Book: Броненосцы Петра Великого. Часть 2. Посольства



Броненосцы Петра Великого. Часть 2. Посольства

АЛЕКС КУН

ПОСОЛЬСТВА

БРОНЕНОСЦЫ ПЕТРА ВЕЛИКОГО 2

Броненосцы Петра Великого. Часть 2. Посольства

Название: Броненосцы Петра Великого. Посольства

Автор: Алекс Кун

Год издания: 2012

Издательство: Самиздат

Страниц: 375

Формат: fb2

Серия: Броненосцы Петра Великого - 2

АННОТАЦИЯ

Продолжение книги "Броненосцы Петра Великого"

Наш современник яхтсмен, путешествуя по Белому морю, попадает в шторм и после удара молнии переносится в 17 век… Век великих свершений будущего императора российского Петра 1.

Чайные клипера, стальные пушки, восстание из праха ганзы — все это ждет читателя на просторах сей книги.

Броненосцы Петра Великого. Часть 2. Посольства

Над Архангельском, низко, цепляя крыши, и слизывая дым с печных труб, ползли серые облака, посыпая город мелкой крупой первого снега. Город разом нахохлился, и попрятал толпы гомонящих прохожих по натопленным домикам. Погода испортилась внезапно, как это обычно тут и бывает. Еще вчера косые лучи низкого солнца просвечивали багрянец осенних листьев и создавали праздничное настроение. Народ гулял, раскланиваясь со знакомыми и кутаясь в одежду, так как солнце только создавало настроение, но никак не грело. Теперь настроение создается совсем иное, в такую погоду хорошо сидеть в натопленном кабинете, за трубочкой табака и большой глиняной кружкой травяного чая с медом. Подводить итоги.

  Пожалуй, первой, в такую погоду, посещает мысль - вот и еще одно лето заканчивается, мысль тут же перетекла в легкую досаду - скоро третий день рождения, а и первые два отметить было некогда. Так что, могу претендовать на суммарный подарок за два года, проведенных в этом времени. А если еще подумать, то тут мне положены северные коэффициенты, и можно считать год за два. И кстати, мне еще минимум пятьдесят процентов северной надбавки к зарплате, как не достигшему тридцати лет. Представил удивленное лицо приказного дьяка, если с него такое потребовать. Но рисковать, и реализовывать мысль, конечно не стану. Князь тут и так редкостным чудаком слывет, священники только ждут случая, объявить меня больным на всю голову, и начать изгонять бесов. Правда, архиепископ до такого не допустит, но стар он уже, и не бережет себя совсем, сдавать в последнее время начал. Надо будет Таю с бабкой попросить навестить Афанасия, со своими одуванчиками. Хуже, наверное, не будет. Записал мысль в блокнот на новую страничку, озаглавленную "Осень 1696". Уже перестал вздрагивать от даты, и путаться, записывая 19 или 20 вместо 16. Наверное, человека действительно делали из глины, пластичность у него просто замечательная. Прошло всего два года, а мозг уже вывернулся так, что старославянская речь стала естественной, курить трубку, больше не кажется трудоемким занятием, а подъем к заутренней перестал вызывать бурю возмущения. Пожалуй, это то же итог, правда, интересный только мне. А для остальных у меня целый пучок итогов, тут и работающий завод, и две верфи под вооруженные клипера и грузовые винджаммеры, и транспортная компания из таких кораблей, а так же целая выставка товаров-диковинок, принесших заметное благосостояние. Теперь еще и организация сбытовой сети из ганзейских купцов. Хотя главным итогом, все же стоит считать покровительство Петра, без которого всего этого не было бы. Итоги выглядят красиво и впечатляюще, пусть так везде и фигурирует. Зачем всех информировать, что далеко не все так радужно. Завод у меня работает на пределе мощностей и на тонком ручейке сырья, на постройку винджаммеров в этом году просто нет денег, и соломбальские верфи будут простаивать, если эти деньги не найдутся. Товары у меня почти штучного производства, ни о каких промышленных масштабах речи не идет, пока не закрепиться на Урале, идущая туда большая экспедиция. И с экспедицией не все просто. В том, что они справятся, не сомневаюсь, но вот мешать им там могут по черному, а меня рядом нет, что бы приструнить уральских наместников бумагами Петра, ну и морпехами за одно. А взять ганзейцев. Наш союз, это свежеподнятый зомби, к тому же противно пахнущий прошлыми делишками ганзейцев. С одной стороны, неоспоримыми плюсами такого союза были налаженные связи, а с другой, тяжелое наследство озлобленности на ганзейцев за их монополии прошлых времен. Правда, прошедшие десятилетия, со дня развала союза, увели за собой самых ярых недоброжелателей, теперь у руля стоит поколение, только слушавшее легенды о Ганзе, но не общавшееся с ганзейцами лично. Есть вполне реальный шанс, прикрывшись флером легендарности Ганзы, построить новые отношения. Но и тут отлив обнажает подводные камни. Строительство, дело дорогое, а строительство транснационального торгового союза, вещь баснословно дорогая. На этом этапе меня выручили товарные кредиты купцам, которые и пошли то в союз, благодаря новым перспективным товарам и политике распределения. Не думаю, что их желание возродить Ганзу было бы так велико, не будь этих товаров и кредитов по ним. Но кредиты это обоюдоострое оружие, раздав кредиты - остался без денег, а результаты, такая афера, принесет только к следующему лету. Более того, пара тройка купцов, особого доверия не внушает, и получить с них деньги за товары будет сложно. Но и этот пример запланирован к укреплению союза. Если купцы захотят проверить, насколько можно игнорировать законы, записанные в статут Ганзы, то их сильно удивит, с какой жесткостью руководитель, в моем лице, и при помощи пары боевых клиперов, будет настаивать на соблюдение буквы духа и даже тени этого статута. А самой больной точкой в этом союзе станут конвойные суда. Своих орлов с трас обязательно сниму, светить нарезные орудия и гильзовый патрон, нет ни малейшего желания. За год, думаю, ничего страшного, при соблюдении осторожности, не случиться, судя по тому, сколько лет хранили секреты зеркал и фарфора. Слабые еще, в этом времени, шпионы. Однако процесс запущен, шпионы, хоть и слабые, но со временем все утянут, и надо подсунуть им обманку. Кстати, надо поинтересоваться у добытчиков, много ли там, в отвалах, еще обманки осталось, а то могу неожиданно оказаться без цинка. Пометил в блокнот. Последнее время стараюсь все записывать, на память не жалуюсь, но водовороты дел заставляют забывать обо всем, пока из них выплываешь.

  Итак - обманка для шпионов - снабжаем новый, строящийся корабль, орудиями, сильно уступающими нашим, но превосходящими все имеющиеся на флоте этого времени. Оформляем башни так же как на орлах, и пускай счастливые шпионы их срисовывают. А главное - посчитав дело сделанным, отстанут, хотя бы на время, от боевых судов. Этим убиваем толпу зайцев, учим канониров, слезаем с крючка шпионов, и обеспечиваем купцов более-менее серьезной защитой, но только такой, что бы против орлов эти корабли устоять не смогли. А то не удивлюсь, если уже через пару лет те же Швеция и Англия с Голландией спустят на воду аналогичные суда, вот против них орлам и воевать придется.

  И теперь, про воевать - надеюсь, Петр удовлетворил свой интерес к снижению поголовья османов и им сочувствующих. До закладки Петербурга, и как причина - общения со свеями, время еще есть. Надо обязательно уговорить его на турне по заграницам. Значит, надо ехать в Москву пораньше, и начинать готовить новые подарки - желательно с намеком. В частности, надо сделать для него средневековый домик на колесах, с кабинетом, спальней, может даже двухкомнатный. Надо рисовать, но чуть позже. Пока набрасываю идеи. Во! Ему в кабинет кульман, он же любитель сам планы крепостей рисовать. Или еще не любитель? Неважно, и один небольшой, походный, кульман для кабинета в домике. Мне, кстати, то же не помешает кульман. И у мастеров в цехах он не лишним будет, надо начинать приучать народ к изящному выражению мыслей, а то у нас уже в привычку вошло, на драных листках кривульки рисовать.

  Что еще берут с собой в заграничное турне? Деньги? С этим теперь не ко мне, самому бы кто пожертвовал. Документы? Кстати, надо сделать ганзейцам медали новые, совсем забыл. Записал это к планам работ. Думаю с деньгами, документами, и одеждой - Петр разберется без меня. Видеокамерой снабдить его не могу. Задумался. Видео - не смогу. А просто камерой? Ведь были такие, древние, с объективом на гармошке и фотографиями на стеклянных пластинках. Задумался серьезно - азотнокислое серебро, мы делаем для зеркал. Откинулся на кресло, начал крутить ручку между пальцев и вспоминать.

  Те, кто еще в детстве увлекались посиделками в ванне под красным фонарем, могут рассказать о фотографии много больше, тех, кто щелкает цифровыми мыльницами, и верит, что цифра круче пленки. Фотография в период бачков и кювет была священнодействием. Можно было представлять себя алхимиком, в средневековой лаборатории - а что будет, если к проявителю досыпать этого? Ууу, как здорово! Покажу завтра ребятам ... . Так что, в основах фотографии разбирались практически все. Составы реактивов, написанные на таблетках и пакетиках, изучались крайне внимательно, и даже обсуждались с химичкой, так как было в них, в составах, много интересного. А тот же фиксаж, для закрепления фотографий, это вообще сказка для пиротехника, к которым все мальчишки класса себя смело причисляли. Немного фиксажа и таблеток гидроперита ... эх, хорошее было время.

  Ну да отвлекся. Значиться возвращаюсь к фотографии - и отсутствию возможности сделать ее в это время. Эмульсию сделаем на раз, вот это - процесс не сложный. Берем наш костяной клей, только надо будет его чистить, а то он грязный слишком, разводим его концентрированным солевым раствором, и, размешивая эту бодягу при 40-50 градусах, ниже клей уже застывает, заливаем в эту кашицу азотнокислого серебра. Продолжаем мешать, и помогаем себе мантрами. Надо сделать насадку к дрели. Задача, сделать равномерный пудинг. Что это все при красной лампе делается, говорил? Ну, теперь сказал. Мешаем, пока остывает водяная баня, после чего, оставляем выстаиваться на часик, долив кипяточку в баню. После этого, промываем получившуюся тестообразную субстанцию и разводим ее до состояния жидкого клея, которым она и была в девичестве. Этой субстанцией осталось аккуратно поливать протравленные прямоугольники из стекла и, после высыхания клея будут готовые фотопластинки. Именно так делал пластинки для голографии. А вот дальше, шел в магазин и покупал проявитель с фиксажем. Мдя. Фиксаж то еще могу измыслить, а вот с проявителем что делать? Откуда измыслить фиксаж? Вот тут надо петь целую оду, всем известной пищевой соли. Точнее ее составляющей - натрию. Когда первый раз химичка показывала классу, как по поверхности воды бегает и шипит кусочек металла - равнодушных не было. И не удивительно. Практически все героические профессии, без этого металла не обходились. Вот, что, например, за реактив в ранцах боевых пловцов? Пероксид натрия! Он поглощает из выдыхаемого воздуха углекислоту и выделяет при этой реакции кислород. Мысленно мы, тогда, уже плавали под водой, а не сидели на уроке химии. А доокисленный пероксид, дает надпероксид, и его уже используют, как аварийный источник кислорода на космических станциях. Капни на такой состав водой и пойдет кислород, даже в мороз. Мы были влюблены в натрий. Остальные соединения натрия были, будущим героям и покорителям, не так интересны, но изучались внимательно, в том числе и их история. Именно по этому, представлял, как можно перегнать соду с известью в каустическую соду, или едкий натр. Да этого и делать то было не надо. Достаточно, пробулькивать раствор соды моими серными газами, из которых серную кислоту делаю, только без доокисления газов кислородом - выпадут кристаллы сульфита натрия, которые нужны еще и в проявитель. А вот потом, надо разводить эти кристаллы горячей водой, и варить их с серой - получиться фиксаж. Серу надо брать на пороховых мельницах. Много они не дадут, стратегический продукт все же, но мешочек выторговать можно, а мне, пока много и не надо.

  Итак, могу получить фотопластинки, в полном составе, фиксаж, для закрепления изображений и один из компонентов проявителя. А с остальными компонентами серьезная проблема. Дело в том, что, изучая химию проявителей, доходили до момента, где действующее вещество, было, органической солью, и становилось дальше не интересно. Попробовать такого дома мы все равно не могли. Вот и получилось несколько однобокое образование в фотографии. Думаю, не сделать мне эти органические соли и тут, даже под пытками. Остается пробовать более древние варианты. Был вариант железного проявителя и фиксаж к нему - цианистый калий. От такого фиксажа меня избавит, надеюсь, современный мне вариант, а вот подробнее про железный проявитель нечего не помню. Как крайний вариант, проявлять можно тем же азотнокислым серебром, но расход серебра будет огромный. Попробую пофилософствовать на тему железного проявителя.

  Встал, подошел к окну. Серая пелена закрывала вид на двор, и наметала под стены и забор полоски белого снега.

  Вот и в фотослое висят такие мелкие крупинки галогенида серебра, только не падают, заметая двор, в отличие от снега за окном, а висят неподвижно, впаянные в клей. Кстати клей надо чистить. Проверил записи в блокноте, уже записывал, ну и хорошо. Так вот, висят они себе спокойно, пока не прилетают к ним шарики фотонов, представляющиеся мне бегущим человеком, который сталкивается с парой, идущей под ручку. Соответственно, фотон, попадая в галогенид, разбивает пару - получаем, висящие по отдельности йоны. И теперь, надо подобрать такой проявитель, который заставил бы йоны серебра становиться просто серебром и кристализовыватся, с висящими рядом, такими же разбитыми серебряными йонами. Не трогая не разбитых, их потом фиксажем удалим.

  Значит, подойдет хороший восстановитель, образовывающий много ионов водорода. И еще вещество, поглощаюшее продукты распада - но с этим проще, это все тот же сульфит натрия, который у меня идет промежуточным продуктом к получению фиксажа.

  Почему выбрали именно железо, а тем более органику, сказать сложно, уж больно общие знания по этому вопросу. Предположим все же, выбрали не просто так. Значит железо.

  Слез с подоконника, пошел листать блокнотик до наметок таблицы Менделеева, в которой были заполнены три десятка клеток, и в положении пары веществ был не уверен. Атомную массу помнил только у половины, даже скорее трети. И все же думать, глядя на этого инвалида, было удобнее, чем просто ковырять кортиком стол, чем, правда, продолжал грешить. Значит железо. Надо водный раствор, первое, что приходит на ум, железный купорос. Сделать его много проще, чем тот же фиксаж, просто железо в горячую серную кислоту накидывать, пока реакция не прекратиться, и потом охладить отфильтрованное. Выпадут красивые кристаллы, зеленые, в отличие от синего медного купороса. Слишком просто, для проявителя, это настораживает. Но без проб, все равно ничего не узнать. Записал всю технологию в блокнот, выписал, чего надо стрясти с архангельских мастеров.

  Посмотрел еще раз за окно, там было так же неуютно. Значит, подожду со сбором материалов, погода тут так же быстро восстанавливается, как и портиться. Кстати, если продолжить аналогию с бегущим человеком, разбивающим пару - то стоит вспомнить - пару разобьет только хорошо разбежавшийся таран, набравший много энергии. Вот и с фотонами так - у синего спектра энергии больше, чем у красного, и получиться, на снимке синий более ярко, чем красный. Делать химическую активацию фотослоя для красных и прочих частей спектра у меня ума не хватит, больно там сложно все было, а вот затенить синий спектр желтым светофильтром и выровнять интенсивности - мне по силам. Эмульсия и так желтая, из-за клея, надо будет просто определить, после пробных снимков, сколько в нее добавить красителя. Пусть пока будет так.

  Химия, это хорошо, но еще бы фотоаппарат к этому делу. В голове сразу всплыли кадры, как фотограф, из кинофильмов, велит всем не шевелиться и открывает крышечку объектива. Нет, мы пойдем другим путем. Зачем проходить через все стадии, если представляешь, что должно получиться в итоге. Только вот гофрированный хобот придется оставить, будет меньше линз и проще механика, да и изготовление.

  Сел за рисунки, сверяясь с характеристиками имеющихся линз и задавшись размером пластинок девять на двенадцать. Кроме линз в фотоаппарате две проблемные точки, надо аккуратно уменьшать и увеличивать дырочку, пропускающую свет внутрь корпуса, что бы не пересвечивать пластинки в яркий солнечный день. И надо моргать шторкой перед этой дырочкой, с часовой точностью, что бы отрезать от светового луча ровно такой кусочек, который заказывает фотограф. Эти проблемы зовут диафрагма и затвор. И опять спасает знание, как это было сделано в стареньком Зените, не пережившим, в свое время, моего исследовательского энтузиазма. Разбирать у меня получалось всегда лучше, чем потом собирать.

  Проработал несколько схем, с диафрагмой из наборов лепестков, и затвором на упрощенном и урезанном механизме от часов. Как ни крутил, штука получалась громоздкой и тяжелой, в основном, из-за стекла, и необходимости сдвигать его, вытесняя матовый экран. То есть габариты, минимум три ширины пластины. Задумался. А чего в стекло то упираюсь? Прозрачной пленки у меня нет, но ведь бумага то есть! Что мешает сделать бумажную ленту, покрытую эмульсией, и протягивать ее? То, что бумага не прозрачная, особой роли не сыграет, можно прямым наложением переносить с негатива на позитив. Бумагу, конечно надо искать очень качественную и равномерную на просвет.



  А с другой стороны, стекло переживет века. Пожалуй, надо попробовать сделать возможным оба носителя. Но в этом случае отменяется торцевой экран, и всплывает старая, добрая зеркалка. А вместо торцевого экрана применю съемную кассету с пластинкой или пленкой, того же формата, что и пластинка - 90 миллиметров. Габариты фотоаппарата, как и его вес, еще увеличились. Так дело не пойдет. Вспомнил старинную камеру "Любитель", которую мне так и не дали разобрать. Начал перерабатывать схемы. Диафрагму оставил у линз, а затвор придется перенести к пластинке, и перед пластинкой нарисовать зеркало, качающееся на верхнем торце. Теперь, нажимая рычаг затвора, сначала отбрасывалось зеркало, в открытое положение, прижимаясь к матовому экрану и закрывая возможные засветки от видоискателя, и только потом дожимался спуск затвора. Ну что же, общая схема определилась, даже удалось уложиться в скромные размеры, в карман не влезет, но на плече, этот чемоданчик, носить будет можно. А треногу взять от стереотрубы. Проработку деталей отложил на потом.

  Компонуя фотоаппарат, подумал о еще одном применении - проектор для слайдов, и если сделать конвейерную подачу слайдов то вполне может получиться аналог кинопроектора, только с меньшей скоростью, а то никаких слайдов на него не напасешься. Можно еще анимацию на стеклянных пластинках рисовать и будут мультфильмы, думаю, такое впечатлит.

  Нарисовал проектор на четырех линзах и многорожковом светильнике с отражателем. Много мелких деталей, как и в фотоаппарате. Опять ценник будет королевским. Но упрощением мастера уже пускай сами занимаются, у них это хорошо получается с нашими предыдущими диковинами.

  Сел довольный, допивать чай. Чай остыл, и надо было идти кипятить воду и заваривать. Или попросить Таю этим заняться. Хорошо бы в кабинете маленькую кухоньку сделать. Тут из глубин памяти всплыл блестящий, пузатый, самовар, с заварным чайником на верхней конфорке и краником. Ну и где ты раньше был? Вместо того, что бы стыдливо скрыться в памяти, виртуальная картинка обросла подробностями и тарелочками с пирожками. Захотелось есть. Так, давясь слюной и облизываясь, зарисовал будущую непременную деталь моего кабинета на чистый листочек блокнота. Подумав немного, добавил к проекту шелковые пакетики с заваркой для чая, иногда это удобнее, чем заваривать в чайнике. Шелковые пакетики, так как для знати - от обычных, полотняных, эта самая знать будет, носы воротить.

  Кстати, о горячем чае. Давно собирался изобрести термометр, а то проводить химические опыты несколько неудобно. Делать тонкие капиллярные трубки для спиртового или ртутного термометров, мне мешает отсталость оборудования, а вот сделать стрелочный, термометр на биметаллической пружине латунь-сталь, мне ничего не мешает. Более того, оформив его в виде больших настенных часов, получу прекрасный подарок царю. Вспоминая, как оформляли такие подарки в мое время, пририсовал рядом еще и круглый циферблат барометра. Сделать барометр гораздо проще, чем фотоаппарат, странно, что эта мысль не посетила раньше. Только для гофрированной мембраны надо латунь гораздо тоньше раскатывать, и подумать над формой, для выдавливания концентрических гофрирующих колец. Соединять будем все пайкой оловом, для герметичности.

  Зарисовал и эту идею. Проработку оставил на потом - пока у меня мозговой штурм идей для подарков. Пакет набрался уже впечатляющий, но, как обычно, захватил азарт, а что еще можно сделать эдакого - но интересного самодержцу. Мясорубку и стиральную машину ему дарить бесполезно, не оценит. Оружие очень оценит, но с этим повременим.

  Вот вроде множество диковин могу придумать, но такие, которые заинтересуют царя, как-то в голову не лезут. Той же стиральной машиной ни одного аристократа не заинтересуешь, ему прачки дешевле обойдутся, и с мясорубкой так же, да и с большинством бытовой техники. А сделать эту технику доступной по цене широким массам, пока нет никакой производственной возможности.

  Этот творческий застой прервал приход Тай, поднявшийся звать на ужин. Оказывается, день уже склонился к вечеру, и прошло это, за пламенем светильника, совершенно незаметно.

  Тая с интересом рассматривала наброски, раскиданные по всему столу, стал пояснять, не дожидаясь расспросов.

  Неожиданно, Тая задала вопрос, заставивший задуматься. А почему мы, действительно, не разрабатываем ничего для светских дам? Мое прошлогоднее, вынужденное и совершенно случайное, внедрение якобы модного нижнего белья, имело печальные последствия. От меня теперь ждут других модных аксессуаров и прочего. Таю, на приемах той зимой просто пытали о новинках, считая особой приближенной к кутюрье. Хотел начать разработку этой, не паханной, нивы прямо сейчас, но Тая уговорила отложить на после ужина.

  Весь ужин прошел мимо сознания, прямо в желудок. Мысленно оглядывал новый перечень задач. Каблуки тут использовали, но туфли на шпильке будут писком сезона. Интересно, сколько будет сломанных ног и проклятий в мой адрес. Но, судя по тому, что современные мне женщины как-то выжили, идея приживется. Для этого проекта от меня требуется стальной супинатор со стальным стержнем - основой каблука, и хороший мастер обувщик.

  Далее будет косметичка с зеркальцем и набором для боевой раскраски на основе глицерина, который пока так и не придумал, куда пристроить, и воска. Массажная щетка-расческа, с кожаной подушечкой и деревянными гвоздями - вот с этими гвоздиками придется повозиться, надо будет станочек делать, на основе точила для спичек. Платья своего фасона, предлагать не буду, тут их по-прежнему считают неприличными. Хорошо, что вспомнил, надо срочно двигаться к портному, и заказывать минимум пару нарядов, для балов и для визитов. Правильно говорил в прошлом году, все эти светские мероприятия обходятся каждый год все дороже и дороже.

  Вернулся в мыслях к дамам. Духи для них делают опытные парфюмеры, мне с ними не тягаться, а вот антиперспирант можно попробовать выпускать - если додумаюсь как. Для начала, вспоминаю, как мы потеем. За сутки, обычно выделяется около полулитра пота, из них 98 процентов воды, а остальное - всякая бяка, типа азотистых соединений, солей и белков. Все это не пахнет. Пахнут бактерии, которые на всем этом шведском столе обильно питаются, и не буду говорить, что после этого делают. Кроме этого они активно размножаются, а потом еще и дохнут. Нужен хороший антисептик, и поглотитель. Состав антиперспиранта могу не вспоминать, так как никогда его и не знал. Зато могу использовать много оксида цинка, который не только цинковые белила, но еще и прекрасный антисептик, применяемый и в мое время, в виде цинковой мази. Только вот в воде и спирту он не растворяется, значит, нужна эмульсия. Для эмульсии нужен эмульгатор, который свяжет нерастворимые вещества, им может быть, например, тот же яичный белок или желток. Льняное масло имеет антибактериальную направленность, значит и его туда же капельку, для смягчения кожи. Еще сильное средство это квасцы, ими тут кожи дубят, но кроме этого, они сильнейшее кровоостанавливающее и антибактериальное средство. А для запаха добавить сосновый отвар, сосен тут в избытке. Все это как следует сбить и будет крем против пота.

  От обдумывания тары для всего этого отвлекла Тая, коснувшись руки. Всплыл из глубин размышлений и обнаружил забытый ужин. Быстро наверстал упущенное. Решая за одно, из какого волоса делать кисточки, для косметического набора, и какие они будут по размеру. А щеточку для ресниц просто скручу из латунной проволоки. Согну проволоку пополам, зажму между проволочинами щетину и, туго закручивая проволоку, получу щетинки, торчащие в разные стороны.

  Краска нужна пищевая, пусть будет свекольный сок, а нужный оттенок создам теми же цинковыми белилами и изменением концентрации красителя. Черный будет углем без вариантов, синий из черники, надо будет ее закупить, пока еще сезон, а больше мне пока цветов и не надо, до желтых и зеленых местные дамы, надеюсь, не скоро дозреют. А для порошков пудры, где нельзя использовать жиры, возьму порошок толченой слюды и оксид железа, то есть ржавчину, для придания нужного тона, ну и сюда можно чуток цинковых белил, хотя, белила будут уже перебором.

  Упаковку обдумывал, поднимаясь с Таей в кабинет. Правда, тут и обдумывать было нечего, есть отработанная схема упаковки для аптечек и спичек, будут просто еще два формата - широкая плоская баночка под кремы пудры и прочее, тонкая высокая под тушь и помаду, причем, для помады надо делать снизу, вместо крышки, штырек-поршень, для выдавливания помады пальцем, а сверху колпачок. Пожалуй, для туши то же колпачок и в него вставлять щеточку для ресниц, чтобы она не засыхала. А на крышках банок выжигать тавро, для чего эта упаковка предназначена - надо только тавро придумывать симпатичные, и разные.

  Теперь можно не торопясь, рассказать Тае о задумках по вооружению дам, и с чистой совестью получать заслуженную награду.

  Утро началось с промозглого тумана, на улицу выходить, по-прежнему, не хотелось. Начал приводить в итоговый вид результаты своего вчерашнего мозгового штурма.

  Днем погода все же вспомнила, что еще не зима, и мы вполне комфортно добрались до портного, а приказчиков дома Бажениных, где так и жил, в свои короткие Архангельские визиты, озадачил длинным списком закупок.

  Радость портного, от нашего визита, была совершенно не сопоставима с ценником, который он мне насчитал уже через пару часов общения. А всего то - предложил ему пофантазировать на тему дамы в бархотке, пришлось объяснять, что имею в виду, и как-то само собой пошло-поехало рисунок за рисунком. Получилось, оригинально. В кой то веке, портной отошел от этих расширенных искусственно бедер, и делали платье по фигуре. А добил он меня тем, что согласился на скошенный подол, из-под которого, с ума сойти, будет видно ногу - аж до колена. Думал, мне не удастся отстоять вид на будущие туфли со шпилькой. А он обманул мою, много эшелонированную, оборону, своим согласием, как только объяснил ему, почему хочу именно так, и нарисовал туфли. Похоже, плохо на старичка влияю. Не прошло еще и трех лет, а такие сдвиги в воззрениях на одежду. А ведь он местный заправила моды, и в Москве все падки на новинки одежды. Но вот смета, которую он набросал в итоге, даже с учетом ювелирки, и двух разных комплектов, тянула уже почти на смету Орла. Сел с ним поговорить, так сказать, на отвлеченные темы. Начал примерно так

  - Мастер, мне очень нравиться ваша работа. Но вас кто-то ввел в заблуждение, предположив, что я странствующий принц, ну пусть будет Дании, путешествующий инкогнито. Мои доходы, слухи сильно преувеличили, а вот связи существенно приуменьшили. Могу предложить вам, мастер, работу достойную ваших талантов, при Московском дворе. И могу гарантировать, что большинство светских дам, будут вашими клиентами. Давайте теперь обсудим эти перспективы и еще раз поговорим о цене.

  Значимо поговорили. Старичок, оказывается, на меня был слегка обижен, что не предложил всего этого ему раньше. А откуда мне было знать! Казалось, ему тут и так хорошо. Но в результате, мастер согласился, даже скорее сам настаивал, работать под моей рукой в столице. Правда, на условиях партнерства, а не зарплаты, и моя доля в партнерстве была крайне скромная. Но от меня ничего и не требовалось, особо, перевезти мастерскую с мастером и подмастерьями и выделить дом на подворье. Зато мастер обещал пришивать к изнанке одежды шильдики с вышитым орлом. Вот на этих шильдиках меня и стукнуло. Предложил мастеру несколько расширенную версию партнерства, и пересмотр долей. Но зато снабжаю его еще и малым амбаром, где он сажает кучу народа, которую, пускай, начинает подбирать, из знакомых портных и подмастерьев, уже сей час, и ставим туда наши швейные машинки, нам они на заводе нужны редко, оставим одну, и хватит пока. А вот в Москве запустим серийную одежду.

  Идея мастера заинтересовала не сильно, он предпочитал сольные выступления. Договорились в итоге, оставить первичное предложение без изменений, а для моей идеи мастер согласен выступать куратором, но у поточного пошива будет свой мастер, людей портной обещал подобрать и со всеми переговорить. Договорились, что через месяц пришлю за ним ладью, и дожидаться каравана портные будут уже в Вавчуге. Согласился и с его пожеланиями, посидеть вечерами в Вавчуге и поговорить об одежде, он, видите ли, находит во мне вдохновение.

  Зато обошлись на этот раз без примерок. Наши размеры были сняты все, какие только можно. Портной сделал пару свежих замеров, видимо посмотреть, насколько мы потолстели. Наивный.

  Поехал навестить мастеров на соломбальскую верфь. Застал на ней крайне неприятную, для себя картину. На верфи бодро били кувалды, которые были слышны еще с Архангельского берега реки Соломбалки.

  В эллингах собирали скелеты новых винджаммеров. Мои любимые заводчане, действительно решили выполнить пятилетку в три года. Большая часть деталей скелета уже была завезена на верфи. А мастера верфи, пожав плечами, стали собирать новые корабли.

  И где, спрашивается, мне теперь брать денег, на продолжение начатого строительства? Купцы, после нашего первого и следующих разговоров стали существенно покладистей, но денег не дадут точно. Реальные поступления будут только в следующем году, ну еще зимой капнет, после каравана в Москву. Но на два винджаммера, по полной стоимости, не хватит. Как говорил один персонаж мультфильма - "пойдем искать клад".

  Единственным кладом, который был мне знаком в этом времени, являлся собственный мозг. Начал активные раскопки в нем, на предмет добычи минимум двух десятков тысяч талеров. Единственное, что предлагал интеллект, делать еще одно кумпанство, но уже в Москве. Тут на мою идею будут крайне косо смотреть.

  Нашел мастеров, стали расписывать с ними графики платежей, что-то они согласились перенести на весну, где-то притормозить работы. Но к концу зимы у меня закончатся абсолютно все деньги, даже с учетом поступлений от московского каравана. И после этого еще и встанет завод.

  Даже если продам весь привезенный металл, и то не хватит. А рыбу и мелочи уже продал.

  Надо ускорить поездку в Москву, тут на мои деловые способности несколько обижены.

  Срочно возвращаюсь в Вавчуг, запускаю новые диковины, и в середине зимы выдвигаю караван в столицу, если что-то из диковин не пойдет, плюну и доделаю потом. С этими мыслями покинул верфи.

  Отплыли только на следующий день, как и предполагал, серу пришлось клянчить лично -приказчиков послали, а со мной этот фокус не прошел. Остального набрали весьма прилично, слюды так вообще загрузили три десятка мешков, так как мы согласились брать слюду ломанную, и крошево из нее. Всю обратную дорогу рисовал, только к Холмогорам встрепенулся, надо навестить архиепископа, поблагодарить за участие в отправке Уральской экспедиции. Отправил апостола разгружаться в Вавчуг, а Ястреб отшвартовался на торговом причале Холмогор.

  С причала открывался великолепный вид на собор. А вот корабли на рейде представляли жалкое зрелище. Прошли времена, когда именно Холмлгоры были центром морской торговли Руси. Эту эстафету перехватил Архангельск. Теперь было печально смотреть на большой рейд и порт, обветшалый и забытый, подновляемый от случая к случаю. Понятно, почему Афанасий так хочет мореходную школу у себя открыть, он снова мечтает увидеть рейд, полный парусов, пусть даже, только учебных. Опять он будет меня давить в этом направлении, а у меня теперь совсем денег нет.

  Поднявшись, с Глебом, к архиерейским палатам, испросили аудиенции архиепископа, которая была нам немедленно дарована. Поблагодарил старика за подмогу с уральцами, и за отцов его, действительно почти святых. Поклонился низко, с меня не убудет, а Афанасий действительно заслужил. Архиепископ зазвал нас в трапезную, совершенно пустую, предложил испить квасу, по монастырскому рецепту, да рассказывать о походе своем. Рассказывал больше часа, вроде ничего особого и не сделал, вышли без приключений, разок-другой попались по дороге пираты, чуток постреляли и мы от них убежали. Прошлись по европейским городам, товар демонстрировали, с купцами о сбыте договаривались, хорошо так договорились, а потом вернулись. Жаль только, на моржовом острове людей посекли, те самые, недобитые пираты.

  Надеюсь, никто из моих, на исповедь к Афанасию не попроситься. А другие священники все же тайну исповеди должны вроде блюсти. Да и не соврал ему, просто чуть по иному акценты расставил. Не надо мне славы, и ореола мученика, который к ней обычно прилагают.

  Расспросы Афанасия заняли еще полчасика, после чего начались ожидаемые намеки о школе. Огорошил его, что уже давно натаскиваю первый набор курсантов, на четырех кораблях. Более того, два экипажа проходят зарубежную стажировку. Афанасий, не клюнул. Опыт общения с разными людьми у него был на порядок больше, чем у меня. Договорились, что он присылает в Вавчуг еще три экипажа, но уже не артельщиков, а зеленых юнцов.



  Все - полный армагедон. Подготовить за пол года такой контингент у меня нет ни малейшего шанса. Начал упрашивать дать еще хоть пару опытных экипажей. Архиепископ уверял, что больше людей просто нет, все опытные артели и так у меня. Добился только добавление к обещанным курсантам еще одного экипажа, не менее зеленого. Боюсь, построенные винджамеры, и очередной орел никуда летом не поплывут. Точнее, поплывут, именно поплывут. До ближайших рифов.

  Но слово тут принято держать. Согласился, прямо сейчас, грузить эти листики салата на Ястреб. Однако, выпросил под это дело еще два десятка будущих пушкарей. Архиепископ обещал собрать всех к завтрашней вечерне, а пока просил быть его гостем. Стали, конечно, еще и с благодарностями, куда деваться то. Но ночевали на Ястребе, тут было роднее, чем в каменных пеналах святого дома.

  Утром лично потрошил Холмогорский рынок. Если денег все равно не хватает, а перспективы с каждым днем все туманнее, нет смысла экономить. Потом еще и к портным зашел, заказал еще сотню дополнительных комплектов формы, как обычно, без пуговиц.

  А вот у обувщика задержался. С ним был такой же разговор, как и с портным. Работа мастера мне нравилась, он и берцы наши шил на отлично, и сапожки у него получались мягкие да ладные. Думаю, и с моими заказами мастер справиться. Но уломать его на переезд в Москву оказалось неожиданно сложно. Не уговорил. Предлагал мне двух подмастерьев, угу, доверю им новый стиль вводить, отказался. Просил мастера, хоть порекомендовать кого. Мастер обещал после обеда прислать кандидатов, согласных на переезд, раз дела с бумагами обещаю справить, вместе с образцами их изделий. Буду сам выбирать.

  Кандидаты появились еще до обеда, из редкой толпы на пристани выделялись вязанками обуви на плече. Но на борт подниматься не спешили, пришлось за ними посылать, и велеть скидывать всю обувь в общую кучу. Потом пол часа осматривал и откладывал принесенные образцы. Отобрал две пары. На одной меня порадовал ровный шов, мелким стежком, и это на толстенной подошве - говорит о трудолюбии. На второй были явно подобраны разные сорта кожи для разных деталей, не случайно подобраны, а с явным умыслом. Но шовчик был так себе. Спросил чьи это пары, вышли двое, один постарше, второй совсем молодой. Логично предположил, молодой оригинальничает, старший делает качественно. Ошибся, было наоборот. Взял обоих, надеюсь, они сработаются. Отпустил остальных, а с этой парой обсудили условия сотрудничества, ударили по рукам, даже не поторговавшись, видимо мужикам не сидится в Холмогорах. Отправил новых работников собирать инструмент и делать запас кож. Сразу сказал, кожи надо много, для князей и их дам, делать будут - пусть думают, чего брать надо. Денег выдал, куда же без этого. Вечером выправляли с архиепископом документы, за одно и на обувщиков, и грузили мои новые, вечнозеленые, проблемы. Проблемы сразу поручил Глебу, велел вытаскивать по прибытии Ястреба на место Орла, и гонять весь этот лес, пока плодоносить не начнут. На житье определил всех к морпехам, у них место еще есть, надеюсь, этой зимой мне никто не подкинет еще кандидатов.

  В Вавчуге нас ждал почти царский прием. Команда разгружаемого апостола успела намеками, так как прямо о походе рассказывать запретил, настолько подогреть интерес жителей деревни, что у пристани бурно волновалось людское море, чуть не сталкивая с настила Осипа со святыми отцами, возглавляющих этот бурлящий и ликующий поток. Скажу честно, сходить с борта было страшновато, затопчут же. Разразился речью прямо с бака, версия нашего плаванья была несколько более героическая, чем поведал Афанасию, но тут иную бы и не приняли. Закончил, что почти все обошлось благополучно, исключительно их молитвами. На руках меня все же покатали, почему-то сгрузили не у дома, а у верфи. Видимо, намекнули, как меня заждались на работе. Всех искренне благодарил, действительно, на душе стало светлее. Но все же такие парады не для меня. Быстро заскочил на верфь, даже дверь спиной придавил. И когда в нее стали ломиться, с той стороны, не сразу сообразил, что так по хозяйски пинать дверь могут только сами мастера, оставшиеся в толпе за дверью. Запустил мастеров, сослался, что устал в дороге, вот и приваливаюсь ко всему подряд. С мастерами пришла и моя тень, которая почти святая. Отец Ермолай меня обнял, перекрестил, и обещал больше никуда одного не отпускать. После чего, прилип ко мне намертво, и все последующие дни мы с ним составляли неразлучный дуэт. Кстати, мои бумаги, с будущими наработками были мне возвращены на следующий же день, и, даже не распечатанными. Хорошо отцы работают, проглядели всего пару волосяных ловушек внутри, для этого времени - высший класс.

  Пригласил всех мастеров на праздничный, очень поздний, ужин ко мне домой, и остальных мастеров пусть оповестят. Выглянул за дверь, народ никуда не делся - решил обсудить пока с мастерами набежавшие вопросы верфи.

  Вопросов было море, особенно у меня. Поведал моим корабелам о поведении судна при выстрелах, особенно при непрерывной стрельбе. Стали обсуждать, как будем менять обводы на следующем корабле. Внести изменения, в заложенный, еще летом, Сокол, кто бы сомневался в названии, было уже нельзя, так что Сокола достраиваем в формате клипера. А вот летом закладываем фрегат, с обводами растолстевшего клипера и с его парусным вооружением. Если с обводами угадаем, будет медленнее клипера буквально на три четыре узла, зато артиллерии будет, аж по четыре башни на борт, причем парные башни на носу и корме не будут перекрывать зону огня вперед и назад для средних башен. В результате неприятеля, с любого направления, встретят минимум восемь скорострельных стволов. Просил мастеров обдумать идею и наброски, которые даже эскизами еще стыдно назвать. Потом пошли к нам домой, убедившись, что народ рассосался. Дома были восторги по новой, и полуночное приготовление к банкету. Мастера собирались еще до нашего прихода. Пригласил всех подняться в кабинет, пока Тая с Надеждой суетились. Порадовал новыми диковинами. Именно порадовал, мастера восторгались каждому новому описанию, все же есть в хорошем мастере детская вера в чудо, без нее он не станет мастером, станет просто отличным ремесленником. Никто не усомнился, что мы это сможем сделать. Предложить им собрать атомный реактор что ли.

  Обсуждение могло затянуться до утра, кабы не женщины, потребовавшие спускаться за стол. А за столом, как известно, не место деловым разговорам. Единственно только, поймал Таю, просил с утра подобрать еще женщин на пяток новых рабочих мест.

  Утром началась карусель, по которой так скучал эти месяцы. Началась, правда, некрасиво, с забытых мной вчера обувщиков, пригретых морпехами. Выделил мастерам площадь в столярке, велел организовывать рабочее место, и просил старосту рабочего поселка, появился у меня и такой - старик, бывший старостой сожженной деревни - найти мужикам комнату, желательно отдельную. Обувщикам велел устраиваться и присматриваться до завтра, указал к кому, с чем обращаться, даже извинился за невнимательность, все же некрасиво получилось. Обещал дать им работу завтра к обеду. И отправился внедрять новые идеи.

  За лето завод все же подрос на три новых, пока пустых, цеха. Один сруб выдал новому цеху упаковки. Теперь они будут делать несколько разнокалиберных упаковок, причем упаковки для косметики велел думать, как будут раскрашивать. Во второй цех посажу производство косметики, в другие цеха его подселять не рискнул, много в них пыли, искр или химии в воздухе витает, а косметика - дело тонкое. На освободившееся, от упаковщиков, место у столяров посадил бригаду - делать корпуса и все деревянные части для фотоаппаратов и проектора, причем делать по мебельным технологиям, то есть резные, красивые, полированные и лакированные. На них еще повесил шкатулки для косметичек, кассеты со сдвижными крышками для фотопластинок и ящички под барометры с термометрами.

   Стекольщикам указал сделать, и нарезать, несколько оптических листов миллиметровой толщины, точнее, сколько получиться, но желательно - миллиметр, пусть подбирают нужный для такой толщины объем стекла. И зеркал мне нарезать, в новый размер.

  Плотников озадачил новым экипажем для царя, пусть начинают изучать чертежи и делать каркас.

  Был долгий разговор с латуньщиками, цех которых постепенно начал выделяться из цеха кузнецов. Обсуждали самовар, и детали к остальным диковинам, в том числе к барометру и термометру. Оставил и их дозревать.

  Успел, еще до ужина, обсудить с часовщиками, что хочу. Особо оговорил, что конечную шестеренку, скорее всего, придется подбирать опытным путем, мне пока не известно, насколько долго надо будет держать открытым затвор фотоаппарата, так как не ясна была светочувствительность еще не сделанной фотопластинки.

  Перед ужином Тая отчиталась, о готовности женщин приступать, назначил всем сбор в новом цеху после заутренней.

  Пол ночи сидел над чертежами, думал, кому, что еще поручаю. Тут то до меня дошла очередная моя ошибка - градуировать барометр было нечем. Для термометра у меня будут хотя бы две точки - кипение и замерзание воды. А для барометра ничего нет.

  С утра пошел с Таей на заутреннюю. Что хорошо, в этой традиции - всех кого надо, можно тут встретить. Договорился с Осипом об отправке человека в Холмогоры, купить ртути. Купола на новом соборе амальгамой золотой обрабатывали, ртуть у них должна была остаться. Осип намекнул, что еще вчера вечером ждал меня на ужин, намек понял, обещал быть к ужину как штык.

  Все утро провел в рассказах дамам о косметике, и как именно будем ее делать, велел пока готовить сырье. Толочь слюду и уголь в пыль, по отдельности, разумеется. Отжимать сок со свеклы и ягод, счищать ржавчину с криц, лежащих на улице перед домной, и ржавчину то же сушить и толочь. Процесс пробного приготовления обещал провести вместе. Надо еще химию им занести, думаю, на пару дней их занял. Зашел к литейщикам, попросил сделать мешалку для дрели, нарисовал эскиз. Надо женщинам труд хоть чуток автоматизировать, да и для химиков и эмульсии пригодиться.

  У обувщиков завис неожиданно надолго. Новая концепция входила в них с трудом. Пришлось прямо у столяров выпиливать и выстругивать из чурбака модель туфли. Каблук определил как один к трем, то есть, при длине стопы в 24 сантиметра каблук будет 8 сантиметров. Метрической системы обувщики так же не знали, мысленно взвыл. Поставил к ним мастера столяра, объяснять азы и показывать, примеры, сам, с моделью, пошел к кузнецам, надо будет из производимой нами полосы выковать супинатор и приварить к нему стержень. Приваривать обычным методом, калить до бела и проковывать. Но и тут оказалось не все так просто. Мастер обещал решить вопрос, и занялся изготовлением кондуктора, точнее модели отливки для него.

  Пришла пора немного похимичить. Пыль оксида цинка, проблем не составляла, а для двух новых веществ, надо переделывать одну линию отжига обманки и вместо доокисления на катализаторе пускать газ прямо в содовый раствор. Только вот где эти приказчики такую грязную соду накопали, хотелось бы знать. Специально в нее гадили, что ли. Пришлось промывать, отстаивать и сливать. После чего поставил раствор на насыщение газами.

  Пока раствор насыщался, начали портить хорошую кислоту, не менее хорошим железом и получать красивые кристаллы купороса. Промытые кристаллы сразу откладывал в банку, на воздухе они быстро портятся.

  Остудили раствор соды, кристалы сульфита выпали прозрачные, чуть желтоватые, но выпало очень мало, видимо бедных химиков ждет объемный труд. Отложил немного сульфита во вторую банку, остатки растворили в воде и начали кипячение с серой. Самому было интересно, что получиться. Сколько надо кипятить, было то же непонятно, подождав около часа, охладили раствор и получили немного белых кристаллов. Кристаллы упаковал в третью банку, раствор велел заново кипятить и охладить уже через два часа, если вновь выпадут кристаллы, их забрать, и повторить кипячение уже три часа. И так далее, подберем время методом научного тыка. Банки у нас не прозрачные, так что свет кристаллы не испортит. Пора было пробовать делать эмульсию. Но тут надо отдельное помещение и красный светофильтр. Пошел к плотникам, пусть делают выгородку в химическом цехе, и красное стекло вставляют. Стекла, правда, такого нет, а его надо много, если к фотоаппарату прилагать проявочный комплект. Значит надо готовить цветное стекло. Указал плотникам пока делать просто выгородку, попробую сразу и красный фонарь сделать.

  Цветное стекло никогда особо не интересовало, помню только, были работы Ломоносова, в которых фигурировали оксиды меди и железа, и стекло он получал, в том числе и красное. Железо скорее даст зеленый цвет, так как наше стекло и так зеленоватое от песка, в котором есть железо, надо пробовать оксид меди.

  Указал литейщикам относить стекольшикам медную окалину, а тех порадовал необходимости выплавки еще нескольких тонких стекол, к которым они уже приспособились, добавляя в расплав оксид меди. Сколько именно, да кто же его знает, кидайте пока пригоршню, а по результатам посмотрим, нам из этого стекла не линзы делать, главное, что бы получилось. Получилось отлично, правда, только с четвертой плавки. Зато такое насыщенное стекло заинтересовало всех, занимающихся декорированием наших изделий. Попробовали еще несколько добавок. Оксид железа дал зеленое стекло, как и предполагал, оксид цинка ничем не помог, а расходовать другие ингридиенты было жалко, велел пока ограничиться красными и зелеными стеклами и поиграть концентрацией красителя.

  Пока вели эксперименты со стеклом, латуньщики делали красный фонарь, делали как обычно, только отверстия забора воздуха и выхлопа газов пришлось прикрывать пластинами, организуя лабиринт для света. Кроме того, латунщики сделали первый набор термометра и барометра - которые показывали, пока, не пойми что, надо было срочно градуировать. Плотники сделали каркас и дергали за рукав, желая моего внимания, обувщики прониклись величием идеи и дергали за другой рукав, жалуясь на кузнецов, делающих кривые стержни, на которые деревянный каблучок не одевается. Женщины воспользовались моментом и попытались измолоть в пудру вообще все, на что их взгляд падал, по крайней мере, на заводе теперь все блестело, и везде отсутствовала ржавчина. А отжатые соки эти специалистки прокипятили с медом, как мне сказали, чтобы не портились. Мысленно усмехнулся, теперь знаю, откуда пойдет выражение - сладкий поцелуй. И это только вершина айсберга, столяры несколько увлеклись, и теперь пол цеха было завалено разными корпусными заготовками, химики заметно снизили выпуск кислот, оружейники тут же взвыли. И такая разбалансировка пошла по всем цехам.

  Пришлось собирать всех мастеров, и весь день перетряхивать планы производств, добиваясь максимального выхода продукции, но без перекосов. Удалось весьма посредственно, хотя наметилась тенденция к восстановлению ритмичной работы.

  Провел весь следующий день с женщинами, экспериментируя с рецептурой косметики. Сделал цветовую таблицу, с мазками опытных образцов, пять оттенков красного, три синего и три телесных оттенка пудры, подумал и добавил еще белую пудру и бесцветную помаду. Теперь мои труженицы косметического производства рьяно начали переводить горы заготовленного ими сырья в женское вооружение, и расфасовывать по упаковкам, сразу взвыли упаковщики, пришлось женщинам поручить еще и сборку расчесок, кисточек, щеточек - всего, что относилось к косметике, что бы хоть немного притормозить их трудовой порыв. Расчески всем понравились, удачная придумка.

  Ртуть уже давно привезли, и надо было сделать градуировку, а то изготовление барометров, и термометров, было приостановлено, до выяснения необходимых поправок.

  Сделали полутораметровую стеклянную трубку, скатав только растекшийся лист стекла на стальной стержень, стержень вынули с трудом. Потом запаяли один конец и прикрепили к трубке хомутами линейку. Задача была залить трубку ртутью и, заткнув пальцем опустить в миску с ртутью. После чего, все это закрепить на переносном штативе, так, что бы ноль был у поверхности ртути. Каюсь, поручил эту процедуру подмастерью, больно уж страшные сказки ходили про ртуть. Барометр получился замечательный и весьма увесистый. Отправил подмастерье отмывать руки, велел минимум три раза намыливать и ополаскивать в ручье, а он еще и удивлялся зачем, руки же чистые. Правильно все же сделал, что отказался от гремучей ртути и амальгамы, у меня бы сейчас смертность на заводе могла быть бешенная.

  Смотрел на готовый барометр, и понимал, ничего им просто так не отградуировать. Надо герметичную барокамеру со стеклом и возможность чуток менять в ней давление. Согнули из листа латуни большую коробку, с одной из сторон вмазали на смоле стекло и опускали эту коробку, с ртутным и тестируемым барометрами внутри в бочку с водой, чем больше опускаешь, тем выше внутри давление, главное, не опустиь совсем уж низко, а то барометры зальет. Первые же пробы показали низкую чувствительность тестового барометра. Увеличили диаметр анероидной коробки и уменьшили плечо передачи на стрелку. Градуировал барометр в миллиметрах ртутного столба, каюсь, лень было пересчитывать на Паскали. Должны же потомки хоть чем-то после меня заниматься.

  Изменение атмосферного давления в один миллиметр ртутного столба при нормальных условиях это примерно одиннадцать метров по высоте, задал значение шкалы от 700 до 800. В конце концов, не высотомер делаю. Но винтик регулировки положения анероидной коробки в конструкцию все же ввел. Работой остался доволен, велел тестировать каждый барометр в барокамере и винтиком подбирать точное значение, винтик потом воском залить.

  Так же история была и с термометром, прислоняли образец латунной пяткой, которая и воспринимала температуру, к латунному только закипевшему котелку, помечали сто градусов, потом прижимали к телу, помечали 36.5 и потом к котелку с тающим льдом, благо льда в погребах деревни хватало. На трех точках строил шкалу. Чувствительность термометра так же пришлось увеличивать, очень небольшое отклонение у стрелки было в первых образцах. Точность может и не самая высокая, но на кипящее масло показало 230 градусов, остался доволен, примерно, где то так и должно быть. Стали делать два типа термометров, бытовой, со шкалой от -50 до +100, отрицательная шкала была рассчитана по точкам, сверять ее пока было не с чем. И промышленный, со шкалой от -50 до 300 градусов. На более высокие температуры пока не замахивался, мне главное химиков обеспечить. И конечно подарки. Подарки получались вполне достойные.

  Настала пора заняться фотографией, для нее было все готово, в том числе один полностью собранный фотоаппарат, и лаборатория. Никаких неожиданностей в производстве пластинок не возникло, неожиданность ждала после съемки цветовой таблицы, на нескольких выдержках и диафрагмах. Приятной неожиданностью, стала работа проявителя. Смесь сульфита натрия с железным купоросом все же оказалась проявителем, только очень медленным. А неприятной неожиданностью стала необходимость переделывать затвор, правда так и думал, что без этого не обойдется. И одно зеркало разбил при слишком резком нажатии на спуск затвора. Внесли изменения.

  Первые, в мире фотографии были сделаны в начале ноября 1696 года, так что историки могут не спорить больше об этой мелочи.

  Негативы получились вполне качественно, и были пересвечены методом прямого наложения на фотобумагу, сделанную по той же технологии, как и фотопластинки. Было сделано, еще пять десятков слайдов, для проектора. В основном, вид на корабли, завод и пейзажи. Пока был солнечный день, постарались отснять побольше кадров. В помещении съемка то же удавалась, но не такая четкая, стоило подумать над вспышкой, озадачил этим своего пиротехника, пусть выкручивается, как хочет. Конвейерную подачу слайдов отложил на потом, при пробе побили несколько пластин, и решил пока отложить. Сделали просто рамку на два слайда, которую можно было двигать влево вправо и менять слайды.

  Оформили все это под несколько чемоданчиков. Большой чемодан с фотолабораторией, куда входили кюветы, банки, красный фонарь, стойка для сушки пластинок, прочие аксессуары и запечатанные, одноразовые, бумажные, вощеные пакетики с порошками проявителя и фиксажа. Самым важным тут была тщательная инструкция, которую пока, писали от руки. Инструкция была пользовательской, то есть - вскипятите воды, налейте ее в банку номер один, остудите воду до состояния, когда сможете держать в ней палец, высыпьте в воду порошок из пакетика номер один, размешайте, и перелейте раствор в корыто номер один через ситечко номер один ...

  Инструкция была на четырнадцати листах, оформили ее в виде книжки с деревянными обложками. Еще более объемную инструкцию писал для фотоаппарата. Оказывается, написать инструкцию для медведя порой сложнее, чем сделать для него велосипед. Поставив точку в инструкции, понял, инструкция не поможет, надо готовить фотографов и пускай они обучают.

  Устроил выставку фотографий, пригласил всех посмотреть. Преследовал тайный умысел, отбирал людей, особо заинтересовавшихся, и расспрашивающих гида, что да как было сделано - они и будут первыми фотографами. Ох, и намучаюсь с ними, где же мне еще десяток часов в сутках взять!

  Со временем действительно были проблемы. Мой новый выброс новинок в завод привел если не к эпилепсии, то сильной дрожи завода. Вроде и мастера набрались от меня опыта в решении смежных проблем, тем не менее, завод пошел в разнос. И удержание его от сваливания в простой занимало много времени, пришлось даже утренние планерки мастеров вводить, и задействовать один новый цех под заводоуправление. На одной из планерок предложил мастерам выбрать человека для координации работы завода, надоела мне эта беготня, почему кузнецы не додали гвоздей плотникам. Так на заводе появился управляющий с подмастерьем. С огромным облегчением стал спихивать на него все работы по координации цехов, хотя, на первых порах мне этот тип много крови попортил, ничего, потом на нем отыграюсь.

  Усугубляли все дела мои новые пополнения, решил проводить с новичками и со старыми командами моряков занятия по теории и практике корабля, моя тень, как обычно, все конспектировал. Собирал моряков в эллинге строящегося Сокола, так что записывать им было тяжеловато, да и писали они, в большинстве, плохо. Читали хорошо, а писали плохо, вот такое однобокое тут было воспитание. Приходилось упрощать все до картинок и вводить эмпирические правила. Вот и получилось, что морячки на занятиях рисовали комиксы, ну а мне приходилось быть главным сценаристом.

  Морпехи начали стонать, что у них так же накопились вопросы, и они то же хотят занятий. Плюнул, начал заниматься с морпехами и моряками через день, а вечерами писать конспект для следующих занятий. Отец Ермолай меня на это всячески поощрял, даже перестал зудеть про учебники, правда, взяв с меня слово, заниматься ими в дороге. Однако, у меня есть ощущение, что морпехи захотели занятий именно с подачи Ермолая, более того, через несколько дней захотели занятий и мастера, тут уж точно без Ермолая не обошлось. В результате, два дня после обеда занимался с войсками, два с моряками и два с мастерами. Один день мне великодушно позволили отсыпаться. До обеда шлифовал диковины.

  Завод приходил в чувство, стал работать ритмичнее. Рискнул сделать еще один выброс. Нужны были новые орудия на Сокола, гладкоствольные, полностью пороховые и без капсюля. Пусть шпионы мучаются.

  Для этих орудий использовали полностью старые наработки. Ствол будет точно такой же, только без нарезов, станина и откатник те же. Вся разница была в гильзе, и снаряде. Вместо гильзы был стальной горшок с закраиной, вставляющийся в ствол, пока не упирался в воротник ствола закраиной, точно так же как гильза, только проточки в стволе были глубже. Затем опускался затвор. Таким образом, кинематика заряжания осталась точно такой же, как у орлов. К каждой пушке планировалось иметь два десятка таких горшков. В торце казенной части горшка было запальное отверстие, куда вставлялась модифицированная спичка, на подобие охотничьих спичек моего времени, и воспламенялась она ударом бойка.

  Снаряды были минометные, с хвостовиком сзади. Вот с ними пришлось повозиться, Отливка не шла, металл не затекал в тонкие, длинные, стабилизаторы снаряда. Стали делать в два этапа, отливали нижнюю часть с цилиндрическим удлинением на конце, и отливать отдельно звездочку стабилизатора на шесть лучей с отверстием посередине, для одевания в горячем виде на хвостовик снаряда.

  Стабилизаторы опускались в тонкий бумажный стакан, в который отмеривался черный порох, стакан натягивали на расширение снаряда и герметизировали смолой. Верхняя часть снаряда была без изменений, пришлось пока оставить наш взрыватель. Но планировал поменять и его, ни капли технологии шпионам! Пусть мучаются с кислотными трубками.

  Для выстрела нужно было вставить взрыватель в снаряд, вместо пробки. Вставить снаряд, вместе с бумажным стаканчиком в очищенный горшок, проткнуть бумажный стакан спичкой, вставляемой снаружи горшка через запальное отверстие. Далее, заряжающий досылали горшок в ствол, и закрывал затвор. Надо бы двоих заряжающих, потому что очень тяжело получилось, но на орлах пока было трое, пришлось просто подбирать здоровых лбов в заряжающие.

  Первые выстрелы из новой, так сказать, старательно ухудшенной, пушки были сделаны в честь проводов осени, в последние дни ноября. Пушка выдержала без нареканий, даже отстреляли серию. Кучность и дальность были никакие, по сравнению с нарезным орудием, но явно лучше пушек этого времени. По результатам стрельб, разрешил банить ствол не после каждого выстрела. Пять выстрелов без прочистки пушка вполне держала, и снаряд в стволе не детонировал. Дал команду производить пока только такие орудия, снаряды производить четырех типов, два гильзовые - шимозный и шрапнельный, для пополнения боекомплектов орлов, и два пороховых для гладкостволов - хвостатый фугасный и обычную картечь в бумажном стакане с порохом и пыжом.

  Скорострельность была ожидаемо хуже гильзового варианта, но много лучше обычных пушек. Пару выстрелов в минуту ствол делал.

  Появилась проблема загазованности башни, все же без гильзы, газы прорывались через лабиринтное уплотнение. Решил просто сделать в башнях откидные люки для вентиляции.

  Новую башню торжественно водрузили на дальний сруб редута, оставшийся от башни, погибшей на моржовом острове. Этот редут называли теперь летним. Второй редут, у мельничного ручья, занимала недавно вернувшаяся, вместе с командой Семена, башня северного форта. Редут назвали зимним. Вернувшийся Семен не оценил наших успехов в новом оружии, пришлось объяснять, зачем это все надо, и насколько это важно. Но уговорить Семена заниматься обучением новых пушкарей на новых башнях, было трудно. Уговаривал вечером, под чай из самовара. Пояснял, что, не смотря на ущербность нового творения, эта пушка превосходит все, что он видел ранее, еще до меня. О такой скорострельности местные пушки и не мечтают, и кучность все же неплохая, ну, почти неплохая. Зато эти пушки мы можем гнать массово, снабжая ими войска, для них не надо латуни и нитробумажек, которые мы не в силах сделать в большом количестве. Из них можно и круглыми ядрами стрелять, хотя, кому это надо. И прицел у них, хоть и упрощенный, до оптического, однако он все же есть.

  И главное, на кораблях, вооруженных такими пушками будут воевать наши мужики, и святая обязанность Семена найти наилучший способ применения этих орудий, и научить пушкарей. Уломал, но с трудом. Он, похоже, сломался, на разрешение хоть каждый день стрелять из новой башни, благо она на самом дальнем краю завода и далеко от деревни.

  Первая неделя ноября пролетела совершенно незаметно, хоть завод и вошел в рабочий ритм, но теперь на мне повисли обучаемые, времени снова стало не хватать. А Семен забрал у меня и единственный, свободный день недели, воскресенье, потребовав заниматься с пушкарями. С ними то же рисовали комиксы.

  На этом фоне совершенно незаметно прошел приезд и размещение портного.

  Пожалуй, первой ласточкой, наступающих перемен, выбившей меня из водоворота дел, стал вечер, когда придя домой, увидел спускающуюся по лестнице, чуть приподняв рукой подол, красивую девушку, в современном мне вечернем платье, выполненном крайне роскошно, и на каблуках. Как стоял с меховой курткой в руках, так и застыл. По лестнице спускался кусочек моего мира.

  - Мастер! Наконец-то, обратил на меня внимание - улыбнулась мне Тая - А то последние седмицы, только глядел насквозь, да на вопросы отвечал, да и то, не всякий раз.

  - Прости Тая, к государю надо ехать, вот дела и закрутили. Тебе идет это платье - улыбаюсь в ответ.

  - Мастер - Тая укоризненно качнула головой - этож платье уже второй день ношу по дому, а в туфлях этих, будь они не ладны, уже седмицу ходить пробую.

  Шах и мат. Пожалуй, пора от дел отвлечься. Туфли и платье действительно не замечал, очень плохой знак, глаз замылился.

  А вот о чем не подумал, так это о том, что мало сделать косметику, надо еще научить, ей пользоваться. То, что Тая сотворила с макияжем, было из области раскраски клоуна. Правда, в глаза бросилось, только когда она подошла ближе. И как прикажете учить девушек премудростям, которые видел только со стороны и в кино? А светских дам что? Тоже мне учить? Или одной Тае?

  - Тая, прости еще раз, вечерние занятия меня совсем добили, но и прекратить их никак не могу. Давай сделаем так, подбери себе несколько подружек, которые согласятся с нами в Москву поехать и мы с вами будем каждый день по одному-два часа заниматься прямо тут, у нас, после ужина. Гарантирую, буду обращать на тебя внимание каждый день.

  - А подружки то мои тебе зачем? - съехидничала Тая

  - Да вот присмотреть себе еще кого удумал - неудачно ехидничаю в ответ. Но вовремя понимаю, всю неуместность шутки и поправляюсь - Нам теперь, Тая, приходиться обзаводиться некоторой свитой, дабы месту своему соответствовать, вот и хочу, что бы с тобой пара верных подруг была, а со мной и так мужиков много поедет.

  - Как скажешь. А учить чему удумал?

  - Вот пойдем наверх, и начну с тебя одной. - поняв, что фраза опять прозвучала несколько двусмысленно, добавил - покажу несколько хитростей с косметикой.

  Оказалось, научить женщину пользоваться косметикой и подбирать тона, дело совершенно не благодарное. А если еще и сам не уверен, как правильно, то совсем тяжелое. Местные стереотипы, мол, щеки ярко красные, глаза черные и так далее, ломались с трудом. А когда к нашим занятиям присоединились еще две девушки, заходившие ранее к нам в гости, и как я понял, собирающиеся так же как Тая, становиться медсестрами - стало окончательно плохо.

  Только тут стало видно, насколько далеко отошла Тая от привычной для нее среды, и постаралась стать такой, как хотелось ее видеть мне. Низкий поклон тебе Тая, прости, что раньше не замечал. Надо придумать персонально для нее подарок, давно ведь ничего не дарил.

  А девушки были отправлены днем на примерки к портному, с ним переговорю позже, какие комплекты для них хочу.

  Дела с девушками двигались со скрипом, но все же двигались. За неделю добился от них приемлемого, в первом приближении, нанесения боевой раскраски и перешли к движению. Как надо двигаться на каблуках видел только со стороны, ну еще разок играл на каблуках и в платье в комический футбол, в пионерлагере, кстати, было весело, команда мальчишек в девичьей одежде, против девчонок в мальчишеских комплектах. Однако, этих воспоминаний явно не хватало, выбрал у обувщиков самые крупные туфли, которые все равно немного жали, и походил в них по кабинету, пока никто не видит, усмехаясь и вспоминая фильм "Служебный роман" - "... походка должна идти от бедра...". Жуть, как они вообще на этом ходят.

  Подружки отказывались влезать в срамоту, в смысле в платья. Предложил Тае самой решать этот вопрос, сказав, что поедут только те, кто пройдет полный курс, и на ком платья и туфли будут сидеть как влитые. На следующий вечер все трое выхаживали у меня по подиуму, в платьях, туфлях и накрашенные, мне оставалось только указывать, какие движения плохо смотрелись, и закусывать это дефиле кусочками яблока. Хорошо быть сибаритом.

  Про подарок Тае не забыл, каждый день перебирал варианты, на шею было ничего вешать нельзя, испорчу шикарный вид с бархоткой, оставались только руки и уши. Но кроме банальных часов, ничего в голову не приходило. А с другой стороны, почему банальных? Мы не выпускали женского варианта, об этом следовало задуматься. Часы сделать по размеру меньше нам вряд ли удастся, а вот оформить их как женское украшение - можно вполне. Обсудил эту идею с Марком, примеривались по-разному. Самым перспективным, посчитали витой браслет из ажурной вязи серебреной проволоки. Марк взялся изготовить несколько на пробу за неделю, используя готовые часы, разумеется. Порекомендовал ему еще огранить стекло циферблата. Сам циферблат и стрелки он и так сам делал, по индивидуальным, так сказать эскизам. Обратил внимание, что все подарки пойдут высокопоставленным дамам. А на один браслет, просил обратить особое внимание, честно признался, что это будет подарок Тае. Марк подумал немного, попросил принести бархотку Таи, и обещал сделать отличный подарок. Ушел от Марка радостный и убитый одновременно, почему радостный - понятно, а убил ценник. Наповал. Становлюсь банкротом раньше, чем рассчитывал. Но с женскими часами-украшениями, ход сильный, пусть Марк делает, окупятся же когда-то мои труды.

  Окончательно стало понятно, что завод пришел в чувство, когда прошел слух, что, начинаем готовить очередные подарки царю. Тут это уже стало соревнованием. Если раньше большее ударение делалось на слово - подарки Царю - то теперь, на слово - Лучшие подарки - а царю или нет, стало уже вторым планом. Каюсь, знаю того беспринципного типа, пустившего этот слух.

  К концу первой декады ноября свалился снег за шиворот. Приехал почтарь, и привез грамоту от Петра. К снегу за шиворотом добавился обух по голове. Если отпустить все эти царские "сим повелеваю" и прочие завитушки, смысл письма был новой, тяжелой ношей.

  Государь начинал строительство Азовского флота, причем абсолютно ничего к этому готово не было. Ни верфей, ни леса сухого, ни дельных вещей - ни че го! А главным над этим фарсом избрал, угадайте кого. Для финансирования проекта в приказном порядке организовывались кумпанства из русских купцов, дворян и священников. Кумпанства должны были собрать по десять тысяч рублей, а не вошедшие в кумпанства мелкие дворяне обкладывались "полтинной" податью, то есть должны были платить по пятьдесят копеек со двора. Эти деньги должны были идти на вспомогательный флот. Крупных кумпанств образовывалось около пятидесяти. Если подойти к делу с умом, то можно построить отличный флот, а если пустить на самотек, будет как обычно - суда построят для галочки, из сырого леса и по кривым лекалам, и держаться эти суда на воде будут только благодаря их освящению и благословению. Так что надо за это дело браться серьезно. Попросил почтаря ждать ответа и сел составлять письмо, в котором набросал тезисы моего виденья этого дела, приложил описания и эскизы боевого клипера и фрегата, расписал в красках, что клипер уже успел участвовать в боях с превосходящим противником и вышел победителем. Намекнул, что если позволить кумпанствам самим строить корабли, то флота не будет. Нужно обязать их снабжать верфи материалами, людьми и деньгами - мастеров и чертежи привезу свои, а так же буду поставлять дельные вещи, орудия и парусину, так как все это у меня заметно лучше заграничной. Про цену ничего не написал, буду продавать по европейским ценам, надо же мне как-то из банкротства вылезать. Пол миллиона рублей осваивать. Отписал, что постараюсь прибыть с первыми ласточками, будущих кораблестроителей к середине декабря.

  Отдал переписывать письмо Ермолаю, отправил через Кузьму призыв мастерам собираться на срочное совещание ко мне в кабинет, и Осипа пригласить.

  Отправил почтаря со срочным ответом обратно к Петру. Пока ждал прихода мастеров начал лихорадочно набрасывать пункты, которые надо сделать - верфи, бригады корабельщиков, экипажи кораблей, лес, парусина, канаты, дельные вещи, орудия, боеприпасы к ним. И все это, для нескольких десятков кораблей. По предварительным расчетам, получалось, надо закладывать минимум пять кораблей за один раз.

  Начал огорчать мастеров, новым большим заказом. Корабельщиков заберу с собой, пускай отберут человек семь восемь, которые будут поднимать новые верфи, с ними будет отдельный разговор. Оружейники должны сделать к середине лета минимум сорок новых, гладкоствольных башен, в полном комплекте и с десятью сменными горшками к каждому стволу. Пускай начинают делать новый оружейный цех у большой домны, и сразу несколько станков пусть ладят, будем по ночам их запускать, как нагрузка спадает.

  Из литейщиков боеприпасов к гладкостволам так же забираю с собой несколько человек, производство боеприпасов надо налаживать на месте. С ними так же будет отдельный разговор, так как надо подумать, что изменить в боеприпасах к гладкостволу, что бы можно было их отливать из чугуна, а не из стали, и обтачивать абразивом на не подготовленном месте. По остальным цехам, просил думать, как и что они будут производить - наборы дельных вещей известны, количество потребной парусины так же не секрет. Дал два дня на обдумывание и составление плана перехода завода на две смены, на три уже не хватит людей с этими новыми цехами и с учетом, что многих специалистов мне придется забрать.

  Кроме того, просил не снижать выпуск диковин, следующим летом апостол должен придти с диковинами в факторию обязательно. Иначе они мне всю политику попортят.

  Отпустил мастеров, посмотрел на скромно, как обычно, сидящего в уголке святого отца.

  - Отец Ермолай, ты понимаешь, что происходит?

  - Царь наш, Петр Лексеич, флот Азовский поручил тебе поднимать.

  - Это все на виду, а вот понимаешь ли ты, что планирует государь войну большую на море с османами, и денег на то повелел собрать великое множество, знать и война будет не маленькой. И понимаешь ли ты, что нет у нас моряков да пушкарей с абордажниками. И никакими силами мне не растянуть своих мастеров и людей на десятки кораблей. Люди нужны, отец Ермолай, много людей, а так же те, кто присматривать за ними будет, да направлять. Теперь ты понимаешь, что происходит?

  - То понимаю, и о чем удумал, тож понимаю. Только вот и мать наша, церковь, не Господь Бог, а токмо слуга его. Не по силам нам такое.

  - Отец Ермолай, посмотри на меня. Мне от сердца каждого мастера и работника отрывать приходиться, у меня же тут одни подмастерья да курсанты останутся! Так не уж то монастыри наши, по всей Руси стоящие, не способны родине помочь парой тройкой своих мастеров да несколькими грамотными отроками в команды? Не верю в такое, и государь не поверит.

  - То правду говоришь, осилят монастыри помощь такую, только к чему она тебе, твоих мастеров ни в одном монастыре не сыскать.

  - Но лучше монастырских мастеров мне тож не сыскать, а коль мастера будут хороши, то помогут моим изрядно. А коль пригонят моим мастерам стадо необученное, то хоть тресни, хороший флот не построим. И с отроками так же, всех сметливых монастыри к себе пристраивают, вот такие мне и нужны, сильно нужны, отец Ермолай, не менее пяти сотен.

  - Чтож, сын мой, послужу проводником просьбы твоей, будут тебе люди, и братья на дело такое надуться. Куда собирать их укажешь?

  - Собирай всех в Кузякино, помнищь, где поместье? Вот там лагерь большлй встанет, там и накормят и шатер найдут, а как государь приказ даст, так и выдвинуться. Кого-то оставим, отставших направлять, но ты уж постарайся, собрать всех быстрее. Кого сможешь, с поморья, собирай ко мне, пойдут с нами караваном. В начале декабря и отправимся.

  - Хорошо, сын мой, сполню. Завтра же, с заутренней, отправлюсь, и весть разошлю.

  Отпустил отца собираться, сам обдумывал следующие шаги. Первым делом корабелы. Пошел на верфь, требовать ответа, кто идет строить азовский флот. Мастера спорили еще больше часа, наконец, мне были выделены восемь человек, с опытом, с руками и головой, как мне мастер верфи обещал. Официально они считались подмастерьями, но уже давно стали мастерами. Сел с ними в кружок, обсудить ближайшие задачи. Спросил, разобрались ли они в чертежах нового фрегата. После уверенных ответов, начали обсуждение особенностей. Действительно разобрались. Указал им, что освобождаю от всех работ на верфи, и требую, что бы каждый сам, подчеркиваю, сам, без помощи кого-либо, сделал мне по метровому макету фрегата. Да так, что бы внутрь заглянуть было можно и оценить набор и силовые распоры башен и перегородок живучести. Даю им на то десять дней, а оценивать буду не только сам, но и государь. Будут вопросы по фрегату - готов буду принять в любое время. Вопросы другим мастерам задавать то же можно. Но до последнего троса, корабль должен быть сделан вашими руками. Латунных пластин не используйте, не будет их у вас, делайте полностью деревянным, и соблюдайте технологию обшивки, особенно внутренней, диагональной, могу выборочно проверить, как корпус сделан. С такими напутствиями отпустил будущих мастеров собирать материалы и готовить рабочие места.

  Теперь по списку мои заготовители леса. С ними проще, через их цеха пол Вавчуга прошло, подрабатывая. Отобрал пять человек, велел думать, с помощью чего и как на новом месте они будут доски готовить. Запасы масла и соли велел собирать в дорогу, что бы на первое время хватило. Пилы для лесопилок могут со складов все забирать, еще сделаем. И пусть подумают, вместе с плотниками, что им для водяных колес взять надо, а что на месте сделают. Прямо тут возникла проблема, у нас столько саней не наберется. И лошадей. Озадачил этой проблемой Осипа, саней надо около двух сотен, а лучше три. И это только первый обоз. Пока зима, мужиков с санями и лошадью, Осип сыщет, а вот летом то как? Но об этом уже в Москве думать буду.

  Дальше пошел по цехам, обсуждая две темы, кто пойдет со мной, и какие товары цех будет производить. Все что делается, по новым технологиям оставалось производиться в Вавчуге, а вот то, что можно было сделать на месте, переезжало частично на новые верфи и мастерские при них. К вечеру был готов черновой план по людям, инструментам и составу верфи. Можно было начинать рисовать, что должно получиться и вникать чего и сколько не хватает.

  Не хватало всего. Только теперь осознал, насколько маленький у меня завод и верфь. Даже если забрать всех, полным составом, и то нас не хватит для этого проекта.

  Сотни три мастеров соберут монастыри, если соберут меньше - буду ругаться и топать ногами. Еще курсантов сотен пять. И минимум по сотне человек для строительства каждого фрегата надо выклянчивать у Петра. Тысячи две человек получается минимум, а их еще содержать и кормить как-то надо. Начал расписывать разнарядку на три тысячи человек, все необходимое надо брать с завода, кроме еды, само собой. Поставками продуктов пускай кумпанства занимаются.

  К концу недели стало очевидно, две сотни саней нам мало, так сказать, это будет только первый взнос. Стали расписывать с Осипом график караванов. Встал закономерный вопрос, а куда их отправлять? Начал расспрашивать свой народ, кто знаком с Доном, мои познания ограничивались Ростовом на Дону, ну и Азовом, так как город на слуху был, в связи с деятельностью Петра. Совместными усилиями бывших стрельцов, а теперь пушкарей, определили наиболее вероятные места закладки верфи. От верфи в устье отказался сразу, османы не дураки, прямо под носом у себя флот строить не дадут, надо выше по течению Дона искать. Наиболее перспективным, по словам стрельцов, местом был Воронеж. Достоинства места, это крупный городок и не далеко от Москвы, около пятисот километров. А недостатком было то, что тяжелым фрегатам там будет тесновато, и спускаться вниз, к Азову, надо будет больше тысячи километров, так что оперативности не будет никакой. Тем не менее, стали в своих графиках движения караванов считать Воронеж конечной точкой. Если что не так, Петр нас поправит.

  К концу второй декады ноября принимал зачеты у подмастерьев кораблестроителей. Кораблики они сделали для выставки, не иначе. Лючки в палубе открывались, и можно было рассмотреть внутренности. Тщательно изучал каждый макет, в целом, все было хорошо, только одна ошибка была общая для всех.

  - Ну что, будущие мастера, а теперь пойдем пускать кораблики в наш лесозаготовительный цех, там ванна с водой есть.

  Пришли, запустили, понятное дело, модели завалились на бок, посмотрел на них выжидающе.

  - Мастер, ты же велел модели для показа делать! - попытался защищаться самый бойкий.

  - Велел делать строго по чертежам! Почему у вас внутренние палубы не сделаны? Почему балласт не установлен? Что же вы за корабли мне построите, коль даже модели не можете, как след сделать?

  Подмастерья стояли, понурившись, кораблики плавали по ванне как снулые рыбы, то есть на боку, всем своим видом выражая экологическую катастрофу.

  - Даю вам неделю, для постройки новых моделей, на этих моделях проверю все, вплоть до блочков такелажа. А этих снулых рыбин отнесите ко мне домой, вечером изучу тщательнее, что вы построили.

  Ничего, эти подмастерья у меня научаться фрегаты лепить с закрытыми глазами. Если время останешься, они у меня еще и третий фрегат слепят, найду уж, к чему на вторых моделях придраться.

  Начал прибывать тонкий ручеек людей из монастырей. Срочно разбили на месте бывшего лагеря рудознатцев - лагерь монастырских. Плохо только, что мастера не успели пополнить бивачное снаряжение, полностью выскобленное по складам ушедшей экспедицией.

  Поехал на поклон в Холмогоры. Денег уже совсем мало оставалось, закупить был не в состоянии, пришлось клянчить и размахивать государевыми бумагами. Шатры были так себе, из парусины, и маленькие, но деваться было некуда, мне их минимум три сотни надо. Столько, конечно, в Холмогорах не было, забрал, сколько было, отправил порученца в Архангельск, там то же войска расквартированные стояли и у воеводы должен быть запас, на случай похода.

  Договорился с купцами взять войлока в кредит, сколько соберут. Собрали довольно много. Вот и стал мой баланс отрицательным. Доигрался в кредиты на политические нужды.

  Вернувшись в Вавчуг, поручил швеям перерабатывать имеющуюся на складах парусину в шатры, жалко конечно, хорошую парусину, да и холодно в таких шатрах будет, но все лучше, чем на снегу. Войлок для аналогов спальных мешков используем.

  Монастырский лагерь начал расти, обнаружилась и нехватка кухонь и печек. Кухни, как и печки, были, но мастера их не давали, так как это была очередная партия по государеву заказу. Вставил пистоны. С Петром потом договорюсь.

  Начал переселять в монастырский лагерь своих мастеров и подмастерьев, которые идут с нами. Пускай знакомятся, а заодно, посмотрю, как без них завод работать будет. С некоторой долей злорадства наблюдал за лихорадочными метаниями управляющего. Завод опять стало лихорадить. Пришлось, тяжело вздохнув, присоединиться к обузданию этого уставшего и напуганного животного, по имени завод. Все же подмастерья растерялись, потеряв своих мастеров, а оставшиеся мастера больше своим подмастерьям помогали, вот и воцарилась на заводе атмосфера не уверенности.

  Немного подумал, и произвел ротацию. Часть монастырских мастеров перевел работать на завод, пусть осваивают новые профессии. А обрадовавшихся подмастерьев, баш на баш, переселил в монастырский лагерь, пойдут с нами. Завод затрясло еще сильнее, но атмосфера исправилась, новеньким было интересно, да и не улыбалось им на несколько лет от родных краев уходить. Оставшиеся мастера теперь обращали на новеньких пристальное внимание, им деваться было некуда. Выпуск товара упал, пошел брак. Ничего, зато резерв опытных кадров растет.

  К концу недели, совершенно измотанный, пришел принимать зачет у корабелов. Сказать по чести, их предыдущие творения так и не посмотрел, они у меня на чердаке так рядком на полу и стоят. Новые их творения были выполнены строго по чертежам и пахли пропитками, не успевшими высохнуть. Заглянул во все лючки кораблей - молодцы, внутренности то же на высоте. Но уже нашел, к чему придраться.

  Пошли запускать кораблики. На этот раз, все бодро стояли на воде. Брал фрегаты за топы мачт и искусственно укладывал их на воду. В некоторых случаях, с удовлетворением, слышал пересыпающийся внутри балласт. Такие корабли или не вставали из положения на боку, или вставали, но стояли криво, как слега, подпирающая дом. Заинтересованно посмотрел на подмастерьев. Авторов этих пизанских башен можно было вычленить из толпы по побелевшим лицам.

  - Что вам могу сказать, подмастерья. Вы снова меня расстроили. То, что некоторые из вас не закрепили балласт, это еще не все. Но ведь вы все собрали суда без подготовки досок, которая в проекте указана! Почему вы решили - что-то в проекте надо выполнять - а что-то нет? Вы мне корабли так же строить будете? Из сырого и не пропитанного леса? В корабль вложат сил и денег столько, сколько вам и за несколько лет не отработать - а через пару лет корабли сгниют, только потому, что вы решили упростить себе жизнь! Даю вам последний шанс. Делаете мне третий корабль, еще неделю даю. Если найду, что еще у вас будет сделано не по проекту, оставлю такого неумёху тут, вечным подмастерьем. А если все будет хорошо, буду ходатайствовать перед мастерами о присвоении вам мастерского звания.

  Печальной цепочкой подмастерья потянулись относить свои новые творения на мой чердак. Жалко вас, ребята, уж простите меня, но через неделю снова буду, строг и придирчив.

  Оставшуюся неделю собирали обоз, с мастерами уточняли проект новой верфи с эллингами и мастерскими. В последний момент вспомнил про ганзейцев, основательно забытых, в этой суматохе. Поручил разработать красивую медаль и наштамповать их минимум две сотни. Одну медаль изукрасить по-царски, была у меня на счет нее задумка. Подумав, приказал сделать пять таких изукрашенных медалей. Уж, если задумка, то по полной программе. Отрицательный баланс мой, снова подрос.

  Ручеек монастырских людей все не иссякал, и Ермолая не было. Начал волноваться, надо было выходить со дня на день.

  Начал составлять планы, на случай, если задержусь в Москве или на верфях. Планы были обширные, ключевым в них было наделать товара и идти летом в Швецию, на нашу факторию. Дальше пошли нюансы, сколько кораблей отправлять, в случае готовности команд, сколько в случае не готовности. Расписывал графики тренировок, настаивал - в море на тренировки выходить обязательно в три команды, одна старая и две новых. Разрешал даже отложить поход на вторую половину лета, лишь бы тренировались подольше. Забирал по три человека из обоих старых экипажей, пусть хоть кто-то сможет пяти сотням зеленых матросов, хоть что-то показать. Летом пошлю еще людей, но пока хотя бы по одному опытному на сотню зеленых. В море, с таким соотношением, новые фрегаты, конечно не пущу. Но с чего-то начинать ведь надо! Были серьезные сомнения, что ослабленные старые команды, да еще распределенные по пяти судам, доведут конвой до Швеции. Указал Глебу, назначенному главным по эскадре, если тренировки не пойдут, или он почувствует, что моряки не осилят переход, даже если тень сомнений таких возникнет - оставлять всех новичков на берегу и идти на двух кораблях - новом Соколе и старом апостоле. Сокол оставить там, в замен Орла. Пушкарей тренировать... И запас выстрелов для Орла привезти обязательно, может они там израсходовали все.

  Одним словом объемный план, чуть ли не по дням расписанный и в нескольких вариантах. Поймал себя на том, что начинаю осмечивать эти планы и прикидывать расходы и чего понадобиться. Решил все же сметы доделать, и сам буду ориентироваться в потребных, на поход, средствах, и Глебу легче будет.

  Потом обсуждали с Осипом торговые планы. Мое финансовое положение Осипа огорчало, но так как его долю, мое банкротство, практически не затрагивало, то торговые дела мы продолжали делать как прежде. Оговаривали с Осипом, что ему надо отправить ладьи с припасами максимально высоко по Мезени, и пусть ладьи разгружаются в перевалочный лагерь, куда должны будут спуститься лодки нашей Уральской экспедиции. И пусть не забывает завозить туда припасы систематически, в основном крупы, соль и сушеную рыбу. Мяса они себе там сами настреляют, не маленькие.

  Следующим этапом было обсуждение похода в Швецию. Обсуждали два варианта, идем пятью или идем двумя кораблями - на Осипе будут договоренности с купцами. Если Глеб выпустит в море все три винджаммера то загрузить их будет не просто. Так что Осип может уже начинать предварительные переговоры. И Федора этим в Москве озадачу, не пускать же обратно пустой обоз в несколько сотен саней, когда его загрузить можно будет товарами для отправки морем в Швецию.

  Вечерами сидел и проверял списки, кто идет с нами - прикидывал разные ситуации и как с этим составом из них можно выкрутиться. Записывал все на аварийные листы, которые вручу потом почти святым братьям, отправляющимся с нами. Кстати, монастырский ручеек приносил нам и такие плоды. Количество братьев достигало уже девяти, и они явно не собирались на этом останавливаться. Кто из них станет серым кардиналом, спрошу у Ермолая, ему и отдам аварийные бумаги. Для себя определялся, кто мне будет нужен в Москве для развития наших обувных, одежных и фото промыслов - то, что для них будет масса заказов, не сомневался.

  Мои дамы стали выше всяких похвал, все же женщины быстро учатся быть красивыми. Подарок Тае очень понравился, правда, мне показалось, не столько сам подарок, сколько то, что он от меня. Но Марк постарался на славу, сделал единый комплект из часов-браслета, бархотки и сережек, на длинных висюльках. В этом гарнитуре, платье и на каблуках Тая была оружием массового поражения, надо продумывать, как избежать обид дворянства. Не удивлюсь, если кто-то из аристократов будет делать ей серьезное предложение, и так же не удивлюсь, если Тая откажет - а вот, что после этого делать с обидами дворянчиков - мне надо продумывать уже сейчас.

  Подарки царю были готовы в полной красе. Образцы фотографий оформили и как картины и как альбомы. Проектор и фотоаппарат для государя блистали резьбой и вензелями. Остальные образцы попроще, но так же полированные и лакированные. Барометры и термометры были отполированы до золотого блеска, на них морскую зелень тренировали. Самовары не уступали в блеске приборам, по той же причине. Пластинок для фотоаппаратов было маловато, сделали только по сто штук на фотоаппарат, и по двести листов фотобумаги. Сделать больше мешало отсутствие в нужных объемах фотохимии. Выход фиксажа был маловат, а от этого и плясали с необходимыми объемами остального.

  В очередной раз принимал зачеты у подмастерьев. Они смотрели на меня затравленными взглядами и не знали, куда деть руки. Да, вот такой у вас страшный и ужасный верховный мастер, сейчас опять будет критиковать. То, что еще вчера договорился с мастерами о присвоении всем этим несчастным звания мастеров, знать им пока не надо.

  Кораблики они сделали на загляденье. Может попробовать поручить им четвертый макет делать с завязанными глазами? Жаль, времени на такое извращение у меня нет.

  Осматривал отлично сделанные макеты и хмурился, периодически поднимая бровь и хмыкая. Подмастерья готовы были падать в обморок, после того, как нашел несколько неточностей на их макетах. Нашел с трудом, честное слово, отлично ребята поработали. Нашел исключительно потому, что сам такие макеты клеил и знал, как тяжело сделать на маленьком макете обшивку реечками с двойной кривизной - на больших кораблях эта проблема менее ощутима. Больше часа заглядывал во все лючки всех макетов, не забывая хмуриться и критиковать. Потом порадовал подмастерьев, что макеты их условно принимаю и временно присваиваю им звания мастеров. Но окончательный вывод сделаю только по результатам постройки ими настоящих фрегатов. Вот это и будет их экзаменом. И принимать его буду лично, а возможно и вместе с царем.

  Не справившиеся, будут остаток жизни работать подмастерьями и отрабатывать потерянные в корабле деньги. Справившиеся, переходят на оклады главного корабельного мастера, со всеми причитающимися привилегиями. Но, только до тех пор, пока строят суда со всем старанием. Первое же сгнившее, или утонувшее, по вине строителей судно, ставит крест на всей карьере. Так что добро пожаловать в мир ответственности, Мастера!

  Устроили небольшое чествование новых корабельных мастеров, запасенным тут заранее пиром. И после короткого застолья, дал новым мастерам задание - несколько дней у них еще есть, пусть построят макет верфи, по чертежам. Опять же, каждый свою. Мастера несколько взгрустнули, они надеялись отоспаться. Ничего, в дороге отоспятся, не все же мне одному страдать.

  Караван был готов отправиться, сани стояли рядами, полностью упакованные, пустые сани ждали сворачивания лагеря, люди сидели на чемоданах, лошадей было негде держать. Настолько негде, что держали во дворах деревни и рабочей слободы. Корм улетал просто тоннами. И вообще, такая задержка каравана была весьма дорогим делом. Но люди продолжали прибывать, а опытные кадры были теперь ценнее любого золота.

  Караван ждал. Над всей долиной Вавчуга курились дымы, большое стойбище жило своей жизнью, постепенно люди переставали считать, что они здесь, они были уже в дороге. Это как с кораблем, когда отданы причальные канаты. Корабль вроде как еще у пристани, на него можно запрыгнуть или спрыгнуть, можно говорить с людьми на борту - но корабль уже начал свое плаванье.

  Наконец, сани привезли, запорошенного с ног до головы, Ермолая - что мог он в поморье сделал, теперь еще по дороге будет отлучаться.

  На следующий день караван выступил, бессовестно обобрав склады завода, выгребя практически весь инструмент, даже тот, что был запланирован к продажам.

  Обоз растянулся на пять километров, для его охраны забрал сотню новых морпехов, напутствовав старым экипажам сохранить мне корабли в шведской экспедиции.

  Шел обоз тяжело и медленно, сани нагружены были сверх всякой меры. Решил не петлять, а идти напролом через города и села, но без остановок в них. Ехал впереди, осваивал новый царский возок. Очень комфортабельный домик получился, на рессорах, с двумя комнатками, одна из которых была кабинетом. Тут же воспользовался кульманом, которым так и не успел попользоваться дома. Оценивал центральную печь с распределением теплоносителя по латунным радиаторам, удобство кроватей, стола и самовара. Лично мне, все нравилось. Домик получился уютный, продуманный, а главное, не тяжелый, за счет каркаса, обшитого латунью и утепленного войлоком. А внутри еще и декорированный, нашими узорчатыми тканями. Только в дороге удалось выполнить обещание, данное портному. Много говорили с ним об одежде, много рисовали. Дошли даже до такого непотребства, что появились юбка-брюки и пышная юбка волан, из-под которой, было видно колени. С ума сойти, какой стремительный прогресс.

  Часто собирал будущих глав верфей, обсуждали с ними, что и как строим в первую, вторую и последующие очереди. Предупреждал их, что возможны всякие варианты, в частности, если государь укажет строить сразу много кораблей, то будем строить несколько верфей, в местах, где найдем достаточно мощные ручьи, впадающие в нужной глубины и судоходности реку. В этом случае, придется каждому вести строительство нескольких кораблей. Но первым делом, заготовка леса - это надо сделать в полном объеме еще по морозам, пока древесина сухая, и весенний сок в нее не пошел. Она, конечно, не настолько сухая, что бы сразу ее в дело пустить, но сохнуть будет значительно легче и быстрее. А для закладки, и начала, надеюсь наскрести сухих досок по Москве, области, и по дороге к Воронежу.

  Наш марш, как и ожидалось, пытались задержать кичащиеся своей значимостью местечковые шишки. Причем, задержать не из злого умысла, хотели наоборот, хлеб да соль, да пир на весь мир, да бесед застольных ну и за одно, что бы слово о них доброе шепнули Петру. Выработал вполне приемлемую тактику, достаточно было выезжать вперед каравана с санями фуражиров. Сразу ехать к главному, и разговоры разговаривать. У меня был примерно час с хвостиком, пока колонна протягивалась через город. Успевал, и выслушать и обо всем договориться и фуражиров загрузить из городских закромов. Честно записывал всех помогающих в блокнотик, и обещал донести все до государя, при условии, что они будут и впредь помогать государевым караванам, в деле доставки материалов для будущего флота. И честно собирался сдержать обещания.

  Несмотря на это, шли долго и тяжело, первые прошедшие сани не столько утаптывали дорогу, сколько взбивали ее в кашу, и последние сани приходилось часто вытаскивать на руках. Поменял, после первого же привала, порядок следования. Теперь впереди, после нескольких легких саней, переодически меняющихся и прокладывающих дорогу, шли самые тяжелые, а все более легкие строились после них и заканчивался строй опустевшими санями, припасы с которых подъели, а новых еще не набрали. Так стало идти полегче. Но все равно, шли медленно.

  Решил разделить караван. Большая часть шла в Кузякино и вставала там лагерем, после чего, караван с московскими товарами продолжал движение в Москву. Меньшая часть, со мной, подарками и образцами товара, шла налегке в Москву напрямую.

  Серому кординалу похода, на которого указал мне Ермолай, были выданы инструкции и письма к старостам деревень, это в дополнении к тем бумагам, которые ему давал до этого. Такую толпу надо было кормить, а толпа еще и прибывать будет, из Москвы им, конечно, пошлю обоз с провиантом, уже на деньги кумпанств, но пусть деревни будут аварийным вариантом.

  Несколько наших саней с подарками, с домиком Петра, полевой кухней, санями новых производств, и отобранной, для представления Петру группой мастеров, а так же небольшой охраной, легко ушли в отрыв. Дорога побежала веселее, и опаснее. Но теперь мы уже обходили жилье.

  Ближе к Москве был любопытный случай. Дорога встретила нас поваленным деревом. Давно поваленным, с него кора уже успела осыпаться. Приказал морпехам сбросить плащ-палатки и приготовиться. Защелкали бойки, вставая на боевой взвод, звонкие звуки далеко разносились в морозном воздухе. Некоторое время ничего не происходило, только над дорогой поднимались парки от лошадей и напряженных людей. Потом из леса вышло несколько мужиков, и даже не глядя в нашу сторону, принялись оттаскивать бревно на обочину. Оттащив, так же молча скрылись. Проезжая мимо засады, громко крикнул в лес

  - Мужики! Тама за нами сам Князь ехать изволят! Да с дружиной великой и обозом государевым, он ждать не станет, враз пулять зачнет! Поостереглись бы вы мужики!

  Сел, вполне собой довольный, теперь ловцы либо соберут большие силы, либо уберутся из этого района совсем, и приятелям своим того же порекомендуют. А больших сил им тут взять негде. Нравятся мне такие, бескровные, победы.

  В Москву въезжали поздним вечером, встречали нас все те же хмурые стены, и редко падающие снежинки, среди которых угадывались тусклые прямоугольники окон домов. Надо хоть раз в Москву летом приехать, а то впечатление складывается несколько однобокое.

  Оставил караван распаковываться на нашем подворье, сам ворвался к Федору. После радостных объятий и здравиц, Федор, первым делом, поинтересовался, где караван. Ничего то в этом мире не меняется, фраза "Где деньги, Зин?" будет преследовать человечество во все обозримые времена, несколько модернизируясь от "Хде мамонт?" к современной мне версии "Котик, а где же моя шубка?". Успокоил, успевшего побледнеть от моего молчания Федора, караван дня через четыре-пять подойдет. Дальше, располагались и отмечали конец нашего очередного, удачного, перехода.

  Утром развил бурную деятельность. Отправил Федора искать помещения под новые производства, желательно в фешенебельном районе и желательно бесплатно. Шучу, конечно, чего это Федор так напрягся, вроде не выполнимых поручений ему никогда не давал. Федор пускай едет на возке, а на выезде отправлюсь с Таей, в боевой раскраске, просить аудиенции, и передать составленные бумаги, на корабли, верфи и взаимоотношения с кумпанствами.

  Первый день в Москве так и прошел в визитах. Посетили послов. Послы, не сговариваясь, проявили крайнюю степень доброжелательства, практически родственную. Дело запахло скипидаром.

  Похоже, послы получили на счет меня четкие инструкции. А, судя по тому, что факторий мне пока не предлагают, на что очень надеялся, а предлагают то на охоту, то на пикник, то еще куда, за город - выходит, вместе с письмами послы получили еще и несколько помощников, обученных ..., впрочем, обязательно проверю, чему и как они обучены.

  Пока тянул время, обещая вернуться к обсуждению совместных поездок на природу после аудиенции у царя. Мне надо достойно подготовиться, в конце концов - это наша земля! И пора послов навести на эту мысль.

  Решил сбросить напряжение, после послов, заехав поприветствовать офицеров. Получилось вяло, радостно встретили и еще более радостно проводили, даже на вечеринку никто из офицеров не напросился. Представляю, какой тут стоял гудеж, после Азовской виктории, что до сих пор у народа похмелье.

  А вечером, нас навестили два купца, два Ивана, Юрьев и Панкратов.

  Остается, в очередной, раз удивляться, скорострельности местных сплетен и сметливости купцов. Ведь только вечером им доложили - уж не знаю, как они себе осведомителей заводят - что к государю прибыл князь Александр, с проектами, а они уже смекнули, и сложили мой визит и корабельные кумпанства.

  Представляли они корабельную палату гостиных кумпанств. Все купеческие кумпанства, тут, почему-то звали гостиными. Палата объединяла несколько кумпанств и государь возложил на них строительство двенадцати кораблей, причем поручил им - все искать самим, и верфи и людей и мастеров и проекты. Мать честная! ну они бы понастроили! не окажись меня рядом. Пожалуй, становиться понятно, почему в моей истории петровских времен - Османы хозяйничали в Крыму как хотели. И понятно почему - строили пять десятков кораблей, за большие деньги, между прочим - а про деяния этого флота абсолютно ничего не слышно было. Уж такую историческую битву этого времени, как наши пять десятков кораблей на османский флот ни за что бы, не забыл. Значит, разворовали эти деньги, как обычно, а корабли, построенные для галочки, сгнили, видимо, прямо на верфях.

  Но на этом история не закончилась, купцы предложили царю самому назначить мастера и прочее, а они с удовольствием поучаствуют деньгами. На такое предложение Петр осерчал, хотя по мне, так крайне логичный ход, не по профилю это купцам. Осерчавший государь наложил на них штраф, в виде строительства еще двух кораблей. Теперь, без четырнадцати кораблей целый слой купечества был, считай в опале. Вот купцы и забегали. За меня они будут цепляться всем, чем смогут. Поторгуемся купцы!

  Купцы пожаловались на тяжелое житье, мы с Федором посочувствовали, возблагодарили, кого следует, ритуал тут такой, и занялись, наконец, делами. В двух словах - купцы не хотели строить искать, и так далее, и, не соблаговолю ли, и так далее.

  Отчего же не соблаговолить. Давайте обсудим, что вы будете вносить... Только деньги? ... Стройте сами уважаемые, мне надо, кроме денег - доски сухие, людей и пропитание для них. Да нет, не много, по сто пятьдесят человек на строительство одного корабля... Хорошо, соглашусь на сто человек, но питание для ста пятидесяти... Да, потому что добавлю туда своих людей... Хорошо, теперь давайте обсудим деньги.

  Три часа! Мы торговались три часа! Вот жуки. Интересно, а в моей истории эти корабли вообще были построены? Может, только на бумаге за них и отчитывались. Хорошо, что Петр написал в письме, какой налог наложил на кумпанства. Ведь чуть было не поверил в плачущих по лавкам, и голодающих купеческих отпрысков. Стряс с них сто сорок тысяч, плюс еще десять тысяч адмиралтейского резерва, а так же сухие доски, почти полторы тысячи людей и питание для двух тысяч, на весь период строительства. Очень неплохо. Фрегат мне обойдется, около семи тысяч, при этом, больше половины этих денег уйдет на мой же завод за честные запчасти. Сто тысяч в закрома Вавчуга. Надо все пункты подробно прописать в договоре.

  Расписали график выплат, из которых аванс требовал немедленно, у меня там долги в Архангельске остались. Еще минут через пятнадцать, скорбного плача, ударили по рукам, и Федор поехал за стряпчим, пока мы с купцами обсуждали проект корабля. Проект вытащил из папки, помеченной - для гостей. Остальные папки у меня никак не были помечены. Так что этот проект, с чистым сердцем, вручил гостям. Можете делать с ним, что хотите, даже голландцам продать. Особенно меня порадует, если башни прикрепят прямо к борту, как указано в проекте. Эх, встретить бы такое чудо в море, в качестве противника. Может самому продать проект османам? Денег заработаю! Не, наверное, нельзя, уж больно подозрительно получиться.

  С приехавшим стряпчим оформили договор, гостиного кумпанства, с корабельным мастером, князем Александром, на строительство четырнадцати кораблей. В договор, по моему требованию, переписали все пункты, которые мы обсудили, начиная от аванса, и заканчивая людьми. Причем, по каждому пункту требовал уточнять, люди должны быть работные, без увечий и болезней, в возрасте от двадцати до сорока. Доски должны быть сухие и тертые в размер дюйм на четыре дюйма и не короче двухсот пятидесяти дюймов.

  От моих уточнений купцы снова взвыли, а вы как думали? Полторы тысячи баб да подростков мне пригнать? Или опилок вместо досок выдать? А раз нет, так чего вы так встрепенулись, подписывайте, давайте, и мой экземпляр с печатью корабельной палаты привезите мне не позже чем через пару дней, и аванс не забудьте, меня государь может по делам отправить, а мне еще распоряжения давать.

  Купцы уехали несколько расстроенные, но благодарили искренне, видимо, не маленькая гора с их плеч упала.

  Поймал Таю, попросил подумать, что можем сделать, и что нужно купить для предотвращения болезней от большой скученности людей. Всех в одном месте держать не планировал, будет несколько верфей, раз уж подрядились на четырнадцать кораблей. Но профилактика будет лучше, чем попытка найти лекарство от местной чумы, тфу-тфу-тфу.

  Потом обсуждали с Федором места под производства, места он нашел, и цены на покупку, по меркам Москвы, вполне божеские. Деньги на покупку были, из накапливающихся средств за аптечки. Пригласили портного, обсуждали с ним. Через некоторое время, поймал себя на том, что нити и смысл разговора давно от меня ускользнули, да какая мне разница, какие завитки на вывеске будут - хотя, для них это похоже принципиально. Велел увлеченно обсуждающим, заканчивать без меня, завтра же начинать реализовывать, и закончить как можно быстрее. После чего сразу переезжать, и готовиться к приему заказов. Первые заказы чуть ли не со дня на день пойдут. Сам, добравшись до кровати, упал в объятия, в том числе Морфея.

  Следующий день посвятил организации выставки и отгораживанию кинозала - "Джентльмены! у кого ни будь, есть простыня?". Ну, вот не идиот ли? Забыл сделать скатывающиеся экраны. Мелькала же эта мысль! Все этот вечный цейтнот. Простыню, точнее беленый холст, мы нашли и прибили. Но к Петру то как. Посадил трех подружек за рукоделие, к каждому проектору сделать экраны два на полтора метра. Сам начал поиски деревянных, двухметровых, прямых и хорошо струганных слег - оказалась не простой задачей, с трудом справился до обеда.

  На обед у меня был боярин Шереметьев, почти в прямом смысле. Он конечно родовитый боярин почтенного возраста, на вид ему под пятьдесят было. Но, судя по повадкам, был типичным политиком - за что и поплатился. Стрескал его, без соли и перца, на меня родовитость мало влияет. В сухом остатке был договор на постройку еще десяти кораблей от нескольких кумпанств. Условия договора были те же.

  Эти кумпанства и местечки, под верфи, подобрали, напротив села Ступино на реке Воронеж, и ниже по течению у деревни Рамонь. По их крокам место выходило неплохое, с сильными ручьями, даже реками, Ивницей и Усманкой, под боком и с приемлемыми глубинами. Опять же, строевой лес вокруг. Ударили по рукам, и вновь, в ожидании стряпчего, обсуждали проект фрегата из папки для гостей. Может, хоть кто-то, этот проект османам продаст! Наверное, мне их натолкнуть на эту идею надо. А то жалко массы потраченного времени на максимально убедительную дезу.

  Подвел итог, двадцать четыре корабля на восемь корабельных мастеров. Ребятам предстоит серьезный экзамен. Но пока, ничего угрожающего нет, разработаю для них скользящие графики строительства, надеюсь, справятся.

  Надо повесить на дверь табличку, что в этом году прием кумпанств окончен.

  Однако, за этот вечер прибывали еще просители. С ними были достигнуты отложенные договоренности. То есть, если они никого не находят, и государь позволит, буду строить их суда вторым эшелоном, по окончанию первого. Но кумпанства пошли уже мелкие, по одному-два корабля заказывали, со всеми подписывал бумаги и обещал всем просителям обсудить их с государем, убедительно рассказывал, что лучше моего проекта, кстати, нате вам копии чертежей, учтите чертежи особо секретные, их иностранцам, а особенно османам, даже краешком показывать нельзя. На чем остановился? А! Так вот, лучше проекта не сыскать, государь мне благоволит, можете считать вопрос с отсрочкой решенным, давайте лучше о деньгах поговорим ...

  Набрал за два дня аудиенции заказов на тридцать пять судов, из которых двадцать четыре идут первым эшелоном. И ручеек иссяк. Видимо остальные будут строить сами. Насильно мил не будешь, думаю, трех десятков моих кораблей хватит для серьезного разговора с османами, даже учитывая упрощенное вооружение фрегатов. Если будет совсем туго, отступим к Азову, под защиту его пушек, и будем перевооружаться на нарезные стволы. Благо посадочные места, у станин, одинаковые. Если и это не поможет сковырнуть османов с Керченского пролива, то останется только снять перед ними уважительно шляпу, знать они тут по праву.

  Сидеть, в ожидание аудиенции государя, порядком надоело, выставка не работала, как обычно, на все смотрел первым Петр, Федор занимался портными и обувщиками. Тая, во второй же день была приглашена на девичник, к Анне. Забрала подарочный набор косметики, оделась в повседневное платье, отличающееся от парадного только отделкой и цветом, обулась в туфли, все строго по инструкции, которую написал своим дамам, взяла с собой подружек, одетых скромнее, но в этом же стиле - и теперь их целыми днями не было дома.

  Заказы, уже появились, зря Федор так долго копается с мастерскими, заказчицы могут ведь и не утерпеть, обратиться к другим. Сегодня же заставлю их открыться. А на завтра надо дать указание приказчикам писать пригласительные для заказчиц. И кстати! Еще одно упущение. Надо визитные карточки вводить, вот этим сейчас и займусь, надо только писаря-каллиграфа найти, пускай рисует, текст ему набросаю.

  Пока скучал, озаботился своей охраной. Мои морпехи, ребята молодые, игры им интересны. Вот мы и поиграем. Для начала отобрал из пришедшей с нами охраны семерых умеющих писать, тех, кто помоложе и половчее. Устроили с ними игру в прятки внутри подворья. Задав правила и поучаствовав пару кругов, велел им так развлекаться до полуночи, с утра продолжим.

  Ко мне зачастили уважаемые дворяне, с заметно проеденными плешами, которые, прикрывали париками по моде немецкой слободы. Неужели все же введут моду на это убожество, прикрывающее грязные и слипшиеся волосы, вместо улучшения дел с личной гигиеной. Может, все же мои тенденции перевесят, моду вечно не мытого французского двора.

  Уважаемые дворяне, по настоянию своих половин, просили продать косметику, они соглашались со мной, что первым делом государь. Но ведь мы никому не скажем!

  Периодически, отвлекались на громкие перебежки по дому морпехов. Завтра займусь их бесшумностью, а то ведь перебежки еще и поминанием святых, и не только, сопровождались.

  Пошел на встречу дворянам, занялся торговлей дефицитом из-под полы. Не вместно князю? Тогда не скажу, сколько на этом заработал, но заработал по княжески.

  Утром раздавал скипидарные клизмы морпехам. Потом учились поменьше шуметь и быть незаметными. Хохотал до слез, когда эти орясины пытались прятаться за открытой дверью амбара, при этом дверь была от силы метра полтора высотой. А так как настаивал, что прячущийся должен хорошо видеть пространство вокруг себя, то вид на дверь получался примерно такой, снизу двери торчат берцы, в шелку блестит глаз, над верхним обрезом двери торчит часть картуза, и над всем этим поднимается пар. И если бы только с одним такое, неужели именно эта семерка не играла в детстве в прятки. Указал каждому на ошибки. Ходил с каждым по двору, и он показывал прячущихся, и громко рассказывал, как их обнаружил. В нас скоро соседские дети играть начнут. Хотя вряд ли, заборы тут высокие, дети нас демаскировать не должны.

  Наконец, пришло долгожданное приглашение на аудиенцию, на этот раз без бала, спасибо тебе, высший разум, пронесло.

  Государь решил скрасить мной послеобеденный отдых. Именно к этому времени наш короткий караван скрипел полозьями по московским улочкам. Велел своей семерке морпехов выйти за пол часа передо мной, и спрятаться вдоль улицы, так, что бы проезжая, их не заметил. Как проеду - могут возвращаться и играть в прятки дальше.

  Бездельники. Заметил всех семерых. Но хоть один был оригинален, в снег закопался, будет главным в семерке, а почему из сугроба берцы торчали - потом у него спрошу.

  Как обычно, было холодно и сумрачно, правда, ветер вчера объявил перемирие со снегом, и сегодня был день отдыха, от их вечной борьбы.

  По приезду во дворец, было неторопливое шествование по знакомому маршруту, раскланивание и обмен любезностями с малознакомыми людьми, поедающих Таю глазами. До вопросов о новых веяньях моды еще никто не опустился, но гарантирую, весь двор начнет выяснять про новинки.

  Петр принимал в малом зале и в узком кругу. Узком - это без боярской думы, в полном составе, и скоморохов в придачу. Но круг был, человек двадцать. Начал от простого к сложному. Все старо как мир и откровенно скучно. Оживился только когда дошли до фотоаппарата. Перед этим пили чай из самовара, заваренный пакетиками в фарфоровых чашках, и заедали пирожками, в пирожках диковинного ничего не было, но и они понравились. Еще раньше рисовали на кульмане и изучали чертежи и рисунки кареты для путешествий, Петр порывался ее идти смотреть, но согласился сделать это позже - рисунки и чертежи кареты, с перечнем всего, что мы туда впихнули, ему понравились.

  Настроение у всех было бодрое и праздничное. Выдал смотреть альбомы фотографий. Начал долгое и нудное объяснение, про моментальный рисунок, и все рисунки, что они видят, это поморские виды и мои корабли с заводом. Вопросов по рисункам было мало, в основном спрашивали про то, что изображено. Народ не проникся. Повторил опять, рисунок моментальный, и сделать его может любой, можно прямо сейчас зарисовать всех присутствующих и через два часа рисунки будут готовы. И зарисовывать так можно где угодно и что угодно. Хоть вражескую крепость, а потом привозить готовые рисунки главнокомандующему. Теперь прониклись. Закономерно потребовали демонстрации. Пригласил отобранного мной, за ловкость обращения с новой техникой и природный дар строить кадр, фотографа. Света было маловато, попросил принести больше свечей. Отсняли почти три десятка пластинок. Все следили за процессом с крайним вниманием. Петр и тут не утерпел, и несколько последних портретов соратников делал сам. Парочку точно запорол, но остальные должны получиться. Запоротые, по моему мнению, пересняли еще раз. После чего, мой фотограф начал демонстрацию нашей фотолаборатории. Свечи вынесли, на окнах распустили тяжелые шторы, и весь круг, с Петром в центре, обступил наш красный фонарь и фокусничающего фотографа. Воду мы благоразумно принесли с собой. Не полез в гущу событий, сел спокойно передохнуть в уголке. О проявлении изображения оповещал каждый раз гул голосов. Петр активно спрашивал о процессе, фотограф отвечал почтительно, но без подобострастия, молодец, все, как учил. Судя по дальнейшим переговорам, Петр и тут взялся за дело сам.

  Ну и когда они наиграются? Принесли свечи, негативы сохли на стеллаже, фотограф уже подробно и не один раз рассказал, что такое негативы и зачем они нужны, от себя еще добавил, что иначе никак. Вокруг сохнущих пластинок ходили с явным интересом. Предложил всем посмотреть еще диковину, а потом продолжить. Начал показ проектора, сделав особый акцент, что он работает на тех самых фотографиях, которые мы только что делали. Свечи вынесли, экран развернули, начал тщательно подобранный показ с комментариями. Все же чуток расплывается изображение по контуру, все подумают, что так и надо, но мне то известно - это просто моя халтура с линзами. Показ произвел впечатление. В завершение показа мы с фотографом продемонстрировали на пару скоростную смену кадров, в результате зрители могли лицезреть несколько дерганный, но почти фильм. По дороге ехала телега, запряженная парой лошадей. Повторить классику братьев Люмьер с прибытием поезда не мог никак, по уважительной причине.

  Как мы снимали эту телегу - отдельная история, он у нас раз двадцать по дороге проехал.

  Фильм показывали на бис. Два раза. Им тут чудо диковинное показывают, а они о лошадях заспорили. Мдя.

  Показ удался. Как дембельский аккорд, сделали позитивы из негативов, да еще не по одному, а несколько. Делали очень просто, при красном фонаре раскладывали по фотобумаге негативы, потом открывали дверку фонаря и засвечивали через негативы бумагу. За проявкой фотографий опять следили плотной толпой, а потом, уже при свете, рассматривали получившиеся фотографии. Предложил всем, кто трогал растворы, помыть руки, так как растворы, хоть и не смертельно ядовиты, но могут вызвать неприятные чувства, руки после них мыть обязательно. Попробуй, скажи им, что притащил к царю яд, мне такого риска не надо.

  После группового, веселого плескания в принесенных рукомойниках, сели обсуждать и рассматривать фотографии. Всех порадовал, что после промывки фотографии совершенно безвредны, их даже есть можно. Мысленно проверил состав эмульсии и бумаги, да нет, отравиться точно не должны, а то ведь могут и съесть.

  Хоть аудиенция и затянулась, свыше всяких приличий, но недовольных не было. Фотографа закономерно оставили на время при дворце, ничуть не сомневался, это с фотографом было заранее оговорено, и запас реактивов с пластинками его за дверью ждал, даже не двойной, а тройной. Но уж очень тяжелый сундук получался. Объяснил Петру про запасы, которые фотографу обязательно понадобятся. Потом объяснял это же вызванному управляющему, которому поручили заниматься размещением фотографа и всего, ему необходимого. Наконец слуги все свернули и вынесли. Можно было заканчивать.

  Рассказал, как, получив письмо от государя, не спал ночами, пытался как можно лучше его указ исполнить, как снял, чуть ли не всех мастеров с завода, и привез их в Москву, дабы строить государю корабли для азовской флотилии. Кстати, мастеров на моих заводах почти не осталось, диковин будут делать мало. Это был пробный шар для умных, пусть мысленно закончат, что чем меньше товара, тем выше на него цена.

  Состав узкого круга Петра шире, с момента демонстрации клипера не стал, и информация об Орле не просочилась. Значит можно им показывать настоящий фрегат.

  Занесли самую понравившуюся мне модель фрегата. Закономерные восторги, да, он мне то же нравиться. Да вы в лючки загляните. Переждав первую волну восторгов, начал рассказ о фрегате, и его возможностях, то, что возможности эти пока теоретические, не упомянул. А вот о том, что фрегат совершенно секретный и никому о нем говорить нельзя - упомянул несколько раз. Объяснил подробно - почему. Но, для введения противников в заблуждение, у меня есть измененный проект фрегата, который можно показывать всем. Отдал несколько копий. Петр внимательно сравнивал чертеж с оригиналом, попросил пояснить, в чем разница. Рассказывал о неправильном положении мачт, которые будут портить тягу, о широких скулах и транцевой корме. Когда дошел до пушек, закрепленных прямо на корпусе, недостаточно прочном, что бы выдержать их отдачу, Петр откровенно заржал, по иному эти звуки назвать было сложно. Хлопнул по столу, со своим любимым "Быть по сему", и предоставил мне персональную аудиенцию, раньше, чем его об этом успел попросить.

  Персональная аудиенция так же затянулась. Отчитался ему о принятых заказах от кумпанств, просил выделить строевого леса. Просил отсрочек для второй очереди фрегатов, объяснял, что и так взял сверх меры в первую очередь. Зато сказал, что для второй очереди еще свободны места на тринадцать фрегатов, и их было бы неплохо занять. А третья очередь совершенно пуста. Петр обещал посодействовать в заполнении вакансий, думаю, просто укажет оставшимся кумпанствам делать корабли у меня. Про лес - выписал бумагу, и с Тулой помог, должен же кто-то нам снаряды лить и заряжать, а вот детонаторы, это мы сами.

  Потом настал тонкий момент. Вручил Петру ганзейскую медаль и порадовал его, что он принят в Ганзу почетным членом, взносов платить не надо, а вот пользоваться всеми привилегиями можно. Не скажу, что Петр особо обрадовался, но, как и предполагал, личной неприязни ганзейцы у него не вызывали. Отдал ему красиво оформленный статут Ганзы, Петр прочитал на удивление внимательно. Потом был вечер вопросов и ответов. В целом, государь задумку поддерживал, и обещал покровительство, но без каких либо льгот. Прошло все много лучше, чем опасался. Петра особо порадовала перспектива выйти к балтийскому морю и воспользоваться наработанной торговой сетью. Про подводные камни пока ему рассказывать не стал, надо еще дожить до этого выхода в Балтийское море.

  Аккуратно толкнул мысль, что можно дружественных монархов так же принять в почетные члены Ганзы, будет эдакий клуб по интересам. Идея была воспринята благосклонно, отдал еще две коробочки с орденами купцов и скрученные вымпелы. Объяснил про вымпелы. Не все же мне с этими громоздкими, хоть и свернутыми, вещами таскаться, пускай теперь у Петра полежат.

  А вот после этого, Петр стал серьезно из меня выпытывать подробности похода. Рассказал все честно, и подробно. Только просил никому не пересказывать, а то мне работать будет сложно. Особенно про девятнадцать потопленных кораблей, не считая еще четырех потопленных фортами. Петр смотрел на меня задумчиво. Ой, не нравиться мне его взгляд. Если наградит, еще ладно. Лучше деньгами. А вот если решит, что такой неуравновешенный субъект с повадками терминатора ему может помешать, то даже сбежать не успею.

  Петр витал в сферах задумчивости, прерывать монархов тут не принято, так что молча ждал результатов. Но Петр заговорил о другом.

  Он удовлетворяет предложения своих советников и мои, и едет в большое зарубежное турне, налаживать связи, нанимать людей, заключать договора и учиться всяким западным делам. Ехать думает, ранней весной, и мое присутствие обязательно. Деваться некуда, придется ехать с Петром в вояж, только маршрут хорошо бы узнать заранее.

  Испросил разрешение до марта посетить будущие верфи под Воронежем, с коим и был отпущен.

  Вот теперь начнется настоящая работа.

  Авансы от кумпанств получены, людей, сани и материалы с продуктами, на первое время, кумпанства обещали направить прямо к верфям. Пора зачинать азовский флот!

  Ах, да! Еще обещал послам напомнить, что они не у себя дома. Ну, тогда, для полноты картины, надо еще и наше дворянство встряхнуть.

  Ехал домой и улыбался, зима обещала быть веселой.

* * *

  Подъехав к дому, заметил некоторое оживление на подворье. Выставку еще не открыли, с чего вдруг? Подошел к стоящим группками дворовым. Умилился очередным сюрпризом - морпехи доигрались в прятки. Один из них спрятался очень качественно, только вот место уже оказалось занято. Не подумав, ничего дурного, морпех просил еще одного игруна в прятки подвинуться, мол, он тут не один. А тот в ответ молча ударил парня ножом. Судя по рассказам, ударил очень грамотно, снизу вверх в район талии. Только на морпехах в этом месте сбруя висит. Морпех, скорее от неожиданности, закатил гостю кулаком в глаз, и, судя все по тем же рассказам, закатил хорошо, гостя через весь двор в дом несли.

  Итак, послы начали партию. Больше просто некому. Факторий мне так просто не дадут. Надо будет, при встрече с послами, вежливо поинтересоваться, много ли у их стран послов в запасе, просто из любопытства.

  Зашел в дом, ко мне тут же бросился морпех, с докладом. Да неужто?... Цельного шпиона поймали? ... И что он говорит? ... Не может быть! ... Вот так вот, просто проходя мимо? ... ну, давайте его сюда.

  Шпион сидел напротив, голый, до исподних штанов. Мое требование, раздеть татя, перед тем, как буду с ним говорить, несколько всех шокировало. Ничего, еще и не такое увидите.

  Сидящий на лавке, между двумя стоящими сзади морпехами, мужичок - заливался соловьем. Говорил, ожидаемо, на русском, обвинял и возмущался. Его слова были мне не интересны, слушал только краем сознания. Сам мысленно прокачивал этого деятеля.

  Сухая, жилистая фигура, хорошо раскачены плечевые мышцы, но слишком тонкая кисть, нож? Может быть, для тяжелой шпаги кисти слабоваты. Сидит, сутулясь, но такая поза для него не характерна, переигрывает, значит не внедренец а боевик. Следит только за мной, видимо, уверен, что оба морпеха ему не помешают, останавливает только мой взведенный пистолет. Говорит без пауз и перерывов, ждет, что мы расслабимся? Тогда ему уже пора идти на прорыв, столько времени говорить - он же все силы потеряет.

  Понятно, ничего он не расскажет. Пока. Плавно встал, шагнул к болезному.

  Все же он боевик слабый, что же он только мою руку с оружием контролировал, у меня их две, вообще то.

  Просил морпехов отнести обмякшее тело в ледник, тот который пустой. Оставить там, и у дверей поставить двух человек. С пленным не разговаривать, как очнется, звать меня.

  Аккуратно поковырялся в вещах. Абсолютно ничего не обычного. Только правый рукав засален существенно больше левого.

  Собрал морпехов, велел облазить все чердаки и заглянуть во все щели, искать ружье, скорее всего, кавалерийское, короткое, и сумку. Некогда мне кроссворды разгадывать, откуда он стрелять должен был, народу много, пусть все обыщут, вдруг напарника найдут.

  У меня более важные дела есть, надо письма в Вавчуг писать, для завода, Осипа, Глеба и так далее. Надо деньги отправить, и главное, что бы они дошли. Сколько дать еще времени, на сбор монастырских людей, понятия не имею, но через неделю, максимум десять дней надо выдвигаться к Туле, а от нее к Воронежу.

  От сочинения многостраничного письма, меня оторвали уже на шестой странице, наш боевик оклемался. Наивные, оклемался он давным-давно, просто продумывал линию поведения. Или это снова паранойя?

  Вышел послушать вопли на тему "Да что же это такое делается, люди добрые".

  Вышел спокойно. Бегающее по чердакам стадо морпехов спугнет любую лежку. А из соседних домов стрелять не удобно, да и не могу всю жизнь прятаться.

  Сел на чурбак, рядом с ледником, громко попросил татя продолжать более жалостливо, а то пока не верю. Попросил только для того, чтобы дать понять - слушатели прибыли.

  Стал набивать трубку, опять практически отключил слух, основной вопрос был - кто?

  Какова вероятность, что иноземные послы наймут русского - высокая, но все же, они продолжают считать нас варварами, выгуливающими медведей. Свои могут вполне, только пока не понятно за что. Боевик этот - не крестьянин однозначно, значит, и титул какой то носит, вполне могли попросить на дружеской светской вечеринке. Только опыта такого, у нас вроде негде набраться. Был бы из тайных, уже бы признался. Стоп. Тайные. Мне в том году государь сватал группу поддержки. Которая так и не приехала. Что мешало Петру, вспомнить об этом и приказать взять меня под контроль. Ведь ружья так и не нашли - морпехи чердаки по третьему разу перерывают, и по второму все остальное подворье.

  Если это все же группа поддержки, то мне такие люди нужны. Только вот, чего он тогда сразу в ножи пошел?

  Решил закатить пробный шар. Дождался паузы в стенаниях, паузы стали теперь частыми, холодно ему там.

  - Служивый, только что закончил про тебя государю нашему писать, не справились вы с задачей, попрошу Петра Алексеевича других тайных прислать. Надеюсь новые получше будут.

  Пауза затягивалась. Поскрипел чурбаком, поднимаясь, и пошел со двора, громко топать не стал, как хотел по началу, надо все же уважать чужой профессионализм.

  А у поленницы меня перехватил другой мужичок, аналогичный нашему леденцу, в смысле, сидящему в леднике, такой же поджарый и ловкий. Поднял руку, не давая ловкому заговорить, а заодно останавливая щелканье взводимых бойков. Заглянул в поленницу. Ай, молодца, вот что значит, поленья на дворе в три ряда класть, такая лежка сама напрашивается. Только разобрать, а потом по новой собрать средний ряд поленьев, что бы внутри место осталось, и не обвалилось ничего - но для этого много времени надо. Значит они тут давно. Прикинул углы обзора с обеих лежек, оценил мертвые зоны. Должна быть третья лежка, где-то вот тут.

  Весь двор с интересом наблюдал за моими действиями, как приседал и высматривал, а потом уверенно зашагал к сортиру. Удобства тут - не просто дощатая будочка, а полноценный маленький сруб, под крышей. А кто будет крышу маленького сортира проверять? Правильно, только такие параноики.

  - Выходи, служивый, говорить будем - в ответной тишине щелкнул обоими бойками и, не раздумывая, всадил одну пулю в верхний венец. Пробить не должна, а вот вразумить - вполне. Отсутствие реакции еще не говорит, об отсутствии реактивов. Подозвал раскрывшегося мужичка.

  - Сейчас, прикажу морпехам пострелять, для простой тренировки, по швам, между верхних бревен. Дальше - думай сам - и махнул нескольким морпехам, стоящим по близости, и контролирующих наши переговоры, подходить на тренировку. Мужичек, кстати, встал очень грамотно, на одной линии, между мной и морпехами. И подходил он так же. Грамотные ребята, только прокололись по-глупому.

  - Коля, спускайся - подошедший мужичек, встал крайне неудобно для стрельбы, пришлось сделать шаг назад и в сторону, открывая директрисы для морпехов. Мужичек посмотрел на меня осуждающе, а ты как думал? Пока шебуршали в сортире, продумывал, может ли быть четвертая лежка, для страховки. Теоретически - да. А практически, им же меняться надо, меняются они ночью, днем отсыпаются, значит, минимум шестеро, скорее семеро, должен же кто-то связь поддерживать и дежурить, тогда, скорее восемь, этому связисту то же спать надо. А вот десяток, уже спрятать сложнее.

  - И где спят остальные четверо, вместе с пятым наблюдателем? Точнее, уже не спят, если наблюдатель грамотный, а нас выцеливают - думаю, вон с того чердака, напротив забора. - Моя речь не произвела видимого эффекта, пожалуй, только у раскрывшегося дернулась бровь. Продолжил

  - Только вы и тут сработали топорно. Видите, как низко тот чердак выступает над забором? - пока тайные автоматически посмотрели на свой чердак, на который, само собой, не указывал, крикнул - Ложись!

  Такая команда отрабатывалась - морпехи рухнули как подкошенные, продолжая выцеливать тайных. Сам же, просто сел на землю, разговаривать лежа было не удобно, а вероятность попадания в одну макушку исчезающе мала. Крикнул в сторону ворот

  - Откройте калитку, к нам гость с минуты на минуту подойдет. - И обращаясь к раскрывшемуся

  - Подождем старшего? Или все же к государю ехать?

  Эх, немногословные мои. Холодно же седалищу, а морпехи через пять минут замерзнут лежать.

  - Жду две минуты, потом открываем огонь по вам, далее рассеяно, стреляем по забору, за который переместятся твои сменщики, и потом проверяем - кто останется, жив, везу к государю. - После чего демонстративно посмотрел на часы - то, что эти ребята не к месту почесывались и вытирали носы, а так же совершали массу лишних движений - заметил сразу. Вот пускай и семафорят.

  Командир появился на исходе второй минуты, он там что, посты проверял что ли, мне казалось, спуститься с чердака и перебежать улицу меньше минуты надо.

  - Прикажи всем своим людям войти в калитку и лечь вдоль забора, времени - минута.

  Командир явно не торопился выполнять мои вежливые просьбы.

  Прикинул, где бы сам встал, если бы пытался прикрыть этого упрямца. Приказал морпехам - Без команды не стрелять! - и выстрелил из второго пистолета в щель, между забором и открытой наружу калиткой, между петель, ведь, не просто так командир, входя, оставил ее открытой, да еще и придержал, чтобы не закрылась.

  В щель не попал, надо больше тренироваться, зря забросил это дело. Но, прошив доски, пуля все же кого-то зацепила. Немая сцена. Все напряжены и ждут развязки. Достаю блокнот, и, записывая в план мероприятий стрельбище, которое еще организовывать надо, произнес будничным голосом

  - Минута заканчивается.

  Секунд пять командир думал, потом выбежал за калитку, и во двор стали заходить не выспавшиеся тайные. Зашли четверо, вместе с командиром. Один придерживает руку, похоже, просто царапина, может даже не от пули, а от щепок.

  - Командир, ты меня серьезно огорчил. - говорю, перезаряжая оба пистолета. Ну и где может сидеть их пятый? Чердак отпадает, на улице, за забором то же - место засвечено - быстро переместиться он далеко не мог, да еще с тяжелым ружьем. Значит... Стреляю с обоих пистолетов в место, где крыша амбара примыкает к забору, если пятый пробежал чуть дальше и залез на крышу, пользуясь тем, что мы все лежим или сидим, а потом подполз к краю, то при хорошей тренировке, по времени он мог вполне уложиться. Тренировка была хорошей. Пятый свалился между крышей амбара и забором, скорее от неожиданности, чем от поражения, судя по краткому словесному резюме, которое он вынес своему приземлению.

  - Вот теперь мы все в сборе - произнес вставая. Возможно, ошибаюсь и их не восемь, а девять, или еще больше, но время эффективной стрельбы моих морпехов на морозе стремительно утекало, надо было заканчивать. Указал двум морпехам

  - Принесите упавшего к остальным, всем остальным встать на караул вокруг и накинуть плащ-палатки. - Обращаясь к командиру тайных, так, что бы все слышали, резюмировал

  - Твой человек, командир, ударил моего солдата ножом, и не убил по чистой случайности. После этого, любые извинения с твоей стороны мне, как непосредственному командиру этого солдата, не нужны. Вызывать тебя на дуэль считаю ниже своего достоинства, так как ты не смог не только воспитать своих людей, но и выполнить задание государя. Тебя и твоих людей намерен отдать на суд Петру Алексеевичу, пусть он решает.

  После чего пошел в дом, холодно все же, всех тайных велел держать по отдельности на дворе и на виду, близко к ним не подходить и если попытаются встать, стрелять сразу во всех. Приказал громко, и чуть ли не по слогам. Пускай все прочувствуют. Эти тайные, возомнили себя белой костью! Вот и наведем на них Холмогорскую резьбу по кости, чем, кстати, этот город особо славен.

  В дверях дома стояла Тая, в шубе, и наспех наброшенном шерстяном платке. На плече - котомка с аптечкой. Тяжело вздохнул, хоть и дураки, но все же свои. Велел Тае меня подождать, зашел в дом, утеплился и пошли к первому раненному. Опустился рядом с раненным на колено, не упуская его с линии стрельбы обоих взведенных пистолетов, один ствол прижал к шее раненного, под челюсть, и, глядя ему в глаза, спокойно сказал

  - Тая, теперь можешь перевязывать - в глазах раненного переплавлялось много чувств, но ненависти, которую ожидал увидеть, не заметил. Скорее уважение. Может, еще и сработаемся. Так же перевязали и наложили лубок на руку последнему паданцу с крыш, с ним было сложнее, пришлось незаметно палец под спуск положить, все же вправлять и упаковывать перелом без резких движений пострадавшего невозможно. Этот, пожалуй, не боец совсем, велел заносить его в дом, а заодно отнести одежду зачинщику в ледник и выводить его на улицу, если еще шевелиться, конечно, если не шевелиться - выносить, нечего хороший ледник портить.

  Подошел к окликнувшему меня командиру. Тот лежал молча и чего-то ждал. Пожал плечами, повторил с ним операцию по фиксации, отработанную на раненных, кивнул головой морпехам, что бы отошли

  - Слушаю тебя.

  - Что же ты творишь то, князь? Аль думаешь, на тебя управы нет?

  - Есть на меня управа, государь наш, и господь бог, что бы так тебе понятнее было, а более никто, слышишь - Никто - буквально зашипел. Сам от себя такого не ожидал - и теперь выбирай, отправишься ли немедленно, вместе со своими ребятами жаловаться к богу или к государю. Ну?!

  - К Господу богу.

  - Почему? - спросил удивленно, никак не ожидал такой реакции, даже злость затихла.

  - Государь не простит - обречено, но спокойно, закончил командир.

  Встал над ним, все же не врут глаза у людей этого времени, даже у таких прожженных тайных. Похожие чувства в глазах видел и раньше, спокойное решение идти до конца.

  Подумал немного, убрал пистолеты в кобуры

  - Пойдем в дом, и людей своих забери, только вон того - указал на зачинщика - пусть на дворе охраняют. Похоже, не только командира своими словами удивил, но и сам удивился.

  С тридцать третей стороны, все же мы не враги. Петр не мог отдать им приказ окопаться у меня во дворе тайно, значит, кто-то их инструктировал, перед засылкой, пояснял, так сказать, волю государя в нужном свете. По этому первый вопрос к командиру был предельно прост.

  - Кто уточнял тебе задание после государя?

  Командир несколько растерялся после всех перетрубаций, и ответил, по-видимому, честно.

  - Адмирал Франц Яковлевич

  Достал из моей пробивной папки, страшенную бумагу Петра, которую никому, кроме вот таких вот деятелей, показывать нельзя. Дал почитать. Подчиненные смотрели на своего командира выжидающе. Командир встал, отдал бумагу и низко поклонился. Молча.

  - Запомни, тебе говорил, и отряду твоему скажу, только прямой государев приказ вы можете исполнить, вперед моего. Только перед государем ответ держу, не Лефорт, не Меньшиков, ни кто-либо еще не могут приказывать мне и моим людям. А теперь и вам - таково слово государя. Всем понятно? Или надо, чтобы Петр Алексеевич разъяснил?

  Тайные кивнули, что понятно, и покрутили головами, что не надо.

  - Теперь докладывай возложенные на тебя задачи - обратился к командиру.

  Убогие у них тут интриги, слишком уж в лоб все. Читая книги, про времена средневековья, считал, что тут будут тонкие игры и эшелонированная оборона. А вот такого банального сбора компромата, не ожидал. Да еще руками государевых людей. Кажется, Лефорт подставился, видимо сильно его болезнь подкосила, с которой он уже несколько месяцев расстаться не может. Подумаем, чем наш адмирал за ошибки может рассчитаться. Тоже мне, адмирал, сухопутный, только если для кораблей пустыни. А вот, пожалуй, и цена нарисовалась.

  Посадил командира писать отчет государю, с точным пересказом, какие приказы получил от Петра, и какие изменения внес Лефорт. Напомнил замявшемуся командиру, что альтернативой будет непосредственный его отчет перед государем, где уже ничего гарантировать не могу.

  Надо что то делать с зачинщиком, тип явно неуравновешенный, зачем такого взяли в тайные, не понятно.

  Забрал краткий опус командира, пробежал глазами. Мдя, сковырнуть Лефорта такой бумажкой нельзя по определению, а вот на психику надавить можно вполне.

  Спросил у командира, как к нему попал зачинщик и почему он так явно не соответствует должности наблюдателя.

  Как все банально в этом мире, ну конечно, протекция и нац.кадры, куда же без них. А вроде зачинщик типичный славянин, и дальше что? Велел позвать этого ножемахателя.

  - Итак, боярин, благодаря тебе, ваш отряд провалил задание государя, а ты сам, попыткой убить моего солдата, оскорбил меня. Вы все в отряде дворяне, и ты понимаешь, что это означает. Слушаю тебя, только не говори, что бес попутал.

  - Это мое первое задание, князь Александр, приношу свои извинения и согласен на любые условия дуэли.

  Первое задание много проясняет. Почему же его командир об этом не упомянул, хотя, с него спрос все равно одинаков, что ветераны в отряде, что новобранцы. Вот пусть и занимается своими людьми.

  - Откладываю согласие на твои извинения на год, и коль не посрамишь на службе мне, за это время, звания государева порученца, своей несдержанностью, тогда буду считать твою оплошность искупленной. Ступай.

  Дал отбой морпехам, стал обсуждать с командиром дальнейшие планы. Ехать к Лефорту было уже поздно. Жить на моем подворье командир отказывался, не хотел светиться, правильное решение. Но одного, постоянно тут проживающего тайного, для связи, с отрядом с него вытребовал. Были у меня на этого связного и другие планы. Посвятил в них командира. Теперь у моей семерки морпехов будет наставник.

  Разложил перед командиром новую политическую раскладку сил. Тут и любой поймет, зачем меня в лес, по грибы, заманивают. Хотя нет, не любой, а только такие параноики как мы с командиром, так что дурацких вопросов не возникло, было, деловое обсуждение итогов операции, которые хочу добиться, а о том, как этих итогов достичь, пусть у тайного голова болит. Дал ему двое суток на проработку операции "Пикник", так как первым в моем списке стоял англичанин, наверное, не нравился он мне. Итог установил не летальный, а провальный - высмеивание англичанина всем двором меня устраивало больше. Подсказал командиру, какие травы вызывают гигантский понос, посмотрим, как он идею оформит. Отпустил командира с его людьми. Начал разговор с оставшимся тайным, пригласил семерку морпехов, порадовал обе стороны друг другом, и отправил знакомиться и заниматься, намекнул, что результаты и прогресс контролировать буду постоянно. Уже отпустив морпехов, вспомнил, так и не поинтересовался про берцы из сугроба, ну да бог с ними.

  Утром будил Франца Яковлевича, интересно, он православный? Тут же заутренняя - дело святое, или это только в поморье? Открывали мне долго и нехотя. Пожалуй, надо продемонстрировать святой гнев и самодурство.

  Ну вот, продемонстрировал, называется. А кто теперь моими лошадьми заниматься будет! Куда вы все попрятались! Продемонстрировал еще раз, в более выразительных формах.

  Почтительно проводили к адмиралу, которому нездоровилось. Не слышать моего выступления на дворе он не мог, так что грунт на холст можно считать нанесенным, теперь займемся самой картиной. Посетуем на нерадивых слуг, пожелаем здоровья ну и приступим.

  - Франц Яковлевич, еду вот к государю с серьезной проблемой, решил к вам по дороге заскочить - ага, как же, по дороге, это какой крюк пришлось бы делать, от нас до Немецкой слободы, а потом обратно - дознатчиков государевых, вы изволили в личных интересах использовать, да приказывать им, помимо государя. Да еще покушение на жизнь было - не буду уточнять чью, так внушительнее - не составите ли мне компанию в поездке к Петру Алексеевичу, у меня возок уже готовый внизу стоит, со шкурами теплыми, в них хворь ваша не усилиться, и бумаги у меня, вот, готовы. Так что, только вас ждем.

  Все же чувствуется, в этом выходце из независимой республики - французское влияние. Только французы могут так все вывернуть и потом невинно хлопать глазами.

  Да не надо мне все это рассказывать, государю поведай, в моем присутствии. Ну, коль здоровье не позволяет, тогда одни мы, со свидетелями, дальше к государю поедем, выздоравливайте Франц Яковлевич

  Вот теперь пошла торговля. Можно устраиваться удобнее и брать большой кулек семечек.

  Уезжал от адмирала вполне довольный, договорились полюбовно, обид особых не нанесли, и неплохо поговорили. Все же за сорок лет мужику, набрался опыта, да и делить нам нечего, на место рядом с Петром не претендую, и дал об этом понять. Но так же и дал понять, что приказывать мне не надо, попросить можно, а приказывает только Петр. После Азова Лефорт и так купался во внимании, и его осыпали землями и подарками. Зачем ему еще этот хомут, в виде адмиральства над галерами?

  Ехал к Петру, вез письмо от Лефорта, которое мы на пару сочиняли. Общий смысл письма был слезно-умалительный, болен и стар, снимите с меня ношу непосильную - адмирала флота российского, тем более, молодые и деятельные этот флот строить продолжили ...

  Из меня, конечно, адмирал совсем никакой. Но все же получше, сугубо сухопутного Лефорта. Уж историю своего города - знаю. Помню, насколько нерешительно наш флот действовал, а если бы не личные пинки Петра, вообще бы отсиживался где-то в Маркизовой луже. Ни одного серьезного крейсирования русского флота по морским линиям снабжения Шведов история до меня не донесла.

  Зато адмирал, хорошо представляющий возможности своего флота, это уже хорошо, а подобрать ему грамотный штаб - будет совсем прекрасно. Впереди посольство, есть шанс набрать людей. Только вот много времени на это потратить придется.

  Петра не было. На этот раз не стал составлять прошение на аудиенцию, решил подождать. Государь изволил домик обкатывать, думаю, скоро вернется.

  Возвращение монарха было пышным, наверное, так и положено. Замерзшему мне было уже не до церемоний. Подождал нахлынувшую толпу, поднялся по ступенькам и начал с высоты смотреть на Петра. Пристальный взгляд люди обычно чувствуют, так что не удивился, когда толпа, с выступающим из нее пиком Петра, направилась ко мне, и раздалась в стороны, выпуская начинку.

  - Хорош возок, ты измыслил. Любо. На нем и поеду. Что у тебя?

  - Прошение государь, от меня и Франца Яковлевича

  - Как он? - Петр читал поданное письмо.

  - Недужит, но готов любой приказ исполнить.

  Петр свернул прошение, постучал им по руке. Как-то не рад он такому развитию событий.

  - Добро, назначаю тебя адмиралом азовской флотилии, коль Лефорт за тебя ходатайствует, да и сам ты заслужил, походами своими. Думал другую награду тебе вознести, но так то же любо. Принимай флотилию, а дальше посмотрим. Указ сей же час отпишу, ступай в корабельный приказ.

  К вечеру понял - не надо мне такого счастья. То, что на меня радостно свалили - называлось полный бардак. Думаете, кто-то озаботился сохранением уже построенных судов на зиму? Или консервацией огромного галерного флота после операции с Азовом? Да кому это было надо. Представляю себе, брошенные десятки галер и тысячи стругов, наполовину вытащенные на берег, на половину вмерзшие в лед. Надеюсь, хоть пару больших кораблей уберегли. Теперь вопрос. Если оно мне не надо, то надо на кого-то всю эту административщину сбросить. На кого?

  Расследование, проведенное в корабельном приказе, где работали совершенно далекие от кораблей люди, дало несколько фамилий. Нужно было способного, образованного, опытного инженера и военного администратора, честных правил, но не прижившегося в ближнем круге Петра, что не удивительно, если он будет честных правил, и главное, противоположный лагерю Лефорта, но это уже просто так, на всякий случай, не думаю, что Лефорт будет палки в колеса ставить. Под это определение, с некоторыми натяжками подходил один человек. Но уж больно он был стар.

  Поехал с поздним визитом к генералу Патрику Гордону. Шотландец жил в Немецкой слободе, что-то зачастил сюда с визитами, жил большим кланом Гордонов и соответственно в большом доме.

  Меня проводили в кабинет, где дождался хозяина и изложил ему цель визита, без всяких предисловий. Почему, интересно, шотландцы везде говорят, что они не англичане? Повадки у них, один в один. А если птица летает, как утка, крякает как утка и похожа на утку - то может это утка и есть? Ну, или селезень, не суть важно. Учел менталитет собеседника, переключился на размеренное повествование. Покурили, перемыли кости всем кому можно, Петру, понятное дело, было нельзя. Патрик был несколько обижен, что его заслуги не оценили, ведь, только благодаря его придумкам взяли Азов, а славу всю забрал Лефорт. Покивал, соглашаясь. Откуда мне знать, как там дело было. Вот ведь, человеку за шестьдесят, а то же славы хочет. Сейчас буду обеспечивать.

  Так вот и преобразовалось совершенно неблагодарное дело разгребания завалов, в моих устах - в награду, за заслуги его, государеву. Шотландец, был человеком деятельным, раздумывать не стал, согласился на ЗамКомПоМорДе, точнее пока на нач.штаба, при разгуливающем не пойми где адмирале. С радостными взвизгами стал вываливать на него проблемы, и мое виденье их разрешения. Просидели до глубокой ночи. Набросали тень скелета плана, и оставил нового нач.штаба азовского флота думать над делами, составом штаба и основными мероприятиями. На мне повисли политические вопросы, в частности, надо было адмиралтейство в Воронеже и Таганроге. На свои деньги делать это не хотел, а значит это вопрос политический. Еще бы корабельный приказ реорганизовать, но такой власти у меня нет. Пускай пока эти бездельники тешатся.

  Надо опять аудиенцию испрашивать, для себя и Гордона, по поводу адмиралтейств.

  Открытие выставки и поваливший валом народ прошли мимо сознания, как с заутреней срывался со двора так поздно ночью и возвращался. Все текущие дела и планы обсуждали с Федором после заутреней. Дела шли очень ходко, но интересовали уже мало, те суммы, которые получу с кумпанств, перекрывали все, что сможем тут заработать на товарах. Это не значит, что надо все бросить, но для товаров есть Федор.

  Днями решали с Патриком организационные вопросы и составляли проекты. Получили аудиенцию у Петра, решили строить адмиралтейство в Воронеже, а с Таганрогом пока отложили до прояснения вопроса с османами - и Петр так многозначительно на меня посмотрел. Проясним, куда мы денемся. Но правильно отложил, мало ли, как оно проясниться. Вообще, с Петром нехорошо получилось, вроде испрашивал дозволения ехать на верфи, а сам уже на третью аудиенцию напрашиваюсь. Несолидно, надо сворачиваться.

  Но организация управления флотом не отпускала, слишком много ниток болталось в воздухе, и пряжа расползалась.

  Из этого сизифова труда вырвал доклад командира тайных, что операция Пикник, готова. Минуты две пытался понять, о чем речь. Потом переключился с адмирала на злобного и коварного князя, широко ухмыльнулся, и вернулся в дом, князь сегодня никуда не едет, и желает слышать подробности. Разобрав с командиром операцию, позвал Таю, как мой главный барометр, в светском мире, а так же основной источник новостей. Стали выбирать самый солидный прием, где все послы обязательно будут, и еще множество народа.

  В итоге, распланировали всю операцию за англичанина. Даже место моего убиения определили совершенно точно. И пусть только попробует нам сломать сценарий. Буду на него, на том свете, сильно обижаться.

  Поехали с Таей наносить визит.

  Конечно, и нам очень приятно, и вам здоровья ...

  Уже пол часа говорильни, а где же приглашение на природу? Чего нам в четырех стенах то сидеть, там воздух свежий, опять же, снег лошадьми не облагороженный. Обожаю, на свежем воздухе, есть заледеневших фазанов, и запивать чаем, проламывая предварительно в кружке корочку льда. А бегать по лесу за нимфами, проваливаясь по брови в снег - вообще предел мечтаний. Перевел разговор на погоду и природу, может хоть так ему будет удобнее приглашение ввернуть.

  Час светской беседы, да что же с ним такое то? Может, другие приказы из Лондона получил? Или у его бригады убеждателей внезапное обострение ностальгии случилось? Перевел разговор на факторию, мол, хочу. Как, пожалуйста? Вы чего?! У меня же совсем иной сценарий! У меня люди в лесу мерзнут, не мерзнут пока, но это уже нюансы.

  Еще час делового разговора о фактории. Отошел от шока рассыпавшихся планов, мысленно пожал плечами, и принялся за торговлю по настоящему. Торговались о фактории под Лондоном. Примерно представляя, что из себя она может представлять, оговаривал каждый пункт. Как и опасался, фактория была даже хуже шведской. Зачем мне еще один хомут? Так ему и сказал. Взяли паузу в переговорах до моего возвращения.

  Во всей этой ситуации был один приятный момент, вспомнил про шведа, о котором забыл совершенно. И масса неприятных моментов - не понимаю, что происходит.

  Вернулись домой. Дал отбой всем своим тайным, а командира пригласил к себе.

  В ожидании его, пытался понять, что происходит и как на это реагировать. Пытал Таю о событиях, приезде новых людей - но никакой картины не возникало.

  Командир тайных, ясности не добавил. Он то же был тактик, а не стратег.

  Дал командиру новую задачу. Сбор информации по посольствам. Времени у него на это полтора месяца. Средства любые. В смысле денежные, послы ни о чем догадаться не должны.

  На следующий день, после обеда, выдвигались в Кузякино. До обеда решал деловые вопросы со шведом. Три года за факторию могу не платить. Мог бы и пять выжать, с теми бумагами, которые ему предъявил, только зачем. Боюсь, даже через три года факторией будет уже не воспользоваться.

  К нашему, отъезжающему каравану присоединился сотник Григорий Грибоедов, которому Петр поручил строительство адмиралтейства в Воронеже, с нужными для строительства людьми и инструментом, считай, инженерная рота - так что караван у нас получился большой.

* * *

  Поместье встретило наш караван дымами и гулом многочисленной толпы. Изрядно тут собралось, однако. Еще на день пришлось задержаться в Кузякино, принимал отчеты и организовывал караван в Вавчуг, с деньгами, письмами и охраной. К вечеру Тая отчиталась - много больных, и не столько из-за ожидания в лагере, сколько от переходов к нему. Люди приходили с дальних краев, и практически раздетые. Только тут увидел, насколько хуже живет центральная Россия, по сравнению с приморьем. И мастера центральных регионов, даже на подмастерьев поморских не тянули. Или это монастыри от хлама избавились?

  Имел долгую беседу с отцом Ермолаем, показывал ему расклад в двадцать четыре корабля, и интересовался, как он думает - что эти больные и затюканные, а большей частью и неграмотные, люди построят? Беседы особой не получалось, других людей не будет, и это четко понимал. Просто пар спустил.

  Лагерь стоял еще два дня, собирали по окрестным селам сани с лошадьми, с этим тут так же плохо было, но для больных саней набрали.

  Наконец, извивающаяся змея каравана начала разматывать свои кольца, вытягивая многокилометровое тело в сторону Тулы. Переход в Воронеж начался.

  Если, по дороге в Москву, считал, что мы ехали медленно, то теперь мне продемонстрировали, что такое медленно по настоящему. Караван еле-еле делал в сутки тридцать километров, и это притом, что выходили затемно и так же останавливались. До Воронежа было под шесть сотен километров, значит, таким темпом будем идти минимум двадцать дней. Мне такой темп не подходил. Переформировал на стоянке караван, выделив из него летучие группы, одну для Тулы, с мастерами и минимумом снаряжения и две для Воронежа, Пусть уходят в отрыв и пока идет основной караван, намечают все места для работ. Проблема была только со мной. Надо было быть и там и там. Решил все же ехать в Воронеж, снаряды не так срочно нужны были, надеюсь, мастера справятся сами, а уж пробивных бумаг им надавал целые пачки, пускай Тульские заводы модернизируют. Кроме того, запретил передавать в Тулу новые технологии, снаряды и из чугуна лить можно. Отправил вместе с мастерами в Тулу двух святых отцов, пусть и там оплот веры строят. Через несколько лет на тульские заводы придут новые технологии к этому времени отцы должны взять процессы на заводах под контроль.

  А наш летучий отряд ушел в Воронеж, ежечасно увеличивая отрыв от сыто ползущего удава, основного каравана.

  Что можно сказать о зимней дороге в хороший и солнечный день. Красота неописуемая. Под полозьями скрипит снег, прямо перед тобой равномерно переваливается из стороны в сторону круп лошади, периодически обмахиваемый заиндевевшим хвостом, а по бокам стоят сплошные леса. Хорошо с лесами на Руси было. Зимники лежали, в основном, по руслам рек и ручьев, и лес не смыкал кроны над головой, а стоял как войска на параде, стройными шеренгами по бокам. Тем, кто умел читать зимник, дорога открывала множество скрытого, не хуже дорожных указателей. Вон там заломы из веток сделаны, означают отходящий тракт, проходимый для саней. А вон там ветки венком заплетены, знать ответвление к хорошей поляне для лагеря. Ближе к берегу пирамидка из трех слег стоит, промоина там, которой не видно, на санях лучше не соваться. Каждый раз дергал возницу, просил растолковывать знаки, а потом он уже и сам рассказывал. Забавно было на некоторые вопросы, получать ответ - просто ветка торчит. Сразу вспомнилась фраза толкователя снов - сны, бывают и просто снами, без мистического смысла.

  Как обычно, с малым караваном, сторонились жилья. Но в Переславль меня уговорили заехать. Судя по карте, Переславль это Рязань, или где-то рядом с ней. Не стал сопротивляться, город должен быть большой, будет на что посмотреть.

  В Переславль въезжали вечером, через огромные ворота, не менее внушительной башни. Город был действительно крупным и богатым. Много каменных домов, и особо много церквей, в одну из которых, и собирались мои спутники. Ходили кланяться Архангельскому собору, были у них там какие то общие корни, за одно и Успенскому, да так и пошли по храмам. Из чего сделал закономерный вывод, что никуда сегодня уже не пойдем и начал договариваться о постое в "гостинице черни", мы, князья, не гордые, а по внешнему виду никто в князья и не определит, так что местную ночлежку на один день переживу. Вот в этом и была ошибка, о которой узнал позднее. А пока с интересом бродил по городу, и по ремесленной слободе за ним. Первым делом пошел к Переславльским кузнецам, посмотреть, как и что они делают. Заинтересовался большими объемами железа в мастерских, обычно у кузниц несколько криц было сложено, а тут крицы лежали десятками. Откуда столько? Поговорил с мастерами. Везли крицы в основном из-под Тулы. Но промелькнули месторождения под Воронежем. Вот эта информация заинтересовала серьезно, и пригласил мастера в таверну, где и обсуждали, откуда под Воронежем руда. Но мастер настаивал, руда есть и руды много - верст тридцать выше по течению реки Воронеж от города. Там и деревня есть большая, где добытчики да углежоги обитают. Там и покупает, когда караван в Воронеж ходит. Очень подробно выспрашивал, насколько много там руды, больно уж серьезная информация. Мастер пожимал плечами, кто же его знает, сколько ее там, но сельчане готовы поставлять любое заказанное им количество. Задумался. Железоделательный завод в нескольких десятках километров от верфей, да на своем сырье - очень вкусная перспектива. То, что об этих месторождениях ничего не знаю - еще ни о чем не говорит, мне из месторождений вообще на ум приходят только Урал и Курск. Точно! Там же Курск где то рядом должен быть, может рядом с Воронежем выходы Курской аномалии? В конце концов, какая мне разница. Местные говорят - руда есть и ее много! Мое дело завод ставить.

  Послал гонца в Тулу, забирать половину моих мастеров и одного святого отца, пускай догоняют нас, будем ждать их у села Липские Студёнки, где и брали крицы кузнецы. Маршрут не поменялся, нам было по пути, но вот несколько дней на реке Липке придется провести. Теперь, уже с нетерпением ждал отъезда, который задерживали мастера своим благочестием.

  Самое яркое впечатление Переславль произвел двумя вещами. Завораживающим перезвоном колоколов, когда перезвон подхватывали и переплетали множество колоколен разных церквей. И полчищами мелкой живности, которые набросились на нас в этой ночлежке, не хуже поморской мошки. Только, в отличие от мошки, избавиться от них было много труднее. Даже после бани с травами и смены одежды, все было плохо, зараженные комплекты оставили вымерзать в отдельных санях. Клянусь, до этого момента, о проблеме насекомых даже не задумывался, а вот окунувшись в обычный среднерусский быт, получил себе почесуху и зарубку на память - никаких больше постоялых дворов, свой лагерь за городом предпочтительнее.

  Вновь потянулись сотни километров глухих лесов, по берегам реки, разбавляемых редкими ночевками, и частыми деревеньками, из нескольких домов. Погода испортилась, и теперь, вместо звенящей радости приносила только тоску и нетерпеливое ожидание, когда же эта дорога закончиться.

  Через пять дней, под вечер, добрались до этих Студеных Липок. Большое село, под сотню дворов. Пошел искать старосту и тыкать в него бумагами Петра. На его деревню не покушался, за работы обещал щедро платить, и даже дал задаток, аж десять рублей, что по местным меркам тут же сделало меня благодетелем и отцом родным. Деревня засуетилась.

  Первым делом, свел своих мастеров и местных добытчиков. Пускай обсуждают, где и как будем ставить завод и домны, сам, со старостой решал вопрос строительства. Где берем камень и прочее, особенно актуален был кирпич на домны, который долго делать, а надо его много. Потом сходил послушать разгорающиеся споры мастеров и добытчиков, где удобнее ставить завод. Ничего то они в заводах не понимают, ну зачем нам завод в глубине леса? Пусть там делают предварительную выплавку местные, как они привыкли. Принял волевое решение, ставим завод тут, на противоположном от села берегу реки Липки и на впадении ее в реку Воронеж. Оставил мастеров спорить дальше, пошел к старосте, обсуждать подробности. Рабочий барак надо было начинать ставить прямо сейчас, из сырого леса и по морозу, поставим на месте будущей рабочей слободы, потом разберем, когда летом на всех домики построим. Староста от таких перспектив стал предельно счастлив. Обещал на строительство, пригласить чуть ли не три сотни плотников из окрестных деревень, а так как делать им было зимой все равно особо нечего, мною были назначены просто смешные зарплаты, по рублю в месяц. Но, кажется, сильно завысил, за такую зарплату тут согласятся работать и шесть сотен. Поправился, рубль мастерам, остальным пятьдесят копеек. Вот теперь, похоже, порядок. Но все равно, сотен пять на строительство придет. Рекомендовал старосте задуматься о подвозе продуктов и кормежке этой толпы, причем поваров готов принять на тот же оклад в пятьдесят копеек, а вот на еду пускай скидываются рабочие, могу дать только небольшие кормовые деньги на первое время. Обсудили и еще несколько бытовых мелочей. Потом удивил старосту предложением заключить контракт, он, похоже, никогда такого не видел, однако записать на бумаге, все, о чем договорились, в том числе о кормлении и поставках продуктов, согласился, и даже крестик поставил. Как все запущено в центральном регионе, надо с этим, что-то срочно делать. Намекнул старосте, что в ближайшее время будут цениться посевы льна и если он займется этим вопросом, и другим деревням в округе намекнет о том же, то большие партии льна буду готов скупать через своих приказчиков прямо тут, на заводе.

  Заглянул к мастерам, там набирали обороты споры, как сделать все лучше и больше, не стал вмешиваться, к утру устанут и все решат, такое уже не раз видел, вмешательство только все портило. Двинулся на место будущего глобального строительства, где уже был разбит наш лагерь, и вкусно пахло от кухонь.

  Утром опять решал общие вопросы, не влезая в споры мастеров и местных - посмотрим, как мастера сами справятся, а то пристрелят меня и все развалиться. Надо больше самостоятельности мастерам давать.

  Уехали из Липок, оставив на строительстве трех мастеров, и еще четыре должны будут со дня на день приехать из Тулы, вместе со святым отцом - вот им и поднимать завод. Основные задачи заводу поставил крепеж для кораблей, и дельные вещи. А пока пусть занимаются изготовлением станочного парка и перекладкой одной домны из нескольких мелких местных домниц.

  Караван бодро побежал дальше, к нашей первой верфи у села Ступино, куда добрались только через двое суток. Деревня была маленькой, на возвышенном левом берегу реки Воронеж. Задержались тут на два дня. Решать со старостой было особо нечего, просто представился, поговорили, да проводников получил. Долго рубили полыньи в отобранных, по рекомендациям проводников, под верфи местах, чуть ниже деревни, у ручья. Полыньи нужны были для составления рельефа дна - крайне необходимый нюанс при строительстве тяжелых фрегатов. Оставил четырех своих корабелов и с ними пятерых мастеров с подмастерьями, пускай прикладывают на место планы наших верфей на 12 эллингов, мастерских и водяного колеса, с плотиной.

  С раннего утра, сильно поредевший караван направился к деревне Рамонь, до которой оставалось менее 10 километров. Будут верфи у меня близкими соседями, мало ли, какая нужда возникнет.

  Рамонь была крупнее Ступино, более того, тут уже стоял небольшой обоз с запасами и работниками для верфей. Сотня рабочих рук не помешает, да и посмотреть интересно, каких работников купцы присылать будут.

  Место для верфи подобрали ниже деревни, нашли, на мой взгляд, вообще единственное подходящее место для крупных кораблей, в остальных местах только шнявы строить. Думал даже идти еще ниже, к Воронежу, но все же удача нам улыбнулась.

  Проруби тут наковыряли быстро, сдвинули, по результатам промеров, эллинги еще ниже по течению, и оставил мастеров разбираться дальше самим. Вернулся в деревню, для переговоров с местной администрацией.

  Уже на следующее утро остатки обоза, из трех саней, пошли на преодоление оставшихся до Воронежа трех десятков километров, с чем и управились к вечеру.

  Воронеж предстал россыпью маленьких огонечков, карабкающихся по склону холма высокого правого берега. Разыскивать кого-то из администрации, а тем более устраивать экскурсию по городу было поздновато. Зато на берегу, чуть выше острова, делящего реку на два рукава, увидел первые признаки русского флота. На правом берегу, в низине у реки стояли, вытащенные на берег, три крупных корабля и семь галер, оказавшихся так же не маленькими, совсем немного уступающие кораблям в длине. Дал команду, становиться рядом с ними лагерем, ответственные за все эти корабли сами найдутся.

  С ответственностью оказалось даже хуже, чем мог предположить. До середины дня никто не интересовался, что мы делаем около надежды и опоры русского флота, глядя на которую все меньше верил байкам офицеров, как они гоняли турецкую эскадру от Азова. Осмотр кораблей показывал, что строили их, как и предполагал, для галочки, галеры и то лучше выглядели, чем эти многопушечные дуры. Вывод, флота у меня нет, зато есть брандеры, что, тоже неплохо - надо быть оптимистом и искать приятные моменты. Поискал еще приятного - тут будет школа моряков, для экипажей моих фрегатов. Тренажеров для обучения тут целых три. Приободрился, осмотрел низину уже прицельно, на берегу выросли корпуса для экипажей с цитаделью адмиралтейства во главе, а остров напротив оседлали высокие стены цейхгауза, или, если проще, склада вооруженного пушками. Поделился мыслями с сотником, который так же хозяйственно осматривал берег. Начали бурно обсуждать и размахивать руками. Тут то, наконец, нами поинтересовались, а то уж думал до лета никому нужны не будем. Нашел еще один приятный момент во всем этом бардаке - есть, кому и за что вставить огромную клизму.

  К воеводе карабкались на холм. Большая часть города, и небольшая деревянная крепостица были довольно далеко от реки на вершине холма и дальше. Поднявшись на холм, смог, оценить значительные размеры города, и как следствие, многолюдность. Этот нюанс порадовал, особенно накладываясь на чувство вины воеводы, которое ему прямо сейчас обеспечу. Проштрафившийся воевода, плюс густонаселенный город, равно много рабочих бригад прямо сейчас, а, не дожидаясь людей от купцов. А город действительно был большой, не меньше Архангельска, а то и больше, тут, как позже выяснилось, даже своя пожарная команда была, городской совет и гостиная сотня купцов, со всем необходимым. Городом управляет воевода, но он человек, от Москвы сильно зависимый, их каждые два года назначают приказом из центра. В связи с этим мои бумаги тут будут иметь абсолютный авторитет, и можно смело использовать весь город на государево дело.

  Вставить клизму воеводе не получилось. Только начал потрясать бумагами, распаляя себя для полноценного разноса - а воевода уже шлеп на спинку и лапки кверху. Посредственная он личность, надо вводить должность коменданта адмиралтейства, и подчинять воеводу ему. Все же, за отсутствие охраны у кораблей и то, что корабли не протапливают, устроил образцово показательную клизму, но без души, меня мама в детстве учила не бить лежачих, если уж очень надо, просто пристрелить, но не мучить.

  Далее перечислял, что мне надо, не реагируя на подобострастные кивания и поддакивания. Вышел от воеводы как оплеванный, крайне неприятно. Проконтролировал, насколько быстро побежали курьеры, разносить указания, наверное, искал, к чему придраться и как следует спустить пар, но сдержался, да и повода не дали.

  Город на глазах превращался из сонного, засыпанного снегом, зимующего медведя, в этого же мишку, только потыканного острыми рогатинами охотников, то есть разбуженного и весьма злого. Народ был всем недоволен, и в первую очередь своим воеводой.

  Пока разбирались с рабочими отрядами, и охраной адмиралтейства, осматривал крепость. По рассказу воеводы о городе, которым мы и закончили общение, эта крепость служила ранее последней чертой русских земель, и входила в белгородскую засечную черту.

  О засечной черте мне рассказывал уже сотник, с воеводой общаться не хотелось. Было на Руси несколько таких линий обороны, где в лесах делали засеки из поваленных деревьев, по всей длине границы, и глубина таких засек была километров по десять - двадцать, любая армия сдохнет, пробираясь сквозь них. Теперь понятно, почему в русских лесах не воевали, и не партизанили особо, укрепления там, в глубине, были основательные. И вырубку леса у засек запрещали, как и любую порчу сооружений, а наказывали бешенными штрафами, вплоть до летальных.

  Там где вдоль границ шли поля, рыли глубокие и широкие рвы. На трактах городили форпосты. Вот и еще один вопрос получил свой ответ - почему купцы честно платили пошлины, а не объезжали форпосты стороной. Именно по этому и не объезжали - с телегой по рвам да засекам не проедешь.

  Вот одна из таких крепостей-форпостов и стояла на холме, обороняя Русь от крымских татар. И была на этой черте своя пограничная служба, засечная стража, несколько десятков тысяч человек. Вот так оно все было не просто.

  И вывод был интересный, из этого экскурса в жизнь Воронежа - за ним, больше тысячи километров будет территория, где на корабли могут нападать всяческие кочевники и прочие желающие поживиться. Без большого наряда солдат на борту идти к Азову не стоит.

  Вечером провели расширенное заседание, из себя сотника и воеводы. Утверждали план строительства каменного адмиралтейства и деревянной флотской школы. Школу велел строить на две тысячи моряков и на полторы тысячи канониров. Воевода побелел весь, кормить четыре тысячи человек, вместе с персоналом адмиралтейства и вспомогательными частями ему было просто нечем, а признаться в этом не мог по складу характера. Вопрос действительно был серьезный, и одним продовольствием не ограничивался. При такой скученности людей можно было потерять обученных специалистов от любой эпидемии. Этим вопросом озаботил Таю еще в Москве, и в основном обозе шло несколько саней с травами и порошками, и еще несколько саней с нашими аптечками, полученными в военном приказе для адмиралтейства. Но одними лекарствами - здоров не будешь. В плане школы и адмиралтейства появились две бани, отнесенные ниже по течению от корпусов и кухни, одна огромная, для курсантов, и поменьше, отнесенная немного выше по течению, для офицеров. Большую баню предполагалось топить постоянно, и гонять в нее народ по кругу, минимум, раз в неделю по 2 часа на экипаж выходило. Второй раз в истории своих проектов этого времени, озаботился очистными сооружениями. Это так обозвал сливную яму, закрытую сверху слегами и засыпанную землей. Первый раз был, разумеется, на заводе.

  А на пол пути, между корпусами и банями, выше по берегу, был шедевр асенизаторства - теплый сдвижной многоместный сортир. По плану, надо было рыть глубокую длинную канаву, перекидывать через нее несколько бревен и строить на них длинный сруб. Как только канаву заполнят, перед сортиром выроют новую канаву, так же перебросят бревна, и сруб передвинут вперед на несколько метров. А на заполненную канаву были некоторые химические планы, все же четыре тысячи человек - это не шутки. Чудо предусматривало небольшую печку, и наряд курсантов, для поддержания чистоты. Так что один способ наказания был уже готов.

  Для правильного и своевременного заполнения канав, будущими химическими реактивами, в проекте была большая столовая с кухней. Действительно большая, зал по размером сравним с эллингом Орла, а таких залов было два. И работать они будут в четыре смены. Столовая не обошлась без новинки. Немного подумав, отгородил входы в залы длинным коридором, вдоль которого пустил два глиняных лотка, один большой для слива снизу, второй небольшой, для воды, на уровне груди. При изготовлении верхнего лотка велел делать частые отверстия под шестки рукомойников. Меня не поняли, начал объяснять и споткнулся. А ведь, правда, не видел тут еще обычных мне рукомойников, дома, в Вавчуге, всегда кто ни будь, на руки из кувшина сливал. Выходит, это то же новинка. Стал пояснять рисунками. А шесток пока пусть из дерева делают, с забитым внутрь гвоздем для весу, менять шесток нужно будет часто, зато глиняный лоток не разобьет. Будет первый в России групповой рукомойник, а уж пользоваться им заставлю обязательно, еще и мыло, с дырочкой посередине, рядом с каждым рукомойником подвешу на веревочке, нет, все же проще полочки сделать. Вот и еще два наряда курсантов на работы пристроили, воду доливать, за чистотой и порядком следить. И само собой, большой наряд по кухне. О самой кухне достаточно было сказать, что нужно было за один раз кипятить около трех тон воды, а сделать большие плиты возможности не было, вот кухня и напоминала длинный каменный хребет внутри еще более длинного помещения, пронизанный множеством полукруглых входов в одну гигантскую внутреннюю полость. Топился этот хребет с одного торца, а на другом была труба, солидного сечения, возвышающаяся на десяток метров. Отгораживалась кухня от обеденных залов, вытянувшихся по обеим длинным сторонам кухни, дощатыми перегородками, не доходящими до потолка, не топить же отдельно еще и залы. Внешние стены столовой были рубленные. Чердак был запланирован под запасы, как и два ледника на заднем дворе столовой. А вот отходы столовой воевода просил не выбрасывать в компостную яму, как планировал по началу, а сделать несколько деревянных ящиков под отходы, которые крестьяне будут с удовольствием забирать, да еще и рассчитываться продуктами. Внес эти изменения в проект, хотя и огромную мусорную яму ниже по течению оставил, пусть будет для не пищевого мусора. На кухню наметилось еще четыре наряда, один большой на мытье мисок и ложек, второй для помощи поварам и пара небольших на раздачи. Думаю, минимум для пары сотен курсантов ежедневно найдутся наряды. Немного подумав, добавил к рисунку офицерскую столовую, с торца кухни, пожалуй, теперь все. Нет, не все. Дорисовал отдельные выходы из залов, входить будут через длинный коридор с рукомойниками, а выходить с другой стороны зала прямо на улицу - это сэкономит массу времени, и позволит кормить все четыре смены максимум за два часа. Перерисовал по этой схеме и большую баню, теперь у нее было две раздевалки с обоих торцов, чтобы баня не простаивала, пока экипаж одевается и раздевается. На этом меня стукнула мысль о прачечной. Очень верная мысль. Пририсовал с третьей стены огромную прачечную, горячую воду будут брать из бани, и сток в общие очистные.

  Остался доволен, внесенными дополнениями.

  Был в проекте и госпиталь на сотню человек, правда, персонала в этом госпитале пока даже не намечалось, но здание в план работ включили, с кабинетами, жилыми комнатами персонала, небольшой кухней и прачечной.

  Четыре жилых корпуса разместили вокруг плаца, в корпусах ничего необычного не было, длинные одноэтажные бараки с низкой печью посередине, по всей длине барака. Топилась печь так же с одного торца, а труба была на другом. Поперечные перегородки, шириной в треть ширины барака несли скорее декоративную функцию, разделяли экипажи и поддерживали крышу.

  Плац оборудовали флагштоком, не примену ввести традиции подъема флага.

  За корпусами было большое пространство, выше по течению. Тут задумывал делать спортивный городок, для бега по лестницам, в том числе и веревочным, вытягивания канатов и перебежек по узким доскам. Почти по технологиям морпехов. Задумался о морпехах. Азовскому флоту так же нужны морпехи. Свое оружие им не дам пока, но вот тренировать их надо много и серьезно.

  Начал пересчитывать курсантов уже точно. Будет три факультета, моряки, канониры и морпехи. Считаю флот пока из двадцати пяти фрегатов, парусное вооружение на них будет по типу трехмачтовой баркентины, а значит, число матросов можно уменьшить до трех десятков, что дает семьсот пятьдесят человек. Канониров и заряжающих теперь будет по пять человек на башню, то есть сорок человек в восьми башнях, итого тысячу человек.

  При таком уменьшении, изначально планировал на большее количество кораблей, вполне могу добавить тысячу морпехов. Переработал проект корпусов. Теперь вокруг плаца, с трех сторон стояли три корпуса для трех факультетов, по тысяче человек. А с четвертой стояло длинное здание офицерской казармы с высокой башенкой штаба на одном конце.

  Тогда за спортивным городком добавляется стрельбище, в том числе для пушкарей.

  Полюбовался на картину, и задал себе дурацкий вопрос - а теоретически учить ты их, где собрался? Хороший вопрос, а главное - своевременный. Ведь места уже не осталось, весь прибрежный участок, выше по течению от верфей и стоянки кораблей был занят. Немного подумав, нарастил баракам второй этаж, пусть учатся там.

  Пробежался еще раз по плану школы и планам зданий, вроде ничего не упустил. Над плечом выросла моя тень, да, действительно упустил - воткнем небольшую часовенку напротив столовой, ну сам ведь видишь, некуда большую, пускай на плацу большие молебны проводит. Дорисовали на плане с одной стороны плаца, напротив штаба, рядом с флагштоком, небольшую звонницу с навесом, оформленную на подобие открытой сцены - отец Ермолай остался доволен.

  Наводя окончательный лоск, добавил второй этаж офицерскому корпусу, их ведь то же учить надо, и сделал на корпусах высокие крыши, на чердаках будут каптерки.

  Ошлифовал дизайн корпусов, проект мне стал сильно нравиться. Уменьшенный вариант и будем реализовывать в Холмогорах, только не на четыре тысячи человек, а на тысячу.

  Как завершающий штрих, был домик для Петра, ничуть не сомневаюсь, что он сюда не раз приедет. Домик с территории школы вынесли ближе к цитадели, а школу огородили земляным, невысоким валом, со рвом, который сам собой образуется при производстве вала. Отлично получилось. Воевода внес в проект дополнение, дощатые дорожки - ему виднее, сколько тут грязи по весне и осени, но тогда и жилые корпуса обзавелись длинным крыльцом, прикрытым выступающей крышей, да и все остальные здания претерпели такую же метаморфозу.

  Проект был замечательным, за двумя исключениями. Прикидочная смета была просто чудовищной, расход леса был сравним с расходом на строительство всех кораблей первой очереди, необходимое количество стекол превышало годовое производство моего завода а гончарные мелочи, типа печей и черепицы, могли бы обеспечить небольшое село. А вторым исключением, можно было считать то, что преподавать было некому. Плевать. Утвердил проект школы, и стали обсуждать, что и как строим. Дал добро на вырубку леса около Воронежа, пользуясь разрешением Петра. Этот лес, хоть и не совсем для кораблей, но точно для флота. Окна приказал делать в стенах в полном объеме, но закрывать их ставнями. Стекла в них будем вставлять постепенно. А вместо черепицы положим густо просмоленную парусину, потом будем укладывать черепицу поверх нее.

  На проработку проекта школы и адмиралтейства, и согласования работ по ним ушло четыре дня, начинал опаздывать обратно в Москву. Оставил сотника следить за всем разгорающимся строительством, точнее, еще не строили, а везли и корили лес. Сам, с двумя группами рабочих, поехал обратно к верфям. Тая спала практически всю обратную дорогу до верфи под Рамонью. Все эти дни она выполняла мое поручение, по найму персонала в госпиталь и на кухню. С кухней просто - вдов в Воронеже, как в пограничном городе, к сожалению много, и наняться кухарками желающие были. Тая провела с ними только беседы, о статусе и обязанностях вольнонаемной женщины, и мы заключили контракт. Опять все крестиками подписались. А вот для госпиталя Тая замучилась искать персонал, пара бабок знахарок никуда не годились, обычные шептуньи. Пошли иным путем, стали искать на работу грамотных девушек и юношей, согласных работать за небольшой оклад и выполнять условия найма. Со всего города набрали всего шесть человек, четырех юношей и две девушки. Позже присоединились еще две взрослые женщины, но скорее для подмоги, и контроля над родственницами. С персоналом госпиталя Тая и мучилась. Отдала им свою книгу медика, которую мы написали еще два года назад, а потом целыми днями рассказывала и делилась опытом, уже весьма солидным. Вот теперь и отсыпалась. Надеюсь, дело сдвинулось, и пойдет в нужном направлении. Первые два выпуска будут сокращенные по времени, а вот потом будем готовить полноценных выпускников, но в меньшем количестве, что бы в одном корпусе помещались, думаю человек по двести пятьдесят.

  На обеих строящихся верфях не задерживались, оставили рабочие бригады, обсудили с мастерами планы и проблемы, и двинулись дальше. Задержка была только в самом начале, в Рамоньи, тут при разметке леса под вырубку натолкнулись на противодействие местного лесника, поставленного Петром, в прошлый приезд, охранять корабельные леса. Но, похоже, лесник этот занимался не столько охраной, сколько распродажей и вымоганием взяток. Пришлось общаться с ним лично, потеряв один день. Эта пародия на лесника продолжал требовать денег, не взирая на бумаги, читать он не умел. Лесник остался жив благодаря чуду. Чудо держало меня за обе руки с пистолетами, и уговаривала успокоиться. Успокоился. Успокоил лесника. Забрал обмякшую, тяжеленную тушку уже бывшего лесника в сани - повезу в подарок государю, пусть сам с ним разбирается.

  В остальном, проблем на верфях не было, ждали только людей, инструменты и материалы, для начала строительства, а пока продолжали размечать и проверять все будущие строения, а так же подбирать лес.

  Караван еще так и не пришел.

  Караван мы встретили уже за Липками, и это притом, что на будущем нашем металлургическом заводе была остановка на сутки, за время которой решали набежавшие тут вопросы.

  Ехали некоторое время с караваном, доводил до мастеров изменившиеся планы. Надо было растягивать силы теперь на две крупные верфи, завод и школу. Монастырских рекрутов велел сразу к школе посылать, пусть, как первые курсанты, помогают ее строить.

  Мастера огорчили не только медленной скоростью каравана, но и, к сожалению, появившейся смертностью. Велел всех больных так же везти в школу и ставить там морпеховские, войлочные шатры, на территории будущего стрельбища школы, подальше от стройки. Будут у начинающих медиков первые пациенты. И в будущем велел серьезных больных увозить с верфей в госпиталь школы, не так далеко верфи от Воронежа, что бы делать на них отдельный госпиталь, хотя медик на верфи нужен, просто его негде взять. Вписал и этот пункт в доклад государю, рядом с пунктом об охране верфей.

  После чего, попрощался со всеми, пожелал удачи, и двинулся в обратный путь. Почти час ехали вдоль каравана, очень внушительные силы идут строить азовский флот. А если учесть что еще несколько таких караванов ждем от купцов, то силы и вовсе грандиозные, мне еще ни разу не приходилось управлять таким количеством людей, надеюсь, серьезных ошибок не наделал.

  По дороге обратно посетила запоздавшая мысль. Наряды из курсантов наметил, чем занять, а вот устава, по которому они и должны ориентироваться, нет. Проблема была еще и в том, что сам устав дословно не помнил, и более того, морских уставов никогда и не читал, по роду службы. Выдумывать устав, пользуясь обрывками памяти оказалось делом крайне тяжелым. Особенно, вспоминая, как наш комэск ярился, и вбивал нам в голову, что каждая запитая написана кровью, таких вот оболтусов. Страшновато было эти запитые не так расставить. Зато нашел себе занятие на весь обратный путь. Составил скелет устава гарнизонной и караульной службы, как наиболее мной изученный, по понятным причинам. Потом, опираясь на него, составлял скелет строевого устава, но тут все было плохо, принципиально разные подходы к тактике тогда и сейчас. Составил как мог, стараясь привязывать к текущим реалиям. Дисциплинарный устав бул то же неплохо знаком, но и он претерпел сильные изменения, подстраиваясь под время. Корабельный устав получился вообще сплошной выдумкой, опирающийся только на схемы трех предыдущих уставов, и дописывал его, уже подъезжая к Москве. Зато дорога промелькнула незаметно.

  Первым делом в Москве бросился к Гордону. Старикашка оказался хваткий, дела приобрели некоторую упорядоченность, и административная часть штаба уже активно работала. То, что мой начштаба, протащил в штаб своих родственников, судя по еще двум фамилиям Гордонов в списке - не страшно, лишь бы работали.

  Ввел Патрика в курс дел, с верфями, школой и адмиралтейством. Эти четыре объекта будут числиться государственными, по окончанию работ кумпанств, и повиснут на балансе адмиралтейства. Так что координировать их работу и снабжение предстоит Гордону. Переговорил с Патриком о необходимости назначить коменданта адмиралтейства в Воронеже, больно слабый там воевода. Отдал указание произвести набор двух с половиной тысяч молодых и крепких мужчин на три факультета флотской школы, и обеспечить снабжение школы продуктами, кортиками, штуцерами, с новыми пулями и порохом. Послать полк, для охраны верфей, можно тот же Бутырский, где гордон был командиром. Так же набрать офицеров, пока из того, что есть, для контроля над этой толпой. Еще набирать наставников, знакомых с кораблями. Понимаю, что нет таких, но ведь письма за границу никто не отменял?

  Все эти мои приказы надо было детализировать и проконтролировать выполнение, вот штаб пусть и работает.

  Оставил гордону наброски уставов, надо их причесывать и оформлять для подачи Петру. Порадовало то, что уставы в этом времени уже были, тот же шведский устав, например. Так что было, откуда драть целыми кусками. Поручил это дело Гордону лично. Но все составленное обещал проверять и править, мне устаревшие уставы в новых реалиях войны не нужны. А потом еще и Петр наверняка будет править, вот с ним будет сложнее - надо продумывать железную аргументацию по каждому пункту.

  Очередной затык, возник на метрической системе. Калибры орудий, расстояния и прочее были везде указаны в ней. Обещал составить брошюру по мерам весов, объемов и расстояний, а так же соотношение их с уже использующимися единицами. Что и сделал этим же вечером. Подстраиваться под существующие единицы не хотел принципиально. Во-первых, потому, что единиц этих было слишком много, и все они, измеряющие одно и то же, были разные, А во-вторых, обучение в государственных школах метрической системе должно само постепенно привести к переходу на нее.

  Следующий день провел опять с Гордоном, и следующий, и так почти неделю, на согласование дел и бумаг. Зато бумаги вылизали довольно качественно, не стыдно Петру будет показывать.

  За прошедшую неделю, ничего особого не произошло. Было много приглашений на вечеринки, которые игнорировал, посылая вежливые отказы ссылаясь на государевы дела. Кроме пары вечеринок с офицерами, на которых обсуждали новую флотскую школу, и всех заинтересовавшихся отправлял к Гордону.

  Мой командир тайных, отчитался о результатах выпаса послов. Пожалуй, с бригадами убивцев это была моя паранойя, никаких подтверждающих эту версию фактов найдено не было. А вот некоторые оговорки послов указывали на то, что фактории мне дадут, но будут меня там арестовывать совершенно официально, придравшись к мелочи. Но арестовывать будут вместе с судами. Для придания законности этих задумок будут тонкости в договорах. Выводов из этого два. Швеция пока не участвует в этом заговоре, смотрит со стороны и считает, никуда от нее не денусь. А договора с остальными надо смотреть особо тщательно. В случае арестов придется пробиваться с боем. И Петру о такой перспективе надо сказать в первую очередь.

  По истечении недели, вечером, пришел вызов от Петра, на утренний прием, он был несколько недоволен, что не спешу к нему с докладом. Всю ночь рисовал красивые планы, а Ермолай переписывал пояснительные записки.

  Утром, еще до заутренней, забрал Гордона с бумагами адмиралтейства и проектами уставов. И, после заутренней - стояли под дверями приемного зала государя, не выспавшиеся, но изображающие бодрый вид. Кроме нас приема ожидали масса высших офицеров, государь собирал совещание.

  Совещание было скучным. Все, как один, офицеры бравурно отчитывались, что они грудью готовы защищать отечество в период отсутствия государя. Тем более, официально, Петр никуда и не уезжал. В поездку он собрался инкогнито, которое было шито белыми нитками. Все послы, по докладам командира тайных, были в курсе поездки Петра. Однако, политика требовала соблюдения формальностей, и царь не мог официально покидать страну, которая вела войну, ведь мира с османами никто не подписывал.

  Не стал портить общего фона, отчитался о могучей азовской флотилии, указав однако, что к боям с османским флотом она будет готова только через год. Победоносным боям, само собой, а если надо просто бой организовать, не интересуясь результатом, то это хоть сейчас, так прямо по льду к османам и поедем.

  Самое интересное, моей шутки никто не понял, все покивали, так, мол, и надо. Обалдеть.

  Успел ввернуть в конце выступления, что накопились дела по азовской флотилии, требующие личного взгляда государя, и нам была дарована аудиенция после собрания.

  Все же Петр на официальных собраниях и Петр на аудиенции - два совершенно разных человека. При личном общении у него пропадают самодержавные нотки и он становиться убеждаем. Наша аудиенция не затянулась, кратко отчитался по делам адмиралтейства, теперь уже говорил, как есть, не для протокола. Правда, о том, что корабли сгноили так и не сказал, стыдно было за идиотов, плюнувших на труд тысяч людей.

  Петр долго и любовно расспрашивал про школу и рассматривал планы школы и зданий. Был доволен не меньше, чем от диковин. Но нашел, к чему придраться. Вал надо было другой конфигурации. Не просто забор вокруг школы - а зубчатый, с выступами под орудия, как тут теперь принято. И орудия на вал закатить. Не стал спорить, зубчатый так зубчатый. Петр лично исправлял план школы. На кульмане. Мы с Гордоном молча наблюдали. А у Петра, оказывается, то же есть привычка говорить с самим собой, когда работает, приятный штришок - сближает. Но улыбнуться себе не позволил, мало ли что ...

  Утвердив все наметки по школе, и написав несколько указов, проекты которые ему подал Патрик, в частности о призыве и о снабжении, сели с Петром обсуждать Уставы.

  Пробежав бегло тексты, Петр начал проходить их уже с нами по второму кругу и тщательно.

  Первую битву пришлось выдержать по метрической системе. Раньше думал, что Петр не сторонник традиционности - однако, оказалось, что это не так. Основной аргумент - наши деды пользовались, и нам завещали. Намекнул Петру, что рано или поздно к этой системе придем. А так как большинство не грамотное, то им пока все равно чему учиться. Сломался Петр на моем обязательстве, взять на себя расходы по внедрению эталонов мер и весов по всей стране. К сожалению, тогда еще не представлял себе, в какие деньги это выльется.

  Вторую битву получил на поле рассыпного строя и лежачей позы. Солдатам было не вместно, лежать в грязи и бегать толпой, да еще и неравномерными перебежками. Однозначной победы не одержал, скорее, были местные успехи. Сошлись на том, что мои предложения выносим отдельным строем, который будет замыкать основные списки построений, выдранные у шведов. Хотя бы так.

  Обсуждали еще долго. Всех просителей Петр отправлял подальше, не церемонясь в выражениях, вопрос уставов у него вызывал пристальный интерес.

  На обед не прерывались, в это время потрошили дисциплинарный устав. Как мог, пытался сохранять пропорции вины и наказания, а то у этих деятелей на все один ответ.

  К корабельному уставу подошли к адмиральскому часу. Все устали, особенно Патрик. Под эту усталость легко протолкнулись несколько современных мне приемов, на которых и планировал строить азовские, а потом и черноморские, тфу-тфу-тфу, баталии.

  В адмиральский час, Петр написал знаменитый указ "Уставам корабельному да строевому, а також караульному и дисциплинарному - быть"

  Уезжая, домой, чувствовал себя хорошо отжатой половой тряпкой. Про Гордона и не говорю. Исчерканные уставы, с многочисленными вкладными листами, отдал переписывать Ермолаю, добавил, что копию для себя он может не делать, устав будем печатать в больших объемах, и пару экземпляров подарю ему обязательно. Ермолай посмотрел на меня осуждающе, но спорить не стал. И черновики, кстати, не отдал - для истории он их коллекционирует что ли, ведь не первый раз уже.

  Задумавшись, над своей фразой, по поводу объемов, начал выспрашивать Федора про типографии в Москве. Ведь, печатали же на Руси книги - букварь лично видел.

  По словам Федора, выходило, что с печатью надо обращаться на Московский печатный двор, но процесс печати, насколько он знал, будет долгий и дорогой. Подробнее Федор рассказать не мог, но обещал, раз так надо, свести с московским библиотекарем, Василием Киприановым, тот сможет рассказать подробно. Задумался - зачем мне книга на старо славянском шрифте, если пытаюсь провести внедрение новой системы, куда входит и новый шрифт. Да и производительность мне нужна большая, на всю страну брошюры печатать.

  И чем, думаете, занимался остаток вечера и пол ночи? Рисовал печатный станок. Увлекся.

  Утром общался с библиотекарем. Отличный, образованный человек. Мои идеи упали на крайне благоприятную почву. Уже к обеду рисовали "гражданский шрифт" на разлинованной бумаге, вписывая шрифт в будущие литеры. Пробил, под это дело и идею пробелов - утомился уже разбирать их бесконечные строчки. Посмотрев на работу Василия - каллиграф он был знатный, предложил ему контракт на работы в типографии, с окладом мастера. И учеников своих пускай забирает. Работать в библиотеке может по-прежнему.

  Договор составили и подписали прямо в библиотеке, теперь, до отъезда, надо было решить вопрос с типографией. Василию поручил вырезать деревянную доску с новым шрифтом, причем, по разлинованным на бумаге линиям надо сделать глубокие пропилы. Хотел дать размеры в миллиметрах, но вовремя одумался, опять не поймут. Нарисовал на бумаге, чего именно хочу, и взяли за образец ширины пропила деревянную обложку книги, которых тут было масса. Просил сделать доску тщательно, будет моделью для отливок.

  Поручил Федору искать еще одно помещение, не дорогое и не обязательно в престижном районе. Сам поехал к кузнецам и повез деталировку станка. Зная, с чем придется столкнуться, готовый проект пересчитывал на дюймы.

  Кузнецы заказ приняли. Детали обещали сделать за неделю. Поторговался и доплатил - сошлись на четырех днях, быстрее никак. Успеть бы, запустить станок, до отъезда в турне.

  Два дня посещал приемы, светские обязанности надо, хоть иногда, исполнять. На приемах мы с Таей блистали и рекламировали. Все же реклама, двигатель торговли - продажи, после наших визитов, выросли заметно. Только вот как бы так сделать, чтобы реклама не стала смыслом торговли. И не повторился в будущем, тот беспредел, когда за пять минут телепередачи с похорон, будет не менее трех рекламных вставок, да еще с веселыми игровыми сюжетами. Но это уже просто брюзжу.

  Еще два дня хотел продолжать приемы, но Василий закончил доску и вцепился как клещ, на предмет книгопечатанья. Моя слава мастера по диковинам была настолько раздута московскими слухами, что Василий думал немедленно реализовывать свои задумки по картам и календарю. С календарем сказал сразу, что надо в начале привести в порядок чередование дней, а то с момента принятия текущих календарей накопились большие ошибки. С календарями в России было плохо. В том смысле, что народ жил по одним, древним, календаря - по которым шел 7205 год от сотворения мира. Знать и купцы ориентировались на летоисчисление Европы, по которому уже начался 1697 год, а официальные указы и вся казенная переписка велась по старому летоисчислению. Кстати, с мерами длинн и весов была та же история. Длина мили в каждом уезде могла быть разной. Припомнив, на этом месте, про указание государя, заняться приведением в порядок, за свой счет, этой самой системы мер и весов - посчитал логичным, включить в список мер и весов новые шрифт и календарь. Кандидат на составление такой брошюры сидел прямо передо мной.

  На новую задачу Василий набросился со всем пылом. Он вообще был человеком увлекающимся. Подробно рассказал ему про необходимость построения стройной и единой системы, начиная от шрифта с цифирью, продолжая длинами, весами и тому подобным. Подробнее, обещал выдать ему уже составленные брошюры. Но просил не переписывать, то, что уже сделано, а подумать над более доходчивой формой, например рисунками все изобразить. Василий и предложил, выпустить букварь. То есть, пояснять картинками весь новый шрифт, цифирь меры длин и весов. Велел ему набросать эскизы, что он сможет вырезать из дерева, а потом обсудим.

  Пользуясь своим воинским званием, обобрал арсенал на десяток пудов стратегического сырья, из которого и начали лить литеры.

  В будущей мастерской заканчивали работы плотники и столяры. Кузнецы обещали закончить детали станка к обеду. Начал показывать ученикам Василия процедуры литья литер и раскладывания их по кассе, точнее пока просто по деревянным плоским коробочкам - обращал особое внимание, что литеры мягкие и с ними надо обращаться очень осторожно, кучками не складывать и коробочки не путать. Потом, в деревянном, плоском лотке набирали текст из устава. Рассказывал про нумерацию страниц, и почему мы в одном лотке набираем разные страницы из разных мест устава. Надеюсь, объяснил понятно. Для примера набрали два лотка и, намазав литеры обычными чернилами прокатали два листа. Потом собрал их вместе, перегнул пополам и продемонстрировал, что теперь листы идут по порядку.

  Времени на эти эксперименты ушло много, и долго сохнут чернила, и пока они не высохнут, вторую сторону катать нельзя. Кроме того, чернила были жидковаты, со свинцовых литер бодро скатывались. Мучение а не типография.

  Задумался над чернилами. Ничего путного, кроме как сажа и спирт в голову не шло. Пожалуй, жидковато будет, надо загуститель типа глицерина, чтобы не трескались высохшие отпечатки, ну и чернила гуще будут. Спирт и сажа не проблема, а до глицерина мне не одну сотню километров топать. Но есть воск, можно попробовать поиграть этими компонентами. Весь вечер занимались алхимией, воск не хотел растворяться, пришлось греть и то и другое, и капать воском по чуть-чуть, подбирая густоту чернил, что бы и жидкие были и с литер не скатывались. С новыми чернилами можно было начинать работать. На этом трудовой день закрыл, и договорились продолжить после заутренней.

  Следующий день ученики собирали страницы устава в лотках, причем, пришлось помечать каждому, какую страницу он собирает. Готовые страницы складывали в стеллаж, сколоченный плотниками вдоль одной стены. Но чувствую, одним стеллажом мы не обойдемся, благо, помещение было здоровым - бывший амбар.

  Сам занимался сборкой печатного станка. Детали подходили друг к другу плохо, сказывалась ручная проковка и разметка "на глаз". А с другой стороны, если у нас царь с плотницким топором не расстается, то почему бы князю, не поработать весь день напильником. Станком этот верстак можно было назвать с натяжкой. Скорее несколько рамок под лотки со шрифтом на крутящемся столе. За столом должны были работать пять человек. Первый промакивал литеры страницы, лежащей в лотке доской, по формату чуть больше страницы, оббитой снизу войлоком, обмакиваемым в чернила. Стол поворачивался. Второй укладывал лист бумаги в откидную рамку, обтянутую кожей и опускал рамку на литеры, наподобие крышки ксерокса. Тем самым, прижимая бумагу к литерам. Стол поворачивался. Третий прокатывал несколько раз рамку поверх кожи большой скалкой. Стол поворачивался. Четвертый открывал рамку и снимал отпечатанный лист бумаги, кладя его по очереди в одну из пяти стопок, тем самым, давая время чернилам подсохнуть, и складывая страницы, с одного оттиска, друг к другу. Стол поворачивался. Пятый протирал кожу изнутри чуть влажной тряпкой, очищая поверхность, да и листы бумаги на втором этапе лучше прилипали. Кроме того, пятый крутил стол. Станок, по моему заказу, сделали избыточно крепким и тяжелым. После нескольких проб, крутильщика поставил отдельного, а то пятый всех задерживал. Производительность получилась очень неплохой, сказывалось разделение труда - рабочий, не выпуская инструмента из рук и не сходя с места, мог сделать один оттиск в пять секунд. Таким образом, за час шесть человек печатали 720 полу страниц. Или, усреднено, около ста тонких тридцати страничных брошюр в день. Без учета времени набора страницы и брошюровки листов, на это планировал поставить отдельные бригады.

  Два дня экспериментов, привели к нескольким модернизациям станка. А также - приспособились, по-разному укладывать лотки с литерами, для лицевой и изнаночной сторон листа, чтобы слева оставалось пустое поле для брошюровки.

  Ученики Василия впитывали знания и задавали правильные вопросы. Штат типографии назначили из двух бригад рабочих по шесть человек, одного заготовителя чернил, пятерых наборщиков и десятка брошюровщиков, работающих попарно, иначе, оказалось, неудобно собирать и пробивать брошюры.

  Красивой обложкой пока не занимались, просто на чистой титульной странице печатали обычным шрифтом название брошюры.

  Пришедший посмотреть на типографию Василий, высоко оценил результаты трудов, но предложил внести виньетки и прочие украшательства, подумав, взвалил на него и это, отдельно оговорив, что все украшательства он делает кратно размеров наших литер. Возникла и еще одна проблема, литеры немного расплющивались, слишком мягкий металл. Отливать из меди или железа для типографии слишком сложно, решил попробовать сплав свинца и олова, по принципу бронзы. Соотношение взял 85% свинца и 15% олова, получившиеся отливки были значительно устойчивее к деформациям, хотя можно было бы еще по экспериментировать, но со временем было плохо. Указал все дальнейшие литеры лить из этого сплава.

  За наймом рабочих, и их обучением прошло еще четыре дня, за которые сидел в типографии практически безвылазно. Даже не поинтересовался у Василия, как продвигается дело с нашим новым букварем. Из типографии меня, перемазанного с ног до головы чернилами выдернул Патрик, у которого накопилось масса вопросов и он не понимал, почему адмирал тратит время на всяческую черную работу уместную только для простолюдинов. Не стал спорить и убеждать, передал типографию на старшего ученика Василия, велел ему приглядывать за чернильщиком, который чернила нам готовил, тот начал попивать ингредиенты. Поставил задачу, напечатать пока по сотне всех заготовленных брошюр. Доделать рисунки в брошюры, которые еще не успели отлить. Особенно много рисунков было в брошюре медиков. Собранные лотки каждой брошюры не разбирать, а хранить на стеллажах, нам с них еще много печатать будет надо. Когда Василий принесет новые матрицы для букваря, делать их в первую очередь. И обязательно проверять первые оттиски, а то много ошибок и неправильно поставленных букв еще встречается. Одним словом минут пятнадцать отдавал ценные указания, так, что Гордон стал откровенно нервничать.

  Начало марта и соответственно встреча весны прошли мимо. Гордон копал слишком глубоко, и вскрыл глубинные слои, спрятанные за золоченой изнанкой российского флота. Оттуда сильно завоняло казнокрадством и приписками, в масштабах, сравнимых с затратами на сам флот. Продажи имущества флота на сторону, в том числе и за границу были умопомрачительные, лишний раз порадовался, что не стал оснащать войска новым оружием, теперь уверен, большая его часть до частей дошла бы только на бумаге.

  Штаб, с Патриком во главе, вел настоящее расследование, но нити вели слишком высоко, в том числе толстенный жгут шел к Лефорту. С теми бумагами, которые накопились за пол недели работы в нашем штабе, можно было свалить половину из ближнего круга Петра. Только вот стоило ли это делать? Все они теперь победители и герои Азова, любая критика со стороны тылового адмирала будет смотреться как злопыхательство и черная зависть. Даже если Петр поверит и примет меры осадок все одно останется.

  Оставшиеся до конца недели три дня совершал визиты по списку, под лозунгом "Тут у меня неувязочка, по флотским делам, произошла, помогите разобраться, а то Петра Алексеевича беспокоить не хочу".

  Флотская казна значительно пополнилась под лозунгом "Ну что вы адмирал, зачем, таким мелким вопросом беспокоить государя - у меня есть немного средств для помощи в разрешении этих проблем". А вот за это немного, торговались с пеной у рта. Для себя решил, менее чем на половину наворованного не соглашаться. При этом было желательно сохранить, если и не хорошие, то ровные отношения.

  Тем временем, подготовка к поездке царя за границу подходила к концу. Всех участников оповестили о дате и месте сбора перед выходом. Никаких официальных церемоний и балов не организовывалось, но вся столица бурлила.

  Если говорить точнее, то поездка царя уже началась. Еще второго марта вперед уехала первая группа посольства, готовить места стоянок и проверять тракт, через седьмицу после нее и должна была двинуться основная группа. И этот день приближался. Пора было готовиться к отъезду.

  Особо готовить было нечего, все распоряжения и письма давно были розданы. Планы работ расписаны на год вперед, разговоры с послами о факториях отложены до возвращения из турне, не надо мне пока их сыра в мышеловке, но и отказываться нельзя, а то придумают еще что-то. Всем послам была выражена искренняя благодарность за их участие в решении моих вопросов, вручены ценные подарки и заверения, заключить договор сразу, как только выполню поручения государя.

  В дорогу мы с Таей брали немного, всего то один воз вещей и три воза подарков и образцов товара. Судя по тому, сколько с собой набирали другие дворяне, мы будем серыми мышками на этом празднике жизни. Караван обещал быть не меньше, чем отправленный мной на верфи. А зная скорость передвижения такого каравана, был уверен, Петр пойдет в отрыв налегке, а терять его из виду не хотелось, нужно было напоминать ему про торговые договоры, иначе он про них и не вспомнит.

  В связи с этим, переоборудовали наш кунг, для автономного путеществия четырех человек, нас с Таей и двух возниц из морпехов. Морпехи были из обучаемой семерки, по заверениям тайного - лучшие. Остальные пятеро ехали, вместе со своим наставником с остальными четырьмя нашими возами и еще двумя тайными, которых выторговал у командира для внедрения. С внедрением может и не получиться, но иметь подготовленных людей под боком не помешает, мало ли - случай выпадет.

  Перед самым отъездом Василий, перебравшийся в типографию и не вылезающий оттуда сутками, передал мне несколько пачек образцов брошюр, можно даже сказать отлично оформленных книжек, и две пачки своих рукописей, одна называлась "Книга Именуемая Календарь" а вторая "Новый способ арифметики феорики или зрительные, сочинен вопросами ради удобнейшего понятия", если по сути, то описание расчета календаря и математический справочник с примерами решения задач, который он хотел дополнить к формируемому букварю и справочнику по новым мерам и весам. Стоит заметить, что математический справочник был уже выполнен по новой системе. Познакомил Василия со своей тенью, велел им работать вместе и подумать, что мы будем тиражировать из новых знаний. Отца Ермолая уговорил остаться с трудом, напоминал, что он главный хранитель знаний, и все яйца в одну корзину складывать нельзя. Теперь для него тут нашлась крайне полезная работа и благодарный слушатель в лице Василия.

  Со штабом и Гордоном прощание было скомканным, и наконец, после заутренней наш караван выехал из Москвы по направлению к Печоринскому монастырю.

  Маршрут каравана так и не узнал, говорили только о следующей точке назначения. А лезть к Петру посчитал излишним, успею еще ему глаза намозолить. Едем и едем, есть время спокойно почитать, что же мои типографы напечатали.

* * *

  Март выдался теплым, сидеть в кунге, с книжкой, было не очень комфортно, правда и снаружи было не лучше. Снежная пыль, поднятая тысячей саней обоза, делала чтение весьма неприятным. Про тысячу саней - это не шутка, мог ошибаться на несколько десятков, но скорее в большую сторону, чем в меньшую. Сани были с возницами, и частично будут меняться по дороге, а потом и вовсе на телеги поменяем. Возницы в состав посольства не входили.

  Отложил выискивание блох в текстах до стоянки, и стали обсуждать с Таей, что мы знаем о посольстве. Цели и задачи озвучивались еще на собрании офицеров - уверение глав сопредельных государств, в дружбе и заключение межгосударственных договоров для укрепления позиций в борьбе врагами креста Господня - султаном турецким, ханом крымским и всех басурманских орд. Одним словом - поможите люди добрые, братьям по вере - безбожникам по сусалам навалять.

  Кроме того, везли шесть десятков курсантов, планируя четыре десятка пристроить во флотские школы Италии и два десятка в Голландию.

  И третьей основной задачей было нанимать флотских людей, причем Петр настаивал, что бы люди были выслужившие чин из самых низов а не получившие его по происхождению, и в этом его искренне поддерживал.

  Ну и за одно заключить торговые договора и купить всякой всячины, особенно ткани и боевые припасы, от покупки ружей и пушек Петра все же удалось отговорить, слишком дорого.

  Соответственно, везли много денег, миллион золотом, не считая мехов и прочего на продажу, которые оберегала охранная сотня гвардейцев, возглавляемая князем Черкасским, с которым был хорошо знаком еще по первому приезду в Москву.

  Для себя, в этой миссии, хотел много бумаги, желательно рулонной. И договор на ее постоянную поставку. Или, как альтернатива, несколько мастеров, понимающих, как делать хорошую бумагу, а не ту оберточную, которая получается у меня. Лучше, и то и другое, и не дорого.

  А вообще, лелеял надежду переманить как можно больше ученых, особенно химиков. Только тут еще надо подумать, как не дать им растрезвонить о новинках на весь мир.

  Руководителями посольства назначили аж трех послов, Лефорта, Головина и Возницына, с последними двумя знаком был шапочно, про них ничего сказать не мог, а вот Лефорт - это показатель. При этом Лефорт был назначен в тройке главным, так что ничего это посольство решить не могло по определению, можно просто считать, что государь выехал на экскурсию, мир посмотреть.

  Трем послам полагалась большая свита, которая, на этот раз была уж очень большая, человек восемьдесят. И дополняли этот передвижной табор дворяне, со своими свитами, которым было дозволено присоединиться к посольству. Дозволял им это Лефорт, так как Петру все эти тонкости были не интересны, он за результатами ехал. А как именно Лефорт 'дозволял', могу себе представить - то-то он так легко с деньгами расстался, передав очень круглую сумму на нужды флота.

  Но была и другая группа дворян - несколько молодых наследников ведущих русских фамилий, вместе с молодым Сибирским князем - вот эти ехали без особой охоты. По большому счету Петр вез заложников примерного поведения их отцов в период отсутствия государя в стране. И его можно было понять. Но толпа получилась под три сотни человек только посольства, и еще больше тысячи человек ямщиков и обслуги. И вот в этой толпе, должен был затеряться скромный урядник Преображенского полка, Петр Михайлов. Шанс на это у него, может быть, и был, гренадеры, подобранные в посольство ростом не многим ниже его были, а в таком Вавилоне и слона спрятать можно, и еще санями его выше ушей завалить, только вот о поездке этой знали все, кому не лень. Так что в деревнях встречали радостными криками и овацией.

  Предстояло пройти шесть сотен километров до Пскова и еще 50 километров западнее, к монастырю. А ведь только-только вернулся из подобного турне. Но Петр ждать никого не собирался, задерживаться нигде не задерживался и гнал к границе с Лифляндией, как будто за нами была погоня. Правда, лошадей нам меняли, это то же объясняет скорость движения. Тем не менее, караван сильно растянулся, и наша группа, как наиболее мобильная и не обремененная серебряными ночными горшками, мало все же денег с Лефорта выжал, быстро вышла в авангард каравана, пристроившись за несколько возков, от домика Петра. Шли настолько бодро, что уже к 24 марта прибыли к стенам западной твердыни России - Свято-Успенскому Псково-Печерскому монастырю.

  Монастырь внушал уважение. Если бы мне не сказали заранее - это монастырь, то был бы уверен, что это мощная крепость, напоминающая шведам - под чьей рукой сейчас была Лифляндия - о Вечном.

  Обороняли монастырь монахи. И судя по тому, что эту крепость так и не взяли, обороняли лучше многих строевых частей.

  Монахам, в истории Руси стоит вообще сделать глубокий поклон. У нас не было крестоносцев, но божьи воины стояли по всей Руси, вот в таких монастырях, как тут, или на подобии Соловецкого, который так же немало приступов отбил. Но как обычно, история не помнит того, кто не выпячивает вперед грудь, усыпанную медалями.

  Вот и у меня только теперь на многое приоткрываются глаза - здравы будте, смиренные опоры Русской земли.

  В монастырях так же перегибов хватало, но какой была бы Русь без них - даже представить страшно.

  Не остановиться в монастыре и не отметить молебном первый выезд государя за рубеж - Петр не мог. Так что заночевали перед стенами монастыря. Петру, разумеется, достались покои внутри. Пока еще было светло, обходил монастырь, любуясь достопримечательностями. Вблизи, твердыня внушала еще больше. Каменные стены, метров десять высотой, десяток высоких квадратных башен, и общая протяженность стен около километра. А за стеной не прекращающийся перезвон колоколов, монахи приветствовали своего царя-батюшку.

  Внутрь не пошел, последние дни на своей земле можно расслабиться, и отдыхать, буквально завтра, придется включать паранойю на полную катушку - пойдем по землям, где и моя голова дорого цениться, и за Петром надо присмотреть, случись с ним что, меня же за седмицу сожрут. Немного подумал, и начал инструктировать обоих тайных внедренцев - пока велел им стать тенями Петра, но на глаза ему, пусть стараются не попадаться. Охрана у Петра солидная, но гвардейцы хороши только против прямого удара. Почему Петр не озаботился группой тайных - понятия не имею, хотя и не знаю, кто вперед нас на неделю ушел, может тайные и ушли, позиции, так сказать, занимать.

  Тем не менее, пара теней Петру не помешает, а если что - пусть тайные все валят на мои распоряжения.

  Утром 25ого, переправлялись через речку Плюса, которая и являлась естественной границей России с Лифляндией. А на той стороне нас уже встречали несколько офицеров и гражданских чиновников, присланных рижским генерал-губернатором Эриком Дальбергом. Теперь старался держаться к Петру поближе, ради этого пришлось забираться на лошадь и лишний раз убедиться, что все в мире относительно.

  Обмен любезностями пропустил мимо сознания, а вот дальше было интересно. Общий смысл сообщения рижских посланников свелся к готовности проводить и обеспечить по дороге жильем, и то не на всех. А корм лошадям и еду посольству, искать и покупать было велено самим. Сменных лошадей или подвод так же никто не предлагал. Петр насупился, от такой перспективы - он рвался в Голландию, как центр кораблестроения - в его понимании. То, что мы уже строим корабли, превосходящие голландские по всем пунктам, дело не меняло - мечту юности надо было реализовывать.

  Пожалуй, это мое очередное серьезное упущение. Надо срочно заниматься с Петром, и вбивать в него мысль, что русские постепенно перестают хлебать щи лаптем, и переходят на хлебание берцами. С этим подъехал к Петру, пока длинная вереница посольства переползала на столь не гостеприимную землю. К Петру меня пропустили без звука, то ли были такие распоряжения, то ли и меня к ближнему кругу Петра причислили.

  - Петр - именно так было велено обращаться к уряднику, для сохранения инкогнито - нам теперь до Риги дён пять ползти, не менее. Не желаешь несколько часов за ученой беседой скрасить?

  - А раньше где был? - Петр усмехнулся, настроение у него улучшалось так же быстро, как и портилось.

  - А раньше, мне тебя не догнать было, книги ученые больно тяжелы - усмехнулся в ответ - да и занят ты был дворянами, не протолкнуться к тебе было.

  - Добро, прямо ныне и начнем, вези в возок свои книги, буду там ждать.

  Все же, как уживаются в Петре две такие разные личности? С Петром самодержцем можно только брать под козырек и говорить 'есть'. С Петром - шкипером, или как сейчас урядником, можно и у костра посидеть и анекдот рассказать. Надо пользоваться второй ипостасью, пока первая не проснулась.

  Пять дней мы катили по разоренной Лифляндии. Разоренной неурожаем и чумой. Очень печальные картины снаружи, заставляли больше общаться внутри домика. Для разогреву, первые три дня обсуждали отпечатанные уставы и вымышленные ситуации, которые с помощью этих уставов пытались разрешить. В первый же день, Петр позвал на наши посиделки посольского дьяка, который записывал будущую брошюру 'Устав в примерах'. Договорился с дьяком, за скромное вознаграждение, что он мне будет делать копии, после наших посиделок, а так же намекнул ему, что если копии сделает еще хоть кому, то государь сильно осерчает. Не надо пока противников информировать, как и в каких случаях будет действовать русская армия и флот, хотя за флот не так беспокоился, там у меня будет, чем удивить супостата, и даже надеюсь, что не один раз.

  Непременным участником наших диспутов стал Меньшиков, его вопрос уставов волновал не меньше Петра. Более того, Александр был зачинщиком множества каверзных, виртуальных, ситуаций и не меньшего числа ситуаций реальных. Мое мнение о нем значительно улучшилось, подкрепленное предыдущими рассуждениями о Меньшикове офицерами моего штаба, мол, отличный вояка и бравый кавалерист. Кроме того, во флотских махинациях Меньшиков был почти не замешан. Решил задействовать презумпцию невиновности. На этой почве, и под совместное дело, сошлись с Александром на коротке, и общались уже приятельски, даже в отсутствии Петра.

  Видимо, даже чересчур, так как на одной из стоянок, когда мы на пару дымили у домика -Александр предложил мне уступить на время 'бабу'.

  - Тезка, понимаешь, это тебе она баба. А мне в первую очередь - друг, который со мной два года в походах. Вот ты - предал бы друга, пару лет тебе спину прикрывающего? Чего задумался? Неужто предал бы?... А какая разница, баба это будет или мужик, коль в трудностях и походах тебе помогает, друзей твоих от могилы оттаскивает и хвори наши лечит. Так предал бы или нет? ... Вот! А коли о таком друге твоем похабщину кто скажет, ты бы этому похабнику сразу в морду или как? ... Вот! Ну, так как? Начинать тебе лицо разукрашивать? ... Вот и хорошо, что понял. И коль спросит у тебя еще кто, про Таю, так и скажи, князь пристрелит, не задумываясь о последствиях... Нет, государя не пристрелю, слишком много у него дел впереди. Но тогда ему придется меня пристрелить, ибо уеду из России жить в Норвегию, понравилось мне там. И давай больше не будем об этом!

  Может и хорошо, что такой разговор состоялся, дорога впереди длинная, а слух теперь разойдется, да горячие головы немного остудит - много тут про меня слухов, и про то, как пол деревни расстрелял, и еще много чего - поверят.

  Продолжили работать над будущими опорами армии и флота.

  В уставы вносили коррективы, порой значительные. Но уперлись опять в метрическую систему и элементарную физику с баллистикой.

  До Риги штудировали метрическую систему и начала математики и физики, благо, освежил все это в памяти и придал системность, работая с отцом Ермолаем. Образование у Петра было очень неплохое, и первые этапы мы пролетели не задерживаясь, скорее обсуждая, как это все будет выглядеть в создаваемым Василием букваре для народа. Образование у тезки было совершенно никакое, но он сидел тихо, даже если не понимал, и разжевывать специально для него не стал.

  Потом пришлось прерваться.

  Шведские власти организовали торжественную встречу посольства в Риге, пытаясь улучшить впечатление от встречи и царящей вокруг разрухи.

  31 марта за три версты от города послов ожидали присланные генерал-губернатором кареты, а в предместье Гаусмангофе устроена торжественная встреча. Нас приветствовали офицеры Рижского гарнизона, несколько бургомистров, именитые мещане, представители купечества и городского бюргерского ополчения. По пути следования стоял почетный караул, а с крепостных бастионов салютовали пушки. Идиллия.

  Торжественное шествие прошло через весь город от Песочных ворот к Карловым, а затем последовало в предместье Ластадию на берегу Двины за городскими стенами.

  Послам достались для постоя мещанские дворы, остальных распихали по соседним. Петр наблюдал за торжественным въездом в Ригу, скрывшись от любопытных глаз в отряде курсантов. Вместе с ними он прибыл в Ластадию, где их поселили в доме Якоба Шуберта, куда подселились и мы, с молчаливого согласия Петра - учеба была в самом разгаре, и ее надо было продолжать.

  Оказанным приемом Петр остался доволен. Первоначально никто в Риге задерживаться не собирался, но переправиться на другой берег Двины было невозможно, так как шел небывалый разлив реки и ломка льда. Продолжили грызть гранит науки.

  Прервались на празднование пасхи, после которого заниматься стало сложно, на следующий день лечили голову и осматривали достопримечательности.

  Рига была развитым городом, населенным преуспевающими купцами и ремесленниками. Над островерхими черепичными крышами домов, возвышались церковные шпили, в мастерских кипела работа, а в Рижском порту виднелись мачты многочисленных торговых кораблей.

  Однако Рига была еще и мощным форпостом Шведского государства на южном побережье Балтийского моря, одетым в мощное кольцо новейших фортификационных укреплений. Форшгадты Риги, или если по-русски, то пригороды, были окружены заполненным водой рвом и палисадами.

  Оборонительные сооружения Риги вызывали живой интерес Петра, рассказывающего, как сорок лет назад его отец - царь Алексей Михайлович безуспешно осаждал Лифляндскую столицу с восьмидесяти тысячным войском.

  Интересуясь укреплениями, стали расхаживать по валам и контрэскарпам. При этом, рассматривая крепостные сооружения в бинокли и трубы, даже попытались измерить глубину рва и зарисовать план укреплений.

  Не удивительно, что наша компания была принята за коварных шпионов, и шведские солдаты, угрожая ружьями, потребовали немедленно убираться. Еще хорошо, что с толмачом были, а то бы дело и до стрельбы дойти могло. По крайней мере, оба свои пистолета взвел, не вытаскивая из кобур.

  Петр был в ярости. Не столько из-за того, что солдаты целились в царя, хотя, конечно, и это сыграло не последнюю роль, сколько из-за нарушения законов гостеприимства. Честно говоря, думал, что северная война начнется прямо сегодня.

  Вечером было расшаркивание послов и капитан Лилиенстиерна, прикомандированного к посольству. Все друг перед другом извинялись, а Петр смотрел на это представление, насупившись и прощать, явно не собирался.

  Демонстративно не обращая больше внимания на город, продолжили занятия. В связи с пасхой удачно ввернул про юлианский и григорианские календари. Про необходимость сразу переходить на наиболее точный, из того, что есть - григорианский календарь - все равно на него перейдем со временем. Рассказал, вспомнившийся эпизод истории, когда из-за различия календарей наши войска опоздали к битве на две недели, благо нас никто не подслушивал. Эпизод произвел впечатление, стали обсуждать календарь подробнее, в том числе рассказал про эмпирические правила и счет по костяшкам рук. Однако, с календарем было не все так просто. На Руси, так или иначе, праздновали около сотни праздников, и они были привязаны к событиям, которые при новом календаре начинают плавать. О делах церковных Петр был на удивление хорошо осведомлен, и, судя по цитатам, библию знал, чуть ли не наизусть. Так что его мнение в этом вопросе было вполне профессиональным. Убеждал его подумать, как обойти эти проблемы, так, как мне точно известно, что на григорианский календарь перешли, и церковь к нему приспособилась.

  Плавно с календаря перешли на астрономию, и учеба опять потекла своим чередом.

  К восьмому числу Петр остыл уже на столько, что пошли еще раз смотреть Ригу, просто город и порт, без разведывательных целей.

  Наконец Двина очистилась ото льда настолько, что шведы организовали переправу посольства на трех яхтах и более чем на трех десятках лодок, торжественно проводив столь нервозных гостей тридцатью двумя выстрелами из пушки.

  Не оборачиваясь больше на гостеприимную Ригу, и даже не ожидая переправы всего посольства, Петр взял максимальный темп, что бы покинуть, обидевшие его шведские земли, и ступить на земли Курляндии. Темп был взят настолько бешенный, что основное посольство далеко отстало. Зато десятого апреля, нас уже принимал в Митаве герцог Курляндский. Только тут Петр успокоился, и в ожидании посольства, прибывшего только четырнадцатого числа, мы продолжили занятия.

  Шестнадцатого был пышный прием, на котором, казалось, все пытались сбросить неприятный Рижский осадок. Занимались с Таей шокированием ливонских рыцарей, вполне удачно, надо бы заметить. А на следующий день были деловые встречи, в том числе Петр, опять же инкогнито, общался с графом, а остальные допивали оставшееся от приема, под светские разговоры. Мне, на этом одиноком ливонском островке делать было совершенно нечего, развивать тут торговые отношения не с кем. Уж лучше бы Ригой занимался. По этому, наш отъезд в Либаву двадцатого числа воспринял с облегчением.

  Петр, по уже начавшей складываться традиции, ушел в отрыв. В очередной раз похвалил себя за предусмотрительность и умудрился не отстать. По дороге, все четыре дня, наверстывали упущенное время занятий. А потом еще неделю ждали прибытия посольства, продолжая прогрызать норы в граните. Теперь, приближаясь к Балтийскому морю, Петр все больше налегал на гидродинамику и теорию корабля. При этом согласился не блистать своими новыми знаниями при иностранцах, а молча сравнивать уровень этих новых знаний и уровень науки, которые ему продемонстрируют. Мне все больше нравился настрой Петра, плавно перетекающий из состояния трепетного ожидания 'А что они мне скажут?' в состояние спокойной уверенности 'Да что они мне могут сказать то? '. При таком подходе мне все легче становилось убеждать Петра, что нам сам черт не брат, и ходить с протянутой рукой нам не вместно.

  Тридцатого апреля посольство начало упихиваться в большой купеческий корабль, сдабривая Либавские причалы сильным русским словом, иначе в корабль все барахло не влезало. Загружали, понятное дело, не все посольство, а только 'летучую' его часть. Послы и большая часть обоза пойдут в Кёнигсберг сушей.

  Каботажное путешествие на купце до Пилау длилось три дня, страшный тихоход, Орел прошел бы это расстояние за день. На этой мысли в меня вцепилась тоска, соскучился по своим ребятам, надо срочно давать им о себе знать, пусть хоть мимо пройдут караваном, посмотрю на них с берега.

  Петр носился по всему кораблю и залезал во все трюмы, не говоря про мачты. Вроде уже не ребенок, двадцать пять лет. Ухмыльнулся про себя, а сам то, так же в каждой бочке затычка и ничуть не старше.

  Наконец это мучение, по недоразумению названное морской поездкой, подошло к концу в порту Пилау, о чем мы возвестили тремя выстрелами, приветствуя город, и город ответил нам тем же. Однако, высаживаться в город мы не стали, а пользуясь минимальной осадкой нашей плоскодонной черепахи пошли по заливу Фриш в Кёнигсберг. Миновали речные боны, перегораживающие русло Прегеля, прошли на виду форта Фридрихсбурга, ответившим пушечным салютом на наше приветствие, и, причалив к пристаням островного района Кнайпхофа - ступили, наконец, на прусские, точнее бранденбургские земли, в пятницу, седьмого мая.

  Покидал, нашего морского скорохода, даже не оборачиваясь. Все майские праздники отмечали на борту, а так как народу было все равно, что отмечать, лишь бы скрасить это захватывающее морское путешествие - отмечали начало весны. Честное слово, хоть бы пираты на него позарились, что ли. Вот бы они удивились.

  Зато нет, худа без добра - обсуждая с Петром кораблестроение, теперь есть на что ссылаться, и пример будет очень показательным.

  Вот теперь начиналась и моя работа - Бранденбургский курфюрст кичился великолепием своего двора, и искал поддержки в Петре, на этом поле можно сыграть очень достойно.

  День размещались и выгружались, теперь и причалы Кнайпхофа услышали много нового.

  На следующий день были неофициальные визиты, так как посольство еще не прибыло, и осмотр города. Осмотр дал мало утешительного. Этот трехглавый город, в смысле три города в одном, похвастаться особыми достижениями не мог. Специалисты были тут привозные, в местном университете так же преподавали приглашенные профессора. Однако, уделив мне, с переводчиком, время, пара профессоров с философского факультета, где преподавали физику, математику и прочие точные науки, рассказала много интересного. В частности, много любопытного услышал о своих диковинах. Но самым важным в разговоре было упоминания о текущей жизни научного мира. С удивлением узнал, что жив и работает в Лондоне Ньютон, который грызется со своим оппонентом Лейбницем, живущем в Ганновере. Спорили об англичанине Галлее, только не о кометах, как подумал, услышав фамилию, а о демографических таблицах, им опубликованные, наверное, это другой Галлей. Вообще, звучало много имен и работ. Тщательно их записывал в блокнотик, хотя никого не знал. Но посетить их, если будет по дороге, надо обязательно. А Лейбница и Ньютона надо захомутать любыми способами, даже если придется организовать пару заговоров против них. Пусть Московскую Академию Наук закладывают, и других профессоров приглашают.

  Более, ничего существенного, для моих планов, получить у Кёнигсбергских философов было нельзя, кроме книг и учебников из их библиотеки - но покупку книг отложил до разговора с Лейбницем, он был ближе Ньютона территориально.

  Если в плане теоретическом город был мало интересен, то, как рынок сбыта, он был очень хорош. Знать пыталась подражать своему курфюрсту и скупала украшательства на корню.

  Более того, мои новинки тут уже появились, что косвенно говорило о работе ганзейцев. Надо было срочно разворачивать факторию и выставочный зал. Выставку решил организовать в квартале знати, близь королевских прудов, напротив замка. Место было отменное, с такими же отменными ценами на аренду. Договорился с художником, об аренде его небольшой мастерской на пару недель, художника нанял для оформления выставки, наружной рекламы и роспуске слухов. Свалил организацию на Таю с парой морпехов, попытался подключить к делу и моего, а ныне придворного, фотографа, но Петр не дал - придется Тае одной отдуваться. Так как с собой у нас были только образцы, и немного диковин на подарки - велел ничего не продавать, а только показывать и рассказывать.

  Сам, сосредоточился на продавливании, через Петра, торговой фактории, и торговых договоров. Петр был сильно занят. Он нашел себе нового наставника в деле фортификации и артиллерии - главного инженера прусских крепостей, подполковника Штернерна фон Штернфельда. И теперь дневал и ночевал в крепости Фридрихсбург.

  И Петр, и подполковник отзывались друг о друге в возвышенных тонах, и прервать эту идиллию, с целью занять Петра торговыми делами, не было никакой возможности.

  Оторвало Петра от дел ратных только прибытие посольства, 18 мая.

  Посольство въезжало в город через Закхаймские ворота с максимальной пышностью, и с соблюдением каких то местных традиций, в коих был не силен. Змея посольства втягивалась в город более полутора часов, а потом еще и размещалось по домам знати. Вечером был не менее пышный ужин, на который Петр не пошел, предпочтя приватную встречу с курфюрстом, для обмена впечатлениями. Отношения Петра с Фридрихом явно налаживались, и становились дружескими.

  21 мая курфюрст принимал послов в своем замке. Опять было шествие через весь город, напоказ несли подарки, меха и мои диковины. Петр шел в толпе курсантов и на приеме не высовывался, хотя уже все знали, кто такой - этот урядник.

  Потом отмечали это дело, аж три дня. Столько здоровья у меня не было, помогал Тае с выставкой, на которую валом валил народ.

  Вечерами разбирали с Петром, послами и приближенными проект договора о мире и дружбе. В договоре, из семи пунктов, меня интересовал только шестой - о торговле. По этому, сидел тихо пока, на второй день обсуждений, не дошли до этого пункта. А вот после этого взялся за дело серьезно. Петр поддержал мои предложения о взаимных факториях тут и под Москвой, более того, он сам предложил проводить это не как государственное дело, были в таком предложении свои подводные камни, а как частное, и сам же предложил использовать для этого ганзейцев. А Фридриху обещал вручить медаль почетного ганзейца, с привилегиями. Меня об этом он не спрашивал, да и ладно, такой расклад меня вполне устраивает, будут два монарха почетными ганзейцами, с факториями на их территориях, а остальные сами подтянуться.

  До 30 мая ничего интересного, не происходило. А вот тридцатого, отмечали день рождения Петра, бурно и торжественно. На праздник инкогнито, шитыми все теми же белыми нитками, прибыл Фридрих, с которым Петр имел долгую беседу, по результатам которой курфюрст, с радостью, стал почетным членом ганзы и выделил факторию в Пиллау. Петр в ответ выделил место под Москвой, закономерно повесив его оформление и содержание на меня, как вернусь - перевешу на Федора, нам уже давно расширяться пора.

  До отбытия посольства было еще больше недели, по этому оставив выставку на Тае и двух морпехах выехал с остальными в Пиллау, потрясать бумагами и тратить бешенные деньги - монархи, такой мелочью не озаботились. Хотя, честно признаюсь, деньги потом мне частично компенсировали из посольской казны.

  Место было шикарным, но совершенно голым. Неделю занимался организацией работ по строительству амбаров, стеной окружающих выделенную площадь, большого гостиного дома для лавок и проживания приходящих, и пирса для разгрузки, благо глубины позволяли подойти почти к самому берегу. В связи с этой круговертью, торжеств с отбытием посольства не застал. Застал только прощание Петра с курфюрстом уже в Пилау. Однако, после прощания, на суда посольство грузиться не собиралось. А разместилось в лучших домах Пиллау, на Хакене. Оказывается, ждали избрания короля Польского, которое должно быть в конце месяца, и эти результаты влияли на дальнейший путь. На что радостно потер руки и опять с головой окунулся в строительство фактории и наставления коменданта, который уже был назначен вместе с почтовым отделением.

  К концу месяца факторию достроить не успевали, тем не менее, пригласил Петра на торжественное открытие и подъем ганзейского флага. Получилось очень не плохо, и если бы не страшное похмелье на следующий день, было бы совсем хорошо.

  Петр этот месяц то же не бездельничал, изучал в Пиллау науку фейерверков, хотел сам их уметь делать, и теперь ходил с обоженными бровями и усами, но с дипломом 'огневого художника'. Кроме этого, он каждый день выходил на морские прогулки и вербовал матросов, в основном голландцев, пользуясь своим знанием языка. Даже у какого-то шкипера на свадьбе погулять успел. Одним словом, был весь в трудах на пользу отечества.

  На именины Фридрих нас не посетил, он вообще уехал по делам, чем несколько обидел Петра. Однако, к этому празднику был подготовлен молебен и фейерверк монаршего изготовления, так что вечером были большие празднества. А поздним вечером на берегу гавани была устроена иллюминация в виде триумфальной арки с латинским изречением: 'Да здравствуют союзники, да убудет полумесяц, и да завянут лилии!' Буквы, горевшие лазоревым светом, делали зрелище ярким и красивым.

  На следующий день Петр дал указание немедленно грузиться на корабль и отправляться. Что мы и сделали к первому июля. Русско-бранденбургский договор, кстати, подписали, правда, не в полном объеме, но главное, купеческий пункт в нем был.

  Как обычно, отбыли 'летучей ' группой на нашем тихоходе. Основное посольство в этот же день должно было выдвинуться за нами посуху.

  Наш корабль, по моим просьбам, шел в Любек - надо было войти в курс дел, а Петру было все равно куда, лишь бы быстрее в Голландию.

  Описывать, еще одно путешествие скоростной черепахи, смысла нет. Стоит только упомянуть, что погода испортилась, путешествие стало еще менее комфортным, но прыти нам прибавило - и в середине месяца уже разговаривал с радостно меня встретившими ганзейскими советниками.

  Новостей было много, и у меня и у них - провели два дня за разбором завалов и написанием писем. В частности, просил прислать Орла в Амстердам, куда так рвался Петр и где собирался провести много времени. А основным делом были разборы новых планов, которые накапливались у меня в блокноте весь год. Последним из планов, записанным уже в дороге стала организация туризма, на базе наших факторий - теперь мы могли предложить зевакам осмотр достопримечательностей чужих стран.

  Советники были в восторге от новых планов, и оттого, что большую часть возвращенных кредитов не забрал, а приказал вкладывать в новые проекты и организовывать ганзейский банк, на подобии голландского. Деньги у меня пока были в изрядном количестве.

  Отчитались советники и о недоимках, как и предполагал. Тут пока все было просто, первым делом солидное предупреждение. Написали письмо, на тему 'Вы просрочили кредит, и процент по нему удвоился, в случае не возврата кредита и процентов по нему через год будем вынуждены компенсировать его сами за ваш счет'.

  Письмо было обычным, но копии писем для всех должников, благо их было немного, просил сделать для всех орлов, с описанием маршрутов и судов должников. И написал для орлов письма, в которых рекомендовал встречать суда из списка должников бортовым залпом перед носом судна, если попадут, не страшно, если должник ответит огнем - уничтожать, если остановиться - посылать тузик и передавать письмо. Так что главное в таких письмах не содержание, а кто и каким образом их доставит.

  Заняться делами основательно - Петр не дал. За пару дней он удовлетворил свое любопытство городом и теперь рвался к каналам и Рейну, планируя по нему спуститься в Голландию. Такой маршрут меня более чем устраивал, по пути мы пройдем через Ганновер - в ближайших планах была охота за Лейбницем.

  Наскоро отдав последние распоряжения советникам, и напомнив им об Орле и новых факториях, присоединился к нашей 'летучей' группе, уже покинувшей Любек и направляющейся в Ганновер. Впереди были две сотни километров пути по ухоженным немецким землям, с их игрушечными домиками и аккуратными поселками.

  В пути продолжили обмениваться впечатлениями об увиденном, начав еще в морском переходе. Петр задавал много вопросов, начинающихся с 'А как ... ?' и 'А почему ...'

  Радостно заметил, что преклонения Петр не испытывает, но европейские порядки ему нравятся, и он готов переделывать Россию. Начал доклад на тему, что бы нам в Россию хорошо бы позаимствовать, а что нам и даром не надо. Петр слушал внимательно, хотя решения, безусловно, будет принимать он сам. Именно в этой поездке заспорили о внешнем виде и личной гигиене. По результатам двух дневных разговоров государь даже набросал указ о 'Внешнем виде' как мысленно его обозвал. Только очень просил его не перебарщивать, все же есть у нас и свои традиции.

  Обсуждали, что кроме внешнего вида еще бы и образованность поправить. Плавно подводил Петра к необходимости организации сети гражданских, а не только при церквях, школ и высших учебных заведений, в том числе военных. Идея Петру нравилась, но денег на нее он давать не хотел, армия ему была важнее. Однако, согласился с предложением о дворянских платных учебных заведениях, которым он присвоит статус царских, и обучение в которых будет считаться престижным, за счет чего цена на это обучение будет существенно завышена. Это позволит содержать еще пару высших учебных заведений для перспективных, но нищих студентов. Центральное заведение обозвали Моссковской царской академией, а ее филиалы пока не обсуждали, хотя один из них, в Воронеже а второй в Холмогорах напрашивались сами собой, из курсантов, проходящих через школы будет проще отбирать подающих надежды. Указ об учреждении Академии Петр написал, но в общих чертах, взвалив на меня еще и это - как обычно, не выделив ни копейки денег. Тем не менее, был доволен результатами - есть, чем заманивать Лейбница, к городу которого мы уже подъезжали.

  Однако, доехать не успели. Подъезжая к Ганноверу нас перехватил эскорт кюрфюрстины Софии-Шарлотты, ехавшей для встречи с Петром, от самого Берлина. Так что Петру пришлось менять маршрут, сворачивая в деревню Копенбрюгге, и проводить торжественный ужин в стоящем рядом замке. Эскорт кюрфюрстины был очень представительный, с массой слуг, и кавалеров. Разместились на дворе замка с большим трудом. Светские разговоры меня интересовали мало, и на ужин меня никто не приглашал, он вообще проходил в узком кругу. Но время не было потрачено без пользы - удалось разговорить кавалеров эскорта, так же как и мы, ожидающих окончания ужина во дворе замка. Кавалеры много рассказывали новостей и сильно интересовались Петром. Не сомневаясь, что они будут потом писать отчеты - заливался про молочные реки и кисельные берега, которые только и ждут образованных и работящих немцев. Уже не первый раз меня, в этой поездке расспрашивали про регату - все же с регатой получился удачный ход, интерес к стране он поднял существенно. Взять ту же кюрфюрстину - стала бы она гнаться за Петром через пол страны, не возбуди он в ней интереса? Сомнительно.

  Перевел поток новостей кавалеров на Лейбница. Мне поведали, что София имеет прекрасное образование и состоит в очень плотной переписке с философом - тут всех математиков, физиков и прочих причисляли к философам. В подробности переписки София никого не посвящала, но и тайны из этого не делала. Лейбниц пробивал Академию в Берлине, но получалось у него это плохо. Самое время брать под белы ручки этого деятельного, пятидесятилетнего старичка. Только в Ганновере его не было, он сейчас был в Миндене, и, кстати, писал предложение Петру по модернизации России. По рассказам кавалеров - Лейбниц вообще координально поменял точку зрения, в последнее время. Теперь, по его словам только Россия имеет потенциал справиться с османским игом. Старичок дозрел еще раньше, чем мы до него добрались.

  Утром выехали в Минден, основным достоинством которого для Петра было наличие Среднегерманского канала, способного доставить его до Рейна и Голландии. Лейбниц интересовал Петра довольно мало, но он согласился задержаться на целых пол дня, для проведения переговоров, но переговоры поручил вести мне, а сам решил заняться выбором и наймом судна.

  Минден открылся к обеду, большой город в немецком стиле, обнесенный прямой стеной, что говорило о его древности. История города заинтересовала, ожидал увидеть маленькую деревню, а перед нами представал солидный город - надо будет поинтересоваться у Лейбница, у моих спутников интересоваться бесполезно.

  Въехав в город, наша короткая кавалькада разделилась, Петр и сподвижники уехали в порт, а меня ждал дом Лейбница, адрес которого записал со слов кавалеров.

  Готфрид Вильгельм принял нас с Таей и толмачом без проволочек. Времени было мало. Петр мог и раньше уйти, чем ближе он был к своей мечте, тем становился более нервным и раздражительным от любых задержек.

  Но, для солидности, надо было выслушать в начале предложения Готфрида. А Готфрид, получив в нашем лице благодарных слушателей, начал развернутый доклад, своего виденья жизни России. Наши точки зрения не совпадали, но говорить ему об этом было преждевременно. Мое демонстративное поглядывание на часы Готфрид игнорировал.

  На втором часе разговоров о высоком - высказал Готфриду предложение в лоб. Предлагаю ему открывать в Москве Академию. Набор персонала по его усмотрению. Средства любые. Дозволение Петра получено, продемонстрировал указ и пропись для проезда Лейбница в Россию. Выложил на стол пять тысяч талеров золотыми червонцами - треть своего запаса средств в этом посольстве. Сказал, что нужно привезти оборудование для мастерских и книги для обучения. Перерасход средств будет компенсирован в Москве.

  Готфрид стал очень деловит. Еще два часа обсуждали Академию. Отсутствие даже помещения для Академии, Готфрида, как не странно, порадовали. У него был свой проект Академии, запасенный для Берлина. Обсудили проект. Проект был очень продуманный, но несколько утилитарный. Московский университет ассоциировался у меня только с одним зданием. Нарисовал на отдельной бумажке - его здание, дополненное высоченным центральным шпилем, и двумя башнями по бокам. На закономерный вопрос Готфрида - зачем. Рассказал историю, что у нас, русских, разрабатывается технология быстрой связи, когда можно передавать письма не курьерами, а гораздо быстрее. Но для этого надо высокий шпиль, и чем он выше - тем лучше. Готфрид не поверил. Спросил, слышал ли он про новые русские диковины. Кто же про них не слышал. Так вот, скажи ему пару лет назад, что можно сохранить речь, законсервировать, а потом ее слушать - ведь тоже бы не поверил. А ведь это еще не все, только в этом году вышла новая диковина, которая так же как звук, сохраняет и консервирует картинку. Да именно так. Увы, времени нет показывать, но на выставке в Кёнигсберге она демонстрировалась, он может проверить. Почувствовал себя кроликом под падающим с неба орлом, Лейбниц буквально взорвался. Сослался на отсутствие времени и долгие объяснения и все ему расскажу в Москве, если он не будет распространяться пока об этой информации. Никуда теперь он от меня не денется. Про боковые башни, сказал, что будет обсерватория, а про вторую пусть думает сам - вторая для симметрии. Лейбниц обещал переработать проект под мои пожелания, он сам заинтересовался. Пытал про высоту шпиля, сказал, что как можно выше.

  Обсуждали факультеты. Предложил ему думать самому, но мне надо большой философский факультет, с внутренней специализацией на физиков, математиков, химиков и так далее. Надо инженерный факультет, тут вообще специализаций будет много. Надо биологический факультет, с внутренней специализацией на биологов, зоологов и медиков. Нужен военный факультет, с внутренней специализацией на армию, флот, артиллерию и фортификацию. Нужен казенный факультет, с внутренней специализацией на финансах, делопроизводстве, политике и снабжению. Нужен факультет искусств со специализацией на театре, живописи, архитектуре, и дизайну, в том числе промышленному. Буквально по каждому факультету была дискуссия, и вопросы - а время уходило. Подвели итог, нужно примерно сотня преподавателей всех этих специализаций и будут учить две тысячи студентов по четыре сотни на курс. Но это все прикидки, а подробнее - свободное творчество, которое не сдерживаю, хотя, перед реализацией обсудим подробно. И научную деятельность обсудим. Лейбниц, при упоминании научной деятельности сильно активизировался, у него проектов было море. Обсуждали проекты Лейбница. Особенно заинтересовал арифмометр, который сразу был продемонстрирован, и подводная лодка, которая была полной ерундой. После того, как высказал, аргументировано, почему его лодка не стоит даже модели, и обещал ему дать посмотреть стоящий проект таких лодок - Лейбниц стал моим со всеми потрохами.

  Время утекало слишком быстро. По хорошему, надо было пару дней на обсуждения планов, но где потом Петра искать.

  Расписали планы и задачи. Лейбниц обещал набрать два десятка профессоров и сотню преподавателей по проще - оговорили зарплаты и подъемные деньги. Расписали сроки прибытия в Москву, и куда обращаться. Обращаться, понятное дело к Федору, у него оставлю все распоряжения. Договорился, что первый год работы академии будем учить самих преподавателей, есть у нас некоторые наработки. И в обязательном порядке, за этот год преподаватели и профессора должны выучить русский - не знание языка студентов будет поводом для снижения зарплаты вдвое. Преподавание, в большей части, на русском языке. И книги переведем на русский, и размножим. По этому поводу то же был большой спор. Договорились, что, и студенты будут обязаны учить основные европейские языки. Но если кто из преподавателей отказывается от пункта контракта о языке - такого не брать.

  Составили контракт. Точнее Лейбниц вытащил готовый, и мы только переписывали его и переводили. На контракт убили еще час - все же немцы, народ пунктуальный, любят все расписывать.

  В порт приехал уже в темноте. Петр был в ярости. Тем не менее, хорошее настроение сохранилось даже после разноса. Ржавые колеса русского образования ожидала основательная смазка.

  Впереди было три сотни километров путешествия по каналам и Рейну.

  Вокруг проплывали немецкие городки, и ровные прямоугольники возделанных полей. Петр часто смотрел на эти картины, облокотившись на планширь и потягивая трубку. Его размышления были написаны у него на лице крупными буквами. Но первые пару дней путешествия старался на глаза ему не попадаться.

  Попался на третий день, когда, по моему мнению, самодержец должен был уже прикорнуть, а урядник проснуться.

  Немного поторопился, застал сонное побуркивание самодержца, но мое хорошее настроение, так и не испортившееся после Лейбница, окончательно усыпило самодержца, и из Петра выглянул любопытный урядник. Отчитался, о победе русского менталитета над немецким любопытством. Стали обсуждать Академию, причем, говорил о ней как уже об осуществленном проекте. Петр внимательно ознакомился с нашими набросками факультетов и их задач, подумал, и сказал, что напишет указ, на участие казны в трети затрат. Очень большое подспорье. Озвучил ему, сколько именно будет эта треть. Петр подумал еще, но утвердил. Ноша полегчала, и стал задумываться, об увеличении студентов до трех тысяч. Но передумал и вместо этого, начал продумывать организацию предварительной школы при академии. Будем минимум год учить тысячу человек, из которых отбирать на первый курс академии. Отсутствие богословского факультета Петр заметил, но у меня был козырь - ученики пойдут из монастырей, а там на этот предмет обращают особое внимание. Но все же богословскую кафедру в академии Петр указал учредить. На вопрос Петра, где Академию ладить собираюсь, сказал, не подумав - на Воробьевых горах. Но Петр не удивился, подумал и дал добро. Сказал, место удачное, там Андреевский монастырь стоит у подножья холма, в котором уже есть начальная школа.

  Вот так и была заложена московская академия.

  Проскочили Амстердам, непонятно зачем, и, пройдя по заливу, поднялись по реке Зан, дошли до Саардама, оказавшимся небольшим городком, с пятью десятками мелких верфей. Петр был явно разочарован, Амстердам выглядел гораздо солиднее. Мне его разочарование было на руку. Но Петр так просто не сдавался. Снял угол в рабочем домике за семь флоринов, переоделся в местную одежду - он вообще страдал этим маскарадом в каждой стране, через которую мы проходили, и пошел устраиваться на верфь. Вернулся расстроенный, мастер его не принял, предложил сначала продемонстрировать мастерство. Почувствовал себя лягушонкой, в коробченке - от которой ждут чуда. Прошлись по берегу, выбрали и купили небольшую гребную лодку, за один день в два десятка рук сделали из нее небольшой парусный швербот со складной мачтой и кинжальным швертом в швертовом колодце, пропущенным через дно чуть левее киля - за один день сделать, что-то более интересное было нельзя. На следующее утро обкатали швербот. Перенес стаксель ближе к носу, а то сильно приводились, и пошли к облюбованной Петром верфи. Петр солидно выседал на румпеле и грота-шкотах, а мне достались стаксель-шкоты. При подходе к берегу, Петр забыл выдернуть шверт - еле успел исправить оплошность, а то бы нехорошо получилось.

  Петр уверенно двинулся сдавать работу мастеру, а у меня появилась масса времени, спокойно посидеть и покурить, глядя на текущую мимо воду реки, торопящуюся в залив Эйсселмер.

  Потянулись скучные дни, которые даже скрасить было нечем. Петр то же не был в восторге. Мастер, к которому он так стремился - был обычным ремесленником. Суда он строил по традициям, то есть никакой теории, одна заученная практика. Зато Петр нашел тут себе трактирщицу, которая скрасила его досуг. Для меня была единственная отдушина, походить на шверботе по каналам и заливу. Честно говоря, мечтал встретить Орла. Швербот вообще пользовался спросом, на нем и в Амстердам ходили, и Петр вывозил свою даму па природу.

  Наконец, Петр решил, что ничего то он тут не почерпнет, и мы переехали в Амстердам, в котором давно уже были присмотрено жилье. Вот тут было уже интереснее. Нас встретил Николай Витссн, приезжавший в Россию к отцу Петра, и готовый оказывать Петру любую посильную помощь. Петр устроился на верфи Ост-Индской компании, пользуясь рекомендацией мастера из Саардама и по ходатайству Николая, после чего выпал из жизни практически до прибытия в Амстердам основного посольства. Тут, верфи были, уже солидные. Мастер учил Петра не только доски к шпангоутам пришивать, но и теории корабля. Однако, после наших уроков, Петр и тут оказался разочарован. Неплохую бомбу заложил под Голландию, подумал с удовлетворением.

  Мастер верфи, зная, кто такой этот урядник, и видя, как он на глазах теряет интерес - предложили заложить новый фрегат, и Петр будет его строить с нуля и до спуска на воду. Что же, интерес Петра мастерам возродить удалось. Думаю, теперь государь на несколько месяцев потерян для общества.

  Но у меня было чем заняться. Николай стал кладезем информации по Голландии, при этом он говорил по-русски достаточно хорошо, что бы его понимал без переводчика.

  Первый месяц обходили многочисленные мастерские, типографии и фабрики, присматривались и приценивались. Только теперь стало понятно, что эта Голландия существенно иное государство, чем мне казалось по старой памяти. Голландия царила на морях и торговых путях, из пяти кораблей в море - четыре были голландские. В бухту Амстердама суда заходили и уходили десятками, а на рейде стояли сотнями. Ганзейцы показались мелкой мухой кружащей вокруг даже не слона - а той жабы, которая, в свое время, давила архангельских купцов. Однако, подумал, даже такая муха способна нагадить на эту жабу.

  Кроме того, Амстердам был Европейским Вавилоном. Многоязыкий говор гудел над городом, на узких улочках постоянно толпился народ. Кошельки воровали по черному, ради эксперимента пару часов в мастерской оружейников делал кошелек из обрывка кольчуги, обшил его парусиной и повесил на ремень под плащом на железное кольцо. Потратил еще пару часов, вылепляя у гончара из глины фигу, и обжигая ее, даже не просушив, как следует. Хотелось мелко отомстить за потерю нескольких червонцев, что тут скажешь. Кошелек срезали. Профессионалы.

  Запретил морпехам и себе - носить оружие в город, ходили с пустыми кобурами, а в снятом доме постоянно оставляли дневального.

  Проводить выставку тут не стал. Почему? А какой смысл приманивать конкурента с заведомо более сильной позицией? То, что никаких торговых договоров нам тут не светит, было очевидно - достаточно пройти один раз по набережным многочисленных каналов, и заглянуть на рейд, отгороженный от береговых укреплений бонами. Город был полностью купеческий, все было заточено на получение денег, начиная от целых районов красных фонарей и заканчивая навязчивыми продавцами лоточниками. В таком большом городе не нашлось места университету, было только маленькое училище, на две сотни студентов и восемь преподавателей - этот вопрос выяснил в первую очередь. Да и не припомнить мне великих ученых голландцев. Вроде только художниками да мореплавателями ограничивались. С мореплавателями понятно - их Петр уже более трех сотен нанял, и всех отправляли в Воронеж. Причем, на этом Петр не останавливался, так что, вполне может быть, что экипажи фрегатов будут опытные.

  Ну а художники - большинству хорошо заработавших купцов, захочется свой портрет, и было бы странно, если бы такой спрос не родил предложение.

  Пожалуй, одно исключение все же было. Жил тут профессор Фредерик Рёйс, занимался анатомией и биологией. Содержал анатомический театр. Именно то, что не хватает Тае для образования. Николай свел нас с профессором, который был доброжелательным шестидесятилетним старичком. После часа наших бесед, профессор заинтересовался нами, а особенно нашей книжкой для медиков. Читать по-русски он не умел и предложил ему небольшую, но хорошо оплачиваемую работу. Он, в течение трех-четырех месяцев обучает Таю, а она рассказывает ему наши методики. Профессор сразу согласился. Посмотрев, на это молниеносное согласие, подумал, а все ли хорошо у него тут с работой? Закинул пробный шар. Знает ли он Лейбница? Да кто же его не знает! Так вот, сейчас Лейбниц собирает ученых и материалы для открытия московской царской Академии. И у вас, уважаемый Фредерик, есть реальный шанс стать деканом факультета медицины. Нет, конечно, не тороплю, присмотритесь к своей ученице, и подумайте, интересно ли вам будет быть первопроходцем в совершенно не паханной ниве России, а за одно, деканом самого престижного учебного заведения. Профессор задумался. Добавил еще про оклады и подъемные, а так же про выделение средств на исследования. Добил, рассказав об огромных просторах, на которых встречается все, от пустынь до вечной мерзлоты.

  Профессор сказал, что подумает, но было видно, что мысленно он уже там. Тем более, Тая покажет ему достаточно высокие знания. Предложил профессору, в виде шутки, учить русский язык, у той же Таи - все же своих студентов надо понимать. Фредерик растерянно по улыбался, не такая уж и шутка. Добавил еще, что оплачиваю переезд всего, и всех, на кого он укажет - так что учеников и оборудование - может собирать, не задумываясь о деньгах.

  С этих пор Тая с одним из толмачей, приходила вечером замотанная и с кипами листочков. Очень часто начинала выспрашивать меня, по обсуждаемым материалам. В чем-то профессор ошибался - расписывал, в чем и почему. Чего-то не знал сам, и честно в этом признавался, рекомендуя ей думать, опираясь на прежние знания. Мои поправки явно вызывали взрывы у профессора, приходилось ходить и дискутировать лично.

  То, что профессор поедет в академию - уже не сомневался. Написал письмо Лейбницу, о том, что в его полку профессоров прибавление.

  Нашими обсуждениями даже Петр заинтересовался. Ходил несколько раз с нами к профессору и остался о нем высокого мнения.

  В остальное время занимался купеческими делами.

  Так прошли почти три недели, в закупках и договорах - и в город прибыло посольство. Сказать по чести, было уже скучно. Опять помпезность и церемонии. Петр попытался отсидеться на верфи, но не тут то было. Искренне ему сочувствовал, так как нам открутиться удалось, правда, никто особо и не настаивал. Светские мероприятия миновали нас стороной.

  Выход в свет и местная знать - интересовали мало. Зато закупки тут можно было делать любые, и мастеров нанимать, которых тут было в переизбытке. Нанял пока несколько мастеров бумагоделателей, мне понравилась цена, белизна, качество и рулонность бумаги. Безусловно, без мастерской - они мало что стоили, так что отправил их закупать все необходимое для монтажа мастерской на новом месте, честно предупредив, что из химикалий будет только лес и поташ. Два мастера отказались, те, что постарше. Молодые решили рискнуть. Так же было с текстильщиками и стекольщиками. Буду под Москвой ладить фабрики, пока деньги от кумпанств не кончились. Если кто-то назовет меня казнокрадом, то, наверное, он будет прав. Только вот как назвать казнокрада, у которого нет даже собственного выезда, и в своем имении, он еще ни разу не был. Не говоря уже о том, что никаких драгоценностей и золотого запаса за душой нет. Только если немного для парадных выходов, да и то в минимальном количестве, только для поддержания звания. Зато денег, истраченных на новые технологии, и специалистов истратил уже с пол бюджета России. И продолжаю тратить.

  Нанял художника Адама Сило, гравера Адриана Шхонебенка - посчитав их работы достойными академии. Петр нанял для академии врача Бидлоо, мне этот врач не понравился, но сопротивляться не стал.

  Посмотрел типографию, нет, мы сами с усами. А вот голландец Тессинг понравился, за дизайн версток. Познакомил его с нашими книгами и шрифтами предложил работу главного мастера наборщика типографии. Голландец согласился и принялся за изучение русского языка и печатной брошюры дисциплинарного устава. Выдал ему именно эту брошюру, посчитав безопасной ее утечку.

  Долго ходил вокруг красильщиков. Вот ведь - почти готовые химики. Но увы, мастера были ремесленниками, такие и у нас есть, и обойдутся существенно дешевле.

  Отказались от сотрудничества ботаник Герман Боэргав, физик и философ Якоб Виллем Схравесанде, вице-адмирал Гилиис Схей - хотя с ними была продолжена работа по неторопливому уговариванию. Вице-адмирал предложил вместо себя кандидатуру Корнелиуса Крюйса - кандидатура была интересной и с богатым опытом, достаточно сказать, что он был капером. Рекомендовал Петру брать, что дают и главное - немедленно отсылать всех в Воронеж. Это сейчас главное. Кстати, все контракты заключали на 10 лет, и прервать контракт раньше - значило, стать дезертиром.

  Отказалось сотрудничать и много фигур попроще, с ними не церемонился, нет так нет. Нанимали от капитанов кораблей до коков. Но всем ставили условие, как договорились с Петром - учить русский язык. Учителя русского стали на вес золота в Амстердаме. А посольские толмачи, и просто знающие языки люди - были нарасхват.

  Тем не менее, планы были более грандиозные, чем выходящие итоги. Хотя, только ради Лейбница и моряков - можно было потерпеть это, уже почти годовое, турне. А если еще и Ньютона в Англии сковырнем, буду считать поездку окупившейся.

  Заканчивал очередной месяц, откровенно скучая и прохаживаясь без дела по улочкам города. И вот в такого голубя мира, в моем лице - какая-то сволочь, проходя мимо, ткнула из толпы стилетом прямо в сердце.

  Крайне неприятное чувство, даже с учетом того, что стилет завяз в блокноте, лежащим в специально пришитом, внутреннем, нагрудном кармане и с которым никогда не расставался.

  Схватился за руку напавшего - чисто инстинктивно. И только сообразив, что именно схватил, и за одно, что вроде как жив, несколько перестарался, вымещая свой вспыхнувший страх, на, не успевшем осознать провал, убийце.

  Искренне надеясь, что не зря тащу это тяжелое тело, и, что у него найдется для меня пара слов, когда, и если, он придет в себя. И еще, было бы интересно узнать, что мне в спину горожане кричали, явно ведь, что-то недоброе, судя по интонациям. Значит и стражу ждать можно. Зарекаюсь ходить один. Куда только моя паранойя смотрела? Ишь, расслабился - город, видите ли, цивилизованный и технически развитой, вон как в нем воры профессионально работают.

  Значит - первым делом упаковываем болезного в кляп и ковер, и кладем к остальным нашим покупкам, которых накопилось изрядно.

  Здравствуйте, господа стражники!... Да наветы это все, но вы осмотрите все, пожалуйста, нам подозрения ни к чему. А мы, если вы не возражаете, продолжим вкуснейшее вино дегустировать, нам только-только привезли партию. И кстати, вы, как местные, помогите нам, конечно, когда закончите осмотр, оценить - не обманули ли нас купцы с этой партией, а то уж больно дорого взяли.

  Стражники тщательно, но быстро, обошли весь дом, хотя тут и обходить то было нечего - три комнатки и кухня. С ними ходил один морпех, а мы на кухне старательно гремели кружками и выкрикивали здравицы. Стражники с осмотром не задержались, налили им, и интересовались мнением. Кстати, мнение стражники выразили очень профессиональное, поблагодарил искренне, и отправил восвояси - мы законопослушные граждане, взяток страже не даем, даже если они и хотят.

  Распаковали посылку, содержимое было живо. Теперь надо думать, отчего он заговорит. То, что заказчика он вряд ли знает, практически не сомневался, хотя, так часто ошибаюсь, что стоит и этот вариант рассмотреть.

  Позвал тайного, поинтересовался его уменьями, и перевалил на него четыре задачи - узнать, кто нанял, сколько заплатили, какие дали сведенья о нас и кто сможет его выкупить из неминуемого нарезания на кусочки, и поставил одно ограничение, мне надо, что бы он мог говорить. Вру, поставил два ограничения - соседи не должны слышать, как он говорит. И, пожалуй, нам не к спеху. Второй тайный отсыпается, первый на прогулке в районе верфи. Морпехи мои в деле секретных войн еще новички, значит - ждем следующего хода. Сел на крыльцо, набил трубку - но курить не хотелось. В очередной раз задумался о бренности жизни.

  Вышел тайный, сел рядом, рассказал, что французского матроса, а это был он, привели в чувство, и он запел без малейшего принуждения. Правда, запел о карах, которые нас, похитителей, постигнут, но представился и даже судно назвал. В остальном, настаивает, что ничего никому не делал, а на него напали озверевшие русские.

  Прокололся француз, минимум трижды. Судно назвал, открестился от очевидного, и назвал нас русскими - значит акция спланированная, вот еще бы понять, кто заказчик. Неужели настолько в лоб французы стали бы решать задачу? Стал на позицию Станиславского.

  Попросил Таю заварить травок, что бы живот крючило, и посильнее - любое лекарство в лошадиных дозах это яд. Подождал, когда остынет, влили в покусителя на святое. Сопротивлялся, конечно, но куда он от такой толпы денется. Похлопал его по плечу, сказал, через толмача, ободряюще, что яд этот медленный, и хочу посмотреть, как он мучается умирая. Мол, всегда так со своими врагами поступаю. И конечно, никакого священника. Если будет умирать слишком быстро, у меня нейтрализатор яда есть, так что мучить буду минимум месяц. Сходил к Тае, попросил сварить бадью побольше. Морпехам велел выкидывать все из кладовки, все равно туда все не влезло, пусть уж покупки все вместе в комнате лежат. Наш бактериологический опыт поместили в кладовку, ему там удобно будет, а нам не так сильно пахнуть результатами.

  Первые результаты были через час. К сожалению, не те, что хотелось, а те, которых опасался. Форточки в кладовке не было, понял, с кладовкой мысль была неудачная, но переигрывать было поздно.

  Парню действительно было плохо, даже мне глаза резало, атмосферой кладовки, как зашел. Переводчик так вообще посинел. Задал краткий вопрос. Клиент еще не дозрел, привязали кляп обратно, попросил толмача обрадовать больного, что через час придем с добавкой.

  Пришли минут через сорок, зачем человека зря мучить. Атмосфера в кладовке стала упаднической и безнадежной. Добил наш будущий источник сведений, переливанием из кувшина коричневой жижи в огромную пивную кружку, которые особо ценяться в этом городе и кивнул морпехам, мужественно сопротивляющимся, чтобы не повторить пример толмача. Толмач утирал в углу рот, пытался разогнуться - и на первые слова чистосердечных признаний нашего подозреваемого не реагировал. Пришлось ткнуть его в бок. Надо все же учить языки, плохо тут без них. А если действительно в Норвегию придется уехать?

  История убийцы была проста и не замысловата. Он действительно француз и действительно с того корабля. Вышел в город и сильно проигрался, предложили отдать долг быстро и не дорого, наказав другого их должника. Такое развитие событий французу показалось вполне приемлемым. Трактир он назвал, человека описал, моему, проснувшемуся, тайному, только сказал, что тот уже наверняка ушел. Порадовал этого проигравшегося, принюхиваясь к кружке с варевом, что если не вспомнит что-то существенное - прямо сейчас и продолжим, а то гляжу - он отходить от лекарства начал. Даже морпехов передернуло. Француз запел скороговоркой арию, расписывая свой злополучный день по минутам. Пожалуй, трактирщик если и не замешан, то игрока знает - судя по описаниям событий от француза.

  Откладываем продолжение разговора на завтра.

  Морпехам с тайными ставлю конкретную задачу на ночь - отработка операции 'Кавказская пленница'. К утру хочу видеть трактирщика у нас, но чтобы он не видел француза, и чтобы никто, из зевак, не видел трактирщика.

  Трактир оказался круглосуточным, однако работники в нем были все же не двужильные. Когда сменился описанный трактирщик, и пошел к дому, к сожалению, не в нужную нам сторону - провели весьма сумбурный захват. Все же надо тренироваться. А то даже мне по пальцам дубинкой досталось, зачем было сразу такой толпой запрыгивать? Все же зеленые мы все, со мной во главе. Хорошо хоть доставили наш свежий родник знаний без толпы любопытных за спиной, а то, второй раз стражники ни за что не поверят, что у нас в кладовке просто мышь стошнило.

  Родник пришел в себя в комнате с покупками довольно быстро. Толмачь, толкнул речь, по поводу поисков французского матроса, которые привели к трактирщику, и если трактирщик не расскажет всю правду про игрока, мы вынуждены будем вырывать эту правду из него клещами. Что именно еще он сказал трактирщику, целиком на совести толмача, моя фраза была существенно короче. Надо все же учить язык, ведь каждый день это себе повторяю.

  Трактирщик решил не искушать судьбу. Правда, он ничего и не знал, кроме корабля игрока. Отправил немедленно тайных на поиск и наблюдение за судном. Сам сел, на кухне, и задумался. Пара гигантских проблем лежала за стенками, еще одна стояла на рейде. Как бы их совместить?

  Судно, по рассказу трактирщика голландское, хотя это еще ничего не значит.

  Не спалось. Тая заварила чаю, посмотрел на него искоса, не перепутала ли случаем травки, цвет уж больно похож. Но рискнул. Через пару часов вернулся один тайный - корабль на рейде, как они его в этой темноте нашли, не мое дело, велел заворачивать любителя проигрывать в тот же многострадальный половичек, который сегодня уже пару раз побывал в деле, и бегом к шверботу. Бежали растянутой цепью, задача арьергарда обходить стражу. Швербот стоял внутри заграждений, но они делались против больших кораблей, и со сложенной мачтой их пройти можно было легко. Подозрения мы вызвать не могли, в этот час много рыбачьих лодок отчаливает.

  Выгребали на веслах, ветер еще только раздумывал, стоит ли сегодня потрудиться, или у него выходной.

  Еще час лавировали между судов, пока не проплыли под кормой двухпалубного фрегата, на который еще издали, указал тайный. Пользуясь краткой мертвой зоной, тихонько столкнул сверток в воду и соскользнул сам. Швербот вышел из мертвой зоны, вроде бы не вызвав подозрений. Будут знать, как такие массивные кормовые надстройки городить.

  Уже секунд через десять откровенно себя ругал за тупость. Плыть было бешено тяжело. Сам то подготовился, а вот сверток ощутимо тяжелел. Да и вода была холоднее, чем рассчитывал. Надеюсь, сверток держу вверх головой. Спасло мое предприятие только предельно малое расстояние заплыва. После чего, зацепил веревку за массивную петлю руля и подтянул сверток повыше. Вот тут и виси.

  Когда швербот прошел под кормой в обратную сторону, думал, не доплыву. Через борт меня перетаскивали, и сразу бросили на дно, накинув сверху бушлаты. Вроде и обратно проскочили без шума. Беспечные они тут. Такой огромный рейд, и поминутно проскальзывающие под бортами лодки - расслабляет, надо будет это учесть.

  Плыли, разумеется, не домой, а к французам. Наша импровизация днем может быть раскрыта.

  Вот французы бдели - молодцы. Не пришлось долго кричать. Толмач толкнул краткую и заранее оговоренную речь, нам спустили трап, правда, к капитану вели большим конвоем, но вежливо. Капитан задумчиво выслушал нашу историю, как возвращающаяся из красных фонарей компания заметила нескольких матросов, тащивших упирающегося француза, судя по форме и речи. Хотели, было подойти, но матросы уже отчалили на лодке и быстро поплыли воооон к тому фрегату. Пока мы за лодкой сходили, они уже давно на месте были. Вот и решили, поставить в известность французского капитана... Нет, матросов мы не знаем, ни тех ни других... да, узнаем минимум одного. И еще, капитан, их лодка что то у руля делала, может у них там тайник? ... Конечно, капитан, поможем с удовольствием. Только мы тут такие же гости, как и вы, и нельзя нам без голландских властей самосуд вершить. Конечно, мы подождем на вашем борту, и с удовольствием принимаем ваше приглашение на кружку вина. Но надеемся, ожидание не затянется, а то наши друзья не поверят, что мы такие гераклы - провели ночь и день в красных фонарях.

  Капитан еще выспрашивал подробности, как было дело, но легенда была предельно правдива - рассказывали, как сами тащили убийцу, только все сваливали на неизвестных.

  Час ждали служителей закона, все темы уже исчерпали. Наконец вернулась лодка с французскими матросами, голландским офицером с солдатом. Повторили всю историю. Повторили еще раз, уже отвечая на вопросы. Да сколько можно то! Честно признался французу, что уже не рад, проявив сострадание и бдительность. Наконец, поплыли к фрегату. Офицер покричал еще издали, на фрегате засуетились. Мы с толмачом плыли в лодке с французом, несколькими его матросами и офицером, а солдат плыл с морпехами на нашей лодке.

  Переговоры офицера с командой фрегата были успешны, нам спустили трап.

  На борту стояли плотной кучкой у фальшборта, лично мне - тут не нравилось, и прикидывал, насколько быстро смогу перепрыгнуть через борт в воду.

  Наш офицер вопрошал, команда отнекивалась, все как задумывалось. Нас спросили, узнаем ли мы кого из команды. Под описание никто не подходил, и мы синхронно покрутили головами, а толмачь, еще и длинной фразой разразился.

  Француз подошел к офицеру и кратко с ним переговорил. Офицер прошел на корму и свесился вниз. Ничего то ты так не увидишь. Офицер видимо это то же понял и покричал солдату, еще и толмачу пришлось покричать. Лодка с морпехами заплыла под корму, и через некоторое время оттуда солдат разразился целой речью. Пожалуй, процесс пошел.

  Наша лодка вернулась к трапу, солдат на ходу распаковывал сверток. Матросы, оставшиеся во французской лодке разразились криками. Буквально через пять минут все кричали друг на друга. Ощутил себя лишним, на этом празднике жизни. И прижался еще ближе к фальшборту.

  О! А вот и оригинал описания появился. Он на этом корабле явно не матрос. Толкнул яростно орущего француза локтем, и когда он посмотрел на меня бешенными глазами - кивнул в сторону вновь прибывшего. На короткий вопрос француза так же коротко ответил толмач.

  Накал страстей подскочил на порядок, по трапу поднимались оставшиеся в лодке французы - дело пахло порохом, но все никак не могло начаться. Они что? Решили покричать и успокоиться? Придется опять становиться детонатором. Продел пальцы в свой любимый кованный успокоитель, еще и свинцом залитый, и был готов начать, только выбирал момент.

  Присоединился к палубной какофонии, даже не вспомню, что именно кричал. Подскочит к подозреваемому, и приложил его от души. Главное, выждать момент, когда никто ничего не ожидает. Далее, за грудки схватил заваливающееся тело и швырнул через борт, сам, прыгая за ним. Падая в воду орал сильнее, чем на палубе. Из-за этого тяжелого гада, скрутило спину - видимо неудачно и резко повернулся с грузом.

  Морпехи нас выловили моментом, спасибо им огромное - плыть мы оба, скорее всего, не смогли бы. Правда, нас и вылавливать особо не пришлось - скатились к ним по борту чуть ли не в лодку. Голландский солдат уже давно был наверху и больше нас тут ничего не задерживало.

  Наверху во всю шло побоище, кто победит, особого сомнения не вызывало - восемь французов, против команды фрегата ... Главное, что бы мы отплыть подальше успели.

  Почти успели, буквально один неприцельный залп по лодке словили, но фора у нас теперь большая - морпехи гребли как бешенные. Проговаривал толмачу речь, которую он должен толкнуть на пирсе перед стражниками, а они туда наверняка на стрельбу сбегутся. Сам аккуратно резал себе плечо. Правое. С левой руки стреляю лучше.

  Сцена на пристани была на загляденье. Истошные крики толмача еще из лодки, и про офицера стражи, которого убили и про солдат с матросами, и про нашего товарища, гадами с фрегата посеченными. И мои округлившиеся от страданий глаза, с окровавленными руками, зажимающими страшную рану, и перекошенная спина была явно в тему. Лодка с погоней развернулась еще с пол пути - фрегат выбирал якоря. Якоря выбирал не он один - французы начали это делать раньше.

  Со страшной раной перестарался. В ушах звенит и тело ватное. Хорошо, что по плану у нас было быстрое убегание домой для оказания помощи пострадавшему товарищу - только теперь нас оказалось двое, так даже достовернее.

  Дома, игрока забросили в кладовку, уже привычно его, стреножив и окляпив. Отлежался часик, Тая туго стянула плечо, зашивать было не надо, все же есть предел и у достоверности. Оставалась еще одна не решенная проблема и одна отложенная.

  Пошел к не решенной проблеме с той же большой кружкой, с сильно разбавленным снадобьем Таи.

  Рассказал трактирщику печальную историю - мы ошиблись, считая его виновным в похищении матроса, и потеряли время, за которое матроса взяли за долги на фрегат, а потом там была стрельба. Велел ему говорить только то, что он видел, как матрос проигрался игроку и тот требовал с него долг - чистая правда, между прочим. Трактирщик со всем соглашался. Добавил ему, что веры в его слова у меня нет, переждал бурю верноподданнических высказываний и продолжил, что в этой кружке - яд, отложенного на пол года действия. Сейчас трактирщик его выпьет, а когда мы будем уходить из Амстердама, дам ему противоядие - лично мне его смерть не нужна. И никаких споров - или сейчас отложенный яд или пулю. Яд оказался предпочтительнее. Велел посидеть еще часик у нас - ему будет немного плохо животу, но потом все уляжется, и не повториться никогда, если он не будет говорить о нашей досадной ошибке, по его задержанию, и скажет чистую правду про матроса.

  Пошел отлеживаться. Трактирщик не очень опасен, даже если нажалуется.

  Незаметно заснул, и главное, никто меня не тревожил. После обеда проснулся с собачьим аппетитом и кошачьим любопытством. Чем там, на рейде, дело кончилось? Судя по пушечной канонаде, под которую и засыпал, с чувством выполненного долга, одним мордобитием дело не ограничилось. А, судя по тому, что нами никто не интересуется - свидетелей не осталось. Точнее, остались то наверняка, только ничего подробного о нас сказать не могут. Помня, что стало с любопытной кошкой - объявил, что сегодня сидим дома. Проведал игрока. Странно, первый наш задержанный, который не призывает на мою голову всяческие кары. Правда и по существу ничего не говорит. Повторили операцию с ядом. Потом повторили еще раз. К вечеру в кладовку было уже не зайти.

  Надо уважать своего врага. Прекратил вливание дал до утра игроку немного придти в себя и слегка ослабнуть атмосфере кладовки.

  Утром, пришел втроем с толмачом и подушкой, присел, рядом с игроком.

  - Пришел выслушать твое последнее желание. - говорил короткими фразами, вслушиваясь в перевод. - Ты не хочешь говорить. Да и если скажешь, тебя не проверить. Ждать более не буду. Слушаю тебя.

  Игрок смотрел на меня пристально и молча. А мне уже действительно стало все равно, ведь, правда, не проверить, и сети агентов нет. Зря вообще его с корабля вытаскивал, поддался порыву, теперь вот - расхлебываю. Тишина и задумчивость ширилась в кладовке и лишала решимости. Разорвал эту паутину одной спокойной фразой.

  - Нет, так нет. - и, положив подушку на грудь игроку, утопил в ней ствол пистолета. Взвел боек и перевел взгляд в глаза игроку. Тот, все так же молча, скрестил со мной взгляд и сказал одно единственное слово - Лефорт - сказал по-русски и закрыл глаза.

  От неожиданности, чуть не спустил курок. Поднялся, снимая боек со взвода. Постоял и подумал. Сценарий вполне вероятный, раз признался, значит работает не по идейным соображениям, а за деньги или еще как.

  - Для всех, и для Лефорта то же - ты погиб на фрегате. Теперь никому на глаза показаться ты не можешь. А у меня есть интересы за границей. Думай.

  Вышли с переводчиком. Испытал сильное облегчение, стрелять в связанного - все же не мой конек.

  Сели с двумя тайными и Таей на кухне. Стоило решить, что делать дальше. Первым был пункт о достоверности. Вторым о вербовке. Второй от первого зависел напрямую, так что вопрос фактически был один.

  Решили посетить очередную посольскую вечеринку. А их каждый вечер проводили, и, мне кажется, никто из посольства с нее и днем не уходил - такая, затянувшаяся на месяц обедня. Пойдет Тая с тайным, который был у морпехов учителем - его мы засветили больше всего, так что хуже уже не будет. Тем более шпион в светских кругах мне не помещает, вот и будем его готовить в этом качестве. Князь будет лежать присмерти, с раной от кинжала - так же не слова лжи, рана от кортика правда, но полежать не откажусь. Официальный повод к визиту - доклад посольству, что стали свидетелями конфликта французов и голландцев, и спешим сообщить об этом, дабы не возникло политических осложнений. Задача Таи - рассказывать, про покушение на князя, не уточняя результатов. Задача тайного - отслеживать контакты поговоривших с Таей.

  Пожелал им удачи и отправил на разведку. Сам, с удовольствием, принял предписываемую легендой позу.

  Разведчики вернулись поздно утром, когда уже успел выспаться и понервничать.

  Обсудили результаты. Кроме массы новых слухов и сплетен, наметилась очень высокая вероятность, что игрок не соврал. Все шевеления, после получения сведений, замыкались на Лефорте. Официальную причину визита разведчики так же оговорили.

  Подумал над последствиями.

  Для начала сходил к игроку, принес ему пачку одежды, развязал и велел переодеваться и идти в баню. А в случае если ему будут интересны дальнейшие планы - возвращаться сюда на инструктаж. Дал два червонца.

  Игрок ушел молча, только кивнув на прощанье.

  С Лефортом ничего, пока, сделать не могу. Для Петра он лучший друг. Но и лучшие друзья - смертны. Боюсь, нам двоим, не ужиться будет на одной планете.

  Дни вновь потекли скучно. Игрок вернулся. Два дня думал, но все же пришел. И не думаю, что бегал на доклад к заказчику. Отправил игрока в Англию - первая задача - создание торговой фактории, которая и будет его прикрытием, выдал ему вымпел и медаль ганзейцев, велел брать грамотного управляющего. Отдал большую часть наших товаров из обоза посольства и тысячу червонцев - для завязывания знакомств и обустройства. Задача - врасти в Англию, интересоваться науками и вести переписку с московской академией. Письма в Москву писать на имя философа, английского профессора Бонда, Джеймса Бонда. Через месяц-другой Петр закончит мучить свою новостройку и собирается посетить Англию, по личному приглашению английского короля Вильгельма III, который одновременно являлся правителем Голландии. Так что, приехав в Англию, можем помочь решить возникшие проблемы, однако, было бы лучше ничем нашу связь не показывать. Далее, весь день оговаривали детали. Если этот игрок действительно начнет работать на меня - будет ценное приобретение. Напоследок, игрок попросил присмотреть за его братом. А вот это уже знак доверия с его стороны. Не все же мне одному авансы раздавать. Обещал, конечно.

  Снова пошла однообразная работа. Купил несколько рецептов. В том числе производства фосфора - надо будет подумать над переделкой туалетов в училищах, и созданием общественных сортиров. Много рецептов было смешными, но выписывал и их на всякий случай. Пристрастился работать в библиотеке - вот библиотека в Амстердаме была хорошей, еще бы на русском - цены бы ей не было. Однако, немного книг купил, точнее, мне из них делали выписки. Мой лимит денег звякнул колокольчиком, сообщая, что остались деньги только на подкуп Ньютона и на небольшие закупки в Англии.

  Вот теперь - делать стало окончательно нечего. Сидел дома, рисуя проекты того, как можно улучшить станки и оборудование, которое нанятые мной мастера повезли в Москву. Кстати, для стекольщиков выбил из Петра разрешение на мануфактуру в районе Гусь-Хрустального, не зная, как этот район называют сейчас - просто обвел кружок на карте, и сказал, надо - где-то тут. Получил рескрипт на право строительства мануфактур в Мещере, на реке Гусь. Если там не будет хорошего песка, будет совсем кисло, но все же, будем надеяться на лучшее. И надо будет думать о доставке стекла за две сотни километров. Гусь, будет лежать с Гжелью на одной прямой с Москвой, значит и караван можно пустить курсировать по кругу один. А может, обычные стекла делать в Кузякино, а хрусталь уже в Гусе. Буду на месте разбираться, больно много стекла Москве будет надо, а значит, линия доставки должна быть максимально короткой.

  Рисовал и лаборатории академии, будет приятно, удивить Лейбница - особенно лабораториями электричества. Только с оборудованием, для этих лабораторий была заминка - сделать можно, но очень дорого получается. Надо организовывать небольшой заводик точного машиностроения, и, одним из первых пунктов, наладить выпуск тонкой медной проволоки с бумажной изоляцией, пропитываемой смолой. Вот над этими проектами и трудился большую часть времени. Пора было вводить в обиход электричество.

  Присутствовал на торжественном спуске фрегата 16 ноября 1697 года. Причем Петр выглядел не столько счастливым, сколько уставшим. Все же не оправдывала Голландия его надежд. На верфи он больше не работал. Занялся переговорами и еще более активным наймом моряков - у него деньги, в отличие от меня, были в достатке. Даже завидно.

  Теперь он стремился в Англию. Но ждали английскую эскадру, для сопровождения себя любимого, в туманный Альбион. А дождались приезда, Якова Брюса, который будет сопровождать Петра к англичанам, так как послы остаются в Голландии. С Брюсом был знаком мало, хотя встречались неоднократно. Теперь будет возможность познакомиться поближе и сделать выводы. Яков привез кипы писем из России, в том числе, отчет моих мастеров - к лету сделают фрегаты. Пошел с этим к Петру. Но у Петра писем и отчетов было существенно больше. Ждал, пока он просмотрит все самое срочное и спросит, что у меня. Подал отчет, где обвел ключевую фразу. Однако Петр внимательно прочитал все. Посмотрели друг на друга выжидающе.

  - Отправляй войска в Воронеж, государь. Пусть грузятся на фрегаты - время идти на Керчь. Только не из Москвы, а то мало ли что, тебя нет, войска уйдут ...

  - Сам знаю!!! А осилят ли, фрегаты твои, Османов в море?

  - Осилим государь, сам на головном фрегате пойду. А вот Керчь брать одними судами - не по силам. Десант надо, все, что сможешь дать.

  - Буду думать, кого послать. А ты готовься выезжать к флоту. Ступай.

  Приезд Якова быстро затмило другое событие.

  На рейде отшвартовался Орел.

  Сказать, что был счастлив - это сильно приуменьшить. Известие пришло после обеда, когда в посольство пришли несколько моих матросов и спрашивали меня. Бежал по городу, не замечая, как расталкиваю людей. А прибежав, попал аккурат на отчет боцмана перед Петром, о годовом походе Орла. Боцман был по прежнему одет в нашу форму, изрядно полинявшую, но для него, видимо, ставшей родной и напоминавшей о доме. Застал, к сожалению, только окончание рассказа, как Орла сменил Сокол, и они отправились в Амстердам, по распоряжению князя. Меня боцман еще не замечал. Так же боцман уточнил, что немного задержались с прибытием, так как развозили письма должникам. На этих словах плотоядно улыбнулся. Хотя, кто-то и этих намеков не поймет - в следующий раз будем топить.

  Петр возбужденно бегал по залу. Дождавшись конца рассказа, Петр велел немедленно везти его на Орла. Корабль уже успел обрасти легендами в русском бомонде. Так что желающих, составить Петру компанию было, чуть ли не половина посольства.

  Петр рванул в порт, нанимать яхту. Так как мгновенно такие дела не делаются, мы с морпехами, Петром, тезкой и боцманом, ушли к Орлу на шверботе, наказав остальным нас догонять. Пока готовили швербот к отплытию, успел обняться с боцманом и перекинуться парой слов. С Орлом было все хорошо. Это 'С Орлом' несколько напрягло, значит с кем-то другим - хорошо не было. Но пока не стал расспрашивать.

  Реакция Петра на Орла была вполне ожидаемой. Голландские мастера, увидев такой его энтузиазм - обзавидовались бы. Пока Петр, в сопровождении боцмана ползал по всему кораблю, заглядывая в каждую щель, успел обнять всю команду и перекинуться хоть по паре слов. Обещал, вечером, в кают-компании, то есть в, общем, кубрике, подробно обо всем рассказать. Прибытие полной яхты гостей не оторвала Петра от изучения корабля. Он еще даже до пушек не добрался, хотя, думал - полезет в башни в первую очередь. Гостей удалось познакомить с кораблем поверхностно, и оставить обмывать это событие в кубрике. Слуги и все для пикника у гостей были свои, приставил троих из моих морпехов, как уже знакомых со светским обществом, следить что бы Орла не спалили, и больше на гостей можно было не отвлекаться.

  Хмурого Петра нашел в одной из двух наших крюйт-камер. Он слушал рассказ боцмана о снарядах к пушкам.

  Мое появление стало зерном кристаллизации недовольства Петра.

  Почему не поставляю ему такие пушки? Дорого государь, очень дорого. Назвал цену опытного образца в пересчете на ручное производство и добил стоимостью каждого снаряда. Однако, тут же добавил, что поставляю упрощенный образец - не такой дорогой, но то же очень эффективный. Этими пушками будут оснащены его новые фрегаты азовской флотилии. Петр подобрел. В войска пока поставлять не могу, завод маловат, но работаю над его модернизацией, и через несколько лет такие пушки будут и в армии. А пока их делаем - есть время канониров подготовить, а то ведь хорошая пушка с плохим стрелком - это выброшенные деньги.

  Уже довольный Петр сидел в башне на месте наводчика и крутил стволами. Мы с тезкой сидели на месте заряжающих, загораживая от нескольких любопытных, которым не сиделось на пикнике, подробности устройства башни.

  Петру захотелось пострелять, и плевать ему было на секретность.

  Сделали четыре выстрела шрапнелью, выставив трубки на задержку в пятьсот метров, нечего дальность демонстрировать.

  Петр был в восторге и, к счастью, внял просьбам поберечь снаряды, которых тут нам негде было взять. Правда, боцман меня успокоил на ушко, что выстрелов полные трюмы, мало того, что Ястреб привез им два комплекта, так они еще и уходящего домой Ястреба обобрали, как следует.

  Следующим закономерным желанием государя было отправиться на морскую прогулку.

  Обсудили маршрут. Решили сходить до островов, прикрывающих бухту и вернуться. Вернемся, правда, уже ночью, даже скорее под утро, так как ветер стихнет.

  До позднего вечера Петр стоял у штурвала. Орел шел на удивление ходко, для судна более пары лет работавшего в море. Мое недоумение рассеял боцман - старались предстать в лучшем виде. Все драили и делали кренгование.

  Боцман вообще стал настоящим капитаном, набрался иностранных словечек и повадок, заматерел опытом морского трудяги. И его рассказ о походах был долог и насыщен.

  - - -

  Вот окончание рассказа было печальным. Глеб, на переходе через Норвегию потерял одного нового апостола, разбившегося в скалах во время непогоды. Помянули команду. Помолчали. Боцман не при чем, это мне с Глеба спрашивать надо - почему зеленых все же выпустил в море. Вот и с нас море взяло первую дань. Боюсь только, что не последнюю.

  Помянули моряков еще раз. Говорить больше не хотелось. Наше молчаливое накачивание хлебным вином прервал радостный Петр, сдавший вахту. Пришлось и ему рассказывать, чего мы такие печальные. Помянули моряков. Ведь, почти двойная команда была! Петр воспринял нашу печаль близко к сердцу. Поминали всю ночь.

  Здесь и предложил Петру, отвезти его в Англию на Орле, а потом, идти на нем к Азову. Тогда эта идея показалась замечательной, и мы даже указ, все вместе, писали - десанту грузиться на фрегаты, а фрегатам выступать к Азову. Тем более первые несколько сотен нанятых моряков к этому времени уже прибудут в Воронеж. Что еще написали, и в каких тонах - все смутно. Помню, что фраза, 'завязать узлом их полумесяц и ...' была точно, сам ее и предлагал. Правда звучала она еще выразительнее. И указ отправили немедленно. Еще и в след орали, чтобы лошадей не жалел.

  Как утром прибыли и выгружали гостей - уже не помню. Но говорят, их именно выгружали.

  Включившись в жизнь после обеда, велел перегружаться из нашего домика на Орла - больше мне в Амстердаме делать нечего, а на Орле спокойнее.

  Так, на борту, и отметил свой личный Новый Год. Традицию растянул на всю команду. Оливье опять был так себе. А вот водка удалась.

  В первых числах января на рейде отшвартовалась английская эскадра из трех линейных кораблей и нескольких фрегатов - под предводительством адмирала Митчела поднявшего адмиральский флаг на линейном корабле ' Йорк '

  Петр, обрадовался новой игрушке и с интересом обшаривал новые корабли, англичане не препятствовали тщательному изучению их судов. На следующий день, Петр делился новыми впечатлениями. Сделал интересный вывод - английские корабли лучше голландских. Потом подумал и добавил, что наш Орел, именно так и сказал 'наш', лучше английских.

  А в переходе до Англии, убедил его в этом окончательно.

  Часть посольства со всеми послами оставили в Амстердаме - они тут пытались договор заключить, на что высказал Петру свое мнение, занятие это бесполезное и обосновал почему. Петр, с моим мнением частично согласился, но посольство все равно оставил - а вдруг получиться. Вообще - трудолюбие Петра заслуживает отдельного разговора. Он работал сутками - мне бы его двужильность, мог бы уже ракеты на орбиту запускать. Кроме того, он очень внимательно следил за всеми политическими играми, а главное - делал любопытные выводы. Пол Европы смеялась над прогулкой русского медведя, а он очень четко отслеживал тенденции в политических движениях и делал дальние прогнозы. Ему бы еще образование соответствующее - был бы аналитик от бога. Но тут ему ничем помочь не мог.

  Одним словом, седьмого января 1698 года - отчалили небольшим посольством в Англию. Основная группа послов пошла на 'Йорке' а Петр на Орле. По дороге мы откровенно глумились над английскими кораблями, нарезая круги около линейных кораблей и гоняя фрегаты. Петр млел от удовольствия. А когда рассказал ему, что прямо сейчас можем потопить всю эскадру и при этом есть хороший шанс выбраться из боя живыми - Петр задумался. Надеюсь, он не предложит попробовать - бог с ними, с нашими членами посольства, там и знать то никого не знаю, а вот что мы англичанам в порту скажем? Не поверят ведь, что эскадру съели мыши.

  На всякий случай, напомнил Петру, что наши возможности никому разглашать не стоит. Особенно англичанам. Слишком уж вероятно быстрое копирование технологий. И Орлу прикажу встать на самом дальнем рейде, и гостей не принимать пока - будет у нас еще время показать себя во всей красе.

  Петр согласился, тем не менее, всю дорогу поглядывал на суетящуюся эскадру с некоторым превосходством, мол, вот сейчас щелкну пальцами, и вас порвут на британский флаг.

  Четыре сотни километров до Гарвича мы бы на Орле прошли чуть более, чем за сутки, при таком ветре - однако с этой эскадрой тащились три дня. Отшвартовавшись на рейде Гарвича, еще сотню километров ехали до Лондона, правда, ехали очень ходко, с постоянной сменой лошадей.

  Англичане поселили посольство в шикарном доме на берегу реки. Уж и не знаю, какого лорда отсюда, по быстрому, выставили. Но Петру это все было не интересно, он продолжал играть в урядника Петра Михайлова и устремился в город - где и поселился напротив верфи. На этой верфи он начал трудиться под руководством мастера Деана, постигая английский стиль кораблестроения. Лично мне верфь наскучила уже через четыре дня изучения способов сборки судов и их особенностей. Слабые места выписал к себе в блокнотик, к таким же записям о голландских судах. Блокнотик у меня теперь был с пометкой, каждый раз напоминающей моей паранойе, что расслабляться нельзя.

  Что порадовало, Петр уже не торчал на верфи безвылазно, ему то же уже многое становилось очевидным. Мы даже продолжили уроки, правда, урывками, потому что стали много времени уделять другим делам, вместе даже посетили театр и университет, постоянно обсуждая, как это все будем внедрять в России.

  На прием к императору, Петр ходил без меня, все же политикой должен заниматься человек, хорошо в ней разбирающейся. Себя таковым не считал.

  Кроме того, развернули очередную большую компанию по набору рекрутов и мастеров. Многих нам рекомендовал лорда Кармартен - одним из таких рекрутов был инженер Джон Пери, нанятый Петром для строительства Волго-Донского канала. Вот с этим человеком пообщался очень подробно. Рассказал ему, на что он подписывается - так как у меня было подозрение, что проект сильно недооценивают. Что придется копать канал в сотню километров длинной с десятком шлюзов со стороны Волги и четырьмя шлюзами со стороны Дона, так как Дон выше Волги на сорок метров, а возвышенность между обеими реками выше Дона еще на сорок метров. В связи с этим ему надо будет закачивать воду на вершину этой шлюзовой лестницы, то есть поднимать ее из Дона. При этом никаких водяных мельниц по близости не поставить. Только если ветряные по всему пути от Дона до Волги. При этом, на Дону то же надо ставить плотину и шлюз. Работы не просто много, а адски много. А сделать ее надо за очень короткий промежуток времени, иначе Петр охладеет к этой затее. Не стал уточнять, что будет большая война, и, очевидно, денег на канал Петр не даст.

  Так планомерно перешли от разговоров к проектам. Теоретически, даже понимал английский язык, но все же толмач без работы не остался. Выжимал из памяти все, что помнил из лоции Волго-Дона. Как назло лезли, в основном, правила прохождения шлюзов и береговые знаки. А ведь только разок по этому маршруту и ходил - странная все же штука, память человеческая. Инженер был просто счастлив нашими посиделками, остудил его энтузиазм, предложив посчитать - сколько надо вынуть грунта при строительстве, и какие для этого нужны людские ресурсы. При этом напомнил - жарко там, и если не заниматься всерьез зашитой персонала и соблюдением санитарии у него очень быстро некому станет работать. С этим вопросом предложил обращаться к Тае. Что он и сделал.

  Насосное оборудование обещал сделать на заводе под Воронежем, так же как и механизацию ветряных башен. Но ветер - штука капризная, значит, на вершине ему надо организовать большое водохранилище.

  Неожиданным результатом наших обсуждений стал активно циркулирующий слух, что Петр привез с собой несколько гениальных специалистов, в том числе Таю и Брюса, и к нам начали записываться на прием. Пресек это начинание в корне - буду как собака на сене - сидеть на новых технологиях. Однако, распустил параллельный слух, что набираем инженеров и специалистов для работы в России с десятилетним контрактом. Про обучение новым технологиям не упоминал, и в контракте такого пункта не было. Тем не менее, народ довольно активно начал наниматься. Добавил слух, что и учителя и ученые и артисты с художниками - все нужны. Правда, со всеми приходилось беседовать, и это отнимало массу времени. Но не жаловался, перспективы начинают казаться радужными. Многие, правда, отказывались учить язык и уходили, многим отказывал сам, нам в России своих середнячков и ниже хватает. Крупные рыбы попадались крайне редко, а вот на хорошую уху набрал уже прилично. Теперь вновь остро встает вопрос денег. Петр не даст на массовые гражданские школы, надо будет опять искать клад.

  Попробую поискать клад в османских крепостях и кораблях, для начала.

  Петр, кстати, использовал этот парад людей для личных целей, сблизился с местной актрисой, которая не прошла собеседования. Квартала красных фонарей тут не было, так что понять его было можно. Но, думаю, скоро он в ней разочаруется.

  Пиком своей рекрутской работы могу считать первую встречу с Ньютоном. По возрасту, Исаак был близок Лейбницу, а вот по складу характера - совершенно ему противоположен. Типичный англичанин, как их себе представляю. Разговор с Ньютоном получился ни о чем, его явно попросили встретиться, и он делал такую любезность. Время рандеву уходило, как и шансы заполучить Исаака в команду. Тут его все уважали, работа у него была важная и интересная, труды его были признаны миром - человек имел все, что хотел. И вдруг приходит искуситель, которому нечего предложить.

  Напрягся. Пытался вспомнить все, что говорилось об ошибках Ньютона. Может хоть это его встряхнет.

  Выдал первую припомнившуюся ошибку о давлении и обтекании. Исаак остался спокоен, в результатах своих выводов он не сомневался, но, как и любой ученый над новыми идеями задумался.

  Стукнул его второй ошибкой. В его теории гравитации идет привязка к центрам масс тела, а надо привязываться к центрам масс системы тел. Вот тут заспорили, все же первым вопросом его разогрел, при этом, не упомянув про термодинамику - натолкну его на эту идею, только когда будет у нас работать.

  Спорили и о частностях его теории. Например, предлагал ему использовать, в его виртуальных опытах, вращения тел по орбитам не идеальную нерастяжимую нить, а пружину, и посмотреть, куда уплывут его выводы.

  Наконец добился, искренней заинтересованности старика и ... откланялся. Пусть дозревает, а мы пока подумаем, как можно ему помочь избавиться от работы в Англии.

  Для этих целей использовал Таю, которая, действуя по отработанным схемам, занималась светскими дамами. Дамы хоть и не одобряли новых тенденций в одежде, но туфли и макияж их заинтересовали - зачем им туфли в юбках до пола, это у них надо спрашивать. Вода камень точит. А за десять дней стало понятно, какие силы точат зубы на место главных в королевском монетном дворе, который и возглавлял Ньютон.

  Начал планомерный и анонимный слив в ученую среду ошибок Ньютона все, какие вспомнил, даже про оптику вспомнил. Особо тщательно скрывал свою причастность к этому действию, мало ли, у Исаака еще и способности детектива есть - при таком мощном аналитическом уме это было бы не удивительно. Некоторые ошибки выдумал, но и они должны казаться обоснованными. Тая начала продавливать, в светских беседах, мысль, что заслуги Исаака велики и неоспоримы, но и он не без греха, а дело обеспечения финансового благополучия целой страны, должно быть, все же, в руках специалиста, а не ученого. И то же ссылалась, что это мысли не ее, а услышала их на светском рауте у лорда такого-то.

  Ай, какие мы бяки.

  Месяц Исаак думал над нашим разговором. Честно говоря, уже решил, что поезд ушел. И собирался отчаливать. Но все же получил приглашение, посетить пожилого ученого.

  На второй встрече, увидел живого и любопытного человека, а не чопорную куклу. Кроме того, в монетном дворе Исаак встречался с Петром, аж два раза. И Петр сумел заронить зерна заинтересованности в ученого - не паханной российской финансовой целиной и грядущими большими реформами, которые надо разработать, обосновать и провести.

  На этой встрече пытался показать свой кругозор и намекал на белые пятна в физике, которые могу осветить, но буду это делать для своих специалистов.

  Беседа прошла очень неплохо, и то, что Ньютон еще не дозрел до сотрудничества, ничего не значило. Из моих намеков - он теории будет долго выстраивать, тот же Лейбниц успеет раньше. Намекнул ему и на это. Вот тут он взорвался. Похоже, Готфрид был его больной мозолью. Слышал, конечно, что они друг друга не очень любили, но такой откровенный антагонизм был неожидан. Сыграл на этом как смог. Да, у Лейбница будет академия - а Исааку, предлагают целую страну для экспериментов, плюс отдельную лабораторию для исследований плюс несколько новых концепций, которые есть в идеях, а разрабатывать их некому.

  Оставил старика, раздираемого противоречивыми чувствами.

  Тем временем, светские события набирали ход. Надеюсь, давление на Ньютона еще и с этой стороны сдвинет, наконец, этот камень, вросший в земли Альбиона.

  Петр уже посмотрел все самое интересное в ближайшей округе, и несколько заскучал.

  Видимо со скуки поучаствовал в английских боях, не лично, конечно, а выставив на ринг своих гренадеров. Результат, для англичан был печален. Именитые бойцы оказались биты безвестными солдатами варварской страны.

  Может, так совпало, а может, англичане решили поправить реноме, но для Петра было предложено организовать небольшие морские маневры в Портсмуте. Вот тут Петр подставил меня по полной программе. Он предложил организовать маневры в виде охоты за одиночным кораблем. Угадайте за каким! Англичане угадали правильно и сказали, что за победителем большой регаты гоняться не видят смысла. Вот на этом этапе меня и подключили, дав основную аксиому, что маневры будут, и Орел в них участвует. А вот как организовать сохранение секретности и при этом выиграть - придумывать мне.

  Для начала, ограничили с англичанами акваторию, за которую не будем выходить. Далее, сославшись на наличие царских персон на борту и отсутствие холостых зарядов - предложил не стрелять, а поднимать флаг стрельбы, по которому засчитывать полный бортовой залп Орла, и считать, что этим залпом попал. Англичане тут же предложили сделать нам холостые заряды, если мы им дадим чертежи снарядов Орла - то они быстренько изготовят необходимое количество. Возразил, что не вижу смысла так затягивать маневры - Петр не поймет такой задержки. Сошлись на поднятии флага.

  Кроме того, на Орла ставим маленькую пушечку, больше похожую на игрушку, что бы обозначать залп звуком и облачком дыма, а то в пылу маневров флаг могут и не заметить. Своими оговорками, дал понять англичанам, что ничего особенного мои пушки не представляют. Это было особенно актуально, в связи с тем, что экскурсию на Орла Петр старательно откладывал.

  Все равно, это все секреты полишинеля - Орел год ходил на виду у всех. А вот особенностей устройства набора на экскурсии не увидеть, та же диагональная обшивка, скрыта внутри, а усиленная сплошным наборов чопиков, между шпангоутами, нижняя часть днища - вообще не видна. Так что пусть строят, посмотрим, как у них суда переламываться будут.

  А обсуждение маневров, тем временем, продолжалось. Торговались, о дистанции стрельбы, с которой будет засчитано попадание. Первоначальное предложение - сделать всем равные дистанции, отмел, сказав, что в этом случае, никаких маневров не получиться - Орел будет просто уходить от судов и вся затея станет не интересной. Выторговал, для фрегатов - триста метров, для линейных кораблей - пятьсот, а для Орла семьсот. Обосновывал все тем же, если Орлу не дадим на ученьях хоть какого то козыря, против линейных кораблей, то ему нет смысла, с ними связываться вообще, и будет не интересная игра в догонялки. Да и чего мы спорим то? Дистанции все равно выдуманные, просто для выравнивания шансов - в реальном бою, конечно, все будет по-другому. Но у нас тут, вроде как, балет намечается, так давайте обставим его красивыми условиями.

  Сошлись на этих правилах, видимо, даже при таких условиях англичане не сомневались в том, что смогут зажать Орла, пожертвовав пару фрегатов. В чем-то они были правы. Задачи выиграть маневры, для себя, и не ставил, но вот проиграть их достойно - был обязан.

  Акваторию учений ограничили с юга - островом Уайт и мысом Селси, с севера и востока ограничением выступал сам британский остров, а с запада линией решили считать Саутгемптон - Коуэс. Получился небольшой треугольник двадцать на десять километров, плюс еще хвостик до Коуэса. И то, это все благодаря моей настойчивости. Англичане изначально предлагали ограничиться бухтой Портсмута - два на три километра. Их понять можно, тут им достаточно расставить корабли в шахматном порядке и никуда от них не денусь.

  Наконец, оговорили все подробности, назначили наблюдателя на каждый корабль, мне наверняка матерого шпиона подсунули. Назначили день маневров.

  И в Портсмут покатили дворяне и любопытные.

  Тут такие салочки на воде были любимым национальным развлечением. Мне сразу стало нехорошо. Одно дело, тихо и мирно проиграть - и совсем другое - проиграть под громкое улюлюканье. Мои планы - немного посопротивляться и подставиться, чтобы не афишировать всех возможностей, печальной толпой, поковыляли в туман забытья. Петр еще и свою пассию привел, хорошо, что на берегу оставил - но теперь он точно не позволит мне изобразить из Орла инвалида.

  А с другой стороны. Чего мы прячемся то? Через несколько месяцев, будет большая кальмарорезка, так не все ли равно - днем раньше, днем позже.

  Встряхнулся. Мне нужно боевое настроение команды.

  Собрал всех. Речь была короткой и по делу.

  - Сегодня у нас тренировка на сильном противнике. Подмечайте все особенности его поведения и маневров. Может статься, в следующий раз будем стрелять боевыми, так что всем желаю хорошо поработать!

  Петр поднялся на борт после завтрака, проведенного с английскими адмиралами и лордами. Так как такие завтраки не могли быть короткими по умолчанию - маневры начинались в середине дня.

  Последний раз, пройдя с боцманом по плану сражения, свернули разложенные друг на друге карты бухты, пожелав, друг другу удачи, пошли на палубу, встречать Петра с наблюдателем и ожидать выстрела пушки, начинающего наш спектакль.

  Погода стояла не совсем английская, чистое небо, западный ветерок, около шести метров в секунду, судя по указателю, и небольшая полутораметровая волна. Ветерок бы нам с другого направления, но играть будем сданными картами.

  На набережной толпился народ, первый раз Орел стоял так близко к берегу. Гомон толпы было слышно даже сквозь ветер. Петр продолжал играть урядника, и старался быть не заметным.

  Выстрела все не было. Кого-то из высоких особ ждали. Можно подумать, у меня тут урядник из простолюдинов. Пошел вниз, посидеть еще над картами.

  Что мы имеем. В охоте участвует эскадра адмирала Митчела, как знакомая с ходом Орла. Улыбнулся еще раз, этой формулировке, вспоминая кислый взгляд адмирала, когда выбор адмиралтейства пал на его эскадру.

  Итак, пытаюсь стать адмиралом Митчелом. Его козырь, линейные корабли, значит надо поднять их на ветер, и рассредоточить по акватории - гоняться за орлом они все равно не в состоянии. А Орла загонять несколькими фрегатами, идущими в параллельном строю.

  Другой вариант - всем флотом загонять Орла под ветер, не давая ему обходить эскадру по кругу - но этот вариант маловероятен, Митчел видел, как Орел циркуляции выписывал.

  Третий вариант сразу сдаться. Нет, это меня куда то не туда понесло.

  Значит третий вариант - эээээ. Ну не знаю! Во! Расстрелять меня в бухте сразу после пушечного сигнала. Да еще и из фортов.

  В конце концов! Пусть у адмирала голова болит. Мне что-то плохо придумывается, как меня же и поймать. Буду учиться у профессионалов.

  Завалился в гамак - последние дни были несколько напряженными.

  Разбудил выстрел пушки. Нашей пушки-игрушки, прямо у меня над головой. Кажется, что-то пропустил. Пулей вылетел на палубу. Маневры уже во всю шли.

  Митчел выбрал промежуточный вариант. Один линейный возглавил клин фрегатов, и они отжимали Орла под ветер. Линейным решили жертвовать. По условиям, линейный будет считаться подбитым с трех залпов, Орел с двух, фрегат с одного.

  Вот и хотят придавить меня линейным, и дать возможность фрегатам сделать хоть по залпу. Оставшаяся пара линейных карабкалась на ветер в плотном строю.

  Скучные они.

  Наши подпустили клин на свою дистанцию стрельбы, и, повернувшись правым бортом, всадили первый залп в ведущего, тут же начав убегать в море, галфвиндом правого галса, постепенно приводясь к бейдевинду. Пожалуй, не буду вмешиваться. Пусть боцман покажет, чему он научился. Подошел к Петру, активно обсуждающему с наблюдателем наш первый залп. Залп засчитали. Ну и ладно. Пойду дальше, в гамаке висеть.

  Конечно, заснуть даже не пытался. Каждый поворот судна, менял воображаемую картинку. Вот завалились в правый поворот. Вот еще раз. Боцман решил резать клину хвост. Ну что же, посмотрим. Грохнуло. В ответ, через некоторое время, грохнуло издалека. Ну, ребята, это неспортивно, даже отсюда слышу, что дистанция больше полукилометра. Снова грохнуло над головой. Если понял правильно - торопыге не повезло. Начал вести счет в блокнотике. Значит, один залп по линейному и два фрегата.

  Теперь разворот и ... А зачем боцман к паре линейных то рванул? Добивал бы неторопливо клин! Не вмешиваться, не вмешиваться не ... Ну а это то зачем! Что за бравада! Они же выше по ветру! Петр там, что ли, командовать начал?

  Не вмешиваюсь до первого залпа в нас, с малой дистанции. А потом устрою этим моим воякам клизму на пол ведра скипидара с патефонными иголками. Кстати о скипидаре ... ладно, это подождет.

  Маневры, еще маневры. Морской бой это девяносто процентов маневрирования, и только десять процентов яростной стрельбы. За исключением линейного боя, когда несколько здоровых дур, встают друг напротив друга, и начинают молотить, не маневрируя особо из-за своих пониженных ходовых качеств.

  Во! и у нас яростная стрельба! Один раз стрельнули. Нет, целых два. Наверное, мимо обоих линейных прошли.

  Один ответный залп сзади. Близко. Все, пошел на медицинские процедуры.

  Разнос устраивал боцману, но говорил о нем во множественном числе, и так, что бы стоящему рядом Петру было хорошо слышно. Петр было попытался сказать, что это он велел лезть между линейными. Но указал ему, что на корабле капитан, первый после бога - и это во всех уставах записано. Так что боцман теперь отвечает за принятые им решения. Это несколько охладило радостное шапкозакидательство моих первых после бога, в своих областях. На месте боцмана, съязвил бы, что, коль он первый после бога, то чего это ему тут всякие указывать удумали. Но, к счастью, экипажи у меня еще не настолько продвинутые. Но Петр насупился, правда, смолчал. Поинтересовался у наблюдателя итогами. Как и предполагал, два фрегата и три попадания по разу в линейные. И одно по нам. Посмотрел еще раз осуждающе на моих полубогов, и сказал, что теперь ничего не обещаю.

  Но, на самом деле, все было не так сложно. Фора у нас была слишком большая. На такой значительной акватории мог бы увернуться и от большего количества загонщиков. И начал планомерно подрезать хвосты. Попытка адмирала построить подстраховку не сработала, у него, к этому времени оставалось два фрегата.

  Близился вечер.

  Народу на набережной явно скучно смотреть на это избиение. Пошел к берегу - буду добивать, оставшуюся пару линейных, на глазах у толпы. Линейным и осталось то получить по разу. Итог очевиден уже абсолютно всем.

  Пошел к Петру.

  - Петр, не гоже нам эти маневры выигрывать. Давай в ничью сведем. Адмирал нам спасибо скажет, да и друзей тут прибавиться. Зачем нам тайные недоброжелатели?

  - А и то верно. Своди к ничьей. Порадовал ты баталией этой, верю, что и с османами управишься. Вот и отправляйся к Азову, как планировал.

  Склонил голову, в знак согласия, скомандовал боцману, повторить их маневр с проходом меж линейных. Сам продолжил разговор с Петром. Оставался в Англии еще один не решенный вопрос, который надо решить, перед моим отъездом.

  Закончили разговор, моим предложением обновить устав, попробовать отдать воинское приветствие. Орел лег на новый курс и стал лихорадочно строить моряков, не понимающих, чего от них хотят, вдоль обоих бортов, лицом к морю. Показал всем позу, в которую надо встать. Петр смотрел с интересом, моряки то же. Рявкнул, что бы выполняли, и быстро пробежался по строю поправляя стойки. Велел всем замереть - приветствуем англичан. Эх, жаль шашки нет. Вот так, приветствуя всей командой, прошли между парой оставшихся линейных, салютуя, друг другу залпами. А потом направились на рейд, тесной компанией. Интересно, в Англии знают, что такое воинское приветствие? Не обращал раньше на это внимание.

  Уехать сразу после высадки - не получилось. Получилось только Орла отослать.

  Вечером была чопорная английская пьянка, быстро перешедшая в русскую. Конечно, нас поздравляли, конечно, пришлось много рассказывать, как было дело. Ну, поймете вы свои ошибки, и что дальше? Без такого же Орла - совершите другие ошибки. А построить Орлов у вас быстро не получиться. Да и в этом случае мы будем просто в паритете.

  То, что Англичане мыслили со мной параллельно, сказал тот факт, что Петру предложили выгодный заказ на постройку Орлов. И цену предлагали очень солидную, почти три себестоимости. Заказ сразу на десяток судов. Петр, благоразумно не стал отказываться, но и не обещал сразу, сослался, что все верфи пока заняты строительством. И под это дело переключился на поддержку действий Росси против Османов на Черном море Англией. Не военной поддержки просил, а политической - это особо порадовало, но дальше пошли уже не интересные мне политические игры. Кстати, пушек англичанам никто не обещал, вообще никаких, ни новой модификации, ни тем более старой.

  До Лондона добрались только через два дня.

  Утром пришел к Исааку без приглашения - попрощаться. Принес фотоаппарат с лабораторией в подарок. Нужен был повод для долгого и основательного разговора. А придумать более долгое дело, чем обучение фотографии - быстро не сумел.

  Вот под эти беседы о принципах фотографии, а так же ее перспективах, и доламывал упрямого старика. Доломал. Правда, учить русский он не захотел. Ничего, никуда не денется в языковой среде, а преподавать ему пока и не обязательно. Поехали к Петру, пока Исаак не передумал - контракт они будут заключать на государственную службу.

  Присутствовал при подписании, гордился собой - не зря потрачены почти четыре тысячи талеров для подкупа и раздувания слухов. Надеюсь, реформа денежной системы, проведенная таким зубром, позволит России подойти к войнам и промышленной революции в нужной форме. А то покупательная способность населения слишком низкая, им никаких новинок не продать, косы - и то с трудом покупают.

  Простился с Петром и посольством. Больше меня тут ничего не держит, а Азов зовет.

  Петру император подарил отличную яхту, так что государь и сам обратно до Голландии доберется. А там у него еще Вена по плану, потом в Венецию, оставшихся курсантов пристраивать - так что еще год могут гулять по Европе запросто. У меня столько времени нет.

  Длинными галсами, Орел лавировался по Ла-Маншу, выходя в Атлантический океан. Впереди был Гибралтар, и прорыв по Босфору в Черное море.

  Длинные волны укачивали малютку Орла, как любящая мать. Море улыбалось солнцем и хорошей погодой.

* * *

  Конец второй недели каботажа. Команда устала, но настроение у всех бодрое, погода продолжает нас баловать. За это время ничего интересного, кроме детально проработанных диковин, не случилось. Несколько фрегатов, пытавшихся перехватить Орла - были нам малоинтересны, и мы не стали знакомиться с ними поближе. Фрегаты, повисев на нашем хвосте, решали, что и им не очень то интересно, и шли проверять прибрежные шхеры Испании, на предмет жирных купцов. Тратить на них снаряды - посчитал расточительством, но обещал команде, что пострелять нам еще придется от души. В Черное море нас так просто - никто не пропустит, и увернуться в узком Босфоре будет сложно.

  Проход через Гибралтар подгадывал на раннее утро, когда ночная мгла еще скрывает судно, идущее широким проливом, но уже видно, что делается впереди. Лоцию Гибралтара никогда не изучал, только читал отчеты яхтеров, ходивших этим проливом, так что налететь на рифы особо не боялся, скорее, опасался нарваться на большую эскадру.

  Миновав пролив, и несколько расслабившись, нарвались на небольшую эскадру, занятую делом. Несколько фрегатов планомерно шинковали галеон. Флагов демонстрировать никто не собирался, так что - кто есть кто, было не понять. Решил, что не наше это дело, и начал прижиматься к испанскому берегу.

  Не тут то было. Пара фрегатов, отделившись от вяло бухающей залпами баталии, видимо, решив, что галеон от них никуда не денется - пошли на перерез Орлу. Тяжело вздохнул. Уйти то мы можем, но в радиусе залпа фрегатов пройдем обязательно, и шальное ядро, залетевшее в трюм, полный фугасных выстрелов ... Брррр. Живо представил эту картину и скомандовал - к бою.

  Пока расчехляли башни, жаловался самому себе на испорченный день. День зарождался прекрасный, чистое голубое небо, пока еще глубокого синего цвета, ровная волна и нежный восточный ветерок метра четыре. В такой день надо лежать на пляже или рассекать вдоль берега на "Торнадо" а не заниматься зачисткой акватории. Мне же потом и галеон топить придется. Любопытно все же, кто тут кого грабит? На слове грабит, в контексте галеона задумался. Деньги мне то же нужны.

  Что можно сказать о бое, если у тебя подавляющее преимущество, о котором противник не знает? Мясорубка, это еще мягко сказано. Два фрегата шли на абордаж, перед которым решили сделать по залпу картечи. Все их намеренья были написаны на парусах и в суете пушкарей. Велел заряжать шимозой и ждать команды. Правая передняя башня работает по головному, правая задняя по ведомому. Даже уваливаться не стали, создав фрегатам, идеальные условия абордажа, при этом, делая вид, что всеми силами убегаем.

  Дождался начала поворота фрегатов бортами, как обычно, на пистолетном выстреле. И махнул дежурным у башни.

  Уже через несколько секунд, яростно обзывал себя идиотом, и кричал к повороту. Вы никогда не пробовали стрелять в пороховую бочку стоя рядом с ней? А мне вот, довелось. Еще раз - идиот!

  Пожалуй, нашим спасителем можно считать галеон. Уж не знаю, сколько времени они тут ядрами кидались, но фрегаты взорвались достаточно скромно, порвав нам паруса и повредив такелаж. Корпус остался цел. Вот теперь было сложно. Клипер, из стремительного гонщика превратился в инвалида, ковыляющего на нескольких парусах к месту основного боя. Поднимать запасные комплекты опасался - поврежденный такелаж и не обследованные, на предмет трещин, мачты - прежнего доверия не внушали.

  Зато взрывы фрегатов, внушили нападающим мысль, что наша маленькая шхуна опаснее галеона, но, к счастью, их мысль не пошла дальше - вместо быстрого убегания, они решили пристрелить наглую малявку. Хорошо, что не убегали, а то мне теперь и галеон то не догнать будет. Велел открывать огонь с пятисот метров, надеюсь, канониры набрались опыта за два года.

  Самым сложным оказался последний, третий, фрегат. Его командир обладал прекрасным чувством самосохранения, и его достали с трудом, уже ближе к полутора километровой, и быстро увеличивающейся, дистанции, скорее везеньем, чем мастерством.

  Велел сделать несколько залпов шрапнелью, по горящим судам. Неприятно, но куда деваться - море тут теплое, оно за меня работу делать не будет, если только не приманить местных чистильщиков.

  Потихоньку подходили к галеону. Так и не решил, что с ним делать. С одной стороны, добыча и свидетель, а с другой - помог он нам, хоть и опосредованно.

  Галеон так же, опасливо присматривался к нам открытыми пушечными портами левого борта, но пока не торопил события. Решил ждать дальнейшего развития, приказав канонирам стрелять сразу, после первого же залпа галеона. Потом подумал, и отменил приказ - будут стрелять только по моему приказу. Вспомнилось, как нас с Петром корабли и форты приветствовали пушечными залпами, а вдруг и тут поприветствуют, нехорошо получиться может.

  Галеон молчал, не проявляя признаков агрессии, но и не идя на сближение. Отчего бы ни побеседовать? Велел поднять русский флаг и вымпел ганзейцев - по потенциальным водам противников мы шли инкогнито, от Петра набрался.

  Галеон закрыл пушечные порты. И поднял красный флаг с белым крестом - еще бы знать, кого он обозначает. На швейцарский флаг похож, но у них, ведь нет выходов к морю, да и не известно, существует ли она. Ну да ладно, на месте разберемся.

  Если это не знак к переговорам, то даже и не знаю. Прижались еще ближе, канониры продолжали сидеть в башнях, велел спускать тузик. На галеоне раскатали штормтрап.

  Поехал в гости с полудюжиной морпехов и переводчиком - надеюсь, общий язык найдем.

  После исполнения акробатического трюка, карабканье по качающейся лестнице на десяток метров, нас радостно приняли на палубе. Хорошо, что радостно - прыгать отсюда в воду как-то не хотелось. Радость экипажа галеона была искренней, но сдержанной. Может это англичане? Хотя речь не та. Переводчик во всю обменивался фразами с пышно одетым офицером, и пришлось толкнуть его в бок, продолжая улыбаться и кивать на приветствия - мне же то же интересно.

  Мне был представлен, командир галеона, точнее меня представили, командору ордена святого Иоанна. Но так и не понял, из какой они страны.

  Продолжили беседу за чаркой вина в каюте командора. Вот чего не отнимешь у галеона, так это комфорта. В такой каюте можно было танцы устраивать. Мы то же тут устроили пляски, только политические. Командор благодарил за помощь, но осторожно выспрашивал, что мы тут делаем и куда направляемся. Задал ему в лоб вопрос, с чего вдруг, такой интерес. Выяснил любопытную подробность - их орден выполняет в этих акваториях полицейскую функцию - пиратов гоняют, хотя, по плачевному состоянию галеона, больше похоже, что пираты гоняют их. Командор, на это замечание, несколько стушевался, сказав, что они вообще то шли с грузом для Ордена, а не охотой за пиратами занимались, и еще раз начал благодарить. Остановил этот, безусловно, приятный, поток. Договорился с командором, что он отплатит нам подробным рассказом о текущих событиях на акватории, и подскажет, место для ремонта, который и ему, кстати, не помешает. Командор опять стушевался. Выдавил из него признание, что ремонтироваться ему особо не на что, у Ордена не самые лучшие времена. Еще одни ганзейцы на мою голову. Опять разговоры о былом могуществе.

  Однако, за час беседы узнал много полезного, и мне начал нравиться этот рыцарь. Топить галеон, ради сохранения секретности стало уже слишком тяжело морально. Договорился с командором о неразглашении нашего боя. Он поклялся, сделав исключение для своего гросмейстера - согласился с уточнением. И дальше немного свалял дурака - уточнил у рыцаря, сможет ли его команда держать язык за зубами. Рыцарь обиделся - "честь превыше жизни". Надо же, думал, такие уже вымерли, вместе с динозаврами.

  Договорились продолжить путешествие совместно до испанской Малаги, где встанем на небольшой ремонт. Уговорил командора принять от меня небольшую сумму, в долг до Мальты. Командор посопротивлялся, но принял - похоже, состояние его корабля было даже хуже, чем мне виделось. Не удивительно, почерневшее дерево выдавало весьма преклонный возраст галеона.

  Возвращаясь на Орла, обдумывал разговор. Эти мусульманские пираты, в открытом море, не очень Орлу опасны, судя по прошедшему бою. А вот они же, но в узком проливе будут проблемой. А еще большей проблемой станет проход по Босфору, где и развернуться то негде. Мои радужные надежды, с залихватским улюлюканьем проскочить Босфор на скорости, командор существенно подпортил. Идти вдоль рядов укреплений, под постоянным огнем и не имея возможности уклониться - не хотелось. Вариантов было два. Плюнуть и возвращаться, или захватывать береговые укрепления. Над второй возможностью по началу только посмеялся, представив, одного морпеха на целую толпу осман. А потом задумался - уж больно не хотелось возвращаться. Вот в этой задумчивости и дошел до бухты Малаги.

  Два инвалида, на малом ходу, входили в закрытую, восточную часть бухты, под бдительным надзором пушек крепости, и фортов, раскиданных по всей бухте. Создавалось впечатление, что город на осадном положении.

  Сам город был небольшой, однако, обладал всеми нужными нам для ремонта атрибутами, и искренне обрадовался нашим деньгам. Корабль Ордена тут пользовался уважением, которое распространили и на Орла. В первый же день, мы получили несколько приглашений, одно из которых командор настойчиво предлагал принять. С командором, теперь, мы проводили довольно много времени, занимался тщательным сбором информации, и мысленной прорисовкой плана очередной авантюры.

  На званный ужин мы, безусловно, сходили. Тая с улыбкой шокировала донов, и мне приходилось не замечать их активной жестикуляции - ну не стреляться же с половиной знати города, тем более, что они пока ограничивались только выражением эмоций. Лишний раз убедился, что испанская помпезность мало отличается от русской, и какой либо еще. А вот местные священники меня насторожили. В лоб еще пока не спрашивали о религиозных пристрастиях, но их порывы везде видеть руку господа, делать ему больше нечего, меня сильно насторожили, и напомнили, о кострах инквизиции в Европе. Пожалуй, тут следует быть особо осторожным. Может даже перекреститься надо, благо технологию процесса мне показывают постоянно.

  Зато на этом приеме сделал, для себя, открытие. Музыканты на приеме играли на гитарах!

  Звучали гитары несколько необычно, но, так и не сошедшие мозоли на подушечках пальцев левой руки начали зудеть, и требовать вспомнить былое. Плох тот походник, который не может взять на гитаре три блатных аккорда и пару баррэ.

  Не удержался, пошел разговаривать с музыкантами - интересовало, где в городе можно приобрести или заказать похожий инструмент. Адресов дали даже несколько - на следующий день общался с мастерами.

  Ходил по мастерам с рисунком гитары, которая мне нужна - те, что делали местные специалисты несколько отличались, от привычной для меня, и по струнам и по форме и по звучанию. Старые мастера мой заказ в работу не приняли, они, видите ли, лучше знают - какой должна быть гитара. Молодой мастер особого доверия не вызывал, своими суетливыми движениями, но деваться было некуда, желание перевешивало здравый смысл. Решил рискнуть временем и деньгами. Времени было не много, суда ремонтировали в авральном режиме, но мастер обещал сделать быстро, материалы у него есть готовые, и приходилось ему верить. Обсудили мой проект, в котором было много белых пятен. Размеры грифа и резонатора нарисовал на глаз, пытаясь возродить в памяти ощущения от гитары в руках - и по этому, в точности размеров были большие сомнения. А с положеньем порожков на грифе - вообще туман. Несколько верхних ладов еще смог примерно расположить, вспоминая моторику игры, но на нижних ладах практически не играл, и располагал их весьма относительно, помня только, что чем ниже, тем уже лады. Колки пришлось брать те, какие есть - создавать тут привычные для меня было не из чего, да и некогда. После договоренности с мастером, старался не выходить лишний раз в город - опасался любопытства инквизиторов. И на приглашения отвечал вежливыми отказами, командор еще удивился, такой моей нелюдимости - сам он ходил на приемы практически каждый вечер.

  Окончание нашего ремонта, Орла в смысле, отметили небольшим застольем на борту. На пару дней. И, так как галеон еще ремонтировался, начали занятия, с разбором всех прошедших походов, за одно и узнавал подробности.

  Мастер никак не мог закончить, то у него клей долго сохнет, то струны ему не подобрать. Пришлось надавить, сокращением оплаты. Клей тут же высох. Но гитара звучала глуховато. Такое звучание характерно для ширпотреба моего времени, а никак не для штучного изготовления мастером. Стали разбираться в причинах. В итоге, сделали еще одну гитару, но уже под моим чутким руководством. Точнее, в технологию изготовления не лез, мастер все же лучше знает, как, чем и что клеить. А вот в конструкцию вносили изменения на ходу. Заказов у мастера, кроме моих, не было - вот мы и сидели в его мастерской обсуждая каждый нюанс. Так как свои визиты в город не афишировал, и из мастерской, на осмотр достопримечательностей не ходил - смел надеяться, остаться без внимания инквизиции.

  Второй вариант гитары закончили, когда галеон был уже день, как отремонтирован. Так что на доработку или изменения времени не было.

  Гитара была все равно, какая то не такая. Звучала вяло, и глуховато. Но прогресс, по сравнению с первым экземпляром был заметный. Решил пока оставить, как есть, мне на ней не фламенко играть. Забрал оба экземпляра.

  Назначили отход на утро, а пока галеон пополнял запас воды. Свой мы уже давно обновили.

  Вечером вспоминал игру на гитаре, и менял настройки, все же, и струны из кишок мне были непривычны. На мои короткие переборы, сопровождаемые долгими сдвоенными звуками настраиваемых струн, собралось пол команды. Слушали моё, отнюдь не мастерское, бренчание заворожено. Как-то даже не удобно стало.

  Боцман подсел рядом, послушал мои потуги, придать струнам привычную гармонию звучания. И попросил

  - Сыграй нам, князь. Всем миром просим, уж больно необычно лютня твоя звучит.

  - Гитара это, боцман. Только вот не настроить мне ее никак. Звук не тот.

  - Князь! По мне, так очень душевно звучит. Сыграй, сделай такую милость.

  Поднял глаза на рассевшуюся вокруг толпу, изрядно возросшую, с момента, как последний раз обращал на нее внимание. И Тая в уголочке пристроилась выжидающе.

  Сыграть хотелось самому. Попробовал - Hm - H7 - Em - Em6 - Hm. Звучало подходяще, и рискнул, немного переделав первый куплет, да простит меня Владимир Семёнович.

  Четыре года рыскал в море наш фрегат

  В боях и штормах не поблекло наше знамя.

  Мы научились штопать паруса

  И затыкать пробоины телами.

  ....

  Тишина, каждое слово бьет прямо в сердце повоевавших моряков.

  Последние удары по струнам.

  ....

  И прав был капитан - еще не вечер !

  Замер сам, в тишине. Перед глазами вставали наши костры, ребята, сидящие на бревнах, адмирал, перебирающий струны гитары. Стало очень больно. Зря затеял эту игру, слишком яркие картины поплыли перед глазами. Поднял взгляд на матросов, немного расплывающихся, от моей набежавшей грусти. Моряки смотрели на меня восторженными глазами. Подумалось, а ведь, пожалуй, возможно, только что исполнил гимн Орла. Хотя, ритм не годиться для гимна, а переделывать не дам.

  Отложил гитару. Сообщил, что с этой музыкой слишком сильные воспоминания связаны, пусть думают, что хотят. Ушел к себе. Надо шить чехлы для гитар.

  Утром Орел уходил от берегов Испании, в сопровождении галеона, так и не посмотрев на эту страну толком. А у меня появились два настойчивых ученика, буквально умолявших научить их игре на гитаре. А слова песни из меня выдрала Тая, судя по всему, по поручению команды. Может, с гимном и не прав был.

  Почти две тысячи километров до Мальты мы шли чуть больше двух недель, шли без остановок, если не считать пары неудачливых, но нагловатых мусульман, на которых демонстрировал командору возможности Орла. Демонстрировал с умыслом. План операции по прорыву к Азову перерос в нечто большее, но требовал содействия Ордена, и теперь каждый наш плюс мог качнуть чашу весов в нужную мне сторону.

  Средиземноморские страны проскакивал умышленно, время поджимало, так как галеон все же был скверным ходоком. В свободное время проигрывал различные сценарии разговоров с гроссмейстером Ордена и прикидывал возможные развития событий.

  Приближаясь к Мальте, начали прижиматься к итальянскому сапогу, обходя маленький островок, посередине Средиземного моря и на сотню километров южнее Сицилии, с северной стороны. Командор вел нас Валлетту.

  Валлетта впечатляла. Пожалуй, еще ни разу не видел столь укрепленного города и удобного порта, полного боевых галер.

  Массивные стены крепостей были повсюду. Каждый кусочек бухты, изрезанный причудливыми проливами, имел если не мощную крепость, то, как минимум форт. А на центральном полуострове, сильно выдающемся по центру бухты, располагалась настоящая твердыня. Глядя на все это, начинал верить, что тут рыцари отбили многотысячную армию турок, многократно превосходившую силы Ордена.

  Наши корабли бросили якоря в Порто Гранде, перевел для себя как большая бухта, она действительно была больше той, что лежала с другой стороны полуострова и оседлавшей его цитадели. Орденские галеры, ненавязчиво, окружили место нашей стоянки, чужаков тут, похоже, не очень любили.

  Командор повел меня на прием к гроссмейстеру Ордена, великому магистру Рамону де Перелльосу, расхваливая его по пути, как великого воина, талантливого администратора и тонкого ценителя искусств, - даже не понятно, как это все уместилось в одном человеке.

  Тем более, на вид он оказался довольно строен и не производил впечатления колосса.

  Рассеяно слушал доклад командора своему магистру, речи, все равно не понимал, но по интонациям вполне можно ориентироваться в пышном рассказе. Командор уложился буквально минут за пятнадцать, и магистр снизошел до знакомства с нами.

  Год общения с посольством не прошел даром, с языка слетали пышные фразы, здравицы и благодарности за внимание, потом благодарности в ответ на благодарности. Одним словом - без практики можно легко запутаться. Магистр не путался, значит, имел обширную практику.

  Наконец, дошли до сути. Что мы тут делаем? Да погулять просто вышли, воздухом морским подышать.

  Подошел к магистру, несколько удивленному таким нарушением протокола. Глядя ему в глаза медленно, что бы переводчик успевал, произнес

  - Гроссмейстер, мы пришли, помочь вам взять Константинополь.

  Немая сцена, как гроссмейстер, так и его командор были образцами монумента "И хочется и колется". Не поверили, по глазам сразу видно.

  - Моим словам, вы можете не верить. Но вы должны знать, что Россия ведет войну с османами. И большие силы султана и ханов сосредоточены в этом году под Керчью. Только в этом году, у Ордена будет один единственный шанс занять Константинополь, и даже удержать город в своих руках.

  Магистр прервал меня, движением руки, и начал длинную тираду, общий смысл которой сводился к невозможности исполнения моего предложения по массе причин, начиная от слабости флота Ордена, и заканчивая сильнейшими укреплениями Константинополя, пушки которых имеют совершенно немыслимые калибры и способны утопить все их галеры еще задолго до высадки.

  Когда магистр, наконец, замолчал, недовольно разглядывая меня, вспомнил прочитанную, где-то фразу, и ляпнул - Рыцарь не ищет причины не исполнять обет.

  Магистр обиделся. Но теперь была моя очередь останавливать жестом, готовый сорваться с его губ словесный поток.

  - Гроссмейстер, мои слова - это цитата из книг, просто к слову пришлось, не стоит на них обижаться, тем более, что доля правды в них есть. Вы же не спросили меня, что могу предложить, а сразу начали искать причины, почему мои предложения невозможны. Если вы не хотите видеть Константинополь под своей рукой, то наш корабль сегодня же уйдет в море, а вы, все отпущенные годы, будете сомневаться, а вдруг наше предложение могло реализоваться.

  Гроссмейстер теперь смотрел на меня задумчиво, но не так, как человек готовый слушать новое, а скорее как человек, примеривающий способ казни. Не стал дожидаться разрешения говорить. Начал краткий вариант доклада, на тему - Османы ослабели, много их сил занято на усмирении бунтов и в гарнизонах неспокойных городов, спасибо Петру, посвятил в османских проблемах. Много сил и большой флот стоят под Керчью, ожидая выхода новой русской эскадры, о которой османы не могут не знать, да и крупные перемещения войск не могли для них остаться тайной. Константинополь, безусловно, не беззащитен, но лучшего времени нападения на него уже не будет. И напасть надо неожиданно, не проводя сборы сил по всем союзникам - тогда есть хороший шанс захватить хоть часть города, и уже после этого звать союзников на помощь.

  Магистр слушал внимательно, но энтузиазма не проявлял.

  Стал упирать на то, что Орел берет на себя расчистку пути для высадки галер - на этом месте магистр даже улыбнулся, чем меня немного разозлил. Закончил свой монолог, еще раз уверив этого осторожного типа, что мы действительно сможем все, о чем сейчас рассказал, а подтвердить мой рассказ может командор. Командор действительно подтвердил, весьма красочно. Но и это не убедило магистра. Он поблагодарил нас, заканчивая аудиенцию, и вскользь упомянул, что союзников, как таковых, у Ордена практически нет, и он не будет своими руками уничтожать последний оплот рыцарства и веры.

  По мрачному каменному коридору мы возвращались на корабли, настроение было под стать обстановке.

  Остановил командора, который явно был не согласен со своим магистром, и занялся грязными технологиями. Магистр велик, но и он может ошибаться - святой долг командора донести наш разговор до остальных рыцарей, тем более, магистр этого не запрещал, наверное, не успел просто. Пусть рыцари соберутся, и зададут своему гроссмейстеру вопрос, почему он лишает их единственного, реального, шанса, вернуть былое могущество. Просил рассказать им и о роли Орла, в будущем сражении, пусть сам подумают. Одним словом, подложил под магистра бомбу и поджег фитиль. Буду ждать результатов на корабле, надеюсь, стрелять без предупреждения рыцари не начнут.

  Первые результаты были уже на второй день ожиданий. К нам на борт поднялся сурово нахмурившийся магистр, и даже не ответив на мои вежливые здравицы, прошел ко мне в каморку, и швырнул на стол пачку листов. Дальнейшая его гневная тирада, давала понять, что некоторый идиот, пытается втянуть Орден в самоубийство, даже не понимая, на что он замахивается.

  Бумаги были планами Константинополя. Довольно подробные гравюры, очень симпатично выполненные. Особенно хорошо получились частые башни на всем протяжении сплошных, высоких стен окружающих все побережье рога, не оставляя даже виртуального шанса, пройти мимо них и не получить ядро. Теперь знаю, что у султанов паранойя еще более развита, чем у меня. Это сколько же пушек надо на такое количество башен? И одними стенами город не ограничивался - он ограничивался пятью концентрическими укреплениями. И это будет, всего лишь, окончание избиения, которое должно начаться еще в Геллеспонте, как-то упущенного мною из виду. Правда, там стояла только одна крепость, всего с двойным кольцом стен, которые на фоне Константинополя уже не смотрелись.

  Магистр мстительно взирал, как мое выражение лица, постепенно становиться кислым. Прорывать такие укрепления в лоб, действительно самоубийство. Пока возишься с Дарданеллами, Константинополь подготовит очень жаркую встречу, а без внезапности, удар теряет смысл. Однако, мозг человеку дан не только для того, что бы уравновешивать зад. Безвыходных ситуаций не бывает - самое время напомнить османам, что Анкара, глубоко внутри их территорий, будет значительно лучшей столицей, чем Константинополь.

  Недостатком обоих крепостей, были стены, растущие прямо из воды и выполненные в древнем стиле рыцарских традиций. А толщина стен была все же значительно скромнее их высоты. Стал подробно выспрашивать магистра об укреплениях, как и предполагал, стены были из известняка, ну нельзя столько из гранита сложить, пупок развяжется. Начали пробиваться лучики надежды, но без помощи Ордена ресурсов Орла будет слишком мало. Ключевое слово - брандеры, но не для поджога кораблей, как их сейчас использовали, а для тарана стен пороховыми минами. А вот дать этим брандерам дойти до стен - задача целиком на Орле.

  Начал расписывать магистру план операции, когда подрываем сходу крепость в Дарданеллах и авангард выбрасывает в ней десант, с основной задачей не дать пушкам стрелять. После чего, остальные силы проходят мимо, и не останавливаясь, идут к Константинополю, подрывая точно так же его стены и выбрасывая десант. После того, как будет захвачено внешнее кольцо, разворачивать пушки на стенах и долбить кольцо внутреннее. Орел не дает османским кораблям помешать высадке десанта и помогает огнем. После зачистки первого круга стен, Орел идет на прорыв по Босфору и приводит помощь, в виде большого флота и многотысячного десанта. Вот такую авантюрную картину нарисовал гроссмейстеру.

  Мы оба в нее не поверили. Причем, мне не верилось, что все будет так просто, а магистру не верилось вообще. Был в плане и еще один скрытый смысл. Мне обязательно было нужно, что бы весть о штурме Константинополя дошла до Керчи. Султан наверняка позовет оттуда войска и флот, и взять Керчь будет не так сложно. А как же рыцари? Ведь силы вернувшиеся морем из Керчи раскатают их в тонкий блин. Да, раскатают. Если вернуться - и вот это и будет первой задачей нового русского флота.

  Работали с Магистром до вечера, он покидал Орла, чуть менее уверенный в своей правоте и чуть более задумчивый - видимо предстоит долгая осада, тут мой кавалерийский план по мгновенному захвату мыслей магистра не прошел.

  Дальнейшее мое общение с орденом напоминало сводки с фронта

  День первый, тщательно обложен форт противника, его защитникам обещаны теплые валенки и горячий чай - магистр не сдается

  День второй - по "тихой сапе" в осажденный форт передается агитационная литература для защитников, щедро сдобренная порножурналами и гравюрами величественных рыцарей, попирающих разрушенную мечеть с благородным выражением лица - магистр, кричал со стен о неспортивном поведении, и обещал пристрелить из пушки.

  День третий - устроили демонстрацию силы перед стенами цитадели, три раза из десяти промахнувшись по одиноко торчащей вдали скале. Но, сделали вид, что так и было задумано - магистр, наоборот, заметил только промахи и радостно тыкал в них пальцем со стен, рыцарям наша перепалка явно понравилась, они набрали вкусностей и устроили пикник, накрывая столики между зубцов стены.

  День четвертый - кричали рыцарям, что бы плюнули на эту цитадель и шли с нами грабить османов, обещали город отдать на разграбление пожизненно, соблазняли мулатками - магистр обиделся и пальнул из нескольких пушек, правда, в сторону выхода из бухты. Мы то же обиделись, и пальнули по скале у выхода в бухту шимозой, по скале промахнулись, уж больно далеко она была, а вот по выползающему из-за нее фрегату - попали. Пожалуй, с этого момента и началась наша османская эпопея.

  Головной фрегат, выползающий, из-за оконечности бухты был не один, а с компанией таких де любителей грабить - пушки цитадели демонстративно замолчали, предлагая нам показать, что мы еще можем, кроме внесения смуты в умы рыцарства. Канониры не подкачали, видимо, по кораблям у них стрелять получается значительно лучше, чем по берегу, похоже, это особенности прицела с совмещением - вертикальные, тонкие мачты можно совместить в прицеле точнее. Надо будет это учесть.

  Последний, четвертый фрегат ловцов, пришлось все же догонять, да еще потом пройти вдоль берега, проверяя бухты, где могли затаиться транспортники с десантом, уж больно по-дурацки, без транспортников, выглядел такой наскок на укрепленную цитадель. Транспортников не нашли, пожали плечами и вернулись в большую бухту.

  Цитадель сдалась. Рыцари активно выражали нам радость и интересовались валенками и мулатками. Хмурый магистр, пригласил меня для обсуждения планов.

  С этого момента дела понеслись вскачь, были отправлены несколько кораблей, для сбора Ордена по ближайшим коммандорствам, объявлена мобилизация по Мальте и начат сбор снаряжения, на закупки недостающего отправили еще два корабля. Магистр не преминул указать, что все благополучие Ордена ставит на эту операцию. Многозначительно так указал. Порекомендовал ему, вместо достойного ответа, пустить слух, что идем отвоевывать Триполи. Такой сбор сил не мог не остаться незамеченным османами.

  Время на подготовку операции отвели в две недели, и засели с магистром за планами и чертежами. Кому кажется, что война это сражения, как мне, например, тому надо учиться у рыцарей, которые с османами уже не одно столетие воюют, и полководцы с адмиралами из рядов мальтийского ордена в Европе считаются лучшими. Кстати, лучшие у них были и госпитали, на изучение которых и была отправлена Тая с небольшим эскортом.

  План операции начали разрабатывать со стратегической задачи. А чего мы собственно хотим?

  Хотим пробить проход через Дарданеллы и Босфор к Черному морю, захватив прибрежные форты и Константинополь - а в случае получения поддержки со стороны России, и удержать эти проливы. В случае отсутствия значительной поддержки, разграбить город, взорвать форты и ретироваться. Значительным, гроссмейстер считал гарнизон более 50 тысяч, в Константинополе и не менее 5 тысяч на фортах. Далее, он сразу зарубил все проекты, связанные с азиатским берегом пролива. Там удержать форты будет невозможно. В результате наша стратегическая задача сводилась к захвату крепости Дарданелл, на европейском берегу пролива, перекрывающей пролив в самом узком месте, и разрушению, по возможности, форта Чанаккале, напротив крепости, на азиатском берегу. Далее будет большой порт и крепость Галиполи - ее пушки до флота уже не достанут, но крепость - мощный опорный пункт османов на европейском берегу, а так же верфь и порт. Ее можно будет захватить позже, а вот поджечь - желательно сразу, особенно порт и арсеналы.

  Далее, сам Константинополь, в котором так же интересует только европейская часть, точнее две части одного города, разделенные проливом Золотой Рог. Но про него разговор отдельный.

  Далее, в десяти километрах от Константинополя будет большая крепость Румелихисар, простреливающая восемь сотен метров пролива перед ней. И единственный ее недостаток, что османы слишком торопились, и выстроили ее за четыре месяца - так что качество стройки было плохим, что показало одно из землетрясений, развалившее часть крепости. Но, тем не менее, и ее нельзя сбрасывать со счетов, как и крепость Хисары напротив нее, построенную еще в век катапульт, но способную кусаться.

  Ну и на выходе из Босфора - последняя крепость Йорос, контролирующая Босфор со стороны Черного моря. Она там, скорее, для защиты рейда, чем для сдерживания судов, так как четыре километра пролива в этом месте прострелить сложно. Достоинством этой маленькой крепости можно считать высокий холм, на котором она стоит. Но с моря ее будет не достать.

  Сам пролив заселен слабо, за исключением предместий Константинополя. Сказывается крутой нрав пролива и плохие дороги.

  Таким образом, задача сводиться к захвату четырех крепостей и уничтожению трех. Обалдеть. Однако, османы, в свое время, с этим справились.

  Усложняющим фактором была османская артиллерия, стволы многих пушек имели, чуть ли не метр в диаметре, правда и стреляли редко, если раз в час выстрелит - уже хорошо. Средние и мелкие калибры были и то опаснее.

  Брать такие крепости в лоб, было дохлым делом, но с другой стороны - попав в такую крепость можно было очень долго держать в ней оборону.

  По оценке магистра, гарнизон Константинополя будет не меньше десяти тысяч, плюс еще не известно сколько ирригуляров . В случае, если основные силы отправят на усиление Керчи, то гарнизону рассчитывать на скорую подмогу не приходиться. Более того, в этом случае гарнизон могут и сократить, оставив гвардию. А в случае удачного захвата Константинополя, есть вполне реальный шанс на взрывы в провинциях османов, которые давно хотят самостоятельности, что свяжет силы империи еще больше. В дальнейшем обязательно нужно провести операции зачистки городов береговой линии. Для раздувания общей смуты. Но это уже дело туманного будущего.

  Это все при условии, что войска из Керчи, не менее двенадцати-пятнадцати тысяч, сгинут в Черном море. И при условии, что нам удастся прорваться сквозь артиллерийскую завесу, которая станет основной линией обороны Константинополя, и миновать хотя бы первую стену. Вот и ставил себе задачу, найти способ пройти стены и покрошить массу защитников еще до боя.

  Вариант штурма виделся только один - взрывать и сжигать. Причем, сжигать рыцари умели давно, используя для этого деревянные колеса с намотанным на них тряпьем, пропитанным маслом с порохом - по их заверениям - горело адским огнем. Ну а взрывать - с этим надо экспериментировать. И еще надо экспериментировать - метать и взрывать. Метатели, это отдельная история.

  Имея некоторое представление о галерах, мне с трудом верилось, что когда-либо тут стояли всяческие требюшеты и онагры - во-первых, по другим кораблям с качающейся галеры они попадут, только если сам Посейдон будет подправлять летящий булыжник. Во вторых, большой булыжник швырнуть далеко - дело очень не простое, и места для сложного инженерного устройства на галере просто нет. Да и крупный метатель на носу это тот еще флюгер, который будет постоянно разворачивать галеру поперек волны, а при выстреле еще и пытаться опрокинуть валкое судно. В связи с этим, искренне считал басни про метательные машины на галерах - простыми баснями, да и археологи вроде ничего так и не накопали, а делали, вместо этого, макеты - утверждая, что вот такие они и были, но только сгнили. Ага, арбалеты почему-то не сгнили, а все метатели рассыпались прахом.

  А тетива или торсион? Эти ученые, с пеной у рта доказывающие наличие на галерах морских метателей - имеют представление о воздействии морской воды? А запас камней?

  Единственное, во что могу поверить, это большие крепостные арбалеты. Да и то не вижу в них особой эффективности. Ну, пальнули, ну воткнулась стрела в борт противнику, даже если она горела и не погасла по дороге. И что? Сожжет галеру? Дудки, со скорострельностью тяжелых арбалетов - это только повод отвлечь кого-то из команды противника на десяток секунд - что бы он зачерпнул воды и вылил на стрелу. Десяток лучников будут существенно эффективнее.

  Одним словом, нужен метатель, метнуть пуд-другой пороху по неподвижной крепости, но реальный, а не фантастическая метательная машина античности.

  Миномет подошел бы идеально, но сделать к нему снаряды, да и его самого, на Мальте не видел возможности, походил тут уже по мастерским.

  А вот вставлять заряд на палке в пищаль, что бы она его метнула - попробовать можно. Только выползают два неизвестных фактора - разорвет ли пищаль от такой нагрузки и выдержит ли бочонок нагрузку при выстреле.

  Магистр обещал поспособствовать, и отвел в арсенал.

  Арсенал мальтийцев это сказка для молодых мужчин. Хотелось за все подержаться и помахать всем по очереди. Но сделал из себя опытного морского волка и только лениво кивал на гордые пояснения магистра и захлебывающийся от эйфории перевод толмача.

  Дошли до огнебоя.

  Длинный сводчатый коридор, с полом, уставленным малокалиберными пушками, через которые приходилось перешагивать, привел нас в большой зал, С массивными стеллажами по стенам, на которых лежало огнестрелов на небольшую армию.

  Магистр подвел к стеллажу, содержимое которого лишний раз подтверждало прижимистость гроссмейстера. Видимо, на эти пищали все уже давно плюнули, но выкинуть было жалко. Велел, сопровождающей нас тройке морпехов, брать что дают, по паре на брата. Посмотрев на их мучения - уточнил по паре братьев на штуку, и добавил к морпехам переводчика, не все же ему языком работать - пусть теперь хрипит перевод из-под пищали.

  Еще одна дверь привела нас в местную крюйт-камеру. Сразу захотелось закурить. Такого! Еще никогда не видел. Порох тут лежал не килограммами, а тоннами. Причем, по заверению магистра, это был один из четырех арсеналов.

  Пожалуй, план взрывать и сжигать начинает приобретать реальные очертания.

  На обратном пути, надрываясь под весом бочонков с порохом, мысленно прокручивал, соотношения импульсов обычной полста граммовой пули пищали вылетающей примерно с пистолетной скоростью, и десяти килограммового бочонка пороха, которые почему-то все больше тяжелели, по мере их переноски. А нести пришлось далеко, в крепости такие эксперименты магистром не одобрялись. А потом еще и возвращаться для сбора инвентаря.

  Вернулись на полигон уже после обеда, отягощенные веревками, палками, инструментом и пустыми бочонками, которые пришлось покупать - мастера желали нам победы, но трудиться на нее бесплатно не собирались.

  Метатель был предельно прост. Пищаль, вместе с бревном, к которому она была прикручена стальными полосами, установили примерно градусов под сорок с хвостиком, на две толстые слеги, перевязанные буквой "Х". И даже прикопали это сооружение.

  Подстругали несколько палок, что бы входили в ствол и примотали к ним с одной стороны тренировочный чурбак, с другой намотали пыж.

  Попробовали с маленьким зарядом пороха. Запалив короткий фитиль в запальном отверстии, и разбежавшись, кто куда. Чурбак выплюнуло, и он, кувыркаясь, отлетел метров на десять. "Маловато" - сказал себе, живо вспоминая аптекаря из "Неуловимых мстителей". Освидетельствованный чурбак согласился поучаствовать в эксперименте еще раз, а вот палку пришлось менять.

  К вечеру результаты были обнадеживающие. Ценой убийства двух экспериментальных бочонков с землей и разрыва одной пищали - сделали вывод, что метнуть пуд пороха можем метров на 50-60 по высокой траектории, примерно метров в 20 в верхней точке. Слабовато конечно, но через стену перебросит, и то ладно.

  На следующий день принесли еще пищалей, которые гроссмейстер отдавал без душевных мук, и еще пороху, который у магистра приходилось, чуть ли не отбирать. Зато пригласили его на испытания.

  Фитилей теперь поджигали два, один на пищали и второй на бочонке. Бочонок так же был модернизирован, добавили внутрь камешков.

  Демонстрация миномета магистра впечатлила, но меня оставила недовольным - ожидал гораздо большего. Тем не менее, магистр дал зеленую улицу на расходование арсенала ордена. И обещал прислать пушкарей, для обучения мортирному метанию, а так же несколько мастеров, для обучения изготовлению. Пришлось отдавать эту технологию, мысленно ставя зарубку о необходимости разработки настоящих минометов.

  Заряд бомбы все же модернизировали. Теперь сам порох вставляли в бочонок в кожаном мешке, обмотанным снаружи тряпками, пропитанными маслом с порохом и с аккуратно уложенными между слоями увесистыми камушками. Новые бомбы стали заметно эффективнее, разбрасывая вокруг не только каменную картечь, но и жарко горящие тряпки. Чтобы не возиться с фитилями, предложил их окунать в воск. Хоть некоторую влагостойкость они приобретают. Попытки подобрать, длинны фитилей запала и бомбы - к успеху не привели, загорались они все равно с разными разрывами по времени, так что удачные варианты подрыва бомбы над противником были редкими. Оставил пушкарей тренироваться на чурбаках, вместо бомб, но с обязательным вставлением в чурбак фитиля и поджигании обоих фитилей - главное этот момент отработать. Сам пошел с мастерами разбираться с производством, и определять, кто и сколько им за это будет платить. Правда, последний вопрос скинул на рыцаря, отвечающего за орденскую казну - пусть договариваются. Сделал это напрасно, рыцарь пожадничал, и заказал слишком мало бомб. Пришлось отвлекать магистра от разработки, вместе со своими рыцарями, планов захвата крепостей - и жаловаться, настаивая на изготовлении нескольких сотен бомб, даже с учетом необходимости дополнительных бочонков - пусть делают, из чего попало, с веревочными кольцами, и держащимися только на честном слове и смоле - плевать, лишь бы при выстреле не развалились. В крайнем случае, можно и вообще без бочонка обойтись, лишь бы сделали побольше. Предложил представить гроссмейстеру, что каждая такая бомба будет на несколько человек уменьшать гарнизон - а если их сделаем тысячу? А если и еще больше? Магистр внял, и пошел со мной, под укоризненными взглядами остальных рыцарей, разбираться с мастерами и сажать за изготовление, под их руководством, обычных солдат - благо дело было простым.

  Убедившись, что процесс набирает нужные обороты, занялся стенобитными бомбами.

  Для испытания бомб, способных развалить стену, пришлось ехать на восточный берег острова, где стоял форт мальтийцев, сильно пострадавший при последнем штурме Мальты османами, и выделенный мне для экспериментов.

  Для такой бомбы отбирали старый порох, слежавшийся и пересушенный. Поручил перетирать его в пыль и добавлять к нормальному, гранулированному. Из книг помнил, что зернистый порох просто быстро горит - а вот с примесью пороховой пыли - взрывается. Меня больше устраивал взрыв, и, к радости гроссмейстера, начал выгребать из арсеналов вместе с обычным, еще и старый порох.

  В процессе этого облегчения арсеналов, заметил примерно дюжину османских штурмовых мортир. Почему османских? Да потому, что только у османов, по утверждениям магистра, были такие бешенные калибры, где на один выстрел надо было тратить по пять-шесть пудов пороха. Переиграл планы корпуса для бомб на более перспективные.

  С мортирами магистр расстался неохотно, но поддался на уговоры и пожертвовал один ствол для демонстрации. Да и, наверное, вспомнил, что ядер для мортир слишком мало.

  Долго примеривались, как его подвести к стене. Вес, все же, получался не шуточный. Остановились на двух бревнах, между которыми увязывался ствол, жерлом вперед, и ударном механизме, на базе взрывателя снаряда, вставляемого в расточенное запальное отверстие мортиры, с выступающей вперед ствола палкой - спусковым механизмом ударника.

  Самое тяжелое, оказалось, расточить запальное отверстие, даже применяя наш инструмент. И еще - тяжело было грузить все это на телегу, которую собирались спустить с холма в стену. Ствол загружали порохом, по самую горловину, пудов двадцать пять, лишь бы место для ядра оставалось. А ядро конопатили деревянными клиньями, замазав еще и жерло смолой по краю. Если эта бомба не снесет стену, то даже и не знаю, что еще придумать - столько шимозы у меня нет.

  На испытания приехал магистр с большой свитой рыцарей. Попросил всех встать за камнями, а еще лучше присесть - прилечь не предлагал, видя в каком парадном виде, они пожаловали, хотя всех своих уложил. Добавил так же, что надо зажать уши руками и открыть рот, кто этого не сделает - может оглохнуть. Поглядев, как мои морпехи вжимаются в землю в дурацких позах - зажав уши и отвесив челюсти, веря мне на слово, что будет большой Бум - рыцари спорить не стали.

  Обрубил трос, удерживающий телегу, да еще и подтолкнул этого тяжеленного монстра - искренне надеясь, что оси выдержат короткий разгон, а телега не опрокинется на расчищенной дорожке. Сам прыгнул за камень, выполнив свои же указания, а рыцари пусть как хотят.

  Бухнуло здорово! Может, и осколки жужжали, но в ушах так звенело, что ничего не слышал. Искренне соболезную защитникам стен, которые окажутся в зоне прорыва. Если такой эффект метрах в двухстах от взрыва, то быть рядом с ним - врагу не пожелаешь.

  Стену бомба проломили, и рыцари рванули осматривать пролом, и прикидывать варианты штурма через такой пролом. Но эти обсуждения были уже не так интересны, ибо родилась еще одна мысль - хорошо бы шумовые гранаты. Кроме пороха ничего нет, но как показала практика, хороший заряд в толстой железной рубахе - глушит ничуть не хуже. Только вот с оболочками приключилась неувязка, гроссмейстер на отрез отказывался отдавать остальной арсенал на поругание. Кузнецы особо помочь не могли, сковать, сколько ни будь значительное количество гранат, они просто физически не могли, да и с литьем было не все хорошо, мало угля и железа.

  Был еще один доступный способ, о котором раньше просто не вспоминал, так как не задумывался о шумовых эффектах, а нацеливался на эффективность взрывчатки. Для петард применяли желтый порох - смесь селитры с поташом и серой. Метательный эффект у него слабый а вот звуковой хлопок довольно значительный. Отправился к гроссмейстеру за ингредиентами - не может быть такого, что бы арсеналы были полны пороха, а своих пороховых мельниц не было.

  Мельницы были. И ингредиенты были. А вот поташа было маловато. Так что о вооружении войска гранатами пришлось забыть.

  Сделали на пробу несколько штук, используя технологию бомб, то есть засыпая смесь черного и желтого пороха в кожаный мешочек, обматывая его огнеопасной тряпкой и фаршируя камешками, после чего, запихивая все это в высверленный чурбачок и затыкая горловину пробкой с фитилем. Граната получилась тяжеловатой, и высверливание чурбачка заняло много времени. Пришлось второй вариант делать безоболочным. Заворачивая нашпигованный сверток, со смесью порохов, тряпок, масла и камешков, в еще один слой кожи, перемотав его веревкой. После испытаний увеличили заряд пороха, увеличив долю желтого пороха. Получилось удовлетворительно. Камешки из поваленных чурбаков можно было выковыривать в радиусе метров трех, и еще горящие тряпки разбросало метров на пять. Правда, хлопок все же был слабоват, уши от него звенели слабовато, но на неподготовленного противника должно подействовать.

  Посадил своих моряков тереть желтый порох, посчитав это достаточно безопасным, при внимательном изготовлении, а солдат ордена за изготовление гранат.

  Испытания гранат всем понравились, магистр даже отправил корабль за поташем и остальными ингредиентами. Намекнул магистру, что за русских надо держаться, у нас еще много чего интересного есть. Ничего нового, для рыцарей, не показал - гранаты они и сами применяли, но мой вариант давал больший эффект, и проще изготавливался. А за любое преимущество рыцари теперь хватались как одержимые и требовали еще и еще.

  Вечером обсуждали на собрании тактику применения гранат и бомб. Правда, в применении и того и другого был не особо силен, но совместными усилиями выработали методы применения, и подсчитали потребное количество нового вооружения. Посмеялись. Конечно, желание завалить противника гранатами вполне похвально, только где же их столько взять. Подумали еще раз. Зарубили и проект вручить каждому солдату по гранате. Остановились на снабжении гранатами только рыцарей, а уж они пускай сами решают, кто у них в подразделениях самый сметливый да метательный. А по количеству боеприпаса приняли глубоко взвешенное решение - сколько получиться, столько и будет.

  Ночью снова жег свечи в каморке на Орле, и пытался придумать, как еще можно облегчить дело, и перевести его из разряда безнадежного в разряд трудновыполнимого.

  Флот у нас будет иметь преимущество, по крайней мере, на это надеюсь. Стены крепостей мы развалим брандерами, и проредим защитников бомбами и гранатами. Только хватит ли этого?

  Рисовал и зачеркивал варианты, особо остро чувствуя недостаток знаний и веществ, вместе со способами их добыть. Бросил это занятие, дойдя до откровенной ереси, типа соляной бомбы и масляного огнемета.

  В конце концов - у рыцарей есть несокрушимое, как они говорят, оружие - их вера и благословение. Будем надеяться, что этого хватит.

  Теперь занимался каждое утро подстегиванием работ с арсеналом, старался углядеть брак в готовых изделиях, хотя риск не срабатывания все равно оставался.

  Рыцари строили планы, кто, куда бежит после проломов, что захватывает и в кого после этого, стреляет из захваченного. Не лез в это дело, готовил брандеры. Основной идеей было, лодочку поменьше, бревна подлиннее. Но что бы справилась с большим весом бомбы и еще большим весом балласта - из этого и отбирали самые мелкие галеры, форсировали парусами и загружали балластом, для остойчивости, и особенно корму, для противовеса бомбе. На морское путешествие эти малютки не претендовали, повезем их поднятыми на борта крупных судов - по этому мореходность волновала мало, достаточно затянуть носовую часть открытой палубы парусиной, что бы малютка с честью прошла свой последний путь, даже по большой волне. Немного подумал, и видоизменил план, попросил покрасить паруса брандеров в черный цвет, чем угодно, хоть сажей на масле, эти паруса полинять не успеют. Получилось одиннадцать брандеров, достаточно уверенно разгоняющихся и держащихся на волне. Тестировал каждый, и каждой команде показывал, как устанавливать взрыватель и как лучше пережить взрыв, будучи в воде.

  За две недели Орден собрал около тысячи рыцарей и чуть более семи тысяч солдат. При этом, моряки на галерах, из которых в основном и состоял флот Ордена, в этот список не входили, хотя так же были боевым соединением, внушительного числа. На больших галерах, по пять десятков весел и по шесть человек на весле - так что еще около десяти тысяч моряков могли пойти на штурм, в прорыв, пробитый солдатами.

  Подготовку брандеров, десанта и флота - закончили почти одновременно, в интервале двух дней. Теперь ждали только команды на отправление и лихорадочно продолжали делать боеприпасы.

  Метатели установили по три на восемнадцать малых галер, так как по плану они пойдут в первом эшелоне. Более чем на пару залпов рассчитывать не приходилось. Но если они удадутся, то встречать солдат за стенами будет просто некому. Более того, судя по обширным клубам дыма от бомб - применять против прорвавшихся солдат ружья и пушки можно будет только на ощупь. Что орденцев, предпочитающих холодное оружие, вполне устраивало.

  Седьмого мая, случилось совершенно нежданное событие. От Сицилии прибыл корабль, доставивший на Мальту русское посольство, во главе с боярином Шереметьевым, приехавшим сюда прямиком из Рима, от римского папы Иннокентия двенадцатого по поручению Петра, занимавшегося налаживанием дружеских отношений. Посчитал это перстом судьбы и целый день вводил посла и порученца Петра в курс дел. Отговорил его немедленно писать письмо Петру, о намечающейся операции, опасаясь утечки сведений. Пусть пока все считают, что мы идем на Триполи. Хотя многие уже начали удивляться - тех тысяч килограмм пороха, которые мы заготовили в виде бомб и гранат, хватит разнести всю крепость Триполи на красивый белый песочек. При этом боеприпасы продолжали исступленно делать и грузить на суда, видимо получая удовольствие от самого процесса.

  А на следующий день был большой молебен в церкви святого Иоанна Предтечи. Вел его, как и положено, гроссмейстер, стоявший на возвышении, под балдахином. Только при виде этой парадной картины, до меня дошел весь комизм и трагизм ситуации - они же тут ВСЕ священники, даже если и не все, от этого не легче. Мама моя, как попал то!

  Мне выдали место рядом с гроссмейстером, очень почетное, оббитое ковриком и с симпатичными подушечками под колени.

  Мало того, что магистр, слишком долго испрашивал благословения - ноги затекли от непривычной позы. Так еще, после этого, торжественной процессией с песнопениями, вынесли из храма засушенную руку святого Великого Пророка Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, и сподобились все ее целовать. Обалдеть. Теперь мы действительно готовы идти куда угодно.

  Шереметьев с посольством шел с нами, его даже уговаривать не пришлось, он сам горел желанием. Только предупредил его, что общаться нам будет некогда, и договорился с гроссмейстером, о месте для посольства на его галере. Пусть знакомятся поближе.

  В первой декаде мая флот Ордена, в составе около шестидесяти крупных судов и галер вышел в Ионическое море, сопровождаемый целой тучей мелких судов и суденышек, держа курс на пролив Андикитира, до которого было около девятисот километров.

  Тая весь путь рассказывала о порядках в госпиталях ордена. Рассказывала с воодушевлением, сравнимым только с ее же рассказами о профессоре в Амстердаме. Рыцари действительно были молодцы, уже применяли стерилизацию и специальное кормление больных. Причем сам орденец, ухаживающий за больными, мог питаться гораздо хуже своих пациентов. Надо будет заманить орденцев в Московскую Академию. Пусть ведут занятия, и практику, на военном и медицинском потоках. Порекомендовал Тае написать подробный отчет о госпитале ордена, со всеми нюансами. Лишним не будет.

  В свое время обозы мне продемонстрировали, что такое медленно на земле - теперь, стал счастливым обладателем знания, что такое медленно на море. Пешеход мог вполне угнаться за нашей стремительной эскадрой, для которой внезапность была основным козырем. Пришлось принимать меры, и ходить кругами вокруг плотной группы флота, с сожалением уничтожая все плавсредства, попадающиеся на глаза. Мой долг перед совестью несколько возрос, и с некоторым страхом представлял, что будет, когда мы войдем в густо населенное Эгейское море.

  Пройдя пролив, нос к носу столкнулись с крупной эскадрой османов - очень похоже, клюнувших на слухи об атаке на Триполи и собранных крупных силах Ордена.

  Встреча не была неожиданной, днем наши флоты скрывать сложновато. Но у нас было преимущество, ветер поддувал с севера, прижимая разогнавшуюся эскадру османов к нашим боевым порядкам. Правда, был бы ветер южным, и тут бы нашел себе преимущество.

  Стрельбу начали без предупредительных выстрелов и предложений сдаваться, боевые флоты молча и с азартом принялись за единственную работу, для которой их создавали.

  Согласовывать план битвы было некогда, да и связи с магистром все равно нет. А флоты шли друг на друга, как набычившиеся боксеры, уже не слушающие рефери.

  У Османов есть преимущество в артиллерии, в то время как рыцари больше полагались на абордаж. Значит, моя задача, максимально усложнить стрельбу османов, сделать это можно, не давая развернуть им походный строй - при плотно стоящих кораблях с галерами между ними, стрельба османам обойдется себе дороже.

  Вывалился из строя, выходя еще больше под ветер, куда по логике должны будут скатываться отстрелявшиеся суда османов и велел открывать огонь левым бортом по десять выстрелов со ствола, потом смена бортов, чистка стрелявших пушек и отработка по османам свежим бортом.

  Первый раз видел в живую, а не на картинках, схватку флотов. Страшное зрелище. Промахи одних, складывались с промахами других, и в результате вся акватория кипела фонтанами. Никакой логики в этом кипении уже было не найти, и уклоняться бессмысленно, попадешь под чужой промах. Орел благоразумно держался сбоку основной баталии, собирая обильную жатву и не давая флоту османов рассредоточиться и маневрировать. Любое судно уходящее под ветер расстреливали в первую очередь, а выходить на ветер османы быстро не могли, вот и получился Орел в виде загонщика, сбивающего в плотную кучу отару.

  Первые галеры преодолели зону фонтанов и вклинились в плотные ряды османов - галеры в походе и галеры в бою, показывали принципиально разные скорости. Под огнем они чуть ли не быстрее Орла двигаться начали. Пришлось переносить огонь на арьергард флота османов, продолжая выбивать и суда, пытающиеся разомкнуть строй.

  Так, двигаясь параллельно баталии, под ветром, Орел достиг замыкающих кораблей, и принялся с новой силой сокращать и без того уже не очень большой османский флот.

  Схватка была настолько скоротечной, что пристреляться по Орлу никто не успел. Да и дистанцию мы держали благоразумную. Беспорядочные фонтаны между нами и баталией скорее мешали канонирам целиться, чем были реально опасны. А вот расход снарядов меня насторожил - такими темпами мы долго не протянем, а у нас еще несколько боев впереди. Приказал перейти на одиночные выстрелы, в основном по вываливающимся из строя, и сокращающими с нами дистанцию. После этого только один раз перешли на максимальный темп стрельбы, когда сразу три османа, плотной группой, пошли на наш перехват. Сражение на этом можно было считать оконченным.

  Рыцари добивали матросов и десант, на тех немногих кораблях, которые держались на плаву. К каждому такому судну прилеплялись минимум по две-три галеры с моряками и десантом - перевес был значительный. Да еще они и палубы противника обработали гранатами. Кроме того, рыцари сильны именно в таких схватках, огнебой был их слабой стороной.

  Еще три часа подводили итоги. Орден потерял три крупные галеры и четыре мелких. Вместе с одной крупной галерой потеряли один брандер. Посольство, к счастью, не потеряли. Про количество погибших даже не стал спрашивать. Приобрели один фрегат, и пять галиотов, которые уже осваивали призовые команды с десантом, частично выловленным из воды, частично пересаженный с других кораблей. Османские суда пойдут нашим авангардом, лишние пара минут неразберихи могут спасти много жизней.

  До Геллеспонта оставалось чуть меньше семисот километров - просил не экономить силы и идти как можно быстрее. На этот раз галеры ордена оказались быстрее их же толстопузых парусников, с трудом поднимающихся на ветер, который, к счастью, заходил все больше на запад.

  Отстреливать суда в Эгейском море становилось бессмысленной тратой снарядов. С массой мелких населенных островков все равно ничего было не сделать. Оставалось только выжимать все, на что способна наша эскадра.

  Однако, чем дальше, тем больше сомневался во внезапности. Значит надо уменьшить точность стрельбы крепости. Остается, подгадать атаку к "собачьему часу" - ведь прожекторов тут нет, а неприцельная стрельба крепости, даже их сумасшедшими калибрами, все же будет не такой страшной.

  И все равно, даже поздней ночью, Дарданеллы встретили нас пушечными залпами, четко показывая, что нам тут не рады, а заодно демонстрируя дальность стрельбы, за что им отдельное спасибо. Огонь был заградительный, целиться, как и предполагал, им было сложно. А вот для нас они обозначали свои позиции яркими вспышками, еще некоторое время оставляющие засветку на сетчатке глаз.

  Из дальних рядов нашего флота начал разгон брандер, спеша на свой подвиг. Рулевому было сказано прыгать метрах в ста от стены, надеюсь, выживет.

  Орел встал за пределами дистанции, обозначенной крепостью, и начал расстреливать зубцы первой стены, угадываемые при вспышках, шрапнелью. Шимозу приказал беречь. Шрапнелью получилось даже лучше, чем ожидал. Канониры быстро приспособились, класть разрывы над зубцами, и артиллерийская завеса крепости несколько поредела. Видя ослабление обстрела, начали разгон галеры, стремясь доставить первые экипажи десанта сразу после брандеров. Пришлось усилить обстрел. Орел теперь вертелся как медленный волчок, скатываясь и поднимаясь по течению. Отстреливая серии обоими бортами и прочищая пушки.

  Брандер достиг стены, его самого было, практически не видно издали, но под стенами он стал, различим для защитников. Со стен ударили ружейные выстрелы, но это уже не остановило страшного взрыва - проломившего в стене значительный проход.

  Звуковой удар ощущался даже с нашего места, и было не удивительно, что артиллерия османов замолчала - крепость небольшая, под ударную волну попали практически все.

  В этой звенящей в ушах тишине к стенам подошли галеры первой волны, дружно рявкнув метателями, и разорвав тишину чередой взрывов за стеной и поднимающимися над ней клубами дыма, подсвечиваемого снизу красноватыми сполохами.

  И вот в это марево, устремился десант - судя по нарастающим звукам рукопашного боя. Обстрел стен пришлось прекратить. Но сами стены уже не огрызались, и вторая волна галер прошла свободно. А вот с противоположной стороны пролива попытались огрызнуться стены азиатского форта. Может даже и попали куда то, но только не по нам.

  Большие корабли в десанте не участвовали, боялись посадить их на мель под жерлами пушек. Теперь с них перегружали десант на освободившиеся галеры. И спускали еще один брандер. Шла подготовка ко второму дублю.

  Через некоторое время между зубцами стен замелькали люди, в отблесках факелов.

  Можно переходить ко второй части, подмоги тут, похоже, не надо.

  Новая партия десанта заскользила через пролив, преодолевая полтора километра, отделяющие нас от новой битвы, разыгранной по тому же сценарию. Только этот форт планировали разрушить, взорвав его же артиллерию. Так что орденцы будут возиться до утра. От места побоища, до Галиполи меньше пятидесяти километров, и такие взрывы вполне могли услышать. Орел не стал дожидаться окончания резни и со всеми крупными кораблями осторожно двинулся к Мраморному морю, закупорить пролив. Пока все шло по плану.

  Утро выдалось ясное и ветреное, самая парусная погода. Рассматривал в бинокль город и порт. Крепость производила очень солидное впечатление, и прикрывала порт вполне надежно. Без дырок в бортах не подобраться. И брандером ее не взять.

  Точнее, Орел может расстрелять порт издали, но слишком большой расход снарядов. Калибр маловат.

  Порт был полон небольших кораблей. По рассказу гроссмейстера, Галиполи утерял статус первой верфи и порта, после развития Константинополя. И теперь специализируется в основном на небольших одно и двух мачтовых суденышках и галерах.

  Военный флот себя не проявлял, не выходя из-под прикрытия береговой артиллерии. Надо было на одном Орле подойти, тогда бы наверняка выманили, а на такую толпу кораблей вылезать дураков не нашлось. А жаль.

  Время уходило, собирать совещание было некогда, и орденцы рискнули. Несколько малых галер-метателей начали интенсивный разгон, так, что за их кормой образовались буруны, в сторону порта. Обгоняя даже Орла, вышедшего им на прикрытие. Посчитав вопрос со штурмом решенным, Орел сделал пристрелочный выстрел по форту, прикрывающему порт. Не столько в надежде подавить шрапнелью орудия, сколько спровоцировать форт на ответный залп с заведомым недолетом. Провокация удалась только после залпа шимозой - тут уже у пушкарей сдали нервы. Галеры еще больше надавили на волну, стремясь воспользоваться короткой паузой перезарядки. Но в помощь форту ударили корабли с рейда, успевшие спокойно развернуться и приготовиться. Первый их залп был не очень опасен, они еще не пристрелялись. А не дать им пристреляться во втором залпе, стала уже задача Орла. Левым бортом продолжавшего выцеливать форт, и изредка класть в него снаряды, а правым бортом начавший отстрел плотной группы кораблей, стоявших ближе всего на рейде. Канониры молодцы. Обеспечивали с восьмисот метров стабильно одно попадание из четырех по неподвижным целям. Одного попадания считали достаточным и переносили огонь на соседние цели. Цели ответили стрельбой вразнобой, уже не столько по галерам, сколько по Орлу, хотя дистанция была еще великовата. Бухта закипела беспорядочными фонтанами, на которые не обращал внимания, мелковат у кораблей калибр, вот если от форта прилетит, тогда, скорее всего, пойдем ко дну.

  Форт выстрелил еще раз. На этот раз накрыл. И почему-то, снова Орла, нет, чтобы по галерам целится!

  Привелись к ветру, подставив форту корму, и разрывая с ним дистанцию, продолжая беспокоить форт правой задней башней, а всем левым бортом поддерживая прорыв галер.

  На рейде начинался пожар. Более того, многие суденышки распускали крылья и срывались в испуганный полет внутрь пролива, не рискуя идти в Мраморное море мимо больших кораблей нашего флота. Пускай бегут, их там есть, кому встретить. Флот подумал так же, и с места не стронулся, на нем наш основной десант, и рисковать кораблями - смысла нет.

  Третий залп форта накрыл галеры, уже у самого берега. Все перелеты достались портовым постройкам. Галерам то же досталось, но видимо вскользь, так как явно никто не тонул. В ответ галеры дали залп из метателей по портовым постройкам, и повернули вдоль берега. Разрывы бомб впечатляли гораздо больше, чем давеча в крепости. Все же пуд пороха он пуд и есть. А горящее тряпье это уже просто штришок. Над портом росло большое дымо-пылевое облако, которое ветер нес на форт. Может по этому, третий залп форта был не очень точен, уйдя в основном в море. А может, форт боялся зацепить строения и склады верфей. Напрасно. Потому как перед верфями галеры дали еще один залп метателями. Транжиры.

  А вот верфь полыхала знатно. Надо было с нее начинать. Дым валил густой и черный. А главное - все в сторону форта, укрывая и укутывая его душной пеленой.

  И вот тут все пошло не по плану. Правда, не по плану все шло с самого утра, но тут рыцари продемонстрировали свою полную безбашенность, и большие корабли стронулись с рейда, направляясь чуть выше верфи и явно собираясь выбрасывать десант. У нас такого в плане не было! Нам в Константинополь торопиться надо!

  Форт огрызался сквозь обволакивающий его дым. Выбрасывая струи огня и столбы дыма сквозь вьющийся и плывущий дым пожара. Теперь они перешли на стрельбу по площадям и начали чередовать залпы. Задумка хорошая, только вот корабли шли по большой дуге, и от огня форта страдали только подранки на рейде, и не успевшие сбежать.

  Галеры дали еще один скупой залп по месту будущей высадки, наконец то начав экономить.

  Первый корабль ткнулся в причал выше разгорающегося пожара, и начал сброс десанта. Второй пристал борт в борт к первому, его десант побежал через корабли, вливаясь в поток от первого. Третий корабль уже пристраивался ко второму.

  Мы, примерно так же швартовались при туристической поездке в Астрахань, то же несколько теплоходов вставали борт к борту, и пассажиры проходили сквозь них. Отдался воспоминаниям, моего участия ситуация уже не требовала. Рыцари умеют воевать получше меня. Только корабли бы так подставлять на их месте не стал, все же в группу кораблей форту попасть легче, если заметит. Рыцари услышали мой немой упрек, и корабли, начали по одному отходить от импровизированного моста, начиная с последнего - торопясь выйти из зоны обстрела.

  На берегу шло сражение, и слышались редкие разрывы гранат. Группа солдат, совершенно не скрываясь, тащила к форту два метателя и несколько бомб. Надеюсь, им хватит ума не подходить на картечный залп. Впрочем, у них есть свои офицеры.

  Орел вышел из зоны обстрела и задымления, не прекращая редкой беспокоящей стрельбы шрапнелью, просто, что бы у защитников было поменьше времени задуматься над ситуацией. Боцман доложил об одном попадании малым калибром, расколовшем дерево борта, но не пробившем его. Надо же, даже не почувствовал. Становилось понятно, что этот день потерян, а в Константинополь наверняка послали гонца. Только вот доложит он о штурме и разорении Галиполи, а ни как не о готовящемся штурме Константинополя. И ответную реакцию можно просчитать - пошлют войска морем при поддержке флота прикрытия. Думаю, будет масса галер и несколько больших кораблей.

  До Константинополя скакать сотни две километров, османские городки на европейском побережье еще пока встречаются, значит, лошадей гонцам есть, где поменять. Думаю, за сутки доскачут, ну или чуть больше. Предположим, прискачет поздним утром. Какова вероятность, что на галеры посадят часть гарнизона Константинополя? Думаю большая, дело то срочное. До вечера погрузятся. А вот пойдут ли, на ночь глядя? Наверное, пойдут. А, следовательно, две сотни километров до Галиполи пройдут часов за сорок, и будут тут под вечер, через трое суток. С одной стороны, встретить их тут будет удобно, особенно если форт захватят. А с другой стороны, можно и не сдержать выброску десанта.

  Все же бой в море, да еще и подальше от берегов, будет предпочтительнее. Есть смысл встретить их ранним утром, в россыпи островов Мраморного моря, в восьми десятках километров от Галиполи. И сесть на хвост прошедшему флоту. Следовательно, выходить надо завтра днем, к вечеру дойдем до островов, и там будем караулить. Утром выйдем длинными галсами, утюжить море между островами и европейским берегом, в сторону Галиполи. Если рассчитал все правильно, то сядем османам на хвост где-то к обеду, между островами и горлом пролива. Но это при условии, что они поторопятся исполнить волю султана. А вот если они будут действовать вяло. Придется возвращаться к островам и вновь чертить зигзаг поиска, но на второй раз уже начнет смеркаться. Лучше бы они поторопились.

  Изложил весь проект на бумаге, пересчитал еще раз время и расстояние. И то и другое крайне не точно, так как карты у мальтийцев были очень непривычные. Вечером надо отвлечь рыцарей от потрошения города, все одно они тут гарнизон оставят, и обсудить новый вариант. Задумался, кого мне взять с собой. Галеры против галер - будут большие потери. Значит, беру толстяков. По ветру они галеру вполне смогут догнать, а вот вооружение у них серьезное, смогут топить галеры, не особо рискуя, и наряды на толстяках можно гранатами вооружить. Кстати, о гранатах. Надо собрать порох в Галиполи, по небольшим бочонкам с фитилями - пускай экипажи толстяков, вместо гранат, в идущие на абордаж галеры кидают бочонки. Все гранаты сэкономим. И стратегия у толстяков будет врываться в гущу галер и палить налево и на право, а все, что к ним швартуется, встречать бочонками с палуб. Вроде вытанцовывается.

  До вечера Орел патрулировал акваторию и встречал подтягивающиеся из пролива суда ордена. Ощущали себя хозяевами, хотя до этого было еще как пешком до Луны. Бои в городе давно закончились, так особо и не начавшись. Ворота форта, вместе с привратной башней подорвали, сняв бомбу с брандера, и заменив взрыватель обычным шнуром. Изобретатели. К воротам бомбу тащили под вечер, большой толпой, прикрываясь толстыми щитами, которые собирали весь день. Предварительно обработали стену метателями. С нашего рейда развития событий было не видно, слишком далеко. Зато результаты были слышны отчетливо, как и град камней, взметнувшийся на обратной стороне форта. Надо все же пороху в эти бомбы класть поменьше, не удивлюсь, если в бухте всплывет оглушенная рыба. В способности защитников продолжать сопротивление уже серьезно сомневался, впрочем, как и в способностях атакующих. Представляю, как они все трясут головами, пытаясь выбить глухоту из ушей. Однако бой в форте вспыхнул практически сразу после подрыва. Звонко забухали гранаты, и рыкнули на низкой ноте ружья. Даже пушка, по-моему, бабахнула, но только разок. Остальные подробности скрадывало расстояние. По видимому, опытному воину, глухота не помеха.

  Отловить магистра удалось только в полной темноте, практически на ощупь. Так как раньше причаливать под дулами пушек форта не рисковал, а орденцы не подали знак о захвате форта. Хоть бы флаг свой подняли, что ли.

  Совещание отложили на утро, дела шли не так хорошо, как казалось с моря, и магистр торопился их закончить под покровом ночи, а за одно, не дать начать османам аналогичных дел. Пришлось отвести Орла на рейд, на всякий случай, и попытаться вздремнуть. Получалось плохо, перед внутренним взором стояли галеры османов, работающие веслами как гребными колесами. В этих видениях османы пересекали, глиссируя, Мраморное море в считанные часы, и накрывали нас всех под утро на рейде тепленькими.

  На утреннем совещании был злой и дерганный. Озвучил концепцию ближайших пары дней. И свое виденье ситуации. У рыцарей адмиралы опытные, пусть корректируют. Корректировать особо не пришлось. Адмиралы, как-то философски высказали мысль - "Ну, можно и так". А на мои вопросы, как будет лучше, отвечали - "Море покажет". Фаталисты. Тем не менее, толстяков начали грузить дополнительным порохом, поднимаемым из казематов форта, и отправлять на них наряды солдат. Отплыли точно в срок, и сердце, наконец, успокоилось. Снова в море, тут нас так просто не взять.

  Ночевали у островов. Опять спал плохо. Теперь глиссирующие османские галеры проносились мимо и уходили за горизонт, высаживать десант в Галиполи. Выбрался из каморки, начал кочегарить походный самовар, на литр воды примерно, и пакетики из шкатулки достал, не будить же Таю по такой мелочи. Курил на палубе, смотрел на небо, усыпанное звездами, думал о разном, в том числе о толпах пленных людей, которые образуются после нашего похода. Оставить их в империи - это вырыть себе могилу. А перевезти в Россию, это надо целую инфраструктуру. Им надо будет, что-то есть, где-то жить и кто-то их должен охранять. Вести всю эту толпу вглубь страны - чревато неприятностями. А оставлять в междуречье Волги и Дона - это делать подарок крымским татарам. Набрасывал в блокнот проблемы, разделяя на главные и побочные. С проблемами надо переспать, тогда они бывает, дозревают. В любом случае, пока еще не известно, кто у кого в плену окажется. С этим и завалился спать.

  Восходящее солнце позолотило верхние паруса Орла, уже идущего галфвиндом правого галса в сторону европейского берега Мраморного моря. За ним, далеко отстав, лениво шли толстяки, следя за тылами. Поисковый зигзаг начался.

  На втором проходе поперек моря начали терзать обычные страхи - а вдруг пропустили.

  На третьем страхи переросли в уверенность, что вот теперь точно пропустили, и армада осман теперь крошит рыцарей, которые вспоминают русских плохим словом.

  Пошли на четвертый заход, стиснув зубы. И ближе к европейскому берегу заметили паруса на горизонте, причем, идущие со стороны Константинополя. Много парусов. От сердца отлегло. Плевать, что много, главное не пропустили.

  Плавной левой циркуляцией ушли с толстяками обратно в море - не люблю боя на встречных курсах, пусть проходят за нами и идут дальше. Наши паруса они то же видели, но вполне могут подумать на купцов, бегущих подальше от неприятностей. А им торопиться надо.

  Паруса османов постепенно исчезли за горизонтом, лихорадочно считал, когда нам будет пора разворачиваться. По логике выходило, что уже пора. Описали еще одну правую циркуляцию, и пошли обратно к берегу.

  На этот раз заметили паруса гораздо раньше, и ниже по ветру. Но продолжили идти к берегу, выходя строго в хвост. Для толстяков будет важен именно разгон по ветру.

  Наконец, посчитав, что флот осман строго ниже нас по ветру, толстяки повернули и начали разгон кильватерным строем. Орел пристроился за ними, чтобы не светить свою скорость раньше времени. Расстояние сокращалось медленно, но даже это обеспокоило адмирала ведущего флот к Галиполи, и от строя отделился фрегат, начавший отставать от османской эскадры, постепенно сближаясь с нами. Рановато османы забеспокоились, но тут уже ничего не сделать.

  Рассматривал флот. Как и предполагал, солидный ударный кулак, из пары линейных кораблей, трех тяжелых фрегатов, один из которых постепенно сближался с нами, и массы мелочи, типа галер и галеасов, идущих с распущенными парусами. Построения как такового у мелкого флота не было, шли растянувшейся толпой. Но через их паруса голову колонны будет не достать, значит придется вываливаться из строя и обходить флот осман по дуге. И обходить стоит со стороны берега. С одной стороны - на фоне гор Орла будет лучше видно, это конечно плохо, но с другой, когда начнется стрельба, галеры не рискнут идти к берегу, мимо пушек Орла - что теперь самое главное.

  Дал команду Боцману поднимать все паруса и вываливаться из строя вправо, когда подойдем к отстающему фрегату метров на четыреста по траверзу левого борта, всадить в него бортовой залп шимозой, пока не будет двух попаданий. Далее идем на перехват головы колонны, стреляя картечью в проходящие мимо галеры, но, не задерживаясь с ними, эта задача толстяков.

  Первые залпы сражения достались фрегату, даже не открывшему еще пушечных портов. И после них события стали развиваться молниеносно. Галеры как по команде, повернули к берегу, одновременно идя на перехват разогнавшегося Орла. Пушки Орла зачастили шрапнелью, в ответ на которую галеры огрызнулись малокалиберными пушками с носовых площадок. Очень кучно огрызнулись, пришлось даже еще больше прижаться к берегу, и начать отстреливать самые близкие галеры шимозой. Скорее бы до них толстяки добрались. Линейные корабли и фрегаты активно разворачивались. Оценил свою тактическую ошибку. Зажал Орла между берегом и злющим флотом, головные корабли которого загибают теперь букву "Г" и собираются лишить Орла главного преимущества - маневра. Вот всегда так, хотел как лучше, а получилось как всегда.

  Крикнул боцману ставить летучки, и отворачивать еще ближе к берегу, начав отстрел головных кораблей с дальней дистанции, выжимая из парусов весь ветер.

  Первое же попадание в линейный, вызвало оторопь. Снаряды с дальней дистанции шкуру слона не пробивали. Снаряды оставляли на корабле огромные рваные раны и дыры, но о пожарах и детонациях речи не шло. Вот и нашла коса на камень. Пришлось менять план сражения, и идти на сближение.

  Но первый же бортовой залп линейного корабля пресек эту попытку. Показав, что линейный корабль только внешне похож на галеон, но это настоящая машина смерти.

  Выросшие между Орлом и нападавшим монстром водяные фонтаны были существенно точнее нацелены и солиднее размером. Но менять, что-то было поздно, и Орел, прикрываясь от мощи второго линейного нападающим первым - продолжал сближение, проходя сквозь опадающие фонтаны водяной пыли первого залпа.

  Нападающий линейный совершил пол оборота, и стоял к нам носом, когда первый снаряд вошел ему в бак, выше носовой фигуры, вызвав, наконец, первый взрыв внутри корпуса, от которого вздыбилась вся передняя палуба, и полетел фонтан щепок. Но на разворот монстра это повлияло мало, и, стараясь не подставиться под бортовой залп, Орел стал лихорадочно уваливаться, пытаясь сохранить свое положение на траверзе носа монстра. В перестрелку решил вмешаться второй фрегат, подрезая Орла с другого борта, и стараясь выйти на свою дистанцию стрельбы, повторяя маневр Орла, с удержанием на траверзе носа. Только на Орле стояли поворотные башни, что оказалось для фрегата смертельной неожиданностью.

  А вот гонку по кругу Орел явно проигрывал монстру, который поворачивался быстрее, чем мы ускользали. Последний шанс. Скомандовал к повороту. Будем проскакивать зону стрельбы на противокурсах, стараясь максимально быстро пройти зону обстрела.

  И все же два попадания мы получили, к счастью, оба в паруса, даже в такелаже ничего серьезного не зацепило.

  А вот теперь мы вышли на предельно близкие дистанции стрельбы по отстрелявшему борту, и наши снаряды начали проламывать скорлупу, уже изрядно посеченного корпуса.

  Линейный корабль, дымя из пушечных портов разгорающимся пожаром, продолжал разворот к нам перезарядившимся бортом, который потопит Орла однозначно, слишком близко. Все до единого, в нашем экипаже, понимали, что пошли последние секунды боя. Боцман сжимал штурвал до побелевших костяшек ладоней. Канониры продолжали всаживать в монстра снаряд за снарядом, и им не мешала моя беготня по всей палубе, со стонами - "маловат калибр"

  Двумя выстрелами в упор мы нащупали слабое место линейного корабля - его кормовую надстройку. Вот его ахиллесова пята! Снаряды прошивали корму и рвались где-то глубоко на палубах. Прошла первая, небольшая детонация, выбросившая со средней палубы тяжелое тело пушки в воду, вместе с осыпающимися горящими щепками развороченного борта. Лихорадочно кричал к повороту, надо было удержаться за кормой любой ценой, и постепенно увеличивать дистанцию. Но развитие баталии не дало нам этого шанса.

  Толстяки вошли в гущу галер, присоединив свои залпы к общему грохоту сражения, разбавляя их гулкими взрывами бомб.

  Второй линейный с фрегатом не шел на помощь подбитому товарищу, а начал сближение с толстяками, огибая по дуге галерный флот, что для меня было катастрофой, так как один этот линейный - разделает толстяков буквально десятком залпов, получив от них в ответ некоторые повреждения, цена за которые будет слишком высока.

  Подправили курс, развернувшись в галфвинд левого галса, и теперь вновь сближались с уже активно разгорающимся монстром, но по-прежнему опасным, и продолжающим бой.

  Еще два снаряда в корму, и вновь серия небольших детонаций, раскрывающих фрагменты обшивки. Линейный не сдавался. Но больше на него времени не оставалось. Легли на правый борт, выходя правой циркуляцией в море ниже линейного, и пристраиваясь в хвост тяжело карабкающимся на ветер фрегату и второму линейному, не обращая внимания на не прекращающийся обстрел малым калибром с галер, но, стараясь к ним и не приближаться.

  Сзади грохнул бортовой залп подранка, но залп лег правее нашего борта, и, судя по редким фонтанам, стрелять на подранке было уже некому, там во всю расходился пожар.

  Наконец разорвали дистанцию с баталией, и привелись к ветру, вставая на курс параллельный со вторым линейным. Упорно продолжающем карабкаться к толстякам. Правда, толстяки благоразумно приняли к берегу, не давая сокращать дистанцию, и одновременно отрезая галеры от спасения.

  Орел начал пристреливаться носовыми башнями по корме линейного, который игнорировал даже одно попадание, разворотившее ему надстройку, и продолжал переть на толстяков. А вот фрегат, не получив ни одного попадания, переложил курс на другой галс и начал убегать с море, разрывая дистанцию.

  Задачи буриданова осла тут не стояло. Если фрегат решил уходить домой, то ветер играет против него, шхуна к ветру может идти острее фрегата. Надо топить линейный.

  Быстро сокращали дистанцию, не переставая терзать корму линейному.

  Дистанция сокращалась не только до линейного, но и до галер, которые не преминули напомнить, что их много и они опасны. Получили еще два попадания в корпус мелким калибром, с большой дистанции. Борт такие попадания не проламывали, но намекали, что приближаться не надо. Переложили Орла на левый галс, как только что сделал фрегат, и продолжили доставать линейный левым бортом. Игнорируя спешащие к нам галеры.

  Линейный все же выполнил свой долг, сблизился с толстяками, вынужденно скатывающимися по ветру в раскрытые пасти пушечных портов линейного. Повернулся левым бортом и накрыл их залпом. Одновременно правым бортом презрительно плюнув в загоняющую его шавку птичьего племени. Очень смачно плюнул, шавка поджала уши и начала трепетать разорванными парусами, однако, не забыла облаять линейный несколькими залпами, вырвавшими из подставленного борта монстра здоровенные куски, и вызвавшие долгожданные пожары и детонации. А в левый борт, уже мало боеспособного корабля, впились залпы толстяков, мстящих за свою попорченную шкуру. Орел вставал на курс погони за фрегатом. Пушкари тщательно банили замолчавшие орудия, шипение сала было слышно даже из трюма, а его вонь, перебивала кислый пороховой запах, которым пропитался весь Орел.

  Настроение было самое подавленное, ведь это всего два линейных корабля. А когда их двадцать будет? Все же английские салочки внушили ложную уверенность. Не тот у Орла калибр!

  Люди приходили в себя от скоротечного боя и нервного напряжения. Бой был еще не закончен, но сомнения не вызывал. Догоним фрегат, и, безусловно, добьем, если он не придумает что-то особенное. А потом вернемся на поле резни, и будем отсекать галеры от берега, и догонять разбежавшихся в море.

* * *

  Орел возвращался к Галиполи в одиночестве, оставив толстяков разбираться на поле боя закончившегося сражения, а потом медленно карабкаться на ветер к островам. Буксируя призы.

  Теперь дорога была каждая минута, и был хороший шанс, выдать приближающуюся к Константинополю флотилию галер за возвращающийся османский отряд. Особенно если возвращаться ночью, и идти двумя волнами, сначала флот галер с парой толстяков, тарой наших небольших кораблей, и Орлом. А за ними, с промежутком, весь основной флот.

  Рыцари ждали на рейде, уже решив все дела в Галиполи, даже не стану спрашивать как именно, и, готовясь либо к отправке, либо к морскому бою, если бы мы не удержали в море подкрепление. Провели краткое совещание, где отчитался о результатах, и высказал предложение, поддержанное и немного переработанное рыцарями.

  План сражения в Константинополе переработали, атаковать решили не ночью, а ранним утром, когда тонкая полоска светлеющего неба высветит черный трафарет стен. Преимущество в огневой мощи крепости необходимо было сократить до минимума, но не в ущерб своей стрельбе. Переработали и план десанта. Теперь, все выбросившие десант и большую часть моряков суда должны отползать, прикрываясь темнотой обратно к Дарданеллам - Орлу нужен был простор для маневра, не отягощенный неповоротливым флотом, как показал только что закончившийся бой.

  Штурмовой флот шел по Мраморному морю долго и тяжело. Прячась, далеко в море, от любопытных глаз на берегу. И добавляя к нашей флотилии, случайно встреченные, османские суда.

  С подходом угадали точно. К моменту разгона пятерых брандеров, идущих в разные точки городской стены, на темно-синем небе уже отчетливо выделялась черная цепочка зубцов. Флот, но не брандеры, заметили, объявили тревогу, по стенам забегали силуэты. Некоторые башни успели дать несколько залпов наугад. Но брандеры это уже не остановило. Черная мгла стены расцвела ярко-желтыми, тут же перелившимися в багрово-красные цветами взрывов. И все это разноцветье накрыл жуткий грохот слившихся взрывов. Лучше бы они не затаскивали на стены столько солдат, даже отсюда было видно, как везде разлетаются каменные осколки. Удалось ли пробить стену или нет, было не видно, но мимо Орла устремились низкие темные силуэты, торопящиеся перелить смерть со своих палуб на улицы города. Не доходя до стен, галеры сделали залп из метателей, подсветившие взрывами гигантское облако, клубящееся над стенами.

  Орел начал стрельбу из передних башен, шрапнелью, поверх зубцов. Периодически выплевывая из задних башен шимозу по огненным вспышкам батарей защитников. Но делали мы все это, не торопясь - наш бой еще впереди.

  Рассветало. Длинные узкие тени галер прошли вдоль наших бортов и канули в темноте за кормой, значит, проломы все же получились и галеры высадили десант. Пушки крепостных башен еще обстреливали, совершенно пустую, акваторию, но за стенами, даже отсюда, были слышны частые выстрелы ружей, взрывы гранат и шум боя.

  Оставалось только ждать. Ждать рассвета, ждать выхода османского флота из бухты Константинополя, ждать развязки этой авантюры.

  Середина дня. Орел отходит от Константинополя, в сторону Дарданелл, таща на хвосте четыре фрегата, от которых не можем оторваться. Паруса запасного комплекта висят лохмотьями, большая часть свободных от борьбы за живучесть в трюме, штопают паруса основного комплекта, которым досталось еще больше. Напоминает эта картина - починку гигантских простыней в лазарете. Масса плохо выглядящих, и частично забинтованных людей сидят, а порой и лежат, заваленные со всех сторон горами тряпок.

  С одной стороны, надо благодарить рыцарей, что они оторвали своих пушкарей от боя, который продолжается до сих пор, и послали их к османским орудиям на стенах - эта помощь оказалась не лишней. Только вот кто их так плохо учил стрелять! Минимум одна, и под вопросом вторая, пробоины в корпусе Орла - дело их кривых ручонок. Останемся живы - обязательно найду мерзавцев. У меня же чуть инфаркт не случился после первого попадания в трюм, в районе крюйт-камеры. Зато выработался иммунитет, и остальные, попадания переживал философски.

  Как говорят - "Война войной, а обед по расписанию". Команда перекусывала, где придется, в основном, полулежа на тех же местах, где и сидели. Боцман вцепился в штурвал, так, что его теперь и не отклеить, и мурлыкал один и тот де куплет, даже не замечая этого, и при этом безбожно врал мотив. Но поправлять его не хотелось, вообще ничего не хотелось. Стоял на корме, скорее висел на планшире, и смотрел на преследователей, которых не собирался даже подпускать на наш выстрел, серьезно опасаясь за маневренность Орла. Теперь знаю, что такое настоящий бой, и знаю, как можно поймать Орла - но никому не расскажу.

  Когда из горловины пролива вышли, друг за другом пять линейных кораблей и под два десятка всяческой мелочи, первая мысль была - сматывать удочки. Вторая, что у нас не хватит снарядов. И третья мысль припечатала все остальное - большая дорога начинается с первого шага.

  Мы не стали топить линейные корабли, слишком большой расход снарядов. Мы их сжигали, добиваясь одного или двух попаданий в корму, и оставляли этих монстров долго и медленно разгораться. А кому не хватало, делали подход на бис. Все остальное время мы просто убегали, отстреливая мелочь, которая пыталась подходить к проломам и затыкать их своими абордажными партиями. Так нас и поймали, на живца. И именно тут хорошо помогли пушкари со стен, чтоб у них руки выпрямились. Эта четверка за нами - почти последние, кто-то еще ушел по Босфору в Черное море, султан со свитой и мулатками то же наверняка отчалил еще утром, и наверняка забрал для охраны своей священной особы самые боеспособные корабли и янычар, облегчив работу и мне и Ордену. Но османы показали себя достойными воинами. Совершенно по другому представлял себе турок, как все же меняет людей время и торговля.

  Орел убегал, постепенно приходя в себя. Команда полезла на ванты, менять порванные паруса на свеже заштопанные. Канониры уже устраивались в башнях, а заряжающие покрикивали вниз, в зарядный люк, обсуждая подачу снарядов. Близилось время поворота.

  Через три часа Орел осторожно входил в горло пролива. Со стен приветственно махали несколько человек, кто именно, не разобрать, но вряд ли османы. Шли в бухту, проверить и при необходимости зачистить, и такая необходимость явно была. Перед нами опустили цепи, перегораживающие бухту у самого пролива, и Орел плавно двинулся в шести километровый обход своих новых владений.

  Бой внутри Константинополя еще продолжался, но уже переместился ближе к центру и стал вялым, надеюсь, это выдохлись османы, а не рыцари.

  Со стен города, выходящих на Мраморное море активно била артиллерия, била куда то внутрь города. Со стен выходящих на пролив редко били пушки по любой лодлчке, пытающейся переплыть пролив. До азиатской части города, на той стороне пролива, до которой было около двух километров, пушки, к сожалению, не достреливали. А со стен отделяющих город от бухты часто били пушки через залив, накрывая кварталы города, находящихся за Золотым Рогом. Там разгорались пожары и слышались звуки еще одного боя. Вот этот бой был яростным, и заканчиваться не собирался, аккомпанируя себе частыми взрывами гранат и ружейной стрельбой. Похоже, шла битва за арсеналы адмиралтейства, и стрелять туда шимозой было черевато.

  Орел двинулся вдоль бухты, провожая стволами орудий любое движение на берегу, изредка выплевывая в ту сторону снаряды со шрапнелью. Бухта была полна мелкими и крупными кораблями торговцев, которые не успели уйти в начале боя, в основном, потому что их команды были в городе. Теперь корабли тихо дожидались окончания набега, как они считали. Правда, один торговец решил заслужить милость султана, своим подвигом. Примерно так и предполагал, и канонирам с дежурными был отдан заранее четкий приказ - корабль с открытыми портами враг, корабль, на палубе которого у пушек суета, враг, корабль, снимающийся с якорей или распускающий паруса, враг. Одного пожара в бухте вполне хватило, для расстановки акцентов, к счастью, для окружающих, пожар быстро затонул. А вот глубина бухты меня поразила - торговец ушел на дно вместе с мачтами, и его даже видно не было. Закончили обход за пару часов, и покинули Золотой Рог, почтив кормой прогрохотавшую, поднимаясь, за нами цепь. Теперь патрулировали пять километров пролива перед городом, подавляя любую попытку переправлять силы с азиатского берега. Правда, и попыток то таких практически не было, сил на азиатском берегу явно маловато. Все силы концентрировались в городе и крепости на европейском берегу. Кроме нас, вдоль пролива и со стороны Мраморного моря стояли толстяки ордена, что-то же не добавляло переправляющимся оптимизма.

  На всякий случай встали напротив форта, вне зоны его досягаемости, и начали искать достойную цель. Искали не долго. Вариантов было три - форт, дворец на берегу, и плотная жилая застройка на заднем плане. Положили два снаряда шимозы во дворец, и шесть в жилую часть. Промахнуться по обеим целям было практически невозможно, слишком крупные. Форт ответил залпом бессилия, и нахохлился в молчании, два километра ширины пролива для него все же далековато. Дворец отделался испугом, а вот над жилыми кварталами закурился, разгораясь, дымок. Исправили несправедливость, по отношению к дворцу, положив в него еще четыре снаряда. Одним снарядом промахнулись, но вполне удачно, недолет зацепил будку у пристани, и она бодро загорелась, обещая передать жаркие приветы и пирсу, и пришвартованным к нему лодочкам. А вот дворец гореть отказывался. Запретил тратить шимозу, разрешив по любому шевелению у берега стрелять шрапнелью. Плавно наступал вечер. Битва все еще продолжалась.

  Вечером подводили итоги на совещании рыцарей. Цитадель держалась, но ее никто особо и не штурмовал. Защитников там было много, а вот еды - вряд ли, уж больно спокойно жил Константинополь все эти годы. Цитадель просто обложили. Верфи, порт и арсенал захвачены, внутренний периметр стен очищен. Снаружи была первая попытка штурма пришедшими из пригородов войсками. Но осадной артиллерии у них нет, и попытка захлебнулась, оставив под стенами массу немых укоров поспешности.

  Обсуждали важнейший вопрос. Оставаться в городе, или уходить. Потери рыцарей были значительными. Теперь их можно сковырнуть отсюда небольшими силами. Да еще порядок в городе надо поддерживать, чтобы местное население в спину не ударило. В общем, вопрос был самый важный, и большая часть его решения лежала на мне. Твердо обещал, что с десантом рыцарей пойдем на зачистку Босфора и захват крепости завтра же вечером, что бы ночью подойти к крепости, после чего приведу русский десант в течение месяца.

  В ответ поднял важный для меня вопрос - как будем делить пирог - пополам или по-братски? Пояснил недоумение рыцарей - Россия заинтересована в Босфоре и Геллеспонте, а особенно, в контроле прохода по нему, по сему, предлагаю заключить с Мальтийским орденом договор на совместное использование канала и его защиту. Но от своего имени такие договора заключать не могу, тут только государь право имеет, однако предварительно все обговорить нам не помешает.

  Рыцари несколько растерялись. Пришлось напоминать, что без наших потуг, сдвинуть рыцарей с места - они бы так и сидели на Мальте, а если бы самостоятельно пошли на штурм Константинополя, то, скорее всего, даже не дошли бы до него. И ведь ни слова лжи, и рыцари это понимают. Но и Орел в одиночку ничего бы не сделал - а раз так, предлагаю равноправное сотрудничество.

  Предварительное согласие по этому пункту - если приведу десант - было достигнуто. Следующий пункт был более скользкий - казна у меня пустая, причем именно у меня, как у самостоятельной боевой единицы, вытянувшей не одно сражение. Но и этот пункт разрешили очень хорошо. Столько добра мне за один раз не увезти, впору апостола присылать. Договорились, на загрузку по частям, после того, как приведу десант.

  А вот пункт о разделе остальных вкусностей между союзниками оставили как предмет переговоров будущих послов и позвали Шереметьева, участвовавшего в наземной баталии и показавшего себя достойным воином. Боярину поручили заниматься составлением и ведением всех предварительных документов будущего союза и патронажа. И сделать это - ему надо было до обеда следующего дня, так как потом мы эти документы визируем у Магистра и идем вместе с ним на прорыв к Азову.

  Из деловых вопросов, договорились с магистром, что он собирает небольшие лодки, по округе, а так же весь старый порох, без которого они смогут обойтись - и делает новые брандеры, взрыватели для них - сделаю и привезу вместе с десантом.

  Из оставшихся трех брандеров забираем один для штурма крепости - а оставшимися, было бы неплохо развалить форт на той стороне пролива, но не этой ночью, а следующей - этой можем вполне нарваться на, переправляющихся в вылазку через пролив, осман.

  После совещания была небольшая и культурная пьянка. Ко мне подходило масса народа, выражать искреннюю радость и дружбу до гроба. Приятно. Надеюсь, про гроб была метафора. Выразили мне радость и несколько солдат, примерно такими фразами - "Нет, ну как мы с вами здорово эти суда османов разделали!". Ой, радость, то какая - вас то, ребята, мне и не доставало для полного счастья. Попросил солдат сходить со мной на Орла - команда хочет им лично высказать, свое отношение. Пошли.

  Надо будет, потом к магистру зайти, объясниться, и солдат занести заодно. Ночью были слышны залпы толстяков и залпы со стены, закрывающей город со стороны материка. Но залпы так и не переросли в канонаду, просто напоминая, что война далеко не закончена. Уснул успокоенный этими редкими буханьями. Собрать силы - османам понадобиться время, за которое постараюсь привезти большой гарнизон и казаков, для зачистки пригородов.

  Утро началось с неприятностей. Всю ночь в городе шла возня. Местные старались нагадить по тихому, и у многих получилось. Сожгли одну галеру ордена и тихо прирезали патруль. Рыцари собрали старейшин и пытались решить дело угрозами. Наивные. Застал уже финал этого действия, но Магистр любезно пересказал мне аннотацию сцены. Подумал. Выходило плохо, но деваться было некуда. Попросил слова. Все, в том числе и османы, воззрились на меня как на заговорившее полено. Обиделся, и озвучил более жесткую версию своего плана.

  Пункт первый - собираем по городу всех старших сыновей местных градоначальников и прочих чиновников и сажаем в местную тюрьму. Надеюсь, она тут есть, и ее хватит. Причина понятна, пускай чиновники думают, как обеспечить спокойствие в городе.

  Пункт второй - всех, кто сидит в тюрьме, вытаскиваем, сажаем на лодки и отправляем на тот берег - если попытаются вернуться, крепость будет стрелять.

  Пункт третий - тюрьму минируем. Если будет большой бунт - рвем всех сидельцев в клочки, а клочки скармливаем собакам. Кстати, собак тут не видел, надо будет присмотреться, а то вдруг действительно понадобиться.

  Пункт четвертый - из этих сидельцев расстреливаем двоих за каждого убитого патрульного и десятерых за испорченное имущество ордена - а весь город теперь их имущество. После чего, набираем недостающих по семьям тех же чиновников. Семьи тут должны быть большие.

  Вот такой отвратительный план. Надеюсь, меня отговорят от него, а то как-то символом солнца и плодородия в коричневой ипостаси запахло.

  Воцарившуюся тишину никто не рисковал прервать вопросом, все было предельно ясно, и тем более никто не пытался высказать мнение первым - уж больно скользкая тема для рыцарей. Вроде и проблему решает, и жертв от городских стычек меньше может стать, но не по рыцарски это! Принцип меньшего зла во всей своей неприглядности. Ждали решения гроссмейстера. Поняв, что гроссмейстер колеблется - упростил ему задачу. Предложил пока собрать сидельцев, отправить уже сидящих за пролив и заминировать тюрьму - а там посмотрим - может, никого наказывать и не придется. Напомнил, что горожан много больше, чем наличных сил, и случись что, потеряем множество верных сынов нашей матери церкви. Решение утвердили. А жаль.

  Надкусив яблоко, следовало его доесть. Даже если оно оказалось кислым и с червоточинами. Голод, как известно, делает людей мало разборчивыми. Пошел искать боярина.

  С боярином выясняли состояние бумаг, которые еще сочинялись при помощи посольской свиты и выделенных гроссмейстером пожилых магистров. Уже на несколько листов завернули такой, в общем-то, элементарный договор. Ну да им виднее, не это пока интересует. Сели обсуждать с Шереметьевым вывоз из Константинополя населения в Россию. Боярина такое предложение ничуть не смутило, в отличие от меня. Для него полон был делом, освященным традицией. Только надо наш полон вызволить.

  Стоп! Какой наш полон? Ух, какие подробности. По словам боярина - нашего, то есть славянского населения в городе чуть ли ни четверть жителей. В основном, подневольные работники и гребцы на галерах. Вот теперь план выкристаллизовался.

  Стал расписывать новый план боярину. Добавляем в патрули ордена человека из свиты боярина и пусть методично обходят город. Собирают наших полонян, и пусть они прихватывают с собой мастеров, у которых работали, и умелых работников, которых они знают. Всю эту толпу сводить в бывшие казармы гарнизона или местные военные училища, с вещами и скарбом для переезда. С магистром договорюсь. Может быть. Но основная задача - увезти вместе с нашим полоном всех специалистов Константинополя.

  Подумали и решили все же ограничить рамки вынужденного переселения. Работников перевозим на те же десять лет, а не пожизненно. Любили тут срок в десять лет. Одним словом, отработал десять лет и может ехать на историческую родину. А что бы было, на что ехать им ведь и платить придется. Но подумаю об этом позже. Пока важна сама концепция - едут работать не пожизненно. Это будет пряник. Ну, а кнут соответственно будет обратный - за лень саботаж и побег переводим их в состав разнорабочих пожизненно и отправляем рыть совком Суэцкий канал. Хотя нет, это попозже, когда Волгодон прокопают, а заодно уж и Беломорканал. В общем, найдем, что им копать.

  Кстати, о копать. Мастера, это конечно здорово, но и копать, кому-то будет надо. Надо предложить магистру всех смутьянов собирать в отдельную казарму, не перепутать бы их с мастерами, и такие кадры буду увозить на работы в Россию. А по городу пустить слух, что любое проявление недовольства приведет в казармы а из них в необъятные волжские степи к монотонному и долгому труду. Если и это не успокоит город, тогда уж и не знаю - альтернатива, только вывозить всех жителей.

  Днем обсуждали с Магистром бумаги и новые планы. Делить казармы с гомонящими переселенцами - магистру не понравилось. Но по-другому было никак - кто-то должен охранять эту толпу. А вот еще один вариант сдерживания бунтов магистра порадовал. Так что к обсуждению бумаг подошли в хорошем настроении, и размусоливать не стали. С нашей стороны, понятное дело, никто не подписывался, не по рылу - в связи с этим и орденцы не подписывали, просто повесили на свиток свою печать, в прямом смысле, и мы рассыпались в любезностях.

  Стоит отметить еще тот факт, что после утреннего разговора с чиновниками, и принятого решения, горожане гарнизон не беспокоили. Из предместий то же никто не лез на стены, правда, думаю это не надолго.

  Оставил боярина инструктировать свою свиту, по новой задаче, сам отправился готовить Орла к переходу в Азов и бою с оставшимися крепостями пролива. Правда, в бой все же хотелось не вмешиваться, боеприпасов нам тут взять неоткуда, а от фрегатов нам не подойдут.

  Боцман хомячил османскую верфь. В принципе понимаю, что каждый капитан желает иметь на борту запас для любого случая жизни. И даже двойной запас понять могу, если капитана никто не останавливает. Но мы же боевое судно, а не транспортник! Прекратил это безобразие и скомандовал к отходу. Надо взглянуть на место нашего ночного штурма.

  Медленно поднявшись по проливу, Орел встал в паре километров ниже крепости, шевеля парусами и пытаясь удержаться на стремнине.

  Рассматривал крепость в бинокль, не сомневаясь, что не менее внимательно рассматривают нас.

  Первой четкой мыслью стало - с воды крепость не взять. Брандеры не достанут, да и течение тут было стремительное, брандеру надо будет сначала подняться выше крепости, и только оттуда идти в атаку. Так ему и дадут пройти мимо крепости. Вон как у нее вся стена стволами утыкана. А вот боковые стены у нее просто для комплекта. Пушки там, конечно, есть, да и угловые, круглые, башни очень солидные - но крепость явно заточена на бой против судов. А значит, с воды нам тут делать нечего.

  Орел перестал сопротивляться течению и начал скатываться обратно в Константинополь, приглядываясь к европейскому берегу и держась подальше от азиатского.

  План надо было менять.

  Вернулись в гавань только к ужину, и сразу бросился к магистру, с сообщением, что его карты несколько не точны, стены крепости далеко от воды, да и сама крепость несколько сильнее, чем мы обсуждали.

  Собрали совет, пришлось повториться. Рыцари восприняли все очень серьезно, и наброски мои корявые рассматривали внимательно, задавая массу вопросов. Они что?! Не знают, что именно собрались сегодня ночью штурмовать?! Был уверен, что рыцарям об этих крепостях абсолютно все известно. А они, похоже, аналогично думали обо мне. Дурдом. Любопытно, а Константинополь то они знали или мы его так же, на одной наглости и энтузиазме взяли. Но спросить не решился.

  Порадовало то, что победная эйфория не застилала рыцарям глаз, и план штурма обсудили быстро и по-деловому. Хотя без фраз, при расчете сил - мол, с нами бог и все такое - не обходилось.

  Свою часть обсудил быстро, и оставил рыцарей решать вопросы кто, куда и с кем идет, сообщив, что буду ждать в порту бухты - надо было заготовить инвентарь.

  Бегал по складам порта, собирая задуманное. Только тут начал понимать Боцмана - забрать хотелось все. Поставил очередную зарубку на разлохмаченном этими затесами дереве памяти. Заберем все, если доживем.

  Морпехи портили отобранный мной инвентарь сажей, с любопытством на меня посматривая и ожидая пояснений. Сами все увидят, некогда пока.

  К вечеру собрались наряды, отправляемые вверх по Босфору. Как-то незаметно собрались, сначала одна галера подошла, со всеми поулыбались, помахали ручками, потом поговорил с рыцарем о плане, о котором уже десяток, раз говорено было. Глядь, у другого борта уже еще одна галера стоит, пока с ее капитаном ходили в закуток Орла, за картами, еще пара галер подтянулась. Вот так незаметно нарастили ударный кулак в одиннадцать галер, пару толстяков и брандер. Бомбу с брандера сняли и загрузили на толстяка. За одно привязав к бомбе четыре бревна, что бы солдатам удобнее было тащить эту тяжесть. Загрузили на толстяка и телегу, у которой начиналась последняя, но очень героическая страница жизни.

  После чего, уже в опустившихся сумерках вышли наносить визит крепости Румелихисар.

  До крепости было не далеко, десяток километров. Только ни о какой внезапности речи уже не шло.

  Высаживались ниже крепости километра на полтора. Рыцари толпились на берегу, тихо переговариваясь а целая толпа солдат убежала вверх по склону, проверять дорогу к верхнему бастиону крепости. Тут стоит уделить крепости более пристальное внимание. Строя ее, османы не поскупились ни на высоту стен, ни на мощь бастионов. Крепость ничуть не уступала Константинополю в солидности, и взять ее можно было только хитростью. Или планомерной и долгой осадой, на которую у нас была только эта ночь.

  Крепость занимала весь склон холма, обращенный к проливу. Верхняя пара угловых бастионов занимала вершину холма, от которого сбегали две стены, заканчивающиеся еще парой бастионов на берегу пролива. Перед стенами вся растительность была пущена на топливо. Наверное, много чая пьют - так как не мог себе представить отрицательных температур в этом пекле. Тут только ночью и можно воевать. От этой жары даже камни стояли потрескавшиеся. Крошились под руками карабкающихся, правда, одновременно предоставляя и удобные трещины. Недостаток такого расположения крепости был в том, что с воды все внутренности были как на ладони и прекрасно простреливались. А о достоинствах вспоминать не хотелось они, и так выпирают, куда ни глянь.

  Обсудил с Боцманом еще раз планы, еще раз согласовали время и расстались. У нас, с парой морпехов тащивших инвентарь, были иные планы, на эту ночь, чем у Орла.

  Небольшая толпа людей, кряхтя и ругаясь, бесшумно карабкалась к верхнему левому, если смотреть с воды, бастиону. Затаскивая в гору телегу и бомбу. За ними, еще более бесшумно, брякая железом о камни, лез основной десант. То, что по приближении к крепости эту толпу услышат даже спящие османы, не сомневался. Именно по этому начали восхождение в полутора километрах от крепости. Указывать рыцарям, чтобы не шумели, было бесполезно - во-первых, они не горные стрелки, а во-вторых, нет у меня над ними власти, у них свои командиры.

  Наша тройка ушла в отрыв, почти налегке, солидно опережая ударную группу и подкрадываясь под стены крепости. Вершина заросшего холма оправдала мои надежды, представ перед нами более-менее ровным и покатым животом, иссеченным целлюлитом прожитых лет. Телега тут пройти должна, а то запасной вариант был уж слишком громоздким.

  Лежали на границе вырубки крепости. На стене переговаривались османы, никого особо не опасаясь. В очередной раз пожалел, что нет у меня способности к языкам.

  Проигрывал на виртуальной крепости последовательность будущих маневров. Посмотрел на морпехов, отсвечивающих пуговицами в свете луны. Пожурил себя за очередную глупость и подступил к морпехам с кортиком. Потом пришьют, и даже компанию им в этом составлю, подумал, дорезая пуговицы со своей формы. Кокарды, кстати, то же надо снять.

  Опять лежим и ждем сигнала. Сигнал прилетел с шелестящим звуком и рванул практически над нами, прибью канониров, притащив на хвосте звук выстрела со стороны пролива. И потом шелест шрапнельных снарядов уже смешался с их разрывами и выстрелами Орла. Крепость то же ответила, хотя не думаю, что Орел мог подставиться. Наверное пора. Все нормальные люди должны присесть за зубцы и смотреть в сторону моря. Нам бы то же закопаться поглубже, а то канониры что-то трубки выставляют на большой недолет. Вместо этого наша тройка рванула к стене строем клина, где морпехи бежали по обеим сторонам, сбрасывая с бухт, намотанных на руки и плечи, кольца черного троса. Трос был сращен из нескольких, и представлял одну длинную веревку, продетую в корабельный блок, затянутый на середину троса. Концы троса были сбухтованы, и каждую из тяжеленных бухт теперь тащил морпех, отмечая наше продвижение черной змеей следа. Мне выпала честь тащить грязный от сажи корабельный блок с закладкой. Бежали быстро, но без фанатизма. Орел продолжал отвлекать крепость, укладывая шрапнель поверх зубцов. А под стеной вообще стояла глухая тень, и тут тяжелое дыхание будет демаскировать сильнее, чем шевеление.

  Шарил по камням под стеной руками в поисках подходящих трещин. Очень хотелось подсветить спичкой и убедиться, что нащупанная трещина подойдет. Но ограничился только тактильными чувствами, на всякий случай, пощупав и подергав щель еще и правой рукой - мало ли, левая ошиблась. В щель вставил закладку - небольшой якорь, обмотанный предварительно веревкой, чтобы не звякал. Морпехи шарили вокруг и передавали мне камешки, которыми старался заклинить якорь в трещине еще больше.

  В канонаду над крепостью вплелся новый звук, взрыв снаряда шимозы. Рванули от стены как напуганные лани, потому как в следующие секунды бастион за нами накрыли несколькими снарядами шрапнели, и опять с недолетом. Хотя так даже опаснее. Надо будет дальномеры проверить, плохо они их настроили.

  Легкой трусцой бежим на встречу основной группе, продолжающей бесшумно сопеть и брякать, штурмуя холм. Но бомбу и телегу уже затащили, так что действительно почти бесшумно. Орел постреливал с большими, неравномерными интервалами, экономя шрапнель, запас которой уже начинал догонять скромные запасы шимозы. Даже не вериться, что совсем недавно трюм ломился от снарядов, и было страшно любое попадание ядра в корпус.

  Операция неторопливо шла своим чередом, солдаты тащили бомбу, часто меняясь, и несли телегу, стараясь не скрипеть деревом и не очень громко сопеть. Еще несколько десятков солдат тащили сзади камни, и то же пытались потеть молча. Остальная штурмовая группа вытянулась за нами длинной темной змеей, извиваясь между деревьями и своим хвостом все еще продолжая взбираться на холм.

  Немного ускорились, когда боковое охранение прибежало с докладом о стычке с патрулем осман. Стычки, правда, никакой и не было, солдаты заметили осман первые, а ночью, и на пересеченной местности - это дает подавляющее преимущество.

  К намеченному месту подходили уже под утро и на цыпочках. Орел давно закончил обстрел и сделал вид, что ушел в Константинополь. Кстати, действительно туда спустившись и зайдя в бухту. Пускай османы чуток успокоятся, а если еще и победу отметят, то совсем хорошо.

  Бомбу увязывали на телегу, спрятанную в южной зелени перед залысиной крепости. На этот раз длинный бушприт был не нужен, и бомба немного торчала впереди телеги, на зад которой солдаты аккуратно сгружали камни, под молчаливые размахивания руками офицера. Собственноручно настраивал взрыватель, а то будет очень уж обидно запороть всю операцию.

  Коренной конец черной веревки привязали к бомбе - даже если вся телега развалиться, остается неплохой шанс доволочь бомбу до крепости и стукнуть ее об стену. За ходовой конец начали браться подходящие, и устало отирающие пот солдаты. Еще часть солдат группировалась сзади телеги, готовясь начинать ее толкать для набора начальной скорости.

  Начало операции прошло совершенно буднично. Посмотрели с рыцарем, возглавляющим эту авантюру, друг другу в глаза, кивнули, и разошлись - он к телеге, а мне достался ходовой конец черной веревки.

  Разгон телеги проходил под обиженный скип дерева, не желающего идти на подвиг. Представляю, как удивятся османы. Правда, их удивление было скоротечно, и не помешало им сразу начать стрелять. Но нашей самобеглой телеге это ничуть не мешало, а солдаты, толкавшие ее, на лысину не выбежали, перехватив дергающийся у земли ходовой конец троса, и присоединив свои усилия к разгону телеги, одновременно с этим убегая от места будущего локального армагедона.

  Финиш телеги сначала ощутил - веревка под руками остановилась, и сердце замерло, вдруг, на что-то наехали и застряли! И только потом налетел ураган звука. Надо держаться подальше от наших брандеров.

  Мимо неслась река людей, напоминающая весенний поток, зажатый ущельем и звенящий на камнях узкого пробитого прохода. Только этот поток звенел оружием. Сплавляться по нему в крепость совершенно не хотелось. Знаю, что бывает с неопытными каякерами, на сплаве по порогам пятой категории сложности.

  Мимо нас шестеро солдат пронесли два метателя, и еще десяток за ними тащили наши бомбы. Похоже, это оружие рыцарям приглянулось.

  Пошли втроем, с морпехами, посмотреть на дело рук своих. Потом с шага перешли на бег, так как со стен активно стреляли. Хорошо еще, что не пушки бастиона, которые нашинковали бы рыцарей еще на подходах, пробей мы дыру в любом месте стены.

  По этому, дыру мы пробили в бастионе. И его пушки теперь молчали, им было стыдно признаваться, что строго вниз они стрелять не могут. Да и некому в нем уже было стрелять. Точнее, теперь, кому стрелять было. На двух средних ярусах бастиона пушкари ордена пытались сдвинуть гигантские пушки, разворачивая их не вдоль стены, а пере нацеливая на бастион внизу. Внутри башни тек поток солдат поднимаясь на стены, и ничуть не меньший поток выливался во внутренний двор крепости.

  В воздухе висел густой запах сгоревшего пороха и, как не странно, пота. Поднялись на верхнюю площадку, которая уже начала перестрелку с башней напротив, пытаясь подавить артиллерию дальнего бастиона, нацеленную вдоль гребня стены - иначе штурмовой партии будет не пройти. Дальность до бастиона напротив была метров двести, так что дело обещало быть долгим.

  Спуститься с бастиона оказалось делом весьма не легким. Вся лестница была запружена возбужденно галдящими солдатами, и протолкались только до уровня стен. Решив дальше не лезть, а подождать на стене. Через минуту стало понятно, почему это место на стене было свободно. Прямо под ухом в очередной раз рявкнула пушка, швырнув ядро в нижний, прибрежный бастион. Ответных ядер снизу не было, им, похоже, крупные калибры так высоко не задрать.

  Солдаты постоянно, и без видимой системы бегали туда и сюда. Грохотали пушки, шелестели пролетающие мимо ядра или звонко клацали, высекая снопы каменной крошки. Крепость пожирала сама себя. Символично. Только вот мы были совершенно чужие, на этом празднике, но все никак не могли выбраться с него.

  Рыцари сделали вид, что идут на штурм верхней противоположной башни, усилив ее обстрел и выдвинув по стенам солдат. А сами захватили нижнюю, все же коварство рыцарям не чуждо. Когда мимо нас метнулась к нижней башне штурмовая группа солдат, пришлось вообще залезть между зубцов, эти мастодонты бежали, по-моему, не глядя, выставив перед собой толстенные щиты. Обрадовался было, что нам освободили спуск, да где там, по лестницам, плотной толпой продолжали подниматься очередные лоси, участвующие в забеге. Как-то на кораблях, их казалось меньше. Зато теперь хорошо себе представляю, что такое штурм крепости. Все же морской бой мне ближе.

  Присоединились к солдатам, бегущим в нижний бастион. У меня, в принципе, там есть дело. Еще в первом бастионе, обратил внимание, что под ногами не лежат защитники, вперемешку с нападающими. Во втором бастионе, застав ту же картину - присмотрелся. Оказывается, у рыцарей этот вопрос отлажен, всех мешающихся под ногами стаскивают в несколько мест и там сортируют, кого на перевязку, а кого к мародерам. Конвейер, однако. Зато никто не падал - а то представляю себе "принцип домино" в исполнении этих железных толп.

  В нижнем бастионе, интересовала противокорабельная артиллерия. Взрывать, конечно, ее не собирались, это теперь наша, ну почти наша, крепость и такие дуры с метровым калибром нам самим пригодятся. А вот форт на азиатском берегу явно мешал нашим дальнейшим планам, так как то же мог простреливать пролив.

  Нашел в толпе рыцаря, решил проблему коммуникации жестами, и, подтащив его к трем дурам, смотрящим на пролив, стал тыкать то в них, то в форт, виднеющийся в утренней дымке напротив, примерно метрах в девятистах. Рыцарь покричал, что-то солдатам и ушел, надеюсь, он приказал пушкарей привести, а не похихикал над припадком союзника. Опять заскреблась мысль об изучении языков.

  Сидел на пушке, рассматривая форт напротив, и ждал. Тут, по крайней мере, никто не толкался и не бегал по ногам.

  Прибежала толпа солдат, и вокруг пушек стало очень оживленно. Солдаты заглядывали в бочки, засаживали в стволы банники, точнее, скорее трамбовки, видимо проверяя как и чем заряжена пушка, а то ведь и на пакость османов нарваться можно, в виде двойного или тройного заряда, да еще и пару ядер в стволе. Успокоенный таким деловым подходом выделил того, кто тут командует. Повторил с ним пантомиму - Из этих дур - Воооон тот форт - В хлам! и добавил - Иначе кораблям - Не пройти! Надеюсь, мой извивающийся жест рукой был правильно понят, что это не змея, а корабли лавируют. В любом случае, повторил еще раз - Тот форт - Взорвать!

  Если Петр выгонит, буду в Норвегии представления давать - мое актерское мастерство явно пользуется спросом.

  Пушкарь деловито покивал, и покричал солдатам, перекрикивая не прекращающуюся пальбу. Солдаты забегали, притаскивая доски и клинья. Главный, деловито рвал тряпку и раздавал полоски солдатам, которые делали из них валики и затыкали уши. Похоже, нам пора отсюда свинчивать, на результат можно и издалека посмотреть, и так голова звенит еще после подрыва бомбы.

  Первый выстрел дуры застали на стене. Выстрел впечатлял, струя огня, окутанная толстым жгутом дыма, ударила, чуть ли не на пол пролива, по крайней мере, так казалось.

  Ядро легло с очень приличным недолетом, окатив огромным грязе-водяным столбом османов суетящихся у лодок на том берегу. Пожалуй, недолет получился удачный. Османы засуетились еще быстрее, но уже от берега. Маловато их, наверное, просто разведчики, собирались поинтересоваться как дела у соседей, а то никого не видно, одна пальба.

  За лодками внимательно наблюдал рыцарь, надеюсь, он знает что делать, если османы попрут толпой с того берега.

  Второй выстрел лег очень хорошо, выбив огромную тучу каменной крошки из нижней части высокой стены форта, ближе к левому краю. Как говориться, бог в помощь, так и продолжайте.

  Форт, правда, в долгу не остался, и окутался белыми дымами и прилетевшим к нам роем ядер, правда, гораздо меньшего калибра, судя по небольшим фонтанчикам выбиваемой из стен крошки. Однако на стене становилось неуютно. Пора нам освободить место в крепости для специалистов.

  Перестрелку крепостей наблюдал уже из отчаливающей ниже крепости галеры ордена, увозящей раненных. Старый форт на той стороне, дуэль явно проигрывал новой крепости, и выглядел откровенно слабее. Однако, им тут работы минимум на сутки, да и то, если и остальные пушки захватят, хотя в этом сомневаться не приходилось, орденцев было значительно больше, и они были уже внутри крепости. Осталось пережить еще несколько ночных вылазок, и будет пауза.

  Утром второго дня, после начала штурма, Орел, с десятком мелких галер осторожно двинулся по Босфору в Черное море, минуя крепость и развалины форта на правом берегу, еще дымящие пожаром, после ночной вылазки рыцарей. Все ключевые крепости Босфора и Дарданелл были либо нашими, либо разрушены. Но война все равно еще только начиналась.

  Все свободное время переделывал взрыватели под брандеры, чуть не увлекся, а то бы мы остались без части снарядов.

  Зачистка Босфора заняла еще один день. Какие то два десятка километров после крепости, мы проходили ползком, ощупывая берега перед собой пешими десантами - после того, как османы выкатили у берега пушки на прямую наводку и сильно повредили одну из галер.

  По подозрительным местам делали пару выстрелов шрапнелью, экономия экономией, но судно нужно было целым. Наконец, Орел вырвался из тесноты Босфора, и, не оборачиваясь на галеры, экипажи которых начинали обживать последнюю, довольно легко взломанную, при помощи метателей, маленькую крепость, заскользил по легкой зыби Черного моря в сторону Керчи.

  В первый же час вновь взвалили на себя функцию зачистки, максимально экономя боеприпасы. Шли вдоль берега на восток, проверяя бухты, ближайшие к горлу пролива, и только к вечеру ушли в море, держа курс на северо-восток.

  Свободное время проводил с боярином. Все, о чем необходимо было поведать государю, и в каком свете все это преподнести - обсудили по несколько раз. Этот вопрос был кристально понятен. Но в процессе обсуждения поднялась во весь рост новая проблема - крымские татары. В этом вопросе боярин был специалистом. До посольства он командовал войсками в Белгороде и Севске, и на нем лежала защита от татар. А во время Азовских событий он командовал армией, гонявшей татар на Днепре. Одним словом, если такой специалист говорит, что татары будут проблемой - то так оно и есть. Но проблемой разрешимой. И три года назад, и пять и десять - ходили русские с казаками военными походами на татар. И еще сходить, найдется кому. Только походы эти, тяжелы больно. Воды нет, припасов нет. Большая армия не пройдет, а маленькой там делать нечего.

  Но теперь появилось решение этого вопроса. Если наш флот спуститься к Азову, то Азовское море мы почистим от судов осман, и наладить снабжение водой - вполне можно. Со снабжением припасами сложнее, но и это можно обсудить.

  Сели с боярином решать, что можно сделать в новых условиях и как преподнести это предложение Петру.

  Начало похода вопросов не вызывало. Три сотни миль от Белгорода до основания крымского полуострова армия пройдет без проблем за месяц, даже с учетом дневок, а на пол пути еще и казаки Запорожья присоединяться, накинем еще пару дней на пьянку, по этому случаю. Все равно около месяца получается. А вот дальше будет ощущаться нехватка припасов. Добавили в план опорную базу - крымскую крепость в городке Салинэ, что стоял на берегу Азовского моря прямо в основании крымского полуострова. Взять эту крепость армией проблем не составит, небольшая крепостица, скорее даже замок, особого сопротивления оказать не могла. Кроме того, брали ее систематически, практически при каждом набеге, и очень вероятно, что татары ее сдадут сами, без боя.

  Вот в этом районе и строить опорную базу, копать редуты, и ставить огромный лагерь. Работы для армии на неделю максимум, пусть будет две недели. В этот лагерь, морем, и будем свозить припасы, провизию и лес.

  Далее, армия делиться на три части. Одна часть, небольшая, идет вдоль берега Азовского моря, в Азов, по дороге вычищая всю степь от продовольствия и стойбищ. В Азове она остается на подкрепление гарнизона и охраны будущих переселенцев.

  Вторая часть, самая большая, форсирует пол километра лимана по пояс в воде и по перешейку заходит на крымский полуостров, минуя Перекоп. Форсированию лимана помогают утята, а орудия можно поставить на плоты, которые собрать в базовом лагере, и дотащить, прямо с пушками, до переправы утятами, желательно ночью. Если хан успеет прислать подкрепления к переправе, что вряд ли, так как от Перекопа до места прорыва будет миль сорок, то орудия на плотах расчищают места высадки. Далее армия идет на Бахчисарай. Задача - разорение крымского полуострова, забирать или уничтожать все, особенно стада и провизию. На укрепленные крепости не лезть, если с наскока взять не получилось, просто идем дальше. Если татары вылезут из укреплений и полезут в драку, милости просим, в чистом поле татары против пушек не так опасны, как они же, сидя в крепостях.

  Снабжается армия с базы Салинэ, прелесть положения базы в том, что из нее можно достать весь северо-восточный берег крымского полуострова по Сивашу. А пополнять базу можно по Азовскому морю.

  После сравнивания с землей Бахчисарая, состоящего всего то из пары тысяч домов, армия идет на Керчь, продолжая зачищать Крым, там грузиться на корабли и отплывает в Константинополь.

  А третья армия идет на Измаил. Это может показаться наглостью, но из истории помнил все эти битвы за Измаил. Пока османы в нокауте, надо брать все, что плохо лежит, тем более что в Измаиле ногайцы, и они его вообще без боя сдать могут. Вот и будет крепость на границах с османской Империи, а армия станет гарнизоном этой крепости. Если даже третьей армии не удастся закрепиться в Измаиле, не страшно, эвакуируем их морем в Константинополь. Все же мы пока обсуждаем программу максимум.

  Задача третьей армии такая же, как и у первых двух - разорение крымского ханства. Штурмовать укрепленные крепости не надо, если крепость не взяли с наскока - идем дальше. Воюем с татарами только в чистом поле, пушками и гуляй-городом. Никаких киданий на амбразуры - задача просто лишить все ханство еды и жилья.

  Все собранное с крымских земель можно будет грузить на транспорты и отправлять морем, чтобы не сдерживать все три армии обозами. В том числе, полонян, вместе с освобожденными славянскими полонянами.

  Если походы всех трех армий будут удачными, и помощи, от занятого своими проблемами султана, хан не получит - то с ним можно и о мире говорить.

  В любом случае, отсиживаться в укреплениях татары не станут, будут вынуждены принять бой на диктуемых им условиях, то есть в чистом поле, против пушек и гуляй-города. В результате, потери у них будут астрономические, что, при нехватке продовольствия не даст хану в течение нескольких лет вмешиваться в передел Крыма.

  Тут боярин меня искренне удивил. Оказывается, прямо в сердце ханства стояли несколько наших крепостей, с русско-запорожскими гарнизонами, такие как Кызы-Кермен. Это существенно облегчает дело, опорные крепости на вражеской территории это просто манна небесная. Только откуда они там взялись? Оказалось, все просто - три года назад боярин водил в Крым 120 тысячное войско и взяли целую серию крепостей - Кызы-Кермен, Эски-Таван, Аслан-Кермен, Мустрит-Кермен, Ислам-Кермен и Мубарек-Кермен. А в это время Петр, с еще одной армией штурмовал Азов. Так что задел для успешного похода боярин еще три года назад заложил, за одно изрядно проредив воинство хана.

  Спрашивается, и чего мы тогда сидим? По всему крымскому ханству наперфорировали дырок и теперь только потянуть, что бы оторвать его как марку от империи. Тем более, что империи в ближайшее время явно будет не до хана.

  И по логистике все получалось. Армия идет три сотни миль до базы, строит эту самую базу и укрепленный лагерь, принимает суда, делиться на три рукава, каждый из которых должен пройти еще примерно три сотни миль до своих целей. При этом все три армии пойдут в непосредственной близости от побережий Азовского или Черного морей. Даже если взять суточный переход в десяток миль, то вся кампания займет месяца два с половиной, ну возьмем три - до зимы прекрасно укладываемся.

  А вот расписывая необходимые силы, уперлись в их недостаток. Около ста тысяч Шереметьев мог гарантировать, с учетом того, что шесть десятков тысяч засечников всегда готовы выйти в поход. Плюс он в дружеских отношениях с гетманом Мазепой, который обеспечит запорожских казаков. Ну и боярская конница со стрельцами, этих то же наберется не мало. Точнее, все равно мало. Надо просить Петра переводить силы с севера на юг, тогда ханство точно оторвем. Теперь, каждую свободную минуту обсуждали крымскую кампанию. С выходом армий из базового лагеря решили схитрить, первый выходит третья армия, идущая на Измаил. Татары стянут все силы к Перекопу, тогда, через день или два выходит вторая армия и сразу форсирует лиман, устремляясь к Бахчисараю. А армия идущая к Азову ждет еще пару дней вестей о перемещениях противника, и если ничего непредвиденного не случается - выходит к Азову, оставляя значительный гарнизон и резерв в базовом лагере. Боярин загорелся идеей, и желал быстрее заняться столь перспективным делом - такая победа, принесла бы ему существенные привилегии. И он уже начинал говорить о них как о свершившемся факте. Видимо в связи с этим, скрупулезно обсуждал маршруты и снабжение. Тем более, места он знал досконально. Про штурмы крепостей и оружие ордена - говорили подробно и с рисунками. Почему про оружие ордена? Теперь так называли метатели и большие гранаты. Про обычные гранаты знали все, но их много, и на колене, не сделать. А вот орденское оружие можно делать прямо в захваченных крепостях из подручных средств. И камешки на шрапнель даже в степи найдутся.

  Признаваться в авторстве на все эти вооружения не стал - орденские, значит орденские. Так даже лучше - быстрее на вооружение примут, мол, раз рыцари этим пользуются, то и нам надо.

  Делали с боярином опытные образцы, что бы он проникся технологией, и приставил к нему двух матросов из команды, которые принимали самое деятельное участие в изготовлении "орденских" боеприпасов. Пожалуй, пускай так, и едут с боярином к Петру, а потом в войска. Обойдемся, как ни будь, без пары матросов. Провел с матросами беседу на тему - "На вас смотрит вся Россия". Дал им общие указания, не пытаться все сделать самим, а привлекать больше людей к работе - а если будут проблемы, обращаться с ними к Борису Петровичу. Боярин покивал, мол - да, помогу все уладить, главное бомб, метателей да гранат побольше. Одним словом, пополнением он остался доволен.

  Вот таким образом наметили еще одну кампанию, которую проведет Шереметьев, если, конечно, Петр ему дозволит. Но в том, что боярин уговорит Петра, практически не сомневался, как и в том, что Петр бросит все и примчится в Азов, а потом, быть может и в Константинополь. Наваристая кашка получалась, однако. Хорошо хоть нашли способ не воевать на два фронта, сначала гробим хана, а потом переправляем войска в Константинополь. А пока отвезу туда десанты, которые Петр придал фрегатам для захвата Керчи. Керчь потом и меньшими силами захватить можно, когда османы отзовут усиление и флот, стоящие там, на защиту столицы. Только этот флот обязательно в море перехватить надо будет, а то вся стройная картинка рассыпается как карточный домик.

  Боярин потребовал и от меня письмо государю. Так сказать для солидности. Да и ждет, наверняка Петр моего отчета. Сел писать. Излагал подробно весь переход, с момента как мы расстались, до прибытия в Азов. По каждому эпизоду даже слухи описывал - Петр силен анализом, вот пусть и подумает, а дело практиков аналитикам сведенья предоставить. Напирал на то, что удержать за собой проливы, а с ними и все средиземье, это шанс, которого больше никогда не будет, уж это то знаю. А теперь такая возможность есть, и нам для этого только нужно, что его благословение. Ну и силой военной подсобить. Старался убедительно расписать, как одной большой армией убьем нескольких зайцев, и Крым придушим, пока султан хану помочь не может, и проливы захватим, по которым большая торговля идет, и людей много наберем для задумок его в междуречье Волги и Дона. Одним словом, расписал такие сладкие перспективы, что бумага стала липкой. А от Петра всего то и требовалось, армию тысяч в сто пятьдесят отправить с Шереметьевым в Крым, да баржи снабжения пустить по Дону к Азову. А все остальное уже само сделается, с нашей помощью. И еще, моряков надо. Потери у флота будут, будут и захваченные суда без команд. Всех знакомых с кораблями и нанятых за границей то же гнать в Азов, плюс еще отправить вербовщиков в страны средиземноморья, набирать там команды, и смешивать их с русскими, пусть учатся друг у друга. А доставку наш флот обеспечит, пока проливы удерживаем.

  На всякий случай в эпилоге письма рассыпался в извинениях, мол, прости государь, если что не так. Велел ты мне флот османский воевать, да султана к миру принуждать по мере сил, вот и исполнил. Султану теперь самое время о мире думать, его столица в огне, Шереметьев, коль ты дозволишь, хана крымского прижмет, Керчь мы возьмем обязательно, да еще и эскадрой по побережьям империи пройдем. Так что султан о мире точно задумается. Только не отдавай, государь, проливы! Мне, как флотоводцу без них как без рук. И торговцы тебе, то же самое скажут, когда торговать, на средиземноморье, попробуют. А там, договоримся с Мальтийским орденом, и будет у России база для флота средиземноморского на Мальте. Рыцари только спасибо скажут, и вообще, их надо под патронаж России забирать, не думаю, что они будут против, особенно когда повоюем бок о бок - но тут тебе, государь, виднее.

  Всю ночь писал, и потом еще пол ночи. Отдал толстый пакет, с отчетом, боярину. Он его к, не менее толстому, своему отчету добавил, и сказал, что теперь надо написать короткое письмо приложение к этим отчетам. Аннотацию, так сказать. Как у них тут все сложно с этим протоколом посольским. Написал, куда денусь. Теперь бы поспать. А боярин опять тянет обсуждать крымскую кампанию. Трудоголик.

  Окончание трех суточного перехода до Керчи старались подгадать к ночному времени, но подошли поздним вечером, заметили лес мачт, еще не ушедшего от Керчи флота, и вновь отошли в море.

  Прорывались ранним утром. Да и прорывом то это было сложно назвать. Темный призрак под алыми парусами, которые в темноте казались черными, плавно прошел мимо крепости, вырезаясь против свежего бриза. Даже собаки не гавкали.

  Днем, отойдя от Керчи подальше, начали заниматься зачисткой своих вод, по дороге домой. А то османы тут по всем направлениям плавают, как у себя дома! Суда были маленькие, наподобие шняв, и тратить на них шимозу было верхом расточительства. Пары шрапнельных снарядов и высадки призовой команды вполне хватало. Причем, большая часть экипажа оставалась, жива, но сильно деморализована. Двух трех морпехов на борту, хватало для включения нового русского судна в состав быстро растущей эскадры. К вечеру напоминал себе утку, выгуливающую выводок маленьких утят. Зато хвастался боярину мол, смотри, мы уже для твоей армии суда снабжения готовим, которые и по лиману пройдут, и Сиваш для них не слишком мелок, да и базироваться будут в Салинэ и он сможет их использовать для армейских операций. А мы на этих ограничиваться не собираемся, и еще много чего ему настреляем.

  Вот так, крякая и перебирая лапками, следующим днем, подошли с утятами к Таганрогу. И никого там не обнаружили. Даже слазил на топ грота, мало ли, не разглядел. Спустился весь почерневший. Такие шикарные планы рушились прямо на глазах. У команды сразу нашлись неотложные дела, и высказать, что именно думаю, стало некому. Высказал небесам. Громко и очень выразительно. Солнце прикрылось набежавшей тучкой.

  Мне то же было стыдно, очень стыдно, хоть стреляйся - так подставить несколько тысяч человек, ожидающих помощи - моя совесть мне этого не простит, ее и так, от разборок со мной, с трудом удерживают два здоровых амбала - Необходимость и Здравый смысл - но эта капля, будет уже перебором.

  Посмотрел с надеждой на утят - может мне с ними против линейных кораблей идти? А что? В любом случае, лучший вариант, чем стреляться. Только пойду один, на шняве с десятком шимозных снарядов в бочке пороха. Начал подробно разрабатывать операцию.

  Сходили, хватаясь за соломинку, к Азову - понятное дело, никого там не нашли, кроме нескольких наших галер, которые чуть ли не на абордаж брали, требуя информации.

  Флот проходил через Азов, под управлением Крюйса - ушли, уже несколько дней как, отрабатывать маневры.

  От сердца немного отлегло - не придется искать бочку пороха. Только, где мне теперь искать флот? Все же Азовская лужа в два раза больше Ладожского озера, а и там можно искать пропажу месяцами.

  Надо бы нанести визит коменданту Азова, разузнать новости, и может он в курсе, куда Крюйс повел флот. И надо было отправлять Шереметьева к Петру, со всеми нашими планами, прожектами и просьбами. И то, что мы пока еще не взяли Керчь это уже мелочь, по сравнению с проливами. Тем более, пройти Керчь, без защищающего ее флота, плевое дело - пять километров ширины пролива в самом узком месте дают возможность нагло проходить мимо укреплений, да еще и поглумиться. Пожалуй, Керчь отложу на возвращение, Босфор и жарче, в смысле, горячая точка, и важнее.

  Поплыли с боярином на галере наносить визит князю Львову. Азовская крепость была большой стройкой, народ суетился на ней и вокруг нее, создавая ощущение муравейника. Народу было очень много.

  Князь принял без проволочек, меня как адмирала Азовского Флота, а боярина как посла Государя. С порога вывалил на нас гору новостей. Был в шоке. Всего то на три месяца отлучился, а уже и Петр вернулся, и бунт стрелецкий случился, да и много чего еще произошло. Стрельцов, кстати, распустили - а их в Азовской крепости аж четыре тысячи, из девяти. Лично мне это на руку, теперь стрельцам будет проще переехать в Константинополь, так сказать, от греха подальше. Правда комендант ждет для них смены из солдат, но на всякий случай далеко от крепости не отпускает. Предложил ему забрать бывших стрельцов на флот, у меня есть куда их пристроить. Ничто так не воспитывает любовь к Родине, как чужбина, вот там пусть и перевоспитывают.

  Куда пошел флот комендант не знал, вставлю фитиль Крюйсу - так на маневры ходить нельзя. Радовало только, что вернуться флот должен был еще вчера. Утопить их всех не могли точно, значит, где-то задержались. Фитиль для Крюйса рос и ширился.

  Решили вопрос об отправке боярина к Петру, тем более, что по слухам он был в Воронеже, занимался адмиралтейством, верфями и флотом. Так что казачья "чайка" домчит нашего посланника быстро и с комфортом, в окружении большой охраны.

  Кстати, о донских казаках. Запорожские, большей частью, пойдут с Шереметьевым, а Казаки в Константинополе нужны уже сейчас. Только собирать их времени не было. Попросил князя переговорить с донскими казаками, и начать сбор казачьих сотен для Константинополя.

  О Константинополе пришлось рассказывать подробно, а Шереметьев еще и в описание битв ударился. Жуткая потеря времени. А с другой стороны, князю теперь есть о чем говорить с казаками. Попросил еще раз князя не скупиться на посулы, казаков надо много, и все пригороды Константинополя они могут забирать себе. Более того, перевозить туда семьи, как только все успокоиться. А пока Константинополь надо удержать. Вот эту мысль просил князя выпятить перед казаками - это не набег, город будем делать своим, или сровняем его с землей. И еще уточнил про пленных. Скоро повезем много пленных, в том числе и наших, да и казаки соберут не мало - все будем свозить в Азов. Понятное дело, князю это не очень понравилось. Точнее, от работников он не откажется, а вот кормить их нечем. Задумался. Надо писать письмо Федору. Он у нас купец, вот пусть и думает. Денег из Константинополя вывезем очень много, пусть Федор везет в Азов товары и продукты, тут купят все с руками. Главное! Побольше! Нам еще гарнизоны Константинополя снабжать, не бесплатно, но по божеским ценам - так что если Федор посуетиться, то заработаем еще и на поставках продовольствия. Транспортники для него настреляю, нам все равно побережье империи чистить. Пусть скупает все что сможет, всю мою долю на это пускает, а из их доли пусть сам думает, но дело прибыльное он в накладе не останется. А кроме продовольствия, тут потребуются бытовые мелочи, котлы, инструмент, лес опять же. Кстати, много леса надо будет, и парусины с пенькой. Одним словом, пусть скупает все на корню и везет в Азов.

  Извинился перед князем, сел писать письмо.

  Шереметьев со Львовым принялись бурно обсуждать эпизоды битв. Так что писал под выкрики и пантомимы, но все написал и передал Шереметьеву, с просьбой отослать из Воронежа в Москву, и что это очень важно, в этом письме речь, в том числе и о снабжении его армии.

  Говорили с князем о снабжении, рекомендовал ему рассылать отряды для скупки продовольствия. Именно скупать, так больше отдадут. Все деньги князю с барышом вернуться, готов буду скупать у него в Азове все, что он соберет, если он цену ломить не станет. И рыбакам надо дать понять, что лов рыбы надо увеличивать, а бояться осман, в Азовском море больше не надо.

  Плодотворно пообщались и раскланялись. Шереметьев остался готовиться к рывку вверх по Дону, а Орел, с парой самых быстроходных шняв, на которых полностью сменили экипажи, ушел курсировать к Таганрогу, где тоже шло бурное строительство.

  Крюйс запаздывал. Все хорошее настроение, после разговора в Азове, улетучилось. В порывах бешенства рассматривал вопрос о показательном расстреле адмирала, но, не припомнив таких прецедентов, пожалуй, кроме Колчака, решил не портить историю.

  За сутки ожидания извел команду придирками, и, появившиеся на горизонте паруса команда восприняла с не меньшим ликованием, чем команда Колумба землю.

  Орел устремился навстречу, хищно распахнув желтоватые крылья парусов.

  Разговор с жертвой был тяжелый, да еще через переводчика. Корнелиус слыл человеком с характером, но градус моего бешенства плавил любую броню. Хорошо, что попросил предварительно всех удалиться. Не надо никому слушать, как адмирал флота, бешенным носорогом, топчет командира флотилии. Досталось Крюйсу за все, начиная от не изученного до сих пор русского языка, и заканчивая саботажем на вверенном ему флоте. Саботажники были, правда, родом из Тулы, житнице снарядов нашего флота, но дела это не меняло. Мало того, что флот где-то шляется, так ему еще и стрелять особо нечем, не говоря уже о том, что четыре фрегата вообще без пушек.

  На втором часе разноса успокоился. Время уходит. Пригласил Корнелиуса присаживаться, так как разнос устраивал по всем правилам, и быстро набросал ему цели и задачи флота на летнюю кампанию.

  Ошалевший, от такого перехода, не менее чем от разноса, Крюйс начал мямлить свои предложения. Не дозрел он еще для адмирала, флотоводец - да, но не адмирал. Прервал, запутавшегося в собственной логике Корнелиуса, и начали составлять приказы. Даю флоту пять часов на перегрузку на шесть судов, показавших себя лучше всех на маневрах, боеприпасов со всех оставшихся, оставив тем, по пять выстрелов картечи на ствол. Десант с этой шестерки перегрузить на оставшихся. Кроме того, к десанту подселяем четыре тысячи стрельцов. Да, будет очень тесно, но это, возможно, сбережет им жизнь. Отправили гонцов на корабли - флот пришел в движение. Сам написал письмо Петру, о саботаже на флоте и недопоставках снарядов, и что снарядные баржи мне нудны еще вчера. Написал, конечно, не так категорично, государь все же, да и смотрелось бы это после наших с боярином победных реляций, как-то неправильно. Но снаряды мне нужны, и пополнение их просто жизненно необходимо. А Петр способен Тульским мастерам дать нужный стимул, у них сразу все найдется, и железо и работа в три смены. Отправил письмо с посыльным, разыскать Шереметьева и передать послание ему, для срочной доставки государю. Если Шереметьев уже уехал, передать князю. Дело очень срочное.

  Продолжили разработку операции с Крюйсом. Подробно рассказывал, как будем воевать с османскими флотами - никакого линейного боя, стукнули и убежали, пускай догорают. С линейными кораблями вообще не рекомендовал связываться, представляя пробивную способность снаряда гладкоствола и фугасность их порохового недоразумения. Однако если деваться будет некуда, описал тактику борьбы с этими монстрами.

  Флот не укладывался в отведенное время - устроил разнос несчастному командующему и велел собирать капитанов.

  Потратили еще сорок минут на сбор, десять минут на разнос, пол часа на высказывание конкретных замечаний и еще час, на согласование планов, точнее, на доведение и разжевывание приказов и маневров. Лучше бы не собирал, десять минут удовольствия не стоили почти двух с половиной часов задержки эскадры, которая, к этому времени уже была готова. Немедленно вышли курсом на Керчь.

  Пролив проходили двумя колоннами, основной, с десантом, вдоль восточного берега пролива, и ударной из шести фрегатов и Орла, вдоль западного берега, на расстоянии уверенной стрельбы, то есть метрах на восьмистах.

  В бухте, кораблей стояло мало, османский флот, как и предполагал, ушел к Босфору - надеюсь, успеем догнать этих тихоходов, загруженных по мачты войсками.

  Несколько оставшихся в бухте кораблей лихорадочно снимались со стоянок - что они собирались делать, не совсем понятно, догнать, точно не догонят, хоть мои фрегаты были и помедленнее Орла. На всякий случай, поднял вымпел открытия огня, было интересно посмотреть, как стреляют канониры фрегатов.

  Посредственно стреляли - но шустро и плотно. Даже несколько раз попали, что не удивительно при такой плотности залпа. Наблюдал действие снарядов. Слабовато, но пару судов османы не потушат точно, а еще в одном - сомневался. Остальные отделались, кто испугом, кто ремонтом. Опустил вымпел. Орел не стрелял, берегли снаряды.

  Эскадра шла короткими галсами, высматривая неприятеля и с каждым часом приближаясь к развязке моей авантюры. Выжимали всю скорость, которую могли дать фрегаты, с наполовину зелеными, а на вторую половину, плохо говорящими по-русски командами.

  Османов так и не встретили. Сгрыз свою перьевую ручку, моя команда вновь начала прятаться. Тая, демонстративно ушла спать на бак, в отдельный закуток.

  На входе в Босфор чуть не начал стрелять по форту, поприветствовавшему нас выстрелом из пушки. Сделал логический вывод, что османов мы просто опередили, и поменял план кампании. Эскадра вихрем пронеслась по Босфору и начала выгрузку десанта, а с шести судов перегружали, частично, боеприпасы на остальные.

  С магистром переговорил кратко, обрисовал общую ситуацию. Просил подготовить все готовые брандеры к выходу, но с собой брать не стал, в проливе от них толку будет больше, чем в море. Передал ему взрыватели, просил замазывать хорошенько смолой, а то что-то погода портиться, как бы не заштормило.

  Собрал капитанов для разбора нового плана сражения. Особо подчеркивал согласованное выполнение маневров и стрельбы. И настаивал на точном выдерживании минимальной дистанции - это наше слабое место в будущей битве.

  Наорал на Таю, отказывающуюся остаться в Константинополе - в кой то веке, она наорала на меня в ответ, что она боевой офицер, и где только слов таких нахваталась, и не может бросить свое место в бою. Не стал ей указывать, что офицерского патента у нее нет, а если будет так орать на адмиралов, даже если они это заслужили, то и не будет. Молча сел за стол и написал боевой приказ боевому офицеру от командующего им адмирала, с датой и подписью. Будет знать, как словами раскидываться.

  Закончив разгрузку и перегрузку, эскадра начала карабкаться обратно в Черное море, оставив в бухте Константинополя свои не вооруженные фрегаты.

  Опять торопились - с содроганием представлял столкновение нос к носу с османами в узком Босфоре, но при этом лихорадочно набрасывал план действий на этот случай. План получался знатный - написал убегать, и, подумав, дописал быстро-быстро убегать. Правда убегать не просто так, а тактически отступать затягивая противника под пушки Румельхисара, которые живо накрошат фарш из флота. Вот только этот флот может выбросить в проливе многотысячный десант и будет очень жарко. Нет, пускать флот в пролив нельзя, ни под каким видом.

  Вырвавшись из Босфора, двинулись на восток. Горизонт был чист. Не то, чтобы совсем чист - кучевые облака наползали с северо-востока и обещали неприятности с погодой, но мачт кораблей видно не было. Сначала вздохнул с облегчением, потом начал себя накручивать - а если они еще за помощью пошли, а если ...

  Догнал до нужной кондиции, и приказал начать ученья, отрабатывая один единственный маневр.

  Так, во время учений нас и застали османы. Видимо они удивились - русские корабли перед ними водили хороводы и совершенно игнорировали армаду из двенадцати линейных кораблей, трех десятков кораблей классом пониже и массу транспортников, с разношерстным флотом - похоже, собрали корабли со всей округи, загрузив их десантом. Восемь десятков бортов, против двух десятков. Начать, что ли, звездочки на бортах рисовать? у Орла, так вообще иконостас до ватерлинии получиться.

  Фрегаты, разорвали карусель и двумя колоннами направились к флоту османов.

  Так и началась первое морское сражение за Босфор в руско-османской войне, при многократном перевесе флота османов и начинающей портиться погоде.

  Когда передние корабли подошли на максимальную дальность своей стрельбы, они развернулись красивым цветком, обтекая флот противника с обеих сторон, и стали закручивать карусель вокруг флота, то, растягивая, то, сжимая построения, в зависимости от направлений атак окруженных кораблей. Установку на стрельбу только по створящимся целям, мои капитаны выполняли удовлетворительно. А если бы еще и не увлекались, пытаясь достать разошедшиеся цели, то было бы совсем хорошо.

  Османы, бой по таким правилам не принимали, и на первых порах пытались сблизиться, растаскивая свои плотные порядки. Это и было нужно, вытаскивать из веника по прутику и ломать его строенными или даже счетверенными силами, смыкая фрегаты к месту нападения. Пользуясь значительно лучшей маневренностью и скоростью. А если на сближение шли несколько кораблей сразу, то строй размыкали, обходя такую вырвавшуюся группу, то выше, то ниже по ветру. К таким группам устремлялся Орел, старающийся крайне экономно расходовать жалкие остатки шимозы - один выстрел в корму, и убегать. Над акваторией царствовал частый перестук гладкостволов фрегатов, периодически прерываемый многоголосыми, раскатистыми залпами противника. Старое сражалось с новым. Новое, по законам жанра, должно бы побеждать, но получалось у него это плохо. Счет то был явно в нашу пользу, многие суда флота османов выпали из основной баталии и занимались борьбой за живучесть. Но основному боевому кулаку фрегаты вредили мало, только расходуя боеприпасы.

  Противник сменил тактику, перестав распылять силы и выстроив из ударных кораблей загон, в котором повели оставшиеся транспортники в направлении Босфора, огрызаясь на наши укусы, но больше не отклоняясь от основной задачи - высадке десанта.

  Патовая ситуация. Но пускать десант в пролив нельзя!

  Опять сражение повисло на Орле. Только боезапаса у него уже практически не было.

  Оттянулся за арьергард флота османов. Вариант продолжения сражения в новых условиях виделся только один - но он был самоубийством. Однако сейчас фрегаты израсходуют впустую все снаряды, и будет еще хуже. А когда османы довезут десант до Босфора и прикроют его своим огнем ...

  Поднял вымпел следовать за собой. И Орел пошел на прорыв тыловой линии обороны османов, пытаясь войти в гущу транспортов в центре построения, прикрываясь ими от бортовых залпов бокового охранения и лихорадочно расстреливая остатки боеприпасов, так как транспорты то же были зубастые. Фрегаты втягивались внутрь строя вслед за Орлом, резко увеличив эффективность своего огня сокращением дистанции. Пожирая начинку слона изнутри, раз шкура оказалась не по зубам.

  Фонтаны воды поднимались отовсюду, вой ядер смешивался с шумом нарастающего ветра и перекрывался только частыми выстрелами звуками проламываемого дерева и взрывами, пошедшими сплошной чередой.

  Опадающий водяные струи заливали, и без того мокрую палубу, корпус Орла вздрагивал, заставляя сердце сжиматься. На разбиваемый ядрами такелаж и рвущиеся паруса, уже перестал обращать внимание, от бортов летела щепа, а бывало и осколки ядер.

  Бегал с борта на борт, на нос и корму, пытался выбрать наилучший курс прорыва, проклиная себя за то, что вообще сюда полез, и мысленно уговаривая всех "Держаться!"

  Фрегаты устроили за нами настоящую бойню, попадая практически каждым снарядом, что и не удивительно, когда стволы башен чуть-чуть не достают до бортов противника.

  Но цена за уничтожение флота транспортников была огромной. В этой стрельбе в упор, линейные корабли не остались простыми получателями снарядов с фрегатов, хотя и собрали их полной, и для многих летальной, мерой, но они еще и отвечали - порой, наплевав, что между ними и фрегатами несколько своих кораблей.

  Орел прогрыз построения османов насквозь, выскочил перед строем, пытаясь разгоняться для маневра ухода. За ним выходили фрегаты. Только мало их выходило. Настолько мало, что продолжение боя становилось бессмысленным. Да и воевать было не чем. Последние снаряды шрапнели, шимоза уже давно кончилась, отстреляли кормовые башни по парусам судов противника, хоть немного выглядящих целыми. За нашими спинами разгорался гигантский костер, раздуваемый ветром и сдабриваемый детонациями.

  Состояние переживших битву было крайне тяжелое. В Орле насчитали восемнадцать пробоин ядрами большого калибра десятка два малым калибром от транспортников, и одно попадание тяжелым ядром, разворотившем нос и чудом, не переломившем бушприт.

  Швы обшивки текли по всей длине, часть латунных листов обшивки содрали ядрами, а часть висела лохмотьями. На воде Орел держался исключительно чудом.

  Отсутствие детонаций крюйт-камер объяснялось отсутствием снарядов - отстреляли все, до железки. А вот пустые гильзы на стеллажах ядра попортили значительно. О парусах и говорить не приходиться, основной комплект был на выброс без вариантов - заплатка на заплатке.

  Дальнейшее участие Орла в боевых действиях становилось невозможным, и путь был только один - к Константинополю. Тут мы сделали все, что могли, и заплатили за это жизнью восьми экипажей фрегатов. Сколько еще жизней забрал у нас этот бой, можно будет узнать, только дойдя до бухты. Если дойдем. На Орле было восемь раненных и четверо убитых. Точнее ранены были абсолютно все, и теперь уже начинали считать раненными только тех, кто не мог ходить. Если такая же статистика и на фрегатах, то мы потеряли больше половины матросов и треть кораблей. Надо просить моряков у Магистра.

  Состояние выживших фрегатов было не лучшим, чем у Орла, судя по тому, как тяжело они следовали в кильватере. Думаю, что и флота у меня теперь нет - будет целая бухта инвалидов, если еще доберемся до бухты. Но все же, добраться надеялся. Не зря, в конце концов, добавлял в проект водонепроницаемые перегородки по шпангоутам, с ними был шанс отстоять корабли, больше напоминающие голландский сыр. А мастера еще сопротивлялись! Ходить не удобно, ходить не удобно - зато выжить можно!

  Вот только, похоже, не нам.

  Остатки работоспособной команды Орла, медленно, но верно, проигрывали битву за живучесть. Наша гордость все медленнее шла во главе русского флота, ниже и ниже осаживаясь в черные волны.

  Волны расходилась, с гребней, крепчающий ветер начинал срывать пену. Ветер был попутный, как и задумывалось при маневре, и это давало шанс дойти до бухты, хотя бы фрегатам - резаться против ветра наши инвалиды не могли в принципе.

  Надеюсь, погода закончит тот погром, который мы учинили в рядах османов, а прибой не даст поврежденным кораблям выброситься на мелководье. Уж слишком большую цену мы заплатили за это.

  Подошел боцман, доложил - Орла не отстоим. Весь мир сузился, до этой мысли.

  Приказал поднять вымпел, прошу помощи. Сам был готов биться головой об мачту, но сделать все равно ничего не мог, даже не заглядывая в трюм, понимал, с таким количеством дыр, и трещин в бортах, на большой волне, шансов все меньше, как бы не старалась команда.

  Умирал друг. Умирал тяжело и молча, стараясь до последнего, выполнить свой долг. И от этой безнадежности душа рвалась клочками.

  Два фрегата подошли с боков. Повернулся к боцману, мы оба смотрели с лютой ненавистью за корму, на пожар в пол неба.

  - Приказываю, команде покинуть корабль. Все ценное демонтировать и забрать с собой и компас мой снимите, мне, пока, такого же не сделать.

  - Нет больше компаса князь. И закутка твоего нет.

  Постепенно, снисходило спокойствие. Орел не канет в безвестность.

  - Поворот к берегу, выходим на малые глубины. После поворота, всем покинуть корабль, будем затапливать Орла на мелководье.

  - Клянусь! Боцман, мы еще поднимем Его! Даже если мне придется заставить, то, что останется от османов, вычерпать Черное море!

  Команда переносила раненных, и переходила сама, когда пляшущие на волнах штурмовые мостики фрегатов позволяли перебежать. Волны становились круче, и злей, значит, мы уже на мелководье, дальше тянуть нельзя. Побежали, с боцманом, по борту обрубая шкоты парусов, и перепрыгнули на борт спасателя.

  Орел начал отставать, его, освобожденные, паруса бились - как платки в протянутых к нам руках. Волны начинали перекатываться через палубу, смывая с нее, растертые ногами кровавые пятна. Орел уходил так же гордо, как и жил - не переворачиваясь, и не подставляя пузо противникам.

  Смотрел за скрывающимися в волнах мачтами своего первенца.

  - Прости дружище, своего бездарного адмирала.

  В душе что-то сломалось, совесть понурила голову и отошла на задний план. Посмотрел на далекий берег, еще видимый в только начинающемся шторме. Посмотрел не только, что бы запомнить ориентиры, впечатывая их в память до конца дней. Посмотрел, что бы представить, как эта земля будет выглядеть залитая напалмом.

  Теперь мне нельзя умирать, мне еще друга вытащить надо - пусть море, пока, сохранит его для меня. Глубина тут метров пятьдесят или шестьдесят, без акваланга корабль не найти будет, значит, только мне тебя поднимать, дружище. Отдохни пока.

  Приказал капитану, ставшего ведущим, корабля держать курс на Босфор. У меня появились личные счеты с флотом осман, уже вторые в этом времени - в любом случае, домой османам не вернуться.

  Остаткам флота противника, точнее, теперь врага, во время шторма, деваться некуда - те, кто смогут, пойдут по ветру за нами в Босфор, что бы хоть плацдарм захватить, если на большее сил не осталось. Значит, будет бой у форта, защищающего горло пролива.

  Начал строить новые планы, скатиться по Босфору в бухту Константинополя, отобрать корабли, способные к маневренному бою, перегрузить на них остатки боекомплектов и собрать по флоту, для них целые паруса. Стрясти с Магистра матросов в пополнение, все равно у меня на кораблях дикая языковая помесь, разберуться. Сильно поврежденные фрегаты разоружать, и переставлять орудия на четыре целых. Это будут суда резерва - уверен, эту трагедию двумя актами не закончу, и потребуется третий.

  Дойдя до форта, фрегат бросил якорь, и поднял остальным сигнал - следовать дальше. На тузике плыть к форту было уже опасно, махали руками, пока защитники не сообразили подойти к нам на малой галере. Фрегаты, в это время тяжело проходили мимо нас, и была возможность рассмотреть повреждения. Ужас. Похоже, к третьему акту трагедии придется переходить, минуя второй.

  Перекрикивались с галерой, пытаясь разобрать в шуме ветра и волн ответы. Обрисовал ситуацию. Гости на подходе, но по большей части без десанта и во время шторма лезть с высадкой не будут - форту держаться, сколько сможет, желательно до возвращения наших кораблей, то есть, минимум пол суток, но скорее, сутки. Как только османы подойдут, посылать галеру вниз, к Константинополю, и пусть гребут как на гонках.

  Обещал с кораблями поднять и усиление солдатами, жалея, что не сделал этого сразу - хреновый из меня адмирал, надо складывать с себя полномочия, только вот найти бы кому.

  Скатывались к Царьграду, как называли Константинополь стрельцы. Всю дорогу писал приказы, а потом рвал их. Нет плана боя, нет информации о силах - ничего нет. Начал думать, кого бы пристрелить, значит, опять начинается, как в прошлый раз.

  Сошел в бухте на берег - надо обсудить с гроссмейстером, как он может помочь избавиться от остатков флота осман.

  Первым встречающим человеком была Тая.

  Пусть мир подождет, у него впереди еще вечность, а у нас, может быть, только сейчас и осталось. Подошел, и обнял ее.

  - Прости, слишком темен, стал мой путь. Орел погиб. Теряю друзей, теряю себя. Давай, хоть ты меня простишь, и просто чуть-чуть подождешь на берегу.

  - Это то же приказ, адмирал?

  - Это просто жалуюсь. Не округляй глаза, знаю ваши легенды. Прошу - вытяни, сколько сможешь, с того света, результаты моих бездарные ошибок. И прости еще раз, но через несколько часов, мы вновь уйдем без тебя.

  Отстранился, почти бегом, не оглядываясь, отправился на поиски магистра.

  Шторм затихал поздним вечером. По проливу поднималось шесть фрегатов и восемь галер, позади которых шли на буксирах восемь маленьких брандеров. На судах негде было упасть не только яблоку, но и серебреному талеру, хотя с монеткой, это не показатель, ей бы и без такой плотной толпы упасть не дали. Гул голосов висел над судами вместе с водяной пылью. Настроение экипажей, читалось по их немудреным шуткам и подколкам - народ нервничал, но без страха шел добивать османов, о разгроме эскадры которых мои моряки успели пошептать в каждое ухо Константинополя, даже прячущимся по домам жителям города нашептать умудрились, так как делегация этих жителей пришла ко мне через пару часов. С Очень заманчивым предложением.

  Почему ко мне? Ступайте к гроссмейстеру - он в городе главный! ... Тогда - мое слово - нет! Никаких послаблений. Всех бунтующих или побирающихся, а так же всех мастеров и ремесленников, намерен увезти из города в степи Волги и Дона, женщины, старики и дети могут присоединиться к ним по желанию. Смену для ваших мужчин уже привез, и еще привезу. И кстати, если вдруг задумаете все же бунтовать - знайте, жду этого с нетерпением, мне нужен хоть малейший повод, вырезать тут всех под чистую, освободив место для своих. Мы поняли друг друга? ... Старейшины, вижу, вы не поняли меня.

  Посмотрел в сторону отвернувшейся совести, и приказал сжечь дома старейшин. В недобрый час этих осман посетила мысль, какие то условия мне выдвигать.

  Мои люди меня то же не поняли, но в отличие от местных, выполнили приказ без звука. Недовольство местных подскочило на порядок, приказал стрельцам выкатить вдоль улиц трофейные пушки, заряженные картечью, и в случае если соберется хоть небольшая группа, достойная потраченного пороха - стрелять не задумываясь. Оставшихся после залпа загонять в казармы, как бунтовщиков и отправлять к Азову первым же транспортом. Старейшин держал все это время при себе, пусть все слышат. Потом, пришлось объясняться с гроссмейстером, о своем самоуправстве. А то он, со своими рыцарскими правилами, совсем местных в руках не держит - ишь ты, удумали нам указывать, что надо делать! Хозяевами снова себя чувствовать начали! Всех вывезу! Будут Черное море вычерпывать, и Орла мне доставать!

  Взял себя в руки. Обсудили с магистром и дальнейшую судьбу города - город минируем, но все же будем пытаться его удержать. Через месяц другой, придет Петр и даст окончательный ответ, а еще через пару месяцев можно ждать большую армию и тогда нас из этих крепостей, да с поддержкой флота никакие янычары с сипаями не сковырнут. А про население уже говорили. Только бунтовщиков, или людей которых рыцари приравняли к бунтовщикам, в казармах скопилось уже слишком много, надо срочно вывозить. Обещал решить этот вопрос сразу, как разделаемся с флотом осман. Тем более транспорты мне нужны в Азове, что бы грузить казаков, не гнать же их в Азов пустыми.

  Оставшееся время обсуждали с Крюйсом и капитанами удачи и ошибки нашей кампании, и вырабатывали новые стратегии, в том числе и ступенчатый проход сквозь строй противника. Корнелиус восторгался проведенным сражением, приводил кого-то в виде аналогий, а у меня перед глазами стоял погибающий Орел. Ударил рукой по столу, и сообщил примолкшим офицерам, что сражение мы провели бездарно, потеряли слишком много людей и кораблей - и если такое повториться еще раз - расстреляю всех высших офицеров, заканчивая собой. И как пример, предложил провести предстоящую операцию против флота осман, воспользовавшись опытом рыцарей, то есть ночью, под утро и внезапно. А для этого нам надо следующее ...

  Сбрасывали часть десанта для форта уже глубокой ночью, османы так и не рискнули подходить к берегу в шторм, и теперь ждали рассвета.

  Мы то же ждали, только не стоя на якорях, а крадучись пробираясь на галерах перегруженных десантом, и следующих за ними пустых фрегатах на место наиболее удобного рейда. Военные, они во все времена военные - вверенный им флот должен стоять в соответствующем флоту месте, на приемлемых глубинах якорной стоянки, и на разумном удалении от берега. Все суда обязательно будут кучно выстроены по ранжиру и выровнены по мачтам. А даже если и не выровнены - меня и просто куча вполне устроит.

  Если в этом не ошибаюсь, то нам остается пару километров до рейда, и около часа, когда на фоне светлеющего неба можно будет увидеть черные штрихи мачт. А если ошибаюсь, то займем удобную позицию в тылу, атакующего османского флота - и утром будем выдавливать корабли османов на батареи форта, прижимая к берегу и лишая маневра.

  Весла тихо плюхали по успокаивающемуся морю, десанты сосредоточено молчали, исполняя команду абсолютной тишины на бортах. Время второй баталии неуклонно приближалось. Опять пошел мандраж - а вдруг ... а если ...

  Поднимающееся из-за горизонта солнце, капнуло в чернильное небо немного света, растекшегося голубой кромкой по морю на востоке, и подсветившего, так ожидаемые мачты, при этом оставив нас, прикрытыми пологом отступающей ночи. Время пошло на минуты, свет быстро сдергивал тайные покровы с нашей коварной операции.

  Все было оговорено уже давно и по несколько раз. Галеры громче ударили веслами, и начали разгон, в сторону проступающих силуэтов линейных кораблей, с тем, что бы последние сотни метров не грести вообще, а подойти к кораблям тихими ночными призраками. Брандеры в этот бой не взял, они оставались последним оружием у форта, эффективным только против кораблей, лишенных маневра - в узостях пролива, или если мы прижмем флот османов к берегу. Вот тогда и будет хороший шанс для наших мизерикордий. Кроме того, не хотелось делать из рулевых камикадзе, а спастись в море у них шансов будет мало, вылавливать их будет некогда, плыть до берега далеко, а картечные залпы разбирать свои это или чужие не будут - у берега, все же, шансы будут значительно больше - ведь выжила же часть рулевых атаковавших крепости.

  Фрегаты расходились полукругом, сохраняя значительное удаление - стараясь не выдать начало операции своими парусами. Утренний бриз лениво перебирал складками парусины на убранных верхних летучках, подготовленных к быстрому открытию, но пока скрученных, чтобы не демаскировали. Не зря, часть вечера объяснял капитанам, как подвязать все паруса нитками в жгуты, а затем установить их в рабочее положение, и когда понадобиться, одним движением шкотов разорвать нитки и распустить паруса. А главное, они поняли, зачем все это.

  Галеры разогнались и разобрали самые жирные цели, против которых фрегаты оказались мало эффективны. Восемь галер, на семь оставшихся толстяков, однако и мы неплохо проредили ударный флот. Восьмая галера уходила мимо, прицеливаясь к одной ей ведомой цели.

  Ночную тишину, и тихие вздохи, уставшего сердиться моря, разорвали крики османов, заметивших галеры. Но заметили их даже позже, чем рассчитывал - от абордажа толстяки точно не увернуться, а вот выстрелить еще могут успеть. Оставалось их отвлечь, и возможно напугать. А что может быть более неприятным для спокойно отдыхающих на рейде, чем разворачивающиеся паруса противника прямо у него под боком? Правильно - еще более неприятным станет прилетевший снаряд.

  Отдал команду на атаку выстрелом носовой башни, который был немедленно подхвачен частым стаккато остальных фрегатов. Поддержанное низким уханьем картечниц галер. В ночи раскрывались темно серые, при утреннем свете, цветки парусов, теперь еще и подсвечиваемых вспышками разрывов. Дистанция, до стоящего на якорях флота стремительно сокращалась, османы рубили канаты и пытались быстро поставить паруса, но время было упущено еще минут двадцать назад. Фрегаты, ступеньками, входили внутрь строя флота врага, поливая с обоих бортов беспомощные корабли, не способные достойно ответить и не успевшие повернуться боком. Фрегаты не торопились, плавно перемещаясь внутри, от западной границы рейда к восточной, запаливая еще один гигантский костер, и сами же заливали его фонтанами воды от своих промахов, плясавшими по всей поверхности рейда.

  Море не тревожили взрывы только в голове рейда, где стояли толстяки. Но там ночь разрывали крики и шум сражения, с редкими ружейными и пистолетными выстрелами.

  Только спустя пять минут, потеряв более половины тяжелых фрегатов на рейде, османы начали огрызаться. В стаккато фрегатов, вновь вплелись раскатистые многоголосые залпы вражеских кораблей, море забурлило с новой силой, и теперь уже от нас летели щепки. Однако, фрегаты заканчивали проходить строй врага и уходили на восток, разрывая дистанцию, и переходя к маневренному бою и стрельбе издали, для чего они и создавались. План боя выполнили практически идеально, и если бы османы не опомнились так быстро - обошлись бы совсем без потерь среди фрегатов.

  И чего это говорят, что ни один план не выдерживает столкновения с противником? Просто планы грамотно составлять надо - например из одной фразы "Пришел, увидел, победил". Правда, это после реализации плана хорошо говорить. А с другой стороны, если план не реализуется, то кто об этом узнает? Всегда можно сделать вид, что так и задумывалось.

  Настроение было отличным, османам тут ничего не светило. Все, что они могли бы сделать, и чего искренне опасался, османы упустили. И то, что они действовали, придерживаясь логики, было еще одним их минусом. Ведь очевидно, что тяжелые фрегаты, оставшиеся в живых особым чудом, пойдут на помощь толстякам. Вот они и пошли - не подумав, что у противника тоже есть мозги. Вторая волна десанта галер была составлена исключительно из людей, хоть как-то знакомых с пушками, и задача перед ними стояла очевидная - подпустить османских спасателей борт в борт, и всадить полный залп линейного монстра по пытающемуся разобраться в ситуации противнику.

  Фрегаты входили обратно в строй врага, точнее, в уже полное отсутствие строя, подавляя редкие очаги сопротивления, и отрезая линейные корабли, уже разворачивающихся в сторону пролива, от жалких остатков их охранения. Судя по всему, эта битва была уже закончена, так и не начавшись, и переходила в стадию бойни, когда расстреливаются спускаемые шлюпки и делаются картечные залпы по группам пляшущих в воде черных точек. Моя совесть так и не повернулась лицом к этим картинам, предпочитая рассматривать глухую ночь у меня в душе. Сожалел об одном - акул нет в Черном море, способных закончить за меня дело сокращение опытных моряков для флота османов.

  Подумав об акулах, вспомнил о Катране, одиноко лежащем в Вавчуге. Надоело мне это заграничное турне, ведь просто хотел дойти домой! у меня дома еще дел полно! Пусть послы теперь маневрами занимаются. Мне только, по дороге домой надо будет благоприятную почву для них подготовить.

  Флот возвращался домой, немного поцарапанный, как и надлежит настоящему воину, но с гордо поднятой головой и ведя за собой значительные трофеи. До дома оставалось совсем чуть-чуть. Вот с этого чуть-чуть и стали слышны залпы пушек.

  Впадать в ступор было некогда, раз стреляют, значит, флот был не один. Плевать. Ничего не поменялось, просто за одно сражение реализуем и план "А", который уже отыграли, и план "Б" - который считался запасным, но до капитанов был доведен тщательно.

  Фрегаты, повинуясь двум поднятым вымпелам, начали расходиться, образуя растянутый строй. Операция "Ночной тать" перерастала в операцию "Невод", по которой все знали, что и как будут делать, а главное, форт должен понять, что мы начинаем действовать по оговоренному заранее плану и подготовить брандеры.

  Но битвы, как таковой у форта не получилось. Вместо, ожидаемой увидеть, атакующей армады из десятка линейных и толпы фрегатов - форт обстреливали десятка полтора разноколиберных судов, выживших при первом сражении, и, видимо, потерявшихся при шторме. Тратить на Это брандеры, как, впрочем, и снаряды, было верхом расточительства.

  Поднял дополнительные вымпелы на головном фрегате, корректируя план сражения - идем на абордаж, зачищая предварительно османов картечью.

  При виде нашего надвигающегося с моря невода, нападающие поспешили откланяться, но были придержаны за локоток, и пропесочены. Часть сдалась сразу, впечатлившись второй волной нашего невода, состоявшей из линейных кораблей и галер. Битвы не получилось. Получился большой сбор транспортников для переселенцев и казаков.

  Остаток дня флот стоял у форта, ожидая, появления хоть кого ни будь еще. Все ощущали себя замахнувшимися, со всей силы - но так и не ударившими. Даже чувство победы не приходило. Разослал самые шустрые суда, из трофеев, с новыми экипажами - пробежаться по окрестностям. Две галеры с раненными, отправил в Константинополь, вместе с отчетом для гроссмейстера, пусть будет в курсе. Самый хороший способ дружить, просто быть честным с союзником, по крайней мере, с этим.

  Сами консервировали брандеры, и грузили их на галеры, ожидая боя, но уже не веря в него. Пережить такую плюху - османам надо время.

  Принимал доклады по кораблям и боеприпасам. Корабли были бодрячком, с учетом еще четырех перевооружаемых в бухте, у меня есть десять боеспособных фрегатов и семь условно боеспособных толстяков. А вот с боеприпасами для фрегатов была засада. Вернусь - расстреляю половину тульских мастеров, а вторая половина будет работать в три смены. Если, конечно Петр уже этого не сделал. Но прямо сейчас у меня оставалось снарядов только пугнуть для виду. Ну, или картечью стрелять, которой было побольше. Велел никому не разглашать наше положение со снарядами - для всех мы бравый, победоносный и боеспособный флот. Даже для союзников. Ибо быть честным, не значит - рассказывать абсолютно все.

  Ночевали на рейде, разбросав фрегаты и галеры по длинному периметру стоянки и расставив внутри толстяков, бортами к наиболее опасным направлениям - если кто-то решит повторить мой удачный маневр - милости просим, встреча готова.

  Но желающих не нашлось. После обеда эскадра скатывалась по проливу вниз, в бухту, оставив обживаться в форте усиленный десант и один линейный корабль, прикрывающий рейд у форта. Ждать нападения все лето считал бессмысленным, проще самому напасть. И цель, для нападения у меня имелась. Взятие Керчи никто не отменял.

  В бухте царило оживление, и плыл не прекращающийся стук ремонта. Ожили воспоминания о прошлой жизни, в которой соседи делали не прекращающиеся ремонты квартир, выбирая для этого самые сладкие минуты моего сна.

  Однако, звуки этого ремонта грели душу. Была надежда уйти к Керчи солидным флотом, который мог, если и не стрелять, то хотя бы везти десант. Да еще и с полутора десятками свеже отбитых транспортников - получается солидно. Только опять у Магистра матросов просить придется, так мы его десять тысяч моряков очень быстро израсходуем.

  Отправиться в тот же день в поход и не рассчитывал, отметить победу, и обняться с союзниками было делом святым. Не учел, что рыцари были ценителями прекрасного, и скоротечная пьянка, по столь высокому поводу, их не устраивала.

  Два дня ушло только на подготовку мероприятия.

  Поставили все призы под загрузку переселенцами, в пятнадцать кораблей тысячи три четыре запихать можно, место для новых бунтовщиков, или назначенных таковыми, в казармах освободим. За пару дней загрузим не только людей, но и материалы, со складов и верфи. Наши не боеспособные подранки ремонтировались, и пойдут с нами для солидности, все же флот из шестнадцати боевых кораблей смотрится солиднее, чем из десяти. Самые побитые фрегаты пойдут пустыми, а на остальные, можно нагрузить трофеев. Нашу скорость все равно транспортники ограничивать будут.

  Пока было время, удалось посмотреть город, но не очень подробно. Экскурсии внутри каре охраны из морпехов не способствовали эстетическому восприятию. А каре требовалось обязательно, так как стрельцы исполнили мой приказ буквально, и теперь жители опасались даже на рынок ходить. Использовал и этот нюанс себе на пользу, начал отбирать самых напуганных, и загружать их на маленькую шняву. Загрузив, отправили шняву в сопровождении одного фрегата в Керчь, с ультиматумом о немедленной сдаче. Задача фрегата была только довести шняву, и проконтролировать ее приход. Экипаж и пассажиры шнявы состояли из одних османов, и прикрывать их в порту Керчи в задачу фрегата не входило. Пусть выкручиваются, как хотят, в крайнем случае, пошлем еще. Главное, что бы они донесли ультиматум до коменданта Керчи, а слухи, что еще важнее, до ее гарнизона - пусть защитники дозревают, пока мы тут отмечаем. Надеюсь, к приходу флота они дозреют. Фрегату крутиться недалеко от Керчи, следить за обстановкой и ждать прихода эскадры. В бой не ввязываться, просто уходить, а потом возвращаться с другого направления.

  Был тут и скользкий момент. Получив ультиматум, комендант пошлет за подмогой - это без вариантов. Но телеграфа у него нет, а значит срок прихода помощи, минимум неделя. В том, что султан эту помощь найдет, решил не сомневаться, все же империя большая и войск у нее хватает, как и кораблей. Правда, линейных больше, наверное, не будет, а вот галер и фрегатов еще не меньше сотни точно наберут. А мне нужно было дожидаться баржу со снарядами, обещанную туляками Крюйсу, в счет не доданных комплектов. Только вот когда она будет, знали только высшие силы. Отправив послание, установил для себя срок в пять дней до появления в Керчи и поделился всем этим раскладом с гроссмейстером. Назначили празднества этим же вечером, а на следующий день отход эскадры, со всеми отремонтированными судами, частью десанта и транспортниками. На транспортниках то же небольшие наряды солдат, следить за порядком. Попросил магистра поделиться с десантом гранатами, видел же, что они развернули тут их производство из османских запасов, готовясь к обороне. Магистр поупирался, но на радостях обещал выдать пять сотен гранат, похоже, они тут их много наделали. Что, в принципе, и не удивительно, если один выстрел османской пушки может до восьмидесяти литров пороха сжирать, то и запасы у них в арсенале соответствующие. Выторговал у магистра под такое дело еще два метателя с десятком бомб на каждый. Порадую гарнизон Керчи.

  Вот теперь с делами вроде все, можно немножко и попраздновать.

  Весь вечер убеждался, что у ливонских и мальтийских рыцарей общие предки, точнее повадки.

  Получив к обеду официальное приглашение на бал, в виде красивой открытки, с виньетками и каллиграфической прописью - хищно улыбнулись с Таей друг другу.

  Времени мало, а то бы довели рыцарей до обморока, а так, просто шокировали.

  Отдадим мальтийцам должное, бал, по случаю победы, они подготовили образцово показательный, он стоит отдельного упоминания.

  Зал украшали длинные вымпелы, свисающие из-под самого потолка, вдоль стен стояли светильники, напоминающие мне вешалку для одежды, в них горели сотни свечей, и несколько слуг бесшумно передвигаясь по залу, постоянно добавляли в светильники новые свечи. Распахнутые окна впускали в залу свежий вечерний воздух юга, вытягивая дух сгоревших свечей, и заставляя тени плясать на стенах, создавая видимость колыхающихся стягов. Торжественное настроение создавалось само собой. Дополняли эту величественную картину сами рыцари. Хотя, в доспехах и накидках они мне были гораздо симпатичнее, чем в этих богатых рясах и чепчиках. Мдя, как-то неуместно тут смотрится наша пара с Таей наголо. Первый раз, когда ощутил дискомфорт, от недоуменных взглядов окружения. А ведь они сейчас и богослужение проводить начнут, это к гадалке можно не обращаться.

  Мою панику, постепенно рассеивал поток гостей, прибывающий на бал. Гости были вполне светские. Вздохнул с облегчением - не буду выделяться прыщом на гладкой коже ордена.

  Рыцари и тут были в своем репертуаре, пригласили не только османскую аристократию города, но и высших офицеров осажденной, но пока не взятой цитадели. Кстати, цитадель рыцари уже просто могли завалить бомбами из метателей и засыпать гранатами, но не делали этого, считая, что нечего тратить боеприпасы, а османы никуда не денутся. Тем не менее, сходили на переговоры и пригласили офицеров на бал.

  И самое любопытное, что все они пришли. Уму не постижимо. Но логические выводы, вытекающие из такой ситуации и подсказываемые мне темной стороной моей натуры - старался держать при себе. Портить отношения с орденом, из-за десятка, совершенно не важных для дела людей - мне не надо.

  Вежливо со всеми раскланивался, даже поболтали светски о погоде и о видах на урожай. На счет хороших урожаев усомнился, и даже пояснил, почему - пожаров, видите ли, много ожидается, сушь, что же вы хотите. А вот из России хлеб привезти можем, у нас там поля большие, а если на эти поля еще и работников наберем, то точно будет хлеб. Аристократы задумывались. Тем лучше, будет проще пейзан вывозить.

  Праздник начали, как и ожидал, с богослужения. Но отсидеться за спинами мне не дали, а наоборот, вытащили к магистру, проводящему обряд, и наделили великой честью, держать какие то там регалии. Всю церемонию косил глазами то на одних, то на других и повторял все Па этого представления, лишь с небольшой задержкой. В целом поставил себе оценку удовлетворительно. И радостно отделался от всех этих реликвий. Однако сбежать мне опять не дали.

  Возблагодарив господа, рыцари начали благодарить своих сподвижников, особо отличившихся и принесших честь и славу ордену. Из награжденных знать никого не знал, кроме последнего пункта, которым закончили награждение.

  А последним, с большой помпой и чествованиями, наградили меня. Тут, видимо, как на соревнованиях - начинают с третьего места и заканчивают первым.

  После длинных речей, восхваляющих меня как отважного воина и полководца - тут чуть было все не испортил своим сдавленным хмыканьем - мне вручили золотой бриллиантами украшенный крест их ордена, прося принять с оным звание брата их и Христова рыцаря. Вот так и стал рыцарем Христа, с красивейшим крестом на шее, и атеизмом в душе.

  Остальная часть приема мало отличалась от светской. Кавалеры и аристократы лавировали по залу и жонглировали словами. Оценивал общие настроения - основные речи шли о мире, и дележе, в них активно принимали участие и офицеры осажденной цитадели. Свита Шереметьева был на высоте, даже в отсутствии самого боярина, куда не кину взгляд, вижу, кого ни будь из них за обработкой очередного аристократа или рыцаря.

  Решил не отставать от посольских, завел длительную беседу с гроссмейстером, о будущем Ордена и России, которое виделось, по моим словам, как единое и неразрывное. Ну, еще бы. Россию в Константинополе ни одна держава не потерпит, а вот Мальтийский орден на этом месте, даже вместе с русским гарнизоном, Европу может вполне устроить. А так как орден государством не являлся, то выступать он вполне мог под российским патронажем. Разговор этот у нас с магистром был далеко не первый, и со всеми свежими мыслями мы оба успели сжиться. Так как нам обоим были мало интересны танцы, оставили Таю блистать в обществе, и таскать за собой шлейф кавалеров, а сами заперлись в кабинете и стали набрасывать картину этого будущего на холст гербовой бумаги, кстати турецкой.

  Договорились о специалистах, медиках и военных, которых орден отправит в Москву, даже больше, чем изначально надеялся, рыцарям то же было интересно на Москву посмотреть да уму разуму медведей поучить. И про базу флота на Мальте предварительно договорились, как и предполагал, победоносный флот рыцари не откажутся увидеть в своих водах. Но этот вопрос, отложили до решения Петра.

  На мою просьбу посодействовать найму, Магистр обещал обеспечить вербовщиков, у него хорошие каналы налажены, и он мог гарантировать нанять до тысячи матросов и офицеров только за это лето. Просил его начать вербовку уже сейчас. Пусть отправят приказ на Мальту с очередной галерой, связь с базой рыцари старались поддерживать регулярно. Такие полномочия, как у адмирала флота, у меня есть. И платить чем найдется, даже если заплачу из моей Константинопольской доли. Хотя, незачем баловать штаб флота - они и так мышей не ловят, отвратительно обеспечивают флот, снарядами, по крайней мере.

  Говорили и о снабжении, очевидно, что снабжать рыцарей с Мальты слишком сложно, даже если наш флот будет помогать. Так что и этот вопрос ляжет на Петра. Что в принципе, не так уж и плохо - крепче привяжем рыцарей к России, а ей вливание свежей крови не помешает, тем более что рыцари к русским весьма благожелательно настроены. Да и богаты они теперь изрядно, и будет гораздо лучше, если за продовольствие и снаряжение они будут платить русским купцам, а не средиземноморским.

  Говорили и о политических аспектах проливов. Гроссмейстер соглашался, что кроме России, Ордена, и османов на том берегу, так как избавиться от них все равно не реально, нам тут никто не нужен. Такая позиция Магистра искренне радовала, и объяснялась просто - уже много лет гроссмейстер оббивал пороги Европы и просил помочь ордену. Но помощи ни от кого не дождался, хотя все клятвенно заверяли в дружбе. Так что он теперь знает, цену союзнических обязательств европейских государств. Попросил Магистра обязательно рассказать об этом Петру, при встрече, наш государь еще молод, и верит в союзников. Порой, слишком верит, и даже деньгами снабжает, совершенно не мыслимыми.

  Очень плодотворно посидели, будущее вырисовывалось весьма перспективным. До него теперь надо было дожить. А мне, так еще и Орла поднимать, значит, доживем обязательно.

  Утром флот в Керчь не вышел. Просто не смог. Смог только после обеда, когда офицеры, во главе со своим адмиралом и командующим флотом, стали способны хотя бы махнуть рукой в ту сторону, куда предполагалось идти фрегатам и транспортникам, давно готовым к отправке.

  Приходили в себя уже под морским ветром, с запахом водорослей и соленой моросью, привычно слизываемой с губ. Десант шел ставить точку в Керченском вопросе.

* * *

  На этот раз торжественный подход к крепости подгадали на утро, пол ночи дрейфуя в море. Зато встретили дежурный фрегат, разобрались в обстановке и провели ночью совещание капитанов, на котором расписали все наши действия. Все транспортники пропускаем мимо крепости, в сами, блокируем бухту вместе с небоеспособными фрегатами, которые будут стоять в нашей линии для солидности и для трепания нервов османам - "а почему те фрегаты не стреляют? Что они задумали?". Транспортники и без нас до Азова дойдут, они все же достаточно зубастые. А мы займемся Керчью.

  Так как снарядов было маловато, основная задача ставилась - сделать наглое лицо, надуть щеки и, отстреляв половину имеющегося боекомплекта, показать городу и крепости, свою великую милость и готовность временно прекратить ураганный обстрел и выслушать, что нам хочет сказать градоправитель, в свое оправдание. Перед совещанием занимался художественной резкой по бумаге, вырезая треугольники, с расчетным углом подъема стволов. Корил себя за желание сэкономить и отсутствие, в связи с этим, лимбов вертикальной наводки у пушек фрегатов. На совещании раздал плоды своих расчетов капитанам, и пояснил, как пользоваться - за одно и оценю, как они со своими пушкарями общаться будут.

  План имел всего три этапа, так что его верное исполнение не вызывало сомнений. Первым пунктом - заходим кильватерным строем, перекрываем бухту, пропускаем за собой транспортники и палим по крепости с городом на дистанции полтора-два километра, отстреливаем корабли противника, которые пытаются сблизиться, и начинаем переговоры. Второй частью плана был сброс десанта, а третьей - быстрое убегание к Азову. В случае срыва первой части по причине расхода боеприпасов или возникновении на горизонте флота осман - сразу переходим к третьей части. Дальше следовало подробная роспись первой части, так как вторая будет по обстоятельствам, а с третьей - мои бравые капитаны и так справятся на отлично.

  Вот и заходили теперь в Керченский пролив красивым кильватерным строем по зеркальной воде, подернутой слабым волнением. Подгоняемые легким южным ветерком, не столько раздувающим паруса, сколько овевающим потные лица и сдувающим ощущение сковородки.

  Пролив вяло нес нас по своему мелкому руслу до планируемого места якорной стоянки. Да-да, именно так. Встать, в наглую, напротив крепости на якоря, и не торопясь заняться приведением крепости Восперо к мысли - стать русской территорией. Транспортники, так же вяло проходили по правому борту якорящихся фрегатов, и не торопясь, скрывались в Азовском море.

  Такого непочтения османы не пережили. Три судна в гавани решили наказать нас за немыслимую наглость, но передумали сразу после первого же залпа эскадры, сконцентрированном вокруг нападающих фрегатов, и, похоже, еще и кто-то умудрился попасть. Османы распустили дымные хвосты и ретировались в гавань, переложив всю ответственность на коменданта. Стрелять специально, по практически своим судам - все посчитали, не сговариваясь, саботажем и уходящих османов провожали только выкрики команд, надеюсь, османы не сильны в языках - на их месте, послушав такое - развернулся бы еще раз и устроил показательное самосожжение, прихватив как минимум одного противника.

  Выждав еще некоторое время, флот задрал пушки практически по минометному и начал кидать редкие снаряды в сторону города и крепости, на кого пошлет всевышний.

  Город и побережье накрыли многочисленные разрывы, вносящие панику, судя по забегавшим по берегу людским черточкам. Город накрыли почти полностью, что ввергло в некоторую оторопь - приказ был целиться по крепости, которая южнее города - это что? У нас так снаряды на высокой траектории сдувает? Хотя получилось очень впечатляюще, и давать отмену стрельбы не стал. Часть снарядов легла в воду у берега, все же дистанция стрельбы была слишком большой для фрегатов. Канонирам нашего фрегата указал взять прицел еще южнее крепости - все же она была главной целью.

  К нашим разрывам постепенно подтягивались разрывы с остальных кораблей, канониры на них постепенно нащупывали нужные поправки. Снаряды падали куда-то внутрь стен, поднимая над ними узкие фонтаны пыли, перемежающиеся с редкими струйками дыма.

  Темп стрельбы был самый низкий, однако на земле создавалось впечатление ураганного обстрела и непрерывной череды взрывов - все же восемь десятков боеспособных стволов эскадры обеспечивали неплохую плотность огня. Однако повальных пожаров и разрушений этот огонь не создавал - все же надо думать о более крупном калибре.

  Разглядывал дымящую крепость в бинокль. Обычная генуэзская крепость в рыцарском стиле с зубчатой стеной, массивными квадратными и круглыми башнями, оседлавшая южный выступ керченской бухты и простирающаяся вглубь выступа до самой подошвы горы. С одной стороны - внушительная. А с другой - попасть навесным огнем легче. Говорил же, что в любом деле можно найти для себя преимущество.

  Стены крепости, на вид, скромнее Константинопольских, только вот эти стены благоразумно отступили на десяток метров от воды, и применить против них мои любимые брандеры будет сложновато. Зато крепостные башни на эти стены пожалели. На море смотрели четыре башни. Между двух центральных башен угадывалась небольшая калитка, настолько узкая, что, пробив ее, входить надо будет гуськом, чего защитники, наверняка, ждут с нетерпением.

  Как крепость защищена с суши было не видно, но из опыта общения с аналогичными крепостями могу предположить, что там еще хуже - генуэзские крепости традиционно слабее защищены с моря, а вот с земли они защищены добротно. Значит, штурмовать будем с моря.

  Ушел вниз, рисовать проклюнувшуюся идею, под мерное и редкое буханье наших пушек. Идейка была свежей, но требовала принести в жертву корабль, а за одно произвести измерения у крепости, значит надо ждать ночи.

  К обеду расстреляли оговоренную половину боезапаса, и флот замолчал, неторопливо перекусывая и ожидая послов со стороны крепости, не переставая коситься в сторону моря. Послов не было, хотя суета на берегу явно указывала на активность населения. Флота османов то же не было. Ждем дальше.

  На всякий случай начал реализацию своего плана, согласно которому отобрали самое поврежденное судно из небоеспособных фрегатов со снятыми пушками и начали активно разбирать с него все, хоть мало-мальски ценное, в том числе снимали даже реи, гики и гафели. Разгружали часть балласта и сбрасывали его в воду - осадка у судна нужна была минимальной.

  За этим вандализмом эскадру застал вечер. Послы не появились - им же хуже.

  Ночью к крепости отправили два тузика с лотами, веревками с грузилом, для промеров глубины дна у крепости - велели им не шуметь и не рисковать.

  Ночью доводил новый план до офицеров, которые уверились во мне как в непревзойденном полководце, это они напрасно конечно, но зато новый план не встретил никаких возражений, а наоборот, моя очередная авантюра получила единогласное одобрение. Ну, хоть кто ни будь бы, покритиковал! Хоть тот же Крюйс! Он же тут главный, а допускает, чтобы с его флотом такое безобразие вытворяли. Нет, все в восторге, а мне теперь придется одному самому с собой спорить, в отсутствие оппонента.

  Ночью готовили операцию "Троянский кит", распределяли роли и вносили изменения. Так же доводили десанту последовательность действий.

  Начало операции назначили на раннее утро, как это теперь у нас было принято, а место операции, по результатам промеров подходило вообще одно единственное, ближе к северной башне.

  Утро занималось хмурым и туманным, обещая перемену погоды и слегка корректируя наши планы. Туман был слишком редкий, что бы на него надеяться, скорее дымка, а вот ожидаемый утренний бриз получился слабее запланированного, и пришлось отводить загонщиков подальше, что бы они смогли набрать расчетный разбег.

  Два фрегата, под полным комплектом парусов разгоняли перед собой третий, и предельно облегченный фрегат, толкая его в корму удлиненными бушпритами, на мягкой сцепке. Еще два фрегата тянули наш брандер спереди, планируя первыми разойтись в стороны при приближении к берегу. За этой пятеркой утреннюю мглу рассекал клин всего оставшегося флота распределенный группами напротив каждой из башен, с основным заданием на их подавление. Еще четыре корабля шли чуть в стороне, брать на абордаж суда в бухте, поводя заряженными картечью стволами.

  Скорость стремительного нападения была настолько низкой, что подумывал об отмене операции. Но не успел. Начавшаяся перестрелка с крепостью и судами в гавани сжирала остатки боеприпасов, и второй попытки у нас не будет точно.

  Первая пара фрегатов-бурлаков красиво разошлась в стороны, присоединяя свой голос к активной перебранке с крепостью. Вторая пара приготовилась к повороту, что было видно по висящим на снастях матросам.

  Вцепившись руками в планширь и, не обращая внимания, на бухающую под ухом пушку ждал развития событий. Очень жалел, что дал себя уговорить - не присутствовать на ударной пятерке, и особенно на брандере. Теперь от меня ничего не зависело - и это было самым тягостным.

  Мачты брандера дернулись, показывая, что днище уже начинает пересчитывать камни. Левый фрегат-толкач завалился в левую циркуляцию, выворачивая корму брандера вдоль берега, а правый фрегат-толкач начал давить, всей своей набранной инерцией в подставившийся борт, заталкивая брандер глубже на берег и переворачивая его. Без удара все же не обошлись, хотя очень надеялся на мягкие сцепки. Грохот и треск, среди активной пальбы, возвестили о начале операции, и по вантам склоненного брандера побежали десятки солдат десанта, переливающихся на брандер с двух фрегатов-толкачей. Под весом штурмовой партии на мачтах брандер окончательно завалился на бок, и мачты легли на верхушки стен. Тут же со снастей фрегата первая десантная партия закидала стену гранатами и посыпалась на освободившееся от осман место. На стенах завязалось сражение, которое изначально было выиграно, так как плотность прорыва была чрезмерной для защитников, ожидавших высаживания ворот и узкой струйки нападающих. Башни крепости попытались накрыть стену картечью, но смогли сделать буквально пару залпов, перед тем, как на места, обозначенные дымами, была перенесена вся огневая мощь эскадры. Потери от этих залпов были значительные, однако картечь не выбирала, где свои, а где чужие, и вторая волна десанта растеклась по стене, практически не встречая сопротивления. Добивая оставшихся, и привязывая верхушки мачт брандера к зубцам стены. Бой перемещался в башни и во внутренний двор крепости. Гулко бухали гранаты, которых не жалели. Научил десант, на свою голову, пользоваться ими - теперь будут все время гранат требовать. К брандеру по очереди причаливали фрегаты, сбрасывая свои десанты. Северная и центральные башни уже не оказывали сопротивления, по фрегатам стреляла только южная башня, но и ее время истекало. Как позже выяснилось, нам на руку сыграла конструкция крепости. Мы, оказывается, штурмовали внутреннюю крепость, при этом ворота в нее были закрыты - защитники просто не успели открыть внутренние ворота, заваленные гранатами, и получить на стены подкрепления. А после того, как крепость была нашпигована нашим десантом, стены и пушки внутренней крепости стали играть уже против османов, а проводить штурм крепости по всем правилам у них просто не было сил.

  Наш флот теперь безраздельно царствовал в южной части бухты. Основная артиллерия сосредотачивалась именно во внутренней крепости, а одинокие выстрелы мелким калибром со стен внешней крепости - причинить серьезного ущерба фрегатам, благоразумно к ним не приближающимся, не могли.

  Остаток снарядов был потрачен на бомбардировку сопротивляющихся районов, после чего, на фрегатах осталась только картечь. То есть флот стал бесполезен, хотя продолжал контролировать побережье и пресекать картечными залпами попытки передислокаций.

  Три корабля, которые не могли и этого, отправил вместе в Крюйсом в Азов, при поддержке одного условно боеспособного. Нам тут и одиннадцати фрегатов с одним брандером хватит.

  Задача уходящему соединению - дойти до Азова и привезти флоту снарядов. Если баржи не будет - отправлять гонцов вверх по Дону, а самому можно стреляться. Но гонца перед этим отправить обязательно. Про массовые расстрелы саботажников в Туле задумывался уже на полном серьезе.

  Десант у нас, пока еще, был достаточно многочисленный и с опытом войны под Азовом, так что шанс на постепенное выдавливание османов из внешней крепости был хороший. Тем не менее, поручил Крюйсу поставить в известность казачьих атаманов, которых уже должен был собрать князь Львов, что в разгромленной Керчи простаивает без дела добро и дома. Но оговорить сразу, что весь полон, они везут в Азов и отдают его в крепость, пополняя и без того обширный полон взятый после осады Азова, плюс еще тот, что привезла первая партия транспортников.

  Кроме того, остающиеся в Керчи казаки поступают в распоряжение коменданта. Это важное и обязательное условие. По крайней мере, до прибытия армии Шереметьева.

  Десант продолжал зачищать внутреннюю крепость, и уже переходил к вылазкам во внешнюю крепость, еще активно сопротивляющуюся.

  Днем высаживался на берег и входил в гостеприимно распахнутую, ту самую, узкую калитку. Залезть на стены по брандеру мне не дали, хотя и очень хотелось. Невместно, видите ли. Эта адмиральская должность нравиться мне все меньше и меньше.

  С высоты северной башни открывался прекрасный вид на крепость и город.

  Что можно сказать. Очень удачное место, мы выбрали для штурма. Внутреннюю крепость отделял от остальной крепости ров и двойные стены, массивный барбакан защищал мост, являющейся единственной связью внутренней и внешней крепостей. Учини мы прорыв чуть правее северной башни, и все могло бы повернуться совсем по-другому. Надо завязывать с этими кавалерийскими наскоками и составлять планы крепостей Перед их захватом, а не После него, чем и занимался.

  Дальнейшие ходы были очевидны мне, а значит и противнику. Солдаты перетаскивали на внутренние стены все транспортируемые орудия крепости и огневые припасы к ним. Устанавливали рядом с башнями на краях центральной стены метатели, и присматривали для них цели.

  Османы, благоразумно, не маячили перед стенами, так же решая, чем будут штурмовать свою собственную твердыню. Так что обеденный перерыв характеризовался глубокой тишиной над полем боя, периодически прерываемой бурным обсуждением, кто кому и как именно уронил на ногу ядро или ствол пушки. Мелкие калибры, стаскивали со стен вниз, по моему приказу, и концентрировали перед воротами. А также, растаскивали к двум калиткам, у северной и южной башен - ведущих на стены внешнего города. Отсутствие колес у лафетов сильно затрудняло эту задачу.

  После обеда приказал открывать огонь из трофеев со стен ядрами, прямой наводкой, по глиняным мазанкам внутренней крепости. Каждый выстрел, подкладывая под заднюю часть лафетов камешки, что бы стрелять вниз. На наш огонь османы даже ответили из нескольких мест на стене и из городища. От внутренней стены полетела каменная крошка, не причиняя особого ущерба, а в том, что османы смогут подавить наши огневые позиции, похоже, сомневались и они сами, судя по редкому огню.

  Их попытка контрудара по стенам, через южную и северную башни подсказали план дальнейших действий. Через распахнутые калитки башен десант начал выливаться на стены внешней крепости, толкая перед собой пушки заряженные картечью, и сталкивая со стен результаты неудачного, но яростного османского контрудара. Десант инструктировал лично - никакой торопливости, идти медленно, пригибаясь, попав под огонь вообще ложиться. Вниз не спускаться, оставляя у каждого спуска значительные наряды с одной пушкой. Правда, пушек на все спуски не хватало, и указал начинать оставлять их только со второй половины стены - первую половину мы и с внутренних стен огнем доставали.

  Такое равномерное продвижение по стенам проходило до самого вечера, по началу постоянно прерываемое штурмами обороняющихся, ружейной пальбой и взрывами гранат. Однако, положение "царя горы" давало значительные преимущества еще более многочисленному десанту, а перенос огня с внутренней стены в район прорыва, шинкующий в этом районе мазанки в сплошные осколки, быстро расхолаживал нападающих, особенно когда по площадям стреляли метатели. Правда с метателями самим было страшновато, не понятно, куда эта бочка полетит, и близко к стенам старались не целиться.

  К вечеру османы затихли, готовя страшную ночную месть. В том, что они ее готовят, ни секунды не сомневался. Даже представлял, где и как они пойдут на прорыв. Вариантов было два - ворота выхода из крепости, и лестницы на стены у северной башни. У северной, потому, что весь день они активно штурмовали южную стену, несмотря на то, что у северной больше подъемов. Более того, предположил, что не полезут они по этим подъемам, а организуют приставные лестницы, благо материала для их изготовления в городе мы нашинковали пушками и метателями в достаточном количестве. Оба варианта меня не устраивали - посадил одно капральство приданных мне солдат, вместе с матросами за фасовку пороха с камешками по кувшинам, горшкам, кожаным мешочкам, любым емкостям, собранным со всей внутренней крепости, и обматывание их веревками. Вопрос с огнепроводным шнуром решили так же просто - мазали нитки смолой и обваливали их в порохе. Хотел заготовить столько гранат, что бы любой штурм просто закидать шапками, то есть гранатами.

  Настолько увлеклись изготовлением бомб, что оставили артиллерию без большей части огневого припаса - стрелять новым днем будет особо нечем, значит, решим все этой ночью.

  Утренний штурм самым бессовестным образом проспал. Пол ночи бегал и нервничал, потом принял стакан успокоительного, догнался вторым, и прилег на пол часика. Утром проснулся от звуков разрывов - османы оправдали звание воинов, и выбрали штурм стены, вместо отступления через ворота.

  Выбежал из башни на стену, оценить величину нашей проблемы. Османы отлично подготовились, и провели вполне грамотную операцию, сконцентрировав силы и устанавливая сразу десятки лестниц. Только вот делали они это в прогнозируемом месте.

  Посмотрел на сплошные разрывы под стеной, на падающие лестницы и обрушивающиеся мазанки. Посмотрел на поток десанта, стекающий со стен в плотное пыльное облако, которое укрыло картину разрушений внизу. Посмотрел на своих морпехов, спокойно наблюдающих со стен за очередной бойней, и пошел обратно к Тае - лично мне было не интересно смаковать подробности погонь за убегающими жителями крепости и сдающимися османами. Но и останавливать этот беспредел, до обеда, точно не буду.

  Однако под резкие шумы резни заснуть мог только особо стойкий человек, со стальными нервами.

  Дождался радостно прибежавших с докладами посыльных и велел им собирать ко мне офицеров десанта. Собирались больше часа, потом за десять минут поставил задачу. Назначил временного коменданта и правила поведения в захваченном городе. Обещал расстреливать за порчу будущих русских тружеников, и разрушение домов для русских крестьян. Про добро говорить не стал, бессмысленно отдавать приказы, которые нельзя исполнить.

  После чего трусливо сбежал на корабль, все же из моря все эти сражения вносят меньший разлад в мою душу.

  Эскадра ночевала в керченской бухте уже третью ночь. Прошедший день стаскивали брандер, упираясь якорями, и приводили его в транспортабельное состояние. Корпус мы ему попортили знатно, но на плаву эта сплошная заплатка еще держалась уверенно. Стаскивали, не столько заботясь о добре, сколько убирали ковровую дорожку к штурму крепости, для ожидаемой эскадры. В остальном, день прошел под нервное ожидании неприятностей. Ждали их не только на борту нашей эскадры, но и в притихшем городе, жители которого, те, кто не успел сбежать, отсиживались по домам. По вымершему городу ходили крупные наряды десанта, так как с взятием крепости война за Керченский пролив была еще далеко не закончена. Да и в самой Керчи оказалось двойное дно. Кроме основной крепости Воспоро, город имел несколько еще более древних казематов, засыпанных землей и уходящих на неизвестную глубину. В которых скрылись, и были заблокированы, остатки гарнизона османов. Пройдя вечером по этим казематам, замаскированным настолько хорошо, что с моря их было не разглядеть - велел разводить большие костры в найденных проходах перед закрытыми дверьми. Не выкурим, так хоть внезапную атаку, с этих направлений, предотвратим. Тем не менее, патрули велел вести силами не менее капральства, на случай вылазок из не обнаруженных ходов. Не люблю партизанскую войну. Точнее, партизанить сам - это всегда пожалуйста, а вот почувствовать себя на стороне, против которой партизанят, весьма неприятно. Новое, разгорающееся утро, очистило небо от неприятной мороси, два дня действовавшей нам на нервы - новый день обещал быть солнечным, но не обещал отсутствие нервотрепки. Ждали эскадру осман, ждали Крюйса со снарядами. Разрабатывал планы на оба случая, придет ли первым Крюйс, или встретим его, убегая от османов.

  К обеду нервы сдали. Высадился на северном роге бухты, с нарядом морпехов. Просто походить по земле и перестать запугивать команду адмиральского фрегата. Надо было чем-то отвлечься. От мыслей о возможных вариантах развития событий уже пухла голова.

  На земле стояло степное лето, знойное, и пропитанное запахами и звуками. Поднялись на холм, с которого открывался прекрасный вид на пролив. Горизонт был, по-прежнему, чист в обе стороны. На этот холм напрашивалась крепость, с дальнобойными орудиями, но развивать эту мысль не стал, просто пометив ее в блокнотике.

  Лежал на холме, разглядывая бездонную голубизну неба, грыз горькую травинку и думал об османах. Война только начинается, а мы уже практически без флота, и даже то, что боевой флот осман мы изрядно выбили, в части тяжелых кораблей, не делает задачу легче. Слишком мало снарядов способны выпускать наши заводы. Нужно год, а лучше три года, передышки. Следующей весной от Воронежа спустятся еще две дюжины фрегатов. За зиму тулякам устрою пятилетку в пол года, да и Липковский завод выйдет на рабочий режим. Уже следующим летом можно будет проводить серьезные боевые операции. Надо только до них продержаться. Значит, флоту, в этом году, больше в сражения лезть нельзя, максимум - конвои транспортов, и зачистка берегов, с убеганием от серьезных сил осман.

  С османами придется договариваться. Тотальную войну Россия не потянет. Тотальная война - это ведь не на год, и может даже не на десять. Если вдуматься - кому нужна эта война? Россия уже оторвала кусок много больше, чем в состоянии прожевать. Если еще пройдет успешно и Крымская операция, то можем еще и крымского хана на свою сторону перетащить, у него в степях голод начнется жуткий, и он будет искать помощи. Османы ему вряд ли помогут, им хватает своих внутренних проблем, с бунтующими и отделяющимися колониями, кроме того, они откровенно получили по зубам на Балканах, потеряв там сто тысячную армию, теперь еще несколько десятков тысяч, флот и столицу. Султану, Мустафе второму - не позавидуешь. Теперь минимум, что он может ожидать, это бунтов собственного дворянства, а обученных войск у него все же не бесконечно много.

  Судя по отчетам рыцарей, работавших с бумагами султаната в Константинополе - у султана выделены тимары, то есть земельные владения, примерно на 180 тысяч сипахов, или султанской конницы. Причем, поддержание порядка в этих земельных наделах так же было делом сипаха, за которым они закреплены. В результате гибели значительного числа этого, основного, войска султана, в тимарах теперь неспокойно. Есть и оборотная сторона - у султана теперь много свободных наделов и он может возвысить новую формацию воинов - так что эту часть армии султан восстановит очень быстро. Хотя, оружие и амуницию быстро не изготовят, да и воины это будут менее опытные. Одним словом, султан сам, думаю, будет не против передышки. Ему надо время, что бы набрать новых воинов, тем, нужно будет утихомирить свои тимары, и собрать с них налоги - на эти деньги сделать оружие и снаряжение. Кроме того, у султана около 50 тысяч янычар, которые сидят на зарплате, и наделов не имеют. Казну, в большей части, мы к рукам прибрали, и платить янычарам султану скоро станет нечем. Что он сделает? Правильно. Ему надо уменьшить количество янычар. Распускать он их, конечно, не будет - это гарантированные проблемы с разбоем. Значит, натравит всю эту толпу на Константинополь. Но собрать янычар, то же надо время. Они стоят гарнизонами по всей империи, и только на их саблях целостность империи, в общем-то, и держится. Будет снимать немного со всех гарнизонов. А империя растянулась тысячи на две километров, и собираться они будут минимум сто дней. Пусть будет три месяца. Вот через три месяца султан и стукнет Константинополь 30-40 тысячами янычар, гонящих перед собой ополчение. И только после этой попытки, с ним можно будет говорить о мире. Мир, султан, безусловно, нарушит - через год - или через два, если решит подготовиться основательнее. Но и мы, за это время, наберем арсенал нового флота и сам флот. Гарнизон соберем значительный, да и мальтийцы, думаю, свои ряды значительно расширят - они теперь не просто богаты, но еще и победоносны. В их ряды народ пойдет потоком, надеюсь, гроссмейстер подумает, как фильтровать этот поток.

  Под эти мысли перевернулся на живот и стал набрасывать в блокнотик тезисы, для разговора с османами и Петром.

  Что у нас в сухом остатке. Константинополь будут месяца три беспокоить вылазками и ударами. Месяца через три будет большое сражение, а если мы отобьемся, то еще одно, очень большое сражение будет через год-два. Что будет потом - прогнозировать сложно. Зависит от результатов сражений. Вполне возможно, если султан получит очень серьезной сдачи - то он может и замириться надолго.

  Что можно сделать. Нужно заставить султана пойти на временный мир. Просто так, он предложения не примет - нужно устроить большое разграбление его территорий и побережий, что бы он сам захотел передышки. Территории - это к казакам, а вот побережье, это к флоту. Хотя, с другой стороны, те же казаки, на своих чайках, с этим то же неплохо справлялись. Дать им в поддержку пару фрегатов, и пусть наводят шорох. Кроме того, флоту нужно накапливать снаряды. Ведь где будут собираться янычары? На азиатском берегу, скорее всего. Значит, будет большой прорыв через полтора километра пролива, причем, вряд ли под пушками Константинополя. Скорее, где-то между Константинополем и Румельсихаром. Прорыв пойдет на лодках и плотах. На всем, что можно донести до берега и спустить на воду. Вот тут то и понадобиться бешенная скорострельность, чтобы значительно проредить это море переправляющихся. Записал этот тезис на отдельный листочек блокнота, озаглавил листочек - операция "Противостояние". Мне бы еще пролив заминировать. Но все взрыватели на перечет. Хотя, пускать по течению на плотах, выше переправляющихся, большие мины с фитилями - никто не мешает. Записал и эту мысль. Пойдут османы на прорыв ночью, это наверняка - значит еще и об освещении подумать. Подумал, что можно эти дела совместить - вылить в пролив нефть и поджечь ее. Экологи мне не простят. Но если найду столько горючего, плюну на экологов. Вернусь еще к этой битве позже.

  Пока предположим, что мы ее выиграли. Если других альтернатив у султана нет, он продолжит штурмы и осады, перемалывая свое ополчение. Нам такого не надо, усиливать гарнизон и накапливать арсеналы все же удобнее в мирное время. Значит, надо дать султану альтернативу, причем дать уже сейчас, что бы он о ней помнил, и после неудачного штурма за нее ухватился.

  Нужно составить предложения по мирному договору, и отправить проект султану. Петр меня, за такую самодеятельность, накажет обязательно, но проект султану отправлять надо прямо сейчас, а не через месяц-два, когда Петр придет. Чтобы у султана альтернатива была перед глазами на момент штурма. Причем, договор нужен максимально мягкий, и при этом не уступать ни пяди стратегических захватов - а то помню, из литературы, какой проблемой было вывести наши флоты через проливы. Набрасывал и зачеркивал. Одни пункты договора были неприемлемы для нас, другие для османов. Золотой середины пока не было, а ошибиться нельзя - вторую попытку переговоров можно будет провести только после нескольких баталий, потерь и крови.

  Сегодня еще есть возможность, воспользоваться растерянностью султана, изгнанного из обжитого дома и потерявшего несколько флотов и армий. И то и другое он восстановит достаточно быстро - но вот такого состояния неразберихи больше не будет.

  Пару часов мучался с набросками, потом вернулся на корабль и приказал разыскать местного старосту города, бея или как их тут называют. С переводчиком, само собой - пополнять кипящие мозги еще и турецким языком было выше всяких сил.

  К вечеру доставили Мурзу-пашу. Мурза, как оказалось это звание - близкое, по моим понятиям, к князю. Принял его уважительно, но на южный церемониал, с выяснением здоровья всех родственников и удоев скота - моего уровня политкорректности не хватило, и перешел сразу к делу. Развернул перед князем весь расклад, начиная от Балкан, и намеченных на осень этого года переговорах, о мире, который не сулит империи абсолютно ничего. И заканчивая захватом столицы. Выпячивал плачевное состояние осман, и неудержимую мощь русских гарнизонов, а особенно флотов. Именно флотов, во множественном числе - пусть бояться, что у нас такого добра навалом. Тут главное, врать правдоподобно.

  Керчь и уничтожение флотов осман - обрисовал походя - мол, эта мелочь просто под ноготь попалась.

  После чего, предложил князю думать, как именно мы пройдем по побережью ослабленной Империи, и какие внутренние противоречия все это вызовет.

  Князь не был идиотом. Мои доводы находили понимание, но не поддержку. Одобрения своих планов от противника и не ждал, но, как и положено, перед противником - сгустил краски. Наши непобедимые флоты множились почкованием прямо на глазах и заливали берега ливнями снарядов, на которые должны бы были работать мастерские всей России, да еще и не один год. Для достоверности посетовал, что сразу все это сделать не можем, времени просто не хватит - но за следующий год - выполним все обещанное, и вести нас в этом будет сам ангел Азраил.

  После столь внушительного рассказа изложил по пунктам, чего от него хочу, и получил согласие князя, а куда он денется, на посредничество. Только пришлось его отправлять на берег, для сбора достойного посольства и отдать ему, свеже захваченную шняву в виде посольского суденышка.

  К утру шнява, с посредниками к султану, вернулась из города. Но отпускать их до прибытия флота не собирался - прибытия осман ждал со дня на день, и не попытаться задержать штурм Керчи, раз уж отбиваться мне все равно нечем, было бы упущенной тактической возможностью. А задержать осман планировал именно послами.

  Отправил морпехов проверить шняву, мало ли какие мысли у этих правоверных появятся, по отношению к гуярам - мне подрыв шнявы под боком фрегата совершенно не нужен. Пару морпехов оставил дежурить на шняве, велев никого никуда не отпускать, за исключением визитов князя ко мне. Князь не просто поспешил с визитом, он практически переехал на фрегат. За прошедшую ночь, пропитавшись сомненьями соратников, он подготовил целый список вопросов, которые действительно были важными, и над которыми стоило подумать. Сели с переводчиком и мурзой украшать короткие пункты мирного договора, вязью политесов. Мурзу можно понять, приди он с первоначальным договором к султану - ему могли запросто голову отчеррыжить, вот он и пытается заполировать договор. Со своей стороны, внимательно следил, что бы смысл пунктов оставался, однозначен и не изменен. Ругались, чуть ли не над каждой фразой. Даже при условии, что это только предложение, а не сам договор, все равно никаких "нижайших просьб" в нем не будет. Мне это предложение, как адмиралу азовского флота подписывать, и русский флот ничего "нижайше" просить не будет. Надеюсь, эту мысль в мурзу вбил.

  Сосредоточиться на работе с проектом мирного договора мешал дамоклов меч, ожидаемой эскадры. Сложно планировать мирные переговоры, постоянно ожидая криков о парусах на горизонте. С мыслью, что османы придут раньше Крюйса, потихоньку свыкался. Даже начал набрасывать, вечерами, планы героического кидания на амбразуры, когда дюжина оставшихся фрегатов пытаемся пробиться через плотный артиллерийский огонь линейных кораблей на дистанцию картечного удара и берем на абордаж корабли османов. Планы получались с такими дикими потерями, даже при удачном маневрировании, что поставил на них жирный крест, и вернулся к первоначальному, короткому, плану - убегать. Немного скорректировав его по срокам. Убегаем не сразу, завидев эскадру, а после переговоров и открытия, с ее стороны, огня. В этот новый план посвятил только командиров, строго-настрого запретив пересказывать его кому бы то ни было. Расписали новую диспозицию, которую велел занять прямо с утра, не все ли равно, стоять в бухте или поперек пролива, бортами к горлу.

  Эскадра османов появилась под вечер седьмого дня, после начала штурма Керчи. Состав эскадры объяснял столь возмутительную ее задержку. Среди четырех десятков пришедших судов не было ни одного линейного корабля. Были три десятка галер, два галеона и несколько разнокалиберных шхун. Воспрянул духом. Османы явно не планировали тут морскую баталию, и просто везли войска. На такой флот могу рискнуть и выйти с одной картечью. Да, дырок в нас насверлят изрядно, но зачеркнутые планы превращались из утопических, в просто сложные, хорошо, что не выкинул.

  Тем не менее, начал действовать по плану с переговорами, отправив шняву навстречу флоту - пусть задумаются, стоит ли вообще начинать.

  Судя по тому, как флот неприятеля бросил якоря в паре километрах от нас - князя приняли, и он первым делом расписал нашу дальнобойность. Плевать. Перевооружим фрегаты позднее на нарезные орудия и посмотрим, насколько удивятся османы, когда соберутся нарушить условия мира.

  Пока флоты стояли друг напротив друга, не подавая признаков агрессии. Наша тонкая цепочка многозначительно перечеркивала вход в пролив, а плотная группа осман не пыталась в этот пролив войти.

  Лихорадочно прикидывал варианты развития событий. Прямой штурм немедленно - маловероятен, пришедший флот к этому не готов и встретить нас тут явно не ожидал. Но перевесят ли слова мурзы о мирных переговорах - приказ султана о доставке войск в Керчь - вряд ли. Хоть одну попытку прорваться, адмирал сделать обязан, иначе султан его может и не понять. Будет ли он прорываться с боем? Зависит от того, насколько он поверит рассказам мурзы. Судя по тому, что встал далеко - верит. Какие выводы? Пустит ночью на прорыв галеры, под самым берегом, пользуясь отсутствием ветра. План неплохой, противодействовать ему будет непросто. Кроме того, у адмирала может быть и совершенно иной план, вплоть до простой высадки войск на берег. Правда, в этом случае войска будут штурмовать Воспоро до морковкина заговенья, но и такого развития событий лучше избежать.

  Созвал очередное совещание капитанов, как обычно сверхсрочное. Скоро наши морячки научаться скоростной гребле на шлюпках и будем устраивать соревнования.

  Новый план был, как всегда бурно поддержан, правда на этот раз были и дельные предложения - сразу чувствуется, эти ребята не новички в каперской войне и абордажах.

  Утвердили новый план, и разошлись, злобно ухмыляясь, ожидать ночи.

  Два флота стояли, в ожидании быстро сгущающихся южных сумерек, делая вид, что они вросли в дно якорями на все оставшееся лето. В сумерках убирали все паруса, что бы они нас не демаскировали, а как стемнело, со стороны всех наших фрегатов можно было расслышать осторожный плеск весел. Все наличные шлюпки буксировали фрегаты на новые места стоянок, охватывающие османское построение растянутым серпом, более плотным со стороны западного берега керченской бухты. Прорыв галер по восточному берегу посчитал маловероятным, но на всякий случай отправил несколько шлюпок и туда, для дежурства и подачи сигнала.

  Ночь вновь затихла, укрыв стоянку обычными шумами, плеском волн, шагами по палубе караульных, приглушенные разноязыкие разговоры. Корабль жил ночной жизнью бодрствующей половины экипажа. Канониры правого борта средней башни чем-то тихонечко брякали, похоже, набивают башню зарядами, поднимая их заранее из люков. Хотел пойти поругаться, о нарушении техники безопасности, но плюнул. Эта моя авантюра - сплошное нарушение техники безопасности. Канониры левого борта пытались отсыпаться, перед заступлением на вахту по правому борту, но получалось у них это плохо. Разговоры в кубрике не смолкали. Пришлось пнуть капитана, чтобы тот навел порядок на борту. Разговоры прервались приглушенным разносом, потом продолжились шепотом, сип которого был слышен еще явственнее. Ничего, отстоят свою вахту и заснут как убитые. Прорыва ждал только под утро, пусть пока сбрасывают напряжение. Лишь бы действительно не убили. Под такой фон сам постепенно задремал, уговаривая себя, что адмирал будет действовать именно по моему плану, а не пошлет вперед артиллерию, наплевав, что канонирам ночью целиться несподручно.

  Проснулся от взбесившегося будильника. Нет, он у меня в квартире, конечно старожил, еще от родителей, но это не дает ему право рявкать мне в ухо своими колокольчиками на верхней части круглого корпуса, который так не удобно ложиться в руку для броска.

  Секунд десять приходил в себя и включался в ситуацию. На палубе часто и азартно били пушки. Били картечью, так как больше просто нечем. Значит османы уже на пистолетном выстреле от фрегатов, что дополнительно подтвердила ружейная стрельба со стороны правого борта и глухие удары в обшивку фрегата, ничуть не напоминающие вежливый стук в дверь. Побежал на палубу, куда устремилось все население фрегата, устроил десяти секундный разнос командиру корабля на ушко, после чего приказал положить всех людей на палубу, оставив только дежурных у башен - пусть выглядывают из-за башни и докладывают обстановку. Но, судя по тому, что на борт еще никто не лезет, абордажа уже не будет. За это время наши пушки, даже промахнувшись в половине случаев, должны были настругать экипажи галер в мелкий фарш. А, судя по тому, что палила, чуть ли не вся береговая линия фрегатов, фарша мы настругали очень много. Рискнул выглянуть из-за фальшборта, после этого мгновенно принял дополнительное решение. Капитан, выполняя новые распоряжения, начал грузить призовую партию, в основном, из моих морпехов, в одну из шлюпок, пришвартованную к левому борту. Вторая шлюпка, уже ушла разносить новый приказ по азартно палящим фрегатам.

  К рассвету наш флот разжился семью изрядно побитыми, но уверенно держащимися на плаву галерами, уведенными призовыми командами в бухту, под стены крепости, вне зоны зрения османов. А наши шлюпки тащили фрегаты на их старые места. На войне всегда есть смысл оставить противнику возможность сохранить лицо. Как обычно - ничего не было. Только вот, что делать с целой толпой раненных османов, которых не поднялась рука выбросить в море, за компанию с их ушедшими товарищами. Но с этим пускай пока Тая разбирается, отправленная с нашей призовой партией на галере к крепости. По ее просьбе, между прочим - растет медик, на глазах просто растет. Пора думать о введении клятвы Гиппократа, только, хорошо бы прочесть ее предварительно - а то он жил давно, много воды с тех пор утекло, может, что и подправить придется.

  Утром османы делали вид, что ничего не произошло, а мы не замечали десятка отсутствующих галер - значит, три галеры таки затонули. А так же не замечали существенно поредевший состав экипажей остальных галер.

  Все утро легкий ветерок доносил до нас мелодичную, но очень уж однообразную, молитву муллы, со стороны флота осман, и всплески погребений - хоть и укрываемые от нас бортами галер, но вполне угадываемые по звукам и действиям команд, наблюдаемым в бинокль. Днем к нам вернулась посольская шнява. Но задушевного разговора, на который явно рассчитывал мурза - не получилось. Пригласил его к себе, и вкратце посвятил его в мысль, которая - вот так совпадение - посетила меня именно этой ночью, под утро. Мурза пытался сопротивляться, что эти поправки испортят нам весь договор, который с таким трудом причесали - на что резонно предложил мурзе, взять с собой адмирала, со всей его флотилией и пусть он поясняет султану эти поправки. Добавив, что если он не уговорит флот османов уйти до вечера, мы будем вынуждены открыть огонь.

  Флот османов уходил под вечер, постепенно тая в дымке. Уходил еще медленнее, чем пришел. Впору сожалеть, о посеченных гребцах - теперь ждать ответа придется существенно дольше. Праздновать победу было рано - южное коварство не давало паранойе спокойно спать, по этому, вечером фрегаты опять разошлись на новые позиции, уже своим ходом, пользуясь легким вечерним бризом, и не стараясь прятать паруса.

  Через день такой чехарды вернулся Крюйс. Привезший смехотворно мало снарядов и целый ворох вестей. Ввел его в курс дел, расписал планы действий по ночам и в случае атаки, оставил на него эскадру и двинулся к Азову, забрав четыре фрегата, на которых он пришел и все призовые галеры, посадив на весла часть гарнизона. По дороге, вновь настрелял себе выводок утят, используя единственный, боеспособный фрегат, и гоняясь за корабельной мелочью по всему побережью. Рыбные тут места, однако - точнее охотничьи.

  В Азове бурно праздновали победу над Керчью, и уже не первый день.

  Не понял! Мы там вкалываем, а они за нас, получается, празднуют!

  Такого, моя сумеречная психика уже не пережила. О нашем разговоре со Львовым упоминать, в приличном обществе, не стоит. Но праздник мгновенно перерос в активную работу.

  Пара гонцов, на самой быстроходной шняве, усиленных капральством охраны, отправили вверх по Дону, с бумагами, для Петра, по поводу взятия Керчи и проекта мирного договора, с подробными пояснениями, почему так срочно и почему его не дождался. Расписал подробно свое виденье ситуации, и про штурм через три месяца, и про большой штурм через год, в общем, все что надумал - то и расписал. Высказал и несколько мыслей. Всех стрельцов сослать в Константинополь, но сослать почетно, а то у нас и там проблемы начнутся. Крестьяне там тоже будут не лишними, и чем больше - тем лучше, стрельцов так и можно ссылать - с приписными дворами. Все силы и все припасы, особенно припасы - должны быть задействованы, иначе мы потеряем единственный шанс сохранить за собой проливы. Прикрытие транспортников обеспечит флот, и транспортники уже есть. НО. Пожаловался на то, что флот, по-прежнему, стоит без снарядов - и если государь сошлет на каторгу тульских мастеров - только порадуюсь - желательно их ссылать на Урал. Но снаряды флоту все равно нужны.

  Гонцам велел пакет только лично Петру передать, а если татары их поймают, пакет взорвать - и гранату для этого дал. Хотя будет обидно, если пропадет результат, над которым трудился всю дорогу от Керчи до Азова.

  Кроме того, передавал на верфи списки модернизаций, обязательных для второй волны фрегатов, эти списки у меня скапливались всю летнюю кампанию.

  Передавал еще и новые распоряжения, и чертежи, в морскую школу Воронежа, пусть начинают вносить изменения в курсантский быт. Мне скоро будет нужно много фосфора.

  Очень хотелось рвануть вверх по Дону самому - но путь в тысячу километров против течения Дона только до Воронежа - это дело не одной недели, а дел тут было невпроворот.

  Собрал казачьих атаманов из приглашенных Львовым донцов и запорожцев, попутно удивившись, как они не похожи на мой стереотип. Говорил о Керчи. Но с ней вопрос был ясен и в особых понуканиях, с моей стороны не нуждался. Тут казаки были в своей стихии, и уже планировали налеты с базированием в Воспоро. Про пленных оговорили еще раз, а то мало ли, слух у них слабый.

  А вот дальше мы забуксовали. На мои предложения большими силами идти в Константинополь казаки особого энтузиазма не проявили. Придти, разграбить и увезти полон - это они всегда, пожалуйста. А вот остаться при гарнизоне, да еще станицы вокруг свои поставить - тут они не видели для себя выгоды. А народ, эти атаманы, оказался тяжелый и упертый. Единственное, чего добился - обещанного большого сбора, на котором обсудят это дело. Но чем их заинтересовать - все же нашел. Вовремя вспомнил про ушкуйников. Расписал им жирных мусульманских пиратов, которые слишком вольготно чувствуют себя в теплых водах, расписал города побережья, которые надо обязательно разграбить и сжечь. Глаза казаков разгорелись. На их возражения, что судов подходящих у них нема - обещал отдать в кредит все галеры. Кроме этого, через год другой начать поставлять для них клипера с небольшим обученным экипажем, быстрее которых на тех морях никого нет - в случае, если они наберут к этому времени достаточно денег на их покупку. А пока, могу договориться с Орденом, на аренду еще и их галер, которые казакам были привычнее. Таким образом, на две дюжины галер, вместе с нашими, казаки могут рассчитывать - а такими силами они способны по всему побережью осман пройтись ураганом. Да еще им фрегат с командой и пушками в помощь дам.

  Базироваться их летучие отряды будут в Константинополе и Дарданеллах. Но все это будет, если мы удержим за собой проливы, и тут снова встает вопрос о казачьем войске и станицах, окружающих Константинополь.

  На этот раз казаки уже задумались всерьез - теперь операция виделась им как долговременная, что, конечно, не отменяло первого этапа - хорошенько пограбить, и привезти, в Россию, полон. Тем более что указал им именно на то, что большая часть мужского населения нужна мне в донских степях для работ. Но указал так же и на то, что нужны они мне живые и работоспособные, вместе со всеми, кто пожелает с ними уехать. Добро их казаки могут забирать себе, а вот полон, надо привезти, и сдать в Азов, оставив им, скарб и рухлядь, что бы они тут могли выжить.

  На весь полон, конечно, не рассчитывал - не сомневаясь, что часть они себе оставят, часть на сторону продадут, но народу в пригородах Константинополя и по берегам много, для моих задумок хватит. Да и не хотелось мне регулярные армейские части использовать как лесорубов черного дерева. Пусть этим делом занимаются специалисты.

  Вот и добрались до самого главного.

  С султаном обсуждаем мирный договор, да-да, именно так... Нет, на планы охоты за пиратами, а потом и за торговцами, которые не примут новой политики средиземноморья этот мир никак не влияет. Но! Все операции, по потрошению осман, и перевоза в Россию полона - нужно закончить в ближайшие три месяца. А начинать еще вчера. Так как после подписания мира, Россия намерена блюсти каждую букву договора. Так что, господа атаманы, у вас есть неделя, в течение которой необходимо разослать призывы и собрать столько сил, что бы их хватило на многотысячный город и его не менее богатые окрестности с побережьями. Флот будет курсировать туда-сюда все эти три месяца, перевозя туда казаков, а обратно их добро и полон. Первый рейс хоть завтра, а дальше, как получиться, но ориентировочно, раз в две недели или двадцать дней. В первый рейс готов взять по три сотни на семь османских галер, по две с половиной сотни на пять русских, стоящих в Азове, по четыре сотни на четыре фрегата, и тысяч пять на пятнадцать транспортников. В следующие походы приведу из Константинополя еще корабли, и сможем взять еще больше.

  И тут снова забуксовали. Казаки не хотели расставаться со своими лошадьми, а их у них было по одной на брата минимум, а у некоторых и больше. Брать лошадей в Константинополе они отказывались напрочь. Мол, это не просто лошади, а боевые товарищи и они их тут не оставят. Вот это попал! Но отступать было поздно. В результате, смог везти только сотню казаков с лошадьми на фрегате, и пять десятков на галерах, и то, как сельдей в бочке. На транспортники входило еще примерно по сотне, а на утят с лошадьми было сложно, и казаки обещали загрузить, на некоторые из них, малолеток. На мой вопрос, зачем нам на войне малолетки, казаки только похмыкали, и порадовали, что, по их понятиям, мой возраст от малолетки не далеко ушел. Малолетками у них числились с 17 до 20 или 22х лет. Ну, пожалуй, такие малолетки нам сгодятся.

  Итого получалось перевезти за первый рейс около трех тысяч казаков. Мало конечно, но больше не влезало, хотя, желающих было больше.

  Закончили сходку, как атаманы назвали наше собрание, договорившись, что эти три тысячи казаков будут готовы отправиться через три дня. А вот для сбора действительно больших сил, им надо не менее двух недель на казачий сход и принятие решений о большом походе. Флаг им в руки, как раз успеем обернуться.

  Напомнил о Керчи, как выяснилось, напрасно, этот вопрос уже решают, и даже уже отплывают. Вот и славно. Но войск мне по-прежнему мало.

  Зашел, по-приятельски, к князю. Отношения у нас образовывались хорошие, особенно после недавнего разноса. Клянчил у него хоть пару тысяч солдат. Князь, за Родину переживал, но войск не давал. Уговаривал весь вечер, под штоф красного, гадость редкостная попалась. Уговорил на полторы тысячи, при этом торговались, чуть ли не за каждое капральство - и обещал о его помощи обязательно отписать Петру.

  С кого бы мне еще войск стрясти? Может ногайцам зубы заговорить? Шучу, конечно, зачем мне в Константинополе второй фронт.

  В оставшиеся, до отплытия дни, занимался подготовкой флота к переходу. Задача была дойти всем, а скорость не так важна, галеры быстро все равно идти не могут. Вот эту задачу и решали силами экипажей и местными плотниками с кузнецами. Демонстративно не замечал, из какого поганого леса мы делаем ремонт. Эти корабли уже мысленно списал - коль отходим на них пару навигаций - за одно это им будет низкий поклон.

  Кроме того, нашлось мне дело по интересам в самом Азове. Тут оббивал пороги мой знакомый инженер Джон Пери, с бумагами от Петра на строительство, османский полон, и снабжение. Понятное дело, никто не торопился обеспечить инженеру зеленую улицу и снимать работников с ремонта крепости. Да инженер особо и сам не торопился, видимо, только на месте оценив, во что он вляпался.

  Вот с Джоном то мы и заседали за планами подробно, скрашивая время ожидания деталировкой задачи. Первая задача была постройка водохранилища. Предложил ему пока не распыляться - все силы на водохранилище. При проработке стало понятно, что этот масштабный проект займет весьма надолго. Но без этого сделать Дон судоходным, для тяжелых кораблей, на все лето, а не только весной, не представлялось возможным. Кроме того, судя по рыбацким байкам моего времени Цимлянское водохранилище, было самым рыбным местом, во всей России, и упускать такую возможность будет неправильно. Ну и была еще одна задумка. Степи между Волгой и Доном просто напрашивались на орошаемое земледелие, и для этого водохранилище будет весьма кстати. Огромные просторы степи можно будет возделывать не как отдельные наделы, а создавать земельные артели, и механизацию для них придумать. Надо будет эту мысль Петру протолкнуть. А то население у нас начнет расти, а кормить его будет нечем. Вообще, закончу эту, дурацкую, войну, и займусь-ка этим делом в первую очередь.

  Еще, где-то на Волге и нефть должна быть. Точно помню, ходили по Волге пароходы на нефти и стояли по берегам заправочные станции братьев Нобель. При этом нефть они, вроде как, использовали местную. Может, конечно, и ошибаюсь. Но поискать не помешает.

  Пригласили казаков, посвятили их в большое дело, задуманное Петром. Место строительства называл у станицы Цимлянской. На всякий случай, поинтересовавшись, есть ли такая. Не просто же так водохранилище Цимлянским обозвали. Рассказывал казакам, что в водохранилище будет много рыбы, и суда по нему пойдут - так что выгода им от этого прямая. Вот пусть берут инженера и везут его на место будущей стройки, а он уже на месте прикидывает, как земляная плотина пойдет. А мы туда еще и работников скоро присылать начнем в большом числе, так что и о месте для лагеря пусть думает, и о линиях снабжения - не все же у меня голова болеть должна.

  Кроме стройки, пусть большие поля под посевы присматривают, ниже плотины, чтобы водохранилищем не затопило, и вода на орошение самотеком шла - попробуем много хлеба вырастить следующим летом. Очень много, по этому и поля надо присматривать огромные. Нет, обработаем и огромные, даже в несколько миль длинной обработаем. Подробнее об этом позже, пока подбирайте поля и способ их орошения.

  И с отправкой не затягивайте. Через месяц тут уже Петр тут может появиться - надо ему результаты докладывать, и проблемы описывать, тогда все быстро решим. А если Петра не застанем, то решение вопросов наверняка затянется.

  Время до отплытия пролетело быстро. Утром 15 июля 1698 года разношерстная эскадра покинула рейд Азова, который до этого покинуло множество казацких стругов, держа курс на Керченский пролив.

  Двенадцать перегруженных галер тормозили эскадру весьма основательно, так что задерживаться в Керчи не стали, устроив короткую дневку, для обмена информацией. Османов не было. Казаки хозяйничали в Керчи. Процессы никто не контролировал.

  Вставил всем фитили. Крюйс, по моим словам, неправильно ждет эскадру османов, комендант вообще в носу ковыряет, и не может навести видимость порядка. Казачий атаман не снизошел до прихода на мой зов - пришлось собрать атаманов, идущих со мной на Константинополь, и объяснить им, что на этом наш поход заканчивается - иметь дело с людьми, не держащих своих слов и не соизволяющих пообщаться с главой похода, считаю, абсолютно невозможным. Мне проще подождать солдат от Петра, и везти в Константинополь уже их.

  Атаманы решили вопрос быстро, но довольно жестко - не ожидал.

  Более того, они, прямо в Керчи, вместе с новым атаманом керченских казаков, собрали сходку, на которой долго спорили и громко орали. По ее результатам вручили мне небольшую дубинку. Ну и что мне с этим шестопером делать? Однако к нему прилагались заверения, что во время военного похода у меня с казаками проблем не будет - это другое дело! Принял эти заверения, отягощенные дубинкой, надеюсь, ее не надо будет постоянно с собой таскать, и отбыли в Константинополь. На этой сходке напомнил казакам, что весь полон, который они соберут, должен комплектоваться минимумом хозяйственных мелочей. Котлы, миски, одежда, запас продовольствия. Без такого комплекта, казаки рискуют брать на душу большой грех замучить людей голодом и холодом, который уже не отмолят. Да и зариться на такой скарб доброму казаку не пристало, когда там золота да серебра с каменьями полно. Правда, уже не так полно - если уж мне рыцари такого добра на пол апостола отложили, то, сколько же они себе такого забрали, даже представить сложно.

  Переход запомнился лошадьми. Лошадь, это прекрасное и благородное животное. Верный друг и боевой товарищ казака. Идиллический симбиоз. Но сколько же они гадят! Казаки, ухаживали за своими друзьями, чистили палубы, но все это было уже бесполезно. Стойкий запах хлева, тянулся концентрированной волной за нашей эскадрой, по которому нас можно было выслеживать даже глубокой ночью. Фрегаты списал окончательно, и зарекся пускать на новые суда конницу. Хотя эти четыре фрегата теперь только так и можно использовать - глаза резало даже в орудийных башнях. Правда, это было, похоже, только со мной, с непривычки - остальные чувствовали себя вполне нормально.

  Представив, как себя должны ощущать гребцы на галерах, немножко взбодрился, не мне одному тут нехорошо.

  Крепость Босфора встретила нас пушечным салютом. Поприветствовали ее в ответ шрапнелью, в сторону моря - надо будет завести, все же, холостые заряды. Порадовался, что рыцари еще держаться, и скатился по проливу к Константинополю.

  Обстановка в Константинополе была праздничная. Гарнизон отбил одну атаку османов, собравших силы по пригородам и окрестностям Константинополя. Отбил очень жестко, пользуясь практически полным отсутствием у нападающих артиллерии. И отбили вылазку из цитадели, буквально залив прорыв картечью и закидав гранатами - дела в цитадели были явно очень плохи, но штурмовать цитадель рыцари по-прежнему не торопились.

  Отчитался перед магистром о проделанной работе, а потом сели с ним обсуждать один пункт проекта мирного договора с Турцией. Пункт вызвал закономерное возмущение гроссмейстера. Как же так, воевали с нехристями, а теперь ручкаться будем?

  Но на эту тему у меня была заготовлена целая военно-экономическая речь с политическим подтекстом. Магистр - вполне вменяем, а на орденские постулаты никто не покушался.

  Разложил перед гроссмейстером весь спектр вариантов, в том числе и вечную войну с османами. Магистр задумался. Вечная война, это вечные потери - а он уже вышел из того возраста, когда нужно было искать себе, и своей вере - врага.

  По тому, как гроссмейстер начал делать акцент на вере, понял, что по существу мирного договора у него претензий больше нет. Заговорили о религиях и их лабораториях - соборах. Обсудили перестройку мечетей обратно в церкви, из которых эти мечети и были построены - одобрял обеими руками, но, тем не менее, некоторые мечети предлагал оставить. Напирал на концепцию города всех религий, где главной, разумеется, будет христианство - подавать пример. Так, ненавязчиво, соскользнул с темы мирного договора с османами на религиозную почву, и догматы всепрощения и всех любления. Тем не менее, и этот разговор принес свои плоды. Гроссмейстер согласился с самым скользким пунктом мирного договора, по которому за нами оставались две части Константинополя на европейском берегу, а за османами признавали часть города на азиатском берегу, и теперь оставалось только додавить султана. За одно сделал зарубку о православных священниках, совершенно забытых мной в этом походе. Обсудили с магистром и православный приход в Константинополе, как оказалось, православный собор тут уже был - Собор Святой Софии - Премудрости Божией. Только из него тоже мечеть сделали. И приход христианский в Константинополе был, что меня откровенно удивило. Однако с этим всем пусть специалисты разбираются, надо наших священников сюда везти. А уж паству им сюда - натаскаю в избытке.

  Корабли разгрузили казачьи сотни и теперь грузились добром и визжащими работниками, накопившимися в казармах ордена. Работники шли с объемными баулами, чем-то, напоминая челночников моего времени.

  Галеры оставил в Константинополе, вручив их казакам как первый взнос великим ушкуям средиземноморья. Себе забрал, временно, все галеоты и разнокалиберные посудины, малопригодные для морского боя, заполняющие бухту Золотого Рога.

  Получилась флотилия из двадцати восьми парусников и четырех фрегатов, общей вместимостью около пяти тысяч тонн. И всю эту флотилию умудрились загрузить за шесть дней, правда, в основном работниками и ранее собранным добром. Куда девать, и чем кормить такую толпу, в десяток тысяч человек - представлял себе слабо. Но и отказываться от идеи не собирался. Все равно уже первый десяток тысяч перевезли, теперь вот второй повезем, а потом и еще больше. Подумав, что для этих тысяч надо хоть минимальное жилье, прикинул размеры палаточного лагеря. Даже если по десять человек в шатер загонять, то уже надо две тысячи шатров. Каждый шатер это минимум 30 квадратных метров парусины. Значит, уже сейчас мне надо парусины примерно столько же, сколько есть на всех моих фрегатах. Дал команду грузить весь запас парусины с Константинопольской верфи, и со всех портовых складов. Оставить только небольшой запас для ремонтов. За одно грузить и веревки. Надо будет походить по складам, и подумать, что еще понадобиться. Благо пока казаки еще не начали добро свозить, и есть свободное место на транспортниках. Казаки пока только приценивались к пригородам, остающимся почти не тронутыми.

  Флотилия отвалила в полдень, катастрофически опаздывая в Азов. На обратном пути немного посвежело. Мысли, наконец, отвлеклись от самоедства, касающегося невольников и разграбления города, и занялись спасением эскадры, так как не все суда у нас могли похвастаться мореходностью.

  Добрались до Керчи, и задали традиционный вопрос - османы были? Нет? Ну, тогда мы еще пограбим ...

  Разгрузка в Азове шла в авральном, темпе собравшиеся пять тысяч казаков рыли копытами землю, и их кони им в этом немного помогали. Работников сдавал Львову, под его несмолкающие стоны, ему и предыдущих десяти тысяч хватило за глаза. Он теперь требовал везти вместе с работниками и продовольствие - отослал его с этими вопросами к Петру, хотя обнадежил, что караваны уже наверняка на подходе. Обещал подобрать человека, ответственного за этот лагерь переселенцев. За одно вспомнил про священников. Уговорил Таю остаться в Азове и взять на себя размещение и содержание лагеря переселенцев, упирая на то, что ближайшие пару месяцев буду просто ходить по кругу - а она тут нужнее. Надо лагерь размещать, единую кормежку организовывать, туалеты, опять же - в общем, она сама все знает. Оставил с ней половину морпехов, все привезенные с верфей запасы парусины и материалов, и совершил должностное преступление - снял с фрегатов все запасные комплекты парусов и тросов. Пополню их у Крюйса, немного ободрав и его фрегаты. Оставил с ней и всю судовую казну, в Константинополе пополню, а ей еще с рыбаками договариваться.

  Представил Таю князю Львову, как полномочного представителя азовского флота, по делам переселенцев. И обрисовал ее круг задач - просил помочь, на первых порах. Князь оказался джентльменом, не стал говорить при дамах, что он по этому поводу думает, лишь печально покивал в ответ. Обещал выделить охранный полк.

  Теперь будем разбираться со священниками.

  Как уже понял, во время походов, - казаки были набожными, и истово верующими - их можно понять, образ жизни такой, что замаливать грехи надо постоянно. О местных церквях они должны были все знать, вот пусть и рассказывают.

  Церковь в Азове была. Более того, она была тут очень давно. Весь в размышлениях, по поводу очень давно, нашел небольшую церквушку, на вид, старую, но с крышей из свежего теса. При штурме Азова ей снесли кровлю, и, заняв город, русские первым делом отреставрировали церковь.

  В церкви служили, точнее, находились, еще точнее - без понятия, чем они занимались в свободное между богослужениями время - два священника - пожилой, с длинной бородой, и совсем юный. Оба моим планам не подходили, но могли помочь советом.

  Исполнил положенный ритуал, заметил в себе некоторый автоматизм для этой процедуры - и приступил к расспросам, начав с истории - слово "давно стоит", сидело в мозгу занозой, и раздражало любопытство.

  Пожилой, оглаживая бороду, на удивление сочным басом поведал совершенно дикую, для моего исторического мировоззрения, летопись.

   Первые христианские церкви появились на Дону задолго до того, как была крещена Киевская Русь. Основателем славянского христианства стал святой апостол Андрей Первозванный. За одно стало понятно, почему Первозванный. Почти полторы тысячи лет назад, первый ученик Иисуса проповедовал на берегах Дона. Считают, целью его путешествия была столица скифских земель - город Сиварис, совсем рядом с Азовом. А так как другие апостолы не снизошли до славянских земель, то Святой Андрей почитается русским народом как наш особенный молитвенник и покровитель. А начало православия в донском крае восходит, по меньшей мере, к середине XIII века. Уже тогда Дон входил в состав Сарской епархии, кафедра которой первоначально находилась в столице Золотой Орды городе Сарай-Бату. На этом месте у меня был культурный шок - монголы совершенно не ассоциировались с православной епархией. Но становилось понятно, как в дальнейшем татары ужились с русскими. И перспектива перетянуть крымского хана, после похода Шереметьева, под русский протекторат, виделась более реальной. А то раньше все задумывался, не упрется ли хан в религию.

  Казаки вообще считали крепость Азов исконно православным поселением, но было "перед господом богом согрешенье", и турки завоевали "христианский град". В Азове в этот период был древний христианский храм Иоанна Предтечи, в котором мы сейчас и находимся. Храм этот был старинный, оснований греками еще до турецкого завоевания генуэзской фактории Таны-Азака. В общем, храм с историей. Задумался об истории. Ведь всю историю древних времен мы знаем либо по летописям монастырей, либо по книгам - ими же переписанными. Куда не глянь, везде ушки священников торчат. Усмехнулся и приступил к делу.

  Святой дед обещал помочь, искренне обещал, на святое дело так сказать. И жертву храму принял благосклонно. У него тут монастырь мужской намечался, так вот, три десятка братьев во Христе вполне могут перебазироваться в Константинополь, и возносить Ему молитвы там, вместе с настоятелем. Это если все так срочно. А если попозже ... но на попозже у меня были свои планы, о которых уже написал письмо своим почти святым братьям, и оставалось только дождаться серьезную десантную группу с их стороны. Так что пока, удовлетворился монахами - будет, кому храм в порядок приводить.

  Второй раз конвой, полный казаков, пошел в рейс за черным, точнее коричневым деревом.

  Дойдя до Керчи, задали традиционный вопрос, после чего, забрал од