайтесь поудобнее. Нам предстоит долгий разговор.

Жест, которым он сопроводил эти слова, давал понять, что устраиваться поудобнее ей желательно на полу.

— Зачем вы пытались сбежать? — вопрос последовал сразу, как только Мария полностью вылезла из-под покрывала. Она не ответила. Валерий Семенович покачал головой. И бросил взгляд на Аркадия. Лицо красивого брюнета стало еще злее. Видимо, вспомнил свой прокол с фоткой.

— Ну-ка, Машенька, расскажите нам, что вас так встревожило?

Эта нарочитая вежливость просто бесила Марию, хотя она понимала, что в такой ситуации ей лучше вести себя тише воды, ниже травы… И все же взорвалась.

— Вы! Вы оба меня обманывали! Все сплошной обман!

Она хотела было вскочить, но тут неожиданно обнаружила, что ноги ее связаны. И неуклюже завалилась на бок. Вспыхнув от гнева и смущения одновременно, она попыталась придать своему телу более-менее пристойную позу. Хватит и того, что она сидит на полу, в ногах, как комнатная собачонка.

— Ну что же вы, Машенька! Не разобрались, а уже кричите, — толстяк разглядывал ее, получая наслаждение от беспомощности своей жертвы. — Мы и не думали вас обманывать!

Мария чуть не зашипела от злости: врет, нагло врет!

— Кто я? — почти крикнула она.

Толстяк повернул монитор так, чтобы девушка могла видеть изображение.

— Савченко Мария Викторовна, — сказал он совершенно серьезным, спокойным тоном.

Она выдохнула. Документы могли быть поддельными, но так хотелось верить, что хоть какая-то крупица из всего, что ей говорили — правда. Да и к своему имени она уже успела некоторым образом привыкнуть.

— Дальше, — сказала она.

— Ого, какой тон! — изумился толстяк. — Да она приказывает!

Он повернулся к Аркадию, шутливо разводя руками. Мария наблюдала за ними, сцепив зубы. Потому что иначе ее зубы принялись бы отбивать дробь.

Валерий Семенович некоторое время молча смотрел прямо ей в глаза, а когда убедился, что девушка не отведет взгляда, сделал это сам, зачем-то повернувшись к компьютеру.

— Вот что, Машенька, — сказал он после недолгой паузы. — Вы очень некстати потеряли память. Я руковожу очень крупной организацией, и у меня много клиентов. А вы, Машенька, одна из немногих моих людей, кому они полностью доверяют, и с кем согласны вести дело. Причем, вас они рекомендуют как надежного человека своим знакомым. И из-за вашего временного отстранения от дел я терплю серьезные убытки.

Мария нахмурилась.

— Какая организация? Чем занимается?

Аркадий и Валерий Семенович переглянулись. Аркадий нахмурился и уставился в обивку дивана. Толстяк удовлетворенно хмыкнул.

— Не все сразу, Машенька, — ответил Валерий Семенович. — Для начала ты должна как следует подготовиться к серьезному разговору. Потому что, — тут он впервые брезгливо поморщился, — я не воспринимаю всерьез собеседника, сидящего на полу у моих ног в грязном вонючем шмотье.

Конечно, Мария могла ответить, что сидит на полу она не по своей вине и желанию, а воняет вовсе не ее одежда, а это противное покрывало из чьего-то багажника, но промолчала.

— Мы поговорим обо всем завтра.

Толстяк кивнул Аркадию. Тот встал и с угрожающим видом подошел к сидевшей на полу девушке. Резко дернул ее за руку, заставляя подняться. На глаза Марии едва не навернулись слезы — у нее же связаны ноги, неужели он не видит! Аркадий заметил это, скрипнул зубами и, наклонившись, разрезал веревку. Пока он целых две секунды стоял рядом с нею, согнувшись, у Марии мелькнула крамольная мысль пнуть его коленкой в живот, как только Аркадий снимет веревки. Но этого она, естественно, делать не стала.

Комната, в которую отвели Марию, оказалась неожиданно уютной и со всеми

удобствами. Интерьер не портили даже причудливые решетки на окнах, казавшиеся скорее украшением, чем необходимостью. Маша подивилась такому странному отношению, но после справедливо решила, что эта комната, как и прежде роскошный особняк Аркадия — не более чем золотая клетка. Рассудив так и, как ни странно, успокоившись, Мария рухнула на кровать.

Ей дали выспаться вдоволь, но как только она умылась и привела себя в порядок, в дверь постучали. Подавив нехорошее ощущение того, что за нею очевидно все время наблюдают, Мария вышла в коридор, приветливо улыбнувшись человеку с поистине каменным лицом. Улыбалась она скорее назло сложившейся ситуации. И поэтому отсутствие какой бы то ни было реакции со стороны провожатого Марию вовсе не расстроило. Сон вернул девушке присутствие духа. Она с содроганием вспоминала вчерашний разговор с боссом Аркадия. Скорее всего эта организация, о которой он говорил, занимается чем-то незаконным. А следовательно, надо быть очень осторожной, ни на что не соглашаться. Хотя… Интересно, а что она сможет сделать, если ей начнут угрожать?

Толстяк ожидал ее все в том же кабинете, в котором она уже побывала вчера. Там же был и Аркадий. Вот только в отличие от Валерия Семеновича, встретившего ее неуместно радостной улыбкой, Аркадий просто проигнорировал вошедшую. Он стоял спиной к двери, глядя в окно, и не пошевелился, когда Мария замерла посреди комнаты.

— Что же вы стоите, Машенька, — приветливо проговорил толстяк. — Присаживайтесь. Разговор у нас будет долгий.

Мария стрельнула глазами в напряженную спину Аркадия и осторожно опустилась на черный кожаный диван. Обстановка в помещении, которое девушка про себя назвала рабочим кабинетом Валерия Семеновича, была несколько грубоватой, но уютной. Черные кожаные кресла и диван, шкафы и полки темного дерева у стен, пушистый красный ковер под ногами. На столике с колесиками в пол-оборота к развалившемуся в кресле толстяку стоял ноутбук, на экран которого его хозяин то и дело поглядывал.

— Итак, Машенька, коль скоро вы ничего о себе не помните, придется мне заново ввести вас в курс дела.

Мария напряженно молчала. Ее дело было выслушать.

— Прежде всего, — толстяк улыбнулся так, что если б вчера Мария не сидела на этом ковре со связанными ногами, то приняла бы Валерия Семеновича за самого доброго человека на свете, — хочу извиниться перед вами за поведение моего помощника и э… друга Аркадия Марцева.

Мария тут же ощутила, как неприятны эти слова самому Аркадию, и тихонько позлорадствовала.

— Аркадий, подойди к нам пожалуйста, — сказал толстяк, даже не поворачиваясь в сторону окна.

Это была не просьба, а скорее приказ. Аркадий подчинился. Его лицо выражало крайнюю степень недовольства — Марцев в отличие от своего босса не умел так сдерживать свои чувства. Да, ненадолго же хватило его маски любящего жениха!

— Понимаете, Машенька, — проговорил толстяк, — Аркадий, так же как и все мы, очень за вас переживал. Поэтому ему было трудно держать себя в руках. Надеюсь, такое больше не повторится.

Последняя фраза прозвучала, как предостережение, и Аркадий скривился, но тут же изобразил на лице улыбку, больше похожу на гримасу от зубной боли. Мария совершенно растерялась. Они что, разыгрывали перед нею спектакль? Или Аркадий действительно действовал без одобрения босса? Нет. Маша стряхнула наваждение, вызванное елейным голосом и улыбкой толстяка. Эти двое заодно — сомнений нет. Так чего же от нее хотят?

Словно прочтя мысли девушки, Валерий Семенович произнес:

— Итак, теперь я буду отвечать на ваши вопросы.

Мария помолчала немного, а затем снова задала свой вчерашний вопрос:

— Кто я?

Толстяк вздохнул устало и, как показалось ей, недовольно.

— Савченко Мария Викторовна.

— Это я уже слышала.

Толстяк нахмурился, словно его огорчила резкость этих слов. Затем продолжил.

— Психолог с высшим образованием. Один из лучших сотрудников нашей организации.

Мария кивнула.

— Чем занимается организация?

Валерий Семенович засмеялся.

— Наша организация ведет деятельность в различных отраслях. Давайте-ка я расскажу вам то, что касается вас, Машенька, и вашей работы.

Мария согласилась, подавив раздражение, вспыхивавшее в ней каждый раз, когда толстяк называл ее "Машенькой".

— Как я уже сказал, Машенька, вы психолог. И очень хороший. У вас блестящие способности и богатая практика. С нашей организацией вы заключили договор несколько лет назад. Мы находим вам клиентов, причем это не просто богатые или очень богатые люди, а зачастую еще и очень влиятельные. Как говорят, "богатые тоже плачут", — толстяк улыбнулся собственной шутке, — а это значит, что у них также как и у обычных людей бывает уйма личных проблем. Но только обычные люди редко ходят к психологам, большей частью они предпочитают выговориться друзьям, знакомым или даже незнакомым людям. Но с богатыми все иначе. Во-первых богатому и влиятельному человеку не так-то легко найти друга, которому можно действительно довериться. И потом… сейчас модно обращаться к услугам психолога. На западе это обычное дело, а последнее время наши богачи стараются во всем подражать западу.

Валерий Семенович перевел дыхание, пригубил немного жидкости из бокала.

— И вот, Машенька, эти люди обращаются к вам. Вы проводите с ними столько сеансов, сколько потребуется. Или за сколько они будут готовы заплатить. Теперь вы спросите, а при чем же тут наша организация? А при том, что мы стремимся предоставить людям первоклассную помощь, и поэтому не ограничиваемся только вашими сеансами. Во время беседы с клиентом у вас будет специальное устройство, с помощью которого специалисты нашего отдела будут слышать все, о чем вы говорите, и смогут помочь вам выработать определенную стратегию, методику для последующих сеансов, чтобы гарантировать положительный результат. В этом специальном отделе работают не только высококлассные психологи, но и, прямо скажем, специалисты по внушению, гипнозу, а также медики, физики. Вы спросите, зачем столько специалистов из разных областей? А затем, что человек — существо не только моральное но и физическое. И его самочувствие во многом зависит не только от моральных установок, но и от влияния этих самых установок на весь организм в целом. Благодаря труду всех этих людей нам удается достигнуть максимального положительного результата. Вот так-то, Машенька. А вы, кроме того, что сами являетесь хорошим специалистом, уже зарекомендовали себя на этом поприще. Люди вам доверяют. Бывшие пациенты рассказывают о вас своим друзьям, знакомым, и те в результате хотят получить помощь именно из ваших рук, — Валерий Семенович улыбнулся. — И им совсем незачем знать, что помогаете им не только вы, но и отборная команда лучших специалистов своего дела. Все-таки в личной беседе с такой приятной молодой девушкой человек будет чувствовать себя куда свободнее.

Мария сидела, словно громом пораженная. Столько информации сразу не укладывалось в ее голове. Все было вроде складно, но как-то странно.

— Валерий Семенович, — произнесла она, — вы пытаетесь сказать мне, что в этом бизнесе нет ничего незаконного?

Лоснящееся лицо толстяка буквально расплылось от умиления.

— Вы верно меня поняли, Машенька.

— Тогда… как вы объясните то, как со мною обращались, что меня

обманывали, потом усыпили и привезли сюда связанной. Кстати, я до сих пор понятия не имею, где нахожусь!

— Это здание — собственность нашей организации. Большинство сотрудников живут здесь постоянно, за исключением отпусков и иногда выходных, — пояснил толстяк. — А насчет обхождения… Аркадий несколько превысил свои полномочия, но я хочу, чтобы вы, Машенька, четко уяснили себе: в этом деле крутятся очень большие деньги. Настолько большие, что я не советовал бы вам избегать выполнения условий своего контракта. Потому что для вас это добром не кончится.

Глава 7

Для Марии начались трудовые будни. После разговора с Валерием Семеновичем, миловидная девушка Алина провела ее по зданию, рассказала, что, где и как. К концу дня у Маши просто голова распухла от обилия новой информации. Особенно трудно оказалось запоминать имена. А имен этих было… Алина оказалась секретаршей босса, по крайней мере, так ее представил толстяк. Но держался он с нею намного менее фамильярно, чем с Машей, что показалось девушке очень необычным. Еще одна молодая женщина, Ванесса, сразу не понравилась Марии, хотя как оказалось, именно с нею и предстояло наиболее тесное сотрудничество. Ванесса руководила отделом, разрабатывающим тактику и психологические приемы для Машиных клиентов. Опрятно и женственно одетая в сиреневую блузу с порхающими вокруг кистей рукавами и более темного оттенка юбку по колено, с забранными в узел на затылке черными волосами, в которых поблескивали шляпки декоративных шпилек, Ванесса являла собою образец дружелюбия и приветливости. И вела себя именно так, как по мнению Маши должен вести себя профессиональный опытный психолог, но… переигрывала. Чего-то было в ней слишком, и это "слишком" казалось ужасно фальшивым, ненастоящим. Но Ванесса улыбалась, была вежлива и предупредительна, и в конце концов Мария пришла к выводу, что обман ей просто померещился. Хотя… своя маска в этой игре была и у Аркадия, и у толстяка-босса. Порой создавалось впечатление, что все здесь носят маски. Милые, доброжелательные маски, под которыми скрываются хищники, безжалостные и жестокие.

Следующие дни Машу посвящали во все тонкости ее работы. По вечерам ее неизменно вызывал к себе Валерий Семенович и расспрашивал, как у нее дела, что она успела узнать, освоить, чувствует ли в себе силы к началу работы. Маша была не уверена, что сейчас у нее получится продуктивно работать с клиентами, и просила дать ей еще немного времени разобраться, но… времени ей не дали. В один из самых обычных вечеров Валерий Семенович как всегда выслушал Машин "отчет", а после просто проинформировал:

— Завтра у тебя встреча с клиентом.

Мария почувствовала, как кровь отливает от щек.

— Сергей Сергеевич Кащенко. Пятьдесят четыре года. Очень солидный, уважаемый и влиятельный человек. В свое время сколотил капитал, сейчас почти отошел от дел и живет на загородной вилле с женой. Жена Маргарита — настоящая стерва. Ей двадцать четыре.

Мария подняла бровь, и толстяк усмехнулся.

— Да-да, Машенька. Она младше своего мужа ровно на тридцать лет. А вы еще на Аркадия жаловались…

Валерий Семенович знал, что Аркадий Марцев был для Марии больной темой. Девушка его мягко говоря недолюбливала. И даже боялась. Но толстяку по-видимому очень понравилась идея о том, что Аркадий действительно мог быть Машиным женихом. Хотя в первые же несколько вечеров Маша точно выяснила, что Марцев таковым не являлся. И несказанно обрадовалась.

— Еще, — продолжил босс, — у Кащенко есть сын. Этакий двадцатипятилетний оболтус. Сам ничем серьезным не занимается, кроме как стремительно проматывает все деньги, что выделяет ему отец. Этот юнец на самом деле гад редкостный. Так что проблем у доживающего свои годы капиталиста хватает. Вот недавно он обратился к нам с целью получить профессиональную помощь из рук самой Марии Савченко.

Толстяк ухмыльнулся. Недавно он поведал Маше, что среди ее клиентов была пара нефтяных магнатов, жены разных влиятельных людей и даже один премьер-министр. Маша тогда не поверила. Но документы говорили сами за себя. Да и с какой стати Валерий Семенович стал бы ее теперь обманывать?

На следующий день Мария вышла из шикарной машины у высокой каменной ограды, с которой на нее смотрели глазки видеокамер наружного наблюдения. Шофер захлопнул дверцу за нею дверцу, и Маша, оглянувшись, кивнула ему. А затем подошла к калитке.

Ей открыли сразу же. Высокий сухощавый мужчина в черной тройке, поразительно ассоциировавшийся с дворецким, провел Машу к роскошному двухэтажному особняку. Маша мысленно позавидовала хозяину, увидев возле дома просторный бассейн.

Вообще Мария шествовала за мужчиной в черном словно по дворцу. И старалась, чтобы восхищение и удивление не читались на ее лице настолько явственно, ведь по словам Валерия Семеновича, она бывала в домах и похлеще.

Наконец девушку привели в просторную комнату с окном во всю стену и выходом на балкон. На полу лежали пушистые ковры с причудливым рисунком, у стен — резная деревянная мебель, отдававшая стариной. Чувствовалось, что хозяин дома отдавал предпочтение классическому стилю.

— Вам нравится?

Маша вздрогнула и обернулась. На фоне всего этого великолепия маленький человек, устроившийся в одном из кресел, был практически незаметен.

— Да, очень, — призналась Мария, — у вас отменный вкус!

И, смущенно улыбнувшись, добавила:

— Здравствуйте.

— Здравствуйте, Мария Викторовна, — мужчина поднялся с кресла и, подойдя ближе, протянул ей руку. — Кащенко Сергей Сергеевич.

— Очень приятно.

Теперь Маша смогла как следует рассмотреть своего клиента. Это был полноватый невысокого роста мужчины с жиденькими волосенками и смешно оттопыренными ушами. Вид у него был слегка неопрятный, но лицо выражало добродушие. Хотелось верить, что искреннее. А голос… голос был необычайно приятным. Таким мягким, теплым. С этим человеком хотелось разговаривать, хотелось излить ему душу. В душе улыбнувшись собственным впечатлениям, Маша решила, что из Сергея Сергеевича получился бы куда лучший психолог, чем она.

Прошел час. Сергей Сергеевич уже успел рассказать и о жене, и о сыне. Он говорил спокойно, довольно безразличным и скептическим тоном, но Маше пришла к выводу, что этот человек действительно очень несчастен. Поэтому, расставаясь с ним, девушка искренне горела желанием помочь.

Около месяца Мария ходила к Сергею Сергеевичу. Первый раз ей почти не давали никаких инструкций. Затем, после прослушивания и анализа ее беседы с Кащенко, отдел Ванессы выдал Маше свои инструкции. Ванесса сама объяснила подробно начально предполагаемую стратегию и применение психологических приемов, а затем после каждой новой встречи корректировала свои инструкции. Причем Маше не только рассказывали, как себя вести, какие вопросы задавать, но и что одевать. Особенный упор делался на психологические установки. Их облекали в ряд фраз, которые Мария должна была вставлять в беседу, незаметно как бы программируя собеседника на определенный моральный настрой. Девушка слабо понимала механизм этого воздействия, но ее клиенту сеансы вроде как помогали.

В конце последнего сеанса Сергей Сергеевич искренне поблагодарил Машу.

— Не знаю, что и как вы сделали, — улыбнулся он, — но я действительно чувствую себя так, словно все проблемы вдруг оставили меня, стали совершенно неважными. Не знаю, заслуга ли это мудреной психологии или исключительно вашего, Мария Викторовна, обаяния.

А когда девушка, попрощавшись, спустилась по ступенькам крыльца, оперся о гладкую, розоватую в лучах заходящего солнца, колонну, и прошептал:

— Действительно хорошо. Как в раю…

Глава 8

Мария уже начала работать со следующим клиентом, капризной и вечно несчастной женщиной, женой одного известного миллиардера, когда вдруг узнала, что Сергей Сергеевич Кащенко умер. Узнала случайно, из новостей. Его нашли в бассейне. На лице утопленника была странная улыбка…

Мария почти ворвалась в кабинет Валерия Семеновича, не обратив должного внимания на протесты секретарши Алины.

— Валерий Семенович…

Толстяк обернулся и улыбка, предназначавшаяся его собеседнику, застыла на лице.

— Я занят. Зайдите попозже.

Смешавшись, Мария кивнула и в шоке от собственной наглости выскочила в коридор. Там она уже послушно дождалась, пока выйдет посетитель — незаметный белобрысый мужчина — и вошла, остановилась, смущенно переминаясь с ноги на ногу.

Толстяк смотрел на нее без улыбки.

— Валерий Семенович, я…

— Чтоб больше в мой кабинет без спросу не являлась! — холодно сказал толстяк.

— Да, да, конечно, — Маша перепугано кивнула, не сводя глаз с непривычно грозного лица босса.

Толстяк смягчился, и по его лицу вновь расползлась доброжелательная улыбка.

— Что случилось, Машенька? Чего такая спешка?

— Валерий Семенович, я только что узнала про Сергея Сергеевича. Я просто не понимаю… Странно все это как-то.

— А что тут странного Машенька? Всякое случается. Может, враги у него были. Да и у кого их не бывает, а? Человек богатый, влиятельный. Мало ли у кого с ним какие счеты?

— Но понимаете, это все равно очень странно. Я же к нему совсем недавно в дом ходила, все было хорошо. На угрозы, покушения он вроде не жаловался. Может просто не хотел рассказывать, но… Говорят лицо у него было странное, улыбка такая жуткая, — Маша поежилась, и почувствовала, что при мысли о невзрачном, но очень приветливом Кащенко на глаза просятся слезы.

— Понимаю, девочка, понимаю, — проговорил толстяк. — Ты хорошо к нему относилась, да? Понимаю… Вот так месяц с человеком общалась, в доме у него бывала, беседовала по душам, а тут…

Кряхтя, Валерий Семенович устроился поудобней в своем кресле.

— Я все понимаю, Машенька. Но что поделаешь, жизнь такая. Не всем до ста лет дожить суждено. А Сергей Сергеевич пожил свое. И надо сказать неплохо пожил.

Мария покачала головой. В начале сеансов Кащенко показался ей глубоко несчастным человеком. Его жена, судя по всему, жила с ним из-за денег. И нередко срывалась, демонстрируя немолодому мужу свой характер. Хотя Маргариту Маша не осуждала — Кащенко знал, на что идет, расписываясь с женщиной на тридцать лет младше. Ведь надо же, его жена — почти что Машина ровесница! Но вот сын… сын у Сергея Сергеевича и впрямь был не подарок. Антон разительно отличался он отца и внешностью и характером. Маше раз довелось столкнуться с ним, когда тот приезжал к отцу выпросить очередную порцию денег. Серей Сергеевич не дал. Тогда Антон, нимало не стесняясь присутствия Марии, наговорил отцу такого! Впрочем, подробности этой встречи девушка предпочитала не вспоминать. Это были неприятные минуты. После, когда Антон уехал, Сергей Сергеевич лишь глубоко вздохнул, и извинился перед Марией за поведение сына.

Мария продолжала сеансы со своей новой клиенткой, но история с Кащенко не давала ей покоя. А поговорить по этому поводу ей было не с кем. Валерию Семеновичу тема была явно неприятна, а больше Маша никому не могла задать тревожащие ее вопросы. Из группы специалистов, которые разрабатывали для нее стратегию проведения сеансов и анализировали беседы, Маша контактировала только с Ванессой. Остальные так и остались для нее безликими авторами печатных строк рекомендаций и указаний.

Мария немного поколебалась, и решила все же поговорить с Ванессой. Девушке показалось странным, что кончина их недавнего клиента никого не взволновала, и все ведут себя так, будто случившееся не только не выходит за рамки обычного, но и вполне ожидаемо. Может Ванесса объяснит, что к чему? Все же специалист, руководитель группы…

Еще издалека Мария услышала звонкий стук каблучков Ванессы. Маша стояла на пролете лестницы, ведущей на нижние этажи. Вместе со своим собеседником, судя по шагам — мужчиной, Ванесса как раз поднималась навстречу.

— Нет, этого не надо, — инструктировала кого-то Ванесса, — суицидные установки в данном случае не должны иметь место. Мы хотим добиться от клиентки безграничного доверия к персоне психолога, вот на это и ориентируйтесь.

Мария остолбенела. Почему-то ей вдруг стало совершенно ясно, что она во время своих сеансов внушала клиентам то, чего требовали интересы организации. А что если доброжелательный, любящий тишину и уют Сергей Сергеевич утопился в собственном бассейне лишь по ее вине?

Стук каблучков все приближался. Мария испытала острое желание вжаться в стену, но учитывая что лестница была достаточно освещена, ее все равно бы заметили. Поэтому Маше ничего другого не оставалось, как спокойно пойти по ступеням навстречу Ванессе и ее собеседнику.

— Ванесса, — ответила она на удивленный взгляд руководителя группы, — я вот решила спуститься к тебе за новыми инструкциями…

Ванесса ничем не выдала ни удивления, ни беспокойства по поводу этой встречи, однако этим же вечером Маша стояла на темно-красном ковре в кабинете Валерия Семеновича.

— Итак, Машенька, у вас появились кое-какие вопросы?

Мария не отвечала.

— Ну что же вы! Задавайте! Мы с удовольствием на них ответим, не правда ли? — толстяк обернулся к недружелюбно подпирающему стенку Марцеву. — Тем более, что рано или поздно все равно пришлось бы посвятить вас еще в кое-какие детали.

Маша сглотнула. Интересно, что же ей спросить? Не она ли с помощью команды профессиональных психологов довела Кащенко до суицида?

Валерий Семенович ко всем прочим достоинствам скорее всего обладал еще и некоторыми навыками чтения мыслей.

— Вы хотите спросить, Машенька, не ваши ли сеансы явились причиной смерти Сергея Сергеевича? — он выдержал пауза, в течение которой Мария все еще продолжала на что-то надеяться. — Да, это так.

Маша медленно перевела дыхание. Она как ни странно почувствовала некоторое облегчение от того, что наконец знает ответ. Ужас она испытала ранее, еще только мучаясь подозрениями, а теперь…

— И еще должен вам сказать, Машенька, что это не первый ваш клиент, который ушел из жизни после в следствие ваших сеансов. Остальных вы, правда, сейчас не помните…

Вот тут-то девушка испытала настоящий шок.

— Да, вы правильно меня поняли, — ухмыльнулся толстяк.

— Но как… Как? Как вы это делаете?

— Вот об этом вам лучше всего спросить у Ванессы. Она и так заметила, что вы слишком уж интересуетесь смыслом даваемых вами установок. Теперь ей не придется ни придумывать, ни врать. И эффект от вашей деятельности будет куда лучше. Вы согласны?

— Нет, это невозможно, — Мария в отчаянии покачала головой, — нет!

— Да, Машенька, да! — толстяк не переставал скалиться в улыбке, однако глаза его угрожающе сверкнули. — И теперь вы точно должны понимать, почему вам нельзя выйти из дела. Ни при каких условиях. Кстати, теперь, когда вы все знаете, но еще не определились с выводами, а точнее — что вам теперь делать — мне придется перевести вас, скажем так, под домашний арест. Это все для вашего же блага, чтобы не натворили глупостей, за которые вам же потом и придется расплачиваться.

— Что?

Валерий Семенович снисходительно усмехнулся.

— Как вы не понимаете? Дело настолько серьезно, что я просто не могу отпустить вас. И в конце концов вы смиритесь и даже будете находить некоторое удовольствие от своей работы. Как, например. Ванесса. Вы представляете, от этой хрупкой женщины фактически зависит жизнь и душевное, а зачастую и материальное состояние многих видных людей. Теперь, Машенька, когда вы перестанете быть лишь марионеткой, вы тоже почувствуете удовольствие от этой власти.

— Нет, я никогда…

— Иначе вы умрете, — перебил ее Валерий Семенович. — Причем чтобы дать вам шанс одуматься, мы будем убивать вас медленно.

Взгляд, брошенный толстяком на мрачного Аркадия, не оставлял сомнений в том, кто именно займется "уговорами".

— А как же эта женщина, с которой я сейчас провожу сеансы, — Маша запнулась, — она тоже?..

— Нет, — ответил толстяк. — Эту пигалицу нам незачем убивать. Нам надо лишь на время позаимствовать некоторые бумаги ее мужа. Вы их и возьмете. А потом положите обратно. Кстати, безгранично доверяющая вам клиентка сама откроет при вас сейф, и даже оставит вас наедине с бумагами на время. Так что… ну об этом потом. Ванесса будет инструктировать вас по ходу дела. Еще вопросы?

— Да, — кивнула Мария. — Зачем? Зачем вам все это?

— Как это зачем? — удивился толстяк. — Нам за это платят. Мы принимаем заказы и выполняем их. Чисто и красиво. Я бы сказал даже грациозно!

Маша покачала головой.

— Но кому понадобилось убивать Сергея Сергеевича? Такой милый, добрый человек…

— Этот "милый, добрый человек" — перебил ее толстяк, — заказывал по крайней мере двух своих конкурентов по бизнесу. Нет, не через нас, конечно… А его кстати заказал его собственный сын. Так-то, Машенька…

Толстяк усмехнулся и отхлебнул из бокала, наблюдая за реакцией Марии. Казалось, что девушка сейчас вот-вот упадет в обморок. Но она продолжала стоять, и только побелели костяшки сжатых пальцев.

Глава 9

Через неделю сеансы с женой миллиардера закончились. На столе Валерия Семеновича лежали копии необходимых документов, а Мария чувствовала себя гадко как никогда. Ее все еще держали, как шутил толстяк, под домашним арестом. Впрочем, термин этот был не совсем верным — Маша ездила к клиентке. Ее как всегда сопровождал шофер. По приезде в здание организации он "сдавал" Марию с рук на руки местной охране. Девушку препровождали к ее личным апартаментам и ни под каким видом не выпускали оттуда без сопровождения. Телефона у Маши теперь не было. Но девушку это уже не огорчало. Во-первых, звонить было некому. Во-вторых, все звонки и до этого скорее всего прослушивались, и вряд ли ей дали бы позвонить, например, в милицию.

Мария с ужасом ждала того часа, когда ей представят нового клиента. Не зная планов босса, Маша уже заранее опасалась за жизнь совершенно незнакомого ей человека. И пусть Валерий Семенович не раз говорил ей, что все их клиенты отнюдь не безгрешны и в большинстве своем заслуживают уготованной им участи, Маша не хотела быть убийцей, или даже орудием убийства.

И вот этот час настал. Марии показали фото человека, которому суждено было стать ее новым клиентом, а затем умереть. Девушка молча разглядывала лицо мужчины лет тридцати пяти. Затем тихо сказала:

— Нет.

— Что "нет"? — переспросил Валерий Семенович.

— Нет. Я не стану этого делать.

Толстяк усмехнулся.

— Машенька, вы по-моему ничего не поняли. У вас невелик выбор: либо умрет он, либо вы.

Мария сжала губы. Умирать не хотелось.

Холодным ноябрьским вечером Маша в сопровождении Аркадия Марцева и нескольких его "коллег" вошла в здание аэропорта. Новый клиент, удалившись от суеты шумных городов, жил на севере России, в добротном доме среди снежных холмов. Жители соседнего городка считали его чудаком, но добровольный отшельник часто помогал городу, поэтому ему прощались все чудачества. Помощь эта, правда, была выгодна прежде всего самому богачу, но северяне оценили то, что в городке меньше стало перебоев с электроэнергией. Свет раньше отключали часто, а теперь это случалось едва ли пару раз в году. Да и состояние железной дороги заметно улучшилось. В общем и целом, жителям было выгодно такое соседство.

Задумавшуюся было Марию грубо ткнул локтем Аркадий.

— Вставай! Рейс уже объявили!

Маша успела лишь поднять голову, как ее буквально выдернули из кресла и потащили к лестнице. Девушка еле успевала перебирать ногами, досадуя на Аркадия. Без присмотра своего босса Марцев становился совершенно несносен и не оставлял даже видимости сотрудничества. Мария совершенно ясно понимала, что теперь она его пленница.

Внезапно взгляд Марии встретился с удивленными глазами белобрысого смешного паренька. Он несколько раз моргнул ей из-за толстых стекол каких-то несуразных, больше подходящих для старенького профессора очков, а затем вскочил с кресла. Он что-то крикнул, но Маша не поняла, что именно. Аркадий волок ее все дальше, к выходу из зала ожидания. Вокруг сгущалась толпа готовящихся к посадке пассажиров. Белобрысый паренек пробивался к ней через толпу, и Маша наконец услышала, что он кричал:

— Алена Викторовна!

Девушка удивленно застыла. Марцев почувствовал сопротивление и обернулся. Он тоже увидел того паренька.

— Алена Викторовна!

Выругавшись, Аркадий дернул девушку за руку и быстро потащил к выходу. Мария попробовала сопротивляться, но тут же почувствовала дикую боль в кисти. Ей даже показалось, что захрустели кости. Она больше не пыталась вырваться, и быстро бежала за расталкивающим людей Аркадием, стараясь не отставать и чуть не плача от боли.

Только в самолете, когда Мария рухнула на свое место возле иллюминатора, Марцев отпустил наконец ее руку. Девушка принялась массировать кисть, но это мало чем помогало. Рука ныла. Маша тихо всхлипнула, но тут же пальцы Аркадия железной хваткой сдавили ей плечо.

— Пикнешь — убью, — коротко сказал он.

Мария отвернулась к иллюминатору. Она почему-то не сомневалась в том, что Аркадий исполнит свою угрозу. И даже подумала: "Как странно. Я в самолете. Кругом люди, стюардесса бегает. И все равно не к кому обраться за помощью". Мария вздохнула. Перед ее мысленным взором все еще стояло удивленное и встревоженное лицо незнакомого паренька и васильковые глаза за толстыми стеклами очков.

По прибытии они должны были пересесть на поезд, который доставил бы небольшую группу вместе с психологом Марией Савченко в городок, на окраине которого стоял дом клиента. Маша сделала все, чтобы они опоздали на поезд. Ходила медленно, долго пряталась в туалете, чем довела Марцева до белого каления, а себя — до новых синяков и ноющей боли в запястье, которую никак не могла унять. И в результате… объявили, что поезд задерживается на полчаса. Маше просто хотелось плакать. Аркадий, мигом раскусивший ее тактику, больше не отпускал девушку от себя.

Уже в поезде Аркадий получил не очень приятное известие о том, что новый клиент не может встретить их в назначенный срок. У него заболела сестра, и он вынужден был срочно уехать за границу. В целом ничего ужасного в этом не было. Просто "гостям" придется подождать его некоторое время, а именно дней пять. Марцева это ужасно рассердило. Маша же наоборот рассматривала данное обстоятельство как подаренную свыше отсрочку. За это время можно было попробовать хоть что-нибудь изменить.

Клиент предложил им не лазить по гостиницам, которые в этом городке оставляли желать лучшего, а пожить пока в его доме. Шофер встретил их на станции. Чувствуя, что Мария вот-вот вытворит что-нибудь, Аркадий не выпускал ее руки, а когда подвел к машине, так сильно сжал локоть девушки, что она вскрикнула. Шофер удивленно уставился на них с Аркадием. Маша испуганно замолчала, но Марцев почему-то не извлек урока из этого происшествия, и словно в наказание еще сильнее сжал пальцы. На глаза Марии навернулись слезы. Она почувствовала непреодолимый приступ дикой злости.

— Пусти!

Она попыталась вырвать руку, но Аркадий не отпускал.

— Пусти! Мне больно!

Шофер удивленно созерцал происходящее. Марцеву ничего не оставалось как разжать пальцы. Девушка, наслаждаясь минутной победой, потерла локоть.

— Садись! — скомандовал Марцев.

"Какой дурак!" — подумала Мария. Если б он проявлял хотя бы показную вежливость, но грубость Аркадия развязывала ей руки. И вызывала вполне оправданные подозрения у шофера.

— Не буду! — заявила Маша.

— Я сказал: садись!

— Нет!

Шофер удивленно переводил взгляд с Аркадия на нее, и Маша, внезапно решившись, резко развернулась и пошла прочь.

Она спиной почувствовала всеобщее остолбенение. Ее никто не останавливал, и Маше вдруг показалось, что ей дадут уйти. Вот так просто уйти… Она прибавила шагу. Кругом был снег, а до ближайшего здания еще топать и топать по сугробам. Девушка с удивлением услышала собственный стон. За спиной не было слышно торопливых шагов, и так хотелось, так хотелось надеяться.

Мария услышала шум мотора. Кажется машина уехала. Обернуться, чтобы узнать, уехал ли и Марцев со своими дружками, она не смела.

Внезапно голова закружилась, ноги сделали еще пару вялых шагов и остановились. Маша, чувствуя, как раскачивается земля под ногами, обернулась. Марцев опустил пистолет. Девушка жадно глотнула воздух и опустилась в колючий снег, обжегший ее лицо.

Глава 10

Она приходила в себя в маленькой комнате с бревенчатыми стенами. Было холодно. Из недобросовестно проконопаченных щелей сильно дуло.

Собственно, глаза она открыла раньше, еще на улице. Но пока шла сквозь снежную вьюгу и колючий холод от телеги к зданию таверны, мало что соображала, почти спала на ходу. Теперь шум в мозгу немного поутих, мысли взбодрились и, сначала медленно и неуверенно, а потом все быстрее побежали одна за другой.

Внизу слышался шум. Если она углядела верно, там был бар. И посетителей в нем куча. Об этом можно было судить не только по шуму, но и по запаху, вернее удушающей вони от пота, перегара, нечищеных зубов, немытых тел. Эта вонь ударила в ноздри, когда Аркадий быстро протащил девушку через зал, и почти окончательно ее разбудила.

Сейчас, сидя на досчатом полу, она пыталась прежде всего определить, есть ли еще кто-нибудь поблизости. Из небольшого помещения вела еще одна дверь. Через щель виднелась раковина умывальника. Там, вроде, никого не было. Значит, она одна…

Мысли снова побежали по старому руслу. Она схватилась за голову, а потом, тряхнув кудрями, уставилась в окно, на морозное небо. Как страшно. Страшно, когда вокруг тебя только ложь, кажется, весь мир состоит из лжи. Или неизвестности.

Она вспомнила того незнакомца, щуплого встрепанного парня в смешных очках. Тогда, пробиваясь к ней сквозь толпу, он смотрел на нее, как первоклашки смотрят на первую учительницу. И кричал: "Алёна Викторовна!" Тот парень, конечно, мог и обознаться. Но сейчас она готова была поверить скорее ему, чем окружавшей кучке мерзавцев. Да и "Алёна" ей нравилось больше. Не то, чтоб красивше звучало, но как-то роднее…

Но после всего, что она пережила за последние месяцы, верить людям было уже немного страшновато. И она не спешила называть себя этим новым именем. Разве что так, для примерки.

В замке три раза повернулся ключ. Дверь отворилась. Аркадий вошел в комнату и, с брезгливостью глянув на девушку, плюхнулся на кушетку.

Она попыталась встать.

— Сидеть!

Села. После такого окрика трудно было удержаться на ногах.

Аркадий сердито сопел. Господи, ну как она могла считать красивым это лицо! Эти правильные черты были теперь искажены яростью и неизменным презрением. Причем не только к ней, а и почти ко всему окружающему миру.

— Сиди тихо. Будешь шуметь — пожалеешь!

Она нехотя кивнула. Сначала не хотела, из принципа, но под свирепым взглядом Аркадия все же кивнула.

Он вышел в ту дверь, через щель в которой был виден умывальник. Зажег там свет. Глядя куда-то, наверное в зеркало, потрогал гладко выбритый подбородок. Повернул лицо, разглядывая себя в профиль. Затем быстрыми шагами прошел через всю комнату и вышел.

Ночь прошла тихо. Аркадий спал на кушетке. Его пленница — на полу, возле стены. Благо, одежда ее, хоть и не по размеру, была довольно теплой. Но недостаточно. Она даже обувь не снимала. Так, кутаясь в пуховик с чужого плеча, подложив под щеку шарф, она дремала, мучаясь неудобством жесткой "постели" и холодом.

Утром ей удалось улучить минутку и пробраться в ванную. Ей крупно повезло, что проснувшийся Аркадий решил заглянуть, когда с утренним туалетом было почти покончено, и она затягивала пояс штанов и поправляла свитер. Под пристальным взглядом своего сторожа она кое-как поплескала на лицо ледяной водой и застегнула пуховик. А затем снова надела рукавицы.

— Чего вырядилась? Сбежать собралась?

Она испуганно похлопала глазами:

— Холодно…

Аркадий оглядел ее и скомандовал:

— Разувайся!

Ей хотелось заплакать, но приказ был повторен, и пришлось подчиниться. Аркадий забрал высокие теплые сапоги и, накинув рубашку — и как это ему не было холодно! — вышел. Тогда она забралась на кушетку, и закутавшись в одеяло, тихонько заплакала.

Застав ее за этим занятием, Аркадий почти озверел. Но она уже не слышала. Мария-Алёна ревела навзрыд. И над своим прошлым, которого она не помнила, и над страшным настоящим, и неопределенным и пугающим будущим. А больше всего потому, что ей было действительно очень холодно.

Аркадий ругался, брызжа слюной, но это не возымело никакого действия. Даже пощечина, от которой девушка повалилась на кушетку, не заставил ее замолчать. Она продолжала всхлипывать, дрожа и задыхаясь, и уже не пыталась сопротивляться, когда Аркадий схватил ее за волосы и скинул на пол. Сдалась…

В эту минуту запищал переговорник на вороте рубашки Аркадия. Он отвернулся от девушки и вынул тоненький проводок с наушником.

— Разве шумим?

Наверное, в соседней комнате было слышно шум.

— Нет. Все в порядке, — отвечал Аркадий. — У нее истерика. Я забрал обувь чтоб не думала сбежать… Как куда?.. Черт! Хорошо… Да… Да.

Он повернулся к девушке. Та почти успокоилась, села, но не двигалась, наблюдая из-под растрепанных волос за своим противником. Аркадий все еще стоял неподвижно, затем вышел и вернулся, к превеликой ее радости, с теплыми сапогам. Что ж, даже несмотря на пощечину, это того стоило! Она вся подобралась и потянулась к брошенной в угол обувке. Но Аркадий остановил ее на пол пути.

— Куда? А-ну стоять!

Он закатил рукава рубашки и, вытащив откуда-то длинную веревку, направился к девушке, словно намереваясь связать…

Этого ей не хотелось. Она в страхе отодвинулась. Потом еще и еще. Аркадий подскочил и, схватив ее за шиворот, с силой приподнял с пола. Она рванулась. Аркадий выругался, и голова девушки резко мотнулась в сторону. Скула горела. Из носа, кажется, потекла кровь. Но она об этом не думала. Потому что перед ней стояло перекошенное злобой и ненавистью лицо Аркадия. Он протянул к ней руку, словно намереваясь снова схватить, и тут она увидела нечто, разом приковавшее ее внимание.

Длинный тонкий шрам, от запястья почти до самого локтя, похожий по форме на хилую, худосочную елочку, торчащую в стороны короткими лапками ветвей. И в сознании вспыхнула отчетливая картина — эта самая рука со шрамом, сжимающая нож с длинным узким лезвием. Лезвие перепачкано в крови, которая медленно ползет по нему вялыми темно-красными каплями. И на руке кровь по самый локоть. Крови вообще так много, что в воздухе чувствуется ее солоноватый запах…

Она вскрикнула. За что получила еще одну пощечину.

И этот миг снова пискнул переговорник. Наушник Аркадий вынуть еще не успел, поэтому сразу же включил связь.

Девушка по его лицу поняла, что новости он получил не хорошие. Пальцы Аркадия, комкавшие ее пуховик, замерли, лицо напряглось. Рывком вытащив наушник, он отшвырнул девушку от себя. Больно ударившись о стену, так, что разом перехватило дыхание, она замерла. Аркадий презрительно сплюнул на пол и вышел, заперев дверь снаружи.

Отдышавшись, она обулась и, сразу почувствовав себя несколько уверенней, подошла к окну. Там, внизу стояли несколько снегоходов. Сторожил их мужчина, с ног до головы закутанный так, что видно было только серый пуховик и торчащий вокруг шеи и лица мех. В больших варежках поблескивала фляга. Скорее всего, сторож грелся спиртным, время от времени отхлебывая по глоточку.

Внезапно идея угнать один из снегоходов показалась очень заманчивой. Хотя и поражала своей немыслимой смелостью. Дрожащими руками она уперлась в конную раму, соображая, сможет ли она вести снегоход. Что-то подсказывало, что да. Но оставался еще сторож. Да еще каждый снегоход можно было завести только с помощью специального ключа. Конечно, опытному угонщику не составило бы проблемы обойтись без ключа, но ей было не по силам.

Она глядела с тоской, как из дверей вышел какой-то человек, подошел к снегоходу, повернул ключ. Пару раз нагнулся, словно осматривая свой транспорт, а затем отошел к сторожу. Они перебросились парой слов и оба вошли внутрь.

Девушка прилипла носом к холодному стеклу. Какой соблазн! Вот сейчас бы вскочить на этот снегоход и… В случае неудачи это грозило очень крупными неприятностями, но попытаться стоило. С трудом превознемогая страх, заставлявший руки дрожать, а зубы — стучать, она открыла окно и неуклюже вывалилась наружу, повиснув на пальцах. Каким образом она умудрилась это сделать, осталось для нее самой загадкой. Разжав пальцы, приземлилась на укрытую снегом землю. Быстро-быстро подобралась к снегоходу. Пальцы сами сделали все, что нужно. Гул в ушах мешал ей услышать шум за спиной, а оглянуться она не смела. Поэтому совершенно не имела представления, заметил ли кто-нибудь ее маневры. И все же, когда снегоход начал отдаляться от стоящей на окраине бедненького городка таверны, она оглянулась. Погони не было. И пока ничто не нарушало спокойствия. Ветер крепчал, и она решила больше не оглядываться.

Она помнила карту этой местности. Правда приблизительно, но все же знала, в каком направлении следует ехать, пока не покажутся высокие холмы. И тогда, обогнув их с востока, она попадет к одному из небольших поселков.

Прошло достаточно времени, а холмов она так и не увидела. Зато поняла, что вскоре ей придется двигаться сквозь метель.

И вот, наконец, вдали она заметила нечто очень похожее на те самые холмы. Немного не там, где предполагала сначала. Возможно, она сбилась с курса. Снегоход пришлось чуть-чуть развернуть, но в следующую минуту что-то затарахтело, и снегоход замер.

Еще несколько мгновений она стояла, не смея шелохнуться. Затем слезла, попыталась осмотреть свой транспорт. Но это было совершенно бесполезным занятием. Специалистом по снегоходам она не была. Водить еще куда ни шло, а вот ремонтировать… Надвигалась вьюга, а посему надо было спешить. Холмы она уже видит, так что вполне сможет добраться до них на своих двоих… Нет, это конечно очень оптимистический прогноз, но надо же было во что-то верить, на что-то надеяться, оставшись посреди снежной пустыни без средства передвижения.

Метель не позволяла как следует осмотреться. Невозможно было даже открыть глаза. Она шла, щурясь, поглядывая из-под ладони без особого интереса. Силуэт близких холмов терялся в метели. И она их больше не видела. Все вокруг было белым и совершенно одинаковым.

Погони, скорее всего, нет. Вряд ли кто-нибудь рискнул бы идти за ней в такую вьюгу.

Она уже ругала себя за этот несвоевременный побег. Отправиться черт знает куда на снегоходе, ко всему прочему еще и поломанном! Да еще и в такую погоду…

Она не помнила, сколько уже прошла с того момента, как угнанный снегоход беспомощно замер посреди бесконечного снежного полотна. Память ее вообще серьезно подвела. Она все еще чувствовала тот ужас, когда проснувшись в белой комнате вдруг осознала, что не помнит кто она.

Кстати, самое время подумать немного, пока ноги идут сами, механически делая шаг за шагом. Оставалась надежда, что она не была той самой Марией, которая так искусно и изощренно, пользуясь славой элитного психолога, "программировала" людей на смерть. Может, тот смешной парень в очках не ошибся, назвав ее Аленой? Что ж, время покажет.

Вьюга становилась сильнее. Она чувствовала, что начинает слабеть. Подтянула шарф так, чтобы все лицо до глаз было закрыто. Идти не было больше сил. Знать бы, что упорство может ей помочь, но она заблудилась, она не видела ничего, кроме снега, не знала, далеко ли до ближайшего населенного пункта. Но оставалась надежда, оставалось упрямство. Оставалась жажда жизни. И поэтому она шла, не замечая, что все ниже пригибается к земле, что шаги становятся мельче. И лишь когда потеряла равновесие и упала в снег, поняла, что встать уже не сможет.

И встала. Поднялась на ноги, выпрямилась.

И скоро опять упала лицом в снег.

Глава 11

Собачья упряжка везла сани сквозь метель. Видимость была плохая. Но собаки отлично знали дорогу, которой бежали уже не в первый раз. Человек на санях был одет, как одеваются все местные. Холод был ему не страшен.

Владимир лишь недавно научился управлять собачьей упряжкой, но это далось ему на удивление легко. Собаки слушались. И даже не отвлеклись, когда пересекли полосу почти занесенных следов.

Но Владимир обратил на них внимание. Возникла неясная тревога. Человек мог пройти здесь совсем недавно и заблудиться в метели. Владимир развернул упряжку и поехал вдоль следа.

Эта снежная равнина и поселок, укрытый холмами от сильных ветров и вьюг, стали для Владимира домом совсем недавно — всего пол года назад. И он, как ни странно, быстро прижился среди этих суровых сильных людей, занятых в основном охотой, которая приносила не только пищу, но и достаточный для пропитания заработок.

Метель затрудняла поиски. Но Владимир и не думал сдаваться. Он не понимал, почему ему так необходимо найти этого человека. Судя по следам, скорее всего местный. Обут в такие же сапоги, как и все здешние мужчины. А значит он и сам найдет дорогу, но…

Наконец Владимир понял, что не зря отправился на поиски. Следы замело окончательно, но собаки учуяли человека и подвезли сани к уже почти скрытому снегом бугорку.

Владимир соскочил с саней и подошел ближе. Уткнувшись лицом в снег, лежал человек. Скорее мальчишка или молодой парень невысокого роста. Одетый в обыкновенную для здешних мест одежду. Только как-то неумело, будто чужую вещь примерял. Владимир перевернул свою находку. Лицо до самых глаз скрыто шарфом. Веки сомкнуты. Владимир убрал шарф.

В тот же миг он понял, почему его так волновала судьба заблудившегося человека.

Алёна.

Как попало закутанная в чужую, не по размеру большую одежду. Она дышала. Когда Владимир поднял свою находку на руки и понес к саням, она даже открыла глаза. Посмотрела безразличным взглядом и снова впала в забытье.

— Добрый день, Алена Викторовна.

— Владимир! — она почти шипела.

Довольный, что смог напугать эту пигалицу, возомнившую себя настоящей училкой, Владимир Волков стоял, прислонившись к стенке. В руках — букет цветов.

— Как успехи моего Андрюшки?

— Володя… — она сделала серьезное лицо. — У Андрея все хорошо. Учится прилежно. Ведет себя… так, в меру. У вас замечательный племянник.

— Весь в меня! — гордо ответил Владимир.

— Это точно.

Алёна улыбнулась, вспомнив носящегося торпедой мальчишку, сына Володькиной сестры. Нет, сходство есть, определенно. Особенно, учитывая, как Андрюшка ведет себя на уроках. А его шуточки… Даже ей, строгой училке, иногда становится настолько смешно, что приходится выходить из класса, чтобы не смутить ребятню своим громким хохотом.

— Что ж, Алена Викторовна, — Владимир сделал трогательное лицо, — примите это скромный букет в знак вечной благодарности за ваш непосильный труд на благо новых поколений…

— Володя, прекрати! — она уже почти смеялась. Нет, хорошо, что он встретил ее не сразу после школы. Если Володя опять ее рассмешит, придется долго приходить в себя, пока со щек сойдет яркий малиновый румянец.

— Ты мне тут не мешай! — строго шикнул на нее Володя, прокашлялся, — труд, на благо всего человечества…

Не выдержала, рассмеялась. Володя теперь тоже смеялся. И, наконец, вручил ей букет. Довольно скромный — ароматная ветка розовой лилии вкупе с мелкими цветочками для фона. Алёна приняла и осторожно понюхала цветок.

— Спасибо!

— Не за что. С восьмым марта! Ты ж теперь училка. Кстати, у тебя дома, наверное, сейчас этих цветов — девать некуда.

— Не волнуйся, — улыбнулась "училка". — Твой букет я поставлю в вазу на свой письменный стол. Так что у него будет самое уважаемое место. Пойдем?

Он привычно поднялся за ней по лестнице до квартиры. Зашел внутрь, скинул куртку и, не обуваясь, протопал в комнату.

Там было действительно море цветов. Но на столе — ни одного букета. Все на полу, в банках. Но не небрежно, а как-то любовно расставленные по углам комнаты. И все же его скромный букет Алёна действительно водрузила на стол. Затем распахнула окно и обернулась.

— Пойдем на кухню. Чай будешь?

Он кивнул — от чая в этом доме Владимир никогда не отказывался.

Владимир опустил свою ношу на широкую кровать, укрытую пестрыми одеялами. Как только голова Алены коснулась подушки, она открыла глаза. Моргнула, пытаясь сфокусировать зрение. И тут же на ее лице отразился почти панический страх. Она дернулась и с тихим вскриком попыталась вскочить, отползти, вырваться. Владимир сначала удивился такому поведению, а потом решил, что у нее просто бред, вызванный сильным жаром. Ему не пришлось долго успокаивать девушку — в следующую минуту она потеряла сознание, безвольно обмякнув в его руках.

Глава 12

Первым появилось чувство боли. Ужасной боли. Казалось, что виски сжимают железными тисками. Ей не хотелось открывать глаза. Было лень шевелиться. Тело чувствовало тепло, сквозь шум в ушах доносилось потрескивание огня.

Смутно помнилось, что кто-то нашел ее в снегу и повез на санях. А еще там были собаки. Она слышала их лай. И человек. Страшный человек со страшным лицом. Нет, это ей, наверное, привиделось…

Наконец решила открыть глаза.

Сначала все было мутным, потом стали различимыми контуры бревенчатых стен, потолок. Было тихо. Тепло и уютно. Пестрые тяжелые одеяла. Все это она успела рассмотреть, прежде чем услышала шаги. Девушка быстро закрыла глаза и замерла. Шаги приблизились, и ей показалось, что кто-то склонился над ней. Потом вздохнул. И вроде отошел.

Она снова открыла глаза.

Рядом с кроватью стоял человек. Она увидела прежде всего руки, которые замерли, словно человек почувствовал ее взгляд. Глаза поднялись выше, и она едва удержалась, чтоб не вскрикнуть. Нет, ей не приснилось. На правой щеке незнакомца была глубокая, еще не до конца затянувшаяся рана, из тех, что оставляют рубец наверное на всю жизнь. Она заставила себя отвести взгляд от щеки и заглянуть этому человеку в глаза. Светлые, серые. Он хмурится. Вот протягивает руку к ее лицу… Она инстинктивно сжалась и зажмурилась. Шершавые пальцы коснулись ее лба и сгребли уже полностью высохший платок. Спустя несколько секунд холодный и мокрый платок, пахнущий уксусом, снова опустился на ее лоб.

Снова открыв глаза, она тут же перехватила озадаченный взгляд незнакомца.

— Алена? — произнес он.

Девушка почувствовала, как замирает сердце.

— Вы меня знаете?

Такой реакции Владимир никак не ожидал. Не узнает? Еле сдержался, чтоб не провести ладонью по еще не зажившей щеке — из-за этого ли?

— Нет, — угрюмо ответил он, — это имя ты произнесла во сне.

Он и сам не понял, почему соврал. Отмазка была довольно глупой — ну кто во сне станет звать себя по имени — но она, как ни странно, поверила.

— Ну тогда я, наверное, Алена, — произнесла она, чем повергла Владимира, мягко скажем, в недоумение. — А вы? Как вас зовут?

— Владимир, — ответил он, пристально глядя ей в глаза. Нет, не узнала.

— Понятно… То есть очень приятно.

Она замолчала, не зная, что еще сказать. К тому же ее спаситель был чем-то очень недоволен. Или он просто все время так хмурится?

— Вы спасли мне жизнь, — сказала она, не то спрашивая, не то утверждая. — Спасибо.

— Не за что, — буркнул Владимир. Алена вела себя крайне странно. Да и вообще все в этой истории было странным. Ведь она не в гости к нему направлялась — вряд ли кто из друзей знал, где находится Владимир Волков, уж тем более она. Алена сейчас должна была учить детишек в школе или читать лекции в институте.

— Ты была одна? — спросил Владимир.

Она кивнула.

— Да. А что?

— Ничего. Странно.

— Почему?

— Потому, что нормальному человеку нечего делать одному без транспорта посреди снегов. Да еще и во время вьюги.

Кажется, Владимир сердился. Она вполне понимала почему. Сама недавно сердилась на себя за такую непредусмотрительность. Но, честно говоря, сейчас она была просто счастлива, что все так получилось. Может, Аркадий и его люди здесь беглянку не найдут.

Она пошевелилась, придерживая рукой компресс на лбу, устроилась поудобнее. Тело ныло.

— Я не знала, что будет вьюга. К тому же, у меня был снегоход. Он поломался.

Владимир покачал головой.

— И куда же ты направлялась на своем снегоходе?

— К холмам. За ними, как я помню, находится поселок…

Она не договорила. Что-то во взгляде Владимира заставило ее замолчать. Так и застыла с испуганно приоткрытым ртом.

Владимир отошел, еле сдерживаясь, чтобы не выругаться себе под нос. Вряд ли этой сумасшедшей стоит знать, что она уверенно удалялась от поселка все время своего пешего пути.

Помешав ложкой в котелке, стоявшем на плите, он снова подошел к кровати. Алена смотрела сквозь полуопущенные ресницы, но когда Владимир протянул руку к ее лицу, снова вздрогнула. "Это не случайно" — отметил он про себя. Когда мокрый платок опустился на Алёнин лоб, девушка посмотрела, словно извиняясь за свой испуг.

Владимир замер. Вдруг ему стало совершенно понятно происхождение кровоподтеков на ее лице. На невысказанный вопрос Алена тихо ответила: "упала". Это была откровенная ложь. И девушка точно знала, что ей не поверили.

Минут через двадцать Алена заснула. Ее не пугало общество Владимира. Лицо Аркадия, хоть и красивое, было куда более страшным.

Зато Владимиру ее спокойствие теперь могло только сниться. Странное поведение давней знакомой не поддавалось никакому объяснению. Может, это и впрямь не она, а просто удивительно похожая на Алену, другая девушка. "Ну тогда я, наверное, Алена"… Чушь какая-то. Пусть только проснется. Ей придется ответить на многие вопросы. Как и почему она оказалась в этих краях, с кем приехала сюда, и кто… кто оставил такие отметины на ее лице.

Она решила, что имя "Алена" ей вполне подходит. Имя как имя, самое обычное, ласковое… Медленно приподнялась на локтях, оглядываясь по сторонам. Стянула одеяло до пояса — было жарко и душно, нечем дышать. Пропитавшаяся потом футболка неприятно липла к телу.

Рядом не было никого. И все же чувствовалось, что хозяин вернется с минуты на минуту. Что-то шипело в котелке на печке. Уютно потрескивал огонь. Большое квадратное помещение, посредине — стол и несколько добротных табуретов. У противоположной стены — шкафчик, какие-то полочки… Тихо, мирно, опрятно.

Входная дверь открылась внезапно, и пока Алена раздумывала, надо ли притвориться спящей, в дверном проеме появилась широкоплечая мужская фигура, напоминавшая медведя. Впустив порыв холодного воздуха, заставивший девушку закрыться одеялом по самую шею, дверь закрылась. Владимир вошел и, сложив в угол дрова, снял куртку, придававшую ему сходство с большим зверем. Провел рукой по темно-русым, коротко стриженным волосам. Алена выдохнула, провожая свой испуг. Искренняя, открытая улыбка Владимира заставила ее тоже улыбнуться. Глаза у него были веселые, добрые.

— Проснулась?

Она кивнула. Хотя ее широко открытые глаза как-бы говорили сами за себя.

— Есть будешь?

Алена ненадолго замешкалась. Но тут желудок требовательно и громко заурчал, словно осуждая ее за медлительность в таком важном вопросе. Владимир засмеялся и достал из шкафа тарелки. Затем стол, скрипя массивными ножками по полу, медленно подъехал к кровати.

Пока Алена быстро поглощала горячую кашу и мясо, ее мучила навязчивая мысль, что стоит обязательно поинтересоваться, не стесняет ли она этого человека своим присутствием. Но было как-то неловко — еще обидеться может. А больше всего Алена боялась, что Владимир ответит утвердительно. И потому решила наглеть и не спрашивать. Пока…

Наблюдая за нею, Владимир все больше мрачнел. Нет, это точно она. Но девушка упорно его не узнает. И, похоже, не притворяется. Неужто он так сильно изменился? Прошло ведь не больше года с тех пор, как они не виделись. Тогда перспективный инженер, а по совместительству свободный журналист отправился работать на новый завод в эти мало заселенные края. А после аварии решил почему-то остаться в одном из затерянных среди снежных холмов поселков. Жизнь здесь была трудная, но имела и свои плюсы. Владимир чувствовал себя нужным, так как здесь ценилась каждая пара сильных рук. И приняли его хорошо. К тому же, в отличие от города, никто не косился на Владимира только потому, что на правой щеке красовался еще не заживший рубец. Из-за своей внешности Володя не переживал. Он никогда не был красавцем, и если когда-то пользовался успехом у противоположного пола, то только благодаря природному обаянию. Но все его увлечения и романы остались в прошлом, когда Владимир узнал, что его друг женится.

— Ну что, Сережа, будем сдавать?

Белобрысый лохматый паренек с курносым носом и синими глазами за широкими стеклами очков встревоженно обернулся.

— Да, Алена Викторовна… Сейчас. Я тут только кое-что подправлю, хорошо?

Она милостиво кивнула, и Сережа, ссутулившись над клавиатурой, принялся выстукивать там что-то так быстро, что Алене стало стыдно — сама она так бы не смогла. К тому же Сережа не просто "стучит по клаве", а вполне осмысленно. Он — один из самых талантливых студентов в этой группе. Только смешной… Смотрит на молоденькую ассистентку так, как смотрели на нее первоклашки в школе. И одет тоже смешно — голубые брюки, светло-кремовая рубашка, наглаженная, воротничок идеально чистый. Нет, в самой одежде ничего такого, но… При взгляде на Сережку Алене становилось очень весело. Поэтому всегда, принимая лабораторки у этого студента, она улыбалась. И придиралась к нему больше, чем к другим. Но не со зла. Сергею это нравилось. Он словно фехтовальщик получал удовольствие от каждого парированного удара, каждого верного ответа. И тоже отлично понимал, что Алена Викторовна не придирается — ей просто приятно пообщаться с умным человеком. Знающим предмет не хуже нее, а может в некоторых моментах даже лучше.

Сегодня все должно было повториться как обычно. Серега закончил программу, показал Алене уже полностью безглюковый вариант, а затем подсел к ее столику, готовый ответить на любые вопросы по теории. Но, когда "допрос" уже подходил к концу, Алена заметила, как кто-то заглянул в приоткрытую дверь аудитории. Щеки вспыхнули моментально. То ли ей показалось, то ли… Нет, не показалось. Интересно, а что делает Володя в институте? И тут же стало страшно: вдруг случилось что-то плохое, и ему понадобилось срочно найти Алену. Что-то с Олегом…

Быстрее обычного отпустив Сережку, Алена буквально выскочила в коридор. Хотя о стороны это выглядело так: аккуратно сложила стопочкой все листочки и папочки, медленно поднялась, поправила юбку и неспешным шагом вышла за дверь. Только сердце прыгало словно после стометровки.

Владимир действительно ждал ее в коридоре

— Володя, что случилось?

— Привет, — ответил он. — Да так. Почти ничего.

И замолчал. А молчал Володя редко. Тем более так — мрачно и напряженно.

— Нет, все-таки что-то случилось, — Алена нахмурилась. — Пойдем вниз, а-то перемена скоро…

Они спустились во двор и медленно пошли вдоль корпуса. Едва отдалились от крыльца, Владимир произнес:

— Я уезжаю.

— Куда?

— Далеко. Меня пригласили на один из новых заводов. Контракт на три года. Там — посмотрим.

Алена сама не ожидала, что эта новость ее так потрясет. Ее брови сошлись на переносице.

— Когда уезжаешь?

— Сегодня. Вечером.

— Сегодня?

Алена остановилась и негодующе уставилась на своего друга.

— Почему же ты раньше не сказал?

Он пожал плечами и как-то неестественно улыбнулся:

— Потому что если б я сказал раньше, вы бы мне проводы устроили.

— Ну и что! А так вообще получается… — Алена замерла. — Подожди, Володя, раз ты сегодня уедешь, то… то тебя не будет на нашей с Олегом свадьбе?

Владимир замялся.

— Ну… я его уже поздравил. Тебя тоже… еще раз поздравляю. Я лучше потом, на какую-нибудь годовщину приеду.

— Володя, так нельзя! Не каждый же день твой друг женится!

Владимир промолчал. Действительно, не каждый.

— А Лиза? — вдруг спросила Алена. — она с тобой едет?

— Лиза? — Володя не сразу понял, о ком собственно идет речь. — Ах, Лиза… Нет. Я еду один.

— А-а-а, — протянула Алена, — понятно.

На самом деле ей ничегошеньки не было понятно. Владимир в который раз почувствовал раздражение. Если б не было все этих Лиз, Вик, Лен, он бы, может, вовремя понял… Вовремя, а не тогда, когда лучший друг начал готовиться к свадьбе.

Алена быстро поела и под изучающим взглядом хозяина дома еле выдавила из себя "спасибо". Владимир отодвинул пустую тарелку.

— Ну что ж, Алена… Давай ты мне все расскажешь, — заметив нерешительность на ее лице добавил, — должен же я знать, кого приютил.

— Угу, — отозвалась Алена и продолжала молчать.

— Не хочешь расказывать?

Она пожала плечами. Хочет. Но не знает, стоит ли.

— Надо. Кто знает, может я чем-то смогу помочь.

Снова пожатие плечами. Не уверена, что Владимир ей поможет. И все же…

— Не знаю даже, с чего начать. Я сама не совсем понимаю, что происходит, — она медленно вздохнула, собираясь с мыслями. — И я не знаю… не знаю, можно ли об этом говорить.

Закончила она шепотом. Еле слышно. И опустила вспыхнувшее лицо. Владимир понял, что она совсем не хочет обидеть недоверием. Просто боится.

— Не только можно, но и нужно, — веско сказал он. И даже удивился — как быстро успела забыться обида на то, что его не узнали. Что-то здесь было не так… Он снова приглядывался к сидящей напротив девушке. Каждая черточка ее лица была знакома до боли. И Владимир был на сто процентов уверен, что не мог ее ни с кем перепутать. Тем более вот так, сидя лицом к лицу.

— Понимаешь, — она сама не заметила, как перешла на "ты", — дело в том, что я… короче говоря, меня пытались втянуть в одно дело. Это были преступления, фактически убийства, только тщательно замаскированные. Я отказалась. Но у этих людей на меня свои планы. Они надеялись, что я одумаюсь и буду сотрудничать, иначе грозили… много чем грозили. А когда привезли сюда, мне удалось сбежать. Я угнала снегоход. Потом он сломался, и я пошла пешком. Все.

Этот короткий монолог Владимир выслушал не перебивая, и даже не двигаясь. Он и теперь сидел неподвижно. Его брови сошлись на переносице. Наконец он произнес:

— Это не очень подробный рассказ.

— Я не могу иначе.

— Смотри. Твое дело, — Владимир попытался скрыть разочарование. Но у него будет время спросить еще раз, потом, попозже. Дело, похоже, серьезное. Даже без подробностей.

Глава 13

Перед глазами порхали снежинки. Было тихо и совсем не холодно. Поселок прятался от сильных ветров невысокими холмами, и это было очень удобно. Привычные к холоду северяне могли ненадолго выходить из домов, лишь накинув на плечи тулуп. Зато собираясь на охоту, кутались на совесть.

Владимир возвращался домой от старейшины. Так он называл про себя здешнего старосту, умного пожилого человека, которому беспрекословно подчинялись все жители поселка. Он же выступал в роли судьи в немногочисленных спорах, скреплял узами брака, руководил всей деятельностью своих подопечных. Не подчиненных, а именно подопечных, потому что о своих людях старейшина заботился не хуже иного отца.

Справедливо полагая, что девушку обязательно будут искать, Владимир договорился со старейшиной, что Алену не выдадут. Старейшина выразил согласие, а раз так, то когда придут чужие люди, все жители поселка разом и знать забудут, что в доме Владимира скрывается найденная им в снегах девушка. Да и предупредит кто-нибудь обязательно.

— Владимир!

Голос был звучный, красивый, со своеобразным выговором. Он обернулся.

— Гелена, здравствуй. Как отец?

— Спасибо. Ему уже лучше.

Перед Владимиром стояла высокая, статная молодая женщина. Тяжелые черные волосы были заплетены в косу, спускавшуюся до колен. В лице ее и осанке было что-то королевское. Черные глаза полыхали, выдавая страстность и горячность натуры.

— У тебя дома чужой человек? — спросила Гелена. Впрочем, она не спрашивала, а почти утверждала.

— Да, — кивнул Владимир. Врать было бы бессмысленно: здесь, как в очень маленьком селе, все каким-то образом узнавали и замечали.

— Магда видела, как ты вчера привез его на санях. На взрослого мужчину не похож, говорит, мелковат. — Гелена красиво подняла бровь. — Ребенок?

Владимир покачал головой.

— Женщина.

— Женщина? — глаза Гелены вспыхнули.

— Да, — подтвердил Владимир. — Она заблудилась во время вьюги.

— Понятно.

Гелена замолчала, обдумывая полученную информацию. Прошла еще немного рядом с Владимиром до калитки своего дома. Остановилась.

— Владимир, ты давно не заходил к нам. Отец скучает.

— Передай ему, что завтра я обязательно зайду.

— Хорошо. До завтра.

— До завтра.

Владимир пошел дальше, оставляя глубокие следы на снежном ковре. Гелена зашла в калитку, но прежде чем отворить дверь дома, она остановилась и долго глядела вслед удаляющейся мужской фигуре.

Алена спустила ноги с кровати и попыталась встать. Ноги слушались плохо. Но Алена не собиралась и дальше валяться в постели. Опершись о столешницу, она пошла, медленно переставляя ноги. За этим занятием ее и застал Владимир.

— Это что еще такое?

Алена бросила на него виноватый взгляд.

— Мне ужас как надоело лежать. Честное слово, больше не могу.

— Не капризничай!

Владимир подошел, с интересом наблюдая, как Алена отпускает столешницу и медленно, но уверенно топает к противоположной стене, к шкафчику. Остановилась, вздохнула.

— Жарко.

И тут только сообразила, что не совсем прилично с ее стороны стоять перед малознакомым человеком в липнущей к телу футболке, из-под которой выглядывают трусики. Но засмущаться не успела. В дверь постучали. Настойчиво, требовательно. С тихим испуганным вскриком Алена за пару секунд проделала тот путь, который до этого занял несколько минут, и, оказавшись на кровати, схватила со стула свои штаны и быстренько их одела. Штаны были не по размеру большие и держались исключительно на широком ремне, но это было все же лучше, чем предстать перед нежданными

гостями почти голой или кутаться в одеяло.

С усмешкой проследив за ее действиями, Владимир открыл дверь.

— Здравствуй, — раздался от двери звучный женский голос.

Алена стояла посреди комнаты, придерживаясь за столешницу. Она с любопытством уставилась на вошедшую черноволосую женщину. Горящий взгляд ее черных глаз тут же уперся в Алену, оценивая, разглядывая беззастенчиво, всю до мелочей.

— Это и есть та… женщина? — спросила Гелена.

Действительно, рядом с рослой, крепкой Геленой стоявшая посреди горницы девушка в сползающих с талии штанах казалась чуть ли не ребенком.

Закончив пренебрежительный осмотр, Гелена снова повернулась к Владимиру.

— Отец просил тебя зайти.

— Хорошо, — Владимир подхватил с вешалки свою куртку и обернулся. — Алена, я скоро вернусь.

При этих словах глаза Гелены нехорошо сощурились, но Владимир этого не заметил.

— Говорят, у тебя живет чужачка, — Архип сделал очередную затяжку, невзирая на недовольную мину дочери. Он тяжело болел и говорить ему было трудно, но от своей пагубной привычки этот пожилой уже человек никак не мог отказаться.

— Да, — вмешалась Гелена. — Я ее видела.

— Ты уже поговорил со старейшиной, — Архип не спрашивал. Он просто констатировал факт. — Странная, однако, история.

Владимиру нечего было ответить. Он молча смотрел на этого полностью седого, но еще недавно такого крепкого мужчину. Месяца два назад Архип слег с тяжелым недугом. Такое часто бывает: можно часами мокнуть под холодным дождем, мерзнуть на ветру, попадать в снежные заносы — и ничего, а потом один раз протянет легеньким сквознячком — и уже лежит

человек прикованный к постели.

Врачей Архип не звал. И недуг свой называл просто — старость.

Видимо, староста уже успел поговорить с Архипом. А может и почти со всеми жителями поселка. Что ж, значит одно дело сделано. Можно не беспокоиться, что Алену выдадут.

— Все что ты рассказал старейшине, я знаю, — подтвердил Архип. — И больше спрашивать не буду. Верно, чужачка и сама тебе не все рассказала. Эх, не дело это — чужие люди, беглянки, погони…

Он снова затянулся.

— Эй, дочка, — он обернулся к Гелене, — сделай-ка нам чаю горячего. Да покрепче.

Гелена встала и вышла на кухню. Но старалась не шуметь, ловила каждое слово из-за стенки, боясь, что Владимир начнет рассказывать про свою чужачку когда она, Гелена, не слышит. Она готовила заварку и напряженно слушала, но кроме тихой, неторопливой речи своего отца так ничего и не услышала.

Глава 14

Они явились в поселок на следующий день. Принялись расспрашивать жителей, и так ничего и не выяснив, отправились к старосте.

Владимир сразу понял, что в поселке чужие. Выйдя из дому, отправился на майдан в центре поселка. Возле майдана стоял небольшой, но добротный дом старосты. Незнакомые люди, одетые в большинстве своем не как местные, ждали старосту у крыльца. Еще нескольких человек Владимир заприметил возле чужих снегоходов за поселком.

В ожидании старосты пришельцы показывали жителям какую-то бумажку, наверное фотографию. Владимир подошел поближе.

Красивый рослый брюнет с неприятным выражением лица тут же подошел к Владимиру.

— Не видел эту девушку? — и сунул ему под нос фотографию Алены.

— Нет, не видел, — ответил Владимир, мгновенно ощутив неприязнь к стоявшему перед ним человеку.

— А ты не видела? — незнакомец повернул фотографию к подошедшей сзади Гелене.

— Не тыкай тут, — серьезно посоветовал Владимир.

Незнакомец прокашлялся. Ему не хотелось подчиняться, но было видно, что найти беглянку для него было важнее ссоры с поселянином.

— Извините, вы не видели эту девушку? — снова спросил он у Гелены и, заметив, что та с любопытством разглядывает портрет, добавил, — невысокая, одета в мужскую одежду, зовут Мария. Она угнала наш снегоход.

Гелена продолжала задумчиво смотреть на фотографию, а затем уверенно сказала:

— Нет, не видела.

— Очень жаль, — незнакомец улыбнулся, сверкнув безукоризненными зубами. И ему даже удалось скрыть разочарование.

Потом он отошел, и Гелена вздохнула. Ей очень хотелось сказать этому человеку, что она знает, где скрывается беглянка… Мария или Алена — какая разница! Но одно дело — устранить предполагаемую соперницу, а другое — ослушаться старосту. Да и отец будет недоволен.

Алена встревожено бросилась к Владимиру, едва он переступил порог.

— Что там?

— Тебя ищут.

— Меня…

Ее брови приподнялись, а глаза забегали. Было похоже, что девушка раздумывает — а не спрятаться ли под кроватью. Но видимо решила, что не поможет. И так и застыла, сцепив пальцы, глядя куда-то на Володины ботинки.

— Не бойся, они уже уходят, — попытался успокоить ее Владимир.

— Но они же вернутся! И будут искать меня, пока не найдут. Живой или… Так просто они не отстанут.

— Тогда им придется поломать голову. Тут поблизости еще несколько поселков вроде нашего. К тому же они не знают, как далеко ты добралась. Скорее всего после той вьюги они не то, что следов — а и снегохода не нашли.

Владимир покачал головой.

— Что же ты натворила, Алена?

— Не знаю. Но Аркадий меня просто так не отпустит.

— Аркадий? Кто это?

Ее плечи опустились.

— Не знаю.

— Как это "не знаю"? — с сомнением переспросил Владимир.

— Так… Он преступник, это точно. Аркадий Марцев. Такой высокий, с темными волосами, шрамом на правой руке. По крайней мере, — Алена вдруг улыбнулась, — он точно не мой жених.

Владимир вздрогнул. И тут же взял себя в руки. Интересно все-таки, где Олег? И знает ли он обо всем, что происходит? А происходит нечто серьезное. Несмотря ни на что сам Владимир не мог измениться настолько, чтобы Алена его не узнала. Начали появляться подозрения одно другого абсурднее и неправдоподобнее. Но обладая все же некоторым жизненным опытом, Владимир привык не откидывать ни одной версии, какой бы сумасбродной она не казалась: в жизни все бывает.

Кровь, кругом кровь… Привкус крови на губах. Кровью пахнет воздух. Пальцы касаются чего-то липкого… Рука с длинным шрамом-ёлочкой вся в багровых потеках. Нож уже не поблескивает в тусклом свете ламп. Лезвия почти не видно.

Она смотрит на чьи-то босые ступни. И ни за что не поднимет взгляд. Запах крови становится все сильнее, душит, убивает… И она кричит, кричит, срывая голос до хрипоты.

— Алена! Алена, проснись!

Она открыла глаза. Но видела перед собой не встревоженное лицо Владимира, а чьи-то босые ноги, лужи крови в тусклом свете. Ужас сжимал все тело, и никак не хотел отпускать.

— Алена, это я. Все в порядке. Тихо, не кричи. Алена!

После того, как Владимир сильно встряхнул ее за плечи, Алена замолчала. Но по-прежнему смотрела широко открытыми, полными неописуемого ужаса глазами. Потом судорожно вздохнула, и удивилась — до чего оказывается трудно дышать. Вздохнула еще раз, и вздох перешел в тихий стон. Она прикрыла рот ладошкой.

— Аленка, ты чего? Приснилось что-то?

Она не могла ответить. Лишь беззвучно открывала рот, но пережитый страх мешал издать хоть какой-то звук, кроме тихого хрипа.

Шершавая ладонь Владимира успокаивающе касалась ее щеки. Алена еще раз глубоко вздохнула. Отпустило. Сглотнула и прошептала:

— Я не знаю, что это. Наверное просто кошмар. Но это так страшно. И так реально. Как будто все происходило на самом деле…

— Кошмары так страшны именно потому, что реальны, — Владимир ждал продолжения.

— Там было столько крови! Кого-то убили, — Алена запнулась, вздрогнула, — Аркадий. Это Аркадий убил. Я видела его шрам.

— Кого?

— Не знаю.

Владимир ненадолго задумался.

— Это скорее всего просто сон.

Алена с сомнением поджала губы. Она-то была уверенна, что вспомнила что-то очень важное. И страшное. Хотя, лучше бы это действительно был всего лишь сон.

Глава 15

Утро выдалось пасмурное. За окном вились редкие снежинки. Горевшая в горнице лампа сильно напоминала старинную керосинку. Вот только копоти от нее не было.

Владимир встал как всегда рано. Уже несколько дней он спал на неудобном топчанчике, уступая свою кровать Алене. Быстро разогрел еды, столько, чтобы хватило на двоих. Сегодня он уходил на охоту вместе с остальными мужчинами поселка. Вернее уезжал, потому что ехали на санях.

Аленка видимо спала чутко, потому что тоже проснулась. Проморгавшись, спустила ноги с кровати и села, наблюдая за Владимиром. А когда он сел за стол, подхватила одеяло и, кутаясь в пеструю шерсть, подобралась к одному из табуретов.

— Доброе утро, — произнесла она чуть хрипловатым со сна голосом. — А я уже выздоровела. Температуры нет, ничего не болит.

— И когда ты успела сделать такие выводы? — поинтересовался Владимир.

— Только что, — Алена поджала губы, что-то обдумывая, а потом смущенно улыбнулась. — Не могу же я целыми днями лежать тут как колода.

— Можешь, — ответил Владимир, — Но это и правда ни к чему.

Когда он нашел Алену посреди снежной пустыни, то, обнаружив что девушка жива, боялся сначала воспаления легких, а потом — что она отморозила себе ноги. Но вроде обошлось.

— Только из дому — ни ногой! — добавил Владимир серьезно.

— Почему? — удивилась Алена. — Я же…

— А потому, — отрезал Владимир, — потому что тебя ищут. Сначала они обойдут все поселки, потом возможно начнут заново.

Аленка нахмурилась.

— Но ведь ты сам говорил, что вьюга была сильная. И что… Они ведь не знают, может я замерзла где-то по дороге. В принципе если бы не ты…

Она замолчала.

— Они все равно будут искать, — Владимир невесело усмехнулся. — К тому же здесь не любят чужаков.

Пока Владимир собирался, Алена обследовала шкафчики. Она заявила, что раз все равно придется сидеть дома, то может хотя бы еду Володе приготовить. Владимир улыбнулся на такое предложение. И быстренько объяснил, где что находится.

На одной из полок Алена наткнулась на два бутыля без всяких надписей. В них была какая-то бесцветная жидкость.

— Уксус? — спросила Алена, вытаскивая пробку, и осторожно понюхала.

Спирт? Самогон? Она поморщилась.

— Владимир, ты это пьешь? — тоном недовольной мамаши осведомилась она.

У Володи этот вопрос вызвал усмешку. Нет, училка она и есть училка. Хоть в Африке, хоть на Севере…

— Вообще-то очень полезная вещь. Я ею лампу заправляю. Местные пьют, но только так, чтоб согреться. Сам раз попробовал — гадость редкостная, так что тебе не советую.

Аленка фыркнула и поставила бутыль обратно, тщательно его закупорив.

Уже собираясь выходить, Владимир вдруг обернулся.

— Аленка, знаешь, когда нам показывали твою фотографию, тебя назвали Марией. Почему?

Она пожала плечами.

— Они меня все время называли Марией. Машенькой.

— Почему? — повторил свой вопрос Володя.

Алена пожала плечами. Ей очень хотелось все рассказать Владимиру, но она немного побаивалась. Да и времени на долгие рассказы сейчас все равно не было.

— Они говорили, что я и есть Мария. Но мне кажется, я на нее просто очень похожа. С той Марией что-то случилось, и им надо было ее срочно заменить.

Она замолчала, но Владимир еще некоторое время задумчиво смотрел на Аленку. Нет, когда он вернется, обязательно поговорит с ней, узнает все подробности. Он нутром чувствовал — случилось что-то серьезное, и если жених… или муж не смог защитить ее, то придется сделать это самому. И, кстати, неплохо бы все-таки съездить в город и позвонить Олегу. Узнать, в курсе ли он… Да и вообще поговорить.

Алена вошла в аудиторию, и сразу воцарилась тишина. Она улыбнулась. Это была ее любимая группа. Хотя поначалу отношения между ребятами и молодой ассистенткой складывались совсем нелегко.

Когда Алене только дали вести этот курс, она решила, что ничего ужасней быть уже не может. Двадцать человек с радиофиза, из них только две девчонки. Ребята не в меру самоуверенные, недисциплинированные. Первый курс. Среди них особенно выделялся Степка Вишнев. Явный лидер. Из-за него каждый четверг Алена по полчаса ревела, возвращаясь домой.

Умный и интеллигентный Олег советовал ей быть пожестче, ставить двойки, применять на практике приемы знаменитых педагогов, почерпнутые из взятых в библиотеке книг. Алена пробовала, но…

Владимир, которому она тоже успела проговориться об этом, ничего не советовал.

И вот однажды все изменилось. Алена нехотя и с опаской вошла в аудиторию, и вдруг… Все сели по местам. И даже руки сложили почти как в начальной школе. И тишина…

Не веря в такое чудесное перевоплощение, Алена до конца ленты ожидала

подвоха. И даже стул не раз проверила, прежде чем сесть. Но ребята вели себя тихо, почти идеально. Вежливо отвечали, добровольно выходили к доске. И все время косились на подозрительно спокойного сегодня Степку. Вишнев вообще час и двадцать минут кряду вел себя образцово. И лишь смущенно пунцовел ушами.

По окончании ленты Алена с неуверенной улыбкой покинула аудиторию. Удаляясь по коридору, краешком уха услышала:

— Эй, Степка, кто тебе так уши нагрел?

Но Вишнев, похоже, не собирался отвечать.

Вечером Алена попыталась узнать у Олега, не имеет ли он часом отношения у такой внезапной смене поведения Степки Вишнева, а с ним и всей группы. Но Олег либо притворялся, либо и правда не понимал о чем идет речь.

На другой день Алена поделилась странной новостью с Владимиром.

— Я подозреваю, что это Олег поговорил с одним из студентов, — сказала она.

Володя фыркнул и хитро улыбнулся:

— Возможно.

Собаки встретили хозяина радостным повизгиванием, виляя пушистыми хвостами и по-собачьи улыбаясь. Владимир потрепал нескольких по холке и впряг в упряжку. Несколько минут спустя собаки вывезли сани из сарая. Следуя привычному ритуалу, Владимир направил упряжку к окраине поселка.

Там уже собирались люди. Многих мужчин провожали жены или дочери. Старого Архипа здесь не было. Недуг не позволял ему охотиться вместе с остальными. Зато… Владимир сразу заметил его дочь. Кого же провожала Гелена?

— Здравствуй, Владимир.

Она подошла и остановилась неподалеку от его упряжки.

— Здравствуй. Провожаешь кого?

Будь Владимир чуть повнимательней, он заметил бы, как в ответ на его в общем-то безразличный вопрос щеки черноволосой красавицы вспыхнули.

— Я привыкла провожать на охоту отца, — ответила она, и добавила, словно оправдываясь, — Все равно встаю рано.

Владимир одобрительно кивнул. Большей частью машинально. Чтобы как-то поддержать разговор. Когда Владимир только появился в поселке, Гелена приняла его в доме своего отца совсем по-дружески. И была одной из тех, кто сразу же принял его за своего. К тому же благодарность и теплота, которую Владимир испытывал к старому Архипу, накладывали отпечаток и на его отношения с Геленой.

Внезапно что-то вспомнив, он нахмурился.

— Нас не будет наверное до глубокой ночи, — он немного замялся, но Гелена, понимая, что к ней хотят обратиться с просьбой, улыбнулась и ободряюще кивнула. — Гелена, я хотел бы попросить тебя зайти днем в мой дом и посмотреть, все ли там в порядке.

Глаза Гелены торжествующе сверкнули — значит, Владимир опасается, чтобы чужачка в его отсутствие чего-нибудь не натворила, конечно, что с нее возьмешь — чужие почти всегда плохие.

— Хорошо, я зайду, — ответила она.

— Спасибо, — искренне обрадовался Владимир, — а-то Алена еще не совсем здорова, как-бы чего с ней не случилось.

Он наклонился, затягивая лямку на одной из собак. Гелена воспользовалась этим, чтобы перевести дыхание. Сердце, на секунду словно переставшее биться, теперь гулко ухало в груди, мешая дышать. Беспокоится, значит, за свою чужачку… Гелена не позволила себе выдать бушевавшие в душе чувства. Она стояла, почти неподвижно, наблюдая за сборами. Многие мужчины посматривали на нее с нескрываемым восхищением, но взгляд этой гордой красавицы был обращен на недавнего чужака. Когда сборы завершились, Гелена негромко пожелала Владимиру удачи и осталась стоять вместе с женами и дочерьми. "Чужачка не вышла провожать Владимира", — отметила про себя Гелена. Она развернулась и неспешно, чинно проследовала к своему дому.

Глава 16

Умывшись теплой водой, которую она черпала из большого чана, Алена надела штаны, потуже перетянула их ремнем на талии. После нескольких дней вынужденного постельного режима, хотя и нестрогого, но довольно утомительного, спать не хотелось. Хотелось действовать. Но только что делать целый день одной в доме, состоящем из просторной горницы да необходимых удобств. Разве что наводить порядок. Хотя это как раз представляло определенную проблему — как можно убираться в доме, где и так все чисто и опрятно. Алена знала, что есть еще сарай, но выходить на улицу ей запретили. И что-то подсказывало девушке, что лучше будет, если она послушается.

Так что пришлось самой придумывать себе работу. Решив, что хорошая уборка никогда не повредит, Аленка быстренько вооружилась сначала веником, потом тряпкой.

Вся мебель в доме была деревянной, добротной. Пыли на ней не наблюдалось, но можно было помахать тряпкой хотя бы ради профилактики. Затем перемыть всю немногочисленную посуду, повытирать склянки, коробки, лампу, окно…

Часы, которые Алена обнаружила на шкафчике, когда-то были наручными. Они исправно тикали, и когда девушка закончила уборку, показывали всего-лишь десять пятнадцать утра. Представив, какой долгий и скучный день ее ожидает, Алена поморщилась. Интересно, чем бы еще заняться?

Было время обеда. Аленка заканчивала варить кашу для Владимира. Она и сама успела проголодаться. Собралась было достать миску и накидать себе немного каши, когда в дверь постучали.

Алена почти почувствовала, как подпрыгнуло ее сердце. Дрожащими руками она попыталась как можно тише опустить миску на стол и подкралась к окну. Стук повторился, когда девушка осторожно прижавшись к стене, выглянула наружу.

У крыльца стояла та самая женщина, что заходила пару дней назад. Кажется Гелена. С ней еще четверо таких же черноволосых и очень похоже одетых женщин. По возрасту все на первый взгляд были почти ровесницами. Кроме одной, самой старшей и некрасивой. Женщины были высоки и черноволосы. И все же Гелена разительно выделялась среди них — и поведением, и своей поистине царственной красотой. Она-то как раз и стучала в дверь.

Глубоко вздохнув, Алена набралась смелости и подойдя к двери спросила:

— Кто там?

Это было глупо, она ведь уже всех увидела. Но спросить сразу "зачем пожаловали" было бы грубостью. А грубить незнакомым женщинам Алена не хотела.

— Владимир просил нас зайти, — послышался за дверью звучный голос Гелены.

— Узнать, как ты себя чувствуешь, — сказал другой, незнакомый голос.

— Спасибо, все хорошо, — ответила Алена. Конечно невежливо было вот так переговариваться из-за двери, но…

— Мы принесли кое-какие лекарства и продукты, — сказал тот же незнакомый голос. Алене показалось, что он принадлежал самой старшей из женщин.

Больше всего девушке хотелось попросить их прийти в другой раз, когда Владимир будет. Но ведь эти женщины лишь проявляли заботу. Кстати, по просьбе все того же Владимира. Алена вздохнула и совсем нехотя отодвинула засов.

— Здравствуйте, — сказала она, обращаясь ко всем четырем.

Женщины переглянулись и, бесцеремонно оттеснив Алену, вошли в горницу.

— Фи, ну и беспорядок! — заявила одна из них, брезгливо поморщив носом.

Аленка открыла было рот, чтобы возмущено возразить, но ее опередила самая старшая из женщин.

— Не будь так строга, Ориса, она наверное старалась, прибиралась.

— Не знаю, Магда.

Они прошлись по горнице с недовольными лицами, оставляя мокрые следы и комья снега на вычищенном полу. "Словно у себя дома", — с раздражением подумала Алена. Она растерянно следила за гостьями, а те бесцеремонно заглядывали в кастрюли, открывали ящички, шарили по полкам. Та, которую назвали Орисой, обнаружила на печке только что сваренную кашу и подозвала остальных. Стараясь понять, что такого поселянки увидели в данном незатейливом блюде, Алена подошла поближе, стараясь заглянуть через спины своих незваных гостей. Те наконец соизволили обратить на нее внимание.

— Откуда ты, чужачка? — спросили самая старшая, Магда.

— Издалека, — лаконично ответила Алена.

— А точнее?

Алена промолчала. Женщины переглянулись.

— Владимир попросил нас зайти и проверить, как ты здесь хозяйничаешь, — продолжила Магда, — так что не обижайся.

Поджав губы и нахмурившись, Алена по-прежнему молчала. Ей попросту нечего было сказать. Ладно, она еще может понять, почему Владимир ей настолько не доверяет, что попросил этих женщин проконтролировать ее действия — она же ему так и не рассказала всего. Но вот почему они ведут себя так странно. Даже не скрывают откровенного презрения и враждебности. Особенно Гелена. Только она сегодня больше молчит.

— Слушай, чужачка, а тебя дома не ждут? — вдруг резко спросила

большеротая поселянка с двумя плотными косами. — Потому что и здесь

тебе не очень-то рады. Мы чужих не привечаем.

Отвечать на это было нечего. Алена только задумалась, как бы выпроводить их всех побыстрее.

— Что, чужачка, не хочешь отвечать? И разговаривать вообще не хочешь?

— Уходите, — тихо проговорила Алена.

— Что? — Магда возмущено уперла руки в бедра.

— Уходите, — повторила Алена уже громче.

— Ты кто такая, чужачка, чтобы выгонять нас! — рассержено воскликнула Ориса. — Ты на нашей земле, в нашем поселке. В доме нашего человека. И ты смеешь выгонять нас?!

Больше Алена ничего не сказала. Она молча смотрела на приближающихся к ней гостий и думала, что зря все-таки открыла им дверь. И как теперь избавиться…

Довести размышления до какого-нибудь логического заключения ей не удалось. Потому что все пятеро вдруг бросились к ней, и в результате Алена почувствовала пугающе сильную хватку трех пар рук. Сильных, не по-женски сильных рук. Гелена все еще держалась в сторонке. Магда направилась к шкафчикам и вытащила один из бутылей, в которых, как определила Алена, было что-то вроде самогона. У девушки мелькнула пугающая мысль, что ее сейчас обольют как бензином и чиркнут спичкой… С этих станется.

Но она ошиблась. Ее потянули за волосы, заставляя запрокинуть лицо. Чья-то рука больно схватила за нос, перекрывая дыхание. Алена открыла рот, глотая воздух, и в этот момент Магда с мерзким хихиканьем опрокинула туда часть содержимого бутыля.

Пришлось глотнуть. Жидкость обожгла горло, а когда девушка закашлялась, пошла в нос и немилосердно защипала. Из глаз Алены брызнули слезы. Она не могла откашляться, не могла отдышаться. А ее не собирались отпускать. Заставили проглотить еще и еще. Сначала девушка бешено сопротивлялась, а потом затихла.

В этот раз охота была удачной. И быстрой. Мужчины вернулись не слишком поздно. Владимир попрощался с остальными и собрался было гнать упряжку к своему дому, как знакомый голос заставил его оглянуться. Гелена спросила, как прошла охота, а потом несколько взволнованно добавила:

— Владимир, ты просил меня зайти в твой дом, узнать… Мы с подругами хотели, но твоя чужачка нас и на порог не пустила. Открыла дверь и сказала, чтобы мы уходили. И мы ушли. Неприятно, когда прогоняют.

Гелена опустила глаза, а Владимир нахмурился. Ему было совершенно непонятно, почему обычно дружелюбная Алена могла так поступить. Хотя учитывая сколько всего она пережила…

— Прости, Гелена. Я должен был предупредить ее, что вы придете.

— Ничего страшного, мы не обиделись, — поспешно заверила его черноволосая красавица, — только…

— Только?

— Знаешь, Владимир, когда она нам открыла, вид у нее был очень странный. Словно она либо пьяна, либо сошла с ума. Глаза такие… Но она же не наша, я не знаю, может это нормально.

Все больше и больше волнуясь, Владимир тут же поспешил попрощаться с Геленой и быстро, намного быстрее чем обычно, оказался у дома. Окна не светились, как у остальных домов, а оставались пугающе темными. Не распрягая собак, Владимир подскочил к двери и громко постучал — глухо. Никто не открывал. Владимир постучал еще раз. Третий. Он уже решил подойти к окну, но тут уловил слабый шорох, а затем и звук медленно отодвигаемого засова. Дверь медленно начала открываться… Цепляющаяся за дверь Алена виновато посмотрела на него осоловелыми глазами и начала медленно сползать на пол. Володя успел подхватить девушку. Едва оказавшись рядом с нею, он почувствовал стойкий спиртовый запах и тихо, почти неслышно, выругался.

В горнице стоял настоящий погром. Нет, вроде особо ничего не пострадало, но все вещи валялись как попало на полу, на столе и под столом, на кровати и под кроватью. Возле кровати, рядом со сбитым в кучу одеялом валялся тщательно закупоренный почти пустой бутылек.

— Алена…

Девушка, обмякнув в его руках, не отозвалась. Лицо ее было бледным, почти серым. Владимир сжал зубы так, что на скулах заходили желваки. Неподвижную Алену он перекинул через плечо словно мешок картошки и, добравшись до кадки, служившей чем-то вроде ванной, поставил в нее таз с водой и пару раз окунул туда Алену головой. Она тихо что-то промычала, протестуя. Решив, что это к лучшему, Владимир повторил сеанс водолечения еще несколько раз. И только когда девушка начала активно отбиваться, цепляться руками за края таза, за руки Владимира, он поднял ее и заглянул в мокрое лицо и перепуганные глаза.

— Живая?

Она отрицательно покачала головой и потянулась к полотенцу.

После своеобразной "реанимации" Алена с несчастным видом забралась на кровать, подцепила с пола одеяло и, кутаясь по горло, уселась возле стенки. Владимир отвел собак, распряг и вернувшись в дом, опустился рядом.

— Что это значит?

Откинув рукой пряди влажных волос, Алена подняла глаза.

— Ты действительно просил их прийти?

— Да.

Алена вздохнула.

— Они пришли. Гелена и еще четыре какие-то женщины. Перевернули тут все вверх дном. А я с утра убралась… тут такой порядок был! — девушка судорожно сглотнула, боясь расплакаться. Странно, но жаль было того порядка, который она наводила почти пол дня. — А когда я попросила их уйти…

Алена скосила глаза на стоящую у кровати бутылку.

— Они меня заставили это выпить, — прошептала она, сообразив вдруг, как

абсурдно звучат ее слова.

Брови Владимира удивленно взметнулись. Он ничего не сказала, но Алена почему-то сразу поняла, что ей не верят.

— Ладно, Аленка, — сказал Владимир после довольно продолжительного молчания, — пока еду приготовлю, а-то голодный как черт. А ты ложись пока, спи…

При слове "еда" Алена радостно встрепенулась и, быстренько соскочив с кровати, подбежала к печке.

— Не надо готовить! Я приготовила. Тут целая кастрюля…

И замолчала, растерянно хлопая ресницами. Кастрюля оказалась пустой и совершенно чистой.

— Но тут была… Я же…

Алена замолкла. Глаза щипало. Еще немного, и она разревется. Скорее почувствовав, чем услышав, что Владимир подошел и стоит сейчас прямо за ее спиной и вместе с ней заглядывает в пустую кастрюлю, Алена опустила крышку и обернулась, старательно пряча глаза.

— Мне наверное приснилось, — пробормотала она.

— Аленка… — тихо позвал Владимир.

Но она быстренько прошмыгнула мимо него и забралась под одеяло. Свернувшись калачиком, Алена еще некоторое время прислушивалась к негромкому стуку посуды, а потом все-таки заснула.

Просыпаться утром не хотелось совершенно. Виски трещали. Глаза болели и никак не хотели открываться. Но Алена не была лежебокой. Она все-таки пересилила себя и встала. После умывания стало немного легче. Но глаза все равно спешили закрыться при каждом удобном случае. Когда Алена села за стол, Владимир еле сдержался, чтобы не рассмеяться. Но решил, что это будет несколько нетактично.

— Аленка, я сегодня по делам в город съезжу. Посидишь сама?

— Угу, — ответила она, а потом вдруг испугалась, — А можно я никому не

буду открывать?

— Нужно, — ответил Владимир.

— Тогда хорошо. Посижу.

Алена вздохнула и вдруг фыркнула.

— Знаешь, я вчера до обеда уборкой занималась, — она вспомнила, что Владимир ей все равно не верит, но решила продолжать, — так вот, благодаря вчерашним гостям мне сегодня не придется скучать. Можно будет опять убираться хоть целый день.

Алена засмеялась, но ее смех показался Владимиру совсем невеселым, даже наоборот. Словно она смеется лишь затем, чтобы не плакать.

Степка Вишнев сдавал зачет с третьего захода. "Неглупый парень, — думала Алена, — но ленивый". Вишнев последним покинул наконец аудиторию, и Алена смогла вздохнуть спокойно. Нет, эти ребята хорошие. Она не знала, кто наставил их на путь истинный в самом начале года, но сейчас с большинством студентов у нее сложились довольно неплохие отношения.

Собрав в сумочку все свои вещи, Алена встала из-за стола и направилась к выходу.

Олег с Володей оба встретили ее внизу, возле корпуса. Все трое сели в Олегову машину. Алена устроилась на заднем сидении, мужчины — впереди. Послышался звук мотора. За окном сначала медленно, потом быстрее поплыли огоньки домов и фонарей.

— Ну как, Алена Викторовна, — обернулся Владимир, — ваши подопечные вас больше не расстраивают?

— Нет, — Алена беззаботно махнула рукой, — не знаю, что стало с теми монстрами, к которым я пришла в сентябре… Это же замечательные ребята. И такие способные!

— А что, Алён, — спросил Олег, — это та самая группа, на которую ты тогда мне жаловалась? Ну вот, видишь, надо было всего лишь показать им, кто главный, избрать правильную линию поведения…

Володя хмыкнул и отвернулся. Его лицо отразилось в стекле боковой дверцы. Алене было отчетливо видно, что Владимир улыбается.

Собаки послушно остановились у небольшого здания на окраине. Над дверью висело несколько вывесок: "Почта", "Переговорный пункт", "Канцтовары". Внутри оказалось неожиданно опрятно и аккуратно. Владимир подошел к окошку, за которым симпатичная девушка принимала плату за телефонные переговоры.

— Вы желаете оплатить определенное количество минут заранее или уже потом, после разговора?

— Лучше потом. Я не знаю, сколько минут потрачу, — ответил Владимир. И правда, если он сможет связаться с Олегом, разговор вряд ли будет коротким.

— Хорошо. Пройдите, пожалуйста, во вторую кабинку, — ответила девушка.

Владимир вошел в кабинку, заметив на себе оценивающий взгляд охранника. Видимо, тот прикидывал, сможет ли остановить Владимира, если ему придет в голову не заплатить. Усмехнувшись, Володя набрал код города, а затем быстро, по памяти, телефон Олега.

Владимир не удивился, когда услышал в трубке приятный женский голос, и узнал его сразу — раньше Олег жил с матерью. Если сейчас что-то изменилось, у Олеговой мамы можно узнать и новый номер телефона.

— Алло! Клавдия Сергеевна! Это Володя. Володя Волков!

— Володя? — голос в трубке удивленно замер.

— Да, Клавдия Сергеевна. Вы меня узнали?

— Конечно, конечно Володенька! — голос Олеговой матери срывался, выдавая ее волнение.

— Скажите пожалуйста, а как мне можно Олега найти?

В трубке повисло молчание, а затем Владимир услышал тяжелый вздох.

— Володенька, ты ничего не знаешь, да? — женщина некоторое время помолчала, а Владимир, одолеваемый нехорошими предчувствиями, не решился ее перебивать. — Я-то надеялась, что у тебя какие-то новости. Олеженька, он… пропал. Исчез. Еще с августа мы о нем ничего не слышали. — женщина вздохнула и, кажется, всхлипнула.

— Исчез? — Владимир потрясенно замолчал.

— Да, Володенька. Исчез. — Олежкина мать тяжело вздохнула. — И милиция ничем помочь не может. Ищут всё, ищут. Мы с невесткой уже совсем извелись…

"С невесткой?"

— Клавдия Сергеевна, а что, Алена с вами? — быстро спросил Владимир, чувствуя, что еще немного — и он совсем перестанет понимать происходящее.

— Алена? Какая Алена? — мать Олега замешкалась, вспоминая. — Ах, Алена! Помню, помню. Олежка раньше с ней встречался. Ах, да, когда ты уезжал, они вроде пожениться хотели. — Клавдия Сергеевна вздохнула. — Так нет ее. В начале лета, сразу как учебный год окончился, уехала куда-то. Ни слова, ни записки. Даже не попрощалась. Олег долго ей звонить пытался, домой заходил, а эта Алена как сквозь землю провалилась. А потом Олеженька со Светочкой познакомился. Хорошая такая девочка… И как-то у них все так быстро получилось. Они вот поженились, уже ребеночка ждали, когда Олег мой, Олеженька…

Клавдия Сергеевна не выдержала и расплакалась. Владимир слышал в трубке ее негромкие всхлипы, и молча пытался осмыслить все услышанное. Он смял подвернувшийся под пальцы листок телефонного справочника, а затем машинально попытался его разгладить. Но на бумаге все равно оставались заломы.

Глава 17

Владимир не признавался себе, что спешит, очень спешит. И все же после всего услышанного ему было особенно необходимо как можно быстрее увидеть Алену и убедиться, что с ней все в порядке. Да и вчерашний случай не давал покоя. Конечно, девушка рассказала слишком мало, но и так ясно, что пережить за последнее время ей пришлось достаточно. Когда же ее хватились, в июне? Значит, дома Алена не показывалась около полугода. В такой ситуации не удивительно, что она потянулась к спиртному. Но странно, что обвинить во всем Аленка попыталась Гелену и ее подруг. Так на нее не похоже — Алена врала редко. Настолько, что Владимир даже вспомнить подобных случаев не мог.

Владимир громко постучал в дверь, и прежде чем ему открыли, успел заметить мелькнувший в окне силуэт — Алена проверяла кто пришел. И вот, наконец, она стояла перед ним, живая и невредимая. Разве что немного бледная — последствия вчерашнего.

По горнице разносился аппетитный запах жарящегося на сковородке мяса. К нему примешивались тонкие ароматы каких-то специй. Владимир знал, что они валяются где-то в банках, но никогда не использовал.

Удовлетворенно отметив, что Владимир явно заинтересовался ее кулинарными достижениями, Алена принялась быстро накрывать на стол. Минут пять спустя Владимир сел к столу и, на время отложив разговоры, принялся за еду. Аленка устроилась напротив, с удовольствием наблюдая за процессом. Сама она успела поклевать и мясо, и кашку пока готовила, так что есть уже не хотелось.

— Очень вкусно, — искренне похвалил Владимир.

Она довольно кивнула, принимая похвалу.

— Как съездил?

— Нормально.

Владимир отставил пустую тарелку. Что ж, больше не к чему откладывать разговор. И Алена почувствовала, что сейчас он ее спросит. И придется все рассказать.

— Аленка, я хочу, чтобы ты рассказала мне все.

Она кивнула.

— Со всеми подробностями, именами и так далее. Хорошо? — Владимир выжидающе смотрел на нее.

Алена еще раз кивнула. И заерзала на табуретке, собираясь с мыслями. Затем перевела дыхание, поколупала пальцем столешницу…

— Алена, — тихо окликнул Володя.

— Угу, — ответила она. — Хорошо. Только учти — я буду рассказывать все как есть. И если ты мне не поверишь…

— Поверю, — успокоил ее Владимир.

— Ну ладно.

Она еще немного помолчала, потерла виски пальцами, а затем оперлась локотками о столешницу и тихо заговорила:

— Месяца кажется три назад, где-то в сентябре, я очнулась в больнице… И вдруг обнаружила, что ничего не помню… Я даже не знаю, кто я.

Это она выпалила почти на одном дыхании, словно боялась передумать и промолчать. Владимир понял, что эта информация его не слишком удивляет — он как раз ожидал чего-то в этом роде.

— Так вот, — проследив за реакцией Владимира, Алена решила продолжать, — я не помнила своего имени, вообще ничего о себе. Но все, что не касается меня лично я знаю. То есть все, что знает обычный человек, например, могу читать, писать, помню многие книги, знаю, в наизусть семь чудес света и все планеты нашей солнечной системы. Короче, помню все, кроме себя, своей жизни, людей, с которыми я общалась. Я не знаю, есть ли у меня родственники, друзья, — она пристально посмотрела в глаза Володи. — Ты мне веришь?

Владимир улыбнулся.

— Верю. Рассказывай дальше, — естественно он верил. Это по крайней мере объясняло и странное поведение Алены, и то, что она не узнала своего друга. Да вообще многое объясняло.

Алена ответила ему робкой улыбкой и продолжила рассказ. Через час с небольшим Владимир знал обо всем, что приключилось с ней за все это время. Вернее даже знал все, что она помнила. И почти сразу решил, что с Аркадием Марцевым у него теперь личные счеты. Да и остальные преступники должны обязательно получить свое.

Когда Аленка замолчала, Владимир еще сидел, обдумывая услышанное. И все больше хмурился. Из задумчивости его вывел странный и немножко испуганный взгляд Алены, который Володе удалось перехватить. Девушка тут же опустила глаза.

— Аленка, что случилось?

Протянув через стол руку, Владимир погладил ее пальцы. Алена вздрогнула и дернулась, словно собиралась убрать руку, а потом передумала.

— Владимир, скажи, почему ты именно сегодня затеял этот разговор? Ты хочешь, чтобы я… — она на секунду закусила губу, потом глядя в глаза Владимира тихо прошептала, — Мне надо уехать?

— Куда? — удивился Владимир.

— Не знаю. Но… наверное я больше не могу оставаться здесь, в твоем доме. Все-таки у тебя своя жизнь. А теперь, когда ты все знаешь, скажешь куда мне ехать и…

— Алена, — в голосе Володи послышался укор.

Она опустила голову.

— Я все понимаю, я же совершенно чужой и незнакомый тебе человек. К тому же твои друзья недовольны, что я здесь живу.

— Алена, ты глупости говоришь!

— Разве?

Владимир протянула вторую руку и сжал Аленкину ладонь.

— Нет, чужой человек, никуда ты одна не пойдешь.

— Значит, ты меня не выгоняешь? — с надеждой спросила Алена.

— Ну конечно же нет, — улыбнулся Володя. — А когда я побольше узнаю о тех людях, которые тебя ищут, мы вместе что-нибудь придумаем.

— Правда? — она, кажется, не верила своему счастью. — Но Володя, ты же… У тебя же тут своя жизнь, зачем тебе лишние неприятности?

Владимир нахмурился. Интересно, как долго он собирался прятаться от жизни в этом заснеженном поселке, если бы не появилась Алена? Похоже, он зря надеялся, что сможет спрятаться надолго. Да это и к лучшему.

— Ты хочешь меня убедить, что правильнее всего будет вывести тебя из поселка и отправить куда глаза глядят? У тебя ничего не выйдет.

Алена улыбнулась и быстро опустила лицо. Владимир все еще держал ее ладонь, и двигаться не хотелось. Снова украдкой глянув на сидевшего напротив человека, Алена удивилась: она совсем перестала замечать уродливый рубец на его щеке. Видела только добрые серые глаза и заразительную улыбку. И почему-то возникало странное ощущение, что они с Владимиром знакомы не несколько дней, а намного, намного больше. "Хороший человек, — подумала Алена, — очень хороший".

А Владимир, поглощенный размышлениями, как-то совсем забыл, что ему тоже есть что рассказать. И вспомнил об этом только когда Алена уже крепко спала. Но будить не стал. Куда спешить? Он может поговорить с ней и завтра, и послезавтра… Причем об этой перспективе Владимир подумывал без особого желания. Он подошел к кровати. Девушка никогда не спала посредине. Обычно она притулялась к самой стенке, оставляя возле себя уйму свободного пространства. И впервые за то время, что Аленка жила под крышей его дома, Владимир подумал о том, какой неудобный топчан, и как было бы хорошо растянуться на этом свободном пространстве. Он провел рукой по одеялу… и отошел. Аленка перевернулась на другой бок, и теперь Володя видел ее лицо: напряженное, ресницы дрожат, губы приоткрыты. Наверное снова снится что-то неприятное. Владимир покачал головой и погасил лампу.

Глава 18

Гелена заходила еще несколько раз. Аленка усердно ее игнорировала. Гелена не имела ничего против. Наоборот, она понимающе косила глаза на Владимира, словно говоря, что другого отношения от этой фантазерки и не ожидает. Для Гелены, конечно, не было секретом, что именно Алена могла рассказать Владимиру. И еще Гелена точно знала, что тот не поверил. Так что теперь можно было с успехом играть оскорбленную добродетель. Зритель был хоть и единственный, но вполне Гелену устраивающий.

Она ни разу не задавалась вопросом, почему ей, первой красавице поселка, вдруг так запал в сердце этот недавний чужак, которого отец привел в поселок после аварии на заводе, без вещей и без денег, с рассеченной щекой, многочисленными ушибами и сломанной рукой. Чужак быстро поправился и стал своим в поселении, расположив своим характером таких подозрительных ко всем пришельцам жителей. Может за это отчасти надо было сказать спасибо отцу Гелены Архипу, который негласно поручился за Владимира. К тому же Владимир был единственным, то общался с Геленой совершенно спокойно, не рассыпаясь в бесчисленных комплементах, не пожирая глазами, а просто, как с другом. Красавице нравилось такое общение, оно был ей в новинку. Да и с Владимиром можно было поговорить на другие темы, даже на те, которые мужчины почему-то считали недоступными женскому разуму. Долгими вечерами, сидя вместе с нею и старым Архипом, Владимир много рассказывал о другой жизни, которая была за границами поселка. Он отвечал на вопросы Гелены без тени снисхождения, никогда не бахвалился, не пытался приукрасить рассказы, чтобы выглядеть более выгодно, всегда честно признавал свои ошибки. Может поэтому гордая красавица сразу решила, что Владимир — именно тот человек, который ей нужен. Поэтому Гелена много времени проводила в его обществе и тогда, когда он поправлялся от ран, лежа в их горнице, и тогда, когда забрав из города свои вещи, переехал в небольшой домик на окраине поселка.

Но вот теперь появилась эта чужачка. И вечерние посиделки в доме Архипа стали реже. Правда, Гелене это могло лишь показаться, ведь чужачка едва успела пробыть в поселке с неделю, и Владимир все же заходил к Архипу пару раз за это время. Но недовольству Гелены не было предела.

Ее подруги — если конечно можно так назвать вечно сплетничающих, перемывающих друг другу косточки, соперничающих женщин — были абсолютно согласны, что чужачке никак не место в их поселке. И хотя до этого женщины друг друга терпеть не могли, особенно Гелену — все-таки она не зря слыла первой красавицей — теперь их объединила вспыхнувшая ненависть к чужачке.

Чужачка постоянно скрывалась в доме, защищенная от недоброжелателей толстыми бревенчатыми стенами. Но, ясное дело, не вечно же ей быть взаперти! Многие видели, что изредка Владимир со своей чужачкой все же выходил из дома. Они не гуляли по поселку — дом Владимира стоял на окраине. Но иногда кто-то все же встречался с ними, и мужчины с любопытством смотрели на русоволосую сероглазую чужачку, мелковатую по сравнению со здешними женщинами. И иногда отваживались в своем кругу посудачить на сей счет. Ориса, например, слышала, как ее братец со своими дружками обсуждали чужачку, причем судя по тому, что удалось подслушать молодой женщине, они явно не так критично относились к внешности гостьи Владимира, как сама Ориса. И хотя брат Орисы и его дружки слыли бездельниками и раздолбаями, но как говорится, "что у трезвого на уме, то у пьяного на языке". Поэтому женщины почуяли в чужой врага, соперницу.

После того случая, когда им удалось напоить чужачку до бессознательного состояния, Гелена надеялась, что отношение Владимира к гостье изменится, и он ее выгонит. Но надежды оказались напрасны. Дни проходили, а чужачка все еще жила в доме Владимира, и кажется не собиралась его покидать. К тому же теперь она не доверяла поселянкам, и поэтому даже хитроумная Магда не могла ничего придумать.

С Геленой Владимир общался вроде как раньше, и ничего не изменилось, окромя того, что в его доме жила другая женщина.

Сегодня Гелена так же шла по поселку в направлении дома Владимира. Ей очень хотелось зайти, но в последний момент она вспомнила о гордости и передумала. Развернулась и медленно пошла в сторону майдана.

— Гелена, ты? — окликнул ее знакомый голос. Красавица обернулась.

— Герт?

— Ага, — мужчина расплылся в улыбке. — Гуляешь?

Гелена не удостоила его ответа. Герт был довольно красивым по здешним понятиям мужчиной, но уж очень надоели Гелене его знаки внимания. Хотя до появления в здешних краях Владимира она принимала их более охотно.

Герт обижено покосился вслед молодой женщине и, что-то решив, все же догнал Гелену и пошел рядом с нею.

— Ты меня провожаешь? — раздраженно осведомилась Гелена.

Гетр покачал головой.

— Ты изменилась, Гелена. Раньше ты никогда не бегала за мужчиной.

Гелена резко развернулась, и ее полыхающий яростью взгляд уперся в лицо Герта.

— Что ты хочешь этим сказать? — прошипела она.

— Именно то, что сказал. Ты ведь опять ходила к Владимиру, так?

— Не твое дело!

— Мое! Гелена, мы же…

— Нет, — отрезала Гелена и, отвернувшись, зашагала прочь.

Герт не последовал за нею.

— У тебя ничего не выйдет! — крикнул он вслед Гелене. — Владимир живет со своей чужачкой. Ты его уже не получишь!

Гелена ни на миг не сбавила шага. "Посмотрим, — думала она, — посмотрим…" Она привыкла всегда добиваться своего.

Алена и Владимир шли по чистому, поблескивающему в лунном свете снегу. Владимир наконец-то разрешил ей выходить из дому, правда только вместе с ним. Как же было приятно вдыхать чистый морозный воздух, чувствовать, как щиплет щеки мороз, трогать варежкой пушистый снег. Они выходили из поселка и бродили по окрестностям. Местные косились на эту пару, а при встрече рассматривали Алену любопытными взглядами. Алене было немного не по себе от этого. Но сидеть взаперти ей не хотелось. Так что из двух зол, как говорится…

Однажды они как обычно шли, уже возвращаясь домой, когда навстречу им к огромному удивлению Алены почти выбежала Гелена.

— Владимир, — чуть запыхавшись проговорила она, начисто игнорируя его спутницу, — скорее… Отец, ему плохо. Очень плохо!

— Пойдем! — коротко бросил Владимир.

Схватив Алену за руку, он побежал к дому старого Архипа. Алена думала, что Владимир отправит ее домой, но он потащил девушку за собой. Гелена была так взволнована, что даже не сразу обратила внимание на присутствие Алены. А заметив, ничего не сказала, только стрельнула ненавидящим взглядом.

Они прошли через слабо освещенную горницу в небольшую комнатку. Там на кушетке лежал старый человек. Увидев Владимира, он улыбнулся.

— Пришел… Это хорошо.

— Пришел, — глухо повторил Владимир. Спрашивать о самочувствии Архипа он не стал.

— Да… Значит, Гелена нашла тебя. Зря только растревожила. Я пока умирать не собираюсь. А если даже и случится так — ничего, время мое уже заканчивается. Я свое пожил. Это плохо, когда молодые умирают. А мне уже можно…

Владимир покачал головой. Спорить с Архипом было незачем. Да и слов почему-то не находилось. Вернее, лезли в голову всякие сентиментальные глупости, но Владимир уже достаточно знал Архипа, а потому молчал.

Старик перевел взгляд на темный угол у двери и сощурился.

— А это кто? Никак гостья твоя?

Владимир обернулся. Алена нерешительно вышла из тени и тихо произнесла:

— Здравствуйте.

— Здравствуй, девочка, — глаза старика лукаво блеснули, — тебя Аленой зовут, да? Хорошее имя.

Архип снова взглянул на Владимира.

— Герт вчера заходил. Говорит, последняя охота была очень удачной. Теперь денег точно хватит на все, что планировали. И еды закупим, крупы, муки на хлеб…

— Да, действительно. Охота удалась на славу, — подтвердил Владимир. И добавил: — Герт один из лучших охотников.

При этих словах Архип покосился на Гелену и тихо вздохнул. Слова Владимира не произвели на дочь никакого впечатления. Герт был ей с некоторых пор совершенно безразличен.

Разговор не получился долгим. Архип начал уставать, и вскоре Владимир и Алена, попрощавшись, вышли из его комнаты. Гелена пошла проводить их до дверей, но ее задержал тихий оклик отца:

— Гелена!

— Да отец.

— Не надо этого делать, дочка. Не надо.

Отец смотрел на нее с мягким упреком, и Гелена сразу поняла, что сказанное не относится ни к тому, что Гелена идет провожать гостей, ни вообще к чему-либо, сказанному сегодня в этой комнате. Она вздохнула. Интересно, когда отец понял, что она влюблена во Владимира?

Алена чувствовала угнетенное состояние Владимира.

— Этот человек, Архип, твой друг? — спросила девушка, когда они уже подходили к дому.

Владимир ответил не сразу.

— Он спас мне жизнь.

Алене очень хотелось спросить, как это случилось, но она молчала, ожидая, когда Владимир сам заговорит.

— Это случилось месяца четыре назад. Я работал на заводе. Новом заводе на окраине города. Произошла авария. Было много человеческих жертв. Мне повезло. Я легко отделался. Но меня завалило обломками. Архип часто приезжал на завод. У него были какие-то дела с дирекцией. А еще кажется он договаривался о поставке мяса для заводской столовой. Управление завода не хотело тратить лишние деньги, покупая мясо у перекупщиков, поэтому решило договариваться напрямую с охотниками. В тот день Архип тоже был на заводе. Он уехал до того, как произошел взрыв. Но вернулся. И вытащил меня.

Владимир помолчал немного.

— Сейчас завод разрушен. Его собираются восстанавливать, но людей пока не хватает. Те, кто остался жив, в основном разъехались по домам. Лечиться. Кто-то остался, но ненадолго. Некоторым удалось устроиться на другую работу здесь.

— А ты? Ты же не местный? Почему домой не вернулся?

Этот вопрос заставил Владимира нахмуриться. Что он мог на это ответить? В который раз ощутив угрызения совести по поводу того, что не рассказал Алене о ее прошлом, которого девушка не помнила, Владимир неохотно проворчал:

— Так получилось.

Он понимал, насколько скуп и невежлив его ответ, но не мог сказать правду, а тем более не хотел врать.

Алена покачала головой. Потом протянула руку. Не решаясь коснуться, пальцы замерли в миллиметре от рубца, пересекавшего щеку Владимира.

— Это у тебя после той аварии?

— Да.

Он шевельнулся, и Алена почувствовала под пальцами грубоватую обветренную кожу с гладкой полоской кожи, затягивавшей рубец. Она почти сразу испуганно отдернула руку.

— Ой, прости пожалуйста. Тебе не больно?

— Нет, — покачал головой Владимир, — мне не больно.

Глава 19

Утром Гелена провожала Владимира на охоту. Под разъяренным взглядом Герта она пожелала Владимиру удачной охоты и, гордо подняв голову, прошествовала к майдану. Внешнее спокойствие давалось ей не без труда. Впервые Гелене показалось, что Владимир не рад ее видеть.

На майдане ее встретили Ориса и Марьяна. Сегодня девушки договорились, что возьмут шитье и посидят у Орисы дома. Уже на крыльце Ориса предупредила:

— У меня брат… тунеядец, на охоту не поехал. Я его будила, будила, а он все дрыхнет. Небось до обеда и проспит.

На лице Гелены появилась нехорошая усмешка.

Ей показалось, или она слышит собак. Не лай, а такое негромкое повизгивание. Но ведь еще рано…

Алена подошла к окошку и замерла. У калитки стояла упряжка. На санях неподвижно лежал человек. Сердце Алены подпрыгнуло, пальцы вцепились в деревянный подоконник. Владимир?

Разглядеть, кто находится на санях, в окно было невозможно. Девушка с трудом перевела дыхание, а рванула к двери и, вынув щеколду, выскочила на двор, моля Бога, чтобы на санях оказался кто-то другой.

Она попыталась перевернуть человека так, чтобы разглядеть его лицо. Ей это не сразу удалось, но уже прикоснувшись к нему, Алена поняла, что это не Владимир. И все же незнакомец явно нуждался в помощи. Аленка тормошила его за плечо, и уже отчаялась привести в чувство. К тому же на улице было очень холодно, и девушка, сама выскочившая без куртки, начала замерзать.

Вдруг человек резким взмахом руки оттолкнул девушку, и Алена полетела в снег. Незнакомец поднялся и, не поворачиваясь к ней лицом, взял поводья. Меньше чем за минуту на глазах ошеломленной Алены упряжка скрылась за поворотом улицы. Девушка встала, отряхнула снег и, все еще в полнейшем недоумении, повернулась к дому.

Дверь была закрыта. Алена налегла изо всех сил плечом — дверь не поддалась. Девушка ударила еще сильнее — никакого результата. Тогда Алена подошла к окошку и заглянула внутрь. А затем с тихим стоном привалилась спиной к бревенчатой стене.

— Гелена!

Гелена со своими двумя подружками спокойно сидела внутри, со злорадством прислушиваясь сначала к попыткам Алены открыть дверь, а затем, увидев изумленное лицо девушки в окне, почувствовала, что изнутри рвется нехороший смех. А Ориса с Марьяной уже смеялись вовсю. И когда чужачка снова заглянула в окно, издевательски помахали ей руками.

Алена поняла, что ей не откроют. По крайней мере до поры до времени. Полагаясь на свое понимание тактики Гелены, Алена решила, что до вечера скорее всего вернется в дом. А потом, когда расскажет Владимиру обо всем, тот ей снова не поверит. Прекрасно! Алена покачала головой и побрела вдоль стены к сараю. Там хоть не так холодно.

Когда руки Алены коснулись тяжелого амбарного замка на двери сарая, она почувствовала, что вот-вот разревется. Ну как же, естественно Владимир закрыл сарай, когда уходил! Итак, что теперь? Девушка подпрыгнула на месте раз-другой, но это помогало очень мало. Понадеявшись, что сегодня Владимир может быть вернется с охоты раньше, Алена поискала глазами что-нибудь, какой-нибудь хлам, под который можно было бы забраться. Но Владимир держал в порядке не только свой дом, но и двор. Хотя такая аккуратность на этот раз Алену совершенно не обрадовала. Ну и куда теперь деваться? Алена растерянно посмотрела по сторонам, и в это мгновение дверь дома открылась. Не веря в свое счастье девушка бросилась к двери, но остановилась как вкопанная, увидев выглянувшую оттуда Орису.

— Как тебе наша погода, а, чужачка? Жалкая пьянчужка, держи, согревайся.

Ориса выставила на крыльцо все тот же злополучный бутыль самогоном. Алена, понимая, что дверь сейчас закроется, вскочила на крыльцо. Но не успела. Все-таки трое сильных поселянок против одной чужачки — конечно, Алена не смогла им помешать закрыть дверь. Рассерженно топнув ногой, она заметила бутыль, который нечаянно перевернула и опрокинула в снег у крыльца. Брезгливо подняв двумя пальцами, девушка отнесла его к сараю и спрятала в снегу. Кто знает, сколько ей придется торчать на морозе? Если Владимир решит, что она действительно законченная алкоголичка, что ж, она утешит себя тем, что по крайней мере жива.

Вскоре Алена поняла, что если будет жать Владимира возле дома, то наверное сойдет с ума. И от холода, и от бесконечного ожидания. Кстати, учитывая температуру воздуха, ожидание и впрямь грозило стать бесконечным.

Алена не долго думала, куда можно пойти. Дольше решалась осуществить задуманное. У девушки не было уверенности, что она не заблудится, но попробовать стоило.

Она бежала по улицам в футболке и больших, перехваченных ремнем штанах. И радовалась, что хотя бы додумалась обуться, выходя из дому. Ей редко встречались люди. Лишь завидев издали кого-то из поселян, она пыталась скорее скрыться от их глаз. Ничего, пусть сплетничают, главное, чтоб не помешали. А-то кто знает, может не одна Гелена и ее подруги такие агрессивные…

Несколько поворотов, и Алена остановилась у калитки. Слава Богу, она не заблудилась, нашла дорогу. Девушка лишь на секунду замерла в нерешительности, но потом толкнула калитку. Пусть ее поступок нельзя назвать красивым, но во-первых у нее не было выбора, а во-вторых, она же не ябедничать сюда пришла. А так просто, в гости. К малознакомому человеку, которого видела лишь единожды.

Алена очень боялась, что дверь окажется заперта, и придется лезть через окно. Одно из окон было приоткрыто, и Алена уже придумывала, как бы в него забраться, но ей повезло. Дверь поддалась и с легким скрипом отворилась. Алена вошла в горницу.

Было тихо и пусто. Девушка чувствовала себя преступницей, воришкой, без спросу пробравшейся в чужое жилище. Но успокоила себя тем, что воровать точно не собиралась. Разве что немного тепла от потрескивающего в печи огня…

— Дочка, ты вернулась?

Тихий оклик из-за стенки заставил Алену вздрогнуть, а сердце ее забиться с удвоенной скоростью.

— Гелена, это ты?

Сообразив, что старый Архип слышал, как она вошла, девушка собрала все свое мужество и вошла к нему в комнату.

— Это я, Алена.

— Алена? — старик приподнялся на кровати. Если он и удивился, то быстро справился с чувствами, и теперь на лице его появилась приветливая улыбка.

— Здравствуй, девочка. Садись.

Алена села, совершенно забыв поздороваться.

— Что, девочка, несладко тебе здесь живется?

— Да нет, нормально, — пробормотала Алена.

— Разве? — прищурился старик. — Не обижают?

— Нет. Владимир хороший человек. Он рассказал, что вы его спасли после аварии на заводе.

Архип улыбнулся.

— Садись рядом, девочка. Я уже старый человек, много в своей жизни повидал. Знаю, что наши тебя не приняли, да и не примут наверное. Ты уж, прости за откровение, слабовата для здешних мест. Кстати, ты не знаешь, есть ли у Владимира родные? Друзья?

Алена покачала головой.

— Не знаешь значит. Вот и я не знаю. А ведь и ему тут не весь век жить.

Старик потянулся к трубке, лежащей на столике у кровати.

— Знаю что вредно, знаю, — отмахнулся он, закуривая, — да только "снявши голову по ушам не плачут", так ведь? Поздно мне уже об этом думать… Да, Аленка. Владимир тут надолго не задержится, чую, не задержится. Да и ты тоже. И ни к чему это тебе. Он прячется. Ты прячешься… Да, кстати, девочка, расскажи мне старику, чего это тебя в снега понесло? Владимир говорит, что нашел тебя довольно далеко отсюда. И от города. От кого убегала?

— Да так… — Алена поначалу хотела просто отмахнуться от вопроса, но потом, заглянув в лукавые и добрые глаза старого Архипа, вздохнула. Этот человек и так видел ее насквозь, так чего ж она боится?

Алена говорила долго, не замечая, сколько прошло времени с тех пор, как она без спросу вошла в чужой дом. Когда замолчала, Архип все еще покуривал трубку, но девушка помнила, что он успел заново набить ее.

— Да… Интересную историю ты рассказала. Давай-ка теперь и я тебе чего-нибудь расскажу, — стари вдруг подмигнул ей и добавил, — Так, глядишь, и вечер быстрее настанет.

Архип рассказывал ей про свои молодые годы, про жизнь поселка, про новый завод, про аварию и про то, как в поселке появился Владимир. Алена была рада — так уютно, так по-домашнему она себя здесь чувствовала. За окном уже почти совсем стемнело, когда Архип вдруг сказал:

— Девочка, Аленушка, ты ведь знаешь, где найти мою дочь?

Алена кивнула.

— Пожалуйста, скажи ей, что отец зовет.

Девушка не успела удивиться, когда Архип добавил:

— Ну все, девочка, беги… и прощай.

Алена вздрогнула, и тут же вскочила.

— Да. Я сейчас, я быстро!..

Алена пулей вылетела за калитку и побежала к дому Владимира. Окна были темными, дверь по-прежнему закрыта. Но сколько Алена не стучала, не звала, никто не откликался. Заглянув в окна, Алена, хотя была не совсем в этом уверенна, но решила, что там никого нет.

Она прислонилась к двери. Тут только девушка заметила, как красиво порхают снежинки в свете, льющемся из окон близлежащих домов. Хотелось плакать. Но Алена не рискнула — слезы грозили замерзнуть прямо на щеках. Тогда девушка побрела к сараю. Ее уже не знобило, наоборот, становилось как-то непривычно тепло и даже весело. Странно, Алена чувствовала себя пьяной, хотя к припрятанному в снегу самогону так и не притронулась.

Загребая снег ногами, девушка обошла сарай. Странно, но под ноги ей тот бутыль не попался. Наверное, кто-то утащил… Вряд ли Владимира это расстроит.

Тут ей пришлось задержать дыхание и прислушаться — из сарая доносилась какая-то возня. Неужто вор? Или… или собаки? Владимир вернулся?

В неописуемом волнении девушка завернула за угол и тут же налетела на чью-то фигуру.

— Алена? — услышала она.

Глаза тут же защипало.

— Владимир! Володя, Володенька…

Она изо всех сил схватила его за куртку и разревелась.

— Как ты могла! Зачем? Дурочка! — Владимир кричал на нее, но Алена не обращала на это никакого внимания. Зато когда ее подхватили на руки и понесли в дом, в долгожданное тепло, заревела еще сильнее.

Алена слышала, что Владимир ругается. Наверное злится на нее. Но сейчас ей было не до объяснений.

 

Глава 20

Опустив все еще рыдающую Алену на кровать, Владимир набросил на нее одеяло и, отойдя к плите, поставил чайник. Он до сих пор чувствовал странную дрожь в руках. Шок, который он испытал, вернувшись в незапертый пустой дом, не проходил.

— Чем ты думала? Куда тебя понесло?

Владимир, все еще на взводе, никак не мог перестать кричать. А Аленка ревела, свернувшись калачиком на широкой кровати. Когда Владимир наконец замолчал, Алена вспомнила, что должна ему сказать.

— Архип… Отец Гелены, — выдавила она, — ему очень плохо. Кажется, он умирает.

— Откуда ты знаешь?

— Я была у него. И он попросил привести Гелену, а ее уже не было.

Владимир озадачено нахмурился. Как-то все это не укладывалось в его голове. Что ж получается, Алена бегала в гости к Архипу? С чего бы это? И почему без куртки? И зачем зарыла бутыль в снег возле сарая?

— Владимир, — Алена уже почти успокоилась, — пожалуйста, иди к нему. Он будет раз тебя видеть. Если еще не поздно.

Владимир покачал головой.

— Владимир, ты же знаешь, надо… Тебе надо туда пойти!

Алена очень боялась, что Владимир не поверит. Но зря. Напоив девушку горячим чаем и проследив, чтобы она с ног до головы укуталась в одеяло, Владимир накинул куртку и вышел. Дверь он запер сам, снаружи. И не потому что боялся, что Аленка снова куда-то уйдет, а просто чтобы девушка не вставала с теплой постели.

Уже подходя к дому Архипа, Владимир понял, что Алена не ошиблась. На крыльце стояли двое соседей, дверь в горницу распахнута… Владимир молча кивнул людям, и прошел внутрь.

В комнате Архипа было тихо. Гелена сидела у кровати рядом с отцом. Архип не дышал. Его лицо было спокойно и даже казалось, что в складках возле губ затаилась лукавая улыбка.

Обернувшись, Гелена взглянула на Владимира и, всхлипнув, бросилась к нему.

Владимир недолго пробыл в доме Архипа. Гелена не стала провожать его до дверей, и Володя сам притворил дверь дома за собой.

У калитки маячила темная мужская фигура. Выйдя на улицу, Владимир узнал человека — это был Герт. Он неловко переминался, не решаясь войти в калитку. При взгляде на Владимира, его глаза зажглись недобрым огоньком. Но Герт пересилил себя.

— Архип умер, — пробормотал он, — как Гелена? Плачет наверное…

— Плачет, — кивнул Владимир. — Ты зайди. Может, понадобится твоя помощь.

Герт нахмурился, и поднял на Владимира недоверчивый взгляд.

— А ты чего не остался?

— Не могу.

Герт еще немного помялся у калитки. Увидев Владимира, он совсем иначе предполагал их разговор. Надо было сказать этому недавнему чужаку, чтобы убирался подальше из их поселка… А вот теперь слова застряли в горле. Не глядя на своего недруга, Герт прошел мимо него и направился к крыльцу.

Владимир вернулся домой. На душе было как-то тоскливо. И неудивительно — к Архипу он успел по-своему привязаться. Алена не слышала, как Владимир вошел в дом, — спала. Повесив куртку на крючок, Владимир подошел к кровати и, откинув уголок одеяла, из-под которого торчал Аленкин нос, потрогал ладонью ее щеку. Затем, нахмурившись, провел по влажному лбу. Да она же вся горит! И немудрено после такой пробежки.

Быстро налив в кружку уксус и воду, Владимир рывком сдернул со спящей девушки одеяло. Алена возмущено пробормотала что-то и приоткрыла глаза.

— Что такое?

— Поговори мне тут, — проворчал Владимир. — Давай сюда ногу.

Прежде чем сонная Аленка сообразила что к чему, Владимир смочил в кружке с раствором руки в принялся растирать ноги девушки.

Аленка дернулась и пропищала обижено:

— Холодно!

— Терпи.

Закончив с ногами, Володя быстро растер ей руки до плеч. Затем скомандовал:

— Снимай футболку, живо!

Но Аленка ответила ему таким несчастным жалобным взглядом, что Володя сдался.

— Ну давай хоть спину.

Она перевернулась на живот, и ладони Владимира быстро заскользили по разгоряченной коже. Потом он быстро накинул на девушку одеяло. Алена благодарно заурчала, кутаясь.

— Смотри мне, — пригрозил Владимир, — если температура не спадет — раздену.

Кажется, она испугалась. Хотя Владимир просто пошутил. Но если честно, ему было вовсе не до шуток. Надо было где-нибудь найти лекарства. У него почти ничего не было. Народ здесь лечился по-своему, без микстур и таблеток. И все же свой лекарь в поселке был. Владимир не рискнул бы приглашать его в дом, но по крайней мере можно было попытаться раздобыть у него каких-нибудь лекарств. А пока… Владимир снова поставил на греться чайник.

— Владимир, — негромко позвала его Алена, — как Архип?

— Умер.

Девушка вздохнула.

— Ты успел? Успел попрощаться с ним?

— Нет, — Владимир вздохнул, — старик умер в одиночестве. Гелена тоже не успела.

Алена притихла. Ей жаль было Архипа. Подумать только, они проговорили с ним не один час кряду, а потом… А Гелена все это время сидела здесь, в доме Владимира. Кто знает, возможно если б Гелена меньше занималась кознями против чужачки, успела бы с отцом попрощаться.

Глава 21

Аленка спала плохо. То и дело просыпалась, ворочалась. Ей было жарко, душно. Забываясь в тревожном полусне, она чувствовала прохладные касания мокрой ткани на лице, слышала тихий, успокаивающий шепот. Под утро ей немного полегчало. Проснувшись, девушка поняла, что на улице уже светло.

Владимир видел, как Алена встала и, медленно, покачиваясь на ходу, побрела умываться. Вскоре послышался плеск воды, затем на некоторое время воцарилась тишина. Владимир начал уже волноваться, когда девушка все еще сонная, но немного пришедшая в себя, вернулась и села на табурет.

— Иди в постель.

Алена отрицательно покачала головой и, опершись локтями о столешницу, опустила голову на руки.

— Алена!

Ноль эмоций.

Владимир молча обошел стол, намереваясь собственноручно перетащить девушку на кровать, но она вдруг подняла голову, и Володя встретил ее неожиданно мрачный взгляд.

— Мне надо уходить отсюда, — произнесла она.

Владимир остановился.

— Почему ты так решила?

— Потому что, — объяснила Алена, отворачиваясь.

— Так, — брови Владимира сошлись на переносице, — для начала ты переберешься на кровать и укутаешься одеялом. А потом расскажешь мне, что случилось.

Алена не хотела подчиняться такому требованию, но что-то подсказало ей, что иначе все равно не выйдет. Она уселась, прислонившись спиной к бревенчатой кладке, но почему-то молчала. Владимир заговорил первым.

— А теперь, Аленка, расскажи мне пожалуйста, что произошло вчера?

Девушка не ответила.

— Алена, я вчера вернулся с охоты и вдруг увидел, что дома пусто, темно, тебя нет, дверь на распашку. Что я должен был подумать?

— Что я напилась до безобразия и пошла гулять голышом по улицам, — неожиданно резко сказала Алена. — Ты ведь так и подумал, правда?

Владимир молчал. Алена медленно перевела дыхания, надеясь, что не заплачет, что злость пересилит боль, которую ей причиняло такое недоверие.

— Вот поэтому, Владимир, я решила уехать. Я пока не знаю, куда и каким образом. Может, кто-то одолжит мне снегоход… Хотя нет, лучше отвези меня в город. Там я разберусь что к чему и уеду куда-нибудь. Где потеплее.

Вдруг почувствовав, что Алена говорит это совершенно серьезно, Владимир присел на кровать рядом с нею.

— Алена… Расскажи мне, что было на самом деле.

— А толку? Разве ты мне поверишь?

— Гелена? — тихо спросил Владимир.

Аленка отвернулась. Но Владимир мягко развернул ее лицом к себе.

— Алена, что произошло? Я должен знать.

Девушка опустила голову и с тихим вздохом уткнулась в его плечо. Владимир что-то еще спрашивал, но Алена молчала.

— Тогда я спрошу у нее.

— Нет, не надо. Не уходи, — Алена схватила его за рукав. Она очень не хотела, чтобы Владимир сейчас ушел. Потому что пока он не поговорил с Геленой, Алена могла наслаждаться приятным ощущением того, что ей верят.

Владимир успокаивающе погладил девушку по волосам:

— Алена, я жду.

Она вздохнула. И тихо прошептала, не поднимая головы:

— Они выманили меня из дома, Гелена и еще двое. А сами заперлись тут. Понимаешь, я увидела в окно упряжку с санями, а на них человек лежит и не двигается. Ну я испугалась, подумала что… И выскочила. А человек поднялся и уехал. Только пока я его разглядывала, они в дом зашли и закрылись, — Алена перевела дыхание. Она боялась поднять глаза, и потому не видела лица Владимира, не могла понять, верит он ей или нет. — И сарай тоже был заперт. Я же не могла все время мерзнуть на улице. Вот и пошла… в гости. А из бутылки я не пила. Они ее выставили, и я на всякий случай в снегу спрятала. Вдруг бы ты очень поздно вернулся, а я бы дом Архипа не нашла… тогда пришлось бы греться как-нибудь.

Боясь пошевелиться, Алена прислушивалась: ни звука. Владимир молчал, его ладонь замерла на Аленкином затылке. Наконец девушка решилась взглянуть на Владимира.

Его лицо было напряженно, челюсти крепко сжаты, глаза смотрели куда-то мимо.

— Ты… — Алена облизнула пересохшие губы, — ты мне не веришь?

Ладонь Владимира провела по ее волосам, заставляя вновь опустить лицо. Уткнувшись в его плечо, Алена услышала хрипловатый шепот:

— Верю, Аленушка, верю.

Они встрепенулись от негромкого стука. Владимир поднялся и нехотя отворил, а Алена тут же услышала звучный бархатистый голос:

— Я пришла сказать: завтра похороны отца…

Гелена вдруг замолчала. Владимир резко обернулся, и Алена встретила его пристальный взгляд.

— Я сейчас вернусь, — сказал он и вместе с Геленой вышел на двор.

Аленка хотела было подойти к окну, но не решилась.

Гелена быстро попятилась от крыльца. Взгляд Владимира ей не понравился сразу. Неужели… неужели чужачка ему все рассказала, и он поверил?

Владимир остановился только выйдя за калитку. Гелена почувствовала неладное. Разум подсказывал ей, что лучше будет попытаться быстренько уйти, но Гелена отмахнулась от этих советов.

— Владимир, что…

— Гелена, как ты могла? Чего ты этим добивалась?

И тут Гелена сорвалась.

— Что твоя чужачка наговорила обо мне? Эта змея тебя словно околдовала! Ты разве не видишь, какая она? Подлая, притворяется такой хорошей, беспомощной, чтобы ты о ней заботился! Почему она не уходит из твоего дома, почему?!

Владимир по-прежнему смотрел на нее каким-то странным, незнакомым Гелене взглядом, от которого по коже бегали мурашки. Надо же, раньше гордая красавица не знала, что такое страх. А вот теперь…

Сообразив, что на этот раз ей возможно не удастся выкрутиться, Гелена решила поспешно оскорбиться и ретироваться. Но Владимир схватил ее за руку прежде, чем она отошла.

— Пусти, мне больно! — заявила Гелена. Больно ей не было, но она очень надеялась, что Владимир поверит. И отпустит. Владимир не поверил. Тогда Гелена в отчаянии замахнулась свободной рукой, намереваясь ударить его по лицу. Владимир оказался быстрее. Он перехватил ее руку и с силой опустил вниз.

— Отпусти ее!

Владимир обернулся. По улице быстрыми прыжками к ним приближался

Герт.

— Я сказал отпусти!

Герт попытался вклиниться между Владимиром и Геленой. Владимир медленно отпустил руки Гелены и, отвернувшись, пошел прочь.

— Стой!

Герт резко схватил Владимира за плечо, намереваясь развернуть к себе лицом. Но Владимир повернулся сам. Словно нехотя. Сбросил руку Герта со своего плеча. Герт яростно сопел ему в лицо, явно нарываясь на драку. Но в какой-то момент отвлекся, услышав легкий шум удаляющихся шагов. Это по притоптанному снегу, покрывавшему улицу, убегала Гелена. Толстая коса смолянисто-черных волос металась из стороны в сторону, хлестая ее по спине. Когда Гелена скрылась за поворотом, Герт снова повернулся к Владимиру и встретился со спокойным взглядом его серых глаз. Владимир отступил на шаг и, покачав головой, ушел. На этот раз Герт не пытался его остановить.

Глава 22

Похороны были долгой церемонией. Особенно если хоронили такого человека, как Архип. Сначала староста, потом другие уважаемые жители поселка произносили прощальные речи. А после тело погрузили на сани, и процессия отправилась к холмам. В просторной пещере, обязанной своим происхождением силам природы и расширенной до теперешних размеров людьми, тело Архипа положили в одну из ниш и наглухо завалили камнями оставшееся отверстие.

Владимир не раз ловил на себе взгляд Гелены, но не оборачивался. Не место, не время… Да и не мог он выяснять отношения с дочерью человека, спасшего ему жизнь. Из признательности и уважения к старому Архипу — не мог. Но также Владимир теперь твердо знал, что Гелена больше никогда не перешагнет порога его дома, не приблизится к Алене. Злился же он больше на себя. За то, что был так слеп, за то, что не поверил Алене сразу же. Да и кто знает, возможно у него оставались бы еще сомнения, если бы виноватое выражение глаз не выдало Гелену полностью. А ведь Аленку он знал лет пять почти. И считал себя — смешно сказать — ее лучшим другом. Тоже друг, называется… Владимир вспомнил сбивчивый рассказ Алены тогда, когда он еле откачал ее после влитого в нее литра — или больше — самого настоящего самогона. Тогда он поверил Гелене. Потому, что рассказ Алены был до абсурда неправдоподобен. Потому, что Аленка, которую он вроде как хорошо знал, вдруг свалилась ему на голову человеком без прошлого, со своими тайнами и кошмарами.

С холмов Владимир возвращался в совершенно мрачном расположении духа. Он интуитивно старался избегать сейчас общения с поселянами, благо, после похорон большинство людей молчали.

Аленка открыла ему дверь, и Владимир не сразу понял, что именно его удивило. Девушка перебирала пальцами волосы, отряхивая влагу. Мокрые кудряшки вились вокруг головы, закрывали шею. С волос то и дело срывались капельки воды и ползли под футболку. Владимир нахмурился.

— Ты что, купалась?

— Да, а что?

Владимир чуть не застонал. Нет. При более близком знакомстве Алена оказывалась куда менее благоразумной.

— Ты же болеешь! Куда тебе еще и купаться?!

— Ой!

Алена явно не сообразила, что после высокой температуры надо было воздержаться от принятия ванны. Или просто решила, что лучше принимать упреки Владимира чистой. И надеяться, что осложнений не будет.

— Черт знает что! — Владимир понял, что сейчас его волнение выплеснется наружу. — Аленка, хоть куртку накинь! Ты же заболеешь!

— Здесь же тепло! Я правда не замерзну.

Владимир с тихим раздраженным рычанием снял с крючка тяжелую куртку и накинул на Аленкины плечи. Придавленная весом куртки, Алена села на табурет.

— Как там все прошло? — тихо спросила она.

Владимир пожал плечами.

— Да как… похоронили, — и вздохнул, — жалко старика. Ты его раньше не видела. До своей болезни это был один из лучших охотников.

"А еще очень добрый и умный человек, — подумала Алена, — жаль, Гелена не в него пошла".

Она бросила взгляд на дверь. Щеколда была задвинута не полностью. Аленка поднялась и направилась к двери — кто знает, лучше понадежнее запереться на всякий случай.

— Аленка, ты куда? — встрепенулся Владимир.

— Ну не на улицу же, — проворчала Алена, налегая всем телом на тяжелую щеколду.

— А кто тебя знает, — отозвался Владимир.

Аленка резко развернулась и, сузив глаза, вперила в хозяина дома негодующий взгляд.

— Ты что, считаешь, я с ума сошла?

— Знаете, Алена Викторовна, вы как всегда правы! — язвительно бросил Владимир, и осекся.

Он, конечно, мог еще выкрутиться, но… Рано или поздно это должно было случиться. Алена замерла, глядя на него широко открытыми глазами. Потом нахмурилась и вдруг, совершенно неожиданно для Владимира, бросилась к двери.

— Стой!

Владимир успел схватить девушку прежде, чем она отодвинула так тщательно задвинутый ею засов. Бешено вырывающуюся, он оттащил ее от двери.

— Пусти! — заорала она.

— Алена, прекрати! — Владимир удивлялся такому странному поведению, но следующий возглас Алены все прояснил.

— Ты с ними, да? Ты тоже с ними! Вы сговорились! А я-то думала, что сбежала!..

— Алена, послушай, — Владимир перехватил ее руки, а своей свободной рукой обхватил плечи девушки, не давая ей вырваться, — ты ошибаешься. Я не имею никакого отношения к тем людям, которые похитили тебя.

Девушка прорычала что-то неразборчивое, из чего Владимир заключил, что она ему не верит.

— Поверь мне пожалуйста, Алена. Я твой друг!

— Обманщик! Обманщик! — при слове "друг" Алена начала вырываться еще активнее. — Сначала я была Марией, которой вы придумали прошлое. Теперь… что же вы приготовили для меня еще? Какую сказку?

Алена на секунду замерла, уставившись на Владимира.

— А я почти поверила… Но ты сам понимаешь, случайно встретить старого друга в какой-то снежной глуши — это ведь абсурд! Так не бывает!

Владимир осторожно выдохнул, не ослабляя хватки. Похожими доводами он руководствовался, когда верил Гелене. Верил лжи, которая была более правдоподобна, чем сама правда. Но если у Алена были причины обижаться на недоверие, то у Владимира таких причин не было. Потому что первым обманывать начал именно он. Вернее, он просто молчал, не рассказывал того, что должен был, но в данном случае недосказанность и обман — почти одно и то же.

— Алена, успокойся пожалуйста, и я попытаюсь доказать тебе, что не вру.

— Интересно как? У тебя тоже есть фотографии? — ехидно поинтересовалась девушка. И тем не менее прекратила брыкаться, сообразив, что от постоянного сопротивления теряет силы. Лучше сохранить их для неожиданного сильного рывка. Хотя… разум говорил ей "не верь", а так хотелось. Массируя запястья, Алена поймала себя на мысли, что если

Владимир сейчас сможет красиво ее обмануть, то возможно, она поверит.

— Сядь пожалуйста, — Владимир указал ей на табурет.

Аленка нехотя подчинилась. Интересно, он будет так же краток, как Аркадий? Или догадается придумать побольше, да чтобы еще с подробностями, трогательными, берущими за душу…

Подождав, пока девушка сядет, Владимир после некоторых колебаний устроился напротив.

— Тогда я действительно случайно нашел тебя, — начал он. — Ехал на санях и увидел следы на снегу. А потом, когда узнал тебя, очень удивился. Ты должна была в это время быть далеко отсюда, проводить занятия в школе или в универе. Хотя последнее время ты, по-моему, от школы отказалась. Там было много бумажной волокиты, которая мешала писать кандидатскую.

Брови Алены взметнулись вверх:

— О, да я еще и научной деятельностью занимаюсь?

— Вроде того, — усмехнулся Владимир, — в свободное от других занятий время. Правда до этого я тебя уже больше года не видел. Я уехал работать сюда, на завод. Вы с Олегом остались…

— С Олегом? Это кто?

— Это мой друг. И твой… Вы собирались пожениться.

— О Боже! — в Алениных глазах появился неподдельный ужас и отчаяние. — И что, неужели поженились?

— На сколько я знаю, нет, — сказал Владимир, и тут же добавил, — кажется, вы расстались.

Это не было ложью. При этих словах к удивлению Владимира Алена вздохнула с облегчением и даже улыбнулась.

— С некоторых пор я очень отрицательно отношусь к всякого рода женихам… Мне хватило Аркадия.

Алена отметила про себя, что начинает воспринимать рассказ Владимира так, как если бы все это было правдой. И вздохнула. Ей надо было решить окончательно, верит она этому человеку или нет. Но для начала… почему бы

не послушать все, что он может ей рассказать?

— А у меня есть какие-то родственники? Родители?

— Родители? Нет, вы с сестрой жили вдвоем.

— С сестрой?

— Да, — Владимир кивнул и сказал после небольшой паузы: — Мария Савченко — твоя сестра.

Алена поджала губы. Как же это было похоже на правду. Слишком похоже.

— Близняшка? — тихо спросила она.

— Нет, — ответил Владимир. — Она младше тебя на года полтора-два.

— Но ведь тогда… разве мы так похожи?

— Да нет, — пожал плечами Владимир. — Хотя… если вас обеих одинаково одеть, причесать и… накрасить… Ты как-то рассказывала, что ухитрилась вместо нее сдать вступительный экзамен. Кажется по математике. Так что, скорее всего ты смогла бы воспользоваться ее документами, а она — твоими.

— Значит, Мария — моя сестра. Вернее… — Алена опустила голову на руки и прошептала. — Наверное, у меня больше нет сестры. Иначе… иначе зачем бы я им понадобилась?..

Вдруг девушка встрепенулась.

— Значит, моя сестра была… преступницей?

Владимир ничего не мог на это ответить, поэтому Алена ответила себе сама.

— Она могла не знать всего. Я тоже ведь не сразу поняла. Хотя… Почти сразу. Какой ужас!

Алена вскочила и быстро зашагала по комнате, хмуря брови, словно что-то обдумывая. Вдруг она резко остановилась и обернулась к Владимиру.

— А ты? Про себя ты ничего не рассказал!

— А что рассказывать? — пожал плечами Владимир. — С Олегом мы дружили с детства. А с тобой познакомились во время похода в Крыму. А потом узнали, что учимся в одном ВУЗе. Вот так.

— Понятно, — пробормотала Алена.

Ей почему-то было неловко требовать от Владимира доказательств, но она

все же решилась:

— Владимир, а как ты сможешь мне доказать, что говоришь правду.

Владимир развел руками:

— Никак.

— Но…

— Я почему-то надеялся, что мне не придется доказывать. Например, что ты вдруг все вспомнишь. Нет, глупо, конечно, я понимаю. Но доказывать мне нечем.

Алена улыбнулась.

— Ну что ж, тогда можно поверить и на слово!

Если бы Владимир хотел ее обмануть, наверное он постарался бы сделать это как можно убедительней. И фотографии бы припас, и сестру бы выдумал обязательно близняшку.

— Владимир, я думаю, таким коротким рассказом тебе не отделаться.

Разговор получился долгий. Владимир действительно старался быть хорошим рассказчиком, но учитывая, что приходилось пересказывать Аленке буквально всю ее жизнь — на таком обширном поле деятельности Владимир иногда терялся. Наконец, решив что пока хватит, он замолчал. Аленка тихо сидела, переваривая полученную информацию. Почему-то она, так же, как и Владимир, подсознательно ожидала какого-то чудесного озарения, прозрения. И была расстроена. Рассказ Володи вызывал странные, непонятные отклики в ее душе, но ни четких воспоминаний, ни обрывков… Лишь неясные мелькающие друг за другом ощущения. Ладно, уже кое-что. По крайней мере Алена решила, что Володя, скорее всего, не врет.

Когда Алена заговорила, голос ее был полон горечи.

— Знаешь, Владимир, мне сейчас хочется подойти к тебе и стукнуть. Сильно, — Алена вздохнула, — Или может это я такой человек ненадежный, что мне друзья не только не доверяют, но и обманывают?

Владимир почувствовал ощутимый укол совести. Но, что сделано — то

сделано.

— А еще ты кажется по-прежнему чего-то недоговариваешь, — заключила Аленка. — Скажи, а ты знал, чем занимается моя сестра?

— Нет. Я ее и видел всего несколько раз. Маша редко бывала дома, и когда мы с Олегом приходили, ты почти всегда была сама.

— Значит, — Алена нахмурилась, — ты не видел ни меня, ни Олега с тех пор, как уехал сюда?

— Верно.

— А звонил, писал?

— Один раз, в самом начале.

— А как ты узнал, что мы расстались? Это ж по твоим рассказам произошло, когда тебя там уже не было?

Владимир озадачено посмотрел на нее, затем улыбнулся.

— Ты все-таки меня подозреваешь…

— Имею полное право! — отрезала Алена.

— Да… — Владимир нахмурился. Он не хотел рассказывать Алене о своем разговоре с Клавдией Сергеевной, матерью Олега, но… Что ж, лучше быть честным до конца, к тому же Алена все равно Олега сейчас не помнит и вряд ли очень расстроится.

— Помнишь, я недавно ездил в город?

Алена кивнула.

— Так вот. Я звонил матери Олега. Она мне сказала, что ты исчезла из родного города этим летом. Где-то в июне.

— Около полугода назад? — испуганно прошептала Алена. — Елки-палки… Значит я вполне могла сделать то, о чем мне рассказывал Аркадий и этот… толстый. Бр-р-р… Ой, Володя, — она подняла на Владимира перепуганные глаза, — а вдруг я кого-то еще убила?

— Вряд ли, — Владимир поморщился, — хотя все может быть.

Плечи Алены удрученно поникли. Но тут она кое-что вспомнила.

— А что тебе еще сказал мать Олега?

— Сказала… Что Олег тоже исчез. Сравнительно недавно. В августе. Незадолго до того времени, как ты попала в больницу. И еще…

— Да?

— После твоего исчезновения он успел жениться, и теперь его жена ждет ребенка.

— Хм… Молодец.

Владимир не понял к кому это относилось — к самому Олегу или его жене. А Аленка тем временем, видимо прийдя в своих рассуждениях к какому-то заключению, вдруг улыбнулась.

— Представляю как ты должно быть удивился, когда я начала тебя спрашивать "как вас зовут" и все такое…

Алена не выдержала и рассмеялась. Но невеселый это был смех.

Глава 23

Утренние сборы Владимира были неспокойными. Два раза за то время когда Алена была в его доме, он ходил на охоту. И каждый раз по возвращении его ждал неприятный сюрприз. Аленке, закрывавшей за ним дверь, Владимир не преминул дать несколько указаний:

— На улицу не выходить. Дверь никому не открывать. Пока я сам не подойду к окну, и ты не убедишься, что это именно я, а не кто-нибудь другой. Поняла?

— Поняла! — сказала Алена, и звонко рассмеялась. — Знаешь, это как в сказках. Только там обязательно получается, что кто-нибудь не в меру доверчивый открывает-таки дверь чужому и… и начинается котовасия.

— Не смешно, — заявил Владимир.

Алена пожала плечами.

— Жаль только, я конкретно ни одной такой сказки вспомнить не могу. Ой,

вспомнила! — она лукаво улыбнулась. — Знаешь как называется? "Волк и семеро козлят"!

Алена снова расхохоталась. Владимир такой беспечности не одобрял. На его взгляд положение было куда более серьезное. Но зато Алена веселилась вовсю.

— В данном случае, — сообщила она, — интрига в том, что волков много, а козленок всего один. И вместо мамы-козы у нас папа… Ой!

Алена закрыла лицо руками, но Владимир все равно видел краешки ее раскрасневшихся щек.

— Обзываешься? — проворчал он, выходя за двери. — Закрывайся лучше.

Алена налегла на засов и, отойдя от двери, услышала как на улице засмеялся Владимир.

Естественно, как и полагается по закону жанра, "серый волк" не замедлил пожаловать. Но только на этот раз Гелена была одна. Она колотила в дверь, а затем подошла к окну. Алена, которую зрелище лица Гелены несказанно раздражало, хотела задернуть занавеску, но ее остановил сбивчивый шепот Гелены.

— Слушай, чужачка. У меня в сарае снегоход моего отца. Он на ходу. И заправлен — хоть сейчас бери и едь. Я тебе его отдам. Насовсем. Забирай снегоход и убирайся из нашего поселка! Слышишь, чужачка, убирайся!

Глаза Гелены горели такой ненавистью, что Алена не рискнула подходить вплотную к окну. Эта красавица запросто могла и стекло высадить! Девушка почувствовала неимоверное облегчение, когда Гелена, наконец, ушла. Собственный опыт научил ее не недооценивать не только женское коварство, но и недюжинную физическую силу этих поселянок.

Владимира не было не только весь день, но и всю ночь. Он, конечно, предупреждал, что это — обычное дело, но ночевать одной в пустом доме Алене было ох как неспокойно. В голову даже полезли крамольные мысли о том, что возможно Владимир ее обманул и вот-вот вернется вместе с Марцевым и его помощниками. Но Алена старалась не поддаваться таким мыслям — все-таки в жизни надо верить хоть чему-нибудь и хоть кому-нибудь. Иначе просто прямая дорога в сумасшедший дом. Да и сбежать от Владимира, окажись он обманщиком, было бы ой как нелегко. Кругом снега, пустошь, враждебно настроенные ко всем чужим поселяне.

Спала Алена чутко, вздрагивая от каждого звука за окном. Потому и не выспалась. И большую часть следующего дня провела в постели. Дрема напала какая-то. Да и делать было все равно нечего. Уборку она еще вчера сделала, еда была готова — только разогреть. Для особых кулинарных изысков не оставлял простора скромный набор продуктов. Поэтому Алена проскучала до вечера, а когда за окном стало совсем уж темно, тревога, тщательно сдерживаемая, вдруг вырвалась наружу. То и дело она подбегала к окну, но на улице было тихо и пусто. Мужчины не возвращались, а оставшихся дома поселян это не беспокоило. Зато очень даже беспокоило Аленку. Этой ночью она уже и не ложилась. Было страшно и немного жутко.

Алена села на табурет и опершись локтями на стол, опустила подбородок на сжатые кулачки. И сама не заметила, как ее голова медленно сползла на гладкую столешницу.

Из дремоты девушку вывел странный звук на улице. Подняв голову, Алена прислушалась… Собаки. Девушка подбежала к окну. Одна упряжка остановилась у калитки. С саней спрыгнул человек и быстро пошел к дому. Аленку в окне он, скорее всего, не заметил — лампу девушка погасила.

Тут же раздался стук в дверь и одновременно громкий возглас Владимира:

— Алена!

Подпрыгнув от радости, Аленка бросилась к двери и постаралась отворить ее как можно скорее. И замерла на пороге: Владимир смотрел на нее так, будто собирался разорвать в клочья. Алена растерянно отступила назад.

— Ты… Что ж ты так… Окна темные, — произнес Владимир, переступая порог. — И почему сразу открываешь? Почему в окно не смотришь?

— Я тебя по голосу узнала, — пробормотала Алена, не понимая, почему Владимир сердится.

— По голосу… по голосу…

Внезапно Владимир быстро шагнул к ней и крепко-крепко прижал к себе. Возмутиться Алена не успела. К тому же сегодня это была привилегия Владимира.

— По голосу она узнала! Глупая…

Алена от удивления просто потеряла дар речи. Широкая ладонь погладила ее по затылку, затем Владимир отстранился, но его руки по-прежнему оставались на плечах девушки.

— Значит, у тебя все в порядке?

Алена вдруг отчего-то смутилась.

— Было в порядке, — ответила она. — А теперь у меня, наверное, перелом нескольких ребер.

Глава 24

День мог бы пройти спокойно, если б под ужин не явился Герт. Владимир вышел, наказав Алене запереться и никуда не выходить. Алена скрепя сердце кивнула, мол послушается.

Владимир хотел отвести Герта подальше от дома. Но тот был слишком возбужден. Алена буквально прилипла к тому окну, что выходило на пустошь. Она видела, как Герт внезапно остановился, что-то сказал Владимиру. Володя обернулся. Они еще некоторое время постояли друг напротив друга, а потом Герт замахнулся. Владимир перехватил его руку. Герт снова попытался ударить. И тут началось…

Алена едва сдерживалась, чтобы не броситься вон из дома. Сдерживало лишь понимание того, что Владимиру она ничем не поможет. Оставалось лишь дожидаться исхода драки, прижавшись к оконному стеклу. Вот оба повалились на снег. Нельзя было сказать, кто вверху, а кто — внизу. Но они вдруг замерли, а потом тот, кто находился сверху, скатился на снег и растянулся рядом со своим противником. Алена испуганно прикрыла рот ладошкой. Двое на снегу лежали, и издалека ей было непонятно, что происходит. Но вот один поднялся, и девушка узнала Владимира. Он отряхнул снег с куртки и протянул руку противнику. Герт ухватился за его руку и встал на ноги. Тоже отряхнулся. Они еще немного постояли на пустыре, а затем вместе пошли в направлении поселка. При их приближении Аленка отпрянула от окна, не желая быть уличенной в подглядывании.

Но как только Владимир вошел, девушка бросилась к нему с расспросами:

— Ну как? Что там?

Владимир не удовлетворил ее любопытства подробностями. Он просто ответил, что "все хорошо" и тут же поинтересовался насчет ужина. Алена хотела было применить извечную русскую тактику, когда человека сначала кормили, а потом, сытого и доброго, обо всем расспрашивали, но Владимир не настроен был отвечать. Считал, что все происшедшее касается только его и Герта. К тому же он понял, что Алена подглядывала. А раз так — пусть теперь мучается.

Но Алене представился случай убедиться, что между Гертом и Владимиром действительно произошло нечто серьезное. Через пару дней после драки на пустыре Герт постучал в двери Володиного дома. Он был крайне взволнован.

— Они здесь… Все на майдане… Гелена или кто-нибудь еще… Вас выдадут… — услышала Алена.

Герт говорил тихо, так чтобы слышал только Владимир, поэтому до девушки долетели лишь обрывки фраз. Но она сразу поняла, что происходит что-то серьезное.

Владимир коротко поблагодарил Герта и, когда тот ушел, обернулся к Алене.

— Мы уходим.

— Прямо сейчас? — Алена испуганно распахнула глаза.

— Да, — коротко бросил Владимир.

Он быстро покидал что-то в заплечную сумку, и обернулся к Алене:

— Одевайся!

Алена тряхнула головой, выходя из ступора. И побежала к вешалке. Прошло не более двух минут, как они с Владимиром уже стояли на улице.

— Был бы снегоход, — пробормотал Владимир, направляясь к сараю.

— А на снегоходе быстрее?

— Если хороший — то да. И след меньше — быстрее заметет. Да и собак уводить не хочется.

Алена потянула Владимира за рукав.

— Подожди. Я знаю, где достать снегоход.

Владимир обернулся.

— У Архипа в сарае должен быть. И кажется исправный. Надеюсь…

— Откуда ты знаешь? — удивился Владимир.

— Знаю, — сказала Аленка, чувствуя, как замирает все внутри. Только бы Гелена сказала правду…

Владимир нахмурился, но в следующую же секунду скомандовал:

— Пойдем.

И они побежали к дому Архипа. В этой части поселка и правда было совсем пусто — все ушли на майдан. Владимир перелетел через невысокий забор и, пока Алена прошла в калитку, уже вытащил из сарая снегоход.

— А я так боялась, что сарай закрытым окажется, — пробормотала Алена.

— Архип даже дом редко запирал, — ответил Владимир. — У него бы никто не посмел воровать. Боялись. И уважали.

Заметив легкую иронию в словах Владимира, Алена покачала головой.

— У нас есть моральное право. Мне разрешили взять снегоход.

— Правда? — удивился Владимир. Но дальше спрашивать не стал. Вспомнил, что перед смертью Архипа Аленка просидела со стариком едва ли не целый день. Следовательно, кто знает, что он ей мог сказать.

А Аленка в свою очередь не стала рассказывать, что взять снегоход ей разрешил не Архип, а его дочь.

Гелена не пошла на майдан вместе со всеми. Она не хотела предавать

Владимира. Поручила сделать это своим подругам. Магда постарается, чтобы все было сделано красиво, как будто случайно. Гелена же осталась дома, чтобы отвести от себя подозрения в случае чего. И вот теперь ей было беспокойно. Она хотела, чтобы эти люди забрали чужачку, но что если Владимир надумает ее защищать? Вдруг его ранят или даже… Нет, нет! Поселяне этого не допустят.

От невеселых раздумий Гелену отвлек подозрительный шум на улице. Она среагировала не сразу, потому что сперва решила, что это люди идут за чужачкой к дому Владимира мимо ее двора. Но потом поняла, что не права.

Брошенный мельком взгляд в окно прояснил все. Снегоход… Гелена подошла к окошку. На удаляющемся снегоходе она различила две фигуры: одну побольше, мужскую, другую поменьше, не то женскую, не то детскую. Присмотревшись к этим людям, Гелена узнала… С широко открытыми глазами, прижав ладони к холодному стеклу, Гелена следила взглядом за снегоходом, пока тот не скрылся из виду. А потом с хриплым стоном сползла на досчатый пол.

Глава 25

Тук-тук, тук-тук…

Алена неподвижно сидела, подперев руками подбородок.

— Почему ты со мной?

— Потому что я твой друг.

— Значит, мне повезло.

— Почему?

— Потому что у меня такой друг.

Стук колес приятно убаюкивает.

Владимир сидит рядом. Неподвижно, словно задремал. Но Алена знает, что

он не спит. Чувствует на себе его взгляд. За окном мелькают редкие столбы. Слабо мерцает лампочка. Тук-тук, тук-тук…

Уютно, уютно. И уже почти совсем не холодно. Алена грустно улыбнулась, глядя на свое отражение в стекле — обветренное личико с красным от холода носом, кучеряшки выбились из-под капюшона и теперь прыгали по лбу и плечам. Алена, не снимая перчатки, попыталась заправить непослушные волосы, но вскоре поняла, что лишь еще больше растрепывается. Она повернулась к Владимиру.

— Долго нам ехать?

— Достаточно. Около двух суток. С пересадкой.

— Ясно, — Алена вздохнула. — А в другом поезде… там будет тепло?

— Наверное, — ответил Владимир. — А ты все еще мерзнешь?

— Немного, — призналась Алена. — Мне бы чаю горячего, одеяло теплое и обогреватель…

— Ага, — усмехнулся Володя, — а еще матрац с подогревом. Вы, Алена Викторовна, разбаловались, как я погляжу.

— Ничего подобного! Просто тут и правда холодно.

Владимир обнял ее за плечи и притянул к себе. Аленка положила голову ему на плечо. Потом несмело подняла глаза. Она видела его в профиль. С этой стороны, где не было шрама, Володя даже казался симпатичным, хотя такое прилагательное вряд ли подходило Владимиру вообще. Его лицо было несколько грубоватым, а уродливый рубец еще более усугублял ситуацию. Но Алена искренне считала его очень приятным как внешне, так впрочем, и душевно. Несмотря на то, что он иногда кричал на нее или позволял себе колкие шуточки. А еще Аленке до сих пор не верилось, что ей так повезло, и она совершенно случайно среди снежной пустыни встретила своего старого друга. Но не доверять Владимиру пока не было причин.

Киевский вокзал в Москве встретил их толкотней и беспорядком, толпами снующего туда-сюда народу. Владимир еле пробился к кассам, но билет в итоге смог достать только один, на свое имя — у Алены не было паспорта, да и никаких других документов.

Девушку это несколько обескуражило. Несмотря на заверения Володи, что можно попроситься к проводнице, она никак не успокаивалась. А вдруг проводница не согласиться взять "зайцев"? Тогда и Володин билет пропадет.

Но все обошлось. Проводница, к которой они обратились, сначала заявила, что вагон будет полый, лишних мест нет, но Владимир показал ей свой билет и сказал, что им на двоих одной полки хватит с головой. Женщина согласилась. Видимо, проверок на этом рейсе не ожидалось. Алена, все еще немного смущаясь и не веря в такую удачу, протопала вслед за Володей. Им повезло — полка досталась нижняя и даже не боковая. В вагоне было тепло, и девушка наконец смогла снять тяжелую куртку.

— Что, Аленка? Едем домой?

Она неуверенно кивнула. Домой… Когда девушка думала об этом, ей становилось немного не по себе. Почему-то страшно было прийти в то место, которое все называют твоим домом и не узнать.

Вечером Аленка еле уговорила Владимира не брать ей постель: денег все-таки было не так-то много. Она уютно свернулась калачиком и положила голову на его колени.

— А ты что, спать не будешь?

Владимир пожал плечами.

— Может подремлю немного. Я могу и сидя.

Алена в сомнении подняла брови, но не возразила. Накрывшись курточкой, девушка прикрыла глаза. Она сама не заметила, как задремала. Проснулась лишь на какой-то станции. Люди шумно ходили по вагону, в окно светили фонари, грохотали проходящие мимо составы. Когда Алена подняла на Владимира сонные глаза, он не спал. Его лицо было хмурым. Володя смотрел куда-то в окно, а почувствовав Аленкин взгляд, рассеянно провел ладонью по ее затылку:

— Все хорошо. Спи.

Приехали они к следующему вечеру. И сразу же встала проблема — куда идти. У Алены, судя по рассказам Владимира, была своя квартира, но как проникнуть туда без ключей? Владимир же снимал жилье до того, как уехал на Север. Поэтому Алена очень удивилась, когда Владимир уверенно повел ее к маршрутке.

— А куда мы?

— К моему другу.

— Какому другу?

— Его зовут Паша.

— Понятно, — неизвестно зачем пробормотала Алена. — А как же мы придем без предупреждения? Нельзя…

— Можно, — ответил Владимир. — К тому же я его предупредил. Позвонил, — пояснил он в ответ на удивленный взгляд Алены.

— И он нас ждет?

— Алена Викторовна, вы задаете слишком много вопросов!

Алена раздосадовано закусила губу.

Они забрались в маршрутку и довольно долго ехали по вечерним улицам, освещенным огнями фонарей и витрин. Алена буквально прилипла к стеклу. У нее действительно появилось такое чувство, что она возвращается домой. Все вокруг казалось родным, знакомым. Она смотрела на город за окном, словно на забытый сон, который вдруг стал явью.

— Это мой родной город?

Владимир кивнул:

— Да.

Выйдя из маршрутки, они свернули с освещенного проспекта в дворик и подошли к одному из высотных домов. Владимир назвал вахтерше номер квартиры и, держа Алену за руку, направился к лифту.

— Знаете, там сейчас никого нет! — крикнула вдруг вахтерша.

Алена замерла. Владимир сильнее сжал ее руку.

— А мы проверим.

Уже в лифте Володя обернулся к Алене. Девушка видела, что он тоже немного волнуется, но тем не менее Владимир улыбнулся.

— У тебя такой вид, словно ты сейчас заплачешь.

— Да, — тихо вздохнула девушка. Ей было страшно.

Глава 26

Возле двери квартиры она испытала несколько минут мучительного ожидания, когда на продолжительный звонок никто не отозвался и не открыл дверь. Но тут взгляд девушки упал на странные царапины на побелке возле двери. Алена тронула Володю за руку:

— Смотри!

Корявая надпись гласила: "Ключи у соседей кв 50".

Нашарив выключатель в темной прихожей, Владимир закрыл дверь и подошел к зеркалу, на котором магнитиками была прикреплена записка:

Привет Володя!

Извини что так вышло. Пришлось срочно уехать. Вернусь в воскресенье вечером или в крайнем случае в понедельник утром. Пока располагайтесь, будьте как дома. В холодильнике есть немного еды.

Паша.

— Сегодня суббота, — пробормотал Владимир и обернулся к Алене, которая уже разулась и держала в руке снятую куртку, не зная, куда примостить. — Проходи!

Квартира Паши оказалась однокомнатной с большой лоджией с великолепным видом на город. В единственной комнате стоял шкаф, телевизор, большой на полкомнаты диван, расстеленный с небрежно раскиданными подушками, и модерновый с кучей полочек письменный стол с компьютером.

— Приехали, — сказал Володя, опускаясь на диван. — Ты есть хочешь?

— Немного, — призналась Алена. — Я сейчас на кухне гляну, чем можно поживиться. Хорошо?

— Угу, — отозвался Владимир.

Но когда Алена вернулась с кухни, чтобы предложить ему поужинать, Володя уже крепко спал. Девушка все-таки чуток поела, немного помаялась и в конце концов подобралась к спящему Владимиру и уютно устроилась у него под боком. Диван-то все равно один.

Володя проснулся от непонятного копошения по соседству. Сначала глаза открывать не хотелось, но потом его стукнули пяткой в коленку. Так что пришлось. Сначала Владимир хотел было возмутиться по поводу такого обращения со своей персоной, но потом увидел, что Алена все еще спит. И снится ей видимо что-то деятельное и даже воинственное. Поэтому девушка то и дело пытается дернуть ногой или рукой. И не ее вина, что Владимир оказался в пределах досягаемости.

Будить девушку Володя не захотел. Он попытался аккуратно перелезть через нее, но внезапно Алена лупнула его согнутой коленкой куда-то под ребра и тихо вскрикнула, открывая глаза.

Недовольно потирая ушибленное место, Владимир уставился в ее перепуганные глаза.

— Опять что-то страшное приснилось?

Алена медленно кивнула. Видно было, что после тревожного сна она еще не вполне пришла в себя.

Еще только-только начало светать. Владимир слез с дивана и провел пятерней по коротко стриженным русым волосам, не то приглаживая, не то еще больше их растрепывая. Аленка приподнялась на локтях, проводив его взглядом, а когда Володя вышел, услышала сначала шум воды в ванной, затем шлепанье его босых ног и легкий хлопок дверцы холодильника.

— Пить хочешь? — спросил Володя, заглядывая в комнату.

Алена отрицательно покачала головой и плюхнулась на подушку. Владимир снова вышел и, вернувшись, присел на диван.

— Ты прости что я… диван занял, — несколько смущенно пробормотал он. — Я сейчас себе на полу постелю.

— Да незачем, — вздохнула Аленка. — Тут места достаточно.

Но Владимир решил иначе. К тому же на полу спать ему не пришлось — в кладовке нашлась раскладушка. Но едва на ней устроившись, Владимир тут же встретился взглядом с поблескивающими в ранних сумерках глазами Алены.

Они долго смотрели друг на друга. Просто смотрели. Молча. На губах Алены появилась грустная улыбка. Потом она закрыла глаза, отвернулась и вроде как заснула. Владимир продолжал смотреть на темный силуэт спящей. Завтра они пойдут к Алене домой. Вернее к дому. Потому что в квартиру им скорее всего не удастся проникнуть. Возможно Алена наконец-то вспомнит. А вспомнив, посмотрит на него совершенно другими глазами. И скорее всего пожалеет, что не прогнала Владимира с раскладушкой вообще на кухню. Хотя… кто знает.

В их отношениях всегда была какая-то легкая, почти неуловимая романтика. Они всегда считали себя друзьями. Правда изначально Володя был всего лишь другом Олега. А потом… потом как-то так получилось, что Владимир все больше времени проводил не со своим другом, а с его подругой. Причем каждый находя для себя вполне убедительные предлоги зайти к Алене в гости, встретить ее после занятий. Племянник Владимира учился в Аленкином классе, что также играло на руку. Сначала Володя сам не отдавал себе в этом отчета, но однажды шутливое замечание Олега, несколько недовольного, что Алена столько времени проводит с его другом, заставило Владимира задуматься. И все же он и тогда нашел объяснение: просто Алена человек легкий, интересный, веселый. Ему с нею интересно. Да и ничего "такого" они не делают. Так что свою дружбу с Олегом Владимир честно не предавал. Но все изменилось когда Олег сказал другу, что собирается жениться. Владимир вдруг почувствовал такое гадкое желание отговорить друга от этого шага и… понял. И почувствовал себя настоящим негодяем. А через неделю Владимир получил предложение работы на новом заводе на севере России и поспешил согласиться.

Глава 27

Обыкновенная девятиэтажка, облицованная веселенькой желтой плиточкой, балкончики с орнаментом. Таких домов кругом множество, и этот, с уютным двориком, скрипящими качелями и детской горкой без ступенек, на которую ребятня взбиралась, соревнуясь в ловкости, по трубам опор, ничем не отличался от десятков других. Алена почувствовала, как нервно заныли коленки. Володя мягко придержал ее за плечо.

— Идем. Следующий подъезд — твой.

Она кивнула.

Вошли в подъезд, поднялись на пятый этаж. Владимир подвел девушку к одной из дверей. Алена, сама не понимая зачем, медленно подняла руку и нажала круглую кнопку звонка.

Длинные мгновения напряженной тишины Алена ждала… ждала чего-то. Может, что ей откроют. Хотя кто? Хозяйка этой квартиры сама стоит сейчас под дверью, без ключей, без документов, и она даже не помнит, что своими руками открывала эту дверь.

Так и не дождавшись, Алена выдохнула и отошла. Дверь была железной, не выломаешь даже.

— Может, от соседей перелезть?

Владимир пожал плечами.

— Если соседи тебя узнают, и ты сможешь их убедить, что замок сломался,

ключ погнулся или что-то в этом роде… я попытаюсь перелезть.

Аленка вдруг вспыхнула:

— Не надо.

— Почему?

— Это опасно.

— Ты же сама предложила, — усмехнулся Владимир.

— Ну… я не подумала, что перелазить будешь ты.

— А кто?

— Я, — очень тихо сказала Алена.

— Аленушка Викторовна, — медленно произнес Владимир, — вы это серьезно?

Она кивнула.

— Ну знаешь, Алена! — возмутился Владимир, но больше слов не нашлось. Поэтому Володя раздраженно тряхнул головой и проворчал: — Да уж, типичная женская логика!

Они все-таки позвонили и в соседнюю квартиру, но там никого не оказалось. Пришлось уходить ни с чем. Вернее, почти ни с чем — ведь в родном Аленкином дворике они таки побывали. Но это мало чем помогло. Девушка расстраивалась все больше с каждой минутой. Ей казалось, что Владимир каждую секунду ожидает от нее душераздирающего крика: "Ура! Вспомнила" или чего-то еще в этом роде. Она и сама от себя этого ожидала.

На лавочке перед подъездом посидеть не удалось — ее полностью оккупировали здешние бабушки. Они косились на Алену так неодобрительно, что ей стало совсем плохо. Девушка чувствовала, что в данный момент что угодно может послужить поводом для истерики, а потому молчала, не желая обидеть Владимира каким-нибудь неосторожным словом, сказанным в приступе злости на себя и на весь окружающий мир.

Отойдя от подъезда, Алена оглянулась.

— Чего это они? — спросила она у Владимира, — смотрели на меня так, будто я по меньшей мере перед ними в бикини разгуливаю.

— В бикини? — переспросил Володя, — а это преступление?

— Для них — наверное.

Владимир весело хмыкнул.

— А тебе не пришло в голову, что эти бабушки, скорее всего, тебя знают. И им очень не понравилось, что ты не поздоровалась.

— Ой, и правда!

Алена украдкой обернулась на сидящих у подъезда бабушек.

— Да, некрасиво вышло.

— Не то слово.

Вечером ждали Пашу. Паша не приехал. Пришлось ужинать вдвоем. Хотя "пришлось" — это явное преувеличение. Потому что Аленка совершенно не хотела с этим самым Пашей знакомиться. Нет, Паша, скорее всего, человек хороший, но Алена попросту стеснялась.

Утром, еще не проснувшись как следует, Аленка услышала на кухне приглушенные мужские голоса. Один принадлежал Владимиру, а второй был ей явно незнаком. Скорее всего, пока она спала, вернулся этот самый Паша.

Девушка поднялась, одернула футболку, пригладила ладошкой волосы и, нацепив штаны, побрела на кухню.

— Да, хорошенькая история, — заключил Павел после непродолжительного, но зато весьма интересного рассказа Владимира. Володя очень многое и недосказал, и Паша был заинтригован. — Значит, за вами гоняются какие-то придурки вроде мафиози? И им нужна твоя спутница Алена?

Павел сделал еще несколько глотков кофе из большой чашки.

— Думаю, тут вас не найдут. Ты ко мне, по-моему, только раз заходил.

— Я тоже на это надеюсь, — произнес Володя и тут заметил замершую в дверях Алену.

Павел проследил за его взглядом и обернулся. Указательным пальцем он

поправил интеллигентные очки в легкой оправе и уставился на сонное чудо,

явившееся в дверях его кухни.

— Доброе утро, — прохрипело чудо.

— Доброе, — неуверенно согласился Павел.

— Алена, это Павел, — объяснил Владимир, хотя девушка и так все поняла. Но что поделаешь — дань этикету.

Несколько неуклюже спросонья, Алена пробралась к столу и, унюхав кофе, тихонько спросила:

— А можно мне?

— Бери! — разрешил Павел.

Аленка достала себе чашку, кинула в нее пару ложек сахара и одну с горкой растворимого кофе. Потом налила кипятку. И села, дуя на темную ароматную жидкость и стараясь натихаря разглядывать все еще слипающимися глазами Володиного друга. Высокий, худощавый Павел с белокурыми вихрами на макушке производил впечатление человека интеллигентного и очень умного. Эффект еще больше усиливался благодаря очкам. Разве что губы немного полноватые, но в принципе лицо довольно приятное. Одет в джинсы, рубашку, на руке часы классического образца — ничего необычного.

Удовлетворив свое любопытство, Аленка уставилась в чашку, предоставив Павлу в свою очередь рассмотреть свою гостью. Надо сказать, что со сна девушка выглядела не то чтоб неважно, но очень уж смешно. Было видно, что Алена и в лицо поплескала, и волосы пригладила, но глазки слипались, а голос, когда девушка говорила, немного хрипел. Подивившись странной попутчице Владимира, Паша решил не делать поспешных выводов.

Дождавшись наконец возможности ненадолго оставить Аленку и попытаться уладить кое-какие дела, Владимир взял с нее обещание, что она никуда не выйдет ни сама, ни с Пашей, и вообще ни под каким видом. Алена разве что договорилась, что может нарушить обещание в случае пожара. Эти ее слова сразу вызвали у Павла тревожные сомнения и потому, что бы ни говорил его друг, Паша решил пока посидеть немного дома и присмотреться к гостье, чтобы быть уверенным, что эта Алена не натворит глупостей пока будет сидеть одна.

Девушка ничего и не творила. Она выбрала себе какую-то книжку и сидела тихонько на небольшом диванчике на лоджии. Когда Павел пытался с нею пообщаться, она старалась быть осторожной так как не знала, что именно Владимир счел нужным ему рассказать.

— Значит, вы ее нашли?

Валерий Семенович уютно расположился в своем кресле. Его толстые пальцы осторожно обнимали хрупкую ножку бокала. Марцев сидел в другом кресле, составлявшем часть кожаного гарнитура, но совсем не таком удобном, как кресло босса. К тому же у Аркадия еще не прошел неприятный осадок после разговора с Валерием Семеновичем. Эта история до сих пор не давала Марцеву покоя. Из-за поведения этой девчонки шофер северного клиента заподозрил неладное и незамедлительно поделился своими наблюдениями с хозяином. Тот вежливо дал понять, что уже не горит желанием иметь дело с Марией Савченко. Тогда рассерженный Марцев даже вздохнул с облегчением, потому что пожелай клиент хотя бы из любопытства пообщаться с нею, ему не смогли бы предоставить такой возможности — Мария, вернее ее сестра Алена умудрилась сбежать. Организации стоило огромных усилий замять инцидент. Марцеву досталось больше всех. Так что теперь сестра Марии была его врагом номер один. Он с удовольствием свернул бы ей шею, но для этого нужен был приказ босса.

— Нашли, — ответил бледненький парень, стоявший на темно-красном ковре в центре комнаты. — Она со своим спутником имела неосторожность заявиться к себе на квартиру. Собственно, в квартиру они не попали, но теперь мы знаем, где ее искать.

— Хорошо, — толстяк удовлетворенно кивнул.

— Будут еще распоряжения?

— Нет, можешь идти.

Парень вышел, осторожно прикрыв за собою дверь.

— Ну что, Марцев, это работенка для тебя.

— Что вы имеете в виду? — вскинулся Аркадий. Учитывая профиль его работы, он уже начал надеяться, что Валерий Семенович наконец-то одумался и принял верное решение.

— Убрать, — коротко ответил толстяк.

На лице Аркадия появилась мрачная ухмылка.

Глава 28

Марцев долго караулил у подъезда, но она так и не вышла. Ни одна, ни в сопровождении своего спутника или его друга. На следующий день все повторилось. Тогда Аркадий внимательно осмотрел близлежащие дома. С крыши одного из них было прекрасно видно лоджию квартиры Павла Наумова. Конечно лоджия несколько осложняла дело — Аркадий не хотел рисковать и стрелять через два стекла, но надеялся, что ему повезет.

Вечером Марцев устроился на облюбованной им заранее крыше. В кругляшек оптического прицела ему было замечательно видно все, что происходило в квартире. Павла пока не было дома. Владимир с Аленой ужинали на кухне. Аркадий почти не видел Алену из-за спины Владимира, который сидел ближе к окну. Но вот они встали и, немного повозившись с посудой, вышли из кухни.

В комнату вошла только Алена. Она подошла к книжной полке, постояла некоторое время в размышлении и, взяв какую-то книгу, села на диван.

  Она сидела в пол-оборота. Марцев почему-то медлил. Как раз напротив окна комнаты на лоджии было открыто несколько створок, затянутых тонкой капроновой сеткой от комаров. Позиция была очень удобная. Он видел, кажется, даже выражение лица своей жертвы. Листает, недовольно хмурится и вдруг… вдруг поднимает голову и смотрит прямо на него. Марцев легко и плавно нажал на курок.

И тут же зло выругался. Потому что как раз в тот момент, когда его снайперка почти бесшумно выстрелила, Алена, видимо недовольная взятой с полки книгой, привстала и потянулась за другой.

Она даже не успела встать, и тут же упала на диван, отброшенная резким обжигающим толчком чуть ниже правого плеча.

Владимир выскочил из ванной, услышав звук разбитого стекла. Алена смотрела на него, босого, с мокрыми волосами, одетого в одни только джинсы, растерянными, ничего не понимающими глазами. На белой с разноцветными загогулинами Пашкиной футболке расплывалось красное пятно.

Проследив за взглядом на секунду замершего от неожиданности Владимира, Алена опустила голову и, испуганно пискнув, прикрыла пятно рукой. В следующую секунду Володя был уже рядом. Он осторожно стянул девушку с дивана вместе с мягким одеялом, на котором она сидела, и осторожно опустил на пол, справедливо рассудив, что сидящая на диване, Алена все еще является удобной мишенью.

— Держись, Аленка, держись!

Девушка кивнула. Ее глаза от пережитого шока и от страха, который внезапно передался ей от Владимира, казались огромными на побледневшем лице.

— Так. Сиди и не двигайся!

Подложив под спину Алене какие-то подушки, Владимир рванулся к телефону. Схватив трубку, он снова опустился рядом с Аленкой на ковер. Девушка, рассеяно моргая, наблюдала, как он набирает всем известные короткие номера: 03, 02. И еще один какой-то длинный номер.

— Скорая! Огнестрельное ранение… Срочно приезжайте!.. Пострадавшая Алена Савченко, двадцать четыре года. Диктую адрес…

— Огнестрельное ранение. Пострадавшая Алена Савченко, двадцать четыре года. Адрес…

— Максим! Это Владимир. Нас нашли. Стреляли из снайперки. Алену ранили… Кажется да… Да. Быстрее.

Одновременно с разговорами Владимир попытался перетянуть Аленкину рану куском полотна, похожего на порванную наволочку. Девушка тихо застонала.

— Тихо, тихо, Аленка, потерпи. Сейчас приедут врачи…

Владимир говорил еще что-то успокаивающе-убаюкивающее. Шок потихоньку проходил, уступая место жгучей боли. Алена решила, что самое время потерять сознание. Но почему-то не получалось. Девушка закусила губу, внимательно наблюдая за всеми действиями Владимира. Кое-как перевязав рану и несколько уменьшив кровотечение, Володя, поддерживая Аленкину спину, опустил ее на подушки.

— Вот так. Хорошо. Постарайся не двигаться… Сейчас, сейчас, скоро приедут врачи…

Алене показалось, что Владимир больше успокаивает себя. Она же чувствовала себя на удивление спокойно. И боль, если не шевелиться, была более менее терпимой. Если не шевелиться совсем… Но каждое движение грудной клетки при дыхании причиняло боль. Временами девушка прикрывала глаза и молила про себя: "Господи, скорее, скорее…"

— Алена!

Окрик Владимира испугал ее. Она открыла глаза. Володя перевел дыхание.

— Что?..

— Не разговаривай, — мягко сказал Володя. — Помолчи лучше, но глаза не закрывай, хорошо?

— Угу, — откликнулась Алена.

В это мгновение раздался звонок в дверь.

— Приехали, — выдохнул Владимир. — Сейчас, Аленка, я открою. Сейчас…

Он метнулся к двери, распахнул ее…

— Паша!?

— Я, — ответил Павел, озадачено поправляя очки, — Я тут вроде как живу.

Владимир отошел от двери и снова скрылся в комнате.

— А кого ты ждал? — поинтересовался Павел.

— Скорую.

— Скорую? — удивленно повторил Паша, входя в комнату. И замер на пороге. — Что это здесь произошло?

Он не сразу разглядел кровавое пятно на Аленкином плече, просочившееся уже сквозь повязку, но зато ему бросились в глаза блестящие на ковре осколки.

Владимир не ответил. Зато послышался тихий голос Алены:

— Паша пришел?

— Тихо. Молчи, — сказал Володя.

Заглянув через плечо своего друга, Павел увидел наконец Алену. Девушка робко улыбнулась. Паша перевел вопросительный взгляд на Володю.

— Нас нашли, — прошептал Владимир и посоветовал: — Лучше не поднимайся с пола, чтоб тебя с окна видно не было. На всякий случай.

Павел кивнул.

— Я могу чем-то помочь?

— Нет, — покачал головой Владимир. — Я уже вызвал скорую. Должны вот-вот приехать.

И Павел, и Владимир — оба знали, что скорая помощь совсем не была такой уж скорой, как хотелось бы. Оставалось надеяться, что данный случай станет исключением.

Когда в прихожей снова раздался звонок, Паша открыл дверь.

Владимир, поднявший взгляд на вошедших, еле сдержался чтобы не выругаться вслух, а вместо этого сказал:

— Спасибо, Максим. Ты приехал быстро.

Молодой следователь, прибывший в сопровождении нескольких еще более молодых лейтенантов милиции, невесело усмехнулся.

— Раньше скорой, да?

Наконец врачи прибыли. Аленку погрузили на носилки, которые Володя вместе с санитаром вынесли из квартиры. Спустившись на грузовом лифте, они занесли носилки в машину. Владимир забрался внутрь. Прежде, чем машина отъехала, Максим успел узнать у врача, куда повезут пострадавшую.

Глава 29

Владимира наконец-то впустили в палату, где приходила в себя после операции пациентка Алена Савченко. Он постарался открыть дверь бесшумно, но она все же скрипнула.

Алена лежала на больничной койке, вся в белом — белая постель, белая больничная пижама. И лицо тоже белое.

Владимир остановился возле койки и нежно провел пальцами по щеке спящей. Ресницы Аленки дрогнули, и девушка открыла глаза.

— Привет!

— Привет, — ответил Владимир. — Как ты?

— Живая вроде, — тихонько отозвалась девушка. — А ты?

— Я? — Володя усмехнулся, — ну со мной-то все в порядке.

— Это хорошо.

— Хорошо, — охотно согласился Владимир.

— Ты надолго ко мне пришел?

— Пока не выгонят.

— Попроси их, чтоб не выгоняли. А-то мне скучно, — пожаловалась Аленка.

— А ты спи, а не скучай.

— Ага, — девушка вздохнула, — я что все время теперь спать буду? Мне даже почитать нечего. И телевизора нет.

— Ничего, скоро к тебе зачастят посетители.

— Какие? — удивилась девушка.

Владимиру не пришлось отвечать. Дверь открылась и вошел Максим, которого Алена видела еще у Паши дома, перед тем, как ее забрали. Он кивнул Владимиру и подошел к койке.

— Здравствуйте, Алена. Как себя чувствуете?

— Здравствуйте. Нормально.

— Так, — Максим посмотрел сначала на Владимира, потом снова на Аленку. — В связи со случившимся я буду вынужден задать вам кое-какие вопросы. И чем скорее я это сделаю, тем лучше. Не возражаете?

— Да нет, — ответила девушка.

— Это необходимо для вашей же безопасности. Владимир рассказал мне многое, но хотелось бы прояснить некоторые детали. Вы сейчас можете говорить?

— Да, конечно.

— Ну тогда… — Максим покосился на Владимира. — Ты уж прости, друг, но лучше тебе выйти.

— Зачем? — испуганно спросила Алена.

Владимир улыбнулся, услышав этот вопрос.

— Я буду здесь, за дверью, — пообещал он и вышел.

В коридоре к Владимиру подошел врач.

— Владимир Волоков? — спросил он и, дождавшись утвердительного кивка, произнес, — мне надо с вами поговорить. Пройдемте в мой кабинет.

С сожалением оглянувшись на дверь Аленкиной палаты, Владимир последовал за врачом.

В кабинете, расположившись за массивным столом, врач предложил Володе место напротив.

— Как нам стало известно, — начал он, — у пациентки наблюдаются серьезные психические расстройства.

Владимир нахмурился:

— Что вы имеете в виду?

— Что наша пациентка Алена Савченко ничего о себе не помнит. Одна из наиболее редких разновидностей амнезии… Вы меня понимаете?

Владимир кивнул.

— Так вот. Мы продолжим ее лечение до того, как заживет рана и самочувствие Алены Викторовны улучшится. Но потом надо передать ее на лечение в психоневрологический диспансер.

— Зачем? — возмутился Володя. — Она совершенно нормальный человек!

Врач покачал головой.

— Мне не кажется нормальным такое состояние. Ее надо хотя бы обследовать. А там ей, возможно, помогут все вспомнить…

Владимир медленно поднялся.

— Нет. Я сам в состоянии о ней позаботиться. И не позволю вам отправить ее в психушку!

— Вы все воспринимаете слишком негативно, — попытался успокоить его врач. — Как вы не понимаете, там Алене Викторовне будет оказана первоклассная медицинская помощь.

Мрачно усмехнувшись, Владимир подумал о том, почему скорая помощь не может приехать вовремя, в больнице не хватает оборудования и лекарств, зато в психушке, ой, простите, в психоневрологическом диспансере, помощь обещают именно первоклассную. Кстати сказать, интересно, какую помощь им бы оказали в этой больнице, если бы не похлопотал Максим и его отец. На такую помощь у Володи скорее всего сейчас и денег бы не хватило.

— Поймите, молодой человек, — продолжал врач, — вы лишаете Алену Викторовну шанса получить помощь специалистов. Неужели вы не желаете ей добра?

Владимир на секунду задумался. Не боится ли он того, что Алена, когда к ней вернется память, станет относиться к нему по другому? Боится. Но ведь совсем не потому он не хочет, чтобы ее отправили в этот диспансер. Сам он сделает все, чтобы помочь Алене, но не таким же способом! Да Аленка

просто не простит ему такого.

— Нет, — сказал Владимир, — Алену я сам заберу из больницы.

— Но ведь вы даже не ее родственник! Я не имею права отпускать…

— А удерживать ее здесь против ее воли вы тоже не имеете права! — парировал Владимир.

— Ошибаетесь, — мягко поправил его врач. — Это было бы верно, будь Алена Викторовна совершенно здорова психически, а так…

Доктор умолк. Его совершенно не смутил тяжелый взгляд Владимира. В конце концов он — врач, заведующий отделением. И он прав.

— Пациентке надо отдохнуть!

Владимир обернулся к двери, на пороге которой с грозным видом стояла медсестра. Он хотел возразить, но медсестра опередила:

— По уставу на ночь в палате могут оставаться только близкие родственники пациента. Вы таковым не являетесь!

— Но у меня же больше никого нет, — прошептала Ален, глядя то на медсестру, то на Владимира, который улыбнулся ей успокаивающе и тепло.

— Не знаю! — ответствовала медсестра.

Володе пришлось подчиниться. Он вышел в холл — благо оттуда его не прогнали. Медсестра, смягчившись, подошла к нему.

— У нас есть комната отдыха для посетителей. Вы можете поспать сегодня там, если вам некуда идти.

— Некуда, — согласился Владимир. Удостоверившись, что возле Аленкиной палаты выставили охрану, он прошел за медсестрой в небольшую комнатенку и устало растянулся на одной из коек. Он смутно слышал сквозь сон, как ему кто-то предлагал то ли поужинать, то ли просто чаю выпить, но даже не пошевелился.

Глава 30

Аленка спала тревожно и чутко. Ее будило даже шуршание ветвей по стенам больницы, редкие шаги дежурной медсестры в коридоре. Ей было страшно и одиноко. Алена больше всего на свете сейчас хотела, чтобы Владимир оказался рядом. С ним было не страшно.

В который раз проснувшись, Алена лениво приоткрыла глаза, пытаясь определить что ее разбудило на этот раз. От двери к ее койке двигалась какая-то тень.

Несмотря на крайнюю усталость, Владимир одним махом оказался на ногах, услышав истошный вопль. Выскочив из комнатенки, он быстро промчался по коридору к палате Алены. Охранник мирно похрапывал на стуле, не прореагировав даже когда Володя пролетел мимо него и, распахнув дверь, ворвался в палату. И тут же от Алениной койки к нему рванулась какая-то фигура. Владимир успел разглядеть в царящей в палате полутьме, что незнакомец был в белом халате и докторском колпаке. А еще в его руке тускло поблескивал нож.

Владимиру просто повезло, что у него был кое-какой опыт, да и уроки рукопашного боя, на которые он еще во время учебы тщетно пытался затащить Олега, оказывается не прошли даром. Встретить хотя бы более менее достойного соперника злоумышленник никак не ожидал. Владимир ловко отвел удар, и нападавший, потеряв равновесие, повалился на пол. Но продолжал отчаянные попытки достать своего неожиданного противника ножом.

Все случилось очень быстро. И неожиданно. Злоумышленник захрипел и повалился на Владимира всем телом. Володя ослабил хватку. Он все еще сжимал ту руку противника, в которой был нож. Только лезвие этого ножа, узкое и длинное, уходило почти до основания в тело, под ребра убийцы, нечаянно ставшего жертвой.

Когда тело его противника рухнуло на пол, Владимир обернулся к Алене. И испытал несказанное облегчение, увидев, что девушка жива. Сидит на койке и смотрит на него огромными от страха глазами. Она, кажется, попыталась что-то сказать, но Владимир услышал лишь тихий стон. Он шагнул к койке.

— Все хорошо, Аленушка. Все хорошо.

Девушка часто и прерывисто дышала. Она протянула к Владимиру руки, тоже почему-то испачканные кровью.

— Аленка, ты как? Ты цела?

Она закивала. Владимир с ужасом увидел, что под распахнутым воротом ее пижамы на ключице красуется длинный порез.

— Он тебя ранил?

Алена быстро замотала головой. Она уже не пыталась сдерживать слезы, которые так и лились ручьями по щекам.

— Ца-царапина, — заикаясь произнесла она.

Владимир не поверил. Но он уже слышал топот ног. Знал, что сейчас придут и врачи, и милиция. И что Аленке, его Аленке уже ничего не грозит. По крайней мере в данный момент. Владимир бросил взгляд на лежащее на полу тело. Алена, судорожно цеплявшаяся за его руки, вдруг замерла. Когда Володя заглянул ей в лицо, глаза девушки были полны ужаса.

— Что случилось? Аленка, тебе плохо?

Она не отвечала, молча глядя на его окровавленные руки. Владимир забеспокоился.

— Аленка, тебе надо лечь. Давай я тебя уложу.

Она все еще не шевелилась, словно одеревенела. И не сопротивлялась, когда Володя попытался уложить ее на постель.

— Аленка, все будет хорошо. Успокойся…

Владимир замолчал, потому что девушка, наконец оторвав взгляд от его рук, вдруг закрыла глаза и изо всех сил сжала руками виски:

— Нет! О Господи, нет!

— Алена! Алена, что случилось!

— Нет, нет! — она отчаянно замотала головой.

Владимир попытался ее успокоить, но тут в палату ворвались наконец какие-то люди — дежурные медработники, охрана с других этажей. Переступая через валявшийся у дверей труп, они бросились к Владимиру и почти отволокли его от Алены. Девушка продолжала кричать и метаться, прижав руки к вискам так, словно боялась, что иначе череп ее разлетится на кусочки. Со связанными руками Владимира вытащили в коридор и сдали под присмотр одному из охранников. Кстати того, что спал под дверью палаты, еле-еле растормошили, но окончательно приходить в себя он не спешил.

— Ты на них не сердись, Володя, — Максим сел рядом с Владимиром, который недовольно растирал запястья там, где остались следы от грубой веревки. — Они же думали, что ты врача убил. Разберешь там в темноте. Еще и Алена твоя кричала, говорят, как сумасшедшая.

"Она не сумасшедшая", — хотел было буркнуть Владимир, но вспомнил выражение ее глаз тогда… и промолчал.

— Что с ней?

Максим усмехнулся.

— Да все в порядке с твоей Аленой. И даже больше, — он выдержал небольшую паузу и продолжил. — Знаешь, вчера, когда она увидела кровь, нож… короче, она кое-что вспомнила.

— Кое-что? — переспросил Володя.

— Все. Все вспомнила, — сказал Максим. — Теперь зав отделения не будет пытаться отослать ее в диспансер.

— И то хорошо, — со вздохом согласился Владимир.

Он сам удивился, до чего пусто вдруг стало внутри. Вспомнила значит…

— Тот тип ее поранил вчера, — произнес он.

— Врачи уже осмотрели, — успокоил Володю Макс. — Ничего серьезного.

Владимир кивнул.

— Она сейчас спит, — Максим украдкой внимательно наблюдал за

другом, — но когда проснется, можешь к ней зайти.

Владимир снова кивнул.

У дверей палаты Владимир остановился, собираясь с духом. Пустоты больше не было — все захлестнуло волнение, заставившее руку на мгновение замереть, прежде чем постучать в дверь.

— Да, заходите, — услышал он и вошел.

Алена взглянула на вошедшего, а затем медленно перевела взгляд на серое пасмурное небо за окном.

— Мы прозевали Новый Год, — прошептала она.

Владимир нерешительно подошел ближе.

— Да… поселяне его не празднуют.

Алена молчала. Владимир ждал. Ждал, пока она отведет взгляд от окошка и повернется к нему. Мокрый снег, больше похожий на дождь, ляпал в оконное стекло, нагоняя уныние. Среди непрекращающегося шума тихим шорохом прозвучал голос Алены:

— Олега убили.

— Ты все вспомнила? — Владимир не мог этого не спросить. До сих пор не верилось…

— Все, — прошептала Алена, — все…

И снова только шорох. Потом Алена медленно повернулась. Владимир заглянул в печальные глаза, усталые и какие-то потухшие.

— Его убивали на моих глазах, — Алена говорила очень тихо, но Владимир отчетливо слышал каждое слово. — Я… я не могу об этом говорить. До сих пор слышу эти страшные звуки когда… он кричал. — Она сглотнула и вздохнула, собираясь с силами. — Его убили из-за меня. Я расскажу тебе, Володя…

— Не обязательно, — возразил Владимир.

— Ничего. Я уже все рассказала следователю Максиму. С подробностями, — Алена невесело усмехнулась. — Его, беднягу, едва отсюда не выгнали врачи и медсестры. Я тебе уже говорила обо всем, что произошло, когда я… ничего о себе не помнила. Так вот. Тогда, в июне, случилось почти то же самое. Правда начало немного отличалось. Мне написали письмо почерком Маши, где она якобы хотела со мной встретиться… Ну а там просто затащили в машину и усыпили. А пришла в себя я уже в кабинете ихнего босса.

Аленка ненадолго замолчала. Владимир сидел, боясь пошевелиться. Кажется, девушка сама была не рада, что память вернулась к ней.

— Потом мне сказали, что моя сестра куда-то уехала, и что у нее будут крупные неприятности, если я ее не заменю. А дальше все пошло как и в этот раз. Такое вот дежавю… Было двое клиентов, оба потом погибли. Когда я догадалась, что к чему, попросила устроить мне встречу с сестрой, мне сказали, что Маша умерла. А если я ее не буду заменять, то они убьют Олега. Я испугалась. Тем более что с самого момента похищения я так и не смогла связаться с ним. Я согласилась на все их условия, но в конце концов придумала, как обхитрить их и спасти клиента. И все бы получилось, но тот человек, которого я надумала спасти, сделал глупость… и меня раскусили, а его все равно убили. А Олег… это за то, что я чуть не разоблачила всю их организацию.

Теперь Алена снова не смотрела на Владимира. Сейчас девушка казалась бледнее даже чем после ранения. В царящей тишине Владимир неловко повернулся на табуретке. Раздался скрип, и Аленка обернулась.

— Я не знаю, как оказалась потом в больнице, — продолжила она. — Последнее что я помню — это кровь. Кошмар, который снится мне по ночам. Я вижу нож в руке Марцева, вижу Олега, босиком стоящего на холодном полу в луже крови. И знаешь, Володя, мне теперь ужасно хочется, чтобы кто-нибудь хорошенько стукнул меня по голове. Замечательно было ничего этого не помнить.

Она вздохнула, не отводя внимательного взгляда с неподвижного лица Володи. Прошла минута, другая… Потом Алена сказала:

— Спасибо тебе Володя за все, что ты сделал. Я наверное пропала бы без

тебя.

Владимир нерешительно улыбнулся уголком губ. А когда Алена робким жестом протянула ему руку, взял ее в свои ладони.

Глава 31

— Владимир!

Володя обернулся. К нему по больничному коридору направлялся Максим. Осторожно прикрыв дверь палаты, чтобы не разбудить задремавшую Алену, Владимир подождал, пока Макс подойдет ближе.

— Есть новости?

— Уйма, — подтвердил Максим.

— Ну давай.

Они пошли к холлу.

— Дело твоей подопечной передают в отдел по борьбе с организованной преступностью, — произнес Максим. — Это в общем очень даже хорошо — у них возможностей больше. К тому же, судя по тому, что Алена рассказала, ее придется защищать. Причем серьезно.

Владимир нахмурился.

— Когда придут эти люди? — спросил он.

Максим глянул на часы.

— Да вот уже скоро. А что?

Владимир обернулся на закрытую дверь Аленкиной палаты. Возле двери стояли двое человек, но Володе этого показалось мало.

Максим, поняв опасения друга, покачал головой.

— Ты можешь не беспокоиться — вчерашнее больше не повторится. Тогда нашего человека попросту усыпили, подмешав в ужин сильное снотворное. Так что все, кто поужинал больничной пищей, спали беспробудным сном. А тебе повезло — ты заснул сам раньше, чем тебя накормили.

При этих словах Владимир смутно припомнил, что перед тем, как он окончательно заснул, ему действительно предлагали поесть.

— Сейчас у наших свой паек, — продолжил Макс, — и четкий приказ. Но ты не волнуйся, эсбэушники прибудут с минуты на минуту. Аленку перевезут в другую больницу.

— Как перевезут? — насторожился Владимир. — Она же только после операции!

— Думаю, врачам лучше знать, можно ее перевозить или нет, — ответил Максим. — Ну может еще на пару дней здесь оставят, но я так не думаю. Кстати, Владимир, тебе же сейчас жить негде, правильно я говорю?

Владимир кивнул.

— Ну что ж, — Максим задумался, — я постараюсь поговорить с отцом, чтоб тебе разрешили сопровождать Алену. Кстати, тебе так тоже будет безопаснее.

Владимир пожал плечами. Он на самом деле не задумывался над тем, что Аленку могут увезти куда-то без него.

Внезапно на лестнице раздались громкие шаги. Максим и Владимир как по команде обернулись. В отделение вошли несколько человек. Высокий мужчина лет пятидесяти, с уже наполовину седыми каштановыми волосами, чертами лица очень похожий на молодого следователя Максима Началова, остановился рядом с ними. Его сопровождающие замерли в нескольких шагах.

— Ну что здесь? — обратился прибывший к Максу.

— Охрану усилили. Пока все тихо. Новых происшествий не было.

— Так, — мужчина обернулся к Владимиру.

— Это Владимир Волоков, мой друг и друг Алены Савченко, — объяснил Макс, а потом добавил, уже для Володи, — Николай Николаевич Началов, генерал СБУ.

Владимир кивнул. Началов-старший окинул его внимательным, изучающим взглядом, и повернулся к Максу.

— Она сейчас спит, — сказал Максим. — Сказать, чтоб разбудили?

— Нет, попозже, — ответил генерал. — А пока, Владимир, мы побеседуем с вами.

На сей раз не было никакой иллюзии выбора, никаких "не возражаете?" или "вы не против?", которые вежливо добавлял следователь Максим, разговаривая с Аленой.

Владимир молча пошел вместе с генералом в отведенный им для разговора кабинет.

Новость о переезде Алена встретила совершенно безразлично. Когда спустя несколько часов ее вынесли на носилках и погрузили в машину, напоминавшую больше мини-броневик, чем автомобиль скорой помощи, она почти не смотрела по сторонам, и только украдкой, когда никто, по ее мнению, не мог этого заметить, искала глазами Володю. Но его почему-то не было видно. С тяжелым сердцем Алена проследила, как зарылись за нею двери автомобиля. Рядом сидело несколько медработников. Они не нравились девушке. Во-первых, слишком внимательно ее разглядывали, а во-вторых, были ей незнакомы. Незнакомые лица, совершенно чужие. Аленка вздохнула и, повернув голову на бок, стала смотреть на обшитую броней стену. Она так и не решилась позвать Владимира. И так он из-за нее натерпелся, и теперь Аленка чувствовала себя с ним как-то по другому. Насколько же легче было строить отношения "с чистого листа", чем теперь, когда она знала, что их связывает лет пять дружбы, Олег, за которого она так и не вышла замуж… Кстати, что-то Володя ей говорил, что Олег женился? И его жена, теперь вдова, ждет ребенка? Алена вздохнула. Наверное похитители запретили Олегу рассказывать Алене об этом из опасения, что тогда его жизнь станет для девушки менее ценной. Странно правда, как же все так получилось? Олег, видно, не долго горевал по пропавшей невесте.

Усмехнувшись, Алена подумала, что если б ей раньше кто-нибудь сказал такое про Олега, она ни за что бы не поверила. А теперь… мало того, что она безоговорочно доверяла Володе, так еще и поверила сразу в предательство любимого человека. Любимого когда-то, наверное, в другой жизни… Олег, этот интеллигентный и благородный Олег, поспешил по-быстренькому жениться на другой, как только Аленка исчезла из поля зрения. Только странно, сейчас мысль об этом лишь отдавала горечью, но не причиняла боли.

Больница, куда ее в конце концов привезли, на первый взгляд ничем не отличалась от других. Но Аленка попросту не вдавалась в подробности. Она по прежнему лежала в светлой палате на белой постели. И ничего не изменилось, кроме того, что Владимира на сей раз не было рядом. Раньше она знала, что если он не в палате, то где-то неподалеку — за дверью, в холле, в комнате отдыха, а теперь…

Ее долго осматривали здешние врачи. А когда наконец оставили в покое, Аленка по обыкновению уставилась в окно. Сейчас там начиналась настоящая метель. Да… погода этой зимой со дня на день меняется. Еще с утра шел ставший таким привычным унылый мокрый снег. А теперь Аленка смотрела на стремительный танец белых хлопьев за окном, и глаза отчего-то защипало. Девушка тихонько шмыгнула носом, и почувствовала, как по щеке в подушку сползла одинокая слезинка.

Она услышала как скрипнула дверь, но не обернулась, надеясь, что пока медсестра подойдет ближе, успеет успокоиться и не опозорится, представ перед персоналом с зареванной физиономией. Она услышала сквозь шум метели шаги за спиной. В какой-то момент Алена вдруг подумала, что это Владимир… и не стала оборачиваться, боясь разбить хрупкую надежду. Пусть, пока она не видит вошедшего и не слышит его голоса, она будет думать, что это он. Нашел ее и пришел сюда.

Прошла минута, и Алена не выдержала. Вдруг осознав, что у нее за спиной стоит неизвестно кто, она испуганно обернулась… и встретилась взглядом с серыми глазами Владимира. Он нерешительно улыбнулся.

— Я тебя разбудил? — и тут же нахмурился, — ты что, плакала?

— Ты меня нашел, — прошептала она.

Владимир усмехнулся.

— Я ехал в одной из машин следом за тобой.

Аленка вдруг весело улыбнулась. А она-то, глупая, подумала…

— Дай руку, — скомандовала девушка.

Владимир протянул ей свою шершавую ладонь.

— Зачем? — поинтересовался он.

Алена обхватила его ладонь своими руками.

— Меньше знаешь — крепче спишь! — заявила она.

Усмехнувшись, Владимир протянул свободную руку к ее лицу и провел пальцами по щеке.

— Ты только смотри: мне мои руки еще пригодятся.

Девушка ничего не ответила.

После осложнений, вызванных эмоциональным стрессом и разошедшимися швами на ране, Аленка поправилась довольно быстро. Вернее, это она считала, что поправилась. Ей надоел постельный режим, больничный распорядок и тишина, которую вопреки уставу она частенько нарушала. Но врачи упрямо считали, что девушка еще не поправилась. И оказались, в принципе, правы. После небольшой прогулки по этажу, которую Аленка буквально выпросила для себя с превеликим трудом у лечащего врача, Владимир притащил ее в палату на грани обморока. И подло наябедничал про это врачу. Алена же считала, что приступ слабости у нее только из-за того, что подобные прогулки случаются нечасто. А вот если бы ей разрешили еще и на улицу выйти…

И все же Алена с каждым днем чувствовала себя все лучше. Владимир проводил с нею почти все время, и девушка настолько привязалась к нему, что во время "комендантского часа" просто изнывала от скуки. Особенно во время послеобеденного отдыха, так как ей в эти часы ни разу не удалось заснуть.

В конце концов ее решили выписать из больницы. Максим, пришедший незадолго до своего отца, сообщил Алене, что ей предстоит скорый переезд на конспиративную квартиру. Радости Аленки не было предела до того момента, как она поняла, что едет туда одна.

Глава 32

Разномастный кортеж состоял из нескольких машин, среди которых затесалась даже одна потрепанная девятка. Алену, поддерживаемую под руку Максом Началовым, подвели к новенькому БМВ цвета серый металлик, каких пруд пруди на улицах города. Володя стоял немного поодаль, засунув руки в карманы и наблюдая исподлобья за действиями эсбэушников и медленно идущей под руку с его приятелем Аленой. Остановившись перед открытой дверцей машины, девушка обернулась. Она вдруг вспомнила, как ей было страшно и одиноко в бронированном автомобиле, перевозившем ее в эту больницу. Тогда она даже не посмела сама попросить Володю поехать с нею. Он сам догадался, не бросил ее. Но на этот раз ей, по видимому, так не повезет. Девушка уже пригнулась, чтобы сесть на заднее сиденье, но вдруг выпрямилась.

— Осторожней, Алена, — произнес Максим, — вам нельзя делать резких движений.

Девушка снова оглянулась. На Началова-старшего, генерала. Тот стоял неподалеку, отдавая указания своим людям. Николай Николаевич тоже собирался ехать в этой машине, но пока он не подходил, значит… значит у нее есть еще время.

Осторожно высвободив руку, она тихонько шепнула Максу: "Я сейчас", и прежде, чем удивленный следователь смог ее остановить, Алена быстрее, чем это позволяли медицинские предписания, направилась к неподвижно стоящему в сторонке Владимиру.

При виде идущей к нему Алены, Владимир сначала удивился, а потом поспешил навстречу. Подоспел раньше медработников, тоже заметивших, что девушка покачивается на ходу.

— Это как понимать? Что за глупости! А ну, марш в машину! — проворчал он, обнимая Аленку за плечи.

Она подняла глаза. И отрицательно покачала головой.

— Алена, это что еще такое!

Девушка не прореагировала на эту показную суровость. Ясно, Владимир не сердился. Она вдруг поняла, что он точно так же не хочет ее отпускать, как она — уходить.

— Алена Викторовна, — прозвучал громкий голос генерала Началова, — нам пора ехать!

Девушка крепко вцепилась в рукава Володиной рубашки. И опустила голову на его плечо.

— Я не хочу ехать одна. Это наверное эгоизм, но я иначе не могу.

— Аленушка, это ненадолго, — прошептал Владимир. — Вот увидишь, ненадолго. А сейчас тебе надо поехать с ними. Ты видела этих ребят? Их много, и все вооружены до зубов. Тебя больше никто не обидит.

Аленка попыталась протестовать, но слова застревали в горле. Она не видела мрачного взгляда Володи, перехваченного Максом. И того, как Максим посмотрел на своего отца, а тот, в свою очередь, пристально взглянул в глаза Владимиру. И усмехнулся.

— Так, быстро все по машинам! — скомандовал Началов-старший, и Аленка вздрогнула, еще сильнее сжимая пальцы. — Волков, садись в девятку. И побыстрее.

Еще не веря своему счастью, Алена медленно выдохнула. И если бы генерал не поторопил ее, не решилась бы отойти от Володи ни на шаг. Садясь в машину, она оглянулась. Володя уже стоял возле старенькой девятки.

Девушка улыбнулась и скользнула внутрь.

Аленка провела ладонью по гладкой столешнице кухонной стенки.

— Неплохая квартирка, — заметила она себе под нос.

Владимир, остановившийся на пороге, позволил себе выразить согласие коротким кивком.

— Я вот только одного понять не могу, — пробормотала Алена, — где охрана?

Володя усмехнулся.

— Они не обязаны маячить у тебя перед глазами.

С сомнением вскинув брови, девушка прошла мимо Володи и отправилась в комнату. Там был небольшой балкон, но Алена, задержав руку на дверной ручке, все же не решилась выйти. Вместо этого девушка поправила гардину и бросила внимательный взгляд на крышу дома напротив. И отошла от окна.

Вечером Алена долго не могла заснуть. Ей было душно, ужасно душно, несмотря на то, что на улице лежал снег. Открытое окно не помогло. Натянув теплые носки и накинув на плечи теплую куртку, она пробралась в комнату, где спал Володя, и тихо, стараясь его не разбудить, вышла на балкон.

Холодно не было, всего каких-то минус пять, пушистый снег, который, как надеялась Алена, не растает на следующий день, поблескивал в свете вечерних огней. Настоящей темноты в такие вечера и следующие за ними ночи не наблюдалось, потому что повсюду белоснежное покрывало ловило отблески света и многократно их отражало. Аленка поплотнее закуталась и с наслаждением вдохнула свежий воздух. Окна дома напротив приветливо светились, а на противоположной крыше девушка не заметила ничего подозрительного. Она конечно понимала, что если б там действительно сидел снайпер, то черта с два она бы его заметила, и тем не менее…

— Алена Викторовна, вы простудитесь.

Вздрогнув от неожиданности, она обернулась. Володя смотрел на нее с

мягким укором.

— Опять в больницу захотела?

— Нет, — Аленка замотала головой. — Просто в комнате было душно, вот я решила выйти проветриться…

— Ну и как, проветрилась? — поинтересовался Владимир.

— Еще не совсем.

— Когда совсем проветришься, поздно будет, — заявил Володя. — Давай быстро в дом!

— Я сейчас, еще минутку, — умоляюще произнесла девушка.

Владимир хотел было возразить, но вдруг увидел, как по Аленкиному лицу пробежало маленькое красное пятнышко. В то же мгновение Владимир, не говоря ни слова, одним движением уложил девушку на пол, прикрыв собой.

— Что?.. — возмущенно начала Аленка, и осеклась, заметив как маленький кругляшек бегает по стене дома и оконной раме.

Несколько долгих мгновений они, замерев, следили за красной точкой, когда почти одновременно рассмотрели, что пятнышко имеет форму звездочки.

Она с трудом перевела дыхание, почувствовав, как сильнее придавило ее к полу тело Владимира, на секунду расслабившего упиравшиеся в пол руки.

— Балуется кто-то… лазерной указкой, — произнес он слегка срывающимся голосом, а потом зло добавил: — Руки бы поотрывал!

Алена хотела возразить, вступиться за неизвестного озорника, сказать, что это всего лишь невинная детская шалость… и не смогла. Потому что поняла, что не может выговорить ничего членораздельного.

Владимир тоже некоторое время не двигался. В ушах оглушительно звучали удары его собственного сердца, а тело ощущало нервную дрожь лежащей под ним Аленки. Девушке вообще некоторое время казалось, что ее сердце вот-вот выпрыгнет наружу, причем обязательно через горло. А еще стало вдруг так жарко, будто она лежит под теплым одеялом на раскаленном песке африканской пустыни.

Наконец сбросив оцепенение, Владимир поднялся на ноги и помог встать

Аленке. Девушку пришлось поддерживать за плечи, потому что ноги вдруг перестали ее слушаться, а голова кружилась. "Только обморока мне сейчас и не хватало," — подумала Алена и спрятала лицо на Володиной груди.

— Пошли внутрь, — прошептал Володя.

Алена честно попыталась, но ноги не двинулись с места.

— Сейчас, сейчас, минутку… — пробормотала она, поднимая голову, — Боже, как я испугалась, аж стыдно.

Она попробовала улыбнуться, глядя Володе в глаза, но вдруг по телу снова пробежала волна жара. Владимир наклонил голову, и Алена поняла, что сейчас он ее поцелует. Почему-то зажмурившись, она на секунду почувствовала обжигающее прикосновение его губ к своим и, резко отпрянув, спрятала лицо.

— Аленка, — услышала она сквозь непонятный гул в ушах. Он все еще держит ее за плечи…

Зачем-то помотав головой, девушка наконец отняла от лица руки, но взглянуть на Владимира не осмелилась. Вид у нее почему-то был разнесчастный. Володя заглянул ей в лицо и бережно отвел со лба русый локон.

— Я тебя чем-то обидел? Алена…

— Нет, — шепотом ответила Алена.

Но почувствовав, что лицо Владимира снова совсем близко к ее, вдруг встрепенулась.

— Нет, — сказала она, — не надо!

Владимир отступил на шаг, не спуская с девушки внимательного взгляда. Алена, чувствуя этот взгляд, совершенно растерялась.

— Ты все еще не можешь забыть Олега.

Она покачала головой.

— Забыть не могу. Это невозможно. Понимаешь, Володя, я же виновата в гибели твоего лучшего друга, ты понимаешь?

— Ты не в чем не виновата, Аленка. Ты поступила абсолютно правильно.

Ведь только благодаря тебе преступников разоблачили. А Олег… он же тебя предал! Он даже не пытался тебя искать! Максим сказал, что в милицию не поступило ни одного заявления.

— Не смей говорить так про Олега! — вскрикнула Алена.

Владимир замолчал и, отвернувшись, отошел в другой конец балкона. Аленка, напоследок оглянувшись на его спину, вошла в комнату. Повесив курточку обратно на вешалку, Аленка забралась в свою постель, под теплое одеяло. "Возможно он меня и предал, — подумала она, — но все равно никто не заслуживает такой страшной смерти". Тряхнув головой, чтобы прогнать мрачные мысли, она прислушалась — нет, Владимир все еще на балконе. И вздохнула: как же все непросто…

Глава 33

Длинное лезвие, только что вышедшее из тела, отсвечивает алым. В ушах стоит непрерывный гул, через который все еще пробиваются стоны несчастной жертвы жестокого палача. Но вот стоны становятся все слабее, переходят в хрипы, а затем смолкают. Она видит, как подгибаются колени жертвы, но грубые веревки не дают телу упасть на липкий от крови пол. Палач поворачивается к ней. Пальцы его правой руки, отмеченной длинным узким шрамом, играют с лезвием. Левая, так же измазанная кровью, тянется к ней…

Алена кричала долго, насколько хватило дыхания. Да и потом, задыхаясь, все не могла замолчать. Кто-то тряс ее за плечи, заставляя вернуться в реальный мир, увидеть, что она в маленькой уютной спальне, что рядом нет ни безжизненного тела Олега, ни жестокого страшного Аркадия. Все еще ощущая запах крови и ее отдающий железом привкус, она судорожно сглотнула и затихла.

Легкие поглаживания широких ладоней по спине и затылку успокаивали. И только… Аленка растерянно пробормотала:

— Ты… ты же обиделся.

— Я? — удивленно повторил Владимир, — вот глупая. Нет, Аленка, это я должен попросить прощения. Наговорил тебе такого. Да еще и лезу со своими…

Он шумно выдохнул, пряча Аленкино лицо на своей груди.

— Спасибо, что пришел.

— Да чего там, — Владимир усмехнулся, — ты ж меня все равно разбудила.

Посидев неподвижно несколько минут, Аленка беспокойно заерзала.

— Что такое?

— Холодно, — пожаловалась девушка.

— Еще бы, — фыркнул Владимир, — ты еще заболей!

— Не хочу болеть…

— А раздетой на балкон выходить хотела?

— Я же в куртке! — возмутилась Аленка.

К ее удивлению Володя рассмеялся. И встал с дивана. Девушка тоже подскочила и села. Когда Володя был уже у двери, его остановил тихий Аленкин голос:

— Володя…

— Да?

— Ты не мог бы мне ответить на один вопрос?

Владимир пожал плечами:

— Это зависит от вопроса.

— Скажи… — девушка на минутку секунду запнулась, словно подбирая слова, — помнишь когда мне впервые дали группу с радиофиза. На которых я еще вам с Олегом жаловалась. К концу года это была моя самая любимая группа. Но если ты помнишь, в начале это были просто монстры, а потом вдруг стали словно шелковые… словно кто-то их как следует вразумил. Скажи, Володя, это ведь твоих рук дело?

Даже несмотря на темноту, Алена увидела, как Владимир хмурится.

— Я не отвечу.

— Почему?

— Потому что ты ведь до сих пор думала, что это сделал Олег.

— И?

— Ты ведь его любила. Да и сейчас, возможно, еще любишь… Незачем теперь пытаться изменить свое мнение о нем.

Повисла напряженная тишина. Пристыженная Аленка напряженно молчала, но потом до Владимира снова донеслось ее тихое:

— Володя…

В ответ он промолчал, и поэтому девушка продолжила, не дожидаясь ответа.

— Знаешь, то что я сейчас скажу, звучит наверное ужасно. И даже еще хуже, но… Понимаешь, я все время чувствую свою вину перед Олегом, потому что я действительно виновата в том, что с ним случилось. Особенно теперь, когда его жена ждет ребенка, который уже никогда не увидит своего отца. И когда я думаю про Олега, все время пытаюсь подсознательно найти у него какие-то отрицательные черты, вспомнить некрасивые поступки… Знаешь, с каждой такой черточкой мне кажется, что моя вина перед ним становится на одну крупинку меньше. Я порой сама себя ненавижу за такие мысли, но ничего не могу поделать. Просто это невыносимо — вновь и вновь видеть его, почти каждую ночь… И я даже удивляюсь, как не сошла с ума от этого ужаса. Олег… и Аркадий. И мне еще хуже от того, что я осознаю свою вину. Оттого, что когда мы с Олегом были вместе, я считала его самым лучшим человеком на свете, и действительно закрывала на многое глаза. А теперь… теперь пытаюсь сделать его образ как можно менее идеальным. И от этого мне еще больше стыдно.

— Это действительно звучит ужасно, — после недолгой паузы произнес Владимир, — и все же я тебя понимаю…

— Правда?

Володя прислонился к стене. Лунный свет из окна падал ему на грудь, оставляя в тени лицо.

— У меня тоже было что-то подобное. Одно время я стал замечать в Олеге только плохое, даже специально выискивал что-то… и все потому, что считал себя очень перед ним виноватым. И сейчас иногда считаю. Хотя возможно зря, потому что не сделал ему ничего плохого.

— А почему? Почему ты считал себя виноватым, если ничего не сделал?

Владимир усмехнулся и промолчал. Аленка задумалась, а потом прошептала:

— А я виновата по-настоящему.

Володя подошел ближе.

— Нет, Аленка, только не ты. Такой преданной и заботливой девушки я еще в жизни не встречал. По-моему, Олег должен был чувствовать себя самым счастливым человеком на свете. — Владимир тряхнул головой и улыбнулся. — Так что глупости вы говорите, Алена Викторовна!

— Да нет, не глупости! — возразила Алена. — Я попыталась спасти совершенно постороннего мне человека. А в итоге убили и его, и Олега. А если б я делала то, что мне говорили…

— То неизвестно сколько еще людей поплатились бы за это жизнью, — закончил Владимир.

— Но тогда… тогда мне надо было пожертвовать своей! — сказала Алена и испуганно замолчала — вдруг Владимир согласится. Но он лишь покачал головой.

— Ну, Аленка, ты меня удивляешь. Хочешь сказать, что смогла бы покончить с собой? Перешагнуть через инстинкт самосохранения? К тому же Олега это все равно бы не спасло. Да и того клиента, который уже был заказан. Они ведь устранили его без твоей помощи, ведь так? А дальше… дальше нашли бы кого-то, кто согласился бы на пластическую операцию и рискнули бы заменить Марию кем-то еще. Так что, Аленушка, не переживай. Ты поступила правильно.

— Ты так считаешь? — тихо спросила Алена.

— Да. Я так считаю. А теперь спи.

Но Аленка и не думала ложиться. Когда Владимир вопросительно посмотрел ей в глаза, она ответила умоляющим взглядом:

— Не уходи!

Володя на минутку задумался. Потом вернулся и сел рядом с ней.

— Ну хорошо. Посижу здесь, пока ты не заснешь.

— Ага! — поспешно согласилась Алена. Свернувшись калачиком вокруг Володи, она, немного поколебавшись, все-таки взяла его руку.

Глава 34

Дни шли за днями: однообразные, скучные, унылые. Алена уже почти наизусть выучила программу телепередач. Владимиру пришлось хуже, чем ей. Девушка скорее смирилась с вынужденным бездействием, но Володя мрачнел с каждым днем. Никому из них не разрешили ни под каким видом покидать квартиру. Не привыкший сидеть целыми сутками в четырех стенах, Владимир уже не мог найти себе занятия. Коротким но долгожданным "развлечением" были весточки от Макса, которые он изредка передавал через подчиненных своего отца. Максим не стесняясь пользовался родственной связью с генералом Началовым, и Володя, который сначала не мог понять такого беззастенчивого поведения своего приятеля, теперь нашел, что в этом есть свои ощутимые плюсы.

Аленка тоже скучала. Утешала себя тем, что можно проваляться полдня в ванной, отдохнуть после стольких злоключений. И ко всему прочему здесь было чистое белье, мягкий халатик — роскошь, которой девушка была лишена на продолжении длительного времени. И все было бы хорошо, если б не запрет покидать квартиру. В другой ситуации Алена возможно с удовольствием бы отдохнула несколько деньков, но… как обычно бывает, если есть запрет, то ужасно хочется его нарушить. Вот так и теперь: февральские дни радовали солнечной погодой, сверкающим снежным покровом, и Аленку преследовала навязчивая мысль о том, как замечательно там, снаружи… И то и дело она обнаруживала, что хорошо бы выйти хотя бы в магазин, но всем необходимым их с Володей снабжали.

В связи с этим Аленкин распорядок дня приобрел приблизительно следующий вид: долгие потягушечки в постели, душ, зарядка под музыку, активное вытанцовывание (что резко прекращалось, стоило Володе невзначай заглянуть в комнату), душ, изобретения новых кулинарных шедевров "из того, что под рукой"… ну и телевизор, кроссворды, разговоры.

Аленка от души надеялась, что преступников найдут и поймают как можно скорее. Но время шло. Будь у девушки больше интересных занятий, она бы поняла, что на самом деле неделя ожидания в подобном случае — это всего-то ничего. Но казалось, что прошла уже вечность…

— За вами заедут завтра в восемь пятнадцать.

— Неужели! — Алена плеснула руками. — А что случилось?

— Вы будете выступать в суде в качестве свидетеля.

— Как, уже? — девушка растерянно оглянулась на Владимира. — Их уже всех поймали?

— Ответы на все вопросы вы получите завтра.

Посыльный уже собрался уходить, когда Алена вдруг его задержала.

— Скажите, а мне завтра привезут хоть какие-то вещи?

Прочитав на лице посыльного немое удивление, Алена сокрушенно покачала головой:

— Мне же совершенно нечего одеть! Ну не пойду же я в суд в футболке и этих огромных штанах…

Но по-видимому ее отчаяния никто так и не понял.

Утром перед подъездом дома остановилось несколько автомобилей. В восемь

десять в дверь квартиры позвонил Максим. Он протянул удивленной Алене объемистый сверток:

— Вы вчера жаловались…

Он не договорил. Аленка радостно пискнула и умчалась в свою комнату распаковывать… Вскоре возбужденное шелестение обертки, а затем ткани смолкло. Через несколько минут девушка вышла из комнаты. Максим и Владимир удивленно уставились на совершенно несчастную Алену. Строгий темно-серый костюм ее никак не красил, хотя по фигуре сидел на удивление отлично. В нем девушка казалась бледной до синевы. На ногах были высокие зимние сапоги.

— Спасибо конечно, но… — разочарованно произнесла Алена. — Нет, за все остальное я молчу, того хоть не видно, но почему серый?

Максим пожал плечами.

— Я попросил нашу сотрудницу купить все, что необходимо. К тому же в этом цвете ты выглядишь действительно несчастной жертвой.

— А по-моему я выгляжу жалко, — заявила Алена.

Она не стала рассказывать, что сапоги немилосердно жмут, что на белье, которое выбрала "сотрудница" вообще страшно было смотреть. И оно так и осталось лежать на диване — благо с вечера Аленка все свое постирала и теперь была довольна, что новое одевать не пришлось.

— Так вы всех поймали? — задала она наконец так волновавший ее вопрос.

Максим посмотрел сначала на Володю, потом повернулся к ней и покачал головой.

— Нет, к сожалению не всех. В начале операции некоторым бандитам, в том числе главе организации и его помощнику Марцеву, удалось скрыться и выехать за границу. Но там их схватили и выдали нашим властям. Правда, двоим все таки повезло. Личность одного из сбежавших преступников нам неизвестна, второй — Аркадий Марцев. Да, кстати, Ванессу мы так и не обнаружили.

Алена нахмурилась. Известие, что Марцев до сих пор на свободе, ее никак не

радовало. Но, словно отвечая на ее мысли, Максим поспешил успокоить девушку.

— Знаете, Алена, я не думаю, что Аркадий Марцев вернется сюда. Он же в конце концов не идиот. За рубежом ему будет спокойнее. К тому же он может попытаться добраться до одной из стран, с которыми у нас нет соглашения о выдаче преступников, и жить, не опасаясь преследования.

Уже перед выходом Максим протянул девушке еще один сверток.

— Оденьте это, — и в ответ на вопросительный Аленкин взгляд пояснил: — бронежилет.

Их с Володей посадили в разные машины. Девушка уселась на заднее сиденье блестящего черного мерса между двумя мужчинами, худощавыми, но с таким внушительным выражением лиц, что Аленка сразу решила — профи. Причем ей показалось, что это именно телохранители. Она немного поежилась, и постаралась выглянуть в окно, посмотреть, куда делся Володя — без него девушка ощущала себя как-то неуверенно. Но один из "телохранителей" остановил ее, не давая приближаться к стеклу.

— Этого делать не надо, — спокойно посоветовал он. Аленка была не настолько глупа, чтобы перечить. Все таки, если сейчас работа этих людей — охранять ее, то она не станет им мешать.

Насколько Алена заметила, автомобили изрядно покружили по городу. Наконец "кортеж" остановился возле высоких ступеней здания с колоннадой у входа. Девушка едва видела в просвет между водителем и сидевшим на переднем сидении человеком величественный фасад. Она тут же поняла, что именно так и представляла себе здание суда.

Перед входом в здание, на площадке и ступенях толпились люди. Увидев кучу народа с камерами и микрофонами, девушка обозначила собравшихся как журналистов. И немного испугалась — как бы они не помешали. Ведь раз приняты такие меры предосторожности, значит угроза существует. Девушка в какой-то момент почувствовала себя героиней фильма, но только в том кино, что пришло ей на ум, свидетельницу убили выстрелом из снайперки как раз в тот момент, когда она шла от машины к зданию суда. Поэтому подобные мысли и ассоциации не доставили Алене удовольствия.

Дверь автомобиля открылась, и первый телохранитель вышел, старательно загораживая собой открывшийся проем. Опершись на протянутую руку, выбралась Алена. Едва она оказалась снаружи, вокруг нее образовалась казалось бы непробиваемая стена из четырех черных спин. Все мужчины были выше ее, и Аленка, чувствуя себя почти в безопасности, но слегка дрожащая от нервного напряжения, сделала первый шаг.

Все случилось в одно мгновение. Какой-то странный звук, неведомо как услышанный Аленкой в суматохе и шуме собравшейся вокруг толпы, — и шедший справа телохранитель резко навалился на нее, словно отброшенный какой-то силой. В ту же секунду девушку повалили на грязный в слякоти от тающего снега асфальт. Она вскрикнула, но не потому, что больно ударилась коленкой — просто ей вдруг стало страшно за того телохранителя, что упал от выстрела. Но оказалось, что бронежилет все же спас его от серьезных повреждений. Он с напарником теперь закрывали ее, лежащую на земле, от возможных выстрелов, но их больше не было. Придавленная со всех сторон, уже отчаявшаяся глотнуть воздуха, она думала лишь о том, чтобы больше не стреляли. Потому что в таком случае попадут не в нее, а в кого-то из этих ребят, и хотя это их работа, все же…

Алене было сложно определить, сколь прошло времени. Но вот ей помогли подняться, и девушка, не совсем соображая, что происходит, механически переставляя ноги, побрела ко входу. Ступеньки дались ей с большим трудом, и если б кто-то не поддерживал ее за руки, она бы точно упала на холодный мрамор.

Глава 35

Отыскав глазами черные спины телохранителей, Владимир бросился следом. Временами среди толпы мелькала растрепанная кучерявая головка. Следя за передвижениями Аленки и ее телохранителей, Владимир продрался сквозь весьма агрессивную толпу представителей массмедиа, еще минут пять упрашивал сдерживающих напор стражей порядка пропустить его к Алене, и наконец, получив разрешение, попал в небольшой холл. В дальнем его углу виднелась едва приоткрытая дверь с женским силуэтом на металлической табличке. У стен стояли лавки и пуфы с темно-красной обивкой на мягких сиденьях. Почти напротив выхода в коридор, но так, чтобы ее не было оттуда видно, на краю лавки сидела, плотно сжав коленки, Алена. Побелевшие пальцы нервно теребили шарф. Удивленно оглянувшись на вышедшего почему-то из женского туалета мужчину в черном костюме, одного из тех, что ехали с Аленой в машине, Владимир подошел к девушке и опустился перед нею на корточки. Он видел все, что произошло на площади перед зданием, и ощущение ледяных щупалец впивающегося в душу ужаса до сих пор не прошло полностью. Просто чудо, что в нее не попали.

— Аленка… — тихонько позвал он, накрывая ее пальцы своими ладонями, — как ты? Все в порядке? Ты не ранена?

Она не ответила, только зажмурилась и отвела глаза. Русые локоны скрыли лицо от Володиного взгляда. Владимир почувствовал все нарастающую дрожь в ее пальцах.

— Алена…

Девушка подняла голову и посмотрела на Володю. Ее лоб и щека были чем-то выпачканы, куртка, которую она до сих пор не сняла, тоже была вся в грязи. Девушка всем своим видом являла поразительный контраст с чистотой и аккуратностью холла и красной обивкой скамьи, на которой сидела.

— Я… я, — голос ее тоже дрожал, — я вся перепачкалась. Потеряла расческу, — девушка всхлипнула, — и порвала колготки.

Тут Алена закрыла ладонями лицо и заплакала, громко и навзрыд. Владимир обнял ее за плечи, и принялся баюкать, поглаживая по голове, словно перепуганное дитя.

— Тише, Аленушка, не плач. Успокойся, все будет хорошо.

Он же прекрасно понимал, что его подруга плачет вовсе не из-за колготок.

Валерий Семенович чувствовал себя совершенно свободно и вольготно даже здесь, сидя на скамье подсудимых, чувствуя устремленные на себя взгляды десятков глаз. По крайней мере так казалось со стороны. На самом деле Валерия Семеновича мучил один единственный вопрос: удалось ли наемнику Ванессы сделать то, что ему поручили. Будучи оптимистом, он надеялся на лучшее, но нутром чувствовал, что на этот раз что-то пошло не так.

Он убедился в этом лично, когда Алена Савченко под руку с рослым мужчиной, щеку которого пересекал от челюсти и почти до виска уродливый рубец, вошла в зал и, на секунду задержав взгляд на бывшем боссе, пробралась к своему месту. Глаза и кончик носа девушки выдавали недавние слезы. Видимо, не так легко она пережила это покушение. Толстяк без особых усилий взял себя в руки и усмехнулся, поймав взгляд Аленкиного провожатого. Ненависть в глазах незнакомца совершенно не взволновала этого уверенного в себе дельца. Если не повезет, его приговорят к пожизненному. А как известно, нет такой тюрьмы, из которой невозможно было бы сбежать. Особенно имея такие связи, деньги и сообщников "по ту сторону". Поэтому Валерий Семенович был далек от отчаяния.

Заседание обещало быть долгим и напряженным. Первым свидетелем, которого пригласили давать показания, была, как и ожидалось, Алена. Услышав свое имя, она вдруг осознала, насколько не готова сейчас выступать перед судом. Поднимаясь с кресла, она даже не взглянула на Володю, проводившего ее встревоженным взглядом и неотрывно наблюдавшего за нею, когда твердым шагом, громко стуча каблуками, Аленка прошла через середину зала. Для начала ее попросили просто рассказать обо всем, что произошло после ее похищения в июне, затем задали несколько вопросов, порасспрашивали про сестру. Алена отвечала на удивление спокойным голосом, словно рассказывала историю чужого человека, а не свою собственную. При этом взволнованными выглядели в основном зрители, то есть те, к которым этот рассказ не относился. Импозантный толстяк и несколько его помощников, сидевших рядом с бывшим боссом на скамье подсудимых — все были спокойны.

Вернувшись на свое место, Аленка тихо прошептала:

— Знаешь кого я увидела в зале? Здесь мать Олега.

После вызвали еще нескольких свидетелей. Это были родственники или друзья погибших в результате действия организации людей. Кто-то из них был знаком или видел в лицо еще Марию Савченко, а кто-то ее сестру под этим именем. Но большинство лишь знали о том, что потерпевший пользовался услугами элитного психолога Марии Савченко. Далее выступали люди, которые сами стали жертвами, например Алена узнала ту женщину, у мужа которой она "заимствовала" бумаги из сейфа.

Вскоре объявили перерыв. Алена с Володей вышли в коридор. Девушка отлучилась на минутку, и Владимир остался среди немногочисленной толпы, несколько очищенной от переизбытка представителей прессы.

— Володя?

Он обернулся. На него смотрела женщина с уложенными в высокую прическу седыми волосам. Рядом с нею стояла молодая мама с младенцем в голубом одеяльце на руках.

— Здравствуйте, Клавдия Сергеевна.

— Значит, Володя, это все-таки ты, — мать Олега грустно улыбнулась. — Познакомься. Это Светочка.

Женщина с ребенком улыбнулась. Владимир вежливо ответил "очень приятно", осторожно и с любопытством рассматривая эту миниатюрную блондинку с кротким взглядом синих глаз в обрамлении пушистых ресниц. Про себя Володя отметил, что Светочка несомненно подходила утонченному интеллигентному Олегу куда больше Алены. С этой синеглазкой любой мужчина мог ощущать себя чуть ли не Гераклом. С Аленкой это было бы сложнее.

Ребенок недовольно захныкал. Владимир заглянул в такие же синие как у мамы глаза младенца.

— Это его сын?

Клавдия Сергеевна кивнула.

— Да. Мы его Олегом назвали. В честь отца. Всего три месяца, а такой крепенький, крикливый… тьфу, тьфу, чтоб не сглазить. И весь в отца.

— Здравствуйте.

Алена нерешительно подошла ближе, глядя то на мать Олега, то на его жену. Вернее вдову.

Клавдия Сергеевна буквально впилась взглядом в лицо девушки, а потом взяла за руку невестку.

— Пойдем отсюда, Светочка. Видишь, как Олежек разволновался. Пойдем…

Отойдя на некоторое расстояние, мать Олега обернулась. Алена смотрела на нее совершенно растерянно, и даже хотела что-то сказать, но Клавдия Сергеевна не дала девушке даже рта открыть.

— Как ты вообще смеешь смотреть мне в глаза после всего, что сделала? После того, как оставила без отца этого ребенка!

И они ушли. Алена ошеломленно смотрела им вслед, потом повернулась к Володе.

— Она в какой-то мере права, — убитым голосом заключила девушка, — но только…

Вдруг Аленка нахмурилась и замолчала, а потом принялась загибать пальцы, что-то подсчитывая.

— Восемь месяцев. Прошло всего лишь восемь месяцев. А ребенок не выглядит новорожденным.

Володя невесело усмехнулся.

— Аленка, ему уже три месяца.

— Как это? — не поняла девушка. — Ведь тогда получается… получается…

Взглянув в глаза Володе, Аленка вздохнула:

— Да. Весело получается.

По окончании перерыва всех снова пригласили в зал суда. И почему-то сразу же снова вызвали Алену. Девушка повернулась к Володе и схватила его за руку:

— Что случилось? Я же уже все рассказала…

Ощутив его ободряющее пожатие, Алена нашла в себе силы встать.

— Савченко Алена Викторовна, вам выдвигается обвинение…

— Что? — ошеломленно прошептала Алена.

У нее тут же зашумело в ушах. "Соучастие в убийстве, мошенничество…"

— Следовательно мы вынуждены взять вас под стражу до вынесения приговора или снятия обвинения.

Двое людей в форме как раз собирались исполнить распоряжение судьи. Алена нашла глазами Владимира — он уже поднялся и пробрался к тому выходу, откуда привели обвиняемых, и куда, по всей вероятности, сейчас поведут Алену. Но девушку не вывели из зала. Потому что она вдруг поднялась и обратилась к судье.

— Ваша честь, я прошу разрешить мне остаться в зале суда до конца слушания.

Судья взглянул на нее несколько удивленно, но тут же кивнул:

— Разрешаю.

В следующем свидетеле Алена узнала того доктора, что занимался ею в больнице, где девушка приходила в себя после потери памяти.

— Да, я знаю эту девушку, — сказал он, глянув на Алену. — Она поступила к нам в больницу после того, как машина скорой помощи подобрала ее на улице в состоянии глубокого обморока. Придя в себя, она назвалась Марией Савченко. Пробыла у нас недолго, после чего ее жених, Марцев Аркадий, забрал ее из больницы. Признаков полной или частичной потери памяти обнаружено не было.

Аленка аж подскочила на месте. Но на ее плечо опустилась тяжелая рука упитанного представителя закона, и девушка вынуждена была сесть. Она в отчаянии обернулась к примостившемуся неподалеку на ступеньках Владимиру.

— Это неправда. Он же врет.

Володя кивнул, словно говоря, что верит.

Доктору задали еще несколько вопросов, а потом Алена проследила напряженным взглядом, как он отправился на свое место в зале. У нее еще не все укладывалось в голове, но девушка поняла одно — доктор, скорее всего, с самого начала был в сговоре с преступниками. Хотя они могли и заплатить ему непосредственно перед процессом за лжесвидетельство, но вряд ли человек с чистой совестью стал бы так рисковать своей карьерой.

Глава 36

В камере следственного изолятора было душно и темно. Единственным источником слабого света оказалось зарешеченное окошко на двери. Алена нерешительно постояла посреди камеры, а затем, найдя уже немного привыкшими к темноте глазами лежанку, брезгливо провела по ней рукой и, вздохнув, села на самый краюшек. Она решительно не понимала как же так получилось, что из главной свидетельницы обвинения она сама превратилась в обвиняемую. "Соучастие в убийстве"… Ей не поверили, что она не знала, что делает. Да еще и этот доктор со своими ложными показаниями. Самое время было разрыдаться, но… что-то мешало. Вся ситуация казалась настолько невероятной, что Аленка еще долгих пятнадцать минут ждала чуда. Ей казалось, что прошло не меньше часа, когда в сознание начало закрадываться опасение, что это все взаправду, что она действительно проведет здесь ночь. В темноте, духоте и грязи. Правда поразмыслив немного Алена даже нашла одно очень положительное обстоятельство: она была одна. Именно одна. Ее не подсадили в камеру к каким-нибудь страшным типам, как часто это бывает в фильмах. Так что ничего страшного, если придется поспать сегодня здесь. К тому же если заснуть быстро, то ночь пролетит незаметно, а утром снова слушание дела… Возможно, ее отведут в зал.

Аленка снова пощупала лежанку, на которой сидела. Она никак не могла преодолеть брезгливость и лечь. А еще очень хотелось снять сапоги. Но они были надеты на босу ногу, и стоило Аленке вытащить ступню из неуютного, но теплого сапога, она начинала мерзнуть. Поэтому девушка просто расстегнула молнии на голенищах, чуть-чуть высвободила ноги и сидела теперь в неуклюжей и не очень удобной позе на краю лежанки, совершенно не зная, что делать дальше.

Внезапно Аленка услышала где-то в коридоре металлический лязг, а затем шаги и голоса.

— К Савченко? Это сюда…

Сообразив, что кто-то идет к ней, Аленка снова быстро засунула ноги в сапоги, застегнула молнии и вскочила, неподвижно ожидая, пока шаги приблизятся.

Дверь камеры открылась, обозначив в проеме на фоне тусклого света мужскую фигуру. Аленка узнала и не сразу поверила своему счастью.

Владимир некоторое время вглядывался в темноту, а затем шагнул внутрь.

— Алена! — позвал он.

Вместо того, чтобы откликнуться, девушка сделала несколько шагов

навстречу, и Владимир, обернувшись на звук ее шагов, разглядел наконец нечеткий силуэт.

— У вас десять минут, — напомнил голос из коридора.

Дверь закрылась, и снова стало почти совсем темно. Но глаза Володи быстро привыкали к темноте. Он бросил что-то на лежак и Аленка, только сейчас заметившая, что Владимир пришел не с пустыми руками, удивленно спросила:

— Что там?

— Тебе одеяло, — пояснил Владимир. Он не стал вдаваться в подробности и рассказывать, каких трудов стоило добиться, чтобы ему разрешили принести Аленке такой "гостинец".

А девушка обрадовалась несказанно. Теперь у нее появился шанс заснуть этой ночью. Раскинув руки, она вдруг обняла Володю за шею:

— Спасибо тебе огромное!

— Да не за что, — просто ответил Володя. — Как тут, не обижают тебя?

— Да нет, — жалобно пробормотала девушка. — Меня раньше обидели, когда сюда привели. А теперь уже не обижают.

И тут ее словно прорвало.

— Володя, как же так! Я же только как свидетель, а они что… говорят будто я все знала! И помогала. Я же нечаянно, честное слово! Я понятия не имела! Ты же мне веришь, правда? Ты же знаешь, что я не вру! А вот этот доктор врет. И ему почему-то верят. А мне не верят, хотя я говорю правду. Это же не честно, не правильно! А если мне так никто и не поверит?!

В глазах Алены уже стояли слезы. Владимир мягко обнял ее за плечи:

— Все будет хорошо, Аленушка. Все будет хорошо.

— Правда? — всхлипнула она.

— Правда, правда.

Аленка смахнула с ресниц выползшую таки слезинку. И, уткнувшись в плечо этого человека, с недавних пор ставшего таким родным и близким, тихонько произнесла:

— Знаешь, Володя, а я все-таки немного боюсь… Но ты прав. Они поймут, что я ни в чем не виновата, и все обойдется.

Алена уговаривала так в первую очередь саму себя. Боялась она далеко не "немного", но все же верила, что в конце концов справедливость должна восторжествовать. В голове попросту не укладывалось, что ее могут признать виновной, приговорить к заключению… Нет, о таком нельзя даже думать. Алена сама не заметила, что непроизвольно все сильнее прижимается к Владимиру, словно ища у него защиты не только от всех напастей, но и от дурных мыслей. А когда вдруг осознала это, вздрогнула и робко подняла голову. Ее глаза различили в темноте напряженное лицо Владимира.

Она хотела что-то сказать, но в последний момент мысли разбежались, и Аленка промолчала. Она просто стояла, глядя на Владимира широко открытыми глазами. Он ласково провел пальцем по ее приоткрытым губам, которые Алена тут же нервно облизнула. А когда лицо Владимира оказалось совсем близко, замерла в трепетном ожидании, а потом просто ответила на поцелуй. Владимир целовал ее нежно-нежно. И Алена уже поняла, что наверное давно ждала этого. Теперь ее даже не беспокоило, что в окошко на двери камеры за ними скорее всего подглядывают.

Когда Владимир отстранился, чтобы заглянуть ей в глаза, Алена блеснула на него немного пьяным взглядом, а затем мягко уронила голову ему на грудь. Владимир наклонился и, зарывшись лицом в пушистые локоны, прошептал у самого ее уха:

— Я люблю тебя.

Она не сказала ничего. Владимир лишь почувствовал, как на мгновение вдруг напряглось и замерло ее тело, а затем пальцы Алены сильнее впились в его плечи.

Глава 37

— Ваше время вышло!

Голос из-за двери заставил их обоих встрепенуться. Владимир крепко сжал девушку в своих объятиях и осторожно отпустил, придерживая за плечи, потому что стоило ему отступить, Аленку качнуло. Но в следующее мгновение, когда дверь с лязгом и скрипом отворилась, девушка уже твердо стояла на ногах.

Они расстались, наскоро попрощавшись, почти без слов. Когда стихли шаги в коридоре, Алена быстро расстелила одеяло, скинула сапоги и закуталась, словно гусеница, собирающаяся превратиться в бабочку. Но едва умостившись на лежаке, Алена почувствовала, как сжимают грудь рвущиеся наружу слезы. И, накрыв углом одеяла голову, заплакала. Вовсе не потому, что жалела себя, оказавшуюся после стольких опасностей и треволнений в камере следственного изолятора. Просто душу ее переполняло сейчас такое огромное счастье, что рядом с ним все неприятности на время показались пустяком, не заслуживающим внимания.

Аленка просыпалась несколько раз, сначала в предрассветных сумерках, потом ранним утром, когда рассеянный свет только пробрался в обнаружившееся под потолком маленькое узкое окошко. Девушка все-таки замерзла, а потому, проснувшись уже в третий раз, поднялась и натянула сапоги, решив, что пора приводить себя в порядок. Она долго не решалась позвать дежурного, но в конце концов естественные потребности заставили побороть смущение. Когда в окошко на двери заглянула чья-то физиономия, Аленка заявила:

— Мне надо в туалет.

Без дальнейших расспросов дверь открыли, и дежурный, оказавшийся довольно молодым парнем с заспанной опухшей физиономией повел Алену по коридору, слегка подталкивая в спину.

Вернувшись в камеру, Аленка чувствовала себя уже несколько уверенней. Она успела умыться и даже немного пригладить волосы. Немного мерзли ноги. Колготки, порванные при падении перед зданием суда, Аленка сняла и выкинула, прежде чем идти в зал. И теперь несмотря на теплые сапоги, голые коленки мерзли, а юбка была недостаточно длинной, чтобы прикрыть их полностью.

Ожидая пока за нею придут, девушка ходила по камере, поглядывая на серенький прямоугольник окна под потолком. Выглянуть в него она не могла — слишком высоко.

Время тянулось очень медленно, как всегда, когда к томительному ожиданию присоединяется вынужденное безделье. Солнце тем временем уже поднялось достаточно высоко и светило вовсю. Алена волновалась все больше и больше. Наконец она осмелилась снова позвать дежурного.

В окошко заглянул уже другой человек, не тот, что был рано утром. На вопрос Алены "Который час?" он ответил: "Начало десятого".

Ошеломленная, Алена отошла от двери. Она внезапно поняла, что за нею не придут. Слушанье уже началось, а она весь день, все время, пока будет идти слушанье, просидит здесь. Одна и без какого-либо занятия.

Владимир замолчал. И снова пробежался глазами по залу — Алены не было. Хотя если б ее привели, он точно бы этого не пропустил.

— Так вы говорите, что знаете Алену Савченко уже около пяти лет?

— Да, — Владимир кивнул.

— И когда вы встретились, вернее, когда вы ее нашли, она придя в сознание не узнала вас?

— Да.

— И позже, когда вы ей все рассказали, какова была ее реакция?

Владимир вспомнил озадаченное и сосредоточенное личико Алены, пытающейся уложить в голове все обилие новой информации и принять ее.

— Она поверила мне, но поведение ее не поменялось. Алена долго не могла

привыкнуть, что все рассказанное мною действительно относится к ней.

— А когда она вспомнила? Произошла ли какая-то перемена в ее поведении и в ваших отношениях?

— Да, — снова сказал Володя.

— Что именно, поясните пожалуйста.

Владимир нахмурился. Он не был уверен, что сможет объяснить это словами.

— Она была очень… подавлена. Алена вспомнила про то, что случилось с Олегом, и с тех пор ее преследуют страшные воспоминания. Раньше, когда Алена ничего не помнила, она воспринимала Олега просто как человека из рассказанной истории, а теперь постоянно думает о происшедшем.

— А ваши отношения? Они изменились, когда Алена вспомнила все пять лет вашей дружбы?

Владимир пожал плечами. Ему самому был очень интересен ответ на этот вопрос. Но от него ждали ответа.

— Не знаю.

— Как так не знаете?

— Не могу об этом судить. Слишком много произошло и происходит.

— Владимир, а как вы считаете, могла ли Алена Савченко имитировать потерю памяти?

— Нет, не могла, — покачал головой Володя. — Я вообще не помню, чтобы Алена когда-нибудь обманывала. Да и нужно быть первоклассным актером, чтобы такое сыграть.

Девушка уже измаялась от безделья. Ей было попросту скучно. Впору стучаться головой об стенку, да только чистоплотность не позволяла пачкать волосы об эти грязные стены. Устав и от бесцельного хождения, и от сидения на лежаке, она пыталась лечь и уснуть, но как-то не получалось. Да еще не давала покоя мысль, что за ней могут прийти в любой момент, а она окажется заспанной и растрепанной. В конце концов от нечего делать Аленка заинтересовалась окном. Находилось оно высоко, но девушка доставала до проема руками. Она попыталась подтянуться, подпрыгнув при этом, но тут же с визгом отскочила от стены: первым, что Аленка заметила, был большой паук, оказавшийся точнехонько у нее перед глазами. Он свил себе паутину в углу окошка, и Аленка чуть не тронула ее носом. По крайней мере ей так показалось. Кроме того ее руки теперь были совсем грязными. Пальцы и ладони словно бы перепачканы в саже.

Решив, что ей теперь все равно придется мыть руки, и будет обидно, если при этом она так и не поглядит, что за окном, Аленка снова подошла к стене и, потянувшись на руках, жадно ела глазами все, что смогла увидеть. После голых серых стен зрелище грязного дворика с полными мусорными баками все же казалось заслуживающим внимания.

Вскоре руки Аленки устали, и она спрыгнула на пол. Помассировав пальцы, девушка снова подошла к стене и еще раз подтянулась к окошку. Но в этот раз руки выдержали совсем недолго, а больше Алена решила попыток не повторять.

Когда дежурный распахнул дверь в камеру, девушка уставилась на него удивленными и немного заспанными глазами. Она сидела на лежаке, завернувшись в одеяло и прислонившись к стене.

— Выходите, — сказал дежурный.

Аленка стянула с себя одеяло и встала на ноги.

— Куда? — спросила она.

— Вас выпускают.

Спросонья девушка даже не смогла как следует обрадоваться. Из сказанного она сделала единственный вывод: в камеру она больше не вернется, следовательно, одеяло надо захватить с собой.

Несколько раз перед нею открывались железные двери — сплошные и решетчатые, — а затем со скрипом захлопывались за ее спиной. Затем девушка оказалась в помещении с рядом креслиц и топчанчиков у стен. С одного из них при ее появлении поднялась очень знакомая фигура. И хотя из-за света, бившего прямо в окно за спиной человека, Алена не видела его лица, но узнала сразу же. Да в принципе кто еще кроме Владимира мог за ней прийти?

— Меня насовсем выпустили? — спросила девушка.

— Да.

— Значит, мне поверили?

— У них не было оснований не верить тебе.

— А почему же тогда…

— Не знаю, Аленка.

Он забрал из рук девушки одеяло, положил его на топчан, и развернул перед Аленкой ее куртку.

— Одевайся.

Аленка быстро сунула руки в рукава и вышла вместе с Володей на улицу. Кругом была противная слякоть, но солнышко весело светило, не слишком правда радуя Алену, у которой от этого света заболели глаза.

Владимир остановил маршрутку. Аленка запрыгнула в салон и, выбрав место у окна, устроилась на сидении. Когда Володя сел рядом, она тронула его за руку:

— Куда мы?

— К тебе домой.

Алена кивнула и отвернулась. Она так давно не была дома, что сообщение Владимира ее несколько ошеломило. Но девушка тут же подумала, что дома ее ждет своя ванная, чистая постель, уютная кухонька и своя чистая одежда. Очарованная этими мыслями Аленка смотрела в окно невидящим взглядом и даже испуганно встрепенулась, когда Владимир сказал ей:

— Сейчас выходим.

Глава 38

Быстро пройдя через уже начавший пустеть базарчик, они миновали несколько дворов и подошли к ничем не отличающемуся от остальных дому. Симпатичная девятиэтажка, облицованная веселенькой желтой плиткой, балконы с орнаментом. Алена задрала голову. Она вспомнила, как Владимир привез ее сюда… это было где-то месяц тому назад. Нет, больше, почти два. Тогда еще только начинался январь, а тут уже весна на носу. Правда только календарная. По настоящему потеплеет лишь к апрелю. Хотя по сравнению с Севером, погоду никак нельзя было назвать холодной: промозглая сырость и грязь. Настоящие морозы почему-то так и не наступили, но Аленка помнила, что зима часто напоминает о себе ближе к концу марта, заваливая все пушистым снегом тогда, когда уже хочется весеннего солнца и тепла.

Тогда Аленка не помнила ничего о себе, да и толком не знала даже кто она. И смотрела на эти места в ожидании какого-то чуда. Но как она ни старалась, дверь ее квартиры не стала чем-то большим, чем завесой, упорно скрывающей очень важную тайну. Теперь же Аленка знала, что ждет ее за порогом. Почти знала, ибо за больше чем полгода многое могло измениться.

Володя вынул из кармана ключи и протянул Алене. Она нерешительно взяла их и попыталась вставить ключ в замочную скважину внезапно задрожавшими пальцами. У нее это получилось, но ключ, пройдя четверть оборота, застрял. Девушка попробовала провернуть его, но, опасаясь сломать, оставила попытки и с беспомощным видом обернулась к Владимиру.

— Не получается…

Он взял ключ из ее рук и открыл дверь. Алена даже не удивилась, что у Володи все получилось, тогда как она промаялась безрезультатно несколько минут.

В прихожей было достаточно светло. Аленка разулась, еще не забытым, почти механическим движением всунула ноги в стоявшие всегда на одном и том же месте тапочки. И вздохнула с облегчением: похоже, здесь все осталось нетронутым со дня ее похищения. Алена слышала, как Володя закрыл входную дверь, и не оборачиваясь пошла прямо на кухню.

Слой пыли на столе был таким равномерным, что его почти не было заметно. Лишь когда девушка провела пальцем по столешнице, на ней остался четкий след. А на пальце — пушистая серая пыль. Аленка подошла к мойке и, открутив кран, сполоснула руку. Заглянула в стоявшую на шкафчике чашку, тоже пыльную. Потом в холодильник. Хорошо, что у нее было не так-то много продуктов в тот день, иначе ей предстало бы совершенно отвратительное зрелище. Но в холодильнике и так стоял неприятный запашок, и Аленка, захлопнув дверцу, решила, что первым делом вымоет весь холодильник дочиста.

Заглянув в свою комнату, а потом в Машину, Аленка поняла, что весь завтрашний день проведет с пылесосом, шваброй и тряпками. Но сегодня не хотелось ничего делать. Она была вымотана после бессонной ночи в камере, хотелось выкупаться и лечь в чистую постель. А также постоянно тянуло к полке с альбомами: взглянуть на фотографии сестры, Олега… а также свои и Володины. Фотографии из такого далекого теперь прошлого. Но Алена не стала делать этого сейчас. Не время. Она повернулась, точно зная, что Владимир стоит за ее спиной на пороге комнаты.

Он грустно улыбнулся в ответ на ее молчание. Тогда Аленка спросила:

— Есть хочешь?

— У тебя же ничего нет.

Девушка пожала плечами.

— Если б что-то было, я бы не стала спрашивать, а сразу предложила. А так…

Она прошла мимо Володи и снова вернулась на кухню. Полезла в шкафчик, откуда торжествующе извлекла сахар, соль и пачку чая.

— А в шкафу на балконе должно быть варенье! — обрадовано воскликнула Алена и побежала проверять. А вернулась действительно с банкой варенья.

— Чай будешь?

— Не откажусь, — улыбнулся Володя.

— Ну тогда я поставлю чайник, а сама пойду немножко выкупаюсь. Хорошо?

Она быстро вытерла столешницу и сиденья табуреток. Генеральной уборкой Алена решила заняться завтра, сейчас на это не было никакого настроя. А затем, поставив полнехонький чайник на плиту, девушка разыскала в шкафу свое полотенце и махровый халат и с довольным видом скрылась в ванной.

Услышав журчание воды, Владимир сел на табуретку в кухне. Он бывал здесь раньше очень часто. До того, как узнал про предстоящую женитьбу Олега и решил уехать. Все было знакомо и даже казалось в какой-то мере родным, ведь своей квартиры у Владимира не было. Родители жили далеко. Он редко заезжал к ним в гости. Последний раз навещал их перед отъездом на север. После звонил несколько раз, писал. Но теперь надо бы исправить оплошность и наведаться в гости на несколько дней, а то и на недельку. Хотелось бы конечно на недельку, но Владимир помнил, что в данный момент он безработный, а значит надо будет искать работу, и ни о каких продолжительных каникулах не может быть и речи.

Прислушавшись к плеску воды, Владимир улыбнулся. И выключил закипевший чайник. Вряд ли Алена так быстро выйдет из ванной. Он посидел еще немного, а затем, что-то вдруг решив, нашел на Аленкином столе бумагу и ручку, написал короткую записку и, обувшись, вышел из квартиры, тихо захлопнув за собой дверь.

Когда Алена решила, что уже совсем наверное потеряла совесть, она выключила воду и потянулась за полотенцем. Нет, просидеть в ванной меньше получаса было сейчас выше ее сил. Зато теперь девушка чувствовала себя совсем счастливой. Она вышла из ванной с довольным мурлыканьем, но едва заглянула на кухню, настроение вдруг куда-то пропало. Девушка быстро оббежала все комнаты и остановилась в прихожей, у входной двери. "Я

наверное так долго плескалась, что Володе надоело ждать, и он ушел", —

подумала Алена. От этой мысли сразу захотелось плакать.

Она не сразу заметила небольшой листочек бумаги на кухонном столе. Записка была краткой, но очень обнадеживающей: "Я сейчас вернусь".

Алена открыла ему дверь, и Владимир на секунду замер, рассматривая ее прямо светящееся счастьем лицо в обрамлении мокрых кудряшек, стройную фигурку, закутанную в короткий, до колен, махровый халат. И улыбнулся, протягивая ей кулек. Бросив на Владимира еще один счастливый взгляд, девушка потащила кулек на кухню. Вид у нее был несколько странный, и Владимир сразу догадался почему. Он подошел к Алене, торопливо выгружавшей его покупки: вермишель, колбасу, хлеб, масло, какие-то вафли, печенье.

— Неужели ты думала, что я уйду? Вот так, без чая?

Глава 39

Солнце почти спряталось. По стенам еще ползали красноватые блики, придавая особое очарование вечернему чаепитию. И все же темнело быстро. Скоро сгустились сумерки, и Аленка встала и зажгла свет. Она пододвинула Володе еще не пустую пачку вафель, но он отрицательно покачал головой. Девушка украдкой глянула в его чашку — напитка там осталось на донышке. Поэтому Аленка поспешила предложить:

— Еще чаю?

— Нет, спасибо, — Владимир улыбнулся, — я уже вторую чашку допиваю.

Алена хотела было возразить, что он не лопнет и от третьей, но промолчала. Действительно, с какой это стати она задерживает Владимира… И ту ее словно осенило: ему же некуда идти! Уцепившись за эту мысль, Алена почувствовала, что ей стало легче. В таком случае Володя действительно останется здесь. Хотя бы сегодня. Мысль о том, что придется остаться одной в пустой квартире пугала, это при том, что Марцев на свободе, и по всей видимости у него есть помощник.

Но Владимир, отставив опустевшую чашку, все-таки принялся собираться. Увидев, что он направляется к своим вещам, Аленка ошарашено воскликнула:

— Ты куда?

Владимир нахмурился. Он и сам точно не знал ответа на этот вопрос. Поэтому… решился.

— Алена, я… хочу попросить тебя об одолжении, — решимость вдруг пропала, и Володя закончил: — я оставлю у тебя пока свои вещи, хорошо?

Видимо лицо Алены выражало несколько неадекватную реакцию на такую просьбу, и Владимир совершенно справедливо решил, что чем-то ее обидел. Хотя "обидел" — не то слово. Скорее разозлил.

— Вещи? — спросила Алена подозрительно спокойным голосом, резко контрастировавшим с прищуренными глазами, чуть ли не метавшие из-под ресниц колкие искры. — А сам куда? На улицу?

— Может к Паше пойду, — пожал плечами Владимир. — А завтра все заберу.

— Почему к Паше? Тут Машина комната пустая стоит. Можешь в ней переночевать.

Владимир еще колебался. Хотя, и Алена это прекрасно видела, ему совершенно не хотелось уходить в ночь. Но что-то мешало сразу согласиться. Особой застенчивостью Володя никогда не страдал, поэтому такое поведение показалось девушке довольно странным. И все же она не могла сейчас его отпустить.

— Послушай, я же жила у тебя там, в поселке, и не одну неделю. Неужели ты не можешь точно так же воспользоваться моим гостеприимством?

— Тогда ты была в беде. И других вариантов все равно не было. К тому же ты ничего не помнила…

Девушка вдруг почувствовала, как при последних словах что-то кольнуло ее в самое сердце. Она с печальным удивлением взглянула на Владимира.

— А это что-то меняет?

Владимир молча смотрел в ее глаза. И наконец произнес:

— Думаю да.

И все же он отошел от двери.

— Я останусь сегодня. Мне действительно некуда пойти.

Аленка вздохнула с облегчением. Но что-то мешало ей до конца почувствовать радость от того, что Владимир остается. Какая-то недосказанность словно повисла в воздухе. И еще Алена ощущала, что Владимир хочет остаться, но остается с тяжелым сердцем.

Она быстро сняла с диванов пыльные покрывала и запихала их под ванну, с тем чтобы назавтра постирать. Затем, достав чистое белье, постелила Володе в Машиной комнате. На аккуратный диванчик со всех стен смотрели фотографии Марии, и Алена, повинуясь какому-то неясному порыву, быстро поснимала их со стен и поставила в шкаф. Ей не хотелось ни самой смотреть сейчас на снимки сестры, ни чтобы это делал Владимир. После всего пережитого Алена еще не разобралась в своем отношении к поступкам Марии.

Сестры вообще никогда не были подругами. У Маши были свои интересы, свои взгляды на жизнь, на мораль, которые почти никогда не совпадали с Аленкиными. Младшая сестра всегда была красавицей. Старшую называли умницей, симпатичной девушкой, хорошим человеком, давали еще кучу положительных эпитетов, а младшая же всегда оставалась просто красавицей. И этой короткой характеристики ей хватало с лихвой. Это не помогло ей получить отличные оценки ни в школе, ни в колледже, ни потом в институте. Да она и не стремилась к этому. Мария намного раньше своей старшей сестры поняла, что диплом с отличием не обеспечит ей высокооплачиваемую работу. Поэтому Маша не очень напрягалась в плане учебы. Она запоминала лишь то, что было ей интересно, либо могло пригодиться. Хитрость и изворотливость, а также своеобразный талант общения с мужчинами помогли ей сделать за короткое время весьма неплохую карьеру. Заканчивая учебу заочно, Мария Савченко уже работала на Валерия Семеновича.

Алена же все время прилежно училась, пошла в аспирантуру, взяла себе педпрактику. У нее все было в порядке: учеба, друзья, жених… До какого-то момента, когда жизнь ее покатилась кувырком. С тех самых пор Алена узнала и о жизни, и о себе намного больше, чем могла бы узнать, продолжая вести годами размеренную жизнь, к которой некоторым образом привыкла и считала за норму. И все же что-то мешало ей с чистой совестью заявить, что она хочет вернуть все назад.

— Спокойной ночи, — сказала Аленка, выходя из Машиной комнаты.

— Спокойной ночи, — ответил Владимир.

Утром Владимир ушел рано. Вернулся только вечером, довольно поздно. Настроение его было приподнятым.

— Вроде нашел, — сообщил он Алене с порога.

Когда Аленка, продолжая радостные хлопоты по поводу его возвращения, провела Володю на кухню, он продолжил делиться новостями.

— Мне просто с самого начала повезло. Я только в несколько мест успел зайти, и вдруг в одном конструкторском бюро встретил старого знакомого. Мы как-то вместе работали. Он мне посоветовал на один завод направиться. Там сейчас новое руководство, старый завод отстраивают, производство налаживают. Говорит, у них многие туда уйти хотели: зарплаты хорошие специалистам предлагают. Я пошел, поузнавал все. Вроде действительно неплохое место. Завтра собеседование.

— Волнуешься? — спросила Алена.

— Нет. Я знаю, что знаю и что умею. Так что можешь тоже не волноваться.

— Хорошо, — улыбнулась девушка. — Ну а вдруг? Есть у тебя запасные варианты?

— Не доверяешь? — весело подколол Владимир, и объяснил, — я сегодня думаешь почему так поздно? Конечно, я нашел и запасные варианты. Есть несколько предложений, но этот завод меня больше всего устраивает. И само место нравится, условия работы хорошие. Я по заводу прошелся, так знаешь, там сейчас действительно работа идет колоссальная. И многое уже сделано. Короче, и зарплата неплохая, и перспективы. Вот так.

Владимир наконец взялся за ложку, но прежде чем начать есть, спросил:

— А ты как? Чем занималась?

— Я? — Алена пожала плечами и улыбнулась, — да так… квартиру убрала, перемыла все. Только недавно закончила. Но если честно, тут еще работы на неделю хватит! Завтра в универ поеду. Восстанавливаться. Надеюсь, обойдется без особых проблем.

— Ты не переживай, — ответил Володя, быстро прикончив тарелку супа. — Возьмут. Кто же еще будет учить этих оболтусов?

— Оболтусов? — засмеялась Алена. — Ты себя на первом курсе вспомни!

Владимир фыркнул:

— Из любого правила бывают исключения.

— Ну конечно, — согласилась Алена. — Те оболтусы по сравнению с тобой наверное просто ангелы.

Владимир улыбнулся так, словно ему сделали не абы какой комплимент. И поднялся из-за стола, чтобы поставить в умывальник свою тарелку.

— Спасибо. Все было очень вкусно.

— Чай?

— Не откажусь.

К превеликому удовольствию Алены речь о переселении Владимир сегодня не заводил.

Глава 40

Девушка встала рано, одновременно с Владимиром. Но вышла немного позже его. В университет необязательно было заявляться спозаранку. Она пришла туда часам к одиннадцати. И еле упросила, чтобы в отделе аспирантуры ее приняли сразу же, а не после часа, когда у них начинался прием посетителей. И уже через пять минут разговора с заведующей Алена поняла, сколько мороки ей предстоит в ближайшие недели. С квадратной головой и нервами на взводе она покинула этот кабинет и пошла искать встречи со своим научным руководителем. Тот отнесся к ней куда более доброжелательно. Оказалось, он слышал в новостях о судебном процессе и в общих чертах знал, почему девушка пропустила почти целый год. В итоге Алене пообещали, что ее восстановят на работу с сентября, когда начинается новый учебный год, а на учебу — с первого июля. То есть практически с того месяца, когда она отсутствовала. Но ради этого предстояло немало побегать.

Совершенно измотанная, Алена вернулась домой только к половине пятого. Подходя к подъезду, она увидела сидящего на лавке Володю. Сердце тут же радостно забилось. Владимир обернулся, увидел ее и встал, направляясь навстречу.

— Давно ты тут? — спросила Алена.

— Нет, не очень, — ответил Владимир. — Ну как у тебя дела?

Аленка рассказала ему о своем походе в универ, сопровождая рассказ раздраженными возгласами и вздохами. И вдруг ей на ум пришла мысль, заставившая девушку тут же растерянно замолчать.

— Алена, что случилось? — Владимир заглянул в ее лицо.

Девушка несколько раз моргнула, в потом прошептала:

— Мне теперь тоже надо будет искать работу… Потому что до июля стипендии у меня не будет. Конечно есть немного денег на карточке, но маловато. А кто меня возьмет на несколько месяцев? Я же только до сентября смогу.

Владимир ласково погладил ее по плечу.

— Не волнуйся. К тому же у меня теперь есть работа.

Услышав это, Аленка поспешно отогнала печальные мысли, оставив обдумывание всех проблем на попозже.

— Ну рассказывай, как там и что…

И они вместе пошли к подъезду.

— Так что работать я начинаю со вторника. Как раз должен вернуться с больничного начальник отдела. Теперь я смогу снять квартиру. Правда, аванс мне дадут только через недели три, но пока можно у кого-нибудь одолжить немного денег…

Владимир замолчал, потому что Алена опустила голову и что-то сосредоточенно искала вилкой в пустой тарелке.

— Алена, — снова заговорил он, — пойми, я не хочу тебя стеснять.

— Ты не будешь меня стеснять, — прошептала она.

Ей хотелось закричать: "Бросаешь! Оставляешь меня одну!" Но она промолчала. Ощущение, что ее откинули как ненужную вещь, становилось все сильнее. Нет, она и так доставила Володе столько хлопот, что грех теперь навязывать ему свое гостеприимство.

— Аленка…

— Нет, Володя, — тихо сказала она, — Я всего лишь хотела предложить тебе пожить здесь… до получки.

Опершись подбородком о сложенные руки, Владимир с удивленной улыбкой уставился на все еще не поднимавшую голову Алену.

— Ты действительно хочешь, чтоб я остался? Зачем?

Алена вздохнула. Ответить было непросто. Поэтому она лишь пожала плечами, но потом, словно почувствовав, что это может обидеть ее собеседника, добавила:

— Я тебе очень благодарна за все, что ты для меня сделал. И просто тоже хочу помочь. К тому же так… так мне как-то спокойнее.

— Благодарна? — Владимир усмехнулся. — Не стоит. Мы же друзья.

— Да, но… Володя…

Она не успела договорить. Владимир встал.

— Не волнуйся за меня. Я нормально устроюсь. Да и сама не переживай. За домом пока следят. Думаю, в ближайшую неделю ничего не изменится. Так что… мне пора.

Он направился к двери. Аленка следом. Она беспомощно смотрела, как Владимир обувается, одевает куртку.

— Почему мне так легко было общаться с тобой там, в поселке на севере, и так тяжело сейчас? — прошептала она.

— Потому что сейчас ты помнишь кто я, и кто ты, — ответил он.

— Нет, — покачала головой Алена. — И да. Мне тяжело от того, что я помню больше, чем хотелось бы. Оттого, что весь мой мир разом перевернулся. Мои планы, мечты… многое просто разбилось вдребезги. Я не знаю, стоит ли об этом сожалеть, но свыкнуться с этим очень сложно. И я не понимаю, почему ты, человек, который единственный был и остался надежной моей опорой, моим лучшим другом, спешишь поскорее покинуть меня. Я не хочу давить на жалость, но если и ты уйдешь, тогда у меня вообще никого и ничего не останется.

Владимир молчал, глядя куда-то в пол. Алена не могла видеть выражение его глаз, но брови его были сведены на переносице. Хмурится… чаще всего это означало, что Владимир о чем-то напряженно думает. Возможно сам того не осознавая.

— Я не могу остаться, Алена…

— Почему? — в отчаянии воскликнула девушка. — Что произошло? Что изменилось?

— Изменилось многое, — тихо ответил Владимир. — Тот месяц, который ты провела в моем доме, я сейчас вспоминаю как сон. Раньше я и не думал, что такое когда-нибудь случится. Потому что у тебя был Олег. Потому что ты всегда относилась ко мне только как к другу. Я с самого начала знал, что как только память вернется к тебе, все снова будет по-старому. И все же надеялся. Надеялся, что ничего не изменится, потому что я больше уже не смогу быть только твоим другом.

Владимир пристально посмотрел в ее широко распахнутые глаза.

— Алена, я люблю тебя. И на этот раз не делай вид, что не услышала.

Девушка на секунду зажмурилась, а потом быстро отвернулась к стене. Владимир подумал, что она снова промолчит, но Алена заговорила. Тихо. А Владимир слышал каждое ее слово.

— Делать вид? Я и не собиралась. Знаешь, немного странно это говорить, но мне кажется мы никогда не были просто друзьями. Я всегда относилась к тебе именно как к мужчине. Что-то в тебе меня привлекало, что-то пугало. Но… ты уж не обижайся на мои слова, ты всегда был бабником. И девушки у тебя были самые роскошные, красавицы. Ты с самого начала не относился ко мне серьезно. Поэтому я даже и не думала о тебе. А потом я влюбилась в Олега. Я не знаю, была ли это настоящая любовь хотя бы с моей стороны. Тогда мне казалось, что да. Сейчас же во мне говорит злость и обида, поэтому мне трудно судить справедливо. Мне действительно больно из-за его предательства. А его ребенок… зачат еще тогда, когда мы были вместе. До того, как меня похитили.

Она перевела дыхание и продолжила.

— Знаешь, Владимир, я всегда ценила нашу дружбу. А еще с тобой я почему-то ощущала себя больше женщиной… хотя, поразмыслив, приписала это твоему умению общаться с противоположным полом. Ты говоришь, многое изменилось? Да, многое. Я заново узнала тебя. Не знаю, когда я тебя полюбила, но поняла это тогда, на севере. Когда рассказала тебе про Гелену, и ты поверил. Но тогда я была в каком-то смысле свободным человеком. Свободным от воспоминаний. А теперь столько всего свалилось: смерть сестры, предательство Олега, которому я когда-то так доверяла, его смерть на моих глазах, смерть еще нескольких человек, у которых я была в роли психолога. Это слишком… слишком для меня. И я действительно не могу избавиться от чувства вины за все произошедшее. Сколько не убеждаю себя — не могу. И если я действительно веду себя немного странно или неадекватно, прости, я просто многое теперь помню, а это надо пережить.

Алена замолчала, почувствовав, что Владимир отошел от двери, и теперь стоит прямо у нее за спиной.

— Я могу сказать, — произнесла она, — что пойму, если ты уйдешь. Но это будет ложь. Хотя довольно вежливая, правильная. И все же нет, я… я просто не знаю, что я тогда буду делать! Говорят, что любовь — это когда нельзя жить без человека. Нет, можно наверное, но… как? Вот и я пока не знаю. Боже, у меня такая каша в голове. Я не собиралась и не должна была всего этого говорить. Надо было сказать что-нибудь вроде "до завтра" или "скоро увидимся"… Поэтому, пожалуйста, забудь все, что я тебе тут наговорила. Забудь, если можешь.

Ладонь Владимира накрыла ее прижатую к стене руку с нервно колупающими обои пальцами. Алена услышала у самого уха его тихий шепот:

— Не могу.

Стояла такая тишина, что слышно было, как громко тикает старый механический будильник в Аленкиной спальне. Внезапно на улице что-то бабахнуло. Алена вздрогнула, на секунду замерла, а потом легонько откинулась назад, коснувшись спиной Володиной груди. И вдруг почувствовала, как из глаз сами собой потекли слезы.

Владимир наклонил голову и зарылся лицом в мягкие локоны на ее макушке. Волосы приятно пахли шампунем, и их прикосновение к щеке было удивительно нежным и волнующим. Коснувшись пальцами ее щеки, Владимир почувствовал на них влагу и мягко развернул Аленку к себе лицом.

— Алена, ты что, плачешь?

Девушка стояла, опустив голову. И молчала.

— Аленка…

Он прижал ее голову к своей груди и стоял так, пока она не успокоилась и не подняла чуть покрасневшие от слез глаза. Владимир улыбнулся:

— Ну чего ты?

Она пожала плечами.

— Сама не знаю, — Алена шмыгнула носом. — Я больше не буду.

Улыбка на лице Владимира стала еще шире.

— Глаза красные, нос красный… Алена Викторовна, у вас просто ужасный вид!

Алена обиженно фыркнула.

— Вот и не смотри, если не нравится!

Он покачал головой, и продолжал с улыбкой смотреть ей в лицо.

Глава 41

— Опять ничего интересного! — разочарованно протянула Аленка, клацая по кнопкам пульта. Владимир подошел и сел рядом.

— Жаль, что дождь. Можно было бы погулять, — снова сказала Алена.

— Как у тебя с документами? Все уже оформила? — поинтересовался Владимир.

— Нет, — Аленка вытянула уставшие от беготни по университетским коридорам ноги. — Еще придется несколько раз туда съездить. Надеюсь, до конца недели управлюсь.

Она мельком глянула на Володю, и положила голову ему на плечо.

— Я обещал родителям, что приеду к ним на выходные. И наверное останусь до вторника.

— Да? — Алена постаралась сделать вид, что предстоящее трехдневное отсутствие Владимира ее нисколько не волнует. — Понятно…

И вдруг Володя спросил:

— Поедешь со мной?

Она удивлено подняла голову и посмотрела ему в глаза.

— Но… они же тебя ждут. А тут я приеду. Неудобно как-то.

— Удобно, — заверил ее Володя. — Во-первых, я же вижу, что тебе немного боязно будет самой остаться. Ты, конечно, зря боишься, но все-таки… Во-вторых, думаю родители будут рады тебе. Им нравится, когда в доме гости. Тем более, они же тебя знают.

— Они меня всего раз или два видели! — возразила Алена. — И то мельком.

В ней боролись два противоречия: нежелание оставаться одной на целых три дня, и нежелание становиться неприятным сюрпризом для Володиных родителей.

— Не беспокойся. Все будет хорошо, — сказал Владимир.

В субботу утром Владимир помог Аленке спрыгнуть с подножки пригородной электрички, в которой они протряслись битых два часа. Они вместе пошли по грунтовой дороге вдоль полотна, а затем свернули на широкую улицу. Март — не лучшее время для загородных поездок. Сельские улицы встречали гостей грязью и слякотью. На тех, что были заасфальтированы, ситуация подчас была не лучше. Но солнышко светило ярко, задавая довольно оптимистический настрой. У одной из калиток Владимир остановился и, ободряюще пожав Аленкину руку, постучал.

Калитку открыла немолодая женщина с лучистыми глазами. Она едва доставала Владимиру до плеча и казалась по сравнению с ним совсем миниатюрной. Женщина улыбнулась:

— Здравствуй, Володенька. Здравствуй, Аленушка.

Алена, чувствуя некоторую неловкость, робко улыбнулась:

— Здравствуйте.

Мать Володи, обняв сына, тут же пригласила гостей в дом. На пороге их встретил Володин отец, тоже поздоровался, хотя и более сдержанно. И вместе с ними сел за широкий стол, на который его жена наставила сразу кучу всего. Чувствовалось, что приезд Володи для этих людей как праздник. И хотя они старались не подавать виду, Алена прекрасно видела, что родители успели очень соскучиться по сыну. Но девушку тоже не обошли вниманием, и очень скоро Алена, поначалу несколько напряженная, немного расслабилась. Пока Владимир о чем-то разговаривал с отцом, его мать обернулась к Алене.

— Ты, я знаю, ты университете работаешь? Ребят учишь?

— Да, — Алена кивнула.

— Ну и как они, слушаются? Не безобразничают? — с улыбкой спросила Володина мать.

— Да когда как, — ответила Алена. — Но в основном слушаются.

Она еще некоторое время отвечала на нехитрые вопросы, рассказывала об учебе, о работе, и только потом вдруг поняла: оказывается, мать Владимира довольно много о ней знает, хотя и в общих чертах. Едва Алена об этом подумала, как щеки ее непроизвольно порозовели. Она обернулась и взглянула на Володю. Он все еще разговаривал с отцом, но встретившись нею глазами, улыбнулся.

Три дня пролетели незаметно быстро. К Володиным родителям Алена привыкла, и уже чувствовала себя в их обществе не так скованно. Недалеко от села протекала речка с живописными, по словам Володи, берегами. Но только в мартовской грязи почти вся красота терялась. Но даже прогуливаясь по берегу в чьих-то высоких резиновых сапогах, то и дело утопая в грязи по щиколотку, Алена была счастлива, что не осталась дома. Кругом царила тишина, особая сельская тишина, напоенная тысячами различных звуков, но для городского человека всегда остающаяся в сравнении с шумом городских улиц именно тишиной. А еще было очень спокойно. И Владимир находился рядом. По вечерам они вдвоем ходили по тихим улочкам или по рощице вдоль реки. И Аленка почти забыла о том, что ей совсем недавно пришлось пережить.

Возвращение в город напомнило ей все. Владимир ушел рано, а Аленка еще долго валялась в своей постели. Потом прибрала в доме, позавтракала и твердо решила, что найдет себе на ближайшие полгода какую-нибудь работу.

У нее это получилось довольно быстро. Хоть высокую зарплату не обещали, но должно было хватать. К тому же такую работу, возможно, не жалко будет оставить, когда наступит новый учебный год.

Глава 42

Апрель выдался теплым и поистине чудесным. Аленка летела домой с работы словно на крыльях. Сегодня, после недельного отсутствия, возвращается Владимир. Он позвонил ей на работу и сказал, что в семь пятнадцать его поезд прибывает на центральный вокзал.

— Я тебя встречу, хорошо? — спросила Алена.

— Не надо. Сейчас еще рано темнеет.

Тогда Аленка накупила всяких вкусностей, чтобы приготовить почти праздничный ужин.

Еще открывая дверь, Алена услышала, как звонит у нее дома телефон. Когда она справилась с замками и вошла, телефон уже молчал, но стоило Алене удалиться на кухню, зазвонил снова. Она быстро подбежала и взяла трубку:

— Алло!

— Вот она, идет!

Аркадий обернулся и взглянул туда, куда указывала Ванесса. По мокрому после дождя асфальту, цокая каблучками, шла девушка в юбочке до колен и темно-красном пиджаке. На ее плече болталась маленькая сумочка. От насытившей воздух влаги волосы на ее голове завились тугими кудряшками и мягко прыгали по плечам в такт ее шагам. Лицо девушки было бледно, а взгляд отстраненный и какой-то потерянный.

Алена подошла к фонтану и остановилась, даже не озираясь по сторонам. Ванесса, усмехнувшись, направилась к ней. Она взяла Алену за руку и сказала коротко:

— Пойдем!

Алена, почему-то даже не удивившаяся, что рядом с ней стоит Ванесса, и по-видимому не испытующая никаких опасений, послушно пошла следом. Аркадий шел неподалеку и, когда Алена, а за нею и Ванесса сели на заднее сиденье поджидавшего их автомобиля, захлопнул за ними дверцу, а сам сел вперед. Когда он обернулся, Ванесса уже достала шприц.

— Она вот-вот начнет соображать. Вколю снотворное.

Алена, все еще глядевшая на мир пустыми, остановившимися глазами, вздрогнула от легкого укола, а через несколько секунд ее веки закрылись.

Едва машина тронулась, Ванесса достала сигарету и, открыв окно, закурила.

— Ну как вам, мальчики, моя работа? Никакого насилия. Сама пришла и точно вовремя!

Белобрысый парень, сидевший за рулем, обернулся:

— Класс! Профессионально!

Ванесса удовлетворенно хмыкнула.

— Спасибо, Антошка! А ты, Аркадий, мог бы хоть "спасибо" сказать. Для тебя стараемся.

— И для себя тоже, — раздраженно ответил Аркадий. Ему никто не возразил.

— Ехать долго? — после недолгого молчания спросила Ванесса.

— Буду гнать, — ответил белобрысый Антон, — тогда за часок домчим.

— Уж постарайся, голубчик, — Ванесса небрежно стряхнула пепел в открытое окно.

Она приходила в себя медленно. В голову почему-то упорно лезли мысли о сестре. Вокруг стоял пряный запах дерева, соломы и чего-то еще неуловимо знакомого. Аленка потерла рукой щеку, в которую нещадно кололи сухие травинки, и открыла глаза.

Сразу стало ясно, что она находится на чердаке. Дощатый пол, стены, сходящиеся под углом, поперечные балки с обрывками старых веревок и маленькое круглое окошко под самой крышей. Девушка приложила руки к ноющим вискам. Ее затуманенное сознание постепенно прояснялось, но в голове была какая-то каша. Она помнила, как ей позвонили, помнила, что все как-то связано с Машей, и помнила так же, что словно в наваждении вышла из дома. Дальше в голове была полная мешанина, состоявшая из отдельных урывков: мелькание деревьев за окном автомобиля, золотисто-пшеничный затылок водителя, злое лицо Аркадия, обернувшегося с переднего сиденья и презрительная ухмылка Ванессы, безразличным дежурным жестом всаживающей Алене очередную порцию снотворного.

Встать на ноги Алене удалось не без труда. Ее шатало и подташнивало. Перед глазами плыли разноцветные блики, а в ушах стоял непрекращающийся гул. Кое-как Аленка добрела до той стены, в которой было прорезано окошко. Но по-видимому окно задумывалось только как источник освещения, потому что до него нельзя было даже допрыгнуть. В другом углу валялся какой-то пустой ящик. Девушка решила поставить его под окно, чтобы потом можно было на него встать, но сил не хватило даже чтобы сдвинуть ящик хоть на пол метра. А чердак был довольно большой, даром что грязный и заброшенный. Тогда Алена решила немного передохнуть, собраться с силами и повторить попытку.

Внезапно до нее донеслись гулкие шаги по лестнице. Девушка замерла прислушиваясь. Шаги смолкли, и тут в полу открылся люк. Он настолько плотно прилегал к полу, что Аленка его даже не заметила поначалу. Руку, поднявшую крышку, Алена узнала сразу по длинному узкому шраму, начинавшемуся у запястья. Она инстинктивно спряталась за ящик. И почти сразу же услышала голос Аркадия:

— Где она?

Раздавшийся затем стук обозначал по-видимому, что Марцев уже на чердаке. Следом застучали каблучки. "Ванесса" — мелькнуло в сознании Алены. Ее предположение подтвердилось — тут же раздался недовольный и немного капризный голос:

— Я все-таки считаю, что ты сделал глупость. Можно было обойтись и без этого.

— Черта с два, Ванесса, где она? — проревел Аркадий. — Сбежала? Или это вы ее отпустили?

До Алены донесся короткий смешок, а затем Ванесса ответила:

— Глаза разуй!

На несколько секунд воцарилась тишина. Алена почти физически ощущала, что в этот момент взгляд Аркадия пристально ощупывает тот самый ящик, за которым она притаилась. Нет, прятаться было бесспорно глупо! Но заставить себя выйти Алена не могла. Она услышала, как приближаются шаги Аркадия, а когда он с ревом отшвырнул ящик, Аленка вскрикнула и замерла, свернувшись в углу. Глядя на это красивое, искаженное яростью лицо, она ощущала почти парализующий панический страх. И ничего не могла с этим поделать. Ванесса, которая стояла возле самого люка, спокойно наблюдала за Аркадием и Аленой, неторопливо вытаскивая из пачки длинную сигарету. Аркадий внезапно обернулся к ней:

— Здесь нельзя курить!

— Ладно, ладно… — Ванесса спрятала сигарету, так и не закурив, и со скучающим видом огляделась по сторонам. Затем отвернулась и осторожно, стараясь не касаться пыльных досок, спустилась в люк.

Аркадий снова повернулся к сжавшейся в углу Алене. Девушка зажмурилась, когда его рука потянулась к ней, и дернулась в сторону. Но Марцев успел схватить ее за волосы и заставил повернуться к себе лицом. Шелковистые Аленкины кудряшки ускользали из его пальцев, тем не менее Аркадий не ослабил хватки. Он пристально смотрел в ее побелевшее от страха лицо и широко открытые глаза, а затем с силой оттолкнул. Алена не упала, вопреки его ожиданиям. Она уперлась ладонями в пол и тут же подняла голову, глядя на Аркадия исподлобья. Марцеву ее взгляд не понравился. Он снова потянулся к ней, но тут Аленка вдруг вскочила на ноги и отпрыгнула вбок. Она не собиралась бегать от Марцева по всему чердаку, и теперь стояла, прислонившись спиной к пыльным доскам. Когда Аркадий снова попытался до нее дотронуться, Аленка неожиданно для самой себя ударила по его руке:

— Нет!

Марцев на мгновение замер, ошарашенный этой попыткой сопротивления. Потом медленно подошел почти вплотную, наслаждаясь видом разом растерявшей всю свою храбрость Алены, почти дрожащей, но просто из принципа не отводящей взгляд от его лица, прошипел:

— С таким поведением ты не доживешь до следующего утра.

— Зачем я вам нужна? — выкрикнула Алена, но в следующую секунду дыхание перехватило от сильного удара в живот. Аленка со стоном согнулась, но Марцев, схватив ее за горло, снова распрямил и прижал к стенке. Девушка едва могла дышать, но почему-то сейчас больше всего боялась одного: заплакать.

Глава 43

Владимир долго звонил в дверь, прежде чем понял — ему не откроют. В душу сразу начала закрадываться смутная тревога. Открыв дверь своим ключом, Владимир вошел и огляделся: пусто. Он прошелся по комнатам, надеясь, что его что-нибудь натолкнет на мысль, где же может быть Алена. И потянулся к телефону, чтобы позвонить ей на работу. Рука замерла на пол пути. На экранчике нового телефона, который Алене поставили по настоянию Максима, высвечивался незнакомый номер и время: семнадцать тридцать восемь. Значит, Алена заходила домой. Владимир попытался позвонить по этому номеру, но никто не взял трубку. Решив, что Алена, возможно, вышла куда-то ненадолго, Владимир пошел на кухню. Он успел проголодаться и собирался поискать чего-нибудь в холодильнике. А если Алена задержится, то возможно успеет что-нибудь приготовить. На кухне Владимира ожидал сюрприз: стол, заваленный всяческой снедью. Пустой кулек болтался на ручке двери. Было похоже, что Алена, основательно скупившись, успела только выпотрошить все содержимое кулька на стол. Стоя возле стола, Владимир принялся машинально перебирать продукты: майонез, колбаса, рис, крабовые палочки, бутылка сока и четыре пачки мороженного. Протянув руку с намерением переложить мороженное в морозильник, Владимир понял, что по крайней мере красоту этого мороженного уже ничто не спасет — упаковки были заполнены уже окончательно превратившейся в молочный коктейль жижей. И все же Владимир положил их в холодильник. А захлопнув дверцу, внезапно сорвался с места и бросился к телефону.

Максим сразу взял трубку.

— Владимир? Что случилось?

— Алена пропала.

— Как пропала? — всполошился Максим, — Когда?

— Сегодня. Буквально недавно. Она позвонила по какому-то телефону в семнадцать тридцать восемь, а затем сразу ушла.

— И разве есть повод для беспокойства? — удивился Максим.

— Есть. Я ездил в командировку. Меня не было неделю. Думаю, Алена собиралась меня ждать дома.

— Уверен?

— Да.

— Но этого мало. Ты же знаешь, что нельзя объявить пропавшим человека, который просто вышел из дома… — Максим глянул на часы, — меньше двух часов тому назад.

— Макс, послушай, я чувствую, что что-то не так. Пожалуйста, помоги мне.

Лучше, если это будет ложная тревога, но иначе нельзя терять времени.

— Хорошо, — согласился после недолгого молчания Максим, — знаешь, где меня найти? Так вот. Через двадцать минут я буду у входа в здание. Там поговорим. И, кстати, ты говорил про телефон? Запиши.

— Уже. Спасибо, — Владимир положил трубку и, быстро обувшись и накинув легкую куртку, выскочил из квартиры.

— Телефон мы проверили. Это автомат. Находится в центре, возле магазина "Детский мир".

Макс Началов подошел к нервно шагающему по кабинету Владимиру.

— Знаешь, Володя, теперь мне это тоже не нравится.

Владимир бросил на него мрачный взгляд.

— Что можно сделать?

— Э… знаешь, Володя, — Максим улыбнулся, немного виновато, — мы вам не сказали, но телефон Алены стоял на прослушке. По крайней мере, теперь это пригодится. Мы прослушаем разговор, после которого Алена так внезапно ушла.

Они быстро прошли в одно из многочисленных помещений за одинаковыми серыми дверями.

— Антон, — Макс подошел к молоденькому оператору, — мне нужны записи разговоров вот с этого номера.

Оператор глянул на цифры, написанные Максом на вырванной из блокнота бумажке.

— Сейчас, минутку…

С минуту Владимир напряженно наблюдал за его действиями, а потом паренек довольно откинулся в кресле.

— Вот, пожалуйста! — он указал рукой на столбики цифр на экране. — Вас интересуют конкретные звонки?

— Да. Сегодня после пяти вечера. Вот по этому номеру.

— Секундочку… Так, запись готова. Прослушаете сейчас?

— Да. Давай.

И в тишине, нарушаемой лишь неприятно режущими ухо помехами в динамиках, раздался немного запыхавшийся голос Алены:

— Алло!

Они прослушали запись раз десять. Никаких наводок! Разве что место встречи, куда Алена почему-то безоговорочно согласилась приехать. Причем сразу же. Владимиру не понравился голос Алены — после первых же фраз звонившей незнакомки он стал каким-то бесцветным, безразличным. А звонившая поначалу говорила вообще какую-то белиберду.

— Похоже на какой-то код, — предположил Максим. — Когда она у них работала, ей в подсознание ввели какую-то команду, на которую она должна немедленно откликнуться.

— Действительно, похоже, — согласился Владимир. — Она рассказывала, что пациентов кодировали на смерть. А ее, наверное, на послушание. Только она об этом не знала.

— Не пойму только, — сказал Максим, — почему они этот код раньше не использовали, когда она из себя врача изображала.

— Ты ее голос слышал? — мрачно усмехнулся Владимир. — У психологов такого голоса не бывает. Да и вообще у нормальных людей… черт! Макс, надо что-то делать! Если там Марцев!..

— Володя, успокойся, — Максим хотел было дружески похлопать его по плечу, но передумал, — сюда уже едет отец. У него ребята что надо — найдут.

Владимир попытался последовать совету Макса и успокоиться хоть немного. Он присел в кресло, но его пальцы тут же напряженно сжали подлокотники.

— Кстати, Владимир, — произнес Максим, усаживаясь напротив, — объясни мне пожалуйста, что тебя навело на мысль, что Алена не просто вышла в магазинчик? Ты в итоге оказался прав, но все же интересно…

— Мороженное, — буркнул Владимир.

— Что?

— Мороженное, — он вздохнул. — Четыре пачки мороженного. Пломбир с ромовой начинкой в шоколадной глазури.

— И? — не понял Макс.

— И все, — ответил Владимир. — Посуди сам, если бы ты любил мороженное так, как любит его Алена, стал бы ты оставлять его на столе таять, когда положить его в морозильник займет всего пару секунд?

Максим с круглыми от удивления глазами замер, переваривая информацию. А потом сдавленно фыркнул, виновато пытаясь скрыть неприличествующий ситуации смех. Владимир нахмурился.

— Мороженное… — Максим покачал головой и снова взглянул на Владимира. — Ты забыл добавить: "Элементарно, Ватсон!"

Глава 44

Можно было бесконечно лежать вот так: не двигаясь, не соображая. Но было душно и очень хотелось пить. Вдыхаемая пыль, казалось, облепила всю гортань. Но подняться или хотя бы перевернуться на спину не было сил. Даже слипшиеся веки приоткрылись с трудом. В окошко лился мягкий оранжевый свет. Вечерело. Некоторое время Алена просто смотрела на светлый кружок окна, но потом все-таки собралась с духом и приподнялась, опираясь на руки.

Вся ее одежда теперь была перепачкана и местами порвана. В волосах запутались сухие травинки. Лица своего Алена не видела и справедливо полагала, что это к лучшему.

Двигаться по-прежнему не было никакого желания, но в сознании упорно звучало: надо! Алена неуклюже потянула ноги и сняла туфли. Золотистые лукровые колготки, как и ожидалось, были почти полностью в стрелках. "Не везет мне с колготками" — подумала Аленка. Она некоторое время раздумывала, снять их или нет, а потом раздраженно стянула их с себя и зашвырнула в угол.

Внезапно что-то привлекло ее внимание. На стене, рядом с тем местом, где легонько шлепнулись, подняв облачко пыли, изодранные капронки, меж досок виднелся слабый просвет. Алена долго вглядывалась, желая убедиться, что это не галлюцинация, затем, хватаясь рукой за стенку, принялась вставать. Это оказалось совсем не просто. Но Аленке удалось выпрямиться, и она на некоторое время замерла, слегка покачиваясь. Ей казалось, что приблизительно так же должна себя чувствовать побитая собака. Даже не просто побитая, но и голодная в придачу. Едва Алена подумала о еде, как желудок отозвался тоскливым урчанием. Сердито шикнув на него, девушка начала продвижение к становившейся все менее заметной полоске света.

Щель была у пола. Аленка рухнула на коленки и прислонилась лицом к доскам, стараясь выглянуть в просвет. Но ее ждало некоторое разочарование. Обзор был минимальный. Аленка видела лишь листья стоящих у дома деревьев и какие-то провода. Где-то в просвете меж густой листвы угадывались очертания фонарного столба, старого, сделанного из просмоленных деревянных балок. Дальше — лишь сиреневатое в закатных лучах небо. Но из увиденного можно было сделать вывод, что дом находится где-то в сельской местности. Это подтверждалось также звуками, самыми громкими из которых был лай собак и кваканье лягушек. Глядя на листву, постепенно расплывающуюся в сумерках, Алена услышала еще что-то очень знакомое, но тут раздались шаги на лестнице, и девушка, отпрянув от стены, быстренько поползла прочь.

Крышка люка приоткрылась, и в открывшийся проем просунулась белобрысая голова смутно знакомого Аленке человека. Лицо у него было совершенно незлое, но девушка уже уяснила себе, что внешность бывает очень даже обманчива. Этот человек сначала молча рассматривал Аленку, а она, в свою очередь, рассматривала его. Потом голова исчезла, люк закрылся. Алена вздохнула и облокотилась спиной о стену. Есть хотелось ужасно, но какая-то непонятная гордость не позволяла ей попросить еды. Мрачно усмехнувшись, Алена подумала, что так ее надолго не хватит. К тому же появились некоторые другие потребности. И Аленка все-таки решилась позвать… потому что в данном случае ей было чем пригрозить, например, мокрыми потолками в виду отсутствия на чердаке канализации.

Алена не знала, как и кого позвать, поэтому просто постучала в крышку люка. Стучать пришлось долго, но в результате в проеме люка снова появилась голова белобрысого.

— Чего надо?

Выполнить Аленкину просьбу он согласился сразу. Девушка, судорожно цепляясь за перила, смогла-таки не упасть во время спуска с лестницы. Дело было не в том, что лестница оказалась такой уж крутой, просто уже почти сутки Алена не ела, от спертого воздуха под крышей ей было дурно, да еще все тело ныло. Алена подозревала, что у нее теперь будет полно синяков, но это была самая маленькая из ее проблем. По крайней мере, девушка находила утешение в том, что ее пока никто не собирается ни убивать, ни калечить. Хотя если Марцев еще пару раз заглянет на чердак…

Дом оказался двухэтажным. Они спустились на первый. Все время Алена искала глазами окна, но на улице было уже темно, и девушка видела лишь занавешенные легкой гардиной темно-синие квадраты.

Когда уже возвращались обратно, на пороге одной из комнат вдруг появилась Ванесса. В шелковом малиновом платье, едва прикрывавшем колени, на высоких каблуках она казалась совсем некстати в этом грубоватом и обставленном старенькой мебелью доме. Но Ванессу это ни капельки не смущало. Она курила длинную сигарету и презрительно разглядывала стоявшую перед ней босиком Алену.

— Дура, — вдруг сказала Ванесса. — Ты просто дура.

Белобрысый повел Аленку дальше, а Ванесса смотрела им вслед таким взглядом, что было бы поблизости молоко — точно бы скисло. На лестнице Алена таки споткнулась и упала бы на шедшего за ней сообщника Ванессы и Аркадия, если б не схватилась вовремя за перила. В этот момент ее желудок снова заурчал, причем очень громко и жалобно. Красная от стыда, Аленка медленно пошла дальше. Когда за ее сторожем закрылся люк, в памяти Алены смутно всплыло имя: Антон. Кажется, он был за рулем, когда ее везли сюда.

Через несколько минут на лестнице вновь послышались шаги. В почти полной темноте, к которой глаза на удивление быстро привыкли, Алена снова увидела белобрысую голову Антона. Он поставил на пол возле люка тарелку, на которой лежала краюшка черного хлеба, небольшая котлетка и также не впечатляющая размерами горка вермишели. Аленка разглядела торчащую из вермишели ручку какого-то столового прибора. Как только люк закрылся, она бросилась проверять, ложка это или вилка. Оказалось ложка. Чего и следовало ожидать. Алена, не теряя больше ни секунды, сразу же откусила кусок хлеба, а вторым заходом запихнула в рот все, что осталось от краюшки. И подумала, что если не возьмет себя в руки, то еда исчезнет за считанные секунды. Слопав котлетку, Алена все же взяла в руки ложку и принялась зачерпывать ей слипшуюся, остывшую вермишель, которая никак не хотела держаться в ложке и все время падала. Хорошо, что в тарелку, а не на пол.

— Владимир, у меня хорошие новости! — возбужденно прокричал в трубку Максим. — Кажется, мы их засекли!

Владимир, вернувшийся домой уже утром и так и заснувший в одежде на нерасстеленном диване, мигом проснулся.

— Где?

— Вчера на одном из постов ГАИ останавливали машину, в которой были похожие по приметам люди. Предположительно это Марцев, Ванесса и твоя Алена. С ними еще один, но о нем ничего неизвестно. Ни под какие имеющиеся у нас описания он не подпадает. Возможно это сообщник Марцева, который скрылся вместе с ним, когда наши коллеги брали остальных.

— Что с Аленой?

— Она была на заднем сидении в бессознательном состоянии. Возможно, спала, — Максим прислушался, ожидая реакции Владимира, но тот молчал. — Послушай, Володя, мы их теперь найдем. Нам вобще-то очень повезло. На посту стоял молодой парень из новеньких, он их оштрафовал за превышение скорости как положено, с квитанциями. Так что теперь мы знаем и машину и номера.

— Куда они едут? — спросил Владимир.

— Их останавливали на трассе в пределах области. Но никто не интересовался, куда они направляются, — прокашлявшись, Максим добавил. — Володя, мы очень постараемся их найти. Не отчаивайся.

Аркадий сел за стол, не дожидаясь приглашения. Ванесса лишь слегка повернулась в его сторону. Антон бухнулся напротив. Оглядев своих сообщников, Аркадий раздраженно поднялся с места и наложил себе еду. Снова сел. Прислушался: на чердаке было вроде тихо.

— Спит наверное, — сказал Антон.

— Уж конечно, — фыркнула Ванесса. — На горшок сводили, покормили и спать уложили!

Марцев нехорошо прищурился:

— Покормили? Кто?

Антон виновато потупился, а Ванесса усмехнулась:

— Уж точно не я.

— А что, не надо было? — пробормотал Антон. — Ну ты ж ее убивать не собирался вроде… значит живая нужна. Вот я и решил покормить.

— Живая и здоровая — это разные вещи! — нравоучительно заявила Ванесса. — Теперь у нее силы появятся, а у нас — неприятности.

Она сбила пепел с сигареты в стоящее на столе блюдце и взглянула на

Аркадия.

— Ты-то чего недоволен? Тебе наоборот надо, чтоб она выглядела поприличнее. Иначе ничего не выйдет. Ты кого собираешься им предъявлять: Марию Савченко или Кощея Бессмертного?

Аркадий ничего не ответил. Он встал из-за стола, и через некоторое время оставшиеся в кухне услышали его шаги на чердачной лестнице.

Антон в недоумении поскреб пальцами затылок, и глянул на невозмутимо курившую Ванессу.

— И на кой черт она ему сдалась?

Ванесса усмехнулась.

— У Машки приличный счет в банке. И там не только ее деньги, но и Аркадия. Хотя, какая разница чьи? Машка не дура, сразу договорилась с правлением, что никаких чеков "на предъявителя" не будет. Только она лично может снимать оттуда деньги. А в случае ее смерти… короче, тогда денежки уплывут окончательно. Но пока Машка благодаря стараниям Валерия Семеновича официально числится среди живых.

— Значит эту вместо Маши? — Антон улыбнулся, довольный тем, что наконец-то полностью в курсе дела. — Хитро. Только чего ж он ее кормить не разрешает? Помрет ведь.

— Не помрет, — заключила Ванесса поднимаясь. Она вышла в коридор и прислушалась — сверху доносился приглушенный стук. Скривившись, Ванесса прошла в одну из комнат и, скинув туфли, легла на укрытый темно-зеленым покрывалом диван.

— С крышей не все в порядке у нашего Аркаши, — прошипела она.

Но сделать такое заявление при свидетелях Ванесса никогда бы не подумала: у нее-то с крышей было все в порядке, да и жить пока не перехотелось.

Алена прислушивалась, пытаясь понять, что именно она слышит. Этот звук повторялся уже несколько раз и был до боли знаком. Но прошло довольно много времени, пока на Аленку наконец снизошло озарение. Еле сдерживаясь, чтоб не завизжать от радости, она позволила себе лишь прошептать одними губами:

— Поезд.

Девушка сама не знала, почему так радуется этому открытию. Может потому, что картина окружающей местности чем дальше, тем становилась все более полной: село, железная дорога… лягушки квакают — значит, где-то может быть речка неподалеку, или какой-то другой водоем. Колеса поезда громко стучат по мосту. Алена улыбнулась. Но как назло именно в этот момент, прогрохотав по лестнице, в проеме люка появился Аркадий.

Алена привычно сжалась под его взглядом. Но Аркадий, забравшись на чердак, остановился возле люка и вроде о чем-то задумался, глядя как бы сквозь сидящую у стены девушку. Он стоял так долго, что Алена отвела глаза, устав вглядываться в темноте в его напряженную фигуру.

Аркадий сначала просто не поверил своим глазам, когда понял, что Алена на него даже не смотрит. Чего-чего, а невнимания к своей персоне он не прощал никому. В два прыжка он оказался возле Алены и, схватив ее за подбородок, впился глазами в ее лицо. Девушка слабо вскрикнула, скорее от неожиданности, чем от страха. Аркадия она боялась по умолчанию. Панически. Но от постоянного напряжения ее чувства несколько притупились. Алена уже настолько устала бояться, что сегодня была необходима хоть какая-то передышка.

Но Аркадий вовсе не желал давать ей эту передышку.

— Неужели ты уже не боишься меня? — произнес он, все еще не отнимая пальцев от ее лица.

Врать не хотелось. Как не хотелось и сознаваться в своем страхе. Поэтому Алена молча пожала плечами: мол, понимай, как хочешь. Разъяренный этим жестом, Аркадий встряхнул ее так, что Алена стукнулась головой о стенку.

— Не серди меня, — процедил он сквозь зубы, отходя в сторону. — И тогда, возможно, я дам тебе еще немного пожить.

Алена похолодела. Значит, в планы Марцева таки входит ее смерть? "Без

надії сподіваюсь" — всплыло в памяти. На лице Алены появилась жалкая усмешка. Поборов внезапное оцепенение, Алена облизала пересохшие губы.

— Зачем все это? — спросила она.

Марцев не ответил.

— Зачем? — повторила Алена.

Снова молчание. Аркадий внимательно рассматривал ее лицо, и Алена только сейчас поняла, что он все время мысленно сравнивает ее с Машей. От этой мысли стало неожиданно мерзко и холодно. Девушка больше не повторяла своего вопроса. Аркадию вскоре наскучило пассивное созерцание. Он спустился в люк и спустя минуту его шаги стихли. Алена вздохнула и, решив не размышлять пока о планах Марцева, подняла валявшийся на полу пиджак, вытрусила и свернула валиком. Потом легла, подложив валик под голову, принялась смотреть на кружочек окна, сквозь которое под крышу проникал слабый лунный свет.

От беспокойного сна ее пробудил холод. Несмотря на крайнюю духоту, Алена почувствовала, что замерзает. Она долго ворочалась, пытаясь согреться, потом села и накинула пиджак на плечи. Этого оказалось мало — мерзли ноги. Тогда Алена накрыла пиджаком голые коленки и, скукожившись у стенки, закрыла глаза. От слабости и духоты гудела голова, и все это усугублялось голодом и холодом, а также невозможностью как следует выспаться. Тогда решив, что выспится днем, когда потеплеет, Алена встала на ноги и принялась ходить по чердаку. Скоро ей стало теплее. Она еще подумала, что неплохо бы попрыгать немного, но тут заскрипела лестница, и девушка испуганно отошла подальше от люка.

Аркадий буквально влетел на чердак. От его удара Алена тут же покатилась к противоположной стене.

— Тихо я сказал! — прорычал Марцев, покидая чердак.

Алена долго лежала не двигаясь там, где упала. До боли закусив большой палец, она подавила рвущиеся наружу стоны. Не смея больше двигаться, Алена вслушивалась в тишину, до тех пор, пока незаметно для себя наконец задремала.

Глава 45

Утром Аленка долго не хотела просыпаться. Она чувствовала себя совершенно грязной, липкой и пыльной. Есть хотелось все сильнее, и Алена надеялась, что белобрысый Антон снова ей что-нибудь принесет — ведь она им зачем-то нужна… по крайней мере пока. Алена отыскала вчерашнюю тарелку и ложку, которые никто так и не удосужился унести. И улыбнулась неожиданно пришедшей мысли, что если б она сидела в погребе, то ложка бы пригодилась для подкопа. Хотя с чердака по идее сбежать должно быть намного легче. Знать бы только как. Дверей, выходящих на улицу, не наблюдалось, да и если б Аленка надумала высадить дверь, то вряд ли ей удалось бы сделать это бесшумно. Не говоря уже о том, что вообще вряд ли она, голодная и вся в болезненных синяках и кровоподтеках, смогла бы сейчас набраться сил для такого мероприятия.

Аленка попыталась с помощью ложки открыть люк. Ничего не вышло. Крышка настолько плотно прилегала к полу, что и щели не оставалось. Тогда девушке пришла в голову еще одна идея. Она подошла к обнаруженному ею просвету между досками и попыталась всунуть ручку ложки туда. Она еще точно не знала, чего хочет этим добиться, но поорудовав металлической ручкой, Алена обнаружила, что доски довольно старые и местами гнилые. Когда Аленка царапала по ним, летела труха, а отверстие становилось больше.

Быстренько сообразив себе нехитрый план, Аленка подтащила к этой стене валявшийся в углу ящик, чтобы в случае чего прикрыть им результаты своей деятельности. Алена надеялась, что сможет потихоньку перепилить пару-тройку досок, а затем выломать их и выбраться наружу. Это было вполне выполнимо, если конечно исключить опасность разоблачения. Поэтому Аленка работала тихо, то и дело останавливаясь и настороженно прислушиваясь — не раздадутся ли на чердачной лестнице чьи-то шаги. Мысль о том, что ее старания могут заметить снаружи, Алена упрямо не допускала.

Вечером Алена слышала громкие крики внизу. Кричал Аркадий, видимо, был чем-то недоволен. Потом, судя по доносившимся словам, звукам, скрипу калитки, он ушел. Один или с кем-то — Алена не знала. Но в доме точно кто-то остался. Девушка слышала одинокие шаги, и была почти уверена, что это Антон, так как стука каблучков Ванессы до нее не доносилось. Надеясь, что по крайней мере сегодня ей не доведется общаться с Марцевым, Алена продолжила свое занятие. Неизвестно, сколько времени ушло бы у нее на то, чтобы достаточно перепилить доску, но Алена вынуждена была прерваться. Она позвала Антона громким стуком в люк, и он повел ее в туалет.

Через щель у неплотно прилегавшей двери Алена видела, как Антон стоит в коридорчике, облокотившись о стенку. Что-то запищало, белобрысый полез в карман. Достал и приложил к уху мобильный телефон.

— Алло! Да, я слушаю… Да. Нет, пока нет. Алло. Говори громче, ничего не слышно. Алло!

Антон отвернулся от двери и, зажав одно ухо рукой, к другому плотно прижимал рубку, не переставая что-то в нее кричать. Алена смотрела на это всего несколько секунд, потом, сама еще толком не осознавая, что делает, почти бесшумно подняла тяжелую крышку бочка и тихо отворила дверь. Антон не услышал и не обернулся. Затаив дыхание, Алена сделала шаг. Возможно, Антон это и почувствовал, но было поздно. Он только начал поворачиваться, как сильный удар керамической крышкой по голове лишил его сознания. Девушка склонилась над ним, но дотронуться не посмела. Она лишь надеялась, что не попала по виску. Из телефона все еще доносились какие-то звуки. Действительно, говорившего было очень плохо слышно. Без зазрения совести, Алена нажала сброс, а потом набрала свой домашний номер, молясь, чтоб Володя оказался дома. Телефона Макса она не знала, а звонить просто в милицию ей показалось как-то ненадежно.

Целую вечность Алена ждала, слушая длинные гудки, каждый из которых отдавался в душе безнадежным отчаянием. Потом перенабрала номер.

Было очень страшно. Антон валялся рядом, по-прежнему не шевелился. Стараясь не поддаваться вдруг нахлынувшему паническому ужасу, Алена снова перенабрала номер, еле попадая дрожащими пальцами по кнопкам. И внезапно, прервав зуммер, в трубке раздался такой знакомый и родной голос:

— Да.

— Володя! — выдохнула она.

— Да, я слушаю, — повторил голос. — Говорите.

Только сейчас сообразив, что прошептала его имя беззвучно, Алена, опасаясь, что Владимир вот-вот положит трубку, поспешно откликнулась:

— Володя! Володя, это я!

После секундной паузы она услышала:

— Алена?

— Да, да…

— Аленка, что с тобой? Где ты?

Она чувствовала, что вот-вот заплачет от счастья, словно дозвониться уже значило спастись. Прерывающимся голосом, Алена попыталась быстро сказать Владимиру все, что нужно.

— Со мной все в порядке. Я не знаю, где я. Это какое-то село. Здесь, кажется речка неподалеку, или озеро. И железная дорога. А еще, по-моему, мост через речку, железнодорожный… Это все, что я могу сказать, потому что меня никуда не выпускали, а окон не было. Дом двухэтажный, вокруг много деревьев разных… Все, это все. Володя, я не знаю, что делать. Я ударила Антона по голове… надеюсь, он жив.

— Антона? — переспросил Владимир.

— Да. Это сообщник Марцева. Тут еще Ванесса. Их всего трое. Марцев с

Ванессой куда-то ушли. Я хотела сбежать, ударила Антона. А тут телефон. Вот, звоню…

Больше Алене сказать было нечего. Она прислушалась, но вокруг было тихо. Марцев и Ванесса, кажется, пока не возвращались.

— Алена! — донеслось из динамика. — Алена, не молчи! И не клади трубку!

— Не буду, — Алена сжала побелевшими от напряжения пальцами телефон. — Володенька, забери меня отсюда, скорее.

— Да, Аленушка, да. Сейчас ребята вычислят, где ты. И мы приедем за тобой.

— Володя…

Вдруг Алена что-то услышала, и испуганно замолчала. Но на улице, как назло, громко залаяли собаки. Аленка крадучись подошла к ближайшему окну, выходившему на улицу. В просвете между листвой пышных кустов у ограды действительно было видно двух людей, неспешно двигавшихся в сторону дома. Алена сазу их узнала. Быстренько окинув взглядом все, что можно было разглядеть в свете редких фонарей, она протараторила в трубку, из которой уже доносился взволнованный голос Владимира:

— На воротах дома напротив нарисованы белые голуби. У них забор сплошной, а у нас — сетка металлическая. Все, Володя, мне надо бежать.

Последнее, что Алена услышала, было:

— Не клади трубку!

Она понимала. Все понимала. Поэтому сама старалась быть аккуратнее. Чем дольше она будет оставаться на связи, тем быстрее ее найдут. Но времени у нее сейчас не было. Потому что как только Аркадий узнает, что она натворила…

Когда Алена вылезала в окно, выходившее в сад, она слышала, как с тихим визгом отворилась калитка. И поэтому ринулась, стараясь не создавать лишнего шума, к соседскому забору.

Ноги заплетались, подворачивались, но Алена все же двигалась быстро, пока

скрытая ото всех молодой листвой садовых деревьев. Телефон оставался в ее руке, так как никаких карманов у нее не было. Она знала, что в этот момент Марцев вместе с Ванессой уже стоят на пороге дома и удивляются, почему это им не открывают. Оглянувшись, Алена увидела, как Марцев обходит дом и заскакивает в открытое ею при побеге окно. Подгоняемая паническим страхом перед неминуемым преследованием, Алена мигом взлетела на решетчатый забор, и тут телефон, который она умудрялась все время держать в руке, выскочил из пальцев и упал в траву у ограды.

Как только Алена оказалась на соседнем дворе, она бросилась сквозь какие-то кусты на свет, туда, где стоял дом. Окна мягко светились оранжевым. Алена вскочила на крыльцо и что было сил затарабанила в двери.

— Кто там? — долетел до ее слуха грубый окрик.

— Откройте, пожалуйста! Откройте! Помогите мне! За мной гонятся!

Все это Алена выпалила на одном дыхании. Цепной пес, который на ее счастье не мог добраться до двери, злобно скалился. Собаки в соседних дворах громко лаяли. И поэтому Алена решила, что ослышалась, когда в ответ из-за двери донеслось:

— Ану-ка убирайся отсюда!

— Пожалуйста, откройте! — не унималась Алена. — Помогите, пожалуйста, помогите!

— Уходи, а-то сейчас ружье достану! Убирайся! — крикнули из дома.

Алена застыла в немом удивлении. Но упрашивать злобного хозяина этого дома было некогда. Она бросилась к калитке. Пальцы в панике шарили по ней в поисках задвижки или щеколды, но тщетно. Замок, наверное, открывался ключом. В отчаянии Алена глянула на забор — слишком высокий. Она ринулась вбок, надеясь, что успеет перебраться в другой двор до того, как ее нагонит Аркадий. Он не звал ее, не угрожал. Алена просто знала, что он бежит следом за нею. Цепляясь пальцами рук и ног за металлическую сетку, Алена снова полезла через забор.

Она приземлилась прямо в заросли малины. Вздрогнув, когда торчащий из

земли пенек пробил босую ступню, Аленка ринулась дальше, не оглядываясь, царапая ноги и руки, загоняя занозы. Лишь жмурилась, когда какая-нибудь ветка хлестала ее по лицу — берегла глаза.

Подбежав к дому, Алена не стала ограничиваться стуком в дверь. Окна были светлы, и девушка осторожно постучала в стекло. И не сразу поймала себя на том, что уже кричит, просит, умоляет открыть, помочь, защитить. Внезапно свет в доме погас. Алена, сообразив, что хозяева хотят посмотреть, кто это к ним стучится среди ночи, встала перед ближайшим окном. Она постояла так, робко переминаясь с ноги на ногу, пока не услышала легкий скрип металлической сетки забора и треск в зарослях малины. Аркадий… Алена умоляюще сложила руки. Она почти видела смотревшие на нее из темного окна лица.

— Пожалуйста, помогите! Пожалуйста…

Но было тихо. Лишь надрывались псы в соседних дворах. Да слышно было лягушек.

— Откройте, умоляю вас, откройте!

Тишина. Молчание. Алена все смотрела в темное окно. И в голове никак не укладывалось: неужели… неужели они так и будут наблюдать? Сейчас появится Аркадий, схватит ее и поволочет обратно, а они будут молча смотреть из темных окон, словно все происходящее их не касается? Хотя и правда, какое им дело.

Девушка медленно попятилась назад. От невообразимой обиды перехватило дыхание, а на глаза навернулись слезы. Она не отрывала глаз от темного прямоугольника, за которым скрывались невидимые зрители. Шаги Аркадия послышались прямо за ее спиной. Он грубо схватил девушку за руку и дернул на себя. Алена удержала равновесие и не упала. К Аркадию она не поворачивалась. Она вообще сейчас была неспособна двигаться. В один момент рухнула вся ее вера в людей, наткнувшись на трусливое равнодушие. Увлекаемая Марцевым прочь от дома, Алена все еще в шоке глядела в окно. Марцеву пришлось встряхнуть ее за плечи. Он что-то прорычал, но Аленка не разобрала слов. Внезапно, словно стряхнув оцепенение, Алена вырвала руку и рванула прочь. Не ожидавший такого маневра Аркадий, впрочем, не очень-то спешил следом, зная, что его жертве уже не уйти.

Алена подскочила к забору. Она все еще надеялась выбраться на улицу. Забор был сплошной, метра полтора высотой, с ажурным орнаментом по верху. Нащупав рукой удобную выемку, Алена подпрыгнула, подтянулась и уперлась локтями в орнамент. Она продолжала выкарабкиваться, когда Аркадий хватил ее за ногу и дернул вниз. Больно побив ребра, Алена соскочила с забора и неуклюже плюхнулась в траву. Удар кулака Марцева пришелся в плечо. Зло ругаясь, Марцев наугад пнул ее носком ботинка, а потом поднял за шкирку и потащил к калитке. В доме по-прежнему было тихо и темно…

По улице Алена шла, запрокинув назад голову, потому что Аркадий крепко держал ее за волосы, не давая вырываться. Алена попыталась кричать, но, во-первых, никто все равно не поспешил ей на помощь, а во-вторых, Марцев очень убедительно посоветовал замолчать.

С улицы свернули почему-то за село. Алена видела только, что идут через огороды. Ее начинала уже бить нервная дрожь. Аркадий вел ее все дальше от домов, а девушка даже не смела думать о том, что бы это значило. Дыхание вырывалось из горла с каким-то тихим, жалобным поскуливанием. Девушка старалась взять себя в руки, но это у нее слишком плохо получалось.

Когда перед ними стали вырисовываться на фоне неба контуры железнодорожного моста, Аркадий свернул на тропинку и повел Алену вниз, туда, где громко квакали лягушки и поблескивала в темноте водная гладь.

"Утопит" — решила Алена. Эта мысль заставила ее изо всех сил вцепиться пальцами в ствол какого-то дерева, но Марцев с силой дернул ее за волосы, и Аленка, на секунду зажмурившись от боли, разжала пальцы. Теперь она держала руку Аркадия, стараясь хоть немного ослабить его хватку. Видимо, Марцеву и без того было не совсем удобно держать ее так, поэтому он таки отпустил Аленкины волосы. Но не успела девушка обрадоваться этому, как

внезапно потеряла равновесие и упала воду.

Встать удалось с трудом. Ноги скользили, по щиколотку зарываясь в ил. Дрожа от холода, Алена схватилась за какой-то куст, росший у самой воды и, чуть отдышавшись, подняла голову.

Марцев смотрел на нее с берега. И вдруг двинулся к воде. На ходу скинув обувь, он принялся расстегивать брюки. Понимая, что на берег ей пока хода нет, Аленка развернулась и поплыла туда, где относительно недалеко чернела полоса деревьев на противоположном берегу. Она слышала всплеск, когда Марцев зашел в воду, но еще оставалась надежда. И Аленка гребла изо всех сил, понимая, что пловец из нее, по всей видимости, некудышний, да и что в таком холоде она вряд ли справится, потому что пальцы ног уже сводило судорогой.

Внезапно рука Аркадия схватила ее за воротник и Алена, отчаянно барахтаясь, ушла под воду с головой.

Марцев подождал с минуту, а затем сильным рывком вытащил уже изрядно наглотавшуюся воды Алену на поверхность. Девушка не сразу нашла ногами дно. Некоторое время она судорожно дышала и кашляла. Воздух входил и выходил с надрывным хрипом. Наконец Алена встала нетвердыми ногами на илистое дно и, поскользнувшись, снова упала. Марцеву пришлось выудить ее самостоятельно, потому что девушка слабо двигалась. Сопротивляться она уже не могла — пальцы стали словно чужие, руки и ноги не хотели слушаться. Марцев потащил ее к берегу. Когда Алена немного отдышалась, стоя на коленках на сырой земле у воды, он внезапным ударом опрокинул ее а спину и склонился, зло глядя в огромные от пережитого ужаса глаза.

— Я могу сделать с тобой все, что захочу. Так что не зли меня. Иначе вскоре ты будешь просить меня о смерти, как о высшем благе.

Одевшись, Аркадий схватил ее за плечи и поставил на ноги. Но Алена сначала не могла стоять. И лишь потом ноги привычно уперлись в землю. Глядя прямо перед собой округлившимися глазами, Алена послушно побрела за Марцевым обратно, к деревне.

Глава 46

Ванесса и не думала помогать заворочавшемуся на полу Антону прийти в себя. Когда он открыл глаза и, потирая вздувшуюся на голове шишку, уставился на нее, Ванесса лишь произнесла безразлично:

— Очухался?

Антон покачал головой. Он еще не совсем понимал, что произошло. Помнил только тупую боль. Но Ванесса поспешила его просветить на этот счет.

— Это каким же надо быть идиотом! Ха! Зря мы недооценили девчонку — у нее, оказывается, есть чувство юмора. Вырубить такого здорового болвана крышкой от унитазного бочка! — Ванесса зло и неприятно засмеялась. — Ты, Антошка, зря ее кормил. Видишь, сколько сил набралось! Удивляюсь, как она тебя вообще не убила. Пожалела наверное…

Ошибочно расценив показную веселость Ванессы, как признак хорошего настроения, Антон нерешительно улыбнулся. Ванесса, заметив это, перестала веселиться. Уголки ее рта угрюмо опустились. Смерив сообщника презрительным взглядом, Ванесса вытащила сигарету и вышла на крыльцо.

Было слышно сверчков и лягушек. В воздухе уже пахло молодой листвой, на дорогу перед домом ложились причудливые тени. Ванесса затянулась сигаретой, безразлично глядя на все это великолепие окончательно пробудившейся от зимнего сна природы. Изредка она бросала раздраженный взгляд на дорогу. Наконец ее ожидание увенчалось успехом. В свете фонарей показалась странная пара. На первый взгляд казалось, что они идут в обнимку. Но не успела Ванесса удивиться на этот счет, как заметила, что мужчина явно спешит и тащит женщину вперед, а та едва переставляет ноги и чудом не падает.

Когда Аркадий со своей пленницей подошел к дому, Ванесса попустила их мимо себя, ехидно усмехнувшись. Алена была вся мокрая и грязная. Вид ее был жалок, а лицо казалось пустым и почти неживым. Она так и не подняла глаз, когда Ванесса выпустила ей в лицо облачко табачного дыма.

Антон, уже вполне пришедший в себя, сидел на кухне, прикладывая к голове вытащенную из холодильника бутылку. Увидев Алену, он зло выругался и пробурчал:

— Вот попросись теперь… фиг я соглашусь тебя вести.

Алена не среагировала. Зато Аркадий, мрачно зыркнув на неудачливого сообщника, сообщил:

— Еще раз подобное повторится — убью.

Растерявшись, Антон промолчал в ответ. И, судя по всему, поступил абсолютно правильно.

Когда Марцев и Алена уже поднимались наверх, Антон вдруг почувствовал, что ему чего-то не хватает. Сначала это было смутное ощущение, которое переросло в стойкую уверенность. Через некоторое время Антон, стараясь не прислушиваться к доносившимся сверху звукам, вышел на крыльцо, где все еще находилась Ванесса.

— Слушай, — Антон почесал пятерней белобрысую макушку, — я никак не могу найти свою мобилку.

Ванесса приподняла бровь.

— Ты ее не видела? — спросил Антон.

— Нет, — коротко ответила Ванесса, доставая очередную сигарету из пачки.

Антон хотел еще что-то сказать, но вдруг вспомнил, что говорил по телефону как раз тогда, когда его ударили… и вдруг сообразил, что телефон могла взять только Алена. Дальнейшие размышления на эту тему привели Антона к следующему выводу: Аркадию об этом лучше ничего не говорить, иначе кому-то будет плохо, вернее не кому-то, а именно нерасторопному сторожу, а у Алены надо бы выяснить, куда делся телефон. И так, чтоб никто кроме них двоих не узнал правду о пропаже телефона. Ведь еще неизвестно, а вдруг девчонка успела им воспользоваться?

Алена больше ни на что не реагировала. Ее безучастный вид и отсутствие какой-либо реакции на его угрозы сердили Аркадия все больше. Марцев любил, когда его боялись. Он отступил на шаг и что-то достал из кармана брюк. Узкое длинное лезвие блеснуло в слабом свете из чердачного окна. Заметив этот блеск, Алена вдруг хрипло вскрикнула. Марцев усмехнулся и, поигрывая лезвием в длинных, ухоженный пальцах, двинулся к ней.

Алена сразу узнала этот блеск. Перед ее мысленным взором снова стояло окровавленное тело Олега, и вот это самое лезвие, резавшее его тело, перепачканное его кровью… От нахлынувшего панического ужаса из гортани вырывались жалкие хрипы. Не спуская глаз с оружия в пальцах Марцева, Алена поползла по полу. Марцев торжествующе усмехнулся:

— Не уйдешь, — прошипел он. — Ты помнишь, что я сделал с твоим женихом? Помнишь?

Ответом ему был полный ужаса взгляд Алены. Девушка чувствовала, как немеют и перестают слушаться руки и ноги. Она боялась этого человека, боялась так, что порой сама себя презирала за это. Презирала за беспомощность, за почти готовые сорваться с языка мольбы, за жалкое ползанье по полу у его ног, за слабость и трусость… и ничего не могла с собой поделать. Ведь этот парализующий душу страх имел под собой более чем веские основания, подпитанные ночными кошмарами.

Она не думала о том, что Марцев, возможно, просто хочет ее напугать. Нет. Алена знала, что ожидать от этого человека можно всего. Причем всего самого худшего. Но осознавая всю тщетность своих попыток сопротивления, тем не менее не могла просто сдаться и пассивно ожидать своей участи.

— Ты никуда от меня не уйдешь, — сказал Марцев, медленно, но уверенно приближаясь к уже почти упершейся в стенку Алене.

Девушка знала, что он прав. И все же… вдруг пальцы ее нащупали что-то металлическое. Алена тут же зажала этот предмет в руке, лишь потом сообразив, что держит обыкновенную ложку, ту самую, которой собиралась перепиливать подгнившие доски.

Ползти дальше было некуда. Чувствуя, как кровь разом отхлынула от лица, Алена встала. Руку с ложкой она прятала за спиной. А когда Аркадий подошел к ней совсем близко, и острое лезвие пугающе сверкнуло у ее лица, Алена вдруг с негромким вскриком взмахнула обеими руками.

Аркадий отпрянул, потому что по его подбородку и шее прошлось что-то похожее на тупой нож, оставляя длинные царапины. В следующее мгновение он схватил Алену за руку и с удивлением уставился на обыкновенную ложку, которую ее пальцы крепко сжимали. Ее ручка была немного заточена, особенно с одной стороны. Алена в шоке от своей выходки, тоже смотрела на это нечаянное оружие. Аркадий с искаженным от злости лицом вывернул ей кисть, и пальцы Алены разжались. Несколько мгновений Алена чувствовала холодное прикосновения металла к своей шее, потом Аркадий медленно отвел лезвие и, сложив, спрятал в его в карман.

Алена поторопилась вздохнуть с таким явным облегчением, что Аркадий мрачно усмехнулся в ответ. И покачал головой. Его глаза даже в темноте сверлили так, что было почти физически больно. Затем он потянул руки к воротнику ее блузки и резко рванул в разные стороны. Алена охнула, услышав цокот отлетевших пуговиц по дощатому полу. Потом затрещали швы, а на спине ткань разорвалась "по живому". Девушка в страхе прижала к груди руки в съехавших к запястьям рукавах, на которых болтались теперь бесформенные куски ткани. Спиной Алена прислонялась к шершавой стене. Отступать было некуда.

Ему доставляло какое-то особое удовольствие рвать одежду. Вскоре все, что было одето на Алене, представляло собой бесполезные лохмотья. Алена напрасно пыталась удержать эти лоскутки на теле. Аркадий отступил на шаг, любуясь своей работой. А затем поверг девушку в еще больший шок, начав аккуратно и неторопливо расстегивать свою рубашку.

Пока Аркадий раздевался, Алена зачем-то торопливо собрала обрывки своей одежды, словно надеясь, что это как-то ей поможет. Она так и застыла с ворохом тряпья, глядя на приближающийся силуэт обнаженного мужчины. "Что делать?" — лихорадочно крутилось в голове. Но ответа Алена все не находила, а поэтому, не выпуская из рук собранные лохмотья, она начала медленно пятиться, прекрасно понимая, что бежать ей некуда. И остановилась посреди чердака. Запоздало пришла в голову мысль, что надо было идти в другую сторону, к ящику. По крайней мере, тогда она бы попробовала запустить его Марцеву в голову. Хотя это вряд ли была хорошая мысль, но попробовать стоило.

В отчаянном порыве Алена бросилась к ящику мимо Марцева. Аркадий мог ее остановить, но почему-то не стал этого делать. Подскочив к стене, Алена не стала хватать ящик. Она вспомнила, что именно здесь она пилила ложкой доски. А вдруг… девушка ударила по ним рукой, потом плечом, потом ногой — ничего. Марцев наблюдал за ее попытками, неумолимо приближаясь. Тут взгляд Алены упал на открытый люк. Смерив глазами расстояние между собой, люком и Аркадием, Алена решилась и рванула что было сил. Но у самого люка рука Аркадия схватила ее за волосы и дернула назад. Марцев молча оттащил ее от люка и повалил на пол, пытаясь подмять под себя.

Алена увернулась и поползла, отчаянно пытаясь уйти. Пальцы Марцева грубо царапнули ее бедро. Она оказалась прижатой к полу, но продолжала извиваться изо всех сил, которых оставалось все меньше и меньше. И тогда она закричала. Первый раз, за все это время. Громко и пронзительно. Ее крик услышали, наверное, все соседи. Аркадий, на мгновение оглушенный, опомнился и зажал ей рот. Алене казалось, что ей вот-вот сломают челюсть, но какое-то время она продолжала приглушено верещать. Потом ей перестало хватать дыхания, и Алена затихла. Она еще двигалась, стараясь освободиться, но к ней вдруг пришло понимание того, что она лишь оттягивает неизбежное. Что Аркадия сейчас не остановить. И все же Алена еще надеялась на чудо. Например на то, что вопреки всему сейчас что-нибудь случится. Например, в дом ворвутся ребята в форме, появится Владимир… Но чудо все не происходило. Грязная и исцарапанная досками чердачного пола, Алена вдруг оказалась лицом к лицу с Аркадием. И смотрел он на нее как-то странно, от чего становилось еще страшнее. Алена дернулась в последней отчаянной попытке. Но в следующую секунду Аркадий навалился на нее всей тяжестью своего тела, и Аленка, судорожно вцепившись пальцами в его плечи, почувствовала, что задыхается. Она откинула голову, пытаясь глотнуть хоть немного воздуха, но в горло летела удушливая пыль. Марцев низко зарычал, ломая сопротивление. Алена выгнулась и замерла, широко распахнув глаза. И внезапно, сквозь боль, она услышала голос Аркадия:

— Мария! Моя Мария!

Алена больше не двигалась. Ее взгляд безучастно изучал ставшие несмотря на темноту такими отчетливыми трещины в досках. Некоторое время она слышала хриплое дыхание Аркадия, его похожий на рычание стон, а затем снова только лягушек, собак и сверчков. Она не шевельнулась даже тогда, когда Аркадий поднялся, оделся и ушел. Ее глаза оставались сухими, а губы плотно сжатыми.

Антон слышал душераздирающий крик и странную возню наверху. Но когда оттуда спустился Марцев, не стал его ни о чем спрашивать. Выждав удобный момент, Антон крадучись поднялся на второй этаж и направился к чердачной лестнице. Открыв люк, он посветил фонариком и в первые секунды так никого и не увидел. Затем свет его фонарика наткнулся на кучу тряпья, смутно напоминающего Аленкину блузу. Потом Антон увидел ее босые ноги. Прислушиваясь, не идет ли Марцев, Антон подошел к лежащей на полу пленнице. И тут же в ужасе отшатнулся — она была мертва. Неподвижное обнаженное тело, застывшее лицо… Ожидая вот-вот увидеть лужу крови на полу, Антон все еще приглядывался, раздираемый страхом и любопытством. Наконец он заметил, что грудь Алены едва заметно поднимается в такт дыханию, а глаза щурятся, когда он направляет свой фонарик на ее лицо. Антон опустился рядом с нею, все еще почему-то не решаясь дотронуться. Он собирался наброситься на нее с ругательствами, возможно стукнуть разок-другой, но теперь это желание пропало. Антону было неинтересно сейчас разбираться с Аленой, неподвижной и на вид такой же бесчувственной, как бревно. Идея повторить "подвиг" Марцева мелькнула, и тоже почему-то показалась в настоящий момент не слишком заманчивой. Поэтому Антон просто развернулся и спустился в люк.

Едва исчезла полоска света, пробивавшегося сквозь открытый люк, на лице Алены появилась кривая усмешка. Она шевельнулась, словно пытаясь подняться, но снова замерла и продолжила изучать безучастным взглядом чердачный пол.

Глава 47

Духота пыльного чердака и ночной холод больше не беспокоили. Мысли были какие-то странные. Не успевала она додумать до конца хоть одну из них, как мысль лениво уползала, оставляя Алену в пугающем бездумном состоянии полного оцепенения.

Громко прокричала какая-то ночная птица, заставив сердце Алены болезненно сжаться. Она наконец зашевелилась, но сил пока хватило только на то, чтобы повернуться на бок и плотно сжать коленки. Алена лежала, безразлично прислушиваясь к доносящимся снизу звукам. Она не сразу сообразила: то, что она слышит, должно бы очень ее заинтересовать. На грохот и звон она не обратила должного внимания, но подумала, что сходит с ума, когда вдруг отчетливо услышала голос Владимира, выкрикивавший ее имя.

Алена приподнялась на руках и, подтянув коленки, села, все еще ошарашено прислушиваясь. А снизу доносилось: "Алена! Алена!" Все еще боясь поверить в реальность происходящего, Алена изо всех сил закричала:

— Я здесь! Я здесь!

И вдруг поняла, что на самом деле лишь тихо хрипит. В ужасе от того, что ее каким-то образом могут не найти и уйти, оставив ее здесь, на чердаке, Алена собралась и ударила сжатыми кулаками в пол. Получилось не громко, но она не сдавалась. Обрушиваясь всем своим весом, она стучала в пол, пока, совершенно обессилевшая, не услышала звуки шагов на лестнице.

Владимир и Максим вошли в дом, когда все уже было кончено. В одной из комнат на полу валялись связанные Марцев и его белобрысый сообщник. У стены стояла тоже со связанными руками черноволосая красивая женщина. Вид у нее был скорее раздраженный, словно Ванесса хотела сказать: "Я знала, что этим все и закончится".

Макс тут же подошел к Аркадию.

— Где она? — коротко спросил он.

Марцев поднял голову, но смотрел почему-то на Владимира. Они сразу узнали друг друга. На лице Марцева появилась злорадная усмешка. Он-то знал, какой сюрприз ждет Владимира наверху. И это так ясно читалось в его глазах, что Владимир вдруг почувствовал, что впервые в жизни начинает паниковать. Он понял, что с Аленой произошло что-то ужасное, но Аркадий молчал, упрямо не отвечая на вопрос Максима. Тогда Владимир выскочил из комнаты и принялся громко звать:

— Алена! Алена!

Но ответом была лишь тишина. Ребята уже поднялись на второй этаж, когда вдруг все услышали стук на чердаке. Глухие, тяжелые удары. Нарушая все правила, Владимир первый взлетел на лестницу и открыл люк. И вдруг ему отчего-то стало страшно, по-настоящему страшно. Он позвал, на этот раз тихо:

— Алена!

И в ответ услышал еле слышный, какой-то чужой голос:

— Я здесь.

Парень, поднявшийся на чердак вместе с Володей, посветил фонариком в ту сторону, откуда донесся голос. Яркий луч выхватил из темноты фигуру сидящей на полу Алены: сжатые коленки, обнаженные бедра, плечи, кусок белой ткани, которую она прижимала к груди. Как только свет попал Алене в лицо, она резко опустила голову, болезненно зажмурив глаза.

Владимир отклонил фонарь так, чтоб свет падал не на Алену, а рядом. И подошел к ней, опустившись на колени. Несколько секунд Владимир вглядывался в темноту, а затем снял куртку и набросил Аленке на плечи. Потом обернулся к люку.

— Принеси что-нибудь: покрывало или одеяло, — сказал он все еще стоящему у входа на чердак парню с фонарем в руке. Тот кивнул и спустился вниз.

Владимир прижал Аленку к себе. В груди ныло, и глаза подозрительно щипало. Одинокая слеза скользнула по щеке и упала в торчащие в разные стороны Аленкины кудряшки. Она была неподвижна, не поднимала головы, не издавала ни звука. Владимир тоже молчал. Когда принесли покрывало, сдернутое с одного из диванов внизу, Владимир бережно завернул в него Аленку и поднял на руки.

Глаза Алены были закрыты. Но Владимир чувствовал, как пальцы ее цепляются за его рубашку, боясь отпустить. На первом этаже Владимир отнес ее в одну из комнат и уложил на диван. В желтоватом свете ламп он как следует смог рассмотреть осунувшееся лицо, побелевшие губы. Аленка приоткрыла глаза, и Владимир наклонился над нею, защищая от яркого света.

— Аленушка…

Она, по-видимому, хотела улыбнуться в ответ. Уголки ее губ чуть приподнялись. А затем с усилием выпростала из-под одеяла руку и потянулась к лицу Володи. Владимир поймал ее руку и приложил маленькую ладонь к своей щеке. Ему было больно смотреть на покрытую синяками и ссадинами бледную кожу, ощущать худобу и слабость этого милого сердцу существа. А Аленка глядела на него полными невыразимого счастья глазами. Она что-то прошептала, но Владимир не смог разобрать слов, а затем глаза Алены закрылись. Владимир еще несколько секунд смотрел на нее, а затем испуганно принялся проверять пульс.

— Обморок, — сказал кто-то за его спиной.

Владимир обернулся. На него смотрел мужчина средних лет.

— Я еще и врач по совместительству, — сказал он.

Владимир кивнул. И, аккуратно опустив Аленкину руку, накрыв ее одеялом, чтоб не замерзла, вышел.

Аркадия и Антона уже поставили на ноги и уже собирались выводить. Максим наблюдал за этим. И его не сразу насторожило необычайно спокойное лицо вошедшего Владимира.

— Алена Викторовна! Алена Викторовна!

Она с трудом открыла глаза, приходя в себя.

— Алена Викторовна!

Над нею склонился незнакомый паренек. С чрезвычайно взволнованным видом он продолжал звать ее по имени-отчеству. Встретившись с нею взглядом, он произнес:

— Алена Викторовна, пожалуйста, пойдемте. Максим Началов очень просит. Пожалуйста.

Алена нахмурилась, пытаясь понять, чего же от нее хотят. Но парень тем временем уже помогал ей подняться.

— Пожалуйста, Алена Викторовна, быстрее.

Алена не понимала, что происходит, но решила поторопиться. Двое ребят подхватили ее под руки и почти понесли в другую комнату, где ее сразу же на пороге встретил Максим.

— Алена, позовите его.

Она не поняла, и удивленно огляделась. В углу комнаты стояли Антон и

Ванесса. Их крепко держали ребята в форме. А в центре образовалась настоящая "куча мала". Там творилось что-то невообразимое, очень напоминавшее драку, когда одни дерутся, а другие пытаются им мешать. Алена недолго вглядывалась, потому что почти сразу увидела в гуще этой свалки знакомую, коротко стриженую русую голову и позвала:

— Владимир!

Он на секунду замер, все еще глядя в лицо злорадствующего Аркадия. Изрядно помятый, он с усмешкой глядел на посеревшего от злости и горя Владимира. Но тут снова раздался слабый, слегка дрожащий голос Аленки:

— Владимир!

Рванувшись, Владимир обернулся к державшим его ребятам. Сообразив, что он не собирается больше бросаться на Марцева, его отпустили. Владимир медленно подошел к перепуганной Алене, смотревшей на него большими глазами, и снова поднял на руки.

Аленка заглядывала в его лицо, и в ее глазах стояли слезы.

— Володенька…

— Да, Аленушка, да.

Когда они сели в машину, Владимир посадил ее к себе на колени, потому что места не хватало. Он больше не наблюдал за Марцевым и его сообщниками. Аленка наверное ждала, чтобы он что-то сказал, но Владимир сейчас был не в состоянии произнести ни слова. Просто гладил ее по волосам, сам не замечая, как время от времени начинает дрожать его ладонь.

Глава 48

Аленка открыла глаза с тихим вскриком. И уставилась в темноту, отчаянно пытаясь прогнать обрывки сна. "Вот моя коллекция и пополнилась еще одним кошмаром" — невесело заключила она. Успокоиться сидя на постели в темной комнате не получалось, и Алена опустила ноги на пол, нашаривая босыми ступнями тапки. Голова немного кружилась, но в целом Алена чувствовала себя довольно сносно. И была бесконечно благодарна Владимиру, который не позволил оставить ее в больнице. Врачам пришлось меньше чем за сутки полностью ее обследовать, оказать какую-то помощь, а потом Володя просто взял и отвез ее домой. Оказавшись дома, Алена почувствовала огромное облегчение. За последние полгода она слишком много времени успела провести в больнице, и Алене уже казалось, что она сменила место жительства.

Она напряженно вслушалась в ночную тишину. Там, за стенкой, в Машиной комнате, должен сейчас спать Владимир. Оттуда не доносилось ни звука, и Алене вдруг стало очень страшно. Она тихонько позвала Володю, но никто не отозвался. Тогда Аленка подошла к двери комнаты и осторожно постучала — тишина. Легко толкнув дверь, Алена заглянула внутрь.

Постель была нетронута. Владимир стоял у окна, полностью одетый. На тихий Аленкин оклик он обернулся и уставился на замершую в дверном проеме фигурку в льнущей к телу шелковой ночнушке. Владимир молчал, и даже в темноте Алена видела, что лицо его было напряженным и сосредоточенным. А взгляд его показался ей даже немного… испуганным? Вообще у Владимира был такой вид, словно у него только что состоялась встреча с целым сонмом страшных призраков. Алена вздохнула: кого-то кошмары преследуют во сне, а кого-то и наяву. Она наклонила голову и отступила назад, в коридор. Она прекрасно все понимала: после всего, что с нею произошло, отношение к ней Владимира не могло не поменяться. И все же… все же — нет! Алена решительно отказывалась это понимать и принимать. Ведь это не ее вина, и разве можно осуждать ее за это? Или даже… разлюбить?

Ей хотелось кричать, стучать кулаками, царапаться и кусаться. И она стояла неподвижно, опустив голову. Лунный свет из окна падал на ее сжатые вместе коленки и ступни в мягких тапочках, стоящие точно по шестой позиции.

Владимир отошел от окна. Он медленно приблизился и остановился на пороге. Алена почти прижалась к противоположной стене коридора. И еще ниже опустила голову.

— Алена Викторовна, вам бы лучше не вставать, — хрипло произнес он, не двигаясь с места.

"Что он говорит!" — возмутилась Алена. Еще с минуту она пыталась разобраться с теми чувствами, что бушевали сейчас в ее душе, а затем подняла голову. Владимир чуть не вздрогнул, увидев ее глаза.

— Я тебя ненавижу! — прошептала она. — Ненавижу!

Владимир сжал челюсти так, что на скулах заходили желваки. Он смотрел в глаза Алены, в которых читалось что угодно: боль, горечь, обида, отчаяние, только не ненависть.

— Я понимаю, — тихо ответил он. — Я и сам себя ненавижу. Прости меня, Алена, если сможешь, за то, что не смог тебя уберечь от всего этого. Я сделаю для тебя все, что угодно, только бы ты опять улыбалась.

По мере того, как Владимир говорил, лицо Алены удивленно вытягивалось. И как только он замолчал, Алена возмущенно набрала в грудь побольше воздуха.

— Ты! — воскликнула она. — Как ты мог?! Как ты мог!

Владимир склонил голову, продолжая внимательно глядеть на нее. Он ожидал такой реакции, но то, что последовало за этим, повергло его в изумление.

— Значит, ты решил избегать меня и вечно хмуриться только потому, что считаешь себя в чем-то виноватым? Интересно, в чем же? Я так думаю, у тебя должна за другое совесть болеть. Ты случайно не подумал о том, как я расценю твое поведение? После того, что сделал Марцев? Еще не понимаешь, да? — Алена перевела дыхание. Глаза ее блестели не только от рвущихся наружу слез, но и от злости на мужскую недогадливость, а еще от радости, потому что теперь у нее появилась надежда. — Владимир, а тебе не пришло в голову, что ты ведешь себя так, будто после произошедшего не

хочешь иметь со мной ничего общего?

Брови Владимира взметнулись вверх. Он приоткрыл рот, словно намереваясь что-то сказать, но вместо этого молча шагнул к разбушевавшейся Алене.

— Ну уж нет! — возразила Алена, упираясь руками в его грудь. — Не подходи! Я теперь тоже не хочу иметь с тобой ничего общего! Бессовестный! Предатель! Ненавижу!

Владимир обнял ее и прижал к своей груди.

— Какой же я дурак! — услышала Алена, и тут же радостно подхватила:

— Вот это уж точно!

Она еще раз для порядка стукнула его кулачками, правда без особого энтузиазма, а потом счастливо вздохнула.

— Я люблю тебя, — прошептала она.

— Я люблю тебя, — эхом отозвался Владимир, зарываясь лицом в пушистые волосы на Аленкиной макушке.

* * *

Ее сразу же поразила странная тишина, напоенная напряженным ожиданием и предвкушением чего-то необычайного. Шаг за шагом Алена вошла в аудиторию и замерла: на преподавательском столе, возвышаясь над рядами, стоял огромный букет темно-красным роз, бархатистых, в блестящих капельках, словно только что срезанных. В воздухе витал их нежный, свежий аромат.

— Что это? — прошептала Алена, ни к кому впрочем не обращаясь.

Но ребята переглянулись, словно соображая, что ответить. И промолчали. Только Степка Вишнев, вспыхнув до корней волос, отвернулся к окну, куда украдкой поглядывала вся группа.

Медленно, даже с опаской, Алена прошла по проходу и остановилась у стола. Осторожно поддев пальцем зубчатый листик, она заметила, что к букету прикреплена маленькая открытка. Золотая надпись переливалась в лучах полуденного солнца и гласила: "Любимой".

Почувствовав, как по телу пробежала волна приятного холодка, Алена смущенно улыбнулась. Ребята смотрели на нее с любопытством, но встречаясь взглядом со своей преподавательницей, опускали глаза. И все косились в окно. Чувствуя, что сюрпризы еще только начинаются, Алена повернулась.

Из заплетенного по периметру диким виноградом окна расположенной на первом этаже аудитории было видно разбитую у стен корпуса клумбу и дорожку, кое-где обсаженную голубыми елями. На этой дорожке в ярких лучах солнца стоял мужчина в белой шведке и светлых брюках. Он улыбнулся, и Аленка почувствовала, что тает под лукавым и таким нежным взглядом его серых глаз. Рубец на правой щеке почти не портил его лицо. Напротив. Аленке подумала, что в глазах притихших за партами ребят он, должно быть, выглядит настоящим героем: высокий, широкоплечий, мужественный, так убедительно вразумивший некогда местного хулигана Степку. И вот теперь притащивший ихней "училке" огромный букет роз.

Аленка приложила к теплому стеклу ладонь. Владимир театральным жестом склонил голову, а затем, озорно улыбнувшись, махнул рукой. Алена махнула в ответ. Владимир развернулся и пошел по дорожке вдоль корпусов. Некоторое время Алена провожала взглядом его спину, ласкаемую теплыми лучами сентябрьского солнца, а затем отошла от окна и села за стол. С ее губ не сходила мечтательная улыбка, и ребята должно быть решили, что ленты сегодня не будет.

Наконец Алена обратила взор на притихших студентов, и они тут же поняли, что их надежды не оправдаются.

— Так, ребята… — Алена перевела дыхание, — открывайте страницу пятнадцать и начинайте с двадцать четвертого номера. Теорию вам дали на последней лекции, а сейчас посмотрим, как у вас получится с практикой.

Ребята переглянулись и склонились над учебниками, отыскивая нужный

пример. Обычно Алена Викторовна в начале занятия задавала пару несложных примерчиков, чтобы проверить, как они разобрались с материалом лекций. И вызывала кого-то к доске. Но сегодня она забыла про доску. Довольные, студенты принялись не особо торопливо решать задания, то и дело поглядывая на преподавательницу.

Обведя немного рассеянным взглядом класс, Алена осторожно заглянула в открытку. В ней стояло сегодняшнее число и время: 18.30. Усмехнувшись, Алена рассудила, что место Владимир не указал, а раз так, то она подождет Володю дома. Значит, ее ждет еще сюрприз? Интересно, какой…

Алена подняла глаза, и успела заметить, как словно по команде опустили головы студенты: наблюдают. Поднявшись, Алена прошла вдоль рядов, не слишком стараясь заглянуть в тетради. И снова непроизвольно подошла к окну.

Вдалеке, на петляющей меж корпусов дорожке, все еще было видно удалявшегося быстрым шагом Владимира. Словно почувствовав, что на него смотрят, Володя вдруг остановился и обернулся. Алена смотрела на него из окна, затененного диким виноградом и пушистыми лапами голубых елей. Мария и Олег, Аркадий и Валерий Семенович… все они остались в прошлом. А Володя стал ее настоящим и, как хотелось надеяться, будущим.

Последний раз погладив пальцами теплое стекло, Алена повернулась к классу.

— Ну как? Кто-нибудь уже готов?

Вверх взметнулись несколько рук. С улыбкой окинув взглядом любопытствующие физиономии студентов, Алена отошла от окна.


home | my bookshelf | | Элитный психолог |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 15
Средний рейтинг 3.9 из 5



Оцените эту книгу