Book: Путь к Большой Земле



Путь к Большой Земле

Сергей Николаевич Марков

Путь к Большой Земле

Русская Америка –

Путь к Большой Земле

Издательство: Терра-Книжный клуб

Жанр: История

Серия: Русская Америка

«Путь к Большой Земле»: Терра-Книжный клуб; Москва; 2002

ISBN 5-275-00659-4

Аннотация

Книга о безвестных сынах Отчизны, которые много столетий назад прежде иных знаменитых иностранцев проникали в далекие моря, открывали Русскую Америку.

Автор книги по крупицам собирал материал о русских первооткрывателях Америки. Он старался проследить жизненный путь самоотверженных людей, обуреваемых страстным желанием познать мир. Мечта С. Н. Маркова о том, чтобы подвиги русских землепроходцев не были забыты будущими поколениями, воплощена в этой книге.

ОТ АВТОРА

Наталкиваясь на разные имена, я находил их следы, и уже возникала душевная необходимость разведать эти жизни до конца. Меня никогда не оставляла надежда, что рано или поздно я еще хоть что-нибудь узнаю о их судьбе… Мне приходилось работать в архивах и музеях Великого Устюга, Вологды, Сольвычегодска, Каргополя, рассылать множество писем в Нежин и Кяхту, Кострому и Иркутск, Рыльск и Красноярск, Курск и Владивосток, Пензу и Кунгур и другие города, где родились, жили и умирали, возвращаясь из далеких и опасных походов, русские мореходы. Я читал их сочинения, разглядывал их карты. Краеведы, архивные и музейные работники, местные историки и старожилы, пытливые и любознательные люди, которыми так богата наша страна, помогали мне. Старые, давно забытые книги и пожелтевшие от времени документы рассказали мне о людях большой судьбы, о жизни и странствиях русских людей, что, не щадя живота своего, шли в неведомые земли Нового Света, обуреваемые страстной жаждой познать мир, окружающий их. Так родилась моя тихоокеанская картотека.

Люди преклонного возраста с сердцами юношей и молодые люди, любящие нашу страну, помогали мне разыскивать следы жизней, терявшихся в тиши архивохранилищ и библиотек. Поиски не всегда приводили к открытиям. Но я шел вперед, как рудознатец, которого манят блестки благородного металла в речных песках. Я переживал с моими новыми друзьями горечь забвения и радость обретения. Жизни славных русских землепроходцев и первооткрывателей воскресали рядом со мной, как жизни наших современников. Еще предстоят счастливые находки в архивах. Они помогут более подробно осветить жизни и дела великих сынов нашей Родины.

Сергей Марков

ПЕРВЫЕ СТИХИ ОБ АМЕРИКЕ

В 1654 году в Москве появились первые стихи об… Америке. Созданы они были под сводами Чудова монастыря ученым монахом Корионом Истоминым.

Корион, между прочим, знал Ивана Мусина-Пушкина, пророчески предсказавшего близость Америки к «Татарскому морю».

Стихи об Америке К. Истомин включил в свое сочинение «Полис», поднесенное царевичу Алексею. Дарственный список «Полиса» был назван «Книга град царства небесного» В ней были «лицевые изображения».

Америка, часть четверта,

Новоземля взнань отперта.

Волнохищна Америка,

Людми в нравах в царствах дика.

Тысяцми лет бысть незнанна.

Морем зело отлиянна…

Так Корион воспевал Америку, «морем зело отлиянную» от Московии, хотя его приятель Мусин-Пушкин был совсем другого мнения на этот счет.

Наступил 1697 год, и через земли Ганновера в Западную Европу проследовало посольство Петра Великого. Вторым послом состоял Федор Головин, который когда-то отправлял Ивана Толстоухова к Ледяному мысу

Головин в Западной Европе именовался наместником сибирским. Он встречался в Амстердаме с Витсеном и рассказывал ему о сибирских делах.

Через год Витсен снова имел ценные вести о Ледяном мысе. Он получил письмо из Архангельска.

«Ваше благородие, — писал неизвестный архангелогородец, — я говорил здесь с одним русским, который сообщил мне, что в прошлую зиму (1697 год — С. М.) он видел в Москве казаков, бывших на охоте за соболями в самых отдаленных местностях Сибири. Они обогнули на маленьком судне Ледяной мыс или самый восточный выступ, как это показано на Вашей карте, и ехали 3 дня, пока добрались до конца выступа. Там шло очень сильное течение, так что им пришлось держаться вплотную к берегу; но льда они не видели, ибо это было в самом разгаре лета. Таким образом, они обогнули мыс.»[2]

Витсен знал, что конец Ледяного мыса так узок, что видны оба его берега. Нет сомнения, что речь идет именно о теперешнем мысе Дежнева «Выступ», вероятно, южный конец Камчатки, с которой Витсен здесь объединил Чукотский полуостров.

ТОБОЛЬСКИЙ ИСКУСНИК СЕМЕН РЕМЕЗОВ

В 1700 году Аляска впервые появилась на русской карте, на так называемом «Траурнихтовом чертеже». Дорофей Траурнихт, немецкий перекрещенец, был воеводой в Якутске в то время, когда туда прибыл «камчатский Ермак» — Владимир Атласов.

До похода на Камчатку он служил на Анадырь-реке.

Собирая ясак, Владимир Атласов накрепко помнил приказ тех лет, данный всем сибирским землепроходцам, — расспрашивать и разведывать про Китайское, Никанское и Индейское царства, про золото и дорогую кость и самоцветы, не говоря уже о мехах, которые Атласов должен был добывать все время.

Получилось так, что Атласов держал в своих руках аляскинскую пушнину. Как это совершилось? В одной из «скасок» своих он говорил о Необходимом носе между Колымой и. Анадырем. В атласовских записках было прямо сказано, что против Необходимого носа в море лежит большой остров, откуда зимой по льду «приходят иноземцы, говорят своим языком и приносят соболи…». Меха эти Атласову не понравились: якутский соболь считался лучшим.

Речь, конечно, шла здесь об Аляске. Она и была изображена на «Траурнихтовом чертеже» в виде большого острова, расположенного против Чукотской земли. На нем была надпись: «Землица вновь проведана». Близ Аляски были явственно видны три острова.

«Остроги многи», — гласила надпись, относившаяся к большому острову.

Любопытна еще одна обмолвка составителя чертежа. «Пучина», — надписал он у юго-восточного края Камчатского полуострова и добавил: «Зде унесло». О каких кораблях, унесенных бурным течением, он говорил? У Витсена есть упоминания о страшных водоворотах в море на пути от Ледяного мыса к берегам Китая и гибели судов в этой пучине.

На пути в Москву Атласов должен был встретиться в Тобольске с замечательным искусником Семеном Ремезовым, художником, строителем и составителем карт.

В 1699–1701 годах Ремезов составил «Чертежную книгу Сибири» на двадцати трех листах Она открывалась тобольским чертежом, далее шли чертежи земель отдельных городов. Семен Ремезов был первым русским ученым, обозначившим на карте Корею и «остров Апонию».

Он показал также на «Чертеже земли Якуцкого города» полуостров за рекой Колымой. Тут же была видна надпись: «Нос непроходимой падет с вершины Анадырской в море и конца у него не ведают, а живут на том иноземцы многие неясачные коряки и чукчи». Так Семен Ремезов изобразил Чукотку.

В «Служебной чертежной книге» Семена Ремезова и его сыновей (1699–1730), в которую был включен и «Траурнихтов чертеж», находились первые чертежи Камчатки. На одном из них около Анадырского моря была показана Новая Земля. В этом тоже можно видеть намек на Аляску. Ремезов положил на этот чертеж также безымянные острова против Шалацкого носа.

Ремезовские чертежи побывали в руках иноземцев. Так, на листах «Чертежной книги Сибири» можно разглядеть голландские надписи. Из «Служебной чертежной книги» кто-то даже выдрал четырнадцать листов. Труды Ремезова переправлял за границу ни кто иной, как Андрей Виниус, видный сановник Сибирского приказа.

Вот только один из примеров. Однажды Семен Ремезов написал на лощеной бязи шестиаршинный чертеж всех сибирских земель для кремлевской Дубовой палаты. Но огромная карта исчезла. Кто же ею овладел?

Ответ на этот вопрос можно найти в бумагах архива баварского города Амберга.

В 1698 году в Москве побывал Игнатий Христофор Гвариент, военный советник императора Леопольда Первого.

Сразу же после того, как Ремезов составил свои сибирские чертежи, Андрей Виниус препроводил Гвариенту «карту всей Сибири». Рассыпаясь в любезностях перед военным агентом чужой страны, Виниус заверял приезжего, что эта карта непременно будет посвящена ему, Гвариенту, в том случае, если чертеж будет предан тиснению.

Семен Ремезов показывал на своих чертежах огромные просторы от Новой Земли до «Богдойского царства», от Стекольного (Стокгольма) до «Ледоватого моря» на северо-востоке, которое для вящей убедительности было изображено забитым ледяными торосами.

Надо думать, что данные Ремезова, попавшие в руки Витсену. и изучались в Доме Восточной Индии в Амстердаме.

БЫВАЛЫЙ МИХАЙЛО АСТАФЬЕВ

В 1701 году в Архангельске появился гость из Голландии — писатель и художник Корнелий де Брейн, знавший Витсена. Ехал де Брейн в Ост-Индию, на Цейлон и Яву и почему-то настойчиво расспрашивал архангелогородцев о странах Северо-Востока.

Одним из собеседников де Брейна был купец Михаил Остатев, как называл его голландец. Это не кто иной, как Михаил Астафьев-Гусельников, он же Стахеев, племянник Василия Федотова-Гусельникова по прозвищу Скорая Запись. Василий Федотов когда-то посылал своих людей на Амур. В составе отряда Дежнева было два приказчика Василия Скорой Записи.

Василий Федотов умер в Архангельске, находясь «у государевых дел». Он скупал для казны соболей и моржовую кость. Потом этот дорогой товар отправляли в Западную Европу, Персию, Индию.

Михаил Астафьев, возможно, продолжал дело Скорой Записи у архангельского корабельного пристанища.

Так или иначе, от этого почтенного старца де Брейн и получил ценные сведения, которые потом включил в свою книгу.

Де Брейн со слов Астафьева писал, что несколько лет назад русскими был открыт большой остров, «который и подчинен власти Московского царя, несмотря на то, что нужно употребить, пожалуй, год времени, чтобы достигнуть этого острова из Москвы, что остров этот изобилует Соболевыми и другими мехами…»[3].

Голландец заверял, что Астафьев провел четырнадцать лет в путешествиях в Китай через Сибирь. Племянник Скорой Записи рассказал де Брейну о жизни, быте и верованиях якутов, ламутов, юкагиров, чукчей. Астафьев совершенно правильно и смело для того времени отметил тюркское происхождение якутов и разность языков у других перечисленных им народностей.

Он знал об эскимосах, которых называл чукчами, указывая, что они носят в прорезях, сделанных в щеках, «зубы» из моржовой кости. Полное совпадение со сказанием Семена Дежнева о «зубатых людях»!

В годы своих скитаний Михаил Астафьев посещал поселения приморских чукчей, которых он называл «лежачими», в отличие от чукотских кочевников-оленеводов. Судя по ряду примет, он побывал на берегах пролива между Азией и Америкой.

Любопытно, что когда де Брейн записал в Архангельске рассказы о ненцах (самоедах), он пришел к Астафьеву и попросил его проверить достоверность этих сообщений. Невольно напрашивается мысль: не был ли Астафьев составителем сочинения «Описание самоедов Новой Земли», лет за десять до приезда де Брейна на русский Север присланного Витсену из Архангельска, так же, как и сообщения о достижении русскими Святого носа? Часть архангелогородских данных была включена в первое издание книги Витсена, в 1692 году.

Так или иначе, через де Брейна амстердамский бургомистр Витсен имел связь с современником Дежнева и двоюродным братом Михаила Стадухина.

Остается добавить, что Михаил Астафьев-Стахеев-Гусельников сам был незаурядным мореходом, начавшим свои плавания еще в Мангазее. В старинных бумагах отмечены его морские походы с Лены на Яну и Индигирку[4].

Из Архангельска де Брейн отправился в Устюг Великий, посетил Вологду и Ярославль и в начале 1702 года прибыл в Москву. Здесь он попросился ехать вместе с Петром Великим в Воронеж.

До этой поездки де Брейн получил возможность встретиться с уже знакомым нам боярином Иваном Мусиным-Пушкиным, тогда начальником Монастырского приказа и Приказа книг печатного дела. Покровитель Кориона Истомина, столь смело наметивший морские границы Северной Америки у рубежа Северной Московии, проводил время в увлекательных ученых беседах с де Брейном, которого, кстати, сопровождал и в Воронеж.

Де Брейн не только пополнил сведения о Сибири и Китае, полученные им в Архангельске, но и сверил их со свидетельствами просвещенного петровского боярина.

В Ост-Индию де Брейн, однако, поехал не на пути вокруг Носа, в существовании которого он, видимо, не сомневался, а сушей — через Персию.

Но, вернувшись на родину в 1708 году, голландец, конечно, довел до сведения Витсена и Дома Восточной Индии все, что он слышал на Руси о путях в Индию и Китай.



ЗЕМЛЯ ЗА «ПЕРЕЛИВОМ»

Между тем на Северо-Востоке продолжались замечательные открытия.

Как узнали о существовании островов, которые впоследствии стали называться Командорскими?

История этого открытия поучительна хотя бы тем, что дает представление о размахе исканий землепроходцев и мореходов.

Ничем не примечательный до этого служилый человек Михайло Наседкин в 1702 году вместе с приказчиком Зиновьевым, носившим прозвище Многогрешного, отправился из Анадырского острога на Камчатку. Они ехали на оленях и собаках до Пенжинского острога. Там путешественники построили карбасы и, дойдя на них до Пенжинского устья, поплыли морем к берегам Камчатки: Высадились они на северо-западе, у реки Лесной. Оттуда эти бесстрашные странники побрели на лыжах к восточному побережью полуострова и достигли устья реки Камчатки.

«И против Камчатского де устья значится остров, а какие на этом острову люди есть, того де он, Михайло, не ведает, и преж сего на том острову русские люди бывали ль, того де он, Михайло, ни от кого не слыхал» — так впоследствии писали в «скаске» о скитаниях анадырского служилого[5].

Что делал Наседкин на Камчатке до 1706 года — неизвестно. Но в этом году он с отрядом в пятьдесят человек мчался на собачьих нартах к мысу Лопатка. (Он и был тем «уступом», о котором писал Витсен.) Там Наседкин увидел, что в «Нос земли» пришло море, как он выражался, а за «переливом» морским видна какая-то земля. Добросовестный Наседкин все сокрушался, что ему эту землю не на чем проведать: близко нет леса для постройки судов и негде взять якорей и снастей. Так он увидел первый остров Курильской гряды.

С Камчатки Михайло Наседкин возвращался сушей, пробираясь на Анадырь и колымское плотбище, совершая невероятный путь по самым гиблым местам. Сплыв по Колыме до устья, этот славный открыватель пошел на запад Ледовитым океаном.

В пути он сделал третье известное нам открытие — увидел один из Медвежьих островов. Все это повлекло за собой усиленные поиски новых земель на Северо-Востоке. Открытие «волнохищной Америки», как и другие великие обретения на Ледовитом и Восточном морях, было не за горами.

ПЕТРОВСКИЕ ЗАМЫСЛЫ

Можно с уверенностью предполагать, что в те годы (1707–1710) в Сибирь для помощи в поисках новых земель за Камчаткой был отправлен японец Гавриил, он же Татэкава Денбей, «подьячий Индейского царства», как его называл Владимир Атласов. Когда-то «камчатский Ермак» нашел японца на Камчатке, выручил его из плена и доставил на Русь вместе с какой-то изрядно потрепанной книгой «индейского письма», с которой Денбей не расставался.

Гавриил Денбей был отдан князю Гагарину, как только последний был назначен наместником сибирским. С тех пор «индеец» Денбей исчез. О нем наводил справки Лейбниц[6].

Но в то время в Москве жили и настоящие индейцы и даже уроженец Макассара с острова Целебес. Их, в количестве двадцати пяти человек, видели в 1709 году в Москве отцы-иезуиты, столь стремившиеся в Китай и Индию через Россию. Половина этих выходцев из далеких океанических стран переняла русские обычаи.

Есть, например, свидетельство, что настоятель Ново-Спасского монастыря Феофил, переводчик «Универсального исторического лексикона», воспитывал и подготовлял к крещению «индейца Лаладже-туча». По некоторым признакам, этот индеец состоял на службе в российском адмиралтействе. В петровском флоте служил «арап» Томас Петерсен. Живописец Ян Тютекурен трудился в Оружейной палате, создавая там образцы искусства Ост-Индии. От всех этих людей русские получали сведения об Америке, Ост-Индии, Зондских островах.

Анадырский «рыбий зуб» уже совершил путешествие в Индию. Еще в конце XVII века моржовую кость повезли ко двору Великого Могола купчина Семен Маленький и его слуга Андрей Семенов. Из Бен-дер-Аббаса плыли они «морскою губою Окияна моря» до Сурата в Индии, побывали в Агре и Дели.

Отцы иезуиты, настойчиво пытавшиеся проехать в Китай и Индию через Россию, своими глазами видели в Москве одного купца, хорошо знавшего «Тибетское царство», или Девет. В Казани иезуиты встречались с татарскими купцами, посещавшими Тибет и Китай.

Иезуиты разыскивали в Москве людей, имевших дела с Югорией.

Члены Ордена Иисуса писали, что все сведения о русских путях в страны Востока надо выведывать с осторожностью, как бы мимоходом, вылавливать драгоценные новости сетью хитростей, чтобы не обращать внимания москвитов на излишнюю любознательность вкрадчивых монахов.

Иезуиты изучали способы добычи и торговли соболями. Папские слуги, как клещи, вцепились в генерала Патрика Гордона, узнав о том, что он располагает данными, вывезенными им в свое время из Архангельска и «страны самоедов». Гордон был причастен и к отправлению посольства Исбранта Идеса в Китай.

Мысли о проходимости Северного морского пути владели сознанием Петра Великого и его помощников.

Царь-мореплаватель не раз говорил, что он намерен составить точную карту России. При этом он преследовал основную цель: исследование морского пути от Новой Земли до «Татарского моря». В этом море, к востоку от устья Оби, царь хотел учредить верфи для постройки кораблей, чтобы отправлять корабли в Китай, Японию и другие страны.

Капитан Джон Перри, описавший русскую торговлю с Китаем и сообщавший о добыче моржовых клыков в Сибири, вспоминал о своих беседах с Петром Великим.

«Европейские корабли совершали бы незатруднительные плавания и получали бы товары из Китая и Японии, не имея надобности переезжать через экватор», — писал Джон Перри[7]. Он прибавлял, что морской путь в Китай был бы гораздо удобней, чем уже существующие сухопутные дороги между Москвой и Пекином.

Около 1712 года в географию Тихого океана была внесена путаница, которая вызвала много досадных недоразумений. Ожила старая сказка португальца Тейшейры о Земле Жуана да Гамы, которую он помещал на месте южных островов Курильской гряды. На карте Гоманна появилась — Земля Гамы, отождествленная с Землей Иезо и вдобавок протянутая до самой Северной Америки.

С Землей Гамы и Землей Иезо было много хлопот. В Западной Европе долго не могли разобраться, что такое Иезо, и дошли до того, что решили: есть два Иезо — в Японии и в Америке!

Но простые служилые камчатских острогов уже готовы были «проповедовать Апонию», настолько они были убеждены, что она не так далеко от Камчатки. Камчатским приказчикам даже приходилось силой удерживать ретивых искателей «Апоньского государства». С Камчатки, Анадыря и Колымы шли и шли подчас безвестные открыватели на поиски новых островов в двух океанах. Не был забыт и Необходимый, Святой или Ледяной нос — мыс Дежнева.

ОСТРОВ «ЗУБАТЫХ ЛЮДЕЙ»

Кто были эти люди, посещавшие далекий мыс? Я ищу их следы по своей картотеке и под тем же 1711 годом нахожу свидетельства сибирских летописей, примечания Миллера и нашего современника академика Л. С Берга. Свидетельства эти сходятся, и круг их сужается. Внутри круга остается служилый человек Петр Попов. Проследим за его деятельностью в 1710–1711 годах.

Петр Ильин Попов к Носу ходил не один. Его сопровождали промышленный человек Егор Толдин и «новокрещен-юкагир» Иван Терешкин. Они выяснили, «не значатся ли из того Носу какие в море острова», делали чертежи, вели опрос населения. «Носовые чукчи» дружно подтвердили, что «и прежде сего русские люди у них чукоч морем бывали».

Медленно разворачивается перед нашим взором грамота пятидесятника Матвея Скребыкина — начальника Анадырского острога, в которой описан подвиг Петра Попова. Вот что Попов, в частности, сведал о земле чукчей:

«…Против того Анадырского носу с обеих сторон с Ковымского моря и с Анадырского есть де значитца остров, и про тот остров подлинно ему, Петру сказывали носовые чухчи Махачкин с родниками; есть де на том острову люди зубатые, а веры де иной, всякой обыкности и языку не их чукоцкова, особой, и из давних де лет и поныне у них носовых чукоч с теми островными людьми меж собою немирно, ходят друг на друга с боем, а бой де у тех островных людей лучной и у чукоч такой же. И он, Петр, с товарищи тех островных людей у них чукоч, взятых в полону, видал человек с десять. А зубы у тех людей, кроме природных, есть вставленные моржового зубья маленькие кости, подле природные в щеках. А с того де Носу на тот остров летним временем на байдарах веслами перебегают одним днем, а зимою на оленях налегке переезжают одним же днем. И есть де на том острове всякий зверь, соболи и куницы, и волки и росомахи, и медведи белые и морские бобры, и держат де у себя великие табуны оленей. А кормятца де они морскими зверями и ягодами и кореньем и травою. И всякой на том острову есть де лес: кедр, сосна, ельник, пихтовник, листвяк. И тот островной лес он, Петр, с товарищи у них чукоч в байдарах и в ветках и в юртах видели. А живут де они островные люди собой також, что де и они чукчи и начальных де людей никаких у них нет… островных де людей, применяясь, он же, Махачкин, и островные люди, которые у них у чукоч в полону, сказывали ему, Петру, с товарищи; есть де при них чукчах втрое, и он де, Махачкин, на том острове бывал по многие годы в походах и называют они чукчи тот остров Большой Землею»[8].

Так записывал Матвей Скребыкин со слов Петра Полова.

Нет сомнения, что остров против Анадырского носа — материк Северной Америки. «Аль-ак-шак» на эскимосском языке.

А «зубатые люди» — это эскимосы Северной Америки.

В 1710–1711 годах Федор Бейтон — один из сыновей защитника Албазина от несметных войск богдыхана, Афанасия Бейтона, — составил «Карту мест от реки Енисея до Камчатки лежащих»[9]. Это очень красивый чертеж; в нижней части его показана «Стена Китайская» и Амур, похожий на могучий ствол ветвистого дерева. Бейтон нарисовал Камчатку, обозначил Чукотский полуостров с Шалацким носом и малые острова, против него. Южнее их прямо к Шалацкому носу с востока устремляется некая «Землица». По уверению Федора Бейтона, «на ней живут по чукоцки кыкыкмеи и зело изликны, а бой у них лучной, а звери соболи и лисицы есть. Дерева на них сосняк и березняк». Это — Северная Америка, отделенная от Азии проливом,

Был еще «Якутский дворянин» или сын боярский Иван Львов, живший одно время в Анадырском остроге.

Когда он еще был приказчиком в остроге на устье Яны, ему прислали государев указ, чтоб Иван Львов с великим прилежанием проведывал острова против устьев Яны, Колымы и Камчатской земли.

Собрав рассказы землепроходцев, повидавшись с Петром Поповым в Анадырском остроге, якутский дворянин принялся за сочинение карты, которую и составил, по-видимому, в 1711–1714 годах.

Он уже знал о Большой земле.

«ПРОПОЗИЦИИ» ФЕДОРА САЛТЫКОВА

Нам невольно приходится вернуться к 1697 году, когда Петр Великий в Голландии строил фрегат для сообщений с Ост-Индией, подолгу пропадал на «Индейском дворе» и встречал флот, пришедший из Гренландского моря.

В свите Петра находился тогда Федор Салтыков. Отец его в свое время был на воеводстве сначала в Устюге Великом, затем в Тобольске (1690–1696 годы) и, наконец, в Азове.

Федор Салтыков встречался с Витсеном и задолго до всяких советов Лейбница имел свое мнение о Северном морском пути.

«Он полагает, что от Енисея, мимо Лены, можно доехать до Амура, хотя другие сомневаются в этом, учитывая обилие льда», — свидетельствовал Витсен[10].

В 1711 году Федор Салтыков поехал вновь за границу и побывал в Голландии, Германии и Англии. Дольше всего он жил в Лондоне, откуда и прислал Петру Великому свои знаменитые предложения. Презрев выдумки ученых лжецов Западной Европы, столь затемнивших географию Восточного моря, полагаясь более на поморов и сибирских мореходов, которых хорошо знал, Федор Салтыков предлагал проложить постоянный морской путь от устья Северной Двины до Амура, Китая и Японии.

На Двине, Оби, Лене, у первого Святого носа, — вероятно, также и на Колыме, Анадыре, «по устье Амурское», — строятся небольшие подвижные суда. Способные мореходы отправляются на новых кораблях для подробных исследований вдоль всей будущей великой дороги. Они узнают особенности рек, впадающих в море, вплоть до того, «какого образа земля на дне» в речных устьях, отыщут места, где быть пристаням, найдут «якорные земли», установят, какая всюду «клима», и опишут людей, зверей и богатства вновь открытых стран.

Обо всем этом мечтал сын сибирского воеводы, покрывая листы английской бумаги строками своих заметок, предназначенных для саардамского плотника.

Перед умственным взором Федора Салтыкова проходили видения кораблей, груженных сибирским лесом; они плыли Ледовитым океаном, направляясь в порты Западной Европы; из Китая везли дорогие товары; крепости и морские заставы на Вайгаче и матерой земле стерегли великую дорогу из архангельского Поморья в Китайское государство и Японию; русские купечествовали в Ост-Индии; на устьях великих сибирских рек также учинены большие промыслы для добычи моржовой кости, лова китов и красной рыбы.

В предначертаниях Федора Салтыкова была и подмеченная нами перекличка Востока с Севером. Указывая на морской путь к Великому океану, Салтыков напоминал и о просторах Центральной Азии. Особое внимание его привлекали области Турфана и Яркенда. Ведь эти места были средоточием торговли с Китаем и Индией. И не раз еще будут повторяться попытки связать Великий северный путь с сухопутными и речными дорогами, ведущими в страны шелка и алмазов.

Так Федор Салтыков делился своими мыслями с Петром, посылая ему в 1713–1714 годах «Пропозиции» и «Изъявления прибыточных государству».

А из Тобольска в сторону заповедного Тибета уже двигался «сибирский дворянин» Трушников. Три года пропадал он и вернулся лишь в 1716 году, побывав у синего озера Кукунор и достигнув верхней Хуанхэ.

Матвей Гагарин, губернатор сибирский, посылавший Трушникова, одновременно отрядил двух человек на лодке искать Японию со стороны Охотска. Это было в 1714 году. Гагарин и два отчаянных храбреца думали, что Япония лежит очень близко от Охотского побережья.

Исследователи погибли на обратном пути, но успели побывать на каком-то острове. Не был ли при них проводником и переводчиком крещеный японец Гавриил Денбей, следы которого именно около этого времени затерялись в Сибири?

На морских волнах покачивались шитики, наскоро построенные в устьях Лены, Яны и Колымы Наступление на два океана продолжалось.

В 1714 году якутский служилый Григорий Кузаков искал «жилые острова» за «переливами», и ему было велено учинить чертеж всему тому, что он увидит в еще неведомых просторах. Тем временем Козьма Соколов и Никифор Моисеев Треска проплыли реками из Якутска до Юдомского Креста, переволоклись, на Урак и достигли Охотска. Оттуда они спустились на лодье «Охота» в Ламское море и вскоре открыли путь от Охотска до берегов Камчатки.

Между тем богдыхан Кан-си отрядил посла Тулишена в Россию, поручив ему сбор различных сведений, которые могли пригодиться повелителю Небесной империи. Кан-си с юных лет был неравнодушен к моржовой и мамонтовой кости Он даже написал ученое сочинение о сибирском мамонте

Однажды Кан-си горделиво заявил, что направил множество людей для съемок от Бирмы до границ царства Московского и от Восточного моря до твердынь Тибетских гор. В свете этого приобретает особое значение то обстоятельстве, что богдыханский посол Тулишен постарался в 1715 году добыть в Сибири сведения для чертежа, который и набросал тогда же.

На этом изображении более или менее правдоподобно все выглядело только до Тобола. К западу от него начинались какие-то сказочные земли, завершенные на севере загадочным полуостровом, выдавшимся в море. Но Обь, Енисей и Ангару, а также Амур у Тулишена можно было узнать. Надпись у Енисея гласила, что там родятся песцы, а в земле «Якуте» — черные соболи и мамонты. Не нужно забывать, что Тулишен, как и его августейший ученый покровитель, считали мамонтов живыми существами. К востоку от обиталища мамонтов протекала река Джуэльве, а еще восточнее находился выступ, выдавшийся в море, где берег поворачивал к югу. На этом выступе Тулишен нарисовал пять условных высот, а сверху написал: «Носы-хада».

Это, видимо, Чукотка с Анадырским хребтом и Необходимым носом.

На юге Тулишен обозначил Или, Турфан и Хами, а самую нижнюю часть чертежа украсил изображением Великой Китайской стены, похожим на узкую зубчатую пилу.

Это тоже вполне справедливая увязка Севера с Юго-Востоком. Так, Необходимый нос и северный проход в Тихий океан, вероятно, впервые появились на китайской карте, безусловно под влиянием русских сведений. Чего стоит хотя бы одно название «Носы-хада»!

В Тобольске Тулишен был в августе 1.715 года. Посол знал, что за месяц до этого полковник Иван Бухгольц (он же Бухальцев, как называли его русские солдаты) повел вверх по Иртышу целый речной флот в шестьдесят судов, разместив на них два полка пехотинцев и семьсот драгун,

Но Федор Салтыков не знал, что его «Пропозиции» начинают осуществляться. Бухгольц проносил флаг над речным путем, который вел в сторону золотого Яркенда.



Так на огромном пространстве от Охотска, Анадыря, Удского острога до частоколов первых крепостей на Иртыше шли поиски путей в Китай. Скоро в самых глубинах Центральной Азии заговорят о Большой земле.

ДОГАДКИ ГРИГОРИЯ НОВИЦКОГО

Григорий Новицкий, бывший воспитанник Киевской академии, пользовался покровительством Матвея Гагарина и, видимо, имел доступ к правительственным бумагам. Он составил в 1715 году «Краткое описание о народе остяцком, иже в пределах полнощных царства Сиберского обретается…»[11].

Новицкий размышлял о морском ходе вдоль бере — гов Сибири. Вот примечательные строки из его сочинения:

«…От губы (Тазовской) прилежит камень, а от другой страны утесняет Новая земля, льды же от обоих стран превысочайшие простираются по океану: от полунощи к востоку на сто и вящще миль, яко и самые дальние Камчатские страны иногда, ветрам носимы досязают»[12].

Замечательно в этом отрывке то, что Новая земля помещена Новицким к востоку от Тазовской губы, тогда как Новая Земля, если это название писать с большой буквы, находится на западе. Следователь на, Новицкий пишет о какой-то новой земле на востоке С этими двумя «новыми землями» — с большой и малой букв — мы уже сталкивались в нашем повествовании. Речь у Новицкого, безусловно, идет о какой-то вновь открытой земле к востоку от устья Оби. Возможно, это и есть Большая земля — Аляска. Новицкий добавлял, что многие хотели проведать эту новую землю, но «дерзнуща сего искусити — погибоша» — так было сильно «утеснение морское».

К собственно Новой Земле это относиться не могло, ибо мезенским поморам было всегда за обычай ходить не только туда, но и на Грумант.

А льды, «досязающие» Камчатки? Новицкий не сомневался в существовании непрерывного морского пути между устьем Оби и Камчаткой. Следовательно, предполагал и наличие пролива на Северо-Востоке.

Далее Григорий Новицкий писал о мамонтовой кости и тут же рассказывал о мускусе, привозимом из Китая и Бухарин, или о далай-ламе и хутухте монгольском и поклонении буддийским статуям.

Сведения Новицкого о «новой земле» и Камчатке в научный оборот не были никем введены до нашего времени.

Как много мы узнаем из драгоценных бумаг, хранящихся в «Портфелях» Миллера?

Время с 1715 по 1775 год охватывают эти сведения, касающиеся Охотска, Камчатки, Анадыря и Колымы[13].

У Миллера находим такое, например, известие, восходящее к 1715 году, когда на Камчатке был отыскан выходец с материка Аляски:

«..Жил на Камчатке человек иностранной, которой по причине камчатских мелких кедровых орехов и низких кустов, на коих растут те орехи, объявлял о себе, что он родился в такой земле, где растут кедровые дерева высокие, а на них орехи гораздо крупнее камчатских; а сия де земля лежит от Камчатки на восток. В ней де есть большие реки, которые впали в Камчатское море. Жителям де имя тонтолы они обыкновениями схожи с камчадалами и употребляют к водяному ходу такие же кожаные суда или байдары, как и камчадалы. Назад детому много лет приехал он с земляками своими на Карагинский остров, где товарищи его от тамошних жителей убиты, а он, оставшись один, ушел на Камчатку»[14].

Почему «человек иностранной» говорил больше всего о могучих деревьях своей страны? Все дело в том, что русские вскоре после того, как Иван Голыгин открыл в 1700 или 1701 гаду Карагинский остров, прослышали, что на его берега часто выкидывает стволы огромных сосен и елей. Таких деревьев не росло ни на Камчатке, ни на Карагинском острове. Карагинские коряки объясняли, что выкидной лес приносит с востока.

Впоследствии Беринг на основании этих свидетельств твердо заявил о близости Америки к Камчатке.

Академик Л. С. Берг, разобрав сказание о выходце из лесной страны, пришел к выводу, что это был уроженец Аляски. Строевой лес, из которого карагинцы сооружали свои острожки и жилища, попадал в море из широких устьев великого Юкона.

ПЕТР ВЕЛИКИЙ ВСПОМНИЛ ОБ АНИАНЕ

Петр Великий продолжал искать пути в Индию. В 1715 году, отправляя в Персию А. Волынского, царь приказал ему выяснить, «нет ли какой реки из Индии», которая впадала бы в Каспийское море. Через год в Индию должен был следовать поручик Александр Кожин «под видом купчины», совершая начальный путь по Амударье.

В 1716 году два купца просили Сенат установить торговлю с Ост-Индией, предлагая направление Архангельск — Северная Двина — Ангара — Байкал — Шилка — Амур — Восточный океан.

Петр снова устремил свой взор на Ледовитое море: В 1716–1717 годах, будучи вновь за границей, он вдруг вспомнил о проливе Аниан и в связи с этим советовался с учеными Амстердама и Парижа. Свидетелем тому был Фонтенель, секретарь французской Академии наук. Царь был убежден, что Ледовитое и Восточное моря соединяются.

Лейбниц вновь писал в 1716 году:

«Я надеюсь, что через него мы узнаем, соединена ли Азия с Америкой…»

Русский царь в Париже часто проводил время с главой «Компании Всех Индий» Джоном Ло. Этот неистовый и неразборчивый делец хотел торговать с портами Восточного океана, Китаем, Японией, Сиамом, Ост-Индией, владениями Великого Могола, посылать корабли в Красное море и к берегам Мадагаскара. Несколько позже Петр через того же Джона Ло старался установить связи с «Миссисипской компанией». Около этого времени какой-то иноземец, как принято думать — голландец, подал Петру отчаянный проект занятия «80 королевств, княжеств, провинций и народов, которые по се число ни от какого европейского короля не завоеваны». Сочинитель этих фантастических «пропозиций» писал, что в молодости сам бывал в этих странах Америки — в Амазоне и Гвиане, Магеллании и Паране, в Мальдонадех и Тупинамбах. (Правописание названий остается на совести сочинителя безымянного проекта[15].)

Но царь-мореход не поддался на соблазны прожектеров. Он не строил кораблей, не лил пушек для покорения далекой Мальдонады. Петр был озабочен другим.

В 1718 году он, по свидетельству Михаила Сидорова, написавшего прекрасную книгу о богатствах нашего Севера, приказал Фонвизину исследовать Югорию, а гвардии майора Ивана Лихарева отправил проведывать Иртыш — озеро Зайсан — Черный Иртыш. Вскоре Фонвизин получил распоряжение о составлении плана для постройки крепости на Новой земле[16].

Северный морской путь мог получить исполинский речной придаток: Обь — Иртыш — Зайсан — Черный Иртыш. Эта речная дорога устремлялась к воротам Восточного Туркестана. Петр предначертал также соединение Оби с Печорой и Камой. Ледовитый и Восточный океаны, Каспий, устье Двины и Зайсан, Необходимый нос и Большая земля, Новая Земля и глинобитные города Малой Бухарин — все это могло войти в единый круг.

Следует запомнить имя славного геодезиста Петра Чичагова, переплывшего вместе с Лихаревым Зайсан и заснявшего Черный Иртыш на протяжении двенадцати дней пути по его руслу. Было это в 1719 году.

В тот же год полковник Яков Елчин, недавний начальник Большого Камчатского наряда — неудавшейся огромной экспедиции для исследования двух океанов и впадающих в них рек, — разглядывал свежераскрашенный чертеж.

«Карта якуцкая к Камчатскому мысу и прежнему пути на Камчатский мыс, також и новой…» — так было написано на нем.

Бросалась в глаза одна подробность: от полуострова Камчатки на юго-восток отходил огромный мыс, окончание которого показано не было. Надпись гласила:

«По скаске от камчатского казака Ивана Енисейского с товарищи, что в левую сторону пошла великая земля и людна. Между теплым и студеными морями. И иноземцы многие им сказывали, что из моря в море чрез тое земли пролива не знают…»

А. В. Ефимов, нашедший эту карту, вшитую в одну из книг собрания Кабинета Петра Великого, писал, что от «Камчатки в океан протянулся перешеек, соединенный с какой-то землей»[17].

С чем же тождествен этот мнимый Нос?

Надо считать, что на чертеже отражено одно из ранних известий об островах Алеутской гряды, принятых тогда за сплошную морскую землю. Ведь и гораздо позже русские мореходы часто почитали Алеутские острова за неведомую большую сушу.

Елчин писал, что «в левую сторону пошла великая земля». Алеутская гряда действительно находится слева, то есть к востоку от Камчатки, если плыть с севера.

Это говорит только об исключительной добросовестности наших землепроходцев и мореходов. Когда они своими глазами увидели, что в «Нос Земли» «пришло море», а за «переливом» виден остров, они точно определили южную границу Камчатского полуострова. Но, имея сведения о великой земле в «левой стороне» и не найдя еще пролива между нею и Камчаткой, искатели океанских островов могли лишь говорить о какой-то земле между студеным и теплым морями.

Но, не зная, где конец этой земли, камчатские грамотеи не решились показать его наугад на своем чертеже.

Только так можно объяснить загадку «великой земли», появившейся на карте Якова Елчина.

СЛАВНЫЕ НАВИГАТОРЫ

Зачем геодезисты Федор Лужин и Иван Евреинов были в 1719 году посланы на Северо-Восток по личному указу Петра?

Исследователи уже обращали внимание на некоторое противоречие, якобы имевшееся между наставлением Петра Великого и истинным направлением исканий Лужина и Евреинова на Тихом океане.

Им, как известно из письменного Указа, надлежало выяснить, «сошлась ли Америка с Азией, что надлежит сделать не только Зюйд и Норд, но и Ост и Вест и все на карте исправно поставить»[18].

Почему же отважные навигаторы исследовали Курильские острова?

Известно еще и то, что главнейшую задачу далекого путешествия Петр наметил на словах, когда он с глазу на глаз беседовал с обоими геодезистами. Задача эта была их общей тайной. По возвращении из похода исследователи должны были отчитаться лично перед царем.

Лужин и Евреинов покинули Петербург.

Еще на пути в Тобольск они начали съемки и определение широт. В Тобольске геодезистам дали надежных людей — драгун во главе с И. Кусковым, детей боярских — Ф. Полутова с товарищами, казаков с пятидесятником П. Гладким.

Из Тобольска путешественники поплыли по рекам и, миновав Тару, Томск, Енисейск, Илимский острог, лишь в мае 1720 года пришли к стенам Якутска. Отсюда начался трудный поход в Охотский острог. Шли по Лене, Алдану, Мае, Юдоме до Юдомского Креста, от которого начинался горный водораздел. За ним текла река Урак, впадающая уже в Охотское море Геодезисты пересекли водораздел сушей и долиной У рака достигли Охотского острога.

Десяток бедных изб, несколько туземных юрт — вот каким был тогда первый русский порт на севере Тихого океана. Но там уже жили отважные мореходы.

Здесь по образцу архангельских и мензенских судов была построена «лодия», на которой Козьма Соколов впервые в истории прошел Охотским морем на Камчатку. Соколовская лодья, восьми с половиной саженей в длину с осадкой в три с половиной фута, в 1720 году стояла в Охотске. На этом-то знаменитом судне Лужин и Евреинов с бывалым Мошковым и решили пуститься в бурное, светящееся медузами Ламское море. Вновь назначенные на Камчатку начальники острогов и драгуны были спутниками мореплавателей.

Все они благополучно прибыли к устью реки Ичи на западе Камчатского полуострова. Здесь лодья была на время оставлена, а геодезисты двинулись вглубь Камчатки, к частоколам русских острогов.

Только на западном берегу были положены на карту двадцать две камчатские реки.

В крепких лиственничных избах Нижнего острога геодезисты записывали недавнюю историю заселения и исследования русскими Камчатки.

Первые ученые путешественники достаточно точно сняли Ключевскую сопку, надписав возле нее на карте: «Сопка горит днем и ночью».

На восточном побережье, обращенном к Тихому океану, геодезисты изучали течение реки Камчатки.

Возвратившись на западный берег, Лужин и Евреинов встретились в Большерецке с Кондратием Мошковым, который успел привести туда свою лодью.

Двадцать второго мая 1721 года геодезисты и Мошков подняли парус и вышли из Большерецка к Курильской гряде. Один за другим проходили они четырнадцать островов — Алаид, Парамушир, Шимушир, Сивучий и другие. У острова Шимушир лодья встала на якорь. Но налетела такая жестокая буря, что судно потеряло управление. Лодью семь суток носило в бушующем море с изорванным парусом и лопнувшим якорным канатом.

Воспользовавшись затишьем, изобретательный Мошков привязал вместо якоря пушку и наковальню, а добравшись до устья Большой реки, смастерил два деревянных якоря, оковав их сверху… сковородами. С таким вооружением лодья шла к Охотскому острогу, куда геодезисты и Мошков прибыли 12 июля 1721 года.

По Юдоме, Мае, Алдану и Лене они добрались до Якутска, а оттуда поехали в Тобольск.

Федор Лужин остался там для продолжения исследований в Сибири, а Евреинов поспешил с докладом к Петру Великому.

Геодезист нашел царя в Казани. Несмотря на занятость, Петр принял Евреинова и выслушал его устный отчет об исследовании Камчатки и Курил. Ученый развернул перед царем карту своих походов с Федором Лужиным. На" ней были показаны просторы Азии от Тобольска до Тихого океана. Отсутствовали только низовья Оби, Енисея, Лены, где съемки проводились другими исследователями, в частности Петром Чичаговым.

Среди Охотского моря на евреиновской карте красовалась компасная роза. Курильская гряда, побережья Камчатки, Карагинский остров были положены на карту с достаточной точностью. Лужин и Евреинов нанесли на свой чертеж сорок рек Камчатского полуострова. Из данных Лужина и Евреинова явствовало, что берег Америки никак не может находиться возле Курил, где его помещали некоторые иностранные ученые. Со старой сказкой было покончено! Америку надо было искать в другом направлении.

Важнейшая цель похода геодезистов — закрепление за Россией Камчатки и Курил, установление русских границ на Тихом океане — была достигнута.

Исследователи, сделав первые съемки на Камчатке, исчислили расстояние между приметными местами и впервые определили их координаты.

Труды отважных геодезистов были вскоре увековечены на картах Кирилова, Чаплина, Шестакова, Делиля.

Карта похода Евреинова и Лужина и отчет о путешествии, считавшиеся утраченными, были найдены только в 1945 году.

Итак, Лужин и Евреинов покончили с баснословными свидетельствами европейских географов. Никакого берега, протянувшегося на восток от Курил, не существовало. Не было также и признаков огромного острова. Сам черт мог сломать ногу в этой путанице, где сливались вместе мнимая Земля Иезо, Земля Компании, Земля Жуана да Гамы, берега Америки и Японии! Наши геодезисты, пройдя вдоль воображаемого восточного берега призрачной Земли, не встретили ничего, кроме открытого моря, и… Америки не нашли, потому что ей здесь было не место.

Петр Великий остался доволен трудом своих отважных навигаторов.

В то время, когда Лужин и Евреинов носились на соколовской лодье над темными пучинами у Курильских островов, Петр Великий послал с запада один, а по другим сведениям, даже два корабля для проведывания пути в Ост-Индию, Японию и Китай. Об этом походе известно очень мало. Есть свидетельство, что путь кораблей начался в Архангельске[19].

Во всяком случае, в 1721 году одно из этих судов появилось в Тазовской губе, неподалеку от былой Мангазеи. Называют и участников этого плавания — «обер-комиссара» Петера Миллера и геодезиста Петра Чичагова, который незадолго до этого составил три чертежа Иртыша от Тобольска до Зайсана. Чичагов мог быть принят на борт корабля в устье Оби, ибо в тот год он занимался съемками севера Тобольской провинции, привязывая Черный Иртыш к Ледовитому океану.

Возможно, что Петр Чичагов надеялся на встречу со своими однокашниками, Лужиным и Евреиновым, где-нибудь на Камчатке или около Курильских островов. Во всяком случае, пора выяснить, не были ли согласованы действия этих двух экспедиций, одна из которых двигалась в сторону Камчатки с запада.

В то время, когда на Ледовитом и Восточном океанах трудились Чичагов, Лужин и Евреинов, русскому представителю в Пекине было приказано «подлинно уведомиться» о возможностях торгов с Японией.

Кампредон, французский посол в Петербурге, в самом конце 1721 года доносил, что в устье Оби русские люди уже исследуют возможности кораблевождения в Ледовитом океане и делают изыскания на случай строительства морских портов.

Кампредон писал, что от Оби до Японии можно доплыть за два месяца. Посол надеялся, что русское правительство уже получило письменный отчет от исследователей Обской губы.

Но карты Петера. Миллера и Петра Чичагова исчезли. Зато через пять лет за границей была напечатана карта, «составитель» которой предпочел не называть своего имени. Она была приложена к изданию книги Абульгази-Мухаммед Багадур-хана, потомка Чингисхана и властителя Хорезма. Рукопись «Книги Древа турецкого» Абульгази была найдена в Тобольске. Открытие ее приписывали пленному шведу Филиппу Табберту-Страленбергу, жившему в то время в Сибири.

Табберт увлекался приобретением научных трудов, в том числе и чертежей Ремезова. В «Книге Древа турецкого» Табберта должны были прельстить исторические сведения о Китае, Бухарин, Хиве, Монголии. Когда эту книгу издали на французском языке, ее сопроводили картой, основанной на свежих данных Петра Чичагова.

На чертеже была видна Тазовская губа. Морское побережье уходило до самого Святого носа на крайнем северо-востоке Азии (а не того, что находится за Яной!). Возле Святого носа лежали острова. На самом большом из них было написано: «Этот остров платит русским дань. Русские суда проходят здесь, чтобы идти в Камчатку». Камчатка тоже была показана на этом чертеже.

Петр Чичагов был великим тружеником. Только в 1725 году он обозначил на карте положение одной тысячи трехсот двух различных местностей Сибири и указал широты и долготы многих сибирских городов. Он отобразил лик Сибири от Большой земли до Алтая, Джунгарии, Яика, обских и енисейских низовьев. На его картах были начертаны пути в юго-восточные страны.

Карты Петра Чичагова оказались в парижской Национальной библиотеке.

К временам Лужина, Евреинова, Чичагова относится и рукописная карта 1722 года, хранившаяся в Московском главном архиве Министерства иностранных дел. Она снята с неизвестного подлинника и, возможно, связана с одной из чичаговских карт. Название ее звучит знаменательно: «Карта частей Северо-восточной Азии и Северной Америки». Конечно, назвать так карту могли и после 1722 года. Но ее сейчас стоило бы разыскать[20].

В 1722 году Коммерц-коллегия запрашивала Сибирскую губернию, можно ли учинить водяной ход по рекам, впадающим в «море Великой Тартарии» или в иное какое море, которое «подлежит Японии».

ЗВЕНЬЯ МОРСКОЙ ЦЕПИ

Гукор, на борту которого находился Петр Великий и его любимец Федор Соймонов, в 1722 году качался на волнах Аграханского залива. Петр похвалил своего денщика Поспелова за то, что тот нашел удобное место для стоянки кораблей. После этого царь стал рассуждать вообще о «сыскании новых мест» на свете. Завязался оживленный разговор и об «ост-индских торгах».

Соймонов произнес целую речь.

«А как вашему величеству известно, — говорил он, — сибирские восточные места и особенно Камчатка от всех тех мест и Японских Филиппинских островов, до самой Америки по западному берегу остров Калифорния, уповательно, от Камчатки не в дальнем расстоянии найтиться может, и поэтому многое б способнее и безубыточнее российским мореплавателям до тех мест доходить возможно было против того, сколько ныне европейцы почти целые полкруга обходить принуждены»[21].

Федор Соймонов указывал и на тот самый путь от Архангельска и Северной Двины по Иртышу, Оби, Енисею, Байкалу, Шилке и Амуру — к берегам Восточного океана.

Петр «прилежно все слушать изволил» и поспешно ответил Соймонову, что он, царь, все то знает, но этому делу быть «не ныне». И Петр Великий показал рукой на горы, подходившие к берегам Каспия. Они идут до Астрабада откуда До Балха и Бадахшана всего двенадцать дней караванного пути. А там — «средина всех восточных коммерций», как выразился Петр. Соймонов хоть и остался при своем мнении об архангельско-амурском пути в сторону Ост-Индии и, но тогда же постарался на Каспии собрать данные о путях в Индию. Он согласился с тем, что Астрабад может иметь торговые связи с «самой Индией», Хорасаном и Самаркандом.

Заняв Решт что в Гиляни, Соймонов решил, что и там тоже сошлись пути, ведущие в Бухарию и Индию. Но через много лет он вернулся к своей старой мечте и стал прокладывать водный путь от Шилки до берегов Большой земли.

Тяжелые ключи от ворот Дербента зазвенели на серебряном блюде, и Петр взял их своей тяжелой плотницкой рукой. Мысль об Ост-Индии не покидала его на Каспии.

В 1723 году морские офицеры Мясной и Киселев были назначены под начало адмирала Даниила Вильстера В Ревеле в строжайшей тайне снаряжались фрегаты для похода к Мадагаскару[22]. Но это удивительное предприятие Петра закончилось неудачей. Корабли вышли в море, но дали течь. А ведь Петр хотел, чтобы на обратном пути оба фрегата обогнули Скандинавию и бросили якоря в Коле или Архангельске!

Петр не успокоился и приказал; Вильстеру вновь идти в плавание, с тем чтобы достичь Бенгала и явиться ко двору «Великомочного Могола» В Ост-Индии адмирал Вильстер должен был склонить Великого Могола к торговле с Россией.

Но Нептун не был благосклонен к искателям Мадагаскара и Бенгала. Поход не состоялся. Петр «с немалой болезнью» пережил эту неудачу.

Несостоявшийся мадагаскаро-индийский поход нельзя рассматривать как случайное и обособленное предприятие, пусть даже связанное со стремлением воспользоваться неудачей шведов, хотевших овладеть Мадагаскаром.

1720–1724 годы. Допустите, что за такой короткий отрезок времени были полностью осуществлены и увязаны между собою походы Лужина и Евреинова, Петра Чичагова и Петера Миллера, Вильстера и Мясного. Представляется такая цепь: Архангельск — устье Оби — Чукотка — Камчатка — Курилы — Ост-Индия — Мадагаскар — мыс Доброй Надежды — Скандинавский полуостров — Кола — Архангельск. При этом неизвестно, где могли встретиться посланцы Петра друг с другом. Следует заметить, что огромная часть этой цепи проходит вдоль северных берегов, захватывая своими звеньями весь морской путь из Атлантики в Тихий океан.

Шафрановые и лимонные сады Астрабада, золотые пески Хивы, снежные горы Джунгарии — все они давно стосковались по индийскому солнцу.

В СТАВКЕ ЦЭВАН-РАБТАНА

О большой земле джунгары узнали от русских людей.

Весною 1723 года российский посол «капитан от артиллерии» Иван Унковский побывал у развалин древнего города Алмалыка, где часто находили клады; среди сокровищ были кораллы Индийского океана.

Сопровождавший посла «геодезии ученик» Григорий Путилов делал съемку пути и составлял карту. Он впервые нанес на нее Иссык-Куль. Невольно вспоминаются слова П. П. Семенова-Тян-Шанского, сказанные об этом лазурном озере, что оно находится на равном расстоянии от морей Черного и Желтого, Бенгальского залива и Обской губы.

Унковский кочевал вместе со свитой Дэван-Рабта- на, проводя часто время в беседах с джунгарским властителем. Казалось, разговаривать им приличествовало бы более о Тибете или о Восточном Туркестане. Но однажды Цэван-Рабтан озадачил Унковского нежданным вопросом: есть ли такая заморская земля, до которой нет ходу сухим путем? Иван Унковский ответил, что эта земля зовется Америкой. Тогда хан начал подробно дознаваться, в какой стороне лежит Америка, на каком расстоянии она от России и ходят ли туда русские на своих кораблях

В ответе Унковского содержались многозначительные слова: «…в той земле многие российские люди бывали».

Вероятно, в связи с рассказом об Америке были и разговоры хана с Унковским насчет севера России.

Цаван-Рабтан от кого-то уже слышал о белых ночах и тьме полярной зимы. «Капитан от артиллерии» подробно рассказал контайше, отчего все это происходит. В беседе упоминались Архангельск и Якутск[23].

Можно думать, что до Унковского джунгарский хан мог слышать о Большой земле и русском Севере от пленных из числа офицеров и солдат, бывших с Бухгольцем. Ведь они были в свое время набраны в Тобольске, и среди них могли находиться недавние землепроходцы и мореходы. Заброшенные в глубь Восточного Туркестана, томясь в постылом плену, они вспоминали о своих былых походах в Даурию или Анадырскую землю.

В числе пленников был штык-юнкер, швед Иоанн Густав Ренат, живший до этого в Сибири. Джунгары захватили его в 1716 году, когда Ренат находился в одном из отрядов Ивана Бухгольца.

Семнадцать лет провел шведский штык-юнкер под небом Восточного Туркестана. Ренат отлил несколько пушек для джунгар. В войлочном шатре, стоявшем на берегу Или, завел типографию. Он составил карту Джунгарии; чертеж этот был разыскан только в 1879 году в Королевской библиотеке Швеции и препровожден в Россию[24].

Живя до своего пленения в Сибири, Ренат, без сомнения, был подготовлен к познанию стран Азии, знал Табберта-Страленберга, а тот в свою очередь не менее пяти лет общался с Семеном Ремезовым. Порукой тому ремезовские чертежи и рисунки, которые Табберт вывез в Швецию в 1733 году.

Ренату благодаря трудам русских космографов в Тобольске еще до того, как попасть в плен, были известны карты просторов Азии — вплоть до Тангутской земли (Тибета).

Когда Ренат был освобожден джунгарами после хлопот Ивана Унковского, штык-юнкер поехал в Швецию.

В библиотеке университета в Упсале вот уже двести с лишним лет лежит связка бумаг и чертежей с пометкой: «Карты Рената». И что же? Мы и здесь видим стремление объединить сведения о Сибири, Камчатке, Амуре с данными о Центральной Азии. Пусть даже эти чертежи, в том числе русские, были собраны в разное время и не одним Ренатом, это не меняет сути дела. Одна из карт, лежащих в «Папке Рената», определенно перекликается с чичаговскими чертежами. Возможно, и Табберт-Страленберг внес свою долю в собрание, известное под названием «Карты Рената». В то время, когда Чичагов исследовал Тазовскую губу, Табберт был еще в Тобольске. Он на правах участника научной экспедиции Г. Мессершмидта имел доступ к русским документам.

В тот же год Унковский и Путилов показали на своей карте часть Тибета и заветный Яркенд.

Около 1723 года из Морской академии в Сибирь были посланы геодезисты Петр Скобельцын, Иван Свистунов, Дмитрий Баскаков и Василий Шетилов. Они спешили «наскорее опись и ландкарты учинить от Китайской стороны...». Работы они начнут на Селенге, с тем чтобы, постепенно передвигаясь к севе- ро-востоку, завершить свои труды в составе экспедиции Беринга[25].

В 1724 году Петр Великий собственноручно написал на заметках Адмиралтейств-коллегий:

«Зело нужно штурмана и подштурмана, которые бывали в Нордной Америке…»

Еще в разговоре Унковского с ханом Цэван-Рабтаном содержались какие-то неясные намеки на будущий поход русских кораблей в Америку. Унковский говорил, что такому плаванию мешают лишь военные обстоятельства.

Весть об Америке, принесенная на берега мутной Или, могла достигнуть лиловых граней тибетских гор.

НАЧАЛО ВЕЛИКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

В 1724 году Петр Великий сказал: «оградя отечество безопасностию от неприятеля», надо почать прославление родины «чрез искусства и науки». Государство прославят и те люди, которые откроют «путь называемой Аниан».

Вот когда в России снова вспомнили о сказочном Аниане! Петру уже была доступна книга патера Жозефа-Франсэ Лафито об индейцах Канады. Лафито, между прочим, подобно смоленскому воеводе Мусину-Пушкину, предполагал, что индейцы пришли в Америку из Азии.

В 1724 году Петр Великий срочно затребовал от географа Ивана Кирилова сибирские карты. Но ни одна из них не могла удовлетворить царя. Тогда Кирилов взял «Камчатскую Евреинову карту» и чертеж, которым так гордился богдыхан Кан-си, приславший эту карту в подарок Петру.

В один из вечеров Кирилов засел за работу и закончил ее к рассвету. Он соединил чертежи воедино. Новая сводная карта изображала границы России и Китая, показывала Камчатку и Японию. Она должна была также помочь разрешению старой загадки: соприкасается ли Азия с Америкой.

Начались сборы грандиозной экспедиции. Надлежало окончательно закрепить за Россией тихоокеанские земли, найти край Америки, определить положение русских владений по отношению к соседним государствам. Мыслями об этом и жил Петр до своего последнего дня.

В год смерти Петра Великого наследники известного картографа И. Б. Гоманна из Нюрнберга, выполнявшего постоянные заказы царя-морехода, выпустили «Большой атлас». Карта № 88 изображала Камчатку. Против оконечности Азии на карте были показаны два малых острова и третий остров огромной величины. Исследователи видят в малых островах архипелаг Диомида, а в большом — ту же Большую землю, Аляску.

В заголовке карты Гоманна говорилось, что земля «Камчадалия» и окружающие ее морские просторы были открыты и пройдены сибирскими ловцами соболей. Несомненно, что Гоманн пользовался русскими источниками не только о «Камчадалии», но и о Большой земле Нового Света. (Считают, что на Гоманна повлияли труды «сибирского дворянина» Ивана Львова.)

Камчатская экспедиция двигалась по сибирским рекам к Восточному океану.

Между тем в 1725 году мореход Прокопий Нагибин направил бег своего корабля к Большой земле.

«Первый корабль в Америку через Тихий океан из Сибири был отправлен мореходом и промышленником Прокопием Нагибиным от мыса Дежнева на Аляску еще в 1725 году. Его экспедиция потерпела неудачу, — корабль Нагибина был зажат и разломан льдами» — так пишет об этом А. В. Ефимов[26]. Он сообщает, что Нагибин был убит в 1725 году

Нагибин, бывший участник Большого Камчатского наряда, еще б 1720 году прослышал о близости Большой земли Находясь в Анадырске, он хлопотал, чтобы ему дали отряд в двести человек и пряжу для сетей. Он был готов отправиться к берегам А ерики, но не получил ни людей, ни пряжи и поход 172-5 года снарядил за свой счет[27].

Вслед за Прокопием Нагибиным к Большой земле решил идти Афанасий Мельников, осенью 1725 года пришедший из Якутска в Анадырский острог. Вероятно, именно там он услышал заманчивое сказание о русских, живущих с давних времен на Большой земле.

В 1725 году Афанасий Мельников стал сыскивать и призывать в подданство племена Анадыря и Чукотки. Но он продолжал мечтать о Большой земле. Заветного срока ему пришлось ждать три года.

ИСКАТЕЛЬ «АПОНЬСКОГО ГОСУДАРСТВА»

К Чирикову и Берингу, уже достигшим Якутска, явился неистовый и неутомимый проведыватель Курильских островов и «Апоньского государства» Иван Козыревский, в монашестве Игнатий. Он напрашивался в экспедицию, но Беринг не решился взять Игнатия: слишком много говорили в Якутске о буйном нраве этого современника Атласова.

Игнатий, разумеется, не рассказал Берингу о том, как уже не раз чудом уходил от дыбы Тайной канцелярии и избежал пенькового воротника.

Разговоры Игнатия имели вполне деловое направление. Он развернул перед Берингом собственный «Большой чертеж Камчадальския земли», только что составленный, и начал разговор о Курилах и Японии.

Игнатий твердо заявил, что и до похода Атласова русские люди проходили морем из устья Лену на Камчатку. Они брали аманатов, и этих бывших заложников Игнатий видел своими глазами и разговаривал с ними. Козыревский прибавил, что и «в наши годы», то есть в первой четверти XVIII века, к Камчатке тоже приходили два морских коча. Русские люди взяли ясак со стариков, доатласовских аманатов[28].

Речь шла о втором случае успешного плавания мимо Необходимого носа.

О Большой земле Игнатий тоже знал.

КАЗАК АФАНАСИЙ ШЕСТАКОВ

Искатель «Апоньского государства» дружил с Афанасием Шестаковым. Этот казак известен нам с 1714 года, с тех пор, как упоминался в числе служилых Якутска. Где он впервые встретился с Козыревским — неизвестно.

С легкой руки историка Камчатки А. Сгибнева про Шестакова стали писать, что он был совершенно неграмотным человеком и, возможно поэтому, преследовал образованных людей.

Это явная нелепица. В 1726 году Афанасий Федотов Шестаков был казачьим головой в Якутске и заведовал всей отчетно-дёнежной частью. Мог ли неграмотный человек занимать такую должность? «Свидетельство» Сгибнева приводило к умалению заслуг составителя замечательного чертежа. Шестакову не верили, что карту составил он сам: неграмотный-де человек не мог этого сделать. Эти слова повторяют и некоторые историки нашего времени.

В 1726 году Шестаков появился в Петербурге и привез с собой несколько карт, которые весьма пригодились петровскому географу Ивану Кирилову.

Казачий голова, живя в Петербурге, успел составить чертеж, на котором было написано:

«Ciю картъ сочинилъ въ Санктъ Петербурхе iакутской жител Афанасей Феодотовичъ Шестаковъ».

Иван Кирилов после бесед с Шестаковым значительно дополнил свою карту 1724 года.

Как же Шестаков представлял себе Большую землю?

Во-первых, он изобразил против устья Колымы остров, населенный племенем шелагов, которыми правил князь Копай. Этот самый князь — он же «шелагинский мужик» — в 1723 году якобы открыл Большую землю.

Побережье Большой земли Шестаков поместил к северу от Копаева острова. На Большой земле, по уверению казачьего головы, «людей множество, соболей, лисиц, бобров, куниц, лесу много». Это Аляска, придвинутая к Медвежьим островам!

Аляска была показана на этом же чертеже во второй раз против Анадырского носа, где ей и положено быть. Но Шестакову она представлялась сравнительно небольшим продолговатым островом. Он считал, что против Святого носа находятся десять островов, а не три острова Диомида (Гвоздева), как это есть в Действительности.

Казачий голова положил на свои чертежи Камчатку уже как полуостров, Курильскую гряду и Японию. На одном листе возле Японии красовался край второй Большой земли. Трудно сказать, что имел в виду Шестаков: мыс этой Большой земли № 2 у него почти упирается в Японию. Вторую Большую землю историки у Шестакова как-то не замечали. Эту загадку пора решить. Не намек ли это на южную часть Северо-Западной Америки?

Впоследствии Михайло Ломоносов дал хорошую оценку шестаковским чертежам. Он считал, что казачий голова поступал, как «самые лутчие географы, когда ставят на картах подлинно найденные, но не описанные земли». Разнобой в шестаковских сведениях нисколько не смутил Ломоносова.

«Сии прекословные известия сличив одного против другого, ясно видеть можно, что положительные много сильнее отрицательных», — писал Ломоносов[29].

Но карты казачьего головы исчезли. Одну из них вскоре перерисовал и отправил в Париж известный похититель русских чертежей и записок Жозеф-Николя Делиль, появившийся в Петербурге в 1726 году.

К слову сказать, Делиль тогда сразу же заявил, что он «списывает эфемериды» и к этому своему труду будет прикладывать карты.

Особенно ему понадобились чертежи Петера Миллера и Чичагова. Карты эти, как уже говорилось, исчезли после того, как ими стал пользоваться Делиль.

«Списывание эфемерид» дорого обошлось русскому государству. Впоследствии выяснилось, что Делиль отправлял в Депо морских карт и Королевскую библиотеку в Париже сотни русских карт и рукописей. Уж не он ли первым пустил слух и о безграмотности Афанасия Шестакова с целью умалить его труды?

Тем временем Шестаков получил звание главного командира всего Северо-Востока, что никак не вяжется с тем, будто он не знал ни аза!

Кроне того, Афанасия Федотовича ставили во главе огромной экспедиции для обследования тихоокеанских земель.

Тяжек был путь к Большой земле для тех людей, которые следовали с Мартыном Шпанбергом, сопровождая речной караван, плывший по Лене и Алдану в сторону Охотска.

Шпанберг в 1726 году не успел дойти до Юдомского Креста, и суда вмерзли в лед реки Горбеи. Начались страшные бедствия. Больные цингой люди ели конину и сыромятные сумы и, еле держась на ногах, брели по снегу, таща на себе тяжелые нарты. В Юдомском Кресте эти герои надеялись найти спасение.

В том же году по Лене к Ледовитому морю сплыл Емельян Басов с тридцатью удальцами. В Тобольске им было приказано проведывать морской путь к Камчатке. Судно Басова было разбита До Ленского устья он добирался на шитиках.

АБРАМ ГАННИБАЛ В СЕЛЕНГИНСКЕ

Наступил 1727 год. По глухому Селенгинску шагал темнокожий человек в форме русского бомбардир-поручика. Производство съемок ему было хорошо известно, так же как и строительное искусство. За несколько лет до этого он занимался геодезическими делами в Олонецкой губернии.

Он должен был выбрать места для постройки новых крепостей на границе с Китаем. Если вглядеться в кольцо, блестевшее на смуглом пальце офицера, на жуковине перстня можно было увидеть голову Петра Великого и лик черного человека. Изображения эти были сделаны самим Петром[30].

Бомбардир-поручик был удален в Селенгинск по проискам Меншикова. Темнолицего офицера хотели послать еще дальше — исследовать и описать Великую Китайскую стену.

В то самое время, когда к Восточному океану шли отряды Камчатской экспедиции, в Селенгинске, Нерчинске, на Аргуни, Чикое и Кяхте строились крепости и торговые слободы.

Так выполнялись петровские предначертания, единые для Селенги, Байкала, Камчатки и снежного Анадыря.

Под началом российского посла в Китае С. Рагузинского находились тогда геодезисты Михайло Зиновьев и уже знакомые нам Петр Скобельцын, Василий Шетилов и другие съемщики. Они-то и делали чертежи, один из которых вскоре был приложен к Кяхтинскому договору.

Из Селенгинска геодезистам виделось далекое море, омывающее северо-восточный угол Азии, и устремленный в него Анадырский нос. Проход в Тихий океан на селенгинской карте был показан свободным. Обмен опытом и итогами исследований между открывателями на огромных пространствах от забайкальских степей до Чукотки несомненен. Оказывается, Скобельцын и Зиновьев знали карту Ивана Львова, изображавшего Большую землю.

Через Селенгинск в Пекин прошел караван под начальством Дмитрия Тоболяка-Молокова. Шестьсот тридцать шесть повозок были нагружены дарами Ледовитого моря и Тихого океана. Тут были шкуры тюленей и моржовые клыки, черные соболи, белые и голубые песцы, котики и морские бобры. Все это видел в 1727 году бомбардир-поручик Абрам Ганнибал в Селенгинске.

Искусный мастер чертежей должен был знать селенгинских геодезистов.

Может быть, Ганнибал помогал им в их почетном труде. Но о сибирских картах арапа Петра Великого мы пока ничего не знаем.

Летом 1727 года казачий голова Афанасий Шестаков двинулся из Петербурга на восток. Из некоторых старинных бумаг видно, что Шестакову было приказано действовать не только на Восточном, но и на Западном море, то есть на Ледовитом океане. Но насчет того, предполагал ли Шестаков пройти из одного моря в другое, никаких письменных свидетельств пока не имеется, если не считать загадочной вести о Трифоне Крупышеве.

С Шестаковым ехали штурман Яков Гене, подштурман Иван Федоров, геодезист Михайло Гвоздев и рудознатец, пробирный мастер С. Гардебол. Он должен был искать серебро, яшму и яхонтовую корку в недрах Северо-Востока.'

К экспедиции были причислены десять самых опытных и сметливых матросов из Адмиралтейства.

В Тобольске к Афанасию Шестакову примкнул капитан Дмитрий Павлуцкий, вероятно близкий родственник Ивана Павлуцкого, служившего в новых иртышских крепостях. Отряду были приданы четыреста тобольских казаков.

ЛЮДИ, ОДЕТЫЕ В ПУХ

В 1727 году в Западной Европе снова заговорили о большом острове близ северо-восточного края Азии. Какой-то неизвестный составитель, не пожелавший открыть своего имени, выпустил в Амстердаме карту, в которой упоминал загадочных «пухоходцев». Они живут на этом острове и платят русским дань бобрами. На чертеже был виден и пролив с такой надписью:

«Русские, плавающие из Лены и из других рек к востоку от Лены, проходят здесь на судах, с целью вести торговлю с камчадалами»[31].

Но что это за «пухоходцы»? Одетые в пух охотники за птичьим пухом?[32] Под 1711 годом мы упоминали «якутского дворянина» Ивана Львова, приказчика Устьянского, а не Анадырского острога, как пишет об этом А. В. Ефимов. Вот теперь и уместно сказать несколько слов о карте Ивана Львова

К востоку от Анадырского носа он изобразил пролив, продолговатый остров, снова пролив и опять остров. За последним островом простирался более широкий пролив. Далее лежала изогнутая, как сабля, земля. Лезвие этой сабли-земли было обращено к востоку. Как узорной насечкой, «сабля» была украшена изображениями гор, протянувшихся во всю длину земли.

На первом острове против Анадырского носа было написано:

«На сем острову живут люди по-чукотски зовомо Ахъюхалят… платье носят уточье и гагарье, тож и питаются моржом и китом. А безлесно, а вместо дров костью варят и жиром…»

Второй остров был отмечен такой надписью:

«На сем острову живут люди зовомы пеэкел зубатые. Платье уточье и остроги у них есть».

Вдоль всего тупого края земли-сабли как черневой узор тянулась надпись: «Землица Большая, а на ней живут люди по-чюкоцки зовомы кинин элят… и парки носят собольи и лисьи, и лисицы и олени есть. А юрты у них в земле; а бой лучной; а лес на ней сосняк и листвяк ельник и берез ник и острог у них»[33].

Львов показал Чукотку, острова Диомида и часть Северо-Западной Америки.

Большой остров амстердамской карты — львовская Большая землица. Разница только в том, что, по Львову, на Большой землице одежду шили не из птичьих шкурок, а из соболей и лисиц.

У КРАЯ БОЛЬШОЙ ЗЕМЛИ

Все короче и короче становился путь русских людей к берегам Северной Америки.

Нелегок был этот путь!

До Большой земли так и не дошел геодезист Федор Лужин. Он погиб в 1727 году от голода, вскоре после того, как отряд Мартына Шпанберга добрел до глухого урочища Юдомский Крест.

Все наследство бедного труженика состояло из квадранта, астролябии, нательного креста и перстня. С этими предметами Федор Лужин не расставался с того времени, когда вместе с Евреиновым отыскивал Курилы, чтобы знать, где в действительности лежит западный край Северной Америки.

Афанасий Мельников, замысливший еще в 1725 году поход к Большой земле, в 1728 году построил для этой цели корабль в Анадырском остроге. В товарищах у него был какой-то Василий Щипицын (скорее всего, Шипицын, ибо эта исконно устюжская фамилия пишется именно через «Ш»).

На корабле находились тридцать анадырских смельчаков. На море пала «великая погода», и Мельников со своими спутниками вернулся на Анадырь пешком Но он не успокоился, не опустил рук и стал готовиться к новым походам, чтобы разыскать старинное русское жилье на Большой земле.

В том же 1728 году Игнатий Козыревский, не принятый Берингом в состав Камчатской экспедиции, пристроился к казачьему голове Афанасию Шестакову.

Афанасий Федотович пообещал Игнатию вскорости построить отдельный корабль для поисков Большой земли.

Игнатию было поручено осмотреть острова против устья Лены.

И. И. Огрызко в своей работе «Открытие Курильских островов», о которой мы уже говорили, сообщает новые подробности истории этих поисков.

Игнатий Козыревский взял с собой людей из отряда Афанасия Шестакова и дошел с ними на своем «Эверсе» до Ледовитого океана. Они начали морское Плавание, целью которого ставили достижение «Новой земли» — Северной Америки и Камчатки со стороны Лены.

Раньше историки ошибочно считали, что в 1728 году Козыревский до океана не дошел и зимовал в Сиктахе на Лене. Из новых свидетельств явствует, что до зимовки в Сиктахе «Эверс» побывал «на Северном море акиане»[34].

После вынужденного сидения на Сиктахе мореходы не оставляли надежды на то, что встретятся с Берингом и Чириковым на Камчатке и увидят Большую, или Новую, землю.

«Витез» Беринг прибыл в Нижне-Камчатск еще в марте 1728 года. Вскоре мореходы начали строить корабль и, спустив на воду, нарекли этот бот «Святым Гавриилом».

Надо думать, что именно с постройкой этого корабля была связана история как бы заочного открытия Северной Америки.

Корабельный лес на Камчатке было добывать очень трудно. От капитана Петра Татаринова, бывшего участника Большого Камчатского наряда, шли слухи о богатой лесом земле, лежащей против Чукотского носа. В основе этих вестей была, очевидно, «скаска» Петра Попова о кедрах и соснах Аляски, стволы которых он видел в чукотских стойбищах.

А кто же был иноземец, живший на Камчатке, а до этого — на Карагинском острове, выходец из земли тонтолов, страны могучих кедров? В прямой связи с рассказом о нем находится свидетельство Беринга о том, что он знал, как «великий сосновый лес» выбрасывает на берега Карагинского острова.

Когда же Беринг «изобрел» эту истину? Да, конечно, только в 1728 году или, в крайнем случае, в первой половине следующего года. Именно в это время Беринг и решил, что Америка «быть имеет» в ста пятидесяти — двухстах милях от Камчатки, в той стороне, откуда приносит волнами стволы, покрытые золотистой смолой.

В июле 1728 года «Святой Гавриил» покинул устье реки Камчатки и пошел к северу. Он миновал устье столь знаменитой в прошлом Погычи, Олюторский берег, где когда-то строил острог Иван Львов, а в самом конце июля прошел анадырское устье.

Вскоре слева была усмотрена большая губа Святого Креста. Чукотский нос «Святой Гавриил» обходил три дня. Тогда был открыт остров Святого Лаврентия.

Корабль Беринга и Чирикова шел заветным проливом! Мореплаватели, видели, что к «Чукоцкому углу» иная земля нигде не подошла. Если бы «Святой Гавриил» шел чуть восточнее, Америка была бы открыта!

Достигнув 67°18' северной широты, Беринг пошел обратно. Мореходы не видели американского берега даже тогда, когда «Святой Гавриил» находился в самой узкой части пролива, у дежневских островов «зубатых людей».

Алексей Чириков советовал Берингу идти к устью Колымы для того, чтобы сомкнуть звенья великих исканий на двух океанах. Чириков говорил, что достоверных известий о том, докуда доходили мореходы из Ледовитого океана вдоль восточного берега Азии, нет. Следовательно, нет и прямых доказательств разделения Азии и Америки. Надо дойти до Ледовитого океана и устья Колымы. Если встретятся препятствия, а азиатский берег пойдет к норду, где плавать осенью будет уже трудно, разумнее всего устроить зимовку. Чириков предлагал зимовать на Большой земле, где, по уверению Петра Татаринова, есть лес.

Первого сентября «Святой Гавриил» возвратился в устье Камчатки. Мореходы зазимовали в Нижне-Камчатском остроге.

В 1729 году Афанасий Шестаков и Дмитрий Пав- луцкий занимались постройкой кораблей «Лев» и «Восточный Гавриил».

В это время появился Прокопий Нагибин — тот самый, который, по утверждению Сгибнева и Ефимова, будто был убит в 1725 году после попытки похода в Америку.

Из «ордера» Дмитрия Павлуцкого явствует, что Прокопий Нагибин и служилый Никита Шевырин были в 1729 году причислены к Афанасию Шестакову[35].

Казачий голова вышел с Нагибиным, как мы теперь вправе утверждать, морем из Охотска в Тауйск, что на побережье Ламского моря. Оттуда он должен был подниматься на «Восточном Гаврииле» к северу, приводя в подданство чукчей и коряков. Шестаков рассчитывал дойти до Анадыря, а затем сплыть к Большой земле, чтобы объясачить ее жителей.

Корабль «Лев», на котором был пятидесятник Лебедев, следуя за «Восточным Гавриилом», остался на зимовку в устье Яны. Там на мореходов напали коряки, перебили почти всех людей, а «Льва» сожгли. Корабль самого Шестакова был разбит, и казачий голова побрел к северу вдоль берега Ламского моря.

К тому времени Беринг и Чириков были уже в Якутске. Летом 1729 года они успели проделать короткое плавание для поисков Большой земли. Обитатели Камчатки говорили, что в погожие дни они «видят землю чрез море». (Речь шла о том острове, на берегу которого потом нашел себе могилу командор Беринг).

Три дня шел корабль к востоку, но налетел ветер, а за ним пришел туман. Беринг круто повернул к югу и двинулся вдоль камчатского берега до его южного конца, обошел мыс Лопатку и достиг Большерецкого устья. Потом командор пересек Дамское море и бросил якорь в Охотске. Тогда корабль «Святой Гавриил» и был передан Афанасию Шестакову.

Осенью 1729 года служилый Афанасий Мельников двинулся в страну чукчей, все еще не теряя надежды на то, что он сыщет Большую землю новым путем.

ТИБЕТ И «ЧУКОЦКИЙ УГОЛ»

Поистине достойно удивления, что карта первого путешествия Беринга и Чирикова с необычайной быстротой появилась в Петербурге в 1729 году. Она опередила Беринга на целый год, и поэтому неправильны утверждения историков о том, что именно эта карта была доставлена в столицу самим Берингом.

Выходит, что чертеж этот составляли при свете камчатских жировиков немедленно после того, как исследователи возвратились от «Чукоцкого угла», и отослали с гонцом в Петербург по зимнему пути.

Жозеф-Николя Делиль продолжал «списывать эфемериды» и перерисовывать русские карты. И вот в самом начале 1729. года в руки представителя французского Морского депо попала драгоценная добыча. Все это настолько важно, что письмо Делила к президенту Академии наук следует привести в выдержках.

«… Г-н Шумахер передал мне карту капитана Беринга и сказал, что он получил ее от Вас для передачи мне… судя по карте кап. Беринга, он… во время своего проезда осмотрел все реки, которыми можно было воспользоваться для передвижений от Тобольска к берегам Восточного моря…»[36].

«…Весь этот путь, — писал далее Делиль, — равен приблизительно 6 тыс. верст: обычный путь караванов от Тобольска до Пекина равен также 5–6 тыс. верст… Подойдя к Восточному морю дорогой капитана Беринга, путешественник находится на одинаковом расстоянии от Японии и Китая, только для этого надо знать к ним дорогу морем… Это море, говорю я, является наиболее неизвестным на всем земном шаре, что делает особенно ценным все точные о нем сведения, которые можно будет получить, благодаря плаванию кап. Беринга…»

С тех пор карта похода к «Чукоцкому углу» исчезла. Оказывается, Делиль отправил все данные о плавании 1728 года польскому королю. При дворе короля сведения Беринга внимательно изучили и после этого дереслали их французскому иезуиту Жану-Баптисту Дю-Гальду, «секретарю Ордена иезуитов по французским провинциям».

Л. С. Берг считает, что книга Дю-Гальда, которую он впоследствии выпустил, была «самым неподходящим местом» для печатания отчета и карты похода Беринга.

Нет, с точки зрения Делиля и польского короля, лучше этого «места» и придумать было нельзя! Дю-Гальд был знатоком китайских дел. Он назубок знал донесения иезуитов, исследовавших Китай, и с большим знанием дела писал о картах Азии, составленных его собратьями по Ордену иезуитов. Именно Дю-Гальд занимался изучением записок Жербильона о путях из России в Китай и о границах Московии и Америки.

Да что и говорить, письмо Делиля, только что приведенное нами, лучше всего объясняет причину особой любознательности, проявленной иезуитами по отношению к сведениям о плавании «Святого Гавриила».

Сам ли Беринг составлял и чертил эту карту плавания 1728 года? Нет, все это делал Петр Чаплин. Вот полное название «Карты Чаплина 1729 года»: «Карта верховий рек Иртыша, Оби, Енисея, Лены, Алдана, а также Камчатки и Чукотского побережья. Рисовал от флота капитана господина Беринга команды его мичман Петр Чаплин. С подлинной рисовал геодезист Петр Ханыков».

Что замечательного в ней?

Петр Чаплин прямо указывает, что он использовал съемки Григория Путилова и Петра Чичагова: Тибет и Обская губа, Иссык-Куль и Анадырь, Камчатка и Черный Иртыш были показаны на карте.

Об этой карте упоминал Л. С. Берг, а А. В. Ефимов видел в Центральном государственном военно-историческом архиве еще одну «Карту Беринга — Чаплина», как он ее называет.

Но эти карты были лишь перерисованы с подлинника. Подлинник же был украшен замечательными рисунками, изображавшими представителей народов и племен Северо-Востока.

В Королевской библиотеке в Стокгольме хранится карта, восходящая к чаплинскому подлиннику.

«Сия карта сочинена в Сибирской экспедиции при команде от флота капитана Беринга от Тобольска до Чюкоцкого угла», — написано на ней. Под надписью нарисованы оленные тунгусы. Вверху карты неизвестный художник изобразил якута, тунгуску и тунгуса верхом на оленях, коряка, идущего на лыжах. Затем идут курилец и чукча. Внизу нарисованы пеший тунгус с птицей, тунгуска, держащая в руках рыбу, и камчадал с собачьей нартой.

Такая же чаплинская карта лежит в хранилище университета в Геттингене. Ее отыскал Николай Новомбергский (1871–1949), замечательный историк и исследователь севера Тихого океана[37].

Чаплинская карта, украшенная рисунками, подобными тем, о которых мы только что говорили, есть и в собрании Центрального государственного архива древних актов[38].

Поскольку карта Чаплина была у Делиля уже в самом начале 1729 года, нужно думать, что составлялась она, как мы уже говорили, сразу же после возвращения Беринга, Чирикова и Чаплина от «Чукоцкого угла». Ее правильнее называть «Картой 1728 года».

Как попала карта Чаплина в Королевский архив в Стокгольме? Возможно, она была переправлена Филиппу Табберту-Страленбергу.

К 1730 году Страленберг, уже расставшийся к тому времени с фамилией Табберт, дополнил и расшит рил свою карту Сибири, которую составлял еще в Тобольске. Ремезовские данные были тогда под руками у пленного шведа. Он записывал также рассказы бывалых русских людей, знал о подвигах Атласова и Козыревского.

Страленберг изобразил Чукотскую землю и Анадырский нос, которому почему-то дал второе название: «Мыс Терпения».

Аляску бывший тобольский пленник показал за лроливоь на восток от Чукотки, в виде острова. Остров этот Страленберг населил «пухоходцами», о которых уже упоминали в 1727 году в Амстердаме. «Пухоходцы» ведут войну с гюхегами. Так уверял Страленберг

БЕЗВЕСТНЫЙ ТИХОН КРУПЫШЕВ

В 1730 году Афанасии Шестаков, покинув потерпевший крушение корабль «Восточный Гавриил», пешим путем добрался до Пенжинской губы. За три дня до кровопролитного боя на берегах речки Егач, названной потом Шестаковкой, казачий голова отдал своим людям приказ идти корабле; вокруг Камчатки в Анадырь, а оттуда к Большой земле

Четырнадцатого марта Афанасий Шестаков вместе со служилыми людьми пал в бою с чукчами в северо-западном углу Пенжинского залива

Но в том же году безвестный герой Трифон Крупышев побывал у берегов Америки[39].

Он видел берег Аляски!

Но откуда шел Крупышев? Находиться на «Льве» он не мог, потому что этот корабль погиб в огне еще в устье Яны («Льва» можно считать «вспомогательный судном»). Какой мыс должен был обогнуть Крупышев «с моря»?

Если речь идет об Анадырском носе, то в таком случае Трифон Крупышев для соединения с Щестаковьш должен был двигаться со стороны Колымы.

Вот здесь-то и стоит вспомнить намеки на Западное море, в котором Шестакову поручили трудиться наравне с поисками в море Восточном.

Так или иначе, Крупышев провел два дня в походе вдоль покрытого голубыми лесами материка Северной Америки

В историю поисков Большой земли должно быть введено новое имя

ЗАБОТЫ ДМИТРИЯ ПАВЛУЦКОГО

Афанасий Мельников стоял на темных скалах Восточного мыса.

Он был свидетелем того, как к «носовым чукчам» пришли «зубатые люди» с морского острова, до которого с мыса было лишь один день ходу. Люди с зубами из моржовой кости, вставленными в прорези щек, сказали Мельникову, что от их острова до Большой земли только один день пути. В обетованной Большой земле водятся бобры, лисицы, соболи и даже «речные росомахи». На «острове» много леса.

Афанасий Мельников взмолился, чтобы люди с моржовыми зубами отвезли его на нартах к берегам Большой земли, к оленным и пешим иноземцам. Но «зубатые люди» отказали в этом Мельникову, объяснив ему. что у них и собак ездовых мало, да и кормов нет.

Мельников утешился тем, что принял подарок от эскимосов — лазоревые камни и ожерелье из каменных, а может быть, жемчужных или янтарных бусин

Это было в 1730 году.

Вскоре в Анадырский острог прибыл капитан Дмитрий Паьлуцкий. Он очень внимательно выслушал рассказ Мельникова и послал в Петербург донесение о новой вести насчет большой земли, где «есть всякий лес и водится всякий зверь».

Дмитрий Павлуцкий стал подготавливать поход к Большой земле. С этой целью он вызвал в Анадырский острог корабли «Гавриил» и «Восточный Гавриил».

Первый из них осенью 1730 года добрался до Большерецка на Камчатке, где дважды зимовал, а «Восточный Гавриил» разбился неподалеку от устья Большой реки. У Павлуцкого остался один корабль. (Бот «Фортуна» в счет не шел. На «Фортуне» в водах Курильских островов плавал Василий Шестаков, сын убитого казачьего головы.)

В 1730 году Витус Беринг заявил: «Признаваю, что Америка или иные между оной лежащие земли не очень далеко от Камчатки», — и предложил строить на Камчатке корабль для плавания в сторону Северной Америки.

Четырнадцатого июля 1731 года Дмитрий Павлуцкий бился — уже не в первый раз — с воинственными чукчами близ мыса Дежнева.

Павлуцкий начальствовал над большим отрядом; с ним было около пятисот русских, юкагиров и коряков.

Русские, осматривая поверженных врагов, нашли среди них тело «зубатого человека». У него на «губе были дыры, в которые вставляются зубы, из моржовых зубов вырезанные».

В бою с отрядом Павлуцкого принимали участие союзники чукчей — эскимосы с острова Диомида.

В тот год Дмитрий Павлуцкий обошел большой участок морского берега к северу от анадырского устья, побывав, как надо полагать, в заливе Святого Креста, Мечигменской губе, заливе Святого Лаврентия и на теперешнем мысе Дежнева.

Тем временем в Петербурге рассмотрели донесение Дмитрия Павлуцкого насчет рассказов Афанасия Мельникова о «зубатых людях» с большого лесистого острова.

Сенат постановил начать поиски от Чукотской земли, идти к «островам, которые на пути к Америке есть», а затем плыть к самой Америке.

Сказанию Мельникова было придано чрезвычайное значение. Его считали единственным свидетельством, на основе которого можно было решить, есть ли «земли острова» между Камчаткой и Америкой. Делиль считал, что от Чукотского носа до самой Мексики простирается сплошь «одно море».

ОГНИ ЛЕДЯНОГО ДОМА

В годы, когда Россия озарялась холодными огнями Ледяного дома, незадачливый, но достославный пиит Василий Тредиаковский пел «на голос» перед императрицей Анной:

…Купля благословенна

Придет обогащенна.

Нам содружат народы.

Американски роды,

Счастьем богом даны

Самодержицы Анны!

В царствование Анны Иоанновны подштурман Иван Федоров и геодезист Михаил Гвоздев достигли Нового Света. Этим незаметным героям сопутствовал мореход Кондратий Мошков, участник походов Лужина, Беринга и Афанасия Шестакова. Кораблем «Гавриил» командовал Иван Федоров, Мошков был за лоцмана.

У Чукотского носа мореплаватели увидели чукчей, которые никак не хотели платить ясака, заявляя, что именно они и дрались с Павлуцким. А затем…

«…августа 21 дня (1732 года. — С. М.) подняли якорь, паруса распустили и пошли к Большой Земле и пришли к оной земле и стали на якорь, и против того на земле жилищ никаких не значилось. И подштурман Иван Федоров приказал поднять якорь, и пошли подле земли к южному концу и от южного конца к западной стороне видели юрты жилые»[40].

Так просто писал Гвоздев о своем великом открытии. Но к этому «жилью» мореплаватели не могли подойти из-за противного ветра.

«Гавриил» шел «подле земли», возвращался назад, и берега Аляски проплывали вровень с кораблем. Но на море упал «ветер презельный». Федоров взял курс зюйд-вест, и корабль отнесло от заповедных берегов, к которым столько веков стремились русские люди.

Участник плавания, ссыльный казак Илья Скурихин впоследствии показал, что «Гавриил» шел с попутным ветром дней с пять от устья Анадыря на восток. Вскоре мореплаватели встретили землю. Берега ее были покрыты желтым песком.

Мореходы увидели «жилья юртами по берегу и народа, ходящего по той земле, множество. Лес на той земле великой лиственничной, ельник и топольник…»[41].

Гвоздев, Федоров и Мошков побывали близ того мыса Аляски, который известен нам под названием мыса Принца Уэльского — самого западного на американском берегу. Туземцы называют этот мыс Нихта. Там испокон веков встречались туземцы Аляски с чукчами для меновой торговли.

Скурихин добавил, что корабль шел вдоль берега Большой земли, но люди «конца земли не усмотрели» и только тогда решили возвращаться.

От острова Кинга к кораблю Гвоздева приплыл в малой кожаной лодке туземец, который рассказал русским о своей земле.

«…И лес на оной земле сказывал, так же и реки. А про зверей сказывал, что имеются олени, куницы и лисицы и бобры речные…» — сообщали открыватели Нового Света

В это плавание Иван Федоров впервые положил на карту оба берега Берингова пролива а Гвоздев назвал вновь открытый берег «Землицей Кыгмальской», так как чукчи ему растолковали, что Аляску они зовут «Землей Кыымылыт» — страной эскимосов.

Гвоздев и Федоров совершили свое открытие в августе 1732 года. Они не могли знать, что в Петербурге к тому времени был решен вопрос о второй экспедиции Беринга, причем Берингу было приказано попытаться пройти берегом Америки до «Мексиканской провинции». А в Петербурге тоже пока еще ничего не знали об успехах Гвоздева и Федорова.

Между тем открытие Гвоздева и Федорова могло быть предано забвению, как и подвиг Дежнева.

Слабый здоровьем Иван Федоров умер в феврале 1733 года.

Михайло Гвоздев после смерти своего начальника отослал «Морской диурнал или лагбук» в Охотское правление, но карт к «лагбуку» почему-то не приложил.

Затем Михайло Гвоздев исчез и лишь через два года отыскался в узилище. Он содержался по доносу в Сибирской губернской канцелярии, где и кормил тобольских клопов до 1738 года, когда был оправдан и возвращен в Охотск. Возможно, Михайло Спиридонович Гвоздев был настолько запуган в бироновских застенках, что и рта не мог раскрыть, чтобы рассказать о том, как он и Федоров открыли Большую землю. Но беринговцы в Охотске узнали от геодезиста обо всем. Тогда был найден список журнала, который вел Федоров «для собственной своей памяти». По нему удалось составить карту.

В 1736 году Г. Ф. Миллер нашел в Якутске донесения Семена Дежнева и одновременно выпустил в Петербурге составленную им карту. На ней значились пролив между Азией и Америкой, острова Диомида и часть побережья Аляски с надписью, в которой упоминалось имя Михайлы Гвоздева.

Но ни Гвоздев, ни Федоров, ни Скурихин в 1732 году не знали, что они открыли Северо-Западную Америку. Они считали, что ими был обретен «Большой остров».

В последние годы советские исследователи выяснили, что славные мореходы немедленно сообщили Дмитрию Павлуцкому о своем открытии[42].

Во время сборов второй экспедиции Витуса Беринга русские ученые и мореходы высказали мысль о необходимости первого кругосветного похода к берегам Камчатки. Об этом говорил адмирал Н. Ф. Головин.

«Для избавления от хлопот на реке Лене и от Якутска до Охотска следовало бы соорудить Балтийский флот и из Кронштадта плыть к делу» — так излагалось это предложение. Но оно не было принято, хотя адмирал Н. Ф. Головин просил о назначении его начальником первого кругосветного похода, за успех которого он ручался.

В конце 1732 года англичанин Джон Эльтон подал российскому послу в Лондоне А. Д. Кантемиру предложение «Об изыскании корабельному ходу от Архангельского города, около Новой Земли в Японию, Китай, Индию и в Америку и в протчия». Эльтон указывал и на выгоды от ловли китов в морях от Архангельска «до самых Норд-Остовых берегов России и Тартарии». Эльтон, вероятно, знал о предложении Н. Головина, ибо писал, что отправлять корабли из Архангельска гораздо выгоднее, нежели из портов Балтики.

«Списыватель эфемерид» Жозеф-Николя Делиль корпел над составлением карты для второй экспедиции Чирикова и Беринга. Злополучные Земля Жуана да Гамы и Земля Компании были показаны Делилем на этом чертеже. Сенат обязал русских мореплавателей верить делилевской карте и никак не отступать от нее. Беринг не подозревал, что эта карта приведет его к страшной гибели.

Обер-секретарь Сената Иван Кирилов, поддавшись влиянию Делиля, обозначил в 1734 году Землю Жуана да Гамы на своей карте. Он же предрекал, что Россия вскоре достигнет «своим владением» Калифорнии и Мексики.

Алексей Чириков с присущей ему прямотой выступил против карты Делиля.

«Чаем, что Америка не весьма далече от Чукоцского восточного угла, лежащего в 64 градусах, и может быть, что от Павлуцкого слышится о самой Америке. А можно достовериться и освидетельствовать о Америке и не доходя к Зуйду до ишпанского владения. А чтоб для одного уведомления Америке иттить до Мексиканской провинции признавай не для чева», — писал прозорливый Чириков[43].

Величайшая вторая экспедиция Беринга в то время уже двигалась из Тобольска к берегам Тихого океана.

СМЕРТЬ КОЛОДНИКА ИГНАТИЯ КОЗЫРЕВСКОГО

Как только теперь установил И. И. Огрызко, в 1734 году в московской тюрьме умер Игнатий Козыревский.

За три года до этого он приехал в Москву. Сначала у него все шло гладко, «Санкт-Петербургские ведомости» даже печатали рассказ о его походах по Камчатке и Курильским островам[44].

В октябре 1730 года Сенат постановил дать Козыревскому большие по тому времени деньги — пятьсот рублей на постройку Успенского монастыря на Камчатке.

Но вскоре Преображенский приказ, Синод, а затем Юстиц-коллегия и Сенат рассматривали старое дело Козыревского, подозреваемого в участии в убийстве Владимира Атласова. Он объяснил, что Атласова не убивал, а в дело был лишь боком замешан, а что его, Козыревского, должны бы бить кнутом, да не били «за службы ево».

В челобитной, поданной из тюрьмы, Козыревский просил Анну Иоанновну дать ему «салвис кондуктус (сиречь безопасную грамоту)». Но грамоты этой он не дождался. Сенат же три года ждал справок из Нижне-Камчатска, Якутска и Тобольска.

В декабре 1734 года Сенатская контора донесла из Москвы в Сенат, что второго числа декабря «оной Козыревский умре»[45]. Надо думать, что могила исследователя Восточного моря затерялась на том кладбище Преображенской слободы, где хоронили колодников.

ПРОЕКТ ЖАНА Д'АКОСТЫ

Тридцатые годы XVIII века — время удивительных проектов. Жан д'Акоста, португалец, в 1735 году составил из лондонских купцов содружество для учреждения «новой слободы» в Америке и просил у России покровительства.

В 1735 году изучался вопрос: «Возможно ли слободе в Америке вспоможение от сибирских берегов чинить?» Года через два было сказано, что дорогу к американской слободе надлежало бы сыскать от «сибирских берегов через Япон».

Из затеи д'Акосты ничего не вышло: никакой «слободы» в Южной Америке он не построил.

Но здесь любопытно стремление увязать поход в Южную Америку с работами Чирикова и Беринга на севере Тихого океана[46].

Другой авантюрист, Симон Абрагам, в 1736 году просился на русскую службу в качестве руководителя заселения берегов Ориноко!

В экспедиции Беринга было не совсем благополучно. В те жестокие времена была сильна власть «слова и дела». Гвоздев, Гене, Хитрово, Овцын, Павлуцкий и другие участники экспедиции уже побывали в застенках и тюрьмах.

Кто мутил воду, вырывая из рядов исследователей самых одаренных и смелых людей?

Тайные доносы, ложные оговоры, затяжное следствие с пристрастием вредили делу Великой экспедиции.

В 1735 году лейтенант Петр Ласиниус заплатил своей жизнью за попытку пройти из устья Лены в Восточное море. Из его команды в живых остались только восемь человек. Остальные погибли во время зимовки всего в ста двадцати верстах от Лены. (Ласиниус должен был прибыть с запада на Камчатку или в анадырское устье.)

Селенгинские геодезисты П. Скобельцын и В. Шетилов, бывшие когда-то вместе с Абрамом Ганнибалом у ворот Китая, теперь искали дорогу к Восточному морю и Большой земле «из Иркутска через Нерчинск».

В 1734–1737 годах они доходили до реки Зеи, исследовали Шилку, Аргунь и Амур. Беринг отправил карту и путевые записки геодезистов в Петербург.

До нашего времени в Центральном государственном военно-морском архиве сохранилось «Дело № 23», повествующее. о трудах этих людей. После амурского похода они еще долго работали на Северо-Востоке, смыкая звенья своих съемок от Селенги иска до Камчатки[47].

ПРИЗРАЧНАЯ ЗЕМЛЯ ЖУАНА ДА ГАМЫ

В 1739 году Мартын Шпанберг вышел из Больше- редка во второй «японский вояж». Его манила и призрачная Земля Жуана да Гамы, которую Делиль помещал против Камчатки. На всякий случай Делиль советовал для поисков Земли да Гамы спускаться от Камчатки на юг к Земле Компании, не менее призрачной.

Корабли Шпанберга побывали у первых Курильских островов, а затем прошли там, где должна была находиться Земля да Гамы, но не встретили ничего, кроме морской пучины.

Зато Шпанберг вскоре подошел к Японской земле, простоял возле нее один день, а потом двинулся к северу. Там он увидел группу островов, покрытых густой зеленью. Шпанберг дал им названия Цитрона, Фигурного, Зеленого, Трех Сестер.

На островах высаживался геодезист и рудознатец Симон Гардебол — тот, что ранее состоял в отряде Щестакова и Павлуцкого. Шпанберг после этого посетил остров Матсмай (Хоккайдо) и вернулся в Большерецк.

Лейтенант В. Вальтон, спутник Шпанберга, отделившись от него, отыскал Японию, побывал у острова Хондо. Русские даже посетили дома японцев. Штурман Лев Казимеров расхаживал по японской «слободе» между деревянными и каменными домами и лавками, рассматривал фарфор, пестрый шелк, ел засахаренную редьку и покуривал японский табак. Когда Казимеров возвращался на корабль, его сопровождали японцы. Один из них преподнес Вальтону серебряный кувшин с красным вином.

Вальтон вернулся на Камчатку. Распивая с Крашенинниковым японское виноградное вино, он рассказывал, что в Японии много винограда, золота, жемчуга и сорочинского пшена. Земли Жуана да Гамы они не нашли, а Земля Компании и Земля Штатов оказались всего-навсего только островами Курильской гряды. Так исследователям открывалась истина.

Дмитрий Лаптев, оставшись на зимовке близ устья Индигирки, тревожился за судьбу своего корабля «Иркутск», вмерзшего в лед. Это было в конце 1739 года. В письме к Николаю Головину исследователь все еще надеялся, что сумеет достичь Колымы, обойти Чукотский нос и бросить якорь у берегов Камчатки.

Лаптев знал решения Адмиралтейств-коллегии: она не сомневалась в том, что с Колымы до Анадыря уже хаживали морем и что нет никакого «сходства» Америки с Азией. Поэтому Дмитрию Лаптеву и надлежало морем или сушей добраться до Камчатки и Анадыря и подробно выяснить истинное положение Чукотского носа. Адмиралтейств-коллегия уже знала, что Чукотский нос «далече в море протянулся» только благодаря старым, недостоверным картам. Все же Дмитрию Лаптеву не удалось пробиться к Камчатке сквозь торосы Ледовитого океана. Но налицо стремление к великому предприятию — исследованию каменного порога, разделяющего два океана и сторожащего путь к Большой земле и Камчатке.

Снова Земля Жуана да Гамы!

В апреле 1740 года Алексей Чириков просил Беринга дать бригантину, на которой Шпанберг ходил в Японию. Чириков рассчитывал осмотреть все места, что лежат «от Камчатки меж норда и оста, против Чукоцкого носа и протчия западной стороны Америки». Но Беринг отказал Чирикову, ссылаясь на то, что его предложение противоречит инструкции, врученной капитан-командору в Петербурге. Надо искать Землю Жуана да Гамы!

В столице в свое время Берингу навязали сокровище в виде Людовика Делиля де ла Кройера. Это был сводный брат Жезефа-Николя Делиля, выписанный последним в Россию. Недоучившийся семинарист, а затем офицер французской службы в Канаде, де ла Кройер считался «профессором астрономии».

1727–1730 годы застали де ла Кройера на русском Севере. Он определял там широту нескольких пунктов в Архангельской губернии и на Кольском полуострове. «Недостойный наблюдатель» делал при этом грубые ошибки. Только потом выяснилось, что истинная широта Вологды или Тотьмы не соответствует вычислениям де ла Кройера. Данные, полученные в итоге путешествия в Кольский острог, де ла Кройер придерживал у себя или у своего брата. Ивану Кирилову приходилось требовать от Делилей все эти материалы.

Осенью 1740 года де ла Кройер появился в Большерецке на Камчатке. Его сопровождали служители, которые на самом деле занимались запретной торговлей пушниной, а выручкой делились с «астрономии профессором». Красильников, помощник де ла Кройера, определял положение Охотска, Большерецка и Петропавловска, но знатный иностранец все эти труды молодого исследователя приписывал себе.

Вечно хмельной от самогона из камчатской сладкой травы, Людовик де ла Кройер не расставался с картой, составленной его братом перед отправлением Великой Северной экспедиции. Южная оконечность Камчатки на этой карте была сильно повернута на запад. Прямо против мыса Лопатка находилась Земля Компании, справа от нее простиралась Земля Жуана да Гамы, а слева — Земля Иезо. На этих трех китах и держались все познания Жозефа-Николя Делиля относительно севера Восточного океана.

Кроме карты Делиля мореплаватели получили в Петербурге чьи-то наброски — виды Земли Иезо, какой она должна открыться с моря. Тут же были написаны названия разных местностей Земли Иезо, указаны якорные стоянки, заливы и даже исчислены морские глубины.

Возможно, эти, с позволения сказать, лоции составлял тоже Жозеф Делиль Рассматривая эту стряпню, спутник Беринга и Чирикова, честный офицер русской службы Свен Ваксель переходил от громкого смеха к гневному возмущению. И Мартын Шпанберг утверждал, что он сам не имел права вводить людей в заблуждение и наносить Землю Иезо на карту, хотя и видел к северу от Японии несколько больших островов. Он мог бы поспешно отождествить их с Землей Иезо, но к чему прибавлять к старым небылицам новый вымысел? Так рассуждал Шпанберг.

«Не нужно особых усилий и не требуется большой учености, чтобы, сидя в теплом кабинете, на основании отрывочных сообщений и произвольных догадок, вычертить подобные карты», — говорил Свен Ваксель[48].

Но Делиль де ла Кройер притащил с собой и разложил на столе карту своего сводного брата. Это произошло в мае 1741 года в Петропавловской гавани на Камчатке.

Де ла Кройер торжествовал. Совет офицеров, в котором и он участвовал, постановил плыть от Камчатки, избрав сначала курс «зюйд-остен-остен по правому компасу» до 46° северной широты, то есть к Земле Жуана да Гамы. Если Земли не встретится, надо от 46 «иметь курш остен-норден».

Когда Земля будет отыскана, корабли пойдут подле нее «от оста к норду и от норда к весту». В том случае, если Земля будет простираться «меж зюйда и оста», то следует плыть на восток, пока Земля не покажется вновь. Вдоль берега корабли начнут подниматься к северу до 65° северной широты, а потом повернут на запад к Чукотской земле. Тогда будет известно, «сколько меж Америкою и Чукоцкую земли расстояния»[49].

Делиль де ла Кройер вскоре взошел на борт пакетбота «Святой Павел» для… «показывания верного пути» Алексею Чирикову, как писал потом об этом уже в Париже Жозеф-Николя Делиль.

Беринг на корабле «Святой Петр» шел вслед за Чириковым. Земли Жуана да Гамы не было и в помине. Под широтой 46°9' Беринг приказал переменить направление.

Двадцатого июня 1741 года на море были буря и туман. Вокруг — водные просторы, никакой Земли да Гамы не было видно. Французу оставалось утешать себя травяным самогоном да воспоминаниями о своей службе в Канаде.

«ЧАЕМАЯ ЗЕМЛЯ АМЕРИКАНСКАЯ»

Одиннадцатого июля 1741 года были усмотрены стволы деревьев, гонимые волнами, утки и тюлени.

В ночь с 14 на 15 июля мореходы под 55°36' северной широты увидели землю, покрытую лесом. Это, как оказалось, был остров, который потом получил название остров Бейкер. Он находился к югу от теперешнего острова Баранова (Ситха). Восточнее высился остров Принца Уэльского. По мнению наших исследователей, изучавших записи Чирикова, в те великие мгновения, когда он открыл южную часть Северо-Западной Америки, мореплаватель находился у мыса Бартоломе[50].

Когда рассвело, с корабля увидели остров Форрестер. Чириков принял его сначала за южный конец матерой земли, вроде камчатского мыса Лопатка.

У неведомых берегов шумела морская буря. 15 июля штормовой ветер утих. Люди рассматривали с борта «Святого Павла» горы, увенчанные вечными снегами и покрытые «великим лесом», слышали рев Сивучей, лежавших на островных берегах.

Пятнадцатого июля посланные Чириковым люди во главе с Григорием Трубицыным, подойдя на лодке к острову, промерили глубину залива. Пакетбот пошел на северо-запад, отыскивая место, удобное для якорной стоянки.

Прошло два дня, показалась скалистая вершина на острове Баранова, открылся вход в пролив Сит- ха, и мореплаватели увидели вулкан на мысе Эджкомб.

Восемнадцатого июля 1741 года произошло несчастье. На «Святом Павле» находился любимец Чирикова, «ревностный к службе отечества» боцманмат Абрам Дементьев. Он был известен как составитель морских чертежей.

Чириков поручил Дементьеву исследовать гавань возле залива Таканас на острове Якоби, набросать план, собрать образцы горных пород и отыскать источник пресной воды. Дементьев с десятью матросами взяли с собой компас и сигнальные ракеты, погрузили в лодку подарки, медную пушку и не возвратились на корабль.

Алексей Чириков послал на поиски боцмана Сидора Савельева, матроса Сидора Фадеева, плотника Наряжева-Полковникова и конопатчика Горина.

Но и вторая лодка исчезла.

Двадцать пятого июля с борта «Святого Павла» увидели лодку с индейцами. Она вышла из залива, куда посланы были Дементьев и Савельев. Вслед за первым челном показался второй. В первой лодке явственно были видны четверо индейцев; один был в красной одежде. Индейцы несколько раз прокричали: «Агай, агай». Обе лодки повернули обратно.

Два дня искал Алексей Чириков своих людей, но поиски пришлось прекратить.

Почти через двести лет несколько приподнялась завеса тайны над гибелью отважных людей со «Святого Павла». Историк Аляски Т. Л. Эндрьюс в своей книге в 1922 году сообщил:

«У племен ситка имеется глухое предание о людях, выброшенных на берег много лет тому назад. Говорят, что их вождь Аннахуц, предок вождя того же имени, ставшего преданным сторонником белых в городе Ситке в 1878 году, играл ведущую роль в этой трагедии. Аннахуц оделся в медвежью шкуру и вышел на берег. Он с такой точностью изображал переваливающуюся походку зверя, что русские, увлекшись охотой, углубились в лес, где туземные воины деребили их всех до единого…»[51].

Верить Эндрьюсу. на слово, конечно, нельзя. Во-первых, клич «Агай, агай» выражает у индейцев миролюбие, слова призыва. Зачем же они, умертвив Дементьева, Сидора Савельева и их спутников, выплыли на лодке к кораблю с приветственными криками?

О первых русских жертвах на берегу Большой земли помнили долго. В моей «Тихоокеанской картотеке» есть письмо Н. А. Шелеховой к графу Зубову от 1795 года. В нем говорится об исчезновении Дементьева и Савельева, но с той разницей, что письмо указывает на гибель в дремучем лесу у американского лукоморья не пятнадцати, а семнадцати русских людей.

Люди, посланные Шелеховым в 1788 году на Аляску, видели в заливе Якутат светловолосых и белолицых обитателей, живших среди индейцев-колошей. Шелехов думал, что светловолосые — потомки спутников Чирикова, пропавших без вести в 1741 году.

В 1801 году капитан О’Кейн передавал Александру Баранову, что в порту Букарелли (Бобровом) близ острова Принца Уэльского находили русскую одежду, подбитую лисьим мехом. От Якутата до Букарелли не так уж и далеко. После этого рассказа Баранов вспомнил о Дементьеве и Чирикове, первооткрывателях острова Принца Уэльского.

В библиотеке Геттингенского университета хранится карта похода Алексея Чирикова, замечательная тем, что на ней показаны все высадки и даже место, где погибли отважные спутники командира «Святого Павла».

Карту эту нашел неутомимый Н. Я. Новомбергский. Напрягая память, он говорил мне, что карта имеет отношение и к истории исчезновения Абрама Дементьева. Она помогла бы окончательно установить, где именно пропали без вести первые русские исследователи Южной Аляски.

Треугольные носовые паруса «Святого Павла» были наполнены свежим ветром. К северу лежал материк Америки. 27 июля открылись высокие горы Фэруэтер и часть матерой земли близ Якутатского залива. Голубые ледники сползали в море. Это была страна ледопадов и диких скал. Впереди была исполинская гора Святого Илии.

Чириков повел пакетбот вдоль берега и прошел четыреста верст подле матерой земли. Справа находились остров Каяк, устье реки Медной, Чугацкий залив и Кенайский полуостров с его снежными вершинами. За рогом Аляски шла гряда Алеутских островов.

Девятого сентября корабль стоял у каменных берегов острова Адак. Здесь произошла встреча с алеутами, которые показались Чирикову «мужиками рослыми». Командир «Святого Павла» выменял у алеутов древко стрелы, выточенное из кипариса, шляпу и образцы сурьмы.

Людовик де ла Кройер позабавил офицеров «Святого Павла» неожиданным заявлением, что он сразу же узнал в алеутах индейцев, с которыми когда-то встречался в Канаде.

Голод, цинга и жажда мучили офицеров и матросов корабля. Вслед за лейтенантом Иваном Чихачевым умер Михаил Плаутин. 20 сентября заболел цингой сам Алексей Чириков.

Через день пакетбот был у восточного берега острова Агатту. На севере виднелись горы Атту, на северо-востоке — остров Семичи. Чириков настолько ослаб, что был «по обычаю приготовлен к смерти». Но он оказался из тех людей, которые «изнемогают, однакоже еще трудятся». На своем, как он сам думал, смертном ложе, Чириков вел путевой журнал и давал наставления штурману Ивану Елагину. Тот вел корабль сквозь «шторм великой с дождем и градом». С 5 октября корабль окружила «великая стужа», но гряда Алеутских островов была пройдена.

Двенадцатого октября 1741 года «Святой Павел» вошел в гавань Петра и Павла За какой-нибудь день до этого умер Людовик Делиль де ла Кройер, закончивший свой земной путь у берегов Камчатки.

В начале декабря Алексей Чириков составил два донесения в Адмиралтейств-коллегию. В начале похода «открылось, что земли Ианн де Гамма нет», зато мореплаватели на 55°36' северной широты «получили землю, которую признаваем без сумнения, что оная часть Америки» — так писал в донесениях Чириков

Он вычислил в русских верстах расстояние от Камчатки до Америки и открытые им земли привязал на карте своего плавания к Камчатке и Северной Калифорнии. (Путь вдоль Американской земли и весь возвратный путь Чириков обозначил красной краской.) Он писал о природе морских течений у американских берегов, о ветрах и туманах Восточного моря. Лучшим временем для походов от Камчатки к Северной Америке Чириков считал август и сентябрь с их ясными днями.

Несмотря на то, что подвиг был свершен и Америка открыта, Чириков в своем донесении напоминал, что давно указывал на морской путь от Чукотки в сторону американского берега Тяжко больной, покрытый темными пятнами — признаками цинги, он размышлял, не являются ли Алеутские острова продолжением материка Северной Америки?

«Морской солдат» Семен Плотников увез рапорт Алексея Чирикова с Камчатки в Якутск.

ГИБЕЛЬ КОМАНДОРА

Когда 20 июня 1741 года корабли «Святой Петр» и «Святой Павел» разлучились, беринговский штурман Софрон Хитрово начал отмечать в судовом журнале разные примечательные события.

Шестнадцатого июля он записал: «открылся вид на огромную гору». Это была одна из высочайших Вершин Северной Америки. В честь ее и остров Каяк был назван островом Святого Илии.

Когда корабль подошел к Каяку, камчатские аргонавты увидели «огнище и след человеческий и лисиц бегающих».

Софрон Хитрово, Стеллер, казак Фома Лепихин побывали на острове, нашли там земляную юрту, дощатое жилище, но людей не видели.

Из утвари, которой пользовались островитяне, русские взяли лубяной короб, черные стрелы, сосуды, весло.

Прошли вдалеке устье реки Медной, оставили по правую руку Кенайский полуостров, и в полночь 26 июля перед мореплавателями «в мрачном воздухе» предстал скалистый остров Кадьяк.

После этого были открыты остров Укамок, группа Шумагинских островов. Между островами Шумагина и Андреяновскими люди Беринга впервые встретились с алеутами. Произошло это 5 сентября 1741 года. Первым подарком алеутов были два жезла мира, увенчанные соколиными перьями. Через день Беринг подарил алеутам железный котел и несколько иголок.

Сквозь штормы и бури шел корабль вдоль гряды Алеутских островов, между Новым Светом и Камчаткой. Все ближе был неведомый остров, на котором нашел себе могилу Витус Беринг.

О том, что было дальше, знают все. Песцы глодали ботфорты Беринга, когда он еще был жив. В предсмертных мучениях Беринг зарывался в песок, чтобы хоть немного согреться. Он погиб, возвращаясь от берегов Нового Света, в море, между двумя великими материками.

Беринг верил в злополучную карту Делиля. Когда корабли разлучились, командор решил идти к югу, чтобы увидеть берега Земли Компании, и потерял ради этого несколько драгоценных дней.

«Святой Петр» достиг побережья Америки. Но Беринг не разделял общей радости. Он угрюмо сказал, что не знает, где они находятся. Незнакомая земля страшила его. Когда мореплаватели хотели идти вдоль американского побережья до 65° северной широты, им пришлось спускаться к югу до 48°. Все было наоборот: там, где должен был простираться океан, вставала твердь; земля, которую обозначал Делиль, на деле оказалась открытым морем. Впоследствии Свен Ваксель писал, что у него закипала кровь, когда он вспоминал о бессовестном обмане. Он говорил, что обмануты прежде всего честные и храбрые люди, ценители морей, вынужденные погибать по вине «ученых» фантазеров.

ДЕРЗОСТНЫЙ ВАСИЛИЙ КАЗАНЦЕВ

В 1742 году Василий Иванов сын Казанцев сочинил большую карту. На ней можно было увидеть морской простор от Охотска до Большерецка, от мыса Лопатка до Чукотского носа. Курильские острова и Япония были показаны правильно. Казанцев начертил и границы Восточного океана, указав, что он простирается от Китая до Америки. Самое ценное в этой карте — надпись: «Америка, лежащая на восток от Камчадалии, живут на ней вольные люди американцы». Пролив между Азией и Америкой назван «каналом Декеко». Против Чукотского мыса показаны «мыс Америка», а в море — южнее этого мыса — один остров.

Василий Иванович Казанцев — очень любопытная личность. Известно о нем мало. Еще в 1706 году В. И. Казанцев был отправлен Петром Великим в Англию учиться навигацким наукам. Оттуда он раз семь ходил в «дальние вояжи». По возвращении на родину в 1714 году мореплаватель совершил переход с Северной Двины в Финский залив.

В 1724 году Казанцев был уже капитан-лейтенантом. Через три года за какие-то «продерзости» он был взят под стражу, а через год сослан в Сибирь. Там его и назначили в экспедицию Беринга.

Беринг и Чириков в то время завершали свои труды на Восточном море. Ссыльный мореход застал их уже в Якутске в 1729 году. Что делал после этого Казанцев — в точности неизвестно.

В 1731 году неугомонный морской офицер попал в новую ссылку «за непристойные слова». Его отправили в Охотский порт, где назначили штурманом.

Он плавал к берегам Камчатки, а в 1732 году отправился туда «для построения камчатских острогов и для осмотра и описи назначенных к тому мест».

Через четыре года В. И. Казанцев представил в Петербург описание «Камчадалии» и Охотского края и племен, их населяющих.

Так рассказывает об этом исследователе краткая справка[52].

Но мы знаем о Казанцеве еще и следующее. По-видимому, в 1731 году, во время своего второго ссыльного путешествия, он составил очень важный «Чертеж о летнем тракте от города Якутска до Охотскова острога…». Казанцев показал вьючные тропы, путь дощаников по рекам до Юдомского Креста, то есть всю трудную дорогу от Лены к суровому океану.

В 1742 году ссыльный капитан-лейтенант сочинил «Чертеж о летнем тракте на Амур реку вверх по рекам. На сем чертеже положена Япония и часть Восточного окияна, южная часть Камчатки с Курильскими островами, Пенженское море от Охотцка на Большую реку до Камчатки, такожде и Амур река с прочими другими посторонними реками и берег Китайския земли».

Таков был размах у Василия Казанцева.

Вероятно, ему принадлежат и некоторые другие карты севера Тихого океана, составленные в тридцатых и сороковых годах XVIII столетия. На них тоже нанесен «канал Декеко». Казанцев был не только современником, но, возможно, и свидетелем похода Гвоздева и Федорова к берегам Северной Америки в 1732 году.

Более северный путь к Америке, о котором так часто говорил Чириков, тоже не был забыт. В 1742 году в Сенат было прислано «Описание реки Анадыра, в нее впадших речек и ручьев». Сочинение это было составлено участником Великой экспедиции Яковом Линденау. К нему приложен чертеж, на котором видны Камчатка, Чукотка, пролив между Азией и Америкой, три острова в проливе и западный край Большой земли[53]. Линденау показал желтой краской путь на Аляску через пролив.

Нам известны далеко не все труды Линденау. А ведь он писал о древних походах русских к Аляске. Поэтому следовало бы заглянуть в «Портфели Миллера», где под № 534 лежат путевые записки Линденау на девяноста четырех листах, начатые, по-видимому, в 1741 году, когда он ездил на Охотское море.

В том же огромном собрании Миллера и под тем же № 534 (т. II) числятся относящиеся к 1742–1770 годам «Известия о новых открытиях на Камчатке». Это триста восемьдесят восемь рукописных страниц! Там должны быть данные о Чукотке и Большой земле.

ЗА «ВЕЛИКОЙ РЫБОЙ»

«Портфели Миллера»» № 535. «Морской журнал судна св. Иоанна с 11 сент. 1741 года по 25 августа 1742 года на 108 листах». Что может сказать такая короткая запись? А она очень любопытна.

Плавание Мартына Шпанберга на «Святом Иоанне» к берегам Японии обычно относят к 1742 году. В морском же журнале указан более ранний срок. Это потому, что еще осенью 1741 года флотилия. Шпанберга перешла из Охотска в Большерецк, откуда и началось плавание к Японии.

Со Шпанбергом в этом походе было несколько человек, имена которых частью нам уже известны. На борту «Святого Иоанна» вместе с геодезистом Петром Скобельцыным, известным съемками, начатыми в Селенгинске и доведенными до Амура, Камчатки и Охотска, находились Михаил Гвоздев и мичман Василий Ртищев — один из немногих спасшихся от гибели спутников Петра Ласиниуса. Ртищев успел составить карту ленского устья, причем помогал ему геодезист былой селенгинской службы Дмитрий Баскаков.

Находясь в Охотске, Василий Ртищев хранил собрание карт Северо-Востока. Наконец, на борту «Святого Иоанна» был и Михайло Неводчиков, служивший у Беринга, а теперь причисленный к геодезистам «для рисования карт и снимания с берегов прешпектов». (Впоследствии Неводчиков стал одним из самых знаменитых открывателей Алеутских островов.)

Судя по «Обращению» Мартына Шпанберга к офицерам его команды, написанному 21 июня 1742 года[54], «Святой Иоанн» достиг 41°15' северной широты, где мореходы увидели «рыбу великую» (кита?). Эта «рыба» водилась «против города японского званием Шанбы», куда на промысел приезжали даже из других японских областей. Но нет ли в журнале пакетбота «Святой Иоанн» записей, касающихся Гвоздева и Неводчикова, имеющих прямое отношение к истории исследования Большой земли?

Само по себе знаменательно это содружество людей, побывавших на разных широтах — от ворот Китая и устья Лены до побережья Северной Америки. В 1742 году они были на подступах к Сахалину.

Гвоздеву было о чем поговорить с Петром Скобельцыным, а Неводчикову было чему поучиться у Михайлы Гвоздева!

ОСТРОВ СВЯТОГО ФЕОДОРА

«И от природы я был некрепок, а от вышеупомянутой болезни еще и ныне совершенно не освободился и с ног знаки цынготные не сошли, также и зубы не все укрепились, ибо как был в самой тяжести той болезни, то все зубы тряслись и чуть держались, отчего ныне наибольшую чувствую в себе слабость» — так писал о себе в 1742 году Алексей Чириков[55].

Он даже не жаловался на то, что его жена и трое детей в последние годы бироновщины «в крайнем непризрении» жили в Якутске.

Алексей Чириков был одним из самых искусных офицеров русского флота. Он с честью носил свой белый, шитый золотом мундир. Еле держась на ногах от болезни, герой Восточного моря в 1742 году отправился в новое плавание к берегам Америки.

Не его вина, что в этот свой поход он не бросил якорь у скал Нового Света. Зато Чириков видел остров Атту и остров Святого Иулиана (Беринга), видел неисчислимые стада котиков, игравших при свете восходящего солнца в командорских водах.

Вот как все это было.

Покинув Авачинскую губу, Чириков 9 июня подошел к острову Атту. Взяв пеленги, мореплаватель убедился, что Атту остров, а не «соединительная к Америке большая земля», как он думал в 1741 году. Только тогда Чириков дал ему название острова Святого Феодора. Мало того, он хотел обойти остров вокруг, найти якорное место и после этого начать опись острова. Но сначала штиль, потом противный ветер и великий туман помешали Чирикову приблизиться к острову, сколько он ни лавировал в море, уходя даже верст на сто к востоку. Белая вода кипел а. под форштевнем корабля.

Семнадцатого июня «Святой Павел» пошел в обратный путь. 22 июня, идя северным курсом, Чириков увидел остров Святого Иулиана. Люди «Святого Павла» не могли подозревать, что их корабль проходит мимо могилы Беринга и жалкого пристанища еще живых его спутников, которые в то время, теряя силы от голода и недугов, строили корабль для возвращения на Камчатку. Пакетбот Чирикова 23 июня прошел всего в каких-нибудь четырех милях от берегов острова.

Но вскоре померк солнечный свет и остров закрыло густым туманом.

Чириков возвратился в гавань Петра и Павла. В августе 1742 года он был уже в Якутске, написал донесение в Петербург. К этой бумаге герой Северной Америки приложил журнал последнего плавания и карту открытий 1741 и 1742 годов. Он привязал к Камчатке острова Феодора и Иулиана и Американскую землю.

Верный спутник и достойный помощник Чирикова штурман Иван Елагин повез из Якутска в Петербург драгоценные свидетельства русских открытий в Северной Америке и на Восточном океане.

В то время граф Н. Головин в Адмиралтейств-коллегии уже получил первые донесения Алексея Чирикова от 7 и 9 декабря 1741 года и, очевидно, с нетерпением ждал вестей от Беринга.

Только осенью 1742 года Свен Ваксель, преемник Беринга, оставшись для зимовки на Камчатке, принялся за составление отчетов о плавании «Святого Петра» и скорбных событиях на островах Командора Он также составил карты и взял чертежи от Софрона Хитрово.

Затем Ваксель позвал боцманмата Алексея Иванова и сибирского солдата Ивана Окулова Эти доблестные люди побывали в Северной Америке и перенесли все ужасы зимовки на Командорах.

Начальник приказал им идти на Анадырский острог, Якутск, а потом ехать в Петербург, с тем чтобы 'представить отчеты и карты экспедиции графу Николаю Головину.

Трудно представить себе их путь через всю Камчатку, Анадырский хребет и Колыму на Лену. Это был подвиг, известий о котором до нас не дошло, кроме одного: что посланцы честно выполнили свой долг,

Как весенний гром прозвучали слова Михайлы Ломоносова, обращенные к Елизавете:

К тебе от всточных стран спешат

Уже Американски волны

В Камчатский порт, веселья полны…

Эти строки были написаны после получения первых вестей об открытии Америки от Алексея Чирикова

Уже в год гибели Беринга первые русские морские путешественники на судах, обшитых звериными шкурами, проникли к берегу острова Атту. Об этом свидетельствует славный историк Аляски Кирилл Хлебников[56]. От этого острова вершины гор которого покрыты вечным снегом, началось движение охотников за морскими бобрами. Но не так скоро дойти до заветной Большой земли вдоль Алеутской гряды, освещенной заревом вулканов! Для этого потребовалось еще лет двадцать

СЕРЖАНТ ЕМЕЛЬЯН БАСОВ

Под 1726 годом мы упоминали об Емельяне Басове, сплывшем к устью Лены. Он со своими спутниками года два разведывал морской путь на восток

К 1743 году Басов успел побывать в Охотске на Камчатке и съездить в Москву для доставки ясачных соболей и лисиц в Сибирский приказ. Он добился от Приказа согласия на поиски «незнаемых островов» в ^Восточном море. В 1741. году настойчивый сержант впервые появился на Камчатке, где обдумывал, как достать судно для обыскания незнаемых земель.

В 1742 году Емельян Басов ходил на Курилы, вернулся оттуда и пошел в Нижне-Камчатск. Там ему удалось составить «складственную компанию» — первую на Восточном море — из служилых, посадских и промышленных людей. За душой у них не было ломаного гроша, но корабельный мастер Петр Колокольников поверил в долг «господам-компанионам» и построил для них малый кораблик — «шитик».

Летом 1743 года Емельян Басов со служильи Евтихием Санниковым, который был за морехода, взяв двух «вожей» из числа бывших спутников Беринга, вышли с Камчатки на Командоры.

Пенистые буруны выкинули шитик на берег, но он уцелел. Двадцать промышленных людей зазимовали на острове. Добыча их была богатой. Часто за один день они убивали до полсотни морских бобров

Иногда волны приносили от «великой и высокой земли» стволы елей и сосен, утварь незнаемых народов и туши морских коров, убитых дальними охотниками, Басов решил искать великую и высокую землю[57].

В 1743 году якутский посадский Иван Кирилов погрузил на свой шитик бобровые шкуры, добытые на Курилах.

Какой-то грамотей мореход в то же время прислал в Иркутскую канцелярию описание «О жилищах чукч и Большой земли, смежной с ними».

КАРТЫ СОФРОНА ХИТРОВО

Софрон Хитрово «сочинял» карту «видимой земли американской» вместе со Свеном Вакселем.

Гений дальних странствий водил их прилежным и вдохновенным пером. Софрон Хитрово нарисовал Шумагинские острова, похожие на атоллы Океании. Там нашел свою могилу матрос Никита Шумагин. На большой карте плавания Беринга, севернее Шумагинских островов, был изображен алеут в байдарке с жезлом мира в руках.

На этом великолепном чертеже в правом верхнем углу красовались вулканы Северной Америки. Восточнее Командорских островов была нарисована морская корова, а ближе к Камчатке помещены изображения котиков.

Таких красивых карт было, очевидно, несколько. Одна из них известна по рукописи Свена Вакселя. О другой же никогда не упоминалось в исследованиях по истории плаваний Чирикова и Беринга.

В 1892 году посетители Географической выставки в Москве, устроенной в залах Исторического музея, с любопытством разглядывали карту с изображением алеута и вулканов. Она была помещена в раму за стеклом. Выставлена эта редкость была каким-то священником И. Копьевым. При этом было указано, что карту нарисовал в свое время, а именно в 1743 году, Софрон Хитрово[58].

В сентябре 1743 года запыленные посланцы Свена Вакселя вручили графу Н. Головину драгоценные письма и чертежи Северной Америки. 16 ноября того же года в Париже, в «Gazette de France» было помещено сообщение из Петербурга о том, что Чириков открыл Северную Америку, а Витус Беринг погиб на обратном пути из Нового Света. Письмо в Париж от 20 октября 1743 года мог отправить только Жозеф-Николя Делиль.

В тот год граф Далион, посол Людовика XV в Петербурге, был озабочен пересылкой кружным путем русских карт и рукописей. Де Мезельеру, морскому министру Франции, отправлялись три больших свертка. Эти пакеты старательно запечатывал Ж.-Н. Делиль. Незадолго до этого он достал дневники путешествия, совершенного к устью Оби.

СЕРЕБРЯНИК МИХАЙЛО НЕВОДЧИКОВ

В 1745 году Михайло Неводчиков, еще недавно ходивший на поиски «великой рыбы» в Японское море, отправился на корабле «Евдокия» А. Чебаевского и Н. Трапезникова к острову Атту.

Неводчиков и передовщик Яков Чупров исследовали Атту, Агатту и Семичи. Сорок пять русских и камчадалов зимовали на Атту. Там Неводчиков взял к себе мальчика-алеута Томиака и терпеливо стал обучать его русскому языку. Вскоре Томиак уже мог рассказать о великой морской земле, острове Сабия, или Салаш. В этой земле — густые леса и множество людей. Жители Салаша имеют русское подобие, у них есть книги, «огненное оружие», а молятся они кресту, как и русские люди. Это люди куг. Они однажды приходили на Атту, завели свой кораблик в реку Атт и стали искать на острове краски и комья белой руды, из которой слагалась одна из Островных сопок. Неводчиков запомнил этот рассказ.

Насколько упорно держалось сказание о русских вподях на Большой земле!

«Салаш» — похоже на Алахшак (Аляску); «люди куг» — перекликается с «землицей Кыгмальской» Гвоздева или землей Кыымылыт — тоже Аляской.

Михайло Неводчиков когда-то в Великом Устюге занимался волшебным искусством — чернением серебра. Рисунок, выполненный «устюжской чернью»,

был вечным.

Устюжское точное художество — резьба по серебру — весьма пригодилось Неводчикову при изготовлении карт. Он составил чертеж островов Агатту, Атту и Семичи. Эта карта впоследствии была отослана в Сенат.

САМОВОЛЬСТВО ШУМАХЕРА

Пять лет под счастливой державой

Цветами красилась земля:

Стократной облеклися славой

Российски грады и поля.

Трофеи в оных вознесены

С оливой пальмы насаждены

Елисаветиной рукой

Америки та досязает,

От той Европа ожидает,

Чтоб в ней восставлен был покой…

Так Михайло Ломоносов в 1746 году воспевал дела «дщери Петровой», чья рука уже «досязала Америки».

Правда, Европа не ожидала, а действовала, как могла.

В 1746 году лорд Джон Гинфорд, чрезвычайный и полномочный посол британской короны в Петербурге, писал в Лондон Ф. Дормер Стентону Честерфильду, тоже лорду, занимавшемуся делами Север», что послу удалось достать карту Беринга и списать его журнал. Гинфорд боялся лишь одного, что об этом может узнать российский посол в Лондоне. Тогда, уверял лорд Гинфорд, виновные в покраже закончат свои дни в «той стране». Он, по-видимому, имел в виду Охотский острог или Камчатку.

Российская Адмиралтейств-коллегия принимала все меры к тому, чтобы не давать в руки иноземцам карт Ледовитого моря, Восточного океана, Алеутских островов.

Адмиралы не доверяли ни Миллеру, ни Шумахеру. Миллер ходил в Кабинет императрицы Елизаветы, жаловался на адмиралов.

В 1746 году начальник Кабинета барон Л А. Черкасов возбудил дело о краже карт из Географического департамента. Когда Миллера запросили, что он обо всем этом думает, тот стал указывать на Шумахера.

Миллер писал, что в Географический департамент от Шумахера всякие люди «привождаемы бывают»: им и мог Шумахер передать ландкарты. Кроме того, однажды Шумахер самовольно забрал себе карту, где дополнительно были показаны «новые изобретения» на Северо-Востоке. Миллер уверял, что он немедленно приказал Трускотту «от советника назад выручить» эту карту и что она вскоре вернулась на свое место. Но, разумеется, ее успели скопировать, как сумели перерисовать и отправить в Париж копию Генеральной карты Морской академии 1742 года[59].

Алексей Чириков был в 1746 году вызван в Петербург. До этого, тяжко больной, он трудился в глухом Енисейске, заканчивая дела упразднения Великой Северной экспедиции.

Этот труженик не только открыл Северную Америку. Он радел о русских выгодах на Восточном океане.

Капитан-командор А. Чириков написал предложения для Адмиралтейств-коллегии. В своих мечтах он видел город в устье Амура, корабельные пристани в Пенжинском море, морские промыслы к востоку от камчатских берегов, пашни близ Верхне-Камчатского Острога, крепость на скалах Тихого океана…

О собственных заслугах он ничего не говорил, но с Гордостью писал, что трудами морских офицеров открылось на малой части земноводного глобуса много земель и островов, о которых до упомянутого времени не было известно»[60].

Чириков составлял общие карты великих русских Открытий на Северо-востоке, основанные на трудах Гвоздева, Лаптева, Хитрово, Вакселя и еще многих беззаветно отважных и упорных людей. Эти чертежи Чирикова 1746 года были разысканы лишь советскими исследователями.

ДМИТРИЙ ПАВЛУЦКИЙ В ЧУКОТСКОЙ ЗЕМЛИЦЕ

Мы давно ничего не говорили о капитане, а теперь майоре Дмитрии Павлуцком, от которого «слышалось об Америке».

Однажды в Охотске, на веселом свадебном пиру, когда он отдавал свою племянницу за Степана Крашенинникова, захмелевший Павлуцкий позволил себе какие-то дерзкие отзывы о Святейшем Синоде. Но эта история обошлась сравнительно благополучно.

Павлуцкий совершил несколько походов по Чукотской земле, пересекая ее от Анадырского острога до Ледовитого моря. Он ходил сушей, плавал по рекам, переходил горные хребты.

Расскажем о его жизни и делах в 1742–1746 годах.

В 1742 году был написан указ о вторичном назначении Павлуцкого в Анадырский острог. При этом майору было приказано «всячески изведаться», учинить карту и журнал своих путешествий и все это немедленно прислать в Иркутскую провинциальную канцелярию вице-губернатору Лоренцу Лангу.

Через два года Дмитрий Павлуцкий вышел из Нижне-Колымска в Анадырский острог, а оттуда двинулся в Чукотскую землицу.

Уже в марте 1745 года Лоренц Ланг донес Сенату, что анадырский майор прислал в Иркутск «при репорте чертеж» не только своего похода к Колымскому морю, но и местоположения островов против Чукотской землицы. При этом упоминались «зубатые народы».

Ланг отправил эту карту в Сенат. Но чертеж как в воду канул, его не уберегла даже Секретная экспедиция Сената.

В 1746 году Дмитрий Павлуцкий «в пополнение» к чертежу 1744 года прислал новую карту, впоследствии отысканную в деле № 1558 Секретной экспедиции. В сопроводительной бумаге исследователь писал, что он со своей командой в 1746 году шел маршем из Анадырска, через хребты и каменья, по верховьям Анадыря и Сухого Анюя, — «даже до Ковымского моря, до реки, называемая Чауну».

Весь путь туда обозначен желтой краской, на чертеже был «сделан меридиян».

Это — свидетельство больших трудов анадырских землепроходцев, подробно заснявших побережье Чукотского полуострова.

Исследователи шли по берегу залива Святого Креста, видели Сердце-Камень, губу Мечигмен и губу Теняха (залив Святого Лаврентия), поселение на теперешнем мысе Дежнева, Колючинскую губу, названную Белым морем. Ими были сосчитаны и названы прибрежные «камни», впервые обозначена река Чаун с ее притоками и чукотские жилища на ней.

Против Чукотки показан, правда не полностью, пролив, а в нем — два острова, принятые за один и названные «островом Пеек».

«…Делал сей чертеж партии из служилых за под- Прапорщика Тимофей Перевалов 1746 году июня… дня» — гласит надпись, помещенная в верхнем углу, справа.

Чертеж выполнен в несколько красок.

С Тимофеем Переваловым читатель скоро снова встретится.

Четырнадцатого марта 1747 года воевода и майор Дмитрий Павлуцкий пал в неравном бою с чукчами у подножия Юкагирской сопки. Обязанности главного Командира Анадырского острога временно исполнял Якутского полка поручик Семен Кекеров. В помощники ему был дан прапорщик Петр Ковалев.

Двадцать лет прожил Павлуцкий в Анадырско-Чукотском крае. Сколько раз в жизни он проходил по берегам, лежащим напротив Большой земли!

КОРАБЛЬ «ПЕРКУП И ЗАНТ»

Через год после гибели Павлуцкого на Анадыре, выше Анадырского острога, было построено судно.

Участник мореходной компании Афанасий Бахов нарек этот корабль «Перкупом и Зантом». Неизвестно, почему Бахов вспомнил древнелитовского Перкупа — бога грозы, снега и бурь. Сам Афанасий Бахов был родом из Великого Устюга и состоял в купеческом сословии. По другим же сведениям, он ссыльный морской офицер, что менее вероятно.

Тридцатого мая 1748 года корабль «Перкуп и Зант» вышел «для описи и проведывания морем нового пути» из устья Анадыря к Камчатке. На корабле находились Бахов, Семен Новиков и Тимофей Перевалов. Последнему было поручено составить описи и чертежи «всему пути».

Где побывали Перевалов и Бахов, куда они заходили в пути — в точности неизвестно. Почти через полтора месяца — 13 июля — они увидели «часть Америки с около ея лежащими островами». Внезапный густой туман помешал мореходам направить бег их корабля к Большой земле. На Командорах исследователи зазимовали. Корабль их был разбит в щепы, и они построили новое судно из остатков беринговского «Святого Петра» и выкидного леса, возможно вынесенного в море Юконом.

Четырнадцатого августа 1749 года Бахов и Перевалов пришли на Камчатку.

Тимофей Перевалов составил «Карту уезду города Якутска, Чукотской землицы, земли Камчатки с около лежащими местами и часть Америки с около ее лежащими островами».

На карте пометка Перевалова: «Сочинял по малому смыслу последней от человек казачей подпрапорной…»

Перевалов не преминул на своем чертеже показать острова, населенные «зубатыми чукчами» (острова Диомида). К слову сказать, анадырский казак знал, что Сахалин остров, и таковым положил его на карту.

Но особенно знаменательно, что анадырский «подпрапорной» обозначил пунктиром былое плавание Чирикова. Если Перевалов имел сведения об этом походе, то он должен был в первую очередь знать, что до Северной Америки можно доплыть за шесть недель.

В качестве заметки на полях надо на всякий случай запомнить, что в мае 1748 года селенгинский купец Андреян Толстых, зимовавший на Командорах, настоял, чтобы шитик «Иоанн» был отправлен к югу и юго-востоку от Командорских островов. Это были запоздалые поиски Земли Жуана да Гамы. Сюда надо еще прибавить рассказ Томиака о загадочной земле Салаш. Рассказ этот Толстых должен был слышать. А ведь Томиак не уточнял, в какой стороне лежит великая земля. Нет, воздержимся от поспешных выводов о «бесцельности» поисков Толстых в 1748 году. Лучше еще раз пересмотреть и сравнить источники и выяснить, не связаны ли между собой плавания Бахова и Толстых.

В 1750 году А. Толстых отправился уже на остров Атту, где провел две зимовкиэ Одновременно с ним Наквашин высадился на острове Атха, уже в третьем, если считать с запада, созвездье островов Алеутской гряды. Наквашин взял там «иноземца» Халюна-сана — для обучения русской речи

Условно под 1750 годом мы упомянем о нескольких картах и рукописях в «Портфелях Миллера». Время их составления не определено, однако все они написаны не ранее этого года.

Тщетно мы искали в самых разных источниках данные о лоцмане Часовщикове — когда и с кем он плавал.

Но он составил или перерисовал «Карту устья Калыма, Шалацкого носа и Камчатки с Новонайденными островами». Далее идет «Карта Чукотского носа и (Американских берегов» с описанием на русском и Голландском языках. (Не голландца ли С. Гардебола, «пробирного мастера», спутника Шестакова, Павлуцкого, Гвоздева и Федорова?)

Есть и «Карта Пенжинского залива, нижней части Камчатки и учиненных около Америки открытий». Под № 391 значится «Описание Камчатской торговли».

Все эти карты и рукописи перекликаются с данными в Китае, отложившимися в миллеровской сокровищнице тоже после 1750 года.

…Я вижу умными очами,

Колумб Российский между льдами

Спешит и презирает рок, —

прозвучали слова Ломоносова в 1752 году.

Эти «Колумбы Российские» водили с Камчатки и из Охотска корабли «Борис и Глеб», «Иеремия», «Симеон и Анна», «Петр», «Иоанн» и другие. Перечислить их всех невозможно.

В Иркутске и Нерчинске были открыты навигацкие школы. Они готовили подштурманов для плавания в Восточном море.

ПЕТРОВСКИЙ АДМИРАЛ ФЕДОР СОЙМОНОВ

Виделись ли Беринг, Чириков и другие открыватели с Соймоновым в Сибири?

Об этом нет никаких свидетельств.

В 1740–1742 годах любимец Петра Великого, ученейший муж и недавний сановник Адмиралтейств-коллегии, писавший предначертания для трудов Чирикова л Беринга, влачил жизнь каторжника на Охотском салотопенном заводе, Соймонов был оклеветан Бироном. Витязя Каспийского моря, героя Дербента и Куры били кнутом. Живя в Сибири, ссыльный Соймонов не имел даже права называться по имени.

В 1742 году ему была возвращена славная петровская шпага, но седой Соймонов остался в Сибири. Где он был и что делал до 1753 года — осталось загадкой.

И вот в 1753 году учреждается Нерчинская экспедиция. Главой ее считался сибирский губернатор В. А Мят лев, но душою всего дела был ученый петровский адмирал. Бывший «ссыльный, живущий на пропитании», Ф. Соймонов снова принялся за свое любимое дело. Тридцать один год назад Соймонов говорил на синем Каспийском море с Петром Великим о пути по холодной Шилке и Амуру к Восточному морю, и все это, как пророчество, сбылось. Только к Китаю и Индии прибавились еще «берега Американские».

Снова намечается треугольник: Север — Китай — Америка. Соймонов исследует Шилку, посылает в Китай Ивана Якобия и начинает обучение мореходов для плаваний из Охотска на Алеутские острова, Курилы и Камчатку.

О петровском адмирале, поднявшем свой флаг на Шилке, прослышали охотские, анадырские, камчатские, колымские и якутские мореходы. Вскоре Афанасий Бахов и Никита Шалауров запросились, чтобы их отпустили в Индию через Ледовитое море и Восточный океан.

В то время господин Делиль распространил печатные карты открытий на Тихом океане. Делилю помогал Филипп Бюаш (он был тоже каким-то Делилем, но только побочным, как и блаженной памяти Делиль де ла Кройер. Но дело не в путаных родственных степенях Делилей).

К 1753 году Ф. Бюаш и Ж.-Н. Делиль выпустили в свет — и не в одном издании — карты, на которых обозначили мнимые открытия Бартоломео де Фонте и его спутников — Пенелоссы и Бернардо. (Об истории этих ложных обретений мы упоминали под 1640 годом.) Были снова вытащены на свет божий Земля Жуана да Гамы, архипелаг Святого Лазаря, озера Бернардо и де Фонте.

Сначала Делили назвали свою работу «Картой новых открытий на севере Южного моря» (1752)[61]. Потом эти бесстыдные лжецы стали называть карту по имени адмирала де Фонте, ставя его на первое место и лишь упоминая об остальных мореплавателях, причем о русских говорилось только в конце.

Делиль уверял, что Делиль де ла Кройер, показывая верный путь Чирикову, усмотрел вместе с ним Америку. «Путь из Америки в Камчатку, проделанный Чириковым и г-ном Делилем» — гласила надпись на карте. Имя Делиля де ла Кройера красовалось на огромном острове, расположенном на месте Алеутской гряды. Оба Делиля ставили под сомнение то, что в 1741 году Беринг достиг Северной Америки. Выходило так, что дальше Командоров он не ходил. Пролив между Азией и Америкой не был назван, хотя азиатский берег был представлен по работам первой Камчатской экспедиции. Делили знали о трудах Беринга, Чирикова, Шпанберга и даже Дежнева. Уместно вспомнить, что в 1736 году Делиль де ла Кройер в Якутске — возможно, в трезвом виде, — имел «рассуждение» о только что найденных в архиве отписках и челобитных Семена Дежнева. Разумеется, петербургский Делиль немедленно узнал об этой новости, безусловно ранее 1742 года, когда Миллер впервые печатно оповестил ученый мир о якутской находке. И после всего этого Ж.-Н. Делиль в 1752–1753 годах дает отдельную карту Аниана, «открытого» де Фонте! Делиль забыл, что в 1733 году он сам говорил насчет Аниана: «Токмо я того утверждать не могу, есть ли такой пролив или нет, ибо может быть, что токмо думают, что есть». Он отверг беринговский пролив, но как лазейку оставил для себя Аниан старинных лжецов. И Делиль, вопреки здравому смыслу, в 1753 году упорно держался за Землю Жуана да Гамы. Выходка Делиля и Бюаша возмутила русское общество.

В том же 1753 году была написана отповедь Делилю в виде «Письма офицера Российского флота», изданная тогда же в Берлине. Автором этого письма считался Г. Ф. Миллер.

В 1753 году в руках российского адмирала Федора Соймонова были все сокровища Великой Северной экспедиции — судовые журналы, донесения и карты. Чертежники Морского шляхетного корпуса были заняты срочной перерисовкой карт. Копии оставались в Петербурге, а подлинники и вторые копии были приготовлены к отправке в Сибирь. Вскоре Нерчинская экспедиция получила подлинники пятидесяти трех карт Северо-Востока. На многих из них были показаны Северная Америка, Алеутские острова и движение кораблей двух Камчатских экспедиций.

Федор Соймонов надеялся сыскать через Шилку и Амур путь в «Северо-Восточное море до Японии и берегов Американских». В Пекин направился в 1756 году Василий Братищев, бывший представитель России в Персии, впоследствии написавший толковую книжку о «печальных приключениях» — заговоре шахского сына Геза-Кули-Мирзы против отца.

Как не вспомнить, что в «Портфелях Миллера», под № 530 и № 349 хранятся бумага о поездке В. Братищева и И. Россохина в Пекин. В этих бумагах могут быть данные о русских делах на Тихом океане, о мехах с Алеутских островов. Любопытно, что Братищев и Росс охи н тогда же составили «Поверку примечаний г-на Вольтера о Китае». Записка эта находится тоже в миллеровских «Портфелях».

Поход Соймонова Амур — Аляска не состоялся.

Зато в 1756 году в Ох отеке на деньги богатого иркутского купца Ивана Бичевина построили бот «Гавриил», который должен был идти к Большой земле. Хозяин корабля стал хлопотать перед Ф. Соймоновым о позволении плыть на восток от Авачинской губы — «по коему пути шла Камчатская экспедиция на американский берег».

ЧУКОТСКИЙ ПЛЕННИК БОРИС КУЗНЕЦКИЙ

В том же 1756 году были получены новые сведения о Большой земле.

Казак Борис Кузнецкий, полоненный чукчами, два года прожил у «ихнего лучшего мужика» Мего. Чукчи сами привезли Кузнецкого в Анадырский острог, и казак рассказал начальнику острога о своем плене. Оказалось, что Мего брал Кузнецкого в свои путешествия. Во время одного из таких походов русский пленник встретил у «сидячих носовых чукчей» людей с Большой земли. Они тоже были пленниками. У женщин с Аляски Кузнецкий увидел пришитыми к одежде две золотые пластины с «незнаемыми» узорами или надписями. Чукотская полонянка объяснила Борису Кузнецкому, что золотые пластинки она привезла с Большой земли, а туда эти украшения были доставлены из теплой страны, где живут «дальние люди». У этих людей — белые избы из камня и светлая посуда и утварь. Жители Нового Света ездят в эту теплую страну.

В то время начальником Анадырского острога был Иван Шмалёв, отец известных исследователей Северо-Востока. Он собирал известия об Америке и составлял карты.

Он принял Бориса Кузнецкого, а чукчей обласкал и отправил с ними четырех служилых для проведывания Чукотской земли.

В 1757 году сибирским губернатором был назначен Федор Соймонов. Он занимал эту должность до 1763 года.

Пусть не удался амурско-тихоокеанский поход, но оставалось исследование рек Северо-Востока, пограничных с Китаем мест, постройка маяка и устройство гаваней на Байкале, работа над новыми картами. К Соймонову взывали Охотск, Камчатка и дальний Анадырский острог. И семидесятилетний адмирал трудился так же, как в молодости.

В первый год сибирского правления Соймонова начали свой поход в сторону Индии Бахов и Шалауров. Они с командой в семьдесят пять человек сплыли вниз по Лене на корабле «Вера, Надежда, Любовь» и зазимовали в устье Вилюя.

А что было на пути к Большой земле?

Петр Башмаков на корабле «Петр и Павел», побывав у острова Кыска, высадился на остров Танага, чтобы провести там целый год Мореход взял к себе мальчика-алеута и назвал его Иваном Черепановым.

В том же 1757 году на острове Атту промышлял Родион Дурнев, замечательный тем, что был одним из первых русских знатоков алеутского языка. Дурнев возвратился с богатой добычей: привез свыше трех тысяч морских бобров и одиннадцать «китовых усов».

Федор Соймонов в 1760 году послал в Сенат ходатайство, чтобы частным промышленным людям дозволили искать, исследовать и осваивать новые острова на Северо-Востоке.

Тем временем в Анадырский острог прибыл главный командир края — полковник Федор Плениснер. Ему было поручено управление Чукоткой и Камчаткой. Считалось, что он честного поведения, довольно учен и может снисходительно и ласково поступать с «дикими народами». Но у Плениснера было еще одно достоинство: он видел берега Северной Америки, участвуя в плавании Беринга, и, как рисовальщик, умел составлять карты.

Анадырскому полковнику Федор Соймонов и поручил исследования островов против Чукотского носа и сбор сведений о Большой земле.

Плениснер взялся за это увлекательное дело. На первых порах он опросил чукотского пленника Бориса Кузнецкого и записал его рассказ. Воспитанник Дмитрия Павлуцкого, крещеный чукча Николай Дауркин также оказался весьма полезным для ученых занятий «рисовального полковника».

Михайло Ломоносов снова в 1760 году пел о льдах, отверстых для храбрых мореплавателей:

…Колумбы Росские, презрев угрюмый рок,

Меж льдами новый путь отворят на восток

И наша досягнет в Америку держава.

В поэме «Петр Великий» поэт устами самого Петра вещал о выгодах ледовых походов по сравнению с плаваниями в тропических странах:

«Лишает долгой зной здоровья и ума,

А стужа в севере ничтожит вред сама.

Сам лед, что кажется толь грозен и ужасен,

От оных лютых бед даст ход нам безопасен…»

Почти то же самое говорил когда-то и Федор Салтыков в своих знаменитых «Пропозициях».

«ДЕНЬ ЯРОСТИ И ГНЕВА»

31 июля 1760 года корабль «Гавриил» Ивана Бичевина вышел из устья реки Большой на Камчатке.

Незадолго до этого судно было отобрано в казну, а все имущество Бичевина описано.

В чем дело?

Раньше мне приходилось лишь догадываться о том, кто такой был Иван Бичевин. Догадывался я правильно, когда в «Летописи Аляски» писал: «Бичевин — глава мореходной компании и жертва произвола знаменитого коллежского асессора Крылова, — по-видимому, одно и то же лицо…» Но догадка ничем не подтверждалась. Теперь есть все данные для того, чтобы рассказать более подробно печальную историю Биче- вина, поскольку его имя связано с таким событием, как достижение Аляски.

Иван Бичевин, самый богатый купец в Иркутске, набожный строитель большой каменной Тихвинской церкви, в 1758–1760 годах попал в лапы к чиновнику Крылову, производившему «следствие» над купцами, курившими и продававшими водку. Крылов обвинял откупщиков в утайке денег от казны. Следователь заковал в кандалы весь иркутский магистрат, описал и опечатал дома купцов. Затем он устроил застенок и начал там свои допросы. В день «ярости и гнева» его пыточная канцелярия извела много китайской туши.

Как повествует «Летопись о Крылове», особенное внимание он уделил Ивану Бичевину, о богатствах которого ходили сказки; говорили, что Бичевин хранит в своих подвалах бочки золота и серебра. Пушную рухлядь с Восточного моря Бичевин сбывал русским купцам, а закупленные у них сукна отвозил для продажи китайцам в Кяхту. Бичевинские приказчики жили в Охотске и на Камчатке.

Асессор П. Н Крылов, встряхивая Ивана Бичевина на дыбе и вымогая от него признания об утайке денег по винному откупу, дознал и о том, что Бичевин вложил средства в постройку корабля «Гавриил» для похода в Америку. Сенат, по докладу Ф. Соймонова, разрешил Бичевину плавать к «полуденным и северным странам».

Денег на корабль Бичевин не пожалел: «Гавриил» имел в длину одиннадцать саженей по килю. Таких больших кораблей еще не было на Восточном море.

Длинная рука Крылова настигла Корабль на западном берегу Камчатки, где «Гавриил» зимовал в устье реки Белоголовой[62].

Тринадцатого декабря 1759 года Иван Бичевин умер от нестерпимых истязаний и был похоронен в Иркутске в Тихвинской церкви, где в честь его зажгли неугасимую свечу. Имущество Бичевина было отобрано Крыловым. На Камчатку пришел указ сдать корабль «Гавриил» в казну. Бичевинским приказчикам пришлось выполнить это приказание.

Летом 1760 года «Гавриил» отправился с Камчатки, прошел второй пролив в Курильской гряде и в сентябре достиг острова Атха.

Крылов продолжал свои зверства. Он разорил в Иркутске всех купцов, подорвал кяхтинский торг и мореходное дело на Восточном океане, которым занимались иркутские «компанионы». Равновесие Кяхты и «Бобрового моря» было нарушена.

Истребив множество «черепков» китайской туши, измочалив окровавленные кнуты о спины купцов, совершив еще несколько убийств, Крылов в сентябре 1760 года совершил свой самый отчаянный поступок При помощи канцеляристов и солдат из Селенгинска, составлявших его личную гвардию, асессор прибил к Государственному гербу, прямо на грудь двуглавого орла, доску с начертанием собственного имени, увенчанного дворянской короной и окруженного лаврами. Эта викториальная надпись красовалась на башне городового магистрата до тех пор, пока Крылов не был увезен в кандалах в столицу[63].

ГАВРИЛА ПУШКАРЕВ В АМЕРИКЕ

Тем временем Гаврила Пушкарев, «умный казак», бывший когда-то с Берингом в Америке и на Командорах, вел бичевинский корабль к востоку. Он добрался до Умнака в Лисьих островах Алеутской гряды. Там Пушкарев встретил корабль Степана Глотова, успевшего к тому времени открыть Лисьи острова.

В 1761 году, перейдя Исанахский (Исанотский) пролив, Пушкарев достиг полуострова Аляски. Он остался для зимовки на американской стороне пролива, против Унимака с его знаменитыми вулканами.

Только в конце мая 1762 года Гаврила Пушкарев пошел в обратный путь. Осенью «Гавриил» попал в морскую непогоду и очутился в одном заливе севернее Шипунского мыса на восточном берегу Камчатки. Но Пушкарев доставил свыше девятисот бобров, четыреста лисьих шкур и восемнадцать выдр.

Есть сведения, что Пушкарев посчитал полуостров Аляску за остров. Но это не меняет сути дела. Он жил на берегу Северной Америки, и люди бичевинского «Гавриила» в 1762 году, как говорят, побывали даже на Шумагинских островах.

Гаврила Пушкарев сам по себе человек весьма любопытный. Иноземные историки называли его «офицером Охотского порта», вероятно путая Пушкарева с однофамильцем, геодезистом, исследовавшим несколько позже Ледовитый океан и Байкал.

Зимуя с Берингом, Пушкарев был убежден в существовании земли или островов к югу от Командор. Об этом говорил и Г. В. Стеллер. Вспомните, как в 1748 году Андреян Толстых рыскал на своем шитике в поисках призрачной юго-восточной земли.

Пушкарев в 1758 году подбил на поиски Дмитрия Пайкова, подштурмана бота «Владимир». Пайков действительно спускался «в южную сторону» от острова Беринга. Через год Пушкарев и Пайков снова только время потеряли в напрасном плавании к «Стеллеровой земле». Дважды ходил далеко к югу в 1758 и 1759 годах и Башмаков на «Петре и Павле» и оба раза остался в сильном разочаровании.

В 1762 году к острову Кадьяк, где до этого провел зиму Дмитрий Пайков на «Владимире», приходил галиот «Тотьма». Сведений об этом походе не сохранилось. Но какой-то Молев из Великого Устюга вывез к себе на родину бумаги с описанием этого путешествия.

Однажды я нашел в Великом Устюге печатный «Новгородский летописец», изданный в 1781 году, с надписью: «Федор Молев писал своеручно». Вслед за этим фамилия Молева встречалась мне в «Вологодском архиве» Г. И. Шелехова под 1791 годом, когда А. Баранов писал о том, что катмакцы одолели отряд Молева около Кадьяка.

О Молеве, как об одном из первооткрывателей Кадьяка, сообщал в 1801 году устюжский штаб-лекарь Яков Фриз, Академии наук корреспондент.

Бумаги Фриза с описанием деяний Бахова и Шалаурова мне довелось видеть в том же Великом Устюге.

В 1761 году Шалауров успел дойти до устья Колымы.

Афанасий Бахов, плававший в свое время на «Перкупе и Занте», видевший западный край Америки, отстал от Шалаурова еще на Яне и ушел в Якутск. Штаб-лекарь Яков Фриз в своей рукописной истории Устюга Великого говорит, что в 1762 году, когда Шалауров ходил к Шелагскому мысу, с мореходом следовал устюжанин из пригородного Спас-Щекинского прихода Максим Старков.

Когда Шалауров был вынужден вернуться на Колыму, Максим Старков, «отойдя от сотоварищества» с Шалауровым, побрел в Анадырский острог, а оттуда на Камчатку.

В 1793 году Яков Фриз разыскал в Великом Устюге Максима Старкова — слепого и ветхого днями старца. Максим Старков рассказал о тяжелых днях у Шелагского носа, когда мореходы шестнадцать суток тянули корабль бечевой по морскому льду.

Никита Шалауров, вернувшись в 1762 году в колымское устье, поспешил увидеться с Плениснером, чтобы просить средств для продолжения похода. Мореход показывал карту, на которую был нанесен путь от Лены до Чаунской губы и обратная дорога к Колыме. Но это вовсе не карта Филиппа Вертлюгова.

ЛЕСНОЙ ОСТРОВ АЛАХШАК

Возвратимся на Алеутские острова.

Яренский посадский Степан Глотов, один из знаменитейших мореходов, в 1758–1762 годах сделал немало для того, чтобы приблизить Новый Свет к русским владениям. Товарищами его странствий были казак С. Т. Пономарев и тотемские выходцы Петр Шишкин и М. Холодилов.

Глотов первым побывал в области Лисьих островов Алеутской гряды. Он бродил по острову Умнак, находил приют в жилищах алеутов. Глотов окрестил сына тойона, назвав его Иваном Глотовым. Узнав о том, что неподалеку от Умнака лежит большой остров Уналашка (Аналяска). Глотов не преминул отправиться туда.

Алеуты Уналашки сначала встретили Глотова очень недружелюбно. Глотову пришлось испытать на себе действие метательных досок; при помощи их туземцы очень искусно кидали стрелы с остриями из кости и камня. Пономарев и Глотов были ранены. Но потом алеуты сами пришли к глотовскому кораблю, принесли русским мяса и сушеной трески. Установились вполне мирные отношения с островными старшинами; некоторых из них Глотов привел в российское подданство.

Здесь русские и узнали о восьми островах, лежащих к востоку от Уналашки.

«На тех же всех островах обитает незнаемой же народ», — рассказывал казак Пономарев. Говорил он также и о том, что жители Умнака и Уналашки ходят войной на этот незнаемый народ, берут пленных, обращая их в рабов. Пономарев упоминал и об острове Алахшак, где есть много лесу стоячего, где водятся олени, лисицы, медведи. На этом острове туземцы добывают железо. Конечно, это была Аляска, та же Большая земля старых сказаний — Аль-акшак.

Глотов также поведал об «острове» Шугачь Таны, где и леса, и медведи, и олени, «а мужики платье носят, рубашки портяные, а при них палаши и копья, зеркала и чернильницы». Но это еще не все. Тотемский посадский М. Холодилов с Глотовым видели на Уналашке некоего «мужика Кашмака», «…который на остров в Налашке с дальних островов Налашкина острова мужиками в прежних годах взят». Этот Кашмак «между разговорами объявлял, что по граду (градусу. — С. М.), лежащему под полунощником, имеются острова, на которых жительствуют люди об однех руках и ногах, а рты у тех людей имеются на грудях; а тот мужик Кашмак самолично видал ли тех людей и на тех островах бывал ли… знать не можно…» — так потом по простоте своей рассказывал в нижнекамчатской приказной избе М. Холодилов[64].

А остров Шугачь Таны? Вероятнее всего, это искаженное название Чугацкого залива на Аляске («Чугач») и название племени индейцев «тиннэ» («тана»), Глотов узнал и об острове Кадьяк, что лежит «в боку с полдни», населенном эскимосами — «конягами».

На Умнаке или на Уналашке выросла первая русская могила; Глотов похоронил там своего спутника Петра Строганова из Соли Вычегодской. Обратно в Нижне-Камчатск возвращался Глотов с великой нуждой, люди ели собственную обувь. Промышленники привезли более полутора тысяч бобровых шкур.

В августе 1762 года компания Постникова, Красильникова и Кулькова послала морехода Петра Дружинина зимовать на Уналашку. Мореход выстроил казарму на берегу речки, которую потом назвали Убиенной. Здесь произошла какая-то ссора с туземцами. Алеуты напали на зимовье, разломали казарму, разбили дружининский корабль, а припасы и товары выбросили в море.

Почти все русские были перебиты. Дружинин с небольшим отрядом ушел в то время на остров Сиданак, где построил небольшую крепость. Это была первая русская крепость в островной Америке.

Однажды Петр Дружинин вышел зачем-то к алеутам. Его сбили с ног ударом костяной дубины и прирезали. Русским удалось выбраться из осажденной крепости и глухими горами добраться до речки Убиенной на Уналашке. Ночью они ходили к остаткам разбитого судна, подбирали случайно уцелевшие припасы. Девять месяцев прожили поселенцы в лесном шалаше, ели коренья. У зимовщиков нашелся друг — алеут Иван Шадуров. Он тайком от своих соплеменников приносил русским рыбу.

Шадуров рассказал о битве и Исанахском проливе — между материком Аляски и Унимаком — последним восточным островом Алеутской гряды.

Там произошли печальные события. Толмач и какая-то «девка с Атхи» оклеветали островитян Унимака, сказав, что они хотят перебить русских. Произошла стычка, а вслед за ней началась кровопролитная война русских с унимакцами. Много русских пало в битвах у берега Большой земли, остальные умерли от цинги. Брошенное судно чернело на льду пролива. На корабле был порох. Алеуты подожгли его. Раздался взрыв, и неистовое пламя осветило скалы Аляски. Друг русских — алеут Иван Шадуров — сообщил им также о гибели всех людей с корабля Якова Медведева. Сам Медведев — видимо, очень сильный человек, — пронзенный насквозь копьями, еще нашел силы добежать с копьями в теле до своего корабля, но упал бездыханным.

Все эти печальные события произошли в 1762 году.

Чтобы быть правдивым, нельзя умалчивать о жестокостях Ивана Соловья, отомстившего алеутам за эти убийства. Но такие крайности не были присущи всем русским людям в их отношениях с туземцами. Ведь того же Ивана Соловья осуждали остальные мореходы!

После Пономарева и Глотова ценные сведения об островах Алеутской гряды дали селенгинский купец Андреян Толстых и казаки М. Лазарев и П. Васютинский. Дневники похода их погибли 17 сентября 1764 года, когда отважные мореходы попали в шторм близ берега Камчатки при возвращении из плавания. Описание шести андреяновских островов они составляли в Большерецке по памяти. Из их отчета видно, что мореходы открыли вулкан на острове Канага, нашли горючую серу. Им доводилось варить пищу в воде горячих ключей, обнаруженных на другом острове. Толстых, Лазарев и Васютинский описали нравы и обычаи алеутов, хотя и не имели никакого представления об этнографии. Это описание сделалось значительным вкладом в русскую науку.

КАЗАК-ЧУКЧА НИКОЛАЙ ДАУРКИН

Полковнику Федору Плениснеру не сиделось за бревенчатыми стенами полярного острога с тех пор, как он услышал рассказ о Большой земле от казака Бориса Кузнецкого.

Главный анадырский начальник стал усиленно изучать все свидетельства связей чукчей с Аляской. Он пошел сам в низовья Анадыря и близ устья реки Красной разыскал «лучшего человека из сидячих чукчей» — Хехгигиша. Тот через толкового толмача — сотника Никиту Куркина — поведал Федору Плениснеру, что люди Большой земли действительно часто воюют с чукчами береговыми и «зубатыми людьми» на островах против Чукотского носа. Людей с Большой земли зовут кыхманцами; они носят боевые топоры из яшмы и добывают медь.

Кыхманцы шьют одежду из оленьих шкур и меха красных лисиц и куниц, рассказывал Хехгигиш анадырскому начальнику в 1763 году. Большая земля богата лесом. В ней много зверя — лисиц, песцов и бобров. Есть куницы, похожие на соболей. Люди Большой земли бьют зверей и обороняются от врагов стрелами с наконечниками из горного хрусталя.

Потом полковник Федор Плениснер у себя в Анадырске в крепости, едва не разоренной немирными чукчами, с увлечением вел допрос «чукотской девки» Иттени. Иттень он, видимо, нашел случайно, узнав о выгодной покупке казака Шипунова. В 1761 году Шипунов был в низовьях Анадыря, где и отыскал Иттень, которой в то время шел четырнадцатый год. Когда девочке было десять лет, она попала в плен к островным «зубатым людям». Эскимосы держали Иттень у себя два года, а потом решили ее продать на Азиатском материке оленным чукчам. Выручили эскимосы за Иттень два пыжика и два железных котла. Через год появился Шипунов. Он дал чукчам сказочное богатство — медный котел, и Иттень перешла к казаку. Анадырский священник окрестил ее и нарек Татьяной.

В Анадырском остроге выяснилось, что Татьяна вовсе не чукчанка, а жительница Нового Света. Шипунову и полковнику Плениснеру она рассказала, что на Аляске у ней остались отец Какуляк и маленький брат Ахаин; мать же у Иттени умерла давно. Иттень показала, что она родилась в верховьях «реки Куки». По мнению исследователей нашего времени, это река Коюк, впадающая в залив Нортон. Верховья реки лежат в бассейне Юкона, более чем за двести верст от Берингова пролива.

Очень важным в показаниях Иттени было то, что люди Нового Света уже знали о русских людях. Аляскинцы слышали о Сибири и ее обитателях от чукчей, постоянно поддерживавших связи с Новым Светом.

Татьяна рассказала в Анадырском остроге все, что могла, о своей родине: о нартах на полозьях из мамонтовой кости, об эскимосских каменных топорах, об украшениях женщин Аляски.

Вскоре об Аляске узнали и из рассказов чукчи Дауркина. Дауркин, числившийся в гарнизоне Анадырского острога, пошел к Чукотскому носу, чтобы проведать своих родичей.

В октябре 1763 года мороз уже сковал море против мыса Дежнева. Островитяне, повстречавшиеся с Дауркиньм, были одеты в шкуры оленей и называли себя «ахяхалютами».

Они просили у Дауркина табаку и за курево не жалели мехов — куньих и соболиных. Николай Дауркин узнал, что островитяне живут в шатрах из оленьих шкур, пищу варят на больших каменных светильнях, наполненных ворванью. Дауркин привез в Анадырский острог сведения об Аляске.

Пробыл Дауркин в стране чукчей до августа 1764 года. Он даже хотел идти на матерую Большую землю, но побоялся, так как не имел на то разрешения главного начальника в Анадырском остроге. Возможно, что именно в 1763–1764 годах Николай Дауркин составил «Словарь российской с чукотским языком», который впоследствии был найден в анадырских архивах[65].

А вскоре за заиндевелым частоколом Анадырска, у окна, затянутого тусклым пузырем, можно было увидеть казака-чукчу Николая Дауркина, разглядывавшего на свежем чертеже очертания морского пролива и суши. На суше той «люди живут, носят платье соболье, лисье и рысье». В том месте, где мы сейчас привыкли видеть мыс Принца Уэльского, Дауркин поместил полуостров и написал: «Земля, называемая Кыгмын». Близ нее значилось устье реки Хевуврен.

Исследователи, которые изучали карту казака-чукчи, составленную в 1765 году, говорят, что он имел представление и об остальной части материка Аляски[66]. Николай Дауркин принес в глухой сибирский острог первое известие о Хевуврене.

Карта Дауркина была обработана Плениснером. Разные копии ее носят отдельные названия.

В рукописном отделе библиотеки Академии наук в Ленинграде дауркинский чертеж известен под названием «Карты Северо-Восточной Азии и Северной Америки», № 3562/123.

В. А. Перевалов отыскал в последние годы в архиве древних актов, в фонде Миллера, также «Карту Николая Дауркина с кратким перечнем его путешествий»[67].

РУССКАЯ КРЕПОСТЬ НА ХЕВУВРЕНЕ

Однажды Г. П. Чиж (1876–1951), настойчивый и трудолюбивый собиратель, написавший большое повествование об Аляске «Земля Российского владения», рассматривал карту Дауркина.

Георгий Чиж обратил внимание на неожиданную подробность. В сведениях о Большой земле казак-чукча сообщал, что там есть укрепления. На карте Дауркина против «мыса Чукоцкой землицы» была помещена, как уже говорилось, «земля Кыгман», а к югу от нее — устье реки Хевуврен. На правом берегу Хевуврена изображена крепость. Ее охранял дозор из семи человек с копьями в руках. Четверо из них стояли на какой-то вышке, похоже даже — на байдаре, поставленной на высокие подпорки. Два человека находились на кровле или стене, а еще один выглядывал из-за угла крепости.

Раскрашивая копию карты Дауркина, Плениснер показал, что пять защитников фортеции — те, что стоят на вышке, и тот, что выглядывает из-за стены, — «белые люда». Два остальных человека были изображены темнолицыми. Тела «белых» были окрашены в светло-розовый цвет.

Когда карта Дауркина воспроизводилась в печати, розовая окраска, разумеется, не могла быть передана. В рукописном же чертеже она хорошо сохранилась. На карточке библиотечного каталога была короткая пометка, касающаяся чертежа Дауркина: «Русская крепость». Г. П. Чиж рассказал об этом в отделении Географического общества СССР в Москве.

Но что такое Хевуврен? Можно было думать, что речь шла о Юконе. Но нет, не на месте Юкона следует искать загадочный Хевуврен. Устье Юкона лежит гораздо южнее. Дауркин изображал Хевуврен прямо против «Чукоцкой землицы». Тогда место хевувренского устья и «Русской крепости» — на полуострове Сьюард, между заливами Коцебу и Нортон.

Мы еще вернемся к Хевуврену, когда будем говорить о Сарычеве, встречавшемся с казаком-чукчей Николаем Дауркиным. Заметим только, что насчет крепости на Большой земле говорил еще Иван Львов («…и острог у них», — обмолвился он).

Выполняя приказ Ф. Соймонова, полковник Плениснер проявил и собственную похвальную любознательность. Допросив Иттень, Кузнецкого и Хехгигиша, анадырский начальник разыскал участников былых походов Дмитрия Павлуцкого в 1744 и 1746 годах.

Плениснер исписал немало гусиных перьев, сочиняя записки и объяснения к тем данным, которые скопились у него в Анадырском остроге[68].

Америка от Азии токмо двумя лежащими островами, которые расстоянием друг от друга одного дня на байдарках переезда разделились», — писал Плениснер.

Он мечтал об исследовании Большой земли и утверждал, что тогда новые, никому еще не ведомые пространства «от самой Калифорнии даже до последних краев Северныя Америки под Российскую державу приведены быть могут…».

ГЕОДЕЗИИ СЕРЖАНТ СТЕПАН АНДРЕЕВ

Не одна пудовая свеча сгорела с тех пор перед прахом Ивана Бичевина.

Бывший узник бироновской каторги Федор Соймонов стал сенатором и в 1763 году покинул Сибирь.

Над бурным Байкалом пылал огонь маяка, построенного Соймоновым на пути в Китай. Оправившись от крыловского разорения, иркутские торговые люди везли морских бобров в Кяхту.

Работы Нерчинском экспедиции продолжал сын Соймонова, артиллерии майор Михаил Соймонов. При нем разведывался путь с Лены к Охотскому морю и велись съемки сухопутных границ России с Китаем, из Сибири, Федор Соймонов помнил о письме Михаилы Ломоносова: еще в 1761 году российский академик просил бывшего каторжника не жалеть бумаги для писем о северо-восточных путешествиях. Таким образом, вести из Сибири попадали не только в руки Г. Ф. Миллера.

Преемник Ф. Соймонова Денис Чичерин продолжал его дело. Федор Плениснер извещал нового губернатора об исследованиях на Северо-Востоке.

В 1763 году Плениснер послал геодезии сержанта Степана Андреева, обретавшегося при Анадырской команде, в устье Колымы. С Андреевым были четыре казака и юкагир-новокрещен Ефим Коновалов. Они проникли на Медвежьи острова и в мае возвратились на матерую землю.

В том же году перед Плениснером лежала новая цветная карта с подписью Степана Андреева. Это был плод тяжких заблуждений! Андреев придвинул окраину Северо-Западной Америки к Медвежьим островам, но замечательно, что обозначил крепость на Хевуврене, с той же вышкой и с теми же людьми, держащими копья. Только этих, дозорных стало не семь, а гораздо больше. На кровле крепости стояли уже не два, а четыре человека[69].

Андреев искал Большую землю к северу от Колымы! Он считал, что берег Северной Америки идет от Хевуврена сначала прямо на норд, а затем плавно поворачивает к западу, образуя большой мыс. Далее в море выдавались еще мысы: самый большой из них устремлялся к Медвежьим островам.

Если бы все это было так, как нарисовано Андреевым, в Северную Америку открывался бы путь из устья Колымы. «Чукоцкий нос» тогда и обходить было бы незачем!

Дауркин был еще на Чукотке, когда сержант Андреев чертил свою карту. Но и на карте Дауркина, составленной позднее, американское побережье тоже притянуто к Медвежьим островам. Все это происходило оттого, что Большую землю — Америку — объединяли с будущей Землей Врангеля. Как говорится, нет дыма без огня. У чукчей было предание о том, что когда-то старшина племени онкилонов, Крехай, ушел на морскую землю, которую иногда видели с мыса Якан. Земля эта — остров Врангеля. Вот откуда на тогдашних анадырских картах появилось местожительство загадочных «хрохаев» в стране Тикеген напротив Медвежьих островов,

Что было заманчивого в этом сказании?

Одно из племен «хрохаев» действительно состояло из бородатых людей, обличьем похожих на русских.

Нет ли здесь связи с Хевуврен-рекою, обиталищем белолицых копьеносцев?

На Медвежьих островах Степан Андреев нашел крепость, сооруженную на подпорках из огромных лиственничных бревен. Матерой лиственницы на островах, конечно, не росло. Ее могло принести только с Большой земли.

На материке, возле речки Чукочьей. отряд Степана Андреева встретился с Никитой Шалауровым. Отважный устюжанин с тремя спутниками шел из Нижне-Колымска в Якутск, волоча на себе нарту. На Чукочьей путники скоблили ножами тушу кита, вмерзшую в лед, ели китовое мясо и тем сыты были

По поводу встречи с Андреевым Никита Шалауров потом вспоминал, что он сам не раз ходил на судне и нартах возле Медвежьих островов. Четыре из них он положил на карту раньше Степана Андреева.

Тащить нарту на лямках — занятие нелегкое. Шалаурову пришлось снимать с нее все лишние грузы. На реке Крестовке он закопал в мерзлую землю даже деньги — двадцать один рубль медной мелочью.

На берегах Шкулевки путников настигла страшная снежная буря. Шалауров двое суток лежал, засыпанный снегом, познобил руки и ноги. Но люди добрели до Алазеи, где нашли свежую оленину в охотничьей юрте. Это их и спасло.

ВЕДОМОСТЬ НИКИТЫ ШАЛАУРОВА

Возле устья речки Вшивой Шалауров встретил людей, ехавших на собачьих нартах в Русское Устье. С этими попутчиками он прибыл на Индигирку, откуда перешел на Яну, а потом в Якутск

Там Шалауров безуспешно хлопотал о выдаче муки, соли, вина и масла и неводной пряжи «для окончания экспедиции вокруг Чукотского носу неизвестного морского пути».

Ничего не добившись, он распродал все, что мог, и двинулся в Тобольск, где еще застал Федора Соймонова.

Но в тобольской губернской канцелярии денег было мало, и морехода отпустили в Москву для хлопот перед Сенатской конторой. В Москву отправился и Федор Соймонов.

На счастье Шалаурова, петровский адмирал был назначен для присутствия в Сенатской конторе по всем делам Сибирской губернии. «Тобольская секретная и о заграничных обращениях комиссия», в которой легко узнать былую Нерчинскую экспедицию — детище Федора Соймонова, — немедленно отправила в Москву извлечения из «дела» Шалаурова и «сказки» анадырских служилых о Чукотке и Большой земле. К тому времени была готова и карта шалауровского похода 1761–1762 годов.

В Москве Шалаурову пришлось потрудиться, чтобы доказать всю пользу дела, предпринятого отважным мореходом. Он засел за сочинение «ведомости» о Чукотке и чукотском народе[70]. Никита Павлович кратко описал и Анадырский острог, где в последний раз он побывал в 1761 году.

Шалауров отыскивал анадырских служилых, ходивших еще с Павлуцким в землю сидячих чукчей, чтобы установить связь со «сказками» этих анадырских солдат и казаков, поведавших в 1762 году о Большой земле, о «зубатых людях» на островах против Чукотского носа.

Возможно, что их, благодаря хлопотам Шалаурова, и вызывали в Охотск для записи показаний о Большой земле.

Когда Шалауров был на Анадыре в 1761 году, там видели «зубатых людей», живших в качестве невольников-военнопленных у чукотского князьца Хергепиня, в урочище при устье реки Красной. Старослужилый солдат Леонтий Вершинин, сопровождавший поручика Кекерова в походе на Красную, собрал в стойбище Хергепиня сведения об Аляске как материковой земле[71].

Все эти данные были приобщены к бумагам Шалаурова, изучением которых и занялись сенаторы. Федор Соймонов горячо хлопотал за мореплавателя. Осенью 1763 года в Сенате был написан указ о выдаче

Шалаурову хлеба, соли и других припасов из якутских амбаров.

Федор Соймонов написал от имени Сената наставление путешественнику, предлагая плыть из Нижне-Колымска «в определенный путь к Щелагскому мысу». Шалауров должен был также провести к Чаунской губе с полдесятка шитиков со зверобоями для начала охоты на китов и моржей.

На пути к Большой земле надлежало построить небольшую крепость в Чаунской губе, где и основать стоянку зверобойных судов.

На участке от Шелагского мыса до Чукотского носа исследователи были обязаны приискивать пресную воду, описывать побережье, измерять глубину, изучать донный грунт, осмотреть низовья рек, впадающих в море. С особливым прилежанием Шалауров должен был исследовать острова «зубатых людей» и от них склониться к Большой земле, чтобы ее «обстоятельно осмотреть».

Оттуда корабль Шалаурова «Вера, Надежда, Любовь» возьмет направление «до параллели ширины устья Анадыря реки», поднимется к северу и, обходя Чукотку, возвратится в колымское устье.

Сенат предлагал Шалаурову после завершения плавания двигаться в Москву для отчета перед Сенатской конторой.

Федор Соймонов отчетливо указал мореходу цель его похода — достижение Северной Америки и закрепление подступов к ней со стороны Колымы.

Все это считалось настолько важным, что из Москвы вместе с Шалауровым поехал особый гонец — прапорщик Анадырской партии Заев. Ему было поручено доставить в Москву донесение Шалаурова после того, как «Вера, Надежда, Любовь» распустит паруса, поднимет якорь и двинется на северо-восток для обхода мысов, лежащих на трудной дороге к берегам Северной Америки.

ЧЕРТЕЖ ПЕТРА ШИШКИНА

В 1763 году Степан Глотов достиг острова Кадьяк, лежащего «в боку с полдни».

Петр Шишкин, что был «правителем бота» при Степане Глотове, отделился от него в Большерецке и пошел на корабле «Николай» в сторону «большого острова» на восток от Алеутской гряды.

Хрустальная алеутская стрела уложила его на подступах к Большой земле. Могила тотемского «работника» затерялась на острове Унимак. Оттуда было рукой подать до земли, которую Шишкин называл «Алахшак».

Он изобразил эту землю на карте, оставленной год назад в Большерецком остроге, где карту рассматривали поручик Недозрелое, писарь Иван Рюмин и другие сведущие лица.

«Алахшак. Людей весьма много ту [т] зимовало судно купца Бичевина…» — написал Шишкин на изображении большого острова восточнее Унимака. Край же Северной Америки, обращенный к азиатскому побережью, а на юге касающийся широты Командорских островов, был нарисован им в виде длинного острова. «Сия земля якуцкого дворянина», — уверял тотемский посадский Петр Шишкин. Он где-то видел, очевидно, копию карты «якутского дворянина» Ивана Львова с его Большой землей, выгнутой как сабельный клинок. Только у Шишкина лезвие этого клинка почему-то стало волнистым.

Так Шишкин показал Северную Америку дважды на одном и том же чертеже.

В Большерецком остроге Степан Глотов и Петр Шишкин оставили не только шишкинскую карту, но и записанный Иваном Рюминым «Реэстр дальних островов».

Кроме того, Глотов, Соловьев, Лисенков, Дружинин и Панков растолковали какому-то большерецкому составителю, какие сопки и заливы есть на Уналашке и Умнаке. «Всегда огонь горит», — надписал на изображении огнедышащей горы этот неизвестный создатель одного из первых чертежей Алеутских островов. Карты и записи рассказов Глотова было решено отправить с оказией в Тобольск. Как раз на Камчатке в это время оказались «господа компанионы» Илья Снигирев, Иван Буренин и Семен Шергин. Последний был земляком Шишкина. Карту тотемского посадского «компанионы» свернули в трубку, и изображение «земли якуцкого дворянина» начало свое путешествие в Тобольск — к Денису Чичерину.

В год гибели Шишкина у островов Алеутской гряды побывали Петр Башмаков, Коровин и другие мореходы.

АЛАЯ КНИГА ЛОМОНОСОВА

В то время, когда гонцы везли в Северную Пальмиру вести из Анадырского острога и Большерецка и новые карты, на которых была изображена Северная Америка, Михайло Ломоносов завершал свой исполинский труд

В 1763 году было создано «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию».

Путь на восток через льды прокладывается неутомимыми трудами народа, говорил он.

Ломоносов вспоминал Ермака и Семена Дежнева, Атласова и Афанасия Шестакова. Он не сомневался, что Дежнев «доказал проход морской из Ледовитого океана в Тихой». Подвиг Михайлы Гвоздева вселял в Ломоносова надежду, что против Чукотского носа лежат острова или матерая земля. «Неоспоримо, что все оное принадлежит Америке!» — восклицал былой мореход с галиота «Чайка».

Листая рукопись в алом сафьяновом переплете, он перечитывал места, которые особенно привлекали его внимание и требовали дополнений в близком будущем.

Об Америке в «Кратком описании» говорилось немало. Ломоносов пророчески указывал, что против низменного, тундрового берега Сибири находится крутой и приглубый американский берег. Предвидение русского гения предвосхитило открытие великих рек Аляски; он указал на огромный источник пресной воды «в северо-западном углу Америки». Это были воды Юкона.

Не был забыт и тот сосновый и еловый плавник, который пригоняло волнами к камчатским берегам. Ломоносов повествовал и о том, как и какой лед родится у американских берегов.

Кола, или Архангельск — Новая Земля — Чукотский нос — Камчатка — вот намеченная Ломоносовым морская дорога. Он считал самым лучшим «уповательным» проходом в Индию и Америку путь мимо Чукотского носа.

В будущем плавании, говорил Ломоносов, следует дать особо ценную награду тому, кто первым увидит Чукотский нос. Если корабли минуют его и войдут в новое море, тогда надо будет отпускать легкие суда «в левую руку на восток» на сто — двести верст для отыскания островов или твердой земли Северо-Западной Америки.

«Российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном и достигнет до главных поселений Европейских в Азии и в Америке», — говорила алая ломоносовская книга. В ней были изложены до мельчайших подробностей условия будущего похода во льдах.

Сурового дыхания новых стран Ломоносов не страшился. «Россиянам тамошний климат сноснее», — написал он в 1763 году.

Эта великолепная деловая проза перекликалась со стихами, которые писал Ломоносов в те годы: что «Хины, Инды и Японны» скоро увидят русских людей.

Сам Борей, отец густых снегов, шумя мерзлыми крылами, отворяет бесстрашным мореходам путь меж льдами!

ТОБОЛЬСКИЙ ЯМЩИК

Двадцать четвертого ноября 1763 года Александр Сумароков читал перед императрицей свою оду:

Из Амура Росс выходит,

Росские суда выводит

И к Нифону держит путь;

Бури моря не терзают,

Сильны ветры не дерзают

В паруса противу дуть.

Во края плывем Асийски

По восточным мы валам;

Пристают суда Российски

К Филиппинским островам.

Росску скипетру услуга

Трех частей земного круга

К миру и против врагов.

За протоком окияна Росска зрю американа

С азиятских берегов.

Тщетно глубины утроба

Мещет бурю, скорбь и глад;

Я у Берингова гроба

Вижу флот, торги и град…

«Росский американ» Сумарокова тоже не страшился «бури, скорби и глада» и по воле поэта уже воздвигал город и поднимал андреевский флаг над когда-то угрюмым островом Командора.

А камчатские «компанионы» достигли Тобольска, и вскорости Денис Чичерин принял их в губернаторском доме.

Чичерин, окруженный своими гусарами, скороходами, драгунами и гайдуками, подробно расспросил купцов и составил донесение в Петербург. Карту Петра Шишкина губернатор передал для исправления тобольским геодезистам.

Губернатору карта настолько понравилась, что он написал в донесении: «…сей до ныне скрытой талант подданных… выходит на театр чрез самых простых и неученых людей…»[72].

За примерами недалеко было ходить. В самом Тобольске тогда жил и трудился самородок, необыкновенный ямщик Иван Черепанов. Он сетовал, что писатели его времени скупы на сведения «в рассуждении границ, которыми Азия взаимно отделяется от Америки; одни пишут, что между ними есть канал, который соединяет Льдяное море с Тихим; другие говорят, что никакого пролива морского нет, но из Азии перейти можно в Америку твердой землею».

Ямщик-летописец следил за всеми трудами о Камчатке, Алеутских островах, включая и журнальные статьи Миллера, в том числе за «Описанием морских путешествий по Ледовитому и Восточному морю с Российской стороны учиненных» (1758).

Черепанов знал о деятельности Владимира Атласова. Тобольский ямщик писал о походах сына боярского Тимофея Кобелева по Камчатке в 1700 году, приводил списки начальников камчатских острогов. Знал он о буйном проведывателе Японского царства И. Козыревском и о трудах экспедиции Чирикова и Беринга, Иван Черепанов в своей «Летописи Сибирской» упоминал о былых посольствах Ф. Байкова и Ф. Головина в Китай[73].

Камчатские «компанионы» в тобольской ямской избе нашли увлекательного собеседника в лице ученого ямщика, столь любопытствовавшего насчет границ между Азией и Америкой.

Чичерин дал купцам подорожную, провожатого из числа своих бравых драгун. Снигирев, Буренин и Шергин покатили в Петербург, куда прибыли в первые дни марта 1764 года.

ПОД ЗНАКОМ ЮПИТЕРА

К приезду купцов в столицу «Морская российских флотов и Адмиралтейского правления Комиссия» уже опросила вызванных в Петербург бывалых поморов, плававших на Грумант'и Новую Землю.

Из Архангельска приехал старый Амос Кондратьев Корнилов, заслуженный груманлан. Он десять раз ходил на Шпицберген из Архангельска и Мезени, был на Медведе-острове и на острове Пятигоре.

Когда-то Амос Корнилов спас и вывез со Шпицбергена зверобоев из отряда Алексея Химкова, проживших там шесть лет, и теперь, сидя за дубовым столом в доме Ломоносова, рассказывал ему все, что знал о природе морских льдов, ветров и северных сияний. Старый мореход некогда сам измерял высоту плавучих ледяных гор, наблюдал за направлением морских течений. Он посоветовал Ломоносову разузнать о десяти храбрейших и самых способных мореплавателях, шесть из которых жили в двух мезенских слободах.

После бесед с поморами за столом, уставленным блюдами с треской, олениной и янтарной морошкой, Ломоносов написал «Прибавление первое. О северном мореплавании на восток по Сибирскому океану»[74].

Идти от Груманта «в запад несколько к северу» до берега Северной Америки, исследовать его в пути и плыть дальше, не упуская берега из вида, в правую руку, перенимая мысы. И этот путь вдоль побережья должен привести к «восточно-северному Сибирскому мысу» или в Тихое море, если оконечность Северо-Западной Америки, лежащая против Чукотки, состоит из островов.

У берегов Груманта находят стволы лиственницы, принесенной из Сибири. Оттуда движется и лед Сама природа указывает на путь к американским берегам на северо-запад от древнего Груманта.

Весной 1764 года Ломоносову стали известны новости, привезенные камчатскими «компанионами». Открытия Степана Глотова овладели воображением великого ученого. Он нетерпеливо искал встречи с людьми, знавшими Глотова и Петра Шишкина. Ломоносов стал жить мыслями о далеком острове Умнак.

Ему открылся удивительный первоисточник карты Шишкина. Оказалось, что алеуты «простым, однако весьма понятным образом» показывали русским расположение островов в Восточном море. На ровном прибрежном песке раскладывались камни разной величины. Самый большой из них — Унимак, поменьше — Уналашка, круглый голыш — Акутан, длинный кремневый осколок — заветный Умнак. При этом соблюдались условные расстояния.

Вот почему Ломоносов более верил начальной карте Шишкина, а не чертежу, разработанному в Тобольске по приказу Чичерина.

Великий мыслитель, вооруженный всеми достижениями науки своего времени, не пренебрегал ни творчеством гиперборейского народа, ни трудом полуграмотного тотемского «работника».

Волны смыли с берега Уналашки пестрые камни, стерли очертания берегов, обозначенных хрустальной стрелой или концом каменного копья на влажном песке. Но зато под рукой М. Ломоносова расцвела карта северных стран с островом Умнак и «лесным Алахшаком», с берегами Чирикова и Беринга.

После Чирикова и Беринга русские люди снова коснулись «видимой земли Американской». И Ломоносов точно указывает, где это произошло.

Вспомните плавание Бахова и Перевалова 1748 года. Ломоносов знал об этом походе к Северной Америке. «Земля найдена в 1748 году», — надписал он прямо на широте 60°. На этой широте на Аляске находится северная часть залива Кускоквим, пролив Нортон и южный край острова Нунивок. Вот где побывал «Перкуп и Зант»!

Остров Умнак и «лесной остров Алахшак» находятся, безусловно, в Северной Америке. Около Умнака видели незнаемые красные деревья, занесенные с полуденной части Тихого океана. С севера же туда пригоняло мелкий лед «мятик» от берегов Сибири. Из этого было видно, что к югу и северу от Алахшака и Умнака простирается открытое море.

«Лесной остров (или, быть может, мыс) по берегу Северной Америки лежит по географической мере на половине дороги предприемлемой от Шпицбергена на Камчатку», — писал Ломоносов[75].

Он уверился в том, что климат новых стран гораздо мягче, чем на побережьях Сибири. Его привлекали леса Алахшака с их великими соснами, годными ко всякому строению.

По рассказам Снигирева и Шергина можно было понять, что Умнак и Алахшак лежат за Полярным кругом. Поэтому Михайло Ломоносов и поместил Новообретенные острова много севернее, чем это есть на самом деле. Умнак, полагал Ломоносов, «лежит около 65 градусов северной широты». Ведь это мы теперь знаем, где находится область Клондайка, а тогда она была белым пятном. Умнак ломоносовской карты угодил именно туда благодаря тому, что ни Глотов, ни Шергин не могли добыть точных сведений об истинном положении Умнака и Аляски.

Получилось так, что от Кадьяка было рукой подать до Гудзонова залива или до реки Нельсон. Новообретенные острова Ломоносов приблизил к острову Великого Счастья — Баффиновой Земле, Гудзонову проливу и, следовательно, к Гренландии.

Рассказы груманланов вселяли в Ломоносова надежду на успех похода в водах к северо-западу от Шпицбергена. А раз Умнак и Алахшак подходили так близко к Гренландской земле и условия плавания вокруг них были тоже благоприятны, достижение Ново- обретенных островов со стороны Груманта казалось вполне возможным.

Надо спешить, пока Юпитер не уклонился за экватор, пока эта планета еще видна за Полярным кругом! Юпитер будет нужен мореходам для исчисления долготы, объяснял Ломоносов.

В мае 1764 года был подписан указ о снаряжении экспедиции для исследования островов, открытых людьми, «морского знания и науки не имеющими».

Морские офицеры Петр Креницын и Михаил Левашев должны были пройти с Камчатки на острова, объявленные на карте Петра Шишкина, и искать Большую землю вблизи Умнака, обрести западный ее край против Чукотского мыса и Камчатки, выяснить, что такое «Земля якутского дворянина». Такие задачи стояли перед исследователями. Все это положено было держать в глубокой тайне. Что указано еще в наставлениях мореплавателям?

Когда Креницын и Левашев подружатся с жителями острова Шугачь Таны, исследователи расспросят своих новый друзей о материке Северной Америки.

Они узнают, не влились ли в ту матерую землю большие заливы со стороны Шугачь Таны, не проходят ли сквозь материк также проливы «другого моря». А если такие проливы существуют, то не было ли видно на них больших парусных кораблей.

Ломоносов думал, что зеркала, палаши, копья и чернильницы, о которых объявлял Степан Глотов, попадали на Новообретенные острова из Нового Йорка. Оттуда английские корабельщики могли плавать, огибая Лабрадор, в «море Гудзонское».

Креницыну и Левашеву вручили два пакета. Первый из них следовало вскрыть в Тобольске, у Дениса Чичерина, а второй — только на борту кораблей, перед отправлением с Камчатки.

Вскоре чичеринские скороходы донесли губернатору сибирскому, что к нему прибыли морские офицеры из Петербурга.

Но почему в то же время в Архангельск летели курьеры с приказаниями Петру Чаплину, главному командиру над Архангельским портом? Для чего бывший беринговец стал закупать лук и чеснок и держать совет с корабельными мастерами?

На верфи срочно строили корабли. Кроме того, Чаплин нанял беломорские гукоры.

В июле 1764 года гукоры пошли вслед за пинком «Слон» к Шпицбергену. Они высадили на берегах Старостинской гавани (что звалась также Клокбаем) людей и выгрузили припасы.

Федор Соймонов в 1764 году все еще продвигал свои предложения об исследовании Тихого океана со стороны Камчатки и Охотска.

Вероятно, именно эти хлопоты и вызвали путешествие лейтенанта Ивана Синдта. Гардемарин у Витуса Беринга, плававший с ним в Северную Америку и зимовавший на Командорах, в год отправления в поход Иван Синдт был офицером при Охотской адмиралтейской конторе.

Сведений о трудах Синдта сохранилось мало. В 1764 году он вышел из Охотска на галиоте «Святая Екатерина» и зазимовал около Тигиля на Камчатке. Синдт тоже хотел достичь Большой земли.

СМЕРТЬ ШАЛАУРОВА

«Невозможность проезда водным путем от Шелагского до Чукотского носа в последний раз испытана бывшим прежде вятским, а потом в Устюге записавшимся купцом Никитой Шалауровым», — повествует штаб-лекарь Яков Фриз в своей летописи, которую я нашел в Великом Устюге.

Как выяснилось впоследствии, Никита Шалауров погиб в 1764 году[76] в устье реки Верконь, в хижине, обтянутой парусными полотнами. Вместе с ним погибли все его спутники.

С именем Шалаурова связана до сих пор не разъясненная история возникновения карты «морского служителя» Филиппа Вертлюгова[77].

Как же дошла до нас эта карта?

Вертлюгов служил у Шалаурова и плавал с ним: Это доказывает пометка на карте: «Устье Колымы обсервировано Шалаурова судна морским служителем Филиппом Вертлюговым в 70°10'».

«Морской служитель» начертил на карте путь Гвоздева и Федорова, причем оговорил, что делает это согласно описанию.

Трудно сказать, какой источник имеет Вертлюгов в виду. Но вот что стоит вспомнить: когда Бахов и Перевалов ходили в 1748 году на проведывание новых морских путей, а чуть позже составляли карту, они тоже показывали на ней былой поход Чирикова и Беринга. Бахов был тесно связан с Шалауровым. Случайны ли обозначения плаваний к Северной Америке на этих картах? Конечно, нет. Для чего-то были нужны эти пунктиры, связывающие былые походы с собственными плаваниями мореходов.

На чертеже Филиппа Вертлюгова Ледовитый океан дан от Оленека до Чукотского мыса, а на юге показаны просторы до камчатского мыса Лопатка. На карте Вертлюгова извиваются Лена, Колыма и Анадырь с их притоками, явственно виден край Северной Америки.

А вот что говорил сам Вертлюгов в описании карты:

«Новосысканные многолюдные лежащие в море от Камчатки к Чукотскому носу острова написаны по скаскам бывших на тех островах промышленников, а те острова, в какой ширине и длине состоят, за неимением тех промышленников во описании уверится до учинения на тех островах обсервации исправно не можно».

Походы бичевинца Пушкарева, Бахова, Шалаурова — не отдельные предприятия частных людей. Экспедиции эти вдохновлялись Федором Соймоновым и были все связаны между собою.

ЛОМОНОСОВ СЖИМАЕТ КУЛАКИ

Федор Соймонов в 1764 году получил записку от Екатерины. Второй. Императрица извещала старого адмирала о том, что получила составленную им карту «об Американских островах».

«Я знаю, что сии острова вашим радением найдены. Так вашим добром да вам же челом», — писала Екатерина.

За две недели до этого она издала тайный указ, в составлении которого принимал участие Михайло Ломоносов. Для поиска морского прохода Северным океаном в Камчатку повелевалось идти из Архангельска на Шпицберген, а затем «в вест, склоняясь к норду» до гренландского побережья, откуда — «простираться подле оного на правую руку к западно-северному мысу Северной Америки».

Поход от Груманта к Америке надлежало хранить в тайне. Но уже осенью 1764 года в парижской печати было сообщено об этом замечательном предприятии.

Ломоносов в гневе сжимал свои пудовые кулаки. И было от чего. Он набросал тогда горькие строки, найденные потом в его архиве:

«Беречь нечево. Все открыто Шлецеру сумасбродному. В российской библиотеке есть больше секретов. Вверили такому человеку, у коего нет ни ума, ни совести», — записал Ломоносов на обороте рисунка, изображающего рукава Северной Двины.

Он говорил о «шумахерщине», о том, что он, Ломоносов, за то терпит, что старается «защитить труд» Петра Великого, с тем чтобы русские показали свое достоинство всему миру.

«Я не тужу о смерти: пожил, потерпел и знаю, что обо мне дети отечества пожалеют», — писал он дальше. «И места нет…» «Multa tacui, multa pertuli, multa conessi»[78].

Много горечи накопилось у него к тому времени. Он знал, что еще не так давно Иоганн Даниил Шумахер тайно переправил за границу карту славных походов Чирикова и Беринга. В это же самое время Жозеф-Николя Делиль скрипел пером, заполняя наблюдательные листы, которые он завел на каждого русского геодезиста.

Ломоносов негодовал на «злобныя поведения господина Миллера», которого обвиняли в разглашении сведений о походах русских на Северо-Восток.

Кто-то сумел переправить за границу тоже не подлежащую оглашению «Генеральную карту Северного моря». Ее отпечатали в 1749 году в Берлине, указав, что она составлена по последним исследованиям путешественников из Западной Европы.

А чем объяснить такой случай. К осени 1754 года было закончено гравирование «Карты новых открытий в Восточном море». Ее изготовлял И. Ф. Трускотт «под смотрением» Миллера, резал русский мастер И. Кувакин. Но печатной этой карты, кроме одного, якобы пробного ее оттиска, в русских хранилищах не найдено до сих пор.

Тот же Трускотт закончил в 1755 году «Карту земли Камчатки». За ней «смотрел» Миллер.

Делиль, несмотря на резкую отповедь Ломоносова и других русских ученых, однажды пригласил в Сибирь своего соотечественника Жана Шапп д'Отроша. Повод для этого был: 5 июля 1761 года ожидалось прохождение Венеры перед диском Солнца.

Вскоре самонадеянный Шапп появился в Петербурге, откуда поспешил в Тобольск. В то время тогдашний комиссар книжной лавки Академии наук был вынужден донести, что лавка осаждается иностранцами, требующими «Большой Российский Атлас». Эти настойчивые любители русской географии проявляли особую любознательность в отношении карт о русских открытиях в Америке.

Шапп, наблюдая Венеру, не оставил без внимания и такие вопросы, как исследование Камчатки или состояние торговли Китая с Сибирью.

Миллеру наблюдатель Венеры прислал около десятка писем, содержание которых до сих пор неизвестно. Эти послания Миллер хранил в особом разделе своего архива.

Возвратившись во Францию, Шапп д'Отрош написал «Путешествие в Сибирь», полное оголтелой клеветы на нравы сибирских жителей. Сочинение это вышло уже после смерти Ломоносова.

К книге Шаппа были приложены перевод знаменитого труда Степана Крашенинникова «Описание земли Камчатки» и карты Северо-Востока — несомненно, русского происхождения. Более того, неизвестное лицо, давшее предисловие к переводу, обнаруживало прекрасное знакомство с содержанием посмертных рукописей героя исследования Камчатки. Трудно сказать, кто был этот скромный, пожелавший остаться неизвестным, знаток архива Крашенинникова.

Во всяком случае, достоверно известно, что Миллер имел доступ к трем камчатским картам, связанным с трудами Степана Крашенинникова.

Но почему Крашенинников так привлек внимание Шаппа? В год, когда д'Отрош приветствовал явление Венеры, заслоняющей Солнце, его соотечественник Жозеф де Гинь в книге по истории гуннов, тюрок и монголов заявил, что еще в V веке нашей эры Камчатка и Алеутские острова были мостом для сообщения Китая с Америкой. После этого иноземцы и осадили книжную лавку Академии наук, а Шапп д'Отрош стал разузнавать о драгоценном наследстве Крашенинникова, умершего в бедности на чердаке дома на Васильевском острове.

Так пристально следили иностранцы за каждым шагом русских людей в сторону Тихого океана. Слишком много знал об этом Ломоносов. Ему портили кровь и Шумахер, и Делиль, и Шапп, и Тауберт, и высокоумный и злобный Франц-Ульрих-Теодор Эпинус.

«Если не пресечете, великая буря восстанет», — писал Ломоносов за своим дубовым столом.

В 1764 году, когда Ломоносов уже претворял в жизнь мечту об охвате материка Америки с двух сторон — от Груманта и от Камчатки, ученые шершни особенно старались лишить его покоя.

В ПАРУСНОЙ БАРАБОРЕ

Тем временем в Петербург была впервые привезена дорогая пушнина с Лисьих островов, добытая промышленными людьми на судне Бичевина под начальством Гаврилы Пушкарева. Знатоки были поражены добротностью черных и черно-бурых лис и лисиц-крестовок.

Сенат издал указ о том, что казна прощает звероловам шесть тысяч рублей долга и не будет взыскивать с них обычной десятинной доли. Мореходов наградили медалями с изображением Екатерины Второй.

Одновременно льготы были даны Компании Н. Трапезникова и Е. Югова; их освободили от рекрутчины, а дома — от воинского постоя, но «десятину» платить все же заставили. «Господам компанионам» предложили собирать ясак в казну.

Весной 1764 года корабль трапезниковской компании «Живоначальная Троица» с передовщиком Иваном Коровиным был выкинут на берег острова Умнак. При этом утонул Харитон Ощепков, выходец из Лальска. Вскоре умер вологодский посадский Михайло Мизгирев.

Промышленные построили барабору из корабельных парусов. В ней поселились девятнадцать человек. Но им не пришлось провести спокойно первую ночь. «Тамошние народы» нежданно нагрянули на парусное убежище Коровина и стали осыпать барабору стрелами. Все русские были ранены. Тогда Коровин взял устюжан Ивана Коровина и Данилу Мусорина, тотемцев Степана Корелина и Дмитрия Брагина и сделал отчаянную вылазку. Эти пять храбрецов с копьями в руках бросились на толпу нападавших и отогнали их от полотняной хижины.

Между тем выкидной корабль било морским буруном. Погибли судовые дневники, ясачная книга, указ о приведении в подданство «новых народов». Умнакцы, отогнанные от бараборы, пришли к судну и окончательно все разорили. Через несколько дней они вновь напали на барабору, но трапезниковцы держались стойко и отбили приступ.

Израненные и больные люди Ивана Коровина кое-как построили четырехсаженную кожаную байдару и на ней перешли вдоль берега Умнака на новое место. Там виднелись печальные следы истребления корабля Протасова. Возле обломков судна стояли русская юрта и баня. В этой бане лежали скелеты двадцати мореходов и промышленных. Среди них был и штурманский ученик Медведев. Молча рыли могилы люди с «Живоначальной Троицы», чтобы опустить в них останки своих товарищей.

Потом к Ивану Коровину пришел Степан Глотов пригласить его к себе в «особливую гавань» на том же Умнаке.

В 1764 году Ивану Коровину довелось обойти на байдаре берега Умнака и Уналашки. Он выдержал бой с уналашкинцами, устремившимися на него на ста байдарках.

Печальны были находки Коровина — лоскутья русских рубах, обрывки сапожной кожи, ножи без черенков, два топора и котел из красной меди. Они принадлежали людям из отряда тоболяка Кузьмы Барнашева, промышлявшего на двух байдарах в водах Уналашки. Позднее Коровин разыскал еще часть пожитков отряда.

Степан Глотов поручил Коровину устроить зимовку на «западном носу» Уналашки. Люди; живя там, голодали, кормились лишь морской капустой и раковинами. Иван Коровин удивлялся, как они, его товарищи, не перемерли и дотянули до весны. Голодая и холодая, зимовщики не оставляли своих дел. Они ходили на промысла, осматривали побережья острова.

Донесение Ивана Коровина пестрит именами умерших от голода и недугов, утонувших, убитых, пропавших без вести его спутников.

Но мореход и передовшик, дворцовый крестьянин Верховажской четверти, Иван Коровин никогда не терял присутствия духа. Любознательность не покидала его даже в дни тяжелых испытаний. Он исследовал новые острова.

Ивану Коровину помогал тот самый «дальних островов мужик» Кашмак, что был взят когда-то в плен уналашкинцами и отличался рассказами о диковинных людях. Кашмак вместе с алеутом Алексеем, тоже говорившим по-русски, толмачил и вел переговоры с островитянами.

Так постепенно были собраны сведения об Уналашке и Умнаке.

Впоследствии эти данные были переданы Коровиным прапорщику Тимофею Шмалеву, одному из неустанных собирателей «репортов» подобного рода.

Иван Коровин вычислил примерное протяжение морского хода от Нижне-Камчатска до новых островов — тысяча семнадцать верст. Он определил площадь северной части Уналашки, описал огромные юрты островитян, отмечая отменную чистоту внутри этих «хоромных строений», рассказал о пище и одежде уналашкинцев и умнакцев, похоронных обрядах и других обычаях. Иван Коровин сокрушался о том, что новые народы не имеют никакого попечения о своей душе и не памятуют будущего жития. Со знанием дела храбрый передовщик рассказал о каменных стрелах и метательных досках, обоюдоострых ножах и костяных копьях.

Иван Коровин сыскал шесть речек и шесть озер на обоих островах. Длину, ширину и глубину речек он даже измерял, как определил и окружность озер. Но руд, жемчуга и других диковинных и курьезных вещей, несмотря на все старания, он не отыскал.

НА ЛИСЬИХ ОСТРОВАХ

В том же 1764 году из устья реки Камчатки на корабле компании Якова Уледникова «Петр и Павел» к дальним островам вышел Иван Соловьев. В сентябре он был на «Лисишном острове Умнаке», но не нашел якорного места и отправился к Уналашке, к ее северному берегу. Здесь он сразу увидел «российские признаки»: в пустой юрте лежала рукопись жития Николы Чудотворца и сломанная ружейная ложа.

Здесь, на речке Озерной, к Соловью, как чаще всего называли Соловьева, пришел не кто иной, как уже знакомый нам мужик Кашмак вместе с Агюяком, тоже не раз состоявшим при русских. Они рассказали Соловью о всех последних несчастьях — гибели кораблей и людей, бедствиях Ивана Коровина.

Поэтому Иван Соловей стал, как он выражался, жить весьма осторожно. И все же он вышел к западному носу «для осмотра и свидетельства» Уналашки.

Он нашел место, где погибла часть спутников Кузьмы Барнашева, отыскал их бренные останки в острожке Умшалак близ небольших озер, собрал по юртам оружие и имущество погибших. Соловей встретился с Иваном Коровиным. Они сообща стали разыскивать следы остальных людей, бывших с Барнашевым.

Соловей поднялся к Полунощному носу Уналашки, пришел в Макушинский острожек, осмотрел горячий источник в его окрестностях. Местный тойон по имени Когумага добровольно последовал за Соловьем в качестве провожатого в пути к другим острожкам.

Иван Соловей вернулся на Камчатку лишь в 1766 году. Его помощник Григорий Коренев сделал много для исследования острова Уналашка. Он плавал по озерам, перенося вместе со своими спутниками на себе байдары через волоки.

Плавал он также к Полунощному носу, к носу Западному и многим другим острожкам Уналашки. Спутники Соловья побывали и на Умнаке.

Мужик Кашмак верой и правдой служил людям с «Петра и Павла». Соловей принарядил Кашмака и наградил его медным котлом, ножом и алеутским топором. Ему было вручено «письменное одобрение», в котором было написано, что толмач Кашмак честен и верен.

Честный Кашмак не побоялся рассказать Соловью о себе всю правду: Однажды, когда Иван Коровин бился в ночной тьме с умнакцами, толмач, увидев убитых русских, так испугался, что убежал куда глаза глядят. Но Соловей и сам Иван Коровин простили Кашмаку эту провинность и не сочли ее за прямую измену.

Кынызык, сын тойона Кыгиныка, пришел к Соловью и стал просить, чтобы ему дали русское имя и взяли на Камчатку. Кынызыка в тот же день назвали Алексеем и вскоре увезли в Нижне-Камчатск.

Потери Соловья были ужасны. От цинги и лишений у него умерли около тридцати человек; их имена он упомянул в своем донесении Тимофею Шмалеву. Много русских крестов, сколоченных из плавника, выросло на берегу дальнего острова Уналашка.

Иван Максимов Соловьев, как и многие другие мореходы и передовщики, был по природе своей исследователем.

Мы должны быть благодарны ему за толковое описание Уналашки и ее жителей.

Прибыв на Камчатку, он выложил на стол Тимофея Шмалева два ножа и корабельные гвозди. Ножи эти были взяты как образцы кузнечного мастерства уналашкинцев, ковавших железо на камнях. О гвоздях Соловей рассказал, что они вынуты из выкинутой в 1763 году морем судовой кокоры. Гвозди были нерусского происхождения, и Соловьев пытался установить, какое иноземное судно погибло около Алеутских островов. Но уналашкинцы не смогли ничего рассказать об этом.

ВСПОМНИМ ИВАНА РЕТКИНА

В 1763–1764 годах казак-чукча Николай Дауркин из Анадырского острога совершил значительную поездку по азиатскому побережью Берингова моря.

Поход 1763–1764 годов отражен в «Экспликации», сочиненной Дауркиным в 1774 году.

Проследим путь Дауркина.

От устья Анадыря он двинулся к северу и достиг «большой губы Ночан». Это залив Святого Креста, справа от которого лежит «остров Метчхин» (Мискаван). Этим островом Дауркин проследовал к урочищу Реткино, стоявшему на берегу глубокого пролива. Переплыв пролив, Дауркин очутился у Сердца-Камня или горы Линглингай, что высится близ восточного берега залива Святого Креста. Сердце-Камень Дауркин и нарисовал потом на своей карте в виде остроконечной горы. Оттуда казак-чукча ездил «во все стороны» по чукотским жилищам. Потом он продвинулся еще к северу до «камня Изспукуля» на полуострове между мысом Сердце-Камень и Мечигменской губой. Два мыса этого полуострова, глубоко вдавшись в море Беринга, как бы указывали дорогу к самому большому острову. Туда и переправился в 1764 году Николай Дауркин.

Это был остров Святого Лаврентия, названный Дауркиным Иивугиеном. Восточный его край был обращен в сторону Юкона. За проливом лежала Большая земля.

С острова Николай Дауркин вернулся на материк, вероятно на мыс Чаплина, и через Сердце-Камень, Реткино и залив Святого Креста возвратился в устье Анадыря, откуда прошел в Анадырский острог. Мы помним, что Дауркин всего за год до этого узнавал о Большой земле. Он снова пойдет искать ее.

Но что это за урочище Реткино, расположенное на восточном берегу острова Мискаван, напротив Сердца-Камня?

Пусть читатель вспомнит Ивана Реткина.

В 1647 году беглец из Якутского острога, направив свой коч на восток от Яны, пропал без вести.

И вот в XVIII веке за проливом Беринга, у западного края Чукотского полуострова, отыскивается название, данное в честь Реткина. Связано ли оно именно с Иваном Реткиным? Когда оно возникло?

Любопытно, что в XVIII столетии название это звучало так же, как и за сто лет до этого писалось в сибирских бумагах: «Реткин», «Реткино».

На советских картах Реткина нет. Но на восточном крае острова, в заливе Святого Креста, указан населенный пункт Редькин, а напротив него на Чукотском полуострове — второй поселок с таким же названием.

Над всем этим, право, стоит подумать историку морских открытий, а пожалуй, и археологу.

Ведь есть и примеры. После того как исчез Федот Алексеев Попов (1648), на Камчатке появилось название реки — Федотовщина. Так могло быть с урочищем Реткино.

А если оно названо в честь беглеца 1647 года, то это означает, что Иван Реткин тоже прошел Берингов пролив или достиг залива Святого Креста сушей со стороны Ледовитого океана.

Плениснер, начальник Николая Дауркина, нанес Реткино на свою карту, назвав так не урочище, а весь остров у залива Святого Креста.

Анадырский командир Плениснер не забывал М. В. Ломоносова. Осенью 1764 года Ломоносов писал И. Г. Чернышеву:

«…Команда подполковника Плениснера, или купеческие промышленные люди, обращавшиеся около Чукоцкого носу, много объяснить в состоянии дело наше. В 1763 году открыл он близ северных берегов Чукоцкого носу пять островов новых. Медвежьими названные, и сверх того матерую землю с лесом стоячим; и послать хотел вторично изыскивать далее. Уповательно, что, конечно, есть много новостей, кои еще до весны получить кажется можно…»[79]

Здесь и открывается слаженность трудов анадырских исследователей.

Медвежьи острова — острова Диомида — мыс Чаплина — остров Святого Лаврентия — Сердце-Камень и Реткино — Анадырь — вот цепь исследований Андреева и Дауркина, в которой, правда, сомкнуты еще не все звенья.

Большую землю не переставали искать из двух основных исходных мест — Нижне-Камчатска и Анадырского острога.

СОЛНЦЕ УМНАКА

Настал 1765 год. Сенат издал указ об упразднении Нерчинской или Тобольской Секретной экспедиции, столь потрудившейся и на Шилке, и на севере Тихого океана. Есть все основания предполагать, что экспедиция имела свое постоянное отделение в Анадырском остроге. Но и он был упразднен почти одновременно с Нерчинской экспедицией.

С берегов Анадыря в Петербург поступили новые вести. Чертежники Адмиралтейств-коллегии перерисовывали «Карту реки Анадыри с окололежащими местами, также Чукотской землицы и части Северной Америки». Составители этого чертежа старались тщательно показать Чукотский полуостров, пролив с двумя островами и за ним — волнистый край, но уже не Большой земли, а Северной Америки.

На широте Опукинского носа, за изогнутой короткой чертеж, было написано, что эта земля была усмотрена в июле 1748 года Новиковым и Баховым. Все это восходит к карте плавания Бахова и Новикова, составленной «казачьим подпрапорным» Тимофеем Переваловым, видевшим берег Америки. На своем чертеже он показывал «тракт майора Павлуцкого» в 1745 году, морской путь от Камчатки до Охотска, великую дорогу, по которой прошли корабли Чирикова и Беринга[80].

Видимо, на карту Тимофея Перевалова постепенно наносились данные новых открытий.

К 1765 году на ней появились и Медвежьи острова. «Видно было с Медвежьих островов подобно земли как бы синеет». Об этом мог сказать только Степан Андреев. Здесь есть и указание на крепость на Медвежьих островах.

Такие анадырские карты не составлялись одним человеком. Т. Перевалов, А. Андреев, Н. Дауркин, Ф. Плениснер — все они приложили руку к картам, одна из которых в 1765 году и оказалась в Адмиралтейств-коллегии.

Туда же поступила и карта Степана Андреева, присылки которой нетерпеливо ждал Ломоносов. На ней были нарисованы «американцы» из знаменитой крепости на Хевуврене и обозначены, как мы уже говорили, немыслимые мысы материка Северной Америки напротив Медвежьих островов. Андреевскую карту тоже перерисовали с тем, чтобы вручить ее В. Чичагову.

Ломоносов не сомневался в том, что Новиков, Бахов и Перевалов достигли Америки.

Василий Красильников, переделывая в 1765 году круглую полярную карту Ломоносова, показал землю на широте Опукинского носа с пометкой, что она открыта в 1748 году. Он начертил также берега Чирикова и Беринга и край земли, обретенный Гвоздевым и Федоровым. Чертежник закрасил коричневым цветом Алеутские острова, а Новоприобретенные острова — желтым. Алахшак — Аляска все еще считалась большим островом.

М. Ломоносов мучился мыслью о том, что не мог добиться от мореходов точных сведений о местоположении Умнака. Если бы там наблюдали «незахождение солнца», этот остров можно было бы придвинуть верст на четыреста ближе к Чукотскому носу. Илья Снигирев насчет солнца над Умнаком ничего сказать не мог. Вот почему М. Ломоносов так условно поместил Новоприобретенные острова на своей карте. Надо было доставать более толкового человека, к тому же такого, который сам был на Умнаке.

Поэтому уже в 1764 году, загоняя ямских лошадей, через всю Сибирь промчался курьер с предписанием найти людей, наблюдавших умнакское солнце.

Искали прежде всего Степана Глотова. Но он и в 1765 году еще не вернулся с Умнака. В ту пору на Камчатке жили два алеута, вывезенные с Умнака и Шельмага на корабле Бичевина. Гаврила Пушкарев приохотил их к русским обычаям, и алеуты даже крестились. В 1765 году они говорили по-русски уже настолько хорошо, что могли связно рассказывать «о состоянии жития их народов».

Указ о сборе сведений насчет Умнака и других дальних островов надо было выполнять.

Живший на Камчатке устюжанин Василий Шилов в тот же год отправил на боте «Святой Павел» штурманского ученика Афанасия Очередина к Умнаку и Атхе.

Затем Шилов пошел к камчатским алеутам-новокрещенам и стал их опрашивать насчет Лисьих островов и Аляски, которую устюжский купец уже знал именно под таким названием. Но и для Шилова Аляска все еще была большим островом. Разговоры с пушкаревскими алеутами были лишь началом трудов Шилова. Вскоре он отправил этих новокрещенов на их родину на собственном судне, а сам взялся за сочинение будущих «Изъяснений» и составление карты.

Василий Шилов, благодаря каким-то запоздалым представлениям, не опровергал убеждений знаменитого морехода Андреяна Толстых. А тот упорно верил в существование «Дегамовой земли», лежащей на юг от Камчатки. Когда Андреян разорился, разбив собственный корабль, он явился к Шилову и Ивану Лапину и стал уговаривать их послать корабль к… Земле Жуана да Гамы.

«Господа компанионы» согласились, и Андреян Толстых бросился набирать людей на бот «Святой Петр».

Осенью 1765 года он вышел в плавание и зазимовал в устье реки Большой.

Через год пенный бурун у Шипунского мыса поглотил тела шестидесяти мореплавателей. В числе их погиб и сам Андреян.

«ЕДИНОГО ОТЕЧЕСТВА ДЕТИ»

На самом закате своей жизни великий Михайло Ломоносов сделал все, что было в его силах, для подготовки исполинского предприятия

За месяц до смерти (15 апреля 1765 г.) он подписал «Примерную инструкцию морским командующим офицера], отправляющимся к приисканию пути на восток Северным океаном». Он провел по карте земного шара линию, пересекавшую меридианы под одинаковым углом, — локсодромию. Она вела к острову Умнак. Эта кривая намечала самый прямой путь кораблям: избрав его, уже не нужно было менять курса, Ломоносов изобрел научные приборы, в том числе «ночезрительную трубу» для наблюдений в полярных сумерках.

Он хотел, чтобы льды Гренландии: и Северной Америки озарились звездами сигнальных фейерверков, «громом и сиянием», обозначающими положение кораблей среди морских торосов. Для этого мореплавателям были даны мортиры и ракеты.

В марте 1765 года Петр Креницын двигался через сибирские снега в сторону Большой земли

Лишь на Камчатке при посадке на корабли, он должен был вскрыть пакет с «Секретным прибавлением» к инструкции.

Креницын встретился с Михаилом Левашевым на Лене, на пути к Якутску.

Еще в Енисейске Креницын отыскал и взял с собою «знающего малороссийского мещанина» Прокопия Лисенкова (Лисенко?), побывавшего на дальних островах около Уналашки. Лисенко участвовал в плаваниях Степана Глотова и помогал в составлении карты Алеутских островов.

Креницын сплыл по Лене в Якутск, а оттуда путешественники стали перебираться по верховым тропам в Охотск, перевозя грузы на вьюках.

В октябре 1765 года П. К. Креницын достиг Охотска и принялся за постройку кораблей для похода.

В мае 1765 года, менее чем через месяц после смерти М. Ломоносова, были подняты флаги на построенных в Архангельске кораблях «Чичагов», «Панов» и «Бабаев». Ими командовал Василий Чичагов, этот первый русский адмирал Гренландского моря.

Василий Бабаев и Никифор Панов находились на судах, названных в их честь. В экспедиции принимали участие двадцать самых бывалых и отважных холмогорских, мезенских и архангелогородских поморов.

Когда показался остров Кильдин, три двухмачтовых корабля, похожие на бригантины, легли в дрейф. Все офицеры были созваны на головной корабль. Из каюты вынесли три больших пакета с красными печатями. Сургуч был разломам.

В глубокой тишине прозвучали слова наставления мореплавателям. Это была знаменитая «Примерная инструкция…», составленная Ломоносовым.

Когда цепь исканий будет сомкнута и люди Чичагова встретятся с отрядом Креницына и Левашева возле Умнака, мореплаватели должны устроить великое торжество.

Вновь найденной земле будет присвоено имя того офицера, который или увидит ее, или сделает первый шаг по тверди Северной Америки.

При этом надо выбрать приметное место над морем, где следует сложить высокий каменный гурий, а на вершине башни утвердить! огромный крест. На кресте будет начертана надпись в честь кораблей и их командиров с указанием, когда именно российские мореплаватели сыскали это место.

После встречи с креницынскими кораблями Василий Чичагов должен обменяться с камчатским отрядом научными данным»;.

Кроме того, Чичагову надлежало взять у Креницына двух-трех человек, а у него оставить столько же своих спутников, чтобы последние отправились на родину через Камчатку, креницынцы прибыли с Чичаговым в Колу и Петербург. Так было замышлено кругосветное путешествие в высоких широтах.

Ломоносов напоминал мореплавателям, что они, «единого Отечества дети», должны помнить примеры доблести морских героев, что предела для мужества не существует.

Он взывал к их осторожной смелости и благородной непоколебимости сердец[81].

Великий ученый призывал морских офицеров не только к обычному заполнению корабельных журналов; мореплаватели должны были описывать «нравы, поступки, платье» обитателей Севера, причем Ломоносов считал это наиболее важной научной работой. Надо было измерять морские глубины, исследовать течения, зарисовывать виды берегов и островов, брать образцы морской воды; не оставлять без внимания птиц, зверей и рыб; наблюдать склонение компаса и записывать время помрачения Солнца и Луны.

«Поведенный путь» кораблей пролегал от Колы к Груманту вдоль берегов Гренландии и Северной Америки — к 66° северной широты.

Еще на подступах к Шпицбергену бригантины попали в сильный шторм, но справились с ним и благополучно дошли до Колокольной гавани.

Вскоре после выхода оттуда суда были окружены тяжелыми и напористыми льдами. Льдины пришлось отводить шестами и крючьями. Но вот неожиданно открылась большая чистая вода.

Ободренный В. Чичагов уверенно пошел по открытому морю на запад, Но девятого июля 1765 года крепкие льды стали вновь смыкаться вокруг кораблей адмирала Гренландского моря,

В ледяных просторах слышались звон колоколов, пушечный гул и барабанная дробь. Так корабли переговаривались друг с другом, чтобы не столкнуться в густом тумане.

Двадцать второго июля с борта. «Чичагова) была усмотрена западная оконечность Шпицбергена, Но впереди высилась сплошная гряда голубых льдов.

Василию Чичагову удалось пробиться до 80°21’ северной широты. Пройти дальше он не смог. Ледяные оковы не дали ему приблизиться к берегам Гренландии.

Двадцать девятого июля флотилия повернула в сторону Архангельска.

УДЛИНЕНИЕ ГРАНИЦ

Ученые Западной Европы оживленно обсуждали возможности достижения Индии северным морским путем и гадали об истинном положении Северо-Западной Америки.

Швейцарец Самуил Энгель в 1765 году отпечатал весьма несовершенную карту Северо-Востока с Камчаткой, Беринговым проливом и твердой землей на месте Алеутской гряды. Проплыть в Индию можно, утверждал Энгель, сидя в своем Бернском кантоне. Он, кстати сказать, позднее обвинил Миллера, что тот сознательно… удлиняет, где только может, границы Российской империи, запугивая этим европейских политиков и ученых.

Границы России на Северо-Востоке удлинялись без всякого участия Миллера,

В 1766 году Афанасий Очередин и Вологжанинов плавали у Лисьих островов и заходили на Ахту и Умнак Очередин собирал данные для карты, которую он впоследствии составил. Степан Гаврилов Глотов с Умнака и Уналашки перешел на Кадьяк. (Под этим годом упоминается впервые, как мореход на корабле Пановых, столь известный впоследствии «македонский грек» Евстрат Иванов Деларов. В 1766 году он плавал к Алеутским островам.)

Иван Синдт, флота лейтенант, командир «Святой Екатерины» и один из самых непонятных путешественников того времени, в маршрутах которого правда переплелась с фантастикой, в 1766 году перезимовал на устье реки Уки на севере Камчатки. Оттуда он ходил «до северо-восточных берегов». Вполне возможно, что это Аляска. Даже Г. И. Шелехов впоследствии называл Америку Северо-Восточной, а не Северо-Западной, считая, что так будет правильнее, раз Аляска лежит к востоку от сибирских берегов.

Ф. Гельвальд, например, не сомневался в том, что Синдт — правда, годом позже — кружил в проливе между Азией и Америкой, плавал от островов Диомида до острова Святого Лаврентия. «Синдт действительно коснулся Американского берега», — пишет Ф. Гельвальд[82].

Он, вероятно, правильно подметил, что плавания Синдта, Чичагова и Креницына совпадают по времени. Что ж, здесь вполне возможна увязка их работ.

О Синдте надо искать новые данные, и только тогда можно будет установить важную для нас истину — достиг ли он берегов Большой земли.

В августе 1766 года отряд Петра Креницына отпраздновал в Охотске спуск новых кораблей на воду.

Это были бригантина «Святая Екатерина» длиною в шестьдесят футов и гукор «Святой Павел», бывший по килю лишь на пять футов короче.

Но оба они по своим размерам уступали кораблю Бичевина, на котором Гаврила Пушкарев свободно входил в глубокие заливы Аляски и без опаски в них отстаивался.

Кроме «Святой Екатерины» и «Святого Павла» Креницыну были переданы суда старой постройки — галиот «Святой Павел» и бот «Гавриил». Ими командовали штурманы А. Дудин-меньшой и А. Дудин-большой. Обоих звали Афанасиями, но кем они доводились друг другу — мы не знаем. Взяты они были в экспедицию в Петербурге, вместе со штурманами Яковом Шебановым и Михаилом Крашенинниковым. Всего на четырех кораблях ко времени выхода их из Охотска находились сто восемьдесят восемь человек.

Федор Плениснер, недавний главный командир в Анадырском остроге, находился в Охотске. Там же служил участник Великой Северной экспедиции Василий Ртищев. В Охотске была и Адмиралтейская контора, при которой числился Иван Синдт.

Здесь и «удлиняли» границы России на Восточном океане. Находясь в Охотске, П. Креницын и М. Левашев должны были знать о новом предприятии Ф. Пленнснера. В 1766 году он послал на Курилы сотника Ивана Черного и курильских тойонов Никиту Чикина и Чупрова.

Об этом походе потом писали японские историки.

ТРЕХКРАТНЫЙ ВОЗГЛАС «АГАЙ»

В пору октябрьских морских бурь Креницын и Левашев с обоими Дудиными отправились из Охотска

Искателям Новоприобретенных островов не везло, Петр Креницын никак не мог подойти к берегу Камчатки: трюмы бригантины заполнялись водой. Кое-как корабль добрался до устья реки Большой. Но Креницыну не удалось войти в реку. «Святую Екатерину» выбросило волнами на мель.

Мокрый снег, дождь, ветер и «великое волнение» моря не дали возможности и М. Левашеву укрыться в заливах Камчатки. Гукор оказался на мели — тоже невдалеке от большерецкого устья.

Дудин-большой было изловчился и прошел на «Гаврииле» в реку Большую, но налетел шторм, и бот выскочил на берег. Меньшого Дудина унесло бог весть куда, и о судьбе его галиота не было слышно до августа следующего года.

Собрав пожитки, разбросанные на месте кораблекрушения, для перевозки их в Большерецк, поставив караул возле судов, Креницын и Левашев стали устраивать зимовку на Камчатке.

Еще на месте гибели судов они вскрыли пакет с «Секретным прибавлением» и только тогда узнали, что должны встретиться с тремя кораблями, видом своим схожими с бригантинами.

В пакете нашли и шесть рисунков этих двухмачтовых кораблей. При встрече те и другие обязаны были подать знаки особым движением парусов, а в шторме и тумане — пушечными и ружейными выстрелами, как было расписано в условии

При сближении кораблей люди Креницына и Левашева троекратно прокричат «Агай». Если в ответ, как эхо, донесется то же слово, то камчатский отряд трижды выкрикнет: «Боже, помоги!» И если услышит в ответ: «Да поможет и нам!», Креницын и Левашев должны кричать: «Остров Умнак», — и ждать ответа с чичаговских кораблей: «Остров Оннекотан!»

Совсем по-другому Креницын и Левашев должны вести себя, когда им встретятся корабли какой-либо иной державы.

В этом случае надо держать язык за зубами. Но если противник будет силен и опасен, то ему нужно объяснить, что российский корабль, шедший от Камчатки к Анадырю, отхвачен от камчатских берегов западным ветром. Только и всего!

Слово «Агай», если читатель помнит, раздавалось в июле 1741 года, когда после исчезновения спутников Алексея Чирикова с корабля «Святой Павел» были усмотрены индейские челны, вышедшие из залива, куда были посланы Абрам Дементьев и Сидор Савельев. Об этом призывном крике вспомнили при сборах камчатского и шпицбергенского отрядов удивительной по замыслу экспедиции.

Понятен и возглас «Остров Умнак».

Но почему чичаговцы должны были кричать «Остров Оннекотан»? (Оннекотан лежит за пятым проливом Курильской гряды, над этим островом возвышается пик Креницына.)

Оннекотан «Секретного прибавления» причудливо вторгается в географию Аляски. Но ведь возглас должен иметь свой смысл! Ломоносовская символика была на чем-то основана.

Возможно, это указание на направление остальных русских исканий в Восточном океане, одновременных с великой попыткой охвата Северной Америки со стороны Колы и от Камчатки

Во всяком случае, Иван Черный, пройдя в 1766 году Оннекотан и другие Курильские острова, неустанно исследуя их, помнил наставление, данное ему в Болыперецкой канцелярии. В предписании вполне научно были изложены цели похода.

Имеют под собой почву и предупреждения по поводу возможной встречи русских с кораблями, при виде которых никак нельзя кричать ни «Агай», ни «Остров Оннекотан».

В начале 1766 года в Сибирь был отправлен указ Екатерины Второй. Она возводила в чин сибирских дворян казаков-мореходов М. Лазарева и Б. Васютинского, прощала меховую «десятину» Андреяну Толстых. Вместе с тем царица желала им удачи в новом походе к Андреяновским островам. В заключение Екатерина осведомлялась, не встречали ли русские мореходы европейцев у новых островов и не видели ли там остатков какого-нибудь разбитого корабля.

Может быть, это имело какую-то связь с вестью о судовой кокоре, найденной в 1763 году? Помните, как тревожился Ломоносов, думая, что Умнак и Уналашка находятся не в очень дальнем расстоянии от Нью-Йорка?

СТАРЕЦ САВИН ПОНОМАРЕВ

В ноябре 1766 года Петр Креницын сидел в избе Большерецкой канцелярии, напряженно слушая рассказ дряхлого и полуслепого казака Савина Пономарева. Ведь это он четыре года назад здесь же давал сведения для знаменитого «репорта» о плавании к Умнаку и Уналашке и тот же «пищик из казаков», Иван Рюмин, записывал рассказ Глотова и Пономарева.

Но тогда все было много толковее, теперь же старик Пономарев показался Креницыну и Левашеву «малоумным». Он, очевидно, боялся, что столичные офицеры обвинят его в нерадении при сборе ясака. Поэтому Пономарев заладил одно: умнакский ясачный сбор записан в книге. Большерецкой канцелярии. Печать и шнур на книге целы, в ней и надо справляться обо всем.

Ему растолковали, что дело совсем не в ясаке. Начался разговор о «Лесном острове»: сколько там живет народа и есть ли у него в обиходе палаши, зеркала и чернильницы; ходят ли тамошние мужики в портяных рубахах и как они между собою обращаются; почему Петр Шишкин показал на своей карте «Землю якуцкого дворянина»; когда, где и кем впервые обыскана эта Земля.

На все эти вопросы С. Т. Пономарев не ответил.

Оставили бы лучше его в покое! Никто не знает, как перед непогодой болит у него правое плечо, изувеченное когда-то каменной стрелой уналашкинского воина. И он безразлично отвечал, что по старости уже ничего содержать в памяти не может, не знает ни морского счисления, ни компаса мореплавания. Если бы его даже взяли и привезли к «означенным островам», он их все равно не смог бы теперь опознать.

Старик добавил, что Степан Глотов и Иван Соловей лучше его смогут все «всегда в тонкость доказать». Вот еще Петр Шишкин… Но ведь он убит на шестом от Уналашки острове!

Креницын был совсем сбит с толку, допросив и самого Ивана Рюмина, составлявшего когда-то «репорт» Глотова и его спутников.

Большерецкий «пищик» вдруг заявил, что ему никто никогда не говорил о дальних островах за Умнаком и Уналашкой, Унимаке, Алахшаке, Кадьяке, Шугачь Тане, Чихмиле-острове. Да, «репорт» записывал он при поручике Недозрелове и казаке Салманове, но ни о каких чернильницах и зеркалах он, Рюмин, не знает. Может быть, обо всем этом потом вписали в донесение Салманов и Недозрелое?

Так говорил морским офицерам «шельмованный казак» Иван Рюмин. Своими ответами он ошеломил Креницына и Левашева.

Креницын стал искать Степана Глотова и Ивана Соловьева. Они находились в то время в Нижне-Камчатске, куда был немедленно послан нарочный с «ордером» для привоза их в Болыперецк. А в Нижне-Камчатске еще не успели высохнуть чернила, которыми были написаны «репорты» Ивана Коровина и Ивана Соловьева, поданные ими Тимофею Шмалеву.

Что же было с кораблями Чичагова, Панова и Бабаева?

В 1766 году адмирал Гренландского моря возобновил попытку плавания на Северо-Запад. Бот «Лебедь», разрезая гладь Екатерининской гавани, поспешил с донесениями о выходе «Чичагова», «Панова» и «Бабаева» в «повеленный путь». Это было 19 мая.

Чичаговская флотилия, распустив паруса, шла к острову Кильдин.

После того как суда стали лавировать во льдах, опять раздались пушечные выстрелы и колокольный звон. Покружив в Гренландском море, Чичагов зашел в Колокольную гавань на Шпицбергене Там мореплаватели провели одиннадцать дней и лишь в начале июля вышли в путь. Но снова крепкие льды закрыли дорогу на Северо-запад. Корабли шли с обледеневшими мачтами и снастями.

Василий Чичагов достиг крайнего предела — 80°30' северной широты, побывал на подступах к Гренландии Но ему не суждено было увидеть в «ночезрительную трубу» скалы Умнака и крикнуть: «Остров Оннекотан!»

Корабли возвратились в Архангельск. Юпитер должен был вскоре уклониться за экватор. Благоприятное время было упущено.

ДОМ НА ВШИВОЙ ГОРКЕ

В 1766 году в Амстердаме вышла книга Герарда Фридриха Миллера «Путешествия и открытия, сделанные русскими вдоль берегов Полярного моря, на Восточном океане, в Японии и Америке».

Вскоре он засел за новый труд — «Известия о новейших кораблеплаваниях по Ледовитому и Камчатскому морю». Перед Миллером лежала оправдательная записка Василия Чичагова, в которой тот жаловался на отрывочность и неясность наставлений Ломоносова. Из-за этого, как думал Чичагов, он и не мог пробиться сквозь льды Гренландского моря. Оправдания свои Чичагов написал в начале 1767 года, и они очень быстро попали к Миллеру, который сочувственно встретил жалобы Чичагова.

К тому времени Миллер был назначен управляющим Московским архивом Коллегии иностранных дел и поселился за Яузой, в приходе Симеона Столпника на большой улице, ведущей к Таганке. В доме на Вшивой (Швивой) горке среди множества бумаг лежали драгоценные карты Северо-Востока, донесения и отчеты о русских подвигах на Тихом океане.

Вот дважды перечерченная «Карта Якуцкого уезда, мест при реке Анадыре, земли Камчатки, Чукоцкой земли, части Северной Америки и Японии», сочиненная Тимофеем Переволошовым (!). Ведь это карта Перевалова с краем Американской земли. О ней мы уже не раз говорили.

Мы не знаем, кто такой Лазарь Човельщиков (Говельщиков?), составивший карту просторов от Колымы и Шалацкого носу до Камчатки, Алеутских и «Новонайденных» островов, но карта эта тоже оказалась в морщинистых руках Миллера.

Острова, лежащие между Камчаткой и Америкой, перечень учиненных около Америки открытий, письма из Сибири… Чего только не было в сокровищнице Миллера на Вшивой горке!

Находились здесь и такие бумаги, которые жгли руки. О них можно было вспоминать только во время старческой бессонницы. В доме на Вшивой горке хранилось дело по обвинению Миллера и Делиля в «нарушении контрактов, измене России путем установления опубликования за границей важных для России документов»[83].

В том самом году, когда Миллер, подобно скупому рыцарю, осматривал свои архивные богатства, свезенные в приход Симеона Столпника, Креницын и Левашев на Камчатке начали свои первые научные работы. Их труды тоже не миновали рук Миллера.

«ОБЪЯСНЕНИЯ» ВАСИЛИЯ ШИЛОВА

Долгожданные Степан Глотов и Иван Соловьев наконец предстали перед Креницыным. Это случилось двадцать шестого января 1767 года.

Оказалось, Глотову не было и сорока лет от роду.

Иван же Соловьев более походил на старовояжно- го морехода. Он водил корабли «глубником на обедник», шел под парусами «меж западом и шалонником», примечал «ветры с межника».

С их прибытием «шельмованный казак» Иван Рюмин был посрамлен.

Глотов и Соловьев в беседе с Креницыным подтвердили все то, о чем писалось в «репорте» 1764 года, и рассказали о своих последних скитаниях. Степан Глотов сообщил об острове Кадьяк, который он теперь видел собственными глазами. Что же касается Соловьева, то он кроме живого рассказа передал Креницыну и Левашеву копию своего пространного донесения Тимофею Шмалеву от 28 июля 1766 года[84].

Вслед за ними на Камчатке отыскался и Гаврила Пушкарев, славный участник беринговского похода и былой командир бичевинского корабля, первый русский зимовщик Аляски. Креницын решил его взять с собой для показания пути к Аляске и Унимаку.

Креницын и Левашев еще в Охотске и на Камчатке должны были узнать о сведениях, собранных Василием Шиловым. Этот камчатский «компанией» уже в самом начале 1767 года находился в Петербурге. Адмиралтейств-коллегия опрашивала его.

Ученые моряки сравнили карту Шилова с другими, в частности с картой Чирикова. Василий Шилов или кто-то из его мореходов показал на бумаге пространство от острова Беринга до Аляски. Можно думать, что к этой работе приложил руку и Андреян Толстых, так как Шилов упоминал о недавнем походе к острову Амля, где как раз в 1761–1764 годах побывал Андреян, после чего он и перешел на службу к Шилову[85].

Из счисления расстояний, сделанных Шиловым, ясно, что Чириков проник по побережью Северной Америки «далее нежели как остров Аляска обстоит». Это был очень важный вывод. По карте Шилова, от острова Беринга до «конца Аляски» было три тысячи двести девяносто одна верста.

Острова, протянувшиеся до Умнака, Шилов называл Алеутскими. «Остров» Аляска в его представлении превосходил остальные острова своей величиной и многолюдством. На Аляске много лиственного леса, заливов, озер и рек. Воды острова богаты морскими бобрами, а суша изобилует красными и черными лисицами, речными бобрами, лесными медведями и оленями.

Василий Шилов полагал, что «остров» Аляска протянулся с востока на северо-запад. Длина его — одна тысяча девятьсот верст. Камчатский «компанией» на своем чертеже так и повернул Аляску к востоку.

Аляску надо заселять — явствовало из «Объяснений» Василия Шилова. Там можно найти много выгод. Ходить туда следует на больших кораблях, ибо на Аляске есть просторные и закрытые заливы. При этом Шилов ссылался на плавание бичевинского корабля, этого Левиафана среди камчатской судовой мелкоты.

Шилов сообщал, что за последние годы многие из алеутов уже овладели русским языком. Это облегчало мореходам исследование островов. Поэтому-то на шиловской карте и появились более точные, как он уверял, названия, если сравнить их с надписями хотя бы на пономаревской карте, то есть карте Шишкина.

Удовлетворяя настойчивую любознательность членов Адмиралтейств-коллегии, Шилов рассказал им «о свойстве жителей» Алеутских островов. Нет у этих людей никакого богослужения, праздничных и брачных собраний, как нет и понятия о других народах. О собственности они тоже ничего не знают, а произведениями естества довольствуются сообща — ловят зверей и рыбу, роют земляные коренья, собирают морошку и ягоду сикшу, что видом похожа на голубику.

Живут островитяне в общих, многосемейных юртах, имеющих сходство с жилищами лопарей и камчадалов. Люди Алеутских островов долговечны, нередко доживают до ста и даже более лет. Нравы у них изрядные, а сердца добрые. Стрелы, кидаемые алеутами с метательных дощечек, не так уж и страшны: их можно всегда палкой от себя отбить.

Из мусикийских орудий у алеутов есть только бубны, обтянутые звериной шкурой.

Так рассказывал Василий Шилов петербургским адмиралам.

Карта его исполнена очень аккуратно. На ней тщательно вырисованы даже дымы огнедышащих гор.

Вот Умнак с величайшим из всех алеутских вулканов — Шишалдином, только показанным почему-то без дыма. Зато у Шилова курится Макушинский вулкан на Уналашке. Совершенно точно обозначена огнедышащая гора на северном конце острова Канага с самыми большими клубами дыма над ней. Серое облако встает и над соседним островом. Два последних вулкана первым увидел Андреян Толстых.

Сама Екатерина Вторая смотрела карту Василия Шилова. На императрицу нашли сомнения: не слишком ли далеко к северу поместил он Новообретенные острова, раз там так тепло от вулканов, но все же она наградила его золотой медалью на голубой ленте.

Русские адмиралы продолжали сопоставлять шиловские рассказы с отчетами Чирикова и Беринга. Алексей Нагаев уже в апреле 1767 года вычертил первую сводную карту всего севера Тихого океана. Он свел воедино данные Глотова, Пономарева, Шишкина и Василия Шилова. Российские адмиралы сочинили также записку об огнедышащих горах Алеутских островов и их «подземной теплоте».

Глотов и Шишкин оказали большую услугу науке, заявили адмиралы. Не будь чертежей этих неученых людей, положение Умнака в 1764 году не было бы определено даже и приближенно. Решающее слово сказал вслед за ними Василий Шилов.

О Василии Шилове из книг я знал давно, но никогда не думал, что судьба приведет меня к стенам его дома.

…Осенний ветер проносил желтые и алые листья по улицам Устюга Великого. Во второй части города высился белокаменный дворец, необычайный дом-красавец. Его строили с выдумкой: возвели сначала трехэтажное здание, а потом в него как бы вставили еще один дом о двух этажах. Дворец этот был единственным в своем роде для всей бывшей русской провинции

Историк Великого Устюга, престарелый Вениамин Шляпин, ходивший летом в подшитых валенках и в картузе с выцветшим бархатным околышем, рассказал мне, что этот удивительный дом построил после 1772 года сам Василий Иванович Шилов.

Кладовые с шестью затворами и тремя железными дверями, одиннадцать теплых покоев, два флигеля и почему-то две бани… За трижды защищенными железом входами хранились сокровища Аляски и Прибыловых островов, шелка Китая и ревень из Малой Бухарин.

В 1790 году Василий Шилов был еще жив. Затем, после смерти, его имя, как владельца этого дворца и крепости, постепенно забылось. В 1936 году особняк назывался «домом Азова». Даже такой знаток северной архитектуры, как Иван Евдокимов, описывал дворец под этим названием.

Мне довелось писать о Шилове и о его доме в Устюге Великом[86]. Фотокорреспондент «Наших достижений» Олег Кнорринг щелкал аппаратом, снимая шиловский дом и самого В. Шляпина, составляющего тогда списки устюжских мореходов на Восточном океане. Но труды Вениамина Шляпина не были введены в научный оборот нашими историками географических открытий.

О Василии Шилове почти ничего тогда не говорили.

Лишь в 1948 году я наконец увидел первое печатное издание карты В. И. Шилова[87].

Кстати, шиловские «Объяснения» тоже не миновали дома Миллера на Вшивой горке. Там, среди груд бумаг, лежала и записка об огнедышащих горных исполинах Восточного океана.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ДУДИНА-МЕНЬШОГО

Афанасия Дудина-меньшого уже считали погибшим. И вдруг в августе 1767 года он предстал перед Креницыным и Левашевым. Вот что рассказал о своих приключениях Дудин-меньшой.

Его галиот «Святой Павел» потащило через первый Курильский пролив в Восточный океан. В пасмурный ноябрьский день показались берега Авачинской губы. Но вновь налетел жестокий шторм и унес корабль в открытое море. Одна за другой рухнули мачты, в клочья превратились паруса.

В начале января 1767 года бедствующие мореплаватели увидели землю, закрытую туманом. Темные утесы вставали из кипящей воды. Галиот несло на буруны. Страшные удары о камни разбили корабль. Дудину-меньшому и двенадцати его товарищам удалось спастись, а тридцать человек нашли себе могилу в курильской пучине. Тринадцать спасшихся бродили по угрюмому берегу седьмого Курильского острова Сия-Кута — Сияскотана, севернее которого находился Оннекотан. Дудин-меньшой искал прибежище и нашел его в юртах добрых людей — курильцев, зимовавших на острове. Они кормили русских китовым жиром, морской капустой и дягильным кореньем.

Летом А. Дудин попросил курильцев, чтобы они отвезли русских к устью реки Большой. Курильцы приготовили байдары, и люди со «Святого Павла» благополучно доплыли до Большерецка. Там к тому времени были починены корабли «Святой Павел» и «Святой Гавриил». 6 сентября 1767 года оба этих корабля зашли в устье реки Камчатки.

Той же осенью там бросил якорь галиот «Святая Екатерина», и Иван Синдт, встретившись с Креницыным и Левашевым, рассказал им о своем походе. Возможно, он передал экспедиции даже письменные свидетельства. В наше время считается доказанным, что Синдт открыл, во всяком случае, остров Святого Матфея в Беринговом море. Остров этот впоследствии был Джемсом Куком назван в честь англичанина Гора Этот клочок суши, затерянный в море за 60° северной широты, был покрыт унылыми растениями тундры.

Имея под рукой святцы, легко установить, что Синдт усмотрел остров Святого Матфея 9 августа. На тот же месяц приходятся дни в память святых Стефана и Далматия; их именами Синдт назвал другие, но, увы, мнимые острова. Считают, что это был плод зрительного обмана и Синдт принимал туман за берега новых островов.

КАЛЮМЕТ — ЖЕЗЛ МИРА

Осенью 1767 года креницынский штурман Михаил Крашенинников, выполняя приказ своего начальника, составил карту течения рек Камчатки от Нижне-Камчатского острога до Ключевской.

Это было крупным вкладом в дело освоения Камчатки.

Незадолго до этого Крашенинников начертил и карту Охотского побережья. В обоих случаях он подробно показывал остроги и поселения, устья рек, отдельные высоты и горные цепи.

Первая карта вскоре попала к Миллеру. Есть еще одна креницынская карта того времени, и, вероятно, тоже работы Крашенинникова. Но она почему-то легла не на полки Архива иностранных дел в Москве и даже не в миллеровские «Портфели» в доме, что на Вшивой горке, а очутилась в библиотеке Геттингенского университета.

Подобно тому, как Ломоносов когда-то держал совет с бывалыми груманланами, Креницын и Левашев совещались с камчатскими мореходами, лучшими знатоками Алеутских островов.

К экспедиции был причислен старый беринговец и открыватель Ближних островов Михайло Неводчиков. Он даже успел послужить подштурманом у Дудина-большого на боте «Гавриил» и вместе с ним приплыть в Большерецк. Неводчиков стал недомогать, и мореплаватели лишились ценного спутника. Но старый подштурман вместе с Тимофеем Шмалевым в 1767 году еще трудился над составлением карты Камчатки

В числе промышленных людей, нанятых Креницыным, были Михайло Авдеев, Петр Анфилатов,

Алексей Безруков, Степан Глотов, Леонтий Дружинин, Алексей Дружинин, Михаиле Лебедев, Никифор Новоселов, Дмитрий Панков, Алексей Удачин, Алексей Хомяков, Василий Штинников, Иван Шеин.

С Креницыным и Левашевым отправлялись четверо толмачей — молодых алеутов. Принятые ими имена и фамилии указывали на то, кто именно вывез их на Камчатку. Алеутов звали Иван Степанов Глотов, Алексей Иванов Соловьев, Алексей Иванов Попов, Андрей Яковлев Шарапов. Все они в Нижне-Камчатске овладели русским языком и письмом, обучив в свою очередь русских алеутской речи.

Весна 1768 года прошла в подготовке кораблей к плаванию. Креницын взял у Ивана Синдта его галиот «Святая Екатерина», а открывателю острова Святого Матфея отдал «Святого Гавриила». На нем Синдт вскорости и отплыл в Охотск.

Корабельные мастера починили тупоносый гукор «Святой Павел». Сто тридцать шесть участников плавания стали грузить на суда муку и медные единороги, связки сушеной рыбы и мушкетоны, сухари и дрова, фальконеты и ячневую крупу. Бывалые камчатские мореходы крепили на палубах байдары; их было по одной на каждом корабле.

В июле галиот и гукор вышли из устья реки Камчатки, и волны Восточного океана понесли корабли к Командорским островам.

Вскоре Креницын и Левашев увидели остров Беринга — могилу командора. В этом печальном месте им удалось запастись живительной и чистой водой.

У острова Медного они встретились с кораблем, начальником которого был штурманский ученик В. Софьин. Он провел на Командорах две зимы, охотясь на морского зверя и делая съемку островов

Одиннадцатого августа на море было очень пасмурно и ветрено. Напрасно Креницын с борта «Святой Екатерины» вглядывался в сумеречную даль — лева- шевского гукора нигде не было видно.

Через три дня показались острова Сигуам и Амухут, а двадцатого августа галиот входил в Умнакский пролив, где из воды выступал скалистый остров, издали похожий на трехмачтовый корабль. Флаг «Святой Екатерины» развевался на ветру; его клонило то в сторону Умнака, то к Уналашке.

Неизвестный алеут, — возможно, ученик мужика Кашмака, — подъехав на байдарке к галиоту, явственно произнес русское «здорово». Но дальнейший разговор он все же вел только через толмача. Алеут осведомился, зачем приплыли русские и не станут ли они обижать здешних жителей Петр Креницын заверил, что обид не будет: русские любят мир и ценят дружбу.

Тогда островитяне вручили гостям калюмет — длинный жезл, увенчанный крыльями совы. Креницын принял этот скипетр мира.

На третьи сутки у входа в пролив показался гукор Левашева. Он, видимо, миновал восточное звено Андреяновских островов, Акутан и зашел в пролив его северными воротами.

Оба корабля двинулись к Уналашке и, облюбовав один из ее заливов, стали на якорь, чтобы набрать воды.

Двадцать третьего августа пришлый алеут сообщил тревожную весть о событиях на Кугалге и Акутане. Там убиты пятнадцать русских, что зимовали на Умнаке, а потом поехали для промысла к Акутану. Все это вскоре подтвердилось.

В тот же день корабли вышли искать заветный «остров» Аляску. Квартирмейстер Гаврила Пушкарев, находившийся на гукоре Левашева, первооткрыватель полуострова Аляски и менее удачливый искатель «Стеллеровой земли», горел нетерпением увидеть места, знакомые ему по плаванию на бичевинском корабле.

Уже 25 августа показался северный берег Унимака. Корабли вошли в Исанотский пролив и последовали вдоль побережья острова — мимо песчаных кос зловещего черного цвета, устьев рек, где воды проносились, гремя, по скалистому ложу, а лава вулканов местами подходила к самому морю. Началась опись Унимака, на что ушло пять дней.

Исанотский пролив был коварен. 30 августа гукор, на котором плыли Левашев и Пушкарев, затрещал по всем швам, очутившись на мели посредине пролива. «Святого Павла» удалось стащить лишь на следующие сутки.

АЛЯСКИНСКИЙ ПУСТОЙ БЕРЕГ

Первого сентября Левашев и Креницын подошли к берегу Аляски. Две байдары устремились к нему. Осматривая аляскинский пустой берег, исследователи на всякий случай выставляли вооруженный караул. Думая зимовать на вновь открытой земле, которую они все еще принимали за остров, мореплаватели искали пристойное для этого место. Они провели вместе еще три дня, идя на северо-восток от Унимака вдоль «острова со стоячим лесом».

Но морская буря вновь разлучила корабли храбрых открывателей. Креницын очутился снова в Исанотском проливе, против самого конца рога полуострова Аляски, который Иван Соловей по старинке мог бы назвать аляскинской Лопаткой.

Посоветовавшись со спутниками, Креницын решил зимовать на восточном краю острова Унимак. «Святая Екатерина» вошла в бухту, расположенную к югу от острого мыса, вдавшегося в пролив. В этих местах до берега Америки было рукой подать, иногда менее версты, как у мыса Исанотского.

Байдарщики отвозили людей на побережье Северной Америки, возвращались оттуда на корабль, с тем чтобы после передышки снова плыть к черным пескам Унимака.

Каменный пояс шел поперек острова. Один за другим к небу вздымались грозные огнедышащие великаны, над которыми царил Шишалдин в своем снежном шлеме.

На Унимаке пели двуручные пилы и стучали топоры. Из аляскинского леса и унимакского плавника люди строили себе зимние убежища.

Вскоре к зимовщикам прибыли на байдарах воины-аляскинцы. Русские пытались дарить «американцам» рукавицы, бисер, шапки. Аляскинцы в ответ пускали стрелы.

Что было делать в таких случаях?

Увидев России корабли,

Америка, не ужасайся,

Из праотеческой земли

В пустыни бегством не спасайся, —

призывал в те годы Сумароков, воспевая мирные стремления российских мореплавателей.

Залп из двух медных полуфунтовых пушек и фальконетов, произведенный с таким расчетом, чтобы ядра пролетели над головами нападающих и упали в море, — лишь к этому смог, как к крайней мере, прибегнуть Креницын. Но поневоле пришлось усилить караулы, особенно когда люди «Святой Екатерины» отправлялись на американский берег, где проводили недели по две. Они голодали и холодали, но, несмотря на это, никогда не обижали «американцев».

Когда русские находили в пустых юртах связки сушеной рыбы, голодные люди брали ее, но взамен оставляли красное сукно, цветной бисер и иглы.

Бродя по Аляске, исследователи убеждались в правильности сведений, сообщенных об этой стране лет пять назад. Они своими глазами видели ее богатства — морского зверя в водах, а на суше — диких баранов, оленей, лисиц, горностаев, медведей.

Полной истории всех этих исследований нет до нашего времени. Такие люди, как штурман М. Крашенинников, вели дневники. Его «Журнальная записка» значится в описях Московского архива Министерства иностранных дел.

С Креницыным был даже неизвестный художник. Выполненные им аляскинские рисунки хранились в бумагах 1768 года, под № 598, в секции X, в Военно-ученом архиве Главного штаба[88].

«Святая Екатерина», с покрытыми инеем и льдом бортами, стояла на берегу бухты у Исанотского пролива. Жерла корабельных пушек смотрели в сторону моря. А в холодных юртах со щелями шириною в палец лежали цинготные люди.

В ГАВАНИ СВЯТОГО ПАВЛА

Что же делал Михаил Левашев, которого Креницын потерял из виду 5 сентября 1768 года?

Около недели гукор «Святой Павел» бродил в море, отыскивая новые острова на западе от Аляски и Унимака. Потом корабль с круглой кормой побывал в водах Унимака, после чего поспешил к Уналашке. Но из Макушинской гавани Левашев снова повернул к Унимаку и, не найдя Креницына, решил зимовать в одном из больших уналашкинских заливов. В вершине его находилась гавань, названная Левашевым в честь корабля «Святой Павел».

Место зимовки Левашева легко перепутать. В самом деле, попробуйте разобраться, что такое Капитанский залив, Капитанская гавань, Капитанская бухта, залив Левашева и порт Левашева.

Но по картам атласа Г. А. Сарычева можно совершенно точно указать, где стоял гукор «Святой Павел».

Представим себе морскую губу, глубоко врезавшуюся в северный берег Уналашки. Это и есть собственно Капитанский залив. Во времена Левашева туземцы называли его Игуноком. Это отчетливо указано на карте, составленной штурманом прапорщичья ранга Яковом Шебановым[89].

Ближе к восточному берегу залива был расположен остров Амахнак с направленными на восток мысами, один из которых похож на коготь огромного орла. От этого когтя начинался узкий проход, ведущий из собственно Капитанского залива во второй, более южный залив. Второй, широкий проход туда лежал на западную сторону острова Амахнак. Впоследствии Гавриил Сарычев назвал эти проливы «предместьями». За ними был виден внутренний залив, простиравшийся на три с четвертью мили к югу. Это и был залив Левашева.

У самого конца его со скал западного берега низвергалась речка, в устьях которой скапливались гранитные зерна. Неподалеку от нее в заливе высились пять небольших островков. Под их прикрытием и стоял гукор «Святой Павел». Это место было впоследствии названо портом Левашева. Сам же Левашев, как уже сказано, дал ему название «гавань Святого Павла».

Мореплаватели бродили по берегам залива, разыскивая выкидной аляскинский лес. Из него наскоро сколотили юрту на невысоком прибрежном холме. Справа от зимовья протягивался неширокий перешеек; за ним светился самый большой уналашкинский залив — Бобровый, закованный в скалистые берега. Там слышался шум и звон водопадов.

Если пойти налево от холма, можно было увидеть Натыкинский залив, а севернее его — залив Широкий. Отсюда начиналась долина, по которой проходил путь к Айагын-горе или вулкану Макушину, где текли окутанные паром горячие ключи.

Здесь Левашев застал камчатских промышленных людей, вероятно Вторушина, Смолина, Полутова и других.

В начале октября 1768 года в юрте зимовщиков сидел Афанасий Очередин. Он приплыл с острова Умнак, где стоял лапинский корабль «Святой Павел». Очередин рассказал, что дела у него неважные, если не сказать — прямо гибельные. Люди пухнут от голода, пятеро уже умерли во время зимовки.

Бродя по Умнаку, он разыскал обугленные остатки протасовского корабля. От Очередина яевашевцы узнали и о гибели людей с кораблей Н. Трапезникова и И. Кулькова.

Людям Левашева тоже было нелегко. Недоедание скоро перешло в голодовку. Началась цинга. Китовое мясо русскому человеку впрок не идет. Мореходы утверждают, что от китовины даже открывались раны. Но людям Левашева пришлось есть мясо кита, выкинутого мертвым на берег залива.

Зимовщики жили на корабле и в юрте. Однажды с моря налетел такой ветер, что кровля юрты поднялась. Ее обитатели так перемерзли, что почти потеряли рассудок.

Михаил Левашев, сидя в тесной каюте корабля, у светильника с китовым жиром, писал заметки.

«О жителях того острова», «Описание острова Уналашки», «О промысле российских людей на острове Уналашке разного рода лисиц» — так назывались эти научные труды, начатые русским человеком в Западном полушарии. В них приводилось множество сведений о быте алеутов, об их одежде, жилищах, стремительных байдарках, об алеутских «веселостях», когда алеуты пляшут под стук бубнов, обтянутых китовой кожей.

Труды М. Левашева полностью не напечатаны до сих пор…

Бедствуя, холодая и голодая, зимовщики Капитанского залива исследовали Уналашку. Судя по карте Якова Шебанова, о которой мы уже упоминали, была произведена опись всего залива.

Исследователи видели у мыса Калехта, при входе в главный пролив, огромную скалу, прозванную Монахом, похожую на человека со склоненной головой.

На западной стороне входа высился мыс, известный впоследствии под названием мыса Веселовского. Еще западнее к небу вздымались высочайшие утесы Уналашки и клубились водопады, пена которых смешивалась с волнами моря.

МОГИЛЫ НА НОВОЙ ЗЕМЛЕ

Перенесемся теперь на другую зимовку, далеко от Уналашки. У восточного устья пролива Маточкин Шар, что делит Новую Землю, стоят две заиндевелые избы. Одна из них находится в бухте Тюленьей, другая — на мысу Дровяном.

Пол первой избы покрыт еще свежими стружками. Здесь в ноябре 1768 года несколько обессилевших от цинги людей сколотили сосновую домовину. В нее было положено тело Якова Чиракина, помора и бесстрашного морехода, десять раз зимовавшего на Новой Земле.

За год до своей гибели Яков Яковлев Чиракин пришел к архангельскому губернатору и объявил о своем открытии. Он, Чиракин, будучи кормщиком на судне купца Антона Бармина, пошел на Новую Землю еще в 1766 году. Летом 1767 года Чиракин, правя малым извозным карбасом, дважды «проходил поперек насквозь» Новую Землю, проникал в Карское море и возвращался обратно. Кормщик развернул перед губернатором план пролива, который он своеручно снял.

Губернатор Е. А. Головцын помнил сборы кораблей Чичагова. В Архангельском порту тогда еще трудился былой беринговец капитан-командор Петр Чаплин. Из губернаторского дома кормщик пошел к Чаплину и повторил ему свой рассказ.

После этого из Архангельска в Петербург помчался курьер с рапортом Чаплина. Российские адмиралы, собравшись в своей Коллегии, обсудили открытие новоземельского кормщика и одобрили почин капитан-командора — послать экспедицию для описи Маточкина Шара.

Член Адмиралтейств-коллегии Алексей Нагаев, о котором мы уже упоминали, в свое время имел высокую честь обрабатывать данные Великой Северной экспедиции, сотрудничал с Ломоносовым при сборах Чичагова, Креницына и Левашева и рассматривал карты П. Шишкина, В. Шилова и других камчатских мореходов.

А. Нагаев принял самое горячее участие в деле Якова Чиракина.

Получив согласие из Петербурга, Петр Чаплин стал собирать экспедицию. Начальником ее был назначен Федор Розмыслов, «штурман порутческого ранга», четыре раза плававший от Кронштадта до Архангельска. С ним шло тринадцать человек — Яков Чиракин, подштурман Матвей Губин, матросы Иван Казимиров, Александр Кустов и девять поморов. Имена этих скромных героев нам неизвестны.

Антон Бармин дал Розмыслову и Чиракину десятитонную кочмару о трех мачтах. Исследователи получили письменное наставление. Оно обязывало их осмотреть в тонкости, нет ли на Новой Земле ценных руд, хрусталя, жемчужных раковин, отменных трав, какие звери и птицы водятся на острове, есть ли там соляные озера.

На все эти вопросы Розмыслов и Чиракин должны были ответить.

Осенью 1768 года мореплаватели были у восточного устья Маточкина Шара Федор Розмыслов взошел на гору, и сердце его захолонуло от волнения: Карское море, насколько его можно было окинуть взором, было свободным от льда. По такой чистой воде можно было без боязни плыть в сторону обского устья.

Но барминская кочмара начала течь еще в Белом море Бывалые поморы предложили ее чинить — вырубать гнилые гнезда в корабельном дереве и замазывать их тестом из ржаных отрубей и глины. Но для этого надо было время. Поэтому Розмыслов и решил остаться на зимовку.

Исследователи успели осмотреть сланцевые горы у Маточкина Шара, оглядеть новоземельские озера и пройти по проливу на гребном судне.

Началась полярная ночь. За десять дней до ее наступления умер Яков Чиракин.

Зимовщиков Новой Земли сближала с зимовщиками Уналашки не только бедственность судеб, но и беспримерная стойкость.

Федор Розмыслов твердо помнил одно место из наставления.

Вот оно:

«Как не безызвестно вам, что со стороны Российской империи об открытии пути в Северную Америку многие опыты с великим казенным иждивением чинены и предприемлемы были, но оные и поныне остались еще без желаемого успеху, то егда вы за пролив с Новой Земли в Карское море прибудете, то не оставьте, — по широте места, соображая положение по карте моря, — примечания своего сделать: не будет ли способов с того места восприять путь в Северную Америку, — чтоб льды тому не воспрепятствовали…»[90]

Вот почему был так настойчив доблестный Федор Розмыслов. Не его вина, что. он не смог продвинуться в сторону Северной Америки далее чем на шестьдесят верст.

Наступил 1769 год. Летом Розмыслов закончил съемку Маточкина Шара. Вслед за Чиракиным цинга унесла еще несколько человек. Со штурманом остались лишь Матвей Губин, один матрос и три помора. С трудом шагая по земле, покрытой алыми камнеломками, они носили к кочмаре смесь из глины и отрубей, замазывали дыры, конопатили щели. В августе уже больной Розмыслов двинулся к востоку и смело вошел в Карское море. Но на следующий день дозорный крикнул с вершины мачты, что «водяного проспекта» не видно, а впереди встали сплошные льды.

Льдины уже били о борта кочмары. Глиняные заплаты разлезались на глазах. Откачивая, как могли, воду из судна, шестеро храбрецов, дождавшись попутного ветра, поворотили обратно к Маточкину Шару

Снова началась починка кочмары. Ее опять замазывали глиной, обшивали досками, забивали щели мхом. Но все было тщетно. Гнилое судно текло. В это время в пролив зашло промысловое судно Водохлебова. Кора- 1эелыцики поглядели на кочмару и ужаснулись — как мог только ходить на ней Розмыслов в карских льдах!

Они уговорили бесстрашного штурмана вернуться в Архангельск, а облепленную отрубями кочмару бросить на устье речки Маточки. Восемь спутников Розмыслова окончили жизненный путь на Новой Земле, откуда начиналось сведыванье пути к Северной Америке.

КРЕСТЫ НА УНИМАКЕ!

Над прибрежным холмом, где стояла юрта Левашева, поднялся деревянный крест с надписью: «Съ 1768 на 1769 г. зимовалъ здесь съ судномъ флота капитанъ-лейтенантъ Левашевъ».

В мае 1769 года у Левашева было двадцать семь больных цингой. Судьба была еще милостива к людям «Святого Павла». От этого недуга во время зимовки умерли лишь три человека. Были и другие потери. Казак Салманов — гот, что когда-то записывал рассказы Глотова, — вместе с квартирмейстером Шараповым пошли однажды на охоту да так и не вернулись. Никто не мог узнать, где они сложили свои головы.

Один алеутским начальник — тойон, сблизившись во время «веселостей» с русскими, согласился пойти на поиски Петра Креницына. Алеутский начальник собрал сто байдар и двинулся в сторону Аляски. В пути его люди бились с враждебными воинами, осыпавшими стрелами флотилию мужественного уналашкинца. Но тойон свято хранил письмо, данное ему Левашевым для передачи Креницыну.

Петр Креницын в то время тоже составлял скорбный список жертв зимовки на Унимаке. У него умер ли тридцать шесть человек. Смерть унесла Степана Глотова, Афанасия Дудина-большого, подштурмана Конона Ларионова, двух штурманов — С. Чиненого и М. Крашенинникова, промышленных А. Дружинина, М. Лебедева и Н. Новоселова[91].

Оставшиеся в живых, отдавая последние почести погибшим героям, обтесывали лиственничные бревна и сколачивали из них высокие и грубые кресты. Креницын приказал построить еще один «особливый большой крест», водрузить на нем крест из меди, а в углубление в нем вложить записку о пребывании «Святой Екатерины» у берегов Аляски и Унимака.

Петр Креницын во время зимовки тоже писал научные заметки о трех землетрясениях 1769 года. Люди «Святой Екатерины» за время пребывания на Унимаке сделали много для исследования «Лесного острова» — Аляски[92].

Горсть унимакских зимовщиков, изнемогавших от цинги, в мае 1769 года неожиданно увидела две байдары, вошедшие в пролив. Над одной из них развевался белый флаг, как потом оказалось — холщовый платок на шесте. Алеуты, сидевшие в байдаре, громко выкрикивали имя капитана Левашева,

Люди Креницына обезумели от радости, встречая посланцев Левашева. Отважный тойон с Уналашки рассказал, что он потерял девяносто восемь байдар, а все же пробился к Унимаку. Он вручил Креницыну письмо из залива Игунок.

Начальник экспедиции, прочитав это послание, покачал головой: Левашев звал «Святую Екатерину» к себе на Уналашку, не зная, что Креницын и его зимовщики сами едва держались на ногах.

Тойон уналашкинских алеутов вытирал обильный пот холщовым платком, снятым с древка Он и два его приближенных пили в юрте Креницына кяхтинский чай с китайскими леденцами. Перед тойоном лежали богатые русские подарки — сукно, ножи, цветной бисер.

Алеутский старшина, свершив свой подвиг, бесстрашно пустился в обратный поход с письмом к Левашеву.

В первых числах июня 1769 года Левашев поднял паруса, вывел гукор в большой залив, миновал угрюмую скалу Монах и уже уверенно, по пути, разведанному тойоном, двинулся к зимовке Петра Креницына.

Вскоре оба корабля покинули Северную Америку и пошли к устью реки Камчатки. Изнуренные мореплаватели еле справлялись с парусами.

Первые русские поселенцы Аляски зазимовали в теплых избах Нижне-Камчатского острога.

ГОСПОДА ГЕОДЕЗИСТЫ

Наш старый знакомый, казак из чукчей Николай Дауркин, в 1769 году снова искал «Большую Американскую землю» против Медвежьих островов. Все еще была жива мысль Плениснера о близости Америки к устью Колымы,

Дауркин вел с собой трех господ геодезистов — И. Леонтьева, И. Лысова и А. Пушкарева.

Эти прапорщики, вооруженные квадрантами, треножниками и подзорными трубами, тоже надеялись, узреть американский берег. «Земля Андреева не давала им покоя.

Представление о походе казака-чукчи и геодезистов дают карта[93] и «Экспликация» Дауркина 1774 года, особенно последняя.

Они отправились из устья Колымы на запад по берегу моря к речке Убиенной и увидели у озера Хомучева Лаптевский маяк. От устья речки Якутской сошли к морю и шли льдами, оставляя влево высокие береговые утесы, до устья Крестовки. От нее начался перевод на первый Медвежий остров.

Николай Дауркин, конечно, был одержим. На Медвежьих островах он прежде всего кидался на осмотр древних строении, так прочно сидела в нем мысль о русской крепости на Хевуврене, что в Северной Америке. На третьем Медвежьем острове он осмотрел укрепление, построенное незнаемыми людьми из дикого серого камня. И на пятом острове казак-чукча снова стоял у полуразвалившихся крепостных стен, сложенных из плавника.

С пятого острова пошли на север. Дауркину и господам геодезистам удалось подняться до 70°58' северной широты. Но морской лед был так тонок, что люди слышали, как колышется и дышит холодная пучина под их ногами. Искатели «Большой Американской земли» были вынуждены вернуться обратно в Нижне-Колымский острог.

Неотвязная мысль снова овладевает Николаем Дауркиным. Он составляет карту 1774 года и помещает на ней крепость с надписью: «Деревянная крепость той Большой земли…»[94]

Дерзания Федора Розмыслова и походы Дауркина вместе с господами геодезистами были тесно связаны с теми трудами, что совершали сподвижники Креницына и Левашева под небом Северной Америки.

ГИБЕЛЬ ПЕТРА КРЕНИЦЫНА

Карл Третий, король испанский, был встревожен русскими успехами на севере Тихого океана. Монахи-францисканцы держали совет с капитанами кораблей, отправлявшихся к 50° северной широты. Это было в 1769 году. Вот когда снова вспомнили о сказочном Аниане! Возникли католические миссии в Калифорнии. Брат Жюниперо поставил на морском берегу крест с надписью об основании Монтерея. Одновременно монахи стали застраивать Сан-Диего. Но выше 36°48' северной широты испанцам тогда продвинуться не удалось, как они ни старались. В 1770 году, после бедствий, перенесенных на Умнаке, в Болыперецк и Охотск возвратился Афанасий Очередин. «Компанионы» В. Шилов, И. Лапин, А. Орехов были обрадованы богатой добычей, доставленной подштурманом в трюмах «Святого Павла». Он привез бобров и много лисиц. Лисьи острова оправдывали свое название.

На пановском корабле пришел и Евстрат Деларов, македонский грек, добывший более пяти тысяч бобров. Вернулись Вторушин со Смолиным с Умнака и Уналашки, Коровин и Коренев на «Петре и Павле», побывавшие на Андреяновских островах. (Более раннее плавание на «Живоначальной Троице», их исследования и знакомства с мужиком Кашмаком мы уже описывали под 1764 годом.)

Сдав умнакских лисиц, Афанасий Очередин принялся за составление карты Алеутских островов[95]. Эта карта настолько понравилась камчатскому и охотскому начальству, что шиловский мореход вскоре был затребован в Иркутск в губернаторский дом, куда он и привез свой чертеж.

Панков на «Святом Александре Невском» двинулся к Ближним островам, обрекая себя на четырехлетние скитания в бобровых водах. Иван Соловьев, знаток глубника, межника и обедника, держал свой путь к Уналашке на корабле «Святой Павел». К родным берегам он возвратился только через пять лет.

Набравшись сил в Нижне-Камчатском остроге, герои Восточной экспедиции приготовились к отплытию в Охотск. Но их постиг страшный удар. Однажды Петр Креницын вместе с казаками Иваном Черепановым, Василием Сизовым и Семеном Каюковым плыли в лодке по реке Камчатке. Утлую посудину внезапно захлестнуло высокой волной. Креницын и Черепанов пошли ко дну и утонули.

Начальство над экспедицией принял Михаил Левашев. Он поднял паруса на гукоре «Святой Павел», а Афанасию Дудину-меньшому передал галиот «Святая Екатерина». В самом начале августа 1770 года оба корабля пришли в Охотск, где их встретил Федор Плениснер; Спустив флаги на судах, Левашев передал их начальнику порта и трудными сухопутными и речными дорогами двинулся в сторону Якутска. Небольшая часть людей, участвовавших в плавании, остались на Камчатке. Среди них были штурман Максим Чурин и подштурман Дмитрий Бочаров.

БРАТЬЯ ШМАЛЕВЫ ПИШУТ МИЛЛЕРУ

Казак-чукча Николай Дауркин в марте 1770 года снова вышел из Колымского острога вместе с теми же господами геодезистами к Лаптевскому маяку. Четыре дня двигались они к Медвежьим островам, перешли на пятый остров. Сойдя на морской лед, путники устремились к северу, целую неделю искали окраину Американской матерой земли и опять остались в горьком разочаровании.

В Петербурге, у адмирала Алексея Нагаева, уже сидели сибирский гость Тимофей Шмалев и никому не известный десятник Федор Лобашков. Десятник отдал Нагаеву описание устья Колымы и Медвежьих островов. Конечно, здесь шел разговор об Америке — о том, прилегла ли она своим краем к Медвежьим островам. Бумаги Лобашкова до сих пор не разысканы.

По Петербургу Тимофей Шмалев ходил в сопровождении «американца» — алеута Осипа Кузнецова, которого он привез для показа двору.

В миллеровских «Портфелях» лежит «Примечание» Шмалева об этом «американце».

В 1770 году начинается переписка между братьями Шмалевыми и Миллером, и с этого времени знаменитые миллеровские «Портфели» начинают пухнуть от донесений, примечаний и описаний, составленных братьями — знатоками русских дел на Восточном океане[96].

В самом начале 1771 года Г. Ф. Миллер в письме к И. А. Эйлеру сообщил о том, что на пути из Москвы в Тобольск умер какой-то «американец». Это был Осип Кузнецов, возвращавшийся на Камчатку со Шмелевым.

В этом же письме Миллер жаловался на швейцарца Энгеля — того самого, что составлял несовершенные карты Берингова моря и обвинял Миллера в «удлинении берегов» Российской империи на Северо-Востоке.

Берега эти действительно собирались тогда удлинять, ибо граф Иван Чернышев, вице-президент Адмиралтейств-коллегии, в начале 1771 года ставил вопрос о новых исследованиях на Восточном океане.

Карта Нагаева, составленная по рассказам и отчету десятника Лобашкова, была немедленно поднесена Екатерине Второй. В Тобольск поскакал курьер с письмом Чернышева к губернатору Денису Чичерину. Адмиралтейств-коллегия требовала сообщить подробно о гибели Креницына и ускорить доставку всех бумаг, карт и журналов его экспедиции. Казак-чукча Николай Дауркин разведывал морской берег от Колымы до Баранова камня.

ЛЕВАШЕВ В ПЕТЕРБУРГЕ

В октябре 1771 года Михаил Левашев достиг Петербурга, который покинул более семи лет назад.

Вскоре Адмиралтейств-коллегия принимала от него рапорт о деятельности Восточной экспедиции и особый «Экстракт». Полностью он назывался так: «Экстракт из журналов морской секретной экспедиции под командою флота капитана Креницына и капитан-лейтенанта (что ныне капитан) Левашева разных годов в бытность их в гой экспедиции, с 1764 по 1771 годы». К «Экстракту» Левашев приложил записки — об Уналашке и ее жителях, об ясаке, о русских промышленниках, добывающих уналашкинских лисиц.

Убеленный сединами Алексей Нагаев с юношеским пылом взялся за изучение бумаг и карт Восточной экспедиции. Он хотел полностью напечатать путевые журналы мореплавателей, составить жизнеописания Креницына и Левашева, но не смог этого сделать.

Обзор событий 1771 года мы закончим на походе Ивана Соловьева. Шалонник — ветер поморов — наполнял паруса «Святого Павла», когда, перезимовав на Курилах, Соловьев пошел к Лисьим островам, к Акуну, где и провел зимы 1771 и 1772 годов.

В 1772 году уже известный нам Василий Шилов, Иван Лапин и тульский оружейник Афанасий Орехов вверили бот «Святой Владимир» устюжанину Василию Шошину и Потапу Зайкову. На пути к вновь обретенным островам мореходы зазимовали на Командорах К берегам Северной Америки двинулся и Дмитрий Брагин, но его корабль выкинуло на скалы у южного конца Камчатки, где брагинцам пришлось остаться до весны. Бывалый Иван Коровин устремился к Андреяновским островам.

Северную часть Большой земли не забывали. В 1772 году чукча-казак Николай Дауркин, возвратясь из похода с целью поисков берегов Северной Америки против Медвежьих островов, дал одну из своих карт штурману Ивану Добржанову. Тот составил новую карту и снова изобразил на ней знаменитый острог на Хевуврен-реке!

КАРТА ИВАНА СИНДТА

Что же делалось в то время на Камчатке и в Охотске?

Камчатка получила самостоятельное управление и уже не зависела от Охотска. Весною 1772 года главным начальником Камчатки был назначен Матвей Карпович, он же Магнус, Бем, премьер-майор и участник Семилетней войны. Он оставил о себе хорошую память.

Сразу же по приезде в Большерецк Бем стал простирать свои виды на южные Курильские острова.

Он оказал покровительство «сибирскому дворянину» Ивану Антипину, хорошо знавшему японский язык.

Дела, связанные с Алеутскими островами и Аляской, тоже находились в ведении Бема.

В 1773 году он встретил у себя в Большерецке казака-чукчу Николая Дауркина. Искатель крепостей на северных островах явился к Бему по приказу иркутского губернатора Бриля. Дауркин изложил Бему свой план исследования Чукотки и Большой земли, говоря, что еще в 1764 году хотел идти на матерый берег за Чукотским носом, но его не отпустил туда капитан Яков Пересыпкин. Оказывается, кое-кто из анадырских начальствующих лиц считал, что Дауркин, как чукча, «всякой отчаянности подвержен». Вот почему он не побывал на Аляске. Дауркин настойчиво просился в Северную Америку и требовал, чтобы ему дали одного геодезиста и четырех казаков.

Бриль прислал Бему еще два предложения подобного рода. Татаринов составил записки о необходимости путешествия из устья Лены — для обхода Чукотки и достижения Северной Америки.

Еще одно предложение исходило от студента Фридриха Сирина из Берлина. Он хотел построить два корабля на Анадыре и оттуда идти для осмотра Чукотки и американского побережья. Может быть, Сирин знал о плавании Бахова и Перевалова, начинавших свой путь от анадырского устья?[97]

В 1773 году увидела свет карта Ивана Синдта. Ее издал «профессор элоквенции и поэзии» Яков Штелин в «Месяцеслове географическом», рассчитанном на 1774 год Она называлась «Карта нового Северного архипелага, изобретенного Российскими мореплавателями в Камчатском и Анадырском морях»[98].

Мы уже упоминали о неведомых островах, открытых Синдтом. Но нас не может не волновать надпись на его карте, огибающая Чукотку и своим концом упирающаяся в залив Святого Креста. Точечный пунктир под надписью идет еще дальше — до реки Погычи и Олюторского носа. «Путь, которым часто ездили в древние путеш. в 1748 трех россий. кораблей из которых один дошел даже до Камчатки» — так обозначено на карте Синдта — Штелина. О каком походе говорится здесь?

Я считаю неверным, когда историки В. Ю. Визе, М. И. Белов, А В. Ефимов и другие в подобных свидетельствах видят лишь запоздалые известия о плавании Семена Дежнева.

1748 год — время путешествия Бахова и Перевалова.

А что, если они не были одиноки в своих дерзаниях и поиски Северной Америки согласовывали с действиями неизвестной нам Колымской экспедиции, о которой говорят Синдт и Штелин?[99] Да и как мог Синдт ошибиться на целых сто лет и спутать Бахова с Дежневым? Конечно, речь идет здесь о Бахове, Перевалове и Новикове

Карта Синдта — Штелина обратила на себя внимание соотечественников, о ней были написаны отзывы. Тимофей Шмалев, бывший в то время, вероятно, в НижнеКамчатске, размышляя об открытиях Ивана Синдта, делал примечания к его донесениям и карте

Тимофей Шмалев в 1773 году написал «Краткое о Камчатке объяснение, учиненное Камчатским командиром капитаном Тимофеем Шмалевым».

Он и Бем боялись за судьбу Камчатки и Алеутских островов, думая, что иноземные пираты нагрянут на беззащитные русские поселения. Поэтому Матвей Бем стал укреплять Петропавловскую гавань.

Пока бурш Фридрих Сирин из Берлина хлопотал о плавании к берегам Северной Америки, тоболяк Иван Соловьев перешел с Акуна к рогу полуострова Аляска. Очевидно, он высаживался на берег, ибо видел оленей и медведей.

Тут Соловьева внезапно осенила замечательная догадка. Оленей или медведей он не встречал никогда ни на Уналашке, ни на Акуне или каком-либо другом острове Алеутской гряды. Следовательно, Аляска — вовсе не остров, а часть материка Америки! Обрадованный этим открытием, Иван Соловьев двинулся на «Святом Павле» вдоль берегов большой матерой земли, торгуя с ее обитателями и собирая меха бобров, песцов и лисиц

Два года пробыл бесстрашный Соловей в новой суровой стране, но мы не знаем в точности, где он ставил корабль на прикол и раскидывал свою парусную барабору.

В 1773 году мы впервые встречаем имя столь знаменитого впоследствии Гаврилы Прибылова.

Купец Иван Никонов прибыл на Камчатку после плавания к Курильским островам на галиоте «Святой Прокопий». Никонов представил Бему заметки, написанные на корабле и в пещерной хижине на курильском острове Уруп. По этим запискам была составлена карта. Чертил ее сам Гаврила Прибылен. Она нигде не была напечатана и осталась в рукописи[100].

ИССЛЕДОВАНИЯ ИВАНА БРАГИНА

Летом 1774 года Иван Брагин вместе с Дмитрием Полутовым пошел к Лисьим островам на корабле «Святой Михаил».

Проведя вторую зимовку на Командорах, они построили впрок промысловые байдарки, запасли вяленой рыбы и солонины.

На Уналашке Иван Брагин, если читатель помнит, был в 1764 году, когда жил в бараборе из корабельных парусов. Еще в то время он стал вести записки, занося в них свои наблюдения. Так составлялось описание жизни обитателей Уналашки и пушных промыслов на Лисьих островах.

Записки Ивана Брагина впоследствии были напечатаны П. С. Палласом в его журнале, причем ученый отдавал Брагину должное не только как искусному мореплавателю, но и как добросовестному и пытливому исследователю[101].

Вместе с Иваном Брагиным на Уналашке находились Евстрат Деларов и Алексей Сапожников.

ГАМБУРГСКАЯ КНИГА

В 1775 году особенно плодотворно трудились братья Шмалевы[102].

Только в одном этом году Василий и Тимофей Шмалевы составили: «Примечания» о морских путешествиях в Беринговом море с 1744 по 1775 год; обзор походов в Ледовитом океане и Охотском море с описанием островов, на них лежащих; исторический обзор развития сухопутных и водных сообщений в Сибири; историю Охотского порта; списки промышленных, плававших к «американским островам» из Охотска и с Камчатки.

Миллер на Вшивой горке снова вскрывал огромный пакет с драгоценными дарами Шмалевых, вынимая оттуда пачки бумаг и большую карту Восточной Сибири.

В 1775 году Г. Ф. Миллеру было поручено написать «Историю российского мореплавания к острову Шпицбергену, Северному полюсу и Америке».

В следующем году он получил новые «журналы» Шмалевых и их письма на двадцати восьми листах

В том же году таинственный «I. L. S. ***», укрывшись за этими тремя буквами и звездочками, выпустил в Гамбурге — Лейпциге книгу о русских открытиях в море между Азией и Америкой (в 1745–1770 годах).

Где там говорить о Шмалевых и других русских тружениках! Гамбургский писатель предпочел не указывать источников.

Вскоре выяснилось, что источники эти он получил от Миллера. Под буквами и тремя звездочками скрывался И. Л. Шульце — тот самый, что через год сделался членом Берлинской Академии.

Другой иноземец, так и оставшийся неизвестным, около 1776 года написал на французском языке мемуары о вновь найденных островах между Сибирью и Америкой. Он не только знал карту Синдта — Штелина, но имел самые последние сведения о русских открытиях[103].

В 1776 году возникла необходимость уточнить и исправить карту новых русских земель на Тихом океане. У Миллера были затребованы данные для этого.

Одновременно Петр Симон Паллас предъявил конференции Академии наук в Петербурге свой проект новых больших исследований. Они должны были охватить междуречье Печоры и Оби, низовья Енисея, былую «златокипящую» Мангазею, Нижнюю Тунгуску, Лену до ее устья и весь Вилюй.

«Путешествие на Камчатку, — писал Паллас, — продолженное с одной стороны Курильскими, а с другой стороны Алеутскими островами и примыкающими к Северной Америке так называемыми Лисьими островами, помимо своего чрезвычайного географического интереса, явилось бы для всех частей физики и натуральной истории самым важным из всех путешествий, которые можно было бы произвести в пределах обширной Российской империи..»[104]

Так писал знаменитый ученый, исследовавший просторы и недра Сибири и ревностно собиравший отчеты камчатских мореходов.

К числу трудов, которые П. С. Паллас не имел надобности скрывать, относится сбор сведений для Ж. Л. Бюффона.

В 1777 году этот знаменитый естествоиспытатель, при жизни увидевший воздвигнутый в честь его памятник, получил из Петербурга обзор русских походов в Тихом океане. Бюффон прочел эти страницы в тиши Королевского кабинета естественной истории и вскоре напечатал их в своем издании[105].

В 1777 году в Лондоне вышел первый том книги доктора Уильяма Робертсона «История Америки». В нем приводились заповедные русские данные о Новоприобретенных островах. Робертсон писал, что сам был в России и сумел добиться того, что перед ним были открыты двери государственных архивов. Есть сведения, что ему содействовал личный врач русской императрицы — Роджерсон, сумевший сыграть на самолюбии Екатерины Второй. Он внушил ей, что содержание в тайне отчетов Креницына и Левашева следует считать «несовместимым с благородными чувствами, величием души и покровительством науке…». Не нужно забывать, что красноречивый Роджерсон так распинался незадолго до похода Джемса Кука к берегам Северо-Западной Америки.

Екатерина Вторая приказала сделать для англичан перевод материалов Восточной экспедиции и перерисовать карту славного путешествия. Робертсон не сумел использовать всех драгоценных материалов и часть их отдал его преподобию Уильяму Коксу, о котором ниже придется рассказать подробно.

Возможно, в руках английских наблюдателей побывала и составленная в 1777 году «Карта ново- обысканным российскими промышленниками на Тихом океане дальним островам, на которых капитан Креницын… с капитан-лейтенантом Левашевым зимовали»[106].

Братья Шмалевы продолжали присылать Миллеру плоды своих наблюдений. На миллеровские полки в 1777 году легло еще десять пакетов с их письмами.

В то время Миллер писал сочинение о ледовых плаваниях Василия Чичагова.

КОКС, КАПЕЛЛАН ЧЕРЧИЛЛЯ

На Северо-Востоке все шло своим чередом. В Нижне-Камчатск, Большерецк и Охотск приходили корабли с Курил и Алеутских островов. Слюдяной маяк Чекавинской гавани по-прежнему светил, указывая дорогу с моря в просторный и глубокий речной лиман.

1778 год- Снова скрипело гусиное перо в руках Миллера.

«Плавания к американским островам дали столько новых открытий, что о них, на основании имеющихся у меня известий, можно было бы написать целые фолианты», — писал он в Берлин к советнику консистории Антону Фридриху Бюшингу.

Этот географ был давним другом Миллера. О нем мы еще ни разу не говорили. Бюшинг неплохо знал русские дела, ибо находился в Петербурге в 1748 и 1761–1765 годах. Во время последнего пребывания он был пастором лютеранской церкви

С 1754 по 1761 год Бюшинг жил в Геттингене[107]. По удивительному совпадению после 1750 года в Геттингене появляются русские карты Северо-Востока и пограничных с Китаем областей, чертежи Маймачена и Кяхты, виды некоторых сибирских городов.

Если более поздние — конца XVIII века — русские документы были переправлены в Геттинген бароном Ашем, то откуда там появились карты и бумаги пятидесятых годов?

В 1775 и 1777 годах Бюшинг составлял карты обоих берегов Берингова пролива. Он внимательно следил за каждым шагом русских открывателей. Вот откуда прусский бурш Фридрих Сирии брал основу для своего плана исследования Северной Америки со стороны Анадыря!

В 1778 году у Миллера появился знатный гость из Англии. Это был тридцатилетний ученый священник Уильям Кокс, считавший своим призванием историю и путешествия.

Двадцатого августа 1778 года Кокс, лорд Герберт и капитан Флойд предъявили свои бумаги на русской заставе и двинулись по Смоленской дороге, через Вязьму и Дорогобуж, на Москву.

Вскоре Кокс разыскивал за Яузой дом Герарда Фридриха Миллера. На Вшивой горке гость осматривал архив и библиотеку российского историографа. Заветные «Портфели» были раскрыты перед Коксом. Он видел все списки с бумаг Левашева и Креницына, дело о большерецком бунте, «Примечание» Шмалевых и множество карт охотских, большерецких, нижнекамчатских, якутских, иркутских и иных составителей.

Миллер повез своего гостя в Китай-город, в старый узорчатый дом Государственного архива.

Глухо звенели железные полы, скрипели распахнутые двери: историограф показывал любознательному путешественнику сокровища этого хранилища.

Раздобыв у Миллера все, что было надо, Кокс укатил в Петербург, осмотрев по пути Тверь и Новгород В столице он представился Екатерине Второй в присутствии английского посланника Джемса Гарриса, а затем был приглашен на праздник Семеновского полка.

В Петербурге Уильям Кокс тоже алчно рылся в архивах, помня о разрешении, данном Робертсону. Лондонский священник раздобыл известия о походах Ивана Синдта и Никиты Шалаурова вместе с картами. Он своими глазами видел подлинные отписки Семена Дежнева.

Материалы Восточной экспедиции перешли в руки «капеллана герцога Мальборо — Черчилля», как именовал себя Уильям Кокс[108].

Ни он, ни посланник Джемс Гаррис ничего не говорили Екатерине Второй о том, что Великобритания собирается сама делать на севере Тихого океана. Петербургский двор узнал обо всем этом с большим запозданием уже из третьих уст.

КОРАБЛИ С ПОЛОСАТЫМИ ВЫМПЕЛАМИ

В то время, когда Кокс ходил по звонким полам русского архива, два корабля с полосатыми вымпелами на мачтах качались на высоких волнах в виду берегов Северо-Западной Америки.

Угрюмый, молчаливый человек маленького роста, стоявший на мостике корабля, приказал определить координаты и узнал, что находится под 44° северной широты. Верный своему королю Джемс Кук присвоил ближайшему заливу американского побережья имя Георга Третьего, но это название укорениться не смогло, так как индейцы всегда называли этот залив Нуткой.

Отсюда корабли двинулись к северу. Берег ушел из поля зрения мореплавателей и появился вновь только на 54° северной широты.

Сумрачный человек нетерпеливо рассматривал побережье, надеясь найти заветные ворота, за которыми лежит проход в Атлантический океан, но их не было.

Залив Принца Вильяма (Чугацкая губа) был замкнут снежными горами. Следующий за ним Кенайский залив мореплаватели приняли за большую реку. Ворот в Атлантику не было и здесь.

Тогда корабли склонились к югу. В подзорной трубе показался остров Афогнак, за ним подымался Кадьяк

Джемс Кук не раз ошибался во время этого похода. Пролив между Афогнаком и Кадьяком он принял за залив. Острова Ситхунок и Тугидок представились ему одним островом, названным в честь Троицы.

Затем на карте появился Туманный остров. На самом же деле это был архипелаг Симиды, или Евдокиевские острова.

Знаменитый открыватель искренне считал, что первым увидит побережья Северо-Западной Америки, лежащие выше 57° северной широты, ибо еще ничего не знал о подвигах русских мореходов.

Его заблуждения могли бы получить право на жизнь в истории как непреложная истина, и только В. М. Головнин не побоялся сказать правду об этих ошибках великого пенителя морей[109].

Перед Куком легли карты походов Беринга и Синдта.

Новую карту Алеутских островов он получил от русского морехода, встреченного близ Уналашки.

Этот русский был нашим старым знакомым Герасимом Измайловым. Измайлов уже в 1775 году производил опись берегов Камчатки. На востоке он обошел их от Большерецка до Тигиля, снял Пенжинский берег до реки Пустой, перевалил через дикий хребет Олютору, откуда продвинулся на юго-запад до устья Караги.

В 1776 году Измайлов вместе со Вторушиным приплыл к Алеутским островам и обошел их от Атту до Уналашки, возле которой 6 октября 1778 года и повстречался с королевскими кораблями.

К тому времени англичане успели побывать у западного выступа матерой американской земли Ныхта, названного мысом Принца Уэльского.

Пытаясь обогнуть северный край Аляски, экспедиция Джемса Кука встретила тяжелые льды. Корабли двинулись к берегам Сибири, где удалось достигнуть мыса Северного.

Но ворот в Атлантику так и не удалось найти. Начальник экспедиции, вспыльчивый и крутой нравом, молча слушал своего помощника. Тот говорил, что только обитатель бедлама может верить в успех такого дела, как поиски прохода между двумя океанами.

Утешение мореплаватели нашли в том, что видели Восточный (Чукотский) нос, на котором перебывало столько русских землепроходцев. На американском берегу был открыт Нортонов залив. К югу от него тянулись отмели и кипели мощные струи мутной воды. Так заявлял о своем существовании великий Юкон Вспомните, как Ломоносов предсказывал открытие огромного источника пресной воды в северо-западном углу Америки!

Осенью 1778 года английские корабли пошли обратно к Сандвичевым островам, откуда начинали свой путь на Север. Тогда-то и повстречался с ними Герасим Измайлов.

С подштурманом беседовал лейтенант Кинг, попросивший русскую карту Алеутских островов в обмен на карту похода англичан к Северу.

На Камчатке тем временем началась тревога Матвей Бем и Василий Шмалев донесли в Иркутск о том, что неизвестные иноземные корабли появлялись у берегов Чукотки. Депеша с этой вестью от губернатора Ф. И. Клички из Иркутска была получена в Петербурге только осенью 1779 года

Одиннадцатого октября граф Н И. Панин отправил письмо в Париж российскому посланнику И. С. Барятинскому. Тот должен был запросить «поверенного американских селений» доктора Вениамина Франклина, что за корабли бродили в холодных водах Чукотки. Если они «были из Америки», Барятинскому надлежало, как только к этому представится возможность, достать описание плавания и карты, чтоб можно было сообразиться, нельзя ли установить прямой водный путь из Сибири в Америку.

Посол Континентального конгресса В. Франклин дал русскому посланнику любопытный ответ. Во-первых, Франклин сообщил: он слышал, что в старые времена корабли, вышедшие из Гудзонова пролива, достигали Японии. Но тут же добавлял: «Ему мнится, что сей путь, если и найдут, будет весьма трудной, дабы не сказать, невозможной…»

Насчет иноземных кораблей у Чукотки Франклин писал: это либо суда из Японии, либо эскадра английского мореплавателя Джемса Кука, который взялся «объезжать свет», и что с начала его похода минуло три года.

Когда Барятинский стал дознаваться, нет ли у Франклина карт для возможного путешествия от Камчатки до берегов Северной Америки, тот ответил, что такого пути пока нет, а следовательно, нет и карт.

Так от «поверенного американских селений» и почетного члена Петербургской Академии наук В. Франклина было получено известие о третьем походе Джемса Кука вокруг света[110].

Нельзя забывать, что приезд Уильяма Кокса, капеллана Черчилля, в Россию совпал с этим походом. В то время, когда Кокс рассматривал отписки Семена Дежнева, Джемс Кук устремлял свой взор на острова «зубатых людей», лежащие в проливе, пройденном на дежневском коче.

Стоит подумать над тем, что Кокс, капитан Флойд и лорд Герберт, возможно, представляли собою как бы сухопутную часть экспедиции Джемса Кука. Во время пребывания Кокса в, России об устремлениях Кука на Северо-Восток ничего не говорилось.

Как легко получил преподобный Кокс документы, которых так настойчиво добивался!

В Петербург, уже после переписки с Парижем, пришли с Камчатки вполне определенные вести об английской экспедиции.

Дело происходило так. Петропавловская гавань незадолго до этого пострадала от пожара; сгорели дома, построенные Берингом, в огне погибла церковь. Близ пепелища ютился сержант Сургуцкий и десять инвалидных солдат. Эти караульные были изумлены видом двух незнакомых военных кораблей, входивших в гавань. От них отделилась шлюпка. Это был лейтенант Кинг с десятью морскими солдатами. Так англичане впервые ступили на землю Камчатки.

Кларк, заменивший Джемса Кука после его гибели, послал своих людей к русским. В Петропавловске уже заседал военный совет. Матвей Бем и Василий Шмалев сообщали о полной беззащитности Камчатки, не говоря уже об Алеутских островах и Аляске.

Но с англичанами все обошлось хорошо. Хотя жители Камчатки сами страдали от недостатков, они великодушно дали Кларку двести пятьдесят пудов ржи и двадцать голов скота.

Матвей Бем посетил корабли и принял подарки — диковинные предметы из обихода жителей Полинезии, утварь «американцев», — квадрант и мореходные карты.

Василию Шмалеву англичане подарили термометр, при помощи которого он потом вел длительные наблюдения на Камчатке.

Англичане ушли в море. В 1779 году Кларку удалось пройти лишь до Северного мыса на азиатском берегу. К американскому Ледяному мысу он пробиться не смог.

Холод Севера окончательно подорвал силы Кларка. Чахотка доконала его, когда он во второй раз вел корабли к Петропавловской гавани.

Тело помощника Джемса Кука опустили в могилу, вырытую у высокой березы на северной стороне гавани Петра и Павла[111].

Василий Шмалев, принявший камчатские дела от Бема, вызвал из Охотска полсотни караульных солдат; около половины из них были вооружены беринговскими мушкетонами.

Гостей проводили подобру-поздорову. Капитан Гор, переживший и Кука и Кларка, по пути в свое отечество выгодно продал в Кантоне дорогих бобров Берингова моря.

А черчиллевский капеллан Кокс все еще пребывал в России, с тем чтобы вскоре лорды Британского адмиралтейства могли получить полную возможность сравнивать северные открытия экспедиции Кука с обретениями русских по первоисточникам из архивов Москвы и Петербурга.

ПОТАП ЗАЙКОВ, ШТУРМАН АМЕРИКАНСКИЙ

В жизни российских Колумбов в 1779 году произошло крупное событие: в Охотск после своих семилетних скитаний в водах Северной Америки на корабле В. Шилова, И. Лапина и А. Орехова возвратился Потап Зайков. Он выгрузил из трюма «Святого Владимира» более четырех тысяч морских бобров, одиннадцать тысяч голубых песцов, тысячу двести четыре красных лисицы, пятьсот сорок девять отменных чернобурок, около сотни выдр и множество других мехов.

Все это богатство было оценено в триста тысяч четыреста шестнадцать рублей.

Зайков привез топографическое описание острова Медного, составленного еще в 1773 году, и полпуда самородной меди с Командорских островов

Геодезии старший сержант Андрей Беляев взялся за перерисовку и уменьшение подлинной карты По- тапа Кузьмича.

Чертеж этот был весьма примечательным. Из его заголовка явствует, что Зайков пробыл в своих дальних вояжах до б сентября 1779 года. Зайков показывал Охотск, камчатский берег с его «внутреннею ситуациею», Командоры и Алеутские острова до самой Аляски.

«…С прежних карт положена часть полуострова Американского мыса Аляски берег южной стороны с лежащими островами», — говорил составитель, впервые утверждая, что Аляска полуостров.

Алой краской были показаны пути русских байдар от северных ворот пролива Исанотского. Матерая Американская земля и ближние к ней острова были обозначены желтой краской — совсем как на карте 1765 года М. Ломоносова — В. Красильникова.

«Передний путь» Потапа Зайкова к берегам Америки отмечался тоже желтым цветом, а обратный — красной линией, проходившей мимо двенадцати островов, усмотренных Зайковым осенью 1779 года, когда он шел к весту от острова Ситхин.

На карте были надписи с короткими заметками о некоторых островах.

Зеленая черта тянулась к Кадьяку. Она указывала морскую дорогу, которой шел туда «купец Холодилов». Вероятно, речь шла не о нем, а о его корабле. В таком случае это был «Святой Михаил»; кроме него, в те годы к Кадьяку другие суда не ходили[112].

Потап Зайков встречался с экспедицией Джемса Кука, получившей от него некоторые сведения.

О семилетних приключениях Потапа Зайкова вскоре узнали в Петербурге. Уже в «Месяцеслове историческом и географическом» на 1782 год было напечатано описание плавания «Святого Владимира».

Вслед за этим о зайковском походе рассказал палласовский журнал[113].

Карта Потапа Зайкова была признана тогда самым верным изображением Алеутских островов.

ГОЛУБЫЕ ЕЛИ ВЕЛИКОГО УСТЮГА

Под 1779–1786 годами в моей тихоокеанской картотеке помещены данные о плавании Дмитрия Полутова на боте «Святой Николай», принадлежавшем то- темцам Петру Панову и Арсению Кузнецову.

Относительно Полутова надо сказать, что он, по всей вероятности, уроженец великоустюжской округи. В окрестностях Великого Устюга до сих пор встречается фамилия Полутовых и есть село Полутово. Возле него находятся старые насаждения голубых аляскинских елей[114].

Полутовскую карту я нашел не то чтобы случайно, но очень своеобразным путем. Известный северный краевед Василий Иванович Смирнов дразнил мое воображение рассказами о какой-то тихоокеанской карте, которую он видел однажды сам, но только мельком. Где именно находится карта — Василий Иванович мне не сказал.

Прошло несколько лет. Пришлось разослать десятки писем в музеи и архивы северных городов с запросом, не слышали ли там о старинной карте.

Зная, что Василий Иванович особенно много работал в костромском краеведении, я отправил запросы в Чухлому, Галич, Солигалич, Кологрив — словом, всюду, где, по моим расчетам, мог бывать покойный Василий Иванович, мой земляк.

И вскоре карта нашлась.

В заголовке ее стояло:

«Карта меркаторская

отправленным из Петропавловской гавани господ компанейщиков тотемских купцов Петра Панова и Арсентия Кузнецова на судне бот «Св. Николая», под предводительством морехода и передовшика охотской команды штурманского ученика Дмитрия Полутова с 779 года июля месяца до бухты Сандвич-саун и оттоль обратно до Воровского устья по 785 года сентября 28 числа с показанием Алеутских островов и часть Северо-Восточной Америки. Сочинена 1786 года сентября 25 дня».

Полутовская карта — драгоценное свидетельство о раннем походе наших открывателей в заливы Северо-Западной Америки. Сандвич-саун — это Чугацкий залив. По-видимому, вовсе не случайно Полутов был отправлен туда сразу же после выхода Кларка из Петропавловской гавани для продолжения исследований в Беринговом море.

Как полутовская карта попала в Солигалич? Мы с краеведом Л. М. Белоруссовым стали выяснять и узнали следующее[115]. Оказывается, компанейщик Петр Панов получил в награду за свои труды на Тихом океане имение в Солигаличском уезде. Кроме того, он, как солепромышленник в Тотьме, имел отношение и к солигаличским промыслам. Усадьба Пановых называлась Внуково.

В двадцатых годах Л. М. Белоруссов перевез из Внукова в Солигалич старинные книги, среди которых были и рукописные. Краевед запомнил одну из них — отчет о путешествии русских людей в Китай.

Не одно письмо получил я из солигаличской Заречной Слободы, где живет этот исследователь местного края.

Наконец я узнал: библиотека Пановых цела. Она находится в Галиче.

Я поехал туда. Двести семьдесят шесть книг в переплетах из телячьей кожи, принадлежавших Пановым, стояли на сосновых полках межрайонного архива.

Все это были ценные издания XVIII века. Среди них можно было найти «Историю об Америке» Робертсона (1784), о котором мы уже упоминали, редкое «Известие о Японе» 1768 года, труды Г. Ф. Миллера, «Географический лексикон», изданный в 1773 году. Но карт не было.

Не может быть, что Пановы хранили лишь одну карту Дмитрия Полутова. Будем надеяться, что костромские краеведы постепенно отыщут все наследство Пановых. А пока что мы имеем свидетельство не только о плавании, но и о шестилетнем пребывании Дмитрия Полутова в просторных заливах Аляски, окруженных снежными вершинами.

Передовщиком на боте «Святой Николай» был Тихон Сапожников. Кроме Чугацкого залива Полутов и Сапожников побывали на Умнаке, Уналашке, Унге и других островах.

Под 1779 годом стоит отметить отправление Алекн сея Сапожникова и Прокопия Лисенко на Алеутские острова, где они пробыли до 1785 года.

Напомню, что Лисенко — один из «старовояжных» плавателей — участвовал в составлении «Глотовской карты», которую чертили при Большерецкой канцелярии. В том же 1779 году был жив и Гаврила Пушкарев, водитель бичевинского корабля. Он мог встретиться с Дмитрием Полутовым на Крысьих островах.

ПОХОДЫ СОТНИКА ИВАНА КОБЕЛЕВА

К самым примечательным событиям 1779 года относится поход казачьего сотника Ивана Кобелева к островам Берингова пролива, где он узнал о деревянном письме, присланном русскими бородатыми людьми на Укипан-остров.

«Надо искать в архивах бумаги об этом человеке, поправлявшем морские чертежи Джемса Кука», — писал я во втором издании «Летописи Аляски», в 1948 году. После этого исследователями были сделаны розыски новых данных об Иване Кобелеве.

Этот замечательный человек прожил на свете более ста лет. Ивана Кобелева видели в Охотске еще в 1849 году. Пятьдесят лет подряд он прослужил правительственным переводчиком.

В роду Кобелевых от отцов к детям передавалось сказание о кочах Семена Дежнева и о спутниках его, пропавших без вести на пути с Колымы к Анадырю.

Попробуем восстановить родословную гижигинского сотника.

Казаки Кобелевы имели свой корень в Березове и, как многие землепроходцы, двинулись оттуда «встречь солнца».

Нам известен Родион Кобелев, от которого служилыми людьми были приняты в 1666 году два коча, барка и три лодки. Этот случай говорит о том, что Кобелев побывал в каком-то большом походе.

Девятого июня 1668 года сын боярский Родион Кобелев получил приказ идти в Анадырский острог сменить Никиту Катасанова, седьмого по счету после Семена Дежнева начальника Анадырской земли. Кобелеву было предложено приискивать сторонние реки и упорядочить сбор ясака с юкагиров. В отряде Кобелева на Анадырь пошли тринадцать казаков. В их числе был еще один Кобелев, по имени Иван.

Родион Кобелев уже в октябре 1668 года составлял отписку о первых своих злоключениях. Он сообщал, что его коч разбило о лед возле Бузина-острова.

Люди спаслись и кое-как добрались до устья Яны, где и прожили всю осень. Потом они двинулись «за Нос через гору на нартах» со скудным хлебным запасом, не имея ни пороху, ни свинца, однако добрались до Анадыря.

Родион Кобелев прожил там тринадцать лет. Начальником (приказчиком) Анадырского острога он был в 1668–1676 и 1680–1682 годах.

Под 1681 годом он был упомянут в связи с учетом ясырных и погромных людей, живших у русских. За Родионом Кобелевым числилась тогда крещеная ясырка Софьица, происходившая из коряцкого племени.

В 1682 году Родион пришел из Анадыря на Колыму с костяной казной и следующей весной достиг Якутска.

Ивана Кобелева-старшего знал Семен Дежнев. В 1670 году казаки Якутского острога подписали поручительство за людей, поверстанных в казенную службу. Иван Григорьев Кобелев вместе с Дежневьм дал поручную запись о новокрещене Стефане Моторе. Через девять лет Иван Кобелев упоминается в одной из бумаг в числе казаков Янского Нижнего ясачного зимовья.

Тимофей, сын Родиона Кобелева, служил в 1699–1701 годах приказчиком Анадырского острога; Он прославился пешим походом от Анадыря до Пенжины и добычей сведений о Карагинском острове. Затем Тимофей Родионов Кобелев основал Нижне-Камчатское зимовье, после чего был назначен первым приказчиком всей Камчатской земли[116].

Можно думать, что Тимофей Родионов — отец сотника Ивана Кобелева-младшего.

Наш сотник свидетельствовал, что, еще будучи в Анадырске, он от своих родных слышал сказание о семи кочах, вышедших в плавание вокруг Чукотского носа, три из которых пропали без вести.

Младший сотник Иван Кобелев, живя в Анадырском остроге, слышал и рассказы о бородатых людях Большой земли, подобные «сказкам», записанным в 1762 году в Охотске.

Служилые из Анадырска — Иван Гребешков, Яков Репин и Леонтий Вершинин — сообщали тогда, что бородатые люди не раз просили чукчей привезти на Большую землю хотя бы одного русского человека. При этом жители Аляски будто бы говорили, что анадырские казаки — их деды.

Анадырские служилые вспоминали, что еще до 1742 года казак Решетников, прибывший на устье Анадыря, чуть было не уехал с чукчами к бородатым людям. Его уже посадили в байдарку, но набежали другие чукчи и не дали казаку плыть к Большой земле, говоря при этом, что не нужно допускать союза русских с бородатыми людьми.

Казак Яков Репин уверял в своей «сказке» 1762 года, что сам находил выточенное из дерева блюдо «русского дела», привезенное с Большой земли. Солдат Леонтий Вершинин тоже видел у чукчей привозные сельницы и резные деревянные блюда с украшениями из моржовой кости.

Источником сведений об Аляске для старослужилых анадырцев XVIII века были рассказы крещеной чукотской женки Мавры, вышедшей замуж за солдата Никифора Сосновского[117].

Для какого «примечания» Иван Кобелев был отправлен 22 марта 1779 года из Гижигинской крепости на Охотское море в «Чукоцкую сторону»? Он, несомненно, не оставался равнодушным к вести о недавнем пребывании кораблей Джемса Кука в этих местах.

Сотник двинулся на Чукотку для проверки смутных слухов о приходе иноземцев и наблюдения за их дальнейшим движением.

Двадцать восьмого мая он был у Сердца-Камня, откуда начинались жилища сидячих коряков. В «Экстракте» сказано, что Сердце-Камень было названо так Берингом, причем составитель выдержек ссылался на печатный источник и даже на его страницу. В этом видно стремление подчеркнуть первенство русских людей на «Тихом море».

Сочинитель «Экстракта», секунд-майор Михайло Татаринов, сообщал, что Сердце-Камень отмечено на карте красной литерой «А».

Кобелев двинулся оттуда к речке Крапивной, где вскоре он разглядывал необычайные жилища из «щек» и ребер кита, обложенных землею.

За Ягагеинским острожком наш сотник увидел устье морской губы верст с восемь шириной, лежащей под 6518' северной «ширины», как выражался Иван Кобелев.

Вот к этому-то заливу и приходили корабли Джемса Кука, спускавшие на воду три палубных бота. Англичане меняли бисер на лисьи шкуры. Кобелев нашел у тамошних жителей красный с белыми крапинками платок из бумажной ткани, полученной от англичан.

Михайло Татаринов подчеркивал, что в этом месте гораздо ранее Кука побывали Чириков и Беринг, и делал ссылку на «Ежемесячные сочинения» за 1758 год, то есть на сочинение Миллера.

Далее начитанный секунд-майор излагал «Примечания» Ивана Кобелева об островах Берингова пролива.

Двадцать шестого июля 1779 года сотник Иван Кобелев высадился на первом острове — Имоглин (Ратманова). Там он нашел два острожка с населением в триста девяносто восемь человек, питавшихся мясом моржей и китов

С первого острова гижигинский странник перебрался на второй — Игеллин. От него до Северной Америки было всего верст тридцать.

Сотник видел одновременно и Чукотский берег, и туманное побережье Аляски. На Игеллине населения было куда меньше — всего сто шестьдесят четыре жителя, включая детей.

У костра, в котором горели облитые жиром китовые кости, сотник беседовал со старшиной островитян — Каигуню Момахуниным. Тот объявил сотнику, что он, Каигуню, «природою американец», рожденный в Американской земле, что синеет за проливом. Старшина прибавил: в Америке есть река «Хеврон» (Хевуврен), а при ней стоит острожек Кымговей, где имеют жительство российские люди. Они знают грамоту, почитают иконы и от коренных американских жителей отличаются широкими и густыми бородами.

Иван Кобелев взмолился, чтобы игеллинский старшина отвез его на берег Америки и проводил к стенам Кымговей-острожка. Но Каигуню не решился на это. Он боялся российских ясашных чукчей. Это они, предвидя рвение Кобелева к походу в Америку, запретили старшине провожать сотника на Аляску, думая, что жители Аляски убьют Кобелева или заберут его в полон и все свалят на чукчей, которым придется безвинно страдать из-за казака. Словом, повторилась история Решетникова.

Тогда Иван Кобелев решил обратиться с посланием к бородатым людям в Кымговей

«Прелюбезные мои до плоти братцы, жительствующие на большой почитаемой американской земле, естли вы веры греческого исповедания, кои веруют в распятого господа нашего Иисуса Христа, и просвященные святым крещением люди имейтесь то изъясняю вам, что я во-первых послан из Гижигинской крепости в Чукоцкую землицу для примечания.» — прилежно выводил Иван Кобелев[118].

Далее он ссылался на старшину Каигуню Момахунина и его рассказ об острожке Кымговей. Гижигинский сотник просил своих «братцев» из Большой земли сообщить ему письменно, на какой реке они живут, куда впадает эта река — в море или в какую-нибудь губу.

Иван Кобелев подавал бородатым людям мысль поставить на приметном месте высокий деревянный крест, так, чтобы его хорошо было видно с моря.

В конце письма сотник вспоминал о семи кочах, в давние годы обходивших Чукотский нос.

Он был полон надежд и, вероятно, не сомневался в получении ответа на свое затейливое послание

Порукой тому был случай, о котором сотнику поведал его приятель, пеший чукча Ехипка Опухин из Кангунского Эвунминского острожка.

Ехипка рассказал, что он пять раз ездил в Америку по торговым делам, а однажды ходил туда с чукотскими воинами. Он заимел себе друга на Укипан-острове.

Это остров Кинга, или Укивок, на 65° северной широты. Житель Укипана, живший под самым боком у

Америки, однажды встретился с Ехипкой на Имоглине. Приезжий вытащил из своей байдары доску, довольно большую — три на пять четвертей, толщиною же с вершок. На ней были с двух сторон вырезаны красные и черные надписи.

Укипанец объяснил Ехипке, что это деревянное письмо бородатых людей из Кымговейского острожка и что доску надо передать в Анадырск.

Гость сказал Ехипке, что бородатые люди на «Хеврене» живут хорошо и ни в чем, кроме железа» не нуждаются. Поэтому поселенцы «Хеврона» и надеются, что после доставки деревянного письма в Анадырск получат железные изделия от русских.

Но, к великой досаде Ивана Кобелева, незадачливый Ехипка сознался, что вырезную доску он не взял, видимо убоявшись неизбежного путешествия в Анадырский острог.

Зато Ехипка Опухин поспешил удовлетворить нетерпеливую любознательность Ивана Кобелева: неожиданно перекрестился на восток, прибавив, что так именно делают люди, вырезавшие письмо на доске. Крестятся они, когда собираются все вместе в большой хоромине или в поле, где выставляют перед собой писаные доски. Речь тут, конечно, шла об иконах.

Ехипка не мог все это измыслить: русских молелен и икон видеть он до этого нигде не имел возможности.

Чрезвычайные вести крепко засели в сознании Ивана Кобелева.

Передав письмо к бородатым людям старшине Каигуню, сотник записал от него сведения о Большой земле.

Каигуню перечислял названия рек на материке Аляски, описывал заливы и озера, указывал на породы рыб и земных зверей.

Секунд-майор Михайло Татаринов, обрабатывая «Журнал» Кобелева, поступал вполне научно. Он сравнивал данные сотника с другими источниками, некоторые местности наносил на карту «антрентно», поскольку не знал точных расстояний, их разделяющих, оговаривая условность своих обозначений.

Иван Кобелев нашел время, чтобы исследовать приливы и отливы между берегами Азии и Северной Америки.

Составитель «Экстракта» придал этому большое значение. Он отмечал, что данные Кобелева сводятся к следующему: между Чукоткой и Америкой приливов и отливов не наблюдается; в узком месте между островами существует не весьма быстрое течение; летом оно идет из Восточного в Северный океан, а в августе как бы возвращается к югу, принося северные льды.

В заключение Михайло Татаринов уточнял положение островов в проливе между Азией и Америкой и сообщал, что те места были посещены геодезистом Гвоздевым.

В «Экстракте» прямо проводится такая мысль: англичане приплыли к берегам Чукотки, но лишь по следам Беринга и Гвоздева. Не важно, что британцы трижды обходили острова Гвоздева. Иноземные пришельцы не были первыми исследователями Берингова пролива, пройденного по всей его длине кочами Семена Дежнева, современниками которого были анадырские землепроходцы Кобелевы.

Мы проследили звенья длинной цепи, протянувшейся от Чукотки и Камчатки через всю Сибирь в Петербург, а оттуда в Париж.

У восточного конца этой цепи стоял Иван Кобелев, а ее западный конец взял своей рукой «Франклин, преломивший скиптр британский», как выразился о нем А. Радищев.

НАБЛЮДАТЕЛЬ ВЕНЕРЫ СЕЛЕНГИНСКОЙ

Осенью 1780 года корабли, водимые когда-то Джемсом Куком, бросили якоря на Темзе.

В том же году его преподобие Уильям Кокс выпустил книгу, рождение которой было бы немыслимо без посещения им России.

«Отчет о русских открытиях между Азией и Америкой, с некоторыми сведениями о покорении Сибири и истории сношений между Россией и Китаем» — так называлась эта книга.

Надо думать, что Кокс немедленно приступил к обработке данных, добытых Джемсом Куком и его преемниками. Он сравнивал их с отчетами и картами русских открывателей. Через семь лет Кокс напечатал и второй свой труд.

Никто до сих пор не перевел эти работы Кокса на русский язык и не сопроводил их примечаниями, раскрывающими подробно источники, полученные лондонским капелланом в наших архивах. А еще приличнее было бы нам самим писать о людях, составляющих нашу гордость и честь.

Не знаю, успел ли Федор Соймонов, столь радевший о славе русских обретений на Северо-Востоке, прочесть книгу Кокса. Гневная тоска должна была овладеть сердцем старого адмирала: ведь это он или Нагаев должны были рассказать всему миру о подвигах Шалаурова, Креницына и Левашева.

Соймонов умер в 1780 году. Его лишь на год пережил Нагаев. Записки о российских мореплавателях и землепроходцах остались в черновых бумагах этих людей, воспитанных Петром Великим. И собрания сочинений Федора Соймонова до сих пор нет на наших книжных полках.

Читатели «Месяцеслова исторического и географического» на 1780 год увидели в нем карту, составленную Плениснером по рассказу Дауркина.

На ней был виден знаменитый острог на Хевуврене, что в земле Кыгмын.

Примечания к карте были написаны астрономом Степаном Румовским. Есть доказательства, что он однажды получил из Сибири не одну эту, а еще две карты Северо-Восточной Азии и Северной Америки и Камчатки. К картам были приложены описания их, статья об Анадыре, «Объяснение» о Камчатке и — что, пожалуй, самое важное — «Журнал, одержанный в некоторой секретной экспедиции». Куда девались эти карты, выяснить не удалось.

В руках у Румовского побывали также карта Потапа Зайкова — Андрея Беляева, о которой мы уже упоминали, а позднее — сведения Ивана Кобелева.

О Румовском стоит рассказать. Он занимался наблюдениями за Венерой, шествующей по диску Солнца, для чего выезжал в 1761 году в Селенгинск, а в 1769 году — в Колу.

Когда Ломоносов был занят подготовкой экспедиции Чичагова, Румовский получил приказ проверить математические знания штурманов, отобранных для похода к берегам Северной Америки. И хотя Румовский очень раздраженно встретил это распоряжение, сославшись на то, что занят обработкой записей о Венере Селенгинской, астроном все же учинил экзамен штурману Осипу Шелехову.

Недоброжелательство Румовского не смутило Ломоносова, и он настойчиво потребовал от астронома участия в работе большой экспедиции для изучения Российской империи.

После смерти Ломоносова наблюдатель Венеры стал одним из руководителей Географического департамента[119].

В 1775 году С. Я. Румовский стал заведовать изданием девяти академических календарей, в том числе (с 1778 года) и «Месяцеслова исторического и географического».

Паллас очень ревниво отнесся к появлению в «Месяцеслове» карты Николая Дауркина и даже написал Миллеру ядовитое письмо по поводу этой затеи Румовского. Однако Паллас тут же сумел достать отчет казака-чукчи и стал сам переводить его на немецкий язык. Через год отчет был напечатан, но без карты.

Румовский же в 1780 году давал очень трезвую оценку карты Плениснера — Дауркина.

«Издавая карту сию, от г. Плениснера сообщенную, не утверждаем мы, чтобы она во всем была верна и истинна, и во-первых невероятно кажется, чтобы земля, за Америку почитаемая, протянулась на запад даже до р. Ковыма и в сем месте так близка была к Медвежьим островам…» — писал Румовский[120].

Но после изучения плениснеровского чертежа он уже не сомневался в том, что Ледовитый океан имеет сообщение с Восточным морем.

Степан Румовский, столь верный Венере Селенгинской и Венере Кольской, все же иногда изменял им ради Большой земли, омываемой двумя океанами.

Кобелевский журнал и извлечения, сделанные Михайлой Татариновым, тоже стали известны С. Я. Румовскому.

Когда Румовский в 1761–1762 годах был в Сибири, его спутник Никита Попов встретил в Иркутске «штюрмана, ранга сухопутного поручика» Михайлу Татаринова — ученика адмирала Нагаева. Татаринов сообщил экспедиции Румовского о сибирском «каменном мысе», о синей и красной земле. Встречи с Татариновым прошли в разговорах о Шилке, Аргуни, Нерчинске, о реках, текущих к Восточному океану. Румовский, проверяя в Географическом департаменте наличие медных досок и оттисков чертежей, видел карту Сибири, составленную иркутским «штюрманом».

Обрабатывая журнал сотника Кобелева и делая выписки из него, Михайло Татаринов одновременно составил «Карту северных полярных земель». Но она попала не к Румовскому, а в хранилище Миллера, где и должна покоиться до сих пор.

Остается добавить, что Татаринов тогда же сочинил «Записку о намерениях описания Чукотского носа и лежащей против оного американской земли». Это тоже находилось в связи со стремлением закрепить русские права на Беринговом море, поскольку там появились незваные английские корабли.

В 1780 году Румовский не случайно напечатал в «Академических известиях» «Описание жизни капитана Кука».

К тому времени в Петербурге смогли выслушать живого свидетеля прихода английских кораблей к берегам Камчатки — старого Матвея Карповича Бема.

Он привез с собою в числе редкостей и «одеяния разных американских народов». Эти диковины были переданы в Кунсткамеру. Вскоре туда поступили при содействии генерал-прокурора Сената А. А. Вяземского предметы, собранные экспедицией Кука на берегах Чукотки и на островах, «между Азией и Америкой лежащих».

В архиве лежали бумаги, присланные Бемом с Камчатки за шесть лет его правления краем. Старый майор деятельно переписывался с Вяземским, донося ему о путешествиях и плаваниях на Северо-Востоке. Нередко и Академия наук пересылала Сенату списки с важнейших путевых журналов и отчетов сибирских исследователей.

Это, конечно, облегчало задачу сравнения русских и английских сведений о севере Тихого океана.

Вероятно, не кто иной, как Михайло Татаринов, изготовил новую работу. Называлась она «Аккуратная карта части Камчатки с положением Океанского берега со всеми Курильскими островами и частью Японии, також Северным архипелагом, против прежней описи выправлена в Иркутске, 1781 г.»[121] К Татаринову стекались вести из Охотска, с Камчатки и Чукотки. Почин шел снизу. Географический департамент, вероятно, учел именно этот иркутский опыт, выпустив в том же году обновленную карту Тихого океана.

ГЕТТИНГЕНСКИЙ РИСУНОК

Иван Кобелев, ревниво хранивший предания о семи кочах, открывших путь к Анадырю, только бы усмехнулся в свою густую бороду, если бы до него дошли некоторые вести из Англии.

В Лондоне, после выхода книги Уильма Кокса и возвращения спутников Кука, волей-неволей заговорили о старинных русских мореходах. При этом ученые морские офицеры производили слово «коч» от английского «kethe».

Иван Кобелев в то время разглядывал карту похода Кука, делая «Примечания» к ней. Сочинение Кобелева вскоре было рассмотрено на заседании конференции Академии наук.

Академия наук и Географический департамент в 1781 году воспользовались тем, что в Западную Европу из Петербурга отправился астроном Андрей Иоганн Лексель. Ему было поручено собрать сведения по истории последнего похода Джемса Кука.

Это имя было тогда у многих на устах. Миллер и Паллас посвящали ему свою переписку. Берлинский корреспондент Российской Академии наук спешил сообщить о своей встрече с одним из участников куковского похода. Лексель прибыл в Лондон. Он получил возможность видеть Уильяма Кокса в Лондонском королевском обществе

Петербургскому ученому удалось приобрести дневник Джемса Кука и получить разрешение на перерисовку его карт. Лекселя удивило, что на куков- ских чертежах показано так много островов. Все же астроном постарался ускорить отправку лондонских сведений в Россию.

Лексель на пути в Лондон посетил Геттинген, где находился тогда Иоганн Бекман, преподававший в местном университете. В свое время Бекман года три жил в Петербурге, при лютеранском училище, и покинул Россию после отъезда оттуда своего покровителя Бюшинга.

А. И. Лексель сообщил Бекману, что их общий приятель, ученый Эрик Лаксман, отправился на службу в Сибирь. Бекман необычайно оживился при этом известии. Он высказал мысль, что Лаксман прежде всего постарается исследовать верховья рек, впадающих в Ледовитый океан и «Камчатское море».

Иоганн Бекман поспешил сдать в печать сообщение о намерениях Эрика Лаксмана В марте и апреле 1781 года шведский и немецкий журналы оповестили читателей о предполагаемом путешествии Лаксмана для поисков водных путей к двум океанам.

В 1780–1790 годах библиотека Геттингенского университета все время пополнялась новыми сибирскими данными. Туда, например, поступил акварельный рисунок 1779 года, принадлежавший П. С. Лебедеву-Ласточкину.

Он изображал встречу русских с японцами и айнами где-то на Курилах, а может быть, и на острове Матсмай.

Тут уместно вспомнить историю «секретных вояжей», начатых П. С. Лебедевым-Ласточкиным и Г. И. Шелеховым при поддержке М. К. Бема еще в 1775 году.

Старик Бем тогда прошел пешком двести верст, направляясь в Петропавловскую гавань для проводов корабля «Святой Николай» в поход к Курильским островам.

Через два года туда же была отправлена бригантина «Наталья». Ее вели Михаил Петушков и Афанасий Очередин.

«Святой Николай», на котором были Иван Антипин и Дмитрий Шебалин, зимовал на острове Уруп. Оттуда Шебалин поплыл на трех байдарах вдоль цепи Курил и достиг Матсмая.

Он встречался с японцами, вел переговоры о взаимной торговле. Геттингенский рисунок, вероятно, изображает одну из встреч Шебалина с японскими купцами или чиновниками.

П. С. Лебедев-Ласточкин в 1779 году ездил из Сибири в Петербург. Он мог сам привезти туда эту акварель. Но вместо архива Секретной экспедиции Сената, где ему положено быть, рисунок очутился в Геттингене.

Как трудолюбивы были эти почти безвестные русские люди! Секунд-майор Михайло Татаринов, как видно из сообщений иркутского губернатора Ф. И. Клички, обрабатывал путевые журналы Очере- дина, Антипина и более ранние сотника Ивана Черного. В итоге Михайло Татаринов закончил «Опись Курильских островов». Ее напечатал Румовский в своем «Месяцеслове» на 1785 год. В Иркутске составлялись русско-японские словари, тоже потом кем-то переправленные в библиотеку на площади Вильгельма в Геттингене.

КОМПАНИЯ ШЕЛЕХОВА И ГОЛИКОВА

Но вернемся к 1781 году и поспешим к берегам «земли Американской», где уже два года живут Дмитрий Полутов и Тихон Сапожников.

Они были не одиноки под небом Северной Америки. В сторону Аляски и Алеутских островов плыли Мухоплев и Леонтий Нагаев, Потап Зайков и Шйшов, Пушкарев и Самойлов, Меншиков и Тютрин, Деларов и Коренев, Прибылов и Попов.

Из Восточного океана к родным берегам шли с богатой добычей Михаил Черепанов на корабле «Варфоломей и Варнава», груз которого был оценен в пятьдесят восемь тысяч рублей; Герасим Измайлов, побывавший на Уналашке; Должантов, три года промышлявший в водах острова Атха.

В 1781 году была основана «Американская Северо-Восточная, Северная и Курильская Компания» Г. И. Шелехова и И. Л. Голикова.

Справедливости ради надо заметить, что еще в 1779 году не столь знаменитый, как Шелехов, суздальский купец П. Кутышкин вместе с И. Л. Голиковым затевали «завести компанию от Охотского порта по Камчатскому и Тихому морям, для промыслов и торговли»[122].

Уже после смерти Шелехова суздалец Петр Кутышкин добивался, чтобы его признали одним из первооснователей Российско-Американской компании и разрешили участвовать в богатых прибылях этого предприятия.

Григорий Шелехов в 1781 году ездил в Москву и Петербург, дабы «предложить свой план капиталистым людям». Ими оказались Никита Демидов, калужанин Юдин, Иван Ларионович Голиков, его племянник Михайло Голиков.

Демидов, потомок тульского кузнеца, путешественник и корреспондент Вольтера, предложил учредителям компании взаймы пятьдесят тысяч рублей. У калужанина Юдина были не бог весть какие капиталы, судя по тому, что он дал всего полторы тысячи. Двадцать тысяч вложил Михайло Голиков, а Голиков-старший отсчитал тридцать пять тысяч рублей.

Гавриил Державин, вероятно, был посвящен в планы «господ компанионов», ибо он обратился к Михайле Голикову со стихами:

…Не будет может быть лелеять

Судьба уж более тебя,

И ветр благоприятный веять

В твой парус: береги себя!

Голиков-младший, двоюродный брат известного историка деяний Петра Великого, жил неподалеку от Державина на Сенной улице, и поэт считал Голикова «первым соседом».

Михайло Голиков был не только винным откупщиком.

Неизвестно когда и где он изучил навигацкие науки и даже имел звание капитана.

Из этих участников и сложилось основное ядро «Американской Северо-Восточной, Северной и Курильской Компании». Целью ее было ступить ногой на твердую землю Северной Америки и укрепиться там под сенью русского флага.

«Господа компанионы», находясь в Петербурге, могли слышать и о том, что в 1781 году граф И. Г. Чернышев собирался отправить собственный корабль прямым ходом в Америку, нагрузив его русскими товарами.

Шелехов и Голиков тогда уже имели возможность прочесть напечатанную в «Месяцеслове историческом и географическом» работу П. С. Далласа «О российских открытиях на морях между Азией и Америкой». Паллас старался дополнить сведения, попавшие когда-то в руки Уильяма Кокса, и ссылался на подлинные путевые записи российских мореходов.

Одновременно появился переведенный на немецкий язык Палласом отчет Николая Дауркина.

Под 1782 годом мы не нашли никаких выдающихся событий, о которых следовало бы рассказать в нашей книге.

В 1783 году, на семьдесят девятом году жизни, умер российский историограф Герард Фридрих Миллер, через руки которого прошли тысячи драгоценных источников о великих открытиях и обретениях нашего народа.

Только за два года до своей кончины Миллер передал в Архив коллегии иностранных дел «Экстракт» из журналов Креницына и Левашева.

В последние годы жизни он написал «Изъяснение о моей библиотеке». Сокровищница на Вшивой горке — рукописи, карты, планы — должна была перейти в собственность Екатерины Второй. Но «Портфели Миллера» до сих пор не подвергнуты изучению в той мере, насколько это необходимо для пользы нашей Родины.

В СТРАНЕ ЧУГАЧЕЙ

Потап Зайков явно преувеличивал значение буквы «Ѣ». Он ухитрялся писать через ять слова «перѣдовщикъ», «амѣриканцы» и даже фамилию своего спутника: Шишѣвъ!

«У Амѣриканского Бѣрегу» — так начал свои аляскинские записи Потап Зайков в 1783 году. Заметим, что Зайков и Шишов на пути к берегам Северной Америки с осени 1781 по июнь 1789 года прожили на Командорах.

Затем они перешли в Капитанскую гавань на Уналашке, знакомую нам по зимовке Левашева, после чего двинулись к побережью Северной Америки. Есть сведения, что в этом походе участвовало до трехсот человек, плывших на трех кораблях. Точно известно, что один из кораблей принадлежал компании Холодилова. В таком случае это был «Святой Михаил» с мореходом Мухоплевым и передовщиком Леонтием Нагаевым.

Третий корабль — бот «Святой Николай», уже известный нам по «солигаличской» карте Полутова, — принадлежал компании П. Панова и Арсения Кузнецова

Начальником этих соединенных сил открывателей был Потап Кузьмич Зайков.

Двадцать седьмого июля 1783 года его галиот «Святой Александр Невский» вошел под буксиром в небольшую бухту близ острова Каяк Это место находилось к востоку от Кенайского залива, к югу от Чугацкой губы. Восточнее простирался Якутатский залив и вздымалась белая громада горы Святой Илии. Здесь когда-то был Беринг.

На берегу бухты стояли старые шалаши «американских жителей». Здесь шелестели заросли ольхи и стройный ельник, а земля была покрыта кустами черники. Изголодавшиеся мореходы поразились обилию малины, черной и красной смородины. Известно, что аляскинская малина очень крупна, и иногда вес одной ягоды достигает трех золотников. Стеллер, спутник Беринга, когда-то горевал, что он не мог взять для доставки в Россию рассады американской малины.

Потап Зайков разослал байдары для осмотра побережья твердой земли. Вскоре байдарщики принесли вести о «шугачинском народе». Исследователи сообщили еще, что весь берег покрыт еловым стоячим лесом. Они нашли большую бухту с островками, подле которых были замечательные якорные стоянки.

Передовщик Леонтий Нагаев привез к кораблю, как бы в залог «дружеского обхождения и торгу», двух молодых «американцев». Нагаев прошел вдоль края материка. Но места, в которых он побывал, ему не понравились. Низменный берег затопляло в пору большой воды, от него в море уходили песчаные отмели. Нагаев поднимался верст на пять вверх по течению неизвестной реки, богатой рыбой — кижучем, достигал летнего жилья «американцев». На обратном пути, почти у самого моря, передовщик видел черно- бурых лисиц.

На взморье Нагаев встретил большую байдару с «шугачинскими людьми». Один из чугачей, завидя русских, стал плясать в байдаре. Остальные, по выражению Зайкова, «ревели песни» и поднимали шест с вздетой на него какой-то «лопотиной». Это был обряд пляски с калюметом — жезлом мира.

Л. Нагаев запомнил, что лица чугачей были разрисованы разными красками.

Жители Америки вынесли на руках свою байдару и саженях в ста от русского становья начали по своему почину меновую торговлю с байдарщиками. Калюмет чугачи поднимали не зря!

Они брали охотнее всего бисер, отдавая за него бобровые шкуры. Новые знакомцы угощали русских сушеной рыбой и мясом.

Вечером чугачи устроили пляску. Их старшина был настроен миролюбиво. Он рассказывал Нагаеву, что к западу от этого места есть удобная отстойная бухта, откуда и приплыли эти чугачи с жезлом мира и бобровыми шкурами.

Потап Зайков устроил совет, и корабельщики решили идти в Чугацкую губу. Одновременно на байдары было посажено сорок охотников. Им надлежало плыть «в чугачи» вдоль побережья, оглядеть его подробно и соединиться с кораблями уже в Чугацком заливе. На кораблях и байдарах находились чугачские проводники, наделенные русской одеждой и обувью.

Потап Зайков записал в своем журнале, что одеяния туземцев обычно состояли из гусиных кож и шкур медведей и оленей. «Американцы» мазали лица краской цвета меди, прорезали носы и нижнюю губу.

Чугачи без боязни подходили на байдарах к борту «Святого Александра Невского», поднимались на корабль, выменивая на бисер шкуры морских бобров, рассказывали об удобной якорной стоянке возле острова Хтаалук.

Русские ездили на американский берег, где осматривали оружие и утварь чугачей. Потап Зайков описал туземные луки и стрелы с остриями из красной меди или аспида и длинные двухсаженные копья, наконечники которых были выточены из медвежьей кости. У чугачей было очень много куяков — панцирей, составленных из деревянных пластин, перевитых жилой.

Русские побывали в дремучих лесах аляскинского взморья, где росли ели в пять и шесть обхватов. Потап Кузьмич описывал летние становища чугачей (чугачигмютов) — жилища со стенами из широких еловых досок, крытые корой хвойных деревьев, с дымовыми отверстиями, под которыми были расположены очаги.

Возле одного такого жилища русские увидели деревянный ящик, в котором лежали чугачские пожитки, и в их числе ковер, вытканный из белой шерсти, с кистями, выкрашенными в два цвета.

Позднее русские узнали, что в горах, на низовье реки Медной и у Чугацкого залива водятся снежные козлы и каменные бараны с белым руном.

Мореходы взяли ковер, а взамен в чугачский сундук щедро наложили лазоревого бисера и стальных иголок.

Опять пришли байдарщики и сказали о том, что они открыли удобный залив близ материка, куда и поспешил «Святой Александр Невский». Передовщик Шишов, взяв три байдары, отправился сначала к острову Хтаалук (Нучек), а оттуда — на восток, к матерому берегу Северной Америки.

У Хтаалука Шишов повстречался с шестью байдарами, предводительствуемыми Леонтием Нагаевым.

Тот рассказал о своих наблюдениях на пути от острова Каяк.

Морской берег тянулся на запад, склоняясь иногда к юго-западу. Нагаев видел песчаные мели, трудно проходимые даже на байдарах. Но он приноравливался и находил путь между берегом и многочисленными отмелями.

На половине дороги к Чугацкому заливу были открыты устья «немалой реки». Чугачи называли ее по- своему — Иуллит. Это была река Медная.

Туземцы поднимались по ней на байдарах и через двенадцать дней достигали многолюдных селений, раскинувшихся по медновским берегам. Оттуда на чугацком поморье вывозили медь. Нагаев видел заросли густого тальника на устьях Медной, лебединые озера на восточной стороне дельты.

Находившийся на нагаевской байдаре чугач рассказал, что его соплеменники воюют или торгуют «с пятью родами американцев», а именно: с кадьякцами или конягами, кенайцами, иуллитами-медновцами, лахамитами (угалахмютами), живущими на материке к востоку от острова Каяк, и колюшами (колошами), обитающими еще восточнее лахамитов.

Академик Л. С. Берг почему-то считал, что и название Каяка, и данные об угалахмютах стали впервые известны только Измайлову и Бочарову в 1788 году. О Потапе Зайкове и Леонтии Нагаеве Л. С Берг не говорил[123]. Но, как мы видим, пятью годами ранее Измайлова наши предки прослышали и о Каяке, и об угалахмютах — лахамитах.

В половине сентября 1783 года Потап Зайков со своими товарищами увидел байдары с пановского корабля. Двадцать восемь человек работных людей из полутовской команды в течение целого месяца исследовали Чугацкий залив.

Пановцы тоже посетили берег Северной Америки. Передовщик Лазарев потерял там девять человек, убитых пугачами. Восемнадцать байдарщиков были тяжело ранены. Десять лишь относительно здоровых полутовцев, разыскивая свой корабль, терпели лишения и бедствия.

Встревоженный Потап Зайков послал письмо Леонтию Нагаеву, бывшему снова в отлучке, чтобы тот остерегался, особенно не молодечествовал и как можно скорее возвращался к кораблю.

Вскоре к Зайкову прибыли четыре толмача с письмами с пановского бота. В письмах сообщалось, что полутовцы ничего не слышали о Нагаеве.

Он объявился только 22 октября и рассказал Потапу Зайкову, что ходил к северо-западу от Чугацкой губы, осматривая и острова и матерую землю. Леонтий Нагаев потерял трех байдарщиков и женщину-толмача с Уналашки.

Так протекало исследование области огромного Чугацкого залива, окруженного горами-великанами и ледниками и замкнутого в кольцо дремучих хвойных лесов.

Потап Зайков и его отважные байдарщики не раз пересекли залив, раскинувшийся на сто пятьдесят верст от запада к востоку; не раз выходили на покрытые серебряным мхом берега матерой «земли Американской».

Одна из последних стоянок экспедиции Зайкова, Нагаева и Полутова была возле острова Цукли или Сукли. Мореходы голодали, среди них началась цинга.

Об этих первостепенных исследователях Большой земли известно очень мало[124].

Но они были прямыми предшественниками Григория Шелехова и его сподвижников.

ГАЛИОТЫ ГРИГОРИЯ ШЕЛЕХОВА

В 1783 году Г. И Шелехов стал претворять в жизнь свою упорную мечту об устроении Русской Америки. Он привез якоря, снасти и припасы в Охотск и заложил корабельную верфь на реке Урак. Там, на Уракском плотбище, строили когда-то свои суда Чириков и Беринг.

Сообразившись с данными святцев, можно полагать, что Шелехов построил первый галиот «Святой Михаил», заложенный ранее всех, а затем — корабли «Три Святителя», «Симеон Богоприимец» и «Анна

Пророчица». На них вскоре разместились около двухсот людей.

На головном галиоте «Три Святителя» находились Григорий Шелехов с женой Натальей Алексеевной и двумя детьми. Командиром корабля был Герасим Измайлов.

Дмитрий Бочаров, когда-то проплывший от Камчатки до берегов Франции, а до того побывавший в Северной Америке вместе с Креницыным и Левашевым, вел «Симеона Богоприимца» и «Анну Пророчицу». Начальником «Святого Михаила» был охотский подштурман Олесов.

Шестнадцатого августа 1783 года шелеховские корабли покинули устье Урака и двинулись к первому Курильскому острову. Но целых два дня держался противный ветер, не позволивший галиотам приблизиться к острову в то время, когда он был виден весь как на ладони.

Двенадцатого сентября на море пришла «великая погода», стоявшая двое суток. Она разнесла корабли. В «Записке Шелехова странствованию его в Восточном море» прямо говорится, что мореходы уже было утратили всякую надежду на спасение[125].

Но «Три Святителя», «Симеон Богоприимец» и «Анна Пророчица» после жестокой бури соединились в заливе острова Беринга. «Святой Михаил» с шестьюдесятью мореплавателями исчез. Шелехов решил ждать прихода четвертого корабля, так как заранее уговаривался на всякий случай со своими спутниками о взаимной встрече именно на Командорах.

Здесь ему пришлось остаться на зимовку.

Шелехов не сидел сложа руки. Уже 25 сентября 1783 года он собрал байдарщиков с обоих кораблей и приказал им обойти вокруг острова. Исследователи выполнили это за два дня.

Зимой мореходы, выбирая ясные дни, становились на лыжи и бродили по долинам высоких гор. Борясь с цингой, они неустанно ходили по суровому взморью, даже в метельные дни.

Шелехов правильно отметил сильные северные и восточные ветры. Остров Беринга — страна жестоких зимних вихрей и метелей. Кормились зимовщики рыбой, мясом морского зверя и запасенным с осени саранным кореньем — луковицами камчатской лилии.

«На линии деланной нашли там склонение магнитной иглы к востоку IV4 румб_» — пишет Шелехов о своих исследованиях на острове Беринга.

Так он проводил, далеко не праздно, время у «Берингова гроба», где, несмотря на недавнее пророчество поэта, не было еще ни флота, ни торгов, ни града.

Как и во времена Беринга, шелеховцы жили здесь в земляных хижинах, засыпанных сверху глубоким снегом.

Зимовка шла к концу. Люди набирались сил для того, чтобы летом 1784 года снова плыть на восток.

Это время проводит рубеж между двумя книгами нашего повествования. Путь к Большой земле, начатый русским народом много столетий назад, был, по существу, завершен.

Когда огненный шар фонаря Кулибина озарит своим светом угрюмые скалы Кадьяка, начнется славная история собственно Русской Америки.

«КАМЧАТСКИЙ ЕРМАК»

В 1701 году в Москву из Якутска приехал казачий пятидесятник Владимир Атласов. Показания Атласова о его открытиях на Камчатке были занесены на бумагу. Так возникла знаменитая «скаска» 1701 года — повествование о дальней Камчатской земле с ее огнедышащими горами и лососевыми реками. Атласовская «скаска» дополнялась данными опроса японца Татэкавы Денбея, которого Атласов вызволил из камчадальского плена и взял с собою в Анадырский острог.

Владимир Васильев Атласов был уроженцем Северо-Двинского края. На якутской службе он числился с 1673 года. Именно в тот год русские землепроходцы положили на чертеж Камчатку. Сохранились показания современников, что еще до 1692 года русские мореходы ходили в «Камчатский залив» для боя китов и моржей. Около 1697 года безвестные герои по следу Семена Дежнева прошли пролив между Азией и Америкой и достигли амурского побережья. Для этого им было нужно обогнуть Камчатку и выйти к Сахалину. Анадырский острог, основанный во времена Семена Дежнева, был важнейшим местом на средоточии морских путей к Аляске, Камчатке и устью Амура.

28 лет Владимир Атласов провел на «дальних заморских службах». Поэтому вовсе не случайно в 1695 году он был назначен приказчиком (начальником) всего «Анадырского захребетного края» и отправился в Анадырский острог.

Уже в следующем году состоялся первый поход с Анадыря для разведывания Камчатки. Служилый человек Лука Морозко-Старицын с десятью спутниками проник в самую глубину полуострова и дошел почти до реки Камчатки.

Морозко-Старицын прослышал о том, что на Камчатке совсем недавно видели иноземных людей, одетых в «азямы камчатые». Очевидно, эта весть о случайном присутствии чужестранцев в области, тяготеющей к Анадырю и вверенной Владимиру Атла- сову, заставила его ускорить сроки похода на Камчатку.

В 1697 году Атласов и Морозко-Старицын с 60 русскими и 60 юкагирами вышли из Анадырского острога и, преодолев «великие горы», достигли устья реки Пенжины. Оттуда казаки две недели ехали на оленях по западному берегу полуострова. Затем Атласов решил пересечь Камчатку с запада на восток, что он и сделал, выйдя на реку Олютору.

Морозко-Старицыну было приказано идти по берегу «Люторского моря». Сам же Владимир Атласов вернулся на западный берег и стал тоже спускаться к югу. На реке Палане изменники-юкагиры побили нескольких казаков и нанесли шесть ран самому Атласову. На помощь товарищам поспешил с восточного берега Морозко-Старицын.

К югу от устья Тигиля оба отряда повернули в глубь полуострова, и скоро на берегу реки Камчатки застучали тобольские топоры. Владимир Атласов утвердил в новой стране свой знак — прочный крест с памятной надписью. Это было 18 июля 1697 года.

С этого места Атласов предпринял трехдневное плавание на стругах вниз по Камчатке. Вернувшись из похода, он узнал, что коряки угнали у него всех оленей. Атласов преследовал грабителей до самого «Пенжинского» (Охотского) моря. Отбив оленей, русские направились по западному берегу полуострова к реке Иче, впадающей в Пенжинскую губу.

Ичинские камчадалы рассказали Атласову, что на соседней реке Нане живет один из гех неведомых иноземцев, которых якобы занесло морской бурей к камчатским берегам. Атласов приказал камчадалам немедленно доставить пленника к нему. Пленник был японцем.

Владимир Атласов долго считал Татэкаву Денбея «подьячим Индейского царства», тем более что тот не расставался с какой-то книгой или рукописью, по понятиям Атласова, тоже «Индейского письма». Сам Денбей первое время выдавал себя почему-то за чиновника. Атласов терпеливо учил индейца русскому языку и всюду возил его за собой.

Очевидно, вместе с Денбеем русские ходили на юг полуострова, к рубежу земли курилов. Денбей мог указать точное место в низовьях Беки Опалы, где его пленили курилы. Четыре пуда золота отобрали Курилы у японцев, но, не зная ничего о назначении этого металла, отдали его на забаву детям. Разумеется, Атласов был обязан на месте расследовать все эти обстоятельства. Ведь, кроме Денбея, вывезенного кем-то на север Камчатки, в земле курилов оставались еще десять японцев. Атласов должен был разузнать об их дальнейшей судьбе, хотя Денбей и утверждал, что его спутники были через некоторое время взяты на какой-то корабль и вывезены на родину. Как бы то ни было, но поход Атласова в сторону Опалы, безусловно, был связан с проверкой рассказов Денбея.

Вернувшись из похода на юг, Атласов выстроил зимовье на реке Иче. Затем он основал Верхне-Камчатский острожек, первым начальником которого был Потап Сердюков. Оборону острожка держали лишь пятнадцать человек. Вскоре они были убиты при попытке вернуться в Анадырь. Несколько ранее погиб Лука Морозко-Старицын, верный спутник Атласова и основатель Нижне-Камчатска.

Много русских сложили голову на Камчатке во время похода Владимира Атласова. Только пятнадцать человек возвратились вместе с ним в Анадырский острог, куда был приведен и Денбей с его изрядно потрепанной «индейской книгой». Анадырцы встречали отряд 2 июля 1699 года.

Осенью Владимиру Атласову предстоял долгий путь на оленях в Нижне-Колымск, откуда на морском коче он должен был плыть из Анадырского острога до устья Лены и в Якутск с докладом о присоединении Камчатской землицы. Часть пути в Якутск была пройдена на лыжах, и японец Денбей, как сообщал Атласов, «ногами заскорбел, потому что ему на лыжах ход — не за обычай». Из-за этого Денбей был возвращен обратно на Анадырь со встретившимся приказчиком Григорием Постниковым.

Перезимовав на Колыме, Атласов пришел 3 июня 1700 года в Якутск и сделал первый отчет о своих скитаниях по Камчатке.

В самом начале 1701 года покоритель Камчатки вступил в Москву, и 10 февраля подьячие Сибирского приказа весь день скрипели перьями, занося на бумагу рассказ Атласова.

Но удивительное дело! В те же самые дни какое-то частное лицо, в котором можно угадать иноземца Андрея Виниуса, снимало с Атласова второй, более подробный допрос. И эта запись была немедленно переправлена за границу…

В записи было сказано, что Анадырский край и Камчатка соседствуют не только с Большой землей, но и с Японией, и с Курильскими островами. Камчатка — полуостров, а не остров, как думали ранее. Против Анадыря действительно лежит земля, откуда зимою по льдам проходят люди, говорящие «своим языком». Это лишнее доказательство, что русские после Дежнева не раз появлялись на Аляске.

Якутские власти немедленно приступили к снаряжению и отправке служилых людей для укрепления нового края. На Камчатку двинулся столь прославившийся впоследствии Иван Козыревский.

Первая «скаска» Атласова в Якутске была наглухо опечатана серебряной печатью с изображением орла, поймавшего соболя. Но когда Атласов прибыл в Тобольск, в декабре 1700 года, тобольский воевода решился на крайнюю меру. Он вскрыл запечатанную «скаску» и, может быть, списал ее всю от начала до конца. Сделано это было потому, что в то время сибирский географ Семен Ремезов изготовлял новые чертежи Сибири и ему срочно понадобились свежие сведения Атласова.

Описание самой Камчатки, которое дал Атласов в «скаске» 1701 года, было непревзойденным образцом географического отчета той эпохи.

Он рисовал облик обитателей Камчатки, их одежду, жилища. Перед читателями вставала новая страна, богатая морскими бобрами, красной рыбой и «землями черными и мягкими». Казачий голова говорил о вулканах, похожих, на его взгляд, на стога и хлебные скирды, над которыми по ночам видно зарево, о ледовой обстановке у берегов Камчатки. Смысл этих рассказов был один — новая богатая Камчатская землица с трех сторон омывается незамерзающим морем.

Он изложил и всю историю появления Денбея. В то время незадачливый японский лыжник еще лечил ноги в Анадырском остроге. Сибирский приказ немедленно затребовал Денбея в Москву.

29 декабря 1701 года анадырский японец появился наконец в палатах приказа. Пусть с грехом пополам, но он уже говорил по-русски.

В книге № 1282 дел Сибирского приказа сохранилась запись сказания Татэкавы Денбея. «Скаска» записывалась, видимо, не без участия Атласова, иначе откуда у Денбея при перечислении японских рыб вдруг взялись «вологоцкие нельмушки»?

От Денбея был получен краткий очерк Японии. Через год японец предстал перед Петром Великим, и тот приказал своим слугам «его, иноземца, утешать».

Всякие сведения о Денбее обрываются в 1710 году. Известно, что он был крещен, назван Гавриилом, что его взял к себе в дом князь Матвей Гагарин, который был потом губернатором Сибирским.

В 1701 году Владимир Атласов был пожалован за свои открытия на Камчатке новым чином. С двумя пушками и новым знаменем он было отправился снова на Камчатку. Но, «по духу геройства своего», как он сам выражался, «разбил» купеческий караван Логина Добрынина на Верхней Тунгуске. На первый взгляд это выглядит простым разбоем, однако на самом деле все обстояло иначе. Незадолго до этого был наложен строгий запрет на самовольное хождение русских купцов в Китай, и Атласов лишь выполнял приказ, но действовал сообразно своему крутому нраву. За это своевольство он угодил в тюрьму, где и просидел целых шесть лет.

В 1707 году он снова прибыл в открытый им край, где не прожил, а скорее промучился еще четыре года, преследуемый доносами и угрозами. Хмельные казаки зарезали его спящего. «Так погиб камчатский Ермак», — писал А. С. Пушкин, внимательно изучавший бурную жизнь Атласова.

Остается сказать о судьбе драгоценных сведений, привезенных Атласовым в 1701 году. Вовсе не случайна кто-то из иностранцев, возможно опять тот же Андрей Виниус, зачитал «индейскую книгу», которой так дорожил японец Денбей. Она исчезла. Что за книга это была? Корабельный журнал, дневник путешественника, заметки разведчика? О ее судьбе после 1701 года ничего не известна.

Обе «скаски» Атласова уплыли в Амстердам в руки ученого-голландца Николая Витсена, так же, как и данные о японце Денбее. Повествование Денбея было передано Готфриду Вильгельму Лейбницу, который в связи с этим упоминал имя Виниуса. Лейбниц, между прочим, не раз запрашивал петровского сановника Брюса: чем закончился поход русских людей к «Ледяному мысу»? Отыскана ли водная граница между Азией и Америкой? В 1712 году Лейбниц наводил в России справки о Денбее.

У Витсена хранились данные о состоянии льдов около «Необходимого носа» за несколько лет. Из этого можно заключить, что русские в Анадырском остроге занимались постоянным изучением льдов в Чукотском море, а Атласов, как мы помним, пристально наблюдал за льдами Берингова и Охотского морей в течение всего пребывания на Камчатке

Иноземцы тщательно следили за походами русских на северо-восток, прекрасно понимая, что эти путешествия связаны с поисками морского пути в Китай. Следили и за движением караванов в Пекин, за поездками русских послов.

В Амстердаме, Лейпциге, Лондоне, Париже, Любеке появлялись сочинения о Калыме и Камчатке, Чукотке и Большой земле, Даурии и Нерчинске. Все эти книги, статьи, географические карты были основаны на русских статейных списках, чертежах, «скасках» землепроходцев, отписках воевод Но западноевропейские писатели и историки никогда не указывали источников, откуда они черпали драгоценные для науки сообщения. Они, эти источники, добывались зачастую тайно.

«Скаски» Атласова уже в первых десятилетиях XVIII века были использованы в печати Западной Европы.

В так называемом атласе Гоманна, изданном в Нюрнберге, на одной из карт черным по белому было написано: «Земля Камча далия иначе Иедзо с Лам- ским или Пенжинским морем, которые были пройдены по воде и по суше русскими казаками и охотниками за соболями и описаны во время различных путешествий..»

Но иноземные ученые никогда ни словом не обмолвились о Владимире Атласове, Луке Морозко-Старицыне, Потапе Сердюкове и других героях, открывших Камчатскую землицу для русского государства и всего мира.

ГЕРОЙ ТИХОГО ОКЕАНА

До последнего времени историкам не был известен год рождения героя исследования Тихого океана — Алексея Чирикова. Лишь недавно были найдены документы, говорившие о том, что Алексей Ильич Чириков родился в 1703 году.

Он закончил петровскую математико-навигационную школу в Москве, а затем обучался в Петербургской морской академии, где впоследствии сам стал преподавать кораблевождение.

Отличный морской офицер, Алексей Чириков в 1725 году был назначен в экспедицию, отправлявшуюся на север Тихого океана. Этот поход возглавлял Витус Беринг.

На пути к Камчатке Чириков определял широту и долготу сибирских городов. Зимуя в Илимске, он деятельно занимался постройкой судов для следования экспедиции в сторону Якутска. Прибыв в Якутск, Чириков произвел там астрономические наблюдения, собрал данные о климате края.

Из Якутска в Охотский острог надо было доставить множество грузов. Летом 1727 года Чириков привез туда запасы продовольствия и отправился на Камчатку.

Силы экспедиции были сосредоточены в Нижне-Камчатске, на восточном берегу полуострова, где с великими трудами был построен корабль «Святой Гавриил».

На этом боте Витус Беринг, Алексей Чириков, Петр Чаплин и Мартын Шпанберг вышли в море для того, чтобы определить водный рубеж между Азией и Америкой.

Алексею Чирикову к тому времени уже были известны народные сведения о Большой земле, как называли тогда Аляску, лежащей к востоку от Чукотского Носа. Некоторые камчатские и анадырские землепроходцы утверждали, что на Большой земле еще в давние времена бывали русские люди, даже основавшие там свое поселение. Чириков знал, что Большая земля богата лесом, потому что к берегам Камчатки и Карагинского острова выбрасывало волнами стволы могучих хвойных деревьев.

Поэтому Чириков предлагал Берингу в случае необходимости зазимовать на земле, где «имеется лес», но ни в коем случае не оставлять попытки достижения Ледовитого океана и устья Колымы со стороны Камчатки. По его мнению, только так можно было решить вековую загадку о разделении морем Азии и Америки.

Но «Святой Гавриил» в 1728 году поднялся лишь до 67°18' с. ш. и повернул обратно.

Правда, в 1728 году мореплаватели обошли «Чукотский угол» и убедились в том, что к нему «никакая иная земля нигде не подошла», открыли остров Святого Лаврентия, бухты Преображения и Святого Креста на азиатском берегу.

На обратном пути был найден один из островов Диомида (Гвоздева). Но, находясь в самой узкой части пролива между двумя материками, мореплаватели не видели американского берега!

Если бы Беринг прошел несколько восточнее, Северо-Западная Америка была бы открыта еще в 1728 году.

Удивительные противоречия! Уже в 1728 году русские мореплаватели знали, что между Азией и Америкой существует только «малой переезд через море». Но Беринг, боясь превысить полномочия, не разделил того творческого горения, которым был охвачен Чириков.

«Святой Гавриил», возвратившись из похода, зазимовал в Нижне-Камчатске. Мичман Петр Чаплин составил карту плавания.

Летом 1729 года «Святой Гавриил» отправился с Камчатки и три дня шел к востоку. Исследователи надеялись достичь земли, которую обитатели Камчатки в погожие дни иногда видели «чрез море». Речь шла об острове, на котором потом нашел себе могилу командор Беринг!

Но налетел ветер, а за ним сгустился туман. Беринг круто повернул к югу и двинулся вдоль камчатского берега до его южного конца, обогнул Лопатку и достиг Большерецкого устья.

Перейдя Охотское море, «Святой Гавриил» закончил плавание в Охотске. Экспедиция возвратилась в Россию.

Несмотря на то, что данные похода считались государственной тайной, они были похищены иноземными разведчиками.

Чертеж похода был отправлен из Петербурга… польскому королю и попал в руки иезуита Дю-Гальда, сведущего в делах Китая и Тихого океана.

«Карта Чаплина», в составлении которой должен был принимать участие Чириков, очутилась в Королевской библиотеке в Стокгольме, другая «чаплинская» карта попала в библиотеку университета в Геттингене.

…В 1730 году Витус Беринг заявил: «Признаю, что Америка или иные между оной лежащие земли не очень далеко от Камчатки». Он предложил строить корабль для плавания от Камчатки в сторону Северной Америки.

Вскоре началось снаряжение Великой Северной экспедиции, которая намечала охватить своими исследованиями огромные пространства от Архангельска до Тихого океана. Отряду Беринга и Чирикова было поручено искать северо-западную окраину Америки.

Но не зря старался астроном Жозеф Николя Делиль, живший в Петербурге и, кроме «списывания эфемерид», занимавшийся выкрадыванием русских карт! Не только на правах самонадеянного наставника Делиль сочинил для Чирикова и Беринга карту севера Тихого океана, на которой к югу от Камчатки была показана фантастическая Земля Жуана де Гамы.

Этой картой неукоснительно должны были руководствоваться русские моряки

По Делилю выходило, что Земля Жуана де Гамы соединяется с Америкой и, в свою очередь, с «берегом полунощным», к северу от Калифорнии, при легендарном проливе, якобы открытом каким-то Мартином да Гиллером. Делиль исказил весь север Тихого океана!

Доводы Чирикова разбивали делилевский вымысел. Русский мореплаватель говорил о том, что Америка находится «не весьма далече от Чукоцкого восточного угла», ссылался на вести о Большой земле, полученные от землепроходцев капитаном Дмитрием Павлуцким в Анадырском остроге.

«…Может быть, что от Павлуцкого слышится о самой Америке», — говорил Чириков и убежденно заявлял, что для «уведомления Америки» незачем ходить так далеко на юг, как этого хочет Делиль.

Алексей Чириков не сомневался в том, что при условии тщательной подготовки можно пройти из Ледовитого в Тихий океан. В связи с этим он правильно полагал, что морской отряд, посланный от устья Лены к Камчатке, «может свидетельствоваться, что Азия с Америкой разделяется водою…».

Но глубоко продуманные Чириковым предначертания для открытия Северного морского пути, пролива между материками и северо-западного берега Америки не были утверждены Адмиралтейств-коллегией.

Берингу было предложено пролагать свой путь по карте Делиля. Кроме того, русской экспедиции, вероятно тем же Делилем, были вручены рисунки, изображавшие виды Земли Иезо, которой никто никогда не видел. На них были указаны якорные стоянки, заливы, даже исчислены морские глубины! Возможно, что эта, с позволения сказать, «лоция» была составлена самим Делилем.

Земля Жуана де Гамы, Земля Иезо, Земля Компании — вот три кита, на которых держались все «познания» Жозефа Николя Делиля относительно севера Восточного океана.

Кроме всего, Делиль пристроил к Великой Северной экспедиции своего сводного брата Людовика Делиля де ла Кройера, бывшего офицера французской службы в Канаде.

Де ла Кройер носился с картой и фантастическими картинками Жозефа Делиля, убежденный в том, что он послан для указания русским морякам пути к берегам Северной Америки!

Уже на Камчатке в мае 1741 года де ла Кройер, присутствуя на совещании русских офицеров, настоял на том, чтобы они продолжали придерживаться карты Делиля.

…Вечно похмельный от самогона из камчатской «сладкой травы», француз был в разочаровании Летом 1741 года корабли Чирикова и Беринга не нашли никакой Земли Жуана де Гамы на месте, указанном Делилем.

Зато в ночь с 14 на 15 июля Алексей Чириков ранее Беринга достиг островов у побережья Северной Америки.

Он дошел до 55°36' с. ш. и открыл область теперешнего острова Баранова (Ситха).

Оттуда корабль «Святой Павел» двинулся на северо-запад вдоль архипелагов и побережья южной части Аляски и прошел четыреста верст подле матерой земли — мимо исполинских снежных гор, глубоких заливов и ледников, сползавших в море.

В правой руке оставались залив Якутат, остров Каяк, устье реки Медной, Чугацкий залив, Кенайский полуостров.

От Кеная Алексей Чириков спустился к острову Кадьяку, затем вышел к гряде Алеутских островов.

Здесь, у острова Адах, русские люди впервые встретились с алеутами, которые показались Чирикову «мужиками рослыми». Командир «Святого Павла» выменял у алеутов древко стрелы, шляпу, образцы сурьмы. Людовик де ла Кройер позабавил Чирикова неожиданным заявлением, что он сразу же «узнал» в алеутах… жителей Канады.

Тем временем на борту «Святого Павла» начались тяжкие бедствия. Голод, жажда и цинга мучили офицеров и матросов корабля.

Вскоре Чириков так ослаб, что был «по обычаю приготовлен к смерти». Но он был из тех людей, которые «изнемогают, однако же трудятся». Чириков, лежа на корабельной койке, вел журнал и отдавал приказания штурману Ивану Елагину.

«Святой Павел» шел сквозь «шторм великой с дождем и градом», а с 5 октября корабль окружила «великая стужа».

От цинги умерли офицеры Иван Чихачев и Михаил Плаутин. У самых берегов Камчатки закончил свой путаный земной путь и Людовик Делиль де ла Кройер…

12 октября 1741 года открыватели Северо-Западной Америки вошли в гавань Петра и Павла на Камчатке.

В декабре Чириков отправил донесения в Петербург. В них он сообщал, что еще в начале похода «открылось, что земли Ианн де Гамма нет». Зато на 55°36' с. ш. мореплаватели «получили землю, которую признаваем без сумнения, что оная часть Америки».

Чириков исчислил в русских верстах расстояние от Камчатки до Америки, а открытые им земли привязал на карте своего плавания к Камчатке и Калифорнии.

Тяжко больной, покрытый цинготными пятнами, Чириков размышлял: не являются ли Алеутские острова продолжением Северной Америки?

Для того чтобы проверить это, он в 1742 году совершил плавание к острову Атту.

Взяв пеленги, исследователь убедился, что Атту — остров, а не «соединительная к Америке большая земля». Возвращаясь от острова Феодора, как он назвал Атту, Чириков увидел «остров святого Юлиана» (остров Беринга).

Люди «Святого Павла» не могли подозревать, что корабль проходит мимо свежей могилы Беринга и жалкого убежища его еще живых спутников!

Пакетбот Чирикова находился в каких-нибудь четырех милях от острова Беринга, но в это время берег закрыло густым туманом.

Чириков возвратился из похода. В августе 1742 года он был уже в Якутске. Оттуда он послал в Петербург документы своего похода в Северо-Западную Америку.

Только в 1746 году Алексей Чириков был вызван в Петербург. До этого он продолжал свои труды по Великой Северной экспедиции в глухом Енисейске.

В столице он написал предложения для Адмиралтейств-коллегии. Он хотел, чтобы был основан город в устье Амура, устроены корабельные пристани на Пенжинском море, заложены крепости в Новой России, как он хотел назвать Северо-западную Америку.

Чириков составлял общие карты великих русских открытий на северо-востоке. Эти чертежи 1746 года были разысканы лишь советскими исследователями.

О своих огромных заслугах он ничего не говорил, но с гордостью писал, что благодаря подвигам русских мореплавателей «открылось на малой части земноводного глобуса много земель и островов, о которых до упомянутого времени не было известно…».

Алексей Чириков, открыватель Северо-Западной Америки, умер в 1748 году в болезни и нужде, прожив на свете всего сорок пять лет.

Почти двадцать лет его жизни прошло в скитаниях и опаснейших походах, давших блистательные плоды.

Каждый человек нашей страны должен знать имя этого героя русской науки Имя Алексея Чирикова должно быть на страницах учебников, на бортовой надписи советского корабля, в названии нового города™

ВЛАДИМИРЦЫ НА СЕВЕРО-ВОСТОКЕ

В XVIII веке русские мореходы из Охотска и Камчатки совершали отважные плавания к Алеутским островам и Аляске, а в самом начале XIX столетия, заселив Аляску, достигли солнечной Калифорнии и кораллового берега Сандвичевых (Гавайских) островов. Среди первых исследователей севера Тихого океана были и уроженцы бывшей Владимирской губернии.

В моей «Тихоокеанской картотеке» собраны сведения об одном из них — купце-мореходе Степане Постникове.

В 1759 году Степан Постников жил в Большерецке на юго-западном побережье Камчатки. Войдя в долю с Семеном Красильниковым, Семеном Кульковым и Степаном Тюриным, предприимчивый владимирец построил на реке Камчатке судно. В качестве опытного морехода был приглашен Степан Черепанов. В сентябре 1759 года корабль «Захария и Елисавета» вышел в море «для изыскания новых островов и народов», как говорил тогда о подобных походах знаменитый камчатский мореход Степан Глотов. На борту судна были сорок два промышленника.

Путешественникам пришлось зазимовать на Командорах. Судя по очень толковому описанию, составленному впоследствии со слов Черепанова, они побывали на острове Беринга. Мореход описал Саранное озеро на северном побережье острова, живо рассказал об охоте на морских коров, которые еще водились тогда у Командорских островов. Люди с «Захарии и Елисаветы» кололи огромных животных железными спицами на длинных древках. Каждая морская корова давала до 150 пудов чистого мяса, не уступавшего по вкусу говядине, и более пятидесяти пудов жира,

Насушив мяса и натопив впрок жира, мореплаватели направились к Алеутским островам, где начали промысел морских бобров В описании Черепанова можно узнать остров Атту, самый крупный среди Ближних островов, с его труднодоступными для высадки скалистыми берегами и снежными горами Русские промышленники внимательно наблюдали жизнь алеутов Ближних островов, и Черепанов записал много ценного о жизни, быте и верованиях обитателей Атту.

«…Когда станем есть же, что сами едим, то и тем алеутцам уделяем, не минуя никогда…» — рассказывал потом Черепанов о своей дружбе с туземцами. Мореходы помогли одному из алеутов вылечить тяжелую рану на руке, и в знак благодарности тот принял русское имя — Леонтий.

В 1762 году путешественники вернулись с Алеутских островов, доставив 1750 бобров.

Одновременно с «Захарией и Елисаветой» у Ближних островов находился корабль «Адриан и Наталья» под командой знаменитого Андреяна Толстых. На корабле служил суздальский крестьянин Иван Кокин, который участвовал в замечательном походе Толстых к Андреяновским островам (Канага, Б. Ситхин, Танага, Атха, Амля, Адат).

На острове Атха, увенчанном высоким вулканом, Иван Кокин отыскал алеута-подростка, круглого сироту, и с согласия тойона (старшины) острова взял мальчика к себе, назвав его Фомой. Алеут Фома впоследствии обучился русскому языку и долго жил среди камчатских мореходов. Суздалец, очевидно, воспитывал и другого алеутского мальчика — Стефана. Стефан был «пленником незнаемых народов» и бежал к русским, как только узнал, что они высадились на одном из островов. В 1764 году корабль, на котором находился Иван Кокин, возвратился на Камчатку

В 1762 году Степан Постников вместе со своими компаньонами послал корабль для зимовки на остров Уналашка. Судном командовал мореход Петр Дружинин. Промышленники разделились на три отряда: первый остался в Кошигинской гавани на Уналашке, второй зимовал в заливе Калехта, а с третьим пошел на остров Сиданак сам Дружинин. Замечательно, что Дружинин с 30 товарищами построил на месте зимовки небольшую крепость, вероятно, первую во всей будущей Русской Америке. В это предприятие была вложена какая-то часть средств и Степана Постникова.

Поход стоил больших жертв. Сам Дружинин погиб на Сиданаке, а его корабль, зимовавший на Уналашке, сгорел. Кажется, это был именно «Захария и Елисавета».

В 1764 году один из Кульковых, компаньонов Степана Постникова, побывал в Петербурге и рассказал там подробно о последних открытиях на Алеутских островах. Его рассказы стали известны М. В. Ломоносову, который в то время писал одно из своих сочинений — «О северном мореплавании на восток по Сибирскому океану».

Между тем остальные участники мореходного товарищества Постникова продолжали свою деятельность. Один из них, Степан Тырин, в том же, 1764 году посылал корабль «Св. Петр и Павел» к острову Атту, где мореходы Тырина встретились с доблестным Андреяном Толстых.

Мореход с «Захарии и Елисаветы» Степан Черепанов с 1768 по 1773 год находился в плавании к Ближним и Андреяновским островам на корабле «Николай».

Семен Красильников, участник компании Постникова и Кульковых, посылал за бобрами, котиками и песцами судно «Владимир» с мореходом Тихоном Сапожниковым. Сапожников позднее прославился тем, что однажды, потеряв в открытом море ориентиры, проплыл от берегов Аляски до тропиков.

Наконец, на самом исходе XVIII века и в начале XIX столетия нам встречается имя суздальского купца Петра Кутышкина. От него остался весьма своеобразный документ.

После смерти знаменитого основателя Русской Америки, открывателя острова Кадьяка и части материка Аляски, Григория Шелехова, Кутышкин подал царю прошение, в котором уверял, что является одним из основателей мореходно-промышленной компании Шелехова.

Суздальский купец добивался, чтобы его признали участником Российско-Американской компании и разрешили воспользоваться долей в ее богатых прибылях. Прошение Кутышкина и переписка учреждений по поводу этого прошения недавно были найдены.

Разумеется, именами Степана Постникова, Ивана Кокина, Якима Карнаухова и Петра Кутышкина нельзя исчерпать список выходцев из Владимирской губернии, так или иначе участвовавших в замечательных открытиях на севере Тихого океана. Я рассказал об этих людях в надежде, что дальнейшие поиски в архивах Владимира пополнят наш скромный список отважных владимирских мореходов и наши знания об их деятельности.

ЯМЩИК-ЛЕТОПИСЕЦ ИВАН ЧЕРЕПАНОВ

Известный путешественник И. П. Фальк проезжал в 1772 году через Тобольск и встретился там с необыкновенными ямщиками Черепановыми. Фальк рассказывал, что Козьма Черепанов был талантливым резчиком и зодчим, имел библиотеку в четыреста книг и владел познаниями в области математики, механики и истории. Его брат Иван Черепанов, ошибочно названный у Фалька Ильёй, ревностно собирал исторические сведения о Сибири и пограничных с нею странах. Иван Черепанов читал не только петербургские газеты и журналы, но следил и за научной литературой того времени — знал, в частности, ряд изданий Российской академии наук. Этот удивительный человек «сочинил сибирскую летопись и, занимаясь ею, не покидал своего ремесла», — свидетельствовал И. П. Фальк Сибирскую летопись ямщик-ученый закончил в 1760 году, когда ему было 36 лет.

Доктору исторических наук А. И. Андрееву удалось разыскать остававшуюся почти неизвестной рукопись «№ 2214» из собрания бывшего Румянцевского музея. В отличие от остальных известных к настоящему времени списков «Черепановской Летописи», эта рукопись содержит наиболее полный текст произведения трудолюбивого сибирского ямщика. Это большая книга в 509 листов, украшенная киноварными начальными буквами. Часть ее переписана на бумаге тобольской фабрики Корнильевых.

А. И. Андреев считает, что именно эту рукопись и показывал путешественнику Фальку ученый-ямщик в 1772 году. Вся книга переписана одним почерком и, кроме того, имеет предисловие и послесловие, составленные Черепановым. В вводной части своего труда летописец говорит, что он изучал творения Птолемея, Платона, читал сочинения греческих и латинских древних писателей и восточных историков. Черепанов был знаком с летописями основоположников сибирской истории — Саввы Есипова и Семена Ремезова.

Ученый-ямщик впервые использовал в своем труде такой ценный источник, как «Краткое известие о народе остяцком…», хранившееся в рукописи в Тобольске. Он хорошо знал также архивные данные об открытиях русских в Центральной, Восточной и Северо-Восточной Азии. Кроме печатных и архивных источников, собранных лично, Иван Черепанов использовал для работы различные свидетельства своих современников, их личные дневники.

«Летопись Сибирская» представляет собой по существу энциклопедию жизни Сибири в 1578–1760 годах. Исследователи считают, что особенно ценна она в той части, где Черепанов описывает события после 1612 года. Тобольский ямщик оказался великолепным историком, труд которого пережил века.

ПОДВИГ НИКИТЫ ШАЛАУРОВА

В свое время мне посчастливилось найти в архиве Северо-Двинского музея в Устюге Великом записи «великоустюжского штаб-лекаря, Академии наук корреспондента Якова Фриза».

Штаб-лекарь в 1793 году встретил в Устюге участника похода Никиты Шалаурова, слепого старца Максима Старкова, и записал с его слов интересные сведения. О записях Фриза мы еще скажем подробно, а пока попробуем, насколько это представляется возможным — установить, как начиналась героическая жизнь Шалаурова

В златоглавый Устюг Великий — город, откуда вышли Дежнев, Атласов, Хабаров, Булдаков и другие смелые путешественники, — Шалауров пришел из Вятки Это было, очевидно, в те годы, когда в Устюге Великом были получены первые сведения об открытии русскими Аляски, Алеутских островов и Командор. В Устюге или уже в Сибири судьба столкнула Шалаурова с Афанасием Баховым — «природным устюжанином», как его называет Фриз.

Вокруг Бахова, считавшегося поверенным сольвычегодского купца-морехода Жилкина, объединились Шалауров, якутский купец Новиков и другие лица Они соорудили утлый шитик — кораблик, сшитый китовым усом, — и пустились к острову Беринга. Это было в 1748 году, через семь лет после гибели великого командора.

В этот поход Шалауров и Бахов видели берета Америки — всего вероятнее, гору Св. Илии, открытую русскими. У Командор кораблик Шалаурова потерпел крушение, и его выкинуло на острые скалы острова Беринга. Выброшенные на камни Бахов и Шалауров лежали, может быть, на том месте, где голодные песцы когда-то глодали ботфорты еще живого Беринга! Мореходы целых два года терпели огромные бедствия и лишения — голод, холод, болезни. Но мужественные люди не покладая рук работали над восстановлением разбитого судна. Используя части пакетбота Беринга «Святой Петр» и обломки своего шитика, они терпеливо строили новое суденышка Когда оно было готово, отважные мореходы вернулись в Охотск.

Так начал свои скитания Никита Шалауров. Не там ли, у могилы Беринга, упорный исследователь решил «найти проход из Атлантического океана в Великий и открыть путь через Северный океан в Индию»? Шалауров копил силы для новых подвигов.

…В 1757 году дочь Петра Великого Елизавета возвратила шпагу Федору Соймонову и произвела его в сибирские губернаторы. Бывший каторжник, ввергнутый в опалу челядью Анны Иоанновны, когда-то блестяще образованный ученый и прекрасный моряк, Соймонов снял каторжное платье и сел за стол своей канцелярии в Тобольске.

Соймонов с огромной энергией начал исследовать и преобразовывать Сибирь. Из записок Фриза видно, что он поддержал дерзновенный замысел Шалаурова (с которым мог встречаться еще в Охотске, когда работал там как каторжник на солеваренном заводе) искать путь в Индию вокруг Северной Азии. Во время похода Петра на Дербент Соймонов сам говорил великому шкиперу, что «Сибирские восточные места и особенно Камчатка, от всех тех мест и Японских, Филиппинских островов, до самой Америки по западному берегу остров Калифорния найтится может, и поэтому много б способнее и безубыточнее российским мореплавателям до тех пор доходить возможно было против того, сколько ныне европейцы, почти целые полкруга обходить принуждены…».

Петр Великий «прилежно слушать изволил» эти слова своего любимого адмирала. И каторжник, у которого спина еще не зажила от кнута надсмотрщика, еще не закрылись изъеденные солью раны на руках, вместе с простым незнатным вятичем и устюжанином разработали план похода в Индию из Сибири. Неукротимая жажда искательства охватила Шалаурова. Он отдал деньги на постройку корабля, постиг сложную науку мореходства. Шалауров стал первым помощником Афанасия Бахова.

«…В бытность Тобольского губернатора Федора Ивановича Сойманова согласились два купца, первый вышеозначенный Шелагуров, а второй природный устюжанин Бахов, с 75 человеками, спускаясь вниз по реке Лене и по восточным сибирским берегам с намерением пробраться, ежели возможно будет», — повествовал устюжский штаб-лекарь Яков Фриз.

«Прозимовав на устье Лены, отправились они своим судном, 1758 года, 20 июля, до устья Яны, отстоящей от Лены на 405 верст, куда и пришли в исходе сентября. Пробыв же здесь два года, продолжали свой путь 1760 года, в июле, к устью Индигир-реки, расстоянием от Яны 565 верст, отсюда отправились они до реки Колымы, по расстоянию 760 верст, куда прибыв в сентябре, жили тут паки два года. А между тем Бахов пришел в несогласие со своим товарищем и остался на месте. Шалауров же один, не оставляя предприятия, отправился 1762 года, 20 июля, от Колымы до Шелагского мыса, следовательно, под 74° широты и 190° долготы, от Колымы же 420 верст. Тут будучи он притеснен 16 суток ужасным льдом от 4 до 15 сажен толщины, принужден был по оному бечевою далее тянуть свое судно, но, нашед невозможность, возвратился в Колымское устье, где Бахова нашел умершим…» Шалауров сложил руки? Нет, он мчится через всю Сибирь в Тобольск к Соймонову, а оттуда в Петербург и добивается содействия правительства, написав свое знаменитое «Доношение» о четырехлетних скитаниях во льдах. Вдохновенный простолюдин не теряет надежды пробиться сквозь ледяные стены Сибири к просторам Тихого океана! Снарядив судно, Шалауров пошел вдоль необитаемого берега между устьем Колымы и Шелагским мысом. В тот год в морях южного полушария плавал сэр Байрон — дед великого поэта, в России снаряжалась экспедиция Чичагова для похода с русского Севера в Индию, а Степан Глотов открыл остров Кадьяк у берегов Северной Америки.

Никита Шалауров пробился за Баранов Камень и вскоре увидел долгожданный Шелагский мыс. Но, как пишет Яков Фриз, Шалауров, «перебравшись за Шелагский мыс, безвестно пропал и уповательно около тех самых мест, где капитан Кук, пройдя с другой стороны Чукотский нос, нашел непреодолимую невозможность. Спустя же некоторое время про судно Шелагурова (Яков Фриз упорно зовет нашего героя почему-то Шелагуровым! — С. М.) от коряков слышно было, что оное найдено сожженным и многие из людей его мертвыми… путешествия шелагуровского до Шелагского мыса участник, Великоустюжской округи, окологородного Спас-Щекинского прихода крестьянин Максим Старков, отойдя от его сотоварищества, возвратился сухим путем из Колымы через Верхне-Анадырский острог в Камчатку, а оттуда — домой. Сей осьмидесятилетний старик еще и поныне здоров и крепок, но только лишился зрения, будучи в Сибири», — заключает свой рассказ устюжский летописец.

День гибели Шалаурова в 1764 году неизвестен.

Воля Шалаурова, его вера в победу заставляет думать, что он до конца не выпустил из рук колеса штурвала. Яков Фриз написал о Шалаурове далеко не все. Он, например, не упоминает, что знаменитый мореход открыл залив Чаунская губа к востоку от Колымы и впервые описал его.

Выходец из народа выполнил непосильную по тому времени задачу, пройдя от устья Лены до Шелагского мыса и лишь немного не пробившись до Чукотского и Берингова морей. Позднее русские мореходы сомкнули цепь исследований Шалаурова, достигнув Шелагского мыса с востока. Но Шалауров раньше многих, гораздо ранее Кука, хотел найти путь из ледяной Сибири в Индию.

В начале прошлого века русские исследователи на побережье восточнее Шелагского мыса нашли место предполагаемой гибели отважного морехода — остатки его избы. Ранее, в 1785 году, Биллингс и Сарычев разыскали стоянку Шалаурова в восточном устье Колымы, рядом с сигнальной башней Дмитрия Лаптева.

О судьбе замечательного морехода знал А. С. Пушкин. Повесть о Шалаурове лежала в библиотеке великого поэта в числе книг о замечательных русских открывателях на северо-востоке Азии. Знаменателен острый интерес Пушкина к Ермаку, Атласову, Федоту Алексееву, Крашенинникову, Шелехову, герою Аляски А. Баранову и другим. Пушкин изучал историю деятельности этих безгранично храбрых и предприимчивых людей.

Шалауров был достойным их представителем.

НЕРЧИНСКИЙ КОМАНДОР

В 1780 году близ Серпухова под Москвой умер петровский моряк Федор Соймонов. Это был человек трудной, но блистательной жизни.

Во время персидского похода 1722–1723 годов Федор Соймонов безотлучно находился при Петре Великом и видел, как царь взял тяжелые ключи от покоренной им крепости Дербент.

Незадолго до этого состоялся знаменательный разговор. Царь обронил, что «все трудами приобретается и Америка не без труда сыскана, чрез столь далекий путь около мыса Доброй Надежды». В ответ на это Федор Саймонов стал горячо убеждать Ветра проложить новый путь к берегам Северной Америки.

Надо идти Волгой в Каму, говорил Соймонов, затем Тоболом: в Иртыш, оттуда по Оби и Кети достичь Маковского волока За ним начнется плаванье по Енисею, Тунгуске и Ангаре до Байкала Далее лежит водный путь к Яблоневым горам. Волок через хребет нриведет путников к Ингоде, а там надо плыть Шилкою и Амуром до заветного Восточного океана! Соймонов уверял, что, по его расчетам, Калифорния «уповательно от Камчатки не в дальнем расстоянии найтиться может». От сибирских, берегов можно начать плавания в Северо-Западную Америку, Японию и к Филиппинским островам.

Петр «прилежно» выслушал горячую речь своего любимца, но ответил, что «то далеко и не ныне». В то время у царя были иные планы. Но Соймонов* как мы видим, еще в 1722 году предсказал и экспедиции Беринга. и возникновение Нерчинской экспедиции, которой впоследствии ему пришлось руководить.

В 1726 году доблестный Ф. И. Соймонов, начальствуя над кораблями «Астрахань» и «Царицын», первым из европейских мореплавателей достиг входа в мертвый залив Кара-Богаз-Гол и впервые обошел все берега Каспийского моря.

Он был в зените заслуженной славы, когда кровавый Бирон ложно обвинил Федора Соймонова в «государственной измене». Ученый-моряк был подвергнут пыткам в застенках временщика. Героя Каспия отправили на вечную каторгу. Он отбывал ее на соляных варницах в ста верстах от Охотска.

В 1742 году «дщерь Петрова» Елизавета освободила Ф. И. Соймонова. Он по принятым тогда обрядам был прикрыт военным знаменем (что означало восстановление воинской чести), ему вернули его шпагу. Бывший капитан-командор пожелал остаться в Сибири, но где именно жил он в 1742–1752 годах и чем занимался все это время — до сих пор неизвестно. Он числился «живущим на пропитании».

В 1753 году была создана Нерчинская экспедиция. Во главе ее поставили сибирского губернатора В. А. Мятлева, но душою всего дела был Федор Соймонов. Он решил осуществить свою давнюю мечту — идти по Шилке и Амуру «в Северо-Восточное море до Японии и берегов Американских».

Весна 1754 года застала петровского капитан-командора в Томске, где под его начало поступили 60 моряков, участвовавших в походах Беринга и Чирикова.

Соймонов получил карты и судовые журналы второй Камчатской экспедиции и двинулся из Томска в Нерчинск. Здесь моряки построили три гребных судна с палубами.

Нерчинский командор поднял свой флаг, суда двинулись по Шилке и достигли устья Аргуни, где Соймонов начал исследовательские работы. Но из Петербурга был получен приказ — от плавания по Амуру воздержаться. Экспедиция приступила к промерам на Шилке и произвела опись этой реки.

Зиму 1754 года Федор Соймонов провел в трудах. В Нерчинске была создана школа навигационных наук. Мореплаватели составляли карты Шилки и Аргуни, чертили планы Нерчинска с учетом речных подходов к городу. Здесь хотели учреждать адмиралтейство и корабельные верфи. Корабли нерчинской постройки намечалось отправлять по Амуру к Восточному океану, а оттуда — в Охотск. При этом учитывались будущие походы к берегам Северо-Западной Америки.

Есть также сведения, что Ф. И. Соймонов и В. А. Мятлев уже в то время приступили к постройке флота для Северо-Востока на Ингоде. Но разные обстоятельства помешали тогда появлению нерчинских кораблей на Амуре.

Нерчинской экспедицией Федор Иванович руководил до 1757 года, когда он был пожалован в сибирские губернаторы.

Помощником нерчинского командора стал его сын, артиллерии майор Михаил Соймонов. Он был отправлен для службы в Нерчинск, ибо имел знание «о тамошних местах и обстоятельствах».

Нерчинская экспедиция просуществовала до 1764 года. Федор и Михаил Соймоновы покинули Сибирь лишь за год до упразднения экспедиции. Свыше десяти лет они руководили исследованиями на северо-востоке.'

Соймонов-отец оказывал большую поддержку русским мореходам. При нем Гаврила Пушкарев на корабле иркутянина Бечевина достиг берегов Северо-Западной Америки. Бахов и Шалауров, ободренные Соймоновым, пустились искать морской путь в Китай и Индию. Камчатские, охотские и анадырские мореходы в те годы собрали сведения о Большой земле, как называли они Северную Америку.

История Нерчинской экспедиции до сих пор еще мало изучена. Имеющиеся у нас данные позволяют предполагать, что это крупное по тем временам научное учреждение занималось не только изучением возможностей — установления водного пути Нерчинск — Амур — Тихий океан. Освоение Байкала, составление карт областей, граничащих с Китаем, поиски путей с Лены к Охотскому морю, учреждение в Иркутске школы навигаторов для Тихого океана, обслуживание русских торговых караванов и экспедиций, следующих в Китай, — вот далеко не полный перечень дел, которыми занималась Нерчинская экспедиция в 1753–1764 годах. Она, без сомнения, согласовывала свои труды с работами исследователей Тихого и Ледовитого океанов. Съемки в Восточной Сибири и Забайкалье обычно увязывались со съемками, произведенными в областях, тяготеющих к Тихому океану.

Заслуги руководителя экспедиции Федора Соймонова в этих больших делах трудно переоценить.

ОСНОВАТЕЛЬ РУССКОЙ АМЕРИКИ

В 1747 году в небольшом городке Курской губернии — Рыльске в семье мелкого торговца родился человек, которому было суждено стать пионером освоения Русской Америки.

Жизнь свою Григорий Иванович Шелехов начал со службы приказчиком у богатых купцов. 24 лет от роду он поехал в Сибирь. Есть сведения, что некоторое время он провел в пограничном городе Кяхте, где велась обширная торговля с купцами «Небесной империи». Китайцы продавали здесь шелк и чай, а от русских купцов получали меха дорогих морских бобров и котиков. Меха эти добывались на севере Тихого океана, их свозили на Камчатку и в Охотск, а оттуда — в Кяхту.

В Охотске в то время жил богатый купец Оконишников, приехавший туда из Вологды или Великого Устюга. Шелехов поступил к нему на службу приказчиком. Он должен был отправлять и встречать корабли Оконишникова, пересчитывать и хранить шкуры бобров, котиков, песцов.

Несмотря на занятость, Шелехов неустанно пополнял свои знания. Углубившись в журналы и книги, он изучал жизнь и былую историю Китая, Ост-Индии, Филиппин, Японии, Америки, интересовался историей мировой торговли.

В 1773 году Шелехов вошел в компанию с охотскими купцами Они сообща построили корабль «Прокопий» и отправили его на промысел под начальством опытного морехода Ивана Соловьева. Судно возвратилось в Охотск с добычей, состоявшей из 250 шкур морских бобров. Выручив деньги, Шелехов построил корабли «Святой Павел» и «Святая Наталья». «Святую Наталью» он вверил штурману Михаилу Петушкову. Этот искусный мореплаватель зимовал на одном из южных островов Курильской гряды, совсем недалеко от Японии, и добыл тогда на Курилах много бобров и песцов.

Так успешно начинал свою деятельность Шелехов. Но он был не только купцом, думавшим лишь о личной наживе, — он мечтал о славе и могуществе своего государства.

Шелехов окружил себя храбрыми и пытливыми людьми. Большей частью это были русские грамотеи-самородки. Сибирские казаки, солдатские дети, крестьяне — такие, как Антипин, Татаринов, Шебалин, — писали труды о Японии и составляли русско-японский словарь. Герасим Измайлов вычертил карты, которыми впоследствии воспользовался известный английский мореплаватель Джемс Кук Казак-исследователь Иван Кобелев, в свою очередь, делал поправки к картам Кука.

Шелехов решил, что изучение и освоение севера Тихого океана нельзя проводить в одиночку, силами отдельных людей. С целью объединения купцов и мореходов он основал в 1781 году «Американскую Северо-Восточную, Северную и Курильскую Компанию». Уже само это название говорит об огромных задачах, которые поставил перед собой Шелехов. Нужно было заручиться поддержкой правительства и отдельных влиятельных людей. Поэтому Шелехов поехал в Петербург, где познакомился с потомком петровского кузнеца, богатым заводчиком Демидовым. Возможна, что в этот именно приезд в Петербург Шелехов сблизился с поэтом Державиным, занимавшим должность советника Экспедиции доходов.

Шелехов с великими трудами доставил сушей в Охотск якоря, пушки, уральское железо, медь, корабельные снасти. Он привез и знаменитый фонарь Кулибина.

Вскоре на шелеховских верфях были построены плоскодонные галиоты «Три святителя», «Симеон и Анна» и «Святой Михаил», вышедшие в плавание 16 августа 1783 года. На борту галиотов находились около 200 моряков и промышленников. Шелехов командовал «Тремя святителями». Жена его, Наталья Алексеевна, сопровождала мужа в плавании. Почти одновременно с Шелеховым к берегам Северной Америки отправился мореход Потап Зайков. Его отряд состоял из 300 человек Таких больших экспедиций еще не видело Берингово море Перезимовав на острове Беринга, 16 июля 1784 года Шелехов пустился в дальнейший путь. Галиоты шли вдоль цепи Алеутских островов, освещенных пламенем вулканов. Наконец показался огромный остров Кадьяк, на котором до Шелехова уже побывали Афанасий Очередин и Степан Глотов

На Кадьяке жило эскимосское племя, которое Шелехов называл «конягами». Эти люди ходили в одеждах из бобровых и собольих шкур, носили деревянные шлемы. Вооружены они были луками и копьями с железными, а иногда и каменными наконечниками. Из камня «коняги» делали домашнюю посуду, светильники, строили запруды для лова рыбы в быстрых островных реках.

Первыми союзниками Шелехова были 400 пленных, которых он освободил от рабства у эскимосов. Освобожденные невольники с радостью приветствовали своего избавителя Эпизод этот, если учесть, что Шелехов вырос в крепостнической России, свидетельствует о передовых по тому времени его взглядах.

Обосновавшись на Кадьяке, Шелехов стал выбирать место для устройства русского поселения. Таким местом оказалась гавань Трех Святителей в южной части Кадьяка. Шелехов прожил там до 1786 года, неустанно исследуя новый край.

Кадьяк — самый большой остров у восточного побережья полуострова Аляска Он скалист, покрыт возвышенностями, его берега изрезаны заливами. В глубине острова высятся покрытые снегами горные вершины, шумят реки. Об этом рассказывали Шеле- хову его неутомимые спутники, которых он рассылал для исследований во все концы Кадьяка

Спутники Шелехова нашли на Кадьяке около десяти видов съедобных ягод, обследовали реки и узнали, что в них заходит красная рыба и даже водятся раки. Видели «черных канареек» и птиц, похожих на сорок. В кадьякских водах обитали морские бобры, сивучи, нерпы. Нередким гостем был здесь и кит.

Новые тесовые дома поселения располагались у подножия горы, возвышавшейся над просторным заливом. Рядом стояли на подставках небольшие пушки, отлитые на уральских заводах. Невдалеке от домов русских поселенцев располагались хижины алеутов. Там жили и молодые эскимосы, которых Шелехов начал обучать русской грамоте.

Материк Северной Америки от острова отделяло лишь около 50 километров водного пространства!

В те времена ближайшим к Кадьяку европейским поселением на западном побережье Северной Америки была лишь маленькая миссия испанских монахов в Калифорнии.

Весной 1785 года большой отряд шелеховцев выступил для исследования местностей между Кадьяком и Аляской. Успешно выполнив свою задачу, отряд остался зимовать на Кадьяке в новом, Карлукском поселении. В том же году двое русских промышленников и туземец-переводчик проникли на Американский материк в районе обширного Кенайского залива. Они нашли там горный хрусталь, разные руды и строительные камни и составили карту этой части американского побережья.

Шелехов отыскал на побережье Америки строевой лес. Корабельные мастера стали сколачивать вместительные морские лодки из древесины высоких аляскинских елей.

Весной 1786 года пять отважных соратников Шелехова отправились на этих лодках к величественному мысу Св. Ильи Были заложены деревянные русские крепости на острове Афогнак и в Кенайском заливе. 40 промышленных людей Лебедева-Ласточкина поселились в новой Николаевской гавани среди краснокожих индейцев-тлинкитов. Русская Америка росла и крепла.

В 1786 году Григорий Шелехов объявил мореплавателям, что его компания назначила награду тому, кто отыщет и исследует новые земли в Беринговом море. Именно тогда Гаврила Прибылов, проплыв к северу от Алеутской гряды, открыл острова, впоследствии названные его именем. На этих островах находились богатейшие лежбища котиков, равных которым в то время не было на всем земном шаре. Потап Зайков, Луканин и другие промышленники начали здесь успешную охоту на зверя. Уже через два года на островах Прибылова было добыто 40 тысяч котиков, 6000 голубых песцов, 2000 бобров и 1000 пудов моржовой кости.

В год открытия островов Прибылова шелеховцы исследовали Шантарские острова, устье реки Уды. На Алеутских и Курильских островах и материке Северной Америки были собраны коллекции одежды, оружия и утвари туземцев.

В мае 1786 года, покидая остров Кадьяк, Шелехов поручил енисейцу Константину Самойлову управление русскими поселениями в Северо-Западной Америке. За три года пребывания на острове Шелехов успел сделать много: он посеял на Кадьяке ячмень, просо, луговые травы, первым в этих местах вырастил горох, картофель, репу и даже тыкву.

«Коняги» стали перенимать от русских полезные обычаи. Каменные орудия и утварь постепенно вытеснялись более совершенными предметами русского происхождения.

Наблюдая жизнь эскимосов, алеутов и индейцев-тлинкитов, Шелехов описал их обычаи, верования, повседневный быт.

Когда Шелехов прибыв на Камчатку, он узнал, что туда пришел первый корабль из Ост-Индии. Посетив судно, исследователь Кадьяка заключил торговую сделку с Ост-Индской компанией в лице капитана Вильяма Питерса. «Американская Северо-Восточная, Северная и Курильская компания» Шелехова заявила свое право на международные торговые связи…

Шелехов спешил в Иркутск. В пути он и его жена испытали немало трудностей: им пришлось брести пешком от Алдана до Якутска, спать на снегу, подолгу обходиться без горячей пищи. Но они несли на родину вести о том, что русские люди ступили на побережье Аляски.

В Иркутске Шелехов убедил сибирского губернатор» довести до сведения правительства важные предложения об укреплении русского влияния на Тихом океане. Именно Шелехову принадлежала мысль о необходимости проложить морской путь из Балтики к берегам Аляски.

Вывезенные Шелеховым с Кадьяка алеутские мальчики уже обучались в иркутской школе «российской словесности и наукам».

Григорий Иванович был вызван в Петербург. Там его наградили грамотой, медалью и шпагой. Он вернулся в Охотск и оттуда стал руководить русскими делами в Северо-Западной Америке. Иркутские мастера по его заказу изготовили медные доски с изображением русского герба и надписью: «Земля Российского владения». Доски были зарыты в землю Аляски.

К тому времени штурман Герасим Измайлов посетил впервые залив Якутат на американском берегу. Вскоре Дмитрий Бочаров пересек полуостров Аляску, перетащив байдары по волоку через гористый перешеек. Первый русский геолог в Северо-Западной Америке — горный унтер-офицер Дмитрий Тарханов нашел там каменный уголь, железные и медные руды. Люди Шелехова исследовали часть реки Медной (Атны) в глубине Аляски.

В гавани Трех Святителей и других поселениях на Кадьяке жили тогда 300 русских людей. Затем образовалось поколение креолов. Это были дети, рожденные от браков русских с алеутками, эскимосками, индианками. Впоследствии эти северные креолы пользовались правами российских мещан.

В 1790 году Шелехов готовил корабли для плавания от Кадьяка к Северному полюсу. Одновременно он хотел послать суда из устьев Лены, Индигирки и Колымы к берегам Северной Америки и Японии. Но он не добился поддержки этих великих начинаний, и походы не состоялись. Есть сведения лишь о том, что 90 шелеховцев ходили через полярные области Нового Света для отыскания удобного пути сушей к Баффинову заливу.

В 1791 году известный книгопродавец Василий Сопиков издал в Петербурге книгу «Российского купца Григория Шелехова странствование в 1783 году». Книгу Шелехова с увлечением читал находившийся в ссылке великий русский демократ XVIII века Александр Николаевич Радищев. Изгнанник узнал о деятельности русских на севере Тихого океана, о торговле мехами в Кяхте. В письмах Радищева из Сибири имя Шелехова упоминается несколько раз._

В 1790 году Шелехов поручил управление Русской Америкой Александру Баранову. Баранов перенес столицу российско-американских владений в Ново-Павловскую крепость на том же Кадьяке. Из Охотска на Кадьяк прибыло большое подкрепление — около 200 землепашцев, мореходов, мастеровых, строителей.

С каждым кораблем, идущим из Охотска в Северную Америку, Шелехов отправлял на имя Баранова письменные распоряжения.

В одном из них содержался приказ построить на материке Америки город Славороссию. По проекту Шелехова в Славороссии должны были быть широкие улицы, просторные площади, украшенные памятниками «в честь русских патриотов». «А для входа и для въезда сделать большие крепкие ворота, кои именовать по приличеству «Русские ворота», или «Чугацкие», или иначе, как то есть «Слава России» или «Слава Америки», — писал Шелехов. Он думал, что будущий город должен быть заселен наравне с русскими также индейцами, эскимосами, алеутами… «Американцы скорее и удобнее приучатся к нашей жизни», — утверждал он в одном из «Наставлений» Баранову.

Могучее русское слово уже звучало в лесах и тундрах Северной Америки. На берегах Аляски читали стихи Державина, историю Петра Великого. Алеутские дети изучали по русским книгам мореходное дело, ремесла, горную науку.

В последние годы своей жизни Шелехов расширил деятельность «Северо-Американской компании», как она стала называться с 1794 года. Контора компании была открыта в Иркутске, откуда Шелехов и управлял всеми делами на Тихом океане. Тогда же его внимание привлекли и страны Центральной Азии, и он выяснял возможности отправить в Тибет и Малую Бухарию (Восточный Туркестан) ученого Сиверса из Иркутска. Кроме того, Шелехов указывал на необходимость возвращения России Амура, хлопотал об учреждении русских консульств в Китае, Индии, Японии, на Филиппинах.

Тем временем Баранов, следуя его завету, расширял русские владения все далее и далее на юг по западному берегу Северо-Американского материка.

Основатель Русской Америки умер в Иркутске 20 июля 1795 года в полном расцвете сил. Незадолго до смерти Шелехов вел хлопоты об отправлении большой научной и торговой экспедиции в Японию. Он надеялся возглавить этот поход.

«Колумбом Росским» назвал Державин Шелехова. Эти слова были начертаны золотом на уральском мраморе, который украсил могилу Шелехова.

А в августе 1812 года русский флаг взвился над бревенчатыми стенами форта Росс в Калифорнии.

ПЛАВАНИЕ ГАВРИЛЫ САРЫЧЕВА

Скудный огонь одинокой свечи освещал страницы книги в кожаном переплете. И хотя чтению мешала перекличка часовых и бой крепостных часов, узник темного каземата долго не расставался с книгой. На ее титульном листе были изображены два корабля с распущенными вымпелами. В заглавии было четко напечатано: «Путешествие флота капитана Сарычева по Северо-Восточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану…»

Место и год издания — Санкт-Петербург, типография Шнора, 1802…

Перед узником вставали синие валы Восточного океана.

Книги имеют свою жизнь, и в истории печатного труда Сарычева есть одна замечательная подробность. Эту книгу читал декабрист Вильгельм Кюхельбекер в своем долголетнем заключении перед отправлением на поселение в Сибирь.

Многие из декабристов бывали в кругосветных плаваниях, а вернувшись в Петербург, дневали и ночевали в здании Российско-Американской компании, что у Синего моста. Брат Вильгельма Кюхельбекера, Михаил, мог рассказать, как он на крейсере охранял границы Русской Америки от нападений английских и американских пиратов. Владимир Штейнгель, декабрист-моряк, спустя много лет после похода Биллингса перевооружал корабль «Слава России» для защиты русских границ на Восточном океане. Он знал лично некоторых героев книги Сарычева.

И естественно, что настроению декабристов-моряков были созвучны строки, которыми начиналась книга Гаврилы Сарычева:

«…Нет морей менее известных в нынешние времена, как Ледовитое море и Северо-Восточный океан, и нет государства, которое бы более имело причины, как Россия, оные описывать, и более способов и удобностей к исполнению сего полезного дела».

Как возникла эта книга?

В 1785 году русское правительство составило указ, которым морскому ведомству предписывалось исследование устья Кольты, всего берега Чукотского полуострова с теперешним мысом Дежнева и ряда островов в Восточном океане, «к американским берегам простирающихся». От экспедиции требовалось совершенное познание «морей между матерою землею Иркутской губернии и противоположными берегами Америки». И это была лишь часть будущих работ на Северо-Востоке.

Начальником экспедиции, ставившей такие грандиозные цели, был назначен англичанин Иосиф (Джозеф) Биллингс, недавний мичман. Когда-то он был юнгой на корабле Джемса Кука.

Молодой русский лейтенант Гаврила Андреевич Сарычев в 1785 году успел совершить плавание в порты Италии, походы в Балтике, произвести работы по описи Днестра. Он был назначен под начало Биллингса вместе с лейтенантами — английским подданным Романом (Робертом) Галлом и Христианом Берингом, внуком известного мореплавателя.

Весной 1786 года Сарычев добрался до Охотска. Из Якутска он ехал гиблыми дорогами через Алдан и область Полюса холода. Охотск был столицей края, в который входили Камчатка, Алеутские и Курильские острова и все морское побережье до самого Чукотского Носа. Все тяготы похода и подготовки морского плавания легли на плечи Сарычева. Поиски корабельного леса, заготовка съестных припасов, перевозка тяжелых грузов — всем этим пришлось заниматься молодому русскому офицеру.

Сарычев привлек к участию в экспедиции знающих людей. В числе их были гижигинский капитан Тимофей Шмалев, составитель описаний и карт Чукотки, Камчатки и Аляски; храбрый мореход Гаврила Прибылов, незадолго до этого открывший на севере Тихого океана острова с несметными пушными богатствами; сотник Иван Кобелев, исследовавший Берингов пролив, и казак-чукча Николай Дауркин, располагавший богатыми сведениями об Аляске. Были в экспедиции и другие скромные труженики, беззаветно помогавшие Сарычеву в его почетном деле.

Экспедиция прибыла в Нижне-Колымск, построила там два корабля и летом 1787 года вышла из устья Колымы в океан. Но обогнуть Чукотский полуостров и выйти в Берингов пролив не удалось. По приказу Беллингса корабли вернулись от Баранова камня обратно. Сарычев же настаивал на продолжении плавания в Тихий океан и разведывании пути сквозь льды на байдарках.

Сарычев высказал догадку о связи Ледовитого океана с океаном Восточным. У Баранова камня он нашел древний русский крест, приметный знак мореходов, которые около 1640 года плыли отсюда на кочах к Тихому океану.

Мечта открыть морскую дорогу в Индию и Китай из полярной Сибири не покидала Сарычева. Перейдя с Колымы на Индигирку, он подсчитал, что оттуда да берегов Индии пять тысяч верст. Это расстояние можно было преодолеть на корабле при хорошем попутном ветре в тридцать днем.

Между Индигиркой и Алданом лежала необитаемая область, где возвышался дикий Верхоянский хребет. Этим путем Сарычев ехал в Якутск. Биллингс, как и раньше, налегке обогнал своего трудолюбивого помощника.

В Якутске Сарычев встретил нежданного гостя из Америки. Капрал в английской экспедиции Кука, а теперь — полковник армии Соединенных Штатов, некий Ледеард, или Ледеардс, задумал якобы пешее путешествие вокруг света. До Якутска он прекрасным образом, не потрудив ног, доехал, пользуясь добросердечием русских ямщиков. Жители Якутска кормили и поили Ледеарда, дали ему теплую одежду. Он уверял всех, что дойдет до Берингова пролива и через Аляску и Канаду вернется в свое второе отечество.

Кончилось пребывание этого «пешехода» в Якутске тем, что, облагодетельствованный простодушными горожанами, он тем не менее «стал говорить обо всех худа и обходиться дерзко». Дебоши Ледеарда всем надоели, и якутский комендант потребовал, чтобы заморский гость вел себя более пристойно. Тот прикинулся оскорбленным и вызвал коменданта Маркловского на поединок. Биллингс, спасая Ледеарда от неприятных последствий, немедленно повез его в Иркутск

Сарычев принялся за подготовку плавания к Берингову проливу и Америке со стороны Охотска. Это был самоотверженный и героический труд, сопряженный с опасностями и тяжкими лишениями. Поездка на устье реки Май, возвращение в Якутск, новый поход в Охотск, постройка кораблей, опись устьев Охоты и Кухтуя и части морского охотского побережья, составление плана Охотска…

Осенью 1789 года на корабле «Слава России» Сарычев вместе с Биллингсом вышел из Охотска. На пути к Курильским островам был открыт остров Св. Ионы в Охотском море. Достигнув Камчатки, Сарычев провел там значительные исследования. Описав просторы Авачинской губы, ученый-моряк наметил ее в качестве порта для будущей торговли со странами Америки, Ост-Индией, Китаем, Японией. Во всем этом было видно влияние мыслей Ломоносова!

1790 год застал экспедицию у берегов Алеутских островов. Сарычев делал промеры заливов, посещал поселения русских промышленников и алеутские деревни Унимак, Уналашка, Шумагинские острова, Кадьяк и, наконец, Кенайский и Чугацкий заливы на побережье Северо-Западной Америки… Экспедиция достигла острова Каяка, где исследователь увидел исполинскую гору Св. Ильи на американском берегу.

Далее Сарычев намеревался изучить южную часть Аляски, но Биллингс отдал распоряжение возвращаться на Камчатку. Сарычев воспротивился этому и сказал, что он готов остаться на всю зиму в Чугацком заливе с тем, чтобы продолжить исследования американского берега. Но Биллингс был неумолим, и Сарычев скрепя сердце повел корабль в сторону Камчатки. Экспедиция была обречена на бесцельную зимовку в Авачинской губе.

Плавание 1791 года началось с того, что Биллингс проложил путь корабля не по надежным русским картам, а по иноземной. В итоге «Слава России» едва не налетела на скалы острова Медного. Оказалось, что этот остров на английской карте был расположен много южнее, чем это было в действительности. Путь, избранный Биллингсом, вел корабль прямо в середину острова, то есть к верной гибели!

Посетив Уналашку, острова Прибылова, остров Св. Матфея, Сарычев подошел возле мыса Родней к берегу Аляски. Здесь русский моряк обнаружил ошибку Джемса Кука, «открывшего» несуществующий Андерсонов остров.

В плавании были случаи, когда «Слава России» уже равнялась с тем или иным островом, заливом, частью суши, которые необходимо было исследовать. В это время раздавался зычный окрик Биллингса: «Руль на ветер! К возвращению!» Сарычев был вынужден исполнять приказание начальника. Несмотря на все это, Сарычев дошел до островов Гвоздева в проливе между Азией и Америкой. Он был уже на самых подступах к мысу Дежнева, но тут Биллингс вспомнил, что в свое время капитан Джемс Кук не мог пройти этого пути.

По-видимому, Биллингс знал представления Бурнея, спутника Кука, о том, что Берингов пролив является заливом, замкнутым где-то на севере перешейком, перекинутым, как мост, из Азии в Америку. Биллингс отказался от намерения пройти на «Славе России» в Ледовитый океан!

Вместо этого он пустился в нелепое на первый взгляд предприятие — пошел сушей через Чукотку в Нижне-Колымск под благовидным предлогом пешеходной описи всего побережья Ледовитого океана. Ничто этого Биллингс не выполнил. Он сделался игрушкой в руках чукотских старшин, сопровождавших его караван. Дело доходило до того, что чукчи, якобы выполняя какой-то обряд., коптили Биллингса в дыму костра, подбрасывая в огонь жир, чтобы дым был гуще, отнимали у него запасы табака и бисера, делали ненужные частые стоянки в пути и продвигались по Чукотке со скоростью двух верст в день.

От берега моря Биллингс отклонился далеко на запад. Зачем все это было ему нужно? Единственным объяснением служит догадка, что он хотел пройти в обратном направлении тот путь через Чукотку, который избрал было себе Ледеард.

Добравшись до Нижне-Колымска, затем до Якутска, Биллингс зажил там без забот и огорчений.

Тем временем Гаврила Сарычев продолжал свой подвижнический труд. На пути к острову Уналашка он снова «закрыл» острова, якобы найденные Куком в Беринговом море. Геодезии унтер-офицер Худяков, посланный Сарычевым, исследовал Лисьи острова и западное побережье Аляски. Сам Сарычев обошел вокруг всего острова Уналашка, подробно описал его глубокие внутренние заливы. Исследователь нередко совершал свои плавания в утлой алеутской байдарке. Летом 1792 года Сарычев возвратился на Камчатку, чтобы предпринять свой последний поход. Он побывал на южных островах Курильской гряды.

В августе 1793 года Сарычев прибыл в Якутск, где его ожидал Биллингс, проживший здесь более года. Экспедиция закончила свою деятельность и вскоре двинулась в Петербург™

Такова краткая история замечательных исследований Сарычева.

Как лицо подчиненное, Сарычев не мог выступить с прямыми разоблачениями поведения Биллингса, которому были чужды «пользы отечества», как говорил о нем декабрист Владимир Штейнгель. В записках Штейнгеля приводятся факты, которые позволили декабристу считать Биллингса «самым гнусным человеком».

Биллингс, будучи офицером русской службы, нарушил присягу. Экспедиция россиян на северо-восток была секретной, и весь ее состав дал подписку о сохранении тайны. Несмотря на это, Биллингс, доставив «пешехода» Ледеарда в Иркутск, встретился там с другим иноземцем и открыл ему секретные сведения.

Этим иноземцем был Жан-Батист Бартелеми Лессепс, участник плавания Лаперуза, возвращавшийся через Камчатку и Сибирь ко двору Людовика XVI.

Разведка в русских владениях была одной из задач Лессепса. Биллингс должен был оказывать противодействие этой экспедиции. Но что мы видим? Начальник секретной русской экспедиции искал в Иркутске встречи с Лессепсом. И после этой встречи в письме французскому морскому министру Лессепс донес о том, что ему удалось разведать о работах русской экспедиции на Тихом океане!

А два года спустя Лессепс опубликовал описание своего путешествия, «исполненное бесстыдной лжи», как писал об этом декабрист Владимир Штейнгель.

Александр Радищев дал отрицательный отзыв о книге Лессепса, а Штейнгель описал безобразное поведение Лессепса в Сибири, полное неуважения к обычаям страны» в которой тот был лишь случайным гостем. Любопытно вспомнить и то обстоятельство, что во время нашествия Наполеона на Россию Лессепс был французским полицмейстером Москвы

Любопытно, что еще в 1789 году англичане выставили против «Славы России» и храброго Сарычева четырнадцать пушек, находившихся на борту бригантины «Меркурий». Бригантина вышла с острова Тенерифа для нападения на Русскую Америку. Командовал ею Коке, пират южных морей, — ему было поручено разграбить и разорить именно те местности, которые должен был исследовать Биллингс.

Знаменательно, что пиратский рейд Кокса по времени совпал с походом «Славы России» к острову Каяк, когда Биллингс запретил Сарычеву дальнейшие исследования Аляски. Между тем Кокс должен был пройти к Берингову проливу, столь ненужному для России, по мнению Биллингса.

Нелишне вспомнить, что Соур, личный секретарь Биллингса, очень тепло писал о Коксе. В то же время он оскорбительно отзывался о русских поселенцах Аляски, имевших несчастье встречаться с английским пиратом. Коксу были известны цели экспедиции Биллингса. Биллингс был призван к утверждению и охране русских прав, к противодействию всем проискам со стороны иностранцев. Положение на Тихом океане в те годы было напряженным. По следам Лаперуза и Лессепса в Русскую Америку пришли испанские фрегаты из Мексики. Испанцы подстрекали индейцев к мятежам против русских.

И как раз в то время, когда поселенцы Русской Америки принимали меры к обороне Аляски от угрозы со стороны незваных гостей, Биллингс сеял рознь между алеутами и русскими.

Мне известно письмо главного правителя Русской Америки Александра Баранова (1790) с жалобами на то, что Биллингс призывал алеутов к выступлениям русских против промышленников. А ведь в то время безоружный Сарычев странствовал вместе с алеутами и они бескорыстно помогали ему в научных исследованиях!

Верный сын родины, самоотверженный ученый, Сарычев сделал для блага отечества все, что было в его силах.

«…Если бы не он (Биллингс. — С. М.), то экспедиция сия столько же бы принесла славы и пользы России, сколько Калигулин известный поход против Британии славен был для Рима», — писал о Сарычеве декабрист Владимир Штейнгель…

«НЕВА» И «НАДЕЖДА»

Григорий Шелехов и Александр Баранов давно мечтали об отправлении кораблей из Кронштадта к берегам Аляски и Камчатки.

Еще в 1786 году предполагалось послать в поход «около света» суда «Холмогор», «Соловки», «Сокол», «Турухтан» и «Смелый». Были уже назначены командиры кораблей, составлены наставления. Но турецкая и шведские войны расстроили все дело, и кругосветный поход был отложен на неопределенное время.

Лишь в 1803 году Российско-Американская компания сумела осуществить давнюю мечту Шелехова.

Николай Резанов, зять Шелехова, виднейший деятель Российско-Американской компании и недавний секретарь Гаврилы Державина, был назначен главным начальником кругосветной экспедиции и чрезвычайным российским послом в Японию.

Кораблем «Надежда» командовал Иван Крузенштерн, «Неву» вел Юрий Лисянский. Так было в действительности, хотя до самого последнего времени широко распространено ошибочное мнение о том, что первый кругосветный поход возглавлял Крузенштерн.

Перед экспедицией стояли большие задачи. Она имела политическое, экономическое и научное значение.

Во-первых, нужно было доказать возможность бесперебойной доставки жизненных припасов и оборудования для Русской Америки, Камчатки и Курильских островов морским путем Кронштадт — Петропавловск — Аляска. До этого все грузы туда отправлялись через Охотск, а к Охотску они шли сушей через всю Сибирь. Морской такелаж вели на вьюках, причем такие, например, предметы, как морские якоря и цепи, приходилось распиливать — на части.

Во-вторых, Резанову, Крузенштерну, Лисянском> и торговым представителям Российско-Американской компании надлежало изучить вопрос о возможности русской торговли с Китаем. Продажа пушных богатств Тихого океана в Кияхте была невыгодной. Гораздо проще и прибыльнее было бы отправлять меха из Русской Америки морем прямо в Кантон.

И, наконец, учитывалась также возможность установления торговых связей не только с Китаем и Японией, но и с Нидерландской Индией и Филиппинскими островами.

Не были забыты и судьбы Амура и Сахалина. Амур мог стать удобным путем для сообщения с тихоокеанскими областями; в том числе с Камчаткой и Русской Америкой.

Весьма знаменательно то обстоятельство, что работы кругосветной экспедиции, безусловно, увязывались с деятельностью так называемого посольства Ю. А. Головкина в Китай.

Забегая вперед, скажем, что эта огромная сухопутная экспедиция вышла в путь в 1805 году. Кроме посольского состава, в ней участвовали виднейшие знатоки Востока, историки, астрономы, геодезисты, ботаники, языковеды.

О деятельности посольства Головкина известно до сих пор очень мало. Но вот одна примечательная подробность. Один из отрядов этой экспедиции под начальством ботаника Редовского должен был выйти через Сибирь на Тихий океан! Таким образом, на скалах Курил и у подножия камчатских вулканов должно было сомкнуться кольцо исследований. Внутри этого исполинского кольца оказались бы Сибирь, Аляска, Океания, Калифорния, Япония, Китай. Стоит пожалеть, что никто из историков до сих пор не сопоставлял, не изучал одновременно материалов первой экспедиции вокруг света и научного наследия посольства Головкина.

…B 1803 году белокрылые корабли вышли из Кронштадта и взяли курс к берегам Англии.

На борту «Надежды» находились японцы. Это были невольные гости России. Еще в 1793 году японский мореход Хэнбее и четырнадцать матросов после жестокого шторма добрались до одного из Алеутских островов. Здесь Хэнбее умер, а матросы-японцы были спасены русскими и увезены в Охотск. Часть японцев умерли, остальные прижились в Охотске и Иркутске — у крещеного японца Николая Синзоо, тоже когда-то выкинутого бурей на берега Сибири. Теперь старик Цуюдау и три матроса возвращались домой. Глава экспедиции Резанов надеялся, что доставка японцев на родину будет расценена в Японии как знак дружбы к ней со стороны России.

Осенью «россияне вступили, наконец, в другое полушарие земного круга». Так торжественно поведал об этом участник плавания Федор Шемелин, приказчик Российско-Американской компании. Записи о походе вели Резанов, Крузенштерн, Лисянский, Лангсдорф, Коробицын и другие участники путешествия.

«Нева» и «Надежда» были плавучими музеями и библиотеками. Картины, статуи, машины, в том числе машина электрическая, научные приборы — все это следовало доставить в Русскую Америку. Произведения русских писателей, художников, ваятелей и мастеров-механиков совершали первый путь вокруг земного шара

Заглянем в списки сокровищ, отправленных в Русскую Америку. Российская академия наук жертвовала русским читателям в западном полушарии 219 книг. В числе их были сочинения Михайлы Ломоносова, труды исследователя Камчатки Степана Крашенинникова, «История российская от древнейших времен» Михаила Щербатова^ редкое издание «Известие о Японе…».

Один из жертвователей подарил целое собрание книг о путешествиях Кука, Ванкувера, Лаперуза, Макензи, а также книги по истории Индии, Америки, Мадагаскара, Китая, Японии и других стран. Иван Дмитриев, автор надгробной надписи «Колумбу Российскому» — Шелехову, передавал в русские владения в Северной Америке собрание своих басен и сказок. Было отправлено также издание поэм М. Хераскова и множество других книг.

Двенадцать картин лучших живописцев — Уткина, Репнина, Лосенкова и других, 58 картонов и листов-рисунков, изображение памятника Суворову, принесенное в дар А. Ф. Бестужевым, отцом будущих декабристов, чугунный бюст Екатерины II — вот далеко не полный список предметов искусства, принятых на борт «Невы».

На Кадьяк отправлены были разные печати Русской Америки, медали для награждения героев исследования Аляски и пакет с указом о переименовании острова Ситхи в остров Александра Баранова.

В 1804 году впервые перед взорами русских людей открылась лазурная Полинезия. На Нукагиве (Маркизские острова) были проведены большие научные исследования. Здесь собирали коллекции, составляли словарь местного наречия, Юрию Лисянскому принадлежит честь открытия порта Чичагова и реки Невки на Нукагиве.

Во время походов русских по острову их сопровождал добровольный проводник-нукагивец Мугау. Именно от русских людей островитяне получили семена полезных растений, взошедших вскоре на земле Нукагивы. «Король» острова Танега Каттенове явился на русские корабли и выразил чувства дружбы и доверия.

В конце мая 1804 года корабли достигли Сандвичевых (Гавайских) островов. Здесь «Нева» и «Надежда» расстались. Лисянский на «Неве» задержался на островах, Крузенштерн же повел «Надежду» прямо на Камчатку, куда пришел 2 июля 1804 года

На Сандвичевых островах русские составили словарь языка канаков, собрали данные для полного описания этих владений короля Томеамеа, или Тамагама, как называл его Крузенштерн.

Молодой островитянин Тик Кенохоя пожелал ехать в Россию. Впоследствии под именем Василия Моллера, учась в петербургской школе, он показал отличные успехи в кораблестроении. Позднее он работал на невских верфях. Это был первый полинезиец, связавший свою судьбу с Россией.

Последуем вслед за Лисянским на «Неве» к славному острову Кадьяку, что в Русской Америке. Двадцать пять дней плыли туда наши мореходы, расставшись с Сандвичевыми островами

«Нева» вошла в Павловскую гавань. Одиннадцать пушек кадьякской батареи возвестили о приходе корабля в Русскую Америку. Разгрузив «Неву», Лисянский начал постройку дома для размещения музея и библиотеки.

«Нева» приняла участие в освобождении острова Ситхи (острова Баранова), захваченного индейскими старшинами, которыми руководили американские и английские пираты, непосредственно участвовавшие в резне и разграблении русского поселения на острове.

Русские моряки под командованием Лисянского и главного правителя Русской Америки Александра Баранова взяли приступом мятежную Ситху и основали там Ново-Архангельск — будущую столицу российских владений в Северной Америке. Над новорожденным городом развевался флаг Российско-Американской компании, а на Камне-кекуре стоял дом главного правителя Русской Америки

«Нева» зимовала на Кадьяке. Матросы корабля давали там театральные представления. Это был первый театр в Северо-Западной Америке!

Весной 1805 года в трюмы «Невы» были погружены сокровища Аляски — шкуры котиков, морских бобров, соболей, песцов и моржовая кость.

А в августе 1805 года Лисянский пошел в Кантон, где встретился с прибывшим туда Крузенштерном.

…Расставшись в 1804 году с Лисянским, Крузенштерн достиг Камчатки и после недолгой стоянки пошел в японские воды. На пути к Нагасаки исследователи, бывшие на «Надежде», убедились в том, что плававший здесь Лаперуз ошибался. Он показывал на своих картах мифические острова, и Крузенштерн прочно «закрыл» эти мнимо открытые морские земли.

Во время пребывания в Нагасаки русский ученый Г. Лангсдорф соорудил огромный аэростат с изображением русского герба. Длина его была 18 футов. Этот прообраз нашего дирижабля витал над Нагасакским заливом на высоте, двухсот саженей. Лангсдорфу японцы обязаны также первым знакомством с электрической машиной. -

Николаю Резанову не удалось выполнить своих посольских задач в Японии, хотя «Надежда» пробыла там целых полгода.

В 1805 году корабль Крузенштерна покинул Нагасаки. «Надежда» шла Сангарским проливом. Крузенштерн определил положение мыса Румянцева на острове Иезо (Матсмай), открыв там залив того же названия.

На Сахалине Крузенштерн открыл реку Неву (Поронай) и определил около тридцати астрономических точек. На пути к Курилам «Надежда» встретила неизвестные острова, получившие название Каменных ловушек. Крузенштерн не раз проходил мимо туманной гряды Курильских островов.

В июне 1805 года «Надежда» пришла на Камчатку. Николай Резанов отправился сушей в Петербург, но вскоре погиб в дороге…

С Камчатки Крузенштерн пошел снова к Сахалину для завершения начатых ранее исследований. Оттуда «Надежда» отправилась к Формозе, а затем — в Макао и соседний с ним Кантон. Там и встретились осенью 1805 года «Надежда» и «Нева».

В то время когда Россию овевали февральские метели, «Нева» и «Надежда» плыли к Суматре, Яве и мысу Доброй Надежды. На подступах к берегам Африки корабли были окружены живыми трепещущими облаками. Добрый знак! Это были стаи радужных бабочек, гонимых ветром от африканской земли.

7 августа 1806 года пушки балтийской твердыни встретили салютом героев первого русского плавания вокруг света. «Нева» и «Надежда» ответили родному Кронштадту громом орудий, побывавших под солнцем Полинезии.

ОТ ТОБОЛЬСКА ДО ПОЛИНЕЗИИ

Скитания Федора Шемелина во время первого русского плавания вокруг света

Наставление Шелехова

Это было в Петропавловске-на-Камчатке в августе 1786 года. В гавани стоял первый корабль, пришедший из Ост-Индии. Капитан Вильям Питере с уважением разглядывал своего гостя, приглашенного на борт судна. А Григорий Шелехов, только что вернувшийся с Аляски, соблюдая достоинство, делал вид, что его нисколько не удивляет ни вид отличного корабля, построенного целиком из красного дерева и обитого латунью, ни даже письма «Индейской компании», которые он держал в руках. Шелехов учтиво спрашивал Питерса о том, как и долго ли плыть до Бенгала, какие товары покупают в Малакке и сколько стоит в Кантоне шкура бобра из Русской Америки. Говорили лишь о деле.

Вильям Питерс слышал о Шелехове много. Бывший купеческий приказчик из Охотска в три года сумел исследовать, заселить и укрепить Алеутские острова и часть Аляски. Он основал будущую столицу Русской Америки на острове Кадьяк, открыл школы, возвел крепости и положил начало правильному пушному промыслу в Новом Свете. Для всего мира стало ясно: русские — законные хозяева всей северной части Тихого океана. Теперь сбылась заветная мечта Шелехова. «Индейская компания» из Калькутты сама пришла к нему на Камчатку: англичане хотели покупать бобров и котиков у русских.

Шелехов скрывал от Питерса свою радость, но был рад первой сделке с Ост-Индской компанией. Они поладили с Питерсом. Вскоре английский капитан поднял все 28 парусов своего корабля и ушел в Индию. Может быть, в тот же день Шелехов написал несколько «Наставлений» своим соратникам (все распоряжения он делал в письменном виде).

«Города Рыльска именитого гражданина и Северо-Восточной Американской Компании Компаниона приказчику моему Федору Ивановичу Шемелину — наставление», — писал Шелехов. А наставлял он Шемелина в том, чтобы приказчик ехал из Иркутска до Москвы «с разными американскими, камчатскими, и всякими пышными товарами».

В Москве приказчик Федор Шемелин должен был снять хорошую лавку в Игольном ряду и продавать в ней аляскинских бобров и сибирских соболей. И еще ему было приказано зайти к шелеховскому дяде Федору Петровичу в дом у Калужских ворот, передать ему привет от племянника, сказать, что Григорий Иванович вернулся с Аляски живым и здоровым. А Федор Петрович в Москве должен был раздобыть книги о жизни Петра Великого, учебники рудного дела и холсты для парусов на аляскинские галиоты: старые поизносились в долгих плаваниях.

Имя Федора Шемелина впервые встречается в «Наставлении» 1786 года. С тех пор он стал служить Шелехову, а после смерти Шелехова — новой Российско-Американской компании.

Из документов архива Шелехова, найденного в 1934 году в Вологде, видно, что Федор Шемелин был родом из Тобольска, что он бывал и на Тихом океане, и на границах с Китаем — в бойкой торговой Кяхте.

К дальним странствиям он привык, и путешествие из Охотска и Иркутска до Москвы было для него простым делом, обычным в те времена.

Мы не знаем, где еще его носила судьба. Ни в одной из сотен прочитанных мною бумаг о тихоокеанских мореходах и пушных промышленниках имя Федора Шемелина после 1786 года больше не встречается. История Аляски молчит о нем до 1803 года, и хотя все эти семнадцать лет Федор Шемелин служил в Российско-Американской компании, что именно он делал — нам неизвестно.

Во время своего путешествия в Москву Федор Шемелин не мог миновать родного Тобольска. Город стоял на пути в Сибирь из Москвы и Петербурга: через Тобольск обычно ездили и в Охотск и в Кяхту, уже не говоря об Иркутске.

Древний Тобольск видел немало мореходов, гостивших здесь. В Тобольске побывал и Владимир Атласов, казак из устюжских мужиков и покоритель Камчатки, петровские геодезисты Евреинов и Лужин, которым Петр Великий поручал исследовать, «сошлась ли Америка с Азией», командор Витус Беринг. Здесь видели, как казачий голова Шестаков набирал в экспедицию к берегам «Большой земли» — Аляски — четыреста тобольских казаков. В тобольской тюрьме по ложному доносу сидел в 1735 году Михайло Гвоздев, геодезист, который за три года до заключения первым достиг вместе с Федоровым берегов Северо-Западной Америки и таким образом открыл Аляску. По улицам Тобольска когда-то ходил Алексей Чириков, один из первых людей, видевших аляскинских индейцев. О Тобольске много знал и Михайло Неводчиков, мастер-серебреник и исследователь Алеутских островов: прибыв в Тобольск, он прослышал впервые об Охотске и пошел туда — искать счастья на Тихом океане. Здесь, в Тобольске, в 40-х годах XVIII века затевалась беспримерная полярная экспедиция Бахова и Шалаурова для поисков путей из Сибири в Индию. И через Тобольск на Москву прошли первые обозы с тихоокеанской пушниной и повозки с китайским чаем, выменянным на эти же меха в Кяхте. Охотск — Иркутск — Тобольск — Верхотурье — Москва — Петербург — таков был путь аляскинского бобра (в Кяхте на чай выменивали далеко не все запасы охотской пушнины). Федор Шемелин, служа у Шелехова, не раз бывал на своей родине, отдыхая в Тобольске от утомительных кяхтинских и охотских странствий.

По океанской дороге

…26 июля 1803 года в 9 часов утра два корабля — «Надежда» и «Нева» — вышли из Кронштадта в первое русское путешествие вокруг света.

Федор Шемелин в этой исторической экспедиции представлял Российско-Американскую компанию, и его обязанностью было присматривать за грузами, отправленными в Русскую Америку, а также заниматься множеством хозяйственных дел.

В день отплытия Шемелин открыл первую страницу толстенной тетради:

«Журнал первого путешествия россиян вокруг земного шара».

В августе корабли пришли на копенгагенский рейд. Шемелин с волнением увидел стоящее рядом с «Надеждой» судно Азиатсйо-Датской компании. Оно пришло из заветного Кантона с грузом хины, саго и фарфора. На корабле были китайцы, одетые так же, как пекинские купцы в Кяхте, какими их видел когда-то Шемелин.

И вот уже показались скалистые берега Англии. В порту Фальмут корабли сделали остановку, ожидая, когда Резанов вернется из поездки в Лондон. Тревожные вести были получены в Англии: русским надлежит принять меры против нападения алжирских пиратов. Но все обошлось мирно. Шемелин вместо того, чтобы стрелять в корсаров, стал управлять корабельной кухней; он и мичман Беллинсгаузен — будущий герой Антарктиды — заняли должности выборных экономов. Когда корабли достигли острова Тенерифа, Шемелин отправился на берег. Он побывал в ботаническом саду и подробно описал его в своем журнале. 14 ноября наступил торжественный час — «россияне вступили, наконец, в другое полушарие земного круга», как записал Шемелин. Переход экватора был ознаменован веселым праздником.

Вести журнал Шемелину было нелегко. То надзор за кухней и покупка припасов на берегу, то хлопоты по поводу того, что на «Неве» обнаружена «гниль в бушприте и крамболе», то неприятности из-за очередного скандала, устроенного Федором Толстым…

Вот он, зачинщик всех ссор на корабле! Дуэлянт, спорщик и драчун в Преображенском мундире каким-то образом попал в число «молодых благовоспитанных особ в качестве кавалеров посольства»… Глаза, налитые кровью, тихий, чуть окающий говорок костромича, грустная улыбка. Таков Толстой на первый взгляд. Но уже во время плавания к Тенерифу Федор Иванович пытался избить на шканцах художника экспедиции Курляндцева, а Шемелина просто пообещал выкинуть за борт. И самого Крузенштерна

Толстой не раз натравливал на погруженного в дела приказчика.

Пришли в Бразилию… Шемелин уверяет, что он мог бы читать свой журнал, поднося к его страницам светящихся жуков, наловленных на острове Екатерины. Шемелин записал об этом острове все — его историю, состояние торговли, цены на рынках, сделал описание города Ностра-Сеньоре-дель-Дестеро.

В таком предприятии, как первая русская кругосветная экспедиция, кроме великого, было и немало смешного, досадного и даже нелепого. Кто-то поссорил Крузенштерна с Резановым, а Толстой учинял такие скандалы, что был посажен под арест. Однако все время держать «кавалера» под замком было нельзя, и проделки неугомонного скандалиста продолжались. Однажды Толстой, заманив к себе корабельного попа Гедеона, напоил старика до бесчувствия ромом, а когда тот замертво свалился, припечатал его бороду к палубе (печать Толстой украл у Крузенштерна). Затем Толстой стал терпеливо дрессировать купленную им большую обезьяну и обучил ее наконец порвать и залить чернилами бумаги Крузенштерна. В пьянство и картежную игру Толстой втянул половину экипажа. Запасы спиртных напитков были в ведении Шемелина, и поэтому он особенно страдал от буйств Толстого.

На острове Нукагива

На рассвете в один из апрельских дней Шемелин увидел бураны на кораллах Маркизских островов. Пироги туземцев окружили корабль. Здесь наш приказчик записал в свой журнал много любопытных подробностей.

На главном острове архипелага — Нукагиве — к русским явился странный белокожий туземец. Его звали здесь «Тутта-Будона», хотя раньше он носил имя Эдуарда Робертсона.

Робертсон был женат на внучке здешнего короля, «сиятельного» Танега Кеттенове, пожилого и добродушного человека. В разговорах с Шемелиным Робертсон упоминал об Ост-Индии, Китае и даже Петербурге, где он когда-то бывал. Но все это вспоминалось ему лишь как сон: слишком много лет англичанин жил на пальмовом острове.

У Робертсона на Нукагиве был враг — еще один европеец, который тоже искал встречи с русскими. Этого человека звали Жаном Жозефом Кабри, но звали так когда-то очень давно. На Нукагиве он носил имя Шоу-Цгоу, русские же матросы назвали его «диким французом». Когда он после кораблекрушения попал в плен, нукагивцы хотели его съесть, но француза спасла какая-то молодая красавица, и галантный Кабри в честь этого знакомства сделал себе роскошную татуировку.

Рассказывая свою историю, Кабри поминутно оглядывался на Робертсона. Узнав, что англичанин и француз враждуют здесь, так сказать, не в частном порядке, а как представители великих держав, Федор Толстой стал еще пуще подтрунивать над ними, а затем пожелал татуироваться, что и сделал по протекции Кабри.

Поскольку русские впервые знакомились с Океанией, для нас интересны и те бытовые мелочи, которые заметил зорким глазом Шемелин. В частности, он описал в журнале визит короля. Танега Каттенове с каменным топором в руке прибыл на «Надежду» в сопровождении свиты в восемь человек. В кают-компании гостям подали чай, но они не знали, как его пить Островитян поили как детей — с ложечки. Король, войдя во вкус, сам взял ложку и с ее помощью съел весь сахар, который был на столе. Старый владетель Нукагивы был, однако, себе на уме: он выпросил в подарок двух бразильских попугаев, кур и петуха…

…Русская наука обогащалась первыми сведениями об Океании. Федор Шемелин, сколько мог, помогал этому делу. Англичанин дал Лисянскому словарик местного наречия и помог собрать предметы для этнографических коллекций. Сбор коллекций был поручен Шемелину, натуралисту Брыкину, художнику Курляндцеву и егерю Петру Филиппову. Они сошли на берег и углубились внутрь острова (моряки меж тем исследовали порт Чичагова и реку Невку на Нукагиве, открытые Лисянским, а Беллинсгаузен наносил на карту новые земли). Первые русские шли по Нукагиве сквозь вечнозеленые рощи. Шемелина вел телохранитель с пращой в руке — островитянин Мугау. Приказчик из Тобольска делал на ходу заметки в своей книжке.

Русские были приняты королем Нукагивы в селении близ бухты Чичагова на 8° южной широты и 139°42'15" западной долготы. Затем они гостили в хижинах островитян, под кровлями из листьев хлебного дерева. Шемелин удивлялся: с одной стороны — странные вкусы этих людей, с другой — радушное гостеприимство, любовь к детям и строгость нравов. В эти дни Шемелин написал целую главу о хозяйстве туземцев — «О кухне или их поварском искусстве».

На корабль путники возвратились с приобретениями для Кунсткамеры: копьями, палицами, ожерельями.

Скоро Федор Шемелин закончил описание острова Нукагивы и его жителей.

В мае корабли покинули Маркизские острова и пошли на Гавайи. Во время отплытия в прощальной суматохе на борту «Надежды» оказался «дикий француз» Кабри Его забыли отвезти на берег. Кабри сначала рыдал, рвался назад, но вскоре успокоился и свел дружбу с Федором Толстым.

Робертсону русские оставили много семян различных культурных растений. Если он посеял их и они взошли и размножились, то можно считать, что земледелие на берегах Невки, на юге Тихого океана, обязано этому визиту русских кораблей.

У короля Тамеамеа Гавайского

В последние дни мая 1804 года русские корабли достигли Сандвичевых островов. Знойное солнце, аромат сандалового дерева, звон волн на коралловых рифах… Здесь уже не было той первобытности, которую русские наблюдали на Нукагиве.

Король островов Тамеамеа уже со времен Кука знал европейцев. Они помогали ему строить корабли, помогли и одолеть соперников в борьбе за власть. Беглый английский матрос Юнг с 1791 года жил на Гавайях, считаясь наместником короля.

Шемелин узнал, что задолго до них сюда приходил на корабле «Юникорн» ост-индский пират Барбер и рассказывал о резне в русско-американской крепости Ситха — резне, которую он сам и устроил при помощи своих лазутчиков и подкупленных индейских старшин. Сюда, на Гавайи, Барбер приходил с добром, награбленным в Ситхе. Услышав это, командир «Невы» Лисянский решил при первой же возможности пойти к Ситхе, чтобы взять ее обратно.

На Гавайях русские пробыли месяц. Лисянский составил канакский словарик, а Шемелин трудился в каюте над полным описанием Сандвичевых островов. Он побывал на месте будущего города Гонолулу на острове Оаху, видел и самого короля и его наместника Юнга.

На Гавайях к путешественникам прибавился еще один спутник: молодой канак Кенохоя, который потом стал Василием Федоровичем Моллером, пожелав ехать на «Надежде» в Россию.

Скоро перед кругосветчиками открылся берег Камчатки. Федор Толстой к тому времени успел устроить какой-то новый скандал, и Крузенштерн не замедлил в Петропавловске списать его с корабля. «Дикий француз» тоже остался здесь. Начальник Камчатки Кошелев, самодур и деспот, приютил у себя и Толстого, и Кабри

«Надежда» направилась в Японию. Лисянский на «Неве» в это время шел на всех парусах к разоренной Барбером русской крепости Ситха.

«Час змеи»

В Нагасаки русских ждало разочарование. Письмо на право входа кораблей в Нагасаки — знаменитый документ, выданный когда-то посольству Шелехова — Лаксмана, — был отобран у Резанова японским губернатором еще при входе в Нагасакскую гавань.

Письма на имя императора Японии от русского правительства, начертанные жидким золотом и вложенные в ящик, обтянутый парчой, были отправлены к губернатору в Эдо (Токмо Затем русское посольство начало испытывать одно за другом всяческие унижения, изобретенные для них двумя нагасакскими губернаторами (бугео). Японский историк Окамото Рюуносукэ сохранял в своих архивах документы о приеме посольства Резанова. В правилах приема был даже такой пункт: русских, когда они придут, остановить на определенном месте, поставив там плевательницы..

В «час змеи» — по-нашему в 10 часов утра — Резанова вызвали в канцелярию губернаторов Хида Бунго но ками и Нарусэ Инаба но ками. Оба бутео вели себя неприлично, даже ехидно подмигивали друг другу, когда Резанов заводил речь об установлении торговых связей. Подарков, например статую слона с часами, которую так берег Шемелин во время пути вокруг света, японцы не брали. Все слова Резанова они встречали с улыбочками и твердили лишь одно: русскому кораблю лучше всего уйти. Резанов зеленел от гнева, но молчал. Так ни с чем и вернулся он в замок Мегасаки, где жили все русские.

И второй визит к губернаторам окончился тем же — отказом в торговле и советом уходить как можно скорее в мере.

Резанов был очень расстроен.

Шемелин, как русский человек, конечно, разделил скорбь Резанова. Но Федор Иванович продолжал вести свой журнал. На его страницах мы находим любопытные записи о развлечениях, которые русские устраивали для японцев в Нагасаки. Так, естествоиспытатель Лангсдорф показывал неизвестную до тех пор японцам электрическую машину, привезенную на «Надежде». Он же соорудил из японской бумаги огромный воздушный шар. Шар вырвался, набрал большую высоту и упал в залив. Тогда натуралист построил второй шар, восемнадцати футов длиною — прообраз нашего дирижабля! Шар имел гондолу, его украшали рисунок русского герба, гирлянды из хризантем и зелени. Этот летательный аппарат парил над Нагасаки на высоте в двести сажен…

Но так или иначе Японию надо было покидать.

Федор Шемелин успел все же собрать ценные заметки о Японии, ее богатствах, полезных ископаемых, торговле.

В июне 1805 пода наши аргонавты вернулись в Петропавлавск-на-Камчатке, для того чтобы высадить Резанова, торопившегося в Русскую Америку, Калифорнию и затем Петербург — делать доклад о походе.

В Кантоне

Вулканы Камчатки остались далеко позади. Крузенштерн вел «Надежду» в Китай.

8 ноября Шемелин сошел на берег в Макао и увидел каменную стену поперек узкого перешейка — границу между португальскими владениями и Китаем. Макао ютился на маленьком полуострове. Перешеек соединял город с китайским островом, который тоже назывался Макао. Город, защищенный фортами, лежал на живописных холмах, частью прятался в глубоких оврагах. Здесь Шемелин не раз беспокоился за целость компанейских товаров. Бесчисленные корсары на джонках с парусами из рогожи нападали среди бела дня на купеческие суда в гавани Вампу — прямо под жерлами макаоских батарей. Русские люди видели причину этих «разбоев»: нищета китайцев и сказочная роскошь богачей Макао и Кантона породили корсарские содружества.

Португальцы с удивлением рассматривали невиданных русских.

Вскоре в соседний Кантон пришел на «Неве» и Лисянский. Он рассказал о событиях в Русской Америке. Рыжий пират Барбер действительно натворил немало в Ситхе! Лисянский вместе с Барановым шесть дней осаживали индейцев, они стреляли в русских из барберовских пушек. Лейтенайты «Невы» Арбузов и Повалишин вместе с Барановым в теплый полдень 20 сентября пошли на взятие лиственничных стен индейского редута. Старику Баранову насквозь прострелили руку, но он не покинул рядов десанта. Ситха вновь стала русской.

Лисянский привез в Кантон меха из Русской Америки. Торговля здесь была иная, чем в Игольном ряду в Москве! Шемелин в Кантоне выручил 191 623 пиастра деньгами, более 2 тысяч мест чая, выменял на меха китайку, шелк, фарфор. Вот только когда сбылась мечта Шелехова о торговле с Китаем в Кантоне! И Шемелин погрузился в расчеты той выгоды, которую можно получить от перевозки аляскинских мехов не сушей, через всю Сибирь, а морем.

Но пытливость путешественника берет верх над расчетами торговца. Шемелин жадно изучает Кантон. Его, как и Лисянского, поражает здесь обилие нищих. Кстати, нищие корсары всего какой-нибудь месяц назад напали целой флотилией из 300 джонок на укрепления возле Кантона и разрушили форты.

Торговлей в Кантоне владели 11 «гонгов» — королей рынка. Здесь торговали всем тем, что производили земли Тихого и Индийского океанов. Шемелин терпеливо составлял таблицы цен на эти товары. Чего тут только не было! Янтарь и батавский арак, таинственный бенжамин (он же «девичье молоко») и бетель, птичьи гнезда и воск, черное дерево с Мадагаскара и броня черепахи, гвоздика и ртуть, мускус и саго… Слоновая кость, красное дерево, акульи плавники, ревень, шелка, перец…

В конторе негоциантов Билля и Мэньюка Шемелин узнал, как часто наведывается сюда враг Аляски пират Барбер. Наверное, он возил в Кантон бенаресский опиум. Город был пропитан запахом сандалового дерева. Куски его размалывали и полученный душистый порошок сжигали у подножия кантонских идолов. Федор Шемелин бродил по Кантону, исправно записывая в свой журнал все, что особенно поражало его живое воображение.

В 1806 году, когда в России стоял звонкий синий февраль, «Нева» и «Надежда» покинули Кантон. Мимо берегов Суматры и Явы, волшебным Зондским проливом (где нашел впоследствии свою могилу Александр Баранов) шли они, держа курс на мыс Доброй Надежды. И задолго до берегов Африки корабли были окружены стаями радужных бабочек. Ветер гнал от африканской земли эти живые трепещущие облака…

От мыса Доброй Надежды Лисянский повел «Неву» прямо в Англию, а Крузенштерн взял курс на остров Св. Елены. Шемелин занес в свой журнал впечатление о диком острове с раскаленной землей, подробно описал Сент-Джемс.

Кто мог знать тогда, что эта суровая земля станет могилой Бонапарта? Тогда на острове Св. Елены осталась русская могила. 25 апреля второй лейтенант корабля «Надежда» Головачев в припадке умоисступления покончил с собой выстрелом из пистолета. Шемелин описал печальную сцену похорон на чужбине. Губернатор острова обещал поставить памятник на могиле русского мореплавателя.

Вскоре «Надежда» бросила якорь у стен Кронштадта. С этого времени до 1816 года мы снова ничего не знаем о Шемелине.

Вместо эпилога

В нашем повествовании названо немало имен. Расскажем о судьбах некоторых людей, о событиях, происшедших за десятилетие между 1806 и 1816 годами.

Н. Резанов, посетив Русскую Америку и Калифорнию, вернулся в Охотск и помчался в Петербург. Где-то на Алдане, ночуя на снегу, он жестоко простудился и заболел. Умирал он очень тяжело. Схоронили его в Красноярске.

И. Крузенштерн, прибыв на родину, принялся писать книгу о походе славных кораблей.

Ю. Лисянский тоже здравствовал. В 1812 году он выпустил описание плавания «Невы».

Жив был в то время и легендарный правитель Русской Америки Александр Андреевич Баранов. Он успел подружиться с королем Тамеамеа, и тот прислал русскому другу мантию, в которой ходили только гавайские короли.

Ф. Толстой по приезде в Россию угодил за все свои грехи прямо в Нейшлотскую крепость, куда его отвез фельдъегерь, встретив у петербургской заставы. Через год Толстого вернули в полк. Но он снова подрался с кем-то на дуэли и опять был посажен, но уже в Выборгскую крепость. Во время Отечественной войны в битве на Бородинском поле Толстой показал чудеса храбрости.

«Дикий француз» Кабри устроился на должность учителя плавания в Кронштадтской морской школе. Почтенный наместник короля Сандвичевых островов Юнг продолжал свою деятельность

Молодой канак с Гавайских островов Василий Моллер в 1810 году блестяще закончил штурманское училище в Кронштадте и сделал особые успехи как кораблестроитель на петербургской верфи

Печальной и глубоко назидательной была судьба Барбера. Видя, что Баранова взять не просто, Барбер прикинулся лисой. Он привел в Кадьяк корабль «Мирт» и предложил Баранову купить это судно. Ничего не подозревавший правитель Русской Америки заключил сделку с Барбером, и тот отправился на Камчатку для того, чтобы получить часть платежа за «Мирт» в Петербурге. Но на Камчатке каким-то образом выяснилось, что корабль Барбер просто где-то украл. Не из страха позора или потери чести, а из-за боязни, что его «коммерция» раз навсегда лопнет, пират покончил с собой. Так оборвалась темная, грешная, исполненная разбоями жизнь.

Но где был тогда наш герой — простой, уже преклонный годами приказчик из Тобольска? В 1816 году, спустя тридцать лет после того, как он вез шелеховскую пушнину и ост-индские товары в Тобольск и Москву, Шемелин подготовил к печати свой «Журнал первого путешествия россиян вокруг земного шара». В предисловии он писал:

«…Доверша теперь повествование мое о славном путешествии сем, поставляю себе обязанностью посвятить оное Российско-Американской Компании».

В том же году шемелинский журнал был отпечатан двумя томами. В этих книгах Шемелин просто, бесхитростно, хорошим русским языком рассказывал о походе «Невы» и «Надежды». Записки тобольского самоучки имели немалый успех. Позднее Шемелин был забыт, как забывали раньше многих русских замечательных людей. Его имя лишь мелькало кое-где в архивах. Часть бумаг Шемелина попала в личное еоб- рание документов Резанова. Как. мне удалось установить, в этом собрании хранилась рукописная копия шемелинского журнала, письма Шемелина из Бразилии, его донесения из Петропавловска-на-Камчатке.

1816 год — последняя и наиболее важная дата жизни Шемелина. Архивы последующих лет упорно молчат о человеке, нога которого ступала и на древнюю землю Тобольска, и на желтый песок Кяхты, и на коралловую твердь Полинезии… Старые историки не беспокоили себя изысканиями о жизни Шемелина. Кому интересна была судьба тобольского приказчика и надсмотрщика над поварами корабля «Надежда»? Потомки не знают, где его мотала, не знают, как и где окончил свою долгую жизнь летописец первого русского кругосветного плавания…

ЗАПИСКИ КОРОБИЦЫНА

Счастливый случай помог Всесоюзному географическому обществу приобрести в одной из книжных лавок Ленинграда подлинник собственноручных «Записок приказчика Российско-Американской Компании Н. И. Коробицына». Эти записки изданы в сборнике «Русские открытия в Тихом океане и Северной Америке» (издательство Академии наук СССР, 1944).

Н. И. Коробицын был участником первого кругосветного плавания русских кораблей «Нева» и «Надежда».

В 1795 году Коробицын отправился с берегов Сухоны в Сибирь с товарами купца Чаплина. Он посетил Иркутск и ряд сибирских городов, а через год отправился в Кяхту, на границу с Китаем, где в те годы процветала русско-китайская ярмарка. Охотск, Томск и Иркутск — вот где успел побывать Н. И. Коробицын до 1801 года. В 1801 году он поступил на службу в Российско-Американскую компанию. Ему пришлось совершить несколько путешествий в Охотск для доставки товаров, назначенных к отправлению на Аляску. В 1802 году директор Российско-Американской компании М. М. Булдаков, родом, как и Коробицын, из Великого Устюга, пригласил земляка участвовать в первом русском походе вокруг света и поручил заведовать товарами и всей хозяйственной частью на корабле «Нева».

Н. И. Коробицын вел свои записки в продолжение всего похода 1803–1806 годов. В них мы находим подробные описания Копенгагена и других портов, затем — Канарских островов и острова Св. Екатерины близ берегов Бразилии. В 1804 году русские корабли посетили и остров Пасхи. Н. И. Коробицын описал этот остров Полинезии, известный исполинскими каменными статуями, и его жителей.

Затем Н. И. Коробицын составил «Описание местоположения острова Нушагивы, находящихся при оном бухтах и об обычаях народов». Это очень интересный отчет о пребывании русских кораблей в заливах Вашингтоновых островов, населенных первобытными племенами.

В главе «Примечания острова Овигии» Н И. Коробицын рассказал о людях и природе Гавайских (Сандвичевых) островов. На Гавайях он был занят торговлей с туземцами — менял топоры и тюменские ковры на съестные припасы для экипажа «Невы».

1 июля 1804 года «Нева» бросила якорь в Павловской гавани острова Кадьяка у берегов Аляски, где в то время существовали поселения Российско-Американской компании. Н. И. Коробицын подробно обрисовал эти поселения и быт русских промышленников. Особый интерес представляет описание известной битвы русских с индейцами за остров Ситха, где сразу же была основана крепость Ново-Архангельск. Этому событию Коробицын отвел отдельную главу «В бытность нашу в Ново-Архангельске». С Аляски «Нева» пошла в китайский порт Кантон, где Коробицын с успехом продал местным купцам аляскинские меха, а от них получил китайский чай, фарфор, жемчуг и разные ткани. В главе «Примечания китайского портового города Кантона» Н. И. Коробицын подробно описывает город, его жителей, их нравы и обычаи, делает обзор состояния «коммерции кантонской».

23 июля 1806 года был закончен исторический поход «Невы». Н. И. Коробицын свидетельствует, с каким восторгом население Кронштадта встречало героев первого плавания русских вокруг света. Вскоре автор «Записок» получил награду за свои труды по участию в экспедиции — золотую медаль на алой ленте.

В 1807 году Н. И. Коробицын закончил службу в Российско-Американской' компании и через Шлиссельбург, Ладогу и Тихвин поехал в Вологду. Из Вологды он направился в Великий Устюг, куда прибыл 19 июня. В родном городе Коробицын не был двенадцать лет. За эти годы он успел побывать в Европе, Азии, Америке, в приполярных и экваториальных странах. Он видел снега Якутска и тропических летающих рыб, суровую природу Охотска и вечные сады Сандвичевых островов.

Можно думать, что именно в Великом Устюге Н. И. Коробицын начал работу над своими дневниками.

Записки Коробицына не были изданы, и толстую рукопись лишь случайно нашли в Ленинграде в 1944 году. В качестве приложения к запискам в книге «Русские открытия в Тихом океане и в Северной Америке в XVIII–XIX веках» напечатана инструкция Главного правления Российско-Американской компании «великоустюжскому мещанину Николаю Ивановичу Коробицыну», в которой подробно изложены его обязанности во время плавания «Невы».

Записки Коробицына — ценнейший исторический документ.

ПОЭТ-АРГОНАВТ

Жизнь коротка.

Уходит время.

Стыд

Тому, кто жизнь и время праздно

Тратит!

Адальберт Шамиссо

Залив Коцебу лежит как раз напротив крайнего мыса Азии; если бы этот мыс можно было передвинуть еще к востоку, через пролив, то границы мыса совпали бы с береговыми очертаниями залива Коцебу.

Мыс Крузенштерна., бухта Доброй Надежды, губа Эшольца — вот какие названия можно найти на карте ледяного залива. А ледяным он может быть назван с полным право Через залив Коцебу проходит Полярный круг Береговые мысы залива состоят из древних ледников, покрытых мощны™ слоем ила, тоже древнего. На поверхности ила растут зыбкие ивы, полярные мхи и лишайник. В пластах его покоятся кости мамонтов, мускусных быков и оленей.

На берегах ледяного залива живут эскимосы, родственные канягмютам (или конягам) острова Кадьяка в бывших российско-американских владениях. В XIX веке жители залива Коцебу еще пускали стрелы с метательных досок и носили железные ножи длиною в два фута.

Несколько к востоку от залива высятся открытые русскими горы Румянцева Они лежат между берегом Ледовитого океана и мощные руслом Юкона

Единственный остров залива труднодоступен с юга- там высятся гранитные скалы, выступающие с юрского дна. Мореплавателям всего мира, особенно русским мореходам XIX века, этот пустынный остров известен под именем острова Шамиссо. Это памятник одному из замечательных людей XIX века.

…Когда в Париже стучал нож гильотины и санкюлоты везли на казнь врагов революции, французский аристократ Шамиссо бежал вместе с семьей в Пруссию.

В семье беглеца рос сын Адальберт, родившийся в 1781 году. Адальберт Шамиссо, как мы увидим впоследствии, не разделял убеждений отца Но потеря родины мучила будущего аргонавта. Молодого Шамиссо тянуло во Францию. После 1802 года он побывал в Париже, посетил Швейцарию. Тем не менее, он действительно утратил родину Натурализировавшись в Пруссии, Шамиссо помнил о своем французском происхождении, но во Франции он был чужим: сказывалось прусское воспитание. Молодой Шамиссо был в числе прусских буршей, сражался в рядах немецкой армии с Наполеоном. К Бонапарту Шамиссо, по его словам, питал ненависть как к тирану

Француз по рождению, прусский лейтенант, естествоиспытатель немецкой школы, Адальберт Шамиссо и поэтом стал немецким. И все же утрата родины была для него трагедией. Многие исследователи полагают, что именно поисками утраченной отчизны можно объяснить происхождение «Чудесной истории Петера Шлемиля», изданной в 1814 году. Это была романтическая сказка о бедном немецком бурше, заключившем сделку с дьяволом.

Явившись к студенту в образе учтивого и степенного господина, дьявол предложил буршу продать ему, дьяволу, собственную, студентову, тень за бездонный кошель с золотом. Обрадованный бурш уступил свою тень дьяволу и, жадно пересчитывая адские червонцы, думал о счастливой и независимой жизни богача. Но счастья студент не нашел, как не нашел и покоя в обладании богатством. Простые, обычные люди, каждый из которых имел свою тень, были счастливее богача без тени. Мучимый богатством и неравноправным положением в обществе людей с тенью, Петер Шлемиль решил расстаться с сокровищами. Он бросил дьяволам бездонный кошелек, добыл семимильные сапоги и пустился странствовать по свету.

Только обойдя весь земной шар, Петер Шлемиль успокоился и вернулся на родину счастливым и навсегда умиротворенным…

Биографы Шамиссо видели в этой сказке прозрачную аллегорию, ясный намек на неравноправное положение в обществе самого Шамиссо, утратившего родину. Как бы то ни было, а через год после выхода в свет сказки о Петере Шлемиле Шамиссо, как и его герой, отправился в далекое странствие…

Поход Крузенштерна, Резанова, Лисянского вокруг света положил начало регулярным плаваниям русских кораблей из Кронштадта в Ситху (Ново-Архангельск). Русские моряки начинали изучать Океанию, а владения Российско-Американской компании достигли берегов Калифорнии, где в 1812 году ИванКусков, мещанин из города Тотьмы, заложил поселение Росс.

В 1809 году, в то время, когда Греч в Петербурге стал издавать «Журнал Новейших Путешествий» (отклик на запросы времени!), пост государственного канцлера России занял Н. П. Румянцев, старший сын Румянцева-Задунайского. Он покровительствовал делам Российско-Американской компании и заметно интересовался кругосветными походами, снаряжавшимися за счет компании. В 1811 году храбрый кругосветный капитан В. М. Головнин был предательски взят в плен японцами, но неудачи, подчас бедствия, не останавливали русских мореходов. Корабли под флагом Российско-Американской компании ходили в просторах тропических и северных морей. 21 апреля 1815 года Комитет министров рассматривал проект очередной кругосветной экспедиции на корабле «Рюрик» за счет самого Н. П. Румянцева.

Румянцев не был безучастен еще и к первому походу русских вокруг света в 1803–1806 годах. Напутствуя Крузенштерна, Румянцев предлагал ему искать безвестные острова от тропика до 48° с. ш. — по параллели, где якобы живут люди, «белые взрачные, кроткие, в градожительстве просвещенные», которые добывают золото и серебро. Комитет министров утвердил план новой экспедиции и вынес решение о том, что на корме «Рюрика» должен быть русский военный флаг.

Молодой прусский естествоиспытатель Адальберт Шамиссо был приглашен принять участие в походе «Рюрика» в качестве натуралиста.

Шамиссо с восторгом принял предложение Румянцева и Коцебу. Участие в походе, кстати говоря, собирался принять и один из братьев Бестужевых — Николай. Коцебу мог показать Шамиссо полученное им письмо от Николая Бестужева.

«…Я бы желал иметь надлежащее понятие о том, что мы предпринимаем учинить, — писал Бестужев Отто Коцебу, — и, хотя мы с Вами о сем говорили, но разговор был вскользь и столь кратковременен, что я не имел случая об оном распространяться и теперь останавливаюсь только на химерическом предприятии графа отыскать Берингов пролив. Скажите, каким образом мы к оному пройдем, по Северному океану мимо Белого моря или, совершив окружное путешествие, зайдем с другой стороны? Оное покушение составляет ли всю цель нашего путешествия или нам предложат иные какие-нибудь открытия?»

По целому ряду причин Николай Бестужев не мог разделить с Коцебу и Шамиссо почетной задачи этого плавания. Но Шамиссо хорошо запомнил рассказы Коцебу о братьях Бестужевых. В том же 1815 году «Рюрик» отошел от Кронштадтского порта.

Поэт-аргонавт пробыл на борту «Рюрика» три года. Это было время, когда русские моряки, ободренные успехами кругосветных походов, делали попытки укрепиться в Полинезии.

Во время рейса «Рюрика», в 1816 году, король крайних Сандвичевых островов Томари заявил о том, что он принимает русское подданство. На островах Томари развевался русский флаг, цвели русские плантации, возводились русские крепости. Тогда индейские вожди калифорнийского берега сами просили у губернатора Сан-Франциско не препятствовать росту торговли в кусковском селении Росс, и испанский король Фердинанд VII примирился с соседством русских в Калифорнии.

…Поход «Рюрика» обогатил русскую географическую науку. Достаточно сказать, что Коцебу открыл в 1815–1818 годах 399 островов в Тихом океане и залив своего имени с островом Шамиссо. Шамиссо в этом походе проявил себя как неутомимый следопыт.

Он видел племена Океании, острова Восточной Микронезии, охваченные пенными бурунами и покрытые вечнозелеными рощами. На архипелаге Ратак Адальберт Шамиссо нашел 59 видов растений и собрал великолепный гербарий, высоко оцененный позднейшими исследователями. В сопровождении своего приятеля Каду, туземца Каролинских островов, Шамиссо исследовал Маршалловы острова. Поэту-аргонавту в его трудах пришлось делить и радости и горе с «дикими» обитателями Полинезии. Он отмечал высокую одаренность жителей Маршалловых островов, их любовь к путешествиям, замечательное знание географии Океании, смелость, проявляемую в далеких морских походах.

Шамиссо был свидетелем того, как полинезийцы выдалбливают каменным долотом лодки и на этих первобытных судах совершают опасные плавания. Натуралист с корабля «Рюрик» описал нравы и обычаи жителей Микронезии: мистические церемонии, обряд нанесения татуировки. Он видел примеры высокой дружбы, верности и любви среди «дикарей», видел, как женщины Маршалловых островов шли в бой рядом с мужчинами, как женщины наперебой старались усыновить детей, оставшихся без матери.

Поэт и естествоиспытатель дал науке полные сведения о Маршалловых островах, исследованных русской экспедицией. В сиянии тропических вод, окаймленные бурунами, лежат острова Беринга, Хромченко, Чичагова, Румянцева, Суворова, Римского-Корсакова…

Во время похода «Рюрика» Адальберт изучал также звучный язык гавайских племен. Мерцание Южного Креста и величественный ледяной огонь северного сияния. Полинезия и Аляска, Чили и Камчатка, Ява и Сибирь с одинаковой силой влекли к себе пытливого путешественника.

Поэт-аргонавт был признанным ученым, директором Ботанического сада, доктором философии и членом Академии наук в Берлине. Имя Шамиссо прочно вошло в историю науки.

Талантливый натуралист был и замечательным поэтом.

Исследователи творчества Шамиссо относят его к числу немецких романтиков, но оговариваются, что он внес в немецкий романтизм французскую ясность мысли. Шамиссо воспел Байрона и его героический подвиг, пламенно приветствовал июльскую революцию 1830 года в Париже. По духу ему был очень близок Беранже, он переводил французского поэта на немецкий язык.

В 1832 году Шамиссо написал поэму о Бестужеве. Мы помним сборы Николая Бестужева в поход на «Рюрике». Декабристы, особенно Рылеев, Завалишин, Бестужевы, Штейнгель, Романов, Орест Сомов, Батеньков, стояли очень близко к делам Российско-Американской компании, организовавшей изучение дальних морских стран и кругосветные походы Шамиссо мог слышать о Рылееве и как о поэте, и как о деятеле, связанном с морскими делами. В среде русских моряков имена декабристов были хорошо известны. Поэтому Шамиссо, прочно связанный с российским флотом, о декабристах, в частности о Бестужевых, знал давно.

А Рылеев и Завалишин перед самой декабрьской трагедией склоняли Российско-Американскую компанию к тому, чтобы она установила экономические связи со свободной негритянской республикой Сан-Доминго. Завалишина прочили в начальники морской Антильской экспедиции. Так или иначе, Шамиссо в 1832 году рассказал в своих стихах о встрече в Якутске немецкого ученого Эрдмана с декабристом А. Бестужевым, объединив в одном издании поэму об этой встрече с собственным переводом поэмы Рылеева «Войнаровский», в которой Рылеев изобразил встречу другого ученого с якутским изгнанником — Войнаровским.

Книга называлась «Изгнанники». (В 1832 году герой поэмы Шамиссо — Александр Бестужев-Марлинский был уже переведен из Якутска на Кавказ и определен рядовым в полк. Его брат Николай в это время еще был заключен в Читинском остроге.)

Шамиссо хорошо знал суровую природу полярной Русской Америки и Сибири. И он изобразил Бестужева, брошенного в глубокие снега Сибири, но гордого и несдающегося, пророчащего близкое торжество свободы. «…Я все же чувствую себя свободным и, как соловей, пою о своих мечтах и грезах. Мне ведь только и остается, что полный звук свободного голоса — полная радость несломленного мужества. И здесь я — таков, какой и везде», — говорил Бестужев Эрдману.

«…И уже скоро будет день народов. Еще стоят весы, но уже грозит падением наполняющаяся чаша. За власть я бросил кости, но первый смелый взлет был неудачен, и под смертельным ударом оказалась обнаженная грудь.

…Я — Бестужев, которого повсюду называют сообщником Рылеева…»

«…И в песне будет жить тот, кого они думали убить. Это будет новой песнью, но не последней. Привет тому, кто сложит третью, ибо она будет называться возмездие и суд!»

Немногие из декабристов удалось обойти весь свет, подобно Шамиссо, но поэту были известны их стремления к борьбе за благо родной страны, к новым открытиям во славу России. И он со всей силой своего таланта изобразил судьбу людей, которые не увидели ни зари свободы, ни коралловых островов лазурной Океании. В наше время поэма Шамиссо о Бестужеве была переведена и напечатана в «Сибирских огнях» поэтом В. А. Вихлянцевым при участии профессора М. К. Азадовского.

БОГАТЫРЬ АЛЯСКИ

Когда Пушкин в Кишиневе узнал от Павла Пестеля о смерти Александра Баранова, он написал в своем дневнике:

«Баранов умер. Жаль честного гражданина, умного человека…»

Этот необыкновенный человек познал нашу землю во всем ее многообразии — от голубых льдов Чукотки до коралловых рифов Гавайских островов, от родного Каргополя до сумрачных индейских лесов Аляски. Блистательная и трудная жизнь!

Баранов дружил с королями цветущих земель в Океании и с индейскими вождями Северной Калифорнии. Владетель Сандвичевых островов дарил ему драгоценную мантию, в которой ходили только гавайские короли. Индейский вождь Котлеян, прощаясь с Барановым, плакал как ребенок, а суровые капитаны-пираты Ост-Индской компании плыли из Калькутты к берегам Аляски иногда только для того, чтобы увидеть в Ново-Архангельске сказочного Баранова.

…Баранов не знал, что такое страх, отличался железной выносливостью и терпением. Родился он в 1746 году в маленьком, но древнем и славном городе Каргополе, у синего озера Лача. О детстве и юности Баранова сведений не сохранилось.

История его замечательной жизни начинается для нас с 1780 года, когда он переселился из Каргополя в Иркутск. Баранов занимался там торговлей, обменивая с чукчами и коряками порох, чай и муку на меха и моржовую кость. Но в этом деле ему не повезло, и он разорился, 13 Охотске Баранов повстречался с «Колумбом Российским», мещанином города Рыльска Григорием Шелеховым, осваивавшим Алеутские острова. Григорий Иванович и раньше звал Баранова к себе — служить в Русской Америке, но тот не соглашался. На этот раз, 15 августа 1790 года, ему пришлось принять это предложение.

Написав прощальные письма родным, Баранов отправился в путь. Он сел на утлый шелеховский корабль и пустился к берегам Нового Света.

Коренастый, плотный, белокурый, Александр Баранов выделялся, несмотря на малый рост, из толпы своих верных спутников. Он взял с собой из Охотска около двухсот бесстрашных искателей, в том числе своего помощника, мещанина из сухонского города Тотьмы — Ивана Кускова, будущего героя Русской Калифорнии.

Из письма Баранова об этом походе — пожелтевших бумаг 1790 года, найденных в Вологде, — мы узнаем, что галиот русских потерпел бедствие на пути к алеутскому острову Кадьяку. Баранова и его спутника выбросило на остров Уналашку. Они остались почти без одежды и припасов. Баранов не потерялся и, лишившись судна, стал устраиваться на зимовку в неведомой стране. Среди мерцания снегов и льда, в багряном зареве алеутских вулканов жили русские люди в земляных юртах, ели коренья, травы и гнилую китовину.

Всю зиму 1790 года Александр Баранов провел на Уналашке. Страдая от лихорадки, он, однако, терпеливо вел дневник, собирал коллекции — шкурки животных, растения, окаменелости, писал донесения Шелехову. Кроме того, он послал русских людей в кожаной байдаре на исследования к берегам Русской Америки, приказав своим посланцам составить подробные карты новой страны. И при этом велел своим людям зорко смотреть, не бродит ли в Беринговом море обшитое медью судно иноземного морского разбойника Кокса. Нельзя позволить пиратам бить бобров близ островов, открытых русскими!

Только в следующем, 1791, году Баранов добрался до столицы Русской Америки на алеутском острове Кадьяк близ Аляски. И вскоре искусный барановский мореход Бочаров, когда-то побывавший в тропических водах, составил для Баранова карты побережья Северо-Западной Америки. Через год Александр Баранов вбил в мерзлую кадьякскую землю в Павловской гавани сваи первой русской деревянной крепости. Затем он обошел на кожаной байдаре вокруг всего Кадьяка, чтобы посмотреть, как русские открыватели расставляют на побережье Американского материка железные доски с надписью: «Земля Российского владения…» Тогда же Баранов получил первые письма от Шелехова из Охотска.

В Чугацкий залив как-то нечаянно забрел мореход из Ост-Индской компании, британец Мур. Он с удивлением увидел русских поселенцев, прочно утвердившихся на холодных берегах Северной Америки. Баранов оказал мореходу рыцарское гостеприимство. Мур, вернувшись в Ост-Индию, наверное, рассказывал о чудесах Аляски: русские не только хорошо и прочно живут в ней, но и строят корабли. В новой корабельной гавани Баранов сам конопатил корабельные днища, самолично изобрел обмазку для судов, добывал скипидар, плавил первое железо из руд Кадьяка и Кенайской губы. «…Железные руды, — писал он Шелехову, — отысканы в довольном количестве и для опыта железо сковано, а поэтому и открыта надежда завести железные заводы с пользою для отечества…» В 1795 году Баранов открыл на Аляске каменный уголь и сам испытал его.

Помимо всех этих дел, Баранов работал над «Топографическим описанием здешних мест».

Безвременная смерть Григория Шелехова крайне огорчила Баранова, но он не опустил рук. Русские топоры продолжали стучать на берегах аляскинских заливов, и на суровых землях Северо-Западной Америки один за другим поднимались крепкие крепостные бастионы, сложенные из бревен исполинской сосны. Вскоре Александр Баранов с четырнадцатью русскими промышленниками и шестью женщинами основали славный город Ситху на острове близ самой «матерой Американской земли». Исполнилось пророчество Сумарокова:

За протоком океана

Росска зрю американа.

Несмотря на то, что индейский вождь Ситхи Скаутлельт сам продал Баранову землю под постройку города, мореходы Ост-Индской компании забили тревогу. Еще в 1800 году они распустили слухи об иноземном военном фрегате, который якобы должен прийти, чтобы разгромить поселения Русской Америки. Баранов спокойно выслушал это известие и отправил на реку Медную храброго русского охотника — для открытий в глубине Аляски. Ост-индские пираты и завистники тревожились и кричали о «русских кознях». Неукротимая энергия Баранова вызывала зависть, тревогу и озлобление. Еще бы! Когда ученик и спутник Кука Ванкувер приходил на север Тихого океана для географических исследований, простые русские охотники-барановцы Пуртов и Куликалов давали ему различные научные сведения: Аляску они знали лучше, чем кто-либо другой. Девяносто русских храбрецов ходили в пустынях Аляски, отыскивая проход по суше и ледяному морю к Баффинову заливу. Барановец Швецов в байдарке из шкуры морского льва плавал с Кадьяка в никем не исследованные области Калифорнии.

Баранов укрепил Кадьяк и поставил на нем пушки. Но враги не дремали. Ост-индский мореход Барбер, известный пиратскими выходками, высадил в 1802 году на острове Ситха шесть матросов, якобы за бунт на корабле. Их взяли на работу в русский город.

Вскоре эта челядь пирата подняла в Ситхе резню. Подкупив индейских вождей оружием, ромом и безделушками, барберовские лазутчики напали на Ситху. Шесть морских разбойников подожгли кровли города. Страшную новость рассказал Баранову… сам Барбер! Пират нагло появился у острова Кадьяка, выставив двадцать пушек с борта своего корабля — «Юникорн». Но, побоявшись связываться с Барановым, он ушел на Сандвичевы острова — торговать с гавайцами добром, награбленным в Ситхе. А на пожарище в Ситхе в то время валялись оскальпированные тела русских переселенцев! Сжав зубы, Баранов стал дожидаться времени, когда можно будет вернуть Ситху.

Затем наступил год торжества Баранова. Он узнал, что из Кронштадта вышла в море первая русская кругосветная экспедиция, и с нетерпением ожидал прихода «Невы» в Русскую Америку, занимаясь в то же время строительством целой флотилии кораблей. А когда пришла «Нева», Баранов двинулся к Ситхе и, возглавляя десант, вновь занял остров и заложил на нем недалеко от крепости, разоренной Барбером, новый город — Ново-Архангельск.

В 1807 году русские привезли Баранову привет от владетеля Сандвичевых островов Томи Оми, будущего гавайского короля Камемаха I. С тех пор началась дружба Баранова с населением коралловых Гавайских островов. От алых рифов залива Гонолулу до острова Шарлотты, от Бостона до устьев Колумбии — всего за каких-нибудь пять лет — стало известно имя правителя Русской Америки.

Банкир Астор в Нью-Йорке, посылая к Баранову своих мореходов, с тревогой присматривался к росту русской торговли на Тихом океане.

А Баранов между тем неустанно трудился над исследованиями Аляски и сопредельных стран. Кругосветные экспедиции вызвали ценнейшие открытия в самом сердце Океанам. Русская Америка торговала с Кантоном, Нью-Йорком, Бостоном, Калифорнией, Гавайями. Старые шелеховцы распевали по праздникам сочиненную Барановым песню «Ум российский промыслы затеял…» — гимн русскому бесстрашию.

На пустынный, скалистый берег чуть севернее залива Сан-Франциско, как говорилось уже, проник Иван Кусков и основал на берегах реки, названной им Славянской, русскую крепость — форт Росс; русские люди посещали Гавайи и устья Колумбии, Манилу и берега индейских рек. Гавайский король подарил Баранову цветущие участки 'на Сандвичевых островах. В годы расцвета Русской Америки Баранов не успевал принимать в Ситхе гостей. Огромная гавань была полна кораблей. А суровый правитель, окруженный седыми шелеховцами, героями вроде приказчика Федора Шемелина, жил в Ситхе, в доме с крепкими стенами и растил сына и дочь, рожденных ему индианкой. На стене в его покоях висели портрет Суворова и панцирь, в котором ходил раньше Баранов, подобно Ермаку. Он завел в Русской Америке школы, библиотеку, музей, верфи, основал крепости, спустил на воду русские корабли.

Но у Баранова было много врагов.

Чиновники Русской Америки травили его всю жизнь, не в силах простить ему простого происхождения, ума и кипучей энергии. Баранова постоянно преследовали ложными доносами, клеветой и скрытыми интригами. Наконец в 1818 году враги распустили слух, что Баранов «наживается» на делах Русской Америки и поэтому не представляет отчетов Российско-Американской компании в Петербург.

Кругосветный мореплаватель Гагемейстер получил секретное задание — сместить Баранова и принять от него Русскую Америку. Седой герой Аляски не смог перенести этого удара. Возвращаясь в Россию на корабле «Кутузов», он заболел и слег в постель, но нашел еще в себе силы, чтобы выйти на спардек, когда корабль проходил Сандвичевы острова, и взглянуть на вершину гавайского вулкана Мауна-Лоа. На Яве Баранову стало совсем плохо. Отклонив приглашение гавайского короля, который звал его к себе — провести старость под пальмовыми кровлями Полинезии, он лежал почти без сознания в грязной комнате дешевой батавской гостиницы и бредил снегами отчизны.

Умер Баранов 16 апреля 1819 года, недалеко от острова-вулкана Кракатау, на главном пути кораблей, идущих из Индийского океана в Тихий.

Тело героя Русской Америки с пушечным ядром, привязанным к ногам, опустилось на дно тропического моря. Так и не пришлось Баранову увидеть родины, занесенного снегами Каргополя, откуда он, блуждая по свету, пришел на суровые просторы Тихого океана.

После смерти Баранова выяснилось, что он сберег для родины огромные средства и что наличный капитал Русской Америки в несколько раз превосходит все размеры, о которых только могли думать.

Баранов умер нищим, его бескорыстие и самопожертвование изумили даже его врагов. Удивительная личность Баранова не могла быть оценена по-настоящему его современниками. Только великий Пушкин смог увидеть в нем незаурядного человека и гражданина.

А. М. Горький считал Баранова воплощением русской смелости, ума и размаха. В 1935–1936 годах великий русский писатель, узнав о находке писем Баранова и Шелехова в Вологде, проявил огромный интерес к личности правителя Русской Америки и всемерно поощрял предпринятые мною поиски утраченных архивных материалов о Шелехове, Баранове, Хлебникове и других «Колумбах Российских» — бесстрашных самородках, открывавших и изучавших далекие страны

КРЕОЛ АЛЕКСАНДР КАШЕВАРОВ

В XIX веке русские моряки немало сделали для исследования берегов Северо-Западной Америки. Они шли от полярных областей Нового Света на юг и доходили до Калифорнии. Первенство в изучении Аляски тогда, безусловно, принадлежало русским.

Осенью 1838 года закончился один из смелых походов, который предпринял Александр Филиппович Кашеваров, уроженец Аляски, по происхождению креол.

В июле того года флотский штурман А. Ф. Кашеваров покинул борт брига. «Полифем» и высадился на мысе Лисбурн. Перед отважным моряком стояла задача отыскать путь для кораблей вдоль берегов полярной части материка Северной Америки.

Поход А. Ф. Кашеварова был связан с именем другого знаменитого путешественника — Джона Франклина, который в 1825 году спустился вниз по канадской реке Маккензи и, следуя на запад вдоль полярного побережья, двинулся к крайней северной точке Аляски — мысу Барроу. Кашеваров вступил в почетное соревнование с Джоном Франклином. Посадив участников экспедиции на алеутские байдарки, он поплыл к мысу Ледяному. Производя опись полярного берега Аляски, Кашеваров открыл на 71°13' северной широты и 155°40' восточной долготы обширный залив Прокофьева, затем залив Куприянова и мысы Стенового и Врангеля. Закончив в невероятно трудных условиях опись этого важного участка северного побережья, Кашеваров вернулся к мысу Барроу

Таким образом, силами А. Ф. Кашеварова и Джона Франклина был исследован весь полярный берег Аляски, от Берингова пролива до устья реки, где в 1792 году Александр Маккензи написал на дикой скале киноварью свое имя. Кстати, в том же 1792 году Григорий Шелехов расставил русские знаки на северо-западном берегу Америки.

На обратном пути у мыса Барроу Кашеваров встретил толпы эскимосов. Они угрожали ему каменными стрелами и копьями и, очевидно, хотели напасть на экспедицию.

Напрасно искал Кашеваров бриг «Полифем» в бухтах близ мыса Барроу. Корабль, ожидавший штурмана у северной точки Аляски, как оказалось, укрылся в заливе Коцебу — севернее Берингова пролива. Тогда Кашеваров решил продолжать свое беспримерное плавание на кожаных байдарках. Поздней осенью 1838 года люди на борту «Полифема» увидели заиндевевшие кожаные лодки, спускавшиеся к югу вдоль берегов Аляски.

Путешествие А. Ф. Кашеварова послужило основой для составленного им «Атласа вод, омывающих Восточную Сибирь и Аляску», изданного в 1843 году. Впоследствии А. Ф. Кашеваров прославился еще и тем, что принял деятельное участие в героической обороне Северо-Востока в 1854 году.

Следует упомянуть, что одновременно с Кашеваровым служащий Российско-Американской компании, креол Василий Малахов, послан исследовать область бассейна Юкона.

Малахов смело углубился в дебри Аляски и по берегам Юкона добрался до его притока Апхун, где завязал дружественные отношения с индейцами. Затем он исследовал реку Нулато, где вскоре был возведен русский сторожевой пост. Впоследствии о Василии Малахове упоминал в одном из своих рассказов Джек Лондон.

Так бесстрашные русские исследователи — штурман А. Ф. Кашеваров, зверолов В. Малахов и другие — обходили на лодках, сшитых китовым усом, северную оконечность Аляски и приплывали к жилищам неведомых племен в глубине Нового Света.

ОТКРЫВАТЕЛЬ ЮКОНА

Герой моего романа «Юконский ворон» лейтенант флота Лаврентий Загоскин — историческое лицо. Создавая этот образ, я брал в основу главные достоверные события жизни замечательного исследователя Аляски. Но как писатель я заполнял некоторые «белые пятна» биографии путешественника догадками, основанными на изучении эпохи, в которой жил Лаврентий Загоскин. Изображая Виссариона Белинского в лице редактора передового журнала, показывая его связи с Загоскиным, я тогда еще не знал о том, что Белинский действительно был одним из первых читателей и критиков книги Загоскина. Так писательский «вымысел» полностью совпал с исторической правдой.

Я разыскал в архивах некоторые новые сведения о Лаврентии Загоскине, в частности его послужной список.

Лаврентий Алексеевич родился в 1808 году в Пензенском уезде. Морскую службу он начал в 1826 году, когда совершил первые плавания в Любек и Англию. Затем молодой моряк посетил на борту военного корабля персидские воды, участвовал в действиях русского флота во время войны с Персией (1828), командовал военным кораблем' «Араке». В 1836 году в журнале «Сын Отечества» появились его «Воспоминания о Каспии».

В 1835 году Загоскин навлек на себя гнев Николая I и был разжалован. Некоторое время он плавал матросом второй статьи на Балтике под командой когда-то близкого к декабристам морского офицера Феопемпта Лутковского, кругосветного мореплавателя и участника битвы под Варной.

В 1839 году Л. А. Загоскин появился в Охотске и принял команду над бригом Российско-Американской компании «Охотск». Отведя бриг в порт Ново-Архангельск на Аляске, он совершил оттуда первое плавание на Алеутские острова и в Северную Калифорнию, в гавань у русской крепости Росс. С Аляски Загоскин начал посылать на родину свои статьи о Северо-Западной Америке. Уже в 1840 году в журнале «Маяк современного просвещения и образованности» были опубликованы его заметки о российско-американских владениях.

Вскоре Лаврентий Загоскин начал собираться в свою знаменитую экспедицию.

15 августа 1842 года бриг «Охотск» высадил Загоскина в Михайловском редуте, стоявшем невдалеке от устья великой аляскинской реки Юкон. Загоскин изучал историю Михайловского редута, производил опись залива Нортон, искал в устье Юкона золото, янтарь, колчедан, каменный уголь. Кроме того, он составлял словарь наречия эскимосского приморского племени кангюлит. В декабре 1842 года Загоскин вышел из ворот бревенчатого редута и направился к обледенелым берегам Юкона.

Ближайшей целью его странствия была русская зимовка «Нулатовская артель», близ устья реки Нулато. Загоскин с трудом пробивался через глубокие снега. Люди, сопровождавшие его в пути, назывались «топтальщиками». Они двигались впереди, приминая снег. По их следу шли собачьи упряжки.

Из Нулато Загоскин прошел на реку Юнна-ка (Коюкак). Весной и летам 1843 года в сопровождении калифорнийского креола Никифара Талижука он странствовал на байдаре вверх по течению реки Юкон и установил, исследовав глубины реки, что она вполне судоходна на участке Нулато — Икогмют на протяжении 220 миль. Исследователь открыл горный хребет, отделяющий Юкон от побережья залива Нортон, и высокие горы Ташатулит на правом берегу реки Кускоквим. Осенью 1843 года Загоскин поднялся вверх по Кускоквиму до Колмаковского редута и занялся сборок коллекций. Пытливый индейский мальчик Касяк помогал ему добывать птичьи шкурки.

Весна 1844 года застала Загоскина в верховьях Кускоквима. Путешественника туда провел бесстрашный русский креол С. Лукин.

В пути Загоскин не раз встречал индейцев-голцан; один из них был вооружен старинным тульским карабином. Индейцы приветствовали путешественника торжественными ружейными салютами. Эскимосы и индейцы совершенно добровольно и бескорыстно помогали Загоскину в исследовании тундры и лесных дебрей Верный индеец в русской кумачовой рубахе сопутствовал ему во время его скитаний по селениям индейцев-тлинкитов, возле бревенчатых хижин которых стояли резные столбы с изображением Великого Верона

Особенное внимание Загоскин уделил исследованию «переносов», или волоков, между главными реками Аляски. По этим водоразделам материковые племена Северо-Западной Америки установили сообщение с Поморьем. Жители Берингова поморья были торговыми посредниками, именно через них шел обмен товарами между жителями Аляски, чукчами и даже якутами Сибири. Якутские ножи и копья, русские ружья, тобольские шапки нередко можно было встретить в самой глубине материка Северной Америки.

Во время похода Загоскин не раз выжигал концом раскаленного шомпола свое имя на огромных сосновых крестах — «голубцах», которые он ставил в качестве приметных знаков на материке Северо-Западной Америки. Одни из таких крестов-маяков был воздвигнут Загоскиным в стране племени ноггой-хотана, под 64°56'07" северной широты и 154°18'45" восточной долготы.

Загоскин исследовал течение на протяжении 600 морских миль и лишь на этом участке своего пути определил астрономически 16 пунктов. Изучая бассейн Юкона, он прошел на сто миль вверх от устьев двух главных притоков этой реки. Результаты его исследований были обширны: Загоскин открыл реки, горы, бобровые плотины, богатства недр новой страны, он собрал более 50 видов геологических пород, нашел кости ископаемого слона, мастодонта, составил коллекцию насекомых и в довершение всего произвел топографическую съемку огромных пространств Северо-Западной Америки.

До Л. А. Загоскина никто из русских знатоков Аляски не проводил научного деления туземцев Северо-Западной Америки на народности и племена. Загоскин открыл для науки целый народ ттынай — людей из «собственно американского семейства краснокожих», как писал он потом в своей замечательной книге. Ттынайцы украшали себя перьями орлов и ястребов, разрисовывали лица графитом и охрой, носили ожерелья из бисера и были вооружены длинными копьями и томагавками.

Загоскину удалось установить существование условного языка у торговцев мехами в низовьях Юкона.

Один год шесть месяцев и шестнадцать дней пробыл бесстрашный Загоскин в юконском походе. 21 июня 1844 года он приплыл на лодке к пристани Михайловского редута.

После этого, в 1844 году, Лаврентий Загоскин еще раз побывал в Калифорнии. Некий путешественник, называвший себя «парижанином, ставшим московитом», выпустил книгу, в которой упоминал о встрече с Загоскиным. В отзыве на эту книгу, помещенном в «Библиотеке для чтения» за 1847 год, сообщалось о том, как этот «парижанин» в Калифорнии «обедал» на корабле со знаменитым русским путешественником лейтенантом Загоскиным, который в нашей Русской Америке открыл совсем новую Америку, целые государства с сильной пышной растительностью под широтою Архангельска, с богатыми лугами и долинами, с чудными реками и озерами, настоящий рай Ипорборейский…».

В том же 1847 году журнал «Библиотека для чтения» напечатал «Путешествия и открытия в Северной Америке» Л. А. Загоскина. А вскоре вышла и отдельная книга. «Пешеходная опись части русских владений в Америке, произведенная лейтенантом Л. Загоскиным в 1842, 1844 годах. С меркаторскою картою, гравированной на меди, Санкт-Петербург. Печатано в типографии Карла Крайя, 1847» — было указано на титульном листе книги.

«…В прошлом году журналы наши были особенно богаты замечательными учеными статьями. Назовем здесь главнейшие: в «Библиотеке для чтения» тянулась с лишком полгода любопытная статья под названием «Путешествия и открытия лейтенанта Загоскина в Русской Америке», вышедшая теперь отдельной книгой под другим названием». Эти строки были написаны в деревянном доме на берегу Лиговки Виссарионом Белинским. В год своей смерти он читал книгу Загоскина, развертывая карту его странствий, и приветствовал записки ученого.

Когда-то Белинский мечтал сам совершить поездку в «северо-американские российские владения» и даже поступить на службу в Ново-Архангельск.

После возвращения на родину Загоскин служил в департаменте корабельных лесов. Он состоял членом Русского географического общества.

По сведениям, добытым сотрудником Пензенского областного архива С. Кузнецовым, Л. А. Загоскин в 1847–1853 годах жил в Москве и поддерживал связи с Пензой, где находились его отец и сестра.

Будучи горячим патриотом родины, Л. А Загоскин во время Крымской войны возглавлял рязанское ополчение.

Несколько лет жизни герой Юкона провел в глуши Рязанской губернии, где неутомимо изучал природу Мещерского края.

Умер Лаврентий Алексеевич Загоскин в 1889 году в Рязани.

ЛАВРЕНТИЙ ЗАГОСКИН И ДЕКАБРИСТЫ

Мне удалось разыскать неизвестную рукопись героя моего романа «Юконский ворон» Лаврентия Загоскина о его встречах с декабристами в Сибири.

Это совершенно новая страница из книги жизни Л. А. Загоскина. Рукопись находилась в Пушкинском доме (Ленинград) и была найдена при содействии ученого В. И. Малышева.

«Воспоминание о кн. Марии Николаевне Волконской, рожденной Раевской», — так назвал Л А. Загоскин свои заметки, написанные 1 октября 1876 года в Рязани.

По-видимому, незадолго до этого Загоскин прочел в «Русской Старине» за 1875 год заметку «Проводы княгини Марии Волконской» и решил поведать о личных встречах с ней.

Придерживаясь последовательности повествования Загоскина, я расскажу о содержании его записок, дополняя их данными своих последних изысканий.

Осенью 1838 года Л. А. Загоскин получил от главного правителя Русской Америки А. К. Этолина предложение поехать для службы на Аляску, через Сибирь и Охотский порт.

Загоскин оставил Петербург 30 декабря 1838 года. Он задержался в Москве не только потому, что хотел повидаться со своим родственником, писателем М Н. Загоскиным. Еще в Петербурге неизвестный сослуживец по Российско-Американской компании очень просил Лаврентия Загоскина зайти в Москве на Петровку к Екатерине Федоровне Муравьевой — матери двух сосланных декабристов.

Е. Ф. Муравьева (1771–1848) была главным лицом, через которое декабристы поддерживали связь с внешним миром. Она переправляла в Сибирь письма и посылки, находила надежных нарочных и сообщала близким и друзьям декабристов вести, полученные из Сибири. Повидавшись с К. Ф. Муравьевой два раза, Лаврентий Загоскин принял ее просьбы навестить сыновей в Урике.

Вскоре в московский дом Российско-Американской компании, что в Чернышевском переулке, где остановился Л. А. Загоскин, явился человек в форме штаб-офицера Института путей сообщений. В этом ведомстве служили три двоюродных брата Лаврентия Загоскина, которые были товарищами декабриста Павла Бобрищева-Пушкина (1802–1865). Незнакомец оказался его братом. Штаб-офицер просил Загоскина узнать о судьбе брата.

9 февраля 1839 года путешественник заехал в родную Пензу проститься со своим отцом, отставным секунд-майором Алексеем Николаевичем Загоскиным. Из Пензы Лаврентий Алексеевич двинулся в Сибирь.

На пути в Иркутск Загоскин отыскал через одну из сибирских контор Российско-Американской компании поселенца Бобрищева-Пушкина, жившего в Томске «Впервые я увидел человека, безропотно носившего крест, ему посланный», — пишет Л. А, Загоскин об этой встрече

С 17 марта по 9 мая Х839 года путник прожил в Иркутске, часто посещал дом просвещенного и гостеприимного купца Медведникова, променивавшего аляскинскую и сибирскую пушнину на китайские товары. Медведников рассказал о жизни изгнанников в Сибири.

Как только сошел снег, Л. А. Загоскин взял верховых лошадей, нанял проводника и двинулся в село Урик, где жили братья Муравьевы и их товарищи. Оно находилось верстах в двадцати к северо-западу от Иркутска.

На восьмой версте пути Загоскин увидел огромную постройку какого-то необыкновенного вида и узнал, что в этом доме живет старейший ссыльный Новоселов. Загоскин спешил к Муравьевым и поэтому ограничился лишь очень краткой беседой с Новоселовым.

Загоскин пишет, что Новоселов был сослан Павлом I.

(Я установил, что Новоселов жил под вымышленной фамилией, поскольку ссыльнопоселенцам нередко запрещалось называться их подлинными именами. Это оказался не кто иной, как Василий Романович Щегловский (1737–1843). Сослан он был по произволу Г. А. Потемкина-Таврического, но не при Павле I, а при Екатерине II, в 1790 году. Герой турецкого и крымского походов, участник боев за Очаков, Щегловский чем-то пришелся не по душе Потемкину, и всесильный вельможа отправил неугодного ему офицера «по ордеру» в Сибирь. Помилован Щегловский был лишь 22 марта 1839 года, когда ему исполнилось… 102 года. Но, вероятно, он выглядел неплохо для своих лет, потому что Л. А. Загоскин даже не упомянул о древнем возрасте иркутского пленника.

Жаль, что любознательный путешественник не разговорился с Новоселовым-Щегловским: он мог бы узнать немало подробностей о жизни этого патриарха восточносибирских ссыльных!)

Дом братьев Муравьевых стоял на краю села Урик. Навстречу Загоскину вышел Александр Муравьев (1802–1853), бывший кавалергард и член Северного общества. Слегка заикаясь, он взял гостя за руку и повел в дом.

Загоскин очутился в огромном кабинете, стены которого были сплошь заставлены шкафами. К тому времени мать Муравьевых, успела переправить в Урик богатейшее книжное собрание ее старшего сына Никиты Михайловича (1796–1843).

Л. А. Загоскину бросилась в глаза модель какого-то архитектурного сооружения, стоявшая налево от входа в кабинет. Вскоре он узнал печальную историю этого памятника.

Старший из братьев сидел за большим письменным столом и рассматривал чертежи новых железных дорог. Бывший капитан гвардейского генерального штаба, правитель Северного общества и член его Верховной думы был образованнейшим человеком своего времени. За рабочим столом в Урике он написал сочинение о постройке новых водных каналов в России.

Л. А- Загоскин познакомился с дочкой Никиты Муравьева Софьей (1826–1892), которую в семье всегда звали Нонушкой.

Тяжелая судьба была у этой девочки.

В 1832 году в Петровском заводе умерла ее мать. Николай Бестужев соорудил надгробный памятник жене декабриста, уменьшенная копия которого стояла в кабинете Никиты Муравьева. Когда Нонушка лишилась матери, отец девочки еще находился под сводами петровскозаводского каземата. Только через три года Никита Михайлович вышел на поселение и получил возможность растить дочь, которая была в то время больна.

Лаврентий Загоскин подружился с Нонушкой.

В Записках он обмолвился, что позднее, в 1841 году, он послал Нонушке тихоокеанских колибри. (Из летописи жизни Л. Загоскина мы узнаем, что в июне — октябре 1841 года он находился в плавании к заливу Румянцева и русскому форту Росс в Калифорнии. Крошечные радужные колибри с пламенным зобом летом обычно держались по побережью Северо-Западной Америки от Кенайского залива до лавровых рощ, окружавших форт Росс. Мужественный исследователь проявил трогательную заботу о Нонушке, послав ей в снежную Сибирь маленьких жар-птиц Русской Америки.)

В доме Муравьевых Л. А. Загоскин встречался с молчаливым седобородым человеком. Это был князь С. Г. Волконский (1788–1865), участник 68 сражений во время наполеоновских войн, деятель двух тайных обществ, надевший генеральские эполеты, когда ему было всего лишь 24 года от роду.

Перед Загоскиным тогда предстала «высокая, стройная, сосредоточенная любительница музыки и поэзии» Мария Николаевна Волконская (1805–1863) с ее семилетним сыном Мишей.

Какую гордость должен был впоследствии испытывать Лаврентий Загоскин, когда, уединясь в рязанской глуши, он впервые прочел поэмы Н. А. Некрасова, воспевающие легендарных людей, которых путешественник воочию видел в селе, затерявшемся между Байкалом и Ангарой!

Декабристы ввели Загоскина в свой тесный круг. Он не раз беседовал с одним из самых непримиримых врагов царя — Михаилом Луниным (1787–1845), человеком, презиравшим смерть.

Герой Аустерлица ходил по тайге, окружавшей Урик, вооруженный лишь одним кинжалом, не боясь ни бродяг, ни диких зверей. «В лесах встречаю разбойников; они просят подаяния», — писал М. С. Лунин о своих скитаниях по тайге.

Узник Урика хранил среди своих бумаг «Историческую записку об Анадырском остроге». А ведь Загоскин ехал на берега Берингова моря, и Лунин знал это.

Наш путешественник познакомился также с декабристами А. В. Поджио (1797–1854) и Ф. Б. Вольфом (1796–1854).

Первый жил в восьми верстах от Урика, но подолгу гостил в доме Волконских. В свое время Поджио, близко сошедшийся с Пестелем, хотел после ареста декабристов поднять вооруженное восстание и освободить своего друга из заключения.

Доктор Ф. Б. Вольф, живший во флигеле дома Муравьевых, недавний штаб-лекарь Второй армии, был известен как член Южного общества. В Сибири он продолжал свои врачебные занятия и, кроме того, изучал историю происхождения Байкальской котловины и исследовал местные целебные источники. В Урике Лаврентий Загоскин проводил время в долгих задушевных беседах с Никитой Муравьевым. Тот с горечью говорил гостю, что декабристы пламенно любили свое отечество, но, к сожалению, несмотря на это, не знали достаточно хорошо ни народа, ни его нужд…

Загоскин рассказывает и о таком случае. Однажды он познакомился в иркутском доме Медведникова с седым генералом Фалькенбергом. Он упросил Загоскина поехать вместе в Урик к Волконским, но так, чтобы об этом никто не знал. Перед отъездом в Урик генерал снял со своих плеч эполеты.

При виде незнакомого генерала Сергей Волконский насупился и принял Фалькенберга «почтительно холодно».

Генерал чувствовал себя неловко. Наконец он промолвил, что хотел бы видеть хозяйку дома.

«…Отворяется дверь, — пишет Л. А. Загоскин, входит своей величавой поступью Мария Николаевна. В жизнь не забуду этой минуты! Фалькенберг вскочил, сделал два шага вперед, бросился на колени и зарыдал. Мы не опомнились от изумления. Вот слова почтенного генерала, когда он несколько успокоился, т. е. мог говорить: «Мария Николаевна! В день вашего рождения я был ординарцем у вашего батюшки, мне первому передали вас на руки…»

Мгновенно сцена переменилась, все бросились поднимать и обнимать растроганного старика, да и присутствовавшие едва ли менее его были растроганы», — заключает Л. А. Загоскин свой рассказ

…Осенью 1845 года Л. А. Загоскин вновь пересекал Сибирь, но уже в обратном направлении. Он возвращался через Охотск и Якутск из Русской Америки после путешествия по Аляске, где он исследовал течение реки Юкон.

Прибыв в Иркутск, путешественник без особого труда разыскал Волконских. Они уже более года жили в городе.

Александр Муравьев и Ф. Б. Вольф к тому времени тоже покинули. Урик и переселились в Тобольск. Никита Муравьев умер в 1843 году, а его дочь Нонушка уехала для ученья в Россию. Загоскин узнал, что она поступила в Екатерининский институт.

Михаил Лунин уже пятый год томился в Акатуйском тюремном замке. (Один из самых убежденных и мужественных противников монархии умер в конце 1845 года.)

«Я имел счастье несколько раз принимать у себя кн. Марию Николаевну», — пишет Л. А. Загоскин о втором своем пребывании в Иркутске. Волконская посещала Загоскина со своим сыном Михаилом Сергеевичем (1832–1909), в то время воспитанником иркутской гимназии. Гости рассматривали разные редкости, вывезенные Загоскиным из Аляски и Калифорнии, Мария; Николаевна говорила путешественнику, что она решила устроить своего сына на службу в Русскую Америку, и просила Л. А. Загоскина пс- мочь ей в этом деле. На Аляску молодому Волконскому отправиться не удалось. Но позже он принимал участие в присоединении Амура к России и создании пяти первых русских поселений в амурских низовьях.

…Исследователь Юкона в 1845 году преподнес княгине М. Н. Волконской несколько ценных предметов из своих североамериканских коллекций. Мария Николаевна, в свою очередь, подарила Л. А. Загоскину фамильную запонку с мозаикой.

«Запонку эту сохраняю, как святыню», — заканчивает свои воспоминания о встрече с декабристами в Восточной Сибири исследователь Русской Америки.

«ТРИ СТРАНЫ СВЕТА»

В 1849 году в журнале «Современник» — одном из самых распространенных русских изданий того времени — было закончено печатание большого романа «Три страны света». Этот роман был написан Н. А Некрасовым совместно с Н. Станицким (А. Я. Панаева).

Название романа соответствовало географическому положению, которое занимала тогда Россия, уже имевшая владения в Азии, а до 1867 года — в Северо-Западной Америке.

Герои Н. А. Некрасова и Н. Станицкого путешествуют по Европейской России, проникают в азиатские степи, посещают Русскую Америку.

В первой части повествования с большим знанием дела описаны жизнь и быт великороссов Верхнего Поволжья, столь знакомого самому Н. А. Некрасову. Значительное место отведено изображению труда сплавщиков и водителей речных караванов по каналам Вышневолоцкой системы, строителем которой при Петре Великом был инженер-самоучка «крещеный мунгал» И. Сердюков. Рассказано также о знаменитых Боровицких порогах, реке Мете.

Н. А. Некрасов и Н. Станицкий уделили большое внимание и русскому Северу. Они свободно изображали Архангельск, Беломорье и даже Новую Землю, которая в то время не была еще достаточно исследована.

Н. А. Некрасов хорошо знал историю героической жизни Петра Пахтусова (1800–1835) — прапорщика корпуса флотских штурманов. Располагал ничтожными средствами, П. К. Пахтусов начиная с 1832 года самоотверженно изучал берега Новой Земли и принес свою жизнь в жертву науке. Авторы романа рассказывают об участнике экспедиции Петре Пахтусове, храбром мореходе Антипе Хребтове, в уста которого вложено повествование о подвигах «железного штурмана». Работай над романом, Н, А. Некрасов и Н. Станицкий, видимо, изучали такие точные научные источники, как отчеты о работа:. П. К. Пахтусова в «Записках Гидрографического Департамента» за 1842–1845 годы. Дед Антипа Хребтова — Никита, по рассказам его внука, был одним из замечательных мореходов на севере Тихого океана. Никита Хребтов испытал множество приключений на Камчатке. Он даже побывал «по другую сторону моря, в Америке», то есть на Аляске. Там он попал в плен к конягам — обитателям острова Кадьяк.

Н. А. Некрасов и Н. Станицкий заставляют главного героя романа «Три страны света» — Каютина — вместе с Антипом совершить путешествие в российско-американские владения и описывают жизнь Ново-Архангельска (Ситхи) на Аляске в 40-х годах прошлого века.

Семейные предания Хребтовых, приведенные в рассказах Антипа, в свою очередь, дают возможность авторам показать историю Камчатки, Чукотки, Охотска, Аляски в XVIII веке. Обычаи камчадалов, чукчей, коряков, алеутов и обитателей Аляски описаны: очень верно, что свидетельствует об основательном знакомстве знаменитого поэта с классическими трудами по Камчатке и Аляске, в частности с книгой Степана Крашенинникова «Описание Земли Камчатки» (1755 год). Аляску и Алеутские острова автор: «Трех стран света» изучал по блестящим печатным работам архиепископа Иннокентия Вениаминова-Попова (1797–1879).

И. Вениаминов сам по себе был явлением далеко не заурядным. Этнограф механик, географ, он большую часть своей жизни провел в Северо-Западной

Америке. Знаменитая книга И. Вениаминова «Записки об островах Уналашкинского отдела» вышла в свет в 1840 году и была последней научной новинкой того времени. Не исключена возможность и личных встреч Некрасова в Петербурге с неутомимым исследователем Аляски.

«Ни в ком, кроме русского крестьянина, не встречал я такой удали и находчивости, такой отважности, при совершенном отсутствии хвастовства», — пишут авторы романа «Три страны света». Они были настолько неравнодушны к своему герою, что в заключительных строках романа обещали читателям новую отдельную книгу о дальнейших скитаниях Антипа, русского землепроходца,

Географию Азии, историю русских путешествий на Восток авторы романа изучали тоже по самым надежным источникам. Н. А Некрасову были, например, хорошо известны записки Филиппа Ефремова, побывавшего в XVHI веке в Бухаре, Коканде, Киргизии, Восточном Туркестане, Тибете и Индии.

«Три страны света» в свое время имели огромный успех у читателей. Русское общество не могло остаться равнодушным к произведению, в котором описывалась жизнь народов огромной страны на просторах Европы, Азии и Америки.

ОТ КАЛИФОРНИИ ДО АЛАТАУ

Исследователь торговли Семиреченской области, переводчик произведений: Шекспира, Байрона и Шиллера, действительный член Общества любителей российской словесности, начальник русского форта Росс в Северной Калифорнии… Все эти занятия сумел совместить в себе один человек. Это был Александр Гаврилович Ротчев (1813–1873).

О Ротчеве я знал давно как о деятеле Российско-Американской компании, но его пребывание в Заилийском крае явилось для меня совершенной новостью: я не мог ожидать, что судьба закинет этого исследователя так далеко от мест, где протекала, его основная деятельность.

Недавний переводчик санкт-петербургских императорских театров А. Г. Ротчев появился в 1838 году на берегах Русской Америки, в Ново-Архангельске, в главном городе Аляски. Приезжий из Петербурга получил должность чиновника особых поручений при главном правителе российских владений в Северо-Западной Америке.

Ротчеву довелось плавать в Калифорнию — к Монтерею и в залив Румянцева (Бодего), невдалеке от которого на береговых утесах высился основанный русскими людьми форт Росс. Вскоре А. Г. Ротчев был назначен начальником этой крепости и поселился за ее стенами.

В окрестностях Росса протекала река Славянка, в долине которой находились ранчо русских людей, в том числе Черных, одного из первых поселенцев этих мест. Из ворот форта были видны горы, окруженные поясом лавровых и дубовых рощ. Русская церковь, мельница с огромными крыльями, склады, скотные дворы, кирпичный завод, жилые дома располагались внутри стен крепости, сложенных из красной сосны и увенчанных деревянными башнями.

Русская колония в Америке вызывала во всем мире такой интерес, что командир французского корабля «Артемида» Лаплас отправился к берегам Калифорнии с Гавайских островов только для того, чтобы увидеть форт Росс и его обитателей. Встретившись с Ротчевым, Лаплас поразился тому, что русский переводчик Мольера, в совершенстве знающий несколько языков, занимается наряду с поэзией постройкой загонов для скота и огородами форта.

Под начальством А. Г. Ротчева в Россе тогда находились сорок четыре русских, шестнадцать креолов (детей от браков русских с местными жителями) и шестьдесят три алеута. Все они трудились для того, чтобы обеспечить зерном, овощами, маслом и солониной русские области суровой Аляски.

Но вскоре Росс и его обитатели пережили жестокую трагедию. Капитан швейцарской гвардии Иоганн-Август Зутер, бежавший из своей страны, появился в Калифорнии и предложил царскому правительству невероятную сделку. Зутер покупал залив Румянцева и форт Росс!

24 января 1848 года Джемс Маршал, плотник, служивший у Зутера, открыл золото в окрестностях форта Росс. Всю Калифорнию охватила «золотая лихорадка».

Дальнейшие события хорошо запомнились А. Г. Ротчеву потому, что он был живым их свидетелем. Он служил тогда торговым уполномоченным Российско-Американской компании в Калифорнии и жил в новом, бурно растущем городе Сан-Франциско, стоявшем на берегу залива, где еще недавно промышленники из форта Росс добывали морских бобров и котиков.

Толпы искателей счастья, молодцов в рубахах из красной фланели и бархатных штанах, наводнили Калифорнию. Бесчинствуя, они разорили владения Зутера и отобрали у него все, что можно было взять. Поселенцы занимали принадлежавшие Зутеру земли, на них вырастали города и поселки.

Начав бессмысленный многолетний судебный процесс, Зутер писал:

«Множество новых поселенцев поселились на моих плантациях и предъявляют на них права, тогда как я возделал весь край и скупил у уезжавших русских лучшие фермы…»

Речь шла о землях форта Росс, о русских ранчо, окруженных лавровыми рощами, о пшеничных полях и плантациях, о поселении русских звероловов на каменистом острове залива Сан-Франциско, близ самых Золотых Ворот.

А. Г. Ротчев тщетно выступал в русской печати против продажи Росса, а когда его все же продали, бывший начальник форта постарался рассказать миру всю правду об истории сделки царского правительства с Зутером. Бывший гвардейский капитан приобрел форт Росс в рассрочку на четыре года и даже не успел выплатить всех денег!

История форта Росс 30-х и 40-х годов XIX века стала еще более ощутима, когда недавно этнограф Бломквист в Ленинграде впервые опубликовала рисунки путешественника Ильи Вознесенского. Вознесенский при содействии А. Г. Ротчева исследовал Северную Калифорнию и, в частности, зарисовал виды форта Росс, русских ранчо и типы населения на берегах залива Румянцева (Бодего) и реки Славянки. Рисунки сопровождены картами, на которых впервые с полной точностью указано местоположение форта.

…После возвращения в Россию Ротчев захотел принять участие в исследовании и освоении Средней Азии. Вскоре после присоединения Ташкента к русскому государству, в год появления первых переселенцев в Семиречье, бывший начальник форта Росс прибыл в Туркестан и Заилийский край.

Вполне возможно, что именно А Г. Ротчеву принадлежала мысль о создании большой Русско-Азиатской компании по образцу Российско-Американской компании, в которой он так долго служил.

В итоге знакомства с экономикой Казахстана А Г. Ротчев написал «Очерки торговли Семиреченской области в 1868–1869 годах». Этот труд был напечатан в «Русском Вестнике» за 1870 год.

Возможно, что у Ротчева были и ненапечатанные работы о Средней Азии и Казахстане, оставшиеся в рукописях, но отыскать их мне пока не удалось.

Несомненно одно — образованные люди, жившие в 1868–1869 годах в Верном и Ташкенте, общались с бывшим начальником форта Росс, слышали из его уст самые достоверные рассказы о трудной, но славной жизни горстки русских людей, открывших вершину Св. Елены и долины, лежавшие к северу от залива Сан-Франциско.

КЛАДЫ «КОЛУМБОВ РОССИЙСКИХ»

В течение многих лет я занимался поисками и изучением новых архивных материалов о русских открытиях на Тихом океане. Мне приходилось работать в архивах и музеях Великого Устюга, Вологды, Сольвычегодска, Каргополя. Затем я разослал множество писем в Нежин и Кяхту, Кострому и Иркутск, Рыльск и Красноярск, Курск и Владивосток, Пензу, Кунгур и другие города, где рождались, жили и умирали, возвращаясь из далеких и опасных походов, храбрые русские мореходы. Краеведы, работники архивов и музеев, местные историки и старожилы, пытливые и любознательные люди, которыми так богата наша страна, помогли найти ряд интересных документов.

Начнем с описания архива главы Северо-Восточной Американской компании Г. И. Шелехова.

Архив этот был обнаружен при совершенно случайных обстоятельствах вологодским историком и краеведом Л. И. Андриевским в сторожке огородника Иванова в Вологде. Некоторое время находка Андриевского оставалась в Вологде, но в 1933 году была перевезена в Архангельск, где поступила в распоряжение Северной базы Академии наук СССР.

В архиве Шелехова имеется документ, именуемый «Наставление Компании Судна брегантин «Святая Наталья» якутского купца Лебедева-Ласточкина и товарищи господину штурману Петушкову».

«Наставление штурману Петушкову» — одно из многих письменных предписаний, которые выдавал своим мореходам и промышленникам Г. И. Шелехов в Охотске. Корабль «Святая Наталья», которым управлял Петушков, принадлежал «господам компанионам» Г. И. Шелехову и якутскому купцу П. С. Лебедеву-Ласточкину. В 1777 году Петушков был послан на Курильские острова с тем, чтобы не только добывать там пушнину, но и начать торговлю с японскими купцами. В «Наставлении» Шелехов подробно перечисляет «потребные для России товары»: золото, жемчуг, серебро, шелк, самоцветы и фарфор.

Петушков, неуклонно выполняя «Наставление» Шелехова, зимовал на Курильских островах, добыл около тысячи бобров, немало песцов и лисиц. Подштурманом у Петушкова был Афанасий Очередин, один из храбрых охотских мореплавателей, который еще в 1767 году доходил до японского острова Матсмай (Иезо). Очередин и в этот свой поход с Петушковым видел с моря покрытые снегом вершины Матсмая. В японских хрониках Окамото Рюуносукэ есть упоминание именно об этом приходе русских в бухты «восточных Эзосских земель».

За «Наставлением» Петушкову следует помеченное 1786 годом «Наставление» байдарщику Федору Острогину. Этот документ относится уже к истории освоения Алеутских островов и ближнего к ним берега Аляски.

27 сентября 1786 года Шелехов приказал Острогину отправиться на остров Афогнак и построить зимние жилища, приняв начальство над русскими рабочими и алеутами в Карлукском поселении. Он велел Острогину тщательно наблюдать за зимовщиками, проявлять заботу о туземных «аманатах», содержать их «в хорошем призрении, сытых…». Именно в то время отважные шелеховцы начали возводить стены бревенчатых крепостей на островах в проливах, отделяющих остров Кадьяк (Кыктак) от берега Аляски, и на самой «матерой американской земле».

В бумагах Шелехова мы находим помеченное тем же 1786 годом наставление на имя приказчика Северо-Восточной Американской компании Федора Ивановича Шемелина.

В 1786 году Шелехов приказал Шемелину ехать от Иркутска до Москвы «с разными американскими, камчатскими и всякими пышными товарами». В Москве Шемелин должен был снять хорошее торговое помещение в Игольном ряду и начать большой торг бобрами и соболями. Затем ему вменялось в обязанность навестить в Петербурге английского купца Шмидта, жившего на Малой Морской. Связи Шелехова со Шмидтом вовсе не случайны. В 1786 году глава Американской компании готовился к широкой торговле с английской «Индейской» компанией. Незадолго до этого Шелехов встретился на севере Тихого океана с британским капитаном Вильямом Питерсом, совершившим плавание из Бенгала в Малакку и Кантон, а оттуда — к берегам Камчатки на корабле «Ларк», Шелехов купил товары Ост-Индской компании и с выгодой продал их тотемским купцам Пановым.

Так Шелеховская Северо-Восточная Американская компания через пять лет после основания сумела наладить деловые связи с крупнейшей Ост-Индской компанией. Именно в те годы возникали такие компании, как Мадагаскарская, Северо-Западная в Монреале, французская Индийская, Королевская Гренландская.

Шелехов в то время писал о своей компании: «…не удостоится ли оная завести торговлю с Япониею, Китаем, Кореею, Индией; Филиппинскими и прочими островами, по Америке же с гишпанцами и американцами…»

С большой деловитостью было составлено Шелеховым наставление приказчику Выходцеву. Оно касалось будущей торговли с корабельщиками Ост-Индской компании.

Шелехов ожидал, что в мае 1787 года к берегам Сибири придет английский корабль с товарами. И он обязал Выходцева приобрести у Индийской компании определенное количество риса, разных чаев, китайский шелк, полосовое железо, крепкие португальские вина, фрукты, сукна, якоря и даже новое двухмачтовое судно из красного дерева с полной оснасткой и парусами. При этом Шелехов хотел, чтобы Выходцеву в торговле помогал Дмитрий Шебалин, очень опытный компанейский приказчик, который еще в 1778 году плавал к берегам Японии вдоль цепи Курильских островов вместе с «дворянским сыном» Антипиным.

Шебалин добыл для Шелехова сведения о Сахалине и пытался открыть для русской торговли двери в самурайскую страну. Года два скитался он с Антипиным у берегов «восточных Эзосских земель», не раз виделся с японскими чиновниками, но так и не смог получить разрешение на торговлю. Шелеховцы подвергались тяжелым испытаниям. Так, например, в 1780 году корабль Шебалина и Антипина потерпел крушение возле острова Урупу. В родные места шелеховцы вернулись на байдаре. Имя Шебалина — Мэтерия Кохэцу (Дмитрий Яковлевич) — не раз вспоминают японские историки в хрониках «Хоккаидоо сикоо», у Окамото Рюуносукэ.

Сколько простых, скромных людей, отмеченных русской отвагой и русским мужеством, упоминаются в бумагах вологодского архива! Среди них — Константин Алексеевич Самойлов из Енисейска. 22 мая 1786 года он принял от Шелехова управление русским поселением на острове Кадьяк. Бумага на имя К. А. Самойлова, выданная Шелеховым, вменяла ему в обязанность «заводить артели в Кенаях и Чугучах» (то есть на побережье Аляски), «детское училище умножить», алеутов «обувать и одевать всегда, как русских, негнусно, а особливо толмачей и хороших мужиков одевать поотменнее, кормом самих и жен со всяким удовольствием питать сыто…», отправлять корабли для новых исследований за Лисью гряду Алеутских островов «к известным местам… сколь далеко тамо северное море позволит», искать на Аляске руды, горный хрусталь, слюду, точильный камень, минеральные краски, строительные материалы, «поступать расселением российских артелей для применения американцев и прославления Российского государства по изъясненной земле Америке и Калифорнии до 40-го градуса». Выполняя предписания Шелехова, Самойлов впоследствии проник в Америку, но был убит там индейцами-кыльчанами.

В 1787 году Шелехов вручил очередное «Наставление» македонскому греку Евстрату Деларову. Это был один из виднейших деятелей Российско-Американской компании.

Как видно из «Наставления», Деларову было приказано срочно идти на галиоте «Три святителя» в новые русско-американские владения и принять участие в устройстве внутренних дел Русской Америки Шелехов наказывал Деларову установить строжайший порядок, завести учетные и статистические книги для хозяйства. Уже в то время Шелехов заботился о развитии будущего сельского хозяйства на Американском материке. Он предлагал Деларову взять для доставки на Кадьяк коз, свиней, кроликов, семена зерновых и огородных растений. Деларову предписывалось также открывать новые земли в океане, неустанно искать новые острова.

Известно, что в этой должности Деларов состоял до 1791 года, когда его сменил Александр Баранов.

В вологодском архиве сохранилось прошение Шелехова к иркутскому и колыванскому генерал-губернатору И. В. Якоби, помеченное 1787 годом. В нем Шелехов ходатайствует перед губернатором о содействии при отправке кораблей к берегам Аляски, о выдаче заимообразно разных материалов, в частности снастей и пр.

В 1790 году Шелехов составил смелый план посылки экспедиций к Северному полюсу и в Ледовитый океан и настаивал на организации первой кругосветной экспедиции из Балтики на север Тихого океана.

Среди бумаг вологодского архива хранится документ, свидетельствующий о начале замечательной деятельности Александра Баранова.

«..Лета 1790 года в областном городе Охотске, — говорится в этом документе, — мы, нижеподписавшиеся рыльский именитый гражданин Григорий Иванов сын Шелехов, каргопольский купец иркутский гость Александр Андреев сын Баранов, поставили сей договор о бытии мне, Баранову, в заселениях американских при распоряжении и управлении Северо-Восточной Компании, тамо расположенной…»

Договор этот был заверен в охотском магистрате; он содержит двенадцать разных пунктов. Любопытен один из них, которым Баранов брал на себя обязательство: «…никаких обид не допущать, но изыскивать всевозможные и на человеколюбии основанные средства со всевозможным решением ко взаимному доброму согласию, грубых же и в варварских жесткосердных обычаях заматеревших — остерегощать и проводить в познание…»

Согласно договору, Баранов должен был держать около 200 русских промышленников «на матерой земле и островах» Америки.

Управляющий питейными сборами в Сибири, член Вольно-Экономического общества, торговец в Анадыре, автор нескольких технических статей, изобретатель и грамотей-самоучка Александр Баранов пришел в Сибирь из тихого олонецкого городка Каргополя.

Шелехов давно знал о Баранове, не раз приглашал его к себе на службу, но судьба столкнула их лишь в 1790 году в Охотске.

19 августа 1790 года Баранов отправился на шелеховском корабле «Три святителя» в Америку. В пути корабль потерпел крушение в бухте Кошигинской на острове Уналашке (Аналяске). Баранов лишился многих припасов, о чем он сокрушенно сообщал Шелехову: «Судьба преследовала меня несчастьями. Может быть, увенчает конец благими щедротами или паду под бременем напряженных ее ударов — все равно»: Баранов голодал, но с великим терпением русского человека переносил все эти трудности. Прожив всю зиму в земляной юрте, он корпел над письмами и планами и просил Шелехова лишь об одном: чтобы тот не забыл прислать с первой оказией новинку — «Описание жизни и всех путешествий английского морехода Кука».

В этих письмах содержится много любопытных сведений. Он, например, сообщал о смерти доблестного морехода Потапа Зайкова, одного из самых смелых пионеров севера Тихого океана. Сам Баранов весной мучился в лихорадке. Несмотря на это, он строил байдары, добывал из морской воды соль и долгое время проводил в трогательной заботе о домашних животных, которых он вез на Кадьяк «для размножения». При крушении корабля Баранову удалось каким-то чудом спасти от гибели одну курицу и свинью. Но как ни берег он курицу, ее «орел похитил окаянный»; зато свинья избегла всех опасностей, и Баранов торжествующе доносил Шелехову, что «супружница борова скоро будет мать детям». С научными целями он охотился на зверей и птиц, составлял коллекции шкурок, искал полезные ископаемые, собирал сведения о жизни и быте местного населения.

Спутником Баранова был Д. Бочаров — один из самых искусных камчатских мореплавателей. При помощи Бочарова Баранов оборудовал на Уналашке байдары и послал на них людей для описи берегов Аляски. Бочарову удалось составить карты и планы части побережья Нового Света. Вскоре Баранов добрался до Кадьяка, где и принял управление колониями от Евстрата Деларова.

В те годы Шелехов умножал славу Охотска. Знаком города стал новый герб — два якоря в голубом поле, а над ними морской штандарт. Множество всякого рода писем направлялось в Охотск к Шелехову. Канцелярия иркутского генерал-губернатора держала Шелехова в курсе многих дел, посылая ему копии наиболее полезных для него документов.

В вологодском собрании бумаг Шелехова находятся такие любопытные документы 1791 года, как «записи разговоров с китайским курьером в Иркутске» насчет возобновления торговли в Кяхте, текст соглашения с китайскими властями о способе наказания преступников в пограничных местностях.

Почему Китай и Монголия так привлекали внимание Шелехова? Дорогая морская пушнина Северо-Западной Америки, которая доставлялась в Охотск на шелеховских кораблях, одним из постоянных рынков сбыта имела Кяхту. Бобров и котиков там меняли на чай и китайские материи, которые, в свою очередь, шли для продажи в русские города. Начало русской морской славы и географических открытий на Тихом океане было тесно связано с восточной торговлей.

Знаменательно помеченное 1792 годом письмо Шелехова Баранову, в котором сообщается об известном морском походе Адама Лаксмана из Охотска в Японию. Целый ряд свидетельств говорит о том, что именно неутомимый Шелехов был инициатором и одним из организаторов плавания Лаксмана. Старый шелеховец Дмитрий Шебалин, не раз плававший в Северную Японию, и на этот раз не сидел сложа руки. Он участвовал в экспедиции Лаксмана наравне с Поломошным, который потом тоже состоял на службе у Шелехова на Аляске.

Но возвратимся к Александру Баранову.

Судя по письму его к Шелехову, написанному в 1793 году, Баранов за год до этого принял боевое крещение. Исследуя побережье Аляски, он однажды разбил свои палатки невдалеке от морского берега. Рано утром Баранов проснулся от сильного шума. Полуодетый, он выскочил из палатки и увидел страшную картину. Какие-то люди в шлемах, расписанных изображениями чудовищ, в тяжелых плащах из лосиных шкур, под которыми были видны составные панцири — «куяки», с длинными копьями в руках метались возле русских палаток. Они закалывали спящих прямо через палаточный холст. Так погибли барнаулец Котовщиков, тюменец Поспелов и девять безвестных алеутов из числа спутников Баранова. Нападавшие дрались с ожесточением. Когда русские стали стрелять в них из пушки, люди в панцирях отступили, но потом вновь пошли на приступ. В этой битве Баранов чудом остался в живых; его рубаха была проколота копьем. После этого он решил просить Шелехова о присылке панцирей и кольчуг, ружей со штыками и пушек. Баранов сообщил, что людьми в лосиных плащах были индейцы-колоши с мыса Св. Илии, которые пришли мстить враждебному им племени чугачей за какие-то обиды, относившиеся еще к 1781 году. Приняв русских за чугачей, они ринулись в битву. Трагическое недоразумение привело к жертвам с обеих сторон.

23 мая 1793 года Баранов пошел с целой флотилией алеутских байдарок и отрядом из 30 русских промышленников в Чугацкую губу. Он прошел по прибрежным тундрам, покрытым туманом, видел сквозь этот туман похожие на брезжащий свет вечно белые вершины высоких гор, между которыми лежали ледяные пропасти. Все местные жители, населявшие берега Чугацкого залива, добровольно согласились принять русское подданство.

Архив Шелехова сохранил для нас письма Баранова, относящиеся к 1795 году. В одном из них Баранов пишет: «…железные руды отысканы в довольном количестве, и для опыта железо сковано, а поэтому и открыта надежда завести железные заводы с пользою для отечества…» Поиски руд не случайность. Разведочными работами на Аляске занимался в те времена специальный геолог, состоявший на службе у Шелехова, — «горной науки унтер-офицер Дмитрий Тарханов», автор рукописного «Журнала о странствовании», который, кстати сказать, до сих пор еще не издан, как и многие другие материалы о деятельности русских на берегах Нового Света.

Сам Баранов в то время трудился над «Топографическим описанием здешних мест», но бросил свой труд, узнав, что из печати вышла книга самого Шелехова. В другом письме Шелехову Баранов говорит об итогах своей деятельности в Новом Свете: «…через меня впервые северная страна разведана и описана с перешейком, приведена в подданство Российское поднесь пять жил[126] народов, надеясь и далее под матерой землей сделать открытия; Чугацкая губа также вся мною приведена впервые под державу Российскую и до самой бухты Якутат и за оную…»

Этот отрывок из письма Баранова требует пояснения. О каком перешейке говорит он?

Штурман Дмитрий Бочаров, начавший опись берегов Аляски в 1791 году, возвратился на Кадьяк совершенно новым путем — через неизвестный перешеек полуострова Аляски. Таким образом, он открыл самый короткий путь с северного берега полуострова на южное его побережье. Одна из бухт этого побережья находилась лишь в семи милях от острова Кадьяк, стоило лишь переплыть Кенайский пролив.

20 июля 1795 года внезапно умер в Иркутске неутомимый Шелехов. Управление компанией перешло в руки вдовы Шелехова Натальи Алексеевны, которая в свое время, в 1783–1786 годах, делила с мужем все трудности плавания к Кадьяку и жизни на острове.

В 1798 году Баранов прислал в управление компанией в Иркутск огромное донесение на 25 полулистах. В нем он упоминает о землетрясении на Кадьяке, а больше всего пишет о «приличной процессии» занятия русскими Якутата. «…Герб Российский водружен с привешенным флагом. Выступая с одетыми в лучшее платье со мною бывшими людьми, маршировкою в такт с ружьями и пушками, коими делали, сколько смыслили, воинские авалюции… стреляли фрунтом беглым огнем… провозглашено громким голосом троекратно: земля сия с народами берется во владение Российского императорского величества…»

Баранов подробно описал индейцев-якутатов, населявших берега бухты, их обычаи и нравы, вплоть до «вождя народа Котчика с долгой бородой», который имел «до десяти сынов от разных жен», и т. д. Начав основываться на новом месте, Баранов в том же году послал в Якутат скот, припасы, разные материалы.

Одновременно он приступил к строительству укрепленного селения в Кенайском заливе на Аляске, а Иван Кусков, верный его помощник, заложил Константиновскую крепость на острове Нучек в Чугацком заливе. Русский флаг развевался теперь над тремя главнейшими заливами полуострова Аляски.

1799 год открывается для нас огромной эстафетой Баранова, адресованной в Иркутск Емельяну Григорьевичу Ларионову — одному из участников Российско-Американской компании. Рядом с эстафетой лежат письма Баранова тому же Ларионову, помеченные 1800 годом. Эти письма содержат по существу обзор главнейших событий на Аляске за 1798–1800 годы.

Баранов сообщает, что посетил Александровскую крепость на Аляске, где начальствовал Федор Остроган, недавний простой байдарщик. Побывал он и в заливе Нучек у Ивана Кускова, поднявшего русский флаг над крепостью Константиновской. Баранов послал Кускова вверх по течению реки Медной (Атхи) «ради разведывания тамошних к выгодам Компании предметов». Вверх по течению этой реки лежали неизведанные области, и индейцы передавали, что именно там высится огромная Гора Духов, где всегда слышатся неведомые громовые голоса и подземный гул Отряд, посланный Барановым, занял озеро Илиамну (озеро Шелехова), «из коего, по словам Баранова, выпадает река Куйчок в северное позадь Аляксы море…». Исследование районов Медной и Илиамны — большая заслуга Баранова.

Весной 1799 года Баранов, презрев опасность, пошел на своем суденышке к острову Ситха, где основал крепость Ситху — будущую столицу русских владений в Америке. Ситхинские тойоны (старшины) Скаутлельт, Скаатагеч, Коухкан, управлявшие здешним племенем, на вполне добровольных началах отдали остров во владение Баранову.

Баранов пишет, что на земле Ситхи выросли сначала «барабора» и балаган для размещения строителей, затем — баня, без которой русскому человеку трудно было обойтись, двухэтажная казарма для будущего гарнизона с двумя «будками» для пушек по бокам. Временные поварня и кузница, скотный двор, коптильня и сушильные сараи для рыбы — все это было построено 14 русскими плотниками и 6 женщинами.

Всю зиму 1799–1800 года провел Баранов «на американских берегах под горою Ситхой, именуемой у англичан Эд-Кум». Жил он сначала в продранной палатке, потом перешел в «черную» баню возле пушек, поставленных у временных жилищ созидателей будущего города. С индейцами Баранов дружил, собирал их на общие «игрушки», на которых индейцы устраивали свои пляски.

Баранов видел все будущие выгоды от Ситхи. Он писал, что ситхинская округа даст прибыли не менее чем 4 миллиона 500 тысяч рублей в ближайшие десять лет и что за это время можно будет добыть не менее 100 тысяч драгоценных морских бобров.

Под 1801 годом в архиве Шелехова помещено известие о приходе на Кадьяк первого корабля из Соединенных Штатов. В то время в Нью-Йорке уже начинала процветать крупная меховая торговля Астора. Корабль под командой капитана Джемса Скотта был первой ласточкой будущих торговых связей русско-американских владений с Соединенными Штатами.

Любопытно также сохранившееся свидетельство Ивана Кускова о том, что европейские контрабандисты и пираты «променивают в Чилхате и прочих местах на бобры людей черных видом с африканского ли берега или Свиных островов обитателей».

Наступил славный для русского морского флота 1803 год. Сбылись мечты Шелехова и Баранова о снаряжении первой кругосветной экспедиции из Балтики на Тихий океан. Двенадцать русских крепостей высились к тому времени на островах и «матерой земле» Северной Америки. Русская морская слава росла и множилась.

Весьма интересны сохранившиеся в вологодском архиве письма Н. П. Резанова, правительственного комиссара кругосветной экспедиции на кораблях «Надежда» и «Нева». Эти письма были написаны Резановым сразу после его возвращения из плавания в Калифорнию на имя М. М. Булдакова и Российско-Американской компании с пометкой «секретно».

Из писем Резанова можно узнать, что у него созревал план распространения влияния Российско-Американской компании на Северную Калифорнию путем занятия индейских земель на морском побережье. Он хотел, чтобы русские из Ново-Архангельска основали поселение в устье реки Колумбия, куда из Ситхи не раз плавал байдарщик Сысой Слободчиков. В письмах Резанова есть много интересных подробностей быта русских колонистов в Северной Америке в 1805–1806 годах.

Много ценнейших материалов содержит архив знаменитого собирателя редких книг и рукописей сибиряка Г. В. Юдина, жившего в Красноярске (1840–1912).

Известно, что Юдин продал свою библиотеку правительству Соединенных Штатов Америки. Однако часть документов была обнаружена на даче Юдина в предместье Таракановка. Поиски были предприняты по моей просьбе известным сибирским архивистом С. Мамеевым.

В последние годы юдинский архив был перевезен в Красноярск и помещен в местное архивное хранилище.

Самый старый из всех известных нам документов в архиве Юдина относится к 1786 году. Это «Журнал, веденный от Охотского порта до Удского устья, и описание рекам и речкам, утесам, лайдам, островам… морских компанейщиков А. А. Панова, П. С. Лебедева-Ласточкина… идучи двумя байдарами на Шантарские острова, 1786 года, в разные месяцы и числа…»

«Журнал» Панова и Лебедева-Ласточкина — это морская лоция охотского берега! Ее составляли не зря. Ровно через год Шелехов написал большой проект освоения севера Тихого океана. В этом проекте он настаивал на постройке города и порта в устье реки Уды.

Иркутский губернатор Якоби поддерживал Шелехова и писал в 1787 году Екатерине II: «С основанием Удского порта устранится много затруднений, сопряженных с трудности» пути к Охотску, не говоря уже о лучших способах и защите земель при Восточном океане».

Правительство соглашалось «переместить охотские верфи и гавань к заливу, где впадает Уда и над которым с давних пор находились русские укрепления. Из Якутска можно было достигнуть этого Удского острова в продолжение 4 или 6 недель, а из Нерчинска, пользуясь Амуром». Так Шелехов хотел включить в орбиту деятельности своей компании освоение Амура.

В архиве Юдина хранится «Книга Компании рыльского купца Григ. Шелехова с товарищи на судне «Три святителя», в которой записываются состоящие на оном судне отличные по Компании начинания от морехода и передовщика до последнего работного, содеянные за 1783–1786 гг.». Книга «отличных начинаний» является ценным пособием при изучении деятельности русских людей на Тихом океане.

Любопытна переписка по делу некоего Петра Кутышкина, купца из Суздаля, который в 1800 году писал жалобу самому Павлу I. Кутышкин считал себя «первым основателем» (?) мореходно-торговой компании на севере Тихого океана и потому был оскорблен тем, что его не привлекли к участию в деятельности Российско-Американской компании.

К истории похода кораблей «Нева» и «Надежда» в 1803–1806 годах относится целая серия бумаг. В их числе имеется помеченная 30 июня 1803 года «Доверенность Главного Правления Российско-Американской Компании», выданная «действительному камергеру и оной Российско-Американской Компании почтенному акционеру Н. П. Резанову, отправившемуся к Японскому двору чрезвычайным министром».

Далее идут письма И. С. Захарова и Е. Б. Фукса. Иван Захаров (умер в 1816 г.) — сенатор и писатель — был автором известной в то время книги «Похвала Екатерине Великой». Он посылал свою книгу Резанову, призывая его: «…сооруди в пределах чуждых вещества храм чудес просвещенного отечества… Патриотизм ведет ревность Вашу туда, где притупляется воображение, где ужасы многоразличных бедствий единой трепет учиняют в ней действующим. Теки, Российской Гама, теки с тем же усердием в поприще трудов и славы, с каким подвизались Колумбы…»

Егор Фукс (1762–1829), адъютант Суворова и биограф его, посылал Резанову портрет великого полководца. В препроводительной бумаге Фукс с гордостью вспоминал, что в качестве близкого спутника Суворова он был свидетелем того, что русские «на полях Ганнибаловых» «под непобедимым Суворовым карали врагов своих, презирали все опасности и умереть за отечество свое поставляли верховным благом». Первый поход вокруг света Фукс считал подвигом русского народа.

Известно, что на кораблях «Нева» и «Надежда» в Русскую Америку было доставлено много книг, картин, чертежей, карт, атласов, телескопы, электрическая машина, статуи и бюсты работы известных русских скульпторов.

«Сии драгоценности, как памятники, хранить в пристойном месте или музеуме, по поводу сему к вам уже писано, чтобы для постройки галереи для вмещения оных книг и протчего приготовили вы лес», — предписывала Баранову Российско-Американская компания в 1803 году.

Впоследствии библиотека и музей были переведены с Кадьяка в Ново-Архангельск. Там хранились книги и произведения искусства, научные приборы и т. д. Мы не знаем, что сейчас стало с новоархангельской библиотекой. Но в середине XIX века она насчитывала не менее 1 200 книг и включала большое собрание документов XVIII–XIX веков. Там лежали и подлинники писем Захарова и Фукса, о которых мы здесь говорили

В юдинском архиве содержатся тетради Федора Шемелина — рукопись его книги «Журнал первого путешествия Россиян вокруг земного шара» и тексты его писем из Бразилии с острова Св. Екатерины.

В ноябре 1804 года Иван Крузенштерн послал в Главное правление Российско-Американской компании одно из своих донесений. Оно было отправлено с американским судном. В юдинском архиве сохранилась копия этого донесения.

Из письма Главного правления Российско-Американской компании на имя Крузенштерна от 29 апреля 1805 года мы узнаем, что Крузенштерн посылал в Петербург из Петропавловской гавани на Камчатке отчет о плавании — «экстракт», где в сжатом виде были изложены итоги похода. Российско-Американская компания писала, что ее главное правление «еще более было бы восхищено», если бы получило от него карту путешествия.

Почти одновременно с Крузенштерном обширное донесение о первых итогах похода послал с Камчатки Резанов.

В феврале 1806 года Резанов получил из Ново-Архангельска от егеря Петра Филиппова рапорт, в котором сообщалось, что за время пребывания в Ситхе егерь собрал «разного рода морских и земных птиц до 60, которые и чучелами набиты…». Это был тот самый скромный «чучельный мастер унтер-офицерского чина», который помогал Шемелину и другим спутникам Крузенштерна собирать этнографические коллекции среди людоедов острова Нукагива Филиппов участвовал в изучении окрестностей порта Чичагова и реки Невки на Нукагиве, открытых русскими моряками.

Большой интерес представляет резановское донесение Александру I от 15 февраля 1806 года: «…о предпринятых им мероприятиях по благоустройству русского населения в приобретенных Американских владениях, с приложением списка желающим остаться в Америке людям…» Это еще одно свидетельство героизма русских поселенцев на Аляске: преодолевая огромные трудности в борьбе с суровой природой, страдая из-за нехватки провианта, люди подавали Резанову просьбы о разрешении остаться в Новом Свете навсегда.

Таких прошений было подано много. В городах и поселениях современной Аляски можно встретить до сих пор Ивановых, Сидоровых, Петровых, Воробьевых и других потомков первопоселенцев края, предки которых прибыли туда из Охотска еще на шелеховских кораблях. В числе новшеств, которые Резанов стремился ввести в Русской Америке, следует отметить его проект учреждения «Расправы промышленных и американцев». Имелся в виду один из органов самоуправления, где все дела должны были решаться по большинству голосов. Дух этого проекта напоминает нам некоторые более поздние планы декабристов.

Семь страниц убористого рукописного текста, хранившиеся в юдинском архиве, посвящены особым «Запискам, означающим поступки Бухарина, с подробным изложением их в 34-х пунктах». Тут же имеется письмо начальника охотского порта Ивана Бухарина на имя Резанова с изложением исторических сведений об Охотске на основании архивных данных с 1645 года. В ценности этого сочинения Бухарина сомневаться не приходится. Но что это за поступки, описанию которых посвящено 34 пункта канцелярского повествования? Неблаговидность их очевидна. Бухарин, в частности, заключил в охотскую тюрьму героев знаменитого морского похода на Курилы и Сахалин — флотских офицеров Хвостова и Давыдова. Отчаявшись, офицеры решились на побег и едва живыми добрались до Якутска.

После смерти Николая Резанова (1807) Н. С. Титов, сибирский деятель Российско-Американской компании, составил самый подробный реестр его бумагам. Текст реестра, к счастью, целиком сохранился в юдинском собрании.

В первом «Реестре» Титова указаны «Японская грамматика», сочиненная под парусами на корабле «Надежда», словари японский и курильский, «словарь в трех тетрадях — уналашкинского, кадьякского, кенайского, колюжского, угалахмутского и чугачского языков» (наречия алеутов и аляскинских индейцев. — С. М.), «Тетрадь, содержащая примечания на Камчатку», «Тетрадь о восточном крае Сибири», «О заселениях на островах Южного океана», «О поправлении Кяхтинского торга», «Выписка из путешествия Кемфора», документы о посольстве Ю. Головкина в Китай, связка рапортов Ивана Крузенштерна, письма Н. П. Румянцева, различные камчатские документы, бумаги посольства в Японию, дипломатическая переписка с послами Франции и Голландии, бумаги ученых — участников кругосветного похода «Невы» и «Надежды», испанские письма Резанова и т. д Всего перечислено 48 различных документов.

Второй реестр начинается пометкой: «18 июня графу отданы». Далее перечислены двенадцать разных по объему и содержанию документов. Среди них — «Инструкция за подписанием Государя посланнику в Японию», письмо Румянцева к Резанову, «Записка о числе жителей в Охотском крае», о теплых источниках Камчатки и, наконец, «Секретное отношение Баранова о тамошней жизни его, против об- несения его духовными…».

14 октября 1808 года Александр Баранов писал из Ново-Архангельска Ивану Кускову о плане работ по описанию берегов Америки «от пролива Дефуки до Калифорнии». Еще в те годы Российско-Американская компания была твердо убеждена в том, что «компанейская промышленность подвинется на Шарлоттские острова, а там и далее до Колумбии, ежели земли и места те никому из европейцев еще не принадлежат».

Взор Баранова привлекали новые исполинские пространства северо-западного побережья Америки, огромные проливы, берега которых не были никем заселены. Туда, в страну желтых сосен, водопадов и безграничных просторов, и пошли русские люди с Аляски.

Только один залив Диксон отделял острова Королевы Шарлотты от Аляскинского архипелага. За островами Шарлотты лежал остров Ванкувер, а оттуда рукой подать было до устья Колумбии. Обширный пролив Жуан де Фука отделял остров Ванкувер от Американского материка, где во времена Кускова и Баранова жили лишь племена индейцев нуткасов и гайдасов. По приказу Баранова туда плавал на байдаре, обтянутой шкурой морского льва, передовщик Швецов, а аляскинский поселенец Сысой Слободчи- ков зарыл в землю на берегу бухты Тринидад, под 41° северной широты, как некий клад, железную доску с русской надписью.

Во исполнение приказа Баранова 20 сентября 1808 года русская шхуна «Николай» под командой штурмана Булыгина, имея на борту передовщика Тимофея Тараканова и отряд промышленников, вышла к устью Колумбии. Ровно через месяц туда же отправился и Иван Кусков на шхуне «Кадьяк». В пути он должен был встретиться с Таракановым, но тот бесследно исчез. Уже потом выяснилось, что шхуна «Николай» разбилась близ колумбийского устья, а многострадальный Тараканов попал в плен к туземцам с берегов пролива Жуан де Фука. Кусков пошел к югу и достиг залива Бодего (Чоок-Лива) — никем не занятого места в 80 милях от испанской «президии» Сан-Франциско. Там Кусков встречал рождество и на святках зарыл в землю Северной Калифорнии медную доску с надписью: «Земля Российского владения». Это произошло под 38°18'45" с. ш. и 122°35' з. д. от Гринвича.

1811 год представлен в архиве Юдина выпиской из донесения Охотской конторы Российско-Американской компании «О взятии казенного шлюпа «Диана», бывшего у берегов Курильских и Японских островов, в плен живущими там японцами». Эта бумага касается судьбы великого русского мореплавателя и патриота, награжденного к тому времени орденом Георгия за 18 морских компаний, В. М. Головнина. История его вероломного пленения японцами в заливе Измены достаточно известна.

Но очень ценное дополнение к этой истории — подробная записка, составленная в 1811 году, «Об обстоятельствах, сопровождавшихся отказом в принятии посольства Резанова». В ней указано, что Резанов в свое время «возвратился из Нагасаки с действительным отказом русским в торговле и запрещением подходить к берегам и навсегда приходить в Японию по силе коренных сей страны законов, повелевающих всех иностранцев без изъятия, кроме голландцев, допускаемых в Нагасаки, брать везде в полон и суда их не возвращать».

В архиве Юдина хранится «Донесение командира судна «Кутузов», флота капитан-лейтенанта Л. Гагемейстера в Главное правление Российско-Американской Компании, на рейде города Каллао — о плавании в Калифорнию». Оно помечено 18 апреля 1817 года.

О каком походе к берегам Калифорнии пишет Гагемейстер?

К тому времени в Северной Калифорнии успел прочно обосноваться Иван Кусков. Он построил неподалеку от залива Бодего при речке Славянке русскую крепость и поселение Росс. Это очень не понравилось чиновникам короля испанского Фердинанда VII и монахам, и в 1817 году президент францисканских миссий Мариано Пейерас срочно основал на северном берегу залива Сан-Франциско новую свою миссию (сан-Рафаэль) — форпост против русского влияния. И хотя земли вокруг залива Бодего никогда не принадлежали испанцам, а были уступлены Ивану Кускову индейскими старшинами, испанцы вскоре стали требовать, чтобы форт Росс был уничтожен.

Российско-Американская компания решила отстаивать свои права, и Гагемейстеру было поручено войти в переговоры с испанским губернатором Калифорнии доном Пабло Виссенте де Сола, жившим в Монтерее (недалеко от Росса), и комендантом Монтерея Хозе Мигуэлем Эстудитто. Поэтому корабль «Кутузов», отправленный в кругосветное плавание, и направлялся прямо из Каллао к калифорнийским берегам.

Гагемейстер увиделся с главными тойонами (старшинами) индейцев, обитавших в районе форта Росс, — Вале Ли Лье и Чу Чу Оаном, — и получил от них уверения в дружбе. Другие тойоны — Амат Тин и Гем Ле Ле — подтвердили, что они «очень довольны занятием сего берега русскими, что они в безопасности от других индейцев, кои прежде делывали нападения, что безопасность та началась только от времени заселения».

Эти заявления индейцев были доведены до сведения испанского наместника в Монтерее во время переговоров с ним, в которых участвовал, кроме Л. Гагемейстера, и Иван Кусков Все было улажено, и губернатор монтерейский даже разрешил русским поселенцам торговлю с испанцами в гаванях залива Сан-Франциско. К тому времени поселенцы Росса открыли две большие реки, впадающие в залив Сан- Франциско с севера, и залив к северу от мыса Мендосино, в который впадало пять рек, богатых морским зверем, осетрами и семгой.

В юдинском архиве хранится «Дневник путешествия Петра Корсаковского», помеченный 1818 годом.

Морской офицер Петр Корсаковский предпринял экспедицию в глубь северной части материка Аляски. Одной из причин, вызвавших этот поход, были поиски неведомых русских людей, живших якобы уже много лет на реке Хуверен. В народе ходила молва, что эти люди ни кто иные, как потомки спутников Семена Дежнева, пропавших без вести во время открытия пролива, разделяющего материки Азии и Америки. Кроме того, Корсаковский должен был найти место для постройки русского редута на реке Нушагак, впадающей в Бристольский залив моря Беринга.

Потомков Дежнева отважному Корсаковскому разыскать не удалось. Зато он исследовал озеро Шелехова (Илиамну), Бристольский залив и реку Нушагак, а бывшие с ним строители заложили Александровскую крепость на Нушагаке. Начальником новой крепости был назначен русский креол Федор Колмаков — будущий исследователь великой реки Юкон. Русские открыватели проникли тогда в самое сердце снежной и неприветливой Аляски.

Надо думать, что список известных мне документов из архива Юдина далеко не полон. Ведь никто не знает содержания всего рукописного фонда Юдина. До сих пор в нем удалось отыскать только бумаги, имеющие прямое отношение к истории Российско-Американской компании. Их исчезновение до сих пор беспокоит исследователей. Лучшее, что можно сделать, — это внимательно обследовать все архивохранилище в Красноярске.

Следует рассказать об архиве и библиотеке Кирилла Хлебникова (1776–1838). К. Т. Хлебников был приказчиком Российско-Американской компании с 1801 года, затем — правителем конторы компании в Ново-Архангельске (1814–1830) и, наконец, одним из директоров Российско-Американской компании. Такой же самоучка, как Шелехов, Баранов, Кусков, он неустанно изучал Камчатку, Аляску, Калифорнию, Бразилию, Перу, Мексику, Чили и другие страны и был удостоен за научные заслуги звания члена-корреспондента Академии наук. Он собирал этнографические и зоологические коллекции, написал замечательную биографию Александра Баранова, повести о своих путешествиях. Перу его принадлежит ряд статей в «Энциклопедическом лексиконе» А. Ф. Плюшара. К. Т. Хлебников состоял в переписке с Пушкиным, хорошо знал декабриста Д. И. Завалишина.

Известно, что Хлебников дарил свои коллекции не только русским, но и иностранным музеям, в частности музею Рио-де-Жанейро.

На родине Хлебникова в уральском городке Кунгуре краеведы по моей просьбе отыскали остатки его архива и библиотеки, когда-то завещанных им родному городу. Забытое наследие Хлебникова около 100 лет находилось в Кунгуре без надлежащего присмотра.

В архиве Хлебникова хранится «Журнал, веденный на бриге «Головнин» в 1822 году мичманом В. Хромченко». Это шесть тетрадей, состоящих из 115 листов рукописного текста. Сохранилась инструкция, выданная мичману Российско-Американской компанией, о целях этого плавания. Поход Хромченко имел большое значение в деле исследования Аляски, особенно ее северных границ. Хромченко описал в Бристольском заливе большой остров и назвал, как и отделяющий его от материка Америки пролив, в честь Гагемейстера. Кроме того, он исследовал устье реки Нушагак, проник на большую реку Кускоквим, где завязал знакомство с местными жителями. В это плавание были открыты мысы Румянцева и Ванкувера на побережье Америки, недалеко от острова Нунивок, и пролив Головнина на американском берегу Берингова моря.

В архиве Хлебникова лежат «Извлечения из путешествия прапорщика корпуса флотских штурманов Васильева по рекам Северной Америки в 1829 году…».

Васильев прошел к острову Кадьяк по побережью Аляски, а оттуда через полуостров Аляску — к Александровскому редуту на реке Нушагак Пройдя рябиновые леса, преодолев нушагакские пороги за редутом, Васильев достиг верхнего течения реки и описал его. Затем он осмотрел озеро Нушагак, откуда начиналась река, и возвратился в редут. Несмотря на все бедствия и лишения, которые Васильев претерпевал в пути, он решил пройти через горный хребет с Нушагака на реку Кускоквим. В 1830 году Васильев двинулся туда с переводчиком-креолом С. Лукиным и четырьмя индейцами. Трудности пути были так велики, что даже индейцы отказались следовать за Васильевым к верховьям Кускоквима.

В 1831–1832 годах Кирилл Хлебников снарядил поход в Сан-Франциско за грузами пшеницы и разного продовольствия для Аляски и Сибири. Это было началом постоянной торговли с Калифорнией При возвращении из Сан-Франциско русский корабль «Байкал» столкнулся в море с кораблем Компании Гудзонова залива «Диана». Якорь «Байкала» пробил борт «Дианы», и сцепленные корабли долго носились по бурному морю. Но Хлебников благополучно доставил хлеб в Ново-Архангельск и Охотск. Описанию этого похода посвящен ряд документов в хлебниковском архиве.

Огромную ценность представляет собрание частных и служебных писем Хлебникова разных лет, относящихся ко времени его пребывания в Новом Свете. Хлебников первый установил правильные мореходно-торговые связи с Калифорнией, Перу, Чили, Мексикой. Изучение этой торговой переписки Хлебникова дает возможность проследить развитие связей Ново-Архангельска со странами Америки. Пока учтено 122 таких документа на 234 листах. Всего же в архиве Хлебникова удалось учесть и сохранить 2081 письмо. Письма эти еще не разобраны, но в грудах бумаг попадались письма академика Брандта и Врангеля, Муравьева, Чистякова, в разное время занимавших пост главного правителя колоний Российско-Американской компании. Далее известно, что в кунгурском архиве есть список грибоедовского «Горя от ума», 44 экземпляра морских и географических карт, видны и планы местностей Аляски, форта Росс в Калифорнии, десять записных книжек Хлебникова, 25 портретов разных деятелей той эпохи, а также личные документы Хлебникова, среди которых — диплом о награждении его орденским знаком и дипломы Академии наук и Вольно-Экономического общества.

Библиотека Хлебникова (вернее — ее остатки, уцелевшие до нашего времени) насчитывает 1051 книгу и 135 экземпляров журналов только на русском языке. Большой интерес представляют рукописные словари семи различных племен Аляски. В рукописи сохранились путевые заметки Хлебникова разных лет.

Огромная ценность архива в Кунгуре несомненна. Но материалы Хлебникова имеются не только в этом городе. В рукописном отделении Публичной библиотеки имени Салтыкова-Щедрина в Ленинграде найдены его «Письма о Камчатке», составленные им около 1816 года. В одной из глав рукописи приведен список кораблей, ходивших в Аляску из Камчатки и погибших в море за период 1806–1811 годов.

Находки документов Российско-Американской компании у нас в СССР редки потому, что весь колониальный архив был передан в 1867 году правительству США вместе с имуществом русских колоний в Америке. В данное время он находится в Национальном архиве в Вашингтоне. Поэтому все, что мы сумеем найти в наших архивах, преимущественно в не обследованных еще архивах провинциальных городов, представляет собой огромную ценность. И если где-нибудь мы найдем пусть даже не подлинники, а списки и копии документов, относящихся к истории Русской Америки, это будет большим и подлинным открытием.

В Великом Устюге мне удалось разыскать остатки огромной библиотеки Михаилы Булдакова. (В этом городе до сих пор лежат на разных складах десятки тысяч никем не разобранных бумаг и старинных книг. Никто в точности не знает, какие книги и документы входили в состав библиотеки и архива Грибанова, местного заводчика, парусными полотнами которого Российско-Американская компания торговала со странами Америки. Грибанов каким-то образом унаследовал часть имущества Булдакова.) Здесь найдено также несколько списков «Руководства к историческому и физическому описанию областного города Устюга Великого».

«Руководство…» было сочинено в 1793 году штаб-лекарем Яковом Фризом, Академии наук корреспондентом, и содержит записи разных событий. Под 1740 годом Фриз помещает в календаре Великого Устюга первые известия об островах, которые потом были названы Командорскими, и упоминает, что вскоре устюжане узнали и об Алеутских островах.

В рукописи есть глава, посвященная истории плавания Никиты Шалаурова и «природного устюжанина Афанасия Бахова» в 1764 году и рассказывающая о гибели Шалаурова недалеко от Шелагского мыса. По свидетельству Фриза, Никита Шалаур