Book: Скрывая улики



Скрывая улики

Дэвид Розенфелт

Скрывая улики

Благодарности

Положа руку на сердце, должен признать: появлением этой книги я обязан многим людям. А потому хочу еще раз с благодарностью перечислить их имена.

Робин Рю и Сэнди Вайнберг, замечательные литературные агенты.

Джейми Рааб, Лес Покелл, Кристин Вебер, Сьюзан Ричман, Марта Отис, Боб Кастилло и их коллеги из компании «Уорер». Я постоянно ощущал их поддержку, а потому работать с ними было очень приятно.

Мои консультанты: Джордж Кентрис – все, что связано с законом; Кристин Паксос Меционис – по части системы исправления и наказания; Сьюзан Брейс – в области психологии. Стремясь к максимальной точности и правдоподобию, я скрупулезно следовал их советам, насколько, разумеется, позволял сюжет моей книги.

С благодарностью назову тех, кто читал первые черновые наброски и делился идеями по поводу будущей книги: Росс, Хейди, Рик, Линн, Майк и Сэнди Розенфелт, Аманда Бэрон, Эмили Ким, Эл и Нэнси Сарнофф, Стейси Алеси и Норманн Трелл. Отдельное спасибо Скотту Райдеру – знатоку и эксперту в самых различных областях, начиная с компьютеров и заканчивая парашютным спортом.

Ну, а Дебби Майерс я адресую слова Рассела Кроу, с которыми он обращается к Дженнифер Коннелли в конце фильма «Игры разума»: «Тебе я обязан тем, что я сейчас здесь. Тебе я обязан всем».

Еще раз благодарю всех, кто прислал мне по электронной почте отзывы на мои книги «Открыто и закрыто» и «Первый уровень».

Пожалуйста, продолжайте писать по адресу: dr27712@aol.com

Спасибо вам!


Саре Энн Фрид

Я не настолько хороший писатель, чтобы создать героиню, наделенную такими же изяществом, благородством, великодушием, мудростью и мужеством, какими обладает Сара Энн.


* * *

Как только я появился на пороге, дамочка сразу положила на меня глаз.

Однако ситуация выглядела вовсе не так заманчиво, как можно было бы подумать. Во-первых, дело происходило не где-нибудь, а в прачечной, которая принадлежит моему деловому партнеру Кевину Рэндаллу. Он занимается тем, что очищает жизнь от грязных пятен – как в прямом, так и в переносном смысле: стирку и отбеливание он умудряется совмещать с юридической практикой.

Во-вторых, женщина, строившая мне глазки, выглядела отнюдь не как топ-модель. Это была довольно толстая коротышка, закутанная в широченное пальто, в складках которого легко можно было бы спрятать огромную пачку «Тайда». Ее волосы торчали, как пакля, и, мягко говоря, не отличались чистотой.

Положа руку на сердце, даже если бы я встретил ее не в прачечной, а в ночном клубе, и она больше походила на манекенщицу, чем на бочонок с пивом, моя реакция вряд ли была бы иной. Я не считаю себя суперменом и имею довольно смутное представление о том, как вести себя с дамочками, которые начинают со мной заигрывать. И хотя, должен признаться, мне доводилось получать от женщин и нечто большее, чем просто кокетливые глазки, бывали у меня и такие трофеи, о которых лучше не вспоминать. Так недавно мне посчастливилось получить колено. Точнее сказать, коленом под…

Однако же, несмотря на это, в настоящее время я пребываю в состоянии влюбленности и храню верность прекрасной даме по имени Лори Коллинз. А потому, какие бы многозначительные взгляды ни кидала в мою сторону толстая незнакомка, заводить с ней на ночь глядя шашни в прачечной абсолютно не входило в мои планы.

В этот момент я заметил, что взгляд женщины тревожно заметался с меня на дверной проем и обратно, хотя, кроме нас, в помещении никого не было. А когда я попытался приблизиться, она сделала шаг в сторону двери. Оказывается, она меня просто боялась.

– Привет! – Чтобы успокоить дамочку, я постарался придать своему голосу максимум дружелюбности.

Но вместо ответа она лишь едва заметно кивнула и вся сжалась, словно пытаясь превратиться в невидимку.

– А где Кевин? – спросил я.

– Не… я не знаю… – пробормотала женщина, после чего сгребла ворох одежды, которую так и не успела погрузить в машину, и понеслась к выходу. В дверях она со всего размаху налетела на Билли, двоюродного брата Кевина. В отсутствие кузена Билли был здесь за главного.

– Привет, Энди. Что это с ней? – удивился вошедший.

– Трудно сказать, но, похоже, она испугалась, что я стану к ней приставать.

Он понимающе кивнул:

– В последнее время такое случается сплошь и рядом.

– О чем это ты?

Билли молча ткнул пальцем в сторону телевизора, подвешенного в верхнем углу комнаты. Поскольку звук был выключен, я не сразу сообразил, что передают местные новости. Происшествие случилось накануне, и теперь все каналы постоянно напоминали о нем бегущей строкой.

Очередной выпуск новостей был посвящен убийству женщины, которое было совершено прошлой ночью в районе Пассейика. Это был уже третий случай за последние три недели. Убийца затеял игру с полицией, выходя на связь через репортера местной газеты Дэниела Куммингза, и таким образом создал невообразимую шумиху в средствах массовой информации. Женщина, которая только что выбежала из комнаты, была не единственной жертвой паники. Страх, похоже, охватил всех и вся.

– Им удалось что-нибудь раскопать? – спросил я, имея в виду полицию.

Билли пожал плечами:

– Они предложили преступнику сдаться.

– Должно быть, это просто уловка, чтобы выиграть время. А где Кевин?

– У врача.

– Заболел? – спросил я, хотя и сам мог прекрасно догадаться, в чем дело. Кевин, при всех своих выдающихся достоинствах, имел несчастье быть законченным ипохондриком.

– Ага. Он вбил себе в голову, что прикусил язык, отчего тот почернел, – улыбнулся Билли. – Даже специально высовывал его, чтобы показать мне.

– Язык и в самом деле пострадал?

– Не-а.

– Ты сказал об этом Кевину?

– Не-а. Я сказал, что он должен обязательно сходить к врачу и убедиться, что не подхватил заразу под названием «толстый черный язык». – Билли пожал плечами и пояснил: – Я немного поиздержался в этом месяце и хочу немного подзаработать.

Все ясно: чем дольше Кевин торчит у доктора, тем больше времени его кузен может проводить в прачечной. Я вручил Билли конверт, который пришел в офис на имя Кевина.

– Передай это ему, ладно?

– Ты теперь заделался почтальоном?

– Вроде того.

– Послушай, окажи мне одну услугу, – сказал Билли. – Когда увидишь Кевина, скажи ему, что его язык похож на шар для боулинга.

– Да запросто.

* * *

Если признать, что штат Нью-Джерси все-таки существует, то он явно находится в какой-то сумеречной зоне, представляя собой ни на что не похожее скопище густонаселенных городов и городишек, одна половина которых является пригородами Нью-Йорка, а другая половина – пригородами Филадельфии. Даже футбольные команды, играющие в Нью-Джерси, отказывают ему в праве на существование и предпочитают называться ньюйоркцами.

Особое неудобство вызывает тот факт, что большинство телевизионных станций, вещающих на территории Нью-Джерси, расположены в Нью-Йорке. В каком-нибудь городишке Оттамуа, штат Айова, имеются собственные филиалы передающих станций, а в Джерси таких нет. Именно поэтому телевидение относится к местным жителям как к людям второго сорта.

Жизнь Нью-Джерси и его обитателей остается в тени, за исключением тех редких случаев, когда происходит нечто уж совсем из ряда вон выходящее, что может представлять безусловный интерес для широкой аудитории. Серия недавних убийств успешно выдержала экзамен на неординарность и потому удостоилась всеобщего внимания. Даже национальные кабельные каналы, подогревая ажиотаж, приняли участие в обсуждении этой проблемы. Меня в качестве независимого эксперта пригласили принять участие в одиннадцати дискуссионных передачах. Я дал согласие выступить в трех телевизионных ток-шоу и с успехом не внес абсолютно ничего ценного в процесс публичного обсуждения.

Моя популярность легко объяснима: в свое время я с блеском раскрыл парочку весьма запутанных преступлений и, судя по всему, попал в некий список, который имеет хождение среди телевизионных продюсеров. После того как в Нью-Джерси начались серийные убийства, продюсеры взялись просматривать свой заветный список. Я буквально слышу, как они бормочут себе под нос: «Ну-ка, ну-ка, посмотрим, что у нас тут… Вот хотя бы этот… Энди Карпентер. Пусть будет он. Сгодится минут на двадцать».

На подобных ток-шоу мне всегда задают один и тот же коронный вопрос: а могу ли я выступить в защиту пойманного преступника? Всякий раз я принимаюсь терпеливо объяснять, что человек не может считаться преступником до тех пор, пока его вина не будет доказана в суде и приговор не вступит в законную силу. Эту существенную деталь почему-то все время упускают из виду как мои собеседники, так и общественное мнение в целом. Я не устаю повторять, что готов вникнуть во все обстоятельства дела и взвесить все доводы за и против – и тем самым привожу публику в шок. В ответ все хором восклицают: «Да как вы можете сочувствовать такому животному?!»

На самом деле преступники как таковые меня не слишком-то волнуют до тех пор, пока одним из этих «животных» не начинает вплотную заниматься полиция. Гораздо больший интерес во мне вызывает совсем другая живность, например собаки. В эту самую минуту я направляюсь в «Заведение имени Тары», иначе говоря, в приют для бездомных собак, который мы основали с моим другом Уилли Миллером. Все затраты на содержание приюта честно делятся пополам, что вовсе не означает какой-то особой жертвы с нашей стороны. В прошлом году я унаследовал двадцать два миллиона долларов, а около пяти месяцев назад Уилли с моей помощью отсудил десять миллионов, выиграв дело против тех, кто незаконно упек его в тюрьму на семь лет. Если бы мы распорядились этими денежками как-то иначе, то в настоящий момент каждый из нас был бы богат просто до неприличия.

Заведение названо в честь Тары, моей собаки породы золотой ретривер, чье полное имя звучит так: Тара, Величайшее Создание из Всех Живущих на Земле и во Вселенной. Уилли же по наивности продолжает заблуждаться насчет своего кобеля Кэша, считая его едва ли не более породистым, чем моя Тара. В свое время я сам, как бы случайно, заронил в его голову эту идею, и с тех пор мы партнеры. Это была его инициатива создать приют для собак, он же выполняет здесь и основную часть работы.

Мы собираем животных по другим приютам и подыскиваем им достойных хозяев. Люди приходят сюда для того, чтобы познакомиться с питомцами и выдержать довольно суровый экзамен на предмет того, достаточно ли хорош их дом для нашей собаки.

Когда я пришел, Уилли как раз беседовал с супружеской четой лет примерно сорока, которая собиралась «усыновить» Тайлера, трехлетнего лабрадора-полукровку. Уилли представил меня супругам Стэну и Джулии Хэррингтонам, причем Стэн тут же не преминул сообщить, что видел меня в одной из телепередач. Я уселся в противоположном углу кабинета и принялся наблюдать, как мой напарник ведет собеседование. Супруги поочередно отвечали на вопросы и немного волновались, стараясь угадать, каких именно ответов ждет от них этот человек.

– А где собачка будет спать? – невинным тоном поинтересовался Уилли, делая вид, будто спрашивает из чистого любопытства. Тайлер, будущая спальня которого сейчас обсуждалась, сидел поблизости и тоже выглядел до крайности заинтересованным.

В этот момент Джулия поправила свой модный прикид, который выглядел в нашем интерьере до крайности неуместно, и радостно воскликнула:

– О, у нас есть чудесная конура на заднем дворе!

Стэн энергично закивал в знак согласия, даже не догадываясь о том, что его женушка только что лишила их последнего шанса «усыновить» нашего питомца.

– Я построил эту конуру своими руками. Она очень просторная. Думаю, даже кое-кто из людей не отказался бы пожить в таком домике!

Он посмеялся над собственной шуткой и обратился к Тайлеру таким тоном, каким обращаются к малышам:

– Ты хотел бы пожить в роскошной большой конуре?

Возможно, это был просто обман зрения, но мне показалось, что Тайлер придвинулся поближе к Уилли, всем своим видом показывая, что эта парочка навряд ли станет его новыми родителями. А эта роскошная большая конура, в которой был бы не прочь пожить кое-кто из людей, вряд ли станет тем местом, где он согласится спать.

Мы с Уилли придерживаемся довольно жесткого мнения относительно того, как должен выглядеть подходящий дом для собаки. Стэн и Джулия только что наглядно продемонстрировали, что их жилище не отвечает этим требованиям. Каждая собака имеет право спать в доме хозяев – таков непреложный закон «Заведения имени Тары».

Я был уверен, что теперь Уилли немедленно свернет беседу и отправит Хэррингтонов туда, откуда они пришли, но он почему-то решил расставить все точки над «i».

– А зачем, дорогие мои, вам вообще понадобилась собака? – спросил он вызывающим тоном.

На лице Стэна я заметил легкую гримасу раздражения. Он не мог взять в толк, с какой стати ему приходится отвечать на все эти дурацкие вопросы, если он в состоянии купить себе собаку, как привык покупать другие необходимые вещи.

– Я вырос в доме, где всегда держали собак, – сдерживаясь изо всех сил, выдавил он. – По натуре я собачник.

Уилли, казалось, вовсе не услышал этого признания. Зато Джулия, которая интуитивно почуяла неладное, сочла своим долгом вмешаться:

– Он будет членом нашей семьи. Он будет нашим защитником…

– Ага, стало быть, вам нужна сторожевая собака? – резко прервал ее Уилли и кивнул на Тайлера, который выглядел оскорбленным в своих лучших чувствах. – Вы и вправду считаете, что это сторожевой пес?

Его тон мне не понравился, и на всякий случай я встал и подошел поближе. Как правило, Уилли вполне прилично владеет собой, но изредка может и вспылить. А если учесть, что у него имеется черный пояс по карате, то станет понятно, почему мне приходится быть начеку всякий раз, когда он начинает сердиться.

– Господа, – сказал я. – К сожалению, мы не можем подыскать для вас сторожевую собаку.

Стэн с трудом сдерживал бешенство.

– Мы вовсе не имели в виду сторожевую собаку. Мы просто хотели завести пса, который мог бы облаять непрошеных гостей. – Он схватил со стола газету. – Я хотел сказать, если все это будет продолжаться…

Разумеется, он имел в виду убийство, совершенное прошлой ночью в Пассейике, – третью жертву серийного маньяка, о которой с утра до ночи писали все газеты.

– Джулия целыми днями бывает дома одна, – добавил он.

– В таком случае, отчего бы вам не завести себе чертову сигнализацию? – свирепея на глазах, спросил Уилли и вылез из-за стола. Я бросил в его сторону выразительный взгляд, давая понять, что сам все улажу, но было слишком поздно: он уже завелся. – Почему бы вам не завести себе долбаного агента секретной службы? Эти собаки – они ведь как дети… Их заводят вовсе не для того, чтобы кидать под танки.

Стэн поднялся. Он не собирался вступать в перепалку с Уилли. Он был не только «собачником по натуре», но еще и здравомыслящим человеком.

– Похоже, я ошибся, – сказал он. – Пойдем отсюда, Джулия.

Жена немного замешкалась, он помог ей подняться и решительно повел к двери. Перед тем как переступить порог, она рассеянно поинтересовалась:

– Так как же все-таки насчет собачки?..

Уилли с отвращением поморщился:

– Они безнадежны. – Потом он повернулся ко мне: – Ты не знаешь, почему все безнадежные неудачники тащатся именно сюда? Не нужны им никакие собаки. Они приходят сюда поглазеть на тебя, потому что считают тебя полным дерьмом.

Теперь настала моя очередь злиться, оценивая всю ситуацию в целом.

– Вот и замечательно. Оказывается, это я во всем виноват. О'кей? Теперь ты счастлив?

Уилли расплылся в улыбке. Его настроение могло меняться даже быстрее, чем я предполагал. Он ласково потрепал меня по плечу:

– Ну-ну, не расстраивайся. Ты же ничего не можешь поделать с тем, что ты полное дерьмо.

Единственное, в чем мой друг был прав, так это причина, по которой все эти люди приходили именно к нам. Два случая из моей практики за последний год получили широкую огласку и сделали меня известным адвокатом. Причем одним из них было как раз дело Уилли, так что он, со своей стороны, тоже прославился – как безвинно осужденный, который сумел добиться справедливости. Наслышанные о нас обоих, люди валили сюда валом. Прийти за собакой в наше заведение было куда круче, чем обратиться в питомник или в зоомагазин!

– За пять месяцев мы с тобой пристроили тридцать одну собаку, – сказал я. – Совсем нехило.

– Чертовски нехило, – согласился он. – Кстати, ты идешь завтра на собрание?

Он говорил об очередном заседании нашего общества добровольных инвесторов, которое я имел глупость учредить пару месяцев назад, чтобы тут же горько раскаяться.

Я обреченно кивнул как раз в тот момент, когда зазвонил телефон. Как всегда, сразу после звонка двадцать пять наших питомцев зашлись в бешеном лае. Я снял трубку и крикнул: «Минуточку!» – после чего выждал секунд тридцать или сколько там требуется собакам, чтобы успокоиться, и только после этого сказал: «Алло!»



– Как ты можешь жить в этом лае?

Это был Винс Сандерс, редактор листка, гордо именующего себя местной газетой. Винс, как всегда, бухтел по любому поводу, и на этот раз поводом для недовольства были мои собаки.

– Отлично, Винс. Как дела?

– Ты хотя бы слышал, что я сказал? – проворчал он.

– Я ловлю каждое твое слово.

– В таком случае поймай еще парочку. Загляни ко мне в офис.

– Когда?

– Когда? Через год после августа, идиот.

Несмотря на то, что с вопросом «когда?» вышла осечка, я попытался задать еще один:

– Зачем?

– Ты ведь все еще адвокат, насколько я помню?

– А тебе требуется адвокат?

Он не счел нужным отвечать на этот вопрос.

– Жду тебя через двадцать минут. – И бросил трубку.

* * *

По идее, для Винса должен был наступить звездный час. С тех пор как маньяк выбрал в качестве посредника для общения с полицией и читателями одного из его репортеров – Дэниела Куммингза, его газету расхватывали буквально как горячие пирожки.

Этого Куммингза Винс отыскал где-то в Огайо, кажется в Кливленде, и переманил к себе, сделав ведущим репортером криминальной хроники, хотя парню не было еще и тридцати. Я видел его лишь один раз, мельком, и он показался мне слишком правильным, чтобы когда-либо заинтересовать адвоката: эдакий законопослушный гражданин, свято верящий в презумпцию невиновности.

Что касается Винса, то с ним мы знакомы около года. На первый взгляд он производит впечатление человека грубого и неприятного, но когда познакомишься с ним поближе, начинаешь понимать, что он отвратителен и абсолютно невыносим. Если не вкладывать в слово «дружба» высокого смысла, то можно сказать, что мы с Винсом подружились. Ни один из нас не горел желанием задушить другого в объятиях, но по роду своих занятий мы вынуждены были пастись на одной лужайке, и меня вполне устраивали наши отношения.

Как правило, Винс начинал беседу с пяти минут нытья, однако когда я появился сегодня, он повел себя иначе. Вместо жалоб на жизнь он, почти как нормальный человек, предложил мне сесть и сразу же перешел к делу.

– Я хочу тебя нанять, – сообщил он.

Интересно, с какой стати ему понадобился адвокат по уголовным делам? При всех своих недостатках Винс был абсолютно законопослушным гражданином.

– С тобой что-нибудь стряслось?

– О, господи, конечно, нет. Я хочу, чтобы ты защищал интересы моей газеты. Не официально, а просто на уровне консультаций.

Издание, которым руководил Винс, принадлежало крупному газетному синдикату, у которого имелась своя юридическая служба.

– Но у вас полно юристов. Зачем тебе понадобился еще и я?

– Там одни идиоты. А главное, ты будешь замыкаться только на меня. Я не хочу, чтобы об этом узнали. Ты будешь моим личным идиотом, понял?

Ничего я не понял.

– То есть ты собираешься мне платить?

– Платить? Ты что, рехнулся?

Когда речь заходит о деньгах, все мои друзья придерживаются одной и той же точки зрения. Каждый искренне убежден в том, что лично ему денег не хватает, в то время как у меня их слишком много.

– Послушай, Винс. Именно так я зарабатываю себе на жизнь. Видишь ли, я юрист и по части зарабатывания денег имел в институте оценку «отлично».

– Ты хочешь денег? Чудненько. Это не проблема. Ширли!.. – Он театрально заломил руки, взывая к закрытой двери своего кабинета. – Мы не станем делать пожертвование в сиротский фонд. Я тут должен заплатить крутому адвокату. – Он с отвращением взглянул в мою сторону и сокрушенно покачал головой. – Глупые сироты вообразили, будто имеют право кушать трижды в день.

Не было никаких сомнений в том, что Винс придуривается. Это было бы ясно даже тому, кто не в курсе, что у него в жизни не было секретаря по имени Ширли. Но, с другой стороны, я вовсе и не надеялся заработать здесь денег, просто мне было интересно, как будут развиваться события. Именно поэтому я и согласился на гонорар в виде пончика с повидлом. Надо знать Винса: для такого человека, как он, отдать свой пончик с повидлом – уже подвиг.

Винс поделился со мной своими мыслями по поводу ситуации, в которой оказался его сотрудник Дэниел Куммингз. Как выяснилось, редактор понятия не имел, почему убийца выбрал в качестве посредника именно этого репортера. С одной стороны, газета расходилась сумасшедшими тиражами, и это не могло не радовать. С другой стороны, Винс чувствовал себя неуютно при мысли о том, что его издание оказалось втянутым в темную криминальную историю.

– В течение последних двух недель в редакции ошивается больше копов, чем журналистов, – сказал он.

– Но ты ведь помогаешь им в расследовании, разве не так?

– Разумеется. Я надеюсь, что нам нечего опасаться. У Дэниела единственный источник информации – это сам убийца, причем журналист понятия не имеет, кто он такой.

– В таком случае что тебя смущает? – спросил я.

– Сам толком не знаю. Вроде бы, ничего конкретного, но… кто знает, к чему все это приведет? Какой еще помощи могут потребовать от нас копы?

Сегодня я не узнавал своего приятеля: обычно Винс выглядел гораздо более уверенным в себе.

– Ладно, я послежу за ситуацией, – пообещал я. – А для начала мне хотелось бы переговорить с Куммингзом.

– Я уже предупредил его, что ты захочешь с ним поговорить. Только приготовься к тому, что он не станет прыгать от радости.

– Вот как? И почему же?

– Похоже, он считает тебя грандиозным геморроем на свою задницу.

– Надеюсь, это не ты меня так ему отрекомендовал?

– Ну, не совсем так. Я сказал не «грандиозный», а «величайший» геморрой. Больше всего этот парень опасается, что ты начнешь совать нос в его работу.

– И в мыслях такого не было. Кстати, он хороший репортер?

– Плохих не держим. Когда ты хочешь с ним встретиться?

– Как насчет завтрашнего утра? Скажем, около одиннадцати? А сегодня вечером мне хотелось бы взглянуть на его статьи по поводу этих убийств и заодно почитать все, что писали на эту тему другие издания.

– Это я тебе обеспечу, – сказал он. – Лори уже вернулась?

– Нет, – я покачал головой.

– Надо думать, если бы ты нашел себе клиентов и немного повкалывал, ей бы не пришлось искать заработок на стороне. А кстати, почему бы тебе не привлечь ее к нашему делу?

В прошлом Лори была кадровым офицером полиции, а с недавних пор стала частным детективом. Однако я не уверен, что она захочет заниматься этим делом.

– Ну, во-первых, это пока еще никакое не «дело», – возразил я. – А во-вторых, за свою работу она предпочитает получать вознаграждение в купюрах, а не в пончиках.

– Глупые женщины, сами не знают, от чего отказываются! – С этими словами он затолкал себе в рот здоровенный, облитый глазурью пончик.

* * *

Тара поджидала меня возле порога. В зубах она держала теннисный мячик, прозрачно намекая на то, что в течение двух дней я не удосужился вывести ее в парк. Пришлось выложить газеты, которыми снабдил меня Винс, и отправиться на прогулку.

Наш путь лежал в сторону Истсайд-парка, что в пяти минутах ходьбы от моего дома. Именно в этом доме, который находится на Сорок второй улице в городе Паттерсон, штат Нью-Джерси, я и вырос. Именно с этими местами связаны самые дорогие для меня воспоминания – пожалуй, единственные воспоминания, которые вообще имеет смысл хранить в памяти.

По дороге в Истсайд-парк я, как всегда, вспомнил старых друзей и то золотое время, которое мы провели вместе. Здесь мы играли в бейсбол, в футбол и теннис, изо всех сил стараясь выглядеть крутыми, чтобы произвести впечатление на девочек.

Во время прогулок с Тарой я из детского суеверия никогда не хожу в район Ист-Хай. Его мы с друзьями всегда недолюбливали, поскольку в самом названии, которое буквально означает «восточное шоссе», присутствует намек на возможный отъезд из Паттерсона, а никто из нас никуда уезжать не хотел. Словно в подтверждение нашей правоты, район впоследствии переименовали в Элмвуд-парк.

Мы с Тарой играли в мяч почти целый час. С некоторых пор я стараюсь забрасывать мячик не так далеко, как, бывало, делал это раньше. Что поделаешь, Таре уже исполнилось восемь лет, и она потихоньку начинает сдавать. Стоит мне только подумать об этом, как в желудке начинаются неприятные спазмы. А поскольку я не большой любитель желудочных спазмов, то стараюсь по возможности ни о чем подобном не думать.

Наигравшись вдоволь, мы заглянули в летнее кафе. Себе я заказал кофе со льдом, а для собаки попросил принести воды и рогалик. Она предпочитала рогалики с корицей и изюмом, поскольку точно знала, что я такие не люблю, а значит, не стану требовать свою долю. Потом мы, как обычно, пошатались еще полчаса, что дало Таре возможность быть обласканной прохожими никак не меньше пятидесяти раз, а в завершение прогулки остановились, чтобы запастись пиццей и пивом. Сегодня вечером открывался сезон национальной футбольной лиги, и мне хотелось с честью отметить это событие. Кроме того, я собирался на досуге ознакомиться с газетными статьями, которые Винс вручил мне, перед тем как выдворить из своего кабинета.

Когда мы наконец добрались до дома, я с удовольствием втянул ноздрями аромат пиццы и занялся подготовкой к предстоящему событию. Я разложил поблизости банки с пивом, пакеты с чипсами и с печеньем для собаки и даже несколько раз подпрыгнул на диване, проверяя, все ли в порядке с ложем, на котором мне предстоит провести открытие футбольного сезона. Ведь речь идет не только о сегодняшнем вечере: впереди еще два выходных дня, каждый из которых подразумевает десять часов полноценного отдыха на диване, прерываемого исключительно короткими прогулками в ванную комнату. Лично я ничего не имел бы против унитаза, совмещенного с диваном, если бы такую штуку кто-нибудь догадался изобрести. Правда, не уверен, что Лори сумела бы по достоинству оценить эту идею.

Итак, спустя два часа после того, как Винс вручил мне материалы, я наконец приступил к их изучению. Первая статья Куммингза, посвященная убийству, появилась на следующий день после того, как была обнаружена первая жертва. Ею стала некая Нэнси Димпси, тридцатичетырехлетняя медсестра, которая вышла из дома в понедельник вечером, сообщив мужу, что направляется в супермаркет, а на следующее утро ее обнаженное тело нашли на пустыре в трех километрах от дома. Предположительно, жертва была задушена человеком, напавшим на нее сзади. Кисти рук были отрезаны, причем полиция их так и не обнаружила.

Сначала я внимательно прочитал статью Куммингза, а потом сравнил ее с тем, что написали по поводу того же убийства две другие местные газеты. Куммингз, вне всяких сомнений, был мастером своего дела, и это чувствовалось буквально в каждом слове. Его стиль выгодно отличался живостью и оригинальностью. Каждое замечание было точным и острым, что делало его репортаж динамичным и в то же время глубоким.

В статье Куммингз подробно описал разговор с убийцей, который состоялся утром следующего дня. Так началась эта игра в кошки-мышки: совершив очередное преступление, маньяк связывался с репортером, который, в свою очередь, докладывал об этом полиции и рассказывал на страницах газеты. Репортажи продолжали держать общественность в курсе дела, умалчивая лишь некоторые детали, которые полиция считала нужным хранить в тайне.

Два следующих убийства были совершены с недельными интервалами. Второй жертвой маньяка стала женщина шестидесяти двух лет, бабушка троих внуков, Бэтти Симонсон: она была убита в районе Риджвуда, когда вечером возвращалась из гостей. Третьей жертвой оказалась проститутка, о которой известно лишь то, что звали ее Розалия и что ей было около двадцати лет. Тела этих двух женщин так же, как и тело первой жертвы, были обнаженными, а отрезанные кисти рук тоже не удалось нигде обнаружить.

Куммингз оказался в невероятно сложной ситуации, но, похоже, держался молодцом. Он умел приковать читательское внимание, но при этом тактично избегал излишнего смакования деталей. Зато свое общение с убийцей он описывал очень подробно, вплоть до интонаций голоса своего собеседника. Если репортер и испытывал неловкость от своей двусмысленной роли во всей этой истории, то ему удавалось хорошо это скрывать. Несмотря на весь драматизм ситуации, ему удавалось передать свое презрение к маньяку, который выбрал его в качестве посредника. Порой даже казалось, что он получает некоторое удовольствие от чувства собственного превосходства над преступником.

Тара запрыгнула на мое ложе, напоминая о том, что игра скоро начнется. Я позвонил букмекеру Дэнни Роллинзу и поставил на «Фалконсов» против «Рамсов» пять к одному.

Мне хорошо известно, что история человечества знает имена величайших изобретателей, которые сделали замечательные открытия. Александр Грэхем Белл, Томас Эдисон, братья Райт… Каждым из этих великих людей двигала великая мечта, которую в итоге удалось воплотить в жизнь и тем самым снискать заслуженную славу среди потомков. Однако если говорить о подавляющем большинстве потомков, то им нет ровно никакого дела до великих людей и их великих открытий.

По мнению этого самого подавляющего большинства, величайшим изобретением человечества является футбол. Причем изюминка каждой отдельной игры заключается в том, что, независимо от прихоти судьбы, все команды имеют равные шансы на победу. Кроме того, у каждого зрителя появляется шанс заработать, сделав свои ставки. Эта идея так любезна сердцу каждого американца! При столь волнующей мысли на мои глаза наворачиваются слезы, и Тара прижимается ко мне всем телом, испытывая в точности такие же чувства.

К сожалению, сегодня вечером судьба была ко мне неблагосклонна. «Фалконсы» проиграли, и в результате плакали мои денежки. Однако меня не так-то легко вывести из игры: сезон впереди длинный, и я не собираюсь тратить время на то, чтобы рвать на себе волосы из-за одного-единственного проигрыша.

Через пять минут после окончания матча я был уже в постели и какое-то время размышлял над тем, как же теперь уснуть с такой здоровенной пиццей в желудке. Строго говоря, проблема была не в самой пицце и даже не в картофельных чипсах. Беда в том, что со мною рядом нет Лори.

Лори – мой личный детектив, моя возлюбленная и мой лучший друг. Наш роман начался как раз в то время, когда я мучительно расставался со своей первой женой. Надеюсь, моя бывшая супруга до сих пор пребывает в убеждении, что это она меня бросила. Что ж, в таком случае она лучшая бросальщица всех времен и народов. Ведь с тех пор, как это случилось, и по сей день с моего лица не сходит счастливая улыбка.

Несмотря на то, что мы с Лори официально живем раздельно, большую часть времени мы проводим вместе. К сожалению, в настоящий момент она находится в Чикаго, в десятидневной командировке, где по заданию одной страховой компании расследует мошенничество. До чего же долго тянутся эти десять дней!

Утром мы говорили с Лори по телефону, и она сказала, что собирается пообедать с друзьями. На всякий случай я решил все-таки позвонить ей в номер, но никто не снял трубку. Подумать только, в Чикаго уже одиннадцать часов, а Лори до сих пор где-то гуляет. Интересно, какой дурак обедает в одиннадцать часов ночи?! В таком случае, когда же будет ужин? В четыре утра, что ли?

Господи, с какой блудницей я связался…

* * *

Утро следующего дня я начал с того, что проспал звонок будильника, а потом еще пошел гулять с собакой, причем во время прогулки ни разу не взглянул на часы. Вовсе не обязательно быть Зигмундом Фрейдом, чтобы проникнуть в мое подсознание и разобраться, что к чему. Я просто оттягивал момент своего появления на заседании общества добровольных инвесторов, назначенном в моем офисе на девять часов.

Я появился ровно через десять минут после того, как все собрались и, исполненные страстного желания работать, начали метать громы и молнии по поводу моего опоздания. В числе собравшихся была Эдна, мой секретарь-референт, которая в обычные дни не появляется на работе раньше десяти, Кевин, мой партнер и по совместительству владелец прачечной, и Уилли, возомнивший себя Уорреном Баффетом, величайшим из инвесторов. Не было только Лори, но она собиралась связаться с нами из Чикаго по телефону.

Возглавлял заседание Фрэдди Коннорс, биржевой брокер, который имел счастье управлять свалившимися на нас шальными денежками на том основании, что приходится Эдне двоюродным братом.

– А мы уже подумали, Энди, что ты решил не приходить, – приветливо улыбнулся он.

– Не дождетесь, – пробормотал я в ответ.

В свое время я получил более миллиона долларов в качестве вознаграждения за выигранное дело Уилли Миллера. Таким образом, у меня на руках оказалось денег больше, чем я мог потратить, и можно было подумать об инвестициях в какие-либо проекты. Поразмыслив, я решил разделить эту сумму между своими друзьями – Эдной, Лори и Кевином, и мы организовали «Общество добровольных инвесторов». Положа руку на сердце, я не имел ни малейших оснований жалеть о принятом решении, и все обернулось только к лучшему.



В обязанности кузена Фрэдди входило представлять разные варианты возможных денежных инвестиций и вдохновлять нас на активную работу по принятию решения. Очень скоро общество распалось на два лагеря. Один лагерь возглавлял Уилли, а другой – я. Под знамена Уилли встали Эдна, Кевин и Лори. Я же стоял под своим знаменем в одиночестве.

Если бы наши команды задумались о цвете своих знамен, то мой флаг оказался бы бежевым. Я тщательно изучал цены и рейтинги, а действовать старался разумно и осторожно. Уилли, наоборот, руководствовался шальными идеями, взятыми с потолка, буйно фантазировал, сидя в своем воздушном замке, который он называл «здравым смыслом», и все это происходило под знаменами, шитыми золотом. В итоге моя команда с ее практичным бежевым флагом почему-то всегда оказывалась у разбитого корыта.

Фрэдди дозвонился до Лори, поставил телефонный аппарат в режим громкой связи и проинформировал участников собрания о состоянии финансовых вложений. В течение двух месяцев их коллективный портфель вырос более чем на одиннадцать процентов, в то время как мой опустился на полтора процента. Я проглотил свое унижение и с умным видом кивнул, как будто эти финансовые потери были всего лишь частью моего грандиозного замысла.

Потом мы приступили к обсуждению наших дальнейших шагов на рынке ценных бумаг. Я выступил с предложением купить акции одной телекоммуникационной компании, которая уверенно завоевывала рынок, имела стабильное финансовое положение и производила впечатление весьма конкурентоспособной.

– Интересная идея, – согласился Фрэдди. – Неплохие показатели… хорошая репутация.

Я скромно потупил глаза, принимая похвалу, но всем своим видом постарался показать, что иначе и быть не может.

Уилли издал звук, похожий на нечто среднее между кудахтаньем и фырканьем.

– У тебя есть идея получше? – поинтересовался я.

Он кивнул и, обращаясь к Фрэдди, спросил:

– А как насчет той угадайки, о которой ты мне рассказывал?

На лице Фрэдди отразилось замешательство: Уилли не относился к числу людей, которых можно легко понять с полуслова.

– Ну, ты знаешь, о чем я говорю… Такая штука, когда ты покупаешь кучу вещей, потому что точно знаешь, что людям это скоро понадобится.

– Ты имеешь в виду фьючерсы? – предположил Фрэдди.

– Ну да, эти… фьючерсы. Я считаю, что мы должны купить кофейные фьючерсы.

– С какой стати? – донесся из динамика голос Лори.

Уилли принялся объяснять, что скоро начнутся Олимпийские игры и многие соревнования будут транслироваться поздно ночью. Люди, которые захотят их посмотреть, будут вынуждены пить много кофе, чтобы не уснуть. Короче говоря, это была самая нелепая инвестиционная теория, которую мне когда-либо доводилось слышать.

Но, как выяснилось, это была далеко не самая нелепая теория, которую доводилось слышать Эдне. Она радостно закивала, отдавая дань бесконечной мудрости Уилли и, задыхаясь от волнения, сообщила:

– Если я не выпью кофе, то уже к восьми вечера начну клевать носом.

– В точности как я! – Лори пропела в унисон.

– В таком случае, прошлой ночью ты должна была выхлестать несколько литров кофе, – сказал я, окончательно теряя над собой контроль. – Поздравляю, друзья, это верх нелепости. По-вашему, вся страна будет потреблять кофе, чтобы не уснуть?

– Ну, разумеется, не вся страна. Тот, кто захочет уснуть, пусть пьет кофе без кофеина, – сказал Уилли. – Это ведь тоже является частью нашей… угадайки?

– Конечно, – кивнул Фрэдди.

Уилли торжествующе улыбнулся:

– Таким образом, мы охватим весь рынок.

Обсуждение продолжалось еще какое-то время, но все уже плясали под дудку Уилли, оставив меня в полном одиночестве с моей «весьма конкурентоспособной» компанией. Кевин по-отечески наклонился ко мне и попытался утешить:

– По-моему, твое предложение вполне убедительно, Энди, но, видишь ли, Уилли удалось оседлать удачу. А я верю в путешествие верхом на удаче.

– Я тоже верю в то, что ты оседлаешь удачу, несмотря на свой толстый черный язык, – сказал я, надавив на его очередное больное место. Потом я поднялся. – Итак, друзья, все было очень интересно, но я должен идти. У меня назначена встреча с клиентом.

– У нас появился клиент? – спросила Эдна с ноткой изумления в голосе.

– У нас появился клиент? – эхом отозвался потрясенный Кевин.

– Ну да, – с достоинством подтвердил я. – Мы ведь юристы, и наша прямая обязанность – защищать интересы клиентов.

По правде сказать, я вовсе не собирался заниматься этой историей всерьез. Моим последним крупным делом была защита Лори Коллинз, которую обвиняли в убийстве. В тот раз я выложился по полной, потому что от результатов моего труда зависела судьба самого дорогого мне человека. С тех пор я несколько охладел к своей работе и все время находил повод отказать потенциальному клиенту. Прежде всего, я принципиально не соглашаюсь защищать тех, кого считаю виновными. Но были и другие причины для отказа: например, если дело не сулило профессионального роста или просто было недостаточно интересным для меня.

Люди, которые не слишком хорошо меня знают, часто сравнивают меня с отцом. Нас обоих считают высококлассными профессионалами и к тому же трудоголиками. На самом деле это не так. Во-первых, мой отец всю жизнь работал в районной прокуратуре, а значит, выступал на стороне обвинения, в то время как я выступаю на стороне защиты. Согласитесь, разница принципиальная. Но главное, я не могу припомнить, чтобы мой отец пропустил хотя бы один рабочий день; он был похож на пролетария, который стоит у конвейера и изо дня в день штампует обвинения. Я же сам нахожу и выбираю только те случаи, которые мне действительно интересны.

Опять же, кто-то может подумать, что мне не под силу та ноша, которую тащил мой отец, но и это будет неправдой. Правда состоит в том, что я слишком ленив для того, чтобы ее нести. Доказательством тому был шок, который испытали члены моего коллектива, услышав новость о том, что у нас появился клиент.

– Кто он? – спросила Эдна.

– Винс Сандерс, – сказал я.

– Ну что ж, по крайней мере, это не тот клиент, который платит деньги, – донесся из динамика голос Лори.

* * *

По дороге на встречу с Дэниелом Куммингзом я вдруг почувствовал, что мое настроение резко испортилось. Вообще-то я не из тех людей, кто любит копаться в самом себе, и потому стараюсь сводить этот процесс к минимуму. Ну, допустим, ограничившись временем, пока стою на светофоре.

Поразмыслив, я быстренько обнаружил четыре возможные причины дурного настроения. Во-первых, мне предстоит вернуться к своей основной работе. Во-вторых, мне тридцать семь лет, и, как ни крути, кризис среднего возраста может начаться в любую минуту. В-третьих, я ужасно скучаю по Лори. И, в-четвертых, Лори, судя по всему, не так уж сильно по мне скучает. Какая из четырех перечисленных причин является главной, я сказать затрудняюсь, но склонен полагать, что корень зла заключен в проблеме номер четыре.

Куммингз разговаривал по телефону и заставил меня проторчать под дверью своего кабинета не меньше четверти часа. Что и говорить, не лучшее начало отношений между адвокатом и клиентом. Более того, я подозреваю, что это самый хороший способ положить конец этим отношениям.

Наконец, он выглянул в коридор и пригласил меня войти. В качестве извинения он лишь улыбнулся, причем до крайности фальшиво, после чего протянул мне руку и представился:

– Дэниел Куммингз, – свое имя он произнес таким тоном, как если бы сообщил, что он принц Чарльз.

– Энди Карпентер, – отвечая на его рукопожатие, я не придумал сказать ничего более умного.

Однажды нас уже представляли друг другу, но если он меня не помнит, то я уж точно не доставлю ему удовольствия, давая понять, будто он врезался в мою память.

– Мы ведь с вами уже встречались? – спросил он.

– Не припоминаю, – уклончиво сказал я, стараясь не дать ему возможности взять покровительственный тон.

– Прошу вас.

Куммингз провел меня в кабинет, кивнул в сторону кресла и предложил чего-нибудь выпить. Я выбрал пепси-колу, а он налил себе минералки. Он был из тех бесцветных блондинов, которые издали кажутся лысыми, и изо всех сил стремился держаться приветливо, но при этом переигрывал, как русская кинозвезда.

Я понятия не имею, сколько Винс платит своим репортерам, но могу предположить, что они вряд ли разбогатели, занимаясь журналистикой. Пожалуй, если продать костюм, ботинки и часы моего нового знакомого, то на вырученные деньги можно будет купить автобусный билетик. Однако, судя по его виду, такая зарплата его вполне устраивает, как устраивает и большинство его собратьев по перу, которые живут в квартирах размером с кабинку уличного туалета.

– Не знаю, почему Винс принял такое решение, но лично я далеко не уверен в том, что вас нужно впутывать в эту историю, – сказал Куммингз.

– Вот как? И почему же? – поинтересовался я. В мои планы вовсе не входило обсуждать с ним поведение Винса.

– Просто я сделал для себя такой вывод, и боюсь, вам придется со мной согласиться. А кроме того… Не хочу вас обидеть, но должен признаться, что я недолюбливаю адвокатов.

– Теперь они точно будут с горя рвать на себе волосы, – сухо заметил я.

– Как знать, как знать… – В его ухмылке не было и намека на шутку.

– Ну, что ж, по крайней мере, между нами не будет недоразумений. А теперь, пожалуй, приступим к разговору.

Он коротко пересказал мне события, практически ничего не добавив к тому, что я уже успел прочесть в его статьях. После первого преступления убийца связался с ним по рабочему телефону и похвалил репортера за «глубокое понимание» его «работы».

– Что натолкнуло его на эту мысль?

– Понятия не имею. – Куммингз пожал плечами. – Возможно, я случайно написал нечто приятное для него. А может быть, ему просто понравился мой стиль. Я кое-что читал о психологии преступников, но не могу считать себя крупным специалистом в этой области.

– Но он хоть как-то объяснил, почему в качестве своего рупора выбрал именно вас?

Куммингз кивнул:

– Буквально он сказал следующее: «Ты откроешь меня миру».

– Итак, вы отправились в полицию… – Я прекрасно знал, что именно так оно и было, но мне хотелось, чтобы он сам рассказал об этом.

– Разумеется. Первым делом копы поставили на прослушку телефон в моем рабочем кабинете. Однако им почему-то не пришло в голову сделать то же самое с моим домашним телефоном, и в следующий раз маньяк позвонил мне домой. Умники из нашей местной полиции опять все прохлопали.

– А как он узнал номер вашего домашнего телефона? Есть какие-нибудь предположения?

– Никаких. – Он покачал головой.

– Вы сказали, что не хотите, чтобы я путался у вас под ногами. Что конкретно вы имели в виду?

– Если вы будете постоянно выглядывать из-за моего плеча, мне будет труднее выполнить свою задачу.

– Какую именно?

Он посмотрел мне прямо в глаза:

– Поймать этого сукина сына.

В этот момент зазвонил телефон. От моих глаз не укрылось, что у Куммингза перехватило дыхание, ведь в любую минуту мог снова позвонить убийца. Спустя несколько секунд он снял трубку.

– Алло!

Он слегка покачал головой, давая мне понять, что звонок не тот.

– Я уже выхожу, – сказал он в трубку и дал отбой, после чего поднялся, схватил пиджак и направился к двери. – Через двадцать минут начнется пресс-конференция.

Я последовал за ним, несмотря на то, что он меня не приглашал.

– Вы будете присутствовать там от начала и до конца или какое-то время?

– Хороший вопрос!

Впервые я увидел на его лице вполне искреннюю улыбку.

Мы сели каждый в свою машину и поехали в главное полицейское управление. Поскольку убийца «засветился» сразу в трех районах, дело не подпадало под юрисдикцию районных департаментов, и им занималась полиция штата. Местные полицейские начальники наверняка вздохнули с облегчением, хотя и никогда бы в этом не признались. Ловить этого парня приходится в условиях жуткого давления со стороны общественности, а теперь всю политическую ответственность возьмут на себя коллеги из центра.

Я немного отстал от Куммингза, застряв в дорожной пробке, и потому, когда вошел, тот уже был на сцене вместе с каким-то начальником из полицейского управления. Пока журналисты болтали между собой в ожидании начала пресс-конференции, мне удалось найти у стены свободное местечко.

– Ну что, Энди, похоже, еще одна рыбка плывет в твои сети?

Я обернулся и увидел Пита Стэнтона, лейтенанта местной полиции, моего близкого и единственного друга в этом департаменте.

– Кого ты имеешь в виду? – спросил я.

– Ты, как всегда, поджидаешь, пока мы вычислим и поймаем засранца, а потом будешь защищать его интересы.

Я покачал головой:

– Адвокат не может сидеть и ждать до бесконечности, пока ваши умники кого-нибудь арестуют. Поэтому мне пришлось найти клиента самостоятельно.

– И кто же он?

– Юный и бесстрашный репортер, – я кивнул в сторону сцены, – а также газета, которую он представляет.

Лейтенант Стэнтон работал по расследованию первого убийства еще до того, как всем стало понятно, что искать следует серийного убийцу. И поскольку я был человеком заинтересованным, то решил выкачать из старины Пита максимум полезной информации.

– Ваши ребята что-нибудь раскопали?

– Видишь ли, наши коллеги из полиции штата издали массу неприятных директив, – сказал он. – И потому мы теперь предпочитаем держать язык за зубами.

– Короче, вам ничего не удалось найти.

– Ни одной чертовой зацепки.

– Ты по-прежнему работаешь над раскрытием этого преступления?

– Ясное дело. Но в основном любуюсь на то, как работают крутые профессионалы. – Он кивнул в сторону полицейского начальника, стоявшего на сцене.

Испокон веков существует огромная пропасть между полицейскими штата и их местными коллегами.

– Похоже, они вас достали, – заметил я.

– Ну, это до поры до времени. – Он пожал плечами. – Посмотрим, что они запоют, когда маньяк переберется в Нью-Йорк или в Коннектикут и этим делом начнут заниматься федералы. Вот тогда эти засранцы из полицейского управления и почувствуют себя в нашей шкуре.

– Было бы здорово, если бы этого парня поймали все-таки вы.

– Твоему клиенту это не понравится.

– На что ты намекаешь?

Пит кивнул в сторону Куммингза, который красовался на сцене.

– Взгляни на него – он нынче звезда. Думаешь, он и в самом деле хочет, чтобы все это поскорее закончилось и он снова сделался обычным репортером, таким же, как все остальные?

Я вынужден был согласиться. Хотя Куммингз и не сиял от восторга, было очевидно, что ему гораздо приятнее находиться на сцене, чем в зале, вместе со своими собратьями по перу.

Капитан Терри Миллен торжественно объявил о начале пресс-конференции по поводу очередного убийства. Потом он сослался на необходимость соблюдать строгую конфиденциальность и отказался отвечать практически на все вопросы, которые задавали ему представители прессы. Зачем было вообще затевать эту пресс-конференцию, оставалось загадкой. Или он надеялся, что журналисты будут спрашивать о том, как сыграла в воскресенье его любимая футбольная команда?

Не получив желаемой информации, два корреспондента решили обратиться напрямую к Куммингзу, но тот, в свою очередь, сослался на капитана Миллена, который в интересах следствия запретил ему что-либо рассказывать. Короче говоря, Куммингзу абсолютно нечего было здесь делать, кроме как красоваться перед телекамерами. Тем не менее, он вовсе не выглядел как человек, который расстроен оттого, что напрасно потерял время.

Я предпочел бы увидеть, что он чертовски разочарован. Лично я был разочарован. Чертовски.

* * *

Прошло всего пять дней, но было уже очевидно, что работа на Винса Сандерса не внесет никакого разнообразия в мой привычный уклад жизни. Город был наводнен полицейскими, которые, казалось, только и делали, что приглядывались и прислушивались, пытаясь предугадать следующий шаг преступника. При этом ровным счетом ничего не происходило, и я по-прежнему оставался вне игры.

Теперь я много времени проводил у себя в офисе, создавая видимость работы. Эдна бесконечно совершенствовала свое мастерство в разгадывании кроссвордов, отрываясь от этого занятия лишь для того, чтобы просмотреть в Интернете сводки финансовых новостей и всякий раз издать при этом радостный вопль.

Ураган, который внезапно обрушился на Южную Африку, уничтожил несколько кофейных плантаций, после чего цены фьючерсных акций на кофе резко подскочили. Лично я торжественно поклялся сам себе, что не выпью ни капли этого напитка до тех пор, пока не закончатся Олимпийские игры.

Кевин тоже появлялся в офисе каждый день, исключительно из чувства долга, поскольку делать ему здесь было абсолютно нечего. Обычно он на час зависал у компьютера и предавался болезненным фантазиям по поводу собственного здоровья. Пару раз я заглянул в экран через его плечо и убедился: он торчит на медицинских веб-сайтах, где учат, как правильно заниматься самоисцелением. Например, целитель «Лола-424» дает полезный совет «больному номер один».

Сегодня вечером должна вернуться Лори, и я считаю часы до того момента, когда надо будет ехать за ней в аэропорт. Чтобы как-то скоротать время, я придумал захватывающую игру. Представьте себе новый вид баскетбола – носочный баскетбол, суть которого состоит в том, чтобы забрасывать свернутую в калачик пару носков за выступ над дверью. Я не только изобрел эту игру, но и считаю себя наиболее талантливым и перспективным игроком.

Добавив немного выдумки и задора, я усложнил условия встречи. Сегодня играют «Американские герои» против «Засранцев „Аль-Каиды“». В качестве капитана «Героев» – я, на пике спортивной формы, и моя команда лидирует со счетом семьдесят восемь – ноль. А в качестве гонга, возвещающего половину игры, раздался телефонный звонок.

На самом деле это был Винс Сандерс, который, по обыкновению, желал услышать отчет о моих мнимых успехах в «нашем деле».

– Итак, на чем ты остановился?

– Сейчас перерыв, – сказал я. – Мы лидируем со счетом семьдесят восемь, террористы понесли людские потери в количестве двух человек.

– Что за чепуху ты мелешь?

– Это не чепуха, а носочный баскетбол. Ты берешь скрученные калачиком носки, а потом…

– …а потом я забиваю их тебе в пасть, если ты немедленно не расскажешь мне, как продвигается наше дело.

С упорством, достойным лучшего применения, он продолжал называть эту затею «делом».

– Ах, вот ты о чем… Мне удалось вычислить преступника. Это некий господин Плюм из библиотеки, который с помощью канделябра…

Винс бросил трубку. Мы миллион раз общались с ним по телефону, и, если я когда-нибудь услышу, как он говорит «до свидания», это будет из ряда вон выходящее событие.

– Думаю, тебе будет интересно взглянуть на это, – сказала Эдна и поманила меня к экрану компьютера.

На всякий случай она никогда не выходила из программы со сводками деловых новостей. Очередное сообщение было посвящено тому, что одна из телекоммуникационных компаний разорилась и была поглощена другой, более крупной; сообщение было любезно разослано всем держателям подобных акций. Мои акции упали еще на полтора пункта.

– Спасибо за сочувствие, – сказал я.

Она улыбнулась.

– Хочешь, я сварю кофе? Это тебя взбодрит. Ты же знаешь, сейчас все постоянно пьют кофе.

Задыхаясь от желания немедленно придушить Эдну голыми руками, я покинул офис и направился к Уилли. Тот, буквально светясь от восторга, радостно меня обнял и крепко пожал руку. Неужели он тоже в курсе, что цены на мои акции упали? Однако причина его радости, как выяснилось, была совсем иной.

– Черт возьми, я только что распрощался с Кэрри!

Кэрри была одним из наших питомцев – милейшим одноглазым существом породы британский спаниель, семи лет от роду. Уилли в красках описал мне, как только что отдал ее в хорошие руки, и теперь собака будет жить на личном катере вместе с новыми «родителями» – пожилой супружеской четой.

Сознавать, что ты спас собаку и теперь вместо одинокого прозябания в приюте ее ждет новая счастливая жизнь, – величайшая радость, которая была мне хорошо знакома. Услыхав эту новость, я тотчас пришел в прекрасное расположение духа, чего не смог испортить даже коварный вопрос, который задал мне Уилли.

– Хочешь кофе? – спросил он. – У нас есть колумбийский, с ванилью, с корицей, с лесным орехом и еще три сорта без кофеина. Я заказал специальный автомат, чтобы готовить латте, но его пока еще не привезли.

Слово «латте» в его устах прозвучало особенно мерзко.

По некоторым причинам я отказался от кофе и поехал в аэропорт встречать Лори, хотя знал, что придется проторчать там в ожидании самолета не меньше двух часов. Разумеется, я был не в восторге оттого, что потерял двести тридцать семь баксов, но, с другой стороны, двумя сотнями больше – двумя сотнями меньше…

На протяжении многих лет аэропорт в Ньюарке служит монументальным воплощением амбиций жителей Нью-Йорка. Он прекрасно оборудован, но не слишком загружен, и потому самолеты садятся и улетают всегда вовремя. К тому же здесь имеется большая и удобная парковка для автомобилей. По сравнению с ним здание аэропорта Кеннеди в Нью-Йорке кажется тесным сараем, где терминалы расположены без всякой системы, самолеты вечно опаздывают, а припарковаться поблизости вообще не представляется возможным. Долгое время многим умникам из Манхэттена даже в голову не приходило воспользоваться аэропортом в Ньюарке: бытовало убеждение, что по дороге на посадку можно угодить ногой в коровью лепешку. Со временем этот предрассудок несколько подзабылся, однако, если вы увидите человека, который на ходу приглядывается к собственным подошвам, можете не сомневаться: это обитатель Манхэттена.

Как коренного жителя Нью-Джерси меня не удивишь коровьей лепешкой, поэтому я вообще не смотрю себе под ноги. Хотя кроме этого заняться здесь абсолютно нечем, и приходится маяться от скуки, потому что бдительная охрана не подпускает ни к ресторану, ни к газетному стенду, ни даже к креслам. Все эти маленькие радости находятся в зоне ее пристального внимания.

До прибытия рейса из Чикаго ждать оставалось еще минут двадцать, когда зазвонил мой мобильный телефон. Я уже было обрадовался, решив, что это Лори прилетела раньше и теперь разыскивает меня. Однако звонок был от Винса.

– Ты где?

– В аэропорту Ньюарк.

– За сколько времени сможешь добраться до Истсайд-парка?

– Полагаю, вопрос риторический.

– Не понял…

– Как тебе понравится, если я скажу, что подъеду через неделю после вторника?

– Энди, ты обязательно должен быть здесь. Произошло еще одно убийство.

Разумеется, я очень сожалею, что это случилось, однако в настоящий момент я никак не мог покинуть аэропорт.

– Винс, пойми, я адвокат. Мне совершенно не обязательно лично присутствовать на месте происшествия. В любой момент я смогу взять фотографии в участке.

– Энди…

Я был непреклонен.

– Винс, я завтра прочитаю об этом в твоей газете. Дело в том, что с минуты на минуту прилетает Лори, и я должен…

Но он меня не дослушал.

– Имя жертвы – Линда Падилла.

В ту же секунду я сорвался с места.

* * *

Спустя пять минут я уже летел по трассе, оставив Лори на произвол судьбы. Убийство Линды Падилла означало настоящую катастрофу. А поскольку Куммингз находится в эпицентре событий и я являюсь его адвокатом, то должен немедленно убедиться в том, что мой клиент в этой катастрофе не пострадал.

Четыре года назад Линда Падилла занимала скромную должность чиновника в администрации штата. Будучи специалистом в области хозяйственного и налогового права, она хорошо разбиралась в том, что правильно, а что нет. И вот в один прекрасный день она решила, что тайком присваивать бюджетные деньги, выделенные на жилищное строительство, это неправильно. Разобравшись в схеме мошенничества и опасаясь, как бы дело не замяли, она пошла на крайнюю меру: выступила с громким публичным разоблачением. В результате кое-кто отправился в тюрьму, кое-кто сумел выкрутиться, что же касается самой Линды, то она проснулась знаменитой.

Суперзвезда и гроза мошенников, она, естественно, больше не хотела оставаться скромной чиновницей и решила посвятить себя правозащитной деятельности. Вдохновленные ее блестящим примером и наслышанные о ее кристальной честности, к Линде Падилла потянулись ходоки всех мастей, как государственные служащие, так и представители частного бизнеса. Каждый доверял ей свою историю, рассказывая о всякого рода должностных преступлениях и злоупотреблениях властью, а она, в свою очередь, страстно и со знанием дела доносила эти истории до широкой общественности. Нельзя сказать, чтобы власть предержащие всерьез боялись Линды Падилла, но никто не горел желанием превратиться в ее очередную мишень.

Неподкупная правозащитница сумела правильно распорядиться своей славой и неплохо преуспела в финансовом плане. Она стала одним из самых востребованных ораторов, и ходили слухи, что за одно свое выступление она берет не меньше пятидесяти тысяч долларов. Удачные инвестиции в жилищное строительство сделали ее еще богаче.

Три месяца назад Линда Падилла объявила о своем намерении в ходе следующих выборов баллотироваться на должность губернатора штата. Безграничное доверие избирателей было ей обеспечено, и опросы общественного мнения убедительно свидетельствовали о том, что у этой претендентки есть все шансы утвердиться на политическом олимпе.

Однако известие, которое сообщил мне Винс, ставило жирную точку в этой истории. Похоже, убийца вознамерился произвести настоящее землетрясение в средствах массовой информации. Я включил радио в машине и вскоре убедился, что сообщение об этом убийстве уже попало в выпуск новостей. К настоящему моменту было известно лишь то, что Линда Падилла убита и что она стала очередной жертвой серийного маньяка, который промышляет в наших краях.

До Истсайд-парка я добрался меньше чем за двадцать минут, и еще десять ушло на попытки попасть непосредственно на место происшествия. Будь я грабителем, я бы сейчас как следует разгулялся по всему Нью-Джерси: можно было не сомневаться, что буквально все полицейские штата собрались сейчас на небольшом пятачке Истсайд-парка. И хотя еще не рассвело, от света автомобильных фар и блеска мигалок было светло как днем.

По мнению полицейских, у меня не было права находиться на месте происшествия, и, чтобы решить эту проблему, мне пришлось искать знакомых из числа копов. Вскоре я увидел Винса, который говорил с одним из офицеров, указывая в мою сторону. Офицер кивнул, подошел ко мне и помог пробраться через оцепление. По дороге я поискал глазами Дэниела Куммингза, но его нигде не было видно.

– Давай сюда! – сказал Винс, хватая меня за руку и втягивая в водоворот толпы.

– Где Куммингз? – спросил я.

– С полицейскими.

– Убийца выходил с ним на связь?

– Да, можно и так сказать, – Винс издал короткий смешок.

Несколько мгновений спустя я понял, что означала эта загадочная реплика. Куммингз полулежал на стуле, в то время как санитар бинтовал его голову: на левой стороне черепа была рана.

Покончив с повязкой, санитар молча кивнул капитану Миллену. Это был тот самый коп из полицейского управления, который накануне организовал пресс-конференцию и сам же успешно ее провалил. Миллен подошел к пострадавшему и спросил:

– Итак, господин Куммингз, вам уже лучше?

Судя по всему, он не слишком-то сочувствовал раненому, потому что, не дожидаясь ответа, потребовал:

– Расскажите мне обо всем, что произошло сегодня вечером. Как можно подробнее.

Куммингз был явно не в восторге от такой перспективы.

– Капитан, я уже все рассказал офицеру. Не могли бы вы…

– Нет, не мог бы. Я намерен услышать этот рассказ именно от вас.

В этот момент я решил вмешаться и, стараясь придать голосу должную глубину и важность, сказал:

– Капитан Миллен, меня зовут Энди Карпентер, я здесь представляю господина Куммингза.

– Рад за вас.

Похоже, мои слова не произвели ровным счетом никакого впечатления.

– Совершенно очевидно, что мой клиент в настоящий момент не в состоянии отвечать на ваши вопросы.

– А Линда Падилла в настоящий момент совершенно очевидно мертва. Поэтому советую не вмешиваться, иначе я со всей очевидностью выставлю вас отсюда вон.

Обращаясь ко мне, он взял совершенно недопустимый тон, как будто я был не адвокатом, а надоедливым зевакой. Это было возмутительно, но, тем не менее, я счел нужным проглотить обиду и сделать вид, будто и в самом деле боюсь, что он меня выдворит.

Что же касается Куммингза, то он оказался достаточно здоровым, чтобы сообразить: помощи ждать неоткуда, и придется рассказывать свою историю. Звонок преступника застал его за рулем автомобиля, примерно в пятидесяти минутах езды от этого места. Маньяк сообщил ему о своем намерении убить еще одну женщину и назвал место: Истсайд-парк, возле павильона.

– Как он догадался, что вы находитесь не дома и у вас при себе этот мобильный телефон? – вмешался Миллен.

Куммингз пожал плечами:

– Могу только предположить, что сначала он пытался позвонить мне домой.

Из их разговора я понял, что полиция поставила на прослушку все телефоны журналиста, кроме того сотового аппарата, по которому убийца и позвонил. Это был не личный мобильный телефон, а трубка, которую Куммингзу выдали в редакции. Он держал ее в машине и использовал очень редко, а потому ему и в голову не пришло рассказывать о ней полицейским. Откуда убийца узнал номер, которого, кстати, не помнил даже сам владелец, оставалось загадкой.

– Что вы сделали потом?

– Само собой, помчался сюда. Я старался держать его на связи как можно дольше. Я надеялся, что мне удастся предотвратить убийство… ведь пока он говорит со мной… ну, он не сможет ничего сделать.

Он покосился в сторону павильона, где лежал накрытый простыней труп госпожи Падилла.

– Когда я наконец добрался сюда, связь прервалась. Я попытался набрать ваш номер, но сотовый здесь не принимает. И я пошел внутрь… я надеялся, что успею его остановить…

В этот момент, словно в насмешку над его словами, заверещал мой мобильник.

– Алло?

Звонила Лори из аэропорта.

– Ты где?

– В Истсайд-парке… Здесь произошло убийство.

Миллен взглянул на меня, затем медленно перевел взгляд на Куммингза.

– Почему же этот телефон здесь работает?

– Откуда я знаю! – с ненавистью прошипел Куммингз. – И вообще… какая мне разница.

– Кого убили? – спросила Лори.

– Линду Падилла, – ответил я. – Возьми такси. Я тебе потом перезвоню.

Закончив разговор, я понял, что совершил блестящий маневр, который наглядно продемонстрировал всем, что мой клиент – обманщик.

– Молодец, хвалю, – буркнул Винс.

Я пожал плечами. Миллен тем временем продолжал терзать Куммингза вопросами, привязывался к каждой подробности, уточнял, какие именно слова и с какой интонацией были сказаны, и так далее. В конце концов Куммингз сообщил, что больше ничего не помнит. Помнит только, что получил по голове и на какое-то время отключился. А когда пришел в себя, то сразу же позвонил в полицию, поскольку сотовый телефон опять каким-то образом заработал.

– Получается, что вы вообще его не видели?

– Нет.

– А его машину?

– Нет.

Куммингз болезненно поморщился и дотронулся пальцем до повязки на голове.

– Капитан, – сказал я. – Его нужно отвезти в больницу.

Миллен, похоже, опять собрался возразить, но потом передумал:

– Ладно, свяжемся завтра.

Санитары уложили изнемогшего Куммингза в машину скорой помощи. Когда они уехали, мы с Винсом отошли в сторонку, чтобы обменяться впечатлениями с глазу на глаз.

– Что ты обо всем этом думаешь? – поинтересовался Винс.

– Насколько хорошо ты знаешь Куммингза?

– Прекрасно знаю, – заверил Винс как-то чересчур поспешно. – То есть достаточно хорошо. А почему ты спрашиваешь?

– Потому что он врет. Вся эта история с телефоном – просто чушь собачья. Я постоянно гуляю здесь с Тарой, и ни разу такого не случалось, чтобы сотовый телефон не принимал сигнала. Да я и сейчас отлично слышал Лорин голос.

– Ну, может быть, твой телефон…

– Можешь сам убедиться. Попробуй позвонить со своего, ну, хотя бы в редакцию.

Винс достал свою трубку, без проблем дозвонился до редакции и тут же дал отбой. Телефон прекрасно работал.

– Но зачем ему понадобилось врать? – в недоумении спросил он.

– А я-то откуда знаю. Может быть, решил проявить геройство и самолично поймать убийцу. Но можешь быть уверен: уж если я догадался, что он врет, то Миллен догадался об этом еще раньше. Могу себе представить, как он станет прессовать нашего журналиста. Этот капитан не из тех парней, которые церемонятся.

Винс озабоченно примолк. Внутренний голос подсказывал мне: что-то во всей этой истории нечисто, и мне как адвокату не мешало бы знать, что именно.

– Винс, а ты уверен, что рассказал мне все? У меня такое впечатление, что есть целая куча вещей, о которых ты предпочитаешь помалкивать.

– Я рассказал тебе все, что знаю сам. С какой стати мне что-то от тебя скрывать?

В качестве ответа я пожал плечами, поскольку у меня не было никаких предположений, и он продолжил:

– Завтра утром мне предстоит серьезно поговорить с Дэниелом. Пойдем в «Чарли», пропустим по стаканчику пива, а?

«Чарли» – это спортивный бар, он же ресторан. Причем это мой самый любимый спортивный бар, он же ресторан. Более того, это любимый спортивный бар, он же ресторан, моей собаки Тары. Но сегодня вечером с Винсом я туда точно не пойду.

– Погоди, дай-ка подумать… Посиделки с Винсом или свидание с Лори после двух недель разлуки? Так-так-так… Винс или Лори… Лори или Винс? Роскошная женщина или жирный слюнтяй? Провести волшебную ночь с любимой женщиной или порыгать-почавкать в компании Прыща-на-заднице? Подскажи мне, ради бога… Я не могу выбрать.

– Платить буду я, – хмуро предложил Винс.

– Даже несмотря на столь судьбоносный поворот колеса истории, я вынужден отказаться. Позвони мне завтра утром, после того, как переговоришь с нашим мальчиком.

Я притормозил возле своего дома и забрал Тару, которую никогда не оставлял до утра в одиночестве. Вообще-то я направлялся к Лори, и у меня был заранее разработанный план: провести эту ночь у нее. Разумеется, всегда надо быть готовым к тому, что у моей возлюбленной имеется свой план, который не совпадает с моим. Она только что вернулась из поездки… Скорее всего, очень устала, а может быть, просто хочет немного побыть одна.

Я нажал на кнопку звонка, и Лори тотчас открыла дверь. Из одежды на ней была одна из моих рубашек с коротким рукавом, и больше ничего. Ее поцелуй подсказал мне, что, кажется, мой план начинает срабатывать.

И он действительно сработал. С блеском.

* * *

Утром я первым делом включил телевизор, чтобы оценить масштаб переполоха, который обязательно должен был последовать за убийством Линды Падилла. Как я и предполагал, шум в средствах массовой информации поднялся невероятный: об этом преступлении сообщили в национальных новостях, а программа «Сегодня» подала его как главный сюжет дня.

Но даже я не мог предположить, что такая звезда тележурналистики, как Кэти Корис, явится прямо в больничную палату, чтобы взять интервью у Куммингза. Рассказывая свою историю, Дэниел постарался оттенить собственное геройское поведение перед лицом опасности. С экрана он напоминал вождя какой-нибудь банановой республики, заснятого на фоне развевающихся знамен. Теперь уже не приходилось сомневаться: благодаря этим убийствам мой клиент явно намерен прославиться.

Лори, которая в глубине души по-прежнему оставалась копом, немедленно захотела разобраться в ситуации и засыпала меня вопросами. Так же, как и мне самому, ей была не вполне понятна моя роль, и она начала допытываться, зачем Винсу потребовалось подключать меня к этому делу. Но еще больше ее интересовала причина, которая заставила меня подписаться на это дело.

– Он мой друг, – сообщил я.

– И несмотря на это, ты убежден в том, что он водит тебя за нос.

– Так и есть, – согласился я.

– Почему же ты позволяешь ему это делать? – продолжала допытываться Лори.

– Потому что он мой друг.

– Меня умиляет твоя святая простота. – С этими словами она потянулась ко мне и поцеловала.

– Если не считать моей мужественности, святая простота – одна из определяющих черт моего характера. Хочешь работать вместе со мной над этим делом?

– За бесплатно?

– Ну да. Зато ты сможешь сколько угодно любоваться моей святой простотой.

– Вообще-то я ужасно устала.

– Но нам абсолютно ничего не придется делать.

– Ну, тогда я согласна.

Итак, я добился своей цели: теперь у меня есть хорошая компания по части пустого времяпрепровождения. Если бы Лори не выразила желания помогать мне, то, возможно, я обратился бы с этой просьбой к Таре.

Правда, кое-что все-таки следовало предпринять, и поэтому я предложил съездить в больницу проведать Куммингза. Хотя, если судить по его интервью с Кэти Корис, он уже чувствовал себя прекрасно. Лори, в свою очередь, предложила сначала взглянуть на место преступления, ей непременно хотелось увидеть обстановку собственными глазами.

Ожидая, пока она примет душ и оденется, я поймал себя на мысли, что любая другая женщина на ее месте потратила бы на это уйму времени. У Лори же на все про все ушло не больше десяти минут. Я знаю некоторых парней, которые умеют собираться так же быстро. Но ни одному из парней, когда-либо живших на этой земле, не удавалось выглядеть при этом так потрясающе.

В машине мы включили радио. Если в планы убийцы входило привлечь к себе максимум внимания и нагнать на людей максимум страха, то он не мог выбрать лучшей жертвы, чем Линда Падилла. После этого убийства буквально каждый житель штата почувствовал себя на осадном положении.

По дороге до Истсайд-парка мы успели прослушать как официальные сводки, так и кучу всевозможных домыслов и сплетен по поводу личности Линды Падилла. Тут были и намеки на ее связи с преступным миром, и причитания на тему ее чистоты и неподкупности, и беседы с полицейскими по «горячей линии», и дилетантские попытки воссоздать психологический портрет преступника. Звучали также отрывки из интервью с капитаном Милленом и Куммингзом.

Радиослушатели, звонившие в редакцию радио, высказывали свое возмущение, требовали от властей немедленных действий, настаивали на необходимости срочно подключить ФБР. Некто Гарри из Линденхерста затронул проблему приоритетов в деятельности правоохранительных органов: «Им, видите ли, недосуг ловить убийцу, зато они нашли время оштрафовать меня за превышение скорости». Надо заметить, что это было одно из наиболее разумных замечаний, прозвучавших из уст радиослушателей.

На месте преступления все еще работали полицейские, и примерно десять копов стояли в оцеплении, следя за тем, чтобы на территорию не проникли зеваки. Двое из них оказались бывшими сослуживцами Лори, и она без труда договорилась, чтобы нас пропустили внутрь.

Мы направились в павильон, где и была обнаружена убитая. Теперь на этом месте лишь белела меловая обводка, зафиксировавшая положение тела жертвы. Я поинтересовался, кто автор данного рисунка и обучают ли этому искусству в полицейской академии. На месте того копа я бы брал частные уроки рисования мелом, чтобы повысить свое мастерство.

– Она была задушена? – спросила Лори.

– Да, причем убийца напал сзади, – подтвердил я.

– Ее убили не здесь.

– Почему ты так решила?

Лори указала на бороздки в грунте, которые вели к месту, где находилось тело.

– Жертву тащили… через эту дверь… Может быть, даже в мешке. Если бы она на тот момент была жива, то убийца не смог бы протащить ее так далеко. Он наверняка убил ее где-то снаружи. А кроме того, нигде не видно следов крови. Если бы он отрезал руки именно здесь, то даже из мертвого тела вылилось бы какое-то количество крови.

По мере того как Лори воссоздавала картину происшедшего, меня бросало то в жар, то в холод. Ни один человек на свете не заслуживает того, чтобы его тащили в мешке и кидали на холодный пол.

Потрясенные этой картиной, по дороге от парка до больницы мы почти не разговаривали. Лори словно впала в оцепенение. Она понимала, что маньяк нанес четвертый удар и что теперь он уже не остановится до тех пор, пока его не поймают. Наверняка она предпочла бы принять участие в настоящем расследовании, а не просто шататься за компанию с адвокатом, защищая интересы газеты, которая печатает репортажи об убийствах.

– Интересно, зачем убийца впутал в это дело Куммингза? – спросил я.

– Надо думать, он хочет привлечь к себе внимание, ему нужна трибуна, чтобы заявить миру о себе, оставаясь при этом в безопасности. Но почему именно Куммингз? Трудно сказать. Не потому ли, что он такой правильный и законопослушный? Один из способов плюнуть в лицо обществу. Кстати, может быть, именно поэтому он выбрал и Линду Падилла.

– А вот в этом я как раз не уверен, – возразил я. – Похоже, что все жертвы были выбраны случайно. Линде Падилла скорее всего просто не повезло, и она случайно оказалась не в том месте и не в то время.

Мы вошли в вестибюль больницы и направились к лифту. В этот момент Лори приметила кафетерий.

– Мне надо выпить чашечку кофе, – сказала она.

– Как, еще одну?! – возмутился я. – С каких это пор люди перестали пить чай? Что за чертовщина творится в этой стране?

– Твои инвестиции оказались неудачными? – ехидно поинтересовалась Лори, но моей реакции дожидаться не стала, поскольку и так прекрасно знала ответ.

В палате, куда нам наконец удалось добраться, мы застали Куммингза и Винса, которые сидели в креслах и беседовали. Я представил им Лори, и Винс заключил ее в объятия, одарив широкой улыбкой. Лори обладала непостижимым талантом делать галантными даже тех людей, которые абсолютно к этому не приспособлены. Куммингзу, судя по его виду, не терпелось поскорее покинуть больницу, и он заметно нервничал.

– Вы, господин защитник, славитесь тем, что умеете вытаскивать людей из тюрьмы. Не хотите продемонстрировать свое искусство и вызволить меня отсюда?

– А в чем проблема?

– Тут у них дурацкие порядки, – сообщил Винс. – Прежде чем выписать пациента, они должны подготовить кучу документов.

– Это очень мило с их стороны, но я готов ждать не больше пяти минут. У меня полно дел. – Куммингз для пущей убедительности посмотрел на часы.

– Успокойся, Дэниел, – сказал Винс. – Ты уже написал свой репортаж в завтрашний номер.

Однако Куммингз был явно не намерен успокаиваться. Он распахнул дверь и окликнул проходившую мимо медсестру.

– Любезная, нам пора уходить.

– Прошу прошения, господин Куммингз. Я уверена, что они появятся с минуты на минуту, – пробормотала она озабоченным тоном.

– Кто это «они»? – переспросил Куммингз, но медсестра уже успела закрыть дверь и вопроса не расслышала.

Вместо того чтобы сесть обратно в кресло, парень принялся ходить взад-вперед.

– Есть какие-нибудь новости в расследовании? – спросил он, обращаясь к нам с Лори. – Здесь я чувствую себя полным идиотом, отрезанным от мира.

В тот момент, когда я собрался сказать ему, что новостей нет, дверь распахнулась и появился капитан Миллен в сопровождении пяти офицеров. Мне показалось, что они ввалились как-то чересчур суетливо, как будто всю дорогу неслись, как угорелые, но это был еще не главный повод удивляться. Самое удивительное было то, что они достали оружие.

– Что все это… – начал было Куммингз, но ему не дали договорить.

– Лицом к стене! Руки за голову! – рявкнул Миллен, в то время как его спутники направились к парню.

Винс с невнятным криком бросился наперерез офицерам, и Лори была вынуждена схватить его за руки, чтобы не допустить драки.

– Дэниел Куммингз, – начал Миллен. – Вы арестованы. Вы имеете право хранить молчание. Все сказанное вами может быть использовано против вас.

К тому моменту, когда он закончил декламировать стандартное предупреждение, Куммингз, казалось, впал в оцепенение.

– В чем его обвиняют, капитан? – спросил я.

– Для начала – в убийстве Линды Падилла. Но, полагаю, будут и другие обвинения. – С этими словами он дал офицерам знак вывести Куммингза из палаты.

– Без меня не говори ни слова, – успел сказать я в последний момент.

Куммингз никак не отреагировал – от пережитого шока его голова отказывалась работать.

– Ты понял? – повторил я. – Ни единого слова.

Наконец он через силу кивнул, и его увели.

Перед тем как последовать за ними, Миллен повернулся ко мне и сказал:

– Итак, господин адвокат, похоже, у вас появилась работа.

* * *

Из больничного окна я увидел, что во дворе, прямо напротив центрального входа, собралась большая толпа репортеров и подъехали три автобуса с телевизионным оборудованием. Вне всяких сомнений, это Миллен успел замолвить словечко, чтобы придать предстоящему аресту должный общественный резонанс.

– Пойдемте отсюда, – сказал я. – Его повезут в участок.

Винс выглядел даже более потрясенным, чем сам арестованный. Лори повела его к выходу, поддерживая под локоть.

До здания участка, куда первым делом привозят задержанных, чтобы оформить арест, мы добрались более или менее благополучно. По радио уже сообщили новость об аресте подозреваемого, а Миллен и представители администрации штата объявили о предстоящей пресс-конференции по этому поводу. Я попытался расспросить Винса о том, что, по его мнению, произошло, но вместо ответа он лишь невнятно пробормотал:

– Это невозможно… это совершенно немыслимо.

Ни я, ни Лори прежде никогда не видели Винса таким потерянным.

* * *

У входа в участок мы попали в лапы алчущих журналистов. Я коротко отвечал на вопросы, но старался избегать каких-либо комментариев, ссылаясь на то, что пока еще не имел возможности поговорить со своим клиентом. На самом деле я ничего толком не знал, а потому боялся сгоряча сказать что-нибудь такое, о чем потом придется пожалеть. Как бы то ни было, телекамеры были повсюду, и нам приходилось, что называется, делать хорошую мину при плохой игре.

Пока Куммингза регистрировали, Лори, Винса и меня вынудили торчать в коридоре, хотя, по закону, мне полагалось присутствовать при этой процедуре.

В работе адвоката есть несколько особенно напряженных моментов. Один из них – это, разумеется, ожидание, пока суд присяжных вынесет свой вердикт, ну, а другой такой момент был как раз сейчас. Полицейские власти считали, что у них достаточно улик, чтобы предъявить задержанному обвинение, между тем как я, его адвокат, даже не знал, о каких неопровержимых фактах идет речь и в чем вообще заключается суть дела.

Ситуация была в высшей степени неприятная для меня и по другой причине. Я понимал, что, с учетом повышенного внимания со стороны прессы, полицейским меньше всего хотелось быть уличенными в ошибке. Как полиция, так и прокуратура в настоящий момент испытывали на себе серьезное давление, но это давление усилится во сто крат, если они по какой-то причине вынуждены будут отпустить задержанного.

Сейчас я далеко не был уверен, что вообще хочу заниматься этим делом. Куммингз запросто мог оказаться виновным, и мне совсем не улыбалась перспектива защищать серийного убийцу. Честно говоря, я вообще не горел желанием защищать этого парня, даже если он не маньяк, а всего лишь амбициозный репортеришко.

Своими сомнениями я решил поделиться с Винсом, по милости которого оказался втянутым в эту историю.

– Знаешь, Куммингз легко может найти себе другого адвоката, – таким образом я попытался смягчить свой отказ.

– Нет, это невозможно, – Винс замотал головой. – Ты – лучший из всех. Дэниел в курсе, я говорил ему об этом.

– Винс, пойми, я готов представлять тебя и твою газету. Но, честное слово…

Винс не дал мне договорить, в его глазах появилась настоящая паника.

– Ты сделаешь это, Энди. Ты единственный адвокат, которому я доверяю.

В этот момент к нам подошел офицер и сообщил, что я могу поговорить с Куммингзом. Я кивнул, но, прежде чем идти, решил закончить свой разговор с Винсом.

– Винс, меня не волнует, кому ты доверяешь. Ты ведь не мой подзащитный. И потом, есть масса хороших адвокатов. Я хочу, чтобы ты понял главное…

– Нет-нет, это должен быть именно ты.

Прежде мне никогда не доводилось общаться с клиентом сразу после его ареста. По мере того, как у задержанного берут отпечатки пальцев, фотографируют его, выворачивают карманы и все в таком же роде, его полностью лишают присутствия духа. Каждый, кто попадает в подобную ситуацию, кроме разве что самых отпетых преступников, выглядит до крайности растерянным и подавленным.

Позже я много размышлял об этом и пришел к выводу, что сама атмосфера унижения, которой наполнена эта комната, способна, хотя бы на короткое время, превратить любого человека в полное ничтожество.

Куммингз в этом смысле не был исключением. Может быть, это нехорошо с моей стороны, но в таком состоянии он внушал мне больше симпатии.

– Ты что-нибудь говорил им после того, как тебя арестовали?

Он помотал головой:

– Ты же мне запретил.

– Молодец. Отныне и навеки заруби себе это на носу, – одобрил я. – А теперь скажи мне, как ты сам считаешь, за что тебя арестовали?

– Понятия не имею. Еще вчера я сотрудничал с ними, рассказывал им все, что рассказал мне убийца, а сегодня они вдруг заявляют, что убийца, оказывается, это я сам. Просто бред какой-то. Должно быть, на них так надавили, что им пришлось арестовать первого попавшегося.

– Должен сказать тебе, Дэниел…

Я вдруг осознал, что начал даже в мыслях называть его Дэниелом, а не Куммингзом. Дело в том, что с клиентом меня должны связывать самые доверительные отношения. В следующий момент мне пришло в голову, что мысленно я его уже воспринимаю как клиента, что означает не что иное, как мое согласие заниматься этим делом. Иногда так бывает, что мое подсознание принимает решения вместо меня.

– …Должен сказать, что давление, о котором ты говоришь, наоборот заставляет их быть предельно осторожными. Именно по этой причине они не стали бы обвинять тебя, если бы не были абсолютно уверены в твоей виновности.

Похоже, смысл моих слов не вполне до него дошел.

– О чем это ты?

– Да о том, что у них наверняка есть какие-то улики. Причем улики достаточно серьезные, иначе ты бы здесь не оказался. Тебе обязательно надо вспомнить, что это может быть.

Он кивнул и в раздумье замолчал.

– Единственное объяснение, которое мне приходит в голову, состоит в том, что я знал все подробности… Ну, например, где находится тело, как именно было совершено убийство… Короче говоря, те вещи, которые мог знать только убийца. – Он в отчаянии всплеснул руками. – Но ведь обо всем этом я узнал от убийцы!

– А почему он выбрал именно тебя?

– Да не знаю я! – жалобно воскликнул он. – Я ведь уже говорил, что не знаю.

– Сейчас уже не важно, что именно ты говорил мне раньше. Ситуация, как ты мог заметить, диаметрально поменялась. Теперь ты должен взглянуть на все под другим углом. Итак…

– Да пойми же…

– Нет, это ты пойми. Слушай меня внимательно. Ты оказался здесь совсем не случайно. Для нас главное – сначала обнаружить эту скрытую причину, а уж потом пытаться ликвидировать ее. Поэтому в твоих воспоминаниях и в твоих ощущениях мы можем найти самую важную зацепку. Я понимаю, что это непросто, но ты должен постараться, иначе сам будешь виноват. Помогая мне, ты помогаешь самому себе.

Я не слишком обольщался по поводу того, что моя короткая зажигательная речь дошла до его сознания. По крайней мере сейчас, когда он все еще находится в состоянии шока от пережитого ареста. Однако я выложился по полной, надеясь, что со временем это принесет свои плоды. Ну, а в настоящий момент мне нужно было во что бы то ни стало добиться от него другой, очень важной вещи.

– Сейчас ты знаешь об этих убийствах ровно столько, сколько знает полиция. Я хочу, чтобы ты подробно припомнил, где ты был и чем занимался в то время, когда это происходило. Я должен знать абсолютно все, в том числе видел ли тебя кто-нибудь. Если мы сумеем доказать, что ты не совершал ни одного из четырех преступлений, то вопрос будет закрыт.

Дэниел кивнул, но как-то не слишком уверенно, и я уже приготовился услышать рассказ о том, что как раз в тот момент, когда совершались убийства, он спал у себя дома, причем в полном одиночестве. Или историю о том, что его похитили инопланетяне и напоили какой-то гадостью, от которой он потерял память.

В этот момент дверь отворилась и в комнату вошел капитал Миллен в сопровождении еще одного копа, одетого в полевую форму.

– Если вы не возражаете, мы бы хотели задать вашему клиенту несколько вопросов, – обратился он ко мне.

– Возражаю.

– Возможно, он захочет изложить свою версию событий.

– Возможно, вам следовало предоставить ему такую возможность до того, как подвергать аресту.

Миллен молча кивнул. Он не выглядел разочарованным: ничего другого он от меня и не ждал, но как настоящий коп, должен был попытаться.

Потом явился охранник, чтобы отвести Дэниела в его камеру. Когда я уходил, на вахте меня ждали два сообщения. Во-первых, это было извещение из районной прокуратуры, в котором говорилось о том, что предварительное слушание по делу назначено на завтра, то есть на пятницу. Быстро же они обернулись, даже не стали откладывать до понедельника. Это очень важная деталь. Им кажется, что случай вполне ясен уже сейчас. Вне всяких сомнений, в ходе рассмотрения дела по существу позиция обвинения будет точно такая же.

Второе послание было от Лори. Она сообщала, что они с Винсом ждут меня в «Чарли». Я поймал себя на мысли, что предпочел бы сейчас отправиться домой и спокойно обдумать случившееся.

Лори и Винса я нашел на нашем привычном месте – за столиком в углу, но вид у них был такой, что любой человек, даже не будучи Шерлоком Холмсом, сразу бы догадался: у этих людей неприятности. В первую очередь, об этом свидетельствовала полная тарелка картофельных чипсов, к которым Винс даже не притронулся. Случай, не имеющий аналогов в истории! Во-вторых, телевизор, развернутый к их столику, был настроен на программу местных новостей, в то время как все остальные посетители, по обыкновению, смотрели футбол.

Завидев меня, Винс вскочил на ноги и подался вперед всем телом.

– Ну, что там случилось? Как все прошло?

Я объяснил, что Дэниел нисколько мне не помог, однако мне удалось убедить его нисколько не помогать полиции. Хотя полицейские, похоже, абсолютно уверены в исходе этого дела.

– Какое, черт возьми, дело? Чем они располагают? – Он выдавал одновременно по два вопроса.

– Я не знаю, и боюсь, что Дэниел тоже не знает. Возможно, мне удастся понять, что к чему, когда я переговорю с представителями обвинения. В любом случае они прольют хоть какой-то свет на эту историю.

Винс выстрелил еще парой вопросов:

– Значит, дело дойдет до суда? Этого никак нельзя избежать?

– Нельзя, потому что Дэниела обвиняют в убийстве.

– Это невозможно. – Он покачал головой. – Этого нельзя допустить.

– Винс, почему ты не хочешь поделиться тем, что знаешь ты и чего не знаю я?

Он тяжело вздохнул, потом обреченно кивнул, словно собираясь признаться в чем-то ужасном.

– Когда Дэниел жил в Кливленде, он был женат. Случилась большая неприятность…

– В смысле?..

– Примерно полтора года назад его жена была убита.

Его слова эхом отозвались у меня где-то в области желудка.

– Удалось найти убийцу? – спросил я.

– Нет. Преступление до сих пор не раскрыто.

– И есть все основания подозревать Дэниела?

– О господи, конечно, нет. Я хочу сказать, ты же знаешь, что членов семьи всегда проверяют в первую очередь. Особенно если учесть, что погибшая была богата, родители оставили ей наследство. Но улик против него не было. И доказательств в пользу его невиновности тоже не было.

– И ты держал все это в тайне?

На его лице промелькнула тень раздражения.

– Я тебя умоляю, какая тайна? Он же ни в чем не виноват. Никто не делал из этого тайны. У человека убили жену. Хочешь сказать, что ты на его месте стал бы кричать об этом на каждом углу?

– Как ее убили?

– Застрелили. – Он сообщил об этом с некоторым торжеством в голосе, как будто разница в способах убийства полностью снимала с Дэниела все подозрения. – И руки, кстати, остались на месте.

Я взглянул на Лори. Судя по всему, рассказ Винса не был для нее откровением, то есть Винс успел ей все рассказать еще до моего прихода. Мы встретились с ней глазами, но я пока еще не настолько преуспел в ясновидении, чтобы прочесть ее мысли.

– Послушай, Винс, – сказал я. – Ты должен быть готовым к тому, что Дэниел и в самом деле окажется виновным. А поскольку это не может не сказаться на репутации твоей газеты…

– Он невиновен, – прервал меня Винс. – Сколько раз я должен тебе это повторять?!

– Повторять больше не надо. Только объясни мне, почему ты так в этом уверен?

Я почувствовал, как Лори слегка поежилась. Должно быть, она уже знала ответ и могла предположить, что мне он не понравится.

– Я так уверен в этом, потому что он мой сын, – сказал Винс.

* * *

– Я служил в запасном полку, который стоял в Миссури, – рассказывал Винс. – Мне надо было оттрубить там положенные шесть месяцев, чтобы не попасть во Вьетнам. Я пошел в увольнение, познакомился с будущей матерью Дэниела, она забеременела, вот и вся история.

Мой внутренний голос подсказал мне, что на этой беременности история отнюдь не закончилась, и я постарался подтолкнуть Винса к продолжению.

– Получается, что вы с Дэниелом все эти годы поддерживали отношения?

Он грустно покачал головой:

– Нет, его мать мне ничего об этом не сказала. Мы с ней не общались. Только потом, когда ему исполнилось восемнадцать, она меня разыскала. С тех пор я помогаю ему по мере сил. Я стараюсь подставлять свое плечо, когда он нуждается в поддержке. Например, я оплатил его учебу в колледже.

Винс, оказывается, заботливый папаша. Кто бы мог подумать! Я уставился на него, не веря своим ушам.

– А где сейчас его мать? – спросила Лори, помогая мне выйти из затруднительной ситуации. Она знала, если меня что-то смущает, я предпочитаю помалкивать.

– Умерла около трех лет назад, – ответил Винс.

– Надеюсь, своей смертью? – Мой вопрос прозвучал слишком вульгарно, но Винс этого как будто не заметил.

– Да, у нее был рак чего-то… даже не помню, чего именно… – сказал он. – Мы ведь толком даже не были знакомы. Всего-то одна ночь!

– Почему ты никогда не рассказывал мне об этом? – поинтересовался я. – Ну, про то, что у тебя есть сын. Обычно люди хотя бы вскользь упоминают такие вещи.

– А ты мне всегда все рассказываешь? – с вызовом парировал он, намекая на то, что наши дружеские отношения даже с большой натяжкой нельзя назвать близкими. – Я имею в виду, о своих мужских похождениях. Давай, дружище, поделись!

Я увидел, как Лори слегка прищурилась и отвела глаза. Это был один из тех безмолвных сигналов, который я вполне мог понять. Он означал: «Мы, мушкетеры, гордимся своими похождениями. Один за двух, два за одного!»

– Похоже, я ляпнул что-то лишнее, – виновато пробормотал Винс, и сквозь его обычную грубость засветилось что-то человеческое. – Мне так не хватало его все эти годы!.. Я не имел возможности наблюдать, как он растет…

– Но ты же не мог знать, – сочувственно заметила Лори.

– Наверное, ты права. Но, честно говоря, я ничего и не сделал для того, чтобы узнать. Потом, когда он надумал заняться журналистикой, я решил, что от меня будет больше пользы, если никто не будет знать, что я его отец.

– В этом что-то есть, – одобрил я, хотя вовсе не был уверен в том, что на его месте поступил бы так же.

– Итак, ты будешь заниматься этим делом? – спросил Винс. – Ты возьмешься защищать его?

Я колебался. Причем я гораздо больше склонялся к тому, что не стану им заниматься, но не мог подобрать слов, чтобы объяснить это Винсу.

– Я буду его защищать. – Вот что я сказал в конце концов, хотя и чувствовал, что это не самые подходящие слова для формулировки отказа.

Он улыбнулся, как мне показалось, с явным облегчением и обеими руками загреб гору чипсов.

– Спасибо, Энди. Не могу даже выразить, как много для меня значит твое согласие. И уж поверь мне, Дэниел вполне в состоянии с тобой расплатиться.

Чудненько! Я снимаю с клиента обвинение в убийстве, и он выплачивает мне гонорар из тех денег, что получил в наследство от жены, которую убил. От этой мысли мне сделалось совсем тошно.

– Может быть, ты и Лори предложишь поработать вместе со мной? – спросил я, прикидываясь, будто хочу замолвить словечко за свою бедную подружку.

Винс, как будто только этого и ждал, живо повернулся к Лори:

– Ты согласна?

Она придвинулась к нему и с чувством пожала руку:

– Ну конечно.

Винс накинулся на чипсы. У него как будто гора упала с плеч.

– Я, наверное, очень вас удивил, – сказал он и впервые за все это время позволил себе улыбнуться.

– Да уж, это точно. Я до сих пор не могу поверить. Оказывается, тебе все-таки один раз в жизни довелось заниматься сексом!..

Он на секунду замер, а потом снова вернулся к своим чипсам.

Сегодня четверг, и потому мы с Лори отправляемся каждый к себе домой. Воскресенья, понедельники, среды и пятницы мы проводим вместе, а вторники и четверги – порознь. В свое время мы сами придумали это дурацкое правило, чтобы наши отношения не развивались слишком стремительно. Должен признаться, что сегодня я уже не усматриваю ничего страшного в стремительно развивающихся отношениях. Кто сказал, что это плохо?

Тара терпеливо дожидалась моего прихода, и мы вместе пустились в долгий путь. Насколько я не люблю гулять вообще, настолько же обожаю гулять в обществе Тары. Без нее я даже в ближайший продуктовый магазин еду на машине. Я не хочу даже допускать мысли, что когда-нибудь рядом со мной не будет Тары.

Неторопливо прогуливаясь, я философски анализировал собственные представления о дружбе. Убийство – тяжкое преступление, намного хуже любого другого. Этого убеждения я придерживался всю жизнь. Сегодня я взялся за сомнительное дело только потому, что об этом меня попросил мой друг. По поводу нашей дружбы можно сказать только одно: мы знакомы всего лишь год, и я знаю об этом человеке слишком мало для того, чтобы ради него рисковать своей репутацией и своими убеждениями.

Вернувшись домой, я сразу же улегся спать. Мысль о том, что мои худшие предположения в любой момент могут сделаться явью, окончательно лишила меня сил.

Утром я проснулся не то чтобы с конкретным планом действий, но с твердым намерением сдвинуть дело с мертвой точки. Я назначил встречу Кевину и Лори в офисе в 9 часов утра. Как я и предполагал, Кевин отреагировал на эту ситуацию примерно так же, как и я. Так же, как и я, он привык играть только на стороне белых, но в данном случае был вовсе не уверен в том, что нам предлагают играть белыми фигурами.

Чтобы не пропустить пресс-конференцию с участием главного прокурора Такера Закри, назначенную на десять утра, мы включили телевизор. Я нисколько не надеялся, что Такер выложит на стол все карты, но мне было любопытно узнать, кто именно из этой конторы будет выступать в качестве обвинителя по нашему делу.

Такер Закри был избран на пост главного прокурора в минувшем ноябре. Он уверенно лидировал в предвыборной борьбе и победил с серьезным перевесом, набрав шестьдесят три процента голосов. Когда же я увидел, как он выглядит и как держится перед телекамерами, то удивился, что этот человек не собрал все девяносто процентов голосов. Был он чуть моложе сорока, высок, находился в прекрасной форме и обладал улыбкой, которая достойно венчала этот великолепный образ. Надо признать, что лучшей кандидатуры на пост главного прокурора отыскать было попросту невозможно.

Теперь, надеюсь, понятно, почему у меня имеются все основания искренне ненавидеть этого человека.

В качестве вступительного слова Такер произнес прочувствованную речь во славу своего ведомства. Он говорил о необходимости бороться с преступностью, об ответственности за покой и безопасность мирных граждан и о самоотверженной работе полицейских, закономерным результатом которой и явился арест Дэниела Куммингза. Он бы запросто мог начать свою речь со слов «Уважаемые присяжные заседатели!», потому что буквально каждое слово свидетельствовало о том, что именно к ним он и обращается. Почти наверняка эту телепередачу сейчас смотрят будущие присяжные заседатели.

Как я и предполагал, он даже не упомянул о том, какие обвинения выдвигаются против Дэниела. Такер выразил сожаление, что не имеет возможности поделиться многими впечатляющими подробностями, поскольку это может помешать ведению расследования. Он заливался соловьем по поводу презумпции невиновности, на которую – я абсолютно уверен – ему было совершенно наплевать, если бы не опасение в случае чего получить по шапке.

После вступительной речи прокурора настало время для вопросов прессы.

– Кто выступит обвинителем по этому делу?

– Ваш покорный слуга. – Такер позволил себе скромно улыбнуться.

– Лично вы? – удивился репортер.

– Да, лично я, поскольку считаю это дело исключительно важным, – кивнул Такер. – Сознавая всю ответственность, я хочу находиться на переднем крае. И всегда держать руку на пульсе, если что-нибудь пойдет не так… – Он поиграл желваками, выдерживая эффектную паузу. – Но, поверьте, все будет так, как надо.

– Опять полная неопределенность, – подытожил я, выключая телевизор.

– Вы, как всегда правы, мой господин оптимист, – сказала Лори.

– Ты когда-нибудь имел с ним дело в суде? – спросил Кевин. – Каков он в деле?

– Хорош, но в меру, – сказал я. – Он понимает, что у него связаны руки, потому что за ним стоят очень важные шишки. Беда в том, что он располагает уликами, знает, как идет расследование, и, если бы существовал хоть один шанс из тысячи проиграть это дело, он бы не подошел к нему и близко.

Это было ясно как день: до тех пор, пока мы не узнаем, что за улики имеются в деле, мы не продвинемся ни на шаг. И я принялся звонить Такеру, чтобы договориться о встрече. Его секретарша сказала, что шефа на месте нет, но у нее есть основания считать, что несколько минут назад я мог видеть, как он дает интервью телеканалу Си-эн-эн.

– Мне нужно обязательно встретиться с ним лично, причем сегодня, – сказал я.

Секретарша фыркнула в трубку, давая понять, что она не пришла в восторг от этой идеи.

– Господин Закри сегодня очень занят.

– И все-таки пусть постарается выкроить для меня минутку между делами государственной важности. В противном случае я буду жаловаться судье.

Это была совершенно беспочвенная угроза, поскольку в обязанности обвинителя входит изучать улики, обнаруженные в ходе следствия, а вовсе не встречаться и обсуждать их с адвокатом защиты. Но на секретаршу, похоже, эта угроза подействовала:

– Я поговорю с ним, когда он вернется.

Мы с Кевином отправились на предварительные слушания, а Лори, которой там нечего было делать, решила закончить свое старое дело по проблемам страховой компании.

По дороге Кевин сказал:

– Послушай-ка, что это может быть? – и принялся махать левой рукой, как цыпленок, который пытается взлететь.

– Что послушать? – не понял я.

– Ну, вот это, – он повторил движение рукой.

– Ты хлопаешь себя рукой, как цыпленок крылышком. – Я постарался проявить участие. – Короче, я слышу только шлепок.

– Ты не слышишь, как что-то там щелкает? – спросил он, снова повторяя свой опыт.

– Ничего похожего на щелчки. Только шлепок, а что?

– Какой-то хруст. – Он снова вскинул руку. – Если бы ты знал, как мне неприятно это делать.

– Ну, и зачем же ты это делаешь?

Он не успел ответить, поскольку мы подъехали к зданию суда. Здесь было полно журналистов, что еще раз подчеркивало: процесс предстоит нерядовой и достойный всеобщего внимания. Общественные симпатии явно были не в нашу пользу. Народ, как всегда, придерживался глупого убеждения: уж если полиция кого-то задержала, то это наверняка и есть виновный. А если к тому же принять во внимание, что речь идет об убийце, который держит в страхе весь город, то нам, считай, повезло, что толпа не линчевала нас на месте.

Первым делом я решил познакомить Кевина с Дэниелом. Мне не терпелось услышать мнение коллеги и друга, поскольку я так окончательно и не определился, буду ли заниматься этим делом.

За то время, что мы не виделись, Куммингз успел немного прийти в себя. Он энергично потряс руку Кевина и сообщил, что рад видеть его в «нашей команде». Краем глаза я заметил, как тот слегка поморщился и несколько раз подергал рукой, чтобы убедиться, не повредило ли его суставу крепкое мужское рукопожатие.

– Именно о команде я и хотел поговорить с тобою, Дэниел, – сказал я. – Насколько тебе известно, меня с самого начала наняли представлять Винса и его газету. И тебя – постольку, поскольку ты сотрудник этой газеты.

Он кивнул, соглашаясь, и стал ждать, что я скажу дальше.

– Сейчас ситуация полностью изменилась, и ты волен нанять себе любого другого адвоката.

Он растерянно взглянул на меня, как бы пытаясь понять, куда я клоню.

– Ты хочешь сказать, что не будешь меня защищать?

– Вовсе нет. Я хочу сказать, что ты можешь выбрать любого.

– Включая тебя?

– Включая меня, – кивнул я.

Он улыбнулся, потом повернулся к Кевину и снова пожал ему руку.

– Итак, добро пожаловать в команду… Приглашаю официально.

Теперь, когда мы наконец стали одной командой, пришло время дать Дэниелу кое-какие рекомендации. Я сообщил ему, что предстоящее заседание – процедура в достаточной степени формальная, и все, что от него сегодня требуется, это признать или не признать себя виновным.

– Полагаю, ты станешь настаивать на своей невиновности? – спросил я.

– А как же!

Я сказал, что можно ходатайствовать об освобождении под залог, и Дэниел легко согласился, как будто эта мысль показалась ему само собой разумеющейся. Он сказал, что попросит Винса принести ему чековую книжку и готов внести залог в размере двухсот тысяч долларов. Я между делом мысленно отметил, что покойная жена оставила ему достаточно денег.

– Мне хотелось бы, чтобы ты составил подробный список тех людей, которые имеют на тебя зуб. А также всех тех, кто убежден, что ты способен совершить подобное преступление.

Дэниел сказал, что готов подумать над этим, после чего мы с Кевином покинули его камеру. В зале мы появились раньше, чем представители обвинения. И это было совсем не удивительно, поскольку Такер имеет обыкновение являться в последнюю минуту. Как чемпион, который выходит на ринг последним, он всегда считает себя хозяином положения.

Когда «Его величество» наконец соизволили войти, то сразу увидели меня и подошли поздороваться, буквально освещая весь зал очаровательной улыбкой.

– Рад видеть тебя, Эндрю, – сказал Такер.

Он был единственным человеком, кто обращался ко мне, называя полным именем, которое я не люблю. Если он стремился таким образом задеть меня, то ему это не удалось. В любом случае, я немедленно взял реванш.

– И мне приятно видеть тебя, старина Туки, – сказал я и залюбовался гримасой, которая исказила его лицо. – Ты знаком с Кевином Рэндаллом?

Прокурор повернулся к Кевину и сверкнул такой улыбкой, что тот буквально ослеп на пару мгновений. Они пожали друг другу руки, после чего Такер снова обратился ко мне:

– Я слышал, тебе нужна моя помощь?

– Исключительно в интересах торжества правосудия. Нам нужно встретиться.

– Может быть, сейчас все и обсудим?

– Нет, сейчас мы просто поболтаем и обменяемся фальшивыми любезностями. А мне хотелось бы серьезно поговорить о деле.

Его улыбка сделалась значительно холоднее.

– Если тебе не хватает информации, проводи свое расследование. И кстати, если надеешься на оправдательный приговор, то зря теряешь время. Ни единого шанса.

Прежде чем я успел что-либо возразить, в зале появился судья Лоуренс Бенс, и нам с Такером пришлось разойтись, как и положено, по разные стороны зала. Судья Бенс не любил вести предварительные слушания, потому что здесь вся его роль сводилась лишь к тому, чтобы следить за соблюдением протокола.

Охрана ввела Дэниела, и слушание началось. Ему предъявили обвинение в убийстве Линды Падилла – до поры до времени Такер решил не предъявлять обвинения в других убийствах. Мое ходатайство об освобождении задержанного под залог было отклонено. Судья сообщил, что дата начала суда будет определена после формирования коллегии присяжных. Дэниел весьма твердо и убежденно заявил о своей невиновности, что не заинтересовало никого, кроме репортеров, которые должны были в обязательном порядке осветить этот момент.

Ссылаясь на то, что сторона защиты не может действовать до тех пор, пока ей неизвестны доводы обвинения, я выступил с ходатайством, чтобы мне представили для ознакомления материалы дела.

Такер встал. Казалось, он может сделать сотню приседаний, и при этом стрелки на его брюках останутся безукоризненными. Мне же было достаточно сесть и подняться с места всего один раз, чтобы мой костюм выглядел так, как будто его вообще никогда не гладили.

– Ваша честь, – торжественно начал Такер, – прокуратура, представляющая интересы жителей нашего штата, глубоко убеждена в правомерности обвинения. За этими событиями изо дня в день, затаив дыхание, наблюдала вся наша великая страна, и мы никогда не позволим себе нарушить священного права граждан, закрепленного в конституции. Как уже было сказано, все материалы по делу будут скомпонованы и направлены для ознакомления стороне защиты.

Я с трудом подавил приступ тошноты и в свою очередь обратился к судье:

– Ваша честь, если бы вы соблаговолили попросить господина Закри также размножить и раздать текст его выступления, то у нас у всех были бы на руках весомые доказательства величия нашей страны. Считаю своим долгом подчеркнуть незыблемую правоту утверждения о том, что наша страна – действительно величайшая страна, начиная с гор, включая прерии и заканчивая белыми барашками океанских волн.

Среди присутствовавших в зале послышались смешки, и лицо Такера на мгновение исказила болезненная гримаса. Он не привык испытывать чувство неловкости, и именно поэтому я изо всех сил постарался ему это обеспечить. Для себя я отметил, что если этот человек способен так остро реагировать на иронические замечания, значит, он не застрахован и от провала – на глазах у всей нашей «великой страны».

На этом слушание закончилось, Дэниела увели обратно в камеру, а я впервые заметил Винса, который сидел недалеко от выхода. Я подошел к нему поздороваться, и мы вместе вышли на улицу.

– Похоже, что Такер абсолютно уверен в своих силах, – сказал Винс.

– Так оно и есть.

– А вот я – наоборот.

Мне очень хотелось его ободрить, но я так и не придумал, что сказать.

* * *

Вернувшись домой, я обнаружил на автоответчике сообщение. Это Сэм Уиллис напоминал мне о нашей давней договоренности насчет завтрашнего вечера. Когда я что-либо кому-либо обещаю, я всякий раз смутно надеюсь, что время выполнять эти обещания никогда не наступит, и потому попросту выбрасываю их из головы. Но вот пришел момент отвечать за собственные слова, и я понимал, что отвертеться невозможно.

Замечательная акция, в которой нам предстояло поучаствовать, называлась «благотворительная дегустация вин». Я с трудом представлял себе, что это может значить, и потому не слишком надеялся на то, что мне это понравится. Надо было пригласить Лори, чтобы она составила нам компанию, ей бы это наверняка пришлось по вкусу. Лори настолько социально ответственный человек, что в благотворительных целях, наверное, взялась бы самоотверженно рыть канавы.

В субботу я собирался весь день смотреть футбол и позволить себе продегустировать немного неблаготворительного пива. Было самое начало сезона, встречались совершенно разные по силе команды, которые впоследствии могут как возглавить турнирную таблицу, так и попасть в самый ее конец. А значит, зрелище обещало быть захватывающим.

За девять с лишним часов я просмотрел шестнадцать игр. Согласен, что это выглядит как некое выдающееся достижение, но я человек скромный и всего лишь стараюсь оправдать оказанное мне доверие. Таким образом, я намереваюсь поставить рекорд и получить заслуженную награду от Американской академии спортивных телезрителей-дегенератов. Сотрудники районной прокуратуры просто умрут от зависти.

Но прежде чем благодарить академию, я должен сказать спасибо моим соратникам из прокуратуры за их ненавязчивую заботу обо мне. Если бы не они, я был бы обыкновенным неудачником, который часами смотрит коммерческие каналы и не способен к великим свершениям. Однако благодаря их трогательной заботе я смог удостоиться пальмовой ветви, и теперь для меня нет ничего невозможного. Я не пропустил ни одной сколько-нибудь значимой игры со времен правления администрации Картера. Если перефразировать слова, сказанные героем Тома Круза героине Рене Зельвегер в фильме «Джерри Магуайер», своей ненавязчивой опекой они «сделали из меня человека».

Сэм подъехал к дому и посигналил под окном. Я махнул ему рукой, что сейчас спущусь, а сам приступил к выполнению особого ритуала, посвященного прощанию с Тарой. Чувствуя, что я скоро уйду, она обычно запрыгивала ко мне на диван, чтобы я ее погладил. Потом я клал на краешек дивана печенье, но она делала вид, что лакомство ее нисколько не интересует. Разумеется, к моменту моего возвращения от печенья не оставалось и крошки.

Сэм Уиллис – мой бухгалтер и мой друг, причем второе вовсе не вытекает из первого. По части финансов он просто гений, но при этом начисто лишен профессиональных амбиций. Вот почему я являюсь, пожалуй, единственным из его клиентов, кто умудрился по-настоящему разбогатеть. Когда на меня нечаянно свалилось кругленькое состояние, он радовался, как пятилетний малыш, которого привели в магазин игрушек.

Подходя к машине, я с опозданием сообразил, что не успел подготовиться к самой захватывающей игре, которая является неотъемлемой частью нашей дружбы. В свое время мы вместе придумали ей название – песенный диалог. Вместо обычных реплик мы взяли за правило обмениваться строчками из популярных лирических песен. Сэму в этом искусстве не было равных, я и в подметки ему не годился.

– Вперед, мой друг, – сказал я, садясь на сиденье рядом с водителем. – Прокатимся верхом!

Зачин вышел довольно хилый, я и сам это понимал, и Сэм лишь печально покачал головой. Подлинное искусство песенного диалога состоит в том, чтобы партнер мог тут же подхватить игру. А моя неудачная реплика вообще не предполагала никакого ответа.

Сэм мудро предпочел дождаться другого случая. Вместо этого он как бы вскользь заметил, что видел телепередачу, посвященную «делу Куммингза», и у него сложилось впечатление, что я выступаю адвокатом по этому делу.

– Могу я чем-нибудь помочь? – поинтересовался он.

Помимо того, что Сэм – финансовый гений и искусный песенный собеседник, он еще и волшебник по части компьютера. Он мне здорово помог, когда я работал над делом Лори. Вместе со своим напарником они добились таких фантастических результатов, что преступники устроили за ними настоящую охоту. Закончилась эта история трагически: его ассистент, Барри Лейтер, погиб. С тех пор чувство вины не отпускало меня ни на минуту.

– Не думаю, Сэм, что это потребуется.

Должно быть, мой уклончивый ответ его не убедил, и Сэм тут же вычислил причину.

– Это все из-за того, что случилось с Барри?

– И поэтому тоже. Короче, я не могу воспользоваться твоей помощью.

– Но ты же не виноват в том, что случилось, Энди. Мы миллион раз говорили с тобой об этом.

Конечно, он был прав, и потому я предпочел сменить тему разговора:

– Далеко нам ехать?

– Ну, если судить по карте… – пробормотал он и для пущей убедительности даже вытащил какую-то дорожную карту, – вниз по дороге, прямо под деревом, на берегу.

Мое сердце буквально зашлось от восторга. Дело было даже не в том, что Сэм, как бы между делом, процитировал «Вестсайдскую историю». Он вышел в искусстве импровизации на новый уровень. Не давая опомниться, он выстрелил в меня целой подборкой музыкальных тем. За считанные минуты он успел пригласить меня в отель «Калифорния», несмотря на то, что «мы все живем в желтой подводной лодке», и пообещал, что непременно на своих губах я почувствую «вкус меда».

Цель нашего следования – местная кулинарная школа – была уже совсем близко. И, что самое удивительное, она и в самом деле находилась «вниз по дороге, на берегу». Мы оказались в числе примерно восьмидесяти человек, которые явились на благотворительную дегустацию. Нас разделили на четыре равные группы и развели по отдельным комнатам, которые отличались от обыкновенных классов только тем, что на каждой парте вместо учебников расположилось по пять стаканчиков с вином.

– Похоже, будет классно, – сказал Сэм.

– Ура-ура, – откликнулся я без малейшего энтузиазма.

Мой друг поднял один из стаканчиков и провозгласил тост:

– Ну, Энди, за все хорошее!

– Не окажешь ли ты мне одну услугу, Сэм? Пожалуйста, не говори мне, что ты счастлив. О-о-о, так счастлив…

Итак, мы приступили к «обучению». Я словно перенесся на другую планету, где у людей принято пригубить глоточек вина, а потом долго и подробно анализировать свои ощущения. Причем с таким видом, будто они пытаются разгадать некую секретную формулу. Описывая нюансы вкуса, они употребляют такие мудреные слова, как «терпкий», «дубовый» и «искристый». Я был готов поклясться, что никогда прежде им не доводилось глотать или пробовать на зуб ничего терпкого, дубового или искристого. По крайней мере, я решительно не знал, каковы на вкус все эти понятия, и потому испытывал чувство неловкости. К своему стыду, я даже не вполне понимаю, о чем идет речь, когда люди называют вино «сухим». Допустим, я пролил немного на стол и промокнул лужицу салфеткой – можно ли считать, что это вино теперь «сухое»?

Казалось, все эти благотворительные откровения не только не просветили меня, но, наоборот, отупили настолько, что, когда все кончилось, я даже не соображал, какая сумма указана в чеке, который я подписываю. Я помнил только то, что обязательно должен отвезти домой Сэма, который к тому времени спал, уронив голову на парту и зажимая в одной руке нечто искристое, а в другой, наоборот, сухое и дубовое.

Я подписал чек, и мы медленно двинулись к машине. Шли мы гораздо дольше, чем даже могли, потому что нас без конца останавливали журналисты, их было не меньше двенадцати, причем трое или четверо были с телевидения, о чем свидетельствовали камеры и софиты.

– Привет, Энди, – окликнул меня один из репортеров. – Ты слышал, что говорят про Куммингза?

Ничего хорошего эти вопросы не сулили, и я понимал, что должен молчать, как партизан, или твердить: «Без комментариев». Мне ужасно хотелось узнать, о чем они все толкуют, но если я обнаружу свое любопытство, то тем самым неизбежно «прокомментирую» ситуацию.

– Нет, я не в курсе. Я ведь только что вышел с благотворительной дегустации.

Тут подлетел другой репортер.

– Никто не говорит, что это он совершил все эти убийства. Все говорят только о том, что он убил свою жену.

– Надо думать, под словом «все» вы имеете в виду прокурора. В отличие от Такера Закри, я надеюсь, что вопрос о виновности все-таки будет решать не прокурор, а суд присяжных. Спасибо, что пришли, ребята. Очень советую попробовать вина, особенно того, что с легким дубовым послевкусием.

Я продолжил свой путь к машине и слышал, как сзади, за моей спиной, Сэм комментирует мое странное поведение в своем неповторимом стиле:

– Не зная ласки матерей своих… Он голодал, он так страдал!..

Когда мне удалось наконец затолкать Сэма в машину, а самому кое-как устроиться на сиденье водителя, он вдруг взглянул на меня совершенно ясными глазами и трезво спросил:

– Наш мальчик и в самом деле невиновен?

– Именно это я и собираюсь выяснить.

Сэм видел меня насквозь и прекрасно понимал, что у меня есть очень серьезные основания сомневаться в невиновности своего клиента.

– А мне казалось, что ты всегда выбираешь только тех клиентов, которым сам веришь.

– Веру к делу не пришьешь.

– Эй, а ты уверен, что хочешь его защищать?

– Уверен, – сказал я без малейшей уверенности.

Сэм сокрушенно покачал головой:

– По-моему, тебе не следует этого делать.

Вот чего мне только не хватало, так это подобных советов.

– Поясни!

– Не ходи к нему на встречу, не ходи. У него гранитный камушек в груди.

* * *

Первые три коробки с документами по делу Дэниела Куммингза прибыли в понедельник, ровно в десять утра. Такер в очередной раз продемонстрировал, что намерен играть строго по правилам и вовсе не собирается попадать в неловкое положение из-за каких-то формальностей. Дело, которое он ведет, как всегда должно быть безукоризненным.

Нам доставили пока лишь малую часть тех документов, которые в дальнейшем будут приобщены к делу. Однако достаточно было прочесть первый документ и вспомнить о том, что это только начало, чтобы жизнь превратилась в кошмарный сон.

Первая коробка документов содержала технические выкладки. А поскольку я по природе своей человек, далекий от техники, то пришлось потратить немало времени, чтобы разобраться, что к чему. Если в двух словах, то речь шла о месте нахождения сотового телефона в момент, когда на него был получен звонок, сделанный с телефона-автомата. Все эти технические выкладки были призваны не оставить камня на камне от версии событий, изложенной Куммингзом. Получалось, что на момент звонка в ту ночь Дэниел находился от парка вовсе не в пятидесяти минутах езды, как он утверждал, а гораздо ближе. Более того, в той самой телефонной будке, откуда якобы ему звонил убийца, были обнаружены отпечатки пальцев самого Дэниела. Складывалось впечатление, что Дэниел звонил сам себе, и вся эта история со звонком маньяка была выдумана от начала и до конца.

Уже располагая этим доказательством, полиция получила ордер на обыск и, пока Дэниел находился в больнице, его дом и машину тщательно обыскали. В багажнике была обнаружена одежда Линды Падилла, а также шарф, которым жертва, судя по всему, и была задушена. Причем в этот шарф были завернуты отрезанные кисти ее рук.

Но и это еще не все. Три других шарфа, испачканные кровью, но, к счастью, без отрезанных рук, были найдены спрятанными у Дэниела дома, в туалете. Результаты экспертизы обнаруженных на них следов крови пока еще не готовы. Но лично я готов был держать пари, что ответ экспертов будет положительным.

Когда мы с Кевином и Лори дочитали документы до конца, в кабинете повисла такая жуткая тишина, что, казалось, мы слышим, как стекают капли крови с отрезанных рук. Лори первая нарушила молчание:

– Все это ужасно.

Кевин промолчал, а значит, полностью разделял высказанное мнение. Я же, будучи лидером стороны защиты, счел необходимым дать более позитивную оценку.

– Ну, что ж, такова точка зрения стороны обвинения. – Это было лучшее, что я мог придумать.

– А у тебя есть иная точка зрения?

– Пока нет, – сказал я. – Но я намерен ее выработать.

Лица моих друзей не свидетельствовали о бурном энтузиазме, скорее наоборот – они выражали вселенский ужас.

– Решайте, друзья, сами, – предложил я. – Если вы захотите выйти из игры, я на вас не обижусь.

– А ты остаешься? – уточнила Лори.

Я кивнул. То был не энергичный, исполненный энтузиазма кивок. Скорее это было похоже на то, что моя шея сначала безвольно ослабла, а потом с большим трудом вернула голову на место. Тем не менее выбор был сделан: я дал понять, что по-прежнему занимаюсь этим делом, причем исключительно ради Винса.

– В нашей практике уже были случаи, когда дело поначалу выглядело совсем плохо, – заметил Кевин. – Короче, я тоже остаюсь.

Мы оба посмотрели на Лори. Она прекрасно поняла, что Кевин намекал именно на ее «дело», когда против нее свидетельствовали чудовищные улики, но нам удалось их опровергнуть. С другой стороны, насколько я знал Лори, сама мысль о том, что придется помогать серийному убийце, приводила ее в ужас.

– Хорошо, – выдавила она наконец. – Я тоже остаюсь.

Я был несказанно рад, что мы по-прежнему вместе.

– А теперь давайте-ка попробуем это дело на зуб, – предложил я.

Спустя еще почти два часа коллективных умственных усилий я взялся в двух словах сформулировать стратегию, выработанную нами сообща. Выглядела она, прямо скажем, довольно хило, но это было все-таки лучше, чем ничего.

– Итак, одно из двух: либо Дэниел виновен, либо кто-то пытается его подставить. Поскольку первое предположение нас не устраивает, мы будем исходить из второго и придерживаться версии о существовании неизвестного злодея. Все, что нам нужно, это вычислить, кто он такой, и узнать, почему он пытается свалить вину именно на Дэниела.

Кевин, похоже, был не вполне согласен с моей формулировкой, что лишний раз доказывало, насколько он умен.

– Складывается впечатление, что мы ищем человека, который поймал первых попавшихся женщин, убил их и отрезал руки. Иными словами, какого-то психа.

Я понимал, куда он клонит, мне и самому не давала покоя эта мысль.

– …А псих навряд ли способен придумать и осуществить столь хитроумное преступление.

Лори, соглашаясь, кивнула:

– В противном случае, жертвы не были выбраны наугад.

Проблема заключалась в том, что у нас не было ни единого предположения, что общего могло быть у четырех погибших женщин. Юная медсестра, труженица панели, скромная старушка и кандидат в губернаторы. Было практически невозможно предположить, что этих женщин при жизни хоть что-то связывало. Но именно эту связь нам и надо было обнаружить в первую очередь.

Мы пришли к выводу, что сначала следует изучить каждое убийство в отдельности. Если мы сумеем доказать невиновность своего клиента хотя бы по одному из эпизодов, то таким образом снимем с него и все остальные подозрения. Мы старательно избегали разговора на одну щекотливую тему, а именно: если убийства на этом прекратятся, люди окончательно утвердятся в мысли, что Дэниел виновен. Иными словами, для того, чтобы выиграть дело, нам нужно, чтобы еще кого-нибудь жестоко задушили.

Кевин предложил привлечь к работе еще одного частного сыщика – Маркуса Кларка, который в свое время помог нам выиграть дело в защиту Лори. Методы его работы были настолько же нетрадиционными, насколько эффективными. Мы с Лори горячо одобрили эту идею, и Кевин вызвался разыскать Маркуса.

Кроме того было очевидно, что в нашем деле нельзя недооценивать роль общественного мнения, и эта часть работы целиком легла на мои плечи. Разумеется, я был не в восторге от такой перспективы, но важность этой задачи была несомненной.

Итак, два часа назад у нас на руках не было ничего. Теперь у нас есть стратегия и тактика, огромная куча информации, которую надо привести в систему, иначе говоря, вершина, которую предстоит покорить. Где-то очень глубоко внутри, настолько глубоко, что, возможно, это было всего лишь урчание в желудке, я почувствовал легкий позыв вступить в игру.

К участию в судебных делах я всегда относился как к захватывающей игре. Если в детстве я мечтал стать великим бейсболистом, то игра, в которую мне нравится играть сегодня, называется «уголовное право». Обычно она состоит всего лишь из одного гейма, и счет в ней не может быть, к примеру, четыре – семь. Победитель получает все.

Что ж, теперь я вполне готов. Мяч в игре.

* * *

Перед тем как дать согласие на три интервью, я просмотрел список из более чем тридцати предложений, который оставляла для меня Эдна. В течение всего дня каждая из программ, в которой я согласился участвовать, анонсировала мое будущее интервью как «эксклюзивное». Я согласился на такую постановку вопроса в том смысле, что буду беседовать с каждым из журналистов в отдельности. Разумеется, это вовсе не означало, что каждый услышит что-то особенное. Все понимали: то, что я скажу одному, я скажу и всем остальным. Теперь было бы неплохо придумать, что именно я собираюсь им сказать.

Я приехал в студию телевизионного центра в Форт-Ли, откуда передачи транслировались на всю страну с помощью спутника или еще чего-то в этом духе. Поскольку мы заранее договорились о том, что интервью должны проходить в одном и том же месте, своих представителей прислали сюда все три телеканала: Фокс, Эм-эс-эн-би-си и Си-эн-эн.

Хотя, по правде сказать, было бы гораздо лучше, если бы телеканал назывался «У!», а девиз его гласил: «Уклончивость». Или, скажем, телеканал «Для тех, кто спит», хотя я не уверен, что такие люди сегодня существуют.

Хотя среди моих собеседников и не было выдающихся звезд, каждый из них прилично владел своим мастерством. И каждый очень умело задавал вопросы, чтобы выпытать из меня улики, которые имеются в деле Дэниела Куммингза.

Кстати, я всегда получал огромное удовольствие от политических интервью и, как теперь выяснилось, не зря терял время на их просмотр. Основной трюк заключается в том, чтобы сказать то, что ты намерен сказать, совершенно независимо от тех вопросов, которые тебе задают.


Вот несколько наиболее типичных примеров.

Вопрос первый: Какую линию защиты предпочел ваш клиент?

Ответ: Он собирается защищаться так, как защищаются невиновные, потому что он невиновен. Мой клиент не сомневается в том, что суд его оправдает.

Вопрос второй: Какие улики против вашего клиента имеются у стороны обвинения?

Ответ: Пока об этом трудно говорить… Ясно лишь одно, что мы сумеем выстроить сильную линию защиты. Мой клиент не сомневается в том, что суд его оправдает.

Вопрос третий: Что вы ели сегодня на завтрак?

Ответ: Это хороший вопрос. Счастлив вам сообщить, что съел сегодня утром яичницу с беконом и блинчики. Ведь нам предстоит серьезная борьба, и мой клиент не сомневается в том, что суд его оправдает.


Последнее телешоу подразумевало, что я буду участвовать в передаче наряду с другими «экспертами», среди которых были и адвокаты, и представители прокуратуры. Все они проявляли чудеса красноречия, и было два момента, которые объединяли их всех. Во-первых, ни один из них не имел ни малейшего представления о фактической стороне дела и, во-вторых, никто из них не сомневался в том, что Дэниел будет признан виновным.

Потом перешли к ответам на вопросы телезрителей, и вот это было куда страшнее. В ходе всех моих предыдущих крупных дел общественное мнение, конечно же, придерживалось единой точки зрения и считало всех подозреваемых виновными. Но вокруг этого дела разыгрались особенно бурные страсти. Дэниела публика ненавидела лютой ненавистью, а вместе с ним ненавидела и меня.

Студию я покинул с огромным облегчением, после чего сразу поехал домой, где меня уже заждалась Лори. Она не на шутку расстроилась из-за того, что у меня пропал аппетит, хотя этот факт можно легко объяснить: в перерывах между интервью я от волнения съел никак не меньше тридцати пяти тысяч картофельных чипсов.

На протяжении всего обеда мы не сводили друг с друга глаз. Я таращился на Лори по причине ее несказанной красоты, от которой у меня буквально захватывало дух. Но поскольку Лори совсем не задыхалась, глядя на меня, то я заподозрил, что она таращится на меня по какой-то другой причине.

– Энди, я никогда не видела тебя таким.

– Что ты имеешь в виду?

– Обычно, когда ты начинаешь работать над новым делом, ты готов прыгать до потолка. Тебе всегда не терпится ввязаться в драку. То дело, которым мы сейчас занимаемся, по идее, должно вызывать в тебе массу любопытства. И что я вижу? Твое любопытство какого-то совсем другого сорта. Энди, объясни мне, пожалуйста, что происходит.

– Ну, ладно. Мне не нравится нынешняя ситуация. У меня такое ощущение, будто меня раздирают на части. Когда я играю, я должен жаждать безоговорочной победы. Но в случае с Дэниелом у меня нет этой жажды. Как его адвокат я должен добиваться его освобождения, но я вовсе не уверен в том, что его действительно нужно выпускать на свободу.

– В таком случае, может, тебе лучше отказаться?

– Может быть. А может быть, и нет. Ведь в чем смысл работы адвоката? В том, чтобы представлять позицию человека, который вполне может быть виновным. Единственный способ узнать точно, виновен он или нет, – это попытаться встать на его сторону.

Я пустился в такие назидательные рассуждения, что самому стало противно, и заставил себя замолчать.

– Он человек не бедный и в состоянии нанять себе другого хорошего адвоката. Вовсе не обязательно им должен быть ты.

– Так оно и есть, – неуверенно согласился я.

– Но его отца ты считаешь своим другом…

Лори, как всегда, смотрела в корень: всему причиной были наши отношения с Винсом. Она видела меня насквозь.

– Ну, вот ты и углядела во мне самое сокровенное.

Лори взглянула на часы:

– Я уже давно дожидаюсь возможности взглянуть на самое сокровенное.

С этими словами она наклонилась ко мне и поцеловала, а потом схватила за руки и потянула в спальню.

– Вот на этот счет у меня никогда не бывает двух мнений, – пробормотал я.

– Надеюсь, что ты говоришь правду.

* * *

Такого устрашающего впечатления, какое производит Маркус Кларк, на меня никто и никогда не производил. Его тело кажется железным. Поневоле приходит в голову, что если он что-нибудь себе сломает, то доктору придется чинить этот каркас с помощью сварочного аппарата. Поверхность его круглого черепа выбрита настолько гладко, что в нее можно смотреться, как в зеркало, и видеть свое отражение до мельчайших подробностей. Однако даже больше, чем его наружность, приводит в трепет его манера себя вести. Говорит он крайне мало, движется бесшумно и настороженно, короче говоря, представляет собой одну большую угрозу.

Преображается он только в присутствии Лори. Завидев ее, он начинает сиять или, по крайней мере, заметно смягчается, а иногда даже и разговаривает. То есть произносит отдельные предложения в среднем из трех слов. Всякий раз, когда мы оказываемся втроем, я испытываю непреодолимое желание спрятаться за Лорину спину.

Сегодня утром он появился у меня в офисе, чтобы договориться насчет работы. Маркус – частный сыщик, который в свое время нам очень помог. Когда Лори находилась под домашним арестом и сама никак не могла повлиять на ситуацию, он великолепно справился с задачей. По части добывания информации Маркусу нет равных. Каким образом он добивается столь фантастических результатов, я слабо себе представляю и, честно говоря, не горю особым желанием познакомиться с его методами.

Мы с Лори и Кевином собирались вплотную заниматься расследованием каждого из четырех убийств. При этом меня не покидало смутное ощущение, что убийство жены Дэниела рано или поздно сыграет в нашем деле серьезную роль. Для этого мне и потребовался Маркус – чтобы поехать в Кливленд и собрать нужную информацию. Разумеется, вместо него я мог бы отправить туда Лори, однако отсутствие Маркуса нанесет несоизмеримо меньший ущерб моей личной жизни, нежели отсутствие Лори.

– Он убил свою жену? – спросил Маркус.

– Нет, он же наш клиент. А наши клиенты людей не убивают. Как правило, их в этом подозревают, но мы с блеском развеиваем все подозрения.

– Ты хочешь, чтобы я узнал, кто ее убил?

– Вот именно, – подтвердил я. – Мне нужно все, до чего ты только сумеешь докопаться.

– Когда?

– Чем скорее, тем лучше. Эдна заказала для тебя авиабилет с открытой датой, но надо еще забронировать номер в гостинице.

– Безджакузный.

– Не понял?..

– Я никогда не останавливаюсь в номерах, где есть джакузи. А рядом должен быть «фастфуд».

– Какие-нибудь еще пожелания?

– Автомат для приготовления льда.

Я посмотрел на Лори, но она отвела глаза, и мне пришлось в одиночку сносить все эти капризы путешественника.

– Так-так, минуточку… Закусочная «фастфуд». Номер без джакузи, но с автоматом для приготовления льда… – Я сделал вид, будто записываю пожелания в блокнот. – Предпочитаете простые кубики льда или кусочки какой-либо особой формы?

Подтрунивать над Маркусом вообще-то было небезопасно, но он великодушно проигнорировал мои шуточки. Он заявил, что готов ехать немедленно, и я отправил его к Эдне, чтобы они оформили заказ.

Кевин ушел на встречу с супругом Бэтти Симонсон, пожилой женщины, которая стала второй жертвой убийцы. Сам я планировал заниматься случаем Нэнси Димпси, первой жертвы, но пока еще не чувствовал себя готовым к разговору с ее мужем. А потому решил составить компанию Лори, чтобы вместе с ней разобраться в истории третьей жертвы, которая при жизни была уличной проституткой. Что же касается убийства Линды Падилла, самой известной личности из числа погибших, это расследование мы решили отложить на самый конец и заниматься им сообща.

Пустырь, где была найдена третья жертва, производил жутковатое впечатление, хотя было всего восемь часов вечера. Он находится в промышленной зоне Пассейика, где, судя по всему, рабочие вкалывают в две смены. Дневная смена запасается кастрюльками с обедом и работает, стоя у станка. Ночная смена запасается презервативами и работает, лежа на спине.

Мы подъехали как раз вовремя: заступила ночная смена, а жертва, которая нас интересовала, при жизни работала именно в ночь. В полицейском отчете говорилось, что ее коллеги смогли сообщить только ее имя – Розалия, да и то неизвестно, было ли оно настоящим. Удалось приблизительно установить ее возраст – около двадцати лет, но больше об этой женщине не сумели узнать ничего.

Мы пошли по направлению к трем большим мусорным контейнерам, позади одного из которых и был в свое время найден обнаженный труп Розалии. Повсюду валялись отбросы, и я заметил несколько жирных крыс, которые при нашем появлении бросились врассыпную. Я никогда не был знаком с Розалией, и теперь уже не узнаю, каким она была человеком, однако для меня совершенно очевидно, что она умерла слишком рано, и ее смерть была страшной и унизительной.

Лори повторила то же самое предположение, которое она сделала в Истсайд-парке, где был найден труп Линды Падилла.

– Ее убили не в этом месте.

– Как ты догадалась? – Я отреагировал на ее слова точно так же, как и в прошлый раз.

Я поинтересовался просто так, на всякий случай, хотя и не сомневался в ее правоте. Наверняка Розалию убили в ее комнате, а это место было выбрано для пущего эффекта.

– Это же очевидно. Если человек задумал убить проститутку, ему достаточно просто снять ее, и она сама приведет его туда, где их никто не увидит. И ей уже оттуда никуда не деться. Думаю, где-то неподалеку у нее должна была быть комната.

Мы двинулись вдоль парапета, который отделял нас от своего рода выставки-продажи молодых женщин. Некоторые из них казались совсем подростками и в большинстве своем были темнокожими, хотя Розалия была белой. В настоящий момент они занимались коммерческой стороной вопроса, то есть беседовали с мужчинами, которые то и дело подъезжали на автомобилях и сигналили.

– Должно быть, заблудились и спрашивают дорогу, – сказал я.

Лори не откликнулась: она не любила шуток на подобные темы. К этим женщинам она испытывала сострадание и очень переживала по поводу их поруганного человеческого достоинства.

Мы подошли к двум дамочкам, которые топтались возле парапета, высматривая клиентов. На одной из них было вызывающе короткое красное платье, на другой – точно такое же, только зеленое.

– Привет. – Я не придумал более умного начала для предстоящего разговора.

Девушки посмотрели на меня без малейшего энтузиазма. Если они и испытывали ко мне сексуальное влечение, то успешно это скрывали.

– Копы, что ли? – предположила Вызывающе Красная.

– В прошлом – да, – ответила Лори. – А сейчас я занимаюсь частным сыском.

– А как насчет него? – Вызывающе Красная ткнула в мою сторону пальцем.

– Он адвокат.

Вызывающе Зеленая прыснула в ладошку, и обе девушки захихикали: моя профессия почему-то показалась им ужасно несерьезной.

– Ну, и что вам нужно? – спросила Вызывающе Красная.

– Хотим расспросить насчет Розалии – девушки, которую убили, – сказала Лори. – Мы пытаемся найти ее убийцу.

– Вы были с ней знакомы? – спросил я.

Вызывающе Красная бросила взгляд на Вызывающе Зеленую, и та, немного подумав, утвердительно кивнула.

– Вон там стоит Сондра. Они вместе снимали комнату.

Поблагодарив за помощь, мы пошли в указанном направлении и приблизились к женщине лет под тридцать, которая в одиночестве прогуливалась возле автомобильной стоянки. Лори представилась и объяснила, что мы хотели бы поговорить с ней о Розалии.

– Я не знаю, кто ее убил, – заявила Сондра и отвела глаза. Она явно надеялась, что мы удовлетворили свое любопытство и теперь исчезнем.

– Охотно верю, – сказала Лори. – Мы просто пытаемся узнать, что она была за человек. Возможно, это поможет понять, почему ее убили.

Сондра, все с тем же безразличным видом, рассказала то, что считала нужным. Розалия, с ее слов, была очень хорошенькая, ей везло, и у нее был талант, к тому же она была хорошим другом и компаньонкой. Она словно описывала свою подружку по студенческому клубу. Будь оно и в самом деле так, мы бы, возможно, не стояли сейчас возле мусорных куч, любуясь на подъезжающих клиентов.

– Розалия – это было ее настоящее имя?

Сондра пожала плечами:

– Хоть убейте, я понятия не имею, кем она была раньше, откуда приехала и почему. Согласитесь, в нашем деле это не важно.

– Вы можете предположить, почему ее убили?

– Еще бы! – вспыхнула Сондра. – Ее убили потому, что вокруг полно уродов, и она имела несчастье нарваться на одного из них.

Как мы ни старались, Сондра почти ничего не добавила к сказанному. Она могла только предполагать, что Розалия была родом откуда-то со Среднего Запада и вполне могла в свое время сбежать от богатеньких родителей. Иначе с чего бы молодой девушке так хорошо разбираться в дорогих марках одежды?

Мы показали Сондре фотографии остальных жертв. Оставалась слабая надежда, что она опознает по снимкам кого-то из знакомых Розалии, но чуда не произошло. Мы уже заканчивали разговор, когда рядом затормозил автомобиль, и парень, выскочивший из машины, прямиком направился к нам. Здесь, на бойком торговом месте, наверняка водились сутенеры, и этот тип, судя по прикиду и ужимкам, был одним из них.

– Они что, пристают к тебе, Сондра?

В ту же секунду Сондра вся как будто сжалась. Страх, который она испытала при виде этого человека, был настолько материален, что, казалось, его можно потрогать руками.

– Да нет, Рик, никто ко мне не пристает. Мы просто болтаем.

– Ах, вы просто болтаете! – криво усмехнулся Рик. – А я-то думал, что ты здесь просто работаешь.

Дальнейшие события развивались с молниеносной быстротой. Рик с такой силой ударил девушку по лицу, что сбил ее с ног. В следующее мгновение Лори схватила его за кисть и резко вывернула руку, после чего впечатала парня лицом в капот его собственного автомобиля. Он взвыл от боли, и я увидел, как по крышке капота заструилась кровь – судя по всему, из разбитого носа.

Он попытался было вырваться, но Лори, не ослабляя захвата, приподняла его за волосы и еще раз от души приложила лицом к металлической поверхности. После чего открыла свою сумочку, извлекла оттуда наручники и защелкнула браслеты на запястьях его рук, заломленных за спину.

Тут я наконец тоже смог принять участие в схватке. Правда, сделал это исключительно с помощью слов.

– Вот дерьмо, – сказал я.

Мой комментарий практически не повлиял на развитие событий, поскольку все основные события уже свершились.

Сондра тихонько всхлипывала, но Лори с Риком обращали на нее ровно столько же внимания, сколько и на меня, то есть не обращали совсем. Лори достала мобильный телефон, набрала номер участка и попросила своих бывших сослуживцев прислать полицейского, который мог бы провести задержание. Потом она вытащила из замка зажигания ключи от машины сутенера и изящным движением забросила их в сточную трубу.

Рик попытался что-то сказать по этому поводу, но его слова вместе с их буквальным значением утонули в потоке кровавых соплей. Лори отвесила ему подзатыльник, и правильно сделала, поскольку то, что он собирался сказать, все равно было противно природе. После этого она наклонилась к самому его уху и процедила сквозь зубы:

– Я намерена кое-кого попросить, чтобы приглядели за Сондрой. Если с ней хоть что-нибудь случится – ну, скажем, кто-то ее ударит или она простудится, – я запишу это на твой счет. По сравнению с тем, что будет, сегодняшнее приключение покажется тебе пляжной вечеринкой. Все понял?

Рик с трудом выдавил из себя набор звуков, которые при желании можно было расшифровать так:

– О да, моя чокнутая госпожа, я все прекрасно понял, только, пожалуйста, не бейте меня больше лицом об капот.

В этот момент подъехали полицейские, чтобы провести задержание и забрать Рика в участок, где ему будет предъявлено обвинение в разбойном нападении и кое-каких других грехах, о которых расскажет Лори. Тот факт, что у парня разбито лицо, не произвел на копов никакого впечатления, потому что они и не к такому привыкли. Я подтвердил, что Рик получил телесные повреждения в результате того, что пытался оказать сопротивление гражданскому аресту.

После того как они уехали, Лори повернулась к Сондре.

– Не хочешь завязать со всем этим? – спросила она. – Ты могла бы найти себе занятие получше.

Сондра фыркнула, как будто услышала полную нелепость:

– Ну, и куда мне идти?

– Это уже вторая проблема, – сказала Лори. – Главное – желание.

– Не волнуйтесь, со мной все будет в порядке.

Я достал свою визитку и протянул ее девушке.

– В случае чего, звони по этому номеру, – сказал я. – В следующий раз я не стану с ним церемониться.

Сондра ушла, а мы с Лори вернулись в машину.

– Я и не знал, что ты до сих пор носишь с собой наручники, – сказал я с идиотской улыбочкой.

– Ты не обидишься, если я скажу, что у тебя сейчас идиотская улыбочка?

– А у тебя найдется еще парочка? – спросил я, намекая на то, что одна пара наручников отбыла вместе с Риком.

– Найдется. Но я использую наручники исключительно во имя торжества справедливости.

– Вот черт, как же мне не повезло.

* * *

Если бы среди экспертов судебной медицины проводили конкурсы красоты, то доктор Джанет Карлсон, без сомнения, была бы признана первой красавицей. Или, точнее, последней красавицей, с которой люди сталкиваются в самый канун собственных похорон. Худенькая и довольно высокая, она, несмотря на свои тридцать пять лет, выглядела как старшеклассница.

Но стоит взглянуть на ее руки, затянутые в резиновые хирургические перчатки и сжимающие скальпель, – желание пригласить эту даму на ужин при свечах мигом пропадает.

Как-то раз я оказал услугу ее сестре – помог уладить неприятную ситуацию с бывшим мужем, и с тех пор Джанет ко мне благоволит. Пользуясь ее расположением, я уже не меньше пятидесяти раз обращался к ней за помощью, и она ни разу не выказала неудовольствия. Сегодня был как раз один из таких случаев.

Официальное медицинское заключение по поводу интересующих меня убийств пока не было готово. Или, еще вероятней, кое-кто пока еще не был готов показать его адвокату. Поэтому я сам отправился в кабинет судебной медицины, чтобы разузнать все, что только возможно. Едва завидев меня, Джанет помахала рукой, приглашая пройти внутрь. Она была явно настроена поболтать, что и неудивительно: остальные десять человек, с которыми ей в настоящее время приходилось иметь дело, все время молчали, лежа в холодильнике.

– По идее, я не должна тебе ничего рассказывать, – сказала она. – Такер, если узнает, распнет меня и высечет.

– Что за дивное видение… – пробормотал я, прикрывая глаза.

Она засмеялась:

– Ну, и что тебе от меня надо на этот раз?

– Информацию, которая поможет мне понять собственного клиента.

– Что-что? – переспросила она, хлопая себя по карманам. – Прости, я, кажется, забыла ее в кармане другого фартука.

Вдоволь нашутившись, мы перешли к делу, и Джанет коротко пересказала мне то, что собиралась написать в официальном заключении.

– Там все предельно ясно, Энди. Все четыре женщины были подвергнуты механическому удушению. Причина смерти в каждом из четырех случаев – асфиксия.

– Сексуальное насилие имело место?

– Нет.

– Но это довольно странно, если учесть, что жертвы были раздеты. Разве не так? – удивился я.

– Насколько мне подсказывает опыт, это действительно нетипичный случай. Но факт остается фактом: следов спермы не было обнаружено ни на телах жертв, ни где-либо поблизости. Правда, следует учесть, что два из четырех тел переносили с места на место. Тут есть над чем задуматься, правда, Энди? Эдакий целомудренный маньяк.

– Если причиной смерти стало удушение, то в какой момент были отрезаны руки?

– Уже после того, как наступила смерть. Надо сказать, что сработано очень чисто… он не пожалел времени. То же самое касается и одежды.

– Они нашли одежду?

– Только Линды Падилла, – сказала она. – Полагаю, что во всех остальных случаях он разрезал ее на куски… иначе остались бы хоть какие-то ссадины. Я практически уверена в том, что он разрезал одежду уже после смерти жертвы, причем, вполне вероятно, именно тем ножом, которым отрезал руки.

– Абсолютно хладнокровно? – Я не удержался от этого вопроса, несмотря на то, что Джанет, говоря об убийствах, старалась придерживаться исключительно научной терминологии.

– Я бы сказала, именно так. По крайней мере, никаких признаков волнения не наблюдается.

Я поблагодарил Джанет за помощь и отправился назад, к себе в офис. То, что я услышал от нее, было не только неожиданным, но и внушало смутное беспокойство. Сначала я опасался, что Дэниел окажется психопатом, или, по крайней мере, таким его признают присяжные. Но теперь, из портрета, нарисованного Джанет, выходило, что эти убийства – дело рук вовсе не психопата, а как раз наоборот – человека, который прекрасно отдает отчет в своих действиях. Получалось, что убийца умен, хладнокровен и невероятно жесток. И эта роль подходила Дэниелу еще больше.

С другой стороны, это могло обернуться и к лучшему. Если убийца более расчетлив, нежели импульсивен, то значит, он вполне способен придумать всю эту хитроумную комбинацию, имеющую целью свалить вину на Дэниела.

В офисе меня поджидал Винс, который тут же приступил к своему обычному ритуалу, то есть принялся засыпать меня вопросами о том, как продвигается дело. Я уже успел поделиться с ним всем, чем только мог. Во-первых, тем, что узнал от Дэниела, а во-вторых, тем, что сам ничего не знаю.

– Что тебе известно о сексуальных пристрастиях Дэниела? – спросил я.

– На что ты, черт возьми, намекаешь?

– Винс, это вполне закономерный вопрос. Замечал ли ты что-нибудь необычное?

– Разумеется, нет, – вспыхнул Винс. – Ты случайно не забыл, Энди, что он мой сын?

– Видишь ли, твои гены сами по себе еще не могут гарантировать, что он абсолютно нормален.

– Ты спрашиваешь, потому что убийца – сексуальный извращенец?

– Женщины были убиты, раздеты догола, и у них отрезаны руки, – сказал я. – Тебе не кажется, что в этом есть что-то ненормальное?

Винс абсолютно искренне считал, что его роль заключается только в том, чтобы без конца уверять меня в невиновности Дэниела. Пока он распространялся на эту тему, я успел пробежать глазами листок, который Эдна положила мне на стол. Это был список людей, звонивших в мое отсутствие.

Первым в списке значился Рэнди Клеменс. Он звонил только один раз, что и неудивительно, если учесть, что заключенный имеет право всего на один телефонный звонок в день. Напротив его имени рукою Эдны была сделана пометка: «Настаивает на немедленной встрече».

Четыре с половиной года назад я выступал защитником Рэнди Клеменса, которого судили по обвинению в разбойном нападении. Обвинение располагало очень серьезными, но небезупречными доказательствами. Лично я сочувствовал этому человеку и верил в его невиновность. А тот факт, что сегодня он звонил мне из тюрьмы, красноречиво свидетельствует о том, насколько успешной была моя защита. Узнав, что ему грозит тюремное заключение сроком минимум на пятьдесят лет, его жена подала на развод, забрала дочь и переехала в Калифорнию.

Мне до сих пор больно вспоминать этот случай, и я чувствую себя в долгу перед Рэнди, который оказался за решеткой. Один раз в несколько месяцев он звонит мне и делится очередной идеей по поводу апелляции. И всякий раз, изнемогая от чувства вины, я вынужден сообщать ему, что ничего не получится. Я уже смирился с этой мыслью, а вот он никак не может смириться и посмотреть правде в глаза: его игра окончена, и он в этой игре проиграл. Не осталось ни единого шанса.

Я попросил Эдну позвонить в тюрьму и постараться назначить мне свидание с Рэнди на субботу. Как всегда, мне очень не хотелось туда идти, но я не мог допустить, чтобы он, сидя в своей камере, думал, будто я его предал.

В офис вернулись Кевин и Лори, которых я пригласил, чтобы обсудить, что каждому из нас удалось накопать. Честно говоря, надежды на успех с первых шагов было немного. Я был почти уверен: если нам и удастся обнаружить какой-то мотив, то только в случае с Линдой Падилла. Я бы даже предпочел, чтобы до поры до времени все считали, будто у преступника вообще не было никакого мотива, кроме помешательства. Это всяко лучше, чем коллективные домыслы о том, чем руководствовался хладнокровный злодей.

Кевин рассказал о своей встрече с Арнольдом Симонсоном, супругом покойной Бэтти – той самой пожилой женщины, которая стала второй жертвой маньяка.

– Они оба были пенсионерами, а Арнольд еще и инвалидом: он повредил спину, когда работал бригадиром на картонной фабрике, – рассказывал Кевин. – Они дружили со школы, потом поженились и прожили вместе сорок два года. На будущий год собирались перебраться во Флориду. Двое взрослых детей, четверо внуков…

В этом месте голос Кевина задрожал.

– Короче говоря, никакого видимого мотива? – уточнил я.

– Абсолютно по нулям. Я показал ему фотографии других жертв, но он сказал, что раньше никогда их не видел.

Я кивнул. Как я и подозревал, этих людей не объединяло ничего, кроме того факта, что их убил один и тот же человек.

– Он показал мне семейный альбом… – продолжал Кевин. – И у кого только могла подняться рука на эту женщину!..

Я, в свою очередь, рассказал Кевину и Лори о том, что узнал в кабинете судебной экспертизы. Кевин высказал здравое замечание, что это всего лишь точка зрения профессионала, который пытается поставить себя на место преступника. Я посоветовал своим коллегам попытаться сделать то же самое, а сам отправился на встречу с клиентом.

Лори договорилась о встрече с мужем Нэнси Димпси, первой жертвы. После этого мы сможем все вместе сосредоточиться на случае Линды Падилла. Нам позарез нужно вычислить мотив преступления и найти подтверждение тому, что убийца действовал в здравом рассудке. Только так мы сумеем выстроить убедительную версию и доказать, что Дэниела нарочно подставили.

* * *

Кажется, только теперь Дэниел начал осознавать весь ужас своего положения.

Как я уже говорил, все прелести заключения можно понять, только если сам окажешься в этой шкуре. Когда он появился на пороге кабинета, предназначенного для свиданий, я увидел на его лице характерное выражение отрешенной подавленности. Однако, боюсь, он все еще не догадывается, что это пока цветочки и самое страшное ждет впереди. Настоящий кошмар начнется в том случае, если суд будет проигран и машина правосудия с корнем выдернет тебя из привычного мира, чтобы пересадить совсем в другую жизнь. Как однажды рассказал мне Уилли Миллер, хуже всего – это когда ты понимаешь, что надеяться больше не на что и все о тебе забыли.

Дэниел видел во мне единственную ниточку, которая связывает его с внешним миром, и свою единственную надежду выбраться отсюда. В этом он был абсолютно прав. От этой мысли мне делалось не по себе, сознание личной ответственности давило на меня чугунной гирей. Вот и сейчас, прежде чем я успел что-либо сказать, он устремил на меня взгляд, исполненный отчаянной мольбы. Он надеялся, что я принес ему хорошие новости, и его мучениям скоро придет конец.

Однако ничего подобного я ему не принес.

Формально я пришел сегодня для того, чтобы отчитаться, как продвигается расследование. А поскольку оно практически никак не продвигалось, я планировал покончить с этой процедурой очень быстро. В действительности я был намерен сделать следующее: восстановить цепочку событий в день убийства Линды Падилла. Я не верил в ту версию, которую изложил Дэниел, и от всей души надеялся, что для его лжи найдется какое-либо иное объяснение, нежели виновность в убийстве.

– Ты был лично знаком с Линдой Падилла? – спросил я.

– А почему ты спрашиваешь? Думаешь, это я убил ее?

Уклонившись от прямого ответа, я принялся объяснять ему, как должен вести себя подозреваемый. Он должен рассказать мне абсолютно все. Будет гораздо хуже, если на суде всплывет что-либо такое, чего я не знаю, но должен был знать. Если подозреваемого и жертву что-то связывало, то Такер непременно до этого докопается. А уж мне как адвокату сам бог велел узнать об этом первым.

– Да, я был с ней знаком, – проговорил он совсем тихо, так тихо, что получилось почти шепотом.

– Несколько близко?

– Встречались пару раз, ну, может быть, трижды. В последний раз я брал у нее интервью.

– На тему?..

– Я работал над большой статьей об организованной преступности в Нью-Джерси. Ну, как она зарождалась и какую роль играет сегодня… все в таком духе. Я попросил Линду Падилла быть моим консультантом, и она согласилась.

В том, что он сказал, для меня не было ничего удивительного. Когда речь заходила об организованных преступных группировках, нередко всплывало имя Линды Падилла, хотя и на уровне неопределенных слухов. Кое-кто даже утверждал, будто у нее в преступной среде имеются свои источники информации, благодаря которым она получает возможность давить на представителей власти. Скорее всего, эти слухи распускали те, кому довелось попасть под стрелы ее критики, либо ее потенциальные конкуренты на выборах. С другой стороны, нельзя не признать, что эти слухи были на удивление живучими.

– В каком контексте упоминалось ее имя?

– Сейчас я не могу процитировать в точности, но был намек на то, что она каким-то образом связана с криминалом и зависит от этих людей. Я задал ей этот вопрос напрямую, но она быстро поставила меня на место. Ответила отрицательно и больше вообще не пожелала возвращаться к этой теме.

Если Дэниел сейчас говорил правду и Линда Падилла действительно была связана с мафией, то у нас в руках был мотив. Вполне возможно, что именно по этой причине ее тело оказалось в Истсайд-парке и его потребовалось обводить мелом. Хотя, конечно, это ни в коей мере не проливает свет на остальные убийства, жертвы которых не были замечены в преступных связях, но в итоге получили все то же самое по полной программе.

– А теперь расскажи мне о том, где ты был в то время, когда совершались преступления.

Кислая гримаса на его лице была красноречивее любых слов. И все-таки он произнес эти слова:

– Я спал у себя дома. Утром мне приходится вставать в половине шестого, и поэтому я привык ложиться рано. Все убийства были совершены после полуночи. Единственное исключение – это когда погибла Линда Падилла…

Он мог дальше не продолжать, и так было ясно. В ту ночь, когда убили Линду Падилла, он не спал у себя дома, а находился в Истсайд-парке, возле ее трупа.

Я спросил Дэниела, как могло случиться, что отпечатки его пальцев оказались на трубке таксофона, установленного в парке. Этому он не мог найти никакого объяснения. Единственным предположением было следующее: пока он лежал в отключке, преступник каким-то образом ухитрился отвинтить эту трубку и вложить ему в руки, а потом приладить ее на место. Однако медики не брались определенно утверждать, терял Дэниел сознание или не терял. Я решил, что на досуге подумаю над этой версией и, возможно, сумею отыскать доказательства.

Дэниел продолжал настаивать на том, что находился очень далеко от парка, когда убийца позвонил ему на трубку. И я решил, что нужно поискать специалистов, которые смогли бы это подтвердить, если такие специалисты существуют в природе.

Когда речь зашла о найденных в его доме шарфах, с помощью которых были задушены другие жертвы, Дэниел оживился. Его версия на этот счет звучала гораздо более внятно и убедительно. Мне даже показалось, что он слегка переигрывает.

– Неужели тебе не ясно, Энди, что это чистая подстава? Будь я убийцей, неужели я стал бы хранить эти вещи у себя дома? Там, где их в любую минуту могут найти? Я десять лет веду криминальную хронику в газете! Я прекрасно знаю, как делаются такие вещи.

Пока я беседовал с клиентом, Эдна прислала мне сообщение. Нас уведомляли о том, что суд принял дело к рассмотрению, что, в принципе, не явилось для меня большим сюрпризом. Слушание состоится в понедельник, судья пока еще не назначен, но будет назначен не позднее завтрашнего дня. И хотя судей, как известно, назначают в произвольном порядке, я имел все основания подозревать, что на этот раз порядок будет чуть менее произвольным, поскольку дело имеет явную политическую окраску.

Примерно через полчаса я попрощался с Дэниелом, пообещав держать его в курсе дела. Теперь мой путь лежал в приемную доктора Карлотты Амбруцце, психоаналитика, у которой три или четыре года назад я прошел курс лечения из пяти сеансов. Тогда мы выясняли отношения с моей бывшей женой Николь, и я честно пытался отыскать причину семейного разлада в самом себе.

Помню, что больше всего мне тогда хотелось сесть и просто поговорить с доктором о моем браке. Однако доктор, которая предложила называть себя просто Карлоттой, потребовала, чтобы я лег на кушетку и постарался вспомнить свое детство. А поскольку я не мог припомнить ни единой проблемы из своего детства, то вся эта затея была очень похожа на пустую трату времени. Кроме того, я вдруг испугался: а что если в самом деле в моем детстве обнаружится что-то ненормальное? Этого мне ужасно не хотелось.

Карлотта тогда пришла к выводу, что я безнадежный врунишка и таким, скорее всего, останусь до конца своих дней. Я прервал курс лечения, что не помешало нам с доктором остаться добрыми друзьями и даже один раз вместе поужинать. Ужин обошелся мне в кругленькую сумму, но, во-первых, я смог наконец нормально поесть, а во-вторых, во время беседы я имел полное право не лежать, а сидеть.

Эдна организовала мне встречу с Карлоттой в ее офисе. Я явился на десять минут раньше назначенного времени и уселся в приемной, поджидая, пока откроется дверь ее кабинета. Мне было известно, что эта дверь откроется ни минутой раньше и ни минутой позже, чем предусматривает расписание.

Наконец дверь отворилась, и из кабинета вышел пациент. Мы, разумеется, предпочли не смотреть друг на друга. Я вообще стараюсь не таращиться на людей, а когда речь идет о пациенте психоаналитика, то уж и тем более. Карлотта вышла в приемную вслед за ним и пригласила меня пройти к себе.

Однажды, когда мы находились с ней в этом самом кабинете, за закрытой дверью, она задала мне неожиданный вопрос в лоб:

– Вы ведь пришли сюда не потому, что считаете себя больным и страстно желаете избавиться от душевного недуга? – В тот раз я предпочел отшутиться…

Сегодня я сделал вид, что намерен улечься на кушетку, но потом резко развернулся на каблуках и сел на стул напротив нее.

– Я пришел сюда получить ваш профессиональный совет и готов за него заплатить.

Подробно описав ей убийства, я поделился тем, что лично мне кажется странным в поведении убийцы. Мне было известно, что Карлотта никогда не занималась судебной психиатрией, и я понимал, что этот случай не вполне входит в ее компетенцию. Однако я надеялся, что она сможет подсказать мне правильный взгляд на события.

После того как я закончил рассказ, она немного помолчала, обдумывая услышанное, а потом спросила:

– Известно ли вам, с какой стороны было совершено нападение? Спереди или сзади?

Я совершенно упустил из виду эту подробность.

– Он нападал сзади. И, по всей вероятности, набрасывал на шею жертвы шарф.

Она снова задумалась и молчала теперь несколько дольше.

– Энди, должна признаться, что я не слишком хорошо разбираюсь в психологии серийных убийц.

– Надеюсь, что у вас все-таки получится попасть в точку.

– Ну хорошо, я попытаюсь, – кивнула она. – Давайте будем исходить из того, что убийства были совершены в результате психической патологии, иными словами, в действиях убийцы не было определенного мотива. В противном случае – если преступник действовал, скажем, из мести или из корыстных побуждений, или руководствуясь какими-либо иными подобными соображениями, – это не представляет для врача никакого интереса.

– Согласен.

– Мне представляется весьма важным тот факт, что не было изнасилования – ни до, ни после смерти жертвы. Уверена, что вам известно о том, что изнасилование – не столько сексуальное преступление, сколько преступление на почве стремления к власти и лидерству. Бывают случаи, когда насильник панически боится женщин и насилует жертву только в том случае, если она мертва и никоим образом не может ему помешать.

– Ну, а если не было покушения на изнасилование? И не было даже угроз? – спросил я.

– Можно предположить, что страх перед женщинами настолько велик, что убийца все равно не может добиться превосходства, хотя бы в сексуальном плане, даже если его жертва мертва. Повторяю, это всего лишь мои догадки, но тот факт, что все нападения были совершены сзади, дает основание предполагать нечто подобное.

– То есть ему не хватает смелости взглянуть жертве в лицо?

– Именно так, – кивнула она.

Все, что она сказала, представляло для меня живой интерес.

– А чем можно объяснить отрезанные руки?

– Сложно сказать… – Она в раздумье покачала головой. – Возможно, в свое время преступник испытал унижение со стороны женщины, и этот некий оскорбительный для него акт был совершен с помощью рук. Или, возможно, он чувствует, что женщины им манипулируют, и таким образом он как бы символически освобождается от своей зависимости. У нас слишком мало информации, Энди, для того, чтобы с точностью утверждать то или иное.

Я позволил себе привести несколько фактов, касающихся Дэниела, включая факт убийства его жены. Однако Карлотта не усмотрела между этими преступлениями никакой связи. По ее мнению, весьма маловероятно, чтобы один и тот же человек мог совершить убийство из корыстных побуждений и те преступления, о которых мы вели речь до этого.

Поблагодарив Карлотту за помощь, я отправился домой, чувствуя после разговора некоторое облегчение. Понемногу я начинал привыкать к мысли о том, что Дэниел, возможно, и в самом деле невиновен. Разумеется, улики утверждают обратное, но опровергать улики – это и есть моя работа.

Лори поджидала моего возвращения на лужайке напротив дома. Они с Тарой играли в мяч. Подумать только, две мои самые любимые женщины ждут не дождутся, когда их господин вернется домой. Немедленно подать сюда газету, трубку и домашние тапочки!

Однако до тапочек дело дошло далеко не сразу, поскольку Лори как раз собиралась отправить меня за пиццей. Кулинарные таланты Лори ограничиваются умением готовить превосходные салаты. А поскольку я считаю себя настоящим мужчиной, то пошел и купил себе настоящую мужскую пиццу с сыром, причем четыре куска съел целиком, с остальных четырех съел только сыр, а корочки отдал Таре.

После ужина Лори открыла бутылку вина, у которого оказался довольно терпкий привкус. Но я удержался от комментариев, посчитав, что общение с любимой женщиной при свечах, перед тем как отправиться в спальню – не самое подходящее время для ознакомительной лекции. Зато Лори поведала мне о своей встрече с Ричардом Димпси, супругом убитой Нэнси Димпси.

Лори сообщила, что этот человек произвел на нее крайне отталкивающее впечатление. По ходу их беседы он умудрился трижды упомянуть, что его брак был неудачным. По мнению Лори, это выглядело абсолютно бестактно, особенно если учесть трагизм самой ситуации.

– Еще немного, и он начал бы ко мне приставать, – сказала она.

– В следующий раз покажи ему тот замечательный приемчик «мордой об капот», который ты отработала на сутенере, – сказал я.

– Непременно, – согласилась она.

– Ты думаешь, он может быть убийцей?

– Нет, Энди, я так не думаю. – Она решительно покачала головой. – Тип довольно скользкий, но чтобы серийный убийца… Конечно, я могу ошибаться, но он совсем не подходит на эту роль.

Похоже, что на эту роль вообще никто не подходит, и это начинало действовать мне на нервы. Кроме того, на меня вдруг навалилась страшная усталость, и мне захотелось немедленно отправиться с Лори в постель. Проблема заключалась только в том, что Лори продолжала сидеть, уютно устроившись на диване, с удовольствием потягивать вино и поглаживать Тару.

Я принялся лихорадочно придумывать, как бы заманить ее в ловушку. Еще будучи холостяком, я разработал на этот счет множество методик и опробовал их на многих женщинах. У всех этих приемов было одно общее свойство: они никогда не срабатывали.

– Хочешь в кроватку? – спросила Лори.

– В любую минуту! – с готовностью откликнулся я и наглядно изобразил, что буквально валюсь с ног от усталости.

– Ну, так ты ступай! Ты выглядишь таким усталым. А я еще немного здесь посижу.

При мысли о том, что в постели рядом со мной не будет Лори, я почувствовал себя засунутым в микроволновку, которую включили на полную мощность.

– А знаешь, пожалуй, я тоже посижу с тобой. У меня сна ни в одном глазу, – заявил я. – Не могу даже припомнить, когда я в последний раз чувствовал такой прилив бодрости.

– Думаю, нам обоим пора ложиться, – улыбнулась она. – Ты идешь?

– А то как же! Я устал как собака.

Она взяла меня за руку, и мы пошли в спальню.

Да здравствует Энди – великий манипулятор!

* * *

Всякий раз, когда я приходил в тюрьму навестить Рэнди Клеменса, у него было одно и то же выражение лица, и сегодняшний день не был исключением. Значит, у него опять имеется чудесный план, гениальная идея, и он опять нисколько не сомневается: та информация, которую он сообщит мне сегодня, послужит ключом к его освобождению. Он настолько окрылен надеждой и полон энтузиазма, что начисто забыл о том, что такое с ним уже бывало миллион раз. Он всегда испытывал эти прекрасные чувства перед тем, как признать, что в очередной раз жестоко заблуждался.

Ну, а моя неблагодарная роль состояла в том, чтобы каждый раз лишать его надежды, сообщая дурные новости. В глубине души я лелеял тщетную мысль, что в один прекрасный день он придумает такой блестящий повод подать на апелляцию, до которого я сам не мог додуматься, и в итоге его выпустят на свободу.

Он вошел в комнату для свиданий и сразу же взглядом вычислил меня в толпе посетителей и осужденных, беседующих по телефону по обе стороны стеклянной перегородки. Он направился ко мне, потом на мгновение замер, настороженно вглядываясь в каждого, кто находился по его сторону. Потом, вероятно решив, что ничто ему не угрожает, наконец, сел.

– Спасибо, что пришел, Энди, – сказал он. – Я знаю, что тебя это очень напрягает.

– Ерунда, у меня тут неподалеку были дела.

– Ну да, конечно.

Рэнди криво усмехнулся, и в его глазах снова засветилась настороженность. Потом, понизив голос, он сообщил:

– Я знаю, кто убил этих женщин.

Если бы мне предложили угадать, что он скажет, то из тысячи предположений я бы ни за что не выбрал то сообщение, которое услышал.

– Что ты сказал?!

– Энди, пойми, я не могу орать об этом на всю тюрьму. У меня есть информация про эти убийства, и я хочу, чтобы ты помог мне подороже ее продать. Я им даю информацию, а они мне – свободу. Такое делается сплошь и рядом.

– А ты в курсе, что я защищаю человека, которого обвиняют как раз в этих убийствах?

Судя по несказанному удивлению на его лице, он этого не знал.

– О, господи! – воскликнул он. – Вот это здорово! Не могу даже поверить.

Что касается меня, то я не разделял его эйфории.

– Что именно тебе известно, Рэнди?

Он снова настороженно огляделся, и на этот раз это не показалось мне странным.

– Все дело в той, которая богата. Остальные – просто для отвода глаз.

– Ты хочешь сказать, что…

Он не дал мне договорить, решительно покачав головой.

– Нет, не здесь и не сейчас. Я обязательно помогу тебе, Энди. Но, пожалуйста, давай сначала ты выполнишь мою просьбу. Организуй мне десятиминутный разговор с прокурором, и твой клиент будет вне подозрений.

– Но прежде чем встречаться с тобой, он захочет узнать хоть какие-то подробности.

Рэнди снова решительно покачал головой.

– Не обижайся, Энди. Сейчас я не скажу больше ничего. Я действительно кое-что слышал… Ты должен просто мне поверить. Честное слово. Клянусь своей дочерью.

Я не стал мучить его больше. Рэнди дал мне пищу для размышлений, и можно было не сомневаться: он знает, о чем говорит. А вот я, со своей стороны, очень даже сомневался в том, что сумею оправдать его надежды.

– Хорошо, я попробую устроить тебе эту встречу. Начну прямо сейчас.

Он почувствовал настолько явное облегчение, что это было видно даже через загородку.

– Спасибо, – сказал он и направился к выходу.

И снова, перед тем как скрыться из поля моего зрения, он на секунду замер и внимательно огляделся по сторонам.

По дороге к машине я в общих чертах придумал, как помочь Рэнди. В том, что обращаться надо в районную прокуратуру, сомнений не было. Но я подозревал, что Такер может запросто пренебречь этой информацией, даже если и сочтет ее вполне правдивой.

Вместо него я позвонил Ричарду Уэллесу. Ричард с самого начала выступал обвинителем по делу Рэнди Клеменса, но не только по этой причине я остановился на его кандидатуре. Этот человек ни разу не дал повода заподозрить себя в предвзятости. Расхожий газетный штамп в данном случае был вполне оправдан: торжество правосудия его волновало больше, чем личная победа.

Мне повезло, и до Ричарда я дозвонился с первой же попытки. Я сообщил, что у меня к нему имеется срочный нетелефонный разговор. При этом я молил бога, чтобы он не счел мою информацию пустой болтовней и не истолковал превратно. Он согласился на встречу, и я предложил увидеться в кафе неподалеку. Меньше всего мне сейчас хотелось случайно столкнуться с Такером.

Когда я вошел, Ричард уже поджидал меня за столиком. Мы немного поболтали о пустяках, после чего я посвятил его в историю Рэнди.

– Надо сообщить об этом Такеру, – сказал он.

– Пойми, Ричард, я не могу. Он ни за что не пойдет мне навстречу. Я рискую повредить даже не одному, а сразу двум своим клиентам.

Понимая, что я прав, Ричард кивнул и принялся размышлять в поисках обходного пути.

– Надо полагать, ты сообщил мне все это неофициально? Не для протокола?

Я не понимал, к чему он клонит, но он ободряюще подмигнул мне, и я согласился.

– Так точно, – сказал я. – Абсолютно неофициально и не для протокола.

– А теперь предположим, что ты приходишь ко мне официально и говоришь, что твой бывший подзащитный Клеменс намерен сообщить некую информацию по поводу серьезных преступлений. Причем ты понятия не имеешь, о каких именно преступлениях идет речь, и даже не догадываешься, что это как-то связано с другим твоим клиентом.

Тут я наконец догадался, куда он клонит.

– Получается, что ты вовсе не обязан докладывать об этом Такеру. Более того, ты вынужден соблюдать полную конфиденциальность.

– По крайней мере до тех пор, пока не услышу, что именно скажет Клеменс, – кивнул он.

– Ричард, а теперь я должен официально тебе заявить…

Я наклонился к нему и, чувствуя себя несколько глупо, рассказал все то же самое, но в новой интерпретации. После этого он – тоже официально – дал согласие встретиться с Рэнди и выслушать его историю. Мы назначили эту встречу на утро понедельника, и Ричард пообещал сам уладить проблему с администрацией тюрьмы.

Уже после того, как мы попрощались, он вдруг повернулся ко мне и сказал:

– А знаешь, улик тогда было предостаточно, и я искренне верил в его виновность, но все-таки… Все-таки приговор по делу Клеменса никогда не выглядел абсолютно справедливым. Согласен?

– Еще как согласен!

* * *

Вести слушания по делу «Жители штата Нью-Джерси против Дэниела Куммингза» был назначен судья Кэлвин Ньюхаус. Родом из Новой Англии, с юридическим факультетом Гарварда за плечами, он знал закон как свои пять пальцев. Кроме того, он был весьма эрудирован и красноречив – из тех людей, кто без труда объяснит вам, какое вино и почему следует считать терпким. Говорил он с легким южным акцентом и любил изображать из себя старого брюзгу. Он демонстрировал полную независимость, пренебрегал формальной стороной дела, но в то же время придерживался «старых добрых традиций».

Бытовало мнение, что Кэлвин как судья склонен сочувствовать стороне обвинения, как, впрочем, и большинство судей. Правда, был один случай, когда мне удалось выиграть: Кэлвин согласился с доводами защиты, и обвиняемый был оправдан. Мне он тогда показался очень умным и по-настоящему беспристрастным, так что сегодня я был скорее доволен его назначением, чем наоборот. Могло быть и получше, но могло быть и не в пример хуже.

Несомненным плюсом было то, что Кэлвину всегда было совершенно наплевать на давление со стороны прессы и на общественное мнение в целом. Ему исполнилось шестьдесят четыре года – как ни крути, скоро на пенсию, и он мог по праву гордиться своей независимостью. Он не станет заведомо подыгрывать Такеру, но, с другой стороны, я тоже не имел оснований надеяться на особую благосклонность.

Сегодняшние слушания были в значительной степени формальными: представление судьи, который огласит дату суда присяжных, а также выслушает официальные заявления сторон. Несмотря на это, в здании суда было полным-полно представителей прессы. Вот уж поистине в мире ничего более важного не происходит!

Винс сходил домой к Дэниелу и принес ему костюм. Когда я взглянул на своего клиента при всем параде, то возблагодарил судьбу, что в зале пока еще нет присяжных заседателей. Если бы судья собирался отпустить Дэниела под залог (а он вовсе не собирался), то в качестве залога вполне можно было бы внести этот костюм. Обвиняемому ни в коем случае нельзя выглядеть респектабельно. Он должен смотреться, как паренек из народа: слегка потрепанный и без малейших претензий на моду. Надо будет сделать Винсу внушение на этот счет.

Такер согласовал дату суда присяжных – через два месяца – и очень удивился, узнав, что меня этот срок тоже устраивает. Конечно, я бы предпочел, чтобы времени было побольше, но Дэниел настаивал на том, чтобы мы продвигались как можно скорее. Казалось, он был убежден: чем скорее состоится суд, тем скорее он выйдет на свободу. Мне же, прежде чем я смогу разделить его убеждение, предстояло проделать еще уйму работы.

Судья Кэлвин поинтересовался ходом расследования и уточнил, на какой стадии оно находится. Коробки с документами поступали в мой офис ежедневно, однако там до сих пор не было данных экспертизы ДНК, на проведение которой уйдет еще несколько недель. Этих результатов я вовсе не ждал, затаив дыхание, поскольку не сомневался, что кровь и волосы на шарфах, найденных в доме Дэниела, принадлежат именно жертвам. Моя задача состояла в другом: убедить присяжных в том, что это не Дэниел положил их туда.

– Ваша честь, – обратился я к судье. – Сторона обвинения предоставила нам не все документы, а только те из них, которые непосредственно касаются господина Куммингза как подозреваемого. Вероятно, господин прокурор полагает, что защита не вправе ознакомиться с ними до начала суда присяжных. Я прошу предоставить нам все, абсолютно все документы, имеющиеся в деле, независимо от того, имеют ли они прямое касательство к моему клиенту.

Такер быстро взглянул на одного из своих коллег и встал.

– Ваша честь, существуют определенные правила ведения расследования, а потому просьба, высказанная адвокатом, представляется неправомерной. Сторона защиты проявляет чрезмерное любопытство.

Я покачал головой.

– Ваша честь, прошу принять во внимание тот факт, что мой клиент какое-то время был посредником между преступником и полицией. Полиция использовала его в качестве источника информации и поощряла его контакты с настоящим убийцей. Так продолжалось до тех пор, пока он сам не попал под подозрение. Мой клиент был связующим звеном в расследовании, и потому защита имеет право знать обо всех аспектах данного расследования.

Такер опять заявил, что он протестует. Он придерживался буквы закона и не мог понять, почему Кэлвин проявляет благосклонность к стороне защиты. Я же искренне надеялся, что судья постарается дать нам все шансы. Он прекрасно понимает, что речь идет о смертном приговоре. А это значит, что последующие апелляционные суды будут тщательно проверять его работу в течение многих лет.

– Я склонен согласиться с доводами защиты, – сказал Кэлвин после того, как Такер повторил свое возражение во второй раз. – Если сторона обвинения будет настаивать на том, что ознакомление защиты с этими документами способно причинить вред третьей стороне, я готов обсудить эти доводы в частном порядке.

Честно говоря, я не особо надеялся победить в этом споре, но коль скоро удача оказалась на моей стороне, надо попытаться выкачать из этой ситуации максимум пользы.

– Благодарю вас, ваша честь. Мы также просим предоставить нам возможность ознакомиться с результатами полицейского расследования, касающегося лично госпожи Линды Падилла, поскольку эти данные могут иметь прямое отношение к ее убийству. Мы искренне надеемся, что они помогут пролить свет на существование других людей, у которых был повод избавиться от нее.

После того, как прозвучал мой намек на возможную связь Линды Падилла с преступным миром, среди представителей прессы пронесся оживленный шепот, а Такер вскочил на ноги. Он был явно обескуражен.

– Ваша честь, смею заявить, что для подобных утверждений нет ни малейшего основания. В этих отчетах не содержится ничего такого, что имело бы отношение к данному делу.

– Насколько я понял, лично вы успели ознакомиться с этими отчетами. Не так ли? – веско спросил Кэлвин.

Он прекрасно понимал, что у Такера не было бы ни повода, ни возможности прочесть эти отчеты, если бы они и вправду не имели отношения к делу.

– Прошу прощения, ваша честь, я совсем не то хотел сказать. На самом деле, я даже не уверен в том, что подобные документы существуют. Но поскольку в них не может быть никакой информации, касающейся господина Куммингза, то я не вижу необходимости приобщать их к делу. Согласно законам штата, мы не имеем права предавать их огласке.

На этот раз Кэлвин опять помог нам выиграть, хотя и не с таким блеском. Он сказал, что готов ознакомиться с этими отчетами в личном порядке и передать их защите только в том случае, если они действительно будут ей полезны.

Я решился еще раз выступить с ходатайством об освобождении Дэниела под залог, хотя особо не надеялся на успех: обвинения, предъявленные моему клиенту, были для этого слишком серьезными.

– Вы специально заставляете суд понапрасну терять время? – поинтересовался Кэлвин.

– Никак нет, ваша честь. Я всего лишь пытаюсь защитить человека, которого прежде никогда не обвиняли в преступлении. Человека, который не представляет для общества никакой опасности и который всегда был достойным членом этого общества. А теперь оказался в камере и вынужден ждать, пока мы сумеем доказать его невиновность.

Такер поднялся на ноги.

– Ваша честь, согласно законам штата…

Кэлвин нетерпеливо прервал его.

– Просьба об освобождении под залог отклонена. Какой следующий вопрос?

Я встал.

– Ваша честь, сторона защиты подала прошение о переносе рассмотрения дела в другой округ. Мы остро ощущаем, что в обществе сформировалось предвзятое отношение к делу, и господин Такер постоянно подогревает общественное мнение, устраивая пресс-конференции в своих интересах. Такой подход делает невозможным подобрать беспристрастных присяжных. Мы предлагаем…

Он не дал мне закончить.

– Я читал ваше прошение, а также читал объяснения по этому поводу обвинительной стороны. Думаю, это займет чуть больше времени, чем обычно, но тем не менее нам удастся сформировать достойную коллегию присяжных. Ваше прошение отклонено. Итак, мы закончили, господа?

Мы не вполне закончили, хотя последний вопрос, который я собирался поднять, был явно обречен на неудачу.

– Ваша честь, в своих интервью господин Закри сообщил прессе, что в деле «несомненно фигурируют четыре убийства», в то время как моему клиенту предъявлено обвинение только в одном. Таким образом, получается, что эта «несомненность» все-таки внушает некоторые сомнения, и господину прокурору следует исправить свою ошибку. Именно поэтому я прошу запретить ему ссылаться на улики по первым трем преступлениям до тех пор, пока он не приобщит их к делу и не предъявит официальное обвинение.

Такер принялся оправдываться, ссылаясь на закон. Дело в том, что улики по трем первым преступлениям пока еще не получили подтверждения в виде «мотива, возможности, намерения и подготовки». Но я, в общем-то, и не надеялся выиграть этот спор, я всего лишь оттачивал свое будущее прошение о пересмотре дела.

Судья Кэлвин решил этот вопрос не в нашу пользу, и я отправился назад, в свой офис. Когда я рассказал Кевину и Лори о своей встрече с Рэнди Клеменсом, они ужасно обрадовались, едва ли не больше, чем я. Может быть, потому, что они не принимали так близко к сердцу бесчисленные предыдущие попытки Рэнди откопать хоть что-нибудь, что помогло бы ему выйти на свободу.

– Значит, он сказал, что все это – из-за Линды Падилла? – уточнила Лори.

– Он не упоминал ее имени. Думаю, из опасения, что нас подслушают. Но он сказал, что убитая была «богата», и я не думаю, что это качество может быть присуще какой-либо из других жертв.

Из Кливленда позвонил Маркус, чтобы отчитаться о проделанной работе, и мы включили телефонный аппарат в режим громкой связи. Когда говоришь по телефону с любым другим человеком, получается совсем не то, что при живом общении, ведь мимика и жесты зачастую значат даже больше, чем сами слова. Маркус же представляет собою ярчайшее исключение из этого правила. Бездушный аппарат способен абсолютно точно передать его индивидуальную манеру общения, поскольку этот аппарат так же лыс, холоден и лишен даже намека на подкожные жировые отложения.

Маркус побеседовал со следователем, который вел дело об убийстве Маргарет Куммингз, жены Дэниела. Судя по его словам, следователь не слишком огорчился по поводу того, что произошло с Дэниелом, поскольку с самого начала был убежден, что Дэниел имеет прямое отношение к убийству Маргарет.

Вообще-то Дэниел имел в Кливленде репутацию добропорядочного гражданина, общественность целиком и полностью поддерживала его, и присяжные единодушно оправдали. А тот следователь был, пожалуй, единственным человеком, который придерживался иного мнения.

– Ты думаешь, это Дэниел застрелил ее? – спросила Лори.

– М-м-м… заказал.

Таким образом Маркус выразил примерно следующую мысль: «Не совсем так. Следователь считает, что наш клиент, руководствуясь корыстными побуждениями, выступил заказчиком убийства».

Из последующего хрюканья и фырканья мы сумели понять, что по подозрению в убийстве был арестован какой-то человек, но в суде дело развалилось, и с него были сняты все обвинения.

Как и следовало ожидать, Маркус не нашел ни одной улики, способной подтвердить причастность Дэниела к убийству. Это и неудивительно, если учесть, что полиция Кливленда в свое время их тоже искала и не нашла.

Надо сказать, что, отправив Маркуса на поиски в Кливленд, я испытывал смешанные чувства. С одной стороны, была некоторая надежда, что ему удастся отыскать зацепку, которая поможет мне защитить Дэниела. С другой стороны, положа руку на сердце (процедура, которую я стараюсь проделывать как можно реже), я должен признать, что готов услышать о Дэниеле все, что угодно. Я надеялся, что Маркус поможет мне наконец понять, что же за человек мой клиент.

Наступил вечер накануне выходных, на которые я возлагал большие надежды. Лори собиралась провести уикэнд в моем доме, что, на первый взгляд, выглядело, как новый этап в развитии наших отношений. Однако на деле было не вполне так. На эти выходные как раз приходится футбольный чемпионат среди юношеских команд, и это значит, что, даже находясь на одной территории, мы все равно будем существовать в разных измерениях.

Пройдет какое-то время, и вся наша команда защиты, готовясь к суду присяжных, будет работать с утра до ночи, без всяких выходных. Но до суда еще далеко, и надо использовать любую возможность, чтобы отдохнуть и набраться сил. Сегодняшний отдых заключался в том, что мы с Лори сидели у меня в гостиной и смотрели по телевизору кассету с записью «Крестного отца». Телевизор с огромным экраном был единственной дорогой покупкой, которую я совершил после того, как разбогател, и он оправдал каждый вложенный в него цент.

Мы запаслись большим пакетом попкорна и уселись на диван смотреть фильм, а Тара улеглась между нами. Она нарочно легла таким образом, чтобы каждому из нас было удобно ее гладить. В этот момент меня буквально пронзило ощущение счастья от того, что Лори находится рядом со мной. Впервые в жизни меня посетила шальная мысль, что нам, возможно, следует пожениться.

Следующим озарением была мысль о том, что Лори никогда не поднимала вопрос о свадьбе. Вообще ни разу. До настоящего момента это меня вполне устраивало, но сейчас я вдруг забеспокоился. Почему она не горит желанием прибрать меня к рукам? Почему не пытается давить на меня своим совершенством? Почему не напоминает о том, что ее чертовы часы тикают и молодость уходит?

Я твердо решил не поднимать этот вопрос первым, но в ту же секунду слова сами сорвались с моих губ.

– Ты никогда не заговаривала о свадьбе, – сказал я.

Я безошибочно выбрал самый подходящий момент для этого разговора. Как раз в это мгновение один из героев обнаружил на подушке рядом с собою окровавленную конскую голову. Как всегда, когда мы смотрели с ней этот фильм, Лори вскрикнула. А чуть позже, когда снова успокоилась, рассеянно переспросила:

– Ты что-то сказал, Энди?

– Я сказал: «Смотри, кажется, сейчас на подушке рядом с ним окажется отрубленная лошадиная голова!»

Мы продолжали смотреть фильм, и мне вполне успешно удавалось держать язык за зубами вплоть до того момента, когда Майкл пришел в больницу навестить своего отца. И обнаружил, что охрана снята. В этом месте я всегда возмущался, почему никто не удосужился предупредить Сони. Майкл подошел к телефонному аппарату и начал набирать номер. И тут зазвонил мой домашний телефон.

– Я сниму, – сказал я. – Не исключено, что Майкл сейчас попросит нас прислать в больницу парней для охраны отца. Можем мы отправить туда кого-нибудь?

– Нет, – сказала Лори. – Все наши люди сейчас следят за доном Солоццо.

Я кивнул в знак согласия и снял трубку:

– Алло?

– Господин Карпентер, вас беспокоят из центральной районной больницы.

Поначалу мне это показалось очень забавным, потому что Майкл в кино звонил именно из больницы. Однако в следующий момент я сообразил, что ночной звонок из этого заведения не может сулить ничего хорошего.

– Что случилось? – спросил я.

– К нам поступила женщина с огнестрельным ранением.

– Что за женщина? – с тревогой спросил я, но почувствовал невольное облегчение от мысли, что Лори сидит рядом со мной.

– Она не могла назвать свое имя, а сейчас она находится в операционной. Но в ее кошельке мы обнаружили вашу визитную карточку.

– Она не похожа на… – нужное определение никак не приходило мне на ум, – …на женщину легкого поведения?

– Да, уверена, что так оно и есть.

– Я сейчас приеду.

Положив трубку, я повернулся к Лори, которая слышала конец разговора и ужасно разволновалась.

– Женщина в больнице… с огнестрельным ранением. Думаю, что это Сондра.

– Вот черт! – воскликнула Лори.

В полном молчании мы вышли из дома и сели в машину.

* * *

За всю дорогу до больницы Лори не проронила ни слова. Я не знал, о чем она думает, а расспрашивать стеснялся. И только после того, как мы припарковались на стоянке, она нарушила молчание.

– Я не должна была оставлять ее там, – сказала она. – Я должна была вытащить ее оттуда.

– Ты сделала все, что могла.

– Нет, – она покачала головой. – Мне надо было вытащить ее оттуда и показать, что в жизни есть кое-что получше. И всячески поддержать. Вместо этого я просто поинтересовалась, не хочет ли она бросить свое занятие. Она сказала, что не хочет, и я успокоилась.

– В том, что случилось, виноват только Рик. А уж ни в коем случае не ты.

Как раз когда мы вошли, Сондру на каталке привезли из операционной в палату. Мы заглянули через окошко, чтобы убедиться, действительно ли это она, и узнать, в каком она состоянии. Девушка спала, все еще находясь под действием наркоза. Врач сказал, что пуля попала ей в плечо, и пострадавшая потеряла много крови. Но ей повезло: пройди пуля несколькими сантиметрами левее, это означало бы верную смерть.

Что и говорить, в таком виде спорта, как стрельба из движущегося автомобиля, все решает точность.

Главный врач пригласил нас к себе в кабинет и поинтересовался, имеется ли у Сондры медицинская страховка. Я почему-то сомневался, что Рик столь трепетно заботится о здоровье своих работниц, и официально заявил, что беру на себя финансовую сторону лечения. Интересно, если человека подбирают на улице и он не в состоянии заплатить, его отключают от аппарата искусственного дыхания?

Смена дежурного офицера, который принял звонок о происшествии, уже закончилась, но побеседовать с нами подъехал Стив Сингер, детектив из полиции Пассейика. Они с Лори в приятельских отношениях, и это добрый знак. А дурной знак был в том, что однажды я обставил этого парня на зачете по бегу. И с тех пор, как мне кажется, он спит и видит, как бы выехать на происшествие, в котором жертвой убийства был бы я.

Сингер сообщил нам, что в Сондру стреляли из проезжающего автомобиля, но непосредственных свидетелей при этом не было, и преступникам удалось скрыться. Он поинтересовался, откуда мы знаем Сондру и каким образом у потерпевшей могла оказаться моя визитная карточка. Я рассказал нашу историю, после чего мой собеседник взглянул на Лори с явной надеждой, что она опровергнет мои слова.

– Тебе что-нибудь известно об этом? – спросил он.

– Стив, я лично была там, – подтвердила Лори.

Я заметил, как на его лице промелькнула гримаса разочарования, после чего он неохотно кивнул. Наверное, он до последнего момента надеялся арестовать меня, ну, хотя бы как сутенера, и только сейчас понял, что его мечтам не суждено сбыться.

– Ну, ладно. Можете еще что-нибудь добавить?

– У нее был сутенер – парень по имени Рик. Он ударил ее прямо на наших глазах, – сказал я.

Лицо Стива тотчас просияло.

– Постойте-ка, я об этом слышал! – сообщил он, обращаясь к Лори. – Ты надрала ему задницу, верно? Я слышал, как наши парни это обсуждали.

– Он поскользнулся и упал, – сухо сказала Лори. – Я просто не успела его подхватить.

– А ты чем занимался, пока леди разбиралась с подонком? – Стив повернулся ко мне. – Сторожил ее кошелек?

Такая постановка вопроса в очередной раз убедила меня в его невысоких умственных способностях. Он был абсолютно не в курсе событий. Ну, взять хотя бы тот факт, что в руках у Лори в ту ночь был не кошелек, а сумочка.

Я изготовился и нанес ответный удар.

– Если вы такие умные, то почему сразу же отпустили того подонка? Из-за этого сегодня пострадала женщина.

Стив презрительно фыркнул и направился в сторону телефона. Быстро переговорив с кем-то из своих коллег, он вернулся, исполненный самодовольства.

– Никто его не отпускал. Ваш Рик до сих пор сидит в камере, – сообщил он. – Вот так-то, умник.

Я на секунду растерялся, но быстро нашел выход из положения.

– Значит, он сумел организовать это покушение.

Поскольку к моим словам Сингер не испытывал ни малейшего доверия, Лори решила прийти мне на помощь.

– И в самом деле, Стив, это не похоже на случайное совпадение. Рика я предупредила, и он побоялся действовать открыто, потому что понимал: подозрение в первую очередь упадет на него.

Похоже, что Сингера нам удалось убедить, и он отправился в участок, чтобы потолковать с Риком.

– Мне будет не хватать его остроумных шуток, – сказал я Лори после того, как ее бывший коллега ушел.

Через несколько минут доктор сообщил нам, что Сондра пришла в сознание, и мы можем поговорить с ней.

Она выглядела совсем обессиленной, что неудивительно, ведь пуля тридцать восьмого калибра, попавшая в плечо, имеет свойство вызывать у человека упадок сил.

Девушка не имела ни малейшего представления о том, кто в нее стрелял.

– Машина довольно медленно проезжала мимо, и я увидела, как опустилось стекло. А что было потом, я не помню.

– Ты уверена, что целились именно в тебя? Может быть, рядом находился кто-то другой, кого и собирались застрелить? – спросил я.

Она печально покачала головой:

– Нет, им нужна была я. Именно я.

Сейчас она была просто не в состоянии сообщить хоть что-нибудь полезное для нас. А поскольку ей вскоре предстоит отвечать полицейским на те же самые вопросы, мы решили оставить ее в покое.

В машине, по дороге домой, Лори сказала:

– Энди, мы должны ей помочь.

– Сначала она должна захотеть, чтобы мы ей помогли, – заметил я.

Лори покачала головой.

– Нет. Так мы уже поступили в прошлый раз. Она не захотела, чтобы мы ей помогли, и мы успокоились. Типа, наше дело предложить… А этого оказалось недостаточно.

– И что ты теперь предлагаешь?

– Помочь ей, даже если она будет отказываться. Убедить ее в том, что она неправа. И только после того, как она дойдет до этого своим умом, мы сможем успокоиться. Мы не можем толкнуть ее обратно на улицу, не дав ни единого шанса.

– А как это будет выглядеть на практике?

– Мы устроим ее на работу и найдем жилье. Надо создать ей такие условия, чтобы она могла почувствовать себя человеком.

– Отличная идея, – сказал я.

* * *

В понедельник утреннюю прогулку с Тарой я свел к минимуму. Я собирался встретиться в тюрьме с Ричардом Уэллесом до того, как состоится его беседа с моим клиентом Рэнди Клеменсом, назначенная на половину десятого. Так что опаздывать было нельзя.

Я приехал даже пораньше, чтобы успеть позавтракать в ресторанчике «Блинная Доньи», который находился поблизости. Я заказал их фирменное блюдо – блинчики с бананом и грецким орехом. И когда мне его подали, оно выглядело как толстая лепешка с горкой бананово-ореховой пасты. Ни с того ни с сего я вдруг почувствовал себя старым. Наверное, потому, что помнил те славные времена, когда бананово-ореховая начинка находилась не поверх, а внутри тонкого блинчика.

Кроме меня в зале были только три посетителя, официантка маялась от безделья, и я решил поделиться с нею своим внезапно нахлынувшим чувством ностальгии.

– Представьте себе, я помню те времена, когда начинка из бананов и орехов была спрятана внутрь блинчика. Я чувствую себя таким старым!

– Как вам угодно, – сказала она, демонстрируя полное пренебрежение к моим культурно-историческим наблюдениям. – Принести вам кофе?

– Спасибо, не надо. Я не пью кофе до тех пор, пока не закончатся Олимпийские игры.

– Как вам угодно.

В двадцать минут десятого я поднялся из-за стола и направился в сторону здания тюрьмы. Блин раздулся в желудке, как пляжный мячик, и казалось, что этот мячик останется там навсегда.

Возле ворот меня поджидали Ричард Уэллес и Пит Стэнтон. Я немного удивился, увидев здесь офицера полиции, потому что Ричард ничего не говорил о своем намерении пригласить кого-либо еще. Однако потом я решил, что если Рэнди собирается назвать имена людей, замешанных в убийствах, то присутствие полиции просто необходимо.

– Доброе утро, друзья, – сказал я.

В ответ никто из них даже не улыбнулся.

– Энди, я пытался тебя предупредить, но ты был уже в дороге, – нахмурившись, сказал Ричард.

– Пришлось поменять планы?

Такое случалось сплошь и рядом, когда администрация тюрьмы по своему усмотрению переносила время свиданий.

– Энди, Клеменс убит.

Меня будто обухом по голове ударили.

– Как это произошло?

– Сегодня утром его зарезали по дороге в столовую.

В первую секунду я почему-то подумал о дочери Рэнди, которая никогда не узнает, каким замечательным человеком был ее отец и как сильно он ее любил. Когда она повзрослеет и будет готова понять, я обязательно разыщу ее и расскажу всю правду.

Пит первым нарушил молчание. Он положил руку мне на плечо и сказал:

– Пойдем, Энди, надо поговорить с начальником тюрьмы.

Мы прошли внутрь, и к тому времени, когда оказались в кабинете начальника, к охватившей меня печали добавилась уверенность в том, что убийство не было случайным. В стенах тюрьмы Рэнди провел четыре года, и у него не было не только конфликтов, но и вообще каких-либо недоразумений с другими заключенными. А именно в тот день, когда он собирался рассказать об убийствах, его самого убили.

– В коридоре завязалась драка, – сказал начальник тюрьмы. – Кто-то закричал, и все столпились вокруг. Клеменс оставался в стороне, и в суматохе никто не заметил, как он упал. Скорее всего, так и было задумано.

– Значит, в организации убийства принимали участие несколько человек? – спросил я.

– Именно так. Это было спланированное действие.

– Вы кого-нибудь подозреваете?

– Подозреваемых сколько угодно, и при этом ни одной улики. Однако могу вас заверить: если случается что-то подобное, то наверняка с подачи Доминика Петроне.

Доминик Петроне был известен как крестный отец организованной преступной группировки, которая вполне успешно действовала в Нью-Джерси. Рэнди Клеменс не имел к этой банде никакого отношения. Подозреваю, что Доминик Петроне даже никогда не слышал про Рэнди, а не то чтобы имел на него зуб. Если он и в самом деле организовал это убийство, то причина может быть только одна. Ему стало известно, что Рэнди Клеменс собирается рассказать нечто такое, что может ему повредить.

Эта дорожка снова вела к Линде Падилла и ее отношениям с преступным миром. Если это действительно так и ее убийство на совести бандитов, то мой клиент невиновен. Очень жаль, что я сумел это понять только тогда, когда погиб мой другой клиент.

По дороге назад я припоминал подробности нашей последней встречи с Рэнди. Я вспомнил, с какой настороженностью он оглядывался по сторонам и как на секунду замер перед тем, как выйти из комнаты. Он прекрасно понимал, что рискует своей жизнью, но ему не терпелось выбраться из тюрьмы, и он не мог не воспользоваться этим шансом.

Я еще раз мысленно прокрутил его слова, стараясь припомнить их как можно точнее. Он не говорил о жертвах напрямую, а только намекал: «которая богата», «остальные – для отвода глаз». Помимо всего прочего, я не знаю, каким образом эта информация попала к Рэнди и зачем убийце вообще потребовалось делать что бы то ни было «для отвода глаз».

В своем офисе я застал Маркуса, который дожидался моего возвращения. Он сидел напротив Эдны и стоически выслушивал истории ее последних достижений. У нее в жизни было два страстных увлечения: разгадывать кроссворды и штудировать сводки финансовых новостей, что, по сути, означало одно и то же. Маркус хранил загадочное молчание, которое могло означать все что угодно: ему интересно, ему неинтересно или он вообще спит. В любом случае его обычная немногословность никак не влияла на ход беседы. Эдна то и дело вставляла в свой монолог фразы типа «Я права?», «Вы меня понимаете?» и «Представляете?» и, судя по всему, была искренне уверена в том, что Маркус поддерживает разговор.

Он вернулся из Кливленда, после того как собрал столько информации, сколько смог. По правде говоря, не так уж и много. С одной стороны, Дэниел был известным и уважаемым журналистом, который не был замечен ни в каких связях с криминальным миром и не имел ни малейшей склонности к насилию. В его близком окружении были известные политики и крупные бизнесмены, которые поддерживали его в течение всего процесса. На другой чаше весов были подозрения, высказанные следователем, и слова нескольких друзей покойной Маргарет о том, что этот брак был неудачным и жена собиралась от Дэниела уходить.

Что касается Маркуса, то он разделял эти подозрения, считая, что Дэниел был вполне способен убить или выступить заказчиком убийства своей жены. Но так же, как и следователь, он не мог этого доказать. Наследство, неудачный брак… Чутье сыщика подсказывало Маркусу, что этого вполне достаточно. А такое понятие, как презумпция невиновности, нисколько его не смущало.

Лори и Кевин тоже подъехали, потому что мы планировали обсудить, как продвигается наше расследование по делу Линды Падилла. Известие о гибели Рэнди Клеменса их потрясло. Они не были знакомы с ним лично, но испытывали к нему горячую симпатию, ведь именно благодаря Рэнди наше дело сдвинулось с мертвой точки.

Смерть Рэнди лишний раз подтвердила правдивость той информации, которую он собирался сообщить. Кевин и Лори тоже нисколько не сомневались в том, что эта гибель не была случайной. Он собирался назвать имена, и носители этих имен – будь то Петроне или кто-нибудь другой – сделали все, чтобы по-прежнему оставаться в тени.

Я попросил Эдну доложить о результатах порученного мною небольшого исследования. Она должна была просмотреть как можно больше телепередач, в которых так или иначе затрагивается тема убийства Линды Падилла.

После гибели принцессы Дианы телевизионщики взяли за правило транслировать похороны от начала и до конца. Не могу взять в толк, что может быть интересного и полезного в созерцании, как люди причитают над покойником и демонстрируют свои отчаяние и скорбь, но, похоже, подобные передачи обеспечивают неплохой рейтинг. Клянусь, если кто-нибудь затянет на моих похоронах скорбную песнь, мне придется умереть еще раз – от стыда. Исключение могу сделать только для Сэма Уиллиса, который, иначе как с помощью песен, не умеет выражать свои мысли.

Единственное достоинство подобных программ, по крайней мере для нас, состоит в том, что они позволяют вычислить близкое окружение ныне покойной Линды Падилла. Именно с этими людьми нам следовало встретиться и поговорить в первую очередь. Эдна прекрасно справилась со своей задачей и составила для нас длинный список кандидатур.

Каждому из моих сотрудников досталось по несколько имен из этого списка. Я напомнил, что времени до начала суда присяжных остается в обрез, а потому действовать предстоит быстро и слаженно. На этом наше совещание закончилось.

– У Сондры дела идут на поправку, – сообщила Лори, задерживаясь возле моего стола. – Но чтобы окончательно выздороветь, ей потребуется еще какое-то время.

– Как долго ее продержат в больнице?

– На днях уже выпишут, но ей нужен покой и отдых, по крайней мере в течение пары месяцев.

– И где же она будет отдыхать?

– У меня дома.

Я нисколько не удивился, хотя, по правде сказать, нисколько и не обрадовался – по глубоко личным причинам. Я не знал, какое решение примет Лори. Оставит Сондру в одиночестве, а сама поселится у меня? Или ей будет удобнее, чтобы я переехал к ним? Или существует какой-то третий вариант, который сулит мне сплошное разочарование?

– Ты уверена в том, что это хорошая идея? – Этот вопрос я нарочно задал таким жалобным и безнадежным тоном, что Лори в негодовании щелкнула пальцами. Выдержав паузу, я добавил: – По-моему, это плохая идея. Ну, пожалуйста, позволь мне выгнать ее обратно на улицу.

– Непременно, – кивнула Лори. – Только имей в виду, Энди, это мое решение, и ты вовсе не обязан принимать участие во всей этой истории.

Ее слова пришлись мне по душе, потому что я и в самом деле не хотел влезать в эту историю. У меня и без того хлопот полон рот.

– Ты собираешься подыскать ей нормальную работу? – спросил я.

– По крайней мере, попытаюсь.

– Надо подумать, чем я смогу помочь.

Таким образом, я тут же успешно влез в эту историю и добавил к тем хлопотам, которых у меня полон рот, еще одну.

Наш разговор прервал звонок Винса, и я сообщил ему о своем намерении увидеться с Майклом Спинелли, одним из сотрудников Линды Падилла. Как выяснилось, Винс прекрасно его знает, что можно сказать, наверное, о большинстве жителей Западного полушария. Правда, тут же выяснилось, что Винс его недолюбливает, что тоже можно сказать о большинстве тех же жителей. Но Винс в свое время оказал этому человеку парочку услуг по части освещения в прессе кое-какой информацией и потому посчитал, что имеет полное право устроить для меня эту встречу.

Между делом я решил заехать в «Заведение имени Тары», чтобы узнать, как там идут дела, и извиниться за то, что не уделяю работе должного внимания. Мои извинения должны быть короткими, но емкими. Главное донести до Уилли ключевую мысль: я занят очень серьезным делом.

Уилли встретил меня бодрой улыбкой и коротко отчитался об успехах нашего заведения.

– Итак, только за последнюю неделю своих новых хозяев обрели Джой, Роки, Рипли, Сахар, Хомер, Хэнк, Кэрри, Иви, София и Чак.

Дважды в день наше заведение посещает дама-ветеринар, на которую мы сгоряча возложили обязанность придумывать собакам клички. Она страшно обрадовалась возможности проявить творческую жилку и первых трех собак назвала Попкорном, Крупой и Маслом. После этого полет ее творческой фантазии пришлось пресечь на корню, и теперь почти у всех собак вполне приличные имена.

Новость о том, что наши собаки надежно пристроены и живут в своих новых домах, как всегда порадовала меня, и в то же время я немного взгрустнул, что никогда больше не увижу Хомера, Сахара и Чака. Моя роль в их жизни ограничилась финансовой поддержкой, а значит, была совсем не главной.

Уилли показал мне снимки, на которых собаки были запечатлены вместе со своими новыми хозяевами.

– Старик, я доволен собой, – сказал он с гордостью, которую я счел вполне заслуженной.

– И это правильно. Ты уже разослал справки?

В нашем заведении собакам делали все необходимые прививки, здесь их также кастрировали и стерилизовали. И новый хозяин должен был получить все справки, которые требуются для оформления лицензии.

– Нет, пока еще не успел.

Я бросил взгляд на рабочий стол Уилли, вернее, в ту сторону, где, по идее, находился его рабочий стол, погребенный под грудой документов.

– Давай я тебе помогу, – предложил я, пытаясь создать на столе хотя бы видимость порядка.

Именно в тот момент, когда я рылся в поисках справки, подтверждающей, что Рипли привит от бешенства, меня и посетила гениальная идея.

– Вообще-то тебе нужен помощник, – заметил я, от всей души надеясь, что Сондра не боится собак.

– Ты имеешь в виду напарника? – Он решительно покачал головой. – Ничего не выйдет. Я тут сам себе хозяин.

– Я не сказал, что кто-то должен работать вместе с тобой. Я имел в виду, что кто-то должен работать на тебя. А ты станешь его боссом.

– Я стану боссом? – Эта идея явно его заинтересовала.

– Крутым боссом, – подтвердил я. – Предводителем. Кормчим. Главарем. Вождем краснокожих. Ты будешь приказывать ей, что делать и когда делать, а она будет эти приказы беспрекословно выполнять.

– Ты сказал «она»? – переспросил Уилли. – Ты имеешь в виду конкретного человека?

– Очень может быть. Есть у меня на примете одна кандидатура. Но эта женщина сможет приступить к работе не раньше, чем через два-три месяца.

– А где она раньше работала?

– Думаю, что-то связанное с гостиничным бизнесом. Кроме того, она знает толк в автомобилях.

Лучшего способа заинтересовать Уилли просто не существовало. И я покинул заведение, предвкушая, как Лори станет мною восхищаться, оттого что я так быстро и так успешно решил ее проблему.

Бывают моменты, когда я сам себе поражаюсь.

* * *

Независимо от того, кто убил Линду Падилла, одним из многих печальных последствий этого преступления явилось то, что человек по имени Майкл Спинелли лишился кормильца. Как один из ведущих менеджеров ее компании он, конечно же, собирался последовать за своим боссом вверх по служебной лестнице и попасть в команду губернатора. А ее смерть перечеркнула все его планы.

Винс устроил мне встречу со Спинелли в одном из филиалов компании. Каких-нибудь пару недель назад жизнь здесь наверняка била ключом, но сегодня при моем появлении никто даже не поинтересовался, кто я такой и что мне здесь нужно. Кругом царили упадок и запустение: организация потеряла смысл своего существования. Немногие из оставшихся служащих с унылым видом собирали свои вещи. Когда я спросил одного из них, где можно найти Спинелли, тот молча ткнул пальцем в сторону нужного кабинета и вернулся к прерванному занятию.

Не успел я войти в его кабинет и представиться, как услышал гневную тираду.

– С какой стати я должен разговаривать с вами? – проворчал он. – Я, конечно, понимаю, что каждый человек имеет право на защиту, но лично вас никто не заставлял защищать этого сукина сына. Будь моя воля, я бы указал вам на дверь. Но Винс – он ведь как прыщ на заднице…

– Последнее замечание я полностью с вами разделяю.

– Ну, и чего вы хотите?

– Хочу узнать как можно больше о том, что за человек была Линда Падилла.

– В смысле, что она ела на завтрак? Или за сколько минут пробегала стометровку? В таком случае, вам не повезло. Я вообще ни с кем не собираюсь обсуждать ее жизнь.

– Ну, это уж как пойдет… – сказал я. – Моя единственная цель – узнать, кто убил Линду Падилла, и только поэтому я вынужден расспрашивать о ее жизни. Я бы с удовольствием задал вам четкие вопросы по существу, если бы сам их знал. Но в настоящий момент я не могу определить, что важно, а что неважно, и поэтому вынужден задавать множество вопросов. Конечно, если вам известно, кто ее убил и почему, то уж будьте добры, поделитесь. Это сэкономит нам с вами уйму времени.

– Полиция считает, что ее убил ваш клиент, – сказал он.

– Что ж, такова точка зрения полиции, – согласился я. – Я же придерживаюсь иной точки зрения. Согласно моей версии, он невиновен.

Спинелли обреченно вздохнул:

– Итак, с чего я должен начать?

– Расскажите о ваших отношениях, – сказал я.

– Моя должность – консультант по политическим вопросам. Я помогаю политикам взбираться по карьерной лестнице: подсказываю им, что говорить, как говорить и кому говорить. Но, помимо моей науки, они и сами должны кое-что иметь за душой, обладать неким особенным даром, иначе ничего не получится. У Линды этот дар, несомненно, был.

– А для чего ей вообще понадобилось забираться по этой лестнице? – спросил я.

– Полагаю, что только она сама могла бы назвать настоящую причину или главную из причин. Если бы ваш клиент ее не убил.

Такой ответ меня не устраивал, и потому я не стал торопиться со следующим вопросом.

– Уверен, она сказала бы вам, что борется за справедливость, – продолжил Спинелли. – Что, согласно великой американской мечте, каждый должен воспользоваться своим шансом, как это удалось сделать ей. Всякий раз, когда она произносила эти слова, казалось, что она и сама в них верит.

– Ну, а что двигало ею на самом деле? Жажда власти? Стремление к славе?

– М-м-м… – Этот неопределенный ответ подсказал мне, что так оно и есть. Именно жажда власти и стремление к славе. Слава и власть – всегда одно и то же.

– И как вы оцениваете ее успехи?

– Ее первый ход был блестящим, – сказал он. – И за последние пару лет она успела сделать еще уйму блестящих ходов.

Я продолжал задавать вопросы, а он продолжал отделываться общими рассуждениями, из которых практически невозможно было понять, что же за человек была Линда Падилла. Складывалось впечатление, что он и сам этого не знает. Вероятно, она никогда не подпускала его к себе достаточно близко.

Я попросил его прокомментировать слухи о том, что Линда Падилла была связана с мафией, в частности с Домиником Петроне. Прежде чем ответить, он тщательно обдумал и взвесил каждое слово.

– Я никогда не видел их вместе. И она никогда не упоминала о нем в моем присутствии.

– Но у вас есть основания полагать, что они были знакомы? – спросил я.

– У меня нет никаких оснований ни для чего.

В конце концов, вероятно, для того, чтобы поскорее избавиться от моего общества, он подтвердил кое-какие слухи. Например, о том, что у Линды был бойфренд – некто Алан Корбин, влиятельный бизнесмен. Появляться вместе на публике они стали совсем недавно и при этом старались не афишировать свои отношения, однако Спинелли утверждал, что они были очень близки.

– Только, пожалуйста, не говорите ему, что это я вас на него вывел, – сказал он.

– Почему же? – удивился я.

– Он не из тех людей, с которыми я мечтаю поссориться.

На самом деле, имя Корбина значилось следующим в списке людей, с которыми необходимо встретиться и поговорить, и мне было совсем необязательно упоминать в этом разговоре имя Спинелли.

Дальнейшим пунктом моего маршрута был офис Сэма Уиллиса. Мне позарез нужна была помощь специалиста в компьютерном деле, а Сэм всегда выражал горячую готовность подставить плечо. Я долго не решался обратиться к нему, ведь в свое время его помощнику сотрудничество с нами стоило жизни. Однако другого выхода сейчас у меня не было.

Минут десять я нудно твердил Сэму о необходимости соблюдать осторожность. Я без конца повторял, что при малейшей опасности он должен немедленно прекратить поиски и сообщить мне. Серьезных причин опасаться за его жизнь у меня не было, но я хотел подстраховаться, насколько это возможно. Он клятвенно пообещал мне соблюдать осторожность, но сделал это, как я подозреваю, исключительно для того, чтобы успокоить мою совесть.

Я протянул ему копии полицейских отчетов и другие документы, которые нам удалось раздобыть.

– Об этих женщинах я хочу знать абсолютно все. Главное: существовала ли между жертвами при жизни хоть какая-то связь. Ну, скажем, обедали в одном ресторане, сидели рядом на стадионе – все что угодно. Это очень важно.

– Да, негусто… – пробормотал он, просматривая документы. – А ты уверен, что это ее настоящее имя?

Его заинтересовала Розалия – девушка, о которой ни нам, ни полиции практически ничего не удалось узнать.

– Этого никто не знает. Она была уличной проституткой. Я пытался навести справки у ее соседки по комнате, но мало чего добился. Оставь ее на потом.

– Хорошо, – согласился он. – Имей в виду, что мне потребуется время.

Никто не мог лучше, чем Сэм Уиллис, раздобыть с помощью компьютера нужную информацию. Однажды он так далеко зашел в этом деле, что попал под суд. Сэма обвиняли в том, что он взломал компьютерную базу данных одной крупной корпорации. Мне известно, что он сделал это в отместку за то, что корпорация несправедливо обошлась с одним из его клиентов. На том процессе я выступал его адвокатом, и нам сообща удалось добиться оправдательного приговора. С тех пор Сэм широко прославился как уникальный специалист.

– Имей в виду, если у тебя ничего не получится, мы это переживем.

Говоря эти слова, я прекрасно понимал, что Сэм воспримет их как вызов.

Он наклонился к моему уху и прошептал:

– Слушай. Хочешь узнать секрет? Обещаешь не разболтать? – Это была цитата из песни «Битлов».

– Обещаю, – сказал я, безуспешно пытаясь сделать вид, что ничего не заметил.

– Если эти данные есть в сети – а они там наверняка есть, – я обязательно их вытащу.

Мне понравился ход его мыслей.

– Но я вовсе не уверен, что нужные мне сведения вообще попали в компьютер.

– Человек – это такое животное, которое нуждается в общении. Ты даже представить себе не можешь, сколько народу сидит у себя дома и доверяет компьютеру все свои секреты. – Он с грустью покачал головой. – Все люди по сути одиноки… И откуда только берется это одиночество?

Я начал лихорадочно вспоминать соответствующую строчку в песнях «Битлов», но, к своему стыду, ничего похожего не припомнил. А потому решил, что пора уходить и дать Сэму возможность поработать.

– Обязательно позвони мне, если наткнешься на что-то ценное. Ладно?

– Ладно, – кивнул Сэм. – Расслабься.

* * *

Алан Корбин вовсе не горел желанием со мной беседовать. Я заподозрил это уже после того, как в течение недели безуспешно пытался с ним связаться. И мои подозрения переросли в уверенность, когда, случайно дозвонившись до него, я услышал в трубке:

– В гробу я тебя видал, грязный ублюдок.

И поскольку Винс, знакомый с Корбином едва ли не с пеленок, не смог организовать для меня эту встречу, я решил использовать Винса в качестве курьера. Одно за другим я передавал с ним письма, причем в один из конвертов даже была вложена повестка в суд для дачи свидетельских показаний. Эта угроза не возымела ни малейшего действия, чего и следовало ожидать: я не имею права официально вызывать людей в суд. В ответ на эту отчаянную попытку мне позвонил адвокат Корбина и послал куда подальше.

Однако прогулки «куда подальше» отнюдь не являются моим хобби, и, проявляя настойчивость, я написал еще одно письмо, которое снова переправил с Винсом. В этом послании я предупредил, что собираюсь встретиться с телеведущим Ларри Кингом и сообщить нации… (Да что там нации – всему миру! Ведь Си-эн-эн принимают повсюду)… Намерен сообщить, что могущественный Алан Корбин был посредником между Линдой Падилла и мафией в лице Доминика Петроне.

Винс, как мы и договорились, передал письмо Алану. Потом он рассказывал, что Алан орал так громко, что, казалось, у него сорвало крышу. И еще Винс сказал, что если я хочу когда-либо переговорить с Корбином, то должен немедленно отказаться от мысли об интервью на телевидении.

После угроз подать на меня в суд за клевету и дискредитацию, после бесконечных препирательств и торговли, Корбин наконец согласился принять меня в своем кабинете и уделить мне пятнадцать минут. В результате я оказался у него в приемной, и секретарь таращился на меня с таким видом, как будто я представился Энди Бен Ладеном.

В конце концов меня все-таки впустили в кабинет «Его величества», где я впервые по-настоящему осознал разницу между словами «бизнесмен высокого ранга» и «высокий бизнесмен». Корбин оказался коротышкой, и мне пришло в голову, что это одна из причин, почему он запал на Линду Падилла. Она была намного выше его и всегда могла присматривать, чтобы с верхней полки ему на голову не свалился какой-нибудь тяжелый предмет.

– Спасибо, что уделили мне время, – приветливо сказал я.

Он взглянул на часы.

– Ваше время уже пошло, господин засранец. У вас в распоряжении пятнадцать минут.

Он счел необходимым напомнить о времени нашего интервью, а я счел необходимым испортить ему настроение.

Я тоже взглянул на свои часы.

– М-да. Весьма скромно.

– Мы с Винсом договаривались только о пятнадцати минутах.

– Да я вовсе не о времени сказал. Я имел в виду ваш рост, весьма скромный. Метр с кепкой, не больше. Так ведь, господин засранец?

Это был удар ниже пояса, и я прекрасно понимал, что имею все шансы вылететь отсюда, как пробка. Однако если я позволю вытирать о себя ноги, то все равно не получу того, за чем явился.

Казалось, еще секунда, и он прикажет вышвырнуть меня вон, однако он передумал. Мы обменялись оскорблениями, и он решил, что этого достаточно.

– Задавайте свои вопросы, – буркнул он.

– Кто мог желать смерти Линды Падилла? – Таким был мой первый ход.

– Из тех людей, кого я знаю, никто. Хотя, признаюсь, я не имел чести быть знакомым с вашим клиентом.

– Она строила свою карьеру на том, что выводила людей на чистую воду. Наверняка почти все они затаили на нее злобу. Но меня интересуют имена только тех, кто был особенно зол, кто ее действительно ненавидел и кого она сама, возможно, боялась.

– Линда не боялась никого и ничего.

– Расскажите мне о том, что ее связывало с Домиником Петроне.

– Шутить изволите? – Он засмеялся каркающим смехом.

– Если понадобится, я могу повторить этот вопрос на суде присяжных.

– Вот только не надо мне угрожать.

– Ну, подумайте сами, – сказал я как можно мягче и дружелюбнее. – Моя единственная цель – доказать невиновность моего клиента. Чтобы решить эту задачу, я готов найти настоящего убийцу или, по крайней мере, убедить присяжных в том, что виновен кто-то другой. Я спрашиваю вас о Петроне только потому, что он, по моему мнению, вполне подходит на роль убийцы Линды Падилла. Если это окажется не так, то я оставлю в покое и Петроне, и вас.

Он на минуту задумался. Вероятно, мысль о возможности быть оставленным в покое показалась ему заманчивой.

– Она знала Петроне, – сказал он. – Они познакомились то ли на деловом обеде, то ли на политическом собрании, что-то в этом роде.

Это было очень похоже на правду. Петроне старался создать себе имидж симпатичного и успешного бизнесмена, он водил знакомство со многими важными персонами, которые играли, как говорится, на правовом поле.

И все-таки я позволил себе усомниться.

– Вы об этом говорите так, словно это было ни к чему не обязывающее светское знакомство. Между тем мне известно, что их отношения подразумевали нечто большее.

Подумав, он согласился.

– Петроне был очарован тем, насколько она умна и независима. Он как бы даже оказывал ей покровительство. Она ему тоже по-своему симпатизировала. Но при этом понимала, что эта дружба может повредить ее политической репутации, и потому старалась держать его на расстоянии.

– Может быть, это его и взбесило?

Алан придвинулся ко мне почти вплотную.

– Доминик Петроне не мог причинить Линде Падилла никакого вреда, – прошептал он. – Никогда и ни при каких обстоятельствах.

– Так уж и не мог? – усомнился я.

– Готов поклясться, – заверил Алан, – он бы ее и пальцем не тронул. Чего нельзя сказать про вас. Вас он в два счета порвет на кусочки, а кусочки закопает.

Нечего сказать, славная перспектива.

* * *

Для адвоката день суда никогда не приближается. Приближаться могут дни рождения и каникулы. Приближается открытие чемпионата по бейсболу. А день начала суда присяжных нежданно-негаданно наезжает, подобно паровому катку. Вот только что казалось, что в запасе еще полно времени, а в следующий момент судебный пристав уже призывает всех встать.

Послезавтра наступит день, когда судебный пристав попросит всех встать в связи с началом слушания по делу «Жители штата Нью-Джерси против Дэниела Куммингза». А мы еще не готовы, совсем не готовы. Причем дело вовсе не в том, что мы не смогли уложиться в положенные сроки. Настоящая проблема состоит в том, что мы просто не в состоянии опровергнуть улики. Улики, которые множатся изо дня в день.

Винс уговорил меня сегодня вечером встретиться в «Чарли» для проведения последнего собеседования перед началом суда. И перспектива этого собеседования наводит на меня ничуть не меньший ужас, чем предстоящий суд присяжных.

Я бы чувствовал себя гораздо комфортнее, если бы Лори могла составить нам компанию. Однако сегодняшний вечер она посвятила Сондре, они договорились вместе пообедать, чтобы достойно отметить конец всех злоключений. Завтра я веду Сондру знакомиться с Уилли, который вот уже несколько недель спрашивает меня, когда же появится обещанный подчиненный.

Винс с каждым днем выглядел все более мрачным и подавленным, и именно в таком виде я застал его нынче вечером. Мы заказали пиво, и я приготовился отвечать на неизбежные вопросы. Однако того, что сообщил Винс, я мог ожидать от него меньше всего.

– Я намерен всем объявить, что Дэниел – мой сын, – сказал он. – Не хочу больше делать из этого секрета.

Думаю, что к такому решению он пришел не потому, что в их отношениях с Дэниелом наступил какой-то новый этап. Это был акт самопожертвования, потому что общественное мнение немедленно отнесет Винса к числу тех презренных и ненавистных людей, которые играют на стороне Дэниела. И уж конечно, такого рода новость негативно скажется на его карьере и репутации газеты.

– Тебе решать, Винс.

– Как ты думаешь, это не повредит Дэниелу?

– Ты имеешь в виду предстоящий суд? Не думаю, что это повредит. Скорее, наоборот, привнесет чуточку позитива. Возможно, в глазах присяжных он будет выглядеть более человечным и заслуживающим сочувствия. Только имей в виду, Винс, какое бы решение ты сейчас ни принял, на всякий случай надо приготовиться к поражению.

– Я сделаю это, Энди, – сказал он.

Ну, что ж, теперь, когда он принял свое решение, можно переменить тему.

– Скажи-ка, Винс, насколько хорошо ты знал жену Дэниела?

– Маргарет? Ну… мы несколько раз обедали все вместе.

– Когда ты навещал их, то останавливался в их доме?

– Нет, я жил в отеле. Так было удобнее всем.

– Тебе она нравилась? Как они смотрелись вместе?

Я уже приготовился услышать в ответ короткое «да» и «великолепно», но я ошибся. Винс минуту помедлил, обдумывая ответ и подбирая подходящие слова.

– Она всегда была очень мила со мной, – сказал он. – И я никогда не видел, чтобы они ссорились или что-нибудь в этом духе…

Его ответ предполагал продолжение, которое начиналось бы со слова «но».

– Но… – подсказал я.

– Есть такая поэма, – продолжил он. – Ее написал Эдвин Робинсон. Она называется «Ричард Кори». – Я знал эту поэму очень хорошо, в основном потому, что Саймон и Гарфункель украли этот сюжет для своей песни. Но больше всего меня поразило то, что Винс способен рассуждать о подобных материях. До сих пор я считал, что его чувство прекрасного не идет дальше плоских шуток. – В ней говорится о замечательном парне, про которого все думали, что он самый счастливый человек на свете. А потом все обалдели, когда узнали, что этот парень пришел как-то вечером домой да и пустил себе пулю в лоб.

– Короче, Дэниел и Маргарет выглядели как счастливая пара, но ты подозревал, что это не так. Я правильно понял?

– Более или менее, – согласился он. – У нее было полно денег, они жили в роскошном доме, ездили на шикарных тачках, но чего-то все равно не хватало… не было какой-то малости. Я не мог определить, чего именно… Да и сейчас не могу. Но, поверь, я это чувствую.

Винс выглядел таким подавленным, что я решил попытаться его растормошить.

– Теперь я понимаю, что ты не только один раз занимался сексом, но еще и прочел одну поэму. Завидую тебе!

Однако моя попытка разрядить атмосферу потерпела фиаско.

– Энди, ты все это время находился рядом и наблюдал за Дэниелом. Как ты думаешь, он на это способен? Я имею в виду, убить всех этих женщин? Убить Маргарет?

На моей памяти это был первый случай, когда Винс признался, что его тоже гложут сомнения. Хотя сомнения, как я теперь понимаю, были и раньше. По иронии судьбы, он признался в этом как раз в тот момент, когда я уже почти поверил в невиновность Дэниела.

– Послушай, Винс, я ничего не знаю о Маргарет, и у меня нет никаких предположений на этот счет. Но те убийства, которые произошли здесь, не имеют к Дэниелу никакого отношения. Хотя… не стану от тебя скрывать… я не уверен в этом на все сто процентов.

– Спасибо, – сказал он, после чего, не проронив ни слова, поднялся из-за стола и ушел прочь.

Это был совсем не тот Винс, которого я знал. Ну, разве что за исключением той маленькой детали, что он ушел, не заплатив.

Утром я первым делом заехал за Сондрой, чтобы отвезти ее в «Заведение имени Тары». За то время, что мы были знакомы, с ней произошла разительная перемена. Причем дело было не только в одежде классического покроя, которую Лори для нее подобрала. Перемены коснулись самой манеры себя вести. Ее упорное нежелание начинать новую жизнь постепенно ослабло и превратилось если и не в горячее рвение, то, по крайней мере, в готовность использовать свой шанс. Лори сотворила с ней настоящее чудо.

Меня немного тревожила ее предстоящая встреча с Уилли. Он уже успел войти в роль крутого босса, живущего под девизом: «Я начальник, ты дурак». Такой подход запросто мог напугать ее и заставить пойти на попятный. Кроме того, ей может показаться, что ухаживать за собаками, кормить их, чистить клетки и заниматься скучной бумажной работой – это совсем не круто.

Нельзя было полностью исключить и возможных личных конфликтов. Каждый из них – человек волевой и независимый, каждый привык полагаться только на себя. Работа в постоянном контакте может оказаться для них непосильным испытанием.

Когда мы с Сондрой вошли в помещение, Уилли нигде не было видно, и я попросил девушку подождать. Я обнаружил его на заднем дворе. Уилли возился с одной из собак, у которой был легкий кашель, но из опасений, что заболевание может быть заразным, ее в течение недели держали в карантине.

– Уилли, твой помощник прибыл.

Он радостно подпрыгнул.

– Ну, отлично! Тут на сегодня столько дел накопилось. Погоди, я возьму свой список.

Он еще и в глаза не видел Сондру, а уже успел приготовить для нее дневной список поручений.

– Забудь пока про свой список, Уилли. Имей совесть, этих дел не переделать и за неделю! Я советую вводить ее в курс дела постепенно.

Уилли ничего не ответил. Я даже не был уверен, что он вообще слышал, что я сказал. На всех парах он уже несся навстречу своему преданному слуге. Прибежав первым, он избавил меня от необходимости формального представления.

– Сондра!! – донесся до меня его радостный вопль.

– Уилли! Не верю своим глазам! – закричала она в ответ, не скрывая своего восторга.

К тому времени, как я вошел в комнату, Уилли кружил ее на руках, они обнимались и хохотали.

– У меня сложилось впечатление, что вы уже знакомы, – сказал я, искренне надеясь, что они познакомились не на панели.

– В обед сто лет! – сообщил Уилли, а потом обратился к Сондре: – Сколько лет мы знакомы?

– Черт знает сколько, – сказала она.

В конце концов, я решил, что «черт знает сколько» означает, что они знакомы со школьной скамьи. Они и в самом деле принялись вспоминать свою юность и старых друзей, которых разбросало по свету.

– Чем ты занималась?

– Ловила мужиков, – сказала Сондра.

Уилли спокойно кивнул, как если бы речь шла о сетевом маркетинге.

– И писала мне письма, – добавил он. – На самом деле, они очень много для меня значили. А я, скотина, даже не позвонил тебе, когда вышел.

– Да ладно! Я же понимаю, тебе было не до этого.

Заметив, что я не успеваю следить за их разговором, Уилли пояснил мне, что Сондра писала ему в тюрьму письма и что она с самого начала верила в его невиновность.

Не могу припомнить, чтобы когда-нибудь моя задумка получала такое блестящее воплощение. Уилли пригласил Сондру осмотреть наши владения, и никто из них даже не заметил, как я ушел.

Уже в дверях я услышал, как Уилли спрашивает Сондру:

– Выпьешь чашечку кофе? У нас есть самые разные сорта.

* * *

«Чтоб ты сдох, сукин сын!» Это послание, написанное аэрозольной краской на тротуаре напротив моего дома, я прочел, когда вышел с Тарой на утреннюю прогулку. Оно появилось сегодня ночью и преследовало совершенно определенную цель. А именно: вывести меня из равновесия в первый же день суда присяжных.

Как ни странно, оно не произвело на меня глубокого впечатления. Возможно, потому, что автор трусливо прятался под покровом ночи. В любом случае оно было далеко не самым зловещим из тех посланий, которые мне доводилось получать за последние несколько недель. Примерно двенадцать раз мне угрожали смертью, и по меньшей мере сто раз я получил признания в лютой ненависти. С каждым разом я реагировал на них все спокойнее, хотя ярость в отношении меня все усиливалась и угрозы крепчали. Кевин и Лори в один голос твердили, что мне надо нанять Маркуса в качестве телохранителя, однако я заматывал этот вопрос. Сам не знаю почему. В конце концов, это мое личное дело.

Утренняя газета опубликовала признание Винса в том, что Дэниел приходится ему сыном. Заметка была написана умно, деликатно и трогательно. По идее, эта новость не должна была восстановить против него общественное мнение. Ну, разве что возмущенные голоса будут звучать немного громче.

Дорога до здания суда не предвещала ничего хорошего. Казалось, буквально каждый житель Нью-Джерси решил либо лично принять участие в пикете, либо полюбоваться на пикетчиков. Правда, участники демонстрации вели себя вполне мирно, должно быть, потому, что в их рядах не было никаких разногласий. Каждый считал Дэниела убийцей и был убежден в том, что смертный приговор – единственно приемлемое решение.

Возле здания суда мне удалось припарковаться исключительно благодаря пропуску на служебную автостоянку. Для стороны защиты было выделено лишь два парковочных места, и поэтому Лори привез на своей машине Кевин.

Первым делом предстояло сформировать коллегию присяжных. Я видел своими глазами, как при входе в здание суда многие из потенциальных присяжных побросали плакаты с призывами вынести Дэниелу смертный приговор. Через несколько минут все собрались и расселись по своим местам. Ввели Дэниела, и испытания начались.

Каждый из ста восьми опрошенных кандидатов в присяжные подтвердил, что знаком с делом, которое будет рассматриваться, но только девяносто девять признались, что чувствуют себя готовыми судить беспристрастно. Это была моя задача – с помощью осторожных вопросов выяснить их намерения и оценить жизненный опыт, чтобы выбрать тех, кто сможет сказать правду.

Такер, со своей стороны, преследовал прямо противоположную цель. Поскольку речь шла о смертном приговоре, он хотел быть абсолютно уверен в том, что в числе присяжных не окажется ни одного несогласного с генеральной линией. Должно быть, Такер был склонен рассматривать пожизненное заключение как личный провал, смертельную инъекцию – как весьма скромную победу, а пытки и последующее публичное обезглавливание – как триумф.

Если учесть все эти обстоятельства, то состав присяжных получился не самым плохим. Кевин даже решил, что теперь мы точно победим, и Дэниел вполне разделял его энтузиазм. Несмотря на то, что Дэниел ежедневно просматривал газеты и я регулярно информировал его о наших шансах, похоже, он не отдавал себе отчета в том, что эти шансы очень сомнительные.

В последние дни наша команда работала по четырнадцать часов в сутки, тщательно готовясь к предстоящему суду. Однако вечером, накануне заседания, я, следуя своей давней примете, даже не думал о работе.

Обычно вечер перед решительной схваткой я проводил исключительно в обществе Тары, но к нам присоединилась еще и Лори. Я попросил ее не говорить ни слова о предстоящем суде, и она с радостью согласилась. Необходимо дать себе передышку и внутренне подготовиться к предстоящему испытанию.

Лори приготовила обед, а потом предложила посидеть в гостиной и перекинуться в карты. Думаю, она сделала это специально, чтобы поднять мою самооценку и заставить поверить в успех, ведь сама она была никудышным игроком. Лори признавалась, что когда берет дополнительные карты, то понятия не имеет, нужны они ей или нет, а по-моему, она просто выбирала красивые картинки. Я же, со своей стороны, всегда был выдающимся игроком, помнил каждую карту, которая находилась в игре, и никогда не делал необдуманных ходов.

Мы сыграли пять партий, и Лори выиграла всего лишь четыре раза.

Повысив таким образом свою самооценку, я взял Тару, и мы пошли гулять. Именно во время прогулки я мог себе позволить немного подумать о работе и сконцентрироваться на формулировке собственных доводов. А главное, я должен был настроиться на победу.

В фильме «Голубь», где Кевин Кляйн играет президента, есть одна сцена, которая мне очень нравится. Президент спорит с конгрессом и в самый рискованный и ответственный момент вдруг замечает, что его помощник впал в уныние. Тогда президент делает паузу и призывает помощника почувствовать наслаждение этого мига. Вот чего я должен добиться, чтобы выиграть суд! Надо настроиться на то, что суд – это игра. А выигрывает только тот, кто спокоен, раскован и получает от этой игры удовольствие.

На обратном пути нас обогнал автомобиль. Внезапно я увидел, как из окна машины вылетела бутылка из-под виски и, просвистев буквально в нескольких сантиметрах от Тариной морды, упала на тротуар. Послышался звон стекла.

– Ты проиграешь, ублюдок! – выкрикнул какой-то идиот с пассажирского сидения, и машина с ревом умчалась прочь.

Я наклонился и погладил Тару, стараясь убедиться, что ее не порезало осколками. Кажется, все обошлось, но собака дрожала всем телом. Как, впрочем, и я.

Похоже, не видать мне сегодня удачи.

* * *

– Всего лишь несколько недель назад мы все были охвачены ужасом, – именно так Такер начал свою речь, открывая прения в суде. – Мы все жили в предчувствии беды, ведь несколько наших сограждан были жестоко изуродованы и убиты. Мы боялись за наших жен, мы боялись за наших матерей, мы боялись за наших дочерей. Потому что среди нас завелось чудовище, которое устроило охоту на женщин. На ни в чем не повинных женщин, которые могли бы жить долго и счастливо, но в один миг у них отняли право на жизнь.

Такер умел прекрасно играть на струнах человеческой души, особенно если учесть, что уже в течение нескольких месяцев эти люди находились в состоянии транса. Он старался выстроить в умах присяжных такую конструкцию, согласно которой не счесть Дэниела виновным означало подвергнуть опасности своих родных и близких.

– Полиция проделала громадную работу по расследованию этих преступлений. Полицейские опираются не на умозрительные теории и шаткие предположения – им удалось найти и обобщить факты. Вещи, принадлежавшие убитым женщинам, были обнаружены у Дэниела Куммингза, что абсолютно неоспоримо доказывает его виновность. Как гражданин нашего общества я горжусь нашей полицией. По сравнению с тем, что сделали эти люди, моя задача проста. Я всего лишь должен изложить вам факты, чтобы вы могли вынести свое решение.

Обвиняемый не только совершил эти убийства, но еще и позволил себе издеваться над нами, издеваться над полицией. Господин Куммингз делал вид, будто он единственный человек, с которым убийца выходит на связь, единственный человек, которому убийца доверяет рассказывать о своих злодеяниях. Куммингз пытался нас убедить, будто убийца затаился в засаде и делает свои черные дела под покровом ночи.

Дальше этот процесс будет вести судья. Я же считаю своим долгом донести до вашего сознания одну простую мысль. Нам вовсе не обязательно знать мотивы этих преступлений. Мы можем только предполагать, какие причины толкнули Дэниела Куммингза на этот путь, но настоящий ответ по-прежнему будет таиться в темных глубинах его сознания.

Мы не обязаны искать в его действиях мотив, для нас этот мотив уже не важен. Что сделано, то сделано, и ничего невозможно исправить. Боюсь, что это прозвучит несколько жестоко, но задача присяжных вовсе не в том, чтобы сочувствовать, и вовсе не в том, чтобы пытаться понять подсудимого. Этот суд призван избавить общество от опасности. Именно вам как представителям этого общества предстоит принять простое решение и тем самым выполнить свою великую миссию.

Он повернулся и указал рукой в сторону Дэниела.

– Этот суд призван сказать вам, Дэниел Куммингз, что с убийствами отныне покончено. Теперь пришел ваш черед дрожать от страха, ожидая решения своей участи.

Он снова повернулся к присяжным.

– Благодарю за то, что выслушали меня.

Такер показал высший класс – у меня даже дух захватило. Боюсь, мне не под силу тягаться с таким зубром. Все, что я мог сделать в ответ, это донести до присяжных, что мы не собираемся немедленно сдаться и умереть.

Я встал.

– Уважаемые дамы и господа, присяжные заседатели! Это была великолепная речь, не правда ли? Не знаю, как вы, а я просто заслушался и ловил каждое слово, сказанное господином Закри. Разумеется, у меня были на то свои причины, несколько отличные от ваших. Лично я ожидал услышать хотя бы одно слово правды. И до сих пор не теряю надежды на то, что оно когда-нибудь будет сказано.

Господин Закри посчитал нужным умолчать о некоторых обстоятельствах рассматриваемого дела, поэтому я намерен сделать это за него. У меня достаточно времени, чтобы исправить его ошибки. Как и следовало предполагать, он назвал Дэниела Куммингза убийцей. Боюсь, что это его главное заблуждение, но к нему мы вернемся чуть позже.

Господин Закри говорил о неопровержимых уликах, найденных полицией, имея в виду вещи, принадлежавшие жертвам. Из его слов могло сложиться впечатление, будто эти предметы туалета были непосредственно надеты на господина Куммингза. Однако должен подчеркнуть, что они всего лишь были найдены у него дома и в багажнике его автомобиля.

В этот момент я сунул руки в карманы брюк и не обнаружил там бумажника. С растерянным видом я принялся шарить по всем карманам.

– Прошу простить меня, господа… Кажется, я потерял свой бумажник.

Я вернулся к своему столу, быстро просмотрел разложенные на нем папки с документами и даже заглянул в портфель. В замешательстве я взглянул на Кевина, но тот лишь всплеснул руками, всем своим видом показывая, что понятия не имеет, куда мой бумажник мог подеваться.

Потом я прошел к столу, за которым сидели представители стороны обвинения. Быстро осмотревшись, я полез под стул, на котором сидел Такер. Мой бумажник отыскался под ножкой стула. Я вытащил его оттуда и, радостно улыбаясь, показал всем.

– Господин Такер, ну как вам не стыдно?.. Господин судебный пристав, пожалуйста, задержите этого человека!

Присяжные заседатели, которые до самого последнего момента не могли взять в толк, что происходит, захохотали во все горло. Такер завопил, что он протестует. Судья Кэлвин, который, как я подозреваю, втайне получил удовольствие, наблюдая эту сцену, накинулся на меня и в довольно грубой форме потребовал не превращать судебное заседание в цирковое представление.

Дело было сделано. Как ни в чем не бывало, я продолжил свою речь.

– Особенно в речи господина Закри меня насторожила попытка возложить на вас миссию защитников. Можно проштудировать все законы, прочесть все учебники по юриспруденции (лично я, уж поверьте, все это проштудировал), но ни в одной из этих умных книг не содержится даже намека на то, что присяжный заседатель должен кого-то от чего-то защищать. Вам предстоит решить: виновен подсудимый или невиновен. И не более того. Если в результате вашего справедливого решения общество окажется защищенным, будет замечательно. Однако ваша роль ограничивается принятием правильного решения по поводу виновности или невиновности. Поверьте, сделать это не так уж просто. И этого будет вполне достаточно.

Согласитесь, чем бы каждый из нас ни занимался, он постоянно находится среди других людей. Никто из нас не прилетел с другой планеты и не начал жизнь с чистого листа. Все наши поступки уходят корнями в наше прошлое.

Ну, а господин Закри пытается убедить вас в обратном. Человек, обладающий безупречной репутацией, ни с того ни с сего совершает страшные преступления. Человек, не склонный к проявлениям жестокости, вдруг становится кровожадным. Человек, вне всяких сомнений, разумный внезапно проявляет необъяснимую глупость. – Я покачал головой. – Боюсь, это не пройдет. Уважаемый господин прокурор просит вас поверить в то, чего не может быть.

И наконец, я хочу заострить ваше внимание на том, что уже наверняка не раз приходило вам в голову. Как только господин Куммингз был задержан, убийства прекратились. О чем это говорит? По-вашему, это доказательство его виновности? По-моему, как раз наоборот.

Дэниел Куммингз оказался здесь совсем не случайно. За кулисами этой сцены скрывается талантливый режиссер, который и является настоящим убийцей. Продолжая убивать в то время, когда подозреваемый находится за решеткой, этот человек свел бы на нет собственный блестящий замысел. Согласитесь, это было бы глупо: столь тщательно сфальсифицировать улики против господина Куммингза, а потом самому же и вывести его из-под подозрения.

Дэниел Куммингз никому не причинял вреда. А потому, лишив его жизни, вы никого и ни от чего не защитите.

Я закончил свою речь и покинул трибуну с чувством выполненного долга. Кажется, мне удалось донести до сознания присяжных то, что я и собирался донести. Кевин взглянул на меня с восхищением. Дэниел тоже выглядел весьма довольным, хотя я строго-настрого велел ему сохранять бесстрастное выражение лица. Я заметил, как он обменялся торжествующими взглядами с парнями из Кливленда. Эти семеро специально проделали неблизкий путь, чтобы поддержать своего друга. Двое из этой компании даже принялись жестикулировать, выражая свой восторг. Надо будет сказать, чтобы впредь не смели делать ничего подобного.

Как эти ребята, так и Дэниел не могли понять главного. Сегодня показать на словах высший класс мне было несложно, а вот завтра мне придется иметь дело с фактами и уликами.

Когда участвуешь в суде по делу об убийстве, мечтать о нормальном рабочем дне не приходится. Ты работаешь до последней минуты и выкладываешься из последних сил. Заседание закончилось в четыре часа, а на половину шестого я пригласил всю нашу команду к себе домой. Такова была наша старая традиция: мы заказывали обед и весь вечер сообща готовились к следующему заседанию. Завтра начинается допрос свидетелей обвинения, и мы должны предвидеть тактику противника, обдумать ответные ходы и подготовиться к возможным неожиданностям.

Вернувшись домой, я быстро сводил Тару на прогулку, а потом поспешил заказать обед. Если это дело отдать на откуп Лори, то нам с Кевином весь вечер придется давиться здоровой низкокалорийной пищей.

Подготовка к завтрашнему заседанию продвигалась более или менее успешно. Такер собирался пригласить на завтра своих главных свидетелей. Допрос, как правило, движется медленно, а значит, у нас будет достаточно времени, чтобы вовремя оценить ситуацию и по ходу дела откорректировать линию защиты.

Беда в том, что нам так и не удалось найти хоть какую-то связь между жертвами убийцы, и это давало основание предполагать, что такой связи не было вовсе. Линда Падилла по-прежнему находилась в центре нашего внимания. Насчет других жертв Сэму не удалось обнаружить в Интернете хоть сколько-нибудь значимой информации. В итоге мы сумели выстроить две рабочие версии, одинаково небезупречные и трудно доказуемые. Согласно первой из них, главной мишенью была Линда Падилла, а все остальные убийства потребовались преступнику лишь для того, чтобы скрыть этот факт. Другая версия состояла в том, что вообще все жертвы были выбраны случайно, и единственной целью, которую преследовал преступник, было свести счеты с Дэниелом.

Кевин зачитал список людей и компаний, которым Падилла основательно попортила кровь в ходе своих публичных разоблачений. К сожалению, подавляющее большинство ее «жертв» скорее годились для того, чтобы опровергнуть, нежели подтвердить наши предположения. У всех криминальных структур имеются высокопоставленные покровители, но практически невозможно себе представить, чтобы кто-либо из этих людей и в самом деле взялся душить женщин и отрезать им руки.

Однако за неимением других зацепок, мы решили проверить каждый из этих случаев. Лори и Кевин поделили подозреваемых между собой и кое-что оставили для Маркуса. Деятельность многих компаний выходила далеко за пределы нашего штата – Линда Падилла и не думала ограничиваться местными злодеями.

Мы допустили досадную промашку: слишком поздно сообразили, что часть этих компаний находится в Кливленде. Знай я об этом раньше, то обязательно попросил бы Маркуса навести справки. Например, в нашем списке значилась одна крупная корпорация – «Кастл индастриз», названная по имени своего владельца Уолтера Кастла. Выяснилось, что ядовитые отходы этого производства попадали прямиком в Кливлендский залив, в результате чего была зафиксирована вспышка лейкемии среди местного населения. Правозащитная деятельность Линды Падилла обошлась компании в сотню миллионов долларов. Эта сумма значительно превышает лично мой уровень благосостояния, но я легко мог допустить, что для Уолтера Кастла она не оказалась критической. В любом случае я с трудом мог себе представить, чтобы шестидесятичетырехлетний миллиардер в отместку начал гоняться за женщинами и отрубать им руки.

Было еще несколько кандидатов, которые с большой натяжкой годились на роль одержимых мстителей. На мой взгляд, наиболее серьезные подозрения внушала швейная компания «Лансер». Линда Падилла поймала их на подпольном производстве с использованием нелегальной рабочей силы. Даже если такого рода делишки творятся в Таиланде, общественное мнение их не приветствует. Ну, а в нашем случае речь шла об Алабаме, и Падилла не оставила от этой компании камня на камне. Предприятие стоимостью в четверть миллиарда долларов в одночасье сделалось банкротом. А владелец компании, некто Рудольф Фолк, только усугубил свое положение, публично заявив, что Падилла его уничтожила.

У Кевина и Лори тоже нашлись свои «фавориты» из числа подозреваемых. Какое-то время мы их горячо обсуждали и сравнивали. Однако лично я почти не надеялся отыскать серийного убийцу среди этой братии. Если бы любой из этих людей возжелал смерти Линды Падилла, он бы попросту заказал ее, без всяких прелюдий вроде убийства ни в чем не повинных случайных женщин.

Как это ни печально, но в итоге все мы сошлись во мнении, что все равно не можем доказать ничью вину. Максимум, на что можно было рассчитывать, это убедить присяжных, что существуют реальные альтернативы на роль убийцы. Что и говорить, задача нелегкая сама по себе.

Кевин уже собирался уходить, когда раздался телефонный звонок. Я снял трубку и тут же раскаялся в этом, потому что на другом конце провода был Маркус. Я не мог разобрать ни единого слова и пожалел, что у телефона нет специального экрана с субтитрами.

Что же касается Лори, которую я подозвал к телефону, то она, похоже, не испытала ни малейших затруднений. Она даже кое-что записала и через минуту повесила трубку.

– Маркус ждет тебя по этому адресу, – сказала она.

Я взглянул на листочек с записью: речь шла о промышленной зоне на севере Паттерсона.

– Он не сказал, почему выбрал для встречи такое странное место? – спросил я.

– Нет, но уж если Маркус взялся звонить по телефону, можно не сомневаться, что это очень важно.

– Я еду с тобой, – сказал Кевин.

Тяжело вздохнув, я согласился. Мне совсем не улыбалось пребывать один на один с Маркусом, в то время как я мог бы лежать в постели один на один с Лори.

– А ты поедешь с нами? – спросил я ее.

– Нет, он настаивал на том, чтобы я не приезжала. Сказал, что не против, если приедет Кевин, но я точно должна остаться дома.

– Есть на планете хотя бы один человек, который понимает, что все это значит? – спросил я.

– Будем надеяться, что Маркус и есть тот самый человек, – пожал плечами Кевин.

* * *

Когда мы прибыли по адресу, указанному Маркусом, Кевин совсем приуныл. Заброшенный склад находился в самом конце Берген-стрит, неподалеку от реки, и имел вполне подходящее название: «Отходы Паттерсона». Открыв дверь, мы потревожили семейство крыс, и парочка грызунов метнулась прямо нам под ноги.

– Ужасное место, – сказал Кевин, и это было еще мягко сказано.

В темноте я увидел, что откуда-то выбивается полоска света, и наугад толкнул еще одну дверь.

В той комнате, куда мы попали, неожиданно оказалось настолько светло, что поневоле пришлось зажмурить глаза. Когда же я открыл их, то тут же пожелал закрыть обратно.

Помимо тряпья, которое было разбросано повсюду, а в углу, кажется, еще и тлело, единственными предметами в комнате были стол и стул. В центре пустой столешницы красовался такой длинный нож, что ему мог бы позавидовать Данди по прозвищу Крокодил. Нож был воткнут прямо в стол, так что рукоять смотрела строго вверх.

Неподалеку от стола стоял Маркус, а другой человек, незнакомый мне, сидел на стуле. Незнакомец лет примерно сорока пяти, невысокий, худощавый, бритоголовый и абсолютно голый.

– Ой, он голый, – сказал Кевин.

– Верно подмечено, – согласился я.

Все это напоминало сцену из пьесы абсурда, и я сумел понять только одно: почему Маркус столь категорически велел Лори не приезжать. Ему не хотелось ее смущать, а может быть, не хотелось смущаться самому при виде того, как Лори созерцает голого мужика. Что же касается самого голого мужика, то он меньше всего выглядел смущенным. На его лице был написан главным образом ужас, ну, и разве что немножко злости.

– Ну, Маркус, ты даешь… Кто этот человек и почему он голый?

– Джимми, – ответил Маркус и ткнул пальцем в угол. – Я сжег его одежду.

Ну, что же, по крайней мере разрешилась загадка тлеющего в углу тряпья.

– А почему мы знакомимся с Джимми в такой странной обстановке? – спросил я.

Маркус решил уклониться от прямого ответа, а вместо этого скомандовал Джимми:

– Расскажи им.

– Да ну вас… – пробормотал Джимми. – Знаете, что произойдет, если я не…

Маркус всего лишь посмотрел на него, а потом перевел взгляд на нож. Джимми в свою очередь посмотрел на Маркуса и тоже перевел взгляд на нож. Мы с Кевином обменялись взглядами и потупили глаза. В жизни мне несколько раз доводилось испытывать чудовищную неловкость, и настоящий момент был, пожалуй, одним из таких случаев.

– Я был в тюрьме, когда убили вашего друга.

Несомненно, Джимми имел в виду Рэнди Клеменса, и я насторожился.

– Я был одним из тех, кто дрался в коридоре, чтобы отвлечь внимание охраны. Но я не убивал его, я даже не знаю, как именно это случилось.

– За что они убили его?

Он позволил себе высокомерную ухмылку в мой адрес.

– А как вы сами думаете? За то, что он свистнул у них цветные карандаши?

Он даже покачал головой, как бы сокрушаясь над моей непроходимой тупостью. Маркус с явным намерением напомнить, кто тут главный, сделал шаг по направлению к столу.

– Чтобы заткнуть ему рот, – немедленно заговорил Джимми. – Он кое-что слышал, и у него не хватило ума помалкивать об этом. Когда он связался с вами, его решили убрать.

– И что же он услышал?

– Я не знаю, – Джимми покачал головой. – Но что-то связанное с теми убийствами.

– Доминик Петроне имеет к этому отношение?

Джимми медлил с ответом, судя по всему, обдумывая свое незавидное положение. Жизнь человека, который донес на Доминика Петроне, не стоит и ломаного гроша. С другой стороны, в настоящий момент он голый и находится в обществе Маркуса и длинного ножа. Куда ни кинь – везде клин. В конце концов, он, вероятно, решил, что сейчас для него опасность номер один Маркус и нож, и снова заговорил.

– Не могу поручиться, но очень похоже. Эту заварушку в тюрьме организовал Томми Лэсситер. Надо думать, он сделал это с подачи Петроне.

– Кто такой Томми Лэсситер?

Джимми дождался, пока я повторю свой вопрос дважды, и опять взглянул на Маркуса.

– Да ну вас… – снова пробормотал он, как бы давая Маркусу понять, насколько глупо беседовать с идиотами, которые не знают подобных вещей.

– Скажи ему, – приказал Маркус.

Джимми вынужден был подчиниться.

– Лэсситер – бандит, он здесь главный. Он совершенно чокнутый, но если он захочет, чтобы ты умер, ты умрешь. Вот так-то.

– Он работает на Петроне? – спросил я.

– И на него тоже. Он работает за деньги. Иногда ему платит Петроне, иногда кто-то еще. А кто платил в этот раз, я точно не знаю… клянусь. Но скорее всего Петроне.

Больше нам ничего не удалось вытянуть из Джимми, и напоследок мы дружно поклялись ему, что сохраним эту историю в тайне. Даже Маркус хрюкнул, что он обещает. Я в свою очередь тоже попросил Джимми держать язык за зубами. Впрочем, если он надумает кому-то рассказать о своих приключениях, это будет равносильно самоубийству.

Я повез Кевина к себе домой, чтобы он мог забрать оставленную во дворе машину. По дороге он спросил:

– Как ты думаешь, что Маркус собирался с ним сделать?

– Ты имеешь в виду, если бы тот отказался говорить?

– Да.

– Я думаю, он все бы сделал правильно. Например, если бы они тысячу раз подряд сыграли в «морской бой», то он всякий раз выходил бы победителем.

Мой ответ Кевину не понравился. Игре в «морской бой» Кевин предпочитал «игру в суд присяжных» и «игру в доказательства», которым его обучили на юридическом факультете. Однако проблема заключалась в том, что Маркус никогда не учился на юридическом факультете и этим играм его никто не обучал.

– Но ведь Маркус… он на нашей стороне? Он хороший человек?

Я пожал плечами.

– Мы не можем сказать, плох человек или хорош, до тех пор, пока присяжные не объявят свой вердикт.

* * *

Первым в качестве свидетеля Такер пригласил офицера полиции Гарри Хобарта, который в ночь убийства Линды Падилла первым прибыл на место происшествия. Обычно показания дежурного офицера не считаются серьезным свидетельством, поскольку в его задачу входит главным образом охранять место происшествия и дожидаться прибытия детективов. Однако в данном случае показания Хобарта имели большую ценность, потому что на месте происшествия находился Дэниел.

– Что конкретно делал обвиняемый, когда вы прибыли? – спросил Такер.

– Он лежал на ступеньках, ведущих в павильон. На уровне примерно второй ступеньки сверху.

– Он находился в сознании?

– Да, – сказал Хобарт. – Он говорил со мной.

– Что именно он сказал?

– Что ему позвонил убийца… и велел прийти в парк.

– Он что-нибудь говорил об убийстве, которое произошло?

– Нет. Он сказал, что не знает, что происходит внутри павильона, поскольку на него напали, когда он начал подниматься по ступеням. По его словам, в этот момент он потерял сознание.

Согласно дальнейшим показаниям Хобарта, он вошел в павильон и увидел тело Линды Падилла, после чего немедленно приступил к охране места происшествия. С Дэниелом он говорил очень мало, поскольку этим занялись прибывшие детективы.

Такер предоставил мне очередь задавать вопросы свидетелю. У меня не было особых вопросов, но я хотел, по крайней мере, напомнить присяжным о своем присутствии.

– Офицер Хобарт, по какой причине в ту ночь вы оказались в парке?

– Меня послал диспетчер. Звонили по номеру 911.

– Вам известно, кто звонил?

– Не думаю, чтобы человек, который звонил, назвал свое имя.

– Когда вы прибыли на место происшествия, звонивший находился там?

– Нет, его не было.

– Но вы признаете, что анонимный свидетель, который позвонил в полицию, присутствовал в парке в ту ночь? И видел, что произошло?

Он пожал плечами.

– Мне не известно, видел ли он что-нибудь.

Я кивнул, делая вид, что его ответ меня убедил.

– Все правильно. Возможно, он вообще ничего не видел. Возможно, он позвонил по телефону 911, чтобы доложить о том, что в час ночи в павильоне, находящемся в парке, абсолютно ничего не произошло. А диспетчер, возможно, отправил вас в парк, чтобы подтвердить, что ничего не произошло. Я правильно вас понял?

Такер заявил, что он протестует, поскольку я говорю не по существу, и судья Кэлвин принял его протест. Хобарт сменил тактику и рассказал о том, что в парке находились бродяги, которые отказались назвать свои имена, чтобы не быть впутанными в это дело. Я еще раз подчеркнул, что в парке находились другие лица. И сосредоточил внимание присяжных на том факте, что Хобарт видел на голове Дэниела рану, которая сильно кровоточила.

– В чем заключались ваши обязанности после того, как прибыли детективы?

– Следить за тем, чтобы посторонние не проникли на место происшествия.

– Вы рассказали детективам о том, что именно увидели на месте происшествия?

– Да, абсолютно обо всем, – подтвердил он.

– И также о своих наблюдениях? О тех, которые сочли важными?

– Ну, разумеется…

– И все, что вы им рассказали, было позднее включено в ваш рапорт?

– Да.

Я взял из рук Кевина копию полицейского отчета и протянул ее Хобарту, чтобы тот подтвердил, что этот документ составлял именно он.

– Пожалуйста, покажите мне то место в рапорте, где говорится о ваших подозрениях в отношении господина Куммингза.

– Но здесь об этом ничего не сказано.

– Таким образом, ничто не внушало вам подозрений? У вас не возникло предположения, что господин Куммингз сам себя ударил по голове? – спросил я.

– Нет… правда, нет. Но мое внимание было занято другими вещами.

– И пока вы осматривали место происшествия, вы оставили господина Куммингза без присмотра? – Я специально уточнил этот момент, чтобы всем стало ясно: если бы он подозревал Дэниела, то ни за что не выпустил бы его из поля зрения.

– Да.

– У защиты больше нет вопросов.

Я не собирался допрашивать Хогарта с особым пристрастием. Того, чего я добился, было вполне достаточно. Основные силы надо поберечь на тот момент, когда Такер пустит в ход свою тяжелую артиллерию.

Когда заседание закончилось, я поехал к себе в офис. Наша команда соберется у меня дома не раньше шести вечера, и поэтому я согласился встретиться с представителями «группы поддержки», прибывшей из Кливленда. Они попросили уделить им двадцать минут времени, но я надеялся уложиться в десять.

Войдя в кабинет, я увидел троих из семи молодых людей, присутствовавших на сегодняшнем заседании. Они уже поджидали меня. Одного из них Эдна вовлекла в обсуждение проблемы финансовых инвестиций. Она представила его мне как Элиота Кендэлла, который, насколько мне было известно, приходился сыном Байрону Кендэллу, основателю и одному из директоров «Кендэлл индастриз», крупной компании, занимавшейся грузоперевозками, которая имела головную контору в Кливленде. Элиот, наследник многомиллионного состояния, терпеливо стоял и выслушивал, как Эдна пытается навязать ему своего кузена Фреда в качестве управляющего финансовыми активами.

Второго звали Ленни Моррис, он был коллегой Дэниела по «Кливлендской газете». Третий из их команды, Джанис Марголин, возглавлял одну из местных благотворительных организаций, которую Дэниел активно поддерживал.

Элиоту Кендэллу было не больше тридцати лет, в то время как Ленни и Джанису можно было дать самое большее по двадцать пять лет. Элиот был явным лидером в этой тройке. Мне объяснили, что остальные члены команды, присутствовавшие сегодня на суде, вынуждены вернуться в Кливленд, ну а они намерены стоять до победного конца.

– Итак, чем я могу помочь вам? – спросил я, стараясь сразу же перейти к делу.

– Мы пришли сюда для того, чтобы задать вам тот же вопрос, – улыбнулся Элиот. – Наша цель – поддержать Дэниела, а значит, поддержать вас по мере своих сил.

– Благодарю вас, – сказал я. – Но я думаю, что мы справимся.

– Нисколько в этом не сомневаюсь. Но как бы то ни было, если вам потребуется пара свободных рук, мы согласны на любую работу. Если потребуются деньги, то я тоже в состоянии помочь. Вы называете нам проблему, а мы помогаем ее решить.

Меня глубоко тронула их искренняя готовность подставить свое плечо. Приятно было осознавать, что мой клиент пользуется уважением и симпатией таких достойных людей.

– Спасибо, я буду иметь это в виду.

Я старался говорить как можно более сдержанно, потому что, несмотря на их горячее желание вникнуть в «проблемы», в мои планы не входило посвящать этих людей во все подробности.

– Я должен вам кое-что сообщить, – сказал Элиот. – Мы наняли частного детектива. Не для того, чтобы он путался у вас под ногами, а просто… Ну, скажем, пара свежих профессиональных глаз никогда не повредит. Если ему удастся откопать что-либо полезное, вы сможете использовать эту информацию в своих целях.

Моей первой реакцией было неодобрение: все это выглядело как вторжение в мои владения и возможная помеха. С другой стороны, может, им и в самом деле удастся что-нибудь найти. Впрочем, моего мнения они вовсе не спрашивали.

– Если ваш детектив не станет претендовать на то, чтобы представлять интересы моего клиента в суде, я не возражаю.

– Разумеется. Можете не беспокоиться, – согласился Элиот.

– Дэниелу повезло, что у него такие замечательные друзья, – сказал я.

– Позвольте рассказать вам одну короткую историю, господин Карпентер. – В улыбке Элиота, как мне показалось, сквозила легкая снисходительность. – Когда моей младшей сестре было четырнадцать, она сбежала из дома… Оставила записку, что таким образом хочет избавиться от всех своих проблем. Мои родители повели себя глупо и долгое время замалчивали эту историю, делая вид, будто ничего не произошло. Наконец отец решился обратиться за помощью в средства массовой информации. В свою проблему мы посвятили Дэниела, о котором слышали много хорошего, хотя и не были знакомы с ним лично.

Я попытался напрячь память и припомнить эту историю, но ничего не получилось.

– Вы нашли ее?

Он печально покачал головой, и, казалось, болезненные воспоминания нахлынули на него с новой силой.

– К сожалению, нет, но вовсе не по вине Дэниела. Он лично организовал кампанию по ее поиску. Но я благодарен ему не только за это. Он подошел к нашей семейной проблеме с огромным сочувствием и деликатностью. Ни малейшего стремления раздуть сенсацию, ни тени самолюбования… просто строгое и беспристрастное изложение событий. С тех самых пор я считаю его своим другом.

Я подумал, что теперь ему представилась хорошая возможность вернуть моральный долг. Ленни с Джанисом тоже рассказали свои истории, пусть не такие драматичные, но по-своему не менее трогательные. Я заверил собеседников в том, что обязательно воспользуюсь их помощью, если возникнет такая необходимость. Разумеется, я не стал им говорить, что их истории могут сгодиться на суде только в одном качестве: они могут послужить прекрасной характеристикой моего подзащитного, когда речь пойдет о высшей мере наказания. То есть в том случае, если мы проиграем суд и будем пытаться не допустить хотя бы смертного приговора.

Наконец-то мне удалось их выпроводить, а самому отправиться домой. Лори и Кевин уже дожидались меня, и по страдальческой гримасе на лице Кевина я догадался, что Лори успела заказать обед. Проблема была в том, что мы с Кевином считали себя настоящими мужчинами, а следовательно, не могли питаться соевым пюре и вегетарианскими котлетами. Когда я достал картофельные чипсы и сухарики, Кевин набросился на них, как утопающий бросается к спасательному кругу.

Больше всего меня беспокоило в нашем деле то, что оно движется слишком гладко. То есть совершенно беспрепятственно скользит по наклонной плоскости к неминуемому провалу.

– Пора устроить встряску, – сказал я.

Кевин с энтузиазмом кивнул: он понимал, о чем речь, и был со мною солидарен. Вообще-то Кевин, по сравнению со мной, гораздо более консервативен, поэтому, если уж он согласился, что пора устроить встряску, значит, я должен был сделать это гораздо раньше.

– Что ты имеешь в виду? – спросила Лори.

– Это как внезапный переход от защиты к нападению, – начал я, и Лори обреченно вздохнула. – Видишь ли, в футболе «игра от защиты» – далеко не лучшая тактика. Наступает момент, когда нужен решительный натиск, который буквально взорвет ситуацию и окажет ощутимое давление на противника. В любом случае для нас это будет лучше, чем сидеть и смотреть, как Такер хозяйничает в штрафной зоне.

– Вот уж точно, – вставил Кевин.

– У меня есть предложение, – сказала Лори. – Мы можем на минуточку отвлечься от футбольных аналогий? Можем поговорить на более умные и возвышенные темы?

Я взглянул на Кевина – тот, судя по всему, ничего не имел против.

– Разумеется, – сказал я.

– Тогда представьте, что вы смотрите балет. Если танцовщицы появятся на сцене в пуантах и балетных пачках, зрители будут спокойно сидеть на месте. Они увидели именно то, что и ожидали. Но если нарядить балерин в кожаные чулки с подвязками, а на макушки приладить ушки Микки Мауса, то публика повскакивает с мест, пытаясь разглядеть, что за чертовщина там творится. Это встряхнет ее как следует.

– То же самое в опере, – подхватил Кевин. – Если на сцене не появится грудастая дамочка, публика будет недоумевать: «Что случилось? Какая может быть опера без солистки с пышным бюстом!»

– Ну, что скажете? – улыбнулась Лори. – Суд – тот же театр. Мы всего лишь подняли интеллектуальную планку.

Мы закончили раньше, чем обычно. Во-первых, мне хотелось кое-что обдумать в одиночестве, а во-вторых, мы с Кевином вовсе не горели желанием отведать то, что Лори планировала подать на десерт. Лично я далеко не был уверен в том, что мой желудок способен положительно воспринять соевый пудинг или суфле из брокколи.

Пришел Уилли. Он принес кое-какие документы, полученные из центральной службы защиты животных, и привел с собой Сондру. Свою спутницу он бережно поддерживал под локоть, а поскольку у нас в гостиной не наблюдается оживленного дорожного движения, я пришел к логическому выводу, что он вовсе не помогает ей переходить дорогу. Похоже, их отношения стремительно выходили за рамки служебных.

Другим бесспорным доказательством в пользу вспыхнувшей страсти был тот факт, что на запястье у Сондры красовались шикарные часики, а на шее – роскошный медальон с огромным голубоватым камнем, по виду очень напоминающим александрит. Я не считаю себя экспертом в ювелирном деле, но однажды мне довелось защищать клиента, которого обвиняли в краже неограненных александритов, и потому легко могу представить, сколько стоят такие камешки.

Прежде я никогда не видел на Сондре этих часов и этого медальона. А если учесть, что ее зарплата в заведении была не слишком высокой, то можно было не сомневаться: Уилли продал часть своих кофейных акций и преподнес даме королевский подарок.

– Как продвигается суд? – спросила Сондра.

– Более или менее, – я пожал плечами. – Бывало и получше.

– Ты намерен выиграть?

Уилли не дал мне ответить.

– Ну разумеется, он намерен выиграть. Я же здесь, а не в тюрьме. И знаешь почему? Потому что этот парень не привык проигрывать.

Похоже, что Сондру не слишком вдохновила эта тирада. Как-то раз она сказала, что лично мне желает успеха, но если Дэниел все же окажется виновным, то она готова собственноручно загнать ему иголки под ногти.

Уилли и Сондра стали уговаривать нас с Лори пойти вместе с ними в ночной клуб. Я поблагодарил за приглашение, но принять его было абсолютно немыслимо, и я с сожалением взглянул на часы.

– Уже половина десятого. Мне нужно хотя бы немного поспать.

– Ничто не мешает тебе вздремнуть пару часов. Мы все равно не пойдем туда раньше полуночи, – сказал Уилли.

Когда я вновь отказался, Уилли и Сондра в два голоса принялись меня убеждать. Они уверяли, что за пределами четырех стен существует другой мир – мир, где нормальные люди иногда развлекаются, в то время как идиоты вроде меня дрыхнут в постели. Мне эта картина виделась несколько иначе: те люди, о которых они говорят, явились откуда-то из другого измерения и пользуются благами нашей цивилизации, в то время как «нормальные» люди, вроде нас с Лори, на эти блага не претендуют. Что же касается Уилли и Сондры, то они находятся где-то на границе между этими двумя мирами. Я даже уверен, что мне есть чему у них поучиться. Но только не сегодня вечером, потому что я смертельно устал.

* * *

Человек по имени Дональд Прескотт посвятил свою жизнь разглядыванию микроскопических волокон. Причем делал он это не просто так, а по заданию главного полицейского управления штата Нью-Джерси. Согласитесь, вовсе не дурная работенка для человека, в котором одинаково сильны желание быть копом и инстинкт самосохранения. Должен заметить, что этот Прескотт имеет даже больше шансов добиться успеха, чем тот парень, который обводит мелом тела жертв.

Такер пригласил его в суд для дачи показаний по результатам анализа крови на шарфе, с помощью которого была задушена Линда Падилла и который был обнаружен вместе с кистями ее рук в багажнике автомобиля Дэниела. Полиции удалось даже заручиться свидетельством, что этот шарф или, по крайней мере, очень похожий на него Дэниел приобрел в одном из магазинов.

Такер взял в руки шарф, который проходил по делу в качестве улики.

– Это действительно те самые волокна? – спросил он.

– Я не уверен, что правильно уловил смысл, который вы вкладываете в слово «действительно», – ответил Прескотт. – Но волокна довольно необычные. Шарф дорогой и, как вы можете заметить, достаточно редкой расцветки.

Такер был сама чуткость и, казалось, ловил буквально каждое слово из его уст. Люди непосвященные – а именно такими и были члены жюри присяжных – могли и не заметить, что этот трюк он проделал за время суда по крайней мере трижды.

– У вас была возможность провести анализ других предметов одежды, принадлежащих обвиняемому?

– Да, мне передали для анализа одежду, в которой обвиняемый был в ночь убийства.

– Удалось обнаружить какие-нибудь волокна?

– В огромном количестве! – Прескотт иронически улыбнулся, постановка вопроса опять показалась ему некорректной. – Видите ли, волокна находятся повсюду. На чем угодно можно обнаружить множество всевозможных волокон. Если же ваш вопрос подразумевал микроскопические волокна ткани шарфа на одежде обвиняемого, то мой ответ будет утвердительным.

– Благодарю вас, – Такер тоже улыбнулся. – Именно об этом я и хотел вас спросить. Как много микроскопических волокон ткани шарфа было обнаружено на одежде обвиняемого?

– Достаточное количество, – сказал Прескотт. – Обвиняемый накинул его на плечи или, вероятнее всего, повязал на шею уже после того, как было совершено убийство.

– Почему вы пришли к такому выводу?

– Потому что микроскопические волокна ткани шарфа, обнаруженные на его одежде, содержат следы крови. Крови Линды Падилла.

После этого Такер любезно предложил мне продолжить перекрестный допрос. Все присутствующие в зале устремили на меня свои взоры, сгорая от любопытства, сумею ли я выкрутиться из этой кошмарной ситуации.

– Уважаемый детектив Прескотт, можете ли вы сообщить, в каком положении находился при этом мой клиент? Он стоял, сидел или лежал?

– Этого я знать не могу, – честно признался детектив.

– Находился он в сознании или без сознания?

– На этот вопрос я тоже не могу ответить.

Я удовлетворенно кивнул.

– Могла госпожа Падилла быть уже мертвой, когда шарф касался ее тела?

– Я могу только предположить, что такое возможно. Однако данный вопрос не в моей компетенции.

– А ваша компетенция позволяет вам утверждать, что никто иной, кроме моего клиента и жертвы, не касался этого шарфа в тот день, когда было совершено убийство?

– Нет, этого я не могу утверждать, – ответил он.

– Таким образом, основываясь на данных вашей экспертизы и на ваших сегодняшних показаниях, я могу предположить следующую ситуацию. Господин Куммингз лежал без сознания, госпожа Падилла была уже мертва, когда третий, пока неизвестный нам участник событий, повязал шарф ему на шею. Вы можете допустить такой вариант?

Прескотт болезненно поморщился. Он понимал, что если сейчас со мной согласится, Такер устроит ему веселую жизнь.

– Я не вижу никаких оснований полагать, что все было именно так, как вы говорите. Абсолютно никаких оснований.

– А какие у вас есть основания утверждать, что было иначе?

– Только логика.

Он так ловко выкрутился из положения, что мне тоже вдруг захотелось затянуть на его шее какой-нибудь шарф.

– Детектив Прескотт, в своих предположениях я опирался исключительно на данные вашей экспертизы и на ваши показания. Может быть, нам следует отложить допрос и подождать, пока вы уточните результаты своего исследования? Или вы уже сейчас готовы дать правдивый и честный ответ?

Он взглянул на меня с нескрываемой ненавистью, но сумел взять себя в руки и ответить спокойно и сдержанно.

– С научной точки зрения, ваши предположения имеют право на существование. Вероятность такого развития событий ничтожна, однако она существует.

– Благодарю вас, – сказал я и слегка покачал головой, как бы обращая внимание присяжных на то, что этот человек очень старался ввести их в заблуждение, но правда все-таки восторжествовала. – Детектив Прескотт, вам о чем-нибудь говорит имя Доминик Петроне?

При одном лишь упоминании имени Петроне по залу пробежала волна возгласов, свидетельствующих о глубоком потрясении, и когда эта волна докатилась до Такера, тот буквально подскочил со своего стула.

– Ваша честь, я протестую! Обсуждение господина Петроне не имеет никакого отношения к теме перекрестного допроса.

Разумеется, Такер был прав, и судья Кэлвин поддержал его протест. Но я все равно был доволен, поскольку вовсе и не ждал ответа на свой вопрос. Это была всего лишь та самая небольшая провокация, которую мы задумали накануне. И, судя по гулу голосов, который не стихал в зале, с поставленной задачей я успешно справился.

Я сказал, что больше не имею вопросов к этому свидетелю, и Кэлвин объявил о том, что следующее заседание суда переносится на сутки – в связи с тем, что присяжные должны пройти врачебное освидетельствование. На какое-то мгновение меня посетила надежда: а что, если доктора признают присяжных недееспособными? К сожалению, всерьез рассчитывать на такой поворот дела не приходилось, ведь в запасе было еще шесть человек, утвержденных на эту должность, которые были готовы в любую минуту занять места выбывших членов жюри. Если я и в самом деле хочу получить поддержку от мира медицины, то лучше попросить у медиков пробирку с возбудителями бубонной чумы.

В связи с этой неожиданной отсрочкой наша команда смогла собраться у меня дома чуть раньше, чем обычно. Собрание получилось коротким и довольно бестолковым, потому что наша провокация пока еще не принесла никаких плодов. Мы атаковали команду Такера, пробили брешь в его защите и нанесли несколько легких ударов, однако это еще не означало победы.

Кевин ушел около семи, а мы с Лори решили пообедать в «Чарли». Но сначала надо было сводить Тару в парк, потому что с ней давным-давно никто не гулял.

Мы находились примерно в квартале от дома, когда Тара, натянув поводок, внезапно рванулась через газон к одной из припаркованных возле тротуара машин. Уже почти стемнело, и я никак не мог разглядеть, что же ее так насторожило.

Когда я приблизился, чтобы взглянуть, задняя дверца автомобиля неожиданно открылась. Из машины вылезло нечто – то ли огромный человек, то ли средних размеров горилла – и схватило меня за руку. Увидав такое дело, Тара свирепо зарычала и вцепилась горилле в ногу.

Тот взвыл от боли и принялся дрыгать ногой, чтобы высвободиться из Тариной хватки. В этот момент у меня перед глазами возникла голубая вспышка, и через секунду я увидел, как Горилла подлетел в воздухе и буквально перекатился через машину, после чего с глухим ударом приземлился на газон.

Я застыл в полном оцепенении, чувствуя, что просто не в силах сдвинуться с места. При этом мои глаза продолжали следить за происходящим, и в следующую секунду они приметили Маркуса. Его пистолет был направлен на голову Гориллы, который тряс этой головой, пытаясь прийти в себя. Пистолет был темный, блестящий и твердый, как сам Маркус, и казалось, что у него просто такая необычная рука, которая заканчивается пистолетным дулом.

Из машины выскочил водитель, тоже вооруженный пистолетом. Свое оружие он поочередно направлял на Маркуса, на Тару и на меня. Горилла, который успел более или менее очухаться, тоже вытащил пистолет. Из всей компании безоружными оставались только мы с Тарой, хотя ее обнаженные клыки выглядели ничуть не менее угрожающе.

Первым заговорил Водила, причем сделал это неожиданно мягким голосом.

– Имей в виду, приятель, что нас двое.

Он обращался к Маркусу, подразумевая, что с их стороны вооружены оба, а с нашей – только Маркус. И хотя так оно и было, я все равно почувствовал себя униженным.

– Ну, – сказал Маркус, оценивая сложившийся дисбаланс.

– Так что лучше спрячь пушку, приятель, – предложил Водила.

– Ну, – повторил Маркус.

– Он прокусил мою чертову ногу, – сказал Горилла, который впопыхах не заметил, что Тара – сука, хотя в главном был прав.

– Никто не собирается причинять вам никакого вреда, – заверил Водила. – Просто господин Петроне хочет поговорить с адвокатом.

Совершенно очевидно, что он имел в виду меня, поэтому я сделал над собой усилие и разжал челюсти, чтобы ответить.

– В моей стране приняты более дружественные формы приглашения к разговору.

– Он опасался, что вы можете не принять его приглашения, – улыбнулся Водила. – На самом деле, если бы он пожелал вашей смерти, то вы бы уже умерли. Нас бы уже и след простыл, а вы бы валялись на асфальте с мозгами, раскиданными по травке.

Я взглянул на Маркуса, и тот в качестве ответа едва заметно кивнул, что я расценил, как совет делать то, что велит Водила.

– Где ваш хозяин? – спросил я.

– Полезайте в машину и все узнаете.

Маркус опять кивнул.

– Ладно, – согласился я. – Но при условии, что Маркус и его пистолет поедут вместе с нами. Если, конечно, захотят.

Повернувшись к Маркусу, я услышал только короткое загадочное хрюканье, но при этом его голова еще раз опустилась и поднялась, и я решил, что это означает согласие.

Я попросил их немного подождать, пока отведу Тару домой. Когда я появился на пороге, в глазах у Лори светился ужас.

– Что случилось? – воскликнула она.

Когда я в двух словах обрисовал, что случилось, она принялась расспрашивать меня о подробностях. Она не задала лишь одного вопроса, который лично у меня не шел из головы, а именно: «Какого черта там делал Маркус?»

– Похоже, тебя не удивляет, что там оказался Маркус, – заметил я.

– Это я попросила его присмотреть за тобой, – решительно заявила она. – Ты перешел дорогу кое-кому из нехороших парней.

– Ты должна была сказать мне о своем решении.

– А ты бы наверняка отказался. И нынче вечером некому было бы прикрыть твою задницу.

Лори была не в восторге от того, что мне предстоит встреча с Петроне. Еще меньше ее обрадовала моя просьба не вмешиваться в эту историю.

– Не женское это дело, – сказал я, перед тем как закрыть за собой дверь.

Это была шутка, но ни Лори, ни мне самому она не показалась такой уж забавной.

Беда была в том, что я буквально подыхал от страха.

* * *

Нельзя сказать, чтобы всю дорогу до дома Доминика Петроне мы непринужденно болтали. Единственной репликой, высказанной вслух, были мои сожаления по поводу того, что им пришлось меня ждать. Впрочем, я не утруждал себя особыми церемониями и просто сказал, что, зайдя домой, успел позвонить «своему другу Питу Стэнтону из полицейского департамента» и на всякий случай сообщить ему, куда я направляюсь.

Однако, как оказалось, моя хитроумная выходка ни на кого не произвела впечатления, а может быть, они просто сделали вид, что это их не волнует. Маркус и Горилла сидели сзади, а я занимал место пассажира рядом с Водилой. Никто из моих спутников даже не подумал спрятать пистолет. На всех, кроме меня, вид оружия действовал успокаивающе. Я же был близок к обмороку.

Умом я понимал, что опасаться за свою жизнь, по крайней мере в течение сегодняшнего вечера, у меня нет особых оснований. Однако сама мысль о предстоящей встрече с Петроне внушала мне чувство несколько более сильное, чем просто приятное предвкушение. Я знал, что он собирается сделать мне предложение, от которого я не смогу отказаться. Между тем, я был твердо намерен отказаться.

Наш путь лежал в западную часть Паттерсона, в тихий уютный пригород, где находились виллы, принадлежащие крупным преступным авторитетам. Об этом знали все, в том числе и я. Ходили слухи, что в этом районе отродясь не было совершено ни одного ограбления.

Дом Петроне производил впечатление солидного и благопристойного жилища. Во всяком случае, таким он казался снаружи. Двухэтажный, построенный в типично колониальном стиле, он выглядел прочным и безопасным. Сад был обнесен узорной чугунной оградой, а возле ворот, к которым мы подъехали, несли вахту три здоровенных охранника, которые в смысле комплекции ничуть не уступали Горилле.

Не спуская глаз с Маркуса, они пропустили нас внутрь. Мы вошли в дом через центральный вход, и я тут же отметил, что внутри все выглядит точно так же, как и в любом нормальном человеческом доме. Двое подростков были увлечены компьютерной игрой, и было слышно, что где-то в соседней комнате люди смотрят телевизор. Краем глаза я заметил в кухонной раковине несколько грязных тарелок и решил, что Клеменца, должно быть, не успела их помыть, после того как приготовила соус для спагетти.

Кабинет хозяина располагался в задней части дома, и, войдя туда, я увидел Доминика Петроне собственной персоной. Пару раз мы с ним встречались на каких-то благотворительных обедах: Петроне любил лишний раз засветиться на публике. Если не знать того, что он бандит, то можно было бы легко принять его за преуспевающего бизнесмена.

Петроне сидел за столом и смотрел по телевизору развлекательную программу. Когда мы вошли, он улыбнулся, после чего одними глазами дал Водиле знак, чтобы тот обыскал нас и забрал у Маркуса пистолет. Не могу сказать, чтобы я получил удовольствие от того, что меня обыскали, но делать нечего, пришлось подчиниться.

После этого Горилла и Маркус уселись друг напротив друга по разные стороны комнаты, а Петроне вышел из-за стола, чтобы тепло меня поприветствовать.

– Рад видеть вас, Энди, – сказал он. – Спасибо, что нашли время заглянуть ко мне.

– А я-то как рад вас видеть, Доминик! – ответил я. – Я тут был неподалеку и решил: дай, думаю, зайду. Посмотрю, как устроился старина Петроне.

– И правильно сделали! – кивнул он. – В самом деле, мне ужасно приятно. Садитесь, прошу вас.

Он усадил меня в кресло напротив своего рабочего стола, а сам сел за стол.

– Знаете ли, я тут смотрел новости, а там только и разговору про то, как вы упомянули в суде мое имя.

– Считайте, что я сделал вам бесплатную рекламу.

– Честно говоря, мне это совсем не понравилось.

– В таком случае советую допустить мысль, что я просто защищал своего клиента.

Обдумывая мои слова, он надолго замолчал, и в комнате воцарилась гробовая тишина. Наконец Петроне заговорил.

– В этом мире не так уж много людей, которыми я дорожу. Человек, может быть, десять, если не считать членов моей семьи. Остальные меня вообще не волнуют, мне на них плевать.

Он опять замолчал, и я тоже не придумал, что сказать.

– Однако Линда Падилла принадлежала к числу тех людей, которых я очень ценю. Я никогда и ни за что не сделал бы ей ничего дурного. И мне не нравится, когда кто-то публично утверждает обратное.

Все-таки до какой степени люди порой склонны заблуждаться! Похоже, он и в самом деле уверен, что я перестану упоминать в суде его имя только потому, что он дал мне понять, насколько ему это неприятно. Он возомнил себя всемогущим. С другой стороны, нельзя не признать, что ему и в самом деле достаточно только взглянуть на своего охранника, и я немедленно распрощаюсь с жизнью.

Я решил, что настало время поразить его своей осведомленностью.

– Вы еще скажите, что не знакомы с человеком по имени Томми Лэсситер.

По его лицу скользнула тень удивления, и я почувствовал, как напрягся за моей спиной тот, кого я мысленно называл Водилой.

– Круто! – пробормотал Петроне.

– Постойте-ка, неужели я ошибся, и вы вовсе не нанимали его?

– Нет, я его не нанимал.

– И вы не знаете, где он сейчас? – упорствовал я.

– Похоже, что это я ошибся, и вы на самом деле не такой крутой, как мне показалось. В противном случае, вы бы знали одну вещь. Если бы мне было известно, где искать этого человека, то сейчас мы говорили бы о нем в прошедшем времени.

– А вам известна причина, по которой он мог убить Линду Падилла?

– Боюсь, нас с Лэсситером нельзя назвать лучшими друзьями. И не спрашивайте меня почему. Вас это не касается. И вообще, мне уже начинают надоедать ваши вопросы.

– У меня остался только один. Зачем ему понадобилось убивать остальных женщин?

– Карпентер, я привез вас к себе в дом только для того, чтобы сказать, что не имею никакого отношения к этим убийствам и требую, чтобы вы прекратили утверждать обратное. Если вы перестанете трепать мое имя, я готов помочь вам выиграть этот суд.

Это уже было что-то новенькое, и к тому же слишком заманчивое, чтобы я мог пропустить его замечание мимо ушей.

– И каким же образом?

– Вы сразу это поймете. Могу только сказать, что у меня есть кое-какие рычаги влияния.

Он не собирался посвящать меня в подробности, и я решил не настаивать.

– Не могу вам ничего обещать, – сухо сказал я. – Жизнь моего клиента под угрозой.

– Дело ваше, – кивнул он, после чего сделал едва заметный жест в сторону Маркуса. – Только имейте в виду: в случае чего даже этот человек не сможет вас защитить.

Давая понять, что разговор окончен, Доминик просто-напросто вышел из комнаты. Водила за компанию с Гориллой отвезли нас обратно. Они молча высадили нас с Маркусом напротив моего дома, не давая себе труда поговорить немного о погоде и пожелать нам спокойной ночи.

В освещенном окне я увидел силуэт Лори, и мне так захотелось оказаться рядом с ней! Присутствие Маркуса для этого абсолютно не требовалось, но поскольку я чувствовал себя в долгу перед ним, то не мог так просто взять и уйти.

– Спасибо, – сказал я Маркусу. – Я ужасно благодарен за все, что ты для меня сделал.

– Ну, – кивнул он.

– Хочешь зайти? Мы могли бы что-нибудь выпить.

– Не-а, – сказал он и пошел прочь.

А я пошел в сторону дома, на ходу размышляя о том, что слово «не-а», пожалуй, самое прекрасное из всех, какие я когда-либо слышал.

* * *

Почти всю ночь мы с Лори обсуждали мою встречу с Петроне и ломали головы над тем, как именно он собирается повлиять на суд. Я поинтересовался, как, по мнению Лори, поступит Петроне в том случае, если я по-прежнему буду упоминать его имя.

– Если он умный человек, то выждет годик-другой, а потом расправится с тобой, обставив дело так, будто это был несчастный случай, – сказала она.

– А если он не настолько умен?

– В таком случае он вышибет тебе мозги через пару недель после окончания суда.

– Вообще-то он производит впечатление неглупого человека, – с надеждой заметил я.

– Вот и отлично, – согласилась Лори. – Значит, у тебя хватит времени написать завещание.

Искренне надеясь, что это была шутка, я постарался снова перевести разговор на то, каким образом Петроне может повлиять на суд. Передо мной была дилемма. С одной стороны, было похоже, что он и вправду испытывал симпатию по отношению к Линде Падилла, о чем мне, кстати, говорил и ее бойфренд Алан Корбин. Честно говоря, у меня не было серьезных причин подозревать Петроне в причастности к этим убийствам. А значит, было довольно некрасиво с моей стороны по-прежнему гнуть эту линию и вводить присяжных в заблуждение. По идее, мне следовало переключить их внимание на Томми Лэсситера. С другой стороны, это имя было им незнакомо, и уж точно не могло произвести столь глубокого впечатления, как имя Петроне. Кроме того, дразнить маньяка – это ничуть не в меньшей степени означало играть с огнем, а родители с детства запрещали мне баловаться со спичками.

Главным же вопросом был следующий: насколько я готов рисковать личной безопасностью из-за этого клиента? И должен ли я сообщить о случившемся Кэлвину? В последнем я был совсем не уверен. Судья ничем не сможет мне помочь, и даже наоборот, его чрезмерная осведомленность может только повредить.

Бессонная ночь дала о себе знать на следующее утро, когда я явился в суд с черными кругами под глазами. Такер, в отличие от меня, как всегда, выглядел бодрым и свежим, как и положено человеку, который ведет беспроигрышное дело и на которого работает целый штат помощников. За минуту до начала заседания он обратился ко мне с ехидным вопросом:

– Что, Энди, тяжелая выдалась ночка?

На секунду в мою голову закралось подозрение, что Такер в курсе моей встречи с Петроне, что он, возможно, даже следил за мной. Хотя, конечно, это маловероятно, дело просто в том, что я хреново выгляжу.

Я взглянул на сидящих в зале и заметил, что Винса нет на его обычном месте, в то время как парни из Кливленда были здесь – все, кроме Элиота Кендэлла. Такое случилось впервые, чтобы Кендэлл не явился на судебное заседание, и я даже забеспокоился, как бы он не передумал поддерживать Дэниела.

Первым свидетелем, которого пригласил Такер, был Нил Уинслоу, главный инженер сотовой телефонной компании, услугами которой пользовался мой клиент. Показания этого человека были призваны не оставить камня на камне от версии Дэниела, согласно которой подозреваемый находился в пятидесяти минутах езды от Истсайд-парка, когда ему позвонил убийца.

Такер успел хорошо подготовить своего свидетеля. Уинслоу коротко и понятно объяснил суду, что каждая передающая станция имеет свой радиус действия, и если клиент перемещается в пространстве, то его как бы передают «по цепочке». Свидетель изложил свои мысли в предельно доступной форме, так что понял даже я.

Необъяснимая ложь Дэниела повлекла за собой два серьезных негативных последствия. Первое, которое он уже успел с лихвой прочувствовать на своей шкуре, состояло в том, что полиция его заподозрила, и таким образом явились на свет все эти улики.

Второе последствие, ничуть не менее тяжелое, заключалось в том, что я не имел возможности опровергнуть показания Уинслоу. Убедившись в том, что Дэниел врет, присяжные наверняка сделают вывод, что он виновен. Мне и самому не давал покоя вопрос, зачем ему понадобилось городить эту ложь, причем Дэниел за все это время так ни разу и не дал мне внятного объяснения на этот счет.

– Господин Уинслоу, – начал я. – Почему так происходит, что иногда мой телефон прекрасно принимает звонки, а иногда в том же месте связь вдруг отсутствует?

– Причин тому может быть несколько. Ну… например, погода или перегруженность линии. Скорее всего, из-за этого.

– Я правильно вас понял, что причиной отсутствия связи могут быть погода и перегрузка линии?

– Совершенно верно, – кивнул он.

Это была, конечно, не победа, но хоть какой-то прогресс.

– Итак, вы сообщили Закри, что радиус покрытия одной вышки составляет семь километров.

– Правильно, – снова согласился он, хотя вопроса я еще не задал.

– Стало быть, если допустить, что станция находится на Таймс-сквер, а я нахожусь на углу Мэдисон и Восемьдесят пятой авеню, то есть в пяти километрах от вышки, то мой телефон сможет принять звонок?

– Нет, – он замотал головой. – На Манхэттене зона действия сигнала гораздо меньше.

– Вот как? Неужели? – Я сделал вид, что удивился. – Там что, какие-то другие вышки?

– Нет, но…

– Так почему же на Манхэттене сигнал бьет на меньшее расстояние? – не отставал я.

– Потому что там много высоких зданий. Мы называем это особенностями ландшафта.

– Таким образом, особенности ландшафта могут быть еще одной причиной, по которой в ту ночь отсутствовала связь?

Такер заявил протест, утверждая, что все это не более чем мои домыслы, и судья Кэлвин с ним согласился. Я сформулировал вопрос иначе:

– Господин Уинслоу, при условии нормальной погоды, нормальной загруженности и ровного ландшафта, радиус покрытия одной телефонной вышки составляет семь километров. Верно?

– Ну, примерно.

Я улыбнулся, стараясь тем самым подчеркнуть, насколько неточной может быть эта наука.

– Да, примерно семь километров. Так?

– Так.

– Значит, диаметр составит четырнадцать километров. Я имею в виду, примерно. Так?

– Да.

– Господин Закри зачитывал вам показания господина Куммингза, в которых тот сообщает, что получил звонок, когда находился в пятидесяти минутах езды. Правильно?

– Да.

– Говорилось ли в этих показаниях о том, что он ехал очень быстро и строго по прямой?

Такер опять заявил протест:

– Ваша честь, последний вопрос господина адвоката выходит за рамки компетенции свидетеля.

Я, в свою очередь, возразил:

– Меня всего лишь интересует, запомнил ли свидетель этот факт из показаний подсудимого, которые зачитывал ему господин Закри. Я могу потом вручить ему письменную копию этих показаний и сравнить, насколько точно он их запомнил.

Кэлвин отклонил протест Такера и позволил Уинслоу ответить.

– Я не могу припомнить, чтобы прокурор упоминал о скорости и траектории движения, – сказал свидетель.

– Господин Уинслоу, а вам лично когда-нибудь доводилось ездить за рулем по Северному Джерси?

– Да, я делаю это ежедневно.

– Вы замечали, что скорость движения автомобиля напрямую зависит от погоды, от интенсивности дорожного движения и особенностей ландшафта?

Среди присяжных и публики послышался смех, и Уинслоу тоже не смог удержаться от улыбки.

– Да, это так, – сказал он.

– Езду на автомобиле нельзя назвать точной наукой, верно, господин Уинслоу?

Такер заявил, что он протестует, и я сформулировал вопрос иначе. А потом отпустил свидетеля и сел рядом с Дэниелом, который, несмотря на мой строжайший запрет, буквально сиял от восторга.

* * *

Не прошло и трех часов после окончания судебного заседания, а я уже находился на борту самолета, летящего в Бостон. Минуло почти двадцать лет с тех пор, как я был здесь в последний раз.

Мы договорились встретиться в маленьком ресторанчике, что в старом городе, и когда я пришел туда в половине восьмого, Синди уже дожидалась меня, сидя за барной стойкой. Стройная эффектная брюнетка, сегодня она показалась мне еще красивее, чем полгода назад, во время нашей последней встречи. Парень, сидящий на соседнем стуле, изо всех сил пытался ее закадрить, но я уверен, что даже с трех тысяч попыток он все равно не преуспел бы в своем начинании. То была Синди Сподек, специальный агент ФБР по борьбе с организованной преступностью.

Мы познакомились с ней в прошлом году, когда Синди выступала свидетелем на Лорином процессе. Ее непосредственный начальник по ФБР, который считался едва ли не национальным героем, на самом деле был связан с крупной преступной группировкой, на совести которой было многих темных дел, включая заказные убийства. Свидетельствовать против него означало проявить большое мужество, но она, рискуя собственной карьерой, все-таки решилась на этот шаг.

В результате ее на несколько месяцев отстранили от работы в бостонском офисе ФБР, и она держалась только благодаря поддержке друзей. Однако потом, когда я позвонил ей, чтобы узнать, как дела, она сказала, что все в порядке и что ее карьера пошла в гору. А главное, она встретила потрясающего парня.

Увидев меня, Синди приветливо улыбнулась, мы обнялись и расцеловались. Теперь оставалось только отделаться от незваного ухажера и отправить его щипать травку на каком-нибудь другом пастбище. Когда с этим было успешно покончено, мы перебрались за столик в углу, где никто не мог слышать нашего разговора.

Для начала мы немного поболтали о всяких пустяках и даже показали друг другу фотоснимки наших любимцев. У Синди был двухлетний золотой ретривер, которого я выбрал специально для нее в нашем заведении. Свою Сьерру она считала лучшей собакой во всей Северной Америке. Конечно, она заблуждалась, и лучшей собакой была моя Тара, но об этом за пределами штата Нью-Джерси никто не догадывался. Я же предпочитал помалкивать об этом, потому что прибыл сюда совсем с другой миссией.

– Спасибо, что откликнулась на мой отчаянный призыв, – сказал я.

– Да уж, – нахмурилась она. – Ты поймал меня, как рыбу на крючок.

Дело в том, что я позвонил Синди только вчера и оставил на автоответчике сообщение, что нам необходимо срочно встретиться и поговорить о Томми Лэсситере. Я знал, что она не сможет мне в этом отказать, потому что Лэсситер находится в поле ее зрения уже достаточно долгий период времени.

– Я хочу знать о Лэсситере все, что знаешь ты, – сказал я.

Она улыбнулась мне с той снисходительностью, с которой улыбаются, беседуя со слабоумными.

– Чтобы сэкономить время, предлагаю построить наш разговор иначе, – сказала она. – Сначала ты рассказываешь мне, почему тебя это интересует, и выкладываешь информацию, которая у тебя уже есть. Только после этого я смогу решить, говорить ли тебе вообще что-нибудь. Или просто уйти, а тебя оставить расплачиваться за выпивку.

– Повезло мне! – Я скорчил кислую гримасу, а потом коротко пересказал ей историю Дэниела и то, какую роль сыграл в ней Лэсситер.

– А как ты узнал, что это дело рук именно Лэсситера?

– Маркусу удалось «разговорить» одного заключенного, который участвовал в организации убийства Рэнди.

– Маркус убедил его признаться? – Синди нахмурилась, потому что была знакома с Маркусом и имела представление о его методах.

– Да. Маркус, когда захочет, умеет быть очень убедительным.

Она какое-то время молча обдумывала услышанное, а потом наконец заговорила.

– Томми Лэсситер – необыкновенно изощренный и хладнокровный убийца. Кроме того, он получает удовольствие от своего ремесла. ФБР давно охотится за ним.

– У вас есть какие-либо сведения по поводу его причастности к моему делу?

– Насколько мне известно, нет. – Она покачала головой.

– В этой стране достаточно убийц. Почему именно этот попал в зону вашего пристального внимания?

Она явно колебалась, следует ли посвящать меня в эти детали. Уверен, что она уже размышляла на эту тему, прежде чем явиться на встречу со мной, а значит, сомнения были очень серьезными.

– Дело в том, что убийством он не ограничивается. Ему платят по меньшей мере в два раза больше, чем любому другому наемному убийце, потому что он оказывает кое-какие дополнительные услуги.

– И какие же? – спросил я.

– То, что я сейчас скажу, должно остаться между нами, – она строго взглянула мне прямо в глаза. – Договорились?

– Об этом узнают только Лори и Кевин, – заверил я.

Синди знала, что мне можно доверять, и потому продолжила свой рассказ.

– Он не только убивает, но еще и обеспечивает подходящую кандидатуру на роль козла отпущения. И, таким образом, отводит всякие подозрения как от себя, так и от заказчика убийства. Подставить невинного человека – это часть сделки. И он умеет делать это с блеском.

Эта новость обрушилась на меня, словно удар обухом по голове. Впервые за все это время я со всей очевидностью понял, что Дэниел невиновен. Огромный груз свалился у меня с души. А его место занял другой груз, ничуть не меньший: теперь я просто не имею права проиграть этот процесс.

– Ты готова дать в суде показания против Лэсситера? – спросил я.

– Ты в своем уме? – Она коротко и невесело рассмеялась. – Конечно, нет.

– За его преступления может поплатиться жизнью невинный человек.

– Может быть, так, а может быть, и не так. Вполне возможно, что Лэсситер вообще не имеет к этой истории никакого отношения. Тебе в любом случае потребуются другие свидетели и доказательства. Даже если бы я и согласилась выступить на твоем процессе.

– Позволь мне хотя бы сослаться на твои слова, – попросил я.

– Энди, попробуй меня понять. Если хотя бы слово из сказанного мной получит огласку, то все убийцы, сидящие по тюрьмам, в ту же секунду заявят, что их подставили, улики против них сфабриковали, а настоящим преступником является Лэсситер.

Я решил оставить свои попытки, но не только потому, что вполне разделял точку зрения Синди. Все равно на данном этапе я не мог использовать ее как свидетеля. Сначала еще нужно доказать, что Лэсситер действительно имеет отношение к делу Дэниела. Причем в этом мне не сможет помочь ни свидетель, найденный Маркусом, ни Доминик Петроне.

– И прошу тебя, будь осторожен, – добавила Синди. – Лэсситер очень опасен, он псих.

Я пообещал соблюдать осторожность и перевел разговор на другие предметы, более приятные, чем серийные убийства и отрезанные руки. В самом конце обеда, когда нам принесли кофе, Синди с улыбкой сообщила:

– Мы с Тоддом решили пожениться.

– Поздравляю. Но, черт возьми, кто такой Тодд?

– Я рассказывала тебе о нем. Коп из Бостона. Капитан полиции.

– Давно вы с ним знакомы?

– Три месяца, – сказала она. – Но я готова была сказать «да» уже после трех недель. Сердце ведь не обманешь.

Вот интересно, почему и Тодд, и Синди, и я – все убеждены в том, что сердце не обманешь, и только Лори продолжает сомневаться.

– Надеюсь, у вас с Лори тоже все хорошо? – спросила Синди.

Казалось, она сумела прочесть мои мысли, и это сбило меня с толку:

– Ну да, хорошо… очень хорошо… просто отлично…

Синди улыбнулась:

– Судя по твоим словам, ваши отношения постоянно прогрессируют.

– Так и есть.

– В таком случае, почему бы и вам не пожениться? – спросила она.

– Нет уж, увольте. Чтобы я когда-нибудь женился?! Я вольная птица… можно даже сказать, орел. Нет такой женщины, которая могла бы подрезать мне крылья. Хотя желающих – только свистни…

– Короче, я так поняла, что Лори не хочет свадьбы.

– Ну, не то чтобы совсем не хочет… – Я пожал плечами.

Сидя в самолете, совершающем обратный рейс, я старался мысленно обобщить те новые сведения, которые узнал сегодня. Теперь я уже не сомневался, что Линду Падилла убил именно Лэсситер, но при этом я понятия не имел, как убедить в этом присяжных. К тому же я понятия не имел, кто мог заказать ему это убийство. И зачем ему понадобилось убивать еще трех женщин.

Вопрос, почему он выбрал на роль козла отпущения именно Дэниела, тоже оставался открытым. Ведь вокруг полно гораздо более беззащитных людей, которых подставить было бы намного проще. Эти улики он мог подкинуть кому угодно. Но он выбрал Дэниела и тем самым превратил эти убийства в публичный спектакль, хотя, по идее, меньше всего был заинтересован в огласке.

Возможно, Дэниел просто нечаянно подставился. Или же у Лэсситера были к нему какие-то личные счеты, о чем мой подзащитный предпочел мне не говорить.

Пришло время еще раз потолковать с клиентом.

* * *

– Он сказал мне, что это он убил мою жену, – признался Дэниел после того, как я вынужден был как следует на него надавить.

Я заверил его, что мы обязательно проиграем этот процесс, несмотря на то, что мне известно имя настоящего убийцы. И тогда Дэниел дрожащим голосом заговорил о событиях той роковой ночи, а также о событиях другой ночи, когда погибла его жена.

Вид у него был такой виноватый и жалкий, что я поймал себя на желании придушить своего клиента с помощью его же наручников. Теперь многое становилось понятным из того, что мне следовало знать с самого начала, а не теперь, когда мы почти проиграли дело.

– Когда он тебе это сказал? – спросил я, изо всех сил стараясь держать себя в руках.

– В ту ночь, когда была убита Линда Падилла. Именно с этих слов он начал тот разговор по телефону.

– О чем он еще говорил?

– Что мы должны встретиться в парке. И он скажет мне, кто заказал мою жену. То есть кто заплатил ему за убийство Маргарет.

– И ты поверил, что это он убил ее?

– Я знаю, он сказал правду, – кивнул Дэниел. – Точно знаю.

– Откуда такая уверенность?

– Он рассказал, как она была одета… Описал браслет, который я подарил ей на день рождения. Он сказал, что снял с нее этот браслет… – На последних словах голос Дэниела дрогнул. – Нет никаких сомнений, Энди. Это он убил ее.

– Ладно. Итак, ты вошел в парк и… Что случилось потом?

– Я пошел туда, куда он велел, и стал ждать его на лестнице, ведущей в павильон. Должно быть, он напал на меня сзади, потому что следующий момент, который я могу припомнить, – это как я лежу на ступенях и разговариваю с копом.

– Почему ты с самого начала не позвонил в полицию?

– Он сказал, что если я это сделаю, то никогда не узнаю, кто заплатил за смерть Маргарет. Но я должен был… я должен знать, кто это сделал.

– Это все?

Он покачал головой, но заговорил не сразу: вероятно, подыскивал нужные слова.

– Он сказал, что мог бы свалить вину за смерть Маргарет вообще на кого угодно – это для него не проблема, – дрожащим голосом проговорил Дэниел, а потом уже спокойнее добавил: – Он сказал, что запросто мог бы подставить и меня.

– Так почему же ты молчал об этом на допросах?

– Отчасти, потому что боялся. Отчасти, потому что не хотел потерять контакт с этим человеком. А кроме того, пойми, мне и в кошмарном сне не могло присниться, что в убийстве Линды Падилла заподозрят меня. Черт возьми, когда я в первый раз говорил с копом, я ведь даже не знал, что она уже мертва. А когда меня арестовали, то я подумал, что менять свои показания уже поздно.

Я пытался осознать новую информацию, но она не укладывалась у меня в голове. Сейчас я мог думать только об одном: мой клиент – самоубийца, этот придурок сам себя утопил. Пожалуй, мне стало бы намного легче, если бы я мог сказать ему об этом прямо в глаза, однако я опасался, что после этих слов он окончательно свихнется. Пока я раздумывал о состоянии его психики, эти слова сами сорвались с моих губ:

– Ты сам себя утопил, придурок.

– Я знаю… – промямлил он, заставляя меня чувствовать себя виноватым. – Теперь уже правда ничего нельзя поделать?

– Понятия не имею, – честно признался я. – О чем еще ты должен был сказать мне раньше?

– Это все. Клянусь.

– Ты в самом деле считаешь, что кто-то заказал ему убийство твоей жены?

– Мне известно только то, что он ее убил, – сказал он после довольно долгой паузы. – Не думаю, чтобы они с Маргарет были знакомы. Поэтому у меня есть все основания считать, что кто-то заплатил ему за это.

Вернувшись к себе в офис, я в двух словах посвятил в эту историю Лори и Кевина. Какое-то время мы ломали голову над тем, как лучше всего донести новую информацию до жюри присяжных. Однако вариант просматривался только один: Дэниелу придется самому все рассказать в ходе перекрестного допроса. Я не был в восторге от этой идеи, но, к счастью, решение предстояло принимать еще не завтра.

Я решил отыскать Пита Стэнтона. В районном департаменте полиции мне сообщили, что у него сегодня выходной, зато по сотовому телефону удалось связаться с первой же попытки. Я сказал, что хотел бы кое-что с ним обсудить и даже готов сделать это по телефону, если он скажет, во что мне обойдется эта услуга. Пита очень раздражал тот факт, что я богат, и он прилагал все усилия, чтобы сделать меня чуточку беднее.

– Может быть, мы обсудим твою проблему после игры «Ников»? – сказал он.

Сегодня вечером «Ники» встречаются с «Лейкерами». Я и сам собирался сходить в «Чарли» и посмотреть этот бейсбольный матч по телевизору. Так что предложение Пита меня вполне устраивало.

– Давай встретимся в «Чарли», – предложил я.

– Мне до смерти надоело это заведение.

– Ну, и где же ты хочешь посмотреть игру?

– На стадионе.

До начала бейсбольного матча оставалось четыре часа, и наверняка все билеты давно проданы. Пит выразил надежду, что проблему с билетами я возьму на себя. Причем мы оба понимали, что единственная возможность – это приобрести их у перекупщиков за безумные деньги.

– Ты ведешь себя, как жадный прохвост, который понятия не имеет о том, что на свете существует бескорыстная мужская дружба.

Оскорблять его не входило в мои планы, однако я должен был высказать то, что думаю по поводу его поведения.

– …И так далее, и тому подобное, – прервал он меня. – Короче, забери меня в шесть на аэродроме.

– Ты все еще не завязал с этим занятием?

– Поверь, старик, это даже круче, чем секс, – ответил он.

Это было недоступно моему пониманию, поэтому я предпочел промолчать. В свободное от службы время Пит подрабатывает фотографом на аэродроме Тетерборо. Он снимает людей в тот момент, когда они прыгают с парашютом. И потом продает снимки тем счастливчикам, которые сумели благополучно достигнуть земли. Его клиентами становятся в основном новички, которым в жизни не хватает острых ощущений. Что же касается самого Пита, то он серьезно занимается парашютным спортом в течение многих лет.

Лично я разбираюсь в прыжках с парашютом примерно так же, как говорю на языке суахили или понимаю язык женщин. То есть я в них не разбираюсь ни капельки. Люди добровольно выпрыгивают из самолетов с единственной целью: попасть на ту же самую землю, с которой их никто не гнал и где они чувствовали себя в полной безопасности – до того, как добровольно залезли в эти самолеты. Ну, и в чем смысл?

Конечно же, парашютист получает все необходимое, чтобы обеспечить безопасность. А именно: кусок нейлона, который раскрывается над головой человека, который несется по направлению к земле с бешеной скоростью. Раньше я даже не представлял себе, насколько прочен этот нейлон. Например, я никогда не слышал о том, чтобы заключенные в тюрьме строгого режима, готовя побег, пытались перепилить нейлоновые решетки. Или чтобы опасных зверей держали в зоопарке в нейлоновых клетках.

Разумеется, парашютист не ограничивается куском ткани. Он предусмотрительно напяливает себе на голову изящную каску, которая никоим образом не защищает остальное тело. Как поступит парашютист в том случае, если нейлоновая тряпка подведет его и не раскроется? Вероятно, он постарается приземлиться на голову. Лично я не собираюсь играть в подобные игры со смертью. Мне это не нужно. В чем глубокий смысл этих действий? Мне и так хорошо: ведь я жив. Я прекрасно отдыхаю у себя дома, когда лежу на диване.

Когда я приехал на аэродром, Пит только что приземлился. Уже через пятнадцать минут все фотографии были распроданы, и он сидел в моей машине. Для того чтобы попасть на стадион, мне пришлось приобрести у «добрых людей» два билета по восемьсот долларов. А потом еще купить и вручить своему спутнику по банке пива в каждую руку.

С первых же минут этот матч превратился в настоящее стихийное бедствие. А к исходу первой половины игры наши «Ники» проигрывали со счетом шестнадцать – ноль, так что можно сказать, я заплатил по сотне долларов за каждое проигранное очко.

– Давай лучше поговорим о деле, – предложил я.

– Что, прямо сейчас?! Прямо на стадионе? – возмутился он. – Старик, не порти мне удовольствие от игры. Мы сможем потом пойти в «Чарли» и разговаривать там, сколько душа пожелает.

– А я думал, что «Чарли» тебе надоел.

– Так оно и есть. Но я сумею побороть в себе это чувство.

К концу третьей четверти игры счет дошел до двадцати семи очков не в пользу «наших». К счастью, примерно тогда же болельщикам перестали продавать пиво, и только благодаря этому мне удалось вытащить Пита со стадиона.

В машине на обратном пути я предпринял очередную попытку поговорить о деле. Мне вовсе не улыбалась перспектива превратить рабочую встречу с Питом в романтическое свидание при луне.

– Тебе известно что-либо о человеке по имени Томми Лэсситер?

Пит внезапно насторожился и замер. Впрочем, это неудивительно, если учесть, сколько пива попало к нему в желудок.

– А почему ты спрашиваешь?

– Он убил Линду Падилла.

Пит замотал головой.

– Лэсситер – наемный убийца, профессионал. Он не может быть серийным убийцей.

– Пит, это не пустые домыслы. Я знаю, о чем говорю.

– Так возьми же свое знание, покажи его присяжным и выиграй этот процесс.

– В том-то и дело, что мне нечего показать присяжным.

– Расскажи мне все, что тебе известно, – сказал Пит.

– Мне удалось поговорить с одним заключенным. Он сказал, что это Лэсситер организовал убийство Рэнди Клеменса.

– Тебе удалось найти человека, который осмелился настучать на Лэсситера? – В голосе Пита сквозило явное недоверие.

– Это удалось Маркусу.

Пит был знаком с Маркусом, поэтому никаких дополнительных объяснений от меня не потребовалось.

– Так о чем ты хотел меня попросить?

– Чтобы ты помог мне его поймать.

Пит расхохотался, и это была совсем не та реакция, на которую я рассчитывал.

– Останови машину и подожди здесь минуточку. Сейчас я его тебе поймаю.

– Я не шучу, Пит. Этот человек убил уйму народа. По-моему, самое время его остановить.

Пит постарался взять себя в руки, и его смех перешел в сосредоточенное сопение.

– Ты думаешь, он где-то на нашей территории?

– Не уверен, но думаю, что так. Я точно знаю, что он был здесь в то время, когда погибли эти женщины.

– Пойми, Энди, скорее всего он давно уже свалил. У тебя нет никаких доказательств его причастности к убийствам. Так чего же ты хочешь от полицейского, который может действовать только в пределах штата?

– Наверняка за ним числятся и другие преступления.

– Разумеется.

– Предположим, до тебя дошла информация о том, что его видели в наших краях. Это достаточный повод, чтобы объявить его в национальный розыск, или как там у вас это принято?

– Ты хочешь, чтобы я обратился с этим ходатайством к своему начальству?

Я кивнул.

– Скажи им, что ты получил эту информацию из надежного источника. Попроси сделать так, чтобы каждый коп в этом штате имел перед глазами фотографию Лэсситера. Кстати, я тоже хотел бы получить его портрет.

– Даже не знаю, что сказать, Энди…

– Согласись, Пит, вы ведь ничего не теряете. В худшем случае вам опять не удастся его поймать.

– Ладно, будь по-твоему.

Посчитав свою миссию выполненной, я развернул машину и, вместо того чтобы везти Пита в «Чарли», отвез его домой.

Когда я сам добрался до дома, Лори была уже в постели.

– Привет, – пробормотала она сонным голосом. – Как дела?

– Он пообещал сделать все, что от него зависит.

– Ну и отлично, – она улыбнулась. – Ложись спать.

Я начал раздеваться.

– Да, совсем забыл тебе сказать. Синди выходит замуж.

– Рада за нее.

Лори пыталась поддержать разговор, хотя было ясно, что ей гораздо больше хочется спать, чем беседовать.

– Она сказала, что женщина не может обмануть свое сердце.

– М-м-м-м… – это все, что Лори смогла сказать на заданную тему.

– По-моему, она права. А ты как думаешь?

– М-м-м-м…

Эти звуки я расценил как положительный ответ.

* * *

Капитана Терри Миллена Такер вызвал последним, и это было не случайно: именно его свидетельские показания были призваны достойно завершить картину. Миллен занимался расследованием этих преступлений с самого начала, вернее, с того момента, когда за дело взялась полиция штата. А главное, он больше, чем другие, общался с Дэниелом.

Все вещественные доказательства уже были представлены суду, причем самым эффектным образом. А теперь Такер наверняка рассчитывал, что Миллен сконцентрирует внимание присяжных на осведомленности Дэниела по части обстоятельств преступления. Конечно же, он намерен доказать, что Дэниел знаком с этими обстоятельствами по той простой причине, что сам и является преступником. Ну, а нашей задачей было доказать, что Дэниела посвятил во все детали другой человек – настоящий убийца.

Еще до того, как Миллен занял свое место на трибуне свидетеля, я понял, что меня лишили весомого повода заявить очередной протест. Раньше в своем официальном обвинении Такер указывал лишь убийство Линды Падилла, а по поводу трех остальных преступлений ограничивался лишь намеками, что давало мне повод протестовать. Сегодня же он явно был намерен заявить о них по всей форме.

Именно с этого Миллен и начал свои показания: он продемонстрировал фотоснимки с изображениями трех жертв, чем привел членов жюри в состояние шока. При виде страшных и отвратительных подробностей присяжные пришли в ужас и загорелись праведным гневом. Я видел, что Дэниел изо всех сил пытается следовать моему наказу и сохранять невозмутимый вид, однако его лицо помимо воли исказила гримаса. Уверен, что больше всего его угнетала мысль о том, что люди считают эти чудовищные злодеяния делом его рук.

Во время перерыва Дэниел обратился ко мне с неожиданной просьбой:

– Ты не мог бы дать мне копии полицейских отчетов по поводу этих трех убийств?

До сих пор он тщательно изучал только документы по делу Линды Падилла и ничем другим не интересовался, поскольку официально его обвиняли только в одном преступлении.

– Зачем они тебе?

– Не знаю, может, что-нибудь придет в голову… Чем черт ни шутит, вдруг я смогу доказать, что не имел возможности совершить хотя бы одно из этих преступлений? – Он в сомнении покачал головой. – Хотя, это очень маловероятно.

Я согласился принести ему копии этих отчетов, хотя особо не надеялся на то, что он сможет вспомнить что-либо важное спустя столько времени.

Перерыв закончился, и Такер продолжил допрос своего свидетеля.

– На каком этапе лично вы приступили к расследованию?

– После того как было совершено второе убийство – госпожи Симонсон, полицию штата попросили оказать содействие. Но только после третьего убийства – женщины по имени Розалия мы возглавили поиск, и лично я был официально назначен вести расследование.

– Что именно обвиняемый сообщил вам по поводу этого убийства?

– Он сказал, что женщина была убита у себя в квартире, что у нее были отрезаны кисти рук, а также сообщил, где спрятано ее тело. Он описал конкретное место, где находится мусорный контейнер, – сказал Миллен.

– Обвиняемый объяснил вам, каким образом ему стала известна эта информация?

– Да, – кивнул Миллен, – он сказал, что убийца позвонил ему и с гордостью сообщил об этом.

– Информация подтвердилась?

– От первого и до последнего слова, – снова кивнул Миллен.

– Между прочим, были ли зафиксированы подобные убийства с того момента, как обвиняемый был взят под стражу? – спросил Такер.

– Нет.

В течение последующих трех часов Такер максимально подробно допросил Миллена по поводу его контактов с Дэниелом. При этом он особенно упирал на тот факт, что Дэниел проявлял осведомленность, и его информация всякий раз подтверждалась. К тому моменту, когда наступила моя очередь задавать вопросы, между понятиями «обвиняемый» и «убийца» уже не чувствовалось никакой разницы.

– Капитан Миллен, господин Куммингз регулярно сообщал вам информацию. – Так я начал свой допрос. – В тот момент вы верили в то, что он получал ее от преступника?

– Я был не вполне уверен в этом, – сказал Миллен. – У меня всегда были некоторые сомнения.

– Говоря о своих сомнениях, вы подразумеваете, что допускали мысль о том, что Куммингз лжет?

– Такое приходило мне в голову.

– Но если вы допускали мысль о том, что он лжет и при этом владеет столь достоверной информацией, приходило ли вам в голову, что он и есть настоящий убийца?

– Да, именно так.

– В таком случае мне потребуется ваша помощь, капитан. Сторона обвинения предоставила суду копии отчетов о ведении расследования, однако отчет о результатах наружного наблюдения по какой-то причине не был приложен. У вас не найдется лишней копии?

– О каком наблюдении вы говорите? – Миллен, судя по всему, был сбит с толку.

– О наружном наблюдении за господином Куммингзом.

– Насколько мне известно, такого наблюдения не велось.

– Вот именно. Итак, посмотрим, что получается. Вы допускали мысль о том, что господин Куммингз лжет, а значит, допускали мысль о том, что он убийца, но при этом не сочли нужным установить за ним наружное наблюдение. Вы не опасались, что он может совершить очередное убийство?

Миллен попался в мою ловушку. Скорее всего, он и не думал подозревать Дэниела до самого последнего момента, пока тот не запутался в собственной истории с мобильным телефоном. Именно по этой причине никому и в голову не приходило устанавливать за ним слежку.

– За ним не велось наблюдения, – стиснув зубы, подтвердил Миллен.

– И почему же? – спросил я. – Вы полагали, что он не представляет опасности для общества?

– Задним числом легко судить о чужих поступках и принимать правильные решения. А в тот момент мы были по горло заняты расследованием…

– Таким образом, вы не установили слежки за потенциальным преступником по той причине, что были по горло заняты расследованием его преступлений. Я правильно вас понял? Если бы вы были заняты расследованием не по горло, то добились бы большего успеха?

На этот вопрос у него не нашлось достойного ответа. Воспользовавшись его замешательством, я снова и снова продолжал повторять вопрос на разные лады, до тех пор пока Такер и Кэлвин не потребовали продолжить допрос по существу.

– Скажите, пожалуйста, какое впечатление во время вашего общения производил Куммингз? Он показался вам умным человеком?

– Пожалуй, что так, – с явной неохотой согласился он.

– Вы хорошо представляете себе его работу в качестве репортера криминальной хроники?

– Более или менее.

– В таком случае, вам не показалось странным, что во время обыска улики оказались прямо под носом у полиции?

– С некоторых пор меня уже ничто не удивляет. Если бы люди всегда руководствовались только логикой и совершали только разумные поступки, то они бы не убивали себе подобных.

– Таким образом, вы признаете, что в действиях Куммингза, или иного лица, совершившего преступление, отсутствовала логика? В противном случае, он не стал бы хранить улики там, где их легко могут обнаружить?

– В действиях серийных убийц логика вообще отсутствует.

– По-вашему, они все – самоубийцы?

– Бывает и такое.

– И все они хотят, чтобы их поймали?

– Не исключаю такой возможности.

– Капитан, вы действительно считаете, что в ту ночь в Истсайд-парке мой клиент сам себя ударил по голове?

– Да, я так считаю.

– А чем он ударил?

Миллен недовольно поморщился, хотя наверняка мог бы предвидеть подобный вопрос. Дело в том, что полиции не удалось обнаружить ни одного предмета, с помощью которого могла быть разбита голова Дэниела.

– Я не знаю. Должно быть, он успел спрятать этот предмет.

– Куда?

– Затрудняюсь сказать. Мы же не могли обыскать каждый квадратный сантиметр на территории парка.

– Но вы обыскали каждый квадратный сантиметр внутри павильона?

– Мы постарались это сделать.

– Ах, вы постарались? – Я специально сделал акцент на это слово, подчеркивая свое недоверие. – И что же? Ваши старания увенчались хоть каким-то успехом?

Он взглянул на меня с ненавистью, но быстро сумел взять себя в руки:

– Полагаю, что так.

– И не обнаружили ни одного предмета, на котором были бы следы крови господина Куммингза?

– Нет.

– Вот что получается. Господин Куммингз проявил достаточную предусмотрительность, чтобы надежно спрятать орудие, которым стукнул себя по голове. Но тот же самый человек не проявил никакой предусмотрительности, положив отрезанные кисти рук жертвы в багажник собственного автомобиля. Я правильно понял ход вашей мысли?

Похоже, мне снова удалось загнать его в угол, и на лице Миллена отразилось замешательство. Наконец он придумал, как выкрутиться.

– Как я уже говорил, в действиях серийного убийцы очень часто отсутствует логика. Иной раз удается найти объяснение его поступкам, а иной раз – нет.

– Лично мне хотелось бы обнаружить какую-то логику в ваших свидетельских показаниях… У защиты больше нет вопросов к свидетелю.

Я взглянул на Кевина и по выражению его лица понял, что это был успех. Однако промежуточный успех еще не означает победу.

Поскольку других свидетелей у Такера не было, судья Кэлвин объявил об окончании заседания и сообщил, что следующее состоится в понедельник. Таким образом, у меня появилось время, чтобы подготовить ответный ход. У выхода из зала заседаний я столкнулся с Элиотом Кендэллом. Всю неделю до этого его нигде не было видно, и я уже подумал, что интересы бизнеса вынудили его вернуться в Кливленд.

– Вы не против, если я составлю вам компанию? – спросил он.

– Конечно, не против.

Я покривил душой. Больше всего мне хотелось сейчас побыть одному и спокойно обдумать результаты последнего перекрестного допроса. Однако ответить отказом на столь вежливую просьбу у меня не хватило духу.

Мы вместе спустились по ступеням здания суда и пошли в сторону автомобильной стоянки.

– Что-то вас давно не было видно, – сказал я.

– Мне пришлось вернуться домой, – пояснил он. – Дело в том, что умер мой отец.

– Мне очень жаль. Простите, я об этом не знал.

Отцом Элиота был Байрон Кендэлл, известный магнат в области грузовых перевозок и, возможно, миллиардер. Если бы мое внимание не было всецело поглощено судебным процессом, то я наверняка уже знал бы об этой смерти из прессы.

– Ему исполнилось восемьдесят четыре года, и в последнее время он был тяжело болен. Но я все равно испытал глубокое потрясение.

– А ваша мать жива? – спросил я.

В ответ он печально покачал головой.

– Нет, она умерла пятнадцать лет назад. А как ваши родители – они живы?

– К сожалению, нет. Мама умерла четыре года назад, а отец в прошлом году, – сказал я. – Даже немолодой человек, лишившись родителей, чувствует себя сиротой.

Он согласился со мной, и какое-то время мы молчали: каждый вспоминал о своей утрате.

– Как продвигаются наши дела? – спросил он, решившись наконец нарушить молчание.

Мне очень хотелось сказать ему правду, а именно сообщить о том, что его друг по собственной милости оказался в глубокой заднице. Но, конечно же, я не стал ему этого говорить.

– Продолжаем бороться.

– Детектив, которого я нанял, не добился никаких результатов. Наверное, нам надо было поискать специалиста здесь, вместо того чтобы тащить с собой человека из Кливленда. – Элиот невесело усмехнулся. – Здесь мы чувствуем себя чужаками. Совсем не то, что дома, где, как говорится, и стены родные помогают.

В этот момент на меня снизошло озарение, впервые за последние дни. Элиот не раз предлагал мне свою помощь, а я все время старался держать его на расстоянии. Кажется, пришло время сменить тактику.

– Мы не могли бы сейчас зайти ко мне в офис? – предложил я. – Мне нужна от вас кое-какая помощь.

От этого предложения он пришел в неописуемый восторг, и через десять минут мы уже сидели в моем рабочем кабинете. Я сразу же приступил к делу.

– Вам когда-либо доводилось слышать такое имя, как Томми Лэсситер?

– Нет. А кто это? – Судя по всему, это имя ему абсолютно ничего не говорило.

– Профессиональный убийца. У меня есть все основания считать, что это он убил Линду Падилла и всех остальных женщин.

– Вы это точно знаете?

– Еще как! – кивнул я.

– Ну и чудесно. Вы хотите, чтобы мой человек выследил его?

– Нет, я надеюсь, что это сделают средства массовой информации. Вы были знакомы с женой Дэниела?

– С Маргарет? Я ее знал… то есть не так, чтобы близко… несколько раз мы вместе обедали с ней и с Дэниелом. – На лице моего собеседника отразилось недоумение. – А почему вы спрашиваете? Она-то какое имеет отношение ко всей этой истории?

– То, что я скажу сейчас, должно остаться между нами, – сказал я.

– Конечно, о чем разговор!

– У меня есть серьезные причины подозревать, что Маргарет тоже убил Лэсситер.

– Но почему? За что?

– Вот это нам и предстоит выяснить. Лэсситер работает за деньги. Если он убил Маргарет, значит, кто-то ему за это заплатил. Мне нужно во что бы то ни стало узнать имя заказчика. Я должен знать, кто желал ей смерти и у кого имелось достаточно денег, чтобы осуществить это желание.

Элиот наморщил лоб, судя по всему, теряясь в догадках.

– Даже не знаю… Не могу себе представить, чтобы кто-нибудь из известных мне людей мог это сделать. Вообще-то я всегда считал, что ее гибель была случайной… Что какой-то псих…

– Если угодно, можете считать его психом. А поскольку это случилось в вашем родном городе, где и стены помогают, то вам легче будет докопаться до правды.

Он пообещал сделать все, что от него зависит, и еще раз поблагодарил за оказанное доверие. После этого мы вместе вышли в приемную, где меня уже поджидали Уилли и Сондра.

Девушка выглядела потрясающе, и сегодня на ее теле красовалось еще больше драгоценностей, чем в последнюю нашу встречу: к золотым часикам и медальону с александритом добавился браслет с рубинами.

Я представил своих друзей Элиоту, которого совершенно явно гораздо больше впечатлила Сондра, нежели Уилли. Вот интересно, стал бы он смотреть на нее с таким восторгом, если бы знал ее трудовую биографию? Я искренне надеялся, что Уилли не обратит внимания, как он на нее таращится. В противном случае Элиот немедленно спикирует в окно, причем без всякого парашюта и без защитной каски, а Пит Стэнтон даже не успеет его сфотографировать.

На всякий случай я начал потихоньку оттеснять Элиота к выходу.

– Ты заметил, как он пялился на Сондру? – воскликнул Уилли после того, как за моим посетителем закрылась дверь.

– Успокойся, Уилли, – сказала Сондра. – Тебя послушать, так все только и делают, что пялятся на меня.

– Так оно и есть, черт возьми, – подтвердил Уилли.

Как выяснилось, они пришли поставить меня в известность, что «Заведение имени Тары» в ближайшие понедельник и вторник будет закрыто. Дело в том, что они с Сондрой решили махнуть на пару дней в Атлантик-сити, чтобы развеяться и сходить в казино.

Услышав об этом, я испытал мощный приступ зависти. Как было бы замечательно забыть про Дэниела и Такера, про Кэлвина и Доминика Петроне, а главное, забыть про Лэсситера. А самому рвануть в казино. И переживать там не за чью-то чужую жизнь, а только по поводу того, на какое поле поставить.

* * *

Шумиха в прессе начала понемногу стихать, зато лично я получил несколько посланий, в которых мне угрожали смертью, и несколько безумных телефонных звонков. С сожалением вынужден признать, что ажиотаж пошел на спад только потому, что сторона обвинения успешно выигрывала процесс. При мысли о том, что Дэниела скоро казнят, люди чувствовали себя в безопасности, потому что им больше нечего было бояться.

Нынче вечером я собирался вновь растревожить этот улей, и с этой целью договорился об интервью на телеканале Си-эн-эн. Я был твердо намерен не только в очередной раз заявить о том, что мой клиент невиновен, но и преподнести один сюрприз.

Лори поехала в Нью-Йорк вместе со мной. Когда мы попытались припарковаться в центре, служащий автостоянки назвал сумму: «Сорок один доллар». Я уже было решил, что он приценивается к моему автомобилю, но оказалось, что именно столько стоит час парковки в вечернее время. Пожалуй, инвестировать деньги в нью-йоркские автостоянки – это даже круче, чем покупать кофейные акции.

Оставив машину, мы пошли в сторону здания, где расположены офисы Си-эн-эн. Вечер только наступил, и, как всегда в эту пору, на Манхэттене было полным-полно народу. Нам оставалось пройти еще полквартала, когда я, бросив случайный взгляд направо, остолбенел от ужаса.

Я увидел Томми Лэсситера. В течение нескольких мгновений он смотрел мне прямо в глаза и улыбался, а потом внезапно растворился в толпе, как будто его и не было.

– Господи, помилуй… – пробормотал я и сделал несколько шагов в ту сторону, где он только что стоял. Больше я ничего не мог сделать, поскольку вокруг кипел сплошной людской водоворот.

– Что случилось? – спросила Лори.

– Клянусь, я только что видел Лэсситера.

– Где?

Я указал рукой в ту сторону, где его, естественно, уже не было.

– Он просто стоял, смотрел на меня и улыбался, а потом исчез.

– А ты уверен, что это был он?

В тот момент я был абсолютно уверен. Однако должен признаться, что никогда не обладал феноменальной памятью на лица, да к тому же никогда не видел Лэсситера живьем.

– По-моему, да. Я поймал на себе его пристальный взгляд. Он как будто прикалывался надо мной.

– Это все стресс, Энди. Должно быть, тебе просто показалось. Сам подумай, с какой стати ему тебя преследовать?

– Может быть, он не хочет, чтобы я предавал огласке его имя. Хочет напугать меня. Что, в принципе, не так уж и сложно.

Лори в сомнении покачала головой.

– У него в запасе есть куда более сильные аргументы, чем улыбка.

В этом она была абсолютно права, и я постарался выбросить из головы зловещее видение. Мы вошли в здание, и спустя примерно час, который ушел на подготовку, я оказался в студии – с микрофоном, прицепленным к рубашке, и в состоянии полной боевой готовности.

Ведущий программы Эрон Браун производил впечатление умного человека, обладал мягким голосом и приятными манерами. Вопреки всем этим качествам, он, похоже, сумел преуспеть на телевизионном поприще. Я не случайно выбрал его в качестве собеседника. Мне хотелось, чтобы мою информацию восприняли с должной серьезностью, чтобы ее не переврали и мое выступление не выглядело бы как бессвязный лепет доведенного до отчаяния адвоката. Хотя, по правде сказать, именно доведенным до отчаяния адвокатом я себя и чувствовал.

После короткого, не дольше двух минут, вступления он перешел к сути дела:

– Насколько я понял, вы намерены сделать важное сообщение.

– Совершенно верно, – согласился я. – Мне известно имя убийцы Линды Падилла и остальных женщин.

– И кто же это такой? – немедленно подхватил ведущий.

Я достал и протянул фотографию Лэсситера, которой снабдил меня Пит.

– Его зовут Томми Лэсситер. Он наемный убийца. Один из самых успешных.

– На каком основании вы беретесь это утверждать?

– Об этом я узнал из нескольких источников, но назвать сегодня, к сожалению, могу лишь один. Это человек по имени Рэнди Клеменс, мой бывший подзащитный, которого недавно застрелили в тюрьме.

Я подробно рассказал о нашем разговоре с Рэнди, который состоялся незадолго до его гибели, и об обстоятельствах этой гибели.

Браун поинтересовался, почему я решил выступить с публичным заявлением, вместо того чтобы донести эту информацию до коллегии присяжных.

– Дело в том, что люди, от которых я получил эту информацию, боятся давать свидетельские показания в суде. При отсутствии прямых доказательств их слова не будут иметь никакого веса. Именно с этой целью я и пришел сюда – чтобы назвать имя Лэсситера и показать его фотографию в надежде, что найдутся другие люди, которым есть что сказать по этому поводу.

Наше интервью длилось еще десять минут, и к тому моменту, как я покинул студию, на выходе собралась большая толпа представителей других средств массовой информации. Получилась импровизированная пресс-конференция, в ходе которой я еще раз повторил сказанное в интервью. Отвечая на вопросы, я подчеркивал, что вовсе не пытаюсь таким образом склонить на свою сторону присяжных. Хотя, положа руку на сердце, именно этим я и занимался.

Когда мы с Лори наконец покинули студию, я был полностью удовлетворен – как самим интервью, так и его нечаянным продолжением. Мы не торопясь прошли по Седьмой авеню и повернули на Тридцать четвертую улицу, где был припаркован наш автомобиль. Людская толпа к этому времени заметно поредела, и я поймал себя на мысли, что по-прежнему вглядываюсь в лица прохожих, ожидая в любую минуту увидеть Томми Лэсситера.

Вскоре после того, как мы повернули за угол, я вдруг услышал легкий хлопок и ощутил сильный толчок в грудь. В следующую секунду я услышал, как вскрикнула Лори и почувствовал под пальцами что-то жидкое и липкое. Опустив глаза, я увидел, как по рубашке медленно расползается ярко-красное пятно.

Никакой боли не было, я почувствовал только странное оцепенение и начал медленно оседать на землю. Как бы со стороны я видел, что вокруг нас собралась толпа и еще какие-то люди с криком бегут на помощь. Лори опустилась рядом со мной на землю, пытаясь меня поддержать, и ужасная дрожь буквально сотрясала мое тело.

Очень медленно до моего сознания начала доходить мысль, что я не убит.

– О, господи, Энди! Да ведь это краска, – проговорила Лори. – Это же краска!

Она смеялась и плакала одновременно.

– Это краска, краска, краска!

Наконец я тоже сообразил, что это вовсе не моя кровь стекает с рубашки на землю. А в следующую минуту до меня дошел и смысл того, что случилось. Лэсситер таким образом давал мне понять, кто из нас хозяин ситуации. Сомневаться не приходилось: будь эта пуля настоящей, я бы в эту минуту был уже покойником.

– Где он? – спросил я, хотя прекрасно понимал, что поймать его нереально.

Лори, мгновенно позабыв обо мне, вскочила на ноги и ринулась сквозь толпу. Но Лэсситера уже и след простыл.

На обратном пути машину вела Лори, а я всю дорогу пытался прийти в себя. Лэсситер хотел меня напугать, и, надо сказать, со своей задачей он справился более чем успешно. В его планы не входило убивать меня, он лишь хотел продемонстрировать, что он может это сделать в любую минуту. Но главное, я не мог отделаться от ощущения, что он прикалывается и получает от этого какое-то нездоровое удовольствие. Синди Сподек была совершенно права, утверждая, что этот человек – сумасшедший.

Дома я первым делом залез под душ и принялся соскабливать с себя краску, которая глубоко въелась в кожу. А когда покончил с этим делом, присоединился к обществу Лори и Тары, которые смотрели по телевизору отклики на мое интервью. Казалось, все только об этом и говорят, а фотография Лэсситера буквально не сходит с экрана. К моему удивлению, почти никто из обозревателей не расценил мое выступление как жест отчаяния, и все отнеслись к этой информации предельно серьезно. Что же касается происшествия на улице, то его как будто и не было вовсе.

Я начинал понемногу приходить в себя. Должен сознаться, что мне было приятно чувствовать себя героем дня и нежиться в лучах славы. Лори это занятие надоело гораздо быстрее, чем мне, и в десять часов она сказала:

– А не посмотреть ли нам кино?

– Кино? Ты собираешься смотреть какое-то кино?! В то время как вокруг тебя кипит настоящая жизнь, а рядом с тобой на диване сидит настоящий герой!

Лори кивнула.

– Это было круто, действительно круто. Но сейчас я хочу чуточку отдохнуть от созерцания волнующей реальности. И посмотреть на ненастоящую жизнь с ненастоящим героем. Ты не против?

Не дожидаясь ответа, она схватила пульт и нашла канал, по которому показывали «Свидетеля» с Харрисоном Фордом в главной роли.

– Ага, вот именно то, что нам нужно! – сказала она.

Тара всем своим видом показала, что она разделяет эту точку зрения, и с той минуты я перестал быть героем дня. А поскольку фильм был гениальный, то я постепенно втянулся и смотрел его до тех пор, пока герой Форда полностью не затмил мой экранный образ.

Проснулся я в семь утра и пошел гулять с Тарой. Лори оставалась в постели, и я собирался сразу после прогулки к ней присоединиться. Мы немного поспорили на этот счет с Тарой, и когда я пообещал ей купить рогалик, она согласилась уложиться с прогулкой в полчаса. Хотя она могла бы догадаться, что я все равно купил бы ей этот рогалик. Поистине человеческое коварство безгранично.

Сегодня, на трезвую голову, я вновь припомнил события вчерашнего дня и решил, что все идет как нельзя лучше. Уже на подходе к дому я увидел, как Винс вылезает из машины. У меня мелькнула отчаянная мысль воспользоваться черным ходом, а потом затаиться дома и не реагировать на дверной звонок. Однако если Винс заставил себя подняться на ноги ни свет ни заря, отделаться от него так просто не получится.

– О Винс, какой приятный сюрприз! – соврал я.

– У тебя есть кофе?

– Дома, конечно, есть. Но я не пью кофе до конца Олимпийских игр.

– Вот и отлично. Я принес пончики. – Он ткнул пальцем в свой портфель. – И кое-что еще.

Мы вошли в дом.

– Лори здесь? – спросил он.

– Наверху, – сказал я. – Она спит. И я собирался последовать ее примеру.

– Хочешь, чтобы мне стало стыдно?

– Вот именно.

Он секунду подумал, а потом сказал:

– Ничего не выйдет. Я проделал колоссальную работу. И, знаешь, к какому выводу пришел? Уолтер Кастл – вот кто ненавидел Маргарет Куммингз лютой ненавистью.

Должно быть, я еще не до конца проснулся и потому никак не мог взять в толк, кто такой этот Уолтер Кастл. Наконец я вспомнил, что так звали миллиардера из Кливленда, на чью компанию Линда Падилла возложила ответственность за вспышку лейкемии и тем самым опустила на сотню миллионов долларов. Я еще переживал, что не догадался попросить Маркуса проверить эту контору, когда он находился в Кливленде. Мы рассматривали Кастла в качестве одного из потенциальных заказчиков убийства Линды Падилла, однако никаких подтверждений тому не обнаружили.

Для меня это было полным откровением, что он не только был знаком с женой Дэниела, но и имел какой-то повод ее ненавидеть.

– А за что он ее ненавидел? – спросил я.

Теперь Винс почувствовал себя хозяином ситуации и тянул с ответом, набивая себе цену.

– Ты что-то говорил насчет кофе.

Я приготовил для него кофе и терпеливо подождал, пока он съест пончик. Впрочем, это заняло не слишком много времени, потому что он заглотил его целиком.

– У Маргарет было полно свободного времени, и она старалась употребить его во благо человечества. Она пеклась об окружающей среде, о здоровье нации и всяких подобных вещах.

Винс понюхал следующий пончик, оттягивая продолжение рассказа и наслаждаясь произведенным эффектом.

– Именно она впервые подняла вопрос о вспышке лейкемии и дала понять, что не собирается оставлять все как есть. Падилла подключилась гораздо позже и ограничилась тем, что предала историю огласке. Кстати, Дэниел в свое время посвятил этой проблеме статью.

Он протянул мне вырезку из газеты, которую я быстро пробежал глазами. Это была совсем коротенькая заметка, в которой автор призывал общественность повернуться лицом к проблеме здоровья горожан.

– Тут нет ничего особенного, – сказал я.

– Правильно. Но я же и сказал, что врагом номер один была Маргарет. Дэниел просто поддержал ее. Эта история подмочила репутацию Уолтера Кастла… и опустила его на кругленькую сумму. Вот он и решил сначала убить Маргарет, а потом расправиться с Дэниелом. Чисто из мести.

В отличие от Винса, я далеко не был уверен в том, что эта версия способна переломить ситуацию в нашу пользу. Однако она заслуживала внимания, и в этой истории имело смысл разобраться как следует.

В комнате появилась Лори, закутанная в купальный халат.

– Доброе утро, Винс. Как насчет овсяных хлопьев с отрубями и орехами?

– Ты с ума сошла? От такой гадости можно и коньки отбросить.

Лори ушла на кухню и через пару минут вернулась с чашкой этой самой смеси, разбавленной обезжиренным молоком. Винс пересказал ей историю Уолтера Кастла, и Лори предложила еще раз отправить Маркуса в Кливленд, чтобы отработать эту версию. Я согласился, а потом подумал, что еще лучше будет зарядить на это дело людей Элиота Кендэлла, которые будут действовать на своей территории. Я тут же позвонил Элиоту на трубку, и он снова пришел в восторг. Он как раз направлялся в тюрьму навестить моего клиента, и я поручил ему проинформировать Дэниела о том, что нам удалось сделать.

В течение следующих полутора часов Винс парил меня расспросами по поводу Лэсситера, особенно его интересовало, собираюсь ли я вынести эту версию на рассмотрение присяжных. Так же как и я, он был очень доволен моим выступлением на телевидении и реакцией прессы.

– Прошлой ночью ты был звездой экрана! – сказал Винс.

– Только не в этом доме. Лори и Тара предпочли любоваться на Харрисона Форда.

Винс шутливым жестом изобразил, что они, должно быть, сыты по горло моей персоной. Лори пошла переодеваться для утренней пробежки. А я улучил момент и выпроводил гостя под тем предлогом, что должен подготовиться к судебному заседанию. У меня была одна традиция, которая в разгар футбольного сезона приобретала особую актуальность. Весь день накануне решительной схватки в суде я просто обязан провести на диване, перед телевизором.

* * *

Если Господь надумает сообщить вам нечто важное, то Он вряд ли станет прибегать к помощи автоответчика. Что же касается меня, то я обожаю эту замечательную штуку. Согласен, что изобретение автоответчика нельзя считать величайшим достижением человеческой мысли. По своей значимости он, конечно, не может сравниться с телевизионным пультом, однако вполне сопоставим с такими вещами, как банкомат, спутниковая тарелка и светлое пиво.

Вооруженный автоответчиком, я становлюсь неуязвимым для тех, с кем не желаю беседовать по телефону. А к числу таких людей я отношу подавляющее большинство населения планеты.

Сегодня «Гиганты» встречались с «Ковбоями Далласа», и только землетрясение, причем мощностью не ниже семи баллов, могло вынудить меня поднять свое тело с дивана. И уж конечно, эта задача была не под силу телефонным звонкам, которые то и дело раздавались по ходу игры. Один из таких звонков прозвучал как раз в тот момент, когда я совершал вынужденную пробежку в направлении ванной комнаты. Я между делом отметил, что на дисплее высветился номер моего рабочего телефона. Наверняка это Кевин торчит на работе в выходной день и названивает мне. Да будь на его месте хоть сам президент, который названивает мне из Белого дома, я все равно не стал бы снимать трубку.

Это была великолепная, захватывающая игра: «Гиганты» наголову разбили противника с перевесом в тридцать очков. Во время последней четверти встречи камера то и дело показывала расстроенного Джерри Джонса, хозяина «Ковбоев», который от злости кусал себе локти. Я терпеть не мог Джерри Джонса с тех самых пор, как он купил эту команду и пригласил туда Тома Лэндри, которого я тоже не выносил. Но больше всего я не мог простить Джерри того, что он пригласил в команду Джимми Джонсона, после чего они победили «Гигантов» и стали обладателями Большого кубка. Сегодня они понесли заслуженную кару, и я был счастлив.

До конца встречи оставалось две минуты, и я заорал во все горло, умоляя «Гигантов» забить хотя бы еще один гол. В этот момент дверь отворилась, и в гостиной появилась Лори. Не говоря ни слова, она подошла к телевизору и выключила его. Я задохнулся от возмущения.

– Скажи мне, в чем я провинился, ведь я наверняка провинился. Но почему, черт возьми, ты помешала мне досмотреть игру «Гигантов» с «Ковбоями»?

– У нас появился свидетель, – сказала она. – Вставай, пора идти.

– Свидетель чего? – уточнил я, но Лори вопроса не услышала, она уже направлялась к машине, и я поплелся за ней следом.

По дороге она рассказала, что Кевин все утро пытался до меня дозвониться, но я не брал трубку.

– Я не слышал его звонков, – не моргнув глазом, соврал я.

– Тара должна была залаять.

– Правильно. Тара могла бы и залаять.

Кевин ждал нас в офисе. С ним был мужчина, на вид немногим старше тридцати, одетый в джинсы, пуловер с короткими рукавами и кроссовки. Что характерно, этот человек пил пиво, чего делать в моем кабинете никому прежде не позволялось. Интересно, он принес его с собой или Кевин сбегал?

Кевин представил его как Эдди Гарднера, водителя-дальнобойщика, который все время в разъездах, но вообще-то живет в Северном Джерси. Кевин взглянул на Эдди, как будто ждал, что тот подтвердит его слова.

– Это было четырнадцатого сентября, – начал Эдди. – Я видел парня, который снял проститутку на Маркет-стрит в Пассейике.

Я вопросительно посмотрел на Кевина, и тот молча кивнул, давая понять, что речь идет именно о том дне, когда была убита Розалия.

– Что вы там делали?

Он криво усмехнулся.

– А вы сами как думаете, мужики? Я только что вернулся из двухнедельного рейса, кстати, именно поэтому я так хорошо и запомнил дату: у меня завелись денежки…

– То есть вы там находились в качестве клиента, – сказал я, констатируя очевидный факт.

Он смущенно взглянул на Лори и кивнул.

– Вот именно. Я был клиентом.

– Кто был тот человек, которого вы видели?

– Это был он. – Эдди ткнул пальцем в лежащую на столе газету, на первой странице которой красовался портрет Лэсситера.

– В котором часу это было?

– Примерно в час ночи.

– Получается, что вы пришли туда, чтобы снять проститутку, но при этом наблюдали за другими клиентами?

– Я же не слепой, – сказал он.

– А почему вы запомнили именно его?

– Обычно это делается так. Подъезжает автомобиль, и девушки сами к нему подходят. А этот парень выскочил из машины, начал ходить взад-вперед и всех разглядывать. Я еще подумал: ну, прямо как на базаре. Представляете? Потом он выбрал одну, они сели в машину и уехали. Все это выглядело довольно странно, потому я и запомнил его.

– Почему вы не сообщили об этом раньше?

– Я только сегодня увидел этот снимок, – сказал он. – Я же все время в дороге и поэтому даже не знал, что в ту ночь кого-то убили.

Мы расспрашивали Эдди еще довольно долго, и под конец он оставил номер телефона, по которому с ним можно связаться. Он был готов дать свидетельские показания, даже несмотря на то, что испытывал вполне понятную неловкость.

После того, как за ним закрылась дверь, Лори первой нарушила молчание:

– Я ему не верю.

– Почему? – удивился Кевин, который, судя по тону, был иного мнения.

– Сама не знаю. Все как-то подозрительно удачно складывается… – Лори в задумчивости покачала головой, а потом повернулась ко мне. – Ты не находишь?

– У меня тоже возникли некоторые сомнения, – сказал я. – Не могу даже сказать, что именно меня смущает.

Мы еще немного поговорили на эту тему, и Лори вызвалась навести справки. Мы решили, что если она не найдет на этого парня серьезного компромата, то он вполне годится на то, чтобы предстать перед присяжными в качестве свидетеля.

Для нас его появление было бы как нельзя кстати. Благодаря Эдди имя Лэсситера впервые прозвучит официально. Таким образом, присяжные смогут убедиться в правдивости нашей версии, и этого будет достаточно, чтобы выпустить Дэниела на свободу.

Правдивость Эдди внушала мне некоторые сомнения, но, с другой стороны, у меня не было причин ему не верить. Как адвокат я не имел права заведомо вводить суд в заблуждение, но нигде не сказано, чтобы я был обязан верить свидетелю на все сто процентов. В конце концов, это дело присяжных – решать, верят они или не верят, и выносить соответствующий вердикт.

Вот завтра они этим и займутся.

* * *

У бедняги Такера просто поехала крыша, и его вполне можно понять. Минуту назад, когда мы собрались в кабинете судьи перед началом заседания, я заявил, что у нас появился новый свидетель – Эдди Гарднер, которого мы намерены в ближайшее время привести к присяге для дачи свидетельских показаний.

– Ваша честь, – сказал Такер. – Утвержденный список свидетелей защиты находится у нас на руках в течение нескольких недель. И вдруг, именно в тот день, когда начинается допрос их свидетелей, нам преподносят такой сюрприз. Это возмутительно!

Кэлвин сурово взглянул в мою сторону, и я поднял руки, показывая, что не виноват и сделал это не нарочно. Что, между прочим, было чистой правдой.

– Ваша честь, свидетель пришел к нам только вчера – после того, как за день до этого, в пятницу, увидел по телевизору мое выступление, – сказал я.

– …Выступление, за которое вы напрасно ждете от меня похвалы! – резко оборвал меня Кэлвин.

«И очень жаль, дорогой Кэлвин», – подумал я про себя, а вслух сказал совсем другое:

– Позвольте заметить, что в течение последних двух месяцев господин Такер появлялся на телеэкране чаще, чем ведущий какого-нибудь ток-шоу. И уж конечно, гораздо чаще, чем я. При этом сторона защиты ни разу не выразила своего недовольства.

«Особенно теперь, когда мы успели показать всей стране фотографию Лэсситера», – снова добавил я мысленно.

Судья Кэлвин вынужден был принять этот довод, однако поставил условие, что Эдди предстанет перед присяжными не раньше завтрашнего дня. Я легко согласился, потому что мне это было только на руку. Ведь Лори нужно время, чтобы проверить этого парня.

Я улучил момент и до начала заседания переговорил с Дэниелом, который сегодня держался молодцом как никогда. Элиот успел поделиться с ним нашими подозрениями в адрес Уолтера Кастла. Дэниел согласился, что это похоже на правду, и удивился, как он сам не додумался до этого раньше. А вот насчет того, что Кастл был еще и жертвой разоблачений Линды Падилла, он раньше не знал. Мы сошлись во мнении, что этот ход выглядит очень перспективным, хотя, конечно, не идет ни в какое сравнение с таким подарком судьбы, как внезапное появление на сцене Эдди Гарднера.

В качестве первого свидетеля защиты я пригласил Черил Келли, сотрудницу газеты, которая находилась в кабинете Дэниела в тот момент, когда ему впервые позвонил убийца. Я попросил ее изложить события, а потом предложил прокомментировать реакцию Дэниела.

– Вы помните, что именно сказал подсудимый, когда положил трубку?

– Что ему позвонил какой-то человек и признался в убийстве, – сообщила свидетельница. – Что этот человек указал подробности, а также место, где спрятано тело жертвы.

– Господин Куммингз выглядел удивленным?

Такер заявил протест, но я пояснил, что меня всего лишь интересует личное впечатление свидетельницы. Кэлвин позволил ей ответить на мой вопрос.

– Да, он удивился, – подтвердила Черил. – Однако в тот момент Дэниел ни в чем не был уверен. Он сказал, что звонил, должно быть, какой-то сумасшедший.

– Вам тогда не показалось, что господин Куммингз ввел вас в заблуждение? И на самом деле никакого звонка не было?

– Ничего подобного. – Она решительно покачала головой.

После этого я предоставил свидетельницу в распоряжение Такера.

– Вы слышали голос на другом конце трубки? – спросил он.

– Нет.

– Господин Куммингз приходится вам близким другом?

– Нет, не слишком. Мы просто коллеги.

– Он когда-нибудь лгал вам?

– Нет. Насколько мне известно, нет, – сказала она. – По крайней мере, я никогда не замечала за ним ничего подобного.

– То есть он мог вам солгать, но вы могли этого не заметить.

Загнанная в угол, Черил в конце концов вынуждена была признать, что Дэниел мог и обмануть ее. Такер сыграл красиво, и слава богу, что свидетель был не самый значительный.

Все оставшееся время мы допрашивали других людей, которые находились рядом с Дэниелом в то время, когда убийца выходил с ним на связь. Никто из этих свидетелей не сомневался в том, что Дэниел говорил правду.

С каждым из них Такер поочередно проделал точно такой же трюк, как и с Черил. И тем самым продемонстрировал присяжным, что у свидетелей нет оснований безоговорочно доверять подсудимому. Впрочем, он потратил на это не слишком много времени, всем своим видом показывая, что не считает эти свидетельские показания действительно важными.

И в этом он был прав.

Вечером у меня дома мы пытались придумать, как бы поэффектнее преподнести присяжным показания нашего нового свидетеля – Эдди Гарднера. Лори проверила его, насколько успела, правда, времени на то, чтобы копнуть поглубже, у нее не было.

Кевин настаивал на том, что надо просто позволить свидетелю рассказать свою историю – коротко и внятно. Я склонялся к той же мысли, однако в данный момент меня гораздо больше беспокоило, какой ответный ход предпримет Такер. Мы очень надеялись, что после показаний Эдди можно будет допросить других свидетелей, например, офицеров полиции, которые прольют свет на личность Лэсситера. Однако Такер запросто может заявить, что у полиции нет сведений о причастности Лэсситера к этому делу и потому полицейские не могут выступить в качестве свидетелей. Я понимал, что борьба предстоит не на жизнь, а на смерть. Судья Кэлвин в любую минуту может поддержать сторону обвинения. Но в этой схватке нам надо победить во что бы то ни стало.

Когда утром Эдди Гарднер явился в суд, я заметил, что он волнуется и чувствует себя явно не в своей тарелке. Его состояние легко можно понять: через несколько минут ему предстоит на глазах у всей страны рассказать о событиях той ночи, когда он сам шатался по улице с намерением снять проститутку. Мне пришло в голову, что я даже не знаю, женат ли он. И это было лишнее подтверждение тому, как плохо я знаю своего свидетеля. Притом одного из самых важных.

Я ставил вопросы четко и корректно, и он так же достойно на них отвечал. О событиях той ночи он рассказал даже более убедительно, чем делал это накануне в моем рабочем кабинете. Голос Эдди звучал негромко и почти бесстрастно, однако его слова произвели неизгладимое впечатление как на присяжных, так и на всех присутствующих в зале.

Наступил наш звездный час. Еще немного – и мы выиграем этот бой.

Такер, когда пришла его очередь задавать вопросы, выглядел абсолютно уверенным в себе. Хотя, по идее, должен был понимать, что этот процесс он с треском проиграл.

– Господин Гарднер, вы сообщили суду, что являетесь водителем грузового автомобиля и совершаете частые поездки по стране. Верно?

– Да, – подтвердил Эдди.

– На каком основании вы беретесь утверждать, что находились в конкретное время в конкретном месте?

– Я регулярно делаю отметки в путевом листе, который потом предъявляю своему работодателю. Именно на этом основании мне и платят зарплату.

Это прозвучало вполне убедительно, и Такер кивнул.

– Вы подтверждаете, что вернулись из рейса за два дня до того, как было совершено убийство?

– Так точно, – согласился Эдди. – Я вернулся домой двенадцатого числа, а убийство произошло четырнадцатого.

– Вы говорили о том, что был примерно час ночи?

– Правильно, – опять согласился Эдди.

Такер сделал в своем блокноте какие-то пометки и перевернул страницу.

– Скажите, вам знаком этот телефонный номер: 201-453-6745?

– Да. Это номер моего мобильника.

Ох-ох-ох, меня охватило предчувствие, что все это не к добру.

Такер достал из рабочей папки какую-то распечатку и попросил у Кэлвина разрешения предъявить ее свидетелю. После этого он вручил документ Эдди, и тот его мельком прочел, по-прежнему сохраняя невозмутимый вид.

Такер обратил его внимание на два звонка, сделанные той же ночью, в 12.45 и в 12.51. Судя по телефонному коду, оба они были сделаны из одного и того же места.

– Взгляните, это вы звонили?

– Я не помню, – сказал Эдди. – Может быть.

– Кто-нибудь, кроме вас, пользовался вашим сотовым телефоном?

– Нет.

– Он у вас, случайно, не пропадал? – настаивал Такер. – Трубка все время находилась при вас?

– Да.

Такер приобщил к доказательствам еще один документ, содержание которого он попросил Эдди зачитать вслух. То были письменные показания вице-президента телекоммуникационной компании, услугами которой он пользовался. По мере того, как мой свидетель зачитывал всего одну фразу, его голос делался все тише.

– На запрос, откуда были сделаны эти два звонка, сообщаю…

Звонки были сделаны из городка Камден, штат Нью-Джерси, – населенного пункта, который находится более чем в ста пятидесяти километрах от Пассейика.

Итак, бомба взорвалась прямо в зале судебных заседаний. Оглядываясь по сторонам, я был готов увидеть дымящиеся руины. Но увидел только членов коллегии присяжных, представителей прессы, публику и судью. Причем все они таращились исключительно на меня. Кевин выглядел так, будто приготовился провалиться сквозь землю. А Дэниелу наконец удалось добиться полной бесстрастности. Похоже, он был на грани обморока.

Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Доминик Петроне обещал свою помощь при условии, что я не стану больше упоминать в суде его имя. Я и не упоминал больше его имени, но только по той причине, что у меня появилась достойная альтернатива – имя Лэсситера. Теперь стало очевидно, что Петроне тоже постарался выполнить свое обещание: он обеспечил мне свидетеля, чтобы поддержать линию защиты. Проблема состояла только в том, что свидетеля уличили во лжи, и линия защиты с треском провалилась у меня на глазах.

Вот спасибо, старина Доминик. Ты мне здорово удружил.

Эдди наконец покинул свидетельскую трибуну. Но до этого Кэлвин публично заявил Такеру, что требует возбудить против этого свидетеля уголовное дело за дачу ложных показаний. Потом Кэлвин велел нам с Такером пройти в его кабинет.

Такер вел себя на удивление сдержанно. Хотя лично я бы его нисколько не осудил, если бы он от радости прошелся по залу колесом. Кэлвин обратился ко мне с вопросом, как я мог допустить такой позор, и я рассказал ему всю правду. За исключением, разумеется, нашей договоренности с Петроне. Похоже, что ни Кэлвин, ни Такер не подозревали меня в том, что я намеренно пытался ввести суд в заблуждение. Более того, Кэлвин решил не применять ко мне меры дисциплинарного воздействия.

– Полагаю, вы сами себя достаточно наказали, – сказал он.

Тот факт, что я жестоко пострадал, был очевиден. Однако мои личные проблемы не шли ни в какое сравнение с тем, насколько пострадал мой клиент, который, как я теперь знаю, абсолютно невиновен. Но после того, как его защитника поймали за руку на мошенничестве, убедить присяжных в невиновности подсудимого не оставалось ни единого шанса.

Вот такие невеселые мысли вертелись в моей голове. Заседание продолжалось, но все происходящее слабо доходило до моего сознания.

По иронии судьбы, нашим следующим свидетелем был эксперт в области сотовых телефонных технологий. Согласно моему замыслу, он должен был объяснить присяжным, что зону приема радиосигнала невозможно установить с абсолютной точностью. Мне удалось довольно красиво увязать его показания с тем загадочным сбоем связи, который, по словам моего клиента, произошел в ночь гибели Линды Падилла. Однако Такер одним изящным вопросом к свидетелю свел на нет все мои усилия.

– Если ваши приборы зафиксировали, что звонок был сделан из города Камден, мог ли он в действительности быть сделан из Северного Джерси?

– Нет, – ответил мой эксперт.

Вот так, господин адвокат, получите и распишитесь.


Наш традиционный вечерний сбор сегодня был больше похож на поминки, причем в присутствии моего бездыханного тела. Ситуация представлялась абсолютно безнадежной. Мы знали, кто виновен, но не имели ни малейшей возможности это доказать. Хуже всего, что нас публично изобличили во лжи, и теперь присяжные не поверят ни единому нашему слову.

Мы с Лори, каждый на свой манер, занимались самобичеванием. Она корила себе в том, что недостаточно тщательно проверила Эдди, хотя было очевидно, что она просто физически не могла уложиться в столь короткий срок. А главное, она не обладала той властью, благодаря которой Такер получил доступ к закрытым сведениям.

Я же, со своей стороны, обвинял себя в том, что вызвал в суд свидетеля, которому сам не вполне доверял. В итоге я лишил сторону защиты доверия присяжных. Такер в два счета прорвал нашу оборону, и надо признать, что эту игру я позорно продул.

Кевин метался между нами, пытаясь утешить. Примерно через полчаса он оставил эти бесплодные попытки и сменил тактику, а именно призвал к моему чувству долга и напомнил, что надо готовиться к завтрашнему заседанию. Об этом не хотелось даже думать. С гораздо большим удовольствием я бы провел завтрашний день с головой, зарытой в песок.

Когда зазвонил телефон, я тут же понесся снимать трубку, я готов был делать все, что угодно, только бы не думать о возложенной на меня великой ответственности. Я даже не взглянул, какой высветился номер, однако ничего страшного не произошло: на другом конце провода был Уилли.

– Энди? Это я.

– Как дела? – поинтересовался я, от всей души надеясь, что он втянет меня в длинный разговор о собаках и их новых хозяевах, о кофейных акциях или о чем-нибудь еще, не имеющем отношения к этому чертову суду.

– Сондру пытались убить, – сказал он, и только в этот момент я понял, что его голос дрожит.

– С ней все в порядке?

– Да. Кажется, да. По крайней мере, она так сказала. Это произошло прямо возле моего дома.

– Я сейчас приеду, – сказал я, и он не стал меня отговаривать.

Когда я рассказал Лори и Кевину, что произошло, Лори вызвалась ехать со мной, а Кевин решил поработать над подготовкой к завтрашнему заседанию. Можно подумать, он знал, как к нему готовиться.

Уилли по-прежнему жил в бедном районе Паттерсона. Он купил себе маленький домик и полностью его перестроил. Вообще-то он был достаточно богат, чтобы выбрать более престижное место и позволить себе любой дом, какой душа пожелает. Но ему казалось, что это означало бы с его стороны предательство по отношению к предместью, где он вырос.

Когда мы вошли в дом, Сондра лежала на тахте. Было видно, что она сильно перенервничала, но в целом с ней все было в порядке. Зато Уилли был таким подавленным, каким я прежде никогда его не видел, даже в тюрьме.

– Расскажи мне все по порядку, – сказал я.

– Примерно час назад мы вернулись из Атлантик-сити. Я высадил Сондру возле дома, а сам поехал на стоянку, ты же знаешь, мой гараж забит всяким хламом. Иду обратно и вижу: она лежит на ступеньках, а какой-то мужик навалился на нее сзади и душит.

Я повернулся к Сондре, и она продолжила:

– Я никак не могла найти свой ключ и стала ждать, пока вернется Уилли. Мужик напал сзади и сдавил мне горло. Я даже не слышала, как он подкрался.

Потом Уилли рассказал, как он с криком бросился к ним, а нападавший помчался прочь. Уилли не знал, что делать: то ли оказывать помощь Сондре, то ли преследовать злодея.

– Если бы я его поймал, то убил бы на месте.

Лично я нисколько не сомневался, что именно так оно бы и было.

– Он что-нибудь забрал? – спросил я, глядя на медальон с александритом, который по-прежнему был у Сондры на шее. – Какие-нибудь украшения?

– Нет, – покачала головой Сондра. – Кажется, ничего.

Уилли спросил моего совета, нужно ли звонить в полицию, и я ответил, что это хорошая идея. Правда, девушка не смогла разглядеть, как выглядел нападавший, но все равно полицию следовало поставить в известность: пусть на всякий случай прочешут район.

Уилли имел все основания недолюбливать полицейских, но все-таки заставил себя снять трубку и позвонить. Как он заметил, его рассказ особого впечатления не произвел, однако ему пообещали, что пришлют офицера и тот составит протокол.

Мы с Лори не спешили уходить, потому что дома нас не ожидало ничего хорошего, кроме тяжкой необходимости готовиться к завтрашнему заседанию. В дверь позвонили, и я пошел открывать в полной уверенности, что приехала полиция. Однако, к моему величайшему удивлению, на пороге стоял Кевин.

– Я не знал номера телефона Уилли, – пробормотал он. – Зато вспомнил, где он живет.

– Прости великодушно. Я должен был тебе позвонить и сказать, что Сондра в порядке. Она просто очень испугалась.

– Да я не поэтому приехал, – сказал Кевин, и только в этот момент я увидел смятение на его лице.

– Что случилось?

– Произошло еще одно убийство. Женщина задушена, и у нее отрезаны кисти рук.

* * *

Дениза Бэнкс танцевала с друзьями на дискотеке в Белмонт-клубе, который находится примерно в шести кварталах от дома Уилли. Друзья рассказали, что около одиннадцати вечера она ушла из клуба, сославшись на головную боль. Тело девушки обнаружили час спустя на аллее, в пятидесяти шагах от ее автомобиля.

Обо всем этом мы узнали из телевизионных новостей. Было также сказано, что, по неофициальным данным, госпожа Бэнкс была задушена, и у нее отрезаны кисти рук. Если эта информация правдива, значит, это убийство – дело рук того же преступника или другого, который ему подражал.

Я даже не знаю, что нас больше потрясло: сам факт убийства или внезапная догадка, что на месте жертвы вполне могла быть Сондра. Конечно, тот факт, что в одном и том же районе были совершены два нападения подряд, мог оказаться случайным совпадением. Однако я не верю в случайные совпадения.

Уилли и Сондра поехали на место происшествия вместе с нами. Они решили, что в свете последних событий полиция проявит больший интерес к их рассказу о нападении на Сондру. Однако в суматохе, которая здесь царила, полицейские обратили на них внимание далеко не сразу.

Когда мы подъехали, Винс уже маячил поблизости, но ему мало что удалось разузнать сверх того, что мы уже знали. Я уверен, что он, так же, как и все, переживал из-за гибели этой женщины, и все-таки главным в этой истории для него было нечто другое.

– Как ты думаешь, теперь они отпустят Дэниела? – спросил он первым делом.

Я предпочел уклониться от ответа, сказав, что об этом рано судить, ведь мы даже толком не знаем, что произошло.

– Я проведу Уилли и Сондру через оцепление, – сказала Лори.

– Ладно, а мы вас здесь подождем, – согласился я.

Они устремились в гущу полицейских и смогли попасть на место происшествия только благодаря тому, что Лори была знакома с большинством копов, стоящих в оцеплении. А мы с Винсом и Кевином остались на месте, ожидая их возвращения.

Я увидел многих своих знакомых, в том числе судмедэксперта Джанет Карлсон, которая только что осмотрела труп. Не говоря ни слова, она лишь печально покачала головой: она получила очередное подтверждение человеческой жестокости. Я ей не завидовал: такую работу лично я не согласился бы выполнять ни за какие деньги.

Наконец, спустя почти полтора часа, появились Лори, Уилли и Сондра. А тот факт, что к ним присоединился Пит Стэнтон, я расценил как большую удачу.

– Давайте найдем тихое местечко и поговорим, – сказал Пит.

– Тут есть одно кафе неподалеку, – предложил Винс.

Однако Пит решительно помотал головой:

– Пойдем туда, где нас никто не увидит.

Можно было не сомневаться: Пит опасается, что его уличат в контактах с «противником». Но я его за это не осуждал. Я бы и сам предпочел поговорить без лишних свидетелей, но отделаться от Винса не было никакой возможности.

– Мне кажется, Уилли и Сондру надо проводить домой, – сказал я. – Ей сегодня и так досталось.

– Вот только не надо нас провожать! – вспыхнул Уилли. – Я сам справлюсь. Можете не сомневаться: со мной она будет в полной безопасности.

В этом, собственно, никто не сомневался, и мы попрощались. Остальные, включая Пита, который поехал на своей машине, отправились ко мне домой. По дороге я поинтересовался у Лори, удалось ли ей что-нибудь разузнать. Она сказала, что все молчат, как партизаны, и она уже совсем было отчаялась, когда вдруг наткнулась на Пита. Он к тому времени уже уходил, и ей удалось уговорить его поделиться с нами информацией.

Первым делом Пит попросил нас сохранить в секрете факт нашего разговора, иначе капитана Миллена хватит удар. Но поскольку Пит не сомневается, что эта информация рано или поздно станет известна, он решил сделать доброе дело и подарить нам пару часов форы.

– Это был тот же самый убийца, – сообщил Пит.

– А не может быть так, что кто-то просто подражал ему? – уточнил я.

– Нет. – Пит решительно покачал головой. – Джанет говорит, что это исключено. Угол странгуляции и способ захвата жертвы абсолютно идентичны. Джанет при мне сказала Миллену, что это тот же самый человек.

– А он что сказал?

– Чтобы она не спешила с выводами и еще раз тщательно все проверила.

– Чем она сейчас и занимается?

– Ну да. Но со мной она поделилась, что результат будет тот же самый, у нее нет никаких сомнений.

– Есть еще что-нибудь полезное для нас? – спросил я.

– Да, убийца оставил записку. По-моему, я даже запомнил ее наизусть… «Только глупцы убивают посланников».

Эта ночь поистине была полна сюрпризов.

– Он имел в виду Дэниела, – догадался я. – В свое время он говорил Дэниелу, что тот откроет его миру. Дэниел был его посланником, и убийца дал понять копам, что они схватили не того, кого надо.

Как только Пит ушел, мы с Кевином задумались о том, каким образом мы преподнесем эту информацию присяжным. Ни один из нас не сомневался в том, что она будет признана значимой, и вопрос состоял только в том, как повести себя, если Такер заявит протест. Но скорее всего он не станет нам препятствовать, потому что к утру уже каждый присяжный и так будет в курсе событий сегодняшней ночи.

Мы с Лори улеглись в постель только в три часа ночи, но еще долго не могли уснуть и продолжали обсуждать невероятный поворот событий. Не прошло и суток с тех пор, как мы потерпели полный крах, а сейчас мы убеждены, что ничто не сможет помешать нам выиграть этот процесс.

– Ужасно, что для этого пришлось погибнуть Денизе Бэнкс, – проговорила Лори.

От ее слов меня бросило в дрожь. Я вдруг понял, что сегодня почти не думал о самой Денизе Бэнкс. Я был настолько глубоко погружен в свои проблемы, что несчастная жертва превратилась для меня в часть моего стратегического плана.

Кроме того, я до сих пор как-то не задумывался о том, что убийца по-прежнему гуляет на свободе и, возможно, подыскивает себе следующую жертву. А главное, остается загадкой его мотив. Зачем надо было тратить столько усилий, чтобы подставить Дэниела, а потом, буквально в последний момент, самому же и вывести его из-под удара?

Я по-прежнему не сомневался в том, что убийцей является Лэсситер, однако он действовал совсем не так, как ведет себя хладнокровный наемный исполнитель. Казалось, что этот человек хочет просто поиграть, поглумиться над полицией и показать, какой он крутой. Например, какими иными мотивами можно объяснить игру в пейнтбол, которую он устроил со мной на Манхэттене?

Я поднялся в шесть утра, и несмотря на то, что проспал только три часа, сна не было ни в одном глазу. Собираясь в суд, я включил телевизор. Выпуск новостей был почти целиком посвящен последнему убийству, но я не услышал ничего такого, о чем бы не знал после вчерашнего разговора с Питом.

В семь часов позвонили из суда: Кэлвин назначил утреннее совещание у себя в кабинете. Такеру было предложено коротко проинформировать собравшихся о событиях минувшей ночи, что он и сделал. С его слов выходило, что Джанет Карлсон не уверена в том, что убийца тот же самый.

– Убийца выходил с кем-нибудь на контакт? – с невинным видом поинтересовался я. – Или, может быть, оставил какое-то сообщение?

Такер тяжело вздохнул и рассказал про записку.

– Больше вы ничего важного не упустили? – ехидно уточнил Кэлвин.

Такер заявил, что рассказал все. Потом он принялся доказывать, что нет никакого смысла выносить этот факт на рассмотрение жюри присяжных, поскольку последнее убийство не что иное, как подражание, которое никоим образом не связано с четырьмя предыдущими.

Мы успели подготовиться к такой постановке вопроса, хотя даже студент-первокурсник юридической школы победил бы в этом споре. Кевин протянул мне копию протокола допроса капитана Миллена, и я зачитал вслух то место, где Такер спрашивает своего свидетеля о том, совершались ли подобные убийства с тех пор, как Дэниел был взят под стражу.

Закончив читать, я еще раз подчеркнул ключевой момент, хотя всем и так уже все было ясно.

– Совершенно очевидно, что если сторона обвинения сочла нужным задать этот вопрос, то сторона защиты может повторить его, когда еще раз пригласит капитана Миллена для дачи свидетельских показаний.

В ответ на это Такер ничего не смог возразить. Точнее, Кэлвин не счел его возражения заслуживающими внимания. Судья уточнил, кого именно я намерен вызвать в качестве свидетелей, и я ответил, что только Миллена и Джанет Карлсон. Он решил отложить заседание до завтрашнего утра, чтобы дать им возможность подготовиться.

Таким образом, мы с Кевином получили передышку и использовали это время, чтобы обсудить стратегию предстоящих допросов. Надо сказать, что никаких особых сложностей на этот счет я не предвидел. Потом я вдруг вспомнил, что с момента нашего провала на предыдущем заседании суда я ни разу не говорил с Дэниелом.

Когда подсудимого по моей просьбе привели в комнату для допросов, он с порога воскликнул:

– Неужели это правда? Он в самом деле еще кого-то убил?

Я подтвердил этот факт и в двух словах посвятил своего клиента в ситуацию. По мере того, как Дэниел слушал мой рассказ, на его лице проступало выражение растерянности.

– Вот как распорядилась судьба: гибель невинного человека помогает нам выиграть этот процесс.

Он отреагировал на эту ситуацию точно так же, как и я, и от этого только вырос в моих глазах. Однако, по вполне понятным причинам, все его внимание было занято предстоящим заседанием суда.

– Мы ничего не упустили из виду? Я имею в виду, нет ли каких-нибудь подводных камней?

Я всегда стараюсь быть со своими клиентами предельно честным, независимо от того, сообщаю ли им дурные новости или хорошие.

– Если не будет больше никаких сюрпризов, думаю, Такер вынужден будет признать свое поражение.

Вызывая капитана Миллена на трибуну для дачи показаний, я постарался вести себя так, чтобы никто не заподозрил меня в злорадстве. Он, в свою очередь, тоже не пытался чинить мне препятствий и отвечал на вопросы четко и беспристрастно. Он согласился с тем, что убийца Денизы Бэнкс и Линды Падилла, а также всех других женщин, это один и тот же человек. Правда, оговорился, что не уверен в этом на все сто процентов.

Следующим свидетелем была Джанет Карлсон, которая подвела черту под этим спором. Она заявила, что нет никаких сомнений в том, что все эти убийства совершил один и тот же человек.

– Итак, если учесть, что господин Куммингз находился под стражей в течение последних трех месяцев, есть ли основания подозревать его в убийстве Линды Падилла?

Она посмотрела на присяжных и четко проговорила:

– Я утверждаю, что, вне всяких сомнений, господин Куммингз не убивал Линду Падилла.

Такер отказался продолжать перекрестный допрос и попросил сделать небольшой перерыв. Вернувшись, он выступил с официальным обращением.

– Ваша честь, полагаю, ни для кого не секрет, что события минувшей ночи полностью поменяли ход данного судебного процесса. Справедливость и беспристрастность в отношении каждого гражданина всегда были основополагающими принципами политики нашего штата. Прокуратура штата, представляя и защищая интересы граждан, проводит в жизнь те же самые принципы.

Я взглянул на Кевина и по выражению его лица понял, что он со мной солидарен: Такер собрался признать свое поражение.

– Учитывая вышеизложенное, ваша честь, мы надеемся на то, что будет вынесен вердикт о невиновности, и все обвинения, выдвинутые против Дэниела Куммингза, будут сняты.

После этих слов в зале суда разразилась настоящая буря. Я же испытал сложные чувства. Сознание того, что процесс выигран, не принесло мне той радости, которую я всегда испытывал в этой ситуации. Да, мы победили. Да, невиновный человек теперь будет выпущен на свободу. Но мне было прекрасно известно, что лично я не имею ни малейшего отношения к этому успеху. В ход событий вмешалась темная, неведомая мне сила, которая вырвала для меня эту победу, но омрачила радость.

Отчасти моя странная реакция была вызвана тем, что все происходило совсем не так, как в других случаях из моей практики. Обычно за минуту до вынесения вердикта я испытывал колоссальное напряжение, ощущая себя в гуще сражения. А сегодня мой противник сдался без боя, и в это невозможно было поверить. И только оживление, царившее в секторе прессы, убедило меня в реальности происходящего.

Дэниел выглядел совершенно ошарашенным, казалось, он тоже не может поверить в свое спасение. Я ободряюще кивнул ему, после чего напряженная гримаса на его лице сменилась улыбкой облегчения.

Судья Кэлвин объявил о снятии всех обвинений, и на этом суд закончился. Дэниел бросился обнимать меня и Кевина, а Такер подошел, чтобы нас поздравить. Надо признать, это был достойный жест со стороны человека, которому через несколько минут предстоит крайне неприятное общение с представителями прессы.

К нам подлетел Винс, который со слезами на глазах принялся поочередно обнимать сначала Дэниела, потом Кевина и меня.

– Старик, ты сделал это, – сказал он мне. – Ты сделал это.

Разумеется, он был неправ, но я не стал исправлять его ошибку. Кто-то другой «сделал это» прошлой ночью, когда задушил и изуродовал Денизу Бэнкс.

* * *

Победу мы праздновали в ресторанчике «Чарли», где, согласно традиции, сняли отдельный закрытый кабинет. В данном случае решение уединиться оказалось более чем оправданным. Журналисты и публика каким-то образом пронюхали, где нас искать, и явились в ресторан всей толпой.

Мы собрались самым узким кругом: Кевин, Лори, Винс, Дэниел и я. Сегодня не было особого веселья, наверное, потому, что никто из нас не нуждался в разрядке, которая, как правило, бывает необходима после томительного и напряженного ожидания вердикта. Дэниел понемногу приходил в себя, он признался, что раньше никогда в жизни не переживал такого страха, как в последние месяцы.

Он поднял свой бокал и предложил тост:

– За лучшую в мире команду и за лучшего в мире адвоката!

Похоже, что все были с ним согласны, и я тоже не стал возражать. Сначала я проявил себя как худший адвокат на планете, когда позволил Эдди давать свидетельские показания. Зато теперь мгновенно превратился в святило адвокатского мира. И все благодаря маньяку, совершившему очередное жестокое убийство.

Праздничная вечеринка закончилась довольно скоро, и Дэниел на прощание обнял каждого из нас. Я напомнил, что нам еще предстоит встретиться и обсудить сумму гонорара, на что он с улыбкой сказал:

– Запросто. В любое время.

Винс направился ко мне, и мне показалось, что он тоже хочет заключить меня в объятия. Однако в последний момент он, к счастью, передумал и ограничился крепким рукопожатием.

– Я знал, что ты сделаешь это, – сказал он. – И ты это сделал.

В действительности, ничего я не сделал. Но я не собирался обсуждать это с Винсом. Мы с Лори поехали домой, и когда были уже в постели, она спросила:

– Ты в порядке, Энди?

– В полном порядке. Я счастлив, что все закончилось.

– Ты собираешься уезжать?

Она имела в виду еще одну мою традицию. После каждого крупного процесса я устраивал себе небольшие каникулы, брал Тару и на пару недель уезжал из города, чтобы восстановить силы.

– Не уверен. Не уверен, что мне это нужно.

– Я подумала, что мы могли бы поехать вместе, – сказала она. – Все трое.

– Звучит заманчиво.

В моем ответе не прозвучало того энтузиазма, с которым я обычно реагировал на ее предложения. И Лори моментально это почувствовала.

– Если ты, конечно, и в самом деле этого хочешь, – сказала она. – Я знаю, что в такие моменты ты предпочитаешь побыть в одиночестве.

– Лори, отправиться всем вместе было бы замечательно. Только ненадолго. Думаю, не больше, чем на пять лет.

Она улыбнулась и поцеловала меня. Что же касается Тары, мы решили, что сообщим ей эту хорошую новость завтра утром.

Когда я наутро приехал в офис, Кевин был уже там. Мы подсчитали свои затраты и составили окончательный счет, чтобы предъявить его Дэниелу. Сумма получилась немаленькая. Совершив очередное убийство на пару месяцев раньше, Лэсситер сэкономил бы Дэниелу кучу денег.

После того, как мы покончили с этим делом, я позвонил Дэниелу, чтобы договориться о встрече. Он еще не вернулся к своей работе в газете и спросил, не мог бы я подъехать к нему домой в шесть вечера. Меня это вполне устроило.

Впервые за все это время у нас с Кевином появилась возможность спокойно обсудить неожиданный финал нашего дела. Его, так же, как и меня, обуревали противоречивые чувства. Как юрист он был очень щепетилен. И он чувствует себя ужасно при мысли, что главное событие, определившее исход судебного процесса, произошло под покровом ночи, на одной из аллей Паттерсона.

С какой стороны ни посмотри на эти события, действиям Лэсситера не находилось никакого разумного объяснения. Он затратил огромные усилия, чтобы свалить вину за собственные преступления на Дэниела. И все только для того, чтобы в последний момент спасти его от неминуемого наказания. Последнее убийство было абсолютно необъяснимым. Было ли оно заказным? Если да, то кто был заказчиком и почему? А может, он и в самом деле просто сумасшедший?

Кевин склонялся к мысли, что Лэсситер психопат, который получает удовольствие от того, что водит полицию за нос. Причем ему абсолютно не важно, сколько народу для этого придется убить. Так или иначе, ответить на эти вопросы сможет только сам Лэсситер, если его когда-нибудь поймают. Остается только надеяться, что это случится прежде, чем появятся следующие жертвы.

Вернувшись домой, я взял Тару, и мы отправились гулять в парк. Мы с Лори решили снять домик на острове Лонг-Бич и провести там пару недель. Похоже, что Тара одобрила это решение. Мы уже не раз бывали с ней в этом симпатичном местечке, где особенно уютно и тихо после того, как заканчивается сезон отпусков.

Дома я оставил Лори записку, в которой предлагал пообедать в «Чарли» после того, как мы встретимся с Дэниелом. Потом я поехал в сторону его дома, который находился в одном из самых дорогих и престижных районов.

Подъезжая к дому, в одном из окон я увидел Дэниела, который смотрел на меня и улыбался. В домашней одежде он выглядел комфортно и непринужденно и был совсем не похож на того испуганного и затравленного арестанта, каким я видел его совсем недавно.

Мгновение спустя дверь отворилась, и он вышел на крыльцо поприветствовать меня. Когда я уже шагал по дорожке к дому, откуда-то сзади и справа донесся странный звук, напоминающий отдаленный раскат грома. Я обернулся, но ничего не увидел, после чего снова посмотрел в сторону крыльца.

Дэниел оставался на том же месте, но… Вместо лица у него была кровавая маска. Пораженный, я увидел, как он медленно оседает вниз, падает на журнальный столик и затем скатывается с него на пол.

За долю секунды я сообразил, что произошло. Выстрел был сделан со стороны парка, который находился сзади от меня, через дорогу. Я прыгнул за машину Дэниела, припаркованную к подъезду, и выглянул оттуда, пытаясь разглядеть, что происходит за деревьями. Сумерки уже сгустились, но я подозревал, что «охотник» все равно видит меня, как на ладони.

Сгоряча я даже хотел добежать до ближайших кустов и хотя бы взглянуть на того, кто стрелял. Но потом понял, что это глупо. Скорее всего он уже скрылся, и я все равно не смогу его догнать. Ну, а если он все еще там, то я стану легкой добычей и следующей жертвой. Внутренний голос приказал мне оставаться на месте и не строить из себя героя.

Было не похоже, чтобы кто-то в этом малонаселенном районе что-либо видел или слышал. И поэтому, как ни крути, мне надо предпринимать какие-то дальнейшие шаги самостоятельно. Пригнувшись и стараясь особо не высовываться, я добрался до Дэниела, чтобы узнать, в каком он состоянии. С первого взгляда было понятно, что он мертв, причем картина была одной из самых ужасных, которые я когда-либо видел.

Дверь, ведущая в дом, оставалась открытой, и я решил, что надо попасть внутрь, чтобы убраться с линии огня. Собравшись с духом, я совершил прыжок и растянулся во весь рост на полу в прихожей. Выглядело это, должно быть, не слишком изящно, но, к счастью, ни одна живая душа этого не видела.

Потом я отыскал мобильник, позвонил в службу спасения и рассказал о том, что случилось, а также попросил диспетчера обязательно доложить о происшествии капитану Миллену. В какой-то момент я вдруг сообразил, что меня прекрасно видно в окно, однако стрелок больше не давал о себе знать. Было очевидно, что его целью был только Дэниел. Если бы убийца хотел расправиться с нами обоими, то запросто мог пристрелить меня следующим выстрелом, когда я только еще подходил к дому.

Следующая мысль, которая возникла в моем воспаленном сознании, была о том, как сообщить Винсу, что его сын мертв. Я просто не знал, как это сделать. Но я знал, что будет неправильно, если Винс услышит об этом в новостях или от полиции. И говорить ему об этом по телефону было тоже неправильно.

В итоге я позвонил Лори, которая, к счастью, еще не ушла в «Чарли».

– Лори, это я. Случилось страшное.

Я начал рассказывать ей, что произошло, но не успел произнести и пары фраз, как в трубке раздался ее крик:

– Оставайся на месте, пригнись и не двигайся!

Я попытался объяснить ей, что убийца давно скрылся и моей жизни ничто не угрожает, но она снова и снова повторяла свой приказ до тех пор, пока я не сел на пол и не продолжил разговор в положении сидя.

Когда я сказал, что не знаю, как поступить с Винсом, она немедленно заверила, что сама расскажет ему об этом. Я напомнил, что Винс в это время скорее всего в редакции, но Лори снова прервала меня:

– Не беспокойся, я найду его и все расскажу. А ты, ради бога, будь осторожен. И сразу же перезвони мне, как только приедет полиция.

Как раз в тот момент послышался вой сирен, и я подошел к окну.

– Спасибо тебе. Они уже здесь.

За считанные минуты улица заполнилась полицейскими машинами, каретами скорой помощи и другими автомобилями с мигалками, какие только есть в Нью-Джерси. Полицейские с пистолетами наперевес устремились к дому, на ходу приказывая мне лечь лицом вниз, а руки положить за голову. Пока они обыскивали меня, я пытался втолковать, что я и есть тот человек, который позвонил в службу спасения. Отвечая на их вопросы, я с трудом сумел описать, что произошло и откуда, по моим представлениям, был сделан выстрел.

Потом меня провели в гостиную, которая находилась в задней части дома. По дороге я видел, как врачи склонились над телом Дэниела. Что ж, если им удастся вернуть его к жизни, это будет величайшим достижением медицины, аналогов которому не знает история.

Двое патрульных сели в гостиной по обе стороны от меня, но, похоже, даже не собирались задавать мне никаких вопросов. Я догадался, что это Миллен выразил намерение допросить меня лично. Так оно и произошло: пятью минутами позже он прибыл в сопровождении еще двух детективов.

Сначала они выслушали мой рассказ, после чего Миллен принялся задавать мне множество вопросов. Он хорошо умел это делать и сумел вытянуть из меня гораздо больше, чем я сам успел осознать. Разумеется, ничего сверхъестественного, но, возможно, все эти детали им пригодятся.

Я предположил, что это был Лэсситер, который таким образом поставил кровавую точку в своей смертельной игре с Дэниелом, смысл которой я, наверное, никогда не сумею разгадать. Миллен не только не стал мне возражать, но, похоже, и сам склонялся к той же мысли.

– Возможно, – сказал он. – А возможно, это какой-то безумный гражданин решил, что справедливости от суда ждать бесполезно, и вынес свой приговор.

Я подписал протокол и пообещал Миллену, что в любую минуту он может на меня рассчитывать. Он сказал, что я могу идти, но когда я встал, то, к своему стыду, обнаружил, что ноги отказываются меня держать. Что и говорить, ночка выдалась не из самых приятных.

Когда я вышел, на улице по-прежнему было столпотворение. Пытаясь добраться до своего автомобиля, я увидел Лори и Винса, которые стояли возле одной из полицейских машин. Я инстинктивно бросил взгляд в сторону крыльца, где еще недавно лежало тело Дэниела, и с облегчением заметил, что его уже унесли. Надеюсь, что санитары успели это сделать до того, как появился Винс.

Я подошел к нему и положил руку на плечо.

– Не могу передать, Винс, насколько мне жаль.

В ответ он лишь кивнул, а Лори бросилась ко мне и обняла так крепко, как раньше никогда не обнимала.

– С тобой все в порядке, Энди? – спросила она.

Я заверил, что все в порядке, после чего Винс начал задавать мне вопросы, возможно, даже больше вопросов, чем капитан Миллен. Мы с Лори встретились глазами, и я понял, что мы думаем об одном и том же: Винс старается загрузить свой ум решением логической задачи, чтобы не дать волю чувствам.

Я терпеливо отвечал на его вопросы до тех пор, пока толпа не рассосалась. Оставаться здесь дольше не имело смысла. Я предложил Винсу поехать ко мне домой и пожить какое-то время у нас с Лори, но он отказался.

Винс нуждался в покое, но на свете не существовало такого места, где он мог бы его обрести.

* * *

На похоронах Дэниела собралось очень много народу. Во время церковной службы Винс попросил нас с Лори сесть возле него, в первом ряду, поэтому масштаб толпы я смог оценить, только выйдя из церкви. У Дэниела было полно друзей, однако большинство присутствующих были друзьями его отца. Винс знал всех, и все знали Винса, особенно сегодня, когда на него никто не злился.

Пока шла служба, он держался молодцом, намного лучше, чем в последние три дня. Мы с Лори ужасно волновались за него, однако все, чем мы могли ему помочь, – это поддерживать его все то время, пока длился этот кошмар.

После похорон Винс пригласил нас с Лори и еще человек двенадцать самых близких друзей заехать к нему домой. Лори сочла этот его поступок за хороший признак. Кстати, она вовремя догадалась позвонить и заказать закуски, причем поступила очень мудро, поскольку самому Винсу это в голову не пришло.

Похоже, что усилия полиции по поиску Лэсситера до сих пор не увенчались успехом. Пока я сидел рядом с Винсом, мои мысли вновь устремились к событиям того дня, когда погиб Дэниел. Как я ни старался, я по-прежнему не мог найти ответа на вопрос, почему Лэсситер спас Дэниела от руки правосудия и тут же собственноручно застрелил его. Такой мотив, как ненависть, не годился. Совершенно очевидно, что мучения Дэниела были бы во сто крат ужаснее, если бы он перед тем, как его казнят, несколько лет провел в камере смертников.

Шеф Винса, Филип Брискер, тоже присутствовал на поминках, он сидел рядом со мной и Лори. Он высказал мнение, что для Винса сейчас было бы лучше всего вернуться к работе в редакции. Мы согласились, и я пообещал осторожно переговорить с Винсом и попытаться склонить его к такому решению.

– Ирония судьбы! – вздохнул Филип. – Столько времени, столько усилий… и такая развязка. Едва вы успели выиграть процесс, как…

Он не закончил свою мысль, а может быть, я просто не услышал конца фразы. Именно в этот момент у меня в мозгу вспыхнула догадка. Я друг понял, почему я выиграл этот процесс и почему Дэниел все-таки погиб.

Мы еще немного посидели, а потом стали прощаться. Я отвез Лори домой и оставил в одиночестве, несмотря на то, что она не хотела со мной расставаться.

То, что я собирался сделать, я должен был сделать один.

Примерно в пять вечера я подъехал к дому Доминика Петроне. Я понятия не имел, на месте ли он, но нарочно не стал звонить и предупреждать о своем приезде. Возможно, следовало захватить с собой Винса, он был старым знакомым Петроне, но я вообще был не склонен посвящать Винса в свою затею.

Я остановился возле тех же ворот, куда нас с Маркусом привезли той ночью Горилла и Водила. Как и в прошлый раз, ворота охраняли три здоровенных парня, хотя я не мог бы поручиться, что это были те же самые. Впрочем, это было неважно: любой из них мог прихлопнуть меня одним щелчком.

– Ну? – сказал один из них, когда я опустил стекло.

– Мне нужно видеть Доминика Петроне, – сказал я.

– А кто ты, черт подери, такой?

– Энди Карпентер.

Он достал мобильник и позвонил. И очень, судя по всему, удивился, когда в ту же минуту получил положительный ответ.

– Припаркуй машину за домом и жди, – сказал он, открывая ворота.

Я сделал то, что было приказано, после чего не прошло и минуты, как появились мои старые знакомые Горилла и Водила.

– Какие приятные воспоминания, не правда ли? – сказал я, когда Горилла подскочил ко мне.

Он ничего не ответил, да я особо и не надеялся услышать ответ.

Меня привели в ту же комнату, что и в прошлый раз, но Доминик еще не подошел. Горилла и Водила уселись по обе стороны от меня, и в течение примерно двадцати минут никто из нас не проронил ни слова. Нельзя сказать, чтобы это были самые приятные двадцать минут в моей жизни.

Доминик появился и первым делом, как истинный джентльмен, подошел и пожал мне руку.

– Извините, Энди, что заставил вас ждать. Однако вы не предупредили о своем приезде.

– Прошу прощения, – сказал я. – Мне самому только час назад пришло в голову навестить вас.

– В самом деле? – Его, казалось, удивили мои слова.

Я кивнул.

– Доминик, я приехал, чтобы получить подтверждение одной своей догадке. Клянусь, все, что вы скажете, никогда не выйдет за пределы этой комнаты. Мы оба знаем, что мне самому не удалось бы выиграть этот процесс…

– Слушаю вас внимательно, – сказал он, садясь за стол напротив меня.

– Вы считаете, что это Дэниел убил Линду Падилла. Сам я так не считаю, более того, я убежден в обратном. Но вы решили, что он заслуживает смерти. С другой стороны, вы обещали поддержать меня на суде, если я не стану упоминать вашего имени. Я выполнил ваше условие, а вы сдержали свое слово и обеспечили мне свидетеля – Эдди, который провалил все дело. Но поскольку вы не из тех людей, которые отказываются от своих обещаний, вы все-таки помогли мне выиграть этот суд. И для этого пришлось совершить еще одно убийство.

– Энди… – попробовал возразить Петроне, но я не дал ему договорить.

– Таким образом, я получил свою победу, а вы отомстили Дэниелу за смерть Линды Падилла.

Он грустно покачал головой и взглянул на Водилу, который с помощью мимики что-то пытался ему сказать.

– Энди, неужели вы и вправду думаете, что я убил ни в чем не повинную женщину только для того, чтобы помочь вам выиграть суд?

– Да, я так думаю.

– Вы в корне заблуждаетесь. Я не убивал эту женщину, и я вовсе не уверен в том, что ваш клиент имел отношение к смерти Линды Падилла. Его тоже убил не я. А теперь, с вашего позволения…

– Я вам не верю, – пробормотал я и тут же пожалел о своих словах.

– Вы себе льстите, – сказал он. – Не такая вы важная птица, чтобы я стал вас обманывать.

– В таком случае, скажите мне правду. Всю правду. Пожалуйста.

Он помолчал несколько секунд, а потом сказал:

– Хорошо, я расскажу вам все, что мне известно, и все, что я думаю по этому поводу. Только имейте в виду, если об этом узнает хотя бы одна живая душа за пределами этой комнаты, вы умрете так же быстро и легко, как ваш клиент.

Это я и сам прекрасно понимал, а потому молча ждал, что он скажет дальше.

– Линду Падилла и остальных женщин убил Томми Лэсситер. Он сделал это, чтобы отомстить вашему клиенту и подставить его. Я также не сомневаюсь в том, что это он застрелил вашего подзащитного.

– Вы хотите сказать, что Падилла, как и другие женщины, была случайной жертвой? Просто нечаянно подвернулась под руку?

– Нет. – Петроне покачал головой. – Ее он убил потому, что знал, как много значит для меня эта женщина. Он убил ее, чтобы доказать мне свое превосходство.

Как раз это мне было вполне понятно. В меня он выстрелил краской с той же целью – показать, что для него нет ничего невозможного. Но при этом многое по-прежнему не укладывалось у меня в голове.

– Но зачем ему понадобилось совершать еще одно убийство и снимать подозрения с Дэниела?

– Понятия не имею, – Доминик пожал плечами. – Лэсситера вообще нельзя назвать разумным человеком.

– А за что он, по-вашему, мстил Дэниелу?

– Ваш Дэниел, – это имя Петроне произнес с нескрываемым отвращением, – в свое время нанял Лэсситера, чтобы тот убил его жену и свалил все подозрения на другого человека. Лэсситер так и сделал, но слегка облажался: у человека, которого он собирался подставить, нашлось алиби. Дэниел за это скостил сумму его гонорара. – Петроне сокрушенно покачал головой. – С его стороны это было не слишком мудрое решение.

Моя бедная голова опять пошла кругом, в последние дни такое происходило постоянно. Я верил Доминику: у него и в самом деле не было причин обманывать меня. Выходит, что все это время я жестоко заблуждался. Мой подзащитный Дэниел не был виновен в тех преступлениях, за которые его судили. Но он был виновен в убийстве своей жены. Он нанял профессионального убийцу, чтобы избавиться от нее, но когда пришло время платить, имел глупость нарушить свое обещание.

Однако чем больше я думал об этом, тем больше рождалось сомнений.

– Получается, что Лэсситер убил пятерых женщин, сначала задушил, а потом отрезал им руки с единственной целью – отомстить заказчику, который недоплатил ему денег? Значит, дело только в деньгах?

– Все дело в деньгах, – печально улыбнулся Доминик. – Как и всегда.

* * *

Логика во всей этой истории явно хромала.

Всю свою сознательную жизнь я руководствовался логикой. Логику я всегда ценил даже больше, чем справедливость. Лично для меня «логично» означает «правильно». И именно логика, по идее, должна лежать в основе всех человеческих поступков.

Мне не раз приходилось слышать, что я «слишком рассудочен». Людям, которые произносят эти слова, даже в голову не приходит, что подобное высказывание некорректно по своей сути. Они утверждают, что чувство и страсть превыше всего, и я ничего не имею против. Люди глубоко заблуждаются, противопоставляя эти понятия, и полагая, будто чувства не поддаются логическому осмыслению. Если вы отчаянно и страстно влюблены в женщину, вы никогда не добьетесь ее расположения, ковыряя в носу. Разве это не логично?

В бесплодных попытках поймать ускользающую логику событий я и провел несколько последних месяцев. Я старался представить себе полную картину, но не мог этого сделать, потому что не видел логической связи между тем или иным событием. Окружающих приводило в недоумение то упорство, с каким я пытался применить законы логики к поступкам безумного маньяка.

Когда Дэниел нарушил свое обещание, Лэсситер разозлился и решил отомстить. Тут все логично. Но потом он одну за другой убивает пятерых женщин, цепляет своего обидчика на крючок, снимает его с крючка, а в итоге убивает. Зачем такие сложности? Почему было сразу не убить Дэниела? Этому я не мог найти никакого логического объяснения.

С момента моего визита к Петроне прошло три дня. Я передал Лори содержание нашего разговора, и она почти не удивилась, наверное, потому, что даже не пыталась найти разумное объяснение поступкам Лэсситера. Беда Лори в том, что она слишком долго проработала в полиции и повидала слишком много чокнутых мерзавцев.

Кроме нее, о нашем разговоре с Петроне я рассказал Питу Стэнтону. Я очень ценю его мнение и верю, что он сохранит это в тайне. Ему так не терпелось услышать мою историю, что он даже не стал настаивать, чтобы я для этого повел его в дорогой ресторан.

Винсу я звоню каждый день, но он до сих пор так и не пришел в себя. Он не в состоянии вернуться к редакторской работе и даже не уверен, что когда-нибудь сможет это сделать. Мне известно, что время лечит, но я понятия не имею, можно ли как-то ускорить этот процесс.

Я решил не рассказывать Винсу ту страшную правду о Дэниеле, которую открыл мне Петроне. Разумеется, отец вправе знать об этом, но у меня пока не хватает духу сообщить человеку, что его сын убил его невестку. К тому же он скорее всего мне все равно не поверит, он наверняка решит, что у Петроне имелись какие-то свои причины ввести меня в заблуждение. Немаловажно и то, что он лично знаком с Петроне и запросто может проболтаться о нашем разговоре. А это значит, Петроне поймет, что я нарушил обет молчания, и уж после этого мне точно не избежать безвременной кончины.

С того дня, как погиб Дэниел, я ни разу не появлялся в своем офисе, зато успел сделать много полезных дел в «Заведении имени Тары». Общение с собаками умиротворяет. Они ждут от тебя только еды, ласки и покровительства, и ты абсолютно точно знаешь, как это сделать. Тут все очень конкретно и логично.

Теперь я могу подолгу гулять с Тарой, что тоже весьма благотворно сказывается на состоянии духа. Каждый день мы часами играем в парке. Кстати, именно этим мы сейчас и занимаемся. В отличие от меня, Тара в полной мере умеет радоваться жизни. За каждым поворотом ждут новые впечатления и, самое главное, чудесные запахи, которые ее буквально завораживают. Этот ее дар заставляет меня одновременно восхищаться и завидовать.

Мы как раз пересекали ту часть парка, с которой у меня связаны наиболее приятные воспоминания, когда зазвонил мой мобильник. Это было очень некстати, и я пожалел о том, что вообще взял его с собой. По номеру я понял, что звонит Винс.

Сегодня его голос звучал более резко и решительно, чем в последнее время.

– Они нашли Томми Лэсситера, – сказал он.

Услышав это, я не столько даже обрадовался, сколько удивился. Я уже начинал склоняться к мысли, что Лэсситера вообще никогда не удастся поймать, потому что он давно уже вне пределов досягаемости.

– Где он был?

– В одном из мотелей.

– Он заговорил?

– Боюсь, что нет, – сказал Винс. – Когда его обнаружили, он был три дня как мертв. Выстрел в сердце с близкого расстояния. На двери висела табличка: «Не беспокоить», но горничная почувствовала запах и осмелилась нарушить запрет.

– Ну, и кто мог это сделать? Есть какие-нибудь предположения?

– Этого человека он хороша знал… Похоже, они вместе пили пиво и ели сандвичи. В бокале, из которого пил Лэсситер, был наркотик, который его и вырубил. По словам эксперта, он был без сознания, когда получил пулю.

– Значит, его убил тот, кому он вполне доверял, – сказал я.

– Именно так, черт его дери, – согласился Винс. – Если бы Лэсситер почуял опасность, тут и дивизия морских пехотинцев не смогла бы с ним справиться.

Версия Винса была похожа на правду, и все-таки я был уверен, что в этом деле не обошлось без Петроне. Ведь он сам однажды сказал мне, что если узнает, где искать Лэсситера, то об этом человеке можно будет «говорить в прошедшем времени».

– Должно быть, это Петроне, – сказал я.

– Честно говоря, мне глубоко наплевать, кто это сделал. Я просто рад, что это наконец случилось.

– Спасибо за новость, Винс. Как ты сам – в порядке?

– Ну да, стараюсь держаться. Не хочешь заглянуть в «Чарли»? Сегодня интересный матч.

Вообще-то я планировал провести вечер дома, в приятном обществе Лори, но я знал, что она наверняка одобрит мое намерение поддержать Винса. Возможно, это известие насчет Лэсситера поможет ему вернуться к жизни. И мне не хотелось в такой момент отказывать ему в общении.

– Неплохая идея. Ничего, если я приду не один?

– Только если это будет Лори.

Мы встретились в половине восьмого, и уже через четверть часа наш стол ломился от гамбургеров, картофельных чипсов и пивных кружек. Игру показывали на большом экране, и посетители взялись активно делать ставки. Вообще-то государство не одобряет тотализатор, но, с другой стороны, оно не запрещает телевидению транслировать футбольные матчи. Наивно было бы думать, что к востоку от Айдахо найдется хотя бы один человек, который будет смотреть футбол, не делая при этом ставок.

Была примерно середина игры, когда в баре появился Пит Стэнтон. Он подошел к бармену и поставил на одну из команд. Правда, мы так и не узнали, на какую.

– Я знал, что найду вас здесь, жалкие неудачники! – поприветствовал он нас с Винсом, и только после этого заметил Лори. – Прошу прошения, к женщинам это не относится.

– Поправка принимается, – улыбнулась Лори.

Пит присоединился к нам и после нескольких забитых голов поинтересовался, на какую команду я поставил.

– Вот черт, – сказал он и сокрушенно потряс головой. – Деньги всегда идут к деньгам.

Этот комментарий был вполне в его духе, и я, как всегда, постарался пропустить его колкость мимо ушей.

– Что там слышно насчет Петроне? – спросил я.

– Говорят, что это не он убил Лэсситера. То есть он собирался, но кто-то его опередил.

– Ты-то сам этому веришь? – спросил я.

– Почему бы и нет? Люди, от которых я это услышал, знают, о чем говорят. Ходят слухи, что был человек, которому Лэсситер доверял. К тому же, насколько мне известно, бойцы Петроне не стреляют из «люггеров».

– И кто бы это мог быть? – спросил я.

– Ты хочешь, чтобы я показал тебе список тех, кто мечтает увидеть Лэсситера в белых тапочках?

– Первым в этом списке стоит мое имя, – сказал Винс.

Пит фыркнул.

– Надеюсь, Винс, это не чистосердечное признание? Беда в том, что у меня сегодня выходной.

– Конечно, нет. Но уж поверь, если бы я мог его прикончить, то сделал бы это с превеликой радостью.

Меня снова охватило знакомое тоскливое чувство, что логика событий ускользает от моего сознания. Лори это заметила.

– Брось, Энди, – сказала она. – Ты уже вышел из этой игры.

Даже если согласиться, что я действительно вышел из игры, то Винс выходить из нее явно не собирался.

– Если кто-то сумел опередить Петроне и застрелить Лэсситера, он мог застрелить и Дэниела, – предположил Винс. – Тебе так не кажется?

– Нет, я уверен, что Дэниела убил Лэсситер.

– Но почему? – спросил Винс. – Сначала спас, а потом убил… Что он мог иметь против моего сына?

Я не знаю, есть ли такой вид спорта, как обмен быстрыми смущенными взглядами, но если есть, то мы с Лори и Питом просто чемпионы в командной игре. В отличие от Винса, который по-прежнему оставался в неведении, мы прекрасно знали ответ. Ни мне, ни Лори сейчас уже не казалось, что скрыть от него правду о Дэниеле было таким уж мудрым решением. Ее незаметный кивок дал мне понять, что нам пора объясниться с Винсом начистоту.

– Винс, я должен тебе кое-что сказать, – начал я. – Кое-что о твоем сыне. Об этом мне рассказал Петроне.

– Что? – переспросил Винс и обеими руками ухватился за стол, словно в ожидании, что земля содрогнется.

– Он сказал, что Дэниел нанял Лэсситера, чтобы убить Маргарет, а потом зажал часть гонорара. Вот почему Лэсситер сделал то, что сделал: он мстил Дэниелу.

– Ваш Петроне – полное дерьмо.

Всем было понятно, что это всплеск отчаяния, безотчетный порыв вступиться за сына, но никак не результат здравого размышления.

– Я вовсе не защищаю Петроне, – сказал я. – Просто я подумал, что ты имеешь право знать об этом.

– Он ошибается, – прошептал Винс.

– Ну конечно, – сказала Лори.

– Он сказал, почему он так думает? – спросил Винс.

– Нет, не сказал. Но, видишь ли, Винс… Он не просто думает, он абсолютно в этом уверен.

Винс схватил пустую пивную бутылку и припал губами к горлышку. Потом он начал озираться в поисках официантки.

– Чью задницу я должен поцеловать, чтобы мне принесли пива?

Винс предпочел именно такой финал дискуссии, но его трудно было осуждать.

Я подал знак официантке, чтобы она принесла пива для всех. Рассказывать человеку о том, что его сын убил человека, – нелегкий труд, поэтому всех мучила жажда.

* * *

Старые добрые традиции тоже приходится иногда менять.

Давным-давно я взял за правило, завершив очередной серьезный процесс, отправляться вместе с Тарой на остров Лонг-Бич. Там мы снимали домик и проводили пару недель, предаваясь праздности. Мне кажется, что так было всегда, однако умом я понимаю, что прошло всего семь лет с тех пор, как я нашел Тару в приюте для бездомных животных.

На этот раз к нам присоединилась Лори. Ума не приложу, отчего мы раньше никогда не брали ее с собой. Я даже обсудил эту тему с Тарой, но она тоже не знает, почему так произошло. Это и в самом деле странно: присутствие Лори представляет собою один большой плюс, без каких-либо минусов. Она прекрасно вписывается в нашу компанию, она интересный собеседник, и, в конце концов, мне просто нравится, когда она рядом. При всем том она не вторгается в мое личное пространство и не требует, чтобы ее развлекали. В ее обществе я могу оставаться самим собой. Если мне хочется побыть одному, я всегда могу уйти или даже остаться рядом с ней, но при этом думать о своем.

Что же касается Тары, то она получает двойную дозу ласки и печенья, и поэтому она тоже двумя лапами «за».

День примерно на десятый я начал подумывать о том, чтобы продлить наш отпуск еще на недельку. Или, скажем, лет на десять. Однако неожиданный звонок от Уилли положил конец этим фантазиям.

– Когда планируешь вернуться? – спросил он.

– А что? – Я попробовал уклониться от прямого ответа. – Какие-то проблемы в «Заведении»?

– Не-а. У нас все отлично. Я просто хотел узнать, вернешься ли ты к субботе.

– Если надо, могу вернуться, – ответил я.

– Вот и здорово. Ты мне нужен.

– А в чем дело? – спросил я.

– В субботу вечером мы с Сондрой женимся. Ты – свидетель.

– Это большая честь для меня, Уилли. Я не могу пропустить такое событие. – В этот момент в комнату вошла Лори. – Да и Лори тоже.

– Вот и отлично. Я как раз хотел сказать, что она свидетельница, – подхватил Уилли, и до меня донесся голос Сондры, которая его поправляла. – Вернее, она кем-то там приходится невесте.

– Подружка невесты, – сказал я.

– Точно.

Уилли сообщил, что свадьба состоится в Паттерсоне, в итальянской пиццерии. Я уже собрался пошутить, что Уилли будет единственным в мире богатым человеком, который празднует свадьбу в пиццерии, но потом подумал, что в этом есть своя изюминка.

Положив трубку, я повернулся к Лори.

– Уилли и Сондра в субботу вечером женятся. Я буду свидетелем, а ты – подружкой невесты.

– Потрясающе! – воскликнула она.

Для женщины, которая находит свадьбу «потрясающим» событием, Лори прилагает на удивление мало усилий, чтобы устроить свою собственную.

– Завидуешь? – Я осторожно закинул удочку.

– Ну, конечно, – сказала она. – Ты же знаешь, я давно положила глаз на Уилли.

Мы тянули с отъездом до последнего момента, то есть вплоть до субботнего вечера. Напоследок я решил еще разок сходить с Тарой на пляж. Это тоже традиция, от которой мне ни в коем случае не хочется отказываться. Я кидаю в воду теннисный мячик, она ныряет за ним, не обращая внимания на ветер и волны. За этим процессом я готов наблюдать часами, и в такие моменты я чувствую себя абсолютно счастливым.

Церемония бракосочетания числится под номером один в списке мероприятий, которых я стараюсь по возможности избегать. Чаще всего они бывают претенциозными и скучными – чем больше претензий, тем скучнее. Я вообще терпеть не могу торжественные церемонии, на которые нужно являться в костюме и при галстуке. На свадьбе Уилли и Сондры было все наоборот, и потому она получилась очень веселой. Здесь не было ни фальши, ни скуки и никаких костюмов с галстуками.

Официальную часть свели к минимуму. Уилли и Сондра быстро обменялись клятвами, кольцами и поцелуями, после чего гости – числом около пятидесяти человек – дружно салютовали бутылками с пивом. Потом нас пригласили в соседний зал, где столы ломились от спагетти и пиццы всех мыслимых сортов.

Мне как свидетелю полагалось произнести за ужином первый тост. Обычно я теряюсь в подобных ситуациях, но в этот день я прочел свою лучшую речь. Я предложил поднять бокалы за двух замечательных людей, Уилли и Сондру, которые связали свои судьбы и которые достойны друг друга. Я говорил о том, насколько хорош Уилли как друг и как партнер.

Поскольку я не танцую, Лори была вынуждена искать себе другого партнера. Винс, который после пятой бутылки пива сумел побороть свою застенчивость, прекрасно заменил меня в этом качестве. Пока они танцевали, Уилли подошел ко мне и сел рядом.

– Старик, я знаю, ты не любишь таких разговоров, но я все равно скажу. Тебе я обязан абсолютно всем в моей жизни. Абсолютно всем.

– Кто сказал, что я не люблю таких разговоров?

Уилли не любил вспоминать то время, которое он провел в камере. Мы и сейчас не говорили об этом, зато обсудили кучу других вещей: события последних месяцев, наши доходы, наше заведение и новых друзей. А главное, тот факт, что в его жизни появилась Сондра.

– Как странно все совпало… – сказал он. – Жизнь состоит из множества случайностей.

– А я не верю в случайные совпадения, – возразил я. – Просто каждый человек проходит свой собственный путь.

– Ты всегда так говоришь.

– Как?

– Ну, что ты не веришь в случайные совпадения.

– Потому что я и в самом деле в них не верю, – сказал я.

– Уверяю тебя, иногда они все же бывают. – Его тон сделался неожиданно серьезным, даже слегка взволнованным. – Я много думал на эту тему.

– О чем это ты? – спросил я.

– За какую-нибудь пару месяцев Сондру дважды пытались убить.

Его слова ударили меня как будто обухом по голове. Так оно и было: сначала в Сондру стреляли, потом ее едва не задушили. Я никогда не пытался связать между собой эти два события. Казалось, каждое из них произошло само по себе. Простое совпадение, чистая случайность.

– Может быть, вам следует переехать в другой квартал? – предположил я.

Однако Уилли не придал моим словам никакого значения. Честно говоря, я не понимал, почему он так упорствует. Они с Сондрой живут в бедном «черном» квартале, где покушение на убийство, к сожалению, не такая уж редкость. Случись такое в богатом районе, то тогда действительно можно было бы говорить о роковой случайности.

– Возможно, ты прав, – наконец согласился он, но в его голосе не прозвучало никакой уверенности.

– К тому же ты даришь ей дорогие украшения и тем самым подвергаешь дополнительной опасности; кажется, мне удалось отыскать еще одно логическое объяснение.

– О чем ты говоришь? – запальчиво воскликнул он. – На все подарки я не потратил и тысячи баксов. Сондра считает меня скупердяем.

– Да брось ты, Уилли. Я понимаю, что это не мое дело, но один вон тот медальон стоит не меньше десяти тысяч долларов. Она же не на дороге его подобрала?

На его лице отразилось неподдельное изумление.

– Десять тысяч? Ты шутишь? Эта штуковина у нее на шее стоит таких денег?

– А сколько ты заплатил?

– Я вообще нисколько не платил. Этот медальон принадлежал ее подруге… Розалии. Он лежал в ее вещах. Сондра с ним не расстается… Это вроде как амулет на удачу.

– Постой-ка, дай мне разобраться, – сказал я. – Розалия, та девушка, которая… работала вместе с Сондрой. Хочешь сказать, что у нее был медальон с александритом?

Уилли окликнул Сондру, которая сидела за столом в другом конце зала, и попросил ее подойти.

– Это украшение тебе досталось от Розалии, ведь правда? – спросил он, кивая на медальон, висящий на шее Сондры.

Сондра прикрыла украшение ладонью, словно испугавшись, что его могут отнять.

– Да… от нее. Я не придумала, кому его можно отдать. – В ее голосе послышались нотки протеста. – Мне кажется, она бы обрадовалась, если бы узнала, что медальон остался у меня.

– Могу я взглянуть поближе? – попросил я.

Она сняла медальон и протянула его мне. Я не считаю себя большим экспертом, и все-таки у меня не появилось и тени сомнения в том, что камень настоящий.

– Розалия хранила его дома?

Я знал, что после убийства из квартиры исчезли все ценности, и казалось очень маловероятным, чтобы преступник не обратил внимания на такое сокровище.

– Нет, мы с ней на двоих арендовали в банке сейф. У всех девчонок были такие сейфы. Дело в том, что парни из нашего окружения… Ну, скажем, мы им не слишком доверяли.

Я кивнул и подбросил медальон на ладони.

– А еще что-нибудь осталось? – спросил я.

– Нет, ничего особенного. Только старая одежда… – Она указала на медальон. – Он чего-нибудь стоит?

– Десять тонн, – сказал Уилли, и Сондра издала странный звук: то ли всхлипнула, то ли закашлялась.

– О господи… десять тысяч долларов… – прошептала она. – Кстати, он открывается. Там внутри фотография.

Сондра показала мне, как его открыть, и внутри действительно оказался портрет довольно привлекательной женщины примерно пятидесяти лет. Женщина была хорошо одета, а на шее у нее можно было разглядеть тот самый медальон или очень похожий. Дама была снята на фоне красивого дома в викторианском стиле. Короче, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что эта женщина была богата.

– Ты знаешь, кто это? – спросил я.

Сондра покачала головой.

– Она немного похожа на Розалию, поэтому я подумала, что это, должно быть, ее мать или бабушка.

– Можно, я одолжу эту вещицу на пару дней? – спросил я.

– Конечно. Без проблем.

По пути домой я рассказал эту историю Лори, и она не усмотрела в ней ничего удивительного.

– Энди, у каждой из этих девушек своя история. Некоторые из них выросли в обеспеченных семьях и перед тем, как убежать из дома, запросто могли прихватить с собою что-нибудь ценное на память.

– А ты помнишь, что сказал Рэнди Клеменс? Он сказал, что все убийства были совершены «из-за той, которая богата», а другие жертвы потребовались «только для отвода глаз». Мы сами тогда решили, что речь идет о Линде Падилла. А что, если он имел в виду Розалию? Может быть, это она была настоящей мишенью, а Линда Падилла и все остальные были убиты просто для того, чтобы сбить полицию с толку?

– Значит, мы должны выяснить, кем была Розалия, – сказала Лори. – Сделать это без отпечатков пальцев будет непросто. Данные о зубах тоже не помогут, потому что мы не знаем, с чем их сравнивать. Может быть…

В этот момент меня посетила идея, и от возбуждения я даже хлопнул ладонями по рулю.

– Может быть, именно поэтому он и отрезал ей руки! Лори, этого парня мы привыкли считать маньяком. И в то же время он совсем не похож на психа! Он действовал как хладнокровный и расчетливый убийца, и только склонность отрезать жертвам руки никак не вписывалась в этот образ. Теперь все сходится! Может быть, он для того и отрезал руки, чтобы никто не смог опознать личность Розалии.

Лори поинтересовалась, есть ли у меня какие-нибудь идеи по поводу того, кем могла быть Розалия. Предположения у меня были, но я был не настолько уверен, чтобы их озвучивать. Вместо этого я взял телефон и позвонил Кевину, Винсу и Сэму Уиллису. Каждому из них я дал по заданию и договорился, что завтра мы соберемся в четыре часа в моем офисе и обсудим то, что им к тому времени удастся найти.

Кроме того, наутро я собирался позвонить Синди Сподек и задать ей один важный вопрос. Но до утра надо еще дожить, а сейчас мне необходимо отдохнуть и собраться с силами. Ведь если мои догадки подтвердятся, нам предстоит расхлебать столько дерьма, что мало не покажется.

* * *

Я подозревал, что Розалия и была той самой сестрой Элиота Кендэлла, которая сбежала из дома. Элиот сказал мне, что девушку так и не нашли, но, похоже, он врал: он знал, где ее искать. Думаю, именно он нанял Лэсситера, чтобы тот убил ее, а чтобы сбить полицию с толку, убил еще несколько женщин.

О том, прав я или не прав в своих предположениях, мне станет известно только в четыре часа. А пока я томился в ожидании. Трое человек по очереди сообщат мне, виновен ли Элиот Кендэлл в убийстве. Причем это будет не их субъективное мнение, а информация, которую им удалось найти за минувшие сутки. Мне же казалось, что я жду оглашения судебного вердикта: конечный результат абсолютно от меня не зависел.

Кевин, Сэм и Винс явились в офис за полчаса до назначенного времени. Из всех троих только у Винса не было на руках никаких документов. Результаты его поиска – подборки газетных статей – должны были переслать из Кливленда по факсу, напрямую в наш офис. Лори приготовила напитки и закуску, и мы приступили к делу.

Сэм, как всегда, проделал колоссальную работу по поиску информации в виртуальном компьютерном мире, которым правят безумцы. Ему удалось найти копию завещания недавно почившего Байрона Кендэлла. После того, как восемь лет назад умерла его жена Синтия, Байрон завещал все свое состояние сыну и дочери – Элиоту и Тине. В завещании было сказано, что Тина пропала семь лет назад, и в случае, если она не даст о себе знать в течение еще трех лет, она будет юридически считаться погибшей. Таким образом, Элиот мог стать единственным наследником. Сэм также отыскал приблизительную оценку стоимости состояния – шестьсот миллионов долларов.

Задача Кевина была более простой: составить список людей, которые навещали Дэниела в тюрьме, а также уточнить дату каждого посещения. Список был готов, и его данные не противоречили моей версии. Однако прежде чем делать выводы, надо было дождаться, пока из Кливленда поступит информация, раскопанная Винсом.

Мы сидели около факса, гипнотизируя его взглядом. Это было не самое приятное предвкушение в моей жизни, и к половине седьмого я уже был готов разбить бездушную машину об стенку. В конце концов раздался желанный сигнал, и показалась первая статья из «Делового Кливленда». По запросу Винса нам выслали все газетные публикации семилетней давности, которые были посвящены исчезновению Тины Кендэлл. В их числе были и заметки, написанные Дэниелом, которые, по мнению Элиота, отличались особой деликатностью.

Некоторые статьи сопровождались фотоснимками. Например, здесь был общий портрет семейства Кендэллов, сделанный за два года до исчезновения Тины и за год до смерти Синтии. В юной Тине Кендэлл было просто невозможно узнать ту женщину, чье обезображенное тело несколько лет спустя обнаружили за мусорным контейнером. Однако не оставалось никаких сомнений, что в медальоне Розалии был портрет матери семейства – Синтии Кендэлл.

Все взгляды устремились на меня: друзья приготовились выслушать мою теорию по поводу того, что же все-таки произошло. Я предупредил, что многое в этой истории по-прежнему остается для меня неясным и что нам предстоит сообща заполнить эти пробелы.

– Винс, мне очень больно тебе об этом говорить… Но я убежден в том, что Дэниел заказал Лэсситеру убийство своей жены.

Услыхав это, Винс вздрогнул, но ничего не сказал, и я продолжил свой рассказ.

– Когда Лэсситеру не удалось свалить подозрения на другого человека, Дэниел заплатил ему не всю сумму, о которой они договаривались. Как мы помним, Маркус упоминал о том, что кого-то подозревали, но дело развалилось в суде. Я думаю, это произошло потому, что Лэсситер допустил ошибку.

А теперь о том, что касается Элиота Кендэлла. Когда он понял, что отец скоро умрет, то не захотел рисковать и выследил свою сбежавшую сестру. Делить с ней пополам шестьсот миллионов долларов не входило в его планы, и потому Тина должна была умереть.

Сегодня утром агент ФБР, Синди Сподек, сообщила мне, что компанию «Кендэлл индастриз» подозревают в отмывании грязных денег. Судя по всему, Элиот использовал эти связи, чтобы выйти на Лэсситера и заказать ему убийство своей сестры. Причем надо было сделать так, чтобы личность девушки невозможно было установить. Именно с этой целью Лэсситер и отрезал ей кисти рук. А Элиоту оставалось просто подождать три года, пока ее имя не вычеркнут из завещания.

Пока нам остается только гадать, убил ли Лэсситер остальных женщин по собственной инициативе или это было частью его сделки с Элиотом. Ясно одно: другие убийства потребовались для того, чтобы отвлечь внимание от главной жертвы, Розалии. Заодно, по ходу дела, Лэсситер решил и свою личную задачу – отомстить Дэниелу, свалив на него вину за эти убийства. Я буквально вижу, как он потирает руки от удовольствия, что сумел выстроить такую сложную и красивую комбинацию.

– Выходит, что Дэниел с самого начала знал, с кем он говорит по телефону? – спросила Лори.

Я покачал головой.

– Не думаю. Полагаю, он выяснил это только во время последнего телефонного разговора, который состоялся в ночь убийства Линды Падилла. Вот поэтому он тогда и не стал звонить в полицию. Скорее всего Дэниел отправился в парк, чтобы избавиться от Лэсситера.

– В таком случае, зачем Лэсситеру понадобилось убивать пятую женщину и тем самым снимать Дэниела с крючка? – спросил Кевин.

– На этот счет у меня есть только предположение, но, кажется, оно недалеко от истины. В тот день в суде были показаны фотографии всех жертв. Видимо, тогда Дэниел и узнал Розалию. Он попросил меня принести копии полицейских отчетов по этим убийствам и сложил все части головоломки.

Кевин кивнул и быстро просмотрел свои записи о том, кто и когда посещал Дэниела в тюрьме.

– А на следующий день Элиот пришел к нему в тюрьму! – возбужденно сообщил он.

– Именно так. Дэниел поделился с ним своим открытием и потребовал, чтобы Элиот вытащил его из тюрьмы. В противном случае он расскажет всем, кем была Розалия и почему она погибла. Элиот заставил Лэсситера совершить еще одно убийство, и Дэниел вышел на свободу…

– …Но Лэсситер не собирался отказываться от мести и застрелил Дэниела у него в доме, – вставила Лори.

– …И тогда Элиот убил Лэсситера, чтобы уничтожить последнюю ниточку, которая может привести к нему самому, – закончил Кевин.

Я кивнул.

– Ты упустил, что оставалась еще Сондра. Вспомним, что после убийства Розалии квартиру девушек разграбили. Уверен, что это Элиот постарался уничтожить все улики, которые могли бы указать на связь между Розалией и семьей Кендэллов. Вскоре после того на Сондру было совершено первое покушение. Элиот хотел подстраховаться на случай, если девушке что-то известно.

Пока я говорил об этом, еще один кусочек мозаики встал на свое место.

– Знаете, а ведь Элиот однажды наткнулся на Сондру в моем офисе. Мы тогда с Уилли оба заметили, что он таращился на нее во все глаза. Как я теперь понимаю, он скорее всего таращился на ее медальон. Он узнал эту вещь, и вскоре после этого на Сондру было совершено второе покушение. Может быть, именно поэтому убийца и схватил ее за шею.

По мере того, как общая картина открывалась перед нашими взорами, мы пришли в страшное возбуждение, каждый хотел вставить свою догадку. Вот почему Элиот так беспокоился за Дэниела: он просто хотел держать ситуацию под контролем. Вот почему он буквально навязывал мне свою помощь: ему надо было находиться как можно ближе к источнику информации.

Когда мы сообща восстановили полную картину, все испытали огромное облегчение и едва ли не восторг. Однако Сэм Уиллис одним-единственным вопросом вернул нас обратно, на бренную землю.

– И что вы собираетесь со всем этим делать?

Для людей, которым удалось отыскать ответы почти на все вопросы, мы на удивление дружно и надолго замолчали. Сэм был прав. Похоже, что Элиот все концы спрятал в воду: в живых не осталось никого из тех, кто мог бы дать против него показания в суде. И Дэниел, и Лэсситер были мертвы. Конечно, по анализу ДНК крови Розалии можно доказать, что она была сестрой Элиота, но у нас не было ни одного конкретного доказательства, что он имеет какое-то отношение к ее убийству.

Лори предложила передать всю информацию капитану Миллену, и я был с ней, в общем-то, согласен. Но сначала мне хотелось еще раз обдумать все самому. Возможно, Элиот пока еще не догадывается, что мы под него копаем. И в этом я усматривал наше маленькое преимущество. До тех пор, пока вся собранная информация остается между нами, на нас работает фактор неожиданности. И потому я был пока еще не готов отказаться от первоначального плана. Мне очень хотелось самому поставить точку в этой истории.

Наша команда разошлась по домам вскоре после полуночи. Мы с Лори никак не могли остановиться и продолжали прокручивать всю ситуацию снова и снова. Я не первый год занимаюсь адвокатской практикой и успел повидать на своем веку немало мерзостей. Но такой случай, когда нескольких женщин убивают и уродуют исключительно из соображений собственного удобства, заставил меня пересмотреть мою систему координат.

Элиот Кендэлл – мерзкое чудовище, и я был твердо намерен наказать его так, чтобы мало не показалось.

Теперь оставалась самая малость – придумать, как это сделать.

* * *

Мой план был далек от совершенства. Но это было лучшее, что я мог придумать за двадцать четыре часа непрерывных размышлений. Вечером я опять собрал нашу команду и, прежде чем поделиться своей программой действий, спросил, у кого еще есть какие мысли.

За исключением Винса, который вызвался «немедленно прикончить этого сукина сына», все остальные предпочли промолчать и послушать, что придумал я. Итак, я приступил к изложению.

– Я позвоню Элиоту и скажу, что хочу поделиться с ним кое-какими соображениями по поводу нашего дела. При этом я постараюсь не вызвать у него никаких подозрений. Ну, а когда мы встретимся, я выложу ему все, намекну, что у меня есть доказательства, и начну его шантажировать.

– Шантажировать? – переспросил Кевин, не веря своим ушам. – И зачем же ты будешь его шантажировать?

– Чтобы заставить его проговориться, – пояснил я. – На мне будет микрофон.

Судя по всему, на Лори мой план не произвел столь сильного впечатления, как на Кевина.

– Энди, это не кино. Ты запутаешься в проводах, или тебя шибанет током.

Потом настала очередь Винса.

– Энди, на совести этого парня шесть трупов. Причем Томми Лэсситера он убил собственноручно. Ты что, решил заделаться седьмым номером?

Мы пережевывали эту тему в течение еще нескольких часов. Никто, включая меня самого, не считал мой план гениальным. Однако все смогли оценить его главное достоинство, а именно: этот план был у нас единственным. И мы решились на попытку воплотить его в жизнь. Ведь в случае неудачи мы всегда успеем передать инициативу в руки капитана Миллена.

– И прессы, – счел необходимым добавить Винс.

Лори собиралась вместе с Маркусом отправиться в Кливленд, чтобы там дожидаться моего появления. В их задачу входило обеспечить прослушку, а главное, защитить меня, если что-то пойдет не так. Надеюсь, что они с этим справятся.

В эту ночь я почти не спал, придумывая причину, по которой мне необходимо встретиться с Элиотом. Причина должна быть достаточно веской, чтобы заставить меня поехать в Кливленд, но при этом не настолько серьезной, чтобы насторожить Кендэлла.

Утром я совершил короткую прогулку с Тарой и поехал в офис. Я решил, что будет выглядеть более естественно, если я позвоню с работы. С первой попытки я Элиота не застал, но когда перезвонил через десять минут, он был уже на месте.

– Энди! – воскликнул он открытым и дружелюбным тоном. – Вот уж от кого я не ожидал звонка. Что-то случилось?

– Я не увидел вас на похоронах Дэниела и начал беспокоиться…

– Мне было так тяжело, что я… я просто не смог туда пойти… – В его голосе зазвенела глубокая, искренняя скорбь. – После всего, что нам пришлось пережить, после всех ваших усилий… После того, как он вновь обрел свободу – и вот так умереть…

– Это ужасно, – согласился я.

– Удалось что-нибудь узнать об убийце? – спросил он, теперь уже нарочито светским тоном.

– Кажется, да. Собственно, поэтому я и звоню.

– Неужели!..

– У меня есть основания подозревать, что за всем этим стоит Уолтер Кастл. Насколько я знаю, вы проводите на этот предмет собственное расследование, поэтому…

Он прервал меня.

– Моим сыщикам до сих пор не удалось найти никакой зацепки.

– Возможно, та информация, которую нашел я, поможет пролить свет. Мне хотелось бы обговорить ее лично с вами.

– Я вижу, что вы не собираетесь отступаться, – заметил он.

– Меня угнетает мысль о том, что убийца остался безнаказанным.

Мы назначили встречу на завтрашний вечер. Он согласился со мной, что «надо соблюдать осторожность», и поэтому нам лучше всего встретиться в отеле, в моем номере. Я уже забронировал этот номер, а в соседней комнате поселятся Лори и Маркус. Это был тот самый отель, в котором Маркус уже останавливался, где он прекрасно ориентируется, где рядом находится закусочная «фастфуд», в номере нет джакузи, но имеется автомат для приготовления льда.

Ужинать мы с Лори пошли в «Чарли» и весь вечер говорили о чем угодно, кроме предстоящей поездки в Кливленд. Мы уже купили записывающее оборудование и распределили свои обязанности, а значит, обсуждать больше было нечего. Никто из нас не хотел говорить о возможном провале.

И только в тот момент, когда мы уже улеглись в постель, Лори сказала:

– Я немного волнуюсь.

– Не надо волноваться, любимая. Если тебя смущает моя настойчивость, я не буду торопиться и дам тебе время настроиться.

– Не уверена, что я правильно тебя поняла, – сказала она. – Кажется, ты плоско пошутил по поводу секса? Нашел время!

– Я и в самом деле пошутил по поводу секса. Но, по-моему, шутка получилась вовсе не плоская, а, наоборот, довольно забавная.

– Энди, я волнуюсь за тебя. Этот парень очень опасен.

– Я могу за себя постоять, – сказал я.

– С каких это пор?

Мне не понравился ход ее мыслей, и я решил зайти с другой стороны.

– Вы с Маркусом все время будете рядом.

– Видишь ли… – сказала она неуверенно. – Там ведь между нами будет стена. Если что-то пойдет не по плану, вопи как можно громче.

– Обязательно. Клянусь, что буду вопить.

– Спокойной ночи, Энди.

Она наклонилась и поцеловала меня. А потом повернулась на другой бок с явным намерением уснуть и заодно «сыграть в недотрогу».

– Знаешь, – начал я, – в ночь перед битвой мужчины всегда занимаются любовью. Это придает им сил.

– Я рада за них. Спокойной ночи, Энди.

– Спокойной ночи.

Буквально через несколько секунд до меня донеслось ее ровное сонное посапывание. Что ж, видимо, у женщин совсем иной способ набираться сил перед грядущей битвой.

Лори и Маркус улетели на следующее утро восьмичасовым самолетом, а мне предстояло болтаться в ожидании своего рейса, назначенного на три часа. Естественно, я провел это время, гуляя с Тарой. Я немного волновался, а общество Тары всегда меня успокаивает.

В аэропорт я прибыл заблаговременно, но в итоге все равно получил место рядом с толстой женщиной и младенцем. Дневная норма раздражения превышена в два раза! В свое время я любил повторять, что, даже когда стану сказочно богатым, все равно не буду летать первым классом: это пустая трата денег. Теперь я богат, и, пожалуй, мне пора пересмотреть свои принципы.

Свою сумку я сдал в багаж – так гораздо проще, потому что не надо сто раз показывать ее содержимое, прежде чем пронести в самолет как ручную кладь. Поэтому сразу после прилета я отправился в багажное отделение, где меня уже поджидал шофер заранее заказанного лимузина. В руках у водителя была табличка с моим именем. Что и говорить, у богатства есть некоторые плюсы.

Мы взяли сумку и через несколько минут уже сидели в машине. Я назвал водителю отель, и мы направились туда.

– Как долетели, господин Карпентер?

Я заметил, что он смотрит на меня в зеркальце заднего вида.

– Неплохо, если не считать толстую даму с младенцем.

Он рассмеялся.

– Одна из бесчисленных мамаш?

– Ну да, одна из них.

В Кливленде я раньше никогда не бывал. Однако городской пейзаж, на который я бросил взгляд из окна машины, не произвел на меня никакого впечатления, и я предпочел вернуться к своим заметкам, чтобы отточить предстоящий диалог с Элиотом. У меня было не так много шансов заставить его признаться. Точнее сказать, шанс был только один. А это значило, что я должен был выложиться по полной.

В какой-то момент меня слегка качнуло, и я понял, что водитель перестраивается в правый ряд, очевидно, собираясь повернуть направо. Я поднял голову и вдруг сообразил, что мы движемся явно не к центру города. Внезапно дверь лимузина открылась, и кто-то прыгнул на сидение рядом со мной. В ту же секунду раздался щелчок, и двери автоматически заблокировались.

– Привет, Энди, – сказал мой новый попутчик.

– Привет, Элиот, – откликнулся я, чувствуя, как страх забирается мне под кожу. – Что ты тут делаешь?

– Это я должен тебя спросить, что ты тут делаешь. Явился, чтобы разоблачить меня? Или надумал заняться шантажом?

– Я не понимаю, о чем ты говоришь. – Это был самый глупый из возможных ответов, но я вдруг обнаружил, что в моей обалдевшей голове ничего лучшего родиться не может.

– Ты ведь явился вовсе не за тем, чтобы поговорить со мной об Уолтере Кастле. Верно?

В этот момент я сообразил, что какова бы ни была моя ответная реплика, она не имеет никакого значения. Все равно у меня нет на теле микрофона. Но даже если бы мы и успели его прицепить, Лори и Маркус не знают, где меня искать. Я взглянул на водителя, который прекрасно слышал наш диалог, но никак не реагировал. Понятное дело, это человек Элиота.

– Как ты пронюхал насчет Тины, Энди? Как ты догадался, что эта девушка была моей сестрой?

– Какая еще Тина? Черт возьми, Элиот, я не понимаю, что происходит, но мне это не нравится.

Он рассмеялся.

– А дальше будет еще хуже, уверяю тебя. Видишь ли, Энди, ты допустил ошибку. Я не последний человек в этом городе, я знаю абсолютно все, что здесь происходит. И когда ты обратился в нашу местную газету, чтобы собрать информацию о Тине, мне все стало понятно. Уяснил? Так что не раздражай меня больше своей дурацкой болтовней.

– Проблема в том, что копы знают, где я и зачем.

Он покачал головой.

– Я так не думаю, Энди. Все это не похоже на полицейскую операцию. По-моему, ты решил поиграть в Одинокого Рейнджера. – Он вновь хохотнул. – Вот только ты забыл свои серебряные пули.

Я взглянул в окно и понял, что мы давно выехали из города и попали в царство убогих, обшарпанных домишек и трейлеров. Вот тут я и умру. Еще немного, и меня стошнит от страха.

– Я оставил письмо, в котором сообщил, куда направляюсь. Они сумеют сложить два и два.

Вместо ответа Элиот кивнул на своего водителя.

– Ты не находишь, Энди, что этот человек немного похож на тебя? Он полетит обратно по твоему билету. Ты ведь знаешь, пассажиры не слишком приглядываются друг к другу. Они, конечно, подтвердят, что это ты летел в самолете. Так что, считай, тебя убили уже после возвращения домой.

Машина остановилась возле каких-то полуразрушенных сараев. Возможно, здесь когда-то хранили огородный инвентарь, я не знаю. Я вообще ничего не знаю. Убейте меня – в буквальном смысле! – но я не знаю, что делать.

– Вылезай, Энди, приехали.

Щелкнули дверные блокираторы, и я смог открыть дверцу. В тот момент, когда я вылез наружу, водителя в машине уже не было. Я увидел, что он стоит напротив и держит меня на мушке. Элиот вышел из машины вслед за мной.

За моей спиной простиралось большое поле, и я краем глаза поглядел в ту сторону, оценивая свои шансы на побег.

– Что, Энди, думаешь, получится? – Элиот будто прочел мои мысли. – Тут так просторно…

Я услышал, как шофер прыснул от смеха.

– Не думаю, – сказал я. – По-моему, нам надо с тобой обсудить это дело.

– Давай же, соберись с силами, – хмыкнул Элиот, а потом махнул рукой в сторону поля. – На старт, внимание!.. Я даю тебе фору в пять секунд.

Я тоже посмотрел на поле.

– Нет, – сказал я, и в ту же секунду рванулся с места.

Я несся зигзагами, по замысловатой траектории, в слабой надежде на то, что стрелок промахнется. Хотя с такого расстояния, наверное, и слепой попал бы в яблочко.

Я бежал, вернее, уносил свои ноги. Я орал во все горло и ждал, что пуля в любую секунду свалит меня с ног. Мне казалось, что я слышу, как сзади смеется Элиот, и вижу, как он, не торопясь, поднимает пистолет и прицеливается.

Послышался характерный щелчок, и я обмер, чувствуя, что кусочек свинца вот-вот вопьется в мое тело. Но боли все не было. Я, должно быть, свихнулся, потому что вдруг подумал: а что быстрее – скорость звука или скорость пули?

Я продолжал бежать так быстро, как только мог. Если они промахнулись один раз, то наверняка могут и еще промазать. Но выстрелов больше не было, и это показалось мне странным. У Элиота не было причин отпускать меня с крючка. Ведь ясно, что пока я жив, я не успокоюсь и обязательно доведу дело до конца.

– Эй, засранец, а ну вернись!

Это кричал не Элиот, но голос был до боли знакомый. Я продолжал бежать, но слегка развернул корпус, изловчился и бросил взгляд назад.

Теперь на том месте, откуда я стартовал, стояли уже две машины. Рядом с автомобилями я разглядел две мужские фигуры, и еще двое лежали на земле. Судя по одежде, я решил, что один из лежащих – Элиот. Мужчин, которые меня окликнули, я издали не узнал, но тот факт, что они по-дружески назвали меня «засранцем», говорил о том, что мы наверняка знакомы. Если бы они хотели меня убить, то уже давно могли бы это сделать. Я замер на месте, а потом повернулся и медленно пошел назад.

Когда я приблизился, то во втором из лежащих на земле узнал шофера лимузина. А те двое, которые стояли, оказались моими старыми знакомыми – Гориллой и Водилой. То были люди Петроне, которые однажды ночью доставили нас с Маркусом домой к своему боссу.

– Вы спасли мне жизнь, – вежливо сказал я.

– Типа того, – вежливо отозвался Водила.

– Вас прислал Петроне, – предположил я.

– Типа того.

– Как вы узнали, что я тут?

Водила пожал плечами.

– Ничего мы не узнавали. Мы пасли вот этого, – последовал кивок в сторону Элиота, который явно был мертв.

– Каким образом Петроне вышел на него? – спросил я.

Вытягивать информацию из Водилы – занятие не из легких.

– Твой дружок – Прыщ-на-заднице.

– Винс? – Я мгновенно догадался, о ком речь.

– Типа того.

Водила предложил подвезти меня до города, и нам пришлось подождать, пока Горилла выкопает огромную яму, чтобы скинуть туда два трупа. Впрочем, с этой задачей он справился быстро и, можно сказать, играючи. Горилла – не хилый паренек.

– Я почему-то подумал, что ты не захочешь ни с кем обсуждать это дело, – сказал Водила. – Иначе ему придется копать ямку еще и для тебя.

– Чтоб я сдох!

– Считай, договорились.

Они отвезли меня в город. По дороге мы почти не разговаривали, если не считать того, что Горилла припомнил старую обиду:

– Твой долбаный кобель укусил меня за ногу.

– Как только вернусь, я обязательно поговорю с ней об этом. Уверен, она пошлет тебе письмо с извинениями.

Они высадили меня, не доезжая до центра, и до гостиницы я добирался на такси. Лори находилась на грани паники, что же касается Маркуса, тот, как всегда, был невозмутим.

– Где ты, черт возьми, пропадал? – накинулась она на меня.

Я рассказал им всю историю. Правда, моя роль в этом рассказе получилась чуточку более героической, нежели была в реальной жизни. Например, к моменту появления на сцене Водилы и Гориллы я, согласно новой трактовке, успел повалить Элиота на землю и практически разоружить его.

Лори терпеливо выслушала, а потом поинтересовалась:

– Хочешь сказать, что все так и было на самом деле?

– Ну, почти так.

Маркуса моя захватывающая повесть тоже не очень-то захватила. Пока я рассказывал, он, не отрываясь, смотрел в окно на вывеску закусочной «фастфуд».

– Может, пойдем перекусим? – предложил он.

* * *

Сюжет о внезапном исчезновении Элиота Кендэлла прошел по всем национальным телеканалам. С того момента прошло уже две недели, и все теряются в догадках, куда мог подеваться наследник такого большого состояния. Я принадлежу к числу тех немногих, кто в точности знает его местонахождение. А именно: в земле сырой. Меня немного смущает тот факт, что я не могу выполнить свой гражданский долг и сообщить об этом в полицию. Но с этим смущением я как-нибудь, справлюсь.

Что же касается Винса, он ничуть не раскаивается, что сообщил Петроне о том, какую роль во всей этой истории сыграл Элиот. Винс хотел быть уверен, что негодяй понесет заслуженную кару. И в этом смысле мой друг гораздо больше надеялся на Петроне, чем на меня. Оглядываясь назад, считаю своим долгом признать, что он был чертовски прав.

За те три раза, что мы виделись с Винсом с момента моего возвращения, он умудрился не меньше ста пятидесяти раз напомнить, что он спас мне жизнь. В конце концов, мне надоело, и я перестал рассыпаться в благодарностях, но Винса это нисколько не смущает.

О тех роковых событиях в Кливленде я не забуду до конца своих дней. Впервые мне довелось заглянуть в глаза смерти и буквально кожей ощутить ее ледяное дыхание. Я понимаю, что это банальность – утверждать, будто подобный опыт способен перевернуть всю жизнь. Но это чистая правда. Именно эта история помогла мне понять: самое главное в жизни – это те, кого ты любишь.

Теперь все свое свободное время я провожу в обществе Лори и Тары. Вот и сегодня мы втроем отправились на прогулку в горы. Прогулка как прогулка, ничего из ряда вон выходящего. Но зимний воздух кажется мне чистым и прозрачным, как никогда. Приятно в такой чудесный день выйти из дома, особенно в компании любимой женщины и любимой собаки. Тара тоже в восторге от прогулки: ей нравится кататься в снегу.

– Ты чувствуешь, как легко здесь дышится? – после долгого молчания спросила Лори.

– Ты никогда не заговариваешь о свадьбе, – сказал я.

– Ответ не в тему.

– Ну что ж, воздух здесь действительно хорош. И дышится гораздо легче, чем когда сидишь в четырех стенах. Так почему ты никогда не заговариваешь о свадьбе?

– Какой смысл об этом говорить? Это надо либо делать, либо не делать.

– Но ты никогда даже не намекала, что хочешь замуж. Согласись, это довольно странно, – упорствовал я.

– Ты делаешь мне предложение?

Ой-ой-ой. Вопрос в лоб. Подобная тактика – не для меня. На самом деле, я не горю желанием жениться. Гораздо больше мне хочется, чтобы этим желанием горела Лори.

– А ты бы согласилась, если бы я предложил?

Она едва заметно улыбнулась и сказала:

– Так и быть, не буду тебя мучить. Можешь не задавать этот вопрос, я и так отвечу. Нет, Энди, я не хочу за тебя замуж. По крайней мере, сейчас.

Мне показалось, будто кто-то с размаху залепил мне снежком прямо в лоб.

– Но почему?

– Энди, я люблю тебя. Я не хочу с тобой расставаться, и, надеюсь, так будет всегда. Но для этого мне вовсе не обязательно выходить за тебя замуж. Конечно, если ты хочешь, мы можем пожениться. Но это не заставит меня любить еще сильнее. Потому что любить сильнее, чем сейчас, просто невозможно.

Тара залилась радостным лаем, и я решил, что таким образом она советует мне заткнуться и оставить все как есть. Я улыбнулся, поднял глаза к небу и вздохнул полной грудью.

– Чувствуешь, как легко здесь дышится?


home | my bookshelf | | Скрывая улики |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу