Book: Девять жизней кошки. Мифы и легенды



Девять жизней кошки. Мифы и легенды

М. Олдфилд Гоувей

Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Купить книгу "Девять жизней кошки. Мифы и легенды" Гоувей Олдфилд

* * *


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Жертвоприношение в храме Баст.

Введение

«Человек создал Бога по своему образу и подобию», — изрек Вольтер. Но боги не всегда представлялись человеку в человеческом облике. На сравнительно ранней стадии религиозной эволюции верующим стало ясно, что человек, как он есть, не может адекватно символизировать или олицетворять ту идею божественности, которую он несет внутри себя. У первобытных народов жизнь неразрывно связана с религией, и каждый конкретный предмет, данный в ощущении, воспринимается как идея и воплощение Создателя-Бога и, следовательно, как предмет почтительного поклонения самим человеком. Животные, птицы, рыбы, рептилии и даже насекомые, растения и камни, наряду с причудливыми фантазиями, — все они воспринимались первобытными поэтами как образы, присущие Вечности.

Так было признано фундаментальное равенство всех одушевленных и неодушевленных вещей, а некоторые из них оказались способны воплотить в себе все признаки Божества. Одним из таких символов является кошка, которая благодаря своим чрезвычайно удобным свойствам просуществовала тысячи лет именно в этом качестве и которая стала предметом нынешнего изучения. Кошка являлась символом добра и зла, света и тьмы, Христа и Сатаны, религии и черной магии, солнца и луны, отца, матери и сына. Недостатки нашего исследования будут, надеемся, возмещены широтой взгляда на то, что откроется за откинутым пологом. Темы, которые кошачья история заставила нас затронуть, сами по себе громадны, и ни одна из них не может быть исчерпана даже за целую жизнь, посвященную исследованиям, так что эта работа ни в коей мере не претендует на полноту охвата затронутого в ней предмета. Но совершенно в противовес этому убеждению я верю, что она все же содержит многое, что, может быть, вызовет значительный интерес как у рядового читателя, так и у тех, кто изучает тайны жизни.

Глава 1

Баст

Во главе тех богов Древнего Египта, кому специально была посвящена кошка, стоит великая богиня Баст, или Убастет, известная также как Бубастис и Пушт, — вторая из божественной триады Мемфиса, возлюбленная и постоянная спутница Ра. Она, по всей вероятности, первоначально была чужой богиней, но в очень ранние времена стала отождествляться с женской половиной богов солнца: Пта, Ра, Осириса и Тема. В ее персонификации мы можем увидеть некоторые черты Исиды, которая, как и луна или кошка, воплощавшая луну, особо почиталась в городе, названном в честь Бубастис — Абу-Пушт, город Пушт. Здесь с незапамятных времен поклонялись Баст и кошек, воспринимавшихся жителями как ее символ, оплакивали после смерти и считали священными животными.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Баст с систром и священными кошками. Британский музей.


Бубастис располагался к востоку от дельты Нила, недалеко от его притока Пелусиака, в этом месте все еще стоит высокая насыпь, называемая Тел-Баста. Она упоминается в Книге пророка Иезекииля как Пай-Бисет (читай Пу-Бастум), и, вероятно, считалась тогда важным городом. Пророк предсказывает его падение, говоря, что его молодые люди падут от меча, а сам город будет пленен.

Неизвестно, откуда попали в Британский музей многочисленные статуи богини Баст, но некоторые были привезены туда из Фив, а часть из них, вероятно, когда-то украшала храм Бубастиса. На многих из них стоит имя Аменхотепа III, и трудно понять, почему этот царь фиванской династии создал так много статуй в честь богини, которая больше почиталась в Нижнем Египте. Шарп предполагает, что до известной степени это можно объяснить «титулом, который он сам себе присвоил, — правитель города Мендес». Могло быть и так, что богиня Баст пользовалась большим уважением и в Верхнем Египте; а в Фивах, так же как и Гелиополисе, занимала заметное положение среди современных божеств. Она упоминается в «Текстах пирамид», хотя редко появляется в Книге мертвых.

Геродот передает нам красочное описание храма богини, «стоящего на острове, полностью окруженном водой, кроме прохода, ведущего к воротам. Два отдельных канала вели от Нила ко входу в храм, опоясывая храм справа и слева». Каналы были 100 футов шириной, а по их берегам были посажены деревья. Остатки когда-то величественного здания говорили о том, что он имел до 500 футов в длину. Он был выстроен из прекрасного красного гранита и огорожен священной оградой в 600 квадратных футов, за которой была еще большая ограда 900 на 1200 футов, включая канал, рощу и озеро. «Портик, — продолжает Геродот, — был 60 футов в высоту и украшен прекрасными фигурами высотой в шесть локтей. Храм стоял в центре города, и, гуляя по нему, вы могли видеть постройку с любой стороны, потому что фундаменты домов были приподняты, а храм оставался на первоначальном уровне, священная площадь была окружена стеной, на которой стояло огромное количество статуй. Внутри стены была роща, деревья росли вокруг целлы храма и достигали значительной высоты. На целле возвышалась статуя самой богини. Священная площадь представляет собой пространство в 600 футов, равной длины и ширины. Улица, сообщающаяся со входом в святилище, пересекает общественную площадь, идет на восток и доходит до храма Меркурия».

Один из главных праздников египтян отмечался в Бубастисе в честь Баст в апреле и мае. Геродот считал, что этот праздник был для них важнее всех многочисленных праздников, ежегодно справляемых в стране. Он оставил нам описание церемонии, которую наблюдал во время путешествия в Бубастис. Празднующие «отправлялись по воде, — говорит он, — и многочисленные лодки были заполнены людьми обоего пола. Во время поездки несколько женщин били в бубны; некоторые из мужчин играли на флейтах; остальные пели и хлопали в ладоши. Подъехав к городу, они вытащили лодки на берег. Некоторые женщины все еще пели и били в бубны; другие кричали до изнеможения, выкрикивая упреки в адрес жителей города, которые начали танцевать, в то время как прибывшие тянули их за одежду, издеваясь над ними. Та же игра происходила и в любом другом городе, который попадался им по берегу реки. Прибыв в Баст, они отмечали праздник Дианы, принося многочисленные жертвы, по этому поводу выпивалось больше вина, чем за весь год; и, со слов самих людей, на таких празднествах присутствовало не меньше 700 000 человек, не считая детей».


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Колоссальная фигура Баст с головой льва. Британский музей.


Хотя имя Баст переводится как «плачущая» или «отдающая», в противовес яростной Сехмет, богине войны, которая воплощала в себе разрушительную силу солнечной орбиты, Баст олицетворяла доброе, дающее жизнь тепло солнца. Она считалась воплощением полезных свойств простого огня и подательницей счастливой судьбы. Она также известна как «госпожа Сепа», то есть звезды Сотис (Сириус). Баст также была воплощением радостной Хатор, ее увлечения музыкой и танцами. Мы можем узнать ее по украшенному головками или фигурками кошек систру танцовщиц, который она держит в руках, или по эгиде (посоху), или корзине, которые она также может держать. Время от времени ее изображали и без этих атрибутов, и тогда трудно сказать, кого мы видим: добрую Баст с головой кошки или могущественную и ужасную Сехмет с головой льва. Саму Баст часто представляли как богиню с головой льва, и иногда за ее именем идет демонстрационный знак льва, а не кошки, хотя именно последняя стала ее эмблемой. Некоторые из базальтовых фигурок в Британском музее являются фигурками богини Баст с головой льва. Вероятно, они датируются более ранним временем, поскольку Баст появилась с головой кошки намного позднее и затем принципиально изображалась лишь в небольших бронзовых обрядовых фигурках.

Подобно тому как Анубису посвящались и волк, и шакал, так лев и кошка были одновременно символами как Сехмет, так и Баст. Сначала Баст, предположительно, изображалась с головой льва (не львицы, так как была видна грива), что намекало на двойственную, совмещавшуюся в ней мужскую и женскую природу. Египтяне явно считали этих животных семейства кошачьих взаимозаменяемыми с точки зрения символизма. Но в бронзовых фигурках ясно видна именно кошачья голова. Египтяне иногда изображали Баст с систром в правой руке и с диском с изображением львиной головы — в левой; но это довольно поздние статуэтки, которые не могут, как скульптуры древних памятников, считаться настоящим отражением атрибутов богини. Вероятно, львы, которых в эллинских государствах держали во дворах храмов Солнца, также были посвящены Баст. Баст изображена в виде женщины с головой льва в колоссальной сидячей фигуре из собрания Британского музея. Она одета в обтягивающее платье, ступни стоят рядом друг с другом, руки на коленях, в левой руке анк, символ жизни, правая ладонь открыта. По бокам трона есть надписи в честь «жреца, сына солнца, доброго царя Верхнего Египта, господина битв, Аменхотепа III, любимца Пушт». Эта статуя в 5 футов и 2 дюйма высотой от ступней до макушки помещена на постаменте и коронована солнечным диском.

Другая колоссальная статуя Баст увенчана головой кошки. Она шесть футов высотой и стоит на диске и постаменте. Она увековечивает имя Шишанка, раннего египетского царя, упомянутого в еврейских манускриптах. Он правил в Бубастисе, который был столицей этой части Египта в период еврейского Исхода, как во времена Моисея, так и после него. Позднее Шишанк сделал себя главой Фив и царем всего Египта. Он боролся против Ровоама, царя иудейского, примерно в 956 г. до н. э., как записано в Третьей книге Царств, где говорится, что «он забрал сокровища из дома бога и сокровища из дома царя; он забрал все». На стенах храма в Карнаке среди покоренных народов упомянуто и царство Иудейское. Представляется, что именно Шишанк присвоил Баст титулы «плачущая» и «дающая».

Другая ипостась Баст воплощена в потрясающем экспонате Британского музея, представляющем собой верхнюю часть головы колоссальной богини-кошки в головном уборе, в виде свернувшихся кольцом священных змей, увенчанных солнечными дисками. Хорошо ощутимо то уважение, которым пользовалась Баст у своих почитателей, и ясно видна ее двойственная природа, воплощающая как Солнце, так и Луну. Поскольку кошка видит в темноте, то и Солнце, проходя ночью по подземному миру, видит свой путь в его сумраке. Баст была воплощением Луны, потому что эта планета считалась оком бога солнца в ночные часы. И как Луна отражает солнечный свет, так и фосфоресцирующий глаз кошки отражает солнечные лучи, невидимые для глаза человека. Баст в обличье Кошки-Луны хранит Солнце в своих глазах в течение ночи, следя за светом, дарованным ей, в то время как ее лапы держат и терзают голову мертвого врага — змея тьмы. Так она оправдывает свои титулы «плачущая» и «дающая», и оказывается, что это вполне совместимо с любовью.

Теология позднего Египта не вносила в культ никаких сколько-нибудь оригинальных идей, а тратила силы на реконструирование и реанимирование старых. Религия потеряла свою древнюю чистоту, и в ней возобладали концепции, восходящие к магии. Поскольку птицы часто символизировали богов, в каждом номе имелись свои главные боги в виде птиц. В этой поздней теологии Баст представала в виде ястреба с головой кошки. Вероятно, эта метафора должна была подчеркнуть ее тождество с Исидой, так как эта богиня парила над телом умершего Осириса в облике ястреба-перепелятника и заставила его дышать, нагнетая воздух в его безжизненные легкие взмахами своих крыльев, так что умерший бог вошел в свою новую сущность и стал царем подземного мира. Это происходило в то же время, когда Исида, вернув жизнь своему господину, забеременела и позднее родила Гора с головой сокола.

Коршун-стервятник, который представлял Мут (богиню-мать и великую спутницу Амона-Ра), также появлялся и в связи с Баст, когда последняя ассоциировалась с членами египетской триады, известной под общим именем Сехмет-Баст-Ра. Эта фигура хорошо иллюстрирует сложную природу богини, так как она изображает женщину с головой мужчины и крыльями, растущими из ее рук. Этот символизм еще усложняется двумя стервятниками, вырастающими из ее шеи, и львиными лапами, которыми заканчиваются ее ноги.

Нельзя не распознать в этом божестве Диану Трехликую и Трижды рожденную, которая в силу своих трех функций известна под именами Луны на Небесах, Дианы — на Земле и Гекаты — в Аду. Ученые, изучающие символику, по-разному объясняют эти парадоксальные символы многоликой Великой Матери. Порфирий видит в ней тройственную форму, объединяющую быка, собаку и льва. Другие авторы говорят, что у нее голова лошади с правой стороны, собаки — слева и человеческая фигура в центре.

Вергилий пишет:

Тройственная Геката с сотней имен

и три Дианы…

И у Клавдия:

И глядь, вдали, божественная Геката

В тройном обличье шествует.

В воплощении Гекаты это божество, вероятно, могло бы испугать самого смелого. По словам Тука: «Говорят, она была необычайно высока, ее голову покрывали ужасные змеи вместо волос, а ее ноги извивались как змеи». Но он также указывает на то, что ее имя имеет отношение к Луне, направляющей свои лучи или стрелы на дальнее расстояние, и, «по мнению некоторых, она названа Трехликой потому, что Луна имеет три отдельные фазы».

Баст иногда идентифицируют с Мут, а иногда мы можем увидеть, как Диану объединяют с Венерой. Так, Сервиус в комментариях к Вергилию («Энеида») говорит, что Венере под именем Луны приносили в жертву мужчин, одетых в женские одежды, и женщин, облаченных в мужские. У Спартиана также есть ссылки на подобные факты.

Вилкинсон указывал, что мы должны признать идентичность Дианы и Венеры, иначе она не была бы среди восьми великих богов, а размещалась бы в лучшем случае только среди третье— или даже четверостепенных божеств и это противоречило бы тому возвышенному характеру, который она имела в храмах Фив. Он считает, что, возможно, старшим был Гор или Aroeris[1], брат Осириса, также представлявший собой Солнце и отождествляемый с Гором, сыном Осириса (идентифицируемого с греческим Аполлоном, чьей сестрой была Диана). Но он предостерегает нас от слишком смелых аналогий. Младший Гор не имел сестер, и Баст не могла быть сестрой старшего Гора.

Геродот, путешествовавший по Египту примерно в 450 году до н. э., прилагал все усилия, чтобы подчеркнуть идентичность египетских и греческих богов, но даже ему происхождение Баст казалось довольно смутным. Он считал ее дочерью Осириса (или Бахуса) и Исиды, то есть греческой Дианы. Храм в скале, посвященный Баст, носящий имя SpeosArtemidos(Пещера Артемиды, то есть Дианы), показывает, что в Египте эллинистического периода это было уже устоявшееся мнение; а греки в Саисе и Александрии иногда называли ее Дианой, а иногда — Минервой. Этим объясняется смысл поговорки, используемой при сравнении двух не очень похожих вещей в Александрии, когда говорили, что они похожи друг на друга, как кошка на Минерву. Греческий миф, рассказанный Овидием, в котором Диана принимает вид кошки, чтобы бежать от Тифона, затем находит свое подтверждение у Геродота.



Глава 2

Сехмет

Ужасная Сехмет, египетская богиня с головой кошки или льва, олицетворяющая яростный всепоглощающий огонь палящего солнца, была женской половиной бога Пта, под именем которого в Мемфисе был известен бог солнца Ра. В этом городе были храмы Пта, Сехмет, Баст, Хатор, Осириса и Сокара, и представляется вероятным, что эта их близость была не случайной, а сознательной, необходимой для того, чтобы подчеркнуть важность этих божеств.

Чтобы лучше понимать природу Сехмет, бросим на мгновение взгляд на многообразную личность ее супруга Пта. Это поможет нам понять, как дорога была сердцу египетских мистиков концепция свернутой в кольцо змеи или с точки зрения метафоры, которую мы рассматриваем сейчас, — свернувшейся в клубок кошки. Божество было воплощением Всего, а Единство охватывало и Множественность. Имя Пта, как говорят, означало «Открыватель», потому что этот бог олицетворял встающее солнце и открывал ворота дню. Но его постоянно смешивали с другими божествами, иногда даже с теми, кто должен бы был быть его смертельным врагом. Как Пта-Сокар, например, он воплощал собой союз созидательного начала с хаосом и темнотой и являлся ипостасью Осириса в качестве умершего бога солнца или Солнца в ночные часы. В этой главе он очень точно представлен котом, бродящим по ночам и никем не видимым.

Мы также находим его в триаде Пта — Сокар — Осирис, которые примерно во времена XXII династии слились в едином Осирисе. Как Мастер-архитектор и демиург, выподнявший планы Тота и его помощников вместе с Сехмет, своей супругой, Пта разделил атрибуты с Семью Мудрецами, которые выступили в виде семи соколов в зенице Ока Ра. Но его союз с Сехмет чаще иллюстрируется аксиомой, что «крайности сходятся», так как в противовес к творческим видам деятельности благословенного Пта она представляет собой разрушительную силу солнечного жара, свойство, слишком заметное в Африке, которое невозможно игнорировать, если уж речь заходит о солнце этого континента. За его восходом множество африканских племен, наученных бояться силы его сияющих лучей, следит с ужасом и отвращением, стремясь поскорее укрыться при его появлении.

Иерархический солярный культ зародился в Гелиополисе, и все кошачьи богини Египта воплощали в себе разные степени солнечной интенсивности, от общего тепла до опустошающего жара. Именно это вызвало появление многих явных парадоксов в египетском пантеоне, как, например, такое описание Исиды-Хатор в тексте Philae: «Добра она в облике Баст и ужасна в виде Сехмет».

В преданиях XXII династии Сехмет изображается ужасной богиней чумы, но это лишь одна из ее многочисленных ипостасей. Можно предположить, что она имеет отношение к доброй и доброжелательной Баст в виде Нефтетис, супруги ужасного Сета, породившей ее сестру Исиду. Антагонизм скорее надуманный, чем реальный. Важно, что обе они объединены в одну. Дальнейшее подтверждение этой идентичности обеих богинь найдено в том, что в храме Коптос фиванская богиня Мут была известна одно время как богиня Баст, а в другое как Сехмет. На скульптурах богини с головой кошки были сделаны разные надписи, например «Сехмет, великая Мерерптах» или возлюбленная Пта, госпожа небес. Сехмет также соотносится с Мут, характеризуется как «Мут, живущая в обители Пта, госпожа Небес, правительница Земли». Иногда случается, что Мут изображают с головой кошки или льва, а Вилкинсон считает, что она восприняла атрибуты Баст или Трифис, поскольку ее изображали в виде коршуна.

Кажется совершенно ясным, что Сехмет и Баст должны быть по происхождению одной богиней или, по меньшей мере, иметь общий корень и быть посвященными такой небесной богине, как Хатор, Нут или Нейт. Имя Хатор обозначает «Дом Гора» и является аналогией небу, в котором шествует бог солнца Гор. К ней также относились как к богине луны и поэтому часто называли «Оком Ра», то есть одним из титулов Сехмет. Говорили, что Хатор являлась матерью, женой и дочерью Ра и для египтян воплощала в себе идеальную женственность. Ее описывали как «владычицу музыки и госпожу песен, владычицу танцев и госпожу гирлянд из перьев», она олицетворяла собой женскую суть.

В этом облике узнаваема Баст, но, когда Хатор выступала инструментом мести Ра, ее отождествляли с ужасной Сехмет, истребляющей род людской, торжественно шествующей по человеческой крови, пока сам Ра не заберет человечество из ее рук, обманом напоив ее и тем самым помешав ей продолжать разрушения.

Сирийская богиня Астарта (Иштар), известная египтянам как «Повелительница лошадей» и «Госпожа колесниц», считается одним из лиц Хатор, или Сехмет-Хатор: и ее культ, кажется, был привнесен в Египет во время сирийской кампании Тутмеса III. В виде Баст и Сехмет ее изображали с головой львицы. Она была ужасной и разрушительной богиней войны, разъезжающей на колеснице, запряженной четверкой лошадей, по телам своих поверженных врагов. Вторая сирийская богиня, Гетеш или Гедеш, богиня любви, красоты и луны, идентифицировалась с другой ипостасью Хатор. В ее родной стране ей поклонялись с некоторыми распутными ритуалами как богине Природы, а египтяне молились ей о даровании жизни и здоровья. Некоторые специалисты считают ее одним из воплощений Астарты.

Хотя ее и не изображали с головой льва, в египетском искусстве она представлена стоящей на льве. Она носит солнце и луну на голове. Она обнажена: в правой руке она сжимает зеркало и цветок лотоса, эмблемы жизни, а в левой руке — две змеи, эмблемы смерти, тем самым декларируя гностическую и манихейскую доктрину антитезы.

В более поздний период, по нашему мнению, ее близость с Хатор становится еще теснее, потому что она носит головной убор этой богини. В надписях XXVIII и XIX династий ее одинаково описывают как «Госпожу Небес, хозяйку всех богов, Око Ра, не имеющую себе равных».

Такая персонификация единственной богини в стольких различных формах непонятна современному уму, но мы должны помнить, как заметил один поэт, что

Плутон, Прозерпина, Церера, Венера, Купидон,

Тритон, нереиды, Тетис и Нептун,

Гермес, Вулкан, Пан, Юпитер, Юнона,

Диана и Аполлон это ЕДИНЫЙ БОГ.

Глава 3

Систр

Мистический музыкальный инструмент, известный под названием «систр», вызывает большой интерес и с символической точки зрения является важным предметом. На его верхней части помещалась фигура священной кошки, эмблемы Луны, и той великой богини, которая воплощала в себе эту планету. Вероятно, ни один музыкальный инструмент больше не ассоциировался так широко с магическими и религиозными ритуалами, как древний систр. Египтяне, по всей вероятности, посвящали его богине Хатор, египетской Венере. Эта богиня на самом деле была популярной персонификацией Исиды в роли любящей и защищающей от бед матери всего живого и хранительницей душ умерших во время их путешествия в тоскливый подземный мир. Она регулярно отождествлялась с Исидой в надписях великого храма Хатор в Дендера, хотя меньший храм, особо посвященный Исиде, находится по соседству. Нигде больше мы не находим таких почестей, оказываемых священному систру, как в этом святилище Хатор, поэтому ясно, что он имеет особое значение по отношению к этой богине. Не трудно догадаться, что это именно так, поскольку кошка воплощает и иллюстрирует идеал матери.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Древний систр с фигуркой священной кошки.


Предполагается, что форма систра повторяет форму хорошо известного символа жизни, который носит каждое египетское божество. Или, наоборот, в основе анка лежит систр. Плодовитость кошки сочетается с обеими теориями. Вытянутый овал, символизирующий женскую сущность природы, представляет собой матку Божественного провидения, тогда как вертикальная стойка ручки символизирует соответственно мужскую сущность. Кошка — воплощение божественного благословения этого мистического союза плодовитостью и богатством.

Можно сравнить это с описанием и интерпретацией систра у Плутарха. По его словам, он был «округлым сверху», а его «контур соединен четырьмя перемычками, которые дрожат при тряске. На выгнутой части систра часто помещают изображение кошки с человеческим лицом; внизу — четыре меньших перемычки, с одной стороны находится лицо Исиды, с другой — Нефтиды».

Систр — символ мировой гармонии. Головы Исиды и Нефтиды, украшающие ручку, означают рождение и смерть. Четыре дрожащие перемычки внутри округлой рамки представляют собой возмущение четырех элементов внутри планеты, посредством которого все постоянно разрушается и пересоздается, и далее следует, что все существа должны двигаться в строгом порядке, как это делает Луна, чья орбита охватывает все, что есть на земле.

Чтобы подчеркнуть лунный символизм, кошку часто представляли с полумесяцем на голове, и Плутарх не дает нам засомневаться в этом. Он отмечает, что кошка, благодаря «своему разнообразному окрасу, ночной активности и необычным обстоятельствам, связанным с ее плодовитостью», является точной эмблемой Луны.

Что касается последнего замечания, то египтяне утверждали, что кошка рождает сначала одного котенка, затем двоих, после троих и так добавляет по одному, пока не достигнет семи. Поэтому всего она рождает двадцать восемь котят, в соответствии с несколькими степенями света, появляющегося во время смены фаз Луны. Плутарх, который записал это, комментирует, что «хотя такие вещи могут показаться выдумкой, но могут и иметь под собой основание, так как зрачок кошки может изменяться и становиться шире при полной луне и сокращаться и уменьшать яркость при ее убывании».


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Жрец и танцовщица с систром.


При игре на систре его держали в правой руке (как на иллюстрации) и трясли. Самая простая его форма видна на втором рисунке. На самом деле это была разновидность погремушки, и обычно считается, что рамку делали из металла с медными или железными перемычками, либо свободными, либо снабженными свободно двигавшимися кольцами. Апулей описывает систр как бронзовую погремушку, состоящую из узкой тарелки, изогнутой как рукоятка меча, через которую проходят струны, издающие громкий пронзительный звук. Он, кажется, предположил, что ими трясли ансамбли из трех человек, создающих некое подобие грубой музыки. Он говорит, что систр иногда был серебряным или даже золотым.

Систр использовался в Египте в качестве военного инструмента для сбора войск (Вергилий, «Энеида»), но это не предполагало его светского использования, так как египтяне жили своей религией и вносили ее в любое действие. В этом случае его, вероятно, считали орудием Хатор или Исиды в их военном аспекте, воплощенном в Сехмет, так как кошка, подобно змее, постоянно напоминала, что крайности сходятся и что Все охватывается Одним. Богиня вдохновляет или разрушает в соответствии с тем, под каким углом вы на нее смотрите. Госпожа Небес и правительница Запада, в ее небесном воплощении, — это Око Ра, солнца, а солнечные божества Шу и Тефнут — ее дети. Но в ее земном обличье она может быть богиней молодости, удовольствия и красоты, как греческая Афродита, богиня любви, или может показать нам лик жестокой и разрушительной Сехмет, чьим двойником была Беллона, богиня войны.

Систры представляются не только египетскими музыкальными инструментами. Их использовали в плясках Севастийских мистерий, чье рождение тонет в туманной мгле древности, хотя и предполагают, что в их основу легли митраические мистерии. Танец символизировал движение планет вокруг Солнца. Говорят, что систр используется и сегодня.

Введение культа Исиды в Италии незадолго до христианской эры познакомило римлян с этим инструментом, и на двух картинах, найденных в Портичи (у подножия Везувия), изображены жрец Исиды и коленопреклоненная женщина, играющая на систре.

Похожий музыкальный инструмент под названием самизен используется в Японии девушками-певицами, его струны делают из кошачьих кишок. Не так давно гейши в Токио выступили в прессе в защиту душ кошек, чьи жизни были безвременно прерваны, чтобы получить материал, ставший неотъемлемой частью этого инструмента. Такая честь и уважение предполагают, что связь кошки с музыкой гейш не случайна, возможно, она порождена той же идеей, которая заставляла помещать кошку на систр Исиды.

Глава 4

Кошка и змея

Кошка и змея — самые распространенные из многочисленных древних символов Египта. В первоначальном виде они, предположительно, отождествлялись с девственницей и драконом. Поскольку кошка являлась устойчивой эмблемой Девы-Матери, то Великая Египетская богиня-мать, воплощенная в различных обликах: Исиды, или Атет, или Мут и т. п., в зависимости от времени и места, постоянно изображалась в виде одного из представителей семейства кошачьих. Атет, как считается, приобрела свой облик после того, как победила и убила змея зла, и миф дал начало египетскому верованию, что кошки обладают властью залечивать укусы ос и других ядовитых существ.

Как и другие Великие матери-богини, Атет, видимо, была, в конце концов, поглощена образом Великой матери Мут, «царицы богов», носящей двойную корону Египта. Ее символом была львица, а это животное, предположительно, было выбрано, поскольку могло указывать на ее верховное положение среди всех остальных божеств.

Индивидуальность Атет была стерта более великим, чем она сама, деянием, когда она убила змея, бывшего в поздней мифологии атрибутом Ра, воплощавшего те свойства солнечного шара, которые дают жизнь. Замечательно, что Ра, как и его предшественник, принимал облик кота, чтобы биться с силами зла. Поле битвы был Другой Мир, так как змей был не только врагом всего живого, но считался и одним из врагов мертвых. Самым выдающимся из всех призрачных змей-антагонистов был чудовищный Ререк, чья обитель была в глубинах тьмы Другого Мира, и даже напротив врат Ра. Он был хозяином славных существ, которые сопровождали его в Царство Дня. У Ререка было множество обличий, его звали многими именами, но самой ужасной из всех его метаморфоз было превращение в Апопа. Этот был бессмертным, поэтому, хотя Ра ежедневно раскалывал его голову надвое, дробил его кости и расчленял тело, а другие боги накладывали на него иные наказания, он всегда возвращался к жизни и продолжал творить свои злые дела.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Ра убивает Апопа. С египетского папируса.


Во время солнечного затмения происходила ужасная битва — титаническая битва между тьмой и светом, злом и добром. Напуганное человечество, затаив дыхание, следило за злоключениями бога солнца, крича и гремя в систр, чтобы напугать враждебного змея. Вдруг Небесный Кот прыгал на смертоносное пресмыкающееся с яростью в глазах и с взъерошенной шерстью, и Апоп улетал, в крови и ранах, в глубины тьмы. После того как затмение заканчивалось, почтение, которое египтяне всегда испытывали к этому священному животному, становилось еще большим, чем прежде. В другие времена лишь вмешательство жрецов могло спасти убийцу кошки от народной мести, но после затмения даже всего влияния духовенства было недостаточно, чтобы спасти виновного, какое бы высокое положение он ни занимал. Сицилийский историк Диодор, путешествовавший по Египту в I веке до н. э., рассказывал, как римский солдат, стоявший в Александрии, убил кошку и был за это схвачен и растерзан толпой, несмотря на привилегии римского гражданина и даже на вмешательство царя Птолемея, напуганного местью Рима.

Этот случай упоминается в следующем стихотворении, посвященном кошке:

TEMPORA MUTANTUR[2]

Когда Нил молод был и темные британцев племена,

Подобно зверю, крались по лесам и прятались в пещерах

И дрались каждый день и с волком, и с медведем,

Могучим Урусом: в те времена уже была ты!

Тебе, Богиня, облеченный знаньем жрец уж предлагал

Богатые дары и скромно кланялся,

А девы в храме танцевали, моля тебя о благодати,

И амулеты золотые Уштет уж украшали троны фараонов;

И, завершив свой век, вняв зову Пта-Сокор-Асар,[3]

Ты унесла с собой и фараонов,

А хитрый мастер сумел твою изящную фигурку,

Обернув бинтами, втиснуть в украшенный камнями гроб

И положить ему в гробницу.

………………………………………. В злой день

Египет пал: орел Италии взвился над Нилом,

И руку нечестивую свою простер к Тебе посланец Рима.

Но нет, еще не умер дух Египта!

«Убили кошку воины-пришельцы!» И жаждет крови,

Позабыв о римских ужасах, толпа, взывая к мщенью,

Валит отвсюду.

И гордый римлянин узнал о вкусе смерти

За то, что кошку умертвил!.. Уж далеки те дни!

Над нами распростерла свои крыла цивилизация.

О, Баст, взгляни сквозь годы на своих детей! По улицам

Крадемся мы, боясь наткнуться на праздных негодяев,

Хладнокровно они готовы истребить нас Науки ради.

Другие сестры умирают, задохнувшись в смертоносных газах,

Пока ученые в халатах белых, улыбаясь, стоят и слушают

Агонизирующий крик протест несущейся к тебе души!

МЫ НЕ ЯЗЫЧНИКИ, КАК ДЕТИ НИЛА!

И ЗА ЭТО МЫ БУДЕМ БЛАГОДАРНЫ БОГУ!

(Г.К. Брук. Строки об абиссинской кошке, 1925)
Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Фрагмент рисунка на саркофаге Па-Кхат-Кхерт-Геру, хранительницы благовоний, в храме Кхен-Су в Фивах. Британский музей.




Чтобы вернуться к нашей теме битвы между кошкой солнца и змеей тьмы, приведем живое описание из папируса Небсени, переведенное доктором Баджем (Британский музей). Говорит сам Ра: «Я Кот, который боролся (?) изо всех сил с персидским деревом в Анни (Гелиополисе) ночью, когда враги Неб-э-тчер были уничтожены».

Точный смысл оригинальных предложений, по общему признанию, темен, и я приведу несколько иную интерпретацию тех же строк, сделанную другим авторитетом Самюэлем Бирчем. Они звучат так: «Я Великий Кот в заводи Персии, здесь в Гелиополисе; ночь битвы ослепила злодеев, день удушил врагов всеобщего господина».

Виньетка, воспроизведенная здесь, представляет бога солнца (известного под разными именами: великий May, Pa или Шу) в виде кота, убивавшего Апопа (Апепа или Афосиса), змея тьмы. По мнению Карла Блаинда, этот обряд был уже очень древним, когда при XII династии, около 2500 года до н. э. или ранее, было добавлено объяснение того, что этот кот и был самим богом солнца, который принял этот облик.

Доктор Бадж говорит, что «кот — это Ра» и «его зовут May» из-за речи бога Са, (который сказал о нем): «Он как (мау), которого он сотворил; так его имя стало «May»[4] или (как говорят другие) бог Шу[5], отдавший владения Сепа Осирису».

Тефнут, супруга Шу, как Мут, имела голову львицы. Ее звали «Плюющая», так как она посылала дождь. Ее титул предполагает еще одну связь между кошкой и змеей, так как часто упоминается, что «фырканье» кота прекрасно имитирует шипение змеи, позволяя предположить, что это один из случаев защитной мимикрии.

Глава XXXIII Книги мертвых направлена против Апопа, которого там зовут Ререк, теряющего свою силу перед лицом умершего, если он только упомянет имя Сепа или Шу. Умерший приказывает Ререку стоять, обещая ему съесть крысу, вызывающую отвращение у Ра, и кости «грязного кота». «Эй ты, змей Ререк, не двигайся. Смотри на Сепа и Шу. Не шевелись теперь, и ты будешь есть крыс, которые так отвратительны Ра, и ты будешь грызть кости этого грязного кота». А так как кот был эмблемой Ра, в этой роли он является убийцей змея тьмы, то трудно объяснить значение этого текста, если только мы не согласимся, что умерший человек надеялся обезоружить лестью врага, которого он не мог одолеть силой. Он не только обещает, что змей будет пожирать Кота-Солнце, но и то, что он будет есть крыс, которыми кот питается. Темнота будет проглочена как солнце, и серые тучи станут его добычей.[6]

Но возможно и более убедительное объяснение, что мы здесь сталкиваемся с одним из тех явных парадоксов, которых так много в египетской мифологии. Мы должны помнить, что змея представляет собой не только зло и тьму, побежденные Божественным Котом-Солнцем, но и символ самого кота, особенно когда солнечный шар персонифицирует Pa-Тем, заходящее солнце, опускающееся в мир тьмы; в то время как кошка, олицетворяющая Сехмет, жену Ра, воплощает в себе разрушение и хаос[7]. Рид указывает, что некоторые из страниц в «Книге Амдуат» (или «Книги того, то есть в загробном мире»), вероятно, предполагают, что те, кто не оказывает должного уважения Ра на земле, вызовут после смерти его гнев и будут наказаны через Апопа; и может оказаться, что поздние египтяне в некотором роде именно так и понимали эти тексты, так как когда они приняли христианство, то их концепция Аменти явно трансформировалась в идею линий судьбы. В доказательство этого сэр Эрнст Бадж цитирует следующие слова из гностической книги Pistis Sophia («Боги египтян»):


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Ра убивает Апопа. Рисунок из Книги мертвых.


«Иисус говорит Деве Марии: «Окружающая тьма — это великий змей, хвост которого во рту у него, и он простирается снаружи всего мира и окружает весь мир; и там есть множество мест для наказания, и они составляют двенадцать чертогов, где эти серьезные наказания совершаются. В каждом чертоге есть правитель, но лицо каждого правителя отличается от лица соседа его.

…Правитель второго чертога носит на своем настоящем лице маску кота, и его зовут в этом месте Карахар… А в одиннадцатом чертоге много правителей, и у семи из них поверх настоящих лиц маски кота; и величайшего из них там зовут Рохар… Эти двенадцать правителей находятся в змее внешней тьмы, и каждый из них именуется по соответствующему часу. И каждый из них меняет свое лицо соответственно часу».

В этой цитате мы находим правителей с кошачьими лицами, отвечающими в определенном чертоге за наказания и живущими в теле окружающего мир змея тьмы. Кошка и змея работают в гармоничном единстве, чтобы осуществить месть Ра.

Эти парадоксы воображения не случайны или не являются результатом простого смешения идей, как может показаться случайному читателю, но являются постоянным признаком оккультного символизма и имеют на то глубокие причины. Изображая, таким образом, крайности в их единстве, священный инициатор готовил ум претендентов к постижению духовной истины и таинства, которые невозможно выразить иначе. И если мы хотим дать толкование таким священным и древним символам, то очень важно принимать во внимание контекст и окружение, в котором они были найдены, и то, что они почти неизбежно имеют как эзотерическое, так и экзотерическое значение.

Для сравнения мы попросили бы читателя вспомнить норвежский миф, рассказывающий о боге Торе, одураченном царем-великаном Утгардом-Локи во время посещения Ётунхейма. Тор должен был на спор оторвать от земли кошку, с которой играли дети великана, но, несмотря на все усилия, смог поднять только одну ее лапу. Утгард-Локи затем объяснил неудачу Тора тем, что кошка на самом деле была Мидгардом — змеем, окружавшим землю. Кошка и змея — две формы одной аллегории, символически изображавшей истину о том, что Бог — это Все. Каждый по отдельности они представляют собой дуалистичные и враждующие силы Добра и Зла.

Повсюду в мифологии идея, поддерживающая символ свернувшейся в клубок кошки (или закрученной в кольцо змеи), подчеркивается и находит поддержку. От добрых существ рождаются злые сущности, а от злых — добрые. Из прекрасного появляется безобразное, а из безобразного — прекрасное.

Все природные явления подтверждают это и, возможно, порождают эту аллегорию. Ночь рождает день, день — ночь, свет — тьму, тьма — свет, холод — тепло, тепло — холод, жизнь — смерть и смерть — жизнь. Отдыхающая кошка имеет форму круга, точно так же, как голова змеи находит и кусает свой хвост. Следовательно, это и есть идеограмма Божественности в природе, вечности, вселенной и законченности. Это и есть Ом, священное имя, молитва, превосходящая все молитвы и устраняющая слова в реализации.

Глава 5

Кошка и решето Исиды

Чтобы полностью понять, какие громадные возможности издревле приписывали ведьмам, мы должны постоянно помнить, что они произошли от жриц и почитательниц богини луны Исиды, Дианы, или Луны, королевы небес, и Великой матери всего живого. Как таковым им приписывалась способность обладать силами, дающими возможность нисходить с планеты, на которой царствовало их божество. Они отличались многочисленными и невероятными способностями и возможностями.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Фигура в шапочке с кошачьими ушами, держащая Луну и символизирующая магическую власть.


Древние алхимики учили, что тело человека — это микрокосмос, в котором сердце представляло собой Солнце, а Луна — мозг. Поэтому считалось, что лунная сфера вызывает умственные расстройства, вера в это и теперь еще сохранилась в значении слов «лунатизм» и «лунатик». Врачи всех времен зарегистрировали бесконечное число примеров, подтверждающих, что безумие обостряется при полной луне. Но мозг не единственный орган в организме человека, на который влияют фазы луны. И костный мозг человека и вес его тела, как утверждают, увеличиваются или уменьшаются в зависимости от изменений этого светила. Дело в том, что Луна хоть в минимальной степени, но влияет почти на все на Земле. Циркуляция соков в деревьях, качество вина или урожайность зерна — все подвергается ее воздействию. Следовательно, рубить древесину, выжимать сок из винограда и собирать урожай необходимо при правильном положении Луны, сообщающей, что наступило нужное время для того или иного дела. Иначе вас постигнет неудача. Влияние движения Луны на приливы и отливы было замечено задолго до того, как его смогли объяснить, и это вызвало появление идеи, что наш спутник ответствен за погоду. Можно легко составить целый том с описанием предполагаемых влияний этой планеты, так много направлений их приложения, по всеобщему убеждению, существует. И контроль над всеми этими потенциальными возможностями приписывался ведьмам и волшебникам, выродившимся и озлобленным остаткам когда-то могучей иерархии, во главе которой стояла богиня луны. Шекспир в «Буре» пишет:

…сын ведьмы,

Колдуньи столь искусной, что Луна

Служила ей покорно, вызывая

Приливы и отливы ей в угоду…[8]

Во времена Шекспира, как и в глубокой древности, было широко распространено убеждение, что подобные оккультные силы действительно могли использоваться и контролироваться человеческими существами. Повсеместно вода считается символом матери бога. Независимо от того, олицетворяла ли она Венеру или Деву Марию, существенные характеристики будут одинаковыми. Мать бога любви — королева моря, покровительница моряков. Ее цвет — океанский синий. Сила бога движется за ней по воде и отражается от нее, вызывая проявление этого материального явления. Мария по-еврейски означает «зеркало». Имя матери Будды — Майа или «иллюзия» — передает ту же идею невещественности, и она прекрасно воплощается в символах призрачных фигур, которые только кажутся реальными в глубинах воды и которые оказываются не только нереальными, но и искаженными. Можно привести много других примеров, но достаточно и этих. Считалось, что священный элемент, подчиняющийся жрецам и жрицам, служившим богине, воплощался как в образах воды, так и Луны, руководящей приливами и отливами.

В предыдущих главах мы видели, как прочно древние люди связывали кошку с Луной. Поэтому мы не удивимся, обнаружив, что ведьмы специально принимали кошачий облик, когда собирались вызвать бурю, и что моряки видели отвратительную ведьму в любой незнакомой кошке. Вот почему легкий бриз, волнующий гладь моря во время штиля и указывающий на приближение шторма, моряки называют «кошачьей лапой»; и считалось, что резвящаяся кошка предсказывает, если не вызывает, бурю. В Шотландии все верят в то, что кошка, царапающая ножки стола или кресла, «поднимает ветер», и преподобный Джеймс Макдональд рассказывает, как он однажды «слышал, как одна шотландская матрона приказала дочери: «Унеси отсюда эту тварь. Разве ты не видишь, что она вызывает ветер, и если она будет продолжать, то мы не сможем сегодня убрать сено».

На многих языках значение слова «кошка» имеет некий навигационный оттенок. В английском языке мы имеем такие слова, как cat-boat (шлюпка), cat-harping (гарпингсы), cat-rigged (с парусным вооружением), и множество других технических терминов с тем же префиксом, все не перечислишь.

Даже корабль иногда называли кошкой. Так часто называли норвежский тип судна и плоскодонные пожарные суда, которые использовали англичане против французов в 1804 году. Мы, вероятно, не слишком ошибемся, если признаем, что упоминание этого священного животного использовали в защитных целях. Эта традиция была заимствована из египетской мифологии, которая через Италию была воспринята всей Европой и задержалась в навигационной номенклатуре с явным намерением использовать помощь Исиды и предупредить ее жриц от нанесения вреда судам, которые были теперь под ее защитой. Там, где существовала вера, что ведьмы могут разрушить морское судно (что мрачно регистрируется как распространенный случай в анналах английского суда), моряки, по всей видимости, не обращались с этой мольбой к королеве глубин, и ее поклонники видели причины для гнева в слишком грубом нарушении священного обычая. Некоторые из таких религиозных или патриотических мотивов, кажется, вдохновляли ведьм из Мудда, которые, по легенде, обратились в кошек, чтобы потопить вражеский корабль.

Испанский король послал военный корабль в город с приказом отомстить миссис Мак-Лиан из Дуарта за убийство его дочери Виолы. Но все местные ведьмы приняли облик кошек и собрались вместе на вантах злополучного корабля, пытаясь потопить его.

Однако случилось так, что капитан также владел искусством магии и смог противостоять их ужасному намерению. Увидев, что они не могут победить, ведьмы попросили помощи у королевы горных волшебниц, у Великой Гармал из Мойя. Она появилась на вершине мачты в облике небывало громадной кошки, и едва она начала петь заклинания, как корабль камнем пошел ко дну.

История с острова Скай, рассказанная преподобным Дж. Грегорсоном Кемпбеллом, представляет особый интеpec, поскольку в ней описывается, как ведьма, обернувшаяся кошкой, использовала сито в качестве лодки, в чем проявились египетские истоки этой истории.

«За ведьмой, покидавшей дом каждую ночь, проследил ее муж, удивленный ее отлучками. Она превращалась в кошку и выходила, во имя дьявола, в море в решете с семью другими кошками. Муж с помощью молитвы к Троице опрокинул сито, и ведьмы утонули».

Реджинальд Скотт сообщает нам, что существовало поверье, будто ведьмы «могут плавать в скорлупках от яиц и в панцирях моллюсков в бушующем море и под водой». Но их любимым судном было, естественно, решето или сито, считавшиеся одной из эмблем Исиды и в этом качестве часто изображавшиеся на гностических геммах. Стоит вспомнить, что именно в решето богиня собирала разбросанные конечности своего мужа Осириса после того, как он был обманут и расчленен его врагом Сетом, в Греции известным как Тифон[9]. Христианская церковь, следуя своей устоявшейся традиции помещать языческих богов в ад, превратила Исиду с ее решетом в Сатану, который в своем собственном облике стал представлять практически всех древних богов, кроме, вероятно, Иеговы, независимо от половой принадлежности. А столь доступный предмет, да еще и с такой историей, как вездесущее решето, естественно, стал считаться самым любимым орудием Сатаны — бывшего жреца Исиды — в его путешествиях по воде.

Если мы обратимся к деятельности Сатаны на воде, то вспомним о еще одной связи между древней космогонией и Дьяволом в христианском дуализме. Так, в его известном прозвище Старый Ник мы узнаем океанского и речного бога Никса или Никсаса, который обладал атрибутами, сходными с атрибутами Нептуна и Исиды, и которому поклонялись на берегах Балтики. Среди ужасных бурь, сотрясавших эти мрачные моря, их главное божество естественно принимало вид врага человечества и с готовностью идентифицировалось с князем воздушных сил, который брал с собой в полет ведьм и колдунов и передавал им управление штормами.

Ранний духовный закон в Англии Liber Penitentialis святого Теодора (архиепископа Кентерберийского, 668–690) был направлен против тех, кто призывал злодеев (то есть древних богов), чтобы вызвать бурю:

«Si quis emissor tempestatis fuerit».[10]

В Capitaluria Карла Великого более чем сто лет спустя — описывается смертная казнь тех, кто посредством дьявола возмущает воздух и вызывает бури. И папа Иннокентий VIII в его булле 1484 года особо обвиняет колдунов в такой практике.

Ведьмы, занимающиеся такими сверхъестественными делами, доходили даже до того, что посылали любимые ветры морякам. Саммер, писавший в 1600 году, рассказывал об этом так:

Как в Ирландии, так и в Дании

Ведьмы за злато шлют людям ветер,

Завернутый в угол салфетки,

И приносит он безопасно их на желанный берег.

(Последняя воля и завещание)

Кажется, для ведьм и колдунов не обязательно было превращаться в кошек, чтобы вызвать шторм, поскольку во многих описанных случаях для этих целей с равным успехом использовалась мертвая кошка. Так, Полсон рассказывает, что в Шотландских горах для того, чтобы вызвать ветер и помочь кораблю быстрее преодолеть морские пространства, кошку протаскивали через костер.

Иногда для получения желаемого результата совершался довольно сложный ритуал. Например, когда Сатана хотел потопить корабль короля Якова и королевы Анны во время их путешествия домой из Дании, он научил свою свиту из колдунов и ведьм взять кошку и окрестить ее, затем бросить в воду и крикнуть: «Ола!» Это должно было вызвать шторм. Его совет был испробован на практике Джоном Фианом. Этот джентльмен был описан Агнесса Сэмпсон, чья собственная попытка вызвать таким образом бурю позволила ей стать экспертом в этом деле. Она писала, что он был «ближайшим к Дьяволу, его левая рука». Соответственно, в 1590 году он был уличен в том, что «преследовал кошку в Траненте, в ходе этой охоты он поднялся высоко над землей с огромной скоростью, уменьшившись сам до размера кота, пролетел над глубоким рвом, но не смог схватить ее. На вопрос, зачем ему была нужна кошка, он ответил, что во время беседы, происходившей в Брумхолине, Сатана велел всем, кто там был, поймать по кошке. Так же как и он, подчиняясь Сатане, они все поймали по кошке, чтобы потом бросить их в море и поднять ветер для уничтожения кораблей и лодок».

В редком, напечатанном черными буквами памфлете под названием «Новости из Шотландии. Оправдание проклятой жизни доктора Фиана, известного колдуна» его описывают как «приверженца Дьявола, который много раз проповедовал в церкви Норт-Бэрик перед многочисленными пресловутыми ведьмами». Далее раскрывается, как «упомянутый доктор и ведьмы… намеревались околдовать и утопить его величество в море по пути из Дании, и тому подобные чудеса, которые он совершал, но о которых не было слышно в те времена».

Согласно с обвинением, по которому Джон бы осужден и казнен, Дьявол явился ему ночью «облаченным во все черное и с белой палкой в руке» и «потребовал от него продолжать верно ему служить, как и было оговорено в его первой клятве, и обещал награду за это, но тот наотрез отказался прямо ему в лицо и сказал так: «Изыди, Сатана, изыди, я отказываюсь от тебя». Но отказ не спас Джона, и после учиненных над ним ужасных пыток он по приказу короля Якова и его свиты был «колесован, потом задушен, а затем брошен в костер, заранее приготовленный для этих целей, и сожжен в нем на Кассл-Хилл в Эдинбурге в субботу в конце января прошлого 1591 года!».


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Сфинкс с кошкой. XXII династия (примерно 950–650 гг. до н. э.).


Сложный обряд вызова бури на море с помощью кошки описан в признании Агнессы Сэмпсон, «мудрой жены Кейта», принадлежавшей к той же колдовской шайке, что и Джон Фиан. По мнению «Новостей из Шотландии», «упомянутая Агнесса Сэмпсон, бывшая старшей ведьмой, была арестована и доставлена в Халируид-Хаус к его величеству и другим благородным мужам Шотландии, где она была немедленно допрошена, но все ухищрения его величества и остального совета не привели ни к чему, и она ни в чем не созналась и стояла твердо на своем, отрицая все обвинения, выдвинутые против нее, поэтому они повелели отправить ее в тюрьму, где к ней были применены пытки, обычно используемые для ведьм в то время в этой стране… Упомянутая Агнесса Сэмпсон затем вновь была доставлена к его королевскому величеству и была допрошена собравшимися относительно отвратительных дел этой ведьмы, и она призналась, что из Алхоллон-Ивена ее сопровождал уже упомянутый человек и огромное количество других ведьм, количеством до двух сотен, что они все вместе отправились морем, каждая в своем решете или сите к церкви в Норт-Баррик в Лоутиане, и что после они вышли на берег и танцевали до изнеможения или после коротких танцев пели во весь голос:

Приходи, скорее приходи, приходи

и принеси то, чего не приносил ранее, приходи и отпусти.

Мы с некоторым удивлением прочли, что «это признание привело короля в полный восторг», но Агнесса могла рассказать еще немало чудесного, и она, не останавливаясь, услаждала королевский слух. «Она призналась, что в то время, когда его величество был в Дании, она сопровождала его в компании с особым названием. Они взяли кошку и окрестили ее, а потом привязали к каждой части кошки соответствующие части тела мертвого человека и несколько суставов из его тела, и следующей ночью ведьмы в решетах и ситах отвезли далеко в море упомянутую кошку и, как уже было сказано, оставили кошку прямо перед городом Лейт в Шотландии. Сделав так, они вызвали такую бурю на море, которую еще не видывали, и эта буря стала причиной гибели лодок и судов, вышедших из города острова Брант в город Лейт, на борту их были драгоценности и богатые дары, которые они должны были подарить новой королеве Шотландии, когда ее величество прибудет в Лейт.

Снова подтверждается, что упомянутая окрещенная кошка стала причиной того, что корабль его королевского величества при заходе в Данию попал на встречный ветер, так же как и все корабли, сопровождавшие его, вещь странная и небывалая, как было известно его величеству, так как все остальные корабли плыли при попутном и хорошем ветре, и подул он только против его величества. И более того, данная ведьма заявила, что его величество больше никогда не выйдет в море в безопасности, если только его намерениями не будет руководить вера».

В юридических записях о деятельности ведьм нет упоминаний о сите, но другие детали подтверждаются. Ведьмы из Перстона пишут ведьмам Лейта письмо, где просят «устроить бурю по всему морю». И через восемь дней после доставки этого письма упомянутая Агнесса Сэмпсон, Джонет Сэмзбелл, Джоанна Фин, Джели Данкан и Мег Дин окрестили кошку в сумерки следующим образом: сначала двое из них взялись за палец, а одна села в камин, и затем, запутав пальцы, они положили кошку в камин и трижды протащили через сплетенные пальцы и под камином. И после того в часы, посвященные Беги Тоддис, привязали к четырем конечностям кошки четыре сустава человека; проделав все это, упомянутая Джонет отправилась с кошкой в Лейт, и примерно в полночь она и две ее помощницы и еще две женщины из рода Стоббис пришли в Пирхейд и произнесли следующие слова: «Посмотрите, что будет с тем, кто захочет противостоять нам», и они бросили кошку в море как можно дальше, она подплывала к берегу и снова уплывала в море, а те, кто был в Панисе, тоже бросали других кошек в море в то же время. Затем они исполнили свои обряды и прочли заклинания, уничтожая суда между Лейтом и Кингборном».

Глава 6

Кошка в халдейской и египетской магии

С глубокой древности ужас перед Великим Невидимым преследовал первобытные народы. Разрушительные силы природы и многие несчастья человека заставляли предположить, что ходом событий управляют демоны или, в лучшем случае, враждебные божества. Дух-противник невидим, и его нельзя победить материальными средствами, поэтому приходилось создавать духовное оружие и привлекать искусство магии. Оружие в виде заговоров и колдовства сформировалось и было взято на вооружение в повседневной жизни, но, так как защитных формул стало очень много и обычный человек мог запомнить только самые важные из них, появился жрец-волшебник, получивший специальные знания и подготовку. Под его влиянием демонологические религии рано или поздно приняли двойственную форму, стали различаться добрые и злые духи. Затем из тьмы возникли боги, они пришли на помощь жрецам в их битве с силами зла. Божественная помощь была гарантированно и с радостью принята, но человек, вкусив власти, не стал подчиняться даже богам и изобрел новое, более совершенное оружие для руководства высшими существами, чье присутствие он теперь осознавал.

Два принципиальных источника профессиональной магии, занимавшей высокое положение в Древней Греции и Риме, в урезанном виде проявлялись и в средневековой Британии. Это были Египет и Халдея. Следовательно, пришло время посмотреть на фундаментальные различия в их учениях и бросить взгляд на некоторые звенья в цепи, связывающей их с более поздним колдовством.

Аккадцы-халдеи верили, что человек посредством неких ритуалов и заклинаний может управлять демонами и даже подчинять своей воле низшие божества и что сверхъестественные силы, необходимые для того, чтобы управлять духами, можно почерпнуть из божественных или дьявольских источников, в зависимости от желания. Они осознавали, что у добра и зла единый источник, ибо в тех фрагментарных записях, которые все же сохранили древние учения, мы видим «ужасных демонов, как Натмар, и благожелательных богов, противостоящих демонам, как Ниндар, возникающих из Мулге»[11] (Ленорман). Когда аккадец искал помощи у богов, он обращался к жрецам, которые черпали свои силы у старших богов. Эти силы брались с помощью молитв, а не по принуждению и были направлены единственно на достижение благотворного результата. Остатки священной литературы, которыми мы располагаем, содержат только формулы и заговоры божественной магии. Дьявольский аспект серьезно осуждался, но даже из этого осуждения мы можем сделать вывод о том, какой ужас он вызывал. В древней Халдее было множество злых ведьм и колдунов, и они изображались на глиняных табличках. Интересно, что им приписывались те же возможности и те же способы воздействия, что и дочерям Гекаты в христианской Англии.

Магия древних персов базировалась на халдейско-ассирийской религии, и это помогает нам и дальше понять ту основу, на которой возникло средневековое колдовство. Персы не только признавали существование двух богов, представлявших собой доброе и злое начала, порожденные одним общим родителем Зарваном Аккараном (Бесконечным временем), но и оказывали им одинаковые почести на алтарях. Заговоры и колдовство были неотъемлемой частью этой веры. Во времена греко-персидских войн в Греции была распространена книга, приписываемая Магу су Останесу, которая, насколько нам о ней известно, видимо, была учебником общения с мертвыми и инфернальными духами, что составляло величайшую тайну касты волхвов. Жрецы-колдуны распространились по всей Персии, и это произошло потому, что их считали чародеями и волшебниками, что входит в современное значение слова «магия».

Ленорман[12] указывал на удивительное сходство халдейской и древнеперсидской магии с финской мифологией и магией. Он был удивлен, найдя так много совпадений: «Множество богов и духов сохраняют один и тот же характер под разными именами, и велико также сходство некоторых заговорных формул, несмотря на огромную дистанцию, как во времени, так и в пространстве, которые отделяют языческую Финляндию, принявшую христианство только в Средние века, от аккадской Халдеи, прекратившей свое существование почти за пятнадцать веков до христианской эры».

Финляндия поможет нам проникнуть сквозь мглу времен, скрывающую магию Халдеи. Как и в Аккадии, жреца четко отличали от злого колдуна, который считался носителем сверхтайны и неправильно использовал ее. Абсолютная власть ради добра или зла, как полагали, заключалась в заговорах и магических ритуалах». «Земля и воздух, видимое и невидимое, вода и огонь были субъектами приложения заговоров; они возвращали умерших к мучениям жизни; они даже влияли на самых могущественных богов, нейтрализуя или ограничивая их власть».

В финском эпосе даны гиперболизированные описания деяний именно таких колдунов, которых, как мы видим, сопровождают кошки, ставшие для них, как это будет часто встречаться и в более поздних случаях колдовства, средством передвижения. То, что мы встречаемся с подобными фактами в оккультизме, уже само по себе примечательно, потому что в обычной жизни вряд ли возможно использовать этих животных в качестве тягловой силы. Малые размеры кошки уже отрицают эту идею. И даже если мы представим, что она увеличится до нужных размеров, ее темперамент и сильная любовь к свободе стали бы непреодолимым препятствием в этом деле. Но такой способ передвижения объясняли тем, что у кошек сильна способность к ясновидению, и это позволяет им совершать полет с помощью мысли.

Финский эпос «Калевала» описывает заклинания Лемминкяйнена и результат их воздействия. Он вошел в дом, читаем мы, полный людей, свободно беседовавших друг с другом, и запел. «И мужчин бросило в сани, запряженные бесцветным котом; и скот на полной скорости отвез их в бескрайние пределы Похъёла[13], в далекие просторы Лапландии, где не слышен топот лошадей, а жеребятам негде пастись… так Лемминкяйнен посмеялся над молодежью, стариками и людьми среднего возраста с помощью своих заклинаний».

Финская мифология не только видела в злых духах причину любых бед, но и персонифицировала зло в своей эпической поэзии в образе великана Хийси, с его женой, детьми, лошадьми, кошками, собаками и слугами, такими же злобными и испорченными, как и он сам. Его кошка, по имени Хииден-Кисса, кажется, наименее неприятный член его семьи, и, хотя сама она вызывает ужас, где бы ни появлялась, она заставляет воров признаться в своем преступлении и совершает немало добрых дел.

Колдуны часто беседовали со всеми этими злыми духами и были обязаны им большей частью своей силы. Но «жрецы от магии осуществляли эту связь полностью посредством священного безумия и волшебных слов» и изгоняли демонов «силой своих магических формул и с помощью духовных существ доброй сущности; многие из заклинаний предназначались для отпора злым демонам, для разрушения дьявольских заклятий и для вовлечения в эту помощь чистых духов» (Ленорман). «Финские заклинания по изгнанию демонов болезни были составлены точно в таком же духе и создавались в то же время, что и аккадские заговоры, предназначенные для тех же целей. Это были формулы, принадлежащие одной семье, и они часто демонстрируют замечательное сходство языков; египетские заклинания, наоборот, составленные людьми с иными взглядами на сверхъестественный мир, принимали совершенно иную форму» (Ленорман).

В египетских текстах нет следов веры в элементарных духов, которых халдейцы хотели умилостивить или изгнать или подчинить. Магия египтян имела под собой совершенно иную основу, она развивалась из учения о Бесконечном Едином, из которого возникает стройная иерархия живых существ, каждое последующее на порядок ближе к земле, чем предыдущее. В соответствии с этой системой для человека становилось возможным с помощью оккультных наук и очистительных ритуалов вознестись к Божеству и настолько слиться с ним, чтобы научиться управлять силами низшего порядка.

Магические заговоры и заклинания составляли немалую часть как египетского, так и халдейского богослужений, и в Египте мы найдем ключ, который открывает двери многих темных коридоров средневекового колдовства и помогает залить их потоком неожиданного света. Сама Исида была «богиней-ведьмой» и черпала большую часть своей силы из заговоров и заклинаний. Бадж говорит, что «ее язык был превосходно натренирован, и она не делала ни одной ошибки, произнося свои заклинания».

Поклонение священным животным началось в Египте на заре истории и сохранилось на многие тысячи лет, сливаясь с более поздними верованиями. Вероятно, оно появилось задолго до рождения первых цивилизаций, чьи памятники сохранились до наших дней, и занимало выдающееся положение во всех крупных центрах и большинстве номов.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

a. Сехмет или Бастет. Период от XVIII до XXX династии. Синяя глазурь, поблекшая; одеяние говорит о боге-мужчине, но голова точно как у соответствующих богинь.

b. Явно Бастет. Тот же период. Бронза; в руках держит систр, корзину и эгиду.


Кошка Бубастиса, баран Фив, быки Мемфиса и Гелиополиса, сокол Эдфу — остатки веры в Баст и Амона, Пта и Гора, заслонившие их в городах, где они царили так долго. Нет никаких сомнений, что египтяне сильно модифицировали антропоморфные идеалы богов, которые, как предполагается, были введены в обиход ливийцами на заре доисторической цивилизации. Слияние разных рас привело к смешению их идеалов и появлению в результате необыкновенных фигур богов с головами животных, которым вплоть до римских времен египтяне оказывали глубокое почтение, что доказывается обилием амулетов в виде священных животных, которые остались после них.

Много самых интересных примеров можно найти в превосходной коллекции египетских амулетов лондонского университетского колледжа, очень подробно описанной Флиндерс Петри; те из амулетов, что представляют собой Око Гора вместе с кошкой, показывают, какое глубокое уважение древние оказывали божествам в облике кошки. Петри описывает следующие предметы: «141с, сине-зеленый, покрытый глазурью, плоский, с 19 кошками; 141d, сине-черная глазурь, с 13 кошками; 141е, сине-черная глазурь, с 9 кошками». Он датирует их XXIII династией, но, кроме замечания о том, что глаз Гора символизирует солнце и луну, не было сделано и попытки объяснить смысл этого символа. Несомненно, количество кошек также не случайно и имеет скрытый смысл. Мы заметили, что среди цифр есть и «9», часто связываемая с кошкой. Око Гора далее «ассоциируется с группой семи богинь, чьи имена находятся отдельно на подведенных глазах или прямо на одном глазу». Среди этих семи амулетов есть Баст и Сехмет с головой кошки. Эти два божества изображены на многих амулетах, и не всегда легко отличить их друг от друга, что неудивительно, если мы вспомним, что оба они являются ипостасями Исиды.

Египтянин очень верил в силу живой кошки, которая могла защитить его от любого зла, естественного или сверхъестественного. Но если, к несчастью, у него не оказывалось такого амулета, то он искал помощь в амулетах, заговорах и словах силы или, позднее, в заклинаниях богов. Поскольку напортить и навредить ему, беззащитному, могло очень много демонов, он молился Ра, который в образе кота уничтожил злого Апопа, чтобы устрашить злых духов; и он сообщал этому божеству об их преступлениях.

Так как он знал о существовании целого пантеона богов, то часто обращал свою молитву к особому божеству, напоминая ему один из эпизодов в легендарном прошлом божества, что создавало симпатическую связь с его собственной бедой. Так, если его жалил скорпион, то он вспоминал, как богиня-кошка Баст имела во время странствия ту же неприятность, которая могла оказаться для нее фатальной, если бы она не знала заклинания, которому ее научил Тот, немедленно пославший ей на помощь бога солнца Ра.

Египтянин проигрывал драму кошки-богини, как только узнавал о ядовитом укусе, и кричал: «О, Ра! Приди к своей дочери! Скорпион ужалил ее на ее одинокой дороге! Ее крик достиг до небес! Яд бежит в ее венах, и она поднесла к ране свои губы. Но Ра сказал: «Не бойся, не бойся, моя прекрасная дочь; посмотри, я с тобой. И это я, который уничтожил яд, бывший во всех членах этой кошки». Тот, кто безошибочно произнесет эту формулу, ставит себя с помощью заклинания на место Божественной кошки и получит помощь Ра, потому что бог солнца всегда готов спасти ее снова и снова.

Египтяне считали произнесенные слова сильным оружием, которым могут овладеть и мертвые, а не только живые. «Ка, двойники умершего, которые произнесли правильно слова и точно знали, каким тоном их нужно произнести, могли идти туда, куда им было нужно, и делать то, что хотели, потому что ни бог, ни дух, ни враг, ни дьявол и ни один неодушевленный предмет не могли не повиноваться их приказам».

Следовательно, египетские священные формулы были направлены не только на охрану хорошего в жизни, но и на обеспечение безопасности и счастья души, отделившейся от тела. В текстах Унаса, написанных в конце V династии, обнаружено много подобных заклинаний, а несколько глав в Книге мертвых целиком состоят из таких заклинаний и заговоров. Житель Египта защищал себя амулетами перед тем, как отправиться в путешествие, и точно так же после смерти на его забальзамированное тело надевали амулеты, потому что его душа ступает на неизвестный путь, снаряженная заклинаниями, которые она выучила при жизни. Поскольку считалось, что наилучшие результаты дают комбинация талисмана и заклинания, создавались многочисленные стелы из гранита и базальта с выгравированными на них магическими формулами, созданными для защиты как живых, так и мертвых. К концу XXVI династии возник обычай использовать их в качестве домашних талисманов, а над ними помещали скульптурку Гора-ребенка, который, как считалось, защищал домашнее хозяйство. Многие образцы этого талисмана можно найти в европейских музеях под обычным именем «Киппи Гора». Заклинания кошки, которые мы уже приводили, были выгравированы на самой большой и важной из этих киппи, обычно называемой «Стела Меттерниха», которую нашли при раскопках в Александрии в 1828 году и которая была создана в царствование Нектанебуса I между 378 годом до н. э. и 360 годом до н. э. Бадж говорит: «Эта стела олицетворяет собой защитную силу, которой владеют божественные существа во вселенной, и, где бы она ни помещалась, она создает непроницаемый барьер перед любым духом зла, каждой ядовитой тварью». Либо в одиночку, либо вместе с кошкой из плоти и крови стела защищала дом и хозяйство от любых несчастий.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Фаянсовый амулет, покрытый синей глазурью, изображающий кошку и котят, посвященных Баст (примерно 600 г. до н. э.).


Для тех, кто умирал, предназначался еще более простой способ обеспечения безопасности. Каждый орган кошки содержал потенциальные возможности воплощать бога или богиню, даже если они были представлены только в виде изображения. Священная кошка описывается как владелица «головы Ра, глаз Уреуса, носа Тота, ушей Неб-ер-тхер (Небетхет, Нефтиды), рта Тема, груди Тота, сердца Ра, рук бога, живота Осириса, бедер Менту, ног Хенсу, ступней Амона-Гора, бедер Гора, подошв Ра и кишок Мехурит» (Бадж).

Поэтому небольшие мраморные жезлы, украшенные головой кошки, верные друзья хоронили вместе с дорогим покойником. Так его душа получала возможность успешно сражаться со скорпионом Нижнего мира и совершить свое рискованное путешествие на поля Тростника, где предназначено жить умершим.

В главе CXXV Книги мертвых умерший, моля богов Подземного мира, просит сообщить ему слово, привлекающее силу.

«У меня чистый рот и чистые руки, — говорит он, — поэтому позвольте мне узнать его. Приди с миром. Приди с миром (12), потому что я услышал могущественное слово, которое духовные тела (саху)[14] сказали кошке (13) в доме Хаптре».

Какое именно слово, нам не говорится. Но записано, что боги по своей собственной воле иногда сообщают человечеству свои тайные имена, которыми их можно вызвать.

Кошка здесь, вероятно, это Исида в кошачьем образе Баст. «Могущественное слово», как можно предположить, это тайное имя, которое она узнала у Ра, создав посредством магических заклинаний змея, чей укус вызывал у Ра ужасную боль, которую она одна могла излечить. У Ра было много имен, но Исида искала его скрытый титул и, в конце концов, вырвала его силой у страдающего бога. Это имя, со всеми сверхъестественными силами, которыми оно было наделено, передалось из его груди в ее, оставаясь тайным для других богов, так же как это было и для людей. Легенда о Ра и Исиде была, наверное, попыткой объяснить новоприобретенное халдейское учение о том, то даже боги являются предметом приложения закона, и человек, приобретший знания закона, может подчинить своей воле высшие существа. Сама Исида подавала пример. Александрийские авторы говорят, что египтяне претендовали на то, что могут заставить богов подчиняться их желаниям и стать видимыми. Бог не мог противостоять воздействию их заклинаний и магических формул, если они называли его настоящим именем. «Они не только называли бога по имени, — говорит М. Мори, — но и угрожали ему, если он отказывался появиться».

В ужасном ритуале Тэйгхарм (описанном в главе XVI) мы видим плоды этой непочтительности; возможно, то же учение лежит в основе многих жертвоприношений, предусмотренных в практике черной магии. Но если подумать о мотивах, всегда следует помнить, что боги и ангелы в ранних религиях становятся демонами в вере, их сменяющей. В народных представлениях они страдают прогрессирующей деградацией, что, в конечном итоге, приводит к образованию третьего варианта магии, чисто дьявольской. Колдун, воспитанный в предубеждении к новой вере, видит дьяволов в древних богах; но вызывает их посредством ритуалов старой религии и продает свою душу, чтобы приобрести над ними оккультную силу. Примером такой магии может служить религия «Почитателей Сатаны». Хотя секта полностью признает двойственность магии, она отдает предпочтение только принципу зла.

Вероятно, большая часть магии Средних веков ведет свое начало именно отсюда. Мы собираемся проследить эти упаднические тенденции в главе о роли кошки в колдовстве.

Глава 7

Фрейя и ее кошки

Древнескандинавская богиня любви и красоты Фрейя была дочерью бога Ньёрда и Матери-Земли Нертус, сестрой Фрейра или Фро, бога солнечного света, тогда как ее мужем был Одур, летнее солнце. Она была голубоглазой и золотоволосой.

Милейшая богиня на небесах,

любимая всеми Фрейя, жена Одина.

(Мэтью Арнольд. Смерть Бальдра)

Ее отождествляли с Венерой, и для почитателей она была в первую очередь богиней плотской любви. Поэтому ее колесницу тянули самые нежные и плодовитые из всех домашних животных, кошки, и важно, что при этом использовалась разнополая пара этих животных. Также следует отметить ее связь с солнцем, символом которого является кошка. Как богиня любви и красоты, она благословляет всех влюбленных, которые ищут ее благосклонности с помощью молитв и жертвоприношений. Ей строили множество храмов, прихожане поддерживали их до сравнительно недавнего времени. Последний из них, в Магдебурге, в Германии, был разрушен Карлом Великим.

В Северной Европе Фрейя и ее брат пользовались таким почитанием, что их имена в модифицированной форме все еще используются в обращениях «хозяин» и «хозяйка», а один из дней недели был официально посвящен им и известен как Фрейтаг, день Фрейи, или пятница. Этот день считали самым подходящим для свадеб. Обычай праздновать их в пятницу осуждался христианскими священниками, у беждавшими людей, что день, в который Господь был казнен, не пригоден для начала любых предприятий, но даже это не смогло изменить это название, напоминающее нам о нежной богине любви и ее кошках с их ласковыми и мягкими повадками, такими близкими всем влюбленным.

Тогда пришел темнобородый Ньёрд и вслед за ним

в тончайшем одеянье Фрейя, у стройных ног которой трутся

серые коты.

(Уильям Моррис. Любовники Гудрун)

Подобно кошке, Фрейя хотя и была так близко связана с любовью и красотой, никогда не считалась только милой и ласковой. При необходимости она надевала латы и умело сражалась. Она нередко вела валькирий на поле брани, и когда она возглавляла их ряды, то звалась Вальфрейей и у нее было право выбирать половину тех, кто должен умереть, вторую же половину она предоставляла выбирать Одину.

Фрейю иногда отождествляли с Нертус, ее матерью, символизировавшей вседержительницу Землю. Управляя ее священной колесницей, она обожала наряжать планету в зелень и цветы, призывая семена набухать, прорастать и давать урожай. К тем смертным, кто с разумной добротой ставил плошку с молоком на зерновом поле для ее кошек, она была особенно благосклонна и защищала их урожай от непогоды и других бедствий.

В Южной Германии ее называли Холь или Хольда, и зимой она представала доброй и красивой, покрывая землю сверкающим ледяным панцирем, чтобы защитить ее от всех возможных невзгод в месяцы испытаний. В этом смысле она была не только богиней жизни, но и смерти. Но смерть представала перед ее почитателями не призрачным, скалящим зубы скелетом, а любящей матерью, зовущей своих уставших детей уснуть у нее на груди.

Скандинавская Эдда содержит несколько непоследовательных ссылок на эту великую богиню, и из них мы можем узнать, как Один дал ей власть над девятью мирами или, по другой версии, над девятым миром[15]. Будучи богиней и жизни, и смерти, она изображалась наполовину мертвой и бесцветной, наполовину живой, в цвете, совсем как брахманская богиня природы Кали, мать. Первоначально даже в ее более темном облике она не несла в себе никакой разрушительной силы, а была просто правительницей своей обители в нижнем мире, где принимала души умерших, когда они, совершив долгое и утомительное путешествие, прибывали в Хальяр. Мы также можем сравнить ее с Матерью-Землей из итальянской мифологии, убаюкивавшей уставшего умершего на своей нежной груди. Но и в эти теории проник материализм. В немецких легендах Хель стала матерью Холле, богиней домашнего ремесла, прядения, ткачества и домашнего хозяйства. Когда выпадал снег, говорили, что это она взбивает свою перину и на землю летят перья-снежинки, когда шел дождь, это означало, что она стирает, а густые облака свидетельствовали о том, что она села за ткацкий станок.

Христианство довершило вырождение Хель. Новая вера не признавала богини смерти, но отождествляла Хель с собственным пониманием ужасного места наказания, превратив богиню в место пребывания грешников. Сама Фрейя, как и большинство древних божеств, была названа демоном или ведьмой и была изгнана на вершины гор, когда-то посвященные ей. Она фигурирует в средневековых историях в виде морщинистой старухи, ненасытной и жестокой. Ее жрицы разделили ее судьбу. Они больше не были прекрасными дочерьми Матери-Жизни; теперь они стали уродливыми, тощими и злыми, недостойными отпрысками ада. Но даже и сейчас они остались узнаваемыми, благодаря кошкам, когда-то возившим колесницу Фрейи, а теперь ставшим скакунами, на которых ведьмы ездят по воздуху, или их компаньонами в повседневной жизни. Христиане стали считать их пособниками дьявола.

Несмотря на такое кардинальное изменение в религиозных взглядах, ведьмы продолжали готовить любовные зелья и творить заговоры, как и приличествовало слугам богини любви, и нередко при этом использовали кошачью шерсть. Еженедельные шабаши проводились в священный день Фрейи, и это стало дополнительной причиной осуждения со стороны христиан, связывавших этот день единственно с трагедией Христа и соблюдавших в пятницу строгий пост. Нет нужды вспоминать здесь о том, как священники новой религии мучили и убивали последних приверженцев старой веры. Они так усердно выполняли свою работу по искоренению этих старых убеждений, что сегодня сохранились весьма смутные и сомнительные сведения о них. Но сохранившиеся предрассудки все еще направляют свой вялый указующий перст в сторону едва различимого в тумане пути, и то тут, то там во мгле проглядывает изогнутая едва различимая тень. Одна из них была замечена преподобным Р. Уолшем, путешествовавшим по воде. Он нашел, что его спутники «твердо убеждены в том, что существует четыре зловещих предзнаменования несчастья на судне», «несчастье неизбежно при следующих обстоятельствах», по их мнению: «если выйти из порта в пятницу, если иметь на борту черную кошку, если среди пассажиров окажется беременная женщина или священник». Мистера Уолша заинтересовало, почему эти совершенно безопасные и непредосудительные вещи вызывают такую антипатию, и ему объяснили, что, по всеобщему мнению, они приносят несчастье; но никто не смог дать ни одного вразумительного разъяснения, кроме того, что «Сатана, бывший князем воздушных сил, мог, естественно, управлять ветрами, а так как священник был его величайшим врагом, то он всегда являлся экипажу, пригласившему его на борт, и в наказание обращал против него всех своих низших слуг — штиль, встречный ветер и бури».

Прозвучавшее объяснение — довольно правдоподобно, так как антагонизм между Сатаной и священником вполне понятен; но мы вправе ожидать, что «Старый джентльмен» (то есть дьявол) был бы доволен наличием на борту черной кошки, которая часто используется в магических ритуалах и воплощает близкие ему идеалы! Ясно, что причина лежит гораздо глубже. Те, кто пускался вплавь по мистическим водам Матери-жизни в священный день главной богини (а Фрейя едина с Венерой), брали на борт женщину, имевшую в себе доказательство торжества жизни, олицетворявшейся этой богиней, или животное, посвященное Творению и Репродукции, или жрицу, призванную служить Божественной матери (и не важно, каким именем ее будут называть: Мария, Венера или Исида), тем самым сознательно или бессознательно взывали к Тайне. Благоразумие явно запрещало столь соблазнительное использование Неизвестной Силы, и моряки предпочитали не связываться со священными символами Великой матери, чьей грудью они были вскормлены.

Глава 8

Христос и кошка

Замечателен тот факт, что кошка никогда не упоминается в канонических книгах, составляющих Библию, но мы можем предположить, что это упущение частично объясняется той нетерпимой ненавистью, которую евреи питали ко всему, что их египетские правители и надсмотрщики почитали священным. Мы можем отнести это также к тому, что этот избранный народ так долго вел кочевую жизнь, что это помешало ему узнать кошек в качестве домашних друзей. Но вероятнее всего, что все дело в их национальном характере, так как в Библии вообще нет ни одного упоминания о том, что у евреев есть какие-то домашние любимцы или спутники из мира животных, хотя у всех окружавших их народов они были.

Во фрагментарном учении Иисуса, которое можно найти в четырех Евангелиях, признанных христианскими церквями, мы находим свидетельства того, что Господь говорил, что во всех существах есть частица Священной Жизни. Хотя человек может почти не осознавать того уважения, которое следует из этого хода божественной мысли, и продает пяток воробьев за пару грошей, ни одна, даже малейшая жертва не проходит незамеченной Богом и не падает на землю без Его ведома. Маловероятно, что это один-единственный случай, когда Иисус подчеркивал всеобъемлющую любовь Создателя, и его изолированность станет понятной, если мы вспомним то огромное количество Евангелий, которые христианская церковь отвергла как еретические. Да и оставшиеся, по словам Вилдерфорса, были «значительно фальсифицированы», и «корректоры», назначенные духовными комиссиями, занимались «исправлением текстов Священного Писания» в интересах того, что они считали единственно верным.

Упущение канонических Евангелий восполнено в замечательной книге под названием «Евангелие двенадцати апостолов». Она была выпущена преподобным Г.Дж. Оусли и, как было заявлено, представляет собой перевод раннехристианского документа, «сохранившегося в одном из буддистских монастырей Тибета, где его скрывала секта ессеев, дабы его не коснулись руки извратителей».

А поскольку так много писаний провозглашается истинными, представляется, что этот документ не менее авторитетен, чем все прочие.

Рассказывая об истории рождения Иисуса Христа в пещере, «Евангелие двенадцати апостолов» гласит:

«И там в той же самой пещере были и бык, и лошадь, и осел, и овца, а под яслями лежала кошка с малыми котятами, а наверху были еще и голуби, и у каждого была своя пара из его рода, мужеский пол с женским. Так что Он был рожден среди животных, которых Он, через избавление человека от невежества и эгоизма, освободил от их страданий, провозгласив сынами и дочерьми Бога».

Любовь Господа к животным, разделившим место Его рождения, превосходно изображено в следующей легенде:

«Иисус, проходя через какое-то селение, увидел толпу бездельников, они мучили попавшуюся им на глаза кошку, позорно обращаясь с ней. И Иисус повелел им прекратить и принялся увещевать их, но они не внимали Его словам и принялись поносить Его. Тогда Он сделал плеть из крученой веревки и разогнал их, говоря: «Эту землю, которую мой Отец-Творец создал для радости и веселья, вы превратили в низкий ад своими деяниями, полными насилия и жестокости». И они убежали от лица Его. Но один, самый мерзкий, вернулся и бросил Ему вызов. И Иисус простер вперед руку, и рука нападавшего на Него усохла, а на него самого напал великий страх; и сказали тогда, что Он чародей. А на следующий день мать юноши пришла к Иисусу, умоляя Его вылечить засохшую руку. И Иисус поведал им закон любви и единства всего живого в единой семье Бога. И сказал Он также: «Все то, что вы совершите по отношению к вашим братьям меньшим, то воздастся вам в будущей жизни». И юноша поверил и покаялся, и Иисус простер вперед свою руку, и иссохшая рука его стала такой же, как и другая. И люди восславили Бога, который даровал человеку такую силу».

Читая далее, мы снова находим, как Христос защищает несчастную кошку, облегчая одиночество ее и с любовью обеспечивая будущее ее.

«Иисус, войдя в какое-то селение, увидел молодую кошку, о которой некому было заботиться, она была голодна и запищала, увидев Его; и Он поднял ее и подсадил себе за пазуху, и она лежала у Него на груди. А когда Он пришел в селение, Он поставил перед ней еду и питье, и она ела и пила и всем своим видом показывала Ему благодарность. И Он отдал ее одной из Его последовательниц, вдове по имени Лоренца, и она стала заботиться о ней.

А некоторые из людей сказали: «Этот человек заботится обо всех существах… разве они Его братья и сестры, что Он должен любить их?» И Он сказал им: «Истинно, они ваши братья меньшие из великого Царства Божия; да, это ваши братья и сестры, имеющие в себе тот же дух жизни в Вечности. И тот, кто заботится о самой малой из них, дает им есть и пить, делает это во имя Мое; и тот, кто намеренно оставляет страдать тех из них, кто нуждается в заботе, заставляет страдать и Меня; потому что все, что вы делаете в этой жизни, будет происходить с вами в будущей».

Во второй раз в связи с кошкой торжественное предупреждение произносится Господом, говорящим, что все существа так близко привязаны к Нему, что каждое наше действие по отношению к ним рассматривается и действием по отношению к Нему.

Легенды недаром насыщены чудесами, но в описываемые события мы верим без большого труда, и в их простом повествовании чувствуем дух правды. Христос, проведший часть своего детства в Египте, как можно предположить, имел особую симпатию к священным символам своего прототипа Осириса-Гора и был потрясен видом жестокого обращения сельчан с животным, по отношению к которому привык видеть только величайшее уважение.

Глава 9

Дева Мария и кошка

Можно с довольно большой вероятностью предположить, что наше английское слово puss (кошка, киска) — заимствованное имя богини Пушт, одного из воплощений египетской Исиды, и что мы, следовательно, произносим священное имя, называя нашу домашнюю кошку этим титулом. Как мы уже видели на страницах этой книги, богиню Пушт называли многими именами. Греки взывали к ней как к Артемиде, римляне молились Диане, буддисты поклонялись Майе, саксонцы называли ее Фриггой, а христиане воздавали ей почести как Деве Марии. Но под каким бы именем она ни была известна, ее атрибуты остаются неизменными, везде и всегда она Божественная Мать, женская сущность божества и дева-богиня, которая к тому же является матерью и символом плодородия и которая дарует плодородие, несмотря на защиту и почитание целомудрия.

Итальянский художник Бароччо, вероятно, имел в виду именно это парадоксальное иносказание, когда вознамерился написать свою Мадонну, названную «Наша госпожа кошек», и тем самым направить указующий перст, помогающий студентам увидеть важное единство прошлой и настоящей веры, как бы ни было велико различие их по форме. И его указания помогут нам узнать, почему древний символ лунарной девы-матери и ее сонарного сына, которого она убаюкивает в своих скрещенных руках или кладет отдохнуть в ночном небе, был так свободно воспринят и принят христианской церковью, что сегодня главной эмблемой Девы Марии стали солнце, луна и звезды. На картине «Успение» луна на ущербе расположена под ее ногами, в то время как в изображениях распятия заслоненная солнцем луна появляется на одной стороне креста, а солнце — на другой. По замечанию Маури, «Дева забирает себе все священные атрибуты Цереры и Венеры». И следовательно, ее явно символизирует кошка, представляющая собой атрибут ее предшественниц.

Интересный пример связи этого двойного символа кошки и полумесяца с девой-богиней был открыт, когда Баркер проводил раскопки на месте древнего Тарса в 1845 году. Он собрал коллекцию из более чем тысячи терракотовых фигурок, найденных им в середине древней насыпи или среди горы пустой породы; среди этого количества было много сигиларий (символических изображений), одно из которых он описал как «небольшую кошку, с веревкой, обернутой вокруг шеи, на конце которой был привязан месяц, демонстрирующий, что это животное было посвящено луне».

Представляется возможным, что эта кошка была символическим изображением девы-богини Афины Паллады, которой поклонялись в Тарсе до того, как принятие христианства вызвало разрушение прежней веры в этот священный образ и его отправили в мусорное ведро. В таком случае перевернутый месяц, свисающий с шеи кошки, относится к Афине, как и к другим богиням-девам, которые, как говорилось, осуществляли контроль над водными элементами: понятие, обеспечивающее ей преклонение всех, кто выходил в море на судах.

Как богиня луны афинян, Паллада иногда изображалась верхом на льве, главе кошачьего рода, и держала на руках своего новорожденного сына, а во время празднеств в ее честь ее называли «Единой матерью бога». Мы можем сравнить этот титул с тем титулом, которым наделена Мария в христианской церкви, и с той идентификацией, которая дана Христу, — «Лев иудейский» и «Солнце праведности».

Это позволяет предположить, что всемирная игра, известная как «убаюкивание кошки», была взята из христианских мистерий, что ее название — это искаженное «кормление кошки», означавшее «ясли, кормушка» или «люлька из камня», относящие нас к яслям, в которых лежало священное дитя. Но можно точно утверждать, что эта игра намного старше христианства и, по всей видимости, имеет своим истоком древний ритуал поклонения солнцу. Повсюду подоплекой является управление солнцем божественной кошкой при помощи симпатической магии. В жарком климате люлька из нитей приглашала солнце отдохнуть от его деятельности, тогда как в северных районах сеть была ловушкой, опутывающей его лапы и мешавшей ему совершить свой ужасный уход. Профессор Стар собрал более шестидесяти разных по форме кошачьих колыбелей, среди которых есть и колыбели народов, населяющих Конго, а профессор Фрейзер описал, как эскимосы-иннуиты играют в эту игру, не давая солнцу полностью исчезнуть, когда оно клонится к югу осенью и все ниже и ниже сияет на арктическом небе. Миссионеры в некоторых областях находили упоминания о значимости этой игры, поскольку местные жители не только являются экспертами в этой игре, но и считают ее тестом на интеллект.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Барельеф на гробнице галло-норманнского периода.


Иносказательное название девы через упоминание кошки можно также узнать в старинной народной сказке о Золушке, называемой в некоторых вариантах «Очаг кошки».

Героиня представляет собой модификацию римской Дианы, известной как Веста, богиня, охранявшая дом и очаг, а также жрица, олицетворявшая ее. Мы находим ее закутанной в мантию из кошачьих шкурок, совсем как ведьмы более позднего времени, наряжавшиеся для своих мистических ритуалов и, следовательно, могущие пойти на бал, то есть на шабаш.[16]

В истории о горькой судьбе Золушки говорится, что начало ее жизни прошло в дыме и копоти, что, вероятно, указывает на то свойство девы, которое еще не получило соответствующего вознаграждения. Строка из гимна — «Я черна, но спокойна» — считается некоторыми из благочестивых авторов описанием Девы Марии, которая является маткой природы, черной, как ночное небо, дающее жизнь луне и звездам. С помощью воображения мы сможем понять, почему кошка, сопровождающая дочерей Дианы (или Золушку), именно такого оттенка, а следующий отрывок из книги Дженнигса еще больше проясняет дело:

«Черный — цвет Сатурна, а также египетской Исиды. По поводу странного воплощения божества в темном обличье можно привести следующие замечательные факты: в соборе в Молинсе Дева Мария и Христос изображены черными, так же как в знаменитой часовне Богоматери в Лоретто и в церкви Благовещения в Риме и в церквях Святого Лазаря и Святого Стефана в Генуе, Святого Франциска в Пизе, в церкви Триксен в Тироле, в церкви (и соборе) Аугсбурга, где черные фигуры изображены в натуральную величину, и в часовне Боргезе в Риме, в церкви Санта-Мария Маджиоре в Пантеоне и в небольшой часовне в соборе Святого Петра с правой стороны у самого входа».

Смуглость девы, черная кошка, символизирующая ее, — это не темнота зла, а темнота Несотворенного, Великой Глубины, Непознаваемого Бога. Это Беспредельность и Невыразимость, что является полной противоположностью Свету Истины.

Глава 10

Майский котенок

Казался он бледнее молочного зерна,

Колючим, полным грусти,

Как лживый майский кот.

Барклай

Вышеупомянутые строки выражают глубоко укоренившееся недоверие, с которым наши праотцы относились к котятам, рожденным в мае. И действительно, в кельтских районах все еще верят в то, что нельзя оставлять в живых майских котят, потому что они приводят змей в дом, хотя существует и еще более широко распространенная идея, что майские котята приносят беду и имеют дурной характер.

Майский кот

Беду несет

И дает дурной приплод

так говорится в старинной хантингдонской пословице, которая даже сегодня имеет большое влияние, по крайней мере в сельской местности, и повинна в убийстве многих невинных крошек.

Чтобы проследить происхождение этого странного поверья, мы должны вернуться к кельтской мифологии: из нее мы узнаем, что первое мая было днем, называемым Белтайн, посвященным богу смерти. Обрисовывая мифологию Британии, Сквайр пишет:

«Если происходило что-то невероятное, то это обязательно случалось на первое мая. Именно в ночь на первое мая Рианнон теряет, а Тьернион Твриф Влиант находит дитя Придери. В каждый канун мая дрались и выли два дракона о времени правления «короля» Ллудда (Лера). И всегда «каждый первомайский день» до дня гибели Гвин, сын Надда, сражается с Гвиртуром, сыном Грейдавла, за светловолосую дочь Ллудда, Крейдилад. Это случилось, когда она праздновала наступление весны в лесах и полях около Вестминстера, как и Гвин или Мелвас под романтическим именем сэра Мелиагранса, похитившего жену короля Артура Джиневру».

Май, таким образом, казался кельтам зловещим месяцем, поэтому легко понять, почему они с суеверным страхом относились к рождению такого существа, вступающего в близкий контакт с невидимым миром, каким считалась кошка, особенно когда оно происходило в предвещающем несчастье сезоне.

Но они забывали, что май, как и сама кошка, символизировал ВСЕ. Это был не только месяц бога Смерти. Первое Мая был праздничным днем у друидов, которые разжигали майские костры и приносили в горах жертвы в честь возрождения земли от мертвого оцепенения, возвращения тепла и нового рождения растений. Друиды исчезли, но их празднование майского дня унаследовали ведьмы. Во многих европейских странах и в Финляндии задолго до принятия христианства крестьяне верили, что демоны и колдуны собирались на верхушках холмов в Рудмас или Вальпургиеву ночь — как по-разному называли канун Первого Мая, — чтобы приветствовать встающее солнце в то утро, когда к нему возвращалась его сила.

Едва ли нужно напоминать читателю, что демоны и колдуны принявших христианство финнов были богами и жрецами более древней религии, которая была так жестоко искажена и преследовалась христианской нетерпимостью.

Ведьмы, говорят, поднимались на вершины гор с помощью магии, прилетая на кошках или метлах, как мы говорили в главе о кошках и шабаше. Так что мы можем догадаться, что кошка была с ними, когда они приветствовали восход бога солнца.

И страшно подумать, как часто кошку приносили в жертву и сжигали заживо в костре, посвященном солнцу, и праздновали смерть смерти. Пережитки этого кровавого ритуала сохранялись во Франции до того времени, пока его не отменили специальным законом во времена правления короля Людовика XIV. Так, в Иванов день живых кошек, волков и лис, посаженных в корзины, сжигали на верхушке холма в присутствии шерифов и мэров городов. Иванов день, или день летнего солнцестояния, был вторым из четырех великих дней в году, отмечавших воскресение, мощь и угасание солнца, но друидский ритуал требовал жертвоприношений на каждом из этих празднеств, и, естественно, они не забывали и о Первом Мая, самом важном из всех этих праздников.

Мы не можем вспоминать Майский день и не упомянуть о Майском дереве, сохранившемся с древних времен фаллическом символе, в котором столб и колесо символизировали двойственный созидательный принцип природы. Простое ли это совпадение, что кошка, бывшая сама фаллическим символом, стала считаться приметой, приносящей несчастье, если она рождается в мае, и что май «плохой месяц для свадеб», как замечает Храгрейв Дженнингс, «хотя это «женский» месяц или месяц, когда празднуют Майский день и всюду устанавливают Майские деревья»?

Суеверия, или «то, что осталось» (буквальное значение слова «суеверие»), древности умирают с большим трудом. «Апрель, месяц свадеб. Поспешите к алтарю до наступления мая», — писали в «Дейли ньюс» 3 апреля 1929 года, добавляя, что «традиционное суеверие, что май — несчастливый месяц для свадеб, сохранилось до 1929 года, что привело к совершенно беспрецедентному количеству поспешивших пойти к алтарю в апреле».

Мы заметили, что кошка — это не только фаллический символ, но и пример явного парадокса, так как она также олицетворяет непорочное зачатие. «Май» (may) и «девушка» (maiden) в английском языке являются однокоренными словами. Вероятно, запрет на майские свадьбы можно объяснить желанием продемонстрировать уважение деве-богине.

Радость нашего сердца, о, позволь нам отплатить тебе твоим собственным сладчайшим месяцем маем, поется в очень популярном в католических странах детском гимне, адресованном Деве Марии. Мария унаследовала все атрибуты божественных Дев-Матерей, и Скотт сообщает нам, что в древности существовало убеждение, что в мае выходили замуж только дурные женщины: «Malae nubent Maia»[17]. Может показаться, что кошка, рожденная в мае, — это признанный символ священного непорочного зачатия, но та же кошка, рожденная в другое время, — это фаллический символ, как Майское дерево.

Идея табу глубоко связана с идеей наказания, следующего за любым его нарушением. С течением времени причина табу могла быть забыта, но понятие несчастья, связываемого с его нарушением, не только оставалось в памяти, но и стало символичным в представлениях народа. Следовательно, это может быть еще одной причиной сохранения до наших дней отвращения и нелюбви к майским котятам.

Глава 11

Зерновая кошка

До самого недавнего времени в европейских легендах сохранялось множество духов или малых божеств, каждый из которых отвечал за какой-то злак; он подкармливал и охранял растущее зерно до его созревания. Когда приходило время сбора урожая и зерно было срезано и убрано, этот защитный гений удалялся в специально сделанный для него сноп и оставался там до возвращения весны и начала пахоты, когда семена вывозят на поля и приходит время снова заботиться о них.

Дух зерна обычно принимает вид какого-то животного, и выбранные им обличья разнятся в зависимости от района. Но вероятно, самым интересным и приемлемым из этого множества была кошка, поскольку в оккультном знании она считается символом как солнца, так и луны; и с самых ранних времен человеческая мысль связывала оба эти светила с ростом растений. Солнечная сфера так близко связывалась с зерном, бывшим для человека «источником жизни», что бог солнца почитался как «Зерно» в Вавилоне, а в Египте был известен как «Семя». Так, бог солнца Осирис, отождествленный с Ра (чьим символом был кот), в одной из своих ипостасей был божеством растениеводства. Как рассказывает нам Джеймс Фрейзер, «в легенде говорится, что он первым научил человека сеять зерно; и по обычаю ежегодный праздник в его честь начинали с пахоты земли». В одном из залов, посвященных Осирису в великом храме Исиды в Филе, тело умершего Осириса было представлено в виде снопов с колосьями, и жрец совершал омовение снопов из кувшина, который держал в руках. Соответствующая легенда говорила о том, что «это одно из проявлений того, кого нельзя называть, Осирис из мистерий возникает из вернувшихся вод». Не найти более живописного образа для изображения Осириса, чем его отождествление с зерном; хотя надпись к этой картине доказывает, что это олицетворение было центральным в мистерии, посвященной этому богу, главный секрет был открыт только посвященным. Оценивая мистический характер Осириса, огромный вес должно отдать этому памятнику. История о том, что его разрубленное на куски тело было разбросано по всей земле, может быть мистическим выражением либо процесса сева, либо процесса веяния зерна. Более поздние интерпретации подтверждаются историей об Исиде, собравшей разрозненные члены Осириса в решето. Кроме того, эта легенда может быть реминисценцией обычая приносить человеческую жертву вместо духа зерна и распределения плоти жертвы или развеевания пепла после ее сожжения над полями, чтобы сделать их более плодородными.

Легенда об убийстве египетского бога присутствует и разыгрывается в ритуале, посвященном сбору урожая, где роль Осириса играет кошка. Иногда участники празднества удовлетворяются воображаемым принесением в жертву духа-зерна и, как во Франции, называют сбор урожая «убийством кошек». Или они могут думать, что даже это воображаемое кровопролитие слишком жестоко и, как в Вогезах, описывают завершение сбора урожая или окончание сенокоса метафорой — «ловлей кошки». Они описывают кошку как постную или жирную в соответствии с тем, был ли урожай плохим или хорошим. Человек, скосивший последний пучок травы, был героем дня, так как именно его считали «ловцом зерновой кошки». Его все поздравляли и давали нести букет цветов или в некоторых случаях небольшую елку, украшенную по этому поводу разноцветными ленточками. Существует множество разновидностей этого праздника и формул поздравлений, и было бы интересно на некоторые из них бегло взглянуть.

В Шотландии пригоршню зрелого зерна или соломы клали на землю, не связывая в сноп, который называли «кошка»; но хотя это название говорит само за себя, кажется, его сейчас уже не связывают ни с какими ритуальными обычаями. Тем не менее мы можем пролить свет на первоначальную важность этого титула, сравнив его с шотландским словом «tat», имеющим то же значение, что и староанглийское слово «tath», то есть «то, что посеяно, рассыпано». «Tat», «Tait» или «Taith» почитался древними ирландцами и шотландцами как бог сельского хозяйства, и назвали в его честь первый день месяца сбора урожая — августа. Этот бог, как говорят, отождествлялся с египетским богом Тотом, время от времени служившим воплощением солнца. Значение слова «tath» заставляет нас вспомнить легенду об Осирисе, и нам представляется совершенно ясным, что шотландская зерновая кошка — это результат контакта шотландцев с египетским учением, следы которого можно найти во многих древнеевропейских обычаях.

Мы можем привести пример сборщиков урожая окрестностей Висула, которые, собрав последнее зерно, кричали с триумфом: «Мы поймали кошку за хвост!» Или ритуал в Бриансоне в Дофине, где, как только начинал созревать урожай, кошек украшали лентами, цветами и колосками и делали «Кошку в бальном наряде». В том случае, если сборщик урожая поранится во время жатвы, приносили кошку, чтобы она зализала его рану. Когда урожай был собран, кошку снова украшали лентами и колосками, а работники танцевали и веселились. Во время танцев девушки торжественно снимали украшения с кошки.

Еще один интересный пример можно было увидеть на полях в Силезии. Здесь работника, срезавшего последний колосок, называли котом Томом. Его товарищи обертывали его снопами ржи и зелеными ивовыми прутьями и приделывали ему длинный плетеный хвост. Иногда также наряжали и второго мужчину и называли его кошкой. Их задача была нападать и бить всех, кто попадется на пути. Вероятно, этот обычай прослеживается в предупреждении, которое дают детям в окрестностях города Киля, не ходить на поля. «Там сидит кошка», — говорят они, тогда как в земле Айзернах угрозы звучат сильнее: «зерновая кошка придет и утащит». Но в других местностях ритуал принимал более буквальную и менее веселую форму. Приносили в жертву настоящую кошку, чтобы обеспечить богатый урожай на следующий год. Сэр Джеймс Фрейзер, у которого мы позаимствовали большинство из вышеприведенных примеров, рассказал нам, что около Амьена фраза, указывающая, что жатва почти завершена, звучит так: «Они собираются убить кошку», и, когда последний колос срезан, сборщики урожая ремонтируют фермерский двор и там действительно убивают кошку. В некоторых частях Франции ритуал более сложный проливает больше света на его происхождение и значение. Живую кошку помещают под последний сноп, предназначенный для молотьбы, и забивают до смерти цепами. Ее тело оставляют на месте до следующего воскресенья, когда его жарят и поедают как праздничное блюдо. Ясно, что раньше это считалось таинством. Убитый бог солнца Осирис, теперь представленный священной кошкой, символически поедается его преданными слугами в день, посвященный ему, когда труды, которые он так давно благословлял и охранял, завершены на зерновом поле. Мы должны помнить, что египетский символизм почти всегда имел двойное значение, как сокровенное, так и внешнее объяснение. И когда бог солнца Осирис получает воплощение на земле, цель этого воплощения не просто в том, чтобы пожертвовать жизнью ради человека, но и чтобы послужить мистической пищей для их души.

Мы видели Исиду с решетом в руках и заметили, что в ее храме происходили мистерии Осириса — зернового бога. Как и у Осириса, одним из самых известных символов Исиды является кошка, олицетворявшая материнство. Диодор Сицилийский говорит, и это обычно признается, что Исида стала предшественницей греческой и римской Цереры, которой поклонялись под именем «Матери зерна». Ребенок, которого она приводила в мир, звали Хе-Сири («Семечко») или в Ассирии — Бар, имя, имеющее двойное значение, которое можно прочитать и как «сын» или «зерно». Для неграмотного большинства Церера была Матерью Бара, зерна, который кормил их материальные тела, но немногим посвященным она представлялась Девой-Матерью Бара, Божественного сына, бывшего Хлебом Жизни и воплощением бога солнца.

Кое-что из этого, предположительно, проявилось в богине Кен, которую на египетских табличках изображали с кошачьей головой, держащей в обеих руках зерно и стоящей на льве. Ее имя встречается еще в период XVIII и XIX династий, но она явно имеет иностранное происхождение, и предполагается, что ее поклонение было введено пастухами.

Мы можем посмотреть на зерновую кошку с другой точки зрения, обратившись к астрономической символике. Самая яркая звезда в созвездии Девы называется «колос» (греч. ΣΤΑΧΥΣ (stachys); лат. Spica). «Stachys» имеет множество значений, и одно из них «потомство» в общем смысле. Здесь также есть ссылка на Семя Женщины, и мы никогда не найдем Деву, изображенную без колосьев в руке. И действительно, изображение колосьев было так важно, что полностью заслонило ту, кто их несет. Дева потеряла свою значимость и стала называться Ки[18], или созвездием Колоса. Это небесное зерно, Spica virginus[19], потомок Девы, имело земную тень — кота-охранника. Этот Белый Лунный Кот, Чистильщик Ночи, разгонял тени своими серебряными лучами и являлся Защитником Небесного Зерна, которое ищут серые мыши ночи, чтобы сожрать и уничтожить.

Как вариант этой аллегории, великолепные оттенки утреннего и вечернего неба сравнивали с хранилищем золота, где содержится Солнце, и забота о нем лежит на осторожном Белом Коте.

Другая древняя притча изображала Ночь жестокой мачехой или ведьмой, которая заставляет деву Аврору отделять пшеницу-свет вечера от плевел тьмы. Обиженная и добродетельная дева плачет над невыполнимой работой, пока Кошка-Луна не появится в виде мадонны или доброй феи и не вычистит зерна темнеющего неба. Но в безлунную ночь демоническая черная кошка, часто выступающая воплощением этой тьмы, как ведьма, пугает несчастную деву Аврору.

Третий вариант этой плодотворной темы можно обнаружить в финском мифе, записанном Фредериком Крюзвальдом. В этой истории старая ведьма умирает и появляется вновь в виде кошки, которую ловят за хвост и бросают в огонь. Эта ведьма, по словам Губернатиса, символизирует ночь, которая сгорает в пламени утренней зари.

Глава 12

Кошка и шабаш

В какое бы время ни существовал культ Дианы, его приверженцы собирались четыре раза в год, чтобы сыграть мистерию в честь своей веры, и эти сборища, известные как шабаш, были самой сутью существования всего общества.

Есть различные варианты происхождения слова «шабаш». В древнееврейском есть слово shabbat в значении отдыха в смысле радостного времяпрепровождения. В переносном смысле это слово означает «разъединять», «уничтожать», что, вероятно, указывает, что шаббат делит месяц или год на части. Молодая луна и шаббат почти всегда упоминаются в связи друг с другом в более старых вариантах еврейских священных текстов, и такой огромной радостью было появление месяца, что это стало для евреев своеобразным религиозным праздником вообще. По сходным причинам древние индусы сделали дни появления молодой и полной луны священными; а их канун называли упавасата.

Итак, у дочерей Дианы было на чем основывать связь своих шабашей с фазами луны. А сексуальные ритуалы, явно занимавшие значительную часть этих ежеквартальных общественных и религиозных собраний, совершались в честь предполагаемого воздействия луны на плодовитость мужчин, женщин и растений.

Для них луна была представлена старым египетским символом — кошкой, так что это животное было введено в мистерии шабаша.

Исполнители этих ритуалов часто наряжались в шкуры и маски, чтобы как можно правдоподобнее изобразить кошку или другое животное (как описано в главе о ведьмах в виде кошки), главный персонаж изображал животное, символизирующее божество, чье благословение они особо хотели получить.

В более позднее время, когда церковь признала Сатану богом этого мира и отождествила ведьм с его слугами, главного персонажа стали официально называть Дьявол, и двенадцать его помощников получили соответствующие прозвища; но такая номенклатура создала много путаницы. Группа, созданная таким образом, была известна как шабаш ведьм (то есть тайное моление), и правило, регулирующее его количество, явно соотносилось с тринадцатью лунарными месяцами года и соблюдалось повсюду одинаково. Но совершенно ясно и то, что это фатальное число было образовано Христом и двенадцатью избранными Им апостолами, один из которых предательством вызвал смерть Учителя. И это вызывало неприятие.

Ведьмы обычно выбирают отдаленные пустоши для проведения своих шабашей, что естественно отсылает нас к дочерям Дианы. Кристиан Шридтех пишет, что их сборища «обычно проводятся в лесной местности или в горах в пещерах или в любом другом месте вдали от мест обитания людей». Он добавляет, что говорят об Атласских горах как о месте их встреч и что в его родной стороне «гора Бруктери, которую некоторые называют Мелибус, в герцогстве Брунсвик, слывет нечистым местом, полным призраков и ведьм». В Германии говорят, что ведьмы собираются в Блоксберге или Броккене, на самой высокой вершине Оленьих гор, и приезжают сюда, на эти головокружительные скалы, из далекой Лапландии и Норвегии. Было понятно, что никакие доступные смертным средства не могут помочь ведьмам исполнить это сверхчеловеческое деяние, и обычно считалось, что они прилетают туда на летающей кошке или иногда на метле.

Но хотя кошка или метла признавались любимым видом транспорта, они были не единственными для ведьм.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Ведьма с кошкой едет на шабаш. С барельефа Лионского собора.


Считалось, что, подобно богине, которой они служили, эти колдуньи обладали властью превращать людей в животных, и барельеф при входе в Лионский собор изображает ведьму, едущую верхом на мужчине, которого она превратила в козла. Она обернула кошку вокруг головы неудачника, чтобы та могла раздирать его лицо когтями, и явно спешит на шабаш.

Эта история на камне служит непосредственным доказательством веры в ведьм и их несчастных перевозчиков. Мы можем привести также пример случая с Энн Армстронг, членом Нортумбрийского шабаша, которая в 1673 году «сказала, что, хотя она и дала показания против нескольких людей, ездивших на ней в разные места, где они беседовали с дьяволом, она ездила туда и позже… Прошлой ночью в понедельник она, будучи в доме своего отца, видела, как некая Джейн Бейтс из Корбриджа превратилась в серую кошку, державшую в лапах уздечку, дунула на нее и напугала ее до смерти (то есть до бессознательного состояния) и запрягла ее и села на нее именем дьявола и поехала на юг, но названия места она не помнит. И упомянутая Джейн дергала и тянула уздечку у нее на голове». Из контекста этого отчета ясно, что Энн была превращена в лошадь, на которой Джейн в кошачьем обличье ездила на шабаш.

На шабаш культа Дианы ссылаются многие современные авторы, с возмущением описывающие это явление, но высказывающие сомнения в подлинности происходящего, объясняя это результатом дьявольского наваждения. Мы можем привести в качестве примера такого рода словесного излияния диатрибу известного бенедиктинского аббата Режино из Прама (906 г. н. э.), который писал: «Нельзя также не упомянуть, что некоторые крайне распутные женщины отклоняются от Бога, чтобы следовать Сатане, обольщенные иллюзорными и фантасмагорическими появлениями демонов, они твердо верят и открыто утверждают, что в ночной кромешной тьме ездят верхом на некоторых зверях вместе с языческой богиней Дианой и бесчисленной ордой женщин и что в эти тихие часы летают над просторами страны и подчиняются ей, как своей хозяйке, тогда как в другие ночи они собираются, чтобы оказать ей почести и услужить ей».

Режино не был одинок в своем понимании иллюзорности колдовства. Точно так же Бартоломей Исканус, архиепископ Экзетерский (1161–1186), осуждает «всех тех, кто, пойманный дьявольской хитростью, может поверить и признаться в том, что они ездили верхом в многочисленной компании других к той, кого по глупости и вульгарности называют Иродиада или Диана, и они подчиняются ее воле». И среди решений Совета Анкира, который собирался в середине XV века, есть одно относительно женщин, признавшихся, что ездили за границу с Дианой и Иродиадой. Скептицизм, выраженный этими писателями, плохо сочетается с неуклонной жестокостью, которая часто его сопровождает. И мы можем заметить здесь, что подвиг левитации, с помощью которого ведьмы и колдуны попадали на шабаш, считается возможным во многих религиозных системах. «Истории о левитации, — говорит Клод, — особенно собраны вокруг святого Филиппа Нерп, святого Данстана, святого Игнатия Лойолы, святой Терезы и многих других, чьи имена записаны в Acta sanctorum.[20]

Почти так же известны более близкие к нашему времени истории о левитации св. Франциска Ксавье, родившегося в начале XVI века. В 1541 году он посетил Восток. Очевидцы сообщали, что в некоторых случаях его заставали, когда он летал по воздуху.

Еще одним христианским примером левитации является пример францисканского монаха святого Иосифа Капертинского, жившего в XVII веке. Он часто поднимался в воздух и оставался там до тех пор, пока его не призывали на землю старшины его ордена. Даже в преклонном возрасте он, как говорилось, совершил недолгий полет за день до своей смерти. Той же способностью владел волшебник из Мексики: отец Акоста в XVI веке, говорят, мог летать по воздуху и принимать любой выбранный им облик.

Похожие истории приходят и с Востока, в этом списке есть Гаутама Будда и его ученики, а также брамины, левитировавшие во время исполнения солярных ритуалов».

Что касается буддизма, мы можем прочитать, как сестра раджи Каласока, который был преданным буддистом, обладала «обычной для буддизма способностью летать по воздуху», использовала ее как средство передвижения, чтобы летать к брату, когда он попадал в трудные ситуации (Шпеер). Точно так же буддистский принц Махендра в сопровождении других приверженцев отправился на остров Цейлон примерно в 246 году до н. э., причем совершил это путешествие «поднявшись в небо и немедленно оказавшись на прекрасной горе Мисса», где до сих пор остались развалины буддистских храмов («Махавансо», гл. XIII).

Для современного студента, изучающего спиритизм, левитация — это бесспорный факт, поэтому те, кто записывал случаи полетов ведьм, не обязаны извиняться или прилагать усилия, чтобы объяснить их.

Вероятно, именно поэтому в культе Дианы при исполнении ритуальных танцев в пещерах, а не на вершинах гор главная идея заключалась в том, чтобы призвать Диану в облике Гекаты. Использование подземных святилищ первоначально было связано с практикой погребения в пещерах. Ритуал, по меньшей мере частично, имел своей целью обеспечить общение живых с духами. Поэтому хеллоуин, когда, по кельтским поверьям, души умерших парят над землей, был днем громадной активности дочерей Дианы. В этот ежегодный праздник мертвый, высвободившись из темных храмовых склепов, присоединяется к своим верным жрицам, чьи телесные связи также ослабевают на время этих праздничных встреч. Сама Геката могла появиться среди них во главе процессии ведьм, колдунов, «добрых соседей» и призраков. Компания взбиралась на полосатых кошек, которые по этому случаю превращались в угольно-черных жеребцов или, оседлав метлы, мчалась по воздуху. Живое повествование о такого рода практике было донесено до нас в «Шотландском рифмоплете» Данбара в его поэме «Полет Данбара и Кеннеди», приобретшей огромную популярность среди современников поэта. Богиня, возглавлявшая эти поездки на шабаш, говорят, появлялась под именем Андрастея, ради «победы, спасения и свободы» Боадицеи, которая перед боем с римскими захватчиками воскликнула: «Я благодарю тебя, о Андарстея, и буду называть тебя твоим именем, о добрая госпожа».

Эта кельтская Геката стала известна под именем Никневен, когда верования кельтов и готов смешались и ее культ, говорят, выжил и оставался жизнеспособным в Шотландии до XVIII века. Но в Англии культ Дианы умер еще до начала средневековых преследований, которые так жестоко уничтожили его приверженцев и оставили нам только разрозненные сведения о его догматах.

Вероятно, из-за того, что церковь унаследовала многое из тех ритуалов и доктрин, которые были присущи солярным и лунарным культам, она с яростной энергией выступала против тех обычаев, которые не смогла воспринять, и на протяжении всех Средних веков христианские организации преследовали и мучили не только ведьм, но и кошек. Древние религии считали этих животных священными, и церкви опасались возрождения этих верований и не хотели, чтобы население видело связь между Девой Марией и девой Дианой и понимало, что новая религия осталась по сути прежней, старой.

Глава 13

Ведьмы в обличье кошек

Во все времена и у всех народов в разной степени была популярна мысль, что природа является хранительницей тайных сил, которые посвященный может понять и использовать либо на благо других, либо для их уничтожения, либо в личных интересах, чтобы добиться любви, богатства и власти. Ни один народ не обходится и не обходился без своих предсказателей, колдунов и волшебников; а помимо полутайных верований, представителями которых они являются, каждая нация хвалится своей верой, которую утверждает также с помощью знаков и чудес, воспринимаемых с ужасом и восторгом; или догматов, раскрываемых сверхъестественными посланиями и средствами.

На какой бы стадии развития ни стояла страна, является ли она молодым, дряхлым государством или державой в самом расцвете, варварской или цивилизованной, покорительницей или покоренной, в какой бы степени ни были бы развиты ее знания, внимательному наблюдателю предстает совершенно замечательное сходство в них религиозных и магических явлений.

В Древнем Египте религия и магия были тесно связаны друг с другом, и триединая богиня Геката (египетская Хек), Исида и Баст, предположительно, была главной волшебницей и появлялась в святилищах, если семь раз называлось ее имя. В завершение ритуала призраки по обыкновению принимали осязательную форму и их называли Гекатеями в честь их покровительницы. Геката на земле была Дианой, и этот факт дает нам ключ к раскрытию многих непонятных и труднопостижимых вещей в колдовстве, потому что как только мы обращаемся к земным божествам, то немедленно узнаем в этих богинях и обслуживающих их жрицах предтеч более поздних ведьм. Многие из этих богинь являлись всего лишь особыми или местными вариантами Дианы. Например, Юнона Луцина («Светлая»), которая помогала женщинам, так описывается Туком: «Одна рука у нее была пуста и готова, как полагается, принять новорожденного младенца; другая рука держит факел, свет от которого символизирует свет жизни, получаемый всеми в момент рождения». Тимей говорит очень красиво, когда рассказывает о храме Дианы, сгоревшем в ночь рождения Александра. «Неудивительно, что ее не было в ее доме, — говорит он, — когда мать Александра так нуждалась в помощи при родах олимпийца».

«Интерцедона[21], — сообщает нам тот же автор, — была богиней, которая научила искусству рубки леса с помощью топора и разжиганию костров». Помощь этих дружественных людям земных богинь угадывалась во время родов, в которых они поддерживали своих человеческих сестер; та же самая помощь осуществлялась и ведьмами, которых так порочила христианская церковь.

Так, Диверра[22], по описанию Тука в странной старинной мифологии, была «почитаема как богиня, потому что она изобрела метлы, с помощью которых все можно чистить, а также препятствовать появлению душевных расстройств, вызываемых злобой. Именно эти богини уводили подальше от беременных лесных богов, которые всегда враждебно относились к женщинам в таком положении, предотвращая несчастья, которые они могли наслать. Так, ни одно дерево, по словам святого Августина, не может быть срублено без топора, хлеб невозможно выпечь без пестика, и без щетки ничего нельзя почистить; поэтому, раз эти вещи считаются принадлежностями хорошей хозяйки, можно предположить, что в их присутствии эти дикие грязные боги никогда не осмелятся войти в комнату беременной женщины». Естественно, вызывает интерес, откуда святой Августин был так хорошо знаком с этим вопросом, если вспомним отношение к колдовству его преемников. Но когда божество считается воплощенным тираном, а не любящим родителем, религия становится мощным и ужасным инструментом зла. Именно так случилось, когда с XVI по XVIII век весь христианский мир стал испытывать ужас перед колдовством. Любые природные явления воспринимались как проделки ведьм; молния или град, скисшее молоко, любые несчастья и болезни, которые нападали на человека пли домашнее животное, считались результатом деятельности этих вредных колдуний.

Христиане жили в состоянии постоянного страха между «яростью Божьего гнева» и «великим гневом» дьявола. Неудивительно, что они проявляли жестокость. Их божество было таким же безнравственным, как и дьявол; они верили, что в конечном итоге он вынужден доказывать свою победу и после триумфа ему придется сжигать своих врагов заживо в озере огня и серы, откуда «дым их мучений» будет подниматься «вечно и беспрестанно» к его трону. Поэтому они искали повод ублажить его, предвидя месть, которую он ревниво провозгласил своей прерогативой, и даже ждали, что добудут себе высокое место на небесах, приближая гибель своих братьев и сестер. О боже! Каков венец мучительных поисков света человеком!

Во время правления знаменитого британского демонолога короля Иакова I, который в законе о пороховом заговоре описан как «самый великий, ученый и набожный король», когда-либо правивший Англией, христианская церковь намеренно напала на остатки фрагментарно сохранившейся и пришедшей в упадок когда-то благородной и глубокой оккультной религии Дианы Трехликой.

Это вызвало возрождение интереса к темным аспектам оккультизма, так как и в случае с самой Гекатой, непосвященные мирные фанатики видели неявные очертания трехликой богини, когда старались отодвинуть полог, скрывавший ее. «Колдуньи приносят жертвы бледной Гекате», — сказал Шекспир, выражая поверья своего времени, и вскоре среди придворных и стремящихся к вершинам власти стало модным изучать этот культ. Та точка зрения, с которой смотрели на него новые приверженцы, автоматически отрицала любую возможность сделать открытие какого бы ни было высшего эзотерического значения, тем более что существовало серьезное преследование со стороны христианской церкви, продолжавшей уничтожать и отрицать его настоящих сторонников.

Обо всем этом нужно постоянно помнить, когда читаешь отчеты современников о судебных разбирательствах над ведьмами в европейских судах присяжных, и мы не должны также забывать о том, что все они без исключения были записаны общепризнанными и ожесточенными врагами. Мы не встречали ни одной симпатизирующей интонации, которая помогла бы нам прийти к справедливым выводам.

Исключительный продукт римской католической церкви под названием «Молот ведьм», написанный Иннокентием VIII в 1489 году, считался неопровержимым доказательством того, что дети Сатаны обычно превращались во всевозможных животных, подобно тому как их отец Дьявол принимал облик змея для соблазнения Евы.

В этой главе мы вспомним некоторые из сверхъестественных историй о людях в облике кошек, подтвержденных духовными судами современников. Замечательный случай произошел в 1596 году, когда ведьмы из Абердина были обвинены в том, что они принимали облик кошек, чтобы беспрепятственно участвовать в оргиях в Фиш-Кросс. Это кажется вероятным, если исходить из названия Кросс — места, где был основан рыбный рынок, и, возможно, предполагаемые ведьмы были на самом деле простыми кошками, привлеченными запахом своей любимой пищи; но возможно и другое объяснение. Если мы обратимся к главе 14 «Кошки ведьм», то мы увидим, что маски и меховые накидки использовались ведьмами в их ритуальных танцах, чтобы подчеркнуть идентичность с представляемыми ими животными, и, согласно народным поверьям, они действительно достигали желаемой трансформации. Обвинения против Бесси Том, одной из абердинских ведьм, гласило, что «там в компании с ее дьявольскими подругами и сообщницами в других обличьях, некоторые в виде лошадей, другие в виде кошек и некоторые в облике других тварей, все танцевали на Фиш-Кросс». Поддержка теории, что абердинские ведьмы были наряжены в животных, священных для их культа, последовала со стороны строгого обвинителя Теодора, седьмого архиепископа Кентерберийского. Он говорил: «Если кто-то в первых числах января наряжается в коня пли быка, то есть превращает себя в дикое животное или надевает на себя шкуру стадного животного и голову зверя, тем самым они превращают себя по виду в дикое животное, на них следует наложить епитимию на три года, потому что это угодно дьяволу». Маргарет Мюррей говорит, что «ведьмы сами признавались, что надевали маски и костюмы, и свидетели показывали то же самое». Богет предполагает, что костюмы использовались для того, «чтобы скрыть свое собственное лицо, что было возможно в то время, но еще вероятнее, если судить по свидетельским показаниям, что маски и костюмы служили ритуальным целям».

Хотя может показаться, что духовные авторитеты могли бы больше знать о древних ритуальных танцах в масках, они явно поддерживали и подтверждали народное поверье, что ведьмы посредством власти, наложенной на них дьяволом, действительно могли менять свое обличье. И их целью, возможно, было вызвать страх и ненависть людей против возрождения старой религии.

Из этого естественно следует, что безобидные животные часто становились предметами суеверного страха. Это четко отражено в литературе того времени. Например, Джордж Гиффорд в своих «Диалогах» пишет: «По правде говоря, я могу рассказать тебе как другу, что когда я иду по окрестностям, то всегда испытываю страх, потому что всегда вижу зайца, который, как подсказывает мне мой разум, является ведьмой или духом, так он смотрел на меня. А иногда в моем амбаре появляется огромный пушистый кот, который мне тоже не нравится». Должно быть, это было большим испытанием даже для сильных нервов — встречаться лицом к лицу с такими страшными напастями, но, к счастью, существовали разные способы борьбы с ними.

Давайте рассмотрим зарегистрированный случай с ведьмой, превратившейся в кошку. Мы почерпнули этот пример из знаменитой книги «Чудеса невидимого мира». В ней приводится часть свидетельских показаний, данных во время судебного разбирательства о колдовстве Сюзанны Мартин в суде Ойер и Термине от 29 июня 1692 года. Заключенная клялась, что невиновна, но против нее было много свидетельств. Одно из них было дано Робертом Даун ером, который показал, «что эта заключенная была несколько лет назад осуждена судом как ведьма, затем он сказал о ней, что он полагал, что она ведьма. Ей что-то не понравилось, и она сказала, что какая-нибудь чертовка скоро унесет его! На следующую ночь он лежал в постели, и что-то похожее на кошку подошло к окну и бросилось на него, схватило его за горло и долго лежало на нем, чтобы убить его. Через некоторое время он вспомнил, чем ему вчера угрожала Сюзанна Мартин, и он с трудом закричал: «Изыди, чертовка! Именем Отца и Сына и Святого Духа, изыди!» И тут она покинула его, спрыгнув на пол, и выскочила в окно. И здесь также приводятся некоторые доказательства, что до того, как Даунер рассказал об этом случае, Сюзанна Мартин и ее семья сами рассказали о том, как они обработали этого Даунера!»

Это был не единственный случай грубого поведения ведьмы в образе кошки.

В 1607 году Изобель Гриерсон была обвинена в колдовстве и сожжена, ее пепел был развеян по воздуху. Ее обвинили в том, что она вошла в дом Адама Кларка и его жены в Престон-Пэнс однажды ночью в облике их собственной кошки в сопровождении громадной толпы других кошек, которые своим шумом до смерти испугали Адама, его жену и горничную. Кошек сопровождал дьявол, который был в виде черного человека, он схватил бедную горничную и стал таскать ее за волосы.

Изобель далее обвинили в том, что она часто навещала мистера Брауна из того же городка в облике кошки, грубо напала на жену Брауна и расцарапала домашнюю утварь, но, как только ее назвали по имени, исчезла. Браун умер от насланной ею на него болезни, если верить этому свидетельству.

Интересный вопрос возникает из свидетельского показания, данного в суде над Джонет Ирвинг в 1616 году. Ее обвинили в том, что дьявол, принявший облик женщины, услышав имя Христа, совершил новое превращение и выбежал «из передней в дверь в облике черного кота». Почему облик кошки показался Сатане безопасным для бегства и чем его не устроил тот вид, который он принял ранее, приходится только догадываться. Может быть, потому, что кошка, как символ добра и зла, Христа и дьявола, была признанным флагом перемирия, обеспечивала уважение обеих враждующих сторон?

Еще одна Изобель, супруга Джорджа Смита из Ист-Барнс, была привлечена к суду за колдовство в 1629 году, и среди прочих обвинений было такое, по которому она поселила в своем доме Кристиан Гринтон, ведьму, которую муж осужденной видел однажды ночью на крыше. Она вышла из проема в облике кошки и тут же снова превратилась в себя саму; после чего осужденная сказала мужу, что теперь с ним должно случиться несчастье, и так оно и вышло: на следующий день он упал и умер».

В городском архиве Эдинбурга есть отчет о передаче советом конфискованного имущества бароном из замка Канонгейт, который получил все движимое и недвижимое имущество, принадлежавшее ведьмам из этого местечка (17 июля 1661 г.). Вслед за этим отчетом последовало сообщение от Вильяма Джонстона, барона из замка Канонгейт, о том, что «некая Джонет Алан, осужденная и наказанная за колдовство, донесла на Барбару Милн, как на одну из тех, кого Джонет видела в Воттер-Гейт в облике кошки, и как она переодевалась у себя под лестницей и затем вернулась к себе домой».

Это свидетельство, весомое, без сомнений, если вспомнить об обещанном получении конфискованного имущества, вынудило владельца замка задержать Барбару и посадить ее в тюрьму прежде, чем он ознакомит суд с этим делом. Но ему повелели освободить ее до тех пор, пока суд будет проводить расследование.

Дело Изобель Гауди, известной под кличкой Королева Шотландских Ведьм, признавшей свою вину в апреле 1662 года, особенно интересно, так как бросает свет на церемониальные ритуалы шотландских ведьм, которые мы напрасно искали в других местах. Ее признание явно сделано свободно, без принуждения со стороны суда, хотя она полностью осознавала, какие серьезные последствия оно может на нее навлечь. «Я не заслуживаю того, — говорила она, — чтобы сидеть здесь легко и непринужденно, я скорее заслуживаю мучений каленым железом; либо мои преступления можно искупить, если меня протащат на диких лошадях».

По свидетельству Изобель, ведьм из Олдерна было так много, что они могли объединяться в разные шабаши, каждый из которых возглавляли старшие ведьмы. Одну из них называли Девой шабаша, и обычно это была самая красивая из девушек. Изобель рассказала суду, как однажды в Ламмасе в 1659 году она и ее шабаш приняли облик кошек, коров и зайцев и промчались по округе, пожирая, выпивая и портя соседское добро, и как в другой раз они вошли в красильню в Олдерне и забавы ради заколдовали чаны, чтобы они могли красить ткани только в черный цвет, «цвет дьявола».

По нашей просьбе Изобель раскрыла ту магическую формулу, с помощью которой она превращалась в кошку и обратно. Заклинание, которое нужно повторить три раза, звучит так:

Я войду в любую кошку

С печалью и скорбью и черным ударом;

И я войду именем дьявола,

Да, и с холма вернусь снова домой.

Чтобы снова вернуть себе человеческий облик, она говорила:

Кошка, кошка, Бог посылает тебе черный удар.

Я сейчас в твоей шкуре,

Но теперь я снова возвращаюсь в облик женщины,

Кошка, кошка, Бог посылает тебе черный удар.

Еще одной ведьмой, любившей превращаться в кошку, была Мари Ламонт, «молодая женщина восемнадцати лет от роду, живущая в трущобах Иннеркипа (совр. Инверкип, близ Гринока), добровольно сдавшаяся суду 4 марта 1662 года». Она сообщила суду, что «Бог подвинул ее сердце сделать признание в том, что она так долго жила в услужении дьяволу». Восьмая статья ее признания описывает сборище ведьм в Бридлинне, «где дьявол присутствовал в виде коричневой собаки. В конце их собраний нужно было вызвать бурю, которая бы перевернула рыбачьи лодки в море; и она повинилась в том, что она, Кити Скот и Маргарет Холм пришли в дом Алана Орра в облике кошек и пошли за его женой в кладовку, где они взяли селедку из бочки и наложили на нее чары и положили на место. Эту селедку, по словам Алана, и съела его жена, тяжело заболела и умерла».

В другой раз, когда Мари и шабаш, к которому она принадлежала, собрались вместе ночью у задних ворот Ардгована, чтобы читать свои злобные заклинания, но собирались они в своем собственном облике, «с ними был дьявол», на тот раз «в облике черного человека, с размытыми чертами лица, и он велел некоторым из них принести песок с берега моря, и бросить его у ворот Ардгована… но она говорит, когда они начали выполнять его приказание, дьявол превратил их в кошек, поводив руками над их головами».

Классический пример этой древней идеи представляет собой миф о Галинфиаде или Галантиаде, преданной служанке Алкмены, чья ловкость уменьшила боли ее хозяйки, рожавшей Геркулеса. Ревнивая Юнона превратила ее за это в кошку и повелела с тех пор рожать детенышей в страшных муках через рот. Вероятно, привычка кошек переносить котят с места на место стала источником этого мифа. В некоторых версиях мифа кошка заменена лаской.

Даже сейчас во многих европейских странах с готовностью верят подобным легендам. Например, в Монферрато верят в то, что все кошки, которые бродят по крышам в феврале, не настоящие кошки, а ведьмы и что их следует застрелить.

В Венгрии верят, что кошка обычно становится ведьмой в возрасте от семи до двенадцати лет. И что ведьмы ездят верхом на котах, особенно на черных. Чтобы отличить кошку от ведьмы, говорят, нужно сделать надрез на ее коже в форме креста.

Можно легко найти десятки томов с признанными примерами таких сверхъестественных превращений, и до недавнего времени церковь всем своим авторитетом поддерживала веру в подобные случаи. А учения, которые они иллюстрируют, живы и сегодня, хотя приводимые примеры превращений уже не вызывают у нас панического страха, а только желание раскрыть законы, лежащие в основе всех этих необъяснимых явлений.

Глава 14

Кошки ведьм

Сегодня всеми признано, что колдовство имеет религиозное происхождение, а культ — это вырождение или выживание поверженной или умирающей веры. Если мы не будем забывать об этом, то легко найдем наиболее допустимые объяснения того, почему ведьмы выбирают облик животных. Этот выбор был выражением желания соединиться со своим божеством, которое вызывало такое преданное поклонение, что заставило принять тот атрибут, который символизировал это божество. Превращение стимулировалось теми же средствами, которые использовались колдунами в ранних религиях и которые в Средние века уже считались ужасно старыми. Одно из условий веры заключалось в том, что приверженец ее мог стать священным животным, символизировавшим этого бога, стащив его шкуру или надев маску на голову и издавая звуки и совершая жесты, присущие ему, или даже просто произнося мистические формулы.

Как и в более древних культах, ведьмы часто наряжались так для совершения своих ритуальных танцев и других церемоний, и хотя ясно, что их превращения в кошек, коз, зайцев и т. д. были не настоящими, сами исполнительницы именовали себя по названию животных, и, по их собственным оценкам и оценкам других участников ритуала, превращение совершалось.

Вера в то, что такое превращение возможно, была широко распространена. И действительно, такие идеи можно найти в несколько модифицированной форме практически в любой религии, хотя в своем первоначальном виде превращение служило средством общения, выродившись в последующие времена, когда потерялся и исказился его смысл.

Как указывает Элифас Леви, «суеверие произошло от латинского слова, обозначающего выживание» и «является мертвым телом религиозного ритуала». Колдовство — это выживание поклонения женской ипостаси божества — Вечной материнско-созидательной сути Творца; и с ним всегда была связана кошка, символ этого аспекта Всевышнего. Поэтому кошка была представлена на верхушке систра, который держала в руках Исида. Кошка была выбрана для перевоплощения великой Дианой (или Гекатой) в ее самые тяжелый часы, когда ужасный Тифон заставил богов обратиться в животных и бежать в Египет. (Вероятно, эта легенда означает, что из-за вырождения человеческого рода религия должна скрываться от глаз профанов.) Приняв вид кошки, Диана бежала на Луну, и все лунарные богини в разных странах и в разные времена были неразрывно связаны с кошкой. Ведьмы, бывшие их жрицы, поклонялись Луне с истинным уважением, поэтому именно кошка сохранила важное значение в культе дианизма даже после ужасного упадка поклонения Матери.

Чтобы объяснить падение этой древней и красивой веры, мы должны вспомнить, что кошка, либо благодаря своей многогранной природе, либо, что более вероятно, в своем излюбленном положении для отдыха, согнутой в кольцо, напоминает меняющуюся луну, символизируя Мать-Природу или Все сущее. Она была Венерой Прекрасной и Венерой ужасной, богиней жизни и смерти, называемой на Востоке Алхуза или Хуза, означающей для египтян «божественную женщину» или Исиду. Алхуза означает гиацинт или лилию. Следовательно, Свет, будучи душой Матери или Майи, является тенью Бога и противоположностью Божественной Действительности.

Пока религия удостаивала реальность своим узнаванием или оставляла ее в тени и принимала или даже усмиряла зло и судьбу, поскольку они были необходимыми инструментами Творца, все было хорошо. Но как только преклонение стало переключаться от Непознанной Тьмы, бывшей Духовным Светом к видимому материальному Свету природы, который в реальности оказался тьмой и иллюзией, фальсифицированные концепции быстро привели к появлению черной магии и поклонению дьяволу со всеми сопровождающими их ужасами.

Все потому, что реальность неизменяема. Нереальность отличается отсутствием стабильности. Луна всегда изменяется, и ее изменчивость — это одна из сил, присущих дочерям Дианы.

Если мы перейдем к практическим делам, то вера в изменение форм вызвала убежденность, что раны, полученные человеком в облике животного, останутся на его теле и после того, как он вернет себе вид человека. Есть бесконечное множество историй, иллюстрирующих это, которые даже сегодня рассказывают в Шотландии, Франции, Италии и Германии. В Англии они редки. Кошки ведьм считаются здесь скорее слугами духов, чем самими ведьмами.

Классическая шотландская история этого рода такова и связана с ведьмами из Турсо. В декабре 1718 года некий честный купец по имени Вильям Монтгомери, живший в Бурнсайде, подал шерифу прошение, в котором сообщил, что на его дом «несколько раз нападали кошки в таком количестве, что ни он, ни его семья больше не могли там жить». Его служанка утверждала, что кошки разговаривали друг с другом; его жена пригрозила, что уйдет от него и уедет в Турсо, а некоторые из слуг от страха ушли раньше оговоренного договором срока.

Наконец, однажды ночью Монтгомери потерял терпение и, вооружившись палашом, кинжалом и топором, убил двух кошек, отрубил ногу у третьей и ранил нескольких других до того, как они разбежались. Вскоре после этого женщина, которую считали ведьмой, по имени Хелен Эндрю, внезапно умерла, тогда как другая, М'Юстон, бросилась со скалы в море, где она и утонула. Затем пожилая женщина Маргарет Нин-Гилберт, которая жила примерно в полутора милях от Монтгомери, по словам соседей, «упала у дверей своего дома, и у нее отвалилась нога прямо посередине». Конечно, никто не стал сомневаться в том, что эти женщины и были этими убитыми и ранеными кошками. Почерневшая и разлагавшаяся нога Маргарет была доставлена заместителю шерифа. Он немедленно приказал посадить ее в тюрьму. Через несколько дней она была допрошена и призналась, что действительно присутствовала в доме Монтгомери и что он «сломал ей ногу либо кортиком, либо топором. С того времени нога отвалилась… и что она была в облике пушистой кошки».

Через две или три недели после этого вынужденного признания бедная старая женщина умерла в тюрьме в результате гангрены или лепры, которой она, вероятно, страдала, хотя людские языки утверждали, что она была убита сокамерницами, которых выдала в своем признании. Существуют разные варианты этой истории.

В соответствии с одним из отчетов, когда Монтгомери отрезал ногу кошке, он обнаружил, что это была нога женщины, и на следующее утро Маргарет лишилась соответствующей конечности. После смерти Маргарет были предприняты попытки вырвать признание и у «трех других опороченных ею, которые продолжали запираться», но в конце концов лорд-адвокат (генеральный прокурор по делам Шотландии) прекратил дальнейшее разбирательство.

Еще одна история рассказана капитаном Бертом, который записал ее в 1730 году, сообщая, что слышал ее от священника. Некий помещик, заметивший, что у него мистическим образом исчезает вино, заподозрил, что причиной его потерь было колдовство. Поэтому он, вооружившись, спустился в подвал однажды ночью, ожидая найти там греховную банду во время оргии.

Но когда он вошел, его окружили кошки, и он, размахивая своим мечом, вскоре избавил от них помещение. Осматривая пол, он увидел на нем капли крови: во время нападения он поранил одну из убежавших кошек. На следующий день, когда вошли в дом старой женщины, считавшейся местными жителями ведьмой, нашли ее в кровати без ноги.

Истории такого рода в Англии редки, но знаменитый прорицатель и философ XVII века Джозеф Гланвил, один из самых активных членов Королевского общества и твердый сторонник колдовства, записал интересный для нас случай. Он рассказывает о «старушке в Кембриджшире, которая в астральном виде, как дух, зайдя в дом к какому-то мужчине (он сидел один у камина) в образе огромной кошки, устроилась у камина неподалеку от него, он ударил ее по спине кочергой и, казалось, сломал ей хребет, но она вскочила и убежала от него и исчезла, непонятным для него образом. Но такая старушка, признанная ведьма, была найдена мертвой в кровати в ту же ночь со сломанной спиной, как я слышал и сообщал несколько раньше».

Французский юрист и автор политических статей XVI века Боден писал, что ведьмы из Вернона, осужденные в 1566 году, обычно собирались в старом разрушенном замке в образе кошек. Четверо доблестных мужчин решили провести ночь в том самом месте, но заплатили жизнью за свое безрассудство. Ведьмы-кошки нападали на них несметными толпами, и один из смелых гостей был убит, тогда как другие были серьезно ранены. Тем не менее они смогли оставить метки на кошках, и на следующий день большое количество пожилых женщин, живших по соседству, оказались сильно израненными.

Несколько историй рассказывает Богет. В одной говорится о работнике из Страсбурга, на которого напали три огромные кошки, и он, защищаясь, серьезно ранил их. Через час его арестовали за дурное обращение с тремя дамами, хорошо известными в городке. Он очень удивился, когда ему предъявили обвинение, и всячески отрицал его, говоря, что на него напали кошки. Он сумел представить некие доказательства в свое оправдание. И при медицинском освидетельствовании дам было обнаружено, что раны им были нанесены, когда они были в облике кошек.

Мейе рассказал швабскую историю о молодой женщине и ее любовнике-солдате. Он обычно приходил к ней в увольнительную, но однажды девушка попросила его прийти в пятницу ночью, потому что ей было неудобно видеться в другое время. Это вызвало у него подозрения, и на следующую пятницу он отправился к ней домой. Когда он подходил, к нему на улице подбежала белая кошка и пошла с ним рядом, и он не мог ее отогнать. Это так встревожило его, что он вытащил шпагу и отрубил ей одну лапу, после чего она убежала. Солдат пошел дальше, но когда подошел к дому любимой, то нашел ее в постели. Когда он стал расспрашивать ее о причинах болезни, она не знала, что сказать. Заметив кровавые пятна, он стащил с нее одеяло и увидел, что одна нога девушки отрублена и из нее идет кровь. «Так вот что тебя беспокоит, ты ведьма», — сказал он. Он ушел от нее, и через три дня она умерла.

В такие истории в наши дни все еще верят баски, что на собственном опыте ощутил преподобный Вентворт Вебстер, собирая материал для сборника баскских легенд (1877). Он рассказывает нам, что «ведьмы все еще появляются в образе кошек, обычно черных. Примерно два года назад, — добавляет он, — нам рассказали об одном человеке, который в полночь отрубил ухо черной кошке, которая околдовывала его скот. А утром оказалось, что это было ухо женщины с серьгой, которая все еще оставалась в нем! Он выставил его в мэрии, и мы могли видеть его там, но не смогли хорошо рассмотреть, так как оно висело довольно высоко».

Подобные верования не ограничиваются Европой. Одно из примитивных племен Бенгалии, ораоны или ураоны, придерживается убеждения, что «некоторые женщины имеют силу превращать свою душу в черную кошку, которая затем может ходить по домам, где есть больные люди. Такая кошка даже мяукает особым образом, отличным от ее сестер, и ее легко можно узнать… Любая рана, нанесенная кошке, наносилась и ей (ведьме), и если кошке ранили уши, или ломали ноги, или выкалывали глаза, женщина страдала от тех же увечий».

В этом отношении интересно следующее сообщение о варианте того же суеверия в современном Египте, сделанное три четверти века тому назад леди Дафф-Гордон.

«Вы помните немецкую историю о парне, путешествовавшем, «чтобы научиться содрогаться»? Ну, так и я, которая никогда не «содрогалась» раньше, почувствовала что-то подобное несколько дней тому назад, утром. Я тихо сидела здесь и пила чай в присутствии четырех или пяти человек, когда какой-то кот вошел в дверь. Я позвала его и предложила молока, но котик, посмотрев на нас, убежал.

— Вы правильно поступили, леди, — сказал разумный человек, купец, — что проявили доброту по отношению к коту, потому что смею сказать, он мало что получает дома; его отец, бедняк, не может готовить еду детям каждый день. — Затем пояснил всей нашей компании: — Это мальчик Али Насери, Юсуф, потому что его брат-близнец, Исмаил, сейчас у своего дяди в Нагадеш.

Я содрогнулась, признаюсь. Я слышала и более абсурдные вещи от джентльменов и леди в Европе, но «экстравагантности» в Кафтане действуют совсем иначе.

— Что? Сын мясника, приносящего мне мясо, кот? — едва выдохнула я.

— Совершенно верно, и он отлично знает, где может найти хорошие объедки, видите ли. Все близнецы гуляют по ночам в облике кошек, если вынуждены ложиться голодными. Их собственные тела тем временем лежат дома как мертвые, но никто не должен дотрагиваться до них, иначе они умрут. Да ваш собственный мальчик-слуга, Ахмет, тоже так делает. Эй, Ахмет!

Появился Ахмет.

— Мальчик, ты гуляешь по ночам в виде кота?

— Нет, — грустно сказал Ахмет. — У меня нет близнеца. Сыновья моей сестры гуляют.

— Интересно, а люди не боятся таких кошек?

— Нет, не боятся, они ведь только поедят немного, но если вы их побьете, то на следующий день они сообщат об этом своим родителям: «Такой-то и такой-то побил меня вчера ночью в своем доме» — и покажут синяки. Нет, они не злые духи: они полулюди. Только близнецы могут это, и если вы дадите им сразу после рождения что-то вроде лукового отвара и немного молока, то они не смогут этого делать совсем.

Омар утверждает, что никогда об этом не слышал, но я уверена, что это не так, он просто боится, что над ним будут смеяться. Один из американских миссионеров что-то мне об этом рассказывал, но он говорил о коптах; это чисто египетское поверье и общее у обеих религий. Я расспрашивала нескольких коптов, которые заверили меня, что это правда, и сказали, что все происходит именно так. Неужели это остатки учения о переселении душ? Тем не менее это понятие демонстрирует, какой ужас люди испытывают при мысли об убийстве кошки».

Копты являются последователями евтихианской «ереси», или якобитской секты христианства, но некоторые авторы предполагают, что они потомки древних египтян, так как их церемонии напоминают обычаи этого народа. Стоит заметить, что рыцарские чувства возникают в груди при мысли о том, что сородичи-люди могут существовать в виде беспомощной кошки. Какой резкий контраст инстинкту убивать, присущему европейским христианам в подобных обстоятельствах! Предоставляю предыдущим случаям говорить самим за себя и свидетельствовать о достижениях нескольких веков христианства в создании самой известной из форм цивилизации. Неужели все забыли о Господе? Вероятно, так. Церковь убила Его, и животных, бывших старинным символом Христа, стали преследовать и убивать.

Глава 15

Тайные секты и поклонение кошке

Вероятно, самым известным из трех военных орденов, основанных в XII веке[23] для защиты Иерусалима, является орден тамплиеров. История его феноменального роста, как по количеству членов, так и по богатству и власти, сделавшего орден более чем на два века одной из самых влиятельных сил в формирующейся европейской политике, драматично завершилась еще более внезапным падением и уничтожением во времена правления Филиппа Красивого во Франции.

Этот король, чтобы удовлетворить свое личное недовольство против некоторых знаменитых тамплиеров, начал жестокое преследование всего ордена, обвиняя его в ереси и невероятных преступлениях. 13 октября 1307 года по его повелению были арестованы все французские члены ордена и подвергнуты пыткам и мучениям, чтобы вырвать у них признание своей виновности.

Незадолго до этого Филипп говорил о своей особой любви к ордену, который он вознамерился разрушить, а странные слухи о тайных ритуалах, совершаемых его членами на полуночных собраниях, позволили ему применить к нему юридические меры.

Против ордена было выдвинуто два обвинения. Во-первых, отрицание Бога и Христа, содержавшееся в статьях с I по XIII, и, во-вторых, поклонение дьяволу и практика колдовства. Утверждалось, что сам Сатана председательствовал на тайных ночных собраниях тамплиеров и представал перед участниками в виде черного кота или в облике отвратительного монстра на четырех ногах, а также что на таких собраниях приносились в жертву дети и молодые девушки, чтобы умилостивить этого злодея.

Без всяких доказательств вины тамплиеров в подобных ужасных злодеяниях они были объявлены отныне и навсегда врагами Бога. Их христианское вероисповедание было признано простой маской, скрывающей богохульные ритуалы и непристойные оргии. Подозрения короля были подтверждены признаниями, вырванными под пытками. Из всех тамплиеров, допрошенных инквизиторами в Париже между 19 октября и 24 ноября 1307 года, едва ли найдется хоть один, кто отказался признать, что на церемонии принятия в орден распятие подвергалось оскорблению, и многие признались в других ужасных преступлениях, даже в самых отвратительных, например osculum infame[24], как говорили, этого требовали старшие члены от младших.

Хотя современные исследования подтвердили, что чудовищные обвинения, выдвинутые против тамплиеров, были ложными, а признания у них были получены под пытками и, следовательно, не имеют доказательной силы, представляется совершенно ясным, что тамплиеры исповедовали тайную религию, включавшую в себя еретические учения богомилов, близко связанных с люциферианцами или сатанистами. «Богомилы» по-словенски значит «друзья Бога». Эта секта верила в Верховное Божество, чей старший сын был Сатанаил, которому поклонялись евреи под именем Иеговы и который создал мир после того, как восстал против своего отца. Его младший сын Иисус стал человеком, чтобы противодействовать злобной работе своего брата. Богомилы не прикладывались к кресту, потому что видели в нем инструмент причинения страданий Христу. Но люциферианцы поклонялись старшему сыну Бога, который имел власть над богатством и счастьем мира. Считалось, что они поклонялись черному коту как символу Сатаны, когда отправляли свои таинства и приносили в жертву детей во время ночных оргий, а кровь жертв использовали для приготовления евхаристического хлеба для своего ордена.

Месье Луазелье считает, что тамплиеры заимствовали у богомилов их веру в Верховное Божество, а у сатанистов их поклонение богу этого мира. В поддержку этой теории он приводит много примечательных совпадений, вербальных и иных, между верой этих сект и верой тамплиеров. Элифас Леви также обвиняет тамплиеров в отправлении оккультных практик люциферианцев и даже в том, что они были «посвящены в мистическое учение Каббалы».

Естественно, знакомство ордена с Востоком привело к контактам со многими религиозными прозрениями и идеями, которые в тот период были совершенно незнакомы европейской мысли, хотя потеря Константинополя и иммиграция множества восточных беженцев после этого ознакомили с этими идеями и западные умы. Было заявлено, что возрождение знания, изучение греческого языка и подъем свободной мысли, начавшиеся с этого момента, привели к тому, что восточные знания и мистицизм проникли в Европу. Тамплиеры, вероятно, предчувствовали некоторые из этих результатов, потому что длительное пребывание ордена в Палестине и приобретенные там ими широкие познания потрясли ограниченных домоседов-клерикалов.

Историки определили тождественность многих любопытных символов, вырезанных в храмах тамплиеров, со знаками, используемыми древними гностическими сектами, и пришли к выводу, что их учения и практики были схожи. Это подтверждается тем фактом, что, хотя преследование тамплиеров проводилось их религиозными противниками так грубо, они не смогли уничтожить ни их учения, ни ритуалов, ни церемоний. Какой-то период все это бездействовало, но в XIV веке началось их возрождение и продолжалось и в XV веке с образованием общества розенкрейцеров в Германии.

Как и тамплиеры, гностическая секта манихейцев была осуждена их преследователями за многие ужасные и невероятные преступления. Говорили, что они поклоняются дьяволу в облике черного кота. Они были последователями Мани или Маниса, персиянина, родившегося в Вавилоне примерно в 216 году н. э., который, как считается, освоил все премудрости магии и был врачом, астрономом, художником, философом и поэтом. Его учение, однако, предположительно, почерпнуто из книг, унаследованных им и написанных сарацинским последователем Эмпедокла по имени Скинтианус (Скиф), толковавшим мудрость Египта. Взгляды, которые Мани провозгласил еще примерно в 242 году, объединили это учение с идеями, заимствованными из буддизма, зороастризма, иудаизма и христианства и, естественно, его собственными. Его фундаментальным принципом был дуализм. Он верил в то, что Иегова был подчиненным демиургическим служителем Аримана, основной первопричины зла. Человеческая раса, следовательно, происходит от Сатаны, и сила тьмы, будучи равной силе света, должна быть умиротворена. Христос или Митра, дух Жизни, равный Солнцу по своей силе и Луне по своей мудрости, и те, кто признает его, должны отвергнуть Иегову. Небесные сферы были видимыми символами бога Ормузда или первоосновой добра, и, благодаря тому что манихейское учение дошло до нас в искаженном виде, его враги воспользовались этим. Кажется возможным, что кошка почиталась этой сектой потому, что ее ассоциировали с Солнцем и Луной, символизировавшими Христа или Митру. Поэтому нужно признать, что дуализм этой веры вызывал подозрения по адресу ее сторонников со стороны обвинителей. Как и тамплиеры, манихейцы были обвинены в невыразимых мерзостях в связи с их тайными ритуалами. Говорили, что они собираются по особым дням в назначенном доме, каждый имеет в руках по фонарю, и поют имена различных демонов, словно песнопения во время молебна, до тех пор, пока дьявол внезапно не появится среди них в образе кота или другого животного. Это служило сигналом потушить свет и начать сексуальные оргии. Далее говорилось, что, когда у члена секты рождался ребенок, на восьмой день они собирались вокруг костра и убивали младенца. Затем его труп сжигали и пепел в дальнейшем использовали для общинной службы. Церемониальное лишение девственности девушек нежного возраста в присутствии «совершенных» (то есть полностью инициированных) также было частью ритуала. Более сочувственные отзывы описывают гимны манихейцев как обращения к существам, чьи имена напоминают о функциях и атрибутах ангелов.

Но все же мы едва ли можем удивляться тому, что эту секту неустанно преследовала римская церковь и что, следуя обычной практике бороться с Сатаной его же методами, она сожгла многих ее членов заживо. Говорят, что и сам Мани был распят в 276–277 годах или, по другому свидетельству, с него была заживо содрана кожа, а его труп был брошен собакам. Но, несмотря на это ожесточенное противодействие, вера манихейцев распространялась с поразительной быстротой и породила множество подсект. В какой-то период ею был увлечен и даже проповедовал ее великий Августин. Она процветала в Европе в течение тысячи лет и все еще, как утверждают, существует в Азии.

По мнению Монтегю Саммерса, с начала XI века слова «манихей» и «колдун» считались римской церковью синонимами. Он рассказывает, как в 1022 году большое количество манихейцев были сожжены заживо по приказу Роберта I после суда синода в Орлеане, и добавляет: «Современники явно идентифицировали их с ведьмами, поклонниками демона, который являлся им в виде животного».


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Кошка, помещенная на капители во французской церкви в Кентербери.


Точно так же обвинения были выдвинуты против вальденсов манихейской секты, которая была основана в XI веке в Лионе. По мнению тех же специалистов, название секты произошло от имени одного из основателей, Питера Вальдо, но другие считали, что оно было извращением прованского слова Vaudes (Вод), что значит «колдун». Секта использовала множество разных темных практик, иногда суды XIV века обвиняли его таким образом: «ш aliquibus aliis partibus apparet eis daemon sub specie et figura cati, quem sub cauda sigillatim osculantur.» (Дьявол появлялся перед ними в образе и шкуре кота, и они целовали его в зад.)

Родственная секта, известная как альбигойская, возникла примерно в то же время, что и вальденсы, и называлась так по городу Альби. Римская церковь была сильно озадачена распространением этих еретических учений, а убийство папских делегатов позволило ей найти оправдания своим чрезвычайным мерам мести. Папа Иннокентий III (1198–1208.) провозгласил начало Крестового похода против обеих сект, результатом которого стала жестокая резня десятков тысяч мужчин, женщин и детей. Несколько вальденсов выжило в этом холокосте и убежало в недоступные долины Пьемонта, где, несмотря на жестокое преследование, которое даже здесь достигало их, им удалось сохранить свою церковь до времен Реформации; но альбигойцы были истреблены медленно и тайно действующей сильной рукой инквизиции. Ужасный рассказ Лежера, описывающий пьемонтскую резню, заставляет кровь стынуть в жилах. Детей вырывали из рук матерей и рвали пополам или им разбивали голову о скалы. С некоторых сдирали кожу заживо, других заживо сжигали, третьим вспарывали животы; или их привязывали к деревьям в собственном саду и вырывали сердце. Некоторые были изуверски искалечены, и их разрубленные останки были разбросаны по дорогам, чтобы их растащили дикие звери, тогда как у других вытаскивали мозг, который варили и ели эти дьяволы в человеческом виде. Некоторых бросали в борозды на их же собственных полях и запахивали в землю. Других хоронили заживо. Отцов уводили на смерть с головами детей, подвешенными к их шеям. Против них были совершены такие преступления, которые вызывают настоящий ужас. «У меня дрожали руки, — говорит Лежер, — я едва удерживал перо, и мои слезы смешивались с чернилами. Я описывал поступки этих детей тьмы, бывших даже чернее самого принца тьмы».

Поэт Вордсворт с симпатией отнесся к этим героическим жертвам христианской нетерпимости:

Шайки вальденсов, которых напрасно

Ненависть желала уничтожить,

Которых Оскорбленья преследовали как собаки,

Но сдюжили они, и жертвенный огонь

Вновь загорелся…

(Духовные сонеты)

И в примечаниях он объясняет, что к ним применялся термин «патаринианцы» или «патуринцы», от «пати» — «страдать».

Всех жителей волками звала она,

Поскольку скрывали их зеленые шатры дубов и сосен.

Во мраке ночи часто им мерещились враги.

Их всех она звала наездниками, летающими на метле,

И колдунами, творящими один и тот же заговор.

Был ли Вордсворт прав или нет в такой идентификации вальденсов с патаринианцами или патуринцами (появившимися в Милане и процветавшими в XI веке), к обеим сектам были применены те же меры уничтожения, что и к тамплиерам. Патуринцев обвинили в отправлении полуночных ритуалов, напоминавших шабаш ведьм, в которых важную роль играли кошки и козы. Судя по описанию одного такого сборища, участники пели гимны в своем логове позора до первых петухов. Затем в толпу пускали черную кошку. Ее появление служило сигналом для того, чтобы потушить свет, и затем следовали раскрепощенные ритуалы, похожие на манихейские и их последователей вальденсов.

Мистер Черчворд указывал, что изучение мистических ритуалов прошлого открыло, что «друиды, гимнософисты Индии, маги Персии и халдеи Ассирии имели одни и те же религиозные ритуалы и церемонии, отправляемые их жрецами, инициированными в орден, и что все они торжественно клялись держать свои учения в глубокой тайне от всего остального человечества. Все они проистекали из одного источника — Египта». «Возможно, что тайные обряды масонов берут свое начало в религиозных ритуалах в честь египетской Исиды», — говорит Хилсоп. Мы можем вспомнить, что богиня Баст сидит в виде кошки на систре Исиды и, следовательно, проливает новый свет на поклонение кошке как обычной практике этих тайных сект. Я рассмотрел эту тему более полно в главе «Дева и кошка».

Мы обратили внимание на все эти религиозные ритуалы только потому, что в них важное внимание уделялось символу кошки, остальное не представляет для нас большого интереса. В то же время современные авторы (например, Неста Вебстер и Монтегю Саммерс), которые изучают тайные секты и общества, говорят, что «эти удивительные культы, эти странные извращенные ритуалы, которые мы ассоциируем с темными веками, окружают нас и сегодня; иллюминизм, каббализм и даже сатанизм — все еще реальность».

Глава 16

Кошка как жертвенное животное

Обычное представление жертвоприношения как пира, на котором вместе пируют боги и люди, полностью находится вне нашего разбирательства, если мы рассматриваем в качестве жертвы кошку. Ясно, что здесь мы имеем дело с более возвышенной идеей, позволяющей взглянуть на это священное животное как на часть природы того бога, символом которого оно является, поэтому божество в мистическом смысле умирает за свой народ, когда его приносят в жертву. Это особенно проявлялось в Древнем Египте, где, как писал Секст Эмпирик, кошку (символ бога солнца) приносили в жертву Гору, богу восходящего солнца.

Кошка не является «пищевым животным», и у верующих не возникало мысли, что ее можно убить для удовлетворения голода антропоморфного божества. Ее либо идентифицировали с блестящим богом, символом которого она была и который каждый день умирал для обитателей земли и возрождался снова на утреннем небе, либо ее связывали с Великой матерью Исидой в одной из ее ипостасей и воплощений. Жертвоприношение, в некотором смысле, является не чем иным, как одним из божественных проявлений, объединяющих бога, природу и человека.

Пока чистота и величественность понятия была основой жертвоприношения, какой бы вид оно ни приняло, результатом его для всех, кого оно касалось, могло быть только добро. Но подобно змее, образующей кольцо, кошка представляла бога как воплощение Всего, а по мере усложнения жизни Зло становится сильнее и обретает более четкую форму и более не может оставаться во власти человека. Единство троицы более не воспринимается. Луна, Диана и Геката разделились и более не считаются триединым воплощением Великой матери. На небесах идет война.

Религия иногда рассматривается как сублимация магии, но, вообще-то говоря, более корректным было бы видеть в магии ретроспективную форму религии. Колдовство возникло как священное искусство, а наличие магических знаний считалось прерогативой самих богов. Колдун встал на одной ступени с пророком и жрецом, его занятию выказывалось высочайшее уважение. Характер и положение магии в ранний дохристианский период совершенно отличались от того, которые были приняты в поздней египетской философии и в иудеохристианской вере средневековой Европы. Еще задолго до появления христианства первоначально высокие идеалы древней религии начали разрушаться, получили неправильное толкование и претерпели серьезные искажения. Последователи извращенных практик в культе дианизма видели в Великой матери только Гекату или Прозерпину, ужасную правительницу ада, которая управляла только демонами, несчастными призраками и злыми колдунами. Считалось, что ее голова покрыта страшными змеями вместо волос и ноги у нее в виде змей. Она приходит на жертвоприношение, если позвать ее по имени семь раз, а когда оно завершается, обычно появляются и следующие за ней призраки. Объект, порождающий такое явное зло, на первый взгляд недосягаем, но колдун надеялся, что подчинить демонов своей воле ему помогут магические средства. Как замечает Малиновский, мы должны видеть в магии «воплощение высшего безумия надежды».

К силам зла нельзя подходить только с точки зрения дуализма. Едва древние религии стали угасать, как проросли и стали развиваться пагубные идеи: царство небесное можно заполучить с помощью насилия; там, где молившийся и просящий не может подойти к богам, сильный и мужественный человек силой вырывает у несогласного неба благословение себе. Ритуалы жертвоприношения постепенно уступили место темным практикам черной магии. Богов перестали уважать и даже бояться. К ним стали обращаться с помощью заклинаний таких сильных и четких, что они были похожи на команды, а их негодование по поводу дерзости устранялось с помощью защитных чар, которыми вызывавший окружал себя.

Лицо земли приводит меня в ярость, и я

бегу и прячусь в ее тайны и бьюсь туда,

где те, кто правит ею,

говорит Байрон; и эта мысль была только отзвуком той мрачной цели, которую преследовали последователи левого пути все эти долгие годы.

«Наша философия — мистицизм… — говорит современный испанский автор, — вечная битва с Богом, чтобы вырвать у Него Его тайну, тайну нашей судьбы… Наше яростное нежелание умирать, это помешательство на бессмертии, уводит нас далеко от эстетического спокойствия, которое требует наука». Те, кто просматривает эту главу, конечно, согласятся, что это действительно так, если позволят преодолеть соображения абстрактного добра и зла, чтобы прославить или увековечить свое собственное эго.

Вероятно, благодаря своему ночному образу жизни, кошка с древних времен считалась наиболее подходящей на роль жертвы богам тьмы и подземным божествам. Принесение в жертву кошки было надежным средством установления контакта с этими божествами и убеждало их подарить второе зрение, которым кошка, как их представитель, по всеобщему убеждению, обладала.

Но как только возникла идея того, что богов можно принудить делать что угодно, жертвоприношение кошки стало толковаться по-новому. Боги любили кошку как выбранный ими и посвященный им символ. Мучая ее, можно было обязать их исполнить любое желание преследователя, сделав это условием ее освобождения. Это было непобедимое оружие, которым мог воспользоваться сильный и нещепетильный человек.

В этот темный период в мире появилось христианство, быстро завершившее разрушение старых религий, научив их прозелитов считать своих бывших богов дьяволами.

Эффект новой веры укрепил и даже оправдал эту идею, о которой мы уже упоминали. Дьявол узурпировал власть и положение древних богов, он сохранил их символ, кошку, как и своего представителя. Кто бы стал возражать против того, чтобы увидеть, как сатанинские силы подчиняются человеку или как мучается животное, посвященное им? Но все же, чтобы отдать справедливость церкви, мы должны заметить, что эта черная магия, которую она считала реальной и сильной, была ею запрещена. Она не отделяла будущих хозяев Сатаны от его слуг и искала способы не менее отчаянные и ужасные, чем их собственные, чтобы уничтожить их. Но какой бы сильной ни была ее вражда к любому проявлению конкурентного толкования божественности, это происходило задолго до того, как христианская церковь полностью потеряла связь с более древней египетской традицией. Теми, кто понимал базовое единство этих двух вер, постоянно делались усилия к слиянию и примирению. Еще в 1757 году зафиксировано символическое обращение к воображению христианского населения с помощью введения фигуры кошки, как символа Гора, в христианские мистерии[25]. До этого времени таинственный ритуал ежегодно праздновался в Эксе, в Провансе, где кошка была центральной фигурой. По этому случаю самый красивый кот в деревне завертывался в пеленки, как ребенок, и выставлялся на показ верующим в великолепной раке. Дорога, по которой его проносили, усыпалась цветами, и все опускались на колени при его появлении. Кот теперь стал отождествляться с Гором, ежедневно умиравшим за свой народ, затем следовала ужасная кульминация.

24 июня, когда солнце проходит меридиан, кота сажали в плетеную корзину и бросали заживо в огромный костер, который устраивали на городской площади. Этот ритуал явно пользовался одобрением христианской церкви. Епископы и священники пели гимны в честь жертвоприношения в течение всего представления и после его завершения проводили торжественное шествие.

Следующий отчет о жертвоприношении кошки под покровительством христианской церкви взят из книги Notre Ami le Chat («Наш друг — кошка»),

«Месье Эдельстан дю Мериль в брошюре о народных сказаниях писал, «верят, что добрые нравы поощряются тем, что кошек бросают в огонь в День святого Иоанна». Действительно, аббат Лебёф цитировал квитанцию на сто солей заклада, подписанного неким Люком Поммерё в 1573 году, «о том, что по прошествии трех лет все кошки отправятся в огонь, как это принято в День святого Иоанна». Этот печальный обычай бросать кошек в костры в День святого Иоанна сохранился с давних времен, свидетельством чему это четверостишие под грубым рисунком, датированное концом XVII века:

В костер попала кошка,

Зажженный в день святой,

И в пламени скакала,

Упав вниз головой.

Этот обычай сохранялся в Меце вплоть до 1750 года.

В своих «Записках о кошках» Монкриф рассказывал о следующей сцене.

Он приехал в Метц во время ежегодного праздника, которого нужно стыдиться любому разумному человеку: на площадь торжественно выходят судьи, несущие на всеобщее обозрение клетку с кошками, которую затем помещают на приготовленный костер, а народ верит, что накануне в этих кошек превратились старые ведьмы и теперь их собираются сжечь.

И это жестокое действо совершалось в Пикардии вплоть до недавнего времени, до самого начала XIX века. В первое воскресенье поста праздновали так называемый праздник Биругди: по сигналу все жители поселка подходили и поджигали костер, устроенный в центре поселка. Мальчишки палили из ружей, музыканты играли на скрипках. К длинному шесту-бигурди привязывали кошку и опускали ее в огонь. Надо было видеть, как эти варвары радовались, когда кошка зажаривалась. И цивилизация в сельской местности еще не дошла до того, чтобы спасти животное из огня».

В Англии до самого последнего времени существовал обычай забивать кошку до смерти на Масленицу. Кажется, особенно популярным он был в деревне Албрайтон в Мидленде, в Шропшире, где одна из вывесок на гостинице увековечила его таким стихотворным куплетом:

Наилучшее развлечение под солнцем

порка кошки в Албингтоне.

Явно этот варварский обычай был пережитком поклонения Аполлону. В некоторых местах солнечный символ — петух (или курица) — был заменен на кошку.

Все, что можем мы сейчас сыграть или сказать,

Все будет Аполлону в честь;

Приветствуем тебя и словом, и пером,

И смертью той, что может яйца несть.

(У. Хокинс. Поклонение Аполлону. 1626)

Птицу забивали до смерти, как и кошку, а затем съедали.

Стены Вестминстерского аббатства помнят жертвоприношения кошек в христианской церкви. Одним из экспонатов в одной их самых знаменитых коллекций[26] диковинок, выставленных на обозрение в кофейне Дона Сальтеро в Чейн-Волк, Чел си, был засохший труп кошки, умершей с голоду, найденный в стене аббатства, когда перестраивали восточное крыло. Кошку явно замуровали в стену заживо, и нет никаких сомнений, что это была жертва богу солнца Гору, которого отождествляли с Христом.

Но такие спорадические попытки включить вымирающую веру в новорожденное учение были обречены на провал. Силы дезинтеграции старой религии были так сильны, что не могли позволить ей возродиться в новой. Мы уже замечали, что наступил период упадка богов, и вслед за ним последовал период интенсивного духовного мрака. По мнению христианских богословов, «все британские острова и горная часть Шотландии кишели демонами, подобными тому легиону духов, которых Соломон заключил в кувшин и бросил в Вавилоне, но которые после того, как кувшин открыли в поисках сокровищ, устремились в воздух и расселились в небесах по всей Азии». Может быть, некоторых из моих читателей удивит, что Британия была названа штаб-квартирой злых духов, но мы должны помнить, что с доисторических времен горы и острова Шотландии были пристанищем всего сверхъестественного. Представляется, что жителям этих диких районов удалось установить симпатические и сильные связи с невидимым миром магии и чудес, который в других местах развивается непараллельно земному. Наши предки, и не без оснований, верили, что негодным духам разрешалось жить на тех западных островах, где суровые ветры и вечные туманы, казалось, сами свидетельствовали о присутствии злополучных теней. Даже Плутарх попал под впечатление от этих странных островов, которые среди суровых и непрекращающихся бурь поднимают свои почти пустынные, бесплодные, но головокружительные скалы из кипящих волн моря. Нам рассказывали, что привидения были привычным делом для тех несчастных, которых судьба приговорила провести их невеселые жизни в этом постоянном ужасе, вызываемом окружающей обстановкой.

Много веков назад это описание было подтверждено духовным писателем святым Бедой Достопочтенным. В его «Истории английской церкви» рассказывается, как до VIII века остров Льюис (один из самых больших западных островов) был не только почти лишен людей, плодов, деревьев и трав, но и являлся любимым местом прогулок жестоких и злобных духов, которые отправляли свои дьявольские церемонии до тех пор, пока набожный Кудбрехт не заставил их уйти оттуда.

Усилия этого достойного человека не достигли полного успеха, которого они, несомненно, заслужили, так как там остался злобный кот, принесенный в жертву в ритуале, называемом Тэйгхарм. Ритуал просуществовал на Гебридах до 1750 года. Его происхождение теряется во мгле античности, хотя мы указали путь, по которому он, вероятно, шел. Откуда на западных островах появился этот инфернальный ритуал, неизвестно. Самым вероятным объяснением может быть, что его привезли с собой первые на этих островах переселенцы из Исландии, Гренландии, Норвегии и с Фарерских островов. Мы знаем, что до Средних веков считалось, будто Шотландия населена волшебниками и богами из северных земель, которые слились с их родными духами, значительно повлияв на повседневную жизнь народа. Подземные божества и демоны были известны в горах Шотландии и на островах как духи черной кошки и были силами, вовлеченными в празднование обряда Тэйгхарм.

Шотландское название обряда жертвоприношения имеет двойной смысл, и, в соответствии с тем, как произносятся слоги, обозначает оружие или крик кошки. Игра слов кажется намеренной, так как крик кошек, подвергшихся мучениям, является оружием, с помощью которого участники ритуала преодолевают сопротивления духов, не желавших выполнять их требования. Хотя белый цвет был отличительным цветом одеяния священников всех наций от Индии до Галлии, они надевали черный, когда приносили жертвы подземным богам, вероятно принимая во внимание темноту, в которой жили эти божества[27]. Следовательно, ясна причина, почему им в качестве жертвы предлагалась черная кошка и почему полночь была выбрана в качестве наилучшего часа для начала ритуала. Официально предписанное время было 12-я полночь между пятницей и субботой, и длительность церемонии была четыре полных дня и ночи, в течение которых соблюдался строгий пост. «После того как кошки были посвящены всем дьяволам, — сказал Горст, — и были помещены в магико-симпатические условия с помощью постыдных действий, применяемых к ним, и у них начиналась агония, одну их них снова насаживали на вертел и под ужасный вой жарили на медленном огне. В момент, когда вой одной из кошек прекращала смерть, на вертел насаживали другую, и не должно было быть ни одной минуты промедления, если они хотели управлять адом; и так продолжалось целых четыре дня и ночи. Если заклинатели могли продлить церемонию хоть немного дольше и до тех пор, пока у них не истощались физические силы, они должны были продолжать».

Когда жертвоприношение продолжалось уже некоторое время, начинают появляться инфернальные духи в облике кошки. Их количество постоянно увеличивается, и их неземные крики сливаются с воем мучимых жертв на вертеле. В конце концов, с ужасными угрозами являлась кошка чудовищных размеров. Когда обряд Тэйгхарм завершался, жрец требовал вознаграждения у духов. Это требование могло принимать разные формы, например просили богатство, детей и так далее. Но даровать второе зрение было необычным вознаграждением, и, когда его гарантировали, оно оставалось у участника ритуала до его смерти.

По мнению Хорста, один из последних обрядов Тэйгхарм был проведен в середине XVII века на острове Мулл. Эннемозер говорит, что «жители все еще показывают место, где Алан Маклин, бывший в то время колдуном и совершавшим жертвоприношения жрецом, стоял со своим помощником Лаклейном Маклином, оба мужчины отличались твердым и несгибаемым характером, имели мощное телосложение и были холостыми — Алан Маклин продолжал жертвоприношение до четвертого дня, когда у него истощились и физические и психические силы и он падал в обморок; но с этого дня он получил дар второго зрения, которым пользовался до смерти, как и его помощник. В народе царило непоколебимое мнение, что второе зрение было естественным следствием отправления Тэйгхарма.

«Инфернальные духи появлялись в начале жертвоприношения в облике черных кошек. Первый из них после того, как они бросали яростные взгляды на жреца, говорил: «Lachlain Oer», то есть «мучитель кошек». Алан — главный жрец — предупреждал Лаклейна: что бы тот ни увидел или ни услышал, он не должен колебаться, а крепко держать вертел и постоянно его поворачивать. Через некоторое время появлялся кот чудовищных размеров; и после того, как он издавал ужасный крик, обращенный к мучителю, пугая, что, если тот не прекратит до того, как появится его больший брат, он никогда не увидит лица Господа, Лаклейн отвечал, что он не прекратит, даже если придут все черти из ада. «В конце четвертого дня на конек крыши амбара сел кот с горящими как огонь глазами, и его ужасный крик можно было услышать по сей дороге из Мулла в Морвен» (Херст). Алан был совершенно измучен к четвертому дню этими ужасными призраками и смог только пробормотать одно слово «процветание». Но Лаклейн, хотя и был моложе, был сильнее духом и отлично владел собой. Он потребовал процветания и богатства. И каждый из них получил то, что просил. Когда Алан лежал на смертном одре и его окружали его друзья-христиане и молили его остерегаться хитрости дьявола, он ответил с большим мужеством, что, хотя мучитель кошек уже мертв, он сможет еще держать в руках их оружие, и они сбросят Сатану с его трона, и в любом случае они уже выловили лучших птиц в его царстве.

Когда гроб Алана принесли в церковный двор, люди, наделенные вторым зрением, увидели в некотором отдалении мучителя кошек, стоящего в полном вооружении во главе стаи черных кошек, и все почувствовали запах серы, шедший от этих кошек. Изображение Алана в полном вооружении было вырезано на его могиле, а его имя еще долго упоминалось в связи с Тэйгхармом.

Незадолго до тех событий, о которых только что было рассказано, еще один шотландец, Камерон из Локиеля, совершил Тэйгхарм и получил от инфернальных духов серебряный ботинок, который они велели надевать на левую ногу каждого новорожденного сына в его семье, говоря, что это придаст любому, кто наденет его, удачу и мужество в тяжелые времена. Этот ботинок надевали каждому новорожденному мальчику до 1746 года, когда дом Камерона сгорел дотла. Единственный мальчик в семье, которому не подошел этот ботинок, унаследовал от матери, принадлежавшей к другому клану, большую ногу и был побежден своим врагом в битве при Шериф-Мьюр. Так что предсказание сбылось.

Во многих этих древних мифах и легендах все еще прослеживается божественное происхождение дьявола, так, например, замечание Харснета нельзя назвать неоправданным: «Принц тьмы — это джентльмен». Он признавался таковым и друзьями, и врагами, и им самим.

Мы уже отмечали, как преданность дьявола своему любимому животному использовалась идущими на все людьми в ужасном обряде Тэйгхарм. В легенде, которая будет рассказана ниже, мы сможем увидеть, как Сатана держит данное им слово, даже ценой жизни этого существа, когда обнаруживает, что его обхитрил человек. Он воспринимает поражение с галантностью и не использует свою власть несправедливым или нечестным образом. Древние легенды явно не оправдывают библейского описания дьявола как «отца лжи». Почти всегда именно христианин пользуется ложью, вступая в сделку с дьяволом. И летописцы неизменно превозносят его обман, считая, что для достижения цели все средства хороши. Такая легенда сложена о доисторическом мосте под названием Тарр или Торр-Степс, соединяющем берега реки Барл около Далвертона в Самерсетшире. Говорят, что его за одну ночь построил дьявол, намеривавшийся использовать его для своих собственных нужд и не позволявший ни одному смертному переправляться по нему. Мост имеет 180 футов в длину и 5 футов в ширину и построен из каменных плит, самая длинная из которых размером в 8 футов и 6 дюймов. Чтобы удержать смертных от нарушения запрета, дьявол угрожал гибелью первому существу, которое пройдет по нему, и спрятался, чтобы посмотреть, посмеет ли кто ослушаться его. Местные жители ловко придумали, что любимое животное дьявола, кошка, должно стать первой жертвой, и послали ее через мост. Угроза дьявола была исполнена, и кошка была разорвана на куски, когда добралась до противоположного берега, таким образом чары были разрушены. Следующим через мост отправился приходской священник, имевший беседу с дьяволом, который предстал перед ним в образе черной вороны, но, вспомнив о своем обещании, дьявол не стал досаждать ему, и с тех пор мост был открыт для всех.

Следующая любопытная легенда взята из «Ревю Фелин Белж» («Бельгийское кошачье ревю»), переведена Г.К. Бруком и опубликована в «Кэт Госсип» («Слухи о кошке»). Она представляет собой романтический пример жертвоприношения кошки:

«В 1787 году, когда в Париже назревала революция, Британия все еще находилась во власти предрассудков. Анна Мари де Трегор, дочь не слишком родовитого дворянина из старинной семьи в Бретани, делила свою любовь между двумя кошками и своим любовником Жаном Луи, молодым красавцем рыбаком, с которым она встречалась тайно. Но в нее был влюблен и соседний сеньор, граф Ален де Кергелен. Также очень красивый молодой человек, но высокомерный и жестокий от природы, он не желал смириться с тем, что ему могли предпочесть рыбака, и поклялся отомстить своему скромному сопернику. В воскресенье должны были праздновать большой религиозный праздник, и Анна Мари назначила Жану Луи свидание. Но граф де Кергелен был начеку и велел своим людям схватить Жана Луи и заключить в подвалы замка Кергелен. Хотя о том всем было хорошо известно, власть графа заставляла всех молчать, только по вечерам группы старых бретонцев собирались и читали заклинания дьявола. Анна Мари уже собиралась обратиться к графу, чтобы спасти Жана Луи, но старухи сказали ей, что, если она замурует в стену заживо своих кошек, Жан Луи будет освобожден. Страдая от одной мысли, что ей придется пожертвовать своими любимицами, Анна вспомнила, что год назад она спасла тонувшую девушку, Ивонн де Гофф, гордость своего отца, который был тюремным надзирателем в Кергелене. И хотя о нем отзывались как о тяжелом и суровом человеке, разве она не сможет смягчить его сердце, напомнив о его любви к дочери? Граф меж тем часто посещал Жана и, найдя, что он постоянен в своей любви к Анне, приказал отцу Ивонн бросить его в тайную темницу. Казалось, все потеряно, и Анна была в отчаянии. Неужели пришло время принести в жертву кошек, свернувшихся у ее ног? Преклонив колени, Анна молилась, поместив этих невинных тварей среди множества мучеников. Молельная комната была построена в тени колокольни. И именно в потолке молельни и решила замуровать Анна бедных животных.

В тот же самый день Ивонн грустно бродила около замка Кергелен, когда собака ее отца внезапно исчезла в куче хвороста, скрывавшей глубокую нору. Желая позвать собаку, она обнаружила старую лестницу, почти полностью скрытую и ведущую ко входу в старинный подвал замка, сообщающийся с тайной темницей. Ивонн сообщила об этом Анне Мари, и они вместе, вернувшись ночью, благополучно дошли до стены и освободили Жана Луи, еще живого, но истощенного. Он спасся, но умер в глазах мира и появился в Сент-Поле в облике нищего, неизвестного никому, кроме двоих, спасших его.

Вскоре после этого он рыбачил ночью при высоком приливе, когда заметил, что граф попал в зыбучие пески. Его попытки спасти врага едва не погубили его самого, и он был принужден смотреть, как граф медленно погружается в песок. Так, освободившись от своего заклятого врага, Жан Луи появился под собственным именем и вскоре женился на Анне Мари, которая не забыла бедных маленьких существ, которым она была обязана своим счастьем. На гербе дома Трегоров она вышила двух кошек и девиз:

Мужеством своих страданий

я принесла счастье.

Иногда ведьмы, принося жертву дьяволу, выбирали в качестве жертвенного животного кошку. Данеус, описывая новообращенную ведьму, писал: «Затем эти неловкие и новые слуги Сатаны каждый день после инициации приносили что-то своему господину, некоторые собаку, некоторые курицу, а некоторые — кошку». А Скот заявляет, что после шабаша ведьмы уезжают, не забывая «каждый день дарить ему собак, кошек, кур или собственную кровь». Отчет о закрытом разбирательстве в Высшем уголовном суде Шотландии в Эдинбурге, состоявшемся в 1630 году, повествовал, что, когда Александр Гамильтон консультировался с дьяволом, «позволив ему уйти, он сказал, чтобы Александр давал ему либо кошку, либо буханку хлеба (?), либо собаку или любую подобную тварь, в которую он может превращаться».

Немного о легендах прошлого.

Сенсационный суд по делу об убийстве колдуна над Джоном Блюмером и его сообщниками Вилбертом Гессом и Джоном Карри, который состоялся в Йорке, Пенсильвания, в январе 1929 года, открыл удивительный факт, что три четверти населения графства Йорк, насчитывающего 150 000 душ, придерживаются средневековых представлений о колдовстве, привнесенных их моравскими предками из Германии двести лет назад. Записи Йоркского суда содержат длинный список колдунов, преступлений и мистических убийств, которые были освещены делом Кинзел-Мецер в 1922 году. «Сегодня, — пишет корреспондент «Санди экспресс» (13 января 1929 года), — фермерские земли и города Йоркского графства находятся в тисках ужаса перед ведьмами, сельских жителей пугают мысли о ведьмах и злых духах. Деревенские амбары и скотные дворы помечены странными крестами и исписаны иероглифами, защищающими от ведьм. Черные кошки практически исчезли в округе, так как верным способом достигнуть мира с Сатаной считается сварить ее заживо и затем сделать из ее костей амулет».

Зачем приносится эта жертва, не совсем понятно; вероятно, это не шантаж, а благодарность Сатане в виде приношения столь ценного подарка. Точно так же Иегову умиротворял приятный запах жареной говядины или баранины[28]. Крайности сходятся, а улики не всегда оправдывают заключение.

Чрезвычайная сложность мотивов и доктрин, лежащих в основе жертвоприношений кошек, совместно с пристрастной природой большинства доказательств по этой теме часто затрудняют или не позволяют совсем определить, имеем ли мы дело с черной или белой магией. Принесение в жертву животных, посвященных тому или иному богу, является праведным или нечестивым, по мнению определяющих мотивов исполнителей; то есть все это всегда спорно. В любом случае кошка, пользующаяся особой любовью богов, была часто выбираемой жертвой.

Средневековое колдовство вызывает много проблемных случаев. Один из пунктов обвинения Изобель Янг, которую судили за колдовство в 1629 году, гласил, что «на протяжении сорока лет она, чтобы лечить свой скот, обычно брала бычка и кошку и большое количество соли и закапывала бычка и кошку быстро с солью в глубокой яме, как жертву дьяволу». Это, вероятно, один из тех случаев, когда древний бог, обладавший силой согревать теплом, отождествлялся с Сатаной, и его жрица, не видевшая ничего жестокого в этом ужасном ритуале, считала, что делает жертвам честь и благо, посылая их «быстро» к нему. Сомнения, всегда присутствующие в сердце человека, совершавшего такие приношения, иллюстрируются старым обычаем лапландцев, которые приносят в жертвы «собак, кошек, кур и цыплят своим богам»; но, чтобы уклониться от ответственности, первое, что нужно сделать перед церемонией, — убедиться, приемлема ли жертва или нет. Херд говорит: «После того как они осмотрят жертву за своей хижиной, они удаляют несколько волосков на шее животного, которые прикрепляют к ободу барабана, приготовленного именно для этой цели, в который бьет один из жрецов, в то время как все собравшиеся поют короткие молитвы.

Глава 17

Кошка и переселение душ

Если смертные гибнут, они поют правильно.

Ни один призрак не пустится бродить в ужасную ночь:

Ни одна душа не улетит на ужасный Плутон,

Не найти ни одной тоскующей немой тени снизу:

Не будут они летать бессмертными

И другие тела в ином мире они найдут.

Роу. Лукан

Нет ничего непоследовательного в доктрине материалистов, утверждающих, что «душа» — это всего лишь одна из функций головного мозга и что как в человеке, так и в животном она исчезает после смерти тела. Но когда учитель теологии, утверждая, что душа человека бессмертна, незамедлительно говорит нам те же слова, что и материалист, то есть что душа животного превращается в ничто, когда умирает тело, так как оно организовано столь несовершенно, что душа не может выжить, потеряв его, мы понимаем, что он непоследователен. Последняя часть его утверждения находится в опасном противоречии с верой в бессмертие человека, так как мы видим, что он вынужден признать, что малейшая разница в степени развития достаточна для решения судьбы в вечности. Один получает бессмертие, ничего для этого не сделав, другой обречен на гибель, не совершив ничего предосудительного. Еще одна трудность возникает, если мы посмотрим на доисторического человека и его соотношение с человекообразными обезьянами. Низкий уровень развития мышления и полное отсутствие морали, которыми отличаются и некоторые из современных примитивных народов, заставляют спросить: «На каком уровне душа становится достаточно сильной, чтобы сопротивляться кризису отделения от тела? Где мы можем провести разделительную линию? Обязаны ли мы утверждать, что наши неразвитые первобытные предшественники, едва отличимые от человекообразных обезьян, заслуживают дар бессмертия, а благородные, щедрые и любящие кошки, или лошади, или собаки, охотно отдающие жизнь ради спасения хозяина или его детей, заслужили только исчезновение?»

Мы с радостью отвернемся от таких абсурдных заявлений и обратимся к учению, способному объяснить духовную эволюцию, к учению о реинкарнации, и с удовольствием заметим при этом, что решение этой проблемы было найдено с помощью интуиции огромным количеством обитателей нашего мира и донесено до нас со времен глубокой древности, выжив среди бесчисленного множества препятствий у разных народов, во многих странах и религиях.

Примерно семьсот пятьдесят миллионов наших современников придерживаются мнения, что душа должна развиваться, принимая любые формы от газа и минерала через растения и животных к человеку, до тех пор, пока уроки смертной жизни не будут ею усвоены полностью. По мнению Геродота, египтяне были первыми, кто стал проповедовать это учение. И цикл обретения опыта должна была пройти каждая душа за три тысячи лет.

Вера египтян в метемпсихоз любопытным образом отразилась в их рисунках на некоторых памятниках. Там изображалось позорное возвращение на землю в виде животного души того, кто оказывался недостойным во время взвешивания сердца перед очами Осириса. Таким образом, была введена практика представления людей в виде животных, она вскоре широко распространилась, и животные часто считались пристанищем разных представителей человечества. Несколько примеров тому можно обнаружить среди обломков времени. Рисунок на этой странице сделан с папируса, хранящегося сейчас в Британском музее, на нем представлен кот, пасущий стадо гусей.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

С египетского папируса. Британский музей.


Считается, что в юности Пифагор посетил Египет и изучал у жрецов их мистическую религию, затем отправился на Восток, где получил знания персидской и халдейской магии и познакомился с учением индийских брахманов. Его ознакомили и с египетским учением о метемпсихозе, предупреждавшем своих последователей, что души никогда не умирают, но поселяются в тело то одного, то другого человека, проходя через форму животного в облик человека и наоборот. Как воску можно придать любую форму, растопить и снова изменить, хотя при этом он так и останется воском, так и душа возникает в новых конфигурациях. «Следовательно, — заключает философ, — если ты несешь любовь к своим близким, воздержись, прошу тебя, от разрушения жизни тех, кто может оказаться благодаря случаю твоим собственным родственником» (Овидий).

С учением пифагорейцев сходно и учение Вергилия о метемпсихозе. Римский поэт вложил в уста Анхиса описание того, как душа, слишком испорченная для того, чтобы оставаться в человеческом теле, будет заключена в диком животном, кошке, льве, собаке, тигре, обезьяне и т. д.

Вероятно, благодаря своему пребыванию в Египте фригиец Эзоп задумал написать свои чудесные басни. Читатели должны вспомнить историю о кошке, которую без ума любил ее хозяин, да так, что

…его слезы и мольбы,

заклинания и молитвы,

подействовали так, что Судьба

в один прекрасный день превратила кошку в женщину.

Сначала все шло хорошо и казалось, что

…и следа кошки не осталось в ней

исчезнув с когтями и мартовским криком.

Но, увы! Когда появились мыши, все кошачьи инстинкты в даме пробудились вновь и заставили ее на четвереньках побежать в тщетной попытке поймать их, как в былые времена.

Такое помраченье с ее стороны

нестерпимым огнем обожгло его сердце.

Так будет всегда,

как только появится мышь.

Кажется по меньшей мере возможным, что многие другие бесчисленные симпатии и антипатии можно объяснить подсознательными воспоминаниями о жизни в виде отличном от человеческого. Двое детей, хорошо известных автору, имели четкие воспоминания о том, что они были лошадьми, и им никогда не было так весело, как тогда, когда они, воображая себя снова в лошадиной шкуре, подражали конскому бегу или когда они стали старше и у них была возможность ездить верхом, запрягать, чистить или объезжать своих лошадей.

Многие современные авторы утверждают, что учение о переселении душ было среди тех учений, которые принимала раннехристианская церковь. Резьба на хорах в соборе в Беверли изображает кошку, играющую на скрипке и обучающую котят танцевать. Египетское влияние проявилось в новой религии задолго до того, как его перестали узнавать, и было, вероятно, источником, вдохновившим христианского скульптора, даже если он и не осознавал этого. Мысли, лежащие в изображениях кошки и гусей и кошки, играющей на скрипке, настолько схожи, что трудно поверить, что эти концепции разделяют долгие века. Было бы легче подумать, что их изобразил один и тот же художник. Может быть, это так и есть?

Современный спиритуализм дает некоторое подтверждение этому древнему египетскому учению. Некоторые случаи появления животных-призраков не противоречат гипотезе, что они являются элементарными духами, или призраками земных животных. Подобные случаи можно объяснить тем, что привидения представляют собой духи людей, которые в своем земном существовании согрешили, совершив проступок или преступление, по своей жестокости сопоставимое с жестокостью тигра или по отвратительности с грязной свиньей. Доктор Кернер так проиллюстрировал это в своей работе «Явления призраков». Он описывает, как однажды лунатик спросил у духа, не может ли тот принимать вид отличный от того, какой он имел при жизни, и получил ответ: «Если бы я при жизни был зверем, то мог бы появиться перед вами в таком виде. Но мы не можем принимать тот вид, который хотим, мы должны являться вам такими, какими были». В другой раз дух, как утверждается, сказал: «Распутник может появиться в виде животного, на которого он был похож своим поведением в жизни».

Поскольку эволюция идет параллельно в духовном и физическом планах, духи всегда могут использовать материальный мир как лестницу. Как только мы поймем это, то ясно увидим, что, как бы ни тратили жизнь и ни насиловали природу, на самом деле не все еще потеряно.

В Индии твердо придерживаются учения о переселении душ. Население Индии не решается лишить жизни любое живое существо, поскольку оно может оказаться одним из их родственников в другой телесной оболочке. Подобное практическое отношение к этому поверью в современной Индии подтверждается следующей странной историей, которую генерал сэр Томас Эдвард Гордон рассказал о кошке, ставшей новой оболочкой души умершего человека.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Фрагмент украшения хоров церкви в Беверли.


«В течение двадцати пяти лет в дополнение к письменным приказам-инструкциям туземной охране Губернского дворца возле Пуна каждому часовому говорили, чтобы любого кота, выходящего из передней двери после наступления темноты, считали его превосходительством губернатором и оказывали ему соответствующие почести. Это было вызвано тем, то сэр Роберт Грант, губернатор Бомбея, умер там в 1838 году, а вечером в день его смерти видели кота, выходящего из передней двери и прогуливающегося по той дорожке, где любил гулять губернатор после заката. Это заметил индус-охранник и рассказал об этом своим единоверцам, сделавшим из этого суеверный вывод. В результате один из представителей касты жрецов объяснил это мистическое событие учением о переселении душ из одного тела в другое и истолковал так: дух умершего губернатора вселился в одного из домашних животных, обитавших в доме. Трудно было определить, в какое именно, и, следовательно, было решено, что любой кот, выходящий из главного входа после темноты, должен считаться шатром души губернатора Гранта, и к нему необходимо относиться с должным уважением и оказывать соответствующие почести. Это было воспринято всеми охранниками из местных жителей и прислугой в доме губернатора без каких бы то ни было вопросов. Вся стража от сипаев до сибадаров полностью приняла это, и было сделано устное дополнение к инструкциям, чтобы все постовые у главного входа отдавали честь любому коту, выходящему из него после наступления темноты. Преданность и учтивость индусов трогательно проявились в этой истории. Их генерал остался их генералом, хотя и лишился власти и переселился в шкуру кота».

Мы могли бы прийти к этому же выводу, прочитав следующий отрывок из «Света Азии»:

Пока крутится колесо рождений и смертей,

Исчезают вещи, мысли, а захороненные жизни возвращаются назад.

И вспомнил я теперь, как миллион дождей назад

Голодным полосатым тигром бродил я

По гималайским дебрям

И таился в травах и зелеными глазами

Следил за тем, как мимо дневного логова, где я сидел,

Стада все ближе подходили к смерти, или под звездами

Я, ненасытный, искал добычи,

Оленя след иль человека чуя.

И снизу вверх крутится колесо рождений и смертей.

(Сэр Эдвин Арнольд)

Глава 18

Храмовая кошка

Если вспомнить длинный путь израильтян из Египта и то благоговение, с которым египетские жрецы относились к кошке, то будет странно узнать, что это животное поминается в Библии только один раз, и этот единственный пример находится в апокрифической Книге Баруха. Но и здесь упоминаются не священные кошки Египта, а кошка вообще, в описании, демонстрирующем фальшь вавилонских «богов из серебра и золота и дерева… которые вызывают страх среди народа» (vi. 4). Нам говорят, как «на их телах и головах сидят летучие мыши, ласточки и птицы и также кошки». Автор торжествующе добавляет: «И по этим признакам вы можете понять, что они не боги, следовательно, не стоит их бояться» (vi. 22, 23).

Интересно рассмотреть тот факт, который использует Барух в качестве доказательства небожественности вавилонских божеств. Явно кошки, сидящие на статуях богов, были священными животными, принадлежавшими храму. Даже из процитированного текста ясно, что они были хорошо кормленными кошками, а не голодными бродяжками; в противном случае «летучие мыши, ласточки и птицы» не стали бы делить с ними место. Они были на самом деле высоко почитаемыми животными и играли свою роль в той религии, которую исповедовали эти древние люди. Считалось, что каждая кошка призвана выполнить свою миссию, поэтому, когда человек, имеющий некоторую степень святости, умирал, кошка играла роль хозяйки его души всю свою оставшуюся естественную жизнь. Только так отделившаяся душа могла достигнуть Рая, и, так как никто не имел привилегий в приобретении этой желанной реинкарнации в качестве священной кошки внутри святого храма без выражения одобрения со стороны главной богини, аргументы Баруха не могут считаться убедительными. Даже сегодня бирманцы и сиамцы верят, что их прекрасные священные кошки хранят души мертвых, и, помня об этом, они вводят их в свои религиозные ритуалы. Много лет назад, когда хоронили члена королевской семьи Сиама, вместе с ним хоронили живьем и его любимую кошку. Крыша гробницы строилась с небольшими отверстиями, пробитыми в ней, и, если кошке удавалось убежать через одну из них, жрецы понимали, что душа принца переселилась в ее тело, и они с соответствующими почестями относили ее в храм.

Поклонение предкам все еще является побудительной силой в восточных странах. Вероятно, было в порядке вещей оказать уважение умершему монарху. Когда молодой король Сиама был коронован в 1926 году, во время его шествия к Тронному залу камергеры двора пронесли белую кошку. Старый король хотел бы, конечно, занять надлежащее положение на коронации своего преемника, и его бывшие придворные продемонстрировали верность ему. Наряду со священной кошкой проносили и шлифовальный камень, символизирующий твердость, корнишон на счастье и зерно для процветания.

Храмовые кошки Сиама, особенно с золотистыми глазами и с черным окрасом, играли свою роль в религиозных церемониях. Их часто закрывают в золотые клетки, перед которыми воскуривают ладан, и им делают съедобные приношения.

Миссис Крэн, специалист по сиамским кошкам, в «Слухах о кошках» описала так называемый храмовый знак, хотя она говорит, что ее информация очень скудна. На спине кошки можно найти две четкие отметины, говорящие о высокой породистости сиамских кошек, что является, как считается, отличительной особенностью настоящих храмовых кошек. Служители в храмах считают таких кошек особенно священными, но миссис Крэн не знает всей истории или имени бога, который «когда-то подобрал одну из них и оставил тень от своих рук навсегда на их потомках».

«Теневая» отметина не образует седла, а предполагает, что кто-то «руками, испачканными сажей, взял кошку со светлым окрасом и сжал ее шею довольно низко. Они не так часто встречаются». Но дополняет она: «Эти пятна, конечно, являются отличительными признаками, а не случайными отметинами».

Мы можем сравнить их с «Легендами о Торти и Белянке», приведенными в другой главе.

Еще одной характеристикой сиамских кошек является петля на хвосте, которая отмечается у них уже двести лет. Она также является предметом сиамских мифов, которые, кажется, никто не может рассказать полностью, но главное в том, что сиамская кошка имеет узел, завязанный на хвосте в качестве напоминания о чем-то, о чем она еще не помнит, хотя, кто его завязывал, нам никто не скажет, вероятно, какое-то божество.

Двести лет назад сиамских кошек можно было найти только в той части королевского города Бангкока, где жил монарх и его двор. Рассел Горджон, изучавший этот предмет, считает, что эта порода произошла от скрещения священной бирманской и аннамитской кошек, живших в религиозно закрытой и охраняемой бирманской и камбоджийской империи кхмеров, когда она сдалась под натиском сиамов и аннамитов в XVII веке.

Примерно в 1885 году жена британского консула купила двух кошек и вывезла их в Европу. В Англии немедленно возник спрос на них.

Происхождение священной бирманской кошки еще более неясно, чем ее потомка — сиамской кошки, и мы в долгу перед Расселом Горджоном за его доклад об этой породе, который оказался нам очень полезным. Он добыл эти сведения во время бирманской войны 1885 года, служа офицером в английской армии, оккупировавшей Бирму. Его положение позволило ему защитить некоторых kittahs (киттах), или жрецов, чьи жизни были в опасности, и взамен они удостоили его чести и раскрыли ему свои секреты и показали священные места.

Из его отчета мы узнали, что индийские брамины были заклятыми врагами кхмеров и их дорогих киттахов. С началом XVIII века они безжалостно преследовались и уничтожались, а те, кто сумел избежать преследований, скрылись в Северной Бирме, где укрылись в горах. Здесь в хаотичных лабиринтах крутых скал упорные киттахи нашли чудесный подземный храм Лао-цзы («жилище бога») и отправляли здесь свои ритуалы, тайные для всех, кроме представителей высших каст их собственного народа.

Горджон описывает храм Лао-цзы как «одно из величайших чудес Востока. Расположенный к востоку от озера Инкауджи между Магаунг и Сембо в почти безлюдной области среди высочайших вершин и непроходимых лабиринтов, он отделен от всего мира. Последние киттахи (жрецы) жили здесь до 1898 года, и мне была оказана высочайшая честь увидеть их и понаблюдать за их жизнью и за их священными животными. Во время последующего восстания и английской оккупации на базе в Бхамо (очень изолированная и отдаленная от Мандалея база) нам пришлось защищать киттах от нападения браминов, и мы спасли их от уничтожения и грабежа. Их Лама-киттах принял меня и подарил изображение священной кошки у ног затейливого божества, чьи глаза были сделаны из огромного сапфира, и затем они показали мне священных кошек. Их насчитывалось почти сотня». Затем он рассказывает следующую красивейшую легенду:

«Когда под злой луной варвар сиамец Тес пришел в горы Солнца, Мун-Ха жил в храме Лао-цзы. Мун-Ха, самый драгоценный из самых драгоценных, для которого бог Вонг-Хио сплел из золота бороду. Этот почтенный священнослужитель жил под пристальным наблюдением Цун Кьянце, богини с глазами из сапфира, которая заведует переселением душ, когда они исполняют свое назначение, и ее всевидящего взгляда никто не может избежать. Мун-Ха слушался оракула, предсказывавшего ему, какое решение принять, и этим оракулом был его кот Синх, которому горячо поклонялись киттахи.

Сидя рядом со своим великим хозяином, Синх жил в созерцании богини. Прекрасное животное! У него были глаза желтые, как золото, отражавшие металлическую бороду Мун-Ха, желтую, как янтарное тело богини с сапфирными глазами.

Однажды ночью, когда восходила луна, Тес угрюмо приближался к священному храму. Затем, вняв призыву судьбы, Мун-Ха умер, отягощенный годами и болезнями. Он умер в присутствии своей богини; рядом с ним были божественный кот и киттахи, горюющие о своей жестокой потере. Но вдруг произошло чудо немедленного переселения душ. Синх прыгнул на святой трон. Усевшись на голову поверженного хозяина, он повернулся в сторону богини. И шкура на его спине стала отливать золотом. Его глаза, золотящиеся золотом бороды, сплетенной для Синг-Хио, стали синими — огромными, бездонными, сапфирными, — как глаза богини. Четыре его ноги, коричневые, как земля, четыре его ноги, контактирующие с головой преподобного, побелели на лапах, около когтей, то есть очистились прикосновением к святому мертвому.

Синх повернул к Южным воротам свой властный взгляд, в котором читался повелительный приказ, обладающий непобедимой силой, заставляющей киттахов подчиниться. Затем они закрыли перед кровным врагом бронзовые двери святого храма и, пройдя по подземному туннелю, окружили нечестивых захватчиков.

Синх отказывался от еды и не покидал своего трона. Он продолжал сидеть выпрямившись и смотреть на богиню — таинственную жрицу, — устремив на нее твердый взгляд, на ее сапфировые глаза, завороженный их огнем и красотой.

Семь дней спустя после смерти Мун-Ха он, встав на прямые побелевшие ноги и не опуская век, умер. Так душа Мун-Ха, слишком совершенная, чтобы жить на земле, была передана Цун Кьянце. Но перед смертью он в последний раз взглянул на Южные ворота.

Семь дней спустя после смерти Синха киттахи собрались перед Цун Кьянце, чтобы выбрать преемника Мун-Ха. И тут, о чудо! В храм вошла процессия из сотни кошек. У них были белые лапы; их снежный мех отливал золотом, а топазовые глаза стали сапфировыми.

Киттахи не могли сдвинуться с места в приступе страха и ждали. Разве им было неизвестно, что души их хозяев обитали в гармоничных формах этих священных животных? И те торжественно и мрачно окружили Легоа, самого молодого из жрецов, и тем самым объявили волю небес. Когда в храме Лао-Дзун умирала кошка, душа киттаха возвращалась и больше не покидала мистического рая Сонг-Хио, бога золота. Несчастливы были те, кто даже невольно приближал конец этих величественных и благочестивых кошек: для них были готовы самые ужасные мучения, какие только могут испытать души».

Горджон, не знавший этой легенды, заметил о ней: «Легенда милая, но не объясняет ничего с научной точки зрения… можно подумать, что бирманские кошки — очень древняя порода, но мне кажется, что невозможно найти никаких документальных свидетельств о столь редкой породе, что ни один селекционер или автор на двух континентах, с которыми я переписываюсь тридцать лет, не слышал о них ничего, кроме отрывочных сведений, или знает их только по описаниям Августа Пави и моим собственным словам».

По описанию Горджона, бирманские кошки похожи на сиамских по цвету, но он говорит, что у них белые пальцы на всех четырех ногах, длинная шерсть и чудесные пушистые хвосты, которые они обычно несут над спиной, словно белки. У них интенсивно окрашенные синие глаза, глубокие и грустные, нежные во время отдыха и дикие и яростные, если они сердятся.

Интересные сведения о священных кошках, участвующих в религиозных ритуалах, можно почерпнуть из детального доклада Лейна о мусульманском религиозном шествии к священному камню Каабе, свидетелем которого он стал 15 февраля 1834 года. В этом театрализованном шествии «участвовало несколько высоких верблюдов, слегка оттененных красной хной и украшенных вышитыми седлами, на каждом сидели один или два мальчика или одна или две девочки, а на некоторых были кошки. За ними шествовали балтаги (или пионеры), хорошо вооруженные военные отряды, и гвардия баши» и т. д. Какую роль играли кошки в этой процессии? Без точных знаний трудно что-то предположить, но ясно, что кошки и здесь были священными животными.

Доктор Лилиан Белей, пишущая для «Слухов о кошке», описывает священную японскую кошку, а мистер Брук любезно предоставил мне фотографии, иллюстрирующие ее статью. Она говорит:

«Насколько мне известно, ни одна из этих «священных» кошек, которых я фотографировала в 1910 году, никогда не вывозилась из Японии. Мне говорили, что каждая кошка в Японии, рожденная с особыми отметинами, считается священной — она служит оболочкой для души одного из предков, и ее отправляют в храм. Ни одна из этих кошек не может быть взята оттуда; именно эта, как мне сообщили, была украдена слугой-китайцем и увезена на борту корабля. Здесь она стала собственностью английского офицера, который пожелал вернуть ее в храм, но не посмел сделать это, посчитавшись с чувствами, которые его желание вызвало у вора. Он взял кошку с собой, и она, в конце концов, стала жить с одной английской семьей в Путни, оказывавшей ей традиционные почести, и нашла у них счастливый дом и прожила до почтенного возраста. Она умерла примерно в 1911 году, вскоре после того, как я сфотографировала ее. Кошка была черно-белая, с черным пятном на спине, считавшимся «священным» знаком, и напоминала женщину в кимоно. У нее был короткий хвост, черный, очень широкий и почти треугольный по форме. Она была почти бесхитростной и доброй и жила на одном сыром мясе, отказываясь от другой еды. Я была благодарна за предоставленную возможность сфотографировать ее и никогда никому не показывала эти фотографии, хотя дала копии ее владельцам, которые написали мне о ее смерти. Как я поняла, кошка отказывала всем котам, и у нее не было котят».

Мистер Брук, комментируя вышеприведенные слова, напомнил, что «аналогичные случаи появления таких знаков отмечались и у рядовых представителей кошачьего семейства и считались, по меньшей мере некоторыми сектами, знаками, подтверждающими священные свойства этого животного, хотя в первую очередь это относилось к жрецам, которые могли видеть в них символы священного в Древнем Египте быка Аписа. Здесь также цвет был черно-белым, но черный считался основным… В Мемфисе быку поклонялись как реинкарнации бога Пта; таких кошек жрецы с большой пышностью содержали в храмах, и все в округе оплакивали их смерть».

Этих кошек обожали и им поклонялись благодаря их чудесным изменчивым светящимся глазам. Древнегреческий историк Гораполлон, видевший аналогию между глазами кошки и солнцем, говорит, «что кошке поклонялись в храме Солнца в Гелиополисе, потому что зрачок этих животных изменял свою форму в зависимости от высоты солнца над горизонтом и в этом соотношении напоминал чудесную планету».

Но в других главах мы уже довольно подробно говорили о том, какое положение кошка занимала в мире в качестве солярного символа, поэтому не будем распространяться на этот счет здесь, хотя, вероятно, это даже более серьезный фактор, определяющий степень почтения, оказываемого храмовой кошке, чем все приведенные ранее.

Глава 19

Ожившие изображения кошек

Каждый раз, когда египетский храм посвящали Солнцу, в нем обязательно помещали изображение или символ кошки, а древние и современные легенды одинаково приписывают этим образам или картинам странные свойства, присущие этим священным животным. Иногда это объясняют тем, что в изображении скрывается дух, а иногда выдвигают теорию симпатической магии. В этой главе я привел два или три примера таких историй, оставляя моим читателям право самостоятельно истолковать их.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Рисунок на древнеегипетском папирусе. Изображение кошки абиссинского окраса.


Первая из этих необычных историй была рассказана каирским корреспондентом газеты «Санди экспресс» и опубликована 24 августа 1919 года под заголовком «Храмовая кошка из Карнака». «Героем этой истории был австралийский солдат по имени Вильям Нетли, который прибыл в Египет раненным из Дарданелл в 1915 году, а героиней — хорошенькая гречанка с трудно выговариваемым именем. История началась, когда однажды Нетли из одного александрийского госпиталя получил разрешение выйти в город. Воспользовавшись им, он нанял проводника-араба и отправился осматривать окрестности. Проходя по какой-то из улочек, он увидел прекрасную девушку-гречанку и влюбился в нее с первого взгляда. Он велел водителю-арабу остановиться, но тот либо не понял его, либо не расслышал и проехал мимо. Когда он все же остановился, Нетли вернулся, чтобы отыскать девушку, но той простыл и след. Вскоре после этого его комиссовали из армии, и он вернулся в Австралию, но его всюду преследовали воспоминания о девушке-гречанке; он не мог забыть ее. Он вернулся в Египет, чтобы начать систематичные поиски, но все усилия найти девушку оказались безуспешными. Он решил посетить Асуан и Луксор, затем бросить поиски и вернуться домой. Оказавшись в Луксоре, он добросовестно посетил Карнакский храм и во время посещения был очарован чудесными руинами могущественного прошлого. И вместо того, чтобы вернуться в Каир, он остался там и проводил большую часть своего времени, бродя среди обломков колонн и священных камней. На саркофагах мумий были изображения кошек, а когда он подолгу вглядывался в них, казалось, что они оживают. Глаза следили за ним, а фигуры приобретали живые очертания. Затем что-то толкнуло его ногу, и он был поражен, увидев кошку с изображения на камне, стоящую у его ног. Она не издавала ни звука, но ее потусторонний вид довольно сильно взволновал героя Дарданелл. Короче говоря (а детали только еще больше убедят моего читателя), кошка медленно пошла прочь, солдат последовал за ней и попал на узкую улочку за храмом. Животное остановилось у небольшого пансиона, затем, заметив, что австралиец идет за ней, вошла в дом. Солдат, чье любопытство так сильно разгорелось, что он и думать забыл о неприятных чувствах, возникших у него вначале, пошел за ней, и первое, что увидел, было лицо девушки-гречанки, которую он так долго искал».

В рассказанной выше истории оживший образ кошки был добрым духом, но, как правило, такие духи чаще несут с собой ненависть и разрушение.

Ошеломляющий пример вселения в мумифицированную кошку активного и злобного духа содержится в рассказе Артура Вейгалла. Его повествование настолько живо, что я боюсь испортить его, пересказав вкратце своими словами. Поэтому, мне кажется, он простит, что я привожу его рассказ полностью.

«В году 1909-м лорд Карнарвон, проводивший раскопки в аристократическом некрополе Фив, нашел целую деревянную фигуру большой черной кошки, в которой мы опознали по другим образцам из Каирского музея оболочку, куда помещали настоящую забальзамированную кошку. Фигурка напоминала скорее небольшого тигра, сидящего на солнце на краю ямы, в которой его нашли, и смотрящего на нас желтыми нарисованными глазами, распушив свои желтые усы. Его туловище было покрыто толстым слоем гладкого блестящего лака, и мы не сразу смогли найти щель, которая должна была остаться, после того как фигурку закрыли, поместив туда останки умершего священного животного. Но мы знали по опыту, что соединение должно опоясывать всю фигурку от носа вдоль головы вниз к спине и вдоль груди, так чтобы, когда ее откроют, она распалась на две равные половинки.

Мрачную фигуру отправили по Нилу в мой дом, где по ошибке, совершенной слугой-египтянином, она была поставлена в моей спальне. Вернувшись домой очень поздно, я нашел ее там посреди комнаты прямо на пути от двери к лестнице; и на несколько мгновений мне показалось, что я должен сесть рядом с ней, поглаживая себя по груди и голове.

Я позвонил в колокольчик, но мне никто не ответил. Тогда я пошел на кухню, где нашел всех слуг, встревоженно толпящихся вокруг дворецкого, которого ужалил скорпион и который был уже в краткой, но мучительной агонии. Вскоре он стал бредить и считал, что его преследует огромный серый кот. Меня его фантазия не удивила, так как он участвовал в перевозке найденной фигуры кошки в столь неподходящее место, каким была моя спальня.

Некоторое время спустя я отправился спать, но лунный свет, лившийся в комнату через открытые французские окна, падал прямо на черную фигуру кошки; и я лежал и рассматривал совершенно невероятное создание, смотрящее мимо меня на стену. По моим подсчетам, ее возраст был более трех тысяч лет, и я пытался представить себе тех удивительных людей, которые в те далекие времена придумали этот любопытный гроб для кошки, бывшей для них наполовину домашней любимицей, наполовину домашним богом. Ветка дерева за окнами качалась от легкого ветерка, и тени от нее плясали по кошачьей морде, отчего казалось, что ее желтые глаза то открываются, то закрываются, а рот кривится в усмешке. Один раз, когда я уже совсем засыпал, мог поклясться, что она повернула голову и посмотрела на меня; и я мог различить, как при этом на черной морде кошки усилилось рассерженное выражение, вызванное гневом. Издали я слышал пронзительные крики дворецкого, пытавшегося отогнать якобы окруживших его кошек, и мне показалось, что в глазах кошки зажигались искры, когда из коридора доносился отзвук этих криков.

Наконец, я уснул, и примерно час все было тихо. Затем вдруг в комнате раздался звук, подобный выстрелу. Я вскочил, и тут большая серая кошка то ли соскочила, то ли вспрыгнула на мою кровать, задев мои колени и царапнув меня по руке. Затем она выбежала через окно в сад. В то же мгновение я увидел в свете луны, как две половинки деревянной фигуры раскрылись и упали на пол, как две гигантские створки пустой раковины. Между ними сидела мумифицированная кошка. Бинты, обернутые вокруг ее шеи, размотались, как будто их разорвали изнутри.

Я спрыгнул с кровати и быстро осмотрел раскрывшиеся половинки фигуры и решил, что это влажность воздуха здесь, на берегах Нила, пропитала древесину, так долго пролежавшую в сухом песке, и привела к тому, что половинки раскрылись с громким треском, от которого я и проснулся. Затем, подойдя к окну, я осмотрел залитый лунным светом сад. И там посреди тропинки я увидел, нет, не серую кошку, оцарапавшую меня, а мою собственную полосатую кошку, стоящую с выгнутой спиной и вздыбленной шерстью и смотрящую в кусты так, словно она увидела перед собой с десяток кошачьих дьяволов, скрывшихся там.

Я предоставлю читателю решать, была ли серая кошка злым духом, который, после того как устроил так, что я сломал себе обе голени, а мой дворецкий был ужален скорпионом, выскочил из бинтов и деревянной оболочки и убежал в темноту ночи; или что разрыв бальзамических бинтов был вызван естественным разрушительным воздействием времени, а серая кошка была всего лишь ночной бродяжкой, забравшейся в мою комнату и испуганной легко объяснимым фактом раскрытия деревянных створок древнеегипетской фигурки. Совпадение — это фактор в жизни, который не всегда принимается во внимание, а события, о которых я рассказал, можно объяснить совершенно естественными причинами, если будет на то наше желание».

И с такими успокаивающими размышлениями мы перейдем к нашему следующему случаю. Т.Г. Кернер из Вернсберга, «литератор, имеющий в Германии некоторую известность», повинен в появлении следующей сверхъестественной истории на страницах эдинбургского «Оккультного ревю». Снова я должен извиниться за вольность, с которой берусь процитировать его доклад.

Господин Кернер пишет:

«Однажды граф Александр Вюртембергский прислал моему отцу картину в простой черной рамке. Это был портрет дикой кошки в натуральную величину, нарисованный черным углем на голубоватой бумаге. Такой же голубоватый оттенок был заметен в глазах кошки, само животное было темного цвета. Самым примечательным в картине было то, что чем дольше вы всматривались в нее, тем более живой казалась кошка. В ее глазах появлялось злобное, мрачное выражение, заставлявшее вас почувствовать себя неуютно. Даже сейчас, по прошествии нескольких лет, не могу забыть этого взгляда. Картину сопровождало следующее письмо: «Мой дорогой Джастин, Посылаю тебе эту картину. Она так хорошо сделана, что мне не хочется ее сжигать; тем не менее я не могу больше держать ее у себя, так как это сводит меня с ума. Я увидел ее однажды на стене в комнате служащего у меня лесничего. Дела его, казалось, шли превосходно, и он был счастливо женат, но два месяца назад застрелился без каких-либо очевидных причин. Я купил картину у его вдовы и повесил у себя в комнате, но теперь я больше не могу выносить глаз этой кошки. Они постоянно привлекают мое внимание и вызывают такую тоску, что я чувствую, она вскоре приведет меня к такому же концу, что и лесничего, если я не избавлюсь от картины. Поэтому я отсылаю ее тебе, так как ты известный мастер обращаться с духами, тебе эта злобная колдунья не причинит вреда».

Вскоре после этого граф Александр умер. Картина висела в нашей комнате, и мой отец невзлюбил ее, но это был последний подарок его друга, и он не мог расстаться с ней. Однажды тем не менее он отдал ее мне, сказав, что больше не может держать ее у себя.

Примерно год картина провисела в моей комнате, и я не обращал на нее никакого внимания. Однажды зимой поздно вечером я писал письмо, и мне вдруг показалось, что я не один в комнате, что нечто странное подкрадывается ко мне. Я поднял глаза и встретился взглядом с глазами кошки. И сразу понял, то между нами не может быть мира. Эти глаза явно преследовали меня. Я ненавидел их, и самое ужасное, что я чувствовал, что они сильнее меня. Глаза этой кошки будто высасывали из меня саму жизнь и поглощали все мои мысли. Я не желал отдавать картину, но вскоре нашел предлог, чтобы сделать это. Я знал одного джентльмена, очень любящего спорт и охоту, который собирался меблировать свой новый дом. Ему-то я и подарил картину. Он был очень рад получить ее и повесил в холле. Шесть месяцев спустя он покончил с собой, затосковав без всяких причин.

Родственник этого джентльмена взял картину с кошкой себе. Прошло несколько месяцев, и его нашли мертвым в его постели. Был ли он убит или покончил с собой, не было установлено. Я не знаю, что затем стало с этой кошкой».

Доктор Франц Гартман, приславший вышеприведенный рассказ мистеру Ральфу Ширли, заметил, что представляется совершенно ясным, «что не сама картина оказывала такое вредное воздействие на ее владельцев, а какая-то жизненная энергия, которую мы могли бы назвать либо «элементарной», либо «воображаемой», либо «магической»… Такие вещи, — добавил он, — будут непостижимы для нашей психики до тех пор, пока мы не сможем понять факт, известный каждому оккультисту, что астральный и ментальный планы — это наши собственные миры, невидимые для нашего физического глаза, но тем не менее реально существующие и имеющие собственных жителей со своей энергией, позволяющей им проявлять волю, думать и действовать, проявлять инстинкты или разум».

Тем, кто не признает психического воздействия, трудно понять, до какой степени на них влияют обитатели невидимых миров. Ясновидящие заверяют нас, что мы никогда не бываем совершенно одни, и невидимые существа, окружающие нас, не всегда являются просто пассивными свидетелями наших действий, но иногда играют очень важную роль в нашей жизни.

Необычным во всех случаях, приведенных в данной главе, является то, что все духи, о которых рассказывается, были взяты в дом как изображения кошек.

Глава 20

Кошачий некрополь

В этой главе мы предлагаем проследить за загробным бытием священных и символических кошек. Бог солнца, чьим представителем была кошка, был не только источником жизни и света. В образе Кифера он каждую ночь спускался в мистическую могилу под миром, отождествляемый с Пта или Осирисом; он был также богом мертвых и господином царства тьмы и ночи. Кошка, гуляющая в темноте, служила ему очень подходящим знаком.

Важный рисунок на одном папирусе из Британского музея интересен тем, что доказывает, какую значимость придавали кошачьему символизму в изображении жизни человека за порогом могилы. Шарп описывает это такими словами: «Осирис стоит рядом с сидящей богиней Мут с головой льва. Перед ним Пушт в виде трубящего в горн льва, Исида, человек с головой кошки, четыре змеи и сфинкс. Нефтида стоит позади них. Вдали видны мумии умерших… Еще дальше человек с головой кошки, совершающий моление».

Человек с головой кошки может воплощать собой одного из богов, символом которого была кошка или другой представитель кошачьего семейства, или, по меньшей мере, человека, надевшего его маску для участия в предписанном случаю ритуале и стремящегося тем самым обеспечить присутствие богов на церемонии.

Среди многочисленных предметов искусства, найденных в гробнице Тутанхамона, замечательна золотая статуэтка молодого монарха, едущего верхом на черной кошке, перевозящей его в потусторонний мир. Фараон стоит прямо на постаменте, покоящемся на плечах и бедрах несущей его кошки, держа в руке нечто, напоминающее бич. Животное похоже на леопарда по форме, но вызывает сомнение, именно ли эту породу хотел изобразить художник, так как черные леопарды водятся только в Азии и ни разу не были найдены в Африке. В любом случае, статуэтка — это еще один из примеров того, какое важное место занимало семейство кошачьих в египетской религиозной мысли и погребальных ритуалах.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Сосуды для мумий кошки. Из Мемфиса.


Одно из самых древних изображений кошки было найдено в некрополе в Фивах, в захоронении некоего Гана, которое, как считается, принадлежит к XI династии. На нем фараон изображен со своей любимой кошкой, Борехаки, у его ног. Саркофаг одной из священных кошек, посвященных Аменхотепу (?) III, выставлен в Каире.

Известный египтолог Боркхардт, описывая каменный сосуд для мумии, говорит: «Форма этого небольшого саркофага является уменьшенной копией тех, которые использовали для умерших людей во времена XVIII фиванской династии… Широкая часть представляет собой небольшую кошку, сидящую прямо, обернув хвост вокруг лап в обычной для сидящей кошки манере. Перед ней на столе лежали богатые приношения, которые постоянно обновлялись с помощью магической силы, обеспечивающей эту маленькую любительницу поесть свежим кормом на целую вечность. На саркофаге стоит печать царевича Тутмоса, датируемая временем блестящей XVIII династии, к которой принадлежали и Аменхотеп и Тутмос, бывшей в зените славы между 1580 и 1320 гг. до н. э.».

Набожные египтяне мумифицировали кошек без счета. Последние исследования в городе Бубастисе показали, что там были захоронены тысячи кошачьих трупов. А в Бене египетский феллах Хасан случайно обнаружил кошачье кладбище в гротах, где были сотни тысяч кошачьих мумий, лежавших на полках в строгом порядке.

Как только это открытие стало достоянием публики, жители соседних поселков напали на это захоронение, уничтожили, сожгли или закопали большое количество мумий, хотя левантийским торговцам древностями удалось завладеть много большим количеством и продавать их туристам. Но предложение все еще превышает спрос, и запасы кажутся неиссякаемыми.

В конце концов александрийский предприниматель нашел способ обратить мумии в деньги, предложив использовать их в качестве удобрения. Он отправил морским путем тонны кошачьих трупов в Англию, где они все еще встречаются. Корабль с грузом в 180 000 тонн мумифицированных кошек причалил в Ливерпуле в марте 1890 года и был выставлен на аукцион. Лишенный воображения аукционщик использовал одну из мумий в качестве молотка и отстукивал стоимость странных лотов по цене 3 фунта 3 шиллингов и 9 пенсов за тонну, меньше, чем стоит один экземпляр мумии кошки сегодня.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Мумия кошки из Абидоса. Римский период.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Бронзовый сосуд для мумии.


Действительно, судьба редко преподносит более странные повороты, чем такой бесславный конец когда-то священных предметов, пользовавшихся такой благоговейной заботой и сохраняемых с таким мастерством!

Визит в Британский музей подтвердит важность того положения, какое занимала кошка в дни славы Египта. Находят невероятно разнообразные мумии кошек. Некоторые из них оборачивались льняными бинтами, таким образом, чтобы образовался двуцветный рисунок, а на месте глаз и ноздрей нашивались крашеные льняные круги, и листья пальмы имитировали уши.

Других кошек хоронили в деревянных, бронзовых или керамических сосудах в форме кошки или в виде кувшина или гроба. Среди этих сосудов встречаются снабженные глазами из кристаллов, обрамленных золотом, и со зрачками из черного обсидиана. Существуют также бронзовые изображения кошек различных размеров, некоторые с выгравированными на них ожерельями или скарабеями, другие с ошейниками и глазами, инкрустированными золотом. Фигуры кошек делали из разных камней, кристаллов, синего мрамора, шлифованных материалов и фаянса. Находят целые группы кошек и котят, амулеты в виде кошек разных размеров, которые их владельцы носили на шее при жизни, кольца из золота с выгравированными на них кошками, даже детские деревянные игрушки, представлявшие собой кошек с двигающимися челюстями. Некоторые из этих изображений были предназначены для украшения храмов, а другие захоронены в могилах как погребальные приношения.

В тех городках и городах Древнего Египта, где боги, которым были посвящены особые животные, занимали важное положение в святилище, проводилась целая церемония переноса тел этих животных после смерти в город, специально посвященный богу, символом которого они считались. Вот поэтому останки кошек бальзамировали и хоронили в Фивах, Спеосе, Артемидосе и других городах, где совершались ритуалы в честь Баст.

Геродот говорит, что тех кошек, которые умерли вблизи Бубастиса, посылали покоиться в специально предназначенные для их захоронения места. Других складывали в святых местах, отведенных около городов, где они жили. И хотя некоторые египтяне так почитали и обожали своих священных домашних любимцев, что отсылали их тела на дальние расстояния в некрополи Бубастиса, это не было исключительным событием, так как рьяные приверженцы Осириса тоже просили на своем смертном одре, чтобы их тела отвозили из их родного города в город Абидос.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Фигура с головой кошки или льва. Роспись на саркофаге жреца Амон-Ра в Фивах. (Примерно 1150 г. до н. э.).


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Фигура с головой кошки. Роспись на внутренней стороне саркофага «Божественного отца» Амон-Эм-Апта, жреца Амон-Ра в Фивах. XX–XXI. (Примерно 1100 г. до н. э.).


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Роспись на деревянном саркофаге чиновника в храме Амон-Ра в Фивах. (Примерно 1100 г. до н. э.).


Плутарх объясняет это тем, что они желали быть захороненными в том же месте, где была могила самого Осириса. Точно так же считалось, что душа киски будет в большей безопасности рядом с обителью ее патронессы. Этим же чувством почтительной любви, так как ка (душа) все еще необходима телу, можно объяснить и появление множества кошачьих мумий около Шейх-Хасана, где небольшой скальный храм отмечает место нахождения Спеос Артемидоса.

Почитание, оказываемое отдельному животному, выбранному божеством в качестве своего представителя, распространялось на все подобные случаи, поэтому люди в Бубастисе не ограничивались поклонением нескольким кошкам, представлявшим их богиню в храме, посвященном ей, а распространяли это благоговейное уважение на всех кошек. Как об этом сказал Масперо: «Бог нома переставал быть особым котом и становился котом вообще».

Кладбища для кошек и других животных появились, когда Египет, осознавая, что контакты с западными цивилизациями приводят к постепенному угасанию его идеалов, стал выступать против иноземных влияний и подчеркивал собственную самобытность. Так страна от поклонения некоторым специально отобранным животным перешла к почитанию всех животных, мумифицированные останки которых хоронили бок о бок на кладбищах с почестями не меньшими, чем оказывались людям. Чтобы доказать, что эти похороны являются похвальным занятием, ритуалы отправлялись с нарочитой роскошью в священном месте. Расходы на подобные похороны были весьма значительными, но окупались набожностью или зависели от той особой чести, которую оказывала богиня, чьей эмблемой была кошка. Египетские животные различались по рангам, и вполне вероятно, что этим кошкам, бывшим при жизни предметами поклонения в храмах в качестве живых символов богини Баст, оказывались дополнительные почести после смерти и они хоронились более пышно, хотя, как мы уже заметили, почтительно относились ко всем кошкам, считавшимся священными. Высокопоставленное положение храмовых кошек при жизни поднимало их выше ранга простой эмблемы и делало действительными представителями богини. Имея это в виду, легко понять, почему, когда кошка умирала, набожные египтяне сбривали брови в ознаменование своего горя, а для того, чтобы предотвратить потери или неудачи, которые эта смерть могла повлечь за собой, они старались укрепить те связи, которые могли бы обеспечить им божественную благосклонность и защиту.

Глава 21

Кошка в раю

Чудесная религия древних египтян, как и другие веры, появилась из грубого источника. Первоначально у этого народа не было понятия души. Жизнь считалась дыханием, жидкой движущей силой, которая сразу же исчезала, как только ее владелец впадал в состояние, которое мы называем смертью, характеризуемое отсутствием дыхания и движения, прекращением мышления, тлением плоти, конечным разрушением всего тела. Первые три из упомянутых явлений постоянно происходят, не принося с собой состояния смерти, когда мы спим, находимся под гипнозом, в каталепсии, падаем в обморок и т. д., но через некоторое время индивидуум все же возвращается к жизни.

Единственная разница между глубоким обмороком и смертью заключается в том, что при последней происходит разложение тела. Следовательно, следует сделать вывод из приведенных фактов, что, если предотвратить разложение, жизнь вернется в тело, как это происходит во время пробуждения спящего ото сна.

Поэтому, рассуждали египтяне, смерть должна считаться простой временной приостановкой жизни, которую можно вылечить с помощью магии, если ее применить до того, как началось разложение. Отсюда появление мумификации и развитие бальзамирования трупов и применение магических ритуалов и таинств. Преданность и верность умершим, порождавшие эти ритуалы, распространялись и на священных кошек. С помощью таких ритуалов и практик тельце кошки (или, вероятно, ее астральной пары) сохраняло способность двигаться. Использовались и ее органы.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Кошка и куры на пиру. Фрагмент древней росписи в гробнице.


Она не только могла «проснуться», но, если избежать несчастного случая, могла приобрести вечную и нетленную жизнь. Чтобы охранить себя от бед, с любовной заботой создавалось второе вместилище души — статуэтка. Похожая на умершего, она автоматически занимала место мумии, если та разрушалась.

Сначала возрождение жизни в гробнице воспринималось как чисто материальное по своей природе. Кошка продолжала свое существование в условиях аналогичных тем, которые она знала на земле, но отбирались самые счастливые периоды из ее прошлого.

Например, если она одно время имела хорошего и могущественного хозяина, который обеспечивал ей радостную жизнь, этот период и реконструировался под землей.

Но самой идеи Рая еще не существовало. Воскресший спускался в могилу, где его мумия, оживленная магией, находила пристанище, прохладное летом, теплое зимой, наполненное приношениями и продуктами, которые постоянно обновлялись с помощью силы заклинаний, читавшихся жрецами во время похоронной церемонии.

Постепенно эта грубая концепция перестала удовлетворять. Захотелось представить нечто большее, чем просто материальная жизнь под землей. Стали думать, что тело оживляется духом, который мог выбирать: либо оставаться в могиле, либо уходить в более счастливое место. Мистерии, посвященные Осирису, которые разыгрывались во время похоронных ритуалов, уподобляли умершего самому Осирису, богу мертвых, который умер и ожил снова. Душа умершего кота «осирисивалась» и восходила на небеса, чтобы жить с богами. Но это был путь, полный препятствий, по которому душа маленькой кошки добиралась до Запада в тот край, где собирались последователи Осириса.

Прекрасная Аментет, богиня Запада, указывала им путь, и они шли туда, как легендарный Кот в сапогах. Богиня брала их за нежные лапки и вела вдоль этого чудесного пути их душу, или ка, а приношения, устанавливаемые в гробнице, магически сопровождали их, чтобы поддерживать на протяжении всего путешествия. За пределами небес они находили установленную вертикально лестницу, крепко поддерживаемую богами, и поднимались по ней беспрепятственно. Если на последней перекладине кошка-странница, все еще робкая, как на земле, замедляла шаг, боги Гор и Сет брали ее за лапы, каждый со своей стороны, и поднимали ее, всю дрожащую от страха, в Рай.

Оказавшись там, они быстро приходили в себя, получая приготовленное заранее и ждущее их блаженство. Перед ними представал идеальный Египет с Нилом, прудами, полными рыбы, роскошной растительностью и домами. Там они могли, охотясь и играя, вести легкую жизнь, еще счастливее, чем на земле. Но и здесь они все равно должны были работать, хотя и не так тяжело, но все же им предстояла борьба за жизнь. И если борьба оказывалась для них слишком трудной, тогда еще более далекий и прекрасный рай закрывался для них. Этот рай называли Полями Приношений. Там, благодаря земным приношениям, которые так набожно помещались в кошачью гробницу, их души-ка освобождались, ломая оболочки или сжигая их, столы были полны, а жизнь — легка. Но впереди был еще один, третий и бесконечно более блестящий рай. Это была жизнь с богом Солнца Амоном-Ра, плавающим по небесам на своей ладье-Солнце. Обожествленная душа, добравшаяся до этой славной заключительной стадии, становилась сверкающим духом света, теряющимся в сияющем диске царя богов. Столь радостная доля давалась не всему миру. Это был Рай для великих и славных фараонов, сынов Амона; но все же, без сомнений, кошки этих царей следовали за ними в это сияние. Так душа египетской кошки путешествовала веками от скромной могилы, выкопанной в темноте пустыни, до звездных полей на небесах, где она могла вечно охотиться и гулять, ведя блистательную жизнь, жизнь Вечности.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Обучение кошки танцам под лиру. Фрагмент барельефа из музея Капитолия.


Существует мало, если вообще они есть, верований, равных египетским описаниям будущей жизни наших кошачьих друзей. Более того, как мы видели, уверенность в ее реальности была так сильна в умах египтян, что им не нужно было большого воображения, чтобы представить, как преданные друзья-люди помогают маленькому пилигриму в дальней стороне смерти.

На ранней стадии истории Этрурии искусство и религия этой страны находились под сильным влиянием Египта, и мы нашли кошек на настенных росписях, рассказывающих о счастливых душах в потустороннем мире. В этрусской гробнице в Орвьето счастье умерших символизирует их присутствие на пиру под предводительством правителей подземного мира. На низком стульчике под ложем пирующих кошка по имени Кранкру теребит свою добычу.

В другой гробнице, открытой в Корнето в 1830 году, изображена такая же сцена радости и веселья. Перед каждым ложем стоит изящный столик на четырех ножках, уставленных различными блюдами. Под столиком видна кошка, на этот раз в компании с петухом и куропаткой, двумя священными птицами.

Закономерен вопрос, являются ли эти сцены изображением счастья умерших, или они представляют собой реальные пиры, данные в их честь. Достаточно убедительным ответом является присутствие на них богов. Тем не менее в каждом случае они, без сомнений, являются правдивым отражением обычаев этрусков и показывают, что кошка, возможно благодаря своей символической роли, присутствовала на этих священных пиршествах в честь умершего.

Наш следующий взгляд на кошку в Раю будет брошен с помощью индийской легенды, переведенной с французского Г.К. Бруком, из сборника Фрере, нашедшего ее. В легенде говорится о том, как земная кошка посетила небеса.

«Индийский царь по имени Салангам имел при дворе брамина и раскаявшегося грешника, оба были знамениты своими добродетелями, и это приводило к их соперничеству и постоянным спорам. Во время одного из таких споров перед царем брамин заявил, что однажды его добродетель станет достоянием бога Парабараварастона, божества первого класса, который с готовностью поможет ему подняться на седьмое небо. Раскаявшийся грешник принял вызов, и царь, назначенный арбитром, направил брамина на небеса Дивендирена, чтобы принести оттуда цветок с райского дерева Парисадама, один запах которого дает бессмертие. Брамин поприветствовал царя и уехал, весь двор ждал, как он ни с чем вернется назад, всем было известно, что ни один смертный не может добраться до неба Дивендирена. Там живет сорок восемь миллионов богинь, у которых двадцать четыре миллиона супругов-богов, Дивендирен среди них главный, а цветок, Парисадам, который он ревностно охраняет, является главной отрадой этого неба. Раскаявшийся грешник только и говорил об этих трудностях и уже предвкушал радость падения своего соперника, когда брамин вернулся со священным цветком; он получил благодарность царя и двора, но раскаявшийся грешник отказал ему в почтении, говоря, что царь и двор слишком легко удовольствовались результатом и что он мог бы, если бы захотел, послать туда своего кота, убежденный, что его с уважением примет Дивендирен. Говоря это, он подозвал своего кота Патрипатана и прошептал ему что-то в ухо. Кот, к изумлению окружающих, исчез в облаках и, войдя на небеса Дивендирена, был взят на руки богом с тысячами ласк.

Так раскаявшийся грешник замечательно преуспел в соревновании, но теперь он встретился с затруднением, так как любимая богиня Дивендирена полюбила Патрипатана и никак не соглашалась отпустить кота. А последний, обратившись в данной ситуации к Дивендирену, объяснил, как его отсутствие скажется на репутации раскаявшегося грешника, получил поддержку бога. Богиня не желала и слышать об освобождении кота, и Дивендирену не осталось ничего, как пообещать вернуть кота на землю через несколько веков.

Царь Саланхам продолжал терпеливо ждать возвращения кота; раскаявшийся грешник оставался неподвижным, и они ждали триста лет без каких-либо неудобств и без подозрений, потому что своим повелением богиня не давала им стареть. По окончании этого срока небеса засияли и в облаках, расцвеченных тысячами цветов, появился трон Дивендирена в форме цветка.

На его троне во всем величии сидел кот, и, опустившись к царю, он преподнес монарху целую ветвь с цветами Парисадама. Весь двор прокричал: «Победа!» Все поздравляли раскаявшегося грешника, но брамин оспорил его триумф, сказав, что успех раскаявшегося грешника никак не зависел от его добродетелей. А так как все знали о любви Дивендирена и его любимой богини к кошкам, не было никаких сомнений, что успехом предприятие наполовину было обязано коту Патрипатану. Царь, обдумывая этот аргумент, все равно никак не мог решить, кто же победил, но всех объединило восхищение Патрипатаном, и с тех пор этот прославленный кот стал одним из главных украшений двора и каждый вечер ужинал, сидя на плечах монарха».

Среди более примитивных народов, которые все еще сохранились до наших времен и которые поклоняются кошке и верят, что ее душа попадает в рай, мы должны назвать якунов, представителей одного из полудиких малайских племен. Они отличаются от египтян тем, что считают, будто кошке и без ее просьбы помогают на трудном пути от земли к небесам. Они твердо убеждены в том, что, когда умрут, кошка поведет их по утомительному пути, идущему из ада в рай, и облегчит их муки, разбрызгав воду в атмосфере ада, чтобы там стало чуть легче находиться. Неудивительно, что коренные малайцы высоко почитают кошку и верят, что, если кто-то из них падет так низко, что убьет одно из этих животных, он будет сурово наказан в будущей жизни. За каждый волосок в шкурке киски он будет таскать и складывать бревна самых толстых какао-пальм. В Малайзии мало убийц кошек!

Весьма сжатое понятие рая дано в стихах Гете, приводимых ниже, но кот в нем есть точно.

ЛЮБИМОЕ ЖИВОТНОЕ

Из тех зверей, кого забрали в Рай,

И поселили там в блаженстве со святыми…

Этими зверями были осел, который возил Иисуса, волк, «с которым разговаривал Магомет», пес семи спящих и, в конце концов,

Здесь же и кошка счастливо мурлычет,

Настолько святая, что ласки достойна пророка.[29]

Как и кошки фараонов, эта безымянная киска, кажется, добилась столь высокого положения, отражающего свет божественной славы.

Как мы видели в случае с индийским котом и кошками якунов, в некоторых странах заслуги киски были сочтены достаточными, чтобы обеспечить ей доступ в рай. И конечно, именно таково мнение всех любителей кошек!

Глава 22

Кошки-призраки

Миллионы духовных существ ходят по земле

Невидимы, и когда мы просыпаемся, и когда мы спим.

Мильтон. Потерянный рай

В нашем материальном мире человек повсюду встречается с обманом, иллюзией, которые встают между ним и реальностью, как некий полог, отличающийся по плотности, но всегда непроницаемый. Время от времени, однако, почти случайно в нем появляется отверстие, сквозь которое он может бросить быстрый взгляд на то, что же происходит по ту сторону. Явление призраков в том или ином виде встречалось в истории на любой стадии развития цивилизации. Древняя религиозная литература полна подобных примеров, а современные физические исследования подтверждают их действительное бытие. Призрачные сущности не только могут существовать в ментальной или астральной сфере, но имеют еще и возможность демонстрировать свое существование в физическом плане. Для нас важно, что тем самым нас заставляют воспринимать жизнь и разум как реальности, способные существовать по отдельности, не так, как мы привыкли, и не полагаться на механические объяснения этих явлений.

Интересно заметить, что призраки животных являются так же, как и привидения людей, так что мы не можем принять явления последних в качестве свидетельства выживания до тех пор, пока не станем применять к ним те же критерии, что и к призракам низших существ и даже к тем, которых мы привыкли считать неодушевленными предметами.

По мнению местных крестьян, поразительный пример явления призрака низшего существа, а именно кошки, можно найти в замке Комбург. Бывший граф Комбургский, имевший деревянную ногу, после смерти, как говорят, оставлял за собой призрачный след своей искусственной конечности, и в некоторых случаях видели, как он прогуливался по большой лестнице в башне замка в компании призрачной черной кошки.

Элиот О'Доннелл замечает, что «самой обычной формой появления призрака животного, видимой в домах, является, несомненно, появление призраков кошек», и добавляет, что большое количество мест, о которых ему рассказывали как о местах, где появляются призраки кошек, находится — почти невероятно — на одной из улиц на Уайтчепел, и их не меньше четырех».

Он продолжает рассказывать, что «в ходе бесконечных экспериментов, проводимых в домах с призраками», он доказал, по меньшей мере для собственного удовольствия, что «кошка действует как надежный физический барометр, собака же иногда не чувствует приближения Неизвестного… У меня еще не было ни одной кошки, которая бы не продемонстрировала явных признаков ужаса и неуверенности как до, так и во время проявления суперфизического».

Я собрал в этой главе несколько примеров появления кошек после их физической смерти. Можно было бы увеличивать их количество до бесконечности, но место в книге ограничено, и я могу отвести лишь одну краткую главу на то, чтобы предоставить прямые доказательства выживания душ наших кошачьих друзей. Тем, кто потрудился изучить кошек поближе и приобрел настоящее понимание их сложных оккультных персоналий, не потребуется больших доказательств. Те же, кто этого не делал, имеют пред собой предмет, который требует терпеливого исследования и вызывает всепоглощающий интерес, оставляя все другие сопутствующие проблемы в стороне.

Общество физических исследований в своем «Журнале» за май 1912 года опубликовало отчет о появлении призрака любимой хозяйской кошки, умершей недавно, в ее старом месте жительства. Кошка по имени Смоуки была небольшой голубой персидской кошкой с необычным отливом, непохожим на окрас других кошек в поселке. Причиной ее смерти стало нападение собаки, сломавшей ей ребра и оставившей ее хромой, так что ее легко было узнать. Садовник, похоронивший ее тело и посадивший георгин на ее могиле, и ее хозяйка, знавшая, что кошку нельзя было вылечить, испытали облегчение, а не горе, зная, как сильно страдала их любимица перед смертью. Примерно три недели спустя хозяйка Смоуки со своей сестрой завтракали вместе, и сестра сидела спиной к окну, читая вслух письмо, когда вдруг увидела, что ее слушательница «с совершенно испуганным видом» смотрит в окно слева от нее. «В чем дело?» — спросила сестра и услышала в ответ: «Там Смоуки гуляет на газоне!» Обе дамы поспешили к окну и увидели Смоуки, которая «выглядела очень больной, с погрубевшей и вздыбленной шкурой, она шла, хромая, перед окном в трех или четырех ярдах от него». Хозяйка позвала кошку, но, поскольку та не отозвалась, побежала за ней, продолжая звать; к ее удивлению, Смоуки не замечала ее и исчезла в кустах. Примерно через десять минут сестры и их подруга, жившая с ними, снова увидели ее, когда она пробиралась через живую изгородь перед окном. Хозяйка опять пошла за ней, на этот раз через кухню. Она бежала, чтобы поскорее дать ей молока, и шла за ней, «но кошка ушла прочь и с того мгновения исчезла окончательно». Дамы «расспросили всех соседей, но никто не видел ни ее, ни другую, похожую на нее кошку». Они подумали, что ошиблись, она не умерла, хотя их друг, садовник, и мальчик видели ее тело, и в конце концов возмущенный садовник, которого обвинили в том, что он ее не похоронил, откопал ее снова.

Я предполагаю, что это явление не было настоящим призраком или душой Смоуки, так как она не реагировала на передвижения хозяйки, а являлось астральной фотографией, которая передавала страдания кошки через психологическую атмосферу. Не могу поверить, что никто с «другой стороны» не помог бедному несчастному новичку избежать проблем на земном шаре и не освободил ее от телесных болей, которые она приобрела при жизни. Хотя правосудие может привязать преступников к месту их преступления, оно не может также принудить их жертвы постоянно переживать возобновление трагедии. Все же я включил эту историю о Смоуки в главу о кошках-призраках, поскольку астральные фотографии не пользуются заслуженным вниманием.

Совершенно замечательный пример явления призрака-кошки рассказан Генри Спайсером: «Доктор А. имел среди своих многочисленных пациентов одного, которого постоянно посещал призрачный полосатый кот. Любящее и игривое животное не только садилось перед ним, когда он работал, но и проказничало в доме, особенно на лестнице, где кот обожал спускаться и взбираться по перилам балюстрады, скатываясь сверху вниз, как клубок, добираясь до нижней ступеньки в тот же момент, что и хозяин. Было признано, что ни один смертный кот такого же размера не мог бы совершить подобные трюки. Но самое замечательное в этой истории — то, что животное представало (и не раз) перед глазами не только хозяина дома, но и его гостей».

Мистер Спайсер не давал никаких комментариев к вышеприведенной истории, но добавлял, что «джентльмен, ныне живущий в Лондоне, наслаждается время от времени обществом кошки с человеческим лицом».

Мистер Боццано цитирует один случай из издания «Лайт» («Свет») (1915), где преподобный Чарльз Л. Твидейл, автор нескольких работ по метафизике, рассказывает, как кошка-привидение издавала звуки, которые слышали ее бывшие владельцы, оставаясь невидимой. Я перевожу рассказ Боццано, написанный на французском языке:

«Однажды вечером примерно два года назад (я записал это событие в своей записной книжке) моя жена и горничная сидели и разговаривали в небольшой комнате в нашем доме. Вдруг они услышали истошный крик кошки позади миссис Твидейл. Обе женщины определили источник звука в одном и том же месте, рядом с юбкой моей жены. Крик слышался еще некоторое время, затем прекратился, и они ясно услышали в том же месте тихий звук, производимый языком кошки, лакающей молоко. Озадаченная подобным явлением миссис Твидейл позвала кошку; затем с помощью горничной она тщательно обыскала комнату, но безуспешно. Они снова сели и возобновили беседу. Но почти тотчас же возобновились громкие крики невидимой кошки, за которыми последовали звуки, словно лакают молоко. Женщины во второй раз осмотрели комнату, но тщетно.

Следует заметить, что за несколько дней до этого наша кошка исчезла. Когда миссис Твидейл и горничная сообщили мне о случившемся, я им сказал: «Это значит, что мы больше не увидим нашу кошку живой». Так и произошло. Бедное животное нашло свой конец, как и многие другие в этой стране, ее жестоко убили».

Я также в долгу у мистера Боццано за следующий отчет, почерпнутый им из книги «Судебные разбирательства» (том X). Я сделал его свободный перевод. Выступала миссис Гордон Джоунс:

«У меня всегда было сильное предубеждение против кошек — предубеждение, унаследованное от моего отца, не выносившего их присутствия. Я никогда не позволяла кошке заходить в мой дом до тех пор, пока меня не вынудили к этому расплодившиеся мыши. Тогда я завела обычную кошку с полосками черного цвета; но никогда не позволяла ей подниматься в верхнюю часть дома.

Однажды кто-то мне сказал, что кошка взбесилась, и попросил разрешения утопить ее. Мне не хватило решимости пойти и выяснить, можно ли верить этому сообщению, и я разрешила. Чуть позже мне сказали, что мальчик, работавший на кухне, утопил кошку в котле. Исчезновение кошки, которая никогда не была моей любимицей или приятной компанией, оставило меня равнодушной.

Вечером того дня, когда уничтожили кошку, я была одна в столовой и увлеченно читала (я уверена, что никогда не видела снов о кошках или призраках). Вдруг я подняла глаза и посмотрела на дверь. Я увидела или мне так показалось, что дверь медленно открывается и в нее входит кошка, которая была убита сегодня утром. И не было никаких сомнений, что это именно она: она казалась похудевшей и была промокшей насквозь: с нее стекала вода. Только выражение глаз было иное, они смотрели на меня совсем по-человечески, так грустно, что мне стало больно. Этот взгляд, направленный на меня, еще долго и навязчиво возникал в моей памяти. Видимое мною было настолько четким, то у меня не возникло сомнений, что кошка на самом деле избежала своей горькой участи. Я позвонила горничной и, как только она пришла, сказала: «Вон там кошка, унесите ее». Мне показалось невероятным, что горничная ее не видит, так как сама я видела ее ясно и отчетливо около стола, но девушка посмотрела на меня испуганно и ответила: «Мадам, я сама видела, как Вильям относил кошку в сад, чтобы похоронить там». — «Но она здесь, — перебила ее я. — Разве ты не видишь ее у двери?» Горничная не видела ничего, и вскоре кошка стала прозрачной и медленно исчезла, и я больше ее никогда не видела».

Замечательный по убедительности случай появления кошки после смерти описан Норой Чессон в «Оккульт ревю». Она пишет: «Болезнь заставила меня провести в спальне неделю, и я не понимала, почему моя кошка Мини не приходит ко мне, как обычно. Я посчитала, что обязана этим внезапным охлаждением ее материнским заботам, так как у нее были котята, которым исполнилось уже шесть недель. В первое утро моего выздоровления дверь в мою комнату, которая стояла приоткрытой, распахнулась чуть шире и в нее вошла Минни. Она потерлась своей великолепной полосато-пятнистой, как панцирь черепахи, спинкой об меня в знак приветствия. Схватила мою ладонь лапками своим излюбленным жестом, и я почувствовала, как она мурлыкает. Затем она повернулась и вышла. «Ко мне наконец-то заходила Минни, — сказала я горничной, принесшей мне ленч. — Интересно, почему она так долго не приходила?»

«Минни умерла и похоронена два дня назад, и ее котята изголодались так, что стали одна кожа и кости, — сказала Луиза испуганно. — Ваша мама не хотела вам говорить, пока вы больны, мисс, так как она знает, что это вас расстроит, потому что вы так любите эту кошку». Не было сомнений, что кошка умерла и похоронена, и камень с нашей альпийской горки лежит на месте ее могилы, и все же Минни явно приходила поприветствовать мое выздоровление. Как это объяснить? Я знаю, что это правда».

Рассказчица была девочкой, нормальной как в психическом, так и в физическом отношении, с воображением, но без способностей к ясновидению, воспитанная в семье, где искренне не любят и боятся разговоров о сверхъестественном.

Из контекста этого интересного сообщения ясно, что у автора присутствовали природные, но не натренированные парапсихологические способности. В период между 1905 годом и ее смертью в 1906 году она написала различные стихи и книгу обзоров в «Оккульт ревю», и редактор этой газеты считал ее многообещающим автором.

Поразительное свидетельство выживания ее любимой кошки дано Кларисой Тейлор в письме, опубликованном в «Сайкик газет» за май 1918 года. Это животное — персидская полосатая кошка, по имени Маффи, а ее особый трюк — возникать на коврике у двери, когда кто-либо входит в любую комнату из холла. Маффи умерла, и несколько месяцев спустя ее хозяйка взяла белого котенка, назвав его Дэнди. Примерно в то же время открылась спиритуалистская служба в Ковентри. Миссис А.И. Кэннок, известный медиум, проводившая у Тейлор выходные, вскоре подружилась с новой кошечкой. Утром миссис Кэннок открыла дверь после завтрака, но вдруг отшатнулась, воскликнув: «О, киска, как ты меня напугала!» — «Дэнди спит в своей корзинке», — сказала ей хозяйка кошки. «Я имела в виду не эту малышку с белым носиком, — ответила миссис Кэннок, — это была старая кошка. Она прыгнула на коврик и не обратила на меня никакого внимания».

Затем она подробно описала покойную Маффи. Клариса Тейлор добавила, что гостья никогда не слышала о ее предыдущей любимице, и даже не думала ни о какой другой кошке, кроме полюбившейся ей новой киски. Она справедливо заметила, что, «если нашим друзьям-духам нестерпимо видеть нас и не быть видимыми, как, должно быть, ранит наших умерших домашних любимцев, которые не понимают, что произошло, наше кажущееся равнодушие. Конечно же кошка, более преданная, чем многие живые, заслуживает нашей любви и заботы и после того, как она «пересекла границу».

Миссис Осборн Леонард так описывает «капризы» своего чудесного кота Микки в «двух планах» в «Сайкик газет» в апреле 1918 года. Этот случай будет интересен как любителям кошек, так и всем, кто изучает оккультные науки. С первых дней жизни Микки, белый кот с черными пятнами, проявил невероятную сообразительность, характер и преданность. Он никогда не расставался со своими хозяевами, кроме одного раза, когда их не было в течение трех дней, а ему было около года от роду. В это время он перестал есть и пить, просто лежал и с грустью ждал их приезда, поэтому они решили больше никогда не оставлять его одного. После этого случая Микки всегда и всюду ездил со своими хозяевами и проехал тысячи миль. Они брали его в отели, пансионы и квартиры в Шотландии, Ирландии и Англии, и на каждом новом месте он выскальзывал из своей корзины с приходом ночи и после того, как обнюхает лестницу у входной двери, чтобы потом безошибочно найти ее, шел гулять и всегда возвращался утром. Он даже сопровождал своих друзей в долгих прогулках по Лондону, где очень оживленное движение, и никогда не попадал под колеса. Более того, он проявлял большую симпатию к городам, и казалось, ему скучно в сельской местности. За девять месяцев до смерти Микки его хозяйке подарили собаку-пекинеса по имени Чинг, и Микки любезно принял новенькую в круг семьи, позволяя ей есть из его блюдца и даже брать куски у него изо рта. Но Чинг оказалась равнодушной и грубой и часто дразнила кота, так что ему приходилось вспрыгивать на мебель, чтобы убежать от ее опасных игр.

В течение нескольких недель после смерти Микки ничего не происходило, но однажды ночью примерно в одиннадцать часов его хозяйка тихо сидела и читала, когда что-то заставило ее оторвать взгляд от книги. И тут она «увидела Микки в астральном теле, сидящего на чем-то вроде подставки под столом». Прежде чем она смогла привлечь к коту внимание мужа, «Чинг, спавшая на коврике, вдруг начала яростно лаять, выпучила глаза, на ней вздыбилась шерсть, а щеки раздувались от беспокойства». Она не сводила глаз с того места, где миссис Леонард видела сидящего Микки, и старалась напасть на него. Микки отскочил от нее подальше точно так же, как делал это всегда, и вскочил на маленький боковой столик в углу комнаты, откуда презрительно смотрел на Чинг, скакавшую вокруг столика и пытавшуюся схватить его. Когда Чинг вернулась на коврик, миссис Леонард подошла к Микки и погладила его. Она хорошо чувствовала, как он выгибает спину под ее рукой, и снова заметила, что у него на хвосте есть грубые белые волоски, смешанные с черными. Единственной разницей между бывшим телом Микки и его нынешней призрачной оболочкой было то, что впервые Микки был чистым, без пятен грязи на шкурке! Пока она ласкала его, Чинг носилась вокруг и сердито лаяла. Через некоторое время хозяйка села, и, когда снова подняла голову, Микки исчез. Мистер Леонард не смог его увидеть. После этого Микки появлялся много раз и приходил почти каждую ночь между 11 и 11.30. Когда семья Леонард принимала друзей, кот приходил в обычное время, издавал недовольное фырканье и уходил снова.

Его хозяйка ходила на несколько сеансов к мистеру Креддоку, надеясь, что кто-то из друзей по ту сторону скажет ей что-то о Микки. Однажды вечером Джоуи сказал ей: «Здесь ваша матушка, миссис Леонард, и с ней кот».

Миссис Леонард была счастлива. Думала, что пришел ее Микки, но, спросив о том, что это за кот, к ее разочарованию, услышала, что это «черный кот с небольшим белым пятном на груди», Джоуи сказал, что он принадлежал ее матери, которая звала его «Старина Том». И только придя домой, миссис Леонард вспомнила, что у ее матери действительно был такой кот, которого она «просто обожала» и верила, что у него есть душа, которая в конце концов в процессе реинкарнации переселится в высшую форму жизни. Но в следующий раз Микки все же появился на сеансе и даже издал «трубный возглас», «свойственный ему при жизни, через бывшую в комнате трубу». Миссис Леонард рассказывала еще много историй о своем любимце, но этого достаточно, чтобы свидетельствовать в пользу существования кошек после смерти.

Газета «Викли диспэтч» от 3 апреля 1921 года содержит живое описание спектральной фигуры, которая в то время, когда была написана статья, появлялась по ночам в сопровождении большого белого кота в Феррифорде, небольшой деревеньке около Трентона, Нью-Джерси. «Жители, — сообщается в «Викли диспэтч», — так расстроены, что большая их часть покинула деревню. Предпринимаются всевозможные усилия, чтобы успокоить призрака.

Говорят, что это привидение некоего Джона Коха, когда-то державшего ремонтную мастерскую в деревне. Шесть месяцев назад он поссорился со своим механиком и выстрелил в него. Подумав, что он убил служащего, Кох покончил с собой. В прошлый понедельник он с огромным белым котом, как рассказывают, вошел в гостиную коттеджа, в котором жил, и привел в панику свою семью и вдову, которые болтали с многочисленными друзьями. Затем Кох свистнул коту и удалился. Он повторял свое появление дважды в течение недели.

Прошлой ночью четырнадцать человек во главе с местным полицейским окружили коттедж, решив разобраться в этой чертовщине. Среди них был человек, у которого Кох за день до смерти одолжил денег, и собака — последняя для того, чтобы разобраться с призрачным котом.

Вскоре после полуночи в коттедже раздался громкий грохот. Войдя, наблюдатели увидели на полу портрет тещи умершего. Затем раздался хохот и у окна появился Кох, окруженный, как они описывали, «легкой синей дымкой». На небольшом сливовом дереве позади него сидел большой белый кот с длинными усами. Когда кот спрыгнул на землю, за ним с лаем бросилась собака. Но к ее удивлению, она прошла сквозь кота, и ее челюсти схватили только пустой воздух. Испуганная происходящим, собака с громким воем убежала.

Тем временем государственный представитель от штата Нью-Йорк «Ивнинг ворлд», участвовавший в расследовании, посоветовал забросать «призрака» лампами, утюгами и другими вещами. Но привидение только сардонически улыбалось, подозвало кота и растаяло.

Жители пребывают в состоянии такого нервного напряжения, что полиция приказала конфисковать все огнестрельное оружие».

Странно, что никто из наблюдателей не подумал подойти к привидению с симпатией, так как оно явно нуждалось в братском сочувствии.

О невероятном случае появления в доме привидения кота рассказано в «Журнале Общества физических исследований» за май 1926 года.

«Дом очень старый, вероятно, построен между 1400 и 1500 годами, но не пользуется популярностью, так как считается, что в нем живет привидение. Пятнадцать лет назад это была гостиница, а еще раньше — фермерский дом. Первыми, кто увидел кота-призрака в нем, были предположительно мистер и миссис С, жившие там в течение 1924 и 1925 годов, и их подруга мисс А., которая гостила у них. Все они видели призрак несколько раз и описывают его как длинношерстого практически полностью черного кота. Высоко подняв хвост, он никогда не подходил к видевшим его, всегда оставаясь в стороне на некотором расстоянии, чтобы они не могли смотреть ему в глаза. На расстоянии в девять футов он выглядел совсем как обычный кот, но, подойдя ближе, вы могли смотреть сквозь него, и мисс А. сказала, что сразу поняла, что это не обычное животное, потому что он исчез в тот самый момент, когда она на него посмотрела. Мистер С. всегда скептически относился к привидениям, пока не встретил кота-призрака. Он впервые увидел его, когда был в столовой: кот пытался пролезть в шкаф, стоявший примерно в девяти футах от него. Мистер С. пошел прогнать его, прошел с ним через столовую к двери, потом через холл, через посудомоечную в кладовку, двери во все эти помещения были открыты. Посреди кладовой кот вдруг исчез. Мистер С. и его жена оба видели кота-призрака несколько раз, прежде чем сказали об этом друг другу, но не рассказывали об этом мисс А. до тех пор, пока та сама не заметила: «Я видела кота в вашем доме, который вдруг исчез. Он не может быть вашим». Мистер С. считает, что и другие обитатели этого дома могли видеть этого кота-призрака, но не поняли его призрачную природу. Ни один предмет не может быть явным при его явлении в виде призрака. Кот казался совершенно счастливым. Миссис С. говорит, что он явно интересовался чем-то в доме, а не их компанией». Такие примеры духовных привидений, как и те, которые мы не рассматривали здесь, подтверждены независимыми свидетелями и позволяют сделать далеко идущие выводы о том, что наши бессловесные друзья продолжают свое существование после того, как покидают свои материальные телесные оболочки. И хотя в некоторых этих случаях нужно принимать во внимание теорию астральной фотографии (когда фигуры постоянно повторяют некоторые из действий, несмотря на произошедшие изменения в окружающей их среде, как во времени, так и в обстоятельствах), совершенно ясно, что эта теория не объясняет тех случаев, в которых духи демонстрировали готовность узнавать и приспосабливаться к новым факторам в каждой отдельной ситуации.

Глава 23

Кошки-демоны

…И эти полуночные ведьмы,

Своими чарами притиву естества

И заклинаньями, которые не слышать лучше,

Сзывают призраков и духов из дьявольских глубин

И заставляют адских слуг работать.

Т. И. Хук

Кельтские племена, которые заполнили Европу в ранний период ее истории, разделяли двоякий взгляд на Бога и, подобно дикарям других рас, считали необходимым угождать злым духам, которых они воспринимали как проводников и правителей разрушительных сил в материальном мире. Доброму богу можно было спокойно доверить проявлять его собственную натуру, даже если его алтари иногда оставались без должного внимания, но мстительная ревность злого должна постоянно усмиряться любой ценой.

С введением христианства эти народы укрепили свое дуалистическое мировоззрение и добавили к нему новых ужасов, которые не могли присниться и в страшном сне. Дьявол бродил по земле в виде рыкающего льва, ищущего добычу. Как божество, Искуситель был вездесущ и если не был всесилен, то, по крайней мере, обладал достаточной властью, чтобы мешать своему божественному антиподу в большинстве его добрых начинаний, и захватывал для собственных целей создания Божьи, сотворенные, чтобы славить и удовлетворять Его.

Неудивительно, что многие несчастные и доверчивые люди, деморализованные страхом, впитавшие подобные учения с молоком матери, искали способы установления симпатических связей с христианским дьяволом и сонмом его помощников-демонов. Абстрактное Добро и Зло были невообразимыми понятиями. Кто бы ни обладал властью, Иегова или Сатана, главными мотивами просителей, обращающихся к ним, были страх и эгоизм.

В древней кельтской мифологии кошка была любимой формой, которую принимали демоны, мешавшие героям в их чудесных приключениях. Вместе с рыжей свиньей и муравьями размером с теленка язвительный кот был среди врагов кельтских воинов.

Христианская церковь, думая тем самым увеличить свою власть, внесла в свою демонологию такие ужасные понятия, что средневековые предрассудки заставляли видеть в любом черном коте дьявола. Уже одного того, что старушку видели один или два раза рядом с таким животным, было достаточно, чтобы обвинить ее в связях с Сатаной. Кот стал известен как друг дьявола, потому что считалось, что это его любимое обличье, и, следовательно, ведьмы верили, что демоны вселяются в их кошек.

По мнению Эннермозера, именно в XIII веке дьявол впервые появился среди мужчин-еретиков в виде кота или козла, а среди женщин в обличье жабы или гусыни, а потом и кошки.

Мы можем судить о значительном распространении колдовства в этот период по докладу Райнальда, который говорил, «что в Германии и особенно Италии такое огромное количество мужчин было обвинено в колдовстве, что вся земля была переполнена ими и опустошена дьяволом, и в обеих странах было сожжено не меньше 30 000 еретиков».

Но нельзя сказать, что этими ужасными средствами удалось избавиться от колдовства. Коттон Мазер, писавший четыре века спустя, цитирует высказывание епископа Холла: «Распространение Сатаны в нашем времени проявляется наиболее четко в огромном количестве ведьм, изобилующих повсюду. В одном Шире теперь обнаружено сотни их, а если верить молве, в одном из поселений на четырнадцать домов на севере найдено столько же проклятых выродков. Да и тех представителей обоих полов, кто облечен знанием, святостью и преданностью, затянуло это проклятое занятие».

Мазер так комментирует приведенное выше высказывание: предположительно «доктор в первых двух абзацах может служить примером случая, произошедшего в 1645 году, когда было выявлено столько слуг дьявола, что за один раз проводилось до тридцати судов, в результате которых было повешено четырнадцать человек и сотни приговорены к тюремному заключению в Суффолке и Эссексе». Он предупреждал народ Новой Англии, что «мы не должны больше проявлять высокомерие, потому что среди нас находится святой дух Господень, нет, мы должны чувствовать свою ничтожность, потому что стали обиталищем нечестивого дьявола».

Эта широкомасштабная и длительная эпидемия колдовства произвела на свет огромное количество профессиональных охотников на ведьм, которые сделали поиски и предание суду ведьм и колдунов главным занятием своей жизни. Самым старательным из всех был немец Шпренгер, говорят, он насчитывал до пятисот жертв в год. Некий судья из Лоррейна хвастал, что он лично приговорил девятьсот человек, тогда как архиепископу из Тревеса приписывают приговор, вынесенный им ненастной весной 1586 года, после которого было похоронено 118 женщин за один раз. Не можем мы пропустить и короля Якова VI Шотландского, издавшего известный указ о демонологии в 1597 году и приговорившего так много «этих отвратительных слуг дьявола, ведьм или чародеев» к ужасным мучениям и смерти.

Ричард Бове, автор XVII века, писавший о колдовстве, расскажет нам о том, как ведьмы с помощью своих демонических кошек мучили жену Дж. Г. Сивингтона и ее сына восемнадцати лет в графстве Сомерсет. Эта дама была вдовой священника, вышедшей замуж вторично, ей исполнилось 57 лет, когда она стала подозревать соседку в том, что та строит ей козни. В одном из кошмарных снов ей приснился громадный черный кот, который вместе с семью или девятью другими кошками ужасно вопил в течение пятнадцати минут, а затем вместе с ними внезапно исчез. После их исчезновения у миссис Сивингтон был приступ дурноты, колики и приливы, а перед глазами появились «вспышки огненного света».

Удрученная дама имела двух собственных кошек, и, «как только другие кошки входили в комнату, они поднимались в воздух и вылетали, словно влекомые дьяволом, иногда через камин, иногда через печь, иногда в дымоход, или покидали комнату любым другим способом, пока те другие кошки оставались с ней, и после этого не могли успокоиться, ничего не ели и чахли совершенно жалким образом».

Их хозяйка прожила еще семнадцать лет и в конце концов умерла от болезни и страданий. К счастью, в этом случае не появился ни один человек, которого можно было бы обвинить в проделках кошек-демонов, да и само дело было просто исключительным. Более типичный случай рассказывает Роджер Норт, брат тогдашнего лорда-главного судьи, описавший суд присяжных над ведьмой в Эксетере, приговоривший старуху к повешению на основании свидетельств соседей и ее собственных признаний. Сосед видел кошку, запрыгнувшую в окно ее коттеджа в сумерки однажды вечером, и сказал, что, по его мнению, это был дьявол. Никаких других доказательств виновности женщины не потребовалось.

Не менее удивительным было признание знаменитого колдуна Александра Хантера, он же Гамильтон, он же Хаттарек, он же «Колдун Керл», обвиненного в том, что «оскорблял страну» долгое время. Его похоронили на Касл-Хилл в Эдинбурге в 1631 году. Представляется, что дьявол имел обыкновение встречаться с ним под разными личинами. Иногда Сатана ездил верхом на черной лошади или появлялся в виде кота, ворона или собаки. Он научил своего ученика вызывать его к себе в весьма неуважительной форме, бросая об землю ветку ели и крича: «Явись, подлый вор». Но, как предупреждает нас Томас Инголдсби, «дьявола легче позвать, чем смягчить», и Александр заявлял, что не мог избавиться от присутствия Хозяина до тех пор, пока не предоставлял ему сообразительную кошку, собаку или «нечто другое подобное».

Такое предоставление «смышленого» животного Сатане и его вхождение в ту же или похожую форму посвященного ему животного подчеркивает то, что это было не приношение пищи, как жертва скота на алтарях Иеговы, чьи жареные туши с приятным запахом так часто отвлекали гнев Бога от его несчастного «избранного народа». Это была обычная услуга живым животным, необходимым Сатане, и огромное большинство ритуальных жертв дьяволу сразу становится понятным. Если даже возникала необходимость в смерти жертвы, целью этого обычно было высвободить душу данного существа и тем самым сделать его более расторопным слугой темного духа, которому оно было посвящено. Это не убийство, а переход от смертного в демоническое существование, в котором возможности существа возрастают во множество раз.

Одной из жертв таких демонов была Луиза Мей, маленькая девочка-француженка, восьми лет, жившая с отцом и матерью в деревне Курьер.

В субботу 15 июня 1598 года у девочки отказали конечности, она была вынуждена передвигаться на четвереньках, одновременно у нее пересохло во рту и перекосило лицо. Прошло несколько недель, но никаких признаков выздоровления Луизы не было. Ее родители решили, что девочка одержима дьяволом, и понесли ее в церковь Спасителя. Там их подозрения подтвердились, так как были обнаружены не менее пяти демонов, которых, как говорят, звали Лис, Кот, Пес, Тряскун и Грифон.

В ответ на вопрос священника Луиза указала на женщину по имени Франсуаза Секлетен, которая присутствовала при исполнении ритуала изгнания нечистой силы, и сказала, что именно она повинна в ее беде. Сначала бесы не желали покидать свою хозяйку, но после того, как родители провели ночь в молитве, они выскочили у девочки изо рта в виде шариков размером с апельсин.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Демон в виде кошки в церкви Иффли, Оксфорд.


Кот был черным, а остальные бесы — огненно-красными. После их исчезновения Луиза снова стала здорова. Франсуаза призналась, что это она заставила пятерых бесов вселиться в ребенка, и добавила, что уже давно служит Сатане, который является ей в разных обличьях: в образе черного человека, кота, пса и петуха.

Генри Богует (Боге), записавший ее случай, говорил, что «Франсуаза была заключена в тюрьму в ознаменование славы Божией».

Тот же неутомимый исследователь рассказывает нам, что Роланд де Вернуа признался, что «Le Diable se presenta pour lors au Sabbat en forme d'une groz chat noir».[30]

Подобные верования все еще сохранились в отдаленных частях Европы. Мы можем привести пример Южной Словении, где существует твердая вера в то, что дьявол вселяется в черных кошек. Люди стараются быть подальше от таких кошек по ночам, так как в ночные часы Сатана имеет власть и может внезапно возникать в своем настоящем виде и хватать и уничтожать неосторожного прохожего.

Современный спиритуализм подтверждает свидетельства древних верований в то, что духовные миры населяют не только небесные создания и призраки в виде жителей земли, но и уродливые и ужасные демоны, разной степени злости, ума и возможностей. Во всех этих духовных царствах форма животных занимает заметное место, но фигура кошки занимает особое положение в древних и современных отчетах о демонических призраках и приключениях бесстрашных исследователей этой темной terra incognita[31]. Было представлено много доказательств того, что этот мир, хотя, к счастью, и невидим для большинства людей, все же существует на самом деле и также неотделим от нас. Имеется достаточное количество литературы на эту тему, поэтому я приведу в той главе только несколько иллюстраций появления и действий кошек-демонов или вселения бесов в кошек. Поскольку форма в духовном мире менее фиксирована, чем в нашем собственном, нельзя узнать, является ли кошкой-демоном (или другим существом) то, что предстало перед глазами наблюдателя, или это только временная маскировка, использованная оккультным разумом для выполнения какой-то текущей цели. Следовательно, при оценке ценности доказательств мы должны постоянно помнить о способности духов к трансфигурации, и к этому мы должны также добавить, что человеческие физические ощущения ненадежны в ином мире.

Чтобы проиллюстрировать выживание старинных взглядов в нашей просвещенной земле, я приобщу следующее признание двух современных писателей, которыми мы и завершим эту главу.

Хорошо известный охотник на ведьм мистер Элиот О'Доннелл заверил нас, что «в настоящий момент в Англии существует много домов, где являются фантомы в виде черных кошек с такой зловещей и злобной наружностью, что не остается ничего другого, как только признать, что, если это не призраки настоящих кошек, оставленные на земле за свои жестокие и порочные наклонности, они должны состоять из элементов зла, то есть быть духами, которые никогда не жили в каком-то материальном теле и которые либо были генерированы злобными мыслями, либо привлечены туда каким-то преступлением или другим злобным деянием, когда-то произошедшим там.

Элементы зла — современное название бесов или демонов».

Пастор Ричард Хаутон, известный в некоторых кругах как целитель, рассказывает интересный случай из своего собственного опыта о бесе, изгнанном из человека и вселившемся затем в кошку. Несчастный человек был приведен к мистеру Хаутону «с дерущимся бесом внутри, который заставлял его все время искать повод для боксирования». Он грозил нокаутировать пастора, и тому пришлось показать, что священники не всегда игнорируют благородное искусство самообороны. Мистер Хаутон рассказывает: «Когда я изгнал беса именем Господа, нечистый дух вошел в моего любимого кота, который дико понесся по дому, бросился в пруд и попытался утопиться. Когда его спасли и принесли в дом, он прыгнул в огонь, и его пришлось уничтожить. Человек полностью выздоровел. Слава Богу!»

Глава 24

Кошки-вампиры, а также инкубы и суккубы

Целы ведьмины круги, и чары сохранились

все те, что вызывали духов и суккубов.

Браунинг. Кольцо и книга

Кошки занимают важнейшее положение в мифологии вампиризма, и, по мнению сефардимов, испанских евреев, их появление на нашей планете в виде этих отталкивающих персонажей происходило уже очень давно, еще до сотворения Евы. Еврейский фольклор рассказывает нам, что семитская королева-колдунья Лилит была первой женой Адама, но отказалась подчиняться ему и улетела, позднее став вампиршей. Она все еще жива и принимает вид огромной черной кошки по имени Эль Бруша, когда собирается схватить новорожденного ребенка, ее излюбленную добычу, и высосать из него кровь.

Лилит упоминается в Книге Исаии, но в английском переводе Библии, сделанном в 1611 году, ее имя перевели как «сипуха» или «предвестница несчастья», а в исправленном издании дается как «ночное чудище», что мешает узнать, кто это. Сипуха, как и кошка, часто ассоциируется с любыми видами колдовства, а особенно с вампиризмом. Объясняется это тем, что призраки тех, кто из-за своей несвоевременной смерти были настоящими или потенциальными вампирами, считались воющими и кричащими существами. «Скрип» некромантов имитировал плач призраков, и учение об общности предполагало, что это сходство производит силу, управляющую несчастными духами. Совы, кошки, призраки, лишенные тела, воющие некроманты — кто может различить странные звуки, которые они издают? Правило магии гласит, что часть может не только заменять целое, но и притягивать к себе целое при помощи магии. Те, кто вызывает мертвых, использует эти странные крики, чтобы установить связь.

В легенде о Лилит мы видим источник широко распространенного суеверия, что кошки могут высосать дыхание спящего ребенка, и становится ясно, почему черных кошек прогоняют из детских кроваток. В Средние века считалось, что ведьмы принимают облик кошек, чтобы играть роль вампиров, и тем самым можно сказать, что они узурпировали роль Лилит.

Пикен, чьи «Стихотворения» были изданы примерно в 1830 году, описал это так:

Старые ведьмы-колдуньи

Превращались в зайцев, кошек и собак,

Взяв силы у спящих,

И только веткой осины от них и можно отбиться,

Окружив их, когда они едут верхом или в лодку садятся,

Или вышить ее на их ночной сорочке.

По мнению Эннеморзера, зороастризм через учение о половых различиях духов вызвал отвратительное поверье, широко распространенное в Средние века и признанное церковью и государством, что мужские и женские бесы, известные как инкубы и суккубы, совокупляются с людьми. Известный пример такой порочной практики записан Пето, и мы можем прочитать в его «правдивом повествовании», как ведьма Абр Гринсет из Данвича в Суффолке призналась в 1665 году, что «сначала дьявол появился в виде красивого молодого человека, а потом стал являться ей в виде черно-серого кота или котенка, сосавшего у нее грудь (дознаватели после видели его в том месте, которое она указала)».

В 1633 году ланкастерская ведьма Маргарет Джонсон «также говорила, что, когда дьявол приходил к ней сосать менструальную кровь, он обычно являлся в виде кошки, иногда одного цвета, иногда другого. А с тех пор, как на нее свалились все беды, дух пропал, и она больше его никогда не видела».

Записи о сходных случаях, в которых кот также сосал кровь хозяйки, будут приведены в главе о кошках-духах. В таких случаях кот является не настоящим вампиром, так как он не воспринимает кровь ведьмы как дар или вознаграждение за какую-то особую службу и равным образом довольствуется цыпленком. Так, мы читали, что она «вознаградила его, как и раньше, цыпленком и каплей своей крови, цыпленка он съел всего дочиста, точно так же как и остальное, и она не могла найти ни косточки, ни перышка».

Вездесущий доминирующий аспект вампиризма — это не что иное, как извращенная сексуальность. Эротичные вампиры редко или никогда не являлись предмету своей страсти в человеческом облике; но для достижения своих порочных целей принимали облик зверя или птицы, как Памфилия у Апулея. Они преследуют жертву день и ночь и мало-помалу выкачивают из нее всю жизненную силу до последней капли. В результате такого союза появляются дети-уроды или чудовища, способные на невыразимые преступления. Как же избежать этого? Как убедиться дом конкретном случае, что кот или собака, демонстрирующая любовь человеку, действительно является животным, а не бесом, скрывающимся под его личиной?

Так муж, как говорят, плененный адскими речами,

Ведет к себе в постель суккуба.

Коули. Хозяйка, а не фея

Эта сторона вампиризма подчеркивается в восточных странах, в чем мы можем убедиться, прочитав следующую японскую историю, пересказанную Хадландом Дэвисом.

«Принц Хизен, почетный член семьи Набешима, однажды вечером в компании своей возлюбленной О Тойо гулял в саду после заката, и ни он, ни его дама не заметили, как пришли во дворец в сопровождении большого кота. Влюбленные расстались на ночь, и кот пошел за О Тойо в ее спальню, где она вскоре уснула. Но в полночь ее разбудило ощущение внезапной опасности, она увидела, что рядом с ней в угрожающей позе сидит кот. Прежде чем она смогла позвать на помощь, тварь прыгнула и вцепилась ей в горло. Затем кот спрятал тело под верандой, а сам превратился в нее.

Превращение кота было таким успешным, что принц ничего не заметил и продолжал любить О Тойо до тех пор, пока эта любовь не иссушила его жизненных сил и не привела к серьезной болезни. Призвали врачей, но те не могли понять причину болезни, и было принято решение, что сто слуг будут охранять его, когда он отправится на отдых. Постовые заняли свои места, а вампир О Тойо, как обычно, пришел к своей жертве за добычей. Каждую ночь события развивались одинаково, и принцу стало еще хуже. Наконец дела достигли отчаянной стадии, преданный молодой солдат по имени Ито Сода предположил, что принца заколдовали, и взял отпуск, чтобы присоединиться к его охране. В десять часов сон, как обычно, охватил всех сто охранников, но Ито вонзил себе в ногу кинжал и от острой боли сумел удержаться от сна. Тем временем открылась дверь и вошла прекрасная женщина, которая приблизилась к принцу и, казалось, попыталась его околдовать. Но смелые недремлющие глаза Ито помешали ей совершить заклинание, и, наконец, она ушла ни с чем. И снова солдат с тем же результатом караулил на часах. И принцу стало лучше, а О Тойо убралась прочь, и охрана больше не спала на посту. Эти события убедили Ито, что прекрасное создание О Тойо, приходившее и уходившее по ночам, было на самом деле вампиром. И он решил поймать его вечером. Вампир не сдалась без боя и схватила алебарду, когда солдат попытался ударить ее кинжалом, но вдруг отбросила оружие и, превратившись в кошку, вспрыгнула на крышу и убежала в горы. Там ее в конце концов убили охотники, посланные вдогонку принцем. Принц Хизен выздоровел, а Ито Сода был щедро вознагражден за свою доблесть».[32]

В вышеприведенной истории действовал типичный для Японии вампир, обычно в облике кошки и, как считается, принимавший вид жертвы после того, как она была уничтожена, чтобы вытянуть все жизненные силы у того, кто ей близок и дорог. Вероятно, это суеверие связано с любопытной идеей, популярной и в Китае, согласно которой умерший может воскреснуть на короткое время и совершать злые поступки, если одновременно под его ложе забежит собака, а над его головой на крыше появится кошка. Поэтому из дома, где находится мертвое тело, удаляют кошек и собак.

В слегка измененном виде то же суеверие существует в Восточной Европе, где верят, что невиновный человек может стать после смерти вампиром, если кошка или птица случайно перескочит или перелетит через труп до его похорон.

Из этих примеров становится понятно, что широкое распространение запрета на то, чтобы кошки или другие животные входили в комнату с мертвым, объясняется верой в то, что эти существа являются потенциальными вампирами, которые могут заразить труп, просто приблизившись к нему. Укус, как известно, вещь фатальная; но он не обязательно приводит к такому результату, когда вампир принимает вид животного. Простое свидетельство о смерти, вызванной нападением одного из этих чудовищ, то есть отметина от укуса на задней части шеи жертвы, может отсутствовать, не подвергая сомнению гипотезу в целом.

Потрясающий пример настоящего проявления вампиризма рассказывает доктор Генри Мор.

«Йоханнес Кантиус, гражданин и олдермен (член городского управления) города Пентах в Силезии, примерно шестидесяти лет, умер внезапно в результате удара копытом. В момент его смерти черный кот ворвался в комнату, вспрыгнул на кровать и сильно поцарапал его лицо. Во время его смерти и на похоронах разыгралась сильная буря — ветер и снег «сотрясали тела людей, а зубы стучали в их головах». Шторм, как сообщается, резко и неожиданно прекратился после того, как тело опустили в землю. Сразу после похорон тем не менее начали циркулировать истории о появлении призрака, разговаривавшего с людьми голосом Кантиуса. Заговорили о воровстве молока из кувшинов и банок, о том, что молоко превращается в кровь, о зарезанных стариках, о детях, украденных из колыбелей, об алтарных одеяниях, испачканных кровью, и забитой и съеденной домашней птице. Наконец было решено эксгумировать тело. Было обнаружено, что все тела, захороненные поверх тела Кантиуса, превратились в прах и сгнили, тогда как его кожа была мягкой и цветущей, суставы не затвердели, когда что-то вкладывали в его пальцы, они обхватывали эту вещь и крепко удерживали ее. Он мог открывать и закрывать глаза, и, когда вены на его ногах прокалывали, кровь лилась, как из плоти живого человека. И это было после шести месяцев пребывания в могиле. Было очень трудно разрезать и расчленить тело, что делалось по совету специалистов с определенной целью, но, когда задача была выполнена и останки предали огню, призрак перестал досаждать родным или вмешиваться в их сны или здоровье».

Интересно, что следы сходных верований все еще можно найти в Англии. Так, Хендерсон рассказывает, как нортумбрианцы когда-то убивали кошку, если она перепрыгивала или проходила через мертвое тело. И нельзя сказать, что подобные взгляды встречаются только в некультурной среде. Многие мои читатели могут быть шокированы, если узнают, что и среди образованных людей эти понятия все еще живы. Писатель-католик мистер Монтегю Саммерс серьезно придерживается мнения об актуальности существования инкубов и суккубов и пишет, что «очень многие авторитеты, люди науки, образованные и известные, люди, на которых весь мир смотрит с восхищением, нет, с уважением и любовью» поддерживают его убеждение. «Счастливы скептики, — говорит он, — что они не понимают и не поймут этих ужасных вещей, которые лежат сразу под поверхностью нашей разваливающейся цивилизации».

Глава 25

Кошки-духи

Все знают каждый элемент

Приют дает отдельной расе духов.

В эфире голубом парят воздушные сильфиды;

В глуби пещер подземных скрыты гномы;

Наяды плещутся в пучинах океана,

А в яростном огне как дома

Живут свои фантомы саламандры.

Аноним

В спиритуалистическое колдовство вовлечены главным образом призывные ритуалы, основанные на вере в существование того, что мы называем элементарными духами. С самых ранних времен имеются письменные свидетельства о существовании таких разумных существ. Заклинания древних ассирийцев обращены к ним, а верование египтян в их существование подтверждено 108-й главой Книги мертвых, которая называется «Глава знаний о духах Запада».

Даже сегодня мистическая страна Египет, как и другие страны, испытавшие влияние ислама, населена невыразимым множеством волшебных существ, известных как джинны. Эти духи имеют много общего с людьми: они рождаются, женятся, старятся и умирают. Они бывают двух полов и выбирают различные занятия; некоторые попадают в рабство, другие свободны. В религии они придерживаются тех же взглядов, что и люди. Но они отличаются от людей тем, что продолжительность их жизни примерно триста лет, и, будучи обычно невидимыми, они обладают способностью превращаться в любых сверхъестественных и призрачных существ, напоминающих людей, животных или чудовищ. Они, кажется, близко связаны симпатической связью с нашей расой, так как каждый ребенок, как считается, имеет собственного товарища-джинна, который рождается в то же время, что и он. Во всем мусульманском мире огромное количество людей овладело искусством вызова этих существ. Некоторые мусульманские колдуны, как говорят, могут даже жениться на джиннах-женщинах, и считается, что оккультные знания позволяют им командовать этими духами и заставлять творить чудеса с помощью их собственных средств.

В подтверждение вышесказанного мы можем процитировать Лейна, который в предисловии к своему переводу «Арабских сказок» пишет: «Я жил в стране, где все еще верят, что в происшествиях, происходящих каждый день, повинны джинны, и слышал рассказы об их проделках, совершенных в отношении весьма уважаемых лиц».

И тот же известный автор и путешественник в работе «Современные египтяне» рассказывает следующую потрясающую историю об одном из этих духов, превратившемся в кота: «Шейх Халил Ел-Медабиги, один из самых известных уламов Египта и автор работ по нескольким наукам, умерший в весьма преклонном возрасте во время моего прошлого визита в страну, обычно рассказывал следующий анекдот. У него, как он говорил, был любимый черный кот, который всегда спал под противомоскитной сеткой. Однажды в полночь он услышал стук в дверь дома, и кот пошел и открыл окно и спросил:

— Кто здесь?

Ему ответили:

— Я такой-то (назвал очень странное имя) джинн, открой дверь.

— Замок, — сказал кот шейха, — запечатан именем Бога.

— Тогда брось мне, — проговорил тот, — два куска хлеба.

— Корзина с хлебом, — ответил кот у окна, — также запечатана святым именем.

— Ну, дай мне хотя бы глоток воды, — сказал прохожий.

Но ему ответили, что кувшин с водой защищен таким же образом. Когда же тот сказал, что он умирает от голода и жажды, кот шейха посоветовал ему пойти к другому дому, пошел туда сам, открыл дверь и вскоре вернулся назад. На следующее утро шейх увидел, что кот изменил своим привычкам и потребовал больше еды. Он дал коту вчетверо больше еды, чем обычно, а после сказал: «О мой кот, ты знаешь, что я бедный человек: принеси мне немного золота». Не успел он сказать это, как кот немедленно исчез, и больше он его не видел».

Как в Египте, вера в духов также сохранилась и в Провансе. Бранч Джонсон пишет, что неразумно запоздалым путешественникам в Кру «отвечать на приветствия после захода солнца, чтобы не получить его от Матаго или Матагона, одного из тех мистических обитателей полей и земли, которые недостаточно хороши для того, чтобы быть ангелами, и недостаточно плохи, чтобы стать бесами, а поэтому просто вредят людям… Обычно они появляются в виде кошек, «хотя иногда и в других обличьях, и их главной чертой является скорость перемещений с одного места на другое, так что бесполезно и пытаться улететь от них. Их можно узнать только по сверкающим глазам или по бледному свечению, исходящему от их тел; и путешественник должен закрыть глаза, читать «Отче наш» и, обращаясь ко всем святым, спешить из темноты в безопасное место в освещенном коттедже».

В доисторической Японии, как и в других местах, человеческие жертвоприношения были признанным институтом, и диким духам поклонялись из страха, поэтому требовалось много жертв. Так, на крыше дома мог появиться бант, означающий, что девушка, дочь хозяина дома, будет принесена в жертву божеству диких животных. И во исполнение этого ужасного требования ее хоронили заживо, чтобы чудовище могло съесть ее свежей.

Хэвланд Дэвис рассказывает одну из легенд, в которых сохранилась память о подобных древних обычаях, и она особенно интересна нам, потому что злой дух гор, требующий человеческих жертв, имел кошачий облик. Расскажу историю как можно короче:

«Некий отважный воин отдыхал в разрушенном храме среди гор, где он путешествовал в одиночестве. Он быстро уснул, но, когда приблизилась полночь, его сон был грубо нарушен. Совсем рядом с ним танцевали неземные кошки и громко и неоднократно выкрикивали: «Не говорите об этом Шиппейтаро!» Мистическое время полночи наступило, и кошачья вечеринка прекратилась, после чего наш герой, бывший, вероятно, в самом флегматичном настроении, вернулся ко сну. На следующий день он добрался до деревни, жители которой, как ему показалось, пребывали в величайшей тревоге. Воин спросил причину их беспокойства и узнал, что несчастные люди должны в этот самый день доставить свою ежегодную дань — самую красивую девушку деревни — злым духам гор в облике кошек. Услышав эту горестную историю, воин рассказал о своем видении в предыдущий вечер и спросил, кто может быть этот Шиппейтаро. «Как же! — ответили ему. — Это большой красивый пес, принадлежащий десятнику принца». «Ха! — подумал рыцарь. — Вот он и сможет разогнать этих призраков-кошек!» И он поспешил к десятнику. Ему повезло, и вскоре он вернулся с новым другом-псом. Для несчастной жертвы была уже готова клетка, но место в ней занял Шиппейтаро, а воин с несколькими молодыми помощниками отнесли груз в храм. Молодые люди побоялись оставаться в таком нечистом месте, поэтому воин и собака дожидались одни, но до полуночи кошки-призраки не появлялись. На этот раз во главе кошек был огромный кот со свирепым выражением на морде. Он прыгал вокруг клетки, предвкушая удовольствие. Вдруг воин рывком открыл дверцу и из клетки выскочил Шиппейтаро и схватил кота зубами. Его хозяин быстро выхватил меч и убил чудовищную тварь. Остальные кошки в панике разбежались, и Шиппейтаро быстро разогнал их. И больше горные духи не накладывали кровавой дани на деревню, а отважный воин скромно переадресовал все похвалы своему помощнику псу Шиппейтаро». Вероятно, влиянием таких легенд, как эта, и объясняется существование в Японии суеверного страха перед кошками. Японские кошки, кажется, находятся под проклятием и живут как парии, которым, как считается, помогают сверхъестественные силы. Японцы верят — а вместе с кошками в эту группу входят также барсуки и лисы — в их способность околдовывать людей и, соответственно, их ненавидят и боятся. Возможно, из-за сходных способностей японская кошка составила пару змее и была вместе с ней единственными существами, которые воздержались от слез, когда умер Будда.

Откуда взят широко распространенный список известных домашних животных, часто связываемых с колдовством в Британии, становится ясно из тех примеров, что были приведены выше. Это верование пришло к нам из Античности и в своем наивысшем проявлении выросло главным образом из таких выражений веры, которые мы только что рассматривали. При христианстве духи, джинны, феи, домовые, эльфы и другие духи были отнесены к бесам, тогда как жрецы и жрицы свергнутых богов подвергались преследованиям и клевете, как сообщники Сатаны и злобные колдуны. Есть исторические записи, повествующие об ужасной жестокости, с которой христиане, противореча собственному учению, устанавливали свою власть и боролись с противниками.

Рассматривая следующие рассказы о ведьмах, осужденных в Британии, мы можем только подчеркнуть, что они были почерпнуты из смешанных источников, а также что почти все они были порождением ужасных пыток, и, как бы достоверно и точно в них все ни описывалось, их нельзя считать ценными свидетельствами. Колдовство, несомненно, приняло бы совершенно другой облик, если были бы доступны подлинные рассказы того времени, но, к несчастью, это не так.

Давайте посмотрим на некоторые отчеты, содержащие конкретные примеры об уже знакомых бесах в кошачьем обличье. Один из этих драгоценных документов цитируется в Spiritual Magazine («Духовный журнал») за июль 1877 года. Там рассказывается, что в XIV веке муж баронессы Алисы де ла По, Джон де ла По, «пожаловался» на нее Ричарду, епископу Оссари. Частью обвинения против несчастной дамы было, «что вышеупомянутая дама Алиса имела обыкновение спать в одной и той же кровати с неким бесом по имени Роланд Фитц Артис, которого иногда видели в облике черного кота, а в другое время — в виде шелудивого пса» и т. д.

Исключительно детальный и интересный отчет о слугах-эльфах или знакомых кошках содержится в деле Элизабет Френсис, представшей перед судом в Челмсфорде в 1556 году. По мнению Купера, Элизабет «научилась колдовать у своей бабушки, которую звали матушка Эу. Обучив ее всему, она убедила ее отказаться от Бога и его мира и отдать свою кровь Сатане (как она говорила), который представал перед ней в виде белого пятнистого кота, и научила ее кормить упомянутого кота хлебом и молоком, и она так и сделала, и она также научила ее вызывать его именем Сатаны и держать в корзине. И каждый раз, когда он что-то делал для нее, она говорила, что он требовал каплю крови, которую она давала ему, проколов себя то в одном, то в другом месте. Когда она уже держала этого кота в течение 15 или 16 лет, и, как некоторые говорили (хотя и неверно), всегда держала его там, она приходила к одной соседке по фамилии Вотерхаус и брала с собой кота, завернув его в фартук, и учила ее, как ее саму обучала ее бабушка Эу, говоря, что она должна вызывать Сатану и давать ему свою кровь, хлеб и молоко, как и раньше. Матушка Вотерхаус взяла этого кота у этой жены Френсиса по ее просьбе и делала, как ей велели. Она (чтобы испытать, что он может сделать) велела ему убить ее борова, что он и сделал, и она дала ему за труды курицу, которую он до этого просил у нее, и каплю своей крови. И так она одаривала его каждый раз, когда он делал что-то для нее, царапая руку или лицо и поднося к его рту каплю крови, которую он слизывал, а потом снова ложился в горшок, где она держала его. В другой раз она вознаградила его, как и раньше, курицей и каплей крови, курицу он съел дочиста, как и всегда, и она не нашла ни косточек, ни перьев. Она также рассказала, что, когда приказывала ему что-то сделать для нее, она читала «Отче наш» на латыни. Затем эта матушка Вотерхаус призналась, что она превращала кота в жабу с помощью этой молитвы. Она держала его большую часть завернутым в шерстяной тряпке, а по прошествии некоторого времени, когда он начинал кричать и проситься из горшка, она читала молитву именем Отца и Сына и Святого Духа, чтобы превратить его в жабу, и когда он превращался в жабу, то она держала его в горшке уже без шерстяной тряпки».

В 1579 году в Виндзоре было проведено два судебных разбирательства, в которых выдающееся место занимала обычная кошка.

«Матушка Дюэль, жившая рядом с озером в Виндерсдоре, владела духом в облике черного кота по имени Жиль, который помогал ей в колдовстве. И она ежедневно кормила его молоком, смешанным с ее собственной кровью. Матушка Маргарет, жившая в Альмесхас в Виндзоре, тоже кормила котят и кошку по имени Джини крошками хлеба и своей собственной кровью».

В 1582 году в Сент-Осит в Эссексе Томас Рабет, восьмидесяти лет, заявил, что его мать Урсли Кемп «владела четырьмя разными духами, одного звали Тиффин, другого — Титти, третьего — Пиджин, а четвертого — Як; а когда спросили, какого цвета они были, сказал, что Тиффин был белым, как ягненок, Титти походил на маленького серого кота, Пиджин был черным, как жаба, а Як был черным, как кот. И он сказал, что он видел, как его мать иногда давала им пить пиво и есть белый хлеб или пироги, и говорил, что в ночное время упомянутые духи приходили к его матери и слизывали с ее рук и других частей ее тела кровь».

В 1646 году, когда ведьмы Хантингдоншира были привлечены к суду, Френсис Мур призналась, что «одна женщина по имени Вид[33] подарила ей белую кошку, сказав при этом, что если она откажется от Бога и подтвердит это своей кровью, то любой, кого она проклянет и пошлет ему кошку, вскоре умрет. Затем, чтобы узнать, действительно ли она отказалась от Бога, в подтверждение этого уколола ее шипом и, когда показалась кровь, дала кошке слизать ее. Как сказала эта женщина, кошку звали Тисси, и далее сказала, что она убила эту кошку через год после этого». Вышеприведенное дело особенно интересно, поскольку позволяет нам взглянуть на ритуалы, используемые в этом культе. Отказ от Бога должен означать особый отказ от христианского божества, так как ведьмы обычно поклонялись Янусу пли Диане или их египетским прототипам, как мы уже заметили в других главах.

Простых кошек, слизывающих кровь, не следует смешивать с кошками-вампирами. Ведьмы учили и ободряли их вкушать жизненную жидкость для того, чтобы создавать психическую связь. Как мы можем увидеть из еврейских манускриптов, кровь рассматривалась как воплощение жизни и души ее владельца, а внутри нее сохранялась сама личность. Так, мы читаем, как Иегова сказал Каину после убийства Авеля: «Глас крови твоего брата вопиет ко мне с земли». И снова и снова повторяется, что кровь животных, убитых для пищи, не должна ни при каких обстоятельствах употребляться в качестве еды. Такие идеи встречаются не только у евреев, но их следы можно найти почти во все времена и во всех странах. Выпить кровь другого существа означало установить мистическую и близкую связь с его душой.

Ведьмы, желающие получить полный контроль над своими духами-животными, следовали этому древнему средству.

Я слышал, как в старинном сумасшедшем доме

говорилось о том, как духи превращались в мышей

и крыс, хорьков и ласок, уж я не знаю, что

там появилось и сосало, как говорят, их кровь,

свидетельствуют драматурги XVII века Форд и Деррик.

В 1618 году две старухи были повешены в Линкольне по обвинению в том, что они навели порчу на детей графа Рутланда с помощью своих кошек. Одна из них призналась, что натерла носовым платком леди Кэтрин свою кошку и заставила ее летать и что после этого кошка кричала «мяу». Она была повешена по этому свидетельству. Дети умерли, как оказалось, от лихорадки. Но на памятнике, поставленном им в Боттесфордской церкви около Ноттингема, есть надпись, гласящая, что они умерли в детском возрасте из-за злобных чар колдуньи. Явно кошка была соучастницей ведьмы. Одного только упоминания об этом существе было достаточно, чтобы осудить старушку как одну из тех, «кто пользуется заговорами и имеет дело с духами».

Известный ученый и поэт Эдвард Ферфакс, живший в XVII веке и переведший поэму Тассо «Годфри де Буйон» на такой превосходный английский язык, что его ставили наравне со Спенсером и считали одним из отцов современной английской поэзии, твердо верил, что колдовство — это серьезное зло и огромная разрушительная сила. По его собственным словам, высказанным с большой искренностью, собственный опыт сделал его «горестным свидетелем» реального существования колдовства.

И соответственно, в 1621 году мы видим, как он преследует шесть женщин, которых обвинил в том, что они заколдовали трех его дочерей. Удивительно, но все они были осуждены в результате выездной судебной сессии Йорка:

и именно этому факту мы обязаны тем, что у нас есть «Демонология», книга, написанная Ферфаксом для оправдания своих действий. Еще более любопытную информацию мы можем найти там о шести ведьмах, «из которых пятерых я знал лично». Две из них владели духами в облике кошек, тогда как другие обладали духами в расплывчатой форме, «бесформенные вещи с множеством ног, черные по цвету, покрытые щетиной, размером с кошку, неизвестного названия». Дочь одной из этих женщин обладала духом-кошкой, «ее дух — белая кошка с черными пятнами по имени Ингес». У третьей женщины, «давно уже считавшейся ведьмой», в течение сорока лет дома жил «дух в облике большого черного кота по имени Гибб». Осталось еще три женщины, у одной из них был дух в виде птички, а две другие не имели никаких духов. Но больные дети в бреду видели седьмую женщину, мучавшую их, и у нее был дух, «похожий на белого кота», по имени Фили, который помогал ей колдовать в течение двадцати лет. Старшая дочь Хелен Ферфакс часто впадала в «смертельный экстаз», и в этом состоянии ей являлись пугающие видения с кошками. У одной из них она увидела человеческие зубы, «когда та открыла рот, чтобы ее укусить». Другая желала помешать чтению Библии, и та рука, которой Хелен отгоняла ее, отказалась действовать. Ее сестра Элизабет также страдала от страшных снов, в которых появлялись призраки, и они обе «в конце концов серьезно заболели». И тут мы вынуждены покинуть их, потому что, к сожалению, повествование не закончено или конец потерян.

Джордж Джиффард, распространитель Слова Божьего в Молдене, в 1603 году в «Диалогах о ведьмах и колдовстве» рассказал нам историю о ведьме, которая использовала духа в облике кошки, чтобы уничтожить трех свиней и корову, принадлежавших фермеру, который вызвал ее ненависть. Но «человек заподозрил неладное и сжег свинью заживо, и, как ведьма сама призналась, ее кошка никогда больше туда не ходила».

Было бы интересно проследить за ходом мыслей фермера, пришедшего к решению принести такую ужасную жертву, и узнать, была ли она посвящена Иегове или Сатане, но Джиффард не говорит об этом. Не подтверждает он и то, было ли это действие вызвано страхом. Говоря о второй ведьме, старухе из Эссекса, которая была предана суду в 1588 году, но ее имя не было записано, он сообщает нам, что она «призналась во всем, что было: что у нее было три духа, один в виде кошки, по имени Лайтфут, другой в облике жабы, которую она называла Ланч, третий — в обличье ласки, которую она называла Мейкшифт. «Эту Лайтфут, — говорила она, — продала мне некая матушка Баркли из В. примерно шестнадцать лет назад за пирог», и, еще рассказала она, ее кошка исправно служила ей, если ей было нужно, и могла выполнять ее поручения. Эта кошка жила с ней не всегда, но ласка и жаба заменяли ее и выполняли ее работу: кошка могла убить корову, ласка — лошадь, а жаба могла вызывать в человеческом теле чуму… Другая матушка В. «сказала, что у нее есть дух в образе серовато-коричневого кота».

И снова Джиффард соединяет невероятное с вполне обычными доказательствами.

«Что вы на это скажете? Только то, что ведьмы имеют своих собственных духов, некоторые по одному, некоторые больше двух, трех, четверых или пятерых. Некоторые в одном обличье, некоторые — в другом, например в образе кошек, ласок, жаб или мышей, которых они кормят молоком или курами или позволяют им слизывать время от времени каплю крови; которых они вызывают, когда бывают оскорблены, и посылают их к оскорбителям повредить их тела или убить их или убить их скот».

В соответствии с краткими записями о преступлениях примеры подобного колдовства встречались в августе 1661 года, когда несколько ведьм были осуждены и казнены и среди них была Маргарет Хатчесон, которую обвинили в том, что она «угрожала Джону Бусту за то, что он называл ее ведьмой, и через несколько дней после этого бросила кусок сырого мяса в его дом, который тот сжег в камине (потому что собаки и кошки отказались его есть), после чего на его кошку напала какая-то болезнь, и она начала драться и потеть и затем умерла; что она угрожала Джону Беллу за споры с ее мужем, и немедленно после этого три кошки вошли в его дом, чтобы, как ему показалось, съесть его, после чего двое из его детей умерли, а его жена долго болела».


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Старуха и ее кошки.


В этом деле на себя обращают внимание два необычных пункта: первое, что собаки и кошки отказались есть заколдованное мясо, и второе, что кошка была жертвой гнева ведьмы; хотя кошки были также и инструментами наведения болезней.

Было бы легко привести еще много подобных примеров, доказывающих, как крепко укоренились эти странные убеждения в том, что духи — помощники некромантов были обычно в облике кошек. Но ограничения, налагаемые на объем книги, заставляют нас довольствоваться тем, что мы уже привели, и мы можем позволить себе в завершение этой главы поместить лишь немногие из многочисленных упоминаний идеи, которую можно найти в литературе того времени.

В пьесе «Макбет» Шекспира, которая была написана примерно в 1606 году, три ведьмы, которые играют такую заметную роль в ней, изображены там вместе с желтовато-коричневой кошкой. Одна из них носила имя Греймалкин, которое само по себе является древним именем кошки, и, когда все три собираются вместе в мрачной пещере, чтобы подготовить злое заклятие против короля, первая ведьма начинает с произнесения слов, которые она считает очень важными: «В третий раз мяукнул кот». (Пер. Б. Пастернака.)

Представляется, что этот зловещий кот был ее собственным духом, который служил ей, подчиняясь ее второму взгляду.

За сто лет до Шекспира поэт Гей в басне «Старуха и ее кошки» нарисовал для нас удивительную карту нравов того времени. Мораль, которую он хочет внушить читателю, такова:

Кто водит дружбу с мошенником

плохой партнер в торговле.

(Из раннего издания «Веселых басен»)

И вокруг этой темы строится все повествование, но для нас интересно взглянуть на то поверье, которое так крепко засело в умах наших предков, что даже простое владение кошкой уже приводило к тому, что старушку могли назвать ведьмой.

Гей описывает «морщинистую и злую ведьму», которая «бормочет молитвы задом наперед, бездушную ворчунью неопределенных лет». Но ее репутация ведьмы основана не на таких пустяках, как эти, а на ее связи с «бесчисленной стаей» голодных кошек.

Разлившаяся от их криков желчь

Брызжет вон. А крик растет.

Какой дурак я был, что развлекал всех

Этих бесов, духов, адское отродье!

И если б я не нянчил этих ведьм,

Не прокляли б меня они.

И не боялся б я толпы мальчишек,

Дразнящих и орущих целый день.

Солома не казалась бы камнями

Под копытом лошади моей, и та подкова

Над дверями хранила бы меня от страха

Встретить ведьму на метле, колющую меня

Без устали булавкой и кровь пускающую.

Кошки, представленные здесь, равным образом страдают от такого партнерства, на которое жалуется старуха, поскольку они могли бы в противном случае жить с хорошей репутацией, как «простые звери»:

Бесславна служба ведьме;

Нечистой считают кошку и метлу ее;

А мальчишки забирают наши жизни,

Потому что, говорят, у нас их девять.

Глава 26

Кошки как предвестники смерти

На заре появления сознания у человека он с удивлением и страхом всматривался в странный мир, окружавший его, и видел в животных проявление Божественного духа. Сами нечленораздельные звуки их диких криков казались ему пророчествами, воспринимаемыми им как речь неизвестных богов. Тайные тропы и внезапные появления зверя или птицы, когда их не ожидали, были проявлением воли Великого Духа. Бесплотное и Невидимое могло сообщать о своем Присутствии и Целях человеку только через их тела и их действия, поэтому эти прекрасные или ужасные существа были почетными служителями Бога и проводниками Его воли.

Даже в те дни Неведения, когда сумма познаний человека была нулевой, оракулы и знамения все же были, если мы примем во внимание доказательства тех, кто объявляет, что первыми испытали их влияние. И хотя наука дискредитировала много древних поверий и оставила так много простых заблуждений, с помощью своих открытий неизвестных до этого законов и с помощью исследований психических явлений подтвердила, с другой стороны, верность многих древних записей, которые до недавнего времени считались простой легендой или фантазией. И мистические и оккультные взгляды больше нельзя считать делом pour rire[34]. О богах и их пророках всегда говорилось иносказательно, и это сохранилось до сих пор. Не выразимое словами (даже если между коммуникатором и реципиентом существует общий и понятный им язык) можно выразить с помощью иллюстративной аналогии, и для тех, кому обычный язык недоступен, это единственное средство обмена мыслями. Существа другого плана, условия жизни которых совершенно отличаются от наших и которых мы обычно не видим и не слышим, могут, несомненно, использовать это простейшее и самое естественное средство коммуникации, когда хотят предупредить нас о некоторых будущих событиях. Искусство предсказания учит, что ничего не происходит случайно, но что события и вся природа стоят в тайных связях друг с другом. Даже форма проплывавших облаков или полет птиц, так же как крики и движения животных, исполнены смысла для того, кто понимает, что за явным разнообразием стоит общность.

Цицерон объяснял возможность провидения будущего тем, что предсказание основывается не на том, чего не существует, а только на том, что это существующее еще не стало явным, так как все существует, хотя еще не пришло время раскрыть это существование: «sunt enim omnia, sed tempore ab sunt».[35]

Кошка, благодаря своему уникальному положению в символике представительницы Гекаты, богини Смерти, является, как мы и могли ожидать, широко распространенным предзнаменованием приближающегося конца жизни. Ее связь с ночью и тенью, ее молчание, неожиданные появления подчеркивают это ее свойство, а чудесные вариации цвета и форм самовыражения заставляют рассматривать ее саму как некий своеобразный язык.

Давайте взглянем на некоторые из толкований, которые оккультные знания дают ее поступкам, так как это позволит нам увидеть в некоторых из них торжественное предупреждение, что прекращение ее земной жизни или жизни других уже близко, а верим ли мы или не верим в предзнаменования и насколько верим в подобные вещи, оценивать каждому самостоятельно.

Итальянский натуралист Улисс Алдрованди, живший в XVI веке, записал, что, когда Стефано Кальдаро умирал, неожиданно пред ним появился кот, который издал громкий крик и исчез. Он также рассказал нам о кошке, расцарапавшей грудь женщины, а та опознала в животном сверхъестественное существо и умерла несколько дней спустя.

Христианство, конечно, отождествляло кошек-призраков, часто являвшихся умирающим, с дьяволом. А в Тоскане говорят, что, когда человек при смерти, Сатана проходит перед его постелью в виде любого животного, кроме ягненка, но чаще всего выбирает особенно любимый им облик козла, петуха или кота.

В Германии в дополнение к первоначальному поверью, что черная кошка на кровати больного предсказывает приближение его смерти, появилась христианская примета, что если кошку видят на могиле, то это означает, что умерший попал в руки дьяволу.

Профессор Рочхольтц записал немецкое поверье, что два кота, дерущиеся между собой, означают для больного предзнаменование приближающейся смерти. Губернатис считает, что «два кота, вероятно, являются еще одним вариантом детской игры, распространенной в Пьемонте и Тоскане и называемой игрой душ, в которой дьявол и ангел приходят на землю и борются за душу. Так что один из дерущихся котов, вероятно, является носителем добра, а второй — зла. Они, вероятно, олицетворяют ночь и солнечный свет».

Как кошка, так и мышь посвящены в Германии покровительнице похорон — святой Гертруде. Мыши представляют души умерших людей, и, предположительно, по аналогии, кошка олицетворяет идею смерти. Святая Гертруда обычно изображается в окружении мышей. Иногда она бывает кошкой, которая охотится на них.

В Нормандии кошки считаются плохой приметой. Ученый Артемидор, написавший «Трактат о смерти» в годы правления Антония Пия, сообщал, что сон о том, что вас сильно оцарапал кот, обещает болезнь и неприятности.

Другие авторы говорят, что сны о черных кошках на Рождество — знак опасной болезни в следующем году, тогда как сон о кошке с пугающим взглядом или игра с кошкой во сне означает, что у того, кто этот сон видел, притворные, ложные друзья.

Современные истории о кошках, предупреждающих о бедах, часто подразумевают, что это предупреждение передает посланник неземного происхождения. Представляется так, что облик нашего обычного домашнего животного выбран мрачными вестниками смерти для того, чтобы эта печальная информация могла быть передана человеку в как можно более мягкой и спокойной форме.

Я свожу здесь несколько показательных случаев вместе. Первый из них рассказан сэром Вальтером Скоттом, слышавшим его от медика, ставшего его очевидцем. Он писал про этого неназванного джентльмена, что «положение в профессии, а также достижения в науке и философии создали ему столь достойную репутацию, что вызывают самое большое доверие». Среди пациентов доктора был известный деловой человек, уважаемый за «необычайное постоянство, здравый смысл и честность». Хотя в тот период он был вынужден из-за болезни не покидать своей комнаты, а иногда и постели, но все же время от времени занимался своим делом и поддерживал свой ум в «обычной для него силе и энергии, что позволяло ему вести все важные дела, вверенные ему». Он не проявлял никаких симптомов острой или опасной болезни, но «медлительность его пульса, отсутствие аппетита, нарушение пищеварения и постоянно угнетенный дух, казалось, происходили из скрытой причины, которую пациент жаждал обнаружить». Долгое время врач тщетно пытался открыть источник мистического заболевания, но в конце концов убедил страдальца открыть ему душу. Тот поведал ему, что знает, что должен умереть от роковой болезни, подтачивающей его жизненные силы, и что причина болезни не одна, и он страдает так же, как герой знаменитого романа «Благоразумный». Ему являлись такие страшные и отвратительные призраки, что разум не мог выдержать их преследования, и он стал жертвой этой воображаемой болезни. Его выздоровление было постепенным, а поначалу даже неприятным. Видения начались примерно два или три года назад, когда он оказывался «время от времени в неприятной компании большого кота, который приходил и уходил»; как это происходило, он не мог точно сказать до тех пор, пока ему не открылась вся правда и он «был вынужден признать, что это был не обычный домашний кот, а сгусток элементов, которые не существовали» нигде, кроме его воображения. И все же, будучи скорее другом, чем врагом кошек, он не был против появлений этого воображаемого помощника, но через несколько месяцев он исчез, и на его месте появилось привидение джентльмена-гувернера. Этот фантом появлялся еще несколько месяцев, а потом тоже исчез. И на этот раз его место заняло чудовище — призрак в виде скелета. «Один я или в компании, — рассказывала несчастная жертва, — но этот призрак не покидает меня никогда». Врач тщетно пытался убедить больного преодолеть себя и отнестись к призраку как к простой галлюцинации. Затем он предпринял другие методы исследования и лечения, но без всякого успеха. Пациент погружался во все более и более глубокое уныние и умер в том же стрессовом состоянии ума, в котором провел последние месяцы своей жизни.

Согласимся ли мы с рассказчиком и свидетелем этой странной истории в том, что эти призраки были простой галлюцинацией, или нет, причина появления этих особенных призраков остается тайной, так же как и отсутствие связи между тремя их различными обликами. Если они были, то кто это — привидения или элементарные духи, вампиры или демоны? Если они только являлись, то почему с такой настойчивостью? Если они были символами смерти, то зачем им было нужно менять обличье? Мы вынуждены предоставить самому читателю толкование этой загадки.

Хорошо известно, что в некоторых семьях о предстоящей смерти одного из ее членов предупреждают особые символы. Такие сигнальные призраки иногда принимают форму фантома-животного.

Один из множества интересных примеров, в котором кошка была предсказательницей смерти, записан миссис И.Л. Кирни. Она рассказывает, как в январе 1892 года ее дедушка заболел и однажды вечером, когда она спускалась по лестнице, выйдя из комнаты, то увидела в коридоре странную кошку, шедшую навстречу. Дойдя до нее, кошка побежала прятаться за дверь, которая разделяла коридор на две части и всегда стояла открытой. Миссис Кирни немедленно последовала за странным животным, но, к своему немалому удивлению, обнаружила, что его там нет. Не было кошки и в других частях дома. На следующий день ее дедушка умер. Этот случай важен тем, что считается повторяющимся знаком в их семье. Мать миссис Кирни говорила ей, что накануне смерти ее отца она также видела кошку, ходившую вокруг кровати инвалида. Как и ее дочь, она старалась проследить за незнакомкой, но тоже нигде ее не нашла.

Мисс Бейтс в своей знаменитой автобиографии рассказывает о любопытном случае, произошедшем на званом обеде в доме, где она была гостьей. Она восхитилась милым серым котенком, сидевшим на рояле в гостиной, когда дамы остались одни после обеда. После того как к ним присоединились джентльмены, она разговорилась с хозяином дома и тут заметила небольшого черного котенка, пробежавшего мимо подола ее платья. Мисс Бейтс, очень любившая кошек, проследила за ним взглядом и убедилась, что это был не тот серый котенок, который продолжал сидеть на рояле. Вновь прибывший был черного цвета. Но она больше не думала о нем до тех пор, пока гости не стали уходить и она и ее хозяйка не отправились спать. Затем, когда они поднялись наверх, ее подруга сказала очень таинственно:

— Мне кажется, сегодня ночью с вами что-то должно случиться, — а потом добавила: — Пока вы разговаривали с моим мужем, сквозь ваше платье пробежал черный котенок, прямо напротив меня.

— Ну конечно, я видела этого котенка, — ответила мисс Бейтс, — но что такого примечательного в том, что в доме есть черный котенок?

— Но у нас нет черного котенка в доме или по соседству, — сказала хозяйка. — Куда он пошел? Вы видели его еще раз? Нет, это был не обычный котенок, и я никак не думала, что его кто-то видел, кроме меня.

Через несколько недель после этого случая мисс Бейтс услышала о смерти своей дорогой подруги и поняла «с болью и удивлением, что в тот самый вечер ничего не почувствовала и наслаждалась жизнью на званом обеде».

«Как ужасно, — подумала она, — что ни слова, ни знака не было послано мне тогда».

Затем она вспомнила того котенка и посчитала «возможным спросить себя из глубины своего сердца, не был ли это дух моей преданной подруги, который пытался послать мне знак о приближении ее смерти».

Инкстер Гилбертсон в статье в «Оккульт ревю» рассказывает историю, услышанную им от доктора Тиндолла, президента Христианского оккультного общества, бывшего участником описываемых событий. «Молодым человеком он жил с родителями в Бейсвотере. Был солнечный день, и через открытую дверь, выходившую на задний двор, в дом вбежал черный кот и, шарахаясь из стороны в сторону, как безумный, помчался в холл и вверх по лестнице до первой площадки, где взобрался на окно и порвал в клочья льняную занавеску прежде, чем убежал прочь.

У доктора было две тетки, жившие в Пимлико, сестры его отца, и через пять или десять минут после случая с котом к двери их дома подкатил кеб и какая-то женщина спросила его отца. Увидев его, она выпалила: «Ваши сестры умерли».

Новость оказалась верной, и отец никогда не забывал этого трагического события, он так и не оправился от того шока, который оно у него вызвало, и умер через год после этого».

Очень любопытный случай о призраке в виде белого котенка, чье появление предсказало несчастье, дан в «Журнале Общества физических исследований» за январь 1927 года. В этом случае кота «видели много раз в течение тринадцати лет, а двое людей видели его несколько раз одновременно». «Один из них привлек внимание другого к котенку, после чего второй тоже заметил его». И «за каждым таким появлением этого белого котенка вскоре следовала смерть одного из видевших его людей или начало у него смертельной болезни». Доктор В.Ф. Принс, который рассказывает этот случай, подчеркивает, что в нем любопытно то, что «за несколько лет до первой галлюцинации с «белым котенком» похожий котенок жил у одной из последующих свидетельниц его появления в виде призрака. Это мистическое появление оказало на нее нездоровое воздействие. Можно было бы предположить, что каким-то необычным способом в ее мозг проникало предупреждение о смерти ее родных, и это осуществлялось с помощью немыслимого механизма: подсознание вызывало образ кота, который исчез и, вероятно, умер. Но другая свидетельница принадлежала к молодому поколению и не имела воспоминаний об этом «историческом» коте и, следовательно, не испытывала никаких чувств к нему».

Основой этих странных поверий и историй, вероятно, является учение, воплощенное в доктринах почти всех школ религиозной философии, о том, что все, что находится внизу, связно со всем, что есть наверху, и что видимые предметы имеют свои духовные пары в невидимом царстве, а также что существа, обычно не видимые нами, могут обрести осязательную форму для того, чтобы стать символическим посланием тому, кто может распознать этот код.

Глава 27

Ясновидящие кошки

Египтяне называли кошку «мау», что значит провидица (от «мау» — видеть), возможно, потому, что ассоциировали ее с символом всевидящего Ока Гора. Но оккультное знание всегда наделяло кошек значительными силами в ясновидении, а исследование современных случаев ясновидения подтверждает, что это животное наделено этим даром в немалой степени. В этой главе мы обещаем читателю представить некоторые из зарегистрированных случаев проявления этого дара, с одним предварительным замечанием, что для доказательства возможности существования парапсихологических явлений один, но четко продемонстрированный случай является убедительным свидетельством существования тысяч других подобных случаев. Те, кто отрицал существование феномена ясновидения, неоднократно утверждали, что из великого множества доказательств, записанных разумными свидетелями или самими участниками событий, нет ни одного, о котором нельзя было бы сказать, что это заблуждение либо намеренный обман. Такая позиция не только представляется абсурдной, но и таким отрицанием ценности непосредственного доказательства закрывает врата к бесконечным путям обретения знания. Когда все считается непостижимой мистикой, догматический материализм не имеет под собой оснований и не может ни на мгновение иметь поддержку со стороны настоящей философии.

Следующий случай является интересным примером появления дикого страха у кошки в присутствии злобного призрака. Преподобный Дж. Г. Вуд, хорошо известный натуралист, приводит в своей книге «Человек и Зверь» письмо с описанием этого случая, затем случай был изучен и подтвержден Обществом физических исследований. Автором письма была дама, которая жила с матерью в старом доме в Булонь-сюр-Мер. Описываемый случай произошел примерно в 1845 году. Она пишет:

«Это было зимой 18… года. Однажды вечером я сидела у весело горящего камина в моей спальне и гладила свою любимую кошку — известную Леди Кэтрин, которой — увы! — уже нет. Она лежала с задумчивым видом и сонно жмурилась у меня на коленях.

Хотя в спальне и не горели свечи, она была хорошо освещена огнем камина.

В комнате было две двери — одна позади меня, ведущая в помещение, запертое на зиму, и другая с противоположной стороны комнаты, соединяющая с коридором. Мама покинула меня ненадолго, и кресло с высокой спинкой напротив меня, по другую сторону камина, в котором она обычно сидела, было пустым. Кошка, положившая голову мне на руку, засыпала, и я подумала, что пора стелить постели. Вдруг я поняла, что моя любимица встревожилась, перестала мурлыкать и стала проявлять симптомы беспокойства. Я наклонилась и хотела ее успокоить, но она внезапно вскочила на моих коленях и громко зашипела, выгнув спину и подняв хвост, всем своим видом демонстрируя ужас и готовность дать отпор.

Все это заставило меня поднять голову. К моему невыразимому ужасу, я заметила небольшого роста морщинистую старушонку, сидевшую в мамином кресле. Она сложила руки на коленях и наклонилась вперед, так что ее лицо оказалось прямо перед моим. Ее глаза излучали ярость и ослепительно сверкали, глядя на меня… Глаза были удивительно большими, а их выражение настолько злобным, что полностью парализовало мои чувства. Я, наверное, вскрикнула, но у меня не хватало дыхания, тогда как ужасный взгляд просто зачаровал меня, и я не могла ни закрыть глаза, ни встать с места.

Я пыталась прижать к себе кошку, но она явно не желала оставаться в столь отвратительном обществе и после нескольких отчаянных попыток ее удержать выскользнула из моих рук. Прыгая по креслам и столам и всему, что попадалось ей на пути, она несколько раз в дикой ярости пробежала по верхней части дверного проема, соединявшего спальню с пустой комнатой. Затем, повернувшись в той же странной манере, помчалась к двери напротив. Мой ужас удвоился, я смотрела то на старуху, чьи огромные глаза впились в меня, то на кошку, которая с каждым мгновением неистовствовала все сильнее. Наконец пугающая мысль, что животное могло взбеситься, помогла мне восстановить дыхание, и я громко завизжала. Мама немедленно вбежала в комнату, а кошка, как только открылась дверь, буквально пронеслась у нее над головой и затем почти полчаса бегала вверх и вниз по лестнице, словно преследуя кого-то. Я повернула голову к предмету, вызвавшему у меня такой ужас: но там никого не было. При таких обстоятельствах трудно сказать, сколько прошло времени, но я думаю, что привидение сохраняло свой облик четыре или пять минут. Через некоторое время после этого происшествия выяснилось, что бывшая владелица дома повесилась в моей комнате».

Похожее описание об ужасе кошки было опубликовано в «Ивнинг ньюс» 5 октября 1923 года под заголовком «Странная история о сверхъестественном». И подзаголовок: «Что видела кошка?» Автор, Х.Г. Свиндон, пишет:

«Вернувшись домой однажды вечером через неделю после смерти матери, я нашел свою кошку в большом волнении. Она пыталась убежать из комнаты. Я взял ее и положил в любимое кресло моей матери — в которое она всегда запрыгивала, стоило маме встать с него. Сейчас, к моему удивлению, она соскочила с него и сильно оцарапала мне обе руки.

Три раза я сажал ее в кресло, но каждый раз она спрыгивала с него и пыталась снова меня оцарапать, жалобно пища. Я тщательно осмотрел комнату, но так и не нашел причины волнения кошки, поэтому я выпустил ее за дверь, и она ушла и спряталась где-то в доме. Кошка жила у нас девять лет. Для нас, знавших, как она любила мамино кресло, ее внезапная неприязнь была непостижима. Более того, с того дня кошка больше никогда не садилась в то кресло и не оставалась в нем, когда ее туда сажали.

Кошка даже не оставалась одна в комнате с креслом, если ее случайно там закрывали, она настойчиво скреблась в дверь до тех пор, пока кто-нибудь из нас не спускался и не выпускал ее, за что она благодарила нас, мурлыкая от удовольствия. Могла ли кошка видеть что-то, невидимое человеческому глазу?»

Р.Д. Маклиан в письме в «Оккульт ревю» за апрель 1924 года рассказал, как его подруга «видела призрак одной из ее покойных родственниц, сидевший в кресле в ее комнате. Ее кошка вошла в комнату, вспрыгнула на колени духа, и, удивившись, что колени ее не поддержали, разочарованно упала на пол».

Р.Д. Маклиан комментирует: «Это, вероятно, показывает, что животные испытывают трудности в различении физических и астральных существ». Это справедливо не только в отношении животных. В главе о кошках в качестве предвестников смерти вы найдете случаи, в которых люди не могли различать физических и астральных кошек.

Известный автор Эдвард Шэнс писал в статье «Призрак, которого я люблю больше других»: «Мой любимый призрак выбран по принципу чистой симпатии. Это не совсем призрак, но он мой собственный или, по меньшей мере, мой давний приятель, что тоже неплохо. Дом, в котором я живу, состоит из двух коттеджей, соединенных в одно здание. Маленькая комната, используемая мною под кабинет, насколько я могу судить, была когда-то кухней и изолированной гостиной меньшего коттеджа. Когда-то, примерно пятьдесят лет назад, арендатор, живший здесь, подавленный, смею сказать, слишком близким присутствием своей жены и детей, повесился на балке в этой комнате. Так говорит деревенская легенда; и здесь по сей день сохранился большой, крепкий гвоздь, на котором вполне мог повеситься человек. То есть он смог бы, если бы был ростом с карлика или без ног: любой другой человек нашел бы это затруднительным. А по причинам, которые будут пояснены, он не мог быть безногим. Эту легенду я слышал когда-то, но она улетучилась из моей головы. Через некоторое время случилось так, что я заработался до полуночи; все в доме давно спали. Я был не совсем один, так как со мной была кошка — отвратительная кошка, которую держали только из-за мышей, а не любимица автора, разделявшая его кабинет и его работу. Что-то заставило меня оглянуться, не знаю, что именно. Там, прямо под гвоздем, внезапно показавшимся мне зловещим, кошка выражала свое удовольствие и делала такие движения, словно трется о чьи-то ноги. Несколько минут она опускала и поднимала голову, тихо мурлыча, а я сидел, смотря через плечо, и не мог сдвинуться с места. Затем я подошел к кровати и положил ее туда. Я оставил все лампы гореть и закрыл за собой все двери. И все же, как ни странно, утром гордость за мое приобретение прогнала ночной ужас. Это был мой призрак, мой собственный; не совсем собственный, конечно, но даже арендованный призрак — это больше, чем есть у других людей…»

В этой истории снова нет свидетельств, подтверждающих ясновидение у людей, мы видим только действия кошки, по которым можем делать свои выводы, но в истории, приведенной ниже, оба фактора присутствуют. Историю рассказала мисс Бейтс, которая, сняв комнату, быстро поняла, что ее хозяйка была «убежденным и очень сильным экстрасенсом». «Любопытные вещи случались во время еды, особенно во время вечерних обедов, когда она часто опускала нож и вилку и указывала мне на дальний конец красивой столовой, где она обычно видела призрак своего покойного мужа. «Посмотрите, дорогая мисс Бейтс! Вы должны видеть его, моего дорогого Генри. Вот он стоит, с бородой и все такое, вон там, между диваном и стеной. Я вижу его так же ясно, как и вас». Должна сказать, что я так и не увидела «дорогого Генри», но красивый полосатый кот что-то явно видел в том углу, потому что он с самым обеспокоенным видом спешил к дивану, прыгал на его край и сидел, глядя на Генри (вероятно), стуча хвостом. У него шерсть вставала дыбом, и он, не отрываясь, смотрел в угол со смешанным чувством страха и восхищения».

Более понятная форма ясновидения благодаря тому, что она более материальна, — предчувствие и реакция на магнитные или метеорологические изменения. Многие животные, включая человека, обладают этим даром в той или иной степени, но, вероятно, кошка особенно чувствительна, и поэтому предсказатели древности пристально присматривались к ее поведению, когда собирались прогнозировать изменения в природе.

Я сам, подчиняясь советам, услышанным в моем далеком детстве, наблюдаю за действиями моего кота и считаю их бесспорно и настолько правдивыми, что это иногда даже пугает. Небольшое стихотворение, процитированное ниже, идеально описывает отношение моей собственной няни к таким делам:

Она хранила столько тайных знаний,

Могла поведать мне:

И почему причудился мне гроб в куске угля,

И почему огонь синеет.

И если кошка вдруг взмахнет своим хвостом,

Она уж говорит:

«Смотри, она готова вызвать дождь,

Готовься к буре.

А если мирно у камина ляжет кошка,

Готовься к холодам,

Занесет нас скоро снегом.

А умывает лапой ухо киска,

Так жди гостей, они уж близко».

Почти повсеместно верят, что кошка предсказывает дождь, если чистит себе уши влажной лапкой. На Сицилии, когда читают молитвы, моля о безопасности на море, внезапно раздавшееся мяуканье предсказывает несчастливое путешествие.

Чувствительность кошки к изменениям магнитного фона была замечена перед землетрясением в Мессине. Купец, живший в этом городе, заметил, что две его кошки царапают дверь комнаты. Как только он открыл ее, они бросились вниз по лестнице к входной двери и стали царапаться там. Он их выпустил и пошел за ними по улице в открытое поле. Но даже здесь страх не отпустил их, они продолжали яростно рвать и царапать траву. Вскоре после этого последовал первый толчок, вызванный землетрясением, и дом купца, как и дома многих других жителей города, был разрушен до основания.

Примеры, подобные тем, что были приведены в этой главе о ясновидении, присущем кошкам, можно продолжать почти до бесконечности. У кошки, вероятно, есть свобода доступа в оба мира, где она чувствует себя одинаково уютно. Оккультное знание не только признает за кошкой дар ясновидения, но и учит, что его можно забрать у нее при помощи ужасной и нещепетильной черной магии. Мы уж видели, как посредством ритуала Тэйгхарм у богов с помощью мучений кошки вырывается дар второго зрения, но сейчас мы посмотрим, как тот же самый дар можно обрести из материального тела животного или приобрести его частично без обязательного вовлечения потусторонних сил.

Точные инструкции по обретению ясновидения подобным образом можно найти в Талмуде. После предупреждения духа, что «если глаз заметит демонов, населяющих вселенную, существование станет невозможным. Демонов больше нас; они окружают нас со всех сторон, как канавы, виноградники». Затем объясняется, как можно видеть падших ангелов, если ему когда-либо это потребуется. «Пусть тот, кто желает видеть их, возьмет послед черной кошки, который остался после рождения ее первого черного котенка, и сожжет его в огне, сотрет в порошок и посыплет в глаза, и тотчас он увидит демонов».

Многочисленные варианты заговоров для достижения этой цели, в которых кошка или части ее тела играют роль единственного или главного ингредиента, описаны в оккультной литературе. Например, Френсис Баррет в своем многостраничном оккультном труде «Маг» в главе под заголовком «Естественная магия» пишет: «Существует несколько снадобий, которые позволят нам видеть образы духов в воздухе или в какой-либо другой среде; я могу сделать их из желчного пузыря человека и глаз черной кошки и некоторых других вещей».

Идея о том, что ясновидение кошки содержится в ее материальном теле или его частях и может поэтому передаваться человеку вместе с ним, даже в наши дни присутствует у некоторых примитивных народов. Например, колдуны племени таланси с Северных территорий Золотого берега носят на шее полную шкуру небольшой черной кошки. Они советуются с духами, чтобы помочь тем, кто пришел к ним за помощью, и занимают влиятельное положение как в религиозной, так и в повседневной жизни. Так, например, корреспондент «Слухов о кошке», писавший из Бечуаналанда в 1927 году, описывает схожую практику, говоря: «Довольно часто я замечал, что головной убор колдуна-целителя сделан из шкуры «дикой кошки». Он был серый в пятнах, как шкура моего собственного кота, хвост свешивался вниз и был очень пушистым, и на нем висело шесть колец».

Но не везде нужно было убивать кошку, чтобы обрести некоторые из ее качеств. Почти до самого последнего времени в Британии преобладала вера в то, что простое владение кошкой с черепаховым окрасом помогает обретению второго зрения, и детей поощряют играть с ними.

Даже изображения кошек имели силу передавать этот дар. Вероятно, это объясняется египетским влиянием, так гробницах Бени-Хассан фигуры кошек были найдены вместе с мумиями, словно они могли предупредить умершего о невидимом зле в потустороннем мире.

Глава 28

Кошка и телепатия

Телепатия тесно соприкасается с областью ясновидения и в скрытой форме проявляется не только у человека, но и у многих его братьев меньших. Я не буду в этой главе ссылаться на низшие формы телепатии, которые так близки инстинкту, что трудно различить, где заканчивается одно и начинается другое; а буду говорить о достижении такого состояния сознания, в котором материальные и пространственные обстоятельства превышают уровень, встречающийся в обычной жизни, и мозг может общаться с другим мозгом без материальных средств коммуникации.

Кошка выделяется среди других животных, обладающих этими способностями наряду с человеком, и в некоторых редких случаях при глубокой симпатии к человеку устанавливает с ним телепатические отношения. Нет нужды говорить, что это намного более трудное дело, чем установление телепатической связи между людьми, поскольку не существует общего языка, который бы облегчил передачу мыслей. Чистая идея должна переноситься от мозга к мозгу, не одетая в оболочку слов, и с достаточной четкостью преодолевать ту путаницу, которая так легко может возникнуть из-за совершенно разных точек зрения на один и тот же предмет, существующих у таких разных существ.

Но какими бы большими ни были препятствия, есть случаи, подтверждающие, что они могут быть преодолены. Такая тесная телепатическая связь была установлена между Дюма-отцом и его котом, что позволяло этому одаренному животному узнавать время, когда его любимый хозяин возвращался домой.

В этот период своей жизни Дюма жил с матерью и котом Мисуффом на рю де Л'Вест и работал служащим у Луи-Филиппа, герцога Орлеанского. Его кабинет находился на рю Сент-Оноре, в получасе ходьбы от дома Дюма, и каждое утро Мисуфф провожал хозяина до рю де Вожирар. И каждый день пополудни он приходил на то же место, чтобы с любовью встретить и проводить его до дома.

Необычным в этом деле считается то, что если случайно какие-то непредвиденные обстоятельства вынуждали Дюма изменять обычное время возвращения, то мать зря открывала дверь коту. Мисуфф не вставал с подушки. Но когда Дюма точно придерживался своего графика, а она забывала открыть дверь, чтобы выпустить кота, он начинал царапать дверь и царапал до тех пор, пока она не выпускала его. Поэтому она назвала Мисуффа своим барометром; он показывал, когда Дюма придет домой обедать и когда не появится.

Другой столь же замечательный пример телепатии, возможной между человеком и животным, описал Эрнст Боццано, который сам был участником событий. Вот его отчет.

«Есть некоторые дни, — говорит он, — когда я пишу допоздна. Однажды я был поглощен своим занятием, как вдруг меня буквально пронзила мысль, что я нужен моей кошке. Я встал и пошел ее искать. После бесполезных поисков дома я вышел в сад и, поскольку там уже было темно, стал звать ее. Наконец я услышал слабое мяуканье вдали. Я еще раз позвал ее, и мяуканье прозвучало в ответ, но кошка не пришла. Я повернулся, чтобы взять фонарь, и прошел через сад в поле, откуда, как мне показалось, слышался крик. Поискав некоторое время, я нашел кошку в кустах, попавшую шеей в петлю, поставленную на кролика. Если бы она дернулась, чтобы освободиться, то была бы задушена. К счастью, у нее хватило ума не шевелиться, и вместо этого она стала посылать хозяину телепатические сообщения, прося о помощи. Это действие кошки не было первым примером установления между нами телепатической связи. В некоторых случаях впечатления вводят нас в заблуждение, мы не можем найти им веских объяснений. Однажды мы напрасно звали и искали ее по всему саду. Затем неожиданно, как будто на фотографии, мне привиделось, что она застряла в небольшой комнатке под крышей дома, в помещении, почти всегда закрытом. Видение оказалось верным. Кошка, не знаю как, оказалась запертой там. Она отправляла мне телепатические послания, чтобы я освободил ее из тюрьмы».

Последний случай представляет особый интерес, поскольку ясно демонстрирует, что средство, которым мысли передавались без слов, принимало форму своеобразной передачи в мозг картинки-послания. Это средство связи, вероятно, намного старше речи, но примечательно, что в рассказе Боццано видение кошкой самой себя и чердака так совпало с его собственным, что он мгновенно узнал их, когда они предстали перед его внутренним взором.

Какое доказательство почти человеческого развития восприятия и умственных способностей животного!

Еще одним очень интересным личным опытом поделилась с нами мадам Каме, чей рассказ был опубликован в «Ревю снтифик эт морале дю спиритуализм». Этот случай комментирует Боццано, говоря, что, как он считает, оба инцидента можно объяснить с точки зрения телепатии, а не с точки зрения спиритуализма, как это делает автор статьи. Мадам Каме пишет:

«У меня была очень красивая ангорская кошка с длинной белой с серым отливом шерстью и черными пятнами вокруг глаз. Она была милой и ласковой по природе, и ею все восхищались; но у нее был один недостаток: каждую ночь она старалась ускользнуть из дома и отправиться гулять. Двор дома, в котором я жила, был перегорожен на две части забором, и она обычно убегала, пролезая через него. Однажды вечером я вышла во двор как раз вовремя, чтобы помешать ей перепрыгнуть через ограду. Не успела я взять ее на руки, как перед моими глазами возникла еще одна ангорская кошка, идентичная моей, которая прыгала через забор. В то время я ничего не знала о спиритуализме; я заглянула за забор, ища объяснение этого странного случая, хорошо зная, что ничего там не увижу. Когда позже я была посвящена в новое учение, я поняла, что моя кошка в тот момент была так поглощена идей прыжка, что ее дух освободился с такой силой, что стал видимым.

Через некоторое время бедное существо заболело, и я видела, что ее нужно показать ветеринару. В ночь, когда она умерла, я почувствовала — положительно почувствовала, — что моя кошка, цепляясь за покрывало, взбирается на кровать, как она это обычно делала при жизни. Впечатление было таким реальным, что я инстинктивно протянула к ней руку, чтобы удостовериться, что не ошибаюсь. На следующее утро я вернулась в дом к ветеринару, где узнала, что моя кошка умерла ночью; ее последними мыслями были мысли обо мне».

Из приведенных в этой главе примеров может показаться, что пропасть, отделяющая человека от его менее развитых братьев, не непреодолима и что закон, лежащий в основе мистической способности телепатии, объединяет многих в Одном. Сердца всего живого бьются в унисон. И вибрирующая струна настраивает на симпатическое единство все разумные существа, так что общение всегда возможно между любящими.

Глава 29

Кошка как фаллический символ

Представляется вероятным, что кошка первой стала считаться фаллическим символом, потому что она была земным представителем Солнца и Луны и, следовательно, богом или богиней, управляющей земным родом и зачатием посредством оккультных воздействий, приписываемых этим сферам. Собственная плодовитость кошки могла также приниматься во внимание, но, вероятно, была все же вторичным соображением при определении ее пригодности на эту роль.

Итак, чтобы понять положение, занимаемое кошкой в этой роли, мы должны взглянуть на мифологию некоторых солярных и лунарных божеств, которых она представляла, и на учения, которые различные верования развили вокруг них.

Во-первых, разрешите нам заметить, что фаллическое поклонение первоначально было выражением уважения простых и чистосердечных людей к чуду произведения потомства, зачатию и родам. С трепетом смотря на это таинство, он видели в нем видимое земное проявление созидательной силы Бога. Лишь в самое последнее время, когда религия стала вырождаться и нечестивые обряды ворвались в нее, идеал, который был поклонением самой жизни, потерял значимость и исчез.

Хотя сегодня мы привыкли думать о Луне при персонификации в женском роде, во многих древних религиях она была представлена мужским или двуполым божеством, и ее ассоциация с богиней родилась из этой более старой идеи.

Мы уже отмечали, что богиня Баст с головой кошки является женским воплощением творца-демиурга Пта, самого древнего из всех богов. «Божественный и изначальный разум и мудрость», «Тот, кто существует в себе самом», «Даритель (Податель) Жизни», Пта, как первобытная египетская концепция персонифицированного Солнца, как считается, породил лучом света Священного быка Аписа, символ плодородия в природе. Его имя означает «Тот, кто открывает» и предполагает двойственное функционирование как бога жизни и как бога смерти, открывателя темной тюрьмы матки и могилы. Кошка была вторичным символом Пта, не только как представительница Солнца, но и благодаря своей связи с Баст. В более поздней египетской аллегории Осирис узурпировал место Пта как бога жизни и репродукции. Как бог солнца он, по преданию, жил на Луне. Плутарх описывает египетский праздник под названием «Вход Осириса на Луну», имевший фаллическое значение. В папирусе, хранящемся в Лувре, упоминается возможное влияние Луны на род человеческий, и мы читаем: «Спаривание и зачатие чаще всего происходят в тот день, когда он (Осирис-Луна) виден на небесах».

Предшествующие соображения помогут нам понять, почему на женщин, совершивших адюльтер, египтяне налагали необычайно строгое наказание и приговаривали их к смерти. Этих несчастных зашивали в мешок с кошкой и бросали в Нил. Такой варварский обычай, кажется, нравился многим первобытным народам, так как его можно обнаружить и далеко от Египта. Темная репутация сложилась у глубокого зловещего пруда, образованного рекой, сбегающей с горы Алманаджа (Ущелье всех мужчин) в Исландии. Его называют прудом Утопленниц, так как здесь, как рассказывают, как и в Египте, женщин-преступниц обычно завязывали в мешок с живой кошкой и бросали в омут. Причина такого жестокого обряда объясняется Полем Мегнином. Он пишет: «У древних германских народов кошка была символом прелюбодеяния и в то же время — независимости. У скандинавов и народов севера Европы она была еще и эмблемой любви. Богиня Фрейя всегда изображалась в повозке, которую везли две большие кошки». «Крайняя жестокость, — продолжает он, — вероятно, объяснялась восточной идеей, что из всех животных кошки больше других напоминают женщин своим непостоянством и яростью».

Возможно, что благодаря своему широкому распространению этот культ бога плодородия не исчез с уходом Пта и Осириса. У римлян он принял вид поклонения Янусу, двуликому богу плодородия, почитатели которого с большим уважением относились к нему как к самому древнему, высшему и священному из всех божеств. Он был первым, к кому обращались с молитвой и кому приносили жертвы. Именно он стал предшественником Юпитера. Его имя можно писать как Ианус, то есть это мужской эквивалент имени Яна или Диана, и мы уже ранее видели эту странную пару, оказавшуюся близкими партнерами в качестве солярного и лунарного божеств, породивших религию, сохранившуюся почти до наших дней в форме колдовства.

Янус явно почитался ведьмами главным образом благодаря своему титулу и функционированию как носитель булавы или привратник, который держит скипетр и ключи в качестве Хранителя Путей и Открывателя дверей, то есть выполняет такие функции, которые безошибочно указывают на его прямое происхождение от Пта. Как богу зачатия и измерителю времени, ему посвящалось начало всего. Таким образом становится ясной причина его связи с Дианой. Как богиня Луны, она была также и Хранительницей времени и с огромным сочувствием относилась к страданиям своего пола, и это сделало ее богиней деторождения. Она помогала женщинам во время беременности, охраняла от смерти, когда Янус открывал дверь жизни для их детей. Странное занятие для девы-охотницы, но даже боги не застрахованы от капризов Судьбы! По мере развития лунарно-фаллического культа феминистский аспект лунного божества вышел на первый план, мужественный солярный символ почти скрылся из вида, и примитивные ритуалы, повышающие плодовитость, стали отправляться чаще жрицами, чем жрецами. И в этом помогало символическое отношение к природе как к Великой матери. Оно было хорошо понятно простым умам первобытных людей и находило теплый отклик в их сердцах. В результате культ выжил, преодолев все препятствия, и даже в своем выродившемся виде дал жизнь почти бесчисленным вариациям своего основного учения. Превосходство жрицы, мудрой женщины или ведьмы установилось так крепко, что так и осталось неколебимым на века. Она была пророчицей, жрицей, целительницей или убийцей с помощью священных оккультных знаний. Она стояла у дверей, связывающих духовный и материальный мир, и притязала на дар ясновидения и способность к восприятию потусторонних звуков и видение возносящихся душ умерших. Он могла защитить от ужаса ночи и стрел, летающих днем, от чумы, крадущейся в темноте, и разрушения, опустошающего полдень. Демоны подчинялись ее заклинаниям, а болезни или смерть следовали за ее проклятиями.

Диана не брезговала искать прибежища на Луне в облике кошки. И кошка, ночная охотница, была ее священным символом, близко связанным со жрицами. Кошку даже считали воплощением самой богини или медиумом, посредством которого она одаривает своих слуг, хотя позднее она деградировала до уровня домашнего духа у христианских мракобесов.

Церковь вынуждена отвечать на такое множество обвинений относительно создания и распространения суеверий, что приятно обнаружить, что иногда она выступала все-таки против них, хотя и с меньшим рвением, чем то, что она проявляла в отстаивании своей непогрешимости. Один из таких случаев записан Мак-Ферсоном, внимание которого привлекло «странное поверье», связанное с родами, «упомянутое доктором Грегором и проявившееся в случае, ставшем предметом разбирательства церковного суда. Считалось, что если кот перепрыгнет через пищу и окропит ее своим семенем, то тот, кто съест эту еду, зачнет кошек. Люди в Гленливете, — продолжал он, — не любят, когда коты прыгают через стол, если на нем лежит еда. Это поверье упоминалось во многих делах, разбираемых цековным судом. 5 марта 1654 года Джин Симпсон из Ротимея призналась на заседании выездного суда, что она и ее мать ходили к Агнесс Бейн за травами, чтобы убить кошек, которые были у нее в животе. Ее дело было переадресовано церковному суду, перед которым она предстала 22-го сего месяца в Ботари. Она призналась, что сказала, будто у нее «в животе кошки». И она действительно так сильно верила в это, что пошла к мэру Ротимея и умоляла его дать ей рекомендательное письмо к врачу в Абердин. Он отказался. Ее мать, давая показания, сказала, что она также считает, что это кошки и что ее дочь не беременна ребенком. Но когда Джин пошла к священнику короля Эдуарда, «чтобы он дал ей микстуру для умерщвления кошек», тот отказал ей, сказав, что у нее ребенок, а не кошки. Явно это поверье о кошках очень распространено в низах. Оно подпитывается ведьмами, которые промышляют продажей лекарственного зелья. В Элгине в 1571 году был суд, который раскрыл то же понятие. Женет Кар была осуждена за клевету на Мегот Нечти, о которой сказала, что «…у нее котята, а не ребенок». Почти столетие спустя то же самое поверье разделяла еще одна ведьма. В 1616 году в Элгине Арчибальд Форсит донес на Маргарет Мюррей, считавшуюся ведьмой в этом городе, обвиняя ее в том, что она заколдовала его жену, которая испытывала сильную боль, когда к ней пришла. Ведьма в присутствии многих честных женщин сказала, что у нее в матке кошки. С тех пор бедная женщина так и не оправилась и умерла в родах. Ведьмы, в этом случае Джин Симпсон в Ротимее, каждая по-своему, поддержали это поверье».

Хотя мы и переросли эти ужасные идеи, все еще возможно проследить в современных обычаях фаллический смысл, придаваемый кошке, и желание, чтобы Диана с ее помощью подала знак, что она благословила и сделала брак плодовитым. Так, во французском фольклоре чужой белый кот, мяукающий у дверей, предсказывает скорую свадьбу. На юге Англии черный кот в доме означает, что дочь хозяина непременно выйдет замуж, а в Мидленсе черная кошка является свадебным подарком, приносящим удачу.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Резьба на алтаре в церкви Св. Марии, остров Танет.


В «Морнинг пост» от 18 августа 1927 года под заголовком «Процессия предзнаменований» помещена следующая история, изложенная в письме «читателя из Суррея», который услышал ее от своего недавно женившегося друга.

«В день свадьбы на ступенях церкви сидела черная кошка, еще одну они видели у дверей гостиницы, третью — в холле, четвертую — в зале приемов, где гости собирались на свадебный завтрак, пятая была в такси, в котором молодожены уезжали на вокзал, а шестую они встретили на самом вокзале, откуда отправлялись в свадебное путешествие».

Мисс Примроз Грейс, внучка знаменитого игрока в крикет, кажется, поверила в такие предзнаменования, поскольку взяла с собой на свадьбу черную кошку, и на фотографии невесты и ее подружек, появившейся в «Дейли мейл» 29 апреля 1926 года, та занимает почетный передний план. Точно так же на свадьбе мисс Филлис Блитсоу на удачу присутствовала черная кошка, и на фотографии, помещенной в «Дейли экспресс» 17 сентября 1930 года, она снята с этим талисманом в руках.

Еще одна примета заключается в том, что если невеста услышит в день свадьбы или накануне, как чихает кошка, то это принесет ей удачу, но если девушка наступит на хвост кошке, то должна оставить мысли о замужестве на целый год.

В Скарборо жены моряков когда-то верили, что, если держать дома черную кошку, это принесет безопасность их мужьям в море, но среди самих моряков считалось дурной приметой появиться на борту корабля с двумя[36] черными кошками.

Возможно, распространение такого суеверия среди моряков объясняется тем, что они подолгу были вдали от земли. У индейцев телугу, например, мы можем увидеть, что кошка также связана со свадебными обычаями. Этот народ считает, что женитьба на третьей жене неудачна. Но для увлеченного любовника есть средство обезопасить свое сердечное желание от опасных последствий. И помогает ему в этом кошка! Он формально женится на кошке, надевает на шею символ брака — желтый шнурок, и затем может без страха брать в жены третью женщину, но четвертую жену.

Но человек неблагодарное существо, и за верную службу телугуанец платит кошке злом. Он видит в ней деликатесное блюдо и использует в пищу. Его совесть при этом находится в несколько щекотливом положении, хотя, если кто-то увидит, что он несет кошку, и выскажет ему обвинение в жестокости, он всегда может объяснить, что ему нужно заключить третий брак.

Подобные изолированные пережитки — это все, что связывает кошку и фаллический символ с сегодняшней жизнью, но они имеют значение для тех, кто видит в них остатки ушедших религий, и, значит, они не совсем утратили этот смысл.

Глава 30

Кошка как амулет и талисман

Читавшие северные мифы легко вспомнят, что веревка, достаточно крепкая, чтобы удержать ужасного волка Фенрира после того, как его схватили, была сделана асами из наикрепчайшего материала: звуков шагов кошки. То, чего не существует, нельзя уничтожить. Давняя традиция сохранилась и донесла до наших дней много амулетов и талисманов, служивших еще первобытным людям, которые создавали их вместе с заклинаниями и заклятиями из подобных нематериальных вещей, иногда смешивая их с более реальными веществами, согласно своим магическим формулам. Смутная вера в защитные амулеты, предшествовавшая появлению идей о божествах в виде животных или человека, не исчезла с их приходом, а оставалась бок о бок с ними и сохранилась надолго, так же как и вера, их породившая. Древние обряды, отделившиеся от вырождавшихся религий и своего первоначального статуса или вместе со своей верой опустившиеся до уровня фетишизма, стали называться сатанизмом или черной магией со стороны той веры, которую принесли с собой завоеватели. То, что сегодня делается «на удачу», когда-то относилось к религии. Старые звуки шагов все еще привлекают вступить на окольные пути новичков, ведомых, вероятно, тем полусознательным страхом, что, если они не последуют туда, их постигнет несчастье.

Врожденная способность ощущать невидимый и сверхъестественный мир существует у человека и сегодня, несмотря на множество отвлекающих внешних раздражителей. Он все равно чувствует сильную потребность в сохранении своих сокровенных тайн, хочет иметь защиту от трудностей и помощь в своих приключениях. И почетное положение, которое до последнего времени занимала кошка как символ Солнца и Луны, дня и ночи, добра и зла, бытия и небытия, даже и теперь заставляет нас воспринимать это животное как самое мощное средство оккультизма в любом его проявлении.

Причина использования черной кошки в черной магии объяснялась еще в древнем гекзаметре, который цитирует Евсевий. «Темные жертвы темным силам, свет — силам света», — наставляет он. Мы можем добавить, что боги заменяемых вер неизбежно рассматриваются как силы тьмы их преемниками и им приписывается подземное существование. Как мы уже видели в других главах, так характеризовали сатанизм, колдовство и другие секретные обряды. Кошка, гуляющая в темноте, — очень подходящий символ тайной веры, и он сопровождал ее на протяжении всех ее злоключений.

Но к ней не обязательно относятся как к жертве.

Поскольку христианский дуализм приписывает Сатане положение бога мирового процветания, само наличие его любимого символа-животного, черной кошки, рассматривается как средство приближения к нему, и, оказывая ей благосклонность, как его представительнице, можно получить некоторые из многих даров, которыми он способен наделить. Даже истинные христиане часто не прочь буквально понять совет своего Господа и дружат с мамоной неправедности, когда это представляется им выгодным. Мы видим сегодня вялые остатки этого поверья среди всех классов населения в наличии большого количества котов с кличками Сатана и в неотделимости черных кошек от суеверий. Слишком много белых флагов выбрасывается перед Господином Мира Сего.

Древняя поговорка гласит:

Тем, кто собирается завоевать мир, нужно иметь черную кошку, лающую собаку и кричащую курицу.

Еще одну пословицу сохранила для нас инструкция сэра Джона Денхама, довольно известного поэта XVII века:

Поцелуй черную кошку,

И ты потолстеешь,

Поцелуй белую,

И станешь худым.

Предположительно слова «толстый» и «худой» здесь нужно понимать в метафорическом смысле, так как существует одно широко распространенное суеверие, особенно популярное в западных странах, что белые кошки приносят несчастье. Есть и такие, кто думает, что любая кошка лучше, чем никакая, и что если в доме нет кошки, то там навсегда поселятся болезни.

К кошке, благодаря ее способности видеть в темноте и тому, что она символизировала Луну, светящуюся в ночи, естественно относились как потенциальному лекарству от слепоты всех видов, и средству обретения второго зрения, которым обладает всевидящая Луна.

Натуралист Топсел, известный в XVII веке, оставил подробное наставление по использованию головы черной кошки для лечения слепоты. Цвет животного, по-видимому, олицетворял темноту, окутывающую больного, и был важной составляющей рецепта.

«Для лечения болей в глазах и слепоты любого происхождения это проверенное лекарство: возьмите голову черной кошки, на которой нет ни малейшего белого пятнышка, и сожгите ее до порошкообразного состояния в глиняном горшке, покрытом свинцом или глазурью, затем возьмите этот порошок и через иголку вдувайте три раза в день в каждый глаз, и, если ночью почувствуете жжение, беспокоящее вас, возьмите два листа дуба, намочите в холодной воде и приложите к глазам, боль пройдет, а слепота исчезнет, хотя будет угрожать вам еще целый год. Лекарство одобрено многими лекарями, как старыми, так и новыми».

Профессиональные заклинатели все еще встречаются в Корнуолле и делают серьезный бизнес на своем искусстве, используя, как и в старину, качества черной кошки. Репортер «Дейли мейл» с конгресса Фольклорного общества, проходившего 24 сентября 1928 года, отмечал, что «в присутствии некоторых людей инстинктивно чувствуешь магию и тайну в воздухе». Мисс Б.С. Спунер, пройдя много миль по безлюдным вересковым пустошам в Корнуолле для пополнения собрания фольклорных примет, рассказала на конгрессе о заклинании, лечащем глаза. «Потрите глаз от носа хвостом черной кошки, приговаривая при каждом поглаживании одну строчку: «Я протыкаю тебя, я не протыкаю тебя, я забираю боль, которая под тобой. О, уходи. О, уходи».

Похожее лечение было приведено в «Санди экспресс» сразу же после конгресса. В этом случае достаточно использовать всего один волосок из кончика хвоста черной кошки, но его нужно выдергивать при молодой луне, которая поднимается в безоблачном небе, и число 9, так тесно связанное с мистическим знанием о кошке, также в нем присутствует, поскольку волоском нужно провести по воспаленному глазу девять раз.

Вера в то, что кошка имеет способность возвращать здравый взгляд умственно «слепым», отразилась в шотландской поговорке: «Брось через него кошку». Сегодня это говорится в том случае, когда рассказывают небылицы и все понимают, что рассказчик несет полный бред. Но в старину если человек бредил во время лихорадки, то его лечили буквальным применением совета, содержащегося в этой поговорке.

Полную иллюстрацию веры в то, что кошка на самом деле может дать второе зрение, можно найти в описании обряда Тэйгхайм, которое я уже приводил в главе о кошках в жертвоприношениях.

Одна моя знакомая старушка, которая занимается тем, что «собирает» в последний путь умерших, предостерегала меня быть очень осторожным и никогда не позволять кошке входить в комнату, где лежит труп. Она заявляла, что если кошка сможет добраться до тела, то вырвет глаза и съест их, что она, по ее словам, видела неоднократно.

Здесь мы встречаемся с шотландским суеверием, записанным Пеннатом, по мнению которого кошка должна безжалостно уничтожаться, если она войдет в комнату, где лежит труп.

Это объясняется тем, что первый человек, к кому после этого прыгнет кошка, ослепнет, и, вероятно, все страшатся этого проявления симпатической магии.

Подобная магия используется в Южной Словении, когда кто-нибудь хочет что-либо украсть и остаться незамеченным. В этом случае нужно сжечь слепого кота и бросить щепотку пепла на человека, которого вор хотел бы обмануть. Когда он так сделает, как говорит нам Краусс, то сможет брать все, что захочет, из добра одураченного владельца, который при этом теряет разум и становится слеп, как и кошка, чьим пеплом он ослеплен. Вор может даже спросить: «Я тебе заплатил за это?», и нечастный «торговец» обязательно ответит: «Да».

С таким же успехом колдуны используют и мозги черной кошки, являющиеся любимым материалом для производства амулетов и талисманов.

Бен Джонсон так иллюстрирует этот двойственный метод приобретения желанного заклинания:

Из челюсти суки садовника

возьму я кости, а после вырою яму,

и снова вернусь я в дом,

и выну мозги у черной кошки.

Из обладающей потенциальными магическими свойствами черной кошки делают не только амулеты, но и контрамулеты. В то время, когда всюду росли «деревья, дающие круглый год плоды, но не имеющие ветвей»[37], было широко распространено поверье о «руке славы» и «свечах мертвецов». «Рука славы» — это была правая рука убийцы, приговоренного к смерти, но сумевшего убежать во время лунного затмения, а свеча, которую следовало вставить в посиневшие пальцы этой руки, должна была быть сделана с фитилем из волос мертвого человека и из жира убийцы или, если мы поверим Инглсби,

Из жира и сала

черного кота,

и считалось, что она способна парализовать конечности всякого, на кого падет ее свет.

Куда бы ни доставал ее ужасный свет,

Тщетно стараться бросить монету судьбы.

Не поднять свинцовых век,

Пока мерцает ее огонек,

И власть над жизнью и богатством,

У того, кто знает заклятье Славной руки.

Контрзаклятием, которым можно было потушить свет этой свечи, считалась желчь черной кошки.

И хотя нельзя отрицать, что черная кошка лидирует среди амулетов и примет, приносящих удачу, она не полностью изгоняет все другие цвета.

У буддистов также имеется старинное суеверие, говорящее, что наличие светлой кошки приведет к тому, что в доме всегда будет водиться серебро, а золото притягивает кошка темных оттенков.

По мнению Конвея, трехцветная кошка является верной защитой дома от пожара, тогда как в Ирландии и Шотландии все еще верят, то кошка черепахового окраса приносит удачу, и считается хорошим предзнаменованием, если такая кошка сама поселяется в доме.

Наконец, кошка с двойными лапами, если такая вообще бывает, как думают, приносит самую мощную удачу, и ее нужно всячески холить и лелеять.

Возможно, благодаря своей связи с Луной во многих странах кошка считается эффективным амулетом, вызывающим дождь, если за этим следует предписанный ритуал. Ниже я привожу несколько примеров, собранных мистером Фрейзером. В Южном Целебесе люди стараются вызвать дождь, привязывая кошку к носилкам, и провозят ее трижды вокруг страдающих от жажды полей, которые они брызгают водой из бамбуковых палочек. Когда бедное животное начинает мяукать, они говорят: «О Господи, пошли нам дождь».

В Малайзии, когда возникает потребность в дожде, женщина надевает на голову перевернутый горшок, затем ставит его на землю и наполняет водой, куда бросает кошку и купает ее там почти до смерти. Считается, что за этим обрядом последует сильный ливень.

Мистер Скит, описавший этот обряд, говорит, что перевернутый горшок символизирует небесный свод. Обычный способ вызвать дождь на Яве — искупать кошку или иногда двух разнополых кошек. Иногда их проносят во главе процессии под музыку. Даже в Батавии можно порой увидеть детскую процессию, носящую кошку, чтобы вызвать дождь. Они бросают затем свою жертву в пруд, а после вытаскивают оттуда.

Чтобы вызвать дождь на Суматре, деревенские женщины, одетые в светлые платья, собираются у реки, входят в нее и начинают брызгать водой друг на друга. Они приносят с собой черную кошку, бросают ее в воду и заставляют плавать. В конце концов ей позволяют убежать на берег, преследуя брызгами. В этом случае цвет кошки — это неотъемлемая часть обряда. Черный цвет символизирует потемневшее от туч небо. Этот принцип все еще тщательно соблюдается и поныне в Кота-Гаданге, на Суматре. Там есть камень, в котором только при очень развитом воображении можно увидеть сходство с кошкой. Естественно, считается, что он имеет свойство притягивать небесную воду на землю, раз уж это могут делать настоящие черные кошки. В результате камень время от времени обливают кровью домашней птицы, потирают и воскуривают рядом с ним благовония, читая при этом заклинания.

Китайцы очень верят в то, что кошка приносит удачу своему владельцу. Живую картину того, сколько несчастий навлекла эта вера на бедное животное, можно найти в книге «Душа Китая»:

«В половине лавок кошки в ошейниках и на цепи, рвутся и мяукают, большинство выглядят измученными, так как чем старше кошка, тем большую удачу она приносит в старозаветном Китае. И кошка — одушевленный (и не бессловесный) носитель удачи в Китае — почти делит гордое место с богом домашнего очага в каждом китайском деревенском доме. Так как бог домашнего очага и занимается домашним очагом, он не обращает внимания на более серьезные дела. Собаки бродят по всему Китаю, но кошка должна сидеть на цепи. Собаки бегают свободно, и почему бы и нет, так как китайская собака кусает только чужаков и попрошаек, а кошка всегда должна находиться в ошейнике и сидеть на цепи. Так как удача может уйти вместе с кошкой и, в отличие от нее, больше не вернуться. Чем старше и страшнее кошка, тем больше и надежнее удача, которую она привлекает. Если котятам и могут дать некоторую вольность в передвижениях и играх, то кошкам более солидным и более старшим редко предоставляется какая-либо свобода вообще. Но века подобного обращения не усмирили кошек в Китае ни в малейшей степени, и они возместили это нелепейшее ограничение в передвижении жесточайшей и безостановочной свободой речи. Они вопят все время в едином громком, пронзительном, нестройном унисоне возмущенного протеста».

Но и в Китае каждая кошка возвещает не только о приходе удачи. По мнению Дулитла, китайцы — единственный народ в мире, который с неприязнью относится к приближению черной кошки, считающейся предвестием болезни или бедности.

Приобретя теперь некоторое понятие о важной роли кошки в качестве амулета и талисмана, мы не удивимся, обнаружив, что те, кто применяет ее способности и свойства в магии, белой или черной, иногда вынуждены обращаться к заговорам, чтобы обрести столько кошек, сколько им нужно для достижения цели.

«Канджере мэгэзин» («Журнал чародейства»), издававшийся в 1791 году, приводил пример заклинания, собирающего и развлекающего кошек. «На молодую луну соберите траву кошачьей мяты и высушите ее на солнце. Соберите вербену в 8 часов и сушите ее только на заходе луны. Подвесьте обе травы в сетку в удобном месте, и, когда одна из кошек учует запах, она криком оповестит всех других в округе, и они будут кричать и бегать, скакать и подпрыгивать, чтобы достать сеть, которую следует подвесить или поместить так, чтобы они не смогли ее достать, иначе они раздерут ее на мелкие кусочки». Около Бристоля есть «поле кошек», названное так из-за большого количества этих животных, которые собираются вместе благодаря этому приспособлению.

И снова важность кошки, играющей роль амулета, объясняет ту настойчивость, с которой принявшая ее семья убеждает ее первой войти в дом, куда она переезжает, и в дело идут даже заклинания, если она отказывается это сделать добровольно.

А обычай намазывать лапки кошки маслом, чтобы заставить ее поселиться в новом доме, распространен среди всех классов и сегодня. Старинный шотландский писатель бросает новый свет на некоторое сходство, существующее между кошками и королями, делая следующее сравнение:

«Но разве вы не мазали свои ступни маслом или ладони своих рук? По моему мнению, этот старинный обычай помогает новому королю в королевстве: так же как и нет более надежного способа заставить кошку поселиться в доме, намазав ей лапы таким же манером».

И отсюда понятно, что наши предки верили, что кошка и король равным образом воцаряются в своих чертогах с помощью этого очень мощного обряда!

Глава 31

Символика кошки и мыши

Мы уже видели в других главах, что кошка — это эмблема как Солнца, так и Луны, а также многих божеств, которые олицетворяли эти сияющие светила. А сейчас мы рассмотрим связи кошки с традиционными жертвами: крысой или мышью, как они представлены в сонарной и лунарной мифологии.

С эзотерической точки зрения мыши символизируют серые облака, которые кошка — Солнце или Луна — рассеивает своими проворными лапами-лучами; или в игривом настроении, то скрытом, то выдаваемом внезапным прыжком, разрушает у них иллюзию свободы, ловя их.

Но эзотерически мышь, или крыса, или птица (взаимозаменяемые образы) бывает человеческой душой, независимо от того, является ли она в сером призраке, бродящем в ночи, или все еще воплощает в себе высшее начало. Это проиллюстрировано Беарингом Гоулдом, который в 1872 году писал: «Приношения крысам и мышам все еще преобладают среди крестьянства в некоторых частях Германии, если верить Гриму и Вульфу». Он продолжает объяснение и пишет, что «крысы и мыши повсеместно считаются священными животными» и что «среди скандинавских и тевтонских народов они слывут воплощением душ умерших».

Многие легенды, отражавшие это верование, сохранились в тевтонской мифологии. Типичен следующий пример из Прастория. В Саафелде в Тюрингии однажды жила служанка, которая заснула, пока ее подружки лущили орехи. Как только это случилось, сидевшие рядом с ней девушки заметили, что у нее изо рта вылезла маленькая красная мышка, убежавшая в открытое окно. Мужчина, который был в их компании, стал трясти заснувшую девицу, но никак не мог разбудить ее, тогда он отнес ее без чувств в другое место. Вскоре мышка вернулась туда, где заснула девушка, и стала бегать по комнате, как бы пытаясь отыскать ее. Но когда она так и не смогла найти ее, исчезла, и в тот же миг девушка умерла.

Мысля эзотерически, кошка, незримо присутствующая, когда ее не ожидают увидеть, безжалостная и меткая, видящая в темноте, конечно же стала замечательной идеограммой Великого охотника.

Миф о Троаде рассказывает о жителях Сминты, поклонявшихся Аполлону за то, что он избавил их город от мышей, которые наводнили его (Овидий, «Метаморфозы»), Именем Сминтеан воспользовались зоологи в качестве названия вида небольших грызунов, а Ланг предположил, что титул бога может по праву звучать как «Мышь Аполлон» или «Аполлон, бог мышей». Один из вариантов этого мифа повествует, что Аполлон освободил Фригию от нашествия мышей. Как бог совершил этот подвиг, не сообщается, но Беаринг Гоулд предложил ключ к пониманию этого сказания. Его предложение состоит в том, что Аполлон заворожил грызунов звуками своей волшебной лиры, так же как Пестрый Волынщик выманил крыс из Гамелина своей неземной музыкой. Музыка бога солнца или Волынщика — это непреодолимый зов смерти, а горы, в которые идут эти души, слышавшие мистический напев, — могила. Пословица напоминает нам, как гора рождает мышь. (Parturiunt montes, nascitur ridiculus mus[38].) Из смертной темноты матки извергаются тени серых мышей или призраков, бродящих в полумраке астрального мира. На них охотится Кошка-Луна, хилое отражение Солнца, сверкающее сквозь иллюзорную ночь до тех пор, пока не взойдет Кот-Солнце. Теперь он не походит на заплатанного Волынщика, он сам воплощение своей Славы и Мощи. Он прыгает и поглощает в Себя самого те отдельные души, которые так долго скрывались от Него. Рассвет кроваво-красен, так как достигнуть этого превращения можно лишь с помощью жертвоприношения отдельных душонок. Но где конец так величав, кто будет возмущаться средствами для его достижения?


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Три крысы вешают кошку, не выражающую никакого беспокойства. Фрагмент резьбы на скамье в Великом Малвернском аббатстве.


Отголосок этого символизма можно проследить в сказке о Коте в сапогах. Когда великан-смерть был побежден котом-Pa, богом солнца и жизни, то появляется мышь или сущность, которая жила в этой ужасной форме, он больше не мог противостоять страстному желанию бога поглотить его и был сожран.

Совершенно иная аллегория кошки и мыши представлена нам старофранцузским автором по геральдике. История рассказывает, как во время Сотворения мира Солнце и Луна воевали друг с другом за право населить новую сферу животными. Сверкающее щедрое Солнце произвело на свет величественного льва, благородного и полного огня, как и он сам. Луна увидела, что другие боги пришли в восторг от такого прекрасного создания, и, не желая уступать, заставила возникнуть из земли кошку. Но она явно уступала льву в достоинствах, и красота маленькой кошки вызвала смех у других богов и недовольство со стороны Солнца, которое было задето тщетным усилием Луны вызвать его на соревнование и создало мышь, как символ своего презрения. Все еще не признавая своего поражения, Луна создала обезьяну. Но это самое нелепое из всех животных вызвало неуемное веселье. Луну стали раздражать насмешки, вызванные ее усилиями, и, собравшись с силами, чтобы отмстить Солнцу, она вызвала вечную ненависть между обезьяной и львом, между кошкой и мышью.

В вышеупомянутой легенде мы находим, что как Луна, так и Кошка стали объектами презрения или, в лучшем случае, бледными отражениями Солнца и его творческих способностей, хотя крупные религии высказывают по этому поводу разные идеи. Первобытный человек, смотрящий на убывающую Луну, думал, что она исчезает или кто-то ее съедает. Так, индейцы племени дакота верят, что, когда Луна полная, туча мышей начинает грызть ее сбоку, пока не съест совсем, тогда как коренные жители Северных территорий Золотого берега объясняют лунные затмения, говоря, что съедает Луну кошка. По их теории, Солнце возвращается ночью по той же дороге, по которой оно проходило днем, а Луна теряет свой путь и встает у него на пути, поэтому оно начинает пожирать ее. Ей на помощь приходят родственники и мерно хлопают в ладоши, заставляя солнечного кота выпустить ее на свободу.

Глава 32

Кошка в геральдике

Внимательный читатель, помнящий, что проявившийся Космос и все в нем сущее является в некотором смысле раскрытием по меньшей мере одного свойства Божественного Непроявленного, поймет, что любой настоящий символ в своей высочайшей и глубочайшей интерпретации представляет собой именно это мистическое взаимодействие.

Символизм, использованный в древних сагах, не есть вещь, изобретенная произвольно, это язык, являющийся нашим единственным средством постижения и приближения к Невыразимому и Непостижимому. Как прекрасно сказал Карлейль:

«В символе есть как скрытый смысл, так и его расшифровка, молчание и речь действуют совместно, некое олицетворение и проявление бесконечного заставляет его смешиваться с конечным, чтобы стать видимым и, как говорится, ощутимым».

«Как наверху, так и внизу». Человек есть «микрокосмос в макрокосмосе», неизвестный и не познаваемый даже его Создателем. Геральдика — это человеческое и личное применение языка символов. Выбранная эмблема является бледной тенью, преследуемой героем, зеркалом, в котором отражается его форма, маской или щитом, скрывающим его внутренний мир от пращей и стрел враждебного мира. Она так срастается с ним, что ее часто принимают за него самого, и его потомки гордо принимают и тем самым увековечивают ее форму.

Разве не все знания египтян записаны мистическими символами?

Разве пишущий не говорит иносказаньями?

Разве поэты не выбирают басни,

Облеченные и брызжущие

Загадочными аллегориями?

(Бен Джонсон)

Этот инструмент геральдики столь древен, что возникает множество противоречивых мнений относительно действительного возраста и происхождения геральдических знаков. Некоторые авторитетные специалисты заявляют, что они старше, чем сама цивилизация; другие находят источники этих семейных знаков отличия в фонетических алфавитах Древней Индии и Китая; третьи находят их начало в национальных знаменах, титулах и родовых именах древних египтян или крестах и овалах древних мексиканцев. Но те или иные теории не столь сильно конфликтуют друг с другом, как это может показаться на первый взгляд, если мы подумаем о геральдике как о части той великой системы символического учения, которое преобладало среди древних народов до изобретения букв.

Все древние историки и писатели приписывают своим героям некие символы. Диодор подарил Юпитеру скипетр, Геркулесу — льва, Александру Македонскому — волка, персам — якорь; и все мы знаем, как римский орел стал синонимом самого Рима с 752 года до н. э. до падения империи. Нет письменных свидетельств того, что какой-то из народов, племен или государств мира не пользовался какими-то животными в качестве своего символа. Кошка, хотя и сравнительно редко, занимает четкое место среди замечательной коллекции существ, изображаемых в геральдике.

Старый французский специалист по генеалогии Пьер Пайо заметил, что римляне часто использовали образ кошки, когда создавали свои знамена и флаги. Ссылка на римскую богиню свободы была, вероятно, намеренной, так как эту богиню изображали с кошкой, лежащей у ее ног, она держала в одной руке чашу, а в другой — сломанный скипетр.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Штандарт древних римлян. Рисунок П. Пайо.


Военное подразделение Ordinis Augusti несло с собой изображение зеленого кота на белом или серебряном фоне. Другая часть, Felices Seniories, имела своей эмблемой половину красного кота на розовом поле. Третий штандарт с кошкой был у альпийских войск, на нем был изображен кот в профиль.

Свевы, вандалы и аланы все имели эмблемой изображения серого кота, потому что это животное символизировало свободу. Голландцы выбрали кошку в виде своего символа по тем же причинам. Они заметили, какую страстную любовь к свободе демонстрируют кошки, и с большой готовностью сделали ее эмблемой своей небольшой и храброй нации, которая так долго отстаивала свою независимость.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Герб родов Бейли, Брингам, Кромп, Грант. Гордон, Макферсон, М'Бин, М'Интош. Макинтош и Сазерленд.


Королевский герб Великобритании известен тем, что он обходится без английской поддержки. Яков I вытеснил дракона Тюдоров единорогом, но кроме него там три леопарда, два из которых пришли из Нормандии, а третий из Генуи. Леопарды, которых передали нам норманны, были, вероятно, первоначально кошками. Первая французская республика добавила кошку на свое знамя и, следуя римской традиции, поместила ее рядом со статуей Свободы. Прюдон, республиканский художник, нарисовал интересную аллегорию Конституции, в которой Мудрость, персонифицированная в образе Минервы, была изображена рядом с Законом и Свободой. За фигурой Закона были изображены дети, ведущие в паре льва и ягненка, тогда как Свободу узнавали по кошке, сидящей у ее ног. Правление кошки прекратилось с падением республики. Вместо Свободы она стала символизировать вероломство. На фронтисписе старинной книги под названием «Преступления пап» у ног папы был изображен кот, олицетворяя измену и лицемерие. После этого кошка если и изображалась, то почти никогда не служила эмблемой благородных домов, а стала использоваться торговцами и купцами. Кот в сапогах, например, сделался любимой торговой маркой гильдии сапожников.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Герб Амари и Доусонов.


Дикий кот был эмблемой бургундцев, и Клотильда Бургундская, которая вышла замуж за Кловиса, короля франков, в 493 году, в приданое получила золото и серого кота, ловившего крыс. Герб Доусонов, кажется, походит на герб Клотильды и описывается также как «голова полосатого кота, гордо поднятая, во рту крыса». Герб с изображением заключенного кота, говорят, был пожалован Хильдебертом, королем Франции с 511 по 558 год, рыцарю, который пленил Гандмара Бургундского во время войны между Францией и Бургундией.

Эта традиция отразилась в изумительном диалоге в пьесе Ферна «Слава щедрости»:

«Парадис, герольд: «Поэтому я и молю вас, начинайте и расскажите своему господину, какой герб у этого рыцаря».

Торкватус, рыцарь: «Мне кажется, на нем соболь, зверь с поднятой правой лапой, а напротив орнамент из восьми красных элементов, без серебра».

Колюмел, крестьянин: «Господи, сэр! и вы называете это гербом? Да не сойти мне с места, сдается мне, что на гербах не должно рисовать такую чепуху. Ну, это все равно что кошка в молочной лавке. Нужно быть полным дураком, чтобы посадить такое паразитское создание стеречь ее».


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Герб родов Жиль, Гили, Литтон, Лори, Лоури, М'Интош, Макинтош, М'Ферсон, Пеннингтон, Рай, Ричард и Рикарт.


Любопытная и интересная черта геральдики — это так называемые «остроумные гербы», или «гербы-каламбуры», которые, как считается, произошли от некой игры слов, в которой обыгрывалось имя владельца. Но, как мы уже отмечали, более вероятное объяснение заключается в том, что в древности и имя каждого человека, и название места имело символическое значение.

У нас есть этому множество примеров из английской геральдики, например фамилия Арчер (стрелок) — три стрелы, Хантер (охотник) — три легавых и охотничий рог, Батлер (дворецкий) — три винные бочки, а кошка для символистов или остряков (каламбуристов) была готовой мишенью упражнения в изобретательности, которую они и проявляли с большой пользой для себя.

Граф Кейтнес, как предполагают, получил свое имя от тевтонских поселенцев рода Кати, и их первоначально величали Катинесс. Нет необходимости говорить, что древние составители гербов не упускали возможности поиграть словами, и большинство многочисленных семей из старинного клана Чаттан изображают на своих флагах горного кота. Герцог Сазерлендский, бывший в стародавние времена главой клана, назывался «Мохр ак чат», то есть «Большой Кот». Девиз семейства Макинтош — «Дотрагивайся не до кошки, а до перчатки». Первоначально он звучал так: «Не трогай клан Чаттан, или Горного кота, копьем». Герб клана — «горный кот, выступающий вперед, изображаемый анфас». На мелких гербах — два кота.


Девять жизней кошки. Мифы и легенды

Знак семейства Катесби. С витража Лапвортской церкви, Уорикшир.


Те же самые слова взяты в качестве девиза Гранта Баллиндаша и объясняются во втором девизе, звучащем на французском языке так: «On ne prend pas tel chat sans moufles».[39]

Знак семейства Катесби — это пятнистый кот, такой, как изображен на витраже Лапвортской церкви в Уорикшире.

Горная или дикая кошка давно обитает в Рокингемском лесу, на родине Катесби. Но на своем щите род Катесби носит главу рода кошек, льва.

Еще одним примером использования каламбуров в геральдике может послужить семейство Кит из Глочестера и семейство Берк, знак которых — горная кошка с поднятой правой лапой, а у Китов половина кота, в латах, или Кэттли, чей знак — половина дикого кота в латах, поддерживающего якорь, или Катеролл из Чешира, кот которых изображен на знамени стоящим на задних лапах с поднятой правой передней лапой.

Повсюду остряков привлекало имя нашего мяукающего друга. Например, старый немецкий дом Катцен изображал на бирюзовом поле своего герба серебряного кота, держащего дом. Неаполитанский владелец дома Делла Гатта также поместил серебряного кота на бирюзовое поле, а семейство Лимузин, Ла Шатарди, изображает двух серебряных котов, одного над другим, тоже на бирюзе.

Наводящий на размышления пример того, как иногда может произойти, что кошке оказывается честь стать представительницей рода благодаря ее способностям, находится в «Анналах Уотсона». Мы там можем прочесть, что Елизавета Хёрд и ее муж были среди Пеннов, ранних колонистов в Филадельфии, и, пока они строили себе жилище, обитали в пещере на берегу реки. Они работали вместе, возводя камин, когда Хёрд резко крикнул жене: «Не лучше ли тебе подумать об обеде!» Елизавета знала, что у нее в запасе есть только хлеб и сыр, но подчинилась приказу своего господина. Она пошла в пещеру, грустно думая, как накормить голодного мужа. По дороге она заметила кошку, возвращавшуюся с охоты с большим кроликом в пасти. Елизавета с благодарностью взяла ее добычу и поэтому смогла накормить проголодавшегося мужчину хорошим, питательным блюдом. Она рассказала ему, как добыла кролика. Бедным переселенцам он показался даром небес, и они заплакали от благоговейной радости. И они не забыли об этой помощи, которую получили в час нужды. Когда после многих лет процветания Елизавета Хёрд умерла, она оставила своей внучатой племяннице миссис Моррис серебряное блюдо с выгравированной на нем кошкой, несущей во рту кролика.

Глава 33

Девять жизней кошки

«Что ты хочешь от меня?»

«Любезный кошачий царь, я хочу взять всего лишь одну

Из ваших девяти жизней…»

Ромео и Джульетта. Пер. Т. Щепкиной-Куперник

Постоянное повторение некоторых чисел в священной и оккультной литературе само по себе привлекает внимание даже самых случайных и поверхностных читателей. Ясно, что эти цифры представляют собой нечто большее, чем просто арифметические символы. Действительно, в некоторых случаях их эзотерическое значение нельзя не заметить, и они утрачивают свою чисто числовую ценность. Что же касается кошки, то для нее особо значимы числа 3 и 9, близко связанные с кошачьей символикой. В других главах мы видели, что кошка использовалась приверженцами древних религий для олицетворения каждой из трех персоналий, входящих в Божественную Троицу, поэтому нет необходимости здесь распространяться о священной ассоциации с числом 3, а поговорим лишь о числе 9, которое в качестве тройной Троицы считалось самым священным числом из всех.

В период V династии в египетском пантеоне образовалось три полные группы из девяти богов каждая, и благодаря их защите и любви к кошке могла также родиться мысль о том, что у нее девять жизней. Боги, составляющие первую группу, — это Тем, Шу, Тефнут, Геб, Нут, Осирис, Исида, Сет и Нефтида. Боги младшей группы второстепенны, а боги третьей компании вообще редко упоминаются, и титулы их неизвестны. Некоторые тексты, упоминая о богах, повторяют знак бога восемнадцать раз, чтобы показать двойную группу из девяти или целую компанию из старших и младших циклов богов. Вероятно, идея, что все божества могут быть пронумерованы цифрами до девяти, и стала причиной, почему девятку посвятили Солнцу и Луне, так же как и кошку, символизировавшую их у народов, контактировавших с египетскими верованиями. Аполлон, как бог света, как считалось, создал девять месяцев, составляющие первоначальный или лунарный год, и мы находим его в окружении девяти муз, которых Вергилий описал как его сестер, покровительствующих литературе, науке и искусству.

Дочери Юпитера! Сияют на Олимпе

Всевидящие и всезнающие девять сестер.

(«Илиада» Поупа, XIV, 599 600)

Диана и как сестра Аполлона, и как богиня Луны была тесно связана с кошкой и числом 9. Важность обоих символов в дианическом культе подчеркивается одной строкой в «Молебне» Кварлеса, описывающего ведьм как «двуногих кошек с трижды девятью жизнями».

Поэт, вероятно, думал об одном из ритуальных танцев, о котором мы уже упоминали, в котором дочери Дианы, в масках и костюмах кошек в честь лунарного божества, могли считаться представительницами трех групп египетских богов и отождествлялись с «трижды девятью жизнями» тех божеств, с которыми через экзальтацию, вызываемую определенным порядком движений в танце, они устанавливали мистическую связь.

В повествовании Помпония Мела о девяти жрицах острова Сарк мы находим интересную связь между теми подлинными приверженцами небесных божеств, которые использовали свои оккультные силы для исцеления и добрых дел, и теми дочерьми Дианы, позднейшими ведьмами, чьи чары, как считалось, тратятся на зло и другие разрушительные цели или, в лучшем случае, на такие спорные дела, как превращения себя самих в животных и раздувание бури.

Мела рассказывает нам: «Поселок Сена, расположенный в Британском море напротив деревеньки Озис-Мис, известен своим оракулом бога галлов, чьи девять служительниц хранят постоянное целомудрие. Их называют галлиценами, и считается, что они обладают необычайной мудростью: могут вызвать шторм и ветер на море с помощью своих заклинаний и превращаться в тех зверей, в каких захотят, и лечить те болезни, которые никто больше не может вылечить, и знают, что будет, и предсказывают будущее, но говорят только, нужно ли отправляться в плавание, и приходят, только если нужен их совет».

Было бы интересно сравнить галлицен с девятью сыновьями Посейдона, которые выковали трезубец Нептуну и сражались в армии Диониса верхом на морских коньках. В этой ранней концепции мы находим источник той основной идеи, к которой в более позднее время опустятся дочери Дианы. Как и галлицены, сыновья Посейдона были способны принимать любой облик, какой захотят, и, возможно, частично из-за этого простой народ стал относиться к ним как к обманщикам, колдунам и бесам. Но они не ограничивались только этими практиками. Их злобный взгляд был роковым для тех, на кого он падал. Они подливали в воды Стикса серу, чтобы разрушать животных и растения, и могли вызывать град, дождь или снег. По некоторым источникам, они покинули Родос после того, как предсказали великое наводнение, и расселились в разных странах. Но по другим мнениям, Аполлон, которому был посвящен остров, убрал их оттуда, и после этого они стали бродить по морям, как бы впав в безумие.

Вернувшись в Северную Европу, мы найдем там саксонскую богиню Хель, темную ипостась Фрейи, чью повозку, запряженную кошками, мы описывали в другой главе. Хель также была тесно связана с цифрой 9. Мы можем прочитать в Эдде, как Один дал ей власть над девятью мирами или, в соответствии с другой версией, над девятым миром и что ей пришлось скакать девять ночей по мрачным долинам, чтобы добраться до реки Гьёль и золотого моста через нее.

Пример употребления числа 9 в ритуале «зачаровывания кошек» поздними ведьмами записан Питкерном, утверждающим, что его практиковали во время шабаша ведьм в Ситоне. «Они собрались вместе в неком месте, — говорит он, — затем жестоким образом взяли кошку и девять раз протащили ее через так называемый ручей Бегиса, а после побежали изо всех сил на север, в Ситон-Торн, через ворота… А потом они собрались вместе с дьяволом у железных ворот Ситона, снова поймали кошку и пронесли ее девять раз через эти железные ворота. И немедленно после этого побежали в амбар Джорджа Федариса и там окрестили эту кошку и назвали ее Маргарет. И затем снова пошли к подножию горы Дин, где собирались в первый раз, и принесли кошку в жертву дьяволу».

Это описание «крещения» кошки предполагает, что новая вера уже оказала влияние на ведовской культ. Наличие здесь древней, почти повсеместно распространенной символики, так тесно соприкасающейся со священной кошкой, позволяет сделать вывод, что обряд был заимствован у христианской церкви и внесен в их собственный ритуал.

Глава 34

Кошачья номенклатура

В определенных кругах оккультистов считается аксиомой, что имя содержит огромную силу, влияющую на его владельца и приносящую ему добро или зло. Это частично объясняется связью произношения букв, из которых оно состоит, с тем, что называется наукой нумерологией. Поскольку я уже рассматривал последнюю по отношению к кошке в отдельной главе, не буду останавливаться на этой теме здесь. Но имя — это не только то, что можно выразить цифрами. Это знак сам по себе: слово, которое являет неотъемлемой частью существования того, кто его носит, мистическая живая связь между местностью и теми, кто к ней приближается. Как и портрет, или образ, или часть тела (например, отрезанные ногти и так далее), оно может стать мощным инструментом в руках белых или черных магов для нанесения вреда или доставления блага; оно также тесно связано с душой того, кому принадлежит. Следовательно, мы поймем предмет нашего изучения более полно, если рассмотрим некоторые из многочисленных имен, под которыми кошка известна человеку, и попытаемся проследить их происхождение.

Первое появление домашней кошки в Египте, по мнению некоторых специалистов, произошло примерно за 2500 лет до н. э., а первое изображение датируется двумя веками позже и было найдено в Бени-Хассан под именем Мет, женской формой от May, звукоподражательного слова, произошедшего от звука, которое издает кошка при мяукании. Китайцы не одомашнивали кошку примерно до 200–400 годов н. э., но, судя по всему, руководствовались теми же соображениями при создании кошачьего имени, которое звучало как Мао или Миу. Клички кошки выразительны сами по себе, и предполагают, то французские синонимические имена Минет, Минус, Мими и т. д. и немецкие Мез или Мез-Кац также являются звукоподражательными.

Другим источником многих имен, подаренных кошке, является ее молчаливая манера охоты, поэтому на санскрите ее назвали Margaras (Маргарас), то есть охотник, исследователь, тот, кто идет по следу. Губернатис предполагает, что мы можем считать охотником того, кто идет по следу или по границе, или, наоборот, того, кто охотится и убивает mrigas (мригас), или лесное животное. Луна — небесная кошка, которая также отождествляется с Дианой Охотницей, на санскрите называется rnrigaragas (мригарагас), или король лесных животных, и, как все короли, он иногда защищает, а иногда убивает своих подданных. Кошку-Луну можно обвинить в том, что она поедает серых мышей ночи или защищает слабых сияющими лучами. На санскрите легко перепутать слово margaras со словом margaras, который на хинди означает название кошки-санитара, так как оба слова описывают разные свойства кошки. Белая кошка отождествляется с Луной, которая расчищает ночь и разбавляет тьму своим глубоким светом, указывая путь своим указующим перстом, и защищает невинных животных от их врагов. Черная кошка символизирует темную ночь и тем самым является разрушительницей и захватчицей всего, что имеет форму. В этом сложном символизме мы должны различать тропу или margas как чистую часть земли, как чистые поля книги, поэтому они относятся к чистящей кошке, а также к кошке-охотнице. Немецкое слово Marder произошло от санскритского Margaras и обозначает «убийца». Полосатая кошка в Южной Америке называется Margay. Но в Италии по ложной этимологии Mardar ассоциируется со святой Мартой, олицетворяющей, как и кошка, домашние добродетели.

Некоторые этимологи считают, что латинское название кошки Felis или Feles произошло от корня fe, обозначающего «производить или рожать молодым», и тем самым намекает на плодовитость, позволившую кошке стать эмблемой богини Великой матери. Но это толкование вызывает споры, и в качестве аргумента говорится, что римляне присвоили титул felis кошке и другим животным, включая ласку, за то, что они fell — «ловят» мышей. Англосаксонский, кельтский и датский вариант fell означает «желающий убивать», «вызвавший падение», «напасть и безжалостно уничтожить» и предполагает дикое неприрученное животное семейства кошачьих, очень подходящее для символа Сехмет, олицетворявшей разрушительную силу Солнца.

Французское название дикой кошки Haret, кажется, также подходит под эту точку зрения. Оно очень похоже на английское слово harry, произошедшее от англосаксонского here, означающего «армия», и предполагающее значения «грабеж», «грабить» и «уничтожать», также ассоциирующиеся с войной.

Следующие слова, относящиеся к кошке, вероятно, произошли от арийского корня ghad (гхад), со значением «хватать» или «ловить», как кошка ловит свою жертву.

По-гречески Catta, на латыни Cattus, по-французски Chat, по-итальянски Gatto, на староанглийском Gattus, по-испански и по-португальски Gato, по-польски Kot, по-русски Кошка, по-немецки Katze, Katti, Ket; по-уэльски и на корнуоллском Kath, на баскском Catua, по-армянски Gatz и на арабском Kittah.

Английское слово Puss («Пусс») также непонятного происхождения, и было приложено много изобретательности в попытках найти его корни. Самое привлекательное предположение заключается в том, что оно произошло от египетского Posht или Pasht, то есть богиня Баст, и в этом объяснении нет ничего притянутого или невероятного. Турецкое и афганское Pischik (маленькая Pis), арабское Pusag и персидское Pushnak с арабским Bussah также могут быть связаны с именем Беса, супруга Баст, так как ему, так же как и его жене, была посвящена кошка.

Еще одно соблазнительное объяснение происхождения слова «Пусс»: от латинского Pusus — «маленький мальчик» или Pusa — маленькая девочка. Это слово есть в детской игре «Пусс в углу», и его часто используют в качестве ласкового обращения к ребенку или молодой женщине. Легко проследить, как оно вошло в обиход для обозначения самого человечного из домашних любимцев — домашней кошки.

С большой долей вероятности мы можем сравнить индийский способ позвать кошку: «Фис, Фис» (рыба, рыба). «Пусс» — это слово, подразумевающее лесть. «Фис» говорит о том, что кошке готово приношение. Оба слова просто переполнены запахами приношений этому священному животному. Но третья идея менее уважительна и предполагает, что «Пусс» происходит от подражания звукам, которые кошка делает при сплевывании. Это, вероятно, умаляет тот факт, что во времена Шекспира «Пусс» было распространенной кличкой зайцев или кроликов, и было интересно, не называли ли этим кошачьим именем грызунов и не было ли оно заимствовано из какого-то независимого источника.

Староанглийская кличка кота звучала как Гиб, или Гиб-кэт, и она используется в Северной Англии и Шотландии до последнего времени и даже теперь еще не совсем забыта. Это имя, как кажется, особенно часто использовалось для старых котов, грустных и меланхоличных. Так, у Шекспира Фальстаф восклицает: «Я сегодня грущу, как кот» («Генрих IV», акт I, сцена II). Свет на важность этой фразы бросает Феннелл, который в своем труде «Естественная история четвероногих», написанном в 1843 году, говорит: «Большинство последних (котов) держат кастрированными, и в таком состоянии, всегда сопровождаемом рассеянным и меланхоличным видом, их зовут Гилбертами или Гиб-котами».

Бесхитростная грусть этих котов привела к тому, что их стали связывать с колдовством, и Марстон описывает «ведьму, чьи глаза содержат яд, которая только что была старухой-колдуньей, а теперь превратилась в Гиб-кота» («Фавн», IV).

Это имя было известным сокращением от имени Гилберт, и оно имеет старонемецкое происхождение. Сначала его использовали как обычное имя для отдельного кота, как, например, в современном английском «Том», но в конце концов оно превратилось в обозначение родового признака. Пример первоначального использования этого имени можно найти у Пуля, говорящего: «Скорее Гиб, наш кот, сможет полизать ей ухо» («Эдуард I»),

Предполагается, что имя Тиберт, кличка кота в «Рейнарде-Лисе», может быть старофранцузским эквивалентом имени Гилберт. Вариант имени Тибальт, форма от Теобальд, как и Гилберт, было также популярным именем для кота. Чосер в «Романе о Розе» переводит «Thibert le Cas» как «Гиб, наш кот» (I. 6204). Тибальта в «Ромео и Джульетте» называют «королем котов», «кошачьим царем».

Тем не менее возможно предположить, что имя Тиб является кличкой кошки, а не кота и соотносится с кличкой Гиб (кот). С другой стороны, название полосатого черно-белого кота (по-английски Tabby) произошло от названия пестрого шелка, привозимого из Эль-Таббиана, рядом с Багдадом, но само слово приобрело женский род, чтобы отличить кошку от кота, которого часто называют Томом.

Интерпретация нескольких других кошачьих имен, выдвинутая Губернатисом, отражает несколько иной взгляд на саму кошку. Например, санскритское слово Нахтакарин — эпитет, относящийся и к кошке, и к вору. Ученый отмечает, что, если муравьи, мыши, моль и змеи «предпочитают оставаться незамеченными и держат в тайне свое местопребывание, мангуста, ласка и кошка обычно покидают свои тайные убежища и охотятся на всех, кто прячется, вынося из тайных мест все, что способны там добыть. Они как воры, так и охотники на воров». Он также добавляет, что на санскрите слово Nakulus («Накулус») означает мангусту, которая имеет много общего с кошкой, так как тоже охотится на мышей, скорпионов и змей. Оно состоит, по его мнению, из корня пас, nak=necare, то есть слово naculus должно означать «губитель ночных мышей», как часто называют и кошку. Он добавляет, что мышь (mush, mushas или mushakas (на санскрите mush означает «воровать») — это «вор», «грабитель» и часто связывается с крысой. Mouser, как и nakulus, — «губитель мышей». Итак, мы видим, что необычная, парадоксальная природа кошки вновь заключает ее в замкнутый круг. Она не только вор, приходящий ночью, под покровом темноты, она еще и Губитель воров, представитель солярного и лунарного ока божества, перед которым «все обнажено», разоблачающий и обличающий абсолютную и полную правду, лишая себя любой возможности скрыться, и неизбежно становящийся врагом всех, кто таится в ночи. Совет Фило — консультироваться с «зеркалом имен», выясняя скрытое значение — ключ, открывающий многие двери.

Глава 35

Легенды острова Мэн

Происхождение породы бесхвостых кошек (манксов), населяющих остров Мэн, — тайна, которая никогда не получит сколько-нибудь удовлетворительного объяснения. Но легенда постоянно связывает появление манксов на этом острове, ставшем им домом, с кораблекрушением. По одному из существующих мнений, эта порода появилась благодаря испанской морской Армаде и стала размножаться после того, как несколько кошек спаслись после крушения двух кораблей, разбившихся около порта Эрин. Старейшая газета острова Мэн утверждает, что в 1808 году «корабль из восточного графства потерпел крушение на мысе Джарби, и до берега доплыли бесхвостые кошки». Еще одна традиционная точка зрения, сохранившаяся благодаря преподобному В.Б. Кларку, заключается в том, что между замком Рашн и Калф потерпел крушение прибалтийский корабль. Именно ему остров Мэн и обязан появлением там кошек. Как только судно приблизилось к берегу, две или три бесхвостые кошки спрыгнули с борта и были подобраны потерпевшими кораблекрушение и были первыми представителями семейства кошачьих, увидевших остров Мэн. Все эти легенды появились совсем недавно и только подтверждают, что происхождение этой породы неизвестно и имеет зарубежный источник.

Ученый-исследователь Август Пави считал, что с манксами имеют родство аннамитские кошки. Последние очень грациозны, небольшого размера, у них желтые глаза и от природы короткий хвост. Их ввезли в Бирму во время оккупации и, может быть, привезли в Восточную Индию из Британии английские торговые экспедиции в XVIII веке. Сиамские и малайские кошки также могут быть предками манксов.

Кошки Малайского архипелага отличаются особыми загнутыми, шишкообразными, булавовидными и по-иному деформированными хвостами. Причина этой деформации неизвестна, но она сохраняется уже довольно длительный период времени, впервые о ней упомянул еще в 1783 году Вильям Марсден, покойный секретарь президента и совета Суматры, который в своей «Истории Суматры» писал: «Все их хвосты несовершенны и загнуты на конце».

В народной легенде говорится, что некая принцесса купалась в озере в пределах дворца, повесив свое кольцо на хвост, тогда еще прямой, своей любимой кошке. Увы, кошка махнула хвостом, и кольцо соскользнуло в воду. В следующий раз принцесса завязала кошачий хвост в узел, и кольцо осталось на месте, и с тех пор кошки в этих местах имеют загнутые хвосты.

Очень трудно для путешественника отличить естественные и искусственно загнутые хвосты. Мистер Фрейзер сообщает нам, что все кошки на архипелаге Бисмарка к северу от Новой Гвинеи ходят с короткими хвостами. Но за этот хвостовой недостаток отвечает не природа. Местное население считает кошек деликатесом, и не слишком щепетильные из них иногда соблазняются и ловят кошку своих соседей, когда нуждаются в еде. Это искушение уменьшают, укорачивая хвост кошки и пряча его. Если после этой операции кошку крадут и съедают, владелец может отомстить за преступление, поджигая оставшийся кусочек и приговаривая соответствующее заклинание. Таким образом можно вызвать у злоумышленника болезнь, поэтому никто не отваживается ловить кошек с коротким хвостом.

Когда-то много лет назад, останавливаясь в Ньюлин, в Корнуолле, я заметил большое количество кошек с короткими хвостами и решил, что они произошли от манксов. Но один из местных жителей заверил меня, что им купировали хвосты их хозяева. Он приписал это жестокости местных корнуэльских крестьян, к которым испытывал большую неприязнь. Но вероятнее всего, причина заключается в местном суеверии. Хотя по собственному опыту я знал, что корну ольцы очень добрые люди, в то время я не мог установить подлинную причину этой распространенной практики.

Из древней уэльской легенды, приведенной далее, стало ясно, что кошки с острова Мэн были известны в Корнуолле с давних времен. Они были, несомненно, священными животными, так как, по преданию, являлись потомками богини или, по меньшей мере, образовались в результате ее культа. По мнению Дэвиса, «примерно за восемьсот лет до Рождества Христова древние британцы поклонялись неизвестному богу под финикийским именем Hwch («Свинья»), и большое количество названий в округе связано со словами Hwch и Moch («Поросенок»), как в названиях: Llwyn yr Hwch, Dinas Moch, Cae'r Moch и т. д., которые позволяют сделать разумный вывод, что вышеупомянутые географические названия были связаны с религией, господствовавшей в этом районе».

Легенда рассказывает нам, что Доллваран Доллбен, живший в долине Доллвир в Корнуолле, владел свиньей по имени Хенвен, и за ней ухаживал Колл из Коллфреви. «Свинья должна была опороситься, и, как было предсказано, Британские острова будут сожраны ее потомством. Артур собрал силы со всей страны и пошел уничтожить ее. Свинья тем временем, готовая вот-вот опороситься, дошла до мыса Пенведиг, или до конца земли в Корнуолле, где бросилась в море и поплыла. Она снова выбралась на берега в Абер-Тагоди, в Гуэнте. Колл держался за ее щетину и следовал за ней и в море, и на суше. В Витфилде, в Гуэнте, она произвела на свет три зерна пшеницы и три пчелы, с тех пор Гуэнт стал славиться своей пшеницей и медом. Из Гуэнта она отправилась в Дивед, где родила зерно ячменя и поросенка, и с тех пор ячмень и свиньи из Диведа вошли в поговорку. После этого она ушла в Арвон и в Ллейне принесла зерно ржи, и с того времени лучшая рожь выращивалась в Ллейне и Эйфиониде. Проследовав оттуда к утесу Сайфертч в Сноудоне, она родила волчонка и орленка — из них выросли волк Менвед и орел Бринах, ставшие впоследствии такими знаменитыми. Отсюда свинья пошла к черному камню в Арвоне, под которым она родила котенка, которого Колл бросил в Менай. Сыновья Палуга в Моне подобрали его и выкормили, на свою беду. Котенок вырос в знаменитого палугского кота, одного из трех главных хулиганов в Моне».

Колл из Коллфреви считался племянником и учеником Руддлвма Гавра, или костлявого рыжего великана, возможно, того финикийского купца, чья религиозная система и послужила основой той аллегории, которая воплотилась в свинье. Девис, у которого мы и взяли вышеприведенную цитату, некоторое время изучал поклонение свинье, если наши читатели вдруг захотят узнать об этом больше.

Древнее происхождение манксов подтверждается легендой, где говорится, что они были самыми последними животными, вошедшими на ковчег, и что их опоздание вызвало гнев Ноя, который в нетерпении захлопнул за ними дверь, прищемив им хвосты. Следующие стихи Джейн Кросби забавно описывают этот случай:

И кот сказал, и он был Манке:

«Эй, Ной, постой!

Тебе я мышь поймаю в благодарность

И заплачу за твой простой!»

И кот вошел, но

Хвост его, о боже, опоздал!

Другое стихотворение о Ное звучит так:

Ной, плывший по морям,

спешил на Арарат,

Его собака вдруг у милой кошки откусила хвост.

Та мигом из окна свалилась в море

И смело поплыла, не промокая, вдаль,

Туда, где высились утесы Мэна.

С тех пор бесхвостую прозвали Манке.

Мисс Мона Дуглас, выступая на юбилейном конгрессе «Фольклорного общества» в Лондоне в 1928 году, говорила о животных в фольклорном наследии острова Мэн и о том, что, по существующему местному поверью, у кошек острова есть свой король. «Этот король живет жизнью обычной домашней кошки днем, но по ночам он приступает к своим королевским обязанностям и путешествует по своим маршрутам в яростном настроении. Горе тому хозяину, у которого он живет, если он проявил недобрые чувства к своему царственному гостю, так как король Манксос ужасно отомстит ему». Мисс Дуглас добавила: «Считается, что кошки находятся в тесных отношениях с феями и со всеми другими жителями невидимого мира… Если кошка выходит погулять, когда семья ложится спать, снова впускают ее в дом ночью феи.

Заключение

Мы проследили за кошкой, одолевшей бесконечную чреду препятствий, встречавшихся ей на протяжении всего ее славного и ужасного прошлого. Какое бремя несли ее маленькие красивые плечи в религиозной эволюции человечества! Трудно понять ее поразительную судьбу, если мы взглянем на дружелюбную знакомую фигурку домашней кошки сегодня. Мог ли поэт в самых своих диких мечтах попытаться раскрыть замыслы Судьбы и оправдать подлинные факты ее связи с человеком? Думаем, что нет. Рок, сделавший ее символом жизни и смерти, дня и ночи, Солнца и Луны, Бога и черта, сегодня скрыто играет вокруг нее как ребенок, почти стыдясь своей связи с ней, все равно тянется к ней, как к полюбившейся игрушке. И все же никто не может предсказать, что именно принесет нам будущее, так странно капризна судьба. Скрытые свойства и способности кошки могут вдруг засиять новым светом, заставляя нас замереть от восхищения перед ее мистической сущностью, или она может молча покинуть нас и уйти так далеко в мистическую тьму ночи, скрывшись в бесконечности, что будет потеряна навсегда для человеческого разума.

Примечания

1

Высота, высокий (лат.).

2

Времена меняются (лат.).

3

Пта-Сокор-Асар триединый бог воскресения.

4

Это очень древний каламбур слов «мау»-«кошка» и «мау»-«как». Возможно также, как предлагает Ренуф: «Так в Египте May стал символом бога солнца или дня, потому что слово «мау» также значит «свет».

5

Ра, Отец богов, говорят, первым создал Шу, бога ветра, как воплощение самого себя. В этой роли он «часто представлен в египетских памятниках сидящим и держащим крест, символ четырех сторон света или Элементов, окруженных кругом» (Блаватская).

6

См. главу о кошке и мыши.

7

См. главу о Сехмет.

8

Шекспир. Буря, действ. V, картина I. Пер. М. Донского.

9

Ср. Тифон и тайфун (т. е. ураган, вихрь).

10

Так вызывают бурю (лат.).

11

Мулгe аккадский аналог ассирийскому богу Белу.

12

Ленорман Шарль (1802 1859) французский археолог, профессор Коллеж де Франс. Занимался исследованием магии халдеев.

13

мир тьмы и злых духов

14

Бадж говорит, что на самом деле читать нужно: «Потому что я услышал слово, которое сказали осел и кошка». Это проясняет смысл, так как осел был иероглифом бога солнца Ра.

15

Разве мы не видим, что эти девять миров отразились в легендарном понятии о девяти жизнях кошки?

16

Во многих культах с тотемного или символического животного, посвященного божеству, сдирали шкуру и делали из нее одеяние для жреца, который тем самым становился олицетворением этого бога.

17

Дурные выходят замуж в мае (лат.).

18

«Ки» было евфратским названием Девы.

19

Колос Девы (лат.).

20

Список святых (лат.).

21

От лат. «рубить».

22

От лат. «мести».

23

Запрещен папой Клементом в 1312 году. Упразднен Советом в Вене в 1313 году.

24

Непристойный поцелуй (лат.).

25

Христос рассматривался как новое воплощение или инкарнация египетского бога солнца.

26

Коллекция была открыта в 1690 году и продана с аукциона в 1799 году.

27

Осирис, египетский бог Подземного мира, был черным.

28

По мнению некоторых авторов, бык был символом Иеговы, так что бога приносили в жертву самому себе.

29

Магомет был любителем кошек и однажды отрезал часть своей одежды, чтобы не беспокоить кошку, севшую на нее.

30

Дьявол предстал перед ним в виде огромного черного кота (фр.).

31

Неизвестная земля (лат.).

32

Замечание. В соответствии с публикацией в «Санди экспресс» от 14 июля 1929 года из Японии сообщалось, что «кот-вампир семейства Набешима снова взялся за свое грязное дело: стал околдовывать красавиц жен потомков старых самураев».

33

Элизабет Вид из Грейт-Катворт.

34

Смешное, букв, «для смеха» (фр.).

35

Все существует, но временно (лат.).

36

Два — женское число.

37

Имеется в виду виселица.

38

Рожают горы, а родится смешная мышь (лат.).

39

Не бери кошку без перчаток (фр.).


Купить книгу "Девять жизней кошки. Мифы и легенды" Гоувей Олдфилд

home | my bookshelf | | Девять жизней кошки. Мифы и легенды |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу